КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 435085 томов
Объем библиотеки - 600 Гб.
Всего авторов - 205464
Пользователей - 97368

Впечатления

kiyanyn про Ефременко: Милосердие смерти (Медицина)

Какое-то очень уж грустное чтение... Сводится, в общем-то, к "как здорово, что я уехал из рашки в Германию - тут и свобода, и врачи, и медицина... а в России вы все сдохнете, там не врачи, а рвачи, которые вас в гроб загонят... Был один суперврач - я - да и тот уехал..."

Из интересного - ихтамнет - не Донбасское изобретение, когда в Сербию военврачи ехали - "Мы были никем. В случае попадания живыми в руки врагов сценарий был следующим. Мы были уже давно уволены из армии, вычеркнуты из списков частей и подразделений и находились на гражданской службе. Мы просто решили заработать шальных денег, поработать наемниками."

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Терников: Завоевание 2.0 (Альтернативная история)

Ну что сказать... Почему-то вспомнилось у О.Генри: "иду на перекресток, зацепляю фермера крючком за подтяжку, выкладываю ему механическим голосом программу моей плутни, бегло проглядываю его имущество, отдаю назад ключ, оселок и бумаги, имеющие цену для него одного, и спокойно удаляюсь прочь, не задавая никаких вопросов" - вот такое же механическое описание истории испанских открытий в Новом Свете, обрывающееся - хотелось бы сказать, на самом интересном месте, но - увы! - интересных мест не наблюдается.

Дотянул с трудом, скорее из принципа...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Михайлов: Низший-10 (Боевая фантастика)

Цикл завершён!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Молитвин: Рэй брэдбери — грани творчества и легенда о жизни (Эссе, очерк, этюд, набросок)

С одной стороны — писать «аннотацию на аннотацию», как-то стремно, но с другой стороны — а почему бы и нет)).

Честно говоря, сначала я подумал что ее наличие объясняется старой-старой советской привычкой, в конце книги писать всякие размышления и умствования «по поводу и без». Что-то вроде признака цензуры — мол книга действительно «правильная» и к прочтению товарищей признана годной!))

Однако все мои худшие ожидания все же не оправдались, П.Молитвин (сам как довольно известный автор) поведает нам: как и чем жил Р.Бредбери «до и после». В этой статье нет места заумствованиям или «прочим восторгам». Перед нами (лишь на минутку) «пролетит» жизнь автора, его удачи, его помыслы и его стремления...

В целом — данная статья является вполне достойным завершением данного сборника, который я начал читаь примерно в феврале 2019-го)) И вот так — рассказик, за рассказиком и... )) И старался читать их с утра (перед выходом на работу). Как ни странно, но если читать что либо подобное (перед тем, как погрузиться в нервотрепку и проблемы) создается некий «буфер» в котором вполне возможно «выживать» и во время этой самой... бррр! (работы))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
vovik86 про Воронков: Император всея Московии (Альтернативная история)

Нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
fangorner про Дынин: Между львом и лилией (Альтернативная история)

Идея неплохая. Не заезженная. Но есть и то, что лучше поправить. Слишком много персонажей говорят от первого лица. С учётом того, что все персонажи (мужчины, женщины, аборигены, попаданцы) говорят совершенно одним языком, это портит впечатление. Если в следующих книгах автор это поправит - будет явнг интереснее!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

За обиду сего времени (fb2)

- За обиду сего времени [СИ] (а.с. О дивный новый свет!-3) 902 Кб, 271с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Warrior Road

Настройки текста:




Road Warrior За обиду сего времени

Вступита, господина, въ злата стремень за обиду сего времени, за землю Русскую!

Слово о пълку Игореве

Пролог

Пи! Пи! Пи!

