КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 438353 томов
Объем библиотеки - 607 Гб.
Всего авторов - 207011
Пользователей - 97792

Впечатления

Serg55 про Богородников: Властелин бумажек и промокашек (СИ) (Альтернативная история)

почитал бы продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
martin-games про Губарев: Повелитель Хаоса (Героическая фантастика)

Зачем огрызки незаконченных книг публиковать?????

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Tata1109 про Алюшина: Актриса на главную роль (Детективы)

Не осилила! Сломалась на середине книги.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Зорич: Ты победил (Фэнтези: прочее)

Вторая часть уже полюбившейся (мне лично) СИ «Свод равновесия» (по сравнению с первой) выглядит несколько «блекло», однако это (все же) не заставляет разочароваться в целом. Не знаю в чем тут дело, наверное в том — что если часть первая открывает (нам) некий новый и весьма интересный мир в жанре «фентези», то часть вторая представляет собой лишь некое почти детективное (с элементами магии) расследование убийства некого особо-уполномоченного лица (чуть не сказал «особиста»)) на каком-то затерянном острове, расположенном в далекой-далекой провинции.

В связи с этим (в первой половине книги) у читателя наверняка произойдет некое «падение интереса», однако (думаю) что это все же не повод бросать эту СИ, не дочитав до финала. Кстати, (по замыслу книги) ГГ (известный нам по первой части) так же сперва воспринимает свое назначение, как некую почетную ссылку (мол, спасибо на том, что не казнили)... но вскоре события (что называется) «понесутся вскачь».

Глупо заниматься пересказом «происходящего», однако нельзя не отметить что «вся эта ситуация» продолжает неторопливо раскрывать «тему данного мира» (и неких уже известных персонажей), пусть и не со столь «яркой стороны» (как это было в начале), но чем ближе к финалу — тем все же интереснее...

В искомом финале нас ожидают масштабные «разборки» и «ловля на живца» (в которой как ни странно наживка в виде гиганских червяков, играет совсем не последнюю роль)). Резюмируя окончательный вердикт — эту СИ буду вычитывать дальше... хоть и без особого фанатизма))

P.S И конечно эту часть можно читать вполне самостоятельно (без учета хронологии), однако желательно сперва прочесть часть первую, иначе впечатления от прочтения (в итоге) останутся вполне посредственными.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Shcola про Андрианов: Я — некромант. Гексалогия (Юмористическое фэнтези)

Когда же 6 часть дождёмся то.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Данильченко: Имперский вояж (тетралогия) (Боевая фантастика)

Спасибо автору, за волну всколыхнувшую память, и пусть всё было не совсем так как описано в романе, чувства возникшие при прочтении дорого стоят!

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
Shcola про Пехов: Белый огонь (Боевая фантастика)

Алексей Юрьевич Пехов стал писать от лица шалав? Он стал заднеприводным, вот уж что читать не стану точно.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).

Тот, кто по-другому не умеет (fb2)

- Тот, кто по-другому не умеет 150 Кб, 18с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Эл Шоков

Настройки текста:



Эл Шоков Тот, кто по-другому не умеет

I

— Мда… чудовища уже не те…

Эти слова были произнесены безадресно и принадлежали Антону Хопкину, мужчине в полном рассвете противоинфернальных сил, кавалеру ордена Неполной Луны, ветерану десятилетней операции закрытия Тринадцатого портала, Великому Борцу с потусторонней преступностью и доблестному Хранителю Тайн городского филиала Всемирного Тайнохранилища. Он сидел в маленькой комнатке за видавшим виды компьютером, изучая присланный ему на электронную почту видеоматериал. Над его столиком, на выцветших обоях, не были развешены сертификаты и свидетельства его почётных званий и титулов, что объяснялось, во-первых, скромностью обладателя сих титулов, а во-вторых, существованием и сертификацией их только в пределах коры головного мозга Антона.

— Мда… — протянул он более громче и крикнул в сторону закрытой двери: — Викуль, а ну-ка подойди сюда, что покажу.

Наверное, не прошло и секунды, как дверь комнаты скрипнула, и рядом с Хопкиным материализовалась девочка лет восьми.

— Я тута, пап. Опять пло пливидения смотлишь? — участливо поинтересовалась девочка, уставившись на компьютерный экран.

— Да нет, тут поинтереснее будет. Вот, гляди, — Антон включил видеоролик. — Викуля, ты это… только маме не говори, а то она меня убьёт… как в прошлый раз.

