КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 446753 томов
Объем библиотеки - 631 Гб.
Всего авторов - 210439
Пользователей - 99116

Впечатления

Stribog73 про Бакуменко: Краткий справочник конструктора нестандартного оборудования. В 2-х томах. Т. 1 (Справочники)

Ребята, а зачем сейчас учиться на инженера-конструктора?
Каждый год закрывается по 12 производственных предприятий. Это при ВОРЕ-Путине.
ВОР-Путин сидит в президентах уже 20 лет. И будет сидеть еще 20.
Инженеру-конструктору скоро просто не где будет работать, т.к. не останется в России промышленности.
Учитесь на менеджеров по распределению наворованной продукции.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Бердник: Психологический двойник (Научная Фантастика)

Сейчас на редактировании у моих украинских друзей находится "Созвездие Зеленых Рыб". На недельке выложу.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Минин: Камень. Книга шестая (Боевая фантастика)

есть конечно недостатки, но в принципе, очень хорошо, повествование захватывает

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
nikol00.67 про Минин: (Боевая фантастика)

Злой Чернобровкин хочет извести нашего Мастера Витовта!Теперь опять нужно компиляцию переделывать!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Чернобровкин: Перегрин (Альтернативная история)

Эту серию

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Чернобровкин: (Альтернативная история)

https://coollib.net/b/513280-aleksandr-chernobrovkin-peregrin
Сегодня уже новая книга, это что автор в день по книжке пишет?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Мусаниф: Физрук навсегда (Киберпанк)

Цикл завершён!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Невыполнима (СИ) (fb2)

- Невыполнима (СИ) 253 Кб, 11с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - (Огненная русалочка)

Настройки текста:



========== Не убийство ==========

Где-то в пустыне

Тянется длинная дорога из следов на песке. Их оставляет какая-то девушка. Ветер гуляет, засыпая эти следы, кидая ей в лицо песок и раскидывая по сторонам её же чёрные волосы. Из-за их цвета солнце припекает ей в голову ещё сильнее. Теперь, когда следы засыпаны, нельзя определить, откуда она пришла. Значит, и дороги назад не найти. Мосты сожжены уже давным-давно. Она сама согласилась на эту миссию. Точнее, выбора ей не оставили. Она медленно передвигает ногами. Ослабшая. Готовая упасть в любую минуту. Глупая. Даже не подумала о том, что в пустыне будет очень плохо, если пойти с голой головой, можно ведь и рухнуть замертво. Наивная. Знает, что не победит его, но всё равно…

Перед глазами расплывается грань между небом цвета океана и песчаными холмами. Она уже перестаёт различать их. Не говоря уже о том, чтобы понимать, где находится она сама. Неужели она умрёт тут, не достигнув своей цели? И даже, если достигнет, она всё равно умрёт. Иного выхода нет.

И вот между слившимися гранями двух текстур замечается какая-то серая точка. Палатка? Собрав последние силы, путница ускорилась, выжимая всё до последней капли, и побежала. Побежала? Скорее, поползла, словно какая-то улитка. Это всё, что она могла сделать после этой песчаной пытки. Она бесцеремонно ворвалась в палатку — хижинку, на самом деле, из ссохшейся соломы, — словно в дом родной, и сразу же рухнула на пол, вовсе обессилив. Ей стало хорошо: в палатке было прохладно, словно она была у берега океана, и приятно пахло какими-то травами, коих никак не могло быть в пустыне. Но она внутри была не одна.

— Гляньте-ка… Что это тут у нас?

Не было сил поднять голову. Судя по голосу, мужчина. Пока это всё, что она узнала о владельце палатки. Хотела было попросить разрешения остаться и передохнуть, но упала в обморок от перегрева. Как нетактично — засыпать в логове врага…

***

Очнувшись, открыв карие глаза, она почувствовала всё тот же запах трав. Только в этот раз он был гораздо ближе. И что-то влажное и холодное было приложено к её лбу. Приятно до невозможности. Но нельзя расслабляться. Хотя… уже поздно. Но сейчас всё под контролем. Шанс у неё ещё есть. Она приподнялась, оглядываясь по сторонам, и с головы упала кучка трав, завёрнутая в тряпочку. Изнутри палатка была похожа на берлогу шамана. Особенно сильно это подчёркивал большой хрустальный шар, который находился внутри.

— Очнулась?

