КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 423283 томов
Объем библиотеки - 574 Гб.
Всего авторов - 201703
Пользователей - 96062

Впечатления

кирилл789 про Вонсович: В паутине чужих заклинаний (Детективная фантастика)

отличный детективчик. влёт прочёл.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Вонсович: Убойная Академия (Фэнтези)

шикарная вещь.) а про кроликов - я плакал.)))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Вонсович: Плата за наивность (Фэнтези)

потрясающе. вещь эта продолжение "платы за одиночество", и начинается она с того, что после трагедии, когда ггня не смогла сказать "нет" к пристававшему к ней мужику в прошлой вещи, спровоцировав два убийства и много-много "нервных" потрясений, в этом опусе она тоже не говорит "нет"! кстати, главпреступник там сбежал. (ну, видать, тут обратно прибежит).
здесь к ней привязывается на улице курсант, прошло 1,5 года после трагедии и ей уже почти 20, и она ОПЯТЬ! не может отделаться! посреди людной улицы в центре города. СТРАЖУ ПОЗОВИ!!!
но дур жизнь ничему не учит. нечитаемо, афтарша.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Сладкая: Четвертая жена синей бороды (Любовная фантастика)


Насторожила фамилия аффторши или псевдоним, в принципе и так было понятно , что ничего хорошего в этом чтиве ждать не нужно. Но любопытство победило.
Аффторша, похоже, любитель секса, раз с таким наслаждение описывает соблазнение 25-летней девственницы, которая перед этим умело занимается оральным сексом. Так что ей легко и нетрудно было согласится на анальный секс, лишь бы не лишится девственной крови , нужной ей для ритуала избавления от проклятия фараона…А потом – любофф. О как! Это если кратенько.
Посмотрела на остальные книги, названия говорят сами за себя- Пленница, родить от дракона, Обитель порока, Два мужа для ведьмы. Трофей драконицы.. .И все заблокированно и можно только купить .И за эту чушь платить деньги??? Ну уж , увольте..
В топку и аффторшу и сие «произведение».

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Чернованова: Замуж за колдуна, или Любовь не предлагать (Любовная фантастика)


Автора не очень люблю, скучно у нее все и нудновато и со штампами. Но попалась книга под руку , прочитала и неожиданно не пожалела.
Хороший язык и слог, Посмеялась в некоторых главах от души. В то же время есть интрига и злодеи.
Скоротать вечер нормально!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Вонсович: Плата за одиночество (Фэнтези)

что безумно раздражает в вонсович, так это неспособность её ггнь сказать "нет". вот клеится к тебе мужик, достаёт так, что даже у меня, с другой стороны экрана, скрипят зубы. он тебе не нужен. он тебе не нравится. он следит за тобой. выслеживает до квартиры. да просто: тебе подозрительно - что ему от тебя надо??? ты - нищая из приюта, а он - вполне обеспечен, обвешан дорогими магическими цацками. и что ты делаешь? соглашаешься идти с ним на ужин? ты - дура, ггня?
все остальные твои проблемы - только собственная твоя заслуга. нет, мне не жалко таких. в 18 лет, даже после монастырского приюта (а особенно после монастырского, уж там точно не учили - под первого встречного), вести себя так? либо ты - дура, либо - дура. вариантов нет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Танари: Приручить время, или Шанс на любовь (Фэнтези)

"Закатила глаза: куда я влипла?", на начале 4-й главы читать бросил. тебе запретили проводить испытания (не-пойми-чего), но ты решила, что умнее всех и пошла проводить опыт. то, что не разнесло полгорода и не убило тысячи - не твоя заслуга. тебя и пошедшую в разнос установку прикрыл щитом ассистент.
потом ты очухиваешься в его доме, результат "эксперимента": вы не можете отдаляться друг от друга, вас скручивает от смертельной боли, тебя ищет безопасность, уже напечатано в прессе, что ты - великая преступница, убийца и воровка. твой ассистент делает всё, чтобы спасти ваши шкуры. и ты ему хамишь. не только словами и поступками, даже - в описываемых мыслях.
и, пока он пытается, ты думаешь: "куда я влипла?". ты, безмозглая дура, влипла, когда пошла на запрещённый эксперимент. в лаборатории, в центре густонаселённого города. потому что - дура. потому что в запрете прямо было указано: возможность катастрофы.
а когда тебя из дерьма, в которое ты влипла потому, что - безмозгла, пытаются вытащить, ты дерьмом, из которого, видимо, состоишь полностью, спасителя поливаешь. чтобы тупо осложнить и спасение и жизнь, не только свою, кретинка.
сюжет "прекрасен", нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Преследуемая киборгом (ЛП) (fb2)

- Преследуемая киборгом (ЛП) (а.с. Кибер-Управление-6) 921 Кб, 245с. (скачать fb2) - Кара Бристол

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Кара Бристол

Преследуемая киборгом

Серия: Кибер-Управление (книга 6)


Автор: Кара Бристол

Название на русском: Преследуемая киборгом

Серия: Кибер-Управление_6

Перевод: Оксана Ковальская

Редактор: Eva_Ber

Обложка: Таня Медведева

Оформление:

Eva_Ber


Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления!

Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения.

Спасибо.




Глава 1


Черт бы побрал его кибернетическое зрение.

Картер потер глаза, жалея, что видит этот парад человеческой и инопланетной наготы.

Администрация Космопорта требовала, чтобы пассажиры коммерческих рейсов надевали выданные АК дорожные костюмы. В реальности это выглядело так, будто люди были одеты в белые комбинезоны. Но для сканеров безопасности специальная полимерная ткань была невидима, позволяя обнаруживать и нейтрализовать контрабанду или оружие. Для киборга с улучшенным зрением… ткань тоже была невидима. И теперь Картер видел то, чему не должен быть свидетелем ни один мужчина.

Он сосредоточил взгляд на высокой брюнетке, шагающей среди толпы. Приятное зрелище для воспаленных глаз. Картер видел только ее спину, пока она шла впереди него, но попка в форме сердца пробудила его либидо.

«Хорошая задница».

Да и ноги сексуальные. Длинные, стройные. Ее кожа была гладкой, цветом напоминая кофе с молоком. Волны каштановых локонов вились вокруг плеч. Волосы, задница, ноги и кремовая кожа напомнили ему о…

— Прошу прощения! Извините! Я должен успеть на шаттл, — сквозь толпу бежал пассажир мужского пола. Когда женщина отступила, чтобы дать ему пройти, Картер мельком увидел ее профиль.

«Да чтоб меня!»

— Лиза? — он ринулся вперед. — Лиза!

Девушка остановилась и обернулась, но на ее пустом лице ничего не отразилось.

— Простите. Разве мы знакомы?

— Картер, — представился он. — Картер Аймэс.

Физически Картер изменился с тех пор, как они расстались, но не настолько, чтобы стать неузнаваемым. А вот она выглядела точно так же. Такая же красивая. Картер не сводил пристального взгляда с ее лица.

Она покачала головой.

— Мне очень жаль.

— Значит, вы не Лиза О'Ши? — девушка была чертовски сильно похожа на Лизу. Кибернетическая программа распознавания лиц включилась и проанализировала ширину, высоту и расстояние между ее глазами в форме полумесяца, радиус дуг бровей, диаметр ноздрей и дюжину других маркеров, выдав одно имя: Лиза О'Ши. — Вы не учились в терранском техническом институте?

Девушка прикусила свою полную нижнюю губу, и Картер вспомнил их первый поцелуй, как будто это произошло вчера.

— Должно быть вы были знакомы с моей сестрой. Я… Я Бэт О'Ши, — пробормотала она.

Сестра? Данная информация не соответствовала его программному обеспечению… или человеческой памяти. Их бурный и страстный роман с Лизой продлился два года. Хоть Картер никогда не встречался с семьей девушки, он много слышал о ее чрезмерно любящих, но контролирующих родителях, а также случайных упоминаниях о тетях, дядях и кузенах. Ни братьев, ни сестер. Никого. Картер даже вспомнил, как она говорила, что была единственным ребенком в семье.

— М-мой… близнец, — пролепетала Бэт.

Естественный генетический двойник мог бы объяснить анализ распознавания лиц. И все же… Картер покачал головой.

— Наверное, я забыл, что у Лизы есть сестра.

Он ничего не забыл. Зачем Лизе нужно было притворяться единственным ребенком в семье? Или он сейчас все-таки разговаривал с Лизой. Была ли история с сестрой обманом? Картер не был счастлив, когда она ушла от него, но они остались в хороших отношениях. Если бы Лиза столкнулась с потерей памяти, то это могло бы объяснить амнезию. Однако это не было похоже на имплантированную ложную память.

Первый ответ казался самым очевидным. Вероятно, у Лизы действительно была сестра-близнец, о которой никогда не упоминалось. Вроде…

Люди свирепо смотрели на них, ведь им приходилось обходить пару. Картер кивнул в сторону, после недолгого колебания Бэт последовала за ним.

Нужно было отпустить ситуацию. Извиниться за ошибку, передать Лизе наилучшие пожелания и вернуться в штаб-квартиру Кибер-Управления.

Вот только, черт побери, инстинкт Картера не отпускал эту загадку. И вовсе не потому, что он принял незнакомку за бывшую девушку, которую не видел пятнадцать лет.

— Лиза и я… — Бэт крутила ремешок дорожной сумки, выданной АК. — Мы не всегда ладили друг с другом. Иногда мы вообще не разговаривали.

Досадно, но подобные ситуации не были такой уж редкостью. Братья и сестры не были обязаны любить друг друга. Никто не выбирает семью, ты получаешь то, что имеешь. Кроме того, дети не всегда сходятся во взглядах с родителями, даже если они принадлежат к богатой элите Галактики и владеют терраформированным спутником размером с небольшой город. Разногласия Лизы с ее «родительскими единицами», как она в шутку их называла, не помешали девушке взять отпуск в университете и порвать с Картером, чтобы отправиться на звездное сафари. В любом случае это расставание уже не приносило боль, оставив только раздражение. Все было к лучшему, зато у Картера остались приятные воспоминания.

Он снова улыбнулся.

— Как поживает Лиза?

— Она… умерла.

— Что? Когда?

— Чуть больше четырнадцати лет назад.

Шок парализовал Кртера, но он все же сумел рассчитать время.

— В сафари?

Бэт кивнула.

— Сожалею о такой потере, — его сердце сжалось от сожаления о потерянной молодой жизни. Все это время Картер думал, что она решила не возвращаться в университет. Что случилось? Крушение шаттла? Болезнь? Нападение инопланетян? Гиды на сафари старательно следили за тем, чтобы путешественники держались подальше от опасных форм жизни, но иногда туристы нарушали правила. Лиза могла действовать импульсивно, но она не была глупой. Подключившись к беспроводной связи, Картер поискал в базе данных информацию о смерти Элизабет Энн О'Ши.

«Запись не найдена».

Странно. Должно быть свидетельство о смерти. Картер приказал своему кибернетическому мозгу копать глубже.

— Так что случилось? — спросил он у Бэт.

Она огляделась.

— Я чувствую дискомфорт, говоря об этом с.… то есть, здесь.

— Понимаю, — пробормотал Картер. Ей было неудобно откровенничать с ним. Если Лиза не потрудилась рассказать ему о своей сестре, то, скорее всего, Бэт ничего не знала о самом Картере. Бэт могла верить только слову Картера о том, что он был тем, кем представился, но если Лиза действительно погибла в катастрофе или подхватила инопланетную болезнь, то почему ее сестре было так трудно рассказать об этом?

«Отпусти ситуацию».

У него не было времени потакать своему любопытству. Похищения людей и терроризм процветали. Ламис-Одж получили контроль над большим количеством секторов, а через два с небольшим месяца должен был состояться ключевой саммит Союза Планет. Кибер-оперативники и Айм-Сек, частная охранная фирма, которая служила прикрытием для Кибер-Управления, пытались выиграть время.

«Пинг! Никаких записей не найдено», — его кибер-мозг закончил сканирование основных баз данных и выдал результат.

— Почему нет записей о смерти твоей сестры?

Бэт сощурила глаза.

— А кто сказал, что нет?

«Отпусти ситуацию».

Картер покачал головой.

— Неважно. Прошу прощения за беспокойство. Еще раз сожалею о твоей потере.


* * *


Это был Картер Аймэс! Глава Айм-Сек.

«Не стоит связываться с этим мужчиной».

Он выглядел так, будто легко мог поднять ПиВи. Бэт мысленно пнула себя дюжину раз, потому что при разговоре озвучила слишком много информации.

«Тупица! Идиотка! Могла ли я испортить все еще хуже?»

Когда завтра Бэт появится в офисе Картера, то он удивится, почему она не упомянула о том, что знала о нем или что у нее собеседование в его фирме. Неужели это упущение заставит его пересмотреть свою позицию по вакансии? Разволновавшись из-за вопросов о Лизе, Бэт не ответила так, как должна была.

«У меня интервью с Броком Манном. Очевидно, Аймэс не участвует в отборе каждого кандидата, иначе он бы знал, кто я такая. Может, я даже не встречусь с ним».

Если не проявится ее особое везение…

Бэт полагала, что, отправившись на планету, рискует столкнуться со знакомым Лизы, но не ожидала, что это произойдет так скоро… в космопорте, еще до того, как она доберется до Террана! Или что этот мужчина будет владельцем компании, в которой она рассчитывала получить работу. На вид Аймэсу было около тридцати пяти, значит, возможно, он учился вместе с Лизой. Бывший парень? Он казался более потрясенным известием о ее смерти, чем обычный знакомый.

Бэт достала ПирКомм из дорожной сумки и провела пальцем по экрану, чтобы активировать устройство. После просматривания файлов Лизы пятнадцатилетней давности она застонала. Ну конечно. У Лизы были десятки видеозаписей и голограмм, где она и Аймэс обнимались, смеялись, целовались. Бэт прищурилась. Он очень изменился за эти годы.

Привлекательный и хорошо сложенный тогда, Картер приобрел внушительную фигуру. Черты его лица были точеными и строгими, а на теле от силы и мощи выпирали мускулы. Если она не ошиблась, он даже стал выше. Бэт с Лизой были одного роста, но в видеозаписях Лиза едва доставала до его плеча, задирая голову, чтобы что-то сказать. А еще исчезла открытость. Поразительные голубые глаза мужчины приобрели постоянный скептический прищур.

Что же не изменилось за эти пятнадцать лет?

Кроме постоянной головной боли. Это не изменилось, разве что стало еще хуже. Бэт помассировала висок круговыми движениями. Когда боль немного ослабла, Бэт убрала свой ПирКомм и присоединилась к толпе, стекающейся к вестибюлю.

Специальный чартер доставит ее в Город Ангелов на Терране, где Айм-Сек поселит ее на ночь в гостинице. Завтра Бэт пойдет на собеседование к Броку Манну.

«Начало новой жизни. Ох, звезды, как я надеюсь на успех».

Она вытерла влажные ладони о свой белый летный костюм. Новое начало осуществится только в том случае, если Айм-Сек наймет ее. Если она не получит работу, то не знает, что будет делать. Бэт не могла вернуться на спутник. За четырнадцать с половиной лет она стала для О'Ши лишь нежеланной помехой. Ошибкой эпических масштабов. После нескольких недель слабого оптимизма надежда сменилась горечью и осуждением, как будто этот план был ее идеей.

«Может, на Терране я смогу обрести дом. Я должна получить эту работу. Мне это необходимо…»

Возможно, ей стоило притвориться Лизой, если бы «сестра» все же закончила последний курс в терранском техническом институте, ведь Бэт нуждалась в лучших рекомендациях. Подделать новую личность было проще, чем изменить существующую. И, несмотря на первоначальное намерение О'Ши, они не приняли бы эту ложь. Хоть Бэт и носила имя их любимого ребенка, Элизабет Энн О'Ши, на самом деле она не являлась их дочерью.

Вот так появилась «Бэт».

О'Ши наняли кого-то, чтобы подделать документы, позволяющие ей искать работу и предоставляющие достаточно кредитов, чтобы прожить до тех пор, пока все не устаканится. Вот только эта помощь исходила не от доброты душевной, а от желания избавиться от проблемы.

Отказ не должен был причинять боль, но все равно причинял.


Глава 2


— Добро пожаловать домой! — Брок Манн просунул голову в кабинет Картера. — Как прошел отпуск на курорте Дариус-4?

Картер жестом пригласил его войти.

— Отлично, но все слишком быстро закончилось. Как бы мне хотелось прямо сейчас вернуться туда.

— Проблемы?

Он поморщился.

— Я только что закончил видеоконференцию с Бенсоном Винсером.

Брок сел в сенсорное кресло у стола.

— Что не так на этот раз?

Картер вздохнул и расслабился, позволив своему креслу массировать спину. Это ощущалось не так хорошо, как руки дроида удовольствия на Дариус-4, но пройдет еще много времени, прежде чем Картер сможет вырваться на свободу в следующий отпуск.

— То, что генеральный секретарь ничего не понимает. Он отказывается принять план обеспечения безопасности саммита. Говорит, что такие «ограничения» намекнут на отсутствие доверия и оскорбят планетарных членов.

— Даже если они не принимают участия в актах террора, любые связи с Ламис-Одж лишают их доверия. Ламани может и будет ими манипулировать. На что согласился Винсер?

— На третий уровень. Я буквально заставил его согласиться хоть на это, заявив, что свяжусь с каждым планетарным лидером и попрошу избегать саммита по соображениям безопасности. Также я намекнул, что с ними созвонится и Микала, — только что переизбранный президент Объединённого Террана Микала Айрон, которая по совместительству была тещей Брока, признавала важность безопасности, в отличие от благонамеренного, наивного генерального секретаря Союза Планет. Идеализм СП часто вступал в противоречие с миссиями кибер-оперативников по защите Галактики.

— Третьего уровня недостаточно, — возмутился Брок.

— Да, недостаточно. Если считать послов, не имеющих права голоса руководителей, посланников, помощников и другой вспомогательный персонал, то на саммите будет присутствовать от двух до трех тысяч человек. Убийца или террорист-смертник сумеет легко смешаться с толпой. Айм-Сек выставит СП счет за третий уровень, но Кибер-Управление обеспечит пятый, — пояснил Картер. — Я назначаю тебя ответственным за проверку подноготной каждого участника. Будь осторожен, не оставляй следов и постарайся изучить все слабые места присутствующих. Если они когда-то на космодроме поздоровались с незнакомцем, чей троюродный брат дружил с малдонианцем, который хоть один раз посещал Ламис-Одж, я хочу об этом знать.

— Я поручу эту работенку Иллюмин, — усмехнулся Брок.

— Идеально.

Природа наделила народ Фарий особыми дарами. Одни были эмпатами, другие — экстрасенсами, третьи обладали лингвистическими способностями, четвертые — математические гении. Компьютерный сенсат, Иллюмин, могла слиться с виртуальной реальностью, что давало ей возможности в программировании, превосходящие навыки киборгов.

— Возможно, вчера она спасла наши задницы, — заметил Брок.

— Каким образом?

— Помнишь, что мы открыли вакансию логиста?

— И?

— Сегодня утром у меня было запланировано серьезное собеседование, — продолжил Брок. — Я лично проверил девушку, проведя несколько видеоконференций, особое внимание уделив ее документам.

Картер откинулся на спинку кресла.

— Как я понимаю, на самом деле она не сдала экзамен?

Хотя целью охранной фирмы было обеспечить прикрытие сверхсекретным кибер-операциям, иногда даже Айм-Сек имело дело с тайными данными, поэтому сотрудники компании должны были пройти тщательную проверку. К координатору по логистике внимание было еще выше. Ведь после испытательного срока этот человек будет служить не только в Айм-Сек, но и в Кибер-Управлении.

Брок покачал головой.

— Я действительно хотел ее нанять, если собеседование пройдет удачно. К счастью, я попросил Иллюмин перепроверить документы. Она обнаружила, что они поддельные. Тот, кто занимался ими, проделал чертовски хорошую работу, задним числом проведя ее стаж и образование так, что все выглядело настоящим. Иллюмин интегрировалась в базы данных и нашла измененные коды. Я бы никогда этого не заметил. Бэт О'Ши выглядела как законопослушный гражданин.

Картер напрягся.

— Бэт О'Ши?

— Ты знаешь ее?

— Она случайно не родственница Элизабет Энн О'Ши?

— Это и есть ее имя. Бэт — это сокращенная версия Элизабет.

То, что раньше казалось просто странным, теперь стало подозрительным.

— Если бы ты был отцом близнецов, то дал бы им одинаковые имена?

Губы Брока скривились в усмешке.

— Я бы так не поступил, но люди любят совершать глупости, когда дело касается имен детей.

Какова вероятность, что сестра женщины, с которой он когда-то встречался, искала работу в его фирме? Или что он столкнулся с ней в космопорту? Существовало ли две девушки по имени Бэт и Лиза? Либо речь шла только о Лизе? Картер забарабанил пальцами по пульту управления. Совпадения только усугубляли неприятное предчувствие.

— Когда я учился в терранском техническом институте, то встречался с Элизабет Энн О'Ши, сокращенно Лиза. Пятнадцать лет назад она бросила институт, и мы больше не виделись. А вчера в космопорту я встретил ее сестру-близнеца, которую зовут Бэт. По словам сестры, Лиза погибла во время сафари по Галактике. Как я понимаю, ты не обнаружил запись о смерти Лизы во время расследования?

— Нет. Я даже не знал, что существует сестра близнец. Все данные гласят, что Элизабет единственный ребенок Рубена и Джорджетты О'Ши.

Именно так он и думал. Девушка из колледжа, которую знал Картер, была законопослушным человеком, но за пятнадцать лет могло произойти многое. Может, она с кем-то встретилась во время сафари? Лизу могли завербовать, как очередную смертницу. По крайней мере они выяснили, что Бэт подделала документы.

«Случайная» встреча в космопорту теперь казалась намеренной. Картер подошел к ней потому, то она заранее все спланировала, повернувшись так, чтобы он узнал ее. Если бы он не так быстро окликнул девушку, то, возможно, она сама инициировала бы контакт.

Осознание, что террористы практически проникли в его фирму, заставило Картера вздрогнуть. Официальные задания Айм-Сек по обеспечению общественной безопасности были не столь важны, как миссии кибер-оперативников, но не менее деликатны. Тем более координатор логистики в конечном счете будет проинформирован о связи между Айм-Сек и Кибер-Управлением. Если этот человек окажется шпионом, результаты могут быть катастрофическими для безопасности гражданских и кибер-агентов, а также Галактики, которую они стремились защитить.

— Что ты знаешь о Рубене и Джорджетте? — спросил Картер.

— Два самых богатых человека в Галактике. У них больше денег, чем у императора Ксенианса. Жилой спутник на орбите Террана только один из их домов. Они владеют парой частных планет, полудюжиной лун и имеют долю в Дариус-4.

— Ничего необычного?

— Можно было бы предположить, что такие богатые и знаменитые родители будут чаще мелькать в биографии Бэт, но это не так. В базах данных, где было не обязательно указывать имена родителей, они были опущены, а когда это требовалось, предоставлялся только самый минимум информации.

— Связь была преуменьшена, — Картер нахмурился. Лиза не хвасталась своей родословной, но и не скрывала ее. Как и многие молодые люди, девушка жаловалась на чрезмерно контролирующих родителей, но было очевидно, что она любила их. Они были близки и часто разговаривали по видеосвязи.

— В одном из наших первых разговоров я спросил Бэт об этом. Она ответила, что хочет добиться успеха благодаря своим собственным заслугам, а не родословной. Это звучало вполне правдоподобно. И, прежде чем ты спросишь, я следовал стандартной операционной процедуре, опросив близких друзей и семью. Джорджетта подтвердила объяснение Бэт о желании быть независимой.

Лиза тоже твердила, что хочет оставить свой след в Галактике без помощи богатых родителей. Это звучало убедительно, пока она не бросила его, чтобы принять приглашение отправиться на полностью оплаченное сафари. Что произошло тогда и случилось сейчас? Зачем Лизе притворяться, что она умерла, и выдавать себя за близнеца?

— И ни слова о сестре?

— Ни одного.

— Когда Иллюмин обнаружила фальшивые документы, полагаю, ты отменил собеседование?

Брок кивнул.

— Сегодня утром я написал ей на ПирКомм.


Глава 3


— Отменяется? — сжимая свой ПирКомм, Бэт, смотря на устройство, опустилась на кровать. — Нет, его нельзя отменить.


Дорогая мисс О'Ши:

Ваше сегодняшнее интервью с Айм-Сек было отменено по уважительной причине.

Искренне,

Брок Манн

Старший операционный вице-президент

Айм-Сек


Почему? По какой причине? Одно дело, если бы она получила отказ после собеседования, но ей даже не дали шанса. Если только… если только… Картер Аймэс не узнал, кто она такая, и не задался вопросом, почему Бэт ничего не сообщила. Возможно, он просто не хотел брать на работу члена семьи девушки, с которой был когда-то связан. А может, они обнаружили, что ее документы поддельные? Существовало слишком много потенциальных «причин».

Она перечитала короткое сообщение. Там не было даже строки: «мы с сожалением сообщаем». Просто, бам! И ты вылетел из игры.

Бэт так рассчитывала на эту работу! Было неразумно класть все яйца в одну корзину, но у нее имелось только одно яйцо. Даже после того, как ее резюме было сфальсифицировано, ей потребовалось несколько месяцев поиска, чтобы добраться до этого места.

Но все шло так хорошо.

Ее заявление и отредактированное резюме привлекли внимание директора по найму, Бэт заполнила подробный онлайн-опросник, а после видеосвязи с Манном ей предложили личное интервью. Она была уверена, что уже заполучила вакансию.

«Что же мне теперь делать?»

Кредитов на ее счету хватит не больше чем на несколько недель. Несмотря на все свое богатство, О'Ши были довольно скупы на деньги, которые выделяли на существование Бэт. Они тоже полагали, что она получит эту работу… в конце концов, они наняли лучшего хакера.

Бэт не могла здесь остаться. Айм-Сек оплатили отелю только одну ночь. Она уже ожидала требований освободить помещение. Острый шип боли пронзил ее голову. Бэт глубоко вздохнула, преодолевая боль, пока та не стала достаточно приглушенной, чтобы сосредоточиться.

Даже если Бэт найдет дешевое жилье и ограничится одним обедом в день, ее кредиты закончатся прежде, чем она сможет заполучить работу. Как же она будет жить? Куда пойдет? Бэт вообще никого не знала. Хоть она и была терранкой по происхождению, но никогда не жила на Терране. Бэт сжала свой ПирКомм.

«Я не могу вернуться на спутник. Просто не могу».

А разве у нее был другой выбор? Леденящий кровь ужас перед неопределенным будущим перевешивал страх просить О'Ши о дополнительной помощи. Проглотив свою гордость, она открыла канал связи со спутником. Бэт все ждала и ждала. Судя по показаниям устройства, связь была установлена, но они не отвечали. Плечи Бэт поникли, когда она провела пальцем по кнопке разъединения.

Пинг! Видео вызов принят.

Бэт выпрямилась.

Изображение Джорджетты появилось на экране.

— Ты получила работу? — в ее голосе было мало интереса. Однажды Джоржетта и Рубен попросили ее называть их мамой и папой. А потом приказали ей никогда больше так к ним не обращаться.

— Хм… нет. Не получила, — ответил Бэт. — Айм-Сек отменили интервью.

— Очень прискорбно.

«Пожалуйста. Ну пожалуйста».

Она прочистила горло.

— Скоро мне придется покинуть отель.

Джорджетта ничего не ответила.

— Я уверена, что мое невезение временно, но…

— Нет, — лицо Джорджетты посуровело. — Прежде чем ты что-либо спросишь, я сразу отвечу отказом. Ты не можешь вернуться сюда. Мне очень жаль, что у тебя ничего не получилось, но мы сделали все, что могли, чтобы помочь. Теперь ты сама по себе.

Эта несправедливость распалила в Бэт гнев.

— Так вот что бы ты сказала Лизе?

— Лиза была нашей дочерью!

Она тоже была их плотью и кровью.

— Ты сама об этом просила, умоляла освободить тебя, — заявила Джорджетта.

После того, как растущее недовольство пары сделало ее жизнь невыносимой. Не оскорбляя в традиционном смысле, они проявляли мало заботы о чувствах Бэт, действуя так, будто у нее не было эмоций, обращаясь с девушкой с меньшим уважением и заботой, чем со своими дроидами. Конечно, по их оценке, сервисные дроиды оправдывали ожидания. В отличие от Бэт. Она с самого начала потерпела неудачу в своем предназначении.

— Наше обязательство было выполнено. Я уверена, что тебе не нужно напоминать о последствиях за нарушение своей части сделки.

Бэт вздрогнула и потерла затылок.

— Я ничего не скажу.

— Хорошо. Думаю, со временем все наладится, и ты найдешь себе другую работу.

Экран погас.

«Итак, вот и все. Теперь я сама по себе».

К ее горлу подкатил ком, но она отказывалась плакать. Одним из первых качеств, которое Бэт узнала о человеческой природе, было то, как быстро чувство вины сменялось негодованием. О'Ши сами создали эту «проблему», но вели себя так, будто именно Бэт была все всем виновата.

Она встала с кровати и собрала свои скудные пожитки.

«Лучше выехать до того, как Айм-Сек аннулирует бронирование, и отель потребует от меня плату за номер».

Активировав ПирКомм, она зашла на общедоступный информационно-поисковый центр. Тарифный план ее ПирКомма был недорогим, но ограничения позволят сэкономить деньги. Теперь Бэт может воспользоваться лишь государственными услугами, предоставляемыми компанией PIRC, чтобы найти работу.

Похоже, что в восьми километрах от отеля располагался офис PIRC. Достаточно близко, чтобы не ехать на общественном транспорте и пройтись пешком, хотя таскать с собой большой чемодан и меньшую, но все же увесистую дорожную сумку было совсем не весело. Однако каждый кредит, сэкономленный на том, без чего она могла обойтись, мог быть потрачен на предметы первой необходимости, такие как еда или жилье.

Убедившись, что она ничего не забыла, Бэт положила ПирКомм в свою маленькую дорожную сумку и перекинула ее через плечо. Схватив чемодан, она вышла из комнаты.

Лифт в конце коридора открылся, и из него вышли двое мужчин в темных костюмах и защитных масках.

— Не могли бы вы придержать дверь, пожалуйста? — Бэт зашагала со своим тяжелым багажом так быстро, как только могла. На пятом этаже сорокасемиэтажного отеля ей не хотелось бы пропустить лифт и ждать, пока он поднимется до пентхауса, а потом снова спустится вниз.

Мужчины переглянулись и активировали закрытие дверей.

— Большое спасибо, — пробормотала она.

Бэт намеревалась окинуть их гневным взглядом, когда они подошли, остановились и преградили ей путь.

Волосы на ее затылке зашевелились. Почему они остановились? Чего хотят? Бэт оглядела потолок в поисках камер наблюдения. Просматривались ли камеры постоянно или только после нападения на постояльца?

— Мисс О'Ши? — спросил один из мужчин.

Ее сердце быстро забилось. Откуда им известно ее имя?

— Допустим, — пробормотала она, жалея, что не может видеть их глаз, чтобы лучше понять выражение лиц. — А кто вы?

— Я Морхейн, а это Батлер. Мы из Айм-Сек.

Айм-Сек? Изначально фирма обещала прислать за ней машину. Мужчины, должно быть, не получили сообщения от отмене.

— Интервью было отменено.

— Мы ничего не знаем об интервью, — произнес Морхейн. — Вы должны пройти с нами.

Зачем они пришли? Почему вдвоем? ПиВи не требовался водитель, машиной управлял компьютер. Смысл посылать двух человек, даже если один был лишним?

Ее взгляд снова вернулся к камерам наблюдения. Может, кто-нибудь все же следит за ними? Что нужно сделать, чтобы привлечь их внимание? Если Бэт закричит во все горло, то придут ли ей на помощь?

Бэт опустила на пол свой тяжелый чемодан. В сумке было все, чем она владела, но Бэт не сумеет далеко убежать с багажом. Не то чтобы у нее вообще были шансы на спасение. Двое мужчин выглядели столь же смертоносно, как и выпуклости под их куртками. Наверняка это были фотонные бластеры.

— У вас есть удостоверения личности? — спросила она, чтобы выиграть время. Документам нельзя было верить. Она как никто другой знала, что любое удостоверение личности возможно подделать. За деньги можно купить все, что угодно, даже человека. Этому научили ее О’Ши.

— Пройдемте с нами, — Морхейн потянулся за чемоданом, который она уронила.

В этот момент Бэт побежала по коридору.

— Помогите! Помогите!

Твердая, как сталь, рука схватила ее за предплечье.

Бэт швырнула свою дорожную сумку в висок Морхейна. Но мужчина лишь хмыкнул и вырвал сумку из ее рук, бросив ту своему напарнику. Тогда Бэт набросилась на него с кулаками, но он схватил ее за запястья и сковал руки электрическими наручниками.

Каждый из мужчин подхватил ее под локоть и потащил прочь от главного лифта в боковой коридор. Морхейн нес ее дорожную сумку, а Батлер — чемодан.

— Меня похитили! Помогите! — закричала Бэт в камеру.

— Наблюдение за этим коридором отключено, — пояснил Морхейн. — Никто вас не слышит и не видит. Вы единственный постоялец на этом этаже, поэтому можно не кричать.

— Как будто я поверю на слово похитителю! — воскликнула Бэт, но тут же поняла, что он, скорее всего, говорит правду. Хоть в вестибюле отеля и ресторане царила суматоха, она не видела, чтобы кто-то ходил на ее этаже с тех пор, как приехала. На тот случай, если он лжет, Бэт продолжила кричать: — Помогите! Спасите!

— Тебя не похищают, — впервые заговорил Батлер.

Тогда что происходит? Зачем они забрали ее?

— Меня что, арестовали? — мужчины утверждали, что работают на Айм-Сек, но, возможно, это были полицейские. Неужели она нарвалась на власть? Полицейские наверняка представились бы… если только речь шла не о тайном подразделении. Бэт слышала, что некоторые планетарные правительства используют подпольные военизированные организации, чтобы держать население в узде. Неужели Терран в их числе?

Кроме фальсификации нескольких документов, Бэт не совершила никакого преступления… тем более не она была инициатором создания фальшивок. Могли ли О'Ши выдать ее полиции? Это был бы один из способов избавиться от «проблемы». Ее пальцы стали ледяными, когда страх распространился по всему телу.

— У Айм-Сек нет полномочий на арест, — добавил Морхейн.

Сотрудники солидной охранной фирмы не надевали наручники и не похищали людей. И они всегда показывали удостоверения личности. Бэт обмякла и упала на колени, отказываясь поощрять собственное похищение.

Ненадолго остановившись, они переложили ее сумки, затем Батлер схватил ее за руки, а Морхейн — за лодыжки. Мужчины потащили ее извивающееся тело в служебное помещение, где располагался грузовой лифт.

В подземном гараже они затолкали Бэт в пассажирский отсек ничем не примечательного личного автомобиля, а затем и сами залезли внутрь, Морхейн с одной стороны, а Батлер — с другой.

— Возвращаемся на базу, — приказал Морхейн ПиВи. Тонированные стекла потемнели до черноты, и машина быстро покинула гараж.

Глава 4


Офицеры Айм-Сек Морхейн и Батлер провели Бэт в комнату для допросов. Ее руки были скованы электронными наручниками, а глаза закрыты маской, чтобы она не видела того, что не должна. Картеру не нравилась ее беспомощность, но его сердце уже давно ожесточилось. Он не мог позволить себе сочувствие или снисхождение, пока не выяснит ее личность и намерения.

Бэт сменила прозрачный летный костюм на черные слаксы, которые обтягивали ее ноги и задницу, сильно отвлекая. Лиловая туника натянулась на ее груди, облегая талию. Блестящие темные кудри обрамляли нежное лицо. Губы без каких-ибо косметологических улучшений казались розовыми, будто она кусала их.

Картер подал знак рукой, и его люди усадили ее в кресло, а затем ушли. Получив доступ к процессорному блоку в своем мозгу, он подал сигнал о снятии ограничений. Как только оковы расслабились, Бэт сорвала маску. И удивленно заморгала.

— Это ты! Где я? Что происходит? — она обвела взглядом бело-голубую комнату.

— Ты в Айм-Сек.

— Эти люди действительно работают в охранной фирме? — на ее лице отразился гнев, превратив его из просто красивого в великолепное, на что немедленно отреагировали мужские гормоны Картера. Злясь на себя, он приказал наносомам обратить вспять все сексуальные реакции. — Они до смерти меня напугали! Так ты обращаешься с кандидатами на вакансию? — Бэт швырнула маску на стол и потерла запястья. — Завязываешь им глаза и надеваешь наручники?

— Ты больше не претендуешь на эту должность, — он сел напротив нее и сложил руки на груди. Его программа распознавания лиц провела еще один анализ и пришла к тому же выводу — Лиза. Вот только это не убедило человеческую сторону Картера. Выражение ее лица уже не было прежним. Бэт даже двигалась более плавно, ее жесты были грациозными. Если она когда-то была Лизой, то ее личность изменилась.

Подключившись к беспроводной связи, он связался с медиками.

— Тогда почему я здесь? — потребовала она ответа.

— Это ты мне скажи, — возразил он. — Почему ты здесь?

«Кто ты? Кто тебя отправил? На кого ты работаешь?»

Бэт нахмурилась.

— В какую игру ты играешь? Ты ведь директор Айм-Сек и в курсе, что мне было назначено интервью с Броком Манном на должность координатора логистики.

— Почему при встрече в космопорту ты не призналась, что знаешь меня?

— Ты ошарашил меня! Сначала я растерялась. Ты подошел, спрашивая о моей… моей… сестре, — едва заметный румянец окрасил ее щеки, настолько нежный, что обычный человек не заметил бы, но кибер-зрение Картера сразу уловило изменение.

«Интересно. Она говорила правду, пока речь не зашла о сестре».

Он сосредоточился на ее лице.

— Кем тебе приходится Лиза?

— Я же говорила, — Бэт поджала губы. — Она мой близнец.

— Попробуй еще раз.

— С меня хватит, — она встала. — Я ухожу.

— Сядь, — приказал он со стальным спокойствием, которое берег для вражеских бойцов, преступников и подозреваемых.

— Я все равно уйду, — Бэт попыталась изобразить мужество, но его острый слух уловил дрожь в ее голосе. Девушка была напугана.

— Я сказал, сядь. Немедленно, — Картер тоже встал, добавив к угрозе в голосе свой высокий рост и массивную фигуру. Бэт в любом случае не сумела бы уйти, дверь просто не открылась бы. Первый урок заключался в том, чтобы она поняла, кто здесь главный.

Бэт встретила его пристальный взгляд, на мгновение замерев, а затем снова опустилась на стул.

— Зачем ты это делаешь?

— Скажи, кто ты.

— Я Бэт О'Ши!

— Бэт — это сокращенное имя от…

— Элизабет!

— Ты утверждаешь, что Лиза была твоей сестрой, — Картер впился в нее взглядом, выискивая признаки лжи: ерзанье, дерганье одежды, облизывание или кусание пухлых розовых губ, пожимание плечами, словно не доверяя собственным словам.

— Да, — Бэт заерзала на стуле.

Ах. Изначально Картер планировал сделать акцент на том, кто ее послал, но слабым звеном оказалась ложь о сестре.

— Лиза — это сокращенное имя от…

— Элизабет.

— Родители назвали вас обоих Элизабет?

— Да.

Он приподнял брови с преувеличенным скептицизмом.

— Не я выбирала это имя.

— Ваши родители назвали обеих близнецов Элизабет, но для одной стали использовать имя Лиза, а для другой — Бэт, — повторил Картер.

Она прикусила губу.

— Совершенно верно.

— Разве это не своеобразная путаница?

— Нет, все было очень просто, — ответила она с оттенком горечи.

— Вы с Лизой не ладили.

— Я не говорила этого!

— Говорила, — напомнил он. — На космодроме. Ты заявила, что не всегда ладила с сестрой, а какое-то время вы даже не разговаривали, — Картер склонил голову набок. — Так где ты лжешь, тогда или сейчас?

Бэт открыла рот, потом закрыла и плотно сжала губы.

— Я не лгу. Ты искажаешь мои слова, — она поморщилась, заморгав так, будто свет причинял ей боль, и начала массировать виски. Картер уже сталкивался с тем, когда подозреваемый симулировал болезнь или недееспособность, но Бэт действительно побледнела, а его кибер-зрение обнаружило слабый блеск пота.

— С тобой все в порядке? — спросил он, ругая себя за сочувствие и за то, что не воспользовался дискомфортом девушки, чтобы добиться преимущества.

— О-обычная головная боль. Иногда я страдаю мигренью.

Дверь со свистом распахнулась, впуская медика.

— Мне нужен полный анализ, и как можно быстрее, — приказал Картер.

— Это займет максимум пятнадцать минут, в зависимости от полученного материала, — медик извлек из своего чемоданчика экстрактор и подошел к Бэт. Она покосилась на мужчину, все еще морщась от боли.

— У нее начались головные боли. Сделай биоскан, — добавил Картер.

— Извините, но мне нужно взять образец ДНК, — пробубнил медик.

— Что? — она резко отпрянула. — Нет! Я не соглашусь на это.

Медик замешкал.

— Быстрее, — поторопил Картер.

Медик прижал экстрактор к ее шее и взял образец крови, прежде чем Бэт успела отреагировать. В экстракторе содержались ингибитор боли и коагулятор, значит, она почувствовала только небольшой укол, тем не менее Бэт повернулась на стуле с хмурым выражением на лице.

— Ты не должен брать образцы. Это нарушение моих прав!

Вот только Бэт находилась в штабе Кибер-Управления. Как только она переступила порог, то потеряла все права.

Медик продолжил выполнять свою работу. Упаковав образец крови в свой чемоданчик, он просканировал ее с помощью карманного компьютера. После звукового сигнала, означавшего, что данные собраны, мужчина убрал устройство.

— Позже я отправлю вам медицинский отчет с данными ДНК.

Дверь открылась, чтобы медик вышел, и Бэт резко вскочила со стула. Картер обежал вокруг стола, чтобы остановить девушку.

— Ты не можешь держать меня здесь силой! — она начала бороться.

— Иди, — приказал Картер медику.

Мужчина вышел из комнаты, дверь за ним закрылась.

Картер отпустил Бэт, но не отстранился. Его кибер-сенсоры зафиксировали ее аромат, насыщенный румянец и повышение температуры тела… черт возьми, его либидо опять проснулось. Воспоминания о том, как они с Лизой катались в спутанных простынях, всплыли в сознании Картера, передавая нежелательные сигналы его члену. Черт, с его везением, Бэт, вероятно, окажется лазутчиком, шпионом или вражеским боевиком, но точно не Лизой.

— Ты не имеешь права красть мою медицинскую информацию! Это противозаконно!

— Здесь я закон.

Девушка выпятила подбородок.

— Как только я выйду отсюда, то сообщу о тебе властям Объединенного Террана, — она врезалась в стол.

Картер повернулся, чтобы оградить ее от стола.

— В том-то все и дело, — протянул он. — Почему-то ты до сих пор считаешь, что выйдешь из этой комнаты.

Страх, промелькнувший на ее лице, затронул его совесть, но Картер должен был получить ответы. Он не мог повестись на ее невинное, словно потерянного маленького ребенка, поведение. Жизнь сотрудников Айм-Сек и агентов Кибер-Управления зависела от секретности и безопасности, которые Бэт чуть не разрушила… значит, она была очень, очень хороша в том, что делала. Решимость прорвалась сквозь сочувствие.

— Т-т-ты не можешь держать меня здесь. Это похищение.

Картер неохотно восхитился ее бравадой, ведь она продолжала защищаться, несмотря на угрозы.

«Вспомни, кто она такая. Какой она может быть».

Но его затвердевший член забыл об этом или вообще не хотел принимать во внимание.

— Люди знают, куда я сегодня должна была пойти!

— Какие люди?

— Например… например, О'Ши!

Поскольку эта пара считалась одними из самых богатых людей в Галактике, а деньги шли рука об руку с властью, теоретически они могли представлять угрозу, вот только богатство Картера, о котором мало кто знал, соперничало, если не превосходило О'Ши, значит, у него были такие связи и возможности, о которых не мечтали О'Ши.

Как интересно, Бэт обращалась к ним по фамилии, а не по степени родства. Его отец тоже был строгим, как и все родители, но Картер никогда бы не назвал его «мистер Аймэс».

— Ты имеешь в виду своих родителей? — уточнил он.

— Да! И-и-и… другие люди тоже!

Картер скрестил руки на груди. Все, кто не получал жалованье, но имел повод посетить штаб-квартиру, работали в строгой секретности.

— Ну, это помогло бы, если бы кто-нибудь знал, где находится Айм-Сек… или если бы ты действительно была в Айм-Сек, — добавил Картер, чтобы запутать Бэт.

— Но ты говорил, что я в Айм-Сек. Так где ты лжешь, тогда или сейчас? — бросила она в ответ его же слова.

— Сядь, — Картер резко дернул ее стул. Бэт сердито посмотрела на него, но все же села. Картер неторопливо подошел к другому концу стола. Близость к ней действовала на него физически, поэтому Картер не был уверен, как долго его наносомы смогут контролировать реакцию тела.

«Но почему именно она? Почему сейчас?»

Он никогда раньше не испытывал влечения к человеку, находящемуся под подозрением.

«Может, потому что раньше мы состояли в отношениях?»

Вот только до встречи в космопорту он уже много лет не вспоминал о Лизе. И, что самое главное, инстинкт подсказывал Картеру, что это не Лиза. Внешне Бэт была похожа на нее, но более существенные различия перечеркивали все сходства.

Пинг!

В его сознании всплыло сообщение от медиков.

Пинг!

Сразу пришел запрос на связь от Брока.

Через пару секунд он обязательно поговорит с Броком, но для начала изучит медицинский отчет.

Маркеры подтверждают генотип субъекта как Элизабет Энн О'Ши со 100-процентной точностью. Раса: Терранка. Этническое/национальное происхождение: 23,4 % ирландцы, 22,4 % чехи, 16,3 % африканцы, 37,9 % латиноамериканцы. Доб 10172449 отец: Рубен Маркус О'Ши, мать: Джорджетта Элизабет О'Ши, урожденная Хартвелла. Известные имена: Лиза О'Ши.

Согласно безошибочным данным ДНК за столом сидела Лиза.

Картер был ошеломлен. Он был так уверен в обратном.

Почему она не признавала их прежних отношений? Они встречались целых два года. Зачем ей притворяться кем-то другим? Смысл устраиваться на работу в компанию Айм-Сек? Если только… она не столкнулась с обливискатором во время сафари, из-за чего в итоге потеряла память?

Картер просмотрел остальную часть отчета. Медики не обнаружили никаких аномалий, объясняющих ее головные боли. Может, все дело в стрессе? Или это была уловка. Она подделала свою личность, так почему же не изобразить головную боль?

Он сжал губы и ответил на оклик Брока.

«Что у тебя?» — спросил он по беспроводной связи.

«Прежде чем назначить собеседование с Бэт, я провел расследование в отношении О'Ши, но после разговора с тобой в офисе, я решил копнуть поглубже, включая их финансовой состояние. Сначала я не обнаружил ничего необычного, кроме того, что они до неприличия богаты. Однако примерно четырнадцать с половиной лет назад они купили криогенную установку в РеГенКо».

«И? Что в этом особенного? Многие богатые люди хотят, чтобы их тела были помещены в холодное хранилище посмертно, в надежде, что научный прогресс однажды позволит им возродиться. Но мертвые не возвращаются, поэтому такие компании, как РеГенКо, наживаются на доверчивых. Однако продажа крио-камер законна».

«Ну, у компании двухуровневый график оплаты. Первый уровень — бронирование, а второй — обслуживание, когда камеру введут в эксплуатацию. О'Ши платят плату за техническое обслуживание с тех пор, как они зарезервировали блок».

«Блок занят?»

«Да. РеГенКо сохраняет генетику каждого тела, помещенного в их камеры. Записи конфиденциальны, но Иллюмин получила доступ к базе данных без каких-либо проблем. Элизабет Энн О'Ши, или просто Лиза, умерла четырнадцать с половиной лет назад, поэтому ее тело поместили в криогенный блок РеГенКо на Дорсусе 9. Кем бы ни была твоя собеседница, она точно не Лиза О'Ши».

«Спасибо за информацию», — поблагодарил Картер и отключился.

Тест ДНК утверждает, что Лиза мертва, а нынешний тест показывает, что она жива и сидит в этой комнате.

— Кто ты такая, черт возьми? — рявкнул Картер.


Глава 5


— Я уже отвечала на этот вопрос, — Бэт переплела пальцы рук, чтобы унять дрожь. Она попала в беду… вот только не знала в какую и почему. Судя по тому, что Аймэс продолжал приставать к ней по поводу ее личности, Бэт подозревала, что именно в этом и был камень преткновения.

— Ответь еще раз. Но честно.

— Меня зовут Бэт О'Ши.

Аймэс пригвоздил Бэт к стулу своим пристальным взглядом, создавая неприятное ощущение, будто он видит ее насквозь.

«Значит, он должен знать, что я не сделала ничего плохого».

Ну, ничего такого, что оправдывало бы подобную степень допроса. Картер мог обнаружить, что ее документы были поддельными, — хотя она даже под присягой утверждала бы, что они настоящие — но, конечно, обман повлек бы за собой лишь отказ в работе.

— Я получил результаты анализа ДНК.

— Имеешь в виду ту ДНК, которую незаконно взял у меня?

— Согласно отчету, ты Лиза О'Ши. Как объяснишь это?

Страх и боль, словно удары ледоруба, пронзили ее череп. Бэт крепче сжала руки, борясь с желанием потереть виски. Либо Аймэс воспользуется этой слабостью.

— Я же говорила. Мы с Лизой однояйцевые близнецы. Уверена, ты в курсе, что монозиготные близнецы появляются на свет в том случае, если одна оплодотворенная яйцеклетка распадается на две, — заявила она с сарказмом в голосе. — У нас одинаковый геном.

— У Близнецов похожий геном. Из-за вариаций числа копий идентичные близнецы не имеют идентичного ДНК. Попытайся еще раз объяснить, почему твоя ДНК совпадает с ДНК Лизы?

Она судорожно сглотнула.

— Я… я не могу.

— Не можешь или не хочешь?

— Не могу.

Аймэс встал, ошеломив ее своим огромным ростом и мускулатурой. Он, должно быть, был самым крупным, самым мощным мужчиной, которого она когда-либо видела. Его плечи были настолько широкими, что практически рвали по швам форму. Бицепсы превышали в обхвате ее бедра, а ноги? Стволы деревьев. Он с подозрением относился к ее личности, но кем бы ни был сейчас Картер Аймэс, он изменился с тех пор, как встречался с Лизой. Человеческие мужчины не достигали таких размеров, как он, без какой-либо генетической реконструкции.

Картер не причинит ей физического вреда, — она чувствовала, что он не такой человек — но его подозрения все равно могли привести Бэт к смерти.

Он обошел вокруг стола, положил ладони на поверхность и наклонился. Непроницаемые голубые глаза остановились на лице Бэт. Точеные скулы, напряженный подбородок и полные губы, сжатые в строгую линию, придавали его красивым чертам свирепый вид. В Бэт проснулось глупое желание поцеловать эти губы, чтобы посмотреть, смягчиться ли он тогда.

Неужели Лиза чувствовала то же самое?

«Но я не Лиза».

Ее сердце быстро заколотилось, а щеки затопил жар, когда на нее нахлынуло тревожное предчувствие.

Его ноздри затрепетали.

Он пытался запугать Бэт… и у него получалось.

Из чувства гордости она выдержала его пристальный взгляд, но напрягла ноги, немного отодвигая свой стул, по ее мнению, незаметно для Картера, чтобы создать между ними некоторую дистанцию. Но, конечно же, он все заметил. Бэт поняла это по изгибу его губ.

Он наклонился так близко, что их дыхание смешалось.

— Тогда, может, ты сумеешь объяснить, как Лиза может быть одновременно живой и мертвой?

— Этого я тоже не могу объяснить… пожалуйста…

«Пожалуйста, не спрашивай».

У Аймэса уже был ответ… просто он не понимал этого, а если бы догадался, то ее жизнь была бы под угрозой.

Бэт хотела вскочить и убежать, но ее ноги были словно налиты свинцом. Воздух стал густым, из-за чего ее легкие судорожно сжались. Кто-то приглушил свет, поэтому комната стала казаться серой. Перед ее глазами заплясали маленькие пятна, а когда лицо Аймса дрогнуло, Бэт поняла, что освещение не изменилось… изменилось ее зрение.

Она почувствовала, что падает.

Комната погрузилась в темноту.


* * *


Запах антисептика проник ей в нос и носовые пазухи. У ее уха что-то запищало. Бэт отшатнулась от назойливого звука и поняла, что лежит на твердой, но удобной поверхности, а ее голова покоится на маленькой подушке. Бэт крепче зажмурилась, чтобы не замечать пробивающегося сквозь веки света.

— Я точно знаю, что ты в сознании. Открывай глаза, — грубая команда требовала подчинения.

Картер Аймэс пристально смотрел на нее сверху вниз. Казалось, он в любой ситуации возвышался над Бэт. Облегчение или, может, проблеск радости мелькнул в его взгляде, прежде чем исчезнуть в суровом выражении лица.

Нахлынули воспоминания… допрос, страх, темнота…

— Ты упала в обморок, — заявил Аймэс. — Медик определил у тебя приступ паники, от которого ты потеряла сознание.

Она заметила бледно-зеленые стены, высокотехнологичное оборудование, запах антисептика…

— Я в больнице?

— В Айм-Сек, — кивнул он.

— К-как долго я была без сознания?

— Пятнадцать минут, — Картер сел на табурет рядом с кроватью. Больше не возвышаясь, но все еще находясь слишком близко. Его взгляд из-под полуприкрытых век остановился на ее лице, словно намечая цель. — Почему бы тебе не рассказать, что происходит? — настаивал он.

— Ничего не происходит. О чем ты вообще? — она заставила себя говорить ровным тоном. Вновь запищала какая-то машина.

Он усмехнулся.

— Прежде чем еще раз солжешь, помни, что твой пульс, кровяное давление и дыхание контролируются.

Бэт подняла руки, ища электроды, но ничего не увидела.

— На кровати есть сенсоры, — пояснил Картер.

«Черт!»

Она резко села.

Он положил ладонь на ее плечо.

— Не так быстро. Я хочу, чтобы ты осталась там, где сейчас.

— В постели? — Бэт выгнула бровь.

К ее удивлению, щеки Картера окрасил румянец. Мужчина быстро отдернул руку. Бэт перекинула ноги через край и встала.

Картер восстановил самоконтроль.

— Чего ты боишься? — требовательно спросил он.

— Ничего.

— Что-то настолько сильно напугало тебя, что ты потеряла сознание.

— Может, это был твой допрос.

Появилось смятение, но вскоре расчетливый взгляд вернулся.

— Кого ты боишься? И что они могут с тобой сделать?

— Никто ничего не собирается со мной делать, — возразила она.

— Значит, ты действуешь в одиночку, — в его тоне слышался явный скептицизм.

— Да, — Бэт нахмурилась.

— Итак, чего же ты хочешь? Почему ты здесь?

— Я пришла устроиться на работу… но теперь не соглашусь, даже если ты предложишь мне вакансию за миллион кредитов в год. Ты безумен.

— Обеспечение безопасности моих людей — не безумие.

— Я не представляю угрозы для твоих людей.

— Тогда скажи, кто ты.

— Я же говорила! Я Элизабет О'Ши. Если коротко, то Бэт. Мою генетически идентичную сестру-близнеца тоже звали Элизабет, или Лиза. И сейчас я хочу уйти, — она медленно двинулась к двери.

Картер встал между ней и выходом.

— Ты никуда не пойдешь, пока не скажешь правду.

— Но я уже сказала чистую правду! — солгала она.

— Я не могу позволить тебе уйти.

— Ты не можешь держать меня здесь.

— Могу. И буду удерживать столько, сколько захочу. Ты… — он щелкнул пальцами, — исчезнешь.

Она была пленницей? В груди Бэт все сжалось. Как это случилось? Она мечтала лишь найти работу и заполучить собственную жизнь. Теперь же Бэт могла умереть здесь, но об этом никто не узнает… потому что никому до этого не было дела. В конце концов О'Ши поймут, что она пропала, но это лишь решит их проблемы.

Дверь открылась, и в комнату вошли двое сосредоточенных, мускулистых мужчин.

— Отведите ее в камеру предварительного заключения, — рявкнул Картер. — Ей разрешены еда, вода и лечение… больше ничего. Когда она будет готова говорить, дайте мне знать, — он отступил в сторону.

— Ты не можешь так потупить! Пожалуйста, я не сделала ничего плохого. И я не понимаю, чего ты хочешь! — боль в голове резко усилилась, а зрение по краям затуманилось. Бэт покачнулась на ногах.

— Я больше не попадусь на эту уловку с обмороками, — Аймэс кивнул. — Забрать ее.

Двое мужчин схватили ее за руки.

— Нет! Не делай этого со мной, — она начала бороться, пытаясь вырваться на свободу.

Они потащили ее к двери.

— Мистер Аймэс, пожалуйста, — взмолилась Бэт.

— Кто ты? — настаивал он.

В ее голове запульсировала боль.

— Если я скажу, а они узнают… — Бэт подошла слишком близко к свободе, чтобы сейчас ее потерять. Она не сомневалась, что Картер Аймэс будет держать ее взаперти до тех пор, пока не получит желаемое. Но богатство покупало огромную власть, значит, Бэт не могла спрятаться от О'Ши. Они выследят ее и заставят заплатить. — Они убьют меня, — она расплакалась.


Глава 6


«Они убьют ее? С кем, черт возьми, она связалась?»

Картер жестом приказал сопровождающим удалиться.

Слезы текли по ее лицу. Бэт обхватила себя руками и покачнулась.

Ненависть к себе терзала его совесть, но Картер должен был докопаться до истины.

— Кто ты? Кто тебе угрожает? Что они заставляют тебя делать? Расскажи. Я могу помочь.

Ее плечи дрожали от всхлипов.

Картер навсегда запомнит, как запугивал и без того затравленную женщину, заставляя ее признаться в содеянном. В своей работе он имел дело с самыми отъявленными мерзавцами — наркоторговцами, работорговцами, деспотами, террористами. Он делал то, что должен, а если для этого требовалось уничтожить разумную форму жизни, то Картер шел на это, не испытывая угрызений совести или чувства вины.

Он впервые ощущал себя отбросом Галактики, но не мог игнорировать предчувствие, что, хоть сама Бэт не была преступницей, кто-то использовал девушку… угрожая расправой, лишь бы добиться ее согласия.