— Ладно. Так уж и быть. С тебя сто лублей, — очень серьёзно сказала Вика. Антон так же серьёзно выразил согласие кивком головы, зарание зная, что консенсус может быть только таким.

Видеофайл ему как специалисту прислал старый приятель, один из пользователей социальной сети «В контрах». Гоша Перепугов снял этот короткий фильм во время очередного похода на рыбалку к местной водоочистной станции, тут же выложив его в электронную почту Антона — по крайней мере, так было указано в сопроводительной писанине. Антон был уверен, что видео не было подвержено монтажу или фотошопу, поэтому его интерес к материалу был великим. Тем более что Гоша куда-то пропал, так как все попытки связаться с ним даже по телефону были безуспешными.

Ролик начинался с демонстрации ничем не примечательного леса и местной реки Глюквы, по касательной проходящей мимо очистной станции. Автор не был представителем богемы среднеазиатских акынов, но по ходу ролика его гнусявый голос давал ценные комментарии всему снимаемому.

Вика демонстративно зевнула. Но с фразы Гоши «а вот и самое интересное» началось именно то, во что Антон решил посвятить свою дочурку, которая с недавнего времени являлась дистанционной свидетельницей и заочной участницей большинства его паранормальных расследований. Благо, их было три.

На экране появился плоская береговая поляна с примятой местами травой. Эти примятости начинались у самой воды и зигзагообразной дорожкой шириной в полметра вели через заросли развороченного малинника, скрываясь в берёзовой рощице. Цвет всей уложенной растительности отличался от окружающего зеленоцветья — он был желтовато-коричневым.

— Это как те клуги на полях. Да, пап? — Вика деловито указательным пальчиком поправила на переносице очки с толстыми стёклами, результат испуга при встрече со злым дворовым псом, о котором девочка уже не помнила.

— В принципе да, суть улавливаешь.

Изображение на экране стало размытым — было ясно, что оператор искал ракурсы, приближая камеру к земле и растущей на ней модифицированной траве. С появлением на экране чёткости оказалось, что цвет растительности в пределах тропинки был обусловлен слизким и густым жёлто-бурым налётом.

— Какая гадость! Фуу! — видео начинало нравиться Вике.

Далее был опять общий план тропинки с прилегающими к ней видами. Оператор-комментатор Гоша двигался параллельно этой аномальной полоске. В берёзовой рощице она маневрировала между деревьями и включала в себя не только примятую траву, но и сломанные молодые побеги деревьев и раздавленные мухоморы. Минуты через три камера упёрлась в кирпичную стену, поросшую мхом.

— Пап, а что это за здание в лесу? Стланно…

— По-видимому, это наша очистная станция, Викуль. Сейчас досмотрим — и расскажу.

Последняя минута видеоролика не озвучивалась комментариями, если таковыми не считать тяжёлое дыхание оператора, и была похожа на малобюджетный ужастик, снятый по принципу АЭС («абы это снять»). Тропинка примятой растительности вела к метровой пробоине под стеной. Неровные края отверстия были обильно измазаны всё той же субстанцией, где-то засохшей, а где-то блестящей на солнце. Изображение пробоины в стене стало медленно увеличиваться, являя зрителям непроглядную тьму. И на самой последней секунде видеоролика в темноте вспыхнули два больших жёлтых глаза.

— Ого себе! — сказал Антон.

— Ой-ты, — вырвалось у Вики. Отец понял, что она хотела одновременно сказать «ой» и «ух-ты», и это получилось.

— Ну, как тебе? Испугалась?

— Неа. Только чуточку селдце в пятки ушло. А потом опять оно велнулось на плежнее место.

Вика была поклонницей ужастиков и фантастики. Но если папа разрешал ей смотреть некоторые из фильмов о сверхъестственном, то это ещё ничего не значило — фильм должен был получить одобрение высшей инстанции, Викиной мамы. Поэтому заинтересовавшийся роликом Антон был рад, что сейчас, когда жена в командировке, он являлся главным цензором для дочери.

— А что такое очистная? Это куда всякие очистки складываются? — спросила Вика.

— Мыслишь правильно, Викуль, — ответил Антон. — А как ты думаешь, куда уходит то, что мы смываем в канализацию, когда купаемся, чистим зубы, стираем носопырковые платочки и… — он замолчал. В голове возник вопрос: «А надо ли ей это знать?»

Но Вика уже была что называется «в теме».

— …и когда мы ходим по большому и по маленькому? Так, пап?

— Правильно, — Антон чуть было не покраснел. — И как ты думаешь, куда это всё девается?

