КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 439057 томов
Объем библиотеки - 609 Гб.
Всего авторов - 207367
Пользователей - 97886

Впечатления

Михаил Самороков про Злотников: Путь домой (Боевая фантастика)

Гораздо хуже, чем первая. Ни о чём.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Башибузук: Господин поручик (Альтернативная история)

как-то не связано с первой книгой, в третьей что ли встретяться ГГ?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Захарова: Оборотная сторона жизни (Юмористическая фантастика)

а где продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
martin-games про Теоли: Сандэр. Царь пустыни. Том II (Фэнтези: прочее)

Ну и зачем это публиковать? Кусочек книги, которую автор только начал писать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Богородников: Властелин бумажек и промокашек (СИ) (Альтернативная история)

почитал бы продолжение

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
martin-games про Губарев: Повелитель Хаоса (Героическая фантастика)

Зачем огрызки незаконченных книг публиковать?????

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Tata1109 про Алюшина: Актриса на главную роль (Детективы)

Не осилила! Сломалась на середине книги.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Защитник? Дилогия (fb2)

- Защитник? Дилогия (а.с. Защитник?) 4.34 Мб, 1334с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Антон Александрович Нимфар

Настройки текста:



Антон Нимфар ЗАЩИТНИК? Дилогия

ТОМ 1

Пролог

По бескрайней равнине гуляет песок, что сметает с насиженных мест ветер, которому негде появиться в этих местах. Здесь нет неба, здесь нет солнца, здесь нет атмосферы, здесь нет жизни, тут только пустошь, бесконечная равнина из земли, что не является ею. Высоко вверху на месте неба, стоят тёмные коричневые тучи, что освещают этот бедный пейзаж.

Но все же, кое-что портит эту картину бескрайней равнины, оно стоит тут с начала времен, с начала появления этого места, если конечно оно не существовало вечно, не имея начала и не имея своего конца.

На пустой равнине, стояли врата. Арка из серо-коричневого камня высотой десять метров и шести метров в ширину. Пустые врата, в которых также отображалась бесконечная пустошь равнины. На вратах было видно трещинки, которые проходили по всей поверхности камня, этого несуществующего камня.

Но вдруг все изменилось. Врата ожили, по ним прошлась волна энергии, от которых врата начали просыпаться. Волна за волной проходили по вратам, и каждая из них была все сильнее. Это энергия будто пыталась реанимировать мертвый кусок камня, волна, волна, волна… И врата ответили на призыв. Вспышка, и в арке появилась точка, что начала увеличиваться с каждой секундой, заполняя пространство врат. Прошли мгновения в этом неправильном времени, этой пустой равнины, и врата раскрылись. Черная пленка заполнила пространство внутри арки, проход открылся. Кто-то идет, что-то открыло врата в эту пустую равнину.

По пленке арки прошли волны и из них вышли посланцы открывших врата, принюхавшись к несуществующему воздуху этого места, десятки черных существ разошлись по сторонам. Но больше всего из них пошли вперед. Они чувствовали, они слышали, там вдалеке есть арка. Она открыта, она беззащитна, такой лакомый кусочек, а что важнее, она так близко…

Разведчики еще раз принюхались и побежали в сторону других врат. Они исполнят задание, они найдут путь в иной мир.

Глава 1

Со двора моего дома, было слышно, как громко поют птицы, шелестит листва от теплого летнего ветра, крики детворы, что сейчас с весельем гоняют по пыльному полю потертый футбольный мяч. Как они с весельем и азартом, передают друг другу мяч и забивают гол в ворота противника, крики радости. Слышно как ездят машины в клубах дыма, сигналы автомобилей, перезвон сигналящего трамвая… звуки города. Опираясь на эти звуки, моя фантазия дорисовывает жизнь снаружи, ее плюсы и минусы, радости и горечь, грязь и чистоту.

Мой меланхоличный взгляд смотрит в белый потолок, а фантазия, дорисовывает жизнь вне моей комнаты. Это то немногое, что я могу сейчас сделать сам. Случайность, злой рок, не повезло, неудачник. Это то, что я слышал, и то, что я сам додумывал в особо депрессивные моменты. Прорыв трубопровода с горячей водой. Я оказался не в том месте и не в то время. Поток горячей воды и пара вылетела из ослабевшей от коррозии трубы, прямо на меня. Лицо, руки, ноги, тело… всё. Я практически лишился кожи, левой руки и ноги, мое лицо один большой шрам, нет волос на голове, чудом уцелели глаза и веки, поток воды ударил сбоку, потому глубоко посаженные глаза не пострадали.

Взяв кожу с правой части тела, что практически не пострадала, мне смогли немного восстановить кожу на левой стороне тела, и часть лица, но на этом всё. Но я не отчаивался, кожу на левой стороне тела можно восстановить, конечно, я буду напоминать Франкенштейна, но все же. На руки и ноги, протезы, не фантастические кибернетические конечно, но вполне хватит и простых. Больше всего меня ужасало мое лицо, когда я увидел себя в зеркале, чуть не сходил в туалет на месте. Всё что смогли сделать врачи, это восстановить губы, без них люди даже бывало в обморок падали, а теперь они только бледнеют. Да, лицо это моя основная проблема, я боялся его и стыдился. И ничего не могу с этим поделать, не хватает ни силы воли, ни самовнушения, что я не такой уж и страшный, но ничего не действует. Я сам себя запер в доме, и боюсь показаться на улице даже с закрытым лицом.

А ведь так много хотелось сделать, пойти в армию, как бы это странно не было, с отличием окончить пятый курс университета, поездить по миру, съездить в Сахару, залезть на гору, проплыть моря и океаны, много чего. Авантюрист и этим все сказано, но, похоже не судьба. Я знал о людях, которым хватило силы воли, чтобы жить дальше, найти цель и способ жизни, но я не такой. Думая о всякой дребедени, я и не заметил, как наступил вечер, что привел за собой сон, который перейдет в новый бесполезный и пустой день. Сон.


Я лениво смотрел на свое новое сновидение, их после моей личной трагедии начало снится очень много, практически каждый день по паре разных снов. Сейчас было что-то новенькое, и не понятнее чем обычно. Я висел в невесомости, а вокруг был синий свет, что омывал меня волнами более светлых оттенков, волна за волной, накатывали на меня круглые кольца. Из точки в центре, вырывалась волна света, что быстро увеличивалась в размерах и окатывала все мое тело, через несколько секунд, я понял, что это не просто кольцо света, а коридор, где с другой стороны в мою сторону шли эти волны.

— «Умер что ли?» — лениво подумал я.

Но коридор не дал мне развить эту мысль, я стал быстро приближаться к его окончанию, а волны синего света начали задерживаться на мне, превращаясь в одежду из света. Я не успел удивиться этой странности, как меня выкинуло из этого туннеля.

— Твою…, — матернулся я, когда с высоты двух метров, упал на твердь земную.

Было больно, не сильно, раньше я бы даже не обратил на это внимание, но тут было несколько несоответствий. Я ударился левой несуществующей часть руки(!), об землю(!) во сне(!), и мне было больно(!). Я резко подскочил на ноги, и тут же вспомнил, что у меня одной не хватает, хотя стою я довольно уверенно. Наклонив голову на свои нижние конечности, я растерянно смотрел на левую ногу. Целую левую ногу, которую чувствую, и упаси господи, даже шевелю пальцами. Присев прямо на землю, я стянул непонятно откуда взявшийся на ноге ботинок с левой ноги, а за ним и носки, после чего с восхищением смотрел на свои розовые и целые пальцы. Снимал я к своему удивлению сапог и носки двумя руками. Я исцелен? Озарившую меня мысль, я тут же постарался проверить и потянул свои руки к лицу, которые встретили неожиданное препятствие. Я видел свои руки, и также видел, как они упирались в сантиметре от моего лица в невидимую преграду.

— Что за хрень?

Обхватив голову руками, я встретил тоже сопротивление по всей голове, на ощупь преграда напоминала пластмассу. Шлем? У меня на голове был шлем, что закрывал всю голову. Что за несправедливость, а как же лицо? Это что, эконом версия восстановления?

— Ты чего себя лапаешь?

— У меня на голове шлем, я не могу дотронуться до головы. — пожаловался я.

— Ну да, шлем, прикольный такой.

— Да какой прикольный, я…, — тут я только осознал, что говорю с кем-то посторонним.

Я, наконец, соизволил обратить внимание на то, что находится вокруг меня. Медленно подняв голову, я посмотрел в бесконечный горизонт пустоши впереди, мертвая земля, серый темный песок и маленькие острые камни. На небе были темные коричневые тучи, что шли до самого горизонта и закрывали весь небосвод, не пропуская ни единого лучика света. Занятный пейзаж.

— Ты где? — обратился я в пустоту.

— Обернись, дурень. — послышался насмешливый голос позади меня.

Ожидая встретить самых неизвестных страхолюдин и небесной красоты ангелов, я медленно обернулся назад. Действительность оказалась проще, это был человек. И к тому же не один, оказывается, прямо за моей спиной, находилось еще как минимум с полтысячи человек. Они осматривались по сторонам, разговаривали друг с другом, некоторые остервенело щипали себя и всех вокруг. Как я мог пропустить такое соседство? Так сильно сосредоточившись на себе, я абсолютно не заметил, что происходило вокруг меня.

Передо мной стоял парень лет двадцати в странной одежде, что напоминала сюртуки европейского средневековья, такие часто встречались в разных фильмах про рыцарей Европы и в книжках по истории.

— Ты кто? Точнее кто вы все? — решил я начать с самого начала.

— Я Алексей, а кто все эти люди без малейшего понятия. Я так же как и ты, только что появился здесь, как собственно и все люди вокруг.

— Где мы?

— Ты что, не слышал меня. Говорю же, я сам только что тут появился. Откуда мне знать?

— Да, точно. Просто я растерялся…

— Да, появился неизвестно где, неизвестно с кем. Неизвестно в чем. — добавил он посмотрев на меня.

— Почти. — задумчиво протянул я, медленно сжимая и разжимая кулак левой руки у себя перед лицом.

— Странный ты, — усмехнулся парень передо мной.

— Нормальный. Давай подойдем к остальным, видимо они что-то знают. — предложил я Алексею, после чего направился к кучке людей недалеко от нас, что сейчас что-то увлеченно обсуждали.

— Маски-шоу, а тебя-то как зовут? — поравнялся со мной парень.

— Саня, я.

— Александр значит, ну будем знакомы. — протянул он мне руку, которую я с удовольствием пожал своей левой рукой.

Познакомившись друг с другом, мы подошли к постепенно увеличивающейся куче народу, что также собирались возле этих что-то активно обсуждающих людей. Все люди, были одеты в различную одежду, начиная от средневековой, что и у Алексея, так и до фантастической или экзотической. Так, например один из парней, был одет как клоун, только без красного носа и грима, а одна девушка лет восемнадцати, сейчас с красным лицом и ушами, с остервенением закрывала своё практически голое тело, которое совсем немного прикрывали тонкие полоски кожи. Все парни постоянно на неё косились, и весело улыбались, но все же старались не отвлекаться от спора, что идет в этом образовывавшемся бедламе. Через несколько секунд, к ней подошел парень в черных одеждах и накинул на нее свой плащ, прикрыв её оголенное тело. Вокруг послышался разочарованные вздохи, которые тут же затихли, слишком уж интересным был разговор людей, к которым мы подошли.

— … а я говорю, нас похитили пришельцы, мы все спали в момент похищения. Всех нас украли во время сна и теперь кинули на эту неизвестную планету. — что-то яростно доказывал молодой парень размахивая руками.

— Уважаемый Гарри, вы ошибаетесь, мы провалилась в иной мир, для того чтобы исполнить возложенную на нас миссию. Вот даже есть Врата Миров, через которые мы попали сюда. — со злостью но вежливо, отвечал ему парень азиатской внешности, махнув на последних словах на каменную арку, которую я заметил только сейчас.

Каменные врата были довольно высокими, сейчас в них светилась странная синеватая пленка, в которую безуспешно тыкали пальцами несколько людей, через себя она как видно никого не пропускала.

— Листок Сакуры в Заднице или как там тебя, какой нахрен магический мир. Ты посмотри вокруг, это блин Чистилище настоящее, я конечно верующий в меру, но то, что вокруг нас, никак не похоже на нормальный живой мир. Вы хоть заметили, что мы можем спокойно не дышать, и к тому же понимаем, друг друга, хотя мы живем в разных странах. — ответил им третий участник этого спора, славянской наружности.

— Какие вы парни дураки, это мир иллюзий, куда нас затянул вампир чтобы…, — начала с сиянием в глазах речь девушка, стоящая рядом, но ее тут же перебили.

— Ой, лучше молчи. Ты как начнешь, так уши в трубочку сворачиваются. Ты определенно пересмотрела Затемнения.

— Сумерки, — разозлено крикнула девушка на перебившегося его парня.

— Один хрен чушь. — закончил на этом парень, одетый в султанский наряд, но выглядящий как чистокровный европеец.

Вверх поднял руки еще один молодой парень, представившийся Йоханом, привлекая к себе всеобщее внимание. Когда все обратили на него взгляды, он сильным и зычным голосом принялся перечислять.

— Значит нам известно, что мы все из разных стран со всего мира, нам тут ненужно дышать, хоть мы и дышим инстинктивно, мы все одеты в разные одежды самых неожиданных стилей, — после чего он выразительно покосился на смутившегося клоуна.

— Мы можем понимать друг друга, и нам кажется, что все вокруг говорят на родном для нас языке. Что-то еще?

Все после слов Йохана, который, похоже, из Германии или Австрии, задумались над странностями этого мира.

— У меня нет руки, — подал я голос, мотыля левой рукой.

Все внимательно на меня посмотрели, после чего один из них неуверенно заметил.

— Так она есть.

— Вот именно. — глубокомысленно ответил я.

Остальные сразу догадались, о чем я говорю, и принялись, внимательна себя осматривать, перебирая одежду. Тут же послышались возгласы удивления, у кого-то исчезли шрамы, у других царапины, синяки или даже раны, оставленные после операций. После нескольких минут исследования своих тел, тот же Йохан невозмутимо продолжил свою речь.

— К тому же, мы, полностью исцелены. Еще есть замечания? — внимательно осмотрел он людей вокруг.

— Все мы определенного возраста, никого младше восемнадцати или старше двадцати четырех лет, — добавил азиат со странным именем.

— Ты прав Листок Сакуры в Заднице, тут все молодые и активные. — с легкой улыбкой сказал славянин.

— Меня не так зовут, я Листок Сакуры на Ветру. — возмущенно закричал азиат, всё же не сдержав эмоции.

— Что за дикое имя, как вы обращаетесь друг к другу с такими именами. Вот меня зовут Глеб, легко и просто. — скривившись ответил славянин, в костюме казака.

— Я почему-то не могу коротко сказать свое имя, мои губы говорят его полное значение. — нахмурившись ответил азиат.

— Вот еще одна странность, что она значит, мы поймем со временем. — тут же добавил педантичный Йохан.

Дальше продолжился обычные споры и разговоры ни о чем, мусолившие одни и те же мысли. Я уже всё для себя осознавший, отошел в сторону и уставился на горизонт. Это точно не сон, я уже несколько минут щипал себя за руку, которой не должно быть и все так же, чувствую боль. Неужели это параллельный мир, хотя если осмотреться вокруг, это и правда напоминает Чистилище, дышать не нужно, все друг друга понимают, прямо как до постройки Вавилонской башни, если верить христианским священным книгам. Неужели мы все мертвы? Но что тогда за странная одежда и возрастной ценз.

Я внимательно осмотрел свою одежду, одет был я как турист, который поехал отдыхать в лес с определенным военным стилем. Отличные черные ботинки, похожие на военные, просторные штаны цвета хаки, плотно прилегающая футболка, осенняя куртка для путешествий и перчатки, из общего стиля путешественника по закоулкам мира выбивается только мой шлем. Хм, хотя одежда необязательно для путешественника, в ней можно и по улице ходить, почему-то мне в голову пришла именно эта аналогия с путешественником, авантюристом.

Осмотревшись по сторонам, я растерянно уставился на спорящих людей. А что собственно теперь делать? Неизвестно где, неизвестно кто, неизвестно насколько долго. Печаль. Но я не особо боялся, если за мое исцеление, будет такая цена в неопределенности происходящего, то я готов ее заплатить. Да и чего уж тут, десятки и даже сотни прочитанных книг про умных, удачливых или просто упорных попаданцев, дали мне веру в свои силы. Если это Чистилище, то настучим по головам всем врагам, но попадем в свой мир. Если параллельный мир, то тот же план. В общем, вера в свои силы у меня была на самой возможной точке вершины. Я допускаю, что даже любой предположительный гоблин с палкой, набьет мне по фейсу, не напрягаясь. Но появись тут внезапно дракон, я с чистыми трусами и храбростью в сердце, пойду на него с кулаками. Вот такой вот странный выверт сознания, и что самое забавное, я его вполне осознаю. Безбашенность. Кстати, потому сейчас я и не катаюсь по земле в истерике или не рыдаю от ужаса, из-за той ситуации, в которой оказался. Осмотревшись по сторонам, я вообще таких людей не увидел, все были возбужденны, взволнованы, но не испуганы. Много людей, как и я, сейчас с интересом осматривались вокруг, осматривали свою одежду или занимались другими делами. Есть даже люди, что просто уходили от общего скопления людей в пустошь. Безумцы… хотя. Мне самому вдруг стало дико интересно… а что там? За горизонтом, в километрах отсюда, может у нас просто неудачное место и где-то там, вдалеке, есть настоящий, живой мир. Просто с нами что-то не так. Задумавшись, я не заметил, как ко мне подошли со спины.

— Чего пригорюнился? Я конечно, твоего лица не вижу, но наклон головы и сгорбленная спина как бы намекает.

Повернув голову назад, я увидел стоящего за мной Алексея, что с плохо скрываемой обеспокоенностью смотрел на меня. Мы знакомы друг с другом не больше часа, а он уже беспокоится обо мне. Хороший он парень.

— Думал о нашей проблеме. — спокойно ответил я.

— Да что тут думать, в жопе мы. Непонятно где, без еды и воды, без оружия и намеков что собственно делать дальше. — скривившись ответил Алексей.

— Что-то не сильно все обеспокоены этой проблемой, — кивнул я головой на спокойно сидящих людей, один уникум вообще с песком играл, что-то лепя из него.

— Нда, странные тут люди собрались если честно. Паники никакой, все умеренно спокойные. Чудо просто. Такое возможно, только если тут соберутся люди с определенным характером и складом ума. Может японец прав, мы и правда избраны? Точнее выбраны, по определенным параметрам.

— В общем, если суммировать эту информацию, то мы избранные трупы. Так что ли? — меланхолично спросил я. — Мы попали сюда выбранные кем-то, чтобы спокойно умереть. Глупо как-то, не находишь?

— Глупо, да не всё. Возможно, шанс есть. Вот скажи мне, ты хочешь есть? Пить? В туалет, наконец, сходить? — смешно изогнув брови, спросил Алексей.

Сосредоточившись на себе, я старался почувствовать позывы к приему пищи, голод. И с удивлением понял, что не чувствую его. Как я мог не заметить? Я ведь полдня не ел, и сейчас абсолютно не чувствую голода.

По моему глубокомысленному молчанию, мой собеседник что-то понял и продолжил говорить.

— Я например, по определенным причинам не ел уже пару дней, а тут ничего. Голода как не бывало, не пить не есть. Конечно, нас могли каким-то образом накормить. Но все же, хотя бы пить при такой местности, нам бы захотелось. А так ничего. Я поспрашивал у других людей — никто и ничего не хочет. Потому, возможно все еще не так и плохо.

— Классно, с голода и жажды мы теперь не умрем. Проблемой меньше. — так же меланхолично ответил я. Что-то апатия какая-то навалилась, и неудобство странное. Будто я не там где нужно, и меня это начинает слегка утомлять.

— АХРЕНЕТЬ. — вдруг раздался крик, в котором чувствовалось просто всемирное удивление.

Дернувшись от неожиданности, я с интересом посмотрел в сторону источника крика. Им оказался парень, что до этого играл в песочницу. Теперь он отплясывал непонятные шаманские танцы вокруг камня. Неужели сошел с ума? В параметрах неизвестного мне предположительного отбора закралась ошибка?

Обернувшись к Алексею, мы понимающе посмотрели друг на друга, после чего я поднялся на ноги, и мы отправились к этому безумцу. Может буйный, нужно будет успокоить. Приблизившись к безумцу, что отплясывал круги вокруг камня, мы пристроились к людям, что уже окружили этого «надышавшегося веселых травок шамана». Вместе с нами к нему подошли и те люди, что ранее спорили о природе нашего тут появления, парочка людей, были со слегка помятыми лицами. Похоже, они начали переходить на новый уровень спора, да вот отвлекли.

— Ты чего орешь? — первым пробился к нему парень в одежде султана.

— Камень, — с безумными глазами указал «шаман» на булыжник на земле.

— И? — дрогнувшим голосом добавил султан, он уже догадывается, что появилась первая жертва психоза.

— У него есть лицо! — веско сказал улыбающийся «шаман».

— Так, — начал говорить вмиг погрустневший султан, — сядь на землю, подумай о хорошем, посчитай до тысячи…

— Я не псих, вы не поняли. Тут же пустошь, откуда камень?

— Ты копался в земле, откопал его и всё, чего психовать? — добавил стоявший рядом с султаном парень в одежде казака.

— Я его не откапывал, я его СЛЕПИЛ. — выделил он последнее слово. — Смотрите.

После этого он сел на землю, и собрав в кучку землю, начал ее с остервенением мять. Прошла минута, и люди уже подумывали тихо его связать и дело с концом как он, наконец, закончил.

— Вот, смотрите. — продемонстрировал он нам нож… НОЖ?

Мы все пораженно уставились на инструмент, который он только что слепил из земли. Лениво и с неохотой, но все следили за его манипуляциями, вдруг накинется, бесноватый. Потому отчетливо видели, как он мял землю, а показал уже каменный нож.

— Дайка мне. — требовательно протянул казак руки к ножу.

Шаман без возражений отдал ему только что созданный инструмент, который казак тут же начал исследовать — трогал, стучал, проводил пальцами по ребрам ножа, пытался погнуть, нюхал и даже облизывал.

— Невероятно, это точно не земля. И кажется даже не камень, на керамику больше похоже, очень прочную керамику. Теперь проверим на остроту. — сказал он, после чего ловко полоснул себя ножом по пальцу.

Мы все с интересом уставились на палец, из которого вытекла… кровь? Тягучая голубая субстанция, из которой шел голубой дымок, похожий на испарение. Медленно и неохотно, капля вытекла из ранки на пальце, после чего стекла по пальцу и упала вниз, растворившись еще в воздухе недолетая до земли.

— Вот ЭТО, уже точно ахренеть. — сказал чей-то удивленный до глубины души голос.

А ведь о том, что нас и самих могли изменить, мы как-то не подумали.

— Хм… вместо красной крови у нас синяя растворяющаяся вне тела субстанция, а также из земли можно лепить необходимые нам инструменты. — подал голос Йохан. Он меня поражает, даже в такой ситуации, он скрупулезно перечисляет все странности.

Но не мне говорить о немце, я и сам только что принял эту информацию как должную, никакой долгой и болезненной психологической ломки, просто мое мировоззрение поменялось, и я принял новую действительность. Неужели я всегда был таким? Или все изменилось, когда я попал сюда? Не могу уверенно сказать, моя настоящая реакция на странные явления и аномалии в прошлом мире, могут отличаться от моих представлений, что я строю в этом.

— Шаман, как ты… слепил себе нож? — спросил Алексей стоящий рядом со мной. Забавно, я тоже про себя назвал его шаманом.

— Шаман? Это я что ли? Хе-хе, ха-ха-ха. — вдруг разразился он смехом. Стоящие рядом с ним люди начали тревожно переглядываться.

— А может он все же… того?! — послышался шепот рядом со мной.

— Нет, все нормально. — успокаиваясь, начал объясняться шаман, — Просто, меня Шаманом называли в университете, мне показалось смешным, что меня сразу же назвали им и тут. Я увлекаюсь такими вещами, смотрите, на мне даже шаманское платье. Только почему-то из игры, а не настоящее.

Так это шаманское одеяние из игры, я даже не обратил сразу внимание на это. Тут такое разнообразие стилей, что уже перестаешь реагировать на странную одежду, потому и сыграла аналогия на шамана, похоже одежду я уже где-то видел, только вспомнить не могу.

— А все же, как ты слепил нож? — не унимался Алексей, мне и самому было интересно.

— Ах да, все просто, очень просто. Элементарно. — принялся он за объяснения, а я должен был признаться что он все же слегка неадекватен.

— Я рукой, лепил необходимую мне форму, да форму, представляя в голове, что я хочу получить. Очень детально представлял, каждый изгиб, деталь. Желание, что я хочу получить — оружие, игрушку. Это важно, да важно.

Мне оставалось только тяжело вздохнуть, он сошел с ума или просто играет образ эдакого безумного ученого, и я надеюсь что второе. Хм, образ, нужно будет и самому об этом подумать, а пока нужно самому попробовать.

Послушав объяснения шамана нашей общины, мы все немного разошлись друг от друга, после чего принялись за опыты. Все хотели попробовать, народ тут собрался любопытный. Результат появился очень быстро, с первой же попытки. Это действительно оказалось очень просто, и не вызывало каких-либо затруднений.

— И правда, только желание. — сказал я сам себе.

Осмотревшись вокруг, я увидел ту же картину, все уже слепили себе тот или иной инструмент, многие лепили себе оружие. Я тоже относился к таким, не то чтобы я опасался людей вокруг себя, но было большое желание слепить именно оружие. Сейчас у меня в руках был короткий меч, длинной с мой локоть, заостренной с одной стороны острия и тупой с другой, по стилистике напоминая японские мечи.

— Классно, а тут не так уж и плохо, теперь наши шансы выше. — обратился я к рядом сидящему Алексею, который все еще упорно старается что-то слепить.

— Холодное оружие, это круто. Но вот огнестрельное что-то не выходит, я уже все детали точно выполнил, но вот порох не выходит. А жаль, я хотел себе револьвер слепить. — с досадой плюнул Алексей на землю и откинул небольшой комок «глины», так и не принявшей какой-то определенной формы.

Мне же хватало и моего меча, не выходило слепить порох или другое взрывающееся вещество, ну и ладно. А вот холодное оружие это хорошо. Мой меч имел темный оттенок, и был очень прочен, и уж точно не был керамикой. Слепил непонятно что, но вроде крепкое. Я с силой несколько раз ударил им по слепленному камню, от которого начали вылетать крошки осколков. Меч же абсолютно не пострадал, даже царапин не было. Поверхность была немного зеркальная, так что такие следы были бы видны отлично.