Картер продолжил давить:

— Скажи кто ты, кто тебя послал. Я могу защитить тебя. Обещаю, они никогда не причинят тебе вред.

— Т-ты не можешь з-защитить. Они найдут меня, куда бы я ни пошла.

— Кто?

Бэт ничего не ответила.

Он подвинулся ближе.

— Послушай. Я могу обеспечить твою безопасность. Защита людей — это то, чем занимаются в Айм-Сек. То, чем занимаюсь я. Никто не сумеет до тебя добраться.

Кибер-оперативники отваживались проникать в зоны военных действий, на опасные планеты и на вражескую территорию, чтобы спасать людей. Держать женщину в целости и сохранности в штаб-квартире было совсем не сложно.

— Если у тебя достаточно денег, то ты можешь подкупить кого угодно.

Картер замер.

— Ты имеешь в виду О'Ши? — нетрудно было догадаться.

Она вскинула голову, ее глаза расширились от страха.

— Я этого не говорила.

— О’Ши угрожали тебе, — он заявил это как факт. Большинству людей было трудно представить честных граждан из высшего социального класса, ведущих себя подобным образом, но тайные операции развеивали любые иллюзии. Картера было трудно чем-то удивить.

«Доверься мне. Поделись проблемами. Я могу тебе помочь».

Бэт что-то пробудила в нем, Картер действительно хотел ей помочь.

— Что у них есть на тебя? Что ты скрываешь?

Она покачала головой.

— Не надо… пожалуйста.

Он коснулся ее плеча и встретился с ней взглядом.

— Я обещаю, что буду охранять тебя. Посмотри, где ты находишься.

— Я не знаю, где нахожусь.

— Вот видишь! — его губы изогнулись в легкой улыбке. — Айм-Сек одно из самых безопасных мест в Галактике, к тому же я лично обеспечу твою защиту. Клянусь своей жизнью. Но я не смогу помочь, если ты не расскажешь, что происходит.

Бэт глубоко вдохнула.

— Я… я… — она заломила руки, — я… клон.

«Клон».

— Клон Лизы.

Кусочки головоломки с ДНК встали на свои места.

— Да, я… клон Лизы.

— Расскажи мне всю историю, — попросил Картер.

— Лиза была единственным ребенком в семье. Она погибла во время сафари четырнадцать с половиной лет назад. Рубен и Джорджетта были так убиты горем, что отказались принять ее смерть. Они поместили тело дочери в криогенную камеру, но вскоре потеряли надежду, что наука даст им возможность ее реанимировать. В итоге они извлекли ее ДНК.

Процесс смерти происходил медленнее, чем предполагали большинство людей. Не все клетки умирали с одинаковой скоростью. Некоторые, например стволовые, могли жить в течение нескольких недель после того, как организм погибал.

— Значит, они взяли образцы ДНК… и клонировали тебя.

Бэт кивнула.

— Я должна была стать Лизой. Меня клонировали в резервуаре Кло-Вентурис. Когда мое тело созрело до возраста Лизы, двадцать один год, я родилась. Кло-Вентурис провели со мной несколько месяцев идеологической обработки, рассказывая о жизни Лизы, а затем доставил меня к О'Ши.

Весь этот бизнес напоминал Картеру владельцев домашних животных, которые заменяли одно на другое, вот только людей нельзя было заменить.

— Они пытались выдать тебя за Лизу?

Она кивнула.

— Как же им сошло это с рук? Люди ведь знали, что она умерла.

— Они не сторонники публичной жизни, поэтому не сообщали о смерти дочери. К тому же с их деньгами…

— О'Ши купили молчание, — резюмировал Картер. Неудивительно, что он не смог найти записи о смерти. — Ты в курсе, как она умерла?

— Во время сафари… они посетили планету, которая не была нанесена на карту. Лиза упала в ущелье, которое тянулось практически до самого ядра планеты. Им даже не удалось вытащить ее тело целиком.

Ужасно. Картер на мгновение зажмурился.

— Об этом тебе рассказали О'Ши?

Бэт покачала головой.

— Ох, нет, я даже не осмеливалась спросить, — она вновь заломила руки. — Дроид-слуга Лизы поделился со мной подробностями. Он сопровождал ее на сафари. Робот заявил, что когда О'Ши узнали о произошедшем, то списали его.

— Так что же произошло между тобой и ними?

— Сначала… в первые несколько недель после моего приезда, они притворялись, будто я Лиза. Джорджетта и Рубен заставили меня называть их мамой и папой. Они обращались ко мне Лиззи и рассказывали обо всех забавных приключениях, которые в прошлом «мы» пережили вместе. Конечно, у меня не было никаких воспоминаний о тех событиях, никакой эмоциональной связи. Несмотря на то, что я выучила, куда Лиза ходила в школу, ее интересы и увлечения, имена и лица людей из ее жизни, эти исторические факты не могли сравниться с тем, когда ты участвуешь в создании истории. У нас была одна и та же ДНК, но разные личности, поведение, эмоции, реакции. В итоге вместо успокоения мое присутствие напомнило им о потере, но О'Ши не отпустили меня, потому что боялись публичного осмеяния и осуждения, если об этом станет известно.

Скорее всего, они опасались прокурорских последствий. Хоть О'Ши и жили за пределами планеты, они все равно оставались гражданами Террана. А здесь было незаконно присваивать чужую личность, а также использовать искусственный интеллект или клонов для обмана. О'Ши нарушили закон.

— Зачем ты заявила, что приходишься Лизе близнецом?

— Терран большая планета с огромным населением. Никто не должен был обнаружить мою связь с Лизой, но ты сразу же узнал меня. Близнецы — это клоны природы, верно? Как еще я могла объяснить, почему так похож на нее? Почему ношу такое же имя? О'Ши создали весьма проблематичную ситуацию. Они ненавидели меня за то, что я использовала личность их дочери, но продолжали скрывать ее смерть. Вот так я и стала обладателем имени и внешности Лизы. Я уговорила их разрешить мне уйти, пообещав создать новую личность и исчезнуть.

— Ты прожила с ними больше четырнадцати лет, — заметил он.

— Тебе знакома поговорка «не вчера родился»?

Картер кивнул.

— В двадцать два года я родилась вчера. Я совершенно не была готова к самостоятельной жизни. Мое тело и мозг были зрелыми, но во мне не было искушенности. Не было жизненного опыта, как у двадцатидвухлетнего человека. Хоть О'Ши и ненавидели меня, но не осмелились выгнать. Они же знамениты. А если бы я стала работником удовольствия или пристрастилась к синтетической звездной пыли? Это отразилось бы и на О'Ши. Их бы осудили за то, что они отвернулись от собственной дочери, вот тогда бы им пришлось признать, что я всего лишь клон. Итак, они спрятали меня на спутнике. Я начала самостоятельно учиться и разрабатывать план, как заставить О'Ши освободить меня. В итоге я решила, что сумею стать новым человеком. Я начала отправлять свое резюме в различные фирмы… но из-за отсутствия у Лизы диплома и опыта работы меня никто не брал. Я поговорила с О'Ши и предложила вернуться в институт, чтобы получить диплом Лизы, но это означало бы выдавать себя за нее, общаться с людьми, которые могли бы знать ее. В общем, они были категорически против. Поэтому О'Ши заплатили кому-то за создание учетных данных. По правде говоря, они хотели, чтобы я ушла, даже больше чем я сама.

— Чем они угрожали?

— О'Ши заявили, что если я расскажу кому-нибудь о клонировании Лизы, то они узнают об этом и заставят меня пожалеть.

Картер прищурился.

— Они намеренно угрожали тебе смертью?

— Не так прямо, но это подразумевалось. Есть много способов поквитаться. Они богаты, значит, делают все, что захотят.

Богатство Картера превышало О'Ши, к тому же они не были неприкасаемыми… не от тайных сил вроде Кибер-Управления. Один лишь приказ его команде… и О'Ши исчезнут. Им повезло, что он соблюдал законы. Картер не убивал людей без должной причины, но О'Ши подобрались очень близко к этой границе.

Он никогда не встречался с ними, но Лиза показывала ему фотографии своих родителей. Надменные, отчужденные. Джорджетта была с серебряной ложкой во рту и палкой в заднице. Но они не показались ему злобными. Не тогда. Но горе не оправдывало угроз невинной женщине.

— Что ты собираешься делать? — она помассировала висок.

По-хорошему ему следовало навестить и напомнить О'Ши, что их обращение с Бэт нарушало человеческие приличия… но тогда Картер раскрыл бы ее тайну. Он мог сообщить властям о фальсификации записей и позволить закону разобраться с ними, но это заманило бы Бэт в ловушку. Учитывая их финансовые возможности, они получили бы наказание, которое было равносильно пощечине.

Хоть это причиняло Картеру боль, лучший способ справиться с подобным — ничего не предпринимать. Тем не менее, он собирался присмотреться к О'Ши.

— Я сохраню твою тайну, — пообещал Картер.

— Спасибо, — она прищурилась и быстро заморгала.

— Головная боль? — спросил он.

Бэт кивнула.

— Как часто у тебя мигрень?

— Временами. Но боль никогда не длится долго. Больше похоже на серию спазмов, которые быстро уходят.

— Массаж снимает боль?

— Нет, но мне кажется, что так было бы правильно.

— Давно это у тебя?

— С тех пор, как я родилась. Не припомню времени, когда бы не страдала от мигрени.

Однажды она проснулась в резервуаре для созревания и сразу почувствовала головную боль.

— Давай сделаем более полное сканирование. Медик уже закончил поверхностное, так что пора обратиться к специалисту.

Картер не мог добиться справедливости в отношении О'Ши, но, возможно, ему удастся избавить ее от головной боли.


Глава 7


— Нервничаешь? — спросил Картер.

Бэт судорожно сглотнула.

— Немного.

А если сканирование выявит что-то серьезное? Может, это неоперабельная опухоль мозга? Однако больше всего Бэт беспокоила неопределенность. Ранее она думала, что уже заполучила работу по логистике и скоро начнет новую обычную жизнь. Вместо этого ее фактически арестовали, и теперь Бэт приходилось полагаться на того самого человека, который взял ее под стражу.

Странно, но она доверяла ему. Картер поклялся хранить ее тайну, и Бэт верила, что он это сделает.

Если здоровье Бэт будет соответствовать норме, тогда Картер отпустит ее, но что потом? Куда она пойдет? Чем займется? Если в Айм-Сек выяснили, что ее документы поддельны, то это может сделать и другой работодатель… который в последствии сдаст Бэт в полицию.

Даже Айм-Сек могли так поступить.

Она поморщилась. Беспокойство и стресс, казалось, вызывали головные боли.

— Все хорошо, — пообещал Картер. — Я буду находиться в соседней комнате, чтобы наблюдать за всей процедурой.

Бэт ничего не видела, но слышала, как закрылись двери, а затем лифт начал опускаться, выбив ее из равновесия. Девушка налетела на Картера. Он поддержал ее, положив ладонь ей на плечо, и Бэт почувствовала, как по ее рукам побежали мурашки. Она напрягла спину, чтобы снова не упасть на Картера.

— Извини за предосторожность, — пробормотал он.

— Все в порядке. Я понимаю, — она дотронулась до ограничителя. Бэт была вынуждена надеть маску, чтобы ее сопроводили в совершенно секретную зону Айм-Сек и обратно. Если компания уделяла так много внимания безопасности, то, возможно, О'Ши не сумеют добраться до нее. Конечно, все зависело от того, сохранит ли Картер ее тайну. Лифт остановился, двери открылись. Бэт заметила изменения в температуре и запахах. Воздух здесь был совсем другого качества: он казался чище, возможно, после дезинфекции?

— Сюда, — он вывел ее из лифта.

Бэт ощутила легкий укол разочарования, когда он отпустил ее.

«Возьми себя в руки».

Возбуждение, которое возникало в присутствии Картера, было новым, смущающим и неуместным. Клон, живший только на спутнике О'Ши, не имел возможности приобрести какой-либо опыт общения с мужчинами, зато Бэт хорошо изучила секс.

Бэт могла со стопроцентной уверенностью заявить, что Картера не заинтересует дешевая подделка бывшей девушки, клона, которую он подозревал в каком-то преступлении. Слишком много против.

— Это лучшее в Галактике медицинское учреждение, — его хриплый голос и шаги казались более тихими. Может, всему виной звукоизоляция?

Что они здесь делали? И вообще, зачем охранной фирме понадобилось современное медицинское учреждение?

Уже прошло два дня с тех пор, как Морхейн и Батлер взяли ее под стражу. Бэт не питала никаких иллюзий, ее действительно арестовали. Все, что она видела, куда ходила, с кем разговаривала, контролировалось и отслеживалось. Бэт провела ночь в маленьком общежитии в изолированном крыле Айм-Сек. Для того, чтобы попасть в столовую или в уборную, ей нужно было выходить. Но каждый раз, когда она покидала комнату, кто-то случайно оказывался в коридоре. Незаметно, но они явно наблюдали за ней. Ранее ее багаж доставили в комнату, все вещи лежали на прежних местах, но Бэт догадалась, что Айм-Сек произвели обыск. Картер ничего не оставлял на волю случая.

Он был могущественным человеком, опасным. Бэт сбежала из позолоченной тюрьмы только для того, чтобы стать его пленницей. И все же… Картер не вызывал в ней дрожи, в отличие от О'Ши. Бэт не могла предположить, когда он позволит ей уйти или что с ней произойдет дальше, но главное, Картер обещал помочь, и она верила ему.

— Поверни, — приказал он.

Дверь со свистом распахнулась, а потом с шипением закрылась, когда Бэт, заходя, задела раму.

— Моешь снять маску, — заявил Картер.

Бэт стянула ее и зажмурилась от яркого света. Панели и всякие приспособления занимали две белые стены. Роботизированные руки покоились над блоками управления. Длинные цилиндры, похожие на оружие, были повернуты в разные стороны. Ее взгляд сфокусировался на трубчатой серебристой капсуле с прозрачной крышкой.

Ее желудок сжался, Бэт почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица. У нее опять закружилась голова, вынуждая покачнуться. Какой-то невнятный звук сорвался с ее губ.

Картер поддержал ее, подхватив под локоть.

— Что случилось?

Она указала на капсулу.

— Сканер тела?

— Я… я думала, что сяду в кресло, а сканер будет ручной. Это похоже на резервуар в Кло-Вентурис.

У нее не было никаких воспоминаний о своем эмбриональном развитии в резервуаре для зародышей, но, видимо, в какие-то моменты она все же приходила в сознание, пока находилась в капсуле.

— Я помню, как проснулась в Кло-Вентурис и почувствовала себя загнанной в ловушку, задыхающейся и не способной освободиться.

Она колотила кулаками по стеклу, пока не содрала кожу. Потом врачи вкололи ей успокоительное, которое лишило ее сознания, но вызвало кошмарные сны о мужчинах с выпуклыми лбами и глубоко посаженными злобными глазами, которые наблюдали и тянулись к ней.

— Не против, если я подержу тебя за руку во время процедуры? — спросил он.

— Я веду себя как ребенок… — тем не менее присутствие Картера успокаивало и придавало уверенности, Бэт решила, что сумеет это преодолеть. Он не допустит, чтобы случилось что-то плохое. Вероятно, они с Лизой все это время держались бы за руки. Так поступали пары, но у Бэт никогда не было такой возможности. Все прелести отношений между мужчиной и женщиной были новыми. Ей еще только предстояло испытать свой первый поцелуй.

«Не преувеличивай. Картер просто внимателен. Никакой романтики».

В процедурную комнату зашел лысый мужчина, сложенный как шкаф для хранения вещей.

— Извини за опоздание, — обратился он к Картеру. — Мне нужно было закончить телефонный разговор, — мужчина посмотрел на Бэт. — Я доктор Джулиус Суэйн. Сегодня я буду наблюдать за сканированием твоего мозга.

— Рада познакомиться, — пробормотала она. Несмотря на его медицинский белый халат, Бэт никогда бы не подумала, что он врач. Мужчина больше походил на наемника или телохранителя. Она заметила, что в Айм-Сек было много таких личностей.

Картер указал подбородком на стекло, висевшее высоко на стене.

— Во время процедуры я не пойду в смотровую комнату и останусь здесь.

— Без проблем, — Суэйн кивнул. — У тебя есть какие-нибудь вопросы? — спросил он у Бэт.

— С-сколько времени это займет?

Прежде чем ответить, он посмотрел на Картера, из-за чего у Бэт возникло странное ощущение, будто между ними произошло какое-то общение.

— Общее время сканирования продлится примерно пятнадцать минут. Если мы обнаружим аномалию, то диагностика займет немного больше времени.

— Будет больно?

Суэйн усмехнулся.

— Нет. Это как биоскан, только более полный. В дополнение к анализу электромагнитного излучения, ультразвук отобразит твой мозг. Если в ткани есть то, чего не должно быть, мы это найдем.

Звучало достаточно просто. Но страшно.

— Готова начать?

Она глубоко вдохнула.

— Да.

Картер помог ей забраться в капсулу для сканирования. Оказавшись внутри, Бэт легла на спину.

— Просунь сюда руку, — Картер указал на рукав. Она просунула в него руку до локтя, и Картер сжал ее ладонь. — Все в порядке? — спросил он.

Бэт кивнула.

— Во время сканирования ты можешь разговаривать, но старайся не двигаться, — проинструктировал Суэйн.

— Хорошо.

— Сейчас я закрою крышку, — доктор кивнул Картеру.

— Я здесь. Ты сможешь видеть меня. Я буду держать тебя за руку, — пообещал Картер.

— Ладно.

Крышка опустилась на капсулу. Сердце Бэт бешено забилось, но она видела суровое, улыбающееся лицо Картера и чувствовала его холодную, крепкую хватку. Она черпала в нем силы. Ее учащенный пульс начал замедляться.

«Я могу это сделать. Все будет хорошо».

Если в это верил Картер, то поверит и она.


* * *


Пальцы Суэйна порхали над панелью управления, вводя коды процедур.

— Сначала мы сделаем ЭМИ1, — произнес он вслух. На панели загорелась лампочка, свидетельствующая о том, что анализ электромагнитного резонанса начался.

Доктор, который тоже был киборгом, отправил сообщение в микропроцессор Картера.

«Я просмотрел биоскан медика. Все выглядит нормально, что является очень хорошим знаком. Чтобы еще раз убедиться, мы проведем полное обследование. После ЭМИ я запущу глубокое ультразвуковое сканирование тканей. После двух тестов, если там есть опухоль, аневризма, абсцесс, субдуальная гематома, черепно-мозговая травма, любой вид кровотечения, необычная электрическая активность, паразит или какое-то постороннее вещество, мы увидим цветовой сигнал».

— Когда начнется сканирование? — спросила Бэт.

— Уже началось, — произнес Суэйн.

Ее глаза широко раскрылись.

— Я ничего не чувствую.

— Я же говорил, — усмехнулся Суэйн.

«Может, ее головные боли вызваны процессом клонирования?» — спросил Картер. Он не чувствовал, что нарушил обещание хранить тайну, открыв эту информацию Суэйну. Все, что обсуждалось в Кибер-Управлении, было конфиденциальным, а доктору требовалась ее полная история болезни.

«Она клон? Хм… могут быть побочные эффекты, но для начала мы должны исключить другие факторы».

Картер подозревал, что Бэт действительно страдала от мигреней. Технология клонирования существовала почти так же долго, как и кибер-наука, но Картер никогда не задумывался, какой урон мог нанести процесс создания клонов. Каково это родиться в резервуаре? Прийти в сознание в капсуле? Он не мог представить психологическое воздействие от такой эмоциональной обездоленности. Еще эти «родители», которые сначала пытались руководить своим творением, а затем отвергли … угрожая убить?

Если честно, он немного жалел о своем обещании не сообщать властям об О'Ши, но, не считая того, что киборги могли самостоятельно осудить их задницы, его руки были связаны. По иронии судьбы, поддельные документы, за которые заплатили О'Ши, чтобы создать для Бэт новую личность, защитили их от преследования за более серьезное нарушение клонирования. Теперь они могли заявить, что никогда не собирались никого обманывать. А угрозы О'Ши были слишком туманны, чтобы передать их суду, несмотря на то, как напугана была Бэт. Никакой конкретной угрозы. Никакого преступления.

Картер ненавидел формальности. Самое худшее, что он мог сделать с О'Ши — предать гласности их тайну, но это нарушит его обещание, заклеймит Бэт… и привлечет нежелательное внимание к Айм-Сек.

Суэйн прищурился, глядя на цифровые данные, бегущие по экрану.

«ЭМИ в пределах нормы. Это хорошо, но не дает полной картины».

— Пока все идет отлично, — произнес он вслух для Бэт.

«Показатели напряжения и страха повышены, но этого следовало ожидать», — добавил Суэйн.

«Я и сам могу это определить».

К счастью, Картер был киборгом, так как ее хватка на его руке раздавила бы кости обычного человека.

Машина просигналила, оповещая о завершении теста.

— В первом обследовании все нормально, — объявил Суэйн. — Ты в порядке?

— Прекрасно, — тихо ответила Бэт.

Картер сжал ее ладонь.

— Осталось недолго, — он начал искать взгляд Бэт, когда ее губы изогнулись в благодарной улыбке.

Картер стремился защитить тех, кто не мог позаботиться о себе самостоятельно, но эта женщина подняла его амбиции на совершенно новый уровень. Хоть сначала он был подозрителен и относился к ней как к угрозе, опасения прошли. Чем больше Картер узнавал ее, тем меньше она походила на Лизу. Ее выражение лица, эмоции, манера говорить… все было совершенно другим. Неудивительно, что Бэт не сумела стать той дочерью, о которой мечтали О'Ши.

Он сделает все, что в его силах, чтобы девушка нашла свое место в Галактике и смогла начать самостоятельную жизнь.

Но он испытывал к ней не только сочувствие.

Шелковистость ее нежной кожи регистрировалась кибер-рецепторами в его руке, передавая эротические сигналы мозгу и члену. Картер поерзал на табурете, приказав наносомам остудить разгорающийся пыл. Принимать какие-либо решения при растущем притяжении было непрофессионально. Бэт не имела жизненного опыта, а еще меньше общалась с мужчинами. Чтобы сложить два плюс два микропроцессору не потребовалось много времени. Бэт провела всю свою короткую жизнь на спутнике О'Ши. Она была невинна, а Картер прожил достаточно, чтобы засчитать это время как за две жизни. Бэт нуждалась в ком-то менее пресыщенном, чем уставший от сражений киборг… почему он вообще размышляет об этом?

— Скоро начнем следующий этап, — Суэйн набрал другой код. — Пожалуйста, оставайся совершенно неподвижной. Может, тебе нужно немного размяться?

Она пошевелила пальцами и снова взяла Картера за руку.

— Нет, я в полном порядке. Давай просто покончим с этим.

— Значит, запускаю, верно? — Суэйн ухмыльнулся.

— Верно, — ответила она.

Будучи врачом до того, как стать киборгом, Суэйн после превращения занялся кибер-медициной, а не полевыми операциями. Все остальные врачи и медики были обычными людьми. Пройдя через операцию, инфузию наносом и сложную послеоперационную физиотерапию, Суэйн привнес в этот процесс сочувствие, которое не смог дать ни один другой врач. Он был лучшим кибер-медиком. Лучшим доктором во всей Галактике.

Сканирование мозга было простой процедурой. Это мог сделать и простой медик, но Картер хотел лучшего.

Он сжал руку Бэт и отправил сообщение Суэйну.

«Приступай».

«Я расширю параметры и проведу полное сканирование центральной нервной системы».

— Ладно, Бэт. При такой диагностике свет будет мигать, но ты не почувствуешь никакой боли. Может, немного тепла вдоль позвоночника, но не более того.

— Возможно, мне лучше закрыть глаза?

— Как тебе будет удобно.

Девушка закрыла глаза.

С потолка опустилось оборудование. Кровать, на которой лежала Бэт, стала светиться, пока машина двигалась вдоль капсулы. Его кибер-слух уловил жужжание, которое, вероятно, не слышал обычный человек.

Суэйн наблюдал, как на экране появляется голографическое изображение мозга Бэт. Лобная, височная, теменная и затылочная доли головного мозга, затем мозжечок.

«Что там?» — спросил Картер.

«Пока все нормально».

Когда появилось изображение среднего, моста и продолговатого мозга, Суэйн прищурился.

«Хм…»

Пульс Картера участился.

«Что ты видишь?»

«Ничего, — Суэйн поднял глаза к ярким огням над головой. — Мне показалось, что я уловил мерцание, но это был свет, — он нажал кнопку и изменил освещение. — Так-то лучше».

«Не пугай меня так».

«Извини. Пока все чисто и нормально. Мы закончили со спинным мозгом».

— Мы почти закончили, — громко объявил он.

Сканер прополз от шеи к копчику, а затем перевернулся.

Суэйн изучил изображения спинного мозга, затем еще раз взглянул на данные головного.

«Она здорова. Я не вижу никакой патологии или расстройства. Хочешь сам сообщить ей хорошие новости?»

Кровать погрузилась в темноту, а сканер снова поднялся к потолку. Суэйн нажал кнопку, из-за чего крышка капсулы открылась.

Бэт резко распахнула глаза.

— Ты совершенно здорова! — Картер усмехнулся.

— Правда? — ее глаза заблестели от слез надежды.

— Правда.

— В твоей голове ничего нет, — Суэйн улыбнулся, продемонстрировав все зубы. — Ну, кроме того, что там должно быть.

«Что там должно быть? Ты ведь учился в медицинском университете, не так ли?» — Картер окинул его хмурым взглядом.

«Почти закончил первый семестр», — огрызнулся в ответ Суэйн.

— Если мой мозг в норме, то что вызывает головные боли?

— По моему профессиональному мнению, твои мигрени вызваны либо быстротой процесса созревания, либо стрессом.

Картер помог Бэт выбраться из капсулы.

— Спасибо! — она обняла Картера. Ее голова коснулась его подбородка, а мягкая грудь прижались к его груди. Запах Бэт проник в его сознание. И тело Картера сразу отреагировало на эти раздражители, возбудившись. На долю секунды он позволил себе представить… если бы…

Бэт отстранилась и быстро обняла Суэйна.

Когда доктор вышел из лаборатории, Картер передал девушке маску.

— Я должен попросить тебя снова надеть это, — пробормотал он извиняющимся тоном. Бэт была той, за кого себя выдавала, но у нее все еще не было допуска к секретной информации, которая позволяла бы ему раскрыть существование Кибер-Управления. Пока что Картер не мог позволить ей даже заглянуть на обустройство кибер-меда. Он установил стандартные операционные процедуры и не мог быть тем, кто их нарушает.

— Я все понимаю, — она надела маску и протянула руку. Картер взял ее под локоть и вывел из медкабинета.


Глава 8


Картер внимательно изучил заявления планетарного правительства и новостные ленты о террористических актах, совершенных последователями Ламани. Его кибер-разум собирал, сортировал и фильтровал данные. Кибер-Управление никогда не сдастся. Картер поймает и нейтрализует ублюдка, даже если это будет последнее, что он сделает.

Они должны были найти его первыми. Где, черт возьми, он прятался? Лидер планеты и нации Ламис-Одж нес ответственность за чудовищные акты террора против невинных людей, но скрывался, словно трус. Никто — даже его многочисленные сыновья — не признавали, что не видел его уже больше десяти лет. Кто-то приютил Ламани.

— У тебя мрачный вид, — Брок вошел и сел в сенсорное кресло.

Картер покачал головой.

— В прошлом году сотни взрывов микро-взрывных устройств убили почти сто тысяч человек, затронув пять союзных планет. По мере расширения влияния Ламис-Одж, число погибших будет расти. Они установили еще два блокпоста на спутниках.

— Сколько в итоге, пятьдесят четыре?

— Пятьдесят пять баз на спутниках плюс они объявили себя владельцами одной планеты. Ты бы по достоинству оценил ее, — Картер переключил поток данных в фоновый режим. Его микропроцессор мог продолжать обрабатывать информацию, пока он занимался другими делами. Киборги были мастерами многозадачности.

Брок выгнул брови.

— Почему?

— Речь о ДельтаНю 9084, — ответил Картер. Брок был высажен на этой планете вместе с послом Союза Планет, которая позже стала его женой. Планета, покрытая лесами, казалась утопией, вот только ее озера и реки были наполнены кислотой.

— Если повезет, они окажут Галактике услугу и решат искупаться, — усмехнулся Брок.

Картер фыркнул, но быстро вновь стал серьезным.

— Помимо планет и спутников они проникли в десять секторов, — не нужно было быть киборгом, чтобы понять, почему террористические акты учащались каждый год в течение последнего десятилетия, причем за последний они увеличились на 40 процентов. — С каждым новым блокпостом, с каждым поселением они расширяют свои владения.

— А генеральный секретарь СП продолжает дирижировать и петь «Кумбайя»2, — пробормотал Брок. — Он больше беспокоится об оскорблении людей, чем о защите их жизней.

— В старые времена это называли политической корректностью, — заметил Картер.

— Теперь же мы называем это полным бредом.

— Соблюдение такого рода политики позволяет людям казаться обеспокоенными, не делая ничего, чтобы изменить ситуацию, — возмутился Картер.

— Это приносит ему пользу. Каждый раз, когда последователи Ламани запускают взрывчатку и уничтожают кучу людей, Бенсон Винсер первым выражает свои соболезнования союзной планете. Хороший пиар, — заявил Брок.

Картер кивнул.

— Только Ксенианс, Аркания и Объединённый Терран проголосовали против Винсера на выборах.

— Тем не менее мы застряли с ним в качестве главы СП еще на один десятилетний срок, — мрачно подытожил Брок.

— За десять лет многое может случиться.

Много хорошего или много плохого. Десять лет назад Ламис-Одж были изолированной планетой психов, на которую никто не обращал внимания. Игнорируемые Галактикой, они росли в силе и численности, совершенствовали свои технологии и набирали в ряды сочувствующих и наемников. К тому времени, когда люди заметили их, — когда нация начала нападать на соседей — террористы распространили свои щупальца по всей Галактике. Картер беспокоился, что они приближаются к переломному моменту. Если они не остановят продвижение сейчас, то Ламис-Одж могут стать непобедимыми.

— Винсеру лучше бы очнуться, черт подери, либо выучить обдибиановый язык, — проворчал Брок.

— Мы не проиграем войну, — поклялся Картер. — Было бы проще, если бы СП прозрели, тогда мы могли бы рассчитывать на ресурсы союзных планет, но даже без помощи СП Кибер-Управление разгромит Ламис-Одж. Мы найдем Ламани и нейтрализуем его.

Остальные варианты не рассматривались.

Для последователей Ламани был одновременно пророком и живым воплощением бога, которого они называли Великим. Народ Ламис-Одж со слепой верой принял двойственность. Ламани был одновременно обдибианцем и божеством, управляющим духом Великого. Вера в эту бессмыслицу даровала им еще большую бессмыслицу — переход после смерти в Великое Земли. Если же кто-то подвергнет сомнению догму, то его закопают в песок, где демоны ивани применят к неверующему пытки. Народ повиновался Ламани с непоколебимой верой промытых мозгов. Пока Ламани жив, они будут делать все, что прикажут он, его сыновья или его генералы.

Чтобы покончить с терроризмом, кибер-оперативники должны были уничтожить лидера, отдающего приказы.

В то время как Кибер-Управление охотилось за Ламани, выводя из строя его генералов и спасая жертв терроризма, Айм-Сек и единомышленники, включая Микалу, продолжали работать над Винсером и послами, чтобы изменить политику СП.

— Если СП выполнит свою часть работы, у нас появится больше людей, чтобы сосредоточиться на поисках Ламани. Боюсь, в следующий раз они нанесут удар по верхушке правления, — продолжил Картер. — Впервые в повестку дня внесено предложение объявления войны Ламис-Одж. Такие действия, конечно, не согласуют, но даже попадание в бюллетень вызовет обсуждение и привлечет внимание. — На логистику, которая обеспечит необходимым оборудованием в нужное время каждого союзника, ляжет огромная нагрузка. — Нам понадобятся все свободные люди Айм-Сек, Кибер-Управления и вспомогательного персонала, — сделал вывод Картер. — Как продвигается проверка безопасности Бэт?

— Только что закончил, — ответил Брок. — Ее было легко проверить, так как она прожила всего четырнадцать лет и все это время провела на космической станции О'Ши. Иллюмин почти закончила прощупывание Джорджетты и Рубена.

— И?

— Ничего подозрительного. Извини. Если не считать клонирования, поддельных документов и неопределенных угроз, они чисты.

Картер стиснул зубы. Он надеялся найти нечто такое, что можно предъявить галактической полиции, при этом не нарушить своего обещания.

О'Ши очень любили Лизу. Возможно, скорбь из-за ее смерти вызвала ошибку в суждениях и моральном облике. Очень жаль, что их сердца не оказались достаточно большими, чтобы вместить заботу о другой жизни, которую они создали.

— Я бы не назвал их гуманными, — продолжил Брок, — так как подобное отношение к жизни должно претерпеть множество гребаных изменений, но у них нет никаких связей с преступными или террористическими сетями, что, конечно, хорошо для Бэт.

Преступное деяние, совершенное близким членом семьи или коллегой, могло быть основанием для отказа кандидату в работе, хоть и не всегда. Многие кибер-оперативники были малолетними преступниками. Если бы Картер исключил всех, кто когда-либо нарушал закон, то у Кибер-Управления было бы гораздо меньше сил.

— Все близкие и родственники тоже проверены, а еще мы почти закончили со всеми знакомыми, — добавил заместитель.

Тщательная проверка биографии распространялась не только на самого человека, но и на его семью, друзей и знакомых. Кандидат мог не иметь ничего общего с криминальным миром, но его знакомые представляли угрозу безопасности.

Несмотря на то, что Картер присматривался ко всем сотрудникам, к Бэт он проявлял более личный интерес. Если бы она провалила проверку безопасности, то он бы растерялся, не зная, как поступить. Наверное, изменил бы несколько параметров проверки. Или нашел бы кого-то другого, кто взял бы ее на работу. Да, у него были варианты, но Картер был рад, что не пришлось прибегать к ним.

— Теперь ты можешь поручить ей саммит, — заявил Брок. — Она очень хороша в своем деле. Я пока не давал ей деликатные проекты, ожидая, когда Бэт пройдет проверку… но сегодня утром она получила разрешение.

Как временно нанятый координатор логистики, она отчитывалась перед Броком, который курировал ее обучение на рабочем месте.

Сосредоточившись на стратегиях миссий, Картер делегировал повседневные операции. Он внимательно следил за происходящим, но не занимался микро-менеджментом. Картер нанимал хороших людей, позволяя им делать ту работу, ради которой их взяли.

Если бы он не перепутал Бэт с Лизой в космопорту, то не стал бы беспокоится и так увлекаться успехами девушки. Но они уже встретились, значит, Картер не мог отступить. Ее короткая жизнь и личность заинтриговали его как с научной, так и с личной точки зрения.

Слишком личной. Взять хотя бы это недолгое объятие после прохождения биоскана, когда сам Картер превратился в подобие неподвижного дерева. Пруденс настоятельно советовала ему держаться на расстоянии, поэтому он не стал проверять состояние Бэт. Она была в хороших руках с Броком в качестве непосредственного руководителя.

— Она устроилась в общежитие? — спросил Картер.

Губы Брока скривились в ухмылке.

— Ты ведь не можешь устоять, правда?

— В смысле?

— От спасения несчастных.

Нет, не мог. Картер основал Кибер-Управление, потому что людям Галактики нужен был защитник, который сражался бы за них, когда никто другой не мог или не хотел. К сожалению, он не сумел спасти всех, но неудачи побуждали прилагать больше усилий. Для Кибер-Управления Картер отобрал мужчин и женщин, которые чуть не погибли в результате трагедий, и сделал их кибер-оперативниками. Кибер-мед восстановил их поврежденные тела, а Кибер-Управление заменило эмоциональную пустоту на целеустремленность. То, что оперативники получили второй шанс и решили расквитаться, было единственной надеждой многих жертв. «Спаси одного, чтобы спасти десять» — таков был девиз Картера.

— Если я не помогу ей, то кто тогда? — спросил он. Бэт не страдала от физических увечий, которые перенесли его киборги, но она была изуродована своим необычным рождением, а также холодностью и манипуляциями О'Ши. У нее не было ни семьи, ни дома, ни средств к существованию.

— Давай вернемся к твоему вопросу. Да, она устроилась. Ее поселили во временное общежитие, но, после получения доступа, ее перевели в постоянное жилье.


* * *


— Поздравляю и добро пожаловать в Айм-Сек.

Бэт вздрогнула. Хоть она слушала этот хриплый голос почти целую неделю, в данный момент он удивил ее. Сделав глубокий вдох, Бэт развернулась, сидя в кресле.

— Спасибо. Брок сказал, что я прошла все проверки.

Сразу после биоскана Картер сообщил, что она принята на испытательный срок, который закончится после детального расследования ее прошлого. Бэт было интересно узнать, все ли потенциальные сотрудники подвергались столь пристальному изучению, или она являлась особым случаем из-за первоначальных проблем.

Однако большой босс, мужчина, который успокаивал ее страхи и держал за руку, исчез почти на целую неделю. Брок Манн был ее начальником, но Бэт ожидала, что Картер хотя бы раз проведает ее.

Неужели медицинские тесты в итоге показали, что она была психологически нестабильна? Или, может, Картер почувствовал ее симпатию, из-за чего теперь старался избегать неловких моментов? Ну что ж, она могла успокоить его. Бэт слишком нуждалась в этой работе, чтобы все испортить, переспав с боссом. Человеком, который был так далеко от ее лиги, что подобные отношения были бы в любом случае смехотворны.

— Как твои головные боли? — спросил Картер.

— Прошли, — ответила Бэт. — После сканирования не было ни одной мигрени.

Как только стресс и страх исчезли, пропали и головные боли. Теперь она была в безопасности, несмотря на сопровождающий ее гнев. Бэт чувствовала себя преданной Джорджеттой и Рубеном, хотя это было нелогично. Как можно быть преданным тем, кому ты никогда не доверяла?

Картер был человеком, которому она могла доверять.

Картер был человеком, которого следовало опасаться.

Она чувствовала это. Воспоминания о том, как его офицеры выволокли ее из отеля в наручниках и с завязанными глазами, были еще свежи. Картер запер ее на гауптвахте, в одиночке, и допрашивал так, словно Бэт была преступницей. И все же, несмотря на то что ее документы были поддельны, а сама Бэт являлась биоинженерным человеческим существом, Картер нанял ее. Любой другой работодатель вышвырнул бы ее пинком под зад. Был ли он таким великодушным ко всем?

Первая рабочая неделя вызвала больше вопросов, чем дала ответов. У нее сложилось впечатление, что существовали простые служащие и специальные служащие. Проекты и специальные проекты. Что же делал Айм-Сек, кроме предоставления телохранителей высокопоставленным лицам и охраны на мероприятиях? Почему на нее надевали маску перед тем, как отвести в больницу?

— Ты обустроилась в новом доме? — спросил он.

— Да, спасибо. Там замечательно.

В течение недели она жила в общежитии Айм-Сек, комнате с шестью койками, где Бэт была единственной обитательницей.

Как только ее допуск был одобрен, ей сообщили, что она может переехать в постоянное жилье для сотрудников, этим Бэт и занялась сегодня утром перед своей сменой. Переезд включал в себя перенос двух чемоданов из одного конца здания в другой. Новая квартира была обставлена парой мягких кресел, консолью, видеоэкраном и койкой, которая убиралась в стену. Одноместный номер с примыкающей ванной был маленьким, строгим, практичным и ох каким желанным по сравнению с великолепием спутника О'Ши. Потому что он принадлежал ей.

— Ты обеспечиваешь жильем всех своих сотрудников? — спросила она.

Казалось, Картер замешкал.

— Только тех, кто в этом нуждается.

Итак, он решил, что она нуждалась в подачке.

Правда причиняла боль. Бэт была всего лишь очередным обычным человеком, нуждающимся в помощи. О'Ши контролировали все, а потом выгнали ее ни с чем. После страстного желания свободы она не ожидала, что будет чувствовать себя такой одинокой после того, как сбросит оковы.

— Я могу чем-нибудь помочь? — спросила она.

— На самом деле, да. Тебя проинформировали о саммите СП?

— Брок упоминал об этом, — ответила Бэт, хотя она знала о встрече лидеров планет еще до своего прибытия. Человек должен быть таким же непробиваемым, как метеорит, чтобы не слышать о саммите. Увлекаясь политикой, Бэт часто просматривала новостные ленты на спутнике О'Ши. Делегаты созывали послов, которые собирались ежегодно, чтобы отстаивать свои интересы, улаживать разногласия и обсуждать важные вопросы.

— В этом году гостей принимает Объединённый Терран, поэтому президент Микала Айрон назначила проверку конференц-центра на Луне.

— Разве у нее нет специальных сотрудников для этого задания?

— Как правило, есть, но Микала намерена воспользоваться этой возможностью. В центр заранее прибудут лидеры других планет, поэтому она хочет использовать проверку в качестве предлога, чтобы заняться политическими переговорами в преддверии саммита, — он сделал паузу. — Кроме того, она немного увлекается микро-менеджментом.

То, что он называл ее по имени, веселый тон и нежная критика говорили о многом.

— Вы близко знакомы?

— Мы пересекались в прошлом. Микала и мой отец были друзьями и единомышленниками. Ее дочь, Пенелопа, вышла замуж за Брока.

— Я этого не знала, — Бэт видела президента Айрон в новостных лентах. Она обладала большим влиянием, что делало ее одной из самых могущественных планетарных лидеров.

— Микала организовала несколько частных встреч с несколькими избранными, в надежде изменить ход голосования, — добавил Картер.

Бэт нахмурилась.

— Голосование по поводу?

— Стоит ли занимать решительную позицию в борьбе с терроризмом.

— Задача не должна быть такой уж сложной. Кто не хочет остановить терроризм?

Его хриплый смех не нес в себе ничего веселого.

— Звучит логично, не так ли? В этом случае решительная позиция означает военные действия и объявление войны Ламис-Одж. СП пестрит политическими заявлениями, осуждающими терроризм, и рекомендует воздержатся от поездок в самые опасные сектора Галактики, но настаивает на том, что кризис может быть решен путем переговоров и дипломатии.

Бэт удивленно моргнула, пораженная тем, что он рассказал ей это… то есть речь шла не о самой информации, а о решении Картера поделиться чем-то настолько важным. Она понимала, что была изолирована от проектов высокого уровня. До сих пор Бэт работала над двумя делами: региональным спортивным мероприятием и возвращением знаменитого артиста из турне.

— Ты же считаешь, что это невозможно, верно? — спросила она. — Я имею в виду дипломатический подход.

— А как проводить переговоры с террористами? Ламис-Одж не перестанет изготавливать взрывчатку и убивать людей, потому что посол СП попросил: «Пожалуйста, прекратите!». Ламани намерен завоевать всю Галактику. Ничто, кроме победы, не удовлетворит его.

— Почему тогда СП ничего не предпринимают?

— Из-за политики, утверждающей, что все формы жизни имеют право на существование. Как по мне, то не все.

— Также говорили О'Ши.

Они бы отменили ее право на существование, если бы могли. Бэт опустила взгляд на колени, чтобы скрыть неожиданные слезы.

— Нет, это не то, что я имел в виду, — он опустился на корточки.

— Все в порядке. Я понимаю, — она не могла заставить себя посмотреть на него.

Картер выругался.

— Нет, не в порядке. Эй… — он положил палец под подбородок Бэт и приподнял ее голову. — Независимо от того, родилась ли ты или была выращена в резервуаре, ты человек. Точка. Я бы хотел… — он покачал головой. — Есть столько всего, чем я пока не могу поделиться, возможно, никогда не смогу. Но я не имел в виду ни тебя, ни какого-либо другого клона. Ламис-Одж террористы. Они убивают людей, потому что просто так хотят. Единственный способ остановить их — применить силу.

— Прости. Я немного чувствительна.

Ей давно пора перестать принимать все так близко к сердцу. Бэт покинула резервуар для созревания с желанием быть любимой, жаждой к чему-то принадлежать, но после того, как она провалила испытательный срок, Джорджетта перестала сдерживаться.

Ты не наша дочь. Всего лишь биоинженерная органическая единица.

У нас будут гости. Держись подальше от чужих глаз.

Ты самая большая ошибка, которую мы когда-либо совершали.


Картер провел рукой по волосам. Жесткая мужественность на мгновение стала казаться по-мальчишески неуверенной, из-за чего у нее перехватило дыхание. Его запах и тепло окутали Бэт. Она узнала этот аромат, так как в ее очистительной кабине применялся такой же… только на Картере он пах по-другому. Лучше.

«Должно быть, он тоже живет в Айм-Сек», — поняла она.

Бэт часто читала электронные умные книги. Она была чрезвычайно образованна. Может Бэт и не получала никаких дипломов, — во всяком случае, законных — но ей нравилось тренировать свой ум, а как только О'Ши осознали, что ее самообразование могло избавить их от совершенной глупости, они поддержали усилия Бэт, вот только в реальной жизни оказалось слишком много того, к чему она не была готова. Что делать, когда привлекательный мужчина заставлял ваше тело как-то странно реагировать? Когда заставлял желать большего?

— Ты зашел поздороваться или у тебя есть для меня задание? — спросила она, но ее вопрос прозвучал более резко, чем она хотела.

Картер встал и отступил, увеличивая расстояние между ними. Это было к лучшему, хотя она уже скучала по его близости.

— Для тебя действительно есть задание, — заявил он. — В центре на Луне у меня тоже назначена встреча с Микалой.

Острый укол разочарования от того, что его визит был деловым, а не личным, сменился глубоким самобичеванием.

«Я должна перестать так реагировать! Он босс. Ничего больше».

Спасибо отделу кадров, что она работала на Брока, а не напрямую на Картера. Слишком частые контакты подпитывали бы мысли, которые ей не следовало допускать.

— Тебе нужно какое-то оборудование?

— Я хочу, чтобы ты поехала со мной.

— Я? Зачем?

— Ты будешь координировать окончательные логистические детали для саммита, значит, тебе следует изучить место проведения. Как бы хороши ни были голограммы и виртуальная реальность, они не заменяют обзора в живую.

Значит, ее самостоятельное образование не заменит опыт.

— Когда мы выезжаем?

— Завтра утром. Полет на Луну продлится несколько часов, но будь готова остаться на ночь. Встретимся в столовой для сотрудников в 08: 00.

Он ушел, но ее сердце продолжало лихорадочно колотиться. Она останется наедине с Картером. Бэт надеялась, что не скажет и не сделает ничего глупого.


Глава 9


«Какого черта?»

Картер зашел в переполненный кафетерий. Сотрудники Айм-Сек как обычно собрались за полюбившимися столами, завтракая и болтая, но его кибер-оперативники пристально смотрели в другую сторону от левого угла. Просто таращились в стену, жадно поглощая еду.

Он повернулся в ту сторону, куда они, казалось, избегали смотреть.

«Святая Богородица!»

В углу сидела обнаженная Бэт и завтракала.

Технически она не была раздета, так как надела дорожный костюм для перелетов. Но для оперативника с кибер-зрением спецодежда АК была не более чем прозрачным полимерным материалом.

Горячая волна гормонов ударила его прямо в пах. Картер бросился через комнату, срывая с себя рубашку.

— Надень, — он не стал дожидаться ответа, просто натянув через голову на девушку свою рубашку. В его сознании вспыхнул образ идеальной груди с темными сосками.

— Что ты делаешь? Прекрати! — Бэт извивалась, как ребенок, пока он пытался одеть ее, но Картеру все же удалось завершить начатое.

— Просунь руки в рукава, — приказал он.

— Что… зачем?

— Просовывай. Позже я все объясню, — на самом деле Картер не знал, что скажет Бэт. Она перестала сопротивляться и натянула рубашку. Он схватил ее за руку. — Пойдем, нам пора уходить.

— Мне очень жаль. Неужели я опоздала? — она отодвинулась от стола и встала. Его рубашка расправилась, едва прикрыв ее задницу и темные маленькие кудряшки лобка.

— Это твой багаж? — он схватил маленькую сумку, стоявшую рядом со столиком.

Бэт потянулась за сумкой.

— Я понесу.

— Этим займусь я. Пойдем, — Картер вытолкал ее из комнаты.

В коридоре служащие с любопытством разглядывали их, переводя взгляд с обнаженного торса Картера на Бэт.

— Почему ты настоял, чтобы я надела твою рубашку? Люди глазеют!

— Тебе нужно переодеться. Ты не можешь носить костюм АК.

— Я должна была его надеть. Без него не пускают на шаттл.

— Прости, — Картер закрыл глаза, чтобы не видеть ее длинных стройных ног, но снова открыл, когда в его сознании всплыли образы великолепной груди и темных кудряшек. — Я должен был предупредить. Мы путешествуем не на коммерческом, а на частном шаттле компании Айм-Сек. Можешь носить обычную одежду.

Она пожала плечами.

— Ладно, но зачем переодеваться? Я же уже оделась и готова к поездке.

— Ты совсем не одета. Только не в этом, — пробормотал он, потирая глаза. Как Картер мог рассказать о произошедшем, не поставив ее в неловкое положение и не выдав совершенно секретную информацию? Хоть Бэт проверили и предоставили самый высокий уровень допуска к данным, у нее еще не было необходимости знать о существовании Кибер-Управления. А пока это не случилось, Картер не мог раскрывать карты. Он сделал глубокий вдох. — Ты не можешь носить комбинезон АК на территории Айм-Сек.

— Почему? Разве это нарушает дресс-код сотрудников? Есть такое правило?

— Да. Я устанавливаю это правило прямо сейчас, — рыкнул Картер. — Никаких комбинезонов АК. Когда-либо.

Бэт уперла руки в бока и пристально посмотрела на Картера. Она даже не представляла, как чертовски восхитительно выглядит, стоя лишь в его рубашке, с взъерошенными волосами из-за возни с одеванием. Казалось, девушка только вылезла из кровати, и да помогут ему звезды, Картер хотел, чтобы речь шла о его кровать.

— Это самое глупое правило, которое я когда-либо слышала, — пробормотала она.

— Переоденься… пожалуйста.

Но Бэт продолжала твердо стоять на своем.

— Что не так с этим комбинезоном?

— Окружающие видят сквозь ткань!

Она дернулась и посмотрела на комбинезон, а затем нахмурилась.

— Нет, не видят.

— Да, видят. Правда, не все, но некоторые видят.

— О ком речь?

«Да взять хотя бы меня».

Он беседовал с планетарными лидерами, генеральным секретарем СП, послами всех рангов, военными генералами, квинтилионерами, людьми, инопланетянами, киборгами, андроидами. Но у него не получалось подобрать правильные слова для этой женщины. Картер избегал ее взгляда, глядя поверх сексуального изгиба ее обнаженного плеча. Его слишком большая рубашка соскользнула с ее руки.

— Э-э… комбинезон АК изготовлен из… э-э… композитного полимера, чтобы быть прозрачным для сканеров безопасности.

— Ну и что?

— Некоторые наши сотрудники имеют… зрительные улучшения, дающие более острое зрение, чем у обычного человека… к тому же они могут… видеть сквозь ткань комбинезона. Для них ты выглядишь голой.

Бэт удивленно открыла рот. Затем она покраснела.

— Откуда ты знае… ох, звезды! Ты… ты… — розовый цвет сменился красным.

Картер кивнул:

— Я… да. Я могу видеть сквозь полетный комбинезон.

Она схватила край рубашки, оголяющий плечо, сжала его в кулак и подтянула.

— Сколько сотрудников в столовой видели меня в таком виде?

«Каждый киборг, примерно треть комнаты».

— Немногие. Всего несколько человек, — он солгал не только для того, чтобы избавить ее от унижения, но и для того, чтобы сохранить тайну кибер-оперативников. Если бы Бэт догадалась, сколько сотрудников имели зрительные улучшения, то это могло бы вызвать вопросы.

— Я… я пойду и подберу другую одежду.

— Отличная идея.


* * *


Бэт вернулась в черных брюках и строгой розовой совершенно непрозрачной блузе.

— Мне так неловко.

— Не переживай. Всего лишь невинная ошибка. Люди, которые могли видеть тебя, понимали твое незнание, поэтому отвернулись, стараясь не глазеть.

— Ты же говоришь это не для того, чтобы успокоить меня?

— Нет. На этот счет можешь не беспокоиться. Я известен тем, что не люблю приукрашивать правду, — заявил Картер, когда они зашли в лифт. Он приложил ладонь к ГенСкану, ожидая сигнала, что его личность прошла проверку. — Вестибюль, — приказал он компьютеру.

— Чем еще ты известен? — спросила Бэт.

Его репутация приписывала ему невозможные достижения. Тем не менее, близкие друзья, такие как Брок и Микала, знали о промахах, о тех случаях, когда он напивался, потому что не достиг успеха в последнюю секунду, о его жалких неудачах. Картер был одержим потерями. В бессонные ночи из тьмы выползали сомнения. Если Кибер-Управление не сможет победить Ламани? Если планеты будут сдавать позиции одна за другой, пока баланс сил не изменится в пользу Ламис-Одж? Погибнут триллионы людей.

Кибер-Управление похитили терранскую женщину прямо из-под носа генерала Ламис-Одж, спасли фарию от ее смертоносного бывшего мужа и еще одну от хищников ка-тье. Сохранить людям жизни было не так уж и сложно.

Но защищать Галактику от инопланетной расы, стремящейся уничтожить целые миры, пока Союз Планет отрицает масштабы угрозы? В жизни Картера осталось слишком мало ночей, чтобы понять, как это сделать.

Но он должен был это сделать.

— Прости. Я задала некорректный вопрос, — пробормотала Бэт.

Некорректный? На самом деле она попала в яблочко.

— Просто это заставило меня задуматься, вот и все, — Картер выдавил из себя улыбку. — Я известен тем, что умею доводить дело до конца.

Лифт остановился, двери открылись, и они вошли в шумный вестибюль. Два терранца, крылатая фария, ксенианец и шестиглазый арканианец ринулись вперед, чтобы зайти в лифт.

Ее глаза широко распахнулись.

— Где мы?

— Галактический Торговый Центр. Я и забыл, что ты ничего не видела, когда приехала, — он отвел Бэт подальше от толпы.

— Айм-Сек находится в ГТЦ? — пролепетала она приглушенным голосом.

— Ты ожидала увидеть заброшенный промышленный комплекс? — спросил он.

— Что-то вроде того, — Бэт прищурилась и потерла висок.

— На Терране нет заброшенных зданий. Все, что не используется, восстанавливается или перепрофилируется.

Она оглянулась на лифт.

— Эти люди могут попасть на этаж Айм-Сек?

— Без генетического сканирования не могут. Никто из присутствующих не знает о существовании подземного комплекса, — Картер опустил упоминание о том, что именно на его деньги построили ГТЦ и секретные сооружения под ним.

Она взмахнула рукой, обводя взглядом переполненный вестибюль.

— Значит, пока я была в маске и электро-наручниках, Морхейн и Батлер провели меня мимо всех этих людей?

— Нет. Здесь много входов. Тебя не вели через главный.

Его личный автомобиль стоял на холостом ходу у тротуара. Дверь машины открылась.

— Доброе утро, мистер Аймэс, — поприветствовал ПиВи.

Картер повернулся, чтобы пригласить Бэт на пассажирское сидение. Девушка вновь поморщилась и помассировала висок.

— Головная боль? — спросил он. — Ты же говорила, что мигрени прекратились.

— Так и было, эта мигрень возникла совершенно неожиданно, — она шагнула мимо него и залезла в салон.

— Ты в порядке? — уточнил Картер.

— В полном. Все не так уж и плохо, небольшой укол боли.

Он положил их сумки в багажное отделение и сел в машину. Дверь закрылась.

— Космопорт, — приказал Картер компьютеру.

— Маневры с уклонением или стандартные? — спросил ПиВи.

— Стандартные, — он откинулся на спинку сиденья.

ПиВи влился в поток машин и набрал скорость.

— Маневры с уклонением? — Бэт выгнула брови.

— Дополнительные функции, препятствующие отслеживание ПиВи, — Картер немного приврал. Если бы у машины появился хвост, маскировочное устройство сделало бы ее и пассажиров почти невидимыми. К тому же Картер отключил обязательную по закону электронную идентификационную подпись. Его ПиВи был изготовлен Дэйлом Хомом, изобретателем и киборгом, работающим на Кибер-Управление и создающим космические корабли с маскировочными устройствами.

— Звучит загадочно, — Бэт рассмеялась. — Как будто Айм-Сек — это секретное шпионское агентство.

Картер ничем не выдал своих мыслей, сохранив веселое выражение лица.

— Так и есть, разве нет? — опять же, сама того не осознавая, Бэт попала в яблочко.

Девушка указала на окно.

— Это мой отель. Не знала, что он так близко к Айм-Сек.

— Здание действительно расположено рядом с Галактическим Торговым Центром. Многие приезжие дипломаты останавливаются там для удобства, — это позволяло Кибер-Управлению внимательно следить за потенциальными угрозами.

— Мне казалось, наша поездка заняла больше времени.

— ПиВи ехал окружным путем, чтобы ты не поняла, куда тебя везут, — признался он. До тех пор, пока новобранцы не пройдут проверку, это была стандартная оперативная процедура.

— Ты подозревал меня в чем-то настолько серьезном?

— Айм-Сек ответственно относится к безопасности, — пояснил Картер.

Когда они приблизились к космопорту, небо над многоярусным сооружением заполнилось летающими шаттлами от больших коммерческих крейсеров и частных капсул до свирепых военных дронов и пилотируемых истребителей. Некоторые поднимались в небо используя резкий взлет, а другие увеличивали вертикальную траекторию в атмосферу. Индивидуальные компьютерные системы наведения предотвращали столкновения.

ПиВи добрался до разветвленного в три стороны туннеля и свернул в левый. Они вновь набрали скорость, проносясь мимо фонарей.

— Как твоя голова? — Картер решил проверить, не усилит ли ее головную боль эффект стробоскопа.

— Сейчас все хорошо, — ответила она. — На самом деле это никогда не походило на безжалостную мигрень. Больше на резкий укол, который сразу проходит в ожидании следующего. Ничего особенного. Я живу с этим всю свою жизнь. И уже привыкла. Это никак не повлияет на мою работу.

— Я спросил не поэтому.

Неужели она действительно так думала?

— Я хочу, чтобы ты понял, насколько серьезно я отношусь к своему положению в Айм-Сек.

