КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 432950 томов
Объем библиотеки - 596 Гб.
Всего авторов - 204837
Пользователей - 97082
MyBook - читай и слушай по одной подписке

Впечатления

медвежонок про Куковякин: Новый полдень (Альтернативная история)

Очередной битый файл. Или наглый плагиат. Под обложкой текст повести Мирера "Главный полдень".

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Ермачкова: Хозяйка Запретного сада (СИ) (Фэнтези)

прекрасная серия, жду продолжения...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Сенченко: Україна: шляхом незалежності чи неоколонізації? (Политика)

Ведь были же понимающие люди на Украине, видели, к чему все идет...
Увы, нет пророка в своем отечестве :(

Кстати, интересный психологический эффект - начал листать, вижу украинский язык, по привычке последних лет жду гадости и мерзости... ан нет, нормальная книга. До чего националисты довели - просто подсознательно заранее ждешь чего-то от текста просто исходя из использованного языка.

И это страшно...

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
kiyanyn про Булавин: Экипаж автобуса (СИ) (Самиздат, сетевая литература)

Приключения в мире Сумасшедшего Бога, изложенные таким же автором :)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Веселов: Солдаты Рима (СИ) (Историческая проза)

Автору произведения. Просьба никогда при наборе текста произведения не пользоваться после окончания абзаца или прямой речи кнопкой "Enter". Исправлять такое Ваше действо, для увеличения печатного листа, при коррекции, возможно только вручную, и отбирает много времени!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Примирительница (Научная Фантастика)

Как ни странно — но здесь пойдет речь о кровати)) Вернее это первое — что придет на ум читателю, который рискнет открыть этот рассказ... И вроде бы это «очередной рассказ ниочем», и (почти) без какого-либо сюжета...

Однако если немного подумать, то начинаешь понимать некий неявный смысл «этой зарисовки»... Я лично понял это так, что наше постоянное стремление (поменять, выбросить ненужный хлам, выглядеть в чужих глазах достойно) заставляет нас постоянно что-то менять в своем домашнем обиходе, обстановке и вообще в жизни. Однако не всегда, те вещи (которые пришли на место старых) может содержать в себе позитивный заряд (чего-то), из-за штамповки (пусть и даже очень дорогой «по дизайну»).

Конечно — обратное стремление «сохранить все как было», выглядит как мечта старьевщика — однако я здесь говорю о реально СТАРЫХ ВЕЩАХ, а не ковре времен позднего социализма и не о фанерной кровати (сделанной примерно тогда же). Думаю что в действительно старых вещах — незримо присутствует некий отпечаток (чего-то), напрочь отсутствующий в навороченном кожаном диване «по спеццене со скидкой»... Нет конечно)) И он со временем может стать раритетом)) Но... будет ли всегда такая замена идти на пользу? Не думаю...

Не то что бы проблема «мебелировки» была «больной» лично для меня, однако до сих пор в памяти жив случай покупки массивных шкафов в гостиную (со всей сопутствующей «шифанерией»). Так вот еще примерно полгода-год, в этой комнате было практически невозможно спать, т.к этот (с виду крутой и солидный «шкап») пах каким-то ядовито-неистребимым запахом (лака? краски?). В общем было как-минимум неуютно...

В данном же рассказе «разница потенциалов» значит (для ГГ) гораздо больше, чем просто мелкая проблема с запахом)) И кто знает... купи он «заветный диванчик» (без скрипучих пружин), смог ли бы он, получить радостную весть? Загадка))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Шлем (Научная Фантастика)

Очередной (несколько) сумбурный рассказ автора... Такое впечатление, что к финалу книги эти рассказы были специально подобраны, что бы создать у читателя некое впечатление... Не знаю какое — т.к я до него еще никак не дошел))

Этот рассказ (как и предыдущий) напрочь лишен логики и (по идее) так же призван донести до читателя какую-то эмоцию... Сначала мы видим «некое существо» (а как иначе назвать этого субъекта который умудрился столь «своеобразную» травму) котор'ОЕ «заперлось» в своем уютном мирке, где никто не обратит внимание на его уродство и где есть «все» для «комфортной жизни» (подборки фантастических журналов и привычный полумрак).

Но видимо этот уют все же (со временем)... полностью обесценился и (наш) ГГ (внезапно) решается покинуть «зону комфорта» и «заговорить с соседкой» (что для него является уже подвигом без всяких там шуток). Но проблема «приобретенного уродства» все же является непреодолимой преградой, пока... пока (доставкой) не приходит парик (способный это уродство скрыть). Парик в рассказе назван как «шлем» — видимо он призван защитить ГГ (при «выходе во внешний мир») и придать ему (столь необходимые) силы и смелость, для первого вербального «контакта с противоположным полом»))

Однако... суровая реальность — жестока... не знаю кто (и как) понял (для себя) финал рассказа, однако по моему (субъективному мнению) причиной отказа была вовсе не внешность ГГ, а его нерешительность... И в самом деле — пока он «пасся» в своем воображаемом мирке (среди фантазий и раздумий), эта самая соседка... вполне могла давно найти себе кого-то «приземленней»... А может быть она изначально относилась к нему как к больному (мол чего еще ждать от этого соседа?). В общем — мир жесток)) Пока ты грезишь и «предвкушаешь встречу» — твое время проходит, а когда наконец «ты собираешься открыться миру», понимаешь что никому собственно и не нужен...

В общем — это еще одно «предупреждение» тем «кто много думает» и упускает (тем самым) свой (и так) мизерный шанс...

P.S Да — какой бы кто не создал себе «мирок», одному там жить всю жизнь невозможно... И понятное дело — что тебя никто «не ждет снаружи», однако не стоит все же огорчаться если «тебя пошлют»... Главной ошибкой будет — вернуться (после первой неудачи) обратно и «навсегда закрыть за собой дверь».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Мистер Дрон (СИ) (fb2)

- Мистер Дрон (СИ) 960 Кб, 184с. (скачать fb2) - Дмитрий Малиган

Настройки текста:






     Глава 1. Площадь Свободы


<p>


</p>



     Люди. Много людей. Целые толпы шли в направлении центральной площади Харькова. Они уже были мертвы, просто еще не знали этого.



     Стадо, управляемое умелым погонщиком. Все они прекрасно отдавали себе отчет о том, ЧТО может их тут ждать. И тем не менее, все новые и новые поклонники творчества Пророка, продолжали стекаться на площадь.



     Тщеславие – мощная штука. Каждый из них хотел сказать:



     «- А у меня, в отличие от вас трусливых уродов, хватило духу прийти сюда!»



     - Что ж, вы все сможете так сказать! Правда цена за такую возможность, будет непомерно высока.



     Ему не нужно было присутствовать здесь физически. Он мог бы нажать на «красную» кнопку из любой точки планеты. Но Он не смог устоять. ТРИ секунды. Всего три. Целых три! Все это делалось ради них. И была еще одна причина, почему Он был здесь.



     Как и любой работающий на пределе своей мощности компьютер, мозг нужно было охлаждать. Эта функция была возложена на Зверя, а раз в ближайшее время им предстояло сесть на жесточайшую «диету», Зверя надо было хорошенько накормить.



     Он уже не раз и не два продумал все до мельчайших деталей. План был безупречным. И теперь он мог наслаждаться творением рук своих, предвкушая предстоящее «веселье», и втягивая словно губка, страхи и ожидания тщательно отобранной им же толпы.



     Все толпы управляются с помощью одних и тех же принципов. Его посетило прекрасное воспоминание: 14-й год, январь, Майдан. Первое осознанное убийство. Запах хорошенько прожаренного мяса, и крови, разлетающейся фонтаном под ударами дубинок.



     Им отдали простой приказ: лишь имитировать противостояние. У их, так называемых, противников дела обстояли точно также. Так и протекал этот вяло текущий балет, а Он терпеливо ждал своего шанса внести капельку разнообразия в это безобразие. И дождался.



     Строй беркутовцев развалился. Лишь на мгновение там образовалась щель, и Зверь, выверенным, никем не замеченным движением, запустил коктейль молотова прямо в цель.



     ЗАПАХ!!! Горящей, живой, человеческой плоти! Убегая от взбешенных берктувцев, Он вдыхал его полной грудью, намереваясь навсегда оставить в своей памяти.



     Рядом с ним, как по заказу, оказался его напарник, который еще 36 секунд назад был уверен, что это легкие деньги. 100 баксов в день – не так ужи мало, но не за это. Удар ребром ладони в кадык, для Зверя - пустяк, и падкий до денег, борец за права обиженных и обездоленных, рухнул на мостовую как подкошенный.



     Осталось только уронить зажигалку рядом с ним, и наблюдать, спрятавшись за деревом, как озверелые от запахов вояки, кромсали беднягу.



     Он насчитал 87 ударов дубинками, и 54 ногами. Череп был проломлен, глаза вытекли, как у принца Обериона *Игра престолов*. Он запечатлел этот образ. Этого хватило ему надолго. Теперь Он собирался создать новые воспоминания.



     Пророк продолжал отдавать последние «указания» следователю Майорову, уже почти открыто над ним издеваясь. Он ему не мешал, лишь контролировал, чтобы болтовня не привлекла ничьего внимания. С учетом того, какая вокруг была эйфория, это была почти излишняя предосторожность.



     Зверь пытался вырваться из «клетки». Контролировать его становилось все сложнее, но это было уже не важно. Очень скоро он насытиться, управлять им станет легко как щенком. Что было весьма кстати, ведь именно Зверь, был по сути клапаном, позволяющим в нужное время выпускать пар, и удерживающем всех в состоянии равновесия.



     Остальные дремали, терпеливо ожидая своей очереди, когда их выпустят, погулять. Только Пророку и Зверю было дозволено наслаждаться зрелищем вместе с Ним. Им это было полезно, остальным нет.



     Было пять минут до полуночи. Хоть Он и не анонсировал точное время, в этом Он был согласен с Пророком: не нужно было заставлять своих последователей долго ждать, тем более, что эффект сразу после речи пастора, действительно был бы максимальным.



     Он достал телефон из кармана, ввел заветную комбинацию, оставалось лишь нажать «отправить».



     Что чувствует человек, держа в руках заветную «красную» кнопку? Технически, Он уже давно не был человеком, по крайне в том смысле, который общество вкладывает в это слово. Но даже Он был вынужден признать, что именно сейчас, за очень долгий промежуток времени, чувствовал себя живым.



     Опять же, технически, кнопка была не нужна, Он мог установить таймер на своих «птичек», и те, прилетели бы сами. Но, и Он отдавал себе в этом отчет, ВСЕ, что Он и остальные, делали за последние несколькие лет, сводилось именно к этому моменту, а не к тому, что последовало бы за ним. Даже не к самому моменту нажатия кнопки, а к тем нескольким мгновениям, что непосредственно предшествовали ее нажатию.



     Вот оно!!! Он стоит посреди многотысячной толпы. В его руках детонатор. Одно касание, и 800-900 человек, по Его предварительным расчетам, умрут, еще 2-2,5 тысячи, получат травмы различной степени тяжести, шрамы от которых останутся до конца их жалких жизней, и всегда будут напоминать им, что произошло на площади Свободы в Харькове 15 октября 2017 года.



     Пиздят все эти психологи утверждающие, что массовые убийцы ищут славы. Нихера! Три секунды, (хоть слава тоже важна) – вот ответ на вопрос, что движет массовым убийцей.



     Он был словно Юлий Цезарь, решающий судьбу последнего оставшегося в живых гладиатора, на глазах у всего Колизея. Подобные чувства испытывал каждый, кому была дарована возможность решать: «казнить нельзя помиловать». И каждый, хотел бы снова это испытать. Те, кто утверждает обратное – пиздят!



     Он нажал на кнопку. Чувство прошло. Тысячу раз был прав мистер Спок, произнося свои культовые: «Хотеть – намного приятнее, чем иметь». Он с горечью осознал, что в ближайшее время у него не будет возможности испытать ничего подобного. Что ж, зато ровно через 126 секунд, а именно столько нужно было его «птичкам» чтобы добраться до пункта назначения, у Него будет возможность испытать кое-что иное.



     Он обвел взглядом толпу вокруг себя, где-то каждый 50-й из них, уже был мертв. 2 %, с одной стороны показатель не очень высокий, но с другой, вполне достаточно для его целей.



     Момент был выбран идеально. Пастор завел толпу, на площади становилось шумно, отличное прикрытие для реактивных двигателей его «малюток».



     Играться с ними было даже приятно. Он вспомнил погожий летний денек, AliExpress и в этот раз не подвел, но, их надо было проверить. Ну, у кого скажите, вызовет подозрения милый ботаник, выехавший, так сказать «в поле», проверить свои новые игрушки?



     На шум реактивных двигателей, сбежались деревенские ребятишки. Он разрешил каждому из них, под Его чутким руководством разуметься, порулить этим чудом техники. Как же «светились» их глаза! Возможно, Ему удалось зародить мечту в ком-то из них. Может этим Он навсегда изменил их жизни. Кто знает!?



     36 секунд. Наступал критический момент. Какова была вероятность того, что посылка не дойдет? Его малютки были полностью автономными. В них была заложена не такая уж и сложная программа, единственной целью которой было доставить их из пункта А в пункт Б. Система, которой так гордился киевский следак Панасовский, не в состоянии была их засечь, а тем более сбить с курса. Она просто не была для этого предназначена. С ее помощью можно было остановить вертолетик, управляемый с помощью радиосигнала или спутника, но не полностью автономный дрон.



     Конечно же, всегда была вероятность технической поломки, или непосредственного физического воздействия, благо снайперов на соседних крышах хватало.



     Но с технический точки зрения, Он сделал все идеально. Это не была лесть по отношению к самому себе, просто так и было. А благодаря следователю Майорову, пускай тот и сам об этом не знал, все высматривали мифического Человека паука, который должен был вскарабкаться по одной из стен, с грузом взрывчатки за спиной. Никто не смотрел выше уровня крыш.



     15 секунд. В голове пронеслась мысль, что если он таки облажался с системой наведения, то один из дронов вполне может рвануть прямо у него над головой. Тогда даже Зверю мало не покажется. Но риск того стоил.



     7 секунд. Даже сквозь гул толпы, невероятный слух Зверя, позволил Ему услышать, звук приближающихся реактивных двигателей. Именно так и должна звучать смерть. Все три были в строю. Каждый нес заряд, способный снести кирпичный дом вместе с фундаментом, и небольшой набор гаечек, в качестве приятного бонуса. Чистая взрывная волна, во всем ее великолепии.



     Если Голливуд, показывает вам, как рядом с главным героем, неким Томом Крузом например, взрывается бомба, отбрасывает его на стену, а затем он подымается, и с видом мученика продолжает погоню за главным злодеем – не верьте в это. Это чистый пиздеж. Если бы в реальности, эффект от взрывной волны снарядов, был столь жалок, военные бы просто их не использовали. В действительности, такой взрыв превратил бы внутренности нашего храброго Тома Круза, в кашу.



     Тоже самое, но в несколько больших масштабах, должно было через три секунды произойти на площади Свободы, и те, кто после этих взрывов смогут встать самостоятельно, будут счастливчиками.



     Он уронил телефон. Присел, делая вид, что пытается, дотянуться до него. Он был окружен идеальным живым щитом, риск получить травму был сведен к минимуму. Никто на них не смотрел. Он обхватил голову руками, открыл рот, чтобы свести к минимуму нагрузку на барабанные перепонки. Первый дрон был уже над площадью.



     Грохот от взрыва, произвел впечатление даже на Зверя. Допустить потерю контролю было неприемлемо. Зверя надо было успокоить.



     Спокойно малыш. Ты же знаешь мы в безопасности. Еще два, и твой выход.



     Зверь успокоился. В конце концов, давление на барабанные перепонки, было единственным физическим воздействием, которое он ощущал.



     Два оставшихся дрона, взорвались в положенное им время, с погрешностью не больше метра, создав полное впечатление ковровой бомбардировки.



     Зверь был словно сжатая пружина, готовый в любой момент вскочить на ноги. Вокруг него валялись тела, большинство шевелились, и пытались встать. Кровь и ошметки человеческих тел были повсюду. Наконец, большинству из тех, кто еще мог сделать это самостоятельно, удалось встать на ноги. Зверь аккуратно встал вместе с ними. Он ждал, терпеливо и с предвкушением момента, когда толпа придет в движение.



     Большинство людей были в прострации, не понимая даже где они находятся. До некоторых постепенно начинало доходить, что с ними произошло. Они с опаской взирали на небо. Они ведь не знали кончилось это, или нет.



     Некоторое время ничего не происходило. Зверь начинал терять терпение. Пусть он и стоял по щиколотку в крови, ему хотелось убивать самому. Толпе надо было задать вектор движения. Сделать это было не так уж и сложно.



     Он ткнул пальцем, в один из сигнальных огоньков телевышки Госпрома. Через секунду в том же направлении взметнулись 10 пальцев, затем 100. У одного из снайперов не выдержали нервы. Он начал отстреливать все огоньки ни в чем не повинной телевышки.



     Звуки выстрелов и боязнь рецидивов недавних взрывов, сделали свое дело. Толпа пришла в движение.



     Против инстинкта самосохранения, особо не попрешь. А он просто кричал, более чем 40 тысячам обезумивших людей, что они должны убираться отсюда, чего бы им это не стоило. Кто то пытался успокоить толпу, но это было все равно, что пытаться остановить реку. Дамбу прорвало.



     Люди ринулись подальше от вызывающей подсознательный страх телевышки, инстинктивно выбираю дорогу вниз, в сторону станции метро «Площадь Конституции», словно надеясь на помощь гравитации.



     На ее помощь, рассчитывал и Зверь. Он находился в самом центре этого потока, увеличивая и так богатый «урожай». Аккуратная подножка, прямой правый в челюсть, удар под дых, люди падали, и уже не вставали.



     Жаль что я не могу видеть, как их рожи вдавливают в брусчатку.



      Против толпы не мог пойти даже Зверь. Но ему и так хватало, куда деть свою неуемную энергию.



     Поток замедлил свою скорость, он напоролся на первое из трех препятствий, возведенных заботливыми местными властями. То, что по задумке, должно было всех спасти, в эту ночь сгубило не одну сотню жизней.



     У первых рядов не было ни единого шанса, их вдавило в турникеты, словно поршнем автомобильного двигателя. Река препятствия, почти и не заметила. Самое страшное препятствие ждало впереди: внешний барьер турникетов, заграждающий непосредственный выезд на площадь Конституции. Тут уж местные власти расстарались вовсю. Они просто приказали поснимать часть турникетов со стадиона Металлист, и приварить их намертво к близстоящим домам.



     Больше минуты понадобилось людскому потоку, чтобы преодолеть это последние препятствие. Словно под прессом людей вдавливало в эти импровизированные противотанковые ежи. Даже Зверю пришлось здесь постараться. Он равномерно распределял давление вокруг себя, перенаправляя его на соседних людей.



     Наконец, турникеты рухнули, поток ринулся на открытое пространство, давление ушло. Многие люди этого так и не заметили. Они продолжали бежать дальше, пока не упали замертво.



     Какое-то время бежал и Зверь. Просто бежать ему быстро надоело, вокруг уже нечем было «поживиться», Зверь пошел спать. На его место встал Артур Тедер, безобидный мальчик из Эстонии 28 лет, который ехал в Харьков за чем-то вроде начала новой жизни. Что ж, в каком-то смысле он получил что хотел.



     Физическая подготовка Артура, оставляла желать лучшего. Дыхалка быстро сбилась, ноги заплелись, он споткнулся. Зверь хоть, и злой, оттого что его разбудили, сгруппировался, и смягчил падение, затем снова пошел спать. Результатом их ночных похождений были лишь многочисленные синяки особенно на лице. Но так и задумывалось. Теперь риск их разоблачения сводился почти к нулю.



     Артур, не нашел в себе силы встать. Он так и сидел, пока его не подобрал один из патрулей, собирающий обломки этого грандиозного крушения.


<p>


</p>



      Глава 2. «Возвращение» в Эстонию


<p>


</p>



     - Сер, вы говорите по-русски?



     Ответа нет.



     - Do you speak English?



     Молчание.



     - Ты что не видишь он в прострации! Вколи ему успокоительное.



     - По моему, он и так крайне…



     - Твою мать, Света! Кто из нас интерн, а кто общий хирург!? У него ступор, успокоительное позволит ему хоть на вопросы отвечать! И у нас таких же паралитиков полный стадион! Так что шевелись!



     Всех пострадавших от взрывов на площади Свободы, кроме тех, кто нуждался в хирургическом вмешательстве, свозили на стадион Металлист. Здесь был создан чрезвычайный штаб, по борьбе с последствиями событий в центре Харькова, и того что за ними последовало.



     Интерн Света сдалась и вколола парню стандартную дозу успокоительного. Через 15 минут оно подействовало, и Артур начал снова воспринимать окружающие его объекты. Он сидел на зеленой траве, вокруг него было множество людей, большинство как и он, пялилсь в одну точку. Трава была приятная на ощупь. Ему захотелось растянуться на ней, и представить что он, где-то очень далеко отсюда, жаль свободное вокруг него пространство не позволяло это сделать.



     - Сер, вы говорите по-русски?



     Значение слов доходило до него с трудом, но он уже начал осознавать, что на эти вопросы надо бы желательно отвечать.



     - Когда ему вкололи успокоительное?



     - 15 минут назад.



     - Должно было уже подействовать.



     - Где я?



     - Сер, вы на стадионе Металлист в Харькове.



     - О боже! – воспоминания нахлынули на него потоком. Вот он стоит на площади, слушает пастора. Затем вспышка, затем еще одна, еще. Он лежит, пытается встать, части тел вокруг, чья-то рука, из нее торчит кость…



     Извини Артур, никто не говорил, что будет легко.



     …лица людей, в крови. Артур разрыдался, его затрясло.



     - Вколоть еще успокоительного?



     - Нет! Экономь, пока не подвезли еще. К тому же это явный прогресс! Подойди к нему еще минут через 5!



     Постепенно, Артура начало попускать. Слезы закончились, трясучка прекратилась. Он начал постепенно вспоминать, как попал сюда, сумасшедший бег от площади куда то вниз, толпа, затем снова, бег, бордюр, поездка в полицейской тачке, стадион. Было много белых пятен. Но Артуру совсем не хотелось их вспоминать.



     - Сер вы меня понимаете? – на него смотрела какая-то девушка.



     - Да.



     - Слава богу! Скажите, пожалуйста, ваше имя.



     - Артур.



     - Фамилия?



     - Тедер.



     - Откуда вы приехали в Харьков?



     - Таллин, Эстония.



     Интерн занесла информацию в свой журнал. Прицепила на Артура бейджик. Так делали со всеми, кто хоть частично приходил в себя. Чтобы потом не нужно было по 10 раз задавать одни и те же вопросы.



     - С кем из ваших родных я могу связаться?



     - Наверное, лучше всего с отцом. Андрес Тедер. Я ему сейчас позвоню.



     - Вы не сможете. Линии перегружены. Продиктуйте мне его номер, и я сама ему позвоню.



     Картинка расплывалась, Артур с трудом нашел номер отца, и протянул свой телефон девушке. Чтобы с вами не случилось, но мобильный телефон – это последнее, что вы потеряете.



     - Сер, подождите еще минут 5, пожалуйста. Я свяжусь с вашими родными, и сразу к вам вернусь.



     - Хорошо.



     Она оставила заявку на звонок в Эстонию. Приходилось ждать, чтобы тебе выделили линию. Интерн пошла опрашивать остальных своих пациентов. Артур на фоне остальных был почти подарком. Из других даже имя невозможно было вытащить. Наконец ей сказали, что линия готова.



     ***



     Если вам звонят посреди ночи, новости вряд ли будут хорошими. Андрес Тедер подумал о неприятностях на работе, и очень удивился, когда понял, что звонят ему из другой страны.



     - Алло!



     - Андрес Тедер?



     - Да! Девушка вы знаете, который час!?



     - Сер это ОЧЕНЬ важно, и касается вашего сына.



     - Артур!? Что с ним?



     - Сер, с Артуром все в порядке, он находиться недалеко от меня, но пока не может с вами разговаривать. Вам нужно как можно скорее приехать в город Харьков, Украина.



     - Зачем!? Скажите уже, наконец, что с ним произошло!?



     - В Харькове произошел теракт.



     - Боже! Но с Артуром то все в порядке?



     - Да.



     - А что он делал в Харькове?



     - Сер, вам нужно как можно скорее приехать в посольство Украины в Таллине. Там ответят на все ваши вопросы, и дадут подробные инструкции как вы сможете в кратчайшие сроки увидится с вашим сыном.



     - Но…



     - Не пытайтесь добраться до Украины самостоятельно! Только через посольство!



     - Ясно.



     - Всего вам доброго сер, и простите за беспокойство.



     - Да чего уж там, - их рассоединили. Андрес подумал, что это розыгрыш. Но затем понял, что такими вещами не шутят. Растолкал жену.



     - Лариса вставай! И быстро собирайся! Мы едем в посольство Украины.



     - Ты что сдурел! Три часа ночи, какая нахрен Украина!?



     - С Артуром все в порядке но…



     - При чем тут Артур и блядская…, - она вскочила с кровати. – Что произошло?



     - Артур жив, серьезных травм не получил, но в Харькове произошел теракт. Сейчас с ним занимаются сотрудники центра чрезвычайных ситуаций.



     - Но…



     - Бога ради! Я знаю не больше тебя.



     - Если там правда произошел теракт, можно…



     - НЕТ! Я запрещаю тебе даже прикасаться к телефону, пока мы не попадем в посольство! Одевайся!



     ***



     Интерн Света отдала телефон технику. На стадионе творился настоящий дурдом, но она не жаловалась. В конце концов, ей досталась, далеко не самая худшая работа. Звонить родственникам и сообщать им, что с их родными, по крайне мере относительно все в порядке, было куда лучше, чем сообщать, например, что вашей дочке пробила череп двухмиллиметровая гайка, и скорее всего, она до конца жизни останется овощем.



     Теперь Артур. Она отволокла его в одну из импровизированных палат, наскоро состроенных в подтрибунных помещениях стадиона, где такие же как он, пришедшие в себя достаточно, чтобы дать контакты своих родственников, ожидали пока их заберут.



     Артур не сопротивлялся, старался, как мог, выполнять все, что ему говорили. Позволил уложить себя на подобие кровати и вколоть очередную дозу успокоительного. Почти сразу он заснул. Слава богу, без снов.



     Сколько он проспал, Артур не имел ни малейшего понятия, но когда он открыл глаза, его родители были уже рядом с ним. Артур поймал в себе странное ощущение, что словно сканирует их лица в поисках…, чего он так и не понял. Чувство очень быстро прошло.



     - Сынок! – мать сгребла его в объятиях, немного не рассчитав силы.



     - Мам, больно!



     - Что с тобой!? Не молчи! Я сейчас же позову врача!



     - Да не надо! – в доказательство Артур начал имитировать бурное движение в его койке. – Все кости целы, просто чувствую себя будто меня грузовик переехал.



     - Итак он очнулся. – В палату вошел врач.



     - Что с ним!? У него лицо, как будто его избили ногами, - мать Артура была в шоке, и дикой радости, от того, что ее сын, в отличие от очень многих, остался жив. Она не обращала, внимания на мелкие детали и несоответствия, в строении тела и лица ее «сына», на которые обязательно обратила бы внимание будь они в более спокойной ситуации.



     Пройдет совсем немного времени, и они перестанут для нее существовать.



     - Лариса, дай доктору его осмотреть, - это отец Артура догадался позвать врача. Внешне он переживал эту ситуацию гораздо спокойнее жены, но Он знал, что внутри у него целый ураган чувств, и ему так же не до того чтобы придираться к мелким деталям.



     Их «сын» был жив, а судя по лицам, они уже успели почитать новости.



     Доктор провел стандартные процедуры, постучал по коленке, посветил фонариком в глаза, зачем-то пересчитал ему все зубы, по крайне мере Артуру так показалось.



     - Что ж, - начал врач. – Физически с ним все в порядке.



     - Как вы можете быть в этом уверены?! – снова вспылила мать Артура. – Ему нужно сделать МРТ!



     - Согласен, - ответил доктор. – Но сейчас, в Харькове, сделать это не представляется возможным.



     - То есть как?! Я на вас жалобу подам!



     - Лариса! – остудил свою жену Андрес. – Сейчас тысячи людей, нуждаются в помощи гораздо больше нашего сына!



     - Да. Извините, - она вспомнила, зачем собственно их разбудили посреди ночи.



     - Я уже разговаривал с представителем посольства Эстонии в Украине, - продолжил успокаивать жену Андрес. Что в данном случае нужно было говорить сыну, он не имел ни малейшего представления. И в глубине души надеялся, что когда они вернуться в Эстонию, его сыном будут в основном заниматься специалисты. – Наш рейс запланирован уже через несколько часов. В Таллине Артур получит всю необходимую помощь. Так, что нам уже нужно выдвигаться в Аэропорт.



     - А мои вещи?



     - Может я смогу из забрать, просто скажи мне…



     - Андрес не мели ерунды, ты же не собираешься шляться по незнакомому городу ради..., - Лариса решила не продолжать.



     - Ваша жена права, - сказал врач. – Просто сообщите представителю посольства название гостиницы, где остановился ваш сын, и они этим займутся. А сейчас вам действительно нужно ехать в аэропорт.



     - Сынок ты можешь идти?



     - Да, мам.



     - И помните, - шепнул врач, отцу Артура, когда они уже начали выдвигаться к выходу со стадиона. – Ни в коем случае не оставляйте его одного.



     ***



     Для всех потянулись скучные будни. Одному Зверю было хорошо, этих воспоминаний ему должно было хватить минимум на полгода. Если он и начинал брыкаться, достаточно было прокрутить несколько из них. Особенно Зверь любил, звуки ломающихся под натиском толпы костей.



     Для остальных, такие воспоминания не годились. За руль их не пускали, а развлечения были, мягко говоря, скудными. Постоянные обследования, прохождения одних и тех же тупых тестов, доставучие психоаналитики, мнящие себя не пойми кем.



     Зато проблем с «родными» не возникало. Даже если у Ларисы и Андреса Тедера и возникали подсознательные сомнения, что с их сыном, что-то не так, Артур развеял их, плаксиво пересказав несколько счастливых историй их совместных поездок в Юрмалу. Эти воспоминания, как и многое другое, были любезно предоставлены им настоящим Артуром Тедером.



     Особенно получилась история про то, как они полдня искали его любимое мороженное.



     - Мама, папа, если бы не вы…, - и т.д., и т.п. Все разрыдались. Кажется, их горячо любимый сын возвращался к норме. Семья воссоединялась.



     Пять раз с ним беседовали следователи, в присутствии его психоаналитика разуметься.



     Кстати, зачетная телка.



      По сравнению с ними следователь Майоров, казался просто гением. С использованием доморосченных схем, они пытались выяснить с точностью до метра и секунды, где он был, куда бежал, что слышал. Над ними можно было хоть поиздеваться, между собой разуметься.



     Это, если не считать сисек их любимой психиаторши, было чуть ли не единственное их развлечение в течении долгих месяцев. Поскольку Надя, так звали их психоаналитика, была сейчас единственной нормальной телкой, в их окружении, все просто умоляли Его трахнуть ее.



     То, что происходило у них в голове, больше всего напоминало детский сад. Хоть со Зверем проблем не было. Артур служил универсальной внешней оболочкой скрывающей все это.



     Такие МОЗГИ бездействовали.



     Вот представьте: вы художник, ваш «шедевр», стал самым обсуждаемым событием в мире. Большинство в ужасе, кто-то им восхищается, но в стороне не остается никто. А вы сидите, словно в бункере, и миг славы проходит мимо вас. Даже щелочки нет, через которую вы могли бы посмотреть на созданный вами эффект. Это угнетает!



     Особенно бесился WHOAMI *фильм «Кто я», Германия, 2014*, их компьютерный гений. Когда через три месяца, за успехи в преодолении кризиса, им предоставили ноутбук, с ограниченным доступом в интернет, и никаких новостей, разуметься, WHOAMI чуть ли не взвыл, умоляя дать ему сесть за руль.



     - Я не выдержу больше, это же информационная смерть!!!



     Ему приходилось успокаивать всех и отказывать во всех просьбах, терпеливо уговаривая подождать, хотя сам он тоже был далеко не в восторге от того что происходит вокруг. Это нужно было перетерпеть. Такова была цена.



     Тот факт, что Артур (настоящий или нет) был на площади во время взрывов, навсегда закрепляло над ними «купол». Избавиться от него полностью было невозможно. Но таких психов как они было много, очень много. Следить за всеми одинаково было нереально, какие бы ресурсы на это не выделили ЦРУ, ФСБ, АНБ, ИТД.



     Ключевой задачей Артура было получение наименьшего приоритета невменяемости, то есть стать почти нормальным в глазах общества. Это, с учетом их выдающихся мозгов, развязало бы им руки. Нужно было сделать их «купол», как можно более дырявым.



     Приблизительно в то же время как им выделили ноутбук, Артур начал посещать групповые занятия. Возглавляла это сборище психов, любимая всеми доктор Надя.



     Это внесло кое-какое разнообразие. Остальные хоть получили возможность поорать со всего того бреда что несся из их глоток. Артур же, под их чутким руководством, не упускал ни малейшей возможности, вернуть себя в общество. Его рейтинг рос, а точнее снижался, но лишь через полгода, после событий в Харькове, Он решился на решительные действия. Дальше уже медлить было нельзя, еще немного и Он бы сам завыл.


<p>


</p>



     Глава 3. Наименьший приоритет невменяемости


<p>


</p>



     Сны… Волшебная отдушина, в череде серых, скучных дней. Здесь, Он мог снова пережить те волшебные три секунды. Затем лица в толпе, Ему нравилось всматриваться в обезображенные ужасом лица людей, а затем вновь и вновь переживать, как их вдавливают в брусчатку. Иногда он заменял их лицами особенно доставших Его людей. Например, той тупорылой кассирши, что зажала Артуру сдачи, когда тот покупал любимое мороженное. Хрясь, и ее черепушка лопнула, как сырое яйцо в микроволновке, оставив на подошве тяжелого армейского ботинка, часть можечка.



     Иногда Ему даже не хотелось просыпаться, но сегодня был важный день. Оттого как Артуру удастся разыграть имеющиеся у них карты, будет зависеть очень многое.



     Артур смотрел в зеркало, лицо пока держалось. Он усовершенствовал способ доктора Ганнибала Лектера, по изменению лица, но результат нужно было окончательно закрепить. Для этого нужна была полноценная пластическая операция, и это было одна из причин, почему Он форсировал выздоровление Артура.



     - Доброе утро сынок.



     - Доброе, мам. Привет пап.



     - Доброе утро Артур.



     Совместный завтрак стал новой традицией в семействе Тедеров. Остальным хотелось тошнить от этого, но потребление пищи в тесном кругу семьи…



     Я бы сломал пальцы тому, кто это написал!



     … весьма прогрессивно сказывалось на восстановлении психического равновесия Артура.



     - Какие планы на день, - разговор обычно шел однообразный до ужаса.



     - Как обычно, мам, - ответил Артур. – Сначала прогуляюсь в парке, затем загляну в историческую часть города, погода просто отличная. Странно что раньше я там почти не бывал. А вечером у меня групповые занятия.



     - Мы так гордимся тобой сынок! Ты делаешь такие успехи.



     - Спасибо, мам.



     - Ты сегодня нервничаешь чуть больше обычного, поделишься?



     - Пап, это…, - Артур подбирал нужные слова, вернее это ему их подбирали. – В общем, я задумал написать книгу.



     - Боже Артур, это восхитительно, о чем же она будет?



     - Лариса, я думаю еще очень рано об этом спрашивать, и я ненавижу спойлеры. Как по мне лучше не знать о чем книга пока не возьмешь ее в руки.



     - Да в общем, - начал Артур. – Пока это только наброски. Я пытаюсь описать, человека, который пережил нечто ужасное…



     Мать крепко сжала его руку.



     …, затем он встречает человека, она …



     Я бы такое читать не стал.



     …короче, вчера вечером я отправил наброски доктору Авдеевой (фамилия Наденьки). Наверное, к групповым занятиям она это прочитает, и…, я нервничаю.



     - Не стоит сынок, я уверена она будет тобой очень гордиться. Она рассказывала нам, какие успехи ты делаешь. Мы все в тебя очень верим.



     - Волноваться это нормально, Артур.



     - А может, расскажешь нам, как тебе пришло в голову писать? – спросила Лариса Тедер.



     - Когда я гулял, - ответил Артур. - Прогулки на свежем воздухе, это действительно, что-то волшебное.



     - Что ж, тогда доедай, и вперед за новыми мыслями.



     - Творческих успехов, Артур.



     - Мам, пап, я вас так люблю, вы для меня столько…, - они обнялись.



     Сдерживать рвотные позывы становилось все сложнее.



     Вот уже четыре месяца Артур почти каждый день ходил на прогулки. Сначала в сопровождении кого-то из родителей, затем сам. Однотипные пейзажи разрушали их внутреннее равновесие. Но некуда было от них сбежать. К тому, же иногда в их голову действительно приходили интересные мысли.



     Кое как протолкав в себя, уже остохреневшый до рвоты, обед в местной забегаловке, Артур еще несколько часов прошлялся по улицам Таллина, пока не пришло время идти на групповое занятие. Наступало время решительных действий.



     В их группу входило шесть человек. Четверо считая самого Артура, переживших взрывы в Харькове, и еще двое вояк, побывавших в горячих точках.



     Все начиналось милыми беседами за чашечкой отвратного кофе. Как мол день прошел, как там Барса сыграла, сколько раз тебе хотелось взять в руки автомат и вломиться в детский сад.



     Затем все брали стульчики, их долбанная Великолепная семерка, если считать идейного вдохновителя, садились кружком, словно вонючие педики, и начиналось…



     - Добрый вечер, - брала вступительное слово доктор Авдеева. – Рада всех вас видеть.



     - Добрый, - отвечал «Имбицил» Вася, подразумевая: я бы подровнял плоскогубцами твою белоснежную улыбочку!



     - И я рад вас видеть, - отвечал «Вояка» Антон, подразумевая: раком ты бы смотрелась просто охуенно!



     - Здравствуйте, - отвечал Артур, обводя их семерку взглядом.



     Сосите хуй, мальчики и девочки. Наденьку будем трахать только мы.



     Затем все по очереди вставали, со своих стульчиков, рассказывали каких охуённых успехов каждый из них добился. Какие у них ёбанастические планы, на весь остаток их ёбанастической жизни.



     Если бы у Него спросили, Он бы честно ответил, что через три года от их великолепной семерки, в живых останется, только Артур, и сама психиаторша.



     Если Я тебе позволю!



     - Мы все могли бы кое-чему научиться у тебя, - сказала доктор Наденька, когда «Имбицил» Вася, закончил свою слезливо-невротическую речь, о предстоящих в его жизни трудностях, и о том, как он будет их героически преодолевать.



     - Артур, твоя очередь.



     - Я…, - начал было Артур.



     - У Артура для нас есть замечательные новости. Правда, Артур?



     - А вы уверены что…



     - Да Артур, я уверена! Тебе следует поделиться твоим новым достижением со всеми нами.



     - Смелее Белоснежка!



     - Клички запрещены! Я уже неоднократно акцентировала на этом внимание!



     - Да, конечно. Извините, забыл, - начал мямлить Вася.



     - Начинай Артур.



     Если бы у доктора Авдеевой, спросили, она бы честно ответила, что на пятерых из ее группы можно смело ставить крест, и запирать их в дурку. Но в благополучной Европе так не поступали. К счастью, они были тупыми как бревна, чтобы представлять из себя серьезную опасность.



     Но вот Артур! Для Нади он был словно роза в дерьме, и она знала, что еще немного, и этому цветку никогда не подняться. Она решила попробовать несколько радикальные методы лечения, но делала это доктор Авдеева, из самых искренних побуждений помочь бедному мальчику. И готова была далека для этого зайти.



     Он это все прекрасно знал, и дал Артуру зеленый свет.



     - Я задумал написать книгу…



     - Вот жеж блять, - не выдержал «Имбицил» Вася, несмотря на грозные взгляды доктора Авдеевой в его сторону. – Не всех больных Мистер Дрон, взорвал.



     - Это последнее предупреждение.



     - А что тут такого уважаемая доктор Авдеева, - Василия прорвало, - мы ведь здесь для того и собираемся чтобы говорить о том, что мы на САМОМ деле думаем. Так вот я официально заявляю, что хватит здесь дрочить на брудершафт, и жалеть себя. Мы все знали на что идем, никто не тащил нас насильно в Харьков, и каждый попал туда, потому что сам так хотел.



     - Говори, за себя, - встрял «Вояка» Антон.



     - Да кто бы говорил! Можно подумать тебя заставили подписать тот контракт!



     - Мне семью надо было кормить.



     - А может ты просто хотел съёбаться от этой самой семьи подальше!? Сколько там у тебя детей?



     - Четверо.



     - Я бы точно съёбался…



     Доктор Авдеева позволяла продолжаться этому балагану только ради Артура, она видела, что тот вот вот преодолеет свою врожденную робость, и попытается донести свои мысли, пускай и до такой ограниченной аудитории. Это могло послужить началом.



     А мысли в голове Артура были хорошими, очень хорошими. Она прочла то, что он ей прислал. Но какие бы замечательные у вас бы ни были в голове мысли, их надо доносить до широкой общественности, а для этого нужна уверенность в себе, и хоть толика наглости, чего Артур был лишен. Но как бы ни было странно, с учетом ее профессии, доктор Авдеева все еще верила, что люди способны меняться.



     - Не важно, почему мы все здесь оказались, - разродился Артур, вернее это ему позволили. – Важно, что все мы здесь заблудились!



     Все заткнулись и уставились на Артура. Это было не первый раз, когда он говорил перед ними, но впервые в его голосе чувствовались хоть какие-то интонации, и уверенность.



     - Все мы потеряли способность, видеть те замечательные вещи, которые может дать нам жизнь. Мы все оказались в темноте! И Пророк, или Мистер Дрон, или правительство этой страны, воспользовались этим! И я хочу написать книгу в которой будет показан путь…



     - Пацан, - прервал его Василий, в этот раз без тени злобы, или насмешки в голосе. – Мы все за тебя рады, веришь, ты в это или нет, и желаем тебе удачи! Но нас, ты можешь утащить за собой, разве что с помощью бульдозера.



     Артур хотел было еще что-то сказать, но доктор Авдеева, знаком остановила его. Он сел на место. Эффект был достигнут, дальше можно было только все испортить. Доктор Авдеева это знала.



     - На сегодня думаю достаточно. Никто не возражает?



     Все молча, поднялись со своих мест, молча попрощались и стали расходиться. Артур уходил последним, он был уже у двери, когда доктор Авдеева окликнула его.



     - Подожди Артур, мне надо с тобой поговорить.



     Артур послушно вернулся и сел перед доктором Авдеевой. Его сердце учащенно забилось, кровь прильнула к голове. Он остался наедине с НЕЙ! Артур и раньше бывал с ней вдвоем, но до этого он воспринимал ее только как своего мозгоправа, о ничем другом он и помыслить не мог. А теперь, что-то измелилось. Он еще не совсем понимал что именно, но это ему нравилось. Артур с трудом мог усидеть на месте.



     Он впервые подробно рассмотрел внешность своего психолога.



     «- Черт, какая же она красивая!» - Надя была на 10 лет старше Артура, но сохранилось отлично. Симпатичное личико, почти без морщин, черные волосы до плеч. Она напоминала Артуру Азулу, из мультсериала Аватар. Поэтому еще больше ему нравилась.



     - Извините меня за..



     - Тебе не за что извинятся Артур.



     - Но все эти люди, они…



     - Поверь мне, - сказал доктор Авдеева. – Им можно помочь, но для этого нужно гораздо больше времени и терпения. Мы же здесь остались, чтобы поговорить о тебе.



     - Так вы прочитали!? – надежда, отчаяние, мольба, были в его голосе. Все это доктор Авдеева, прекрасно слышала, и готова была ему помочь.



