КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 423288 томов
Объем библиотеки - 574 Гб.
Всего авторов - 201703
Пользователей - 96062

Впечатления

кирилл789 про Вонсович: В паутине чужих заклинаний (Детективная фантастика)

отличный детективчик. влёт прочёл.)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Вонсович: Убойная Академия (Фэнтези)

шикарная вещь.) а про кроликов - я плакал.)))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Вонсович: Плата за наивность (Фэнтези)

потрясающе. вещь эта продолжение "платы за одиночество", и начинается она с того, что после трагедии, когда ггня не смогла сказать "нет" к пристававшему к ней мужику в прошлой вещи, спровоцировав два убийства и много-много "нервных" потрясений, в этом опусе она тоже не говорит "нет"! кстати, главпреступник там сбежал. (ну, видать, тут обратно прибежит).
здесь к ней привязывается на улице курсант, прошло 1,5 года после трагедии и ей уже почти 20, и она ОПЯТЬ! не может отделаться! посреди людной улицы в центре города. СТРАЖУ ПОЗОВИ!!!
но дур жизнь ничему не учит. нечитаемо, афтарша.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Сладкая: Четвертая жена синей бороды (Любовная фантастика)


Насторожила фамилия аффторши или псевдоним, в принципе и так было понятно , что ничего хорошего в этом чтиве ждать не нужно. Но любопытство победило.
Аффторша, похоже, любитель секса, раз с таким наслаждение описывает соблазнение 25-летней девственницы, которая перед этим умело занимается оральным сексом. Так что ей легко и нетрудно было согласится на анальный секс, лишь бы не лишится девственной крови , нужной ей для ритуала избавления от проклятия фараона…А потом – любофф. О как! Это если кратенько.
Посмотрела на остальные книги, названия говорят сами за себя- Пленница, родить от дракона, Обитель порока, Два мужа для ведьмы. Трофей драконицы.. .И все заблокированно и можно только купить .И за эту чушь платить деньги??? Ну уж , увольте..
В топку и аффторшу и сие «произведение».

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Чернованова: Замуж за колдуна, или Любовь не предлагать (Любовная фантастика)


Автора не очень люблю, скучно у нее все и нудновато и со штампами. Но попалась книга под руку , прочитала и неожиданно не пожалела.
Хороший язык и слог, Посмеялась в некоторых главах от души. В то же время есть интрига и злодеи.
Скоротать вечер нормально!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Вонсович: Плата за одиночество (Фэнтези)

что безумно раздражает в вонсович, так это неспособность её ггнь сказать "нет". вот клеится к тебе мужик, достаёт так, что даже у меня, с другой стороны экрана, скрипят зубы. он тебе не нужен. он тебе не нравится. он следит за тобой. выслеживает до квартиры. да просто: тебе подозрительно - что ему от тебя надо??? ты - нищая из приюта, а он - вполне обеспечен, обвешан дорогими магическими цацками. и что ты делаешь? соглашаешься идти с ним на ужин? ты - дура, ггня?
все остальные твои проблемы - только собственная твоя заслуга. нет, мне не жалко таких. в 18 лет, даже после монастырского приюта (а особенно после монастырского, уж там точно не учили - под первого встречного), вести себя так? либо ты - дура, либо - дура. вариантов нет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Танари: Приручить время, или Шанс на любовь (Фэнтези)

"Закатила глаза: куда я влипла?", на начале 4-й главы читать бросил. тебе запретили проводить испытания (не-пойми-чего), но ты решила, что умнее всех и пошла проводить опыт. то, что не разнесло полгорода и не убило тысячи - не твоя заслуга. тебя и пошедшую в разнос установку прикрыл щитом ассистент.
потом ты очухиваешься в его доме, результат "эксперимента": вы не можете отдаляться друг от друга, вас скручивает от смертельной боли, тебя ищет безопасность, уже напечатано в прессе, что ты - великая преступница, убийца и воровка. твой ассистент делает всё, чтобы спасти ваши шкуры. и ты ему хамишь. не только словами и поступками, даже - в описываемых мыслях.
и, пока он пытается, ты думаешь: "куда я влипла?". ты, безмозглая дура, влипла, когда пошла на запрещённый эксперимент. в лаборатории, в центре густонаселённого города. потому что - дура. потому что в запрете прямо было указано: возможность катастрофы.
а когда тебя из дерьма, в которое ты влипла потому, что - безмозгла, пытаются вытащить, ты дерьмом, из которого, видимо, состоишь полностью, спасителя поливаешь. чтобы тупо осложнить и спасение и жизнь, не только свою, кретинка.
сюжет "прекрасен", нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Ты станешь моим воздухом (fb2)

- Ты станешь моим воздухом (а.с. Ты будешь-2) 372 Кб, 92с. (скачать fb2) - Anya Krut

Настройки текста:



Ты станешь моим воздухом Anya Krut


Глава 1

Что происходит с человеком после его смерти? Никогда не умирала – не знаю. До сегодняшнего дня. Я представляла себе разные варианты, что со мной случиться, когда сердце перестанет биться, но не было придуманных мною боли, холода и света в конце тоннеля. Была пустота. Сплошная угнетающая пустота.

- А я говорил тебе бежать со мной, - возле меня стоял черноволосый незнакомец. Он устало потер переносицу, шумно выдохнув. – Что мне теперь сказать Даму? С вами девчонками так сложно. Почему вы не можете просто послушать, что вам говорят?

- Как ты здесь оказался, черт возьми?

- Я бы тебе не советовал упоминать этого рогатого в Преисподней. Тем более, у меня с ним не очень хорошие отношения.

- Я в Аду? – нет, я не могу похвастаться своей невинностью, но все не должно быть настолько плохо.

- Это, по-твоему, на Рай смахивает? – парень скептически на меня взглянул, направляясь куда-то вперед. – Тебе особое приглашение нужно? Ты здесь ненадолго, я думаю.

- Меня переведут в место похуже?

- Что может быть похуже Ада, дорогая?

- Общество с тобой? – тот хмыкнул, открывая невидимую дверь.

Мы стояли посреди длинного серого коридора с каменными стенами. Высота была неуловимой – я не видела им конца. Неуверенно шагала за черноволосым, слыша эхо собственного тяжелого дыхания. Картины. Их было так много, что я мимолетно бросала на них восхищенные взгляды.

- Где мы?

- В сердце главного Демона, - остановилась возле размытого портрета девушки с волшебно яркой улыбкой и любящим взглядом. Неуверенно провела пальцами по золотой рамке картины, ощутив невероятную нежность автора этого шедевра. Он любил ее – честно, горько, трепещуще, по-настоящему.

- Кто это нарисовал? – вернула взгляд к парню, настороженно прищурившему глаза.

- Если ты хочешь получить ответы на свои вопросы до того, как вернешься обратно – советую не отвлекаться.

Дверь просторной, на удивление светлой комнаты открылась, пропуская меня внутрь.

- Почему ты там стоишь? - я удивленно посмотрела на парня.

- Мне сюда нельзя, это только твой уголок, - мы несколько секунд молчим. В голове крутилось множество вопросов, но передо мной стоял человек, который не сможет на них ответить. - У тебя есть время отдохнуть. Я скоро позову тебя к ужину.

- Стой! – я останавливаю незнакомца. - Как тебя зовут?

- Я Виджэй. Можешь называть меня, как тебе удобно.

- Кто ты такой, Виджэй? Почему бросился под колеса машины и сейчас рядом?

- Я твой друг, Амелия, - отворачивается и уходит, аккуратно прикрывая за собой дверь.

Мне тяжело думать о чем-то одном, потому, что до меня доходит множество осознаний происходящего. Я поссорилась с Дениэлем, помогла Говарду, встретила оборотней, была убита Демоном и теперь нахожусь в Аду с перевертышем по имени Виджэй. Голова от мыслей просто взрывается.

Подошла к детской люльке, разглядывая игрушки. Здесь живет ребенок? На одеяльце золотыми нитками вышито имя «Амелия», а у меня мурашки по телу пробежали.

- Это сделала Анабель, - я повернулась к входу, где стоял высокий черноволосый мужчина с угольным цветом глаз. Он спрятал руки в брюки своего идеально выглаженного костюма и, окинув мимолетным взглядом комнату, остановился на мне. – Она была уверена в том, что у нас будет девочка.

- Вы…

- Дамиан Бриксман, - вздрогнула, услышав имя своего отца. – Ты очень похожа на свою мать, Амелия.

- Что вы здесь делаете?

- Ты сейчас находишься в моем сердце. И это, кстати, твое место в нем, - пробежалась взглядом по комнате, понимая, почему Виджэй не мог сюда зайти.

- Ваше сердце настолько темное и каменное? – мужчина усмехнулся.

- Ты меня боишься?

- Нет, – отвечаю честно.

- Почему? – он удивляется, выжидающе глядя на меня.

- Потому что мое место в вашем сердце невероятно светлое и уютное. Категорически отличается от мрака длинного коридора, где развешены картины.

- Они тебе понравились? – Дамиан прошел вглубь комнаты, присаживаясь в кресло. – Это роботы Анабель.

- Кроме одной, - вспоминаю безупречный портрет женщины, восхваляя автора этого шедевра. – Это вы ее написали.

- С меня плохой художник, но после исчезновения твоей матери, я нуждался в ней, как никогда. Портрет размазанный, потому что я начал забывать ее мягкие и утонченные черты.

- Кроме глаз и улыбки.

- Кроме глаз и улыбки. Их я не забуду никогда, - не могу сказать, что именно чувствовала в этот момент. Пронизывающую боль и печаль от этой истории. Необъяснимую радость и тяготение к чему-то родному и близкому. – Я не знал, что ты осталась жива.

- Так легко поверили в то, что мама убила ребенка от человека, которого любила больше жизни?

- Я никогда не сомневался в Анабель и ее чувствах ко мне. Их было видно насквозь, хотя она и не скрывала.

- Тогда почему поверили?

- Потому что я отчаялся, - мужчина прекрасно сдерживал эмоции, но его подводил тон. Честный, упоительный, мирный и бархатный. – Не знаю, как смог на это повестись, но я слишком бурно отреагировал на последний приход Анабель ко мне. Видеть, как она плачет, падает мне в колени и умоляет уйти… - он запинается, будто возобновляя в своем сознании прошлое, - Ребенка никто не мог найти, поэтому я поверил. Я не человек и даже не Охотник, Амелия, но у твоей матери получилось разжечь во мне искры чувств.

- Как вы узнали обо мне сейчас? Это же вы со мной говорили?

- Мой Демон учуял свежую и очень ароматную кровь. Он напал на тебя в академии.

- Чуть не убил меня в собственное день рождение – прекрасный подарок, однако.

- Убили тебя сейчас, перерезав горло. А тогда он живился твоей Сумеречной душой, высасывая силы через дым, - слова Бриксмана имели смысл. До сих пор помню те чувства, будто проваливалась в мягкий и беззаботный теплый омут небытия. – Только Арх почувствовал в твоих жилах демонскую кровь.

- Вы послали второго в мой дом?

- Я.

- И он тоже не собирался меня убивать.

- Не собирался. Просто царапнул, чтобы проверить твою реакцию. Рана невероятно быстро зажила, правда?

- Даже не представляете насколько. Только теперь меня мучает совершенно другой вопрос. Если тот порез ничего не смог мне сделать, почему я умерла в этот раз?

- На этот вопрос ты узнаешь ответ очень скоро. И не только ты. Знаю, что ты подружилась с молодыми Охотниками. Сессилия рассказывала мне о них, - от упоминания этой рыжей стервы, меня расперло негодованием.

- Откуда вы ее знаете?

- Она на меня работает, - еще лучше. - Тебе не нравится Сессиль, потому что она спала с твоим парнем?

- Каким парнем? – я нахмурилась.

- Дениэль Рамирес, если я не ошибаюсь. А у тебя их много? Конечно, я чувствую, что ты помечена оборотнем, но не думаю, что ты даже знаешь кто этот волк.

- Все мне только об этом и говорят, - закатываю глаза.

- У тебя могут быть некоторые проблемы из-за этой связи. Оборотни не одобрят выбор своего волка, потому что ты Охотник. Хотя, с другой стороны эта метка тебя защищает. В лесу на тебя не напали.

- Как давно вы за мной наблюдаете?

- Достаточно, чтобы изучить твое окружение, привычки и выделить твою невероятную способность влипать в неприятности. Чего стоит только твой вампир. Если бы не Сессиль - ты бы пострадала больше.

- Он был мертв.

- Я знаю. Это я приказал его убить.

- Зачем?

- Еще одна проверка. Я догадывался, что он может ожить, но вампир подозрительно пропал из виду.

- Говард говорил, что его где-то держали.

- Я слышал об убийстве Охотников – твой друг постарался. Слишком нуждался в тебе.

- Что это значит?

- Ты приручила вампира, Амелия. Между вами образовалась соединяющая нить.

- И что мне теперь делать?

- Просто не забывай кормить. Его сущность не будет воспринимать ничью кровь кроме твоей, а я не думаю, что ты хочешь морить того голодом.

- У меня голова разболелась, - я устало массировала виски, пытаясь сосредоточиться.

- Не хочу показаться негостеприимным, но на ужин, пожалуй, возвращайся домой, - мужчина встал, выравниваясь передо мной. – Не хочу, чтобы ты задерживалась в этом состоянии.

- Как это вернуться?

- Ты же не думала, что ты умерла навсегда? Тебя не так просто убить, - Дамиан раскрыл свою ладонь, держа в ней цепочку с маленьким элегантным камушком. – Это мой подарок на твое день рождение, - я посмотрела в черные глаза мужчины, слабо улыбающегося, глядя на меня.

- Это очень дорогой подарок.

- Потому что он подарен искренне. Хочу, чтобы эта часть меня была рядом.

- Вы так говорите, будто мы больше не встретимся.

- Я появлюсь в твоей жизни, когда ты будешь в этом нуждаться больше всего на свете.

- Все равно смахивает на прощание, - грустно ли мне? Безусловно. Я будто нашла что-то родное, держала его в руках, а потом внезапно отпустила, потеряв.

- Виджэй будет рядом. Ты можешь ему доверять, - я увидела возле двери черноволосого. Перевела взгляд на Дамиана и прильнула в его объятия. Кажется, взрослый мужчина растерялся моему жесту. Напрягся, не зная, как реагировать, а я еще сильнее прижалась к нему. – Возвращайся, - тихо произнес он, неуверенно погладив меня по голове.

- Я буду ждать тебя, папа, - почти шепотом ответила я.

- Будь осторожна, Мэл.


Глава 2

С десятой попытки медленно разлепила веки, привыкая к столь яркому свету. Я теперь в Раю? Размытость пропала, а перед глазами начали проявляться знакомые образы.

- Где я? – не могу сказать, что чувствую себя плохо. Это больше смахивает на тяжелый подъем после долгого сна.

- Живая, - сказал женский голос и в следующий момент ко мне подсела Соф. – Слава Богу, Амелия!

- Где Виджэй? – приподнимаюсь, понимая, что нахожусь на диване в гостиной особняка.

- Кто? – переспрашивает девушка, а мне на руки запрыгивает пушистый черный кот. Улыбаюсь, ловя на себе его взгляд, и глажу, слыша довольное мурлыканье.

- Как себя чувствуешь? – интересуется Лиам, протягивая стакан воды.

- На удивление, хорошо. А ты? – смотрю на напряженного парня, задумчиво прожигающего во мне дыру.

- Нам нужно поговорить, - он на секунду опускает взгляд на животного, возвращаясь ко мне.

- Тебе очень печет? – влезает Софи, недовольно рыча на пепельноволосого.

- Я не с тобой разговариваю, - также раздраженно отвечает тот.

- Она два дня пролежала в таком состоянии, а ты сразу лезешь к ней с разговорами.

- А ты так сильно переживаешь?

- Джойс, не зли меня, иначе…

- Сколько я проспала?! – перебиваю обмен доброжелательствами между этими двумя.

- Ты была мертва, Амелия, - отвечает Лиам, запуская руку в свои волосы. – Демон у меня на глазах перерезал тебе горло.

- Мне нужен Дениэль, - резко встаю, сбрасывая с себя Виджэя, и направляюсь к лестнице.

- Мэл! – меня останавливает Калеб. – Он уехал.

- Куда? Надолго? – зеленоглазый молчит, опуская голову, а я выжидающе смотрю на Софи и Лиама. – Что-то случилось?

- Твое сердце остановилось, - начинает Джойс. – Я привез твое тело сюда. Ты не дышала, была вся в крови.

- Где Дениэль? – жду ответ на главный вопрос.

- Он собрал вещи и уехал, - продолжает девушка, понижая тон.

- Как уехал? Он не мог меня оставить.

- Ден, мягко говоря, расстроился, узнав о твоей смерти. Разнес полдома к чертям, а потом, ничего никому не сказав, уехал.

- Тоесть он до сих пор думает, что я мертва?

- Рамирес уже несколько дней не выходит на связь, и никто не знает, где он, - заканчивает Калеб.

Мне было больно. Больно, когда он, глядя мне в глаза, сказал, что всегда будет любить другую. Больно, когда в самый нужный момент, он сбросил мой вызов, проиграв здравому рассудку. А теперь он оставил меня, когда обещал всегда быть рядом.

- Хорошо, потому, что у нас есть проблемы похуже, - глотаю обиду, пытаясь перевести тему.

- Что случилось? – молчу, пытаясь вспомнить, но в памяти невидимый пробел. Напрягаюсь, вспоминая произошедшее. Собака, дорога, Демоны, Говард, волки и пустота.

- Виджэй, - прищуриваюсь, смотря на черную хитрую морду, - превращайся и объясняй, почему я ничего не помню!

- Ты с котом разговариваешь?

- Виджэй, гад лохматый! – приближаюсь к нему, но он в ту же секунду превращается, одаряя меня ухмылкой.

- А вот это мне не нравится, - Софи вытаскивает нож.

- Скажи своим друзьям, что я безвредный.

- Виджэй мой… - хмурюсь, глядя на черноволосого. – Словом, ему можно доверять.

- Ты же та грязная псина, появившаяся на дороге, - бросает Лиам, сжимая кулаки.

- Это было обидно, - парень наигранно хватается за сердце, - Я ухаживаю за своей шерстью и был абсолютно чист.

- Почему я помню, что что-то было, но не помню что? – в голову опять лезут мысли о Дениэле, и я всячески пытаюсь от них отвлечься.

- Это нормально, - Виджэй плюхается на диван, закидывая ноги на стол. – Ты вернулась в мир живых, оставив смерть и воспоминания, полученные в ее момент там, где была. Сейчас ты помнишь ровно столько, сколько помнила до того, как тебе перерезали горло. Ну, почти. Есть пара новых деталей.

- Объясни, почему я не должна его заколоть? – ко мне обращается Соф.

- Потому что я знаю то, что должен вам рассказать.

- Прекрасно, убью тебя после.

- Ты этого не сделаешь потом, - широко улыбается парень. Честно, была бы я на месте Софи, тоже хотела бы ему врезать. Прямо так и манит дать ему по морде. – Убедишься в этом позже.

- Можно сразу к делу? – заговаривает Калеб.

- Андерсон, начать рассказ стоит тебе, - я смотрю на друзей, не до конца понимая, что именно говорить. – Расскажи про свою кровь, родителей, ля-ля тополя. Или ты им не доверяешь? – снова расплывается в улыбке, а я бросаю в черноволосого подушку.

- Нет, я полностью им доверяю, - уверенно отвечаю, присаживаясь на край дивана. – Вы уже, скорее всего, понимаете, что я не просто Охотник.

- Более того, - бросает Лиам, - мы даже понимаем, что ты не Истинная.

- Моя мать – Анабель Марлоу.

- Что? – недоуменно вскрикивают все трое.

- Та самая Марлоу, которую чуть не лишили руны из-за предательства? – повторяет Соф, прикусывая язык. – Извини.

- Твоя мать была фрисоулом миссис Лорин? – спрашивает Калеб.

- Да, - я перевожу внимание на Софи, - и да, ее чуть не лишили руны из-за запретной связи с Демоном.

- Только она его убила, доказав свою верность Совету, - Лиам прищуривается, - Или нет?

- Нет, она не смогла этого сделать, - опускаю голову, взирая на ковер.

- Хочешь сказать, что твой отец жив.

- Да.

- Вы виделись?

- Нет, - Виджэй откашливается, принимая позу поудобней. – Или да? – хватаю вторую подушку, но парень меня останавливает.

- Дам меня убьет.

- Дам? Это же не сокращение от полного имени Дамиан? – удивляется зеленоглазый брюнет. – Потому что каждое существо Сумеречного мира знает о Высшем Демоне Дамиане Бриксмане, и если ты его дочь…

- То что? – почти пискляво интересуюсь я, а святая троица громко выдыхает.

- То ты в огромной заднице, потому что тебя убьет Совет.

- А тут уже моя очередь, - начинает Виджэй. – Совет не убьет Амелию, потому что она им нужна. Тем более, они уже знают, чья она дочь, - мне не понравилась эта информация. – Кровь Мэл, которую выпил Говард, содержит клетки метоцелитина и альтрофила. Таким способом, она убила в нем вампира. Только демоническая кровь, которую нельзя разглядеть под микроскопом, вернула ему жизнь, выработав связь между ними. Ее кровь вызвала в нем привыкание и чувства, которые испытывает животное прирученное человеком. Он чует ее, слышит. По сути, она его хозяйка.

- Она нужна Совету, - заключает Калеб, закрывая глаза.

- Бинго! – хлопает Виджэй, - Амелия Андерсон тайное оружие Охотников. Они используют ее в своих целях, только не в тех, которые героически озвучивают и навязывают вам. Совет не закончит войну между Сумеречными видами. Он начнет свою – за власть над каждым существом. Они хотят приручить Сумеречный мир, контролируя каждого.

- С возможностью Мэл приручать, она даст Совету идеальную возможность усилить власть и распространить ее не только на Охотников, - вновь подтверждает брюнет.

- Только есть проблема. Амелия их возможный союзник и оружие. Но также она является врагом, - все смотрят на меня, а я тут офигеваю от таких открытий.

- Приручать может только она, - лицо Лиама проясняется. – Ее кровь может связать, но связывает она не с Советом. Если они используют ее – весь Сумеречный мир будет привязан к Андерсон, а это вовсе не то, чего они хотят.

- Именно поэтому Амелия сейчас на коротком поводке и под цепким наблюдением Совета.

- Соф? – Калеб обращается к абсолютно потерянной девушке.

- Этого не может быть! Охотники уже давно следят за соблюдением Сумеречного закона и общих договоренностей. Мы не убиваем по нашей прихоти, а делаем это только в случае, если доказана вина и нарушались правила. Головы лишаются только те, кто это заслужил. Власть, итак, находится в руках Охотников, потому что Совет судит и в случае надобности проявляет милосердие, как и поступил с твоей матерью, Амелия. Она предала главную цель и проявила слабость, но ее не опозорили при всех, лишив руны. Ей дали возможность искупиться, но она опять предала свой вид, выбрав черного Демона-убийцу! – мне было очень обидно из-за ее слов.

- Ты считаешь, что моя мать полностью оправдано, сгорела заживо в пожаре, Соф?

- Я считаю, что каждый получает по своим заслугам. Хочу уточнить, что умерла она не по приказу, и Совет ее простил. Как оказалось, зря.

- А кто такой Совет, что имеет право решать, кому жить, а кому умирать?