— Уходит куда-то. По тлубам, в землю, навелное, — задумчиво произнесла Вика, нисколько не смутившись.

— Если бы это всё уходило в землю, на которой худо-бедно существует наш мир, то мы жили бы как бегемотики в грязном болоте, и эта грязь убивала бы всю природу…

— Даже нас?

— Даже нас, Викуль. Но, чтобы этого не произошло, в каждом городе предусмотрены очистные сооружения, которые выделяют из нехорошей воды всю грязь и возвращают уже очищенную воду обратно природе. Поняла?

— Влоде бы… А куда девается сама глязь?

Антон не знал этого.

— Наверное, она складывается в хранилищах, потом подсыхает и сжигается. Но надо посмотреть в Интернете, чтобы ответить тебе правильно.

— Ясно, пап, — произнесла Вика. — А кто там был, в той чёлной дылке?

— Пока не знаю, милая. Этим я и займусь сегодня…

II

Дорога до очистной станции занимала около часа. Лето было в самом разгаре, и одинокое солнце, на которое невооружённым взглядом было больно смотреть, упрямилось и не спешило покидать зенит.

Белоснежный микроавтобус Антона, называемый с самых узких кругах «Бугихантером», был напичкан различными приспособлениями для паранормальных миссий, разработанными и созданными самим Великим Борцом. Здесь был и эхошлем для прослушивания так называемого «белого шума», и ультракрасная светящаяся ванночка для выведения полтергайста на чистую воду, и экзоплазменная наноловушка потусторонних сущностей, и инфрафиолетофый плазмоидный квазипроектор, целевое назначение которого было пока неясным, — и многое-многое другое. Никто из знакомых не знал об этом опасном арсенале Антона, что объяснялось, во-первых, строжайшей секретностью его миссий, а во-вторых, временной неподобающей схожестью этого супероборудования с приборами домашней техники и существенными конструктивными недоработками всего оного.

«Бугихантер» уже покинул городские пределы и катился по пустующему шоссе, ведущему прямо к «парадному» входу очистной станции. По картам Антон определил, что, немного не доезжая, нужно свернуть на лесную дорогу, чтобы оказаться у задней части объекта, где произошла интересующая его аномалия. Не обращая внимания на мелких оводов, беснующихся на лобовом стекле, Антон крутил баранку, мурлыкал песенки и наслаждался плывущими вдоль обочины лесными пейзажами. За его спиной, позвякивая содержимым, трясся старенький холодильник, именуемый многофункциональным криосейфом.

Взглянув на часы, Антон спохватился: нужно срочно позвонить директору противоинфернального штаба, чтобы доложить об успешном начале миссии. Так было положено. В прошлый раз из квартиры пенсионерки Кудыкиной он каждые пять минут докладывал по мобильнику в Главный штаб о ходе своей операции по выявлению малограмотного полтергайста, коим в итоге оказался её предприимчивый внучок, с помощью которого звенящая мелочь бабушкиных карманов превращалась в записки с требованиями оставлять в этих самых карманах бумажные деньги.

— Да, пора звонить, — сказал Антон вслух, схватил телефон и одной рукой набрал номер.

Но Вика почему-то не отвечала.

«Хм… она ведь так хотела…» — мысль окончательно не была сформулирована в голове Великого Борца, потому как за его спиной, на миг охваченной мурашками, послышался знакомый голосок:

— Я тута, Пап… А телефон я дома забыла.

— Ты… ты чего здесь делаешь!? — сердито сказал Антон, всматриваясь в зеркало заднего обзора и пытаясь встретиться взглядом с директором противоинфернального штаба.

— Я плосто хотела помочь тебе. Ну не лугайся, Пап… Ты же сам говолил, что тебе меня не хватало на плошлой опелации, — Викина красная заколка в форме шестилапого осьминога-инвалида на миг появилась в зеркале и снова исчезла.

— И где ты всё это время пряталась? — уже мягче спросил Антон.

— В клиосейфе конечно же.

— Ох, твоя мама меня точно убьёт… А ну-ка быстро марш на пассажирское место и пристегнись, — добавил Антон, вспомнив про неисправную заднюю дверь «Бугихантера», которая иногда неплотно закрывалась.

— Пап, ну не пележивай. Всё будет хорошо…

Оставшийся путь они ехали молча, думая каждый о своём. Сначала Антон хотел немедленно повернуть обратно: брать с собой дочь в логово аномального монстра было плохой затеей — но натура Искателя и Хранителя Тайн в Антоне одержала победу над отцовской ответственностью.