     - Да. То, что пишешь, замечательно, Артур.



     - Вы так говорите, потому что вы мой психолог!



     - Это объективное мнение Артур. И я уже семь минут как не твой психолог. Можешь звать меня Надя.



     - Надя, - повторил Артур пробою имя на вкус. Оно было восхитительным. Он впервые подумал о ней как о женщине.



     - Единственное что меня беспокоит, как литературного критика, а не как твоего психолога, это твоя зацикленость на…



     - Я пишу то, что у меня в голове, - сказал Артур. – Я бы и хотел писать о другом. Но где мне это взять!?



     - Тебе нужны новые эмоции Артур, новый жизненный опыт.



     Артур молчал. Он видел перед собой богиню, а чувствовал себя презренным рабом.



     - Ты когда-нибудь мечтал отправиться в путешествие Артур?



     - Да! – она словно читала то, что было скрыто у него глубоко в сердце. – Я мечтал бы отправиться в Тайланд, и как в фильме «Пляж», найти свой идеальный остров! Но как я могу отважиться на такое путешествие, когда я даже не могу пригласить девушку на…



     Он запнулся. Артур стал красным как рак, его пульс был в два раза выше, чем в его спокойном состоянии. Впервые за…, да наверно за всю его жизнь, он отважился на откровенный разговор.



     - Ты бы хотел провести со мной вечер, Артур?



     - Да…, - он еле смог сдержать стон. – Но вы…



     - Надя, сейчас я для тебя Надя, - она повторяла свое имя вслух, как можно более спокойным тоном, чтобы и Артур мог привыкнуть его произносить.



     - Надя, ты ведь мой психолог!



     - Таллин достаточно большой город, чтобы мы смогли найти ресторан, в котором нас с тобой бы никто не узнал.



     - Надя…, - только и смог вымолвить Артур. Он смотрел на нее, ничто в этом мире больше для него не существовало.



     - Ты привлекательный молодой человек, способный понравиться любой женщине. Я привлекательная, пускай уже и не совсем молодая девушка, которая все еще способна вызывать восхищенные взгляды мужчин. На один вечер Артур, давай притворимся, что мы влюбленная пара, и ничто вокруг не интересует и не беспокоит нас, кроме нас самих.



     - Я бы очень этого хотел.



     - Тогда давай уже оставим эту дыру, и найдем для нас приличное заведение.



     Надя нежно взяла Артура за руку. Он ощущал в себе силы пробежать хоть марафон.



     Ресторан, еда, все было восхитительным. Хотя если бы у Артура спросили, он бы не смог вспомнить ни одной детали. Все что он мог – это смотреть на Надю. Она была прекраснее любой его мечты.



     Они разговаривали, то есть Артур тоже что-то говорил, пару раз ему даже удалось ее рассмешить. Ее улыбка была искренней. Наде тоже, почти удалось забыть, что перед ней сидит ее пациент. Он был таким милым, и было еще кое-что в нем. Это нечто влекло Надю к нему, что-то животное, противостоять этому было не легче чем врожденным инстинктам. А Надя и не хотела этому сопротивляться.



     Ужином их сказка не ограничилась. Она вызвала такси, и они поехали в гостиницу. Когда она открывала дверь их номера, Артур уже еле мог сдерживаться. Он ощущал страстное, животное желание, но ведь перед ним была богиня, а Артур был такой неопытный.



     Надя видела эту бурю страстей пожиравшую Артура изнутри. Она уложила его на кровать, начала медленно раздеваться.



     - У меня в этом так мало опыта, - у Артура вырвался первый стон. Это было самое прекрасное, что он вообще мог себе представить.



     - А я тебя научу. Сегодня я буду вести, - она сняла с себя лифчик, оставшись лишь в трусиках. Она начала снимать одежду с Артура, он был мягким и податливым как воск, но член его был твердым как дерево. Когда Надя начала расстегивать ему джинсы, то была приятно удивлена, твердостью и размером его полового органа.



     Она начала медленно ласкать его, сначала руками, затем ртом, потом начала водить головку члена вокруг своего левого соска.



     - Боже, - Артур и представить себе не мог, что кто-то мог уделить столько внимания его члену.



     Своим милым ротиком, она одела на него презерватив, и оказалась на нем. Первый раз он спустил почти сразу, но это было только началом. Когда мальчик, в возрасте мужчины, получает доступ к женскому телу, он так просто он не успокоиться.



     - Быстрее, - Артур начинал вникать в процесс, но Надино тело не нуждалось в подсказках. Она двигалась на нем, словно седлая породистого жеребца, постепенно увеличивая темп перед финишем.



     Второй раз, Надя ощутила оргазм одновременно с ним.



     - Боже, - теперь уже стонала она. Надя обессилено упала на кровать рядом с ним, Артур мог же лишь неподвижно лежать на спине, с невероятной гордостью рассматривая прелести обнаженной и удовлетворенной женщины лежащей по левую руку от него.



     Какое-то время они не могли даже разговаривать. Но затем Артур ощутил, как непреодолимое желание вновь накатывает на него.



     - Слушай, а можно теперь я поведу?



     - Можно, - улыбнулась она. – Но давай сначала закажем какой-нибудь еды в номер.



     Доесть свою порцию суши она не успела, Артур же почти к ним не притронулся. Он подошел к ней, обнял, она прижалась к нему словно ласковая кошечка. Артур расстегнул ее халат, он упал на пол, она осталась полностью обнаженной.



     - Как же ты прекрасна, - он повел ее в спальню, она разрешила ему вести, послушно лягла на кровать, и раздвинула перед ним свои шикарные ноги. Рот Артура оказался у нее между бедер, он начал вылизывать ее, она же лишь иногда его направляла. Наконец-то Артуру пригодились сотни часов просмотренной им порнографии.



     Своим языком он довел ее почти до предела, и теперь уже она кончила почти сразу как он вошел в нее, постанывая и сжимая простыни в кулаках. Если до этого Артур боялся даже пальцем пошевелить, чтобы ничего не испортить, теперь же его руки были везде, они ласкали ее тело, и Наде это нравилось.



     Он хотел по-разному, сзади, сверху, снизу, теперь он говорил, как ему хочется, и Надя позволяла ему воплощать свои фантазии в жизнь.



     - Вертит ее словно шашлык на шампуре!



     - А тебе что завидно!? Бедный мальчик пережил серьезную психологическую травму. Пусть развлечется!



     - Я ничего не имею против того, чтобы бедный мальчик развлекся! Но скажи мне как это…



     Артур поставил Наденьку раком, и начал долбить ее, словно сучку у которой была течка.



     … поможет мне получить доступ в СЕТЬ!!!!????



     - Ей Псих, я думаю это по твоей части!



     Никто из них не спал, кроме Зверя, ему такие развлечения давно перестали быть интересными, но зато для остальных это было самое веселое событие за последние полгода.



     На данный момент, в их «командном центре» было 9 активных поведенческий моделей, не считая Его самого и Артура, который находился за рулем. Каждая из них, выполняла, свои уникальные функция, каждая имела доступ к ограниченной базе данных. Доступ к полной базе данных имел только Он, Он же решал, что, кому и когда позволять делать.



     - Психи,- начал свой ответ Психолог, – если только это не сериальная версия доктора Ганнибала Лектора, не трахают своих психотерапевтов. Это самый быстрый, и далеко не самый рискованный способ для Артура, добиться поставленных перед ним целей.



     - Это да, но лично Я всегда считал этот способ слишком дерзким.



     - Мне кажется уже поздно что-то менять!



     Артур закинул ее левую ногу себе за шею, продолжая лапать ее везде где только можно.



     - Тебе хорошо, любимая? – он начал целовать ее грудь.



     - Да, Артур! Продолжай! Чуть быстрее, только не останавливайся! Пожалуйста!



     Он увеличил темп, она готова была кончить уже в третий раз. Такого не было с ней лет десять. Надя уже мало что соображала от удовольствия, всецело отдавшись в его власть.



     Угомонились они, лишь когда начало светать. Она было полностью истощена, и сразу уснула. Артур еще некоторое время поглаживал ее идеальную кожу. Затем уснул, он тоже очень устал.


<p>


</p>



     Глава 4. Совещание в командном центре


<p>


</p>



     «Дорогой Артур.



     Это были лучший вечер и ночь в моей жизни, но как ты сам сказал: я твой психотерапевт. Боюсь нам больше нельзя видеться.



     Ты даже не можешь себе представить насколько же ты замечательный. Скоро ты найдешь себе девушку, которая с радостью составит тебе компанию на всю твою жизнь, если ты захочешь. А пока отправляйся в Тайланд, как ты и мечтал. Найди свой остров. Живи.



     Твоя Надя



     P.S. Твои родители не будут ждать тебя раньше вечера, думают что мы всей группой поехали на что-то наподобие экскурсии. Вопросов они тебе задавать не будут»



     - Черт, а он не должен после этого впасть в глубокую депрессию!? Типа «Она меня использовала. Как она могла и т.д.»



     - Это не был его первый раз, - ответил психолог, - хоть какой-то опыт, у него был. Артур не идиот. И скоро он отправиться в свое путешествие в Тайланд. Переживет!



     - Да Я то не сомневаюсь, что он это переживет, Я спрашиваю, не должно ли так казаться со стороны!?



     - Не обязательно, при условии, что Артур не однолюб. А мы постарались, чтобы оно так и выглядело.



     - Ладно.



     - Ей умники! – вмешался WHOAMI. – Что теперь?



     - Ждем три дня, как и планировали.



     - Почему именно три, а не шесть, или восемь!?



     - Столько должно уйти времени на анализ новых вводных и изменения статуса Артура.



     - Я сдохну за эти три дня!



     - Ждал 186 дней, потерпишь еще три!



     - А если вы таки облажались!? Если ничего не измениться!?



     - Тогда наделаем пару десятков кустарных бомб, и взорвем пару зданий. Для этого сильно умным быть не надо!



     Было два часа дня, Артур проспал больше 10 часов, без сновидений, впервые за очень долгое время. Он сидел на кровати их номера, держал в руках Надину записку, перечитывал ее. Его планы, которые он строил любуясь обнаженной спящей девушкой рухнули, не будет больше никаких романтических свиданий…



     С ней!



     - А действительно!



     Эта взявшаяся словно ниоткуда мысль, приободрила Артура. Теперь то он знал на ЧТО способен! Его ждало увлекательнейшее путешествие в Таиланд, он вполне мог стать успешным писателем или сценаристом. Любая, женщина, которую он только захочет, будет лежать у его ног. Радужные перспективы овладели Артуром.



     Внизу он оплатил счет за их номер, чувствуя за себя нереальную гордость. Артур уже некоторое время разрешалось иметь при себе кредитку, в умелых руках, с не такой уж и маленькой суммой на ней. Он был молодым, привлекательным, перспективным, платежеспособным. Весь мир скоро узнает про Артура Тедера!



     Для него Таллин предстал в совершенно ином свете, Артур наслаждался каждым его кирпичиком. Побродив по городу, до самого вечера, он вернулся домой. Надя оказалась права, родители ни о чем его не спросили.



     Если для Артура, эти три дня были полны самых радужных надежд и перспектив, то для остальных они превратились в настоящие Тантоловы муки. Рубикон был пройден, но в отличие от Цезаря, от них теперь вообще ничего не зависело.



     На исходе третьего дня, за их семейным ужином, все так нервничали, что даже Артур плохо это скрывал. Родители иногда бросали на него косые взгляды, но ничего не говорили.



     - Сука! Сука,СУКА!!! Они что-то подозревают!



     - Успокойся! И пусть Артур скажет им про Таиланд.



     - Блять, точно! Они ведь еще не знают!



     - Мам, пап у меня есть для вас важные новости!



     - Мы тебя очень внимательно слушаем сынок.



     - Я собираюсь в путешествие.



     - Артур это замечательно!



     - Доктор Авдеева знает, и это она навела меня на эту мысль. Мне нужны новые эмоции. К тому же так я смогу писать более…, разнообразно что ли.



     - Мы тебя в этом полностью поддерживаем, сынок! Правда, Андрес!?



     - Конечно, конечно. Ты только скажи куда ты хочешь поехать!?



     - Действительно, Артур. Ты уже подумал об этом!?



     - Я хочу поехать в Таиланд.



     - Почему именно Таиланд!? – невольно вскрикнул мать Артура. – Может быть, начать с чего-нибудь поближе!? Например, Италия!?



     - Тебе надо более внимательно пересмотреть выпуски «Орел и Решка» про эту страну, - сказал Андрес. – Таиланд, это не только Леди-бои, и трансгендерные проститутки. А если он захочет снять себе девку, то сможет сделать это в любой стране мира! Да сынок?



     Андрес подмигнул своему сыну. Артур даже немного покраснел.



     - Андрес ты…



     - Ну а чего!? Он у нас уже взрослый мальчик! – у Андреса Тедера на то были вполне прозаические причины. Таиланд был дешевле Италии, и уж тем более дешевле нынешних счетов, что ему приходилось оплачивать за лечение сына. Он любил Артура, но деньги он любил тоже.



     Они еще немного поспорили, но в конце концов сошлись на мнении, что Таиланд это наилучший для Артура вариант. Все-таки ему пришлось дать клятвенное обещание, что он будет пользоваться средствами защиты, и избегать подозрительных связей.



     - Они думают, что ему 17 лет!



     - По сути, так и есть!



     Наступила ночь, самая длинная ночь в их жизни. Он успокаивал себя, детально прорабатывая план Б. Если завтра все и пойдет по пизде, то дверью он хлопнет!



     Наконец наступило утро. Разделавшись с завтраком, и распрощавшись с родителями, Артур направился на свою обычную прогулку в парк.



     - Слежки нет! Слежки нет! СЛЕЖКИ НЕТ!!! – повторяли они друг за другом.



     Даже сверх чутье Зверя, не выдавало никаких подозрений. Он сдался на уговоры WHOAMI, аккуратно убрал Артура из-за руля, и они направились в ближайшее интернет кафе.



     WHOAMI, со всеми возможными предосторожностями, начал погружаться в глубины Даркнета. По истечении двух часов он только лишь начал входить во вкус, когда Он его прервал.



     - Пока хватит.



     - Но…



     - Поехали на радио рынок, походим там до его закрытия. Что тебе нужно чтобы улучшить наш ноутбук?



     - Дай мне 300 евро, и я с его помощью Пентагон взломаю!



     - Получишь. Пошли!



     WHOAMI смог без каких либо проблем и подозрений купить все необходимые ему компоненты для апгрейда их ноута, весело при этом общаясь с местными гуру компьютерных технологий. Обсуждая последние новинки, и что вообще в мире всемирной паутины делалось.



     Когда радио рынок закрыли, Артур завез свои покупки домой, и отправился на встречу со своим новым психотерапевтом. Благодаря стараниям доктора Авдеевой, им оказался «нормальный» мужик, который понял, и с готовностью поддержал новые начинания Артура.



     За ужином все было как обычно, они уже начали обсуждать подробности предстоящего путешествия Артура. Он подсыпал Андресу и Ларисе немного снотворного, что бы те как можно скорее отправились спать, и не мешали ему до самого утра.



     WHOAMI быстро собрал их аппарат и продолжил наверстывать упущенное. Он все больше успокаивался, он не пропустил ничего такого, чего невозможно было бы догнать. А вот Пророк и Он все больше приходили в ярость!



     Сначала они изучили видео из Харькова, которые до сих пор в изобилии блуждали по просторам Даркнета и не только. Остались весьма довольны качеством картинки. Убийство 1197 человек в прямом эфире, со всевозможных ракурсов, изувеченные трупы, все еще дергающиеся тела и части тел. Он нашел для себя четвертую вещь, на которую можно было бы смотреть бесконечно. *Первые три: огонь, вода, и то как другой человек работает*



     Но вот дальше! Больше всего его взбесила кличка: Мистер Дрон, Он и раньше слышал, это прозвище на собраниях Великолепной семерки, но когда понял, что Его назвали в честь романа Стивена Кинга *Мистер Мерседес*…



     - Я вам не какой-нибудь извращенец, кончающий от этого, дебилы неблагодарные!!!!



     Пускай его шедевр и встал в один ряд с событиями 11 сентября, этого было мало. Это было не то, чего Он добивался. Послание не дошло. Мир его не понял. Тупые человеки, решили списать все на безумного Мистера Дрона, похоронив Его великое творение, как неприятную страницу истории. И доставать ее лишь на годовщины.



     WHOAMI продолжал стучать по клавиатуре, если бы ему разрешили он бы не успокоился до утра. В командном центре остались лишь Он и Психолог. Остальных Он отослал.



     - Как же хочется кого-нибудь убить!



     - А Ты чего ожидал!? Что Пророку в ноги упадут!? К тому же ты преуменьшаешь наше достижение. Многие поняли послание.



     - Слишком мало!



     - Но достаточно.



     - Нет не достаточно!!!!



     - Ты должен перестать врать самому себе!



     - Что!?



     - Ты хочешь убивать, Зверь проник глубже чем ты думаешь, но это нормально. Проблема в том, что если Ты честно не ответишь самому себе, почему ты хочешь убивать, Ты начнешь совершать ошибки, и сейчас Ты ближе к своей первой ошибке чем когда либо.



     - Почему Я хочу убивать!?



     - Власть! Ты хочешь власти. А что есть высшая форма власти? Это способность отнимать или даровать жизнь. Тебе ведь уже приходили эти мысли в голову.



     - А зачем тогда все так усложнять? Давай просто кидаться взрыв пакетами, а!?



     - То, что мы делаем, расширяет горизонт возможностей. Прояви еще немного терпения, и Ты получишь такую «ширину», о которой не мог мечтать ни один массовый убийца в истории человечества. Даже Гитлер со Сталиным завидовали бы Тебе.



     Его начало попускать. Все было впереди. Все в Его руках. Слежку сняли, в этом уже сомневаться не приходилось. Все нужные Ему «инструменты» были при нем. Он созвал всех на большой совет. WHOAMI тоже слушал, но Он разрешил ему продолжать «ковыряться» в ноутбуке.



     - Мы возвращаемся за чертежи!



     - Значит мы снова в деле!?



     - Да.



     - Отлично! Спижжем у русских парочку ядерных боеголовок! – радостно начал потирать руки Хайзенберг.



     - Это слишком рискованно. Их почти нереально переправлять через границу. И Я не хочу устраивать ядерный апокалипсис!



     - Тогда взорвем Белый дом, или Кремль!



     - Что бы мы не взорвали, и какой бы мощности ни был взрыв и число погибших, этого мало. То, что мы сделаем, должно охватить весь мир. Хотя бы 6-7 крупных городов в один день. Но без оружия массового поражения!



     - Тогда первое над, чем нам надо поработать, - начал Гордон Гекко, - получение легального доступа в любую точку планеты, и чтобы это не выглядело подозрительным.



     - Таиланд нас уже ждет.



     - Этого мало. В идеале нужно получить известность, хотя бы локальную, и нужна «контора», но эти вещи не должны быть связаны.



     - С первым, более менее ясно. У нас есть Стивен Кинг.



     - А, что пишет он неплохо! Наденька прям из трусов выпрыгнула, когда прочитала его розказни!



     - Спасибо за комплимент, - сказал Стивен.



     - Значит, напишешь пару сценариев.



     - Сделаю.



     - С учетом биографии Артура Тедера, это должно привлечь к нам внимание. А что делать со вторым?



     - Нужен продукт, который в короткий промежуток времени сможет захватить мировой рынок. Используя логистические возможности такой компании, легко можно будет наладить поставки чего угодно по всей Земле!



     - Наркота – всегда беспроигрышный вариант!



     - Легальное!



     - А кто сказал, что наркота не может быть легальной!?- возразил Хайзенберг.



     - Хм…, - Ему пришла одна мысль, один из его давнишних проектов, который Он пока не рисковал реализовывать, но который теперь получил билет в жизнь.



     - Придется тебе поработать, Хайзенберг!



     - Да я всегда готов, босс!



     - Что у нас деньгами?



     - Уже все проверил, - ответил Гордон Гекко. – Сайт Фатум, позволил нам отмыть 27 тысяч евро.



     - Сколько ты сможешь дать, через месяц. Без риска.



     - Легко удвою.



     - Хорошо.



     - Тогда пока все. За работу! – в командном центре остались, лишь Он, WHOAMI и Зверь, он уже не спал. Остальные разбрелись по рабочим местам. Нужно было много чего сделать.



     - Надо отпраздновать конец застоя! Убьем кого-нибудь!



     Зверь заурчал от удовольствия. WHOAMI никак не прореагировал. У их хакера был максимально допустимый уровень моральной гибкости. Зверь в счет не шел.



     - Прошерсти точки сборов нелегалов. Где там есть камеры, патрули, в общем ты в курсе!



     - Сделаю, Босс! – ответил WHOAMI, ему было не в первой.



     - Пойдем, Зверь. Пора тебя выгулять!


<p>


</p>



     Глава 5. Детские мечты


<p>


</p>



     Благополучная Европа, в последние годы страдала от нашествия нелегалов из Африки. Не минула этой участи, несмотря на все старания местного правительства и Эстония. Стихийные лагеря беженцев, пусть они были намного малочисленнее чем в Германии и Франции, и доставляли куда меньше хлопот, возникали постоянно.



     Никто не знал, точного количества нелегалов попавшего в страну за последнее время, посчитать их было невозможно. Поэтому даже и не пытались. Нате вам, открытые границы! И если этой ночью, их станет на парочку меньше, никто особо бы не расстроился.



     К одному из таких лагерей, приближался Зверь. Он вышел на охоту, WHOAMI лишь направлял его. Они были отличной командой. Вместе, они бы быстро очистили Таллин, а затем и всю Европу, от этой напасти!



     Как же здесь воняло! Нелегалы были словно тараканы забивавшиеся в любые щели. Зверь был хуже любого таракана. Если ему это было нужно, его было просто невозможно заметить. Люди смотрели словно сквозь него, человеческому вниманию нечему было зацепиться, и он исчезал из вашего восприятия, оставляя за собой лишь смутные чувства, словно ты привидение повстречал.



     Зверь вышел на окраину небольшого лагеря, здесь жило не больше сотни нелегалов. Сам лагерь располагался под мостом. Одна из палаток стояла немного в стороне. Там жила семья с двумя детьми, мальчиком и девочкой 10 и 12 лет. Зверь их не видел, но ему было достаточно слышать их дыхание.



     Разрезав ткань палатки, он словно тень оказался внутри их жилища.



     - Знаешь, а ведь нам нет особой нужды их убивать.



     - Хм.



     - Казнить или помиловать, помнишь? Не обязательно ведь каждый раз…



     Докончить свою мысль Фрейд не успел. Отец семейства открыл глаза, услышать он ничего не мог, но он почувствовал чье-то присутствие.



     Зверь не дал крику вырваться из его глотки, он перерезал ему голосовые связки. Никаких брызг, никакого шума. Лишь еле слышное бульканье, когда бедняга начал захлебываться собственной кровью.



     Зверь вошел в раш, остановить его было уже невозможно. Пока негр еще мог что-то чувствовать, он сделал ему улыбку в стиле Джокера, отрезал нос и уши, в самом конце вырезал глаза. Все это он сделал так тихо и аккуратно, что никто из его семейства даже не шелохнулся.



     Затем Зверь перешел к детям. Они лежали прижавшись друг к дружке, ночи то все еще были холодными. Дети выглядели почти счастливыми, наверно им снилась лучшая европейская жизнь, пускай они и видели до этого лишь свалки, той самой прославленной Европы.



     Зверю особенно понравились кудряшки старшей девочки.



     Никаких сувениров!



     С детьми вышла промашка. Пускай их глаза и были полны ужасом и болью, они были слишком юны, чтобы понимать, что с ними происходило. Это испортило Зверю удовольствие. Какой смысл убивать кого-то, если он этого не понимает! Он сделал пометку, что в дальнейшем детей надо будет избегать. В их компании педофилов не было.



     Женщина почувствовала, что что-то было не так, но сделать ничего не успела. А кто бы успел? Флеш? Но к сожалению, у него сегодня был выходной.



     Зверь перерезал ее голосовые связки. Затем одним мощным ударом сломал ей позвоночник, парализовав ниже шеи. Все это пока дети делали последние судорожные попытки втянуть воздух в легкие, но вместо этого лишь захлебывались собственной кровью.



     Да, со взрослыми было лучше, тем более, если что-то, заставляло их бороться за свою жизнь. Женщина продержалась намного дольше своего мужа, но все равно пережила свою семью лишь на несколько минут. Зверь вытягивал из нее душу, для них обоих секунды растягивались в вечность. К тому моменту когда страдания женщины наконец закончились, Зверь срезал почти всю кожу с ее лица. Начала даже проступать белизна черепа.



     Никто не заметил его ухода, тень едва колышущееся на краю периферийного зрения, и то привлекали к себе больше внимания. Несмотря на осечку с детьми, Зверь остался доволен результатом их вылазки. Сытый Зверь = меньше головной боли для Него.



     Не отойдя и 200 метров от моста нелегалов они наткнулись на семерых подростков. Им было лет по 15-17, они надеялись выследить отбившегося от стада нелегала и поиздеваться над ним. Может даже немного попытать, это как пойдет. Зверь мог легко их обойти, они не заметили бы его, даже дай он им пинка под зад.



     Неприятные воспоминания зашевелились в их голове. Средняя школа, незадолго до первого появления Зверя, полностью стереть воспоминания первоначального туннеля Эго, было почти невозможно. Он дал команду Зверю изменить направление, тот был напротив еще немного пошалить, хотя эти подростки и интересовали его не больше чем ближайший муравейник.



     Зверь специально попался им на глаза, он был в капюшоне, все уличные фонари давно уже были разбиты, невозможно было различить цвет его кожи. Начинающие скинхеды оживились, жертва сама шла к ним в руки.



     - Ей нигер! А у тебя есть подружка!? – спросил их главарь. – Мы дадим тебе 100 евро, если ты разрешишь нам по очереди ее отыметь. И еще 50, если ты будешь смотреть.



     Его дружки одобрительно загудели.



     - Сэкономь 100 евро! Просто отымей в рот твоего дружка слева, как ты обычно делаешь, белый педик!



     Прежде чем их главарь нашелся, что ответить на такую наглость, ему в лицо прилетел комок грязи, с твердым бонусом посередине, превращая его нос в оладь. Никто даже и не заметил, когда этот вонючий негр успел его метнуть.



     Надо же когда-нибудь воплощать в жизнь детские мечты!



     ***



     - Ёбаный Хусейн Болт! Как же быстро эти негры бегают!



     Его лицо горело огнем, из носа хлыстала кровь, уже полностью залив его футболку, он не обращал на это внимания, боль лишь умножала его силы. Дружки вскоре нагнали его, их тоже захлестывала ярость, и они хотели поквитаться с этим наглым нигером. Они не замечали, что тот водит их кругами.



     - Сука! Никто не заметил, куда он побежал!?



     - Далеко он уйти не мог! Может нам стоит попробовать разделиться и…



     - Вон этот уёбан! – он заметил какое-то движении в направление моста, сломанный нос заставил его забыть об усталости и продолжить погоню. – Клянусь я убью его!



     Его дружки ринулись за ним. Пробежав метров 40 они завернули за угол, и наткнулись на целую толпу негров, их было человек 50, большинство били вооружены. Их лица были перекошены от ужаса и слепой ярости.



     Банда несостоявшихся скинхедов, благоразумно решила ретироваться, но с ужасом обнаружила, что пути к отступлению отрезаны.



     - Убийцы! Они все в крови!



     - Да это моя кровь, вы что не видите у меня нос разбит!



     - Отомстим им братья! – толпа двинулась с места. Скинхеды дружно наделали в штаны.



     - Ни с места, - раздались два выстрела. В тридцати метрах от них стояли два копа, один из них стрелял в воздух, но уже нацелил пистолет обратно в толпу.



     Вовремя!



     - Что здесь происходит!?



     - Эти уроды вырезали семью из четырех человек. Двое детей…



     - О чем ты говоришь, мы гнались за…



     Договорить главный скинхед не успел, коп который до этого стрелял в воздух зашатался, камень угодил ему прямо в висок. Но прежде чем потерять сознание, он успел нажать на спусковой крючек своего пистолета. Он ранил двоих нелегалов.



     Последние в жизни слова скинхеда утонули в ярости толпы. Второй коп, принял быстрое, хоть и непростое решение, бросить напарника, и понадеяться на быстроту своих ног. Инстинкт самосохранения помог ему выжить в ту ночь.



     Судьба подростков, была незавидной, их избивали ногами, дубинами, всем чем подворачивалось под руку, еще очень долго после того как последний из них, сделал свой последний вдох.



     Никем не замеченный, Он словно дирижер, руководил этим оркестром. Немного понаблюдал за зарождающимися уличными беспорядками, почистил следы за Зверем. Когда Ему надоело, пошел домой, и стал с нетерпением ждать первых репортажей про их ночные похождения.


<p>


</p>



     ***



     Йон Эйнарссон, никогда не считал себя трусом, даже после того как бросил своего товарища на растерзание толпе нигеров. Ему ничем нельзя было помочь, с этим согласилось, в том числе и его начальство. Йон не получил никаких взысканий, даже наоборот, удостоился медали за подавление апрельских мятежей нелегалов в Таллине.



     Службу он не бросил, но кое-что в тех событиях не давало ему покоя.



     - … мы гнались за…, - оборванная, двумя выстрелами его покойного напарника фраза, глубоко засела в его сознании.



     - За кем? За убийцей? – Йон смотрел на обезображенное лицо 12-летней девочки. Огонь уничтожил следы ножа, но все же можно было представить себе то, что ему рассказал один из негров побывавших в палатке. – Человек на такое не способен! Но что же тогда там произошло!?



     Йон не должен был смотреть эти фотографии, у него даже не было доступа в эту часть архива. Он спрятал фотографии, задвинул ящик на место. Его глаза начали увлажняться, он испытывал ненависть и страх, не зная чего больше, к тому, или чему, что сделало это.



     Вытерев глаза Йон пошел вон из архива, пытаясь забыть то что он видел, и коря себя за то, что вообще тут оказался. Что он мог сделать!? Он был обычным эстонским копом!



     Жизнь – дерьмо, но она продолжалась!



     ***



     - Артур, я думаю тебе лучше сегодня остаться дома!



     - Почему, Пап? Что случилось? Что я сделал не так!?



     - А ты что новости не читал? Насколько я знаю, тебе как раз вчера разрешили доступ на некоторые сайты.



     - Да, разрешили, - ответил Артур. – Но я так увлекся своей книгой, что вообще их не читал.



     - Правильно сынок, ничего хорошего там не пишут.



     - Лариса, это часть его программы восстановления!



     - Раз я сегодня остаюсь дома, - сказал Артур, - устрою себе ликбез по общественно политической деятельности за последние полгода.



     - Только…



     - Да, мам. Я прекрасно знаю, о чем мне еще рано читать. Так что там произошло?



     - Долбанные нигеры устроили погром! Власти, до сих пор пытаются загнать их обратно, по картонных халабудам.



     - Андрес! Это бедные люди!



     - Чего они бедные!? В Африке бананы закончились?



     - Там война идет!



     - Но не по всему же континенту! Какое нам до этого дело? И я не хочу, чтобы мои налоги шли не пойми на что! А ты, что по этому поводу думаешь, Артур?



     - Хм? Если бы все страны Евросоюза взяли на себя часть заботы о…



     - Прекрасно, Артур! Так и отвечай своему психотерапевту!



     - Андрес! Он сказал это искренне!



     - Одно другому не мешает, и мне уже пора на работу. Тебе кстати тоже Лариса!



     - А что там слышно про мое путешествие?



     - Все идет отлично, сынок. Твой новый психотерапевт обещал нам, что не позже чем через две недели, примет окончательное решение.



     - Лариса! Нам уже действительно пора!



     - Хорошего дня, Артур. – Лариса поцеловала сына в лоб. – И аккуратнее в этой всемирной паутине!



     - Конечно, мам! Удачного рабочего дня!



     - Зачем ты вообще поднял тему про этих негров!? – начала пилить мужа Лариса, когда была уверена, что сын, уже не слышит их. – У него ведь еще такая ранимая психика.



     - Артур ведь на другой конец света собрался! Пора бы уже возвращаться к действительности!



     - Это будет решать его психотерапевт! А мы пока…, - дверь за ними закрылась, Он их больше и не слушал.



     Артур был хорошим мальчиком. Пока остальные занимались делом, он делал все, что собственно от него и ждали: читал новости, смотрел любимый сериал «Теория Большого Взрыва», лазил по порно сайтам. Это ведь тоже в немалой степени свидетельствовало об улучшения психического состояния.



     Артур был таким умницей, что уже через неделю получил «зеленый свет». Началась подготовка к его путешествию. Мать специально взяла для этого отпуск, чтобы лично все проконтролировать. Если бы не их удачный сеанс психотерапии под мостом, Он бы точно приказал Зверю, расколоть ее голову, словно кокосовый орех, о ближайший бордюр.



     Но все шло хорошо, назначенная дата вылета приближалась, их план приобретал общие черты, выдерживать бдение Ларисы Тедер оставалось совсем недолго. Еще одна детская мечта, должна была скоро осуществиться.



     Наступил вечер перед вылетом. Мать приготовила праздничный ужин, его любимую пасту Карбонара. Она не могла успокоиться, постоянно составляла списки того, что Артур мог забыть. Да Таиланд был не близко, но туда каждый день летали тысячи туристов, а Лариса Тедер словно отправляла своего сына в космос, или на Южный полюс.



     - Что еще ты мог забыть!?



     - Мам, мы уже все три раза проверили! Я взял даже намного больше чем нужно.



     - Ты, нервничаешь?



     - Мам, ну конечно я волнуюсь.



     - Тогда ты ведь должен понимать, что совсем не обязательно…



     - Мам мы уже десять раз об этом говорили! Что если я не решусь это сделать этой ночью, то не сделаю этого никогда!



     - Ты уже такой взрослый!



     Андрес Тедер аж прыстнул.



     - Ему почти 30 лет!



     - Андрес!



     - Ну хорошо, хорошо. Но наш маленький мальчик, уже вырос.



     - Но мы ведь можем еще обсудить другие страны!



     - Нет, Таиланд! Это не обсуждается!



     - Неужели тебе так нравиться Леонардо Ди Каприо!?



     - При чем тут актер!? Дело в сюжете! Я тоже хочу найти свой идеальный пляж!



     - Лариса, успокойся! Пляж – это ведь нечто абстрактное. Здесь больше имеет значение, чем он на этом пляже будет заниматься, - он подмигнул сыну.



     - Андрес!



     - Пап!



     И так, пока Артур не заявил, что пора уже спать! В Аэропорту надо было быть в час ночи. Из всего семейства шансы уснуть были только у Андреса, но жена зарубила их на корню.



     «- Хоть бы он уже уехал! Может тогда она хоть немного успокоиться. Или станет только хуже!? Блять! Надеюсь, он будет звонить каждый день» - думал Андрес в безуспешных попытках заснуть.



     Аэропорт Таллина. Если считать с настоящим Артуром, он был здесь уже второй раз. Воспоминания о его прошлом вояже, не сильно донимали нынешнего Артура Тедера. Он полностью был сосредоточен на том, что ждало его впереди, и подробно посвящал родителей в свои планы, обещал звонить. В основном чтобы давать как можно меньше поводов матери открывать рот. Последние, что все сейчас хотели бы делать, это слушать ее бредни.



     Он ненавидел светиться на камерах. Для него это была почти мания, как другие бояться пауков или микробов. В Аэропорту ненавистные объективы были повсюду. Лицо все еще держалось, но слава яйцам, что Его блицкриг удался.



     - Сынок, мы желаем тебе удачи. Звони обязательно, каждый день!



     - Конечно, мам, - они обнялись в последний раз. Простояли так где-то минуту. Какая же милая это была картина! Массовый убийца, с двумя недалекими родителями, чьего сына, Он собственноручно утопил в кислоте.



     Ощущать на затылке их прощальные взгляды, было самым приятным, за исключением моста, и потрахушек с Наденькой разуметься, что они ощущали за все эти полгода. Артур еще раз обернулся, помахал родителям, мать зарыдала, уткнувшись в плечо мужа.



     Иди уже, хватит пялиться на эту дуру! Интересно, если бы у нее был выбор, чтобы она сделала? Узнать правду, или продолжать считать нас своим сыном?



     В кое-то веки, Артур волновался меньше, чем все остальные. Он ведь ехал открывать новые страны!



     Давай уже ей этот конченный паспорт!



     Они сдали багаж, прошли предполетную регистрацию. Ожидая пока заправят их самолет, Он ощущал самую жестокую паранойю, с самого момента своего появления на этот свет. Наконец началась посадка.



     Так если бы нас собирались брать…



     Что ты несешь!? С хера ли нас вообще должны брать!? Артур со всем справляется просто великолепно!



     Просто я ненавижу эти ёбанные камеры! Ненавижу! Ненавижу!



     Артур занял свое место, между крыльями. Самые безопасные места в самолете. Он сильно сомневался, что если эта развалюха таки ляпнетья, то это им как-то поможет. Но Хайзенберг настоял на этом. Почему бы и нет!



     Это не был прямой рейс до Таиланда. Предстояла еще пересадка в Франкфурте на Майне, но самое сложное было уже позади. Осталось вытерпеть эти два перелета, и перед ними откроются самые радужные и веселые перспективы.



     Полгода, самой ужасной и неинтересной части их жизни, подходили к концу. Самолет набирал высоту. Мечты сбываются!


<p>


</p>



     Глава 6. Таиланд


<p>


</p>



     Аэропорт Суварнабхуми, 25 км от Бангкока. Если бы у Него была сейчас телесная оболочка, Он бы обливался потом. По счастью на Артуре это никак не сказывалось. Увидеть в нем нечто, кроме как чудаковатого европейского туриста, осуществляющего свою мечту, впервые приехав в Бангкок, было невозможно.



     - Да, мам. Долетел. Все хорошо. Откуда я знаю, какая погода!? Я еще в аэропорту, жду багаж. Вечером все расскажу. А вот и мой чемодан. Целую! Пока.



     Он полностью слился с разношерстной толпой туристов, спешащих поскорее забрать свой багаж, пройти таможенный контроль, и забыть о самолетах и всем, что было с ними связано на все время своего отпуска.



     - Цель поездки?



     - Путешествия, - тайка улыбнулась ему дежурной улыбкой, поставила штамп.



     Еще несколько сотен метров! Обменяли деньги, начали искать общественный транспорт до центра города. Все в лучших традициях «Орел и Решка». Собственно Артур и собирался в первую очередь пройтись по следам этой передачи, которая приезжала в эту страну уже раз шесть, и не собиралась останавливаться на достигнутом.



     Он полностью успокоился, и стал строить планы на ближайшее время, лишь когда автобус, отъехал от аэропорта на два километра.



     - Итак, гуляем по Бангкоку, присматриваемся к трем намеченными нам заранее клиникам.



     - Черт, - начал было протестовать Навигатор. – Я то думал…



     - Операцию на сегодня точно не назначат! Съездим мы на твой Пхукет!



     - Так, - автобус остановился в центре Бангкока. – Куда там Жанна в первую очередь пошла?



     Навигатор составил маршрут так, чтобы они объехали все интересующие их клиники. Он решил взять мопед на прокат. Для обычного туриста – самоубийство, для Айртона Сенны – плевое дело. Это был быстрейший способ передвигаться по столице Таиланда, с ее безумной авто и мото культурой. Со времени последнего визита «Орел и Решка» тут ничего не поменялось.



     Они составили видеоотчет, который необходимо было вечером отослать родителям и их психотерапевту. Когда с этим было покончено, Сенна припарковал мопед рядом с уютным кафе. Оно располагалось как раз напротив одной из присмотренных ими клиник. Надо было выпить кофе и подумать.



     WHOAMI настроил ноутбук, пока им принесли заказ.



     - Хватит страдать херней. Эта клиника, ничем не хуже и не лучше остальных. Отзывы отличные. Крыша достаточная. Специалисты высокого уровня, вопросов задавать не будут. Что Тебе еще нужно!?



     Артур постукивал пальцами по столешнице, цедил кофе. Из клиники напротив вышла девушка, приятной азиатской внешности, можно даже сказать красивая. Только Зверь, сумел распознать в ней бывшего мужика.



     - Это ледибой!



     - Зверь мне уже сообщил!



     - Ну и чем Тебе не рекомендация!?



     - Ладно. Записывайся на прием.



     Им было назначено через час. Как раз достаточно времени, чтобы снять деньги. Сенна вклинился в эту автодорожную версии реки Стикс, они снова ехали в центр, в отделение их швейцарского банка.



     WHOAMI поднялся на 37 этаж офисного здания. В приемной было пусто…



     Ёбанные камеры!



     ­…, даже охраны казалось не было, но это было заблуждение. За картонной стенкой скрывались 4 автоматчика. И еще 8 готовы были сбежаться сюда в течении 90 секунд.



     Он подошел к дежурному менеджеру. Его вид не вызывал никаких подозрений. Клиенты у этого банка были самые разные. Сказал название банка и номер счета. Уже через минуту, его пригласили в отдельный кабинет. Не говоря ни слова, поставили перед ним ноутбук. Две строки из трех уже были заполнены. WHOAMI ввел комбинацию из 77 букв, цифр и специальных знаков.



     - Какая сумма вас интересует?



     - 10 000 долларов.



     Конверт появился на столе через три минуты. Не говоря ни слова он сунул его в сумку, и не прощаясь ушел. Это не была невежливость. В таких заведениях, чем меньше ты говорил – тем лучше.



     В клинике была стерильная чистота, как и положено. Пластический хирург был немногословен, как и положено. Он достал из сумки две фотографии.



     - Вот так было, - Он ткнул пальцем в собственную фотографию, периода до Артура. Это была одна из очень не многих фотографий Александра Белоконя, в высоком разрешении.



     - Вот так должно быть, - указал на фотографию настоящего Артура. В подробностях рассказал, что они делали самостоятельно с их лицом. Еще раз акцентировал внимание, что сходство должно быть абсолютным, чтобы ни одна программа распознавания лиц, не могла заметить подвох.



     Хирурга делал записи в блокноте. В последствии, и этот блокнот, и все материалы, которыми располагала клиника, будут отправлены в шредер и сожжены, как только их счастливый и довольный пациент, выпишется.



     Врач пощупал лицо клиента, сделал метки фломастером, вернулся обратно за свой рабочий стол, внес еще несколько записей в блокнот. Вопросы он задавал исключительно касающиеся его профессиональной деятельности. На все остальное ему было насрать! Случай Артура, был далеко не уникальным. Уже не один десяток Бред Питов, Анджелин Джоли, и куда менее знаменитых личностей и их субститутов, покинули пределы этой замечательной клиники. Неудовлетворенным отсюда не уходил никто.



     Перед Ним оказался блокнот, там были написаны дата операции, время пребывания в клинике, и сумма.



     - Нормально, - только и сказал Гордон Гекко.



     Он достал конверт, положил перед врачом.



     - Задаток.



     Хирург пересчитал деньги, спрятал конверт в ящик стола.



     - Я накину еще три тысячи, если мы начнем в течении недели.



     Врач задумался, удовлетворительно кивнул:



     - Через пять дней, и я сделаю вам необходимые уколы, чтобы в течении этого времени, ваше лицо не доставляло вам никаких хлопот.



     - Отлично.



     Он остался доволен всем. Как профессиональными качествами персонала клиники, так и полным отсутствием любопытства у кого-то из них. Фрейд даже пошутил, что это качество, принудительно удаляли хирургическим путем, всем зачислявшимся в штат. Им даже не придется никого из них убивать. Зверь даже немного расстроился, но и для него вскоре найдутся развлечения.



     В Бангкоке наступал вечер, и как бы всем не хотелось поскорее изучить возможности ночных развлечений этого города, Он предпочел вернуться в хостел.



     - Мам, пап, привет! – качество видео связи было отвратительной. Ее ведь настраивал Артур, не WHOAMI.