- Ты сейчас защищаешь свою семью, Амелия.

- Так же, как и ты, - девушка издает смешок.

- Именно поэтому Охотники должны мыслить здраво! Ты защищаешь убийц. Демонов, которые высасывают из людей жизнь. Они, по-твоему, имеют право решать, кому умирать?

- Я не считаю, что под прицел должны попадать невиновные. Убийца должен ответить за свои действия и понести наказание, но почему это решаете вы? Совет плетет всех под одну гребенку, делая вывод из-за одного нарушителя целого подвида! Если один вампир выпил кровь человека – убийцы все!

- Это природа. Они настроены в глубине подсознания убивать. Почему ты, страдавшая из-за того самого Говарда и погибшая от рук Демона, все равно их оправдываешь? Кровь твоего друга пил тот самый вампир, но ты все равно стоишь на их стороне.

- Потому что кровь пила Кэрол! Она виновата и только она ответит за это.

- В тебе течет демонская кровь. Ты ведешь себя неправильно.

- Потому что не строю из себя повелительницу Сумеречного мира и не бегу отрезать голову Монтгомери?

- Потому что ты оправдываешь неоправданное!

- Ты опять возвращаешься к поступку моей матери?

- Если она не убила Дамиана Бриксамана – это сделает кто-то другой. Тот, кто дорожит своим призванием и соблюдает законы, которые выполняли все беспрекословно.

- Проблема в том, что Охотник полюбил Высшего Демона?

- Проблема в том, что Охотник предал свой клан.

- Нет, Соф, - я смотрю на девушку разочаровано. – Проблема в том, что моя мама не смогла контролировать свои чувства и полюбила того, кто был в запрете. Я оправдываю ее поступок, потому что тоже влюблена. И от тебя я такого не ожидала, потому что ты, как никто другой должна понимать, что такое любить того, кто запрещен для тебя законом, - мы молчим, глядя друг другу в глаза, - Ответь честно. Прежде всего, себе. В тебе говорит верность закону или Джеймсу, который входит в Совет?

- Я понимаю, что сейчас прекрасный момент для пафосного ухода, но есть еще кое-что, - перебивает Виджэй. – Пропадают Охотники, - он перевел холодный взгляд на Софи, - Об этом Совет вам рассказал? Или решил не нагружать еще одной проблемой, чтобы вы полностью отдали себя наблюдению за Амелией?

- Еще раз напомни, почему я не должна тебя убить? – зло шипит девушка.

- Я не попугай, чтобы повторять одно и то же.

- Надо же. В него еще не умеешь превращаться?

- Соф, достаточно, - заканчивает Калеб. – Мэл, отдыхай. Завтра вставать на занятия, - он бережно берет за плечи своего фрисоула, направляясь на второй этаж.

- Прекрасно! А где буду спать я? В твоей комнате? – Виджэй играет бровями, прикусывая губу.

- Обойдешься, - ему отвечает Джойс. – В особняке несколько гостевых спален. Одну заняла Амелия, а вторая удачно находится со мной на этаже. Представляешь уровень моей доброты, раз я выделяю тебе собственную комнату, а не позволяю спать калачиком на полу.

- Представляю, какой ты добрый, раз селишь меня напротив своей комнаты.

- Главное, не кукарекай по утрам.

- Не переживай. Я просто обмочу твою обувь.

- Мэл, контролируй это животное, - бросает Лиам, а я улыбаюсь, глядя на черноволосого.


Глава 3

Уснуть не могла на протяжении двух часов. Оказавшись в комнате, ко мне вернулись мысли о Дениэле и его уходе. Может, он завтра вернется? Вдруг, уехал к миссис Лорин и Гроверу, чтобы отвлечься. Трубку он не брал, наградив меня автоответчиком. Хоть где-то услышала его голос.

Надела куртку, выйдя в сад, подышать свежим воздухом. В беседке, на месте нашей последней встречи с Рамиресом младшем, сидел Лиам.

- Тоже не можешь уснуть? – я села возле парня, спрятав руки в карманы. Прохладно.

- Бессонница, - он пожал плечами, возвращаясь к звездному небу.

- У тебя что-то с рукой? – пепельноволосый нахмурился, а я посмотрела на правую кисть.

- Демон немного задел. Так быстро, как у тебя не заживет, конечно, но жить буду, - повернулась к парню, взяв в руки его. – Ты что делаешь? – я прикрываю глаза, с искренними намерениями помочь. Чувствую, как по моим венам пробегает тепло.

- Должно зажить, - слабо улыбнулась, игнорируя непонимающий взгляд Джойса.

- Привилегии демонской крови?

- Злишься на меня?

- Если бы и злился, тебя это волнует?

- Конечно. Я не хотела ссориться с Соф, но меня это правда обидело.

- Ее мать входит в Совет. Ее учили следовать правилам с детства, и, поверь мне, ей на них все равно. Думаю, когда она сбежала с тобой в вампирский клуб, ты это поняла.

- Именно поэтому я не ожидала от нее осуждения.

- Она тебя не осуждает. Наверняка поссорилась с Джеймсом, поэтому всю злость выместила на тебя.

- Ты так спокойно говоришь о том, что она любит мистера Рамиреса.

- Потому что это так. И я ничего не могу с этим поделать. Как и с моими чувствами к Софи, поэтому просто живу с невзаимной любовью.

- Уверена, когда-то до нее дойдет, кого она потеряла.

- Она меня не потеряет, - тяжело выдохнула. От таких искренних и сильных, но невзаимных чувств Лиама, стало еще грустнее. – А ты думаешь о Дениэле? – мое молчание последовало согласием на этот вопрос. – Я видел его, когда он понял, что ты не дышишь. Он сломался. Дай ему время.

- Ты все время просишь дать ему время. Сначала, чтобы успокоиться. Потом, чтобы он разобрался в себе, а теперь, чтобы починился. Я подожду, но главное, чтобы потом не было поздно, - встала, намериваясь пойти вздремнуть. – Спокойной ночи.

- Спокойной ночи, Мэл.

Утро встретило меня ливнем и кислыми лицами друзей. Между нами с Софи натянулось напряжение. Лиам целую дорогу был погружен в свои мысли, бросая мимолетные взгляды на девушку. Калеб был полностью сосредоточен на дороге, не отвлекаясь на нас. Только Виджэй счастливо смотрел в окно и не замолкал ни на секунду. Говорил, что в амплуа животного мир кажется таким хмурым, серым и обыденным, что даже сегодняшняя пасмурная погода выглядела для него красочней.

По приезду в академию, все разошлись по аудиториям. Меня встретили счастливые Есс и Генри, мило воркующие о чем-то своем на каждой паре. Я непроизвольно вспоминала о Дениэле и гадала, чем он сейчас занимается. Думает ли обо мне так же, как я о нем. Собирается ли возвращаться.

Обедать я оставалась в обществе Охотников и котособаки. Уотсон и Донован сбежали праздновать годовщину их отношений. Парень приготовил Есс сюрприз, а я только пожелала друзьям провести этот день прекрасно, наслаждаясь друг другом.

- По поводу пропажи Охотников, - жуя бутерброд, начал Виджэй. – Совет пытается клонировать генетический код Амелии, получив нужное ДНК.

- Только не говори, что они опыты проводят, - хмыкает Калеб, хотя сам понимает, что так оно и есть.

- Советую вам быть поосторожней. Особенно тебе, - черноволосый посмотрел на Соф.

- Ты мне угрожаешь?

- Я тебя предупреждаю, - фыркает парень, возвращаясь к еде.

- Ты сейчас на что намекаешь? – вижу, как напрягся Лиам. – Если знаешь что-то конкретное, говори прямо. Почему из всех присутствующих ты выделил Софи?

- Ромео подключился! Я выделил ее потому, что она девушка.

- Это называется дискриминация за гендером, - поддержал Калеб, сделав глоток горячего кофе.

- У них уже как у девушек Охотников похожее ДНК. Почти половина дела сделано.

- Думаешь, мать будет на собственной дочери ставить опыты? – ухмыляется Соф.

- Если твоя мать та, о которой я думаю – вполне возможно, - так же с презрительной ухмылкой отвечает Виджэй. – Тем более, тут двойной джек-пот. Знаешь, как чувство власти меняет человека? К тому же, если прибавить ваше слепое желание выполнить долг.

- У тебя на какой руке лишний палец? – девушка со всей силы вставила нож в стол.

- Меня таким не напугаешь. Я вернулся из самого Ада, поэтому это я спрошу. Ты какое пламя предпочитаешь?

- Хватит! - прерываю я.

- Я, между прочим, тебя защищаю! – начал возмущаться черноволосый. – Она вчера тебя обидела, - наши взгляды с Соф пересеклись.

- У меня голова от ваших словесных выбросов гудит. Вы хоть на секунду можете перестать пререкаться? Надоело уже! – встаю из-за стола, хватая сумку.

- Ты куда? – интересуется Калеб.

- От вас подальше! – вылетаю из столовой, направляясь на выход.

- Андерсон, стоять! – ко мне подходит охранник академии, протягивая коробку.

- Что это?

- Просили передать, - неуверенно беру посылку в руки и подхожу к лавочке, сто раз думая открывать ли крышку. А вдруг там бомба? Прислушиваюсь, но не слышу подозрительного тиканья.

- Что ты делаешь? – вскакиваю из-за неожиданного появления Виджэя.

- Ты зачем подкрадываешься?

- Извини. Плюсы превращений в кота, - он машет головой в сторону коробки. – Уходила ты без нее.

- Передали.

- Кто?

- Я что, знаю? Через нашего охранника.

- А чего тогда не открываешь? Стоишь, как вкопанная и гипнотизируешь. Честно скажу – у тебя нет способностей ведьмы. Можешь даже не пытаться.

- Возомнил из себя храбреца? Вот и открывай тогда!

- Не могу.

- Почему?

- А вдруг на ней проклятие? Кто откроет, тот до конца своих дней не жениться. Прости, но я на такие жертвы не пойду, - я закатила глаза. – Тебе же все равно жениться не надо, а вот я под прицелом, - толкаю того в бок, слыша тихий смешок. Медленно подхожу, взяв крышку. Одно движение, Андерсон. Одно движение и все. – Рожай быстрее!

- Не подгоняй.

- Ты в кого такая тугодоходящаяя? Можешь не открывать, я знаю, что там.

- Что?

- Голова.

- Чья голова?

- Вампирская, - отхожу обратно к черноволосому, вытирая руки об штаны. – Ой, да брось! Она давняя. Возможно, уже несколько дней ждала своего получателя.

- Ты издеваешься надо мной?

- Нет. Труп действительно не свежий. Дня два точно. Если не больше.

- Зачем мне прислали голову вампира?

- Сначала нужно узнать, кто ее потерял. – Виджэй открывает коробку, а к горлу подступает тошнота. – Ты ее знаешь?

- Это… Это Кэрол Монтгомери.

- На чьей стороне была? Добра или зла?

- Пила кровь моего лучшего друга.

- Тогда получила по заслугам, - я прикрываю нос из-за невыносимого запаха трупа, который не чуяла до этого.

- Ты можешь закрыть коробку? – парень так и делает, подходя ко мне.

- Ты чего позеленела? У меня так подруга в жабу превращалась.

- Ви, прекрати!

- Как ты меня назвала?

- Ты же разрешил называть тебя, как мне удобно.

- Меня никто так не называл.

- Если тебе не нравится…

- Нет! Нравится, - между нами повисло неловкое молчание.

- Бери коробку и за мной, - приказываю черноволосому.

- А куда мы идем?

- В больницу.

- Добродушная и благородная, Мэл. Ей уже ничего не поможет.

- Это тебе ничего не поможет, если ты не закроешься. Мы идем к одному вампиру.

- Подожди! Ты хочешь принести вампиру голову вампира? У тебя мозги есть? Тебя убьют!

- Он меня тронет.

- Очередной друг? Или не взаимно в тебя влюбленный?

- Что за намеки? Он просто знакомый. Я, конечно, ничего в этом не смыслю, но она покрыта странными пятнами. Не думаю, что это нормально.

- Этому объяснение знаю я, поэтому не нужно бежать к какому-то знакомому, - последнее слово он исковеркал, - чтобы попросить помощи.

- И что с ней не так?

- Это реакция на метоцелитин.

- Это яд оборотня? – Ви кивнул. – Значит, ее убил волк.

- По внешним данным, да.

- Но? – протягиваю я.

- Но голову ей отрезал Охотник.


Глава 4

- Как Охотник? – остановилась я.

- У вас оружие сделано из особого металла, который оставляет за собой переливание сумеречных частиц. Это специально для того, чтобы все знали, кто пришел за головой существа и знал, что он понес свое наказание. Служит таким себе предупреждением для тех, кто захочет нарушить закон.

- Но от чего она умерла раньше? От яда оборотня?

- Тут нужен специальный анализ.

- Именно поэтому мы идем к знакомому вампиру, - лицо Ви перекосило от недовольства, но он, покорно опустив голову, последовал за мной.

Прийти к Биллу без Дениэля было неловко. По большей степени, он был знакомым Рамиреса. Но встретил меня парень, на удивление, доброжелательно. Иногда косился на Виджэя, спрашивая, где Ден, но я отделалась нелепым «уехал по делам». На счет головы Кэрол. Билл сказал, что сначала девушка была заражена ядом оборотня, но на момент потери головы, оставалась жива. И по пятнам можно сделать вывод, что метоцелитин попал в ее организм за несколько минут до смерти от Охотника. Единственное, что оставалось для меня загадкой – зачем присылать голову Монтгомери мне.

- У вас с ней был конфликт? – Ви сел на мою кровать, протягивая яблоко.

- Она пила кровь Генри.

- Кто знал о том, что у тебя есть мотив ее убивать? – я чуть не поперхнулась.

- Я ее не убивала!

- Да, знаю я! Просто кто-то мог это сделать ради тебя. Типа, помог.

- Типа, «держи голову Кэрол, ты же так хотела, чтобы она ответила за свой поступок»

- Типа, да, - и я задумалась. Об этом знало только мое ближайшее окружение и Валериан. Поскольку след оставил Охотник – Блэк отлетает. Но я уверена в том, что это не Калеб или Лиам. Может, Соф? Тогда зачем ей это скрывать и отправлять мне голову? К тому, как же яд оборотня.

Утром меня разбудил Лиам, вытаскивая на пробежку. Пепельноволосый решил взяться за мою физическую подготовку, пока Рамирес уехал в неизвестность. И после пар я убедилась в том, что Дениэль меня жалел, потому что Джойс лупил по ребрам и иногда даже в голову попадал.

- Там могут быть мозги, - прорычала я, давая парню по ногам.

- Бей по главным точкам – голова, ребра, щиколотка. Убивать нужно в грудь. Необязательно целиться в сердце, - Лиам хорошенько ударил меня по руке, и я выронила палку. – Защищайся без нее.

- Я не могу, - одним захватом тот приставил к моему горлу локоть, направив в грудь оружие.

- Мертва.

- Я похожа на Джеки Чана?

- А я на Кун-фу Панду? – ответил Джойс. – Ты думаешь, мы рождаемся с такой способностью? Это исключительно долгие тренировки, тяжелый труд и огромное количество переломов.

- С меня фиговый Охотник, - я звездой разлеглась на мате, втыкая в потолок.

- Я тоже когда-то так думал.

- Может, просто уехать? Буду рисовать на заказ картины и жить спокойной жизнью.

- Ты хотела сказать «сбежать»? – парень приземлился возле меня. – И что же тебе мешает просто улучшать свою физическую подготовку?

- Ты же видишь, что у меня идеально получается только принимать удары.

- Это тоже надо уметь.

- Не успокаивай меня.

- Я не занимаюсь таким, Амелия. Просто легче бросить и забыть, чем продолжить усердно пахать. В жизни каждого наступает момент сомнений, но будущее зависит только от принятого, из двух вариантов, решения – позволить слабости взять над собой вверх или встать и целеустремленно пойти дальше, - Лиам посмотрел на меня. – Ты не похожа на человека, который будет сбегать на конец света из-за неудачи. Какое решение ты примешь? Тебе заказывать билет на какой-то необитаемый остров? Или помочь научиться стоять за себя и своих друзей горой?

- Умеешь же ты красиво говорить, - выдохнула я. – Давай палку. Разомну твои кости, - Джойс улыбнулся.

- Давай, Андерсон. Я разрешаю сломать себе руку.

- Нет уж! Это после того, как я сломаю тебе позвоночник.

Мое последующее пребывание в особняке пробегало загруженным и энергичным графиком. С утра я бегала на пробежку, изучая лес вдоль и поперек. Потом завтракала и ехала с ребятами на учебу. Там уже полностью отдавалась Есс, позволяя пару раз после лекций изучить цены в торговом центре или оценить вышедшую новинку в темном зале, поедая карамельный попкорн. Потом возвращалась к тренировкам с Лиамом и разговорам с Ви. Делала проекты, рисовала картины и читала книги. За таким списком дел, я не успевала грустить о Дениэле, но каждый вечер меня одолевала тоска. Неуверенно заходила в комнату шатена, ложась на кровать, и вдыхала его, уже позабывший, аромат. Так и усыпала, открывая глаза утром.

Очередным вечером, когда на меня снизошло вдохновение, в мою комнату постучалась Соф.

- Я хотела поговорить, - девушка села рядом, а я все никак не решалась начать разговор. – Прости меня. Все те слова были предназначены мне. Я цитировала другого человека, злясь на него. А ты попала под горячую руку.

- Ты поссорилась с мистером Рамиресом?

- Я просто идиотка, Мэл. Бесхарактерная дура, потерявшая последние капли гордости.

- Ты просто влюбилась.

- Когда мне было двенадцать, меня похитил вампир. Он ждал решения своей судьбы и когда узнал о казни, разозлился на Совет. Что может сделать маленькая девочка против здорового мужчины? Ничего. Он укусил меня, а потом у меня поднялась температура и начались галлюцинации. Не знаю, сколько пробыла в том подвале, но из него меня героически вынес Джеймс. Я влюбилась в него. Храброго героя, собственного рыцаря на белом коне. Мне всегда было все равно на эти тупые правила, потому, что для меня существовали вещи дороже и могущественней. Любовь я ставила выше, поэтому наивно верила в то, что когда-то мы будем парой. Проходили года, взрослели мы оба, но мои чувства никуда не пропадали. А потом Джеймс должен был жениться на Сессилии. Она стала той, кем мечтала быть я для него. Он смотрел на нее со всей любовью и восхищением. Даже, несмотря на это, я продолжала его любить, но чувства должны вдохновлять, а я уставала.

- Он не заслуживает такой любви, Соф.

- Когда я узнала, что ты возможно Истинная, очень переживала, что у меня появился новый конкурент за сердце Джеймса. Только ты начала сближаться с Дениэлем, и я поняла, что войну за любовь Рамиреса старшего придумала сама. Ты даже не смотрела в его сторону. Все становилось хуже, когда я, вечно рыдающая из-за несправедливо придуманных законов, видела, как на эти правила плевал Ден. Ради тебя. Ему было ровным счетом плевать на приказы Совета. Он просто делал то, что чувствовал. Было обидно и больно. Мне надоело оправдывать Джеймса Сумеречным законом, потому что, если бы он меня любил – пошел бы против целого мира.

- Софи, ты отдавала себя другому человеку, которому совершенно не нужны твои чувства. Если бы это была настоящая любовь, все было бы не так. Если ты любишь – ставишь чувства того человека выше. Это для тебя некая драгоценность, хрупкий хрусталь, - девушка сдерживала слезы, прикусив губу. – Тебе не нужно будет бороться за свою любовь, потому что сердце изначально будет твое.

- О любви твоих родителей ходят легенды, Мэл. И, когда я узнала, что ты их дочь – ребенок, родившийся, пусть от запретной, но настоящей любви, разозлилась на себя. Я тоже хочу, чтобы меня любили.

- Тебя любят, - я крепко обняла девушку. – Просто ты любишь не того.

В выходной меня разбудил звонок от подруги. Ее родители приказали разобрать хлам в комнате до их приезда, и Уотсон нуждается в моей помощи. Лениво сползла с кровати. Даже ледяная вода не помогла проснуться. Оделась в первое, что выпало из шкафа, поехав на подмогу лучшей подруге. Вещи были разбросаны даже на лестнице, и у меня появилось чувство, будто я заехала на барахолку.

- Распродажу устраиваешь, чтоли? – спросила я, увидев висящую не перилле, зеленую кофточку.

- Тебе могу бесплатно отдать, - Есс выходит из комнаты, протягивая мне коробки. – Родители будут вечером.

- Тут бы за неделю справиться.

- Через четыре часа приедет Эллиот и поможет с коробками. Не хочу просить Генри, потому что плечо у него еще иногда побаливает. А твой принц ускакал на конец света, чтобы любимой цветик-семицветик привезти.

- Он должен скоро приехать, - кого я обманываю? Я даже не знаю, вернется ли он вообще.

- В деканате сказали, что он забрал документы из академии, - я коробку на пол от такого заявления уронила.


Глава 5

- Как забрал? – значит, все-таки не вернется.

- Мэл, у вас точно все хорошо? Если он тебя бросил – козел несчастный! Не знает, кого упустил, а если ты его… - светловолосая на секунду задумалась. – Он все равно баран. Ты бы зря его не отшила.

- Он просто уехал, - ответила я. Конечно, упустила свою двухдневную смерть и мощный ритуал ведьмы, в котором он отдал навеки сердце другой, но суть та же – он уехал!

- И ничего не сказал?

- Мы поссорились накануне, - Есс взяла меня за руку, потянув за собой на первый этаж. Открыла на кухне тумбочку и вытащила бутылку.

- Причина вашей ссоры случайно не сказка о неразделенной любви брата принца?

- Отчасти…

- Мэл, я всегда на твоей стороне, но ты же не предъявляла ему претензии из-за сказки?

- Дениэль действительно был влюблен в невесту своего брата.

- У мистера Рамиреса была невеста? Чуть не потеряли такого мужчину, - я бросила на подругу уничтожающий взгляд. – Прости, не могла не прокомментировать, - Есс протянула мне стакан. – Продолжай.

- И у них были отношения.

- Стоп! У невесты мистера Рамиреса были отношения с Дениэлем? – я кивнула. – А девка то не промах! Двух горячих братьев охомутать.

- Тебя опять не туда занесло, Уотсон!

- Какая разница с кем у твоего Дениэля были отношения до, если сейчас он с тобой?

- В этом то и дело. Он сейчас просто со мной, - Есс хлопнула себя по лбу, рассержено прорычав что-то под нос.

- Этот идиот до сих пор сохнет по той девке? – я снова кивнула. – Предлагаю план перехват. Похищаем ту неверную, инициируем твою пропажу и пишем Рамиресу, который младший, записку. Что-то вроде «Можно спасти только одну», - на моем лице невольно проскальзывает улыбка из-за полной серьезности лучшей подруги, - Еще для романтики можно добавить «выбирай сердцем» и ждем. Если эта скотина придет за той, - Уотсон откашлялась, - я лично ему дам по святому месту. А если этот красавчик выберет твое спасение – в фургоне его будет ждать свадебный регистратор. Платье для церемонии спрячу у себя.

- Я не хочу замуж.