«Мда… плакало моё расследование… Придётся быть только сторонним наблюдателем аномалии, и только в этом случае всё будет хорошо», — подумал он, глядя в зеркало на Вику, которая расположилась на боковом сиденье, пристегнувшись ремнём. Но желаемое спокойствие за безопасность дочери улетучилось окончательно, когда на веснушчатом лице дочери Антон прочёл предвкушение встречи с невероятным. Девочка вертела головой, вглядываясь широко распахнутыми глазами то в правое, то в левое окно, пытаясь не пропустить что-то важное.

Микроавтобус свернул с шоссе на лесную узкоколейку и устремился по пыльному проезжему бездорожью. Вскоре показалась излучина Глюквы, вода в которой была довольно прозрачной и достойной рыбацкого доверия. Троица доверяющих реке рыбаков, неподвижных, как истуканы моаи, позировала на берегу для вспышек солнечных бликов на её волнующейся поверхности.

— Вот она, — сказал Антон поглядывая в правое окно «Бугихантера» на Глюкву и её побережье, усыпанное полевыми цветами.

— Вот она, — эхом повторила Вика, прижавшись носом к левому окну и вглядываясь в лесную зелень, сквозь листву которой уже проглядывалась серая поверхность стены очистной станции.

По ходу движения берёзки становились реже, стена (высотой в два гуманоидных роста) и река (шириной в две летающих тарелки) с обоих сторон становились ближе, зажимая между собой поросшую травой дорогу, по которой они мчались на довольно большой скорости.

— Пап, ну сколо мы уже плиедем?

— Минут десять ещё, Викуль… по-моему…

Сначала Антон не предал значения коричневой земляной проплешине, возникшей впереди на поросшей зеленью дороге, и не стал нажимать на тормоз. Но когда до неё оставалось метров двадцать, он опешил. За мгновенье в голове Антона пронеслась череда мыслей о живой луже, об убитом браконьерами медведе, о раненом лосе… о том, что эта проплешина является чем-то иным, живым, двигающимся и ужасным. За мгновение инстинкт самосохранения овладел телом Антона и вывернул руль вправо, выбрав из двух зол наименьшее.

— Держаться! — успел крикнуть Великий Борец.

Напичканый оригинальным оборудованием «Бугихантер» не врезался в кирпичную стену, в нижней части которой зияла небольшая пробоина, — но с шумом и взрывом брызг вошёл в воды волнующейся Глюквы…

III

Вода шквально ворвалась в опущенные окна микроавтобуса и быстро заполнила салон. Нужно было также быстро брать ситуацию под контроль, и Великий Борец справился с этим. В отличие от Вики Антон не был пристёгнут ремнём к водительскому месту, поэтому он не мешкая бросился назад, перемахнув через многофункциональный криосейф и спинки сидений. Задняя дверь была распахнута напором воды, часть противоинфернального оборудования хаотично металась по салону, другая часть была уже за его пределами.

Вика копошилась с застёжкой ремня безопасности, на её лице не было очков (наверное, куда-то упали), а глаза не по-детски были наводнены ужасом. Антон вырвал ремень из крепления, схватил в охапку Вику и через заднюю дверь покинул тонущий автомобиль.

Но «Бугихантер» не тонул. Он стоял в пятнадцати метрах от берега, упираясь шинами в илистое дно Глюквы, над поверхностью которой торчал только его небольшой прожектор, установленный на крыше.

Антон и Вика вынырнули из пучины, цепляясь за микроавтобус. Антон подсадил Вику рядом с прожектором и перевёл дух. Глубина здесь была небольшой, мужчина почти касался ногами мягкого дна. Только сейчас он понял, что его правая нога ужасно болит — должно быть, он вывихнул её, сорвавшись в панике с водительского места несколько секунд назад.

«Мда… нужно добираться до бере…» — эта мысль тоже окончательно не сформулировалась в голове Великого Борца, потому как его ушные перепонки чуть не лопнули от ужасного визга дочери. Она смотрела на берег и верещала.

Антон тоже увидел это. Он положил голову Вики на своё плечо, закрывая от неё панораму берега и пытаясь свести к минимуму приступ её истерики.

— Кто это?.. Пап! Кто там?.. — повторял ребёнок, обхватив шею отца обеими руками.