     - Сынок, как ты себя чувствуешь, акклиматизация уже началась!? Как долетел? Где ты остановился? Что уже успел посмотреть?



     - Мам, давай по одному вопросу, хорошо?



     - Но я же так за тебя волнуюсь!



     - Да, мам знаю. Чувствую я себя отлично, никакой акклиматизации нет. Долетел без каких либо происшествий. Бангкок отличный город, не понимаю, почему у него такая репутация?



     - Ты еще просто не познакомился с его ночной стороной. Во второй части «Мальчишника…»



     - Андрес!



     - Кстати я не поздно звоню, разница ведь четыре часа?



     - Сынок, ты же знаешь, ты можешь звонить нам в любое время!



     - Но я мог бы в принципе звонить и раньше.



     - Делай как тебе удобно. Ты не сказал нам, где ты остановился?



     - В хостеле!



     - Сынок, мы же почти не ограничиваем тебя в финансах. Ты мог бы выбрать что-нибудь и поприличнее.



     - Не нужно. Это замечательный хостел. И здесь можно знакомиться с самыми разными людьми.



     - Ты выглядишь уставшим.



     - День был насыщенным. Лягу спать, как только пришлю вам видеоотчет.



     - Сынок, ты такой замечательный, но можешь сделать это и завтра.



     - Это не так уж и долго.



     - Тогда до завтра, приблизительно в это же время.



     - Конечно, мам. До завтра.



     ***



     Лариса Тедер с умилением смотрела, как ее сын рассказывал про храм лежащего Будды.



     «Бог никогда не посылает нам испытания, которые мы не можем вынести!» - так любила она говорить. И она каждый день, и каждую ночь, благодарила господа за то, что спас ее сына в той Харьковской мясорубке, и что дал Артуру силы, забыть этот кошмар, и вернуться к нормальной жизни. Засыпая, она была счастлива.



     ***



     Эти пять дней они провели, как и любой добропорядочный турист в Таиланде - посещали достопримечательности, съездили на острова Пхукет и Чиангмая, готовили материал для видеоотчетов, на время пока они будут в клинике.



     А эти пять ночей, как и любой не добропорядочный турист в Таиланде – посещая ночные клубы, снимая самых красивых телок, которых способны были там найти, и предаваясь всем возможным видам разврата, которые щедро предоставляла столица Таиланда, но не переходя при этом принятой обществом грани. Эту границу было еще не время переступать.



     Он и Зверь были почти равнодушны к такому время препровождения, но зато это нравилось остальным. Особенно им нравились завистливые, беспомощные взгляды, бывших ухажеров этих распущенных девиц. Права была Ирен Адлер: «Мозговитось сейчас – очень сексуальна». Отдыхать всем нужно было. Это повышало их и без того запредельную трудоспособность.



     Наступил день операции. Он остался один в командном центре. Остальных Он уложил спать, даже Зверя. Это было очень не легко, прошло уже некоторое время с момента их последнего убийства. Пришлось в течении часа скармливать ему воспоминания о той негритянке, как они миллиметр за миллиметром, хирургическими движениями, по кусочку срезали кожу с ее лица.



     Впервые за очень долгое время, они остались без его защиты. Даже у Саши, с того самого дня, и еще до появления Его, Зверь всегда был под рукой, теперь же из-за действия анестизии и других факторов, разбудить его сразу было бы невозможно.



     Он поклялся, что это в последний раз ставит их в зависимость от кого-то или чего-то, от них не зависящего. Но риск, все-таки, того стоил, два часа под ножом, и как уже говорилось ранее, ни одна проверка их не выдаст.



     Ощущать, как лезвие ножа режет твое собственное лицо, было неприятно. Зверь беспокойно ворочался, Он его успокаивал, Сам же пытаясь отвлечься на анализ ошибок, которые они могли совершить, и которые, к сожалению совершат в дальнейшем.



     Безупречных людей – не могло существовать. Главная проблема заключалась, как раз в том, что Он считал себя таковым. Не из-за гордыни или тщеславия, а просто Он так и не смог найти в них сколько-нибудь серьезный изъян, сколько бы не искал. Он был воплощением лучших качеств, всех тех, кто когда-либо существовал в их голове.



     Ошибки были неизбежны, даже были частью их работы. Вопрос заключался в том – найдется ли кто-либо достаточно умный, чтобы их заметить?



     Может мне все-таки стоило убить его тогда на площади, когда был шанс? Нет! Было правильно, оставить его живим. Интуиция меня никогда не подводила.



     Операция закончилась, действие анестезии, тоже начало ослабевать. Зверь проснулся первым. Он был растерян, напуган и взбешен. Как же так, он оставил пост совсем не надолго, и кто-то посмел их тронуть. Он рвался за руль, чтобы разорвать ненавистных докторишек в клочья.



     Пришлось отправить за руль Фрейда оставив его за старшего, а Самому полностью сосредоточиться на приведение Зверя в чувства. Невозможно было ему объяснить привычными словами, зачем Он позволил их резать!? Но к счастью, Он знал Зверя почти с самого его рождения. Путем простых и понятных Зверю аналогий, Он объяснил, что эти люди друзья, и что в конечном счете, то что они сделали, пойдет им всем на пользу.



     Скормив ему кучу воспоминаний и клятвенных обещаний, убить всех, как только они выпишутся из клиники, Ему удалось успокоить Зверя. Он не собирался трогать никого из персонала клиники. Это была бы ошибка, которую они не могли себе позволить. Но Зверь, в конечном счете, хотел просто убивать. Все равно кого, и память на лица, тем более азиатов, у Зверя была, мягко говоря, не очень.



     Когда Зверь успокоился, Он обнаружил, что за рулем теперь WHOAMI. Фрейд предоставил Ему полный отчет об операции, ее результатах, и о разговоре с их хирургом. Пока Его все устраивало. Им предстояло провести некоторое время в клинике, пока полностью не заживут шрамы.



     - Перетерпим, как-нибудь.



     ***



     Главврач искренне удивлялся:



     - На вас все заживает как на собаке!



     - На Звере! Но вы почти угадали.



     Результат операции их полностью удовлетворил. В клинике давали гарантию на свою работу – 7 лет. По истечению этого срока операцию надо было повторить. 7 лет – было более чем достаточно. При всех Его возможностях, Он знал - вторая операция им не понадобиться.



     - Хватит страдать хуйней. Пора заняться делом.


<p>


</p>



     Глава 7. Киноманы


<p>


</p>



     Для Хайзенберга настали трудовые будни. Организация нарко лаборатории – дело серьезное, даже в Бангкоке.



     Он создал пятерых временных «подручных», которые были ответственны за нахождение и доставку на место всех нужных компонентов. В дальнейшем они отвечали за распространение готовой продукции. Таким образом, если бы кто-то попытался отследить поставки товара, то был бы абсолютно уверен, что здесь задействована группа людей, но отследить никого из них, понятное дело не смог бы.



     Ему нужны были подопытные кролики, чтобы потом можно было спокойно выходить на мировой рынок. А еще Ему нужна была крупная рыба, подходящий человек, на которого Он смог бы положиться, и который беспрекословно стал бы выполнять все Его распоряжения и инструкции.



     Он начал осторожно выводить товар на рынок. Белые кролики с умилением жрали его за обе щеки, но крупная рыба пока не клевала. Слишком уж перенасыщен был Бангкок, в том числе и вполне годным товаром. Нужно было время, чтобы даже на лучшего из лучших обратили внимание.



     - Мы слишком осторожничаем!



     - Нам пока спешить некуда!



     - Возможно, но мы уже два месяца пашем как лошади! Доволен, по-моему, только Зверь!



     - Да, в Бангкоке, у нас нет никаких проблем с удовлетворением его потребностей!



     - А остальные!?



     - Что ты предлагаешь?



     - Совместим приятное с полезным, - предложил Фрейд. – Мы точно знаем клуб, где сегодня будут толкать нашу дурь.



     - У нас уже достаточно наблюдений.



     - Да там каждый второй будет под действием наших колес! Понаблюдаем, и снимем кого-нибудь. Чем плохо?



     Клуб вмещал 700 человек, сейчас в нем было 656, 453 – под кайфом, 314 – под действием «TimeLess»: «- Похоже на экстези, но намного лучше!» уверяли всех три дилера. Три контрольные группы, все по науке. Нетрудно догадаться, кому из них было веселее всего. Проблем с распространением новых колес, не возникало. Товар уже заимел себе имя.



     - Замечательно! Просто замечательно! – не мог нарадоваться Хайзенберг. - Побочных эффектов нет, вставляет не по детски! Полностью совместим с алкоголем! Я за то, чтобы толкать его в чистом виде. Не понимаю зачем портить такие замечательные колеса разбавляя их всяким дерьмом? И так прибыли будут выше!



     - В другом случае мы захватим более широкую аудиторию! – возразил Он.



     - Но так достаточно одной таблетки! А если его размешивать, понадобиться год, чтобы в теле человека накопилось вещество в нужной концентрации.



     – Если клиент выпьет баночку незадолго до намеченного срока – то гораздо меньше.



     - А сколько понадобиться времени, чтобы они поняли, что это вещество опасно?



     - Не зная, конкретно, что искать – годы исследований. Кока-колу уже почти 100 лет как не могут запретить! Им разве что листья коки запретили добавлять в свой продукт. А вспомните те капли от простуды для младенцев! От них отказывали почки. И что? Сколько времени прошло прежде чем смогли доказать что это происходит именно от этих капель!? Их запретили? Нет. Разве что заставили писать на упаковке возрастные ограничения, и даже фотографию младенца с этикетки не убрали.



     - В любом случае, мы пришли сюда развлекаться. На принятие решения у нас еще есть время! А пока выбирайте!



     Артур мечтательно посмотрел на француженку сидящую за барной стойкой.



     - Почему бы и нет. У нее оптимальная фаза цикла, и она уже приняла противозачаточные. Половина дела, считай уже сделана.



     - А откуда ты все это знаешь?



     - Птичка нашептала.



     - А! Но неужели он может почуять это даже здесь!?



     - Зверь может и не такое.



     - Какая же она классная! - Артур очутился за рулем, он был под действием «TimeLess». Никаких колес они естественно не принимали, просто Он «запрограммировал» Артура так, что тот поверил в это.



     - Как мне к ней подкатить!?



     - Осмотрись внимательно! Что ты видишь?



     - Она грустит, и кажется злая!



     - Еще бы ей не злиться! Ее тупорылый дружок, даже не смог достать им приличной дури!



     - Не удивительно! Он так смахивает на ЦРУ-шника, что ему даже Боб Марли косяк не продаст!



     - Но мы же не оставим бедную девушку в беде!? Долг джентльмена обязывает!



     - Артур хватит страдать херней! За дело!



     - Почему такая красивая девушка грустит? Угостить тебя?



     Француженка внимательно осмотрела своего нового ухажера. Ей не надо было быть агентом ОБН, чтобы понять - он под кайфом.



     «- По крайне мере у этого хватило мозгов достать колеса!»



     - Возможно, но не тем что продается на баре! – ответила француженка.



     - Я тебя понял, смотри внимательно и не моргай!



     Гудини сделал движение левой рукой, между его указательным и большим пальцем появилась монетка. Вначале она подумала, что он над ней издевается. Но вот еще одно неуловимое движение рукой, и вместо монетки, на том же месте оказалась волшебная таблетка «TimeLess», еще одно круговое движение ладонью, и таблетка с монеткой как в барную стойку канули.



     - Я не волшебник, я только учусь. Но кое-что я уже умею.



     - А ну отвалил от моей девушки! – ЦРУ-шник на полставки, вернулся, явно с пустыми руками. От этого он был еще злее.



     - Девушка этого явно не желает! Но если она скажет, я уйду.



     Француженка игриво переводила взгляд с одного на другого, вечер переставал быть томным.



     - Раз по-хорошему не понимаешь! – за то время пока он делал размах, Зверь успел бы ему отбить обе почки. Но вместо этого он аккуратно увернулся, и без замаха въехал ему в левый глаз.



     - Твою мать! А я и не знал, что так могу! Эта штука просто класс! – Артуру эти колеса нравились все больше, а француженке все больше нравился сам Артур. Ей стало интересно на что еще он способен.



     ЦРУ-шник потерялся, он даже не понял, откуда ему прилетело. К его чести нашелся тот достаточно быстро, но когда обиженный ухажер уже собирался идти в контратаку, его намертво скрутил подоспевший охранник. Это был элитный, ультрасовременный клуб, и никаких драк, которые уменьшали прибыли, руководство не допускало, в отличие от «белых» наркотиков, которые эти прибыли увеличивали, и в очень ощутимых размерах.



     - Что здесь происходит? – строго спросил быковатого вида охранник, на ломанном английском.



     Француженке размышляла недолго, еще бы чуть-чуть и она сама бы заехала этому идиоту в глаз.



     - Этот кретин к нам пристает! – легким кивком головы она указала на ЦРУ-шника.



     - Франсуаза ты…



     Что там он хотел сказать они не расслышали.



     …ебаная шлюха!». Зверь расслышал и был готов проследовать за охранником, и уже за территорией клуба отделать до полусмерти этого мудака, посмелевшего оскорбить их девушку. Но получил отбой. Он сильно не возражал!



     Охранник вышвырнул смутьяна за территорию клуба



     - А тебя правда зовут Франсуаза!?



     - Ты фанат фильма «Пляж»?



     - Да я в страну приехал из-за него!



     - Нет, меня зовут по-другому. Но если хочешь, ты можешь меня так называть. Считай это моим вторым именем.



     - Франсуаза! Тебе очень идет! А я Артур.



     - Я бы очень хотела досмотреть твой фокус до конца, Артур.



     - А что мне за это будет?



     - По-твоему я шлюха?



     - Да!



     - Нет! Но вполне возможно у меня в руке сейчас, последняя таблетка «TimeLess» на весь клуб. Так почему же я должен делиться волшебством, просто за спасибо!?



     «- По крайне мере, он не тупой. С такими даже интереснее!» - подумала Франсуаза.



     - Ты не пожалеешь! – она начала гладить рукой внутреннюю сторону его бедра, продвигаясь все ближе к промежности. Его член встал до потолка, он это почувствовал, она тоже.



     - Так что ты пьешь?



     - «Секс на пляже».



     - «Секс на пляже» и Jack Daniel's со льдом.



     Им принесли заказ. Гудини, так чтобы видела только Франсуаза, бросил колесо «TimeLess», в ее коктейль. Пока он растворялся, уже две монетки, то появлялись, то исчезали в его левой руке. Когда таблетка «TimeLess» растворилась, Артур протянул ей бокал. Монетки тоже «растворились».



     - За прекрасный вечер и его продолжение!



     Они выпили, затем повторили. Когда таблетка начала действовать она потащила его танцевать. Гудини двигался виртуозно, в его движениях было больше страсти, чем Франсуаза видЕла за всю свою жизнь, а путешествовала она немало. Время текло незаметно, недаром же эти колеса так назывались. Он же, словно человек в белом халате, бесстрастно наблюдал за белой мышкой, мечущейся в Его лабиринте.



     - Я пойду, припудрю носик.



     - Я буду ждать тебя за барной стойкой, - они танцевали без перерыва два с половиной часа.



     - Хорошее ощущение, правда?



     - Говори конкретнее?



     - 152 легких касания планшета, - продолжил Фрейд, – я специально уточнил у WHOAMI. 30 секунд…



     - 28! – встрял WHOAMI.



     - Ну, 28! И 314 человек умрут!



     ­Он начал медленно обводить взглядом танцпол. Жизнь почти половины этих людей была на кончиках Его пальцев. Он нажимает «Отправить» и…



     - Казнить нельзя помиловать. Где мне поставить запятую!?



     Франсуаза умылась холодной водой, ей это могло помочь не больше чем кирпич утопающему.



     «I'm bulletproof nothing to lose



     Fire away, fire away»



     Она и не заметила, как начала напевать эту песню.



     «- Нечего терять!? Ты это серьезно!? Хочешь отдаться ему за вшивое колесо!?» - даже в такой концентрации «TimeLess» лишь частично затуманивал рассудок. В более разбавленном состоянии, он действовал исключительно как энергетик, ОЧЕНЬ хороший энергетик.



     «- Если заартачиться, как он отреагирует?» - беда была в том, что Франсуаза сама не была уверена, хочет она этого или нет. Ее тело кричало ДА, а рассудок делал не смелые попытки протестовать.



     «- Надо его аккуратно отшить! Слишком уж он…», - она не знала какой? И сама не верила, что сделает это.



     - Артур.



     Он протянул ей свой планшет. Там была кнопка «отправить», почти на весь экран.



     - И что произойдет?



     - Просто нажми.



     Она несколько секунд заворожено глядело на кнопку. Почему то, этот безобидный треугольник ее пугал, но и притягивал, причем притягивал намного сильнее чем пугал.



     «- Да какого черта!»



     «You shout it out



     But I can't hear a word you say



     I'm talking loud not saying much»



     Песня заиграла из всех колонок в клубе.



     - Не сегодня. Еще рано. И она нам это компенсирует!



     - Ты напевала ее, когда уходила.



     - Да кто ты такой!?



     - Я волшебник, и сегодня колдую только для тебя!



     Ее захлестнули эмоции, она прижала его к себе. Их поцелуй длился, пока играла песня. ЕЕ песня! И Дэвид Гетта пел только для НЕЕ!



     Диджей был не дурак, он понял, что произошло нечто, что он не способен контролировать, но еще он был профессионалом. Так в эту ночь родился новый тренд.



     - Пошли отсюда! – песня закончилась, в отличие от «TimeLess». Франсуаза уже была готова отдаться ему, где и как бы он ни захотел.



     - Через черный вход. Не хочу делать лицо твоего бывшего друга симметричным. И там стоит моя тачка.



      Черный Гольф уносил их в ночь, прохладный воздух холодил их разгоряченные тела. Бангкок проплывал мимо них.



     - Ты хорошо водишь.



     - Спасибо.



     Левой рукой она расстегнула ему джинсы, Айртона лишь немного повело влево, но он сразу выровнял тачку, достала его уже твердый как дерево член. Правой залезла себе в трусики, играя с собой средним и безымянными пальцами.



     - Быстрее! Как в….



     Сенна прошел правый поворот в боковом заносе на скорости 130 км/час. Франсуаза знала, что он уже готов кончить и сама еле сдерживалась. Она перебросила ногу через рычаг коробки передач, оказалась на нем, начала целовать его в засос. Он был сложен как Аполлон, но мышцы были такие податливые и приятные на ощупь! Самое приятное, что она когда либо щупала. Но там где надо он был твердый. Франсуаза ввела его в себя.



     - Я сейчас кончу!



     - Не переживай! Можешь кончать в меня!



     - Боже! – они ощутили оргазм одновременно. Машину начало заносить. Занос длился шесть секунд, их оргазм – семь.



     Вы когда-нибудь кончали в девушку, находясь за рулем тачки, вращающуюся волчком на скорости почти 100 км/час? Если бы не троекратный чемпион Формулы 1 за рулем, это длилось бы до первого столба.



     Не пытайтесь этого повторить! Серьезно!



     - Блять, Айртон! Как же жалко, что ты этого не видел! Но ничего, мы покажем тебе повтор!



     - Сука, это не смешно! – Он сам был в таком состоянии, что едва ли был способен злиться. Даже Зверь согласился, что это почти также приятно как убивать! – Мы чуть не погибли!



     - Артур ты просто БОГ!!! Я хочу еще!



     - «TimeLess» не должен так действовать!



     - При чем тут «TimeLess»!? После такого даже мать Тереза стала бы трахать все что движется!



     - Франсуаза мы могли погибнуть!



     - Но все же закончилось хорошо! Да ты лучше Криса Хемсворта *фильм Гонка*, и не только как водитель! Никогда не думала, что такое скажу!



     - В трех минутах отсюда есть отель. Мы снимем там виллу.



     - Ну как хочешь, трусишка!



     - Босс! Чё ты так резко кайф ломаешь!



     - Мы едем в отель! Натрахаемся и там в волю! – Сенна предоставил Ему отчет. Вероятность того, что Гольф все-таки бы перевернулся была 37%. Может и не так много, они были пристегнуты, у них был Зверь. Но если бы даже Франсуаза выжила, это привлекло бы слишком много внимания. Им это было не нужно.



     ­­- С нами все в порядке! – Артур открыл окно, поднял вверх большой палец. У местного чуть ли глаза из орбит не вываливались.



     - Ёбанутые, озабоченные американцы!!! – он сел на свой мопед и уехал.



     Артур с удивлением обнаружил, что двигатель гольфа даже не заглох. Сенна довез их до отеля, настолько быстро, насколько это было возможно.



     Персонал отеля даже не удивился. Возбужденная парочка врывается на рисепшен посреди ночи, что тут странного, тем более в Бангкоке.



     «- Черт, а я застегнул штаны после…» - Артур и не заметил, как оказался на песке. Над ним были звезды, на нем обалденной красоты девушка, уже полностью раздевшаяся выше пояса. Луна освещала ее идеальную грудь третьего размера.



     - Я нашел свой идеальный пляж!



     - Это ведь только начало!



     Франсуаза стащила с него джинсы, начала сосать его член, временами заглатывая его по самые гланды.



     А у нее есть потенциал!



     Долго они не выдержали. WHOAMI спустил ей прямо в глотку. Она не была против. Но флаг на мачте даже и не думал спускаться. Он во второй раз оказался в Франсуазе. Она начала двигать бедрами, вперед назад вверх вниз, постепенно увеличивая темп.



     - Да детка, веди! – Гудини любил, когда она была сверху. WHOAMI и Хайзенберг тоже, и Франсуаза могла удовлетворить их всех, и не один раз.



     Когда вы занимаетесь сексом на пляже отеля, будьте готовы, что за вами будут наблюдать. Он знал наверняка, что на них смотри три пары любопытных глаз.



     - Пяльтесь на здоровье! Трахаем то ведь ее МЫ!!!!



     Ему нравилась власть, большинству из них тоже. Поэтому когда даже Франсуаза устала от этой бешеной скачки, Он потихоньку начал перехватывать инициативу.



     Сначала Он поставил ее раком, любимая поза Артура, и тот, теперь уже не сдерживаясь, начал прочищать ее трубу. Он до конца еще не избавился от комплекса девственника. Франсуазе это нравилось, о чем свидетельствовали ее полные восторга тихие постанывания.



     Айртон, предпочитал чтобы она лежала на боку, с закинутой за шеей Левой ногой.



     Когда все наигрались, настала Его очередь. Франсуаза лежала перед ним распалстаная на животе, Он полностью ее обездвижил, раздвинул ей ноги. Она не сопротивлялась, все, что она могла это предвкушать. Франсуаза желала, ощутить в себе Зверя.



     В момент проникновения, Он любил сливаться со Зверем. Они начали ритмичные движения, заполняя ее всю. Когда она уже готова была кончить, Зверь начал ее душить, не переходя грань, Он это контролировал, чтобы максимально возможно увеличить удовольствие. Франсуаза впервые в жизни, закричала от удовольствия, по настоящему, не сдерживаясь.



     Когда волна спала, Он посадил за руль Артура. Слез с нее, Франсуаза получила возможность пошевелиться. Если бы не «TimeLess», она бы точно потеряла сознание от такого, но теперь и это было удивительно даже для Зверя, она почти сразу захотела еще.



     - Они на нас пяляться! – Франсуаза прижалась к своему любовнику, целовать его шею в засос. Постояльцы и персонал отеля, не на шутку перепугались от этих криков. Но убедившись, что девушка была не против, начали неохотно и с завистью разбредаться по своим норам, постоянно оборачиваясь, ожидая продолжения.



     - Тебя они смущают!? – спросил Артур.



     - Нет, но хотелось бы найти более уединенное место для продолжения. Ты ведь еще хочешь!?



     - Еще бы!



     - Тогда как в Гаттаке! Кто первый струсит, отсосет победителю! – Франсуаза поднялась с песка и грациозная как Ариель, прыгнула в воду. Артур залюбовавшись зрелищем, даже забыл, что ему надо ее догонять.



     Артур был слабаком, он скорее бы утонул, чем ее догнал. Для Зверя особого труда это не составило, но перегонять он ее не стал.



     - Пора возвращаться! – наконец не выдержал Артур.



     - Струсил!?



     - Нет. Но прикидываю, что будет, когда действие таблетки закончиться!



     - Тогда признай что проиграл!



     - Сдаюсь на милость победителя! – Франсуаза обвилась вокруг него, у него снова начал вставать. Но без твердой опоры под ногами, далеко даже «TimeLess» их бы не завел.



     - Детка, нам все-таки надо найти почву под ногами.



     - Этот островок совсем рядом, поплыли к нему, и так ты вернешь мне должок!



     ***



     Атхúт Тярёнвонг, тайский рыбак почти с 20-ти летним стажем, почти каждое утро приплывал на этот островок, порыбачить несколько часиков. Он был близко от его работы в одном из отелей, и находился слишком далеко от берега, чтобы кому-нибудь взбрело в голову заплыть сюда в такое время, перед рассветом.



     В этот раз он был сильно удивлен, даже снасти разложить не успел. Сначала он подумал, что видит прекрасную галлюцинацию. Девушка, прекрасная словно Артемида, имя он случайно услышал от одного из туристов, заинтересовался и погуглил, появилась из воды. Она была полностью обнаженной. Девушка его не заметила, поскольку его почти полностью скрывала листва, зато он мог рассмотреть каждую деталь ее тела.



     - Богиня!



     У Атхита отвисла челюсть, его даже судорога схватила, настолько сильно открылся его рот. Глаза вылупились как у мопса. Если бы ему влепили в этот момент затрещину, они бы тоже выпали как у бедной собачки. Сейчас, он был наименее похож на азиата, чем все остальные азиаты.



     Почти сразу за ней из воды, тоже полностью обнаженный, появился парень. Атхит, пусть он и не мог оторвать глаз от прелестей девушки, отметил про себя, что они приплыли не на лодке.



     До ближайшего берега было 3,5 километра, а им даже отдышаться не надо было. Парень опрокинул ее на песок, и сразу стал вылизывать ей промежность. Девушка стонала от удовольствия.



     «- Они либо наглотались конских стимуляторов, либо члены национальной олимпийской сборной по плаванию!»



     Девушка кончила, с криком, но вместо того чтобы успокоиться, повалила парня на спину, почти борцовским приемом, запрыгнула на него, словно cowgirl из американских вестернов…



     Глобализация, мать его!



      …, и начала иметь его, словно тот был безвольной сексуальной куклой.



     После того как она кончила во второй раз, парень перехватил инициативу. Теперь уже он имел ее и в хвост и в гриву.



     Атхит, даже забыл, что нужно моргать.



     Натрахавшись в волю, молодые люди, немного полежали на песке. Атхит был уверен, что после такого, они тут же вырубятся, но нет! Они о чем-то поговорили, он не расслышал о чем. Первая встала девушка, она игриво поманила парня за собой, и прыгнула в воду. Молодой человек поспешил за ней.



     - Пиздец! – Атхита трясло, глаза заливал пот, во рту пересохло так, что язык прилипал к небу, и он уже готов был хлебать морскую воду. – Наглотаются всякого дерьма, и устраивают тут, понимаешь!



     - Я тоже так ХОЧУ!!!! – бедный Атхит, заплакал с горя. Побросал свои снасти обратно на лодку, он так и не расчехлил их до конца, и погреб на работу, проклиная тот день, когда взял удочку в руки.



     ***



     Действие «ТImeLess» закончилось за километр от берега.



     - Босс она не доплывет!



     - Рановато, закончилось!



     - С учетом интенсивности, как раз!



     - Зверь, только аккуратно, доставь нас всех, и ее в том числе до берега!



     Зверь не был в очень большом восторге тащить ее на себе километр, но их видели слишком много людей, легче было дотащить ее буксиром до берега, чем потом объяснять, где следует вылавливать ее труп. Его отвага была вызвана чистой рациональностью.



     Франсуаза прижималась к Артуру (она так думала), как обессилевший котенок. Он отнес ее на руках в их бунгало.



     Настоящая романтика, Ёпта!



     Она заснула у него на руках, он бережно опустил ее на кровать.



     - Спящая Артемида!



     - Босс, нам бы тоже не помешало поспать!



     - Три часа!



     Если спать правильно, трех часов вполне достаточно для человека, чтобы полностью восстановить силы, после любых нагрузок. Доказано еще во времена холодной войны. Представьте, какие средства были вынуждены вбухивать США и СССР в своих шпионов! Не для того, же чтобы они спали, треть своего и так короткого существования!



     - Иди работай на страну, сука!



     Спать им не надо было в принципе, но они в совершенстве владели данной методикой. К тому же сны иногда были полезны, особенно для Зверя.



     Через три часа они проснулись. WHOAMI проверил «удочки», одна из них начинала слабо проклевываться. Это вполне могла оказаться интересующая их рыба. И в отличие, от бедного азиата, без улова они не останутся!



     - Мы же не можем ее так оставить! Она торчит нам отсос!



     - Гудини успокойся! Найдем другую шлюху, которая тебе отсосет!


<p>


</p>



     Глава 8. Рыбалка


<p>


</p>



     Сомчай Намунг нервничал. Сегодня был самый важный вечер в его жизни. Если ему удастся убедить босса, этого хитровыёбаного японца, в перспективности предложенного им проекта, его жизнь, как и жизнь всей его семьи, измениться навсегда. Он даже еще не представлял, НАСКОЛЬКО уже изменилась их жизнь.



     - Ради! – позвал он. Через десять секунд дверь его кабинета открылась.



     - Да, дорогой, - в кабинет Сомчая вошла великолепно сложенная тайка, его жена. Именно о таких мечтают многие американцы и европейцы отправляясь в Бангкок. В нарко бизнесе были и свои плюсы. Ради знала, как доставить удовольствие, не даром же ее так звали.



     Семья Сомчая, и его прислуга, занимали весь 8-й этаж, девяти этажного дома в 9-ти минутах езды от центра Бангкока (если ехать в три часа ночи, миную знаменитые местные пробки). 7 и соответственно 9 этаж, пришлось полностью отдать в распоряжение многочисленной охраны Сомчая. У нарко бизнеса, были и свои минусы.



     Первые шесть этажей занимали обычные тайцы. Если бы кто-то додумался штурмовать это здание, то столкнулся бы с не меньшими трудностями, чем герои прославленного фильма «Рейд».



     - Господин Хироки, приезжает через 15 минут. У нас все готово!?



     - Конечно дорогой! За детьми присматривает Мали, чтобы они сильно не разыгрались и не помяли костюмы. Пэй уже накрыла на стол.



     - А суши? – это был наиболее волнующий Сомчая момент.



     - Ох и намучились мы с Пэй…



     - Неужели так сложно завернуть этот ёбаный рис и сырую рыбу в водоросли!?



     - Конечно же нет дорогой! Мы с Пэй постарались на славу! – вернее это их повариха Пэй постаралась на славу. Бедняжка знала, что если сделка сорвется из-за кривого ролла, то она скоро сама превратиться в суши, а ее детей отправят на панель.



     - Хорошо, хорошо, - Сомчай нервно потирал виски.



     - Дорогой, может я…



     - Нет, Ради. Ступай. Подумай еще, пока есть время, может мы что-то упустили!



     - Да, дорогой, - Ради ушла. Сомчаю оставалось лишь нервно сидеть за своим рабочим столом. Он уже почти жалел, что ввязался во все это, но разве у него был выбор, мимо такого невозможно было пройти.



     «Приходить рано, так же неприлично, как и опаздывать!». Господин Хироки был воплощением истинного японца. Ровно в 8 вечера, без 13 секунд, он позвонил в дверь апартаментов Сомчая. Дорогого гостя вышел встречать сам хозяин, во главе всего семейства разуметься.



     Долгие приветствия, завершились традиционным обменом подарками. Сомчай подарил господину Хироки, три самых редких бейсбольных карточки, которые только сумел достать, молясь чтобы хотя бы одна оказалась для него новой. По виду господина Хироки, понять это было невозможно.



     «- Старание в счет идет!» - пронеслось в голове у тайца, - «Или это не про них!?»



     В свою очередь японец вручил Сомчаю две очень красиво завернутых коробочки. Тайец не знал, следует ли ему их немедленно раскрыть, а если он неаккуратно разорвет такую красивую обертку, не будет ли это плохим тоном. Он передал подарки жене, та щебетала всевозможные благодарности, потом передала их Пэй. Та в свою очередь просто унесла их от греха подальше.



     Японец не выказывал никаких эмоций, было не понятно, он доволен приемом или сейчас уйдет.



     - А это мои дети! – радостно схватился за соломинку Сомчай. В конце концов, их для этого здесь и построили.



     - Конишоай! – почти синхронно сказали две старшие девочки, Нари и Суда. Они были погодками, им было 9 и 8 лет соответственно. Они не очень-то дружелюбно относились к незнакомому дяде, но виду не показывали. По крайне мере, им удалось хоть как-то объяснить важность происходящего, пригрозив последующими санкциями в случае непослушания.



     - Кончай! – а вот младшенький – Таксин, даже и не пытался скрыть своих враждебных отношений. 6-ти летний хулиган, настоящий «источник счастья» в доме, разве что язык не показывал. Ему тоже пытались пригрозить, но когда, да и кто выполнял эти угрозы. Счастье, так и било из этого мальчугана. Сейчас он должен был смотреть мультики! И думая, что этого никто не замечает, кривлялся незнакомому дяде.



     Дети тоже вручили свои поделки господину Хироки, которые их заставили лепить, вырезать и клеить почти весь вчерашний день!



     Японец расцвел в почти искренней улыбке.



     «-Ёбаный мудак! Ратуешь за семейные ценности, а сам, хитрожопая мразь, просто прикрываешься моей семьей. Кто же захочет устроить резню в собственном доме, на глазах собственных детей!?»



     Праздничной процессией, возглавляемой неугомонным Таксином, они отправились за стол, есть пресловутые суши. Господин Хироки ел их, по крайне мере без видимого отвращения.



     «- Хоть здесь пока все нормально!»



     Детям подали более традиционные, пускай и праздничные закуски. Старшие девочки ели молча, вежливо отвечая на задаваемые им вопросы господина Хироки. Таксин нетерпеливо вертелся, каждая минута сокращала выделенное ему время на мультики. Отец сегодня вряд ли был в настроении торговаться, он позволял многое сыну но не все!



     - Я тоже хочу эти рулеты! – заныл мальчуган.



     - Таксин мы же тебе объясняли, - начала выговаривать ему мать.



     - Но мам!



     - Можете мне поверить молодой господин, - начал Хироки. – Как истинному ценителю японской кухни, что данная еда действительно не предназначена для детей. Но думаю, чтобы сгладить обстановку, мы могли бы в качестве исключения перейти к десерту. Время идет, а у нас с вашим мужем еще есть что обсудить. Вы ведь не против, госпожа Намунг!?



     - Ну что вы! Я сама уже хотела это предложить!



     «- Сука! Сука! СУКА!!!! Ему не понравились ёбанные суши! Я пущу на фарш эту повариху!!!»



     Подали мороженное, Таксин первым с ним разделался, и с чувством выполненного долга ринулся из-за стола за заслуженным вознаграждением, в виде вечернего просмотра мультиков. Нари и Суда почти также быстро расправились со своими порциями, вежливо раскланялись и ушли.



     - Как же жалко, что ваша семья не смогла приехать, - начала Ради. – Я так хотела бы познакомиться с вашей женой!



     «- Я скорее отправлю свою семью в Гондурас! – подумал господин Хироки».



     - Может быть в следующий раз.



     Они поговорили еще немного, уже собирались вставать, когда из соседней комнаты вышел Таксин. Он без каких либо зазрений совести срывал обертку с подарка господина Хироки. Мальчуган первым вспомнил, про забытые всеми коробочки.



     - Таксин! – вскричали одновременно Ради, и бледная как полотно Пэй, вбежавшая в комнату следом за своим подопечным.



     «- Я ее точно убью!»



     - Ничего, ничего, - вступился за мальчика Хироки. – Я уж думал, когда вы про них вспомните!



     - Фу! Книга! Я думал, это конфеты! – Таксин вручил книгу отцу, и с оскорбленным видом удалился. Про вторую коробку он и не вспомнил.



     Сомчай быстро прочитал аннотацию. В этой книге шла речь, про одного англичанина, успешного предпринимателя, который во времена британской империи, организовал бесперебойное выращивание кокаина по всей территории индийских колоний, ощутимо пополнив, таким образом, бюджет родной страны. Он был истинным патриотом. За выдающиеся заслуги перед отечеством, ему поставили памятник в Лондоне, который стоит там, и по сей день.



     - Я обязательно прочту! – Сомчай воспрял духом. Это безусловно был намек, что мистер Хироки, догадывается о чем пойдет речь, и уже заинтересован в этом.



     - Рад, что вам понравилось, но пора переходить к делу.



     Они направились в кабинет Сомчая.



     - Переходи сразу к делу!



     «- Суши ему точно не понравились, но хоть не настолько, чтобы он ушел!»



     Сомчай достал три таблетки «TimeLess», положил на стол.



     - Ты позвал меня, чтобы разрекламировать свою новую дурь!?



     - Технически, - замялся Сомчай. – Это не наркотик!



     - А не технически!?



     - 100% высококачественный товар. Лучшее, что я когда либо пробовал!



     - Ты сам жрешь дурь которую толкаешь!? – спросил Хироки.



     - Нет! Но тут не удержался. Слишком уж отзывы были положительны.



     - Такого дерьма полно в каждой аптеке!



     - Но это что-то абсолютно новое! Мои ученые даже близко не смогли понять, что это такое!?



     «- Не удивительно» - подумал Хироки. Он сам несколько дней назад отдал приказ своим людям достать образец. Но товар исчез, поскольку всегда разлетался как горячие пирожки в голодный год. Достать образец стало почти нереально.



     «- Ты обратил на него внимание раньше всех. Поэтому я с тобой и разговариваю!» - подумал Хироки.



     - В любом случае, чтобы узнать рецепт, нужна лабораторная крыса! Кого вы нашли!?



     - Вот это самое странное, - Сомчай боялся этого вопроса, но обойти его было невозможно. – Мои люди, точно знали, что к лаборатории имели отношение 5 человек: два американца, европеец, и вроде двое местных. Но когда их попытались взять, лаборатория была полностью уничтожена. И никаких следов ни препаратов, ни их самих.



     - Гонсалеса посылали!?



     - Да.



     - И…



     - Он и его люди уже четвертые сутки переворачивают весь Бангкок вверх дном. – ответил Сомчай. - Ничего.



     - Это странно. Либо они намного умнее чем мы думаем, либо ты пытаешься от меня что-то скрыть!



     - Клянусь…



     - Оставь свои клятвы при себе! Что ты предлагаешь делать с этим дальше!?



     - Я думал если вы подключите своих людей…



     - Зачем тогда ты мне нужен!? Получается что кроме этих трех таблеток, - Хироки сгреб все три колеса в ладонь, - тебе нечего мне предложить!



     «- Какое же я ничтожество, по сравнению с ним!»



     - Я был уверен, что к этому времени, Гонсалес уже сможет рассказать нам что-то конкретное.



     Хироки вертел колеса в правой руке, раздумывая, не принять ли самому таблеточку, и хорошенько потрахаться. В последнее время ему выпадали одни серые будни, а то, что он уже слышал про эти таблетки, было действительно впечатляюще.



     Они не вызывали непосредственного возбуждающего эффекта. Хироки читал отзывы. Вы могли принять их, и спокойно, не перевозбуждаясь, всю ночь разгружать вагоны, или составлять квартальные отчеты. Но если вы уж планировали включить хороший трах в свое расписание, «TimeLess» действовал выше всяких похвал.



     - Тебе есть еще, что мне сказать!?



     - Нет.



     - Тогда все, - Хироки встал, Сомчай сразу подскочил с кресла вслед за ним. – Если что-нибудь найдешь…



     «- Хотя я в этом сильно сомневаюсь!»



     …, немедленно свяжись со мной! В любое время!



     - Конечно!



     - И еще! В следующий раз, просто закажи суши из приличного ресторана! А пацана по японской системе воспитываете!?



     Сомчай смог лишь кивнуть.



     - Это правильно!



     Проводил своего гостя до лифта. Когда створки за ним закрылись, он обессилено оперся о дверь собственной квартиры.



     «- Я делаю это ради них!» - Его семья была для него смыслом жизни. Он не допустит, чтобы ни один из его детей, подобно своему отцу, шлялись по улицам этого города, голодные и без копейки за душей. Его детей ждало прекрасное будущее. Оксфорд, Кембридж, только выбирай.



     Особенно Тасхин! Сомчай любил его до безумия, возможно даже слишком много ему позволял.



     - Сынок, все это для тебя! Но когда же все это кончиться!?



     «Все это» началось, через секунду после того, как бронированный Мерседес Хироки, завернул за ближайший угол. А кончилось ровно через три минуты.



     За это время, отряд морских пехотинцев, успел бы разве что полностью развернуть свои ряды. Великий Леон, к этому моменту, уже вероятно штурмовал бы второй этаж. Зверю вполне было достаточно по одной минуте на каждый.



     У него было два автомата Heckler & Koch, с увеличенными магазинами, на 100 патронов, каждый из которых автомат опорожнял меньше чем за 8 секунд. 12 магазинов бронебойных пуль. Достать все это оказалось даже проще чем снять проститутку.



     Первую минуту Зверю было даже не интересно, он расстреливал их как овец на бойне. Вторую минуту, ему хоть пытались оказывать какое-то подобие сопротивления, но никто так и не сделал в его сторону хоть бы одного прицельного выстрела.



     Его пульки проходили через бетон и сталь как сквозь масло, он чувствовал дыхание своих жертв, ощущал вибрации их шагов. Со стороны даже могло показаться вначале, что он вслепую гасит по стенам и потолку, но каждая пуля, преодолев такое незначительное препятствие как стена, попадала в цель.



     Это была бойня, из последних трех этажей этого здания не выжил никто. НИКТО. Сомчай попытался спасти свою семью в комнате страха, бронированном кубе, на который была отведена часть второго этажа, и даже Леон, не успел бы их перехватить. Но штурм вел Зверь. Это у Сомчая и его семьи не было ни единого шанса.



     Третья минута была самой веселой. Даже с детьми может быть весело, если приберечь их родителей на потом. Зверь уже усвоил эту формулу.



      Ему пришла в голову аналогия с хоккеем. Вратарь в полной амуниции закрывал собой почти все пространство ворот, но Зверю было достаточно и щели, тем более что забрасывать ему надо было не шайбы.



     Прислуга и их мать, смогли закрыть Тахсина, Нари и Суду, на 94%. Удивительный результат, но все равно не достаточный, особенно учитывая бронебойные пули.



     Очередь, очередь, очередь. Результат – взрослые покалечены, кости раздроблены, но их раны, даже совместимы с жизнью, пока. Мозги из трех черепушек забрызгали все три метра отделяющих их от безопасной комнаты страха.



     Я оказываю вам услугу! Прикиньте вам все это пришлось бы убирать!



     У Ради были раздроблены обе коленных чашечки, еще три пули прошили ее грудь и живот, но она смогла подняться и броситься на Зверя.



     Возможности человеческого тела - воистину безграничны!



     Очередь. Результат – 7 новых дырок, звук падающего мешка с рисом.



     Сомчай был все еще жив, когда его жена, упала рядом с ним, узнать ее уже было невозможно. Его ноги, были фактически отпилены, в районе колен, плечи раздроблены, две пули пробили ему позвоночник, что характерно, в одном и том же месте. Зверь уже начинал выделываться.



     - Кончай!



     Очередь, снова очередь, перезарядка, очередь. Фотки на память, и не только. Баллоны с напалмом. Детонатор.



     Огонь очищает.



     ***



     Любопытство – сильнее страха. Тем более любопытство толпы. Она начала собираться даже еще до того как стихли последние выстрелы. Два мощных взрыва тоже особо на зевак не подействовали. Через три минуты, все три верхние этажа здания, объяло пламя. Горело оно до самого утра. Прекрасная свечка, на именинном тортике Бангкока. Что еще нужно праздношатающимся туристам.