От наблюдений девушку отвлёк голос мужчины, вошедшего внутрь. Она резко обернулась, испугавшись, ибо не подозревала о его присутствии. Почти себя выдала. Теперь-то она увидела его. Потрёпанная серая одежда, длинные чёрные волосы, средь которых прокрадывались мелкие седые пряди, хотя на вид больше двадцати пяти не дашь — слишком молод этот мужчина, чтобы называться седовласым стариком. Всё из-за магии, ведь она отбирает жизненную силу. И либо стареешь снаружи, либо, как он, изнутри. Холодные глаза цвета металла и эта лукавая пугающая улыбка на лице. В его руках две чашки.

— Выбирай: тебе налить чего-то холодного, чтобы остудить голову, или тёплого — для улучшения самочувствия? — спросил мужчина, дружелюбно склонив голову набок.

— Пожалуй, лучше холодного, — голос девушки был тихим, хриплым и подрагивающим. Мужчина оскалился, улыбаясь и давая ей чашку. Она обхватила её пальцами. Хотела бы жадно впиться и осушить её содержимое, но для начала бдительно принюхалась.

— Голова кружится, верно? Принести ещё трав? — мужчина сделал обеспокоенное выражение лица.

— Да, спасибо, — ответила девушка, немного поразмыслив.

Мужчина без лишних слов встал и отошёл за лекарствами. Девушка бросила взгляд карих глаз сначала на его чашку, а потом и на него самого. Медлить нельзя. Она достала из своего кармана пакетик с порошком, который ей был дан, и высыпала содержимое. Это яд. Быстро растворимый, без вкуса, без запаха, действующий мгновенно.

— Готово… — послышалось с его стороны. Девушка быстро отстранилась и приняла прежнее положение. У неё тоже всё было готово. Почти… Ему оставалось попробовать на язык лишь одну каплю. — Возьми.

Ничего не подозревающий мужчина подал ей кружку, она кивнула и взяла за ушко. Он присел и взял в руки свою кружку, а девушка вместо того, чтобы отхлебнуть наконец, пристально наблюдала за ним. Длинноволосый приподнёс к своему носу и вдохнул аромат. Девушка забеспокоилась, прокралось сомнение на счёт отсутствия запаха яда, и она затаила дыхание, предвкушая, когда мужчина, закрыв глаза, собирался отпить.

Вдруг он резко остановился и распахнул глаза. Выплеснул содержимое чашки на землю и победно усмехнулся ей:

— Ха, бедняга, только зря яд потратила. Лучше бы оставила немного себе и, в случае неудачи, «самоликвидировалась», а так… Ах, сочувствую. Какие муки тебя ждут.

— Понял… — дрожа, девушка попятилась назад. От сумасшедшего испуга её дыхание стало прерывистым, сердцебиение участилось, а бежать отсюда совершенно не было сил, да и выход был перекрыт. Этот страшный человек догадался про яд. — Но… как?

— «Зеркало, зеркало, кто на свете всех милее, и прекрасней, и румяней?» Или как оно там.? В данном случае: «Скажи же мне, хрустальный шар, мне кто-то яд подсыпал в чай?» или банальное отражение от хрустальной поверхности, — усмехнулся мужчина и начал приближаться к девушке. — А ты смелая для своего возраста. Приблизительно семнадцать лет. Дитя ещё, дитя… Эти инквизиторы совсем ополоумели, уже и таких посылают на охоту за «ведьмами»: хоть во льды и хоть в пустыню, м-да…

— Заткнись, никчёмный колдун! Они пленили мою семью и грозились убить их всех до единого, если я не сделаю этого! — сквозь плач кричала девушка. От страха её здравый смысл и самоконтроль улетучились, а из уст полились откровения. — Что ты понимаешь, отшельник?!

Она достала кинжал из-за пояса — единственное оружие, которым её одарили. Но ноги накрепко прилипли к земле, она и шага сделать не могла вперёд. Мужчина сложил руки на груди, с интересом наблюдая за поведением девушки: её ноги дрожали, подойти она не осмеливалась и, видимо, она не смогла придумать ничего лучше, чем кинуть единственное оружие во врага. К сожалению, ему ничего не составило труда уклониться.

Девушка начала лихорадочно оглядывать помещение. Когда её взгляд пал на хрустальный шар, она вспомнила наставления: «Когда будешь там, разбей его. В нём вся его сила, в нём часть его души. Он не сможет больше колдовать. Магия рассеется. Убей его».

Ни секунды не колеблясь, она рванула к шару в надежде быстро расколоть его и стать свободной. Однако вышло всё наоборот. Девушка резко замерла, не в силах двинуться, как бы она не пыталась. Будто в капкан угодила.

— Глупышка, решила, что я мог оставить источник своей силы незащищённым? — захихикал маг. — Посмотри под ноги.