— Всё, Викуль, слышишь, всё… всё кончилось… просто не смотри туда…

Девочка дрожала. Вскоре всхлипов стало меньше, и через некоторое время она забылась — потрясение сказалось на утомлённом дорóгой детском организме. Антон всегда поражался способностью дочери засыпать в самых неподходящих для этого местах и в самых неудобных для взрослого человека позах…

С травянистого берега Глюквы за ними наблюдали два больших немигающих жёлтых глаза с крошечными крапинами зрачков. Они принадлежали существу, который мог присниться Антону только в самом страшном сне, но, к великому счастью, до сих пор такого не случалось. Существо было внушительных размеров. Бóльшая часть морды являлась широко распахнутой пастью с множеством разнокалиберных зубов, с которых на траву капала тянучая желтоватая слюна. На макушке головы, между несимметричных рогов, был виден ярко-рыжий пучок шерсти, похожий на панковсий ирокез. Вытянутые уши эполетами лежали на могучих плечах, от которых тянулись мускулистые лапы-руки с загнутыми чёрными когтями. Задние лапы-ноги были в два раза короче, но они воинственно переминались и что называется рыли землю, отбрасывая береговой грунт и подножную траву назад, за площадь, описываемую резкими движениями длинного хлыстоподобного хвоста. Чудовище издавало ни с чем не сравнимые зловещие гортанные рыки и с фырканьем принюхивалось к сухому ветерку, посылаемому рекой. Солнце палило своим усилившимся зноем и освещало каждую складку, каждую шерстинку на теле этого исчадия.

Если бы Антон увидел это существо на экране своего потрёпанного компьютера, то он бы наверняка подумал о ничтожности того, чем он занимался до настоящего момента. Но всё было реальным. Ужасающая явь лишь на мгновение вызвала подозрение Антона в правдоподобности происходящего, которое сменилось единственным вопросом: «Господи… что это?!» Теперь нужно было опять каким-то образом брать ситуацию под свой контроль, но в голове Великого Борца доминировал лишь этот вопрос, убивая на корню все попытки сосредоточиться.

Наконец Антон пришёл в себя. Чувство ответственности за родного маленького человека, как снежный комок, прокатилось по наклонной поверхности его страхов, становясь больше и вбирая в себя самую суть происходящего.

— Нужно выбираться отсюда, — прошептал он, мысленно извлекая из снежного кома действительности возможные способы спасения.

Надеяться на чью-то помощь и ждать, что свирепое исчадие покинет берег, нельзя. «Бугихантер» может в любой момент покатиться дальше по дну вглубь реки, и в этом случае они могут лишиться спасительной площадки, коей являлась крыша микроавтобуса. От долгого нахождения на солнцепёке Вика, одетая в лёгкий сарафан, может сильно обгореть. К тому же нельзя надеяться на то, что наблюдающей за ними кровожадный монстр не является ко всему прочему водоплавающим и не бросится в реку, чтобы с превеликим удовольствием сожрать беззащитную парочку. Затею плыть на противоположный берег реки Антон даже не рассматривал: его повреждённая нога болела всё сильнее, она стала тяжёлой и ватной.

— Викуль, слышишь, милая… Держись крепче за этот фонарик, а я кое-что проверю, — прошептал Антон. — Я быстро.

Сонная и горячая Вика, всхлипывая, отстранилась от отца и вцепилась в прожектор.

— Я домой хочу… Пап…

— Скоро, Викуль. Просто у нас небольшие проблемки… А ты знаешь, папа не только умеет их создавать, но и прекрасно владеет искусством их решать. Скоро, мой маленький директор… Только смотри вон туда, — Антон показал рукой на противоположный берег, стараясь выглядеть спокойным.

Он оттолкнулся от какой-то коряги на дне и проплыл метров десять по течению. Взглянув на берег, он с ужасом понял, что чудовище тоже переместилось вдоль береговой линии на такое же расстояние. Антон вернулся обратно, чудовище также вернулось на прежнее место. Антон перевёл дыхание, растёр под водой ноющую и уже распухшую ногу и повторил манёвр в противоположном направлении. Монстр сделал то же самое.

— Эй! — крикнул Антон громко. — Э-э-эй! — Он не хотел использовать дежурный призыв «Помогите!», от которого Вика опять может впасть в истерику.

Ответом была тишина.

Сняв с себя мокрую футболку и накрыв ей покрасневшие от загара плечики Вики, Антон стал размышлять…

Прошло уже около часа с момента аварии. Вика всё сильнее капризничала, просилась домой. Антон уже почти не чувствовал свою повреждённую нижнюю конечность. А зловещее исчадие всё это время не сводило своих немигающих глаз с находящихся неподалёку мужчины и ребёнка — даже когда оно подходило к кромке реки и неистово лакало длинным языком мутную прибрежную воду.

Наконец Антон решился. С большим трудом он достал из затопленного открытого салона «Бугихантера» большой охотничий нож.