Выехав на пустынное поле для шаттлов, ПиВи помчался к посту охраны за пределами закрытого участка в дальнем конце взлетной полосы. Окно опустилось, и внутрь заглянул охранник-дроид, сфокусировав электронные глаза на лице Картера. Зрачки вспыхнули зеленым цветом, когда дроид завершил сканирование личности.

— Доброе утро, мистер Аймэс. Вы собираетесь посетить какое-то особенное место?

— Просто решил полетать, — ответил он.

«В это время года на Марсе очень хорошо», — его кибер-мозг передал кодовую фразу на центральный процессор дроида.

Глаза робота снова вспыхнули зеленым.

— Приятного путешествия, — ворота открылись, и ПиВи завернул внутрь.


* * *


Конечно, у Картер был собственный космический корабль… которым он пилотировал сам, не позволяя вмешиваться компьютеру. Когда они покинули терранскую атмосферу и вышли в открытый космос, Картер стал управлять шаттлом твердой, уверенной рукой, держась за штурвал. Бэт не была уверена, что больше удивляло ее — Айм-Сек или человек, который руководил там.

Охранная компания располагалась под Галактическим Торговым Центром! Его ПиВи был запрограммирован на маневры с уклонением. А дроид на посту охраны, очевидно, провел какое-то сканирование личности.

Бэт ожидала увидеть маленькую частную капсулу, но его шаттл оказался гладким космическим кораблем, способным перевозить по меньшей мере двадцать пассажиров и имеющий около десяти кают для сна. Он не мог сравниться с флотилией роскошных космических кораблей класса М О'Ши, но у Бэт было предчувствие, что шаттл Картера был наворочен такими техническими характеристиками, о существовании которых О'Ши даже не догадывались.

Ее живот странно нервно затрепетал, когда Бэт почувствовала, что лишилась дара речи. Гораздо просторней, чем салон ПиВи, на мостике было достаточно места, чтобы капитан и первый помощник могли стоять и наблюдать за происходящим через огромный обзорный экран. Даже сидя, Картер доминировал, подавляя ее чувства своим присутствием.

А может, это было осознание того, что он видел ее обнаженной.

Не говоря уже о сотрудниках. Неловко, конечно, но все же Бэт больше смущал тот факт, что ее видел Картер. Босс. Мужчина, на которого она должна была произвести впечатление, чтобы сохранить работу. Так держать! Бэт еще удивлялась, почему он все время смотрит поверх ее плеча, настаивая, чтобы она переоделась.

Самый привлекательный мужчина, которого она когда-либо встречала, даже не взглянул на ее тело. Бэт расхаживала обнаженная и не сумела вызвать у него интерес. Из видеодневника Лизы она узнала, что у них с Картером были очень активные сексуальные отношения вплоть до ее отъезда с Террана. Они трахались при каждом удобном случае, словно получившие короткое замыкание секс-дроиды. Бэт выглядела как Лиза, но Картер совершенно не заинтересовался ее наготой.

«Я хотела отличаться от Лизы, и, наверное, мне это удалось».

Она не ожидала, что победа будет так похожа на проигрыш.

Бэт должна была быть довольна своими успехами. У нее была собственная личность, хорошо оплачиваемая работа, жилье, а еще она освободилась от гнета О'Ши.

Однако, заполучив безопасность, кров и средства к существованию, Бэт стала мечтать о большем… о нормальной жизни, как рожденный человек. Любить кого-то и быть любимой.

Возможно, ее растущее влечение было вызвано благодарностью. Картер был первым человеком, который узнал правду и не отнесся к Бэт как к нежелательному обязательству или дроиду без разума и эмоций. Он вел себя так, словно быть клоном — это нормально.

«Я должна сосредоточиться на позитивных мыслях, главное, он видит во мне человека. Не ту женщину, которую можно использовать в сексуальном плане, а нормальную обычную женщину».

Или это все-таки имело значение? Может, клон мог только работать на него, а в своей постели Картер предпочитал видеть настоящую женщину.

Так даже лучше. Прежде чем искать работу, Бэт изучила все возможные варианты трудоустройства. На первом месте в списке «категорическое нет» стояла близость со своим работодателем. Это был самый быстрый путь к увольнению.

Картер сидел в профиль. Он не был обычным красавцем. Его подбородок был слишком решительным, а темные глаза настороженными. Губы, хоть и полные, часто превращались в жесткую линию. Мужчина, который размышлял, прежде чем что-то сказать. Картер мало говорил, а открыто еще меньше. Но даже с редкой улыбкой и грубым смехом он пробуждал в ней жажду, которая могла быть удовлетворена только во снах. Один-единственный взгляд вызывал в ней бурную реакцию. Но нельзя держать звезду в руке, а это то, чем был Картер. Звезда. Такая же горячая, обжигающая…

— Нравится то, что видишь? — спросил он.

Ее живот затрепетал в такт учащенному сердцебиению.

— Прости. Мне следовало подумать дважды, прежде чем пялиться на человека с улучшенным зрением.

— Для того чтобы заметить твое пристальное внимание, не требуется никаких улучшений… только периферическое зрение, — его зубы сверкнули в мимолетной улыбке, которая вызвала ноющую боль в ее женских прелестях.

— Ты такой загадочный.

— Ох, хорошо. Именно к этому я и стремился.

— Тебе нравится, когда окружающим трудно определить твои мысли.

— При моей работе это просто необходимо.

— Наверное, так и есть.

Иногда Бэт хорошо скрывала свои эмоции, а иногда боялась, что была слишком откровенна. Ей еще многому предстояло научиться и многое наверстать.

— Мы проходим через сектор Р-9, — он указал на обзорный экран. — Разве это не космическая станция О'Ши?

Она была так сосредоточена на нем, что даже не заметила, как корабль замедлил ход, пролетая мимо жилого сектора спутника. По левому борту сияющий монолит демонстрировал богатство и освещал пространство подобно второму Солнцу. Бэт вспомнила, как в ней вспыхнула надежда при виде этого зрелища… когда она только приехала из Кло-Вентуриса. Но как только Бэт высадилась, наступило расстройство и осознание уродливой реальности.

А сейчас? Облегчение.

«Я сама себе хозяйка. Не копия, не имитация».

— Она самая, — подтвердила Бэт. — Как ты догадался?

— Репутация О'Ши опережает их и как бы выделяет, — пояснил Картер.

Напоминающий огромного сверкающего паука, массивный яйцевидный центр имел восемь длинных трубчатых корпусных модулей. Только сверхбогатые могли позволить себе жилые спутники, размещенные на орбите Террана. На самом деле О'Ши казались карликами по сравнению со своими соседями. Размеры и уникальный дизайн спутника намекали об особенном классе. Каждая отдельная паучья нога могла вместить десятки семей, но там жили только Джорджетта и Рубен… хотя они часто приглашали в гости чиновников с отпрысками и знаменитостей. Штат андроидов из 150 человек поддерживал работу спутника.

Внутри тела паука располагались акры садов, озеро, овощные и цветочные фермы, парки с дикой природой и тропами, населенные терранскими и инопланетными существами, включая оленей, белок, якуни, лосей и птиц с яркой окраской. Бэт провела много времени в лесах и садах, так как однажды заблудилась из-за вызванной компьютером ночи и укрылась, свернувшись калачиком, под деревом. Никто так и не потрудился попытаться ее найти.

— Скучаешь? — спросил Картер.

— Как по лобковым вшам, — пробормотала она.

Какое-то мгновение слышался только гул двигателей, а затем Картер откинул голову назад и взревел. Он так громко расхохотался, что переключил управление кораблем на компьютер. Вытирая слезы с глаз тыльной стороной ладони, он повернулся к ней лицом.

— Откуда ты это взяла?

— Разве это не терранская идиома? — Бэт изучила терранский сленг на четырех языках, чтобы максимально приспособиться к людям.

— Так было до тех пор, пока лобковых вшей не искоренили два столетия назад.

Какие еще анахронизмы она могла произнести? Кроме как с дроидами, чьи ответы были однотипными, у нее было не так уж много возможностей для общения.

— Ну, ты же понял, что я имела в виду.

Он вновь рассмеялся, как и раньше.

В его глазах сверкнуло веселье.

— Ага, — затем его лицо стало серьезным. — Прости. У тебя было тяжелое начало жизни.

— Многие растут в худших условиях.

В новостях показывали бездомных, живущих в нищете, беженцев, борющихся за выживание на истерзанных войной планетах, детей, призванных в армию, бесправную молодежь, которую обманули, превратив в смертников. Бэт же была накормлена, жила в роскоши, которую мало кто мог представить, не говоря уже о том, чтобы достичь, и не испытывала недостатка ни в каких физических удобствах. Любовь, принадлежность, уважение, даруемые каждому человеку, потому что он или она были людьми — вот что было потеряно.

— Обещаю, все будет хорошо, — он сжал ее руку. Хоть его прикосновение было прохладным, тепло распространилось от точки соприкосновения плоти по всему ее телу, наполняя до самых костей. Ее живот затрепетал от дикого, сумасшедшего чувства, которое она испытывала, находясь рядом с ним. Картер был милым. Даже когда хмурился.

Он снова положил руку на рычаги управления, но ее сердце продолжало лихорадочно колотиться.

Бэт вела себя как влюбленный подросток.

Несмотря на то, что ее физическое созревание было сравнимо с тридцатилетней женщиной, с точки зрения опыта Бэт действительно являлась подростком, поэтому боялась, что Картер стал ее первой любовью.


* * *


«Заметка для себя: больше не прикасайся к Бэт. Это опасно».

Она выглядела такой потерянной. Картер протянул руку, чтобы утешить девушку, но прикосновение ее нежной кожи заставило его тело содрогнуться. Перед его мысленным взором вновь возник образ ее обнаженного тела. Кибер-мозг не мог забыть, а человеческий отказывался подчиняться.

«Но почему именно она? Почему сейчас?»

Картер работал со многими женщинами, некоторые из которых считались более привлекательными, если равняться на объективные стандарты, такие как симметрия лица и усредненность. Также его интерес не был вызван воспоминаниями о Лизе, которая когда-то была ему небезразлична. Бэт казалась уязвимой, какой никогда не была Лиза. Может, это и объясняло его растущее влечение. Возможно, Картер просто обожал спасать несчастных, как и предполагал Брок? Но до сих пор обездоленные вызывали сочувствие, а не желание.

Если Картер не сумеет взять под контроль свои реакции, то его эрекция станет очевидной.

Он переключил управление на ручное, чтобы было на чем сосредоточиться. К несчастью, его корабль, как и ПиВи, был приобретен в мастерской по восстановлению шаттлов «Лунный свет». Даже на ручном режиме ZX7M летел сам, поэтому Картеру оставалось лишь сжимать штурвал.

Он прочистил горло.

— Сегодня утром мне сообщили, что генеральный секретарь СП намерен присоединиться к Микале в центре на Луне.

— Ты не кажешься счастливым.

— Я — нет, а Микала — еще меньше, — он вздохнул. — Мы с Винсером не сходимся во взглядах. Микала хотел повлиять на некоторых послов. Она не сможет говорить открыто, если Винсер будет следить за каждым ее шагом.

— Почему бы не сообщить ему, что он не может приехать?

— Главе Союза Планет? — Картер выгнул бровь.

— Ты прав. Плохая идея.

— Даже если бы это не было нарушением протокола, то все равно ничего бы не получилось. Никто не может заставить Винсера делать то, что он не хочет. Вот в чем проблема.

— Но ведь он же номинальный руководитель, верно? Разве не послы определяют ход политики и голосуют за инициативы?

— Да, однако Винсер советует им, как голосовать. Он задает тон и стратегию, направляя, чтобы голосование не зашло в тупик. Он харизматичный и симпатичный парень, что дает ему огромное влияние.

— Тогда почему он не нравится тебе?

— С чего ты это взяла?

— Это легко определить.

Картер действительно был невысокого мнения об этом человеке, придерживаясь стороны меньшинства. Ведь большинство любили Винсера.

— У него добрые намерения, но его наивность ставит под угрозу всю Галактику.

— Что-то произошло?

— Пока ничего серьезного, но это вопрос времени.

— Что такого должен сделать Винсер, чтобы изменить твое мнение?

— Перестать быть таким чертовски сладким.

— Прям сладким?

— Слишком. Ему нужно расправиться с Ламис-Одж и их союзниками, но он приверженец дипломатии и переговоров. Винсер отказывается сомневаться в чьей-либо честности и нарушать права существ как свободной формы жизни, поэтому слишком легкомысленно относится к опасности, предоставляя Галактике рекомендации вместо военных действий.

Если бы СП утихомирили Ламис-Одж, расположенный в соседней солнечной системе, когда они впервые начали совершать акты террора десять лет назад, то нынешней проблемы не существовало бы. Кибер-Управление позаботились бы об этом, но тогда кибер-оперативники не имели необходимых боеприпасов. А вот СП имели.

Теперь было уже слишком поздно. Ламис-Одж колонизировали другие планеты и установили по всей Галактике космические, лунные и даже астероидные блокпосты.

Чтобы покончить с террором, нужно было уничтожить Ламани.

— Итак, что же тогда делать?

Он взглянул на нее краем глаза и скривил губы.

— В основном то, что сегодня пытается провернуть Микала — попробовать обойти Винсера. Ты права в замечании, что послы решают политику через свои голоса. Микала и еще несколько человек стараются повлиять на их мнения. Это очень медленный процесс. Перемены не произойдут в одночасье… или до саммита.

— Ты боишься, что на саммите может сто-то случиться, не так ли?

— Да.

— Например, нападение Ламани?

Он кивнул.

— Полученные нами сведения говорят о том, что он разработал оружие, способное пробить обычную оборону. С учетом того, что все послы СП и большинство мировых лидеров собрались на саммит в центре на Луне, действие такого оружия может оказаться разрушительным. Массовое убийство вызвало бы политический хаос по всей Галактике, оставив планеты уязвимыми для вторжения.

Бэт вздрогнула и обхватила себя руками.

— Это довольно серьезно.

Картер поджал губы.

— Так и есть.

— Саммит недостаточно защищен?

— Нет, но Айм-Сек пытается обеспечить самый высокий уровень, — на самом деле Айм-Сек и Кибер-Управление. Все Киборги, которых он сумел спасти, будут там, но если Ламани воспользуется секретным оружием, то будет ли достаточно мощи кибер-оперативников? Они могли только догадываться, что это за оружие. Если саммит пройдет без нарушения правил безопасности, значит, им предоставили временную отсрочку. Ламани нанесет удар. Это был вопрос времени. — Членов СП нужно убедить принять решительные меры, — продолжил Картер. — Дочь Микалы, Пенелопа, работает послом Террана, делая все, что может, но она еще не успела завести сторонников. Как лидер Террана, Микала отвечает за безопасность планеты. Она надеется поговорить с лидерами с других планет, но в присутствии Винсера это будет не так просто.

— Может, мне удастся отвлечь его?

— Каким образом? — он нахмурился.

— Ты хотел показать мне центр. Возможно, у меня получится уговорить на экскурсию Винсера, тогда президент Айрон сможет пообщаться с нужными людьми.

— Это может сработать… — пробормотал Картер без особой уверенности. Ее предложение было хорошим. Не просто хорошим, а идеальным. Вот только ему это не нравилось. И это не имело никакого отношения к тому факту, что он дважды видел Бэт обнаженной и не мог стереть этот образ из своего сознания, или к тому, что Винсер считался очень красивым, очаровательным мужчиной. Хоть Картеру было неприятно это признавать, Винсер был честным человеком. Введённым в заблуждение, наивным, но благородным. Несмотря на все недостатки этого мужчины, — а у Картера был длинный список — Винсер не был хищником. Он никогда не прибегал к своему положению, чтобы использовать женщин в своих интересах.

Если честно, он боялся, что Бэт понравится генеральный секретарь. Во рту Картера появился кислый привкус.

Эти двое еще не были представлены друг другу, а Картер уже думал о наихудшем варианте развития событий. Если между ними возникнет влечение, то это будет только их дело, а не его. Пока Айм-Сек, кибер-оперативники и их клиенты были в полной безопасности, флирт между его координатором по логистике и генеральным секретарем не имел значения.

«Флирт? Они даже не встречались! Возьми себя в руки, Аймэс».

— Возможно, мне удастся завязать разговор. Я здесь впервые, и, вероятно, свежее, непредвзятое мнение заинтересует Винсера, — Бэт посмотрела на него с нетерпением и надеждой. Она вызвалась помочь… и у нее были для этого все средства. В этот момент они нуждались в любой поддержке. Картер не мог избавиться от ощущения, что время истекло.

— Давай попробуем, — он попытался изобразить энтузиазм, но не был уверен, что ему это удалось.


Глава 10


— Бэт? — Картер ткнул ее локтем в ребра.

Она отвела взгляд от президента Микалы Айрон и поразительно привлекательного мужчины рядом с ней и посмотрела на Картера, лоб которого прорезали озабоченные морщины.

— Что? — спросила она. Почему он так пристально смотрел на нее?

Картер незаметно кивнул, и она снова повернулась к президенту, чтобы пожать протянутую руку.

— Для меня большая честь познакомиться с вами, мадам президент, — пролепетала Бэт.

Микала Айрон не выглядела достаточно взрослой, чтобы быть президентом или иметь зрелую дочь. В ее блестящих каштановых волосах не было ни одной седой пряди, а на лице — никаких морщин, за исключением нескольких, которые появлялись, когда она тепло и искренне улыбалась.

— Пожалуйста, зови меня Микалой. Кроме того, если я не ошибаюсь, мы уже встречались, — женщина склонила голову набок. — Тогда для тебя я была профессором Айрон.

«Э-э…»

Бэт не знала, как ответить. К счастью, вмешался Картер:

— На самом деле, Микала, ты имеешь в виду Лизу О'Ши, сестру-близнеца Бэт. Именно она училась в твоем классе по межпланетным отношениям, — он посмотрел на Бэт. — Прежде чем заняться политикой, Микала преподавала в терранском техническом институте.

— Значит, ошиблась. Я понятия не имела, что у нее есть близнец, — улыбнулась Микала. — Приятно познакомиться.

— Ты и не могла этого знать, — ответила Бет. — Моя… сестра и я следовали по разным орбитам.

— Ты знакома с генеральным секретарем СП Бенсоном Винсером? — президент жестом подозвала красавца, похожего на кинозвезду.

— Мы точно никогда не пересекались, — Винсер крепко сжал ее руку и сверкнул ослепительной улыбкой сверхновой звезды.

«И это печально известный генеральный секретарь-обструкционист3?»

— Приятно познакомиться, — улыбнулась она. — Я много слышала о вас.

— Надеюсь, хорошее, — он взглянул на Картера и усмехнулся.

— Конечно, — солгала Бэт. После всего услышанного, она предполагала, что он сразу же не понравится ей, но этого не произошло. Картер предупреждал о харизме Бенсона Винсера. Неудивительно, что он умел убеждать членов СП. Микале предстояло тяжело потрудиться.

— Что вы делаете в Айм-Сек, Бэт? — спросил Винсер.

— Мисс О'Ши наш новый координатор по логистике, — ответил Картер. — Она примкнет к команде, отвечающей за безопасность саммита.

— Значит, вы будете отвечать за оборудование, — подметил Винсер.

— Совершенно верно.

— Вы уже бывали в центре на Луне?

— Нет, я здесь впервые.

Готовясь к встрече на саммите, Бэт изучала виртуальные интерпретации здания, но это не подготовило ее к величию реальной картины. Расположенное в Маре Транквиллитатис, ранее Море Спокойствия, массивное, многоцелевое купольное сооружение было архитектурным, астронавтическим чудом. Наполовину театр, наполовину спортивный стадион, он был похож на хрустальный дворец. Видимый из космоса, центр на Луне внутри казался еще больше. Стеклянный купол располагался так высоко над головой, демонстрируя бело-голубой шар Террана, что создавалось впечатление, будто перегородки не было.

— Мне посчастливилось побывать на большинстве наших союзных планет, — Винсер указал на флаги и статуи, установленные в вестибюле. — Самое пустынное небесное тело заставляет порекомендовать другой выбор, но на самом деле этот объект на Луне Террана внушает благоговейный трепет. Идеальное место для проведения саммита…

Маленький, худощавый человек поспешил к их группе.

Винсер помахал ему рукой.

— Корнелиус, познакомься с мистером Картером Аймэсом, директором Айм-Сек, и его координатором по логистике, мисс Бэт О'Ши, — он перевел взгляд на их компанию. — Это мой помощник, Корнелиус Корвалис.

Рукопожатие помощника было вялым и потным.

— Бэт? — Картер снова ткнул ее локтем в бок.

Почему он все время толкал ее?

— Приятно познакомиться, — обратилась она к Корнелиусу, сдерживая желание вытереть ладонь о блузу.

— Я правильно понял, что это ваш первый визит в центр на Луне? Вы успели познакомиться со зданием? — спросил Винсер.

— Нет, мы только приехали, — ответила она.

Генеральный секретарь окинул Бэт взглядом.

— Если ваш босс не возражает, то, может, я проведу экскурсию? Покажу, где состоится саммит, где будут проходить заседания, банкет, гала-концерт.

«Прекрасно!», — именно на это они и надеялись.

— Спасибо. Я не против, — ответила она, но когда взглянула на Картера, он хмурился. — А ты? — спросила Бэт.

— Не против, но для начала мне бы хотелось переговорить с тобой наедине, — он сделал знак рукой и кивнул остальным. — Извините, мы на минутку.

Он отошел на некоторое расстояние и встал рядом с огромной голограммой, напоминающей лошадь с рогами. Якуни. Ксенианс. В идентификаторе были указаны вид и планета происхождения.

— Что случилось? — прошептала Бэт. — Разве мы не этого хотели? Я должна отвлечь генерального секретаря, чтобы Микала могла встретиться с остальными, верно?

— Дело не в этом. Я хотел узнать, все ли с тобой в порядке? — он внимательно посмотрел ей в лицо.

— К чему вопрос?

— Как твоя голова?

Ранее она испытала несколько приступов боли, но ничего серьезного.

— Отлично. А что?

— Ты… зависла.

— Нет, я не… что ты имеешь в виду?

— Микала протягивала тебе руку некоторое время, прежде чем ты приняла рукопожатие.

Неужели она допустила ошибку? Существовали ли ограничения по времени для рукопожатия? Якобы ты должен пожать руку в течение стольких секунд, либо оскорбишь человека, с которым здороваешься?

— Ты уже привык ко всему этому, — она указала на большой вестибюль. — А для меня здесь все новое. Я встретилась с президентом Объединённого Террана и генеральным секретарем Союза Планет. Меня просто немного поразили все эти знаменитости.

— Ты не отпускала руку помощника. И вроде как очень долго сжимала.

«Чудо с потной ладошкой?»

— Не правда, — совершенно уверенно возразила она. — Я постаралась как можно быстрее закончить рукопожатие, при этом оставаясь вежливой.

Картер не выглядел убежденным, но все же произнес:

— Ладно… главное, чтобы с тобой все было в порядке. Ты захватила ПирКомм?

— Да, — она похлопала себя по боку, гадая, где Картер держит свое гаджет для связи. Униформа облегала и аккуратно сидела на его теле. Может, он взял мини-модель? Устройство было настолько маленьким, что его можно носить на запястье, как это делал Винсер, но на руках Картера тоже ничего не было.

— Свяжись со мной, если я понадоблюсь. Держи Винсера занятым так долго, как только сможешь. Когда закончите экскурсию, позвони мне, и я приду за тобой.

— Ясно, — было приятно иметь цель и кому-то помогать. Бэт начала было возвращаться к группе, но вдруг остановилась. — Спасибо, что не рассказал Микале, что я клон. За то, что прикрыл меня, — она надеялась, что больше не встретит людей, которые знали Лизу.

— Микала подруга моего отца. Мы с Лизой познакомились в ее классе. Я бы не нарушил твою частную жизнь, поделившись личной информацией, если бы у меня не было на это веской причины. Только ты решаешь, кому говорить и когда.

— Это… неловко. Люди… судят о клонах по-разному. Они видят во мне нечто отличное от человека.

— Ты человек, — хрипло возразил Картер. Простое замечание, произнесенное его грубым голосом, пробудило все виды эмоций, которых не должно было быть. Каково это находиться в его сильных объятиях, целоваться, двигаться вместе, как одно целое, слышать его хриплый голос, шепчущий бессмысленные, страстные слова? Ее лицо покрылось румянцем, Бэт поспешно отвела взгляд, прежде чем сделать какую-нибудь глупость.

«Он мой босс. Картер не в моей лиге, даже если бы не был моим руководителем».

— Спасибо. Мне, э-э, лучше приступить к экскурсии.

Они снова присоединились к группе. Корнелиус уже исчез.

— Готова? — Винсер улыбнулся.

— Готова. Корнелиус не присоединится к нам?

— Нет, ему пора приступить к своим обязанностям, так что мы останемся вдвоем.

Бэт могла поклясться, что слышала, как Картер стисну зубы, но знала, что это было лишь ее воображение.

— Я очень благодарна за то, что вы нашли время в своем плотном графике, чтобы устроить мне экскурсию, мистер Винсер, — она улыбнулась, надеясь, что ее улыбка выглядит открытой и дружелюбной, а не хитрой.

— Мне тоже очень приятно, но, пожалуйста, зови меня Бенсон или Бен.


* * *


Бэт увела Винсера прочь. Картер предпочитал думать именно в таком ключе, а не наоборот.

«Пожалуйста, зови меня Бенсон или Бен…»

— Ну что ж, это было неожиданно. Винсер и его помощник прилипли ко мне, как арканианский клей, когда я приехала, — пробормотала Микала.

Неужели он скормил волку ягненка? То, что за Винсером не числились истории сексуальных домогательств, еще не означало, что он не мог предпринять попытки. Кибер-Управление описывало его как честного, но наивного, склонного к упрямым ошибкам, обаятельного, привлекательного и преданного своей работе. Картер не находил в этом человеке ничего обаятельного или привлекательного.

— Она сама вызвалась занять Винсера, — Картер стиснул зубы.

«Льстивый ублюдок».

— С ней все в порядке?

— Да, почему ты спросила об этом?

— На мгновение мне показалось, что она ничего не видела. Один раз со мной, потом с Корнелиусом.

«Значит, это было не мое воображение!»

— Думаю, она просто чувствовала себя не в своей тарелке и немного боялась тебя, — пробормотал Картер. Он надеялся, что так и было.

— Мне стыдно, что я приняла ее за Лизу, но они совершенно одинаковые.

— Ты так считаешь?

Микала выгнула брови.

— А ты нет?

Он пожал плечами.

— Однояйцевые близнецы действительно имеют общие физические черты, но я вижу больше различий, чем сходства, — Бэт была уникальным человеком. То, как она держалась, поправляла волосы, интонация в голосе, сдержанные улыбки. Застенчивая, если не считать инициативы, которую она проявила в отношении Бена. Что бы это значило?

— Ладно, ты прав, — в голосе Микалы звучал скептицизм. — Какое совпадение, что она пришла работать именно к тебе. Или ее отправила Лиза? Кстати, чем она сейчас занимается?

— Лиза умерла.

Микала судорожно втянула воздух.

— Умерла? Когда? Как?

— Почти пятнадцать лет назад. Несчастный случай на сафари.

— Я и не знала. Ты был в курсе?

Картер покачал головой.

— Нет, пока не встретил Бэт, — он вздохнул. — Есть какие-нибудь успехи с СП?

Микала поморщилась.

— Не такие, как я надеялась. Бенсон наверняка обладает шестым чувством, потому что всегда появляется в нужное время. Я не желаю порочить стремления этого мужчины. Он действительно хочет как лучше. И отстаивает свою позицию. Но его политика не направит нас в правильное русло. Я пыталась предложить послам проанализировать информацию, рассмотреть, что произошло в прошлом и куда приведет нынешняя политика в будущем, чтобы проголосовать соответственно, но это неудобно, когда Винсер стоит над душой, — Микала повела плечом. — Сомневаюсь, что сумею повлиять на достаточное количество голосов, чтобы изменить исход саммита, но если у меня получится обратить внимание людей на серьезность ситуации, то, возможно, к следующему или к еще одному за ним СП примет меры. Надеюсь, у нас хватит времени.

— Что ж, лучше раньше, чем позже, а до тех пор Кибер-Управление будет сдерживать Ламис-Одж, — пообещал Картер.

— Кажется невозможным, что одна крошечная планета сумеет завоевать целую Галактику. Сто лет назад люди Ламис-Одж жили в палатках в пустыне и верили в песчаных демонов. Теперь у них есть космические станции, истребители, лекарства и технологии, чтобы уничтожать соседей. Единственное, что осталось неизменным — их вера в песчаных демонов.

— Ивани, — он снова кивнул. — Кому еще наказывать их, если они не выполнят повеления Бога и не уничтожат неверующих в Галактике, то есть всех, кто не является обдибианцами?

Микала покачала головой.

— Как же они не видят, что все это нереально, что их первобытные предки создали мифологических существ для объяснения природных явлений, которых не понимали. Кто-нибудь когда-нибудь видел ивани?

— Ну…, — пробормотал Картер. — Два моих киборга, которые проникли в Ламис-Одж, столкнулись с одним в пустыне.

Его команду киборгов из мужчины и женщины, Санни Мастерс и Аманда Мэнсфилд, чуть не убили.

Микала удивленно открыла рот.

— Они настоящие?

— Такие же настоящие, как роботы. Ивани — это песчаные демонические боты.

— Да ты шутишь!

— Хотелось бы мне, чтобы это было шуткой, — вздохнул Картер. — Мои агенты уничтожили робота, но привезли образец. Материал был изготовлен еще до Ламани, но как давно, можно только гадать. Мои агенты смогли определить, что механические змеи запрограммированы подниматься из дюн через определенные промежутки времени и убивать все, что окажется поблизости. Наблюдения и убийства укрепляют мифы.

— Должны же быть люди, которые понимают, что происходит.

— Сомневаюсь, что кто-то подбирался достаточно близко, чтобы рассмотреть бота. Когда появляется ивани, люди не задерживаются, чтобы изучить его.

— Это просто идол, который предлагает доказательство веры, гарантируя, что люди не будут слишком пристально ее изучать, — прокомментировала Микала. — Религии на протяжении всей истории использовали идолов для укрепления веры своих последователей. Но одна лишь вера — это групповое мышление без физического проявления. Идол дает верующим что-то конкретное, на чем они могут сосредоточиться, нечто, что они могут увидеть и потрогать.

Картер кивнул.

— Религия обдибианцев манипулирует страхом и надеждой, угрозами и наградами, чтобы сохранить своих последователей.

— Их верования всегда были странными, но раньше они не представляли угрозы, — заметила Микала. — Ламис-Одж держались особняком и никому не мешали.

— Религия создала культуру изоляционизма. Они всегда верили, что Великий покровительствует им и только им, поэтому не видели причин общаться с кем-либо еще.

— Но что изменилось? Что заставило их стать террористами? — она задумалась.

— Ламани. Люди верят, что он является одновременно живым воплощением Бога и его пророком. Он убедил народ, что его видения велят уничтожать сомневающихся и несогласных.

— Зачем Богу понадобилось вселяться в человека для грязной работы? Он мог бы уничтожить неверных с помощью солнечной вспышки или астероида, — Микала щелкнула пальцами.

— Такая логика очевидна только для неверующего, — прокомментировал он. — Кибер-Управление создало профиль, который указывает на то, что Ламани хитрый оппортунист и манипулятор, обращающий убеждения своего народа против них же, чтобы утолить свою жажду власти. Можно было предположить, что вера в свое божественное происхождение свела его с ума, но у кого-то психически неуравновешенного не было бы средств для осуществления такого тактического терроризма. Его атаки были стратегическими, целенаправленными и, вероятно, спланированными на годы вперед.


* * *


Винсер указал на стеклянный купол потолка, через который виднелся бело-голубой шар в небе.

— От этого зрелища по моей коже бегут мурашки, — заявил он. — Когда я вижу Терран с Луны, у меня захватывает дух.

— Очень красиво, — согласилась Бэт. Терран олицетворял надежду и возможности. Через массивные смотровые окна спутника О'Ши она видела планету во всем ее бело-голубом великолепии. Терран породил мечту о лучшей жизни, маня Бэт ступить на его землю.

— Генеральный секретарь должен быть беспристрастным и не отдавать предпочтение одной нации перед другой, но стоит признать, что моя родная планета занимает особое место в моем сердце, — доверительно сообщил шепотом Винсер.

— Значит, ты уроженец Террана? — спросила Бэт.

Он отстранился, выглядя удивленным.

— Разве ты не видишь?

Неужели она оскорбила его? Бэт не собиралась этого делать!

— Я поняла, что по расе ты терранец, но многие граждане Террана рождаются в других местах… извини.

Бен коснулся ее руки.

— Это ты прости. Я просто дразнил тебя. Ты достаточно умна, чтобы разобраться сразу. Моя мать родом с юга Франции, а отец — из Техаса. Как насчет тебя? — спросил он.

Учитывая происхождение его семьи, Бен, вероятно, был хорошо знаком с Терраном. Бэт изучала планету так тщательно, как только могла, но почти ничего не видела, кроме космопорта, отеля и Айм-Сек, но все это не имело значения.

— Я тоже терранка, но родилась в другом мире, — она предпочла придерживаться истины.

— Как долго ты жила за пределами нашей планеты? — спросил Бен, пока они шли.

— Долго, — ответила Бэт.

— Ты впервые на Луне?

Это была ее первая поездка куда бы то ни было.

— Да.

Бен махнул рукой по дуге, указывая на помещение:

— Это вестибюль. Он окружает внутреннюю арену, где соберётся генеральная ассамблея послов, — они остановились у сверкающих дверей, таких же широких, как и высоких, которые были примерно в три раза выше ее роста. — Таких дверей здесь сорок.

— Сорок две, — поправила Бэт. Ранее она изучила схему строения.

— Я говорил в общих чертах, — заметил Бен, но одобрительно кивнул. — Ты сделала домашнее задание.

— Это моя работа. Будут ли некоторые заблокированы или все сорок две задействованы во время саммита?

— Задействованы все. Центр на Луне массивен, а я хочу, чтобы он был максимально удобен для участников саммита.

Бэт сделала заметки в своем ПирКомме. Значит, им понадобится сорок два сканера для определения оружия и генов, а также команд дроидов.

— Готова заглянуть внутрь? — он шагнул вперед, чтобы провести ладонью по настенному экрану.

— Если ты не возражаешь, я бы сначала прошлась по периметру, — одна дверь была похожа на другую, но чем дольше Бэт занимала Винсента, тем больше времени было у Микалы.

Он снова улыбнулся.

— С чего бы мне возражать против прогулки с умной, привлекательной женщиной?

— Ты льстишь мне, — Бэт улыбнулась и быстро подошла к виртуальной статуе в натуральную величину. — Что ты можешь рассказать о голограммах? — женщина казалась твердой и реальной, но когда Бэт коснулась ее плеча, то ее рука прошла прямо сквозь статую.

— Каждая из них представляет планету члена СП.

— Значит, это не изображения реальных людей вроде конкретных послов?

Бенсон покачал головой.

— Нет. Каждая несет в себе типичную или родовую форму жизни с планеты, — он наклонился ближе и заговорщически прошептал: — Это как шпаргалка. Почти невозможно запомнить, как выглядит каждая форма жизни, но у всех планет есть собственный протокол обращения друг к другу. Чтобы избежать бестактности, участники могут заглянуть сюда и определить планету происхождения.

— Как я понимаю, это очень полезно. Хорошая идея.

— Спасибо.

— Это твоя идея?

Бен пожал плечами.

— Мое самое большое желание — способствовать дружбе и сотрудничеству. У нас есть серьезные проблемы, которые нужно решать. Было бы стыдно, если бы один человек оскорбил другого непреднамеренным грубым жестом или приветствием.

Бэт всмотрелась в голограмму. Хоть на первый взгляд женщина казалась человеком, Бэт заметила ее лишенные зрачков черные глаза.

— Ксенианка, — прокомментировал Бенсон и указал на идентификатор. Затем он кивнул на соседнюю голограмму крылатого человека. — Фария.

— Вау, — Бэт уставилась на голограмму, пораженная красотой существа. — Она как будто светится.

— Их кожа переливается всеми цветами радуги. Думаю, если бы мы, терранцы, встретились с фариями до того, как развились наши языки, то использовали слово «фария» для обозначения красоты, — Бенсон перешел к следующей голограмме. — Эта женщина-арканианка, — у нее было шесть независимо движущихся глаз и руки со сросшимися пальцами.

— Что это? — Бэт остановилась возле лужи. — Мы должны вызвать ботов-уборщиков.

Бенсон усмехнулся:

— Это тоже голограмма. Здесь не лужа, а ползучая слизь.

Так вот как они выглядели. Бэт слышала о студенистых инопланетянах. Они двигались, сочась, перетекая из одного места в другое.

— Они тоже члены СП? Разве они не невербальны?

— Это еще не повод их исключать.

— А как насчет малдонианцев? — она указала на голубое существо с грубыми чертами лица и толстой шеей. — Их исключили из СП, не так ли? Почему голограмму выставили на всеобщее обозрение?

Глаза Бенсона сверкнули.

— Генеральная ассамблея изгнала Малдонию, но послы не имеют права решать, какие статуи я выставлю в зал. Я выступаю против любый действий или политики, которые не допускают к диалогу, — Бэт услышала гнев в его голосе. — Вся жизнь возникла из Большого Взрыва. Независимо от происхождения планеты, мы последователи одного и того же источника. Глубоко внутри мы все одинаковы, значит, каждый имеет право на искупление.

— Ты человек с широкими взглядами, — пробормотала она и тут же отступила, удивленная силой его ярости.

В мгновение ока Бен превратился в воплощение раскаяния.

— Прости мне вспышку гнева и то, что я поставил тебя в неловкое положение, — он провел рукой по своим идеальным волосам, взъерошив их в привлекательную прическу. — Я глубоко сочувствую каждому, но это не дает мне права быть грубым.

— Не нужно извиняться, — улыбнулась Бэт. — Просто ты твердо придерживаешься своих принципов.

Он тяжело вздохнул.

— Благодарю за понимание. Знаю, твой босс считает, что я не уделяю достаточного внимания безопасности. Хотя на самом деле безопасность Галактики имеет для меня первостепенное значение. Я верю, что мы можем защитить индивидуальные права, позволяя процветать самовыражению. Каждое существо может эволюционировать в свое высшее «я»… но только в том случае, если мы не откажемся от них.

Бэт посмотрела на статую малдонианца. Бенсон сильно переживал, но она не могла отрицать реальность того, что Ламис-Одж подстрекала малдонианцев к жестокости.

— Как может Галактика оставаться в безопасности, если некоторые индивидуумы намерены причинить ей вред?

— Мы должны продолжать общаться к тем, с кем не согласны, чтобы попытаться показать им лучший путь.

— Как же это сделать, когда тебя пытаются убить? Народы Галактики не нападают на Ламис-Одж. Это Ламис-Одж атакует их, — возможно, ей не следовало спорить, но Бэт работала в фирме, отвечающей за безопасность саммита.

— Мы должны быть последовательными, настойчивыми и всеохватывающими, — заявил он. — Ламис-Одж были исключены и маргинализированы с момента основания СП. Возможно, если бы они были вовлечены с самого начала и обладали голосом, неприятностей можно было бы избежать.

Неприятностей? Несоблюдение надлежащего протокола для обращения к чужеродному виду создавало неприятности. Скидывание бомб, террористические атаки, обстрелы космических станций и грузовых кораблей, похищение и казнь заложников — это было намного серьезнее, чем обычные неприятности. Неудивительно, что между Картером и Бенсоном были разногласия.

Бен пристально посмотрел ей в глаза.

— Ты считаешь меня наивным, — подытожил он.

Бэт постаралась придать своему лицу серьезное выражение.

— Идеалистом.

— Так и есть, — признался Бенсон. Затем он взмахнул руками. — Теперь понимаешь? Мы с тобой не сходимся во взглядах, но можем обсудить разногласия. Если бы мы все могли поговорить, то это стало бы началом чего-то большего, — когда он вновь улыбнулся, его улыбка была обаятельной и обезоруживающей. Если бы Бэт не была так увлечена директором охранной фирмы, то, возможно, попала бы под чары Бенсона. Как бы то ни было, она, конечно, понимала, каким образом его обаяние и харизма влияли на членов СП.

— Хорошее начало, — согласилась она. — Думаю, я готова увидеть зал для генеральной ассамблеи.

— Отлично, — произнес он. — Нам сюда.

Пять ярусов консольных кресел окружали овал амфитеатра. В центре зала стояло большое возвышение.

— Ты выступаешь здесь? — спросила Бэт.

— Да. Платформа поднимается, опускается и перемещается по всему периметру, — Бен указал на консоли в ярусах. — Члены используют экраны связи для голосования и размещения запроса на обращение к ассамблее. Есть протокол, которому нужно следовать. Более высокопоставленные члены получают более высокий приоритет.

— Кто это решает?

— ИИ СП. Блок искусственного интеллекта управляет трафиком, но я вижу запросы на своей консоли и могу их перераспределить.

— Зачем?

— Чтобы быть справедливым ко всем. Если захотят выступить слишком много людей, то нам не хватит времени. А если в дело будут вовлечены только высокопоставленные представители СП, то у послов более низкого ранга не появиться возможности высказаться. Тогда у новых членов СП не будет права голоса. Важно, чтобы все были услышаны.

Это совпадало с его мнением об отношениях с Малдонией и Ламис-Одж.

— Если ты выбираешь, то зачем вообще нужен искусственный интеллект?

— Потому что здесь слишком много членов, чтобы простой человек вроде меня мог за всеми уследить. ИИ может записывать и анализировать участие гораздо быстрее, чем я, — пояснил Бен.

— Это имеет смысл, — пробормотала она, а затем вздрогнула, когда острый укол боли пронзил ее голову.

— Что-то случилось? С тобой все в порядке? — глаза Бенсона сощурились от беспокойства.

Бэт потерла висок.

— Я в полном порядке. Немного болит голова. Но обычно боли быстро проходят.

— Сядь, — он подтолкнул ее к одному из кресел. — Я вызову медика, — Бен включил свой наручный коммуникатор.

— Нет, пожалуйста, не надо! — она схватила его за запястье. — Со мной все хорошо. Головная боль уже прошла, — честно призналась Бэт. — Кроме того, я получила полное сканирование, которое не выявило ничего плохого.

— Сканирование? Когда? Где? — его брови сошлись на переносице. — Очень многое зависит от больницы и наблюдающего врача. Я могу направить тебя в лучший медицинский центр Галактики.

— Спасибо, но я была в первоклассном заведении, — улыбнулась Бэт.

— В каком именно?

Слишком поздно она поняла, что ступила на скользкий склон. Бэт чувствовала, что ей не следует упоминать о медицинском отделении Айм-Сек, но попытка Бенсона помочь вызвала вопросы. Зачем охранной компании подобное оборудование? Почему ее привели туда, предварительно надев непроницаемую маску? Какие травмы получали сотрудники, что их нельзя было отправить в обычную больницу?

— Я уверена в оценке состояния здоровья, которую получила, — она уклонилась от ответа и сменила тему разговора: — Не мог бы ты показать несколько помещений для встреч? — на самом деле ей не нужно было посещать залы заседаний. Если всех прибывших проверят на наличие оружия у входа в центр на Луне, то дополнительные сканеры не потребуются.

Бенсон проводил ее в прихожую, разделенную на две части.

— Все залы в значительной степени одинаковы. Какие-то немного больше, какие-то меньше, чтобы вместить различные по размерам группы, — пояснил он.

По ее просьбе Бен показал конференц-зал, оснащенный станциями виртуальной реальности и голографическими, а также сверхтехнологичным коммуникационным оборудованием. Бенсон указал на модули.

— Если кто-то нуждается в одобрении или руководстве со стороны своего родного мира, то сверхтехнологичные модули связи позволяют связаться со своей планетой в реальном времени, — он ухмыльнулся. — Участники не могут использовать время в качестве метода затягивания переговоров.

— Я бы с удовольствием согласился на ваши условия, посол, но не могу принять решение самостоятельно. Для начала я свяжусь со своим родным миром, вернемся к разговору через три месяца, — пошутила она.

Бенсон рассмеялся.

— Ты схватываешь на лету.

Она надеялась, что Микала добилась некоторого успеха в своем поприще. У Бэт заканчивались вопросы и дела, которые нужно было сделать, чтобы занять генерального секретаря. Вероятно, его терпение тоже было на исходе… впрочем, казалось Бен был полон энтузиазма. Он был таким любезным, обаятельным и вел себя так, словно у него не было ничего более важного, чем провести для Бэт экскурсию.

— Может, мы вернемся в зал собраний, и ты покажешь, как работает помост? — это была последняя просьба. Если Бэт задержит его еще немного, то ее тактика затягивания станет очевидной.

— Возможно, ты сама захочешь прокатиться на нем?

— С удовольствием! — воскликнула она.

— Тогда пойдем, — когда они вышли, Бен спросил: — Как твоя голова?

— Отлично.

— Рад это слышать, — улыбнулся он.

— Ты был так внимателен и любезен, проводя экскурсию. Даже не знаю, как тебя благодарить.

— Поверь, это была одна из самых приятных задач. Играть в миротворца и пытаться заставить всех прийти к соглашению не так-то просто. Быть генеральным секретарем — это не такая уж приятная работа в отличие от мнения людей, — Бен подмигнул.

Бэт рассмеялась. Ей искренне понравился Бенсон, поэтому она чувствовала вину за этот небольшой обман, впрочем, это было частью ее работы, на которую Бэт согласилась добровольно. Открытость Бенсона позволила понять, что Картер пренебрежительно отнесся к его решениям. Бэт не могла не согласиться с мотивами Бенсона, которые были честными и благонамеренными. Дипломатия может нейтрализовать Ламис-Одж. Но было ли у них достаточно времени? Картер думал, что не было. Микала тоже так считала. Впрочем, Бэт не должна была лезть в это… по правде говоря, она была чертовски рада, что не ей предстояло принимать решения о жизни и смерти.

Они снова вошли в главный зал собраний и направились к платформе.

— Когда нас впервые представили, твое имя показалось мне знакомым, — заявил Бенсон. — Но я никак не мог вспомнить где его слышал. Но вдруг меня осенило. О'Ши довольно распространенная фамилия, и, возможно, это совпадение, но ты случайно не родственница Джорджетты и Рубена О'Ши?

— Они мои… родители, — ложь тяжело покидала ее язык. Бэт так хотела, чтобы ее перестали связывать с семейкой О'Ши.

Бен потер лоб.

— Теперь я чувствую себя неловко. Я хвастался тем, насколько велик этот объект, хотя ты видела гораздо более грандиозные строения.

— Не нужно смущаться, — она коснулась его руки. — Моя жизнь была довольно… уединенной. Есть много всего, чего я еще не видела.

Он искоса взглянул на нее.

— Иногда у родителей есть ожидания, выходящие за рамки наших надежд и желаний.

Бэт казалось, что она говорила без злобы, но нельзя было подняться до должности генерального секретаря, не умея читать мысли людей.

«Мне лучше быть осторожнее в своих словах».

— Судя по тому, что я слышал, О'Ши, хоть и являются гражданами Террана, проводят на планете немного времени, — продолжил Бенсон. — У них очень много акций. Ты говорила, что выросла не в этом мире. Но, должно быть, посещала самые разные места.

Бэт покачала головой.

— Нет, я жила только на космической станции. До моего трудоустройства я никогда не была на Терране.

Вблизи помост оказался больше, чем выглядел с верхних ярусов арены. Прозрачный барьер высотой по пояс охватывал платформу размером три на два метра. Бенсон открыл калитку и жестом пригласил ее войти.

Он набрал несколько кодов на панели управления.

— Готова к полету? — помост загудел и медленно поднялся в воздух. Слабое жужжание затихало по мере возвышения платформы… один ярус, два яруса, три яруса. Помост завис на пятом ярусе, прежде чем двинуться влево вокруг арены. Бенсон схватился за рычаг, выскочивший из консоли.

— Ты пилотируешь помостом, — с удивлением заметила Бэт.

— Иногда. Я установил управление на ручное, но также могу ввести определенный номер сиденья и позволить компьютеру со свистом поднести меня прямо к месту.

— Со свистом? Как быстро это произойдет?

Бен усмехнулся.

— Ну со свистом это преувеличение. Сейчас мы не на максимальной скорости, но помост будет двигаться не намного быстрее, чем в данный момент, — его пальцы запорхали над консолью, а затем он отпустил рычаг. — Вот так. Компьютер проведет нас вокруг арены.

Помост почти завершил один оборот, когда Бенсон указал вперед.

— Наша экскурсия подходит к концу, — на арену вышли Картер и Микала.

Он взял управление на себя и опустил помост, даже не ударившись об пол.

— Ты посмотрела все, что хотела? — спросила Микала, когда подошла Бэт.

— Да, все. Бенсон был очень информативен, — ответила она, задаваясь вопросом, успела ли президент решить свои вопросы. — Большое спасибо за экскурсию и полет, — она обратилась к Бену.

— Мне было очень приятно, — ответил он.

Картер кивнул в сторону Микалы.

— Если что-то случится, ты знаешь, как связаться со мной.

— Конечно, — ответила она и пожала руку Бэт. — Была рада с тобой познакомиться.

— Для меня было честью познакомиться с вами обоими, — искренне улыбнулась она. Как часто обычный гражданин мог пообщаться с президентом Объединённого Террана и генеральным секретарем Союза Планет?

Бенсон махнул рукой, и все обернулись, увидев, как в их сторону целеустремленно шагал Корнелиус.

— Похоже, долг зовет.

— Тогда не смеем тебя задерживать, — ответил Картер и жестом пригласил Бэт уйти.

— Мне тоже пора возвращаться к работе, — произнесла Микала.

Помощник подошел к ним. Вблизи его лицо было лишено всякого выражения, но тело казалось напряженным, как пружина.

Бенсон нахмурился.

— Что? Что-то случилось?

Губы помощника разомкнулись, продемонстрировав оскал. Он достал из кармана рубашки фотонный бластер и направил тот на Микалу.

Кровь отхлынула от лица президента.

Бэт замерла. Неужели он собрался застрелить каждого?

«Беги. Беги».

Но ее тело, казалось, было сделано из свинца, а гравитационный механизм был установлен на самый высокий уровень. Ноги Бэт отказывались двигаться.

Она попыталась уйти с дороги, но споткнулась и упала прямо на Микалу.

— Нет! — крикнул Картер.

Корнелиус выстрелил. Фотонный залп поразил грудь Бэт.

Раскаленная добела агония охватила ее тело.


Глава 11


Когда Бэт рухнула на пол в конвульсиях, Картер налетел на Корнелиуса, борясь за контроль над оружием. Боковым зрением он заметил, как Винсер толкнул Микалу к помосту и взлетел, убирая ее с пути опасности.

— Н-неверный… пес! — Корнелиус попытался направить бластер на Картера.

Кость хрустнула, когда Картер ударил запястье Корнелиуса об пол. Помощник закричал, выстрелив в воздух.

Все еще сражаясь, помощник махнул здоровой рукой. Картер отразил выпад и нанес еще один удар. Близость ограничивала манёвренность, но благодаря кибер-силе Картер сломал мужчине челюсть.

Бэт лежала неподвижно. Если она умерла… нет, нет… Бэт не могла… гнев угрожал уничтожить самоконтроль, желание задушить Корнелиуса чуть не одолело Картера, но нужно было оставить в живых этого мужчину для дальнейшего допроса. Бэт ранили, но мишенью была Микала… значит, только что произошло политическое покушение на убийство.

Она лежала так тихо.

«Не умирай. Пожалуйста, не умирай…»

— Кто тебя послал? — Картер сомкнул пальцы на горле помощника. Глаза Корнелиуса выпучились, он вцепился здоровой рукой в запястье Картера.

— Картер, остановись! Ты убьешь его! — крикнул Винсер.

Бэт могла быть уже мертва, а генеральный секретарь беспокоился об этой мрази?

— Кто тебя послал? — прорычал он.

Рот Корнелиуса зашевелился, но из него не вырвалось ни звука. Мужчина начал биться в конвульсиях. На его губах пузырилась пена, а из глаз сочилась кровь.

— Какого черта? — Картер отпустил его и откатился в сторону.

Помощник выгнул спину под таким неестественным углом, что скорее всего сломал позвоночник, а затем рухнул, не двигаясь.

Картер быстро проверил пульс на сонной артерии, но еще до того, как прикоснуться к нему, понял, что Корнелиус умер.

— Мертв, — объявил он и перепрыгнул через тело к Бэт.

«Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста. Только не умирай».

Он встал на колени и прижал два пальца к ее шее.

Помост опустился на землю, позволяя Винсеру и Микале подбежать к ним.

— Она… она…, — пролепетала Микала.

Его сердце чуть не остановилось от облегчения, когда он почувствовал ровное биение ее сердца.

— Жива, — выдохнул Картер.

Винсер отошел, чтобы посмотреть на своего помощника.

— А он мертв.

— Я не убивал его, — рявкнул Картер. Хотел, но не убил.


Парализованная Бэт смотрела в куполообразный потолок. Слезы и ужас наполнили ее глаза, но она не могла моргнуть.

Каждый нерв был словно оголен. Картер очень нежно погладил ее по щеке, чтобы не усугубить боль.

— С тобой все будет в порядке. Фотонный бластер был настроен на оглушение. Это болезненно, но последствия постепенно исчезнут, — в Картера стреляли достаточно часто, поэтому он понимал ощущения Бэт. Раскаленные добела иглы пронзали тело с головы до ног. Мышцы сводило судорогой. Паралич.

Все могло обернуться трагедией. Он заботился о благополучии всех сотрудников, но Бэт была важнее остальных. Потеря ее опустошила бы Картера. Она была не просто служащей. Это осознание ошеломило Картера.

Пока его человеческая сторона пыталась справиться с эмоциями, аналитическая сторона киборга задавалась вопросами. Почему ее не убили? Почему бластер был настроен только на оглушение? Смысл стрелять без намерения убить? Неужели Корнелиус хотел взять Микалу в заложники? Или он провалил покушение, потому что не сумел правильно настроить фотонный бластер? И что же убило самого Корнелиуса?

Картер взял безвольную ладонь Бэт.

— Если слышишь, сожми мои пальцы, — он никогда не простит себя за то, что ей причинили вред. Кто мог ожидать атаки от служащих генерального секретаря? Винсер вообще проверял своих сотрудников?

Бэт не была офицером безопасности или оперативником. Обычный логист! Она никогда не должна была подвергаться опасности. О чем, черт возьми, думала Бэт, прикрывая Микалу? Как только она восстановится, им предстоит серьезный разговор. Ни при каких обстоятельствах Бэт не имела права повторить нечто подобное.

Винсер что-то набрал на своем наручном коммуникаторе.

— Я вызвал медика, — он опустился на колени рядом с Бэт. — Все будет хорошо. Помощь уже в пути, — тихо пробормотал он.

Картер хотел бы, чтобы ее осмотрел Суэйн, но на данный момент сойдет и обычный медик. Хоть здесь пригодился этот Винсер. Если быть честным, то Бен отличился уже дважды. Он быстро отреагировал, чтобы уберечь Микалу от опасности. Неохотно, но Картеру пришлось отдать должное генеральному секретарю.

Тем не менее, Картер не мог простить небрежную проверку сотрудников, которая позволила убийце приблизиться к Микале и выстрелить в Бэт.

— Я чувствую себя ответственным за произошедшее, — заявил Винсер, его голос был полон сожаления. — Корнелиус был моим сотрудником.

Картер кивнул в сторону трупа.

— Вот почему мы нуждаемся в усиленной охране и тщательной проверке всех участников саммита.

— Ты прав, — признал Винсер.

Картер удивленно моргнул, а Микала открыла рот.

— Мы увеличим безопасность до максимально возможного уровня. Нужно предотвратить повторение подобных событий, — Винсер плотно сжал губы.

В конце концов, генеральный секретарь все понял. Но очень жаль, что для этого кто-то должен был пострадать. Картер открыл было рот, чтобы наброситься на Винсера, но в этот момент Бэт сжала его руку… а в комнату вбежала медик.

Она казалась наполовину терранкой, наполовину андалузской. Лицо женщины имело более или менее человеческие черты, за исключением вертикальных зрачков и розоватой чешуи, покрывающей лысую голову и шею.

— Две жертвы фотонного бластера? Меня проинформировали об одной.

— Мой помощник мертв, — Винсер указал на Бэт. — Она в приоритете.

Женщина подошла к Бэт.

— Меня зовут Кровак, — представилась она. — Я здесь, чтобы помочь, — Картер был рядом с медиком, тем не менее она обратилась к Винсеру: — Как давно ее ранили?

— Около пяти минут, — ответил Картер.

— На какой уровень был установлен бластер?

Винсер поднял оружие.

— Второй.

Картер сразу узнал модель бластера. Первый уровень мог привлечь чье-то внимание, второй — выводил из строя, третий — наносил непоправимый ущерб, а четвертый — убивал. Генеральный секретарь спрятал бластер в карман своей рубашки.

— Это же улика, — нахмурился Картер.

— СП проведут полное расследование.

Учитывая то, как действовали в СП, их «расследование» находилось где-то между неадекватным и бесполезным.

«Нужно было самому изъять оружие».

Если бы это было обычное место преступления, он бы так и сделал, но беспокойство перевесило стандартную оперативную процедуру.

Кровак навела на Бэт портативный сканер. Женщина уставилась на экран с непроницаемым выражением лица.

— С ней все в порядке? — спросил Картер.

— Пульс и кровяное давление повышены, дыхание угнетено, нервная проводимость гиперчувствительна, а мышечные волокна сокращаются на клеточном уровне. Все, что можно было ожидать от выстрела из бластера, установленного на второй уровень. Она поправится. Просто нужно время, — подвела итог Кровак без всякого сочувствия. Судя по беспокойству медика, ее пациентка была не более чем амебной формой жизни. Очевидно, отсутствие эмоций андалузской расы преобладало над человеческим состраданием.

Картер просунул руки под плечи Бэт. Нервы были гиперчувствительны к раздражителям, значит, малейшее движение могло быть болезненным. Несмотря на заботу, с которой Картер поднял девушку, она застонала. Ему было ненавистно причинять ей боль, но возвращение голоса было хорошим знаком.

— Тихо, милая, успокойся. Извини, — он прижал ее к своей груди.

— Милая? — Винсер выгнул бровь.

Микала попыталась скрыть улыбку.

Медик подошла к Корнелиусу. Настроив сканер, она внимательно изучила мужчину.

— Он мертв, — подтвердила она.

— Ты можешь определить, что послужило причиной смерти? — спросил Картер.

Кровак покачала головой.

— Для этого требуется вскрытие.

Винсер вновь что-то набрал на наручном коммуникаторе.