Девушка сглотнула и опустила глаза. Она и не заметила, как под её ногами нарисовался странный круглый знак. Вернее, он заранее был нарисован расчётливым седовласым.

— Страшно? — томным голосом спросил он. — О, я рад, что произвёл подобающий эффект.

— Что это? Ловушка? — кожа девушки покрывалась холодным потом, а над глазами нависали мрачные тени. Она уже полностью отчаялась остаться в живых. Она знала, сколь опасен враг, но всё же недооценила его.

— Да, — ответил он. — Ты ведь знала, что идёшь на смерть, но не повернула назад, и теперь ты угодила прямо в неё.

— Давай же, убей меня. Тогда хоть мою семью отпустят… — сквозь зубы, страшась, прошипела девушка.

— И зачем же мне тебя убивать? — задал вопрос шаман, садясь на соломенный стул и кладя ногу на ногу. Девушка округлила глаза. — «А разве не для этого ты меня сюда заточил?» — это ты хочешь спросить? Ну-у, ты просто угрожала моему любимому шарику. На самом деле, у меня другие намерения.

— И какие же? — в голове у девушки уже пронеслось множество вариантов пыток, которые этот мужчина опробует на ней прежде, чем убьёт. Это было самое страшное.

— Я не хочу враждовать с тобой, я хочу дружить. И поэтому ты станешь моей ученицей.

— Что, прости..? — у неё, можно сказать, отвисла челюсть. Она сморщилась и посмотрела на него с недоверием. — Я пришла убить тебя, а ты что говоришь, чокнутый маг?! Да я лучше умру, чем буду на побегушках у тебя!

— Никто про побегушки ничего и не говорил. Мне просто нужен последователь. Понимаешь ли… Предупреждаю, сейчас начнётся тирада. Так вот, я… скоро умру, — маг пустил взгляд исподлобья, нагоняя драматичности, а затем прокашлялся. — За магию нужно платить, она отбирает мою жизненную силу. Вот уже и последствия видны — видишь эти седые прядки?

— Я вижу, конечно, — девушка, отринувшая всякую надежду, просто села на пол там, где была начерчена метка, и обняла свои колени. — Но, подумай сам, соглашусь ли я стать твоим последователем? Ты умрёшь, а это мне на руку. Помогать я тебе не буду.

— Ты настолько примитивна, что не понимаешь вообще ничего. Ты хоть знаешь, кто я такой? Я великий маг, я знаю тысячи заклинаний и миллион тайн этого мира. А если я умру, всё это будет утеряно. И эти мысли меня угнетают. Поэтому я и ищу себе достойного ученика.

— Я-то тут каким боком? — вздохнув с безнадёгой, спросила девушка. — Всю жизнь у меня всё валилось из рук, в голову вбить что-то умное не получалось, из-за характера я рассорилась со всеми родными, а потом… потом… их схватили… — внезапно она разоткровенничалась и расплакалась. Отшельник смотрел на неё с сочувствием, пусть и не понимал её, ведь у него не было ни семьи, ни учителей. — Как я могу быть чего-то достойна?

— Если ты согласишься, я сделаю так, что любое доказательство твоего существования будет стёрто с лица Земли, словно ты сгинула во тьме. Тогда ведь твоих родных отпустят? — он предлагал ей выгодную сделку, говорил спокойно и медленно, как бы давая девушке хорошенько обдумать его слова. — Если ты, как и я, заключишь контракт с Дьяволом, то о тебе никто и не вспомнит. Ну как, согласна?

«Да кто в здравом уме согласиться на это? Однако, был бы у меня выбор…»

Неизвестно откуда маг вытащил старый потрёпанный лист бумаги желтоватого цвета. Он опустился и поднял кинжал, которым в него кинули недавно. Он подошёл к девушке, взял её за руку и порезал её. Пленница вскрикнула, когда на песок потекла струйка крови.

— Если хочешь навсегда стереть у других память о своём имени, напиши его кровью на этом куске бумаги. Тогда ты получишь силу, с помощью которой я смогу тебя научить всему, что знаю сам, — он вложил ей в руку кинжал и вручил лист бумаги.

Да, она могла бы сейчас попытаться пырнуть в него, но это бы всё равно было бесполезно.

На листке появилось имя, красиво выведенное алой кровью:

«Лидия»

Отшельник взмахнул рукой, и невидимая клетка пала. Девушка опасливо переступила и подняла карие глаза на мага. Тот ухмыльнулся:

— Моё имя Ариус. Можешь звать меня «учитель».

========== Не оправдание ==========

Запах трав рассеивался по палатке. Девушка мешала ложкой свежеприготовленный чай, утопая взглядом где-то в его пене. Она витала в своих мыслях, правильный ли выбор она сделала? Резкий ветер ворвался в палатку, едва не выдернув колья из песка. Это вернулся учитель.