— Викуль, я тебя люблю, милая… — сказал он, приблизившись к дочери и обняв её хрупкое тельце. — Сейчас я отплыву, а ты смотри туда же, куда смотрела всё это время. Поняла? А если меня долго не будет — ну, мало ли, возникнут трудности, — то плыви на тот берег… Ведь ты же умница, умеешь плавать, помнишь, как я тебя учил… Только не оглядывайся назад… Поняла? Не оглядывайся!..

Вика зарыдала.

Антон поцеловал её в лоб, ещё раз крепко прижал к себе и развернулся с намерением добраться до чудовища и во что бы то ни стало одержать победу над этим адским исчадием.

Но берег был пустым.

Через мгновение Антон понял причину этого. Ярко-рыжий хохолок между несимметричных рогов быстро приближался к ним по волнующейся поверхности Глюквы…

IV

То, что произошло далее, нельзя назвать сражением представителей двух миров, цивилизаций или разумов. В воды Глюквы не было выпущено ни капли крови, ни какого-либо другого организмообразующего вещества. Над поверхностью реки не прозвучал ни боевой клич победившего, ни смертельный стон побеждённого. Всё было значительно проще.

Когда Антон увидел приближающуюся к ним злобную тварь, он инстинктивно поднял вверх руку, крепко сжимавшую бликующий на солнце нож, и приготовился к столкновению, надеясь нанести ужасному противнику упреждающий удар. Но и этого не произошло. Рогатое водоплавающее исчадие, стремительно доплыв до «Бугихантера», произвело своим длинным хвостом некое действие, результатом которого была острая боль в повреждённой правой ноге Антона. Хвост обвился вокруг нижней человеческой конечности, поднял мужчину над поверхностью воды и отшвырнул его почти к середине речного русла.

Всё произошло очень быстро, но для Антона время стало резиновым, и события были очень похожи на рапидный просмотр старого фильма ужасов.

Очутившись чёрт-те где, он бросился обратно. Сердце громко колотилось в груди, передавая импульсы резонанса взволнованной поверхности Глюквы. Выжимая из себя все человеческие силы, Антон уже видел и осознавал, что исчадие склонилось своей алчущей пастью над маленькой беззащитной девочкой и делало своё мерзкое дело. Через пару мгновений всё было кончено. Так показалось Антону. Сквозь слёзы и брызги воды он увидел мощную спину монстра, на которой победно возышался плотный пластинчатый гребень — исчадие двигалось обратно к берегу.

Антон подплывал всё ближе к «Бугихантеру», подсознательно надеясь на какое-то чудо. Он машинально работал всеми четырьмя конечностями, совершенно забыв про недавнюю боль в ноге, и наконец его пальцы ощутили ровную металлическую поверхность. Но чудо по имени Вика отсутствовало на крыше затонувшего микроавтобуса.

Он взглянул на берег.

И возликовал.

Его маленькая девочка сидела у кромки воды, сонно потирая глаза кулачками, и на детском личике не замечалось ни тени страха. Исчадие находилось далеко в стороне. Скалясь, оно рылось в траве за редкими зарослями речного камыша, издавая всё те же неприятные звуки.

Антон бросился к берегу.

Монстр, злобно оскалившись, посмотрел на плывущего человека, отвернулся и опять продолжил своё занятие.

Вскоре мужчина был на берегу. Он подбежал к Вике, схватил её на руки. Вся спина девочки была покрыта слизью.

— Пап, отпусти меня… Оказывается, он хороший…

Сначала Антон не понял произнесённых Викой фраз. Она повторила и вырвалась из его рук.

— Ты чего, Викуль?.. Кто хороший?

— Этот зверь. Он просто хотел нас спасти.

Голос девочки был очень спокойным, но Антон не мог и даже не хотел понимать смысла сказанного ребёнком, испыташим сильнейший стресс. Это логически не вязалось с произошедшим. Нужно было немедленно уносить отсюда ноги, пока исчадие было занято чем-то другим.

— Викуль, бежим скорее отсюда! — строго сказал Антон, увлекая дочь за собой.

— Нет, пап. Нужно его отблагодарить, — отстанилась Вика, в её голосе чувствовалась категоричность.

— За что? Мы чуть жизней из-за него не лишились! Он нас чуть не слопал! — Антон не был озадачен, он был в крайней степени изумлён.

