КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451896 томов
Объем библиотеки - 643 Гб.
Всего авторов - 212397
Пользователей - 99616

Впечатления

greysed про Ланцов: Сирота (Альтернативная история)

мне понравилось не шедевр но читабельно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
greysed про Рави: Прометей: каменный век (Альтернативная история)

замысел хороший написано хреново

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Богдашов: Двенадцатая реинкарнация [Трилогия] (Боевая фантастика)

интересно продолжение будет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Степанов: Юрий Гагарин (Биографии и Мемуары)

Увы, придется дублировать один комментарий на две книги - о Гагарине из серии ЖЗЛ, Степанова и Данилкина.
Очень интересно их почитать. Вернее, у меня получилось только основательно полистать. Читать всерьез не получается.

Первая - слишком "прилизанная". Идеальный человек идеального общества. Все шероховатости старательно зализаны, все люди разговаривают если и не пятистопным ямбом, то выражениями, которые писал какой-то недалекий пропагандист.
Издано в 1987 году, так что поиск по "Хрущ" дал только "хрущи над вишнями гудуть" - видимо, не заметили :); впрочем, поиск Брежнева тоже ничего не дал. Только безликие "руководители партии и правительства".
Книга в позднесусловском духе, несмотря на год издания. Настолько безлика, что и сказать о ней, собственно, просто нечего...

Но после второй в определенном смысле показалась шедевром. Потому как вторая - цитируя Ленина - "по форме верно, а по существу - издевательство". Книга 2011 года призвана, похоже, показать всю мерзость социализма (немного позже об этом пару слов) и первого космонавта. И бабник он, и почти алкаш (подчеркнуто - в отличие от Нила Армстронга!), и солдафон, которому в казарме устраивают "тёмную", а уж если бы он остался жив - был бы обрюзгшим партийным деятелем...
Фактов приведено много, но уж очень они подобраны, как бы это сказать... тенденциозно. С постоянным сравнением с американцами. Ну вот скажите на милость, зачем в этой книге цитировать Солженицына о том, как на Луну полетит политрук и будет требовать от космонавтов выпускать стенгазету и экономить топливо, а на самом деле первыми полетят американцы?
Выбор выражений тоже соответствующий. Королев не умер - "зарезали на операции", Комарова "сожгли заживо в спускаемом аппарате".
Космонавты шли в космонавты только потому, что, невзирая на риск, это был единственный способ разбогатеть и стать знаменитым в этой стране. Кстати, тщательно перечисляется - вплоть до количества трусов - что получил Гагарин, его жена, мать, отец...

Еще интересный факт СССР ломали не в конце 80-х... когда полетел Гагарин - "В нашем кругу тогда было принято осмеивать всё советское". Т.е. зараза начиналась еще тогда, а Брежнев своим ничегонеделанием превратил ее в смертельную болезнь...

В оправдание автора: видимо, от него требовали ТАКУЮ книгу. Потому что иногда у него все же прорывается - "Капитализм может быть очень комфортным, но, как ни крути, в качестве образа будущего он — самый пошлый из всех возможных; люди могут жить так, как им хочется, но они должны по крайней мере осознавать, что, теоретически, у них были и другие возможности. И вот «Гагарин» — проводник идей Циолковского и Королева — и есть антидот от этой пошлости. Ничего не стоят ни ваши диеты, ни ваши гигабайты текстового и визуального хлама, хранящиеся на американских серверах, ни ваши супермаркеты, когда есть Марс, Венера, спутник Сатурна Титан и система альфа Центавра — космос: горы хлеба и бездны могущества. Вот что такое Гагарин."

Но от этого вонь от книги ничуть не меньше...

В итоге - две книги, а читать - нечего!...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Данилкин: Юрий Гагарин (Биографии и Мемуары)

Увы, придется дублировать один комментарий на две книги - о Гагарине из серии ЖЗЛ, Степанова и Данилкина.
Очень интересно их почитать. Вернее, у меня получилось только основательно полистать. Читать всерьез не получается.

Первая - слишком "прилизанная". Идеальный человек идеального общества. Все шероховатости старательно зализаны, все люди разговаривают если и не пятистопным ямбом, то выражениями, которые писал какой-то недалекий пропагандист.
Издано в 1987 году, так что поиск по "Хрущ" дал только "хрущи над вишнями гудуть" - видимо, не заметили :); впрочем, поиск Брежнева тоже ничего не дал. Только безликие "руководители партии и правительства".
Книга в позднесусловском духе, несмотря на год издания. Настолько безлика, что и сказать о ней, собственно, просто нечего...

Но после второй в определенном смысле показалась шедевром. Потому как вторая - цитируя Ленина - "по форме верно, а по существу - издевательство". Книга 2011 года призвана, похоже, показать всю мерзость социализма (немного позже об этом пару слов) и первого космонавта. И бабник он, и почти алкаш (подчеркнуто - в отличие от Нила Армстронга!), и солдафон, которому в казарме устраивают "тёмную", а уж если бы он остался жив - был бы обрюзгшим партийным деятелем...
Фактов приведено много, но уж очень они подобраны, как бы это сказать... тенденциозно. С постоянным сравнением с американцами. Ну вот скажите на милость, зачем в этой книге цитировать Солженицына о том, как на Луну полетит политрук и будет требовать от космонавтов выпускать стенгазету и экономить топливо, а на самом деле первыми полетят американцы?
Выбор выражений тоже соответствующий. Королев не умер - "зарезали на операции", Комарова "сожгли заживо в спускаемом аппарате".
Космонавты шли в космонавты только потому, что, невзирая на риск, это был единственный способ разбогатеть и стать знаменитым в этой стране. Кстати, тщательно перечисляется - вплоть до количества трусов - что получил Гагарин, его жена, мать, отец...

Еще интересный факт СССР ломали не в конце 80-х... когда полетел Гагарин - "В нашем кругу тогда было принято осмеивать всё советское". Т.е. зараза начиналась еще тогда, а Брежнев своим ничегонеделанием превратил ее в смертельную болезнь...

В оправдание автора: видимо, от него требовали ТАКУЮ книгу. Потому что иногда у него все же прорывается - "Капитализм может быть очень комфортным, но, как ни крути, в качестве образа будущего он — самый пошлый из всех возможных; люди могут жить так, как им хочется, но они должны по крайней мере осознавать, что, теоретически, у них были и другие возможности. И вот «Гагарин» — проводник идей Циолковского и Королева — и есть антидот от этой пошлости. Ничего не стоят ни ваши диеты, ни ваши гигабайты текстового и визуального хлама, хранящиеся на американских серверах, ни ваши супермаркеты, когда есть Марс, Венера, спутник Сатурна Титан и система альфа Центавра — космос: горы хлеба и бездны могущества. Вот что такое Гагарин."

Но от этого вонь от книги ничуть не меньше...

В итоге - две книги, а читать - нечего!...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
каркуша про Коротаева: Невинная для Лютого (Современные любовные романы)

Ознакомительный фрагмент

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Berturg про Сабатини: Меч Ислама. Псы Господни. (Исторические приключения)

Как скачать этот том том 4 Меч Ислама. Псы Господни? Можете присылать ссылку на облако?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

S-T-I-K-S. Человек из Пекла (fb2)

- S-T-I-K-S. Человек из Пекла [СИ] (и.с. Вселенная s-t-i-k-s) 1.51 Мб, 447с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Денис Тимофеев

Настройки текста:



S-T-I-K-S. Человек из Пекла.

ПРОЛОГ.

Очередной день от провала.


Человек шёл по улице очередного осколка города, разрушенного заражёнными. Он знал, что тут пусто, потому и шёл открыто, не скрываясь. Одет он был в штаны карго серого цвета. Они были заправлены в удобные высокие берцы на высокой и мягкой подошве. Мотоциклетные наколенники были спущены на голень. На поясе висел раздобытый где-то пистолет в кобуре. Человек хоть и не особо умел стрелять, но оружие ему понравилось. Это был старенький, но добротный Глок. Поверх футболки была одета плотная кожаная куртка из комплекта мотоэкипировки. На спине небольшой рюкзак из этого же комплекта. Повязанная на голову застиранная бандана и странный свёрток, одним концом торчащий из-за спины довершали его образ.

Взгляд чёрных глаз по привычке блуждал по домам впереди, высматривая заражённых. Особой цели Человек не преследовал, он просто шёл, куда глаза глядят. Единственное, что в этом направлении за два с лишним года жизни в Чистилище, он ещё не ходил. В пути Человек был уже больше месяца. Он с некоторым удивлением отметил, что осколки городов начали редеть. Там, где он обитал, разные части мегаполисов проваливались практически вплотную друг к другу и тянулись многие сотни километров бесконечной мясорубки. Тут же осколки стали проще, попадались даже деревни. И сами заражённые как-то мельчали, Высших попадалось всё меньше, да и те редко когда достигали размеров тех мастодонтов, с которыми ему частенько приходилось рубиться в гуще умирающих городов. Всё чаще городские осколки разделялись лесными массивами. Для Человека это было удивительно и он хотел понять что происходит. И он наслаждался лесными запахами и царящим тут спокойствием.

Через, наверное, час неспешной ходьбы, Человек расслышал далёкий шум. Выстрелы, понял он. Много стреляют. Определив направление, Человек так же не спеша направился в ту сторону, свернув с широкой улицы во двор. Торопиться смысла не было, всё равно там никого в живых не останется. На громкие звуки заражённые, даже низшие, наводятся преотлично. А тут такая канонада.

Выйдя со двора на другую улицу, Человек понял, что стрельба стихла. Ну вот и всё, отстрелялись смертники, подумал он. Человек не сомневался в том, что живых там не осталось никого, а если и остались, то скоро обратятся. Но всё же решил посмотреть, что же произошло. За всё время пребывания в этом мире, он очень много раз слышал стрельбу. Но никогда стрелявшие не выживали. Да и вообще не выживал никто. Твари выедали всех, даже замешкавшихся низших. Развитые Высшие не терпели конкуренции и бывало страшно сшибались между собой. Хоть мяса в этот мир и падало предостаточно, им этого было мало. Всегда мало. Их Голод был неутолим. Первое время, когда Человек чаще убегал и прятался, чем вступал в схватку с заражёнными, он сходил с ума от лезущего в голову ощущения вечного Голода. Не его Голода. Позже он научился отсекать чужие эмоции. А как же тяжело ему было находиться под постоянным многотонным прессом эмоций тысяч постоянно гибнущих людей. Но, научился, свыкся и вроде бы даже остался при своем рассудке, во всяком случае, так он считал.

Неторопливо передвигаясь по пустым улицам, Человек услышал новый звук, будто кто-то огромный проламывает стены. Наверняка так и было. И Человек пошёл на этот звук. Через несколько минут в его сферу восприятия ворвалась чужая и яркая эмоция - безумный страх и отчаянное желание жить. Живой, не обращенный, удивлённо понял он и рванул навстречу. Человек, во что бы то ни стало, захотел спасти убегавшего от твари. Через несколько секунд пришло и ощущение Голода монстра, что гнался за испуганным человечком.

Глава 1.

Примерно 10 км вглубь от абстрактной границы Пекла.

Один из городских кластеров.


- Млять! С...а, с...а, с...а! - шёпотом ругался человек, пробирающийся через пустой двор, - как же так, парни! Грёбаный Элитник! С...а!

Лицо человека, овальное, с чуть впалыми щеками, покрытыми недельной щетиной, было искажено гримасой страха. В карих глазах плескался дичайший ужас. Человек был одет в изгвазданный грязью камуфляжный костюм, разгрузку, на спине висела РДшка, на поясе болталась фляжка. В руках у него был автомат, напоминающий укороченный АК, но более новой модификации, чем семьдесят четвёрка. Оружие было "прокачано", на планке сверху закреплён голографический прицел, снизу на цевье тактическая рукоятка, магазин в спарке на клипсах, приклад заменён на складной и более эргономичный. И сам автомат был окрашен в защитный цвет.

Боец спешил, движения его были дёрганые, он постоянно вертел головой по сторонам. Да и правильно делал, нарваться на заражённых здесь, в Пекле было раз плюнуть. Пусть и до мнимой границы было не очень далеко, десяток, может пятнадцать километров, но для Стикса это расстояние было очень большим. В Пекле тем более. Чем дальше вглубь, тем более густо располагались городские кластеры. Тем больше была концентрация тварей. Этот кластер, по которому сейчас двигался мужчина, перезагрузился довольно давно, заражённых тут практически не было. Сам город носил на себе яркие следы кровавого побоища. Кости, много костей. Выбитые стёкла в окнах домов. Тёмные пятна крови на стенах, следы пожаров. Многие стоящие машины были помяты, будто по ним прошлось стадо слонов. Отчасти так и было. Когда в свежий кластер врывается Орда голодных тварей, они крушат всё, до чего могут добраться.

Человек старался передвигаться не задевая останки и валявшийся вокруг мусор. Лишний шум был совсем ни к чему. Он убегал, убегал от твари, которая с лёгкостью уничтожила отлично подготовленную группу. Не помогла даже техника, а в составе Отряда было два БТР-80А. Тридцати миллиметровые пушки, это уже очень серьезно даже для развитых заражённых. Но и с их мощью не удалось свалить этого Элитника. Про пулемёты, пусть и крупнокалиберные и говорить нечего. Не помогли даже Дары Улья. А группа была как на подбор, только с самыми полезными для рейдов умениями. Тварь напала на выезде из города, появилась как чёртик из табакерки. Даже сенс, Атлас, опытнейший рейдер, не смог почувствовать Элитника. Тварь за какие-то секунды вскрыла головную коробочку, вырвала башню с орудием и метнула её в следующий за БТРом Урал. Сила броска была такова, что мощный и усиленный умельцами Улья грузовик превратился в груду покорежённого металла. Выжить там было нереально. Потом тварь начала "мигать". Это что-то вроде невидимости. Вот Элитник исчез и спустя несколько секунд, проявился уже за покорежённым грузовиком из которого ещё слышались крики раненых. Ухватившись за мощный металлический бампер следующего Урала, тварь рывком его подбросила, переворачивая вверх колесами, чуть не оторвав переднюю часть тяжёлой машины.

Конечно, люди оборонялись. С двух пикапов бокового прикрытия били "Корды". Но двенадцати миллиметровые патроны, даже бронебойные, никакого вреда твари не принесли. Элитник попросту не обращал внимания на такую мелочь. Перец, клокстоппер, единственный успевший вылететь из кувыркнувшегося Урала, пулемётчик от Бога, да ещё и кваз, подключился со своим "ручным" Кордом, но так же ничего не смог сделать. Тварь снова "мигнула" и пулемётчик разлетелся в разные стороны. Ударил второй БТР, находящийся в хвосте колонны. Тяжёлые тридцати миллиметровые выстрелы рикошетили от возникшего белёсого сияния в местах попаданий. "Мигнув" ещё раз, элитник появился уже рядом с одним из пикапов. Мощным ударом тварь смела тяжёлую машину. Кувыркаясь в воздухе, разбрасывая в разные стороны людей, она пролетела метров десять, пока с грохотом и лязгом не впечаталась в здание. Выстрелы уже грохотали отовсюду, оставшиеся в живых трейсеры расположились подальше от разбитой колонны машин. Искать укрытие смысла не было, место нападения довольно открытое.

Тварь в невероятном прыжке грузно и со скрежетом металла приземлилась на второй БТР, садя тяжёлую машину на днище. Вырвав башню, Элитник запустил вторую лапу внутрь машины, выковыривая оставшихся в живых людей. Страшные крики перекрыли даже грохот непрекращающейся стрельбы. И после этого началось форменное избиение. Потеряв главные калибры, рейдеры, до того больше года успешно охотившиеся на развитых заражённых, попросту не могли ничего противопоставить этой твари. От выстрела из РПГ монстр просто отмахнулся. Очень полезный Дар Карпа, позволявший ему локально "загустевать" воздух, не сработал. Элитник был слишком быстр, несмотря на свои огромные размеры. Он будто предугадывал, где будет "заморожена" следующая область. Карпа хватило на пять раз, выложился досуха, но так и не поймал монстра. Маскировка Бабаха, штатного сапёра, позволяющая укрыть людей и технику вплоть до звуков и запахов тоже не работала. Чудище всегда и точно знало, где находятся укрытые Даром бойцы. Тварь игралась с рейдерами, убивая их по одному или по двое, если они были рядом. Рвала на части, рассекала когтями, откусывала конечности и всё это проделывала невероятно быстро.

Одна лишь Вжика, снайпер группы, смогла нанести твари хоть какой-то урон. Один из её Даров позволял наполнять патроны энергией, отчего и без того тяжёлая пуля двенадцать и семь миллиметров превращалась в убийственный снаряд, сила которого позволяла разнести череп даже хорошо развитой Элите. Хватало сил Вжике, правда, всего на пару выстрелов. Но обычно этого было достаточно, так как рейдеры выводили "жертву" под её огонь идеально. Щёлкнул выстрел "Выхлопа". Монстр аж повело от такого удара и он нелепо замотал головой. Невероятно, но "запитанная" Даром пуля лишь отколола броневую пластину на скуле Элитника. Тварь уже через секунду опомнилась, слизнула длинным фиолетовым языком кровь, взревела и оторвав колесо от находящегося рядом перевёрнутого грузовика, запустила им в девушку. Её просто размазало по асфальту. Вжика даже не успела использовать "прозрачность", второй свой Дар. Быстрая смерть, она и не поняла, что её убило.

Живых и дееспособных на этот момент осталось только трое. Кондор - командир Отряда, Нюхач - следопыт и стрелок, да Алмаз, тоже стрелок. Сопротивляться уже было бессмысленно, оставалось только убегать, что и приказал сделать командир. До Кондора тварь добралась первым, он почти скрылся в доме, в который ранее ударился пикап. Второй джип, кстати, бросил группу на растерзание монстра после уничтожения второго БТРа. Элитник сунул лапу в окно и достал уже окровавленный и орущий от нестерпимой боли ошмёток. Даже его феноменальная реакция, дарованная Ульем не спасла от когтей твари. И этим же куском она запустила в убегающего Алмаза. Того подбросило в воздух и спустя мгновение влепило в стоящий неподалеку автомобиль. Переломанной куклой он так и остался лежать на дороге. Даже способность на время укреплять тело до твердости металла не спасла его от страшного удара. Хотя, может он и был ещё жив. Нюхач этого уже не видел. Он был в соседнем дворе, убегая не разбирая дороги.

***

Рейдер думал, что убежал, что тварь останется на побоище утолять голод останками его друзей. Отчаяние и досада от потери близких людей топило Нюхача с такой силой, что хотелось выть. Но сейчас было важнее спастись самому. Сквозь застилающие глаза слёзы и капли пота он оглядывался, осматривая пустые дома, проёмы окон, лишь бы не пропустить какого-нибудь затесавшегося на пустом кластере заражённого. Элитника, покрошившего его группу не было слышно. Но учесть, насколько неожиданно и тихо появилась тварь, ей ничего не стоило быть в двух шагах от Нюхача. От этих мыслей ему резко поплохело. Умирать отчаянно не хотелось. Он на ходу сорвал фляжку и приложился к ней, наполовину опустошая. Живчик горячей волной провалился в желудок, придавая сил. Нюхач снова огляделся. В доме впереди была арка, выводящая в соседний двор или на проезжую часть. Он рванул туда, сейчас даже не думая, куда бежит, лишь бы оказаться подальше от неуязвимого монстра. Нюхач молился всем известным ему богам, чтобы Элитник оставил его в покое и дал уйти. Ещё минут десять рейдер бежал, сменялись дворы и улицы. Картина везде была одна, разбросанные костяки и разруха. Он забежал в ближайший подъезд дома, стараясь не шуметь и залетел в первую же открытую квартиру на первом этаже. В помещении словно Мамай прошёл. Мебель раздолбана в труху, на стенах глубокие борозды от когтей и брызги потемневшей крови. Явно поработала тварь не меньше топтуна или кусача, машинально отметил мужчина. Запаха разложения почти не было, выветрилось через выбитые окна. Осматривать квартиру он не стал, знал, что тут пусто. Следопытом Отряда он был не зря, его Дар позволял чувствовать живых существ в некотором радиусе и видеть их тепловой след. И опять же, он как и погибший в первой коробочке Атлас, не смог учуять ту страшную тварь. Рейдер зашёл на кухню. Тут был такой же беспорядок. Ни одной целой вещи. Нюхач решил передохнуть несколько минут. В панике он отмахал по городу не меньше трёх километров. Привалившись к стене, мужчина медленно сполз по ней и прикрыл глаза.

- Ну как так-то, а… - прошептал он дрожащим голосом, - выберусь, нажрусь… за вас, ребята, выпью… бухать буду… пока ласты не склею…

В голове Нюхача проносились воспоминания о погибших друзьях. Отряд сложился уже довольно давно, по меркам Улья. Больше десятка удачных рейдов в Пекло. Их называли Северными. Потому что отмороженные и наркоманы адреналиновые. Только такие и ходят по краю. Профи, все ветераны Стикса, прожившие тут не меньше двух-трёх лет, с развитыми Дарами, у кого и не по одному. Катались как сыр в масле. Из каждого рейда приносили не меньше двух десятков жемчужин на продажу. Сколько использовали сами, никто не знал, у них даже знахарь свой был. Горох со споранами вообще не считали. Многие в ближайшем к Пеклу стабе, Гвардейском, где они базировались, завидовали им. Но рыпнуться боялись, знали, что огребут. Отряд Кондора уважали, многие хотели к ним присоединиться. Но жесточайший отбор проходили немногие из желающих.

Кондор, суровый, но правильный командир. Прожил в Стиксе дольше всех. Бабаха, балагур и душа всей их гоп-компании. Красавица Вжика, бьющая без промаха, что из ствола, что кулаком. Перец, единственный кваз в их группе, вспыльчивый, как вулкан, но за своих и жизнь бы отдал. Собственно и отдал. Атлас, вечно спокойный и рассудительный, хоть и моложе всех. И все другие пацаны, кто сложил сегодня голову, все они были уникальны и были настоящей семьёй… а какая-то е...учая тварь меньше, чем за пару минут всех убила…

Но это Улей, страшных историй здесь тысячи. Страшных смертей миллионы. Они и так ходили по краю. Вот и нарвались, пусть и свято чтили обычаи Стикса.

Страшный грохот, будто тараном выломали стену, разорвал тишину. У Нюхача душа в пятки ушла. Машинально отметив, что звук донёсся из каких-то соседних дворов, он отчётливо понял, это та тварь идёт за ним. Снова накатил ужас. Нюхач глухо завыл и подбросив себя на ноги, рванул к окну. Кулем выпав с первого этажа и удачно приземлившись на ноги, рейдер устремился дальше, вглубь города.

Элитник явно решил напоследок поиграть в кошки-мышки. Нюхач прекрасно понимал, что тварь может догнать его очень быстро, но шли минуты, а она не показывалась, только громыхала, разбрасывая в стороны автомобили и довольно порыкивала, нагоняя ещё больший ужас на и без того напуганного рейдера. Монстр был уже близко, буквально за домом, который Нюхач только что миновал, забежав в очередной пустынный двор. Метрах в пятидесяти впереди был проход между домами. Рейдер устремился туда. Он уже не заботился о тишине, позади его гнала тварь, рядом с которой не покажется ни один заражённый развитием ниже. Монстру надоело играть с прыткой едой и он уже решил заканчивать погоню. Но еда прошмыгнула между двух твёрдых коробок, где обычно прятались вкусные мягкотелые со своими вопящими детёнышами. Проход был узок, твари там не протиснуться. Она недовольно взрыкнула и устремилась в обход. Страх убегающей еды был ярким маяком, указывающим, где находится жертва. Монстр не боялся потерять добычу.

Нюхач вылетел из прохода между домами и свернул по улице налево, даже не заметив, как перелетел через стоящую у тротуара разбитую машину. Страх гнал его вперёд. Рейдер понимал, что ему не убежать, но тело желало жить.

Выбежав на перекрёсток, Нюхач оглянулся и с ужасом увидел несущуюся по дороге тварь. Элитник тоже его увидел и довольно зарычав, ускорился так, что когти вырывали куски асфальта. Их разделяло метров сорок, которые тварь могла преодолеть за несколько секунд. Рейдер, понял, что жить ему осталось не больше минуты. Он тоже ускорился, заставляя пылать и так горящие болью лёгкие. Миновав перекрёсток, Нюхач рванул дальше по дороге, высматривая хоть какой-то проход между домами, но видно Улей сегодня решил добить их всех. Прохода не было. Не было даже какого-нибудь паршивого магазинчика, в который рейдер мог бы забежать и попытаться выиграть у смерти несколько лишних минут. Нюхач завыл от отчаяния, снова оглядываясь. Твари ещё не было видно, но её громогласный рык громким эхом разносился по улицам.

Нюхач снова кинул взгляд вперёд и с ужасом увидел буквально в полуметре от себя пустую детскую коляску. Он уже не успевал ни перепрыгнуть, ни обежать её. Рейдер на полной скорости врезался в коляску и с криком покатился по асфальту. Мелькнула мысль, отбегался…

Силы разом покинули Нюхача. Он тяжело поднялся на четвереньки и поднял голову, посмотрев вперёд. И увидел метрах в пяти от себя фигуру человека. Нюхач готов был поклясться Ульем, что до встречи с этой чёртовой коляской улица была пуста. Незнакомец был не по-рейдерски странно одет и спокойно стоял, чуть склонив набок голову. Он был достаточно высоким, но явно не выше метра девяносто, хорошо сложен, хотя из-за одежды и не очень было понятно. Его можно было назвать легкоатлетом, почему-то именно такое сравнение пришло в голову рейдеру. Удивлению Нюхача не было предела, на секунду он даже забыл про Элитника, наступающего ему на пятки. А потом он увидел глаза незнакомца. Бездонные чёрные провалы на лице с острыми, даже хищными, но правильными чертами. Такие глаза Нюхач видел каждый раз, когда с Отрядом охотился на развитых заражённых.

- Да что же это… - обречённо проскулил рейдер. Чуйка и без того беснующаяся сейчас, буквально впала в истерику от ощущения опасности, исходящей от этого человека. А человека ли вообще?! Это ощущение навалилось на Нюхача таким тяжёлым прессом, что он и вдохнуть не мог.

Позади вновь раздался грохот, видимо, Элитник решил срезать угол просто проломив своей тушей край дома. Рейдер как-то отстраненно воспринял этот звук. Он не видел облака пыли, поднятого разрушением угла дома, не видел разлетающихся бетонных обломков и машины, отлетевшей в сторону от мощного удара. Не видел он и как из этой пыльной завесы выскочил монстр, гнавший его по городу с места стычки. Нюхач застывшим от ужаса взглядом смотрел в глаза незнакомцу.

Позади раздалось грозное рычание и рейдер заставил себя обернуться. Тварь остановилась в паре десятков метров от них. Она стояла на всех четырёх лапах и сейчас выглядела какой-то помесью дикобраза с бульдогом, разве что родил этого гибрида ум какого-то больного на голову садиста-вивисектора. Даже стоя на всех четырёх лапах, монстр был огромен, метра три в холке. В пылу боя, Нюхач это отметил мельком, только сейчас оценив размер твари. Перекачанные мышцы бугрились под морщинистой серой кожей. Пластины брони покрывали почти всё тело и щерились множеством острых шипов. "Чего он медлит…", сверкнула мысль в голове Нюхача и так же быстро исчезла. Элитник между тем раззявил свою огромную пасть и гортанным низким басом заклокотал.

- Чё рычишь, бл...на? - вдруг послышался обычный мужской голос, в нём даже проскользнула усмешка. Нюхач обернулся на незнакомца. Тот спокойно, будто и не было совсем рядом опаснейшего матёрого Элитника, скинул на дорогу рюкзак, потянул из-за спины какой-то свёрток. Развернув его, незнакомец взял в руки странные полупрозрачные чуть изогнутые клинки. Это была единственная ассоциация, пришедшая в голову Нюхачу, он-таки был любителем всякого необычного холодняка. Но мечами в классическом виде эти заострённые тонкие пластины не были. Они больше напоминали какие-то плоские шипы или длинные когти.

Сзади снова послышалось глухое рычание. Нюхач опять обернулся и с удивлением увидел, как тварь попятилась. А человек пошёл навстречу Элитнику, который сейчас весь как-то подобрался, будто решал, что ему предпринять. Однако решить монстр не успел, незнакомец пройдя мимо рейдера вдруг ускорился, покрыв разом с десяток метров и резко взмахнул рукой.

С диким треском разрываемого асфальта, в Элитника понеслась еле заметная волна, оставляющая за собой глубокую рану на дороге. С ещё более жутким треском эта волна врезалась в морду монстра. Костяные пластины от страшного удара буквально вмялись внутрь, глаза и кожа лопнули, разбрызгивая в разные стороны чёрную кровь. А незнакомец не останавливаясь высоко подпрыгнул и перелетев голову твари, приземлился среди острых шипов на спине. Моментально развернувшись, он без замаха, легко вонзил почти по рукоять оба клинка в броневую пластину, закрывающую споровый мешок монстра. Элитник тут же застыл. Так же резко прекратился рёв из изуродованной и уже беззубой пасти. Тело монстра мелко задрожало, спустя секунду лапы подкосились и он ткнулся разможжённой головой в канаву, оставленную на дороге ударом человека...

Занавес…

Ощущение опасности, густо разлитое в воздухе резко сошло на нет. Нюхач громко прокашлялся, оказывается он и не дышал даже. И тут на него накатило осознание. Этот незнакомец за какие-то десять секунд свалил Элитника, который меньше чем за две минуты уничтожил хорошо подготовленный, опытный отряд! Без нормального оружия! Просто зарезал! Как свинью!

Рейдер перевернулся и уселся на зад, положив руки на согнутые в коленях ноги. Он жив, но надолго ли? Мысли ворочались неохотно, ещё и отходняк начался. Нюхача трясло, он снова приложился к фляжке, но легче не стало.

Незнакомец между тем выдернул клинки из трупа и снова воткнул их где-то в районе плеча твари. Рейдер даже удивился, насколько легко они пробивают костяную броню Элитника, даже дохлого. Он слышал, что при жизни у Элиты появляется какое-то кинетическое поле, защищающее их от выстрелов. Да и сам наблюдал это вот буквально час назад. Тридцатка отскакивала от энергетического щита монстра как горох от стенки. А ведь Элитник был ещё жив, когда незнакомец проткнул его. Да пусть даже и не было этого поля, всё равно пробить вручную пластину брони таких тварей практически нереально. Тем более над споровым мешком. Это же какой силой обладать нужно.

В силе незнакомца Нюхач смог убедиться буквально через пару секунд. Он присел возле пробитой им пластины, ухватился руками за край и хэкнув, оторвал её от трупа монстра. Сказать, что у Нюхача отвисла челюсть, это ничего не сказать. С широко открытым ртом он наблюдал, как человек наклонился над повреждённым споровым мешком, так же легко разорвал оболочку и запустил руки внутрь. И тут рейдер удивился ещё больше, хотя уж куда, предел наступил давно. Незнакомец начал вываливать наружу чистейший янтарь вперемешку со споранами и горохом, словно обычный мусор, как тот, что валяется вокруг. Что-то складывал в карман на штанах, по-любому жемчуг, подумал рейдер, с такого монстра не меньше четырех-пяти шариков взять можно. Покончив с трофеями, человек выдернул свои клинки, на них крови даже не было и спрыгнув с трупа, пошел к Нюхачу. Тот весь подобрался, не зная чего ожидать. Автомат висел на груди, но толку от него, даже вскинуть не успеет. Человек остановился в паре шагов от рейдера, нависнув над ним, как скала, хотя и не был одарен богатырским телосложением. Нюхач поднял на него взгляд и снова Чуйка засвербела. Он понял, что именно сейчас решается его судьба. В который раз уже за сегодняшний день.

- Живой? - спросил незнакомец. Вопрос был задан со странным выражением, будто спрашивал он не про самочувствие, а живой ли Нюхач вообще.

- Ага… - просипел рейдер.

Человек наклонил набок голову и несколько секунд рассматривал Нюхача, что-то про себя решая. Ощущение опасности схлынуло.

- Идём, - незнакомец обошел рейдера и поднял тряпицу, старую потёртую плащ-палатку, заворачивая в неё клинки. Потом он взял рюкзак и вместе со свертком закинул за спину. Снова посмотрел на сидящего рейдера и сказал:

- Вставай уже и пойдем. Никто тебя не будет убивать.

Глава 2

Примерно 15 км вглубь от абстрактной границы Пекла.

Один из городских кластеров.


Рейдер тяжело поднялся с асфальта и сначала двинулся за странным человеком.

- Погоди! - опомнился Нюхач, - а как же…

Незнакомец обернулся и вопросительно взглянул на рейдера. Нюхач махнул рукой себе за спину.

- Там потрохов осталось ведь… ты не взял… янтарь, спораны, горох… - неуверенно проговорил он. Нюхач поймал себя на мысли, он никогда не перед кем не лебезил, а тут мямлит как ребёнок. Хотя ситуация была из ряда вон, гибель друзей, безумная гонка со смертью и этот невероятный по силе человек с пугающими глазами. "Хват, не иначе", мелькнула запоздалая мысль. Ведь кем он ещё мог быть, ходить по Пеклу без оружия и убивать Элиту голыми руками. Человек как-то странно посмотрел на Нюхача, явно не понимая о чём он.

- Зачем тебе этот мусор? - у рейдера вновь отвисла челюсть от удивления. Мусор?! Да на то, что так небрежно разбросал этот человек, в любом стабе можно прожить месяц, ни в чём себе не отказывая! Незнакомец же, что-то решив для себя, махнул головой в сторону трупа твари и продолжил:

- Забирай, хотя не знаю, зачем тебе. Бусин нам хватит.

Что-то у Нюхача не сошлось в голове. Своими словами он поверг рейдера в ступор. Как это, зачем?! Какие бусины? Или он про жемчуг? И что значит, нам хватит?! Он что, решил поделиться?!

Человек поторопил Нюхача:

- Так что? Идём или как?

Рейдер мотнул головой, выбросив пока из головы все вопросы и быстрым шагом направился к туше, на ходу отстегивая от разгрузки РДшку. Подойдя к разбросанным у трупа потрохам из спорового мешка, Нюхач присвистнул. Свободного места в рюкзаке точно не хватит. Одним янтарем можно было забить всю РДшку и ещё останется. А споранов только на первый взгляд было больше сотни. Как бы ни было жалко, но янтарь придётся оставить, искать пакет рейдер не стал, хоть мусора вокруг было много. И таскать неудобно, это же Пекло! И очень уж не хотелось нервировать странного незнакомца. Конечно, было неправильно забирать чужие трофеи, но этот загадочный человек ясно дал понять, что горох с янтарём ему не нужны.

Минут пять Нюхач провозился, отделяя от янтаря спораны с горохом и скидывая их в рюкзак. Получилось в итоге больше ста пятидесяти споранов и больше полусотни горошин. Охренительный хабар с одной лишь твари, и это только то, что валялось на асфальте. Лезть на тушу рейдер уже не стал. Закрепив обратно на разгрузке заметно отяжелевший рюкзак, рейдер пошёл к спокойно стоящему человеку, который с явным интересом следил за его действиями. Нюхач мысленно покачал головой, "нихрена не понимаю".

Минут десять уже они молча шли через дворы разрушенного города. Нюхач шёл позади и постоянно осматривался. Отходняк от пережитых событий начал накатывать с новой силой. Живчик уже почти закончился, нужно раздобыть где-то алкоголь, подумал рейдер. Пока шли, Нюхач разглядывал впереди идущего человека и не переставал удивляться. Идёт так, будто вокруг не рыщут в поисках жратвы заражённые, пусть совсем рядом их и не было. И будто не было вокруг разрушенного тварями города. Будто он и не в Пекле вовсе, а рядом с каким-нибудь большим стабом, где тварей зачищают в ноль. Кто он такой? На кваза не похож, хотя его страшные глаза именно об этом и говорят. Вообще, всякое может быть, в Улье полно загадок. И вот очередная идёт впереди. Хват? Без сомнений. Но этот вопрос на лице, когда рейдер заговорил о споранах и интерес во взгляде незнакомца, когда Нюхач их собирал, ставило в тупик бывалого жителя Стикса. Одет он был тоже не как опытный ходок по Улью. Да, вещи подобраны удобные, но не более того. Больше для прогулки, а не для выживания в условиях Улья.

Миновав очередную неширокую улицу, люди зашли во двор, образованный двумя П-образными девятиэтажками. Как и везде, тут царила разруха. Измятые автомобили. Кости, огромное количество костей. Тёмные бурые пятна везде, куда не посмотри. Посреди двора детская площадка. Взрытый, будто бульдозер разворачивался, песок. Смятые качели, свёрнутая набок горка. И снова кости. Обрывки одежды ярких красок, сейчас, правда, потемневшие от крови. Чуть в стороне валяется окровавленная коляска, по ней будто ударили сверху. Может, так и было. Жуткая картина. И так везде в Пекле. Бесконечная кровавая резня, миллионы ужасных смертей ежечасно.

Нюхач отогнал мрачные мысли. Человек впереди всё так же шёл, не обращая внимания на картины разрушений. Вдруг он встал как вкопанный и рейдер чуть не врезался в него.

- Тебе передохнуть нужно. Завтра опять провал, а до границы осколка далековато, - бросил через плечо незнакомец и пошёл к ближайшему дому. Нюхач его сначала не понял, очень непривычные названия знакомых явлений. Провал? Это что, перезагрузка что ли?! Завтра? Да как он… ворох вопросов снова начал мучать более-менее успокоившееся сознание рейдера.

Они зашли в ближайший подъезд. Зашли как к себе домой, только мусор и кости переступали. Пусть Нюхач и не ощущал вокруг заражённых, но по привычке напрягся, высматривая угрозу. Да и никак нельзя тут расслабляться! А этот тип шагает себе и не парится. Либо так уверен в себе, либо дурак. Хотя на дурака как раз и не похож. Забрались аж на седьмой этаж. Почему, Нюхач не понял. Сложилось впечатление, что незнакомец точно знает куда идти. На площадке из четырёх квартир была закрыта лишь одна. И именно в неё и зашёл человек. Дверь попросту вышиб из проёма несколькими ударами ноги, подняв такой шум, что должно было быть слышно на краю кластера. Нюхач хотел выругаться на человека за его глупую беспечность. Но незнакомец обернулся к нему и сказал:

- Низшие к нам не сунутся. Боятся. Да и нет их поблизости, – странный человек говорил отрывистыми фразами, - Высших тут больше нет. Хозяина этой территории я и убил. Веселье завтра начнётся, когда припрётся основная шобла. А царь, оказывается, помер, - закончил он с усмешкой. Еще рейдер понял, что этому человеку трудно даётся долго говорить. "Пиз..ц какой-то…", подумал Нюхач, юмора он не понял.

Квартира оказалась совсем нетронутой. Только пыль покрывала все поверхности. Не новая мебель, явно не отечественного изготовления. Светлые обои в прихожей с каким-то затейливым узором, ковролин на полу. Хозяевам этого жилища повезло не находиться тут во время перезагрузки. А может и не повезло, на работе, например, были. Вариантов много. Но думать об этом Нюхач не стал, куда более его занимал человек, что спас его. Незнакомец направился прямиком на кухню. Оттуда послышались звуки гремящей посуды. Нюхач мельком осмотрел остальные комнаты. Тут явно жили небедные люди. Неплохой ремонт, в гостиной на стене плоский телевизор метра полтора диагональю. В спальне рядом с большой, аккуратно заправленной кроватью стояла детская. В третьей комнате, самой маленькой, был явно рабочий кабинет, два компьютера с большими мониторами и дорогой периферией, сканер, принтер, два планшета немаленькой диагонали. Тут же нашёлся и мини-бар. Нюхач быстро его вскрыл и достал пару литровых бутылок коньяка незнакомой марки. Одна уже была початой.

Зайдя на кухню, рейдер обнаружил незнакомца стоящим у окна. Рюкзака со свертком, как и куртки, на нём уже не было, повесил на стул у большого стола. Он был в одноцветной футболке. Рейдер отметил перевитые жилами и мышцами руки. Как он и предполагал, сложен незнакомец был хорошо. Заметил и ровный застарелый шрам на левой руке, начинающийся от середины предплечья и уходящий под рукав. Это было странно, в Улье на иммунных после ранений шрамы сходят очень быстро.

- Есть хочешь? - больше утвердил, чем спросил человек, не поворачиваясь от окна, - угощайся, всё на столе.

Там уже были чашки и на спиртовке грелся чуть помятый котелок с водой. Рядом лежал открытый пакет с заварным чаем и четыре банки тушёнки.

Рейдер поставил бутылки на стол, звякнув ими, скинул с себя рюкзак. Автомат с чудом уцелевшим после падений прицелом, поставил у стены недалеко от себя. Потом уселся на стул. Незнакомец развернулся, у рейдера снова ёкнуло сердце от вида его глаз. До странности, но они очень гармонично смотрелись на его лице. Чуйка молчала. Он посмотрел на бутылки и усмехнулся.

- За спасение? Я так-то не особо пьющий, - говорил человек рублеными фразами и будто подбирал слова. Ощущалось, что разговаривать ему приходится нечасто и тон его голоса подошёл бы роботу, а не человеку. Нюхач удивился вопросу, какой нахер бухать? От спорового сушняка уже в горле дерёт, хоть и вылакал за прошедшие часы его почти всю флягу. Сказалось напряжение последних событий, да и Дар во время погони работал на всю катушку.

- Бухать в стабе будем… если выберемся. Живчика надо набодяжить, мой кончился почти, - рейдер не увидел, как вопросительно посмотрел на него человек. В этот момент Нюхач рылся в РДшке в поисках марли. Ещё хотел достать НЗ, не дело с чужого кармана питаться.

Вытащив необходимое на стол, Нюхач сказал:

- Тоже угощайся. Я пока живчик сделаю. И… спасибо. Я тебе должен теперь. Как звать-то тебя? Всё спросить не получалось.

Незнакомец сидел с выражением абсолютного непонимания. Чуть помедлив, будто что-то вспоминая, человек ответил и снова поверг рейдера в ступор:

- Виктор, - после некоторой паузы продолжил, - Мальцев.

Рейдер совсем ничего не понимал. Он кинул споран в бутылку с коньяком, заметив интерес у этого… кого? С силой потерев лицо, Нюхач медленно проговорил:

- Меня Нюхач зовут. Старые имена здесь не в почете. Кто-то же крестил тебя? Должен же ты эти вещи знать. Про живчик, будто в первый раз слышишь. Вид у тебя сейчас как у того свежака.

- Крестился в детстве ещё… в том… мире.

Разговор зашёл в тупик. Нюхач просто не мог сообразить, как разговаривать с этим человеком. Элиту валит как Чак Норрис бандосов, а элементарных вещей будто и не знает.

Булькание закипающей воды разрядило обстановку. Виктор дунул на огонь и вытащил из пакета горсть чая, бросив в котелок. Накрыл крышкой и снова вопросительно посмотрел на рейдера. А он со скрежетом в голове соображал, как продолжить разговор.

- Может, про себя расскажешь сначала? А то я уже нихрена не пойму. Потом про себя расскажу, от чего-то же надо оттолкнуться.

Виктор склонил голову на бок, внимательно смотря на рейдера. С десяток секунд помолчал, а потом начал говорить. И чем дальше заходил рассказ, тем больше Нюхач охреневал, изредка уточняя непонятные уже ему моменты…

***

Начало рассказа оригинальностью не отличалось. Так случается с каждым свежаком, кому повезло или не повезло, с какой стороны посмотреть, выжить после провала в Улей. Туман с химическим привкусом, потеря сознания. Потом непонимание, что случилось. Ни связи, ни электричества. И странный нарастающий сушняк с головной болью, которые не заглушить ни водой, ни таблетками. Единственное отличие от всех "историй появления", провалился Виктор в самой глубине Пекла, куда ни один разумный рейдер, да и безумный тоже, не то что не полезет, даже мысли такой не возникнет.

Выжил Виктор чудом, иначе и не сказать. В его версии Земли, мир был на грани Второй Мировой войны, правда, на дворе был уже двадцать первый век, год - восемнадцатый. В тридцать девятом году двадцатого века Германия не напала. Первую Мировую развязали Британцы в союзе с Францией в двадцать четвертом году. Немцы вообще были хорошими. Ко Второй Мировой мир скатывался уже по вине азиатов, начавших агрессивно распространять своё влияние на ближайшие страны, включая и Российский Союз. Да, в версии мира Виктора, Российская Империя плавно и без революции переросла в Российский Союз. Этакий демократический социализм. Звучит дико, но правители как-то смогли это реализовать. И жилось в общем-то неплохо.

Провал, как называл перезагрузку Виктор, случился с утра, когда люди ещё только собирались на работу и по делам. Он же, когда очнулся, решил, что всё, началось. Спустился в подвал дома, благо доступ был. Жил он не в новострое, а в старенькой пятиэтажке. В подвале помимо коммуникаций были и кладовки жителей. Там он и решил укрыться. Одно было плохо, как сначала думал он, в его кладовой есть небольшое оконце, да ещё и без решёток, всё недосуг было поставить. Но в дальнейшем именно оно и спасло его.

А позже пришли они… сотни тварей, описать которых не взялся бы и сумасшедший. Они захлестнули город всепожирающей волной. Наблюдать за происходящим Виктор не решился, ему вполне хватало и звуков, пробивающихся через маленькое окно. Орали люди, стоял грохот разрушений. И РЁВ, от которого душа в пятки уходила. Виктор лишь один раз выглянул в окно, видно было не очень, но даже того, что он увидел, хватило, чтобы поседеть от ужаса.

Он больше суток просидел в кладовой среди старых вещей, боясь пошевелиться. Нарастающая головная боль и дичайший сушняк сводили с ума. Но больше давило происходящее снаружи. Иногда дом сотрясало от чьей-то тяжёлой поступи. Гул криков и рёв монстров был слышен постоянно.

В какой-то момент, вынырнув из очередного приступа болезненного забытья, Виктор понял, что тварей не слышно. Он попытался встать, но с первого раза не вышло. Не вышло и с десятого. Голову разрывало от боли, а язык прилип к нёбу. Кое-как Виктору удалось дотянуться до рюкзака, который он прихватил с собой. Минут десять ему потребовалось, чтобы нащупать молнию и вытащить пластиковую бутылку воды. Дрожащими руками он поднес её ко рту. Виктор осушил её в один присест. Легче не стало, может быть совсем немного. Ещё некоторое время он просидел неподвижно и решил всё же начать что-то делать. Ещё минут десять понадобилось ему, чтобы встать. Опираясь по стене, Виктор добрался до двери. Но открыть не смог. Что-то припёрло её с той стороны. А может и сил не хватало. Потолкав дверь ещё с минуту, Виктор совсем было отчаялся. Но взгляд упал на окно. Вот он выход! Минут через двадцать удалось выбраться. Пришлось разбить стекла, но иначе было не вылезти. Он уже не боялся шуметь, он находился в каком-то полусне, боль затмевала разум.

Оказавшись на улице, Виктор чуть не вырубился от смрада, исходящего от растерзанных тел и гари. В глазах троилось. Вокруг стояла практически тишина, лишь ветер гонял по улице мусор. И тут слух Виктора тронул какой-то звук. Шелест или стрекот, он не понимал. Но звук приближался. Через минуту он через туман в глазах увидел какое-то огромное чёрное пятно, выплывшее из-за соседнего дома. Звук исходил от него. А ещё через десяток секунд по мозгам ударил визг, будто сотни циркулярок пилили неподдающийся металл. Откуда-то сверху на это пятно свалилось ещё одно, но более светлое. На Виктора в этот момент будто скала обвалилась и он отключился.

Сколько прошло времени, прежде чем он очнулся, было непонятно. Уже вечерело, а может, был рассвет. Голова нещадно раскалывалась. Сушило так, что язык будто заполнил весь рот. Глаза в сгущающейся темноте почти ничего не видели. Тишина стояла оглушающая, а может, уже и уши отказывались воспринимать звуки. Виктор полз. Его что-то звало. Он полз в сторону чернеющей кучи посреди разрушенного двора. Час, может больше прошло, прежде чем Виктор достиг смердящей кучи. Но не к этой куче он так упорно полз. Рядом, вытяни только руку, валялись в куче какой-то белой субтанции, четыре белых шарика. И вот они-то и тянули к себе Виктора.


- Белые?! Четыре?! - изумлённо переспросил Нюхач, - и что дальше?!

- Съел. Чуть не сдох правда. Провалялся рядом с трупом Иного, наверное, ещё с сутки. А может и неделю, хрен его знает.

Нюхач откинулся на спинку стула. Да, про хигтеров, даже беложемчужников он слышал. Но чтобы так…

- И что дальше?

Виктор некоторое время помолчал, потом протянул руки к котелку и шикнув, разлил в чашки чай.

- Чай, - кивнул он.

- Дальше-то что?

- Нет. Теперь ты. Я уже понял, этот мир куда больше, чем я представлял. Живчик, спораны… зачем это? - он кивнул на коньяк и посмотрел в глаза Нюхачу. У того снова мороз по коже пробежал. Пытаться давить на него явно не стоит.

- Ладно, - Нюхач глубоко вздохнул, встал со стула и подхватив кастрюлю с другого стола, накрыл её марлей. Уже процеживая коньячный раствор, он продолжил, - этот мир называют Стикс. Или Улей. Потому что состоит из этаких сот, куда и проваливаются города, леса и всё остальное. Мы, иммунные. Те, кого зараза не превратила в урчащую тварь, называем эти соты кластерами. Не знаю, по какому принципу всё работает, но умники из учёных говорят, что происходит копирование частей местности из… наших вариантов мира. То есть ты, уже не ты, а копия тебя того, что осталась… ну… там...

Виктор потёр короткие волосы ладонью. Было видно, что слова Нюхача его взволновали.

- Значит…

- Да, родные, друзья, даже ты сам остались в том мире и спокойно ходят на работу, трахаются, детей растят. А ты здешний… всего лишь копия. Поэтому я и говорил, что старое имя нужно оставлять там. В Стиксе много суеверий. И поверь, большинство из них реальнее некуда, - Нюхач сделал паузу, переставил кастрюлю на стол и уселся. Достав флягу, он стал аккуратно выливать готовый живчик уже туда. Закончив, рейдер повесил флягу на пояс и отпил чая. Удовлетворённо кивнув, продолжил, - так что надо крестить тебя заново. Про тварей рассказывать не буду, уверен ты знаешь о них больше меня. Сколько ты здесь?

- Года два с половиной. Плюс-минус.

Нюхач мотнул головой.

- Больше двух лет в Пекле?! - поразился Нюхач

- Пекло?

- Разведанные земли в Улье делятся, примерно и очень приблизительно, на три части. Западный пояс это и есть Пекло. Кластеры городов-мегаполисов, которые грузятся вплотную и тянутся на сотни километров. Мясорубка, которая никогда не заканчивается. Как ты там выжил? - Нюхач отпил чай, - на Востоке хозяйничают Внешники. Так мы называем тех, кто смог пробить порталы сюда специально. Обычно их технологии несколько опережают наши. То есть привычный смартфон уже старьё для них. С ними лучше не связываться. Они режут нас, иммунных, на органы и делают из потрохов лекарства. Там конечно всё намного сложнее, но это основное. Есть ещё нолды. Их технологии это вообще фантастика. Увидишь чувака, закованного в космо-броню, беги. Или пулю в лоб пускай. Спросишь, раз они такие крутые, почему не захватят тут всё? Не могут.

- Зараза?

- И это тоже. Плюс тут не полетаешь особо. Есть зоны, чёрные такие, должен был видеть, в них любая электроника дохнет. Так вот на востоке такой черноты полно. А у Внешников многое на электронике завязано. Ну и ещё много разных причин. Им гораздо выгоднее нанимать иммунных. Таких мы мурами зовём. Они делают для Внешников грязную работу. Таскают потроха и ништяки всякие. Золото и драгоценности сюда ведь бесконечно падают, а Внешники это всё на ура забирают. Между этими поясами обитаем мы, иммунные. Бьёмся с мурами, с Внешниками, с тварями. Твари жрут нас. Муры с переменным успехом режут нас, а мы их. Есть ещё и куча всяких сект.

С минуту Виктор молчал, осмысливая новую информацию, но получалось плохо, слишком её было много.

- Что за живчик?

- Наша жизнь и наше проклятие. Зараза сидит в нас так же крепко, как и в тварях. Только наш организм её подчинил. А чтобы жить, мы должны употреблять раствор из споранов. Спораны и горох добываем из тварей. Сам же раствор необходим нам, как воздух. Он поддерживает нас, лечит. Если долго не пить, то станешь рано или поздно тварью. Как ты выжил без него?

Виктор полез в небольшой подсумок на поясе и выкатил на стол три жемчужины. Две чёрных и одну красную. Взял в руку чёрную и выставил перед Нюхачом.

- Бусины. Пара чёрных в неделю. Плюс-минус.

Теперь Нюхач потёр свои волосы. Слов не было. Нокаут.

- Звиздец… это ж…

- Удивлён? Наверное, я какой-то необычный? - усмехнулся Виктор.

- Ох…ть… - протянул Нюхач, - ты… тебе просто несказанно повезло… так повезло… не надо пить живчик… - тут теперь Нюхач усмехнулся, - только вот жизнь твоя слишком дорогая выходит, по две чёрных в неделю. Чтобы ты знал, - Нюхач кивнул на жемчуг, - никто и никогда и нигде, не слышал, чтобы жемчуг вместо живчика использовали. Жемчуг это самое дорогое, что можно получить с тварей. С их помощью мы развиваем Дары. Про них ты тоже знаешь. Элитнику череп проломил же. Правда, не видел ещё столь сильного Дара. Жемчуг очень дорогой, так как достать его, сам понимаешь, трудно. Элита, это не те твари, с которыми можно справиться на раз-два. Хотя, Элита тебе не страшна… звиздец… кому скажи, не поверят… - Нюхач глубоко вдохнул, отпил еще чая и продолжил:

- Так вот, есть чёрные и красные, знаешь. Чёрные, самые нестабильные. После них можно квазом стать. Это иммунный, только выглядит как заражённый. Красные можно употреблять без опасений. Но не часто. У тебя глаза, кстати, как у квазов или Элиты.

- Знаю, - и улыбнулся во все… нет, не тридцать два зуба, а больше. Улыбка акулы! Иначе и не скажешь. Заострённые зубы были чуть Уже обычных человеческих и ровным рядом смыкались в устрашающем оскале.

- Е…ть!!! - Нюхач чуть со стула не упал. А Виктор тихо смеялся.

- Извини.

- В пи…у тебя, я чуть в штаны не накидал! - вспылил рейдер, но тут же успокоился и снова устроился на стуле поудобнее, - но… как ты внешность сохранил?

Виктор пожал плечами.

- Не знаю, как объяснить это. У меня получается контролировать изменения. Я могу усилить определенный навык. Управлять их развитием. Так и с внешностью. Я однажды проснулся и не узнал себя. Страшно испугался. А потом понял, что могу откатить это изменение тела. С глазами, правда, не вышло. А зубы сам решил оставить, - он на секунду запнулся, - иногда помогают. Кстати, белые бус...

Нюхач протестующе замахал руками и зачем-то опасливо огляделся.

- Стоп! Ни слова больше! На кластерах о Них не говорят! Можно беду накликать! Тоже суеверие, но поверь, не просто так оно есть. Скажу лишь, что белый жемчуг это вообще, САМАЯ дорогая вещь в Улье, – взволнованный Нюхач вновь несколько раз вдохнул-выдохнул, – приняв её, ещё не обратившийся в тварь человек может стать иммунным. Белый жемчуг может дать новый Дар, сразу развитый и всегда полезный. А ещё за Белку можно в некоторых областях небольшой стаб купить. Кстати, стабы, это кластера, которые не перезагружаются. Там и селятся иммунные.

- Как у вас всё… сложно.

- Да уж не сложнее, чем с тобой… - буркнул рейдер.

Вынужденную паузу заполнили едой. Вскрыли сухпай Нюхача и с тушёнкой Виктора под чай умяли. Нюхач всё думал, что же делать с Виктором. Абсолютно уникальный случай. Опытнейший ходок по Пеклу, охотник на Элиту. Что он видел, где был? Сколько и какие Дары у него, интересно. А то, что он сам себя из кваза обратно в человека сделал… вообще не верится. Правда, улыбка эта его, обделаться можно. Но не верить Виктору повода вроде бы и нет. Видно по нему, что не врёт. Как же он живет, с ума сойти можно… вроде смотришь на него, бывалый, а как разговаривать начали, ну свежак свежаком. Хотя, они с Нюхачом, можно сказать, из разных миров. Брать его с собой? А если ему башню сорвёт? Как он на стабе себя вести начнет? Ещё и жемчуг ему нужен. Если кто узнает, что он по две чёрных в неделю жрёт, может и плохое задумать. Вот даже сейчас, сколько у него жемчуга? По-любому, в рюкзаке ещё есть. И ценности их не знает. Как быть ? Опять же, без Виктора ему никогда не выбраться из Пекла.

- Горцем будешь, - нарушил тишину Нюхач.

- Чего?

- Имя у тебя теперь будет Горец. Крестник ты мой. Первый, - ответил рейдер.

Виктор скептически посмотрел на Нюхача.

- Традиции?

- Очень важные, поверь. Пусть ты и не сталкивался ни с чем таким у себя в Пекле, но всё это есть и порой сильно влияет на жизнь.

Виктор, теперь уже Горец, пожал плечами и спросил:

- А Горец почему? Тут и гор-то нет. Или потому, что я как дикарь перед тобой?

Нюхач улыбнулся и ответил:

- И поэтому тоже. А вообще, есть кино такое. Горец называется. Про бессмертных, которые друг другу головы рубят ради силы. Так и ты. В Пекле только бессмертный выжить и может. И рубишься ты с Элитой ради этой самой силы. Да и мечи вон у тебя есть, - кивнул он на свёрток.

- Не видел такого фильма, видимо не было в нашем мире. Да и не мечи это.

- А, не важно. Просто запомни, Виктора нет. Он остался там, в другом мире. А ты, Горец, здесь. В некоторых стабах могут и пальнуть в тебя, если старым именем назовёшься.

Виктор-Горец, только головой покачал. В принципе, ему было всё равно, Горец так Горец. Да и лжи в словах Нюхача он не ощущал. Не ощущал плохого и в его эмоциях. Оказывается, мир не ограничен только этим Пеклом. Есть и нормальные земли, где живут нормальные люди. Картина мира, которую долгое время для себя рисовал Горец, теперь обросла новыми контурами и подробностями. И ему остро захотелось эти "контуры" разукрасить. Своими глазами увидеть всё то, о чём говорил ему Нюхач. Захотелось пообщаться и с другими людьми. Где-то из глубины его существа выглянул давно забытый обычный человек. Это ощущение было непривычно и даже немного пугало. Как оно всё будет? Как его воспримут? Ведь по словам Нюхача, Горец случай уникальный. И многие, скорее всего, захотят попробовать его на крепость, попытаются использовать в своих целях. Да, о себе распространяться нужно будет поменьше. И показывать на что он способен только в крайнем случае. Хотя Горцу с трудом верилось, что он такой уникальный. В истине, что на любую силу найдется ещё большая сила, он убеждался в своих путешествиях по Пеклу постоянно.

- А как там в Пекле? - спросил Нюхач после недолгой паузы, - я прекрасно понимаю, что там жопа, но, так сказать, послушать из первых рук…

- Рассказывать долго. Сейчас, - ответил Горец и снова полез в рюкзак. Он достал какой-то небольшой свёрток. Оказалось это смартфон, завёрнутый в кусок брезента. Дождавшись загрузки, Горец протянул его Нюхачу.

- В галерее полно роликов. Не знаю, зачем снимал их. Это еще поначалу, сейчас уже не занимаюсь этой ерундой. Только если интересное что-то обнаружу.

Нюхач с опаской взял гаджет, будто он сейчас взорвется в руках. Спустя несколько секунд помещение кухни затопил негромкий многоголосый вой, перекрывающийся периодически громким рёвом. По мере просмотра Нюхач всё больше бледнел. Пусть и снято всё было с большого расстояния, с какой-то крыши, но рейдер всё равно прекрасно понимал, ЧТО происходит. Досмотреть он не смог, слишком страшно и жутко это было. Да, он не раз видел Орды тварей. Но то, что происходило на видео… нет, обилие заражённых его не сильно испугало. Ужаснули возвышающиеся над массой мелочи Элитники. Метров по десять, а то и больше, эти колоссы будто управляли волной. Хотя почему будто. Они и управляли. И не было для них преград. Но самым страшным был звук. Непрекращающийся вой тысяч гибнущих людей. Нюхач выключил видео. Он был бледен, как лунь, а на лбу выступила испарина. Он посмотрел на спокойно сидящего Горца. Как он живёт в этом аду?! Как не сошел с ума?! И на что способен, если выжил в этом аду?

- Так везде? - глухо спросил Нюхач.

- В основном. Дай-ка.

Забрав смартфон, Горец с минуту копался в нём и снова протянул Нюхачу.

- А это за городами. Не знаю, на сколько километров они тянутся, но потом они упираются в полосу черноты. Проходы есть, узкие и опасные. Осколки там проваливаются очень быстро. Потом вот это. Дальше я пробраться не смог. Километра на два вглубь, не больше. И то, почти месяц понадобился, чтобы выучить периоды провалов.

Нюхач смотрел и только спустя пол минуты понял, что видит. Стена тумана в обе стороны, насколько хватало обзора. Постоянные сполохи молний разрывали молочную мглу, возвышающуюся до небес. Но самое интересное было в том, что периодически в этой стене кисляка появлялись разрывы. Загрузившиеся кластеры. Небольшие квадраты, может, метров пятьдесят длинной стороной. Какие-то из них были лесные, другие пустынные или с чахлыми деревцами. Спустя буквально минуту они снова заполнялись кисляком. И такая смена кластеров происходила на протяжении всего ролика.

Рейдер взял фляжку и сделал несколько глотков живчика. По телу разлилось приятное тепло.

- Это что? - кивнул он на смартфон.

- Да я ж откуда знаю? - вопросом ответил Горец, - говорю же, удалось пробраться километра на два вглубь. Там уже осколки метров по десять и проваливаются они ещё чаще, несколько секунд и заново. Игра в пятнашки… со смертью, - усмехнулся он.

- Е…ть… - только и протянул Нюхач. Картина была невероятной. И никто о таком не слышал. Хотя немудрено, за Пекло тоже никто не пробирался. А он смог. Интересно, сколько Институтские отвалят за этот сборник кошмаров. Да и сам Горец кладезь всякой информации.

- А как ты за два года не вышел к обитаемым землям?

- Не ходил в эту сторону. Не тянуло.

- В смысле?

- Не знаю. Меня в определенный момент начинает тянуть куда-то и я иду в ту сторону.

- И что?

- Да ничего. Всегда попадается какая-то преграда. Море, например. Но в основном это твари. Концентрация их такая, что я не суюсь дальше. Они грызутся между собой, грызут провалившихся людей, – Горец несколько секунд передохнул, - а однажды я чуть под ядерный взрыв не попал. Огромный осколок какого-то города. Разрушен войной. И проваливается в разгар боя. Там видео тоже есть. Китаёзы с амерами долбятся и явно проигрывают. А потом вспышка и грибок. В первый раз мне глаза выжгло, – снова пауза, он сделал глоток чая, - да и вообще всего пожгло. Чудом выжил, благо тварей не было. Вылечился и стал наблюдать. Раз в три дня прилетает и всегда с ядерным подарком. Что интересно, твари под радиацией ещё больше мутируют и бусины с них качественнее.

- Рад-элита. Знаем такое. Больше и опаснее обычных. Атомиты из того же теста. Это иммунные, мутировавшие и выжившие в радиации. Тупые обезьяны, но опасны, когда их много. Какой-то разум у них всё же сохранился.

- Атомитов не видел. Но этих, как ты сказал, рад-элита, много там. Почему элита, кстати?

- Гм… не знаю, так повелось. Сначала идут пустыши, с них брать нечего. Потом прыгуны и бегуны, с бегунов уже споранами можно разжиться. Далее лотерейщики. Те уже как перекачанные обезьяны выглядят и в них иногда горошины могут быть. Они уже в топтунов развиваются.

- Будто на каблуках, цокают при ходьбе?

- Вижу знаешь, да, они самые. Потом кусачи. Эти уже очень опасны и в них по-любому есть горох. После них руберы. Последняя стадия перед Элитой. В них иногда и чёрная жемчужина попадается. Потом уже сама Элита.

- Хм… я таких низшими зову. А элиту эту вашу, Высшими. Низших особо не делю, они опасности не представляют, только если их много.

- Да охренеть не представляют! - и Нюхач тут же осёкся. Да, для Горца, наверное, и рубер не опаснее дворовой собачки.

- И всё же, как ты ходишь по Пеклу? Там же не продохнуть от заражённых. В эту сторону тоже потянуло?

- Низшие меня не трогают. Боятся. Уходят с дороги. Высшие, что помельче тоже особо не нападают, но ретивые всегда находятся. Да и я не дурак, напролом стараюсь не идти. Нарваться всегда можно, – Горец опять сделал паузу, - и нет. Сюда не тянуло. Сам решил сходить. И вижу не зря. Я на самом деле думал, что так везде и что я один такой выживший. Персональный ад, чистилище. Хотя при жизни вроде плохого ничего не делал. Бабушек, конечно, через дорогу не водил, но-о… - жуткой улыбкой закончил Горец, а рейдера снова передёрнуло.

Низшие боятся Горца, ну точно бессмертный. Хотя Нюхач и сам знал людей с похожим Даром, заражённые до Элиты их не трогали. Но всё равно, с Горцем не сравнить.

- Вы-то как нарвались? Ты на дурака не похож. Стрельбы много было, слышно издалека.

Нюхач сразу сник, вновь вспомнил погибших друзей.

- Да раком об косяк. Как в Улье бывает? Всё спокойно и на тебе, уже рвут на куски. Не сталкивались ни разу с такими Элитниками, а ведь больше года по Границе охотились. Прощёлкали. Ни я, ни Атлас, он сенс сильный, не смогли почувствовать тварь. Чухнулись только когда он уже первый бэтэр разобрал и Урал разворотил с пацанами… избиение было. Я лишь и выжил. После команды бежать, когда нас трое всего осталось, на лыжи встал… дальше ты знаешь.

Горец прищурился. Терять кого-то ему не приходилось, вернее, он уже забыл, как это. Сейчас он всё время один. Но он видел, как плохо Нюхачу. И сделать ничего не мог. Эмоции рейдера на миг прорвались через блоки и Горец тоже ощутил всю полноту потери. Он машинально взял вторую бутылку коньяка, сорвал зубами пробку и на пару хороших глотков приложился к ней. Протянул рейдеру. Тот не отказался.

- За ребят…

- За друзей… - кивнул Нюхач, опрокидывая бутылку.

Глава 3

Примерно 10 километров от абстрактной границы Пекла.

Неизвестный кластер.


На границу кластера Нюхач и Горец вышли, когда уже почти стемнело. Решили заночевать в одной из квартир. Нашли более-менее неубитое и не загаженное кровью помещение. На вопрос о дежурствах Горец лишь пожал плечами и сказал, что опасаться нечего, но если Нюхач хочет, то может и подежурить. Рейдер на такую беспечность только головой покачал. Остаток дня прошел, как на прогулке. Не встретилось ни одной твари. По дороге подломили продуктовый магазинчик. Холодильники предусмотрительно открывать не стали, в помещении и так прилично попахивало. Набрали тушёнки, несколько пачек круп и макароны быстрого приготовления.

А через пару часов начало смеркаться и люди стали искать ночлег. Казалось бы, город, заходи в любую квартиру. Но вот после нашествия орды монстров эти самые квартиры стали могильниками и найти более-менее чистое помещение оказалось неожиданной проблемой. Решили уже заночевать в каком-нибудь магазине, но как и в тот раз, Горец вдруг встал, как вкопанный и повел Нюхача в сторону очередного дома. Там и нашли пустую квартиру. Даже дверь открыта была.

Пока шли особо не разговаривали, каждый переваривал полученную информацию. Нюхач лишь уточнил на счёт перезагрузки и получил ответ: "к обеду, успеем уйти". Опять же, Рейдер подивился способностям Горца. Он осторожно поинтересовался про них, вообще, спрашивать про Дары было непринято. Горец же ответил, что его навыки, так он называл Дары, заточены на выживание и убийство Высших, что было ему жизненно необходимо. Дальше тему Нюхач развивать не стал. Но думать над феноменом Горца не перестал. Он понимал, что узнай кто-то о Горце и его возможностях, за ним сразу начнется либо охота, либо попытки использовать. Поэтому он решил на эту тему Горца просветить. Уже в квартире Нюхач завел этот разговор. Оказалось, Горец сам это понимает. Решили сначала, что Горец будет изображать свежака, которого Нюхач спас по дороге обратно, он ведь и на самом деле ничего не знал о жизни иммунных, но внешность Горца рушила эту легенду. Остановились на том, что рассказывать много Горец о себе не станет, мол, рейдер-одиночка, сталкер, случайно встретились с Нюхачом. В стаб возвращаться решили вместе. Шито белыми нитками, но иного выхода не было. А ещё Горцу нужен был ствол. Будет совсем подозрительно, если он заявится в стаб со своими ковырялками и пистолетиком, который наверное весь ржавчиной покрылся.

Когда решили устроить перекус, Горец вновь удивил Нюхача. Пошарив в рюкзаке, он достал красную жемчужину и дал её рейдеру.

- Бери.

Нюхач уставился на неё, лежащую перед ним и помедлив, ответил:

- Горец… я и так тебе жизнь должен. Не расплачусь ведь.

На это он только улыбнулся своей жуткой улыбкой.

- Бери-бери. Во-первых, лишним не будет, силы тебе понадобятся. Из Пекла мы ещё не вышли. А во-вторых, от меня не убудет. Да и перед выходом в мир, - тут Горец усмехнулся, - мне нужно будет устроить небольшую охоту. Сам понимаешь, запас мне понадобится, раз в ваших краях с Высшими проблемы. Ну и в-третьих, ничего ты мне не должен. В твоём спасении у меня и свой интерес есть, альтруизмом я не болен.

Охота на Элиту?! Запас? И он так просто об этом говорит? Нюхач весь напрягся. Они с Отрядом перед выходом днями готовились, а Горец так просто об этом говорит. Да и про интерес эта фраза. Хотя, тут очевидно всё. Горец иммунных до этого и не видел ни разу.

- И… как мы охотиться будем? - спросил Нюхач, всё же проглотив жемчужину, греть в кармане жемчуг не стоит.

- Охотиться я один буду. Завтра провал и твари щемиться сюда как на горячее начнут. Пропустим основную массу. Там мелочь в основном и брать с них нечего, - Горец опять усмехнулся, правильно поняв выражение лица рейдера, - мне брать нечего. Высшие, обычно, идут позади, редко когда первыми на осколки врываются. Одиночки только. Но они, как правило и опаснее. Так что рисковать не будем, подождём. Ну а потом я пробегусь по краешку, нарежу голов и обратно. Серп тебе оставлю, но я и с одним справлюсь. Без него тебя учуют и сожрут, - пояснил Горец возникший на лице Нюхача вопрос.