Слепив себе меч, я тут же принялся за создание ножен к нему, носить его в руках неудобно. С этой проблемой, я справился уже со второго раза, в первый раз ножны вышли слишком твердыми и тяжелыми, пришлось лепить снова, придавая в уме более точные описания тому, что я хотел слепить. Сделать ножны полыми у меня не выходило, но материал внутри, я сделал очень рассыпчатым, потому, через минуту с помощью меча, я выковырял весь песок из ножен. Нацепив на себя на этот раз гибкий пояс, я застегнул пояс с ножнами и вставил в него меч.

— Вот теперь действительно классно. — с увлечением любовался я, как на мне смотрится мое оружие и новая амуниция.

Лепить было удивительно просто, песок тут же принимал податливую форму и слипался друг с другом, а под моим желанием и пальцами, он охотно принимал необходимую мне форму. Но для более тонкой работы, все же нужно намного больше опыта.

— ЛЮДИИ, ПОДОЙДИТЕ ВСЕ СЮДА!!! — послышался крик со стороны врат.

Переглянувшись с Алексеем, мы направили свои стопы к возвышающемуся над людьми человеку, который, похоже, стоял на слепленном только что подиуме. Люди быстро нашли применение новым возможностям. Через минуту, мы собрались у похоже, образовывающемуся тут Вече. Спустя пять минут подошли и остальные люди с округи, я не видел всех, но собралось тут людей прилично, как бы, не целая тысяча человек.

— ЛЮДИ! — опять начал драть горло человек одетый в тогу.

Ему тут же начали подсовывать в руки большой рупор, что кто-то предусмотрительный слепил тут. Человек в тоге благодарно кивнул, неизвестному благодетелю и поднеся рупор к губам, продолжил свое выступление.

— Люди, всех национальностей и верований, мы попали сюда неизвестным нам способом, и не спорьте. — прервал он намечающиеся возражения среди людей. — НИКТО. Никто из вас не видел, как вас похищали из своих кроватей. Все ваши доказательства, это только предположения, которые вы надумали пока были тут. Пока мы не получим доказательства, будем считать способ нашего сюда попадания неизвестным. Место нам тоже неизвестно, хотя вариантов и много, но как и способ нашего похищения, они недоказуемы. Но кое-что, нам сейчас известно точно. Во-первых, мы не хотим есть и пить, нам ненужно в туалет и другие естественные потребности. Во-вторых, все люди, попавшие сюда, из разных стран со всего мира, определенного возраста от восемнадцати до двадцати четырех лет, мы понимаем друг друга, несмотря на различные языки нашего общения. Так же, у нас есть различия в одежде друг друга, которые, похоже, имеют какое-то значение. В-третьих, мы можем «лепить» вещи из земли под ногами, используя свою фантазию и желание. В-четвертых, вместо крови у нас… синяя субстанция, что растворяется на воздухе. В-пятых, наш путь домой это вот эта арка, — показал он себе за спину, на переливающую светом портал врат, — другой причины её тут нахождения мы не нашли, а то, что мы не можем войти в неё говорит о том, что нас по какой-то причине не пускают назад. Из всей этой информации понятно, что мучительная смерть от голода и жажды нам не грозит, и это нам известно точно. Есть тут те, кто голодал до попадания сюда. А врата за моей спиной, возможно единственный наш путь домой. Потому, я рекомендую построить тут укрепление, селение, город — называйте как хотите, где мы будем жить и искать способ попасть через врата домой. Что вы думаете насчет этого?

После этой длинной речи началось собственно обсуждение. Тут спорили, ругались, но все склонялись к мнению этого человека в тоге, который неожиданно начал направлять всех этих людей. Они этого сами еще не поняли, но соглашаясь с его мнением, они как бы ставили его выше себя, незаметно для себя. Этого пока еще не видно, и тут все еще все равны, но похоже скоро тут будут первые лидеры. Это в общем правильно, анархия и разобщенность до добра не приведет, нужно чтобы кто-то давал направление, путь развития. НО. Всегда есть это «НО», которое определяет решения людей, которые вроде бы согласны с этим мнением. Я не смогу жить в этом городе, меня неудержимо несет в пустошь, я хочу исследовать ее, посмотреть, что там вдалеке, посмотреть есть ли у нее край и если есть, то что за ней. Я авантюрист и путешественник, я не смогу нормально жить тут. Мне нужно движение, приключения. Я и так слишком долго был в четырех стенах, боясь что я там буду всегда, так и не успев многого сделать.

Не слушая дальше, я повернулся спиной к подиуму и направился на выход из толпы, что собралась тут. Возможно, через час как я уйду отсюда, они смогут сбежать с этого места, но я не буду жалеть об этом. Я не верю, что все так просто, не верю, что если я попаду домой, буду таким же целым. У меня есть чувство, что мы тут будем еще долго, очень долго. А раз мы задержимся тут, то нужно получить как можно больше удовольствия, пока можно. На выходе из толпы меня поймали за руку.

— Саня ты куда?

— В пустошь. Алексей, я хочу увидеть этот мир, а сидеть тут я не смогу. — вздохнул я.

— Но зачем? Построим город, потом ты будешь ходить во всяких разведках по округе, раз тебе не сидится. — удивленно начал спрашивать он.

Он не поймет. Да можно и так, в безопасности, внимательно все исследовав, в команде. Но…

— Я пойду один. Я просто так хочу. Мы еще встретимся, я же не насовсем ухожу. До встречи. — повернув свою маску к Алексею, я внимательно посмотрел на него. Он не видел моего взгляда, но все понял. Что это? Помешательство или просто глупая упертость? Но я пойду. Он понял это. Раздраженно махнув на меня рукой, он повернулся к подиуму.

— Еще увидимся, не сдохни там. — сказал он мне, после чего начал проталкиваться через людей ближе к подиуму.

Повернувшись к нему спиной, я пошел в пустошь, у меня будет долгий путь. Как же интересно. Что там?

Глава 2

Отдалившись от скопления людей на полкилометра, мой энтузиазм первопроходца и путешественника начал понемногу уменьшаться. А уж мой героический потенциал стал падать прямо на моих глазах, теперь, я на дракона только с гранатометом пойду, как минимум. Это среди своих, желание попутешествовать было большое, а как оказался один, так сразу несколько страшновато стало. Мир то неизвестный, мало ли что тут может выскочить. Но одна мысль меня все же успокаивала, оказывается, я не один такой помешанный на путешествиях. Пока шел, насчитал уже человек десять, которые, как и я, просто уходили вдаль, некоторые были из тех, кто ушел от людей еще раньше меня. Среди нас, даже есть похожий стиль в одежде, это скорее всего отображает наше увлечение в авантюрах и путешествиях. К моему удивлению, никто из них не объединялся в одну группу, все шли поодиночке.

Я, к примеру, шел один, потому что хотел почувствовать себя первооткрывателем, плюс было намешано много чувств, таких как желание побыть одному, желание выделится среди других людей, некая доля романтики и авантюризма и еще много других не таких важных чувств. Хм, а сам то. У других возможно похожие причины.

Через следующие полкилометра моего пути, стал замечать неудобство в виде песка в одежде. Ветер продолжал стабильно метать песок по равнине, и раньше особо не мешавший, так-как маска отлично защищала меня от песка в лицо, начала доставлять неудобство, попадая в одежду. Обдумав эту мысль, я решил использовать опыт бедуинов и начал мастерить себе плащ, который закрывал бы мое тело от песка. Заменить одежду, в которой я появился в этом мире, почему-то не хотелось.

Сделать длинную тканевую хламиду, было уже не так просто как меч, приходилось долго и нудно сминать одежду до удобной толщины. Ходить в хламиде толщиной ткани в сантиметр, слегка неудобно. Так же, я добавил к этой хламиде капюшон и шарф, чтобы закрыть шею, на случай если будет песчаная буря. В такой-то местности, это может произойти легко.

Приодевшись в новую одежду, я чуть ли не вприпрыжку пошел вперед. Никак не мог нарадоваться своей целой ноге, я с огромным удовольствием наступал на нее и старательно прислушивался к ощущениям. Нет ли каких болей в ней, напряженности, не тянет ли где-то или еще какие проблемы. Я искал и боялся найти ошибки в восстановленной ноге. Но пока что все было отлично, и тревога постепенно спадала. Чтобы привыкнуть к мечу, что я слепил, в движении делал им разные финты или просто махал им из стороны в сторону. Не удержавшись, так же слепил кинжал и для левой руки. Неудобств из-за восстановления руки я не чувствовал, она, будто и не пропадала никогда. Я мог её использовать так же ловко и быстро, как и до её потери. Возможно, мне оружие и не пригодится, но лучше поберечься, мало ли. Потому, я старался как можно лучше привыкнуть к тяжести оружия. У меня уже есть опыт фехтования на мечах, потому оружие не такое уж и непривычное. Правда мне тогда было лет двенадцать или четырнадцать… и оружие было деревянным… и мы не фехтовали, а махали мечами друг на друга играя в рыцарей и мушкетёров. Но все же махание мечами целыми днями, по несколько месяцев, не могли пройти даром. Некая сноровка для использования мечей в бою и простейшие правила техники безопасности, с тех бурных времен у меня все же остались.

Через час такого движения, я перестал видеть остальных путешественников, что как и я отправились по своему пути. Людей что остались у врат, я уже давно потерял из виду, но вот сами врата было еще видно, остановившись, я потратил пару минут, чтобы слепить двухметровый столб, который бы указывал путь к вратам. Потеряться в пустоши, совсем не хотелось, с ориентирами тут не очень. А если честно их совсем нет, тучи стоят на месте и постоянно меняются, за ориентир их не возьмешь. Где солнце находится через них невидно даже приблизительно, но вокруг всё равно достаточно светло. Равнина, по которой я иду абсолютно ровная и неизменная, ветер иногда меняет свои течения и дует в разные стороны и на этом собственно всё. Больше тут и не почему ориентироваться, совсем тут плохо с этим. По этой причине я и начал ставить столбы, на которых стрелочка показывала направление, откуда я пришел.

Так же должен заметить, что я совсем не устал, обычная ходьба еще ладно, по ровной равнине идти не тяжело. Это тебе не горы или лес, иди себе спокойно и не знай печали. Но то, что я уже целый час машу не очень то и легкими мечами и при этом практически не чувствую усталости, уже странно. С такой выносливостью, я смогу ими махать сутками, было бы желание, а желания то уже и нет, надоело.

Посмотрев вдаль, я с грустью увидел ту же картину что и ранее, бесконечная пустошь. Мое путешествие, может затянуться на очень долгий срок. Голода или жажды, я не чувствовал абсолютно, что еще больше убеждало меня в том, что это тело не имеет потребности в пище. Вздохнув, я продолжил путь, надеюсь, не придется блуждать тут годами, иначе это будет… печально.

Убил я на свое увлекательно путешествие, около суток может чуть меньше, не могу сказать точно. Часов нет, а по солнцу время тоже не определить по причине того, что его нет. Остается только верить своему собственному чувству времени, которое раньше не пребывало в таком вакууме недостатка информации. Из-за того, что я не мог посмотреть, сколько сейчас времени, я чувствовал самое большое неудобство. Кто бы знал, что больше всего в чужом мире, мне будет не хватать именно часов. Слепив очередной столб с завидной сноровкой, я решил передохнуть. Я не очень устал, но вот психологически утомился. Решив отвлечься от долгой ходьбы, посчитал, что не плохо бы заняться чем-нибудь другим. Например, сделать тут небольшую стоянку.

Я особо не утруждал себя сложной архитектурой и решил остановиться на коробке из четырех стен и потолка. Собрав в кучу землю вокруг себя, начал лепить стены, это было еще проще, чем делать меч, потому проблем не было. Затратив на это нетривиальное дело несколько часов, я слепил коробку в пять квадратных метров и три метра высотой, а в ходе вдохновения еще и лестницу на крышу сделал, где так же пришлось слепить небольшую крышу и перила, чем плавно превратил свое сооружение в низенькую башенку. Потратив еще пять минут, слепил простые двери для входа в башню, которую тут же поставил в пустой проем. Несколько раз обойдя башенку, подумал что неплохо бы сделать пару окошек, приблизившись к стене, я начал стараться выдавливать дырку нужной формы. В своих новых начинаниях, я встретил полное игнорирования своих действий, стена никак не реагировала на мои попытки её изменить. Затратив еще минут десять на попытки изменить её тем или иным способом, пришел к выводу, что то, что слеплено, уже не перелепить. Сделав такой простой вывод, я зашел в башню, где меня ждал мягкий диван, который я слепил, как только закончил с основными работами по строительству. Несмотря на то что тут нет окон, свет который попадал с верхнего этажа, вполне хватало для освещения всей комнаты. Этакий расслабляющий сумрак, но окно все же нужно будет сделать. Стянув с себя хламиду и курточку, я повесил её на крючок в стене и с блаженной улыбкой упал на диван. Вроде и не устал, но на диване валяться было дико удобно и приятно.

Повалявшись так с полчаса, я с раздражением сел. То, что я не мог заснуть, вызывало нехорошие подозрения, неужели даже этого лишили сволочи. Времени прошло куча, и я должен испытывать хотя бы легкую сонливость, но ничего не было, и спать, как я не старался, у меня тоже не выходило.

Нам не нужна пища, мы не устаем, не нужен сон, мы можем не дышать — мы точно не люди. Даже странная кровь, не так сильно меня в этом убеждала, как эти четыре постулата. Хотел протереть себе глаза, но уткнулся руками в шлем. Зараза, совсем забыл про него. Он вообще не ощущался, даже когда лежал на диване. Да, нужно посмотреть, как он все же выглядит.

В углу комнаты стояло ведро, в которое я предусмотрительно насыпал земли на мелкие нужды, вдруг еще что-то нужно будет мелкое доделать. Десять минут мытарства и я с удовольствием повесил зеркало на стену. Было тяжело передать свое желание изделию, которое я собирался превратить в зеркало.

Немного отдалившись от зеркала, я начал внимательно рассматривать свой шлем. Ничего так, стильно. Шлем полностью закрывал мое лицо, не оставляя в нем никаких отверстий, обводы маски были похожи на лицо человека. В районе носа, маска выпирала немного вперед, а в районе глаз наоборот были плавные впадины. Материал у маски был странный, это толи кость, толи пластмасса, очень прочная пластмасса. Маска имела серый цвет и почти не отражала свет, только если близко к ней наклонится, можно было увидеть в ней своё отражение. В общем, непонятно что, и к тому же еще и не снимаемое. Потратив время на попытки стянуть шлем или найти защелки, которыми он закреплен, я должен был признать, что жить мне теперь в этом шлеме. Мда, хорошо, что мне не нужна пища, иначе был вполне реальный шанс умереть от голода, еда бы мне в желудок через закрытый шлем просто не попала бы. Тут только сам шлем ломать, но «чувство попаданца», говорит, что в этом я обломаюсь.

Бах. Бах. Постучался мне кто-то с силой в двери. Я ради безопасности поставил на них защелку изнутри, и вот теперь она выполнила свою прямую обязанность, не пускала неизвестного гостя внутрь.

— Кто там? — ничего умнее в этих условиях я спросить не додумался.

Бах. Бах. БАХ. Последний удар был особо силен, будто по двери ударили всем телом. Хм, что-то мне тревожно. На всякий случай, я быстро слепил палку и подпер им двери, после чего, подхватив меч и кинжал, побежал на второй этаж башни. Этот элемент конструкции здания, пригодился мне неожиданно быстро. Под звук ударов в двери, я забежал на второй этаж, где остановился у перил со стороны двери этажом ниже. Я не знал, что и думать об этой ситуации, кто-то молча бьется в двери и не подает голоса, что чего уж тут, пугает. Чувствуешь себя героем ужастика… или обедом.

Потоптавшись пару секунд у перил, решаясь, я все же с опаской начал смотреть, кто же там такой шумный, беспокоит мой отдых. Вытянув голову из-за перил, я посмотрел вниз, а оттуда прямо мне в глаза смотрели черные глазищи непонятной твари. Чудно. Втянув свою голову назад, я про себя пару раз ругнулся, после чего отошел от края башни. Ругаться в голос, я не решился. Осторожно достав меч из ножен, я застыл в нерешительности. И что делать? Черную тварь я толком не рассмотрел, заметил, что она смотрела прямо на меня, и как-то забыл осмотреть её всю. Вот тебе и местный житель. Сейчас меня будут есть. А может он мирный? — пропищал предательский голосок в голове. Просто любопытное существо, вот увидело непонятное сооружение и решило посмотреть, что же это такое. Успокоить я себя не успел.

Существо, похоже, тоже наконец определилось как реагировать. Со стороны существа, послышались рычаще-булькающие звуки. Послышался характерный звук когтей скребущих по камню, несколько секунд и вот уже трехпалая лапа существа показалась над перилами и вцепилась в них. Вот показалась вторая лапа, и начала вылезать уже сама голова существа. А я смотрел и никак не мог решить, как же себя вести. А вдруг он реально мирный, я нападу и вот уже конфликт, в котором я имею реальный шанс погибнуть. А если победа будет и за мной, то я создам врага на пустом месте. Прибегут ее товарки и все.

Но если он враждебен мне, то нельзя давать ему сюда забраться полностью и нужно хотя бы ему лапы отрезать, пока он условно беззащитен. Дилемма.

Решил сделать нейтрально и просто подошел к существу поближе, если он враждебен мне, то ударит с неудобного положения, в наполовину повисшем состоянии. Опустив и отодвинув меч назад, я начал осторожно подходить к существу, если что я смогу быстро его рубануть снизу. Рука с мечом трясется, меня шатает, ноги еле держат, очень страшно. Но я все же иду к непонятному монстру, попаданец я или погулять вышел. Черт, сам же только недавно храбрился, что черта запинаю и дракона щелбанами укрощу, а тут какого-то черного недоросля боюсь. Приблизившись ближе, я только обратил внимание на его вид, та часть, что я видел, была полностью черная, черное слегка маслянистое тело имело форму кошки, только размером с крупного добермана. Немного раздувшейся передней частью тела и различными черными отростками на голове, что каким-то образом были будто прикреплены к телу, не свисая и не мешаясь.

Остановившись на расстоянии полуметра, я приготовился отскакивать назад, при любом подозрительном движении. Существо, так и повиснув на передних лапах, начало меня внимательно рассматривать, после чего так же сосредоточенно обнюхивать. Когда существо нанюхалось, оно будто зависло, похоже обдумывая полученную информацию. Я же в это время застыл как каменная статуя, ожидая решения этого существа, одновременно с этим прокручивая в голове разные сценарии нашего «тесного знакомства».

Существо пошевелилось и посмотрело на меня, видно оно приняло решение. Надеюсь, мы будем жить дружно. Но тварь не оправдала моих надежд и подняв свою трехпалую лапу с длинными когтями, махнула ею в мою сторону. Я был готов к чему-нибудь такому, потому как только эта сволочь подняла лапу с явным намерением меня атаковать, я тут же отскочил назад. В последний момент удар сильно ускорился, отчего я с трудом успел отпрыгнуть. Не медля, я тут же нанес удар мечом снизу вверх, с легкостью срубая атаковавшую меня конечность. Лапу отрезало так легко, что я чуть не упал следом за мечом на тварь. Слишком много я силы вложил, ожидая сопротивления плоти существа.

Существо не издало ни звука из-за потери одной из конечностей, и так же молча повисла на одной лапе, а судя по звуку и вздрагивающему телу, она старалась помочь себе забраться задними лапами, но выходило у нее это плохо. В этот момент она выглядела так жалко, что я не сдержал улыбки.

— И я его еще боялся. — проговорил я больше для себя, для успокоения.

Страх сдуло как ветром, без опаски приблизившись к твари, я собирался её добить, как она выкинула новый трюк. Открыв свою пасть, она выпустила из нее твердый черный снаряд, который чуть не пробил мне голову. Тварь в момент выстрела снова дернулась, отчего снаряд полетел левее, где отрикошетив от шлема отлетела в сторону.

— Ахты ж тварь.

Не задерживаясь больше, я практически без замаха с легкостью воткнул острие меча прямо в голову этому существу. Черный монстр что-то булькнул, после чего ослабевшие пальцы передней лапы разжались и тварь, не имея больше точки опоры, мертвой тушей упала со второго этажа на землю. Зараза, слишком я расслабился. Но все же, я её убил. Для собственного спокойствия, я выглянул со второго этажа и посмотрел на мертвую тушу внизу, не подающая к моей радости никаких признаков жизни.

Быстро спустившись на первый этаж, я открыл дверь и вышел посмотреть на её тело вблизи. Вокруг него, уже натекла небольшая черная лужица, больше похожая на черный мазут, чем на кровь. Все же с некоторой опаской я подошел к существу, и несколько раз пнул его ногой, готовый в любой момент ударить мечом. Вдруг притворяется.

Попинав её еще пару минут, я удостоверился, что оно точно мертво. Немного успокоившись, я присел поближе к твари, чтобы рассмотреть её получше. Как я и заметил ранее, её тело было будто маслянистым, немного отражая свет, на ней находились разные отростки, что теперь после её смерти перестали быть затвердевшими щитками и просто свисали по всему телу. Глаза, как и тело, были такими же черными, но все же они были отлично видны на фоне ее морды, чем-то напоминающие бульдожью. Решившись, я протянул уже свою руку и дотронулся до его тела. Оно было мягким и упругим, напоминая резину или затвердевший мазут, нажав чуть сильнее, я почувствовал внутри тела некие твердые объекты, возможно, это его скелет.

Да, вот тебе и встреча местных обитателей, похоже, тут нам скучно не будет. Не умереть от голода? От жажды? Да тут как бы тебя самого не сожрали. Осмотревшись по сторонам, я поискал взглядом еще возможных охотников за моим нежным мясом. Но никаких черных движущихся точек я не заметил, на таком фоне они были бы хорошо видны. Успокоившись окончательно, я начал думать, что делать с этим монстриком и делать ли что-нибудь вообще. Вроде как нужно предупредить основную часть людей, что остались у врат, что тут далеко не так безопасно как казалось. Но для этого придется тащить эту тушу за собой, а он на вид довольно тяжелый, ведь без прямых доказательств мне могут просто не поверить. Схватив его за уцелевшую руку, я с трудом смог её приподнять. Зараза, еще тяжелее чем я думал. И как только двери удержали его удары?

Потужившись еще несколько минут, я откинул это бесполезное занятие и руку, после чего присев прямо на землю, задумался. А нужно ли их вообще предупреждать? Там около тысячи человек и все вооружены, как я помнил, оружие там делали себе все, как чувствовали, что-то нехорошее. А если обратить внимание как я быстро и легко построил себе домишко, они там уже вполне могли целый город возвести со стенами, и другими оборонительными сооружениями. Глубоко задумавшись над проблемой «идти аль не идти», я с опозданием заметил, что это существо начало растворятся. Прямо на моих глазах, от твари отвалился палец, который растекся лужицей на земле, а еще через несколько секунд начал стремительно испарятся, оставляя темный дымок, который со временем пропал и сам. Вот за меня и все решили, не пойду я никуда, сами разберутся, не такой уж он и опасный. Теперь уже с трезвой головой я мог сказать, что это существо было не слишком быстрым или ловким. Нет, бегать оно могло вполне быстро, но вот то, с каким трудом оно залезало на мою вышку и как в итоге позорно слилось (в прямом смысле, уже наполовину в лужу превратилось), говорит о том, что оно довольно неловкое. Обычной стенки на два метра хватит, чтобы удачно от нее защищаться, срезая все буйные головы существ, что будут на неё взбираться.

Дальше я решил пока не идти, это может быть опасно. Это место можно превратить в небольшое укрепление и одновременно с этим тренировочную площадку. Мне вдруг дико захотелось научиться пользоваться арбалетом или луком, еще не решил окончательно из чего буду стрелять. Потом обязательно нужно слепить себе копье и конечно же доспехи, хорошие доспехи. Я потер рукой место на шлеме, куда попало это существо. Не смог нащупать даже царапины. Вернувшись в дом, я с интересом начал рассматривать свой головной убор. На месте удара не было никаких следов, шлем выдержал эту атаку с полным пренебрежением к урону. Крепкий шлем, а мне удар показался довольно сильным. Значит «чувство попаданца» было право.

Отвернувшись от зеркала, я вышел на улицу. Без стены высотой метра с четыре, я чувствую себя немного неуютно, а вдруг еще одно существо. Снова, что ли заманивать на второй этаж, а вдруг оно будет умнее и проворнее?

Стимулировав себя мертвой тушкой существа, что сейчас почти полностью расплылась, я принялся за большую стройку. В первую очередь я слепил забор, что заняло прилично времени. Места мне понадобиться много, потому приходилось делать приличный круг вокруг своей башни, где я хотел разместить все необходимые постройки. Легче бы было начать все делать под землей, но… оказаться в закрытых помещениях… один на один с тварью, которая вполне могла туда пробраться. Многие фильмы, говорят что это плохая идея, особо показательный пример был с чужими и я был склонен довериться советам этих кинофильмов, потому всё будет снаружи.

Стену я строил примерно сутки, а может двое. Совсем у меня плохо со временем. Во время строительства стены, я постоянно с опаской поглядывал в пустошь, не бежит ли ко мне друг убитого мной существа. Но пока все было спокойно. С окончанием строительства стены, я смог вздохнуть с облегчением. За время строительства укрепления, я практически не отдыхал, иногда часик сидел на диване, расслаблялся, а потом вновь продолжал строительство. Усталости практически не было, физического точно. Чаще у меня уставала почему-то голова, примерно через двадцать часов работы, голова начинала плохо соображать, а все вокруг расплываться, хотя само тело слушалось меня хорошо.

Закончив со стеной, я немного отдохнул и принялся за перестройку башни, в новых условиях она была слишком низкой и недостаточно защищенной. Это был кошмар. Стены не поддавались, сминаться и переделываться не хотели, приходилось их ломать, а потом чинить под новые условия. Хотя мне и не приходилось все ломать, но только для того чтобы сделать дырку для лестницы на третий этаж на крыше второго, я убил не меньше десяти часов. Материал, который я слепил для стен, оказался удивительно крепким… это обнадеживает. Теперь, то что тварь не смогла пробиться через дверь, уже не кажется, так странно. На башне я решил не мелочиться, строить так строить, будет это место моей резиденцией. Никогда не замечал в себе любви к строительству, но тут похоже прорезалось. Слишком уж легко все это сделать, как в песочнице, только масштаб больше.