- А я тебя спрашиваю? – лицо Есс смягчается и девушка ласково, но грустно улыбается. – Может, он уехал разобраться в своих чувствах? Милая, я конечно из тех людей, которые считают, что если ты по-настоящему любишь человека – ни на секунду не сомневаешься. Но часто человек сам все усложняет, накручивая себя лишними сомнениями. Тут главное распутаться и выбраться из этого омута.

- Все возвращается к времени, которое я должна ему дать.

- Все хорошее всегда нужно ждать, Мэл. Оно не падает прямо в ноги, а проверяет тебя испытаниями судьбы.

- Спасибо, - обнимаю подругу, тихо всхлипывая.

- Это новая кофта, Андерсон! Не смей ее слюнявить.

А потом началась уборка. Страдать времени не было. Мы с Есс принялись разгребать ее комнату, перебирая вещи. Что-то пойдет на благотворительность, что-то уже не подлежит ремонту, а что-то мое. Толстовку, которую я нашла у подруги, я ей одолжила в выпускном классе школы, тоесть два года назад. Помню, как она ходила за мной два дня, выпрашивая на временное пользование. Как говорил наш физик – «время – штука неопределенная», а Уотсон эту теорию только подтвердила. Брала же на «недельку поносить»

Когда в дверной звонок позвонили, я пробиралась через десяток коробок, с чувством, будто подруга куда-то переезжает.

- Привет, - слабо улыбнулась Эллиоту, чувствуя неловкость. В последнюю нашу встречу я от него сбежала.

- Ты чего такой бледный? – поинтересовалась Есс, оглядев друга.

- Приболел, - буркнул Никсон, проходя в дом. – Что и куда нужно нести?

- У тебя температуры нет? – я потянулась ко лбу Эллиота, но тот резко отдернулся.

- Не касайся, - теперь стало еще неудобнее.

- Прости, - пожала плечами, направляясь на кухню.

- Никсон, ты еле на ногах стоишь и языком перебираешь, - начала Уотсон. – Так еще нервный какой-то.

- Ты меня для чего позвала? Коробки носить или мое самочувствие обсуждать?

- Не был бы ты мужиком, я бы подумала, что пмс нагрянули, - от шутки подруги я хохотнула, но Эллиоту это вовсе не понравилось. Посмотрел на меня раздраженно, молча взяв коробку, и понес ее в гараж.

- Оценила юмор, да? – подмигнула Есс. Обожаю ее. За легкость, непринужденность и добродушность. За то, что она просто есть и она такая.

- Ты чего участие в школьном КВН не брала?

- Забыла, что мы идем набором? Ты не пошла, и я не поперлась, - еще раз улыбнулась светловолосой, - Куда Никсон делся? – нахмурилась та. – В гараже застрял, чтоли?

- Я проверю, - вышла на улицу, никого не обнаружив. Коробка стояла прямо перед дверью, а самого парня не было.

- Что там? – поинтересовалась Есс, как только я вернулась.

- Его нет.

- Как нет? Смылся? Мог, хотя бы, предупредить? – подруга потянулась за телефоном, а я, услышав звонок мобильника Эллиота на заднем дворе, напряглась. – Когда он успел пройти? – не нравилось мне происходящее. Метнулась за подругой во двор, чуть не наступив на телефон, затерянный в траве. – Я что-то не поняла. – Уотсон подняла его, недовольно поворачиваясь ко мне. – Куда делся этот помощник? – да я сама не вижу этому разумного объяснения.

Пожала плечами, показывая подруге свою неосведомленность, а потом замерла, увидев за ней стоящего волка. Мы уже встречались с ним в лесу, в день своей смерти. Он помог мне.

- Ты куда так пялишься? – фыркнула подруга, а потом взвизгнула, схватив меня за руку. – Это что, мать твою налево, такое?! – животное начало тихо рычать, прожигая нас хищным взглядом. Ванесса дернулась в сторону, а я готова была дать ей по башке за тупой поступок. В дом надо бежать, а не на улице оставаться! Волк двинулся в сторону Уотсон, а подбежала к подруге, выставив перед зверем руку. – Ты себя повелительницей диких животных возомнила? Надо кому-то звонить! Полиция, пожарные… Психиатрическая больница, в конце концов! – Есс дрожащими руками потянулась к телефону, а волк гневно рыкнул. – У папы в доме было оружие.

- Ты собираешься его пристрелить? – недоуменно сморю на подругу.

- А ты планируешь подождать, пока он нас разорвет? – светловолосая попятилась к двери, но оборотень не дал ей это сделать, оголив острые зубы. – Он же не убил Эллиота? – меня будто током прошибло. Я же помечена волком. Вдруг, Никсон и есть тот оборотень, который это сделал? Тогда, по сути, перед нами стоит он, а потерянная в этой жизни Есс, хочет пристрелить собственного друга.

- Он ничего нам не сделает, - заявляю я, а подруга смотрит на меня, как на прокаженную.

- У меня на заднем дворе стоит огромное дикое животное, которое людей в клочья разрывает, Мэл! Глупо надеяться, что он мирно подставит на голову, чтобы почесть его за ухом! – волк еще громче начинает рычать, медленными шагами наступая в нашу сторону. Через мгновение Есс испуганно кричит, падая на землю. А зверь вальяжно подходит к ней, пуская слюни. Ладно, я начинаю паниковать! Толкаю того в сторону, а он смотрит на меня удивленно. Вытаскиваю из кармана нож, вспоминая слова Лиама. Оборотня это разозлило. Он бросил взгляд на оружие, вмиг пронзительно посмотрев на меня. В голове крутилось «только не Эллиот, только не Эллиот». А если он? Не хочу убивать собственного друга. Вообще не хочу никого убивать!

- Эллиот, это же я, - почти хриплю. Волк, озверев, приближается, а я, прикрыв глаза, выпускаю на траву нож. Не чувствую, чтобы меня кто-то укусил. Встречаюсь с волчьим взглядом. Тот отходит, перепрыгивая через забор, а я моментально подлетаю к растерянной Есс, глотающей от страха слезы.

- Это, что за «Сумерки» у меня дома? – старается шутить, но вижу, как колотится. – С каких пор ты носишь при себе холодное оружие и, какого лешего, ты назвала это чудовище Эллиотом?

- Я расскажу, - помогаю подруге подняться, - все расскажу, Есс.

Только все не знала, как начать разговор. Набрала Калеба, попросив об одолжении. Он хорошо объясняет. Только приехал брюнет со всей компанией.

- Что произошло? – Лиам так резко ворвался, что от неожиданности не только Уотсон подпрыгнула, но и я.

- Звонок для кого придумали?

- Андерсон, давай без сарказма, - пепельноволосый мимолетно оглядывает дом, останавливаясь на нас.

- Эллиот оборотень? – прямо спрашиваю я, забывая о том, что рядом сидит ничего не знающая, Уотсон. – Можешь не отвечать. Все понятно.

- Он превратился при вас, чтоли? – нахмурился Джойс.

- Ничего не сделал? – Калеб присел возле Есс. – Ты в порядке?

- Если вы не объясните, что за выездной зоопарк произошел со мной буквально час назад – я сойду с ума.

- Ты должна была ее как-то подготовить, - в гостиную зашел Виджэй, бросая на меня укоризненный взгляд черных глаз.

- Подготовить к чему? – Ванесса смотрит на меня, ожидая ответа, а мне ком в горле нормально дышать не дает.


Глава 6

Так и слова не уронила за весь разговор. Объяснял все Калеб, взяв на себе инициативу. Я только нервно похаживала со стороны в сторону, поглядывая на подругу. Она тоже ничего не говорила и не спрашивала. Молча слушала, а я даже не могла представить, что в ее голове сейчас твориться. Чувствовала себя виноватой. А если бы Есс пострадала? Ни за что бы себе этого не простила.

Ванесса встала с дивана, укутавшись в плед. Охрипшим голосом попросила Калеба помочь с коробками, потому что скоро приедут родители, а потом просто ушла. Я смотрела в спину, поднимающей по лестнице, лучшей подруги. Встретилась с темным взглядом Виджэя, но не стала искать скрытых слов. На душе было паршиво, поэтому вышла во двор, одолевая желание сбежать.

- Твоя тоска мне душу разрывает, - Ви сел на ступеньку, протягивая конфету.

- Я, кажется, сейчас подругу потеряла.

- За то, что ты сомневаешься в этой блондиночке, я лично могу дать тебе по носу. Эта девчонка ни за что не откажется от тебя. Мне кажется, убила бы ты человека – она бы с тобой труп закапывала. Да еще бы место понадежнее искала. Чтобы наверняка, - улыбнулась, зная характер Есс. Когда на выпускной бал средней школы парень на спор пригласил меня, а потом бросил прямо во время танца – Уотсон целое лето продумывала план мести. Как говорится, подавала ее холодной. И когда все улеглось и меня перестали называть золушкой, от которой сбежал принц, Есс слила в школьную беседу видео, где тот голышом бегает по школе после физкультуры, в поисках своей формы. Она ему оставила два пальмовых листа, чтобы тот мог прикрыть свои достоинства. Все начали называть его местным Тарзаном. – Мне кажется, ей больше обиднее, что ты скрыла от нее такой важный факт своей биографии. Если честно, я бы тоже обиделся.

- Я боялась. Если честно, я больше переживала, что она разочаруется во мне или сочтет за сумасшедшую.

- Именно поэтому у нее такая реакция. Вы прошли через многое вместе и тебе грех сомневаться в ее верности.

- Я думала, что ее это не коснется.

- Но ее это коснулось, когда вампир пил кровь ее парня. Еще тогда ей стоило рассказать правду, Амелия.

- Я плохая подруга, да? – посмотрела на непривычно серьезного парня.

- Ты очень хорошая подруга, Андерсон. И Ванесса это знает. Вы помиритесь, и эта ситуация вас только сблизит. Поверь мне.

- Есть еще кое-что, - Ви переводит на меня внимание.

- Ты тоже это чувствуешь? – киваю, глядя на черноволосого. – Я рад, что это ты.

- Но как? Ты же не Охотник.

- Ты тоже только на половину он.

- До сих пор не могу понять, каким образом им оказался ты?

- Твоя душа ко мне потянулась. Ее ты обманешь, - толкнула того плечом. Хорошо, что он сейчас здесь. Вовремя и не зря.

Перед уходом, Есс спустилась вниз, поблагодарив Калеба и Лиама за помощь. Если я правильно поняла, она позвонила Генри, и тот приехал к ней. Видимо, сейчас она нуждается в нем.

- Мэл, ты почему в пижаме? – поинтересовалась Соф, переступив порог комнаты.

- Я не пойду сегодня на учебу.

- Ты только закрыла все прогулы и сдала долги.

- Вот еще раз закрою и сдам.

- Это из-за Есс? – это из-за моего паршивого настроения.

- Прости, я устала, - накрылась с головой одеялом, намекая, что разговор окончен. Девушка посыл поняла и аккуратно за собой прикрыла двери. А вот с ноги появившейся Виджэй, даже прямой текст не слышал.

- Меня знобит из-за твоего состояния, - черноволосый лег рядом, уставившись, как и я в потолок.

- Я хочу побыть одна.

- Нет, не хочешь. Поверь мне. Сейчас тебе нельзя оставаться одной, потому что тебя съедят собственные мысли, Амелия.

- Все так сложно.

- Все проще, чем ты думаешь.

- Для тебя, возможно, так и есть.

- Временная ссора с подругой это не самое страшное, - голос Ви серьезен и местами груб, - Представь, что у тебя никого нет. Нас окружают сотни людей, но человек все равно одинок. Ему не с кем разделить праздничный торт в честь дня рождения, вы не можете обсудить финал фильма, в котором убили главного героя. Ты просто приходишь домой, встречаясь с тишиной и одиночеством. Тебя одолевает печать, разрастается депрессия, но ты держишь все в себе. Что случается, когда горячее резко встречается с холодным? Оно трескается и взрывается. А это чувства, это человек, - я посмотрела на парня, - Ванесса не отвернется от тебя. Этого не сделает Дениэль, о котором ты все время думаешь. Этого даже не сделает Лиам. Ты никогда не будешь одинока, Андерсон. Никогда…

- А ты? Ты чувствуешь себя одиноко?

- Я перевертыш, Мэл, - усмехнулся тот. – Я никак себя не чувствую. Я себя не знаю.

- Я знаю, Ви, - толкнула друга в бок, слабо улыбнувшись. – И тот, кого я знаю из всех твоих сущностей, никогда не останется один, - Виджэй перевел на меня тяжелый блеск черных глаз.

- Ты думаешь, я из-за дел хороших в Аду твоему отцу служил? В Преисподнюю по ошибке не попадают.

- Что ты делаешь сейчас? – черноволосый нахмурился. – Ты помог мне в первый день нашей встречи.

- Тебя убили! Удачно помог.

- Ты не оставил меня одну. Ни тогда, ни сейчас, – повисло молчание. Тишина раздумий.

- Хочу есть, - Ви одушевленно вскочил с кровати, - Ты завтракала? – я отрицательно покачала головой, - Ты знаешь, какие вафли я готовлю? Ты не то, что пальчики оближешь. Ты руку съешь!

Мой день прошел в компании назойливого, но нужного черноволосого перевертыша. Виджэй прекрасно помог отложить проблемы на задний план, чтобы потом спокойно все решить. Поэтому все последующие часы мы спорили, кто убийца в детективе. Поспорили на желание и оба продули.

Когда по времени пары закончились, домой вернулся мистер Рамирес, попросив меня спуститься. Мне не нравился возможный разговор, а еще больше меня смутила, сидевшая на диване, уже знакомая женщина. Все так же оценивала меня своим острым взглядом.

- Рада тебя видеть, Амелия, - я криво улыбнулась, а женщина потянулась к свежему кофе, которое на моих глазах принесла Оливия. Так и хотелось плюнуть в чашку, а не наблюдать за тем, как Джулия довольно смакует напиток. – Как ощущения? Ты уже месяц живешь в сущности Охотника.

- Прекрасно, - холодно бросила я, не желая делиться своими мыслями.

- Калеб проходил с тобой основы Сумеречных законов и правил, - нахмурилась, пытаясь прочитать подтекст, - Мне жаль, что я прихожу к тебе при таких событиях, Амелия, но ты нарушила Кодекс, - так и хотелось поинтересоваться, какое правило «из» я нарушила и попросить уточнить обвинения. – Ты знаешь, что случилось с Кэрол Монтгомери? – а теперь я напряглась, вспоминая презент в виде ее головы. – Не нужно говорить, что вы не знакомы.

- А я и не собиралась. Кэрол дружила с моим лучшим другом, и я прекрасно знаю, что с ней случилось.

- Ты причастна к этому.

- Почему это звучит, как констатация? – я еще сильнее напряглась. – Вы же не думаете, что это я ей голову решила отрубить? – женщина молчала, пристально заглядывая мне в глаза. Я перевела внимание на тихого мистера Рамиреса, но от кого я вообще ожидала поддержки? – Монтгомери убили и ее голову в коробке прислали мне. Я похожа на сумасшедшего маньяка, чтобы лично себе потом расчлененный труп передавать?

- Ты очень верная, Амелия, - начала Джулия, - а еще свободолюбивая. У тебя свои истины и правила в жизни, которым ты следуешь.

- Но?

- У меня свое мнение на этот счет, как и у тебя на многие другие вещи, - я хмыкнула, закатив глаза, - Я знаю о твоем конфликте с Кэрол.

- У меня не было с ней конфликта.

- Ты ее искала.

- Но точно не для того, чтобы голову отрезать. Она пила кровь Генри!

- У меня есть все основания полагать, что ты отомстила вампиру за своего друга.

- Вы пришли сюда с уверенностью, что я убила Монтгомери. Что бы сейчас я не говорила – вы для себя уже все решили. Зачем тогда этот разговор?

- Амелия, ты должна понимать, что сейчас у нас есть причины подозревать тебя в убийстве этой девушки, - наконец-то заговорил мистер Рамирес. – Мы тебе не враги и хотим помочь.

- Я не нуждаюсь в вашей помощи. Монтгомери убила не я.

- Но вампиры уверены в другом, - женщина облокотилась о спинку дивана, закинув ногу на ногу. – Это нарушение соглашения. Если Охотник убил вампира без доказательства того, что тот пил кровь смертного – это начало войны кланов.

- Но Кэрол мертва и доказать ее вину мы не можем, - закончил преподаватель.

Входные двери открылись. Калеб посмотрел на гостью, переводя на меня озадаченный взгляд зеленых омутов. Лиам нахмурился, открыто показывая свою пренебрежительность.

- Мама, что ты здесь делаешь? – спросила Соф.


Глава 7

Мама? Я то думаю, почему Джулия показалась мне знакомой. Софи очень похожа на мать. Длинные черные волосы, только видно, что женщина их выпрямляет. Глаза, контур губ, осанка.

- София, я говорила тебе перестать одеваться так откровенно, - строго произнесла женщина, с ног до головы оглядев дочь.

- А ты не поменялась с нашей последней встречи, - фыркнула девушка. – Все такая же Снежная Королева.

- Вы к нам по важному делу? – Калеб мимолетно посмотрел на своего фрисоула, намекая притихнуть.

- Амелия обвиняется в незаконной расправе вампира и нарушении соглашения кланов.

- Кто? – прыснул пепельноволосый. – Андерсон? Не смешите меня. Она оружие еще в руках не держала, а только научилась элементарному уровню самозащиты.

- Какая причина обвинений? Есть доказательства? – спокойно спросил брюнет.

- Мотив, отсутствие алиби и чрезмерно активное неприятия Сумеречного закона, - ответила женщина.

- Последнее звучит нелепо.

- Подождите, вы и алиби мое проверили? – удивилась я, понимая смысл слов.

- В момент возможной смерти у тебя должна была быть пара чертежа, но ты ее удачно пропустила. Амелия, где ты была, и кто может подтвердить твое местоположение? – напрягла свой мозг. Это было в день ссоры с Дениэлем и моей временной смерти. Только я отчетливо помню, как пошла на пару.

- Я была на паре чертежа в тот день. Да, плохо себя чувствовала, но пошла.

- Но преподаватель тебя не видел. Может, из-за плохого самочувствия ты пропустила занятие?

- Нет, не пропускала, - меня начал выводить из себя этот разговор. – Я сказала, что не убивала Монтгомери и моя совесть чиста.

- Дело не в совести. Мне плевать, как ты будешь спать по ночам, - тон женщины звучал грубо. – Если ты причастна к погибели Кэрол – ты ответишь по закону.

- В законе нет уточнения по поводу убийства вампира.

- В человеческом – нет.

- А для меня он один, - грубо теперь звучала я.

- Мэл не могла убить вампира, - на мою защиту стала Соф.

- А про твое появление и участие в этом, мы отдельно поговорим, - бросила Джулия, даже не посмотрев на дочь.

- Я не собираюсь с тобой разговаривать!

- Твое проживание у отца очень исказилось на твоем поведении, София. Тему закрыли.

- Зачем вы пришли? – надоело слушать пререкания. Меня еще в убийстве Монтгомери не обвиняли.

- Совет проведет над тобой суд и потом сообщит о своем решении.

- Засуньте свое решение, знаете куда? – Лиам усмехнулся, потирая нос.

- Амелия, это не воспитано, - на меня посмотрел преподаватель.

- Простите, какая есть!

- Ты мне показалась хорошей и умной девушкой, - так же холодно сказала женщина.

- Только вы пришли, обвиняя меня в убийстве. Я же хорошая и умная девушка. Как вы смогли, такое обо мне подумать?

- Я все сказала, - Джулия встала, поправляя платье. – Джойс, где Дениэль? – попыталась сдержать эмоции, показывая отдаленность и наигранную незаинтересованность.

- Уехал, - пожал плечами пепельноволосый.

- Я понимаю, что машинное путешествие по штатам с Сессилией ему важнее, но он должен выполнить задание, - сглотнула, окончательно потеряв какую-то надежду. Дениэль уехал с ней, посчитав, что моя смерть освобождение от тупого задания Совета. Он и раньше упоминал, что как только выполнит долг – я его больше не увижу. Молодец, сдержал слово! Только на языке крутилось его обещание всегда быть рядом. Почему его не мог сдержать?

- Я вас проведу, - мистер Рамирес любезно прошел с Джулией к выходу, скрывшись за дверью прихожей.

- Мэл, есть что-то, что мы не знаем? – прищурился Калеб, садясь на диван.

- Мне передали голову Монтгомери, - на автомате ответила я. Не хочу думать о Дениэле и его приключениях. Уехал, значит, скатертью дорога!

- Когда? – подключился Лиам.

- Несколько дней назад. Виджэй сказал, что голову отрезал Охотник из-за следа сумеречных частиц, а вот Билл сообщил, что до этого ее отравили метоцелитином.

- И когда ты хотела нам об этом рассказать? И собиралась ли вообще?

- Я забыла.

- В любом случае, суд будет, Амелия, - предупредил брюнет. – Подождем решение Совета, чтобы потом что-то предпринимать.

И решение кучки Сумеречного Совета, возомнивших из себя властью этого мира, я ждала почти неделю.

- Что значит «искупление Озером правды»? – я перечитывала получившее письмо около 20 раз, пытаясь догнать наказание.

- Озеро правды – это твоя возможность доказать невиновность, - как всегда, все объяснял Калеб.

- И что я буду делать? Пить воду из родника, которая заставит говорить меня только правду?

- Это целая система очищения. Ты должна будешь принять законы, потом войти в воду Сумеречного озера и отвечать на вопросы. Ты сможешь лгать, но вода это выдаст. Не знаю, как именно это работает. Этот шанс дают в очень редких случаях, и Охотники мало знают об этом.

- Прекрасно! – я хлопнула в ладоши.

- Амелия, с тобой в последнее время что-то происходит, - начал брюнет.

- Ты стала резка на поворотах, - продолжила Софи. – Если тебя что-то мучает – мы можем поговорить.

- Что толку от разговоров? Тем более, будем откровенны – каждый из вас знает, что со мной происходит. Я поссорилась с Есс, во мне течет демонская кровь, меня обвиняют в убийстве и хотят очистить Озером. Такие благородные? Спасибо за милосердие!

- Будто проблема только в этом, - усмехнулся черноволосый, вызывающе глядя не меня.

- Я пройду это очищение, - встала, направляясь к лестнице. – Скрывать мне нечего – я не убивала Кэрол.

- Дело не только в этом, - повернулась на голос Виджэй, ожидая продолжения. – Озеро Правды открывает истину не только на вопросы, которые тебе будут задавать. Оно пробудит твои стороны. Все, Амелия. Даже те, которые ты держишь где-то глубоко под замками.

- Такие стороны есть у всех.

- Ну-ну, Андерсон.

- Ты имеешь в виду что-то конкретное? – я прищурилась. – Не говори загадками.

- Ты наполовину Демон, Мэл. Не позволь этой сущности побороть себя в Озере.

- Почему мне кажется, что ты еще что-то не договариваешь? – промолчал. Дал открыто понять, что есть еще кое-что, но не ответил.

Возможно, за эти дни я и стала какой-то нервной, но все усугубилось с ожиданием. Раздражительность во мне так и зашкаливала, поэтому самым оптимальным решением было запереться в комнате. Знаете, когда наступает момент полного безразличия. Ко всему. Тебе не хочется ничего, тебя напрягают люди, ты закрываешься от мира на замок и полностью погружаешься в свои мысли. Обдумываешь свою жизнь, ее события и будущее. Копаешься в себе, что-то открывая, а где-то накручивая. У меня было именно такое чувство. Я сидела на кресле, взирая на портрет Дениэля. Меня это так напоминало похожую ситуацию. Будто я смотрела на чей-то портрет, слышала любовь художника и его трепет. Еще я думала над словами Виджэя. Да, темные стороны есть у всех, но я не знаю предел своих внутренних демонов. Я никогда полностью не выпускала их на волю, поэтому боюсь, что дав им немного свободы в том Озере – не смогу запереть обратно.