- Что это такое, раз меня твари не тронут? - спросил рейдер. Вообще, Нюхача уже давно интересовали его мечи. А Горец посмотрел на него как-то непонятно и произнёс, ухмыльнувшись:

- Ты ведь сам говорил, что о ТАКОМ, - Горец изобразил на самом деле страшное лицо, - только в этих ваших стабах говорить можно, - снова усмехнулся и закончил, - ладно, ты как хочешь, а я спать, завтра не простой день.

Оставив охреневшего от догадки Нюхача на кухне, Горец ушёл в одну из комнат. А рейдер ещё с час просидел у стола, обдумывая слова Горца. Если он правильно понял, то эти серпы не что иное, как части тела скреббера. И вот это уже наводило Нюхача на совсем невероятные мысли. Рейдер знал, что от этих существ даже самая матёрая Элита убегает, скуля от страха. Это что ж выходит, Горец где-то нашёл труп скреббера и взял с него эти… серпы? Или всё-таки завалил скреббера? От Горца можно чего угодно ожидать, Нюхач про него толком и не знает ничего. Но если так и Горец способен убивать и Их, то получается… Нюхач аж вспотел от этих мыслей. Нет-нет-нет, ну нахер! Рейдер с трудом выкинул из головы эти мысли, залпом допил остывший чай и направился во вторую комнату, хоть немного поспать.

Горец в соседней комнате снова ухмыльнулся и только сейчас сомкнул глаза, мгновенно уснув.

***

Горец разбудил Нюхача рано утром, на улице было ещё темно. Быстро собрались, побрызгали на лицо водой и выдвинулись. Куда Горец вёл Нюхача, он не знал. Шли дворами. На улице царила полная тишина, ни ветра, ни звука, разве что иногда под подошвами похрустывал мусор. Ещё вчера до конца дня они прошли не мало, а сейчас не прошло и получаса как они вышли на знакомый Нюхачу проспект. Минут через десять пришли и на место, где Элитник уничтожил отряд Нюхача. Увидев разбитые остовы знакомых машин, у рейдера сжалось сердце. Трупы, как бы ни было это странно, никто не тронул. Не добрались видно сюда заражённые. Да и хорошо. Нюхач начал обходить обезображенные тела, собирая "смертники". Горец стоял неподалеку и осматривался. Минут через пятнадцать Нюхач подошёл к Горцу и глухо произнёс, протягивая тюнингованный короткий автомат:

- Это Вжикин, чудом уцелел. Носи. Понимаю, что стрелять не умеешь, но это поправимо. А без ствола ты будешь слишком подозрительным. И это… - он замялся на несколько секунд, - тела ребят бы хоть в одном месте сложить. Поможешь? Перезагрузка похоронит.

Горец кивнул и они принялись за неприятную работу. Во всяком случае, Нюхачу было тяжело стаскивать останки друзей к дому, откуда тварь выдернула Кондора. Горцу-то было всё равно, этих людей он не знал, но иногда, на мгновение, эмоции рейдера захлёстывали и его.

Спустя полчаса они закончили. Нюхач ещё пару минут стоял, прощаясь с друзьями. Потом кивнул сам себе и махнул головой, пойдём мол. Уже уходя с места побоища, Горец сказал:

- Был ещё один джип. И он уехал, когда Высший резвился со вторым броневиком.

- В смысле? - Нюхач аж обернулся. И правда, за всеми этими событиями, он упустил из виду, что второго пикапа нет. Первый-то вон, так и лежит, впечатан крышей в стену дома. А это значит, что возможно кто-то из группы выжил! Кто там был, начал лихорадочно вспоминать рейдер. Мажор со своими был в первом пикапе, значит во втором Винт с Каваем. На пулемёте стоял Барселона. Неужели выжить смогли?! Стоп! И тут же радость сменилась гневом. Кинули! Как Горец сказал, когда Элитник добрался до второй коробочки?

- Как ты узнал? - резковато спросил Нюхач. Горец не обратил внимания на это, пожал плечами и повел рукой слева направо через побоище.

- Следы, запахи, остатки эмоций. Высший напал с того дома, - он указал на коробку бывшего СТО, - вы бы и не смогли его обнаружить, навык скрытности у него развитый был, плюс давно живёт, опытный.

И Горец как по нотам разобрал всю картину рокового столкновения. Нюхач слушал его с открытым ртом.

- Джип, когда тварь сиганула на второй броневик, со шлифом развернулся и уехал, на дороге и следы от покрышек видны, – он указал на следы колёс, - у них вроде бы одного тварь всё-таки достала, но я не уверен.

Нюхач после слов спутника присел на корточки, закрыл ладонями лицо, только глаза видны были и о чём-то сосредоточенно задумался. Одни сюрпризы от Горца. Сейчас он подарил ему надежду, что хоть кто-то из верных друзей жив. Хотя, верных ли? Как запахло жареным, те и свалили. А как на их месте поступил бы сам Нюхач? Не оставил бы группу, бился бы до последнего, ответил он сам себе. А эти свалили. Винт вечно на своем уме был, слушал Кондора только потому, что тот сильнее был и Отряд за ним стоял. Но при этом Винт был отличным напарником и всегда прикрывал спину. Как же так? Обосрались от страха? Или специально момент подгадали, сориентировавшись в тухлой обстановке? На базе куча добра осталась и молодые с Варгом, завхозом их команды. Приедут, расскажут страшную историю и Винт главным станет. Метил он на место Кондора, будучи его замом. С...а, не дай Улей, если так!

А потом Нюхач вновь задумался. И что, даже если так? Что он, Нюхач сделает? Пристрелит его? Конечно, можно и ментата привлечь. Но толку-то? Отряд уже заново не собрать. Винт, как командир, конечно тоже подходит неплохо. Пусть и не без загибов. Но сам Нюхач уже не сможет быть в составе, даже если Винт и возродит команду. Пусть сам барахтается, если выжил, конечно. Но свою долю из общака Отряда следует забрать. Сколько там ему причитается...? Ладно, не о том думаешь, рейдер, не выбрались ещё!

Нюхач рывком поднялся и повернулся к стоящему в двух шагах Горцу.

- Спасибо тебе.

Горец в ответ только плечами пожал, мол, нет проблем. Спрашивать ни о чём не стал, у Нюхача и так на лице всё написано было. И они двинулись дальше, к границе кластера.

***

Нюхач и Горец стояли на крыше новостройки этажей в шестнадцать. Примерно в километре от них, там, откуда они пришли, воздух уже наливался молочной белизной тумана перезагрузки. Нюхач нечасто видел это явление и сейчас завороженно наблюдал, как грузится кластер. Горцу эта картина была привычна, так что сейчас он сидел на корточках у раскрытого рюкзака и приговаривал нехитрый перекус в виде куска хлеба и надоевшей уже тушёнки.

Этот кластер, на который вышли путники, был выеден начисто. Причём выеден не так давно и очень качественно, с разрушениями, как бывает только в Пекле. Пахло гарью и гнилью. Вонь разлагающихся останков людей стояла приличная, даже пришлось платки на лицо намотать, пропитанные чем-то пахучим.

Шли недолго, как только показались высотки, сразу направились туда. И Нюхач смог на деле убедиться в словах Горца. Когда они переходили какую-то улицу, из переулка на них вылетел кусач. Не будь Горца или будь вместо него кто другой, тут путникам и пришёл бы конец. Страшная тварь между тем резко затормозила, скрежеща когтями по асфальту, так же резко развернулась и рванула обратно в тот же переулок.

Нюхач успел лишь автомат вскинуть и упасть на колено. Хорошо не выстрелил. И сейчас он, уже выпрямившись, смотрел на Горца.

- Не дёргайся ты, говорю же, низшие меня не трогают.

Нюхач глухо выругался. Скорее даже на себя. Расслабился. Дар не подключил и прошляпил опасного заражённого. Но и был поражён реакцией твари. Он впервые в жизни видел, чтобы заражённый, резво загребая лапами, улепётывал от кого-то. Дальше Нюхач шёл уже настороженно. Пусть Горец и уверяет, что никто не нападёт, но осторожность никто не отменял. Наблюдая за спутником, Нюхач отметил про себя, что ходит Горец абсолютно бесшумно и с некоей кошачьей грацией. Несомненно, что он способен вступить в бой мгновенно. А эта видимая расслабленность не более чем напускное. Кстати, автомат на нём болтался совсем нелепо, разве что не мешал движению. Нужно будет, когда они доберутся до спокойных кластеров, начать хоть немного обучать Горца.

***

Выбравшись на крышу здания, люди огляделись. Вони здесь не было, платки сняли. Вокруг виднелись столбы дыма от пожаров. Нюхач всегда этому удивлялся. Что может гореть, твари ведь не жгут города. Сами люди поджигают зачем-то или коротит где-то после перезагрузки? Хотя опять же, электричеству откуда браться.

Минут через двадцать началась и перезагрузка покинутого кластера. Нюхач наблюдал и шёпотом произносил слова прощания с погибшими друзьями. Минут через десять кисляк рассеялся. Сразу же стала видна городская застройка. И в этот же момент, висящая в воздухе точка, а это был небольшой гражданский вертолет, ухнула вниз. Звука падения слышно не было. Но через минуту к небу поднялся первый вестник грядущей беды, дым.

Горец прикончив тушёнку, выкинул банку вниз, встав рядом с рейдером.

- Простился? - тот лишь скупо кивнул в ответ. С минуту помолчали. Потом Горец потянул Нюхача от края крыши. Усевшись на ближайшей подходящей кирпичной тумбе, Горец заговорил.

- Минут через двадцать пойдет волна. Уже ощущаю их Голод. Я сейчас уйду. Оставлю тебе один серп. Сюда твари не полезут, но и ты у края лицом сильно не торгуй. Пусть и высоко, но глазастых среди заражённых хватает. Мелочь может и не увидит. А вот Высшие вполне могут. Но они в середине или ближе к концу волны будут. Самые сильные пойдут совсем позади либо самыми первыми, может уже ворвались. Вот их и нужно опасаться. Пока тебя не видят, никто не полезет. Но если заметят, подвох раскусят сразу. Мозгов им уже хватит. Проблем не будет, не смотри на меня, как на самоубийцу, - после вдоха усмехнулся Горец. Всё же говорить так много ему уже очень давно не приходилось, – сильных Высших, как там, - он махнул рукой на Запад, - тут почему-то нет. И обязательно дождись меня. Задерживаться я не собираюсь, но случиться всякое может. Вернусь в любом случае. И не шуми. Ну, сам знаешь.

Горец развернул свёрток. Один клинок бережно положил на тумбу.

- Держи рядом с собой. На остроту не проверяй, палец отрежешь. Вроде всё, пошёл я. Если что, наушники со смартфоном в боковом кармане, интересного там много. Не скучай.

Через минуту Нюхач остался на крыше один. И сразу на него начал наползать безотчетный страх. Он пару раз глубоко вдохнул-выдохнул и потёр лицо руками. Глотнул живчика. Стало полегче. Нюхач осторожно подошёл к противоположному краю крыши со стороны, откуда должны повалить твари. Пока было пусто, но Чуйка уже скребла нервы. Отойдя от края, он подошёл к тумбе, где только что сидел Горец и сейчас лежал его клинок. Рассматривая его, рейдер находил всё больше сходств с костью. Особенно рукоятка. Конец её был с округлым набалдажником и выемкой посередине. Точно кость. Это напомнило ему фантастический фильм, где солдаты сражались с огромными жуками. Вот у этих жуков и были похожие заострённые отростки, которыми они насквозь пробивали людей в бронескафах или рассекали их на части. Чем-то похожим и был клинок Горца. Рукоять была плотно перемотана потёртой кожаной лентой и расширялась к началу режущей кромки. К острию это расширение плавно сходило на нет. Серп, как его называл Горец и правда походил на это садовое орудие, разве что не был как крюк. Изгиб был очень плавным. Как и у серпа, режущая кромка была с внутренней стороны, а обух был заточен примерно на треть длины. Клинок был тёмного, матово-серого цвета и будто поглощал свет, хоть и казался немного прозрачным. Удивительный парадокс. И от него веяло смертью, это Нюхач ощущал явно. А ещё клинок не выглядел мёртвой костью, рейдер не знал, как это объяснить себе. Может именно это и отпугивало заражённых? Возможно, они ощущали исходящую от клинка опасность? Нужно расспросить Горца побольше, в ответах он вроде не отказывает.

Мысли рейдера плавно перетекли на его спутника. Снова всплыл момент их встречи. Горец ведь появился не случайно, не мимо проходил. И появился он так же как и та тварь, будто из воздуха материализовался. Сколько же у него Даров. И четырьмя белыми жемчужинами он явно не ограничился. Серпы-то свои с кого-то взял. А сколько обычного жемчуга он съел за два года? У Нюхача голова кругом пошла от этих мыслей. Но, видимо в Пекле, там, в самом её сердце, иначе просто не выжить. И Улей дал Горцу тот единственный шанс, который он использовал на все сто. Стал неким гибридом иммунного и… кого?

Мысли прервал нарастающий гул. Нюхач весь подобрался и напрягся. Автомат он снял и опёр на ту же тумбу. Снова начал накатывать страх. Он осторожно взял серп в руку. Страх конечно же никуда не ушёл. Да и вообще ничего необычного не случилось. Разве что клинок был необычайно лёгким. Нюхач осторожно подошёл к краю крыши. Там он присел, чтобы только голова торчала и ему самому было видно, что происходит внизу. Эта сторона дома выходила на широкую улицу, дальше был разбит парк с аллейками и детскими площадками. Сейчас там всё было заляпано кровью, валялись гниющие останки. И вездесущая разруха. Скамейки были вырваны из брусчатки, горки, лесенки на площадках были разломаны. Ещё дальше снова была широкая улица с разбитыми машинами и за ней стояли жилые дома, пяти и девятиэтажки. С высоты шестнадцати этажей это всё выглядело игрушечным.

Гул между тем нарастал. Стал различим грохот чего-то ломаемого и отдельными звуками слышались громкие взрыки тварей. Вот и они, подумал Нюхач.

Не прошло и полминуты, как из переулков между домами на той стороне парка повалили заражённые. Сплошным урчащим потоком они захлестнули парк, топтали друг друга, рвали. Какие именно твари там, рейдеру не было видно, слишком уж плотно они пёрли. Нюхачу стало жутко от этой картины и он поспешил отойти от края крыши. Он снова подошёл к той тумбе и уселся, опёршись спиной. Перед собой он положил серп, рядом автомат. Потом подумал и достал гранату. Отогнул усики. Толку, правда, от всего этого оружия, если заявятся твари. Автомат их не сдержит, серпом он банально не умеет пользоваться, скорее сам себя зарубит. А граната это как последний аргумент.

Никогда Нюхачу не было настолько жутко. Снизу бесновались твари, их урчание и рёв были настолько громкими, что казалось, будто они не в десятках метров внизу, а прямо здесь за бортиком крыши. Казалось ещё, что и само здание подрагивает. Рейдер сидел неподвижно и молился всем известным богам Улья, чтобы к нему никто не забрался. Он представлял себя мелким камушком на этой самой крыше, что его нет здесь. Постепенно, Нюхач и сам не заметил, как впал в состояние какого-то полузабытья. Рёв и урчание ушли на второй план. Сколько так просидел рейдер, час или больше, он не знал. Из этой полудрёмы его вырвал весёлый голос Горца.

- Не спи, замёрзнешь! Кстати, поздравляю, у тебя новый навык. Или старый разогнался. Я тебя и не увидел сразу. Смотрю, серп лежит, рюкзак, граната с автоматом. А тебя нет.

Нюхач сначала не понял, о чем говорит его товарищ. Мысли ворочались как сонные мухи. Когда же попытался встать, он ощутил, что тело затекло настолько, что еле чувствуется. Потом пришло ощущение покалывания, пронзая его тысячей иголок. Кое-как дотянувшись до фляги, он отпил живчика. Сразу полегчало.

- Мля-ять... - простонал Нюхач. Через минуту он более-менее размялся и вспомнил слова Горца.

- О чём ты говорил?

Тот улыбнулся своим жутким оскалом, что окончательно привело Нюхача в чувство.

- Навык говорю, у тебя, похоже, новый проснулся. Сливаешься теперь с окружением покруче этих… как же их… хамелеоны, во. Или отражаешь окружение, не знаю.

Рейдер пока всё равно не очень понимал, о чём говорит Горец. В смысле, что он Нюхач получил Дар маскировки? С чего бы интересно. Хотя… ситуация была и впрямь довольно опасная, плюс жемчужина вчера, да ещё и в Пекле.

- То есть ты совсем меня не видел? - переспросил Нюхач.

- Визуально да. Так что тренируйся. Можно разогнать до того, что будешь незаметен. Как тот Высший.

Это ж горох вёдрами жрать нужно, подумал рейдер. Потом огляделся. На улице уже начало смеркаться. Это сколько он так просидел. Несколько часов получается. Потом он прислушался. Тварей не было слышно. Лишь где-то далеко что-то ухало, бренчало и грохотало. Перезагрузившийся город уже местами горел, об этом свидетельствовали столбы дыма. Горец проследил за взглядом рейдера.

- Да-а… там сейчас жесть…

- Сам как сходил? - сменил тему Нюхач. Ему сейчас не хотелось думать о тех тысячах людей, что гибнут на кластере совсем рядом с ними.

Горец кивнул на полу-заполненный полиэтиленовый мешок в руках и тряхнул им. Внутри будто мелкие камешки брякнули. У Нюхача рот от удивления открылся.

- Там…?

- Нет, не только. Споранов этих твоих и горошин набрал. Не считал ничего, так что помогай, - и подойдя к тумбе положил пакет на неё. Потом поднял оставленный Нюхачу серп и снова завернул оба в плащёвку. Выглядел Горец как и не уходил никуда. Свежий, почти чистый. Куртка разве что запылилась и берцы. И на одной штанине в районе колена пятно какое-то было. Нюхач только головой покачал и тоже подошёл.

Минут через десять оханий и тихого афига Нюхача, они насчитали больше четырёх сотен споранов, чуть больше ста пятидесяти горошин и двадцать две жемчужины. Шестнадцать чёрных и шесть красных.

- Охренеть просто! Мы не с каждого рейда столько на продажу добывали! Ты представляешь насколько это всё ценно?! Горох со споранами-то ладно, хотя и их дохрена уже… далеко не каждый иммунный за всю жизнь столько видит. Про жемчуг и не говорю вовсе.

Горец удивлённо переспросил:

- Как это? И тут классовость что ли, бедные-богатые?

Нюхач хохотнул.

- Не то чтобы классовость… как бы объяснить. Далеко не каждый иммунный решается выйти на кластер из стаба. Для кого-то просто взять пушку и навести её на заражённого трудно. Кто-то до усрачки боится умереть. Вот и сидят на стабах, выполняя всякую чёрную работу за пару споранов. А спораны это же валюта основная. Патроны ещё. Один к пяти в среднем. Так вот, такие неудачники и сидят на стабах, пока трясучка не прихватит. Ты-то и не знаешь, наверное, про неё, по Пеклу раз постоянно шляешься, - Горец отрицательно качнул головой, - Улей сам не даёт постоянно на стабе находиться. Через какое-то время начинается трясучка. Похоже на ломку у торчка. Сначала терпимо, потом уже невмоготу становится. В итоге, ласты склеить можно. А нужно всего лишь два-три дня погулять по кластерам.

- И что с такими делают? - спросил Горец. Ему явно было это интересно и Нюхач продолжил:

- Собирают таких очкунов по стабу и под охраной вывозят на прогулку. Такие люди тоже нужны. Убираться ведь кто-то должен, толчки там драить, всякое такое. Бывает и нарываются конечно, но это редко. Женщины ещё. Но с ними всё иначе. Их и так выживает очень мало. Вот тут уже, что называется, демографическое неравенство в полный рост. Мужиков больше намного. Нет, есть и боевые конечно… Вжика та же… была… - Нюхач посмотрел куда-то в сторону разрываемого сейчас тварями кластера. На секунду прикрыл глаза, потом продолжил, - в общем, им в основном две дороги, либо под крылышко к кому-нибудь сильному, чтобы не отбили, либо в бордели. Но исключения бывают и довольно часто. В каком-то из соседних стабов, прикинь, есть чисто женский рейдерский отряд. Амазонки Стикса типа. А по слухам, где-то в Обитаемом Поясе есть и чисто женский стаб! О как! Не представляю, правда, как они там уживаются, если это правда, - рейдер усмехнулся, - есть ещё особо полезные люди. Нет, не чиновники, не смотри так. Дело в Дарах. Хороший знахарь, например. Или ментат. Или ксер.

Горец опять махнул головой, не понимая.

- Со знахарем, думаю ясно всё. Но они сами себе на уме, могут и по кластерам ходить, а могут и сидеть на стабах. Наш вон, Стограм, с нами на рейды вечно катался. И хрен переубедить было. Боец, естественно, хороший был… - после паузы он продолжил, - ментаты, это что-то вроде живых полиграфов. Обычно в роли судей выступают. Ну и ментокарты делают. Не спрашивай, не знаю. Что-то вроде слепка ауры, наверное. Как паспорт. Потом эти ментокарты по стабам расходятся. И если ты где-то накосорезил и сбежал, то вполне вероятно, что на других стабах тебя поймают. Обхитрить конечно можно, но очень сложно, – Нюхач промочил горло глотком живчика, - а ксеры… это очень и очень редкий Дар. Если повезло им обзавестись, то считай, жизнь удалась. Они умеют предметы копировать, ксерят, типа, отсюда и название. Возьмёт такой в одну руку патрон, в другую порох с металлом. Раз, и два патрона уже. У них свои ограничения тоже есть, конечно. Снаряд к танку не сделают, например. Слышал, правда, что в каком-то стабе ксер тридцатку клепает, но это байки по-моему. Но в любом случае пользы от них дохрена и больше. Их всем стабом раскармливают, чтобы быстрее в силу вошли. Вот таких везунчиков уже под очень хорошей охраной на профилактику вывозят.

- Да уж… удивительно конечно. Спораны с бусинами тоже могут копировать?

- Не-ет, тут облом. Во всяком случае, о таких я не слышал. Да и держали бы такого ксера за семью замками, ты представь только, жемчуг копировать…

Разобрав добро по кучкам, оба рейдера уставились на полученное.

- Чёрные я себе заберу. И пару красных. Остальное тебе.

- Как это мне, ты же…

- Что? Вот только не начинай про моё-твоё. Слышал поговорку? Дают бери, бьют… бейся или беги, тут уж как карта ляжет.

Нюхач улыбнулся такой интерпретации известной фразы, но всё же ещё раз попробовал объяснить Горцу свою позицию.

- Да всё я понимаю, Нюхач. Но и ты пойми. Я не беру больше, чем мне нужно. И если я могу с тобой поделиться, мне не трудно. И взамен не надо ничего. Того, что ты в курс здешних порядков меня вводишь вполне хватает, если уж на то пошло. Так что не парься, - он посмотрел на Нюхача, который уже хотел снова возразить, но прервал его, – хорош уже, Нюхач.

- Куда это всё теперь девать только.

Горец задумчиво произнёс:

- В рюкзак к тебе высыпем. Будешь нашей копилкой. Из вещей что есть, в мой переложим. Всё равно полупустым хожу, еда только.

- Кстати о еде, - вспомнил Нюхач, - когда из Пекла выберемся, такой халявы не будет уже. Там леса с полями в основном, озаботиться нужно будет.

Горец пожал плечами, надо так надо.

- И вообще, неплохо бы ещё и транспортом разжиться. Я так смекаю, что раз тебя твари не трогают, то и ехать спокойно можно будет. Разве что подстрелить могут. Муры тут, если и есть, то какие-нибудь залётные. Да и то, вряд ли. Слишком опасно для них тут. А вот кто из обычных рейдеров вполне может. СтрельнУт сначала, потом спрашивают.

Идея с транспортом Горцу в общем-то пришлась по нраву. Одно дело тут, в Пекле, особо не покатаешься. Но если там за городами сплошные леса, то машина по-любому нужна.

- А до стаба твоего сколько?

Нюхач задумался.

- От Отсечки если считать, то километров шестьдесят примерно.

- Что за отсечка?

- Мини-стаб. Тройник, так называемый. Метров сто в поперечнике и не квадрат, как обычно, а треугольник. Глюк Улья, как некоторые говорят. Там рейдеры, что сюда ходят столб вбили и красным вымазали. Означает что дальше Пекло. Что-то вроде визуальной границы, хотя до ближайшего городского кластера ещё километров пять пылить. Мы от Отсечки километров тридцать по дорогам намотали. По прямой если, и не скажу сколько.

- Ясно. Будем считать, что километров восемьдесят до стаба.

Нюхач согласно кивнул.

- Что делать сейчас будем? Дальше пойдем или стоп до завтра?

- Заночуем лучше. Найдем только квартирку нормальную и повыше.

Нюхачу совсем не хотелось шагать потемну. В течение пары минут пересыпали спораны и горох в рюкзак рейдеру. Получилось почти под завязку. Сверху он уплотнил сменным бельем и марлевыми тряпками, чтобы при ходьбе не брякали. Потом закрепил обратно на разгрузке и попрыгал. Получилось тяжеловато, но вполне терпимо. Жемчуг сложил уже в кармашек под разгрузкой. Горец только усмехнулся, складывая остатки вещей Нюхача к себе в рюкзак.

Пустую квартиру удалось найти не сразу и не в доме, на крыше которого прятались путники. Пришлось пересечь окончательно разрушенный тварями парк, снова одев платки. Количество трупов прилично увеличилось. Теперь к останкам людей прибавились ещё и тела заражённых. В основном это были бегуны, но были и твари побольше, вроде того истерзанного лотерейшика и обгрызенного местами до костей кусача. Перейдя, наконец, улицу и углубившись во дворы, рейдеры обошли несколько домов, прежде чем удалось найти нормальную квартиру. По пути заглянули в пару полуразбитых магазинов, набрали несколько банок тушёнки, воды и шоколадных батончиков.

Квартира была однокомнатной со средней паршивости ремонтом. Но людям выбирать не приходилось. Пока Горец опять бренчал на кухне посудой, Нюхач по привычке осмотрелся. Окна комнаты выходили во двор. Света конечно же не было, но на улице ещё пока было более-менее нормально. Зайдя на кухню, он скинул автомат и рюкзак, уселся рядом со столом. На нём уже стояла спиртовка с котелком и тушёнка.

- Слушай, Нюхач, а почему заражённые тут слабее становятся? Я когда за бусинами ходил, так и не встретил нормального Высшего. Троих вообще, догонять пришлось. В гущу я, конечно, не лез, одиночек в основном убивал… - Горец улыбнулся, увидев реакцию Нюхача, - что ты так смотришь на меня? Я не Рэмбо на ежа голой жопой лезть.

- Ну пиз…ц! А что в твоём понятии нормальная Элита? И скольких прикончил? Я, блин, с тебя хренею. Элита, видите ли, ему тут не нравится! - Нюхач уже сам улыбался.

- Пятерых. Не, я серьезно. Не так давно, пару недель назад, замечать стал, что мельчают заражённые. Да и количество меньше становится. И всё понять не могу почему. Жрачки им сильно меньше не стало. Да, осколки городов пореже падают. Но им этого всё равно хватать должно. Вон, тот который за тобой гнался, отъелся же на кластере. Занял его. Не пускал никого. Пару лет точно там хозяйничал.

Нюхач задумался. И правда, почему так. Причин он не знал, лишь предположения.

- Честно, не знаю даже. Я думаю, это из-за количества еды всё же. Тут-то уже и лесные кластеры есть и немало. Тварей полно, и каждый жрать хочет. А чтобы в Элиту вырасти, сколько сожрать нужно? Вот и я не знаю. Дерутся ещё между собой. Кому-то везёт вырасти в Элиту и свитой обзавестись. Они и убивают более мелких, чтобы конкурентов не было. А там, в глубине Пекла, жратва им постоянно падает. Остаётся только не сдохнуть от клыков более сильного. В Среднем Поясе, где иммунные живут, там на Элиту нарваться довольно непросто. Забредают, конечно. Но нечасто. Да и трейсеры постоянно утюжат кластеры.

- Может и так, но всё равно странно, – задумчиво произнёс Горец, - а что за трейсеры?

Нюхач поморщился.

- Да те же рейдеры. Только в рейды ходят исключительно на заражённых. Так-то я тоже трейсером считаюсь, но мне эти новомодные названия не по душе. Рейдер он и есть рейдер. Есть сталкеры ещё. Эти бродят по кластерам в поисках чего-то интересного и ценного. Информацией торгуют, в основном. Вообще, изначально, все иммунные хватами назывались, - Нюхач сделал паузу, отпивая чай, что уже разлил по чашкам Горец.

- От слова хватать?

- Ну да, вроде как ухватил и спрятался. В прошлом ведь как, железяками пластались и ими же тыкали друг в друга, – Горец усмехнулся на эти слова, - даже лет пятьдесят-сто назад такого обилия всяких благ тут не было. Вот и прикинь, каково выживать тут было с мечом или "Мосинкой" какой-нибудь, – Нюхач сделал ещё глоток и продолжил:

- Хватами сейчас зовут тех, кто тут прожил уже десятки лет и ещё помнит те времена.

Горец удивлённо вскинул брови. Он ведь и правда, никогда не задумывался сколько времени существует этот мир. А до встречи с Нюхачом он вообще не знал, есть ли ещё нормальные люди кроме него.

- Мы же вроде как бессмертные, вот от этих первых выживших и повелось, хваты. Не знаю правда, живы ли кто-нибудь из этих самых первых. Но если и да, то эти монстры покруче тебя должны быть. Да и те, кто на слуху, Бесогон тот же, ребята крутые. Я даже сначала подумал, что и ты хват, очень уж лихо Элитника привалил. Что?

- В смысле, бессмертные?

- Не знал, да? Ха-ха! Зараза Стикса выгоняет из иммунных всю другую заразу. Мы не болеем, от слова совсем. Раны затягиваются как на собаке, да что говорить, руку или ногу отрастить заново можно! - Горец при этих словах поморщился, видимо, что-то вспоминая, – единственное, что нас убить может, это радиация. Ну и пуля. Или твари. Это очевидно уже. А так, мы перестаём стареть в какой-то момент и всё. А старики, наоборот, омолаживаются. Мне думаешь, сколько на самом деле? Не, я не старик, конечно, но четвертый десяток разменял уже, - снова промочив горло, он продолжил:

- Жизнь в Улье очень непредсказуемая, пожить спокойно сотню другую лет тут вряд-ли удастся, ветераны уже те, кто тут год два небо коптит. А у тебя вообще, год за три, - усмехнулся Нюхач.

- Удивил... - протянул Горец, - бессмертные значит… - взгляд его сейчас смотрел сквозь собеседника.

- Только сейчас подумал, имя я тебе в цвет подобрал. Бессмертный, с мечами, - хохотнул Нюхач. Горец же как-то отстраненно улыбнулся краем рта.

- Ты чего?

Горец махнул головой, словно отгоняя какие-то мысли. Многое у него встало на свои места. Но вопросов сильно не убавилось. Если всё так, как рассказывает ему Нюхач, плюс его собственные домыслы, зачем они здесь? Ведь получается чёткая как часы система, лишь эти Внешники, о которых упомянул Нюхач, выпадали из неё. Ладно, думать об этом можно бесконечно и не здесь.

- Задумался, - коротко ответил Горец.

Не спеша поужинали, потом устроились спать. Нюхач снова заговорил про дежурства, на что Горец снова усмехнулся, но промолчал и улегся, мгновенно уснув. Нюхач некоторое время не спал. Непривычно было, вот так, как в нормальном стабе, просто лечь спать. А то, что вокруг, возможно, бродит куча опасных тварей, совсем не волнует. Но через какое-то время вырубился и он.

Глава 4

Примерно 10 километров от абстрактной границы Пекла.

Неизвестный кластер.


Горец растолкал Нюхача рано утром.

- Подрывайся давай, спешить надо.

Он сначала не понял, а потом всё-таки продрав глаза уже осмысленно переспросил:

- Что случилось? - Горец лишь махнул неопределённо, но ответил:

- Не могу точно сказать. Валить надо и в темпе. Иначе застрять можем.

Горец особо взволнованным не выглядел. Собрались быстро, проверили снарягу, Нюхач поплотнее уложил РДшку, чтобы не брякало.

Минут через пять они уже скорым шагом шли через дворы. Горец всё время будто принюхивался, хотя на самом деле это было не так. Нюхач всё хотел расспросить его, но всё же молчал, следуя за ним шаг в шаг. И тоже оглядывался. Он даже Дар подключил, но Горец позже сказал, чтобы не напрягал зря силы. Вот как он это делает? Ощутить применение Дара, это же какое преимущество получается. Правда, Нюхач не знал, что Горец всего лишь считывает эмоции. Он все чаще "впускал" в свою сферу восприятия Нюхача, изучая обычные человеческие эмоции. На будущее, чтобы не ошибиться в выборе действий. Не каждый встречный иммунный будет с добрыми помыслами. А наперёд знать, хотя бы на пару секунд быстрее, намерения противника, это залог победы. Вот и сейчас Горец ощутил эмоциональный напряг товарища с примесью чего-то ещё. И понял, что он использует свой навык. Нужды в этом сейчас не было, о чём и сообщил рейдеру. А через несколько секунд это непонятное что-то ушло из его эмоций. И Горец сделал вывод, что правильно "прочёл" Нюхача. А ещё он ощущал сгущающиеся вдали "тучи" вокруг них. Свободно было только на востоке, куда они и шли. И если не поторопиться, то они рискуют не успеть проскочить в этот проход. Горец догадывался, что там. Заражённые, много заражённых.

Чуть погодя рейдер нарушил молчание.

- Может тачку поищем? - Горец ненадолго задумался и кивнул. Теперь рейдеры крутили во все стороны головами в поисках целого и непобитого транспорта. Через какое-то время им повезло. В очередном дворе, который они пересекали, обнаружился почти целый УАЗик. Даже водительская дверь была открыта. Крыша машины была чуть промята внутрь, будто кто-то на неё спрыгнул. Наверное, так и было. А останки, разбросанные рядом, скорее всего, принадлежали хозяину. Заглянув внутрь машины, Нюхач радостно воскликнул, что ключ на месте.

- Лишь бы завелась, - остудил его радость Горец. Но Нюхач не обратил внимания. Сев в кресло водителя, он уже начал запускать двигатель. Несколько раз чихнув облаком густого выхлопа, УАЗик ровно затарахтел.

- З...сь, живём! Почти пол бака! Прыгай и валим отсюда.

Горец устроился на сиденье рядом и Нюхач тронулся.

- Куда ехать-то? - спросил Горца рейдер, когда они выехали из двора.

- Так и едь прямо, не сворачивай. Не гони только.

- Понял, не дурак.

Ехали они сейчас почти строго на восток. Под колёса то и дело попадали обглоданные костяки и Нюхач опасался пробить колесо и был сосредоточен. Да и мусора хватало. Заторов на дороге почти не было, пару раз всего пришлось выезжать на тротуар, объезжая места серьёзных аварий. Тварей вокруг не было, вернее, они наверняка были, но нападать не решались. Лишь один раз не в меру резвый отожравшийся бегун не менее резво перебежал дорогу метрах в пятидесяти впереди, скрывшись в переулке. Нюхачу это нравилось. Когда ещё так спокойно покатаешься по Пеклу? Будь с ними тогда Горец, трагедии бы не случилось. Снова накатила грусть, но Нюхач усилием воли прогнал эти чувства, мельком глянув на Горца. Тот будто в себя ушёл, полуприкрыв глаза. Надо ему очки раздобыть, распугает ведь всех. Квазы конечно те ещё страшилища, но вот именно этот контраст в Горце и пугает. Вроде нормальный на вид, разве что черты лица хищно заострены, а так человек человеком. И на тебе, глаза как у матёрой Элиты. Улыбка вообще пи...ц. Как он говорил, иногда пригождается? Нюхач поёжился.

Так они и ехали ещё минут двадцать. Мерно урчал двигатель, эхом отражаясь от домов. Пустота и разруха вокруг. Будто и не в Пекле вовсе, а в горячей точке после войны, хотя машину и провожали с опаской десятки чёрных глаз. Твари тут были и было их достаточно много. Будь Нюхач без Горца, его бы разорвали через минуту. Но он этого не знал и спокойно вёл машину.

Вскоре они выехали за пределы этого кластера. Выехали на лесной просёлок. Как и везде в Улье, резкая граница и другая местность. Нормальная дорога сменилась на ухабистую гравийную. Машину тут же начало потряхивать на буграх. Нюхач чуть снизил скорость. Горец, наоборот, сказал ехать быстрее. Выплыв из своей задумчивости, он сейчас выглядел взволнованным, хоть по лицу и не скажешь. Но Нюхач понял это по чуть нервным движениям.

- Что? - спросил он, разгоняя машину. Трясти стало ещё больше, да и скрипеть УАЗик начал просто нещадно. И звуки эти для Нюхача были как наждачка по нервам.

- Там и там, - показал рукой налево и направо Горец, - идут твари. С утра только беспокойство было, сейчас уже понимаю в чём дело. И если не успеем проскочить между ними… - он многозначительно замолчал.

Нюхач побледнел. Нарваться на две Орды, идущие друг другу навстречу, это попасть не то, что между молотом и наковальней, это намного хуже. Даже Горец с его умениями не поможет. И Нюхач втопил педаль газа до упора. Двигатель взревел, хрустела коробка, когда рейдер повышал передачи и машина понеслась совсем вскачь по разбитой дороге.

- Сколько у нас? - нервно спросил Нюхач.

- Минут двадцать. Должны успеть, - на особо крутом ухабе людей подбросило, - если ты не угробишь нас в этом катафалке!

- Не угроблю! - перекрикивая рёв движка ответил рейдер. Двадцать минут, это же совсем немного!

Вскоре прямая, как стрела дорога начала забирать правее.

- Твою-то мать! - выругался Горец, - если дорога так и продолжит поворачивать, мы либо влетим в Орду, либо проскочим совсем у них под носом! Газу, Нюхач, газу! Иного выхода всё равно нет!

- Да п...ц же! - простонал рейдер, выжимая из машины всё что можно и молясь про себя. А дорога между тем так и продолжала забирать вправо, лишь немного выровнявшись. И не свернуть никуда, по обе стороны лес. Буквально через минуту бешеной езды лес вдруг оборвался, гравий сменился хорошо наезженным просёлком посреди поля. Трясти тоже почти перестало и машина, будто сама почувствовав лучшую дорогу, поехала быстрее. Рейдеры замотали головами. Заросшее колосом по пояс поле с редкими вкраплениями островков леса, тянулось во все стороны на несколько километров и впереди поднималось пологим холмом.

- Топи Нюхач, должны успеть! - чуть ли не прорычал Горец. Нюхача будто сдавило со всех сторон. Чуйка снова завопила об опасности, но рейдер не обращал внимания на это и следил за дорогой, которая, к счастью, начала забирать уже левее.

- Сколько у нас? - коротко бросил Нюхач.

- Немного, но должны… с…а! - и дальше пошли совсем уж непечатные выражения, рейдер аж заслушался. Легче, правда, совсем не стало.

- Впереди осколок провалился! Вот и прут уроды!

- Что-о?! - Нюхач побледнел ещё больше, хотя больше уже было некуда. Если впереди город, то это хуже, чем просто проскочить между Ордами тварей. Там сейчас такой кавардак должен твориться! Люди не знают, что произошло, связи нет, электричества нет, всем хреново. А если ещё и быстрый кластер, то это совсем задница. Куча аварий, народ на улицах, а может быть свежеобращённые уже радостно урча, поедают людей.

И как в подтверждение слов Горца, перевалив за небольшой холм, рейдерам открылась картина города. Поле ещё тянулось примерно с километр, а дальше были видны спальные районы какого-то небольшого городка. Дома были не выше пяти этажей, хотя дальше и виднелись многоэтажки. Людей пока видно не было, далековато ещё, да и вряд ли кто-то сунется на возникшее откуда ни возьмись поле. Просёлок упирался в широкую улицу с дорогой на четыре полосы. Машин вроде бы много не было. Наметилось какое-то движение. Ну да, народа на улице полно. Только непонятно, нормальные они или уже обратились. Нюхач только сильнее сжал руль.

- Е..шь напролом. Всё равно никому тут не помочь, - будто прочтя мысли рейдера, сказал Горец.

- Автомат возьми и в воздух стреляй. Чтобы хоть разбегаться начали. С предохранителя только сними. Вон та планка сбоку, вниз на щелчок.

Пока Горец возился с оружием, они уже съехали с холма и до города оставалось рукой подать. Горец наконец справился с автоматом и сейчас крутил ручку стеклоподъёмника. От очередного резкого движения она всё-таки отломилась. Смачно выругавшись, Горец локтем высадил стекло. В салон сразу ворвался поток воздуха.

Навстречу им выехала какая-то иномарка, истошно сигналя.

- Да съе...сь ты!! - заорал Нюхач, сам вдавливая клаксон. Когда до несущейся навстречу машины оставалось метров двадцать и Нюхач уже думал сворачивать в поле, резким треском раздались выстрелы. От неожиданности Нюхач даже вильнул немного. На встречной машине в лобовом стекле появилось несколько отверстий. Сигнал резко стих и иномарка вылетела с дороги на поле.

- Ты чё делаешь?! - завопил на спутника рейдер, поняв, что случилось.

- Жизни нам спасаю, что ещё!! - зарычал в ответ Горец. Нюхач снова выругался. Может, кто и выжил в той машине. Останавливаться и проверять, естественно, он не собирался.

Перед въездом в город Нюхач снизил скорость и они почти спокойно заехали на асфальт, будто из ниоткуда начинающейся улицы. Граница кластера проходила буквально в паре метров от первых домов. Рейдер ощутил на себе десятки взглядов. Люди на тротуарах в спешке уходили, кто-то наоборот, с телефоном в руке, снимал их на камеру. Идиоты. Снова раздались выстрелы. На этот раз Горец стрелял вверх, но Нюхач всё равно покосился на него. После этого люди, наконец, начали разбегаться, женщины завопили. Впереди едущие машины или уступали дорогу или ускорялись.

Первый же перекрёсток встретил их затором. Машин шесть столкнулись и перегородили дороги во всех направлениях.

- По тротуару давай! Времени нет! Я уже чую их Голод! - опять зарычал Горец. Нюхач сначала хотел возразить, не по людям же ехать, но упоминание о близости голодной Орды сделало своё дело. Он вывернул на тротуар, постоянно сигналя людям впереди. Те что-то кричали в ответ, размахивали руками, не спеша освободить проезд. ТА-ДА-ДА-ДАХ!!! Вновь застучал автомат в руке Горца. Несколько человек мешками повалились на землю. Нюхач лишь бессильно взвыл, с силой вдавливая клаксон. Теперь только людей проняло и они стали убегать в разные стороны.

- Да быстрее же!! - заорал на Нюхача Горец. Тот снова втопил педаль. Перевалив через тела расстрелянных людей и объехав опустевшее место ДТП, рейдер вывернул обратно на дорогу.

- Ну нахрена?

- Они и так трупы, подарил им лёгкую смерть. А мы ещё живы. И я не хочу тут помирать из-за всяких мудаков, - уже почти спокойно ответил Горец.

Они гнали сквозь обречённый город, а на пятки им наступали твари. Их ещё не было видно, но уже и Нюхач что-то ощущал в воздухе, беду, страшную беду. Люди вокруг ещё ничего не подозревали, только косились на бешено сигналящий побитый УАЗик. В одном месте Нюхачу пришлось боднуть впереди плетущуюся машину. Ладно хоть Горец не стал снова стрелять. А Нюхачу открылась другая сторона его напарника. Он понял, что Горцу плевать на чужие жизни. Он слишком долго прожил среди смерти тысяч людей. Не обращать внимания на это для него стало жизненной необходимостью. Для него все, кто сейчас находится в этом городе уже мертвы. С одной стороны так и было, скоро тут начнётся Адов пир. Но вот Нюхач никак не мог принять этого. Он никогда вот так, хладнокровно, без причины, не расстрелял бы людей.

Так они и мчали по прямому как стрела проспекту. Горец периодически постреливал в воздух, разгоняя впереди едущие машины. Один магазин уже расстрелял. Кластер оказался неожиданно большим. Уже минут двадцать прошло с того момента, как они въехали в город. Конечно, местами приходилось и замедляться, объезжая аварии или заторы на перекрёстках. Чем они глубже заезжали в город, тем больше становилось ДТП. Да и поведение людей становилось всё более нервозным. Рейдеры видели даже каких-то грабителей, они выносили технику из магазина с разбитой витриной. Наверное, такое сейчас было во многих местах, полиции слышно не было. Да и что говорить, ни связи, ни электричества. Куча вопросов и проблем, в одночасье свалившихся на людей.

- Заражённые уже в городе, - произнес Горец, когда они объезжали очередную аварию. Владельцы пострадавших машин громко орали друг на друга. Нюхач чертыхнулся и объехав, наконец, место ДТП, снова притопил педаль газа. Странно, но сейчас, после слов Горца, страх не пришёл. Вернее, страшно было, но не так, когда они пёрли по лесной дороге или полю. Будто перегорело. Осталась только холодная сосредоточенность и в районе желудка поселился мороз.

- Бензина мало, этот грёбаный крокодил жрёт топливо как танк, - сказал Нюхач. Горец выругался.

- Значит другая машина нужна. Тут их вон, выбирай не хочу.

- Так ведь… - начал было Нюхач, но осёкся. И снова Горец прав, как бы горько это ни было. Рейдер добавил:

- Попроще нужна, без наворотов.

- Едем пока на этой, должно что-то попасться. Твари далеко пока, сюда доберутся нескоро. Да и драться начнут, когда вторая Волна втянется, - ответил Горец.

Нюхач только кивнул. А проспект между тем упёрся в большую площадь с памятником какому-то деятелю в центре. Тут было кольцевое движение. И самое поганое, машин было столько, что проехать здесь было невозможно. Люди постоянно сигналили, выражая свою злость. Пешеходов тоже было много, кто просто стоял, другие куда-то спешили. Теперь уже и Нюхач выдал многоэтажную матерную конструкцию.

- В объезд?

- Время потеряем. Выходим и бежим на ту сторону. Там хватаем любую тачку, не до жиру сейчас.

Рейдер кивнул и выскочил из машины. Горец чуть задержался, автомат зацепился за ремень безопасности. В этот момент грохнул выстрел. Вокруг поднялась паника, люди заорали и стали разбегаться. Машины засигналили, казалось, с утроенной силой.

Горец уже освободился и глянул вопросительно на Нюхача.

- Пустыш! Люди обращаться начали, по ходу кластер быстрый! Ты же говорил, что они боятся тебя!

- Эти тупые ещё, чтобы бояться! Бежим! - ответил уже на ходу Горец.

Люди при их виде разбегались. Хотя были и такие, что опять же снимали рейдеров на камеры в телефоне. Дураки, никакого Ютьюба уже нет.

Перебежав дорогу среди вставших машин, рейдеры теперь неслись по площади, рассекая людской поток как ледокол торосы. Перед ними расступались. Вот где-то в стороне раздался истошный крик. Потом ещё и ещё. Видимо обратились ещё несколько человек и напали на людей. Рейдеры не обращали внимания, продолжая нестись через площадь. Миновали памятник.

Через десяток секунд они уже добрались до противоположного края площади. Как раз тут был выезд с кольца и Нюхач с Горцем рванули туда, выискивая взглядами подходящий транспорт. Вскоре им повезло. В стоящем потоке машин, Нюхач заметил не новый, красного цвета пятидверный Рэнглер или его китайский аналог. И стоял джип удобно, на крайней правой полосе. Стёкла чернели тонировкой. Рейдеры, вскинув оружие, устремились к нему. Под какофонию сигналов других машин, они подбежали с двух сторон и почти одновременно рванули ручки дверей. Клаксон джипа тут же стих.

- Ч-что...? - раздался испуганный женский голос.

- Вывалилась из машины! Быстро! - заорал Горец, наставив оружие на молодую девушку. Она была пристёгнута ремнем безопасности, потому он и не мог её просто выдернуть из салона. А девушка будто и не собиралась выходить, оцепенев от накатившего страха. Вцепилась в руль, вылупившись на Горца бешеными глазами. Ситуацию разрешил Нюхач. Он залез с другой стороны и отстегнул ремень, вытягивая всё так же находящуюся в глубоком ступоре девушку на себя. Руль она так и не отпустила, поэтому проблемы возникли уже у Нюхача. В этот момент бабахнули выстрелы. Рейдер уже ожидал потоки крови на себя, но услышал рык Горца.

- Морды в землю! Убью нахрен! – видимо, нашлись смельчаки, решившиеся помочь девушке.

Горец смерил взглядом попадавших на асфальт нескольких мужчин и обернулся к Нюхачу.

- Чего ты копаешься?! - и ткнул девушку кулаком в висок. Та сразу обмякла и Нюхачу сразу стало тяжело и неудобно.

- Млять! Убил что ли?! - заорал теперь Нюхач.

- В отрубе! Выкидывай её и поехали!

Однако Нюхач сделал по-своему. Он сначала усадил девушку на пассажирском сидении, потом залез на задние места. Дальше он кое-как пропихнул девушку между передними сиденьями назад и захлопнув дверь, уселся вперёд.

- Теперь поехали!

- Ну нахрен она тебе?! - спросил Горец прыгая в водительское кресло, - проблем мало?! - он воткнул первую передачу и джип с рывком тронулся. Выворачивая на тротуар, Горец задел бампером машину впереди. Оттуда никто так и не вышел, лишь засигналили чаще. Выехав на тротуар, он начал разгоняться, особо не обращая внимания на людей, в панике разбегающихся в стороны, пока, благо, ни на кого не наехав.

- Да хоть кого-то спасти! Вдруг иммунная! Улей отблагодарит!

Горец выругался.

- Да хоть и так, что ты с ней делать будешь в пути?! Сколько нам ещё до стаба твоего? А с ней как?!

Джип в этот момент качнуло и послышался глухой удар. Нюхач снова взвыл от досады. Тело сбитого человека отбросило в сторону и ударило о стоящую в пробке машину. Горец же пёр по тротуару ни на что не обращая внимания. На следующем перекрёстке тоже была авария, но дальше дорога уже была свободнее. Выехав на проезжую часть, Горец обернулся на лежавшую сзади девушку. Обычная футболка с каким-то рисунком, джинсовые короткие шортики. Темно-русые волосы подстриженные в короткое карэ сейчас беспорядочно разметались по симпатичному лицу. Он хмыкнул и обратился к Нюхачу:

- Сам ей голову дырявь, когда обращаться начнет. Да и вообще, ты и отвечай за неё. А будут с ней проблемы, выкину из машины.

Нюхач не ответил. Он уже и сам себя ругал за неожиданный порыв. И Горец снова прав. В их ситуации девушка, будь она хоть трижды иммунная, становилась обузой. Как она себя поведёт, когда очнётся? Да даже если и не будет с ней проблем, её защищать нужно, тут самим бы вырваться! Нюхач чертыхнулся. И не оставишь её теперь, сам и взял на себя эту ответственность. Чем он думал тогда?! Наперекор Горцу хотел сделать? Молокосос, ей-богу, а не рейдер бывалый. Сколько таких ситуаций было в рейдах с Отрядом, не счесть. И сам он молодым объяснял эти простые истины.

Горец же, ощущая метания Нюхача сказал:

- Ладно, чего уж. Будем живы, не помрём. Может и правда, иммунной окажется.

***

До границы кластера добрались без проблем. Ехали молча. Машины на дороге пробок не создавали, да и меньше их стало к окраинам. Людей на улицах было, наоборот, много. Местами они стояли скучковавшись, будто обсуждая что-то. Видели и пустышей, ковылявших за убегающими людьми. Были и те, кто снимал их на камеры телефонов. Дебилы, в котороый раз уже подумал Нюхач. Пару раз навстречу рейдерам вылетали экипажи полиции. Но на их машину внимания не обращали, проносясь на всех парах мимо.

- Девчонка твоя, кстати, минут пять как очнулась, - произнёс Горец.

- А? - сначала не понял Нюхач. Потом обернулся к лежащей позади девушке. Та вдруг открыла глаза и посмотрела прямо на рейдера.

- Голова болит? - спросил он, доставая флягу с живчиком. Сам он уже приложился к ней до этого. Девушка промолчала, осторожно задвигалась и приняла сидячее положение. Её качнуло и она рукой ухватилась за сиденье.

- Болит, - сделал вывод рейдер и протянул ей фляжку, - пей маленькими глотками, поможет. Поверь мне.

Девушка лишь мотнула головой и поморщилась от боли. Левая сторона в районе виска чуть припухла и начала синеть.

- Насиловать будете? Кто вы? - всхлипнула тихо девушка.

- Сдалась ты нам, насиловать тебя, - буркнул Горец, глянув на девушку через зеркало заднего вида. Встретившись взглядом с Горцем, девушка широко открыла глаза, побледнела и плотно прикрыла ладошкой рот, вжавшись в спинку сиденья ещё сильнее.

- Лучше на дорогу смотри, сам поговорю, - сказал Нюхач. Горец в ответ лишь усмехнулся, ладно хоть оскал свой не показал. Рейдер вновь обратился к девушке, в душе радуясь, что она не истерит и не вопит:

- Плохого мы тебе ничего не сделаем…

- Тогда отпустите, - перебила его девушка.

Машина в этот момент начала снижать скорость и остановилась, выехав правой стороной на тротуар. Джип качнуло, а девушка снова поморщилась.

- Иди, - сказал Горец.

Она уже собралась выйти, но Нюхач её остановил.

- Подожди. Если ты сейчас уйдешь, то не проживёшь и часа, а может и того меньше. Вспомни, что сегодня случилось. Туман с кислым привкусом. Потом обморок. Когда очнулась, оказалось, что связи нет и электричество пропало. И самое главное, тебя терзает дикий сушняк и голова трещит не переставая. Никакие таблетки с водой не помогают. Знакомо?

Девушка в ответ неуверенно кивнула.

- Так вот… - Нюхача перебил уже Горец.

- Время, Нюхач, - и тоже обернулся к девушке. Она снова отшатнулась, - короче, у тебя два выхода. Первый, через дверь и в пасть заражённым. Они сейчас рвут всех подряд на том конце города. И никуда ты не денешься от них. И второй выход. Едешь с нами. Возможно даже останешься в живых. Твари, по крайней мере, тебя не сожрут.

Девушка посмотрела на Горца как на психа. Немудрено в общем-то.

- У тебя пять секунд, - припечатал Горец.

Девушка же, видимо решив для себя, что Нюхач более адекватен, тихо спросила:

- Я правда могу уйти?

- Можешь. Только вот то, что сказал мой друг, чистая правда и я тебе всё-таки советую прислушаться.

Что-то такое звучало в голосе Нюхача и Горца, либо то самое предчувствие, что мучило девушку после странного события несколько часов назад, толкнуло к принятию решения и девушка нерешительно отсела от двери. Поджав ноги, она удобнее устроилась на сиденье.

Нюхач кивнул и сказал Горцу:

- Едем.

Он ещё раз глянул через зеркало на девушку, хмыкнул и тронулся. Скорость набрал довольно быстро. А через несколько минут молчаливой езды кластер закончился и машина выехала снова в поле. Тут рос подсолнечник, весело подставляя солнцу свои яркие лепестки. И людей было прилично, они стояли, явно не понимая, откуда тут взялось поле, куда делся остальной город. Несколько машин ехали по просёлку уже в полукилометре от города. Может им и повезёт выжить.

Девушка начала озираться с удивлённым взглядом. Нюхач глянул на неё:

- Что? Не узнаёшь места?

- Г-где мы?

- В Пекле, - бросил Горец, он был все ещё раздражен появлению ненужной попутчицы.

Машину начало раскачивать на неровной дороге и девушка всё же не смогла удержать болезненный стон. А рейдер и не собирался сбавлять скорость, ощущая накатывающий Голод Волны тварей в городе. Нужно было поскорее уехать подальше, хорошо ещё, машина заправлена под пробку.

Нюхач снова протянул девушке фляжку.

- Выпей говорю. Полегчает.

- Что это? И где мы? И зачем вы меня похитили? - уже настойчивее спросила девушка, но флягу приняла. Понюхав содержимое, она скривилась.

- Пей, лекарство это, на спирту просто, - Горец усмехнулся, но смолчал. Девушка сделала небольшой глоток и вся напряглась, явно сдерживая рвоту. А через несколько секунд ошарашенно открыла глаза.

- Это наркотик какой-то?

Нюхач улыбнулся:

- Нет, лекарство, говорю же. Выпей ещё чуток и знакомиться будем. Заодно постараюсь ответить на некоторые вопросы.

Девушка сделала ещё пару глотков и отдала фляжку. На её лицо быстро возвращались краски, да и глаза стали живее.

- Кто вы и зачем меня похитили? Что вообще происходит? - по тону девушки было понятно, что она жутко боится, но всё-таки не позволяет себе истерики. Горец её уже "прочёл" и был несколько удивлен относительному спокойствию в её эмоциях.

- Мы тебя не похищали, ты сама осталась, - сказал Горец. Раздражение его уже почти улеглось. Сейчас его больше мучил вопрос, обратится она или нет. Тратить на неё белую бусину очень не хотелось, у него их и так всего две с собой и скоро нужно будет одну из них принять. А найти Иного среди здешних и так небогатых на тварей осколках будет очень затруднительно. Плюс к этому то, что говорил Нюхач - белый жемчуг самая великая ценность в Улье. Правда, Горец к этому относился всё равно довольно просто.

- Я Нюхач. Моего черноглазого друга зовут Горец, - девушка выгнула бровь, - это не клички и не позывные. Это имена. Дальше буду рассказывать, сама все поймёшь. А ты...? - и Нюхач сделал паузу.

- Катя, - не очень уверенно ответила девушка. Нюхач пожал плечами, мол Катя так Катя, однако дал понять, что ни разу ей не поверил. Она опять поморщилась и сказала уже правду, - Инга. Так что происходит? Куда мы едем? Откуда тут поле? Я же вчера ездила в эту сторону. Тут ещё пара кварталов и потом озеро с лесом должны быть и база отдыха, а дальше дачный посёлок.

Нюхач собрался только начать свой рассказ, но хлопнул себя по лбу и извернувшись, начал проверять боковые кармашки рюкзака. Вытащив какие-то сложенные листки, он отдал их Инге. А ещё она заметила, что он не выпускал пистолет из руки. Это хоть и напрягало, но ей хотелось верить, что это не для неё. Что она может с двумя мужиками сделать? А этот с чёрными линзами вообще до мурашек пугает.

- Вот, почитай, специально для таких как ты печатали. Кое-какие вопросы отпадут сами собой, а на другие я отвечу. И говорю один раз, лучше тебе сразу поверить в то, что там написано, потом будет легче.

- А мне такую не давал, - буркнул Горец. Дорога плавно взбиралась на холм впереди. Чувство опасности понемногу покидало Горца. Вырвались значит. "Тучи" остались где-то позади.

- Да я вообще забыл, что они есть у меня. В стабе каждому рейдеру выдают, вдруг, кого вытащить удастся. Так и долгие разговоры отпадают обычно.

Через минуту чтения девушка негромко фыркнула:

- Не бывает такого. Это ведь неправда? - закончила она уже другим тоном.

- Дочитай, - отсёк Нюхач.

- Слушай, может ей бусину красную дать? - спросил Горец, после некоторых размышлений. Нюхач удивлённо на него посмотрел, всем видом спрашивая зачем. Горец пожал плечами и ответил:

- Если она не иммунная, то начнёт обращаться сразу. Ну, я так думаю. А если иммунная… всё польза какая-то будет.

Нюхач покачал головой. Как у Горца просто. Красную туда, чёрную сюда, небось и белая в загашнике припрятана. С него станется. Но при этом идея была неплоха. Если учесть, что жемчуг это своего рода катализатор для заразы, то почему и не попробовать. Тем более жемчуга у них сейчас много.

- Смотрите. Инга, это для тебя больше. Чтобы поверилось быстрее, - произнёс Горец, спустя еще минуту езды по нескончаемому полю.

Машина начала плавно останавливаться. Впереди, метрах в пятидесяти на обочине, чуть примяв подсолнечник, стояла легковушка. Явно из города. И рядом с ней, как раз почти на дороге были два человека, усевшись на корточки над третьим. Издалека было не разобрать, что там происходит. Но рейдеры знали. Теперь нужно было провести жёсткий ликбез и для девушки.

Инга оторвалась от чтения и глянула вперёд.

- Плохо кому-то?

- Ага, смертельно плохо, - усмехнулся Горец, - вылезай, прогуляемся.

- Горец… - начал было Нюхач, хотя и сам понимал, что лучше так, - эх… клевца нет, шуметь придется.

- Вряд ли. Если уже успели хоть немного поумнеть, то убегут. Если нет… - Горец подхватил с торпеды свой свёрток и, развязав его, достал один из серпов, - идём.

Девушка была шокирована при виде клинков. Это совсем порвало ей шаблон и привычная картинка мира стала трещать по швам ещё сильнее. В то, что было написано в брошюрке, девушка не верила. Слишком невероятно, слишком страшно, чтобы поверить. А эти двое? Бандиты какие-то с автоматами, но странные. Ничего даже ей не сделали. Почти, синяк от удара никуда пока что не делся, пусть и почти перестал болеть после того странного напитка. Девушка она симпатичная. Нет, ей совсем не хотелось, чтобы ей причиняли вред, но по всем канонам жанра должны были. Имена эти еще, психи не иначе. И это тоже было страшно. Инга не знала, что ей делать. И тут этот Горец развернул свой свёрток и достал… что? Явно что-то режущее. На мечи, какими их знала девушка, эти штуки мало были похожи. И жутью смертной почему-то веяло от них… а впереди, что там? Явно же кому-то плохо. Или как? Если верить этой писанине, то там человеку не плохо стало, а едят его!

Инга мелко задрожала от осознания. Будто по голове ударило. Горец первым заметив её состояние произнёс:

- Вижу, проняло. Идём-идём. Лучше сейчас это увидеть и побороть страхи, чем потом трястись всё время. Ужасов тут хватает. И есть вещи куда страшнее, чем пара только обращённых низших.

Горец первым вылез из машины и глубоко вдохнул свежий, не пропитанный миазмами смерти воздух. Даже в голове на секунду помутилось. Спустя минуту вылезла сначала девушка и потом уже Нюхач. Оружие наготове, хотя и не было в этом смысла.

- Идём тихо, чтобы раньше времени не заметили, - сказал Горец. И люди не спеша направились вперёд. Инга обхватила себя руками и какой-то деревянной, будто на заклание, походкой шла между рейдерами. Нюхач с пистолетом шёл чуть позади.

Чем ближе подходили люди, тем отчётливее становились слышны жуткие звуки. Чавкание, урчание, треск рвущейся плоти. Два пустыша, подросток и женщина, жрали плотного мужика, видимо, главу семейства. Кровищи уже было, как на скотобойне. Да и воняло прилично, хоть ветерок и был боковой. Вот женщина почти по локоть погрузила руки в разорванное брюхо мужчины, вытащила сизые кишки и вцепилась в них зубами. Второй пустыш, ребёнком уже не поворачивался язык назвать эту тварь, обгрызал бедро трупа. Как они свалили немаленького мужика для Горца было загадкой. Может ему реально плохо стало, вышли подышать, эти и обратились. Он обернулся к девушке. Та была бледной, как мел и с широко открытыми глазами. Рот прикрыла ладонью. Когда до жрущих заражённых осталось метров десять, люди остановились. Твари пока их не замечали.

- В это ты веришь? - тихо спросил Горец, отойдя чуть в сторону, чтобы Инге было всё видно. Девушку уже трясло не на шутку. Раздались щелчки. Это Горец пару раз щёлкнул пальцами. Бывший подросток оторвался от погрызенной ноги, из его пасти выпал недожёваный кусок мяса. Пацан, вся морда в крови. И взгляд в подернутых бледной мутью глазах. Ничего живого и такую жуть нагоняет, что аж морозит. Тварь заурчала. Мамаша тоже оторвалась от трапезы и уставилась на людей. Инга тихо пискнула. Её ужас сейчас даже без всяких Даров ощущался. Она крепко вцепилась в руку Горца. Нюхач мягко её отстранил. А твари между тем заурчали ещё громче и ломаными движениями встали на ноги и двинулись к людям. Инга было дернулась, но Нюхач её удержал. Горец пошёл тварям навстречу. Спустя пару секунд и два взмаха серпом, твари мешками бухнулись на землю, а головы с глухим стуком покатились по земле, оставляя кровавые следы. Крови на клинке не было, как и киношных фонтанов из обезглавленных тел. Он обернулся к стоящим позади Нюхачу и Инге.

- Вот и всё. Не так страшно, на самом деле. Пока они не отожрались.

Девушку вырвало. Рвало её долго и до желчи. Горец за это время успел пошариться во второй машине. Полезного ничего не было, за исключением кое-какой еды и вскрытой палеты с минералкой. Всё это он перетащил в джип. И уже с одной бутылкой подошёл к Нюхачу и Инге. Той уже стало лучше, слёз не было, хоть и глаза были красными. Крепится девчонка, отметил Горец. Протянув ей бутылку, он достал из внутреннего кармана куртки жемчужину и стал крутить её пальцами. Нюхач мотнул головой и тоже достал жемчужину. Горец пожал плечами и свою убрал. Девушка не заметила этой пантомимы, она хлебала воду, будто она была последней в мире. Рейдеры подождали, пока она напьется и оба посмотрели на неё.

- Я тоже такой… стану? - севшим голосом спросила Инга. Так же она и поняла, почему этот Нюхач не выпускал пистолет из руки. Она поняла, что виденные в городе странные люди были уже не людьми, скорее всего. Всё встало на свои места. Брошюра не врала, не врали и стоящие перед ней мужчины. Но она всё так же не понимала, зачем Горцу линзы. Эта неожиданная мысль её рассмешила. Сдержать улыбку не удалось. Это уже истеричное, отметила про себя девушка. Будучи по жизни в меру сильной, она умела себя контролировать. Но вот сейчас контроль ослаб. Именно сейчас решается, будет ли она жить или ей снесут или прострелят голову так же, как и тем двум зомби.

Рейдеры после улыбки девушки переглянулись. Не поняли. Нюхач протянул Инге жемчужину.

- Съешь. И запей, - протянул и фляжку.

- Если я… - начала она, но Горец её перебил.

- Сделаю быстро. И не заметишь ничего.

Нюхач с облегчением бросил взгляд на Горца. Инга взяла флягу и жемчужину. Она притягивала взгляд, была тёплой и очень красиво бликовала на солнце. Девушка ещё некоторое время решалась, а потом быстро закинула в рот жемчужину и запила этим жутким по вкусу пойлом, что Нюхач называл лекарством. Живчик, живец, живун, нектар, как было написано в брошюре. Жемчужина горячим комком провалилась в желудок и растворилась приятным теплом по телу. Это ощущение разливающегося тепла напомнило девушке горячие уколы, этой зимой она переболела пневмонией. Открыв глаза, девушка посмотрела на людей. Нюхач был напряжён, пистолет в его руке чуть подрагивал, но был опущен вниз. Горец, его казалось, ничем не проймешь, стоял расслабленно и тоже смотрел на неё, чуть склонив голову набок. Она поймала его жуткий взгляд. И тут до неё дошло. Никакие это не линзы. Не бывает таких линз, как и не бывает таких глаз! Её снова начало потрясывать.

Будто прочтя её мысли он сказал:

- Не кусаюсь, если меня не кусать. Давайте в машину все и поедем. До города недалеко.

И общее напряжение спало. Резко стало легче дышать. Девушке показалось, что и Нюхач облегчённо выдохнул. Уже сев в машину, на этот раз за руль сел Нюхач, Инга спросила:

- Значит я уже не буду… как эти?

Ответил Нюхач.

- С большой долей вероятности. Я конечно никогда не пробовал такой способ проверки на иммунность, - он покосился на Горца, - но логика в этом есть. Брошюрку-то дочитала?

- Нет ещё.

- Вот и займись. Вопросы потом.

Глава 5

Пекло.

4 километра до абстрактной границы.

Неизвестный кластер.


Ехали спокойно, Нюхач не гнал. Поле тянулось ещё пару километров, потом опять начался лес. Проехали мимо улетевшей в кювет машины. Останавливаться не стали. Девушка, дочитав брошюру, вопросов пока не задавала, переваривая информацию. Единственное, о чём она сразу спросила, везде ли так, волнуясь о родных, что жили в другом городе. От мысли, что такое произошло с родителями и младшей сестрой, её глаза против воли начали заполняться слезами. Но девушка сдерживалась. Нюхач ответил, что провалилась только эта часть города. А потом вкратце объяснил теорию о "копировании миров". На этом девушка более-менее успокоилась и замолкла. Ситуация, в которой она оказалась, её очень пугала. И она прекрасно понимала, что её жизнь теперь зависит от этих двух мужчин, отзывающихся на странные имена. Что полезного она могла? Да ничего! Не трёхмерные модельки им делать? По работе ей приходилось перелопачивать много различной фантастики, в том числе и про зомбиапокалипсис. Еды разве что приготовить могла, это она умела неплохо. Она даже не сильно удивилась, прочитав из чего этот самый живчик делается. Её даже не сильно страшил этот мир, с его трудностями она пока что не столкнулась. Инга была реалисткой и сейчас отчётливо понимала, что она для Нюхача с Горцем обуза. И лихорадочно соображала, чем же может им отплатить, кроме этого самого, о чём не хотелось даже думать. Хотя если они вдруг решат её разложить на капоте её же машины, она и сделать-то ничего не сможет. Тут правит сила. Кто сильнее, тот и прав. А ещё её пугало то, что они находятся сейчас в этом Пекле. Как говорилось в брошюре, это самое опасное место в этом мире и Инга будет только мешать рейдерам. Да и вообще, всё вокруг было слишком невероятно и свалилось слишком неожиданно на неё. Вот и сидела сейчас на заднем сиденье пришибленная. То и дело она ловила на себе жуткий взгляд Горца. И не понять совсем, о чём он думает. Нюхач другой. Хоть и выглядит достаточно молодо, но явно постарше Горца, по взгляду видно. Но он и попроще, нормальный вроде. Горца же она совсем не могла понять. Он как загадка. А эти его мечи, вообще жуть! И как легко он снёс головы этим двум… нет, зомби их уже не назовёшь, в брошюре тоже об этом говорилось. И это давление, когда она проглотила жемчужину, тоже явно от него исходило. И Нюхач видно, что побаивается товарища своего. Кто же он. Непонятно, вообще ничего непонятно и от этого страшно. Весь привычный уклад жизни рухнул в одно мгновение, когда двери машины распахнулись и её чуть не оглушило голосом Горца. Инга даже почти и не злилась за тот удар по голове. Тоже ведь иного выхода не было. Как она поняла, за ними по пятам следовала Орда. Представить себе этого она не могла. Те два заражённых, хоть и выглядели жутко и вморозили её в землю своими буркалами, но выглядели как в кино про зомби, а этот жанр Инга любила. Ей было интересно наблюдать за реакциями попавших в беду людей. А теперь сама на их месте оказалась. Развитых заражённых она представляла какими-то абстрактными чудовищами, которых порой моделировала на работе. Ну не могут существовать монстры, размером со слона, а то и больше. Это всё в книгах и играх только! А сейчас решать что-то надо. Плюс ко всему ей ещё и жемчужину дали. Вроде как огромная ценность в этом мире. Дар! Должен же проснуться какой-то Дар! В магию Инга не верила, но и не верить написанному в брошюре тоже не было смысла. Пока что всё подтверждалось. Может ей повезет и проснется в ней какая-то полезная способность?