Облокотившись на стену, я лениво теребил слепленный непонятно во что палочку из песка. Так устал лепить стены, что такие простые движения рукой расслабляют. Я, наконец, достроил своё укрепление. Башня в пять этажей, на каждом из которых есть двери, верхний этаж самый большой и защищенный, в нем так же есть килограмм сто земли на черный день. Про мебель я даже рассказывать не буду, всё по высшему разряду, мягкие диваны и кресла, столы и стулья, тумбочки и статуи (не удержался), набор различного оружия, которая выглядит как коллекция, но вполне пригодная, чтобы применить её для боя. На каждом этаже есть широкие окна для хорошего освещения, которые закрывают прозрачные окна с толщиной стекла в полметра, я смог разобраться, как слепить прозрачный материал. Стену и башню на высоте второго этажа, связывали тонкие мосты, не больше тридцати сантиметров в ширину. Эти самые мосты можно будет легко отпустить защелками со стороны башни, потому существа или какой другой враг не сможет побежать за мной в башню. Сами стены как я и хотел, были высотой до четырех метров, и толщиной в полметра, что при такой крепости стен должно хватить с лихвой. Во двор можно было зайти только через небольшие, но ворота, что я слепил в стене, вдруг груз какой придется завозить, а не пролезет. Ну и конечно же то, ради чего я решил тут остановиться, площадка с манекенами для тренировки с оружием ближнего боя, и стрельбище для лука и арбалета. Хотя есть еще мишени для стрельбы, и находятся они за стеной. Буду стрелять по ним со стены, все же во дворе места мало, нормально в стрельбе не потренируешься, пятьдесят метров это слишком мало.

Сейчас, я просто лежал и отдыхал, как же хорошо, и… интересно что ли. Я лежал в кровати полгода, не имея возможности нормально двигаться или просто выйти на улицу, а теперь такая жизнь, и сразу такая авантюра. Было одновременно страшно и любопытно.

— И мне это нравится, — сказал я в голос.

Теперь главное не умереть по глупости или неопытности. Ладно, нужно вставать и заниматься делом, вдруг придет новый враг, а я ничего не умею.

Бам, бам, бам. Послышались удары со стороны ворот.

— Да твою…

Глава 3

Услышав такие знакомые звуки, я тут же подорвался с земли и торопливо вынул меч из ножен. Простояв так несколько секунд настороженно прислушиваясь к звукам, я начал быстро успокаиваться. Разве не для таких случаев я строил эту стену? Обломается чудище неведомое, сейчас возьму лук и превращу его в ежа.

Бух, бух, бух. Вновь послышался равномерный стук.

— Иди в бездну тварь неведомая. Чтоб тебя там черти драли. — крикнул я черной сволочи.

— Чегооо? Сам ты тварь рогатая. — послышался в ответ обиженный крик из-за ворот.

Это чего, монстр говорить научился? Такова возможность минимальна, но лучше для начала проверить, а потом уже открывать.

— Если ты человек, стой там. Я проверю. — крикнул я «человеку» снаружи.

— Постою, не бойся. — оставил за собой слово человек снаружи, а в том что это человек, я уже был уверен почти полностью. Больно наглый. И к тому же не любопытный, его даже не удивило мое замечание насчет человека.

Раз это человек, то лук с собой брать не буду. Да и нет его еще у меня, да и пользоваться я им к тому же не умею. Одни разочарования. Потому за минуту, я быстро слепил с десяток сюрикенов. Маленькие, лепятся быстро, и особых умений для метания не нужно, главное в цель попасть. Забежав в башню, я закрыл за собой дверь на несколько замков, и поднявшись на второй этаж быстро перебежал по мосту на стену, откуда осторожно выглянул из-за зубцов. Шлем вроде как доказал свою крепость, но голова все же важная часть тела и лишний раз рисковать ей не хотелось. К моему облегчению снаружи оказался человек, он был одет в похожую одежду, которую я слепил для похода по этой пустоши. Просторная хламида на теле хорошо закрывала тело от песка, а на голове вместо шлема как у меня, был тюрбан с висящим мотком ткани сбоку, который ранее, скорее всего, прикрывал лицо от песка и ветра. На вид европеец, но тут сразу не угадаешь, стиль одежды и единый язык без явно слышимого акцента сильно перемешал людей. Потому откуда человек пришел, можно понять только во время разговора, по косвенным признакам или еще проще, узнать его имя или просто спросить, откуда он родом.

— Приветствую тебя путник. — выдал я фразу выглядывая со стены.

Человек с недоумением уставился наверх, с явно видимым непониманием смотря на меня.

— И тебе привет… кто бы ты ни был. Может покажешься? — растерянно ответил мне он.

Я же и так показался, мне что, во весь рост встать? Ах да, шлем.

— Это шлем, — я показательно постучал по нему кулаком, — так что можем общаться.

— Может дашь войти? Или чужаков не впускаешь?

— Сейчас. — крикнул я в ответ, после чего на радостях чуть не спустился прямо со стены. Чертыхнувшись, я побежал назад, где спустившись на первый этаж, открыл замки на двери и вышел наружу. Наконец убрав запоры с ворот, я открыл и их. За ними меня встретил мой гость, скорее всего такой же одиночка-путешественник, как и я.

— Ну, здоров храбрый защитник башни, меня зовут Валет, — с еле слышимым сарказмом сказал он мне. На меня смотрел молодой блондин, возрастом около двадцати лет, с маленькими аккуратными усами. Его карие глаза так же внимательно осматривали меня и мой шлем, а на его овальном лице, большие пухлые губы изобразили легкую усмешку.

— Валет? — удивился я странному имени.

Это в какой такой стране такие имена дают?

— Ну, это что-то вроде моего второго имени, новый мир — новое имя, как-то так. — немного смутившись ответил он мне.

Да, в этом что-то есть, даже сам над этим думал, пока строил свою башенку.

— Тогда, зови меня… Видок, в честь моего не снимаемого шлема — немного посомневавшись, выбрал я себе имя. Видел как-то фильм такой, там тоже был такой тип, что со шлемом похожий на мой бегал. Правда он похищал им жизнь и души людей, творя различные злодеяния, но это уже другая история.

— Правильно. Дай себе имя сам, пока тебе не дал его кто-нибудь другой. Не исключено, что оно тебе не понравится. А чувствую я, в этом месте имена будут раздаваться только так.

Я на его слова согласно кивнул, вспомнив нареченного нами Шамана. Ему быстро кликуху придумали.

— Приятно познакомиться Валет, — протянул я ему руку.

Мы пожали друг с другом руки, после чего я впустил Валета во двор башни. Быстро закрыв за ним ворота, я сделал ему небольшую экскурсию по своей башне. Поводив его по моим укреплениям и тренировочным площадкам, я с удовольствием послушал его восхищения и восхваления в мою строну. После чего решил все же прояснить один вопрос.

— Тебя не удивляет, что я горбатился несколько дней, чтобы построить эту башню и все эти тренировочные площадки или хотя бы моя паранойя насчет безопасности?

— Почему же, удивляет. Но не сильно. Меня скорее поражает, что ты решил сделать это все один, а не объединился с кем-то. Ты как я понял, тоже встретился с этими черными бестиями. — уверенно сказал он.

— Да, было дело. Перепугался знатно, но все же убил ее.

— Я тоже встретился с одной, в чистом поле. Хорошо что при мне копье было, иначе мог не пережить эту встречу.

— А какие у твари способности вообще? Моя напала на меня, когда я уже построил часть башни, потому наш бой был несколько… однобоким.

— Быстрая, очень быстрая. — нахмурившись сказал он. — Леопарда за пару секунд догонит, но вот с маневренностью у нее не очень. Неловкая тварь. Я на ее пути копье поставил за двадцать метров, так она на нее и напоролась на всем скаку. Она старалась избежать копья, но даже толком отклониться не смогла, а перепрыгнуть, похоже просто не додумалась. Скорость была слишком большая, да и строение лап у неё странное, ей нужно было поворачивать всем корпусом, а на такой маневр времени ей не хватило. Я успел её осмотреть, перед тем как она начала расплываться, ветеринаром хотел стать, потому немного в этом понимаю.

Я представил, как на меня на всем скаку несется такой монстр, и немного вздрогнул. Я не трус, но я боюсь. Похоже, такой зверь был не один, и как ясно, они довольно агрессивные. Со мной тварь хотя бы для начала познакомиться решила, а эта тварь Валетом, похоже, сразу закусить решила. Я осмотрел парня и с удивлением спросил.

— А где копье?

— Переломилось, — мрачно выдал он.

Ого, как я знал, материалы что мы создаем, намного крепче чем кажутся, и это означает, что древко копья было далеко не деревянное, а имело твердость, как минимум металла, не самого крепкого конечно, но все же. С такими зверушками в чистом поле лучше не встречаться, затопчут и не заметят, и как видно, копье необязательно спасет от встречи с этой тварью. Но тут конечно и свои нюансы есть, можно будет от такой атаки и просто увернуться, но если не успеешь… Да, сейчас я еще больше рад что построил свою башню. Нет не так, я просто счастлив.

— Так ты что, без оружия ходишь? — все же решил я поинтересоваться. После такой встречи, он мне показался удивительно беспечным.

— Нет, я сделал себе пару мечей. — приподняв хламиду, он показал вырез, где виднелись висящие на поясе мечи, — После короткой встречи с местными жителями, я пошел в сторону твоей башни, ее было видно с далека, только не было понятно что именно. Вначале мне казалось, что это был холм, а как подошел ближе понял, что это башня.

— Ясно…, — немного посомневавшись, я все же обратился к Валету с предложением. — Валет, как ты посмотришь на то, чтобы объединить наши силы, как оказалось, тут довольно опасно и ходить в одиночку уже не настолько хорошая идея.

Эта мысль меня начала волновать еще во время строительства башни, в новых условиях, быть одиночкой становится слишком опасно и довольно глупо. Чтобы пойти на такое, пришлось притушить свои амбиции героя-одиночки. Пересмотрел я фильмов и игр всяких, совсем с ними чувство действительности терять начал. Хотя чего уж тут, мне и так до сих пор кажется, что я в каком-то фильме или книге. Слишком всё произошло внезапно, а фантастичность происходящего сбивает с толка еще больше. Пока я погрузился в воспоминания, побудившие меня на такое решение, задумавшийся Валет, решил дать мне ответ.

— Идея неплохая, даже не так, она отличная. Мы оба встретили этих монстров, и еще неизвестно сколько их тут, возможно узнав про нас, сюда придут еще эти существа. Мне они показались… разумными. Глупыми, недалекими, туповатыми, но разумными. — на последних словах он немного понизил голос, будто сам сомневался над своими словами, или даже стеснялся их. Все же назвать этих непонятных существ разумными, было достаточно смело.

— Можно даже еще кого-то к нам пригласить, всяко лучше будет. Только не из этих домоседов, — пренебрежительно махнул он в сторону, где осталась основная часть людей.

Мне оставалось только кивнуть, да можно еще кого-то пригласить. Я слегка перестарался, когда строил башню, настроил пустых этажей, даже неизвестно зачем, вот теперь и поселятся там новички. Там места хватит многим, а если что, можно будет достроить и расширить. Собрать небольшую команду — обучиться, вооружиться, а если принять во внимание, что все мы авантюристы раз ушли от Врат, то у нас могут быть схожие увлечения.

— Раз мы теперь одна команда то проходи в башню, обустраивайся. Потом можно будет обговорить наши дальнейшие действия, раз уж взялись за это. Выбирай себе любой этаж, кроме конечно гостевого первого и пятого, где поселился я.

— Взял самый верхний, завидно. Дострой себе тогда еще балкон или не мелочась, мансарду. Будет красиво. — посмотрев на вершину башни, немного зажмурившись проговорил он.

И правда говорит, красиво выйдет, и как я сам не додумался. Заранее чувствую, как я буду долбаться с выходом на мансарду, а буду я строить именно её. Если уж делать, то делать хорошо, чтобы потом не перестраивать постоянно. Не оставляя это дело на долгий срок, Валет сразу направился к башне, как мне кажется он поселится прямо подомной и выберет четвертый этаж. А я же получив заряд бодрости в одно место, начал носится по территории двора башни, обустраивая все для будущих активных тренировок. Особенно я сосредоточился у тренировочных площадках, с появлением Валета у меня так же появился и соперник для тренировочных поединков, а это намного лучше манекенов и макивар которых я теперь оттащил к краю поля. Вплотную занялся различным вооружением, которое к слову делать не такое и простое дело. Больше всего в оружие сложно создать балансировку, часто выходит перевешивание той или иной части оружия. Равновесие в нем довольно трудновыполнимо, тут нужен опыт. Так же я занялся лепкой лука и стрел, нужно вплотную занять обучением их использования, да и повспоминать конструкцию арбалетов, их применение может быть эффективней лука. Нужно будет только узнать что важнее, мощность или скорость, после чего и определиться со стрелковым оружием.

Пока я занимался вооружением, Валет бегал от ворот в башню с ведрами земли. Он вплотную занялся обустройством своей комнаты, заодно делая за стенами ров. К своему удивлению, я разобрался со своими делами раньше, чем Валет, который должен был разобраться с обустройством своей маленькой обители намного быстрее меня.

Валет, похоже, еще плохо умеет лепить себе вещи, может стоит помочь? Направившись в башню, я поднялся по лестнице на четвертый этаж, готовясь помочь в обустройстве комнаты. Первую странность что я заметил, была стена, которая разделяла площадку с лестницей и остальной этаж. Личное пространство? Допустим. Постучав для вежливости в красиво сделанную дверь, я вошел в комнату и пораженно застыл. Это… это…

— Видок, решил посмотреть на мою комнату? Заходи, я уже почти закончил. — раздался голос слева, где Валет сосредоточенно высунув язык украшал элегантно сделанный стул.

— Неплохо, неплохо. — наконец собравшись с мыслями пробормотал я, осматриваясь.

Валет не мелочился, и сделал себе не просто комнату, а какой-то президентский люкс. Ну или как минимум царские хоромы. Этаж, был разделен на несколько частей небольшими изукрашенными перегородками, что были изукрашены разными волнистыми рисунками с элементами растений. Всё было раскрашено различными цветами с преобладанием золота. Искусно сделанные диваны и кресла, с как мне кажется бархатными подушками. Стены имели красивый равномерный светлый рисунок, который будто освещал всю комнату, а из окон проходил свет который, распространяясь по стенам, отражал свет, по всей комнате делая его еще светлее. На полу лежал мягкий разрисованный ковер, и еще многие элементы декора, что были по всей комнате.

Припомнив свою тяп-ляп слепленную мебель и практически никак необставленную комнату, я с завистью осматривал его шикарно обставленную комнату. Мне даже как-то стыдно стало за себя. Мне раньше было всё равно как выглядит моя комната, главное удобно, но имея такой пример перед глазами, я вдруг понял что мне никак не все равно и нужно срочно нормально обставить свой этаж.

— Не буду мешать, пойду тоже обустраивать свой этаж, а то как-то все времени не было. — сказал я под веселый «хмык» Валета. Уже посмотрел мою комнату, сволочь.

Сбежав вниз, я быстро слепил ведра, куда загрузил из рва землю и с ней побежал на верхний этаж, того НЗ, что у меня там был, мне точно не хватит. Решил я заняться своим этажом всерьез, а планируемая мансарда могла превратить мою комнату просто в конфетку, была бы фантазия, а украсить свою комнату можно как угодно. В чем-то я даже Валета понимал, раз уж есть такая возможность, то нужно разнообразить внешнюю серость Пустоши, внутренней красотой обустройства нашего дома.

Увиденный мной стиль, что использовал Валет, мне понравился, и я решил сделать себе что-то похожее, но конечно на свой вкус. То есть поменьше всяких золотых украшений, и побольше светлых тонов, для лучшего освещения помещений и такой же украшенной мебели и стен. Свой угловатый диван и стулья, я без всякого сожаления выкинул наружу через проделанный мною пролом в стене, где я собирался делать мансарду. Мебель к моему удивлению выдержала такое надругательство над собой, оставив вмятины в земле. Да, с утилизацией лишних вещей тут будут проблемы. Приставив свою прошлую мебель к стене, я направился на свой этаж, пора облагораживать свою комнату.

* * *

— Твою мать. — с раздражением выругался я, после еще одного косого выстрела из лука.

Обдумывая план тренировок, я как-то запамятовал, что обучится использованию луком весьма непростое дело. Хороший лучник обучается использовать своё оружие годами, а я вполне серьезно решил обучиться этому непростому делу, всего за пару дней. С трудом, пересиливая свое раздражение и желание разломать этот лук на кусочки, я спокойно положил его на стол. Лук в топку, будем пользоваться легкими арбалетами и сюрикенами. Подхватив слепленный мною несколько дней назад арбалет, я подошел к стрельбищу. Посмотрю, как у меня выйдет с арбалетом. Тщательно прицелившись, я нажал на курок, болт тут же вылетел из гнезда и воткнулся на краю мишени на расстоянии сорока метров от меня. Слава богу, я в неё попал.

Я посмотрел на Валета, который в данный момент обдумывает удары и тактику для сражения с граком. Так мы решили назвать этих существ, сначала хотели на латинском, но вот как раз латинского то в этом мире и нет. И вместо, например обычного «хомо сапиенс» на латинском, у нас выходило именно «человек разумный» на родных для нас языках. Потому просто придумали слова без определенного значения, главное чтобы «звучало».

Мы слепили грака в полный рост, и Валет теперь используя разное слепленное оружие, обдумывал какое из них и как использовать. Куда и как бить, с какой силой и где при этом должен стоять сам владелец оружия. На манекене это выходило не серьезно, но хотя бы будет какой-то план противодействия этим существам. Ведь мы собирались выходить наружу, нужно искать новых членов для нашей команды.

Через пару часов пристрелки, когда я только смог примерно разобраться, как правильно стрелять из арбалета ко мне подошел Валет.

— Видок, как стрельба?

— Лук это зло, если не умеешь им пользоваться лучше и не браться. Вот обучаюсь пользоваться арбалетом, им намного проще.

Валет понимающе кивнул, и немного посовещавшись насчет сложностей обучения использования честного оружия, принялись за обкатку придуманной на коленке тактики сражения с граком. Тут мы решили ничего не выдумывать и использовать наработанный опыт охотников. Основным оружием будет выступать копье с длинным наконечником и двумя крылоподобными выступами у основания, называемый протазаном, ведь нам не хотелось проткнуть тварь на длину всего копья и получить озлобленную тварь у самого своего лица. Принимать упор тыльной стороны копья на землю и встречать тварь. Если тварь одна, то один встречает, а второй бьет мечом сбоку по шее или по лапам, смотря по ситуации. Если их две, то каждый будет нанизывать грака на копье, а потом пока они будут барахтаться с ним в теле, при условии что они выживут, расправиться с ними лично мечами. Но надеюсь, у нас таких ситуаций не будет, они ходили по одному, вот пусть и ходят.

Через несколько часов мы уже были готовы к выходу и теперь соответствующе одевались.

— Видок, готов? — спросил Валет, закрепив на себе последний элемент доспеха.

— Да, сейчас. — ответил я, спустившись на первый этаж.

Чиркнув полоску на стене, я закрыл дверь на простенький ключ и замок, присоединился к ждущему меня Валету. На стене было шесть полосок, шесть дней как мы попали в этот мир. За все это время мы ни разу не спали, не ели, не отдыхали. Неужели теперь так будет всегда?

— Закрывай.

Валет прикрыл за мной дверь, после чего засунув массивный ключ в замочную скважину двери, несколько раз его провернул. Послышалось несколько громких щелчков, теперь дверь во двор башни была заперта. Мы решили сделать несколько простых, но мощных замков, чтобы в башню не могли зайти граки. Один ключ мы повесили высоко на стене, чтобы если сюда попадет один из авантюристов, он мог войти во двор, но не в саму башню.

Накинув поверх доспехов тканевые плащи и прикрыв голову от песка, мы отправились в сторону, куда ушло основное количество людей. Мы немного поговорили насчет того куда и в какое время мы ушли от «домоседов». В ходе разговора поняли, что выбрали не самую популярную сторону, многие из авантюристов, взяли правее, в ту сторону, куда смотрели Врата, а мы с Валетом и еще несколькими людьми, взяли левее. Потому мы пошли как бы в обход Врат, направляясь в сторону, куда ушла основная часть авантюристов.

— Видок, а ты уверен, что доспехи достаточно крепкие? Прокусит ведь на раз. — решил разнообразить наш путь разговором Валет. Мы уже говорили насчет этого, но его, похоже, беспокоило то, что на нас недостаточно крепкая на его счет защита.

— Ты что решил с граками бодаться? Надежней будет уклонится из-под атаки, и просто не попадаться под удары. А с тяжелыми доспехами ты будешь грушей для битья. Мы защитили самые важные части тела, у которых выше шанс пострадать при встрече с граками.

Наши доспехи были достаточно легкими и защищали только переднюю часть торса, небольшого размера чешуйками. Они лучше всего должны защищать от клыков и когтей граков, кольчужные и пластинчатые доспехи тут не подойдут. Так же мы закрыли ноги поножами и руки крепкими наручами, из сомнительного расчета, что они смогут сдержать укус грака. Но до такого наш бой не хотелось бы доводить. Мою голову еще само собой украшал шлем, куда я без него. Валет глядя на меня, тоже решил сделать себе защиту для головы, правда не такой закрытый. Шлем Валета больше напоминал легионерский, только щеки были закрыты больше чем в оригинале. Наш образ дополняли сделанные нами копья и несколько мечей, один из которых был покрыт зубьями как у пилы, вдруг придётся пилить вражине шею.

Пейзаж на нашем пути был все так же уныл и непривлекателен, а со стороны Валета иногда слышались тихие проклятия на песок что дует в лицо, через три часа такого пути я не выдержал и слепил ему очки. Он оказывается, не умел лепить прозрачные материалы.

Через определенное пройдённое расстояние, мы ставили высокие столбы, что указывали бы нам путь в сторону башни, столбы ставились на таком расстоянии, чтобы один из столбов можно было увидеть, находясь у другого, ну и стрелочки конечно сделали. Письменность в этом мире общей не стала, потому иногда приходилось писать короткие пометки на столбах на английском, его знают очень многие.

Через несколько часов такого пути, мы решили перейти на легкий бег, все равно мы не устаем, а идти так можно долго. Так и бежали, час за часом, час за часом. Пустошь, ветер, песок, темные тучи, безжизненность. Вокруг ни граков, ни людей. Наши поиски могут серьезно затянуться.

— Как думаешь, мы застряли тут надолго? — решил начать еще один разговор Валет, заработать одышку он не опасался. Тут похоже такое невозможно.

— Надолго ли? Вполне возможно, что навечно. С таким набором плюшек, что у нас, мы вполне еще можем оказаться вечными. Будем скитаться тут тысячелетиями, медленно сходя с ума от безысходности или просто погибнем, от лап граков.

— Пессимистичный прогноз. А почему мы например не можем, увеличить свою популяцию и не создать тут новое государство. Девушек тут хватает. Мир конечно тут до безобразия скучный, но возможности, которые он предоставляет, огромны. — не разделил Валет моего мнения.

— Я просто не верю, что мы оказались тут просто так, — тяжело вздохнул я, — такие вещи не происходят сами по себе, и та цель, ради которой нас сюда прислали, может оказаться для нас невыполнимой и смертельной. Эх, не обращай внимания. У меня настроение прыгает, от самого дна до невообразимых высот. Уже через десять часов я буду уверен, что мы всех нагнем.

Валет на мои слова промолчал, он уже и сам заметил, как у меня прыгает настроение. Меня раздражает эта неопределенность нашего тут нахождения. Раньше я просто не думал над этим, но чем дольше я тут, тем больше моя голова занята размышлениями того, зачем я тут. И эти мысли просто убивают мое хорошее настроение от полученного тут исцеления, ведь прожить бесцельную жизнь, это вторая вещь, что пугает меня больше всех. Когда я стал калекой в своем мире, ко мне и пришло чувство бесцельности своего существования, раньше я такого никогда не ощущал. Я исцелился и оно прошло, но теперь это чувство уныния возвращается. Те слова, которые Валет посчитал пессимистическими, для меня в какой-то степени были оптимистичны, ведь тот, кто нас сюда закинул, может дать нам и цель, хотя бы цель набить ему морду. А это уже намного более жизнеутверждающе.

— Видок, там вдалеке случайно не люди? — через долгие часы пути, обратился ко мне Валет.

Я внимательней присмотрелся в указанном Валетом направлении, где и правда увидел пару темных точек.

— А может это граки — слишком далеко, невидно.

Пригнувшись ниже, мы сильнее натянули на себя плащи, благодаря которым мы должны были сливаться на общем фоне с землей. Так был выше шанс подойти незаметно. Через полчаса бега в полусогнутом виде, мы наконец разобрались кто это.

— Граки! — выругался Валет.

— Что они делают?

— Копают. — задумавшись ответил он.

Граки и правда занимались необычным делом, а может и обычным, кто их знает. Два грака прямо у нас на глазах, довольно резво копались в земле, будто что-то выкапывали.

— Может косточку откапывают? — пошутил напарник.

Мы бы еще долго думали над странным поведением граков, если бы не выскочившее из земли копье, которое зацепило одного из граков. Послышался разозленный рык. Тварь, не обращая особого внимания на получившую рану, начала еще агрессивнее копаться в земле.

— Там кто-то есть! Он спрятался от граков в земле. — озвучил наше общее мнение Валет. — Спасаем?

Я слегка улыбнувшись посмотрел на Валета, что за глупые вопросы, жаль он моего лица не видит. Так бы сам всё понял. Зачем мы отправились в путь как не для спасения других таких же авантюристов?

— Естественно.

Поднявшись с колен, мы тихо и незаметно начали приближаться к гракам, вот и наш первый союзник. Наконец-то.

Глава 4

Тихо. Тихо. Совсем незаметно. Я песок. Я ветер. Меня, здесь нет. Я ничто. Я ветер. Я… да чтоб тебя через коромысло.

Граки, до этого увлеченно рывшиеся в земле, на мгновение принюхались к воздуху, после чего встревожено взрынкув, разом повернулись в нашу сторону. Как? Как они нас заметили? Мы ведь не пахнем, пота и других радостей нет. Тем более ветер идет от граков к нам. Что за беспредел. Заметили нас они весьма быстро, нам до них было еще около ста метров. Приличное расстояние.

— Сейчас пойдут на таран, — расстроенным голосом сказал Валет.

Да уж, хотели тихо подойти, незаметно убить и станцевать танец победителей. А теперь существует реальный шанс отхватить, а больниц тут нет. Повернувшись в нашу сторону, они сразу определили нас как приоритетные цели. Играть в кротов, их похоже, уже утомило, а при виде таких удобных целей как мы, они даже порыкивать стали чаще. Небось от радости.