— Я позабочусь об этом.

Только через его труп. Картер ничего не мог поделать с потерей оружия, но будь он проклят, если позволит СП провалить вскрытие. Аймэс подключился к зашифрованному беспроводному каналу связи с помощью своего микропроцессора и отправил сообщение Броку Манну в штаб-квартиру.

«Рядом с Луной есть кто-то из наших? Нам нужно срочно вывезти тело. Третий секретный уровень».

«Режим полной маскировки. Понял. Кибер-1 будет через пятнадцать минут», — ответил Брок.

«Идеально», — им не нужен был истребитель, оснащенный самым высоким уровнем наступательного и оборонительного вооружения, подошел бы любой корабль Кибер-Управления, но в данный момент было необходимо выиграть время. Они должны были забрать тело прежде, чем до него доберется Винсер.

«Кого мы вывозим?»

«Корнелиус Корвалис, помощник Винсера».

«Генеральный секретарь в курсе, что мы забираем тело?»

«Нет», — ответил он.

«Ладно. Никто не заметит, как мы умыкнем его. Однако, Винсер заподозрит, что ты в этом замешан».

«Подозревать и доказать — два абсолютно разных критерия».

Картер надеялся, что ситуация с телом не повлияет на согласие генерального секретаря усилить охрану, хотя на самом деле поддержка Винсера не требовалась. Они и так планировали обойти указ.

Голова Бэт упала на его плечо.

— Все… болит, — простонала она.

Он наклонил голову и чуть не поцеловал ее в лоб, но вовремя спохватился. Остальные наблюдали.

— В тебя стреляли. Все будет хорошо. Обещаю, — пробормотал он.

— Ее нужно доставить в больницу, — напомнил Винсер.

— Я забираю ее обратно на Терран.

— Для Бэт лучше вернуться домой, — Микала дипломатически поддержала Картера.

— Я все понимаю, — Винсер подошел и посмотрел на Бэт. — Мне так жаль, что это случилось с тобой. Я чувствую ответственность за произошедшее. Если есть хоть что-то, что я могу сделать, чтобы загладить свою вину перед тобой…

— Ты… не… в-виноват, — прошептала она.

— Ты слишком снисходительна, — произнес он, — но это не освобождает меня от ответственности.

«Чертовски верно, не освобождает».

Винсер подошел к Кровак.

— Тело Корнелиуса надо доставить в морг и подготовить к транспортировке.

Медик уставилась в свой ПирКомм.

— Я разместила приказ. Скоро придут санитары. Что-нибудь еще?

— Нет, благодарю.

Она ушла. Вскоре появились два санитара с парящей каталкой. Погрузив труп, они ушли. Картеру не нравилось то, что тело теперь находилось вне поля его зрения, тем не менее он не мог протестовать, не вызвав при этом подозрений. Морг — логичное место для хранения тела. Он надеялся, что Корнелиуса действительно доставили в морг. Картер не допустит, чтобы Винсер обошел его в этом вопросе.

Очень подозрительно, правда? Впрочем, у Винсера не было причин лгать.

«Отправь команду в морг», — послал он сообщение Броку. На каждой космической станции, а также на блокпостах спутников, имелся хотя бы один небольшой морг, где покойного можно было поместить в крио-камеру. В то время как насекомые и микроорганизмы не могли существовать в открытом космосе, тело содержало собственные бактерии, которые начинали разлагаться после смерти.

Микала пристально посмотрела на Бэт.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила она тихим, озабоченным тоном.

— У меня все тело покалывает, — пробормотала Бэт. — Обычно такое происходит, когда затекает рука. Только сейчас всю плоть пронзает раскаленными иглами. А когда я пытаюсь пошевелиться, то не могу, — она дернула указательным пальцем. — Это все, что я могу сделать.

На самом деле Бэт довольно быстро восстанавливалась.

Микала кивнула.

— Послушай… о том, что сказал Винсер. Я тоже чувствую себя ответственной. Ты заполучила выстрел, предназначенный для меня. Если я могу чем-то помочь, дай мне знать.

Как все единодушны, чувствуют свою ответственность, но львиная доля вины лежала на Картере. Он был руководителем Бэт, которую чуть не убили прямо у него на глазах. Она никогда не должна была оказаться в таком уязвимом положении. Если бы с ней что-то случилось… его сердце сжалось от болезненного осознания того, что он чуть не потерял ее… из-за своей глупости. Потребовалась трагедия, чтобы привести его в чувства.

Микала встретила его пристальный взгляд.

— Пожалуйста, не говори об этом Пенелопе. Она будет волноваться.

И Пиа не напрасно волновалась бы, ведь мишенью была Микала, но он понимал ее мотивы. Как родитель, Микала старалась оградить свою дочь от беспокойства. Каждый кибер-оперативник с супругом или семьей сталкивался с тем же: как оставаться честным в отношениях, продолжая защищать близких?

— Я должен сообщить Броку, — пробормотал Картер. Он уже собирался ввести его в курс дела, когда подошла Микала. Его заместителем был ее зятем.

— Я все понимаю. Просто… дай ему знать о моей просьбе по поводу Пенелопы.

— Конечно.

«Кибер-1 вращается вокруг Луны, — сообщил Брок. — Капсула приземлилась, команда направляется в морг».

«Понял. Послушай, есть еще кое-что… Микала невредима, но именно она являлась целью покушения. Стрелком был Корнелиус».

Брок выругался.

«Микала просила ничего не говорить Пенелопе».

«Я бы и так не сказал. Если она и узнает это от кого-то, то только от Микалы», — без сомнения, Брок относился к тем киборгам, которые не сообщали своим женам о близости к смерти.

«Бэт оглушили», — продолжил Картер.

Брок снова выругался.

«Как она?»

«Она поправится», — Картер еще крепче сжал ее ладонь. Она подняла руки и слабо обняла его за шею.

«Подожди минутку… он хотел застрелить Микалу, но оглушил Бэт, а потом умер?»

«В этом нет никакого смысла, не так ли? Если бы Корнелиус не умер, то подвергся бы допросу. Он мог покончить с собой, чтобы избежать последствий, но Корнеоиус ничего не глотал… если только у него уже не было капсулы во рту перед попыткой убийства».

«Ты забрал бластер? — спросил Брок. — Я отправлю его на экспертизу».

«Прости, не получилось. Его прикарманил Винсер».

«Ну, это хреново».

«Доложи, как продвигается миссия».

«Хорошо, я получил сообщение, что команда нашла тело и вернулась в капсулу, направляясь в кибер-1. Полное вскрытие, как я полагаю?»

«Да».

«Что-нибудь еще?»

«Пусть Суэйн придет в мою квартиру, чтобы осмотреть Бэт. Я отправлю ему сообщение, как только мы приблизимся к Террану», — приказал Картер.

«Будет сделано», — ответил Брок и отключился.

Брок даже не поинтересовался, с чего это вдруг Картер решил отвезти Бэт в свою личную квартиру. Впрочем, у него не было ответа, если только не срочность, вынуждающая его увезти ее подальше от центра на Луне, Айм-Сек, Кибер-Управления… и всего этого уродливого бизнеса.

— Я возвращаюсь на Терран, — объявил он. Картер привлек внимание генерального секретаря. — Может, ты захочешь проводить нас до шаттла, чтобы попрощаться?

Винсер выглядел удивленным.

— Я был бы не прочь.

Микала нахмурилась, в ее глазах читался вопрос, но Картер не желал ничего объяснять. Если Винсер проводит их, то будет занят, не заметив исчезновение тела, тогда он снимет подозрения в отношении Картера.


Глава 12


Бэт рассчитывала вернуться в Айм-Сек, но ПиВи миновал Галактический Торговый Центр и приземлился на вершине небоскреба, окутанного туманом.

«Не туман, — поняла она. — Облака».

Такое высокое здание было окружено настоящими облаками.

— Где мы? — спросила она.

— В моих личных апартаментах.

— Все здание — твои личные апартаменты?

Он ухмыльнулся, продемонстрировав все тридцать два зубы.

— Нет, не все. Только пентхаус.

— Мне казалось, ты живешь в служебном жилье в Айм-Сек.

— Живу… почти все время, но у меня есть и личная квартира.

Нервы и мышцы гудели. Мучительная боль исчезла, но последствия продолжали терзать Бэт. За такое короткое время произошло слишком много событий, полное понимание которых пока ускользало от Бэт, но она чувствовала, что все — в том числе и Картер — изменилось.

Серьезный, решительный, сосредоточенный… он и в лучшие времена не был беззаботным и непринужденным парнем. Но после этого случая Картер стал еще более напряженным. Он не выпускал ее из виду. Даже настоял, чтобы нести ее на руках, хотя она могла ходить.

Нет ничего лучше, чем получить пулю и выставить себя на посмешище.

— Нам нужно поговорить, — заявил Картер. — Но мне бы хотелось, чтобы это произошло в каком-нибудь уединённом месте.

Ее сердце быстро заколотилось. Может Бэт и не могла двигаться, тем не менее она заметила страх и облегчение в его глазах, когда Картер бросился к ее парализованному телу, распластавшемуся на полу арены. Он нес ее на руках, укачивая и утешая.

Профессиональная забота, — или сочувствие одного человека к другому — несомненно, заставили Картера сосредоточить все внимание на Бэт, но его нынешние действия причиняли ей боль. Ее растущая влюбленность стала настолько большой, что начала давить на сердце. Сбивала с толку? Ох, черт возьми, да. Картер вытирал слюни с ее губ, пока президент и генеральный секретарь наблюдали за ней. Будто ей было мало унижения… так она еще умудрилась впасть в такое состояние перед двумя самыми важными людьми в Галактике. Слава звездам, что она еще не обмочилась.

Тем не менее Бэт, как школьница, купающаяся в небрежной улыбке тайной влюбленности, впитывала внимание Картера, откладывая его на потом. Его прикосновения были нежными, практически ласковыми, пока Картер пристегивал ее к сидению шаттла после того, как Бенсон и Микала проводили их. Бэт хотела задать ему пару вопросов, но он опередил ее, заявив, чтобы они обсудят все позже.

— Расслабься и восстанавливайся, — посоветовал он тогда.

Оказавшись на крыше, Картер снова подхватил ее на руки и зашагал прочь от шаттла.

Положив голову на мужское плечо, Бэт вдыхала его запах. В действиях Картера не было никаких романтических подтекстов, но Бэт притворялась, будто он ухаживал за ней, потому что она была ему небезразлична.

«Я самый жалкий человеческий клон, которого когда-либо создавали».

Чем дольше Картер обнимал ее, тем больше она фантазировала. Но потом наступит крах реальности. Позволив ему ухаживать за собой, Бэт лишь усилила свою душевную боль. Ей нужно было стоять на собственных ногах… в прямом и переносном смысле.

— Я могу ходить сама, — заявила она.

— Я настаиваю, — воспротивился Картер.

— Как и я. Я ценю все, что ты сделал, но хочу прогуляться.

Его лицо приобрело выражение упрямого альфа-самца. Картер открыл было рот, но в этот момент из облака вышел доктор Суэйн, напугав Бэт.

— Для нее лучше пройтись, — сказал врач. — Физические упражнения ускорят возвращение функций и помогут мне оценить ее состояние.

Картер, должно быть, ждал Суэйна, потому что нисколько не удивился его появлению, но и медицинский совет, похоже, не обрадовал его.

— Ты на чьей стороне? — пробормотал Картер.

— На стороне пациента, — в голосе Суэйна прозвучало удивление.

Оба мужчины замерли, словно ожидая, что она упадет, но Бэт без происшествий прошла небольшое расстояние до лифта. Они зашли внутрь, стеклянная кабина со свистом опустила их на уровень ниже, открыв двери уже в пентхаус, который соперничал по роскоши с резиденцией О'Ши. Минималистичный по декору, он был гораздо проще обставлен, но Бэт признала качество материалов и конструкций.

Темно-зеленые комфортабельные сенсорные диваны огибали периметр гостиной, окружая массивный голографический проекционный стол для удобного просмотра развлекательных программ и новостей. Над одним из диванов мерцала голограмма с выцветшими фотографиями, хотя на других стенахне было никаких украшений. Огромное окно, растянувшееся во всю длину комнаты, демонстрировало захватывающим дух вид на парящие облака. Квартира покоилась на вершине мира.

Бэт прошла по звукопоглощающему серому полу, чтобы посмотреть в окно.

— Здесь очень красиво, — Суэйн присоединился к ней у окна, но оглянулся на Картера. — Почему ты живешь в служебной квартире Айм-Сек?

Картер прищурился.

— Мне так удобно.

Бэт обернулась.

— Держу пари, что в ясный день ты видишь на десятки километров вокруг.

Губы Картера изогнулись в улыбке.

— Сотни километров, но никто не может заглянуть внутрь. Снаружи стекло непрозрачное.

«И пуленепробиваемое», — подумала Бэт.

— Кто сумеет подсмотреть за тобой на такой высоте?

— С земли никто, а вот капсулы, маленькие челноки и специально оборудованные ПиВи иногда ошиваются у окон.

Кем был Картер Аймэс? Жилье для сотрудников в Айм-Сек, хоть и достаточно функциональное, не могло сравниться с этим местом. Удобство не было решающим фактором, раз он мог запрыгнуть в свой «специально оборудованный ПиВи» и преодолеть расстояние от одного места к другому за считанные минуты. Почему Картер предпочел спартанское практичное жилье роскоши?

Бэт обратила внимание на голограмму, расположенную над диваном. События, которые прокручивались снова и снова. Пейзажные сцены из разных миров были перемешаны с фотографиями людей. Появилось еще одно изображение пожилого мужчины, на которого был похож Картер.

Она махнула рукой.

— Это твой отец?

— Да.

Потом всплыла картинка Земли из космоса, затем пурпурно-розовое травянистое поле и лавандовое небо планеты, о существовании которой Бэт даже не догадывалась. Вскоре последовала групповая фотография Картера с несколькими мужчинами, которые были такими же крупными, как и он, а некоторые даже больше. Прежде чем картина сменилась, Бэт узнала Брока Манна, доктора Суэйна и еще некоторых мужчин, которых, как она помнила, видела в коридорах. У всех было общее сходство, которое она не могла определить. Они точно не были кровными родственниками, но все же имели что-то общее.

— Это все сотрудники Айм-Сек? — она указала на стену.

Образы исчезли, стена стала пустой.

— Что произошло? Куда все пропало?

Картер с Суэйном обменялись взглядами. Бэт могла поклясться, что между ними снова словно состоялся какой-то безмолвный разговор.

— ИИ отключил голограмму, — объяснил Картер.

«С чего ИИ отключать воспроизведение фото? Тем более чтобы компьютер подчинился, разве не должен был последовать устных приказ от владельца квартиры?»

— Вижу, ты чувствуешь себя лучше, но давай попросим доктора Суэйна сделать сканирование, ладно? — предложил Картер.

— Может, мне лечь?

— Если ты твердо стоишь на ногах, то можешь стоять, — Суэйн достал из сумки, висевшей на его плече, небольшое устройство.

— Я постою.

Повернувшись спиной к Картеру, Суэйн провел пальцем по экрану, а затем что-то набрал на нем. Доктор подмигнул Бэт.

— Ладно, предполагаю, я все правильно рассчитал.

— Предполагаешь? — Картер нахмурился.

Бэт засмеялась, оценив его легкомыслие. Начав с макушки, Суэйн провел сканером по всей длине ее тела, затем заставил Бэт повернуться так, чтобы проверить ее со спины.

Доктор внимательно изучил результаты.

— Все хорошо. Она здорова, как лошадь в той поговорке. Я вижу небольшое повышение электрической активности мозга, но в этом нет ничего необычного после получения фотонного удара, уверен, скоро все вернется к стандартным параметрам.

Нервные и мышечные сокращения прекратились, боль исчезла. Бэт чувствовала себя довольно хорошо, но подтверждение выздоровления Суэйном было приятным. Она доверяла его профессиональному мнению и заботе. Медик в центре на Луне была какой-то холодной и незаинтересованной. Когда Корнелиус достал оружие, Бэт попыталась убежать и убраться с дороги, но вместо этого споткнулась и упала, приняв на себя удар. У нее было такое чувство, будто все решили, что она пыталась изображать из себя героиню, хотя на самом деле все было наоборот. Бэт хотела увернуться.

— Сейчас ты тоже предполагаешь или уверен? — Картер скрестил руки на груди.

Суэйн снова подмигнул ей и ухмыльнулся. Доктор нравился Бэт. Он не вызывал у нее никаких романтических эмоций, но его обаяние напоминало о Бенсоне. Он тоже ей нравился.

Картер выстроил такие отношения с сотрудниками, что они чувствовали себя комфортно, не боясь дразнить его. Он заслужил их уважение, умудряясь быть главным, не выставляя своего высокого положения. Картер явно создал некое братство. Двое мужчин обменялись еще несколькими насмешками, прежде чем Суэйн собрал свои приборы.

— Увидимся в офисе?

— Скоро. Спасибо, что пришел, — с искренностью ответил Картер, подтверждая догадку Бэт о том, что они в первую очередь были друзьями помимо рабочих отношений.

После ухода доктора они остались наедине. Мягкость и нежность исчезли. Картер стиснул зубы, а его взгляд стал жестким и непроницаемым. Бэт сглотнула, потерла руки и приготовилась к «разговору».

— Прежде всего, позволь заметить, как я рад, что ты не получила смертельного ранения, — его тон больше походил на упрек, чем на выражение озабоченности.

— Я знаю…

— Ты слушаешь. Сейчас говорю я, — он прервал ее взмахом руки. — В каком отделе ты работаешь?

Вопрос с подвохом? Она не знала, что сказать.

— Отвечай, — рявкнул Картер.

— Ты же сам велел молчать! — огрызнулась Бэт в ответ. Но затем, мельком взглянув на его серьезное лицо, пробормотала: — Логистики.

— Что входит в твои обязанности.

— Координация и перемещение материальных средств и личного состава.

— Где в твоей должностной инструкции сказано, что ты должна действовать как телохранитель, агент службы безопасности или живой щит?

— А кто-то вообще связан подобной обязанностью? — съязвила она. Юмор всегда помогал Суэйну.

Но только не ей.

Картер направился к Бэт, остановившись на расстоянии вытянутой руки.

— Если ты когда-нибудь снова встанешь между целью и нападающим, я уволю тебя и прослежу, чтобы ты никогда не устроилась в другую охранную фирму. Поняла?

— Я не хотела этого делать! — воскликнула она в свою защиту.

— Я достаточно ясно выразился?

— Да, — Бэт смахнула слезы и опустила взгляд в пол.

Ему следовало бы дать ей хоть небольшую поблажку. Бэт спасла жизнь президенту! Конечно, бластер был настроен на оглушение, значит, Микала была бы лишь временно парализована, как и она сама, но все же. Охранник Айм-Сек получил бы благодарность, а не выговор. Картер даже не выслушал ее объяснений! Бэт не собиралась прикрывать своим телом Микалу, но запаниковала, ее ноги каким-то образом запутались, из-за чего она споткнулась и упала не в том направлении.

Бэт рискнула взглянуть ему в лицо.

На его челюсти дрогнул мускул.

— Никогда больше не пугай меня так, — он схватил ее и поцеловал.


Глава 13


Самоконтроль рухнул. Картер притянул Бэт в свои объятия и припал губами к ее. Сначала она напряглась, но тут же растаяла и обвила руками его шею. Он толкнулся языком в ее рот и поцеловал, давая волю сдерживаемым желанию и страху. Картер чуть не потерял ее.

То, что она встала между Корнелиусом и Микалой, напугало его, как ничто другое. О чем только думала эта маленькая глупышка? Корнелиус выстрелил, Бэт упала, а мир Картера треснул.

Он запустил руку в волосы Бэт, наматывая пряди на кулак, и стал упиваться ее нежностью, наказывая и уговаривая одновременно. Она должна была понять опасность и подчиниться правилам. Бэт не была телохранителем. Если бы Микалу убили, то это было бы трагедией, но если бы умерла Бэт, то его жизнь не стоила бы и ломанного гроша.

Бэт застонала, и он ослабил давление, скользя языком по ее губам. Так хорошо. Так приятно. Так сладко. На вкус она напоминала ванильную пряность и всю ту теплоту и любовь, в которой ему было отказано с тех пор, как он основал Кибер-Управление. Картер должен был остановиться. Оттолкнуть Бэт. Извиниться. Исправить оплошность. Раньше он никогда не перешагивал грань полномочий.

Но никто не пугал его так, как она, не привлекал так, как она. Постоянно. Картер все же признал это. Он боролся со своими чувствами, отказываясь принять правду. Поначалу Картер пытался убедить себя, что ее сходство с Лизой пробудило в нем старые чувства, но на самом деле он не испытывал таких сильных эмоций к бывшей девушке. Целоваться с Бэт было неуместно, непрофессионально… и так хорошо.

Он схватил Бэт за запястья, но вместо того, чтобы оттолкнуть, стал ласкать ее нежную кожу большими пальцами. Она ахнула и прикусила его нижнюю губу. Это поразило Картера.

«Она целует меня в ответ».

Ну, конечно, целовала. Вот только она действовала искренне. Бэт целовала его так, словно желала, нуждалась в нем так же сильно, как он нуждался в ней. Его лихорадочно колотящееся сердце забилось еще сильнее. Картер отстранился и посмотрел ей в глаза. Ее веки дрогнули и открылись.

— С тобой все в порядке? — спросил он.

— Зависит от обстоятельств, — пробормотала Бэт.

— От каких? — неуверенно уточнил Картер.

— Ты опять будешь кричать на меня?

Он едва успел начать. Ему хотелось встряхнуть ее. Запереть в одиночке и уволить. Целовать до тех пор, пока Бэт не пообещает больше никогда не пугать его, а потом затащить в постель…

— Буду. Но если ты все поняла…

— Я все поняла.

— Объяснись.

Она облизнула губы. И Картер едва сдержал стон.

— Выполнять свою работу и не выкидывать глупостей, — заявила она.

— Для начала пойдет, — он кивнул.

— Но есть кое-что, чего я все же не поняла.

— Что именно?

— Почему ты поцеловал меня? Ты никогда не намекал, что чувствуешь нечто большее.

Разве? Картер думал, что выдал себя уже десятки раз.

— Ты работаешь на меня. Мне не следовало целовать тебя. Это нарушение профессиональной этики.

— Только не порть все! — упрекнула она.

Несмотря на сожаление, он рассмеялся. Картера наполнила легкость, заставляя его почувствовать себя более свободным и молодым, чем когда-либо за последние годы. Ему было тридцать восемь лет, но беспокойство по поводу ухудшающейся ситуации в Галактике заставляло его чувствовать себя древним.

Один мудрый человек однажды сказал: «Будь той переменой, которую ты хочешь видеть в мире». Картер пошел по этому пути, основав Кибер-Управление, но это не гарантировало успех. То, что так много мужчин и женщин рисковали своими жизнями ради миссий, посрамляло Картера. Он просил невозможного, а они давали это… каждый раз. Картер потерял не так уж много киборгов, но все же потерял, ощущая каждую смерть как удар под дых.

Агенты и офицеры Айм-Сек понимали и принимали риски. Бэт не давала согласия, поэтому он должен был ее уволить. Позвонить в компанию по найму и найди ей работу в другом месте. В какой-нибудь безопасной фирме. Возможно, Бэт могла бы работать в информационно-поисковом центре.

Мысль, чтобы отослать Бэт, где он не сможет следить и видеть ее, была почти невыносимой. Картер был свидетелем стольких страданий, боли, разложения и разрушения. Она была его спасательным кругом к нормальной жизни и добру.

У других кибер-оперативников были жены… Брок, Марш Феллоуз, Кай Андрос… и еще несколько человек. Да и вообще Картер заглядывал слишком далеко в будущее.

Он вновь жадно поцеловал ее. Бэт прижалась к его телу, ее пыл был так же велик, как и его. Их зубы встретились, заставляя пару улыбнуться друг другу. Сколько маленьких интимных моментов он пропустил в своей жизни? Слишком много, чтобы сосчитать. Секс-боты на курорте удовольствий Дариус-4 облегчали нужду тела, но не заполняли эмоциональную пустоту. Картер прижал ее к своей груди, сдерживая свою кибер-силу, чтобы не раздавить Бэт. Он мог причинить ей боль во многих отношениях.

«Так много нужно сказать».

Он прервал поцелуй и прижался лбом к ее лбу, тяжело вздохнув.

— Ого. Звучит не очень хорошо, — легкомысленно заявила она, но Картер чувствовал, как сильно бьется ее сердце.

Он открыл глаза.

— Я должен… уволить тебя, — выдохнул он.

Ее пульс участился.

— Я больше не буду влезать, обещаю…

Картер отступил, чтобы собраться с мыслями.

— Дело не только в этом, — он провел обеими руками по волосам.

— В чем тогда? Где еще я оплошала?

— Я пытаюсь объяснить. Ты же работаешь на меня. Я твой босс.

— Формально я подчиняюсь Броку Манну.

— Обычно, да. Но в некоторых специальных проектах, таких как саммит, ты работаешь со мной. Если уж мы впутываемся…

— А мы впутываемся? — улыбка изогнула ее губы. Картер опять начал терять контроль над ситуацией. Если он вообще когда-нибудь имел этот контроль.

— Если мы продолжим… это… то тебе все равно придется подчиняться моим приказам.

— Рабочим приказам, — уточнила она.

— Да, рабочим приказам. Ты сможешь это сделать?

— Да, сэр, — ответила Бэт с улыбкой.

— Я серьезно.

— Как и я, — она обняла его за талию. — Ты выдумываешь проблемы там, где их нет.

— Моя работа заключается в том, чтобы предвидеть возможные проблемы.

Бэт вздернула подбородок. Свет в ее глазах немного померк.

— Значит, ты считаешь меня проблемой?

Да. Но не в том смысле, который она подразумевала.

— Это не то, что я имел в виду.

— Тогда о чем ты?

Черт, она была очень упряма.

— Ты многого обо мне не знаешь.

Он приобрел не только друзей и союзников, но также свирепых врагов, которые без колебаний причинят боль тому, кого он любит, чтобы отомстить. Кибер-Управление не вмешивалось, когда все шло хорошо, они оказывали содействие лишь в том случае, когда остальные усилия были безуспешны. Даже Айм-Сек таило в себе опасность. Да взять к примеру… центр на Луне. Общение с ним могло представлять угрозу для личной безопасности любого человека.

Картер находился между светом и тьмой, наполовину общественный деятель, наполовину призрак. Кибер-Управление, сердце и разум его миссий по защите Галактики, действовали под глубоким прикрытием. В его работе и жизни было очень мало того, чем он мог поделиться с партнером… даже с тем, кто работал на него.

Бэт склонила голову набок.

— Ну, так расскажи мне. Расскажи все.

Его физические модификации были засекречены. Как клон, продукт науки, Бэт могла нормально воспринять то, что Картер был киборгом, хотя он не мог быть в этом уверен. Несмотря на то, что Бэт была результатом биоинженерии, она все же на 100 процентов человек, в отличие от Картера. Он был наполовину человеком, наполовину компьютером, наполовину машиной. 55 процентов — человек, 45 — все остальное. Бэт заслуживала узнать, с кем — с чем — она связалась.

Связалась? Они всего лишь поцеловались один раз.

Ладно, несколько поцелуев, ослабляющих решимость. Картер должен был принимать решения, основанные на здравом суждении, а не на дружбе, симпатии, заботе или похоти. Ему говорили, что наверху после смерти очень одиноко. Но это не про Картера, ведь он разделил связь и дружбу со своими кибер-оперативниками. Тем не менее, как директор, он никогда не мог расслабиться и потерять бдительность, потому что если бы это произошло, то кто-то бы умер. Последствия каждого решения должны были быть взвешены и оценены. Если X был немного лучше Y, то Картер был обязан выбрать X, независимо от того, чувствовал ли он что-то к Y.

Итак, какова же была альтернатива? Повременить и продолжать жить так, будто ничего не случилось? Обычное дело? Ага, вполне правдоподобно. Ни человеческий, ни кибернетический мозг не позволят ему забыть, насколько приятно было ощущать Бэт в своих объятиях. Уволить ее? Он уже отверг эту идею. Дать волю своему желанию и посмотреть, что из этого получится, а потом все испортить, раскрыв секрет о своих кибернетических внедрениях? Ох, звучало как хорошая идея. Люди любили, когда им преподносили сюрпризы, вот только было бы уместно озвучить правду с самого начала.

Бэт заслуживала честности, но укоренившаяся сдержанность и политика Кибер-Управления сковывала его руки. Картер не мог нарушить конфиденциальность, которую требовал от своих киборгов. Им было запрещено раскрывать существование организации или данные об их собственной трансформации. Только те, у кого был совершенно секретный допуск и необходимость в этих знаниях, могли быть проинформированы. Секретность сохраняла жизни жертвам и спасших их агентов. Секретность была главным преимуществом против Ламани и его последователей-террористов.

Когда характер задания потребует, чтобы Бэт была проинформирована о Кибер-Управлении, тогда она все и узнает. Картер надеялся, что девушка простит ему это упущение. Надеялся, что она сможет принять его.

— Я расскажу все, что смогу, когда придет время, — ответил он на предложение Бэт. По крайней мере, основы. Картер никогда не станет обременять другого человека теми зверствами, свидетелем которых стал. — Пожалуйста, доверься мне.

Он просил о многом, не предлагая ничего взамен. Картер выяснил о ней все, а Бэт почти ничего не знала о нем. Не один агент Кибер-Управления покопался в ее прошлом. Бэт чувствовала бы себя оскорбленной, если бы узнала, как много в ее жизни было вскрыто и проанализировано.

— Я доверяю тебе, — улыбнулась она. — И могу подождать.

— Спасибо, — пристыженный, он поклялся сделать все возможное, чтобы не подвести ее.

Бэт скривила губы.

— Разве мы сейчас не слишком серьезны и мрачны?

— Я могу это исправить.

— Ах да? — ее хриплый тон выдавал соблазнительный вызов.

Картер снова притянул ее к себе, их губы встретились, принося обоюдное удовольствие. Жизнерадостность, надежда и легкость прогнали прочь тени и сомнения. Бэт прильнула к Картеру, обнимая, а его твердая длина прижалась к ее животу.

Счастье и желание сияли на ее лице, когда она прикусила его нижнюю губу зубами и улыбнулась.

После еще нескольких одурманивающих поцелуев Картер нежно оттолкнул ее. Желание завершить начатое разогрело его кровь. Наносомы танцевали джиттербаг4, а член неловко прижимался к форменным брюкам. Картер хотел ее больше, чем когда-либо другую женщину, но они только что пересекли границу между профессиональным и личным. Было слишком рано переходить к более серьезному физическому контакту. Когда он уложит ее в постель, то выберет самое подходящее время.

Впрочем, его тело настаивало, что сейчас было самое подходящее время, но голова отказывалась подчиняться физическим требованиям. Картер не сомневался в своих чувствах, — они четко проявились, когда Корнелиус выстрелил в Бэт — но они оба должны были осознать перемену в своих отношениях.

— Давай присядем, — он подвел ее к сенсорному дивану. Они сели, и разумный материал тут же стал соответствовать форме и весу их тел. Разминающие пальцы впились в его спину и ноги. Хорошо, но он предпочел бы, чтобы массаж делали руки Бэт.

«Скоро», — поклялся он себе, укорачивая навязанную им самим временную дистанцию. Картер протянул ей руку, и Бэт свернулась калачиком рядом.

«Два каринианских бренди», — Картер отправил сообщение управляющему ИИ квартиры.

— Так приятно, — пробормотала она.

Он чувствовал аромат ее возбуждения, ощущал ее ускоренное сердцебиение. Несмотря на настойчивое требование своего либидо, Картер наконец познал покой. Он накрутил прядь волос Бэт на палец, его кибер-сенсоры тут же зафиксировали шелковистую текстуру и цветочный запах.

— И что же будет дальше? — спросила Бэт.

— Все зависит от тебя. Ты вообще заинтересована в выстраивании личных отношений?

Бэт кивнула, но тут же прикусила губу.

Неужели она сомневалась?

— Что такое?

— Мне нравится думать, что я умна и быстро учусь, — пробормотала она хриплым голосом. — Я старалась быстро получить образование и набраться опыта, но до этой работы я никогда не покидала космическую станцию О'Ши, — Бэт сделала глубокий вдох. — Я пытаюсь сказать, что я новичок в подобных делах. Когда мы продвинемся дальше, то… надеюсь, я не разочарую тебя.

— Никогда, — он усмехнулся, поцеловал ее в макушку и крепко обнял. — Мы продвинемся дальше позже, — процитировал он ее слова, — пусть все идет своим чередом. Действуй в соответствии со своими чувствами, — Картер наклонился и прошептал ей на ухо: — А я в любом случае поддержу тебя.

Бэт не хотела и не могла разочаровать его, но ее беспокойство еще раз подтвердило важность решения не бросаться в спальню.

Маленький робот вкатился в комнату, неся два хрустальных бокала с каринианским бренди. Бот подкатился к дивану, протянув с помощью механической руки напитки. Картер взял бокалы, робот развернулся и скрылся из виду.

— Выпьешь? — спросил он.

— Конечно, — она взяла небольшой бокал с янтарной жидкостью.

— Осторожно, — предупредил Картер. — Очень мощная штука, — его наносомы нейтрализовали алкоголь, поэтому бренди никак не влиял на Картера, но пара бокалов могла вывести из строя обычного человека.

Они чокнулись бокалами, Картер опрокинул свою порцию. Бэт сделала нерешительный глоток. Сначала она улыбнулась, но потом ее глаза расширились. Лицо девушки покраснело. Она стала обмахивать себя руками.

— Это… вкусно, — прохрипела она и сделала еще один глоток. — Ох, звезды! — ахнула Бэт.

Как только она допила, робот вернулся, чтобы забрать посуду.

— В твоей квартире всем подают напитки? — спросила Бэт.

— Да, когда я приказываю, — ответил Картер. — Как насчет ужина? Ты голодна?

— Немного, — ответила она, в этот момент ее желудок заурчал. — Прости, — Бэт прижала руку к животу.

Он снова обратился к ИИ и приказал репликатору приготовить еду.

— Любишь шоколад? — спросил он. Картер редко ел в квартире и почти никогда не заказывал десерт, поэтому репликатор был запрограммирован на короткий список.

Бэт улыбнулась.

— Ты спрашиваешь женщину, любит ли она шоколад?

«Два куска торта с шоколадным муссом», — проинструктировал он ИИ.

Оставался еще один вопрос, который они не до конца прояснили. Картер должен был убедиться, что Бэт все поняла.

— Я никогда раньше не связывался с женщиной, с которой работал, — он избегал этого из-за проблемной ситуации, с которой столкнулся сейчас. — С женщиной, которая работала на меня, — исправился он. Как Картер мог объяснить это так, чтобы не обидеть ее?

— Я поняла, — кивнула Бэт.

— Что ты поняла?

— Ты главный в Айм-Сек. Твое слово закон. Я не ожидала ничего другого.

— Ты можешь быть одновременно равной мне вне работы и подчиняться в стенах фирмы? Сможешь выполнять приказы?

— Конечно, смогу. Это же твоя компания. Я никогда не буду вмешиваться, — Бэт пристально посмотрела на него. — Но ведь ты не сильно беспокоишься по этому поводу, верно?

— Нет, но я чувствовал, что нужно еще раз все обсудить.

— Хорошо, — она расслабилась, откинувшись на спинку дивана. — Итак, мы можем немного поговорить о делах?

— Разве мы не этим занимаемся?

— Я имела в виду то, что произошло в центре на Луне.

Картер сжал губы. Он все еще не мог забыть, как Бэт упала и лежала без движений.

— Если хочешь…

— Какие мотивы у Корнелиуса? Действовал ли он самостоятельно или в этом были замешаны другие? Почему он собирался просто оглушить Микалу? Он же должен был понимать, что его поймают.

— Ты задаешь те же вопросы, что и я себе, — признался Картер. — Вскрытие даст некоторые ответы.

— Как думаешь, возможно, он сотрудничал с Ламани? — спросила она тихим голосом.

— Нет, — твердо заявил он. — Единственное, в чем мы уверены, — Корнелиус был терранцем. Ламани так ненавидит нас, что никогда не примет в качестве новобранцев.

Кибер-Управление пытались внедрить своих шпионов, притворяющихся сочувствующими. Они едва спасли свои жизни.

— Ну, это уже кое-что, я полагаю.

— Больше, чем кое-что, — улыбнулся Картер.

— По крайней мере, стрельба заставила Бенсона согласиться на более строгие стандарты безопасности, — заметила Бэт.

— Если он сдержит слово, — пробормотал он.

— Разве он когда-нибудь отступал?

— Нет, — согласился он. К его чести, Винсер держал свое слово. Картер часто не соглашался с решениями генерального секретаря, но не мог усомниться в честности этого мужчины. Просто ему не нравился Винсер. Бенсон проявил слишком большой интерес к Бэт.

«Ужин подан», — отправил ему сообщение домашний ИИ.

— Давай поедим, — предложил Картер, радуясь возможности отвлечься.

Висячая люстра отбрасывала теплый, приглушенный свет на столовую. Робот накрыл одно место во главе стола, а другое в миле от первого. Между ними могли бы рассесться двадцать человек. Им придется кричать, чтобы услышать друг друга, и вытягивать шеи, чтобы хоть что-то увидеть через возвышающуюся цвето-голограмму экзотических цветов, сосредоточенную под плавающими огнями.

Ему следовало бы дать более точные инструкции ИИ, но Картер никогда раньше не ужинал за своим обеденным столом. Он изменил настройки, сдвинув места ближе друг к другу.

— Садись, — он выдвинул для нее стул.

Бэт изумленно уставилась на него.

— К-как это получилось?

— О чем ты?

Она махнула рукой.

— Ты спросил, люблю ли я шоколад, а потом… вся эта еда.

Картер заказал цыпленка в сливочном соусе, жареную картошку фри, фасоль, марочное Пино Гриджио 2358 года и шоколадный торт с муссом, который домашний робот подаст позже. Картер так и не разобрался, что именно не поняла Бэт.

— Домашний ИИ произвел еду в репликаторе, — пояснил он.

— Но когда ты приказал ИИ сделать это? Я не видела, как ты проводишь пальцем по экрану, и не слышала, как ты отдаешь голосовые команды.

«Вот дерьмо».

Он все испортил. Картер был настолько сосредоточен на Бэт, что по привычке передал заказ на ужин по беспроводной связи. Он расправил и без того аккуратные салфетки.

— Я, э-э, заказал его заранее в ПиВи, — солгал Картер. — Один ИИ связался с другим ИИ, — на самом деле он даже близко не подходил к контрольному экрану ПиВи. Вспомнит ли она об этом? В тайных операциях все время лгали. Никто не мог притворяться так хорошо, как киборг, за исключением того, что Картеру было ненавистно обманывать Бэт.

— Ох. Это имеет смысл, — пробормотала она и бросила на него быстрый взгляд. — Ты удивлен моей реакцией?

— Сейчас я уже ничему не удивляюсь, — ответил он. — Вино? — Картер поднял бутылку белого вина, которую откупорил робот.

— Оно такое же крепкое, как бренди?

Он усмехнулся.

— Даже близко нет.

— Ох. Хорошо, спасибо, — пробормотала Бэт, но в ее голосе прозвучало легкое разочарование.

— Я могу заказать тебе еще одну порцию каринианского бренди.

«И на этот раз я воспользуюсь контрольным экраном».

— Вино будет в самый раз. Я должна сохранить здравый рассудок.

«Ты, я, мы оба».

Он потерял бдительность и допустил ошибку. Такого раньше никогда не случалось.

Глава 14


Бэт внимательно изучила список оборудования и припасов, которые заказала для саммита. Экскурсия по центру на Луне оказалась очень полезной. Сравнение визуального образа объекта с виртуальной планировкой давало гораздо более четкое представление о требованиях. После неудачной встречи с фотонным бластером ей не нужно было напоминать о важности деталей, когда речь шла о безопасности. Убийца прокрался на место преступления, когда оно было практически пустым. Как легко было бы скрыться в переполненной толпе?

Для вспомогательного персонала, состоящего из мужчин и женщин, которые подвергали себя опасности, защищая других, Бэт была обычным клерком, вводящим приказы в электронном виде, но она все равно восхищалась и гордилась своей работой.

«Я выполняю свои обязанности, чтобы сохранять безопасность в Галактике».

Ее маленькая роль открывала большие возможности. То, что в нее стреляли, не отпугнуло Бэт от работы в службе безопасности. Наоборот. У нее зародилось желание занять более активную и вовлеченную позицию. Она стремилась сделать больше, чем просто сидеть за столом и заказывать оборудование.

Ей так хотелось ознакомиться с результатами вскрытия Корнелиуса, но она не знала, у кого спросить, и подозревала, что никто ничего не скажет без разрешения Картера или Брока.

Вот только Картера здесь не было. Как и Брока.

После того, как он отвез ее в свой личный пентхаус, зацеловал до такой степени, что у нее подогнулись пальцы ног, угостил вином и ужином, Картер исчез. Не то чтобы он пропал каким-то волшебным образом, но на следующее утро Картер просунул голову в ее кабинет и сообщил, что на несколько дней отправляется на задание.

— Я могу тебе чем-нибудь помочь? — спросила она. Осознание того, что влечение было взаимным, изменило все. При одной только мысли о его отсутствии Бэт уже начинала скучать.

— Не в этот раз, — улыбнулся он.

— Надеюсь, там не будет ничего опасного, — пошутила Бэт.

— Не больше, чем обычно, — его ухмылка не достигла глаз. — Мы встретимся, когда я вернусь.

Убедившись, что они остались наедине, Картер быстро и крепко поцеловал ее в губы и ушел.

В течение четырех дней он не связывался с Бэт, вынуждая ее беспокоиться. Она просмотрела отчеты о происшествиях с сотрудниками и попыталась найти утешение в данных, доказывающих, что мало кто из работающих в Айм-Сек был застрелен во время дежурства. Ей выпала возможность быть одной из немногих удостоенных такой чести.

«То, что случилось со мной, было странным стечением обстоятельств».

И все же она не могла не волноваться. С Картером все в порядке? Почему он не попытался связаться с ней?

— Бэт? — в дверной проем заглянул помощник администратора. — Ты в порядке?

— Отлично. Немного задумалась, — она улыбнулась. — Что случилось?

— К тебе доставка.

— Ох, нет. Только не сюда! — оборудование должно было отправиться в центр на Луне. Первая неразбериха! Впрочем, Бэт ожидала столкнуться с несколькими накладками.

— Ага, сюда, — ассистент обошел стену и достал огромный букет цветов. Помощник ухмыльнулся. — У кого-то есть тайный поклонник. Обладающий множеством кредитов, раз он отправил настоящие, а не цвето-голограмму, — он положил букет на ее стол.

Приятное тепло от смущения охватило ее лицо, Бэт поняла, что, должно быть, дико покраснела. Согласившись разделить их профессиональную и личную жизнь, Картер прислал ей цветы. Что решат остальные сотрудники? Но радость переполняла ее. Картер думал только о ней!

Когда ассистент ушел, Бэт закрыла дверь, чтобы никто не мог ее видеть. Раньше ей никогда не дарили цветов. Впрочем, у нее никогда не было кавалера, а настоящие цветы, особенно такие чужеземные, как эти, стоили очень дорого. Даже О'Ши дополняли свой цветочный декор разнообразием голограммами. Голограмма работала до тех пор, пока ты поддерживал работу программы, к тому же она ничем не отличалась от настоящих цветов, пока ты не наклонишься, чтобы понюхать букет.

Бэт вдохнула аромат потрясающих цветов и заметила голо-стик, спрятанный внутри. Картер отправил ей сообщение! Она нажала кнопку и улыбнулась, ожидая загрузки программы. Частицы закружились, как пылинки в вихре, затем потемнели и материализовались в… Бенсона? Разочарование стерло улыбку с ее лица.

— Привет, Бэт, — произнесла записанная голограмма. — Если ты смотришь эту запись, то получила цветы. Надеюсь, ты хорошо себя чувствуешь и уже оправилась от… инцидента. Я чувствую вину за то, что нанял Корнелиуса, и не успокоюсь, пока не узнаю, что все в порядке. Я собирался отправить цветы раньше, но с тобой так трудно связаться! Было довольно сложно получить координаты штаб-квартиры Айм-Сек, а затем убедить флориста доставить их по адресу, который официально не существовал… но я победил, — Бенсон подмигнул ей. — В любом случае, я хотел сказать, что сожалею, — сбой в программе вызвал пропуск звука и изображения, — случилось. Не могу проигнорировать произошедшее, поэтому будь уверена, что я выполню свое обещание обеспечить самый высокий уровень безопасности. Это самое малое, что я могу сделать после этой неприятности. Опять же, мне было очень приятно с тобой познакомиться, я с нетерпением жду нашей встречи при более благоприятных обстоятельствах.

Голограмма зашипела и испарилась.

Бэт вздохнула. Со стороны генерального секретаря было очень любезно осведомиться о ее благополучии и послать цветы. С другой стороны, ей было немного не по себе. А если на этом все не закончится? Если Бенсон проявит к ней интерес?

Она прислонилась к столу и принялась грызть ногти, радуясь, что Картер не видит подарок. Бэт чувствовала соперничество между двумя мужчинами. Послание генерального секретаря звучало совершенно невинно. В его голосе не было ни намека, ни даже намека на намек. Его слова были совершенно безобидны. Невинны. Однако цветы были такими экстравагантными.

Она нажала кнопку «пуск» на голо-стике, чтобы воспроизвести сообщение и лучше проанализировать его, но ничего не произошло. Бэт нажала еще раз. Ничего. Черт! Некоторые голограммы были записаны в виде одиночного воспроизведения.

«Я слишком зациклилась на этих цветах. Нужно было принять подарок как жест сожаления, ничего не значащий презент, и оставить все как есть».

Уже не в первый раз она жалела, что у нее было так мало жизненного опыта.


* * *


Бэт достала обед из репликатора и направилась к пустому столу, вместо того чтобы присоединиться к кому-либо. Сейчас она не годилась для компании, так как очень сильно скучала по Картеру, поэтому ей не хотелось вести светскую беседу. Кроме того, она боялась, что начнет расспрашивать сотрудников о нем. Если Бэт проявит личный интерес к большому боссу, то сорвет все покровы тайны. Даже если этих двух причин было недостаточно, чтобы сидеть в одиночестве, она не могла забыть о «зрительных улучшениях», которые были у некоторых работников. Некоторые из этих людей видели ее обнаженной. От воспоминания она вновь покраснела. К счастью, вмешался Картер. Ее герой.

По которому она так скучала. Если бы Бэт знала, когда он вернется, или все это время хотя бы переписывалась с ним, то его отсутствие было бы легче перенести.

Сев в кресло, Бэт посмотрела на неаппетитную еду: восстановленный липкий куриный салат на коричневом, похожим на лист бумаги хлебе. Как раньше называли подобную дрянь? Картон? Она подняла яблоко. Органическое, но помятое и мягкое. Бэт со стуком поставила фрукт на стол.

— Ты обидишь яблоко, если будешь продолжать хмуриться.

Бэт подняла глаза и увидела улыбающегося доктора Суэйна.

— Это не заслуживает того, чтобы называться яблоком, — проворчала она.

— Могу я присоединиться?

— Конечно, — она указала на пустой стул.

— Чувствуешь себя лучше? — спросил он. — Все последствия фотонного поражения исчезли?

— Возвращаюсь к обычному состоянию, — ответила Бэт.

— Рад слышать. Паралич от парализующего выстрела временный, но выздоровление зависит от индивидуальных особенностей человека.

Она откусила кусочек от своего бутерброда. На вкус он был таким же отвратительным, как на вид. На подносе доктора лежали пара батончиков, которые выглядели как плотная смесь черных камней размером с горошину и песка.

— Что это? — спросила она.

— НутриСуп. Питательная сбалансированная смесь белка, клетчатки и калорий, разработанная и испытанная лабораторией для получения максимальной пользы для здоровья… и минимального удовольствия, — он указал на ее сэндвич. — И все же лучше, чем это.

— Я не знала, что получу подобное. Еда, приготовленная репликатором в пентхаусе, была восхитительна. Высший класс, — когда Суэйн заглянул к ней домой, чтобы провести осмотр, Бэт не стала делать большой тайны из их ужина с Картером. Впрочем, поцелуи, от которых подгибались пальцы ног, она оставила при себе.

— Дешевые репликаторы производят дешевую пищу. Когда речь заходит о безопасности, не жалко никаких затрат, но репликаторы были заказаны отделом снабжения, — он откусил НутриСуп и скорчил гримасу. — Ты можешь все изменить.

— Я? Как?

— Закажи новый! Ты же координатор логистики, значит, курируешь отдел снабжения, верно?

Она удивленно моргнула.

— Предполагаю, так и есть, — подобное оборудование заказывал кто-то другой, но этот человек отчитывался перед ней.

Суэйн наклонился вперед.

— Если ты улучшишь питание сотрудников, то каждый из них будет целовать тебе руки… в переносном смысле, — мужчина усмехнулся.

— Я займусь этим! — Бэт посмотрела на НутриСуп. — Они действительно лучше, чем этот сэндвич?

— Незначительно, но да.

— Тогда возьму себе один батончик. Подождешь меня минутку?

— Конечно.

Она встала и схватила свой поднос. Бэт решила выкинуть все это безобразие и купить НутриСуп. К концу рабочего дня новый репликатор будет уже в пути. Она сделала шесть шагов, когда ослепляющая, раскаленная добела боль пронзила ее череп. Поднос с грохотом упал. Разговоры в столовой постепенно стихли. В ее глазах потемнело. Бэт рухнула на пол, когда все вокруг стало черным.

Глава 15


Картер вцепился в край кресла второго пилота, сохраняя стоическое выражение лица, чтобы не показать, какую сильную приносила боль каждая тряска маленького шаттла. Он ожидал, что его рана перестанет кровоточить, но та продолжала сочиться.

— Приближаемся к сибуланскому мусорному полю, — произнес Брок, пилотировавший капсулу.

— Вижу, — мусорная свалка из устаревших ракет, ржавых ПиВи, обломков космических станций, токсичных отходов и отработавших топливных элементов раскинулась на протяжении пятьдесят миллионов миль. Сибуланцы покупали по дешевке всякий хлам, снимали все, что можно было использовать или перепродавать, а остальное выбрасывали. Передача отходов сибуланцам была не самым экологичным, но дешевым способом избавить свой родной мир от мусора, поэтому небогатые планеты воспользовались этим преимуществом.

— У нас есть два варианта. Обойдем вокруг, увеличив время в пути на 22.45 часа… или пролетим по полю с мусором.

— Элементарно. Летим по полю с мусором.

— Ты справишься? — Брок внимательно посмотрел на него. — Все эти повороты и завихрения?

— Да, черт возьми, — Картер нахмурился. — Это всего лишь царапина, — он преуменьшил глубокий порез и колотую рану, которые получил, спасая заложников, захваченных Квазаром. Одному из пиратов удалось нанести Картеру удар байо-бластером. Ублюдок вогнал лезвие между его ребер, а затем резко выдернул. Наносомы уже исцеляли рану, но та продолжала кровоточить и безумно болеть. Тем не менее, беспокоиться было не о чем.

А вот Бэт совсем другое дело.

Прошло уже четыре дня с тех пор, как он оставил ее в Айм-Сек, но миссия не позволила ему хоть раз связаться с ней. Сегодня утром он наконец смог отправить сообщение на ПирКомм девушки, но она не ответила, заставляя Картера волноваться. Остальные члены команды Кибер-Управления на борту «Кибер-1» отправились вернуть заложников в их родные миры. А они с Броком сели на маленькое судно, чтобы побыстрее попасть в штаб-квартиру.

— Я уверен, что с Бэт все в порядке, — пробормотал Брок.

Даже не используя беспроводную связь, Брок, казалось, мог читать его мысли.

— А если у нее была запоздалая реакция на поражение от фотонного бластера? — засомневался Картер.

— Подобного почти никогда не бывает, а если все же случилось, то она находится в нужном месте, чтобы получить помощь, — ответил он.

— Возможно, она разозлилась, потому что я ушел, ничего не объяснив, и не связался с ней позже?

— Тогда тебе крышка, — Брок рассмеялся. — Ну серьезно, ты слишком сильно волнуешься.

Виновен. Он действительно слишком сильно волновался. Но Бэт не ответила на его сообщение. Это можно было объяснить множеством причин. Для этого внезапного беспокойства не было никакой логики, кроме мучительного предчувствия.

— Внимание! Внимание! Впереди поле обломков! Выполняйте маневры уклонения, — Брок переключился на ручное пилотирование, но компьютер все равно подал сигнал тревоги, когда они влетели в мусорное поле. Брок заставил ИИ замолчать. Если бы они поставили крошечный корабль на автопилот, то компьютер вообще ушел бы от этого сектора.

Брок накренился шаттл влево, чтобы избежать столкновения с корпусом малдонианского истребителя, а затем повернул вправо, чтобы пропустить остатки био-купола. Картер глубоко вздохнул и прижал руку к ребрам. Что-то с силой врезалось в борт корабля.

— Звучало нехорошо, — заметил он.

— Нехорошо, — Брок уставился на экран пульта управления. — Но никаких повреждений нет.

Капсула двигалась среди каких-то необычных конических и цилиндрических конструкций. Все еще видимые знаки отличия демонстрировали происхождение объектов из несуществующих политических подразделений Террана: Северная Корея, Китай, Россия, Индия, Великобритания, Пакистан, Франция, Израиль и Соединенные Штаты Америки.

— Есть идеи, что это такое? — спросил Картер.

— Понятия не имею, — Брок снова активировал голосовые команды на корабле. — Компьютер, требуется анализ. Какие объекты находятся ближе всего к левому и правому борту судна?

— Детали ядерных боеголовок. Их разработали на Терране в двадцатом и двадцать первом веках.

— Ну вот, теперь мы знаем, что случилось со всеми видами оружия после всеобщего разоружения в двадцать втором веке, — усмехнулся Картер. Он выглянул в обзорное окно, его кибер-зрение и микропроцессор сосчитали четыреста шестьдесят семь объектов по правому борту. И это только то, что он сумел разглядеть.

В нос корабля полетела бомба с надписью «Северная Корея». Брок резко накренил судно, чтобы избежать столкновения. Картер вздрогнул, когда боль пронзила его ребра. Пробираться через сибуланское мусорное поле и в лучшие времена было рискованно. Из-за травмы он был не в той форме, чтобы командовать кораблем, поэтому не мог винить Брока за его навыки пилотирования, тем не менее сам Картер летал намного лучше.

— Хороший полет, — вместо ворчания выдал Картер.

— Не хочу задеть одну из них. Некоторые все еще могут быть активны.

— 85,6 процента из 3642 ядерных боеголовок активны, — сообщил компьютер.

Они двигались по минному полю.

— 62 процента из 3117 активных боеголовок — это проникающее под землю оружие, которое взрывается только оказавшись внутри.

Картер скривил рот.

— Теперь я чувствую себя лучше. Значит, остается только 38 процентов или 1184 боеголовки, которые могут навредить нам при столкновении.

— Подтверждаю, — ответил компьютер.

Брок увернулся от бомбы из Пакистана.

— Если СП не собираются всерьез заниматься поисками и дислокацией Ламани, может, они тогда сосредоточатся на мусорном поле, — возмутился Брок. — Пусть уберут этот беспорядок, — он сделал паузу. — Я поговорю с Пиа. Возможно, ей удастся сформировать комитет и начать что-то делать.

— Сформировать комитет и начать что-то делать? Разве эти два понятия не исключают друг друга? — пошутил Картер, но сразу стал серьезным, когда корабль изменил курс, чтобы избежать столкновения с еще одной бомбой. — Возможно, некоторое оружие следует перенести в галактический музей древностей.

— Выставить на всеобщее обозрение, чтобы показать, как близко подошел Терран к самоуничтожению из-за политических, культурных и религиозных различий? — уточнил Брок.

— Именно, — Картер взглянул на свою рану. Казалось, кровотечение не замедлилось, став наоборот более обильным. Наносомы должны были уже остановить кровь и начать восстанавливать рану. Он приказал микропроцессору доставить еще несколько микро-ботов к ранению.

— Проведут ли люди параллель между тем, что происходило сотни лет назад, и тем, что творит сегодня Ламис-Одж? — задумался Брок.

— Большинство, нет. Но несколько человек? Да. Как раз до них нам нужно достучаться.

Крепко держа руки на рычаге управления, Брок посмотрел на Картера. Улыбка тронула его губы.

— Мистер Аймэс, я действительно считаю вас идеалистом. Вы и Винсер имеете что-то общее.

— Ну вот, а теперь ты меня оскорбляешь.

Брок рассмеялся.

В молодости Картер гнался за несбыточной мечтой, якобы один человек может изменить Галактику к лучшему. С тех пор к нему присоединились сотни оперативников и вспомогательного персонала. Им еще не удалось достичь конечной цели, — захватить или уничтожить Ламани — тем не менее они спасли жизни тысячам людей, поддерживая надежду на то, что невозможное могло быть осуществимо. Картер не был идеалистом, чтобы полагать, что устранение главаря террористов положит конец бедам Галактики. Появятся новые злодеи. Может, уже появились. Пиратский синдикат Квазар вступил в союз с хищниками ка-тье и набирал силу.

Картер солгал бы самому себе, если бы притворился, что не хочет бросить все это в один прекрасный день. Стать эгоистом. Найти ненанесенную на карту планету или спутник в пригодной для жизни зоне и прожить остаток жизни, выращивая гидропонные помидоры или мохнатые моникаты. Тем не менее, пока он жив, Ламис-Одж не смогут завоевать Галактику.

Но что это даст будущим поколениям? Для его детей, если они вообще у него будут?

Сдаваться было нельзя. Конечно, было бы здорово, если бы в перерывах между сражениями Картер мог возвращаться к кому-то домой. К кому-то нежному. Обеспокоенному. Заботливому. К кому-то вроде Бэт.

«Не к кому-то вроде Бэт. А только к Бэт».

Картер активировал беспроводную связь и снова проверил почту. Ответа на его сообщение по-прежнему не было. Почему она молчала?

Потребовалось около двух с половиной часов движения с неоптимальной скоростью, чтобы преодолеть поле с боеголовками. Полет по захоронению старых корпусов кораблей, отработанных энергетических ядер, разбитых панелей космических станций и разного хлама прошел легче. Еще через час они покинули сибуланское мусорное поле.

— Было похоже на трассу по слалому5, — Брок переключился на гипер-скорость и позволил компьютеру завладеть управлением.

— Хорошая работа, — кивнул Картер.