- Не напрягайся ты так, - девушка вздрогнула. Горец продолжил, будто прочитал её мысли, - мы не бандиты и не изверги какие-нибудь. Нюхачу я тоже говорил, что он ничего не должен мне за спасение. Хотя именно с его подачи ты с нами. Мне кажется, что он так же думает.

- Так вы… - начала девушка, не зная как дальше продолжить. Ответил уже Нюхач, тоже глянув на Ингу через зеркало:

- Он меня спас. Попал я в переплёт… недавно… - договаривать он не стал, но девушка поняла, что с Нюхачом произошло что-то очень плохое, - вопросы?

- Много. Но не знаю с чего начать. В принципе, я поняла, что вокруг сущий ад и что я, как женщина, здесь больше товар, чем человек. Хочется всё же быть полезной, а не… - она глубоко вздохнула и посмотрела в окно. Мимо проносились деревья, но она будто не видела их.

- Нормально всё будет, - сказал Горец, - Нюхач, ищи съезд какой-нибудь, встанем передохнем. Отъехали достаточно уже.

Нюхач только кивнул. Инга снова посмотрела на мужчин и спросила:

- Научите стрелять?

Горец не выдержал и расхохотался. Даже Нюхач хохотнул, но тут же осёкся. Как и Горец. Правда, было уже поздно. Инга вжалась в сиденье, вперив взгляд в резко заткнувшегося Горца, у неё даже дыхание перехватило от страха.

- Твою же… неудачно вышло… - как-то даже оправдываясь, сказал Нюхач и стал останавливать машину.

Когда джип остановился, Горец сразу же вышел наружу. Нюхач повернулся к Инге. Та все ещё была бледной от страха.

- Он… у него…

- Да… оскал у него тот ещё. Но он абсолютно нормальный человек, такой же иммунный как я или ты. Ну, как, для этого мира нормальный, - сам же про себя спросил, правда ведь он нормальный и продолжил, - есть квазы. В брошюре о них тоже написано. Так вот Горец… в общем, ему очень повезло почти полностью сохранить человеческую внешность. Глаза и зубы только изменились. Я первый раз когда увидел, сам чуть кирпичей в штаны не накидал. Но привык уже. А ещё, он одиночка. Ему с людьми нечасто дело иметь приходится. Так что… не удивляйся. Закидоны тут у всех есть. И у тебя будут. Попей и пойдем воздухом подышим. Мальчики налево, девочки направо типа.

Нюхач выбрался из машины и подошёл к Горцу. Инга не слышала о чём они говорят. Нюхач махнул рукой, мол нормально всё, а Горец вроде улыбнулся даже. И Инга решилась выйти.

Горец при её появлении чуть напрягся.

- Извини, - тихо сказала она, - очень уж… впечатлило.

Горец дёрнул уголком губ.

- Ничего. Рано или поздно всё равно бы увидела. Пусть лучше сейчас, - ответил он. Потом сказал Нюхач:

- Если в туалет кто хочет, давайте резво и едем. Место ещё найти встать надо.

Горец и Нюхач ушли через дорогу. А Инга некоторое время помялась, но потом плюнула на смущение и обошла машину.

Минуты через три они уже были в пути.

- А вы уже долго здесь? - спросила Инга. Ей нужно было хоть что-то знать о своих спасителях, чтобы чётко понимать, как себя вести с ними дальше. Сидеть мышкой не очень-то хотелось.

Первым ответил Нюхач:

- Больше двух лет уже. Можно сказать старик. Особо долго тут мало кто живёт. Из мужчин, имею в виду. Кто поумнее и осторожнее, тот и выживает.

- Настолько всё плохо?

- Нет. В принципе, жить и тут можно. Но нужно быть всегда настороже. Ну и да, стрелять тоже уметь надо.

- А ты, Горец?

Он ответил не сразу. Сначала глянул на неё через зеркало. Девушка снова внутренне поёжилась.

- Не считал точно. Года два с половиной, плюс минус, - он ненадолго задумался, будто решая говорить дальше или нет, - у меня ситуация сложилась… несколько иначе.

Нюхач на эти слова усмехнулся:

- Горец у нас феномен. Я серьезно. Потом поймёшь о чём я. И, кстати, поздравляю, ты теперь бессмертна.

Бум! И Инга в ступоре.

- …?!

Нюхач улыбнулся её выражению лица, бросил весёлый взгляд на Горца, вспомнив и его вид и продолжил:

- Зараза, что тут везде и во всём, попадая в наш организм, уничтожает всю другую заразу. Не терпит конкуренции. Ты не заболеешь. Ты не состаришься. Раны заживать будут очень быстро. Но плата - живчик. Мы без него в тварей превратимся. И ты тоже, не смотри так. Убить нас конечно можно, пристрелить там или если на сильную тварь нарваться, но в остальном нам ничего не грозит. Если сама научишься на живчик себе спораны добывать, то и зависеть от кого-то намного меньше станешь. Останется только научиться отбиваться от голодных мужиков, - весело закончил он. Но Инге весело не было, хотя манера подачи и улыбнула.

- И совсем никак без этого… живчика?

- Никак, - при этом он посмотрел странно на Горца, - но его можно и вкусным сделать. Это сейчас у меня он такой, по-быстрому делал, лишь бы было. А так есть умельцы, очень вкусный готовят, да и я умею тоже.

- А сами вы чем занимаетесь?

Нюхач глубоко вдохнул и лицо его на секунду стало очень печальным.

- Я раньше за тварями охотился. Как таковых профессий тут нет. Всё подчинено выживанию. Кто-то таскает ништяки с кластеров, кто-то заражённых убивает. Другие, стронги, с Внешниками воюют. Те, кто в стабах постоянно обитают, обслуживают тех, кто по кластерам бродят. Примерно так, если очень упрощённо.

- Обслуживают… - протянула девушка.

- Да не грузись ты так, - сказал Горец, - в бордель тебя насильно никто не сдаст, - Нюхач согласно кивнул, - ты сама чем занималась?

- Три-дэ художник я… - грустно сказала девушка, - готовлю ещё неплохо…

- Ну вот! Уже что-то. Найдешь ты себе применение, не волнуйся. Да и мы в обиду не дадим тебя, - сказал уже Нюхач. Горец же больше молчал, но если говорил, то резал будто. Никак Инга не могла о нём сформировать чёткое впечатление.

Вскоре лес стал отступать от дороги и люди снова выехали на поле. Кластер был всё тот же. По правой стороне вдалеке виднелись домики. Видимо, деревушка. Разговор сам собой стих.

- Заедем? - спросил Горец.

Нюхач некоторое время думал.

- Можно в принципе. Вроде как покинуто выглядит. Может, и нет никого. Нам сейчас живых и не-живых не нужно.

Впереди уже был виден поворот к поселку. Нюхач снизил скорость и свернул. К домам подъезжали совсем медленно. Нюхач был напряжён, а Горец, наоборот, выглядел расслабленно.

- Остановись. Схожу проведаю. Вы тут будьте. Из машины не выходите.

Джип остановился метрах в тридцати от первых домов. Всего в этом поселке было на вид штук двадцать домов. Дворы были по обе стороны от единственной улицы. Типичная в общем-то, придорожная деревенька. Сами дома старыми не выглядели. У одного из них и трактор стоял, а чуть дальше пошарпанная «буханка». Горец подхватил свой свёрток и вышел из машины. Автомат не брал. Скорым шагом он направился по центру дороги вглубь поселка. Пока было тихо. Даром Нюхач тоже не ощущал никого. По крайней мере, в доступном ему радиусе.

- А почему он автомат не взял? - шепотом спросила Инга.

- Без надобности ему. Он и с мечами своими отлично справляется.

Горец уже достиг центра поселка. Застыв на месте, он с минуту простоял, поворачивая голову в разные стороны. Потом он повернулся к машине и махнул рукой. Нюхач переключил передачу и медленно подъехал к парню. Через открытое окно спросил:

- Заселяемся? - Горец усмехнулся и ответил, сев в машину:

- Да, тихо тут, давний осколок.

Приметили аккуратный дом с воротами во двор. От удара Горца, прочная на вид калитка в глухом заборе разлетелась на части. Инга подивилась силе Горца. Внутри было, в общем-то, чисто и пусто. За домом был подзаросший уже небольшой огород. Слева к забору пристроился сарай и банька, судя по трубе из крыши. Сам дом оказался не заперт. Горец вошёл первым, а Нюхач в это время с автоматом контролировал двор. Девушка вновь почувствовала себя ненужной.

- Чисто! - раздался голос Горца и спустя пару минут Нюхач загнал во двор и машину. С воротами пришлось немного повозиться, "вросли" в землю.

Внутри дома было пыльно. Большие сени, большая каменная печь в центре дома и две двери по обе стороны от неё, вели, видимо, в другие комнаты. В сенях стоял большой стол, пара лавок возле него. У одной из стен был старенький диван и тут же вплотную такой же старый сервант с разномастной посудой. У стены напротив было что-то вроде кухоньки. Сколоченный из досок узкий и длинный стол. На нём газовая плитка. Над столом была полка с обычными уже тарелками и чашками. В углу умывальник с раковиной.

Нюхач проверил баллон и плитку.

- Живём! Не придётся давиться холодным тушняком.

- Погреб ещё проверить надо. По любому там всякие варенья-соленья, - сказал Горец, - Я пока еду достану. Хотя нет. Инга, достань из моего рюкзака тушёнки с макаронами. Я схожу воды наберу.

Минут через тридцать люди трескали приготовленные Ингой макароны по-флотски. В погребе нашлось много вкусностей. Была и картошка, но решили время на чистку не тратить, может быть потом сообразят «жарёху». На столе стояли трехлитровые банки с огурцами, помидорами и какими-то ещё хрустящими овощами, названия которых Инга не знала. Нюхач назвал их патисонами. Был и компот из яблок и даже литровая бутыль с мутным, как кисляк самогоном. Нюхач даже взглядом просветлел и сказал, что замешает вкуснейший живчик для них. Ели молча, только ложки постукивали по тарелкам. Смели всю немаленькую кастрюлю. Больше всех съел Горец. Когда под удивлённый взгляд Инги, Горец накладывал себе уже третью с горкой тарелку, Нюхач пояснил, что ему требуется больше еды для восстановления сил. Потом Горец разлил всем из котелка чай, который сам и заварил.

- Во-о-от! – протянул довольный и сытый Нюхач, - а если бы макароны ты Горец готовил, было бы не так вкусно! - на это он усмехнулся и с набитым ртом тоже сказал:

- А я фто? Я нифего.

Все заулыбались.

- Обалдеть! Какой вкусный чай! - медленно проговорила девушка, - откуда такой? Я ещё та чаёвница!

- Лучше тебе не знать. Но беру там регулярно, - снова усмехнулся Горец и обратился уже ко всем, - тут ночуем или дальше едем?

Нюхач задумался, а Инга вроде как и не решала ничего, куда они, туда и она.

- Я предлагаю до завтра тут остановиться. От города мы далеко отъехали, да и твари ещё сутки, минимум, там пировать будут, - произнёс Горец.

- Не знаю. До темноты несколько часов. Можно ещё километров двадцать сделать. Выехали бы из Пекла уже, наконец. А там и места знакомые.

- И в ночь искать ночлег? Всё равно некуда спешить, какой смысл дёргаться? Отдохнёте нормально. Баню бы затопить, но на дым твари со всей округи сбегутся. А пугалом я быть не хочу. Можно просто воды нагреть…

И тут мужчины посмотрели на Ингу. Та от неожиданности даже не нашлась сразу, что ответить. Вроде как этот вопрос не в её компетенции. Она поочерёдно посмотрела на людей и неуверенно сказала:

- Я бы отдохнула до завтра... слишком… много свалилось на меня… и помыться бы… да…

Нюхач пожал плечами.

- Ну раз большинство за отдых и помойку, то и я спорить не буду, - в душе он и сам был не против нормального отдыха.

***

Пока согрели на плитке воды в вёдрах, пока помылись, прошло пару часов. Мылись по очереди, сначала девушка, потом Нюхач и последним пошёл Горец. Инга после помывки стала выглядеть даже повеселее и занялась всё-таки приготовлением картошки. Из погреба Нюхач достал ещё лук с морковью и чесноком. Так что Инга сейчас колдовала над продуктами, а Нюхач с Горцем вышли на улицу и предавались ничегонеделанию, сидя на скамейке. Обещанный живчик Нюхач всё же сделал. Получилось аж на две полторашки, одну из которых он и вручил Инге. Она сначала недоверчиво понюхала получившийся коктейль, а попробовав изумилась. Живчик получился очень вкусным. Спирта практически не ощущалось. Напоминало слабоалкогольный фруктовый напиток. "Я же говорил, понравится", сказал после пробы Нюхач. Горец пробовать не стал, налил себе чай.

- А ты как же? - спросила тогда Инга. Горец с Нюхачом переглянулись.

- Позже, не люблю эту бурду пить часто, какой бы она вкусной ни была, - он мельком глянул на Нюхача, а тот коротко кивнул. Инга вроде бы не заметила их пантомимы, занятая своими мыслями.

- На улицу выйду, - произнес парень.

Нюхач и Инга посмотрели ему в след. Девушка спросила:

- А Горец почему ушел?

Нюхач снова посмотрел на дверь, куда вышел Горец и задумчиво произнес:

- Он не очень общительный. Привык быть один, говорил же. Вот и тяжеловато ему еще контакты налаживать. Плюс ты девушка и весьма не дурна собой. Я-то мужик, со мной ему проще общаться. И то он поначалу довольно немногословен был.

Инга кивнула. В принципе, она поняла, как нужно вести себя с Горцем. Был у неё опыт общения с такими оторванными от общества людьми. Но те компьютерные гики с Горцем, конечно, ни в какое сравнение не шли. Сюрпризов он, наверное, преподнесёт еще немало.

- Поняла, спасибо, - Инга огляделась, - приготовлю пока что-нибудь нормальное.

Нюхач усмехнулся и тоже вышел. Остаток дня прошел спокойно. Темнеть начало довольно быстро. Ужинали супом, закрыв ставни и при свечах. Мужчины похвалили Ингу за вкусную еду, та немного зарделась даже.

- Вот расскажу кому, что в Пекле супы ел, да чаи гонял в доме посреди поля, не парясь о заражённых, не поверят ведь, - весело проговорил Нюхач после обильного ужина, - так и расслабиться недолго.

- Пользуйся моментом, - усмехнулся Горец.

Потом беседа свернула на какие-то весёлые случаи из жизни. Рассказывал в основном Нюхач. Некоторые вещи ни Инга, ни Горец не понимали и рейдеру приходилось объяснять. Тут же и Ингу покрестили. Она, как и мужчины решила сменить имя, хотя по обычаям Стикса, женщины могут оставлять своё. Теперь она стала Сойкой, потому что фамилия была Сойкина. Мудрить не стали. Инга тоже рассказала о себе. Оказалось, что кластер, откуда рейдеры её "похитили", был частью пригорода Москвы. Там она жила и работала. В жизни старалась всего добиться сама, несмотря на слова немногих подруг о том, что мужики для того и существуют, чтобы обеспечивать их, женщин. После учебы, о которой тоже рассказала несколько смешных историй, она, как и все молодые «финансисты» не смогла найти работу. Без опыта никуда не брали. С год она проработала менеджером-консультантом в каком-то брендовом магазине одежды и даже относительно неплохо зарабатывала по меркам пригорода. Во всяком случае, ей одной хватало и на жильё и на остальное. Длилось всё это, пока её не захватили игры. Вернее, их разработка. Инга и так была личностью творческой и нет-нет, да и брала заказы на дизайн страничек в Интернете, либо отрисовку простеньких иллюстраций. Тоже приработок. А тут она окунулась в мир игрового три-дэ моделирования. Её упорство помогло довольно быстро освоить необходимый софт, и еще через год она полностью перешла на фриланс. Ещё через пару лет её уже стали узнавать в сфере разработки игр и начали приглашать на дорогие проекты. Заработок существенно вырос. Ещё через год она купила себе пусть и однокомнатную, но в престижном районе, квартиру. Чуть позже купила и машину. Пусть и не новый, но Рэнглер. С личной жизнью не ладилось, да и девушка не стремилась, отдавая себя всю любимой работе. А сейчас она вот… здесь… на этой волне коснулись и Горца.

- Ты чего нос повесил? - спросил Нюхач.

- Разве? Я вас слушаю. Мне-то что рассказывать? - усмехнулся он, - у меня с момента провала сюда, чернуха сплошная. Настроение только всем портить. Ты же сам видел. А из прошлой жизни уже и помню совсем мало.

Градус беседы сразу снизился. Инга даже положила ладонь на руку Горца. Тот чуть вздрогнул. Какой же он горячий, подумала девушка, но руку убирать не стала. Кожа оказалась вполне человеческой и мягкой, хотя она ожидала иного. Это наверное из-за его оскала и глаз. А до этого она даже уговорила его показать зубы, немало этим смутив его. А Нюхач, наоборот, веселился, приговаривая, мол, чего стесняешься, пускай привыкают все вокруг. Когда Горец всё-таки обнажил свои зубы, девушка немного взбледнула лицом, а Нюхач перестал смеяться. Но что порадовало, страха в эмоциях обоих уже не было.

- Ну хватит уже любоваться, рожа затекла, - буркнул Горец спустя полминуты. А Нюхач и Инга засмеялись. Горец чуть позже тоже заулыбался, уже не скрывая свои… наверное, всё-таки шестьдесят четыре зуба. Нет, менее жутким и сюрреалистичным его лицо выглядеть не перестало, но девушка уже почти не боялась. Разговор на этом сам собой стих и воцарилась тишина.

Молчание прервал сам Горец и сказал первое, что пришло в голову:

- Идём. Такого неба ты точно не видела, - Горец встал.

- Воду поставлю пока, чая много у тебя осталось? Больно вкусный, - спросил Нюхач. Горец усмехнулся и ответил:

- На пяток таких посиделок ещё хватит.

- Живём! - протянул Нюхач.

Инга подхватила свою чашку с уже подстывшим чаем и пошла за Горцем. Она явно была заинтригована. Нюхач только усмехнулся им в след.

- Ого-о…! Это… а где… - девушку настолько захватила открывшаяся картина неба, что она сразу позабыла о возникшем страхе, когда они вышли в темноту улицы. Тишина стояла невероятная и буквально оглушала. Темнота хоть глаз коли, руку вытяни и не видно уже. А на небе, там творилось нечто невероятное. Сполохи зеленоватого свечения постоянно исчезали и появлялись. Некоторые звёзды двигались, каждая в своём направлении, статичным небо не выглядело. И эта картина завораживала так, что было не оторвать глаз.

- Луны сейчас нет, она тут тоже другая. Я когда первый раз небо увидел, залип настолько, что оторвался, когда светать уже начало, - послышался голос Горца из темноты. А Сойка, казалось и не слышит его, настолько её увлёк вид ночного неба. И, наверное, только сейчас, именно в этот момент она полностью осознала, что оказалась в другом мире. Даже слёзы навернулись сами собой.

- Идём, прохладно тут, - вырвал её из созерцания Горец. Взял её за руку и завёл в дом.

- Долго вы. Налюбовались? Вода уже вон вскипела по второму разу, сижу жду вас. Заваривай давай свой напиток богов. Потом облегчиться и отбой, - шутливо заворчал Нюхач.

С "облегчиться" вышла заминка. Сойка наотрез отказалась выходить в темень одна. И никакие доводы о том, что в пределах всего поселка нет ни одного даже самого дохлого заражённого не действовали. Поэтому решили освежаться все вместе. Не в одном месте конечно, просто одновременно. В гробовой тишине звук журчащей жидкости вызвал невольные смешки. Ладно хоть лиц не видно было, покраснели, наверное, все. Одному Нюхачу было параллельно, он, казалось, свой прикол во всем найти может.

Сойку уложили в дальней комнате. Нюхач устроился в соседней, а Горец улёгся в сенях на потрёпанном диване. Сон не шёл, хотя обычно он засыпал очень быстро. Странные ощущения преследовали его весь вечер. Нет, он вроде бы и понимал, это всё из-за появления в их компании девушки. Он тоже не маленький давно, с девушками ещё в том мире у него складывалось неплохо. Но вот больше двух лет, проведённых среди смертельной опасности, среди таких монстров, что у нормального человека от их вида сердце остановится, исковеркали психику Горца. Он почти забыл, как "быть" человеком. Ему было временами тяжеловато с Нюхачом-то общаться, а с появлением Инги-Сойки стало ещё тяжелее. Но при этом, ему начинало нравиться это общение с людьми. Он потихоньку оттаивал. И уже почти не злился неизвестно на кого из-за присутствия девушки. А ещё ему хотелось. Хотелось жёстко. Но опять же, он не урод какой-то, сдерживал себя. В стабе, подумал он, оторвётся на всю катушку. Нюхач говорил, что и на квазов есть свои любительницы. Конечно, абы кого не хотелось… мысли начали уходить уже совсем не в ту степь. Горец бесшумно встал с дивана и как был, босиком и в штанах вышел на улицу.

Вдохнув свежий ночной воздух, парень привычно "прокачал" обстановку вокруг. Тварей близко не было. Где-то на краю восприятия мелькнули несколько эмоциональных точек, источающих Голод и пропали. Нюхач похрапывал во сне. А вот Сойка не спит. Горец ощутил её липкий страх и что она сейчас сидит на его диване и дрожит, завернувшись в покрывало. Ну вот, подумал он, грелкой сейчас работать придется. Лишь бы приставать не начала, точно не выдержит ведь. Начнет приставать, выпроводит её, решил он. И нет, Горец не был против, но почему-то именно сейчас не хотел близости. Не хотел не физически, а эмоционально. Хотя, с чего бы ей приставать, нормальная девушка вроде.

В конце концов, он запутался в своих мыслях, чего с ним не было никогда и плюнув на всё, вернулся в дом, специально скрипнув дверью.

- Горец? - испуганно прошептала Сойка. Он уселся рядом на диван.

- Страшно? - полуутвердительно спросил он, увидев, что девушка кивнула в ответ. Темнота для него большой проблемой не была, хотя конечно до развитых Высших в этом плане ему было очень далеко.

- Не могу уснуть. Как глаза закрываю, так всякое казаться начинает, от каждого скрипа дёргаюсь, - голос её подрагивал, - можно тут с тобой побуду?

- Ложись. Спи, - сказал Горец. Девушка завозилась, устраиваясь на диване.

- Не уходи только, - девушка начала искать его руку. Ладонь её была мягкой и теплой. Горец усилием отогнал непрошенные мысли.

Так он и сидел, не двигаясь, держа Сойку за руку, пока она не уснула. А он теперь решал, как ему быть. Спать-то тоже хотелось. Уйдёт если, так она снова проснётся, руку сжимает при каждом его движении, не отпуская. Улечься рядом? Другого варианта и нет, собственно. А ещё, подумал он, нужно ей завтра одежду найти нормальную. В пути им наверняка еще города попадутся. Шортики и футболка хоть и очень хорошо на ней смотрятся, но не для этого мира. Горец аккуратно примостился на краю дивана, Сойка при её миниатюрном размере умудрилась занять почти всё место. А он хоть и не был очень крупным, но места не хватало. Улёгся он на покрывало, чтобы оно разделяло их. Конечно, чуть позже им обоим стало неудобно. Девушка завозилась и приняла более компактное положение, а Горец смог-таки лечь более-менее нормально. Повернувшись на бок, спиной к девушке, он как и всегда начал проваливаться в сон.

Через какое-то время Горец проснулся от того, что ощутил на себе сначала руку, спустя пару секунд ногу, а потом девушка и вовсе плотно прижалась к нему, вывернувшись из-под покрывала. Горец аж напрягся весь. Но ничего дальше не последовало. И хорошо, подумал он, пытаясь расслабиться. Видимо, раскрывшись от того, что он лежит на покрывале, Сойка банально замёрзла, всё же было прохладно. А Горец горячий, что твоя топка. Давно забытые ощущения тепла и мягкости женского тела под боком ещё некоторое время не давали ему уснуть, но всё же сон победил.

Глава 6

Пекло. 4 километра до абстрактной границы.

Неизвестный кластер.


Проснулся Горец с первым светом. Всегда так было. Сна ему требовалось немного, часа четыре обычно. Сойка всё так же лежала вплотную к нему, крепко обвив рукой и ногой. Понемногу, но Горец смог выбраться из объятий и при этом не разбудить девушку. И это при том, что диван неслабо поскрипывал. Сильно ей досталось, раз так крепко спит, подумал он. Так же тихо Горец вышел из дома. На улице было ещё сумеречно, но быстро светало. Стараясь не шуметь, он набрал в колодце воды и начал умываться. Вода была ледяная и моментально выгнала из тела остатки сна. "Качнув" обстановку вокруг, он обнаружил, что Сойка проснулась. Нюхач всё ещё дрых как сурок. Горец про себя чертыхнулся, он же гол по пояс. Нет, он не стеснялся своего тела, да и в этом мире оно стало гораздо крепче и красивее, его форма вышла на свой пик. Ни жиринки в теле, видно каждый мускул на рельефном, не перекачанном теле. Да и до этого всегда старался следить за собой, плюс его занятие в прошлом, не позволяло терять форму. Вот только с десяток длинных шрамов на теле и ещё куча мелких, оставленных Иными и не рассасывающихся без следа, как от других ран, совсем не украшали его. Выглядели они, как карта боевых действий. Несколько длинных и ровных шрамов от порезов на спине. Один из них начинается аж с предплечья, это в самой первой стычке, когда Горец решился напасть на Иного сам, а не убежать. Тварь вскрыла его аж до костей. Тогда ему очень повезло, бились они на каком-то разрушенном заводе. Горцу удалось сбросить Иного в котлован на торчащие из разломанной колонны фундамента толстые прутья арматуры и дождаться пока тварь сама не издохнет. Ещё три пересекают грудь вниз к правому боку. На левом боку рваный и кривой, переходящий на спину к пояснице, это ему не хватило скорости увернуться от удара щупальца. И ещё один на животе, тогда Иной, уже почти дохлый, чуть на две половины его не развалил в предсмертном усилии. И множество небольших отметин от проколов и лёгких порезов, эти Горец вообще за раны не считал. Конечно, всё это не выглядело совсем уж ужасно, но зрелище не из приятных должно быть. Сам-то Горец привык.

Уже подойдя к дому, навстречу Горцу вышла Сойка, трущая глаза со сна. Заметив его, она встала и буркнула сонным голосом:

- Ты ушёл. Холодно стало, – парень усмехнулся, ну точно, грелка.

- Доброе утро, - произнёс он.

А потом девушка увидела шрамы на его теле. У Сойки расширились глаза от изумления и она подошла ближе:

- Мамочки… это всё от… - она осторожно коснулась одного из шрамов пальцами и провела по нему. Горец взял её за руку и отвёл от своего тела. Жалости к себе или очередного испуга ему не нужно. Но к удивлению Горца, ничего этого не было в эмоциях девушки, лишь сочувствие той боли, что ему пришлось испытать. Девушка высвободила свою руку и медленно обошла Горца, больше не касаясь его. А Горец стоял столбом и не знал, что ему делать. Девушка снова оказалась напротив него.

- Что же это за мир такой ужасный… - глухо произнесла она.

Парень легонько приобнял девушку. Он ощутил, что она мелко подрагивает.

- Просто мне не повезло оказаться в самой его заднице. Но я жив и вроде как даже здоров. Так что и у тебя всё нормально будет, - сказал Горец, её эмоции он сейчас читал, как книгу и хорошего там было не так много. Нельзя дать Сойке скатиться в отчаяние, вот он и пытался коряво шутить. Девушка попыталась улыбнуться. Горец посмотрел ей в глаза и повторил:

- Всё нормально будет. В обиду не дадим тебя.

Сойка неуверенно кивнула.

- Иди умывайся, вода в ведре ещё осталась. Если нужно, наберу ещё. Я пока чай поставлю и хорька нашего разбужу.

Девушка чуть улыбнулась. Да уж, подумал Горец, кидает её из стороны в сторону, сделать бы с этим что-то, но молодец, держится неплохо. А он сам? Ощутил её состояние и эмоции и в груди защемило сразу, а вчера ей голову снести готов был.

Проводив взглядом девушку до колодца, хороша фигурка всё же, он зашёл в дом и направился будить Нюхача, попутно поставив кастрюлю с водой на плитку. Зажёг газ и подумав, поставил на вторую конфорку и кастрюлю с остатками вчерашнего супа.

- Вставай давай! Без тебя уедем! - широко оскалившись парень встретил взгляд Нюхача. Тот аж подпрыгнул на своей кровати.

- В п…у такие побудки! - рейдер уселся на краю, сна уже не было ни в одном глазу, - ты меня со свету изжить решил что ли?!

Горец хохотнул, добившись желаемого результата и вышел из комнаты. Зайдя обратно в сени, он открыл ставни, впуская свет в комнату.

Сойка ещё плескалась. Настроение у парня поднималось, даже странно, он-то привык к вечной угрюмой напряжённости. Наверное, подумал он, это всё от компании Сойки и Нюхача. Человек в Горце просыпался всё быстрее.

- Ох ты ж... это где такие автографы ставят? – поразился, увидевший шрамы Горца, вышедший из комнатки Нюхач, - недавно расписали что ли?

Горец обернулся к рейдеру и тот снова выругался.

- Там где было, не ставят больше, - буркнул парень, - после Иных шрамы не сходят.

Нюхач аж поперхнулся. Потом подошёл поближе.

- И ты разглядывать меня будешь, будто я экспонат в музее? – вздохнул Горец.

- Она видела? – парень кивнул.

- Да что такого-то? Ну почикали меня пару раз…

Нюхач аж на лавку присел, после слов Горца.

- Почикали? Горец… зная кто ты и откуда… а Иные это… - он повертел рукой возле головы, - только не говори мне, что у тебя Она есть!

Горец лишь пожал плечами, а Нюхач сокрушённо покачал головой. Это же полный звиздец! Не дай Улей кому узнать, что у Горца есть Белка с собой! Охота начнётся такая, что и не посмотрят на всю его крутость. Ещё и девчонка с ними.

- Вы чего смурные такие? - войдя в дом, спросила Сойка. Рейдеры одновременно на неё посмотрели и она осеклась.

Тут же забулькала вода в кастрюле и Горец нарочито громко отставил её с плитки.

- Вы чего? - ещё раз спросила девушка.

Нюхач выдохнул и уже нормальным тоном ответил:

- Нормально всё, Сойка. Горец меня просто разбудил жестоко, вот и ругаюсь, - парень же через плечо широко улыбнулся и Сойка, поняв, в чем дело, тоже захихикала.

Напряжение само собой спало. Но и Горец и Нюхач понимали, что разговор не окончен.

Не спеша, позавтракав супом с остатками галет и заправившись живчиком, люди начали собираться в дорогу. Горец на вопрос Сойки, ответил, что уже пил с утра. Потом проверили, не забыли ли что, побросали в машину пожитки и тронулись в дорогу. За руль снова сел Нюхач, водил он всё же лучше всех. Горец уселся на переднее сиденье, Сойка устроилась сзади. Выехав на основную дорогу, Нюхач прибавил газу и машина начала мягко поедать ухабы и метры. Через какое-то время Сойка уснула.

- Ты места эти знаешь? - спросил Горец, когда они выехали на другой кластер. Снова потянулся лес, обступивший дорогу с обеих сторон.

- Пока ещё нет. Мы обычно дальше заезжали, поближе к городам сразу. Но примерно представляю, где мы сейчас. По идее, километров на пятнадцать севернее Отсечки выйдем из Пекла. А там уже точнее сориентируюсь.

- Понятно. Кстати, Сойке бы какую одёжку раздобыть.

Нюхач посмотрел через зеркало на придремавшую девушку.

- Думал об этом. Как думаешь, стоит в город соваться, если встретится? Да и еды нужно, вчера знатно попировали.

Горец согласился. Давно он не ел такой обычной, но очень вкусной пищи. Всё тушёнка, да "дошираки".

- Заедем, - потом задумался и спросил уже Нюхача, - иммунные тут уже есть? В смысле, встретить можем?

Теперь задумался уже Нюхач. Через минуту ответил:

- Есть вероятность. Трейсеры обычно в сами города не суются, пространства мало. А вот рейдеры, самые отмороженные, могут и мародёрить.

Горец кивнул.

- Ладно, на месте разберёмся.

Лес начал редеть, снова переходя в поле. А на том краю, километрах может в двух, как по заказу, был город, но кластер явно не очень большой, может пару километров шириной. Нюхач сразу сбросил скорость. От этого проснулась Сойка. Сонными глазами оглянулась, потом пригубила живчика.

- Снова через город поедем? - спросила она. Горец обернулся к ней и ответил:

- Одежду тебе надо. И еды, дальше может и не получится уже пошиковать до самого стаба, поэтому затариться нужно, - потом снова обратился к Нюхачу, - разделимся. Я в город пойду, хрен его знает что там. На тебе машина и Сойка.

Девушка сразу заволновалась, спросила, почему не могут ехать все вместе. Нюхач ей разъяснил, что у Горца гораздо больше шансов, если он один пойдет. А так придется отвлекаться ещё и на защиту товарищей. Сойка с доводами Нюхача была вынуждена согласиться.

- Сначала найдем место, где вы укроетесь. Я серп один вам оставлю. Вернусь в любом случае. Нюхачу я уже объяснял. Так что не пропёдете. Главное, других людей чтобы не было. Осколок давний, может неделю уже как провалился. Тварей не должно быть. Много, во всяком случае. Развитые-то точно свалить должны были. Но не высовывайтесь, в любом случае, - объяснял все это парень больше Сойке, прекрасно понимая, что сам Нюхач это знает и так.

Горец чуть приподнялся на сиденье и отстегнул кобуру с пистолетом.

- Возьми. Я всё равно для красоты больше таскаю, - и передал кобуру Сойке. Та немного удивилась, что ей доверили оружие, но приняла пистолет, - Нюхач, проведёшь ликбез? Ствол почищен, работает как часы. Патронов, правда, только обойма. Но я надеюсь, не понадобится.

- Хорошо, - ответил рейдер.

К городу подъезжали медленно. Рейдеры сразу предупредили Сойку о том, что ей предстоит увидеть. Остановились метров за сто от границы кластера. Горец глубоко вдохнул и прикрыл глаза, по максимуму стараясь расширить свою сферу восприятия. С минуту он "прокачивал" обстановку впереди.

- Высших не ощущаю. Низшие имеются, но немного. Они в основном ближе к центру. Людей вроде бы тоже нет. Далеко я постараюсь не уходить. Наберу основного и обратно. Сойка, у тебя размер ноги какой?

- Тридцать шестой, - машинально ответила она, рассматривая ближайшие дома с выбитыми во многих окнах стеклами.

- Что ещё нужно? Щётку зубную, пасту это понятно. Прокладки там, ещё что-то такое имею в виду, - девушка от этих слов густо покраснела, слишком уж личное это было. Горец усмехнулся.

- Понятно, грести буду всё, потом сама разберёшься, - Сойка благодарно кивнула, - тебе надо чего, Нюхач?

- Колы, раз уж ты заказы принимаешь. Шучу. Носки, бельё, всё как всегда. Много не набирай, нам день-два в пути осталось. А там уже нормальное всё купим.

Горец кивнул и показал рукой немного в сторону:

- Давай туда, между домов. Сразу во двор заедем. Я пробегусь, место вам подыщу.

Так и сделали. Во дворе, как и всегда после нашествия тварей всё было порушено. Бурые, почти чёрные пятна и обглоданные костяки довершали картину страшной трагедии. Девушка, к облегчению мужчин, восприняла всё это более-менее спокойно. Побледнела только, стала дышать чаще и в передние сиденья вцепилась.

- Встань где-нибудь, - произнёс Горец, - платки, на всякий случай, наденьте. А я пошёл, - и он на ходу выпрыгнул из машины, скорость была не быстрее пешехода. Нюхач проехал ещё метров десять и остановил джип. Глушить пока не стал. Взглянул на Сойку через зеркало:

- Тяжело?

Она сидела сейчас опустив голову, стараясь не смотреть по сторонам.

- Жутко и страшно всё это видеть. Я раньше любила смотреть ужастики всякие, особенно про зомби. А сейчас сама, как в тех фильмах. Только тут страшнее во много раз.

- Да уж… - протянул Нюхач, - ничего, даст Улей, выберемся отсюда, там уже спокойнее будет.

- Так уж и спокойнее? - ответила девушка, - вы дальше что делать собираетесь?

Нюхач задумался. А ведь правда, что дальше?

- По обстановке смотреть будем. Горец вообще, перекати-поле. Может, с ним пойду, если он обратно в Пекло не соберётся. Я-то уже свободный, можно сказать, человек. В стабе кое-какие дела порешаю и всё, иди куда хочешь, - замолчали. Через несколько минут вернулся Горец. Забрался в машину.

- В домах раздолбано всё. Устроитесь на крыше. Нашёл более-менее чистый проход. Подъезжай к тому подъезду, - он указал рукой на дом напротив.

Минут через пять люди уже были на крыше пятиэтажки. Поднялись без происшествий, разве что Сойку вырвало пару раз, запашок в подъезде был ещё тот, хотя было в общем-то чисто, пятна крови только и несколько растащенных костяков.

- Ох… ну и жесть… - продышалась девушка на свежем воздухе, принимая бутылку воды от Нюхача. Горец ещё раз прошёлся по крыше дома и вернувшись к людям, сказал:

- Открытый выход тут один. Без шума к вам никто не подберётся. Устраивайтесь, в общем. Я пойду, постараюсь недолго.

Горец развязал свёрток и взяв себе один клинок, второй отдал Нюхачу. Рюкзак тоже оставил. Ну вот, подумал он, опять разволновалась.

- Всё хорошо будет, - сказал он Сойке.

Через минуту люди остались вдвоём на крыше. Девушка хотела подойти к краю, посмотреть на уходящего Горца, но Нюхач запретил. Он уже устроился за широкой вентиляционной тумбой со стороны поля.

- Будь тут, нечего маячить на виду. Садись, про пистолет расскажу, давай сюда, - показал рукой Нюхач на свою РДшку. Сойка осторожно умостилась на нём. Внутри что-то захрустело, будто много мелких камешков насыпано. Девушка вопросительно взглянула на рейдера, он рукой махнул только. Потом она передала кобуру с оружием Нюхачу. Он вытащил матово-чёрный пистолет, осмотрел его со всех сторон. Потом вытащил магазин и передёрнул затвор, выщёлкивая патрон из патронника. Взяв оружие так, чтобы Сойка его хорошо видела он начал объяснять:

- Расскажу и покажу только основное. В фильмах про зомби наверняка такие видела.

- Глок, - блеснула знанием Сойка.

- Да. Только модификаций у него штук пять, наверное. Этот самый первый, семнадцатый. Немного тяжеловат для тебя может быть, почти килограмм, если с магазином. Но пистолет очень хороший. Работает по принципу достал и стреляй. Предохранителя нет. В смысле, он есть, но автоматический. Вручную снимать не нужно, - Нюхач нажал на спусковой крючок и пистолет в тишине звонко щёлкнул, - видишь? - девушка кивнула. А Нюхач про себя улыбнулся. Сойка была сейчас с очень серьёзным видом.

- Случайно не выстрелит, так что носи хоть в кармане. Австрийцы в этом плане молодцы. Принцип работы объяснять не буду, сам не знаю толком. Это магазин, семнадцать патронов. Калибр девять на девятнадцать. Патрон тоже хороший, тяжёлый. Пустышей и бегунов всяких на раз валит. Лотерейщика тоже таким удивить можно. С топтуном уже сложнее, у него броня на морде покрепче уже, но если хорошо попасть, то и ему хватит. Дальше уже автоматы играют.

- Лотерейщики, топтуны это…?

- Потом расскажу, - сказал рейдер и протянул пистолет рукоятью вперёд девушке. Сойка осторожно его взяла, взвешивая в руке.

- Не тяжёлый.

- Это в нём магазина нет. Сделан в основном из крепкого пластика, вот и весит мало. Попробуй прицелиться. И если достала, то на людей не направляй, если стрелять не будешь, - он мягко отвёл руку Сойки в сторону от себя, - держи или вверх или вниз стволом. Попробуй.

Девушку захватил процесс. Нюхач простым языком, даже блондинка поймет, разъяснял основные моменты. С магазином пистолет и правда оказался тяжеловат. Да и для миниатюрных ладоней Сойки был великоват, но при этом в руке лежал достаточно удобно. С полчаса, наверное, она игралась с пистолетом, привыкая. В результате более-менее разобралась и уже не опасалась брать оружие в руки. Больше боялась, что им рано или поздно придется воспользоваться. И сможет ли выстрелить, она сейчас сказать не могла.

Пока она тренировалась, Нюхач рассказал про заражённых и почему их называют так или иначе. Слушать его было очень интересно, хоть и рассказывал про жуткие вещи. Но это необходимо было знать. Ещё хотелось попробовать выстрелить, но Сойка разумно посчитала, что шум поднимать нельзя, поэтому и спрашивать даже не стала.

С автоматом оказалось сложнее. Сойка попросила тоже показать. Винтовка оказалась куда тяжелее, хоть и выглядела какой-то игрушечной из-за камуфляжной раскраски и обвеса. При этом ощущалось оружие гораздо опаснее пистолета. Нюхач взял автомат Горца, отсоединил магазин и тоже выщелкнул патрон. После этого рейдер коротко рассказал про оружие. Это была какая-то новая модификация всем известного "Калашникова". В руки Сойки он лёг так же удобно, хоть и тяжело было держать. Много внимания автомату уделять девушка не стала, но тоже понравилось. Нужно будет научиться и с ним обращаться, сделала Сойка заметку в памяти.

Отложив оружие, кобуру с пистолетом перестегнули на пояс девушке, они решили перекусить, продолжая неспешный разговор. Отвлекало это от мрачных мыслей. Нюхач видел, что девушке сейчас нужно внимание, чтобы она не уходила в себя, быстрее обвыклась с новым бытием. Особенно ей интересно было слушать про иммунных и Дары. Какие бывают, как действуют. Нюхач достал из рюкзака несколько споранов с горохом и объяснил их отличия и что для чего нужно.

***

Горец лёгким бегом передвигался вглубь городка. Нужный магазин, а он хотел найти охотничий, пока на глаза не попадалось. Обычных магазинов было полно, но их он решил оставить на обратный путь, если будет здесь возвращаться. На окружающее Горец внимания не обращал, картина привычная.

Выйдя из очередного двора, он обрадовался. На другой стороне улицы на небольшой площади был немаленьких размеров торговый центр. Там точно найдется всё, что нужно. Через минуту Горец уже входил через разбитые и искореженные двери в большой холл. "Та-а-ак", подумал рейдер, "и где тут что искать?" Внутри было темно. Нужно сперва найти билборд с размещением магазинов по этажам, иначе тут можно потерять кучу времени. Перешагивая многочисленные обглоданные костяки и мусор, парень направился вглубь здания. Через несколько минут поисков ему повезло. На одной из колонн висела искомая информационная панель. В темноте было плохо видно, но всё же Горец нашёл нужное обозначение. На следующе этаже располагался магазин с названием "Охотник до рыбалки".

На втором этаже было совсем темно. Разруха тут была такая, что местами без шума идти не получалось. Благо, заражённых не было. Нужный магазин оказался довольно большим. Тут твари тоже порезвились, но видимо из людей были только продавцы. Оглядев помещение, Горец понял, что без фонарика не обойтись. Вскоре темноту разрезал мощный луч света.

Задержался здесь он почти на час. Примерно помня комплекцию Сойки, подобрать для неё нужный размер камуфляжа оказалось довольно сложно, особенно учитывая царящий беспорядок. В результате Горец набросал в удобный походный рюкзак несколько комплектов одежды, начиная от нательного белья, тут оказались даже женские варианты и заканчивая камуфляжкой. Несколько кепок, перчатки, себе очки подобрал. С обувью оказалось сложнее всего. Нужного размера попросту не было, поэтому пришлось вновь искать информационную панель. Как оказалось, на цокольном этаже был и магазин спецодежды. Подхватив рюкзак, Горец направился туда, но тут же вернулся. Рации. В них он, конечно, не разбирался, но взял самый дорогой комплект, судя по ценнику из чудом уцелевшей витрины. По пути на цокольный этаж парень обошёл несколько бутиков, просто скидывая в найденный тут же большой бумажный пакет разнообразное женское бельё. Парень даже усмехнулся, когда представил, как Сойка в этом всём будет копаться.

На цокольном этаже воняло. Запах шёл в основном из большого продуктового гипермаркета. Найдя при свете фонаря нужную вывеску, Горец направился туда. Такого беспорядка тут уже не было, даже странно. Обувь удалось найти довольно быстро. Лёгкие берцы уместились в почти забитом рюкзаке вплотную. Всё, тут он закончил, теперь можно и обратно, по дороге ещё заглянет в продуктовые магазины.

Уже на выходе из торгового центра Горец услышал звук, которого здесь быть не должно. Ехали машины, скорее всего грузовики, так как слышно было издалека. Парень напрягся, расширяя сферу восприятия, впуская любые эмоции. Через несколько секунд он "обнаружил" нескольких слабых низших. Людей нащупал чуть позже. Больше двух десятков. Движутся кучно и в сторону, откуда заехали в город Горец с компанией. Нюхач, помнится, говорил, что сюда обычно суются только охотники за тварями и то из самых сильных или отмороженных. Сейчас Горец решал что делать, либо идти на разведку и проследить, либо идти к своим и затихариться, пока незнакомцы не уедут. Парень справедливо полагал, что эта группа в городе работать вряд ли станет. Сейчас они находились где-то в центре осколка и не спеша двигались. Видимо, очень уверены в себе, раз не боятся так шуметь. То, что тут почти нет заражённых, они могут и не знать. И всё равно ведут себя неосторожно. Горец решил придерживаться изначального плана. Неизвестные рейдеры опередить его всё равно не успеют, да и пересечься с Сойкой и Нюхачом не должны. Но поспешить всё же стоит.

Через несколько минут, когда Горец уже покинул торговый центр и двигался к первому из намеченных продуктовых магазинов, позади, так же издали, послышались частые выстрелы. На слух определить из чего стреляли, у него бы при всем желании не получилось, но стало понятно, что ребята там серьёзные.

Стрельба продолжалась ещё с минуту и постепенно затихла. Видно хорошо встряли. Горец снова разогнал свой навык. Через несколько секунд он ощутил азарт схватки и некое чувство эйфории и какого-то благоговения. Разбираться в остальном парень уже не стал. Ограничив восприятие, он двинулся дальше, через дворы, практически повторяя тот путь, по которому сюда и добрался.

За час обратной дороги, Горец успел заглянуть в пару более-менее целых магазинов, набрав там съестного, которое долго не портилось и всяческих рыльно-мыльных принадлежностей, женских в том числе. Последнее просто грёб всё подряд, Сойка разберётся. Скорость передвижения прилично упала, но это не было критично. Стрельба, кстати, возникала ещё пару раз и раздавалась уже несколько ближе. Но Горец в любом случае успевал добраться до своих товарищей первым.

***

- Стреляют в городе, - произнёс Нюхач. Сойка тоже услышала этот звук, но понять сначала не смогла. После слов рейдера она заволновалась. Горец ведь как раз в ту сторону должен был идти. Да и нет его уже долго. За два часа люди успели и поесть и поговорить на разные темы. Девушка даже придремать умудрилась.

- Там же… - начала она, но Нюхач её перебил.

- Нормально с ним всё, - ответил рейдер, видя волнение девушки, - он далеко не так прост и убить себя не даст.

- А если они к нам сунутся? Ты же говорил, что есть такие Дары, что могут на расстоянии присутствие людей определять.

Нюхач пожал плечами, продолжая смотреть в сторону, откуда последний раз слышалась стрельба.

- Один шанс на сто, что эти люди проедут рядом с нами, город большой. Да и вполне возможно, что это кто-то из нашего стаба. Есть ещё три отряда трейсеров, кроме нашего, - вдруг он встрепенулся, напрягся и несколько секунд сидел так. Потом облегчённо выдохнул.

- Идёт.

Сойка тоже облегчённо выдохнула. Пригнувшись и осторожно, чтобы не маячить на крыше, они пошли встречать Горца. Выход с крыши был от них метрах в десяти. Через пару минут, тихо матерясь, показался и сам Горец. Сойка с Нюхачом удивлённо присвистнули, увидев объёмный клетчатый баул, который тащил парень. Да и рюкзак, литров на семьдесят, не меньше, тоже доставлял неудобства в узком проходе на крышу.

- Ты что там, кирпичей набрал? - крякнул от натуги Нюхач, принимая поклажу. Потом на крышу вылез и сам Горец. Уставшим он не выглядел, но вот недовольным да.

- Давайте быстренько барахло разбираем. Всё лишнее оставим тут. Переждём, пока эта компания подальше не уберётся и сами двинемся. Там их человек двадцать. Вроде как при серьёзных пушках.

- Согласен, лучше переждём. И хорошо, если у них сенса нет. Но это если они совсем рядом с домом проезжать будут, заметят. Так что сидим тихо.

Горец с Нюхачом дотащили сумку с рюкзаком до кирпичной тумбы.

- А ничего вы тут устроились. Сойка, налетай, в рюкзаке обновки тебе, да нам немного. В бауле всё остальное.

Дальше в течение получаса мужчины тихо посмеивались над смущающейся Сойкой, которая разбирала вещи принесенные Горцем. Переоделась она сразу, уйдя под крышу. Мужчины, конечно же, страховали, случаи бывают разные. В камуфляже Сойка выглядела эффектно. Правда, точно с размером угадать Горцу всё же не удалось, поэтому сидел костюм чуть мешковато. Но это никак не портило общую картину. Волосы Сойка убрала в маленький хвостик и продела через кепку. Кобуру она уже застегнула на поясе сама.

Мужчины вытянули большие пальцы вверх, оценив новый образ девушки. Сойка снова засмущалась. Потом люди ещё какое-то время раскладывали по рюкзакам отобранные вещи. По банке колы Горец всё-таки принёс. Лишнее собрали в кучу в стороне.

Потянулись минуты ожидания. Периодически в городе вспыхивала стрельба, но уже как-то вяло, видимо отстреливали одиночных заражённых.

- Ох и нарвутся они рано или поздно… - покачал головой Нюхач. Ещё через какое-то время Горец сказал:

- Они на границе. Сейчас выезжать на поле будут. Но что-то странное ощущаю, понять не могу, - Горец хмурился последние минут пять ожидания. Он не понимал причин. Плохих предчувствий тоже не было.

Люди осторожно подползли к краю дома. Бортик был достаточно высоким, чтобы можно было сидеть на корточках.

Стал слышен гул двигателей. И на поле, метрах в ста пятидесяти от людей, из проезда между домами выехал сначала пикап черного цвета с какой-то эмблемой на борту. Рассмотреть не удалось, джип скрылся в высокой растительности и осталась видна только кабина и пулемёт с человеком за ним. Через несколько секунд выехал тентованный Урал. Тоже чёрного цвета. А на борту был намалеван белой краской большой перевёрнутый крест и вокруг него ещё какие-то буквы.

- Вот же пи…ц!! - прошипел Нюхач, - Килдинги, забери их Улей!

Горец и Сойка вопросительно посмотрели на рейдера, но тот продолжать не стал. А грузовик тем временем тоже выехал на поле и двинулся по следам пикапа. А вот то, что выехало следом, испугало людей до вставших на затылке дыбом волос! Фырча открытым двигателем, тяжело выползал КрАЗ. Но не сама машина поразила людей. В длинном кузове без бортов, перевязанный толстыми тросами, лежал монстр. Огромная тварь, метров семи роста, не меньше. Напоминала она какую-то ожиревшую личинку, покрытую неровными костяными пластинами. Было непонятно, где начинается голова. С такого расстояния подробностей было не разглядеть, но огромную пасть Элитника было видно хорошо. Усеянный кривыми и разного размера острыми зубами, зёв твари беззвучно открывался и закрывался, будто рыбу из воды вытащили. Лапы чудища были короткими и тоже толстыми. Так же во многих местах к твари зачем-то были прибиты или привязаны листы железа. Зафиксирован монстр был намертво. А вот зачем он нужен, было совсем непонятно.

- Это что?! - совсем тихо пискнула Сойка, смотрящая на движущуюся махину с монстром широко раскрытыми глазами. Она была бледной как мел, но в эмоциях, как отметил Горец, страха почти не было. А вот Нюхач боялся, не панически, как тогда, убегая от Высшего, но страх был сильнее, чем у девушки. Сам же Горец не боялся. Ему было интересно и непонятно. А ещё, он не чувствовал этого Высшего. Совсем. Будто на его месте было пустое место. И Горца вдруг осенило. Пустое место! Вот та странность, которую он ощущал, когда "смотрел" Даром на чудище. Складывалось впечатление, что на месте монстра была какая-то дыра в пространстве, всасывающая в себя окружающее. И тут монстр тяжело перевалил голову в сторону людей. Горца обожгло взглядом твари. Сойка взвизгнула и скрылась за бортиком, а Нюхач тихо взвыл, приложив руки к ушам. Такого он ещё не ощущал, будто в кипяток окунули и выкинули тут же на жуткий мороз, а где-то на задворках сознания зашелестел неприятный голос и на разные лады начал шипеть: «УБЕЙ!! УМРИ! ВСЕХ УБИТЬ!! СМЕРТЬ!! УБЕЙ!!». Горец усилием воли, как он это уже не раз делал в сражениях с Иными, выставил ментальный блок. Мерзкий голос приутих, но не до конца. И в это же время по полю разнёсся протяжный, какой-то трубный рёв. Колонна машин тут же остановилась. Головной пикап начал разворачиваться. Из Урала посыпались вооруженные люди.

- Валим! - глухо бросил Горец и взяв девушку под руку начал отползать от бортика. Нюхач уже и сам понял, что их заметили. Так же пригибаясь, люди похватали свои пожитки и ринулись с крыши. Горец постоянно следил Даром за теми людьми. Сейчас там было предвкушение, какое-то навязчивое обожание и поклонение. Пока что они были на месте и не двигались в их сторону. Что же это за тварь такая, подумал парень, уже спускаясь по лестнице.

Наконец они выбежали на улицу. Машину не закрывали, так что Сойка сразу юркнула на заднее сиденье, а Нюхач с Горцем быстро побросали рюкзаки и полупустой баул в багажник. Нюхач уселся за руль, а Горец несколько секунд постоял у машины, напрягшись. Те люди уже двигались. Трое сейчас, наверное, это головной джип, двигались по полю и почти уже поравнялись с домом, на крыше которого прятались Горец, Нюхач и Сойка. Ещё десяток, может быть больше, были уже в соседнем дворе.

Горец, наконец, сел в машину и Нюхач резко тронулся.

- Через город давай! Газу!

Нюхач уже понимал и сам, что выезжать на поле это смерти подобно, нафаршируют из пулемётов. Оставалось только скрыться на улицах пустого кластера и выехать уже с другой стороны. Лишь бы не настигли их. Джип хоть и резвый, но тут особо и не разогнаться. Из двора они выехали на неширокую улицу, чуть не задев стоящую посреди дороги машину. Нюхач ругался уже в полный голос, Сойка притихла сзади, держась рукой за ручку двери, а второй вцепилась в переднее сиденье. Наддав газу, рейдер направил джип вглубь города. Они уже проехали метров сто, когда с поля на дорогу выехал пикап.

Нюхач извергнул на головы этим Килдингам поток отборной брани.

- Если е…ут из пулемета, мы тут и останемся!! Лишь бы не крупняк был!

- Проедь ещё метров двести-триста и тормози резко, я разберусь!

Нюхач коротко кивнул. И тут же позади послышались звонкие выстрелы. Сойка закричала, Нюхач инстинктивно пригнулся. По машине не попали. Расстояние плёвое для пулемета, но на ходу и когда между тобой и целью полно преград в виде других машин, сложно точно попасть. Нюхач понимал, что если что-то не сделать, то их превратят в решето. Горец ещё задумал что-то! Как он тяжёлую машину с пулеметом остановит?! Это всё-таки не с тварями сражаться!

- Тормози! - и рейдер резко втопил педаль тормоза. Завизжали покрышки, джип чуть повело в сторону. Вновь грянули выстрелы. Снова мимо. Горец выпрыгнул из машины и встал позади неё метрах в двух. До преследующего пикапа оставалось уже метров двести и расстояние быстро сокращалось. Нюхач и сам выпрыгнул из джипа, прихватив автомат, перекатился за ближайшую машину.

Горец преподнёс очередной сюрприз. Метров со ста с пикапа начали поливать длинной очередью. Парень выставил обе руки перед собой и в тот же миг тяжёлые пули начали рикошетить от возникшего прозрачного поля, полукуполом закрывая парня и машину позади. Прямо как когда того Элитника начали расстреливать из бэтэра. Пикап быстро приближался и с него не переставали стрелять. Пули с визгом отскакивали от щита Горца. А тот рычал, что матёрый заражённый. И Нюхач решился. Он чуть привстал из-за капота машины и быстро прицелившись, точной очередью снял пулемётчика, голова его дёрнулась, а позади возникло красное облачко и перенёс огонь на водителя. До пикапа уже было метров пятьдесят. В этот момент Горец будто толкнул вперёд что-то и практически невидимая дымка щита, будто уплотнившись и сжавшись, понеслась навстречу машине противника. Водитель пикапа похоже сильно не пострадал от выстрелов Нюхача, поэтому среагировать на несущуюся к их машине полупрозрачную стену все же успел, начав тормозить. Но вот скорость они развили уже приличную, плюс вес самого автомобиля.

Удар был страшен. Джип впечатался в эфемерную, но твердую как камень преграду, моментально остановившись. Зад подбросило, выбрасив тело пулемётчика вверх. Перед и кабина превратились в месиво искорёженного металла.

Горца качнуло и он сделал пару шагов назад, оборачиваясь к Нюхачу. Труп сектанта со шлепком шмякнулся позади метрах в трёх от него.

- Спасибо конечно, но было лишним! - бросил Горец и быстрым шагом направился к машине, - едем!

Нюхач только головой покачал. Его потряхивало. Только что они с Сойкой снова задолжали этому человеку жизни.

- С-с-у…..и!!! Убью-у-у!! - протяжно заорал вдруг Горец. Нюхач подскочил к машине и тут же понял в чём дело…

Сойка лежала на боку и в области шеи всё было в крови. Признаков жизни она не подавала.

Люди рывками отодвинули передние сиденья, освобождая проход. Горец не знал, что делать. В нём бурлила такая ярость, что глаза заволокло красной пеленой. Он хотел убивать. Хотел изорвать в клочья тех ублюдков, что за ними погнались и тех, что ещё находятся там, возле непонятной твари. До него стал доноситься голос Нюхача.

- Горец, с...а, не дави! Добьёшь девчонку и я сам тут сдохну! - хрипел он. Из носа и ушей тонкими струйками текла кровь, а руками он обхватил голову. Ярость сразу спала.

- Что?

- Млять... жива она… но без спека не протянет и двух минут, крови дохрена потеряла… ты ещё…

- Какой спек? Где взять?! - спросил Горец, теперь уже зарычал от досады и Нюхач, объяснять не было толку. Сойка захрипела, еле-еле втягивая воздух. Он кое-как зажал рану на шее, но это не помогало. Если не достать спека, то девушку они потеряют. Он мог быть у Килдингов в пикапе, но машина превратилась в кучу смятого железа с начинкой из мясного фарша. Нюхач только сокрушенно покачал головой.

- Это поможет?! - Горец держал в руке жемчужину. Белую. У Нюхача дар речи пропал. Он первый раз в жизни видел её. Столько рассказов, столько слухов, невероятная по цене вещь и вот она перед глазами рейдера. Он лишь растерянно кивнул. Нюхач не знал точно, заживляет ли такие раны, да и вообще раны, белый жемчуг. Его обычно для другого использовали.

Горец тем временем кое-как устроился между сиденьями рядом с еле живой девушкой. Глаза её были широко открыты и смотрела она сейчас именно на него. И сквозь него.

- Давай осторожно, держу её, а ты жемчужину в рот клади, - снова будто издалека донёсся голос Нюхача. Так и поступили. Секунд десять ничего не происходило. Но потом вдруг её глаза расширились ещё больше, её выгнуло дугой и она вцепилась в руки Горца. Кровь из раны хоть и продолжала течь, но уже не так обильно. Взгляд девушки обрёл осмысленность, и спустя ещё секунду она громко и глубоко вдохнула, будто из воды вынырнула. А Горец почувствовал, как из него резко начали уходить силы. Что это, он понял ещё через пару секунд. Понял, что Сойка тянет из него жизненную энергию. Её глаза быстро начали чернеть, точно как у Горца, а спустя несколько секунд воздух вокруг пришёл в движение и раздался тихий гул.

- Е…ть! Заживает!! На глазах заживает, Горец!! - заорал Нюхач. Но парень его не слышал. Он сейчас будто ушёл в себя и пытался следить за тем потоком энергии, через который Сойка себя восстанавливала. Отдашь много, сам умрёшь, отдашь мало, может и ей не хватить. Это Горец понял сразу.

- У неё глаза как у тебя! Что, млять, происходит?! - Нюхач не понимал происходящего. Сойка на глазах восстанавливалась, а вот Горец, наоборот. Черты лица заострились ещё больше, он побледнел, как мертвец и сам будто осунулся.

В какой-то момент Горец резко оторвал руки Сойки от себя. Сразу стало легче дышать. Он посмотрел на девушку. Будто и не ранена была. Румянец на щеках, только в крови вся. После разрыва контакта она сразу отключилась и сейчас спала.

- Всё… она в порядке… машину проверь и валим отсюда, - глухо сказал Горец, закидывая в рот чёрную жемчужину. Ошарашенный рейдер, на глазах которого, можно сказать, чудо произошло, выскочил из машины. Потом вернул сиденье на свое место и стал осматривать переднюю панель. На верхней её части по пластику была борозда. Повезло, пуля не навредила машине, разве что снизу у самого края в лобовом стекле отверстие было с сеточкой мелких трещин, а дальше она ушла, видимо, куда-то вверх. Ещё больше повезло, что на пикапе сектантов не был установлен какой-нибудь "Утёс", например. Девушке бы просто голову оторвало, а так пуля прошла по краю, но всё же задела артерию на шее. А совсем повезло, что у Горца с собой… нет, повезло, что Горец с ними.

Двигатель так и работал, Нюхач не глушил машину. Горец уже устроился на соседнем сидении. Вид у него сейчас был довольно паршивый, будто он из концлагеря сбежал. Парень поймал его взгляд.

- Едем. Я нормально. Оклемаюсь через пару часов, бывало и хуже… с...а, и не поубивать уже этих уродов. Я сейчас и с дохлым Высшим хрен что сделаю…

- Да и чёрт с ними, самим сваливать надо, - Горец в ответ устало кивнул.

Как ни странно, но погони не было. Город пересекли спокойно, лишь раз остановившись возле аптеки. А потом снова потянулись леса. В аптеке набрали обезболивающего, марли и выдернули из кулера почти полный бутыль с водой. Дальше ехали молча. Говорить ни о чем не хотелось, каждый был погружен в свои мысли. Нюхач размышлял над произошедшим. Сойку конечно жалко, девчонка неплохая, но тратить на неё белую жемчужину он бы точно не стал. А ещё появилась полная уверенность, что Горец успешно убивает скребберов, белый жемчуг тому подтверждение. Есть ли у Горца ещё? По-любому есть. И вот об этом уже думать не хотелось. Сойка. Вторая жемчужина за два дня. Что с ней будет? Что за Дар в ней проснулся? Горец не просто так ведь выглядел полутрупом, когда рана девушки затянулась. И один ли у неё Дар? А сам Горец? Сейчас он уже более-менее восстановился, четыре банки тушёнки по дороге умял уже. Его понять можно. При всей дикости и жестокости, вспомнилось, как он расстреливал людей, он боится потерять обретённых друзей, потому и отдал Белку девушке. А ещё он вряд ли до конца осознает ценность Белого жемчуга. Но да ладно, что сделано, то сделано. И нужно признать, сам Нюхач тоже очень рад, что Сойку удалось спасти, пусть даже такой ценой. Мысли перескочили на сектантов. Про Килдингов слышали, наверное, все иммунные. Дети Стикса, как они себя сами зовут. Самая жестокая и кровавая секта в Улье. И не вырезать их, слишком сильны и многочисленны. Да и не знает никто, где они базируются, даже приблизительно. А сейчас в копилку к тому, что о них известно, добавилось знание о том, что они каким-то образом используют Элиту. Для чего только непонятно. Не как радар же. То, что их засекла эта тварь, скорее всего было каким-то побочным эффектом. Да и Горец явно был в замешательстве, когда они в спешке уходили из укрытия. В общем, повезло, повезло так, что аукнуться позже может очень больно. Это ведь Улей, один из его законов. Если везёт как утопленнику, то готовься к этому самому потоплению.

Глава 7

Ближний Запад.

Неизвестный кластер.


Проехать далеко не удалось. Оказалось, пробит ещё и топливный бак. Заметил это Нюхач не сразу, не о том мысли были. Сойка в себя за пару часов пути так и не пришла, но волноваться было не о чем, выглядела она совершенно здоровой.

- Всё, баста! - выругался Нюхач, - бак по ходу пробит, на парах почти едем, а я сразу и не заметил.

Горец, тоже дремавший до этого, встрепенулся.

- Надолго хватит? - рейдер в ответ пожал плечами.

- Не знаю. На десяток километров может ещё. Жрёт-то аппарат тоже немало.

- Значит, искать нужно, где встать. Чтобы не посреди леса оказались.

Нюхач "угукнул" и продолжил высматривать повороты. По дороге пару раз попались разбитые машины, видимо, жители покинутого рейдерами кластера. Наконец людям повезло. Минут через пять, дорога начала плавно заворачивать в сторону и показалась заправка. Раздобыть там бензин Нюхач и не надеялся, но чем Улей не шутит. В любом случае им нужно остановиться, так что лучше это сделать здесь, чем посреди леса в нескольких километрах дальше, движок вон, чихает уже периодически.

К заправке подъезжали медленно. Горец сказал, что внутри здания два полудохлых низших. Когда загнали машину за комплекс, чтобы с дороги не было видно, парень ушёл зачищать заражённых, а Нюхач остался с Сойкой. Он начал её будить. Получилось не с первого раза. Через пару минут она кое-как приняла сидячее положение. В глазах ещё стоял сон. Половина лица и вся левая сторона камуфляжки была в крови. Глаза, кстати у неё уже были нормальными человеческими.

- Ты как?

Сойка сначала не отвечала, видимо, оценивала своё состояние.

- Я правда жива? И что с Горцем? Кажется я его…

Нюхач улыбнулся.

- Всё нормально с ним. И ты жива. Опять же ему спасибо. Мы ему теперь должны дольше жизни, - Сойка непонимающе мотнула головой, потом заметила на себе и на сиденье кровь, ойкнула. Картина та ещё была, пассажирские кресла в машине были обтянуты светлой кожей, - он конечно отнекиваться будет, но я в любом случае не забуду.

Пока Горца не было, Нюхач вкратце рассказал девушке, что было после того, как её ранили и как Горец снова их спас.

- Так это что… я его самого чуть не убила? - волноваться было из-за чего, мало того что Белую ей скормили, так ещё и с ней что-то непонятное. Тут и сам Горец вернулся.

- О, красавица спящая очнулась, - весело сказал он, - внутри чисто, тела я оттащил подальше.

- К-какие тела? - чуть испуганно спросила девушка.

- Там пару пустышей было, - ответил за Горца Нюхач, - а ещё, бак нам пробили, остановились на заправке. Если здесь нет топлива, то дальше на своих двоих топать будем. А по моим прикидкам, до стаба ещё километров сорок-пятьдесят по прямой. На деле как выйдет, не скажу. Тут перекантуемся до завтра, правильно понимаю? - обратился он уже к Горцу.

- Да, мне ещё восстановиться полностью нужно, - потом он перевёл взгляд на силившуюся заговорить Сойку, - потом разговоры, сейчас устроимся и бензин посмотреть нужно. Поесть сообразишь нам, пока мы делами занимаемся? - Сойка кивнула. Спорить, особенно испытывая чувство вины, она не могла.

Осмотрелись на заправке. В здании оказался ещё и магазинчик, как ни странно, целый. В таких обычно всякие чипсы и орешки с газировкой продают. Было ли топливо, определить не вышло, пришлось выходить к зарытому в землю танку. Опять же, ключей от запорных замков не нашли, но промучившись несколько минут, Горцу удалось свернуть замки. Нюхач снова подивился его силе. В танках топливо было, но теперь встала задача, как его достать. Лючок был маленький, ведро не просунуть. Решили поискать шланг и старым дедовским способом слить сколько требуется. Но ещё нужно было заделать лишнее отверстие в баке. Нюхач пока смотрел, что можно сделать, Горец сливал бензин в канистры, благо нашлось штук пять. С ранением автомобиля удалось справиться сравнительно быстро. Опять же, повезло, пуля, видимо, от асфальта срикошетила, отверстие снизу было. Да и вообще повезло, что не трассером пробило, так бы шашлык из них получился. Из Сойки во всяком случае точно. Нюхач только головой качал, пёрло им как в сказке.

Сойка минут через двадцать позвала мужчин перекусить. Еда была нехитрой, галеты да тушенка с заварной лапшой.

Горец подошёл последним и от него хорошо так несло бензином. Нюхач с Сойкой улыбнулись.

- На выброс куртку теперь, - буркнул он, - хорошая была, долго проходила.

Пока парень переодевался, комок своего размера с того магазина он тоже прихватил, поинтересовался у Нюхача про машину. Тот ответил, что заделал, но долго заплатка не проходит, пару канистр запаса нужно будет взять. На это Горец под смешки ответил, что с топливом пусть Нюхач сам теперь возится.

Поесть устроились в основном помещении, в подсобке ютиться не стали, тем более, что там было темно. Когда уже пили чай, где только Горец взял такой, Сойка спросила:

- Так что всё же произошло? Нюхач вкратце рассказал, но я не всё поняла.