Глава 8

- Это же твое первое появление на Сумеречной стороне? – спросил Лиам, присаживаясь возле меня в самолете.

- Меня сопровождать будешь ты?

- Ты не рада? Софи не разрешили, потому что она тоже причастна к этому. Джулия не позволит подпортить ее репутацию в Совете из-за безрассудства собственной дочери.

- А Калеб? – я прищурилась.

- Брось, Калеб слишком умен. Совет не позволит его гениальному мозгу узнать больше, чем ему нужно держать в своей голове.

- Ты же понимаешь, что признал себя глупым? – пепельноволосый откинулся на спинку сидения, прикрыв глаза.

- Я признал, что Калеб умный, но не назвал себя тупым, Андерсон. Просто умею прикидываться дурачком, когда нужно.

- А может, ты и не прикидываешься вовсе?

- Раз шутишь, значит, все не так плохо, как мы думали.

- А вы так думали?

- Ты себя обманываешь, Амелия. Делаешь вид, что все в порядке, но в голове твоей ураган пронесся.

- Охотникам нельзя сближаться. Не думай, что я тебе буду душу изливать, - повторила когда-то сказанные слова Джойса.

- Наше тупое правило. Тем более, мы уже сблизились, - до жути знакомый ответ. – Вы с этим песиком поладили… - констатировал факт, но в его тоне чувствовала еще что-то неуловимое. – Дениэлю это не понравится. Ты не знаешь, какой он собственник.

- Мне плевать, что Рамиресу это не понравится! – недовольно фыркнула я, повернувшись к окну.

- Я не слепой, Андерсон. Не знаю, на кой черт Ден уехал с Сессилией, но это определенно не то, что надумала твоя головушка. Ты же уже себе сцены вырисовываешь, правда? – нахмурилась, пытаясь не видеть перед собой Дениэля. – Представляешь, как он в той машине срывает с ее тела одежду, целует грудь и рычит в сладкие губы…

- Джойс, твою мать! – стукнула того в плечо. – Если я тебе язык вырву – он не отрастет, понял?

- Ух, какая грозная! Лучше бы на тренировках так работала.

- Давай будем откровенными – прогресс виден.

- Это потому что я твой тренер.

- Скромно.

- Нет, просто Ден тебя жалел. Тем более, когда вам заниматься, если ты в своих лосинах под ним лежишь.

- Что?! – опять замахнулась, услышав издевательский смешок.

- Давай будем откровенными, - Лиам наконец-то посмотрел на меня. – Вам было тяжело в обществе друг друга думать о тренировках. Но за попытку хвалю. Пусть неудачную, но вы пробовали.

- Именно поэтому вы с Соф отдельно тренируетесь? – пепельноволосый тяжело выдохнул, а я расплылась в победной улыбке. – Попытку даже не использовали, потому что не сдержишься.

- 1:1, Андерсон. Но это не конец.

- Объявляешь войну?

- Победитель должен быть один.

- Ты хотел сказать победительница? – Джойс усмехнулся, а я отвернулась к окну, в надежде немного поспать. – 2:1 в мою пользу.

Вода была ледяной. Я окунула в нее носочек, чтобы попробовать температуру, но показалось, что у меня отмерзли все конечности. Входила аккуратно и медленно, скрепя зубами.

- Амелия Андерсон, - строго произнесла Джулия, стоя на берегу. – Ты обвиняешься в нарушении Сумеречного закона Охотника. Пункт 3, абзац восьмой. Также в несоблюдении договоренности между вампирами и Охотниками, убив одного из расы без проведения суда и разрешения Совета. Сегодня на стороне твоей защиты – Охотник Лиам Джойс, - женщина повернулась к пепельноволосому. – Берешь ли ты, Лиам Джойс, ответственность за невиновность Амелии Андерсон в ее обвинениях?

- Беру.

- Готов ли ты ответить перед Советом в случае доказательства ее вины?

- Готов.

- Лишишься ли ты руны Охотника, как наказание за поручительство Амелии Андерсон и ее предательства? – нервно сглотнула, недоуменно посмотрев на парня. Из-за меня его руны лишить могут? Нет!

- Да, - ни минуты не думал.

- Хорошо, - Джулия сверкнула улыбкой, возвращаясь ко мне. – На вопросы стоит отвечать честно.

- Амелия, пройди глубже, - заговорил незнакомый мужчина, а я нервно сглотнула, глядя на воду. Она удивительно чистая, но я не вижу дна. Делаю шаг вперед, чувствуя, что дальше ничего нет. – Не бойся, не утонешь, – ступила в пропасть, полностью окунаясь. Привыкла к температуре и вынырнула, в ожидании.

- Когда ты узнала о том, что являешься Охотником? – задала первый вопрос Джулия.

- Я поняла, что со мной что-то не так после дня рождения. О том, кем я являюсь, узнала позже от Дениэля.

- Почему он сразу не сказал тебе о твоей сущности?

- Потому что я не хотела этого знать.

- Почему?

- Мне было страшно.

- Что поменялось?

- Я не могла долго отрицать правду, - вода начала мутнеть, и я нахмурилась.

- Амелия, ты лжешь.

- Но это правда! – цвет еще сильнее исказился.

- Я повторю вопрос – почему ты захотела узнать правду?

- Это было после разговора с мамой, - вспомнила, когда посреди ночи позвонила ей, - Я хотела узнать, как это прекратить.

- Ты не хотела быть Охотником?

- Нет. Я хотела избавиться от этого и забыть.

- Сейчас ты хочешь этого?

- Нет.

- Почему?

- Потому я не могу избавиться от сущности.

- Это вся причина?

- Да, - кристально-чистая вода опять начала темнеть. – Я обрела важных для себя людей и не хочу их отпускать.

- О ком ты говоришь?

- Софи, Калеб, Лиам…

- Знаешь ли ты своих родителей? – молчу. – Амелия, ты знаешь, кто твои родители? – продолжаю игнорировать вопрос. – Твоя мать Анабель Марлоу? – начинаю паниковать, хватая ртом воздух. – Ты знаешь, что твой отец Высший Демон? – все чувства внутри начинают напухать, а вода приобретает черный свет.

- Что происходит? – смотрю на грязные руки, а потом перевожу испуганный взгляд на Джулию.

- Ты Демон, Амелия.

- Нет!

- Ошибка Сумеречного мира.

- Замолчите!

- Ты не должна была появляться.

- Нет! Прекратите! Нет… – закрываю уши руками, а тело тянет вниз на дно.

- Амелия, проснись! – вскакиваю, видя перед собой сонного Джойса. – Ты чего кричишь?

- Ты приснился, - пытаюсь отдышаться, потирая виски. Лиам не сводит укоризненного взгляда, показывая, что ни капли не верит моим словам.

- Мы прилетели, - встает, подавая руку. Какой джентльмен!

- Могу спросить кое-что? – иду за парнем, лицезря его затылок.

- Валяй, пока я добрый.

- Ты являешься моим сумеречным адвокатом?

- Ты не исправима, Андерсон.

- Что?

- Я поручитель. Типа, адвоката, если тебе легче думать так.

- Тебя могут лишить руны, - пепельноволосый посмотрел на меня хмуро и непонимающе.

- Только если ты убивала того кровопийцу.

- А если я убивала?

- Значит, до конца своих дней будешь жить с виной на совести, что из-за тебя пострадал невинный человек.

- Лиам, - торможу, тяжело выдыхая. – Я немного нервничаю.

- Ты боишься глубины?

- Нет.

- Плавать умеешь?

- Да.

- Убивала Монтгомери?

- Нет.

- Твоя совесть чиста? – игнорирую, а Джойс ухмыляется. – В этом плане.

- Да.

- Тебе нечего бояться, Амелия.

- Я Демон, ошибка Сумеречного мира…

- С дуба рухнула? Будь ты парнем, я бы мозги вправил.

- Только не говори мне, что это не так.

- Андерсон, - неожиданно для меня самой, парень обеими руками обхватывает мое лицо, заглядывая прямо в глаза. – Ты последствие настоящей любви. Ты знаешь, какие легенды ходят о чистоте чувств Высшего Демона к Сумеречному Охотнику? Это что-то нереальное. Но ты сейчас стоишь передо мной. Настоящая, не выдуманная сказка. Ты доказательство тому, что существует что-то больше, чем просто слово «любовь». Как ты можешь, зная о силе чувств родной матери к твоему отцу, говорить о том, что ты ошибка этого мира? – что-то внутри переворачивается. В моей голове становится так пусто, что я теряюсь в происходящем.

Лиам отдаляется, откашливаясь.

- Спасибо, - выдавливаю я, ступая вперед. Неловко как-то стало.


Глава 9

После перелета нас ждала еще трехчасовая поездка на машине к самому месту назначения. На вокзале меня и Лиама ждал человек Совета. Приехали мы к густой роще, в которой было спрятано кристально чистое Озеро.

- Переодевайся, - ко мне подошел незнакомый мужчина, бросая в руки белую рубашку.

- Полегче будь, - заступился Джойс, - Ее не осудили.

- А мне то, какое дело? – чутли не плевался лысый, - Если сюда привезли, значит, обвиняется, - недовольно осмотрел меня своим скользким взглядом, - Быстрее давай!

- Мне это прямо здесь делать? – оглянулась, ловя на себе взгляды мужиков.

- Мне тебе еще гардеробную нужно было предложить?

- Пойдем, я тебя прикрою, - пепельноволосый взял меня за руку, направляясь к деревьям.

- Они мне не рады, да? – Лиам снял куртку, делая, таким образом, шторку.

- Не обращай на них внимания, - успокаивал меня парень, прикрыв глаза. Я стянула с себя толстовку, натягивая рубашку.

- Нижнее белье тоже надо снять! – хохотнул из толпы какой-то мужик, а я занервничала. Встретилась глазами со своим поручителем и сглотнула.

- Зачем?

- Это что-то вроде полной открытости.

- А они здесь зачем?

- Стража. Правда, не могу понять, зачем их в твоем случае приставили, - пожал плечами пепельноволосый. – Будто ты сбегать собралась.

- Я боюсь, - начала одергивать край рубашки, прикрывая задницу. Попытки напрасны, а мои нервы на пределе.

- Я же рядом, - Лиам завязал на моей талии мою же толстовку. Такая деталь, а внутри все перевернулось. Вообще чувствую что-то непонятное. Видимо, эта поездка хорошенько срабатывает на моей адекватности. Дожилась! Прожигаю взглядом Джойса. Господи, какие ужасные мысли!

Но от, не знаю какого лешего, наслаждения этим моментом, меня отвлекла, появившейся из глубин рощи Джулия.

- Амелия, ты готова? – улыбнулась женщина, а я посмотрела на Лиама. Парень кивнул, подталкивая меня вперед. – Дениэль знает о том, как вы сблизились? – слышу вопрос женщины к Джойсу.

- Дениэль просто уехал. Не было возможности сказать, - я остановилась у воды, а Джулия пошла в обход к другой стороне берега.

- Это все настолько плохая идея, что я готова сбежать, - так быстро тараторю я, что собеседник улыбается. – Что смешного?

- Мне кажется, ты не была так напугана, когда на тебя напал Арх. Ты вела себя очень спокойно и гордо, когда пришла в академию.

- Тебе кажется. До этого я снесла комнату.

- Амелия, - Лиам медленно подошел ко мне, протягивая руки. Время остановилось. – Сейчас ты докажешь свою невиновность, и мы поедем домой, – завел руки за мою талию, развязывая узел толстовки.

- Я чувствую, что что-то произойдет, - смотрим, друг на друга, а потом взгляд парня устремляется мимо меня.

- Я в этом уверен, Андерсон, - тихо произносит.

- Амелия, пройди в воду. Мы начинаем, - вздрогнула из-за тона Джулии и, бросая на Джойса мимолетный взгляд, подошла к краю.

Время начало тянуться с такой медленной скоростью и ушло на задний план, что я потерялась в пространстве. Смотрела в воду, слыша свое сердцебиение, и дрожала от нахлынувшего страха. А потом в такой зеркально чистой воде промелькнула черная тень.

- Нет! – шагнула назад, - Я туда не полезу!

- Мэл, ты чего? – спросил Лиам.

- Там что-то плавает.

- Там не может ничего быть, - встряла в разговор женщина, а я смотрела на пепельноволосого.

- Я видела, это правда!

- Ты знаешь, что происходит с Охотником, когда его лишают руны? – он наклоняется ко мне. – Это хуже смерти, Андерсон. Если ты сейчас не ступишь в воду – будешь мучиться до конца своих дней. Что бы там ни было – я не позволю этому тебя забрать.

- Это закончится очень плохо, Лиам, - шепчу, вытирая слезу.

- В другом случае, это не закончится.

Чувствую себя в таком безвыходном положении, что просто сдаюсь. Ступаю в Озеро, проходя дальше. Вода такая же холодная, как и во сне. Но сценарий другой.

- Приняла ли ты свою Сумеречную сущность, Амелия?

- Да, - и впервые за это время вода начала мутнеть.

- Ты лжешь.

- Вопрос не касается обвинений, - в мою защиту вмешивается Лиам.

- Если она не приняла сущность Охотника, вполне может не уважать правила и ни во что не ставить решение Совета, - объясняет Джулия, переводя взгляд обратно на меня.

- Так поступают даже дети Охотников, которые входят в Совет, - ухмыляется парень, давая намек. Лицо женщины исказилось злостью и негодованием. – Вопросы должны касаться темы обвинения.

- Ты убивала Кэрол Монтгомери?

- Нет, - уверенно отвечаю я.

Стоим в гробовой тишине около пяти минут. Джулия будто ждала момента, когда вода начнет чернеть, чтобы опровергнуть правду.

- Обвинения сняты! – сдается, разворачиваясь ко мне спиной. Я ловлю взглядом победную улыбку Джойса. Он подмигивает и направляется в сторону, где я вошла в Озеро.

Видимо, мои сны полностью воплощают мои страхи. Сама себя накручиваю, придумываю проблему, а в итоге все не так. Только после получасового допроса и снятия обвинений я должна была расслабиться, но чувствовала, что это не конец. Не знаю, что повлияло на следующее мгновение моей жизни – вера в то, что что-то случиться или сон, но я отчетливо почувствовала чье-то касание под водой.

- Лиам! – протянула я, наблюдая за изменением воды. Темнеет, бурлит.

- Какого черта? – все присутствующие хмурятся, отходя от Озера подальше. Даже Джулия искренне не понимала, что происходит.

- Амелия, плыви ко мне! – к берегу подбегает пепельноволосый, а я вижу, как на дне мигает что-то светлое. А потом даже не успеваю вдохнуть, как погружаюсь в воду с головой, безрезультатно пытаясь выбраться из хватки чего-то темного. Барахтаюсь на дне в полнейшей темноте, разглядывая какие-то огоньки.

- Прими меня в себя… – произносит устрашающий баритон, а я отрицательно начинаю махать головой. – Я часть тебя, Амелия…

- Нет! – прямо таки выкрикиваю это на дне, глотая воду. Чувствую, как легкие печет, а в голове натягивается струна. Вот-вот порвется.

- Cognosce te ipsum! – чувствую, что Это протягивает ко мне свою тьму, но в глазах опять сверкает что-то светлое. Оно так молнией подлетает ко мне и по телу пробегает ток. Чьи-то руки ложатся на мою талию, и темнота меня отпускает. Я выныриваю, жадно хватая ртом воздух. Закашливаюсь от такого количества кислорода, но пытаюсь отдышаться.

- Все нормально? – спрашивает Лиам, усаживая меня на траву.

- Амелия, что ты видела? – подходит Джулия, растеряно глядя на меня.

- Ничего, - хриплю. – Ничего не видела.

- Ей нужно отдохнуть, - Джойс накрывает мои плечи курткой и аккуратно берет на руки.

- Вас отвезут в гостиницу. Завтра днем самолет обратно, - отвечает женщина.

По дороге в гостиницу я провалилась в глубокий сон. Пустой, серый и холодный. Лиам по приезду разбудил меня, и в полудрёме я приняла душ. В номере была новая одежда, специально подготовленная для меня и даже Джойса. Какие заботливые. Раз так пекутся о своих Охотниках, могли бы уже снять номер, хотя бы на две кровати, если не раздельный.

- Выглядишь не очень, если честно, - Лиам стоял у окна, возвращаясь к виду на туманный город.

- Что это за запах? – морщусь, вдыхая какой-то травяной аромат.

- Не знаю, мне ничем не пахнет, - пожимает плечами парень, останавливая взгляд на моем лице. – Что у тебя с бровью?

- А что с ней? – подошла к трюмо, глядя в зеркало. На правой брови красовался шрам. Он не был такой большой, но достаточно заметный. – Откуда он взялся, - спросила сама себя, посмотрев в отражении на Джойса.

- Я видел темноту, Амелия, - выровнялась, опустив взгляд в пол. – Когда нырял за тобой.

- И поступил очень безрассудно.

- Ден мне голову оторвет, если узнает, что я тебя не защитил.

- Дениэль уехал, Лиам! – признаюсь, что психанула. – Он уехал с Сессилией и плевал на меня с Эйфелевой башни! Мне надоело слушать рассказы о том, что я была хоть каплю дорога Рамиресу. Меня напрягает все, что сейчас происходит и бесит, что после его отъезда, я продолжаю о нем думать. Не надо ничего говорить – я просто хочу остыть! – пепельноволосый оказался рядом, прижав мою голову к своей груди.

- Я понимаю, что тебе больно, Мэл.

- Он обещал быть рядом, - прячу нос, начиная всхлипывать.

- Этому должно быть объяснение, просто мы его не знаем.

- Он просто уехал и бросил меня, - отдалилась от парня, решая не мочить его футболку.

- Не плачь, - ласково убирает своим пальцем слезинку на моей щеке. Смотрим друг на друга, не сводя глаз. Пристально, недоуменно. Лиам опускает свой взгляд на мои губы, облизывая свои. А потом я не взвешиваю свое решение, выключая слова здравого рассудка, поцелуем накрывая его губы. Он моментально отвечает, будто сам ждал, пока я это сделаю. Запускаю руку в его волосы, а Джойс приставляет меня к стенке, вжимая всем корпусом. Поцелуй получается рваный из-за нахлынувшей страсти. Рука парня тянется к поясу от гостиничного махрового халата, оголяя мой живот. А потом одним легким движением он падает на пол, оставляя меня в одном нижнем белье. Пепельноволосый издает рык, поднимая меня на руки. Я обхватываю ногами его торс, возвращаясь к головокружительному поцелую.

- Мэл… - пытается, что-то сказать, но я останавливаю его попытку, переплетая наши языки.

- Молчи, - лопатками чувствую прохладное покрывало кровати. Внутри все горит, а голова полностью погружена в непонятный туман.

- Я хочу тебя, - глупо улыбаюсь, пальчиком задирая низ футболки Лиама. Тот жадно впивается губами в мою шею, опускаясь ниже. Немного хмурюсь, потому что руна начинает печь. – Что-то не так.

- Не останавливайся, - нас одолевает какое-то зверское желание, необъяснимое тяготение.

- Твою мать! - парень отскакивает как ужаленный. – Какого хрена? – его руки покрылись ожогами, а отметина на моей ключице начала переливаться оранжевым цветом.


Глава 10

И только сейчас я смотрю на Лиама, не понимая, что происходит. Перепугано мечусь от него к своему внешнему виду, прикрываясь руками.

- Мне нужно проветриться, - разворачивается, хлопая за собой дверью.

Не знаю, сколько прошло времени, и когда Джойс вернулся, потому что после долгого отходняка и шока я провалилась в царство Морфея. А когда проснулась, Лиам калачиком спал на кресле, укрывшись курткой. Безусловно, после произошедшего между нами натянулась нить неловкости и стыда. До самого аэропорта ни словом не обмолвились, а в самолете бросили пару незначительных фраз. Слава Богу, в родном городе нас встретил Калеб, но видимо наше напряжение было настолько чувствительным, что брюнет ничего не спросил. Доехали до особняка и, миновав заинтересованную Соф, потому что, увидев ее, меня накрыло цунами вины, я почти бежала по лестнице в комнату. Хлопнула дверью, закрывая ее на замок. Прислонилась лбом, пару раз стукнувшись.

- Вдруг, там мозги, - дернулась, а потом увидела на своей кровати Виджэя.

- Ты меня напугал, - черноволосый прищурился и подошел ко мне.

- Что это за запах? – принюхивался, как истинная псина.

- Травы какие-то, - прошла вглубь комнаты, снимая толстовку.

- Ты же в курсе, что я не гей?

- Не поняла суть вопроса.

- Ну, раздеваться так при мне не стоит.

- Но это ты в моей комнате, - Ви закатил глаза, разворачиваясь ко мне спиной.

- Как все прошло?

- Меня оправдали.

- Я чувствую, что что-то произошло. Ты забыла, что я вроде твоего фре… фро…

- Фрисоула, - улыбнулась, вспомнив себя.

- Его самого. Тебе было страшно, - затих, но специально для того, чтобы дать мне время сформулировать рассказ.

- Ты чувствовал, что было потом?

- Почему ты это спрашиваешь?

- Потому что мне нужен ответ.

- Нет и в этом дело, - парень посмотрел на меня очень сосредоточено, о чем-то думая. – Ты заблокировала свое сознание.

- Ничего я не блокировала.

- Понятное дело, что ты это не поняла, но…

- Но?

- Но было что-то, что заставило тебя это сделать.

- Я не знаю.

- Что у тебя с бровью? – заметил черноволосый.

- Шрам появился после Озера.

- Что было на Озере, Амелия?

- Темнота. Очень страшная, - обессилено плюхнулась в кресло. – Она душила меня, съедала, - Ви закрыл глаза, потирая переносицу. – Она хотела, чтобы я ее впустила.

- Кто ты, Амелия Андерсон?

- Что за вопрос?

- На самом деле, это простой вопрос, если ты не перевертыш.

- Я человек.

- И в этом дело, - мы пересеклись взглядами. – Ты не человек, Мэл. Если отрицаешь правду – она от этого не изменится. Сила внушения работает видимостью, иллюзией, порой нашим успокоением. Но она не меняет реальность, - повисло молчание. – Тебе нужно принять свою Сущность. Тебе нужно принять все ее стороны.

- Я не могу. Если я впущу ее – она очернит меня.

- Напор воды и ее температуру в кране регулируешь ты. Но от длительной борьбы наступает бессилие. И тогда темнота не просто очернит тебя – она убьет.

- Я не выдержу такого давления.

- Ты должна научиться контролировать себя.

- Но я не могу.

- Ты не хочешь. Ты боишься, что показав свои темные стороны, разочаруешь близких для себя людей. Но каждый день, каждую минуту, которую ты тратишь на мнимое внушение, внутри ломается важная система. Это грозит разрушением. И ты собственноручно в этом участвуешь.

- Я выдержу, чтобы они не пострадали.

- Дамбу прорвет, Мэл. И тогда будет цунами, накрывшее всех вокруг. Это коснется тех людей, которых ты защищаешь ценой своей жизни.