Мне снилось, что я лежу в своей каюте на теплоходе «Форт-Росс» в далёком тысяча девятьсот девяносто девятом году, и что я сейчас встану, возьму свой «Canon», и отправлюсь снимать восход солнца над бескрайними просторами Ладожского озера. И что я вновь увижу надвигающуюся тьму, а потом окажусь вместе с кораблём в Русском заливе, именуемом в моём прошлом-будущем заливом Сан-Франциско, на берегу пустынных волн…[1]

Я открыл глаза и обнаружил, что в окно виднеется кусочек неба и две секвойи, которые оставили, когда застраивали Астраханскую улицу в Россе, столице Русской Америки. Да и часы пищали намного мелодичнее, чем мои старые "Сейко", разбудившие меня в тот памятный день – их я получил из запасов на "Святой Елене", одного из кораблей, перенесённого в наш мир, а ранее ходившего по маршруту Южная Африка – остров Святой Елены. И, самое главное, лежу я на широкой кровати в обнимку с самой любимой женщиной в мире – моей прекрасной Лизой.

Я осторожно высвободился из объятий мирно сопевшей супруги, нежно поцеловал её и, стараясь не шуметь, выбрался из кровати. Натянув на себя подготовленную с вечера одежду, я вышел на кухню, где наша воспитанница Анфиса уже готовила – для нас и для детей. Наскоро выпив чаю и чмокнув Анфису в щёчку, я вышел из ставшего за три года родным дома.

Позвольте, кстати, представиться. Алексей Иванович Алексеев, князь Николаевский и Радонежский, министр иностранных дел и министр информационных технологий Русской Америки. Родившийся в Соединённых Штатах Америки в семье эмигрантов первой волны более чем три с половиной века тому вперёд. Именно «тому вперёд» – сегодня первое октября тысяча шестьсот шестого года от Рождества Христова, или семь тысяч сто пятнадцатого от Сотворения мира по константинопольскому летоисчислению. Которое, впрочем, применяется на Руси, но не здесь, в Русской Америке.

А началось всё с первого моего приезда на родину предков, когда мой друг, Володя Романенко, пригласил меня в круиз по Неве, Ладоге и Онеге на новоприобретённом теплоходе «Форт-Росс». И вскоре после посещения Валаама какая-то неизведанная сила забросила нас в залив Сан-Франциско, в далёкий тысяча пятьсот девяносто девятый год. Добавлю на всякий случай, что от Рождества Христова, а не от Сотворения мира.

Вскоре в заливе начали появляться и другие корабли – в основном русские либо советские, но также и четыре американских времён Второй Мировой, и пассажирско-грузовая «Святая Елена», ныне самый роскошный корабль нашего флота. Русские корабли прибывали с пассажирами и командой, а на иностранных единственным человеком оказался брат моего дедушки, Ваня Алексеев, служивший на USSR Victory, ставшей у нас «Победой».

Стало ясно, что выбора у нас нет – нам суждено было поселиться здесь, на берегах холодного Тихого океана вдалеке от родных мест. Но мы не могли забыть, что в феврале тысяча шестисотого года начнётся извержение вулкана Уайнапутина в перуанских Андах, а в тысяча шестьсот первом и втором годах в Европе резко похолодает, и на Руси начнётся сильнейший голод. В нашей истории умерла почти половина населения, И мы решились на безумие – отправиться к родным берегам, чтобы попытаться предотвратить голод.

Увы, это у нас получилось не полностью, но мы каким-то чудом смогли добиться того, что умерло несколько десятков тысяч человек, а не три миллиона, как в нашей истории. Мы основали города в Невском устье, в Измайлово под Москвой и, кроме того, нам были подарены государем Борисом города Радонеж и Алексеев, бывший Козлоград, который Русь получила по итогам войны с Польшей. И, наконец, мы создали полки нового строя, которые очень хорошо показали себя в боях с поляками, шведами и крымчаками.

А ещё мне посчастливилось добиться того, что в Швеции вместо узурпатора Карла пришёл к власти законный наследник Юхан; на время его малолетства регентом стал его сводный брат Густав, а главным министром – адмирал Арвид Эрикссон Столарм, с которым я сумел даже подружиться, насколько это возможно в политике на этом уровне.[2]

Три с половиной года назад мы вернулись и привезли с собой более восьми тысяч переселенцев. Часть из них осела на острове святой Елены, нашей первой заморской колонии, и в других городах Калифорнии, но немалая их часть ныне проживает в Россе, на тех самых холмах, где так и не суждено возникнуть крепости, а затем и городу святого Франциска. Дом наш, расположенный на улице Астраханской, был выделен нам с Лизой по программе для молодых семей вскоре после Колиного рождения. Когда я вернулся из России, он показался мне