— Мы сэкономили совсем немного времени, — Брок внимательно посмотрел на него. — Суэйн должен взглянуть на рану.

— Спасибо, папочка, но я в порядке. Мои наносомы позаботятся о травме.

— Квазар могли отравить байо-бластер. Не кажется странным, что они применили холодное оружие вместо того, чтобы пристрелить тебя?

— Эта идея приходила ко мне в голову, но я регулярно проверяю наносомы. Если бы наконечник был отравлен, меня бы уже тошнило. Я в порядке. К завтрашнему утру рана исцелится.

— Неужели ты так долго будешь ждать встречи с Бэт? Или явишься к ней окровавленным и раненым, чтобы напугать до полусмерти? Несколько минут в регенераторе или инъекция сыворотки гипер-нано могли бы вернуть тебя к нормальной жизни намного быстрее.

— Лучше уж я покажусь Суэйну.


* * *


Приземлившись на частном аэродроме Кибер-Управления, они сразу пересели в ПиВи. Рубашка Картера пропиталась кровью. Естественные коагулянты его организма, усиленные наносомами, должны были остановить поток крови, но что-то пошло не так. Брок снова оказался прав. Квазар отравили байо-бластер.

ПиВи доставил их в тайный гараж Галактического Торгового Центра, где они перешли в лифт. Катер отправил на ПирКомм Бэт еще одно сообщение.

«Я вернулся. И очень хочу тебя увидеть, но сначала мне нужно кое о чем позаботиться. Может, поужинаем вместе?»

Чувствуя легкое головокружение, Картер покачнулся, когда лифт начал спуск. Быстрое падение не помогало ему сохранять равновесие. Он прижал руку к стене, оставив кровавый отпечаток ладони.

Голос Брока то затихал, то появлялся вновь:

— Черт возьми, это не просто царапина, ты истекаешь кровью.

— Ага. Думаю, так и есть, — невозмутимо ответил он. Его кибер-мозг подал сигнал тревоги, предупреждающий о гиповолемическом шоке6.

Двери открылись, и Картер, пошатываясь, зашел в кибер-мед. Брок схватил его за руку.

— Давай помогу добраться до врача. Ты предупредил Суэйна?

— Занимаюсь этим в данный момент.

«Только что прибыл. Меня ранили отравленным байо-бластером. Кажется, я истекаю кровью и впадаю в шок».

Картер начал заваливаться, когда его ноги подкосились, но Брок помог ему устоять.

— Рядом первый мед-отсек. Можешь туда добраться?

Он кивнул.

— Ага.

«Я встречусь с тобой. Где ты?» — ответил Суэйн.

«Иду в первый мед-отсек».

Его зрение окутало серым туманом. В ушах гудело. Ноги превратились в арканианскую смолу. Картер мысленно приказал своим слабеющим наносомам поддерживать его в сознании. Опираясь на Брока, он почти не понимал, куда они идут.

— Сюда, — указал Брок и, поддерживая Картера одной рукой, потянулся, чтобы приложить ладонь к панели доступа.

«Нет! Только не в первый мед-отсек! — пришло сообщение от Суэйна. — Воспользуйся вторым».

Его язык казался толстым во рту.

— Доктор говорит… он говорит, что надо идти в…

Дверь в первый мед-отсек открылась. Затуманенный взгляд Картера метнулся от Суэйна к Бэт. Ее испуганное выражение лица было последним, что он запомнил, прежде чем рухнуть на пол.


Глава 16


— Да что со мной такое? — Бэт сцепила перед собой руки. Суэйн внимательно посмотрел на экран. После того как боль лишила ее сознания, она очнулась уже в мед-отсеке.

Доктор озадаченно нахмурил брови.

— Могу дать два ответа. Сканирование ничего не выявило. Ты здорова физически, притом настолько, насколько это вообще возможно для человека.

Она собралась с духом.

— Каков второй ответ?

— Ну, я просто не знаю, — Суэйн пожал плечами. — Второй ответ — это загадка. Если бы у тебя были опухоль, закупорка артерий, паразит, генетический дефект или патологический процесс, то сканер обнаружил бы это.

— У тебя есть какие-нибудь идеи?

— У меня действительно есть пара гипотез.

— Ради всех звезд, говори уже!

— Во-первых, это может быть, за неимением лучшего термина, боль ускоренного роста. Клонирование заставляет созревать быстрее, чем позволяет природа или генетика. Обычно ребенок достигает зрелого возраста лишь через восемнадцать-двадцать лет. А ты стала совершеннолетней уже через пару месяцев. Быстрый рост может иметь побочные эффекты. Животных клонировали в течение многих столетий, однако клонирование человека является относительно новым явлением. Долгосрочные последствия не задокументированы.

— Какова вторая теория?

— Гипотеза, — поправил Суэйн. — Гипотеза — это догадка. Теория — это научное объяснение, подкрепленное доказательствами. К примеру, эволюционная теория была проверена и обоснована. Вполне возможно, что здесь замешан ПГП — подсознательное гестационное программирование. Пока ты развивалась в резервуаре для беременности, в твой мозг, вероятно, передавались некие сообщения или сигналы. Это облучение теперь вызывает головную боль.

— В смысле передавались? С помощью электронных сигналов?

— Существует два способа — звуковые волны или электрические импульсы через электроды.

— Какие сообщения хотел передать мне Кло-Вентурис?

Суэйн пожал плечами и развел руками.

— Компания? Ничего такого, что я мог бы представить. Да и зачем им это? Основное внимание уделяется производству клона для клиента. Если заказчик запросил что-то конкретное…

— О'Ши.

Он кивнул.

— Может, они хотели, чтобы я вела себя как их дочь? — они действительно могли попытаться запрограммировать ее мысли и действия.

— Вполне возможно.

— Ты знаешь, почему я потеряла сознание? — головные боли иногда были довольно сильны, но как ей дальше работать, если она продолжит падать без предупреждения?

— Это реакция на боль. Механизм самозащиты.

Самое разумное из всего, что он говорил до сих пор. Боль была ослепительной, худшей из всех, что Бэт когда-либо испытывала.

— Неужели головные боли будут терзать меня всю оставшуюся жизнь?

— Необязательно. Если мигрени связаны с ускоренным созреванием, то боль должна со временем исчезнуть. Даже если замешен ПГП, то боль тоже должна постепенно уйти. Я могу попробовать ввести обезболивающее.

— Побочные эффекты? — ей больше не нужны были проблемы.

— Никаких.

— Тогда действуй.

— Сиди спокойно. Ты почувствуешь небольшой щипок, — роботизированная рука развернулась и сделала ей укол в шею. — Вот так, — пробормотал Суэйн. — Теперь можешь встать.

Она соскользнула с ложа сканера. Синий луч стерилизатора обеззаразил аппарат.

— Обратись ко мне, если почувствуешь новый приступ боли или упадешь в обморок. Когда подобное произойдет, мы можем… — Суэйн замер, в его глазах мелькнула тревога, и повернулся. — Прости. Я должен идти. Там… чрезвычайная ситуация. Пожалуйста, подожди здесь. Я пришлю кого-нибудь, чтобы сопроводить тебя обратно.

«Чрезвычайная ситуация? Как он узнал о ней?»

Суэйн бросился к выходу.

Дверь открылась.

Там был раненый Картер с окровавленным торсом от груди до бедра, опирающийся на Брока Манна. Его потрясенные, полные боли глаза встретились с ее, прежде чем закатились. Картер обмяк. Брок попытался остановить падение Аймэса, но он с глухим стуком рухнул на пол.

— Заносим его в комнату, — Суэйн схватил его за руку и ногу с одной стороны, а Брок — с другой. Вместе они отнесли Картера к био-сканеру.

— Что произошло?

Кроме обильного кровотечения, на бледном лице Картера выступили капельки пота, а губы посинели.

— Прости. Ты не можешь остаться, — заявил Брок. — Подожди нас в своем кабинете. Как только я смогу, то приду и все расскажу.

— Я вызвал сопровождающих, — пробормотал Суэйн.

— Я никуда не уйду, — ее горло сжалось от беспокойства.

Суэйн внимательно посмотрел на нее.

— Брок прав. Сейчас время играет решающее значение. Мы не можем возиться с тобой.

— Я не буду мешать, обещаю.

Морхейн и Батлер, которые арестовали ее в отеле в первый же день, ворвались в комнату. Бэт нахмурилась.

— Я не хочу уходить.

Разве они могли просто вышвырнуть ее? Или думали, что она будет молча стоять и ждать? Брок и Суэйн прекрасно знали, что между ней и Картером завязались отношения. Картер же не умирал! Ее охватил страх, а на глаза навернулись слезы. А если он не поправится?

— Тебе решать, Брок, — Суэйн срезал с Картера рубашку. — Поскольку Картер в отключке, командуешь ты.

Она вздрогнула при виде его окровавленного, ободранного торса. Плоть выглядела так, словно его разрезали… мечом или саблей.

Суэйн посмотрел на мед-экран. Его пальцы порхали настолько быстро, что движения казались размытыми. Машина опустилась, осветив тело Картера розовым светом.

— Если бы я был ранен, то Пия оторвала бы всем головы, когда ее попытались бы выпроводить из комнаты, — Брок вздохнул.

Бэт поступила бы точно также. Пусть только попробуют тронуть ее! Она сердито посмотрела на Морхейна и Батлера.

— При ней я не смогу провести все манипуляции, — заметил Суэйн.

— Я сумею с этим справиться. Не упаду в обморок и не буду путаться под ногами, — лечение не могло быть более ужасным, чем травма. Картер был практически разрезан на куски.

— У нее есть соответствующий допуск… — начал Брок.

Какое отношение к этому имеет разрешение службы безопасности? Что еще за тайны?

— Но нет необходимости знать. Она всего лишь сотрудница Айм-Сек, — перебил Суэйн.

Брок, Суэйн, Морхейн и Батлер были сотрудниками Айм-Сек, не так ли? Что он имел в виду? Бэт точно что-то недоговаривали. Она прижала костяшки пальцев ко рту.

— Пожалуйста, позвольте мне остаться. Что бы ни случилось, я хочу быть здесь.

Брок встретился с ней взглядом.

— Мне очень жаль, — он сделал знак охранникам, а затем резко повернул голову. Внезапно Брок стал выглядеть неуверенно.

— Картер установил протоколы на случай, если с ним что-то случится и он станет недееспособным, — пробормотал Суэйн. — И вот что-то случилось. Он не в том состоянии, чтобы принимать решения.

Как и несколько раз в прошлом у нее сложилось впечатление, будто их разговоры велись за пределами ее слуховых возможностей.

— Она остается, — заявил Брок и отпустил двух охранников.


* * *


Постепенно приходя в себя после отключки, Картер собрал оставшиеся наносомы, стараясь оставаться в сознании. В соответствии с политикой Брок и Суэйн намеревались выгнать Бэт.

Изначально подобного кровотечения не намечалось. Наносомы должны были остановить поток крови еще несколько часов назад и посодействовать срастанию раны. Картер не мог умереть сейчас! Наконец он встретил единственную женщину, с которой мог разделить свою жизнь. Но прежде чем это случится, Бэт стоило узнать о нем всю правду. Он должен был раскрыть свою самую большую тайну. Может, это обернется ошибкой. Возможно, потеря крови повлияла на его решение. Картер зашевелил губами, но не сумел выдавить из себя ни слова.

Сосредоточив все свои умственные способности, человеческие и компьютерные, он включил беспроводную связь и послал сообщение Броку и Суэйну.

«Пусть… она… останется».

«Тогда она узнает про Кибер-Управление. Как только Бэт выяснит, что ты киборг, то поймет, что мы такие же», — возразил Брок.

— Картер установил протоколы на случай, если с ним что-то случится и он станет недееспособным, — пробормотал Суэйн. — И вот что-то случилось. Он не в том состоянии, чтобы принимать решения.

К черту. Он устанавливал правила. Значит, имел право их нарушить.

«Хочу, чтобы она осталась».

Он всегда ставил Кибер-Управление выше своего личного счастья. Хранил тайну. Никогда не делился кем он был, чем занимался, куда ходил. Никому не открывался. С годами стало легче избегать близости и полагаться на секс-ботов в Дариусе-4, нежели ввязываться в отношения, обреченные на провал.

Вот только острые, как бритва, края тоски и одиночества начали терзать его разум. Картер больше не хотел жить в одиночестве.

Но если Суэйн не сможет его спасти? Если он умрет? Было ли правильно ставить Бэт в такое положение? Заставлять наблюдать за его предсмертной агонией?

«Я не умру», — он и раньше бывал в плохом состоянии. Это Картер тоже переживет. Он будет бороться, тем более Суэйн был лучшим доктором.

— М-можно мне подержать его за руку? — спросила Бэт.

— Давай. Но отойди назад. Когда машина начнет двигаться, тебе придется посторониться, — произнёс Суэйн.

Картер попытался сжать ее пальцы, но его хватка была слишком слабой. Попытался улыбнуться, но губы его не двигались. Чем, черт возьми, был измазан байо-бластер?

Скрестив руки на груди, Брок отошел в сторону.

Суэйн хмуро посмотрел на мед-экран, а затем запустил робот-манипулятор, который воткнул в шею Картера кучу дерьма.

«Я дал ему синтетическую плазму и тройную дозу гемогена, чтобы ускорить замену потерянных клеток крови, затем немного нано-заменителей, чтобы замедлить кровотечение, и начал программировать новый набор наносомов, настроенных на его ДНК, — объяснил Суэйн Броку, следуя протоколу, который сделал из заместителя нового руководителя. — Ему понадобится полный комплект. Что, черт возьми, произошло?»

«Я в сознании… черт возьми», — возмутился Картер.

«Тогда заткнись и дай мне поработать», — огрызнулся Суэйн.

«Квазар нанес ему удар байо-бластером, — произнес Брок. — Я практически уверен, что оружие было отравлено».

«Это объясняет его состояние. Кровотечение от удара ножом привело к потере наносомов. Яд разрушил функции наночастиц, вызывая еще большее кровотечение. Как только Картер стабилизируется, я проведу анализ, чтобы определить химический состав токсина. Он потерял 40 процентов объема своей крови и почти 80 процентов наносом».

Наносомы действовали как маленькие микро-боты, работающие на клеточном уровне. Они помогали естественным процессам и функциям организма, таким как дыхание, частота сердечных сокращений, свертывание крови и контроль температуры. Не очень-то хорошо их терять.

«Выживу ли я вообще?»

«Ага, но ты чуть не откусил кусок, который не сможешь проглотить, — заворчал Суэйн. — Если бы ты приехал на десять минут позже…»

«Говори прямо. Не приукрашивай», — съязвил он, а затем крепко сжал руку Бэт.

Она перевела взгляд на его лицо, потом на Суэйна.

— Он может двигаться!

— Может, — подтвердил Суэйн.

Бэт разразилась слезами.

— Н-Не плачь, — прохрипел Картер. Его мысли стали менее туманными, силы возвращались.

Она стиснула его ладонь обеими руками, затем прижала ту к груди и заплакала еще сильнее.

Картер не хотел пугать Бэт, но ее слезы трогали до глубины души. Никто прежде не оплакивал его.

Суэйн резко повернулся на стуле.

— Я стабилизировал его состояние. Для полного излечения потребуется время. Мы обязательно приведем его в порядок, — он посмотрел на Бэт. — Тебе придется отпустить его.

Она засопела.

— Все… все в порядке, — Бэт поцеловала костяшки пальцев Картера и отошла от сканера.

— Следующая часть принесет жжение. Наденешь очки или просто закроешь глаза? — спросил Суэйн. — Процедура займет около двух минут.

— Никаких очков.

Машина зажужжала, накрывая кровать прозрачным куполом. Картер закрыл глаза. Мгновение спустя, туман окутал его тело, самая густая концентрация сосредоточилась на торсе. Его кожу пощипывало, но спрей, должно быть, содержал местную анестезию помимо антисептика, потому что не вызывал боли.

Затем появилось ощущение легкого покалывания над раненым участком. Еще больше тумана, опять покалывание, а потом дуновение теплого воздуха.

— Готово, — усмехнулся Суэйн.

Когда крышка поднялась, Картер открыл глаза. Он поднял голову, чтобы осмотреть свои ребра. Кровь была смыта, поэтому он сумел рассмотреть рану. Зазубренные края начали стягиваться. Наносомы запустили исцеление.

Бэт изумленно уставилась на него.

— Порез уже практически зажил. Как такое возможно?

— Картер все объяснит тебе, — пробормотал Суэйн.

«Нано-сыворотка с твоей ДНК готова к введению».

«Начинай», — приказал Картер.

Робот-инфузор нашел вену на его руке и ввел замещающие наносомы. В его теле загудела новая энергия и сила.

«Что произойдет со старыми наносомами, зараженными ядом?»

«Сыворотка содержит некоторые нано-фаги, которые разрушат поврежденные клетки».

«Как скоро все это закончится?»

«Я отпущу тебя примерно через час».

Глаза Бэт были широко раскрыты. Картер понимал ее замешательство. Никто не исцеляется так быстро, как киборг. Рана на его боку затягивалась. Теперь было очевидно, как сильно пострадали его наносомы. Он должен был осознать серьезность своего состояния, когда исцеление не наступило в ближайшее время.

Все еще дрожа, Картер вытер слезу с ее лица.

— Со мной все будет хорошо.

Бэт улыбнулась.

— Я очень рада. Так рада. Но… я не понимаю, как это возможно.

— Позже мы все обсудим. Обещаю. Сегодня вечером я все расскажу, хорошо? — Картер не думал, что Бэт отрицательно воспримет новость о том, что он был киборгом, но все равно нервничал.

— Ладно.

И тут его осенило. Он склонил голову набок.

— А как ты оказалась в мед-отсеке?

— У меня сильно болит голова, — пробормотала Бэт.

— Она упала в обморок, — добавил Суэйн.

— Упала в обморок? С ней все в порядке?

— Диагностическое сканирование показало, что она совершенно здорова. Бэт хотела знать, что может стать причиной ее головной боли, несмотря на хорошее сканирование, поэтому я сделал несколько предположений… которые, вероятно, не стоило озвучивать. Я совершенно уверен, Бэт, что с тобой все в порядке.

Брок подошел ближе.

— Пока ты будешь поправляться, я вернусь к работе.

«Я бы хотел поговорить с Суэйном. Можешь отвести Бэт в ее кабинет?»

«Считай, уже сделано».

— Я пробуду здесь еще немного. Брок проводит тебя в кабинет. Увидимся вечером, хорошо?

Она помедлила, словно собиралась возразить, но потом вздохнула.

— Хорошо.

Бэт ушла вместе с Броком.

— А теперь расскажи мне всю правду о Бэт, — попросил Картер Суэйна.


Глава 17


Бэт опустилась на крошечный диванчик в своей комнате в секции жилья для служащих. Брок предложил ей взять отгул до конца дня, в сложившихся обстоятельствах это показалось ему хорошей идеей. Она все равно не сумела бы сконцентрироваться. Никто не озвучивал это, но у Бэт сложилось впечатление, что Картер чуть не умер. Там было так много крови.

К тому времени, как ее уговорили выйти из медкабинета, кровотечение не только прекратилось, но и сама рана зажила настолько, что казалось, будто той уже несколько дней. Бэт была рада восстановлению Картера, но не могла представить, какое сильнодействующее мог дать ему Суэйн. Никто не исцелялся так быстро.

«Они боялись, что я могу увидеть, поэтому пытались выпроводить, поэтому завязывали мне глаза, когда я приходила и уходила из медицинского отсека».

Картер говорил, что у некоторых сотрудников есть зрительные улучшения. Проводили ли в Айм-Сек секретные медицинские эксперименты? С какой целью? Чтобы создать более сильных телохранителей?

Картер обещал, что сегодня вечером они поговорят. У Бэт было много вопросов, на которые она собиралась получить ответы. Она имела полное право знать, во что ввязалась. Бэт надеялась, что они не экспериментировали на людях. То, что она была зачата и выращена в лаборатории, одарило ее чувствами непохожести и неполноценности. Предрассудки сохранились и в двадцать пятом веке. Биоинженерия могла иметь хорошие намерения, не учитывая влияние на личную жизнь и отношения людей. Может, Картер тоже занимался биоинженерией? То, что Бэт увидела в медицинском отсеке, не изменило ее отношения к Картеру, только к компании, которой он руководил. Однако она сохранит непредвзятое отношение и выслушает все доводы Картера.

Бэт закрыла глаза и сделала пару успокаивающих вдохов, прежде чем потянуться за ПирКоммом. Доктор Суэйн сотворил чудо с Картером, но не мог понять, чем вызваны ее мигрени. Бэт стоило связаться с единственным человеком, у которого могли быть ответы. Набрав пароль, позволяющий передавать сообщения через брандмауэр, Бэт набрала номер Джорджетты О'Ши и стала ждать ответа.

И все ждала.

Джорджетта не ответила на звонок.

«Почему ты не можешь любить и меня тоже?»

Да, Бэт не была точной копией ее дочери, но разве у Джорджетты не было какого-либо сострадания или чувства к той жизни, которую она создала?

Бэт уже собиралась отключиться, когда появилась Джорджетта.

— Привет, Бэт.

— Не думала, что ты ответишь, — пробормотала она.

— Я собиралась с мыслями и готовилась к тому, что скажу тебе.

Звучало зловеще, но ведь Джорджетта ответила на оклик, так что, возможно, какие-то материнские чувства существовали?

«Сколько еще я буду отрицать правду?»

Продолжая надеяться на какой-то знак привязанности, Бэт чувствовала себя обиженной. Ей нужно было принять отказ и двигаться дальше, перестать искать любви у того, кто не собирался ее дарить. Картер показал Бэт, что такое искренняя забота, которую давали без всяких отговорок и уверток.

«Я больше не буду принимать крохи. Ха. Даже крохи — это преувеличение».

— Как у тебя дела? — спросила Джорджетта небрежным тоном, теребя свой кулон. Как обычно, она была безупречно одета и уложена. Ни один волосок не выбивался из прически, а драгоценный камень в ожерелье, вероятно, стоил половину годового жалованья Бэт.

Гордость и новая решимость заставили Бэт продемонстрировать женщине свой успех, несмотря на все преграды.

— Я получила должность координатора логистики в Айм-Сек. И буду курировать саммит СП. А еще я начала встречаться с мужчиной.

— Я очень рада. Мы искренне желаем тебе здоровья и счастливого будущего, — если Джорджетта продолжит крутить ожерелье в том же духе, то сломает его. Женщина долго смотрела вниз, потом сглотнула и подняла голову. — Я понимаю, что ты ожидала большего, нежели то, что мы смогли тебе дать. Мы тоже ожидали большего… но в этом нет твоей вины, — ее голос дрогнул. — С тех пор как ты уехала, я много думала о том, как мы с тобой обошлись. Поэтому хочу сейчас попросить у тебя прощения.

Бэт удивленно моргнула.

— Мы были глупы, когда поверили Кло-Вентурис, но горе было таким огромным, что мы не могли ясно мыслить. Когда компания связалась с нами и предложила клонирование, то казалось, что этот вариант сможет прекратить боль, — она покачала головой. — На самом деле из этого никогда бы ничего не получилось. Если бы ты была… больше похожа на Лизу, то… то все… лишь усложнилось бы. Прости за то, что мы угрожали тебе. Нас охватила паника. Ты хотела обрести свободу, а мы боялись, что люди осудят наши глупость и доверчивость, поэтому мы попытались запугать и заставить тебя молчать.

— То, как вы поступили, было неправильно, — заявила Бэт.

— Неправильно. Мне очень стыдно. Лиза пришла бы в ужас. Я рада, что ты позвонила. Я… я хотела извиниться, но не знала, что сказать и как начать разговор.

— Спасибо, что поговорила со мной, — несмотря на бездушное обращение со стороны «родителей», Бэт сочувствовала их потере. Они были безжалостны в своем горе, но все же страдали. Бэт еще не была готова простить и забыть, но однажды это случится. А пока она получит хоть какие-нибудь ответы. — Могу я задать один вопрос?

Джорджетта вытерла слезы и кивнула.

— Вы заказывали подсознательное гестационное программирование?

— Да. Аудиозаписи и видеозаписи Лизы, чтобы ты переняла ее манеру говорить, привычки и саму личность, — она скривила губы в печальной улыбке. — Но ничего не получилось. С самого создания ты сама решала, что для тебя лучше.

Тем не менее, Бэт задавалась вопросом, мог ли ПГП иметь какой-то эффект. Возможно, именно из-за этого она так жаждала их любви и признания. Может, любовь Лизы к родителям запечатлелась в ней навсегда.

— Ты говорила, что Кло-Вентурис сами связались с вами?

— Да. Кло-Вентурис и фирма, где находится крио-камера с телом Лизы, являются дочерними компаниями одной и той же холдинговой организации. Консультант по утратам заявил, что они узнали о нашей ситуации и разработали предложение. Сначала мы отвергли саму идею клонирования, но потом решили ее рассмотреть. Это давало нам надежду. Но мы ошиблись. Нельзя заменить одного человека другим.

Не имело значение сами ли О'Ши спровоцировали клонирование или согласились с предложенной идеей. В некотором смысле они были жертвами ловких маркетологов, которые нажились на их горе.

Однако, если бы не отчаянный поступок, Бэт бы не существовало, а она очень хотела жить.

— Сожалею по поводу утраты Лизы, — произнесла Бэт. — Мне бы очень хотелось с ней познакомиться.

— Ты понравилась бы Лизе, — улыбнулась Джорджетта. — Во время нашего последнего разговора все закончилось плохо. И я до сих пор об этом сожалею. Но я рада, что ты нашла хорошую работу и с кем-то познакомилась. Раньше я просила не связываться с нами, но если тебе что-нибудь понадобится, пожалуйста, позвони.

— Это очень много значит для меня, спасибо, — Бэт кивнула. Она не собиралась ни о чем просить, но ей было приятно осознавать, что у нее была такая возможность.


* * *


Картер протянул ей каринианский бренди со льдом и сел. Механические пальцы сенсорного дивана разминали узлы в ее мышцах, но не могли снять напряжение. С того момента, как Картер взял ее за руку, чтобы отвезти в свой пентхаус, ситуация изменилась и теперь казалась неловкой, а их разговор — натянутым. Бэт была рада — вне себя от радости — видеть Картера, но с самого начала его манеры были сдержанными.

Бэт отхлебнула бренди и проглотила огненный напиток.

Картер, не моргнув глазом, опрокинул рюмку и поставил ту на стол. Через две секунды в дом ворвался робот, чтобы забрать пустую посуду.

— Кто прислал тебе цветы? — спросил Картер.

Она удивленно моргнула, ничего не понимая.

— Цветы. В твоем кабинете, — подсказал он. — Я заходил туда перед тем, как отправиться в твою квартиру.

Бэт заправила прядь волос за ухо.

— Бенсон. Он беспокоился обо мне.

Картер смотрел прямо перед собой.

— Женщины находят Бенсона красивым и обходительным. Многие люди считают его очаровательным.

— Он действительно очарователен. И очень симпатичный парень.

Он бросил на нее быстрый взгляд.

— Не хочешь еще выпить?

— Нет, спасибо, мне хватит, — Бэт сделала еще один маленький глоток.

Робот вкатился внутрь, принося еще один бокал. Картер осушил его и вернул пустую посуду.

Понимание смешалось с изумлением, вызвав взрыв горячего удовольствия, будто Бэт сделала большой глоток каринианского бренди. Картер ревновал! Никто никогда не ревновал ее. Бэт подавила счастливую улыбку и придвинулась ближе.

— Он симпатичный парень… но мне нравишься только ты.

— Даже несмотря на то, что я уехал сразу после твоего ранения и не прислал цветы?

— Даже несмотря на то, что ты уехал, не прислал цветы и вернулся раненым.

Он напугал ее до смерти.

Картер потер ладонями колени.

— Я обещал, что мы поговорим. Давай я кое-что тебе покажу, — он приподнял подол рубашки, чтобы продемонстрировать едва заметный шрам от некогда рваной раны. Бэт окинула его пристальным взглядом, затем протянула руку и провела по тонкой линии. Его плоть была прохладной на ощупь, а новая кожа гладкой.

Картер глубоко вдохнул.

— Тебе было больно? — спросила она.

— Нет, — процедил он сквозь зубы, его лицо приобрело стоическое выражение.

— Как подобное возможно? Я видела рану. Довольно серьезная травма.

Он опустил рубашку. Его адамово яблоко дернулось.

— Я киборг. Ты понимаешь, что это значит?

— У тебя есть какие-то механические детали?

— Не только. Обе мои ноги и одна рука — синтетические, но то, что превращает меня в киборга, находится в моем мозге. Между двумя полушариями установлен микропроцессор, который взаимодействует с любой компьютерной системой. Не важно как, но я был серьезно ранен, а преобразование в киборга спасло мне жизнь.

— Твоя кожа тоже синтетическая? — она не могла забыть, как быстро он исцелился.

— Нет, эта часть органическая, но крошечные роботизированные клетки в моей крови, наносомы, ускоряют заживление и помогают биологическим процессам.

— В общем, ты просто сверхчеловек.

— Или недочеловек, в зависимости от точки зрения, — его глаза смотрели на Бэт настороженно.

— Неужели ты решил, что твое преобразование в киборга будет иметь для меня значение?

— Для некоторых это очень важно. В век создания многовидовых гибридов, инопланетно-человеческих полукровок, почти неотличимых от разумных существ, расовая чистота имеет большое значение.

— Думаешь, я похожа на них? — Бэт вскочила с дивана, чтобы отстраниться, прежде чем ударить его. — Во-первых, то, что ты считаешь меня такой недалекой, оскорбительно. Во-вторых, — она отступила назад, чтобы ткнуть его пальцем в грудь, — может, ты забыл, что я клон? Я как никто другой понимаю нетрадиционное происхождение.

Картер схватил ее за руку, прежде чем она успела снова ткнуть в него пальцем, и потянул, усаживая Бэт обратно на диван. Он поймал ее в ловушку из своих рук.

— Я не хотел тебя обидеть, но это еще не все. Айм-Сек — это прикрытие для Кибер-Управления, военной дислокации киборгов. Мы отправляемся в такие места Галактики, куда никто не осмелится ступить. Берем задания, с которыми больше никто не справится. Наша главная задача — борьба с терроризмом. Все мои кибер-оперативники были когда-то тяжело ранены, как и я. Некоторые были на грани смерти, а другим светило провести остаток жизни в тяжёлом состоянии. После трансформации я попросил их присоединиться к Кибер-Управлению.

— Я так и знала! — воскликнула Бэт. Ее предположение о медицинских экспериментах было не совсем верным, но она была на правильном пути. Бэт гордилась своей наблюдательностью, но в то же время испытывала огромное облегчение от того, что у Кибер-Управления была благородная цель.

Картер сощурил глаза.

— Ты в курсе существования Кибер-Управления?

— Речь не о Кибер-Управлении, просто я поняла, что с некоторыми сотрудниками было что-то не так. Почему ты решил рассказать мне об этом сейчас?

— Киборги входят в команду безопасности саммита. Если ты будешь обладать полной информацией, то сумеешь помочь, — он отвел глаза, прежде чем снова встретиться с ней взглядом. — Но основная причина состояла в том, чтобы ты узнала обо мне. Я не обладаю учтивой внешностью Винсера или его обаянием. Мне в голову не приходило посылать тебе цветы. То, что я могу предложить — честность в намерениях.

Как же Картер ошибался. Он был очень хорош собой. Бэт любила его грубые, точеные черты лица и твердое тело. Он выглядел тем, кем и был — мужчиной, решившим защищать других. Его присутствие заставляло ее чувствовать себя в безопасности. К тому же Бэт не требовались красивые цветы или лесть. Действия говорили громче, чем публичные демонстрации.

Она открыла рот, чтобы объяснить это Картеру, но он коснулся ее руки.

— Ты должна понимать, во что ввязываешься. Если мы будем… вместе… то я все равно не смогу рассказать тебе всего. В тайных операциях секретность спасает жизни. Таким образом мы защищаем агентов, ведь кого-то могут похитить и пытать для получения информации. Как и в последнюю миссию, будут времена, очень часто, когда я исчезну без предупреждения. Ты не будешь знать где я и как долго меня не будет, а по приезду я окажусь немного раненным или избитым.

Картер был сильно ранен и покрыт синяками, но сейчас она не хотела вдаваться в подробности.

— Но я в любом случае вернусь к тебе. Только к тебе.

— Это самое приятное, что мне когда-либо говорили.

— Отношения со иной будут сложными.

Бэт печально скривила губы.

— В моей жизни не было ничего легкого.

— Я чуть не умер, когда тебя ранили, — пробормотал он. — В тот момент я очень пожалел, что не признался в своих чувствах. Я начинаю влюбляться в тебя. Мне хотелось бы продолжить то, что возникло между нами. А ты этого хочешь?

— Конечно, я хочу этого, сумасшедший ты киборг-бабуин, — она ударила его кулаком в грудь. — Я заинтересовалась тобой с нашего первого знакомства, но ведь ты был моим боссом и бывшим парнем Лизы. Тогда я сомневалась, захочешь ли ты быть со мной или просто будешь стремиться возродить старые отношения с девушкой похожей на Лизу? А потом была вся эта история с клонами. Может, генетически я человек, но все же была создана в лаборатории.

Картер обхватил ее лицо ладонями.

— Послушай, Бэт О'Ши. Проблема с тем, что я твой босс, может доставить некоторые сложности, но мы с этим разберемся. А вот по поводу истории с Лизой, ты совсем на нее не похожа. Что касается клонирования… процитирую одну мудрую женщину: «я как никто другой понимаю нетрадиционное происхождение». Итак, мы все уладили? — темные глаза впились в Бэт.

Ее губы дрогнули.

— Абсолютно. Поцелуй меня.

Картер насмешливо выгнул брови.

— Ты всегда будешь такой властной?

— Конечно, — улыбнулась она.

Его рот заглушил ее смех. Бэт ощутила на его губах обжигающий вкус каринианского бренди, но зажег в ней огонь сам мужчина. Одного поцелуя было недостаточно. Она прижалась к нему, обнимая за шею и страстно желая более интимного контакта.

То, как Картер запустил пальцы в ее волосы, заставило ее кожу покрыться мурашками. Он оторвался от губ Бэт и начал покрывать поцелуями ее веки, виски, шею, вызывая маленькие искорки везде, где касался.

Медленная, изучающая чувственная атака вызвала бурю желания. Картер прикусил мочку ее уха, заставляя Бэт задрожать. Она наклонила голову, чтобы Картер мог прижаться губами к ее шее.

— Твое сердце так быстро бьется, — пробормотал он.

— Ты еще удивляешься этому?

Картер усмехнулся, затем взял ее запястье и поцеловал внутреннюю сторону. Из-за нежного прикосновения его языка на нее нахлынуло еще более мощное желание.

Бэт пробралась руками под рубашку Картера, желая прикоснуться к его плоти, но несмотря на то, что он резко вдохнул, его сердцебиение оставалось ровным, а плоть прохладной. Бэт вся горела, а он был спокоен?

Должно быть, на ее лице отразился испуг.

— Наносомы, — пояснил Картер. — Они регулируют температуру тела и частоту сердечных сокращений, — в его темном взгляде промелькнула неуверенность. — Отлично подходит для выносливости в бою, но…

Она прижала палец к его губам. Бэт не хотела, чтобы смущать мужчину.

— Главное, что я знаю о твоих чувствах ко мне… — Бэт взяла инициативу на себя, стянув его рубашку через голову и отбросив ту на пол.

Робот-вуайерист поспешил в комнату и поднял рубашку. Машине было все равно, чем занимались два человека на сенсорном диване, вот только присутствие робота смущало Бэт.

— Ты не мог бы выгнать его? — спросила она.

Картер моргнул.

— Уже, — не успел он договорить, как робот развернулся на сто восемьдесят градусов и умчался прочь.

— Ты приказал ему с помощью мыслей?

Он кивнул.

— Мой микропроцессор преобразует мысли в электронные сигналы.

Это объясняло, как дом с такой точностью «угадывал» каждое желание Картера.

— Удобно, — пробормотала Бэт и поцеловала его, чтобы не отвлекаться. Ей было любопытно узнать о его кибернетических улучшениях. У нее было много вопросов, но сейчас она не нуждалась в ответах.

Под ее ладонями его грудь казалась твердой и гладкой. На плечах и бицепсах Картера вздулись мускулы. Его точеный пресс можно было назвать произведением искусства, совершенством мышц.

— Ты так накачан!

Легкий румянец окрасил его скулы, но это смущение очаровало Бэт так, как никогда не смогла бы самоуверенность.

— Ты очень красивая, — Картер решил перехватить инициативу. Он вскочил с дивана и подхватил Бэт на руки. Она ощутила, насколько сильным он был, ведь Картер нес ее так, будто Бэт весила не больше, чем рубашка, которую она ранее отбросила в сторону.

— Впечатляет, — ухмыльнулась она.

— Что именно? — он направился в другое крыло дома.

— Ты.

Картер фыркнул.

— У тебя разыгралась фантазия.

— Ты и есть моя фантазия, — Бэт прикусила мочку его уха.

— Ну, значит мы подходим друг другу, — улыбнулся он.

Спальня удивила Бэт. Огромное помещение, конечно, с куполообразным потолочным окном, открывающим вид на ночь, луну и звезды, освещающие большую круглую кровать в центре комнаты. Кровать была накрыта серебристым тонким покрывалом, на котором было разбросано множество подушек из искусственного меха. Легкомысленное и декадентское… совсем не похоже на Картера.

Он поставил ее на пол и смахнул подушки на пол. Хорошо, что он отменил обслуживание робота, потому что сейчас целая армада маленьких роботов бросилась бы на уборку.

— Ненавижу эти чертовы штуки, — пробормотал Картер.

— Тогда почему они здесь лежат?

— Не по моему выбору.

Ну что ж, это было интригующе… но об этом они поговорят позже. Картер потянул за ее рубашку, и Бэт стянула ту через голову. Медленная, одобрительная улыбка расплылась на его лице, когда Бэт продемонстрировала простую комбинацию.

— Сексуально, — сказал он и провел пальцем по краю нижней рубашки Бэт, прежде чем погладить ее грудь через ткань. Ее соски напряглись от его прикосновения. — Очень сексуально.

— Ты уже видел меня обнаженной, — напомнила она.

— Только в одобренном властями космопорта дорожном костюме.

Оба рассмеялись. Бэт вспомнила, как героически Картер прикрыл ее. Он ошибался, когда утверждал, что не может быть очаровательным. Картер очаровал ее. Они поцеловались. Бэт вцепилась в его широкие плечи. Несмотря на то, что она была высокой женщиной, рядом с ним Бэт чувствовала себя крошечной.

Когда они оторвались друг от друга, Картер скинул ботинки. Затем расстегнул брюки, спуская их по мощным ногам. Его член, столь же впечатляющий, как и все остальное тело, поднялся, а на гладкой головке появилась капля предсемени. Бэт не могла оторвать от него взгляд.

«Может, превращение в киборга улучшило и эту часть его анатомии?» — об этом она не могла спросить, потому что сомневалась в своем выводе. Член точно принадлежал Картеру. Только ему.

Когда она перестала таращиться, то посмотрела на лицо Картера, в его глазах отражалось веселье. Он махнул рукой.

— Теперь та часть, где ты раздеваешься.

Она сбросила туфли, затем выбралась из штанов. Обжигающий блеск в его глазах спалил ее смущение, когда Бэт сняла нижнее белье. В мгновение ока она оказалась в его объятиях, плоть к плоти, грудь к груди, губы к губам. В Картере не было ничего синтетического, только гладкая прохладная кожа, обтягивающая мышцы.

Он впился в ее рот с такой страстью, что у нее закружилась голова. Картер толкнул ее, из-за чего они упали на кровать, но благодаря его рефлексам киборга, Бэт приземлилась на спину, а он оказался сверху, протолкнув одно мускулистое бедро между ее ног.

Бэт провела пальцами по его волосам. Обычно Картер стриг их по-военному коротко, но за время отсутствия они отросли.

— Мне нравятся, когда твои волосы более длинные, — пробормотала она, продолжая гладить.

— Они слишком быстро растут, — пробормотал Картер, покрывая горячими поцелуями шею Бэт и восхитительно покалывая щетиной ее кожу.

— Потому что ты киборг?

— Ага, — он потер рукой подбородок. — Может, для начала мне следовало побриться…

— Нет, мне нравится, — Бэт заставила его замолчать, ее язык встретился с его языком в интимной ласке. Затем она отстранилась. — Не хочу портить момент, но разве нам не нужно позаботиться о контроле рождаемости?

— Я уже позаботился об этом… еще одно преимущество быть киборгом. Наносомы. Кроме того, они не дают мне заболеть венерическими заболеваниями, так что можешь не переживать на этот счет.

— Надеюсь, так и есть, — выдохнула она, притворно дразня.

Он обхватил ладонями грудь, сжимая сосок и заставляя ее лоно изнывать от желания. Этот мужчина, должно быть, умел читать мысли, потому что в следующую секунду потянулся к ее промежности. Бэт застонала от приятных ощущений и от болезненной потребности.

Вдохновившись его действиями, Бэт обхватила рукой твердый, гладкий член. Тепло удивило ее, тогда она поняла, что температура его тела повысилась. Бэт спрятала торжественную улыбку. Желание пересилило его наносомы, контролирующие температуру! Бэт стала поглаживать член, наслаждаясь толщиной и гладкостью, ответным стоном Картера, разницей его тела по сравнению с ее.

Картер вновь завладел ее губами, прежде чем отстраниться и перейти к соску. Он дразнил ее грудь, заставляя стонать от удовольствия. Прокладывая дорожку из поцелуев по животу Бэт, он овевал ее кожу теплым и влажным дыхания, дразня своими ласками и опускаясь все ниже и ниже…

У нее перехватило дыхание, когда Картер начал исследовать ее влажный вход сокрушительными соблазнительными прикосновениями, доводя до пика желания, наполняя своими пальцами и создавая еще большую потребность в завершении.

Бэт дергала его за волосы, толкала и тянула, но он не обращал внимания на ее уговоры, продолжая свое медленное наступление, как человек, которого ничто не могло остановить, как киборг на задании.

Наконец, Картер поднялся и крепко поцеловал Бэт в губы, а затем направил член к ее входу. Уперевшись пятками в его ягодицы, она встретила выпад Картера.

Мгновенно пришла ожидаемая боль от первого проникновения, но ох, там было и удовольствие. Его дыхание овевало раковину ее уха. Жесткие уверенные толчки наполнили Бэт болезненным наслаждением и удивлением. Движения слились воедино, голоса звучали в унисон, а время словно остановилось. Два тела, два сердца соединились в медленном танце. Ее чувствительные соски терлись о его твердые грудные мышцы.

Желание сжималось все туже и туже, пока не сломалось. Оргазм нахлынул на Бэт волной судорожного наслаждения. Она откинула голову, а с ее губ сорвался пронзительный крик.

Картер продолжал входить в нее, ускоряя ритм, но Бэт встречала толчок за толчком, инстинктивно отвечая. Мускулы на его лице напряглись, когда Картер крепко зажмурился. Он на мгновение застыл, потом застонал и нашел собственное освобождение.

Движения замедлились до легкого покачивания, а затем и вовсе прекратились. Опершись на предплечья, Картер уткнулся носом в ее шею. Бэт повернула голову и поцеловала его, долго и медленно. Она улыбнулась. Картер ухмыльнулся в ответ.

— Ты в порядке? — спросил он.

— Прекрасно, — пробормотала она.

Картер отстранился и привлек ее в свои объятия. Бэт свернулась калачиком, положив голову на его руку, а ладонь — на грудь.

«Его сердцебиение все же немного ускорилось», — с удовлетворением отметила она. Наносомы не сумели сделать Картера невосприимчивым к ее ласкам.

— Раньше я не занималась сексом, но старалась подготовиться, — заметила Бэт. — Надеюсь, я хорошо усвоила уроки.

Он удивленно поднял брови.

— И как же ты этому училась?

— Читала книги по биологии человека и, хм, смотрела несколько фильмов.

— Видео. Секс-видео?

— Думаю, это можно назвать и так.

— Порно, — Картер рассмеялся.

— Я бы не сказала, что это было порнографией, — фыркнула Бэт.

— На видео люди занимались сексом?

— Да.

— На заднем плане была какая-нибудь пикантная музыка?

— Да.

— Глупый или непонятный разговор?

— Да.

— Это порно, — он снова рассмеялся.

— Я рада, что так веселю тебя, — резко заявила Бэт, но потом все же хихикнула. — Эти фильмы были довольно глупыми, — она растянулась на кровати. Картер поправил подушку под их головами, прежде чем бросить несколько оставшихся на пол.

— Если тебе не нравятся эти подушки, то зачем они здесь? — спросила она.

— Я нанял дизайнера, чтобы обставить квартиру. Он попросил внести свой вклад, а меня не оказалось рядом вовремя, чтобы остановить его, поэтому я получил вот это, — Картер пожал плечами. — По большей части мебель функциональна, к тому же я не так часто появляюсь здесь, поэтому подушки не имеют большого значения.

— А что понравилось бы тебе?

Он вновь пожал плечами.

— Это еще одна причина, по которой я не потрудился сменить обстановку. Мне не нравится нынешний интерьер, но я не знаю, что бы хотел поменять. У меня есть несколько резиденций, но ни одну из них я не могу назвать домом.

— У меня тоже нет дома, — пробормотала Бэт.

Картер еще крепче сжал ее в объятиях.

— Может, мы сможем построить дом вместе.

В его объятиях Бэт чувствовала себя в безопасности, защищенной, умиротворенной.

— Мне бы этого хотелось, — улыбнулась она.

Он перевернулся и поставил локти по обе стороны от ее головы. Его эрекция слегка коснулась ее бедра. Открытый, ранимый взгляд Картера заставил ее сердце сжаться. Должно быть, именно так и ощущалась любовь.

«Я влюбляюсь в него».

— Мне тоже, — произнес он.

На ее губах заиграла счастливая улыбка. Он смахнул слезы, которые катились по ее щекам.

— Я так рад, что мы нашли друг друга, — прошептал Картер.


Глава 18


«Цветы Винсера еще живы или завяли? И вообще, какова продолжительность жизни срезанных цветов?» — Картер сверился с базой данных в своем мозгу.

«Срезанные цветы начнут увядать через три-пять дней, если их не обработать химическим омолаживающим средством», — пришел ответ.

Прошла неделя с тех пор, как Картер вернулся в Кибер-Управление после миссии. Винсер, подлый ублюдок, вероятно, специально обработал цветы, чтобы они дольше стояли. Будучи дипломатом, генеральный секретарь, скорее всего, отправлял цветы и политические подарки многим людям. Впрочем, данный жест мог быть без какого-либо подтекста. Почему Картер вообще так зациклился на этом?

Даже если флирт все же был, то только со стороны Винсера. На этот счет у Картера не было никаких сомнений. Он доверял Бэт, ведь за исключением занятий в спортзале она, не будучи вовлеченной в дела Кибер-Управления, проводила каждый час своего бодрствования в его постели.

Однако, после ее ранения Картер сразу ушел, а другой мужчина прислал ей цветы.

«Я должен был тоже отправить цветы».

Поскольку Картер не мог исправить свою оплошность, он сделал кое-что получше… ударил ее кулаком.

Бэт предугадала замах и, отскочив вне пределы досягаемости, поймала его за руку и перевернулась.

Вместо того чтобы ухаживать за девушкой, Картер учил ее самозащите.

Бэт вскочила на ноги, торжествующе улыбаясь. Влажные волосы прилипли к ее голове, а лицо блестело от пота.

— Хорошая работа, — улыбнулся Картер. Она никогда еще не выглядела такой красивой. Ну, разве что в постели, когда от напряженных сексуальных тренировок оба задыхались и потели. В эти моменты Картер приказывал своим наносомам не ослаблять естественные биологические реакции. Он хотел быть как можно более человечным, когда был с Бэт.

Картер начал подниматься. Но прежде чем успел встать, Бэт атаковала. Он увернулся от удара, направленного в голову, но Бэт резко развернулась и ударила его плечом, сбив с ног.

Она снова попыталась ударить его ногой в лицо, но на этот раз Картер поймал ее стопу и швырнул на коврик. Ему было неприятно, но он позволил ей упасть естественно, вместо того чтобы смягчить приземление. Ворчание Бэт ранило сильнее, чем если бы Картер сам заполучил удар, но в реальной ситуации она должна была уметь выдержать подобное. Научиться нападать недостаточно, нужно было с достоинством принимать удары.

— С тобой все в порядке? — с тревогой спросил он.

Она откатилась в сторону и вскочила.

— Разве я похожа на неженку? Ну же, здоровяк. Покажи мне свой лучший удар.

Бэт не понимала, но Картер смягчал каждый выпад. Она точно не выдержала бы его лучший удар. Подобная атака могла раздробить ей кости. К счастью, любой нападающий, с которым она могла столкнуться, не был киборгом с увеличенной наносомами силой.

Картер сделает все, что в его силах, чтобы ни один враг не подобрался достаточно близко и ничего не предпринял. Эти тренировки должны были подготовить Бэт к худшему сценарию. Как показал инцидент в центре на Луне, иногда случались неожиданные ситуации. Бэт стоило научиться защищаться, тогда бы Картер обрел душевный покой.

Всю прошлую неделю они спарринговали в тренажерном зале Кибер-Управления, где он показал Бэт все этапы оборонительных и наступательных движений.

Картер сделал вид, будто собирался нанести удар по ее левой щеке. Бэт попалась на уловку, в этот миг он схватил ее в удушающий захват, не используя при этом всю силу.

Бэт повернула голову, чтобы ослабить давление на дыхательные пути, а затем наступила на ему на ногу и ударила локтем в солнечное сплетение. Картер отпустил ее, как это сделал бы обычный человек, но позволил своим кибер-рефлексам уйти от следующего удара, который сломал бы ему нос.

— Отлично, — кивнул Картер, довольный ее успехами. У нее были природные спортивные способности и быстрая реакция.

Во время первых нескольких тренировок Бэт пришлось проработать преодоление запретов. Ее удары были слишком осторожными и нежными, чтобы хоть как-то отпугнуть нападающего. Бэт не хотела бить Картера по-настоящему.

— Ты можешь лучше, — наставлял он.

— Но я не хочу причинять тебе боль, — запротестовала она.

— И не причинишь… но стоит хотя бы попытаться, — заявил Картер. Она должна была оценить силы, которые требовались для нанесения вреда. — Не беспокойся о том, что сможешь ранить меня. Я киборг и все вынесу.

Бэт преодолела свою нерешительность, а потом и некоторые другие преграды. У нее был чертовски хороший хук справа. Картер ухмыльнулся от гордости.

— Итак, каково правило номер два? — спросил он.

— Лучшая защита — это нападение, — ответила Бэт.

— А правило номер один?

— Будь начеку, чтобы никогда не использовать правило номер два.

— Совершенно верно. Будь наблюдательна. Избегай ситуаций, которые могут подвергнуть тебя опасности. Прислушивайся к своей интуиции, к своему чутью. Если что-то поднимет тревогу, то немедленно отреагируй. Уйди со сцены.

— Кибер-оперативники не убегают.

— Но ты не оперативник, — Картер хотел, чтобы она была уверенной в себе, но не дерзкой. Иногда достижение цели миссии действительно требовало стратегического отступления. — Для начала попытайся сбежать. Если не можешь, тогда принимай бой, чтобы победить. Второй возможности у тебя не будет, нужно сделать все с первого раза. Причини врагу боль, чтобы он не смог навредить тебе.

— Это то, чему ты учишь своих кибер-оперативников? — спросила Бэт.

— Более или менее, — ответил он. — Тщательное наблюдение имеет решающее значение, к тому же практически все наши действия являются тайными. Если мы сможем прокрасться внутрь, схватить жертву и улизнуть, то так и поступаем. Однако мы также являемся силой последней инстанции. К тому времени, как нас вызывают, переговоры и отступление уже провалились. Оперативники должны ожидать драки.

Бэт нахмурилась.

— Тебя могут убить.

— Нет, если у меня есть в запасе другие варианты, — пошутил Картер, но она была права. То, что они были киборгами, давало преимущество, но не делало непобедимыми. — Во всяком случае, я редко участвую в миссиях, — в общем-то, это было правдой, хотя в последнее время кибер-операции затягивались по времени. Он нуждался в каждом киборге, который работал на него… даже Суэйн иногда отправлялся на задания. — Теперь приступим к тренировкам с фотонным бластером, — заявил он.

Она обхватила себя руками.

— Ненавижу бластеры. Мне не нравится иметь с ними дело. Почему я должна этому учиться?

— Предосторожность. По соображениям безопасности любой, кто имеет дело с оружием, должен знать основы.

Бэт все еще сомневалась.

— Лучше уж я подерусь. Я не могу так поступить с кем-то. Если на меня нападут, то я без проблем сломаю ему нос или коленную чашечку, но точно не выстрелю!

— Скорее всего, тебе никогда не придется пользоваться оружием, — заверил Картер. — Но ты должна знать, что не у каждого разумного существа есть нос или коленные чашечки. Не думай, что враг окажется терранцем или кем-то из гуманоидной расы.

Если ситуация будет складываться неудачно, то Бэт должна была просто спрятаться. Картер подчеркивал и выделял этот момент на протяжении всего обучения. Однако он никогда бы не догадался, что она может встать между президентом и наемным убийцей. Хотя шансы были невелики, но даже работа на Айм-Сек несла некие риски. Если Картер хотел продолжать спать по ночам, тогда ему следовало хорошо обучить девушку.

— Если бы я оказался недееспособен, разве ты не воспользовалась бы моим бластером, чтобы защитить себя? — Картер использовал свой лучший аргумент, чтобы добиться ее сотрудничества.

Бэт вздернула подбородок.

— Если бы на тебя напали, я бы точно пристрелила его.

— Итак, значит существует хоть один случай, когда ты могла бы использовать оружие.

Она вздохнула.

— Терпеть не могу, когда ты прав.

Картер рассмеялся.

— Как и большинство людей.

Они вышли из спортзала и направились к стрельбищу, где Картер взял у оружейного мастера три бластера и положил их на полку.

— Все бластеры посылают поток электромагнитной энергии, чтобы нарушить нервные импульсы тела. Чем больше квант энергии, тем сильнее разрушение и потенциал для необратимого повреждения. Самый простой бластер, как этот, — Картер взял самый большой из трех видов оружия, — имеет две настройки. Оглушение и смерть. Он выпускает заранее установленный взрыв энергии. Ты не можешь изменить продолжительность или интенсивность.

Она поморщилась, когда он вложил ей в руки бластер и показал, как держать оружие, поправляя ее захват.

— Вот здесь предохранитель, — он указал на маленький тумблер, а затем на спусковой курок. — А тут курок.

— Поняла, — кивнула Бэт.

— Мы держим этот тип бластера только для инструктажа. Он недостаточно сложен для использования в миссиях. Такая модель обычно пользуется популярностью у мелких преступников, потому что бластер дешевый и прост в использовании. Другие два требуют больше тренировки, потому что поток фотонов активируется с помощью слайда, меняющего интенсивность и позволяющего стрелку контролировать итог. Некоторые инопланетные формы жизни могут поглотить короткий оглушающий удар с небольшой, если вообще таковой, реакцией. Как Ламис-Одж. Парализующий удар по врагу вряд ли замедлит его движения. Слизни вообще невосприимчивы… впрочем, они не представляют никакой опасности.

— Как насчет киборгов?

— Мы особенно уязвимы из-за нашей электроники. Оглушающий удар остановит нас на несколько часов.

Бэт выглядела испуганной.

— Но обычно в нас не стреляют, — быстро пробормотал Картер и тут же съязвил: — Наш девиз — не получить пулю.

— Совсем не смешно, — в ее глазах отразился гнев.

— Ты совершенно права. Извини. Кибер-операции опасны, но мы не берем на себя ненужный риск, — не совсем так. Они постоянно рисковали, но это было необходимо. — И мы держимся подальше от линии огня, — столько, сколько могли. Он взглянул на нее. — Давай вернемся к тому, как работают бластеры. Пока ты держишь спусковой курок нажатым, оружие будет продолжать стрелять. Таким образом, даже если бластер настроен на оглушение, но поток фотонов длится достаточно долго, то это будет смертельно. Помимо того, чтобы привыкнуть к оружию, частью твоего обучения будет изучение, как долго нужно держать курок.

Она нахмурилась.

— Тогда зачем вообще нужно устанавливать режим «смерть»? Или слайдер?

— Больше гибкости и возможностей, — пояснил Картер. — Ты можешь приспособить интенсивность к цели. Кроме того, в засаде, устроенной несколькими нападающими, нижний заряд дольше работает, значит, ты не потеряешь огневую мощь в середине перестрелки, — Бэт не испытала бы ничего подобного. Ее обучение было страховкой, которую девушка никогда не применит на практике. Картер указал на шеренгу андроидов в конце ряда. — Ты будешь тренироваться оглушать и убивать роботов. Они запрограммированы реагировать как типичные гуманоиды.

— Я не могу никого убить!

— Это роботы, Бэт. Машины. Ты не причинишь им вреда. Они перезагрузятся.

Она заломила руки.

— Ладно, — Бэт подняла на него глаза. — Разве это так необходимо?

— Необходимо, — мрачно подтвердил Картер.


* * *

— Я попала? — спросила Бэт, боясь открыть глаза.

— Открой глаза и посмотри, — усмехнулся Картер.

Готовясь к худшему, Бэт распахнула глаза. Пятеро андроидов все еще стояли на том же месте, но стена за ними светилась красным.

— Ох, — выдохнула она. Бэт ни разу не попала.

— Ты должна держать глаза открытыми, когда стреляешь из оружия. Или хотя бы один. Закрой один глаз, но второй открой, чтобы прицелиться.

— Прости, — она надеялась, что не слишком сильно разочаровала Картера.

Там было пять мишеней из андроидов: человек, малдонианец с синей кожей и толстой шеей, Ламис-Одж с утолщением на лбу, шестиглазый арканианец и страшное существо на четвереньках, напоминающее пантеру, которое Картер называл ка-тье. Вот этого она могла бы застрелить. А остальные? Если бы не их пустые выражения, они могли бы быть настоящими, живыми гуманоидными разумными существами. Стрелять в них было так хладнокровно.

Как только Бэт преодолела свой страх причинить боль Картеру, то стала наслаждаться тренировками по физической самообороне. Знание того, что она может защитить себя, наполняло ее уверенностью.

«Я могу о себе позаботиться! Я клон, значит, имею право голоса! Хотя нет, в первую очередь я женщина», — напомнила себе Бэт. Может, ее зачатие и произошло в лаборатории, но она уже привыкла считать себя полнокровной, органической человеческой женщиной. По крайней мере, Картер реагировал на нее так, как мужчина реагировал на женщину. В его объятиях она была тем, кем всегда хотела быть.