     Руки так и чесались пустить пару очередей по этим баранам, и Зверь тут был не причем.



     Полиция, пожарные, скорые, вскоре и военные, толпа зевак, никто не обратил внимания, на хилого паренька, выбегающего из здания, вслед за остальными горе погорельцами.



     Через минуту, Айртон вскочил на мотоцикл припаркованный в двух кварталах, закинул за спину рюкзак, там были еще два Heckler & Koch, и патронов в достаточном количестве, чтобы уничтожить половину местных нарко дилеров. Он погнался вслед за бронированным Мерседесом Хироки. Учитывая Бангкокские пробки, Сенна очень скоро его догнал.



     ***



     - Ёбанный Бангкок, ёбанные пробки! Жене что ли позвонить!? – карман приятно согревали три таблетки «TimeLess», невероятно, но вполне возможно – последние на весь Бангкок. Он уже составил план на вечер, позовет двух своих любимых девочек, проверит, насколько хороши эти колеса. А пока ему следовало побыть хорошим семьянином!



     - Привет родная!



     - Акиро! Я думала ты позвонишь позже, сейчас девочек позову.



     На экране появились двойняшки, чуть за ними стояла его жена. Эти три девушки, были, если и не занимали всю его жизнь, то уж точно были огромной ее частью. Он любил свою семью. Ну ходил Акиро иногда налево, что с учетом его работы…, впрочем не нам его судить.



     - Пап привет! Когда ты приедешь домой.



     - Не раньше чем через месяц, но точно успею на твое день рождение дорогая.



     - Пап, мы тебя плохо слышим, ты пропадаешь!



     Картинка задергалась, затем пропала совсем, затем появилась снова, четкая, но без звука, Мико пыталась настроить прерванный сеанс связи с отцом, что-то нажимала на ноутбуке. Затем картинка съехала в правую часть ноутбука Акиро, там все еще была его семья, живые и здоровые, разве что немного досадуя на качество предоставляемых услуг местного интернет провайдера. В левой части экрана была фотография Таксина, без задней части черепа, он выглядел, не живим и не здоровым, и проблемы с интернетом, его уже никогда не будут волновать.



     Счастливчик!



     Затем Таксина сменили Нари и Суда, все в крови, и ошметках мозгов, человеческих внутренностей и дерьма. Акиро почти ощутил этот запах, он был ему не так уже и не знаком. Одна из девочек, уже невозможно было понять кто, не прибегая к услугам их стоматолога, была придавлена той самой поварихой, которая так отвратительно готовила суши. Она все еще словно пыталась ее защитить.



     Акиро только и мог что переводить взгляд с левой части экрана в правую. Вот его семья, вот Таксин, с вытекшим левым глазом. Вот его жена, вот, Суда, или Нари, из горла у нее торчит, что именно не понятно, но что-то торчит. Взгляд стеклянный, как у трупа.



     «Стоп! Она же и есть труп!»



     Вот Мико, взгляд такой преданный, она все еще надеться, что интернет провайдер образумиться, и она снова сможет поговорить с любимым папочкой.



     Акиро сумел оторвать взгляд от ноутбука. Его Мерседес беспомощно пыхтел посреди перекрестка, вызывая недовольство, и в то же время издевательские возгласы, объезжающих их по тротуарам мопедистов и не только.



     - Чхен, ёбаный ты в рот! Езжай!!!!



     Очередь. Акиро забился в складках Мерседаса, так низко как мог, прикрывая голову руками.



     Снова очередь. Крики. Дымовые шашки. Из окон Мерседеса уже невозможно было ничего разобрать, разве что силуэты его охранников, беспорядочно бегающих вокруг тачки. Если бы Акиро смотрел.



     Очередь, несколько очередей, много очередей. Звуки рикошетящих по салону пуль. Мерседес был бронирован настолько насколько это было возможно. Но маленькие жужжащие подружки великолепного Heckler & Koch, умудрялись проникать сквозь стекла, пускай и очень ослабленные, способные лишь поцарапать.



      Чхен, съезжающий по боку Мерседаса, заляпывая его кровью. Звук открывающейся двери. Акиро взяли за шкирку, и словно тряпичную куклу, вернули в вертикальное положение.



     Перед ним был…



     «- Нет не человек! Нечто! Взгляд! Демон!» - память услужливо подсунула ему образ, японского божка пожирающего детей, которого он до нервного тика боялся в детстве. В какой-то момент он и вправду увидел его перед собой.



     Звук закрывающейся двери. Оно открыло ноутбук перед ним. Теперь там была его жена, и Мика, наверное упрашивающая мать сменить интернет провайдера. Никакого Таксина, слава всем богам, иначе он потерял бы сознание.



     - Пожалуйста!



     - Тебя мы не убьем в любом случае!



     Две секунды до него доходил смысл этих слов. Затем на экране снова появился Таксин.



     - Нет!!!! Не трогайте мою семью!



     - А это уже от тебя зависит!



     - Что вам от меня нужно!?



     - Гарантий!



     - Да что угодно…



     - Заткнись и слушай! – этот голос вжал Акиро в кожаное кресло Мерседеса сильнее любого тарана. Он слушал.



     - Я здесь для того, чтобы задать тебе всего один вопрос, и если ты ответишь на него правильно, и Я тебе поверю, они будут жить!



     На экране ноутбука снова была его семья.



     - Если ответ Меня не устроит, или Я тебе не поверю, они умрут на твоих глазах, но в отличие от счастливого Сомчая, пережившего своих детей лишь на 7 секунд, ты будешь жить, и знать, что ты не только мог их спасти, но и дать им все, что вообще можно дать своим детям!



     Он слушал. Акиро еще никогда не мыслил так ясно.



     - Ты с нами?



     С его губ чуть не сорвался глупый вопрос: Что вы имеете в виду? Не сорвался, Акиро был умным человеком. Он понял, что если бы сказал это вслух, то в лучшем случае увидел бы свою семью уже сразу мертвыми.



     - Да, - сказал он вслух. – Я ваш. Я сделаю все, и в точности как вы мне прикажете!



     Это нечто протянуло к нему правую руку, Акиро не смел шевелиться, он ждал, поверили ему или нет. Существо достало из его кармана три таблетки «TimeLess».



     Поход по шлюхам придется отложить!



     - Я тебе верю! – Звук открывающейся двери. – И смотри на это по-другому! Скоро у твоей семьи будет все! И никакой наркоты.



     Его снова взяли за шкирку, вернули на его прежнее место, на полу Мерседеса. Заботливо завели руки за голову. Звук закрывающейся двери.



     Очередь, снова очередь. Звук чего-то очень тяжелого бьющегося в окно Мерседеса у него над головой. Словно и не было этого странного визита.



     Господин Хикори отделался лишь царапинами. Через три дня он обнимал свою семью в Токио. Думая, что ради них сделает все, и еще много чего НЕ сделает. Против такого лучше на пути не стоять, а если оно потащит тебя за собой, что ж, по крайне мере нужно попытаться извлечь из этого максимальные преимущества. В конце концов, если бы Сомчай предал его, он сделал бы все почти точно так же. Даже детей. Это был жестокий бизнес, что тут скажешь.



     И обнимая их, ему мерещился шестилетний Таксин, с двумя дырками в голове, разворачивающий книгу, про предприимчивого британского нарко барона, которому в Лондоне стоял памятник.



     Через месяц он вернулся в Бангкок, пришли первые инструкции. Таксин все еще мерещился ему. Он выполнил их в точности. Затем следующие, ну и так далее.



     ***



     - Сынок, с тобой все в порядке!? Мы так волновались! Почему ты так поздно? Почему ты не позвонил нам вчера!?



     Было 22:17 по, то есть на 13 минут позже, чем он выходил с ними на связь. В среднем.



     - Мы на вчера вроде и не договаривались.



     - Но то, что говорили в новостях…



     - Мам я не читаю новости. Зачем мне это надо!?



     Действительно, Артур. Мы и есть новости!



     - Вчера в Бангкоке произошел страшный пожар и перестрелка.



     - Мам, я уже три дня как живу в хостеле на острове Пхукет. Меня там и близко не было. Я думал, я вам это говорил.



     - Нет не говорил!



     - Прости, мам. Просто в последнее время…, - Артуру было все еще сложно об этом говорить. Он был тонкой натурой, и больно переживал отъезд Франсуазы.



     - Ты нашел свой идеальный пляж!? – спросил отец. Артур даже немного покраснел, вспоминая Франсуазу верхом на нем.



     - И как она?



     - Ты хотел сказать пляж!?



     - Нет! Я сказал, то, что я и хотел сказать!



     - Ее зовут Франсуаза. Она француженка.



     - Ее, правда, так зовут?



     - Пап, это распространенное французское имя. Вчера вечером она улетела домой.



     - И ты не попытался ее остановить? – с укором спросила Лариса Тедер.



     - К сожалению это не французское кино конца 60-х. И она ведь приехала в Бангкок, да!?



     - А ты сказал ей, что ты писатель!?



     - Мам, никакой я еще не писатель, я и свой первый сценарий пока не закончил.



     - А когда закончишь? – спросил Андрес.



     - Сегодня.



     - Ух-ты, поздравляю!



     - Но…



     - Лариса, у нашего сына сегодня очень важный день, вернее уже ночь. Мы должны дать ему возможность сосредоточиться.



     - Но ты ведь дашь нам его прочитать?



     - Вы посмотрите фильм.



     - Ты обещаешь?



     - Да, мам. Обещаю.



     - Тогда спокойной ночи сынок.



     - Вернее творческой ночи, - поправил жену Андрес.



     - Мам, пап, я вас очень люблю.



     - Мы тебя тоже сынок. Пока, - связь прервалась.



     - Итак маэстро, Кинг. Вы подтверждаете слова Артура!?



     - Да. Мне нужно еще четыре часа.



     - Они у вас есть.



     - На какой концовке мне остановиться?



     - Напомни нам всем, Стивен. Что у нас есть?



     - Вариант 1: Хэпи Энд. Он в больнице, серьезно ранен, говорить не может, но обязательно поправиться, обнадеживает их врач. Она рассказывает ему, что как только он поправиться, они сразу осуществят, теперь уже их общую, самую большую мечту, встретить рассвет на Везувии. Рассвет это старт новой жизни. И самый сок. Пусть он весь в бинтах и не может говорить, это все равно первый раз, когда они могут «говорить» смотря друг другу в глаза, и для этого им не нужна…



     - Соплей много! Переходи ко второй.



     - Вариант 2: относительный Хэпи Энд. Он на Везувии. Рассвет. Он развевает ее пепел. Он находит в себе силы жить дальше в память о ней и…



     - Ясно, третий вариант?



     - Ее предурошный отец убивает их обоих.



     - Поставим вопрос на голосование?



     - Первая концовка!



     - Вторая!



     - Да правильно сделал ее папаша, жизнь боль! Пусть будет третья!



     - Напиши все три, - Он оборвал этот балаган. – Выберут продюсеры.



     - Ты в этом так уверен?



     - Учитывая биографию Артура, да!



     ­­Стивен Кинг закончил третью концовку в 2:24 ночи по местному времени. Артур сразу разослал чистовой вариант сценария, по выбранным ими киностудиям.



     Теперь работал в основном WHOAMI, продолжая составлять биографии возможных кандидатов, но выходить с ними на связь, даже на личный контакт, было рановато. У остальных появилась куча времени, чтобы насладиться более традиционными вариантами досуга. Зверь то был сыт, снова очень надолго.



     Он рассчитывал, что с Артуром свяжутся в течении 5-6 недель. Первое предложение они получили через три. Он даже получил возможность выбирать.


<p>


</p>



     Глава 9. До премьерный показ


<p>


</p>



     - Артур, хватит теребить галстук!



     - Мам, эта удавка меня задушит!



     - Значит, потерпишь! Зато выглядишь ты шикарно!



     - Никогда не думал, что носить эти смокинги такой геморрой!



     - Неужели ты никогда не одевал их раньше!?



     - Разве что на выпускной.



     - А в чем же ты ходил на свидания?



     - Мам, какие свидания!? Я подписал контракт на три сценария, я пишу книгу, и еще я обязан был принимать участие в съемках этого самого фильма.



     - Твои труды начинают приносить плоды. Сегодня ведь премьера, а ты вроде и не рад!



     - Это ДО премьерный показ, мам. Это значит, что при определенных обстоятельствах его даже в прокат могут не выпустить! Если например…



     - Артур, - прервал сына Андрес Тедер. – Сегодня твой день! Не думай ни о чем плохом. Просто наслаждайся!



     - Да, пап ты прав, - Артур посмотрел на свой телефон. – Такси приехало.



     - Я так и не понял, Артур. Зачем мы выезжаем за пять часов до указанного в приглашениях времени?



     - Ты поймешь, когда мы будем ехать, пап.



     - Кстати, сынок, у тебя отличная квартира!



     - Это НЕ моя квартира, мам. Я ее просто снимаю. Я в ней даже ничего не менял!



     - Все равно квартира хорошая.



     Такси вяло тащилось в направлении центра Москвы. Родители Артура увлеченно рассматривали ее виды. Они не были в Белокаменной со времен их медового месяца. Не правда ли романтично – он, ты, и чучело Ленина в гробу.



     - Господи Артур, сейчас же только два часа дня, а уже час пик.



     - Какой же это час пик, пап? Мы же в основном движемся!



     - А что тогда происходит в час пик!



     - Вот именно поэтому мы и выехали за пять часов. Лучше приедем на место пораньше, и погуляем по Красной площади, чем три часа стоять в пробке.



     - Три часа!? И что так каждый день!?



     - Для тех, кто работает с 9 до 5 – да.



     - Как ты здесь живешь?



     - Я просто не суюсь в город в это время. Только когда рассосется!



     - Ладно, ты – можешь писать где и когда угодно! А остальные люди?



     - Стоят в пробках, или пытаются впихнуть себя в переполненные вагоны метро.



     - А что можно делать, простаивая каждый день по три часа в пробках?



     - Когда-нибудь я напишу об этом книгу, или сценарий.



     - Уверена, что напишешь! Кстати, сынок, ты нам так и не сказал, куда мы едем?



     - Это сюрприз мам! Кстати, как вы относитесь к молекулярной кухне?



     - К чему?



     - Ой, что-то знакомое. В «Орел и Решка» это точно было! – сказала Лариса Тедер.



     - Бедняков ведь все еще твой любимый ведущий?



     - Конечно! Остальные – это жалкая его тень!



     - А помнишь, что именно он делал в выпуске «Орел и Решка» в Москве.



     - Так сейчас вспомню.



     Такси остановилось. Лариса все еще усиленно рылась в памяти, пытаясь вспомнить именно тот выпуск ее любимой передачи, пока не уперлась глазами в вывеску.



     - Господи, Артур. Это же тот самый ресторан.



     - Да, мам. Я забронировал столик в «Варварах».



     - Но это же безумно дорогой ресторан.



     - Мам, я ведь преуспевающий сценарист. Помнишь! Могу себе позволить.



     - Ты лучший сына на свете, - Лариса поцеловала Артура в щеку.



     Официант провел семейство Тедеров за их столик.



     - Тут невероятный выбор алкоголя, - Андрес пытался добраться до конца винной карты, но пока не преуспел в этом. – А где все остальное?



     - Я заранее сделал заказ, - сказал Артур. – Некоторые блюда должны готовиться больше суток.



     - И что же мы будем есть?



     - В точности тоже, что ел тогда Андрей Бедняков.



     - Это так оригинально, и мило.



     На самом деле нет.



     Глаза Андреса вылезли на лоб, когда официант полил непонятной красной жижей, ледяной белый мячик, лежащий в его тарелке, и это все действительно превратилось в борщ.



     Убедить его в том, что эти непонятные круглые штуки – селедка под шубой, так и не удалось. Но он по крайне мере признал, что это вкусно.



     - Теперь куда сын?



     - Пройдемся по следам Насти Короткой. Погода для прогулки – отличная.



     Погода действительно им благоприятствовала, была середина февраля, было не сыро, и не слишком холодно. Снег был повсюду.



     - Надеюсь, ты не заставишь нас, есть хлеб с майонезом?



     - Это по желанию, мам!



     - Знаешь Артур, трех часов для Москвы явно недостаточно! – Лариса мечтательно смотрела на стены большого театра.



     - Основная программа запланирована на завтра, - сказал Артур. – Сегодня ограничимся Красной площадью.



     - Проверим заодно, как там старина Ленин себя чувствует, - сказал Ардрес. – Мы же с ним уже 30 лет не виделись.



     - Знаешь, Андрес, я думаю, что как раз Ленин то за эти 30 лет, не особо изменился! Мы могли бы и чаще куда-нибудь выезжать за все это время!



     - Это была шутка, Лариса!



     - А вот и Красная площадь, - сказал Артур, чтобы не дать своим родителям как обычно завестись. – Доставай фотоаппараты.



     Они пофоткались, затем проведали старину Ленина. Тот и вправду не особо изменился, затем еще пофоткались, затем решили пройтись пешком в сторону нужного им кинотеатра. Вызывать такси – было уже бессмысленно, а идти на метро – самоубийством.



     - Почему в этом городе так мало велосипедистов?



     - Так зима, пап! И Москва – это не Европа!



     Они пришли на место в без четверти семь.



     - Знаете, - сказал Андрес, - я где-то слышал, что приходить раньше – это так же не вежливо как и опаздывать!



     - Это замечательно, что ты такой пунктуальный Андрес, но я уже замерзла, так что пошли внутрь!



     - В Москве действительно никто не приезжает раньше, - сказал Артур. – И это не особенности местного этикета, а пробки! Придется немного подождать всех остальных.



     Зато они получили возможность наблюдать как почти весь Московский кинобомонд, собирается на совместный просмотр. Продюсеры и режиссеры, актеры и актрисы, большинство знало Артура, он не знал почти никого, некоторые здоровались с ним, и выражали дежурное, «какой у вас талантливый сын», некоторые проходили мимо, не обращая на него никакого внимания.



     Артур был обычным сценаристом, вытащивший счастливый билет не в последнюю очередь благодаря его биографии, которую продюсеры фильма умело использовали, приехавшим покорять столицу, откуда-то из глубинки, и пока еще ничего не добившемся.



     - Артур, здесь ведь собрался самый сок местного кинопроизводства, а я знаю в лицо разве, что пару человек!?



     - Михалков не смог приехать, и со времен «Москва слезам не верит» много воды утекло!



     - Знаешь, Артур, не такие уж мы и старые!



     - Извини, мам. Просто мне немного не по себе здесь!



     - А кормить здесь будут!?



     - Будут, пап, только особо не надейся этим наесться!



     - Та, да, - сказал Ардрес Тедер, когда перепробовал половину этих крошечных порций не пойми чего, а его желудок как будто вообще этого не заметил.



     - А что это за красивая девушка? – спросила Лариса у Артура. –Ты на нее весь вечер заглядываешься? Может, ты нас представишь?



     - Это Даша Тереньтева. Она сыграла главную роль в фильме. Но для начала было бы неплохо мне самому с ней познакомиться! И у нее есть…, э парень!



     - Вон та жирная свинья, что лапает ее весь вечер? – спросил Андрес.



     - Это продюсер Боровой, пап! И он вроде как здесь главный!



     - Знаешь сын, лучше не иметь никаких дел с этими актрисами, они все…



     - Андрес!



     - Да ладно тебе Лариса, кто не знает, как тут все происходит?!



     - В кино есть место и таланту! – возразила Лариса. – Доказательство этому – наш сын!



     - Он умеет писать, Лариса. А эта Даша умеет только хорошо со…



     - Андрес! Может тебе уже хватит пить!



     - Да тут такие порции, что мне придется выпить еще штук 20, чтобы захмелеть!



     - Ты ведь еще даже фильм нашего сына не посмотрел, и по-моему, все уже начинают сходиться в зал.



     Артур слушал молча, каждый раз, когда рука этого жирного Борова оказывалась на Дашиной заднице, зверь внутри его хотел вырваться и убить этого ублюдка.



     Потерпи, малыш. Еще совсем чуть-чуть.



     До старта показа оставалось 15 минут, все начали выдвигаться в сторону кинозала, семейство Тедеров впереди всех. От этой привычки избавиться было невозможно.



     Начался показ фильма, Лариса кажется даже немного всплакнула.



     - Блять, это ж даже еще не концовка! И вообще сидим тут, как уебан, какой-то, с родителями! Полный пиздец! Я же говорил, что нужно взять с собой телку!



     - Мы и снимем телку, но позже!



     - Что все так плохо?



     - Ну не то чтобы очень, но Артур в начале расстроиться.



     - Ничего! Мы же не бросим нашего бедного мальчика в беде!



     Больница, Кира, в исполнении Даши Тереньтьевой, с такой любовью смотрела на перебинтованное нечто перед ней, что Лариса Тедер действительно расплакалась.



     Блять! Все-таки первая концовка. Но играет она неплохо!



     Начались титры, аплодисменты были довольно таки жиденькими.



     Да хороший фильм! Просто большинство из них уже в курсе!



     - Мам, пап, мне надо кое-что сделать, но я вас скоро найду, хорошо?



     - Это отличный фильм сынок.



     - Спасибо, мам.



     Артур первым вышел из зала, ему было насрать, что это заметили. Он направился прямиком к бару. Заказал себе виски, порция была и вправду миллипездрической. Заказ себе еще двойной. Бармен налил, но Артур не успел его выпить, перед ним оказался приличного вида, но уже поддатый мужчина. Он уже точно видел его когда-то прежде, но не мог вспомнить где!



     Наконец то, сука! А Я уж думал, когда он к нам подойдет!



     - Отличный фильм, только концовка подкачала!



     - Она могла быть и другой.



     - Может, просветишь!?



     - Почему бы и нет. Она не должна была выжить, но он все равно отправился в Италию и…



     - Да конечно! Хуйня это все! А ты попробуй объяснить 10-ти летней девочке, что стоит жить ради памяти о сестре, которую психопат вытолкнул с окна 8-го этажа! – мужчина опрокинул в себя очередной стакан виски, стакан Артура так и стоял перед ним, нетронутый.



     - Да ты пей! Не обращай на меня внимания!



     - Вы генеральный…



     - Бывший генеральный прокурор! И да! Я отец Екатерины Лебедевой.



     - Мне очень жаль! Я не знаю, что вы чувствуете, я никогда не терял близких мне людей.



     - Иди на хуй! Ты алчный мудак, который пытается сделать себе имя на фоне массового убийства! Если бы ты не был тогда на той площади, никто бы не обратил внимания на твою писанину!



     Бывший ген прокурор потребовал еще виски! Бармен ему отказал. К ним уже шли двое охранников. Артур угрюмо смотрел на свой стакан.



     - Я попрошу вас уйти! – сказал один из охранников.



     - Да ухожу, ухожу! Наслаждайся пока можешь, мальчик. Они вытрут об тебя ноги, поимеют и выбросят!



     Он отошел от барной стойки метра на три в сопровождении охранников, затем обернулся, Артур тоже поднял глаза, на секунду их взгляды встретились.



     «-Вы будете смотреть в глаза убийце собственной дочери, но даже и не подумаете о том, кто на самом деле стоит перед вами!»



     Бывшего генерального прокурора прошиб холодный пот, Артур уже на него не смотрел, он разговаривал с этим жирным продюсером. Чувство прошло, охранник пока еще мягко, но уже настойчиво потащил его в сторону выхода. Это был не первый не последний, и не десятый раз, когда бывший прокурор, слышал эти слова, при разговоре или даже взгляде на незнакомого ему человека. На следующий день он лишь смутно помнил паренька писателя, которого может и не заслуженно оскорбил.



     - Жаль мужика, - сказал продюсер Валентин Боровой. – Но если попадаешь под танк, то расслабься и получай удовольствие.



     - Да, Артур! – Валентин положил левую ладонь Артуру на бедро.



     - Уберите, пожалуйста, руку!



     Зверь чуть из клетки не вырвался!



     Твою мать! Да убьем мы его, но не здесь же!



     Продюсер Боровой лишь слегка погладил бедро Артура, затем убрал руку.



     - Что ты ломаешься как целка, пять минут позора и…



     - Вы все-таки решили оставить первую концовку, несмотря на все мои уговоры!



     - Артур, речь сейчас не о том, и это уже не важно. Это был первый и последний раз, когда ты мог посмотреть свой фильм в кинотеатре. Я объявлю об этом завтра на пресс-конференции, на который ты, кстати, тоже должен быть, иначе я влеплю тебе такой штраф, что до конца жизни не расплатишься. Но если будешь себя хорошо вести, я сделаю копию, и мы вдвоем, как-нибудь посмотрим ее. Что скажешь?



     Артур молчал. Ему хотелось одного уйти отсюда.



     Не волнуйся! Ты даже представить не можешь, что тебя скоро ждет!



     - Да не ерепенься ты! Приезжай сегодня ко мне домой. Там будут мальчики, девочки, «какао белого цвета». Как тебе?! Будет весело! Там и обсудим твои перспективы на будущее. Твое окно возможности еще не совсем закрылось.



     Артур продолжал молчать. Ему хотелось въехать все еще полным стаканом, в харю этому наглому борову.



     Спокойно Артур. Не порть хороший виски! И скоро с его лицом произойдет кое-что намного хуже!



     - Ты знаешь, где меня найти. Захочешь, приезжай, - Валентин ушел. Артур смотрел на свой стакан. Голоса его успокаивали, но все равно, хотелось нажраться в усмерть.



     - Сынок, так это и есть твое важное дело!



     - Мам, это всего лишь второй стакан.



     - Артур, у тебя слишком слабый организм. Тебя может развезти, даже и после первого стакана! Пожалуйста, не бери пример с отца.



     До Артура стали долетать обрывки разговора на повышенных тонах. Он посмотрел в ту сторону. На лице Даши Терентьевой больше не играла та сладостная улыбка. Она что-то высказала продюсеру Валентину, развернулась и направилась к выходу.



     Она его послала! Артур это твой шанс!



     - Мам я ведь дал вам запасные ключи!? – Арутр залпом опрокинул стакан.



     - Да, Артур.



     - Доберетесь сами до моей квартиры?



     Лариса Тедер кивнула.



     - Тогда завтра увидимся.



     Она проследила взглядом, куда направляется Артур. Лариса понадеялась, что ее сына просто слишком поздно настигло половое созревание, и что ничего серьезного из этого не выйдет!


<p>


</p>



     Глава 10. Даша


<p>


</p>



     Артур нагнал ее в гардеробе.



     - Даша, - он даже немного запыхался.



     - Привет, Артур, - он за все время съемок ей и слова не сказал, хоть у него была куча возможностей, но она отреагировала на его появление, так будто они были давно и хорошо знакомы.



     - Слушай, можешь меня подвезти? Я знаю у тебя есть машина. У меня тоже! но я немного выпил, а ты ведь все равно уже уходишь! - Артур выпалил это все на одном дыхании, а теперь просто на нее смотрел, немного вылупив глаза.



     - Конечно. Поехали.



     Она даже не спросила, куда ему надо, просто ее синяя Мазда Микста, вклинилась в общий поток. Хоть час пик уже прошел, машин все еще было полно.



     - Так куда ты говорил тебя надо подвезти?.



     - Вообще то… Давай поужинаем! Вдвоем! Теми закусками просто ведь невозможно было наестся!



     - Замечательная идея, Артур. Хорошо, что мы недалеко от «Варваров».



     - А я там уже сегодня был! – сказал Артур. – Водил родителей по следам «Орел и Решка»!



     - Это очень мило Артур. Им понравился местный борщ?



     - Очень! А ты тоже его пробовала, или смотрела серию про Москву?



     - Я живу в Москве, Артур. Но ответ да, на оба вопроса.



     - А разве уже не поздно бронировать столик?



     - Столик забронирован уже давно, на имя Валентина Борового.



     - А если он…



     - У него на эту ночь другие планы, поверь.



     Это точно!



     - А так пропадет бронь! – продолжила Даша.



     - Я не против поесть там еще раз. Там очень вкусно!



     Несколько минут они молчали, до ресторана «Варвары» оставалось метров 100.



     - Я все-таки должен тебе сказать, - выпалил Артур. – Не хочу тебя обманывать, завтра…



     - Я уже в курсе, Артур.



     - То есть, как ты уже в курсе!?



     - Обычно. Это что-то меняет?



     - Но тогда зачем ты согласилась!?



     - Значит и по-твоему, я лишь шлюха?



     - Нет!



     Да!



     - Я так никогда не думал! Просто я никогда не был на свидании с такой девушкой как ты! И не думал, что ты вообще можешь посмотреть в мою сторону! Но тогда получается, что ты согласилась поужинать сом мной, просто…, из жалости!?



     - Артур, ты очень талантливый писатель, и самый умный мужчина, которого я встречала в своей жизни. По твоим сценариям еще снимут не один замечательный фильм. Не прогибайся под эту свинью. И это тебе стоило бы задуматься над тем, чтобы выйти из моей машины и забыть обо мне навсегда.



     - Я тебя не понимаю.



     - Завтра я тоже стану безработной. Никакой не известной Московской актрисой, а просто очередной дурой, приехавшей покорять столицу, а получившей…



     - Ты мне понравилась, как только я тебя увидел! – перебил ее Артур. - Я еще даже не знал, тогда что ты будешь играть главную роль в моем фильме. Давай забудем про наши неудачно начавшиеся карьеры, и про эту жирную свинью. Просто приятно проведем вечер.



     - Попробовать стоит.



     Даша нашла место для парковки, и загнала туда свою Мазду.



     Как будто родилась в Московских пробках.



     Артур просто сиял от счастья, когда под руку с такой девушкой заходил в ресторан.



     - Мистер Тедер, рады снова видеть вас!



     - Бронь на имя Влентина Борового, - сказала Даша.



     - Прошу. Я проведу вас за столик.



     Неловкая ситуация!



     «Шлюха!» - этого вслух, официант естественно не сказал. Зато это легко угадал Зверь, и бедняга уже летел бы через весь зал, если бы Он его не остановил.



     Я скоро тебя покормлю, потерпи, пожалуйста, еще немного!



     - Надо было мне не говорить тебе, что я уже был сегодня здесь со своими родителями, - сказал Артур, когда официант ушел. – Ты подумала бы, что я здесь постоянный клиент.



     - Ты разбираешься в молекулярной кухне?



     - Ну, в «Орел и Решка» про это много чего рассказывали.



     - Значит, ты без проблем угадаешь первое блюдо! – сказала Даша.



     Перед Артуром оказались макароны.



     - Итак, что это?



     - Точно не макароны, - ответил Артур.



     Это клубника!



     - Может бурак, судя по цвету?



     Какой нахуй бурак!? Кто ему это подсказал!?



     - Тогда это самый сладкий бурак, который ты когда либо ел в своей жизни!



     - Если ты фанат «Орел и Решка», - продолжила Даша, - должно быть мечтаешь о путешествиях?



     - Ага.



     Не «ага» а ДА!



     - И где уже побывал?



     - В Таиланде, ну и в Украине, но лучше поговорим про Таиланд.



     - Тут ты меня переплюнул! Думала хоть в Италию съезжу! Но этот ублюдок решил сэкономить и снять все по месту.



     - Мы же договаривались не говорить сегодня о работе.



     - Извини, не сдержалась.



     - Никогда не поздно начать путешествовать.



     - Замечательные слова, Артур. И думаю, начнем мы наше путешествие с твоего родного Таллина, куда ты уже завтра будешь собирать чемоданы.



     - И снова ты за старое.



     - Просто не так легко смириться с тем, что тебя поимели, вытерли об тебя ноги и выбросили.



     - Ты уже второй человек, который сказал мне эти слова за сегодня. Просто дежавю. Чувствую себя персонажем книги, автор которой страдает нехваткой воображения.



     - Зато у тебя с воображением точно все в порядке. Ты еще много чего напишешь, и когда-нибудь на тебя обратит внимание разбирающийся в искусстве человек, а не эта свинья!



     - У меня были и другие варианты, но меня соблазнили деньги. Кто ж знал!



     - Ты такой не один, не расстраивайся. И не смотри на меня так, мне от этого немного не по себе.



     - Просто, я смотрю на тебя, и мне хочется писать, то есть я хочу написать что-нибудь именно для тебя.



     - Сценарий?



     - Возможно.



     - Ух-ты, мне такого еще никто не предлагал. И о чем он будет?



     - Еще не знаю. Чем ты занималась до того как стать актрисой?



     - Училась на журналиста.



     - Хм…



     - Да, Артур. История довольно банальная – деревенская дурочка-красавица приехала покорять столицу, но злой продюсер, пообещав ей славу и деньги, поразвлекся с ней год, а затем избавился от нее. Но думаю в твоих руках, даже такая заезженная пластинка превратиться в золото.



     - Если я когда-нибудь такое напишу, - ответил Артур, - пообещай застрелить меня, как только это прочтешь!



     - Идет. Где достать пистолет я знаю!



     - Правда!?



     - Мы отклонились от темы.



     - Предложи еще что-нибудь, - сказал Артур. – Моя идея пока еще не сформировалась.



     - Пицагейт!?*скандал о педофилии в США* Я вполне могла бы сыграть ту журналистку.



     - Уверен, эта идея уже занята, и ты достойна большего.



     - Даже не терпится узнать чего именно!?



     Взгляд Артура стал мечтательным и далеким, он смотрел на нее, и в то же время куда-то в сторону. Даша никогда не видела такого взгляда, ни у одного мужчины, даже у тех, кто искренне предлагал бросить все, что у них было к ее ногам. Она почувствовала, лишь на миг, что действительно присутствует при рождении маленького чуда.



     «- Может он не издевается!? Может он и вправду, мечтает не только о том, чтобы трахнуть меня!?»



     Артур, спокойнее! Погоди спускать! По крайне мере пока она не возьмет у тебя в рот!



     Артур словно из другой галактики вернулся. Он снова сфокусировал свой взгляд на ней. Даша ему искренне улыбнулась. Этот взгляд пробудил кое-что и в ней.



     - Ты вернулся!? Я уже хотела тебя будить!



     - Я уже почти ее поймал, - Артур улыбнулся ей в ответ. Это была самая замечательная улыбка, которую Даша видела в своей жизни. – Но она опять ускользнула от меня. Так бывает. Но ничего, она обязательно вернется.



     - А пока, - продолжил Артур, - воспользуемся советом Кея *Люди в черно 3*, и поговорим о чем-нибудь другом. О чем ты хочешь?



     - Мне всегда было интересно, - почти не задумываясь, сказала Даша, - откуда писатели берут свои идеи? Тут иногда бьешься головой о стену, собирая материал для вшивой статейки, а разработать идею для целой книги или сценария. Для меня писатели всегда были полубогами!



     С одним из таких полубогов, ты очень скоро познакомишься очень близко! Ты будешь скулить как последняя шлюха, прося еще!



      - Идеи – это обрывки разговоров, просмотренных фильмов, прочтенных книг. Они роятся сотнями в голове каждого человека, а дар писателя, или его проклятие, состоит в том, что он может вычленить стоящую идею, из потока этого бреда, запомнить ее, и попытаться обрамить в слова. Не всегда получается хорошо, но иногда попадается и что-то стоящее. Даже самая замечательная идея вначале может показаться отвратительным плагиатом, и только у писателя может быть настолько раздутое эго, что он попытается очистить ее от километрового слоя грязи, возможно потратив на это не один год, ради призрачной возможности, найти зерно чего-то большего.



     - Артур я…



     - Рейчел Янг!!!! Я ее поймал!!!! – в глазах Артура вспыхнуло пламя. Любой непосвященный, нормальный человек, принял бы эту вспышку за безумие. Частично так оно и было. Не зря ведь Джек Воробей говорил: «Гений и безумец – это две крайности одной и той же сущности»



     - Я читала про нее, - сказала Даша. Даже она, зная, что за человек перед ней сидит…



     Хуй тебе в рот!



     …, и уже искренне восхищаясь им, испытала приступ паника, от такого взгляда.



     Вспышка прошла, перед ней снова сидел Артур.



     - Печальная история, - сказала Даша.



     - Это просто нереальное чувство! – Артура понесло. - Его невозможно описать! Может это даже круче оргазма!!!



     Артур нервно осмотрелся по сторонам! Он вдруг вспомнил, где он находиться и кто перед ним сидит.



     - Это легко можно проверить.



     От этих Дашиных слов, Артур покраснел как рак.



     - Так о чем будет этот фильм? – спросила Даша.



     -Ээээ…, -



     «Windows is loading. Please wait»



     Буквально вчера я…



     - Буквально вчера я прочел в интернете, что месяц назад она покончила жизнь самоубийством! Тогда я не придал этому особого значения. Слишком больно для меня вспоминать те события. Она ведь тоже была там, ты наверно знаешь. Но факт, отложился где-то у меня в голове. А теперь ты сидишь передо мной и, и…, все сложилось!



     - Это очень грустная история, Артур. Даже не знаю, смогу ли я такое сыграть…,



     Уже цену себе набивает! Проститутка!



     …, и я не понимаю о чем может быть этот фильм!? Рейчел не смогла жить дальше, с этим, но ведь…



     - Ты не все знаешь! – перебил ее Артур. – Это не мистер Дрон, или Пророк, или Андрес Брейвик, свели ее в могилу, хотя и они конечно к этому руку приложили! Ходили слухи, что она писала статью, до самой своей смерти, но может она так ее и не дописала, или не решилась опубликовать, или спецслужбы ее перехватили. В общем, до ручки ее довела именно статья! И фильм будет о том, что могло быть в той статье, и как она ее писала! Вот! Что скажешь!?



     - А ты знаешь, о чем была та статья? И существовала ли она вообще?



     - А в том и преимущество быть писателем! Тебе не обязательно знать, о чем именно, даже была она или нет! Тебе достаточно предположить, что статья была! А дальше – это полет твоей фантазии!



     - Могут возникнуть проблемы с правами!



     - Да ты права! Очень желательно было бы сослаться, что история основана на реальных событиях, но на кряйняк можно же сослаться на знаменитое: «Все совпадения с лицами живыми и умершими…» и так далее…



     Артур, тебя заносит!



     - Боже! – Артур запнулся. – Я ведь говорю о настоящем человеке, а не о персонаже книги. Чтобы я почувствовал, если бы про меня кто-нибудь написал что-то подобное? Прав был Стивен Кинг: «Все писатели –ублюдочные эгоисты!»



     - А в какой именно книге он так сказал?



     - Это не точная цитата. А книга – «Мизери».



     - «В этом мире есть изъян!», - Артур чуть ли не прокричал это.



     - Поедем в клуб, или сразу ко мне?



     - Вот так будет называться…, что!?



     - В клуб, или сразу ко мне?



     - К тебе!



     - Не любишь тусовки?



     - Я не люблю быть частью толпы! И мне нравиться думать, что я сам по себе чего-то стою!



     Артур, философ ты ёбаный, нам просто нужно потрахаться, и алиби на эту ночь!



     По счету заплатила она. Артур не был жлобом, просто он уже не видел вокруг себя ничего кроме нее. Он не помнил как они ехали в такси, как поднимались к ней в квартиру, лишь щелчок замка немного вернул Артура к действительности, но и тогда он не до конца верил в происходящее с ним.



     Даша затащила его в свою квартиру. Даже если бы Артур сопротивлялся, шансов у него не было никаких. Он оказался на чем-то мягком.



     «- Это происходит не со мной!»



     Может он просто так возбуждается?



     Но Даша была здесь рядом с ним, и она очень медленно снимала с себя платье. Вся вселенная сузилась до размеров этой хрупкой девушки, а чувствовал он лишь свой затвердевший член.



     Платье упало на пол, словно и не было его никогда, теперь перед ним была лишь Даша в черном нижнем белье. Ее руки были за спиной, еще немного и ее лифчик, тоже навсегда покинет пределы этой вселенной.



     - Ты вправду напишешь для меня сценарий?



     - Да.



     Лифчик дезинтегрировался.



     - Даже два!



     «Может я действительно шлюха?»



     Она села на него, на Даше были лишь бикини, которые мало чего скрывали. Поднесла его голову к своей груди. Даже имея весьма богатое воображение, Артур не смог бы представить ничего более прекрасного.



     Он целовал ее грудь, лизал ее соски, Даша постанывала от удовольствия, пока Артур наслаждался видами, она раздевала его, сняла пиджак, галстук, рубашку. Сложен он был великолепно. Особенно после продюсера Борового, это был просто праздник какой-то. Даша почти сразу начала течь. Еще даже до того как сняла трусики, с ней такого давно не было.



     Даша больше не могла сдерживаться, ей до безумия захотелось выяснить, что за главный приз ей сегодня достался. Она сняла с него ремень, отшвырнула его в сторону, расстегнула его штаны, левой рукой зажала его твердый как дерево член. Нежно начала водить рукой, проверяя так сказать товар.



     - У тебя классный член!



     - А у тебя обалденные сиськи!



     - Думаю пора им встретиться!



     Даша уложила Артура обратно на кровать, слезла с него с встала на колени, зажала его член между своими сиськами, и начала водить ими вверх и вниз, иногда облизывая головку его члена словно чупачупс. Артур мог лишь стонать, он кончил через 17 секунд, сперма растеклась по ее великолепной шее.



     Даша вытерла ее своей ладонью, затем слизала со своих пальчиков, пробуя его на вкус. Она читала в каком-то журнале, что по вкусу спермы можно было определить, какой образ жизни ведет этот мужчина. Его сперма имела приятный фруктовый привкус. Артур вел здоровый образ жизни.



     «- Может, я даже разрешу ему спустить мне в рот!»



     Артур еле мог дышать, в отличие от своего члена, который продолжал стоять по стойке смирно, и даже и не думал выполнять команду вольно. Даше такая стойкость пришлась весьма по душе.



     Когда Артур снова был в состоянии поднять голову, то увидел, что Даша стояла перед ним полностью обнаженной, а на его члене был презерватив.



     - Ну вот. А Франсуаза разрешала нам драть ее без гондона!



     - Ничего! Скоро и эта про него забудет.



     Даша запрыгнула на него словно дикая кошка, она почти год была на голодном пайке, а сегодня ей достался джекпот!



     - Я буду иметь тебя, пока ты не попросишь у меня пощады!



     - Я никогда не прошу пощады.



     - Дважды!



     - Как скажете мисс Адлер.



     Она стала трахать его, неистово и неудержимо. Артур оказался лучшим любовником в ее жизни, да чего уж там, Даша даже в самых больных своих фантазиях, не могла представить себе, что мужчина вообще на такое способен.



     Артур так и попросил пощады, а Он оказался полностью прав. Очень скоро Даше было абсолютно все равно, с гондоном ее ёбут или без, в какие угодно щели, только бы это не прекращалось. А «Арутур и ко» этим не стесняясь пользовались. Каждый получил возможность сунуть хуй, туда и как ему нравилось, с «кефиром» или без.



     Не бойся малыш она уже не против, и не залетит.



     И Артур с превеликим удовольствием заполнил ее пизду, своим «жизненнным» соком.



     Финальный счет был 7:4 в пользу «Артур и ко».



     - Мы установили мировой рекорд!



     - Звоните Гиннесу!



     Даша настолько устала…,



     - Надо было оставить нам хоть парочку таблеток!



     …, что лишь пробормотала несколько слов и сразу вырубилась.



     - Она нас еще и поблагодарила. Какая умничка!



     - А теперь самое приятное! Да Зверь, мы про тебя не забыли! И мы уже безнадежно опоздали на вечеринку!


<p>


</p>



     Глава 11. Ёбаная Санса Старк


<p>


</p>



     - Так у меня кажется, встал!



     - Вот видишь, Слоненок, я же говорил, что мы справимся!



     - Закрой хлебало Влад, и подставляй очко!



     Владосик послушно выполнил данные ему указания. В последнее время только у него получалось подымать флаг на мачте продюсера Валентина.



     «- Эта сучка, Даша, обозвала меня бесполезным импотентом. Никакой я не импотент!» - продюсер Валентин Боровой со злостью сунул свой все еще вялый член в задний проход Владосика. «- Уже завтра эта сучка будет собирать чемоданы в свой засранный Мухосранск!»