- И что мне делать?

- Впустить то, от чего ты заперлась на миллионы ключей. Принять то, что является частью тебя, хотя тебе оно не нравится. Так ты будешь его контролировать, а в ином случае – твоя жизнь станет минным полем, - черноволосый развернулся, намериваясь оставить меня в раздумьях, чтобы я приняла решение.

- Ви! – крепко обняла его за шею. – Спасибо…

Только думать долго о нашем разговоре я не могла. Тем больше я углублялась в мысли – тем больше начинала бояться. К тому же, замер у зеркала начала разглядывать свежий шрам, вспоминая о страхе и ужасе в том Озере. Если мои демоны настолько темные – может, не стоит их принимать? И опять-таки меня сгрызают сомнения, хотя я согласна с Виджэем.

Ночью я так и не сомкнула глаза, переворачиваясь с бока на бок. Неуверенно приоткрыла соседнюю дверь, обдумывая, что сейчас делаю. Но неодолимая тоска берет надо мной вверх, и я переступаю порог комнаты Дениэля. Ничего не поменялось с того момента, когда я очередной раз приходила сюда и грустила. Меня так бесит моя слабохарактерность. Мне больно из-за того, что Рамирес меня бросил. Больно из-за его слов и невыносимо из-за осознания происходящего – он всегда будет любить Сессилию. Но я ничего не могу с собой сделать. Я наивно ищу хоть какую-то нить, связанную между мной и Дениэлем. Хоть что-то, что покажет мне малейшую искренность в наших совместных моментах. Что-то не придуманное мной, а настоящее и не поддельное. Говорю же – наивная дура.

Не помню, когда последний раз была в академии. Наверное, неделю назад. Но прекрасно зная количество пропусков и долгов, я осознанно пропускала наступивший день учебы. Собралась с самого утра, настрочив Соф сообщение, что со мной все хорошо – просто уехала по делам. Длинноволосая пыталась со мной поговорить вчера, но мне было стыдно просто смотреть ей в глаза. С Лиамом произошедшее мы не обсуждали. Я даже уверена, что это ничего не значит. Просто два человека безответно влюблены, вот нас и накрыло. Но перед Софи все равно было неловко, хотя я знаю, что Джойс ей не нравится.

А еще я скучала за Есс. Ее вечной болтовней, шуткам, нашим походам по магазинам и коллекции билетов, которая давно не пополнялась. Как хочется, чтобы все было как раньше. Лежать на моей кровати, говорить ни о чем, обнимать любимые игрушки и плакать из-за смерти Роба Старка в начальных сезонах Игры Престолов.

По времени вернулась в особняк почти под вечер. Зашла в гостиную, собирая внимательные взгляды.

- Я же говорил! – воскликнул Виджэй, обращаясь к недовольному Джойсу. – Гони деньги.

- Да ну… - протянула Соф, подходя ко мне. – Ты, правда, их подстригла?

- Тебе идет, - поддержал Калеб, возвращая внимание к книжке.

- Я разочарован, Андерсон, - ко мне обратился Лиам. – Я, между прочим, отстаивал твою исключительность. Но нет! Тебе приспичило, как всем брошенным девчонкам, подстричь волосы, - Софи толкнула пепельноволосого в бок, - Мало того, что сиганула по плечи, так еще и челку обрезала.

- Мне нравится, – я пожала плечами.

- Завтра в фиолетовый перекрасишься?

- Джойс, ты момент моей победы не оттягивай, - к нам подошел Ви, - Ты проспорил, поэтому я жду деньги.

- Вы на меня спорили, чтоли? – я смотрела на черноволосого.

- Я знал, что ты пойдешь в парикмахерскую.

- Потому что ты мой фрисоул! – в комнате повисло молчание. Даже Калеб отвлекся от чтения, посмотрев на нас.

- Слышь, собачья морда! – заговорил Лиам. – Ты меня надурить решил? Это не по правилам. Ты с самого все начала знал.

- Мы правила не обсуждали. Тем более, хочешь жить – умей вертеться.

- Псина ты длинношерстная, ты тоже мне должен.

- Так уж и быть! Те несчастные бумажки, которые ты должен мне – оставь себе. Мы квиты.

- На самом деле, тебе действительно идет, Мэл, - улыбнулась Софи.

- Если серьезно, то да, - наши взгляды с пепельноволосым пересеклись. Виджэй начал наигранно кашлять, принюхиваясь к парню.

- Эту футболку ты на Озеро одевал?

- Да, а что?

- Выброси ее! Она тебя полнит.

- Ты целый день нарываешься.

- Кто тебе еще правду скажет.

- Да иди ты! – Джойс плюхнулся на кресло в зале, достав из кармана телефон.

- Могла бы уже меня не сдавать, - наклонился Ви, - Выигрыш бы поделили 60 на 40.

- Ага, и 40 у тебя, - на улице неожиданно засигналила машина. – Вы кого-то ждете?

- Почти, - Калеб встал с дивана, направляясь на улицу. И буквально через несколько минут порог особняка переступила Есс. Я замерла, ловя на себе сначала мягкий, потом удивленный, а потом укоризненный взгляд голубых глаз.

- Твою мать, - выдает подруга, скрепя зубами. – Я тебя когда-нибудь прибью, Андерсон. Мало того, что ты несколько дней не выходишь на связь. Тебе нафига телефон, засранка? Ты не сказала о том, что тебя пытались утопить, но ладно – не утопили же, - я еле сдерживала наплыв эмоций. – Но факт того, что ты отрезала челку и не сказала мне – я тебе не прощу!

- Уотсон! – обняла Есс, радуясь ее присутствию.

- Ты меня сломаешь, а я способностью исцеляться не владею, - хрипит она, но обнимает в ответ.


Глава 11

Утром мы проснулись от непонятного ультразвука. Сонно спустились вниз, наблюдая, как на диване спокойно сидит Виджэй. Увидев недовольный народ, он вырубил в руках непонятную штуку, и все затихло. Хотя в моих ушах до сих пор гудело.

- Назови мне вескую причину не грохнуть тебя в пять утра, - первым разговор начинает Лиам.

- Боюсь, если причина не конец света, - продолжает Соф, закутываясь в одеяло, - выстроится целая очередь на твои пытки.

- Поддерживаю! - зевает Калеб. – Хотя я против насилия.

- Народ! – вскакивает черноволосый, улыбаясь на все тридцать два зуба. – Сегодня прекрасная погода. Давайте поедем к морю? – все молчат, переглядываясь между собой.

- У тебя есть вторая попытка, - опять говорит Джойс. – Веская причина, почему ты нарушил мой сон.

- Вы когда в последний раз весело проводили время? Просто наслаждаясь свежим воздухом, уединением и жизнью.

- Тебе уединения захотелось? В гробу его хватит.

- Не будь такой занудой, Лиам. Я серьезно, - смотрела на Ви сквозь призму сна, но кое-что не давало мне покоя. Парень улыбался вполне правдоподобно. Но взгляд – такой грустный и печальный.

- Я за любой движ, кроме голодовки, - направляюсь на кухню, намериваясь утолить жажду. Вся сонная толпа следует за мной.

- Как это понимать? – интересуется пепельноволосый.

- А почему бы и нет? – наливаю в стакан воду, но Есс ловко его забирает. – Когда в последний раз вы отвлекались от демонов, оборотней и вампиров?

- Я, кстати, тоже не против отправится к морю, - говорит подруга.

- К слову, Софи тоже за, - Калеб смотрит на Лиама и спустя несколько секунд тот недовольно фыркает, возвращаясь к лестнице.

- Так ты едешь? – кричит ему вслед длинноволосая.

- Хоть один адекватный человек должен вас сопровождать.

- Та это я поняла, - улыбается Соф. – Я спрашиваю, ты едешь?

- Ха-ха, смешно!

Так и началось наше мини-приключение. Хорошо, что машина Калеба была фургончиком. Мы быстро собрались, заехав в магазин. Виджэй накатал целый список, разделив между нами покупки. Калеба отправили за выпивкой, но Есс с необычайным энтузиазмом загорелась желанием ему помочь. Алкоголичка! Софи пошла выбирать десерты, а Лиам взял на себя ответственность за мясо. Я и Ви направились в овощной отдел.

- Я знаю, что у тебя личный мотив, - обращаюсь к черноволосому, выбирая перец.

- У меня только чистые намерения.

- Всему этому есть причина, - смотрю в черные глаза парня, пытаясь прочитать в них скрытый смысл.

- Я просто хочу провести время с друзьями.

- Я не спрошу у тебя больше ничего, но не думай, что я поверила.


А потом нас ждала сама дорога. Несмотря на предложение Джойса сыграть в молчанку, мы с девчонками активно практиковали караоке. Виджэй назвал нас второй Виагрой, а бедный Лиам оглох от такого чистого пения. Иногда ловила его мягкий взгляд на Соф, счастливо смеющуюся с очередной тупой шутки черноволосого. Один раз наши взгляды встретились, но он вновь нацепил хмурую гримасу, повернувшись к окну. Калеб же был веселее, хоть и до последнего сохранял всю серьезность. Ему можно, он за рулем. А потом в ход пошли игры. Даже вечно недовольный Джойс присоединился к нам.

Само море встретило нас умиротворением и одиночеством. На берегу не было ни души, пока сюда не заявилась наша шумная компания. У меня возникло чувство, будто Виджэй выпил бутылку перед дорогой. Уж слишком весело он себя вел, но настораживал уровень его эмоций. Он будто пытался словить каждый момент, каждое мгновение – пусть оно даже наполнено бурчанием пепельноволосого. Внутри что-то не отпускало. Я смотрела на улыбчивого фрисоула и пыталась разгадать тайну. Он о чем-то умалчивает, держит в себе.

- Кто не готовит, то не ест, Андерсон, - подал голос Джойс, протягивая мне нож. – Это для нарезки овощей, а не моего расчленения.

- Спасибо, что уточнил, - я подошла к беседке, удобно расположившуюся на берегу. Стоящий возле меня пепельноволосый вдохнул морской воздух, еле заметно улыбнувшись. – Как долго ты будешь играть в безразличие? – он нахмурился. – Ты думаешь, я слепая?

- Какое хорошее зрение, - я только хмыкнула. – Признаю, что идея поехать к морю и отдохнуть не такая уж и плохая.

- Смотри, не сожги сосиски. В другом случае, Уотсон поджарит тебя вместо них.

- Я рад, что вы помирились.

- Я тоже.

- А еще, - Джойс сдержал неловкую паузу, подбирая слова. – То, что произошло на Озере. Вернее, в отеле…

- Ничего не значит, - заканчиваю я. – Это было помутнение здравого рассудка. Мы оба скучали по любимым для нас людям.

- Только меня интересует кое-что другое, - Лиам отвлекся от мяса, прожигая меня пристальным взглядом. – Ты меня чуть не испепелила.

- Я понятия не имею, что это было и как оно работает.

- Вы о чем? – на горизонте появилась Соф.

- Почему ты мокрая? – перевел тему Джойс.

- Виджэй застрелил меня из водного пистолета, - пепельноволосый заботливо накрыл девушку пледом, возвращаясь к мангалу. – Спасибо, - улыбнулась Соф.

Атмосфера легкости и беззаботности заставила меня отвлечься от запутанной реальности. Мы дружно провели время у костра, обсуждая забавные истории из жизни каждого. Но потом, как обычно, меня одолевала тоска. Я прошла к берегу, голыми ногами окунаясь в воду. Прохладно.

- Это один из лучших дней в моей жизни, - я посмотрела на Ви, улыбнувшись.

- Спасибо, что вытянул нас из дома, - мы пошли вдоль берега, молча думая о своем.

- Мне нужно будет на время уехать, - останавливаюсь, взяв в руки камушек.

- Надолго?

- На пару недель точно.

- Это и есть твой тайный мотив сегодняшнего времяпровождения?

- Я боялся, что ты расстроишься, услышав эту новость.

- Так и есть, - просто отвечаю, запуская камень по воде. – Просто не акцентирую на этом внимание.

- Мэл, факт того, что я стал твоим фрисоулом, изменил ход событий. Это не входило в планы…

- Ты заметил, что в последнее время, все идет не плану? Я даже не знаю, какой он был изначально. Лично я, хотела выучиться, уехать за границу, открыв свою галерею. Преподавать в школе искусств и в будущем открыть свою академию, где бы учила детей рисованию. Жизнь полна сюрпризов, потому что теперь все сложнее. Про какие планы ты говоришь? Их давно нет.

- Что мешает тебе построить новые? В жизни всегда будут появляться непредвиденные обстоятельства, Амелия. Дело в том, как ты будешь на них реагировать. Научись подстраиваться под любой ход своей судьбы. У тебя была возможность собственной выставки, кажется…

- Мои работы потерпели неудачу.

- Нарисуй новые.

- Это не так просто.

- Но и не так сложно, как ты себе придумала, - выдохнула, в который раз соглашаясь со словами черноволосого.

- Когда ты уезжаешь?

- Завтра, - немного злюсь, понимая, что все-таки это и есть причина нашего пребывания здесь.

- Это не так.

- Что?

- Мы здесь не только из-за моего отъезда.

- Я вслух подумала, чтоли…

- У меня сегодня день рождение, - удивленно глянула на Виджэя.

- Ты серьезно?

- Я никогда его не праздновал. Этот день каждый раз напоминал о моем одиночестве. Сегодня впервые за свою жизнь я провел этот день в окружении друзей.

- Почему ты сразу не сказал? Я бы тебе подарок приготовила.

- Это может звучать банально, но для человека, у которого никогда такого не было это уже и есть подарок, - он снова улыбался, но темные, словно ночь, глаза переливались искрой печали.

- Обещай вернуться, Ви, - он нахмурился, непонимающе глядя на меня.

- Я же сказал, что уезжаю на время.

- Но ты не сказал, что вернешься ко мне, - острое молчание и беспрерывные гляделки. – Ты не собирался этого делать?

- Не хочу расставаться на такой ноте, Амелия, - я опускаю взгляд. Меня настигает чувство дежавю. Перед тем, как Дениэль уехал, мы с ним поссорились. Я не хотела, чтобы история повторилась и дело не в том, что грядет недопонимание. Я не хотела, чтобы меня очередной раз бросали. – Скажу честно. Я не знаю, смогу ли вернуться, поэтому не буду обещать, - парень притягивает меня в крепкие объятия. – Но я обещаю сделать все возможное, чтобы мы вновь встретились, Андерсон.


Глава 12

Об отъезде Виджэя остальные ребята узнали на следующий день. Он ушел также быстро, как и появился в ту ночь на дороге. И мне искренне хотелось верить в то, что спустя некоторое время, он снова окажется под колесами моей машины, как бы странно это не звучало.

Но жизнь продолжается. Наступило время обсудить еще одну проблему. Сегодня после учебы я планировала узнать кое-что о волках в день моей смерти. Было одно необъяснимое чувство, которое привело меня в уже знакомый бар на окраине дороги. Именно тот, куда я сбежала, узнав о помолвке с преподавателем.

Как только переступила порог, в нос ударил запах мяты и хвои. Вполне логично – бар окружал лес. Только при дневном свете смогла разглядеть обстановку внутри заведения. Прошла к барной стойке, усаживаясь на стульчик.

- Давно не виделись, - добродушно улыбнулся Дил, протирая бокал. – Ты подстриглась? Тебе идет.

- Спасибо.

- Зачем пожаловала? Нужна помощь?

- Я хотела уточнить, какого окраса твоя шерсть, когда ты превращаешься, - парень на мгновение застыл, недоуменно посмотрев на меня.

- Ты знаешь, для чего зачастую Охотники спрашивают у оборотней их окрас? – я искренне не понимаю, к чему тот ведет. – Чтобы точно знать свою жертву.

- Ты думаешь, что я хочу лишить тебя головы? Есть за что? – Дил снова замолкает, прищуриваясь.

- Зачем тебе мой окрас?

- Хочу узнать, ты ли тот волк, которого я встретила в лесу.

- Нужно уточнить, в каком лесу и когда именно.

- Да ладно, я все равно знаю, что это был ты. Эллиот мне все рассказал, - да, я блефовала. – Просто хотела спросить о той волчице. Она не очень доброжелательно была настроена, увидев меня.

- Тебе Эллиот все рассказал? Лекси не любит Охотников. Тем более, она безответно влюблена в Никсона.

- Я ее прекрасно понимаю. Тоже когда-то по нему страдала.

- Я наслышан о твоих отношениях с Рамиресом младшим.

- Не слушай, что говорят.

- Хочешь сказать неправда?

- Как первоисточник скажу – все сложнее.

- Амелия! – повернулась, увидев Эллиота собственной персоной. – Как хорошо, что ты здесь. Мы не говорили после того случая. Уделишь мне время?

- Что значит, не говорили? – Дил обращался ко мне, а я только беззаботно пожала плечами, подмигнув.

Вышла на улицу, сев на лавку. Не начинала разговор первой, потому что было интересно, с чего начнет рассказ Эллиот.

- Я не буду отрицать очевидное, Мэл, - после паузы заговорил Никсон. – Я оборотень.

- А я Охотник.

- Я знаю. Почувствовал это после превращения.

- Когда?

- Перед отъездом. Я заходил к тебе и узнал этот запах.

- Охотники чем-то пахнут?

- Опасностью, - мы посмотрели друг на друга. – Поэтому я уехал.

- Неужели ты думаешь, что я могла причинить тебе вред?

- В тебе течет сумеречная кровь.

- Не смей прикрываться моей кровью. Я ни за что не причиню боль близким для меня людям, и ты был в их числе.

- Для меня ты в их числе и осталась, а вот я у тебя в прошедшем времени.

- Не буду отрицать очевидное, - повторила его тон. – Все изменилось.

- Я знаю – ты поменялась. В первые наши встречи это слабо чувствовалось, но сейчас. Сейчас от тебя веет этой энергией. Я чувствую твою внутреннюю Охотницу.

- Не поверишь, - усмехнулась я. – Я тоже чую твоего волка.

- Ты злишься.

- Есс чуть не пострадала из-за твоего превращения.

- Я знаю, что вы поссорились после того вечера. Ты рассказала ей правду? – промолчала. – Смертным нельзя знать о Сумеречном мире. Совет не одобрит твое решение.

- Мне плевать на Совет, - Эллиот засверкал улыбкой.

- Общение с Рамиресом и его компанией исказилось на тебе.

- Это сугубо мое решение.

- Да, ты права. Просто два бунтаря нашли друг друга.

- Почему мы сейчас говорим о Дениэле?

- Лично я говорю о Совете, - прикрыла глаза, утоляя раздражение. – Злишься.

- Не хочу о нем говорить.

- Я говорил тебе, не связываться с ним.

- Ты мне указывал.

- Амелия, Рамирес очень тяжелый человек. Он не такой благородный, как кажется.

- Если у тебя был с ним конфликт – меня это никак не касается.

- Я просто хочу тебя предупредить. Ты не чужой мне человек, а Дениэль мастер делать больно. Только, видимо, я поздно тебе об этом сказал.

- Да с чего ты вообще это взял?

- Да потому что я вижу! Мы общаемся достаточно, чтобы знать, как ты себя ведешь, когда тебе разбивают сердце.

- Правда? – я прыснула со смеху. – Чего же ты печешься о моих отношениях с Рамиресом, когда сам не раз разбивал мне сердце, - Эллиот вздохнул, пряча взгляд. – Ты же знал, да?

- Что именно?

- Что я, как идиотка, бредила нашими возможными отношениями.

- Я ни разу не давал тебе повода подумать о чем-то большем.

- Серьезно? Никсон, каждое твое переживание за меня и мелкие детали внимания к моей личности зарождали во мне надежду.

- Я просто хорошо к тебе относился, - я оторопела. – Ты была для меня хорошим другом. Конечно, я переживал за тебя! Ровно также как и за Ванессу.

- Тогда на кой черт сейчас все это делаешь? Это же ты меня пометил. Я тебе на дерево похожа?

- Я всегда был честен с тобой, насколько это возможно. Сейчас ты мне симпатизируешь, - меня еще больше позабавил разговор.

- Именно сейчас? Что же поменялось? Рычаг чувств переключил? Или, может, когда я наконец-то смогла почувствовать что-то к другому человеку – ты потерял верную бегающую за тобой собачонку? Заскучал? – я заметила, как мои слова разозлили Эллиота.

- Ты сейчас серьезно об этом говоришь? – взгляд светлых глаз метал молнии. – Я никогда не играю с чувствами людей, которые испытывают ко мне искренность. Именно поэтому осознано не давал тебе надежд.

- А я не буду отрицать. Просто наивная Мэл принимала твою заботу за что-то большее. Но ты, зная, как я это воспринимаю – мог дать явно понять, что не заинтересован во мне.

- Я оставил на тебе метку для того, чтобы обезопасить. По крайней мере, от моего клана. Они не тронут помеченную одним из своих.

- Снова включил заботу и благородство? Разве Охотники не убивают оборотней? Я одна из них, Эллиот.

- Я защищаю свою стаю. И если бы была необходимость пойти против тебя…

- Ты бы пошел, - закончила я.

- Точно так же как и ты.

- Ты прав. Я защищаю своих, Никсон. Именно поэтому, если бы с Есс что-то случилось – ты бы ответил, - намеривалась закончить увлекательную беседу со старым другом, но тот меня остановил.

- Ты же знаешь, что Рамирес вернулся в город.

- Он уехал.

- Это был не вопрос, Мэл. Я говорю тебе, что твой парень вчера пересек территорию, - сглотнула обиду, до последнего надеясь, что это ложь. – Границы нашего города параллельны с лесом. Мои волки знают его запах. Каждый клан знает, как пахнет Дениэль, - не поняла подтекст, сохраняя на лице невозмутимость. – Ты даже не в курсе. У вас такие теплые отношения, но он не удосужился предупредить, если не девушку, так члена своей расы о приезде?

- Тебя это не касается, - выдернула руку, направляясь к машине. – Погладь волков от меня!


Глава 13

Не хотела думать о словах Никсона по поводу приезда Дениэля. Но думала! Всю дорогу до особняка я с такой силой сжимала руль, представляя на его месте шею шатена. А когда, тяжело дыша, забежала в дом, обнаружив в нем всех, кроме этого засранца – убедилась в том, что задушу при встрече. Не знаю почему, но я верила Эллиоту и была уверена в том, что Рамирес младший пересек границы нашего города. И факто того, что об этом не знаю я – расстроил и разозлил одновременно. А еще в голову лезли догадки о том, что ребята наверняка знают. Уж им-то он не мог не сообщить. Это я – временная интрижка для отвлечения от объекта настоящей любви.

Благо мистер Джеймс дал Калебу и Соф задание, на которое я и Лиам поехали с ними. В загородном клубе есть подозрения в тайных переливаниях крови смертных вампирам. Незаконная купля-продажа. Ехала в тот клуб в надежде отвлечься от назойливых мыслей в образе одного козла. Самоуверенного, наглого и очень симпатичного козла! Только все эти прилагательные не отменяют его сущности.

- Ты же не меня прикончить хочешь? – мы шли с Джойсом позади фрисоулов.

- В этот раз у меня цель не ты.

- Кто же заставил тебя так поменяться в настроении? Ей Богу, Андерсон, от тебя разит злостью и опасностью.

- Я говорила с Эллиотом.