Как бы ей ни нравился спарринг, она не любила стрелять из бластера, даже прикосновение к оружию было ненавистно. Бэт не понаслышке знала, какой вред оно может причинить. Она посмотрела на бластер, скривив губы от отвращения. Подавляющее большинство людей за всю свою жизнь ни разу не воспользовались оружием. Никогда не держали его в руках. Очень немногие владели им.

С другой стороны, большинство людей не работали на охранную фирму или секретную организацию Кибер-Управление, которая ежедневно сталкивалась с угрозами жизни. Хоть Бэт не была оперативником, но работала с ними, поэтому по сути могла пострадать. Очень немногие люди получали ранения от оружия. Но Бэт отличилась, став одной из них. Иногда действительно происходили маловероятные сценарии.

Ей следовало приложить больше усилий, чтобы преодолеть свое отвращение.

Картер взял бластер из ее несопротивляющихся пальцев и отложил тот в сторону. Нежные руки опустились на ее плечи.

— Если возникнет ситуация, когда тебе нужно будет выстрелить из бластера, а ты закроешь глаза, то сможешь попасть в невинного человека.

Бэт никогда бы не простила себе подобного.

— Давай я попробую еще раз.

— Целься в центр фигуры, — он протянул ей оружие и отступил.

На этот раз она держала глаза открытыми. Сначала Бэт поразила Ламис-Одж, отмерив силу потока, чтобы оглушить, а не убить. Андроид рухнул на пол, поэтому она выстрелила в следующую странную пантеру. На этот раз Бэт отправила поток фотонов, рассчитанный на убийство. Следующим пал малдонианец. Глухой звук. Арканианец. Шесть глаз закатились в разные стороны. И, наконец, человек. Все андроиды рухнули, с помощью программирования дергаясь так, будто были разумными существами.

— Вот это моя девочка! — воскликнул Картер. — Черт побери, да ты классный стрелок, когда целишься с открытыми глазами.


Глава 19


Бэт сделала выпад, сбив Картера с ног, затем толкнула его на кровать и бросилась сверху. Схватив мужчину за запястья, она подняла их над его головой.

— Я в твоей власти, — он одарил ее ленивой похотливой улыбкой.

— Ага. Так что тебе лучше выполнять все мои приказы, — ухмыльнулась Бэт, чувствуя себя немного пьяной от собственной силы, хотя она знала, что ей удалось бросить Картера на кровать лишь потому, что он позволил это.

— Возможно, я ошибся, когда научил тебя драться, — пошутил он. — Я понятия не имел, что ты будешь использовать результат своего обучения против меня.

— Это твой стратегический просчет.

На самом деле после двух месяцев тренировок Бэт так и не смогла превзойти киборгов. Их сила, скорость и выносливость превосходили возможности любого человека. Однако она обнаружила в себе природную способность к спорту. Отточенное жесткими упражнениями ее тело стало более сильным, подтянутым, подвижным и быстрым. Бэт превратилась в чертовски хорошего бойца. Возможно, она и не смогла бы одержать верх над киборгом, но у ее спарринг-партнеров из Айм-Сек не было ни единого шанса.

Стиснув ладонью запястья Картера, Бэт стала дразнить его обнаженную грудь своими сосками. Его возбужденный член пульсировал у ее влажной киски. Бэт заерзала.

Картер сделал вид, будто пытается высвободить запястья, но Бэт лишь усилила хватку, потираясь об эрекцию.

— Ты же понимаешь, что не оставляешь мне другого выбора, кроме как вытащить большую пушку… — он приподнял бедра.

— Вперед. Не забывай, что меня обучили владению оружием, — ее смех и фырканье испортили всю властность.

Картер вырвался из ее хватки, чтобы обхватить Бэт за шею и притянуть ближе. Аромат каринианского бренди овеял ее лицо. В глазах Картера светилось веселье и желание.

— Я покажу тебе свою пушку, если ты продемонстрируешь свои навыки владения оружием.

— Договорились, — прошептала она, прежде чем он завладел ее губами в поцелуе.

Языки встретились с обещанием большего наслаждения, тепло и вкус наполнили чувства Бэт. Его объятия, его присутствие, его принятие заполняли пустоту ее жизни до тех пор, пока не осталось никаких пробелов. С ним она обрела себя. С ним она научилась любить. С ним она почувствовала себя цельной. Реальной. Человеком.

Пока они целовались, их пальцы переплелись.

— Спасибо, — прошептала Бэт.

Его губы изогнулись в улыбке возле ее рта.

— Большинство женщин ждут, пока мужчина закончит, прежде чем поблагодарить его.

— Ха-ха, — она прикусила его нижнюю губу. Эмоции переполняли. Ей нужно было, чтобы он понял, как много значит для нее. — Я так сильно тебя люблю. Спасибо, что ответил мне взаимностью.

«За то, что ты принимаешь меня такой, какая я есть. За то, что помог мне стать лучшей версией самой себя».

Картер стал серьезным.

— Я тоже люблю тебя. Никогда бы не подумал, что испытаю подобное. До твоего появления я жил работой. Как только закончится саммит, мы уедем вместе. Как тебе такая идея?

— Отлично. А куда?

— Как насчет развлекательного комплекса на Дариус-4?

Бэт отстранилась и нахмурилась.

— Разве на этой планете не работают сек-боты?

— Работают. Но на курорте есть тематические площадки для пар. Полинезийский остров, дикие приключения, ксенианский замок…

— Ладно. Звучит интересно. Неужели мы должны планировать наш отпуск прямо сейчас?

— Намек понят. Моя вина, — Картер приподнял Бэт и обхватил губами ее сосок. Когда он начал сосать, ее пронзило опаляющее, сладкое желание. — Так лучше? — пробормотал он.

— Великолепно, только больше не останавливайся, — пожаловалась она.

— Нахалка, — он нежно шлепнул ее по заднице, а затем снова уткнулся в грудь. Тянущее возбуждение разгорелось в лоне Бэт. Ее кожу покалывало от прикосновения покрытого щетиной подбородка Картера, пока он двигался от одной груди к другой. Его руки были прохладными, но тем не менее опаляли ее кожу.

Бэт потерлась клитором о его твердую длину. Напряжение скрутилось внутри. Она могла кончить только от этого трения. Бэт дразнила их обоих, поднося скользкую головку члена к своему входу. Немного погрузив его в себя, она снова отстранилась. Один хороший толчок, и он окажется внутри…

Бэт отреклась от соблазна и стала опускаться вдоль тела Картера, проводя языком по плоским соскам, затем обводя выпуклые мышцы живота. Оказавшись внизу, она подула на его эрекцию. Член дернулся.

Подтолкнув голову Бэт рукой, Картер попытался заставить ее взять член в рот. Вместо этого она провела кончиком языка вокруг головки, а затем вниз по длинному толстому стволу к яйцам. Бэт поцеловала мошонку, прижимаясь губами к сперматозоидам, покоящимся внутри, а затем проложила дорожку из поцелуев обратно по всей его длине. Наконец Бэт дала то, о чем так просил Картер.

Он пах солью, страстью и ее сущностью. Пьянящий аромат и вкус усиливали жажду Бэт добраться до кульминации. У нее возникло искушение разместить руку между собственных ног и приласкать себя, пока она будет ублажать Картера, но мужская ладонь уже была там.

Бэт застонала, когда его пальцы задели клитор, скользя между половых губ. Один длинный палец толкнулся в лоно, вынуждая Бэт напрячь внутренние мышцы.

Стиснув член в ладони, Бэт начала ласкать его. На головке выступила капля предэякулята, которую Бэт быстро слизала. Движения пальцев Картера разжигали ее похоть. Она застонала, издав низкий гортанный звук. Бэт была так близко…

Картер рывком перевернул ее и поставил на колени. Расположив свой член у ее лона, он вошел внутрь, наполняя и растягивая Бэт. Ее охватила дрожь удовлетворения.

— Хорошо? — он тяжело дышал ей в ухо, обдавая горячим дыханием.

— Не останавливайся, — она поддалась ему на встречу.

Картер приподнял ее бедра и снова вошел внутрь, задевая яйцами клитор. Черт, этот мужчина умел трахаться. Бэт отдалась этому ощущению, отдалась Картеру, словно от этого зависела ее жизнь.

Его запах, хриплые наставления, звук ударов тел друг о друга, член — ох, этот член — подталкивали Бэт к краю обрыва. Она закричала, падая, но Картер поймал ее и отправил парить над вершиной.

Бэт кончила дважды, вскоре добравшись и до третьего оргазма, прежде чем Картер опустошил себя. Его тело было скользким от пота, а член дергался.

Вместе они рухнули на кровать. Все еще соединенные, Картер перекатил их на бок. Когда он крепко обнял ее, Бэт расслабилась, утомленная.

Картер прижался к ее спине, из-за чего Бэт чувствовала, как быстро бьется его сердце. Он уткнулся носом в ее шею.

— Тебе пора переехать сюда, — пробормотал он. — Ты и так проводишь здесь практически каждую ночь.

Правда. Бэт редко бывала в квартире для служащих. Хоть они и не скрывали своих отношений, но старались быть сдержанными. Со стороны выглядело бы не очень хорошо, если бы директор тайком пробирался в ее квартиру, поэтому в конце рабочего дня они удалились в его пентхаус, а утром с помощью ПиВи приезжали обратно в Кибер-Управление. Исключение составляли случаи, когда Картер уезжал на задание. Тогда Бэт оставалась в квартире для служащих… ужасно скучая по возлюбленному.

— Я не против, — в отличие от космической станции О'Ши, где она чувствовала себя гостьей, которая злоупотребила гостеприимством, в пентхаусе Картера она была как дома. Ей даже стал нравиться чересчур добросовестный маленький домашний робот. — Но ведь ты тоже сюда переедешь, верно? — съязвила она. До начала отношений Картер предпочитал жить в квартире для служащих. Бэт не обладала многочисленным имуществом, но в пентхаусе было больше ее личных вещей, нежели его.

— Туше, всезнайка, — усмехнулся Картер. — Пора двигаться дальше.

— А что делать, когда ты на задании? — спросила она.

— Ты можешь использовать мой ПиВи, чтобы приезжать и уезжать с работы, но это ведет к другой проблеме, — расслабленность исчезла из его голоса. — Я хочу, чтобы во время саммита ты осталась на Терране.

— Что? Почему? Не понимаю. Я же выступаю в роли организатора, — сканеры уже доставили в центр на Луне. График работы персонала был окончательно утвержден. Все знали, где должны быть и когда, но Бэт тоже планировала присутствовать, чтобы проследить за последними деталями. Кроме того, саммит был самой важной и особой встречей в Галактике. Бэт хотела увидеть его… хотя бы со стороны!

— Я бы чувствовал себя лучше, если бы ты осталась здесь… в безопасности на Терране, в безопасности в Кибер-Управлении.

Ее пульс участился.

— До тебя дошла какая-то информация? — как директор Кибер-Управления, Картер регулярно получал разведданные. Бэт не знала содержание отчетов, но после их получения Картер часто заседал в своем кабинете вместе с приближенными или исчезал в командировках.

Он тяжело вздохнул.

— Ничего. Это-то меня и беспокоит. Слишком тихо. Никаких сплетен. Это заставляет меня нервничать, поэтому тебе лучше остаться здесь.

Неужели так будет всегда? Каждый раз, когда Картер «занервничает», Бэт будут отстранять от работы? Нет. Ни в коем случае.

Она села, приготовившись отстоять свою позицию.

— Позволь мне сделать то, для чего меня нанимали. Может, ты и в курсе угроз, которые обычные смертные даже не могут представить, но я не хочу быть в безопасности, я хочу просто жить. Обещаю, я не буду глупо рисковать. Ради всех звезд ты же тренировал меня! Научил бою и стрельбе из бластера, — она взмахнула руками. — Поэтому ты попросил меня переехать… чтобы присматривать за мной?

— Нет, конечно же, нет, — Картер провел рукой по волосам. — Я попросил тебя переехать, чтобы мы могли быть вместе.

— Почти все киборги и офицеры Айм-Сек будут охранять центр на Луне. Даже крепость защищают не так хорошо.

— Я не могу опровергать факты… — он покачал головой. — Но я бы чувствовал себя лучше, если бы…

— Ты приказываешь мне остаться дома?

— А это поможет?

— Ты сейчас просто Картер или директор, который отдает приказы? — чтобы не подвергать опасности отношения, они согласились разделить их взаимодействие. В вопросах, связанных с работой, Бэт считалась с его пожеланиями. В личных вопросах они стояли на равных. Если бы Картер сейчас обращался к ней как руководитель, то Бэт подчинилась бы, хотя ей это совсем не нравилось.

Картер тяжело вздохнул.

— Как мужчина… в основном.

— Тогда позволь мне выполнить свою работу. Как это будет выглядеть со стороны, если ты начнешь давать поблажки своей девушке? Я лишь буду наблюдать за установкой и работой сканеров, а также координировать работу вспомогательного персонала. Это скучная, обыденная работа.

— Но в прошлый раз тебя подстрелили!

— Меня могут застрелить на улице Террана, зарезать в вестибюле Галактического Торгового Центра или ограбить в гараже ПиВи.

— Это должно меня успокоить? Кроме того, нападение Корнелиуса было не случайным актом насилия или грабежа, а попыткой политического убийства.

— Он хотел убить Микалу… а не меня! Если бы я не споткнулась, то не пострадала бы.

— Значит, ты считаешь свою работу скучной? — Картер сменил тему.

— Нет. Не совсем так, — уклончиво ответила она. Возможность работать на Айм-Сек — Кибер-Управлении — в качестве координатора по логистике была шансом всей ее жизни. Но если бы она не прошла обучение самообороне и не обнаружила свою силу и уверенность, то никогда бы не поняла, чего ей не хватало. Тем не менее, желание бросить вызов самой себе зародилось как в моральном, так и физическом плане. Может это и безумие, но мечта обрела форму цели, к которой нужно было стремиться. Бэт собиралась поговорить об этом с Картером, но сейчас было самое неподходящее время для обсуждения данной темы. — Когда я жила на космической станции О'Ши, то проводил много времени в наблюдательных залах, рассматривая космос. Земля и Луна были совсем рядом. Так близко… и все же недостижимы, — зрелище было чудесно, внушая благоговейный трепет. Люди, выросшие на планете, воспринимали простые удовольствия как нечто само собой разумеющееся. Бэт же понятия не имела, каково это идти по настоящей садовой дорожке, по городской улице или чувствовать на пальцах ног пену океанского прибоя. Глядя на Землю и Луну, она видела в них свою мечту. Может быть однажды… Пока она не придумала план и не убедила О'Ши позволить ей улететь. В этот момент перед ней открылись двери на Землю и в целую Галактику. — Я не хочу быть простым наблюдателем, который смотрит, как жизнь катится мимо, — Бэт слишком усердно боролась, чтобы приехать на Терран и начать всего опасаться.

— Так чего же ты хочешь? — тихо спросил Картер.

— Я никогда не стану оперативным агентом Кибер-Управления… — глаза Картера потемнели. — Так как понимаю, что в этом случае должна превратиться в киборга. А я не собираюсь этого делать, — заверила она Картера. — Однако из меня вышел бы хороший офицер Айм-Сек.

— Ты просто убиваешь меня. Пытаешься напугать до смерти, не так ли?

— Работа в Айм-Сек не так опасна, как в Кибер-Управлении.

— Это не значит, что мы не рискуем. Существуют и другие угрозы. Ты же женщина.

— Но ты нанимаешь на эти должности других женщин.

Не говоря уже о том, что на Картера работали две женщины-киборга.

— Они не мои женщины, — возразил он.

Его женщина. Бэт нравилось, как это звучит, но она отказывалась отвлекаться на теплоту, которую вызвали его слова.

— Неужели ты думаешь, что я не потяну задания из-за физических данных? Я недостаточно обучена? — значит, Бэт будет усерднее тренироваться. Она достигнет необходимых требований.

— Нет, — неохотно признал Картер. — Ты чертовски хороша, — он потер глаза. — У меня нет причин отказывать тебе, кроме одной.

— Эта мысль пугает тебя?

— Эта мысль приводит меня в ужас.

— Ты все время сталкиваешься со страшными ситуациями в Кибер-Управлении.

— Я подвергаю опасности свою жизнь, а не жизнь женщины, которую люблю.

— Я не прошу тебя о должности агента. Так как знаю, что это выше моих возможностей.

— Спасибо здравому смыслу за эту маленькую услугу, — он провел рукой по волосам, из-за чего те растрепались, топорщась под разными углами. Картер скривил губы. — Я пытался защитить тебя, когда настаивал на обучении самообороне. Дай мне время подумать, хорошо? Сначала закончим с саммитом, а затем вернемся к твоей просьбе.

— Вполне справедливо, — согласилась она. Это был шаг в правильном направлении. — А что там насчет саммита?

— Ты безжалостна, — он вздохнул. — Хорошо. Ты примешь участие в саммите.

— Спасибо, — Бэт подавила торжествующий крик. Может, Картер всего лишь бросил ей кость. Может, он осознал, насколько она была серьезна и не собиралась отступать. А может, он намеревался проверить себя, чтобы посмотреть, сможет ли справиться. Какова бы ни была причина, Бэт примет ее. Саммит даст ей шанс доказать свою храбрость. Она продемонстрирует, на что способна, тогда Картер одобрит ее просьбу. Она не успокоится, пока он этого не сделает.


Глава 20


— Четырнадцать кораблей, верно? — спросил Картер у киборга Дэйла Хома, изобретателя, который проектировал космические корабли и разрабатывал новые технологии. Благодаря своим связям Хом заполучил несколько инопланетных шаттлов, тем самым раздобыв бесценную информацию для Кибер-Управления.

— Верно. Четыре замаскированных истребителя будут находиться на орбите Луны, десять других размещены во внешнем секторе, чтобы в любой момент отреагировать на вызов, — подтвердил Хом.

Картер созвал семерых самых преданных и умных людей на последний инструктаж перед отправкой: Хом, Кай Андрос, Марш Феллоуз, Санни Мастерс, Мэнни Мэнсфилд, Иллюмин и Брок. Не существовало такого понятия, как быть слишком подготовленным. Всегда нужно было проверять, перепроверять, а затем еще раз проверять.

Ему хотелось, чтобы весь флот был готов и вооружен во время саммита, но конкуренция за орбитальное пространство будет жесткой. Корабли со всей Галактики столпятся возле Луны, как облако комаров. Сотни больших шаттлов будут парить в лунном пространстве, в то время как тысячи транспортных капсул начнут летать на поверхность и обратно. Проверка кораблей, которые не могли видеть или сканировать шаттлы Кибер-Управления, проходила бы достаточно проблематично с четырьмя судами.

— Ламис-Одж тоже могут замаскировать свои корабли, — заметил Картер.

— Детектор маскировки и глушителей находится на стадии программирования в «лунном свете», — произнес Хом, владелец мастерской по ремонту шаттлов. Он кивнул своей жене и напарнику по Кибер-Управлению. — Иллюмин помогает мне с кодированием. Я хотел бы, чтобы у нас был прототип для саммита, но мы еще не готовы.

— Нужно, чтобы в детектор были встроены защитные устройства, — заметил Картер. — Либо Ламис-Одж найдет способ заполучить технологию глушителя.

Террористическая нация уже приобрела технологию маскировки, когда завладела сбитым кораблем Кибер-Управления. Для первобытного народа, который насмехался над наукой, веря в богов и песчаных демонов, они быстро привыкли к современным технологиям, как арканианец к кошельку туриста.

— Больше не было никаких слухов о секретном оружии, которое должно поразить саммит? — спросила Аманда «Мэнни» Мэнсфилд.

— На самом деле это только наше предположение, основанное на обрывках сообщения, которое мы перехватили. Мы не знаем, какое «оружие» есть у Ламани… и есть ли оно вообще. Возможно, это еще одна уловка, но мы все равно должны быть готовы и ожидать появления Ламис-Одж.

— Они действительно заинтересованы в исходе дела, — сухо добавил Брок, — учитывая то, что СП должны решить, объявлять ли войну.

— Ожидается, что инициатива провалится с большим отрывом, но Брок прав. Если бы я был Ламани, то держался бы поблизости, чтобы выяснить, что происходит, — кивнул Картер.

Мэнни забарабанила ногтями по консоли.

— Я не возражаю против того, чтобы перестать гоняться за собственным хвостом и положить конец слухам и тупикам, но то, что ложные наводки прекратились, кажется зловещим.

Аманда и ее муж, по совместительству напарник Санни Мастерс, отличились тем, что отправились под прикрытием на родную планету Ламис-Одж в поисках Ламани. Лидер террористов исчез еще до того, как они туда добрались, но пара обнаружила подпольное движение сопротивления. Теперь у Кибер-Управления были союзники в логове врага.

Санни покачал головой.

— Ламис-Одж и их малдонианские соратники уже много лет наводняют киберпространство ложными слухами о нападениях, но вдруг все решили замолчать? Это плохая новость… не говоря уже о том, что они действительно могли разработать секретное оружие. Вдруг, они изобрели микро-взрывное устройство, которое невозможно обнаружить? — он посмотрел на свою жену мрачным взглядом.

До сих пор Картер не понимал, какой стресс испытывал Санни, когда его жена, Аманда Мэнсфилд, отправлялась на фронт. Бэт не угрожала такая опасность, как Аманде, но Картер испытывал такое же беспокойство. Это не имело никакого отношения к тому, что они были женщинами. Все происходило из-за их отношений.

Женщины были такими же способными, как и их коллеги мужчины. Тем более Мэнни доказала, что женственность иногда давала неоспоримое преимущество, так что проблема заключалась не в навыках. Картер был последним человеком, который хотел препятствовать чьим-то стремлениям, но опасность нельзя было игнорировать. Любой человек будет стараться оградить от угроз того, кого любит, даже если этот возлюбленный мог сам о себе позаботиться.

Картер еще не решил, что делать с просьбой Бэт стать офицером Айм-Сек. Сейчас нужно было сосредоточиться на саммите.

— Какова вероятность, что секретного оружия не существует? — спросил Кай Андрос. Выдавая себя за андроида, он работал под прикрытием на блокпосте космической станции Ламис-Одж и едва уцелел, когда отправился спасать похищенную терранку.

Было чертовски трудно помешать герою совершать геройский поступок. Кай спас девушку и Галактику в пределах одной миссии. Каждый из них сделал нечто подобное.

— Возможно, пропаганда и есть его секретное оружие, — предположил Андрос.

— Может и так, — согласился Картер. — Как чувствую я? Думаю, существует 10 % шанс, что Ламани чем-то обладает.

— Мы не можем игнорировать это, — кивнул Брок.

— У меня есть некоторая информация, которая может все изменить, — Иллюмин сидела в конце стола, так как только там могла расправить свои кибернетические крылья. Компьютерный сенсат и фария, именно она перехватила сообщение о секретном оружии.

Иллюмин была киборгом, но ее способности отличались от остальных. Кибер-крылья заменили прежние, которые оторвал ее бывший муж, покушавшийся на жизнь девушки. Она могла летать быстрее и дольше любой птицы, но самым большим ее достоинством была способность интегрироваться в компьютерный код.

Все киборги могли получить доступ к компьютерным системам с помощью беспроводной сети, но их возможности не шли ни в какое сравнение со способностями Иллюмин. Картеру хотелось бы задействовать десять компьютерных снсатов, но у него был только один, поэтому он назначил ей самые приоритетные задачи. Им чертовски повезло, что Иллюмин была на их стороне, потому что она была чертовски хороша.

— Я попросила Солию, новую сотрудницу Кибер-Управления, просмотреть перехваченное сообщение.

— Лингвист, — кивнул Картер. Новенькая тоже была фарией, но не киборгом, хотя ее муж, Гай Рурк, был им. Все фарии обладали особыми навыками, Солия же имела предрасположенность к языкам в дополнение к умерено выраженным эмпатическим способностям.

— Там были какие-то обдибиановые символы, которые я не сумела перевести, но она смогла. Солия заявила, что речь идет о биологических элементах.

В комнате воцарилось ошеломленное молчание.

— Биологическое оружие? Ты же не имеешь в виду эпидемию? — переспросил Картер. Биологические оружия, способные уничтожить целые цивилизации и сделать планеты непригодными для жизни, были запрещены Союзом Планет. Это была одна из немногих жестких мер, которые ввели СП.

— Я тоже спросила об этом. Но Солия сказала, что сообщения недостаточно для полной трактовки, хотя возможно, что имелась в виду именно пандемия.

От одной мысли о возможности высвобождения биологического вируса по его спине побежали мурашки. У киборга были наносомы для нейтрализации токсинов, но у всех остальных? Во время саммита на Луне будут находиться не только послы, их штабы и мировые лидеры, но и тысячи людей из вспомогательного персонала, включая команду Айм-Сек.

Картер отправил сообщение на ПирКомм Бэт.

«В космическом центре уже повесили установки обеззараживания и очистки воздуха?»

Он получил немедленный ответ.

«Все сделано. Деком встроен в биосканеры. В качестве дополнительных мер я заказала аппараты с чистым воздухом. Сканеры на 99,999 % эффективны в обнаружении и устранении известных вирусов, бактерий и биоповреждений. При малейшем шансе выявления заразы очиститель воздуха нейтрализует токсин, прежде чем тот распространится».

«Ты на два шага впереди меня».

«Мне приятна твоя оценка».

Картер подавил улыбку. Как оказалось, Бэт была хороша — великолепна — в своей нынешней работе. Он нуждался в том, чтобы она продолжала выполнять свои обязанности. Картер не хотел, чтобы Бэт участвовала в сражениях, и надеялся, что сумеет убедить ее отказаться от идеи стать офицером Айм-Сек.

— Бэт все предусмотрела, — доложил он группе. — Она заказала деком-блоки для центра на Луне.

— Я продолжу сканировать киберпространство в поисках новых сообщений, — заявила Иллюмин.

— Это в приоритете, — согласился Картер. — Ты можешь посмотреть еще кое-что?

— Конечно.

— Узнай все, что сможешь, о Корнелиусе, — Картер заранее проинформировал команду о случившемся. — Мы так и не смогли ничего выяснить о нем, поэтому у нас до сих пор нет мотива для стрельбы. Может, Корнелиус — одинокий волк, который просто сошел с ума и обозлился на окружающих, либо он является частью более крупной организации или заговора. В общем, нам нужно все выяснить как можно скорее, — ни одно из предположений не предвещало ничего хорошего. Тот факт, что обычные сыщики Картера не обнаружили никакой информации, был знаком, что не стоило успокаиваться. Проверять и перепроверять. Стандартная оперативная процедура.

— Я немедленно займусь этим.

— Бэт, кажется, полностью оправилась после нападения, — прокомментировал Марш Феллоуз. — Она удивительно хорошо продвигается в обучении самообороне, — он был одним из киборгов, которым было поручено заменять Картера во время его отсутствия.

— Ага, — слишком хорошо. Это навело его на определенные мысли.

Марш внимательно посмотрел на Картера.

— Ты не выглядишь счастливым.

— Она хочет стать офицером Айм-Сек.

— У нее это хорошо получится, — заметил Марш.

Картер нахмурился.

— Ты подсказал ей эту мысль? — Маршу не нужно было беспокоиться о своей жене, Императрице Ксенианса, у которой во дворце было полно стражников.

Санни Мастерс бросил в его сторону сочувственный взгляд, как и Брок. Любой киборг с женой «в деле» понимал его бедственное положение. В случае Брока его жена не работала в службе безопасности, но все равно находила неприятности.

Марш поднял руки, защищаясь.

— Нет. Я впервые об этом слышу. Я просто подметил…

— Ты прав, — кивнул Картер. Он слишком остро отреагировал. — Бэт будет отличным сотрудником службы безопасности. Но мне бы очень не хотелось потерять ее навыки в логистике, — в свете новой информации Картер неохотно разрешил Бэт принимать участие в организации саммита.

— Возможность биологической атаки — это новая проблема, но мы не можем игнорировать прошлые шаблоны. Ламис-Одж в террористических атаках обычно использовали микро-взрывные устройства. Взрывчатка становятся все меньше и меньше, — добавил он. — Во время засады на колониальном блокпосте в прошлом месяце микро-взрывчатка была скрыта под веснушку на лице террориста-смертника.

— Откуда ты это знаешь? — поинтересовалась Иллюмин. — Разве при взрыве от микро-взрывчатки хоть что-то остается?

— Там было два террориста-смертника, — объяснил Брок. — Второй был схвачен до того, как его устройство сработало.

Сообщник террориста был арестован местными силами безопасности. Узнав о нападении, оперативники Кибер-Управления нагрянули и забрали подозреваемого у местных властей… в самый последний момент. С помощью сканирования агенты обнаружили взрывчатку. Смертник должен был активировать устройство немного позже в этот же день.

— К счастью, наши сканеры самые современные в Галактике, — заявил Брок.

— Нам повезло, что Бенсон Винсер согласился на строгую охрану, — добавил Картер. Вероятно, это было больше связано с нападением на Бэт, чем с тем, что мужчина внезапно пришел в себя. Винсер был и всегда будет слишком хорошим благодетелем, чтобы принести хоть какую-нибудь пользу. Иногда нужно было занять жесткую позицию и уничтожить врага. — Мы бы выполнили свою работу независимо от ограничений СП, но их сотрудничество немного облегчило задачу. Из первоначального утвержденного списка участников девяносто восемь человек — почти 2 % — были лишены пропусков после того, как более детальная проверка обнаружила их связь с террористическими организациями, такими как Квазар, Малдонию и Ламис-Одж, — продолжил Картер. Если бы Винсер не изменил решение, эти люди были бы уже на саммите.

Марш присвистнул.

— Черт, это уже слишком.

— После согласования мы устранили некоторых людей, которые, вероятно, не представляли никакой угрозы. Например, у них были родственники, либо друзья, которые вели дела с Квазаром или посещали Малдонию. Сами люди, казалось, были непричастны, но мы не сумели проигнорировать вероятность, что их могли завербовать или неосознанно использовать в качестве пешки.

— Будто бомбу в виде веснушки можно разместить на их лицах так, чтобы они ничего не заметили, — усмехнулся Марш.

— Вот именно, — Картер кивнул. — Если мы находили какие-либо угрозы безопасности, пусть даже незначительные, то люди отстранялись, — вот почему капитуляция Винсера была так важна. Они не смогли бы отсеять все маловероятное, но возможное.

— Был один человек, младший посол, который практически обанкротился, пока муж его сестры не посетил Малдонию. Внезапно посол стал платежеспособным, а его долги были полностью погашены. Совпадение? Может быть… но риск все же существовал, — вмешался Брок.

— Бьюсь об заклад, Бенсону Винсеру не понравилось, что посла выгнали с саммита, — заметил Андрос.

— Он не был счастлив, как и родной мир посла, — признался Картер. — Но Винсер обещал придерживаться плана безопасности, поэтому одобрил решение без особого шума.

— Все возможные меры защиты уже приняты, но мы не можем на этом успокоиться. Доверьтесь своим инстинктам. Если что-то не так или кажется странным, то перепроверьте еще раз, — он обвел взглядом присутствующих в комнате. — Если вам больше нечего сообщить… тогда приступим к работе, мальчики и девочки.


Глава 21


Бенсон руководил послами, как маэстро оркестра, перелетая с одного конца арены генеральной ассамблеи на другой. В парадном костюме и с размашистыми жестами он выглядел впечатляюще, повелительно и властно, чего Бэт никак не ожидала. В прошлую их встречу он был очарователен и привлекателен, но Бэт не видела его в действии.

Приходящими и уходящими протоколами для выступления и голосования руководил лишь Бенсон. Во время самого саммита слово было предоставлено только послам, важным сотрудникам, запланированным ораторам и заранее утвержденным высокопоставленным лицам. Сама Бэт и другие наблюдатели были отправлены в оцепленную зону наблюдения. Ранее Бэт предложила не пускать в зал заседаний посетителей, наблюдателей и посторонних людей. Картеру эта идея сразу понравилась, Бенсон тоже согласился. У нее было предчувствие, якобы предложение обрело некоторый вес в глазах генерального секретаря только потому, что исходило от Бэт.

Она гордилась тем, что два важных человека уважали ее мнение.

«Если я останусь в логистике, то это тоже неплохо. Я все равно сумею значимым образом внести свой вклад в дело».

Но будет ли этого достаточно, чтобы удовлетворить ее потребности? Растущие амбиции Бэт стали неожиданными. Когда-то она мечтала только о том, чтобы сбежать с космической станции О'Ши. Теперь, получив свободу, она жаждала большего. Не богатства или власти, а приключений, адреналина. Каким-то странным образом в ней пробудились жизненные возможности. Ей хотелось делать больше, видеть больше, быть кем-то большим. Стать офицером Айм-Сек было бы шагом в правильном направлении.

Если Картер согласится.

Охранник Айм-сек стоял снаружи оцепленной зоны, давая понять наблюдателям, что им не удастся пробраться за барьер. Другие офицеры ходили по залу заседаний и патрулировали ярусы. Узнаваемые по темно-бордовым плетеным серым мундирам, их видимое присутствие служило сдерживающим фактором. Если профилактика не возымеет должного воздействия, то они применят оружие.

Более скрытыми, несмотря на свои размеры, были кибер-оперативники. Удивительно, как такие крупные мужчины умудрялись сливаться с толпой. Киборгов обозначили как низших сотрудников, помощников младших послов, которые были рады оказать временную помощь в качестве швейцаров, сопровождающих послов и персонал до и от назначенных мест, а также в качестве исследователей, историков и правительственных «наблюдателей».

Даже Бенсон не знал о двойственности системы безопасности.

Когда Бэт прибыла в центр на Луне, Бенсон разыскал ее, чтобы справиться о здоровье. Она поблагодарила мужчину за цветы. Ничто в его поведении и поступках не указывало на то, что он питал какой-то романтический интерес, и это успокоило Бэт. Она чувствовала себя глупо из-за этого беспокойства. С другой стороны, возможно, Бенсон все же был немного заинтересован, но Картер отпугнул его своими мрачными хмурыми взглядами.

«Бедный Бенсон», — Бет захихикала.

— Что смешного? — Картер встал рядом с ней.

— Ничего особенного. Я думала о тебе и Бенсоне.

— Он сказал тебе что-то лишнее? — прорычал он в ухо Бэт.

— Нет. Бенсон вел себя весьма профессионально, — ревность была приятной, но излишней. — Не волнуйся. Он не интересуется мной, а если и интересуется, то я не интересуюсь им.

Картер что-то пробормотал, но Бэт не расслышала, а потом заявил:

— Сегодня ты отлично поработала. Все шло по плану, а твое предложение о создании секции для наблюдателей было превосходным. Это было воспринято лучше, чем если бы мы просто запретили людям подниматься на этаж.

— Спасибо, — она просияла от его одобрения.

Бэт рекомендовала обращаться с наблюдателями как с важными персонами. Им были поданы прохладительные напитки. Временные кресла были оборудованы голографическими проекторами, активирующимися во время речей, из-за чего они могли наблюдать за происходящим так, словно сами были послами. Если кто-то хотел, то мог встать за оцеплением и посмотреть, как сейчас это делала сама Бэт.

Она повернулась, чтобы взглянуть на Картера.

— Я в восторге от того, что участвую во всем этом. И рада, что ты разрешил мне поехать.

— Решение далось мне нелегко, но я понимаю твои чувства. И не хочу тебя сдерживать. Ты очень ценный сотрудник и для Айм-Сек, и для Кибер-Управления.

Бэт подумывала использовать его похвалу как оружие, чтобы задействовать преимущество и продвинуть вариант с должностью офицера службы безопасности, но это было нечестно. У Картера и так было слишком много дел. Сейчас не самое подходящее время.

— Я просмотрел предоставленные тобой данные, — заявил он.

Биосканеры обнаружили несколько единиц оружия. Вооруженные люди были задержаны и увезены в Айм-Сек. После завершения проверки она направила ему отчет.

— Что случилось с теми людьми, которые принесли оружие? — спросила Бэт.

— После допроса четверым разрешили войти. Им вернут оружие по окончанию саммита. Пятеро были выдворены из центра на Луне. Еще трое оказались разыскиваемыми преступниками. Они были арестованы и переданы галактической полиции. У одного из арестованных была микро-взрывчатка, — мрачно произнес Картер. — Малозарядное устройство, от которого практически не было бы повреждений, но хаос был бы обширным. Я рад, что все произошло на моих глазах.

— Ты тоже там был? Зачем?

— Чтобы посмотреть, засекут ли кого-нибудь сканеры. Произошедшее вселило в меня уверенность, что все под контролем.

— Ты не доверяешь сканерам? — она нахмурилась.

— Доверяю настолько, насколько могу. Они точны на 99,999 %. Учитывая большое количество посетителей, кто-то мог проскользнуть туда с оружием. Винсер согласился установить сканеры, которые ты выбрала, а также усилить количество офицеров Амй-Сек, поэтому саммит хорошо защищен. Все идет гораздо лучше, чем я когда-либо предполагал. Но я буду рад, когда мероприятие закончится, — он бросил на нее похотливый взгляд. — Ведь тогда мы отправимся на Дариус-4.

— Я наслаждалась происходящим, но теперь надеюсь, что они поторопятся.

Картер рассмеялся.

На этаже в ложе посла слева от Бэт вспыхнул желтый огонек. Стоя на своем возвышении, Бенсон приблизился к месту, где находился говоривший. Различные цветные сигналы помогали передать то, что происходило. Желтый — просьба высказаться. Зеленый и красный использовались для фактического голосования, соответственно либо одобряя, либо не одобряя предложение. Розовый цвет означал аплодисменты, а синий — возмущение делегатом, эквивалент освистывания или шипения.

— Господин секретарь, уважаемые члены СП, я настоятельно призываю голосовать против предложения терраформировать ДельтаНю9084. Мы не можем позволить себе хвататься за все подряд, — посол помахал своими щупальцами. Он был достаточно близко, чтобы Бет могла его разглядеть, но другие наблюдали следили за ним с помощью своих экранов. — С таким количеством неотложных задач мы не можем оправдать расходы на терраформирование враждебной планеты.

Вспыхнуло больше синих, нежели розовых огоньков, показывая, что множество делегатов не согласны с заявлением спикера.

— Разве ДельтаНю9084 не необитаема? — прошептала Бэт.

— Так и есть, — ответил Картер. — Югонский посол имеет в виду не враждебный народ, а геологию планеты. Ядро выделяет кислоту, которая скапливается на поверхности… поэтому планета непригодна для жизни. Кислота локализуется в прудах и озерах. Теоретически, никто не пострадает, если не будет пить «воду»… и если не попадет под дождь.

Она наморщила нос.

— Стоит ли тратить силы на терраформирование?

— До недавнего времени нет, но Ламис-Одж подали декларацию о праве собственности. Возможно, стоит провести терраформирование и колонизацию, чтобы предотвратить присвоение планеты.

— Почему бы просто не отдать им планету?

— Из-за ее стратегического расположения. ДельтаНю9084 находится недалеко от Малдонии, одного из союзников Ламис-Одж, и послужит хорошей отправной точкой для перехода в другой сектор Галактики. Если бы врагам удалось колонизировать планету, — или даже просто создать там военную базу — то они стали бы намного ближе.

— Кажется, ты в курсе всех событий, — Бэт никогда не переставала удивляться размаху и уму этого мужчины. Конечно, ведь он возглавлял разведывательное управление.

— Если бы я знал все, то уже поймал бы Ламани.

Возвышение генерального секретаря приблизилось к зоне наблюдения по пути в другую секцию. Пролетая мимо, Бенсон подмигнул, удивив тем самым Бэт, так как вообще ее заметил. Может, она все же ошиблась? Может, он действительно испытывал к ней романтический интерес.

«Это просто подмигивание. Типа «привет». Бенсон ведет себя дружелюбно», — Бэт упрекнула себя за лишнюю подозрительность.

Но неодобрительная гримаса Картера была столь же очевидна, как вспышка синего света.

— Следующей будет речь Микалы, — пробормотала Бэт, чтобы отвлечь Картера. — Я с нетерпением жду возможности ее услышать, — просто с нетерпением? Да это же была история в процессе становления. Сколько обычных граждан могло присутствовать при том, как президент Объединённого Террана обращается к Союзу Планет? Огромное дополнительное преимущество работы Бэт. Возможно, такие богатые люди как О'Ши могли купить себе место в VIP-зале благодаря значительному пожертвованию на какой-нибудь проект СП, но для такого ничтожества, как она, это было событие всей жизни.

Бэт даже довелось сыграть случайную эпизодическую роль. Хоть она и не собиралась этого делать, но приняла выстрел, предназначенный президенту.

Картер сложил руки на груди, а на его губах заиграла широкая улыбка.

— Ага, и Винсеру не понравится речь Микалы.

— Почему? Что такого она собирается сказать?

— Ее мнение не изменилось. Главный вопрос года заключается в том, предпримет ли СП официальные военные действия против Ламис-Одж. СП были непреклонны в своем стремлении любой ценой избежать войны. Терран была одной из немногих, кто выступал против этой позиции. До недавнего времени казалось, что члены будут продолжать голосовать так, как рекомендовал Винсер. Однако активное участие Микалы изменило некоторые взгляды.

— Она поэтому и приехала в центр на Луне намного раньше, — вспомнила Бэт.

— Да, но после нашего отъезда все пошло как по маслу. Микала была неутомима в своих доводах, — он посмотрел на Бэт. — Она смогла использовать покушение на убийство, чтобы доказать свою правоту. Если ты когда-нибудь задавалась вопросом, может ли один человек изменить ситуацию, то Микала является доказательством того, что может. Ранее ее дочь Пенелопа, посол СП, опросила членов саммита. В данный момент голоса разделились пятьдесят на пятьдесят. От ее речи будет зависеть исход голосования. Винсер удовлетворил ее просьбу выступить перед собранием еще тогда, когда у нее не было ни малейшего шанса повлиять на ход событий. Но сейчас все изменилось.

Рядом с ними приземлилась фария с радужными крыльями и серебристой кожей. Бэт старалась не пялиться на женщину, но красота чужеземки завораживала.

— Бэт, я хочу познакомить тебя с Солией. Она работает в отделе кибер-операций. Солия, это Бэт. Она трудится в отделе материально-технического обеспечения компании Айм-Сек, а также имеет разрешение на работу в Кибер-Управлении, — Картер представил их друг другу.

— Приятно познакомиться, — кивнула Бэт.

«Эта женщина тоже киборг?»

— Мне тоже приятно, — улыбнулась Солия. — И я не киборг.

— Как ты узнала, о чем я подумала?

Раздался звенящий смех, рассеявшийся в воздухе словно туман.

— Я немного эмпат. Ты бы видела свое выражение лица.

— Солия лингвист, принимающий участие в специальном языковом проекте Кибер-Управления, но она также обладает хорошей степенью эмпатии, — пояснил Картер. — Солия посетила саммит, чтобы получить представление о людях, почувствовать злой умысел, злонамеренность и так далее. Еще один способ предотвратить любые проблемы, прежде чем они возникнут.

— Ты хочешь прочитать реакцию толпы на речь Микалы? — догадалась Бэт.

— Я собираюсь попробовать. Воспринимать эмоции легче один на один. Гораздо труднее определить эмоции отдельного человека в толпе.

Картер тронул ее за локоть.

— Я оставлю вас вдвоем поболтать, пока буду патрулировать, — как и другие киборги с офицерами Айм-Сек, Картер все время двигался, наблюдал и слушал. Он вышел из оцепленной зоны на площадку заседаний.

Бэт повернулась к Солии, очарованная ее способностями.

— Неужели все фирии эмпаты?

Девушка покачала головой.

— Нет, но каждый из нас обладает уникальными природными навыками. Мой основной дар — восприимчивость к языкам, но моя мать была эмпатом, поэтому я унаследовала немного ее способностей. Есть фарии математические гении, другие могут петь с совершенным звуком, некоторые — эйдетики7 с фотографической памятью. Ты уже познакомилась с Иллюмин?

— Нет, кто это?

— Она тоже работает в Кибер-Управлении. Иллюмин компьютерный сенсат со способностью мысленно интегрироваться в любой компьютерный код.

Такой навык был бы огромным преимуществом для такого разведывательного агентства, как Кибер-Управление, но эмпатические способности Солии интересовали ее больше. Осмелится ли она спросить?

— А ты можешь прочитать меня?

С серьезным выражением лица фария оглядела Бэт.

— Ты взволнована своим нахождением здесь, на саммите, но тебя что-то тревожит, а еще ты очень заботишься о Картере Аймэсе, — казалось, серебряное лицо Солии просияло. — Он тоже любит тебя и беспокоится о твоей безопасности, — фария коснулась ее руки. — Таковы уж киборги. Они очень заботятся о своих женщинах, — она перевела взгляд на арену, а затем снова посмотрела на Бэт. Девушка махнула рукой. — Похоже, выступление президента Айрон вот-вот начнется.

Помост Бенсона завис в центре арены.

— Послы генеральной ассамблеи, президент Объединённого Террана Микала Айрон обратилась с просьбой выступить с инициативой применения военных действий против Ламис-Одж. Пожалуйста, уделите ей свое внимание и проявите уважение.

Помост опустился на этаж рядом с наблюдательной площадкой. Бенсон открыл защитные ворота, чтобы Микала могла подняться на платформу.

Президент вышла из высоких дверей и направилась к Бенсону. На ярусах розовые огоньки одобрения и синие огоньки неодобрения слились в пурпурную дымку, но цвет был более розовым, намекая, что Микала имела значительную поддержку большинства голосующих членов. Может ли ее речь действительно повлиять на объявление войны Ламис-Одж?

Бэт оттолкнула Солию с дороги и перепрыгнула через оцепление. Вырубив охранника Айм-Сек с помощью удушающего захвата, она забрала бластер, прежде чем бросить бессознательное тело на пол.

Схватив Микалу за горло, Бэт приставила бластер к виску женщины.

— Ты… н-не… произнесешь… эту… р… р… речь.


Глава 22


Никогда еще Картер не был настолько ошеломлен, чтобы даже не отреагировал. До сих пор. Недоверие заставило его застыть на месте.

Это не могла быть Бэт, его Бэт, угрожающая Микале бластером.

Боковым зрением он заметил приближающихся Кая Андроса, Марша Феллоуза и охранника из Айм-Сек. Его сторона киборга переключилась в командный режим. Пора разобраться с тем, что было в данный момент.

Картер подавил свои человеческие эмоции и сосредоточился на вражеском бойце.

— Никто… не подходит ближе или… я убью ее, — прорычала Бэт. Должно быть, она усилила свою удушающую хватку, потому что Микала ахнула и вцепилась в ее руку.

«Какого черта?» — отправил сообщение Андрос.

«И в самом деле, какого черта».

Бэт обвела взглядом арену ассамблеи. Она искала Картера? Или просто осматривала площадку? Он отступил, чтобы слиться со стеной.

«Я обойду ее сзади», — сообщил он Андросу и Маршу.

Голоса на различных языках в замешательстве что-то забормотали. Послы и помощники вскочили на ноги, некоторые просто выпучили глаза, а другие были очень встревожены. Начала нарастать паника. Картер чувствовал это. Как и его команда. На всех ярусах охранники Айм-Сек и киборги двигались внутри толпы, пытаясь поддерживать порядок и предотвратить паническое бегство.

Он поставил свой бластер на оглушение и, сжав его в руке, начал красться ближе.

— Ты же не хочешь этого делать. Почему бы не отдать мне оружие, пожалуйста? — Винсер протянул руку и медленно двинулся к Бэт.

Нет, только не это. Идиот спровоцирует свою смерть.

Глаза Бэт подрагивали в глазницах, будто она не могла их контролировать. Ее губы скривились в гримасе.

— Не подходи… ближе!

— Это не ты, — продолжил Винсер. — На тебя это не похоже.

— Остановись. Или я пр-пристрелю ее. К-клянусь.

Сбоку появился охранник Айм-Сек.

— Зачем стрелять в Микалу? Она же тебе нравится, — Винсер говорил тихим, успокаивающим голосом. — Почему бы не отдать оружие мне?

— Нет! Стой! — она убрала бластер с виска Микалы и направила тот на Винсера.

Охранник Айм-Сек сделал выпад.

Бэт резко развернулась и выстрелила.

Тело офицера согнулось пополам, когда он упал на пол в конвульсиях. Люди на ярусах, которые находились достаточно близко, чтобы видеть стрельбу, хлынули к выходу, как стая испуганных якуни. Сотрудники службы безопасности образовали блок, чтобы сдержать поток. Если они спустятся на этот этаж, то неизвестно, что предпримет Бэт. Все могло обернуться бойней.

«Остановить ее. Я должен остановить ее», — Картер побежал.

С оружием, больше не приставленным к ее виску, Микала наступила на ногу Бэт.

«Нет, Микала!» — Картер тихо вскрикнул.

Сильно ткнув локтем в живот Бэт, Микала вырвалась.

Бэт подняла оружие.

— Нет, Бэт! — крикнул Винсер.

Взрывная волна ударила Микалу в спину, и женщина упала.

Кибер-зрение Картера нацелилось на ее оружие. Щелчком большого пальца Бэт переключила настройку на самую высокую интенсивность.

«Что я наделал?» — он так сильно облажался. Картер нанял ее, доверился, обучил. Бэт не знала всего, но то, что слышала и видела, могло уничтожить Кибер-Управление. Он понятия не имел, кем она была и зачем это делала, но одно знал наверняка — их подставили.

«Если возможно, возьмите Бэт живой для допроса, — приказал он. — Но, если придется, прикончите ее».

В его сердце образовалась пустота. Картер не мог поверить, что только что дал своим людям разрешение убить женщину, которую любил.

«Думал, что люблю. Она предательница. Убийца».

«Принято…» — отозвались киборги.

Андрос тоже подобрался ближе, находясь прямо за Картером. Картер мчался так быстро, как только мог, стараясь не привлекать к себе внимания.

Бэт взмахнула бластером, указывая на Микалу.

— Подними ее, — приказала она Винсенту.

— Что? — переспросил он.

— Хватит тянуть время. Подними президента и начинай нести.

Андрос прибыл на место и прицелился из фотонного бластера.

— Подними президента. Сейчас же! — закричала Бэт и махнула оружием в сторону Винсера.

Генеральный секретарь поднял руки и попятился, невольно блокируя выстрел Андроса.

— Пожалуйста… это еще может закончиться мирно, — пролепетал он. — Все будет хорошо.

Картер выругался. Только Винсеру удавалось быть одновременно необходимым отвлечением и помехой.

Губы Бэт скривились, как при синдроме Туретта8.

— Неси ее, или я.… убью тебя, — ее палец погладил спусковой курок.

Винсер опустился на колени рядом с Микалой, вновь давая Андресу возможность выстрелить.

Кай прицелился.

Запаниковавший помощник посла спрыгнул с яруса и упал на Андроса. Выстрел киборга просвистел над головой Бэт и осветил стену красным светом. Она прицелилась и открыла огонь. Андрос упал.

— Что ты творишь? — воскликнул Винсер и поспешно перекинул обмякшее тело Микалы через плечо. Бэт бросилась к нему и ткнула оружием в спину.

— Иди… иди… иди, — подгоняла она к выходу Винсера.

Наплевав на свое прикрытие, Картер побежал, подняв собственный бластер.

«Мне придется ее пристрелить», — он почувствовал подступающую тошноту.

Бэт резко обернулась. Используя Винсера и Микалу как щит, она прицелилась через плечо генерального секретаря. На груди Картера заплясала красная точка прицела.

Ее губы скривились.

— Картер Аймэс… такой достойный… п-п-противник… хороший… хороший… — она дернула головой. — Хороший, — слезы потекли из ее глаз, — прощай.

Бэт выстрелила.


Глава 23


Сознание возвращалось. Каждый мускул болел. В ушах гудело, а под ногами что-то вибрировало. Бэт с трудом разлепила распухшие веки и заморгала от слепящего света.

Она попыталась потереть лицо, но ее руки были скованы. Она даже не могла пошевелить головой. В ее груди вспыхнула паника. Что произошло? Где она? Глухая металлическая стена давала мало информации. Боковым зрением Бэт заметила часть арки. Дверной проем… но куда?

Последнее, что она помнила, это… центр на Луне.

Саммит.

Детали просачивались сквозь трещину в ее памяти, расширяя щель, пока барьер не рухнул, а ужасные действия, совершенные Бэт, выплеснулись наружу.

«Я убила Картера. Нет. Ох, нет. Нет… нет… нет. Я убила Картера».

Почему? Почему? Почему? Агония пронзила ее тело хуже любого фотонного взрыва. Бэт словно наблюдала со стороны, как перепрыгнула через оцепление, напала на охранника Айм-Сек, выстрелила в другого сотрудника, а затем поразила Микалу, когда женщина попыталась убежать. Переключив бластер на самую высокую мощность, Бэт убила кибер-оперативника, а затем расправилась с Картером.

Она заставила Бенсона отвести ее в шаттл. Они поднялись на борт, а потом… жгучая боль пронзила ее голову, и Бэт потеряла сознание. После того, как она вырубилась, Бенсон, должно быть, побежал за помощью. Неужели ее арестовали? Бросили в тюрьму?

Бэт могла двигать глазами, но не головой. В поле ее зрения находились только светло-серые металлические стены без каких-либо отметин. Гул, который она слышала и ощущала ногами, исходил от корабельного двигателя.

Итак… космический корабль. Может, это тюремный корабль? Но тогда здесь должны были быть и другие заключенные, не так ли? Или ее просто отправили в одиночку.

«После того, что произошло, я заслужила такое обращение, — еще больше слез хлынуло из ее глаз, как и из носа. — Мне так жаль, так жаль…»

Неожиданно Бэт поняла, что сидит на стуле. Жесткость конструкции давила на позвоночник, бедра, ягодицы. Ее икры словно прилипли к ножкам стула. Она снова попыталась пошевелить конечностями, хоть чем-нибудь, но не сумела.

— Помогите! Кто-нибудь? Здесь есть хоть кто-нибудь? — хрипло, но она могла говорить. Бэт напряглась, пытаясь раскачаться из стороны в сторону…

— Борьба с ограничителями не принесет тебе никакой пользы, — перед ней возник Бенсон. Она не слышала, как он вошел.

Очарование, добродушие и забота исчезли, превратив красивые черты лица в резкие и жестокие. Его глаза были холоднее темной стороны луны, пока внимательно смотрели на нее. Бэт судорожно сглотнула.

«Он меня ненавидит. Но я не могу винить его за это».

Она снова посмотрела в его лицо.

— Картер… Картер… он…

Бенсон глубоко вдохнул, из-за чего его грудь расширилась.

— Мертв, — произнес он.

Подтверждение худшего страха пронзило ее, словно удар в горло, из-за чего она ахнула. Бэт надеялась, что ее воспоминания не были настоящими, что она не совершила тех действий.

— Микала, президент Айрон, с ней все в порядке?

— Пока да.

— Я на тюремном корабле?

— Ты на моем личном шаттле.

— Ты везешь меня на Терран? — должно быть, он намеревается передать ее властям.

— Нет.

— Тогда куда?

Бенсон сложил руки на груди и уставился на нее. Она ожидала увидеть в его глазах отвращение и неприязнь, но от подобного блеска по ее спине побежали мурашки страха. Бенсон выглядел… торжествующим.

Он зашел за ее спину так, что она не могла его видеть, из-за чего волосы на ее затылке встали дыбом. Но ведь здесь она была самой опасной, не так ли? Да и чего ей бояться Бенсона? Но внезапно Бэт кое-что поняла. Он вел себя совсем не так, как обычно.

«Как и я, мы оба вели себя странно».

Она совершала ужасные поступки, не имея никакого контроля над своими действиями, и говорила странные фразы.

«А если я снова сорвусь?»

Она не могла повернуть голову. Все, на что была способна Бэт — сжать руки в кулаки. Когда Морхейн надел на нее электронные наручники в отеле, все было совсем не так.

«Бенсон, должно быть, боится, что я представляю угрозу».

Как она могла винить его за это? Кто мог предсказать, что в следующий раз выкинет Бэт? Даже она не догадывалась об этом.

«Я убила Картера и еще одного киборга».

Ее горло сжалось от подступившего кома.

— Ох, прости. Ты, наверное, хочешь сменить позу? — Бенсон снова появился перед ней и набрал команду на своем наручном коммуникаторе. Ее тело осталось неподвижным, зато теперь Бэт могла вертеть головой. — Кстати, ответ на твой вопрос, я везу тебя в Катнию, где спущу на поверхность планеты.

Когда смысл его слов дошел до Бэт, кровь отхлынула от ее лица. Перед глазами девушки заплясали темные пятна.

— Ка-тье убьют меня, — она никогда не слышала о похожих на пантер инопланетян, пока не начала работать в Айм-Сек и Кибер-Управлении. На работе Бэт прочитала отчеты об угрозах и застрелила роботизированную версию монстра на полигоне.

— Это не имеет никакого отношения к твоим недавним действиям, ты же понимаешь. На самом деле ты превзошла все ожидания, — улыбнулся он, будто хвалил дрессированного питомца. — Однако ты больше не нужна мне, потому что теперь тебе никто не доверяет. Я не могу отпустить тебя… Тысячи людей видели нас вместе, значит, мне нужно найти способ избавиться от тебя. Поскольку поездки в Катнию запрещены, никто не будет искать там. Да даже если кто-то появится на этой планете, то навряд ли найдет хоть какие-нибудь останки.

Неужели он сошел с ума? Что с ним случилось? Все из-за нее?

— Зато все будут думать, что ты похитила президента Айрона и меня. Я расскажу, как ты оглушила меня с помощью бластера, а когда я пришел в себя, то тебя и президента уже не было, — он повел плечом. — Да, именно так и расскажу. Когда Ламани сообщит СП, что взял Микалу Айрона в заложники, то я буду тем, кто начнет вести переговоры и выполнять его требования. Раз Микала Айрон исчезла, а Картер Аймэс умер, то больше никто не попытается остановить Ламани.

Холод пробрал ее до костей.

— Ты работаешь на Ламани?

Бенсон наклонился настолько близко, что его дыхание коснулось ее лица. Бэт хотела отпрянуть, но ее сковывали ограничители.

— Нет, глупая ты женщина, — она вздрогнула, когда на нее брызнула слюна. — Меня зовут Ламани.

Как будто корпус корабля треснул, позволяя космосу высосать из помещения весь воздух.

— Ты же Бенсон Винсер… терранец, — у мужчины не было каких-либо наростов на лбу и висках. Просто симметричные черты классически красивого европеоидного мужчины-терранца… впрочем, сейчас в нем не осталось ничего привлекательного.

Бенсон провел пальцем по вискам.

— Пластическая хирургия сделала меня похожим на человека. Они проделали хорошую работу, не так ли?

Бэт удивленно открыла рот.

Выражение его лица стало угрюмым.

— Я застрял с этим лицом, так как не могу пока измениться, но эта отвратительная внешность позволила мне проникнуть в СП, — он отступил назад и поднял руки. — Ихто оми Ламани, Хурат ахно Оканта уйя Ягнони, — она не поняла слов, но узнала обдибиановый диалект. Ранее Бэт ознакомилась с биографией Бенсона. Он говорил на шести языках, но обдибиановый не был одним из них. — Я Ламани, Пророк и воплощение Великого, — перевел он на терранский английский.

Если бы ее ноги не были обездвижены, то превратились бы в желе. Неужели его разум помутился? Когда-то Бэт сомневалась, что подобное радикальное изменение личности может произойти, но она на собственном примере доказала возможность такой вероятности. Может, Бенсон бредил… или перед ней действительно стоял Ламани?

Все считали, что главарь террористов скрывался, чтобы избежать поимки. Никто — даже его сыновья — не видел Ламани больше десяти лет. Примерно столько же Бенсон возглавлял СП. Неужели Бенсон-Ламани организовал теракты, одновременно подрывая попытки СП их остановить?

Бороться с терроризмом, который исходил извне, было достаточно трудно, а если он обосновался внутри, то оставалось ли место для надежды?

Только если уповать на помощь Кибер-Управления. Но Картер был мертв.

Нет, еще был шанс. Организация не зависела от одного человека. Он основал ее, руководя и создавая так, чтобы она функционировала без него. Кибер-Управление попытается выследить ее, чтобы привлечь к ответственности и спасти Микалу и Бенсона.

Успеют ли они добраться вовремя? Если Бэт умрет, то никто никогда не узнает, что Бенсон был тем самым Ламани.

«Я должна остановить его».

— Они придут за мной, — заявила Бэт. — Сейчас я, наверное, самый разыскиваемый преступник во всей Галактики. Я похитила президента Объединённого Террана и генерального секретаря СП. Все будут искать их, но найдут тебя.

Ламани-Бенсон рассмеялся.

— Когда я буду готов, то позволю им «спасти» меня. К тому времени ты и президент умрете, а я вернусь на свой пост генерального секретаря Союза Планет.

Он стремительно вышел из комнаты.


Глава 24


— Доклад. Что вы узнали со вчерашнего дня? — Картер мерил шагами импровизированный штаб в центре на Луне. Его грудь ныла от боли, которую не могли излечить наносомы. Шипящий удар от фотонного бластера прошел, но агония предательства продолжалась.

«Я доверял ей. Как я мог так ошибаться?»

— С тобой все в порядке? — спросил Брок, озабоченно нахмурившись. — Может, тебе лучше присесть?

Он не мог сидеть, не мог успокоить свое тело, пока убийца оставался на свободе, а жизнь Микалы и Винсера висела на волоске. Каким будет следующий шаг Бэт? Выкуп? Убийство?

Картер не предвидел подобного исхода. Люди раскрывали свое истинное «я» путем языка тела, изменением мимики, выражениями. Подсказки могли быть очень слабыми, но они существовали, главное было знать, где искать, а киборги умели уловить самые тонкие нюансы. Картер терзал свой человеческий мозг и кибер-процессор в поисках поведенческих подсказок, но не находил ничего, что могло бы его предупредить.

Он бы поставил свою жизнь на то, что она заслуживала доверия.

Впрочем, так и получилось.

Бэт пыталась убить его и Андроса. Она переключила бластер на смертельный режим и хладнокровно выстрелила в обоих. Задумка удалась бы, если бы Картер и его сотрудники из службы безопасности предварительно не надели защитные фотоно-поглощающие костюмы под униформы. Материал, разработанный Дейлом Хомом, поглотил, а затем рассеял большую часть энергии бластера.

Даже с защитой взрывная волна сбила его с ног и вывела из строя на несколько часов. Но Картер и Андрос выжили.

— Со мной все в порядке, — пробормотал он, взглянув на Андроса, который ерзал на стуле. Картер понимал, что чувствовал киборг. Затяжной эффект фотонного потока ощущался как рой кусачих муравьев. Вот только сердце Андроса не было зажато в тиски.

Картеру некого было винить, кроме самого себя. Его глупое доверие поставило под угрозу Микалу и Винсера.

«Мог ли я облажаться еще хуже? Я помог Бэт во всем, только не вложил оружие ей в руку. Я научил ее драться, настоял, чтобы она стала тренироваться с бластером».

Она использовала против них все, чему научилась.

Возможно, ее неопытность была всего лишь уловкой. Кому бы пришло в голову отправлять сюда начинающего убийцу? Бэт очень хорошо справилась с обучением самообороне и владению оружием. Слишком хорошо. Он должен был признать, что в его организацию проник профессионал. Если Кибер-Управление пойдет ко дну, то мало кто сумеет помешать Ламис-Одж завоевать суверенные планеты Галактики.

— Мы уверены, что Бэт О'Ши никак не связана с Ламис-Одж? — спросил он. Одно только произнесение имя возлюбленной причиняло ему боль, но даже отдаленная связь с террористами вызывала отвращение.

— Уверен? Нет, — Брок покачал головой. — Сначала меня посетила та же мысль, поэтому я попросил Иллюмин перепроверить киберпространство. Но, согласно ее предварительному отчету, Бэт именно та, за кого себя выдает: клон Лизы О'Ши, дочери Джорджетты и Рубена О'Ши, — взяв на себя командование, пока Картер был в отключке, Брок мобилизовал Кибер-Управление.

— О'Ши оказались очень сговорчивы и были допрошены. Из Кло-Вентурис Бэт отправилась на космическую станцию и не покидала ее до тех пор, пока не приехала на собеседование в Айм-Сек. Единственный шанс связаться с Ламис-Одж был бы во время перелета.

Слабый шанс, но все же шанс.

— Значит, все же существует подобная вероятность.

— Мы изучаем декларации полетов и исследуем всех людей, с которыми она могла столкнуться. Иллюмин просматривает каждую электронную передачу, которую Бэт когда-либо получала.

— Достаньте всю информацию, быстро.

— Я снял с Иллюмин все задачи, кроме дела Корнелиуса.

— Сними ее и эту. Бэт ее единственный приоритет.

— Сделаю, — Брок плотно сжал губы. — Все киборги и корабли, которые мы можем выделить, а также галактическая полиция ищут шаттл Винсера. Не зная мотивов, трудно предсказать, куда направится Бэт. Заместитель генерального секретаря СП, который встал на место Винсера, выпустил межпланетный бюллетень на ее арест. Агенты Кибер-Управления сидят в засаде у космической станции О'Ши на случай, если она там появится. Мы связались с нашими информаторами в Квазаре на случай, если в этом замешан пиратский синдикат… хоть я в этом сомневаюсь. Квазар старается не высовываться. Микала и Винсер слишком известны, чтобы их можно было продать в рабство.

— Ты поступил так, как сделал бы я, — улыбнулся Картер. Брок не пропустил ни одного шага. Хотя данная ситуация для него тоже была тяжелой. — Как держится Пенелопа?

— Пиа расстроена, но все равно настаивает, чтобы я присоединился к поискам. Она хочет, чтобы ее мать вернулась, а похититель предстал перед судом.

— Мы все этого хотим, — он снова принялся расхаживать по комнате. — Какой корабль у Винсера?

— Крейсер второго класса.

— Это личный корабль. Не дипломатический шаттл?

— Верно, — ответил Брок.

— Каков промежуток времени между запуском и тем моментом, когда Кибер-Управление начали поиски?

— Я немедленно связался с нашим экипажем, но сначала мы высматривали дипломатическое судно. Бэт воспользовалась паникой, рассчитав время бегства так, чтобы оно совпало с массовым покиданием центра на Луне. Очень немногие следовали правилам полета. Настоящий хаос в лунном воздушном пространстве. Чистая удача, что ни один корабль не столкнулся.

— На арене генеральной ассамблеи тоже царил хаос, — киборг Санни Мастерс кивнул головой в сторону Аманды Мэнсфилд. — Мы были заняты, пытаясь контролировать толпу. Во время выстрелов мы как раз находились на ярусах. Из-за размеров арены люди уделяли больше внимания своим персональным мониторам, нежели случившемуся на этаже. Инцидент произошел в дальнем конце арены, вне поля зрения многих людей. До тех пор, пока в ярусах не начались крики, многие не знали о нападении. А вот после все превратилось в бедлам.

— Люди склонны к панике в кризисные моменты, — заметил Брок.

Санни отрицательно покачал головой.

— Крики были точно рассчитаны, будто людей заранее подговорили. Я готов поклясться, что в каждой секции яруса было несколько зачинщиков, которые кричали на разных языках.

Мэнни кивнула.

— Похоже, некоторые люди пытались спровоцировать паническое бегство, чтобы занять охрану. В моей секции кто-то прокричал: «президента застрелили, бегите!» еще до того, как это произошло.

Взгляд Картера метнулся к женщине-киборгу.

— Даже так?

Она кивнула.

— В этой суматохе никто, кроме киборга, ничего не заметил бы, но крик раздался за две десятых секунды до выстрела.

— Сколько было зачинщиков?

Санни и Мэнни обменялись взглядами. Он пожал плечами.

— Мы можем прикинуть. Я загружу визуальные и аудио записи со своего микропроцессора и сопоставлю их.

— Я займусь тем же, — добавила Аманда. — Мы свяжемся с другими оперативниками, которые дежурили на ярусах, и запросим те же данные. Тогда нам удастся определить количество.

— Начинайте, — кивнул Картер. — Проведите идентификацию по списку участников, найдите этих людей и допросите.

— Думаешь, у нее были сообщники? — уточнил Брок.

Картер плотно сжал губы.

— Похоже на то.

Глаза Брока расширились, он резко дернул головой.

— Твою ж мать!

— Что случилось?

— Только что пришло сообщение от Рурка. Он нашел корабль Винсера.

— Где?

— На орбите Катнии.


Глава 25


Вибрация двигателя перешла в едва различимый гул, свидетельствующий о том, что они вышли на орбиту. Бэт охватил страх, когда дверь открылась, пропуская Ламани, вооруженного бластером.

«Он пришел, чтобы отправить меня на Катнию».

Она собиралась сопротивляться изо всех сил. Лучше быть убитой выстрелом из бластера, чем разорванной на куски ка-тье. Вот только какое сопротивление она могла оказать? После того, как Бэт была обездвижена на целый день, может, на полтора, ее конечности закоченели. Она сомневалась, что сумеет поднять руку, не говоря уже о том, чтобы нанести удар.

— Планы изменились, — он что-то сделал с наручным коммуникатором, а затем направил устройство на Бэт. Она вздрогнула, когда знакомая боль пронзила ее голову. Ламани развернулся и ушел.

Пока Бэт смотрела на дверь, ее голова пульсировала, а желудок крутило. Планы изменились? Что это значило? Неужели Ламани передумал высаживать ее на Катнии? Но он не мог позволить ей уйти… не с такими знаниями. Бэт пришла к выводу, что Бенсон все же был Ламани.

Ее рука казалась тяжелой, когда она смахнула слезу, скатившуюся по щеке.

Рука! Она сумела поднять руку! Бэт попробовала пошевелить обеими руками. Они обмякли от долгого бездвижного состояния, но она смогла их поднять. Бэт подвигала ногами.

«Я могу двигаться! Могу шевелиться!»

Она встала, сделала шаг и рухнула на пол, когда ее ноги подкосились. Пробуждающиеся нервы посылали импульсы боли по всему ее телу.

«Вставай! Давай же!»

Что-то произошло, раз Ламани отпустил ее. Вытянув руки и ноги, Бэт сосредоточилась на своих конечностях, а затем подтянулась вперед. Вновь встав, она заковыляла к двери.

«Наглухо закрыта. Ну конечно».

Она расхаживала по комнате и размахивала руками, чтобы восстановить кровообращение. Бэт должна была быть готова к возвращению террориста. В помещении не было ничего, что она могла бы использовать для самозащиты. Маленький стул был прикреплен к полу. Адреналин пронзил тело Бэт, наполняя энергией, хотя с момента посадки на корабль ей не давали ни есть, ни пить. Впрочем, жажда и голод были наименьшими из ее забот.

Снаружи послышались глухие шаги. Прежде чем Бэт успела среагировать, дверь распахнулась, и показался бластер, направленный на ее грудь.

— Бэт О'Ши, вы арестованы, — прокричал мужской голос на безупречном терранском языке. — Бросьте оружие! — Бэт никого не видела, так как мужчина продолжал стоять за стеной.

— Но я… я не вооружена, — она подняла руки.

— На пол. Руки за голову! — рявкнул мужчина. — Я сказала на пол! Немедленно!

Она упала и вытянулась во весь рост. Кем был этот мужчина? Бэт надеялась, что это галактическая полиция. Она будет взята под стражу, судима и осуждена за два убийства, а затем заключена в тюрьму на всю оставшуюся жизнь, но зато избежит участи быть разорванной на части ка-тье.

Бэт ничего не видела, но слышала тяжелую поступь, когда двое мужчин ворвались в комнату. Они заломили ей руки за спину и надели наручники на запястья. Затем они рывком поставили ее на ноги и проверили на наличие оружия.

Ее спасители по совместительству новые похитители были огромными и мускулистыми, невзрачная униформа ничем не выдавала их личности. Кроме приказа, который выкрикнули мужчины, они не разговаривали, только кивая друг другу.

Они общались телепатически. Только киборги могли делать подобное. Были ли они связаны с Кибер-Управлением?

— Вы… вы из Киб… — она замолчала, чтобы не озвучивать название организации на случай, если мужчины не были связаны с Кибер-Управлением. — Вы из компании Картера? — вместо этого спросила она.

Но они не обратили на нее никакого внимания.

Один из мужчин убрал бластер в кобуру и схватил ее за локоть.

— Ты пойдешь с нами.

— Микала тоже на борту. Вы нашли ее? С ней все в порядке?

Бэт не получила ответов на свои вопросы. Вместо этого мужчины потащили ее к выходу.

— Не причиняйте ей боль! Пожалуйста. Бэт нужна помощь, — появился Ламани, снова превратившись в Бенсона Винсера. Озабоченно нахмурившись, он морщил лоб.

— Вам придется пропустить нас, генеральный секретарь, — заявил один из киборгов.

«Ламани! Это же Ламани!»

— Ла-л-л… — Бэт кричала его имя в своей голове, но язык отказывался складывать буквы. Ламани. Ламис-Одж. — Т-т-т… — террорист. Слезы страха и разочарования катились по ее лицу, пока она пыталась хоть что-то выговорить. Бэт потеряла контроль над собственным телом. Ламани, самый известный преступник в Галактике, стоял прямо перед ней, а Бэт не могла вымолвить ни слова. Почему?

Она посмотрела на одного из агентов.

— Помоги, — прошептала она. — Я должна сказать…

— Что именно? — спросил он.

— Бенсон это… это… — она пыталась выдавить из себя имя. Бэт перевела пристальный взгляд на Ламани, пытаясь общаться с ним глазами.

— Кто? — спросил киборг.

Она просто не могла произнести имя.

— Пойдем, — он схватил ее за руку и потащил в коридор.

В глазах Ламани промелькнуло торжество, но он тут же скрыл его под маской озабоченности.

— Надеюсь, она получит необходимую помощь.

— Здесь решаю не я, — ответил киборг.


* * *


«Зачем ты это сделала? Как ты могла?»

Картер наблюдал за происходящим через смотровое окно. Потрясенную, испуганную и беззащитную Бэт привели в комнату для допросов. Ее продержали в одиночке три дня, чтобы ослабить сопротивление перед разговором. Картер мысленно пнул себя за приступы сочувствия, которые периодически терзали его. Она же была преступницей. Террористкой.

Гнев и отвращение. Именно это он ожидал почувствовать, когда снова увидит ее.

А не острую печаль и потерю, разрывающие его изнутри, не мучительную тоску по тому, что, как думал Картер, было между ними, не беспокойство и волнение по поводу того, какой испуганной и беззащитной выглядела Бэт. Она намеренно пыталась убить его и одного из киборгов. Бэт похитила президента и генерального секретаря, направив корабль на Катнию. Если бы головная боль не заставила ее потерять сознание, то неизвестно, каким бы был ее следующий шаг. Рурк и еще один агент нашли заложников запертыми на импровизированной гауптвахте. Тогда Винсер рассказал о том, что произошло.

— Ты точно не хочешь, чтобы допрос провел я? — спросил Брок.

— Нет, я хочу увидеть ее реакцию, — выдавил Картер.

Они не сообщили Бэт, что ее попытка убийства провалилась. Никто за пределами Кибер-Управления не знал, что он остался жив. Не знал Винсер. Не знали сотрудники Айм-Сек. Не знала жена Брока, Пенелопа. Не знала даже Микала. Картер сожалел, что обманул людей, которые оплакивали его гибель. Но пока они не выяснят, в чем состоял план Бэт и с кем она работала, то будут продолжать действовать так, будто Картер был одной из ее целей. Для всех в Галактике Бэт преуспела в его убийстве.

Бэт начала было садиться спиной к смотровому стеклу, но охранник жестом велел ей сесть по другую сторону стола так, чтобы она оказалась лицом к окну. Бэт послушно прошла дальше и неуклюже опустилась на стул, ее руки были скованными электрическими наручниками. Безоружная, она не представляла никакой опасности для киборгов, но после того, что случилось, они не собирались рисковать.

Картеру сообщили, что она была образцовой заключенной, хоть и постоянно просила о встрече с Броком. Но запросы были отклонены. Бэт была не в том положении, чтобы обращаться с какими-либо просьбами. Ни одна из них не будет удовлетворена.

Солия вошла в комнату наблюдения.

— Извините за опоздание. Я пришла так быстро, как только смогла. У меня была консультация в другом конце здания.

— Технически ты пришла на две минуты раньше, — микропроцессор в его мозгу показывал точное время.

— Ах, но я же знаю, как ты любишь, чтобы все приходили заранее, — она улыбнулась. — Хочешь, чтобы я проверила что-то конкретное?

— Ложь и лицемерие, — озвучил Картер. Они с Броком неплохо разбирались в людях, но Солия была живым, дышащим детектором лжи. Он резко выдохнул. — Давайте покончим с этим.

Когда он вошел в комнату для допросов, Бэт обернулась. У нее ошеломленно открылся рот. Ее глаза расширились, а потом наполнились слезами.

— Картер… Картер… ох, звезды! Ты не умер! Не умер! — Бэт вскочила со стула и бросилась к нему. — Картер! — ее лицо озарилось радостью, в которой, Картер мог бы поклясться, чувствовалась только искренность, но он знал правду. — Я думала, что…

— Не прикасайся ко мне! — он схватил ее за запястья прежде, чем Бэт успела положить руки на его грудь. Несмотря на всю решимость, ее фальшивое волнение пронзило его сердце. Отвращение к своей уязвимости сделало Картера менее нежным, когда он толкнул Бэт обратно на стул. Он вытер руки о брюки, но не сумел избавиться от ощущения ее гладкой кожи, от влаги слез, от белых отметин на запястьях, которые позже превратятся в синяки, от опустошенного выражения лица.

Сильнее, чем это было необходимо, он пнул ногой свой стул и сел.

В ее глазах отразилась боль.

— Прости…

Прости? Гнев вспыхнул, успокаивая агонию от встречи. Ты мог извиниться за то, что наступили кому-то на ногу, за опоздание… но не за похищение, нападение и попытку убийства. Прости, что пытался убить тебя… немного ошибся.

— Давай начнем с того, что ты раскроешь тайну своей личности, — холодно произнес Картер. Дежавю. Разве не так они начинали? Если бы только он следовал своим первым инстинктам.

Бэт удивленно моргнула, будто не поняла вопроса.

— Меня зовут Бэт. Бэт О'Ши.

— Кто ты? — он будет продолжать спрашивать, пока не получит правильный ответ, пока не поймет, зачем она пришла и почему совершила преступление.

Она положила скованные руки на стол.

— Я должна кое-что рассказать тебе, — Бэт глубоко вдохнула. — Бенсон это Л… Бенсон это… — ее лицо превратилось в гримасу, а губы скривились. — На корабле… о-он… Л… — она сжала руки в кулаки и ударила ими по столу. — Почему я не могу говорить? — воскликнула Бэт. — Мне нужен ПирКомм, пожалуйста. Чтобы отправить тебе сообщение.

ПирКомм? Чтобы она могла связаться со своими сообщниками? Отличная попытка.

— Или бумага и ручка.

— Нет. Если ты хочешь что-то сказать, то просто произнеси это.

— Я не могу, что-то не так!

«В этом она права», — с горечью подумал он.

— Мне нужна помощь. Суэйн… мне нужно увидеть Суэйна. Может, он сможет помочь.

— Кто ты?

Ее взгляд, умоляющий и настойчивый, встретился с его глазами.

— Пожалуйста, послушай… — ее лицо исказилось еще сильнее. Костяшки пальцев побелели, когда она сжала кулаки. Затем Бэт замерла, уставившись на свои руки, и принялась выводить указательным пальцем беспорядочные узоры на столе. — Моя рука. Посмотри на мою руку, — воскликнула она. — Бенсон это…

Картер сощурил глаза.

— Винсер кто?

— Он… о-о-он, — ее голова дернулась так сильно, что Картер испугался, как бы Бэт не сломала себе шею.

— Кто ты? Кто тебя послал?

— Посмотри на мою руку! — из ее глаз текли слезы. — Пожалуйста… пожалуйста… Картер, — ее рот искривился, пока палец судорожно двигался.

«Может, тебе действительно стоит позвать Суэйна?» — спросил его Брок.

Ее безумное поведение было притворством, чтобы сбить их с толку. Картер влюбился в ее игру потерянной маленькой девочкой, но больше не был намерен вестись на обман. Нет, прежний Картер вернулся.

— Почему ты пыталась убить меня? — его кибернетическое зрение и микропроцессор фиксировали каждое подергивание лица, моргание, шевеление пальца, который продолжал выводить узоры на столе. Может, позже он передаст видеозапись Суэйну для консультации. Доктор кибер-меда не был психологом, но узнать его мнение не помешало бы.

— Я не могла остановиться. Я не знаю, почему так поступила.

— Значит, ты ссылаешься на невменяемость? — усмехнулся он.

— Нет… может… я не знаю, — Бэт застонала. — Это происходит и сейчас. Мне нужно сказать тебе что-то важное, но слова не формируются!

— Может, если бы ты говорила правду, то сумела бы выговорить.

— Со мной что-то происходит. Я делаю то, что не хочу, — ее нижняя губа задрожала. — Я не хотела стрелять ни в тебя, ни в агента Кибер-Управления… а он тоже жив?

Признание и раскаяние Бэт были такими же фальшивыми, как и ее личность. Будет ли она разочарована тем, что Андрос выжил? Что ее план провалился? Микала была в безопасности в своем офисе в столице Объединённого Террана, а Винсер — в крепости СП. У обоих уровень безопасности был повышен. Андрос и два офицера Айм-Сек приступили к своим обязанностям.

Картер был единственным, кто страдал от длительных последствий. Агония предательства никогда не прекращалась.

— Да, — наконец, ответил он на ее вопрос.

Бэт прижала ладони к лицу и заплакала.

— Слава звездам. Спасибо. Я никого не убила.

Гнев в ответ на это представление раскалился докрасна.

Хлопок. Хлопок. Хлопок.

Картер неторопливо зааплодировал.

— Молодец. Твоя игра достойна театральной премии, но я не впечатлен. Будет гораздо проще, если ты начнешь сотрудничать. А сейчас, — он пожал плечами, — тебе грозит пожизненное заключение. Оно может проходить относительно легко здесь, на Терране… или же очень, очень тяжело в одном из исправительных учреждений шахтерской колонии.

Вся краска сошла с ее лица.

Картер никогда был не отправил ее туда, — Бэт просто не дожила бы до следующего дня — но в любом случае позаботился, чтобы она заплатила за свои преступления. Он наклонился вперед.

— Кто тебя послал? С кем ты работаешь?

— Никто. Клянусь. Я не знаю, почему сотворила все это. Мне так жаль… — слезы скатились в уголки ее рта.

Мысли о том, чтобы поцелуями прогнать эти слезы, притянуть ее в свои объятия и пообещать помочь, затопили его. Черт бы ее побрал!

Картер встал и зашагал прочь, прежде чем сделать что-то, о чем в последствии пожалеет.


* * *


Картер присоединился к остальным. Вокруг рта Брока пролегли морщины, а Солия озабоченно хмурилась. Они наблюдали, как охранник-киборг вернулся, чтобы сопроводить Бэт с допроса в одиночную камеру.

Было ли ей достаточно тепло? Она нормально питалась? Условия содержания в одиночке были нарочито аскетичными, хотя Картер отдал приказ смягчить суровость. Почему он не мог выбросить ее из головы? Почему не мог относиться к Бэт как к еще одному вражескому боевику?

— Я не ожидал признания, но ее рассказ совсем не впечатлил. Что она делала со своей рукой? — спросил Брок.

— Притворялась, чтобы убедить нас, будто сошла с ума? — он не серьёзно задал ей вопрос о желании спихнуть все на безумство, но, может, так оно и было. Возможно, она надеялась, что ее переведут в психиатрическую лечебницу, откуда будет легче сбежать, чем из-под стражи Кибер-Управления.

— Я верю, что она говорит правду, — тихо пробормотала Солия.

— Где именно? — он прищурил глаза. — Она лишь заявила, что не знает, почему пыталась меня убить.

— Об этом и речь. Она действительно не знает. Я почувствовала большое смятение, раскаяние, огромную тревогу, разочарование и страх. Она чего-то боится.

— Быть арестованной и заключенной в тюрьму, — Картера интересовало мнение Солии, но оно противоречило тому, что он видел собственными глазами. Тому, что он слышал. Как раз перед тем, как Бэт выстрелила в него, она назвала его своим противником.

Фария покачала головой.

— Я была там, когда она сорвалась. И я поняла, что Бэт ужасалась собственным действиям.

Вообще-то Картер тоже был там.

— Значит, кто-то ее подставил. Может, она подверглась шантажу, — Бэт пыталась скрыть то, что появилась на свет путем клонирования. Картер не думал, что она решиться на убийство, чтобы сохранить тайну, но, судя по нападению, он не знал ее так хорошо, как предполагал.

Солия поджала губы.

— Хм… возможно, но я так не думаю. Может, мне стоит поговорить с ней? Возможно, она будет более сговорчива со мной.

— Я подумаю об этом, — кивнул Картер. Если обычный допрос не сработает, они могут попробовать прибегнуть к предложению Солии, или, может, удвоить команду с хорошим и плохим копами.

Фария крепче сжала крылья. Ее взгляд обратился к Броку, прежде чем она снова встретилась с глазами Картером.

— Я могу быть откровенна?

— Конечно, — он махнул рукой.

— Я чувствую в тебе конфликт и двойственность, когда дело касается Бэт. Очевидно, это очень личное…

— Поэтому ты хочешь предложить, чтобы допрос вел кто-то другой? — закончил Картер.

Она кивнула.

— Ясно. Я приму это к сведению, — пробормотал он. Солия не ошиблась, но и не была до конца права. Он вполне мог справиться с допросом. Увидеться с Бэт оказалось труднее, чем ожидал Картер, но он возьмет свои эмоции под контроль. Личные чувства не будут мешать работе Кибер-Управления.

— Если больше ничего нет… — произнесла Солия.

— Нет, не сейчас. Спасибо, — поблагодарил Картер.

Не успела Солия уйти, как Иллюмин, еще одна фария, работающая на него, отправила ему сообщение.

«Нам нужно немедленно поговорить».

«Это касается Бэт?» — ответил он, отправив сообщение на ее ПирКомм.

«Да… но тут нечто большее».

«Что именно?»

«Лучше я скажу тебе это лично».

«Встретимся в моем кабинете».

Картер привлек внимание Брока.

— Нам пора идти. Иллюмин что-то нашла.

Когда они прибыли, фариа уже была в его кабинете, устроившись в кресле. Она была такой крошечной, что ее ноги даже не касались пола. Лучший хакер — лучший в Галактике — выглядел как пикси. За исключением ее мрачного выражения лица.

— Что ты выяснила? — он пропустил предисловие и занял свое место в сенсорном кресле за столом. Брок сел рядом с Иллюмин.

Она сделала глубокий вдох и выдохнула.

— Компании Кло-Вентурис и РеГенКо принадлежат Ламис-Одж.


Глава 26


— Что? — наносомы ринулись к лихорадочно колотящемуся сердцу Картера, пока мозг с гиперскоростью анализировал последствия. — Бэт с Ламис-Одж? — его голос прозвучал сдавленно. Он задавал этот вопрос на первом брифинге после саммита, потому что тот нужно было озвучить, но никогда не ожидал, что это окажется правдой.

Если она работала на Ламис-Одж, то Ламани проник в Кибер-Управление. Каждая миссия, каждый агент, каждый охраняемый объект были в опасности.

Ругань Брока указывала на то, что он пришел к такому же выводу.

Иллюмин перевела взгляд с Брока на Картера.

— Не совсем так, но это еще не все. Тут нечто гораздо большее. И очень важное. Очень значимое.

— Не совсем так? Она работает или не работает с Ламис-Одж? — уточнил Картер.

— Работает, но не понимает этого.

Как могла Бэт заключить союз с самым ужасным террористом в истории и не осознавать этого?

«Я не знаю, почему так поступила», — пронеслись в его голове слова Бэт.

— Она спящий клон.

— Что это такое? — спросил Брок.

— В ее мозгу есть микрочип, похожий на процессор киборга, но когда тот активируется, то блокирует кору головного мозга. Бэт не могла контролировать то, что делала.

«Я не хотела стрелять в тебя».

Картер покачал головой.

— Если бы у нее был чип, то мы бы уже знали об этом. Суэйн провел полное био-сканирование. И он не обнаружил ничего необычного.

— Ламис-Одж адаптировали технологию маскировки на микроуровне.

Если огромный космический корабль мог исчезнуть с помощью технологии маскировки, так почему бы не сделать то же самое со столь крошечным компьютерным чипом? Это было совершенно логично. Дерьмо.

Иллюмин сцепила пальцы рук.

— Все на самом еще деле хуже.

Хуже, чем сейчас?

— Рассказывай.

— Бэт не одна такая. У Ламани есть небольшая армия спящих клонов, стратегически распределенных по всей Галактике.

Брок наклонился.

— Это и есть его секретное оружие. Не новая взрывчатка, не оружие массового поражения, не возбудитель болезни, а клоны, которыми он может управлять, чтобы осуществить свои намерения.

Иллюмин кивнула.

— Я тоже так думаю, — она скорчила печальную гримасу. — Вы приказали мне прекратить расследование дела Корнелиуса, но именно оно привело меня к прорыву.

Это был не первый случай, когда агент не подчинялся приказам… и в итоге добивался результатов. Нужно было просто смириться с подобными ситуациями. Картер прищурился.

— Дело Корнелиуса? Хочешь сказать, что помощник Винсера был клоном?

— Да. В его официальной биографии отмечалось наличие покойного брата-близнеца. Когда я проанализировала последовательность их ДНК, то обнаружила, что они были не однояйцевыми близнецами, а обычными клонами.

— В значительной степени похоже на историю Бэт, — пробормотал Картер.

— Именно это и вызвало у меня подозрения, — кивнула Иллюмин. — Их прошлое было слишком похоже, чтобы быть простым совпадением. Родители Корнелиуса отказались разговаривать со мной, поэтому я взломала их записи в личных ПирКоммах и обнаружила, что с ними связались из Кло-Вентурис… а не наоборот. Представитель компании принес им «соболезнования» по поводу смерти сына и предложил способ облегчить горе. О’Ши рассказывали ту же самую историю. Они не думали клонировать Лизу, пока Кло-Вентурис не подкинули им эту идею. Далее я прорвалась через брандмауэр, получив доступ к базам данных Кло-Вентурис и РеГенКо. Они тесно сотрудничали. Когда человек, имеющий стратегическое значение, умирал, а его тело помещалось в крио-камеру, то РеГенКо уведомляли Кло-Вентурис, которые предоставляли семье возможность клонирования. Во время созревания в мозг клона внедрялся чип. То есть, клоны рождаются, адаптируются в обществе и ведут себя абсолютно нормально до тех пор, пока не активизируется программирование, — Иллюмин уткнулась в свой ПирКомм. — Сейчас я отправлю вам обоим полный список спящих клонов.

Картер прокрутил список в голове. Твою ж мать. Он узнал многие имена: послы СП, планетарные чиновники, высокопоставленные военные, супруги и члены семей ключевых персон… Бэт О'Ши, дочь одного из самых богатых семейств в Галактике, а также Корнелиус, помощник генерального секретаря СП.

— Теперь мы понимаем, почему Корнелиус напал на Микалу, — заявил Брок.

Картер нахмурился.

— Я не уверен в этом. Бэт говорила, что просто споткнулась. Может, подобное падение перед выстрелом не было случайностью? Что, если она должна была принять удар на себя? Возможно, в тот момент сработало программирование, заставив Бэт встать перед Микалой?

— Какой в этом смысл?

— Думаю, попытка похищения была генеральной репетицией большого шоу, — предположил Картер. — Ламани проверял свой контроль над клонами перед их дебютом.

— Зачем столько ждать? Почему бы не похитить Микалу, когда у него была такая возможность?

— Потому что он желал сделать это перед многотысячной аудиторией, чтобы создать ужас и посеять хаос. Как чувствую я? Если мы сравним зачинщиков паники в ярусах со списком клонов, то наверняка найдем несколько совпадений, — он посмотрел на Иллюмин. — Ты можешь доказать, что за всем этим стоит Ламис-Одж? — Картер не сомневался в ее оценке, но ему были нужны доказательства.

Фария кивнула.

— Я задокументировала денежный перевод. Ламис-Одж проделали изрядную работу по сокрытию и отмыванию кредитов, но я нашла учредительные документы Кло-Вентурис и РеГенКо, проследив первоначальное финансирование до Ламани. Счет был закрыт много лет назад, но из киберпространства невозможно что-либо стереть… во всяком случае для меня.

— Иллюмин, ты пугаешь меня… в хорошем смысле, — ухмыльнулся Картер.

— Спасибо, — она дерзко улыбнулась, но тут же вновь стала серьезной.

Не нужно было обладать эмпатической способностью, чтобы понять, что плохие новости не закончились.

— Что еще?

Она взмахнула крылом.

— Большинство людей в крио-камерах РеГенКо умерли из-за естественных причин и болезней. Некоторые стали жертвами несчастных случаев и убийств, но те, кто был клонирован, были мишенью Ламис-Одж. Их записи содержали специальную пометку. Ламани приказал убить каждого, чтобы заменить клонами, — Иллюмин сделала паузу. — Картер… Лиза О'Ши тоже была целью. Ее смерть не была случайной.

— Он убил ее, чтобы поместить Бэт в одну из самых богатых и влиятельных семей в Галактике.

— Боюсь, так и есть. Похоже, он нанял кого-то, чтобы столкнуть девушку в ущелье.

Картер сжал свою руку в кулак. Весь этот пережитый кошмар…

— Нам нужно как можно быстрее что-то предпринять. Мы должны найти каждого клона и привести их сюда. Кто знает, на что они запрограммированы и когда дадут о себе знать?

Солия оказалась права. Бэт была жертвой, пешкой. Ламани использовал ее и остальных. Но хоть Бэт и не собиралась причинять кому-либо вред, Картер не мог позволить ей уйти, потому что она до сих пор представляла опасность.

Ужасная мысль пришла ему в голову.

— Когда Ламани больше не нуждался в Корнелиусе, то тот умер.

— Программа самоуничтожения? — Брок уловил намек.

— Не имея доступа к фактическому коду чипа, я не могу определить наверняка, но это возможно, — согласилась Иллюмин.

Бэт похитила Микалу и Винсера, но кибер-оперативники спасли их и арестовали девушку. Были ли у террориста другие планы относительно нее, или Бэт исчерпала свою полезность? Неужели Ламани убьет ее?

Картер вспомнил, как холодно он допрашивал ее. Он хотел бы вернуться и обнять Бэт, заверить, что все будет хорошо, что он все исправит. Она могла умереть, а Картер ни черта не мог сделать, чтобы предотвратить это.

— Мы всегда на два шага позади, — он ударил кулаком по столу. — Если бы только чип можно было извлечь, но его нельзя увидеть с помощью био-скана…

— Возможно, я смогу, — вмешалась Иллюмин. — То есть, речь не об извлечении, но я могу интегрироваться в кодировку, чтобы попытаться отключить и нейтрализовать чип.

— Если код самоуничтожения все же существует, то не активирует ли его твоя интеграция? — спросил Брок. — Ламани пошел на многое, чтобы создать и запрограммировать клонов, не говоря уже о маскировке чипа. Он мог поставить предохранитель.

— Это рискованно, — призналась она. — Я буду очень осторожна, но не могу гарантировать, что деактивация не вызовет определенные разрушения.

Если ничего не предпринять, то Бэт умрет. Если попытаться что-то изменить, то Бэт возможно умрет.

— Каковы шансы?

Иллюмин пожала плечами.

— Если честно, я не знаю.

— Это подвергает тебя какой-либо опасности? — уточнил Картер.

— Я так не думаю. Если я активирую последовательность самоуничтожения, то, скорее всего, сумею сбежать до того, ка это коснется меня. Я хочу попробовать, — заявила фария.

— Дэйлу это не понравится, — предупредил Картер. Киборг был мужем Иллюмин.

Она наморщила нос.

— Дэйл ничего не узнает, пока мы не закончим. Кроме того, он не советуется со мной, когда берет то или иной задание.

— Мы должны рискнуть, — тихо пробормотал Брок.

— Это решение должна принять сама Бэт, — покачал головой Картер. — Ее нужно проинформировать о возможный последствиях, — так много неопределенности, но существовали ли другие варианты? — Мы должны закрыть Кло-Вентурис и РеГенКо. Дезактивировать других спящих клонов. Нельзя позволить Ламани продолжать плодить клонов.

— Мы не можем уничтожить их, — заметил Брок.

Картер покачал головой.

— Нет, клоны, даже те, которые получили чипы, невиновны. Кроме того, это отразилось бы на их семьях. Тут требуется дипломатический подход. Я сообщу СП, чтобы они обратились к этим семьям, объяснив, что клоны в резервуарах для созревания должны быть перепрограммированы, а тела в крио-камерах — перемещены в новые установки. Думаю, стоит связаться напрямую с Винсером. В этом вопросе, по моему мнению, он будет весьма сговорчив.


Глава 27


Бэт опустилась на узкую койку в пустой камере и обхватила себя руками.

«Картер ненавидит меня».

О его чувствах свидетельствовали лед в глазах, жесткая осанка, холодный тон. Но он был жив! Жив! Другой киборг тоже выжил. Она никого не убила. От радости Бэт хотелось сделать сальто.

Однако ее будущее оставалось мрачным. Попытка убийства и похищения повлекут серьезные последствия, а не понимая, почему она совершила эти действия, Бэт не могла быть уверена, что снова не впадет в это трансовое состояние. Ее неспособность говорить свидетельствовала о том, что она все еще не могла контролировать собственное тело. Бэт жалела, что ее не пустили к доктору Суэйну. Может, ему бы удалось найти ответ.

Она безрезультатно пыталась написать слово «Ламани» на столе, но Картер ничего не понял. Он, наверное, думал, что у нее просто дрожали руки.

Потеря контроля беспокоила ее, но осознание, что Ламани скрывался на Терране, являясь лидером Союза Планет, ужасало. Бэт должна была предупредить Картера.

Дверь камеры распахнулась. Но вместо охранника или робота, доставляющего еду, вошел Картер, а за ним Брок, Суэйн и фария с металлическими крыльями. Все четверо выглядели угрюмыми.

Бэт встала и сцепила ладони, чтобы унять дрожь.

— Что случилось?

«Что я натворила на этот раз?»

Картер махнул рукой.

— Сядь, нам нужно поговорить.

Она присела на край кровати. Ее желудок скрутило.

Брок, доктор Суэйн и фариа выстроились у стены. А Картер удивил ее, усевшись на другом конце койки. Он уперся локтями в расставленные колени и переплел пальцы. Некоторое время Картер смотрел себе под ноги, потом вздохнул и поднял голову. Его лицо было словно высечено из камня.

— Мы выяснили, почему ты стреляла в меня и в сотрудников службы безопасности, а также зачем похитила Микалу и Винсера.

Может, это была еще одна техника допроса? Вопрошающий делал вид, будто у него была необходимая информация, чтобы обмануть подозреваемого и заставить его признаться? Но на Бэт это не подействует, потому что она понятия не имела о чем речь! Или у него действительно была информация? Она судорожно сглотнула.

— Почему?

— Тебя запрограммировали на это.

Бэт удивленно открыла рот.

— Я андроид?

Это не могло быть правдой. Она была органической. Чувствовала. Разве не так?

— Нет. Ты человек, — успокоил Картер. — Но, как и у киборгов, в твоем мозге установлен микрочип. Устройство имплантировали Кло-Вентурис. В отличие от наших процессоров, твой живет самостоятельной жизнью.

Она внимательно посмотрела ему в лицо.

— Ты это серьезно?

Он кивнул.

— Зачем Кло-Вентурис делать нечто подобное?

Может, они были правы? Может, именно это и было всему виной? Бэт отдавала себе отчет в своих действиях, но была бессильна остановиться. Ее тело словно взбесилось, душа охранника, стреляя из бластера и заставляя говорить всякие гадости. Микрочип до сих пор подавлял ее действия и желания. Она помнила имя… Ламани, Бенсон был Ламани… но не могла заставить себя произнести его.

— Я не могу поделиться этой информацией, — заявил Картер. — Это засекречено, а в таком виде, как сейчас, ты представляешь угрозу безопасности.

Ее взгляд метнулся к доктору Суэйну. Сочувствие в глазах мужчины беспокоило ее больше, чем заявление Картера.

— Н-но ты же сканировал мою голову и-и-и сказал, что там ничего нет. Ты не заметил никакого чипа…

— Он невидим для сканеров, — ответил за Суэйна Картер.

— Тогда с чего ты взял, что он вообще существует?

Он махнул рукой в сторону фарии.

— Его обнаружила Иллюмин. Она компьютерный сенсат. У нее есть способности, которых нет ни у кого другого.

Эта идея казалась невероятной, но многое объясняла. Бэт была не из тех людей, которые жаждали убивать!

Должно быть, именно этот чип мешал ей произнести имя Ламани. Вот только… до недавнего времени Бэт была в состоянии говорить на нем. Они с Картером обсуждали Ламис-Одж. Проблема с речью возникла только после того, как она проснулась на шаттле Ламани… после того, как террорист направил на нее свой наручный коммуникатор перед появлением агентов Кибер-Управления.

«Это дело рук Ламани. Он понял, что нас вот-вот найдут, и сделал так, чтобы я никому не сумела рассказать правду».

— Этот чип можно удалить?

— Вот почему мы здесь, — произнес Картер. — Мы просим твоего согласия на то, чтобы Иллюмин попыталась стереть программу и сделать чип безвредным.

— Сделайте это. Я готова, — она наклонила голову. — Попыталась? То есть, вы не уверены, что это может сработать?

— Теоретически это возможно. Я изменила, переписала и стерла много кодов, — вмешалась в разговор легким, звенящим голосом Иллюмин. — Но не тогда, когда тот был внутри живого существа и… — она взглянула на Картера.

Он сжал губы.

— Мы думаем, что чип закодирован на самоуничтожение. Попытка удалить его может привести к активации программы. Ты можешь умереть.

Ее сердце лихорадочно заколотилось.

— Что будет, если не убрать его?

— В худшем случае программа самоуничтожения может сработать в любой момент. Код остается работоспособным и будет продолжать контролировать твое тело. Ради твоей защиты и безопасности Галактики мы не можем позволить тебе выйти на свободу. Ты будешь заключена в тюрьму на всю оставшуюся жизнь.

— Итак, мне нужно выбрать между смертью и пожизненным заключением. Если Иллюмин все же удастся его дезактивировать?

— Мы выпустим тебя, — произнес Картер. — И ты можешь продолжать жить своей жизнью.

«Без него», — осознание этого само по себе было подобно маленькой смерти.

Выбор был очевиден. Она не могла жить в страхе, ожидая очередного срыва или взрыва бомбы замедленного действия. На карту была поставлена не только ее жизнь. Галактика была в опасности. Если Иллюмин сумеет нейтрализовать чип, то, возможно, Бэт сможет рассказать им все, что знает о Бенсоне.

— Я согласна, — она собрала всю свою браваду. Совершать правильные поступки никогда не было легко. Они не давали ей никаких обещаний, никаких гарантий.

Картер кивнул остальным и встал.

— Мне придется надеть на тебя электрические наручники, пока мы будем идти в клинику. Если все пройдет по плану, то сейчас будет последний раз, когда ты находишься в оковах.

— Я все понимаю, — пока они не деактивируют чип, Бэт представляла угрозу. Она вытянула вперед запястья, и на них защелкнули наручники.

Подошли Суэйн и Иллюмин.

— Позволь объяснить, как все произойдет, — обратилась к Бэт фария. — Я положу руку на твое плечо, чтобы облегчить контакт. После того, как связь установится, я проникну в твои нейронные нити и найду путь к чипу. Оказавшись там, я интегрируюсь в код и отключу маскировку.

— Как только маскировка пропадет, я увижу чип на мед-экране, — продолжил доктор Суэйн.

— Тогда я сотру код, — добавила Иллюмин. — Сначала мы подумывали просто отключить его, но в этом случае останется вероятность, что чип сумеют активировать с помощью электронного сигнала.

— Когда чип будет нейтрализован, я сделаю тебе инъекцию нанофагов, — заявил Суэйн.

— Что это такое?

— Особый вид наносомов, запрограммированных на разрушение. Они представляют опасность только для своей цели. Нанофаги уничтожат нейтрализованный микрочип.

— Почему бы просто не ввести мне нанофаги вместо того, чтобы отключать маскировку и стирать код?

— Пока чип скрыт, мы не сможем найти его и проанализировать, чтобы запрограммировать нанофаги. Это еще одна причина, по которой я буду следить за тобой с помощью мед-экрана. Как только у меня появится код и понимание, на что целиться, то я смогу разработать сыворотку. Надеюсь, другим понадобится только нанофаги без всей этой предварительной подготовки.

— Другим? — переспросила Бэт. — Существуют люди с такими же чипами?

Картер выглядел мрачным.

— Да.

— Мне нужны нанофаги, — заявила Бэт. — Уберите из моей головы эту штуку, — она сделала паузу. — Удаление чипа будет болезненным? Я почувствую вторжение Иллюмин?

— Нет, — ответила фария. — Если ты будешь прислушиваться к своим ощущениям, то почувствуешь мое присутствие и начнешь нервничать, поэтому доктор Суэйн введет тебе седативное, чтобы я могла сосредоточиться на чипе.

— Ты подвергаешься какому-нибудь риску?

— Не буду отрицать существующую опасность, но я проявлю максимальную осторожность, — пообещала фария.

Они не пытались смягчить правду, опасность была велика. Бэт прижала руку к горлу, ощущая сильный страх.

«Сосредоточься на том, что все пройдет правильно, а не на том, что может пойти не так. Доктор Суэйн усыпит меня, а когда я проснусь, то все уже будет кончено. Либо так, либо никак».

Бэт пристально посмотрела на Картера.

— Ты останешься со мной во время процедуры?

«Только не уходи. Обними меня, пожалуйста».

Она чувствовала себя слабой из-за того, что нуждалась в нем, и стыдилась просить, осознавая, что ее действия — даже если они были непроизвольными — изменили все. В поведении мужчины не было негативного настроя, но с тех пор, как он вошел в комнату, Картер держался отчужденно и безразлично. Она стала проблемой, которую нужно было решить, бременем, добавленным к другим его обязанностям и давлению.

Игра света на мгновение выявила в его глазах муку, но лицо осталось бесстрастным, а тон лишенным эмоций, когда Картер произнес:

— Я бы хотел, но…

— Я понимаю, — поспешно выдавила она.

— Ты можешь остаться с ней, а я пойду… — предложил Брок.

— Нет, все в порядке, — Бэт покраснела. — Мне не следовало спрашивать.

Все еще считаясь пленницей, она не имела права требовать особого обращения, желать, чтобы Картер взял ее за руку, обнял и пообещал, что все будет хорошо, что их отношения не изменились, что чип в ее голове, который заставлял делать ужасные вещи, не разрушил их любовь.

— Я останусь до завершения процедуры, — заявил Картер. — У меня еще будет время заняться своими делами.

— Тебе не обязательно…

— Я остаюсь, — отчеканил он.

Бэт прижала скованные запястья к животу, чувствуя не только вину за то, что задержала Картера, но и облегчение. Она не останется одна. Ну, вообще там будут присутствовать Суэйн и Иллюмин, возможно даже Брок, но их интерес был чисто профессиональным. Картер же был первым и единственным человеком, который заботился о ней. Они были не только друзьями, но и любовниками, и хотя о последнем уже стоило забыть, дружба, возможно, могла сохраниться. Может, в нем даже осталось какое-то чувство беспокойства. Бэт была благодарна за то, что он решил быть с ней в этот момент.


***


Суэйн, Брок и Иллюмин направились к мед-отсеку. Картер последовал за ними, сопровождая Бэт. Он хотел бы успокоить девушку, но не позволял себе вводить ее в заблуждение. Так много всего могло пойти не так. Во время процедуры программа могла сработать, убив Бэт. Если Иллюмин не сумеет стереть код, то Бэт останется пленницей, а позже ее может уничтожить чип.

Он не сомневался, что как только Ламани узнает об обнаружении его секретного оружия, то активирует последовательность уничтожения. Террорист без колебаний убил Корнелиуса. Они должны были найти других клонов, взять их под стражу и деактивировать чипы. Для этого Картеру стоило встретиться с Винсером и заручиться его поддержкой. Несколько спящих клонов работали на генерального секретаря.

В последнее время Винсер проявлял готовность к сотрудничеству, значит, если он узнает насколько высоки ставки, то сможет сильно помочь Кибер-Управлению. Бенсон был опытным дипломатом и мог пригладить взъерошенные перья, помогая скрыть новость об исчезновении нескольких сотен людей, чтобы Ламани не узнал об этом, пока все не окажутся в безопасности.

Каждая минута промедления давала террористу возможность выпустить клонов в Галактику или убить их. Картеру нужно было как можно скорее ввести Винсера в курс дела, но он не мог отказать Бэт.

«Ты точно не хочешь, чтобы я встретился с Винсером?» — спросил Брок.

«Нет. Пришло время рассказать ему о Кибер-Управлении, а эта информация должна исходить от меня, — Винсер не был плохим парнем. Хоть они не всегда сходились во взглядах, Кибер-Управление и Союз Планет должны были начать сотрудничать. — Как только я встречусь с ним, то свяжусь с тобой. Я возглавлю команду, которая привезет спящих клонов».

Люди отреагируют на новость с шоком и недоверием. Многие начнут сопротивляться, из-за чего придется применить силу.

Картер мог бы поручить командование другому киборгу, но Ламани причинил вред его любимой женщине. Это стало уже чем-то личным. Картер хотел получить удовлетворение, сорвав террористический акт. Его целью было собрать клонов за пару дней.

«Когда ты встретишься с Винсером?»

«После того, как чип будет дезактивирован… и как только пойму, что с ней все в порядке».

«Я могу что-нибудь сделать во время твоего отсутствия?»

«Да. Позаботься о Бэт. Объясни ей, что теперь она не пленница, но для ее же собственной безопасности, пока меня не будет, она должна оставаться в штабе Кибер-Управления».

Картер поежился из-за воспоминаний о холодном, грубом допросе, которому подверг Бэт, потому что не поверил ей. Недавно она была заперта в одиночке, а сейчас шла со скованными запястьями. Картер даже не мог поделиться с ней, куда уходил или летал. Чип мог передавать данные Ламани. Картер сомневался, что террорист сумеет проникнуть через брандмауэр без паролей, но они не могли быть уверены. Бэт была невиновна. Он так переживал за нее.

Подойдя к мед-отсеку, он жестом попросил Бэт остаться, пока остальные заходили внутрь.

— Дайте нам минутку, — когда они остались одни, Картер произнес: — Мне жаль, что все так получилось.

— Мне тоже очень, очень жаль, — ее глаза наполнились слезами, поэтому Бэт подняла руки, чтобы смахнуть влагу. — Если… если ничего не получится, то я смиренно приму все последствия.

Процедура должна была сработать. Просто обязана. Его сердце сжалось.

— Когда все закончится, мы поговорим.

— Нам действительно необходимо поговорить, — заявила она. — Я должна рассказать тебе… что случилось на корабле Бенсона, — медленно произнесла Бэт, словно подбирая каждое слово. — Ч-что, что он сказал мне.

— И что же он сказал тебе? — спросил он с любопытством.

— Что он… что он… черт возьми! — она взмахнула связанными руками.

Дверь открылась, и оттуда высунулась голова Суэйна.

— Время имеет решающее значение… нам пора начинать.

Картер кивнул, и Суэйн вновь скрылся в комнате.

— Он прав, — пробормотал он.

— Я готова, — Бэт расправила плечи. — Тебе вовсе не обязательно нянчиться со мной. У тебя есть более важные дела. Мне не следовало ставить тебя в такое неловкое положение.

— Я остаюсь.

Стерильная капсула была подготовлена и активирована, а ее прозрачная крышка откинута. Суэйн ждал у мед-экрана. Брок стоял рядом с Иллюмин, которая закрыла глаза, пока медленно и глубоко дышала, готовясь к предстоящему.

Картер снял наручники и сжал ее холодные пальцы.

— Я буду с тобой во время всей процедуры, — пробормотал он. Картер помог Бэт забраться в капсулу и обошел ту с левой стороны.

— Мы обо всем позаботимся, все будет хорошо, — Суэйн улыбнулся. — Сначала я введу седативное. Крышка капсулы закроется. Ты сразу почувствуешь сонливость и через несколько минут отключишься. Как только это произойдет, мы начнем. Есть вопросы?

— Н-нет.

Роботизированная рука отделилась от стенки капсулы и прижала инъектор к шее Бэт. Девушка дернулась.

— Больно? — спросил Суэйн.

— Неожиданно.

Прозрачная крышка с гулом закрылась.

«Если хочешь подержать ее за руку, то воспользуйся карманами, но она быстро заснет», — посоветовал Суэйн.

Картер взял Бэт за руку. Она вцепилась в его ладонь, хотя ее веки уже начали опускаться. Он провел большим пальцем по коже девушке. Его сердце глухо стучало.

«Я люблю тебя. И никогда не отпущу, — Картер хотел пообещать ей весь мир, что они всегда будут вместе, но если это не сработает… — Думай позитивно. Все получится».

Иллюмин была лучшим компьютерным сенсатом, который был у Кибер-Управления, но фария никогда раньше не имела дела ни с чем подобным. Она должна была обнаружить, снять маскировку и стереть чип, закодированный Ламис-Одж. Три шага, три неопределенности, три шанса потерпеть неудачу.

Глаза Бэт закрылись, грудь поднялась и опустилась, а рука обмякла.

— Она заснула, — заявил Картер.

— Вижу, — Суэйн смотрел на свой экран. — Ты должен быстро отпустить ее… на всякий случай.

Он неохотно достал руку из капсулы.

Компьютер зажужжал, активируя голубой луч, который пополз по телу Бэт.

— Я достал ее прошлое сканирование, чтобы сравнить с нынешним, — Суэйн прищурился, глядя на экран. — Никаких изменений. Био-скан кажется нормальным. Ладно, Иллюмин, твоя очередь.

Фария расправила и снова сложила крылья. С непроницаемым, как грифельная доска, лицом она подошла к капсуле. Засунув тонкое запястье в карман, Иллюмин положила руку на плечо Бэт. Фария перевела взгляд с Суэйна на Картера.

— Я постараюсь держать вас в курсе всего, что происходит. Когда я начну говорить, то будет лучше, если вы не станете отвечать, чтобы я могла сосредоточиться.

— Понял, — кивнул Картер.

Сделав несколько глубоких вдохов, Иллюмин закрыла глаза.

С мучительной медлительностью прошла минута. Картер переводил взгляд с одной женщины на другую, пытаясь хоть что-то понять. Бэт спала. Ее лицо было спокойным и расслабленным. Как и у Иллюмин, но тут фария вздернула подбородок. Ее глаза забегали под закрытыми веками.

— Я внутри, — тихо пробормотала она. — Двигаюсь по нейронному пути, ведущему к мозгу.

В тишине мед-отсека гудел воздушный блок, подающий кислород в помещение. Нервы Картера были на пределе. Отказ от контроля был против правил, но он доверял Иллюмин, тем более она предлагала Бэт единственную надежду на жизнь и свободу.

— Уже у мозга, — произнесла она десять минут спустя. — Проникаю в серое вещество.

«Ты что-нибудь видишь?» — он отправил сообщение Суэйну, добавив в копию Брока.

«Ничего такого, чего бы там не было раньше. Если ты интересуешься, получаю ли я какие-либо данные о присутствии Иллюмин, то нет, не получаю».

Картер внимательно посмотрел на лицо Бэт. Оно все так же оставалось расслабленным.

Глаза Иллюмин затрепетали, словно в бреду, а на лбу появилась глубокая морщина.

— Думаю… что… — она кивнула. — Я обнаружила чип за префронтальной корой головного мозга. Посмотрите еще раз сканирование, прежде чем я продолжу.

Суэйн прищурился и покачал головой. Ничего.

Ни одно оборудование в кибер-меде не сумело бы засечь этот имплантат. Если бы не Иллюмин у Бэт и других спящих клонов не было бы ни единого шанса.

— Интересно… — пробормотала Иллюмин. — Хитро, но не оригинально. Ламис-Одж изменили кодировку, маскирующую сигнатуры космических кораблей. Экранирующий сигнал, который он излучает, периодически вызывает болезненные нейронные вспышки.

Картер вспомнил головные боли Бэт.

— Выключаю маскировку… готово. Вы уже должны видеть на мед-экране чип и кодировку.

«Вот он, — Суэйн вздохнул. — Не могу поверить, что пропустил это».

Картер повернул голову, чтобы посмотреть на монитор. На экране появилась точка, которая была меньше, чем полностью суженный зрачок или веснушка. Серый, как и ткань вокруг, чип был замаскирован как визуально, так и в цифровом плане.

«Ты не можешь винить себя. Если космический корабль может исчезнуть, то ты уж никак не мог обнаружить такой маленький экранированный объект».