      Но мысль о том, что надо будет сходить провериться, засела у него в голове. Слишком уж с большими трудностями у него вставал в последнее время, и результат того не стоил.



     Продюсер Боровой пытался убедить себя, что он просто разделяет взгляды принца Обериона из 3-го сезона «Игры престолов»: «Зачем же сознательно лишать себя половины удовольствий!?». На самом деле он был обычным пидором, не меньше чем на 87 и три десятых %.



     Валик, без особого удовольствия прочищал задний проход Владосика, тот естественно постанывал для порядка, но даже Слоненок начинал слышать фальш.



     - Так и знал, что еще одна дорожка не помешала бы!



     - Ты что-то сказал, Слоненок?



     - Заткнись и лежи смирно!



     Удовольствия по-прежнему особого не было. Когда Слоненок начал серьезно опасаться, что его хуй опять упадет, теперь уже точно безнадежно, периферийным зрением он заметил какое-то движение на диване.



     - Ёбаная Кристина! Я про тебя совсем забыл. Говоришь хуй я тебе засажу!?



     Когда до Кристины дошло в чем именно будет заключаться их секс втроем, то заявила Слоненку, что тот может не мечтать даже притронуться к ней, после того как засунет свой хуй в задницу другому мужику!



     Продюсер Валентин, сказал ей, что просто неудачно пошутил, и предложил дорожку дружбы, в качестве акта примирения. Против хорошего кокаина, тем более на халяву, Кристина ничего не имела, а Слоненок деликатно проследил, чтобы она всосала в себя на две дорожки больше чем ей следовало бы. У нее был передоз, Кристина была еще в сознании, но вот сознательно двигаться или оказывать какое-либо сопротивление уже не могла.



     «Халява – наказуема!»



     Слоненок ощутил как его «флаг» снова взбирается вверх по мачте!



     - Пошел процесс, - Владосик даже немного начал крутить задом, чтобы приободрить своего Слоненка.



     - Сейчас я тебе вставлю!!!



     - Ура!



     - Да не тебе дебил! Но ты все равно лежи и никуда не уходи!



     - А!?



      Слоненок стащил Кристину с дивана, уложил ее рядом с Владосиком, полностью раздел. У Кристины была отличная фигура, Валик полапал ее, для порядку, за сиськи, задницу, вставил сначала один палец ей в пизду, потом два, потом всю ладонь, она прошла на удивление легко. Кристина невольно застонала. Она уже не понимала, что с ней происходит, хотя еще и не полностью отключилась.



     - Нравиться сучка!? – он поставил ее раком, раздвинул ноги, получилось достаточно широко. Пезды, в последнее время его вообще не возбуждали, но теперь у него стоял как никогда!



     - Я сам буду решать тупая стерва, куда мне совать свой хуй, а куда нет!!!



     Владосик смирно лежал рядом. Слоненок засунул хуй ему в задницу, настолько глубоко насколько мог, поводил им там немного, вынул, и сразу засунул в пизду Кристине.



     - Нравиться сука! – Слоненку понравилось, Кристина промолчала, правда длилось это всего секунд 13. Валик спустил в нее, его хуй обвис почти сразу. И он с горечью понял, что его маленький друг уже не встанет этой ночью, сколько бы дорожек кокаина он бы не вынюхал.



     Продюсер Валентин с сожалением подумал про этого смазливого Артура. Вряд ли он уже его трахнет. Ему доложили, что этот урод и Даша уехали вместе.



     - Ничего, потрахайтесь на прощанье голубки! Завтра вы оба разлетитесь по родным Хуйзнагдевскам!



     - Слоненок ты кончил?



     - Да.



     - Тогда я пойду припудрю носик, и мы еще пошалим, да!?



     - Пиздуй! Может дорожку на дорожку!?



     - Чуть позже обязательно, - Владосик пошел в туалет.



     Продюсер Валентин смотрел как из пизды Кристины вытекает его сперма. Некоторые находили это сексуальным, по крайне мере, если девушка находилась в сознании. У Слоненка же эта картина не вызывала никаких эмоций. Флаг был спущен.



     - Может вынюхать еще пару дорожек, подождать Владосика и тогда, - но даже у него это не вызвало особых ожиданий на успех.



     Особого желания у него не было, но что ему еще было делать. Он высыпал кокаин из волшебного мешочка, там еще было достаточно, чтобы обдолбать Боинг 737, со всеми пассажирами и членами экипажа. Разровнял две дорожки. Втянул в себя. Особого эффекта не последовало, даже лучший товар со временем приедается.



     Продюсер Валентин вдруг резко ощутил свое одиночество, если не считать коматозную Кристину, в комнате он был один.



     - Где этот ёбаный Владосик?



     Он заметил движение, где-то со стороны туалета.



     - Ты че там срал? Тебе же хуже! Будешь слизывать собственное дерьмо у меня с хуя! Хотя в этот раз может оно Кристине достанется!



     Он ощутил легкое шевеление внизу живота. Ложная тревога.



     - Владосик проблевался в туалете и вырубился.



     - Какого хуя!? – его аж передернуло. - Артур!? Пиздец! Ты меня напугал! Приходить под самый конец вечеринки, это знаешь ли привилегия королей. Но ты не стесняйся! Хочешь, вынюхай пару дорожек, или трахни кого-нибудь!



     - Богатый выбор! Межу педерастом спящим головой в унитазе, и коматозной наркоманкой.



     - Они против не будут!



     - Я предпочитаю женщин, находящихся в сознании.



     - С ними слишком много мороки.



     - Может быть.



     - Хватит стоять столбом, присаживайся, - продюсер Валентин начал сексуально, по крайне мере так ему самому казалось, поглаживать пустующее рядом с ним место на диване. Артур не двигался с места.



     - Да не ломайся ты так. Раз же не педерас! Ты все еще можешь запрыгнуть в последний вагон уходящего поезда. Тебе нужно всего лишь…



     Артур даже мускулом не пошевелил.



     - Ёбаный ты в рот, Артур. Нахуй ты тогда сюда вообще приехал!?



     - Чтобы задать вам один вопрос.



     - Что ж, если ты такой тупой, я разложу тебе все по полочкам! Да! если бы я выпустил фильм в прокат, я получил бы больше чем по страховке, но видишь ли, таких фильмов мало, и они снижают спрос на основной продукт, который я произвожу. Пипл схавает! Знаешь такую фразу!? А твой фильм может заставить их задуматься, а стоит ли хавать!? Конечно, ты можешь возразить, что следует снимать больше качественной продукции, но где ёб твою мать я ее возьму!? Сколько сценариев ты можешь написать!? Два в урожайный год!? Или ты себя Далтоном Трамбо возомнил!? Пошел на хуй с такой производительностью! Или пиши то, что я тебе говорю, или езжай обратно в свой Улиткосранск! Чего блять ты на меня так вылупился!?



     - Больше Сифонов и Бородачей! Могли бы сделать это вашим девизом, - ответил Артур. - То, что вы мне сказали, я и так знал. А ответ на интересующий меня вопрос, я пока не получил.



     - Тогда задавай свой сраный вопрос, и уёбывай нахуй отсюда! Или же будь хорошим мальчиком, Артур! Присаживайся снимай свои…



     - Ты разговариваешь не с Артуром, педераст хренов. Артура здесь и не было никогда. Он сейчас спит сном младенца, уткнувшись лицом в сиськи Даши Тереньтевой.



     - Так ты уже принял…, - продюсер Валентин не смог выдавить фразу до конца, перед ним стоял действительно не Артур. Взгляд, осанка, выражение лица, аура, или ёбаное ЭМП, Валик точно сказать не мог, но не надо быть дипломированным психологом чтобы сказать, что человек стоящий перед ним – безумен! Глаза! Они выдавали в нем убийцу, психопата который располосует трехмесячного младенца, ножом для бумаги, и разве что разозлиться на себя, если кровь попадет ему на одежду. Это был настоящий Он, сейчас можно было этого не скрывать.



     - Помогите!!!!



     - До кого ты пытаешься докричатся!? До Владосика, спящего в обминку с унитазом, или до ее пизды!? Звукоизоляция тут очень хорошая. Так что давайте просто поговорим!



     Продюсер Валентин попытался подскочить с дивана, никто бы не ожидал такой прыти, от такой свиньи. Никто кроме Зверя. Прежде чем он даже оторвал свою задницу от дивана, лапа Зверя оказалась на его шее. Валик сразу обмяк, он перестал чувствовать что-либо ниже шеи, но способность вертеть головой и разговаривать не утратил.



     - Смотрели фильм «Сплит»?



     - Ты!!! Трахнутый в мозг Били Миллиган, чего ты хочешь, от меня. Выйдет твой фильм, ты только скажи!



     - Я из-за тебя сотню баксов проиграл! – сказал Гудини. – К этому моменту ты уже должен был обделаться!



     - Помогите! – он заметил, что места того больного психопата занял кто-то другой, но прежде чем тот успел сказать что либо еще, Он вернулся.



     - Глупо было к нему обращаться, я просто позволил ему лично убедиться, что дерьмом не несет. Тут ты молодец! То, что фильм выйдет, в этом Я не сомневаюсь, а вот то чего я от тебя хочу – это ты мне должен сказать.



     - Я не понимаю.



     - Зверь вам в этом поможет.



     - Пожалуйста, не надо!



     Он подошел к телефону, только сейчас Валик заметил, что Его руки в одноразовых перчатках:



     - Дима!



     - Да, босс!



     - Выпускай собак, - продюсер Валентин почувствовал запах дерьма, это нечто разговаривало его голосом, такого он уже вытерпеть не смог.



     - Босс вы уверены, они ведь четыре дня только воду пили!



     - Я способен их проконтролировать! Тебе не за это деньги платят! Просто открой клетки блятский дегенерат, и марш к себе в будку!



     - Да босс, - Гудини положил трубку.



     - Благодаря тебе я выиграл 100 баксов!



     «- Не знаю, кем ты там себя возомнил, но если мои мальчики сюда явятся, ты распрощаешься со своими яйцами, прежде чем успеешь сказать ХУЙ!!!»



     Свист, протяжный, раздражающий, почти в ультразвуковом диапазоне, заполнив почти все мысли Валика. Щелкнула дверная ручка, продюсер Валентин умудрился вывернуть шею так чтобы видеть, что там происходит. Четыре черных, огромных бандога *Порода собак, выведенная в результате скрещивания мастиффов и питбультерьеров. Крайне агрессивны и жестоки* начали заходить в комнату, строем! Артур, или что бы это ни было, стоял над ними и свистел! Собаки сделали круг почета, и уселись рядком, как заправский взвод морпехов. Свист прекратился, бандоги не двинулись с места, продолжая сидеть в метре навпротив своего хозяина. Бывшего хозяина.



     У Валентина так отвисла челюсть, что того судорога схватила. Ему пришлось приложить титанические усилия, прежде чем из его глотки смогла вырваться команда:



     - ФАС!!! Рекс, Брэд (полное имя Брэд Питбультерьер), ФАС ёбаные вы в рот. Блейд, Дом вот ваша блядская еда! Обещаю, что больше никогда не оставляя вас без жрачки больше чем на полдня! ФАС!!!! ПОМОГИТЕ!!!



     Собаки не сдвинулись с места.



     - Вы не кормили их, как я вам и советовал. Теперь они очень голодные.



     - Так это был ты!? Ты наследил! Тебя выследят!



     - Только если дело классифицируют как убийство, а они не станут. И если вы меня внимательно слушали, то уже знаете, что у меня есть железное алиби!



     Зверь подскочил к Валентину, полоснул его по лицу ножиком для бумаги. Блейд, самый нетерпеливый и голодный из всей четверки, приготовился прыгать, запах крови был для него невыносимым, почти. Взгляд Зверя, пригвоздил его на место, собака продолжила терпеливо ждать команды.



     - Больно!



     - А представь что будет, когда они начнут жрать твое лицо! Как ты думаешь, почему ты все еще жив, и почему Я с тобой разговариваю!?



     - Иди на хуй! Скажи уже чего ты от меня хочешь, или убей, только не позволяй им меня жрать!



     - Как показывает мой опыт, люди вроде тебя, в таких ситуациях, способны выдавать блестящие идеи, до которых даже мы вряд ли додумались.



     - Какие в жопу идеи!?



     - Почему мне следует сохранить тебе жизнь? Придумай причину, которая перевесит выгоды твоей смерти, и риск оставлять тебя в живых.



     - Деньги!? У меня только в сейфе 200 штук баксов, забирай!



     - Тогда это уже не будет выглядеть как кокаиновая вечеринка, вышедшая из-под контроля! К тому же у меня достаточно денег!



     - У меня есть куча оффшорных счетов, о которых никто не знает! И не бывает ДОСТАТОЧНО денег!



     - Если деньги – это цель, тогда конечно. Но если деньги – это только средство, а цель ясна, досягаема, и четко определена, то нет. Зачем мне больше денег? Я точно знаю, сколько мне надо!



     - Дай мне подумать я…



     - Что ж, бог дал, бог взял, - пальцы его левой руки приготовились издать щелчок, собаки приготовились к прыжку. Каждому бандогу хотелось первому вкусить вожделенной плоти, - приодеться вернуть Гудини 100 баксов.



     - Сценарий!!!



     - Что у тебя может быть такого, чего мы сами не можем написать!?



     - Такого точно нет!



     - А вот это уже интересно. Подожди Гудини!



     - В моем сейфе, если…, куда ты пошел, я же не сказал код!



     Семь еле слышнов писков, дверь сейфа открылась.



     - Мальчики, пожалуйста! - псы не шевелились.



     - Артур? – нечто, что было на 9,(09)% Артуром, поглаживало Блейда одной рукой, в другой оно держало сценарий, и увлеченно его читало.



     - Класс! Кто это написал?



     - Один парень.



     - И что с ним стало? - оно оторвало взгляд от кипы бумаг, посмотрело на бледное лицо продюсера Валентина.



     - Пошел на хуй!



     - Блейд, выполняй приказ хозяина! – пес поднялся.



     - Я скажу, скажУ! Не надо!



     - Сядь на место! – пес сел.



     - Он принес мне этот свой сценарий, а я его обосрал с Останкинской башни! Откуда ж я знал, что он такой впечатлительный. Парень вышел в окно 19-го этажа.



     - А сценарий вы решили попридержать!



     - ДА! Даже у меня не хватило духу от него избавиться, даже я прекрасно понимал, что держу в руках.



     - Я найду этому более разумное применение! Кто еще знал про этот сценарий?



     - Никто! Я тебе это гарантирую, ни в студии, ни среди его родственников, это единственный экземпляр!



     - Верю!



     - Делай с ним что хочешь, присвой, или подотрись им. Только не убивай меня!



     - Почему? У вас где-то есть еще такие сценарии?



     - Есть!



     - Не верю!



     - Но ты же обещал!



     - А что я обещал? Сценарий у меня, смысла оставлять вас в живых нет!



     - Ты лживая тварь, будь ты проклят, чтобы у тебя хуй…



     Пальцы левой рука приготовилась издать щелчок, собаки были в позиции на старт.



     Его лицо приобрело выражение ребенка, лезущего под елку в семь утра 1-го января – неподдельное, искреннее счастье!



     - О! Чуть не забыл!



     Он взял волшебный мешочек. Высыпал большую часть пакета на стол, очень аккуратно, чтобы самому не нанюхаться этой дряни. Насыпал щепотку на палец.



     - Так малыш, вдыхай, - Рекс послушно втянул носом белый порошок, его зрачки начали расширяться, но ни один мускул пса не пошевелился.



     - Ты что делаешь!?



     - Это чтоб они брюхо слишком быстро себе не набили! – Он повторил процедуру со всеми четырьмя «мальчиками».



     - Твоя очередь!



     - Не буду!



     - Ну что ты как маленький ребенок! – Он зажал ему рот и нос, когда дыхательному рефлексу уже невозможно было противостоять, поднес к носу продюсера Валентина, полную ладонь «какао белого цвета».



     - За маму! – повтор процедуры. – За папу!



     - Хорош, а то еще чувствительность потеряешь, - Зверь снова надавил на шею Валику, подвижность вернулась, только вот хватило ее лишь на то, чтобы уткнуться носом в диван. Зверь, очень аккуратно, чтобы не запачкаться, кровью, которая текла из пореза на лице, перевернул его на спину.



     - Пж…та, нда! – язык заплетался, но чувствительность все еще оставалась.



     Зверь снял перчатку.



     - Мы прям ёбаная Санса Старк.



     Щелк.



     Псы начали с лица, с усердием обгладывая черепушку продюсера Валентина, как будто это была сочная косточка. Он истошно завопил, но длилось это недолго. Его мальчики перегрызли ему горло вместе с сонной артерией, крик перешел в бульканье. Бандоги, справившись с лицом, начали плавно спускаться вниз, выискивая самые сочные кусочки. Накачанные кокаином, их желудки переваривали почти непрожеванное сало Валентина, быстрее, чем те успевали его жрать.



     ***



     Владосику было ну очень хуёво. Чтоб вот так, отрубиться лицом в толчке, с ним такое было первый раз. Он знал свои возможности, и старался не переходить черту, но в этот раз, что-то пошло не так. Левая половина его лица, была покрыта какой-то дрянью. Пощупав это рукой, и заставив свое обоняние снова заработать, Владосик определил, что это его собственная засохшая блевотина. От этого он снова проблевался, хотя было уже почти нечем.



     Затем он кое-как привел себя в порядок. В таком виде показываться Слоненку было нельзя. Но какой у него был выбор, забаррикадироваться в параше? Он понадеялся на то, что продюсер Валентин, так и не дождавшись его, закинулся еще парочкой дорожек, и просто про него забыл.



     - Отсюда надо линять, - Владосик решил постараться как можно незаметнее ускользнуть, тактика страуса не помогла. Он как можно тише проскользнул в комнату, где была их полуночная оргия, и уперся глазами в…



     Как это вообще можно описать!? Давайте попробуем.



     Габариты явно указывали, что Владосик смотрел но что-то, что когда-то было продюсером Валентином Боровым, по крайне мере нижняя его часть, насчет верхней, сказать что-то наверняка уже было невозможно. Лица не было. Полностью! Как будто у Чингачкука дрогнула рука, после двух литров огненной воды, и он вместо скальпа, снял лицо! Ниже на груди, руках, животе можно было увидеть следы работы мощных, голодных челюстей, десятки укусов. Правая рука, от локтя до плеча, была обглодана до кости.



     - Хорошо, что я уже проблевался. Надо уёбывать отсюда нахуй! Стоп! Они ведь выяснят, что я здесь был. Придется копам звонить!



     Он держался за ручку двери, если что он в любом случае успеет выскочить наружу.



     Владосик начал судорожно вспоминать какой номер надо набирать в данной ситуации, хотя куда более полезными чем копы, в данной ситуации, оказался бы катафалк и служба отлова бездомных животных.



     Вместо того чтобы набрать заветную комбинацию цифр, Владосик почему-то зашел в Инстаграмм и вышел в прямой эфир. Рефлексы, вырабатываемые годами, не дали сбоя и в этот раз.



     - Пизда мне на хуй! Что я делаю? – он попытался прекратить это безобразие, но видео улетело в сеть, начали появляться первые комментарии.



     Владосик храбро сражался с своим телефоном, закрыл Инстаграмм, набрал нужные цифры.



     - Простите сер, я вас не совсем расслышала?



     - Полиция!?



     - Да сер, вы можете…



     - Помогите мне!!!! Я нахожусь…, блять я не знаю точный адрес, вы можете отследить мой телефон?



     - Сер помощь уже в пути.



     - Меня насилуют! И еще тут труп.



     ***



     Чуть позже, читая отчеты, первых прибывших на место происшествия копов, Он сгибался от хохота, сожалея, что в том помещении действительно не было камер. Даже Стивен Кинг, мог лишь беспомощно чухать репу.



     Я бы до такого не додумался!



     Копы прибыли по указанному адресу через две минуты после поступления вызова, еще две минуты у них ушло на то чтобы оказаться в комнате откуда шел сигнал интересующего их мобильника. За эти четыре минуты там мало что изменилось. Разве что продюсер Валентин «похудел» еще приблизительно на пол килограмма.



     Стоял удивительный запах крови, собачьего дерьма, спермы и кокаина. Это была картина истинного ада любого суд мед эксперта. Даже Декстер ОХУЁЛ бы, окажись он на месте происшествия, сразу после того, как Кристину, объединенными усилиями двух копов и трех медицинских сотрудников, удалось усмирить, вколов ей дозу успокоительного, которого было бы достаточно, чтобы свалить с ног даже двух продюсеров Валентинов.



     Каждому члену этой сплоченной хоккейной команды, еще долго после этого, приходилось делать уколы от бешенства и столбняка.



     ***



     В то время, когда Кристину, как мешок с картошкой, грузили в карету скорой помощи, Артур, ощущая стояк, и пуская слюни, уткнулся лицом в сиськи Даши Терентьевой.



     - Думаю, она не будет против, если мы ей аккуратно присунем!



     - Нет!



     - Да она даже не заметит!



     - Ждем до утра! И чтоб никаких МНЕ присунуть!!!


<p>


</p>



     Глава 12. Следующая станция – конечная


<p>


</p>



     Даша проснулась от запаха чего-то жареного, и фруктового, и очень вкусного. Идеальная ночь плавно перетекала в идеальное утро. Она выспалась, была полностью удовлетворена, Артур был первым ее мужчиной, которому удалось этого добиться, и даже осознание, что эта сказка, скорее всего, очень скоро закончиться, не могло испортить Даше настроения.



     Сначала они поедят, потом потрахаються, Даша снова ощущала приятное, легкое возбуждение чуть ниже живота.



     - А там будь, что будет, - приказала она себе, набросила халат, и пошла на кухню. – В конце концов ни от меня, ни от него сейчас ничего не зависит, так что просто выкинь это из головы.



     Запах разбудивший Дашу, оказался блинчиками с клубникой, и взбитыми сливками. Также она уловила запах кофе, только не того который она привыкла пить, этот был куда приятнее.



     - Доброе утро, спящая красавица, - сказал Артур. Он был не первым мужчиной, который пытался удивить Дашу завтраком, зато единственным у кого-то получилось из этого, что-то больше чем просто съедобное. – Я уже хотел идти тебя будить.



     - Если бы я догадалась, то не стала бы вылазить из кровати!



     - Мы еще к этому вернемся, - пообещал Артур.



     Перед Дашей оказалась ее порция блинчиков, это было восхитительно, тут были несколько видов сыров, фрукты, не только клубника. Даша подумала, что из всех ингредиентов, необходимых для этой прелести, в ее холодильнике были разве что яйца.



     - Давно ты проснулся?



     - Ровно настолько чтобы все успеть, - ответил Артур.



     - Ты продолжаешь меня удивлять, - она попробовала кусочек. – Восхитительно Артур. Просто поразительно, что ты сумел сориентироваться на моей кухне. Тут всегда был такой бардак!



     - Во всем есть своя система, - пожал плечами Артур. – Если тебе нужно что-то сделать, то нужно просто ее понять.



     - И ты всегда следуешь системе?



     - Нет. Иногда систему нужно взломать.



     - Например?



     - В творчестве, это приходиться делать постоянно, только ты сначала создаешь эту систему, а потом ее взламываешь.



     - Интересно, - Даша и не заметила, как разделалась со своей порцией. – А с женщинами это работает?



     - Эту систему, - Артур посмотрел на Дашу, в его взгляде было столько энергии, и власти, что Даше сначала стало неловко, но потом она осознала, что совсем не против ему отдаться, и не только в плане секса, - к сожалению, или к счастью, пока никому взломать не удалось.



     Артур встал, убрал со стола, Даша наблюдала на ним как завороженная, он вроде не делал ничего особенного, но каждое его движение было таким…, она так и не смогла определиться с прилагательным. Артур снял с себя фартух, он был обнажен, выше пояса.



     За свою жизнь, Даша успела уже потрахаться с несколькими качками, Артур и близко не был сложен как они. У него не было рельефных мускулов, или пресловутых кубиков, визуально он не походил на современного секс символа, зато щупать его было куда приятнее, чем загрубевшие от анаболиков мышцы качков. Его мышцы были…



     «- Кошачьими!» - Даша наконец-то подобрала прилагательное. Они были такими податливыми, она могла легко прощупать его руку да самой кости, но это не было ни неестественно, ни отталкивающе, Дашино тело, знало, что именно такими они и должны быть. Наши предки ведь не были качками, и именно такое сложение тела позволяло им выживать.



     - Артур! - он целовал ее шею, и плавно опускался ниже, она уже еле могла разговаривать. – Нам ведь уже пора ехать.



     - Полчаса в запасе у нас еще есть.



     - Мы не…



     - На метро будет быстрее, и чем просто стоять в пробке, лучше потратим это время с большей пользой.



     - Ага.



     «Да ёбись оно все конем!!!» - она прижималась к нему, а он уже нес ее в спальню.



     «Господи, Артур! Если бы еще не эта поёбота с фильмом, то можно было бы считать, что я выиграла джек-пот!»



     Полчаса им конечно же не хватило.



     ***



     - Да не спеши ты так! – сказал Артур, когда у Даши получилось почти полностью одеться. – Неужели нам и на собственную казнь опоздать нельзя.



     - Я бы все-таки предпочла его не злить.



     - Даша, - спокойно сказал Артур, - он в любом случае сделает с нами, то, что захочет.



     - Тебе проще, - сказала Даша. – Твой горизонт возможностей намного шире моего.



     Артур ничего ей не ответил, он просто поцеловал ее в лоб, обнял и нежно погладил по волосам.



     - Нам пора ехать.



     - Да, - согласился Артур. – Пора.



     Даша не любила метро, оставляя его беднягам вынужденным работать по графику. Ей нравилось рулить самой, если была возможность избежать часа пик, в другом случае предпочитала такси, благо она была достаточно умной, чтобы с пользой потратить это время, например на любимую книгу.



     Но в этот раз Артур оказался прав, метро было полупустым, они даже могли бы посидеть, но Даша все же предпочла стоять. Они не разговаривали. Даже для «Артур и ко» было сложно, да и не целесообразно, развлечь человека шедшего свою «Зеленую милю».



     Дашин телефон зазвонил, уже в который раз. Она вздохнула, достала его из сумочки.



     - Да не бери ты его!



     - Лучше ответить, - он звонит уже четвертый раз. – Да.



     - Ты где!? – на проводе был Антон Серебряков – режиссер «Рация через дорогу».



     - Еду! Что уже на собственную казнь опоздать нельзя!? – она посмотрела на Артура, тот слегка улыбнулся.



     - Кретинка! Ты что новости не читала!?



     - Какие новости!?



     - Так почитай! Но сначала скажи, Артур рядом с тобой?



     - С чего бы это нам быть вместе?



     - Вчера половина гостей видела, как вы уходили вместе! И если у тебя хватило мозгов, хорошенько оттрахать его этой ночью, то я могу тебя поздравить!



     - Чего я не знаю!?



     - Я же сказал, почитай новости! А сейчас дай ему трубку!



     - Это тебя, - она протянула ему свой телефон. Артур вопросительно посмотрел на нее, Даша кивнула.



     - Алло.



     - Артур, ёб твою мать, это Антон. Вытащи уже свой хуй из нее, и возьми в руки телефон!



     - Зачем?



     - Я просто фигею с твоей краткости! Как ты вообще умудрился написать целый сценарий!?



     - Ближе к делу!



     - Ты себе не изменяешь! Надеюсь, с Дашей ты так не торопился!?



     - У меня нет особого желания…



     - Ты знал, что Боровой собирался запороть «Рацию»!? И что если бы не одна «маленькая» неприятность, сделал бы это три минуты назад!?



     - Он передумал?



     - Пиздец, Артур! Скорее уж Луна оказалась бы сделанной из сыра!



     - Чего?



     - Поисковая система Яндекс тебе в помощь! И советую тебе, как друг, держи об этом язык за зубами! Когда ты будешь в студии?



     - Минут через 20.



     - Там и поговорим. И можешь уже особо не торопиться, если вы с Дашей придумаете более интересное занятие! - он положил трубку.



     - Ну что?



     - Сказал почитать новости. - Артур протянул Даше телефон, достал свой из кармана. Он был выключенным. – Обожаю свой телефон.



     За то время что понадобилось Артуру, чтобы включить телефон, Даша уже выяснила, при помощи Яндекс браузера, всю доступную официальную информацию:



     «Скоропостижная смерть известного Московского продюсера, при весьма странных обстоятельствах», «Большая потеря для всего российского шоу бизнеса»



     Подробностей не было, лишь намеки, и уже заблокированные ссылки на какие-то фотки. Даша знала, как с этим бороться.



     - Это браузер «Тор»? – спросил Артур. – Не думал, что ты имеешь доступ в Даркнет.



     - Я ведь была журналисткой.



     «Кокаиновая вечеринка пошла не по плану»



     «Известный московский продюсер Валентин Боровой, решил скормить своим милым, 100 килограммовым домашним любимцам, пол кило кокаина. Что из этого вышло, смотрите фотографии ниже. Не для слабонервных»



     На половине фотографий, что следовали сразу за статьей, было изображено обглоданное местами даже до костей, нечто, в чем очень отдаленно угадывалось, тело весьма крупного по габаритам мужчины. На другой половине была…



     - Боже мой! Девушка! Что это вы такое смотрите!? – рядом с Дашей, стояла 50-ти летняя матрона, которая в наглую пялилась в ее телефон.



     - Блять, - Даша поспешно закрыла эти ссылки. – Я забыла, что я в метро.



     Она посмотрела на Артура, тот сильно побледнел, и опасно покачивался. Даша сгребла его в охапку, наорала на двух ближайших подростков, те поспешно ретировались со своих мест, усадила его, и села рядом с ним.



     - С тобой все в порядке?



     - Так себе!



     - Никто не заслуживает такой смерти! – сказала Даша. - Но ты бы видел тех тварей. Все к этому…



     - Давай без подробностей! И дело не в этом, - Артур снова начал бледнеть. – Просто я на секунду снова оказался «там».



     Даша прижала его голову к своей груди, начала нежно гладить его волосы и успокаивать.



     - Девочка, твой парень слабак! - заявила матрона, с видом знающей фанатки Декстера. – В наше то время и не такое…



     - А не были ли вы так любезны, пойти на хуй!



     - Хамка! И слюнтяй! – матрона удалилась в другой конец вагона.



     Артур, ощущая приятную мягкость Дашиных сисек под правой щекой, начал потихоньку успокаиваться.



     - Все хорошо! Если ты не хочешь, мы можем туда не идти!



     - Лучше разобраться со всем этим сегодня, и забыть!



     «- Бедный мой мальчик. Я о тебе позабочусь»



     Бедный мальчик, явно был не против такой заботы.



     «Я действительно – шлюха» - подумала Даша. «- Зато очень известная, в самом скором времени!»



     «Такой Бриллиант» - продолжала размышлять Даша. – «А спрятан был под таким слоем дерьма! И достался он мне!»



     Телефон Артура зазвонил, он достал его из кармана, не отрывая при этом головы от ее сисек, посмотрел на экран.



     - Мама, - Артур нехотя оторвался от ее груди и выпрямился.



     – Привет, мам.



     - Сынок, ты где? С тобой все в порядке?



     - Да, мам. Со мной все хорошо.



     - Я рада, Артур. Но я бы предпочла, чтобы ты сам мне об этом сообщал, а не использовал для этого своего режиссера.



     - Значит вы уже на месте.



     - Да, были здесь за час в отличие от вас.



     - Мам!



     - Зачем ты выключил свой телефон?



     - Он сам выключился!



     - Артур, почему ты не можешь купить себе нормальный телефон?



     - Потому что в новом точно не будет такой замечательной функции!



     - Это какой же?



     - Мой телефон сам знает, когда надо выключиться!



     - Тебе пора повзрослеть.



     - Не хочу!



     - Рада, что у тебя все хорошо.



     - Спасибо мам, я скоро буду.



     Лариса Тедер, положила трубку. Она начала ревновать своего сына к Даше.



     - Нам выходить на следующей станции.



     - Тогда пошли.



     Переход входом в студию были брошены две коповские тачки.



     - Ты все еще уверен, что этого хочешь?



     Артур ничего ей не ответил, в своих мыслях он улетел достаточно далеко, чтобы просто ее не услышать.



     «-Зайти вместе с ним? Окончательно пометить территорию? Почему бы и нет!?»



     «-Блять!» - мать Артура караулила его чуть ли не у самого входа, Даша решила что для знакомства с родителями время еще не пришло, и сделала вид, что у нее есть срочное дело к режиссеру Серебрякову, который стоял чуть поодаль, и нервно грыз карандаш. Он тоже поджидал тут Артура, но как и Даша, благоразумно решил не лезть под танк.



     - Сынок, как ты? Ты уже слышал?



     - Да, мам.



     - Такая трагедия, просто немыслимо, мы ведь еще вчера вечером, видели его в кинотеатре. Он ведь столько для тебя сделал…



     Блять! Прямо благодетель!



     - Мам да я почти его не знал. Разговаривал пару раз, когда контракт подписывал и…



     - Странно, он ведь был твоим начальником!



     - В кино как в армии, а он стоял выше меня на несколько голов. Все вопросы касательно фильма я обсуждал с режиссером. А вот, кстати, и он.



     Антон Серебряков, со своим неизменным огрызком карандаша в зубах, приближался к ним по сантиметру в секунду. Поняв, что речь шла о нем, он решил покинуть свое «укрытие».



     - Артур, миссис Тедер, Андрес. Доброе утро.



     - Какое уж доброе, - сказал Андрес, пожимая протянутую ему руку.



     «- На самом деле, намного добрее, чем я даже мог мечтать!» - подумал режиссер Серебряков.



     - У меня очень срочное дело к вашему сыну. Надеюсь, вы не будете против, если я его украду?



     - Артур, ты точно справишься?



     - Конечно мам, все будет хорошо. И еще, не ждите меня, это может затянуться очень на долго, так что…



     - Ты же не думаешь, что мы будем ходить по экскурсиям и оставим тебя…



     - Мам! Со мной все хорошо! А вам в любом случае завтра на работу.



     - Мы ведь можем и задержаться, да Андрес!?



     - Эм…



     - Я все равно буквально на днях снова собираюсь отправиться в путешествие!



     - Ты нам не говорил.



     - Я сегодня собирался сказать. В любом случае, караулить меня, вам тут смысла нет.



     - Артур мне надо срочно с тобой кое-что обсудить! – Антон поглядывал в сторону коридора, ему нужно было кое-что сказать Артуру прежде чем…



     - Все, мам, пап, желаю вам удачно провести время, поговорим вечером.



     - Пока, сынок, - Лариса Тедер очень не хотела отдавать сына, на растерзание этих стервятников. Ее не покидало чувство, с самого Харькова, что с ее сыном что-то не так. На дальше мыслей, что он пережил массовое убийство дело ни разу не дошло. Она просто радовалась, что в отличие от многих, у нее все еще есть сын.



     - Артур тебя тут следовали СК поджидают.



     - Следственный комитет? Я думал, это был несчастный случай?



     - Я знаю не больше тебя, но я надеюсь, ты не забыл, о чем я тебя просил?



     - Почему это так важно?



     - У нас тут твориться полный дурдом, и я не прошу тебя им врать, просто не говори, хорошо?



     - Ладно.



     - Иди, они тебя уже ждут. И не нервничай, у тебя ведь есть алиби, так им и скажи.



     - Я не знаю, подтвердит она его или нет.



     - Подтвердит. Я с Дашей уже поговорил.



     - Ээээ…



     - Артур! Неужели ты думал, что в этой индустрии реально сохранить, что-то в тайне!? А вот и они! Когда освободишься никуда не уходи, у нас к тебе дело есть.



     - Мистер Тедер?



     - Да.



     - Я следователь следственного комитета Руслан Щербаков, это мой коллега, Дмитрий Ульянов.



     - Добрый день.



     - У вас есть время? Нам нужно задать вам несколько вопросов.



     - Да.



     Артур сильно удивился, когда следователи отвели его в кабинет Борового.



     - Присаживайтесь, - сказал один из них. – Уверен бывший хозяин этого кабинета не против.



     - А разве это, ну не знаю, этично?



     Следователь лишь ухмыльнулся. Артур сел на указанное ем кресло. Он был здесь всего второй раз. Кабинет был воплощением лишних денег и безвкусицы. Со стены на него смотрел Бородач.



     Сегодня можно справлять поминки и по нему!



     - Итак, вы уже в курсе того, что произошло этой ночью? – обоим следователям было слегка за 40, оба в костюмах. Про себя Артур прозвал их Чип и Дейл.



     - Да, - Артур начал немного бледнеть.



     - Что именно вы знаете? Может вам дать стакан воды? У вас не очень здоровый вид.



     - Со мной все нормально. Просто после тех событий в Харькове, я не очень хорошо переношу сцены насилия.



     - Вы пользуетесь Даркнетом? – спросил Чип.



     - Не я, моя девушка. Она и показала мне те фотки, так что я в общих чертах в курсе того, что там произошло.



     - У нас нет необходимости это обсуждать.



     - Был бы вам очень благодарен.



     - У нас к вам по сути лишь два вопроса. - сказал Дейл. – Где вы были этой ночью, и кто может это подтвердить?



     - С девушкой, - ответил Артур. Он уже понял, что скрывать это бессмысленно. – Даша Терентьева, актриса.



     - Всю ночь?



     - Мы были в «Варварах», до скольки я не знаю, затем поехали к ней. Я оставался у нее до утра. Домой я не заезжал, сразу приехал сюда, вместе с ней.



     - Мы у нее спросим. Если она подтвердит ваше алиби, больше вопросов у нас к вам нет.



     - Должна, подтвердить, - сказал Артур, а затем поколебашись немного добавил:



     – И я все-таки должен вам сказать. Продюсер Боровой он…



     - Не собирался выпускать ваш фильм в прокат, - перебил его Чип. – Он собирался провернуть несколько махинаций со страховкой. Мы это уже выяснили.



     - О, - удивился Артур. – Тогда можно еще один вопрос?



     - Задавайте.



     - Я тут запланировал небольшое путешествие, мне ведь не надо его отменять?



     - Мы не собираемся брать с вас подписку о невыезде, просто оставьте ваши контакты, чтобы если у нас возникнут еще вопросы, мы могли с вами связаться.



     - Ясно.



     - У нас к вам больше нет вопросов, - сказал Дейл. – Вы можете быть свободны.



     - До свидания.



     - У нас принято говорить, прощайте, - поправил Чип.



     - Прощайте, - Артура не надо было простить дважды. Он не стал искать Серебрякова или звонить ему. Решил найти уединенный угол, и кое-что записать. Оно просилось наружу с самого утра.



     - Если я ему действительно нужен, сам меня найдет, - никто не обращал на него никакого внимания, в студии и вправду творился полнейший бедлам. Артур достал переносную клавиатуру, собрал ее, подключил к телефону. Теперь он мог печатать так же быстро как за любом компом или ноутбуком.



      «В этом мире есть изъян, но мир не желает его замечать. Если Пророк с ней разговаривал до Харькова, то о чем? Что порождает массовых убийц? Гитлер, Сталин, они изменили мир, или же просто смогли увидеть, чего мир хочет? Что было раньше курица, или яйцо? Спрос - рождает предложение!»



     На первый взгляд почти не связанные беспорядочные мысли. Артур не упускал ни одной, и постепенно они начали складываться в нечто большее. Этот поток прервал телефонный звонок. Он нехотя отсоединил клавиатуру и ответил.



     - Артур ты где? Я же сказал тебе никуда не уезжай!



     - А я и не уезжал. Я в студии. Решил немного поработать.



     - Рад, что творческий процесс идет. Но тебе приодеться отложить его в сторону, по крайне мере на сегодня. Поднимайся в кабинет к Волковой. Мы тебя ждем.



     - Мы?



     - Артур, ты все поймешь на месте. Давай быстрее, - Серебряков положил трубку.



     - Король умер. Да здравствует король! – продюсер Волкова, была де юре, и де факто № 2, после Борового, и значит…



     - Времени зря не теряет, молодец!



     Артур был на месте через пять минут. Кабинет Волковой, был просто кабинетом делового человека, никаких Бородачей. За столом его ждали: сама Волкова – вполне еше привлекательная 45-ти летняя брюнетка, они всерьез рассматривали вариант, чтобы раздвинуть ей ноги, но потом отказались от него. Она была профессионалом, могла и без хуя между ног, понять, что ей следовало делать; Серебряков – со своим неизменным огрызком в зубах, и два юриста.



     На этот раз, пусть будет Тимон и Пумба.



     - Все в сборе? – спросила Волкова. – Ты своим юристом так и обзавелся?



     - Я им не доверяю, - Тимон и Пумба лишь ухмыльнулись. – Продюсер Боровой научил меня внимательно читать контракты.



     - Тогда сразу переходим к делу.



     Перед Артуром оказался 50-ти страничный кирпич.



     - Они знают, - сказал он.



     - Блять, Артур! Вот когда не надо тебя невозможно заткнуть!



     - Это они мне сказали, а не я им!



     - То есть, они были в курсе еще даже до того…



     - Это уже не важно, - перебила его Волкова. – Важно то, что наш любимый всеми и почитаемый продюсер Боровой...,



     Никто даже и не попытался скрыть усмешки.



     …, отправился в лучший мир. Следовательно, фильм «Рация через дорогу» выйдет в прокат, через три недели по предварительному плану. А этот новый контракт, позволит нам избежать любых недоразумений в будущем, и позволит нам работать одной большой дружной командой.



     - Когда вы успели? – спросил Артур.



     - Это творческая интеллигенция может позволять себе спать до полудня. А мы на ногах с семи утра!



     - Все равно впечатляет.



     - Сколько тебе нужно времени, чтобы прочитать его?



     - Два часа, - ответил Артур. – Но прежде, я хотел бы сразу обсудить несколько моментов.



     - Давай, - сказала Волкова. – Мы затем здесь и собрались.



     - Концовка «Рация через дорогу». Я настаиваю на второй!



     - Люди любят хэппи энд!



     - Да в том то и проблема! – начал заводиться Артур. – В жизни не всегда бывает хэппи энд! По крайне мере мы сами должны что-то делать, чтобы этот хэппи энд наступил. Жизнь может дать нам шанс, и если мы его просрем, второго не будет! Если бы Джонатан не был бы таким тугодумом…



     - Тут я с ним согласен, - встрял Серебряков. – У него был шанс спасти Киру, еще до того как у ее отца окончательно съехала крыша, и…



     - Вы говорите о них так, - прервала его Волкова. – Будто это живые люди.



     - Наконец-то до вас дошло! – сказал Артур.



     - Что!?



     - Только вторая концовка превращает Джонатана и Киру, в нечто большее, чем просто экранных персонажей. Она делает их настоящими!



     Наступила тишина. Первой ее нарушила Волкова.



     - Ладно, нас тут трое, и есть простой способ это решить…



     - Демократия правду наступила, - не сдержался Артур, - или вы просто решили бросить кость?



     - Думай что хочешь! Это самое важное для тебя на данный момент, так что какая тебе разница?



     - Я за вторую! – поднял руку Серебряков. Волкова бросила на него укоризненный взгляд, но тем и ограничилась.



     - Первая, - сказала она. - Решай Артур, ты ведь об этом мечтал!?



     - Вторая концовка.



     - Что ж, пусть это будет на твоей совести. Еще какие либо замечания, предложения.



     - Я хочу, чтобы окончательное слово, в случае любых изменений в сценарии всегда оставалось за мной.



     - Ты слишком много хочешь!



     - Вам не нравиться как я пишу!? Вы ведь уже видели наброски что я…



     - Ты пишешь превосходно, Артур. Но то, что ты просишь, невозможно в принципе. Если мы разойдемся во мнениях, я всегда могу просто «зачехлить» весь фильм. Последнее слово всегда будет за мной!



     - Но ты не расстраивайся раньше времени, - продолжила Волкова. – Прочти внимательно контракт, я постаралась учесть все твои капризы, в разумных пределах разуметься. Тогда все и обсудим.