— Давай по плану, — сообщил я Валету, после чего мы поудобней перехватили копья в руках и приготовились к встрече агрессивной фауны.

Граки не заставили нас долго ждать, будто только и дожидаясь наших действий, они с быстрым рывком с места, понеслись в нашу сторону. Пару секунд и они уже преодолели половину разделявшего нас расстояния. Чертовски быстрые. Мы тут же сделали упор тыльной стороны древка в землю и прицелились острием копья в тела граков, готовясь к удару. Ели успели. Эти существа даже не подумали как-то уйти от удара, и смело запрыгнули на острия копий.

Удар, после которого древко копья чуть приподнялось, но мои руки крепко его сжали, не давая ему вырваться из хватки. Граки, нанизавшись на копья, с яростью замахали лапами, стараясь достать до наших тел. Здоровенные лапищи, с острыми когтями, мелькали прямо перед нашими лицами, не доставая всего чуть-чуть. Ох, нужно сделать копья подлиннее. Их лапы оказались намного больше, чем мы считали, и наши копья практически в два с половиной метра оказались неожиданно маленькими. С полминуты подергавшись на немного приподнятых копьях, и яростно рыча у самых наших лиц, они обмякли, после чего начали заваливаться в сторону потянув и наши копья, из-за чего мы с трудом удержали равновесие, не упав за ними. После того, как мы освободили оружие, я пару минут послушал разные нецензурные высказывания Валета. Когда он успокоился, мы на всякий случай пробили мечами головы граков, после чего направились к землянке, где тихо сидела жертва нападения этих черных, уже мертвых туш.

— Долго умирали, — мрачно сообщил Валет. — Мой первый, умер почти сразу. Нужно искать их уязвимую точку, это не дело так долго ждать их смерти. А если бы их было трое?

— Значит, тебе повезло. Бить в голову, сам знаешь опасно. Может соскользнуть с черепа, или еще хуже, копье переломится. Хорошо, что мы укрепили древко копий, так бы они точно их поломали.

Под обсуждение нашего боя с граками, мы подошли к землянке, где держала оборону жертва нападения тварей. Тут уже была вырыта яма глубиной в метр, которая в некоторых местах походила на камень. Видимо он укреплял землянку изнутри, иначе бы его враз достали в этой рыхлой земле. В некоторых местах были отлично видны дырки из которых он, похоже и бил копьем по гракам, защищаясь.

— Выходи, не бойся, солдат ребенка не обидит! — громко сказал Валет, постучав по камню землянки древком копья.

Хм, земляк что ли. Высказывание в духе стран наследниц СССР, хотя кто знает, может так и в Европе высказываются. Валет почти ничего не рассказывал о себе, не то чтобы не хотел, скорее времени не было. Мы были плотно заняты делами и говорили между собой только о них.

— Вы кто? Где твари? Сколько вас? Вы солдаты? Я не ребенок! — с целым сгустком чувств, быстро затараторил, если верить голосу, парень. Начал с удивлением в голосе, потом испугом, который плавно перешел к надежде, а в конце уже мелькнула обида.

— Мы убили тварей. Выходи. Теперь тут безопасно.

Человек внутри долгое время молчал, обдумав наши слова или просто решившись, он подал голос.

— Выхожу.

После этого, на грани слышимости стало слышно натужное пыхтение из землянки, которое со временем становилось все тише. Мы непонимающе переглянувшись, продолжили ждать явления этого землекопа. Спустя десять минут, когда мы уже заволновались о судьбе спасенного нами человека, немного в стороне от нас появилась щель в земле, что с каждой секундой начинала увеличиваться, пока оттуда не показалась маленькая лопатка, похожая на саперную. За ней показалась рука, и вот из плена земли уже начал вылезать человек. Хм, так укрепил землянку, что не смог вылезти? Хотя, он прав мне ли не знать, как это тяжело долбиться в созданные тобой стенки, а уж если ты с перепугу постарался над твердостью материала…

Из норы вылез молодой парень, лет восемнадцати с короткими темными волосами, по национальности лицо вполне обычное, сразу и не скажешь, откуда он. Одет был в некую смесь летней спортивной формы и камуфляжа. Отряхнувшись, он обратил внимание на нас, с интересом рассматривая наши пыльные фигуры укутанные тканью.

— Неплохо, как я сам не додумался? — с легкой досадой произнес он.

— И тебе привет. — начал наше знакомство Валет, протянув ему руку, — Меня зовут Валет.

— Валет? Странное имя. — удивленно изогнув брови заметил он, протягивая руку для ответного рукопожатия.

— Это не имя. Это позывной, или если не нравиться, просто второе имя. Меня зовут Видок и мы не солдаты. — также протянул я ему руку.

— Хм, тогда… меня зовут Каскадер. — принял он нашу игру, широко улыбнувшись. — Спасибо за помощь, сам я с ними мог еще долго сражаться. Если бы вообще справился. Вы знаете кто они?

— Похоже местная фауна, мы назвали их граками.

— Почему граками?

— А почему нет? — слегка улыбнувшись, спросил Валет, сняв с головы шлем.

— Действительно. — он пару мгновений посмотрев на Валета, после чего повернулся в мою сторону, — А ты шлем не снимешь? Я хотел бы увидеть своих спасителей.

— Шлем не снимается. Я появился вместе с ним. — показал я свое разочарование этим фактом, горестно опустив голову.

— А как вы убили… граков? Неужели копьями? Это же безумие, я их как увидел, сразу в землю закопался.

— Если хорошо приготовиться к бою, то не такое уж и безумие, хотя мы приготовились недостаточно хорошо, потому наш бой слегка затянулся и был несколько нервным. — поморщился Валет, после воспоминании о недавнем бое.

— Не хочешь пойти с нами? Как видишь, одному тут опасно и можно запросто умереть. А у нас и база хорошая есть, и вместе просто безопаснее. — начал я заманивать его в наши ряды.

Каскадер сразу же не согласился, и некоторое время раздумывал, пустым взглядом смотря сквозь нас. Придя к каким-то своим выводам, он согласился с моим предложением.

— Я с вами.

— Отлично, готовь тогда свое обмундирования пустынника. Так намного лучше, чем в твоих шортиках и футболке. Да и оружие получше не помешает, твое против граков будет слишком неудобным.

Одели и вооружили мы нашего нового члена отряда быстро. Пока он занимался балахоном, броней и удобной для себя обувью. Мы сделали ему оружие похожее на наше, только с более длинным древком, заодно подправив и свое оружие. Теперь по пустоши путешествовало уже три фигуры в бесформенных балахонах, что хорошо сливались с окружающим пейзажем. Наша дорога продолжается.


Путешествовали мы так еще около пяти дней, встретив за это время еще трех человек. Одна из них к нашей радости была девушкой, суровая мужская компания конечно тоже хорошо, но без девушек было как-то грустно. К нашей компании присоединился один негр, который точно не был американцем или из Европы, слишком он уж ловко пользовался своим луком, но и совсем из диких племен он тоже не был. Вполне себе цивилизованный человек, который с сотни шагов может луком попасть в яблочко мишени. Ну или в нашем случае в глаз граку, мы как это увидели, так все втроем начали его убеждать, как у нас жизнь прекрасна и вообще мечта любого здравомыслящего человека. Перед тем как мы встретились с Бэтменом, как он себя назвал, мы еще три раза сражались с граками, которые ходили парами. Втроем было уже полегче, но все равно страшновато, их уязвимое место мы так и не нашли. Бэтмен, согласился с нашим предложением сразу, потому уже в обновленной компании мы продолжили свое путешествие. Местная фауна оказалась слишком агрессивной, и несмотря на боевой настрой, изрядно нас напугала, потому собираться вновь вместе, казалось всем разумным. А возвращаться назад ко всем стыдно, по крайней мере мне точно, уж после всего что я себе надумал.

Всего через день мы встретили компанию из двух человек, парня и девушку. Девушка была азиаткой, скорее всего китаянкой, но тут не угадаешь. Её сопровождал рыжий парень впечатляющего телосложения состоящих из одних мускулов, мы как его увидели, так почти все в один голос прозвали его Гераклом. А азиатка представилась Вьюгой, мы так и не поняли, это было её имя, которое перевело это место или она и правда придумала себе прозвище, хотя одно другому не мешает. Внешность у Вьюги была довольно впечатляющей, потому все парни сразу начали вести себя как герои каких-то боевиков, невыносимо пафосно и старались показать себя. Все же мы были довольно молоды, и гормоны, а также обычная юношеская непосредственность требовала показать себя. В этой игре не принимали участие только я и Бэтмен, мне было просто влом, да и моя тонкая душевная натура еще не отошла от потери своих конечностей и уродства. Я уже смирился что такой, никому кроме родителей и очень немногих друзей не нужен, и потому снова настроиться на новую действительность, оказалось непросто. Да и шлем не способствовал нормальному общению, как я заметил, моя безликость слегка… даже не знаю, отталкивает, что ли людей. Этого почти не заметно, они похоже, и сами этого не замечают, но оно есть… если конечно, это не я сам надумал. А Бэтмену было просто всё равно, не в его вкусе похоже.

Больше всего старался выделиться Кас, имя которого мы не заметно для себя и него сократили. Выходило это всё немного шумно, и потому не удивительно, что уже через несколько часов, мы нарвались на команду граков из четырех особей. Благо я, Валет и Кас уже как-то притерлись друг к другу, а Бэтмен хорошо стрелял из лука. С тварями мы разобрались без превозмогания и тяжелых ранений, чего в тайне опасались, но теперь шли тихо и не маяковали всей округе о нашем местонахождении.

Побродив так по пустоши еще пару дней, мы решили возвращаться, для начала будет и так неплохо. По-оставленными ранее столбам, мы спокойно бежали трусцой в сторону нашей Башни, к которой мы без особых проблем и ни разу не встретив граков, в безопасности добрались.

— Похоже в Башне есть гости. — кивнул Валет на отсутствующий на крючке ключ.

— Серьезно вы подошли к своей безопасности. — уважительно протянул Кас, рассматривая Башню.

— Входим, — пресек я разговоры, — и приготовьте на всякий случай оружие.

Открыв своим ключом внешние ворота, мы осторожно вошли во внутренний двор, где нас уже встречали настороженные гости. Их оказалось два, точнее две. Девушки, одетые как амазонки, но без излишней оголенностей, настороженно осматривали нас с оружием в руках.

— Приветствуем гостей в нашем доме. — подал я голос, подняв в приветствии руку.

Они промолчали, и всё так же продолжали на нас настороженно смотреть. Хм, подозрительные личности, закутанные в балахоны, закрытыми лицами и с оружием в руках завалились во двор. Ваши действия?

— Снимем наши балахоны, мы пугаем наших гость. — показал я пример, сбрасывая с головы ткань и балахон.

Остальные повторили за мной, снимая бесформенные балахоны и показывая свои абсолютно не бандитские лица. Девушки, увидев нас, немного расслабились, а когда рассмотрели Вьюгу, даже опустили оружие.

— Здравствуйте, извините, что заняли ваш двор. Нам показалось, что тут будет безопасней, чем снаружи. — подала голос девушка стоявшая впереди. Показательно убирая свои короткие мечи в ножны.

— Не извиняйтесь, мы же для этого и оставили ключи от ворот снаружи. — улыбнулся Валет, успокаивая девушек.

— Отлично, я уже подумала, что буду единственной девушкой. — облегчено вздохнула Вьюга.

Внимание, уделявшие ей вначале парнями было приятно, но со временем начало слегка её утомлять. Да, к тому же, похоже, она несколько опасалась быть единственной девушкой, среди такого общества молодых и горячих парней.

— Если хотите, то можете остаться с нами, мы будем только «За», считай только ради этого мы и построили такое здание, а также собирались все вместе. — начал налаживать контакт Валет.

Девушки, блондинка и брюнетка переглянулись, после беззвучного согласования, брюнетка, стоявшая впереди и которая, видимо была лидером в их маленькой команде, ответила за обоих.

— Мы подумаем. — уже приняв расслабленную позу, улыбнулась девушка. Такие слова уже можно перевести как «Да, но мы приличные девушки».

Теперь в нашей небольшой команде набралось восемь человек, какое столпотворение, однако. Я уже и забыл, когда последний раз был среди такого большого количества людей, не считая конечно самого попадания сюда. Но там я был, считай только с Алексеем, а остальные были фоном. Никого из них я не знал, ни с кем не разговаривал, только наблюдал.

— Ну что же, — повернулся я к новым членам команды стоявшим позади меня, — вот мы и дома. Пятый этаж занят мной, четвертый Валетом, а первый проходной. Итого остается всего два этажа, которых явно недостаточно. Потому я предлагаю провести небольшую стройку.

Мою весть новые члены команды прослушали не очень радостно, что-то строить им не очень хотелось. Вот же люди, усталости нет, спать не нужно, многих потребностей тоже лишили, но лень осталась. Самому строить им дома мне тоже не очень хочется, точнее вообще желания нет. И так им халяву отгрохал. Нужно их мотивировать. Хм-м.

— Я вижу, у вас нет особого желания произвести небольшую стройку?

— А зачем? Всё равно мы не устаем, и не спим, для чего нам комнаты?! Гостевых вполне хватит. — озвучил общую мысль Геракл, эх от тебя то я этого не ожидал, с такими то мускулами ты не должен знать слова лень, сколько качался чтобы получить такое, а такие слова. Одно разочарование.

— Давай я вас свожу к Валету в гости, а там вы уже сами решите. — загадочно предложил я им. Валет вначале хотел возмутиться, но немного подумав махнул рукой. Самому горбатиться ради других ему тоже не хотелось.

Вроде, какая нам разница, где они будут жить, хоть в хлеву, это их выбор. Но разница есть — Башню нужно будет улучшать, расширять, да еще что, а это точно придётся делать, так как мы хотели найти еще людей, а разместить всех на двух этажах вряд ли выйдет. Этажи хоть и большие, всё же я в свое время хорошо постарался, но недостаточно, уже ввосьмером там будет несколько тесно и шумно. А мы все по своей природе ближе к одиночкам, и большие компании нас будут утомлять, не зря же мы все ушли от «домоседов», конечно тут еще примешано нездоровое чувство приключений на грани сумасшествия, но чувство личного пространства у нас всё же довольно развито. И большие компании будут со временем раздражать, а там уже начнутся брожения, ссоры и другие прелести компании одиночек собранных в одну кучку. Но по-другому, к сожалению нельзя, ибо одиночке тут будет жить грустно, только зарыться в землю в бункер и жить там. Ибо опасностей вокруг многовато для вроде бы безжизненной пустоши.

Мы зашли в гостевую комнату первого этажа башни, где все поскидали балахоны, и чалмы в которых они ходили до этого по пустоши. Некоторые даже начали снимать часть доспехов, которые многим мешали или были просто неудобны, они легкие, но… неудобные. Не приучены мы в доспехах ходить, но без них страшновато сражаться с граками. Но теперь, когда мы были в безопасности, многие их с облегчением поснимали, включая меня. Наручи, к примеру, уже натерли кожу с непривычки, их конструкцию стоит доработать.

Когда все, включая двух новых девушек, были готовы, мы с Валетом провели им небольшую экскурсию в его комнате. Что тут скажешь, маленькая хитрость полностью удалась. После многочисленных «Охов» и «Ахов», я понял, что теперь каждый просто пылает желанием достроить себе по комнате. После ТАКОГО показа возможностей, которые дает нам способность лепить что-то из земли, многие отнеслись к этой возможности внимательней и с большим интересом. Они даже не догадывались, что с помощью ее, можно создать ЭТО. Валет хорошо постарался, я если точно и сам особо не задумывался обо всех возможностях этой способности, и потому такое простое её использование, заставило меня задуматься об возможностях её применения несколько шире, чем «крепкий материал, круто».

После того как все тут буквально обнюхали каждый уголок, они захотели посетить и мой уголок, но я не пустил, отмазавшись тем что он еще не готов. Что к слову было чистой правдой, полет фантазии у меня вышел такой, что я так толком и не смог обставить интерьер своей комнаты. Точнее он состоял из десятка несвязанных между собой стилей, что превращало комнату в некое убожество, а потом начались тренировки и я так ничего там и не перестроил. Стыдно в общем, мне водить туда людей. Да, к тому же есть некая толика нежелания впускать чужих людей в свой личный уголок.

После этого началась великая стройка, которая начала плавно превращать башню, в настоящую крепость. Начали появляться новые постройки, башни и даже подземелья, строились новые линии обороны и хозяйственные постройки, в частности арсенал, да и тренировочных площадок прибавилось. Но возводилось это все к нашему с Валетом общему неудовольствию слишком медленно и топорно. Как оказалось, к тому, чтобы лепить что-то из земли, нужен некий талант, иначе это выходит долго и абы-как. Что меня и Валета раздражало, ибо приходилось больше помогать новичкам, чем заняться личными проектами, например расширению своей жилплощади. Ибо после наполеоновских планов новичков по возведению дворцов, наши комнатушки начинают уже смущать даже нас. Ну что за дела. Раньше нам они казались нормальными, но после красочных планов новичков, у нас с Валетом проснулось желание показать кто тут лучший и вообще, гордость, если честно взыграла. Потому, обычная достройка комнат и мелких декоративных украшений, превратилось в настоящее возведение крепости и долгими нудными стройками. Хотя есть и плюсы, во время безвозмездной помощи всем, была возможность более плотного общения наедине, в таких условиях было больше шансов поговорить о личном, чем при куче народу. Благодаря чему мы начали лучше представлять, кого мы собственно пригласили к себе.

Второй плюс состоял в том, что такая уже большая и высокая постройка больше привлекала внимание и была видна издалека, что позволило присоединиться к нам еще парочке парней, Монгол и Кампеадор. Они шли по-оставленными мной указкам из столбов, пока не увидели вдалеке башню, заинтересовались. И вот они тут. Они уже встречались с граками, потому охотно присоединились к нам.

Граки, их становится слишком много вокруг. Мы иногда видим их издалека, иногда они даже нападают на нашу строящуюся крепость. Становиться все опасней, их становиться больше, одиночек среди граков уже практически нет, и все чаще они ходят парами, иногда даже тройками или четверками. Удивительно, что мы еще не слышали о погибших. Возможно дело в том, что авантюристы более подготовлены к таким встречам, ведь они обязательно вооружаются и по-умолчанию следуют некой технике безопасности, а также что немало важно, они сражаются, а не бегут в страхе, после чего становятся легкой жертвой для таких быстрых тварей или просто застывают в ступоре. Они сражаются, и побеждают. Но если мы не знаем, то это не означает, что где-то в пустыне не схарчили какого-то одиночку. Это заставляет меня и Валета поторапливаться со строительством, нужно искать новых авантюристов, пока их не съели. В этот мир попало всего около тысячи человек, и каждая смерть это невосполнимая потеря, многие из нас это понимают, что облегчает нам дело, никого не приходится уговаривать или убеждать. Все же очень удобно, когда у всех похожие идеи и мысли. Бережет нервы.

Чирк. На пластинке появилась еще одна черточка, девятнадцать дней. Серьезный отрезок времени. Если бы не мое исцеление, я бы вполне серьезно скучал по Земле, а так даже интересно. Жизнь определенно становиться не скучной, и первые десятилетия нас могут развлекать эти граки, пока мы не научимся их легко уничтожать, что опять привнесет в этот мир уныние.

— Валет, как идут дела? — обратился я к своему первому напарнику, спустившись на улицу.

— Плохо, они уже могут создавать удовлетворительного качества предметы, но всё равно медленно. Хотя Компеадор, внушает некоторые надежды, у него вполне неплохо выходит. С таким усердием, он скоро будет с нами на равных, если не лучше.

— Думаю, стоит провести еще одну экспедицию. Нас мало, а граков много, с такими успехами мы скоро неожиданно можем оказаться изолированными, хоть к «домоседам» перебирайся.

— Я тоже думал об этом, но всем отправляться в экспедицию и оставлять крепость без пригляда все же не стоит. — заметил Валет, зорким взглядом следя за нашими подопечными.

— Соберем одну или две команды в экспедиции, небольшой гарнизон оставим тут. Нас уже десять человек, мы справимся.

Валет несколько хмуро на меня посмотрел, он уже понял, к чему я веду. Мы уже говорили на эту тему, хоть и не так прямо.

— Хочешь пойти в Пустошь, а меня оставить тут? — неодобрительно озвучил он мои мысли.

— У тебя неплохо выходит приглядывать за ними. — кивнул я в сторону смеющихся парней, разговаривающих друг с другом.

— А у тебя выходит плохо? — изогнув бровь, с сарказмом в голосе сказал Валет.

— Хуже, — смутился я.

Не говорить же ему что мне просто скучно сидеть тут, а оставлять их самим себе не стоит. Мы с Валетом почему-то оказались в этой группе самыми трезвомыслящими, или как говорят наша команда «излишне серьезными». Есть еще надежды на Бэтмена, но мне бы хотелось взять его с собой, а не отправлять командиром в другой тройке, все же лучник очень полезен.

— Ты уже выбрал себе команду? — сдавшись, спросил меня Валет.

— Бэтмен и Геракл. — не раздумывая ответил я.

— Экий ты. — улыбнувшись озвучил он мою наглость. Считай, взял в свою команду лучших бойцов, не считая конечно самого Валета.

— Нормальная крепкая команда, у нас ведь и путь будет длиннее, а значит и опаснее. Во-вторую команду, которую возглавит Компеадор, можно включить Ксену и Афину, что встретили в Башне, они же всегда вместе ходят, даже жилье одно на двоих делают, и Каса к ним. Вчетвером они очень сильной командой будут, а вас троих вполне хватит для пригляда за нашим… домом. — с заминкой закончил я. Все еще непривычно называть это место домом.

Валет только горестно вздохнул. Заниматься строительством ему тоже не улыбалось, но все же он почему-то немного подумав, согласился. Может, хочет побыстрее закончить с расширением своих хором. Из-за чего, кстати, Башня уже начинает напоминать пирамиду, так расширили основание.

— Тогда с богом что ли. Если он тут конечно есть. — пожелал он нам удачи.

— Ага, ожидай в скором времени прилив новых жильцов, — широко улыбнувшись, сказал я. Жаль он не видит моего лица, но он меня понял, о чем ясно показывает его усмешка на мои слова.

Тогда в путь, нас ждут новые приключения.

— Бэтмен, Геракл, есть дело.

Глава 5

Три фигуры бежали по пустынной местности. Их фигуры закрывали бесформенные балахоны, цвета песка и земли, что окружали их повсюду. Головы и нижнюю часть лица закрывали мотки ткани, напоминающие тюрбаны. Сильный ветер, бил целыми волнами песка по этим людям, которые так целеустремленно пробивались сквозь эту преграду, что хлесткими ударами бились об тела. Они гармонично сливались с общим пейзажем, что сильно затрудняло их нахождение. Но из общего фона их сливающегося с окружением одежды, выбивались черные копья, которые они держали в своих руках. У одной из фигур, вместо копья виднелся длинный черный лук, которую он свободно держала в левой руке.

Вот одна из фигур подняла руку в жесте, от чего тройка остановилась, внимательно осматриваясь по сторонам. Один из людей, убрала с лица прозрачные очки, что защищали глаза от песка и ветра. Потянув руки внутрь балахона, он поднял к глазам предмет, который оказался подзорной трубой, через которую он осматривал местность вокруг них. Вот что-то заметив, он указал в ту сторону рукой и что-то сказал своим напарникам. Спрятав подзорную трубу, фигура достала из-за складок одежды еще одну черную палку поменьше, которую она соединила с копьем в руках, из-за чего та увеличилась в длине на метр. За ней так же повторила и другая фигура. Третий же, достал из-за складок одежды стрелу, которая приложила к своему луку, приготовившись к выстрелу.

Человек что был меньше высокой фигуры с подзорной трубой, махнул рукой, и отряд вновь отправился в путь, но в этот раз, уже не передвигаясь бегом, а аккуратно двигаясь в сторону видневшихся вдалеке трех еле видимых точек.

Когда точки начали плавно обрисовываться, превращаясь в три поджарые фигуры похожих на собак, подул особо сильный ветер, на мгновение, прикрыв их песком из видимости.

Через несколько секунд, песок сошел, но вместо трех медленно бредущих и принюхавшихся к земле тварей, были агрессивно настроенные граки, которые уже бежали в сторону людей. Фигурки резко остановились, двое из них приложили копья к земле, а третья натянув лук с вложенной в нее стрелой, застыла на месте, чего-то ожидая.

Когда до граков оставалось уже не больше двадцати метров, а две фигурки с копьями уже начали с беспокойством посматривать на напарника, лучник отпустил тетиву. Стрела с легким хлопком тетивы, вылетела из своего насеста и уже в следующее мгновение торчала в глазнице одной из тварей, у которой тут же подкосились ноги, от чего она упала кулем на землю, больше не подавая признаков жизни. А в следующее мгновение, на копья приняли удар оставшихся тварей, что смело налетели прямо на острие оружия. Один из граков, что налетел на фигурку поменьше, несколько раз дернулась, после чего затихла и без движения упала на землю. Человек, держащий копье на мгновение растерялся, но уже в следующее момент он вынул из балахона меч, которым, прицелившись, ударила в шею твари, что держал его напарник. Еще несколько таких ударов, от которых грак безуспешно старался защититься лапами. На последнем ударе тварь дернулась особенно сильно, после чего, издав последний хрип, упала не землю. Это всего лишь один из эпизодов сражений с граками, только уж слишком частыми они стали.


Расслабленно выдохнув, я резко дернул мечом, сбрасывая с него налипшую черную жижу. Эти встречи с граками, становятся все чаще и чаще. А еще хуже стало, когда началась это хоть и несильная, но песчаная буря. Из-за чего видимость сильно упала, а сильный ветер мешает нашему лучнику, уверенно использовать свое главное оружие.

— Неплохо Видок. Запомнил куда бить? — выдернув из грака копье, обратился ко мне Геракл.

— Приблизительно, сам удивился, когда он так быстро умер. Давай посмотрим, мое копье еще торчит в его теле, — добавив в голос энтузиазма, ответил я.

Нагнувшись к своему противнику, я начал внимательно осматривать место, куда попал своим копьем. Это первый раз, когда вышло убить грака практически сходу. Хм, если применить к этим тварям физиологию собаки, ведь у этих существ органов нет, то я ударил приблизительно в место, где должен находиться желудок. Уже лучше, чем ничего. Раньше били наугад или куда выйдет.