- Навык у тебя проснулся. Не могу точно сказать, как он работает. Если в общем, то ты тянешь энергию при контакте. Что-то вроде… - Горец повертел рукой, подбирая слово, - вампиризма.

- То есть если я до кого-то из вас дотронусь…

- Нет, - Горец протянул руку Сойке, - дотронься.

Девушка мотнула головой, видно боялась. Горец улыбнулся и сказал, что ничего страшного не произойдет. Сойка глянула на Нюхача, тот тоже кивнул, мол, давай, не бойся. И она с опаской положила руку на ладонь Горца. И ничего не произошло. Она изумлённо посмотрела на мужчин. Заговорил Нюхач.

- Дары обычно срабатывают по триггеру, то есть, завязаны на какое-то действие. Свой радар я, например, поначалу включал, сильно нахмурив брови. Сейчас уже само получается. Бывает, что Дар завязывают на какое-то слово. Позже это происходит уже на автомате, когда нужно. Но поначалу так. Принцип действия ты наверняка помнишь. Представь, что ты чуть-чуть, не знаю, тонким ручейком вытягиваешь силы из Горца и должно получиться. Потом привяжешь к какому-нибудь жесту или действию, само срабатывать начнет. И Дар очень сильный у тебя должен быть, считай, две самых дорогих жемчужины съела. А может и не один он у тебя.

Девушка посмотрела на Горца, он кивнул только. Минут через пять у Сойки получилось. Правда, Горец сразу отдернул руку.

- Слишком сильно. Учись дозировать. И да, я помогу, меня хватит, - сам же подумал о том, что параллельно будет учиться противодействию. Многим навыкам Высших он мог уже противостоять. Теперь вот и Сойка. Очень уж неоднозначный у неё Дар проснулся. И очень интересный, - давай ещё. Пробуй не просто активировать навык, но и контролировать его силу.

Через десяток попыток у девушки начало получаться. Она сначала отказывалась, не хотела причинять вред Горцу, но он настоял. Да и делать нечего было, путь продолжат завтра, если ничего не случится. Когда Сойка разобралась, как управлять усилием, ей и самой захотелось продолжать. К этому моменту рядом с Горцем уже была куча пустых упаковок от орешков и батончиков шоколада. Но парень задал ей другую задачу. И вот с ней пока что у девушки ничего не выходило. Он попросил её попробовать наоборот, отдавать силу. Нюхач же возразил, сказав, что Дары обычно имеют одно воздействие. Можно со временем раскрыть и новые грани, но основное действие всё равно будет одно. Сойка же, всё ещё чувствуя себя виноватой, плюс то, что Горец сейчас рискует собой, взялась за новую задачку с энтузиазмом. Но ничего не выходило. Вернее, она в какой-то момент ощутила, что это возможно, но не могла "нащупать" нужный "переключатель". А чуть позже и голова разболелась. Как сказал Нюхач, она в своих попытках подошла к пределу, после которого уже опасно использовать Дар. Нужен отдых и живчик в обязательном порядке. На этом с тренировкой закончили. Сойка потом всё на Горца виновато смотрела, пока он ей не объяснил, что всё в порядке и винить себя не нужно. Девушка пыталась возражать, что, мол, Дар ей плохой достался, на что парень ответил:

- Ты не права. Навык очень полезный. Во-первых, без твоего желания, к тебе теперь не притронуться. А если ты научишься передавать силу, то ценность твоего навыка возрастает многократно.

- Смогу лечить людей? - радостно спросила девушка. Горец в ответ пожал плечами.

- Я не знаю. Может и лечить. В любом случае, хуже не сделаешь. В общем, нужно разбираться. И тренироваться.

- Но я ведь тебе хуже делаю этими тренировками, - Сойка опустила глаза.

- Нет. Вернее, немного. Но это не критично. Есть только стану больше, - усмехнулся Горец, - и не куксись, всё нормально.

Сойка вздохнула и порывисто обняла парня. Тот сначала даже не понял. Как и Нюхач.

- Спасибо… - прошептала она.

Парень положил ей на спину руки.

- Всё, нормально, - не нашелся с ответом Горец.

До вечера ничем уже не занимались. Только Нюхач ещё какое-то время поковырялся с машиной и отмыл салон от крови. Сойка снова уснула, в подсобке был диванчик. А Горец размышлял. Дар девушке достался страшный. Наверняка её убьют из-за него, если узнают. Нюхач к этому времени тоже задремал. Горец тронул его за плечо. Когда рейдер открыл глаза, Горец кивком позвал его. Выйдя на улицу, он медленно произнес:

- Страшный у Сойки навык.

- Я бы не сказал. Или ты что-то другое почувствовал?

- Она не силу забирает. Вернее и силы тоже. Но основное воздействие у неё на иммунность. Она из человека заражённого может сделать.

Нюхач аж отшатнулся.

- Что-о?!

- Да не ори ты! - шикнул Горец, - вот так. Она в первый самый раз, когда тянула из меня, я это понял. А сейчас только уверился. Если понемногу берет, то только силы уходят. А если как тогда, то…

- То есть ты в тварь обратиться мог?!

- Была вероятность. Но до грани я доводить не стал.

- Е…ся с вами можно! - Нюхач от волнения теперь ходил туда-сюда, - это же… если узнает кто-нибудь, ты представляешь, что будет? К знахарю теперь ей тоже нельзя, как и тебе. Разве что к Великому, но тех днём с огнём не сыщешь… слушай, если она иммунных может зараженными делать, то может...?

Горец пожал плечами.

- Не знаю, Нюхач. Я же не этот, как ты говоришь, знахарь. Выводы могу только исходя из своей реакции делать. Да и не думаю я, что из заражённого она сможет сделать нормального человека.

- Нет, ты не понял. Ещё из не обратившегося. Из свежака, который только в Улей попал. Я вот о чём.

Горец на некоторое время задумался над словами Нюхача.

- Не знаю. Тут или пробовать нужно или вообще про это забыть. Ей сейчас управлять навыком нужно научиться. Рывками тянет, то слабее, то сильнее. И ещё я не знаю, что будет, когда она полностью всё вытянет. Нет, - он остановил открывшего рот Нюхача, - я имею в виду, что с ней самой будет. Видел же её глаза, чернеть начали. А почему так, я не пойму. Может и побочка какая, а может ещё что. Но разобраться нужно, для неё самой.

Решили пока девушке об этой грани её Дара не говорить, позже, когда свыкнется с ним. Люди замолчали. То, о чём поведал Горец, было невероятно и на самом деле страшно. Нюхач никогда о таком не слышал. Лишить человека иммунитета. Да, Дар страшный, но и очень ценный одновременно. Эх, был бы жив Стограм, можно было и не напрягаться, он не выдал бы. А вот что Бояр сделает, Нюхач не знал. Глава Гвардейского крепко к себе привязал этого знахаря. Вообще, конечно очень странная компания у него получилась. Горец, обитатель Пекла, как бы удивительно это не звучало. Постоянно преподносит сюрпризы. И Сойка, хигтер не хуже самого Горца. Белая и красная жемчужины за неполные два дня. И невероятный по возможностям Дар. Да уж, умеет Улей подкинуть загадку. И какая роль ему самому в этом отведена, он пока что понять не мог. Но то, что он не сдаст и всеми силами будет помогать этим двоим людям, Нюхач для себя решил твёрдо. Да и повязал их Стикс, кровью. Сойкиной кровью. Что-то такое в себе он ощущал.

- Заражённые на той стороне, - прервал его размышления Горец, - с десяток. Один сильный. Как там по-вашему, рубер, наверное. И массовка. Уже не могу разобрать кто.

- Твою ж мать! - выругался Нюхач, начиная пятиться к зданию. Автомат он оставил внутри, с собой был пистолет. Горец остановил его.

- Не дёргайся так. И не бойся, можешь спровоцировать. Они наблюдают. В замешательстве. Не понимают, почему сами боятся напасть, хотя вот они мы. Любимая их жратва. Вожак уже не тупой, понимает, тут что-то не так. И своим не даёт напасть. Надо бы их убить. В дороге будем, могут атаковать. Или ночью, когда осмелеют. А сейчас ждут.

Нюхач слушал Горца и не переставал удивляться его спокойствию. А ещё он будто точно знал, о чём эти твари думают, что предпримут.

- Пойду разомнусь, - как-то буднично произнес Горец, уходя за серпами в здание. Нюхач остался на минуту один. Сначала он хотел пойти за товарищем, вбитый уже в подкорку рефлекс, не маячить у тварей под носом, сейчас буквально кричал уйти. Но было интересно и испытать себя. Горец говорил, не дёргаться, вот он и не будет.

- Тут будешь? - рейдер вздрогнул. Он совершенно не заметил, как подошёл Горец. На нервы чуть-чуть давило. Не так, как когда парень убивал Элиту, гораздо меньше, но ощущалось. Нюхач принял автомат из рук Горца.

- Пожалуй, да. Толку от меня с этой пукалкой не будет, - парень усмехнулся, - будь осторожен.

Горец ещё раз кивнул и не спеша пошел в сторону леса.

Нюхач активировал Дар. Радиуса хватало, чтобы ощутить около десятка тварей и самого Горца. Он, что странно, был гораздо "ярче" зараженных. "Ядерный реактор у него там что ли", подумал рейдер. Даже не всякая Элита так сверкала. Не доходя нескольких метров, Горец вдруг исчез, просто взял и испарился… твари тут же засуетились. Послышалось их урчание. Яркие силуэты начали дёргано двигаться. Спустя секунду среди них будто вспыхнула сверхновая. Горец. И в течение десятка секунд заражённые "потухли" один за другим. Всё произошло почти без шума. Одна из тварей успела рыкнуть, но Горец её тут же убил. Машина смерти, пришла мысль рейдеру. Их группе, чтобы уничтожить такую стаю, потребовалось бы не меньше минуты. И это когда работают по тварям все. А тут он в одиночку за несколько секунд справился. И ещё, Нюхач заметил, что яркий силуэт Горца начал уменьшать интенсивность свечения, будто его температура падала. Вскоре он "светился" уже как обычно, чуть ярче обычного человека. Это что получается, я сейчас не только температуру тела уловил, задал себе вопрос рейдер. Ведь если бы у Горца была температура соответствующая его свечению, он бы всё вокруг себя попросту сжёг! А тут получается… что? Нюхач пока ответить не мог, хотя мысль вертелась в голове. Это всё жемчуг и Дар появился второй и видимо, новая грань старого открылась.

Через минуту из леса вышел Горец. Свёрток с мечами он держал на плече, а во второй руке был небольшой целлофановый пакет. Подойдя к рейдеру, он кивнул на него.

- Собрал немного, - и отдал пакет рейдеру, который всё ещё находился в своих мыслях. Горец хлопнул его по плечу и продолжил, - я отдохну пойду. Если что, толкай.

Оставшись на улице в одиночестве, Нюхач мельком глянул в пакет. Ну да, горох и спораны. Он считать даже не стал, просто заткнул пакет за пояс.

На улице рейдер пробыл, пока окончательно не стемнело. Густые сумерки накрыли небо, клочьями разорвав странный закат на небе этого мира. Зайдя в помещение, Нюхач разглядел Горца, он уже спал, разместившись на нескольких стульях. Теперь и самому устроиться нужно. Стараясь сильно не шуметь, он прямо на пол постелил плащ-палатку и улёгся. Сон долго не шёл, во-первых, было твердо, все козырные места уже заняли, во-вторых, всё ещё не давали покоя мысли. До стаба осталось, если ничего не случится, рейдер даже сплюнул мысленно, день пути. По идее, к вечеру должны добраться. Мест этих Нюхач не знал, тут их Отряд никогда не ходил. Но примерную карту здешних мест Нюхач помнил, была такая в Отряде, поэтому понимал, где они находятся. Километров сорок, наверное, осталось. Кластера сейчас пойдут спокойные, по сравнению с Пеклом, так что добраться должны без происшествий. Ещё и с Горцем. Сколько прошло с начала его выезда с Отрядом? Почти месяц. И почти неделя, как встретил Горца. По пути нужно будет, чтобы он хотя бы один магазин "по банкам" отстрелял и показать, как правильно автомат носить. Ещё нужно обговорить их легенду, чтобы не спалиться. Сразу, по крайней мере. Вопросы всё равно возникнут , но будет уже проще если ментата без проблем пройдут. Он вспомнил непроницаемое обычно, лицо Веды. К своим ещё заглянуть нужно, узнать, выбрались ли пацаны на втором пикапе. А если да, то что? Нюхач не знал. Решил смотреть по ситуации. Мысли перескочили на товарищей. Горец, как его представить в стабе? С Сойкой ясно всё, свежак. Говорить о том, что она Белую съела, никому не нужно, но остальное можно не скрывать. Да, и про её Дар тоже распространяться не стоит. Пусть все думают, что он ещё не пробудился, сюрприз, если что врагам будет. Хотя, откуда в Гвардейском враги, он там всех знает и все знают его. Но всё равно, не стоит. Что с Горцем делать, это вопрос. Он одним своим видом себя выдает. Ладно хоть очки раздобыл, сразу не спалится. Говорить что он сталкер? В принципе, можно. У виска, правда, крутить начнут пальцем. Кто по Ближнему Западу в одиночку ходит? Но это Улей, тут всякое бывает. То, что не разбирается в общепринятых нормах и понятиях жизни иммунных, это плохо. Но Нюхач рядом будет, сгладит шероховатости если что. Да и сам Горец неглупый, на лету всё схватывает. Даст Улей, не засыпятся. Лишь бы ему голову не вскружило в стабе.

В конце концов, Нюхач провалился в беспокойный сон.

А утром его разбудил аромат чая Горца, который они с Сойкой заваривали. Тело затекло, даже двигаться не хотелось.

- Доброго всем, - прокряхтел Нюхач, разминая конечности. На улице уже светало. Люди в ответ кивнули и позвали к себе. Рейдер вышел на улицу с бутылём воды и кое-как умылся.

- Ну что, друзья мои, даст Улей, ночевать сегодня будем уже в нормальных условиях, - сказал он, беря кружку с чаем.

- Хорошо бы, - ответила Сойка.

- Сколько осталось? - спросил Горец.

- Километров сорок по прямой, я думаю. Плюс минус лапоть по карте, - усмехнулся Нюхач. Горец снова кивнул.

Минут через двадцать они уже выезжали с заправки. Бак был полон, но на всякий случай захватили ещё три канистры по двадцать пять, так что даже если снова начнет подтекать, то топлива в любом случае хватит.

***

Лес тянулся уже час после того, как они выехали. Сменялись кластеры, но густые заросли по обеим сторонам дороги так и продолжались. Двигались без спешки, километров тридцать-сорок в час. Дорога, правда, шла не в нужную сторону, но Нюхач не волновался на этот счёт, где-то впереди должно быть пересечение с трассой, по которой караваны в стаб ездят из Обитаемого пояса.

- Люди впереди. Стреляют, - буркнул Горец, вдруг напрягшись. Дорога как раз плавно сворачивала налево. Нюхач за звуком двигателя и не услышал, но стоило притормозить, как впереди стал доноситься еле слышный треск выстрелов. Стреляли много, но не заполошно, а очередями.

- Не спеша давай. Я щит выставлю, как они покажутся. Уедем если что, - Горец посмотрел через зеркало на побледневшую Сойку и подмигнул ей. Та в ответ вымученно улыбнулась.

Через пару минут совсем уж медленной езды, впереди показалась колонна из военных машин. Три "Тигра" и пять тентованных "Уралов". Стояли все машины у обочины. И были эти машины явно "неместные", не было на них привычного Нюхачу "обвеса". Стреляли где-то в начале колонны. Да и видно было, что там собралась толпа заражённых. Много тел валялось и на дороге.

- Свежие что ли провалились? - непонятно у кого спросил Нюхач.

- Там четверо живых. Остальные низшие. И в лесу слева стая ждёт. Рыл восемь. Те уже покруче, - произнёс Горец, - что делать будем? Уедем или впишемся?

Нюхач задумался, прикидывая варианты. С одной стороны, помочь нужно. Впереди явно вояки и им сейчас туго приходится. Да и Улей не забудет. С другой стороны, не постреляют ли их самих, не разобравшись. Мужики там сейчас на взводе, плюс, если они всё-таки свежие, то ещё и голова едет после перезагрузки. Горец говорит четверо их там. Удивительно тоже. Вряд ли все они иммунные, но даже так, везение просто запредельное. Как быть? Можно конечно подъехать чуть поближе и начать отстрел пустышей. Горец пока с той стаей разберётся, вон, свёрток свой уже разматывает, видно для себя решил уже всё. Толку думать тогда?

- Я сейчас поближе подкачу, ты, тех в лесу зачищай, я парням помогу с толпой этой, - и обратился уже к девушке:

- Сойка, когда остановимся, пулей прячься за машину и смотри назад. Оттуда никого не должно быть, но всё же. И не высовывайся. Нюхачу кричи если что. Я в лес. Рации проверим заодно.

Машина проехала ещё метров пятьдесят. Стрельба уже была не такая активная. Рейдер прижал джип к самому краю обочины, чтобы не было видно с головы колонны и люди спешно покинули автомобиль, прячась за ним.

- Я пошёл. Берегите себя. Сойка, не высовывайся, прошу тебя, - сказал Горец, уходя.

- Я поняла, тоже будь осторожен, - девушка была сильно напряжена, её даже немного потряхивало. Но не боялась. Вернее, боялась, но больше не за себя. Горец дёрнул уголком губ и в темпе перебежал дорогу, скрывшись в лесу. Нюхач, проводив взглядом товарища, обернулся к Сойке.

- Рядом тварей нет, все впереди. Я сейчас к той машине, стрелять оттуда буду с дороги, поэтому обочину мне будет не видно. Ты будешь тут и смотри справа. Если попрут к нам, кричи сразу.

Девушка прерывисто кивнула. В руках у неё уже был пистолет и держит на изготовке, вниз стволом, молодец. Рейдер тоже кивнул, проверил свое оружие, снимая с предохранителя и громко выдохнув, рванул к крайней машине, что была метрах в пятнадцати впереди. Не добегая пары метров, рейдер затормозил и упал на одно колено, тут же вскинув автомат. До заражённых было метров тридцать, совсем не расстояние для его оружия. Через секунду он начал стрелять одиночными, точно выцеливая затылки обратившихся уже солдат в чёрной форме. Явно спецура какая-то. Оставшиеся в живых люди, поняли, что им кто-то помогает и с новыми силами начали отстреливаться. Нюхач видел их. Все четверо были на крыше головной машины, по двое на каждую сторону. Один явно ранен, видно перемотанную поверх одежды ногу. Пустышей на данный момент было штук двадцать только со стороны Нюхача. Сколько их было всего, он не знал, но мёртвых тел валялось уже прилично. Сойка молчала, значит с той стороны всё нормально.

Через минуту, может меньше, на дороге живых заражённых больше не осталось. Нюхач, как и двое солдат переместились на другую сторону. Там было ещё с десяток. Их прикончили тоже быстро. И вот теперь, когда наступила тишина, лишь в ушах от выстрелов звенело, нужно было как-то опознаться и не перестрелять уже друг друга.

Прошла минута, прежде чем Нюхач решился.

- Эй там, на крыше!! - закричал рейдер, - не стреляйте!! Я выхожу!!

С той стороны не ответили. Нюхач выругался. Ещё раз прокричав, чтобы не стреляли, он взял автомат за цевьё в одну руку и подняв вверх стволом, медленно начал выходить вперёд, готовый в случае чего отскочить обратно. Быстрее пули, правда, не будешь. Решат пристрелить, то там он и останется, но вроде бы не дёргаются, на прицеле только держат.

- Решат стрелять, я их сдую. К ним близко не подходи. Задеть могу, - вдруг заговорила рация голосом Горца, Нюхач даже вздрогнул и через секунду кивнул, дав понять, что услышал. Задаваться вопросом, как парень узнает, реши эти четверо застрелить рейдера и не дать им этого сделать, он не стал. Если говорит, значит сделает, в этом Нюхач уже уверился. Рейдер медленно шёл к солдатам под их прицелом. Двое держат его самого, двое по сторонам стволы выставили, грамотные.

Не доходя метров десяти, Нюхач остановился. Руки держал на виду, разведя в стороны.

- Здорово, мужики! - начал рейдер.

Лица солдат были скрыты балаклавами. Глаза злые, внимательно следят за каждым движением Нюхача. Минута прошла в молчании.

- Ты сам-то кто? И что за херня вокруг творится? - заговорил один из них густым басом.

- Давайте стволы опустим и поговорим спокойно. Вокруг сейчас безопасно, - ответил Нюхач.

- Хера себе безопасно! - нервно бросил один из них.

- Отставить! - гаркнул тот, что ответил Нюхачу и снова обратился к нему, - ты один что ли? И откуда такой наряжённый? В курсе, что за ношение и убийство будет?

- Здесь ничего не будет, - ответил рейдер. Разговор явно не заладился, как бы до плохого не дошло, подумал он, - вы же видели, что с вашими случилось. Туман, потеря сознания, связи нет, было? А потом пацаны кидаться друг на друга начали, так?

Тут уже и остальные двое на Нюхача стволы направили. Резко засосало под ложечкой. Сейчас по ходу и решится всё. По лбу покатилась одинокая капля пота.

- Ты кто такой, отвечай?! Откуда про туман и солдат знаешь?! - повысил голос басистый, как прозвал его про себя рейдер.

- Давайте успокоимся и поговорим, обо всём расскажу, только без глупостей, - ровным тоном ответил Нюхач.

- Да какой на…й спокойно?! Мы ребят своих всех положили! А ты сам наших настрелял сколько?!

- Оставить, я сказал! Да что с тобой?! - снова осадил своего бойца басистый. И снова обратился к рейдеру, - ну давай поговорим. Так что за ху...та вокруг творится? Война? Что с пацанами случилось? Что за химия?!

Тяжко будет, подумал рейдер. Эти твердолобые, хрен докажешь что. А сказка будет удивительная.

- Вы бы пушки опустили. Больно уж некомфортно так разговаривать…

- Не е…ёт меня твой комфорт. Рассказывай давай! Сколько вас? Тебя положить в любом случае успеем, если что.

- Трое нас. Я, ещё один в лесу и третий человек у машины.

- Пусть выходят. Рации вижу есть. Потом и поговорим.

Рейдер покачал головой, но делать было нечего. Не делая резких движений, он потянулся к рации и осторожно вытащил её.

- Горец, выходи. И притащи трофей какой. Для наглядности. Ребята нервные.

Солдаты переглянулись, но вопросов не задавали.

- Сойка. Давай тоже подходи. Но только после Горца.

Через несколько секунд послышался треск ломаемых ветвей. Парень специально шумел, чтобы его ненароком не пристрелили, появись он бесшумно. Двое солдат направили оружие на парня.

- Это со мной. И не стреляйте, что бы сейчас ни увидели.

Из леса показался Горец. Хорошо, что в очках, выдохнул Нюхач. На вытянутой руке он нёс голову, по-видимому, топтуна, с которой всё ещё капала кровь. Солдаты вытянули шеи в его сторону, пытаясь рассмотреть, что он несёт. Выйдя на дорогу, Горец под изумлённые возгласы и мат людей, бросил отрезанную часть тела ближе к ним. С глухим стуком она прокатилась пару метров и довольно удачно остановилась мордой к солдатам. Спустя несколько долгих секунд басистый произнес:

- Это что за пое…нь такая?!

- Это самое дерьмовое дерьмо. А вы, солдатики, попали в жопу. Спускайтесь уже с насеста своего, поговорим, - Горец давил. Это ощущал Нюхач, чувствовали что-то странное и люди. Они сейчас сгрудились в кучку, ощетинившись стволами.

Обстановку разрядила Сойка, незаметно подошедшая со стороны и вставшая чуть позади Нюхача.

- Оба-на! А девушка тоже с вами?! - спросил один из солдат.

- Нет, вы что? Мимо проходила. Смотрю мальчишки подраться решили. Вот и подумала, что нужно немного вас остудить, - пошутила Сойка, решив разрядить обстановку.

Послышались нервные смешки. И давление Горца пропало.

- Ну так что? - спросил Нюхач.

Обладатель баса несколько секунд подумал и потом сказал своим:

- Спускаемся, глядим в оба. Корж, Баха, контроль.

Солдаты быстро ссыпались с машины и помогли раненому спуститься. Двое тут же разошлись в стороны, беря рейдеров в полукольцо. По куче тел передвигались осторожно, будто боялись отдавить что-нибудь. Их осторожность понятна, недавно эти мертвецы были их живыми сослуживцами и друзьями.

Басистый с раненым бойцом подошли к отрезанной голове и стали её рассматривать.

- Так что это? Или кто? Что вообще происходит?

- Один из местных жителей это, - и Нюхач в течение пары минут обрисовал картину происходящего. На них сначала, как на психов смотрели, но доводы и факт, лежащий под ногами, говорили об обратном. Потом были маты, ругань и стенания. Но вроде бы приняли, осознали.

Спустя несколько минут люди собрались возле третьей машины, трупов там не было. Да и у солдат отходняк начался. Плюс голодание споровое. Нюхач поделился живчиком, сразу стало лучше. Говорить из чего его делают, он пока не стал. Познакомились. Бойцы сначала подивились странным именам, решив, что это позывные, но Нюхач коротко объяснил про обычай с именами. Спросили про родных. Нюхач снова рассказал о теории "копирования". Вроде бы успокоились. Двое, которые сначала взяли рейдеров в клещи, в разговоре сильно не участвовали, даже клевать носом начали. Пока Нюхач отвечал на вопросы басистого, что отзывался на позывной Варан, Сойка чуть отвела Горца и прошептала:

- Горец… те двое, которые отрубаются, они не иммунные… скоро обратятся… делать нужно что-то… - Горец вопросительно посмотрел на неё, - не знаю я… ощущаю это так же чётко, как тебя сейчас вижу… что со мной?

Горец нахмурился. Вот как сейчас объяснить этим солдатам, что два их товарища с минуты на минуту превратятся в кровожадных упырей?

- С тобой-то нормально всё. А вот как им сказать? Они себя крутыми ощущают. Особой угрозы в нас не видят. Хоть и устали, хоть и пережили такое потрясение. Не бойся главное, решим. Нет, так порублю их. Церемониться с ними не буду, - у Сойки глаза расширились от этого заявления. Горец же усмехнулся, - не дойдёт до этого, я надеюсь.

- А эти чё шепчутся там? - произнес вдруг немного заплетающимся голосом солдат, которого главный осаживал постоянно, Саня. Взгляд у него уже был мутный. Начинается, подумал Горец. Нюхач тоже начал подозревать, он вообще изначально близко к солдатам не подходил, а сейчас даже чуть позу изменил, чтобы можно было быстро вскинуть оружие.

- Да осади ты, Корж! Что с тобой? - рявкнул на него Варан, которого Нюхач басистым прозвал.

- Так они может задумали чего? - не унимался он. Второй тоже глаза приоткрыл, совсем уже плох был. А первый солдат распалялся всё сильнее.

- Отставить, я сказал!! - уже крикнул на солдата Варан полностью развернувшись к нему. И в это же время обратился второй, Баха. Сначала он глухо заурчал и резко кинулся на орущего что-то нечленораздельное в ответ командиру, Саню, вгрызаясь ему в лицо и опрокидывая. Закричала Сойка, Варан громко матерясь отшатнулся, пытаясь достать из-за спины автомат. Раненый, громко матерясь, забился в машину ещё глубже, сидел он у края. Нюхач тоже отпрыгнул, вскидывая оружие. И все это под надсадный ор солдата, который не мог сбросить с себя обратившегося товарища. А тот, оторвав от лица половину щеки, тут же вцепился в шею. Хлынула кровь, крик сменился на булькающие звуки.

- Да что же это, е…й в рот?! - заорал Варан, уже целясь из автомата в заражённого, - как же это?!! Пацаны-ы!!

И тут загрохотали выстрелы. Это Нюхач перечеркнул и заражённого и дергающегося Коржа очередью. Голова Сани, в которую попал первый выстрел раскололась, вывалив наружу содержимое. А мертвый заражённый, с тоже разваленным черепом, так и остался лежать сверху, не разжав челюсти. Жестокость Стикса во всей своей кровавой сущности. Сойку от зрелища согнуло пополам в рвотном приступе. Оставшийся в машине солдат ругался, как сапожник, автомат-то свой он приставил к машине и теперь не мог до него быстро добраться. Варан направил оружие на Нюхача, но выстрелить не успел. Вернее, не смог. Он силился нажать на спусковой крючок, но тот будто застыл в одном положении. Через секунду со звоном отскочила крышка ствольной коробки, со щелчком сам собой отпал магазин и звякнув, отскочила пружина, сделав грозное оружие бесполезным. Нюхач тоже держал на прицеле оставшихся двоих солдат. Они сейчас как раз почти на одной линии оказались.

Варан тупо смотрел на своё развалившееся оружие и беззвучно открывал-закрывал рот. Что за хрень творится? Снова навалилось ощущение давления. Горец подошёл к солдату и отодвинул от себя ствол бесполезного автомата. Второй рукой взял Варана за плечо и снял очки. Солдат попытался отшатнуться, но плечо было словно в тисках зажато. Глаза парня, его нечеловеческий взгляд, попросту выморозили всякое желание сопротивляться.

- Я и тебя с твоим другом на части разберу, только повод дай, - чеканя слова, произнес Горец, - им всё равно было не помочь, - добил он, кивнув на трупы.

Из солдата в этот момент, будто стержень вытащили и он сразу поник.

- Саня... молодой самый был... А у Бахи тройня вот-вот родиться должна... - тихо ответил Варан.

- Не забывай, все вы всё ещё едете. Куда там вам нужно было. В том мире. А здесь им не повезло. Но ты пока жив, товарищ твой жив, - Горец отпустил плечо солдата и обратился уже ко всем, - собираем всё ценное. Думаю, никто уже против не будет, - он взглянул на Варана, тот лишь отрешённо кивнул, - а нам всем пригодится. И двигаем отсюда. Пошумели, как бы кто посерьёзнее не заявился.

Нюхач выдохнул и опустил оружие. Второй боец, так и продолжавший тихо материться и шипеть от боли в ноге, всё же выбрался из машины.

- А мы… в таких же… - начал Варан.

- Вы, нет, - отрезал Горец. Давление на нервы начало снижаться.

- Парней бы похоронить… - сказал второй.

- Перезагрузка похоронит. Часа через четыре тут и следа от всего этого не останется. Осколок этот достаточно быстро грузится.

После недолгого обсуждения и некоторого количества мата, решили взять одну из машин в колонне. В грузовиках ещё были ящики с боеприпасами, рота на учения двигалась, потому и много всего было. Решили взять, сколько влезет, ну и стволов штук десять собрать. Под молчаливое согласие двух оставшихся в живых солдат и с их же помощью, рейдеры перетащили в один из "Тигров" свои пожитки. Сойка к этому времени уже отошла, но старалась не смотреть на трупы двух солдат. К куче тел в голове колонны она уже, видимо, привыкла. Или вообще свыклась с тем, что такие картины видеть ей придется частенько. Девушке было очень жаль бросать свою машину, но она понимала, что против этого бронированного монстра её "Рэнглер" не играет. Да и не влезут они все в джип. Ещё минут сорок возились с боеприпасами и автоматами, собирая оружие с тел солдат и покомпактнее располагая всё в грузовом отделении машины.

Когда сборы были окончены, Нюхач подошёл к стоящим чуть в сторонке спецназовцам и заговорил:

- Вы на Горца не злитесь. Нрав у него крутой, конечно, но он парень правильный. Да и поступить по-другому нельзя было, положили бы друг друга вас.

Ответил второй солдат, что был ранен, с позывным Рондо:

- Да всё это понятно, - вздохнул боец, - не каждый день по своим стрелять приходится и в другом мире оказываться.

- Хорошо, что понятно. Минуту на прощание и двигаем, - замолчав на пару секунд, Нюхач произнес, - я тоже тут всех своих потерял…

***

- Долго ещё до этого стаба вашего? - заговорил уже Бас. В дороге Нюхач решил перекрестить солдат. Варан стал Басом, за его раскатистый голос, которого и не ожидаешь. Вообще, ему даже больше подходило это имя. Суровое, с морщинами у глаз и между бровей лицо человека, которому часто приходилось принимать нелёгкие решения. Взгляд твёрдый, долго такой и не выдержишь. Крупным он не был, особенной атлетичностью он не отличался, но в целом выглядел очень крепким. Второй боец, Рондо, стал Мятным, потому что постоянно ел эти самые Рондо, а они были мятными. Лицо у него было открытое и с достаточно мягкими чертами. Но, такие же глубокие морщины у глаз и затаённая грусть во взгляде серых глаз говорили о том, что и ему пришлось многое пережить. Он был чуть выше Баса, но такой массивности не "излучал". От "крестин" парни не стали отказываться. Надо, значит надо, хотя и не против были остаться при своих позывных. Бойцов сейчас, спустя полчаса как отъехали от места бойни, всё не отпускал отходняк. Даже живчик Нюхача весь выдули.

- Километров тридцать, может больше. Я в этой стороне не был никогда, направление знаю только, - ответил рейдер, снова севший за руль, - даст Улей, к вечеру доедем, спешить здесь не стоит.

- Ты к нему, как к живому, - отозвался Бас. Солдаты сидели сзади, напротив задремавшего Горца, Сойка впереди. Нюхач глянул на них через зеркало и ответил:

- А он и есть живой. Сейчас смысла нет рассказывать, сами позже поймёте, - потом обратился к Мятному, - как рана? - перед выездом ногу ему перевязали уже качественно.

- Не болит. Только тянет немного, даже странно.

- Ничего странного. Здесь как на собаках всё заживает. Даже конечности отрастить можно.

- Да быть не может, - не поверили солдаты.

- Может, поверьте. Если живчик пить и нормально питаться, дня через три, Мятный, от раны твоей только шрам останется. Через недельку и его уже не будет.

- Что, реально? - снова переспросил Мятный.

- Мне пуля в шею попала вчера, чуть не умерла, - отозвалась уже Сойка, мельком глянув на Горца, - ситуация конечно другая была, сложнее всё, но как видишь, - девушка специально оттянула ворот куртки и закинула волосы назад, чтобы было видно, - ничего нет. Сюда вот попала, - она пальцем указала место на шее.

- Там же артерия, смерть в течение минуты! - поразился Мятный.

- А я жива и здорова, - ответила Сойка, - так что всё это правда. Я сама тут третий день всего, а произошло уже столько, что на полжизни хватит.

- Да уж… скатались на учения, мля…

- Нарвались-то на кого? - спросил Бас.

- Да есть тут одни… сектанты… - ответил за девушку Нюхач, - погнались за нами, если бы не Горец, нафаршировали бы из пулемёта…

Мятный присвистнул, а Бас нахмурился.

- Штучки эти его? Так же как с автоматом?

Горец приоткрыл один глаз, но спустя несколько секунд снова задремал.

А разговор про разобранный на расстоянии автомат, получился сразу, как солдаты успокоились. Нюхач вкратце рассказал про Дары. Даже показал, исчезнув на несколько секунд. До этого не тренировался с новым Даром, а тут вон, с первого раза вышло. По мозгам дало, правда, много сил требовалось ещё на активацию. Вот тут парней и проняло, наперебой спрашивали, что да как. Пришлось даже осаживать. Поговорить и в дороге можно.

- Типа того, - коротко ответил Нюхач, - вообще, тут не принято о Дарах спрашивать. Да и не скажет никто. А в местах, где неспокойно совсем, и дырку лишнюю сделать могут. Но вы свежаки пока, так что ничего, запомните на будущее просто.

- Не доверяете нам? - спросил Мятный.

- Как бы объяснить попроще… - начал Нюхач, - вы спецура, видно, что непростые солдаты. Спрашивать бесполезно, секретность, все дела. Приказы, подписки. Только вы ещё не осознали, что здесь это всё уже не имеет значения. Понятие позже придёт. Ни правительства, ни стран здесь нет. Служу Отечеству неактуально. Тут сам себе служишь, сам за себя, за друзей, за дом, который сам же и обустроил, - он несколько секунд передохнул и продолжил, - часто бывает, что до этого спокойный и адекватный человек, здесь, в Улье, становится распоследним ублюдком. Ни суда, ни следствия ведь нет. Это, конечно, "в поле" всё. В стабах, в основном, порядок. Да и то, не везде. А доверие… - он на несколько секунд замолчал, - его заслужить нужно. Пройти кровь и всю срань Улья вместе. И если повезёт выжить, тогда и появляется доверие. И я сам не отрицаю, что парни вы нормальные, не ощущаю гнили в вас. Именно в вас двоих. Но и доверять пока тоже не могу. Потому что не знаю вас. Но знаю, что у вас в голове пока только приказы и принципы, сам таким был поначалу. Человек человеку тут… если не волк, то уж точно не друг. И если вы видите, что кого-то убивают, очень часто нужно помочь убить, а не спасти. А лучше вообще не вмешиваться.

- Нас ведь спасли… - буркнул задумчивый Мятный. Не ожидал он, прямой и простой, как три копейки человек, такого ответа. А вот Бас молчал.

- Вы свежаки. Если есть возможность помочь, то нужно помогать, пусть даже это будет глоток живчика. Иначе Улей накажет. Будь другая дорога, мы бы скорее всего свернули, как только услышали выстрелы.

- Меня так вообще тут не должно быть, - весело добавила Сойка. У неё сейчас было то детское чувство небольшого превосходства над двумя суровыми вояками. Она тут уже три дня и выжила. Она больше знает.

- В смысле? - бухнул Бас. Голосище всё-таки у него.

- Я её сначала брать не хотел. Спешили мы с Нюхачом. В осколок Орда пришла и нужна была машина. В машине была Сойка. Но я сейчас готов постоянно перед ней извиняться, лишь бы она не переставала готовить, - неожиданно сказал Горец. И по тону ведь не понять, шутит или нет. Бас с Мятным удивлённо на него посмотрели. Нюхач тихо засмеялся, а девушка с улыбкой покраснела.

- То есть вы её похитили что ли? Чёт я уже ни хрена не пойму, - чуть напрягшись, спросил Мятный.

- Они меня спасли, по факту. Я тоже сначала подумала, что похитили. Но стоило выехать за город, который оборвался там, где он ещё должен быть, я сразу поняла, что-то не так. А потом увидела заражённых, вспоминать страшно до сих пор. Так что мне очень повезло, что я тогда от страха в руль вцепилась.

Мятный с Басом не знали, что думать. Всё их существо твердило о том, что эти двое, Горец и Нюхач, если не преступники, то уж точно не законопослушные граждане. Но вот всё остальное, что происходит с ними последние часы, говорит, что верить сейчас нужно именно глазам. Вся их жизнь, всё, к чему они привыкли, чему служили и к чему стремились, развалилось в один момент. В момент, когда их колонну неожиданно накрыло облаком вонючего тумана. В момент, когда свои же друзья и сослуживцы начали кидаться друг на друга. И теперь если не перестроиться под новые реалии жизни долго они не проживут. А ещё Горец, он внушал непонятный и безотчетный страх. Он опасен, опасен как стихия, от которой и не знаешь чего ожидать. Но Нюхач и эта девушка, Сойка, его не боятся. Более того, относятся к этому… человеку ли… как к своему другу. Бас вспомнил тот момент, когда первый раз встретился взглядом с ним. Жуть. Расспросить бы нужно подробнее, а то из короткого рассказа Нюхача понятно мало что стало.

А Горец будто почувствовал, о чем они думают и произнес:

- Да вы не напрягайтесь так. Есть тут опасности и похлеще меня. Я-то что, меня не трогать, никому плохого и делать не буду.

Сказано это было, правда, так, что сомнений не оставалось, тронет и ещё как.

- Хорош уже жути нагонять, Горец, - со смешком сказал Нюхач, хотя сам прекрасно понял, для чего парень это делает.

Лес оборвался, выехали из очередного кластера. Гравийка соединилась с приличного качества асфальтовой дорогой, а вокруг было подзаросшее поле и немного в стороне виднелась очередная деревенька, домов на двадцать. Тяжёлую машину перестало качать, люди оживились, особенно Бас с Мятным. Резкую смену кластеров они еще не видели. Напряжение тут же спало. Мятный спросил:

- И такое везде? В смысле, лес, потом резко поле.

- Да. Может и город быть, Улей без разбора соединяет кластеры, но при этом всегда идеально совмещает дорогу к дороге или мост к мосту. Другое дело, что они разные эти мосты и дороги могут быть, как сейчас. В Пекле, так там вообще одни города и лепятся вплотную. Здесь спокойнее. Тварей намного меньше, можно жить.

Все чудесатее и чудесатее, думали солдаты. Сколько же ещё невероятных вещей им придётся увидеть.

- В деревню заедем? - спросила Сойка. Нюхач глянул на Горца. Тот пожал плечами.

- Я не против. Заодно отдохнем.

Так и поступили. У деревни притормозили, Бас вылез через люк и встал за пулемет. Горец спустя минуту сказал, что в деревне чисто. Как он это определил, для солдат осталось загадкой.

Минут через десять люди уже осматривали выбранный домик. "Тигра" загнали в соседний двор, там был забор повыше.

- Пару часов на всё про всё и поедем. Хочу уже сегодня спать в нормальной кровати в стабе.

- Было бы не плохо, - отозвался Горец.

Сойка в этот раз ничего не готовила, поели из сухпаёв, которых тоже набрали в грузовике колонны. Мятного после еды разморило и он устроился в одной из комнат дома. Бас ещё бодрился, хотя и было видно, что держится на волевых. Он сейчас болтал с Сойкой. А Нюхач с Горцем ушли к машине. Рейдер уже понимал, что пострелять не удастся, поэтому показывал парню как обращаться с автоматом. Устройство оружия Горец в принципе знал, в армии у него в мире отслужили все, да и неспокойная обстановка заставила правительство страны чаще проводить военные сборы для всех военнообязанных. Нюхач сейчас показывал, как нужно двигаться и держать оружие на рейде. Горец всё схватывал быстро, но практика была нужна в любом случае.

- Что думаешь про солдатиков? - спросил Горец.

- Нормальные вроде. Мятный рубаха-парень, сразу видно. А Бас… - рейдер задумался, - он слишком, как мне кажется, правильный. Герои тут не живут долго.

Горец кивнул. Примерно к тем же выводам пришел и он сам.

- Надо бы с ними поговорить. По поводу меня и вообще, как себя в стабе вести.

- Это я объясню. А про тебя зачем им говорить? Только усложним. А так, они чистую правду расскажут, знать не знают кто мы и откуда. Встретились на дороге, помогли отбиться, с собой взяли, толком не познакомились ещё. А мы уже более подробную историю расскажем.

- Может им по жемчужине дать?

Нюхач аж поперхнулся от возмущения и пристально взглянув на парня произнёс:

- Тебе их девать некуда что ли? Давай потом весь стаб накорми ещё! А что? - Горец не обратил внимания на тон Нюхача и ответил:

- Вам сильнее быть нужно. Им тоже. Раз они с нами.

- По воде виляно ещё, с нами они или нет. Сойка, возможно с нами и останется. И Дар у неё такой, что если кто узнает, её саму, в лучшем случае, вежливо попросят. А с этими орлами непонятно. Может и с нами будут, но мне кажется решат остаться. С их опытом они работу найдут легко. Тупить если не начнут, то при споранах с горохом всегда будут. К этому ещё добавь, что они могут и брякнуть, мол вот, Горец нам жемчуга дал. А если это не в те уши залетит? - на некоторое время люди замолчали, потом Нюхач продолжил, - да и с нами тоже не всё ясно. Я пока даже и не думал, что дальше делать буду. У тебя у самого какие планы?

Горец задумался. Резон в словах Нюхача был. И сам он тоже не думал, что дальше. Ну вот они в стабе, и? Помотаться по другим стабам? Посмотреть, как живут люди? Так, наверное, везде всё одинаково. Поискать людей, кто знает об Улье больше рядового иммунного? Как вариант. Правда, если тут с Высшими туго, то и ему самому тяжело придется. Чёрных у него на пару месяцев всего, может чуть больше. Стать этим, как его, трейсером? Он-то жемчуга натаскать из Пекла может много, озолотится. Но нужно ли ему это? Время от времени ходить за добычей, а потом тратить заработанное? Не того склада он человек, Пекло его переплавило в нечто другое. А ещё он хотел найти место, которое часто приходило ему во снах. Горец не сомневался, что оно существует. Об этом он Нюхачу не рассказывал. Нет, какой-то миссией он обременён не был. Была его личная Загадка. Что-то постоянно свербело в его голове и заставляло пускаться в путь по Пеклу. Но до этого он был один. Сейчас он обрёл если не друзей, то верных товарищей. Осилят ли они такой путь? Неделя прошла, как он встретил Нюхача. Три дня с Сойкой. И сейчас Горец поймал себя на мысли, что уже не представляет, как путешествовать в одиночку. В Пекле, правда, им не выжить. И как быть? То, что он вернётся обратно, ему было понятно как ясный день.

- Вижу, тоже не знаешь. Ладно. Об этом в стабе подумаем. Но жемчуг не свети. Идём, маленько передохнём и в путь.

Глава 8

Стабильный кластер. Крайний рубеж обитаемых земель. Город Гвардейский.


- Ну наконец-то! Места знакомые пошли! - радостно сказал Нюхач, когда выехали из очередного лесного кластера, - всё, минут тридцать ещё и мы на месте!

Вокруг было так же пустынно, только-только начало смеркаться. Вокруг было поле и виднелся лес вдалеке. Что тут показалось Нюхачу знакомым, никто так и не понял. Но после его слов все оживились, даже снова задремавший Бас, который так и не сомкнул глаз на передыхе.

После остановки в той деревеньке ехали уже пару часов. Настолько спокойной дороги Нюхач за всю жизнь в Улье не помнил. Всё же Горец - это нечто, с его этим умением тварей отгонять. Пару раз Нюхач видел, как от обочины убегают заражённые. Кто именно, правда, он не смог разобрать. Вроде как мелочь какая-то, развитый бегун или лотерейщик. И сам себе усмехнулся, лотерейщика мелочью называет уже.

- Когда приедем, проверка будет. Опасаться нечего, зададут несколько вопросов и всё. Стволы в машине оставим. У нас не воруют. С собой только пистолеты можно и холодняк. Правила поведения простые. Почем зря не палить. Не нарываться и не провоцировать. Стаб у нас не беспредельный, законы есть и они неукоснительно соблюдаются. Из-за близости Пекла народ тут нервный. Наказание за косяк, если серьёзный, одно, пуля в башню. Никакой демократии. Если всё-таки кого-то убили или ранили, но считаете себя правыми, не дёргаться, ментат рассудит. Решили подраться, арена для этого есть, можно подзаработать даже. Там же и конфликты мелкие решаются. Если махаться вне арены и если ты не прав, то штраф и работы на пользу стаба. Что ещё... девок не щупать без их согласия. Бордель есть для этого, - Сойка услышав про бордель, мельком глянула на Горца, смотрящего сейчас в окно, - в общем, всё как в военное время, правила простые. Если что непонятно или интересно, у меня спросите лучше. Кто другой и обмануть может. На первое время разместимся в гостинице. Там и поесть можно и выпить. Потом, как разберусь со своими делами, возможно, переедем к нам, - закончил он с грустью.

Дальше ехали молча. Каждый думал о своём. А потом, и правда, не прошло и получаса, показался стаб. Поселение стояло на поле. С виду и не сказать, что большое. Сейчас до него было ещё с километр. Но уже видны высокие стены и часто расположенные огневые точки, в виде будок с бьющими в стороны лучами прожекторов. На каждой стояло по пулемёту, ничем иным торчащие в поле стволы быть не могли. Даже с такого расстояния стена выглядела неприступно. А чернеющие в сумерках прямоугольные прорези в верхней половине, по-видимому, были бойницами. Нюхач снизил скорость километров до десяти, помигал фарами в определённом порядке. Сумерки продолжали затягивать небо тёмным покрывалом. Через пару секунд на их машине свелось несколько лучей от прожекторов на огромных воротах и вели их до бетонных блоков на асфальте. Расположены они были шашечками, так что нужно попетлять, прежде чем доедешь до самих ворот. Нюхач не спеша проехал лабиринт и встал метрах в двадцати от ворот. Рядом с дорогой по обеим сторонам, ближе к стене, стояли два танка Т-72. И пушка одного из них сейчас была направлена на машину. Людям внутри, особенно Басу с Мятным, стало очень не уютно, жахнут если, крякнуть не успеют даже. Нюхач виду не подавал, видимо, привычная картина. А Горец, наоборот, с интересом рассматривал окружающую обстановку. С ворот на них тоже смотрело не меньше четырёх стволов чего-то крупнокалиберного.

- Хрена себе окопались… - поразился Мятный, - как к осаде готовятся.

- Необходимость. Всё, молчим, говорю я. Если обратятся непосредственно к вам, тогда отвечайте. И за словами следите. Ну и внимания не обращайте, если подначивать начнут. Хотя не должны, меня тут знают хорошо.

Нюхач вышел из машины и помахал в сторону ворот рукой в приветственном жесте. И встал так, чтобы его можно было хорошо рассмотреть. С пару минут ничего не происходило. Потом в массивной створке ворот открылся небольшой проход и оттуда вышло человек пять вооруженных людей. Оружие держали на изготовке.

- Нюхач, ты что ли?! Вот это аппарат! Ещё и со свежаками?! Мы тебя уже похоронить и выпить за упокой успели!! - зычным весёлым голосом крикнул один из людей.

- Багор?! Рано меня хоронить, покопчу ещё! Ты чего на смене? Опять кому-то чердак разнёс? - засмеялся Нюхач. Охранники подошли к машине, обступая полукольцом. Один из них, самый крупный, вышел вперёд, протянул руку Нюхачу. Тот ответил на рукопожатие и они крепко по-дружески обнялись. Потом рейдер пожал руки и остальным, коротко приветствуя под удивлённые возгласы.

- Ну ты смотри… а ведь реально не ждали. Винт дня три назад прикатил. Пикап в хлам, как доехали, хрен его знает! Сам чуть не седой, Кавай подраный, на спеке только и держался. Тачку будто через Орду пропустили. А потом рассказал, как вы нарвались… жаль пацанов… сочувствую…

Нюхач нахмурился, выжил Винт всё-таки, падла!

- А как он съе…ся в середине боя не рассказал? - ровным тоном спросил он, - я, Кондор, да Алмаз оставались живыми, когда командир бежать приказал.

- Ты что такое говоришь? – недоверчиво спросил Багор.

- Что есть, то и говорю, Багор. Я пока не в претензиях, всякое может быть. Своя шкура дороже и всё такое. Поговорю с ним сначала. А там видно будет, - Нюхач помолчал немного и продолжил, - ладно, не будем об этом, успеется. Запускай нас, неделю в дороге уже…

- Много вас? Пусть выходят… ну, ты правила знаешь, - закончил охранник и отошёл на пару шагов к своим, бросив какую-то фразу в рацию. Скорее всего "наверх" сообщал о прибывших.

- Выходим, не дёргаемся, оружие тут оставляйте, - сказал своим Нюхач через открытое окно, - Горец, очки сними, всё равно придётся.

Сначала вышли Бас с Мятным. Охрана даже напряглась, не ожидали, видимо, солдат в полной боевой, пусть и без оружия и шлемов. Потом не спеша вылез Горец. На него не обратили внимания, такая одежда тут почти у всех была. Да и опасным он не выглядел. А вот когда вышла Сойка, пошли шепотки, кто-то даже присвистнул.

- Ого! Нюхач, мало того, что сам выжил и выбрался, так ещё и с мясцом приехал! - сказал кто-то из охраны.

- Прикройся, Катран, - коротко бросил Багор и обратился к людям, - не обращайте внимания. Меня зовут Багор. Нюхач наверняка рассказывал, но я повторю. Стаб у нас спокойный. Но законы жёсткие. Не станете нарушать, всё нормально будет. Более подробно ментат расскажет. На первое время можно разместиться в гостинице, она тут у нас одна. Свежакам первые три дня бесплатно. Потом, будьте добры… работа всем найдется. В общем, добро пожаловать в Гвардейский. Сейчас проходите за нами, пройдёте проверку. Я так понимаю вы с Нюхачом пока? - рейдер кивнул, - ну и ладушки, нам же проще. Ты только не забудь отметить на проходной, что я встречал, - Нюхач в ответ усмехнулся.

Людей быстро осмотрели и они снова сели в машину. С Горцем вышло ожидаемо. Боец, который его осматривал, увидев черные без белка глаза, выругался и отшатнулся, наставив на парня оружие. Вмешался Багор.

- Квазов что ли не видел?! Отвали, сам проверю, - и обратился уже к Горцу, протягивая руку, - не свежак, значит?

- Сталкер. Горец, - буркнул парень, отвечая на крепкое рукопожатие. Багор кивнул и быстро осмотрев парня, отошёл к остальным. А Горец вернулся в машину. Дальше всё прошло как-то буднично. Ожидаемых шуточек не было, смена видимо была нормальной или Багор своих в кулаке держал, по нему видно, он может. Через минуту открылась створка ворот и Нюхач тронулся, медленно загоняя машину внутрь.

- До-ома, - довольным тоном протянул рейдер. Потом обратился к остальным, - сейчас не разбегаемся. Идём к ментату, там я думаю, быстро всё пройдет. Оружие тут оставляем. Броники тоже снимайте. Если кто спросит, что привезли, не их дело, ушлых хватает. Машинка у нас приметная. Собираемся тут же или у кабинета ждём, потом в гостиницу едем.

Люди молча покивали. Выглядели все несколько пришибленно и неуверенно. Лишь одному Горцу было будто всё равно, лицо не выражало никаких эмоций.

Нюхач подогнал машину к стоящему метрах в тридцати от ворот зданию, сложенному из бетонных плит. На крыше была будка с прожектором и торчащим стволом пулемёта. Возле здания была небольшая стоянка с парой машин. Света было много. За зданием была ещё одна стена, уже пониже, второй рубеж обороны вроде как. На крыльце дежурил охранник.

- Идём, - Нюхач вышел первым, люди потянулись за ним. Подойдя к зданию, рейдер сказал охраннику, что они к ментату и тот молча кивнул, особо не обратив на них внимания.

Внутри здания тоже было светло. Стены были окрашены по бетону, с отделкой никто не заморачивался. Там их встретила пара бойцов и уже с ними люди поднялись на второй этаж и подошли к обычной деревянной двери. Таких же дверей дальше по коридору было ещё штук пять. Один из бойцов постучал и вошёл. Второй встал у стены.

- По одному заходим. Мы с Горцем крайними, - сказал Нюхач.

Первым пошел Бас. Не было его минут десять. Вышел он задумчивый и удивлённый.

- Что там? - спросил Мятный. Бас пожал плечами, мол, сам увидишь.

Мятный пробыл в кабинете минут пять. И тоже вышел с удивлением на лице.

- Магия сплошная… - произнес он в воздух. Потом пошла Сойка. Её не было минут пятнадцать, Горец уже начал нервничать и посмотрел на Нюхача. Тот, уловив его состояние, покачал головой, давая понять, что всё в порядке. Прошло ещё несколько минут и девушка, наконец, вышла. Выглядела она хмурой и нервной.

- Что? - спросил Горец. Девушка в ответ мотнула головой, потом.

Войдя в кабинет, Горец встретился взглядом с бойцом охраны. Ничего хорошего в этом взгляде не было, да и в эмоциях сплошной негатив и презрение. Пожав мысленно плечами, парень осмотрелся. Стандартное помещение, крашеные стены. Стол в центре и стул рядом. У стен несколько шкафов с толстыми папками на полках и оружейная пирамида. Сейчас там был один автомат.

Сидевшая за столом девушка с серьёзным взглядом указала Горцу на стул. Выглядела она… обычно, разве что тёмные волосы были коротко стрижены. Карие глаза, аккуратные черты лица. Фигуру не разглядеть, но это и не интересовало парня.

Горец плюхнулся на стул и откинулся на спинку. Девушка с минуту молчала, рассматривая его. Встретились взглядом, но она даже виду не подала. В голове у Горца появилось ощущение, очень похожее на то, когда очень развитый Высший "щупает" округу в поисках добычи или противников. С этим Горец научился справляться давно и если выражаться простым языком, представил, что его нет, "пропуская" сквозь себя это ощущение. Девушка моргнула и сама откинулась на спинку стула, сцепив руки в замок.

- И откуда же ты такой интересный? Как зовут? - голос у девушки был приятный, глубокий и чуть с хрипотцой, что не вязалось с её внешностью молодой девушки, - меня зовут Веда, я ментат.

- Горец.

- Горец, - повторила она, - давно в Улье?

- Больше двух лет.

- Хэ… Горец… бессмертный что ли? – буркнул боец из-за спины девушки. Горец не обратил внимания на эту колкость.

Девушка на мгновение скосила в сторону охранника взгляд и положила перед собой лист твёрдой бумаги, написав на нём несколько каких-то закорючек, потом снова посмотрела на Горца.

- Много я людей повидала. Но таких как ты не встречала ни разу, - боец позади неё чуть напрягся, - понимаешь, я не могу составить твою ментокарту. Не вижу тебя. Вернее, вижу, но только глазами.

- Я понял, - перебил её Горец, - мне это чем-то грозит у вас?

- Хм… не первый раз, значит? В принципе, ничем это не грозит, просто процедура… опроса, будет дольше. Ложь в словах я и так распознаю. Потом тебе нужно будет пообщаться с главным по безопасности, тебя вызовут, - она снова сделала паузу, - либо ты перестанешь использовать свой, я полагаю Дар и всё пройдет как обычно. Скрывать ведь тебе нечего и плохого против нашего города не замыслил? - спросила она.

Вопрос был двусмысленный.

- У каждого есть свои секреты. Я здесь первый раз. Ничего о вашем поселении не знаю. Может, вы тут новеньких в жертву приносите? – шутливо произнёс парень. Охранник после этих слов совсем нахмурился, а девушка улыбнулась, - знаю только то, что Нюхач рассказывал. Какие у меня могут быть злые помыслы? Но, если вы со мной решите сделать что-то… плохое… буду отвечать по ситуации, - ответил Горец, не отводя глаз от девушки.

Она снова ненадолго задумалась. А Горец решился-таки "впустить" ментата. Веда снова моргнула и чуть нахмурившись, начала быстро черкать на листе. Горец не смотрел, что она там пишет, гораздо интереснее были её эмоции. Половина из них читалась и на лице. Явный интерес к нему, удивление, опасение, что-то ещё, что Горец счёл проявлением её Дара. Похожее ощущение было, когда Нюхач пользовался своим Даром. Эмоции менялись, как в калейдоскопе, но довлели над всем удивление и яркий интерес. Что она там увидела, оставалось лишь догадываться. Через минуту девушка закончила выписывать знаки и снова откинулась на спинку стула. Встретились глазами.

- Давно ты… такой? Неудачно принял чёрную?

Горец усмехнулся, не размыкая губ.

- Наоборот. Удачно. Уродом ведь я не стал.

- Да и так не красавец, - снова встрял охранник.

- Что скажешь? Жить долго буду? - Горец кивнул на лист бумаги, снова не обратив внимания на едкие слова в свой адрес. А бойца это начало подбешивать.

- От тебя зависит. И от Улья. Ладно, несколько вопросов и отпущу тебя. Вы же в гостиницу потом? Интересная у вас компания.

Горец просто пожал плечами, не ответив.

- В других стабах и поселениях что-то противозаконное совершал?

- Нет.

- Дела с мурами ведёшь?

- Нет.

- С Внешниками?

- Нет.

- Планируешь ли ты какие-то действия, которые могут навредить Гвардейскому или отдельным его жителям и гостям.

- Нет и зависит от самих жителей и гостей, - девушка на это хмыкнула, а боец позади демонстративно поправил оружие на плече.

- Надолго ты здесь планируешь остаться?

- Пока не знаю. Несколько дней точно.

- Как вы с Нюхачом встретились?

- На краю Пекла, - Веда снова моргнула, чуть дёрнув головой. Это её, явно неосознанное движение, заставляло сдерживать улыбку, до того забавно это выглядело на серьёзном лице.

- Как ты там оказался, один?

- Я сталкер. Брожу где хочу.

- Но там же…

- Я в курсе, что там и как там.

- Хватит перебивать, отвечать будешь, когда спросят! - уже громче сказал боец, явно начинающий переходить границу. Горец перевёл взгляд на охранника, тот ожидаемо поёжился. Молодой парнишка. Может не старше самого Горца. Но уже видно, что пообтёрся здесь, заматерел. Взгляд цепкий, исподлобья. Да и гнильца в нём какая-то была. А ещё Горец понял, что он неравнодушен к этой Веде. Рейдер, по привычке, чуть склонил голову набок и ответил:

- Я вроде как не с тобой разговариваю.

Боец было вскинулся, но Веда резко подняла руку, останавливая его.

- Хватит! И да, не перебивай, пожалуйста, - это уже Горцу. Он в ответ кивнул. Девушка, черкнув ещё несколько знаков, продолжила разговор:

- Ты в курсе, что произошло с группой, в которой был Нюхач?

- Да, он рассказал. Позже были на месте стычки. От Багра слышал, что кто-то из их группы вернулся всё-таки?

- Да, Винт с Каваем. Но это неважно сейчас. Как вы выбрались оттуда вдвоём?

- Нашли машину, уехали. Повезло, тварей вокруг мало было.

- Сойку почему потом с собой взяли? Вы ведь не знали на тот момент, иммунная она или нет.

- Я и не хотел брать, нам вообще только машина нужна была. На кластер Орда пришла и времени рассусоливать не было, она в руль как клещ вцепилась. Пришлось вырубить её, а Нюхач решил взять с собой. Потом оказалось не зря.

- Женщин любишь бить? - с издёвкой спросил боец. Горец снова не обратил внимания. Пусть выкобенивается. Зато Веда обратила.

- Ты ментат или я? - боец смолчал, - вот и молчи стой, раз приказали тут стоять.

И снова обратилась к Горцу.

- Не зря говоришь. Насиловали её?

Этот вопрос заставил Горца нахмуриться и он специально, совсем чуть-чуть, приоткрыл дверцу в клетку своего внутреннего зверя. Очень уж скверные эмоции проскользнули у охреневшего в конец охранника. Этого вполне хватило, чтобы парень вжался в стену и запутался в ремне автомата, а Веда вмиг побледнела от непонятно откуда взявшегося страха.

- Нет. Она готовит вкусно, - ровным тоном, будто и не происходит ничего, ответил Горец. Боец запоздало наставил оружие на парня. Тот опять перевел на него взгляд.

- Автомат убери, пока не застрелился.

Бойца от злости аж перекосило. Веда медленно обернулась, будто боясь потерять из вида Горца.

- Убери, всё в порядке. И выйди лучше.

Тот хотел что-то сказать, но девушка его прервала.

- Вышел, вон, - прочеканила она.

- Если ты с ней… - начал было охранник.

- Повесишь, расстреляешь, руки-ноги поотрываешь? Верю, - всё так же ровно и без эмоций ответил Горец.

Если бы можно было сжигать взглядом, от Горца, наверное, сейчас кучка пепла только и осталась.

- Я тебя запомнил.

- Твои проблемы.

- Иди уже, говорю! - повысила голос Веда.

Охранник ещё несколько секунд сверлил взглядом Горца. Но всё же отвёл глаза и вышел. Девушка посмотрела на парня.

- Не заводил бы ты врагов себе сразу. Шахтёр молодой ещё, кровь играет. И что это сейчас было?

- Похоже, я понял, почему Сойка злая вышла, - съехал с темы парень.

- Не хилая у тебя реакция на вопросы. Да и я, чего уж скрывать, испугалась. Так что это было?

Горец полностью развернулся к девушке, с шумом придвинув стул ближе. Упёрся локтями в стол и чуть подался вперёд.

- Дар. И что-то наш разговор перетекает не в ту плоскость, не находишь? Мои друзья волноваться уже, наверное, начали. Если ещё есть вопросы, спрашивай.

Девушка нахмурилась и покачала головой.

- Смотри, не нарывайся. Я-то вижу, не врёшь и вроде бы неплохой сам. Но другие могут не понять.

- С чем ко мне, по тому и я. И… извини, мне подолгу приходится в одиночку быть, поэтому…

Веда коротко улыбнулась и перебила Горца:

- Я поняла.

Парень тоже улыбнулся. Оскал, естественно, не показал. Конфликт вроде бы исчерпался.

- Мы в гостинице будем, в любом случае. Ты ведь меня ещё к какому-то безопаснику отвести хотела.

- Уже без надобности. Но всё равно не теряйся. Можешь идти. С Нюхачом ещё поговорить нужно, что-то Багор там про Винта говорил, я так и не поняла. Ты не в курсе, кстати?

Горец уже поднялся со стула. Снова склонив голову набок, ответил:

- Он их кинул, - Веде даже Дар свой подключать не потребовалось, чтобы понять правдивость его слов, настолько веско они прозвучали. Горец вышел. К нему тут же подскочил Нюхач.

- Что произошло? Всех на уши поставил. Бойцы вон аж за стволы похватались.

- Ты Сойку насиловал? - Нюхач в ответ только глаза вылупил.

- Вот и я о том же. Иди, ждут тебя. Мы на улице побудем. И ещё, тут в охране ментатов все мудаки или этот только? – парень кивнул в сторону насупившегося охранника, которого Веда назвала Шахтёром. У того в эмоциях кроме злости теперь поселился и страх.

Нюхач проследил за взглядом Горца и усмехнулся, потом махнул рукой, мол, не обращай внимания и зашёл в кабинет. Остальные с Горцем пошли к лестнице вниз, провожаемые не добрыми взглядами охраны.

На улице совсем стемнело, отчего казалось, что света от фонарей и прожекторов стало ещё больше. И что заметил Горец, тут уже не было той тишины, что обычно царила на пустых осколках. Что-то брякало, слышались звуки работающих генераторов, голоса людей, живых людей.

Расположившись в машине, Бас спросил:

- Я так понимаю, про Сойку у всех спросили?

Люди молча кивнули.

- Охранник мне этот не понравился. Так смотрел на меня.

- Я с ним поцапался уже, - усмехнулся Горец, - а вообще, ничего так тут. Всего ещё не видели конечно, но обстановка нормальная. Чувствуется, что тут следят за всем и порядки поддерживают.

Бас кивнул и произнёс:

- У вас какие планы на будущее? Что делать собираетесь? - Горец задумался.

- Пока что здесь побудем. Несколько дней точно. Потом, наверное, дальше… пойду или пойдем. Тут кто как захочет. Работу предлагали по профилю? - поинтересовался в конце Горец.

- Намекали. Думаю, осмотримся тут сначала. Потом уже решать будем.

- Ясно. А ты?

Сойка удивлённо посмотрела на Горца.

- Я тут не останусь. С вами пойду. Или с тобой, если никто больше не согласится.

Горец про себя кивнул, всё получалось так, как он в душе и хотел.

- Подумай хорошенько. Тут безопаснее, чем со мной.

- Нет. Вернее, я конечно тоже осмотрюсь тут. И подумаю. Может быть... - сказала Сойка, - но в любом случае, с тобой уйду, - добавила она, отведя взгляд.

- Ясно, - улыбнулся Горец, прочтя её по эмоциям.

Тут слово вставил Мятный:

- Слушайте, на что-то же жить нужно. Мы-то ладно, типа свежаки. И то всего три дня на распедалиться дают.

- С этим нормально всё, - ответил Горец, - на первое время всем хватит, а там уже решим. Если вы с нами останетесь.

- Я бы с вами пошёл, ввязываться в очередную службу, честно говоря, не хочется уже, - сказал Мятный, бросив взгляд на Баса. Тот не отреагировал, задумавшись о своем, - но в долг жить не хочу.

- Ну, вы и так нам машину с припасами подогнали. Так что в расчете, - улыбнулся парень.

- А вы будто разрешения спрашивали, - так же улыбнувшись, парировал Мятный, - я не про это.

- Решим, не парься.

Тут и Нюхач из здания вышел. Горец кинул на него взгляд. Рейдер был хмур и задумчив. Явно не так что-то пошло. Или слишком так, отчего ещё хуже. Когда он забрался в машину и запустил её, Сойка спросила:

- Что-то не так?

Рейдер помолчал с минуту, решая, стоит ли при всех говорить, но потом всё же произнес:

- В принципе нормально всё. На днях решать будут. Обвинил в плохом, хорошего в общем-то человека. Если не выгорит, самое малое, меня погонят отсюда.

- Как же так?

- Вот так, Сойка. Вы-то не волнуйтесь, вам ничего не сделают. Ладно, это завтра всё. Сейчас в гостиницу, поесть нормально, помыться наконец-то, в баньке, - протянул рейдер, въезжая через ворота в уже само поселение.

Сам посёлок или городок, особых впечатлений не вызвал. Раньше это, скорее всего, был небольшой город, даже не районного значения. Дома в основном двухэтажные, сталинской ещё, наверное, постройки. Некоторые здания были облагорожены современным сайдингом. На улице было достаточно людей и было очень светло. Все люди одеты в камуфляж и при пистолетах, как заметил Горец. Патрули вооруженные ходят. Сойка вертела головой во все стороны, вот уж для неё было на что посмотреть. Да и Мятный с Басом с интересом посматривали в окна. Женщин, как Нюхач и говорил, почти не было. На их машину часто оглядывались, не каждый день увидишь упакованный "Тигр" даже тут, в Улье.

Зато эмоций для Горца было предостаточно. И плохих, и хороших. Поэтому он спустя пару минут отсёк их. Нюхач выехал на хорошо освещённую площадь с памятником Ленину и подрулил к большой парковке возле четырёхэтажного дома. Само здание явно переделывали, надстроив, как минимум ещё этаж. На большой и яркой вывеске красивыми и вычурными буквами было написано "Крикливая Штучка" и ниже "бар-кафе-гостиница".

Возле центрального крыльца стояла компания человек из шести и громко хохотала. Вот она, спокойная жизнь, подумал Горец. И не скажешь, что за стенами полно тварей. Ему немного взгрустнулось даже.

Нюхач остановил машину. Поставил он её поближе к будке охраны. Оттуда сразу вышел щуплый пацан, лет пятнадцати. Одет так же в камуфляж, правда, размера на два больше. На поясе болтался пистолет в кобуре.

- Выходим, приехали.

Оказавшись на улице, Горец вдохнул полную грудь воздуха. Множество запахов, от которых он уже давно отвык, защекотали нос и вызвали из глубины души воспоминания. О еде, о простой жизни, ещё там, до провала. Остальные тоже оживились. Подошедший парнишка спросил у Нюхача надолго ли они и получив с ответом споран, ушёл обратно в будку, явно довольный.

- Идёмте и ни чему не удивляйтесь. Заведение не совсем обычное. Но всё цивилизованно.