     - Контракт предусматривает пять фильмов, - продолжил Артур после паузы, Он понимал что главная тут она, и что не имеет смысла идти на открытую конфронтацию. Были и другие способы. – Но пока, что эксклюзивные права на эти сценарии принадлежат мне.



     - Ты забыл о том, что ты их еще не написал!



     - Не написал! Но напишу! И вы же поняли, что я имел в виду?



     - Артур, я думаю, что если бы ты на 100% был уверен, что после выхода «Рации», Нетфликс, Амазон и Голливуд перегрызут друг другу глотки, ради твоих сценариев, то нам бы сейчас просто было бы не о чем разговаривать!



     - Вы правы, - согласился Артур. – Я в этом не уверен. Но и вы сомневаетесь в том, что такого не произойдет. Поэтому и подписываете контракт на ПЯТЬ фильмов. Я просто хочу выбить для себя наилучшие условия для работы, чтобы история с Боровым не…



     - Мы договоримся! – прервала его Волкова. – Еще что-то или уже приступишь к чтению!?



     - Два момента!



     - Говори.



     - Я хочу, чтобы пятый фильм был только моим!



     - Ух-ты! Давай подробнее, мне даже интересно, что ты скажешь.



     - Сегодня, даже двадцать минут назад, я начал писать новый сценарий. Но я уже знаю, что это будет лучшее, что я когда либо напишу!



     - О чем фильм? – Серебряков и Волкова, задали этот вопрос одновременно.



     - Не готов пока сказать.



     - Тогда как ты себе это представляешь!?



     - Мы установим планку кассовых сборов для «Рации» и последующих четырех фильмов. Если они ее возьмут, тогда вы разрешите мне сделать с моим крайним фильмом все что я захочу!



     - Эта планка, будет очень высока!



     - Мы договоримся! – Тимон и Пумба, без устали черкали свои блокноты. Сегодня у них был очень загруженный день, и он для них только начинался.



     - Говори свое последнее пожелание, Артур. Может, мы уже приступим к настоящей работе?



     - Я хочу влиять на распределение женских ролей.



     Эта фраза полностью сняла напряжение, никто из четверых собеседников Артура не смог сдержать смеха. Серебрякова вообще согнуло пополам, его карандаш вывалился у него изо рта на пол. Тот попытался поднять его, но руки не слушались. Другие не далеко от него ушли. Пумба трясся всеми своими 120-тью килограммами, Тимон делал вид, что кашляет в кулак, даже Волкова позволила себе посмеяться вслух.



     - ЧТО!!!???



     - Мальчик растет! – проговорил сквозь сжатые зубы Серебряков. У него получилось наконец-то подобрать свой карандаш.



     - Твоя Даша без ролей не останется, - сказала Волкова.



     - Все равно составим четкие условия!



     - Предлагай, - почти успокоившись, сказала продюсер.



     - Скажем, гарантированное место в топ три кастинга, - начал .Артур, - а там уже решать вместе.



     - Внесите этот пункт в контракт, - приказала Волкова Тимону и Пумбе. – Как он и предложил. Успеете за два часа составить все дополнения?



     - Нам нужно…



     - Значит успеете! Встречаемся здесь же, ровно через два часа.



     Ну и понеслась, споры, ругательства, в общем групповое мозготраханье.



     Компромисс – это когда недовольны все. В 04:37 утра, Волкова так и заявила, что никто отсюда не уйдет, пока они не подпишут контракт, или не поубивают друг друга, нечто подобное и было достигнуто,



     Просто поразительная оперативность, если учесть что бедные судмедэксперты, на вилле покойного продюсера Борового, до сих пор пытались отделить вещ доки, от собачьей спермы.



     Это был самый напряженный день в жизни Артур, конечно если не считать Харьков, но он сразу выкинул эти мысли из головы.



     «Попробуй коснуться прошлого. Попробуй бороться с прошлым. Его нет. Оно просто фантазия» *Тед Банди*



     Наслаждайся, Артур.



     Наступал самый счастливый период в его жизни, ему действительно незачем было смотреть назад.



     - Лучше думать о том, что ты еще можешь сделать, чем о том, что ты уже просрал, - Артура пробило на философию, спать ему вообще не хотелось, зато хотелось разделить этот момент с кем-то. Его родители были уже в Эстнии и видели третий сон оставалась…



     - Даша, извини что разбудил. Но мне нужно было с кем-то поговорить.



     - Ничего страшного, - давненько ее не будили в такое время, без того, чтобы не услышать все, что она по этому поводу думает. – У тебя что-то случилось?



     - Даша, да все просто отлично! Даже лучше чем я мог бы себе представить! Давай я заеду за тобой минут через 45, мы как раз успеем позавтракать, а затем можно вместе встретить рассвет. Что скажешь?



     - Замечательная идея, Артур. Я буду готова, через 45 минут.



     ***



     Шляться по Воробьевым горам, в 8 часов утра, в феврале – удовольствие весьма сомнительное. Даша бы с радостью предпочла остаться в теплой постели вместе с Артуром, но его несло, и оставаться на одном месте, пусть даже и с голой Дашей под боком, он не мог. Артур уже успел ей все выложить, поэтому влияние внешних раздражителей, становилось для Даши почти незаметным.



     «- Его ведь попустит, рано или поздно!».



     Над стадионом Лужники вставало солнце. Он остановился, Его взгляд вперился в одну точку.



     - Снова идея? – спросила Даша.



     - Ты действительно моя муза! - На лице Артура был почти детский восторг. Даша попыталась проследить за его взглядом.



     - Красиво. Расскажешь?



     - Пока нет. Но это будет истинный шедевр!



     Кто рано встает – тому Бог подает!



     Теперь Он точно знал, до какой именно «станции» суждено ехать их поезду.


<p>


</p>



     Глава 13. Подготовка


<p>


</p>



     - Что мы здесь делаем? В этом ёбаном парке нет ни бомжей ни нелегалов! А убийство сраного япошки, вызовет больший переполох, чем расстрел 30 школьников в Нью-Джерси!



      – Ты чего кипишуешь!? Наслаждайся! Мы поставили «локомотив» на рельсы, и привели его в движение. Осталось проследить, чтобы он не сошел с дистанции раньше намеченной нами станции.



     – Блять, и чем нам все это время заниматься!?



     – А чем мы до этого занимались!? Притворимся что мы - обычный человек.



     – Скучно!



     – Дальше по плану Нью-Йорк! Там с бомжами и проститутками дела обстоят куда лучше!



     – Да!! Сделаем как в «Американском психопате»! Или «Дом который построил Джек»! Или отпилим кому-нибудь голову пилой, как Тед Банди!



     – Может, придумаем что-то сами!? Это уже клише!



     – Нет, это классика!



     – В чем же разница!?



     – Потому что это Моя идея!



     - Да не пей ты эту гадость, - белый, взятый напрокат Ауди, несся сквозь Йеллоустоун.



     - Знаешь Артур, - рядом с ним, на пассажирском сиденье, сидела восхитительная итальянка. Она расположила свои буфера под очень выгодным углом, так что Артуру было достаточно лишь немного скосить взгляд вправо, чтобы насладиться видами, которые с легкостью соперничали с местными красотами. Зверь снова не оплошал – они трахались как кролики уже третьи сутки, лишь изредка выбираясь на экскурсии.



     - Ночь была восхитительна, - продолжила Бьянка, еще больше выставляя свои сиськи напоказ. – Но я не выспалась, а от одной банки «TimeLess», ничего не будет. Должна же я как та проснуться!



     Она с умилением посмотрела на Локки, скручивающего часы, в знак бесконечности.



     От одной – ничего. Но ты хлешешь его литрами!



     - Сейчас час дня.



     - А во сколько мы легли спать?



     - Давай подумаем, - сказал Артур. Бьянка влила в себя пол литра энергетика как в сухую землю, и вышвырнула пустую банку в окно.



     Эта дура хоть знает, какой тут за это штраф!?



     Бесполезно!



     О мишках хоть бы подумала!



     - Мы встретили восход, затем немного пошалили…



     - Ты сама скромность, Артур, - Зверь почувствовал ее желание, «TimeLess» еще просто физически не мог подействовать, но организм Бьянки, словно собачка Павлова на свет, уже успел отреагировать на вкус энергетика. Осталось ее лишь чуть-чуть направить. – Может все-таки придумаем более интересное занятие!?



     - Мы же в Йеллоустоуне. Быть тут и не посмотреть на Старого служаку.



     - Этой ночью я уже насмотрелась на гейзеры.



     - Тогда у меня для тебя сюрприз. Открой бардачок.



     Там оказался дневной абонемент на все услуги лучшего в Йеллоустоуне SPA салона.



     - Класс!



     - Развлекись там хорошонько, ну а вечером…



     - До вечера еще далеко, - она обняла его, теперь ее сиськи были прямо у него под носом.



     Дави на газ!



     Ищи место для безопасной остановки!!!!



     Секс в тачке – может и банальность, но если уж девушка настаивает! Проезжающие мимо туристы, могли лишь с завистью наблюдать за размеренным покачиванием Ауди. Да там нельзя было останавливаться, но тачка была припаркована грамотно – никому не мешала, и не создавала аварийной ситуации.



     «- Дело молодое» - даже тупые американцы это понимали, хотя Артуру все равно пришел штраф. Но в фонд помощи мишкам – Ему было не жалко, тем более что Бьянка старательно выполняла свой долг, перед всеми мишками планеты.



     - Артур! С тобой мне даже «TimeLess» не помогает! Мне бы не помешала еще одна банка.



     - Ты же вроде в SPA салон собралась, а не в ночной клуб.



     - Точно!



     Он высадил ее возле SPA.



     - До вечера, и ни в чем себе не отказывай! – Бьянка поцеловала Артура, итальянки весьма неплохо разбирались в французских поцелуях, правой рукой погладила его член, который снова начала вставать.



     - Вечером я тобой займусь, - она поправила сумочку, и нырнула в парадный вход.



     Пиздец, - сказал Гордон Гекко. – Вы хоть знаете, сколько бабок на нее уходит. Только вчера она умудрилась слить 9572 бакса! Я задолбался ей кредитки пополнять!



     Да какая нахуй разница! Ты же сам сказал, что мы не сможем отмыть все бабки в срок. Так пусть она потратит хотя бы часть из них.



     Никто бы не смог!



     А я говорил надо было авто-мойку покупать!



     Они оказались на смотровой площадке за 10 минут до извержения, Старый служака не подводил своих зрителей с самого момента своего открытия, более 150 лет назад. Объект уже был на месте.



     - В этом мире есть изъян.



     - Но мир не желает его замечать. Откуда мне знать, что это именно ты!?



     - Простейшая теория игр – твоя жизнь приобретет смысл, только если я говорю правду. Во всех остальных случаях можешь идти вешаться.



     - Я в курсе теории игр. Почему ты считаешь, что моя жизнь сейчас лишена смысла?



     - Если Я смог тебя найти, очень скоро найдут и они.



     - Почему еще не нашли?



     - Потому что моя программа, работает чуть лучше и быстрее. Но это вопрос времени.



     - Я все делал правильно.



     - Нет не все. Нельзя изменить мир, не вылезая при этом из кокона.



     - Ты намекаешь на то, что они выследят меня лишь потому, что я не веду социально-активный образ жизни. Но это мое право!



     - При чем тут право! Ты должен бухать, трахаться, и даже колоться если понадобиться, то есть вести себя как и любой добросовестный среднестатистический индивид. Иначе попадешь в раздел потенциально опасных. А тогда зачем ты мне нужен?



     - Допустим, я понял в чем дело, и поверил тебе. Что дальше?



     - У тебя во внутреннем кармане лежит жесткий диск.



     - Сука, когда ты успел?



     - При правильной практике, можно и не такое научиться делать.



     - Ладно, здесь ты меня подловил. Что на нем?



     - Один проект, на реализацию которого у меня нет времени.



     - Значит, на тебя все-таки вышли?



     - Проблема не в этом. Я слишком спешил и расплавил себе мозги.



     - Это как!?



     - Не бойся, свою часть плана я выполню еще до появления первых симптомов. И на этом жестком диске, в том числе, описан способ как этого избежать.



     - А что за проект?



     - Узнаешь когда отроешь жесткий диск.



     - Как мне это сделать? Просто вставить в комп.



     - Нет, там стоит пароль.



     - Теперь ты задашь мне что-то вроде загадки?



     - Никаких загадок. Пароль – это то, что кричит та рыжая телка, когда кончает.



     - Ты чего!? Она ведь могла тебя услышать!



     Рыжеволосая красавица, посмотрела в их сторону, слегка улыбнулась, и продолжила ждать выхода на арену Старого служаки.



     - Конечно, она меня услышала, только вот слушала ли!?



     - «Ложная слепота»? – его голос снова стал спокоен. – Или точнее «глухота».



     - Верно, они смотрят – но не видят, слышат – но не слушают.



     - Но ведь меня она же слушала?



     - Ты должен научиться этим пользоваться, иначе какая от тебя польза, если ты даже шлюху снять не можешь?



     - Но…



     - У тебя три часа, затем можешь вложить этот диск в папку «Моя просратая жизнь». И есть лишь один способ сделать это вовремя.



     - Я не…, - девушка снова на него посмотрела, она почти говорила «Смелее».



     Пока он пытался выдавить из себя ответную улыбку, странный субъект исчез. Его действительно не было нигде вокруг. Он пощупал внутренний карман, там ничего не было. На мгновение он подумал, что это был глюк, но почти в этот же самый момент, он ощутил как все тот же жесткий диск, давит ему на ногу в тесном кармане джинсов.



     «- Черт! Черт! Черт! Как!?»



     «Да какая разница. У меня есть три часа. Остальное не важно!» - он заговорил с рыжей ровно в тот момент, когда проснулся Старый служака.



     ***



     «ИисусМарияИосиф», - он сидел на унитазе и судорожно вбивал заветные символы в строку ввода пароля. Он был так возбужден и так старался, ведь от того насколько качественно он ее оттрахает, зависела судьба всего человечества, что даже испугался что затрахал ее до смерти.



     На самом деле он ее конечно удовлетворил, но «до смерти» было еще далеко. Рыжая одевалась прямо тут же за дверью, планируя их общий совместный досуг.



     «- Кто бы мог подумать, что эта шалава-нимфоманка, на самом деле примерная католичка, дрочящая на распятие? Хотя визжала она не слабее любого хора! Такого о себе в соц сетях не пишут»



     Пароль подошел. Как бы ему ни хотелось, сразу засесть за изучение имеющегося там материала, сначала ему предстояло набить положительных очков в свое резюме «Законопослушного гражданина».



     Он смыл за собой воду, умылся. Открыл дверь. Его глаза сразу уперлись в ее сиськи, которые надетый лифчик делал еще сочнее. Кофточку она специально одела, лишь когда он увидел ее качественно подчеркнутых двойняшек.



     - Было великолепно, - сказала она.



     - С удовольствием бы повторил.



     - Обязательно, но сначала я тоже проведу тебе экскурсию.



     «- Он был прав, это такой кайф! А еще это укрепляет социальный рейтинг!»



     ***



     Господин Акиро Хироки, глава «Хироки Инкорпорейтед», владеющая исключительными правами на производство и распространение энергетического напитка «TimeLess», смотрел на свое детище – пак из шести банок этой дряни, и пытался понять, во что же он вляпался! Подобные его мысли, никогда не переходили в действия. Он уважал, действительно уважал этих людей, которые смогли воплотить такой проект в такие сроки. А еще он боялся их до усрачки!



     Те холодные, всегда краткие и точные до тошноты инструкции, что он продолжал получать. Они вызывали у него благоговение, и тихий ужас. Эти люди могли видеть будущее, или вообще – были этим самым будущем. Их маркетинговому отделу, мог бы позавидовать и сам Илон Маск.



     И их «крыше» тоже! Red Bull, Burn, Revo эти гиганты, должны были задушить проект «TimeLess» в зародыше, но ничего подобного. Это «TimeLess» скоро отправит их в историю.



     Единственное что он сделал – это очень дотошно объяснил своим детям и жене, что желает видеть «TimeLess» в их руках, лишь на официальных мероприятиях, и запретил им пить энергетики вообще! Под страхом лишения наследства! Мика тогда заметила, что это как минимум не этично, на что он ответил, что владельцы Макдоналдс, вряд ли там едят.



     Он открыл одну из шести металлических банок, попробовал:



     «Вкус весны» - он не знал, как такое возможно, но так и было. Эта дрянь, была действительно отличной на вкус, и вставляла! Акиро сплюнул в мусорное ведро.



     Ему стало интересно – те колеса, были чем-то вроде полевых испытаний, или кого-то уже в процессе их производства осенило, перегонять их в жидкое состояние? Как бы то ни было, ответ на этот вопрос он никогда не узнает. Он приказал убрать это дерьмо с глаз, так ведь и с ума сойти можно! Если ты никак не можешь повлиять на исход проблемы – прекрати о ней думать вообще!



     ***



     Ведущие производители энергетических напитков, решили отбросить старые обиды и совместными усилиями попытаться победить врага, который уже готовился съесть их вместе с дерьмом и даже не подавиться. Далеко не последние люди этих корпораций сидели в конференц-зале, одного из отелей Бангкока, и беспомощно таращились на пак «TimeLess». Даже их совместные усилия пока ни к чему не привели.



     - Так и будем здесь сидеть, словно кучка педиков, или может хоть кто-то предложит что-то интересное? – сказал (пусть будет Burn).



     - Поиск тех колес ничего не дал, - после паузы ответил Red Bull. – Пора их сворачивать!



     - Почему? – не согласился Adrenalin Rush. – Я считаю нужно наоборот, расширить поиск.



     - Даже если ты найдешь хотя бы одно колесо, что дальше? Оно не поможет нам выяснить состав «TimeLess», а пытаться доказать что у него идентичный состав, с какой-то там таблеткой! Их юристы просто вытрут о нас сопли!



     - А мы же можем, если не доказать, то хотя бы распространить слухи, что в «TimeLess» входит наркотические вещества?



     - Хочешь сделать им дополнительную рекламу!? Не зная точного состава, это можно сделать только исходя из побочных эффектов, которые вызывает эта дрянь на контрольные группы.



     - И!?



     - От него даже крысы не дохнут, не говоря уже о людях!



     - А я слышал историю, - встрял Revo, - что один качок, смешал пол литра водки, литр «TimeLess» и выпил залпом.



     - И что!?



     - В том то и дело, что почти ничего, у него на утро было лишь похмелье. Не знаю как, но эта дрянь совместима с алкоголем! Это один из факторов, почему она такая популярная!



     - Алкоголь и энергетики не совместимы в принципе! Алкоголь – тормозит нервную систему, энергетик – разгоняет. Того качка должно было вывернуть наизнанку, как и от любого энергетика, если смешать такой коктейль!



     - Это не про «TimeLess». Уже есть челендж, требующий повторить это. Пока никто не умер. А жаль!



     - Давайте пока оставим это. Мы не можем доказать что там содержится наркотик, но мы можем хотя бы притормозить их «Экспансию»? Кто-нибудь из вас выяснил, как они вышли на «Marvel»?



     - На одной из их вечеринок, заменили все банки нашей продукции, - сказал Red Bull.



     - ПИЗДЕЦ что!? И ты это говоришь только сейчас!!!!????



     - Мы думали мы сами справимся!



     - Вы справились просто охуённо? Вы хоть нашли того, кто это провернул?



     - Да. Сейчас он вице-президент «TimeLess».



     - Но это же ёб вашу мать, нарушает законы честной конкуренции, и вообще это можно классифицировать как теракт! Туда же можно было подмешать все что угодно! Это уголовка!



     - Да. Если бы «Marvel» поддержал иск, но их боссам так понравилось, что вместо этого они решили объединить усилия. Результат можно будет скоро увидеть в каждом ёбучем киоске.



     - Ёсть ёще плохие новости, которыми кто-либо из здесь присутствующих желал бы поделиться?



     - Мы почти подтвердили слух, что Рианна…



     Burn выхватил банку из пака «TimeLess» и швырнул ее о стену, представляя голову Акиро Хикори. Она взорвалась.



     «-Жаль что Все проблемы нельзя решить таким образом».


<p>


</p>



     Глава 14. Следователь


<p>


</p>



     Сны…, как будто кто-то шлифовал ваш череп наждачной бумагой, с внутренней стороны. Прошло почти пять лет после теракта в Харькове, был сентябрь 2022 года, но Андрей Сергеевич продолжал видеть и переживать те события, как будто это было лишь вчера.



     Каждую ночь, он видел «лицо» в обезумевшей толпе, и единственное, что мешало ему пустить себе пулю в лоб, было осознание, что эта тварь все еще живет на планете Земля.



     Сегодня была суббота, в этот день он каждый раз ходил на площадь Свободы. С того самого момента как врачи сшили его обратно, и он снова смог ходить самостоятельно.



     -Могло быть и хуже, - твердил себе Андрей Сергеевич, поднимаясь вверх от станции метро «Исторический музей » к «Университету». - Мне всего лишь раздробило левое плечо, и кто-то раздавил мне правую коленную чашечку. Кому-то ведь пробило череп.



     Раз в неделю, каждую неделю, чуть больше чем два шага, на каждую жертву, что-то вроде паломничества.



     - Может я надеюсь, что Саша тоже когда-нибудь сюда вернется? – спрашивал он себя каждый раз, когда выходил на площадь Свободы. – Глупо. Вряд ли он читает детективы. Но чем он тогда сейчас занимается?



     Прошло пять лет, теперь только три мемориала, по одному на месте каждого взрыва напоминало о трагедии. Там всегда лежали свежие цветы, но на этом и все. Полутора миллионный город переварил это и высрал. Стекла заменили, следы от шрапнели убрали, кафе снова открылись, вещ доки отсортировали, зоопарк отремонтировали, мозги отдраили, запах крови и дерьма выветрился, оставаясь лишь в голове Андрея Сергеевича.



     - Здесь вряд ли в ближайшее время будет стоять новогодняя елка, или петь Queen. Кстати скоро будет 14 лет как они тут выступили, - Андрей Сергеевич помнил тот концерт. 200 тысяч людей. Никто не умер. – Жизнь -дерьмо, но она продолжается.



     Телефон запищал. Полночь. Еще семь секунд.



     - 00:00:07. Ну вот и все, - как обычно он дал себе обещание что больше сюда не придет. Как обычно сразу понял, что не выполнит его. Теперь можно было спускаться к Клочковской и ловить такси. Плечо и колено ныли безбожно.



     Он уже сделал несколько шагов в сторону зоопарка, когда его окрикнули.



     - Андрей Сергеевич, - бывший следователь нехотя обернулся.



     - Да, - перед ним стоял высокий мужчина лет 45-ти, в рубашке и брюках. Андрей Сергеевич сразу идентифицировал представителя гос органов. – «Опять!? Когда уже от меня отстанут?»



     - Сергей Лукьянов, полковник ФСБ, - он предъявил ему корочку.



     - Я где-то слышал, что такие сейчас на любом принтере можно напечатать.



     - А вы сами как думаете?



     - Вы точно не Ай тишник, - ответил бывший следователь. – Ну и чего же верному приспешнику Владимира Владимировича от меня нужно?



     ФСБ-эшник допил банку «TimeLess», смял ее в кулаке и выбросил в урну.



     - Давайте пройдем в ближайшее кафе, там и поговорим.



     - Любезно с вашей стороны, но я не могу сказать вам ничего нового, так что я сейчас поймаю такси и поеду домой, - он уже разворачивался в нужном ему направлении, когда Сергей заставил его замереть на месте, сказав всего шесть слов:



     - Пророк снова дал о себе знать.



     Бывший следователь инстинктивно повернул голову к стене здания, на котором пять лет назад красовалась кроваво красная, высотою в пять этажей пентаграмма.



     - Чего вы от меня хотите? - Андрей Сергеевич унял дрожь, и развернулся лицом к собеседнику.



     - Глупо здесь стоять, - ответил Сергей. – До ближайшего кафе всего 200 метров.



     Они прошли это расстояние молча. Кафе не пустовало, хоть и свободные столики тут были.



     «Чем мы поможем Михаилу Александровичу? Тем, что голодными останемся? Да ведь мы-то живы!» - вспомнил слова классика Андрей Сергеевич, присаживаясь за столик.



     В кафе были в основном парочки. События пятилетней давности, напоминали им о себе лишь тем, что теперь молодым людям приходилось составлять свой маршрут, избегая непосредственно центральной площади.



     Двое мужчин «уже за 40» не вписывались в местный контингент, но каждому свое, и на них никто внимания не обращал.



     - Мне черный кофе без сахара, - сделал заказ Андрей Сергеевич.



     - Мне с двумя ложками.



     - Итак, - перешел к делу бывший следователь, прихлебывая свой кофе, - неужели в этот раз он намалевал свою пентаграмму на стенах Кремля?



     - Нет.



     - Ну да. Там бы ее никто не заметил.



     - Почему?



     - Потому что она тоже красная.



     Полковник положил на стол планшет. Представьте себе карту мира, нанесенную на флаг, развивающийся, только не на ветру, а в некоем подобие кровавого желе. Поверх этого была нарисована пентаграмма. Она вращалась, меняя направление и скорость. Ее углы рвали мир на части, планета Земля утопала в крови. Это гипнотизировало. Андрей Сергеевич с трудом оторвал взгляд от планшета.



     - Эта GIF-ка, - сказал полковник, - активно плавает просторами интернета уже месяц.



     - Пророк выходит на новый уровень. И как люди на нее реагируют?



     - По-разному. – Ответил Сергей. - Большинство считает ее фейком, но есть и такие, кто верит.



     - И о чем же Пророк пытается предупредить нас в этот раз?



     - Я очень надеюсь, что на этот вопрос как раз вы поможете дать ответ, - ответил Сергей.



     - Здесь нет даты.



     - Для этого с ней надо немного поигратся, - полковник начал ускорять и замедлять изображение, прокручивать его в обратном направлении, и Андрей Сергеевич увидел: шесть цифр, то появляющиеся то снова исчезающие, слева направо 291022.



     - Число, месяц, год.



     - Все верно, - подтвердил Сергей.



     - Но если, то что произойдет 29 октября захватит весь мир, то почему им заинтересовалось только ФСБ?



     - Не только, поверьте, - ответил полковник. – Это была моя идея привлечь вас, и меня интересует безопасность конкретно взятой страны.



     - На эту дату что-то запланировано?



     - Это суббота, и большинство землян не собираются портить себе выходной из-за какой-то гивки. Но раз уж вы спросили - в этот день состоится концерт Рианны на Лужниках.



     - Боже, - не сдержался Андрей Сергеевич. – Сколько там посадочных мест? Тысяч 60?



     - 81.



     - А его нельзя просто отменить?



     - На каком основании? Пентаграмма ведь не на крыше Лужников появилась. А так, просто из-за неудачной шутки.



     - Пророк такими шутками не разбрасывается.



     - Но мы не можем доказать, что это его работа.



     - Она сделана очень качественно.



     - Да, - согласился полковник. – Но не забывайте, что в наше время даже удостоверение полковника ФСБ можно напечатать на любом принтере. Выскажете свое мнение.



     - Оно вам не понравиться.



     - И все же.



     - На эту дату, запланированы еще какие-нибудь крупные мероприятия?



     - Да. Но если брать телевизионные рейтинги – ничего даже близко похожего.



     - Лужники будут его вишенкой на торте. Как и в Харькове, он будет там.



     - Доказательств того, что он был на площади Свободы в тот день, нет!



     - Вы спросили мое мнение? Я его озвучил. Что дальше? – спросил бывший следователь.



     - Вы должны поехать со мной в Москву и остановить его.



     - Бесполезно. Если «открытка» отправлена – значит все уже готово.



     - Мы должны хотя бы попытаться.



     - В прошлый раз, когда я попытался, то скорее помог ему. Больше не стану!



     - Ошибки совершают все.



     Андрей Сергеевич молчал.



     - Может завтра, мы съездим кое-куда, и вы передумаете?



     ***



     Харьков, за четыре и три четверти года до этого, где-то посередине красной ветки метро.



     - Вадим мне здесь не нравиться!



     - Оксана ты чего, здесь даже бомжами не воняет.



     - А должно!!!



     - Мы уже почти на месте.



     - Почти!? Три часа уже шляёмся по этому ёбучему заводу!



     Цех был заброшен более 20 лет. Завод закрылся сразу после распада СССР. Раньше тут производили то ли миски, то ли каски, то ли переделывали каски в миски, или может наоборот? Так или иначе, не доказательства гениальности советской промышленности, искали тут два сталкера.



     - Бомж говорил именно об этих помещения, ещё чуть-чуть и мы его найдем!



     От завода остался один «скелет». Все что можно было продать, уже давно вынесли из него. Лишь бомжи прятались то тут, то там, пережидая зимние морозы. Но в этой части завода, их почти не было.



     - С чего ты взял, что это место обязательно должно существовать!?



     - Ну как!? – Вадим даже немного обиделся. – У каждого супер злодея должно быть свое логово, где он строит зловещие планы по захвату Вселенной.



     - Ты говоришь о человеке, который убил или покалечил 4 тысячи человек!



     - Вот именно! Он уже давно покинул это место, а мы будем его первооткрывателями! Представь, сколько просмотров наберем. А еще там будет классно! Уверен, у меня встанет сильнее, чем в той заброшенной псих больнице!



     - Размечтался!



     - Хватит ерепениться! Когда я трахал тебя привязанную к тому креслу, ты совсем не была против!



     - Я люблю секс экстрим, но мне действительно не нравиться это место!



     Они оказались в полуподвале. На удивление тут не было ни сквозняков, ни сырости. Идеальное место для ночлежки, и ни одного бомжа. Что с условием почти полного отсутствия охраны было действительно невероятно.



     - Как же здесь стремно!



     - Обычный склад готовой продукции, наверное, - Вадим тоже находил все это странным, но отступать не собирался. – Хватит херней страдать, готовь камеры, а я тут все осмотрю!



     Оксана послушалась его, просто чтобы на что-то отвлечься.



     - Смотри!!! – от его окрика она чуть камеру гоу про не уронила, что было бы весьма болезненным ударом по их бюджету.



     - Блять, никогда больше так не делай!



     - Эту дверь открывали, сто пудово, и совсем недавно!



     - Может тут все-таки есть бомжи!?



     - Ах ты маленькая шлюшка. Таки надеешься на групповушку с местным контингентом?



     - Иди нахуй Вадим, я ухожу!



     - Да я же пошутил! Смотри, в этой двери есть отверстие, в него явно что-то вставляли.



     - Свой хуй туда засунь!



     - Свой хуй, я обязательно засуну, и очень скоро, но в другое место, а сейчас…, присвети лучше, а!?



     Оксана без особого энтузиазма начала водить фонариком вокруг загадочной двери.



     - Нашел! По диаметру подходит – В руках Вадима оказался согнутый кусок арматуры. – Ты это снимаешь!?



     - Ага.



     «- В рубрику уебки недели!»



     Вадим с торжественным видом, будто держал в руках не обычный дрын, а целый Экскалибур, начал засовывать арматуру в отверстие. На удивление, он шел очень плавно и погрузился в дверь уже почти на половину (Оксана была вынуждена признать, что ее это возбуждает), когда послышался щелчок.



     - Ёбать! – Вадим потянул за дрын, дверь приоткрылась. За ней была лестница, ведущая вниз. У Оксаны от удивления открылся рот.



     - Отсосешь мне чуть позже, а сейчас пошли!



     - Давай просто уйдем отсюда, - она даже не обратила никакого внимания на эту пошлятину.



     - Ты че ёбанутая! Упустить такой шанс! Мы ведь даже и мечтать не могли о таком количестве просмотров. Какой подарок на новый год, а!?



     Он почти силой затолкал ее на лестницу. Оксана была уверена, что сейчас дверь захлопнется, а из стен повылазят шипы как в Индиане Джонсе, но вот они спустились по лестнице, отошли от нее метров на 10, а ничего не происходило. Возбуждение, любопытство, и желание лайков, вытеснили страх.



     Вадим дернул ручку первой попавшейся им двери, она открылась. То что они там увидели, мало чем напоминало логово супер злодея. Хотя кое-где и виднелись куски пластика и обрывки проводов, явно младше, чем сам завод. Помещение было пустым, возможно еще один склад готовой продукции.



     - Ты чувствуешь запах. У меня в горле начало першить.



     - Там какая-то лужа.



     - Дождевая вода натекла.



     - А если…



     - Хватит ныть, - сказал Вадим. – Внимательно тут все осмотрим, спешить нам некуда.



     Оксана вцепилась в него мертвой хваткой.



     - Слушай, - продолжал Вадим. – А если это и вправду его логово? Давай трахаться прямо здесь!



     - Вадим, по-моему это запах кислоты!



     - Ну, какой еще кис…, - он сделал еще одни шаг, капкан захлопнулся, они угодили в него всеми своими четырьмя ногами, удавка была тонкой как рыболовецкая леска, и стянулась так сильно, что прорезала им ноги чуть повыше сухожилий, до кости.



     Они оба завизжали от боли и ужаса, причем Вадим даже громче, желание трахаться, куда-то исчезло. Удавка потащила их в сторону лужи, которая оказалась неглубоким пластиковым бассейном 1,5 метра в диаметре, заполненный, как уже Оксана догадалась, совсем не дождевой водой.



     Удавка потащила их вверх, они цеплялись ногтями за бетонный пол, даже зубами, но хотя бы замедлить свое возвышение не смогли. Они коснулись ногами потолка, леска стягивалась, еще чуть-чуть и она перепилила бы им кости, но достигнув определенного уровня натяжения, все замерло.



     Потолок тут был не высокий, их головы оказались всего в метре над уровнем лужи. Провисели они так секунд 5 не больше, только для того чтобы они успели осознать куда они попали, и что их ждет.



     «- Как в «Пиле»», - Вадим почти угадал, только вот возможности выиграть, тут не было. Натяжение ослабло, и дав им возможность пролететь 1,5 метра в свободном падении, снова захлопнулось. Двое неудачливых сталкеров, оказались от макушки головы до сосков, погруженные в…



     Хайзенберг полностью воссоздал, если не химический состав, то по крайне мере свойства той кислоты, которую его тезка, использовал, чтобы избавляться от вещ доков, в том числе и от трупов.



     Помните бедного мальчика, который собирал пауков?



     Экзекуция длилась десять секунд, затем леска снова поволокла их вверх. Кислота действовала быстро, но недостаточно, чтобы убить их с первого же погружения, потребовалось бы 17-20 таких купаний.



     На третий раз кислота разъела им веки, принявшись за белки глаз. Она была везде: в ушах, носу и глотке. Когда «чайный пакетик» поднялся вверх в 21 раз, они уже не шевелились. Тогда машина бережно опустила их вниз, по уровень сосков, и замерла.



     Жаль что камеры сдохли, это видео могло бы побить все рекорды по просмотрам.



     ***



     Андрей Сергеевич даже присвистнул, у него не было возможности попасть сюда, да он и не пытался. Спецслужбы выкупили территорию завода, обнесли его четырех метровой стеной, с колючей проволокой под напряжением. Везде были камеры, вход охраняла вооруженная охрана с собаками.



     - Надеетесь, что он вернется?



     - Надеемся, что здесь больше никто не умрет, - ответил ФСБ-ешник.



     - Я об этом ничего не знал.



     - На протяжении нескольких лет, предшествующих взрывам на площади Свободы, в этом районе без вести пропали около 20 бомжей.



     - И что никто не обратил на это внимания? – спросил бывший следователь.



     - На этот вопрос вы могли бы дать мне ответ, в тот период вы были действующим сотрудником уголовного розыска.



     - Бомжи, - Андрей Сергеевич почувствовали стыд, и за себя и за свое тогдашнее руководство. – Кто ж их считает!?



     - Но затем Пророк исчез. Зачем столько показухи?



     - Клоун уехал, - ответил полковник, - цирк остался.



     - Что!?



     - Это место словно «Один дома», только со смертельным исходом. 13 человек погибли здесь, после того как его обнаружили.



     - Блять! А как его обнаружили?



     - Случайно, двое ребят решили исследовать местные катакомбы.



     - Что они тут искали?



     - Как ни странно, именно то, что никто больше не додумался.



     Сергей остановил машину, рядом с остовом одного из цехов. Кроме забора с колючей проволокой, никто тут больше ничего не менял.



     - Выглядит не очень безопасно, - сказал Андрей Сергеевич, углубляясь в руины цеховских помещений. – Вы уверены, что обнаружили все сюрпризы, этого больного на голову Кевина Маккалистера?



     - Нет, поэтому не советую далеко от меня отходить, - кое-где все еще виднелась желтая полицейская лента, и мел, обрисовывающий тела или их части.



     - Что за ловушки, только без подробностей.



     - В основном кислотой. Знаете что такое душ шарко.



     - Я же просил без подробностей!



     - Леской, тоньше человеческого волоса, но крепкой как стальной канат, она распиливала…



     - Достаточно!



     Они оказались в просторном, освещенном, и даже кондиционируемом помещении.



     - Именно здесь и был его штаб, - сказал полковник.



     Это место уже более походило на логово. Повсюду скелеты мониторов и системных блоков, приспособления для химических опытов.



     - Вы нашли хоть что-нибудь? – спросил Андрей Сергеевич.



     - Ничего что могло бы подсказать, куда уехал хозяин, и что собирался делать. Если вы приглядитесь, то на всех не пластиковых поверхностях есть следы разложения. Это пары все той же кислоты. Если здесь и был генетический материал, то полностью был уничтожен.



     - Здесь нихера нет, - Андрей Сергеевич пнул системный блок. – Зачем вы меня сюда притащили. Думали, я сразу брошусь бронировать авиабилет до Москвы?



     - А зачем вы согласились сюда ехать?



     «- Туше» - подумал Андрей Сергеевич. «- Что я хотел тут найти?»



     ***



     Москва – мать городов русских. Андрей Сергеевич не был настроен любоваться ее красотами или идти на экскурсии. Полковник сразу отвез его в штаб. ФСБ решили не мелочится, и организовать его так сказать по месту, рядом с «мозгом» этой громадины, чтобы максимально эффективно контролировать все, что тут происходило.



     - Вам провести экскурсию? – спросил Сергей.



     - Не надо. Я уже здесь бывал.



     - С той поры две реконструкции прошло. Смотрите не заблудитесь.



     - Не заблужусь, - ответил Андрей Сергеевич, тщательно всматриваясь в указатели и запоминая маршрут. – Расскажите лучше, чем конкретно вы тут занимаетесь?



     - Анализируем аномалии, - ответил Сергей.



     - Можно более подробно, - попросил Андрей Сергеевич. – У вас тут прямо штаб КТО. А ты значит местный Джек Бауэр?



     - Наша главная проблема, - начал объяснять Сергей, закрывая за ними двери своего кабинета, по сути большого шкафа. Шутку про сериал 24 он решил пропустить, - заключается в том, что у нас отсутствует главный подозреваемый.



     - И вы выискиваете психов по всей Москве, пытаясь понять, кто из них достаточно неадекватный и умный, чтобы пронести сюда ядерный заряд?



     - Суть вы уловили верно.



     - Есть успехи? – спросил Майоров.



     - Пока мы даже не сумели доказать, что его главной целью действительно являются «Лужники».



     - Концерт не отменят?



     - Нет.



     - И все-таки вы относитесь к угрозе серьезно.



     - Он это заслужил, - ответил полковник.



     - Но, по сути, не сделали ничего, чтобы ее отвратить.



     - А что вы предлагаете? – спросил Сергей. – Ввести военное положение, по всему миру на этот день?



     - Нет, но хотя бы запретить массовые собрания людей.



     - А может сразу церковь ему организовать!? Свидетели Пророка, звучит? У нас месяц чтобы найти этого ублюдка, или хотя бы доказать реальность угрозы. В противном случае, нам остаются лишь превентивные методы защиты, и молитва!



     - Пять лет назад это не помогло.



     - В этот раз все будет по-другому! – сказал полковник. – Ни один дрон, ни один всратый голубь, не подлетит к стадиону ближе, чем на 300 метров!



     - А если он придумает что-то новое?



     - Именно поэтому вы здесь. Конечно шанс мизерный, но вы единственный кто поддерживал с ним тесный контакт. Хотя бы попытайтесь?



     - С чего мне начать? – спросил Андрей Сергеевич.



     - Вас полностью введут в курс дела, и расскажут как и что тут работает.



     - А не получиться, что я просто отвлеку на себя часть ваших ресурсов?



     - Мы топчемся на месте, с того самого момента как Пророк опубликовал свою открытку, - ответил Сергей. – Так что не переоценивайте себя.



     Джек Бауэр о таком даже мечтать не мог. Если бы Андрей Сергеевич захотел, он смог бы получить досье на любого, кто хоть раз вбивал логин и пароль в заветные две строчки. Данные собирались и копились на каждого, лишь анализировались с различной тщательностью. Но если уж система обратила на вас внимание – забудьте слово приватность.



     Первую неделю Андрею Сергеевичу было даже интересно, на вторую это превратилось в монотонность. К концу третьей начала накатывать безнадежность.



     ***



     Вне штатный сотрудник ФСБ Майоров, стоял облокотившись на поручень в чаше стадиона «Лужники». Этот муравейник стал для него почти домом, и даже спустя три недели вид не переставал впечатлять. Иногда его посещала картинка: полностью забитый стадион, 81 тысяча лиц перекошенных ужасом, дуновение ветерка, сначала крыша, затем трибуны, складываются как карточный домик.



     В руках он держал планшет, пролистывая очередной список, в первый, или уже 15-й раз, людей, которые выжили 5 лет назад на площади Свободы, а теперь были на ПМЖ в Москве. Андрей Сергеевич позволял лишь подсознанию скользить по их лицам, мыслями улетая куда-то очень далеко.



     В его мозг прошел сигнал тревоги, настолько слабый и незаметный, что когда сознание Андрея Сергеевича обратило на это внимание, он уже успел пролистать список на пять лиц вперед. Но там что-то было! Паранойя, или прав Питер Уоттс утверждая, что сознание – это лишь флуктуация во вселенной?



     Он начал пролистывать список в обратную сторону, всматриваясь в каждое лицо, и нашел: взгляд. Андрей Сергеевич уже видел его раньше. Для системы этот парень полностью вписывался в рамки, за единственным исключением, что он был ТАМ. Но у него получилось переступить через себя, и убедить систему, что он снова мог быть полноценным, не представляющим никакой угрозы, членом общества. Майоров не нашел ни одного чернящего его обстоятельства после теракта в Харькове, наоборот, перед ним была настоящая Золушка.



     Андрей Сергеевич решил самостоятельно проверить все обстоятельства его жизни, сразу после «судьбоносного» визита в Харьков. В том числе и события происходившие вокруг него. Он даже еще не дошел до поездки в Таиланд, а у него глаза на лоб лезли.



     ***



     - Все доказательства косвенные, - Сергей смотрел на фотографии, первая – Александр Белоконь, вторая – Артур Тедер, до теракта в Харькове, третья – сразу после, все лицо в синяках, четвертая, ужасного качества, но лучшей не было – Артур Тедер, где-то за месяц до Таиланда, пятая – уже в Москве.



     – Система его отфильтровала.



     - Ваша система, верит в совпадения, я нет, - ответил Майоров. – Посмотрите на проценты системы распознавания лиц: 63% сразу после Харькова, 98,3 % уже в Москве.



     - Она никогда не дает 100% результат, - возразил полковник. – И все эти различая объяснимы. Даже отсутствие фотографий, он же массовое убийство пережил. Система…



     - Отложим ее пока в сторону. Мы уже выяснили, что для системы, Артур Тедер – пример для подражания. Но давайте проследим, поэтапно, как эта Золушка превратилась в Принцессу!



     - Случай не такой уж и уникальный, - снова возразил Сергей, пролистывая дело эстонца. – Многие пережившие тот теракт, сейчас достаточно знаменитые и обеспеченные люди, жизнь которых коренным образом изменилась тогда. У многих есть видео блоги, у одного, кажется, даже телешоу!



     - Но наш пай мальчик, уделал их всех на две головы!



     Тут уже возразить, что либо было сложно.