Его волосы белые, словно снег, по которому смолой потекла единственная чёрная прядь. Он уже не улыбается так, как раньше. Он измучен.

— Я научу тебя летать, — коротко, со всей присущей ему внезапностью заявил он, отталкивая девушку и принимаясь за чай. Также он успел перехватить нож, который она чуть не вонзила ему прямо в спину. — Сейчас не время для игр.

— Я думала, это ты здесь хочешь поиграть, — рычит Лидия. — Ответь мне для начала, что с моей семьёй?

— Живы. Здоровы. Зря только силы я тратил на полёт, — он усмехается увлечённо, с горечью вглядываясь в глаза. И серая сталь пронзает всё её тело, пробуждая в душе уже не страх, а простое беспокойство и досаду. — Я передумал. Научишься летать самостоятельно. Я не осилю.

— Зачем мне это? Расскажи мне все свои знания, а в остальном я уж как-то сама.

— Ты самоуверенная. Но я и рассказать не могу.

— Как это не можешь? Ты ведь обещал!

— Слова не смогут передать всех моих знаний. Это делается по-другому. Ты не готова, — он мог бы придумать ещё сотню отговорок, зная, что его время и так уже на исходе.

Отшельник никогда не открывает никому свою спину. Но он позволил ученице стать над его головой с ножом в руках. Он доверил ей обрезать последнюю чёрную прядь своих волос. А затем он сплёл из них амулет и повесил ей на шею. Вот только не ясно, зачем. И к чему была эта его беспечность?

— Если хотела убить меня, ты бы разбила мою душу, пока меня не было. Но у тебя больше нет причин это делать. Я ведь тебя не мучаю, милая. Или ты бы предпочла, чтоб мучил?

Он ей надоел. Но теперь отшельник единственный в мире, кто помнит о её существовании. Ариус — ниточка, связывающая её с прошлой жизнью. Жизнью, в которой её принуждали делать то, чего она не хотела всем своим естеством. Ниточка, которую она давно мечтает оборвать, но по-прежнему боится и не решается сделать это.

Он прекрасно знает, что держит её, словно рыбку на крючке — на страхе. Лидия знает, что он может раздавить её одним мизинцем без жалости. Но учитель постоянно демонстрирует ей свои слабости и необоснованное доверие. И как бы говорит: «учись». И она учится — учится не допускать его же ошибок и не открываться.

— Давай с тобой обменяемся душами, — однажды предлагает отшельник. Лидия роняет все предметы, которые парили в воздухе по её приказу секунду назад, и с непониманием смотрит на него. — Мы станем ближе разумом и поймём друг друга.

— Ты желаешь украсть моё тело? — огрызается она, отгораживаясь от всяких вторжений в её личное пространство. Конечно, это отличный план. Он заключит её в своём умирающем теле, а сам полностью овладеет ей и начнёт пользоваться, отравляя и её. Не бывать этому.

— Нет, лишь твою душу, — улыбается Ариус с какой-то даже недоверительной нежностью.

— Поздно. Мою душу забрал твой Дьявол. Но он не дал мне того, что обещал взамен. И ты тоже не даёшь мне обещанного. Если так пойдёт и дальше, я сама убью тебя, — Лидия сглатывает, не веря собственным словам. Если она не верит — не поверит и он, поэтому Лидия придаёт твёрдости и уверенности своему голосу. — Прежде, чем это сделает время.

Она в который раз бросается опрометчивыми словами, которые своей холодностью убивают даже малейшие лучики тепла. Но учителю всё нипочём, его броня непробиваема, и эти слова его никак не волнуют.

Небо тоже жаркое, как и пустынная земля. Чем ближе к солнцу, тем жарче, словно горишь заживо. Когда летаешь —

больно. Но вскоре Лидия привыкнет и перестанет чувствовать боль от этого солнца. Отшельник ведь привык. Он уже никогда не почувствует ни жара, ни холода… Ни прикосновения к коже.

— Почему ты меня не отталкиваешь? — Лидия дотрагивается до белых волос, нежно проводя по ним, с трепетом, страхом и осторожностью, будто они сейчас рассыпятся песком этой пустыни.

— А зачем ты ко мне прикасаешься? — парирует Ариус, не обращая внимания на румянец на её щеках. — Мне не больно, но так плохо. Оттого, что давно не чувствовал себя живым. И никто не дотрагивался до меня.