- Не поверю, что Никсон мог позволить себе довести тебя до такого состояния, - я нахмурилась, не понимая посыла, - В том плане, что он слишком мягко к тебе относится.

- Нет, его волки учуяли Дениэля в городе.

- Стоп! – пепельноволосый так резко остановился, что я услышала скрип его обуви. – Ден вернулся?

- На самом деле, я думала, что вы знаете. Ладно, я, а вы с ним ближе некуда.

- А вот теперь я не понял, почему он не сказал о приезде, - Джойс прищурился, внимательно глядя на меня. – Это объясняет твою энергетику.

- Ребят, - к нам вернулись Софи и Калеб, - клуб сегодня закрыт.

- Подозрительно тихо и пусто.

- Какая-то ошибка? – спрашиваю я.

- Нет, это странно, - Лиам обходит нас, заворачивая за угол. – Андерсон, ты со мной!

Само здание было трех этажным, не считая чердак и цоколь. Мы обошли его сзади, заметив включенный свет на третьем этаже.

- Как хорошо, что ты обула ботинки, - заявил пепельноволосый.

- Что ты имеешь в виду?

- Лезем наверх.

- А через дверь никак? – парень подталкивает меня к трубе.

- Нас не пустят.

- Подожди, - я разворачиваюсь, - почему не ты первый?

- Если что – грохнут тебя, - толкнула того в плечо.

- А если там кто-то есть?

- Понятное дело, что там большая вероятность кого-то встретить – свет же не сам по себе включился. Воспитанно постучишь, поздороваешься и культурно зайдешь, - закатила глаза, привыкая к мощному сарказму, - Перелезешь на балкон соседней комнаты.

Так я и сделала. Рада оказалась трем вещам – ботинкам на низкой подошве, шортам, а не юбке и водолазке с джинсовкой из-за невероятного количества жужжащих комаров. Даже Лиам пару раз влепил себя по руке, что-то бурча под нос. Начал взламывать замок, а потом выйдя через дверь соседней комнаты, с ноги открыл нужную. Комната была пустая, переливаясь красным цветом. Только посреди стоял бархатный стул спинкой к нам.

- Пришла не одна? – Джойс мгновенно достал оружие, направляя на сидящего незнакомца. – Я и это предвидел.

Парень встал с кресла, одаряя меня хищной улыбкой. Одет он был дерзко – рваные джинсы, белая футболка, кожанка. В руках держал лук с заряженной стрелой.

- Какого черта? – поинтересовался пепельноволосый. – Чистильщик, - меня будто током прошибло. Он здесь, чтобы убить Охотника, а нас тут четверо. Судя по его направленному взгляду блестящих глаз на меня, я догадываюсь, что цель сегодняшнего вечера перед ним.

- Разойдемся по бырику, сладкая, окей? – незнакомец направил лук на меня, игриво подмигнув.

- Планам свойственно не сбываться, сладкий, - фыркнула я, увернувшись от его выстрела. – Если хочешь меня убить - выдели больше времени, - метнула в его сторону нож, задев ухо. – Или ты скорострел?

- А мне сказали, что ты новенькая, - усмехнулся Чистильщик, - Так мало того, еще и острая на язык.

- Язык ты мой не проверял, но ножи достаточно наточены, чтобы порезать твое смазливое личико.

- Даже убивать на секунду стало жалко, - он скорчил жалеющее лицо, возвращая свою хищность, - Но мне моя жизнь дороже, - и опять мнимый выстрел лука.

- Андерсон, кто-то из вас должен умереть, - возле меня появился Лиам, - И понятное дело, что не ты.

В комнату зашла уже знакомая для меня девушка, сосредоточив свое внимание на Джойсе. Что-то шептала себе, а пепельноволосый схватился за голову. Я видела, как его лицо стало красным от немого крика. Больно! Она делает ему больно.

Только долго жалеть друга, у меня не было времени. Чистильщик вернулся к выстрелам, но в ход пошли мои тренировки с Джойсом. Я выбила с его руки лук, переводя его на самооборону.

- Ты, безусловно, хороша, - свистнул незнакомец, увернувшись от моего удара, - Только я лучше, - и одним ловким движением комната крутится, паркуя меня спиной об пол. Я взвизгнула от острой боли. Парень вытащил непонятный шприц с зеленой жижей. Начал преподносить иглу к моей шее, но я перехватила его руки. Он силен, его напор слишком велик против моего, и я понимаю свое бессилие. Но тут его шею перерезает светящейся нож. Перед тем, как мертвое тело свалилось на пол возле меня, я вижу в его глазах страх и мучения. А потом поднимаю взгляд, видя перед собой Дениэля. Его взъерошенные волосы, позабывшие глаза, манящие губы, легкая щетина. Когда мои глаза встретили его, время остановилось. Все посторонние звуки ушли на задний план, ускорившись. Я вникла в медленный блуждающий по мне взгляд любимых глаз. Позволила первой закончить гляделки, спешащее осмотрев его внешний вид. Светлые джинсы, белая толстовка, черный бомбер. На самом деле, я не верила, что передо мной стоит именно Рамирес.

- Лиам! – меня переключило, и я метнулась к посиневшему Джойсу. Возле него уже сидела Соф, нервно прося дышать. Увидела, как рядом лежит тело девушки, догадываясь, что она ведьма. Быстро начала искать руну пепельноволосого. Действовала за неожиданно включившемся чувствами. Накрыла ладонью отметину, прикрыв глаза. С ключице вновь начало щекотать, по руке пробежало тепло, и я была уверена, что руна на теле Лиама сейчас переливается светом. – Как ты? – посмотрела на парня.

- А ты фокусница, Андерсон! – он вскочил с пола с необычайным энтузиазмом, переводя хмурый взгляд на Дениэля. – Приехал, значит.

- Я тоже рад тебя видеть, - стояла к шатену спиной, но от его бархатного голоса, по телу пробежала волна мурашек.

- Я этого не говорил, Ден, - тон пепельноволосо звучал строго.

- Ты где пропадал все это время? – подключилась Софи. – Рамирес, твою мать, ты знаешь, сколько всего произошло? Это не считая, воскрешения Мэл, - как бы мне хотелось видеть его лицо при упоминании моего имени, особенно в такой формулировке.

- Ездил по делам, - снова загораюсь, словно спичка, от злости. Знаю я эти длинноногие дела в кожаных лосинах.

- Тогда сюда, зачем опять вернулся? – теперь вопрос задавал Калеб. Тоже звучал отстраненно. Мне кажется, эмоциональными здесь были только мы с Соф. Джойс упал на мороз, Калеб держал дистанцию, а Дениэль вообще отвечал на «отвали».

- Пришло письмо с заданием от Совета.

- Какой верный, - усмехнулся Лиам.

- В чем заключалась его суть?

- Убить наемника, - понятное дело, что речь шла о том незнакомце с перерезанным горлом.

- Лиам прав. Ты забрал документы, отошел от задания Совета и уехал к чертям, для того, чтобы, получив очередное письмо на убийство, вернуться? – в комнате повисло молчание. – Ты никогда до конца нам ничего не рассказываешь. Одно дело хранить секреты и собственные переживания, но другое – держать в тайне то, от чего зависят жизни других.

- В письме было написано, что наемник убьет Охотника. Увидел адрес, понял, что из Охотников здесь только вы, поэтому и приехал.

- Про друзей вспомнил? – продолжил улыбаться Лиам.

- А я не забывал.

- Хватит, - выдавила из себя слово, слегка откашлявшись.

- Устала? – обеспокоено спросила Соф, посмотрев на фрисоула. – Калеб, поехали домой? – тот бросил на меня сочувствующий взгляд зеленых омутов и, молча кивнув, направился к выходу. За ним шла длинноволосая, держа под руку Джойса. Тот только воспользовался такой возможностью, довольно приподняв уголки губ.

Моей кисти коснулась мужская рука, неуверенно разворачивая к себе. Дениэль сверлил во мне дыру, но потом его глаза блеснули нежностью и лаской. Он притянул меня к себе, крепко обняв. Тихое дыхание опаляло ушко, а руки еще сильнее вжимали в себя. Я позволила своей личности не отталкивать шатена, вдыхая его аромат. Сейчас это цитрус и древесина. Но как бы предательские чувства не тянули меня в этот нахлынувший водопад, я не отвечала. Сохраняла безэмоциональность, когда внутри разрывало на части.

- Ты жива… - эти мягкие вибрации обжигали.

- Ты тоже, - буркнула я, услышав ответный хмык. – Дениэль, мне пора домой, - честно признаю, что не хотела отдаляться, но должна была это сделать. Замерла, смотря в глаза парня. Он пробежался по моему лицу, а потом его брови сошлись на переносице. Рука потянулась ко мне, а я в прямом смысле затаила дыхание. Дениэль невесомо коснулся брови, что у меня в глазах потемнело.

- Откуда этот шрам? – тон мягкий, но в то же время настойчивый.

- В Озере искупалась.

- В каком озере?

- Неважно, - улыбнулась. Не знаю, почему и зачем. Видимо хотела показать, что все хорошо и, сначала его неожиданное исчезновение, а теперь такой же приход, ни разу не выбил меня из колеи. – Спасибо за спасение говорить не буду – это твое задание. Поэтому.… Пока, - развернулась на ватных ногах, выходя из комнаты.


Глава 14

Разлепила глаза с невероятной болью в голове и ужасной жаждой. Такое ощущение, будто вчера пила. Потом напряглась из-за неизвестной обстановки какого-то отеля. Туманный взгляд упал на кровать, потому что сама я лежала на полу, завернутая в простыню. Почему голая, даже думать не хочу. На кровати мирно сопела Софи, но тут резко что-то упало, разбудив длинноволосую.

- Твою мааать, - по нитью поняла, что это моя лучшая подруга, - ноготь сломала! – она переступила порог спальни. К слову, хоть Есс была и в одежде в отличие от меня, но выглядела, мягко говоря, не ахти.

Вспомнила! Мы же пили вчера. Не помню как, где и что случилось, но помню, что после того, как приехали с Софи в особняк, направились к Уотсон расслабиться. Да уж! Я голая в простыне неведомо где. Расслабились!

- Доброе утро, начинающие алкоголички! – двери номера распахнулись, и внутрь зашел Лиам.

- Чего ты так орешь, бессердечный? – схватилась за голову Ванесса.

- Всю дорогу придумывал приветствие, - обратился тот к ней. – Не будь бякой – оцени.

- Капуччино со льдом, - Калеб протянул Уотсон стаканчик с кофе.

- А мне? – возмутилась Соф.

- А тебе лавандовый чай со смородиной, - ответил Джойс.

- Не то, чтобы я смутилась… - начала я, но пепельноволосый меня перебил.

- Ты в простыне, чего тебе смущаться.

- Нам еще нужно многое обсудить, - дернулась, увидев Дениэля, собственной персоной.

- А он что здесь делает? – посмотрела на ребят, но судя по выражению лица девчонок, они тоже были не в курсе.

- Это ты можешь спросить лично у меня, - вернулся тот Рамирес, который был в самом начале нашего знакомства. Напыщенный, грубый и холодный.

- Мне с тобой говорить не о чем. К тому же, желания контактировать с таким павлином, как ты, совершенно нет.

- Не делай вид, что ты знаешь, какой я, - меня ранили его слова, но я старалась никак не подать виду.

- А я не знаю, потому что из тебя так и блещет фальшь и наигранность. Ты хоть сам, знаешь, кто ты, Дениэль? – теперь и он замолк, прожигая меня своими глазами. - Нам пора на занятия, - сгребла в охапку подол простыни, умоляя не грохнуться, - Уотсон, подъем!

- Я никуда не поеду, - возмутилась светловолосая. – У меня не то состояние.

- У тебя никогда нет состояния к учебе, поэтому вставай! – гордо потопала в ванную, плохо ориентируясь в пространстве, но включила логику и первые двери оказались правильными.

Сразу скинула с себя покрывало, заходя в кабинку душа. Включила прохладный напор воды, прикрыв глаза под струями. То, что сейчас нужно. Мне кажется, что я покраснела, как свекла, поняв, в каком виде меня застал Рамирес. Я так не смутилась Лиаму и Калебу, но как только в комнате оказался Дениэль, меня бросило в жар.

Пока сушила волосы гостиничным феном, до меня дошло осознание, что в номере я не видела своей одежды. Прекрасно! Я же не в пододеяльнике на учебу поеду.

- У меня проблема! - вылетела с возмущениями к девчонкам, но у окна стоял шатен. Медленно повернулся, мимолетно оглядев мой внешний вид. – А где все? – сглотнула ком в горле.

- Они дружно решили пропустить учебу и спустились на завтрак, - кивнула в подтверждение факта, что я его услышала, - Какая проблема?

- Что?

- Ты сказала, что у тебя проблема. Я могу помочь? – так и хотелось ответить, что нет, и пускай катится к своим «важным делам»

- Я не могу найти свои вещи, - кареглазый направился в мою сторону, глядя упрямо в глаза. Я нервно пятилась назад, пока не уперлась спиной в шкаф маленького коридорчика в номере. Стояли так близко, что я чувствовала, как парень дышит. Его рука потянулась за меня, достав бумажный пакет.

- Здесь все необходимое, - сейчас просто отключусь.

- Спасибо, - в спешке схватила пакет, нырнув обратно в ванную.

По тому, что вещи были подобраны под мой вкус и удобство – я догадывалась, что покупал их Рамирес. Светло-голубые джинсы-бананы, мягкий вязаный бордовый свитер, белые кроссовки и такая же куртка-бомбер, как у самого парня. По венам растеклось приятное чувство, но я быстро себя отдернула. К тому же, поняла, что и нижнее белье выбирал шатен. Стало неловко.

А потом моя рука машинально потянулась к шее, и я не нащупала цепочку. Вылетела в комнату, переворачивая вверх дном уже заправленную кровать.

- Ты что-то ищешь? – недоуменно поинтересовался Дениэль.

- Цепочку, - подошла к тумбочкам, по очереди открывая каждую, - С камушком маленьким.

- Раньше ее не было. Важная вещь?

- Это подарок.

- Чей? – резко остановилась, задумавшись. Я не помню, откуда она у меня появилась. Не помню, кто подарил, но знаю, что цены этому украшению нет. И украшения, к слову, тоже.

- Не важно, спрошу у девочек, - метнулась к выходу, но шатен перегородил мне дорогу. – Что ты делаешь?

- Ты знаешь, что я считал тебя мертвой? В ту ночь Лиам принес тебя окровавленную на руках. Я подлетел к нему и аккуратно положил тебя на диван, умоляя открыть глаза. Ты не отвечала, и я испугался. Когда начал прислушиваться к твоему сердцебиению… - он замолчал, отводя глаза куда-то вдаль, - я не услышал того ритма, под который все время усыпал. Ты не дышала, Амелия, - сдерживала слезы. – Ты умерла…

- Я умерла не тогда, Дениэль, - подняла мокрый взгляд на парня, - Это случилось в беседке. Ты сломал меня. Когда, глядя прямо в глаза, как сейчас, сказал, что всю жизнь любил, и будешь любить другую.

- Мне жаль…

- Я звонила. Звонила тебе, когда на нас только напали, но ты сбросил, Дениэль. Тогда ты сделал окончательный выбор, подписав мне смертный приговор. Твое обещание быть всегда рядом ты не сдержал.

- Дай мне возможность выполнить его сейчас.

- Оно аннулируется, - мне было больно от собственных слов. – Вся наша наигранная история аннулируется, - шатен нахмурился, отрицательно махая головой. – У нас нет общих воспоминаний, и ты мне больше ничего не должен.

- Ты думаешь, я просто уйду?

- Я не думаю больше о тебе, Дениэль. Мне все равно уйдешь ты или нет, - закончила я, покидая номер гостиницы.

Шла по коридору, сто раз, думая о том, что сделала. Он попросил дать ему второй шанс, а я даже ни на секунду не подумала перед ответом.

- Сестренка, - подняла глаза, встретившись с родным взглядом брата.

- Кит! – после тяжелого решения, связанного с Дениэлем, появление брата стало последней каплей. Я больше не сдерживала слезы, спрятавшись в крепких объятиях.

- Родная, я соскучился, - тепло прошептал тот. – Прости, что все так.

- Амелия! – разворачиваюсь из-за обеспокоенного тона Рамиреса.

- Мэл, отойди, - говорит Кит, аккуратно меня отталкивая.

- Я ничего не понимаю.

- Амелия, подойди ко мне, - не знаю, почему иду в его сторону, но слушаюсь. Шатен заводит меня за спину, прикрывая собой.

- Что происходит? – спрашиваю я его.

- Ты знаешь, зачем я пришел, - Кит и Дениэль ведут собственный разговор, суть которого я совершенно не понимаю.

- Я не смогу тебя убить.

- А я не смогу убить ее.

- И она тебя тоже не убьет.

- О чем вы говорите? – вклиниваюсь я.

- Сестренка, - голос Кита дрожит, - ты знаешь, что дороже семьи для меня ничего нет.

- Почему ты сейчас об этом говоришь?

- Я ни за что не сделаю больно родному человеку.

- Кииит, - не нравится мне такое начало.

- Защищайся, - он достает знакомый лук, а я успеваю только охнуть, как Дениэль отталкивает меня в сторону. – Еще две попытки, - обращается к шатену. – На третий раз вы должны что-то придумать, слышишь? – Рамирес кивает, а брат моментально исчезает.

- Объясни, что это только что было.

- Амелия, нам нужно идти, - хватаю руку кареглазого, заводя за спину. Ударом ноги, ставлю его на колено, а второй рукой давлю на шею, опуская голову вниз. Я очень раздражена, поэтому лучше не злить меня еще больше.

- Твою мать, я человеческим языком спросила. Ответь, иначе начну переламывать пальцы на руках.

- Тебя тренировал Джойс? – хмыкнул тот. – Ты быстро учишься.

- Рамирес, ты думаешь, я шутки шучу? – выворачиваю указательный палец на его руке, а шатен громко ухмыляется.

- Амелия, тебя заказали. По твою голову будут приходить Чистильщики, пока не закончат задание, - вспоминаю, что Кит один из них и не могу поверить в суровую реальность.

- Он не может убить свою собственную сестру.

- Тут все гораздо сложнее.

- Что еще? – Дениэль надавливает на мою косточку, и я переворачиваюсь через его корпус, в конечном итоге оказываясь в кольце его рук. – Отпусти, - гневно брыкаюсь, но тот наклоняется к моему ушку, оставляя невесомый поцелуй.

- Какая упрямая и боевая. Мне нравится, - от его томного «мне нравится» в животе проснулись бабочки. – Только ты потеряла бдительность. С врагом всегда надо быть начеку.

- С другом, тем более, - фыркаю, вырываясь из захвата.


Глава 15

- Мэл, мы только что видели твоего брата, - на встречу к нам летела Есс со всеми ребятами.

- Я так понимаю, он пришел не в качестве родственника? – Лиам обращался к Дениэлю и, получив в ответ кивок согласия, посмотрел на меня. – Андерсон, мы должны найти того, кто хочет твоей смерти.

- Почему Кит не может просто проигнорировать заказ? – смотрю на Калеба, потому что он единственный человек, который внятно отвечает на мои вопросы.

- Чистильщик, который не отвечает на заказы, лишается головы.

- Тоесть, если он не примет его, убьют Кита?

- Если он не убьет жертву, используя три попытки – опять-таки, лишится головы.

- Что делать?

- В таких случаях или защитный наемник жертвы убивает Чистильщика, или сама жертва.

- Я не убью его!

- Я, как защитный наемник, тоже не смогу этого сделать, - все смотрят на Дениэля.

- Тебя наняли ее защищать? – спросила Соф. – Господи, что за бред.

- Нужно найти заказчика, чтобы тот отменил убийство, - продолжает брюнет. – Его нужно убить, чтобы все заказы аннулировались, потому что пока жив он или ты – за тобой раз за разом будут приходить.

- Что делать с моим братом?

- Он дал нам время, - отвечает Рамирес. – Нам нужно того, кто тебя заказал. Немедленно! – телефон Джойса начинает вибрировать и пепельноволосый недовольно закатил глаза, показывая нам экран. Это был Джеймс.

- Ох уж эти братья! – Лиам принимает вызов, включая громкую связь. – Что надо?

- Ты виделся с Деном? Я знаю, что он в городе уже несколько дней. Ни за что не поверю, что ты не в курсе.

- Виделись.

- Значит, передай этому фиговому бунтарю, чтобы возвращался в особняк.

- Я-то передам, но ты сам сказал, что он бунтарь.

- Это меня не колышет. Сегодня вечером Совет организовывает закрытый благотворительный вечер. Приглашенным на телефон придет код. Вы там должны присутствовать само собой, поэтому будьте добры – явитесь.

- А с чего это Совет благотворительностью занялся?

- А с чего это он должен перед тобой отчитываться? – как только мистер Рамирес отключился, каждому из нас пришло сообщение. Когда у Есс подозрительно запиликал телефон, все непонимающе покосились на нее. Уотсон показала экран мобильного, где бегала строчка приглашения на этот же вечер.

- Что это значит? – переживающее спросила подруга.

- Мне это совершенно не нравится, - я начала массировать виски. – Эллиот сказал, что Совет не одобрит того, что человек в курсе Сумеречного мира.

- А о чем ты думала, когда рассказывала, - на реплику Дениэля даже реагировать не хотелось, но меня задевало все, что вылетает из его рта.

- А чего это ты вообще лезешь туда, куда тебя не просят? Ты умотал в закат и ничего не знаешь. Ты не знаешь ни черта, Рамирес, поэтому не открывайся, когда твоего мнения не спрашивали!

- Мэл, - спокойно окликнул Калеб, - давай не будем переживать преждевременно.

- Что ты предлагаешь?

- Не разделяться. Весь вечер Ванесса должна быть в поле зрении каждого из нас. Если у Совета другой мотив, мы не должны сами себя утопить.

- В конце концов, я могу просто не пойти, - заговорила Есс, - Это вы должны обязательно там присутствовать.

- А вот тут, я не думаю, что у тебя есть выбор, - ответил Джойс. – Я полагаю, что Уотсон должна быть в наших рядах добровольно принудительно.

- Мне нужно кофе! – заявила я, хватая под руку Лиама, - Ты идешь со мной.

- Андерсон, ослабь хватку! – засмеялся пепельноволосый. – Не на людях же!

Мы спускались к отельному ресторану, перебрасываясь мимолетными фразами. Но когда я плюхнулась на стул, то мой рот ни на секунду не закрывался.

- Я не помню, что вчера было.

- Конечно! Так-то напиться, что твоя способность к отрезвлению не успевала работать.

- По порядку, пожалуйста.

- Меня там не было. За всей картиной наблюдал Ден, - я даже водой поперхнулась. – Он присматривал за вами, после того, как в клубе ваша компания побила почти все стаканы.

- Хорошо, - пожала плечами, сохраняя спокойствие. Да мне визжать хотелось! Дениэль приехал! Он заявился, как ни в чем не бывало со своей тупой симпатичной миной, спас меня от Чистильщика, да и еще наблюдал за пьянкой со стороны, причиной которой непосредственно был он!

- Что-то мне подсказывает, что за твоим многословным «хорошо» стоит целый смысл.

- Я не хочу думать о Рамиресе, потому что у меня есть две другие проблемы.

- Брат и Уотсон? – я кивнула. – Ну, должен сказать, что с твоей подругой сложнее из-за неведенья всей ситуации. Мы не знаем мотив приглашения, что ожидать от Совета и в каком направлении двигаться.