Шумная компания затихла, когда Нюхач со спутниками проходили мимо. Кто-то шёпотом спросил, Нюхач ли это. Но Горец прислушиваться не стал, его более занимали звуки, доносящиеся из здания. Музыка. Вот её-то Горец не слышал уже давно. Играл явно тяжёлый рок. А когда Нюхач открыл двери, то звук гитарных риффов и бешеный ритм ударных на секунду заставил парня даже замедлиться.

Пройдя небольшой тамбур, люди оказались внутри. Помещение было довольно большим. И тоже подверглось переделке. Остались только несущие колонны. Много столов из толстой доски. Многие заняты. Света не так много. На удивление, музыка здесь играла не так громко, как ожидал Горец. Стены были покрыты вагонкой, выкрашенной в тёмно-красный цвет, даже ближе к цвету запёкшейся крови. Куда ни кинь взгляд, везде были развешены кнуты, плётки, многохвостки, стеки и другая кожаная атрибутика. Будто в БДСМ клуб попал, подумалось парню, хоть он в таких и не бывал ни разу. С высокого потолка, выкрашенного в тот же цвет свисали на цепях большие светильники в прозрачных алых абажурах, что бросало на кожу лёгкий красноватый оттенок. У дальней стены находилась длинная и высокая барная стойка. Стена за ней была уставлена разнокалиберными бутылками с алкоголем на полках. Там же на высоких барных табуретах сидели люди. Два бармена в чёрных футболках крутились с заказами.

- Ну ни фуя себе… - протянул Мятный.

- Ого… - так же удивилась и Сойка.

- Гхм… а более… привычного по обстановке места тут нет? - поинтересовался Бас.

Нюхач, довольный реакцией спутников, улыбался сейчас во все тридцать два.

- Есть, но это лучшее, поверь мне, - ответил рейдер подводя удивлённых товарищей к свободному столу. Когда расселись, к ним подошёл молодой парень, в чёрной униформе официанта.

- Вечер добрый! Что… - и тут он заметил Нюхача, - Нюхач?!

- Здорово, Кирим! Не представляешь, как я рад всех видеть!

Парень отошёл от шока и заговорил:

- Все думают, что пропали вы, Винт тут бухал сутки, такое рассказывал! А ты выжил, оказывается! А это…?

- Друзья. Сойка, краса нашей компании. Горец, - указал он на парня, - а это Бас и Мятный.

Кирим кивнул, даже сделал комплимент девушке. Потом спросил, что будут заказывать. Все уставились на Нюхача.

- Давай фирменного. И побольше, на всех. Водочки литр. И чтобы ледяная, - парень записал всё в блокнот.

- Девушка что желает?

Сойка даже смутилась.

- Пиво? - спросила она.

- Светлое, тёмное, нефильтрованное? - девушка не ожидала, видимо, такого выбора, потому ответить сразу не смогла. Вмешался Нюхач.

- Светлого давай, тоже литр. Лёгкое которое.

- Понял, - с улыбкой ответил Кирим, - ещё что-то?

- Пока хватит. Крикливая занята?

- Нет вроде. С девчонками была, когда её видел.

- Позови, если нетрудно. Думается, она не простит мне, если я не обозначусь.

- Точно, - хохотнул парень, - сейчас начнётся, готовься.

С этими словами Кирим ушёл, а люди снова посмотрели на Нюхача.

- Что? Аа, Крикливая, только не зовите её так при ней самой, она Марина, если что. Хозяйка здешнего балагана. Мы её с девчонками, они все танцовщицы, с год назад вытащили из задницы. И с тех пор стали её любимыми клиентами и постояльцами. Сами увидите, в общем.

Не прошло и минуты, как на весь зал, перекрывая даже музыку, раздался крик на высокой ноте.

- Нюха-а-а-ач!! - он только из-за стола успел выйти, как на него буквально запрыгнула, обхватывая руками и ногами, рыжеволосая девушка во всем чёрном. Всё произошло так быстро, Горец подумал даже, что она сразу телепортировалась к Нюхачу на руки.

Потом были охи, ахи, смех, слёзы, всхлипывания. И всё это время девушка так и висела на Нюхаче. Люди вокруг, кто с улыбками, кто с удивлением, наблюдали за этой картиной. Когда Крикливая, на самом деле крикливая, немного успокоилась, она всё же дала Нюхачу сесть и тут же устроилась у него на коленях.

- Ну, рассказывай давай, как так получилось, что мы с девчонками выплакали все слёзы за вас, а ты жив-здоров! И с друзьями знакомь.

Нюхач снова назвал по именам всех за столом. Мятный даже попытался сказать что-то приятное девушке, но получилось не очень. Рассмеялись. Встретившись с Горцем глазами, Крикливая лишь чуть-чуть расширила глаза. Привычного уже шока или испуга не было. Интерес вот был.

- А он чего такой смурной? Все смеются, я за тебя рада, сейчас еще праздник закатим! - и она громко, лишь немного не дотягивая до ультразвука, прокричала в сторону бара, - Цэ-Цэ-э!! Сегодня всем до полуночи наливаем бесплатно!!! Нюхач, - она набрала в лёгкие побольше воздуха, отчего ее немаленькая грудь чуть не «отстрелила» пуговицы на блузке и заголосила, - жи-и-ив!!

И тут же по залу прокатились громкие одобрительные возгласы людей. Через минуту к их столу стали подходить разные люди, приветствуя Нюхача и кивая остальным. С одними рейдер радостно здоровался, перекидываясь парой слов, другим просто кивал. Всё это длилось минут пять, пока Крикливая снова не повысила голос, говоря чтобы их оставили в покое и дали отдохнуть. Хотя о каком отдыхе могла идти речь, когда тут же сидит бешеный рыжий сгусток энергии, направо и налево указывающий кому что делать и куда идти. Горец с остальными даже неуютно себя почувствовали.

- Ну чего носы-то повесили? - обратилась Крикливая к людям, такое впечатление, что тихо она говорить просто не умела, - щас всё будет! Нюхач, никуда не уходите! Кирим, чтоб тебя!! - и снова телепортировалась ближе к барной стойке, на ходу расталкивая людей. Красивой она не была, невысокая, полноватая, лицо всё в веснушках, но вот этот неуёмный позитив, что буквально пёр из неё, сразу располагал к себе и нивелировал недостаток внешности.

- Чего вы на самом деле? - спросил Нюхач, - вы тут не лишние, так что веселее, всем сегодня достанется. И да, Горец, можешь улыбаться, у Крикливой три кваза в охране, вкус у неё странный, так что не испугается.

- А что у него… - начал было Бас, - ох-ху… мать моя женщина…! - выпучили глаза Бас с Мятным, отшатываясь, когда Горец растянул губы в улыбке. В красноватом свете его оскал вкупе с чёрными глазами, смотрелись очень жутко.

- Вау, красавец-то какой! - протянула незаметно подошедшая с подносом Крикливая, - тебя не Горцем, пираньей покрестить надо было! Гордитесь, сегодня в обслуге у вас будет сама хозяйка этого цирка, то есть я! Ой, меня ж Марина зовут! Забыла совсем представиться, охренела с радости! – и аккуратно поставила на стол поднос с запотевшим графином, большую кружку с янтарным напитком и белоснежной шапкой пены, тарелку с закуской и стопки. Сама снова уселась к Нюхачу на колени, тут же начав разливать по стопкам водку. Когда закончила, она встала и набрав в грудь воздуха, заголосила так, что, казалось, стёкла задребезжали! И самое интересное, это никак не напрягало уши.

- Прошу тишины!! Тихо, блин, я сказала!! Спасибо! - когда в зале установилась тишина, даже музыку приглушили, она снова заговорила, ладно хоть не так громко, - итак, друзья! Как вы знаете, три дня назад стало известно, что самые крутые ребята Ближнего Запада… нарвались, - стало совсем тихо, - выжил лишь Винт с Каваем… а остальные… - девушка начала перечислять имена, - погибли… - тишина стала гробовой, - давайте ещё раз помянем этих людей, которые не боялись ни черта, ни Элиты… ни меня… - кто-то хохотнул, но его быстро заткнули и она первой опрокинула в себя стопку, сморщилась и шумно втянула воздух. С разных сторон послышались стуки рюмок и кружек о столы. У Горца даже ком к горлу подкатил от этой хоть и короткой, но проникновенной речи. У Сойки появилась грусть в глазах, всей трагедии она не знала, Нюхач сильно не распространялся. Бас с Мятным тоже посмурнели, пили за своих. Когда Крикливая снова начала набирать воздух в лёгкие, чтобы продолжить, Горец неожиданно даже для себя встал и поднял руку. Крикливая осеклась, но промолчала, позволив парню взять слово.

- Доброго вечера! Меня зовут Горец и я хочу сказать, - его голос был сейчас гулким и тоже громким, - сейчас в этом зале. За одним с нами столом сидят два человека. Бас и Мятный. Они всего несколько часов назад попали в Улей. Но прошли такое месиво, что и врагу не пожелаешь. Им пришлось убивать своих сослуживцев. Друзей. Братьев по оружию, что обратились. Помянем и их тоже! За тех, кого нет! Вечная память! - поднял он уже полную стопку, чуть выплеснув жидкость. Горец с резким выдохом опрокинул стопку и сел обратно за стол. Бас и Мятный благодарно кивнули ему. Снова раздался стук стопок об столы. Крикливая тоже уважительно качнула головой. И через секунду она снова попросила тишины.

- Н-но! - словно затвор передёрнули, лязгнула она, продолжая свою речь - есть и радости в этом дерьмовом мире! И чудеса иногда происходят! Нюхач! Он, как и Винт, тоже выжил! Не знаю как, не представляю через что он прошёл и где нашёл своих новых друзей, Баса, Горца, Мятного и красавицу Сойку, но Нюхач жив и он здесь, вернулся!! За живых! Залпом!! За Нюхача!!! - и опрокинула в себя ещё одну стопку. Поднялся такой шум и крики, что казалось, здание сложится как карточный домик.

- Как я и говорила! До полуночи наливаем бесплатно! Радуйтесь! Но берега не путайте!! - перекричала шум голосов Крикливая, а зал грохнул смехом. Снова заиграла музыка, что-то ритмичное, с гитарой и скрипкой.

- Убью этого засранца! Где еда? Кири-им!! - заголосила Марина и убежала к стойке. Бас и Мятный по очереди протянули Горцу руки, благодаря его.

- Это нужно было сделать, - ответил он на рукопожатия.

- А ты охрененно смелый, ты знаешь об этом? - снова материализовалась на коленях у Нюхача Марина, - никто ещё так нагло меня не перебивал. Но, уважаю. О своих забывать нельзя. Сочувствую вам, мужики, - Крикливая говоря это, как-то по новому посмотрела на Горца.

- Так где ты их откопал, Нюхач? Рассказывай давай, как удалось выжить? Винт тут такого понарассказывал, волосы дыбом вставали.

Через минуту принесли еду. Много еды. На столе места свободного не осталось. И всё это так одурительно пахло, что урчание желудков, казалось, стало громче музыки. Горец с каким-то предыханием рассматривал это гастрономическое великолепие. Сойка, заметив взгляд Горца, прыснула от смеха, но он даже внимания не обратил.

- Там где они были, их уже нет, Марина, - со смешком ответил Нюхач, - а не встреть я Горца, так и вообще не выбрался бы. С Сойкой тоже, до слёз забавно вышло. А парни… сама слышала, - Крикливая посмотрела на них и потом снова на Горца.

- А ты не хват, случаем? - вдруг спросила она, - больно уж от тебя силушкой прёт, это я на раз определяю.

Горец был мало сказать, удивлен. Но постарался не подавать вида. Коротко переглянулись с Нюхачом. В итоге Горец неопределенно пожал плечами.

- Ну точно хват. Ладно, всё, не лезу, у всех свои секреты, - и обратилась уже ко всем, - ешьте, пейте, для вас всё бесплатно. Эх, знала бы, с девчонками подготовили бы что-нибудь, а так, завтра только.

- Да ладно тебе, всё отлично, - сказал Нюхач.

Потом наконец-то принялись за еду. Никто ничего не говорил, все насыщались. Блюда были очень вкусно приготовлены. И главное, всё просто, по-домашнему, без изысков. Но желудки радовались, принимая очередные порции. Минут десять стучали о тарелки ложки и вилки, а Марина с какой-то материнской добротой во взгляде наблюдала, ничего не говоря. Когда первый голод был начисто разгромлен и люди откинулись на спинки стульев, Крикливая произнесла:

- Ну вы и пожрать, конечно, особенно ты, Горец. Опрометчиво, видно, я про бесплатно заикнулась, - компания засмеялась, - баня через часик готова будет. Номера я уже приказала готовить. Остались двушки, правда… но я думаю, разберётесь. А ты, Нюхач, у меня сегодня и без возражений!

- Да я против, что ли? – он поднял руки под смешки друзей.

- То-то же! - она щёлкнула его по носу, - ладно, оставлю вас. Всё-таки и работать нужно, а то без руководства все филонить начнут. Позже ещё подойду. Не скучайте, в общем. Сегодня ваш вечер, - девушка поцеловала в щеку Нюхача и крепко его обняла, - как же я рада, что ты выжил…

Когда Марина ушла, Нюхач усмехнулся и ответил на вопросительные взгляды:

- Что? Я с ней как брат с сестрой. Нет у нас ничего. Полночи сейчас страшные истории рассказывать буду про наши похождения.

А дальше началась небольшая пьянка. Нет, в самом баре пьянка была очень даже немаленькая. Что говорить, если наливают бесплатно. Нюхач с компанией сильно на алкоголь не налегали, больше ели. А если ещё точнее, ел Горец. Потом подошла Марина и сообщила, что баня и номера готовы.

Такого кайфа Горец не ощущал уже очень и очень давно. Нюхач и Мятный, оказывается, толк в банном деле знали и нахлестали вениками товарищей так, что те как раки красные стали. Сойка поначалу стеснялась, но обернувшись в полотенце, позже сидела в парилке уже со всеми. Дольше всех выдерживал Горец. Он чувствовал, как от жара раскрывается каждая пора на коже и как с пОтом выходит вся грязь. Мятный с Басом, когда увидели его шрамы, поразились. Позже пришла и Марина с двумя девушками. Тоже ничего особенного в их внешности не было, но и некрасивыми их назвать язык не поворачивался. Крикливая верно рассудила, что Горцу пара не нужна. Сойка, уже немного пьяная, всё время была под боком у Горца. Вот Марину и девушек, шрамы на теле Горца повергли в шок.

- Это кто ж подрал тебя так? С лотерейщиком в рукопашную сошёлся что ли? Да и старые они, видно. Зажить же должно, - спросила Крикливая, когда они сидели в комнате отдыха после очередного захода в парилку. Сойке тоже веником досталось от Марины, та аж визжала от удовольствия и жара и сейчас сидела вплотную к Горцу с полусонными глазами.

Вопрос был неудобный. Врать не хотелось, но и правду не скажешь. Нужно было из положения как-то выходить.

- Элита, - начал Горец, - я по Пеклу частенько хожу, вот и нарвался. Повезло, люк канализационный рядом и открыт был. Я туда и сиганул. А тварь выковырять меня оттуда пыталась, хорошо что не вышло. Вот и заживает до сих пор.

Девушки поражённо замолчали.

- Ну ты и отмороженный… один да в Ближнем… хотя все вы мужики тут на голову стукнутые. Лезете вечно в самую задницу зачем-то.

- Так ради вас и лезем, - хохотнул Нюхач.

- Ой, ладно уж заливать! Ради нас! - рассмеялась девушка, - писюнами меряетесь только! - засмеялись уже все.

Разошлись по номерам уже далеко за полночь. Ребята с девушками пошли к себе, Нюхач с Мариной ушли чуть раньше. А Горец нёс на руках уже уснувшую Сойку.

Номер был переделан из однокомнатной квартиры. Кухню убрали и сделали ещё одну комнату. В помещении было чисто и пахло свежестью. В отличие от бара, обстановка тут была не такой яркой и эпатажной. Обычная мебель, спокойные цвета обоев, линолеум с дорожками половиков. Ну и санузел совмещённый присутствовал.

Горец положил девушку на кровать в бывшей кухне, расправил постель в большой комнате и переложил девушку уже туда. Сойка завозилась, укладываясь удобнее и банное полотенце сползло с тела. С минуту Горец любовался ладной фигурой девушки. Бельё она всё-таки одела. Потом накрыл одеялом и сам ушёл в другую комнату. Сон пришел быстро. А ближе к утру проснулся от того, что Сойка устраивается рядом с ним.

- Не могу одна… - сонным голосом произнесла она и закинув ногу и руку на парня, уснула. А Горец еле себя сдерживал. Нутро просто горело от желания. Но всё же удалось с собой справиться и вскоре он тоже уснул.

Глава 9

Стабильный кластер. Крайний рубеж обитаемых земель. Город Гвардейский.


Следующий день для Горца и Сойки начался ближе к обеду. Парень мог встать и раньше, но он решил валяться в постели до последнего. Тем более на груди посапывала Сойка, даря приятные минуты своим мягким теплом. Сейчас Горец был поглощён созерцанием внутреннего я. Он так делал, когда необходимо было направить нужный навык в ту или иную сторону. Вот и сейчас он рассматривал свой "набор". Чем-то это было похоже на прокачку характеристик в компьютерной игре, если уж пытаться описать картину очень простыми словами. Конечно, не было никаких цифр и заполняющихся цветных полосок. Тут роль играли ощущения. Именно ими оперировал Горец, поднимая навыки на новый уровень или раскрывая их новые грани. "Скоро нужно будет принимать Белую бусину", подумал он. По ощущениям не хватало совсем немного, чтобы несколько навыков сразу скакнули в силе. Может и что новое откроется. Но это позже, через несколько дней. А вот если не принять белую, то вскоре его начнет колбасить так, будто он распоследний торчок под ломкой. Потом начнёт меняться и тело, превращаясь во что-то уродливое. Горец уже экспериментировал, выясняя пределы своих возможностей. Поэтому раз в один-два месяца была необходима Белая бусина. Сейчас у него осталась одна. Если грубо, то месяц он может спокойно здесь пробыть, потом нужно будет искать Иного. Чёрных он старался не убивать. Как ни странно, они были мирные. Если не провоцировать, конечно. А вот более светлые, ближе к тёмно-серому, были воплощением Вселенской агрессии и смерти. Такие кидались на всё живое. Вот их он и старался по мере возможности убивать. С серых обычно получалось взять от двух до шести бусин. Дома, конечно, ещё лежит штук тридцать про запас, но не попрёшься же сейчас за тридевять земель. Хотя, если Безносая припрёт, побежишь как миленький. Горец про себя усмехнулся. Узнай кто о таком богатстве, с ума бы от желания сошли. Мысли перескочили на Сойку. Не нужно, чтобы об этом узнали. Нюхачу Горец доверял, уже прочёл его, он не подведёт. Сойке это знание ни к чему. Басу и Мятному пока доверия мало, не проявили себя. И не решили ещё, как дальше жить будут.

А вот и Нюхач, подумал Горец. И через пару секунд раздался стук в дверь. Сойка приоткрыла глаз, через сон пытаясь понять где она.

- Ох… что-то я напилась вчера… - пробурчала она, убрав руку и ногу с Горца.

- Голова болит? - спросил Горец.

- Нет вроде…

В двери снова постучали.

- Кого там принесло?

- Нюхач, - ответил Горец, - лежи, я живчика принесу и впущу гостя.

Он выбрался из кровати и в одних трусах босиком пошлёпал к сумке, которую они всё же не забыли вчера отнести в номер. Хорошо ещё, что вход в саму гостиницу был отдельный. Порывшись, парень достал початую полторашку и отнёс девушке. Закрыв в комнату дверь, он прошёл в прихожую, натягивая по пути штаны.

- Ну вы и поспать. Баса с Мятным еле разбудил вообще, - входя в номер, произнес Нюхач.

- Ну так они и уснули наверняка не сразу. Уходили-то не одни, - ответил Горец.

- Ааа, понятно тогда, почему не открыли. А вы что? - тихо спросил рейдер, улыбаясь. Горец тоже усмехнулся.

- Выспались. Чай не предлагаю, не знаю ещё, где он, - кивнул Горец на сумку.

Дверь в комнату открылась и вышла одетая в футболку Горца заспанная Сойка.

- Привет, - сказала она и удалилась в ванную комнату. Сразу же послышался звук льющейся воды.

- Я чего зашёл-то. Как в порядок приведёте себя, спускайтесь в бар, поедим. Предлагаю скататься в оружейный, скинуть барахло. Может себе что присмотрите. Выбор тут большой. И потом съездим на стрельбище. Постреляете хоть. Сойка-то ладно, но тебе нужно.

Горец кивнул.

- Я только за.

- Ну всё тогда, жду в баре. Постарайтесь недолго, - и уже развернулся уйти, как Горец остановил его.

- У своих был?

Нюхач нахмурился и ответил:

- Был… потом расскажу.

Горец снова кивнул. Когда дверь за Нюхачом закрылась, парень постучал в ванную.

- Сойка, ты там не задерживайся, мне тоже умыться нужно. И Нюхач уже ждёт нас.

- Поняла, - донеслось из-за двери.

Минут через пятнадцать спустились в бар. Сейчас здесь было тихо и немноголюдно. Свет, что удивительно, был не как вчера красным, а обычный и привычный от дневных ламп. Помещение сразу стало выглядеть по-другому, не таким агрессивным. Да и музыка играла спокойная и негромко.

Найдя взглядом Нюхача и Марину, Горец с Сойкой направились к ним. Уже усаживаясь, парень поймал на себе взгляд Крикливой, полный смеси уважения, опасения и чего-то ещё. Внимание на этом заострять не стал.

- Привет, Марина, - поздоровалась девушка. Горец просто кивнул приветственно.

- Привет. Как спалось? Какие впечатления? - спросила в ответ Марина.

- Только хорошие, - ответил Горец. Сойка согласно кивнула.

В разговор вклинился Нюхач.

- Поесть я заказал уже, ждём только Баса с Мятным.

- Я пойду. Если что, кричите. Мятному с Басом передайте ещё, пусть девчонок вернут. А то не посмотрю, что свежаки, возьму с них как полагается, - улыбнулась девушка, вставая из-за стола. Когда она ушла, Горец спросил:

- Как к своим съездил?

- Да чего рассказывать… Кавай в госпитале валяется, досталось ему сильно. Так и не поговорил с ним. Винт через два дня приедет только. На дальнем форпосте дежурит с молодыми. Варг… рад меня видеть был. Но в мою историю не сильно поверил. В общем, как Винт вернётся, будем разбираться, - рейдер задумался на несколько секунд, - может и зря я всё это затеял… Винт неплохой в сущности человек. А ситуация хрен пойми выходит.

- Всё будет нормально, не парься, - поддержал Нюхача друг.

Рейдер благодарно кивнул и Горец добавил:

- Два дня значит. А я уж думал тут на недельку остаться.

- Думаешь не выгорит?

- Не знаю. Я ведь не в курсе, как тут у вас дела решаются. Мне, может, тут тоже задерживаться не стоит.

- Почему?

- Веда эта копнуть решила под меня. Я так её настрой понял. Она же меня прочесть сначала не смогла.

Нюхач аж вперёд подался, удивленный. Да и Сойка тоже к Горцу развернулась.

- Развитые Высшие, там, в глуби Пекла, могут ощущать живых на расстоянии. Не знаю как, этого не скажу. Но для меня это, будто в голове ветерок поддувать начинает. Так и с Ведой было. Ну я по привычке и закрылся. А ей как по лбу стукнуло. Ну и с бойцом тем поцапался, припомнить могут.

- Мда-а… - протянул, снова откинувшись на спинку стула, Нюхач, - это тебя по-любому теперь к безопасникам нашим вызовут… странно, что ещё не вызвали, она же как клещ. А ты Сойка, может у тебя тоже есть что сказать?

Девушка на секунду задумалась:

- Нет. Вопрос только этот дебильный. Понимаю, что сам по себе вопрос очевидный в той ситуации, но всё же. Разозлилась, в общем, стукнуть её даже захотелось.

Горец с Нюхачом улыбнулись.

- И не стало бы у нас ментата.

- Почему?

- Думаю, воспользовалась бы Даром неосознанно. И привет.

Сойка от этих слов чуть втянула голову и покраснела.

- Да ладно, шутим же, - снову улыбнулся Нюхач, - Ладно, это всё интересно конечно, но потом. Где там парни-то? На второй круг пошли что ли? Точно Маринка с них сдерёт. Сами потом пойдут спораны добывать.

- Так она что… - начала Сойка, помахав рукой, подбирая слово. Но Нюхач её понял.

- Она нет. И её танцовщицы тоже. Хорошие девчонки. Но борделем, помимо гостиницы и бара Марина тоже владеет. Ухватистая она, очень быстро поднялась. Не без помощи конечно, но сама в основном. И условия хорошие предлагает. До неё тут другой бордель был, а когда Марина открылась, к ней девчонки стали уходить оттуда. Даже разборки по этому поводу были. Но Беспалому, это хозяин того другого борделя, утереться пришлось. Да и мы там тоже не последнюю роль сыграли, – рассказал Нюхач.

Сойка понятливо кивнула. Потом подошла девушка-официант, неся с собой поднос. Разложив тарелки, стрельнула глазками в Горца, правда, увидев его глаза, чуть побледнела и быстро ушла. Нюхач с Сойкой прыснули от смеха.

- К тебе так и не подкатить даже, - толкнула локтем девушка парня.

- Да не сильно-то и надо, - в том же тоне ответил Горец, отправляя в рот первую ложку. И про себя отметил, что ответ удовлетворил Сойку.

Еда была простой и вкусной. Обычные макароны, яичница и пара сосисок под соусом.

Пока ели, подошли, наконец и Мятный с Басом. По их лицам было видно, что они если и спали, то не больше пары часов. Парни с выдохами уселись за стол, подтягивая к себе тарелки.

- Ну что, как первая ночь в Улье? - улыбнулся Нюхач.

Бас и Мятный переглянулись. Ответил Мятный:

- Укатали Сивку, мОчи нет…

Компания громко рассмеялась. Успокоившись, Мятный снова заговорил:

- А вообще, хорошо. Не выспались, правда и жрать охота. А главное, - он поднял палец вверх, - никакого похмелья. Живчик этот ваш вообще чудеса творит.

- И ваш теперь тоже. Вы бы намешали себе тоже. И не забывайте, грамм триста в день, - наставительно произнёс Нюхач. Бойцы покивали в ответ. Потом Бас спросил:

- Какие планы на сегодня?

- В оружейку сейчас, скинем лишнее. Может подберёте себе что-нибудь ещё. Потом на стрельбище. Машину ещё кулибиным нашим показать нужно.

- А что с ней не так?

- Да всё так, но некоторую модернизацию провести нужно. Под местные реалии, так сказать.

Давешняя официантка подходила ещё раз, но на Горца уже старалась не смотреть. Её вниманием уже завладели Мятный с Басом. Но дальше гляделок дело не пошло.

***

Оружейный магазин поразил парней обилием выбора. Находилось небольшое двухэтажное здание на окраине, возле второй стены. Весь первый этаж был отведён под магазин, а на втором, как пояснил Нюхач, располагалась мастерская и жилище хозяина по имени Борода. Сам хозяин на самом деле носил бороду и размером был как шкаф, кряжистый и тяжеловесный мужик. Но при этом взгляд его был мягким, а на губах играла добрая полуулыбка. В общем, при своей грозной внешности, располагал к себе сразу. Пока ехали, договорились продать все три ящика с "семёрки", а "пятерку", тоже три ящика, временно придержать. С ящиком девяти миллиметровых пока ничего не решили. Все "калаши", в количестве двенадцати штук и один РПП, тоже решили продать или обменять.

После приветствия, собственно, начались торги. "Семёрку" Борода забрал сразу и не торгуясь. По нынешнему курсу выходило пять патронов за споран. За три ящика получилось почти восемьсот споранов. Охренительно много, если вдуматься. В пересчёте на горох выходило чуть больше сотни. Или одна чёрная жемчужина, шедшая за сотню гороха. А вот с автоматами вышло сложнее. "Калаши" были новой, двенадцатой модели. В версии мира Баса и Мятного, ранняя модификация АК-12 была утверждена и пошла в серию. Вооружали таким оружием различные спецподразделения.

Борода и сам понимал ценность этих автоматов, по сравнению с обычными семьдесят четвёрками, но торговался до последнего. Как заметил Горец, автомат, который дал ему Нюхач, хоть и был той же модели, но выглядел почему-то иначе, менее угловатый и более аккуратный, что ли.

В итоге, калаши ушли по сто пятьдесят споранов за штуку, при том, что семьдесят четверки были по сотне. Борода всё упирал на то, что оружие уже не новое, потому и сбивал цену. РПП ушёл за те же полторы сотни, модель была старая, тут Нюхач спорить не стал. В общем, торгами остались довольны все. Борода бережно отнёс автоматы, сразу все, в мастерскую. Пока его не было, Нюхач спросил у друзей, нужно ли что-то. Бас с Мятным спросили про обвес, сейчас они были поглощены выбором. Горец сказал, что подберёт себе только что-нибудь из одежды. Сойке тоже взяли несколько комплектов более удобного камуфляжа и обувь, ну и из обычной одежды, футболки-штаны. Всё в милитари конечно же. Но девушку устроило. Ещё нужно было докупить патронов для её пистолета и решили-таки подобрать ей какой-нибудь лёгкий автомат. Сойка твёрдо решила обучиться стрелять и вообще стать полезной боевой единицей в их маленьком отряде. Горец ещё спросил у Нюхача, можно ли что-то подобрать под его серпы, но рейдер ответил, что это нужно под заказ делать и не здесь.

Когда вернулся Борода, все уже определились с выбором. С покупками разобрались быстро, разве что снова пришлось торговаться. Борода не хотел отдавать "Витязя" с полным обвесом дешевле, а это прицел-глушитель-тактическая рукоятка. В общем, на всё про всё истратили около пятисот пятидесяти споранов. В сухом остатке, если пересчитывать на горох, у людей осталось около трёх сотен. Решили взять двумя чёрными и остальное горохом. Сделкой в итоге остались довольны все. Борода ушёл возиться с новыми игрушками, а Нюхач с компанией побросав сумки с приобретённым добром в машину, поехали на стрельбище. Оно располагалось тут же на кластере, но уже вне стен.

Постреляли хорошо. Удивительно, но особенно понравилось Сойке. Девушка сожгла больше двух сотен "девятки". Выглядела она сейчас довольной, будто кот, объевшийся сметаны. Кстати сказать, у неё неплохо получалось стрелять, хотя до этого она в руках оружия и не держала. Нюхач этому тоже был рад. Бас с Мятным пристреляли оружие под новые прицелы и тоже были довольны. Один лишь Горец был индифферентен, да, отстрелял три магазина, да, тоже в общем-то неплохо получалось. Но тут, как сделал вывод Нюхач, роль больше его сила играла. Он ещё тогда, на кластере, где Сойку нашли, отметил, что стреляя с одной руки, автомат у Горца почти не задирало вверх. Бас и Мятный, удивившись сначала, что Горец при всех своих видимых качествах, не умеет обращаться с автоматом, провели краткий курс обучения и обещали ещё позаниматься. Да и Сойке тоже нужно было. С её пистолетом-пулеметом парни были знакомы, так что на стрельбище одними, собственно, стрельбами, не ограничились. Попробовали и тактическое передвижение, разбившись на двойки, Бас с Горцем, Мятный с Сойкой. Нюхачу это было без надобности, он только наблюдал, изредка посмеиваясь. Получилось откровенно плохо. Но как сказали бойцы, в первый раз ни у кого не получается, поэтому нужно заниматься. По крайней мере, научились более-менее не закрывать сектора обстрела друг другу. В итоге, после более трех часов занятий на стрельбище, поехали обедать, хотя по времени уже к ужину подходило. Сойка была уставшей, но довольной. А под конец Нюхач решил провести Сойке экзамен. На стрельбище была возможность пострелять не только по мишеням, но и по пустышам. Их держали в железном закрытом контейнере. Девушка сначала испугалась, но Нюхач был непоколебим. Да и остальные тоже. Со страхом девушка, что тоже удивительно, справилась достаточно быстро и довольно метко расстреляла заражённых. Правда, потом её минут пять жестоко рвало. Но, справилась и это было хорошо. Для неё же самой.

***

Вернувшись в гостиницу, друзья, наконец, выгрузили из машины все нужные вещи, вчера недосуг было. Договорились через полчаса встретиться в баре и разошлись по номерам.

- Какие у них всё же глаза страшные, - сказала Сойка, как только они с Горцем зашли в свой номер. Парень положил сумку у шкафа.

- Не страшнее моих. Ты молодец. Честно говоря, сомневался, что сможешь убить их.

Сойка задумчиво взглянула на Горца. С минуту молчала.

- Я должна была, Горец. Что-то мне подсказывает, дальше у нас будут трудности. И я должна быть к ним готова.

- Тут остаться так и не хочешь?

- Нет, - она подошла к парню и снова посмотрела на него. В глаза. Пристально. И взгляд её был твёрд, - кем я тут буду? Официанткой у Марины? Чтобы меня всякие уроды за задницу хватали? Или на подтанцовку идти? Нет, Горец. Я с тобой, куда бы ты не пошёл и что бы нас впереди не ждало. Да и с моим Даром мне место вряд ли где-то найдется. А рано или поздно я им воспользуюсь.

Горец чуть улыбнулся.

- Значит вопрос закрыт. Приводи в порядок себя, да пойдем, есть хочу как не знаю кто.

Сойка улыбнулась, а в её эмоциях вдруг что-то резко сменилось, Горец не успел проследить и она прижалась к парню и впечаталась в него губами. Поцелуй вышел неожиданным, но от этого ещё более приятным. Горца словно током пробило. На языке тут же почувствовался вкус железа. Он остранился и внимательно посмотрел на девушку.

- Ну вот… поранилась… - сокрушённо сказал Горец, сейчас он просто не знал, что говорить, очень уж неожиданно всё получилось. Сойка, будто сейчас только ощутила лёгкую боль, стёрла с пораненной губы выступившую кровь. Смутилась своему порыву.

- Привыкать нужно будет… - смущённо сказала она и упорхнула в ванную, оставив задумчивого парня посреди комнаты. А в душе у него поднималось давно забытое, тёплое чувство.

В полчаса, конечно же, не уложились, Сойка минут двадцать плескалась сама, ну и Горец тоже душ принял по-быстрому. Когда спустились в бар, все были уже в сборе. И что неприятно, за их столом сидела ментат Веда. Настроение сразу упало.

Уселись за стол, поздоровавшись для вида с девушкой. Веда же точно определила причину резкой смены обстановки.

- Не рады меня видеть? Так-то я к Нюхачу приходила. С хорошими для него новостями. Но и ты Горец тоже мне нужен, - Сойка на этих словах нахмурилась, почувствовав укол ревности, - вернее, не мне. Тебя хочет видеть Зубр, наш главный безопасник. Пришлось рассказать о тебе. Он заинтересовался.

- Так уж и пришлось? - буркнула Сойка.

- Соечка, давай мы не будем портить отношения с самого начала. Те вопросы было задать необходимо и ты сама это понимаешь. Не дурочка ведь, я же вижу, - официантка принесла поднос с едой для Горца и Сойки, - а вот Дар у Горца очень редкий, я даже не поленилась к знахарю нашему сходить узнать. И как ты должна понимать, Дар этот можно использовать… по-разному. И сам Горец... нам тут в Гвардейском лишние проблемы не нужны. И так Пекло под боком. Да и о хвате Горце никто не слышал. Зубр в Улье уже шесть лет живёт, многих знает. Но это объяснимо, - она посмотрела на Горца, - вы же люди такие, где хочу, там и брожу. Вот откуда ты пришёл? - она выделила слово "ты".

Горец, сейчас прокачивающий эмоции Веды, уже в принципе знал, чего она хочет добиться и чем руководствуется на данный момент. И он широко улыбнулся, показывая свои шестьдесят четыре зуба.

- Из Пекла, там я и Нюхача встретил. Говорил же тебе, - девушка, резко побледнела и невольно отодвинулась от стола вместе со стулом и не сразу поняла, что сказал парень. Нюхач одними глазами кивнул, мол, правильно делаешь, играя словами. Ведь ментатов при желании и умелом построении разговора, всё-таки можно было ввести в заблуждение. Бас и Мятный с интересом наблюдали. Сойка же победно улыбалась.

- Со стороны Пекла пришёл, говорю. Брожу, где хочу, - чуть перефразировал Горец слова самой Веды. Сейчас в её эмоциях царило смятение, страх, опять же интерес и опасение.

- Зубру этому вашему что нужно от меня? Долго я тут все равно задерживаться не собираюсь. Проблем, как видишь, за сутки никаких не принёс. Так что… не понимаю проявленного ко мне интереса. Ну, умею я от вас ментатов скрываться. Что в этом такого? Если есть ко мне предложение, говорю сразу - нет. Если просто за жизнь пообщаться, так можем и сейчас съездить, поем только.

Веда, наконец, взяла себя в руки. Медленно мотнула головой влево-вправо, будто разминая шею и ответила:

- Я уже говорила тебе, что ты очень самоуверен? Пока просто поговорить. И не спеши отказываться, возможно, предложение, если оно прозвучит, будет тебе интересно. Вам, интересно, - обвела она взглядом всю компанию, - я пойду, не буду мешать. Нюхач, свозишь его к Зубру? - спросила она. Дождавшись кивка, встала из-за стола, - приятного аппетита.

Горец, как всегда кивнул, а Сойка буркнула спасибо. Проводив девушку взглядом, Нюхач обернулся к своим.

- Не очень она мне нравится, когда при исполнении, а так нормальная.

- Как не описалась только… - произнёс Мятный, - второй раз твой оскал вижу и всё равно страшно, - Бас тоже усмехнулся.

- Что за Зубр? - спросил Горец, не отрываясь от еды. На этот раз был наваристый щи со знатным куском, наверное, говядины и на второе картофельное пюре с мясом.

- Серьёзный мужик. Пришёл в стаб, когда тут ещё толком ничего не было, только обустраивались. По слухам, вояка не из последних. Тоже из разведки. Что ещё… справедливый, но прямой как лом. Даров не знаю сколько у него. В общем, осторожно с ним надо. К нам особо не лез никогда, но мы и не косорезили. Иногда обращался с поручениями, съездить туда или сюда, посмотреть то сё. Вот и всё в принципе, лично не пересекался с ним.

Горец кивнул, прожёвывая мясо.

- Нам-то чем пока вас нет заниматься? - спросил Бас.

Нюхач пожал плечами.

- Прогуляйтесь, осмотритесь. Вы же, я так понимаю, остаться решили?

Бас отрицательно покачал головой.

- Мы с вами. Я Рон… Мятного, одного не оставлю. А он оставаться не хочет. Да и я, честно говоря, пока никак себя тут не вижу.

Нюхач улыбнулся, обрадованный их решению. Что бы там Веда не сказала, но без Винта всё равно решение принимать никто не будет. Горец будто его мысли прочел и спросил:

- Веда что рассказала?

- Кавай в себя пришёл сегодня. Вернее, стал в состоянии разговаривать. Толком особо узнать не удалось ничего, но как она сказала, чего-то они не договаривают, судя по ощущениям. Так что может и не погонят меня поганой метлой отсюда, - потом он подумал и добавил, - опять же, оставаться и я здесь не планирую. Отряд уже не собрать обратно. С Винтом мы на ножах будем, так что на Базе мне по сути делать нечего. Своё я уже забрал. Видеть Варга, завхоза нашего, надо было, когда он мне отсчитывал полагающееся, - усмехнулся Нюхач, - ну а койко-место тут у нас в любом случае останется, Марине на всё наши разборки плевать. Она, кстати, Винта тоже недолюбливает, - закончил Нюхач и увидев, что Горец доел, спросил, - едем?

Тот в ответ кивнул. Сойка тоже засобиралась и сказала, что с ними поедет. Бас и Мятный переглянулись и пожав плечами так же решили ехать. Раз уж решили держаться вместе, то и нечего разделяться.

***

Зубр заседал в том же самом здании, где их допрашивала Веда. И кабинет его был напротив. "Качнув" обстановку, Горец отметил, что девушки сейчас нет, её "привкус" эмоций он запомнил. В охране сейчас была другая смена, ну и хорошо, подумал парень. Нюхач довёл его до кабинета и сказал охраннику, что они к Зубру. Тот на пару минут скрылся в кабинете и потом впустил их.

Кабинет, в целом, ничем не отличался от кабинета Веды, разве что бумаг и папок в шкафах было больше. Оружие, кстати, пришлось на вахте оставить. У Горца, правда, его и не было с собой. Купленный в оружейном нож он брать не стал.

- Ну, здравы будьте! - прогудел сидящий за столом мужчина средних лет, вставая. Крупным Зубр не был, но форму он поддерживал хорошую. Рубленые, будто зубилом по камню, черты лица, глубоко посаженные глаза, внимательно сейчас разглядывающие Горца. Нюхача он знал, так что просто мазнул по нему взглядом.

Пожали руки. Хват у Зубра был крепким, но Горца этим не удивить, надави он сам посильнее, сломал бы руку. Указав на стулья, безопасник и сам уселся.

- Итак, давай с тобой сначала, Нюхач. Очень уж послушать тебя хочется. К рассказу Винта у меня лично претензий нет. Я не ментат конечно, но живу тут долго и тоже кое-что умею, - сделав паузу, чтобы глотнуть воды, Зубр продолжил:

- И тут появляешься ты. Нет, я очень рад, что ты тоже выжил в той мясорубке, Нюхач. Но вот то, что ты утверждаешь… это серьёзное обвинение. Другое дело, если бы вы это между собой решили. За пределами стаба. Но сейчас сам понимаешь, какая ситуация сложилась.

Нюхач не отвечал с минуту, буравя взглядом Зубра. Но тот глаз не отвёл.

- От своих слов я не отказываюсь, Зубр. Винт уехал, когда на то приказа не было. Канал общий был. Очконул он или нет, есть факт! Он кинул группу в разгар боя. И я не утверждаю, даже наоборот, тот Элитник и Винта с пацанами порвал бы, но, Зубр… я. Оставался. Там. До. Конца. До приказа, когда Кондор перед смертью проорал в канал бежать! Как он умер, я не видел, но слышал его крики. И видел потом тела ребят… - Горец ощутил прилив злобы и глубокой печали в Нюхаче, - я, Горец не даст соврать, лично со всех, с…а, смертники собирал! И принёс их! И тела их я тоже ворочал! От Вжики знаешь что осталось, а?! Её колесом от Урала размазало!! А от Кондора?! Кавай со своими царапинами и рядом не стоял! А этот… - Нюхач вновь набрал воздуха в грудь, чтобы продолжить, но Зубр его остановил.

- Всё я понимаю, Нюхач! И не нужно мне рассказывать всё это! Сам скольких своих потерял! И так же по частям собирал в общую могилу! И мне так же всех их жаль! Я тебе сочувствую, Нюхач. Мне Кондор тоже другом был и все остальные!.. - и тоже осёкся. Выпил ещё воды, потом встал, подошёл к шкафу, достал оттуда бутылку коньяка со стопками и налил не глядя.

- За ребят… - и первым опрокинул в себя янтарную жидкость. Потом выпил и Нюхач, несколько обескураженный таким поворотом. Последним выпил Горец. Посидели, помолчали немного.

- Ладно, с этим разберёмся. Я тебя услышал. Но предупреждаю, если в стабе разборки начнёте, выгоню взашей, не посмотрю на нашу дружбу, - Нюхач кивнул, соглашаясь.

- Ладно, Нюхач, свободен пока. Винт завтра-послезавтра возвращается. Вызовем тебя. Иди, а я с другом твоим пообщаюсь.

Нюхач снова кивнул и не говоря ни слова, вышел. Когда дверь закрылась, Зубр ещё с минуту разглядывал Горца.

- Ну, рассказывай, откуда ты такой интересный взялся. Веда мне все уши прожужжала. Я вот ничего необычного не вижу в тебе.

- Вот и я не знаю, зачем тут, - в тон ответил Горец, - проблем от меня нет и создавать не планирую.

Безопасник чуть нахмурился. Но в эмоциях, что было для Горца удивительно, не было ничего. Мужик контролировал себя почти идеально. И как понял парень, это было обычное состояние Зубра. Он даже, когда тираду Нюхача слушал и сам говорил, почти ничего не испытывал. Тёртый, ох тёртый этот Зубр. Но Чуйка молчала. А про тех двоих, что сейчас истуканами стоят, невидимые, по углам комнаты, можно сказать, что им это порядком поднадоело. Их Горец "заметил" ещё в коридоре. Даже не понял сначала, когда не увидел их, но потом догадался.

- Хват значит… - парень внутренне поморщился, но тут уж если люди сами так думают, то разубеждать их он не станет, - Бесогона знаешь?

Горец вспомнил, Нюхач про какого-то хвата с таким именем говорил.

- Не знаю. Я вообще многих не знаю, можешь не называть имена, - отрицательно покачал головой парень, - я одиночка по большей части. Иммунных не часто вижу. Особо не задерживаюсь нигде.

Зубр закурил. А спустя секунду один из невидимых охранников использовал какой-то Дар. Изменений в себе Горец не заметил, но вот Чуйка забеспокоилась. Интересно, подумал Горец, если я сейчас всё расскажу, как Зубр отреагирует.

- Как с Нюхачом встретились? - задал следующий вопрос безопасник и выдохнул пару густых колец в потолок, снова посмотрев в глаза Горцу. Ещё один взгляд, от левого охранника, парень ощущал на себе так же чётко. Именно он и использовал неведомый Дар.

- Он… - и тут Горец осёкся, поймав себя на ощущении опасности. А ещё он чуть не выложил правдивую историю о… это что же получается? Гипноз? Горец начал накачивать себя агрессией, как делал это перед каждым сражением. Но нерезко, как в кабинете Веды, а постепенно, изучая эмоциональные реакции людей. Зубр был всё так же спокоен, давления он, видимо, пока не ощущал. А вот охрана забеспокоилась. Всё это заняло у Горца несколько секунд и он продолжил, стараясь чётко понимать, что говорит. И получалось это с трудом, - в Пекле я его встретил. Нюхач бежал от Элиты, что расправилась с его группой. А я знал, что где-то поблизости бродит монстр. Нюхач вылетел навстречу и мы скрылись в какой-то квартире. Переждали. Затем ушли.

Зубр чуть склонил голову на бок.

- Ушли от Элиты, которая уничтожила хорошо подготовленный отряд?

Горец пожал плечами. Давление начал ощущать уже и Зубр. Он с прищуром смотрел на Горца. Охрана за дверью тоже забеспокоилась. Гипноз невидимки слева начал "сбоить", стало чуть легче. Больше накачивать себя Горец не стал. Хотя было и нелегко себя контролировать.

- Прими как факт. Что с той Элитой стало, я не знаю. Кластер через несколько часов на перезагрузку ушёл. Мы под Орду чуть не попали. На крыше высотки сидели в соседнем. Хорошо видно было. И да, до перезагрузки мы были на месте стычки.

Зубр после этого довольно долго ничего не говорил, не отводя взгляда от Горца. А парень так же смотрел на него.

- И тогда вы поняли, что Винт… свинтил? - наконец нарушил молчание Зубр, но явно хотел спросить не об этом.

- Заметил я. Нюхач не в том состоянии был. Дальше, думаю, рассказывать смысла нет, вы должны знать.

Зубр потушил сигарету и откинулся на кресло. Разговор явно заходил в тупик. Зубр, как понял Горец, рассчитывал незаметно вытянуть из него всю правду. И ведь могло получиться. Но опыт Пекла, эти двое невидимок, да и сама ситуация, заставили Горца быть настороже.

- Ты пойми, Горец, - наконец начал Зубр, - против тебя я ничего не имею. И не буду спрашивать, КАК ты заметил, что Винт всех кинул. И даже смею предположить, что не окажись ты рядом, Нюхач бы не выбрался. За это спасибо. За свежих тоже. Хотя я более чем уверен, что никто из них в стабе не останется. Хорошие бойцы мне не помешали бы. Тем более, как их… Бас и Мятный? Они стреляные, опытные… но и заставить не могу. Только предложить, - мужчина снова отпил воды, - что ты сам там в Пекле делал, один, тоже спрашивать не буду. Вообще, стараюсь с вашим братом дел не иметь, больно вы на своём уме. Но я должен понимать, что от тебя ожидать.

Направление беседы довольно резко сменилось. Возможно, Зубр понял, что трюк с Даром не выгорел, должна же быть у них какая-то система сообщения между собой. Либо Горец таки "додавил" уже их и безопасник решил не связываться. Верилось в это конечно слабо. Парень понимал, что он в словесных и подковерных играх никак не играет против этого волкодава. Поэтому и пытается максимально прямо и без вторых смыслов вести разговор.

- Плохого… не стоит ожидать. Если мне или моим друзьям не сделают плохого, - с расстановкой ответил Горец.

Зубр усмехнулся, снова закурил, выпуская облако дыма в потолок.

- В барах я тебе безопасность не обеспечу.

Горец тоже усмехнулся и ответил:

- Не о том речь, Зубр. Я не хочу участвовать в каких бы то ни было играх. Это всё ваши дела. Я человек небольшой, сегодня тут, завтра уже нет.

Зубр снова усмехнулся. Сейчас он молчал дольше.

- Куда ты планируешь направиться дальше?

- Ещё не думал об этом. Уже выгоняете?

- Нет, что ты. Проблем от тебя нет, во всяком случае, пока. Пусть так будет и дальше. И я очень надеюсь, что проблемы не придут вслед за тобой. Всё же твоя способность… обходить ментатов… с ней можно натворить много чего… где-нибудь. Ну и Веда ещё настращала меня. Очень, говорит, ты опасен. И знаешь, я склонен с ней согласиться. Даже одно то, что Винт, опытнейший боец, чудом, не иначе, выбрался, а вы приехали на новеньком "Тигре" и со свежаками… из Пекла, невредимые… очень о многом говорит.

Горец в ответ пожал плечами, что тут ещё скажешь и задал вопрос:

- Как думаешь с Винтом решится? На него самого мне плевать. Но мне не всё равно, если дело решится не в его пользу и он попытается нам отомстить. Ты ведь понимаешь, что я сложа руки сидеть не буду?

- Винт тоже не дурак и понимает, что в самом стабе ему грозит, если он задумает, как ты говоришь, отомстить. Снаружи да, там уже сами и как хотите. Хоть за воротами сразу друг друга постреляйте.

Горец кивнул, принимая ответ. Зубр докурил и потушил окурок, - на этом, в принципе, всё.

- Всего доброго, - ответил Горец и вышел. С минуту мужчина сидел молча.

- Что скажете? - спросил он в воздух.

В углах кабинета материализовались два бойца при полном обвесе. Выглядели они практически одинаково, даже лицом. Один из них, вспотевший и раскрасневшийся, ответил:

- Мутный он. Много не досказал, но и не соврал ни в чем. Мой Дар на него не подействовал. Вернее, начал действовать, но он будто почувствовал и как-то сумел защититься. Я чуть из невидимости не выпал от удивления.

Подхватил второй:

- И он с самого начала разговора, а может ещё раньше, знал о нас. И готов был к действию, если что. Не думаю, прикажи ты его спеленать, что удалось бы легко. Если вообще удалось.

- Садитесь уже, чего стоите, - сказал Зубр. Бойцы обошли стол и уселись на стулья, - даже так? Но от вас же ни звука, ни запаха. Нюхач даже со своим Даром не почуял вас.

Близнецы переглянулись.

- Хрен его знает, Зубр. Он реально опасный. У меня в какой-то момент Чуйка взвыла так, что зубы заныли, - второй тоже что-то буркнул. Да и Зубр почувствовал… что-то, - так что надо с ним осторожно. Он как зверь. Пока за усы не дёргаешь, не укусит.

Зубр задумался. Через пару минут и одну выкуренную сигарету он сказал:

- Ладно, идите. Вызову, если что.

Бойцы кивнули и покинули кабинет.

- Как зверь, значит… - протянул Зубр.

***

- Долго он тебя мурыжил, - сказал Нюхач, когда Горец вышел из здания с задумчивым лицом. Друзья обступили его.

- Работа у него такая. Ты, кстати, в курсе, что у него там ещё двое в невидимости были?

Нюхач удивлённо вытянул лицо, а Горец продолжил:

- Личная охрана, я думаю. И у одного навык интересный. Он как сыворотка правды. Я сам чуть всё не выложил, что я, кто я. Слишком уж неправильным мне это желание показалось. И сопротивляться сложно. Так что, Нюхач, поосторожнее с Зубром этим. Думаю, эти ребята всегда при нём.

Вдруг Горец резко обернулся. Из здания выходили двое в полном боевом облачении. Шлемов разве что не хватало, а так хоть сейчас в бой отправляй. Близнецы, понял Горец. Вот они-то и были с Зубром. Серьёзные ребята. Бойцы бросили взгляд на компанию, а Горец ради смеха подмигнул им и повернулся обратно к своим, уже не видя, как они недовольно переглянулись.

- Видите их? - спросил Горец. Друзья кивнули, - вот они и были с Зубром.

- Я их даже не видел ни разу, - произнёс Нюхач, - или не обращал внимания.

- Второе скорее. Ладно, поехали уже. Что по плану у нас? - сказал Горец, усаживаясь в машину, - предлагаю перекусить и обсудить дальнейшие наши действия.

Глава 10

Стабильный кластер. Крайний рубеж обитаемых земель. Город Гвардейский.


- Ну и горазд ты пожрать! Я уже это говорил? - усмехнулся Нюхач, наблюдая, как Горец приканчивает уже третью порцию жареной картошки с мясом. Люди сидели в баре. Народ уже потихоньку подтягивался после работы. Да и пятница сегодня, как оказалось. А по пятницам тут выступления Марининых девчонок. Ожидался аншлаг, перед барной стойкой и место от столов освободили. Днём, оказывается, ещё и караван приехал, так что тут не протолкнуться скоро будет.

- Так что в итоге? - переспросил Мятный, - ждём решения с Винтом этим и дальше двигаем, правильно понимаю?

Нюхач кивнул. Делать тут им, по большому счёту, уже нечего. Сходить с парнями к знахарю разве что. Хотя, у них Дары вряд ли ещё пробудились. Но проверить стоит.

- Машину ещё до ума довести, - добавил Нюхач, - пара дней, думаю, как раз и уйдёт.

- Куда направимся? - спросил Бас.

Все, кроме Нюхача, почему-то уставились на Горца.

- Что? - не понял он, - это к Нюхачу вопрос, я в этих краях не был никогда.

Бас и Мятный переглянулись.

- А мы думали ты, как и Нюхач, местный… в смысле, отсюда.

Теперь переглянулись уже Горец с Нюхачом.

- Что? - спросил Бас.

- Я из Пекла. Из самой её глубины. Оттуда, куда ни один из здешних не заберётся, - спокойным тоном ответил Горец, - так что, в некотором роде, я тоже как и вы тут новенький.

- В смысле… вы же говорили, там нельзя выжить?

- Да. Выжить там нереально. Но Горец… как бы вам объяснить… он уникальный случай. Я о таком не слышал. Ни от кого. Того Элитника, который наш отряд покрошил, Горец и завалил, при мне, - Бас и Мятный аж над столом нависли, - всего сейчас не будем рассказывать, лишних ушей тут до едрени фени. И вы не болтайте.

- О чём речь, Нюхач. Всё понимаем, - Бас чуть сощурился, - если бы мы не решили идти с вами, то вы бы и не рассказали?

Горец кивнул.

- Мы в одной лодке теперь, Бас. Это к вопросу о доверии между нами.

- А если мы кому-то проболтаемся? - спросил Мятный, Бас на него даже посмотрел гневно.

- Улей вам судья, - ответил Нюхач, - мы-то ничего не сделаем. Я, по крайней мере. За Горца не говорю. Но то, что вас рано или поздно настигнет… карма, кара, сами решайте, как назвать, это железно. Улей такие вещи не прощает, сам подставит под пулю или влетите так, что уж лучше под пулю.

Бойцы кивнули. На другой ответ они и не рассчитывали. Хотя для Баса вопрос Мятного стал неожиданностью. Нет, Мятный глупым никогда не был, но обычно вопросов не задавал, есть приказ, есть задание, всё.

- Позже выдадим вам для хорошего старта… как это в армии называется-то… - усмехнулся Горец, парни не поняли, но понял Нюхач, - довольствие?

Мятный улыбнулся:

- Типа того, - потом на несколько секунд задумался, - так мы же вроде и так упакованы?

- Потом, Мятный. Потом, - сказал Нюхач и глянул поверх голов друзей, - о, а вот и Сама. Всё, о делах позже.

- Привет, мальчишки! Здравствуй, Сойка! - сказала подошедшая и усевшаяся снова на колени Нюхачу Марина, - чего серьёзные такие? Планы по захвату власти готовите?

- Решали, чем тебя угостить, - сделал пробный заход Мятный, под улыбки друзей.

- Ага, моей же выпивкой, ещё и бесплатно, угадала? - широко улыбнулась девушка.

Мятный чуть покраснел, не найдясь с ответом. Компания рассмеялась.

- Но попытка неплохая, - отсмеявшись, сказала Марина, - не расходитесь, скоро начнется представление. Ты же им говорил?

- Ага, - ответил Нюхач, - Мариночка, огонь души моей, угостишь нас пенным и твоей фирменной закуской?

- Ох, наглец! Ладно, так и быть, но это в последний раз! Потом сам угощай меня.

- Понял, осознал! - за столом снова раздались смешки. После этого спросил:

- Что за караван приехал?

- Да как всегда. Оружие, патроны, новости. Бесогон, вроде как с ними, опять байки с Внешки травить будет, - Марина мельком глянула на Горца, но он никак не отреагировал, - ещё кампания мутных каких-то. Человек восемь. Вон сидят. Ладно, покину вас, дел ещё полно, - закончила она, вставая с колен рейдера.

Все посмотрели на сидящих ближе к дальнему углу людей. Компания была одета практически одинаково. Стандартный камуфляж лесной расцветки. Короткостриженые, с недельной щетиной мужики. Что их объединяло, так это по две вертикальных полосы через весь лоб. Набиты они были по центру и нижними концами соединялись с бровями у переносицы, верхними уходили под волосы. Сейчас люди переговаривались, то и дело бросая взгляды в разные стороны. Вот Горец встретился глазами с одним из них. Пару секунд они смотрели друг на друга. Потом незнакомец отвёл глаза и кивнул на Горца своим, что-то сказав. Ещё пара человек из той компании посмотрели в их сторону. В их эмоциях царило абсолютное спокойствие, будто они и не люди вовсе, а роботы. Лишь один раз Горец отметил блёклую вспышку, то ли интереса, то ли чего-то похожего. И всё. Ребята и правда мутные, подумал Горец.

- Видел таких? - спросил он у Нюхача. Тот отрицательно покачал головой.

- Да хер их знает, кто такие. По Стиксу сколько сект всяких, не сосчитаешь. Главное, чтобы тихо вели себя. Главный у нас не любит пропаганду левую. А может и банда какая. Муров, правда, сюда бы не пустили, на месте бы кончили.

На этом интерес к странной компании угас. Тем более принесли литровые стаканы с пивом и большую тарелку с разной мясной нарезкой. Чокнулись за здоровье и будущие успехи, потёк разговор ни о чём. Бас с Мятным всё терроризировали Нюхача вопросами о жизни иммунных, а ему, видимо, в кайф было рассказывать. Знал он много. Рассказал про Южные земли, что за Песочными Часами. Ребята так же спрашивали и про иностранные кластеры, но Нюхач на это лишь руками развел. Горец сказал, что был в таких. Но опять же, в Пекле всё равно, Нью-Йорк или Токио. Люди там умирают одинаково быстро. Сойка с улыбкой сказала, мол, всё настроение испортит своими иностранцами, на что Горец привычно пожал плечами. Настроение, правда, ни у кого не испортилось после его короткого рассказа.

Люди всё прибывали. Свободных столиков уже не было, но жителей это не останавливало. Многие просто стояли, потягивая пиво. Нюхач, видя всё это, произнёс:

- Удачно мы места заняли. Крикливая сегодня что-то особенное приготовила.

Стол они и правда, удачно заняли, в первом ряду, так что никто не будет перегораживать. Через несколько минут на свободное от столов пространство вышла Марина и громко попросила тишины. Вскоре гул голосов затих, лишь где-то позади у входа слышались шепотки.

- Спасибо! Итак! Сегодня очередная пятница в этом богами забытом мире! А это значит, что сегодня будет представление! - люди вокруг заулюлюкали и захлопали в ладоши, - да, да, я знаю! Спасибо!

Марина ещё несколько минут заводила толпу, а потом началось и представление. Свет в баре почти погас, освещённым остался только пятачок перед барной стойкой. Заиграла музыка. Вышла группа девушек в костюмах. Сосчитать их было непросто, они постоянно и плавно перемещались в такт музыке, которая постепенно ускорялась. Танцовщицы были одеты во что-то летящее, лёгкое и полупрозрачное. Казалось, что они, как вода, перетекают из одной позы в другую. В звуки музыки вплелись там-тамы, добавляя танцу какой-то первобытности. Характер движений тоже изменился, стал более резким и иногда даже рваным, появились прыжки, заставляющие одежды девушек взметаться вверх. Но это не портило впечатления, наоборот, завораживало. Через некоторое время свет над импровизированной сценой медленно начал угасать, а одежды девушек наоборот, наливаться цветом. На оголённых частях тел танцующих девушек начали проявляться яркие цветные полосы, тонкие, широкие, складывающиеся в затейливый узор. Ещё через некоторое время свет совсем угас и, казалось, танцуют под этот первобытный ритм не люди, а сам свет. Выглядело это очень красиво и завораживающе. Музыка вдруг понеслась вскачь и танец стал похож на сражение. Шлейфы света пересекались, подлетали или стелились по полу. Сколько так продолжалось, было непонятно, но внезапно музыка оборвалась и свет замер. Несколько секунд глубочайшей тишины и вновь заиграла музыка, другая, спокойная и текучая, как ручеёк в лесу. Ещё несколько минут плавного танца и неожиданно свет раздался в стороны от центра и музыка вновь оборвалась. Там зажглись огни, не меньше десятка. Настоящий огонь, чуть разогнавший тьму и высветивший очертания стройных женских тел. Светящиеся костюмы девушек, окруживших огонь, начали гаснуть и спустя несколько секунд исчезли. Заиграла музыка. Уже что-то знакомое и современное. Скрипка, спокойный ритм басистых ударов и электронные переливы. Огни начали своё движение, создавая невероятный по красоте узор из полос света и движений танцовщиц, бывших практически голыми. Тела их сверкали яркими бликами. Горца настолько захватило творящееся действо, что он не замечал ничего вокруг. В какой-то момент несколько огней начали "фыркать", разбрасывая искры. В эмоциональном фоне танцовщиц появилось беспокойство, что-то явно шло не по плану. И парень решил немного вмешаться. Одним из его навыков было управление огнем. Сильно развитым он не был, но поддерживать пламя Горец некоторое время мог. Подключив ещё и кинетику, он как смог заново разжёг гаснущие огни и подхватил искры, заставляя их гореть дальше, уже на своей Силе. И завёл хоровод светлячков вокруг танцующих с огнём девушек, пустил тонкие потоки между ними. Выглядело это сказочно. Нужно отдать девушкам должное, они не сбились с движений, не нарушили ритма, хоть в их эмоциях и сквозила лёгкая паника. Горца хватило всего на пару минут, но и этого оказалось достаточно. Танец подходил к концу. И когда огни вдруг резко погасли и оборвалась музыка, опали и искры. Парень был выжат. Первый раз он оперировал сразу двумя навыками настолько тонко и ювелирно. Пока ещё не включился свет, он незаметно от всех проглотил черную жемчужину.

В зале стояла гробовая тишина, зажёгся свет. Семь стоящих в ряд девушек, одетые или скорее прикрытые в нужных местах широкими лентами, изобразили что-то наподобие реверанса и стали уходить. А потом зал разорвало бурными овациями, кто-то свистел, кто-то кричал, хлопали в ладони, топали, в общем, люди выражали эмоции всеми доступными способами. Бас и Мятный аплодировали стоя, Нюхач стучал по столу пустым бокалом, Сойка тоже хлопала. Один Горец сидел без движения, отходя от напряжения. Но и он был доволен, лёгкая полуулыбка играла на его лице.

Снова вышла Крикливая. Она несколько раз поклонилась, лучезарно улыбаясь и когда овации поутихли, заговорила:

- Спасибо друзья! Всем огромное спасибо! Я вижу, вам понравилось! Я этому очень рада, всё боялась, что из-за отсутствия привычного стриптиза сюда полетят огрызки закуски, - зал грохнул смехом, - задам вопрос! Стоит ли иногда делать подобное? Это было больше экспериментом.

Зал одобрительно загудел. Марина дождалась, пока голоса поутихнут и продолжила:

- Раз такое дело, то снова позволю себе некоторый убыток. До полуночи вся выпивка и некоторые позиции по закуске будут продаваться в половину стоимости! Всем спасибо!! Вы самая лучшая публика! - уже перекрикивала вновь взорвавшийся зал девушка.

Снова засновали официанты, разнося заказы. Нюхач с друзьями решили повторить и свой. После того, как принесли напиток и закуску, появилась и Марина, как всегда плюхнувшаяся на колени рейдеру.

- Ну как?

- Круто, Марин! Ожидали чего угодно, но не такого! - ответил за всех Нюхач, а остальные согласно закивали, вставляя свои пять копеек. Крикливая довольно улыбалась. Потом Сойка спросила:

- А что это в конце было? Прямо магия! Выглядело сказочно!

На этом Марина нахмурилась.

- Так это было не запланировано? - спросил Мятный, а Бас ткнул его локтем в бок, тот аж охнул приглушённо.

- Не знаю сама... несколько фаеров начали гаснуть. Я уже думала всё, просрали номер. Дальше сами видели. Как я понимаю, в зале кто-то использовал Дар... и спас положение. Правда, лучше бы фаеры погасли. Так бы отмазалась просто, а сейчас люди ожидать будут чего-то подобного и дальше… - девушка хлебнула из бокала Нюхача, - узнать бы, кто этот помощничек, да спасибо сказать, а потом по голове стукнуть и ещё раз поблагодарить. Получилось, на самом деле, сказочно. Девчонки перепугались правда, но молодцы, не сбились.

На этих словах Горец отвёл глаза от Марины, но она не заметила.

- Ты бы призналась, мол, спасибо незнакомцу, который украсил выступление. Проще же будет, - Нюхач глянул на Горца, но тот не заметил, так как был увлечен подсчётом пузырьков в своем бокале, - да и слухи не поползут. Уронишь ведь репутацию.

- Хм… - задумалась девушка, что-то прикидывая в уме, - а ведь правда, что-то я не подумала об этом. Спасибо, дорогой, ты, как всегда, меня спасаешь! Ладно, к своим побегу, передам, что всё хорошо.

Когда девушка ушла, Мятный снова спросил:

- Так это что, кто-то другой сделал?

- Тебе ли не пофиг? Классно ведь было, - буркнул на него Бас.

- Не, я согласен, мощно получилось…

- Ну и чего ты тогда?

Мятный покачал головой, но продолжать не стал, потянувшись к закуске.

- Мы сейчас, воздухом подышим, - сказал Нюхач, кивая Горцу в сторону выхода. Пока друзья пробирались через толпу, послышался голос Марины, которая начала благодарить незнакомца, украсившего выступление. До конца дослушать они не успели, так как уже вышли из зала.

Оказавшись на улице, друзья вдохнули свежий воздух наступающей ночи. Отойдя в сторону от нескольких компаний, шумно обсуждавших представление, Нюхач пристально посмотрел на парня:

- Это ведь ты был? Не отговаривайся, у тебя на лице всё написано. Будь у тебя глаза нормальные, я и не сомневался бы совсем, - рейдер замолчал на несколько секунд, - сколько у тебя Даров ещё? Ты пойми, раз уж мы все вместе решили быть, то должны хотя бы примерно представлять, что кто из нас может. Ты каждый раз преподносишь что-то новое. Нет, я не ругаю тебя, - Нюхач сделал паузу, - на самом деле круто получилось. Марине знать об этом, правда, не нужно.

Горец некоторое время смотрел в сторону и ответил:

- Шестнадцать. Если все считать. С огнём недавно научился играться, пока плохо получается. Остальные чисто боевые и чтобы спрятаться.

Нюхач после его слов подпёр стену здания, настолько он был удивлён.

- Охереть… я думал… пять… ну, шесть…

Горец пожал плечами.

- Там… - он махнул рукой в сторону запада, - и этого порой мало.

- А тут ты машина смерти просто… пули руками не ловишь? - усмехнулся Нюхач. Улыбнулся и Горец, отрицательно качая головой, - ладно, идём обратно...

Горец угукнул, вдыхая ночные воздухи. Со стороны входа тянуло куревом и парень поморщился, проходя мимо курившей поддатой компании.

Просидели в баре почти до полуночи, обсуждая завтрашний день. Нюхач всё волновался, как пройдет с Винтом. В итоге решили надолго в стабе не задерживаться, чем бы ни закончилось дело. Занятий здесь, по сути, и не было. Из развлечений только бар с выпивкой. Ну, на стрельбище ещё спораны жечь. И всё. Маршрут будущего путешествия тоже обсуждали. В итоге решили завернуть сначала на Границу с Пеклом, Горцу запасы пополнить и потом уже идти глубже в обитаемые земли. Бас с Мятным, правда, не поняли зачем нужно так рисковать. Рассказывать им в баре, что Горцу живчик не нужен, не стали. С утра ещё решили отвезти Мятного и Баса к знахарю, по красной жемчужине им Горец с Нюхачом всё же решили дать. Да и самому Нюхачу тоже нужно было про новый Дар разузнать. После этого Нюхач уедет к Зубру. Ну а там видно уже будет. Горец с Сойкой из утренних поездок, получается, выпадали, так что спать могут хоть до обеда. Допив пенное, друзья ушли в номер к Горцу и Сойке, где парень под удивлённые взгляды Мятного и Баса, дал им по жемчужине. Те сначала отказывались, мол, и так им должны с Нюхачом. Но в итоге жемчуг приняли.

- А зачем нам в Пекло-то заворачивать? Только проблем наживем, - спросил Бас. Сойке тоже было интересно, ей-то Горец тоже ничего не сказал, всё момента подходящего не было.

Горец несколько секунд раздумывал, потом достал из своего рюкзака чёрную жемчужину и выставил перед собой, чтобы все видели.

- Вот это, мой живчик, - Бас переглянулся с Мятным, а Сойка непонимающе мотнула головой, - так уж получилось, такой я уродился. Запас есть, но я не рассчитывал на долгое путешествие. А с Элитой тут туго, так что нужно запастись, - говорить, что он хочет поискать ещё и Иного, Горец не стал. Лица Мятного, Баса и Сойки после его слов выражали крайнее удивление. Пришлось кратко объяснять. Вроде поняли. Допив приготовленный Горцем чай, друзья разошлись по номерам. Горец первым проскользнул в душ, смыть с себя пот после драки. Следом ушла и Сойка, а парень скинул футболку и улёгся на кровать в своей комнате. Навалившийся сон прервала девушка. В номере не было света, видимо, она и выключила. Девушка прижалась обнажённым телом к Горцу...