— Я попал приблизительно туда, где должен быть желудок у собаки. — медленно вытягивая копье из тела, задумчиво ответил я Гераклу.

Геракл стоящий рядом со мной чертыхнулся и раздраженно передернул что-то скрытое в балахоне.

— Видок, вот зачем нам арбалеты, все равно же не стреляем. Только двигаться мешают. — поправив арбалет, обратился ко мне великан.

— Мы не стреляем, потому что не попадаем. Вот сможем попасть в яблочко с восьмидесяти метров, тогда будем пользоваться. Подпуская ближе, стрелять опасно. Если промажешь, то не успеешь подобрать копье, и тебя задерут. — повторил я ему то, о чем говорил каждую такую стычку с граками.

— Бэтмен, ты точно себе не хочешь взять копье? С луком против граков, несколько опасно выходить. А если смогут подойти ближе?

— Нет, я буду без копья. У меня есть свое мнение на этот счет, я слеплю себе глефу, которой и буду сражаться с граками. Ваши копья слишком неудобные. — внимательно смотря по сторонам, размеренно ответил он Гераклу.

— Ладно, отдохнули. А теперь в путь. Нас ждут новые свершения. — показывая пример, я разъединил копье на две части и убрал древко за балахон, делая длинное копье короче и намного удобнее. Геракл повторил эту операцию за мной, после чего мы снова бегом отправились в путь.

На этот раз, мы направились в другую сторону, и взяли немного глубже в пустошь, чем раньше. Мы надеялись найти тех людей, что ушли дальше, чем найденные нами ранее. Именно что надеялись, потому что при таком притоке граков, шанс хорошего исхода падал все ниже и ниже. Одиночку, если бы он не спрятался в укрытие, загрызли в таких условиях точно.

Прошло около суток, как мы вышли в свою экспедицию, как началась песчаная буря, что сильно затрудняло нам обзор. Отчего моим напарникам, пришлось прямо на ходу лепить себе очки для защиты глаз от доставшего их песка. Раньше он им, похоже не так сильно мешал, но с такими порывами ветра с песком что начало кидать прямо нам в лица, им пришлось обеспокоиться защитой для глаз. Мне-то с моим шлемом, было легче всего. Отчего я даже как-то подзабыл про такие неудобства как попадание песка в глаза, рот, нос и другие неприятности.

Уже шли третьи сутки, а мы все еще никого из своих соотечественников не встретили, были только нападки граков, которых становилось просто непотребно много. А какое тихое местечко было всего три недели назад.

Так и двигаясь по пустоши, мы шли по своему пути, один раз остановившись на десять часов, ожидая пока Бэтмен слепит свою глефу, которые он так же аккуратно украсил рисунком из линий и черточек. Свое умение пользоваться этим оружием он продемонстрировал уже через несколько часов. Мы впечатлились и прониклись. Пропуск твари сбоку с одновременным ударом по лапе, которую просто отрезало от тела, а потом высокий плавный замах и колющий удар сверху в шею с резким рывком в сторону после удара, отчего голова практически отделилась от тела, а тварь от такого насилия тут же затихла. Этот бой, заставил нас несколько пересмотреть нашу тактику сражения. Она эффективная против равного числа противников, но если их больше, то такой копейщик становиться уязвим, а сражаться с ними мечом… слишком рискованно. С таким оружием как у Бэтмена или Бэта, как мы все чаще начинаем его называть, соблюдается некое безопасное расстояние, что эффективней и безопасней. Но и умение для этого нужно соответствующее, это не копье, которому в нашем варианте его использования и учиться не нужно. Взял и выставил в сторону противника, вот тебе и всё умение. Благо с нами был Бэт, который как мы видели, умел пользоваться своим оружием, отчего мы, после того как каждый сделал себе похожее оружие, разнообразили свое путешествие тренировками. Но копья все же оставили с собой, до того момента как сможем обучиться хотя бы базовым приемам. Бэт обучал нас терпеливо и с особым тщанием, ему тоже не хотелось, что бы мы по неумению погибли, используя так нравившееся ему оружие. Двигаться с таким грузом оружия и доспехов было непривычно и неудобно, особенно мешало большое количество длинного оружия, которое мешало постоянно.

На пятый день своего пути, мы наконец встретили что-то отличающееся от надоевшей нам пустыни и граков. Мы встретили небольшой домик, который окружал ров и как мы позже увидели, колья в глубине рва. Ров был шириной около трех метров, а стены дома высокими, на них никак не запрыгнуть. А зная некоторую безбашенностью граков, можно догадаться, что они, не мудрствуя лукаво прыгали через ров, стараясь запрыгнуть на крышу или просто протаранить стены, что вплотную стояли ко рву. И конечно же, после такой неудачной попытки, попадали в ров, где и натыкались на острые колья, после чего ждали своей смерти от рук хозяина дома или ран. Стоит привлечь внимание хозяина этого дома.

— Есть кто живой в доме? — громко прокричал я, привлекая внимание жителя, или если он там не один, жителей.

Но тишина была мне ответом. Никто не вышла нас встречать или на крайний случай прогонять, из дома не вышло ни единого шороха, означающего, что кто-то внутри все же есть. Крикнув еще раз, я разочарованно уставился на входную дверь, на которой находились штыри смотрящие сейчас прямо на меня. Неужели они куда-то вышли? Или они просто ушли и это теперь покинутая безжизненная коробка. Помаявшись так еще с полчаса, я решился на проникновение. Нужно узнать точно, может он там раненный, кровью… ну или чем там, истекает. Обговорив идею со своей командой, мы принялись за дело. Нам в отличии от граков, было проще, да и умнее мы были, чего уж тут. Мы решили не перепрыгивать этот ров, а просто слепить мост и пройти по нему до дома, ну а там уже войти. В этом мире такой способ даже легче, иначе бы пришлось засыпать ров землей, чтобы пройти, а это дело уж слишком долгое.

Мост был построен быстро, и уже через пять минут мы стояли сбоку от двери, с задумчивым видом рассматривая ее, иногда для пробы постукивая тут же слепленным колом. Это скорее подъемный мост, который выступает еще и дополнительной защитой входа. К поверхности дома она лежит очень плотно, и её никак не убрать, позволяя пробраться к двери, а разбивать её не хочется, да и трудновыполнимым мне это кажется. Поступим тогда по-другому.

С помощью Геракла оттолкнувшись от земли, я смог достать до крыши дома, где подтянувшись, осторожно осмотрел крышу, никого. Но есть тут то, на что я так надеялся, люк внутрь дома, создатель этого дома тоже оставил себе возможность подняться на крышу для осмотра местности. Подтянувшись, я забрался на крышу, забрав переданные мне оружие, я помог забраться Бэту. А Гераклу помогать не пришлось, слепив себе небольшую ступеньку, он вполне самостоятельно достал до высокой крыши дома и забрался к нам.

Подойдя ближе к люку, мы оценили его на возможность пробиться силой. Твердость люка впечатляет, у создателя вышло не хуже, чем можем мы с Валетом, а из собственного опыта я знаю, что лучше застрелиться, чем пробиваться через этот люк. Но в люке была замочная скважина, что давал шанс на достаточно простой способ пробраться внутрь. Обсудив друг с другом идею со взломом замка, я с разочарованием узнал, что никто этим важным как оказывается, навыком вскрывания замков, не обладает. Тут думаю, и провалилась бы наша попытка забраться в дом, если бы не простая собственно идея. Для ее исполнения, пришлось заново спускаться вниз, набрав немного земли, и с трудом ее не рассыпав, я вернулся на крышу дома. Где мне пришлось испытать свою идею, на возможность реализации.

Замочная скважина в замке была большая и широкая, потому шанс даже повышался. Я взял землю, и немного слепив ее в комок для плотности, аккуратно всунул ее в скважину, немного надавив, чтобы земля заняла все необходимые щели. А дальше пришлось тяжелее, без полного контакта с рукой, тяжело изменять свойство земли, ведь сейчас я рукой держу только ручку. Хотя у меня есть опыт в строительстве, где я использовал этот способ в сцеплении кирпичей вместе, используя землю как бетон, который в итоге становиться частью кирпичей вокруг, делая из них монолит, но такой фокус все еще довольно труден.

Потратив около пяти минут на этот процесс, я начал аккуратно крутить ключ против часовой стрелки. Немного провернувшись, он застыл, аккуратно надавливая, я понял, что ничего не выходит, и постарался крутить ключ в другую сторону. Там он тоже быстро уперся в препятствие. Тихо про себя выругавшись, я снова прокрутил ключ против часовой стрелки, когда он снова уперся в преграду, я с силой начал давить на ключ.

Слишком твердым ключ я не делал, добавив ему некоторую мягкость. С все большей силой надавливая на ключ, я неожиданно его провернул, от чего чуть не вывернул себе от неожиданности кисти. Похоже, ключ слепился немного неправильно, и теперь смявшись в необходимых местах, я смог провернуть замок, открыв наконец проход в дом.

Подняв крышку люка, я посмотрел внутрь, где было хорошо освещенное помещение. Странно, тут же кроме солнечных лучей из открытого люка, не может быть других источников света, окон тут нет.

— Есть тут кто? — еще раз вопросил я в темноту. Не хотелось бы получить по голове от хозяина дома, решившего, что мы злодеи какие. Не услышав ответа, я разочарованно выдохнул, после чего спрыгнул внутрь дома.

В доме был обычный интерьер, простенький диван, стол и несколько стульев. Вот и вся мебель, очень аскетично. За мной запрыгнули остальные напарники, которые без особого интереса осматривали помещение. Я же, приблизившись к стене, заметил в ней одну странность, она как будто светилась. Не отражала свет как у нас, а именно светилась. Заинтересовавшись странным явлением, я внимательно осмотрел стены, а когда понял в чем секрет, был поражен изобретательностью и мастерством создателя этого дома. По всей площади стен, находились небольшие отверстия в несколько миллиметров, которые как поры проходили по всей стене. Эти отверстия были заполнены прозрачным материалом, скорее всего стеклом, с каким-то хитрым преломлением, из-за чего свет, выходящий из отверстия, рассеивался во все стороны по комнате, а не тонким лучом света, как по идее должен был. Очень интересная мысль, и обороне не мешает, и помещение отлично освещает, определенно создатель этого места, очень головастый человек.

— Видок, тут кое-что есть. — позвал меня Бэт.

Отвлекшись от оглядывания стен, я приблизился к стоящему лучнику, что показывал мне свою находку. Ей оказался еще один люк, который искусно сливался с остальным полом, отчего его было очень проблематично увидеть. А хозяин дома тот еще перестраховщик, даже внутри, вроде бы в безопасности, применяет определенные меры для безопасности. Немного помучавшись, мы смогли найти ручку, которую прикрывала снимающаяся пластинка.

Напрягшись, Геракл, держась за ручку, смог поднять люк, где оказалось еще одно помещение, в котором и находился хозяин дома освещаемый светом из открытого люка. Он сейчас удивленно смотрел наверх, где мы от неожиданности застыли, не зная, что делать. Мы уже считали, что не встретим хозяина сего дома, а вот оно как.

— Э… привет. — сказал я первое, что пришло в голову.

Хозяин дома, оказавшийся молодым парнем, как собственно и все мы, нахмурился, рассматривая нас.

— И вам привет… НЕЗВАННЫЕ гости. — сделал он упор на одном из слов.

— Мы тебя звали, но никто не откликался. Пришлось входить самим, извиняюсь за вторжение. — начал я отмазываться от обвинений.

— Эта комната звуконепроницаемая, меня достали орущие и рычащие твари снаружи. Из-за определенных факторов, я не смог сделать так же с комнатой наверху.

Это его поры в стене мешали сделать звукоизоляцию? Я только сейчас обратил внимание на то, где и что собственно делает хозяин дома. А он сидел в небольшой темной комнате, в позе лотоса и как я начал подозревать, медитировал.

— А что ты ту делал в темноте? — задал я заинтересовавший меня вопрос.

— Неважно, — резко ответил он, после чего, поднявшись на ноги, подошел к лестнице ведущую наверх в дом.

Посторонившись, мы дали ему выбраться из его каморки. Забравшись к нам, он закрыл комнату и с ожиданием уставился на нас.

— Чего вы хотели? — задал он вопрос, а когда обратил внимание на открытый люк, добавил еще один, — И как вы сюда попали?

— Люк мы просто открыли ключом, — показал я его удивленным глазам слепленный мной ключ.

— Откуда вы его взяли? — с трудно скрываемым на лице удивлением спросил он, что-то потрогав в кармане штанов. Видно проверял свой набор ключей.

— Слепили, как еще-то? — решил я ему не объяснять всего, пусть голову поломает.

— Ясно. — медленно проговорил он, хотя весь его вид говорил что ничего ему не ясно.

— А что мы хотели… цель нашего путешествия, собрать всех… ушедших, авантюристов, покинувших Врата, называй как хочешь, в одну команду. Мы исследуем пустошь и ищем тех, кто ушел. Сейчас как думаю, ты уже заметил, что в пустоши стало чрезвычайно опасно, граки уже охотятся стаями. Граки, это те черные твари, от которых ты защищался, мы их так называем. Для этих целей мы уже строем собственную крепость, где будут находиться все наши жилые помещения, тренировочные площадки, склады и многое другое. — провел я небольшую агитлекцию.

Я заметил, что мое предложение присоединиться к нам он воспринимал со скепсисом и явной неохотой, но когда я начал говорить о крепости, помещениях и тренировочных площадках он оживился. И теперь задумавшись, о чем-то размышлял.

— К слову, мы же не представились. — я шутливо ударил себя по лбу, показывая свою забывчивость, — Меня зовут Видок, этот великан справа от меня Геракл, а темный парень с луком слева это Бэтмен или Бэт.

С каждым названным именем его бровь очень выразительно изгибалась, показывая свое удивление этим именам. Но через секунду в его глазах мелькнуло понимание, после чего он с шутливостью и каким-то вдруг непонятно появившимся нетерпением сделал шутливый реверанс, взмахнув невидимой шляпой.

— Приятно с вами познакомиться, меня зовут Мерлин. Надеюсь, мы сработаемся.

Больше никаких объяснений нам не понадобилось, он идет с нами. И его как я понял, больше заинтересовала не сама идея объединения, а наши помещения в крепости. К этому можно добавить, что его развеселила эта игра с именами, в которую мы все играем.

— Раз мы представились, то может, покажете свои лица? — насмешливо обратился он к нам.

Точно, мы уже так привыкли к маскам, что защищают нас от неприветливой погоды снаружи, особенно в последнее время, что даже забыли о них. Геракл и Бэт, стянули с лиц ткань и очки, давая рассмотреть себя нашему новому компаньону. Оглядев их, он с интересом уставился в мою сторону. Я же по понятным причинам не мог ему ничего показать. Стянув с шлема ткань, я показал его Мерлину.

— А это мое лицо. Шлем сидит как влитой, так что…

— Да, не повезло. — заметил он, внимательно осматривая мой головной убор. — Странный материал у него, даже не пойму что это.

— Я появился тут вместе с ним, а не создавал, так что я тоже без понятия из чего он. Но я все вижу, несмотря на то, что он непрозрачен. — решил я немного объяснить, видя его живой интерес.

— Видок, пора уходить, нам еще долго идти. — заметил Бэт, которому явно надоели наши посиделки, его гнало чувство охоты, как он иногда говорит.

— Да, нам пора. Мерлин, тут есть что-то, что ты хотел бы забрать с собой?

— Нет, ничего. Всё мое, со мной. — непонятно чему улыбнувшись сказал он. — Ну может только что копье.

— Тогда тебе нужно слепить обмундирование для путешествия по пустоши. То, во что одет ты, не подходит.

Чернявый парень стоял передо мной в бриджах и длинной футболке песчаного цвета, на ногах были плотные высокие сапоги. А на шее висел небольшой шарф в клеточку, полностью закрывавший шею. Сам парень больше был похож на европейца, черные волосы были немного ниже плеч, ровный прямой нос и светлая кожа. Ему было около двадцати двух лет, возможно старше.

Мерлин, осмотрел нас и понимающе кивнул. Он подошел к двери и закрутил небольшую ручку, что-то застучало, и снаружи послышался звук упавшего моста. Достав ключи, он выбрал один из них и открыл закрытую дверь наружу. Собравшегося выйти первым Мерлина мы не пустили, выйдя наружу мы осмотрели окрестности на возможные опасности. Граков видно не было, потому мы быстро, всего за несколько часов, слепили Мерлину балахон и элементы доспеха.

— Оружие тоже нужно слепить. — заметил Геракл, кивнув на убогое по меркам этого места обычное копье Мерлина.

— Мне достаточно копья, я им добивал граков, что застревали на кольях, уже наловчился им пользоваться. — хотел нас отговорить Мерлин.

— Нет, этого мало. Ты не ходил по пустоши и как видно не сражался с граками, в чистом поле и без укрытий. С таким копьем тебя быстро порвут. — начал свою любимую тему о оружии Геракл.

— Если вы так считаете, — сдался он.

Мы тут же принялись за создание для него по нашим меркам нормального копья, и одного меча которым он бы смог рубить, если будет такая возможность шеи граков. Быстро показав ему как пользоваться копьем, мы приодели его, после чего не задерживаясь больше, продолжили путь. Первый есть, и как видно из созданного им дома, он очень сообразительный, и быстро разбирается в законах этого мира, да и идеи у него хорошие. Такой человек будем нам очень полезен.

По плану, наша экспедиция будет длиться еще неделю. За это время мы должны зайти дальше в пустыню, и найти тех, кто ушел в пустошь, но забрался дальше тех, кого мы уже нашли. По словам Ксены и Афины, что ушли в пустошь одними из последних, Ушедших, как называли нас домоседы, ушло около сотни человек, плюс или минус один. Из всех этих людей мы нашли только десятерых, хотя теперь уже одиннадцать. А в плане у нас найти всех, чтобы создать некое объединение людей по интересам. Мы хоть и одиночки, но жить будем вместе, так безопасней, да и не такие уж мы антисоциальные личности, чтобы людей годами не видеть. Общение нам тоже нужно, просто не так сильно.

Мерлин, оказался отличным парнем с живым мозгом и большим количеством идей и предложений. Во время путешествия, мы обсуждали различные вопросы и идеи развития нашего объединения. Мерлин, напирал на изучение законов окружающего мира, его загадок и конечно же наших загадок, кто собственно мы такие и что можем. Геракл больше помешался на оружии, он предлагал разные варианты оружия, где и как его применять, обсуждал вопросы создания арсеналов и тренировочных комнат. Бэт долго молчал, но потом и он во время монолога Геракла об охоте на граков, вмешался в беседу. Назвав Геракла неучем, он начал предлагать создавать охотничьи партии для охоты на граков, ловушек для них и многих других идей, что связано с охотой в любых её проявлениях.

Я же в основном слушал, иногда обдумывая самые интересные идеи и предлагая реальные возможности их исполнения, после которых меня называли недоразвитым и мы уже сообща обсуждали идею развития. В общем, мы полезно провели время. Песчаная буря закончилась еще вчера и потому мои напарники поснимали очки, разминая слегка надавленную кожу на лицах. Граки встречались все так же, примерно каждые шесть-восемь часов, партиями от двух до трех особей. Мы с Гераклом, уже чувствуя некоторую уверенность в использовании глефы, начали иногда применять её в бою, набираясь опыта и просто смелости. С копьем я чувствовал себя увереннее, а вот с этим оружием уже не так сильно, а потому постоянно казалось, что вот сейчас ты прозеваешь момент, и тебе разорвут этими когтями на мелкие кусочки. Но время и погибшие от нашего оружия граки, придавали нам все больше умения и уверенности.

Наша тактика боя стала лучше. Теперь мы вместе с Бэтом и Гераклом, делаем по выстрелу из своего стрелкового оружия, а потом уже принимаем на глефу, добежавших до нас тварей, которые обычно после нашего с Гераклом выстрелов оставались только ранеными, что не особо им мешало в бою. Но тренироваться нужно, а реальный бой лучший учитель. Бэт нас всегда страховал в таких случаях, ему попасть в глаз граку не составляло больших проблем. А потому он был всегда готов нам помочь в тяжелой ситуации, да и про Мерлина не стоит забывать. Так и проходило наше путешествие, пока мы не встретили стаю граков из двенадцати особей. Теперь экзамен принимает учитель выживания.

Глава 6

Наша встреча с граками, была неожиданна и волнующа. Мы как влюбленные, что неожиданно встретились на улице и понявшие что это ОНО. Наши взгляды прикипели друг к другу, мы кинули взволнованные и неуверенные взгляды на них. Они кинули на нас вожделенные взгляды, в которых так и читалось желание… сожрать нас.

Под такие неожиданно романтично-ироничные мысли, я убегал от преследующих нас по пятам граков. Не знаю, что там произошло с нашими телами при попадании в этот мир, но чувство самосохранения и выживания, все так же частенько открывает в человеке недоступные ранее возможности. Бабушки поднимают грузы весом с себя, чтобы выбраться из горящего дома, мать, спасая ребенка от завала, может так же поднять огромный груз который ранее даже не смогла бы на миллиметр сдвинуть с места. Есть еще такой пример как четыре человека, что ранее не отличавшиеся в особенно большой скорости бега, умудрялись убегать от граков, которые даже гепардов обгоняют.

Стая граков из двенадцати особей, гналась за нами во весь опор и не могли нас при этом догнать. А уж нам ли не знать, насколько они быстры. Потому через минуту, когда первый запал испуга прошел, мы вдруг начали осознавать, что нас все еще не догнали и не разорвали на кусочки. Мы даже начали сомневаться бегут ли они за нами, но храбрости, чтобы посмотреть, никому не хватило. Через еще десять минут бега, мы начали постепенно осознавать глупость ситуации, мы бежим во весь опор от граков, которых возможно и нет, рискуя при этом нарваться на такой скорости на еще одну стаю, которую в такой песчаной метели можно просто прозевать.

— Нужно узнать. Есть ли. За нами граки. — выдал я идею, постоянно прерывая слова. Дело было не в одышке, нет. В нашем случае она невозможна, но вот сбить свою увеличенную скорость, я опасался. Непонятно как и непонятно почему поддерживаемая мной скорость, была на той тонкой грани, когда она могла исчезнуть в любой момент, что может вполне реально грозить смертью.

— Нужно. Но страшно. — ответил мне Геракл. Ого, эта гора бесстрашного количества мускулов признался, что он испугался, неожиданно.

Мы неслись по пустоши, широко передвигая ногами, за шаг, перепрыгивая до метра. Сайгаками несясь вперед, мы морально решались повернуться назад, чтобы наконец посмотреть, не отстала ли погоня, потому как мы точно помним, что они очень резво рванули к нам. Но бегут ли они теперь?

К сожалению, сзади ничего не было слышно, граки не выли как волки, а ветер что проносится возле нас, полностью заглушает возможные звуки бега за нашими спинами. Наконец решившись, я как самый храбрый или глупый, тут не угадаешь, осторожно посмотрел назад, чтобы не дай Сила споткнуться или потерять темп бега. Глянув назад, я чертыхнувшись прибавил газу, возможно открыв второе дыхание в этом невозможном беге, эти твари были в считанных метрах за нами, и кажется, понемногу догоняли.

— Они. Прямо. За нами. — по словам выдал я, вырываясь вперед. Из-за тряпок на лице, я не увидел их лиц, но они тоже прибавили скорости, выравниваясь со мной.

Граки, что бежали прямо за нами, с каким-то злым остервенением неслись по пятам, при этом, приняв формацию клином, чем несколько меня удивили. Самый быстрый, что бежал на острие клина, был уже на расстоянии пяти метров от нас, а последние с краю, на расстоянии двадцати метров.

— Успеем. Добежать. До моего. Дома? — спросил Мерлин, слегка дрожащим голосом.

Я так же аккуратно глянул назад, и увидел что передний грак, был уже на расстоянии четырех метров. Эх.

— Нет. Они догонят. Быстрее.

Мы не успеваем добежать до дома Мерлина, куда мы собственно и неслись во всю прыть, а потому у нас нет возможности там укрыться. Еще минут десять и граки начнут нас кусать за мягкие места, времени нет. Остается только принять бой, но шанс на победу будет очень не однозначен. Если бы у нас все еще были копья, можно было бы сразу сдаваться на милость победителя, но у нас глефы, с которыми, хоть и призрачный, но шанс есть. Другого выбора у нас нет, и потому придется напасть самим. Самоубийственный бой, их слишком много и все это понимали.

— Три. — начал я.

— Два. — прорычал Геракл.

— Бой. — крикнул Бэт. После которого, мы в едином порыве немного притормозили и прыгнули вверх, пропуская под собой разогнавшихся граков, что на всей скорости пронеслись под нами. Бэт как-то извернувшись, даже умудрился всадить стрелу в пролетевшего под ним грака. К сожалению, не убил, стрела попала прямо в шею, но этого, чтобы убить грака, было недостаточно.

Стая тварей еще по инерции пробежала около ста метров, пока тормозя всеми лапами, не остановилась, тот, что получил стрелой в шею даже перецепился, разрывая при этом стрелой засевшей в нем, горло. Повернувшись в нашу сторону, один из граков получил точное попадание стрелой в глаз. Мы же в отличии от Бэта, не успевали зарядить свои арбалеты, отчего сделали то, чего раньше никогда в бою не применяли. Мы кинули свои длинные и неудобные копья, как какие-то пилумы римлян или иные метательные копья. Геракл даже умудрился попасть, но грака, это к сожалению не убило, но и от этого была помощь, тыльная сторона древка копья уперлась в землю, от чего грак, совершил удивительный кувырок, выбыв на время из боя. На нас уже бежали девять тварей, готовых нас разорвать на месте, неравный бой, но пришлось сражаться так. Бэт, к сожалению, не был эльфом, он мог стрелять точно, но не так быстро как хотелось бы, потому ему пришлось, так же как и нам, отбросив лук, взять на вооружение глефу.

Уходя от атаки, я сделал отскок в сторону, пропуская возле себя грака, и не имея возможности ответить ему я, избегая новой атаки, прыгнул вверх над телом второго моего противника, которого я все же смог полоснуть по голове глефой. Завязалась свалка, мы не имея возможности помочь друг другу, сражались каждый сам за себя.