- А Кит? Кто додумался нанять родного брата в качестве убийцы сестры?

- Я не знаю, Андерсон. В последнее время все стало очень сложно. Твой ручной котопёс говорил, что Совету не выгодна твоя смерть, и я с ним согласен.

- Хочешь сказать, что заказчиком может оказаться кто-то другой?

- Я хочу сказать, что не обязательно сосредотачиваться на твоем убийстве. Если это не конечный результат, которого этот человек ждет? – медленно, но уверенно до меня начал доходить смысл слов Лиама.

- Меня не хотят убить.

- Просто нужно посмотреть на картину в общем. Даже факт того, что Ден оказался твоим защитным наемником не случайность. Он хорош в своем деле и защищает тебя любой ценой, - фыркнула, сомневаясь в таком отношении шатена ко мне, - К тому же, Совет наверняка знает о твоих возможностях воскрешения. Обычным Чистильщиком тебя не убить, значит, цель не лишить тебя головы.

- Но причем тут Кит?

- Он твой брат, - Джойс мгновенно побледнел, глядя на меня многозначительным взглядом.

- Мне это не нравится…

- Нам нужно срочно найти заказчика! – он встал из-за стола, бросив пару помятых купюр.

- Что это значит? – я вскочила за ним.

- Я должен кое-что проверить.

Безусловно, единственным человеком в компании, который отвечал на мои вопросы, был Калеб. Порой меня напрягает факт того, что со мной не делятся всем происходящим, якобы показывая мою малую осведомленность во всей этой Сумеречной сфере. Но от их умалчиваний я опытней не становлюсь. Наоборот, мне кажется, я добилась хороших результатов, сравнивая с самым началом.

Но обижаться на то, что Лиам сразу по выходу из отеля направился к Калебу делится своими догадками, у меня не было времени. Мы поехали готовиться к благотворительному вечеру. Не могу понять принцип, по которому меня наряжала Соф, но сегодняшний наряд был не менее открытым. Красное шелковое платье на бретельках женственно обрамляло мое тело. Шпильки так и предупреждали о возможном переломе или вывихе. Макияж яркий мне не делали, акцентируя внимание на платье. И зная, что под ним нет нижнего белья – мне казалось, что все внимание и так было приковано к этой шелковой тряпке.

Фейс контроль мы прошли достаточно быстро. На руку каждому надели браслет черного цвета. Эта картина напоминала мне какую-то сцену из фильма про криминальную элиту. Чувствовала себя агентом под прикрытием.

- Амелия Андерсон, - я развернулась к источнику шума, увидев перед собой Валериана. Он подошел ко мне и, аккуратно взяв руку, оставил на ней невесомый поцелуй. – Мне кажется, или с последней нашей встречи ты стала еще прекрасней.

- Ты мне льстишь, - глазами встретилась с холодным взглядом Дениэля.

- Рамирес, перестать прожигать во мне дыру, - не поворачиваясь к шатену, заговорил мужчина.

- Всё хотел спросить, почему в фильмах зачастую вампиры не переносят солнечный свет?

- Хочешь узнать, почему он на меня не действует? Ревнивец, - мы с Дениэлем машинально посмотрели друг на друга. - Не буду заставлять твоего кавалера кипеть от недовольства, - Валериан подмигнул, направляясь к столикам.

- Ничего я не кипю! – возмутился парень. – Киплю. Ки… - я не сдержала улыбки, глядя на такого Рамиреса.

- Где Есс? – вмиг стала серьезной, мимолетно оглядев зал в поисках подруги.

- Она под наблюдением Калеба.

- А Соф?

- Софи попала под прицел матери. Лиаму, к слову, тоже не повезло.

- Амелия, - стоило к нам подойти мистеру Рамиресу, Дениэль моментально закатил глаза, показывая всю радость от встречи с братом, - нам стало известно о нападении Чистильщика. Совет будет искать заказчика, а пока тебе стоит быть осторожной. Я попросил Лиама за тобой понаблюдать.

- А на кой это должен делать он? – в разговор вклинился шатен. – Извини, братец, меня за мою беспардонность. Тут же одно благородие и величие собралось. Сплошные аристократы!

- Перестань паясничать! О твоем отъезде мы поговорим завтра.

- Лучше поговори со стенкой. Меня не интересует то, что ты хочешь сказать, а эффект получится тот же.

- Тогда поговорю с Сессилией, - меня передернуло от упоминания имени их бывшей. Невзначай бросила взгляд на, скрипящего от злости челюстью, Дениэля и вполне довольного мистера Джеймса. Тот по всему видимому хотел задеть младшего и у него это получилось.


Глава 16

Я сдерживала свою прущую эмоциональность, пытаясь не разбить фужер об голову, стоящего возле меня, Дениэля. Они все так же с Джеймсом буравили друг друга глазами.

- Кстати, а вот и она! – воскликнул старший, а мы одновременно с шатеном обернулись к входу. Эта бестия уверенно цокала своими каблуками в нашу сторону, что при такой походке от бедра, ее и так короткое платье, задиралось чутли не до трусов.

- Что она здесь делает? – обратился к брату Дениэль.

- Давно не виделись, - стоило ей подойти, как я непроизвольно потянулась к выпивке на подносе у мимо проходящего официанта. Без алкоголя тут никак. – Рада встречи, Амелия, - девушка смотрела на меня.

- Увы, не могу сказать того же, - шатен хмыкнул, перехватывая у моих губ бокал.

- Потрясающе выглядишь, - это уже мистер Рамирес обращался к своей бывшей невесте. Мне просто интересно, как после измены он продолжает с ней общаться.

- Спасибо за приглашение. Я думала, что составлю компанию Дени, - будь сейчас я отпила то шампанское, которое у меня забрал Рамирес младший, то поперхнулась бы. Дени? Серьезно? Как будто лабрадора назвала, – но у него сегодня другая спутница на вечер, - от этого писклявого «на вечер» захотелось плюнуть ей в стакан.

- Потанцуем? – сквозь свою уже пятую по счету идею пытки для этой длинноногой, я не заметила протянутую ко мне ладонь шатена. Смотрю через плечо парня на Сессилию, бросая победную ухмылку. Гордо подняв подбородок, я кладу свою ладонь, принимая приглашение. Только мой энтузиазм, будто кочергой разломали, стоило мне услышать Аргентинское танго Астора Пьяцоллы.

- Дениэль, у нас проблемы, - мы прошли к средине зала, а я растеряно уставилась на улыбающегося парня. Мало того, что грации во мне ровно столько же, сколько у коровы на льду. Так я еще на каблуках, которые надела максимум пятый раз за все годы своего существования.

- Брось, Андерсон, - шатен пристроил свою руку у меня на талии и одним резким движением сократил между нами расстояние. Наклонился к моему уху, неистово прикасаясь своими губами. Я затаила дыхание, пытаясь унять головокружение. – Покажи, кому я принадлежу, - как мне хотелось возмутиться и на ногу ему каблуком наступить за такие игры. – Доверься мне, - шепчет, делая шаг назад. Довериться? Забавно.

Не знаю, наступаю ли я на те же грабли снова, но полностью отдаюсь Дениэлю. Он ведет танец, отрывчатыми движениями руководя нами обоими. Я послушно делаю шаги за ним, смотря в молочные глаза напротив.

Раз! Он резко пятится назад, прижав мое тело к своей мужественной груди. Мы дышим одновременно. Его рука по-хозяйски плывет по линии моего бедра и, легонько улыбнувшись, я скидываю ее, отходя назад.

Теперь главная я. Он улыбкой одобряет мою инициативу, возвращая руку на талию. Нас одолел азарт. Глаза метали заинтересованность. Кровь в венах начала закипать. Мне даже показалось, что в зале запахло игривостью. Каждое наше движение, касание. Все это натягивало внутри струны безумия и страсти. Я знала, что на нас смотрят, но мой взгляд был подарен только одному мужчине.

Два! Дениэль толчком наклоняет меня к полу, а я словно кошка, выгибаюсь в спине. Его дыхание обжигает уровень моих ключиц. Хорошо, что он меня держит, потому что сейчас я бы потеряла сознание от этого запаха. Орех, корица, цитрус.

Три! Таким же резким толчком Рамирес поднимает меня, утыкаясь носом в мою шею. Пальцами проводит по позвоночнику. Медленно, невесомо. Но я все равно чувствую это касание, будто стою перед ним обнаженной. По спине струйкой пробегает электрический заряд.

- Я твой, Мэл, - чутли не мурчит, а я расплываюсь в улыбке. Туман безумства развеялся, оставляя за собой шлейф легкого опьянения и приятного послевкусия. Музыка в зале затихла вместе со всеми гостями. Спустя несколько секунд после первых оваций по залу эхом полились аплодисменты.

Разыскав взглядом лица наших друзей, я на ватных ногах направилась в их сторону.

- Это было изысканно, - подмигнула Соф, протягивая бокал красного вина.

- Ден, ты, когда научился танцевать? – поинтересовался Лиам у фрисоула. – Не плохо.

- Уважаемые гости! – у микрофона уже стояла Джулия. – Спасибо каждому, кто выделил драгоценное время и добродушно согласился принять участия в благотворительном аукционе. Сегодня к вашему вниманию будут представлены 7 лотов, начальная цена которых 1000 долларов. Это ежегодное пожертвование было инициативой одного из лучших Охотников Совета – Анабель Марлоу, - я замерла, услышав имя родной матери.

- Амелия, не показывай свою растерянность, - начинает Калеб, преподнося к губам стакан с виски, - Это провокация. – Джулия не скрывает своей осведомленности, сосредоточив свой взгляд на мне.

- Мы продолжаем эту традицию из года в год в память о храбром Охотнике, прекрасной дочери, верном фрисоуле и… - я сглатываю ком в горле, - и просто хорошем человеке. Внимание! Первый лот, - в зале поочередно выключают свет. На прожекторе загорается видео и из моих рук выскальзывает бокал, с громким шумом разбиваясь об пол. Перевожу внимание на не менее шокированного Лиама, и чувствую на себе взгляд Дениэля. Если это шутка, то неудачная.

- Что это такое? – проносится по залу.

- Простите за недоразумение, - вновь начинает Джулия, а видео, с нашей ошибкой в отеле, выключают. – Мы не знаем, откуда это видео.

- Амелия, это… - ко мне обращается Софи, а я прикрываю глаза, осознав всю суть происходящего. Все, что происходило тогда в номере – снимали, а сейчас это видео увидела сотня людей.

- Мне нужно проветриться, - хриплю я, даже не взглянув в сторону друзей. Просто вылетаю на улицу и пытаюсь отдышаться.

- Джойс, какого черта? – слышу сзади до каждой вибрации знакомый голос.

- Ден, не надо! – говорит Соф.

- Дениэль, сейчас нужно успокоиться, - присоединяется Калеб. – Нельзя действовать сгоряча.

- Сгоряча? – рычит шатен. – Он переспал с Амелией!

- Я ни с кем не спал, Рамирес. – спокойно отвечает Лиам.

- Я видел все собственными глазами! И не только я, если ты не заметил.

- Ты свечку не держал.

- А мне надо было со стороны наблюдать за тем, как ты ее раздеваешь? – Дениэль со всей силы ударяет Джойса, что тот пятится назад, ударившись об стену.

- Ты что творишь? – вмешиваюсь я. Дениэль сердито застывает, глядя на меня.

- Отомстила? – морщусь от этого бреда.

- Отомстила? Ты серьезно? Сколько мне лет, чтобы таким заниматься? Сбавь планку, Рамирес. Ты думаешь, что был настолько мне дорог, что я из-за тупого чувства мести побежала спать с твоим фрисоулом? Ты ясно дал понять, что безразличен ко мне. Я не буду так унижаться.

- Если бы ты была мне безразлична, то я бы не стоял сейчас здесь и не бил морду лучшему другу!

- Ну, так не делай этого, Дениэль! – не выдерживаю я. – Не нужно давать мне надежду, когда я только начала отвыкать от твоего присутствия в своей жизни! Ты думаешь, что можешь просто вернуться после всего произошедшего и показывать свою тупую ревность? Зачем ты заставляешь меня думать, что я хоть как-то важна для тебя? Мне больно, Дениэль!

- Да ты дорога мне, Амелия! Ты не знаешь, что я пережил, думая, что потерял тебя.

- А ты не знаешь, что пережила я! Я нуждалась в тебе, как никогда раньше, но тебя не оказалась рядом. Ни в момент моего разочарования, ни в момент моей смерти, ни тогда, когда я открыла глаза. Ты уехал, а сейчас вернувшись, строишь из себя раненого в сердце парня. По факту, тебя не должно интересовать, что и с кем у меня было или не было.

- Но меня интересует, - крик перешел на шепот. – Мне все равно на многое в этой жизни, Амелия. Но ты никогда не будешь в этом числе. Если ты не хочешь признавать свою ценность для меня и верить – я просто буду защищать тебя.

- Защити меня от страданий, которые ты лично заставляешь меня переживать, Дениэль…


Глава 17

Мое настроение не то, чтобы упало к нулю. Оно перевалило к минусовой степени и ушло в неизвестность. Все проблемы навалились сразу. Отъезд Виджэя. Я уверена, что будь он сейчас рядом, то я бы хотя бы ненадолго отвлеклась. Неведенье ситуации с Ванессой. Я чувствую, что ее приглашения было не просто проявлением доброты со стороны Совета. Появление Дениэля и его заявления. Просто чувствую себя уставшей от этой неопределенности. Когда мне кажется, что я привыкаю к мысли того, что его сердце принадлежит Сессилии, то он усложняет все своими словами. А еще это видео с номера. После него между всеми в нашей компании образовалось напряжение. Дениэль всячески игнорирует Лиама, Соф хоть и не показывает, но я чувствую, что она обижена на меня и Джойса.

- Аккуратно! – я оборачиваюсь на звук, видя, как на меня летит велосипедист. Лечу на асфальт, хватаясь за коленку. Порвала джинсы.

- Мэл, все нормально? – возле меня присаживается Донован.

- Я цела, а вот штаны пострадали, - друг помог мне встать, собрав полетевшие на тротуар тетради и книги. – Ты чего не на учебе? – я привычно проспала пару, подъехав ко второй, но вот Генри их не пропускает.

- Тебе Есс не сказала?

- Не сказала что?

- Я перевожусь, - меня настигает удивление и ступор.

- Как переводишься? Куда?

- В спортивную академию в Штатах. Предложили играть в сборной команде, участвовать в мировых турнирах и соревнованиях. Я долго думал, но Есс сказала, что я буду полным идиотом, если упущу такой шанс.

- И она права. Это действительно хороший уровень, - я искренняя радовалась за Донована. – Надолго едешь?

- Контракт на 2 года.

- Два года? – переспросила я. – Это так долго. Подожди, а Есс тоже уезжает? – Генри прищурился.

- Она тебе совершенно ничего не рассказала? – я отрицательно мотнула головой. – Твоя подруга записалась в жены, которые верно будут ждать любимого с похода.

- Ты сделал ей предложение?

- Мне кажется, что факт нашей женитьбы должно восприниматься, как само собой разумеющейся.

- В отношениях важна определенность.

- Мы обязательно распишемся, когда закончим учебу.

- Хочу акцентировать внимание на силе любви Уотсон к твоей персоне, Донован, если она отпустила тебя в Штаты, зная, как для тебя это важно.

- Но болезненно для нее, - грустно выдохнул парень, - Да, Мэл, я вижу, как она меня любит. И я уверяю тебя, что люблю Ванессу не меньше.

- Генри, я просто хочу, чтобы каждый из родных для меня людей был счастлив. Выигрывай свои турниры и не забывай звонить, понял?

- В последнее время, мы с тобой отдалились. Ты же знаешь, что всегда можешь на меня положиться? Даже не смотря на расстояние.

- Я знаю, - мы обнялись на прощание, но меня не покидало чувство тревоги.

Переступила порог академии, понимая, что мое «ко второй паре» закончилось «к третьей» Пока коридоры были пусты. Я решила не появляться за 15 минут к концу занятия, а дождаться начала новой лекции. Зашла в уборную, чтобы умыться. Мало того, что настроение дно, так еще и жизнь туда катится.

В одной из кабинок послышался подозрительный шум. Опустила взгляд, увидев ботинки вовсе не присущие вкусу девушки. Да и лапа такая только у парня.

- Молодой человек, вы, если двери перепутали, так хотя бы по кабинкам понять могли, что сортир для сильного пола правее, - сначала я удивляюсь, видя перед собой брата. Потом радуюсь, что это Кит, но позже осознаю повод его прихода.

- Прости, Амелия, - он достает лук, целясь левее от меня, и попадает мимо, хотя правильнее сказать в цель. – Вы узнали имя заказчика?

- Нет.

- Вы видели миссис Лорин вчера на благотворительном вечере? – еще одна стрела, только правее.

- Нет, но я не уверена. Мы вчера не задержались, могли просто не пересечься.

- Это мать Дениэля, Мэл.

- Что?

- Что-то не так, - это последнее, что говорит Кит перед тем, как снова уйти.

Я же в свою очередь целенаправленно мчусь на третий этаж, где должна быть пара у Лиама. Звонок срабатывает, отпуская бедных студентов на волю и все, как по щелчку, покидают душные аудитории.

- Джойс! – окликаю пепельноволосого, походя к всей компании.

- Что-то случилось? – обеспокоено интересуется Калеб.

- Приходил Кит.

- Понятно, - вздыхает Лиам. – У нас еще одна попытка.

- Он сказал кое-что, - говоря это, я смотрю на молчаливого, но полностью сосредоточенного на разговоре Дениэля. – Как давно ты разговаривал со своей мамой?

- Давно, - отвечает шатен. – Это было еще до моего отъезда.

- Причем тут миссис Лорин?

- Это твоя мать, Дениэль, - он сначала не понимает суть фразы, но мгновенно его лицо меняется.

- Этого не может быть. Ей нет смысла тебя заказывать, - виснет тишина. Я не хочу обвинять миссис Лорин в заказе на мою голову, но даже если это так – я уверена в том, что есть причины. Во время нашей первой встречи она была очень добра. Всему есть объяснения, и я тоже отказываюсь верить в какой-то злой мотив со стороны этой женщины.

Дениэль рванул загород, чтобы лично встретиться с миссис Лорин. А у меня не хватило смелости поехать с ним. Немного подумав, я поняла, что это будет чисто семейный разговор, и мое присутствие там лишнее.

Вместо несколько часовой поездки наедине с Рамиресом я выбрала навестить другую прекрасную женщину. Переступив порог галереи, сразу же почувствовала эту атмосферу творчества и вдохновения. Впервые за долгое время мне захотелось взять в руки кисть и начать рисовать то, что воображает душа.

- Миссис Мэрилин, - я приоткрыла двери подсобки, где удобно устроилась женщина. Она сидела ко мне спиной, пальцами руки поглаживая нарисованный потрет мужчины. Я остановилась в проходе, затаив дыхание от увиденной сцены. Мне стало невообразимо грустно.

- Перестань печалиться, девочка, - заговорила хозяйка, не поворачиваясь ко мне, а продолжила рассматривать картину. Я молча прошла вглубь комнатки, присаживаясь на корточки возле миссис Мэрилин. – Любовь может быть не взаимной или потерянной. Но сам факт того, что она есть – это уже ценность для человека. Когда ты любишь, ты счастлив и если тебе повезло познать это высокое чувство в своей жизни – значит, ты прожил ее не зря. Не нужно грустить или сожалеть. Нужно быть благодарным за возможность испытать рой бабочек в животе. И думать о них, как о светлом воспоминании прожитых лет.

- Но почему так? Разве настоящая любовь не должна быть взаимной? Почему кто-то должен любить человека и никогда не получить от него тех же чувств?

- Милая, - женщина взяла мою руку, - в жизни нельзя всегда получать взаимность. Нужно научиться принимать реальность того, что тебя может не любить в ответ тот, кому ты навеки отдала свое сердце. Но продолжай искренне любить его, потому что любовь наполняет нашу душу.

- Но это же мучение.

- Мучение это когда твое сердце погрязло в ненависти и стали. Но даже такого человека может спасти настоящая любовь. Разве в этом не ее прелесть? Она настолько сильна, что может сломать границы, - миссис Мэрилин посмотрела на меня, - Если твои чувства чисты и безвозмездны – они могут сотворить невозможное.

- Невозможное на то и невозможное.

- Неужели кто-то заставил тебя в таком юном возрасте сомневаться в силе любви? – я молчала. – Люби его, Мэл. Продолжай дарить себя этому человеку.

- Но нельзя отдавать себя, не получая чего-то взамен.

- Глупенькая, у тебя будет в тысячу раз больше. Тот, кто умеет любить уже получил эту возможность. Есть люди, чья жизнь до боли темная, потому что они не умеют отдавать свои чувства другому. Именно поэтому другие есть люди, которые наполняют их собой. И тогда даже черно-белая картина приобретает красочность и цвет. Ты же художник, Амелия.


Глава 18

После разговора с миссис Мэрилин я почувствовала новый прилив эмоций. Меня захлестнул водоворот желания, и мне хотелось вернуться в особняк. Свет горел только в одной комнате на четвертом этаже. И я тихонько постучала в комнату напротив своей. Приоткрыла двери, проходя внутрь. Дениэль лежал на кровати, умиротворенно сопя. Я подошла к нему, присев со стороны, где он пристроился. Так хотелось его обнять и просто сказать, что скучала. Протянула руку к его взъерошенным волосам и аккуратно прикоснулась к ним пальцами.

- Я безумно нуждалась в тебе, Дениэль, - шепотом сказала я. – Ты стал моим воздухом, - наклонилась, оставив на виске спящего парня легкий поцелуй. – Спокойной ночи, - и заботливо укрыв Рамиреса одеялом, ушла в свою комнату.

Я была настолько вымотана морально, что у меня не хватало сил пойти в душ или переодеться. Просто завалилась на кровать, укутываясь в мягкий плед.

- Сладких сновидений, принцесса, - слышала бархатный голос сквозь сон. Даже в царстве Морфея мое подсознание нуждается в Дениэле.

Утро было, на удивление, солнечным. Я проснулась из-за настойчивых лучей и сморщилась от такого яркого света. Воодушевленно встала с кровати, направляясь в душ. Спасибо человеку, который придумал бодрящий режим массажа в кабине. Надела первые, выпавшие из шкафа кюлоты черного цвета и фиолетовую укороченную кофту с длинным рукавом. Обула слипоны и схватила со стула рюкзак. Потянулась к дверной ручке и замерла из-за ускоренного сердцебиения и появившегося из неоткуда чувства тревоги. Повернула голову к панорамному окну и вдали увидела черную тень. Рванула с места, перебирая ногами по лестнице, слыша внизу приближенные голоса ребят.

- Мэл, что случилось? – первым мое состояние заметил Калеб. Но я даже не успела открыть рот, как окна неожиданно начали разбиваться. Стекло с треском летело на пол, а черный дым начал медленно заползать в дом. Этот туман медленно тянулся по плитке, приближаясь к нам.

- Это что за представление? – спросил Джойс, отходя от дыма назад.

- Это Демоны, - ответил Дениэль, - нам нужно уходить. Их много, - и когда я бросила взгляд на входную дверь, заметила, что черный туман расползается по периметру выходов.