— Ты зло, — это режет слух, нервы, душу. Истязает до адской боли. Но из её уст это слышится уже не впервые. Говорят, если часто раниться, боль прекратится. Но… — Почему тогда ты заставляешь оплакивать себя? Почему кажешься родным, если я должна тебя ненавидеть? Почему ты не даёшь ответов на мои вопросы, Ариус?

Она называет его по имени, и он коварно улыбается. Она призвала Дьявола, который разобьёт её надежды.

— Я всему научил тебя. Ты сама знаешь все ответы. Незачем меня тревожить своими глупостями.

Эти слова ранили её. Кинжал, уже порядком затупившийся от времени, летит в спину отшельника, а он словно и не замечает. Оружие её силой воли останавливается в паре сантиметров от кожи и падает на землю, вместе с её слезами. Лидия знает, что после всего, что она пережила, пора уже позабыть, что такое «чувства», научиться на ошибках и сделаться камнем, подобно ему. А плачет она потому, что это заметила лишь она, а не он. Он уже перестал вообще что-либо замечать. Словно и не живой вовсе.

Этот мир полон лжи и несправедливости. Лидия убеждается в этом, когда после очередного полёта не обнаруживает в палатке ни учителя, ни его хрустального шара. И понимает, что его, горе-ведьмака, отыскали наконец.

Следы из осколков стекла ведут её к нему. В осколках — по кусочку его души, магии и жизни, которая утекает сквозь её пальцы уже слишком долго. Огромный костёр виден за горизонтом.

— Девчонка погибла по твоей вине и её семья тоже! — усмехается инквизитор. — Если бы она привела тебя, мы бы их отпустили, а так после её смерти они нам стали не нужны, и мы сожгли их так же, как и тебя сейчас. Семья ведьмы, как-никак. Много людей ты погубил, а, отшельник?! Гордись, ведь на твоих руках ещё одна смерть. Ты ничтожен.

Лидия замирает. Не такими были условия договора с теми, кто дал ей эту невыполнимую миссию. С теми, кто обещал ей знания и силу. Ей лгали с самого начала. Подтверждали, что при её смерти родные выживут. Что Дьявол сотрёт её с лица Земли. Но он не стёр, а инквизиция рассудила это, как побег. А Ариус скрыл от неё смерть тех, за кого она продала свою душу. Ей лгали. Все.

До сих пор она была ангелом. Она использовала данную ей силу, пусть и от Дьявола, но во благо. Душа металась, не способная выбрать свою истину. Теперь Лидия определилась — она демон. Даже хуже, ведь не всякий демон может с таким упоением и кровопролитием уничтожить столько людей. Она продала себя злу навсегда. Но тщетно. Поздно.

Пусть горы трупов вокруг, ничего не изменилось. Отшельник в пламени. Он не спасётся без магии, которую у него безжалостно отняли люди и время. Пламя сожгло его ноги и пяты, не давая шанса на побег, но он не кричит даже сейчас, ибо привык к нестерпимой боли. Волосы на концах пылают, а жар сжирает его самого изнутри.

— Мы встретились на костре. Поздравляю, твоя миссия выполнена, — он улыбается сквозь пламя, из которого она пытается вытянуть его. Но ей адски больно, пламя жжёт кожу нещадно. — Ты не готова стать мной, но теперь не мне учить тебя. Я солгал тебе, и не впервые, но я не жалею. Так ты могла быть той, кем хотела. И я мог быть тем, кем достоин. Твоим личным злом.

— Это не оправдание! — кричит она сквозь пламя. Но огонь сжигает кислород вокруг, не давая ей вздохнуть, обжигая горло, губы, шею. Воздух дрожит, и звук её голоса искажается, растворяясь в небытие. Он уже никогда не услышит её, а она слышит его голос с невероятной чёткостью. Он звоном отдаётся в голове:

— Прощай, Лидия.

Ариус целует её в губы, выталкивая из огня и растворяясь в языках пламени, превращаясь в пепел. Амулет из его волос сгорает вместе с ним. Этот предмет забрал с собой всю её боль и ожоги, уничтожив себя. Он сделал то же самое, что и его хозяин.

«Это делается по-другому». В этом поцелуе учитель передаёт ученице частицу своей души — свою силу, свои знания и свои секреты. Наследие предыдущих сожжённых. Лидия теперь тоже «поцелована огнём». Её судьба теперь та же — сгореть на дьявольском костре. Как и все до неё.

Она падает, пытаясь заплакать, но слёзы будто замерзают вместе с окаменевающим сердцем. Жаркий ветер дует из стороны пустыни, раскидывая чёрные волосы в разные стороны. Под солнцем переливается первая и пока ещё единственная седая прядь…