— Нет же! Это он чуть не погиб, когда мы его чуть не задавили… — Крикнув это, Вика попятилась обратно к реке. — Ты не понимаешь! Он спас меня! Он просто выглядит так! Он выражает свои эмоции так! Просто он по-другому не умеет… Он таким родился, и он не виноват ни в чём! — она притопнула ножкой.

Чувства ответственности и самосохранения в Антоне были сильны, но они не могли пробиться сквозь мысли о странной уверенности Вики в своих словах. И что-то ещё доказывало её правоту и принуждало согласиться с маленькой девочкой.

— Ну, Викуль, почему ты так говоришь? Почему ты так решила?

— Это он мне передал! Мысленно и телепортически, — Вика иногда путала и смешивала сложные слова. Но не это было причиной поднятых в удивлении бровей Антона. Причиной была буква «р». Ни один логопед не мог справиться с неумением дочери правильно произносить «эту тлудную букву».

— Ого себе! А ведь ты же научилась произносить букву «р»! — констатировал Антон, пытаясь улыбнуться. Он медленно подходил к Вике с намереньем схатить её на руки и уже никуда не отпускать.

— Это всё благодаря ему, нашему новому другу, — Вика громко и весело зарычала: — Ррррррррр!

Глядя на дочь, Антон случайно оступился на кочке и чуть было не упал, опершись руками о колени. На правой ноге желтел островок слизи, полученной, по-видимому, от контакта с хвостом чудовища. «Как странно, нога не болит… Но я же был уверен, что вывихнул или…» — ещё одна мысль не была сформулирована полностью в голове Вликого Борца и Хранителя Тайн. За его спиной послышался звонкий хруст сломанного сучка. Антон обернулся — и увидел это исчадие снова. Оно стояло в трёх метрах от него и рычало.

— Наверное, оно так мурлыкает, — послышался рядом Викин голос.

Огромная пасть чудовища на этот раз была прикрыта. Из неё просачивались отвратительные слюни и торчали какие-то зелёные стебли с цветками. Горящие глаза неподвижно смотрели на Антона. Монстр открыл пасть, и из неё на траву вывалилось некое подобие букета, обмазанного слизью и состоявшего в основном из ромашек и васильков. Из-за спины монстра появился длинный хвост, который по-змеиному обвил букет, поднял его и вытянулся в сторону Вики.

В следующее мгновенье Вика очутилась между остолбеневшим Антоном и грозно «мурлыкающим» чудовищем. Она протянула ручонку к букету, петля хвоста разжалась, и цветы оказались у Вики.

Совершенно не зная, как себя вести, Антон медленно сделал шаг к дочери, присел рядом с ней на корточки. Он сорвал растущий под ногами листок мать-и-мачехи, смахнул им слизь с худеньких Викиных плеч, и опять удивился — следы от солнечного ультрафиолета исчезли, нежная детская кожа была такой же, как прежде…

— Пап, смотри, какое оно доброе. И совсем не страшное, — произнесла Вика. Подойти ближе к чудовищу она не решалась или не могла из-за крепких объятий отца.

— Мда… оно не страшное… — сказал Антон.

Горящие глаза чудовища после этих слов стали медленно утрачивать яркую желтизну. Его тело осторожно развернулось (наверное, из-за опасения нечаянно задеть кого-то хвостом, как подумалось Вике), и небольшими перебежками стало удаляться в сторону стены очистной станции, просвечивающей сквозь берёзки. Последним исчез из вида его ярко-рыжий хохолок, издалека похожий на факел…

Пеший путь по лесной дороге до шоссе оказался коротким. Причиной тому было не существование поблизости телепортационного узла и не появившиеся у путников сверхспособности быстро перемещаться. Причиной были их неумолкавшие разговоры, которые, как известно, при некоторых обстоятельствах являются хорошими ускорителями времени. Именно тогда выяснилось, что девочке больше не нужны очки — её зрение каким-то чудесным образом улучшилось. И это было правдой, отчего прекрасное настроение Антона и Вики уже ничто не могло испортить. Конечно, было жаль микроавтобус с противоинфернальным содержимым, но это дело наживное, как утешал себя Великий Борец.

Они добрались до города на попутке и появились на крыльце милого дома, когда жаркое солнце уже утратило свою губительную силу…

V

Полночные размышления Антона были причиной того, что сон не спешил к нему нагрянуть.