Спустя некоторое время, уставшая и счастливая, она прошептала "всё" и через пару секунд уснула, устроившись под боком парня. Его тело звенело от ощущения наполненности. Было впечатление, что его распирает от неведомой энергии. Хотелось что-то делать, куда-то идти. Эйфория. Горец снова провалился "в себя". И был удивлен "порядку и чистоте" в своей энергетике. Довольно много времени ушло у него, чтобы найти причину. В итоге он понял, что причина Сойка с её Даром. Каким-то образом она, скорее всего неосознанно, передала ему часть своей энергии или что-то в этом роде. Он будто чёрную съел… из радиоактивной твари. От осознания этой мысли Горец даже выпал из своего транса. По-хорошему, ей всё-таки нужно к знахарю. Сколько она отдала Горцу? Что ещё может её Дар? Сам Горец может определить это, что называется, по итогам. А ведь нужно, чтобы Сойка научилась пользоваться своим умением. Так-то хорошо конечно, живой заменитель жемчуга. Но как бы это её саму не убило, в конце концов. Нужно рисковать, пришёл к выводу Горец. И с утра они с Сойкой тоже поедут к знахарю.

***

Кое-как растолкав девушку с утра, Горец расспросил её про ощущения ночью. Сначала она не поняла, даже возмутиться хотела, но после объяснений парня, некоторое время прислушивалась к себе и в конце концов сказала:

- В какой-то момент я начала ощущать, будто через меня ток пропускают. Но это было приятно, да и думать я в тот момент не особо могла… так что… - залилась краской девушка. Горец мягко обнял девушку.

- Что со мной?

- Нормально всё. Просто тебе нужно научиться пользоваться своим умением. И никому я не позволю тебе плохо сделать. Сейчас к знахарю поедем со всеми. Нужно понять, как действует твой Дар.

- Но… - начала Сойка, но Горец перебил её поцелуем.

- Без всяких но. Знаю, рискуем. Но мы рискуем ещё больше, не зная, что ещё ты можешь и, что может произойти дальше. Прорвёмся, не волнуйся.

Некоторое время они просидели обнявшись, потом девушка немного отстранилась и попросила:

- Расскажи про себя...

В баре было тихо, народа с утра почти не было. Нюхач с парнями были удивлены появлению Горца с Сойкой. Ещё больше был удивлен Нюхач, когда они сказали, что тоже едут к знахарю.

- Горец ты же понимаешь… - парень остановил его рукой.

- Понимаю. Но иначе никак. Потом объясню.

Рейдер лишь головой покачал, но согласился, раз уж появилась веская необходимость этого риска.

- Снова тайны? - спросил Бас.

- Нет. Но об этом расскажем после знахаря. И будьте готовы. Возможно не сегодня, так завтра отсюда в темпе валить придется, - ответил Горец.

- Винт? - уточнил снова Бас.

- Нет. Я с Сойкой.

Бас кивнул, больше не задавая вопросов. Доев завтрак, компания разошлась по номерам, собрать вещи, чтобы потом не пришлось терять время.

Минут через десять кампания уже ехала в машине. Знахарь обитал недалеко от оружейного магазина. Жил он в типовой двухэтажке, правда, тоже занимал два этажа, вернее, две квартиры. На первом этаже двушка, где вёлся приём посетителей и на втором этаже жил сам.

Двери открыла после первого же стука молоденькая девчушка, лет тринадцати с очень серьёзным взглядом и пригласила людей войти, указав на стулья и диванчик в переделанной из кухни приёмной. Сама ушла, поднявшись по лестнице на второй этаж. На вопросительные взгляды людей Нюхач пояснил, дочь. Через пару минут спустился мужчина неопределенного возраста. Ему можно было дать как тридцать пять, так и пятьдесят пять. Низенький, с чуть выпирающим брюшком. Живой взгляд карих глаз скользнул по людям и задержался на Горце и Сойке. Парень, ещё когда они только подъезжали к дому, наглухо "закрылся" от всяческих воздействий извне. Как умел и надеялся, что этого будет достаточно, чтобы скрыть себя от навыков знахаря.

- Чем могу помочь, молодые люди? О, Нюхач, и ты здесь! Очень рад, что ты выжил.

Рейдер кивнул и произнес:

- Здравствуй, Бояр. Начнём с них, Бас и Мятный. Нужно узнать, проявились ли Дары. Они вчера по жемчужине съели. Понимаю, времени мало прошло, но вдруг увидишь что-то. Потом я. У меня второй Дар открылся. Хочу знать, на что точно я способен. Дар маскировки у меня. И девушка. Сойка. Так же нужно знать о её Даре всё.

Знахарь чуть нахмурился.

- По пять горошин с человека за осмотр. Дальше как пойдет.

Нюхач кивнул. Мужчина позвал с собой в другую комнату Баса и Мятного. Минут десять их не было, потом они вернулись с задумчивыми лицами. Следом вышел и знахарь.

- Пока ничего не вижу. Дары только формируются. Нужна встряска. Но могу сказать, что Дары должны быть полезными. Жемчуг был очень… качественным.

- Разве он разный бывает? - спросил Мятный.

- Конечно, мой друг. Жемчуг из молодой Элиты и из матёрой, различается точно так же, как молодое вино отличается по вкусу от вина десятилетней выдержки, если вам понятна такая аналогия. Так вот, жемчуг, который вам достался, был из твари прожившей в Улье не меньше трёх, может и больше лет. Есть ещё рад-жемчуг. Из радиоактивных тварей. Но это не суть важно.

- Ясно… - протянул боец.

Нюхач встал со своего места и ушёл вслед за знахарем. Их не было уже гораздо дольше, минут тридцать. И вышел Нюхач явно довольный. А вот знахарь будто был уставшим.

На вопросительные взгляды Нюхач поднял большой палец вверх.

- Теперь вы, девушка. Идёмте.

Горец тоже встал.

- Буду с ней, - сказал парень, взглянув на Бояра.

- Ммм… в этом нет необходимости… я же ничего плохого не собираюсь делать… обычный осмотр… - явно испугался знахарь. Он все никак не мог "пробить" этого парня с чёрными глазами матёрого Элитника. И он его побаивался с того самого момента, как увидел.

- Я. Буду. С ней, - прочеканил Горец.

- Ладно… ладно… как пожелаете…

Зашли в другую комнату. Там было почти пусто. Голые стены, диванчик, похожий на операционный стол и пара стульев. Знахарь указал людям на диван, а сам сел на стул напротив.

- Ваши руки, можно? - попросил он Сойку, посмотрев однако, на Горца. Тот кивнул.

Сойка подала мужчине обе руки и тот взял их в свои, закрыв глаза. Секунд двадцать ничего не происходило, и вдруг мужчина сдавленно икнул и вскочил, опрокидывая стул. Горец уже был рядом, держа у его горла нож.

- Спокойней. А теперь ты сядешь обратно и продолжишь осмотр. Потом расскажешь нам о её Даре ВСЁ. Дашь рекомендации. Научишь пользоваться. Почую, что врёшь, вскрою тебя от пупка до горла. Умереть не умрёшь. Но воспоминания останутся яркие. Если сделаешь всё, как нужно, а ещё будешь помалкивать, заплачу жемчугом. Две чёрных, я думаю, будет достаточно. Договорились?

Знахарь затрясся от страха и закивал. Горец кивнул и убрал нож, достав из кармана две жемчужины, показал их мужчине. Тот снова кивнул и сел на стул. Сойка, чуть испуганная реакцией Горца и знахаря, сейчас не знала что делать.

- Всё нормально, - парень взглянул на знахаря, - вперёд.

Брать руки девушки он уже не стал. Знахарь подвинулся к Сойке ближе и стал водить руками у её головы.

Он быстро покрылся испариной и стал тяжелее дышать. Минут через десять он отнял руки от девушки и обессиленно откинулся на спинку стула. Ещё минут пять он отдыхал с закрытыми глазами. Потом посмотрел сначала на Сойку, потом на Горца.

- Её… она… - знахарь глубоко вздохнул, - она не была иммунной… сколько жемчуга ты ей дал?

- Что? - переспросил Горец. Знахарь покачал головой и начал объяснять.

- Изначально твоя подруга не была иммунной. Я полагаю, ты дал ей жемчуг, чтобы оттянуть обращение, а потом ты дал ей белую жемчужину. В её энергетике следы огромной концентрации спор грибка Улья. А ещё она была… серьёзно ранена? И Дар проснулся именно тогда? - полу вопросом закончил знахарь.

- Всё так, - коротко ответил Горец, - дальше.

- Её Дар… я такого никогда не видел. Она… как бы сказать… она как проводник. При чём, в обе стороны. Может забирать энергию у живых. И у заражённых в том числе. Может забрать иммунитет. Может убить, иссушив человека или заражённого. И не важно, Элита это или пустыш. Часть этой энергии она может впитать, излечив раны… - тут знахарь замялся.

- Ну? - рявкнул Горец.

- В общем, живчик ей может быть не нужен. И так же живчик может быть не нужен тому, кто примет от неё энергию. Забирая энергию, она может использовать её для питания спор внутри себя… а еще, её Дар работает напрямую с энергией и спорами Улья… невероятно…

- Дальше.

Мужчина вытащил из кармана рубашки платок и промокнул лоб.

- Так же это работает и наоборот. Единственное, что сначала она отдает часть своей энергии, как бы настраивая канал передачи. И только потом уже использует энергию самого Улья. Она может сделать из необращенного человека иммунного! Она может излечить раны. И она может усилить на время любой Дар. Сейчас это будет работать только через прямой контакт. Позже, возможно, она сможет делать всё это и на некотором расстоянии! Вы понимаете, ЧТО, ЭТО, ЗНАЧИТ?! – прорвало знахаря.

Горец усмехнулся.

- Прекрасно понимаю. Охоту за ней, это означает. Убить, я тебя не убью. Но поклянись Ульем, что ты не побежишь сразу рассказывать о Даре Сойки.

- Ты не понимаешь!! Её нужно держать в стабе! В безопасности! – воскликнул знахарь.

- В клетке, ты хотел сказать, - ответил Горец, - нет. Так не будет. Пообещай. Поклянись Ульем, что ты хотя бы до завтра будешь молчать. И скажи ещё, как ей пользоваться Даром? – парень начал поигрывать ножом. Увидев это, знахарь снова побледнел, закивал и произнес:

- Я обещаю, клянусь, Ульем. Хорошо. С использованием всё просто. Так же, как и с другими Дарами. Нужно завязать активацию на какое-то действие или мысль. Ну и тренировки. Со временем ей и собственной энергии меньше нужно будет, - он на секунду замолчал, - и всё же я настаиваю на том, чтобы оставить её в стабе. Вы не сможете обеспечить ей должную безопасность.

- Смогу. И спасибо, - Горец протянул знахарю жемчужины. Тот неуверенно их взял. Горец кивнул ошарашенной Сойке и они пошли к двери. На выходе Горец обернулся к так и не сдвинувшемуся с места мужчине:

- Помни, ты обещал, - тот лишь устало кивнул.

Выйдя в приёмную Горец оглядел обеспокоенных друзей и сказал:

- Идёмте. У нас сутки.

Глава 11

Стаб Гвардейский.


- Что там у вас произошло? - спросил Нюхач, когда они уже ехали в машине.

- Выторговал нам сутки. До ночи, по крайней мере, за нами не придут. Нет, не убивал его и не резал, не волнуйся. Даже заплатил ему. За нами, точнее за Сойкой, теперь охоту откроют. Очень у неё Дар необычный. Как там он сказал… проводник. Может забрать, а может и дать иммунитет. Как мы с тобой и думали. А перебор с жемчугом, похоже, открыл все грани навыка сразу. Может лечить и усиливать. Ну и убить соответственно. И тратит она не своё. Напрямую с Ульем связана. Я рядом даже не стою со своими Дарами, - Горец на несколько секунд задумался и усмехнулся, - и она не была иммунной сначала, как мы подумали. Красной мы оттянули обращение.

Воцарилось молчание. Бас и Мятный хоть и поняли не всё, но главное вычленили. Им всем угрожает опасность. Спустя минуту Нюхач выругался так смачно, что Сойка аж покраснела, а остальные невольно заулыбались. Потом Нюхач сказал:

- Сейчас в бар. И без суеты. Не разбегаемся. Бояр, мужик, вроде как честный, если обещал, то не должен обмануть. Но хрен его знает, что у него за мутки с Главным. Вещи не спеша складываем в машину. Еды ещё набрать нужно. Это я с Мариной решу. Что ещё… жаль "Тигра" не успеем сделать. Но хрен с этим. И так нормально. Рванём к Пеклу сначала. Этого от нас ожидать никто не будет.

- А что мешает нас тут в стабе взять? - задал вопрос Бас. Нюхач посмотрел на него через зеркало.

- Тихоу не выйдет. Главный уже наверняка в курсе за Горца. Ну и вы бойцы опытные. Я ещё. Так что брать будут за стенами. Пальбы в стабе никто не захочет, - Нюхач снова выругался, - с Винтом ещё хрень эта… надеюсь, быстро разберёмся.

Сойка, до этого молчавшая, спросила:

- А если прямо сейчас уехать?

Нюхач так же посмотрел и на неё через зеркало.

- Нельзя сейчас. Нам тогда вообще ходу в ближние стабы не будет. Веда в ментокарты внесёт инфу, что мы преступники и "скороходами" по другим местам разошлёт. Примут в другом месте. Плюс машина не заправлена, еды нет. Ладно хоть патронов много. Ничего, несколько часов роли не сыграют. Из стаба уйдем с восточной стороны. Объедем и махнём к Пеклу. Даст Улей, уйдем тихо.

Дальше ехали молча. У бара разошлись, Нюхач поехал к безопасникам. Винт уже должен был вернуться. Горец спросил, нужно ли с ним кому-то ехать. Поддержать, так сказать. Но он отказался. Веда, как ментат, сама всё поймет и разрулит. Соврать не выйдет. Если и был какой-то умысел у Винта, Веда это узнает. В баре задерживаться не стали, разошлись по номерам.

Пока Горец складывал сумки, Сойка всё места себе не находила. В конце концов, парень взял её за плечи и усадил на кровать.

- Не суетись. Всё пучком. Вырвемся, всё нормально будет, - и поцеловал её в губы.

- Да как нормально-то… нам ведь теперь нигде спокойно жить не дадут…

- Ты чего? Хотела ведь полезной стать, - улыбнулся Горец.

Сойка как-то странно посмотрела на парня. Потом и сама улыбнулась. Стать полезной. Да уж, стала, настолько, что их сейчас всем стабом ловить будут. И друзей подставит под огонь и Горца. И что делать? Какие у неё возможности? Остаться? Предать друзей значит. И Горца. И жить, правильно он сказал, в клетке. Нет. Вообще не вариант. Без Горца она никуда. Странная и непонятная связь, возникшая ещё там, в Пекле, когда девушку ранили и она тянула из Горца жизнь, сейчас стала только сильнее. После безумной ночи, когда она уже сама отдавала. Они связаны. Наверное, Ульем.

Девушка порывисто обняла и прижалась к Горцу. Сильные руки парня сомкнулись на её спине. И сразу спокойнее стало. Прорвутся, обязательно прорвутся.

Так они просидели ещё пару минут. Потом Горец отстранился.

- Нужно кое-что сделать. Раз уж танцы такие предстоят, тянуть не стоит, - произнес он и начал рыться в своём рюкзаке.

- Ты о чём?

Он достал жемчужину. Белую. Сойка раскрыла рот, но тут же прикрыла его ладошкой.

- Я должен принимать и их. Раз в месяц-два. Иначе будет плохо. Честно говоря, покрутившись тут эти дни, я уже и не знаю, иммунный ли я сам. Может и стоило, чтобы этот знахарь и меня посмотрел. Но нас бы тогда точно тут же на выходе задержать попытались, - усмехнулся он и проглотил жемчужину, - минут на пять уйду в себя, кто придёт, всех посылай. Если ничего не случится, конечно.

Горец слез с кровати и упёрся в неё спиной. Закрыл глаза и замер. С минуту Сойка просто смотрела на него. Потом ей захотелось обнять застывшего парня. Она осторожно пересела ему за спину, расставила ноги, чтобы Горец оказался между ними и так же осторожно положила руки ему на плечи, наклонившись, прижалась лбом к макушке. Мыслей не было. Было приятное ощущение тепла от горячего тела Горца. Вдруг Сойке показалось, что у неё будто тумблер какой-то перещёлкнул и она на секунду ощутила, будто из неё верёвку тянут. Потом это прекратилось и девушка, сама не понимая, что происходит, увидела, нет, не глазами, ощущениями скорее, больше десятка разноцветных толстых канатов, переплетающихся в Горце. Они пульсировали сейчас в такт его замедлившемуся сердцебиению. Довольно странному, будто оно колотится быстрее или сердец и вовсе два. Но на этом акцентироваться она не стала. И ещё она увидела какое-то белёсое облако вокруг всех этих канатов и что это облако постепенно меняет форму, превращаясь в тонкую нить, бледно-зелёного цвета. Часть этого облака наоборот, втягивалась в другие нити. Сойке показалось, что превращение это происходит как-то медленно и по наитию направила в это облако "желание" налиться ярким цветом. Тут же она ощутила, что через неё начал проходить мощнейший поток такого же белёсого цвета! Сначала девушка испугалась, но потом взяла себя в руки. Она знала, что поступает правильно. Сойка усилием ослабила этот поток извне и теперь просто наблюдала, как эта бледная ниточка наливается цветом, расширяется и органично встраивается в рисунок среди других "канатов". Что это всё означает, она пока не понимала. Но была уверена, что так и нужно было сделать. Улыбнувшись про себя, Сойка почувствовала, как её начинает клонить в сон. Сопротивляться этому она уже не могла.

А Горец тем временем тихо охреневал. Он ощутил, как девушка прильнула к нему, это было приятно. Но чуть позже, когда он начал выстраивать новый навык, его чуть не порвало изнутри от напора энергии, что начала передавать Сойка. Он уже хотел рвать контакт, испугавшись этой мощи, но Сойка вовремя ослабила поток. И навык начал развиваться, стремительно встраиваясь в энергетику Горца. Ему лишь оставалось направлять это развитие. И Дар оказался защитным. Первый навык, не предназначенный для убийства. После посещения знахаря Горец всей душой хотел защитить Сойку. И Улей откликнулся. Что конкретно делал новый Дар, Горец ещё не понял, нужно было пробовать. Будет ли навык работать и с другими людьми, тоже пока не ясно. Горец "собрал" остатки энергии, гуляющие внутри него и равно распределил по всем остальным навыкам, оставив немного и собственному телу. Выплыв из транса, он увидел, что Сойка спит. Осторожно выпутавшись из объятий, Горец уложил девушку удобнее. Посмотрел на часы, десять минут прошло. Он снова взглянул на спящую Сойку. Такого развития навыка, как получилось добиться с её помощью, Горец достиг бы не раньше, чем через пару недель активного использования. А тут раз и готово. Что уж говорить, за её Дар стабы и войну начать могут. И правильно она сказала, спокойной жизни им не видать. Либо уходить куда-то совсем далеко от Гвардейского, либо убить всех, кто знает о навыке Сойки. Чужих, разумеется. И жить, постоянно оглядываясь. Либо… либо уходить в Пекло. Там до них точно никто не доберётся. Оставив пока эти мысли, Горец прилёг рядом с девушкой. Она, хоть и крепко спала, но будто учуяла парня и перевернулась, укладываясь ему на плечо и закинув на него ногу. Горец снова улыбнулся. Подремать немного, а там и Нюхач вернётся, разбудит.

***

Нюхач появился после обеда. Горец с Сойкой так и проспали до самого стука в дверь. Девушка с явным нежеланием уселась на кровати. Горец тоже встал и босиком прошёл до двери. Мятный, знал уже парень.

- Дрыхли? - хохотнул он, увидев заспанное лицо друга, - спускайтесь, Нюхач вернулся. С новостями. Пообедаем заодно.

Заходить Мятный не стал, развернулся и ушел по коридору к лестнице вниз.

Вернувшись в комнату, Горец позвал Сойку, та как раз допивала остатки живчика. Горец ещё раз осмотрел сумки, ничего ли не забыли. Вроде на месте всё.

Через несколько минут они уже спускались в бар. Найдя взглядом своих, они направились к друзьям.

- Ну как? - спросила Сойка Нюхача, уплетавшего сейчас наваристый борщ. От запаха у Горца и девушки заурчало в животах. Позвали официанта, сделали заказ. Нюхач как раз доел.

- В принципе, нормально всё. И оказалось так, как ты Горец и говорил. Винт петлял сначала, но Зубр надавил на него и тот раскололся, - Зубр ли, подумал парень, - в общем, картина такая. Когда Винт понял, что Элитника не одолеть, он решил свалить. Не от страха. Пуганый он поболе многих. Спасал себя, ну и в пути задумался, что теперь можно остатки Отряда под себя взять. Пару месяцев погонять новеньких и в рейды начать ходить. С Корундом у него, оказывается, уже были тёрки по поводу власти. Даже будучи его замом, Винту было мало. Корунд предлагал ему быть старшим над новичками, готовить их. Но Винт не соглашался. Предлагал поделить Отряд надвое, оставаясь при этом одним целым. То есть быть вторым командиром. Ну а тут такой случай подвернулся. И с него взятки гладки. Конечно, потеря основного состава и по нему больно ударила. Всё же друзьями были друг другу и прошли вместе очень много. Но амбиции верх взяли. Такие вот котята в пирогах. Не появись я, всё у него получилось бы… - Нюхач замолк на несколько секунд, - может оно и к лучшему было бы… сейчас Отряд окончательно развалился. Варг ушёл. Новенькими командовать некому. Разойдутся по другим Отрядам. Мне предлагали главным быть, но я отказался. Кстати, по нашему делу тихо пока. Либо Бояр держит клятву, либо выжидают. Но я думаю, что молчит знахарь. Пока молчит. Так что нам… - подошёл официант с заказом для Горца и Сойки, - так что нам в ночь уходить. Тут это не принято, но это лучший вариант.

- С Винтом что сделали? - спросил Горец.

- Выгнали. С час назад уехал. Злой, естественно. Кавая оставили, тот вроде не при делах, хотя и в курсе планов был. Да и не в состоянии он пока передвигаться.

- Значит ещё и с его стороны проблем ждать нужно будет, - произнёс Бас.

- Возможно, - ответил Нюхач, - но я не думаю, что он к Пеклу сунется. Вы ешьте пока, я к Марине мотнусь, на счёт провизии договорюсь.

Весь остальной день прошёл в делах. Заправили машину, докупили ещё канистр. Заехали в оружейный, добрали ещё патронов, гранат, белья сменного и так по мелочи. Удалось выторговать у Бороды по нормальной цене три МОНки, это уже Бас с Мятным настояли. Сойке принадлежностей тоже купили. Сильно старались не суетиться, но всё равно было ясно, что люди собираются уезжать. Вещи из гостиницы тоже перенесли. Грузовой отсек почти под крышу забили.

Уезжать решили после ужина, когда ещё не совсем поздно. Да и чего греха таить, хорошо поесть перед дорогой хотелось всем. Марина приходила, попрощаться. Она была удивлена таким скорым отъездом, да ещё и на фоне разборок с Винтом. Объяснять ей ничего, конечно, не стали. И она не донимала вопросами. Надо, значит надо.


Поздний вечер. Квартира Бояра.

- Слушаю, Бояр. Как дочка? Как сам? - спросил голос из трубки стационарного телефона.

- В порядке, живы, здоровы, - ответил Бояр, - есть информация, которая закроет долг…

Молчание в трубке продлилось секунд десять.

- Говори.

- С утра сегодня… у меня была очень интересная кампания, - начал Бояр.

- Не с Нюхачом ли которые приехали?

- Да, они самые.

- И? Бояр… не тяни кота за яйца. Мне уже доложили про этого Горца. Он конечно…

- Девчонка. Не в Горце дело, - перебил Бояр собеседника, - её Дар это нечто невероятное! Там с ней вообще очень интересно всё вышло. Во-первых, она хигтер…

- Ничего необычного, - перебили теперь Бояра, - ты же понимаешь, что информация должна быть на самом деле ценная, чтобы долг списать? А ты мне…

- Дослушай, наконец! - психанул Бояр.

- Ладно, ладно. Не кипятись. Что там с твоим хигтером? - усмехнулся голос в трубке.

- Во-первых. Она не иммунная была, ей красную дали, чтобы оттянуть обращение. А потом и белую. Понимаешь, БЕЛУЮ?! Она не просто хигтер! И второе, её Дар! Я ещё такого не видел! И даже не слышал от других. Я назвал этот Дар - Проводником. Девушка может дать иммунитет. Может его и забрать. Слышишь?! Она напрямую с энергией Улья работает! Её Дар позволяет забирать из живых силы, вплоть до смерти! Или может вылечить, влив в пострадавшего энергию. С ней не нужен живчик! Слышишь?! И она может временно усилить любой Дар, передав на него энергию Улья! На счёт развития Даров таким образом не уверен, но и это вполне возможно! Понимаешь, какое она сокровище?!

На том конце некоторое время молчали.

- Почему сразу не сказал?!

Бояр некоторое время помялся, ища слова и ответил:

- Я бы так и сделал. Но этот Горец… в общем я поклялся ему Ульем, что не стану сообщать о девушке хотя бы до завтра. Он угрожал мне! Я и так рискую, срок клятвы ещё не вышел…

- Срать мне на твою клятву!! - взорвался голос на том конце, - Ты! Должен! Был! Сообщить! Сразу! Где мне теперь их искать?! Они уже час как покинули стаб!! Лично разрешил выпустить! От греха подальше!! А ты сейчас мне говоришь, что… ых!!!

Бояр хоть и был немного испуган, но козырь в рукаве имелся.

- Не ори, Клин! - он и сам повысил голос, дав петуха, - Я на неё метку повесил! До завтрашнего обеда ещё держаться будет. Любой хороший сенс её ощущать будет. Так что сам не кипятись! - Бояр перевёл дух, - ну как? Стоит это моего долга?

Голос на том конце молчал долго, не меньше минуты.

- Метка это хорошо… но их ещё взять нужно. С ними хват, Горец этот…

- А вот это уже не моя забота. Свое дело я сделал, сообщил тебе и метку поставил. Что с долгом? - взял уже быка за рога Бояр. Снова долгое молчание в трубке.

- Мой человек зайдет к тебе, - снова пауза. - долг закрыт, - на том конце послышались гудки. Бояр дрожащими руками положил трубку и закрыл лицо ладонями, уперев локти в колени. Плечи его затряслись...


Выехать на ночь глядя из стаба удалось на удивление легко. Да, их поначалу хотели завернуть обратно. Но переговорив по рации с кем-то, главный по смене дал добро на открытие ворот. Уже оказавшись за стеной, провожаемые лучами прожекторов, люди в машине всё ожидали команды стоп и выстрелов поверх. Ничего не случилось. Им дали уехать. Только скрывшись в лесу за полосой отчуждения, Нюхач позволил себе короткую остановку, дух перевести и хоть немного скинуть напряжение.

- Думал, что стопнут нас, - произнёс он в полной темноте, огни в машине не горели.

- Ага, - согласился Бас, - я так вообще выстрелов ожидал. Почему нас так легко отпустили?

Нюхач пожал плечами, правда, этого никто не видел.

- Может Бояр рассказал всё и впереди нас где-то уже ожидает комитет по встрече. Хотя в ночь только психи вроде нас согласятся выйти. Но и у Главного таких хватает. Награду объявит хорошую, многие тогда подтянутся. А может и молчит знахарь.

Постояли ещё с минуту, окончательно успокаиваясь и Нюхач тронулся дальше. Ехать решили по ближней объездной дороге и уже потом рвануть к Пеклу. Направление Нюхач знал, так что время не потеряют.

Когда полностью стемнело, за руль пересел Горец, так как он единственный мог хоть как-то видеть в темноте. Машина хоть и была проста в управлении, но ему всё же пришлось некоторое время привыкать. Ехал он медленно, не больше тридцати километров в час, временами прокачивая обстановку вокруг. Спешить сейчас было опасно. Но и хотелось уехать подальше от ставшего недружелюбным стаба. Сойка через некоторое время уснула, Бас и Мятный тоже задремали. Не спал только Нюхач, изредка перебрасывающийся парой фраз с Горцем. Пока объезжали стаб, зараженных не было, но стоило отъехать на десяток километров, машину уже частенько провожали голодными взглядами. Пока ещё низшие, пусть и развитые. Несладко погоне придется, подумал Горец. Но тем и лучше.

К рассвету удалось преодолеть порядка сорока километров, не считая тех почти десяти, что потребовались на объезд стаба. Нюхач к тому времени тоже спал. Горец его толкнул.

- Надо бы встать, отдохнуть немного, - тот в ответ что-то буркнул, потёр ладонями лицо и уже нормально ответил:

- Башню проезжал? По правой стороне должна водонапорка быть.

- Не обращал внимания. Вроде нет.

- По идее… о! Вот и она. Туда и сворачивай.

Как по заказу, деревья по правой стороне расступились и на пустыре рядом с обгоревшим остовом дома стояла высокая, метров двадцать башня. Кирпич был уже выщербленный и потемневший, не только от времени, отметил Горец. Во многих местах были следы от выстрелов и подпалины.

- Кого это тут так? - присвистнул парень.

- Да были тут, залётные. С год назад. В доме их сожгли кучу, остальные в башне спрятались. Обвалить не вышло, силёнок тогда не хватило. Но пошумели хорошо. Тварей набежало уйма. Наши и ушли. А муры тут в осаде остались. Нехорошее место. Но мы внутрь заходить и не будем. Дела свои справим только.

Горец хмыкнул. Ему тоже не нравилась эта башня. Что-то в ней было зловещее. Машину Горец остановил как можно дальше от строения. Остальные тоже проснулись.

- Утра всем! Давайте наружу, делаем свои дела, перекусываем быстро и дальше едем. Место тут не очень, да и погоня возможна, сами знаете.

Минут через десять люди молча уплетали завтрак, мысленно поблагодарив Крикливую.

- Доедаем и валим. Стая на подходе. Рыл тридцать, не меньше. Навелись на нас. Минут пять ещё есть, через лес ломятся.

- Откуда… - начал было Нюхач, но потом быстро затолкал в себя остаток толстого бутерброда и запил чаем из термоса. Остальные уже рассаживались.

- Я за руль, - бросил Нюхач, парень в ответ кивнул.

Мощно рыкнул двигателем трофейный "Тигр" и машина, разбрасывая комья земли, развернулась, выезжая на дорогу.

Минуты через две Горец сказал сидящим сзади Басу и Мятному:

- Встаньте за пулемет кто-нибудь. Твари наперерез пошли. Как скажу, дайте очередь в лес. Должны отстать будут. Выс… Элиты с ними нет, но развиты до предела все.

Бас кивнул. Через полминуты он уже вертел пулемётом, проверяя ход механизма. Потянулись томительные секунды. Сильно никто не волновался. Сойка безоговорочно доверяла Горцу, Нюхач в принципе тоже, хотя и проскакивало волнение. А Бас с Мятным были просто напряжены, как перед обычным боем, тварей-то они, считай, и не видели.

- Бас! Давай! На три часа по ходу движения! Метра полтора-два над землёй! - крикнул Горец.

Бас чуть довернул вертлюг и тут же загрохотали выстрелы. Бил короткими очередями. Горец через несколько секунд хлопнул его по бедру, останавливая. Выстрелы стихли.

- Ну? - спросил Нюхач.

- Отошли. Троих самых резвых Бас уложил. Жрут теперь, не до нас им. Сюрприз погоне будет. Бас! Можешь спускаться! Хорошо сработал!

Через десяток секунд боец прикрыл люк и уселся на свое место, вопросительно посмотрев на Горца.

- Троих снял, молодец.

Бас удивился.

- Я и не видел никого. Как ты сказал, так и стрелял.

- Нормально.

Вклинился Нюхач:

- Погоня говоришь? Хотя, куда ж без неё. Только вот откуда они знать могут, куда мы едем.

- Предчувствие какое-то. Будто следят за нами и вот-вот нагонят.

- Плохо, если так… значит на дальнем форпосте тоже могут быть в курсе. И меня Чуйка грызёт, но думал, это от того, что к Пеклу снова едем.

- Что за форпост? - спросил Бас.

- В километре от дороги будет. Почти перед самой границей. Туда штрафников ссылают. Две команды там дежурят, двадцать человек. Ну и сами штрафники, ещё рыл тридцать. И дорога одна, как на зло. Прямой связи от стаба с ними нет, но ретрансляторы стоят. Если нигде по направлению перезагрузки за ночь не случилось, то им уже сообщили, - Нюхач перевёл дыхание, - два бэтэра у них, машины с пулеметами… встрять можем. И не объехать никак, леса вокруг, на колёсах не протиснуться.


Тем временем в стабе.

- Где связь с Дальним?! - орал человек в брюках и рубашке с коротким рукавом на паренька, сидящего у радиостанции.

- Так… нету… видно ночью перезагрузка была… шум один… - втянув голову в плечи отвечал тот.

- Ё… вашу мать!! Налаживай, как хочешь! Но чтобы меня там услышали!!

Главный был зол. Две группы ушли в погоню с утра. Эти беглецы ещё, чтоб их, к Пеклу рванули. Выехали с Восточных ворот, а поехали на запад. Вот чего они туда попёрлись?! Как на зло ещё и лучший сенс, Волына, нажрался у Крикливой. Пришлось Каспера отправлять. Тоже время потеряли, пока направление определили. И эти уроды всю ночь двигались, фора у них хорошая. Но девку заполучить нужно. С таким Даром стаб процветать ещё будет. Да и самому польза, приручить девчонку только нужно. А нет, так и силой можно. Терять такого человека нельзя, никак нельзя. Вот какого хрена этот баран Бояр сразу не доложил?! Клятва, мать её! Главный со злости метнул пустую чашку в стену. Связист вздрогнул. И времени действия метки всё меньше. Ищи ветра в поле потом.

- Ну что у тебя там?!

- Нет связи…

- Да е…ь вас всех!!! - сжал от бессилия челюсть мужчина, - как свяжешься, за мной сразу бойца пошли!

- Есть!


- Тихо вокруг, нет никого, - произнес Горец. Машина медленно ехала по дороге. По правую сторону, в поле, виднелось здание, то ли электростанция, то ли бывший цех завода, обнесённый высокой и мощной, даже с дороги видно, стеной. Дальний форпост.

- Везёт нам, нет, видимо, связи, - сказал Нюхач, - оно и к лучшему, погоню встретить проще, чем самим в засаду влететь.

- А не лучше скрыться от них, чем рисковать? - спросила Сойка. Ей совсем не нравилась перспектива снова под огнём оказаться.

- Лучше сразу отбить желание за нами гоняться. Оглядываться всю дорогу не вариант, - сказал Бас. Нюхач с Мятным только кивнули, соглашаясь.

Так и миновали этот отрезок.

- Впереди город будет. Периода перезагрузки не знаю, осторожными нужно быть, - чуть позже сказал Нюхач.

- Пируют там. Ночью провал был или вечером вчера, - произнес Горец, - есть объезд?

Рейдер за рулём выругался.

- Объезд-то есть, но крюк дадим большой. Время потеряем. И между двух городских кластеров ехать придётся. Если один перегрузился, то со второго твари валят туда на свежее.

- Что делаем тогда? - спросил Бас.

- Можно вдоль этих кластеров поехать. Крюк ещё больше выйдет, но рядом с городами ехать не придётся.

- Тогда и погоню встретить можно, - сказал Горец.

- А если там народа дохрена будет? - спросил Мятный. Этот момент был самым скользким. Сколько Главный пошлёт человек? С одной стороны, ему не нужна огласка, значит, пошлёт своих доверенных. Сколько там у него в личной гвардии? Человек сорок точно наберётся. Всех он не отправит, но рассчитывать из худшего нужно. И по-любому они ещё на форпост заглянут. Сколько там могут взять? Да хоть всех. Штрафников не жалко. Но опять же, это трата времени и они это понимают. Значит, рассчитывать стоит на количество не меньше взвода. Много… Горец снова, будто мысли прочёл:

- Основную массу я на себя взять могу. Встречу их первым. Потом и вы подключитесь. С местом только определиться нужно.

- Так себе план… - протянул рейдер.

- Предложи лучше. Найдем место. Укрепимся, замаскируемся. Бас, вы же должны знать, как это делается? Сколько у нас, три мины есть. Поставить впереди, метрах в двухстах от засады. Стопнуть погоню. Я начну, померцаю там, кипеж устрою. А потом вы подключитесь.

Бойцы молчали, вертели идею Горца и так и эдак. В принципе, могло бы и выгореть.

- Нужно транспорт у них выбить, - сказал Мятный, - места здесь, я так понимаю, уже опасные? А без колёс им куда? Мы и уехать успеем.

- У нас ни "мух", ни РПГ, - ответил Бас, - мины вручную взрывать нужно, сколько, метров пятьдесят у нас провода?

- Это всё хорошо, если они без сенса. Он нас ещё на подъезде срисует и амбец засаде.

Минут двадцать ещё прошло в обсуждении различных вариантов действий. Но в итоге, сошлись на том, что предложил Горец. С поправками, разве что. Ещё через полчаса Нюхач объявил, что города позади и до самой Границы будет лес.


Тем временем в стабе.

- Ну?! Что там?!

Связист подал Главному наушники радиостанции. Мужчина надел их. В ушах сразу затрещали помехи.

- Центр на связи, докладывайте! Что со связью? Приём.

На том конце запершило, потом пару раз ещё треснуло и более-менее слышным голосом ответили:

- Рябой на связи. От форпоста помощи не будет. Цель продвигается медленно, вдоль городов, час-полтора от нас. Приём.

- Рябой? А где Орех?! Что в форпосте?!

- Перезагрузка "рынка" вчера была. Выходили в рейд. Хорошо чистанули, даже троих свежих вытащили. Ну и нажрались на радостях всем гарнизоном. Пятеро дежурных только в более-менее вменяемом состоянии. Связист вообще еле лыко вяжет. Приём.

Главный, мало сказать, опешил. Лицо его налилось краской, а в глазах стоял такой гнев, что паренёк связист желал сейчас быть подальше отсюда.

- Да они там что, ох…ли в край все?! Да я сгною сук этих!! Ореха на связь мне, живо!!! Нет!! Н...й!! Время не теряйте, выдвигайтесь дальше! Цель приоритетна! Дежурных этих с собой, мясом пойдут!! С остальными на обратном пути разберёмся!! У-ух, с..и!! Как понял, Рябой?! Приём!

- Есть, выдвигаемся дальше. Дежурных с собой. Конец связи.

Главный снял наушники. Такой подставы он никак не ожидал.

- А ты хуле вылупился?! - вызверился Клин на связиста, уходя.


Встретить погоню решили на стыке леса и поля. Тигр загнали в заросли возле опушки чуть в стороне от дороги, чтобы можно было поддержать из пулемёта. Машину забросали ветками, так что её и не видно было. Там остались Бас и Сойка. Мятный и Нюхач спрятались на краю поля, по обеим сторонам от дороги. Сектор обстрела прекрасный. С собой набрали ещё и ВОГов. Две из трех имеющихся МОНки расположили метрах в двухстах от позиций. Прикопали их не напротив друг друга, а на расстоянии метров в пятнадцать и тоже по обеим сторонам дороги. Взрывать нужно было в момент, когда первая машина поравняется с ближней к лесу миной. Взрыв будет одновременный. Потом в дело вступит Горец. Сначала забросает гранатами, благо кидает он их далеко и быстро, на камнях попробовал. Потом уже и сам пойдёт шороха наводить. После этого, по команде Горца, работает пулемёт и Нюхач с Мятным. Конечно, если будет кого работать уже.

Сойка, когда определились с планом и ролями каждого, чуть истерику не устроила. Но Горец смог её успокоить. Места она всё равно себе не находила, сидя сейчас в машине под двумя бронежилетами. Горец строго-настрого запретил ей высовываться, что бы ни случилось. Спорить она не стала, парень был ОЧЕНЬ убедителен.

Время тянулось, как улитка. Все ждали гостей.


"Погоня.

После разноса, устроенного Рябым на форпосте, в плюсе было всего пять человек. И то, бойцы из них сейчас были так себе, вон, сидят в кунге, живчиком отпиваются. А в форпосте форменное бл…ство было. После удачного рейда в перезагрузившийся город устроили всеобщую пьянку. Но самое поганое, что старший гарнизона, Орех, приказал не отвечать на вызовы из Центра, мол, спишут на перезагрузку. Насколько часто так нарушался порядок, известно не было.

Сейчас колонна из трёх машин медленно продвигалась по дороге, по которой буквально с час назад ехали беглецы. Рябой не совсем понимал задачу, вернее, приказ-то был чёткий, девчонку захватить целой и невредимой, остальных в расход. И строго-настрого было приказано девчонку эту не касаться, по возможности вырубить или спеком накачать. Не понимал Рябой одного, что могли натворить эти люди? А с ними и Нюхач был, герой Пекла можно сказать, здравый мужик и честный рейдер. За что их убивать? Да ещё и народа собрали, аж двадцать человек, опытных бойцов. Набрали бы и ещё, не случись такой херни в форпосте. Вот и обдумывал Рябой, прикидывал варианты так и эдак. Всего пять человек, бойцы четверо, девчонка не в счёт. Хват еще этот, Горец. Как-то все неправильно. И Чуйка, нет-нет, но царапала нервы рейдеру.

- Каспер, что там с направлением? - спросил он одного из Близнецов.

- Слабеет метка, почти не ощущаю. Но направление чёткое. И не пойму, или остановились они или медленно двигаются сейчас. Догнать должны уже скоро.

Рябой кивнул. Что ж, скоро всё и решится.

Минут через десять выехали на огромное поле. В километре, может больше, впереди виднелся лес. Рейдер взял тангенту рации:

- Голова на связи. Всем в оба смотреть. Впереди возможна засада. И готовимся, скоро нагоним беглецов.

Засада, усмехнулся про себя Рябой. На их месте он сейчас бы рвал когти подальше. Кстати, умный ход с их стороны, но рискованный. Уехали из стаба на восток, а сами в ночь рванули к Пеклу. Там их никто не ждал. Если бы не метка Бояра, потеряли бы их.

До леса оставалось уже метров триста. Рябой снова обратился к сенсу, Чуйка начала подвывать уж очень настойчиво.

- Что-нибудь есть? Место опасное, не нравится мне что-то.

Каспер нахмурился и через несколько секунд ответил:

- Что-то я не пойму… - пока он раздумывал, колонна проехала ещё метров сто. И вдруг навалилось. Навалилось так резко, что волосы дыбом встали.

- Сто-о-ой!! - заорал Каспер, но было поздно… сильнейший грохот… резкая нестерпимая вспышка боли во всём теле и всё померкло…"


Горец наблюдал за колонной из трёх машин, едущей по полю. Сенса, вернее, его Дар, парень почувствовал сразу. Как у Высших, только слабее. Скрыться не проблема. На земле перед ним лежали шесть гранат, с уже отогнутыми усиками, а в руке был взрыватель для МОНок. Тут же в землю были воткнуты серпы. Ни автомат, ни пистолет он брать не стал, в тесном контакте толку от них не будет.

Вот колонне осталось уже метров сто до мин и Горец начал вгонять себя в боевое состояние. Ему ведь метров пятьдесят до колонны бежать, ещё и гранаты бросать. Секунд через двадцать первая машина, нечто похожее на их "Тигр", только с решётками на окнах и нашитыми листами стали по бортам, въехала в зону поражения мины. Судя по эмоциям, люди всполошились, резкий выброс отчётливого страха, непонимание, тревога. Пора, подумал Горец, поворачивая ручку взрывателя и одновременно падая на землю. Грохнуло так, что у парня уши заложило. Секунду спустя, когда выше травы прожужжали осколки и взорвалось ещё что-то, Горец по одной, в течение секунд пяти, разбросал гранаты и снова пригнулся. Через несколько секунд раздались хлопки. Звук был гораздо слабее, чем от мин. Ещё секунда и Горец несётся к размочаленной колонне. Меньше всего пострадал грузовик. Он был в центре колонны, но досталось и ему, одна или две гранаты залетели точно между кунгом и приваренной металлической сеткой. Первую машину взрывом отбросило с дороги в поле и почти разорвало пополам, там все погибли, отметил про себя парень. Последней машине тоже сильно досталось, но там даже выжил кто-то.

Орали. Орали надсадно, до хрипоты. Целых и способных вести бой не было. Все люди, что вели погоню были ранены в той или иной степени. И к ним пришла смерть в образе человека с чёрными глазами. Около минуты ему понадобилось, чтобы добить всех оставшихся в живых. Чуть больше десятка человек. Кто-то был просто контужен, кого-то посекло осколками. Кому-то не повезло лишиться конечностей. Холодно, как машина, без эмоций, Горец прошёлся по этому месту, лишая жизни людей. Людей, которые шли по его следу, чтобы убить. Его враги.

Качнув напоследок обстановку, Горец убедился, что живых нет. Теперь убираться нужно. До города не так и далеко, а нашумели они сильно. Да и вокруг тварей достаточно, обязательно на огонёк заглянут.

Сойка бросилась Горцу на шею, стоило ему оказаться в пределах досягаемости. Потом осмотрела его.

- Не моя, - ответил он на её тревожный взгляд, направленный на пятна крови на одежде.

Мятный всё косился в сторону дымящих машин.

- Даже стрельнуть не пришлось… - немного разочарованно произнёс он.

- Хорошо же, - сказал Бас, - повезло нам. Не ожидали они здесь засады. И мины отлично сработали. Да и ты Горец, будто всю жизнь метанием гранат занимался. Густо положил. Выжил кто?

- С десяток примерно. Но все ранены были.

У Сойки в глазах застыл вопрос. Горец взглянул на неё.

- Теперь их нет. Убил. И сделал бы так ещё сто раз. Это враги. Они шли убивать нас, - потом он посмотрел на Нюхача, - поехали быстрее. Тварей пока не ощущаю, но уверен, что скоро заявятся.

Люди засуетились. Машину от веток особо не стали очищать, так, лишь бы не мешало. Минут через пять, рыкнув двигателем, "Тигр" выбрался на дорогу и поехал прочь от побоища.

А ещё минут через десять к чадящим машинам вышла стая из десятка тварей. Двух особо ретивых бегунов тут же порвал вожак, только вошедший в силу Элитник. Чудище принялось за еду, отрывая от тел огромные куски и не жуя, проглатывая.

***

- Как думаете, погоня ещё будет? - спросила Сойка, когда они отъехали на пару километров. Ответил Бас:

- Вряд ли, но исходить лучше из худшего. Вопрос в другом, как они так чётко на нас вышли? Будто знали, куда мы едем.

- Тоже об этом думал, - сказал Нюхач, объезжая колдобину на дороге, - может у кого из них Дар был подходящий. Сейчас это, в принципе, неважно, благо их положили всех. Другое дело, намалевала ли Веда в наши ментокарты чего плохого или нет. Если да, то в ближние стабы нам путь заказан. А со временем и по дальним разойдутся. Хотя в ближние нам и так соваться не с руки, у Главного связи хорошие, достанут нас. Так что ехать нужно подальше. Вглубь обитаемых земель, затеряться там проще.

- Тяжелее с добычей, - произнёс Горец, - сам же говорил, в тех краях с Высшими… с Элитой, туго. А мне сам знаешь, они необходимы.

- Тоже верно, - после паузы Нюхач добавил, - так-то у Границы полно стабов должно быть. Отмороженного народа куча, трейсеров в смысле. Вполне можем нормально вписаться где-нибудь.

- Значит, едем вдоль Пекла сколько возможно, ищем нормальный стаб и обживаемся там? - попытался подытожить Мятный.

- Вроде того, - ответил Нюхач, - махнём в обратную на Север. По слухам, там где-то начинаются смешанные кластера. Иностранцы, имею в виду.

- В самом Пекле я до таких осколков больше месяца шагал. От дома. Но там и расстояния по-другому ощущаются, - снова вставил слово Горец.

- Ладно, чего раньше времени загадывать.

Так и ехали. Нюхач всё не переставал удивляться спокойной езде. Будучи ещё с Отрядом, на рейдах, в этих местах не проходило и получаса без стычек с заражёнными. И это в большой колонне, при стволах. А сейчас что? Одна машина, пусть и бронированная, но для большинства здесь обитающих тварей не препятствие. И спокойно едут. Лишь Горец время от времени по сторонам взгляды бросает. Да уж, без его этих серпов и Дара или ауры, Нюхач всё не мог понять, их бы давно уже сожрали.

Часа через полтора, когда отмахали уже больше тридцати километров по разным дорогам, Горец выразил общее молчаливое желание:

- Встанем может, перекусим?

Нюхач кивнул. Остановиться нужно было, не только передохнуть, но и машину дозаправить. Тоже вопрос. Топливо в дальнейшем где-то брать нужно, раз уж в такой путь собрались.

Минут через двадцать впереди показался поворот с основной дороги и потёртый, старый указатель, "Поспелково 2км".

- Вот интересно, есть ли тут эта деревня? - непонятно у кого спросил Бас. Вопрос был хороший, Улей мог и не забросить сюда этот посёлок вместе с перекрёстком и указателем. Но всё равно Нюхач свернул с дороги. Минут через десять езды по ухабистой лесной дороге машина выехала к распахнутым железным воротам. В обе стороны в лес уходил высокий бетонный забор. Чуть дальше за воротами была будка КПП с огрызком шлагбаума. Нюхач остановился.

- Вот тебе и Поспелково. Часть что ли какая-то? На летний лагерь не похоже. Вон и казармы впереди. Или бараки, - сказал рейдер и обратился уже к Горцу, - что-то ощущаешь?

Тот с полминуты молчал и ответил:

- Размяться придется. Низших штук сорок, но все они какие-то… слабые. Пустыши, наверное. И осколок этот давно не перезагружался. Вообще, странное что-то с ним.

- Стаб? - предположил Мятный.

- Нет. Тут заражённых тогда не было бы, - ответил уже Нюхач, - кто-нибудь за пулемёт встаньте. Остальные на улицу и смотрим в оба. Место для машины найдем и зачистим тут всё. Странно вообще-то, да. Много раз в этих краях бывали, а этой базы или что это, не находили. Да и знали бы, если кто нашёл. Такое не скроешь. До Форпоста рукой подать, - он взглянул на друзей, - всем настороже быть.

Так и поступили. Горец с серпами и Сойка со своим новым автоматом с накрученным глушителем шли справа от машины, Бас встал за пулемёт, а Мятный шёл чуть впереди слева. Военная часть, а это была именно она, по площади была совсем небольшой. Сразу после КПП, за узкой дорогой был плац, метров пятьдесят на пятьдесят. Слева и справа были двухэтажные казармы с двумя выходами. За плацем был, видимо, штаб части. Такое же двухэтажное здание, разве что с одним входом по центру. Что странно, и это отметили все, не было останков. Был обычный мусор, который со временем появляется при отсутствии людей. Обрывки бумаг, веточки, листья. Укромных мест не было. Всё на виду. Поэтому машину решили завезти за штаб, чтобы со стороны ворот хотя бы не было видно. Следы они, конечно, оставили, но никак иначе и не вышло бы. Двигались прямо через плац, чтобы никакая тварь из окна не прыгнула. Пусть Горец и ощущает их далеко, но обычную осторожность никто не отменял. Не доехав до штаба метров пятнадцать, Горец вдруг вскинул кулак вверх. Люди разом встали. Бас начал перебирать сектора, Мятный со своей стороны тоже. Сойка завертела головой в разные стороны.

- Что? - отозвался в наушнике Нюхач. Канал связи они уже давно настроили и могли общаться по рациям с гарнитурами, которые докупили в стабе.

- Хрень какая-то впереди, за зданием. Схожу посмотрю, - Сойка было вскинулась, но Нюхач её опередил.

- Идём все вместе. Всё равно машину туда загонять.

Горец пожал плечами. Опасности он не ощущал. Странным было местонахождение заражённых. Они все были за зданием. В них еле теплилась жизнь, но Голод никуда не делся. Стал лишь сильнее.

Минуты через две осторожного продвижения между зданиями люди вышли на второй плац, копию первого. Так же расположённые по обеим сторонам казармы и за плацем были площадки для физподготовки. А вот на самом плацу… картина, представшая перед людьми поражала своей извращённой скурпулезностью и жестокостью. На окровавленном асфальте лежали тела. Именно тела, без ног, без рук. Полумертвые уже пустыши. Урчать, как это делают все заражённые, они не могли. У них были вырваны нижние челюсти и языки. Сейчас эти изуродованные, еле живые обрубки могли лишь глухо хрипеть, сил даже на вдох почти не было. И ладно бы это, ну нашинковал кто-то несколько десятков заражённых, мало ли психов. Нет. Тела были выложены в форме перевёрнутого креста, если смотреть с той стороны, где сейчас были люди. А на месте пересечения линий был круг. Отрезанные конечности были тут же, разложены какими-то непонятными знаками или рунами вокруг этого кровавого креста.

Бойцы и Нюхач глухо матерились, тут же крестясь. Сойку рвало, она отвернулась от страшной картины и опёрлась о борт машины. Горец и сам был поражён. Но перед ним сейчас была не ужасная картина, крови и изуверств он в Пекле насмотрелся, а очередная загадка. Он медленно пошёл к центру этого креста, к тому самому кругу, осторожно перешагивая сложенные из конечностей знаки и особенно густые лужи крови. Мозг пытался за что-то зацепиться, какая-то мысль или картинка всё ускользали от внимания парня. Подойдя к кругу, размер его был около двух метров в диаметре, Горец поморщился. В центре было чистое от крови пятно в форме раскинувшего в стороны руки человека. Тот же крест. Парень поднял взгляд на здание штаба. Крыша центрального входа была одновременно и балконом второго этажа. Видимо, в родном мире оттуда военным толкали речи их командиры. И видимо оттуда же, только уже тут, в Улье, руководили и обрядом. Или ритуалом, в этом сомнений у Горца уже не было. Стена здания вокруг этого балкона была размалёвана такими же знаками и перевёрнутыми крестами. И рисовали их не краской. А ещё к стене было прибито два тела, головами вниз. И так же их руки были раскинуты в стороны. Тела были выпотрошены, внутренности свисали вниз некрасивыми косами.

Парень прикрыл глаза и втянул воздух, прокачивая эмоциональный фон через себя. Он сразу же отсёк эмоции своих товарищей, пытаясь нащупать следы того, что здесь произошло. Благоговение, почитание, радость, безграничная преданность, радость от осознания свершившегося… чего? Смерти живых Горец не ощутил, значит это не жертвоприношение. Вожделение, страсть, опьянение… Человека в центре круга не убивали? Облили кровью заражённых? Зачем? Какое-то посвящение? Возможно…

Вспомнилась та тварь на грузовике сектантов. И кресты такие же на их машинах были. Одни и те же люди? Горец медленно повернулся вокруг оси, осматривая всё вокруг. Вот там, возле края плаца ровными рядами стояли люди. Тоже несколько десятков. Их следы явно просматривались на пыльном асфальте.

Да уж, что бы тут ни произошло, но это за гранью разумности. Горец мотнул головой, отгоняя наваждение и так же, не наступая на останки, вернулся к своим. Люди стояли кучкой возле машины. Сойка сидела на переднем сиденье, прикрыв глаза, бледная, как мел. Парни тоже румяностью не отличались и смотреть старались куда угодно, только не на плац. Настроение у всех было подавленным.

- Едем отсюда. Плохое место. И осколок тоже… непонятный.

Товарищи будто только и ждали этих слов, тут же попрыгали в машину. Горец ещё раз осмотрелся, медленно залезая на заднее кресло. Он так и не понял, что же ему не давало покоя, и почему всё окружающее казалось неправильным…

"Тигр" качнуло, Нюхач начал сдавать назад, особо не заботясь о людях. Выехав на другой плац, рейдер развернул машину и направил её к воротам.

***

Когда звук двигателя машины затих, из тени одной из казарм вышел человек. Одет он был в длинный потёртый кожаный плащ. На голове был одет такой же потёртый стетсон, скрывающий тенью от полей верхнюю половину лица. Видно было только густую седую бороду. Из-за спины торчал ствол винтовки. На плечах лямки от рюкзака, на поясе патронташ с парой пристёгнутых небольших подсумков. На ногах отутюженные кирзовые сапоги.

Он окинул взглядом место ритуала и повёл рукой. Через секунду давно запёкшаяся кровь на плацу, телах заражённых, стенах здания, вдруг вспыхнула голубоватым пламенем. Затрещало, огонь нашёл себе пищу.

А человек ещё раз оглядел начинающийся пожар и тихо прошептал:

- Эх… Марфа, Марфа… что же вытворяешь ты, погань проклятая…

Потом старик задумчиво посмотрел в сторону уехавших людей и перекрестил их вслед.

- Благославлены будьте, Воины... Береги девчонку, Горец… кем бы ты ни был… она судьба твоя и твоя жизнь… и до встречи… - снова прошептал он и развернувшись, зашагал по траве к пролому в бетонной ограде.

***

- Нюхач, назад! - вдруг рявкнул Горец. Тот от неожиданности резко затормозил, а остальные похватались за петли, потом уже за оружие.

- Чего?! Что случилось?! - не понял рейдер.

- Обратно давай! Быстрее! - было видно, что Горец очень взволнован.

- Да что случилось-то?! - рявкнул уже Нюхач, но "Тигра" начал разворачивать. Дорога в лесу была узкой, хорошо без насыпи. Пришлось вламываться в подлесок. Развернувшись, Нюхач погнал машину обратно.

- Ты скажешь, что произошло?! - рейдер посмотрел на парня через зеркало. Тот лишь головой мотнул, мол, потом.

Минуты через две езды люди снова поразились. Дорогу и лес впереди сплошной стеной перекрывал туман кисляка. Перезагрузка явно только началась. Нюхач оставил машину и все вышли наружу.

- Это… - запнулся Бас.

- Вовремя же мы слиняли… - протянул Нюхач, - Горец, сказать ничего не хочешь?

Парень был одновременно и удивлен и огорчён и зол непонятно на кого.

- Там кроме нас ещё кто-то был. Не смог ощутить его. Никогда такого не было.

Нюхач вскинул брови от удивления. Он-то уже начал считать Горца чуть ли не всемогущим. А тут такое.

- В смысле…

- Да, Нюхач. В смысле совсем. Вас ощущаю, тварей в полукилометре от нас тоже ощущаю, а вот этого незнакомца не смог. И перезагрузки этой не чувствую, - он махнул рукой в сторону сверкающей от молний стены тумана.

- А ты сейчас почувствовал, что там был кто-то? Кстати, не повезло ему, если под откат попал.

- Этот не попал… и… не знаю… благословил он нас. Не спрашивайте, сам не понимаю. Как это говорят… осенило меня. Будто ветерком свежим обдуло. Не знаю.

Нюхач посмотрел на Горца, как на умалишённого.

- Я тоже ощутила что-то похожее… не обратила внимания, правда. Горец не бредит, - встала рядом с парнем Сойка.

Нюхач лишь головой покачал. Столь насыщенной событиями, загадочными событиями, его жизнь ещё не была. Про тех же сектантов он только слышал, а тут уже второй раз с ними сталкивается. Горец, Сойка, эта хрень на плацу в заброшенной части. Кстати, она перезагрузится сейчас.

- А что вообще происходит? Я вот ни…я не понял. Что за экспозиция там была? Почему обратно повернули? И туман этот, неспроста ведь это ж-ж-ж? - спросил Мятный.

Нюхач коротко рассказал о Детях Стикса, о встрече с ними, когда Сойка чуть не погибла. Туман тем временем начал рассасываться, постепенно расходясь клочьями. И люди снова были поражены, уже в который раз за этот короткий срок. Ни ворот, ни бетонной ограды, ни зданий военной части не было. Впереди был практически такой же лесной просёлок. Разве что лес был сосновый и без подлеска. Нюхач от удивления на машину опёрся и казалось, его глаза сейчас выпадут из глазниц.

- И мёртвые, с косами… стоят… - прошептал он непонятную фразу, - Блуждающий кластер… и мы живыми из него вышли… только слухи ходили… и на тебе… а выродки эти явно знали, что это за место и вот почему наши никогда не натыкались на этот кластер… в пи…у, валим отсюда и побыстрее…

- Что за блуждающий кластер? - спросил Бас.

- Легенды Стикса, - начал Нюхач, - давайте в машину, по дороге расскажу.

- Туда поедем, - показал рукой Горец на перезагрузившийся кластер. И тон был такой, что спорить не хотелось. Нюхач хмыкнул, но ничего не сказал. Люди быстро погрузились в "Тигра" и машина покатила на загрузившийся кластер.

- Так вот… есть легенда, слух, называйте как угодно. Никто не знает что и как, почему такое происходит, но иногда на месте привычных кластеров, появляется другой. В легенде, правда, говорится про заброшенный двор и полуразрушенную высотку, будто после бомбёжки. Но и то, что мы видели, уверен, из той же серии. Говорят ещё, что те, кто пошёл на такой кластер, не возвращались...

- И много таких легенд? - спросил спустя минуту Мятный.

- Да полно. Из самых известных, это про Золотую жемчужину и Центральный кластер, из которого управлять всем Стиксом можно. А Золотую если съесть, то чуть ли не богом станешь. Помню, заходил к нам сталкер, я ещё только-только в Отряд поступил. Так вот он записывал всякие легенды, слухи и всё такое. Ну и сам любил рассказать. Много знал, много повидал. Опять же, по слухам, его Блокнотом так и звали кстати, он в Стиксе на тот момент уже чуть ли не полвека прожил. Вот от него про Блуждающий кластер и услышал. Ну и ещё полно всякого. Во многое, конечно же, не поверил. Но жизнь расставила по местам всё. Вот и сейчас, блин…

Бас с Мятным только хмыкнули. Им ещё было сложно осознать многие, зачастую мистические вещи, происходящие вокруг.

- Дальше что по дороге, знаешь? - спросил Горец. Нюхач чуть нахмурился, на минуту задумавшись.

- До Границы ещё километров двадцать, не меньше. Что конкретно в этой стороне, знаю со слов только, сам тут не был. В общем, несколько городов должно быть, небольших. И промка с карьером, но это почти на самой Границе. Говорят, к карьеру лучше не соваться, что именно там, никто не знает, но периодически рейдеры пропадают. Да и делать на промке нечего, собственно говоря. Техники почти нет, а ту, что есть, не вывезти. Самосвалы карьерные, экскаваторы. Не нужны никому. А вот в города ходят. Элиты тут ещё мало, так что чистят помаленьку.

Горец кивнул. После недавних событий его не покидало какое-то предчувствие, Чуйка "ёрзала", не давая покоя.

- Нюхач, давай всё-таки остановимся… - попросила Сойка.

- Тьфу, точно, - и Нюхач начал сбрасывать скорость. Тот кластер уже проехали, но лес всё не кончался, только сменились деревья, сейчас люди ехали по березняку. Красиво, если забыть, что ты в Улье.

Друзья выбрались из машины и разошлись по сторонам. Бойцы с Нюхачом отошли на другую сторону дороги. Сойка далеко уходить не стала. Заражённых вокруг, что странно, не было, а радиус действия Дара Горца был довольно большим. Потом люди быстро перекусили. Разговоры тоже не вели, отчасти, из-за той ситуации с военной частью. Витало в воздухе какое-то напряжение. То и дело Нюхач или Мятный с Басом оглядывались.

- Тоже ощущаете? - спросила в конце концов Сойка, - будто смотрит кто-то в спину…

- Угу… - хмыкнул Бас, - как только тронулись, так и не покидает это ощущение.

- Не хорошо это… Чуйке тут верить нужно. Если уже и вас пробирает, то точно ждёт нас что-то… - ответил Нюхач.

- Погоня? - произнес Мятный.

- Вряд ли. Но лучше бы обычная погоня. С людьми хоть понятно, что делать, - усмехнулся рейдер, - а тут… остаётся быть очень внимательным и осторожным. Ладно, едем, видно будет, даст Улей, прорвёмся.

Друзья согласно кивнули и загрузились в машину. Горец сел в "Тигра" последним, оглядевшись ещё раз. Хмыкнув, он захлопнул дверь машины.

Глава 12

Где-то на Границе с Пеклом.


Стаб Гвардейский.

Вечер этого же дня.

- Ну что там?! - спросил связиста Главный.

Тот лишь развел руками.

- С…ка! Перевешаю ублюдков…

После крайнего сеанса связи, когда Рябой доложил о положении дел в Форпосте, больше новостей не было. Отправленная туда группа на связь тоже не выходила, хотя по времени должны были уже добраться. Но на этот счёт Главный пока не беспокоился, его больше волновал результат погони. Девчонку нужно было брать по-любому, слишком ценен её Дар и нельзя, чтобы кто-то другой использовал её.

Мужчина ещё некоторое время постоял в кабинете и вышел. Связист вздохнул спокойно.

Зайдя к себе в кабинет, Главный по внутренней связи приказал найти Веду. Минут через двадцать в дверь постучали и спустя секунду вошла девушка-ментат.

- Вызывали?

- Да, присаживайся. Кофе, чай? - спросил Главный. Девушка отказалась. Мужчина кивнул и придвинулся ближе к столу.

- Веда, у нас завтра караван отправляется в дальнейший путь. Ты в курсе конечно. И с ним ты, как всегда, отправишь ментокарты. Могу ли я узнать, что ты вписала в карты на тех новичков, которых привел Нюхач?

Вопрос озадачил девушку. Обычно в эти дела никто не лез.

- А в чём интерес, могу узнать? - ответила вопросом Веда.

- Конечно. Один из них преступник. Вернее, одна из них. Девушка. Сойка вроде бы её зовут. Да, не удивляйся…

***

- Вот жопа! Нужно было этой Орде именно сейчас появиться! - ругался Нюхач, объезжая вываленную из ограждения бетонную плиту. Промзона. До странности огромный кластер, половину которого занимал угольный карьер, к которому сейчас и двигались люди. Как их сюда занесло? Разминулись с Ордой. В который раз уже Дар Горца спасает их.

После лесных кластеров люди по краю объехали один пустой город, там даже заражённых не было. Горец по этому поводу всё хмурился. После этого кластера потянулись поля, сшитые из небольших осколков как лоскутное одеяло. Когда небо начало тускнеть, снова въехали в пустующий город. После него, как сказал Нюхач, где-то должна быть развилка. В одну сторону снова города, в другую - обширный кластер с промзоной и карьером. Ехали на нервах и молча. Горец был хмур, как туча, да и людям было не по себе. Скребло что-то, а что, понять никто не мог. Спустя полчаса, когда уже выехали из опять полностью пустого города, там кстати, удалось заполнить пустые канистры и долить до полного бак, Горец понял в чем дело. И это очень не порадовало людей. Во-первых, тот пустой кластер, что они недавно миновали, должен был вот-вот уйти на перезагрузку. А что это значит? Правильно, твари со всей округи начнут ломиться сюда со всей возможной скоростью. И во-вторых, впереди была Орда, которая сейчас догрызала кластер с немаленьким городом. Или частью какого-то большого мегаполиса. И как только кластер позади перезагрузится, эта орава рванёт туда. А ведь люди уже проехали развилку. Дороги в объезд, Улей не предусмотрел и переть в попытке пробраться между Ордой и промзоной по пересечёнке себе дороже. Угробят машину и всё, пиши пропало. Решили возвращаться до развилки и попытаться пробраться дальше уже через промзону.

Минут через двадцать пути, люди уже ехали среди кладов, ангаров, баз, каких-то заводиков и высоких бетонных ограждений. Высокие трубы, одинокими обелисками торчали вверх. Ко всему прочему этот кластер был ещё и стабильным. Почти стабильным. По слухам, перезагружалась промзона раз лет в десять.

Мусор и разруха. Что-то развалилось от времени, что-то порушили заражённые. Ограда во многих местах была проломлена и на промышленных территориях можно было видеть всё ту же разруху, ржавые остовы техники и каких-то конструкций, наваленные кучи угля. Всё было покрыто тонким тёмным слоем угольной пыли, что годами тут копилась и оседала. Глубоко решили не заезжать, в этих бетонных лабиринтах и затеряться не на один час можно, а день к концу уже подходит. Ночевать тут не хотелось. К тому же, можно и в колесо поймать что-нибудь острое. Военные колеса и покрышки, конечно, гораздо прочнее гражданских, но проверять не хотелось. И опять вмешалась Орда. Как сказал Горец, вал тварей движется и в их сторону. Поэтому пришлось всё-таки ехать вглубь кластера. Поэтому и ругался сейчас Нюхач, Бас стоял за пулеметом, а остальные поглядывали по сторонам.

По промзоне петляли, наверное, с час, пока не выехали на свободную от строений территорию. Дальше виднелись отвалы с углём и огромные кучи наваленной породы. За ними, скорее всего и располагался карьер.

- Потише Нюхач, - произнёс Горец после очередного ухаба. Рейдер сбросил скорость, качать стало хоть и не меньше, но уже не так резко, - ночевать, похоже, будем здесь. Твари сюда не лезут почему-то.

- Им тут делать нахрен, вот и не лезут. А нас загнали сюда. Неспокойно на душе мне от этого места, - ответил Нюхач, когда машина миновала очередную гору породы. Минут через пять тихой езды, машина выехала к самому карьеру. В густых сумерках он налился чернотой и, казалось, что это не просто огромная яма, а провал куда-то в иной мир. Каверна в мироздании. И веяло оттуда чем-то чужеродным и опасным. Нюхач подъехал к какой-то большой куче мусора и заглушил машину.

- Всё, дальше не поеду. Хрен его сейчас разберёшь, где там край. А фонари включать опасно. Так что давайте быстрый перекус и баиньки. Дежурить будем? - обратился он к Горцу. Парень ответил:

- Часа три-четыре мне на сон дайте, потом я уже достою до утра.

Нюхач кивнул. Люди начали выходить из машины, стараясь не шуметь. Что-то подсказывало им, этого делать не стоит. Да и стоящая гробовая тишина не располагала к шуму. Так же, почти без шума разложили на капоте нехитрый ужин. Бутерброды, последние из оставшихся, тушенка, сыр, хлеб. Вода на чай уже грелась в котелке на спиртовке.

- Вот это да… - протянул Бас, глядя на ночное небо. Они с Мятным ведь так и не видели этой причуды Стикса. Да и остальные тоже залюбовались невероятным зрелищем. Непрекращающееся хаотичное движение. Статичных звёзд было хоть и много, но из-за частых сполохов зеленоватого и белёсого цвета, казалось, что небо находится в постоянном движении. И сегодня была видна луна. Что Нюхач, что Горец, её конечно же видели, остальные нет. И вот сейчас они с восторгом и каким-то благоговением на лицах рассматривали огромный, по сравнению с привычной Земной Луной, диск незнакомого спутника. Рисунок кратеров на местной луне был абсолютно другим. Какие-то чёрные кляксы на поверхности, округлые почти чёрные от глубокой тени пятна.