Грака, коего я хотел ослепить ударом в голову, никак не пострадал. Быстрый поворот на месте и удар глефой по первому граку, что уже повернулся в мою сторону. Небольшое сопротивление и тварь лишается передней лапы, продолжив движение глефы, я закрутил ее руками у себя над головой и нанес еще один удар по второму граку в шею, отчего тварь опрокинуло на бок, прыгнув следом, я перепрыгнул нанизанного на мою глефу черную тушу. Где, опустив свое оружие ниже, практически отрезал острием голову этой твари. Мертв (надеюсь). На мгновение, порадовавшись своей победе, я подзабыл про подранка, которому я отрезал лапу. Но он про меня не забыл, потому, прыгнувшему на меня граку, я был несколько удивлен. Не успевая нанести удар или просто отскочить, я подставил под его клыки древко своего оружия. Зубы сомкнулись на моем оружии, но не смогли его перекусить. Рыча, грак остервенело, грыз древко моего оружия, но лапами меня не бил. Старавшись воспользоваться тем, что у него нет одной из лап, я двинул древко в сторону, собираясь опрокинуть его на бок, чего мне не удалось. Он даже без передней лапы, вполне уверенно держал равновесие только за счет задних конечностей. Скотина.

Отпустив правой рукой древко оружие, я чуть не получил им же по лицу, но оно уперлось одной из сторон в землю, а зубастая морда грака, стала ближе к моему лицу как никогда в жизни. Запустив руку под балахон, я с трудом вытащил нож, что висел у меня на груди, после чего, размахнувшись, нанес удар в глаз этой твари. Грак покачнулся, хватка на обгрызенном древке, что держалось уже из последних сил, ослабла. Лапы подкосились, и он своей нелегкой тушей упал прямо на меня.

Крякнув от тяжести что упала на мое тело, я матерясь, с трудом скинул ее в сторону. Помогая себе руками, я старался подняться на ноги как можно быстрее, чтобы быть готовым к новой атаке, от чего чуть снова не потерял равновесие, от неожиданно запрыгавшей земли. Осмотревшись вокруг, я понял, что мы как бы выигрываем, но Мерлину, скорее всего конец. Оружия в руках у него не было, а две твари уже собирались прыгнуть на него и растерзать на части. Остальные были еще заняты недобитками, а я просто не успевал. Я уже собирался подхватить глефу и спасать остатки Мерлина, вдруг у нас и живучесть большая, возможно выживет. Но этого не понадобилось, в этот момент для меня открылась еще одна грань этого мира.

Мерлин, с разодранной хламидой на груди, где было видно его исполосованную кожу, посинела, от чего он слегка покачнулся. Мерлин махнул правой рукой, будто отмахивался от уже прыгнувших на него граков как от какой-то мошкары, и из его руки вырвалась синяя воздушная волна, что легко оттолкнула тварей, которые с резко прервавшимся рыком отлетели на десять метров назад. Я не стал удивляться, и пока есть возможность, напал на граков, что в данный момент не могли дать достойный отпор. Пока я бежал к черным тварям, одной из них в глаз влетела стрела Бэта, что прервала жизнь одного из существ, мой уже наработанный удар глефой сверху, рывок и грак лишается своей головы. Быстро осмотревшись, я с радостью увидел хоть и немного поцарапанных, но живых напарников. Все живы.

Мы еще около получаса собирали свое оружие и приходили в себя после этого скоротечного, но очень рискованного боя. Перевязав слепленными на месте бинтами раны, из которых с неохотой капала наша странная кровь, мы молча сели кольцом. Наша троица, не спешила начинать разговор, пока не закончили со всеми делами, но теперь мы желали ответов. Мерлин все это время был несколько задумчив, но теперь внимательно осмотрев нас, он тяжело вздохнув, принялся за объяснения своей силы.

— Всё началось…

* * *

Мы медленно брели по пустоши. После боя, мы чувствовали моральную усталость, отчего наше неутомимое тело, было вялым и не очень подвижным. Двигались мы по тому же пути, по которому только несколько часов назад, убегали от стаи граков. Я и Бэт пережили этот бой с наименьшими повреждениями, у меня до сих пор болела грудь, где я похоже поломал несколько ребер, хотя боль была несколько иная, чем должна была быть при повреждении этих косточек. Бэту, располосовали левую руку, хорошо, что он был правшой, потому натянуть лук он мог. Гераклу располосовали ногу и спину, не сильно, доспех смог защитить тело от сильных повреждений, но на вид раны были страшные. Но рваные раны всегда такие. Мерлин же получил хороший удар лапой по груди, которая содрала с него доспех, и порвало грудь, не сильно, но это причиняло нашему юному магу сильную боль.

Да, Мерлин оказался магом. Теперь становится ясен, выбор такого имени. Из его объяснения нам стало ясно, что он не был магом до того как попал в этот мир, но вот когда попал сюда… Как только он попал в этот мир, он сразу подумал о магии. Это можно было назвать его хобби, он всегда интересовался ею, но раньше ему с магией не везло. Но как только он попал в этот мир, первое, о чем это подумал, была магией. Когда он вместе со всеми, еще у врат, разобрался в некоторых странностях этого мира и нас самих, он отправился в пустошь. Мерлин хотел побыть один, где он бы мог в покое и не отвлекаясь на других попаданцев, экспериментировать с собой. Его попадание и наша странная кровь, убедили его, что магия есть обязательно, её просто не может не быть. Отдалившись на достаточное, по его мнению, расстояние от шумных соседей, он построил себе простой домик, очень похожий на мой первый опыт в строительстве, хотя и с некоторым хай-теком в виде отличного освещения, где и начал свои первые неуверенные опыты.

Первые дни были бесполезны, трудно искать то, не зная чего. А долгие медитации никакого эффекта не давали. Потом появились граки, на которых Мерлин вынужден был отвлекаться, чтобы защитить себя. Во время укрепления своего дома он несколько увлекся, и вместо обычного неглубокого рва, построил небольшое укрепление, с подъемным мостом и непреодолимым рвом с кольями на дне. Злобное рычание граков снаружи он терпел всего пару дней, после чего не выдержав, сделал себе подвал, или как говорит Мерлин, «Комнату для медитаций». Вот в этой темной и тесной комнатушке, он и постиг дзен.

Всего неделю спустя, во время особо глубокой медитации, он почувствовал нечто в себе, что-то непривычное, но являющееся частью его. Он был уверен, что это и есть магия. Как стало видно, он не прогадал. Еще неделя опытов, и он смог научиться выпускать эту магию, бесконтрольно, урывками, с сильным истощением вроде того посинения, что я видел во время боя, где по цвету, он стал напоминать утопленника со стажем. Мерлин стал учиться ей управлять, придумывать способы ее применения, составлять правила ее использования. А потом пришли мы. Он уже успел оценить опасность этого мира, а потому возможность иметь безопасное и защищенное место привлекло его. Потом как он признался со смущением, у него было так же желание и похвастаться своим достижением. Мерлин понимал, что один он магию развивать не сможет, даже если она хоть наполовину такая же сложная, как и в книгах про фэнтези, то это будет, сравни пытке. Дальше будет все сложнее, а направлений больше. Когда бы мы вернулись в крепость, он хотел нам все рассказать… после того как бы все осмотрел и убедился, что все так же, как мы ему объясняли. Но вмешался случай, потому ему пришлось раскрыться раньше. Так же он нам рассказал интересную информацию, имея некие проявления магии и умения ею пользоваться, он заметил, что во время нашего побега от граков, мы неосознанно пользовались магией. Когда мы перепрыгивали граков, наша команда так же воспользовалась магией, так как прыжок на два метра вверх, для человека не является нормой. Наша вялость, кстати, является даже не столько моральной усталостью, сколько усталостью от использования магией.

Медленно шагая, мы с каждым часом чувствовали себя все лучше, а раны, полученные после боя, затягивались все больше. Регенерация зашкаливает. К тому моменты как мы вернулись к тому месту, где началась наша пробежка, мы уже практически полностью восстановились. Место нашего старта, мы нашли по столбам, что мы постоянно оставляли на своем пути, а само место нашего побега по вмятинам, что были отчетливо видны на земле. Вмятины подозрительно напоминали подошвы наших ног, так что фантазия сразу вырисовывала в голове наш стремительный рывок, где бегущие за нами твари глотали землю от наших ног.

Мерлин, был очень доволен все время нашего пути. То, что он нашел еще одну грань использования магии, необычайно его воодушевило. Он даже старался повторить эти усиления, и у него даже что-то выходило. В отличии от нас. Я не буду говорить за остальных своих спутников, но когда я смог нормально соображать после полученного истощения. Первое что я сделал, это попытался вызвать то чувство усиления. Бесполезно потужившись всю дорогу, у меня так ничего и не вышло, оставалось только с завистью поглядывать на время от времени подпрыгивающего на три метра Мерлина. Я детально вспоминал чувства, которые мне пришлось испытывать, когда убегал от граков и ничего необычного или таинственного вспомнить не смог, только обычное чувство самосохранения и желание не быть съеденным заживо. Мерлин нас успокаивал, что раз мы смогли это сделать один раз, то сделать во второй раз уже будет легче, мы по его словам прошли определенную грань, теперь только осталось сделать один шаг назад. Ты не видишь пути, но ты там уже был, и тебе чтобы вернуться к возможности управлять магией или манной (Мерлин решил не заморачиваться с названием) нужно сделать всего один шаг назад. Из объяснения нашего юного мага, все звучало более или менее просто, но трудно выполнимо в практическом применении.

Пройдя немного дальше, глазастый Бэт что-то заметил на земле в сотне метров от нас. Мы без особого энтузиазма пошли за ним, вряд ли мы найдем тут древние раскопки или невозможно крутые артефакты.

Мы нашли то, что должны были уже найти давно, но чего мы не желали видеть никогда. Останки одного из пустынников, авантюристов. Хотя останки это довольно условные, часть одежды, в виде тряпок погрызенных, части поломанного оружия. Тела нашего соотечественника тут не было, ни крови, ни частей тела, куда оно делось, даже не хочется думать. Теперь стало ясно, откуда тут появилась такая стая граков. Пировали сволочи.

— Вы уже находили останки? — тихо спросил у нас Мерлин.

— Нет. Ни разу. — так же тихо ответил я.

Это первый погибший, о котором мы знаем. Несмотря на сражения, раны и постоянные опасности, где-то глубоко было чувство, что нам ничего не угрожает, мы бессмертны. Тут было интересно жить, столько нового и необычного, не очень опасные жители этого мира. И тут мы, наконец, осознаем, что мы очень даже смертны. Одна серьезная ошибка, и от тебя останется только память. Мы молча слепили столб на месте гибели нашего земляка, ведь мы из одного мира. Столб памяти, пусть хоть что-то будет напоминать о его существовании.

Отдав последние почести погибшему тут человеку, мы продолжили свою экспедицию. Надеюсь, следующего нашего соотечественника, мы найдем живым.

* * *

— Давай, давай. Еще раз, кривоногий.

— Да стараюсь я, не ори в ухо.

— Плохо стараешься, бесполезный кусок голубиного дерьма.

— Такая тактика обучения не прокатит, мы одного возраста и не в армии.

— Я все же постараюсь. — сложив руки за спиной, довольно улыбаясь произнес Мерлин.

— Зря. — ответил я ему.

Прошел еще один день, как мы решили на время остановить наше путешествие, и вплотную заняться нашему усилению магией. Слишком это важная способность, чтобы оставить ее на неопределенное и опасное будущее. Мерлин в данный момент, строил из себя какого-то сержанта американской армии. Так конечно могут себя везти и в других армиях мира. Но его поведение, у меня почему-то ассоциировалось именно с американской армией, ни как я фильмов пересмотрел.

После нашей остановки на обучение мы вплотную занялись обучением. Мерлин принявший вид искушенного мудростью мудреца, начал нам объяснять, как через медитации дотянуться до нашей силы. К нашему облегчению, до нее мы достучались очень быстро, всего за пол суток. По сравнению с неделей медитаций Мерлина, это было очень быстро. С чем была связана наша скорость обучения точно неизвестно. Это было из-за того, что мы уже пользовались магией хоть и инстинктивно, или из-за того, что Мерлин нас обучал и объяснял, лишая нас многих ошибок. Но думаю, тут сложилось все вместе. Но вот в плане понимания магии, мы не продвинулись практически ни на йоту.

Как ею управлять? Куда ее направлять? Как ее использовать? И это далеко не все вопросы, а Мерлин хоть и умеет больше нас, но в магии он все еще очень слаб. Имеет пару фокусов, наподобие волны, которой он отпросил гарков и собственно все.

Но нам сейчас многое и не нужно, главное научиться использовать манну в усилении своего тела, что поможет нам в выживании, а разным огненным шарам и другим спецэффектам можно будет заняться позже.

— Это же так просто — пустил манну в ноги, заставил ее слиться с ними, стать частью твоего тела, а потом просто прыгаешь, используя уже усиленные манной ноги. Когда ты напрягаешь мышцы ног и прыгаешь, ты тратишь манну, что в них уже закачена, а не используешь только саму энергию в твоих мышцах. А… скажем так КПД манны, намного выше, потому прыжок выходит выше, бег быстрее, а сила удара больше. — начал распаляться Мерлин, как мельница размахивая перед собой руками.

— Так как ты говоришь манну в ноги пустить? — решил его перебить Геракл. Ох, сейчас начнется.

Мерлин, еще долго распалялся, обвиняя нас во всех умственных болезнях и узости нашего мышления. Мы терпеливо слушали, стараясь разобраться в его объяснениях, которые он делал между своими высказываниях о наших умственных способностях. Чувствую, как только мы научимся усиливать свое тело, он получит три усиленных пенделя, к сожалению, без этого полезного навыка его просто не догонишь, заразу.

Попытавшись отвлечься от хоть и полезной, но занудной речи Мерлина, я постарался воссоздать его теоретические измышления в практическом применении. Сначала нужно почувствовать эту неясную аморфную силу в себе, не в неком средоточии силы, ядре магии. А просто в своем теле. С закрытыми глазами ее почувствовать намного легче, потому прикрыв глаза и постаравшись отвлечься от перебранки напарников, я сосредоточился на себе. Стараясь найти в себе эту самую манну, которая такое чувство специально избегает моего внимания, как вода обтекающую поставленную руку. Сосредоточится на всем теле, было трудно, поэтому приходилось начинать сверху и идти до самых ног, таким способом лишая возможности манны избежать моего внимания. Начав с головы, я не теряя внимания на верхней части тела, начал спускаться вниз, чутко вслушиваясь в себя и стараясь найти эту неподатливую и ловкую силу. Это всегда занимало много времени, около пяти минут, что в боевых условиях просто море времени. Но с опытом будет легче, и уже через время будет намного легче, а чего-чего, а времени у меня вдосталь.

Дойдя до уровня живота, я начал обращать свое внимание на странное чувство внутри себя, будто маленькие ручейки тепла двигаются у меня в теле, их очень трудно почувствовать, но они есть. Их движение не беспорядочно, у движения манны в теле есть система, которую я, к сожалению, не понимаю. Еще не понимаю. Пройдясь так по всему телу и стараясь держать внимание на каждой части своего организма, я начал желанием, волей и незлым тихим словом, тянуть эту манну в ноги, где заставлял ее их напитывать. Выходило плохо, мана явно не желала меня слушаться, но все же делала то, что я хотел. Когда мана начала напитывать мои ноги, я почувствовал, как они немного напряглись. Необычное чувство, чем-то напоминает неприятные моменты, когда мышцы от напряжения твердеют, причиняя неприятную боль. Тут было все намного легче, но неудобство было. Ну что же, нужно проверить.

Открыв глаза, я, стараясь не потерять концентрацию, поднимаюсь на ноги. Уши сразу же начали ловить всё такую же занудную речь Мерлина. Ну что ж, испытаем свои ножки.

Быстрый рывок, и я уже пролетел три метра разделяющие меня до цели. Он пытается сбежать подпрыгнув вверх, но я не даю ему такого шанса, прыгнув следом. Не рассчитав силы, он прыгнул слишком низко, за какое-то мгновение я догоняю его прямо в воздухе и замахнувшись ногой, отвешиваю ему смачного пенделя, по его усиленной заднице. Так тебе Мерлин. Я же говорил, что зря ты так над нами издеваешься.

Глава 7

В медитациях, мы провели еще около суток. Поскольку я постиг умение усиления своего тела, хоть и в очень низком качестве, Мерлин от меня отстал. И теперь с еще большими усилиями психологически давил на моих компаньонов, пробуждая в них огромные чувство накостылять ему. Этот способ, конечно, очень хорошо стимулирует изучение этой способности, но вот самому агитатору из-за этого может прилично перепасть, как только они освоятся с ней. Убить не убьют, но тумаков пятками ног понаставят.

Так как я смог понять принцип использования этой способности, то и смог в приемлемом варианте рассказать и своим напарникам, которые под всё более едкие замечания Мерлина, что усиливались с каждым часом, начинали тихо беситься, что уже начинало мешать медитации, а не помогать. Но Мерлин, похоже, вошел в раж, и остановить его уже было проблематично. У меня освоение этой способности произошло быстрее, что по словам Мерлина, означает, мою предрасположенность к использованию магии. То есть, я являлся таким же фанатом магии, только еще не понял этого. А вот Геракл и Бэт, по его словам были более приземленными, и их больше привлекало «мечом помахать» и «из лука пострелять».

За те сутки пока они обучались этому умению, я тренировал свое. Сидеть десять минут, чтобы суметь использовать усиление тела, это слишком долго, ведь можно сделать намного быстрее. Об этом говорит то, с какой резвостью и без какой-либо подготовки мы усилили свое тело для побега от стаи граков. Мерлину к слову, нужно всего около минуты, и сейчас он учиться поддерживать усиление.

После того как свое тело смогли усилить Геракл с Бэтом, и их быстрой и жестокой мести Мерлину, мы под усилением отправились в путь. Эта способность как объяснил нам Мерлин, быстро израсходует нашу манну, которая к слову так же очень быстро восполняется. Но траты превышает естественное пополнение, отчего мы собственно и выдыхаемся через время. Но тут дело умения, через время с опытом, мы будем тратить меньше сил на усиление тела, да и возможно самой манны из-за тренировок станет больше. По этим признакам мы пришли к выводу, что благодаря манне напитавшей наше тело, мы и не устаем, не спим, и благодаря ей нам, скорее всего и не нужна пища. А наша странная синяя кровь, навевает мысли, что у нас манна собственно и заменяет обычную человеческую кровь. Сила течёт в наших венах, мощь бьется в наших сердцах. Как-то так.

Наше путешествие продолжалось, без каких-либо неожиданностей еще пару дней, во время которых мы уже начали сомневаться, что встретим хоть кого-то, но потом как прорвало. Всего за сутки, мы встретили пятерых человек, из которых все согласились присоединиться к нам, на следующий день еще троих, и в течении еще суток, целый десяток новых соотечественников. И все они согласились пойти с нами. Это могло бы показаться странно, одиночки, и соглашаются влиться в чужую компанию. Но нам было что им предложить: такие же одиночки в компании, у которых есть такие же увлечения и взгляды на жизнь; привлекательное защищенное место для отдыха и тренировок; но главным козырем, было обучение использованию магии. Даже о самой магии, многие не знали, а уж как ее использовать тем более, Мерлин в этом плане оказался уникумом. Как её развивать и улучшать мы тоже представляли довольно смутно, а вот у Мерлина, были далеко идущие планы, долгие годы опытов и изысканий. А с опытами ему помогут другие маги, что смогут хорошо её освоить.

Среди новичков были девушки и парни, разных национальностей и расцветок, разным любимым оружием и тактикой боя. Все из них уже сталкивались с граками, а потому прошли проверку боем. Даже удивительно насколько способный народ тут собрался. Но все равно тут с трудом набирается половина из тех, кто отправился в пустошь, участь остальных, может быть незавидной, естественный отбор в действии. Но я все же надеюсь на лучшее. Вторая экспедиция, тоже могла набрать множество новичков, которые станут частью нашей команды.

Мы смогли набрать такое большое количество новых людей из-за того, что они начали давать задний ход. Встретив серьезную опасность в лице обитателей этого мира, они начали возвращаться к домоседам, что были у Врат и даже объединяться в команды. На всякий случай, мы разделились на четыре команды, каждую из которых возглавлял один из нашей четверки и отправились в разведку еще на одни сутки расстоянии в разные стороны, ища наших соотечественников. Во время поисков, мы делились своим опытом боев с нашими командами или наоборот брали что-то из их опыта. Всегда есть шанс, что кто-то придумает более эффективный способ умертвить грака.

В моей группе, было четыре человека, не включая меня, так как я в усилении тела разобрался лучше, чем Бэт или Геракл. Исходя из этого, я был потенциально сильнее их, потому и команда была меньше, чтобы уравновесить силы, всегда есть шанс столкнуться с большим количеством граков, из-за чего более слабая команда могла погибнуть. Моя команда состояла из трех парней и одной девушки, которая активно расспрашивала меня про нашу крепость, магию и приключения вообще. Из их пояснений мне стало ясно, что они путешествовали по пустоши в намного более нудных и печальных условиях, которые даже граки уже не вносили разнообразия в скучные деньки. Драки с граками на удивление начали быстро приедаться, ведь они действовали полностью одинаково. Единственное отличие могло состоять в их количестве, что несколько меняло тактику боя, которая зависела только от их численности. Но тактики были полностью идентичны между собой.

Во время короткой разведки мы встретили одного человека, который как раз сражался с одним из граков. Сражался он на мой практически дилетантский взгляд очень плохо, просто ужасно если честно. Если бы не мы, его бы точно там убили. Мечом махал вкривь и вкось, от встречных ударов вообще не уклонялся, иногда даже покрикивал на грака, стараясь его отогнать. Но в голосе слышалась явная паника, бой, это не его. Мой уже меткий выстрел из арбалета с расстояния полусотни метров, и грак с болтом в глазу валиться на землю.

Наш новый напарник после моего и моей команды представления, искренне нас поблагодарил, после чего тут же напросился к нам в команду. Его даже не пришлось приглашать. После моего объяснения кто мы собственно такие, он еще больше воспылал желанием стать частью нашей команды, возможность спрятаться в Крепости его привлекла неимоверно. И как только он стал пустынником? Любовь к безопасности и одиночка, совмещаются между собой с некоторым скрипом.

Все новички, с охотой приняли наше правило нового имени. Да, это уже стало правилом, никто не говорит, как его зовут на самом деле, откуда он и где жил. Нам пришлось принять новый мир и изменится самим, чтобы стать частью его. А старые имена и жизнь, остались в старом мире, так будет легче, у многих на Земле осталась вполне счастливая жизнь, семья, друзья. Но такой небольшой психологический трюк, помогает легче пережить такие изменения, ты не просто придумываешь себе псевдоним, ты даешь себе новую жизнь, под новым именем.

Спасенный нами пустынник, недолго думая, назвался Тритоном. Так нас в группе стало на одного больше. В течении суток, мы не нашли больше ни одного человека, потому мной единолично было принято решение возвращаться на место сбора.

Мы вернулись одними из первых. На месте встречи, нас уже ждала только команда Бэта с двумя новичками. Новые люди набираются просто неудержимым потоком, надеюсь, у нас не будет никаких проблем, свойственных большому сборищу одиночек. Но поскольку я все же реалист, то я надеялся, что мы спокойно дойдем хотя бы до Крепости. Слишком много лиц, мы вчетвером уже давно привыкли друг к другу, притерпелись, даже немного понимаем своих напарников, это было не так тяжело, но такая толпа может принести проблемы. Ведь чем нас больше, тем в большей безопасности мы себя чувствуем, а чем больше у нас чувство безопасности, тем чаще нам в голову приходят мысли о всяких глупостях, типа права на собственное мнение. Я ни какой-нибудь там тиран, просто в данный момент, у людей на ниве излишней эйфории, начинается чесаться одно место, от чего они влезают в неприятности или начинают выяснять отношения между собой. Все тут уже люди боевые, пороху так сказать понюхали, потому вполне могут начать мерятся друг с другом своим достоинством и крутостью, а это обычно заканчивается печально. Так что только тирания, только давление авторитетом, только хардкор. Главное не перестараться.

Бэт, к моему возвращению развлекался тем, что долбил кулаками по каменной стене, слепленной тут недавно. По отлично видимым вмятинам в стене, ясно, что бьет он под усилением. Его команда, под таким представлением, сидит тихо и незаметно, следя при этом за каждой новой вмятиной в стене, как к некому чуду. Некоторые из них, баюкали свои руки, которыми они, похоже, хотели показать, что они тоже не фиг с маслом. Бэт, нашел чем их отвлечь, пока они занимаются такой вредной работой как ничегонеделание. Я решил присоединиться к полезному труду Бэта, и потратив уже около девяти минут на медитацию, начал бить своими усиленными кулаками по стене с другой стороны, выбивая такие же вмятины. Пока мы осваивали способность усиления тела, а наши подчиненные грузились впечатлениями, было тихо и спокойно.

Со временем подошли и остальные команды, Геракл никого не нашел, а у Мерлина, стало на три человека больше, никак магией для поиска пользовался. Заново перезнакомившись и представившись своими звучными, двусмысленными и таинственными именами, мы отправились в путь к Крепости. Всего группа состояла из двадцати восьми человек, включая нашу четверку, очень большая группа для наших мест. Если бы не подзорные трубы, которые мы создали, половину из людей в нашей группе мы бы просто пропустили. То, что мы нашли такое количество людей, в этой безграничной пустоши можно считать настоящим чудом. Подзорные трубы, конечно, очень помогают при просмотре на дальние расстояние, но все же то, что мы смогли встретиться друг с другом, было настоящим чудом. А я в чудеса не верю. Мы все шли, считай куда глаза глядят, и то что мы встретились посреди пустыне, очень странно. Но прицепиться не к чему, все действительно было так, мы случайно повстречались посреди этой бескрайней пустыни.

На нашем пути всего пару раз встретились граки, где даже им хватило ума не лезть втроем на такую большую группу. Проводив нас своими черными взглядами, они побежали в противоположное от нас направление. Некоторые из наших хотели начать преследование, но мы с Бэтом их отговорили, бежать за ними это гиблое дело, а если мы разъединимся, то нас там и загрызут. Через двое суток такого путешествия, я заметил, что возле нашей группы, стало часто мелькать одиночки или пары граков, которые со временем отбегали все примерно в одну сторону. Такие моменты стали меня беспокоить и посовещавшись с остальной троицей командиров, мы перешли на бег. Двигались мы по оставленным ранее столбам, чтобы не потеряться в этой однообразной местности. Через пару десятков лет, вся пустошь может быть ими заставлена. Магнитный компас у нас создавать не выходило, да и сами магниты тоже не получались. Но после некоторых намеков Мерлина на то, что нам могут и не понадобиться примитивные компасы, а хватит и магии, мы и перестали ранее проводить эксперименты в этом направлении.

— Видок, граки странно себя ведут. — обратился ко мне Бэт, приблизившись ближе.

— Странно? — уже догадываясь, о чем пойдет речь, переспросил я.