- Здесь что-то не так, - я машинально потянулась к шее и почувствовала на ней потерянную цепочку. Как она тут появилась? Думать над ответом мне было некогда. Лиам неожиданно схватился за руки, которые переливались оранжевым цветом. Точно так же, как и тогда в отеле.

- Андерсон, это ты! – начал шипеть тот.

- Лиам, что происходит? – подключилась Соф. На меня недоуменно смотрели все присутствующие, но я растеряно приросла к полу.

- Джойс, - я сделала шаг к парню, как черный дым оградил меня, образуя круг, в котором я оказалась заперта. – Что происходит? – его количество начало расти, и мне стало все труднее разглядывать в нем своих друзей. Я видела испуг в глазах каждого и по шевелению губ понимала, что они что-то говорят. Но я оказалась в каком-то темном вакууме, разделяющего меня с миром. – Дениэль! – я протянула руку к шатену, но коснулась воздуха. Теперь их совершенно не было.

- Arcus nimium tensus rumpitur! – в этой пустоте опять появляется светлый огонек и голос, который я слышала на Озере. Бровь начинает покалывать, отдавая пульсацией по всему телу. Во мне будто что-то натягивается и вот-вот лопнет. - Cave, ne cadas!

- Ad infinitum! – произношу, и моя руна начинает переливаться.

- Амелия! – узнаю этот голос и поворачиваюсь.

- Amantes amentes! – повторяет незнакомый голос, и я чувствую, как моей руки касается мужская ладонь.

- Мэл, - удивительно, но я прекрасно могла разглядеть в темноте лицо Дениэля.

- Как ты тут оказался? - спрашиваю я.

- Не знаю, просто вошел.

- Во тьму?

- Я пошел за тобой, - смотрела на шатена и вспомнила, как сладко вчера он сопел на своей кровати.

- Что тебе снилось? – от неожиданного вопроса Рамирес хмурится, заглядывая в мои глаза.

- Море, волны, песок.

- Там была я? – на его лице появляется еле заметная улыбка, озаряя своей искренностью темноту.

- Ты во всех моих снах, Амелия. И уже давно, - мы просто стоим, задумчиво смотря друг другу в глаза.

«Я буду продолжать любить тебя, Дениэль» - молча говорю. Мне даже показалось, что лицо парня изменилось, будто он услышал мои мысли. Привстаю на носочки, касаясь своими губами его. Получается робко и трепетно, но я пытаюсь передать через этот поцелуй всю чувственность и тоску. «Даже если твое сердце отдано другой – знай, что мое находится у тебя» И спустя несколько мгновений Дениэль отвечает, прильнув ко мне. «Навеки у тебя»

Я бы никогда не покидала объятия Рамиреса, будь у меня возможность укутаться в его руках. Поймала себя на мысли, что именно с этим человеком хотела бы разделять моменты будущего. Хочу, чтобы он был частью моей жизни. Я хочу каждое утро просыпаться от его нежных поцелуев, готовить на завтрак яичницу и вытирать убежавшее на плите кофе, потому что мы были слишком увлечены друг другом. Хочу отвечать на его каждодневные вопросы «Мэл, где моя рубашка?» и спрашивать, что он хочет сегодня на ужин. Потом заходить после работы в магазин, по списку покупая все ингредиенты для любимой пасты, но все равно дома обнаружить, что забыла купить сыр. В перерывах между варкой спагетти и нарезкой салата, писать ему сообщение с просьбой докупить сыра и разгребать дома целый пакет с разными видами, потому что он не знал, какой понадобиться. Можно же просто наслаждаться мелочами в обществе друг друга и ценить эти моменты, собирая их в шкатулочку теплых воспоминаний. А потом, на старости лет сидеть в саду, наблюдая за тем, как резвятся внуки, и рассказывать им долгую историю недомолвок их дедушки и бабушки из-за выбора штор в детскую.

- Прости, - первым отдаляется Дениэль.

- Что-то не так? – только сейчас замечаю, что туман развеялся, а мы стоим у лестницы, ровно так же, как и перед всем произошедшим.

- Вы вернулись! – с кухни вылетела Соф.

- Как Лиам? – интересуюсь я, увидев за спиной длинноволосой абсолютно невредимого парня.

- У меня, конечно, не девять жизней, как у твоего котопеса, но все хорошо, - ловлю на себе недоуменный взгляд Рамиреса. Вижу же, что не понимает, но топит желание задать вопрос и подходит к окнам, внимательно глядя на осколки.

- Я хотела предупредить, что решила вернуться в свой дом, - на меня смотрят ребята, но сказать что-то никто не решается.

- Ты решила переехать до того, как наш дом настиг всемирный сквозняк, или просто боишься, что продует? – щурится Джойс. Я ценю его способность разбавить напряжение и плеснуть юмором в нужный момент.

- Дениэль, что по поводу миссис Лорин? – непринужденно спрашивает Калеб.

- Ее нет дома, и на связь она не выходит, - так же спокойно отвечает шатен.

- Может, что-то случилось? Ее нужно найти!

- Мэл, сбавь обороты, - успокаивает меня зеленоглазый.

- Нужно обратиться к Совету, - выдает Рамирес, и теперь все озадачено пялятся на него.

- Я не думаю, что это хорошая идея, Ден, - объясняет пепельноволосый.

- Мне все равно, что ты думаешь.

- Но он прав, - продолжает Софи, - Если Совет узнает, что заказчиком головы ценного для них Охотника является твоя мать – ее не пощадят. Дениэль, ее уже не лишат руны. В этот раз на кону стоит жизнь. Ставки растут, - я не могла прокомментировать ситуацию. Я не хотела, чтобы кто-то пострадал: ни миссис Лорин, ни Кит.

- Давайте предоставим заказчику мою голову…


Глава 19

- Что за бред? – возмутился Джойс. – Никто не будет тебя убивать.

- Не геройствуй, Амелия, - поддержал Рамирес. – Это не храбрость, а безрассудство.

- Вы же знаете, что меня просто так не убить. По крайней мере, у Арха это не получилось. Не думаю, что лук Кита как-то повлияет на мое воскрешение.

- Пока что идея Мэл самая существенная, - на мою сторону стал Калеб, получив в ответ недовольные взгляды присутствующих. – И хочу уточнить, что она в принципе единственная. Больше у нас нет других оптимальных предложений.

- И сам факт того, что Чистильщиком является Кит, облегчает задачу.

- Ребята, она права. Давайте попробуем. Когда миссия будет выполнена, Кит должен предъявить заказчику доказательства. Место встречи будет обговорено, и мы просто в нужный момент появимся там. И это не будет стоить ни одной жизни.

- Кроме Амелии, Калеб, - заговорил пепельноволосый. – Она умрет и что-то мне кажется, что эти воскрешения не идут ей пользу. Конечно, в этих штуках шарят ведьмы, но мне не нужно обладать их возможностями, чтобы понять, что последствия будут не положительными.

- Я готова пойти на этот риск.

- Мне тоже кажется, что стоит найти другой вариант, Мэл, - заговорила Соф. – Просто это очень необдуманное решение. Вдруг, Арх не смог тебя убить только из-за того, что ты дочь Высшего Демона. Мы не можем быть уверены в том, что ты проснешься во второй раз. К чему этот риск?

- Хорошо, - сдаюсь я. – Только мой вариант отлетает вместе с предложением Дениэля, - шатен отвлекается от своих мыслей, переводя внимание на меня. – И если мы решили не докладывать это Совету, значит, ты этого не сделаешь.

- Я не давал свое согласие.

- Значит, я сейчас связываюсь с братом, и мы действуем по моему плану, - Рамирес молчал, но не сводил с меня взгляд полный раздражения. Наши гляделки прервал звонок входной двери.

- Амелия Андерсон здесь живет? – спросил молодой курьер.

- Да, это я.

- Вам посылка, - парень протянул коробку, - Прошу расписаться здесь, - я поставила на листочке тупую закарлючку и прошла в гостиную с полученным товаром. Факт того, что коробка была точно такая же, когда я получила в презент голову Монтгомери, меня напряг. Подняла крышку, прикрыв глаза, увидев перед собой испуганное лицо Говарда.

- Меня сейчас стошнит, - я отошла в сторону, прикрыв рот рукой.

- Можешь прямо в тарелку Джеймса, - ответил Лиам, - Может, он перепутает это с супом и съест на ужин.

- Джойс, твою мать! – протянула Соф. – Меня саму чуть не вывернуло.

- Почему тебе отправляют эти посылки без единой записки? – Калеб начал осматривать коробку.

- Это не первая? – спрашивает Рамирес.

- Первой была Монтгомери.

- Кэрол мертва? – брови шатена поднялись вверх.

- В любом случае мне достаточно экспонатов в моей коллекции, - я поднимаю с пола рюкзак.

- Ты куда-то намылилась? – прищуривается Джойс.

- Вообще-то у меня пары.

- Я подвезу! – пепельноволосый прошел к двери, прихватив с тумбочки ключи от своей машины.

- Чувствую я, что здесь что-то неладное, - плетусь за парнем, но он резко останавливается.

- Андерсон, прошу тебя – не дыши своими микробами в моей ласточке.

- Между прочим, - я показательно дернула ручкой дверцы на себя, - я уже на этой ласточке летала, если ты забыл. У нее иммунитет к моим микробам.

- В прошлый раз все закончилось Демонами и котопсом, у которого рот ни на секунду не закрывался.

- Может, повторим? – улыбнулась я и села в машину. Как только мы покинули двор особняка, спросила у Лиама наше направление.

- Мы едем к одной знакомой ведьме, - ответил тот.

- Зачем?

- Нам нужно кое-что прояснить.

- Из тебя информацию, как клещей нужно вытягивать?

- Ожоги, - Джойс мимолетно бросил взгляд на руки, - это то же самое, что было тогда в отеле. Я хочу понять, что это за фигня, почему она появляется и как это прекратить.

- Хорошо, только заедем за Есс.

- Ну, уж нет! – возразил водитель. – Я не переживу в машине двух неадекватных.

- Не, ну с тобой все ясно, а Уотсон то чего неадекватная?

- Ха-ха-ха, Андерсон. Клоун Года – твое заслуженное звание.

Мы быстро подъехали к дому Есс, а потом не отвлекались от главной цели на день. Для лучшей подруги пропустить очередной день лекций занятие не сложное. По сути, она же их не проспала, чтобы ее совесть мучала. Не то, чтобы она б ее мучала.

Машина припарковалась у двора уютного двухэтажного домика белого цвета. Дорожка от калитки до входной двери была проложена из камня. По обе стороны рослы кустовые розы абсолютно разных оттенков.

- Это разве не те растения, которые едят насекомых? – Есс показала на закрытый бутон зеленого цветка.

- Это разновидность розы, - пробубнил Лиам.

- Не надо так закатывать глаза, будто я должна была это знать.

- А ботанику в человеческих школах не проходят?

- Я не припомню, чтобы у нас был такой предмет, - Уотсон обратилась ко мне. – У нас же его не было?

- Ты кого спрашиваешь? – ответно задаю вопрос. – Между прочим, мы вместе школу прогуливали.

- А теперь путаете розу с венериной, - фыркает Джойс, стуча в окно.

- Вене что?

- Это то растение, которое насекомых ест.

- Я сказала, что знаю о его существовании, а не названии.

- И на том спасибо, как говорится, - дверь открылась, а на пороге показался светловолосый мальчик лет 8. – Привет, Барни, - Лиам сел на корточки, улыбаясь хозяину. – Помнишь меня?

- Мамы нет дома, - отвечает тот.

- А когда она будет, не знаешь?

- Вы можете подождать ее внутри, - мальчик отошел в сторону. – Грета любезно напоит вас чаем.

Мы зашли в домик за Джойсом и внутри он абсолютно отличался от светлого внешнего вида.

- Знаешь сказку о Гензель и Гретель? – наклоняется ко мне подруга. – Мне сейчас эта ситуация ее напоминает, только наоборот. Типа, знаешь – дом такой безобидный снаружи, как сахарный в истории, а внутри ведьма людоедка сидит.

- Ты еще скажи, что нас в печь посадят.

- Если мы увидим ее на кухне – сразу валим, поняла? – мы оказались в просторной гостиной с коричневым кожаным диваном, куда уселись с Уотсон. Лиам пристроился слева, а Барни оккупировал кресло правее от нас. Спустя пару минут из кухни вышла девочка лет 10-12 с разносом. У нее были темные волнистые волосы и карие глаза. Она поставила на стол маленький чайник с чашками и тарелку овсяного печенья.

- А если это... - шепотом начала Есс.

- Это просто черный чай с мятой, - перебила подругу девочка.

- Я так и думала.

- Или ты предпочитаешь кровь?

- Что, прости?

- Вампиры питаются только ею?

- Я не вампир.

- Надо же, - хмыкнула девчонка и села возле, как я поняла, брата. Вы бы видели перекошенное лицо Уотсон. Я еле сдерживала себя, чтобы не заржать. - А ты, - теперь Грета обращалась ко мне, - знаешь, что обладаешь черной кровью?

- Мой отец Демон.

- Дело не только в этом, - девочка прошла к тумбочке, достав оттуда иглу. – Позволишь? Это не больно.

- Я бы не доверяла свою кровь ведьме, - бубнила рядом Есс. – Уж тем более, вдруг, эта иголка заговоренная.

- Давай, - отвечаю я, протягивая Грета указательный палец. Она моментально укалывает меня кончиком, и я вижу черную капельку крови. – Что это такое? – ошарашено спрашиваю, глядя на свою руку.

- Это из-за твоего шрама, - девочка тянется к моей брови. – То, что ты впустила в себя тогда, меняет тебя изнутри.

- Тааак, - нервно тянет Уотсон, - мне кажется, нам пора.

- Но вы только пришли, - на пороге гостиной показалась стройная молодая девушка.

- Руби! – Джойс встал с кресла, взяв у незнакомки пакеты.

- Рада встречи, Лиам.

- Прости, что без приглашения.

- Я знала, что у нас будут гости, - хозяйка дома прошла к детям, погладив тех по голове. – Грета, пойдите с Барни в детскую – поиграйте.

- Но эта девушка, - ее дочь посмотрела на меня.

- Это наша гостья. Будь вежливой и послушной, - дети неохотно направились к лестнице. – Прости, если они тебя напугали, - Руби тепло улыбнулась Есс. – А ты, Лиам, знаешь, что трогать чужое нельзя? В детстве не учили?

- Ты о чем?

- Об ожогах на руках.

Глава 20

- Мы как раз пришли об этом поговорить.

- Правда? – девушка взяла в руки чайник, наливая заварку.

- Ты же знаешь, что это такое.

- Между вами двумя что-то произошло? – Руби посмотрела на меня.

- Нет, ничего! – протараторила я. – Могло бы произойти…

- Такое бывает, когда кто-то метет на чужое.

- Я ни на что не метил! – возмутился Джойс. – Не знаю, как это произошло.

- Звучит смешно и по-детски, - девушка протянула мне салфетку. – Вытри кровь, не останавливается.

- Руби, перестань тянуть кота за…

- А ты имей терпение, Лиам. Суть ситуации в том, что твоя подруга запечатлена руной. По ожогам можно понять, что не твоей.

- Что значит «запечатлена руной»? – поинтересовалась Уотсон.

- Такое бывает редко. Это когда Охотники связывают свои души, закрепляя чувства рунами. Это знак того, что они теперь принадлежат друг другу. Когда запечатленный Охотник идет против воли души, ломая связь – страдает в первую очередь тот, кто позарился на чужое.

- Тоесть, Амелия связала руны с каким-то другим Охотником? – нахмурился пепельноволосый.

- Эти ожоги воздействия связи между ними. Ты не тот, с кем она должна быть. Поэтому душа тебя не принимает.

- Но как я могла запечатлеться?

- Ты, скорее всего, не поняла, что между тобой и тем Охотником образуется слияние.

- Но как оно произошло?

- Вы выбрали друг друга. Такое случается в момент необычайной чувственности и душевной близости. Это очень личный процесс, который остается между двумя. Это в прямом смысле слияние двух влюбленных. Их метка друг друга и доказательство чистоты любви, - в глазах всплыл момент, когда Дениэль пришел ко мне в комнату в день нападения Говарда. Его касания, наш поцелуй, сияние рун. – Стоит уточнить, что запечатление никогда не случается в момент природного слияния двух тел. Это другая связь.

- И что в таком случае делают?

- Амелия, запечатление очень редкое явление. Вообще, это доказательство сильной любви и привязанности на душевном уровне. В случае если это произошло, вы просто должны жить дальше – вдвоем. Связь рун никогда не образуется между Охотниками, если они не любят друг друга. Правильнее сказать – она получается только тогда, когда сошлись предназначенные. Вы пара и это ничего не изменит. Тут ошибки быть не может.

- А что делать с ожогами?

- Эта проблема уже может быть не только в Амелии, Лиам. Когда проходит запечатление, то это процесс слияния воедино. Ожоги это последствия того, что ломали связь. И если в первом случае это произошло, когда вы двое чуть не переломали запечатление, то в последующие разы на это может влиять и второй Охотник. Например, его отношение: ревность, обида, злость, агрессия. Когда его эмоции переходят грань оранжевой отметки, то их тяжело контролировать.

- И мне просто переждать эти моменты? Когда оно пройдет?

- У тебя не получится просто переждать. Это действие похоже на нагревание температуры. Когда колба попадает под воздействие слишком большого градуса, то лопается.

- Тогда нужно выключить огонь, - говорит Есс.

- Правильно.

- И что мне делать?

- А, - неуверенно начинаю я, - если Лиам фрисоул моего запечатленного, то может на происходящее влиять их связь?

- Безусловно. Между фрисоулами тоже есть некое запечатление, но оно отличается характером. Мне кажется, что вам нужно многое прояснить. Это может унять бушующие эмоции того Охотника по отношению к тебе, Джойс.

- Тогда мне нужно поговорить с Рамиресом. Поехали!

- Есть еще кое-что, - остановила нас Руби, - я вижу пелену слез и боли. Она касается каждого из вас, - мы переглянулись между собой. – Я знаю, что то-то произойдет, но из-за множества событий не могу ответить конкретнее. Будет кровь. Очень много. Будет боль. Сильная. Темнота. Невиданная.

- Нам пора, - вскочила Уотсон, направляясь в коридор. – Спасибо за гостеприимство.

- Амелия, - остановила меня хозяйка, - твоя подруга сейчас в состоянии certamen (лат. сражение) Береги ее.

На самом деле, разговор с Руби оставил за собой двоякие ощущения. В первую очередь я думала о ее словах про боль, слезы и кровь. Начала переживать за Есс, совершенно не понимая состояние, которое сейчас она переживает. Может, это из-за отъезда Донована? Думала обсудить это с почти все знающим Калебом. Ему должно быть известно больше.

А факт о запечатлении не давал мне покоя до самого вечера. Ошибки быть не может, слияние рун, предназначенные и, главное, настоящая любовь. На эмоциях я забыла уточнить деталь того, что один из запечатленных навеки отдал свое сердце другой. Но этот факт ничего не меняет, правда? Или я просто хочу в это верить.

После трудного дня ехать в особняк забирать вещи мне не хотелось. Лиам привез мою уставшую тушу домой, а Есс улетела на крайнее свидание с Донованом перед его отъездом в Штаты. Сегодня пятница, а значит – наступают два дня моего безделья. Позвонила Соф, пригласив на ночевку. Еще завтра к нам присоединится Уотсон. Я нуждалась в чем угодно, но не в одиночестве. Когда рядом никого не было, в моей голове появлялось все больше тяжелых мыслей. Идея расслабиться в ванной не сильно помогла, но переодевшись в огромную домашнюю толстовку, я начала чувствовать себя новым человеком.

Стоило мне распахнуть двери своей комнаты, как я врезалась в грудь собственного брата.

- Мэл, скажи, что вы что-то придумали, - в его голосе слышалась мольба.

- Кит, делай то, что нужно, - отвечаю я.

Он смотрит на меня долго и выразительно. Вижу в его глазах блеск печали. Передо мной стоит мой брат. Любимый старший брат, который за ухо оттягивал от меня парней. Когда родители задерживались на работе, он ложился возле меня в кровати, читая сказки, но если история ему не нравилась, то придумывал на ходу. Несмотря ни на что, мой родной брат, наказанный папой за вмятину на машине, когда я угнала ее ночью, уехав на вечеринку. Ни раз, получивший от мамы за разбитую любимую вазу или набор подаренного на свадьбу сервиза.

- Ты стала очень взрослой, - улыбнулся он. – Невероятно сильной и храброй, Мэл.

- Кит, тебя занесло не в ту степь, - невольно по щеке пробегает слезинка. – Почему это похоже на прощание?

- Сестренка, - он достает из кармана нож, крепко обняв меня, - есть вещи, которые бесконечны. Кем бы ты ни была, что бы ни случилось – помни, что я любил тебя, мелкую засранку, без спроса таскающую мои вещи, - не знаю, почему плакала. Я просто разревелась. – Не плачь, ладно?

- Я не плачу, - всхлипнула я.

- У тебя, кстати, племянница родилась.

- Ты будешь самым лучшим папой, - улыбнулась я сквозь слезы.

- Ты будешь самой лучшей тетей, - ответил Кит.

На несколько секунд в комнате повисла глубокая тишина. Я почувствовала движение ножа, но меня не настигла резкая боль. Тело Кита начало тяжелеть и виснуть на мне, а я отдалилась, не понимая, что происходит. И потом размытый взгляд упал на растущее красное пятно на футболке брата.

- Ты что наделал?! – взвизгнула я, поднимая глаза на его побледневшее лицо. Кит пытался уверенно стоять, но ноги переставали слушаться. И когда он свалился на пол, я подлетела к нему, умоляя не закрывать глаза. – Дурак, у меня был план! Тебе нужно было довериться мне! – слезы ручьем летели вниз, но я не могла успокоиться. – Скорая! Я позвоню в скорую! – пытаюсь встать, чтобы на тумбочке взять телефон, но Кит хватает мою руку.

- Будь тут, - получается так тихо и рвано, но меня вновь одолевает истерика.

- Не говори ничего, береги силы! – прошу я. – Тебе нужна помощь, Кит…

- Мэл, - он наклоняет голову, закрывая глаза.

- Нет! Смотри на меня!

- Мне пора…

- Нет! – кричу. – Я знаю, как тебе помочь, - закрываю глаза, пытаясь использовать силу руны.

Хватка Кита на моей руке все слабеет, а я не могу посмотреть на него. Боюсь. Боюсь, что эта секунда может действительно ему помочь. Боюсь, когда открою глаза, увижу то, чего никогда себе не прощу. Я просто боюсь потерять дорого для меня человека!

Не знаю, сколько времени проплакала, сидя возле окровавленного брата. Но я услышала хлопок входной двери и на ватных ногах направилась к лестнице.

- Мэл, - внизу стояла Соф, а за ней Дениэль. Его лицо побледнело, когда он увидел меня в крови. Бегло осмотрел все тело, а потом вернулся к глазам, тревожно хмурясь.

- Его больше нет… - хриплю, опять начиная плакать. – Кит… - падаю на ступеньку, заливаясь слезами. Слышу приближенные шаги, и Дениэль притягивает меня к себе, ласкового гладя по волосам.

- Все будет хорошо, принцесса… - шепчет мне на ушко. – Я рядом…

Конец второй части.


Оглавление

  • Ты станешь моим воздухом Anya Krut
  • Глава 1