КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474195 томов
Объем библиотеки - 698 Гб.
Всего авторов - 220940
Пользователей - 102740

Впечатления

Stribog73 про Ланцов: Купец. Поморский авантюрист (Альтернативная история)

Паки, паки... Иже херувимо... Житие мое...
Извините - языками не владею...

Это же мое профессион де фуа!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Ордынец про Сердюк: Ева-онлайн (Боевая фантастика)

если это проба пера в этом жанре.то она ВАМ удалась

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
медвежонок про Ланцов: Купец. Поморский авантюрист (Альтернативная история)

Стилизация под древнеславянский говор.
Такой же отзыв.
Не читать, поелику навоз.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Всеволод. Граф по «призыву» (Фэнтези: прочее)

продолжение автор решил не писать?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
demindp93 про серию Конфедерат

Отличный цикл, а 5 книги нет?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Достоевский: Преступление и наказание (Русская классическая проза)

Книга на все времена. Эту книгу должен прочитать и периодически перечитывать каждый, кто хочет считать себя человеком.
Те, кто сейчас правят Россией и странами бывшего СССР, этой книги, видимо, не читали.

Рейтинг: +2 ( 4 за, 2 против).

МЕДИАНН №3, 2020 [Дмитрий Тихонов] (fb2) читать постранично

- МЕДИАНН №3, 2020 (и.с. Альманах гримдарка и темного фентези-3) 1.2 Мб, 220с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Дмитрий Александрович Тихонов - Екатерина Кузнецова - Андрей Бородин - Сергей Тарасов - Богдан Гонтарь

Настройки текста:




MEDIANN grimdark&dark fantasy magazine № 2, февраль 2020

*

Mediann, № 3, февраль 2020.

Альманах гримдарка и темного фэнтези, 18+


Главный редактор: Александр Дедов

Дизайн: Emily Artist

Верстка: Александр Дедов

Художники:

Илья Орехов: иллюстрации к рассказам «Желанник», «Серебра!», «Коркодил» и «Сделка»

Денис Хайдаров: иллюстрации к рассказам «Дары Ямараджи», «Дороги Шавоя» и поэме «Солдат»

Emily Artist: иллюстрации к рассказам «Обреченный народ> и «Разлом»

Дмитрий Позняков: страницы-разделители «Медианн» и «Летопись темных миров»

Artem Demura: иллюстрация к рассказу «Благочестивый военный люд»

 © Deathcrafter [Адаптировано для AlReader]

СОДЕРЖАНИЕ

МЕДИАНН

Сергей Тарасов

Дары Ямараджи

Александр Агафонцев

Желанник


ЛЕТОПИСЬ ТЕМНЫХ МИРОВ

Дмитрий Тихонов | Богдан Гонтарь

Благочестивый военный люд

Андрей Бородин

Обреченный народ

Дмитрий Николов

Серебра!

Екатерина Кузнецова

Разлом

Андрей Анисов

Коркодил

Дмитрий Костюкевич | Роман Придорогин

Дороги Шавоя

Андрей Скорпио

Сделка

Денис Хайдаров

Солдат

МЕДИАНН


Сергей Тарасов
Дары Ямараджи

«Указывая на блестящее парчовое полотнище, красиво переливающееся на солнце, приближенные Дамбижанцана рассказывали о только что прошедшем празднике освящения знамени, о том, как в жертву знамени был принесен пленный китаец, которому палач отрубил голову».

Историк А. В. Бурдуков об эпизоде в военной деятельности буддийского Джа-Ламы. 1912 год.

Небо здесь совсем не похоже на степное. В степи оно жесткое, сухое и зыбкое, как ковыль-трава, что колышется под копытами барласских низких лошадок с востока и на запад Великой Спирали — до самого Хэнтэйского хребта. Лишь изредка в серой поволоке облаков, застывших между витков Спирали, проглядывают крыши домов, кроны деревьев, микроскопические точки людей…

В пределах же Ханьского царства небосвод с повисшими над головой лесами и полями похож на огромное блюдо, наполненное густым, как молоко, и горячим, словно раскаленное олово, воздухом. Есугену немало уже пришлось настрадаться от беспощадного свечения эфира. Когда переходили через горную гряду, его едва не хватил удар, и лишь благодаря Мирце, схватившей лошадь за поводья, удалось удержаться в седле. И ведь повезло: если мужчина упадет с седла, да еще и на глазах молодой жены, то он уже и не мужчина.

Мирца… Каждый раз, стоило вспомнить ее полные груди и жаркий шепот по ночам, сотника бросало в пот. Ее он отвоевал у мусульманского племени: девушка была на голову выше, чем любая барласская баба; в свою тугую смолянисто-черную косу она любила вплетать лепестки высушенных цветов. При всем этом она не была покорной, как большинство мусульманок и уж тем более барласок, а являлась вполне самодостаточной личностью. Иногда Есуген боялся заходить к молодой жене во время любовных игр без верной плетки.

На прошлой стоянке Есугена позвал к себе буддак. Священнослужитель сидел на наспех сколоченном деревянном помосте, скрестив босые ноги: ему нельзя касаться земли, поэтому носят его в специальном китайском паланкине, а на стоянках разбивают открытую юрту с деревянным настилом. Ухоженные тонкие пальцы буддака теребили тяжелый золотой медальон поверх расшитого красными нитями одеяния; его глаза под вечно закрытыми веками непрестанно двигались и «смотрели» вверх, на небо, которого не существует: там, за изогнутыми линиями облаков, угадывались очертания многочисленных крыш города Амадис. В нем Есуген не бывал ни разу в жизни, но мечтал когда-нибудь оказаться. Желательно в старости и с достаточным капиталом.

— Есуген, — промолвил буддак, хотя сотник приблизился тихо, ни единым шорохом не выдав своего присутствия.

— Я здесь, о Просветленный.

— Сядь рядом со мной, — старик похлопал ладонью по помосту, — и закрой глаза.

Есуген послушался, неловко сплетя ноги так же, как и буддак. Перед ними до самих предгорий Хэнтея простирались юрты, шатры и военные палатки десятитысячного тумена кочевников. Над разными подразделениями колыхались