     - После Харькова, всем кто не получил травмы серьезнее перелома конечностей, был присвоен код «красный». Большинству удалось лишь понизить его до приемлемого, лишь немногие по мнению системы вернулись в лоно общества. В том числе он.



     - Но…



     - Самое интересное, - перебил полковника Майоров, - это то, каким образом, и в какие сроки Артур Тедер, добился расположения системы!



     - Согласен. Методы лечения у доктора Надежды Ковалевой, не совсем традиционные, но весьма эффективные, - Сергей смотрел на фотографии мозгоправа Артура, и был не против сам ей засадить.



     - Трахаться – значит выздоравливать! Это и есть железная логика вашей системы!



     - Психопаты не трахают своих психотерапевтов! И тенденция, даже до траханья с ней, у него была полностью положительной.



     - А может он знает вашу систему лучше вас самих!?



     - Это уже чистейшая паранойя. Мистер Дрон, он же Пророк – не совсем обычный психопат, но ведь не вселенское же зло! – поверить в это означало принять свое почти полное бессилие. Но полковник ФСБ не верил в существование реального Лекса Лютера.



     «- Где тогда Супермен?» - глупо, но так уж люди устроены.



     - Вы с такой тщательностью скармливали это херню обывателям, что сами в нее поверили.



     - Что скармливали?



     - То, что Пророк вписывается, пускай и в расширенную версию вашего мира. А если нет? Что если он взломал систему? Что произошло в Таллине на следующую же ночь, после того как система выдала Артуру зеленый свет? Что произошло с продюсером, когда тот захотел зарубить первый фильм нашего пай мальчика?



     Сергей просматривал данные. Система пропустила их, человек обратил бы на них внимание, если бы его ткнули в это все носом, что сейчас и происходило. Никто до этого, даже и не подумал связать все это воедино. Был ли это ее изъян, или у контуженного бывшего следователя уголовного розыска, проснулся талант писателя фантаста?



     - Во время пребывания Артура Тедера в Таиланде, - прервал молчание полковник, - там произошел серьезный передел нарко рынка. Это тоже его работа?



     - Звучит фантастически, - ответил Майоров. – Я поэтому и не говорил.



     - А остальное, не слишком ли смахивает на фантастику?



     - Согласен, - сказал Андрей Сергеевич. – Куда проще поверить в историю Золушки, чем в то, что нечто подобное Пророку, смогло ассимилироваться в нашем обществе.



     - Мы проверим его, - сдался полковник. – Вернем ему красный код.



     - Этого мало.



     - А что вы предлагаете? Продержать его в обезьяннике до самого судного дня?



     - Я не знаю.



     - Нам остается лишь следить за ним. Может, вы окажетесь не правы, и нам повезет.



     - В чем не прав? – спросил Андрей Сергеевич.



     - Что он посылает открытку, лишь, когда уже все готово.



     Они молчали некоторое время, продолжая изучать богатое резюме Артура Тедера.



     - Я хочу с ним поговорить, - прервал молчание Майоров.



     - Надеетесь спугнуть?



     - Если это тот о ком я думаю, то его не спугнет даже второе пришествие Христа.



     - Это мы устроим.


<p>


</p>



     Глава 15. Фильм


<p>


</p>



     Артур Тедер известный московский писатель, сидел в кафе в центре Москвы, пил кофе, и ждал. Он ловил на себе восторженные взгляды, даже здесь, где знаменитостей было как грязи, слышал обрывки споров, но никто не решался к нему подойти, все понимали, что он здесь ради важной встречи.



     Вон та брюнетка…



     Нет.



     Она опаздывает, может вообще…



     Она придет.



     Когда она пришла, и села за его столик, интернет взорвался сплетнями, но им было насрать.



     - Привет, Даша. Отлично выглядишь.



     - Привет, Артур. А ты, честно говоря, выглядишь, как будто три дня не спал.



     - Напряженный график, в последнее время.



     - Последнее время – подразумевается года этак три? Твоей производительности и Стивен Кинг бы позавидовал.



     - Я трудоголик, - ответил Артур. – А пять фильмов за 4 года, не так уж и много.



     - Еще 4 книги.



     - С ними проще, но дело даже не в этом. Последний сценарий дался мне особенно тяжело. Но я его написал.



     Перед Дашей оказалась стопка бумаги, всего лишь листы с буквами, но каждый сидящий в кафе, не задумываясь отрезал бы себе мизинец, за право прочесть хоть парочку страниц. Слухи о том, что шестой фильм Артура Тедера, будет чем-то особенным, уже давно колесили местным шоубизнесом, и вот он впервые, пока лишь на бумаге вышел в свет.



     - Я написал его для тебя, как и обещал.



     Он начал говорить о сценарии. Все остальное, перестало для него существовать, лишь фильм, и девушка напротив него.



     – Что скажешь? Ты сегодня неразговорчивая.



     – Знаешь, Артур, - сказала Даша. - Именно поэтому мы и расстались.



     – Речь сейчас не о нас, а о…,



     - Ты гениальный сценарист, и этот сценарий – лучшее, что ты написал, мне даже не надо его читать, чтобы знать это. Еще ты восхитительный любовник, и очень хороший человек, те 7% времени, что был со мной.



     Артур молчал.



     – Ты мог «улететь», на целую неделю, и ни разу обо мне не вспомнить, - прошло больше двух лет, с тех пор как они расстались, но вот он опять сидел перед ней, как будто это снова их первое свидание, в Варварах.



     «- Время не лечит!» - подумала Даша.



     – Да я знала, чем ты занят, но как же больно было понимать, что для тебя я лишь…, друг-любовница, с которой приятно пообщаться во время твоих редких «вылазок» в реальный мир.



     – Даша я наркоман, - ответил Артур, без тени иронии, - и ты поняла это еще тогда. Хорошо, что у тебя хватило мозгов меня бросить. Я бы не дал тебе ничего, кроме боли, и парочки сценариев, которые явно того не стоили.



     Настала Дашина очередь молчать.



     – Если ты откажешься исполнить в нем главную роль, фильма не будет.



     – Глупо! Ты мне ничего не должен.



     – Я знаю. Но это не отменяет того факта, что написал я его для тебя. Может этим я хочу хоть как то загладить свою вину.



     – Хорошо, Артур. Я его прочту.



     – Если согласишься, приходи завтра к двум часам в студию.



     – Посмотрим.



     ***



     – Где она!?



     – Какая же девушка придет вовремя?



     – А она не на свидание идет, а на деловую встречу!



     – Она придет.



     – Кира Юрьевна, - раздалось по внутренней связи. – Здесь Даша Терентьева, говорит что у нее назначена встреча.



     – Так пусть тащит свою задницу в мой кабинет.



     - Я же говорил, что она придет.



     - Тебе повезло, Артур, - сказала продюсер Волкова, - что единственный мужчина, ради которого я готова ждать, сидит в этом кабинете.



     Антон от неожиданности перегрыз свой карандаш.



     - И это не он.



     - Рада, что, наконец, все в сборе, - сказала Кира Юрьевна, когда Даша села за стол вместе с остальными. – Начнем.



     – Начнем с того, - сказала Даша, - что я не верю, что вы позволите это снять.



     - Я не был бы столь категоричен, - сказал Серебряков, - но она верно передала суть моих опасений.



     - Я сама не верю, - сказала Волкова. – Но контракт есть контракт, да Артур?



     - Это ж в какую кабалу ты ради этого встрял!?



     - Свою часть контракта я выполнил, - ответил Артур. – Теперь дело за ней, и за вами.



     - Слушай Артур, - начал Серебряков. – Это же полная жопа! Я не про сценарий, от него крышу сносит, я про то, что если хоть половина из того, что ты тут написал правда – то это ж в каком пиздецовом мире мы живем? И я никогда до этого не снимал документалки.



     - Это псевдодокументалка. Там нет ни единого упоминания о реальных людях или событиях.



     - Зато полно намеков, очень дерзких намеков, я бы сказал, а для умного человека этого будет вполне достаточно!



     - Вот именно, - согласилась Волкова со своим режиссером. – Нас по судам затаскают!



     - Так застрахуйте фильм, - сказал Артур. – Доказать у них ничего не получиться.



     - А кому сейчас надо что-то доказывать? - сказала Волкова. – Фильм заплюют. Люди как коты, Артур, не любят когда их тыкают носом в собственное дерьмо! Это будет самый выдающийся провал в истории российского, а может и мирового кино.



     - Самый верный способ вызвать всеобщее негодование, - ответил Артур, - сделать что-то правильно, когда все вокруг поступают дурно *Льюис Уоллес «Бен-Гур»*



     - Мы не на лекции по философии.



     - А ты правда считаешь, что снимать фильм, заранее зная что его посмотрят от силы 5000 человек – правильно?



     Больше, в миллионы раз больше. Просто не сразу.



     - Может, будет достаточно и того, что такой фильм просто снимут.



     - Достаточно для чего? – этот вопрос задала Даша, но все трое посмотрели на Артура, это был вопрос дня.



     - Для меня, - ответил Артур. – Я должен его снять. Все что я делал последние четыре года, сводилось к этому, а что из этого получиться, мы скоро узнаем.



     ***



     - Итак, мистер Тедер, о чем же на самом деле ваш новый фильм?



     - Вы же его посмотрели. Это вы должны ответить на данный вопрос.



     - Фильм и вопрос очень…, сложный. Мои читатели были бы очень рады, если вы лично на него ответите. Представьте, что делаете расширенную аннотацию.



     - Обо мне, о вас о каждом, - сказал Артур.



     - Подождите, главная героиня – журналистка, она пытается понять…, стоп! Вы намекаете что…,



     - Говорите!



     - Я согласна, что каждый хоть раз в жизни мечтал взять в руки динамитную шашку и взорвать что-нибудь, но это не делает их психами, и уж тем более ответственными за всяких там мистеров Дронов!



     - Но ведь хотели бы, разве так должно быть?



     - А как должно быть? Утопия, где все носят улыбконатягивающие машинки на голове? *Симпсоны и Хэллоуин*



     - Чего все хотят?



     - Денег, секса, крови - по вашей версии.



     - Нет. Это средства.



     - А что же цель?



     - Власть! А что есть высшая форма власти? Спрос рождает предложение, пока…



     ***



     … мир хочет крови, он будет ее получать. А вот другая цитата: «Может пора перестать считать себя бессмертными?», или «Даже если вы сами, непосредственно, не причастны к этому, всегда ведь приятно осознавать, что хоть кто-то сумел взять власть в свои руки»



     - Ты был под чем-то, когда это говорил? – спросила Волкова. – Артур, люди не хотят слышать такие вещи! Они хотят верить в хэппи энд и белых кроликов.



     - При этом сидя на заднице! Но вы правы – меня занесло, и не раз, я не умею давать интервью, и вы правильно делали раньше, когда держали меня и прессу подальше друг от друга.



     - В этот раз ты сам захотел быть на передовой.



     - И что из этого получилось. В кого они меня превратили?



     - В кого ты сам себя превратил!? Но не переживай, возьми отпуск, ты же любишь путешествия, съезди в Новую Зеландию например, или еще дальше, куда тебя фантазия заведет. Растворись на месяц другой, а затем возвращайся с новыми силами.



     - Растворится, зачем? Кто вообще смотрел фильм, или хотя бы читал те интервью?



     Волкова внимательно на него смотрела, он смотрел на нее.



     - Чего я не знаю?



     - Ты действительно не знаешь!? Тогда это очень хорошо.



     - Как и любой писатель, я ненавижу, когда кто-то растягивает сюжет, не переходя к концовке.



     - Фильм был застрахован, на очень круглую сумму, и вчера произошло событие, которое значительно увеличит сумму выплаты, если только не выясниться, что в этом замешан кто-то заинтересованный.



     - Фильм слили!? – даже робот Вердер, поверил бы такому выражению лица. – И как?



     - Что как?



     - Сколько просмотров.



     - Я не знаю, и тебе запрещаю это выяснять.



     - Страховка, я понял. Когда ко мне придут?



     - Уже! Но все не так плохо, сделай такое же выражение лица, и хоть раз в жизни отморозься.



     - Второй раз вряд ли получиться.



     - Но ты постарайся.



     ***



     - Мистер Тедер.



     - Да.



     - Я представитель страховой компании, вы можете уделить мне несколько минут вашего времени?



     - Раз уж вы здесь, заходите, - Артур так и не понял, на кой хер ему выделили кабинет? Наверное, по статусу было положено, чтобы ему было где принимать своих многочисленных поклонников, и работать. Но за все это время тут не побывало и десятка людей, а сам Артур никогда в нем не работал. Безликая будка офисного планктона, единственное различие – многочисленные награды и дипломы, которые Артур сгружал сюда как хлам. Они стояли, где попало, и не надо было быть Шерлоком, чтобы догадаться, что их владелец не очень-то ими гордиться.



     - Уютненько тут у вас, - страховщик взял одну статуэтку, начал рассматривать.



     - Давайте ближе к делу.



     - Значит вы уже в курсе, - он поставил ее обратно, Артур даже и не заметил, что не туда где она стояла раньше, ему было все равно.



     - Мне сказали об этом пять минут назад.



     - Кто?



     - Мой продюсер.



     - И как вы к этому отнеслись?



     - Обрадовался.



     - Почему?



     - Потому, что так фильм явно наберет больше просмотров и скачиваний, чем, если бы его выпустили в официальный прокат. Вы считаете это я сделал?



     - Нет, - ответил страховщик. – У вас безупречное алиби, и на момент, когда произошла предполагаемая кража, и на момент когда фильм слили в сеть.



     - Тогда чего вы от меня хотите.



     - Вы можете быть в курсе кое-каких деталей?



     - Например?



     - Кому утечка была выгоднее всего?



     - Если брать чисто идею – то мне. Так этот фильм хоть кто-то увидит, - ответил Артур. - Если деньги – думаю, вы сами в курсе. А какова официальная версия, если это не секрет?



     - Взлом со стороны.



     - Так может так оно и было?



     - Может и так, но это было бы намного проще сделать, имей злоумышленники поддержку изнутри.



     - Для этого насколько я понимаю, надо шарить в компах, а мои познания ограничиваются WORD-ом 2007.



     - Мы в курсе, но может вы кого-то подозреваете?



     - Даже если так, какой мне смысл закладывать своих же? Даст Бог, мне с ними еще работать придется.



     - Вы понимаете о какой сумме идет речь?



     - Нет.



     - И если выясниться, что вы что-то знали, но не сообщили нам…



     - Я ничего не знаю. Еще вопросы есть? Может вам автограф дать? Или если хотите, забирайте вон ту хрень. Она вам кажется, понравилась.



     - Не нужно, и вопросов больше нет.



     - Тогда всего хорошего.



     Страховщик вышел из кабинета, Артур облегченно вздохнул, но на сегодня это было не все.



     - Мистер, Тедер, - раздалось по внутренней связи.



     - Что!?



     - К вам еще одни посетитель.



     - Кто?



     - Следователь, по поводу дела продюсера Борового.



     Ёб вашу мать, я же говорил, что нельзя было отпускать вожжи!



     - Это официальный визит?



     - Сейчас спрошу у него…



     - Да не надо. Пусть заходит.



     Опа!



     Если перестать следить за новостями, они сами тебя найдут!



     - Добрый день, присаживайтесь, - Артур никогда не встречался с этим человеком, в отличие от некоторых остальных, поэтому отреагировал на его появление абсолютно естественно.



     - Майоров Андрей Сергеевич, ФСБ, - он показал ему удостоверение.



     - Интересно, - сказал Артур, – что такого могло произойти спустя четыре года, что делом заинтересовались спец службы?



     Он знает! Пусть этот ёблуй заткнется!



     Да ни хуя он не знает! Ткнул пальцем в небо, и не имеет ни малейшего подозрения, что попал.



     - В свете последних событий, мы смогли проследить связь между убийством продюсера Борового и Пророком.



     - Убийством? Я думал Пророк устраивает массовые убийства, а не скармливает людей собакам. И в свете каких последних событий?



     - Значит вы не в курсе? Новости не просматривали?



     - Мне не до новостей. Я бы и вторжение инопланетян пропустил. С фильмом в последнее время такая задница.



     - Кстати я его посмотрел.



     - Через торрент?



     - Извините, не удержался. Надеюсь, вы не будете подавать на меня в суд?



     - Да чего уж там. В какой стране мы живем! И как фильм?



     - Смело. Очень смело, - ответил Майоров. – Мне даже показалось, что вы пытаетесь о чем-то предупредить.



     - Мы слишком заигрались в саморазрушение. Еще немного и перейдем от теории к практике.



     - Интересно.



     - Вы так и не сказали причину вашего визита.



     - Просто погуглите, уделите этому 5 минут вашего времени.



     - А что мне искать?



     - Вы знаете, - пока Артур гуглил, Андрей Сергеевич внимательно за ним следил, а Он следил за Майоровым. И если следователь остался с тем же с чем и пришел, то Он почти наверняка убедился, что это был «Выстрел в пустоту», и они все еще в безопасной зоне.



     - Твою мать! Интересно как продюсеры Рианны к этому отнеслись?



     ***



     - А по-моему это беспричинное разведение паники! Пять лет ни о Пророке ни о Мистере Дроне, не было слышно ни звука, а теперь появляется эта пиктограмма, и все наделали в штаны!



     - Пентаграмма!



     - Да какая разница?



     - Потому что именно пентаграмма – символ Пророка.



     - А еще это символ сатаны, и Советского Союза, и что теперь? 29 октября явиться антихрист, или же следует занимать места рядом с мавзолеем?



     - Вы зря иронизируете! Пять лет назад Пророк весьма эффектно и эффективно доказал, что шутить это не в его стиле.



     - Тогда же он и сдох.



     - А если нет? Что если эта пентаграмма действительно предупреждает нас…



     - И что вы предлагаете? Звонить в SpaceX? И бронировать билеты на Марс?



     - Нет. Я лишь хочу сказать, что 29 октября следует избегать мест массового собрания людей: клубы, парки…



     - Стадионы. Я вот свой билет на Рианну сдавать не собираюсь!



     Они были в комнате вдвоем. Он выключил планшет и отложил в сторону.



     - И как на это люди реагируют?



     - По-разному. Но мы не можем полностью заполнить стадион, по нашим данным будет около 15 тысяч свободных мест.



     - Вот это хуёво! На концерте Рианны свободных мест быть не должно.



     - А может все-таки…



     - Ты что ёблан!? Ты представляешь какие убытки мы понесем!? И из-за чего!? Чьей-то неудачной шутки?



     - Это не похоже на шутку.



     - Да ну! Это же, как при обычном звонке про минирование. Людей сначала эвакуируют, затем хулигана ловят, дают ему по заднице, и возвращают всех на место.



     - Хотелось бы верить. Только вот этому «хулигану» по заднице пока никто не надавал.



     - Концерт на Лужниках, мы отменять не будем. Местные власти обеспечат нам беспрецедентные меры безопасности.



     - Как пять лет назад в Харькове?



     - Москва не Харьков! И как я уже сказал, наша задача – придумать, как заполнить стадион. Есть идеи?



     - Можно разыграть тачку.



     - Разыграем три! Три красных БМВ пятой серии.



     - Почему именно этой модели?



     - Пента – пять. По-моему хорошая идея.



     ***



     - Не хотите сходить на концерт?



     - Я не большой поклонник Рианны, - ответил Андрей Сергеевич. – Но на этот концерт обязательно схожу.



     - Там будут машины разыгрывать, - Артур продолжал гуглить. – Шансы 1:27000, относительно высокие. Ладно, суть я уловил. К чему это все?



     - Учитывая все вышесказанное, у нас сложилось впечатление, что вы если и не имеете к Пророку никакого отношения, то по крайне мере несознательно выказываете ему поддержку.



     - Какую нахуй поддержку!? Пять лет назад, я пережил ад! Вас там не было, чтобы такое заявлять!



     - Был. У меня даже осталось два сувенира. А ваша жизнь после тех событий, резко пошла в гору.



     - У меня пропало любое желание продолжать этот разговор. У вас все?



     - Да.



     - Тогда прощайте.



     - Еще увидимся.



     - Надеюсь, нет! – Артур зашел на сайт Лужников, оставалось еще 2793 свободных места. Купил один на свое имя.


<p>


</p>



     Глава 16. По отсутствию следов


<p>


</p>



     - Ну как поговорил?



     - Очень интересная личность.



     - Знаешь что твоя интересная личность, - спросил полковник, - сделала сразу после того, как ты от нее ушел?



     - Путину жаловаться звонил?



     - Оставь Владимира Владимировича в покое, - сказал Сергей. – Он купил билет на концерт.



     - Он издевается! Знает, что мы за ним следим.



     - Следим. Уже неделю. А толку? До дня Х осталась неделя, а мы все еще гоняемся за призраком.



     - Я хочу съездить в Таллин.



     - А потом что? – Сергей выбросил банку «TimeLess» в мусорное ведро. – В Бангкок поедешь?



     «Может уже пора перестать считать себя бессмертными?»



     - Как называется эта херня что ты пьешь?



     - «TimeLess».



     - А как это переводиться? Дословно.



     - Вневременный.



     - Дай мне банку этого пойла!



     - Ну, на.



     - Что это за хер тут нарисован? – спросил Майоров.



     - Доктор Стрэндж. Мстителей, не смотрел что ли?



     - Один глоток, и ты повелитель времени. Это же абсолютная противоположность тому, чему учит Пророк.



     - Попахивает маразмом, - сказал Сергей. – Я конечно же и притащил тебя сюда, чтобы ты мог взглянуть на дело свежим взглядом, и может, выдал бы пару идей. Но это! Как, по-твоему Пророк связан с «TimeLess»? И при чем тут Артур Тедер?



     - Не знаю. Но вы можете это проверить?



     - Попытаемся.



     - И я все-таки съезжу в Таллин?



     - Да езжай. Пока ты взаправду Путина в это не втянул!



     ***



     - Доктор Авдеева. К вам посетитель.



     - У меня нет времени. Назначьте ему другое время.



     - Но он очень настойчив. Из гос структур. Говорит это по поводу Артура Тедера.



     - Ладно. Пусть заходит.



     - Доктор Авдеева, добрый день. Мое имя Андрей Сергеевич Майоров, ФСБ.



     - Присаживайтесь.



     - Благодарю.



     - С чего вдруг ФСБ заинтересовалось мной и моим бывшим пациентом?



     - Вы в курсе последних новостей о Пророке?



     - Я видела пентаграмму, - ответила Надя. – Почему в ФСБ считают, что это не фейк? И как это связано с Артуром?



     - Мы считаем, что у вашего бывшего пациента может быть стокгольмский синдром.



     - Артур полностью выздоровел, - возразила доктор. – Он бы не стал сочувствовать существу, которое убило или покалечило 4 тысячи человек.



     - Да уж, после такого лечения, любой бы выздоровел.



     - Наша аудиенция…



     - Прошу прощения, - сказал следователь. – Я скажу вам правду. Я действительно из ФСБ, уже полмесяца как, но к вам я приехал по личной инициативе.



     - Это по какой же!?



     - Вы видели его последний фильм?



     - Тот, что слили в сеть? Да видела.



     - Нормальному человеку, такие мысли в голову не приходят.



     - Артур – гений, - сказала доктор Авдеева. – Что касается фильма – то он и вправду слишком резкий и откровенный, и еще в нем есть намек на правду, на слишком страшную правду. Не удивительно, что его везде пытаются запретить. Но это не повод вешать на него клеймо психопата.



     - Еще он купил билет на концерт Рианны.



     - Это здесь причем?



     - Дело в дате.



     Надя включила свой ноутбук, следователь ей не мешал.



     - Боже!? Зачем он туда идет?



     - Может он купил этот билет, просто чтобы нас позлить. Он знает, что за ним следят. А может… Кстати а что вы сами будете делать в этот день?



     - Планировала уехать на выходные подальше от цивилизации. У моих родителей есть домик в деревне.



     - Хорошая мысль здравомыслящего человека.



     - Вы сказали, что скажете мне правду, ну так говорите!



     - Если бы Артур Тедер был бы хоть в чем-то замешан, мы бы выяснили это.



     - Так в чем проблема? – спросила Надя.



     - Я считаю, но даже мое начальство не верит в это, что Артура Тедера убили пять лет назад в Харькове.



     - Бред! А кто тогда…, - она побледнела, но сразу взяла себя в руки. – Это невозможно, он прошел все проверки. Будь с ним хоть малейшее отклонение, мы бы его выявили.



     - Трудно увидеть воронку от ядерного взрыва, находясь в ее центре.



     Надя молчала.



     - Он знал систему лучше вас самих. Вы искали мелкие изъяны, устраняли их и радовались, что пациент идет на поправку. Он заставил вас сочувствовать ему, может даже полюбить. И вы до сих пор…



     - Единственное теоретическое объяснение, как такое возможно провернуть – это дисациативное расстройство идентичности. Но…



     Андрей Сергеевич внимательно слушал.



     - Он бы выдал себя, обязательно! Невозможно контролировать это в принципе, тем более на протяжении больше чем полгода.



     - А если возможно? Как в книге «Ложная слепота»?



     - Не читала. Какой это жанр?



     - Фантастика.



     - Если одно из его альтер эго, способно контролировать все остальные, как Профессор Билли Миллигана, только это должен быть полный контроль, и решать, кого пускать за руль. То это, теоретически, делает его сверх человеком.



     - Почему?



     - Он ведь смог бы программировать их, на что угодно: взлом компьютерных систем, любая наука, языки, творчество. Он бы смог за полгода достичь высот в любом деле, на которые обычному человеку не хватило бы и всей жизни.



     - Звучит фантастически, даже я с этим согласен.



     - Не важно. На сегодняшний день – это невозможно.



     - Если об этом пишут в книгах, - возразил Андрей Сергеевич. – То скоро это станет реальностью, или уже стало. Как его поймать? Заставить сделать ошибку?



     - Если целая группа специалистов не смогла ничего сделать…



     - Вы же не знали, что искать!



     - Как давно за ним начали следить!?



     - Полторы недели.



     - А до этого? Больше четырех лет, он мог творить все что угодно, учитывая все его возможности. Но мы же говорим, теоретически, верно?



     Андрей Сергеевич лишь слегка дернул плечами.



     - Какая у него может быть цель?



     - У него нет и не может быть никакой цели.



     - Пять лет назад он сказал мне…



     - У психопата не может быть цели. Если вам и кажется что она есть, то лишь маскирует… Стоп! Он!? Вам!? Сказал!?



     - Маскирует что!?



     - Боже! С кем я вообще разговариваю!?



     - И все же!



     - Желание убивать! – ответила доктор. – Теперь я вас вспомнила. Должна сказать у вас железная воля к жизни!



     - А вы сможете с этим жить, если окажется, что я все-таки прав!?



     - У вас паранойя, и мания величая.



     - Очень на это надеюсь.



     - Мне действительно пора. Аудиенция закончена.



     Следователь ушел, немного прихрамывая на правую ногу.



     «Может зря я с ним так. Он ведь…» Ее мысли переключились на Артура.



     «Мне следует связаться с ним. Хотя даже если я решусь, как я теперь это сделаю он ведь знаменитость» - она почувствовала, что те чувства, хотя они провели вместе лишь один вечер, и одну ночь, до сих пор остались в ней.



     «- А вы сможете с этим жить, если окажется, что я все-таки прав!?»



     - Нет!!! Это не может быть правдой!. Или может!?



     Она вспомнила ту ночь. Это была лучшая ночь в ее жизни. Тогда, затраханная до полубессознательного состояния, она просто хотела, чтобы это продолжалась. Она была недотраханной сучкой, которой наконец-то достался настоящий мужик. Но мог ли это все еще быть Артур, тот милый мальчик в которого она влюбилась?



     - От кого уже это скрывать?



     «- Или же это его альтер эго, по очереди имели меня во все дыры, а я только скулила от восторга!?» - ее затошнило, она и не заметила, как ногтями проколола себе ладони до крови.



     - Бред. Бред и…



     - Доктор Авдеева, - раздался голос ее секретарши из телефона. – У вас встреча через четыре минуты.



     - Да помню я! Сейчас иду. - Она заклеила пластырем левую ладонь, привела себя в порядок. Почти успокоилась.



     Гораздо ведь проще поверить в бедного мальчика, которому ты вернула вкус к жизни, чем в дьявола, который поимел тебя, а ты даже и не заметила этого. Вернее заметила, но не тем местом.



     ***



     - Господин Тедер. К вам посетитель.



     - Не вовремя.



     - Он утверждает, что это по поводу вашего сына.



     - Черт. Пусть заходит.



     - Добрый вечер, я Майоров Андрей Сергеевич, ФСБ.



     - Что с Артуром!?



     - С вашим сыном все в порядке. Это рядовая проверка. Мы опрашиваем родственников всех жертв теракта 2017 года в Харькове, в связи с…



     - Всех!?



     - Тех, кто на данный момент находиться на территории РФ.



     - Зачем?



     - Вы должны быть в курсе, что тот, кто устроил взрывы в Харькове, снова дал о себе знать?



     - Знаю. И как это связано с моим сыном?



     - Мы должны убедиться…



     - Считаете что у моего сына стокгольмский синдром?



     - Никто этого не утверждает.



     - Тогда спрашивайте, то зачем пришли.



     - Хорошо, - Андрей Сергеевич на секунду задумался.



     «- Как намекнуть отцу, что его сына убили 5 лет назад, а его место занял его же убийца?»



     - Меня интересуют первые полгода после теракта. Может, вы вспомните любые странности в его поведении. Любая мелочь может помочь…



     - Прошло почти пять лет, за ним тогда наблюдала целая группа специалистов, и еще он пережил массовое убийство, знаете ли. В его поведении был вагон и маленькая тележка странностей.



     - Например?



     - Артур никогда не был особо общительным, первые месяцы после Харькова, из него односложные предложения было сложно вытащить. А затем за него взялась эта медичка. Никогда даже и близко не видел, чтобы люди менялись так быстро. Не знаю, что она с ним делала. Лучше спросите у нее.



     «- Хороший трах, творит чудеса»



     - По-вашему мнению люди не способны так быстро меняться?



     - Я, слава Богу, даже понятия не имею, на что способны люди пережившие такое.



     - А внешние признаки, - спросил Андрей Сергеевич. – Может тик, которого раньше не было, новые привычки, выражения лица?



     - У него очень долго не сходили синяки с лица. Врачи сказали, что это в общем-то нормально, реакция организма на стресс, или еще какая херня. Но когда они сошли…, не знаю, тогда мне казалось, что его лицо словно немного…, хотя зачем я вам это говорю!



     - Но может, вы попытаетесь вспомнить.



     - Это плохая идея.



     - Ладно, а после того как ваш сын вернулся из Таиланда, вас посещали подобные мысли!?



     - Нет. Я вообще думать об этом забыл. Его лицо вернулось к норме. Наверное, тропический климат так повлиял.



     - Может и климат, - «Или пластический хирург». – А у вас остались фотографии Артура до Таиланда?



     - Перед вылетом, мы фотографировались, точно!



     - Сможете найти эти фотографии, все что сможете и выслать их мне?



     - Зачем вам это нужно?



     - Простая проверка.



     - Хорошо. Я постараюсь их найти.



     - Был бы вам очень признателен.



     - У вас все? Мне еще нужно кое-чем заняться?



     - Не смею вас больше задерживать.



     Андрес позвонил сыну, как только ФСБ-ешник вышел за дверь его кабинета.



     - Артур, у тебя все хорошо?



     - Привет, пап. А с чего ты взял, что может быть по-другому?



     - Я знаю про твои проблемы с фильмом, и я его посмотрел.



     - Об этом лучше по телефону не говорить. Ты знаешь, какой за это предусмотрен штраф.



     - Знаю, но не удержался.



     - Пап, поговорим о фильме, когда лично встретимся. Зачем ты мне звонишь? Я конечно не против, и очень тебя люблю, но все же.



     - Ко мне только что заходили из ФСБ. Спрашивали о тебе. Какой-то Майоров.



     - Об этом лучше тоже по телефону не говорить. Я уверен они нас слушают. Можешь даже сказать им что-нибудь, хотя они и не ответят.



     - Артур мне не нравиться, как ты об этом говоришь, и чего они от тебя хотят? Спец службы не имеют никакого права вторгаться в твою личную жизнь, просто потому что тот псих снова дал о себе знать! Мы можем подать на них в суд.



     - Пап, это страшный и бесполезный геморрой! Просто дай им то, что они попросили. И от тебя они отстанут.



     - А от тебя!?



     - Пап, я был на той площади. Это клеймо, которое ничем не смоешь.



     - Но…



     - Пусть следят, ничего они сделать мне не могут, не переживай. И передавай привет маме. Хотя не надо, я сам ей сейчас позвоню. И вообще, ничего ей об этом не говори.



     - Без тебя бы догадался.



     - Ладно, пап. Ты, наверное, знаешь, как я сейчас занят. Так что…, но маме я позвоню, я пообещал.



     - Береги себя, сынок.



     - И ты себя, пап.



     Андрей Сергеевич неспешно прогуливался по старинным улочкам Таллина. Спешить было некуда.



     Его телефон издал писк. Андрес Тедер сдержал обещание и прислал три фотографии: счастливое семейство на фоне аэропорта имени Леннарта Мери. Они внутри, Артур в зале ожидания. На всех трех он в авиаторских очках.



     - Вот же хитрый ублюдок!



     «А если следов нет, то как быть?»



     «Кто мне это сказал?» - ему оставалось еще одно дело. И оно вполне могло подождать до завтрашнего утра. И на следы, там тоже вряд ли стоило надеяться. Но следователь привык выполнять свою работу до конца.



     ***



     - Йон. Прежде чем ты отправишься на дежурство, мне надо с тобой поговорить.



     - Да, шеф, - тон шефа, Йону сразу не понравился.



     – «Что-то случилось!»



     - В моем кабинете, тебя ждет федерал из ФСБ.



     - Зачем?



     - Беспорядки нелегалов, четыре года назад.



     - Что нового они могли найти спустя столько времени?



     - Не знаю, он мне ничего не сказал. А ты придерживайся официальной версии. Понял? И не дрейф, ты тогда сделал все правильно. А теперь иди. Заставлять федерала ждать – плохая примета.



     - Йон Эйнарссон?



     - Да, - не так он представлял себе федерала. Перед ним был почти старик, прихрамывающий на правую ногу.



     - Я Андрей Сергеевич Майоров, ФСБ.



     - Мне уже сказали.



     - Тогда присаживайтесь, мне нужно задать вам несколько вопросов.



     - Конечно, - ответил Йон, усаживаясь на предложенный стул. – Неужели спустя столько времени, могли появиться новые улики?



     - Возможно, но я не имею права их разглашать.



     - Тогда я не могу сказать вам ничего нового, кроме того, что вы можете прочитать в отчетах.



     - Скажу честно, - начал Андрей Сергеевич. – Я бы не стал теребить вашу рану, если бы мог поговорить, хотя с одним из тех нелегалов что были…



     - В той палатке!? Они все мертвы!



     - Да, поэтому, я и был вынужден прийти к вам.



     - Зачем?



     - Потому что вы говорили с одним из них. Уже после того как его задержали.



     - Этого в официальных отчетах не было.



     - Но я ведь из ФСБ.



     - В таком случае, вы могли бы и без меня узнать, что он мне тогда сказал!



     - Мог бы, - согласился Майоров. – Но мен нужно понять, поверили вы ему или нет?



     - Могу привести его цитату дословно: «Белизна ее черепа, очень сильно контрастировала с ее черной кожей». У него был такой взгляд, будто его там уже и не было. Думаю, он покончил жизнь самоубийством именно потому, что та девочка, или скорее ее труп со снятой кожей с лица, являлись ему в кошмарах. Как впрочем, и мне. Но я этого не видел, поэтому до сих пор жив. Но всем было насрать, правительству в том числе, для них это был лишь удобный повод отправить всех этих ниггеров «обратно на пальму». Так ведь говорим мы – белые. И да – я ему поверил! Что-то, залезло к ним в палатку, срезало кожу с их лиц, а потом в общей суматохе, облило их бензином и подожгло! Можете отметить это в протоколе. Мне все равно!



     - Я не веду протокол.



     - Тогда зачем вы здесь!? Появился новый свидетель, или подозреваемый?



     - Я не могу вам сказать.



     - Тогда зачем вы снова окунули меня в все это? Какая от вас вообще польза? Вы хоть верите в то, что тот, кто убил людей в палатке, до сих пор на свободе? Делаете ли вы хоть что-то чтобы его поймать?



     - Делаем, - «А я вообще сам верю в это?» - Поэтому я здесь и нахожусь?



     - Поздновато, вы спохватились. Кстати о времени, если у вас все, мне на дежурство пора.



     Андрей Сергеевич лишь кивнул головой.



     «Есть ли от меня, хоть какая-то польза?»


<p>


</p>



     Глава 17. Мир по кусочкам


<p>


</p>



     72:18:12



     Сенна за рулем тачки. Они еду в самый дорогой московский клуб. Он моргает.



     72:00:03



     Перед клубом толпа, они не собираются стоять в очереди, или проталкиваться сквозь мелких сошек. Идет третья неделя их отпуска, они подписали контракт с Warner Bros на три фильма и два сезона нового серила, но уезжать из Москвы до конца отпуска не собираются. Зачем? В Москве – они главная тема для новостей. Они сами – и есть новости.



     Гудини достаточно лишь привлечь к себе внимание ближайшего охранника, тот начинает проделывать для них дорогу среди толпы этих неудачников. Он моргает.



     71:58:43



     - Какого хуя, этого хера вы пускаете, а меня нет! – бедняга не понял, в чью спину, он прокричал эти слова.



     Он медленно поворачивает голову в сторону голоса. Ему даже не надо ничего говорить, беднягу хватают за шкирку, и в буквальном смысле спускают вниз по лестнице. Клуб уже полниться слухами. Главная звезда приехала.



     71:47:26



     Очень громкая музыка. Вспышки света. Шлюхи двигающиеся в такт. Стакан виски в руке. Мир состоит из составных частей. Они уже четыре месяца никого не убивали. Сохранять его целостную картинку становиться все сложнее.



     Они обводят глазами танцпол, эти конфетки только для них, они внимательно выбирают. Его компас замирает, «север» найден.



     Твою мать, как же она похожа на Кристину, из «Вики Кристина Барселона»



      Одним взглядом, Он приказывает ей подойти.



     Телка! Она идет к нам. Давайте накачаем ее «TimeLess», а затем отвезем на ферму, и…



     Ничего нового! Еще в древнем Риме…



     - Привет!



     - Выпить чего-нибудь хочешь?



     - Не откажусь от Маргариты.



     Артур сделал знак бармену. Через 30 секунд коктейль оказался перед ней.



     - Мы тут с подружками поспорили…



     Как ты думаешь а эта бы сколько выдержала?



     … это вправду вы?



     Хм, разве мы делали это прежде?



     Вся их жизнь – теперь туман. Работать – невозможно. Слава Богу, или кому там, что уже и не надо. Главное – не сорваться! Еще немного. А пока просто изображать потихоньку спивающегося писателя.



     - Смотря кто, тебе и твоим подружкам нужен?



     15 000 баксов! Столько стоит жизнь человека…



     И делай с ней что хочешь!!!



     Сколько бы ты согласился заплатить за эту?



     - Вы точно Артур Тедер! Боже я вами восхищаюсь. Я видела все ваши фильмы, и не по одному разу, прочла все ваши книги…



     - Как тебя зовут?



     - Кристи.



     Он нежно массажирует Кристи соски левой рукой, средний и безымянный палец правой, полностью вставлены ей в пизду, нужно чтобы она потекла… Или это Энджи, или Стейси, разницы уже никакой. Воспоминания смешиваются с настоящим, иногда приукрашаются. Осознание, что это было на самом деле, пусть уже невозможно точно сказать, где и когда, склеивает их распадающиеся мозги. Пока это не выходит наружу – по хуй.



     - Нам бы день простоять, да ночь продержаться!



     - Что?



     - Не обращай внимания, иногда идеи приходят мне в самый неожиданный момент.



     - Боже. Вы точно он!



     - А где говоришь твои подружки?



     Кристи показывает в их сторону. Он смотрит, таким взглядом, что еще чуть-чуть, и они потекут прямо здесь. Все охуённые, других бы сюда прост не пустили. Стыдно сказать, но с тремя у них не было еще ни разу. Явный пробел в резюме.



     - Конечно будет, но только вот его вряд ли возбудит, если тебя будет иметь человек.



     Кто это сказал?



     - Вики, Кристина, Мария Елена. На эту ночь – вы мои музы. Вы увидите работу настоящего мастера! – их не надо просить. Номер с джакузи, бухлом, и мисочкой кокаина их уже ждет. Москва – никогда не спит.



     Клуб расплывается, они снова на той ферме.



     Это было на самом деле, или нет?



     Могу просмотреть…



     Да пошел ты на хуй!



     ***


<p>


</p>



     69:18:13



     Губы Марии Елены и Кристины сплетаются в поцелуе. На них все меньше одежды.



     - Да, девочки. На эту ночь я ваш Вуди Аллен! – Вики правильно понимает намек, расстегивает ему штаны. Начинает смоктать его чупа-чупс, постепенно заглатывая все глубже и глубже.



     - А теперь по самые гланды! – она покорна как секс-робот, из «Мир дикого запада». – Хорошо же быть Вуди Алленом.



     Девочки довольны, и заправлены, белый порошок электризирует их тела, они понимают его с полу взгляда, и повинуются ему словно под гипнозом. Весь их мир сузился до 19-ти сантиметров удовольствия, и каждая хочет получить самый большой кусок. Им всем хватит. На самом деле, они даже в меньшинстве.



     Вуди Аллен продолжает отдавать команды, Мария Елена снимает лифчик с Кристины, Кристина с Вики, Вики с Марии Елены, прекрасный кругооборот сисек в природе. У всех троих охуенные сиськи, но те, что у Кристины просто шедевр. Он должен изучить их поближе, пощупать попробовать на вкус.



     Кристина послушно дает ему пососать сначала левый сосок, потом правый.



     Если пропустить сквозь них 220, они взорвутся как в «Американском психопате»?



     Мы же это выясняли!



     Да, но образы сливаются и...



     Хуевые же из нас «Разрушители мифов». Надо было на камеру, что ли снять.



     Никаких сувениров!



     Он здесь единственный трезвый, может Ему бы тоже хотелось обнюхаться в драбадан. Но кто тогда будет контролировать Зверя?



     Мария Елена и Вики сражаются за его член словно амазонки, но первой такой чести будет удостоена Кристина, твердость ее сосков, сигнализирует что она готова.



     Пора бы уже ей вставить!



     Вуди Аллен отдает нужные команды, Кристина послушно ложиться на спинку, он хочет видеть ее сиськи, когда будет ей вставлять. Мария Елена и Вики ублажают друг друга, но так, чтобы он тоже мог видеть самые сочные ракурсы.



     Он вставляет член в Кристину, сразу на всю длину, она кричит от удовольствия, Мария Елена и Вики с завистью наблюдают, но не отвлекаются друг от друга.



     - Вуди сегодня в ударе. Каждой достанется главная роль, - Кристина уже на грани того чтобы кончить, он дает команду Марии Елене, она становиться на коленки справа от него, чтобы как только Кристина кончит, он сразу сунул ей.



     Он по очереди подкладывает Кристину, Вики, Марию Елену под Семена. От этого…



     Кто такой Семен?



     Это тот с…



     Иди в пизду!



     Он ускоряет темп. Кристина кончает, Вики садиться ей на лицо. Он держит член внутри нее на всю глубину, пока она не перестает извиваться, она разрядилась. Теперь очередь Марии Елены.



     - Тебе нравиться «стиль собачки»?



     - ДА!!! – кричит Мария Елена, когда он ей вставляет. Это не самый большой член, который она принимала, но ощущения – самые классные. Умение им владеть, тоже имеет значение.



     Он вытирает пизду Кристины, она вся влазжная от жизненных соков, дает слизать их Марии Елене.



     - И какова Кристина на вкус?



     - Как…, как…, - она не может говорить, подступающий оргазм лишает ее слов. Он долбит ее как последнюю дворовую суку, и Марии Елене нравиться.



     Он разворачивает Вики к себе лицом, но так чтобы ее пизда, продолжала находиться во рту Кристины, та способна пока лишь водить языком, она еще не пришла в себя после оргазма.



     - Ты ждала дольше всех, и твое терпение будет вознаграждено.



     - Да, Вуди.



     У нее очень красивые глаза. Нью-Йорк, подворотня, когда сказать невозможно. Он держит нож большим и указательным пальцем, его лезвие раскачивается маятником, постепенно сокращая дистанцию между острием и глазным яблоком.



     У нее такие же глаза как у Вики.



     У кого у нее?



     Веки срезаны, чтобы она не могла моргать. Она обездвижена, лишь зрачок, безумно мечется из стороны в сторону, пытаясь увернуться от неумолимо приближающегося ножа. Бесполезно. Острие начинает царапать белочную оболочку.



     Сначала, это как будто в глаз попала песчинка. Маятник возвращается в нижнюю точку, еще одна песчинка, но уже чуть больше. Четвертая «песчинка» задевает радужную оболочку. Нож застряет, замирает. Зрачок носиться по всему глазному яблоку, словно пытаясь выскочить из него. Кончик ножа следует за ним играя в кошки мышки.



     Он вставляет Марии Елене на всю длину, и не спеша начинает водить свой член по часовой стрелке. Она в восторге, и почти сразу спускает.



     - Ты будешь сверху, - командует он Вики, из всей троицы она единственная, кто еще что-то соображает. – Я кончу в тебя, а ты в меня. Скачи, как будто за тобой гонится сам дьявол.



     Нож погружается глубже, зрачку уже просто некуда деваться. Острие добирается до роговицы. Он водит им, по глазному яблоку, словно сахар в чае размешивает, но так, чтобы нив коем случае не касаться стенок чашки. Желток начинает смешиваться с белком. Глаз начинает вытекать из скорлупы…. Глаза… отверстия в черепе.



     Вики скачет, верхом на его члене, быстрее ветра, как будто на кону миллион баксов. Они финишируют одновременно, и Вики обессилено падает на кровать рядом с Марией Еленой и Кристиной.



     Кристина, которая уже начала приходить в себя, с жадностью начинает слизывать Его сперму, вытекающею из вагины Вики.



     Интересно, если бы вставить ей провод в мозг, чтобы можно было видеть картинку, то что видит она… как бы это выглядело? Словно постепенно увеличивающиеся помехи в телевизора, а затем надпись No signal.



     Затем второй глаз.



     Она…, как там ее звали, хуй уже вспомнишь…, теряет сознание от, боли, блаженное беспамятство.



     Так не интересно. Нож погружается глубже, сахар растворяется, она приходит в себя, кричать не может. Ему надоело. Он погружает нож по самую рукоять.



     Синий экран смерти.



     - Не переживай, крошка. Тебе тоже достанется. А теперь девочки, время дозаправки, и снова в полет.



     Они угомонились лишь когда белый порошок кончился, но ни Вики, ни Кристина, ни Мария Елена, уже просто не смогли бы вынюхать ни одной дорожки. Они отрубились.



     65:34:12, 65:34:11, 65:34:10. Он не спал четыре месяца. И уже никогда не поспит.


<p>


</p>



     ***



     55:07:14



     - Что я здесь делаю? – остальные без спроса перехватывают контроль. Главное, что сильно не чудят. А странности в поведении, легко списать на звездную болезнь, полностью заслуженную между прочим.



     Через три столика, сидит их старый знакомый, они делают вид, что пока его не замечают. Им они займутся потом. Он потряс своих, и выяснилось, что сюда их позвала Даша. Когда она позвонила, ей ответил Айртон. Он просмотрел запись звонка, вроде ничего он ей не наговорил, но отправляет Артура с ней разбираться. Возвращается к Зверю.



     Он чувствует себя как в том эксперименте: уже два месяца Ему стоит огромных трудов, уговаривать их главного «ребенка» не есть зефирку. Потому что уже меньше чем через три дня, он получит их целую гору!



     Зверь нетерпеливый, ему бесполезно объяснять технические подробности, и причины, почему стоит воздержаться от кровавой бани прямо сейчас. Спасает только визуализация: стадион Лужники, до середины заполненный кровью. И встроенное любопытство, что же такого там может произойти, успокаивает его.



     Даша садиться за их столик, за рулем все еще Артур. Айртон и Гудини пытаются перехватить контроль. Артур посылает их на хуй. Даша ему нравиться.



     Может это и хорошо? Любовь творит чудеса. На непродолжительное время, их мир снова становиться цельным.



     - Теперь встретится с тобой – эта целая проблема.



     - У меня же отпуск.



     - По тебе видно, что проходит он интенсивно. Не боишься не вернуться?



     - Мне приятно, что ты обо мне беспокоишься, - сказал Артур. – Но у меня все под контролем, еще три дня, включая этот, а затем…



     Он замолчал.



     - Артур, неужели ты и вправду…



     - Я ни во что не верю, Даша. Но если мир и вправду летит в тартары, я буду в первых рядах.



     - Ты меня пугаешь.



     - Извини, просто у меня больше оснований полагать, что вся эта история с Пророком – не шутка.



     - Артур, я прекрасно знаю, что ты пережил, но это не повод ставить креста на своей жизни или лезть на рожон. Ты ведь не собираешься идти на Лужники послезавтра, пообещай мне! Ради всего, что нас связывает.



     Артур молчал, он лишь осмотрелся вокруг, печальным взглядом.



     - А ты навык не теряешь.



     - Пожалуйста, не увиливай, и просто скажи, что ты туда не пойдешь.



     - Вокруг не одного стервятника.



     - Скорее всего, они уже знают, что по крайне мере один из нас здесь.



     - А может и нет, надо…



     - Артур, пожалуйста, - Даша чуть ли не плакала, она и не думала, что еще способна на это.



     - Хорошо, Даша. Обещаю, что проведу вечер и ночь послезавтра, в каком-нибудь пентхаузе, с двумя телками, и горой кокаина. Так лучше?



     - Даже если ты не шутил – да, - ответила Даша. – А потом, когда проспишься?



     - Уеду, туда, где действительно очень мало людей. На северный полюс. Устрою себе тур по следам Топ Гир.



     - Отличный план. Когда закончишь свое человеконенавистническое турне, позвони мне как-нибудь.



     - Хорошо, - соглашается Артур. – Подтяни за это время английский.



     - Зачем?



     - Мало ли, - говорит Артур. – Вдруг в Голливуд позовут. А какие у тебя планы на послезавтра?



     - Сегодня вечером я уезжаю домой, повидаться с родными.



     - Хорошая идея, - соглашается Артур. – Чем дальше от цивилизации – тем лучше.



     - Екатеринбург – не такой уж и Мухосранск!



     - Ты же поняла, что я имел в виду.



     - Тогда почему ты сам не съездишь в Таллин?



     - Нет, уж. Не собираюсь тратить последние дни своего отпуска на семейные посиделки.



     Дашин телефон начинает издавать тревожные бульканья.



     - Черт! Какой то мудак, нас узнал. Выложил в сеть.



     - Вон тот хер, через столик слева. Глазастый попался. Не повезло. Тебе пора идти.



     - Но ты ведь мне позвонишь?



     - Северный полюс – дело не легкое. Месяца через три, тебе как раз хватит на твои языковые курсы.



     - Береги себя, Артур.



     - И ты себя, Даша, - она уходит. Он смотрит ей вслед. Ему хочется размажить телефон, о макушку того глазастого мудака. Затем Он вспоминает, что в этом кафе сидит еще один их знакомый. Артур пересаживается за его столик.



     - У нас мало времени, скоро тут будет толпа журналистов.



     - Мистер Тедер, - почти искренне удивляется Майоров. – Какая неожиданная встреча.



     - Вы даже и не пытались скрыть свое присутствие, - говорит Артур. – Сели почти у меня под носом. Что вы пытаетесь мне этим показать?



     Они снова на площади Свободы. Мир больше не цельный. Зверь смотрит на следователя, прикидывает, стоит или нет его убивать.



     Это было на самом деле?



     - Да, Бога ради, господин Тедер. Это нелепое совпадение. Я просто решил пообедать, выпить чашечку кофе.



     - И оказались в том же кафе что и я?



     - Москва – большая деревня.



     - Судя по всему, не такая уж и большая.



     Дроны, их тысячи. Они летят к ним со всех сторон. Они несут смерть.



     Нихуя! Это Ёбаный трансформатор.



     Какой нахуй трансформатор?



     Какой хочешь.



     - Это с какой стороны посмотреть.



     - Знаете…, кстати как ваше имя отчество?



     - Не верю, что вы не знаете, но скажу – Андрей Сергеевич.



     - Знаете, Андрей Сергеевич, - не обращая внимания на первую часть фразы продолжает Артур. – Если бы я, настолько был уверен, что передо мной сидит Пророк, я бы не задумываясь, убил бы его. Хоть бы и этой ложкой!



     Ложкой очень удобно вынимать глаза, как устрицу из раковины.



     - У вас паранойя, мистер Тедер. Вам бы следовало сделать перерыв в вашем отпуске.



     - Что такое одна смерть, в сравнении с возможным спасением миллионов?



     - Мистер Тедер, судя по состоянию ваших зрачков, я бы не рекомендовал вам сегодня садиться за руль.



     - Блятские журналисты!



     - Господин Тедер! Всего несколько вопросов!



     - Оперативно, - Артур встал из-за стола. – До скорой встречи, Андрей Сергеевич.



     - Пока я иду до машины, можете задавать.



     - Вы встречались с Дашей Терентьевой? Вы снова вместе? Вы предложили ей роль в вашем новом фильме?



     - По контракту, я не имею права отвечать на эти вопросы.



     - Но хоть намекните.



     - А вот и моя машина.



     - А с кем вы только что разговаривали? – Артур и журналистка одновременно смотрят в сторону следователя.



     Кафе охватывает пламя. Люди облитые напалмом с ног до головы, поджариваются. Он чувствует запах живой плоти, средней прожарки, еще с кровью.



     Ням ням.



     Там уже никого нет.



     - Со старым другом.



     - Но вы не ответили…



     - Надо задавать вопросы по одному, - Айртон садиться в черный Лотус, и уезжает.



     Слишком приметная тачка.



     53:47:34



     Айртон нарезает круги по Москве. Он насчитал 167 нарушений ПДД, и ни одного штрафа. Сами Насери сосет хуй.



     Плотность трафика увеличивается. Пора завязывать.


<p>


</p>



     Глава 18. Все дороги ведут в Лужники


<p>


</p>



     Царство огней. Современный Колизей. Тысячи людей идут, едут, бегут, даже летят, словно сегодня там и вправду будут на смерть рубиться Спартак и Максимус. Они не знают, что главную роль, в этот раз, уготована им самим.



     Артур проходит через турникеты. Гудини перекидывается несколькими словами с досматривающим их охранником. Айртон, ориентируясь по встроенному у него в голове навигатору, ведет к их месту. Подымается по лестницам, переходит из сектора в сектор. Они – серое, ничем не выделяющиеся вещество, полностью слившееся с общим потоком.



      У них есть тень – детектив, который никак не может угомониться. Они к нему привыкли, он стал почти другом для них. Он еще не понимает какая роль ему уготована, но скоро это выясниться.



     Айртон не заблудился. Он решил устроить для всех небольшую экскурсию, а еще позлить их невидимых друзей. Если бы можно было, он бы и на крышу залез. Но там они погуляют позже.



     Стадион заполняется. До начала концерта 30 минут, но какая девушка придет вовремя. До секунды Х 01:47:18. Можно и погулять. С учетом стоячих мест перед сценой, этим вечером на стадионе Лужники будет почти 100 тысяч человек.



     «TimeLess», «TimeLess», «TimeLess», реклама была повсюду, по всему стадиону, во всех подтрибунных помещениях. Некуда смотреть, чтобы не видеть часы, закручивающиеся в знак бесконечности. Тор, Железный человек, Локки, все были здесь, обещая бессмертие. И обыватели охотно им верили.



      «Один глоток, и Ты вне времени». «Скажи промокод, предъяви билет, и получи банку бесплатно!» Эликсир бессмертия лился рекой.



     За 10 минут до начала концерта, они заняли свое место. Неплохой вид. Может и не очень близко, но Рианну они увидят.



     Больше 80 тысяч людей, с удовольствием прихлебывали халявный «TimeLess». В этот раз он подарит им бессмертие на куда более короткий срок, чем они рассчитывали.



     Их «старший брат» сидел в трех рядах сверху, и четырех местах слева от них. Будто так он надеялся на что-то повлиять.



     Аннушка уже разлила масло.



     Рианна оказалась воспитанной девушкой, опоздала всего на 37 минут. Стадион взорвался овациями, усиленные «TimeLess» и акустикой.



     Они были словно сомнамбула, ожидающая чего-то, чтобы проснуться, Не они одни. Во время их непродолжительной экскурсии, и сейчас, Зверь безошибочно вычленял «заблудших» душ из толпы, которые явились сюда в ожидании истинного чуда, и терпеливо ждали его.



     Концерт начался, до выхода главного виновника торжества (не Рианны) оставалось чуть больше 28 минут. За 7 минут Он встал со своего места.



     - Черт куда он делся? – на секунду Он выпал из его поля зрения, но затем Андрей Сергеевич моргнул, и Он оказался прямо перед ним. Следователь даже дернулся, но он даже и не думал шевелиться, стоял облокотившись о стену, прохода в подтрибунные помещения.



     - Салют, Андрей Сергеевич. Хотел сходить отлить, но затем побоялся пропустить следующую песню. Так что решил потерпеть. Да и с вами парочкой слов перекинуться захотелось. А то сели как не родной! Давно мы уже с вами не разговаривали по душам.



     - И о чем же?



     - Давайте пофантазируем, я ведь писатель, кроме всего прочего. Что если ваша паранойя имеет основания? Что этот человек должен чувствовать?



     - Человек?



     - Пусть не совсем человек. Я вот нихера ни чувствую, хотя почти уверен, что сейчас что-то произойдет.



     - Что, например?



     - Стадион сработает как портал, и из него вылезет 500-тисот метровое, разгневанное тем, что ему уже 2000 лет не приносили жертв божество. На что фантазии хватит. Представьте, у вас же должна быть фантазия, что он стоит, где-то на стадионе, у него в руках кнопка, и если он ее нажмет…



     - Тебе интересно, что может чувствовать человек, убивая одним движением пальца 100 тысяч себе подобных!?



     - Верно, но не совсем так. Немного до этого момента.



     - Что?



     - Я думаю, вся соль в трех секундах, что предшествуют ее нажатию. Хотели бы подержать такую кнопку в руках? Представьте, знакомый бьет вас по спине в дружеском приветствии, и вы ее случайно роняете.



     - Нормальные люди не думают о таких вещах.



     - Думали бы, если бы у них хватало на это фантазии. Тише! Слышите!? Она сейчас снова выйдет на сцену. Не зря я отлить не пошел.



     00:02:13



     Shine bright like a diamond,



     Shine bright like a diamond.



     - Классно совпало! Я в восторге.



     - Что совпало?



     So shine bright, tonight, you and I,



     We're beautiful like diamonds in the sky.



     Eye to eye, so alive,



     We're beautiful…



     00:00:00.



     В этот раз не было никакой кнопки. Он нажал ее за три месяца до этого, не чувствуя ничего, слишком далека была кульминация. Он сказал правду, нихера Он не чувствовал, разве что радость. Что наконец-то все закончилось.



     Не было пафосного приветствия, типа: «А я вас предупреждал!» или «Хотели выиграть БМВ – попробуйте выиграть жизнь»



      Стадион не превратился в портал, никакое божество из него не вылезло. Трибуны стадиона Лужники, не сложились пополам, как карточный домик, погребая под собой десятки тысяч человек. Прекрасная картинка, но в этот вечер (21:33:33 МСК), или день или утро, в зависимости от координат на планете Земля, произошло нечто иное.



     Одновременно, все мобильные телефоны, которые были подключены к сети, начали истерическую попытку дозвониться друг до друга. Истошные вопли миллиардов мобильников, исторгали из себя самые различные мелодии, от классики до Хард Рока. Все это слилось в один страшный, раздражающий гул, захлестнувший стадион Лужники, и весь мир. Но раздражающие звуковые волны – это было последнее, что должно было вас волновать в этот день.



      Вы когда-нибудь пытались приготовить попкорн, не в микроволновке, а при помощи мобильных телефонов. Возьмите обычный пакет сырого попкорна, обложите его мобильниками, вам понадобиться штук 7-8, и одновременно позвоните на них. Вы будете очень удивлены результатом. Ваш попкорн приготовиться почти также быстро, как и в микроволновке.



     А теперь представьте, что такой «попкорн», годами откладывался в ваших внутренностях, печени, почках, кишках, кому как повезло, путем регулярного вливания в себя, скажем какого-нибудь энергетика. Только это был не попкорн, естественно, а…, но стоп! Я же чуть было не раскрыл вам коммерческую тайну! В общем «попкорн» в обилии уже находившийся в организмах миллионов людей, начал расширяться.



     Итак, ваши шансы на выживание 29.10.22 на планете Земля, непосредственно зависели от двух факторов: 1. Сколько баночек «TimeLess» вы регулярно выпивали с момента его выхода на мировой рынок, и сколько тех самых баночек вы выпили непосредственно перед экзекуцией. 2. Это сколько «звонящих» телефонов, окружало вас в этот момент.



     Именно «звонящих», как в старые добрые времена, еще кнопочных телефонов, когда никто даже еще не слышал ни о каком Вайбере, или Телеграмм, а о возможности звонка кому-либо, при помощи интернета, писали разве что писатели фантасты.



     Как уже упоминалось в нашем примере с попкорном, обложите ваш пакет хоть сотней мобильников, ничего не произойдет, если вы на них не позвоните.



     Теперь возьмем пример, средне статистического молодого человека или девушки, который (которая) на протяжении двух последний лет выпивал(а) 3-4 баночки «TimeLess» в неделю. Если данный объект в момент общего обвала всех телефонных подрядчиков на планете, находился посреди поля, и у него в кармане был лишь его собственный телефон, то объект, разве что расстроился, оттого что его верный спутник по жизни, скорее всего приказал долго жить. Никакого недомогания он или она не почувствовали бы.



      Если данный объект находился внутри многоэтажного офисного или жилого здания, или в общественном мести, или в клубе, с концентрацией мобильных телефонов больше чем штука на 3 м. кв., то его шансы на выживание были бы все еще за него, чем против. Если пренебречь другими факторами, такими как общее состояние здоровья, например.



     Но если объект, в этот момент, находился на стадионе Лужники, окружный более чем 80 тысячами надрывающихся телефонов, эффект от которых еще усиливался тем, что стадион был чашей, или микроволновкой, отражающей часть волн обратно – то у него были огромные проблемы. Без срочной медицинской помощи такой объект, умирал в течении нескольких часов, причем далеко не самой приятной смертью, а способность самостоятельно передвигаться, по крайне мере не на четвереньках, терял почти сразу. Таких объектов было больше 70 тысяч на стадионе Лужники в этот вечер.



     Вселенская какофония мировых музыкальных запасов длилась три минуты. Те счастливчики, что по тем или иным причинам отказались от «TimiLess», или хотя бы не глушили его литрами, превозмогая дискомфорт, начали храбро бороться за жизнь своих любимых питомцев. Бесполезно. Миллиарды мобильников по всему миру приказали долго жить. Почти как в книге «Мобильник» Стивена Кинга.



     Поняв, что в ближайшее время им придется раскошеливаться, на новый телефон, они начали осматриваться по сторонам. То что они там увидели, им не понравилось. Гул в ушах потихоньку стихал. Ему на смену пришли стоны тысяч людей. Кто-то хватался за печень, кто-то за почки, за сердце. Кто не знал куда руки деть, такие сползали с кресел и валялись на полу. Симптомы были самыми различными, похожие на цирроз, гепатит, инсульт, у кого так сказать, какие были предрасположения. В самом худшем случае, у них открывалось внутреннее кровотечение, плавно перетекающие во внешнее.



     А еще запах. Неповторимая смесь блевотины, крови и дерьма, начала заполнять чашу стадиона Лужники. Кто мог стоять – сел, кто мог сидеть – стискивали руками сиденья, чтобы не уехать. Кто до этого не блевал, ощутили острую потребность в оном действии.



     Немногие предпринимали попытки помочь несчастным, но даже они не знали за ЧТО хвататься. Большинство тех, кто способен был передвигаться на своих двоих, и даже на четвереньках, потянулись к выходам. Трудно было их в чем-то обвинять, даже когда они наступали на части тел своих менее удачливых собратьев.



     ***



     - Что мать твою происходит? – внутренности полковника жгло огнем, лишь многолетняя муштра, и железная воля позволяли ему усидеть в своем кресле, в их штаб квартире Лужников. Половина его подчиненных валялись на полу.



     - Мобильная сеть обрушилась. Вся. Но интернет работает. Сервера Гугла, Йаху…



     - Пошел в жопу со своими серверами. Что с ними? – он ткнул пальцем в своего помощника, который юлой крутился на полу, выкрикивая все матерные слова которые знал, и даже придумал несколько новых, при этом держась обоими руками за печень. – Почему это коснулось не всех?



     - Я не знаю.



     - Что…, - правой рукой он нащупал банку «TimeLess». – Ты пил эту дрянь?



     - Пробовал пару раз, но…



     - Ты?



     - Нет.



     - А он? – тыкая пальцем в своего помощника, который потихоньку начинал замирать.



     - Да.



     - Боже, - он выливает содержимое банки на пол, консистенция изменилась, и еще там, вроде какие-то комки. Цвет тоже другой.



     - Больницы будут переполнены. Даже без учета тех, кто сейчас умирает на стадионе. Что нам делать?



     - Камера вырубилась.



     - Засунь в жопу свою камеру.



     - Еще одна. Еще. Все в районе одного и того же сектора, теперь там слепая зона.



     ***



     Они тянут к ним руки. Кто-то даже что-то говорит. Им похер. Они наслаждаются творением рук своих. Вся чаша стадиона завалена телами, 55-60 тысяч будущих покойников. Пока еще дышат. Одно тело подползло слишком близко к ним. Наверно бедолага подумал, что у них ступор.



     - Не убивай. Он и так сдохнет.



     Зверь пинает его в живот, не сильно, но достаточно чтобы содержимое его внутренностей, если там еще что-то осталось, вырвалось наружу. Зверь успевает отскочить, чтобы их не забрызгало.



     - Пойдем, пора внести еще немного разнообразия, - Он замечает людей, таких же как они. Со стороны может показаться, что они «потерялись». Но это не надолго.



     Бедолага, которого они ткнули в живот, смотри им вслед. Это нечто, без какого-либо видимого труда, отламывает спинку антивандального кресла, затем еще одно, еще, складывает их под мышку. Удаляется в под трибунные помещения.


<p>


</p>



     ***



     - Ей меня слышно. Але блять. Вы что там уснули?



     - Микрофон Майорова.



     - Андрей.



     - Он мертв. Я его убил. Кто Я, вы уже догадались. Где Я, думаю тоже. Остановите меня, если сможете.



     - Послушай…, - договорить полковнику на дала резкая боль.



     - Связи больше нет.



     - Что у нас есть ближе всего.



     - Снаружи стадиона дежурят два автобуса Альфа.



     - Пусть идут на штурм. Следите, чтобы из этой слепой зоны никто не вышел.



     - Есть.



     ***



     Командиру Альфа пришлось отсеять треть личного состава. Они еле на ногах стояли. Тем не менее, у него в распоряжении остались 16 проверенных бойцов, 17, если считать его самого. Он переформировал их в два взвода поменьше, провел инструктаж: кого им надо взять, по возможности живым, на раненых внимания не обращать, пока не возьмут цель. Все просто.



     Не очень.



     Они вошли в Лужники. Это больше не было стадионом, теперь это был филиал ада на Земле. Смрад уже заполнил все помещения, и стоны, сливающиеся в одни нескончаемый гул. Они постоянно натыкались на почти обездвиженных, умирающих людей. Кто-то до сих пор пытался ползти к выходу, или просто ползти. Кто-то мог лишь стонать и просить о помощи.



     Два взвода Альфа взяли под контроль все выходы из слепой зоны.



     - Вы уверены, что он все еще там?



     - Из слепой зоны никто не выходил.



     - Слишком похоже на ловушку.



     - Вас 17! А он один. Нам нужно знать, что за херня тут произошла, чтобы иметь возможность помочь всем этим людям! Возьмите его!



     - Есть.



     Командир отдает указания, они идут на штурм.



     Зверя невозможно больше сдерживать. Первый альфовец умирает, даже не поняв, что произошло, он ломает ему кадык.



     Уходи из-под перекрестного огня.



     Каждый выстрел поражает цель. 4 спецназовцев мертвы. Их ранило в руку. Зверь этого даже и не заметил.



     - Что это блять было? Что здесь происходит?



     - Мы не…



     Снова выстрелы, времени слушать бредни начальства нет. Еще пятеро мертвы. Зверь вспоминает про застрявшую в районе локтя пулю. Выковыривает ее пальцами. Болевые рецепторы зашкаливают. Но Зверю похер.



     - Отступать! Занять оборону, - 8 вооруженных до зубов спецназовцев забились в угол, 8 стволов взяли на прицел два выхода из их могилы. Они ждут. Зверь идет на штурм.



     Свето-шумовые и дымовые гранаты превращают их Фермопилы в слепую и глухую зону, уже не только с точки зрения камер. Альфовцы даже не успевают замечать, откуда и как они прилетают. У них не выдерживают нервы, они начинают стрелять просто в дым. Пятерым нужна перезарядка. Это идеальный момент. Одного за одним, они сражаются храбро, но это как воевать с привидением. 97 секунд и от двух взводов, элитных российских спецвойск, остается лишь воспоминание и 17 трупов.



     Зверь! Надо быть осторожнее!



     Из раны на ноге сочиться кровь. Эта пуля прошла навылет. Раскаленным дулом автомата, он прижигает новые отверстия на их теле. Кровотечение – остановлено, а на боль – похуй!



     ***



     Канонада выстрелов, и разрывы гранат, долетают откуда-то издалека. Выстрелы, стоны и смрад, возвращают ему сознание. Последнее что он помнит это…



     We're beautiful…



     Дальше была темнота, теперь он снова может видеть, слышать и осязать. Но лучше б он умер. Невозможно к такому подготовиться: еще секунду назад все слушали красивую песню и были вполне счастливы, далее страшный шум, который раздался сразу отовсюду. Потеря сознания, на голове шишка, сколько прошло времени он не знает, но теперь весь стадион завален трупами, и умирающими. Он не может сдерживаться, его выворачивает наизнанку. Андрей Сергеевич, даже не может почувствовать вонь собственной блевотины потому, что смрад стадиона перебивает ее.



     Он идет на звуки выстрелов и взрывов, внезапно все замолкает, он продолжает идти. Повсюду мертвецы тянут к нему руки, он старается даже не смотреть на них. Чем он может им помочь?



     Натыкается на труп первого альфовца. Забирает у него пистолет, и запасной магазин, нож. Автомата нет, кто-то его опередил. Он слышит возню и шепот недалеко от себя, прислоняется к стенке и прислушивается.



     - Чего он не стреляет?



     - Я твой автомат на предохранитель поставил, - щелчок, кто-то кого-то учит снимать автомат с предохранителя. – В кого ты хочешь здесь стрелять? Береги патроны!



     - Зачем? Их тут полно!



     - Не так уж и полно! Большую часть то он забрал, и еще и снайперку утащил мудак!



     - Так давай пойдем за ним и…



     - Нет уж, мы будем держаться от него подальше. Здесь еще должны быть трупы, может еще снайперка есть.



     Андрей Сергеевич решает укрыться за колонной. Они идут в его сторону, не замечают его. Они не знают о нем, но огневой перевес явно на их стороне, пока следователь размышляет стрелять им в спину или нет, их скрывает лестница.



     Одиночные выстрелы слышаться в противоположном направлении, он пытается сориентироваться и понимает, что они слышаться в направлении командного центра. Его цель там, он туда и идет.



     ***



     - Доложить ёбанные вы в рот! Что у вас там происходит?



     - Шеф!



     - Чего блять!?



     - Камеры, они опять выключаются.



     - И что блять?



     - Оно идет в нашу сторону.



     - Доставайте оружие, - он называет код цифрового замка. – Все что есть, занимайте оброну.



     - Но мы не…



     - Что бы это ни было, оно сейчас будет здесь! Хочешь встретить его голой задницей!



     Они едва успевают разобрать стволы. Дверь слетает с петель, за ней летят гранаты, дым, вспышки выстрелы. Они не задумываясь опустошают свои магазины. Ответные выстрелы, очереди и одиночные. Полковник, ничего не видит и не слышит. У него две пули в животе, но он все еще пытается говорить в микрофон.



     - Полковник! Связь пропадает! Вы меня…



     - Полковник мертв. Вы его начальник?



     - Я генерал…



     - Да хоть маршал галактических войск. Присылайте сюда еще кого-нибудь. А то мне уже скучно!



     Генерал-лейтенант ФСБ пытается судорожно соображать. Получается у него плохо. В Москве хаос, по всей стране, по всему миру. Мобильная сеть – обрушилась. Рации работают, но кого ему, сюда вызывать? Все кто есть брошены на восстановление, хоть какого-то подобия порядка.



     Люди так привыкли к своим мобильникам, что их потеря вызывает почти такой же страх, как трупы вокруг. Интернет работает, но толку от этого пока мало.



     А на стадионе, шлаяется не пойми что, которое уже отправило на тот свет два взвода альфы, и перебило весь командный центр Лужников. Со стадиона снова слышаться выстрелы и взрывы. Свет над Лужниками тухнет, любая связь, которая могла бы пролить свет, но то, что происходит внутри – прерывается.



     - Товарищ генерал. Вам нужно уйти с открытого пространства. У альфовцев были две снайперские винтовки.



     Генерал решает, что достанет этого ублюдка, чего бы им это не стоило.



     ***



     Если точно знать, что делать достаточно лишь нескольких самодельных взрыв пакетов, и парочки выверенных ударов топором, чтобы вернуть Лужники в 18 век.



     Зверю не нужен свет, чтобы видеть. Теперь у них есть два автомата, 14 магазинов к ним. Снайперская винтовка, нож, и столько гранат, жаль не боевых, сколько они способны унести. Теперь весь стадион и его окрестности – их собственные охотничьи угодья.



     По дороге Он решает забрать ключи от тачек, авось пригодиться. Зверя почти невозможно контролировать, он упился кровью, и хочет убивать дальше.



     Уже не важно, долго жить они и не собираются.



     ***



      Андрей Сергеевич опять опоздал. Он видит труп полковника, слышит еще один взрыв. Все экраны тухнут, затем выключается свет.



     - Где-то здесь должен быть фонарик.



     Высвечивая фонариком внутренности стадиона, он продвигается…, пока просто подальше от бойни, но все равно натыкается на труп спецназовца. Его обчистили. Краем глаза замечает движение, успевает скрыться за колонной. Кто-то с безумным смехом гасит в него из пистолета, магазин опорожняется. Андрей Сергеевич делает два выстрела в ответ. Оба достигают цели.



     Стадион Лужники превращается в настоящий «Эксперимент Офис».



     ***



     Пока внутри не происходит ничего интересного, 50-60 тысяч умирающих людей, и редкие выстрелы не в счет, Он решает сосредоточиться на том, что снаружи. Благо снайперская винтовка, любезно предоставленная одним из альфовцев, значительно расширяет границы их возможностей.



     Он выискивает цели поинтереснее: скорая, выстрел и из под капота начинает валить пар, далеко она не уедет, у кого-то сегодня точно неудачный день, коп, Зверь попадает ему в плечо. Далековато, целился он в сердце. Репортер – в этот раз более удачно, пуля пробивает правое легкое.



     После каждого выстрела, Он заставляет Зверя менять позицию. Вокруг стадиона полно снайперов. У них есть тепловизоры. Незачем зря рисковать. В место где они стояли секунду назад, врезается пуля. Жаль, у того снайперка дальнобойнее будет, Зверь его не достанет при всем желании.



     Он слышит звуки вертолетных лопастей. Прикидывает стоит ли соваться на крышу. Решает, что пока нет. Поэтому спускается на первый ярус. Если этот вертолет додумается пролететь над чашей, они его достанут.



     По дороге им встречается женщина, она пытается кого-то тащить.



     - Слава Богу, пожалуйста помогите мне, - она путает его со спезназовцем, неудивительно, учитывая их экипировку.



     - Конечно же мы вам поможем, - Зверь достает армейский нож, втыкивет ей в плече, по рукоять и проворачивает, по часовой стрелке, на 90 градусов.



     Рука обвисает плетью. Ее поклажа ляпается на пол, оно еще может стонать. Прежде чем она понимает что произошло, они уже скрываются за поворотом. Вертолет подлетает.



     ***



     - Хуёвая была идея, мир катиться к чертям а мы…



     - Закрой пасть и готовь камеру!



     - На секунду зависнешь над стадионом, - обращаясь уже к пилоту. – И сразу улетай.



     - А они точно не станут в нас стрелять. Я слышал там куча снайперов.



     - У нас лицензия.



     - Но это все равно запретная зона.



     - Успокойся! И делай что я сказал!



     Прожектор вертолета высвечивает, что происходит внутри. По рации идут беспрерывные приказы убираться оттуда подальше. Лязг металла, откуда то сзади выводит их из ступора.



     - По нам стреляют!



     Задний винт больше не слушается указаний пилота, вертолет начинает крутиться волчком, пока хвостом, а затем и лопастями, не задевает край крыши, и валиться вниз, прямо на трибуны, кроша живых и мертвых, пока не замирает прямо у сцены.



     ***



     - Отличный выстрел.



     Не убивай его. Это один из наших. Зверь нехотя повинуется.



     Он достает из кармана три комплекта ключей, протягивает ему.



     - И что мне с ними делать?



     Он жмет плечами и уходит. У них снова гости. Их надо красиво встретить. По дороге подбирают спрятанные взрыв пакеты, и устремляются на верхние этажи.



     Теперь тут не только альфовцы, а все кого только удалось собрать. Он распознает нашивки Вымпела и других. Они действуют быстро и слажено, идя на штурм Лужников, но не для Зверя. Он швыряет в них взрыв пакеты, взрывая их на лету выстрелами из автоматов. В ответ получают соответствующий шквал огня. Но Зверь на месте не стоит.



     Спецназ заполняет внутренности стадиона, теперь их больше сотни. Чашу стадиона заполняет рев двигателей. Кто-то додумался устроить на арене Кармагеддон. Три бехи нарезают круги перед сценой, сталкиваясь друг с другом, давя колесами трупы, попадаются еще живые. Надежные тачки. В свете их фар, чаша стадиона превращается в настоящий шедевр сюрреализма. Они бы покатались еще, если бы один из взводных не отдал приказ, открыть по ним огонь.



     Бехи делают последние судорожные движения и замирают. Но фары продолжают освещать стадион. Зверю это не понравилось, Он пытается заставить его действовать осмотрительнее, но тот не слушается.



     Это конец.



     Зверь начинает убивать всех без разбора. Камеры, установленные на шлемах спецназовцев, улавливают лишь размытые движения, да и сами они замечают не больше, прежде чем умереть. Зверь использует все, что попадается под руку, или только руки. Лезет в самую гущу, не обращая внимания на сопутствующий ущерб.



     Через пять минут кровавой бойни, они все еще сохраняют подвижность, раны по всему телу, от головы до кончиков пальцев на ногах. Но Он жив. И это главное, остальные нет.



     WHOAMI, Хайзенберг, Айртон все мертвы, Зверь обезумел, не то чтобы раньше он отличался здравомыслием, но теперь у него в глазах лишь кровь.



     Кого-то не хватает. Зверь чувствует, что кто-то перехватил контроль. Он мечется как безумный, но не может понять, как это произошло. Наконец, он находит тайную комнату. Он засел там, Зверь это знает, с запасным пультом управления. Основной уничтожен, Он это сделал, или сам Зверь. Уже не важно. Важно то что, Зверю нужно попасть в тайную комнату. Он разгоняется и бьет в дверь. Она крепкая, но зверь чувствует как она поддается, пусть и на долю миллиметра. А это значит, что скоро он будет внутри!



     ***



     Майоров снова опоздал. Он видит вокруг себя лишь части разорванных на куски тел. Где-то валяется голова, ступня, рука. Мозги. Ботинки скользят в крови. Он пытается искать живых. Хоть кто-то же должен был выжить! И не находит никого.



     Андрей Сергеевич слышит, как где-то над ним, кто-то, что-то волочит по ступеням. Слышится равномерный лязг. Звуки выламываемой двери. Кто-то или что-то ломиться на крышу, он идет следом. Надеясь не опоздать хоть в этот раз.



     Кровавый след ведет его безошибочно. Следователь оказывается под самой крышей. Дорогу ему освещает лишь его фонарик, и далекие как звезды фары бех, которые все еще работают. Теперь он слышит еще и какую-то возню впереди. Он осторожно продвигается вперед.



      - О, детектив Вас ведь так Пророк называл.



     Андрей Сергеевич замирает. Его не видно. Зато из-за железки, на него смотрит дуло автомата.



     - Бросайте ваши игрушки вниз.



     - Они могут кого-то убить.



     - Да не смешите меня, или полетите вниз вместе с ними.



     Андрей Сергеевич колеблется, но выполняет его требование. Внизу раздается лязг, но больше вроде ничего.



     - Если вы хотели поговорить с Пророком, то опоздали. Он мертв.



     - А с кем я тогда говорю?



     - У меня нет имени. Другие называли меня Босс. Вы называйте меня, как вам будет угодно.



     - Ты одно из его альтер эго?



     - Мне не нравиться это название, как и остальным не нравилось. Но по сути да. Я был вторым кого создал Саша, после Зверя. Саша испугался, того чего он создал, и тогда призвал меня, чтобы я его контролировал. Но постепенно я захватил полный контроль.



     - Пророк - тоже Сашино альтер эго?



     - Нет. Пророка создал я.



     - Ты же его и убил?



     - «Я тебе породив я тебе і вб'ю», бессмертная классика. Но не в этот раз. Пророка убил Зверь. Как и всех остальных. А я как трус. Сбежал в комнату страха, вместе с пультом управления. Дверь долго не протянет. Когда он вломиться, я подрывая взрыв пакеты. Это конец нашего пути. Мы уйдем красиво. С фейерверком и грохотом. Если я правильно рассчитал, должно хватить, чтобы обрушить по крайне мере несколько сегментов крыши.



     - Тогда чего ты ждешь?



     - Вашу мать, детектив! Умирать дерьмово! Кому как не вам следовало бы это знать. Тем более в одиночестве. Тем более, когда к тебе в дверь, ломиться безумная, почти всесильная тварь.



     - И что? Я должен составить тебе компанию?



     - Почему бы и нет? Может в этом и состоит ваше предназначение.



     Он замолчал, Андрей Сергеевич попробовал перебраться к нему поближе.



     - А вот этого не надо. Приблизитесь еще хоть на сантиметр, и я спущу крючки!



     - Так делай уже!



     - Смерть терпеливая. Подождет еще 2 минуты. Но она всегда рядом. Это я и хотел доказать этим тупым гамадрилам, которые считают себе вершиной эволюции!



     - И что, показал!?



     - Это только история покажет. Я этого не увижу. Как и вы. Я же сказал, стойте, где стоите. В своей камере я еще не совсем оглох, - Он стонет. - Сука, а умирать таки больно! Надо было сильнее прокачать регенерацию. В этом Зверь был прав.



     - Регенерацию!?



     - А что? Думали, так только мозг, или мышцы прокачивать можно? Нихера. Если бы я захотел, и у меня было бы достаточно времени, я бы поднял этот стадион, как Магнетто, и устроил бы дождь из людей, прямо над Красной площадью. Вот это было бы зрелище. А?



     - Ты окончательно спятил!



     - Еще не совсем. Но левитация, и телекинез, входят в список возможностей человека. Поверьте.



     - Если так, то просто улети отсюда!



     - Улетел бы, если б мог. Я не всесилен, мать твою! То, что первым, не считая самого Саши, на свет появился Зверь, значительно сократило окно возможностей. Но Я все равно многого добился, согласны?



     - Смерть ста тысяч человек, может считаться достижением?



     - Ста тысяч? Вы меня обижаете. Это что, по-вашему произошло только на этом сраном стадионе?



     - Я тебе не верю!



     - Это произошло везде, где цивилизация смогла воткнуть вышки мобильной связи в землю.



     - Боже. Но ведь такого как здесь…



     - Да, это вишенка на торте. Но крупным городам, мало не покажется! У нас заканчивается время. Зверь почти прорвался. Но думаю, я успею ответить на еще один ваш вопрос.



     - Как появился Зверь?



     - Ах, это. Меня тогда еще не было, хоть я и появился вскоре после того.



     - Чего?



     - Сашу пришлось долго уламывать, но он мне открылся. Он был настоящим книжным червем. Читал все, до чего руки могли дотянуться, и читал очень много.



     - Книги не могут натолкнуть человека на идею массового убийства!



     - Это смотря какие книги. Но у Саши доступа к ним действительно не было. Он читал мушкетеров, Достоевского, Лондона.



     - И что же такого он там вычитал?



     - В самих книгах – ничего. Но еще он ходил в школу!



     - И что? Одноклассники опускали его головой в унитаз?



     - И такое было. Слава американским подростковым фильмам. Но дело даже не в этом. Он видел контраст. Книги показывали ему, как может быть, а вокруг себя он видел как есть на сомом деле. Видел, на что его тупые одноклассники тратят свое время. А их учителя, даже не пытаются вправить им мозги.



     - И тогда Саша взял все в свои руки, решил что парочка массовых убийств откроет всем глаза?



     - Да что ж вы так спешите? Саше это и в голову не могло прийти. А затем случилось два события: умерла его мать, и он наткнулся на Кастанеду. Он в 13 лет понял, что смерть всегда ходит с нами взявшись за ручку. И что никто, кроме него этого не замечает. А раз они не знают того, то думают что…



     - Бессмертны.



     - Браво. Не зря вы Кастанеду читали. Саша был идеалистом, считал, что мало измениться самому, хотел изменить мир. Но он также понимал всю свою никчемность. Что хоть он и умнее, любого в своем окружении, но он не гений. Изменить мир он не мог. И это его бесило, а выплеснуться злобе было не на что. Она копилось в нем несколько лет.



     - Как там, у Достоевского, - продолжал Он. - Люди делятся на три категории: гениев, обычных людей считающих себя гениями, и обычных людей, самое большое проклятие которых, заключается в том, что они достаточно умны, чтобы знать, что они обычные. Сами догадайтесь, к какой категории относился Саша. Обычно, это приводит лишь к раннему циррозу печени, но в случае с Сашей…



     - Что тогда произошло в том лесу?



     - Я как раз к нему перехожу. На той ёбучей вылазке, Сашу так все достало, что он решил потеряться, и получилось у него это так хорошо, что он даже не заметил, как наткнулся на лагерь…



     - Бомжей.



     - Ага. Там их было пятеро. Трое из них – уголовники, убийства, изнасилования и прочее. И тут к ним в лапы попадает симпатичный мальчик.



     - И они по очереди имели тебя в очко!



     - Сашу. Не меня. Двое. Когда очередь дошла до третьего, Саши уже там не было. Дальше вы знаете. Читали отчеты, что потом выловили, из местной речки. Никто по ним не плакал.



     - А остальные, ты их создавал?



     - Я.



     - Как?



     - Этого я вам объяснить не успею. Но не волнуйтесь, я все аккуратно записал.



     - Где?



     - Так я и….



     - Зверь прорвался, - щелчок.



     Андрей Сергеевич сделал инстинктивное движение, но сразу понял, что сделать уже ничего нельзя.



     - Счастливого полета вниз!



     Обрушился лишь небольшой сегмент крыши стадиона Лужники, но этого хватило, чтобы «Уйти красиво».