Брок выглянул из-за плеча Суэйна.

«Можешь увеличить?»

«Как раз этим занимаюсь, — изображение увеличилось в восемь раз, демонстрируя схему чипа. Цифры и программные коды появились под устройством. — Начинаю программирование нанофагов…»

Прошло всего десять минут с тех пор, как Иллюмин начала интеграцию, но время тянулось так медленно. Если бы фария не разговаривала с ними, то Картер уже полез бы на стену. Брок и Суэйн выглядели одинаково раздраженными. Бэт спала, не обращая внимания на напряжение.

— Нахожусь внутри кодировки, проверяю последовательность разрушения, — произнесла Иллюмин.

Картер присоединился к Броку, который расхаживал по маленькой комнате.

«Ну же, Иллюмин, давай».

Суэйн свернул изображение чипа, позволив программному коду заполнить весь экран. Его взгляд был прикован к цифрам.

«Вот оно!»

Суэйн указал на цепочку единиц и нулей в то же самое время, как Иллюмина сказала:

— Нашла.

Одно дело заподозрить наличие программы самоуничтожения, но подтверждение данного факта поразило Картера, как удар под дых. Его микропроцессор выдал изображение Корнелиуса, бьющегося в конвульсиях, а затем умирающего. Картер заблокировал образ. Этого не могло случиться с Бэт. Не могло!

Все еще с закрытыми глазами, но быстро двигаясь, Иллюмин расправила крылья. Она сделала глубокий вдох, а затем выдохнула.

— Ладно… я попробую его выключить…

Картер и Брок ошивались позади Суэйна. По экрану бегали единицы и ноли. Пока они наблюдали, цифры стали меняться местами, ноли превращаться в единицы, а единицы — в ноли. Все еще расслабленное во сне лицо Бэт не отражало никаких признаков активности, происходящей в ее мозгу.

Последняя последовательность чисел поменялась местами.

— Самоуничтожение отключено, — прошептала Иллюмин.

Картер с облегчением улыбнулся. Он взглянул на двух других киборгов. Они тоже улыбались. Два шага пройдены, остался последний. Деактивация последовательности самоуничтожения означала, что можно стереть всю кодировку.

— Я собираюсь немного осмотреться. Проверить, что здесь есть, прежде чем попытаться удалить код, — заявила фария. — Хм… интересно…

Прошли долгие секунды.

«Что? Черт возьми, рассказывай!» — Картер отправил восклицание другим киборгам, выпуская наружу свое разочарование. Меньше всего он хотел, чтобы Иллюмин потеряла концентрацию, но она убивала его.

— Оригинальная программа была тщательно переписана через ГП, голографическую передачу, два месяца назад, двадцать второго августа, — отчеканила Иллюмин.

Сразу после того, как ее подстрелили. Бэт находилась в Айм-Сек, когда они с Броком отправились на задание, в ходе которого Картера ранили отравленным байо-бластером.

«В тот день она упала в обморок в столовой», — воскликнул Суэйн.

«Брандмауэр заблокировал бы любой ГП», — заметил Брок.

«Может, она получала голографический диск?» — спросил Суэйн.

«Вообще-то да, — пробормотал Брок. — Мы обыскали ее офис после похищения на саммите и нашли несколько посланий, одно от Микалы, второе от Винсера, но это были всего лишь пожелания о скорейшем выздоровлении. Сообщения стерли, но мы смогли их восстановить».

«Диск могли перехватить. А программирование связать с голограммой», — предположил Картер.

«Как троянский конь, — согласился Брок. — Примитивно».

«Но в данном случае эффективно».

В младенчестве компьютерного века хакеры отправляли по электронной почте вредоносные программы, замаскированные под законное программное обеспечение. Когда программу открывали, хакер получал удаленный доступ к компьютеру пользователя. Если Бэт открыла зараженное сообщение, которое содержало сигнал…

«Проверьте оба голостика еще раз», — проинструктировал Картер.

«Сделаем», — отчеканил Брок.

— Вот тут он проходит, — пробормотала Иллюмин. — Сейчас я удаляю код.

Новые последовательности единиц и нолей появились на мониторе: 001 001 110 011 001 111 001… затем, будто цифры кто-то поглощал, они начали исчезать, пока не пропали все до последней, оставив пустой синий экран.

— Готово, — произнесла Иллюмин.

Картер облегченно вздохнул.

Суэйн громко заявил:

— Мне нужно закончить нанофаги…

Бэт судорожно вздохнула, издав резкий свистящий звук.

— Вот дерьмо! — выругался Суэйн.

— Что происходит… — требовательно спросил Картер. — Что это такое?

Цифры замелькали на экране в гневном марше.

— Это последовательность самоуничтожения. Программа активирована! — воскликнул Суэйн. Бэт открыла рот, пытаясь вдохнуть, пока ее тело билось в конвульсиях на кровати. — Она не может дышать. Программа не дает кислороду попадать в кровь. Код уничтожения душит ее…

Глаза Иллюмин широко распахнулись. Фария начала задыхаться.

— Сделай же что-нибудь! — крикнул Картер. Лицо Бэт стало синеть, а Иллюмин посерела.

— Уже занимаюсь этим, — ответил Суэйн. Из стены капсулы выскочила роботизированная рука и сделала инъекцию в шею Бэт. — Замена кислорода. Прямо в кровоток.

— Иллюмин, убирайся оттуда, — приказал Картер, но его сердце дрогнуло. Он терял Бэт, но не мог позволить фарии умереть вместе с возлюбленной.

— Нет, — выдохнула фария. Она потеряла яркость, ее кожа и волосы потускнели от серебристого до пепельного. — Я… сейчас… закончу.

— Уходи. Это приказ!

Появилась еще одна роботизированная рука, которая на этот раз сделала инъекцию Иллюмин.

Ноль превратился в единицу. Затем еще одна замена. Единица в ноль. Цепочка меняла одну цифру за другой, будто Иллюмин приходилось заниматься каждой индивидуально.

Слишком медленно! Чертовски медленно. Бэт и Иллюмин могли умереть еще до того, как работа будет выполнена. Скорее! Быстрее!

Синева окрасила искаженное лицо Бэт. Все еще находясь под действием снотворного, она не знала, что в данный момент боролась за жизнь. Ее тело билось в конвульсиях. Резкие, хриплые, полные боли вдохи вырвались из ее горла. Роботизированная рука продолжала перемещаться между двумя женщинами, давая им необходимый кислород.

Еще больше цифр изменилось, теперь быстрее. Затрудненное дыхание Бэт пропало, позволяя девушке втягивать воздух в изголодавшиеся легкие. Синева плоти сменилась более здоровым тоном.

Сияние Иллюмин начало возвращаться. Серость вновь превратилась в серебристость, а судорожные вздохи стали ровным дыханием.

— Думаю… думаю… я все поняла.

Последняя цифра изменилась, затем вся последовательность вспыхнула и погасла.

Бэт судорожно вдохнула, ее грудь расширилась и расслабилась. Лицо девушки тоже стало спокойным, вернулось безмятежное выражение сна.

Картер затаил дыхание. Его сердце бешено колотилось.

Иллюмин открыла глаза.

— Закончила. В чипе был установлен дубляж. Резервная последовательность самоуничтожения активировалась, когда кодировка была удалена, но теперь чип безвреден.

— Хорошая работа, — похвалил Картер. — Спасибо, — фария не подчинилась прямому приказу, но как он мог злиться за то, что она спасла жизнь Бэт? Особенно когда любой из его киборгов сделал бы то же самое. Даже Картер поступил бы также. Он бы скорее умер, чем сдался. — Спасибо.

— Давайте больше не будем рисковать, — предложил Суэйн. — Сейчас я дам Бэт сыворотку с нанофагами.

Роботизированная рука сделала две инъекции.

Суэйн открыл на экране изображение теперь уже инертного чипа и увеличил, чтобы видеть мозговую ткань вокруг устройства. В считанные секунды нанофаги оказались в одном месте. Они выглядели как вибрирующие песчинки, окружающие цель. Атакованный нанофагами, чип стал сжиматься, пока не исчез совсем. Микро-боты рассеялись.

— Что произойдет с ними дальше? — спросил Картер.

— Через день-два они станут инертными, просочатся через почки, и ее организм их уничтожит, — Суэйн откинул прозрачную крышку капсулы.

Картер убрал влажные волосы с лица Бэт и поцеловал ее в лоб, задержав губы на коже девушки.

— Теперь ты в порядке, — прошептал он. — Все кончено. Тебе больше никогда не придется волноваться, — он поднял голову и встретился взглядом со Суэйном. — Как скоро она выйдет из этого состояния?

— Около часа.

— Мне пора уходить, — Картеру хотелось остаться, но безопасность Галактики требовала обратного. Другие, как и Бэт, были в опасности. — Скажи ей, что я вернусь, как только смогу.

— Конечно, — ответил Суэйн. — Я начну работать над сывороткой, которая сумеет уничтожить чипы за один шаг. Сколько флаконов нам понадобится?

— Триста пятьдесят, — сразу выпалил Картер. Именно столько спящих клонов было в списке.

— Больше, — не согласилась Иллюмин. — Плюс двести с лишним. Кроме спящих, о которых мы знаем, еще двести двадцать шесть клонов созревают в Кло-Вентурис. Мы должны предполагать, что некоторые из них — а может, и все — получили имплантаты.

— Итого… пятьсот семьдесят шесть, — подвел итог Картер. Он в последний раз поцеловал Бэт в щеку. — Пока, милая. Я люблю тебя. И скоро вернусь. Обещаю.


Глава 28


Кто-то пел. Бэт не знала слов песни, но глубокий мужской голос был приятным и знакомым, хоть она и не могла вспомнить кому тот принадлежал. Успокаивающий тон, тепло и уют, наполнявшие ее, искушали снова уснуть.

— Тебе обязательно петь? — пожаловался грубый голос, который она сразу же узнала. Бэт, дернувшись, полностью пришла в себя. Она открыла глаза, увидев Брока и доктора Суэйна. Но не Картера.

Доктор перестал напевать.

— Спящая красавица проснулась! — воскликнул он.

— Все получилось? Чип уничтожен? — она села. Где Картер? Ее сердце сжалось от острой боли. Она разрушила все, что у них было. Пусть не по ее вине, но Бэт не могла осуждать Картера. Как еще он мог реагировать после того, когда она попытается его убить? И все же Картер обещал, что останется. Может, он больше и не любил ее, но обычно сдерживал свои обещания.

— Чипа больше нет, — Суэйн улыбнулся, как и Брок.

— Значит, со мной все будет хорошо?

— Лучше, чем хорошо. Отлично, — ответил доктор.

Она прикоснулась к своей голове.

— Я не чувствую никакой разницы.

— Ты и не должна… только теперь ты никогда не будешь что-либо делать, следуя чужой воле, и твои головные боли пропадут навсегда. Когда кодировку чипа обновляли или активировали, то в твоем мозге происходили нейронные вспышки.

От облегчения у нее чуть не закружилась голова, но Бэт еще должна была предупредить их об опасности.

— Где Картер? Он обещал, что будет здесь.

— Он пробыл возле тебя всю процедуру, но потом был вынужден уехать по срочным делам, — пояснил Брок. — Картер вернется сразу после встречи с Винсером.

— Бенсон? — Бэт соскочила с кровати. — Нет. Нет. Бенсон и есть Ламани! — ох, звезды, наконец она произнесла это. Бэт сумела выговорить имя! — Ламани. Бенсон и есть Ламани!

На их лицах отразилось недоверие, Брок и Суэйн переглянулись, а потом снова посмотрели на нее.

— С чего ты это взяла? — спросил Брок.

— Он сам рассказал! На его корабле! — она в отчаянии провела рукой по лбу. — Благодаря операции он стал выглядеть как терранец и добился назначения на должность генерального секретаря СП, чтобы предоставить Ламис-Одж все, в чем они нуждаются. Он планировал вести переговоры… с самим собой.

— Это серьезные обвинения, — пробормотал Брок. — Ламани является самым страшным террористом за последнее тысячелетие. По сравнению с ним Гитлер, ИГИЛ и Талибан выглядят гуманистами. Ни для кого не секрет, что Картер выступал против Винсера, возглавляющего СП, но генеральный секретарь один из самых уважаемых и влиятельных людей в Галактике. У него образцовая репутация справедливого и сопереживающего человека.

— Разве ты не понимаешь? Это часть его плана!

— Винсер терранец, — вмешался Суэйн. — А Ламани обдибианец. Они отличаются наличием толстых гребней на лбу и висках.

— Он перенес пластическую операцию, — повторила Бэт. Почему они не верили ей? Как киборги они должны были понимать подобную возможность лучше всех.

Брок скрестил руки на груди.

— Кроме того, что якобы сказал Винсер, у тебя есть еще какие-нибудь доказательства?

— Почему то, что он рассказал, не является доказательством? — Бэт взволнованно взмахнула руками. — Пожалуйста, скажи Картеру…

— Я не сомневаюсь в тебе, но…

— Ты сомневаешься во мне! Если бы ты верил, то связался бы с ним прямо сейчас.

— Мы не можем обвинить ни в чем не повинного, уважаемого во всей Галактике человека в том, что он самый ужасный террорист на свете.

— Но ты можешь подвергнуть опасности жизнь Картера? Он ведь один поехал на встречу с Бенсоном, верно?

— Он киборг.

Пока она тратила время на споры, Картер мог умереть. Что ж, раз никто не собирался помогать ему, что это сделает сама Бэт! Она бросилась к выходу.

— Эй, успокойся, — Брок схватил ее за руку. — Куда это ты собралась?

— Отпусти меня! — она попыталась вырваться из его хватки, но киборг был слишком силен. Бэт замахнулась и нанесла удар, чтобы Брок отпустил ее, но мужчина уклонился.

— Прекрати! Ты сама себе навредишь.

— Картер сейчас с Ламани. Его могут убить. Почему ты не веришь мне?

— Потому что это просто смешно! — возразил Брок.

Она все испортила. Ей следовало вести себя покладисто и спокойно, затем найти ПирКомм и написать Картеру. Но шанс был упущен. Брок отпустил ее запястья, но встал между ней и выходом, посмотрев на Суэйна так, что Бэт поняла — они обменялись посланиями.

— Если вы двое можете мысленно общаться, то сумеете связаться и с Картером, — она посмотрела на Суэйна. Станет ли он ее союзником? Может, хоть он отправит сообщение.

— Дай нам что-нибудь, — попросил Брок. — Какое-нибудь доказательство. В любом виде. Сообщение… внутренняя информация, которую мог знать только Ламани…

— Ну, а как насчет ДНК? — саркастически бросила она.

— Оно есть у тебя? — спросил Суэйн.

— Конечно, я не… — Бэт замерла, вспомнив, как Ламани насмехался над ней на корабле. Может… — У вас осталась одежда, в которой я была на шаттле Ламани? При нашем разговоре он плюнул в меня. Вы ведь можете анализировать слюну, верно? Значит, у вас получиться сравнить ДНК Бенсона с ДНК Ламани.

Брок вздохнул.

— Генетическая подпись Винсера была внесена в базу данных, когда он занял пост генерального секретаря. И у нас действительно есть ДНК Ламани. Кибер-Управление взяли образец у двух захваченных взрослых сыновей Ламани. Но хочу добавить, что эти сыновья являются ровесниками Винсера. Он никак не может быть их отцом.

— Ему провели операцию! Если они смогли сделать его похожим на терранца, то сумели и убрать лишние двадцать лет.

— Я уверен, что Винсер не Ламани. Образцы ДНК даже близко не похожи.

— Откуда ты знаешь это? Ты никогда не сравнивал их!

— Я сейчас смотрю на них, — Брок постучал по своему виску. — Я вытащил их из базы данных. Извини. Ты находилась под влиянием кодировки, когда пребывала на корабле Винсера. Должно быть, ты не правильно воспринимала его слова, — если он вообще это говорил. Она прочла сомнение на его лице.

— Свяжись с Картером, пожалуйста. Можешь не доверять мне, но передай ему мои слова!

— Картеру сейчас нужно многое уладить. Я не собираюсь его прерывать.


Глава 29


— Слава звездам! Ты не умер! — Винсер сжал плечо Картера и с теплотой пожал ему руку. — Я не поверил своим ушам, когда помощник сообщил, кто ожидает меня.

Картер скривил губы.

— Сообщение о моей смерти было немного преувеличено.

Винсер покачал головой.

— Какое облегчение видеть тебя живым и здоровым, но как такое возможно? Бластер Бэт был включен на полную мощность.

— Неисправность оружия, — солгал он. Картер намеревался рассказать генеральному секретарю о существовании Кибер-Управления насколько того требовала ситуация, но не более того. У Кибер-Управления всегда были и будут свои секреты.

— Как она? — спросил Винсер с озабоченным выражением лица.

— Уже лучше, гораздо лучше, — Картер хотел остаться рядом с Бэт. Он обещал быть там.

— Чудесные новости. Значит, ее здравомыслие вернулось? Она казалась такой компетентной молодой женщиной. Было печально наблюдать, как Бэт сходит с ума.

— Она не сходила с ума. Бэт всегда была в здравом рассудке, — чувство вины отразилось в его тоне. Картер предполагал худшее, пока не получил доказательства правды.

— Ты, конечно, прав. Думаю, что ссылаться на безумие в попытке объяснить хладнокровное покушение на убийство заложено в природе терранцев. Мы все были очень потрясены тем, что произошло на саммите. Мы усилили охрану в СП.

— Я заметил, — вместо того, чтобы приветливо улыбаться пришедшим, вооруженные охранники с убийственными выражениями лица патрулировали вестибюль здания СП и лифты. Еще несколько охранных пунктов было установлено на этаже генерального секретаря. Картер был готов поспорить, что помощник, который сообщил Винсеру о его визите и который теперь стоял по стойке смирно со вторым помощником, был телохранителем. Мужчины выглядели достаточно похожими, учитывая их широкие лбы, глубоко посаженные глаза и одинаковые каменные лица, чтобы быть братьями. ПирКоммы, которые держали помощники, вероятно не являлись простыми устройствами связи. — Твоя служба безопасности конфисковала мой бластер, — заметил Картер. Оружие всегда было запрещено в СП, но до сих пор исключения допускались для военного персонала, полицейских и Айм-Сек.

— Необходимая мера предосторожности. Тебе вернут бластер при выходе. Надеюсь, ты понимаешь, — улыбнулся Винсер.

— Конечно, — пришло время для СП серьезно заняться вопросами безопасности. Картер согнул запястье. Он не часто носил наручный коммуникатор, из-за чего тот казался тяжелым и неудобным.

— Итак, чем же я обязан такому радостному визиту? — спросил Винсер. — У тебя есть конкретная повестка дня, которую ты хочешь обсудить или…

— Я здесь по делу, — он взглянул на двух помощников. — Если мы можем поговорить наедине…

Винсер резко кивнул помощникам и жестом пригласил Картера войти в свой кабинет.

— После тебя.

В конференц-зале стоял стол для совещаний на двадцать персон, но внимание Картера было приковано к картине. Коллаж с изображениями различных планет покрывал одну стену: возвышающийся Галактический Торговый Центр на Терране, розовые поля и лавандовое небо Ксенианса; многоглазые деревья Аркании; лужа слизи на Лимусе, родном мире расы слизней. Странные и красивые, поразительные и сюрреалистичные, эти изображения запечатлели богатое разнообразие Галактики. В то время как его человеческий разум оценивал захватывающие дух неподвижные изображения, кибернетический мозг анализировал состав, размер и расположение образов.

— Жаль, что у меня нет пространства, которое могло бы охватить все планеты Галактики. У каждого мира есть нечто, что является отличительной чертой, — прокомментировал Винсер. — Я лично выбирал каждое изображение.

Картер и так догадался об этом. На дисплее была подпись Винсера и надпись, выражающая его эгалитарную философию «живи и дай жить другим». Также на картине виднелись изображения планет, не входящих в состав СП: лес и кислотные бассейны ДельтаНю9084, густые джунгли Катнии, голубые горы Малдонии и волнистые песчаные дюны Ламис-Одж. Его микропроцессор анализировал и каталогизировал данные, в то время пока сам Картер размышлял, как лучше всего представить информацию и попросить помощи.

— Может, присядем? — Винсер жестом указал на стол для совещаний, и они заняли места напротив друг друга. — Мне так плохо из-за Бэт. Разрешат ли власти навестить ее?

— Ты можешь увидеть ее в любое время, — кивнул Картер. — Она больше не находится под стражей. Бэт оправдали.

— Оправдали? Разве ее не обвинили в покушении на убийство?

— У нее не было намерения совершать убийство. Ее действия были вынужденными, — его пристальный взгляд вновь метнулся к фреске, так как кибернетический мозг все же нашел симметрию и узор среди искусного хаоса, а затем вновь сосредоточился на генеральном секретаре, заметив, как мужчина скривил губы и трижды отрывисто что-то набрал на своем наручном коммуникаторе.

— Дела не ждут. Приношу извинения за проявленную грубость, — пробормотал Винсер с застенчивым выражением лица. — Ты хотел поговорить со мной. Пожалуйста, продолжай, — он переплел пальцы, привлекая внимание Картера к гладким, безупречным рукам с такими же, как и его манеры, ухоженными и отполированными ногтями.

Кибер-операции требовали не только мышечной силы, но и интеллекта, хотя все равно преобладал физический труд, из-за которого тыльные стороны и ладони рук Картера были покрыты шрамами и мозолями. Наносомы не успевали исцелять все повреждения. Руки у Бэт были мягкими, нежными, а пальцы — длинными и тонкими. Он вспомнил ее волнение, то, как она скребла по столу во время допроса, пытаясь что-то написать.

Картер поднял взгляд на лицо Винсера.

— Ты знал, что Корнелиус был клоном?

Брови генерального секретаря удивленно выгнулись.

— Нет, конечно, но какое это имеет значение?

— Обычно я не нарушаю частную жизнь человека, но неотложные обстоятельства требуют некоторого обмена информацией. Бэт тоже клон. Она и Корнелиус появились на свет в одной клонирующей компании Кло-Вентурис.

— Продолжай, — Винсер махнул рукой и снова переплел свои идеальные пальцы.

Микропроцессор Картера воспроизвел визуальный образ допроса Бэт и стал искать закономерность в хаосе.

«Бенсон… Бенсон… это…» — запястья скованы, но Бэт вновь и вновь что-то выводила на столе. Картер увеличил изображение, чтобы увидеть крупным планом ее пальцы. Перед его мысленным взором калейдоскоп замер, открывая четкую картину.

Твою ж мать.

Ублюдок.

Каждое наивное, глупое, идиотское политическое решение СП внезапно обрели совершенный, гениальный, блестящий стратегический смысл.

Пинг. Пинг. Пинг. Пинг. Пинг.

Сообщение от Брока с пометкой «ПирКомм-1», означающее наивысшую тревогу, хлынуло ему в голову.

«Винсер и есть Ламани», — сообщил Брок.

«Уже знаю», — ответил Картер.

Бэт писала на столе слово Л-А-М-А-Н-И, отчаянно пытаясь предупредить Картера.

Картер посмотрел на неподвижный видеодисплей. Внутри коллажа Ламис-Одж была помещена в центр, вокруг которого закручивались спиралью неуловимо меньшие изображения, как планеты на орбите вокруг звезды. С дерзостью и высокомерием на стене Винсера были написаны следующие слова: Ламис-Одж будет править другими планетами.

«Немедленно собери всех клонов! — отправил сообщение Картер. — Не важно как, просто сделай это».

Его взгляд встретился с глазами Ламани. На красивом, вежливом лице террориста появилась торжествующая улыбка. Он понял, что Картер обо всем догадался.

«И пришли подкрепление. Оно понадобится мне».


Глава 30


— Мы долго ждали этого момента, не так ли? — Ламани что-то набрал на наручном коммуникаторе, и в кабинет вбежали два помощника. — Мы с мистером Аймэсом еще поговорим, но он никуда не уйдет. Обеспечьте безопасность офиса и этажа с помощью дополнительной охраны.

Теперь Картер понял, почему у них были такие широкие лбы, глубоко посаженные глаза и ужасные манеры… они были обдибианцами. Стражники Ламис-Одж поспешно вышли.

Картер сосредоточился на вдохновителе террористов, за которым охотился уже десять лет. Никто бы никогда не догадался, что Бенсон не был человеком.

— Их операция была не так хороша, как твоя.

Губы Ламани скривились в непохожую на Бенсона улыбку.

— Мое положение требовало гораздо более серьезных вмешательств. Когда последняя планета падет, я вновь обращусь к пластической хирургии, но не смогу полностью вернуть то, чем пожертвовал.

Ему переделали весь череп. В кибер-мед могли бы восстановить черепную коробку, вот только Ламани никогда не получит подобных услуг. Пусть он проведет остаток жизни — сколько бы ему не осталось — похожим на людей, которых так презирает.

Террорист поднял руки вверх.

— Ихто оми Ламани, Хурат ахно Оканта уйя Ягнони, — произнес он на грубом гортанном обдибиановом языке. — Я Ламани, Пророк и воплощение Великого. Верьте в меня, следуйте за мной, и тогда вы попадете на земли Великого. Сомневайтесь, и вы проведете вечность под песком вместе с ивани.

— Довольно полезная выдумка с Великим, не так ли? — усмехнулся Картер. — С помощью религиозных предрассудков принуждать свой народ к чему-либо, — он ни на секунду не поверил, что Ламани разделял веру своей расы в миф о Великом… или был его воплощением. Ясный, умный, расчетливый блеск в его глазах говорил правду. — Ты слишком дорого обойдешься своим людям. Ламис-Одж не выиграет этот бой, — продолжил Картер. — Планеты не сдадутся. Твой мир будет уничтожен.

Ламани рассмеялся.

— Это лишь твои мечты, — он оттолкнулся от стола. — Так что же меня выдало? Полагаю, ты только что выяснил мою личность, иначе пришел бы раньше.

Картер не собирался раскрывать террористу источник информации, так как не хотел, чтобы Ламани сомневался в своей власти над Бэт. Она была в безопасности, но другие клоны все еще находились под угрозой, ведь самоуничтожение могло быть активировано одним нажатием на наручном коммуникаторе Ламани.

Аймэс кивнул в сторону картины.

— Твоя фреска дала необходимые ответы. Даже такой добросердечный, наивный благодетель, как генеральный секретарь, не поместил бы образ планеты не входящей в СП и террористической нации в качестве художественного центра своего офиса.

Также как он скрывался в простом месте под публичной личностью Бенсона Винсера, фреска служила смелым свидетельством дерзкого самолюбия Ламани.

Террорист посмотрел на стену, потом снова на Картера.

— Ты очень проницателен. Благодаря такой внимательности ты считаешься достойным противником. Тысячи людей прошли через этот офис, но только ты заметил эту деталь, — он вздохнул. — К сожалению, это означает, что мне придется сменить фреску, хотя вряд ли кто-то еще обратит на это внимание… даже если скоро это уже не будет иметь значения. Однако здесь применима терранская идиома: «лучше перестраховаться, чем потом жалеть».

Картер начал подниматься на ноги.

— Ай-ай! Оставайся на месте, — Ламани похлопал себя по выпуклости на бедре.

Аймэс снова сел.

Брок отправил ему сообщение.

«Мы на месте. Команда выходит на позицию. Вестибюль выглядит как зона военных действий».

«Подожди, пока ты не увидишь этаж генерального секретаря. Следи за охранниками Ламис-Одж. Они подверглись реконструкции лица. Каково состояние клонов?»

«Мы собрали всех. Они помещены в карантин в защищенной от электронных передач камере, но нам не удалось провернуть все незаметно. Сообщения о похищениях поступили в местные органы власти. Общественные последствия будут значительными. Ты в порядке?»

«Я разговариваю с Ламани. Он вооружен».

«Ясно. Держись там. Мы уже в пути. Две минуты».

Картер поправил свой наручный коммуникатор. У него осталось две минуты до прибытия оперативной группы.

— Ты куда-то спешишь? — Ламани ухмыльнулся. — Хочешь знать, во что я верил? — он вытянул вперед руку. — Я верил, что этот день настанет и мы с тобой встретимся во время беседы. Это было неизбежно. Ты всегда был где-то рядом, отслеживая все мои шаги. Во всех неудавшихся вторжениях, во всех сорванных мятежах присутствовал ты. На заднем плане, вне поля зрения, но ты был там. Я не знаю, какой невидимой армией ты командуешь, но не сомневаюсь, что она у тебя есть, — его лицо превратилось в нечто уродливое. — Ты захватил в плен моих сыновей. Поддержал восстание, стремясь узурпировать мою власть, убил моих генералов, изолировал союзников, проник на мои космические станции и аванпосты, на мою родину. Но теперь все кончено. До свидания, Картер Аймэс, — Ламани достал оружие, висевшее у него на бедре, и выстрелил. В этот же момент Картер выпустил заряд из бластера, спрятанного в наручном коммуникаторе на его запястье.

Поток фотонов из оружия Ламани ударил Картера в грудь, выбив из кресла. Взрывная волна Картера отбросила террориста на фреску.

Дверь распахнулась, и в комнату ворвались Кай Андрос, Марш Феллоуз и Брок Манн.


Глава 31


Опустив голову, в сотый раз вглядываясь в ПирКомм и проверяя новости, Бэт подняла глаза и увидела высокую, широкоплечую фигуру, ведущую команду киборгов. Она замерла. Устройство связи упало на пол.

— Картер… Картер! — Бэт побежала.

Он поймал ее, когда она прыгнула. Бэт прижалась солеными от слез губами к его губам. Остальные члены команды протиснулись мимо, оставляя их одних в коридоре. Она цеплялась за твердое тело Картера, нуждаясь в подтверждении, что он жив и здоров.

Он обнял Бэт, прижимая ее голову к своей груди. Их сердца бились в унисон в идеальном ритме. Картер провел губами по ее волосам.

— Брок рассказал, как ты настаивала, чтобы он связался со мной, и предоставила доказательства того, что Винсер был Ламани, — он пристально посмотрел ей в глаза. — Прости, что меня не было рядом, когда ты проснулась. Я хотел остаться, но…

Она прижала палец к его губам.

— Ты делал то, что должен был. Я понимаю. Меня охватила паника, потому что я должна была рассказать тебе о Бенсоне. Раньше чип не позволял мне говорить правду. Я пыталась пальцами написать имя на столе, но ты не понял.

— Тогда нет, но позже все понял, и это спасло меня. В тот момент я осознал, что Винсер, он же Ламани, попытается меня убить. Мне удалось его оглушить. Согласно стандартной процедуре работы я был одет в поглощающий фотоны костюм, который Дэйл Хом подкорректировал после твоего выстрела на саммите, поэтому удар Ламани не возымел должного воздействия.

— Он стрелял в тебя? — ахнула Бэт. Она начала проверять тело Картера на наличие травм, гладив руками по его груди и плечам. — Ты в порядке?

— В полном.

Ее руки остановились, но Картер со смешком заметил:

— Не стоит останавливаться.

Бэт крепко обняла его за талию.

Картер продолжил:

— Кибер-Управление обезвредили охрану Ламани в штабе СП.

Бэт вздрогнула.

— Я была до смерти напугана. Никак не могла заставить Брока поверить мне. На одежде, в которой я была на саммите, была ДНК Бенсона. Когда он угрожал мне на своем корабле, то подошел так близко, что плюнул на меня. Доктор Суэйн извлек генетический материал из высохшего пятна, — если бы ситуация не была столь серьезной, Бэт испытала бы огромное удовлетворение от шока на лице Брока, когда Суэйн сообщил результаты теста: ДНК Бенсона на ее одежде не соответствовала данным, внесенным в базу, но совпадала с ДНК Ламани.

— Брок чувствует себя ужасно. Он хочет извиниться.

— Это перед тобой он должен извиниться, — горячо выпалила она. Если бы Бэт не сумела доказать свое утверждение, то Картера убили бы. Брок должен был довериться ее словам.

Картер покачал головой.

— Я не виню его. Ламани находился у меня под носом больше десяти лет, а я все проглядел.

— Где он сейчас? Что с ним будет?

— Под охраной Кибер-Управления. Его будет судить галактический трибунал за преступления против разумной жизни, но до вынесения приговора он останется у нас. Как раз из-за этого я так задержался. Галактические власти настаивали на передаче террориста, поэтому мне пришлось потратить немало времени, доказывая, что они как никто заинтересованы в охране Айм-Сек. Я не доверю никому другому стеречь Ламани. Он при первой же возможности сбежит, или его вытащит из тюрьмы один из преданных генералов.

Картер обнял Бэт, а затем припал с еще одним опаляющим поцелуем к ее губам, прежде чем нежно отстраниться и обхватить ее плечи.

— Пойдем. Нам пора домой. Я хочу обнять тебя, но не здесь, в коридоре.

— Разве у тебя нет в планах какого-нибудь разбора? — спросила она. Ей очень не хотелось выпускать его из виду.

— Есть. Нужно многое рассказать оперативникам, но они могут подождать до завтра. Сейчас Брок занимается всеми важными вопросами.

— Тогда давай выбираться отсюда, — и чем скорее, тем лучше… пока что-нибудь еще не привлекло внимание Картера. Ей нужно было свернуться калачиком рядом с ним и обнять так крепко, чтобы между ними не осталось никакого пространства. Чтобы получить утешение от его прикосновений, сердцебиения, дыхания у ее уха.

— Если у галактических властей сейчас нет подходящего места для содержания Ламани, то что же будет после того, как он предстанет перед судом и будет осужден? Разве он не сумеет сбежать из тюрьмы?

ПиВи выехал из гаража на улицу, слился с потоком машин и помчался к пентхаусу.

— Сумеет, именно поэтому Кибер-Управление не собирается отказываться от него. Мы еще не проинформировали галактические власти. По одному мосту за раз. Кроме того, если на трибунал вызовут правильных планетарных членов, то Ламани казнят. У нас еще много работы, ведь его генералы и фанатичные последователи живы и здоровы, хотя захват лидера будет большим преимуществом в борьбе с терроризмом. С сопротивлением, работающим внутри, Кибер-Управлением, работающим снаружи, и сотрудничеством СП мы сможем победить.

— Кто возглавит СП?

— До проведения срочных выборов заместитель генерального секретаря продолжит выполнять свои обязанности. Саммит возобновится после того, как СП назначит нового генерального секретаря. Учитывая арест Ламани, военные действия против Ламис-Одж, вероятно, больше не будут включены в повестку дня, но я подозреваю, что члены все же обсудят новые ужесточенные меры безопасности.

Картер притянул ее к себе на колени, из-за чего Бэт тесно прижалась к нему.

— Давай восполним всю информацию, которую я не мог рассказать тебе раньше. Ламани основал компанию Кло-Вентурис для производства спящих клонов. Чипы имплантировались во время созревания, — он еще крепче обнял ее. — Помнишь цветы, которые прислал тебе Винсер? В них еще был вложен голо-стик.

— Пожелание о скорейшем выздоровлении, — вспомнила Бэт.

— Там был скрыт троянский вирус, излучающий беспроводной сигнал, который активировал программу в чипе. На саммите Ламани с помощью своего наручного коммуникатора отправил команду на твой чип, чтобы ты похитила Микалу. Он разместил более 350 клонов в стратегически важных местах Галактики, многие из которых находились в пределах СП. К счастью, мы смогли взять всех клонов под стражу прежде, чем он успел запустить программы по самоуничтожению. После нейтрализации чипов мы всех отпустим. И снова благодаря тебе.

Она содрогнулась при мысли о том, сколько людей были вынуждены делать ужасные вещи против своей воли и могли погибнуть.

— Подожди минутку. Стратегические места? Хочешь сказать, что я отправила резюме в Айм-Сек только из-за Ламани? Что именно он послал меня сюда? — она сама решила подать заявление на эту должность. Разве не так? Могла ли Бэт хоть как-то контролировать свою жизнь?

Побег с космической станции в Айм-Сек был поворотным моментом, первым серьезным решением, первым актом самоопределения. Бэт было грустно думать, что, возможно, в итоге этот выбор сделала не она.

— Нет-нет. Эти решения приняла ты, — быстро заявил Картер. — Ты сорвала его план поместить клона в одну из самых богатых и влиятельных семей Галактики, — он удовлетворенно улыбнулся. — Ламани даже не предполагал, что вы с О'Ши не поладите, и ты в итоге захочешь переехать, — ее амбиции и целеустремленность помешали замыслу Ламани. Бэт с самого начала сама контролировала свою жизнь.

— Джорджетта рассказала, что Кло-Вентурис связались с ними и убедили в необходимости клонирования Лизы.

— Когда ты успела поговорить с Джорджеттой?

— Несколько недель назад, — призналась Бэт. — Мы заключили перемирие. Меня даже пригласили приехать в гости. Мне бы хотелось познакомиться с ними поближе при более благоприятных обстоятельствах.

ПиВи приземлился на крышу. Картер в рекордно короткие сроки вывел Бэт из машины и завел в здание. Не успела дверь пентхауса закрыться, как он притянул Бэт в свои объятия и запечатлел на ее губах обжигающий поцелуй. Девушка цеплялась за него, за его мускулы и твердость, будто от этого зависела ее жизнь. Здесь и сейчас происходило то, что Бэт так жаждала получить, поэтому она намеревалась извлечь из этого максимальную пользу.

Картер обхватил ладонями лицо Бэт и провел губами по ее векам, щекам и носу, прежде чем снова завладеть ртом в глубоком поцелуе. Его мужское достоинство затвердело, а ее тело ответило ответной пульсацией желания.

Бэт услышала жужжание и, приоткрыв глаза, увидела, как в комнату ворвался маленький домашний робот. Когда его электронный глазок остановился на ней, он развернулся на 360 градусов и сбежал. Бет усмехнулась.

— Что смешного? — пробормотал Картер, хотя его губы тоже дрогнули в ответ.

— Ничего. Я просто счастлива.

Он стал серьезным, глядя ей в глаза.

— Я мог потерять тебя.

— Я могла потерять тебя.

Они спасли друг друга. Бэт содрогнулась при мысли о том, что могла сделать или рассказать Ламани перед тем, как он лишил бы ее жизни. Она не сомневалась, что в итоге террорист убил бы ее. Единственная причина, по которой Ламани не уничтожил ее на шаттле, заключалась в том, что их нашли Кибер-Управление, а Бенсон Винсер не мог быть пойманным с мертвым телом. Если бы Бэт умерла, Картер, возможно, не обнаружил бы тайну личности Ламани, пока не стало бы слишком поздно.

Она прижалась губами к его горлу.

— Может, нам стоит поговорить об этом позже…

— Отличная идея, — он поиграл бровями. — Чем тогда мы займемся?

Бэт схватила его за руку и потащила в спальню.

— Давай выясним это вместе.

— Мне нравится, как это звучит, — ухмыльнулся он.

Свет в спальне зажегся, когда они вошли, а затем потускнел до полумрака, оставив только один прожектор, освещающий кровать.

— Это ты сделал? — спросила она. Бэт не помнила, чтобы в доме были установлены подобные программы.

— Виновен, — Картер улыбнулся.

— Ты и твой мозг киборга, — она ткнула пальцем в его грудь.

Его глаза потемнели от напряжения.

— Я и мой мозг киборга любим тебя.

— Я тоже люблю вас. Очень сильно.

— Хорошо. Именно так и должно быть, — он обнял Бэт за шею и притянул ее голову для поцелуя.

Картер пах страстью и комфортом, любовью и безопасностью, чем-то родным и желанным… всем тем, о чем Бэт никогда не смела мечтать.

Они оторвались друг от друга и начали раздеваться. Бэт стянула через голову блузу и бросила ее поверх его рубашки, уже валяющейся на полу вместе с брюками.

— Киборги быстро раздеваются, — заметила она.

— Так бывает, когда есть для кого раздеться, — Картер с рекордной скоростью сбросил трусы.

Она села на край кровати и начала стягивать обувь. Картер опустился на колени, чтобы помочь и снять туфли с ее стоп. Большими пальцами он стал массировать ее подъем ноги. Она выдержала его пристальный взгляд и провела второй ногой по его эрекции. Член дернулся. Бэт улыбнулась.

Картер протолкнул пальцы под край ее пеньюара и потянул вниз. Его пристальный взгляд ласкал ее тело, но вопреки ожиданиям Бэт он так и не прикоснулся к ней, вместо этого зацепив полоску ткани на ее ягодицах.

— Приподнимись, — приказал он. Бэт подняла бедра, и вскоре ее трусики присоединились к груде одежды.

Он дернул ее к краю матраса и втиснулся между раздвинутыми ногами, лаская. Они извивались в объятиях друг друга, кожа к коже. Ее затвердевшие соски терлись о его грудь. Эрекция задевала клитор и половые губы. Картер поцеловал Бэт, глубоко и медленно, прежде чем приласкать ее горло.

Бэт откинула голову, из-за чего ее волосы рассыпались по кровати. Девушка застонала.

Немного спустившись, он поймал ртом тугой сосок. Бэт чувствовала, будто ее грудь, лоно, киска и клитор были связаны между собой, ведь удовольствие пронзало все части тела одновременно.

— В центр кровати, — прошептал он.

Бэт отползла, перевернулась и положила голову на подушки. Встав на четвереньки, Картер разместил член у ее губ и наклонился, чтобы поцеловать ее киску. Девушка обхватила ствол, исследуя гладкую, горячую, твердую плоть, ее пальцы не могли сомкнуться вокруг его толщины. На головке появилась капля жидкости, которую Бэт сразу растерла по коже.

Картер зарычал. Этот звук был таким сексуальным, что ее киска отозвалась волной влаги.

Бэт ласкала Картера, пока он исследовал ее тело с основательностью, присущей только возлюбленному. Ее прикосновения вызывали низкие стоны, его — стоны восторга. Бэт взяла член в рот, сдерживая собственные хриплые проклятья, ведь Картер продолжал терзать ее клитор. Вскоре она начала извиваться и умолять о завершении.

Картер изменил положение тела, прижавшись к ней с такой нежностью, что Бэт начала колотить его по плечам и ругаться, нуждаясь в большем. Когда он похоронил себя в ее лоне, Бэт простила его, застонав от удовольствия.

Может, Картер и раздевался с молниеносной быстротой, но трахался с медленной, обдуманной интенсивностью, доставляя им обоим удовольствие, которое они смаковали, ценили, запоминали. Казалось, у Бэт и Картера для ласк было все время в Галактике, так как витки наслаждения приносили проблеск вечности.

С каждым толчком Картер стирал уродливые тени прошлого, создавая совместное светлое новое будущее. Клон и киборг. Биоинженерный дубликат человека и компьютерно-модифицированный человек. Они нашли друг в друге признание, сопричастность и любовь.

Кульминация обрушилась внезапно и интенсивно, как фотонный взрыв. Оргазм, зародившийся в ее лоне, превратился в огромные волны, которые опалили каждый нерв, мышцу и клетку. Ошеломленная, Бэт поддалась экстазу и вцепилась в шею Картера.

Его лицо исказилось от жесткого удовольствия. Картер закричал, продолжая входить в нее быстрыми, сильными толчками, которых Бэт так жаждала. Она впилась ногтями в его спину, выкрикивая его имя.


* * *


Картер прижал руку Бэт к своей груди и выдохнул, долго и удовлетворенно. Пока она прижималась к его боку, безопасность Галактики отходила на второй план. До тех пор, пока они оставались в месте, все было хорошо. Не всегда легко, — вероятно, никогда — но правильно.

Он содрогнулся, представив, как близок был к тому, чтобы потерять девушку. Если бы чип не был найден и уничтожен до того, как он появился в офисе Винсера…

Наручный коммуникатор Ламани был конфискован и тщательно проанализирован на предмет информации о террористических заговорах, которые, возможно, уже планировались. Недавно они получили некоторые предварительные данные. Чего Картер не рассказал Бет, да и никогда не расскажет, так это насколько она была близка к смерти. Как только Ламани узнал, что ее освободили из-под стражи, то попытался активировать ее код уничтожения, отправив сигнал со своего коммуникатора. Если бы они не уничтожили чип до того, как он отправился к Винсеру…

«Не думай об этом. Все кончено».

Он крепко обнял Бэт, зарывшись лицом в ее волосы. Главная угроза была устранена, но больше всего его радовала любовь девушки. Она успокоила боль, заполнила пустоту. Картер не мог представить себе будущего без Бэт.

Он поднес ее руку к губам и поцеловал каждый пальчик, а затем ладонь. Взгляд Бэт был нежен от любви, когда она сжала его поцелуй, словно это был драгоценный подарок на память, который нужно было прятать и оберегать. Если желание Картера исполнится, то в будущем его ждали бесконечные поцелуи, любовь и смех.

— Выходи за меня замуж, — пробормотал он.

Она приподнялась на локте.

Его сердце замерло, когда Бэт ничего не ответила.

Но когда она улыбнулась, то над ним словно взорвали дождь из конфетти.

— Да! — воскликнула она.

— Итак, тогда все решено, — Картер был уверен, что ухмылялся как идиот, но потом почувствовал себя полным дураком, ведь превратил то, что должно было стать грандиозным романтическим жестом, в спонтанное предложение. Научится ли он когда-нибудь? У него даже не было кольца! Картер планировал и выполнял сложные кибер-операции, но оказался не готов к самому важному моменту своей жизни.

— Да. Да. Да! — повторила Бэт и засмеялась, бросаясь на него и целуя. Один поцелуй привел к двум, два — к интимной ласке. Желание вспыхнуло снова. Вскоре они отпраздновали свою помолвку.

Может, он не так уж сильно все испортил.

Комната была наполнена запахом страсти и звуками их учащенного дыхания, когда они во второй раз обнялись. Картер молчал, пока они наслаждались подаренным друг другу наслаждением и перспективами нового будущего.

Бэт лениво чертила пальцем круги на его груди, но вскоре Картер почувствовал ее неуверенное напряжение.

— Что случилось? — спросил он.

— Нам нужно еще кое-что обсудить.

— Все, что угодно, — кивнул Картер и затаил дыхание.

— Моя должность в компании Айм-Сек.

Он поморщился. Картер забыл о ее просьбе сменить работу… или просто надеялся, что Бэт откажется от этой затеи.

— Ты все еще хочешь перевестись?

— Больше чем когда-либо.

— Если я откажу, это что-нибудь изменит в нашей жизни? — неужели в этом случае Бэт не захочет выходить за него замуж? После того, как он увидел ее способности в действии на саммите, то уже не мог отрицать, что Бэт будет чертовски хорошим офицером Айм-Сек. Несмотря на все обстоятельства, она надрала задницу многим офицерам. Конечно от Картера не ускользнула ирония того, что это он познакомил ее с новыми возможностями, настаивая, чтобы она научилась защищаться. Как и осознание того, что опасность настигла Бэт даже тогда, когда она работала за кулисами.

— Я не сумею показать все свои возможности в логистике, во мне действительно горит желание принимать более активное участие. Если ты откажешь мне, то я буду разочарована, но приму это.

Нет. Он не мог произнести отказ вслух, потому что понимал ее амбиции и потребность что-то изменить. Картер чувствовал то же самое. Как он мог отказать ей в том, от чего сам не мог отказаться? Конечно, в итоге Бэт смирится с его участием в миссиях, но все равно будет беспокоиться. Жизнь не давала никаких гарантий, только шансы. Если бы Картер не рискнул, то никогда бы не встретил ее. Несмотря ни на что, он нашел женщину, которая заставляла его сердце и тело петь, которая разделяла его взгляды по спасению Галактики, которая понимала и принимала его. Но если он согласится, то будет волноваться каждый божий день.

Картер тяжело вздохнул.

— Хорошо. Я согласен.

Бэт взвизгнула. Ее восторг был таким же, как и реакция на его предложение руки и сердца, значит, это действительно было для нее важно.

— Спасибо! — она крепко обняла его, прижимаясь обнаженной грудью к его телу. Член сразу затвердел. Бэт поцеловала Картера.

Желание вспыхнуло снова. Поэтому они достойно отметили ее новое положение в Айм-Сек.

Чуть позже, снова обнимая Бэт, Картер размышлял о будущем. Он поймал Ламани, но последователи террориста захотят отомстить. Еще и Катния с помощью Квазара представляла все большую угрозу. Впереди их ждали опасности, испытания и вызовы. Но ведь Картер постоянно будет возвращаться домой к Бэт, — он сжал девушку в своих объятиях — а киборг не мог мечтать о большем.


Эпилог


— Властью, данной мне Объединённым Терраном, я объявляю вас мужем и женой. Жених, можете поцеловать невесту. Невеста, можете поцеловать жениха, — объявила президент Микала Айрон. Мерцающие огни-конфетти дождем осыпались с потолка золотого павильона на курорте удовольствий Дариус-4, когда жених Бэт скрепил их клятвы нежным поцелуем, обещая запоминающуюся первую брачную ночь. К тому времени, как Картер отпустил ее, у Бэт уже дрожали колени.

Он ухмыльнулся, а она улыбнулась в ответ, сияя от счастья.

В первом ряду заплаканная Джорджетта и более сдержанный, но улыбающийся Рубен одобрительно кивнули. То, что они пришли поддержать ее, означало для Бэт всю Галактику. Они являлись самыми близкими родственниками, который у нее были.

Огни-конфетти и парящие видеокамеры следили за ними, пока Картер вел ее по проходу, увлекая к месту приема, био-дому, измененному так, чтобы походить на пышный ксенианский сад. Искусственное лавандовое небо распростерлось над землей, засаженной низкими деревьями с голубыми листьями и такими же яркими кустами и цветами.

Андроиды стояли наготове с каринианским бренди, чтобы вручить напитки гостям, когда они пройдут под парящей аркой.

Картер наклонил голову и прошептал ей на ухо:

— Ты выглядишь просто потрясающе. Прекрасно. Ты вся светишься.

— Спасибо, — пробормотала Бэт, а затем рассмеялась. — Думаю, ты просто ослеплен моими волосами, — андроид Дариуса-4 по имени Карина создала замысловатый плетеный узор, украшенный кристаллами и крошечными огоньками. Ее свадебное платье было сшито модельером фарией. С серебряного пояса свисали белые и серебристые переливающиеся лоскуты, которые обвивали ее ноги и касались лодыжек. Блестящие тонкие бретельки перекрещивались на ее плечах, оставляя руки обнаженными.

Она обняла Картера за талию.

— Ты и сам выглядишь потрясающе, — его отглаженная парадная форма — длинная туника со стоячим воротником — подчеркивала ширину плеч и груди. Подбородок Картера покрывала легкая щетина, а каждый раз, когда он смотрел в ее сторону, в его глазах, казалось, был сексуальный блеск.

О'Ши первыми добрались до приемного зала.

— Спасибо, что пришли, — искренне поблагодарила Бэт. Должно быть, им было трудно наблюдать за ее свадьбой и не представлять, что этот день мог быть и у Лизы, поэтому их поддерживающее присутствие очень много значило.

— Спасибо, что пригласили нас, — Рубен пожал Картеру руку.

— Для Бэт это было очень важно, — вежливо ответил Картер. Хоть она и просила не сообщать об этом О’Ши.

— Ты заслуживаешь всего счастья в Галактике, — Джорджетта обняла Бэт.

Микала тоже подошла к ним.

— Не знаю, как и благодарить тебя за проведение церемонии, — улыбнулась Бэт.

— Мне только в радость. Я очень счастлива за вас обоих, — тепло ее объятий убедило Бэт, что президент не держала на нее зла за тот выстрел и похищение. — Он собственник, — прошептала Микала на ухо Бэт.

— Знаю, — ответила она.

— Твой отец очень гордился бы тобой, — обратилась Микала к Картеру.

Он потер глаза.

— Спасибо.

Следующими в очереди появились Дэйл Хом и Иллюмин. Бэт обняла фарию, и ее сердце наполнила благодарность. Если бы не Иллюмин, то этот день никогда бы не наступил, а изобретения Дэйла не раз спасали жизнь Картеру.

— Поздравляю вас обоих, — улыбнулся Дэйл. Они отошли в сторону, когда приблизились императрица Ксенианса и Марш Феллоуз.

— Императрица, для меня большая честь познакомиться с вами, — пролепетала Бэт. Стоило ли ей сделать реверанс?

— Пожалуйста, называй меня Джульеттой, — ответила она.

— Вам двоим следует приехать на Ксенианс, — заявил Марш. — Курорт проделал удивительную работу по созданию ксенианской природы, но стоит посмотреть на все в живую.

— Ох, да! Приезжайте к нам в качестве гостей, — эхом отозвалась Джульетта.

— Мне бы там очень понравилось. Если на Ксениансе так же красиво, как в этом саду, значит это место прекрасно, — она взглянула на Картера. — Может, в наш следующий отпуск? — просто нынешний отпуск, который он обещал ей, превратился в их свадьбу и медовый месяц.

— Так и сделаем, — согласился он.

Гай Рурк и Солия, Кай Андрос и Маришка, Санни Мастерс и Аманда Мэнсфилд, доктор Суэйн. Почти все киборги из Кибер-Управления и их супруги присутствовали на свадьбе.

Маленький мужчина с шестью глазами, каждый из которых смотрел в свою сторону, подошел к новобрачным.

— Я Виво, — представился он. — Очень приятно познакомиться.

Бэт не знала его, но он был в списке гостей Картера. Она пожала его перепончатую руку.

— И мне очень приятно.

Картер протянул руку, но вместо того, чтобы пожать ее, покрасневший Виво достал из кармана пиджака наручный коммуникатор, пару колец, бокал из-под каринианского бренди, расческу для волос. Положив все вещи на ладонь Картера, мужчина поспешил прочь.

Картер подозвал служащего-андроида.

— Проследи, чтобы эти предметы вернулись к своим законным владельцам, хорошо?

— Будет выполнено, сэр.

Бэт удивленно открыла рот.

— Ты пригласил карманника на нашу свадьбу?

— Виво арканианец. А они генетически предрасположены к клептомании. Ему стыдно за воровство, но он ничего не может с собой поделать, — он пожал плечами. — Также Виво является директором отдела внутренних расследований СП. В прошлом он очень помог Кибер-Управлению.

— Оу, — Бэт сказала бы что-нибудь еще, но в этот момент к ним подошли и обняли Пенелопа Айрон и Брок Манн. Брок извинился за то, что не поверил ей, и Бэт сразу его простила. Она понимала, что предыдущие действия подорвали доверие к ней.

Он хлопнул Картера по спине.

— И кто-то еще говорил о времени!

— Просто нужно было найти подходящую женщину.

— Ты выглядишь великолепно, — выпалила Пенелопа. — Твоя свадьба так прекрасна. Дариус-4 очень замечательное место. Какой био-дом вы выбрали для медового месяца?

Курорт удовольствий воспроизводил многие места, которые пары или отдельные лица могли использовать для отдыха и сексуальных игр. Пляжи, леса, сады, лунные пейзажи.

— Бэт никогда не была на яхте, поэтому мы выбрали тему океанского путешествия, — ответил Картер.

Они остановятся на яхте, путешествующей по искусственному океану, напоминающему воды Террана.

— Я и не знал, что у них есть нечто подобное, — пробормотал Брок.

— Новинка. Частная собственность. Только что открылся, — пояснил Картер.

— А если у кого-то из вас начнется морская болезнь? — спросила Пенелопа.

— Тогда мы попробуем другой био-дом, — улыбнулся Картер.

— Мы тоже решили остаться здесь на несколько дней, чтобы провести небольшой второй медовый месяц, — добавила Пенелопа.

— И какую тему вы выбрали? — заинтересовалась Бэт.

Пенелопа немного покраснела.

— Дом на дереве.

После того, как их поздравил последний гость, Бэт и Картер присоединились ко всем в общем зале. Они ели, пили и танцевали до тех пор, пока не взошла имитация луны, рядом с которой замерцали реалистичные звезды.

Бэт бросила букет. Карина, служанка-андроид, которая укладывала ей волосы, с визгом поймала цветы.

— Я следующая! Я следующая!

Бэт все еще смеялась, когда Картер схватил ее за руку, уводя прочь под россыпь конфетти-огней. Картер приложил ладонь к сканеру, и они вошли в док. Сверкающее пришвартованное судно покачивалась на волнах. Картер и Бэт побежали.

ЛЕДИ БЭТ.

Частная собственность? Бэт удивленно открыла рот, когда ее осенило. Она обвела рукой реалистично выглядящий океан, причал и огромное судно.

— И это твоя собственность? Только твоя? Неужели био-дом создали для меня?

Он кивнул.

Бэт стала обмахивать лицо руками, так как на ее глаза навернулись слезы, а затем обхватила щеки Картера ладонями.

— Ты самый милый, самый невероятный мужчина. Я так люблю тебя.

— Уж не знаю, насколько я мил, но по твоей просьбе я готов достать все, что только можно найти в Галактике. Я люблю тебя, — Картер подхватил ее на руки и зашагал по трапу на корабль.


Конец


Notes

[

←1

]

Электромагнитное излучение

[

←2

]

Песня, обозначающая маразм.

[

←3

]

Обструкциони́зм (от лат. obstructio «препятствие; запирание») — название одного из видов борьбы парламентского меньшинства с большинством, состоящего в том, что оппозиция всеми доступными ей средствами старается затормозить действия.

[

←4

]

Джиттербаг — популярный в 1930-50-е годы танец, характеризующийся быстрыми, резкими движениями, похожий на буги-вуги и рок-н-ролл. Относится к группе свинговых танцев наряду с линди-хопом и джайвом.

[

←5

]

Сла́лом. Дисциплины сноуборда: Слалом. Параллельный слалом — олимпийская дисциплина. Гигантский слалом. Параллельный гигантский слалом — олимпийская дисциплина. Дисциплины горнолыжного спорта: Слалом — олимпийская дисциплина.

[

←6

]

Гиповолемический шок — неотложное патологическое состояние, обусловленное быстрым уменьшением объёма циркулирующей крови в результате быстрой потери воды и электролитов при неукротимой рвоте или профузной диарее вследствие осложнения некоторых инфекционных болезней, являясь компенсаторным механизмом, обеспечивает нормальное кровоснабжение главных внутренних органов в условиях недостаточного объёма крови и острых нарушений обмена веществ.

[

←7

]

Эйдети́зм (от др. — греч. εἶδος — образ, внешний вид;) — особый вид памяти, преимущественно на зрительные впечатления, позволяющий удерживать и воспроизводить в деталях образ воспринятого ранее предмета или явления.

[

←8

]

Синдро́м Туре́тта (боле́знь Туре́тта, синдро́м Жи́ля де ла Туре́тта, в DSM-5 — расстро́йство Туре́тта, англ. Tourette’s disorder) — генетически обусловленное расстройство центральной нервной системы, которое проявляется в любом возрасте и характеризуется множественными двигательными («моторными») тиками и как минимум одним голосовым («вокальным», «звуковым»), появляющимися много раз в течение дня.