— Все встреченные граки, после наблюдения за нами, делятся на два направления, куда все и направляются. Мимо нас уже прошло около полусотни граков, и все они, похоже, собираются в одном месте. Когда соберется достаточное количество… — многозначительно замолчал Бэт, недоговаривая неприятный для нас факт.

— Они нападут на нас.

Бэт, что сейчас ходил без очков, своим хмурым взглядом показывал насколько ему это не нравиться. Если соберется такая большая стая, то когда они нападут, потери будут неизбежны.

— Если мы сейчас со всех сил побежим к крепости, сколько это займет времени? — спросил я у Бэта, он по местности разбирается лучше, да и путь нашей экспедиции он запомнил качественнее.

— Если по столбам, то около трех дней. — посмотрев вдаль быстро прикинул Бэт.

— А если напрямик? — понял я намек охотника.

— Сутки, полтора. Мы шли крюком, так что напрямик будет быстрее, но там нет столбов. Заблудимся.

— Надеюсь Мерлин, освоил свой магический компас. — тихо заметил я, направившись к нашему магу.

Мерлин, шел позади отряда, с задумчивым взглядом уставившись в спину впереди идущей девушки. Его губы двигались, произнося неслышимые мне слова, а руки делали различные непонятные взмахи, иногда прерывающиеся одними движением пальцев. Пока я к нему шел, он успел пару раз подпрыгнуть, и проскакать несколько метров на одной ноге. Если бы я не знал что он маг, решил бы что он сошел с ума. Хотя…

— Мерлин, соберись. Сейчас не время для сумасшествий. — негромкой сказал я ему подойдя поближе. Мне не хотелось, чтобы это слышали другие. Через несколько секунд, в глазах юного мага пришло осмысленное выражение, и он с раздражением посмотрев на меня спросил.

— Чего тебе? Я на грани прорыва в магическом манипулировании, а ты отвлекаешь.

— Не хочу тебе мешать, но на нас вот-вот откроют охоту до полусотни граков, нам нужно быстрее возвращаться в Крепость. Напрямик пойти лучше всего, а потому нам нужен твой обещанный магический компас. — тоже с легким раздражением обратился я к нему.

— Хм, извини. Меня всегда злило, когда отвлекали от интересной работы. Так постройте тут небольшое укрепление, вон лбов сколько, отобьемся и продолжим путь. Компас готовый только теоретически, у меня еще не было возможности его испробовать.

— Укрепление построить можно, но тут есть свои минусы. Во-первых, граки. Они не просто попадаются нам на пути, они явно идут в нашу сторону, собираясь возле нас в стаи, то есть, если построить укрепление, их вокруг станет только больше. Но важнее второе, не думаю, что нам дадут шанс построить надежное укрепление. Строительство займет много времени, не меньше пары часов. А мне почему-то кажется, что они не будут ждать, а нападут на нас сразу, как только поймут, что мы окапываемся.

— А убежать у нас, думаешь, шанс есть? — непонимающе спросил Мерлин. Его можно понять, от таких скоростных существ, смогут убежать только мы вчетвером, но не как не наш молодняк, не владеющий усилением тела.

— Сейчас они нас не трогают, собирают силы. Если нам двигаться напрямик, то до Крепости примерно сутки быстрого бега. Они нападут на нас, как только увидят нашу Крепость, а до нее будут только преследовать. А там уже до дома недалеко. — объяснял я Мерлину свой план.

— Но потом же нападут, мы можем не успеть добежать. — не сдавался юный маг.

— А мы для чего? — усмехнувшись, повернулся я к магу, — Если мы увидим, что молодняк не успевают, то мы вступим в бой и задержим граков, с нашими способностями мы сможем продержаться некоторое время, а потом просто сбежим.

— Да, может выйти. Тогда нужно поспешить. Сейчас, я активирую маго-компас.

— Что активируешь? Прошу, не нужно придумывать странные имена, ну или хотя бы подольше подумай над названием. — со смешком подколол я его. Хоть на мне и была маска, он понял, что над ним издеваются.

— Я придумал, я и называю.

После чего он остановился на месте, взгляд ушел в себя. Мерлин, сильно нахмурился. Через несколько секунд, он снова начал двигаться, но теперь взял левее нашего теперешнего пути.

— Крепость там. — показал он рукой на ровную пустошь.

— Показывай дорогу, я предупрежу других.

Мерлин кивнул, и перешел на быстрый бег. Я догнал нашу небольшую колону, и сообщил об изменении курса, команде. Бэт уже предупредил Геракла об изменении планов, потому мы быстро повернулись и направились за Мерлином, бегущего впереди. Заметив, что мы бежим следом, маг прибавил скорости, через десяток секунд мы уже бежали со всех сил. Бэт начал смещаться к окончанию колоны отряда, чтобы присматривать за нашими тылами. Геракл, перешел не правую сторону, а я встал с левой. В этом построением, мы видели друг друга и были готовы в любой момент, вступить в бой со стаей граков.

Поскольку мы не устаем, то такой темп было держать просто. Это только при усилении, тратится манна, и тогда к там со временем приходит усталость. Манна выполняет функцию топлива в нашем теле, и если его потратить слишком много, то наши силы истощаются. Но в таком темпе, мы или не растрачиваем манну вообще, что все же сомнительно, или наша манна восполняется намного быстрее, чем мы её тратим. А тратим мы при таком беге, видно сущие крохи.

Мерлин, уверенно вел нас в одну ему известную сторону, так как мы уже давно потеряли из виду какие-либо ориентиры, и если он вдруг облажается со своим маго-компасом, нам будет очень не сладко. Во время нашего движения, Бэт часто смотрел назад, ища стаю граков, что скоро откроет на нас охоту. У меня не было сомнений насчет того, что эта стая существует, слишком странно граки себя вели. Да и чувством самосохранения они никогда не блистали, и если они не нападают сейчас, значит, они хотят напасть позже, но уже все вместе. Недаром ведь они все бежали в одном направлении, где скорее всего, собирались за границей нашей видимости в стаю. И даже если мы вдруг ошибаемся, и никакой стаи нет, а граки просто не захотели глупо умирать в сражениях с превосходящим противником, а то что они все убегали в одну сторону, за наши спины просто совпадение, наша предусмотрительность не будет лишней. Значит, мы просто быстрее доберемся до крепости.

Новички особо не возмущались, некоторым было только психологически трудно принять, что мы бежим с такой скоростью и при этом не устаем. Но когда те, кто был не привычен к таким марш-броскам, пообвыкли, в колоне возобновились разговоры и беседы, которые были до того, как мы увеличили скорость.

Среди новичков было много парней и всего пять девушек, похоже, такая авантюра с уходом в пустошь не привлекала большинство девушек из тех, что попали в этот мир. Среди нашей команды были в основном белые люди, но были и латиноамериканцы, азиаты, негры, арабы и жители Кавказа. Но наша интернациональность никак не сказывалась при общении, это никого не волновало. Все вопросы касались довольно приземленных вещей, в основном конечно связанных с теперешними реалиями. Такими как холодное оружие, способы убийства граков, обмундирование и даже кто-как украсит свою личную комнату. Мы еще не рассказывали им, что для начала ее нужно будет построить, ведь мы не рассчитывали на такое количество народа за раз. А ведь есть еще и вторая экспедиция. Похоже, стройка возобновится с новой силой и большим размахом. Нужно обдумать, как будет выглядеть наша новая крепость. В голову приходили самые фантастические идеи, вплоть до того, чтобы построить огромный купол, где и будут размещены пирамиды домов. Почему пирамиды? Да потому что из моей башни построили именно пирамиду, по крайней мери она так выглядела когда мы уходили, а нужно соблюдать один стиль. Потому будут пирамиды.

Купол будет высокий и толстый, в несколько метров. А с центра купола, будет висеть острием вниз еще одна пирамида, в которой будут находиться все важные помещения. Например, та же библиотека, Мерлин слишком занят, чтобы постоянно обучать всем новинкам всех нас. Вот и пусть при каждом новом открытии, детально запишет его в свиток или другой носитель информации, а остальные будут уже по ним изучать. Это будет касаться не только магии, а вообще всего. Описание мира и нас самих, история нашей жизни в этом мире, тактики боя, карты, бестиарии, чего там только не будет. Всю информацию, что мы соберем, мы будем складывать в эту библиотеку. Мои идеи и мечты уже начали выходить на новый уровень, а такая глупая идея как купол с домами пирамидами, уже начинала казаться не такой и глупой, когда меня отвлекли.

— Видок, впереди крепость, мы уже почти дома. — крикнул спереди Мерлин.

Присмотревшись, я ничего не увидел, сплюнув от досады на этого замагиченного мага, который слишком уж активно ей пользуется, я достал свою подзорную трубу и стал осматривать горизонт. На границе видимости и правда виднелась еле видимая с нашего расстояния пирамида, в которую превратилась моя маленькая башенка.

— Отлично, прибавим ходу. — приказал я.

Остальные не особо и возражали, остальным уже надоело бежать по этой пустоши, многие уже хотели увидеть свой новый дом. Некоторые из новичков от радости, похоже, смогли инстинктивно использовать манну для усиления тела, так они прибавили скорость бега.

— Видок, — на этот раз раздался крик сзади, а я похолодел, так как уже знал, что мне скажут, — я вижу граков, и их кажется не меньше сотни.

— Хреново, прибавим ходу. — уже не так радостно как раньше, приказал я и так бегущим изо всех сил новичкам. — Когда они нас догонят?

— Через пару минут точно, несутся что паровозы. Пыль за их спинами уже закрыла весь горизонт. — безрадостно ответил Бэт.

До дома оставалось уже не так далеко, но мы все равно не успевали. Так что пришлось принимать резервный план.

— Бэт, Геракл, Мерлин задержим граков. А вы, бегите к крепости и передайте Валету, что вы приглашены в нашу команду Видоком, он впустит. — крикнул я уже новичкам, многие из которых к моему удивлению начали замедлять скорость, собираясь нам помочь в сражении.

— Бегите быстрее, вы без возможности усилить свое тело будете только мешать нам, — добавил Геракл, видя, что не все хотели оставлять нас.

Новички, последний раз оглянувшись, со всех сил побежали в сторону крепости. А вот мы вчетвером, как какие-то былинные богатыри, встали на пути черной орды. Пыль от когтистых лап закрыла уже весь горизонт, кажется даже земля под нашими ногами начала трястись от сотен лап бегущих граков. Черные оскаленные морды смотрели прямо в нашу сторону, черные буркала глаз всех существ казалось, смотрели прямо на тебя, жуткое чувство.

Мы разошлись в стороны и приготовились принимать граков, которые, приближаясь к нам, начали принимать форму клина, сжимая свои порядки. Они явно нацелились на нас и такой широкий фронт, в котором они бежали до этого, уже был не так удобен.

— Удачи, — пожелал нам Геракл.

Раздался хлопок тетивы выстрелившего их лука Бэта, а уже через несколько секунд, мы сделал рывок вперед, принимая на глефы первых врагов. Бой был одновременно тяжелый и простой, граков было очень много, они окружали нас со всех сторон, а первая атака была самой тяжелой, нам нужно было задержать граков на себе, иначе они могли, пробежав нас, отправиться в погоню за новичками. Принимать практически на грудь эту толпу граков было очень рискованно, если упадешь, то потом уже не встанешь. Может усиленное тело и выдержит с легкостью таранный удар грака, но все же проверять не хотелось.

А простой бой был, потому, что граки мешали друг другу. Они были стаей, но неорганизованной стаей. Мешали друг другу, цеплялись друг за друга, иногда даже падали, а потом нещадно затаптывались своими соотечественниками. Грозное, опасное, но неорганизованное стадо.

Удар наконечником глефы по атаковавшей меня твари, совмещенный с ударом тыльной стороны древка по заходящему со спины еще одному граку. Удар глефы усиленным магией тела был страшен, голову грака просто разорвало, не разрезало, а именно разорвало на части. После удара, быстрый рывок в сторону, вырвавшись из окружения граков, я нанес низкий удар глефой по лапам граков, что были позади этой кучи тварей. Послышалось яростное рычание. Неприятно? А вот вам еще. Прыгнувшая на меня тварь получила боковой удар ногой в морду, от которого она отлетела в сторону своих товарок. А это даже начинает нравиться. Они слишком неуклюжи в ближнем противостоянии, ты чувствуешь себя в безопасности, особенно если обычным ударом кулака можно заставить грака целоваться с землей.

Увлекшись своей битвой, я получил удар когтистой лапой в спину, несильный, доспех ценой своей жизни выдержал удар, но тревожный звоночек зазвенел, пора сворачиваться. Сильно я увлекся своей силой, для правильного использования своих возросших возможностей мне не хватает опыта. Слишком скудное у меня количество приемов. Отпрыгнув от граков, я быстро кинул взгляд в сторону крепости, почти все новички уже вошли во двор крепости, пора и нам уходить.

— Отходим. — крикнул я, оглянувшись по сторонам.

Бэт, стоял немного в стороне от меня и сейчас вполне успешно отбивался от налетающих на него волнами граков. Вовремя отпрыгиваю в сторону он наносил серьезные раны гракам, после чего снова уклонялся от злых оскаленных морд. Услышав мою команду, он сделав еще один прыжок в сторону, развернулся и на всем ускорении побежал в сторону крепости.

Мерлин был позади меня и так же удачно отбивался от граков, только глефу он использовал больше как вспомогательное оружие или даже отталкивающее. Им он откидывал от себя самых настырных и юрких тварей, в основном как я понял, он пользовался магией. Но намного экономичнее, чем в прошлый раз, тонкая стрелка синего дыма вылетала из его рук и всасывалась в глаза граков, от чего они через десяток секунд конвульсий, падали замертво. Магией он пользовался аккуратней, но все равно было видно, как его лицо принимало синеватый оттенок, а движения становились более медленные и неуверенные. К счастью, его прикрывал Геракл, он всегда держался рядом и если что спасал его в моменты, когда Мерлин был в опасности, все же он не боец ближнего боя, нашему магу было тяжело сражаться в таких условиях.

Услышав мою команду, Геракл кинул взгляд в сторону тяжело стоящего на ногах мага, широкий удар глефой и нескольких тварей отбросило в сторону, давая дорогу для этого гиганта. Подбежав к Мерлину, он без затей схватил его и кинул себе на плечо, как принцессу понеся его в сторону крепости. Последний раз, раскроив череп одному из граков подошедшему слишком близко, я сделал обманный резкий рывок, и пока граки отвлеклись, ища меня в совсем другой стороне, со всех ног побежал за Гераклом. Минута экстремального бега, и мы уже вбегаем в щель в воротах, оставленную для нас. Как только я забежал в ворота, створки за мной тут же закрыли.

Фух, вот это был экстрим. Никогда не забуду свое первое настоящее сражение. Да, это было… хм, незабываемо. Обессиленно сев на землю, я прислонился к стене и наконец, расслабился. Услышав шум, я повернулся к проталкивающемуся ко мне через новичков Валету.

— Здоров Видок, вот это вы показали, никогда такого не видел. — восхищенно начал встречать меня Валет. — Вы вчетвером просто разбрасывали сотни граков как котят. Невероятно.

— Ну, не целые сотни. — немного смутился я восхвалениям в свою честь, хорошо что он не видит мою скорее всего потупившуюся морду или что еще вероятно, довольную и глуповатую улыбку. Это вредит репутации.

— Ты чего разлегся на земле? Идем, у нас есть сюрприз для тебя. — широко улыбаясь начал завлекать меня Валет.

— Сейчас, подожди. Я реально устал, это забирает много сил, сейчас меня даже курица заклюет. — устало ответил я, похоже не рассчитал сил слегка. Еще бы пара минут и там бы посреди сражения и упал бы.

— Я рад тебя видеть, мы ждали тебя.

Вдруг все вокруг резко потемнело, я почувствовал, как меня куда-то несет. Темнота двигается, или двигаюсь я. Вокруг меня синие огоньки, что несутся навстречу тьме что впереди. Что происходит, где я? Мгновение и я влетел во тьму.


Чирикают птицы, соловей заливается красивой песней. Ветер шумит листьями, сгибая кроны деревьев. Солнце светит в закрытые глаза. Я чувствую под собой, мягкую кровать, а на себе теплое одеяло. Повернувшись на бок, я хотел облокотиться на руку, и чуть не упал, вместо нее был обрубок, у меня нет руки. Я хотел сесть на кровати, но у меня не хватало ноги для того чтобы опереться на кровать. Губы и веки плохо слушаются, мешает твердая огрубевшая кожа. Я дома. В том доме, в который больше никогда не хотел возвращаться.

— Нет. Нет. НЕЕЕЕТ! — услышали люди идущие утром на работу, крик полный боли и отчаяния.

Глава 8

Немигающим взглядом с глазами полными слез, я смотрел на потолок своей комнаты. Надрывался криком от отчаяния я недолго, пару минут и я успокоился. Теперь мое сознание пребывало в шоковом состоянии от произошедшего, ни о чем не думая, я смотрел в потолок. Через десять минут я, наконец, пришел в себя и начал собираться с мыслями.

Как так? Неужели все мои приключения, сражения, друзья, магия, все это было сном? Таким реальным, таким долгим, но сном? Лежа на кровати, я долгое время думал, вспоминал прошедшие события. И пришел к выводу, что что-то тут не так.

Первая странность, я помню свой сон, полностью и во всех деталях. А это удивительный факт, при всех своих недостатках, его вряд ли можно отнести к кошмарам, которые, к сожалению, запоминаются очень хорошо. Я помню всех людей, их лица, имена, даже способ обучения магии и ощущение силы, что струится в твоем теле. Всё.

Вторая странность, у меня было такое чувство, что у меня до сих пор есть моя левая рука и нога. Я видел, что их нет, но оставалось фантомное чувство их присутствия, чувствовал натертую кожу ладоней, которыми я долгое время вертел своей глефой. В ногах(!) чувствовалась небольшая истома мышц, будто я только недавно много бегал или ходил.

Всего лишь сон, но такой реальный.

— А сон ли это был? — неожиданно спросил я сам у себя.

Непонятно каким способом мы во время сна оказались в том мире, и теперь как после сна, я снова проснулся тут. Но что произошло? Почему меня выбросило оттуда, и меня ли только? Мы стали больше не нужны? Что произошло? У меня не было ответов, а то, что мы скрывали свои имена, сыграло злую шутку. Наказание с неожиданной стороны. Хотя, даже если бы мы знали имена, нужно еще знать адрес, город, страну, наконец. Имейл тот же, я невольно улыбнулся. Знай, я все это, все равно бы не смог ни с кем связаться. По крайней мери сам, так точно.

Вспомнив о семье, я загрустил. Совсем забыл о них, для меня прошло уже около месяца, уже не знаю точно сколько, сбился на двадцать каком-то там дне. А для них прошла всего лишь одна ночь. Или не одна? Мне вдруг подумалось, что мой сон мог длиться далеко не одну ночь, а потому с некоторым беспокойством, я повернул голову налево, в сторону дальней от меня стены. Висящие на стене со светлыми обоями электронные часы, показывали, что сейчас семнадцатое мая. Хм, семнадцатое. Когда я засыпал, кажется, было шестнадцатое число. Значит, проспал я всего одну ночь.

Точно, семья. Уже забыв, о чем думал я отвлекся на совсем другие вещи, небольшая надежда добавила мне энтузиазма и эйфории. Ведь существует, хоть и маленький, но шанс, скорее даже надежда, что ночью я снова попаду в Пустошь. Хех, я искренне радуюсь, что ночью окажусь в безжизненный мир, населенными агрессивными каннибалами, любящими человеченку. Дожил.

Так, сейчас было около десяти утра. Родители должны быть на работе, а младшая в школе, потому меня никто и не прибежал успокаивать во время моих воплей. Даже стыдно становиться. В животе заурчало, есть хотелось очень сильно, раньше я пищей не увлекался, апатичное настроение не очень способствовало хорошему аппетиту. Я сильно исхудал, родители уже отчаялись заставить меня хорошо питаться, и я только когда уже совсем становилось голодно, принимал пищу. Но теперь-то настроение было получше, и потому есть хотелось не милосердно. Энергия так и перла из моего тела. Забывшись, я с минуту пытался помочь себе подняться левой рукой, то, что я ее чувствую, сильно сбивало с толку. На этот раз, уже помогая себе правой рукой, я сел на кровати. Слева от меня находился мой костыль и протез для ноги. С некоторым трудом, уже подзабыл как это неудобно, прикрепил к ноге свой протез, затянув ремни и помогая себе здоровой рукой с костылем, я неуверенно поднялся на ноги.

— Ох, ты ё, — чуть не навернувшись, я смог встать на ноги. Силы телу определенно не хватало, я был не то чтобы мумией по состоянию своего тела, но исхудал порядочно.

Помогая себе костылем, я похромал в сторону кухни, тело плохо держало равновесие, и потому идти только с помощью ног, я поостерегся. Двигаясь в сторону кухни, я завернул на половине пути в сторону и заскочил в туалет, где, справив нужду и с трудом помыв руку, снова направился на кухню. Засунув, свой любопытный и голодный нос в холодильник, я нашел множество кастрюль с кашей, котлетами и парочкой салатов. Неплохо.

Раньше, мне приносили еду прямо в комнату и кормили практически вручную, сам я ел редко. Хорошо хоть жевал без посторонней помощи, меня хоть и начинало попускать постепенно от осознания, что я остался без двух конечностей, но все еще было тяжело. С напряжением выгрузив кастрюли, которые ослабевшая рука с трудом держала на весу, я начал набирать себе на тарелку свой обильный завтрак, уже соскучился даже по еде. Набросав еды, я закинул тарелку греться в микроволновку, а салаты накидал ложкой в отдельную посуду. Нагретая пища, еще сильнее раззадорила мой аппетит, потому больше немедля, я поставил разогретую еду на стол и принялся есть.

Ммм, еда, такая теплая, такая вкусная. Было такое чувство, что каждый кусочек просто растворялся во рту, а печеночные котлеты были просто высшим блаженством. Неужели я так соскучился по еде, или я был настолько голодный, все же запустил я себя порядочно. Хотя тут было скорее все вместе. Подкрепившись, я с трудом поднялся из-за стола, и положив посуду в раковину, безуспешно постарался ее помыть. Смочив ее горячей водой, оставил лежать в раковине. Придут родители, они больше обрадуются этой посуде, чем моим словам о том, что я уже поел. Так сказать, видимое доказательство. Иначе мне просто не поверят, уж я то их знаю, хм, а они меня. Потому и оставляю недомытую посуду, а никак ни из-за того, что мне лень ее мыть.

Переваливаясь как колобок, я завалился к себе в комнату и с трудом сел. Слегка переборщив с голодухи, я наложил себе еды целую горку, которую потом так же героически съел. Сам от себя не ожидал.

Посидел я недолго, в голову начали лезть разные темные мыслишки, вроде тех, что это все. Поигрался и теперь конец. Не будет ничего ночью. Долго я это терпеть не мог, и чтобы отвлечься, я схватил рядом лежащий пульт и включил телевизор, что стоял напротив моей кровати, отвлекусь от темных мыслей. Старался я смотреть комедии и другие развлекательные программы, чтобы поддерживать в себе жизненный оптимизм. Что будет, если ночью я не попаду в тот мир, я старался даже не задумываться, но точно ничего хорошего. Я так могу впасть в еще большую депрессию, чем было, дать мечту, а потом так же ее забрать, превратив в иллюзию. Это будет слишком тяжело, слишком.

Так и отвлекая себя телевизором, я и просидел до того момента, как из школы вернулась сестра. Услышав, как открываются двери, я приглушил громкость телевизора и с каким-то непонятным трепетом стал ждать. Вот стук туфель снятой обуви, тихие и мягкие шаги легкого тела, приближающегося в моем направлении. Вот повернув в другую сторону, она зашла к себе и закинула портфель, а потом повернулась назад в сторону кухни, чтобы поставить греться чайник, как она всегда делала ранее. Вот она зашла на кухню, звук поджигаемого электрической зажигалкой газа и… она спокойно выходит с кухни и идет к себе.

— «Эй, а как же посуда?» — молча возмутился я.

Будто услышав мои мысли, она резко повернулась и вернулась на кухню, потом быстрый перестук ног в сторону спальни родителей, где конечно же было пусто. И только потом, она медленно и неуверенно подошла к моей комнате, где я уже с широкой улыбкой ждал ее. Вот дверь медленно приоткрылась и оттуда неуверенно высунулась маленькая темноволосая головка четырнадцатилетней сестры.

— Саша, ты как себя чувствуешь? — неуверенно спросила она.

— Хорошо, вот поел немного. — широко улыбнувшись показательно постучал я себя рукой по животу.

Дальше были, счастливая улыбка, радость и бесперебойное тарахтенье обо всем на свете. Мы не то чтобы отлично друг с другом ладили, но ее сильно беспокоило мое состояние, а уж мрачные как я помню взгляды родителей, точно ей не нравились. Она увлеченно рассказывал про свою учебу, уроки и подруг. Я так заслушался, что даже забыл про свое лицо, которое я уверен, показывало мою злобную кривую ухмылку, вместо обычной улыбки.

Через несколько часов пришли и родители, которые очень обрадовались моему оживлению. Они не знали, отчего я вдруг так оживился и сбросил свою апатию, но они были искренне рады, и всячески старались меня разговорить и развлечь. Да так усердно что, мы и не заметили, как наступил вечер.

Мы пили чай, ели с сестрой сладости, а родители просто радовались. А я, со все нарастающим напряжением ожидал ночи. В десять часов вечера, сославшись на усталость, отправился к себе в комнату спать. Что было не так уж и далеко от правды, я действительно устал, так непривычно. Уже и забыл, каково это, уставать. Но главная причина того, что я отправился спать, была не усталость, а то, что я уже начинал сходить с ума от ожидания. С каждым часом, я с беспокойством тайком смотрел на время, я одновременно ждал и не хотел, чтобы наступала ночь. Время, когда приходит сон. Но ожидание было хуже всего.

Раздевшись, я лег на кровать и закрыл глаза. Сон не шел, а нервы уже были на пределе, я беспокойно крутился в кровати и никак не мог успокоиться, а соответственно и заснуть. Но в какой-то момент, сон все же победил и я незаметно заснул.


Я летел в темноте, среди маленьких светящихся светлячков, что окружали меня со всех сторон, я сам был таким светлячком. Знакомое место. Да, да, да, ДАААА! Я снова тут, я вернулся. Какое же облегчение, кто бы знал. Я вернусь в Пустошь, и я снова буду целым. Хахахаха. Да.

— «Похоже, ты счастливо. Это нелогично».