Что же это за зверь такой? Результат какого-то чудовищного эксперимента? Техногенная мутация?.. Но скорее всего причину появления на свет этого существа следует искать за кирпичной стеной очистной станции. Именно туда стекаются бурные реки наших нечистот — тонны остатков недоеденной пищи, квартирной пыли, уличной грязи, химических реагентов — всё то ненужное и непотребное, от которого мы с лёгкостью избавляемся. А если мыслить глобальнее, именно туда смываются наши ощущения и переживания — страхи и радости, болезни и победы, тайны и преступления. Именно там находят своё пристанище и соединяются — пусть и не на клеточном уровне — частицы ДНК всего живого. Наверное, именно поэтому и рождаются такие мутанты. И благо, что встретившееся Антону и его дочери чудище оказалось таким дружелюбным. Выходит, что добро в этом мире всё-таки доминирует над злом. Но сколько ещё чудовищ мы можем создать своим беспечно спящим разумом?..

Ранним утром следующего дня Антона Хопкина разбудил стационарный телефон (мобильник остался на дне Глюквы). Звонил тот самый Гоша Перепугов. «Нашёлся!»

— Антоха, я выслал тебе ещё пару роликов. Посмотри, может, найдёшь что-то интересное… — гнусяво сказал Гоша.

— Слушай, — перебил его Антон, — а ты сам-то видел того зверя с предыдущего видео?

— Какого зверя? — Гоша как будто недоумевал.

— Глаза, жёлтые глаза… В конце ролика. Ты сам-то что об этом думаешь?

— О чём ты? Какие глаза? Там на видео «косяк» какой-то. Я тогда снимал ту пробоину на камеру, а мой Миклуха в это время пытался щёлкать своим телефоном со вспышкой. Из-за него, наверное, и появились жёлтые блики на ролике… — Миклуха был семилетним отпрыском Гоши. — Ну всё, мне пора. А новое видео обязательно посмотри. — Он отключился.

Антон даже не коснулся компьютерной клавиатуры, чтобы зайти в электронную почту. Он быстро собрался, нашёл заначку и свой старый телефон и заглянул в комнату Вики. Она безмятежно спала, обняв любимую игрушку, весёлого плюшевого гремлина. Антон улыбнулся — жизнь была прекрасна!..

Он планировал добраться до очистной станции на велосипеде и уже там, оценив свежим взглядом проблему с затопленным «Бугихантером», позвонить своим приятелям из автомастерской, которые с удовольствием помогли бы ему с извлечением микроавтобуса из Глюквы.

Дорога до места вчерашней встречи с монстром заняла около двух часов. По пути Антон заехал в продуктовый минимаркет и на всякий случай купил там три килограмма свежего минтая.

Когда Антон доехал до места, стало понятно, что череда невероятных парадоксальных сюрпризов вчерашнего дня продолжилась в дне сегодняшнем.

— Ой-ты! — воскликнул Антон, появившись на берегу Глюквы, где произошли вчерашние странные события.

У береговой полосы как ни в чём не бывало стоял «Бугихантер», белоснежная поверхность его корпуса местами была в апгрейде из знакомой жёлтой субстанции, а колёса украшала речная пена. Задняя дверца была по-прежнему открытой, и всё противоинфернальное оборудование, коророе забрала река и с которым Антон уже мысленно попрощался, невзрачной грудой хлама выглядывало из салона…

Он достал из кармана старенький телефон. Так было положено.

— Алло, это директор Главного управления? Вам звонит Великий Борец и Хранитель Тайн Антон Хопкин. Докладываю: всё в порядке. В этих местах потусторонних объектов и злобных монстров не обнаружено… Да, жертвоприношение древним богам сейчас будет выполнено… Да. Разрешите после этого покинуть место операции? — в динамике телефона послышался звонкий детский смех. — Слушаюсь, госпожа директор. Скоро буду, Викуль…

Антон достал из пакета купленную рыбу, выложил её на самый высокий бугорок берега, так чтобы её было видно со стороны стены.

Когда он сел за руль «Бугихантера», то к очередному удивлению обнаружил, что в салоне было не так уж и сыро, как предполагалось. Зная, что машина не заведётся, он по привычке повернул ключ зажигания, торчавший в панели ещё со вчерашнего дня. Микроавтобус несколько раз чихнул — и завёлся, что стало неразрешимой загадкой для Хранителя Тайн. Вскоре получивший новую жизнь «Бугихантер» начал движение.

Проезжая мимо старой кирпичной стены очистной станции, Антон заметил мелькнувший в листве берёзок ярко-рыжий хохолок и два свирепых жёлтых блика под ним. Доблестный Хранитель Тайн улыбнулся и произнёс:

— Ну, до скорого, Васька! Будь здоров и извини за это имя. Его для тебя выбрал сам директор…



10.2019


Оглавление

  • I
  • II
  • III
  • IV
  • V