- Слов нет… - тихо произнёс Мятный, - вот теперь я точно поверил, что это другой мир, а не мой кошмарный сон. У меня просто фантазии на такое не хватило бы.

- Я тоже, когда первый раз увидела, шокирована была. Долго любовалась потом,- вспомнила девушка свою первую ночь в Улье, в деревеньке.

- А я уже и не помню свою первую ночь тут, - задумчиво сказал Нюхач, - я егерем военным служил, было у нас такое подразделение. И перезагрузку ночью встретил. Вернее, во сне. Меня сослуживец растолкал тогда, мол, атака химическая, война. Подорвался, ОЗК напялил. И рванули мы с Генкой к Объекту. Связи нет, что случилось, не понятно. Но до Объекта так и не дошли. Это я потом уже понял, что нашу землянку и кусок леса в Улей забросило, а тогда в начале, совсем ничего не понимали. Вышли на дорогу какую-то, которой и быть не должно. Тогда Генка и обратился. Пока башню не прострелил ему, так и не успокоился… брёл потом по дороге, пока на муров не нарвался. Ох и досталось мне тогда. Думал, забьют до смерти. Я же у них половину состава положил. А было у них человек двадцать народа. В лесу я как дома, а они в догонялки поиграть решили, мудачьё. Ушёл бы от них, да вот сушняк споровый доконал меня. Ещё и ранили. Спеленали меня, били от души. На схрон свой потом привезли. Там ещё с десяток таких же как я бедолаг было. Женщин забирали… по кругу пускали, суки. Там я и узнал, что мы уже в другом мире. Дня через три схрон этот стронги накрыли. Повезло. Так бы распотрошили на органы нас и всё. Эти вроде как покупателей ждали, резать нас поэтому и не стали, - он глотнул живчика и продолжил, - когда нас освободили, оказалось, что главарь этих ублюдков как-то сбежать умудрился. Ребята долго ругались. Ну а я и сказал, что следопыт и егерь. Часа через четыре нашли. Насмотрелся я за это время конечно на тварей. И поверил сразу, что не наш мир это. Там же и покрестили меня. Ох и оторвался я на ублюдке, когда догнали. Крышку мне тогда знатно сорвало…

Говорить Нюхач после этого больше ничего не стал. А остальные и не спрашивали. Его история, в сравнении с остальными, была, наверное, самой трагичной. Даже по сравнению с историей Горца. Хлебнул Нюхач от души.

Минут пять прошло в молчании, каждый о своём думал. Горец обнял Сойку. Потом он произнёс:

- Посплю пойду. Толкнете часа через три-четыре.

Нюхач с бойцами кивнули. Парень расстелил спальник за машиной, в тесноте отдыхать не хотелось. Бойк прилегла рядом. Устраивались не долго, девушка удивительно точно, словно кусочек паззла, "присоединилась" к лежащему на боку Горцу. Эта мысль заставила его улыбнуться. Поцеловав девушку в макушку, он покрепче её прижал и провалился в сон. Сойка уснула чуть позже, когда тепло Горца через одежду начало пригревать её саму.

***

Парень проснулся сразу, как только кто-то из парней начал осторожно устраиваться в машине. Нюхач спустя пару секунд тронул плечо Горца. На улице было ещё темно, возможно середина ночи. По ощущению, прошло побольше четырех часов. А парни, видимо, только сейчас и начали укладываться, все вместе дежурили. Горец начал осторожно выбираться из спальника. Сойка тоже проснулась. Прошептала, что спать уже не сможет. Горец только кивнул. Даже хорошо, не скучно будет.

Минут через десять парни уже вовсю храпели, образно конечно. Вода к котелке как раз согрелась и Горец бросил туда горсть чая, которого оставалось уже совсем мало. Ещё минут через пять он разлил чай по чашкам. Сойка в темноте ночи совсем ничего не видела, поэтому чашку пришлось подавать прямо в руки. Сойка сидела у Горца на коленях и тихо прихлебывала горячий напиток. Молчали. Девушка наслаждалась близостью и теплом. Для неё, как она сама для себя определила, Горец стал единственным островком безопасности и спокойствия в этом кошмаре. Она даже думать боялась, что будет, если с ним что-то случится.

Горец был сейчас далек от этих мыслей. Он всерьёз сейчас опасался. Видел он в темноте гораздо лучше друзей. И та куча мусора, возле которой Нюхач остановил машину, на самом деле была давно истлевшим скелетом Высшего. И таких останков вокруг, разной степени комплектации, парень насчитал около десятка. Что это могло означать, Горец догадывался. Мысль была и как говорит Нюхач, не дай Улей, если он окажется прав. И ладно бы Горец один был. Но с ним люди, которые стали ему за столь короткий срок очень дороги.

Иной или скреббер, как их называли иммунные. Самые страшные существа в этом мире. Самые опасные. Если действия Высших были более менее предсказуемы и подчинены одному желанию - жрать, то действия Иных предугадать было невозможно. Если только это не "серые", у них агрессия зашкаливала. И если в карьере организовал себе лёжку Иной, то необходимо выяснить, какого он вида. И вообще, здесь ли он. Может и бродит где-то. Это было бы лучше всего. В любом случае, сваливать нужно очень быстро и очень тихо. В ночь, естественно, уезжать смысла не было, можно нашуметь и нарваться. А биться в темноте с Иным это смерть. Как Горец понял, что тут обжился скреббер? Слишком ровные срезы на костях Высших. Так убивают только Иные. И такие же резы оставляют серпы парня. И Горец сейчас обдумывал разные варианты. Хотя, их было всего два. По тихому слинять, либо принять бой, если уехать не удастся. И этого Горец боялся больше всего. Не за себя. За Сойку, за остальных. Во что бы то ни стало нельзя дать Иному даже приблизиться к друзьям. Видимо, его волнение заметила Сойка. Она прошептала:

- Что не так?

Горец крепче обнял девушку, глубоко вдохнул её запах.

- Тут живёт смерть. То, о чём иммунные не говорят вне стаба. И я не знаю, что будет завтра. Надеюсь, что удастся уехать тихо. Если нет… буду биться с Ним, - в эмоциях девушки возник страх и волнение, - не волнуйся, я таких уже убивал. Убью и этого. Но лучше бы до драки не дошло.

Девушка ничего не ответила, лишь крепче прижалась к парню. А Горец через какое-то время ощутил слабенький поток энергии, исходящей от неё и впитывающийся его энергетикой. Это не напрягало, да и по Сойке не было видно, что она испытывает дискомфорт. Может быть, она вообще не замечала этого. Так и сидели, молчали, каждый о своём.

***

Остаток ночи прошёл тихо и спокойно. До странности, но сидя столько времени в одном положении, тело совсем не затекло. Сойка ближе к рассвету задремала.

Когда уже совсем рассвело, Горец разбудил девушку. Та сонно повела взглядом вокруг. Сейчас, при свете округа выглядела совсем иначе. Те кучи мусора, и правда, оказались истлевшими огромными костяками убитых тварей. Горец и сам некоторое время их рассматривал, делая свои выводы. Всех этих тварей изрезали на куски.

До края карьера было метров пятьдесят открытого пространства. Кроме истлевших останков тут и там валялся и обычный мусор. Обрывки плотной бумаги, куски брезентовых мешков. Вездесущая чёрная пыль, покрывающая здесь всё, делала местность жутковатой.

- Давай будить наших, уезжать нужно отсюда побыстрее, - прошептала девушка. Страха от неё не ощущалось, но всё же она была сильно взволнована. Горец согласно кивнул и начал осторожно подниматься. Сойка встала в метре от парня, продолжая рассматривать останки. Особенно впечатлял костяк, рядом с которым они остановились. Тварь при жизни была не меньше пяти метров высотой. Толстые кости, сейчас уже выщербленные, в некоторых местах были очень ровно разрезаны, будто лазером или очень тонким и острым лезвием. Пластины брони тоже имели следы глубоких порезов. Что же за Иной тут обитает, если способен нашинковать в салат такого огромного монстра? Горец поёжился. Встречаться в бою с этим Иным ему хотелось всё меньше. Сойка тоже была поражена и посмотрела на Горца:

- Едем быстрее.

Парень снова кивнул и подошёл к приоткрытой водительской двери. Осторожно открыв её, он легонько тронул Нюхача за плечо. Рейдер тут же открыл глаза и хотел было уже что-то сказать, но Горец приложил палец к губам. Нюхач понял, во взгляде тут же появилась тревога.

- Будь как можно тише, - произнёс шёпотом Горец, - могут быть очень большие проблемы, если шуметь начнём. Будим парней и валим отсюда.

- В чём дело?

- В карьере лёжка скреббера.

Нюхач разом побледнел, а глаза его стали размером с блюдце.

- Рано штаны пачкать, если по-тихому свалим, то всё нормально будет. Их я ощущать не могу. Может его и нет здесь сейчас. Тогда вообще всё отлично.

Горец отошёл от машины, давая Нюхачу выйти. Увидев позади парня огромный костяк, рейдер на секунду завис, а потом чуть не выругался в голос, вовремя сдержавшись. Оглядевшись, он заметил и другие останки. Прошептав что-то явно непечатное, он приоткрыл заднюю дверь и начал будить Мятного. Горец в это время уже растолкал и Баса, предупредив сразу, чтобы соблюдал абсолютную тишину.

Когда все расселись в машине, Горец вкратце обрисовал ситуацию:

- В общем, у нас проблемы. В этом карьере или где-то неподалеку, не знаю, обитает скреббер. Тварь, которая уделает и десяток Элитников, какими бы они матёрыми ни были, - напряжение в машине было настолько густым, что можно было черпать ковшом, - но он, похоже, нас не заметил. Или заметил, но не считает опасными. Или его вообще тут нет. И это хорошо. Есть возможность тихо свалить.

- Машину запускать когда будем, нашумим, - сказал Бас.

- Вчера нашумели уже, когда приехали. И если Иной на это не обратил внимания, значит это его не трогает. Главное не нужно громких и резких звуков, я вот про что, - ответил Горец, - я с ними уже имел дело, могу с определённой вероятностью предсказать их поведение.

- Может пешком тогда? Жизни дороже, - спросил Мятный, - возьмём основное и уйдем. Жалко конечно машину бросать…

- Мятный дело говорит, - согласно прошептал Нюхач, - раз такие танцы, то и хрен с ним с добром. Самим бы выжить.

Горец мотнул головой и ответил:

- Решайте. Лично я машину бросать не хочу. Если вчера Иной сразу не показался, то и сейчас не должен. Главное, без резких звуков. Заведём и медленно отъезжать будем. Я позади пойду, если вдруг Иной все-таки вылезет, дам вам время уехать, задержу его.

- Ну да, и куда мы потом без тебя?! - повысил тон шёпота Нюхач, - нас схарчат при первой же встрече с тварями! И за…

- Поздно… - произнёс Горец. Люди в эту же секунду ощутили нарастающее давление. Лицо парня будто заострилось, - всем сидеть и не двигаться! Что бы ни случилось. Что бы вы ни увидели. Как бы себя ни чувствовали, не, двигайтесь.

К концу фразы в голосе Горца слышалось рычание. А давление всё нарастало. Показалось даже, что давить начало уже с двух сторон. Парень обернулся к Сойке и рыкнул:

- Сиди и не двигайся!

Потом он выскочил на улицу, зачем-то начал снимать с себя одежду, оставшись в итоге в одних штанах. В обеих руках у него были серпы. И такой жутью тянуло от него, что у людей кровь стыть начала в жилах. Он чуть пригнулся и медленно пошел вперёд, к краю карьера. Остановился Горец метрах в тридцати от машины. Давление всё так же нарастало. У людей уже и голова болеть начала. Нюхач мельком оглядел друзей. Бойцы сидели напряжёнными и испарина покрывала их побледневшие лица. Сойка, такая же бледная, вцепилась руками в сиденье впереди и закусила губу. Она не отрывала взгляд от фигуры Горца. Не лучшим образом выглядел и сам Нюхач. Если так и дальше продолжится, как минимум обморок им всем обеспечен. Он вспомнил тот всплеск давления Горца, когда подстрелили Сойку. Что же их сейчас ожидает?

Горец тем временем стоял неподвижно и продолжал накачивать себя. Если дойдет до стычки, то ему понадобятся все его силы и даже больше. Ни шагу назад, убежать сейчас не получится. Или пан или пропал. Позади друзья и Сойка. Окружающий пейзаж приобрёл сейчас поразительную четкость, звуки стали громче, хотя стояла тишина. Горец слышал шуршание пыли от легчайшего ветерка и он слышал шелест со стороны карьера. Иной приближался. Если это "чёрный", то будет возможность разойтись без драки. Если нет… что ж, Горец ведь жаловался на отсутствие белых бусин. Он усмехнулся про себя.

Давление со стороны Иного уже стало тяжело сдерживать, выдавливая его своей аурой. Обычно парень пропускал это ощущение через себя, но сейчас другой случай. Пусть лучше друзья ощущают самого Горца, чем Иного. Этого они могут не пережить без последствий и глупостей не наделают.

Скреббер появился через минуту. Матово-чёрный шар, метров двух в диаметре,выкатился из-за края карьера и тут же остановился. Горец заскрежетал зубами. Пот лился со лба, застилая глаза. Парень встряхнул головой. Слишком велико было давление от Иного. Чёрный. Живой шар с видимыми неровными границами сегментов несколько секунд побыл на месте и с шелестом, будто трутся тысячи маленьких металлических пластинок, медленно покатился к Горцу. Чем больше Иной приближался, тем сильнее становилось давление. Но Горец стоял на месте. От напряжения, казалось, крошатся зубы. Но само тело было абсолютно расслаблено, готовое в мгновение ока взорваться действием. В голове у парня было сейчас всего две мысли, которые он пытался транслировать Иному. Он не знал, как это работает, но часто бывало, что Иные этого вида будто понимали Горца. "Мы не хотим зла. Дай нам уйти". Парень повторял про себя эти две фразы, словно мантры.

Шар остановился от Горца метрах в пяти. Через секунду послышался свист, будто через щели под давлением выходит воздух. Спустя ещё несколько секунд шар "развернулся" и перед парнем теперь возвышалось на добрых четыре метра нечто, похожее на сколопендру и кобру одновременно. Плоское сегментарное тело расширялось к верху. И из этого расширения сейчас в разные стороны торчало не менее десятка острейших отростков, очень похожих на серпы Горца. Между этими отростками, почти в центре что-то постоянно шевелилось. Горец пригляделся и увидел десятки, если не сотни тонких коротких щупалец. Они изгибались, вытягивались в его сторону, переплетались между собой. Сам Иной, будто навис над Горцем, пытаясь продавить его своей "массой". Парень держался. Дашь слабину и всё, драки не избежать. Серпы в его руках тоже будто ожили и еле заметно вибрировали. Так всегда было при встрече с Иными. "Уходи", думал Горец, "уходи к себе". Скреббер прожигал парня взглядом, хотя и глаз у него не было. Ощущение до жути неприятное. Иной вдруг защелкал более мелкими отростками, которых парень сначала не заметил. Этот звук продолжался около минуты. Что это означало, Горец не понимал, но упорно продолжал транслировать свои мысли. "Мы не желаем зла, дай нам уйти".

Друзьям Горца, тем временем, было очень плохо. Их скручивало от боли, дышать было так трудно, будто лёгкие прессом сдавило, а в головы словно раскалённые штыри воткнули.

Иной всё-таки напал. Непонятно почему. Хотя, Горец и не понимал этих существ никогда. Может быть его серпы стали причиной, они ведь от "серого", а может быть ещё что-то, чего парень был не в состоянии понять. Так и сейчас, щелкание разом стихло и скреббер бросился на парня. Атака была очень быстра. Не будь он готов, его сейчас можно было бы по кускам собирать. Длинные отростки Иного будто жили отдельно, уследить за каждым из них было крайне сложно. После первой сшибки от скреббера отлетело пару его лезвий, а у Горца на теле появилось несколько, пусть и не глубоких, но неприятных порезов. И тут же, без передыха, парень уже напал сам, запустив вперёд себя кинетический удар и пару "воздушных лезвий". Надеяться на то, что эти атаки причинят вред Иному не приходилось, но хотя бы отвлекут на секунду. Снова сшибка. Серпы в руках Горца порхали как пропеллеры, отбивая отростки скреббера, раня его. И всё это в постоянном движении. Они вертелись словно вихрь. Двигались настолько быстро, что движения смазывались и уследить было невозможно. Иной временами, особенно когда Горец доставал его своими клинками, начинал издавать жуткие звуки, похожие на скрип металла и треск электричества одновременно. Доставалось и самому парню. Атаковал скреббер из самых невероятных положений, с самых разных углов. Боль от полученных ран парень попросту не успевал ощущать, работая на пределе своих возможностей. Воздух будто стонал, рассекаемый клинками Горца и резаками Иного. Парень использовал весь арсенал своих умений, "мигал", уходя от атак или сам нападая, кинетические щиты лопались от тяжёлых ударов скреббера, ментальные волны сталкивались, порождая вполне видимые эффекты. И всё это под обоюдным ментальным давлением. Силы Горец расходовал не жалея, выкладываясь на полную, спасибо ещё Сойке, за несколько часов она влила в него очень много.

Со стороны их сражение выглядело как чёрный вихрь, в котором периодически возникал смазанный светлый росчерк. Звуки ударов от страшных сшибок были подобны грому. Визг скреббера рвал уши и разум. Порой из этого вихря отлетали куски скреббера, то щупальце с резаком на конце, то часть сегментного тела. Иногда вылетал и сам Горец, получив мощнейший удар, а через мгновение снова бросался в безумную атаку, не давая скребберу ни секунды отдыха. Живуч Иной был как никто. И Горец всё не мог нащупать слабое место, а силы у него не бесконечные. Да и раны уже начали говорить о себе. Десятки мелких порезов, колотые раны. Лёгкие горели, прокачивая десятки литров воздуха за мгновение.

А люди в машине корчились от боли, разрывающей разум и тело и казалось, не будет этому конца. Красная пелена застилала взгляд, да и не проследить было за сражением двух монстров, слишком быстро для обычного человека те двигались. Иногда тяжёлую машину даже покачивало от применяемых то Горцем, то скреббером Даров.

И вдруг все стихло. Разом отпустило страшное давление, разом стих страшный визг и треск скреббера. Мятный и Бас тут же вырубились от резкой смены состояния. Нюхач будто вынырнул из глубины, глубоко и надсадно вдыхая воздух.

- Горец, не-е-т!! - страшным голосом закричала Сойка. Нюхач кое-как сфокусировал взгляд на чёрном пятне впереди. Страшно израненная тварь, это было видно невооружённым взглядом, буквально нанизала на свои отростки Горца и сейчас держала его на весу, готовясь довершить дело последним оставшимся резаком. Одно острие торчало из спины парня в районе правого плеча, второе проткнуло тело слева ниже ребер.

Сойка, превозмогая рвущую её на части боль, чуть не вышибла дверь машины и вылетела наружу, упала на землю. Загребая руками песок, она поднялась и рванула в сторону скреббера. Монстр её заметил. Небрежно, словно сломанную игрушку, отбросив тело Горца, тварь метнулась к девушке, разом покрывая разделявшие их три десятка метров и разбрызгивая по пути чёрную вязкую кровь. Удар. Тварь всем своим весом с громким треском ломаемых сегментов тела, врезалась в возникший буквально в последний момент кинетический щит.

Горец был жив. И даже были ещё силы на последнюю атаку. Полученные раны и утекающая вместе с кровью жизнь его не волновали. Его страшило, что недобитый Иной убьет сейчас эту глупую девчонку, которая стояла перед тварью как вкопанная. Далеко, слишком далеко. При всем желании Горец не успевал. Иной уже оправился от страшного удара и сейчас вновь навис над застывшей Сойкой. Разведя в стороны оставшиеся три резака, Иной готовился нанести удар. И парень, взревевший диким зверем от отчаяния, что не успевает, вдруг ощутил всех своих друзей, он понял, что сейчас может оказаться на месте любого из них. Так вот что за навык подарила ему крайняя принятая жемчужина и самое главное, Улей услышал Горца. Дал нужный именно сейчас, именно в этот момент Дар. Парень, вкладывая в последнее движение все свои оставшиеся силы, рванул вперёд. Картинка перед глазами резко сменилась и вот он уже пушечным ядром летит навстречу Иному, разводя в стороны скрещенные руки с серпами. Снова удар. Хруст ломаемых костей, громкий чавк рассекаемой плоти и почти разрубленный надвое скреббер погребает под собой израненного парня. Свет померк. Но он смог. Он победил. Он спас друзей.

Сойка не поняла, что произошло. Тварь возникла перед ней как чёртик из табакерки и буквально вморозила её в землю, готовясь изрубить на куски. Но девушка была рада, она каким-то образом знала, что Горец жив и обязательно добьет это чудище. А потом что-то случилось. Она вдруг оказалась метрах в тридцати от твари. А скреббера в этот же момент будто подбросило и он развалился на две части, исторгая потоки черной маслянистой крови.

Горец! Он же там, под этой тварью!

Глава 13

Где-то на Границе с Пеклом.


Сознание вернулось рывком. До этого была пустая и холодная темнота. Сначала вернулся слух, Горец услышал тихий говор Нюхача и чуть громче, Баса. Смысл разговора ускользал. Следующим вернулось обоняние. Пахло кровью, костром, едой и ещё чем-то кислым и протухшим. Заурчало в желудке. А может быть урчало уже давно, но ощутил это Горец только сейчас. Потом пришел голод. С большой буквы. Хотелось есть, нет, ЖРАТЬ. Парень осторожно вдохнул. Боли не было. Он удивился. С ним было всё в порядке, ничего не болело. Он тут же качнул обстановку. Сойка спит. Мятный тоже. Бас и Нюхач метрах в трёх от него. Им тепло, не страшно, сытые и находятся в ожидании. Потом Горец соскользнул в транс. Энергетика была накачана под завязку, будто он совсем недавно принял белую жемчужину. Сойкина работа, не иначе. Да и вообще всё его состояние сейчас, её работа. Выжил, значит. И значит, Иной мёртв.

Вынырнув из транса, парень осторожно начал двигать сначала пальцами на ногах, потом на руках. Тело отзывалось как ему и полагается. Горец про себя подивился, сколько же Сойка над ним корпела, чтобы излечить полностью? Он так же не спеша открыл глаза. Светло. Утро или день, не ясно. Потом он рывком принял сидячее положение и осмотрелся. Тело привычно отозвалось, моментально реагируя на пожелания Горца. Место стоянки, видимо, сменили. Трупа Иного видно не было. Метрах в двадцати виднелись несколько костяков Высших. Нет, отъехали недалеко, вон знакомый остов твари, возле которого остановились сначала.

- Ух, ё…! Ты хоть очнуться нормально можешь? Напугал, - хохотнул Нюхач и тут же сменил тон, - как ты? Выглядишь вроде нормально, только помыться нужно. Честно говоря, мы поначалу думали, всё, отбегался. Немудрено конечно, то как ты выглядел, когда мы тебя из-под… в общем, когда вытащили… на тебе живого места не было, переломанный весь, в кровище, своей и… чужой…

- Долго я провалялся? - спросил Горец.

- Да сутки уже, - ответил Бас, а Нюхач только кивнул.

- Утро сейчас, - сказал Нюхач, - Сойка всё не отходила от тебя, кое-как удалось её спать отправить. Выложилась она жёстко…

Друзья быстро переглянулись и Горец понял, что они чего-то недоговаривают. Но с девушкой это не было связано.

- Вы сами как? - начал он.

- Да как… оклемались более-менее. Басу с Мятным досталось, конечно, но уже нормально, - Бас гулко угукнул на эти слова. Горец кивнул и спросил, придвигаясь ближе к весело потрескивающему костру:

- Что случилось? Вижу же, что-то не договариваете, - парень принял из рук Баса бутылку с водой и с удовольствием сделал несколько больших глотков, снова ощутив голод, - и пожрать есть чего?

- Да есть, конечно. Настряпали тут с парнями, сейчас принесу, сиди, - Нюхач встал и отошёл к машине. Горец обратился к Басу:

- Так что случилось-то?

Бас нахмурился сначала, пытаясь собрать мысли в кучу и ответил:

- Да хрен его знает, честно говоря. Был тут один персонаж. Помог Сойке тебя с того света вытащить. Жутко было и… не знаю, магия снова какая-то… но потом я мало что понял из дальнейшего разговора. Это у Нюхача узнай уже. Старик тот про тварь ещё что-то говорил. И нам, по ходу, возвращаться в стаб придётся.

Тут и Нюхач подошёл с котелком в руках. Протянул Горцу.

- Тёплое ещё. Приятного. Вижу, Бас уже рассказывать начал?

- Да что там рассказывать, я толком и не понял из вашего разговора ничего. Только то, что нам в стаб вернуться нужно и завалить кого-то, - ответил Бас. Нюхач кивнул и продолжил уже сам:

- В общем, ты когда… тварюгу надвое развалил, её телом тебя и придавило. Как что произошло, я до сих пор не пойму. Ты с… многоножкой этой когда рубился, нас всех корчило пи…ц как. Думал, меня наизнанку вывернет от боли. Как остальные вытерпели, вообще не представляю. Кровью мы, наверное, отовсюду изошлись. А потом… потом эта херня тебя на шипы свои подняла. Тут Сойка и не выдержала. Как ей сил хватило из машины выскочить, не знаю. Я-то двигаться не мог, скрутило жгутом всего, - Нюхач сделал пару глотков воды и продолжил, - тварь тебя откинула и к Сойке рванула. Но врезалась, будто в стену. В метре от неё буквально. А потом… - рейдер на пару секунд замолк, подбирая слова, - потом вы местами поменялись с Сойкой и ты надвое с… чудище это рассек. Ну и накрыло тебя верхним… куском. А нас сразу отпустило. Сойка на корты бухнулась и рвало её. Парни, вообще повырубались. Мне самому по мозгам вдарило не хило. Пока из машины вылезал, Сойка уже возле трупа скачет, откуда силы взялись только… и воет белугой, мол ты там, умираешь. Я-то думал всё. Оттащил её кое-как… потом и Бас с Мятным очнулись. Ошметок этот, который тебя придавил, еле сдвинули, тяжеленный, с…ка. Ну и ты там лежишь… Сойка тебя как увидела, так и отрубилась сразу. А ты возьми и захрипи. Мы в штаны чуть не наделали, сначала думали… не подохла тварь.

Горец тем временем уже вычищал из котелка остатки еды. В принципе, ничего необычного пока Нюхач не рассказал. Да, Иной оказался до безумия силен. Вернее, живуч. Тут, видимо, сыграло роль само существо Иного, единого нервного центра у него не было. Поэтому и не вышло быстро его ослабить. А потом Горец банально начал выдыхаться и, как следствие, ошибаться. И уж если он остался жив, то и восстановился бы. Времени это, конечно, заняло бы гораздо больше, чем сутки. И тут он вспомнил о последних мгновениях, перед тем как его придавило верхней частью монстра. Дар, его новый навык. Улей всё-таки услышал Горца. Дал ему первый навык, который защищает, а не убивает. Работает, конечно, своеобразно. Похоже на телепортацию, только местами меняет обладателя Дара с целью. Полезно, ценный навык. И самое главное, поменяться он может не только с Сойкой, но и с Нюхачом или остальными спутниками. Нужно будет потренироваться позже.

Нюхач, между тем продолжал:

- Как и говорил, на тебе места живого не было. Тронуть страшно было. Но Мятный, спасибо ему, немного в этом понимает, сказал, что позвоночник цел, значит и переносить, в принципе, можно. Пока оттаскивали тебя, Сойка в себя пришла. Нас растолкала и к тебе сразу кинулась. Дальше что происходило, словами не описать. С минуту, наверное, сидела так, руки на голову тебе положив. А потом у неё глаза разом почернели, совсем другой стала, чужой какой-то и повеяло от неё… не знаю… холодом, не как от тебя, когда злишься, по-другому. И воздух возле неё гудеть начал и вихрем заворачиваться! Уж не знаю, сколько она через себя пропустила, чтобы тебя залечить, но ты на глазах восстанавливаться стал! Кости на место когда вставали, треск такой стоял, будто их, наоборот, ломают. Слышать жутко было… порезы, раны, всё на глазах зарастало… даже шрамы твои, и те сошли полностью! – парень тут же себя оглядел. Из-за размазанной по телу крови, отсутствие шрамов и незаметно было. Горец поплевал на ладонь и очистил с предплечья участок кожи, где был шрам. На его месте была обычная кожа, даже волоски отросли, будто и не было той страшной раны. Горец посмотрел на Нюхача. Тот улыбнулся, видимо выражение лица у Горца было сейчас очень смешное.

- На человека ты теперь ещё больше похож, Горец. Отмыть тебя только осталось, - сказал Нюхач под смешки Баса и продолжил рассказывать:

- Но, видимо, чего-то Сойка наша всё-таки не умела, не получалось у неё тебя полностью излечить. Как в дыру всё уходило. Это потом она сама рассказывала. Получалось, что тело твоё она вроде как восстановила, а самого тебя, вытащить не могла, - он снова глотнул воды. Судя по эмоциям Нюхача и Баса, тот момент был очень напряжённым, раз снова разволновались, - час, может, полтора, она ещё вкачивала в тебя. Но ничего не менялось. Плакала, умоляла… а потом этот Нестор появился. Никто не заметил, как, откуда. Будто и был всё время тут. Положил руку Сойке на плечо и говорит, не так, мол, нужно. А мы с парнями и делать не знаем что, оружие-то всё в машине оставили, идиоты. А он на нас посмотрел так, будто мы… не знаю, на самом деле идиоты. И уже Сойке давай объяснять, как и что делать. И, ведь, получаться стало! Ты до этого пластом лежал, не дышал почти, бледный и холодный, как труп. А тут и теплеть начал и… как это… бледнота спадать начала, в общем. Старик этот потом нам уже говорит, держать тебя крепко нужно. Мы не поняли, сначала. А тебя в ту же секунду выгибать начало. Ну, тут ясно всё стало. Ох и за…лись мы, ты бы знал… - он снова на несколько секунд замолчал, - мы, держим, значит, а Сойка тебя вытаскивает, как этот Нестор говорил-то, из-за грани. Не знаю, сколько времени прошло, прежде чем ты успокоился. А там и Сойка закончила вроде как. Руки от тебя отняла и снова отрубилась. Осунулась вся, мешки под глазами, похудела даже… Мятный её в машину унес, а мы со стариком потом ещё долго разговаривали. Не знаю, кто он, не спрашивай. Я, сначала, подумал, что Знахарь Великий. Но он сам сказал, что нет. И не ответил, кто, сам понимаешь.

На костре начала закипать вода и Бас осторожно снял котелок с треноги. Тут же поставил его на землю и сыпанул горсть чая, накрыв крышкой. Горец потрошил уже второй сухпай, голод хоть и притупился, но есть всё равно очень хотелось.

- Иного вскрыли? - спросил парень с набитым ртом. Нюхач с Басом поморщились.

- Ну его н…й! К нему и дохлому подходить страшно, а ты говоришь… сам потом займешься. Я бы если и хотел вскрыть, то не знаю, где у него мешок споровый. Да и броня у них, по слухам, крепкая, не всякий инструмент возьмёт. Так что, сам, не обессудь.

Горец кивнул.

- А подписались уже на что?

Нюхач немного скривился, будто тема была не совсем приятная для него и ответил:

- Как бы тебе объяснить, чтобы понятно сразу стало… во-первых, долги отдавать нужно. А без его помощи Сойка бы тебя не вытащила… - тут Горец поднял руку, прерывая рейдера и произнес:

- Это всё хорошо, конечно. Даже больше, чем хорошо. Спасибо, и вам и Сойке, тем более. Очень благодарен. Но я хочу, чтобы вы, Нюхач, понимали. Убить меня довольно трудно. И этот Иной хоть и силен был, но не самый сильный. Да, не ожидал я, что так тяжко придётся. Но бывало и хуже, поверь. И если я не умер сразу, то восстановился бы. Не за сутки, конечно, но восстановился бы. Так что заморочки эти с долгами оставь для кого-нибудь другого. И не смотрите так на меня. Прекрасно понимаю, что если бы и знали, что я такой живучий, то всё равно поступили бы так же. И я на самом деле вам очень и очень благодарен.

Нюхач вздохнул. Он и сам не знал, как отреагирует Горец на своё сверхбыстрое восстановление. Ожидал благодарности, но не таких слов, мол могли и не париться, повалялся бы и вылечился сам, а вы, дураки, ещё и согласились на муть какую-то. Парень эмоции прочел верно.

- Нюхач, повторяю, я хочу, чтобы вы правильно меня поняли, и не думали, что я сволочь неблагодарная. Для меня чего-то подобного и в той-то жизни никто не делал, не то, что здесь. Огромное вам спасибо. И скорее всего, всей ситуации я не знаю, вы же так и не рассказали, в чем суть разговора была. Может, и отказаться было никак. Не привык я еще к вашим правилам, услуга за услугу и всё такое. Как ко мне, так и я буду относиться. Вот моё правило. И… извините, если мои слова резко прозвучали, - парень по-доброму улыбнулся, во всяком случае, насколько это было возможно с его внешностью, кровь с него никто не смывал, так, обтёрли только.

Возникший напряг вроде бы удалось смягчить. Нюхач и Бас сейчас слушали его не с такими хмурыми лицами.

- Идёмте труп потрошить. Бусин на всех хватить должно. Серпы найти только нужно, иначе хрен вскроем.

Нюхач, хотевший уже ответить на слова друга, поперхнулся. В смысле, на всех хватит? Он, вообще, понял, что сейчас сказал? Горец добродушно улыбнулся и кивнул в сторону, где лежал труп скреббера. Бас усмехнулся. Он понимал их обоих. И Нюхача, для которого, судя по его рассказам об этом мире, белый жемчуг был величайшей ценностью, и Горца, который, наверняка этого белого жемчуга держал в руках больше, чем кто-либо вообще и такой уж большой ценностью не считал. Горец для Баса за эти несколько дней так и не стал полностью понятен. Нюхач и Сойка, с теми всё ясно. Про Мятного и говорить нечего, уже больше десяти лет служат… служили в одном подразделении. Нюхач, как оказалось, тоже военный, бывшими они не бывают и поэтому общий язык нашли быстро. Особенно за последние сутки. Делать-то по сути нечего было, вот и разговаривали о всяком. А Горец, с ним сложно. Он из другого мира будто. Не совсем понятно, как к нему относиться. Во всяком случае, пока. Но то, что он сделал для них всех, говорит только в плюс. Далеко не всякий человек бросится в самоубийственный бой. И ведь искренне хотел защитить их. В людях, Бас, за свои тридцать восемь лет, разбираться научился, жизнь заставила. Но вот с Горцем это знание порой пасовало. Как сказал Нюхач, с таким если подружишься, крепко и по-настоящему, то это на всю жизнь. Но если врагом станешь, можешь не сходя с места себе могилу рыть, ложиться туда и закапываться.

Машину отогнали от трупа метров на пятьдесят, чтобы не доносило кислый с тухлятиной запах. Горец шёл чуть впереди. Как всегда, расслаблен, но мускулы перекатываются при каждом движении. Он так и был в одних штанах, правда, сейчас они были похожи на лохмотья. Разводы крови по всему телу тоже добавляли жути к образу.

Серпы нашлись возле трупа. Они лежали в пропитанном кровью песке рядом с нижней частью длинного тела скреббера.

Вонь от трупа была такая, что глаза слезились. Бас и Нюхач натянули на лица платки. Горец внимания на запах не обращал и сейчас деловито ходил вокруг тела монстра, прикидывая где у него может быть споровый мешок. Нюхача же обуяло какое-то чувство детского предвкушения. Он, конечно, пытался отогнать его, но не получалось. Перед ним валяется тварь, дохлая, которую боятся все, без исключения, в этом мире. И в этой твари - да! Тьфу, не о том думать надо. И так уже должны Горцу столько, что всей жизни расплатиться не хватит…

- Нюхач, хорош уже, - весёлым тоном произнес Горец, - на самом деле, прекращай.

Вот, как?! Как он настолько чутко ощущает настроение окружающих? Ох и тяжко Сойке придётся, подумал Нюхач. Бас тоже усмехнулся, но ничего не сказал. Парень остановился и задумчиво добавил:

- Где же ты бусины хранишь… - потом обратился к товарищам, - похоже, придется испачкаться. Я сейчас буду пластины срезать и потроха вытаскивать. А вы разгребайте, ищите что-то вроде сливы, но размером с большой арбуз. Сразу поймете, что это оно. Ну и расскажете, что за старик такой тут был.

Провозились минут сорок, прежде чем нашли споровый мешок скреббера. Изгваздались с ног до головы. Особенно Горец. Он снова стал, как когда его полумёртвого из-под твари вытащили. Нюхач и Бас, поначалу, всё пытались быть аккуратными, разгребая вонючие внутренности чудища найденными деревяшками. Но позже, когда стало ясно, что в верхней части тела, мешка нет, уже сами чуть не влазили в оставленные Горцем вырезы в пластинах брони скреббера. Ну и по очереди рассказывали Горцу о странном незнакомце.

***

Старика звали Нестор, хотя Нюхач предполагал, что имён у него много.

После того, как стало ясно, что Горец уже в порядке, дыхание его стало ровным, а цвет кожи приобрел здоровый оттенок, старик отошёл от Сойки. Она наотрез отказалась оставлять Горца, и поманил за собой остальных. Через минуту, правда, девушка отрубилась и Мятный на руках отнёс её в машину. А Нестор начал говорить:

- Эх… не угнался я за вами, орлики. Стар уже скакать козлом по сотам. А так и сечи избежать удалось бы… но хорош воин, признаю. Давненько не видел таких. Как в старые добрые времена, когда на упырей этих с мечами, да копьями ходили. Молод ещё, правда, горяч, опыта не хватает…

- Охолони, отец, ты о чем? Он эту тварь убил, нам жизни спас и сам чуть не умер, - начал было Мятный, но Нюхач его остановил. Старик с прищуром посмотрел на Мятного и продолжил:

- Я и говорю, Добрый воин ваш Горец, - друзья переглянулись, имени парня они не говорили, - немного таких сейчас, кто с ним сравнится. Повымерли все или Ушли, - последнее слово прозвучало из уст Нестора как-то многозначительно. Поправив шляпу на голове, старик продолжил:

- Дело у меня к вам есть. Назовем это… ответной… как там у вас, молодых сейчас говорится… услугой, вот. Я помог вам, вы помогите мне. Да и самим вам это тоже нужно.

Нюхач при этих словах сузил глаза, понимая, что их компания сейчас может ввязаться в безумную авантюру. Такие, как этот Нестор, обычных просьб не имеют. Слышал, от Бесогона того же, что есть ещё в Стиксе те, кому не одна сотня лет и лучше с ними дел не иметь. А уж если так получилось, то выполнить нужно от и до. Такие люди уже не простые иммунные, они с Ульем, можно сказать, едины. Их голосом, порой, сам Стикс говорит.

- Что нужно сделать? – медленно спросил Нюхач. Нестор несколько секунд вглядывался в рейдеров, перескакивая глазами с одного на другого.

- Убить кое-кого.

Люди после слов старика нахмурились. Тот усмехнулся и продолжил:

- Понимаю. Но это сделать необходимо. Иначе погибнут многие, те, кому ещё жить определено. Место ритуала ведь помните?

Нюхач с бойцами скривились от жуткого воспоминания. Как тут не запомнить такое. Но откуда… а не тот ли это незнакомец, про которого тогда Горец говорил? Но озвучивать догадку никто не стал. Нестор улыбнулся, хотя из-за бороды это и не сильно заметно было.

- Килдинги… - выдохнул Нюхач.

Старик кивнул и продолжил:

- У них было много имён во все времена. Сызначала они не были… такими, как сейчас. Защищали они простых людей, искали ответы. К ним шли только лучшие… но это давно было, сам уже и не помню, когда. Извратили души их те ритуалы, что они начали проводить. Зачем? Ради силы. Чтобы ходить туда, где не пройдет более никто. Чтобы узнать то, чего никогда не сможет узнать другой. Конечно, большая часть из этих ритуалов это обычное изуверство, чтобы запугивать одних и укреплять веру других. Но то, что видели вы, это одна из тех тайн, которые они хранят, как Кощей свою Смерть. У них много дружин. Порой они и друг с другом насмерть бьются. Нет единоначалия. И в этом их сила и слабость. Они как Гидра Девятиглавая. Рубишь одну голову, вырастает три. А между Главами этими согласия нет. И именно это не даёт им объединиться в силу, что сломит устоявшийся порядок. Вот одну такую дружину вам и нужно будет одолеть. И самое главное, убить нужно Марфу. У неё сейчас может быть другое имя, но это не важно. Она главная в той дружине и одна из самых жестоких людей в их… как же слово это… секта, вот, - Нестор усмехнулся, - напридумывали же слов всяких. Так вот, Марфа готовится к ещё одному ритуалу. Не знаю, для чего он нужен и что ей даст, но этому нельзя дать произойти. Иначе, как я и говорил, сгинет много людей. Тех, кого ты, Нюхач, знаешь. Марфа намерена принести в жертву Гвардейский. Когда это случится, увы, не знаю. Неделя, может быть, больше, может быть чуть меньше.

Последние слова для Нюхача стали словно удар обухом по голове. Но как? Как они собираются взять хорошо укреплённый стаб? Не раз уже за историю существования его пытались разрушить. И люди и твари.

- Вижу, сомневаешься ты, - произнес старик, - её люди уже внутри. Много иль нет, не могу сказать, сам того не ведаю. Но их можно узнать по двум чертам на лбу.

Нюхач переглянулся с Басом и Мятным. Они ведь уже видели таких в стабе! Горец в баре у Крикливой ещё на них внимание обратил. Тогда было восемь человек. А сколько их ещё может быть? И как они прошли ментата? Ладно, это не так важно. И ведь не отказаться уже. Ох и крутой замес их ожидает.

Нюхач ещё несколько секунд обдумывал ответ:

- Мы согласны. Один вопрос только, - на этих словах Нестор усмехнулся, - почему ты сам не убьёшь Марфу эту? Думается мне, возможностей у тебя побольше нашего.

Старик как-то печально улыбнулся и ответил:

- Она сестра моя родная. Повезло нам вдвоем в упырей не обратиться. Рука у меня не поднимется кровинушку родную губить. Даже не смотря на то, что она изуверства и зло творить стала повсеместно… а вы сможете, верю я в это. Да и помощь будет, справитесь, - старик ещё раз посмотрел в сторону Горца, - он как очнётся, передай мои слова. Пусть Близнецов в Чёрные земли отнесет, иначе Улей не простит его. Ну а я пойду, и так подзадержался тут с вами, а дел еще уйма. Бывайте Воины, Удачи вам.

И более не говоря ни слова, старик развернулся и побрёл в сторону карьера, чуть забирая в сторону, чтобы обойти его. Двигался он легкой и пружинистой походкой, будто и не старик вовсе.

Спустя минуту Нестор скрылся из виду, а Бас спросил:

- Я так понял, мы круто встряли?

Нюхач в ответ только смачно выругался.

***

- Такие вот дела, - закончил, Нюхач, - несколько дней у нас, получается, ещё есть…

- Нашёл, кашется… - произнес Бас, выворачивая из очередной кучи требухи сморщенный неровный шар, размером чуть больше баскетбольного мяча.

- Оно, - подтвердил Горец, спрыгивая с трупа. Друзья оглядели друг друга и прыснули со смеху. Будь сегодня Хэллоуин, они были бы в центре внимания со своим видом.

- Нож есть? - спросил Горец. Бас кивнул и подал оружие парню. Он присел и сноровисто вскрыл споровый мешок. Друзья тоже присели рядом. Горец начал вываливать на песок белоснежный монолит, кроша его в поисках жемчужин. Нюхач, увидев такое, охнул, снова выругался и метнулся к машине за пакетом. Теперь парень сбрасывал куски монолита уже туда. Одна, три… пять жемнужин.

- Ох…ть… - по слогам протянул Нюхач, - и куча монолита ещё… из него лайт-спек варят. Та же наркота по сути, только без побочек. Ширяйся сколько угодно и ничего тебе не будет. Ну и стоит в пять раз дороже чистейшего обычного.

Горец перекатывал жемчужины, потом вытянул руку к друзьям.

- Разбирайте, какая кому больше нравится.

Бас почти сразу взял одну из жемчужин и выдохнув, будто стопку коньяка собирается выпить, проглотил. Нюхач же некоторое время рассматривал белые кругляши. В голове было много разных мыслей. Горец склонил голову набок и произнес:

- Не парься, Нюхач. Живём один раз, пусть и долго. А что нас дальше ожидает, хрен его знает. Нужно быть готовыми.

- Бери, пока дают, бейся или беги, если бьют? Так ты говорил?

Горец и Бас усмехнулись. Нюхач протянул руку к жемчугу, ещё какое-то время не решаясь взять. Потом всё-таки выбрал одну и тоже проглотил.

- Не так уж и страшно, да? - с улыбкой произнес Горец, убирая жемчужины в карман, - идём, остальных разбудим, порадуем.

- А ты? - спросил Нюхач.

Горец пожал плечами и ответил:

- Я недавно уже принял. Мне рано ещё.

Нюхач на это только лицо вытянул. Горец с Басом снова улыбнулись, и боец хлопнул рейдера по плечу, кивая в сторону машины. Пока шли обратно, Бас сказал, что неплохо было бы переодеться и смыть грязь с кровью, уляпались-то они капитально. Будить ребят если начнут в таком виде, то точно напугают. Представив эту картину, друзья рассмеялись.

Тихо, чтобы не разбудить друзей, вытащили из машины большую бутыль с водой и запасную одежду. С полчаса ушло, чтобы более-менее отмыться. Больше всего ушло на Горца, он еще некоторое время рассматривал себя, привыкая к отсутствию шрамов. Потом Бас и Нюхач занялись готовкой. Заново разожгли костёр.

Горец открыл заднюю дверь машины и посмотрел на спящую Сойку. Сейчас она не выглядела такой измученной, как её описывал Нюхач. Хотя, видно, что похудела. Лицо заострилось, темнели круги под глазами. Парень нежно провел ладонью по её лицу и наклонился, целуя в губы. Несколько секунд она не реагировала. Потом обняла его одной рукой за шею и потянулась за поцелуем.

- Горец… - прошептала девушка, когда парень отстранился, - живой… я так волновалась… а потом…

- Тш-ш… я в порядке. Спасибо, Сойка, - произнёс Горец, - просыпайся, тебя восстанавливать буду.

Девушка улыбнулась, снова потянувшись к парню. Поцеловались ещё раз.

- Ладно, пойду парням помогу, вставай пока, - Горец улыбнулся Сойке и не сильно хлопнул по переднему сиденью, где расположился Мятный.

- Мятный, просыпайся, кушать подано!

- А? - сонным голосом через пару секунд откликнулся боец.

- Вставай, говорю. Поедим сейчас и решить нужно, что дальше делать.

- О, Горец? Очнулся? Ты как?

- Отлично, готов на новые подвиги, - с улыбкой ответил парень, вылезая из машины и помогая выбраться девушке.

Пока Сойка с Мятным приводили себя в порядок, Горец с остальными быстро дорезали остатки картошки, опять же, спасибо Марине, заставившей Нюхача набрать побольше всякой снеди. Мудрить с обедом не стали, нашинковали всё, что есть и закинули в котёл вариться. В "чайном" котелке вода уже как раз закипала.

Расселись полукругом. Горец достал оставшиеся жемчужины и протянул Мятному с Сойкой.

- Выбирайте. Какая на вас смотрит, ту и берите.

- Так вы уже? - спросил Мятный.

- Ага, ты самое интересное проспал, как всегда, - хохотнул Бас. Друзья заулыбались. Мятный, не долго думая, взял одну из жемчужин и отсалютовав, проглотил. Напряга в эмоциях, как у Нюхача, у бойца не было. Они с Басом, вообще, достаточно просто ко всему относились. Сойка с минуту разглядывала обе жемчужины, потом улыбнулась чему-то своему и взяла ту, что была ближе к Горцу. Кивнув всем, она тоже проглотила белый шарик.

Потом пили чай и делились впечатлениями о произошедшей стычке с монстром. Горец и Сойка, прижавшаяся сбоку, больше слушали друзей, им и без этих разговоров впечатлений хватило. Нюхач всё время запинался, опасаясь назвать монстра скреббером и украдкой поглядывал по сторонам. Вот уж прочно засели эти суеверия в нём, да и во всех иммунных, думал Горец.

- Горец, а что за близнецы, о которых старик говорил? И что за чёрные земли?- спросил Мятный. Горец пожал плечами и задумавшись на некоторое время, ответил:

- Чёрные земли, я думаю, это та самая чернота, что за Пеклом. Да и в самом Пекле частенько встречается. А вот что за близнецы, я не знаю.

- Что за чернота? - поинтересовался Бас, - ты, Нюхач, не заострял на этом внимания.

Ответил Нюхач, Горцу и самому было интересно послушать и сопоставить со своим опытом.

- Никто не знает что это. На Внешке этих областей очень много. Ещё Мёртвыми Землями называют. Ничего там не растёт, а что туда попадает, перестает работать. Электроника сразу дохнет. Простые механизмы чуть дольше держатся. Выглядит как… как чёрная земля. Не спутаешь. Если сам туда попадешь, вестибулярка беситься начинает. Низ правой стороной становится, левая низом, верх серединой. Ориентироваться невозможно. Двигаться тоже с трудом удается, тело не слушается. Если попал туда один, то всё, считай, труп. Со временем сам в такую же черноту превратишься. Заражённые туда тоже не лезут. В общем, непонятная хренотень. Ходят слухи ещё, что есть Дары, позволяющие без проблем ходить по Черноте. Из-за неё, как раз, Внешники в обитаемый пояс почти не лезут. Ну и стронги их тоже стерегут. Это те же рейдеры, только люто ненавидят Внешников и муров. Упакованы всегда по первому разряду. У некоторых и вооружение трофейное, нигде больше такого не раздобыть. Воюют, естественно, только с Внешниками, остальное их не трогает. Как-то так.

- Можно и без Даров по Черноте ходить, - пожал плечами Горец, - только привыкнуть нужно. Я месяца через два смог там более-менее нормально перемещаться.

- В смысле, вот так просто? - удивился Нюхач.

- Ну да. Это как… не знаю, натренировать тело к определенной нагрузке. Я же черноту эту за Пеклом так и прошёл, без всяких Даров. Есть тропы, но во многих местах приходилось и по черноте топать.

- А как ты натренировался-то? Туда же как попадаешь, ориентация пропадает, - спросил Нюхач. Остальные молчали, интересно было всем.

- Верёвкой себя привязывал. И по ней потом выползал. Да и далеко не заходил. На пару метров от границы. Со временем дольше там находится стал. Помню, однажды, верёвка порвалась. Вернее, та часть, что на черноте была, остекленела. Там всё будто из стекла хрупкого состоит. Рассыпается от любого прикосновения. Испугался так, что с дуру весь кластер пересёк. Метров сто всего, узкая полоса была, но тогда показалось, что гораздо больше прошёл, - с улыбкой закончил парень.

- Да уж… я о таком и не слышал никогда, что по Черноте без Даров ходить можно. Тоже ценная информация. Яйцеголовые, поди, заплатили бы неплохо.

- Сомневаюсь я, что до этого никто больше не догадался, - скептически ответил Горец.

- Тут учёные тоже есть? - удивилась теперь уже Сойка.

- А как же, конечно. Есть такая организация, Институт, называется. Изучают Улей и всё, что с ним связано. Многие на них работают. Платят хорошо за поручения. Просят, в основном куда-то сходить и испробовать очередное изобретение, либо сопроводить учёных, чтобы они могли замеры свои сделать. Заражённых им таскают, части тел, вернее. Они пытаются всё разобраться в их… как слово это… морфологии, вот! Стараются ни с кем не воевать и конфликтов не иметь. Но если дорогу им перейти, берегись. Кстати, вам обоим им попадаться вообще нельзя. Особенно тебе, Горец. Разрежут на кусочки и по пробиркам расфасуют, изучать будут. Дары, тоже изучают. Интересную информацию скупают очень за дорого, - рейдер подставил чашку, Бас разлил всем чай, и продолжил, - твой смартфон, Горец, уйдет им за огромные деньги, уверен. О Пекле ведь практически никакой информации нет. А у тебя там полно всего.

Все посмотрели на Горца с интересом, а Мятный спросил:

- Что за смартфон? И что в нём такого?

Люди прыснули от смеха. Бас произнес:

- Ты не выспался, по ходу. Я думаю, там полно видео всяких из Пекла. Много интересного, наверное. Сам-то аппарат не нужен никому.

- Ну, если хотите потом кошмарами мучиться, могу дать посмотреть, - усмехнулся Горец, - Нюхач, вон, глянул разок, больше не просит.

- Реально всё так плохо? - снова спросил Мятный.

- Ещё хуже, - ответил парень, ощутив, что настроение у друзей начало падать, - что там с едой, кстати?

Бас переместился ближе к котлу, поболтал там ложкой, попробовал и командным тоном сказал:

- Вроде готово. Мятный! Ты на раздаче, остальные получить еду в порядке очереди, согласно старшинству! То есть как майор, еду я получать буду первым! - закончил он уже с улыбкой. Остальные тоже заулыбались, Мятный для вида побурчал, мол, заставляют целого капитана, как салабона на раздаче сидеть.

Горцу, как всегда, досталось больше всего. Удивила и Сойка, просила добавки два раза. Шутить по этому поводу никто не стал, понимали, что досталось ей, хотя весёлые взгляды то и дело проскальзывали. Восстанавливалась, она, кстати, на глазах. Темные круги почти сошли, лицо приобрело здоровый цвет. Хотя, тут скорее жемчужина роль сыграла.

Когда поели, заварили последний Горцев чай, даже жалко стало, уж очень вкусный был. Сойка, сколько не донимала парня, тот так и не ответил, что это за сорт. Остальных после сытной еды, начало клонить в сон. Бас через некоторое время ушел в машину подремать. Мятный с Нюхачом разговаривал. О чём, Горец не прислушивался. Ему не давали покоя слова этого старика про близнецов. Что он имел в виду? Какие такие близнецы и почему их в Черноте оставить нужно? Это связано с Иным, которого он убил? И за что Улей не простит? Вопросы и ни одного ответа. Может, прогуляться к трупу, осмотреть ещё раз, подумал парень, всё равно делать нечего. Да и в любом случае, разобраться нужно. Не принимать всерьёз слова этого Нестора не стоит.

Горец начал подниматься с места. Сойка, придремавшая рядом, встрепенулась. Нюхач и Мятный тоже обратили внимание.

- Пойду до трупа прогуляюсь, не дают мне покоя слова этого старика.

- Пойдем все вместе, - сказал Нюхач.

- А как же Бас?

- Мы тут, Мятный, считай, на пикнике. Ни одна тварь сюда не сунется, так что пускай спит.

Боец пожал плечами, мол, вам виднее и пошел с Нюхачом следом за отошедшими уже на десяток метров Горцем и Сойкой.

С раскуроченным трупом за это время ничего, конечно же, не произошло, разве что воняло ещё больше. Хорошо, что ветерок в другую сторону дул, хоть немного сбивал запах.

- Ого… гранатами его вскрывали что ли? – поморщившись, уважительно произнес Мятный. Сойка же от этой картины побледнела и чуть чаще задышала, сдерживая позывы.

- Только не говори, что снова копаться в потрохах начнёшь, - сказал уже Нюхач.

- Нет… тут что-то другое… - задумчиво проговорил Горец, начав медленно обходить изуродованное тело скреббера. Что может быть близнецами, думал парень. Очевидно, это что-то одинаковое и что можно переносить. После второго круга, Сойка с остальными расселись на кости какого-то огромного Элитника и стали наблюдать за Горцем, тихо переговариваясь. Через некоторое время парень использовал Дар и изуродованная десятками глубоких ран, верхняя часть тела твари перевернулась. Минут десять Горец рассматривал её, подходя с разных сторон, но, видимо, ничего не обнаружил. Потом он перевернул и нижнюю, более длинную и более целую часть скреббера. Осмотр длился уже гораздо дольше.

Горец уже отчаялся найти что-то, когда заметил странность. Примерно в середине нижней части тела Иного, внутренние пластины образовывали небольшой нарост, наслоившись друг на друга. Это ломало почти идеальный узор стыков пластин и парень заметил это. На сам нарост он никогда бы не обратил внимания. Подойдя вплотную, Горец даже руку положил на это место и сразу же ощутил тепло. Этого быть точно не должно, подумал он, опять вскрывать нужно, что ж такое-то. Один серп Горец с собой предусмотрительно взял. Провозился минут пять, аккуратно срезав пластины. И какого же было его удивление, когда под ними обнаружилось сферическое углубление, в котором находились два почти одинаковых золотистых шарика, размером с мандарин. Шарики эти будто висели на чёрных с отблеском кристаллических нитях. Что это может быть? Явно не жемчуг. И нити эти напоминают что-то. Парень осторожно взялся за один из шариков и дёрнул. Нити с тихим звоном рассыпались на мелкие осколки. Чернота, та самая, как и в Пекле! В Ином?! Вот про что старик говорил, наверное. А шарики, что это такое? Горец никогда такого не видел. Взяв второй шарик, парень прислушался к ощущениям. На ощупь они были шероховатые, немного мягкие и чуть проминались. Так же от них исходило тепло, чуть выше человеческого тела. И ещё, они будто пульсировали, причём не физически, никакой вибрации не было. Парень ещё с минуту рассматривал эти непонятные сферы. Потом он подошёл к друзьям.

- Что-то нашёл? - спросила Сойка. Горец кивнул и показал всем обнаруженные шары.

- Это не жемчуг, Нюхач. Не смотри так, - усмехнулся Горец, - я вообще не знаю, что это такое. Но, думаю, именно об этом и говорил старик. И были эти шарики в таком же стекле, как и на чёрных осколках… кластерах, в смысле. А это значит, что Иные и Чернота каким-то образом связаны. И когда Иной был жив, может и чернота эта… не знаю… живой была тоже... И ещё они тёплые почему-то.

- Можно? - решился Нюхач. Горец передал один шарик ему, а второй попросила Сойка. Мятный с интересом наблюдал.

- Будто током бьёт… - произнес Нюхач и отдал сферу обратно, - да уж, Институтские бы душу за такое продали…

- Хм… а меня не бьёт… тёплый, и правда… - девушка вдруг нахмурилась и начала вглядываться в золотистый шарик, будто пыталась проникнуть взглядом под мягкую и шершавую оболочку. Горец ощутил применение Дара.

- Сойка? - настороженно спросил он. Она вздрогнула, будто очнувшись от задумчивости. Потом подняла шарик к солнцу. Несколько секунд вглядывалась и только тогда ответила:

- Там что-то живое внутри… Ощутила это, как… ну, когда Баса с Мятным встретили. Тогда, правда, я смогла ощутить, что другие двое не иммунные. А сейчас… будто глубже могу видеть… и я не знаю, что в этих… - и тут её будто осенило, - так может это чуд… это существо… было беременно? А это её яйца? И внутри зародыши?

- Да вы охренели что ли?! - взвыл Нюхач, - у нас и так проблем выше крыши, нам только скребберят ещё не хватало! - и тут же осёкся, побледнев.

- Я думаю, они ещё долго не вылупятся. Если вообще родятся, - сказал Горец, - тем более, если их на черноту нести нужно. Так что не нагнетай. Ну а если родятся… хм… тогда Улей меня точно не простит, - усмехнулся под конец парень.

- Ты бы не шутил так, Горец, - тихо произнес Нюхач, - я так понимаю, избавляться от этих… зародышей ты не будешь?

- Нет. До Чёрных осколков донесу, как и просил старик. Если уж он загодя знал об этом, то не верить ему… чревато. А проблем у нас, как ты и сказал, выше крыши.

Мятный, до этого просто наблюдавший, спросил:

- Горец, слушай, я вот всё смотрю на эту тушу, твои мечи и думаю. Может нам тоже ножичков настрогать с неё? Да и вообще, если части их тел тварей отгоняют, можно хоть в броник пластин насовать, хоть что. Как ты там, Нюхач, говорил? Их и из танка не всегда возьмёшь?

Повисла тишина. Сойка и Мятный поочерёдно смотрели то на Нюхача, то на Горца. Нюхачу при этом и самому интересно было. Носит ведь Горец свои серпы и ничего. Как-то за всеми этими суевериями совершенно очевидная вещь и не приходила в голову. Скреббер – табу. Горец ещё некоторое время молчал, потом посмотрел на серп и начал говорить:

- Нарезать, как ты сказал, ножичков, конечно можно. Только толку не будет. Тут понимаете в чём дело… помните, я говорил, что есть серые Иные и чёрные, как этот? – друзья кивнули, - так вот, я однажды тоже задался этим вопросом. Я ведь в прошлом очень неплохо мечами владел, инструктором даже был. Кое-какие соревнования выигрывал. А тут я столько раз видел, как Высшие уматывают от Иных или как Иной шинкует в салат Высших. В общем, я выяснил, что если таскать с собой части тела чёрных Иных, то эффект этот держится не больше недели. Первые мечи у меня как раз от чёрного и были. Но потом они становятся хрупкими, как обычная кость. Мелких тварей, правда, отгонять не перестают. С Высшими не проканывает уже. А вот с серыми другое дело. Не знаю, почему так, - Горец перевёл дух и продолжил, кивнув на свои серпы:

- Вот эти у меня уже третья пара. Предыдущие сломались. Об таких же. И тут уже начинается самое интересное. Они, как бы поточнее сказать… не теряют своих свойств, если их отделить от тела. Но, чтобы они этих свойств не теряли, острота и всё такое, их нужно постоянно подпитывать кровью. С Чёрными бесполезно. Возможно, сами серые Иные настолько агрессивные именно поэтому. Убивают, чтобы жить. Не знаю. Так и с серпами, обратили ведь наверняка внимание, что на них никогда крови не остаётся? Ну и чтобы сразу отпали вопросы, скажу. Нужно… не удивляйтесь только, чтобы они признали вас хозяевами, что ли. У меня этот процесс… приручения… занимает пару суток сейчас. Двое суток постоянной рубки. Не знаю, может быть это связано с энергетикой, типа процесса синхронизации или ещё как-то, но за это время все твари вокруг стремятся напасть на меня. Да и с самими серпами осторожно нужно быть в это время. Не углядишь и сам напорешься. Тоже был опыт. Прятаться не пробовал, Там особо и негде, - Горец снова передохнул, - так что не вижу смысла в этом. Разве что на сувениры оставить.

Некоторое время друзья молчали, переваривая услышанное. Нюхач, в конце концов сказал:

- Да и хрен с ними. Жили без этого всё время и дальше проживём. В стаб их тоже не потащишь, кто узнает, пристрелят сразу.

На том и порешали. Вернулись к машине. Костер уже почти прогорел, пришлось заново разжигать. Заодно и Горец потренировался, используя Дар. Поставили котелок с водой. Пока она подогревалась, проснулся Бас и ему вкратце рассказали о находке.

- Ну что, други, какие у кого мысли? Стаб спасать нужно, - спросил Нюхач, когда все расселись у огня. Никто сразу не ответил.

- А сил хватит у сектантов этих такую крепость взять? - спросил Бас, - судя по укреплениям, там всё более чем серьезно.

- Это да, от полноценной Орды, конечно, не отбиться, но от малых, бывало, отстреливались, - произнёс Нюхач, - дело в другом. Они внутри уже. И я ума не приложу, как они обманули Веду…

- Фанатики… - сказал Мятный, - они везде одинаковы. И искренне верят, что не хотят никому зла. Ты сам говорил, что провести ментатов этих ваших можно. У Горца же прокатило.

Бас несколько удивлённо посмотрел на друга. Нет, Мятный был далеко не глуп и порой выдавал мысли, подобные этой. Случалось, правда, такое, нечасто.

- А ведь и правда, - согласился Нюхач, - ведут себя, наверняка, тихо, как обычные рейдеры. Подумаешь, на лбу полоски, в Улье и не такое бывает. Придумать нужно, как об опасности сообщить и самим не попасться. А как Марфу эту убивать, я вообще не представляю. Если она сестра этого Нестора, а я думаю, что ему никак не меньше сотни лет, то… - затих Нюхач.

- Это на месте решать придется. Мы ведь даже не знаем, какими силами враг обладает, сколько их, как вооружены. Сейчас да, первоочередная задача сообщить в стаб, что у них там подразделение диверсантов, - сказал Бас.

- А если с форпоста этого попробовать? Там же есть связь, сам говорил. Туда проникнуть, думаю, легче, чем в стаб, - предложил Мятный, - да и людей там меньше.

Нюхач нахмурился, обдумывая эту мысль. У штрафников оружия серьезного нет. Даров обычно тоже. С серьёзными преступниками и поступают по-другому. Вахта охраны только. Обычно это с десяток человек. Ну и надсмотрщики, ещё около десятка. Подгадать бы, когда они на выезде все будут и попробовать захватить. Охраны там остаётся тот же десяток. Плюс связист. В принципе, могло бы получиться, если бы не время. Его как раз и нет почти. Неделя, плюс минус, как сказал Нестор. Импровизировать придётся. Да уж, усмехнулся про себя Нюхач, как там говорится, главное ввязаться, а дальше видно будет?

- Идея не плохая… - согласились Бас и Нюхач, - итак, что мы имеем? Неизвестного врага, в лице сектантов. Далее, нужно каким-то образом предупредить об опасности Гвардейский. Следующее, и самое главное, убить Марфу эту. Тут совсем мыслей никаких. Ну и самим в этой кутерьме головушки не сложить. И времени у нас неделя…

Глава 14

Граница с Пеклом.


Когда собрались и выехали из промзоны, время едва перевалило за полдень. Уезжать решили другим путём, справедливо рассудив, что Орда никуда не делась и зверствует сейчас в соседнем загрузившемся кластере. Поэтому и уехали в ту же сторону, что и ушёл Нестор. Что ожидает людей в этом направлении, Нюхач уже не знал. Объехав карьер, ещё через километр Нюхач вырулил на побитую двухполоску, которая одним концом уходила к Пеклу, а другой стороной плавно забирала на северо-восток. Ехать в Пекло уже смысла не было, а если эта дорога так и будет уходить к северу, то и от стаба они будут удаляться. Но пока что других вариантов не было. Минут через пять езды, граница кластера встретила машину гораздо лучшим дорожным покрытием и лесом по обеим сторонам. Горец, привыкший к городскому пейзажу, насколько хватает взгляда, всё не переставал наслаждаться видом деревьев и запахами. Ехали молча, Бас и Сойка задремали. Мятный, как и Горец, смотрел в окно, задумавшись о чём-то своем.

Вскоре лес перетёк в редкую лесополосу, шириной метров сто и начали попадаться машины, то на обочине, то в кювете. Некоторые были целыми, другие измочалены острыми когтями. Позади деревьев угадывались жилые дома-многоэтажки. Нюхач взглянул на Горца, но тот лишь отрицательно мотнул головой. Ещё через несколько минут, когда объехали город по краю кластера, лесополоса кончилась и впереди появилась довольно широкая река и мост. Рейдер негромко чертыхнулся и снизил скорость. Перед мостом, на Т-образном перекрестке он совсем остановил машину.

- Приехали, млять… и что теперь, возвращаться? - задал в воздух вопрос Нюхач. Мост был разрушен. Вернее, разрушен был один пролёт моста, в центре. Улей, как и всегда в таких случаях, просто состыковал два моста и неважно, что они разные. Если со стороны людей мост был на крепких бетонных колоннах через каждые метров десять, то с той стороны реки мост был из металлоконструкции и держался на тросах-растяжках. Так как второй половины моста не стало, растяжки оборвались и теперь просто свисали с мощной металлической арки-колонны в начале. Поэтому центральная часть и обвалилась, больше не поддерживаемая ни тросами, ни колонной на противоположной стороне.

Бас и Сойка после остановки проснулись и сейчас сонно оглядывались по сторонам.

- А кто мост разрушил? - задал вопрос Бас, видимо, ещё не понявший со сна, что мосты разные.

- Глаза разуй, дружище, мосты разные. Офигеть, конечно, одно дело слушать об этом и другое видеть, - отозвался на вопрос Мятный, - через город ехать придется?

- Глянем? - спросила Сойка.

Нюхач ответил, уже выходя из машины:

- Не хотелось бы в город. И выяснить бы ещё не мешало, как река тут проходит. Ни разу не слышал, чтобы в окрестностях Гвардейского река была. Озёра да, есть. Но вот про реку не знаю… не могла же она появиться просто так… или вчера, например.

- Река петляет если, то нам лучше на этом берегу и оставаться, я думаю, - сказала Сойка. Остальные согласились с ней. Да и пересекать реку не на чем и не зачем. И если водоём извилистый, то перейдя на другой берег, они вообще могут уйти неизвестно куда. Это значит бросить машину, доверху забитую добром.

Выйдя из "Тигра", друзья направились поближе к краю моста. Бойцы постоянно оглядывались по сторонам. Место открытое, видно их отовсюду. Привычка искать возможные опасности в таких ситуациях, была у них в подкорке.

На самом краю моста стояла одинокая машина. Иномарка легковая по виду. Водительская дверь была открыта.

- Внутри пустыш, - объявил Нюхач. От "Тигра" до этой машины было метров пятьдесят. Неплохо так радиус Дара подрос, подумал рейдер, почуяв заражённого ещё когда они остановились.

Люди сразу же встали. Горец усмехнулся:

- Он либо сам от страха сейчас сдохнет, либо нападет. Воды он боится больше, чем меня.

- В смысле? - спросил Мятный.

- Заражённые не любят воду. Не знаю, почему. Высшие, они поумнее. Если понимают, что река, например, для них не глубокая, то могут пересечь. Или если видят, что добыча недалеко, тогда сиганут в воду. А так, никогда не полезут, хотя плавать умеют. Это вот низшие камнем тонут. И дождь тоже не любят. Тут это, конечно, редкое явление. Но, помню, есть кластер один. Грузится постоянно в разгар ливня. Так вот, твари в него и на соседние не лезут совсем, - замолчав на пару секунд, добавил, - дождь, правда, потом кончается…

Нюхач головой только покачал и произнёс:

- А ещё, заражённые обычно вдоль рек и мигрируют. Упёрлись в водоём и бредут вдоль берега. Так что легко нарваться можем.

- Ближайшие твари за теми домами, - Горец указал в сторону высоток метрах в трёхстах от них, - движутся от нас. Рыл двадцать, примерно. И Высший… Элитник, в смысле, вожак. Хм… нет… два Высших… странно, что в одной стае.

- Охренеть у тебя радиус. Я тут своей полусотне метров радуюсь, как дитя, а ты на сколько, полкилометра, чувствуешь? - произнес Нюхач, Горец кивнул и повертел ладонью, мол, примерно так.

- Пустыш вылезает, - сказала Сойка. Горец обернулся. Потом обернулись и остальные. Парень улыбнулся.

- Вот и сорвало башню бедняге.

Пустыш и правда, повел себя странно. Выпав из автомобиля, он сначала попытался залезть под неё. Но комплекция не позволила. При жизни мужчина был довольно тучный. Потом заражённый кое-как встал на ноги и сунулся к краю моста. Поскулив на свое незавидное положение, он развернулся и побрёл на людей. Ковылял он медленно, явно давно не жрал или так и торчал в машине, пока тут более развитые твари резвились. Заражённый даже не урчал, просто шёл на людей. Бойцы встретились с ним глазами и поёжились, не смотря ни на что, взгляд у заражённого оставался всё таким же жутким. Когда до людей осталось уже метров пятнадцать, он попытался ускориться, но у него это получилось плохо, слишком слабый. Он снова упал, громко ударившись головой об асфальт. Потом начал медленно подниматься. Встав на ноги, пустыш опять заскулил и снова пошёл на людей.

- Сойка, сработаешь? - спросил доставший клевец Нюхач. Сойка кивнула, и вытащив пистолет, как по учебнику, бабахнула заражённому в голову. Секунду спустя, тот мешком повалился на асфальт, а девушка осознала, что натворила. Слова застряли в горле.

- С-сойка, ну… - начал побледневший разом Нюхач, зло смотря на девушку, а у той на лице отразилась вся гамма чувств. Эхо от выстрела разлетелось очень далеко.

- Свалить успеем? - спросил Мятный.

- Нет, - спокойно ответил Горец, - навелись уже, сейчас покажутся.

Бойцы посмотрели на девушку, которая сейчас не знала, куда себя девать. Они-то все уже давно, на уровне рефлексов, привыкли к ведению тихого боя. Для Нюхача, да и любого рейдера в Улье, тишина вообще была залогом выживания. Ошибка Сойки была бы фатальна, не будь Горца с ними. Все это понимали, понимала и Сойка, сгоравшая сейчас от стыда и подбирающегося страха.

- Выбегут оттуда, - показал Горец рукой на ближайшую высотку, - сначала мелочь полезет, потом твари посерьёзнее. Работайте по ним, я с Высшими разберусь. Меня не подстрелите только, - вновь произнес парень. И правда, буквально через пару секунд из-за дома показались заражённые. Штук пять бегунов и за ними тут же появились топтуны, уже около десятка. Нюхач выругался.

- По мелочи работаем ВОГами метров со ста, дальше уже стволами. Бас, на пулемёт, после нас причешешь оставшихся! Место тут открытое, видно всех, работаем! Сойка, чего встала? Автомат в руки и ко мне! Стрелять только по команде! Прикрою, пока Горец с Элитой работать будет!

Ещё через пару секунд твари заметили людей и рванули к ним. За топтунами вылетели, загребая лапами, два рубера. Нюхач глубоко вдохнул, отгоняя накативший страх и огляделся. Бас неведомым образом уже был за пулемётом, Мятный, стоя на одном колене, целился в набегающих тварей. Сойка, бледная, как мел, но во взгляде решимость, тоже держит своё оружие в направлении заражённых. И Горец, спокойный как скала, стоит неподалеку с серпами в руках.

- Метров за сто твари тормознут, меня учуят. Мелочь, может быть, разбегаться начнет. Остальные поймут, что я не Иной и скорее всего нападут. Секунды три будет, когда они замедлятся. Тогда и начнёте. Когда покажутся Высшие, вступлю и я. В меня, пожалуйста, не стрелять, - усмехнулся он и люди нервно заулыбались.

Бас смотрел на набегающих тварей через прицел пулемёта. Ничего подобного он не видел. Совсем мелкие ещё ладно, хоть немного на людей похожи, а вот остальные… гориллоподобные топтуны, с гипертрофированными мышцами и пастями, которым любой крокодил позавидует. И позади пара тварей ещё страшнее, такие только в кошмарах и приснятся, огромные, пару метров в холке точно. Шипастые, с явно острыми пилообразными наростами на передних лапах. От человеческого в них уже ничего было. Вот их пастям позавидовали бы уже динозавры. А возьмёт ли "Корд" их, закралось сомнение в голову бойца, возьмёт ли таких вообще что-то? Он мотнул головой, отогнав страх.

Мятный спокойно целился в тварей, выстрел уже был в подствольнике, осталось только выпустить гранату по толпе и успеть воткнуть вторую. Место открытое, машин почти нет, стрельба как в тире. Весёлая злость завладела мужчиной. Да, страхолюдины те ещё, но он не сомневался, что побьют их.

Спустя несколько секунд твари и правда, тормознули. Тут же хлопнули выстрелы из подствольников, даже команды Нюхача не потребовалось, бойцы будто его мысли прочитали. Вот он опыт, вот она сработанность. Руберы каким-то образом успели отскочить в стороны. Три взрыва грохнули в гуще тварей почти одновременно. Пару секунд спустя по очереди хлопнули ещё три выстрела и ещё три взрыва грохнули в посечённой и рычащей толпе. Бегуны полегли все. Одного топтуна разорвало пополам удачно попавшей в брюхо гранатой. Ещё троим явно перебило ноги и они ползли сейчас к людям на руках. Остальные валялись на асфальте дороги и мотали головами, отходя от оглушения. Им досталось меньше, серьёзных ран маленькие гранаты не нанесли. А вот руберы остались невредимы и сейчас с двух сторон неслись к странной еде, которая почему-то их не боялась. А ещё их самих пугало существо, притворившееся Врагом.

Бас верно посчитал, что руберы гораздо опаснее остальных и стрелять в толпу не стал. Отпустил автомат и взялся за пулемёт. Выцелил первого, который был уже метрах в пятидесяти и дал очередь патронов на пять в область таза твари, поймав момент, когда та показала брюхо. Выстрелы из пулемета прозвучали громким "ду-ду-ду-ду-дух". Музыка для живущего войной человека и страшный реквием для того, кто находится по ту сторону прицела. Тяжёлые пули практически разорвали рубера надвое. И тут Бас с ужасом понял, что вторую тварь подстрелить уже не успевает…

Тихо стрекотали автоматы с глушителями. Это уже остальные подключились. Нюхач и Мятный чётко отстреливали по три патрона. Сойка сначала выпустила чуть ли не половину магазина по тварям, но потом, видимо, вспомнила единственный урок от Баса с Мятным и тоже стала отщелкивать короткими очередями. Попала она в цель или нет, Сойка не знала, но видела фонтанчики крови от попаданий по тварям. И тут загрохотал пулемет. До этого она не слышала его столь близко. От звука выстрелов она вздрогнула и очередь ушла мимо. Тут же её оружие перестало стрелять. Сломала?! Девушка от страха чуть не выронила автомат.

- Смена!! - заорал Мятный, меняя магазин. Точно! Патроны-то не бесконечные, осенило Сойку и она стала лихорадочно менять магазин.

- Готов!! - снова заорал Мятный и тут уже Нюхач ловким движением перевернул спарку, тоже прокричав, что готов. Сойке аж завидно стало на секунду, она-то всё ещё возилась со своим.

Мятный с каким-то остервенелым удовольствием расстреливал чудовищ, одной очередью отправляя очередную тварь на тот свет. За ребят, с…ки, получите, твари е…ные! Автомат отстрелял крайние трассеры и он закричал о смене магазина. Мгновение и он снова готов к стрельбе, предупредив об этом остальных. Тут он краем глаза уловил движение слева. И в этот же момент дико заорал Бас: "слева на десять!!!"

Мятный перевёл ствол в том направлении и встретился взглядом со своим самым, наверное, ужасным кошмаром. Огромный рубер, до него было уже метров десять, растянулся в прыжке. И неслась эта куча дикой мощи, шипов, клыков и мышц прямо на него. Глаза, такие же, как у Горца, только во взгляде совсем нет разума, только желание крушить и убивать. И Мятный понял, что если сейчас не произойдет чуда, тварь просто размажет его по асфальту и примется за остальных. О Горце в этот момент он даже не думал. В это же мгновение у Мятного в голове, будто струна лопнула и секундная резкая боль сменилась ясным ощущением что нужно делать. Боец чётко видел, куда нужно стрелять, чтобы поразить тварь, чтобы она уже мёртвой рухнула на землю. Два выстрела. Всего два патрона потребовалось Мятному, чтобы убить рубера. Одна пуля попала в глаз, проникая внутрь, рикошетя от стенок черепа и превращая мозг в кашу. Вторая ушла в пасть, перебив позвоночник и разбив споровый мешок. Ещё мгновение и Мятный красивым движением уходит с траектории полета уже мёртвого рубера. А тот секунду спустя рухнул буквально в полуметре от него и по инерции пропахал еще метров восемь дальше к мосту.

Бой же ещё не окончен! Мятный резко обернулся, выцеливая живых. Но живых тварей уже не было. Ещё раз оглядев поле боя, он понял, что все смотрят на него. Нюхач и Сойка метрах в шести левее и дальше, Бас у пулемёта, бледный, но в глазах радость. И Горец. Тот вообще с места не сдвинулся, обозначил уголком губ улыбку и уважительно кивнул ему. Тишина, только легкий звон в ушах и немного болела голова.

- Мятный! - очнулся Бас.

Боец махнул рукой, мол, я в порядке. Нюхач и Сойка кивнули тоже, опасливо оглядываясь на дохлого рубера.

- Ещё пострелять хотите? - раздался голос Горца, - с двух сторон прут. Голов пятьдесят, наверное. Мелочь, без Высших. Через минуту здесь будут. А те двое так за домом и прячутся, наблюдают пока. Я почему и не вмешался, далеко они.

- Свалить бы, - нервно ответил Нюхач.

Мятный, ещё не совсем осознавший, что у него проснулся Дар и не отошедший от адреналиновой волны, ответил иначе:

- А какие варианты у нас? Всё равно через уродов этих прорываться. Либо тут торчим и отбиваемся, тыл прикрыт, по крайней мере.

Бас ничего не сказал, ему за пулемётом по боку было, что ехать и стрелять, что с места палить. Сойка тоже промолчала, в этих вопросах она ничего не понимала. Да и произошло всё это из-за её глупой ошибки.

- Стоим пока, - решил в итоге Нюхач. Мятный осклабился и подбежал к задней двери машины, достать цинк патронов.

- А кто набивать будет? - все посмотрели на Сойку.

- Что? - непонимающе спросила она.

Бойцы быстро отстегнули пустые магазины. Мятный подозвал девушку и быстро показал, как набивать патроны, благо у всех бойцов они были однотипные. Она в ответ кивнула, понимая, что толку в стрельбе от неё пока мало, а вот если у друзей кончатся патроны, будет плохо. Правда, и набивать она тоже быстро не сможет при всём желании, но хоть какая-то помощь.

- Время, - буркнул Горец.

- Сам-то пострелять не хочешь? - спросил Нюхач. Парень в ответ отрицательно покачал головой и кивнул в сторону высоток.

- Я тех контролировать буду, чтобы веселье вам не испортили.

- Да уж, такое себе веселье… - буркнул Нюхач, отходя на свою позицию. Мятный занял правую сторону, слева от машины устроился Нюхач. В центре у переда машины встал Горец. Через несколько секунд до людей донеслось многоголосое урчание, рычание и треск ломаемых деревьев в подлеске. Нюхач громко проговорил:

- Бас! Пулемётом вступаешь в бой только если увидишь, что не справляемся, слишком уж шумная машинка. Долбить издалека их начнем! - тот в ответ только кивнул. - Сойка, делай, что хочешь, но чтобы у нас всегда были боеприпасы!

Твари показались с двух сторон. К мосту вели три дороги, пересекающиеся в Т-образном перекрёстке перед переправой. Одна стая, голов в тридцать, состоящая, в основном, из бегунов и лотерейщиков, вынеслась на дорогу прямо по курсу метрах в трехстах. Вожаком у них был матёрый кусач. Вторая группа, менее многочисленная, была посерьёзнее, ниже лотерейщиков по развитию никого не было и вожак был рубер, размером как бы не побольше, чем завалил Мятный. И эта стая неслась на людей сейчас справа.

- Бас! Смена планов! Тех, что справа, работай "Кордом"! Слишком серьёзные твари. Мятный, мне помогаешь, но и направо посматривай!

Снова гулко забил пулемёт. Лотерейщикам отрывало конечности, топтунов пробивало насквозь. Несколько кусачей и рубер бросились врассыпную и Басу пришлось выцеливать их по одному.

В это же время, Нюхач и Мятный отстреливали более многочисленную, но слабую стаю. Мятный, чётко, одним выстрелом выбивал затылки бегунам. Нюхачу требовалось больше патронов. На момент, когда оставшиеся твари достигли перекрёстка, их было всего с десяток. Кусач неожиданно сцепился с рубером, врезавшись в него сбоку и они зубастым комком покатились в сторону.

Лента в пулемёте уже закончилась и Бас теперь тоже стрелял из автомата. Мятный снова удивил. Пятью выстрелами свалил дерущихся кусача и рубера. Правда, после этого у него носом пошла кровь и его начало ощутимо покачивать. Да и мазать чаще начал.

- Сойка! - вдруг громко сказал Горец, - помоги Мятному, у него силы на исходе!

- А как же… - начала она, посмотрев на недозаполненный магазин. Но всё же послушалась Горца и подбежала к Мятному. Как и что делать, она уже знала, спасибо Нестору. Приложив руку к затылку друга, она активировала свой Дар. Секундное тянущее ощущение и энергия Улья потекла через неё в Мятного и ему сразу стало лучше. Чтобы восстановить Мятного потребовалось секунд пять. После этого девушка снова взялась набивать магазины, хотя пальцы уже болели.

- Пустой! - крикнул Бас и Сойка подкинула ему набитую спарку.

Горец наблюдал за действиями друзей. Он не вмешивался, но был готов сделать это в любой момент. Да и те два Высших нервировали. И не нападают и не уходят. Ещё Горец читал эмоции друзей, что они в такие моменты опасности ощущают. Нюхач, хоть и боялся, но страх держал в узде и действовал чётко, он-то привычный. Единственное, что он вряд ли когда-то сражался с такой толпой втроём. Да, твари при виде Горца тормозили и подтупливали, но всё же их было много.

Бас и не боялся вовсе. Волнение. Единственное яркое ощущение. В остальном, будто и ничего не происходит, мол, ну и что, пострелушки очередные. Жаль только, что у него не проявился Дар.

С Мятным было интереснее. Он, оказывается, наркоман адреналиновый и сейчас его безвозвратно затянуло это чувство эйфории. При этом он абсолютно ясно понимал, что не бессмертен и на рожон не лез. А когда неожиданно проснулся его Дар, стало только веселее. Как красиво он свалил на лету того низшего! Горец, по правде говоря, в тот момент уже хотел вмешаться и сбить кинетикой летящую тварь. Да и тех двух тоже убил толково. Помимо этого, в нём была ещё та правильная злость, не позволяющая страху туманить разум. Под конец он, правда, увлёкся и выжал себя.

В общем, бойцы они и есть бойцы. Чётко, слаженно, без лишней суеты положили несколько десятков не самых слабых заражённых.

Сойка тоже молодец, боялась не сильно. У неё больше волнение было, что снова подведёт друзей. И наконец-то Горец смог увидеть её Дар в действии со стороны. Да, с почерневшими глазами она становится какой-то… более хищной, что ли. От чего, интересно, это зависит, подумал парень, у остальных такого не происходит.

Наконец, щелчки выстрелов стихли и наступила тишина. Люди оглядывали устроенное ими побоище. Десятки трупов разного размера и комплектации устилали дорогу метров на сто вокруг.

- Пи…ц! - громко прошептал Нюхач и глубоко вдохнул вонючий от запаха крови и тварей воздух. Покрошить втроём около сотни тварей! Три рубера только!

- Да уж… повеселились… - согласился Мятный, - теперь точно нужно валить отсюда. Что-то я подзае…ся.

Люди нервно рассмеялись и посмотрели на Горца. Сойка сразу по окончании боя донабила последний магазин и подошла к парню, прижалась.

- Значит едем, - сказал Горец, - те двое Высших, правда, так и торчат за домом. А я так понимаю, нам в ту сторону и нужно?

- Ага, - произнёс Нюхач, - направление, по крайней мере, нужное. Заражённых, я надеюсь, в округе нет больше? Оружие почистить надо, да и вообще…

- Пока нет, - коротко ответил Горец, увлекая за собой Сойку к машине, - сделаем так, я пойду первым. Если что, тварей уложу. Вы за мной, метрах в пятидесяти держитесь позади. Бас, ты за пулемётом.

- Перезарядить нужно.

Горец кивнул. Нюхач, пока Бас заправлял новую ленту, вместе с Мятным пробежался по ближайшим трупам, собрать содержимое споровых мешков. В рубере, которого завалил Мятный, даже оказалась одна чёрная жемчужина.

Минут через пять друзья тронулись в путь. Как и договорились, Горец лёгким бегом передвигался сейчас впереди. Когда до высотки, за которой, по словам Горца, прятались Элитники, оставалось метров сто, парень поднял вверх руку и произнёс в рацию, чтобы Нюхач снизил скорость до минимума. Рейдер даже съехал с дороги, чтобы оказаться подальше от высотки. Бас контролировал ближайший угол, целясь из пулемёта. Момент был напряжённый, все понимали, что Элита это далеко не те заражённые, которых они расстреливали как в тире. Тут вся надежда на Горца.

Парень в это время следил за Высшими. Те при приближении людей заволновались, начали суетиться. А потом и вовсе разделились. Одна тварь бесшумно рванула в обход здания, а вторая решила спрятаться в тени деревьев небольшого парка во дворе. Горец только усмехнулся, предупредил друзей о второй твари и сказал, чтобы Нюхач подъехал ближе. Машина взрыкнула двигателем и через несколько секунд остановилась в десятке метров от парня.

- Ну что там? - донёсся голос Нюхача в наушнике гарнитуры.

- Одна тварь среди тех деревьев прячется. Вторая… сейчас из-за угла покажется, - Бас на этих словах развернул пулемет назад. И правда, через несколько секунд из-за угла вылетело… все ожидали нечто огромное и страшное. Нет, Элитник был страшный и немаленький, метра три с половиной. Но вот выглядел он необычно. Никаких перекачанных буграми мышц и торчащих в разные стороны шипов. Если можно было бы применить слово "стройный" к такой твари, то монстр таким и был. Поджарое, жилистое тело, покрытое небольшими, гладкими костяными бронепластинами, словно чешуей. Голова на мощной шее бугрилась наростами природной брони и была вытянута вперёд. Огромная пасть с торчащими наружу кривыми и острыми зубами занимала чуть ли не всю морду. Маленькие черные глазки были еле видны из-за наросших костяных пластин. Передние лапы твари выглядели очень длинными. Предплечье перерастало в жуткого вида плоский костяной шип с зубцами на гранях. Такими только рвать и рубить. Кистей как таковых не было. В месте, откуда начинала расти эта "пила", по обеим сторонам от неё были два толстых пальца с острыми когтями.

Заметив или скорее, почуяв, Горца, Элитник зарычал и начал притормаживать, но не остановился. В это же время среди деревьев послышался треск и спустя пару секунд оттуда вылетел… бегемот, не иначе. Тварь была полной противоположностью первой, огромная, вся непропорциональная, куда ни посмотри, везде шипы. Голова чем-то напоминала крокодилью, только была массивная и широкая, а арсенал зубов был гораздо богаче. Передвигался Элитник на всех четырех лапах рваными скачками, будто ему тяжело контролировать своё тело. И как он со своим размером смог в эти заросли бесшумно забраться, промелькнула мысль в голове Горца. Первым гасить нужно было "стройного". Горец привычно "мигнул" за спину твари и был немало удивлён, что она отреагировала на его маневр, будто зная, где окажется человек. Правда, ей это все равно не помогло. Находясь ещё в воздухе и наблюдая за медленно приближающимся костяным резаком, что должен был рассечь его надвое, Горец вбил тварь в асфальт кинетическим ударом. Грохот, треск проламываемых пластин и дорожного покрытия. Пока Высший не очухался от удара, Горец ещё раз "мигнул" и воткнул серп в шею твари, пробивая споровый мешок. Элитник мелко затрясся и затих.

Тут же послышался "ду-ду-ду-ду-дух" пулемёта. Горец рывком выдернул клинок и "мигнул" в ту сторону. Тварь, что было странно, сейчас стояла метрах в пятнадцати от машины и, мотая головой в разные стороны, низко клокотала. Попадания тяжёлых пуль её совсем не заботили. Вот оно что, подумал, Горец, они были связаны. Да уж… собака-поводырь и хозяин. Только вот обратившись, они поменялись местами и, оставшись без "глаз и ушей", тварь не знает, что делать.

- Не стреляй, - сказал в наушник Горец и когда выстрелы стихли, он спокойно подошёл к твари и улучив момент, широким взмахом практически отделил голову от тела, тут же отскочив от извергшегося потока крови. Элитник ещё несколько секунд постоял на лапах и завалился набок.

- Нюхач, того вскроете? - спросил Горец. Пара секунд тишины и рейдер ответил утвердительно. Вместе с Мятным они быстро вылезли из машины и побежали к мёртвому Элитнику. Горец в это время потрошил второго. В итоге получилось восемь жемчужин. Пять черных и три красных.

После стычки, кластер с частью спального района миновали довольно быстро, разминувшись с огромной стаей заражённых, которых привлекли звуки стрельбы. Из города снова попали на лесной кластер. И вот тут образовалась ещё одна проблема. Лесной проселок был забит раскуроченными автомобилями. Как верно прокомментировал Нюхач, люди пытались уехать и застряли на этой дороге. Тут их заражённые и встретили. Выглядело всё это ужасно. Машины будто вскрывали тупыми консервными ножами. Везде были потёки крови и обглоданные кости.

На поиски другой дороги ушло ещё минут тридцать, в течение которых людям пришлось пару раз отгонять мелких заражённых, вроде бегунов и лотерейщиков, а Нюхач ювелирно объезжал заторы. Мятный высовывался в люк вместо Баса и меткими выстрелами из автомата убивал пару-тройку тварей. Остальные спешили убраться, понимая, что добыча им не по зубам.

На втором съезде была та же картина, разбитые машины и останки тел. С третьим съездом повезло, машины хоть и были, но проехать можно. Пришлось, правда, растолкать небольшой затор в начале дороги. "Тигр" справился с этим на отлично. Горец ещё пару раз предупреждал о тварях, но те так и не показались, чувствуя опасность. Дальше дорога уже была пустая и люди смогли немного передохнуть и перекусить на ходу. Кластер сменялся кластером, лес, поле, деревенька в стороне с разрушенными домами.

***

К концу дня к Форпосту так и не выехали. Даже к окрестностям, хотя Нюхач уверял, что знает те кластера неплохо. На ночь остановились в очередной пустой и полуразрушенной деревне. Тут даже пустышей не было, которые часто в таких местах остаются. Выбрали дом поцелее и там устроились. Много не разговаривали, все, кроме Горца, да и Сойки, пожалуй, были уставшими. Настроение тоже было ни к чёрту, всё-таки друзья рассчитывали добраться до Форпоста. Вообще, что-то странное твориться начало после выезда из промзоны. Сначала река эта, теперь и игры какие-то с расстояниями и местностью. По всем раскладам они должны были добраться, если не до самого Форпоста, то хотя бы до ближайшего к нему городского кластера. Направление Нюхач держал верное, ошибиться было невозможно. Но выходило, что он всё-таки где-то промахнулся и они уехали километров на пятьдесят непонятно куда. Мест этих рейдер совсем не узнавал.

Дежурить в ночь вызвался Горец. На возражения друзей отвечал, что им полноценно отдохнуть нужно, а сам он и в машине подремать может потом. Спорить дальше никто не стал и мужчины расположились на ночлег в одной из комнат дома. Целой мебели почти не было, перед ужином ещё кучу обломков выгребли, поэтому спать пришлось на полу. Но, привычно, никто не жаловался. Сойка ещё с пару часов побыла с Горцем. Как тогда, перед боем с Иным, молчали, понимая друг друга без слов. А ещё она всё так же продолжала "подкачивать" парня тоненьким потоком энергии. Потом девушка ушла спать в машину, места между задних сидений было для неё достаточно.

Время до утра прошло тихо и спокойно. Посреди ночи, правда, к деревне вышла орава заражённых рыл в сорок, но напасть они не решились. Минут, наверное, двадцать, покрутившись у окраин, твари ушли дальше.

Глава 15

Ближний Запад.


Утром, с первыми лучами местного светила, Горец всех разбудил и сказал, что пока они будут готовиться к отъезду, он отдохнёт. На вопрос о поесть, парень ответил, что поест в дороге чего-нибудь.

Минут через сорок выдвинулись. Ехать продолжали в том же направлении, что и вчера. Всё-таки Нюхач был точно уверен, что не мог ошибиться. Местность была всё та же, леса, поля и была незнакома рейдеру.

- Люди впереди. Много, - произнёс Горец и Нюхач снизил скорость.

- Неужели доехали… - буркнул Нюхач, - только вот леса этого тут не должно быть. Ничего не понимаю.

- Так может остановимся, разведаем сходим? - спросил Бас. И точно, с этими непонятками в местности про элементарное и забыли. Метров через пятьдесят показался более-менее нормальный съезд с дороги в лес. Туда и свернули. Потом ещё с полчаса маскировали машину. Идти решили вдвоем, Нюхач и Мятный. Перед уходом Горец ещё раз качнул обстановку. Тварей вокруг не было, о чём и сообщил. А вот страх в эмоциях людей впереди, ощущался. И ещё была некая обречённость, причин которой, Горец не видел. Минут через пять ушли Нюхач с Мятным, бесшумно растворившись в зарослях.

Их не было около часа. Горец, конечно, "вёл" друзей, но Бас нет-нет, но поглядывал в сторону, куда ушли Мятный с Нюхачом. Когда они вернулись, первое, что сказал Нюхач, было заковыристое непечатное выражение.

Как оказалось, метрах в двухста дальше, лес резко заканчивается и ещё метров на сто тянется полоса отчуждения. И вот дальше снова река. Через неё укреплённый мост, сразу переходящий в немаленькую заставу. И самое интересное, над заставой поднят флаг Гвардейского. Нюхач такого не помнил. Реки с заставой тут отродясь никогда не было, как и не было у стаба флага. Герб был. А вот флага с этим гербом не было. Никто этим никогда не заморачивался.

- Не было у нас таких застав. Я на всех Форпостах был, их шесть штук у нас. Но такой не было. Река эта ещё… - Нюхач покачал головой.

- Так что делать будем? - спросил Бас. Ситуация складывалась странная. Все задумки, что обговаривали друзья, сейчас катились псу под хвост. Что за Форпост такой на реке? Откуда он взялся? Был, конечно, вариант, что Нюхач всё-таки ошибся с направлением и они выехали к незнакомой ему заставе. Но это было слишком невероятно. За почти два года жизни в Гвардейском, Нюхач знал обо всём, что дозволено знать человеку его уровня и информация о количестве форпостов не была закрытой. А эта застава не выглядела каким-то секретным объектом, тем более, она была как раз по направлению нужного им Форпоста.

- Не знаю, - ответил Нюхач, - вообще всё незнакомо. И как сейчас действовать тоже не пойму.

- Может… понаблюдать? - спросил Горец.

- Толку-то за стенами наблюдать? - буркнул в ответ рейдер.

- Так может внаглую заявиться? - спросил Бас и тут же поднял руку, останавливая Нюхача, - всё я понимаю, что может быть. Но сам видишь, какая ситуация. Ждать сидеть и караулить кого-то? Так я сомневаюсь, что в эту сторону кто-нибудь поедет в ближайшее время. Либо, сидим до ночи тут и пробуем скрытно проникнуть. Осталось только придумать, как через реку и стену перебраться.

Люди усмехнулись. В принципе, смысл в словах Баса был. Информация, которой они обладают, может выторговать им свободу. Сразу, по крайней мере, стрелять точно не начнут.

- Я могу попробовать, - сказал Горец, - спрячусь в невидимость… да, я так тоже умею. Пройду по мосту. Прыгну через стену. Пошарюсь там, поспрашиваю.

Рейдеры улыбнулись, представив, КАК он будет спрашивать.

- Чего ржёте? - парень и сам улыбнулся, - убивать же никого не собираюсь.

- Ну да, ну да… ладно. Посмеялись и будет. Решать нужно, - ответил Нюхач.

Люди ненадолго замолчали. Сойка в разговоре не участвовала, только слушала, посоветовать ей всё равно было нечего. И вновь Горец высказался:

- Я всё же думаю, идти мне. Шансов незаметно пробраться у меня больше всех. Да и… если шумно уходить придется, то у меня опять же, больше шансов. Наступит ночь и пойду. Серп один возьму, другой вам оставлю.

Как ни крути, а Горец был прав. Кто и что бы не говорил против. В итоге так и решили. Сойка даже сильно не спорила, понимала, что иначе может быть только хуже. Остаток дня посвятили наблюдению, чистке оружия, уборке в "Тигре". Раз в час менялись на лёжке. Даже Сойка побывала на наблюдении. С Горцем, конечно же. Наблюдением, правда, сильно не заморачивались, но и совсем лишнего себе не позволяли. Да и место не располагало.

Когда уже стало совсем темно, Горец засобирался. Брать, кроме серпа, с собой ничего не стал. Перед дорогой попрыгал, проверив, не брякает ли что.

- Я пошёл, будьте тихо. С час назад, там стая проходила, - парень указал рукой куда-то в сторону Пекла, но видно всё равно ничего не было, - в общем, я на рации. Если что, кричите, примчусь. Надеюсь, не дойдет до этого. Постараюсь недолго.

Поцеловав Сойку, Горец растворился в ночи. И людям сразу стало неуютно. Сойке даже вдохнуть-выдохнуть глубоко пришлось, чтобы отогнать накативший страх. Да уж, вновь подумал Нюхач, без Горца им всем давно каюк настал бы.

- Сойка… - прошептал рейдер. Когда она обозначила внимание, продолжил, - я сейчас местность сканировать буду. Если что, меня подзаправишь?

Та в ответ кивнула, потом сообразила, что её не видно и тихо ответила:

- Конечно.

***

В это время Горец уже стоял в тени рядом с мостом, прокачивая обстановку впереди. Страх. Основное, почему-то, ощущение у людей за стенами впереди. Горечь, чувство бессилия. Ещё он ощутил знакомый "привкус" эмоций Веды. Она-то тут что делает, подумал парень. Двадцать семь человек, насчитал Горец. Двое сейчас у ворот, один из них спит. Ещё четверо на стенах, передвигаются постоянно, патруль значит. Ещё пятеро на улице на территории, остальные, видимо в здании. И Веда там же. Как бы до неё добраться… ладно, об этом будем думать уже внутри, решил про себя Горец.

Луч прожектора лениво гулял по мосту, так что обойти его не составило труда. Парень приник спиной к стене и стал передвигаться дальше от моста. Отойдя метров на двадцать, тут как раз был угол, парень остановился. Над ним, метрах в четырех выше, на стене, были люди. Двое. С минуту они постояли и разошлись. Горец увидел падающий в сторону реки красный уголёк от окурка. Придурки, подумал он. Когда патрульные ушли на достаточное расстояние, Горец отошёл от стены на пару шагов, развернулся и мощно подпрыгнув, "мигнул", подбрасывая себя ещё выше. Секунды, на которую он завис над стеной, хватило рассмотреть диспозицию внутри заставы. Форпост был прямоугольной формы. Длинной стороной метров сто и примерно сорок в ширину. Стена метров пять в высоту была сложена из бетонных блоков и выдержала бы, наверное, выстрел из гаубицы прямой наводкой. Внутри за воротами было огороженное пустое пространство, сейчас забитое машинами. Грузовики, джипы, успел отметить парень. Дальше, после ещё одних ворот было большое П-образное одноэтажное здание. Вернее, "крылья" были одноэтажными, а "перемычка" двухэтажной. Что было за зданием, Горец уже не увидел, наверное, второй выезд. Идти решил к Веде, её он знал хоть сколько-то. Она, судя по отблескам эмоций, была сейчас на втором этаже, ближе к дальнему углу здания. На крышах, кстати, были люди на огневых точках. Будто ждут кого-то, подумал парень, мягко приземлившись на вытоптанную до твердого состояния землю. Внутри заставы было хоть и светло, но тени было достаточно, чтобы передвигаться перебежками, на время отключая навык невидимости. Выматывал он не сильно, но держать его активным было нецелесообразно. Плюс ещё нужно было постоянно воспринимать эмоции окружающих людей. Минут через десять Горец стоял в тени сбоку от внутреннего крыльца здания. Идти парень решил через центральный вход, в окна ломиться не стал. А так, в невидимости, вполне реально прошмыгнуть под носом охраны. Ещё минут двадцать он ждал, пока охраннику на дверях захочется выйти на свежий воздух. Прямо как фильмах, Горец даже усмехнулся про себя, удалось почти впритирку к бойцу пройти внутрь. Охранник, так ничего и не заметивший, ушёл в вахтёрную. Тем лучше, снова пришла мысль, теперь лишь бы доски на полу не заскрипели.

Коридор был длиной метра четыре и упирался в развилку. Напротив был другой вход с такой же кабинкой вахтёра. Там сейчас было пусто. Окрашено всё было так же, как и в здании КПП в стабе, оштукатуренный потолок и зелёные стены. Горец осторожно начал продвигаться вперёд. Шумов хватало, но парень старался передвигаться тихо. Минут через десять он добрался до второго этажа. Кабинет, в котором сейчас была Веда, оказался и в правду угловым, сразу напротив лестницы. На этаже, в кабинете, ближе к середине коридора, было ещё пару человек. И они сейчас пили. Это хорошо, даже если немного пошуметь, они не заметят. А от ментата исходили спокойные эмоции, будто она занята чем-то рутинным. Может, так оно и было. Горец тихо подошёл к двери и после выдоха, негромко постучался.

- Открыто… кого там на ночь глядя прита… - пока она это говорила, парень успел войти в кабинет, удивиться, что дверь открывается внутрь, снова удивиться совершенно другой причёске Веды, закрыть дверь на щеколду и мгновением спустя, приставить серп к её шее.

- Э, э! - покачал головой Горец, - не советую. Ручки на стол. Будем разговаривать. Кстати, привет, Веда, - улыбнулся парень. А длинноволосая девушка, и без того, стремительно бледнеющая от страха, попросту вырубилась, чуть не отрезав себе голову о серп, когда её повело в сторону. Пришлось ловить, чтобы ещё и не грохнулась со стула.

- Вот же пи…ц! - прошипел Горец. Положив серп прямо на бумаги, он обогнул стол и, стащив девушку со стула, перенёс на небольшую кушетку. Оглядев кабинет и не найдя чем можно было бы её связать, сдёрнул со стены флаг с триколором и серпом распустил его на две части. Связав девушку, Горец набрал из кулера воды. Пару стаканов он выпил сам, а третий выплеснул на девушку. Та сразу очнулась. Кричать не смогла, кляп из того же триколора этого не позволял. Веда лихорадочно оглядела свой кабинет и только когда поняла, что деваться ей некуда, перестала дёргаться. Страх. Пронизывающий, едкий страх. Вот что сейчас ощущала девушка, пытающаяся взять себя в руки. С длинными волосами ей, кстати, было намного лучше. Только вот когда она их отрастить успела. Что-то не сходилось в голове у Горца. Он поставил перед ней стул и сел, положив серп на колени.

- Не будешь делать глупостей, всё будет в порядке. И… извини, что я так ворвался, но по-другому никак, вы же на нас охоту объявили, сама понимать должна.

Девушка непонимающе мотнула головой. Горец тоже самое отметил и в её эмоциях. Он нахмурился.

- Я сейчас вытащу тряпку. И мы поговорим. Если надумаешь закричать или ещё что-то… нет, не убью. Вырублю, пикнуть не успеешь. Но потом голова болеть будет. Так что выбирай, - Горец несколько секунд всматривался в испуганное лицо девушки, - поговорим?

Она осторожно кивнула. Парень вытащил кляп. Веда молчала. Это хорошо. И не смотря на страх, пыталась пробить парня своим Даром. Горец ухмыльнулся.

- Забыла что ли? Не действует на меня твой Дар.

- Кто ты? - тихо спросила она, - что тебе нужно?

Горец ненадолго завис. Нестыковки всё продолжали накапливаться и объяснения им так и не находились.

- Я Горец. Не могла же ты меня забыть за несколько дней. И Сойку и Нюхача…

- Не знаю никакой Сойки. И тебя не знаю. А Нюхач погиб в Пекле месяц назад…

Вот теперь парень завис надолго. Откинувшись на спинку стула, Горец всматривался в девушку. Он ничего не понимал. Не могло такого быть. Не могла она про Нюхача придумать, сама же его видела, разговаривала с ним. Да и какой месяц?! Не могла она забыть их компанию. Не могла отрастить волосы за столь короткий срок. Глаза. У Веды был другой цвет глаз.

- Линзы? - невпопад спросил Горец.

- Что?

- Линзы, говорю, носишь? Я тебя последний раз видел когда, ты стрижена коротко была и глаза у тебя были карие.

Теперь Веда смотрела на него как на идиота. Кроме страха у девушки появилось чувство непонимания, сродни тому, что сейчас ощущал и сам Горец. Набрав воздуха в грудь, она произнесла:

- Я тебя вообще вижу в первый раз. И откуда ты Нюхача знаешь? И что тебе нужно вообще?! Ты в курсе, что с тобой будет?! - чуть повысила голос Веда. Парень не обратил внимания на угрозу в последней фразе, он лихорадочно прокачивал ситуацию, пытаясь найти объяснение происходящему. Но на ум ничего не приходило. Он провёл рукой по волосам и сказал:

- Так… давай начнём всё сначала. Я Горец. И в вашем стабе мы с Нюхачом появились с неделю назад. И да, его группа полегла в Пекле вся. С нами были ещё…

- Да нет стаба уже! - прошипела Веда, - больше недели уже как… - шепотом закончила она. А у Горца всё перевернулось с ног на голову. Он уже совсем ничего не понимал.

- Как это, нет? Не понимаю, мы же вот… - спросил он спустя минуту.

- А вот так… Килдинги вырезали… как что случилось, не спрашивай, не знаю. Диверсия какая-то. Началось внутри стаба, потом, почти сразу и снаружи напали. Мы и сделать ничего не успели… а ещё тварь эта… с такими же, кстати, как и у тебя глазами. Только… зубов таких не было… всех вокруг в пустышей обращала… и смеялась… сука… сожгла бы её на медленном огне… нас спаслось человек десять всего… я, из охраны несколько парней, да Зубр с Близнецами… сюда приехали… - прорвало, наконец, Веду. К концу она говорила всё тише. Даже глаза предательски заблестели.

Горец читал девушку и понимал, что она не врёт. Слишком яркие эмоции от пережитого. Но как?! Как это могло быть? Ничего не сходится. И он коротко рассказал Веде о себе, Нюхаче и остальных.

- Жив, значит… - с каким-то странным выражением произнесла девушка, даже лицом смягчилась. А через секунду снова стала серьёзной и продолжила:

- Но вот не было вас в стабе, хоть убей. Правильно ты сказал, тебя бы я не забыла. И ведь тоже знаю, что не врёшь. Только не пойму, как такое может быть…

- А мы сообщить хотели, что на Гвардейский напасть хотят… опоздали, получается… только вот и я нихрена не пойму, как, - Горец снова провёл рукой по волосам. Он абсолютно не понимал, что сейчас происходит. Время будто сместилось для всех на разные промежутки. Но ладно бы это, а как объяснить то, что сидящая перед ним Веда, не была той Ведой, которую он помнил? Горец выдохнул и произнёс:

- Старик сказал, неделя ещё есть… нихрена не пойму… мы ведь у вас в Гвардейском, вот, несколько дней назад гостили…

- Старик? В плаще, в шляпе, как у ковбоев? - переспросила Веда. Горец нахмурился снова и кивнул.

- Был тут старик… вчера. Я с ним не общалась, Зубр разговаривал, он сейчас за главного. Потом ушёл. Странный он какой-то был, как и тебя, не смогла его прочесть. И он со стороны Пекла пришёл, один…

- Где Зубр сейчас? - перебил Веду Горец.

- Он… не знаю… спит, а может и надирается с горя…

- Про старика этого он говорил тебе что-нибудь?

Веда отрицательно мотнула головой. Она всё не могла понять, что этому черноглазому типу нужно. А его зубы, она даже вспоминать боялась. Сначала, она решила что это из сектантов кто-то, добить их пришли. Но человек начал говорить об очень странных вещах. Её саму знал откуда-то, Нюхача. Ещё и говорит, что жив он! Сердце даже заколотилось чаще… у неё в голове сейчас была такая каша, ещё и страхом приправленная, что мыслить конструктивно не очень получалось. Особенно, когда он хмурился и ей в глаза смотрел.

А горец пытался сопоставить всё в хоть сколько-то понятную картину, но не получалось. Явно произошло что-то за гранью его понимания. Единственной ниточкой был Нестор. И он здесь был. Теперь только Зубра разговорить осталось. А он опасен, как бы и до стычки не дошло. Тем более, если напивается сейчас.

- Мне нужно с ним поговорить об этом старике, узнать, что он Зубру говорил.

- Я тут при чем? - вырвалось у девушки и она уже начала жалеть о своей несдержанности. Горец на это лишь хмыкнул. У него родилась мысль.

- Телефон работает?

- Что? - не поняла сначала Веда.

- Сейчас ты, по телефону, вызовешь сюда Зубра. Мы с ним мило, как и с тобой, пообщаемся. И я уйду.

- Он тебя убьёт… - ответила девушка. Горец пожал плечами.

- Пусть попробует, - глухо сказал парень, на мгновение "выпуская" своего зверя. Веда опять побледнела, нет, этот… лучше не спорить с этим квазом, решила девушка. Горец поднялся со стула и снял с базы трубку телефона.

- Что набирать? И не глупи. Поверь, убивать я никого тут не хочу.

Девушка некоторое время смотрела на Горца и всё-таки назвала номер для вызова вахтенного. Горец набрал цифры и приставил трубку к уху Веды.

- Вахта, это Веда. Найдите мне Зубра, срочно, - несколько секунд паузы, - да насрать мне, что ночь на дворе! Он мне срочно нужен, выполняй!

Горец убрал трубку, а девушка снова на него посмотрела и произнесла:

- Ждём теперь. И я тебя предупредила.

Парень в ответ лишь кивнул, сейчас он сконцентрировался на обстановке. Потом он встал с краю от двери, открыв щеколду. Минут пять было тихо и со стороны лестницы, наконец, послышались шаги. Двое, сосчитал Горец, исчезая. У девушки рот открылся от удивления. Незнакомец исчез. Совсем. Она даже своим Даром не ощущала его! Спустя несколько секунд послышался стук в дверь. Так как открывалась она внутрь кабинета и в сторону кушетки, сразу увидеть связанную девушку вошедший здоровяк не смог. Этот Зубр реально был похож на зубра, под два метра ростом, широкоплечий и с бычьей шеей мужик. Кителя на нем не было, только тельняшка и Горец смог оценить мускулатуру человека. За ним шел охранник. Обычный с виду, не большой и не маленький, разве что в полном боевом был. Даже в шлеме.

- Веда, ну на кой я… что тут… - начал говорить Зубр, пройдя на пару шагов внутрь, но осёкся, почувствовав неладное, да и Веду, наконец, увидел. В этот же момент начал действовать и Горец. Одним движением он втянул второго бойца в кабинет и той же рукой, согнув её, локтем в голову остановил охранника. Лязгнули зубы и тот сразу вырубился. Зубр уже начал разворачиваться, даже слишком быстро начал разворачиваться, ещё и пистолет достаёт! Перехватив в одно мгновение серп в другую руку, Горец не дал с шумом грохнуться охраннику, придержав его. Но на этом он потерял время и создалась патовая ситуация. Ему в лицо смотрело дуло пистолета, а у шеи Зубра был серп, который даже чуть рассёк кожу.

Так они простояли несколько секунд, сверля друг друга взглядом. И Горец повторил фокус, как с автоматом Баса, при их первой встрече. Пистолет сам собой передёрнул затвор, выщелкивая патрон и тут же выпала обойма, громко ударившись об пол.

- Поговорим? - начал Горец. Как и с Зубром, которого он помнил, этот тоже почти идеально контролировал свои эмоции. Первую гневную вспышку он уже погасил и сейчас был спокоен как танк, - не советую. Не успеешь. Да и не убивать я вас пришел. Хотел, уже убил бы, - вторая рука Зубра остановилась, так и не дотронувшись до ножа на поясе.

- Кто ты? - бухнул Зубр.

- Уже не так важно, я думаю, - кое-какие мысли начали оформляться в голове Горца, но нужно было узнать, о чём говорили Зубр и Нестор.

Горец кивнул Зубру в сторону кушетки. Тот скосил взгляд.

- Веда?

- Я в порядке. И он не врёт. Выслушай его, - ответила девушка. Зубр недовольно набычился, перекатив камни желваков на лице, но послушался и не делая резких движений, уселся рядом с Ведой. Горец прикрыл дверь, ногой отпихнув охранника. На вопросительные взгляды ответил:

- Жив, - всё-таки встретил парень охранника довольно жёстко. Нос точно сломал, может и челюсть выбил.

Садиться на стул Горец уже не стал, так же ногой отодвинул его в сторону.

- У меня всего один вопрос. И я уйду. О чём ты разговаривал со стариком? Каждое слово.

- А если не скажу?

Горец пожал плечами, наклонил голову набок и ответил:

- Скажешь.

Зубр усмехнулся и начал говорить:

- Не врал, значит, старик этот… а я его психом посчитал… вас, правда, больше должно быть.

- Так что старик говорил?

- Сказал, что после него приедет группа людей. С Той стороны. Он и сам оттуда пришёл. И что будете вы рассказывать небылицы всякие. Но всё правдой окажется. И тебя описывал. Черноокий мОлодец с мечами. Так он сказал и просил оказать помощь, если понадобится. Я ему не поверил конечно. Теперь вижу, зря. Всё, что он говорил, только вас касалось. Просил передать, чтобы дальше форпоста не уезжали… как же он сказал-то… не возворотитесь обратно иначе… как-то так. Сказал, чтобы поворачивали и ехали обратно, откуда путь начали. И что место найдете, где многое вам ясно станет. Ещё сказал, чтобы потом время зря не теряли и прямиком в Гвардейский ехали, что вам там пока ничего не грозит, - Зубр сделал паузу, - о чём он? Стаб ведь разрушен...

Теперь хмурился уже Горец. Ответов не прибавилось, но кое-что становилось понятно.

- Сам не всё понимаю. Будто со временем что-то произошло. Это всё, что он сказал?

Зубр кивнул.

- Я тогда пойду… надеюсь, задержать меня не будете пытаться? - Зубр отрицательно мотнул головой. Хрень какая-то происходила и он хотел поскорее закончить всё это. Что старик, что этот "мОлодец" были крайне опасны, уж на это Чуйка безопасника реагировала стопроцентно. Хрен с ними и их проблемами, своих по горло.

Горец уже подошёл к двери, когда Веда его окликнула:

- Постой… - парень вопросительно на неё посмотрел, - Нюхач реально жив?

- Жив, - коротко ответил Горец, уже понимая, что последует дальше и решая, что делать, она ведь не отвяжется просто так. Зубр, уже освободивший девушку, непонимающе посмотрел на неё. А Веда, мотнула головой и обратилась к Горцу:

- Я с тобой хочу пойти. Послушай! - она чуть повысила голос, не дав парню вставить слово, - я его люблю. Когда, месяц назад, Винт вернулся без группы и рассказал, что все погибли… в общем… часть меня тоже умерла. А тут ты говоришь, что он жив… это всё невероятно, с трудом верится… но я должна убедиться…

Зубр удивлённо смотрел на Веду. Потом перевёл взгляд на Горца. А ему и крыть было нечем. Он, конечно, мог тупо отказать, но что-то ему подсказывало, что так будет неправильно.

- Он может оказаться не тем Нюхачом, которого ты любила. Та Веда, которую знаю я, была другой. И вы не были вместе. Она нравилась Нюхачу. Но не сложилось у них. И ты, Зубр, другим был. Не таким… зубром. Но характер один и тот же, да… - Горец усмехнулся, видя абсолютное непонимание на лице мужчины, самообладание его дало сбой. Девушка некоторое время обдумывала слова Горца.

- Всё равно… если есть хоть небольшой шанс…

- Ты о чём вообще, Веда? - возмутился Зубр. - Стаб вырезали, мы еле спаслись…

- Зубр… - устало произнесла девушка, - я должна убедиться, пойми… и спасибо, что из петли меня вытащил тогда… но я должна…

Мужчина медленно выдохнул и посмотрел на Горца. С Ведой спорить было бесполезно. Он уже давно это понял. Если втемяшится что-то, стены пробивать головой начнёт, но добьется своего. Да и ментат отличный, чего уж говорить, пользы от неё выше крыши.

- Может хоть ты её переубедишь? - Горец в ответ лишь головой покачал, - ладно… но если ты с ней что-нибудь сделаешь… я тебя хоть из перезагрузки достану… и не помогут тебе ни твои зубочистки, ни Дары…

Горец улыбнулся уголком губ и ответил:

- Согласен.

***

Они стояли у ворот. Их провожал сам Зубр и пара охранников на воротах. С выходом из Форпоста проблем не возникло, хоть у охраны и вытянулись лица при виде Горца. Зубр ещё обещал в тык дать всем, что прошляпили диверсанта. Поначалу безопасник предложил Горцу вызвать остальных и переждать ночь на заставе. Но парень отказался, ответив, что поедут сразу, задерживаться не станут. Это всех удивило, кто в ночь-то ездит. Горец лишь снова усмехнулся. Но на самом деле он не хотел, чтобы видели Сойку. Слова Веды о ком-то с чёрными глазами и обращавшего всех в пустышей, навели на недобрые мысли. А Веде, если вдруг начнёт что-то, можно всё объяснить, она поймет. Тут же, хрен знает, может и стрелять начнут сразу, как Сойку увидят. На взводе все, видно и без Даров.

Горец стоял в стороне, пока Веда и Зубр прощались. Он настойчиво ей о чём-то говорил, парень старался не слушать и так понятно всё. Та в ответ кивала, пару раз наоборот, мотала отрицательно головой. Охранники старались прикинуться ветошью, боялись всё-таки Зубра.

Наконец, они крепко обнялись и подошли к Горцу. Веда была одета по-походному. Камуфляж, лёгкий бронежилет с разгрузкой, заполненной магазинами к автомату, берцы, кепка. За спиной рюкзак, литров на пятьдесят и видно, что забит до отказа. На груди висит автомат, очень похожий на тот, что дал Горцу Нюхач. Пистолет и нож закреплены на разгрузке, клевец в петле на поясе. В общем, к длительному рейду готова. Кстати, пока девушка собиралась, Горец рассказал обо всём Зубру. О Сойке и Ином, конечно же, умолчал. Зубр потом долго размышлял и ответил, что тоже ничего не понимает. Получается, что не только обычных миров много, но и вариантов самого Улья? По-другому и не объяснить. Потом вкратце рассказал о потере стаба. Оказалось, что сектанты проникли в стаб задолго до нападения. Человек тридцать. В нужный момент они вырезали верхушку стаба, патрульных на стенах и открыли ворота. Потом стаб начали обстреливать из минометов. Как так прое…лись, никто понять не мог. После обстрела Килдинги ворвались в город. И началась резня. Возможно, отбиться и удалось бы, но чуть позже появилось нечто. Элитник, привязанный к грузовику. Он внушал такой ужас, что бывалые рейдеры в штаны срались на месте и ни о каком сопротивлении уже речи не шло. И с тварью были они. Старуха с длинным кривым посохом и молодая девушка с безумным взглядом чёрных глаз. Она всё смеялась, когда подходя к очередному бойцу, который от ужаса и дышать-то не мог, обращала его в пустыша, просто кладя руку на голову. Вот это реально было страшно. Как спаслись? Повезло оказаться близко к Северным воротам. Оттуда не сильно лезли. Поначалу их спаслось около полусотни человек на нескольких машинах. Была погоня и ценой ещё многих жизней удалось уничтожить всех преследователей. На оставшихся трёх машинах поехали по форпостам. Оказалось, и там вырезали всех, жестоко и кроваво… только этот и остался, шестой. Самый дальний от стаба и самый близкий к Пеклу. Вот и торчат тут уже почти месяц, боятся нос высунуть, думают, что дальше делать, запасы-то не бесконечные.

Про Веду Зубр тоже рассказал. Она на самом деле Нюхача любила и пара из них вышла на загляденье. Только вот Нюхач трейсером был, рисковал постоянно. Но и жили они на широкую ногу, если так можно сказать о жизни в Улье. Для Зубра Веда была как младшая сестра. Они даже с Нюхачом подрались на Арене, когда Зубр узнал, что рейдер клинья к девушке подбивает. Потом сдружились, конечно. И любили Нюхач с Ведой друг друга так, будто последний день живут. Когда Нюхача не стало, не стало и Веды. И ведь на самом деле Зубр её из петли вытащил. Она тогда не шутила. Кое-как в себя её привел, вроде и жить начала дальше и на тебе, ещё и дома лишились… Горцу оставалось лишь посочувствовать.

- Готова? - спросил парень. Веда кивнула. Она была сейчас чуть бледной, а в эмоциях был полный кавардак, страх, надежда и много ещё чего.

- Калитку открывай, чего встал?! - рыкнул на охранника Зубр. При этом он был как всегда спокоен, даже в эмоциях. Но выдавали глаза. В них стоял страх и та же надежда. Охранник рванул к воротам и начал отпирать замки на массивной двери в ещё более массивной створке. Горец протянул руку Зубру. Тот крепко ответил на рукопожатие.

- Береги её. И помни мои слова, - глухо произнес Зубр. Горец кивнул и посмотрев на молчавшую девушку ответил:

- Если вдруг… не срастётся… верну живой-здоровой.

А Зубр только головой покачал и рукой махнул.

- Не вернётся она. Им с Нюхачом сама Судьба благоволит… или Улей, если уж вы тут появились. Обещай ещё… если удастся попасть в Гвардейский до нападения… не знаю как… ничего не пойму до сих пор… убейте этих мразей… пусть хоть где-то их не будет…

Горец снова кивнул. Дверь лязгнула последним замком и охранник её открыл. Парень развернулся и вышел наружу. Веды не было ещё с минуту. Подойдя к Горцу, она тихо сказала:

- Надеюсь, я не ошибаюсь…

- Не бойся. Так или иначе всё будет как нужно. Если что, обратно верну тебя. Идём.

Луч прожектора провожал их почти до самого леса, освещая дорогу. Горцу это было, конечно без надобности, но Веде помогало. Да и с каждым шагом ей всё страшнее становилось. В результате, когда они уже скрылись в лесу и свет прожектора перестал бить в спину, парень остановил девушку и в полной темноте сказал:

- Не бойся, говорю. Зараженных поблизости нет. Волноваться не о чем. Да и будь даже, всё равно не нападут. Не спрашивай, потом всё. Ещё один момент. Очень важный. Сразу предупрежу, чтобы не возникло… опасных недоразумений. С нами девушка. Её зовут Сойка. Нет! Да послушай ты! - Горец остановил начавшую говорить Веду, - Сойка моя. В смысле… мы с ней вместе. К Нюхачу она никаким боком, друзья. Но… в общем, она может быть очень похожей на ту, которая людей у вас в стабе в пустышей, как вы говорили, обращала. Я сам далеко не всё пока понимаю. Мы не враги и едем предупредить Гвардейский об опасности, - лицо Веды в темноте, даже со зрением Горца, было видно нечётко, но и этого хватило, чтобы рассмотреть ее реакцию. Да и в эмоциях то же самое было. Злость, страх, желание убить, горечь за своих, удивление, непонимание. Горец продолжил:

- Сойка не такая, как ты знаешь или помнишь по нападению. И к сектантам ни я, ни она отношения не имеем. Вернее… они нам должны. Нам тоже есть, за что им пи…ды вломить. Так что, не нужно, когда её увидишь, за ствол хвататься. Я-то просто тебя вырублю и свяжу снова. А вот остальные могут и пристрелить. Понятно?

Веда некоторое время молчала и потом ответила:

- Хорошо, - и добавила после паузы. - ты ведь из-за неё не захотел своих звать на ночь к нам?

- Да. Ты, Зубр, может ещё поняли бы. Остальные не знаю. И пришлось бы вас всех немножечко убить.

Девушка невольно улыбнулась от этого сочетания слов, но тут же стала серьезной.

- Я поняла… хорошо. Лишь бы Нюхач… - она замолчала, не зная, как продолжить. Они вновь двинулись дальше и Горец сказал:

- Не хочу давать ложную надежду. Пойми мои слова правильно. Нюхач и… ммм… короче, он к той Веде и так неровно дышал. Не знаю, почему не сложилось у них… или у вас… в общем, там… в другом Улье… наверное… но шансы у тебя есть и немаленькие.

- Я поняла. Спасибо, - ответила девушка, - идти долго?

- Нет, тут где-то поворот… о, вот и он, - на самом деле Горец ещё у ворот начал качать эмосферу и своих друзей ощущал чётко. Те волновались, но страха не было. Или был, но прошёл.

- Как ты в темноте такой ещё различаешь что-то… - прошептала Веда.

- Я вообще, человек разносторонний, - усмехнулся в ответ парень и достав рацию, "прощелкал" в канал "я иду, всё чисто" и потом добавил "не стрелять, свои". Этим кодовым сигналам их Бас и Мятный по дороге учили. Да и вообще, много чего нужного рассказывали.

- Подходим уже. Тут осторожно, дороги почти нет, - Горец взял Веду выше локтя и медленно повел дальше. Девушку всё сильнее начинал одолевать мандраж. Парень остановился, встал напротив неё и прошептал:

- Хорош трястись. Всё нормально будет, - Веда порывисто кивнула, пару раз глубоко вдохнула-выдохнула. Бояться меньше она не стала, но хоть в руки взяла себя более-менее. До машины уже было метров тридцать. Снова взяв рацию, Горец произнес в гарнитуру:

- Нюхач, готовься. Я тут не один, Веду веду… тьфу… короче, сами разберётесь. И ничему не удивляйтесь, я сам в ах…е.

- Нюхач принял, только не понял. Долго ты. Сойка тут извелась вся уже.

Горец улыбнулся, тепло на душе стало. Он снова обратился к Веде:

- Помни, о чем я говорил насчёт Сойки. Сейчас, правда, не до неё тебе будет, но всё же, - закончил он.

Минуты через две подошли, наконец, к машине. Горец отпустил руку Веды.

- Вы где там? Не вижу нихрена, - донёсся немного левее машины шёпот Нюхача. Веда сначала аж вскрикнуть хотела, но осеклась. В её эмоциях сейчас бушевала настоящая буря.

- Нюхач… - прошептала девушка.

- О, привет Веда, а ты чего здесь? - уже ближе послышался голос рейдера, - и что там о нас…

- Тихо ты, - произнёс Горец, - Веда сейчас тебе всё расскажет, общайтесь, в общем. Я пойду остальным страшную сказку на ночь рассказывать. Мятный опять дрыхнет что ли?

- Ага, - со смешком ответил Нюхач. А горец легонько подтолкнул застывшую столбом Веду к Нюхачу и обойдя машину, встретил Сойку, безошибочно определившую в темноте, где он. Бас караулил на крыше и никак пока себя не обозначил. Обнялись с Сойкой.

- А она тут зачем? – недовольно спросила девушка.

- Бас! Спрыгивай давай с насеста своего и Мятного буди. Много интересного сейчас расскажу, да поедем потихоньку.

- Момент, - ответил Бас и практически бесшумно стёк с машины.

- Так что за история? - снова спросила Сойка, - и чего долго так ? Изволновалась вся… - Горец в ответ поцеловал девушку и качнул обстановку. Нюхач и Веда сидели рядом с другой стороны Тигра и сейчас в эмоциях обоих царил беспорядок, радость, удивление и ещё много всего. Горец понадеялся только, что не зря согласился взять Веду с собой. Так-то она только усилит их небольшую команду. Сколько она тут, лет пять по её словам. Значит и с оружием обращаться умеет. Плюс, если с Нюхачом всё сложится, спайка ещё крепче будет. Да и с Сойкой должны подружиться… наверное… эта Веда была более… открыта, что ли, чем та, которую помнил Горец. Интересно, а что будет, когда две Веды встретятся? Как-то о двойниках Горец не задумывался. Получается, тут и его двойник где-то в Пекле бродит? От этих мыслей Горца отвлекли Сойка с парнями. Мятного разбудили и они с Басом сейчас стояли рядом.

Глава 16

Ближний Запад.


Разговор вышел долгим. Пока Горец рассказал о своих похождениях, пока объяснил свои мысли по поводу возможной множественности Улья, пока ответил на кучу вопросов удивлённых друзей, прошёл, наверное, час. Веда и Нюхач всё шушукались и, судя по всему, общий язык всё же нашли. По крайней мере, в эмоциях Веды царила в основном, радость и умиротворение.

- Как-то так в общем, - закончил Горец, - давайте, наверное, поедем уже. Нестор говорил, чтобы времени зря не теряли. Нюхач! Веда! Едем! В машину садитесь. Я поведу пока темно, - громким шепотом позвал Горец.

Минут через пять «Тигр» с треском веток под колесами, вырулил на проселок, вновь увозя людей к Пеклу.

Горец ехал медленно, до утра спешить было некуда. Мятный снова задремал, Сойка на переднем сиденье тоже. Бас как-то сумел вклиниться в разговор Веды и Нюхача и сейчас они втроём что-то тихо обсуждали.

Ближе к утру, когда начало светать, Горец заехал в деревню, стоящую в стороне от дороги. Заражённые уже прочесали этот кластер, разрушив все, что могли и сейчас их не было. Выбирать дом на отдых не стали, вокруг валялись обглоданные костяки людей и, наверное, коров. Что творится в самих домах,можно было легко догадаться. Поэтому Горец выбрал двор с широкими воротами, подальше от дороги и загнал туда машину.

Парень вышел первым и осмотрелся. На улице уже было не так темно. Дом, во дворе которого он остановил машину, зиял темными проемами выбитых окон. Ладно хоть останков тут не было. Входная дверь была вынесена мощнейшим ударом и внутрь вели потемневшие уже кровавые следы. Что и как было внутри, Горец даже проверять не собирался, не воняет гнилью и ладно. Вышла и Сойка, потянулась, встав рядом с парнем. Спустя несколько секунд появились и остальные. Мятный разминал затёкшие конечности и тихо кряхтел, ища рукой на поясе флягу с живчиком. Бас и Нюхач выглядели бодро, будто и не пришлось половину ночи ехать в неудобном положении. Когда из машины выбралась и Веда, все посмотрели на неё. Друзья уже знали, что девушка пережила нападение на стаб и видела "плохую версию" Сойки. Конечно, и Нюхач и Бас позже, ей объяснили, что их Сойка хорошая. В машине ночью девушкам пообщаться тоже не удалось. А сейчас, вот, Сойка с интересом разглядывает Веду, сравнивая двух одинаковых, но всё-таки разных людей. Эта Веда была как-то приятнее на вид и не вызывала отторжения, какое появилось у Сойки при встрече и дальнейших разговорах с "той" Ведой. Даже внешне, стоящая в паре метров от неё девушка, была будто бы и симпатичнее. Нужно будет, конечно, ещё пообщаться, но в целом, Сойка, что называется, одобрила. А вот Веда в первые секунды, когда увидела Сойку, усилием воли уняла дрожь от злости и страха одновременно, ясно понимая, что перед ней другой человек. У этой девушки волосы не были острижены на лысо, глаза были вполне человеческие и совершенно отсутствовало всепоглощающее безумие во взгляде, не было и выбитого на лбу перевёрнутого креста. Лицом она тоже была гораздо приятнее, чем та сектантка. Удивительно это. Они обе сейчас стояли и рассматривали друг друга, думая примерно об одном и том же. Как всё же многообразен и полон сюрпризов Улей. Расскажи до этого Веде кто-нибудь что-то подобное, она бы пальцем у виска покрутила бы и посмеялась. Но одно только появление Горца посреди ночи, сломало начавший устаканиваться после очередного удара уклад её жизни. То, что Нюхач жив, так вообще в шок повергло, пусть она этого старалась и не показывать поначалу. Хотя, смотришь на этого парня, и кажется, будто он всё про тебя уже знает. Дар ментата на нём тоже почему-то не работает. А как от него иногда "пахнет" смертью, словами не передать. Но, конечно же, встреча с любимым затмила все предыдущие впечатления и переживания. Почти до утра проговорили. Пусть Нюхач немного другой, пусть в нём ещё нет той жаркой любви к ней, что помнила Веда, но всё это будет, верила она. И здесь и сейчас, девушка ощущала себя на месте, там, где ей и положено быть. Она это никак это не могла объяснить, просто ощущала.

- Я Сойка, - начала девушка, - удивительно всё это…

- Согласна… - кивнула Веда.

Лёгкое напряжение улеглось. Горец ещё раз огляделся, качнул обстановку и сказал:

- Я посплю пару часов. Зараженных близко нет. Те, что есть, в другую сторону идут. Не шумим, не гуляем, в общем, сами знаете, - под конец он усмехнулся.

***

Поцеловав Сойку и чуть позже устроившись в кабине, Горец проглотил чёрную жемчужину. В голове был вопрос, как они спасут стаб, если его уже разрушили? Как они попадут в другую, нужную версию Улья? Нестор сказал ехать обратно и что-то должно произойти. Голова кругом от этих загадок и ничего не понятно. С такими мыслями Горец и уснул.

Люди тем временем быстро перекусили. Мятный и Сойка остались на дежурстве, как самые выспавшиеся. Бас, Нюхач и Веда разложили спальники недалеко от машины и устроились на отдых. Веда улеглась поближе к Нюхачу, но ещё не вплотную. Пока их отношения были в начальной стадии.

Примерно через час Горца разбудила Чуйка. Он сразу прокачал эмоциональный фон и скривился от липкого ощущения Голода. Твари были рядом и их путь был явно через эту деревеньку. Пока ещё на грани восприятия, но до их появления оставалось не так много времени. И самое поганое, что среди них был Высший. Матёрый высший. Свита состояла из десятка серьёзных низших и ещё свора из мелочи, которая разбежится при первых признаках опасности. Горец подхватил серпы и выскочил на улицу.

- Народ подъём, у нас гости! Или валим или бьёмся. Будут тут минут через пять-семь.

Мятный скатился с машины, Сойка подскочила со скамейки у дома. Остальные уже выбирались из спальников.

- Много их? - спросил Бас.

- Десятка три наберётся. Плюс Высший. Серьёзный Высший, вы таких не видели ещё, - усмехнулся Горец.

- Уезжать нужно быстрее… - побледнела Веда и, наверное, по привычке, схватилась за руку Нюхача.

- Во дворе торчать не вариант, половина секторов перекрыта, легко подобраться. Я за то, чтобы свалить, - согласился Мятный, - но и подраться не против, за пулемёт только пустите теперь меня.

Бас и Нюхач головой только покачали. Сойка усмехнулась вместе с Горцем. А Веда смотрела на них, как на психов.

- Там же Элитник… - прошептала она.

Горец в ответ только плечами пожал, а остальные странно переглянулись.

- Если есть другой выезд из деревни, то лучше уехать, мало ли, - сказал Нюхач. Ему явно нравилось, что Веда сейчас вплотную к нему.

- Значит едем. Мятный, на пулемет, - скомандовал Бас, - остальным оружие наготове.

Нюхач уселся за руль и запустил двигатель. Горец устроился на переднем сидении, положив серпы на колени. Пока он их не обнажал. Остальные быстро расселись по местам сзади. Веда ещё что-то пыталась сказать, но Сойка её успокоила, мол, бывало и хуже. Да и уверенность со спокойствием, с которыми действовали люди, начали медленно, но верно вселять эту самую уверенность и в Веду. Но тот закоренелый страх перед развитыми заражёнными выгнать так и не удавалось. Девушку потряхивало.

Двигатель рыкнул и Нюхач сдал задом, не заботясь о сохранности ворот, просто вынес створки кормой машины. Да, шума было много, но и скрываться уже смысла не было. Как сказал Горец, твари уже вошли в посёлок. Веда всё задавалась вопросом, как он их ощущает с такого расстояния.

Когда машина выкатилась на центральную дорогу, если так можно было назвать ухабистую щебёнку, люди увидели Его. Да, таких Элитников никто из них, кроме Горца, точно не видели. Тварь, находящаяся метрах в трёхстах от машины, взревела, вставая на задние лапы-колонны. Роста в ней сейчас было не меньше семи метров. Как и любой Элитник, этот выглядел как пережравшая стероидов горилла. Нет, твари, конечно, все разные, но что-то общее всегда можно было найти. Непропорционально длинные передние конечности с гипертрофированными предплечьями-дубинами, усеянные короткими шипами, были ниже колен. Толстые пальцы оканчивались кривыми когтями. Торс, полностью закрытый костяными пластинами, был шириной, как их машина, наверное, если не шире. Голова с огромной зубастой пастью, которая легко могла бы откусить от человека половину, начиналась из туловища и состояла, казалось из одной сплошной кости.

Тварь снова опустилась на все лапы и заклокотала. Из соседнего рядом с ней дома, проламывая толстый брус, вылетел огромный рубер. За ним ещё один, не меньшего размера и они с ходу рванули к машине. Ду-ду-дух! Выстрелы раздались, будто гром среди ясного неба, Веда даже вскрикнула. Один из руберов, нелепо дёрнув головой, тут же ткнулся мордой в землю и пропахал ещё несколько метров, будучи уже мёртвым. Второй рубер отскочил с дороги, проломил забор усадьбы и скрылся из вида. Элитник чуть приосанился, выдав такой рёв, что у людей волосы на головах шевелиться начали.

- Ха! Есть один! - проорал довольный Мятный, ему одному, казалось, было плевать на тварь, размером больше чем их машина. Нюхач резко остановился. Мятный сверху выдал что-то непечатное. За небольшим поворотом в конце улицы их встретил тупик.

- Да ё… вашу мать!! - громко выругался рейдер, пытаясь развернуть машину. Время утекало как песок. Люди в машине всё больше начинали нервничать.

- Всё, стой! Приехали! Нас окружают! Мелочь в лоб попрёт, остальные с разных сторон нападут, - протараторил Горец, выскакивая на ходу из машины. Через секунду "Тигр" встал на месте, покачнувшись. Ещё через секунду из машины высыпались и остальные, с оружием наготове. Больше всех боялась Веда. Бас с Нюхачом страха пусть и не ощущали, но очень сильно волновались. Сойка тоже была почти спокойна. Мятный же, в отличие от остальных, предвкушал сражение, накачивая кровь адреналином.

Положение, в котором оказались люди, хоть и было неудобным с точки зрения обороны, но и не было безнадёжным. Машина с