— «Да, я счастлив. Ведь… что?» — я закрутился на месте, стараясь найти того, кто со мной заговорил, но вокруг было пусто. Хотя, рядом со мной был какой-то светлячок, но больше чем те, что вокруг меня и он был не синего, а какого-то золотистого цвета.

— «Ты кто?» — немного испуганно, обратился я к собеседнику.

— «Я/мы высшая астральная сущность/ бог/ демон». — непонятно с несколькими смыслами в одном слове или мысли, ответило оно мне. Я еще не определился, каким способом мы общаемся, я вроде бы говорил, но говорить то мне и нечем.

— «Кто? То есть что? Это ты!!» — на минутку запутавшись, мне вдруг пришла мысль, что это он нас закинул в этот мир.

— «Твоя астральная сущность/ сознание нестабильна, ты нелогичен / странен / туп». — испуская легкие импульсы света пришел мне ответ от золотистого.

— «Все логично, просто я вдруг понял, что это ты виноват в том, что мы попали в Пустошь». — начал я оправдывать свою логичность, нормальность и умность. Тьфу ты.

— «Ты право, это был я. К моему глубокому удивлению/ шоку ты догадался».

— «Прав, я мужского рода, мужчина». — немного раздраженно поправил я.

— «Это неважно/ излишне. Я тут чтобы объяснить/ указать для чего вы оказались в Межмирье/ Доме энергий/ Глубинном астрале». — без каких либо чувств в голосе, сообщило это высшее астральное существо. Но сам светляк опасно замерцал, как бы предупреждая о раздражении моей несдержанности.

— «Да, ладно. Я готов слушать». — собрав свое астральное сознание в кучку, начал слушать я.

— «Ваш недомир в опасности / беде/ на грани смерти. Он оказался слишком близок к Вратам/ астральному пролому/ Межмировому проходу другого мира, где властвует высшая темная сущность. Его мир погиб/ покрылся тьмой и потому ему нужен новый мир/ пространство для развития. А ваш был очень, очень близок, Врата/ астральный пролом/ Межмировой проход других миров находились в тысячи раз дальше, чем ваш. Ваш же беззащитен/ уязвим/ доступен, нет Хранителей. Потому, я взял на себя обязательства/ честь/ долг/ головную боль, и выбрал вас для защиты вашего мира. Отобрал, по многим параметрам. Вы/ ты/ оно, будете стражами/ защитниками/ хранителями своего мира». — после чего он замолчал.

Ну а я в этот момент был в астральном ступоре, вот слово-то прицепилось. Слегка неожиданно, но хоть что-то объясняет, но это самое «что-то» слишком мало, а потому.

— «Можно задать вам несколько вопросов?» — неуверенно спросил я, мне вдруг пришла в голову мысль, что я вел себя с этой сущностью слегка панибратски, хоть он и козел. Потому решил быть немного осторожней в своих высказываниях.

— «Задавай». — милостиво разрешила высшая сущность бога или демона.

— «Что попадает в Межмирье, то есть. В своем мире, я… калека, у меня нет руки и ноги. А тут, я был полностью здоров». — задал я очень важный для меня вопрос.

— «Тут, ты астральная сущность/ сознание, своего тела. Тут неважно/ излишне, каков ты был там, важнее то, как ты себя чувствовал/ осознавал. Твое астральное тело/ хилый энерго-глист, заполнено силой Дома энергий/ Глубинного астрала. Потому ты всегда полон сил/ энергии/ воли, ты живой/ одушевленный, потому энергия идет к тебе, подчиняется. Мое гениальное решение».

— «Хм, Дом энергий, то есть, то куда мы попали, наполнено энергией? А значит…» — начал я додумывать мысль, но эта… высшая астральная сущность, меня сбила.

— «Нет, не наполнена. Она и есть энергия, Глубинный астрал/ Дом энергий/ Межмирье это энергия и только энергия. Плотная/ воздушная/ вязкая/ текучая энергия, а вы живые/ одушевленные астральные сущности/ энерго-глисты, потому энергия подчиняется вам, поддается вашей воле». — все так же бесстрастно сообщил он мне, но я уже начинаю его ненавидеть.

Я задумался над полученной информацией, вот оно что оказывается. Мы все это время ходили по энергии, дышали (условно) энергией и укрывались хламидой созданной из энергии от плотной энергии в форме песка. У меня даже астральная голова разболелась. Ладно, зададим другой вопрос.

— «А этот… темный бог, он ведь посылает этих черных сущностей через свои Врата, я бы не назвал их такими уж опасными. У нас в мире есть много мощного оружия, они легко разберутся с этими темными собачками».

— «Нет, они не совладают/ не справляться. Их очень трудно убить, высокая выживаемость, не убиваемые, опасны».

— «Ну, я бы не сказал, что такие уж не убиваемые, удар в голову, и они возвращаются к своему темному богу». — я был в недоумении.

— «Ты недалек/ глуп/ идиот/ недоразвитый, Глубинный астрал, это энергия, оружие-энергия, защита-энергия, очень опасно для темных сущностей, легко убить/ оборвать связи/ развоплотить. А ваш мир беден/ мало энергии/ недомир, а потому мечи, пули, снаряды и огонь не убьет, а только навредит или нарушит целостность. Но повреждения не опасны, тело/ энергетическая сущность восстановиться, и залатает повреждения, даже части лапы хватит, чтобы восстановить тело. Вас будет ждать смерть/ рабство/ что-нибудь еще. Со временем придут новые темные сущности, еще более опасные, умные/ хитрожопые, живучие и могущественные». — описал мне незавидную участь, неправильный бог. В общем если к нам попадут эти сущности, то людям труба, вот я и спаситель мира, как оказывается. Потенциальный…

— «У меня есть еще вопросы». — снова обратился я нему.

— «Задавай, последний. Больше нет времени/ утомил». — обломал он меня, гнида.

Так, вопрос. Какой же задать, их так много. Ладно, задам самый важный для меня на этот момент.

— «Почему мы на сутки снова вернулись в свой мир, и сколько мы будем находиться в этом Глубинном астрале?»

— «Во время сна, астральная сущность/ сознание, теряет четкую связь с телом/ хилой оболочкой, в этот момент. А потому, вы можете находиться в Межмирье, только определенное количество времени, а потом будете возвращаться назад. Время нахождения в Глубинном астрале, равен вашему синодическому месяцу. Насколько мне известно, он равен 29,5 дням, значит, вы будете находиться в Доме энергий ровно столько дней и часов, а не будет вас ровно столько же, но в тысячу раз меньше».

Быстро посчитав в уме, я понял, что это двадцать с половиной секунд. Мда, на Земле пройдет двенадцать дней, а для меня и остальных в Межмирье, пройдет целый год. А день на Земле, будет исчисляться в двадцать девять секунд в Глубинном астрале. Сурово и непонятно. Хм, после его объяснений я вспомнил о погибших, раз это только астральная сущность или сознание, то они могли выжить.

— «Можно задать еще вопрос?»

— «Нет/ достаточно, время вышло/ проваливай. Теперь судьба/ жизнь вашего мира, зависит от вас/ тебя».

Я не успел ничего произнести, как золотистый огонек исчез, растворившись, а передо мной внезапно оказалось окончание моего пути.


Перед глазами был еле видимый свет, с трудом освещавший передо мной непонятную поверхность. Тело меня плохо слушалось, и к тому же, я его почти не чувствовал. Вокруг были слышны голоса, радостные, раздраженные, испуганные. Вот послышался громкий командирский голос Валета, который начал раздавать приказы окружающим. Через несколько секунд, чувствительность тела улучшилась, и я понял, что лежу лицом в земле. Приподнявшись, я осмотрелся по сторонам. Стряхнув землю прилипшую к маске, я встал на ноги и направился к Валету. На мне и на остальных людях были одето наше обмундирование, оружие. Было такое чувство что мы и не пропадали из этого мира, у меня были опасения, что мы появимся у Врат, но обошлось. Приблизившись к Валету, я окликнул его.

— Валет, как идут дела?

— Опасно, — повернувшись в мою сторону, он прервал свой поток приказов, — ты появился одним из последних, потому не знаешь. Когда мы тут оказались, у нас во дворе оказалось несколько граков, с трудом смогли убить их без потерь. Они забираются по стенам.

Только после его слов, я обратил внимание на подозрительные черные тушки у стены. Забрались в крепость, пока мы были вне доступа? У них видно нет таких проблем с перемещением между мирами.

— Валет, ставь круговую оборону. Кто увидит опасность, пусть подают сигнал, моя группа справится с ними. — Валет понимающе кивнул, он помнил о нашей возросшей силе.

Я же оглядевшись, приметил Геракла, Бэта и Мерлина. Последний был на удивление бодр, магическое истощение похоже прошло.

— Идите за мной, мы будем предотвращать прорывы. — приказал я им приблизившись.

Они уже были в курсе происходящего, потому ничего не спрашивая, сразу направились за мной. Двор, за время нашей экспедиции увеличился в несколько раз. Только тут, я заметил, что это была не та стена, что я еще строил при возведении Башни, моя стена, теперь была частью центрального здания. Строительство тут произошло, как вижу капитальное.

— Прорыв, — послышался крик со стены недалеко от нас.

Мы быстро нашли глазами кричавшего, который уже достал меч и готовился к сражению. Мана уже заранее укрепила наши тела, потому мы не медля, тут же разогнались и высоким прыжком запрыгнули прямо на стену. Голова грака уже показывалась на вершине стены, быстрый удар глефой, и часть буйной головы сносит с этой темной твари. Рядом показалась еще одна тварь, которую тут же укоротил Геракл, одна из тварей хотела перепрыгнуть через стену, но еще в воздухе ее перехватил своим заклинанием Мерлин. Как они забираются? С осторожностью я выглянул из-за стены вниз, где увидел их способ штурма нашего укрепления. Это оказалась обычная лесенка, они становились друг на друга, а потом уже спокойно забирались на стену. Я нанес глефой удар вниз, полоснув по шее твари исполняющий верхнюю ступеньку этой живой лестницы. Грак, послушно обмяк и упал на тварей, что были ниже, чуть не обрушив всю лестницу. Это их немного задержит.

— Видок, у нас проблемы. — странным голосом обратился ко мне Геракл.

Я проследил за его взглядом, обращенный в сторону пустоши. Мда, все хуже и хуже. Моему взгляду предстали тройки и двойки граков, что бежали в сторону нашей крепости из пустоши. Их было много, десятки черных точек бежали к нам со всех сторон, окружая нас. Их было уже не меньше сотни, и их количество все увеличивалось с каждой минутой.

— Валет, тебе нужно это увидеть. — крикнул я махающей руками во дворе фигуре.

Валет, прекратив команды, побежал в мою сторону. Забравшись по лестнице, он пораженно уставился на граков, бегущих в сторону нашего укрепления.

— Похоже у нас проблемы. — нахмурив брови, мрачно сообщил он понятную всем истину.

— Все не так уж и плохо, — я кивнул в сторону Бэта, который увлеченно выпускал из лука стрелу за стрелой в сторону граков, где каждый снаряд нес для них смерть. — Их конечно много, но недостаточно чтобы мы не справились. Считай это проверку боем для наших новичков, ну и как проверку обороноспособности нашей крепости.

На последних словах, я смахнул уже мечом, еще одну высунувшуюся из-за стены голову грака, в таком положении, они очень уязвимы и чрезвычайно беспомощны. Разобравшись, где у нас наибольшая опасность, Валет начал раздавать новые приказы, призывая всех защищать стены. Граки же начинали новую массированную атаку.

Глава 9

Бой шел с неоднозначным результатом. Мы били их, они били нас, но пока что обходилось без жертв с нашей стороны, мы старались присматривать друг за другом, точнее опытные пустынники присматривали за молодняком. Граки накатывались волнами, они быстро строили несколько лестниц из своих тел, по которым поднимались следующие за ними твари. Тяжелее всего было вначале, многих смущали злые зубастые морды, отчего люди терялись и пугались, что приводило к легким и тяжелым ранам. Но со временем люди более-менее по обвыклись, после чего бой пошел активнее. Да, и чего уж тут таить, в намного более безопасной фазе. Случаи, когда граки прорывались через стены с защитниками и врывались во внутренний двор или шли по стенам, были не так уж и редки, особенно в первые часы боя.

— Геракл, бери свою группу и прикройте левый участок стены, там идет новая волна граков. — перекрикивая шум сражения, отдавал приказы Валет.

Геракл молча толкнул несколько людей рядом с собой и бегом направился в указанный участок стены, за ним направилось около полудюжины его людей, которые как-то сами собой собрались вокруг него. Я проследил взглядом за могучей фигурой рыжика и его командой, что быстро пробиваются по стене на левый фланг нашей обороны, время от времени убивая попадающихся на пути граков. Мои люди и я находились на условном центре нашей обороны, сейчас мы только что отбили одну из атак, а теперь готовились к новому столкновению. Скидывали со стен погибших граков, освобождая место для боя, брали новое оружие в замен поломанного или утерянного, больно уж у граков головы твердые.

Наша боевая четверка собрала по небольшому отряду, и теперь курсировали по стене, помогая новичкам оборонять наше укрепление. Валет же больше отвечал за наше эффективное распределение сил. Заняв высоту, превышающую стену в несколько раз, он видел общее положение дел свысока, откуда и отдавал нам команды.

Пока было время, я внимательней осмотрелся вокруг. Валет стоял на недостроенном участке пирамиды, которая является центральным зданием нашей крепости. Мне отлично было видно, как он, от волнения покусывая губу, из подзорной трубы осматривал пустошь вокруг нас. Люди что стояли рядом со мной расслабленно смотрели в ту же сторону, эта битва, идущая уже около полусуток, утомила многих. Усталость была не физическая а моральная, многие уже с какой-то отрешенностью смотрели на набегающие на нас новые волны граков, и в отличии от того что было вначале, в их взглядах не было испуга или страха. Была некая толика отчаяния, и усталости. Но все стояли на стене и ждали новых врагов. Некоторые, кому не хватало выдержки, начали экстренно осваивать умение стрельбы из лука, отчего у Бэта теперь по всей стене есть такая же компания людей, стреляющие из лука по набегающим тварям.

Во дворе было видно пять девушек, которые оказались самыми неподготовленными к продолжительному бою, или вообще к какому-либо бою. Они занимались лепкой нового оружия и стрел, щитов с обмундированием. Некоторых парней, которые тоже были так же не готовы к таким боям, пинками гнали на стены с копьями, чтобы они скидывали граков еще на подступе. Сейчас слишком тяжелое положение, чтобы столько людей отсиживались в стороне. На некоторых участках происходили короткие стычки с граками, где люди все еще выходили победителями.

Обратив внимание на пустошь вокруг нашей крепости, я с раздражением посмотрел на набегающих граков. А они все бегут и бегут, от досады я чуть не сплюнул, но вовремя вспомнил, что я в шлеме. Да чтоб вам всем повылазило. Постоянно набегают новые твари, неужели их так сильно привлекает наша крепость, что они сбегаются со всей Пустоши? Хорошо, что они не так уж и умны, то, что они додумались до постройки лестницы к верхушке стены, можно отнести к божественному просветлению в чью-то умную гракскую морду, которую мы к счастью, скорее всего уже убили. Так как новых озарений больше не было. Хорошо, что они, практически не готовясь идут в атаку, наберется небольшая стая, и в бой. Додумайся они собраться вместе голов в триста или больше, то просто завалили бы нас трупами, зерг раш в действии. А так это простые, без системные и разрозненные атаки, которые не так уж и трудно отбивать. Главное чтобы мы сами умели отбиваться, чему мы собственно и учимся с каждой новой атакой. Но долго это тоже продолжаться не может… наверное. Мы ведь не устаем, и в какой-то момент можем настолько морально устать, что все это превратится в обычное бездумное и монотонное сражение. Надеюсь граки все же когда-нибудь закончиться, и эти атаки не будет происходить безостановочно.

Вот еще стая из двадцати граков собралась правее от нас, началось наступление. Несколько граков закрыли брешь в лестнице, на замену выбитыми нами, а остальные с рычанием бежали по телам своих сородичей. Хорошо, что тела убитых существ тают со временем, иначе они бы уже без всяких лестниц собрали сотни тел под стенами. Что могли послужить хорошей насыпью на стену. Защитники что стояли на укреплениях, уже привычно сбивали тварей еще на подходе, за время десятков штурмов они научились правильно сражаться с граками.

Геракл со своим отрядом, что подошел в помощь на защиту этого участка стены, мощными ударами разрубал темных тварей, после которых граки не выживали и не могли восстановиться. Геракл был опытным воином и знал куда бить, чтобы одним ударом окончательно ликвидировать грака. Его отряд, что постоянно был рядом, тщательно перенимал его опыт сражений, обучаясь так же ловко и быстро убивать темных сущностей. Что выходило у них вполне качественно, не каждый грак мог подняться после их последнего удара.

На нашем участке тоже собралась стая, которая была готова атаковать в любой момент. Как же они достали.

— Готовсь. Сейчас пойдет атака. — громко крикнул я предупреждая свой участок стены об новой волне.

Люди с постными лицами, что до этого расслаблено сидели на стенах, начали с охами и аханьем подниматься на ноги. Сильных ранений нет, но перепало всем, высокая регенерация помогает быстрому выздоровлению, но на каждое вылеченное, получают две резанных раны или ушибы. Броня защищает не всегда, и не всегда ее успевают починить, но теперь люди в отличии от первых часов боя уже не подставляются под удары так сильно.

Как только люди стали на свои позиции, граки, будто и ждавшие этого момента тут же ринулись в атаку. Всего десяток секунд и граки уже закрыв бреши на лестнице, врываются в порядки защитников стены. Я уже привычным движением ударил острием меча точно в смертельную точку на груди забравшегося грака, а следующим движением откинул его назад на головы его сородичей, что забирались следом. В новых условиях боя на стене, где свободного пространства не так уж и много, пришлось отказаться от глеф с их длинным древком и невозможностью нормально размахнуться, чтобы не попасть по кому-то из своих. Мой отряд, что так же сам собой собрался во время боя, был уже проинструктирован насчет уязвимых точек и некоторых слабостей граков, что помогало переживать им бой с меньшими потерями. Теперь только дело опыта, который если так будет продолжаться и дальше, наберется очень быстро. Надеюсь, мы не будем сражаться так все время вплоть до окончания цикла. Так мы назвали отрезок времени в двадцать девять с половиной дней, которые мы находимся в Пустоши. У нас всех не было времени нормально пообщаться друг с другом, но парой предложений переброситься во время отдыха удалось. У всех тут находящихся было примерно то же самое, что и со мной. Сутки возвращения назад на Землю в свое тело, очень короткий разговор с некой едкой высшей сущностью по пути назад и снова привет, родная Пустошь. Это единственное, что я смог узнать за время отдыха от своих людей, ведь они часто отвлекались в разговоре на свою жизнь. А потом уже стало просто не до этого, все слишком устали, стало лень спрашивать про что-то. Хотелось полежать и ни на что не отвлекаясь, просто лежать. Странное если честно состояние, в теле усталости нет, но в голове такая пустота и апатия, что просто становиться невозможно активно реагировать на события или проявлять какую-либо лишнюю активность.

Еще один быстрый удар в сердце грака и следующее мертвое тело падает за стену. На место погибшей твари тут же вылезла новая, которая действовала агрессивнее и тут же нанесла удар лапой, от которой я защитился мечом, чуть не отрубив ей при этом конечность. Удар мечом во второй руке в удобно открывшуюся грудь грака, чем прервал его бренное существование и толчком ноги столкнул уже мертвое тело. Моя команда так же ходко справлялась со своими противниками, хотя не так результативно как я, иногда им требовалось больше ударов, иногда они сами попадали под удар, из-за чего убийство грака, могло затянуться на еще большее время. Но граки у нас были культурными существами, а потому подходили небольшими группками по одному, на каждого защитника стены, на живой лестнице особо не развернешься.

— Да когда же вы здохните все? — раздраженно процедил сквозь зубы стоящий недалеко от меня Кас, вбивая свой кинжал в голову грака, а следующим вгоняя меч в уязвимое место ослепшего противника.

— Скоро, все кончаться. Их уже все меньше и меньше пребывает, всех порешим. — воинственно выкрикнула Ксена стоящая чуть вдалеке от меня. В последнее время она становилась все дальше от женского идеала и теперь семимильными шагами приближалась к характеру кровожадной амазонки. Что же она дома делает с настолько выросшей брутальностью, кровожадностью? И что об этом считают родные? Как бы некоторых не начало прямо с «дома с мягкими» стенами в Пустошь попадать.

Точным ударом, подрубив лапу еще одному напавшему на меня граку, я мощным ударом отрубил удобно подставившуюся голову. Внимательно оглядев свой фронт работ я удовлетворительно кивнул, моя команда уже разбирается с последними граками. Теперь можно немного отдохнуть.

Присев на стену я обратился к Ксене с заинтересовавшим меня вопросом.

— Ксена, с чего ты решила, что граков становиться меньше, вроде давят все с той же силой и частотой.

— Так это у нас. Собрались в кучу, мы им кишки выпустили и ждем новеньких. — немного кровожадно улыбнувшись ответила она мне, — А вот например на правом фланге их уже стало в разы меньше. Аква, с правого участка стены, недалеко от меня проковылял и передал что у них там уже все тип-топ. С левого фронта, недавно был последние массовое наступление, и теперь их все меньше становиться.

— Так может они вдалеке собирают силы, чтобы внезапно всем вместе навалиться.

— Они что умные? Тут бы собрались и напали всей колдой. Тактические хитрости это не их дело, еще немного и всех зарежем. Зае****и суки, еба**** твари. — эмоционально закончила она свои наблюдения.

— Ксена не матерись, — постарался её поставить на путь праведный Кас.

— Пошел на хер, что хочу то и говорю. — грубо отказалась она, грозно зыркнув в сторону своего напарника. Испортил ее этот жестокий мир, ох испортил. Надеюсь Афина осталась добрее.

— Будем надеяться что ты права. — тактично ответил я, необратим внимания на их перебранку.

Через час, с постоянно стихающим боем, я должен был согласиться с наблюдением Ксены, граков и в самом деле стало меньше. Настолько мало, что мы уже начали обдумывать идеи как повыбивать граков, что устроили под стенами живую лестницу.

— Думаю можно объявить победу, — обратился я к подошедшему Валету, когда твари совсем перестали прибывать к нашей Крепости. Одному из немногих людей кто сиял лицом, и не страдал от многих ушибов и ран по всему телу. Хоть он и не участвовал в бою, но его сияющая морда сильно констатировала на фоне грязных, в порванной одежде и мрачными лицами, нами. Что остальных немного раздражало, но несильно. Было лень злиться.

— Да, выбьем граков под стенами, и пойдем отдыхать. — усталым голосом ответил он. Единственной части его бодрого образа, показывающего, что он принимал какое-то участие в обороне. Эх, меня отчего-то слегка раздражал тот факт, что он не бился вместе с нами, а командовал где-то со спины. Хотя если бы я не увидел сейчас его светлый лик, то и не подумал бы даже об этом.

Выбиванием граков под стенами занялись лучники, которые за время осады поднабрались опыта в использовании своим оружием. Закончив с последней тварью, что без какого-то либо страха спокойно ждала пока ее подстрелят, и даже не подумав бежать, мы все расслаблено расселись на стенах. Желания идти к пирамиде, не было никакого.

— Видок, тут кое-что странное есть. Мерлин сказал тебя позвать. — обратился ко мне кто-то из новеньких, незнакомый мне. Хех, меня уже многие знают, хотя с кем меня путать, маска на лице запоминается сразу, привлекает внимание.

Выругавшись про себя, я пошел за провожатым. Мерлин не стал бы звать по пустякам, но как же меня это все достало, дайте отдохнуть, люди. Мы прошли практически половину окружности стены, пока не подошли к одному из секторов защиты. Граки нападали не со всех сторон сразу, слишком уж их мало для этого. Было около дюжины участков, где были быстро образованы живые лестницы из тел граков, где и происходили нападения. Там мы и поставили защитников для обороны, на одном из таких тяжелых участков и был за главного Мерлин.

— Что там у тебя? — обратился я Мерлину, внимательно что-то осматривающему вдалеке пустоши через подзорную трубу.

— Вот посмотри, — не объясняя причин, сунул он мне в руку свою трубу, показав рукой направление.

Не сразу найдя то, что так заинтересовало моего проверенного напарника, я уже хотел возмутиться насчет этих таинственных объяснений, как заметил то, что его так взволновало. Вдалеке стояла одинокая черная фигура, очень напоминавшая человека, но вот только не совсем. Хоть он был достаточно далеко, что не давало его хорошо рассмотреть, но вот темноватая дымка, что шла от его тела была заметна отлично. А уж то, что рядом с ним спокойно сидело двое граков, уже полностью выбивало твердь из моего мировоззрения. Неужели это тот самый более хитрый, сильный, ловкий и живучий? Что-то слишком быстро.

— Это может быть новый вид хм…, — растерялся я на мгновение, не зная как их назвать, — темных сущностей.

— Да, я тоже так подумал. Темный бог прислал новых воинов. — уверенно согласился со мной Мерлин. Хм, похоже, он тоже задавал правильные вопросы.

— Что будем делать? Он как видно поумнее граков, не нападает бездумно, о чем-то раздумывает.

Фигура постояла еще несколько минут, после чего, развернувшись рывком ускорилась, и уже через секунды скрылся вдалеке. Его скорость… впечатляет. Серьезный будет противник.

— Считаю нужно укрепить оборону, серьезно укрепить. — мрачно обратился я ко всем.

То, с какой скоростью побежал наш новый враг меня впечатлило, это тебе не неуклюжие граки, этот будет намного опаснее.

Многие на мои слова согласно закивали, многим тут за глаза хватило граков, а уж новый противник вообще заставлял замаслиться о смысле жизни и стоит ли вообще дергаться.

— Да, укрепим оборону, закончим с крепостью, а потом примемся за тренировки, много тренировок. — обратился ко всем Мерлин.

Мда, квест «Протяни еще один месяц» можно считать активным. Интересно как дела идут у домоседов? И нужно узнать, спросил ли кто у высшей сущности о том, что происходит с теми, кто умер в этом Глубинном астрале? Как много проблем.

* * *

— Берегись!

Услышав крик, я кинул взгляд наверх, после чего резко отпрыгнул в сторону. На том месте где я только что стоял, упал булыжник размером с голову грака, так и голову можно было разнести. Я поднялся на ноги с намерением точно описать все, что я думаю об этом потеряшке но меня опередили, и к моему стыду использовали фразеологизмы и сравнения намного изобретательней чем я. Сверху послышался редкой изобретательности загиб и смачный звук подзатыльника. