КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 426036 томов
Объем библиотеки - 582 Гб.
Всего авторов - 202746
Пользователей - 96510

Впечатления

Masterion про Квернадзе: Ученый в средневековье Том 1- 4 (Попаданцы)

Отвратительно. Даже для начинающего. Может автору стОит писать на родном языке?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Ардова: Невеста снежного демона (Фэнтези)

Вот только про шалав и писать, ковырялка сотворила шИдЭвер.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
poruchik_xyz про Чжан Тянь-и: Линь большой и Линь маленький (Сказка)

Это старая версия книги, созданная на облегченном редакторе. Сегодня я залил более качественную версию - если решите качать, скачивайте её!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
imkarjo про Усманов: Выживание (Боевая фантастика)

Грибы? Грибы в весеннем лесу! Белые. Хочу, хочу, хочу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Уиндэм: День триффидов (Научная Фантастика)

Чем больше я читаю данную книгу, тем больше понимаю что это — «книга пророчество»... И не сколько в реальности угрозы «непонятного метеоритного дождя (после которого все ослепнут) и не сколько в создании неких «шагающих растений» (которые станут Вас караулить на площадке возле подъезда)... Нет! На мой (субъективный) взгляд — пророчество этой книги в том, как именно должен себя вести (случайный) индивидуум выживший после катастрофы вселенского масштаба. Автор как бы говорит нам, что:

- уже через 5 минут после катастрофы, начинают действовать другие законы (жизни) и вся цивилизационная мораль не только «летит к черту», но и становится основной причиной смерти. Конечно полная «отмороженность» ГГ (спокойно наблюдающего как красивая женщина выпрыгивает из окна) мне совсем не импонирует, но если задуматься над тем что именно должен делать герой (единственный «зрячий» посреди города слепых) начинаешь чуть-чуть понимать его точку зрения...

- и конечно (на самом деле) я бы хотя-бы попытался помочь (остановить, отговорить), но автор тут же дает нам примеры того как «добрые самаритяне» мновенно становятся «вещью» в руках толпы отчаявшихся (и слепых) людей... Думаю в этом отношении автор так же прав и в случае «дня Пи...», любой человек обладающий полезными навыками (умением, ресурсами) мновенно превратиться в объект торговли (насилия, рабовладения и тп), поскольку выживание не может не означать отмену «всех конституционных прав» (по мысли сильного или того кому терять больше нечего). В финале книги нам дается дополнительный пример того как «объявившиеся спасители» мгновенно начинают «строить» (выживших) главгероев (обосновывая это разными моральными соображениями и необходимостью выживания «всего человечества»). При этом — мотивировка по сути совсем не важна... важно лишь то, принимаешь ты приказ «от новых господ» или находишь в себе силы «послать их на...»;

- что же касается «нездорового» (но вполне оправданного) цинизма ГГ (а по сути автора) к миллионам слепых сограждан (оставшихся «один на один» в условиях анархии), то по автору — либо Вы «пытаетесь тянуть в одиночку» весь тот груз который (худо-бедно) раньше исполняло государство (всех накормить, всех построить и всех уговорить), либо Вы равнодушно набираете «гору хабара» и попытаетесь «тихо по английски» уйти с места событий... По типу — а что я могу? И самое забавное (при этом) что стать трупом (пусть и действуя из самых благих побуждений) гораздо проще именно «спасая толпу», а не игнорируя ее...

- так же в этой книге автор пытается донести до читателя, что никакой «сурвайв» одиночек просто невозможен (в плане предстоящих десятилетий) и что выжить (в обозримом будущем) сможет только большая группа (община) построенная по принципу четкой иерархии... Данный факт еще раз подтверждает (предлагаемый соперсонажем) способ решения «демографической проблемы» — взятие «под опеку» зрячими — незрячих только при условии полезности (например «в жены для гарема», как это принято в прочих «отсталых странах»). Не хочешь? Ну и иди на все четыре стороны... и попытайся выжить со своими «передовыми взглядами на сексизм, феминизм и прочими незыблем-мыми правами женщин»)) Как говорится — ничего личного... в группу вступают только те люди кто полностью «осознает масштаб грядущих жертв», и никакая оппозиция (мнящая себя кем угодно, но по факту являющаяся лишь индивенцами) более никем содержаться не будет... просто потому что «дураки уже вымерли». В книге автор неоднократно продолжает разговор «о равноправии полов» (кто кому «что должен» в условиях «пиз...ца») и о том что «в новом обществе» нет места приспособленцам, или (даже) «просто хорошим людям» которые не обладают абсолютно никакими (полезными для выживания) навыками.

- в группе «новой формации» конечно должны быть люди, которые занимаются умственным трудом (а не физическим), плюс это учителя, медики и тп... Но все эти «преимущества» отдельных лиц должны быть строго регламентированны (и что самое главное) оправданы результатом (их труда) по отношению к другим «работающим членам общины»... А остальные «работающие в поле» (в свою очередь) должны иметь возможность прокормить «лишние рты» (не задействованные в производственной цепочке). Уже это одно показывает неспособность выживания малых групп, а в конечном счете означает их вырождение (через одно-два поколение). ;

- сразу стоит сказать что представленная (автором) проработанность факторов апокалипсиса (первый — метеоритный дождь и второй триффиды) мотивированны вполне убедительно и не выглядят «дико» (даже по прошествии времени). И конечно (хоть) происхождение «данного вида» мутантов несколько... хм... Однако то что «причина всеобщего конца» обязательно грянет из закрытых военных лабораторий (как следствие именно военных разработок) тут автор (думаю) попал «прямо в точку»;

- еще одним «предвидением» (автора) стала (описываемая им), неспособность освоения «нынешним поколением» длинных передач (обучающего или просвещающего характера), не более 1 минуты — дальше «мозг отключается» и информация не усваивается... Блин! А ведь этот роман написан не пару лет назад... и даже не 10 лет назад... Он написан в 1951-м году!!!!!! Бл#!!! В это время еще тов.Сталин прекрасно жил и поживал!!! И никакого жанра «постапокалипсиса» еще не существовало и в помине...

- В общем (автор) очень емко разложил «все сопутствующие» катастрофе явления, которые могут помочь или помешать «выживанию индивидуума». Когда читаешь эту книгу — возникает множество мыслей, но (думаю) я и так уже (несколько сумбурно) изложил некоторые из них... Еще одной (разницей) по сравнению с «более современными собратьями», стало то (что автор) дает описание не только «первого года» после катастрофы, но и последующего десятилетия — очень красочно изобразив все то, что останется от «вечно доминирующего человечества», спустя 5-10 лет после катастрофы.

P.S Я тут совсем недавно купил (с дури) очередную «шибко разрекламированную весчЬ» (которой предрекали место «САМОГО ВЕЛИКОГО ТВОРЕНИЯ» десятилетия... П.Э.Джонс «Точка вымирания» (цикл «Эмили Бакстер»)... По ее поводу я уже высказался отдельно — однако (если) поставить два этих произведения и сравнить... Думаю что «шикарная книга П.Э.Джонс'а, лауреат чего-тотам» от стыда «должна сгореть» прямо на глазах... Это как раз тоже аргумент к вопросу «о вырождении»))

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
1968krug про SilverVolf: Аленка, Настя и математик (Порно)

super!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Старые часы (СИ) (fb2)

- Старые часы (СИ) 526 Кб, 9с. (скачать fb2) - (Владка)

Настройки текста:



Я медленно и бесповоротно умирал.



К счастью, не телом. Всего лишь душой.



Я уверен, что в это мгновение тысячи невидимых голосов за моей спиной злобно насмехаются. Да, у Чака Басса тоже была душа. Правда она плохо функционировала, как старые часы, которые давно никто не заводил.



Но зачем нужны чувства и переживания, если этот мир обходится без них? У меня были деньги, и этого хватало, чтобы купаться во внимании, зависти, удовольствии, ненависти и любви.



Меня ненавидели, но уважали. Меня боялись, но презирали. Меня желали и ублажали.



Я был королем Манхэттена. Никого не интересовался наличием у меня души. И я также перестал заботиться об этом.



После смерти отца, который думал о добродетели еще меньше, чем я, я сам стал вершителем своей судьбы. Я продолжил дело отца и только увеличил его капитал.



Я был счастлив. Или все считали так, а я поверил им.



С детских лет я рос без материнской любви. Обо мне заботился обслуживающий персонал отеля.


Но я не мог понять, почему меня не любит папа. Мне казалось, что я сирота, поскольку видел его очень редко.



Мне было семь, когда я услышал правду. Всего лишь семь, когда душа и сердце стали очерняться ненавистью.



Отец наконец-то вернулся из длительной командировки, и я действительно скучал по нему. Несмотря на поздний час, я мужественно терпел, сжимая свою игрушку и сражаясь со сном.


Издалека я услышал голос папы и нашего водителя Вани. Притаившись за дверь, я хотел сделать сюрприз. Я не хотел подслушивать. Няня всегда учила, что это скверное занятие недостойных детей, но я услышал свое имя и не смог удержаться.



- Мистер Басс, у вас завтра свободный день. Может, вы проведете его с Чаком? Он так редко видит вас, вы могли бы сходит с ним в парк аттракционов, а я купил бы билеты. – Ваня всегда заботился обо мне, и я очень любил его. Он был со мной столько, сколько я себя помню. Поэтому я лишь счастливо улыбнулся от этой идеи. Провести день с папой – моему детскому счастью не было предела.



- Выполняй свою работу и не лезь не в свое дело. Чарльз не нуждается в таких забавах, - на глаза навернулись слезы. Я действительно хотел пойти.



- Но мистер Басс, вы так мало уделяете ему внимание, он может подумать, что недостоин вашей любви.



- А он и недостоин. Он лишил меня Сьюзан. Как я должен смотреть на ребенка, который убил мою жену? – я не хотел больше слушать и захлебываясь слезами, убежал в свою комнату.



Неужели это я убил свою маму? И поэтому отец меня ненавидит. Мое детское сердце не было готово к такому открытию, и меня накрыла такая печаль, которая не должна быть известна семилетнему ребенку. Именно в таком состоянии нашел меня Ваня, который пришел увидеть меня.



- Малыш, в чем дело? Почему ты плачешь? – я не мог поверить, что шофер нашей семьи заботился обо мне больше, чем родной отец.



- Папа действительно меня не любит? Потому что я убил маму? - я видел, как его глаза расширились от понимания того, что я подслушал их разговор.



- Он не знает, о чем говорит. Он просто очень сильно любил твою маму. Это не твоя вина. Просто... дай ему время.



Я пытался. Но мне исполнялось восемь, а потом девять лет. Но отец не менялся. И тогда я решил, что мне не нужна его любовь. Я тоже не буду его любить. Я перестал называть его «папа» или «отец», и называл теперь всегда по имени. Детская обида с годами только росла и превратилась в сознательную ненависть. Если отец ненавидел меня, тогда и я буду ненавидеть его.



Именно тогда моя душа впервые забарахлила.




* * *




Мне было двенадцать, когда в наш класс перевелся новый ученик – Нейт Арчибальд.



Он был очень обаятельным, поэтому все сразу потянулись к нему. В то время я уже был довольно напыщенным и грубым, поэтому друзей у меня почти не было в школе. Я общался только с Блэр Уолдорф, которая не беспокоилась из-за моей грубости. Она также была дочерью обеспеченных родителей, которой уделяли мало времени, поэтому мы часто оставались после школы и болтали. Она всегда нравилась мне, но я боялся сказать ей об этом. Эта миниатюрная двенадцатилетняя девочка, которая всегда носила ободки и достойно руководила всеми девочками вокруг, заставила мое сердце биться сильнее. Блэр Уолдорф была моей первой любовью.



Когда она впервые увидела Нейта Арчибальда, мы сидели в столовой. Мы разговаривали и смеялись, когда ее взгляд вдруг стал взволнованным, а щеки порозовели.



- Чак, кто это? - Я обернулся и увидел нового ученика.



- Нейт Арчибальд, вчера перевелся в мой класс, - я лишь пожал плечами, но ее вид беспокоил меня, поэтому я недоверчиво спросил ее: - Почему ты спрашиваешь?



- Он похож на принца. Кажется, я влюбилась, - я не мог поверить, что Блэр, которая всегда была самой гордой и несносной девочкой из всех, кого я знал, смотрела на кого-то с такой нежностью. И мое юношеское сердце полыхало от ревности.



Через неделю Нейт и Блэр уже стали главной парочкой нашей школы. И я хотел возненавидеть Нейта Арчибальда. Но не смог.



Однажды старшеклассники, чьи отцы работали на Барта, решили преподать мне урок. Я никогда не был силен, и даже с возрастом предпочитал решить все проблемы с помощью денег, а не насилием. Они были на несколько лет старше, и я ничего не мог бы сделать. И только представлял, как на следующий день их отцы лишились бы работы и стали бы голодранцами. Но им помешали.



- Отойдите от него, - услышал я голос того, кого ненавидел. Я не хотел, чтобы Арчибальд видел момент моего унижения.



- Проваливай, пока и тебя не поймали. Не лезь, куда не просят, - сказал один из них. Нейт скрылся и я уже был готов к побоям, когда из-за угла показался весь мой класс во главе с Арчибальдом. Этому парню удалось за короткий срок влюбить в себя не только Блэр, а всю школу, поэтому его всегда окружали люди. Вокруг начали махать кулаками, и я также толкнул одного старшеклассника. Их было всего трое, в то время как на помощь Нейту прибежало человек пятнадцать, поэтому затейщики убежали, так и не побивши меня.



Кто-то толкнул меня, поэтому я вытер ладони и пытался встать, как возле моего лица оказалась рука. Поднявши голову, я увидел Нейта.



Свет падал на его русые волосы, и они казались золотистыми; он широко улыбался мне и подавал руку.



Впервые кто-то подавал мне руку помощи. До этого это было лишь прислуга, которой платили. Но это был первый человек из моего круга, кто помог мне. И я не смог проигнорировать это.



С этого момента мы стали лучшими друзьями. И я решил похоронить свои чувства к Блэр. Я обещал, что с этого дня буду смотреть на нее только как на девушку моего друга.


И у меня это отлично получалось. Вскоре я потерял девственность с Джорджиной Спаркс и понял, что получать удовольствие без каких-либо обязательств намного лучше обязательств в отношениях.




* * *




Мне было шестнадцать, когда я чуть не нарушил свое обещание, и мое сердце опять забилось для Блэр Уолдорф.



Из подростка я превратился в развратного парня, который проводил все свое время в дорогих клубах. В одной руке у меня всегда был крепкий напиток, а в другой – девушка легкого поведения.



К этому времени моя душа давно запылилась, и я забыл о ее существовании. А сердце служило лишь органом, который переносил кровь по всему организму.



За это время Блэр превратилась в королеву Би, и продолжала быть идеальной девушкой Нейта Арчибальда. Наше общение никогда не прекращалось, но мы воспринимали друг друга как напарников для интриг и манипуляций. Я всегда был готов помочь Блэр в уничтожении очередной жертвы, которая мешала ей. Даже если эта была Серена ван дер Вудсен, с которой ей изменил Нейт.



Я видел это на собственные глаза, но лишь ухмыльнулся, подавляю внутреннее желание врезать своему другу. Я знал, как Блэр любила его. Нейт был ее идеальным принцем, тем за кого она хотела выйти замуж.



Но я был Чаком Бассом, поэтому лишь похлопал по плечу и похвалил своего друга. Я давно перестал верить в любовь и отношения. В моей жизни был лишь секс. Мне не нужны были лишние проблемы. За все года я достаточно насмотрелся на ссоры Нейта и Блэр.



Это было не для меня. Или я хотел в это верить.



Однажды после вечеринки поцелуев, когда маленькая Дженни Хамфри обвела меня вокруг пальца, и я был удостоен внимания отброса общества под именем «Дэн Хамфри» с которым спуталась Серена, я нашел Блэр, которая пила в одиночестве. Это было не похоже на нее, поэтому я решил узнать, что случилось.



- Уолдорф, не в твоем стиле употреблять столько крепкие напитки, - я забрал у нее из рук стакан виски и отпил из него, садясь напротив.



- Басс, помоги мне уничтожить Серену, - я видел этот огонь ненависти, который всегда заставлял меня уважать ее, и который так не подходит идеальной девочке, которую она пыталась из себя сделать.



- С удовольствием, но я должен узнать хотя бы причину. Я думал, она твоя подруга, - на самом деле я знал, в чем дело, но страдания Блэр о Нейте приносили мне странное садистское удовольствие.



- Нейт… он изменил мне с Сереной, - я знал, что задевал ее гордость, заставляя рассказать мне, но и она знала меня. Я не помог бы ей, если бы не узнал причину.



- Твой идеальный мир рассыпается, Уолдорф, - кажется, я разозлил ее.



- Не говори о том, чего не знаешь Чак. Что тебе известно о любви? – и она была права. Я ничего не знал о ней. Но я не нуждался в ней.



- А что тебе известно об удовольствиях? Именно это нужно Нейту. Ты слишком стараешься, Блэр. – Я видел печальную нотку в ее глазах, но она постаралась скрыть это от меня.



- Это тебя не касается. Просто помоги уничтожить эту стерву, - она гордо встала, забирая свой клатч и зашагала к выходу.



Несмотря на все мои старания, я все еще ощущал странные покалывания каждый раз, когда видел ее. Мой друг был идиотом, который не ценил ее. Но я был Чаком Бассом. Я не мог думать о таких вещах.



И спустя несколько недель я наблюдал, как Блэр танцует на сцене «Victrola», снимая свое платье и жадно наслаждаясь взглядами публики.



Мне не нужна была любовь. И я смеялся над всем на свете, особенно над чувствами. Но Блэр была исключением. Только она одна могла взять надо мной вверх. И сегодня ночью я признавал это, поднимая бокал. Я знал, что она нуждалась в этом.



Когда она сидела рядом со мной в лимузине, одетая лишь в нижнее белье, я не мог оторвать от нее взгляда. Она не была красивее всех. Также она не была тоньше всех. Она не была добрее всех. И не была искусней всех. Но никто больше не заставлял меня струсить пыль с моего сердца и опять завести часы души.



- Ты была… так хороша, - это вырвалось против моей воли. Я не собирался начинать разговор. На мгновение я забыл о том, кем был.



И когда она стала приближаться ко мне все ближе и ближе, пока между нашими лицами не осталось практически ни какого расстояния, я не смог сдержатся. Она была идеальной и правильной Блэр Уолдорф, которая хотела поцеловать развратного ублюдка Чака Басса. Эта мысль впервые в жизни заставила меня потерять голову.



Я коснулся своими губами ее губ и услышал, как мои часы опять заработали. Она была моим механизмом. Я чувствовал жар ее тела и силу ее желания. Она хватала меня за шею и страстно отвечала на все движения. Я знал, что сейчас, в это мгновение, она хотела меня.



Но когда мы оторвались друг от друга, чтобы отдышаться, я снова увидел ее. И вспомнил то, что на секунду забыл – она любила Нейта. Она всегда будет его любить. И чтобы между нами сегодня не произошло – завтра она будет жалеть об этом. Она была Блэр Уолдорф, и я не заслуживал ее. Я знал, что завтра она захочет помириться с Нейтом и забыть все, что было между нами, как страшное сновидение.



Я должен был остановиться. Она была пьяна и просто не понимала, кто находит перед ней. Я знал, что она презирала меня. Выражение моего лица изменилось с ходом моих мыслей, и она заметила это.



- Что с тобой? – я знал, что она больше никогда не будет смотреть на меня с такой нежностью. Но я должен был разрушить это ради нее. И ради себя. Я должен был оттолкнуть ее.



- Уолдорф, ты ведь не думала, что я захочу провести с тобой ночь? Чак Басс не имеет дел с девственницами. Ты же знаешь – слишком много мороки, - я видел, как до нее медленно доходил смысл моих слов, и она медленно отстранилась от меня. Я знал, что если она немедленно не уйдет – то я могу сорваться. Поэтому я продолжил. – Но я могу сделать над собой усилия, если ты этого так хочешь. В знак нашей давнего сотрудничества конечно, - ответом мне была пощечина, и я смог лишь услышать:



- Я ненавижу тебя, Чак, - и дверь лимузина захлопнулась.



А вместе с ней захлопнулось и моя последняя надежда о сердце и душе. Я сам разрушил все и знал, что не должен возвращаться к этому.




* * *




Сейчас мне двадцать один. И никто из нас ни разу не вспоминал об этом случае в лимузине. Я знал, что она в отвращении решила спрятать это воспоминание подальше. А я делал вид, что меня совершенно не волновал один давний поцелуй под влияние алкоголя и эндорфинов.



Она рассталась с Нейтом несколько лет назад, и сейчас готовилась к свадьбе с настоящим принцем. Ее мечта воплощалась в реальность – Блэр Уолдорф стала настоящей принцессой. И я знал, что не вправе разрушать ее счастье и мечты.



Я смог заглушить боль и ненависть к самому себе с помощью хорошо проверенного способа – девушки и алкоголь; алкоголь и девушки.



Иногда мне казалось, я совсем забывал об этом, но временами рана опять напоминала о себе. Она уже не была девушкой моего лучшего друга. Теперь она была принцессой Гримальди.



Я знал, что Чака и Блэр, Блэр и Чака никогда не будет существовать. Это лишь иллюзия в моей голове. Червь, который съедает меня изнутри. Увечье, которое нельзя смыть. Злокачественная опухоль, которую нельзя удалить. Воспоминание, которое никогда не сотрется.



Поэтому я прекрасно осознавал, что медленно и бесповоротно умирал.



Не телом, а душой.



И мои старые, припавшие пылью часы уже никто не заведет. Их механизм был навсегда утерян.


* * *


Двадцать лет спустя.



- Мама, а ты любила кого-нибудь кроме моего папы? Кэтти Хамфри рассказывала мне, что ее мама сказала, что в молодости ты была влюблена в Нейта Арчибальта, – спросила семнадцатилетняя Эмма у своей матери. Ответом для девочки был смех матери.



- Я думала, что это была любовь, но ошибалась. Я думала, что Нейт был моим принцем. Но моим принцем оказался твой папа, - Эмма улыбнулась, но она была слишком похожа на свою мать, чтобы просто оступиться.



- А безответная любовь была? – Блэр слишком ценила свои отношения с дочерью, чтобы врать ей. Хотя юная принцесса Монако не должна была знать о таких вещах.



– Была. Но он никогда не смотрел на меня так, как я на него. Он был тем, кто всегда насмехался над чувствами. Ему не нужна была моя любовь.



- Это он сказал тебе об этом?



В молодости Блэр была слишком высокомерной и напуганной возможностью потерять Нейта навсегда, чтобы спросить у Чака Басса, что для него значила та ночь. Но после она исполнила свою мечту, она стала принцессой, а после королевой Монако. У нее была прекрасная дочь и муж. Но она не любила мужа, так как хотела. Просто не смогла.



В двадцать один год мечта стать принцессой заставила ее забыть о другой, не менее важной мечте – найти настоящую любовь.



Поэтому Блэр, незаметно для всех, медленно и бесповоротно умирала.



К счастью, не телом. Всего лишь душой.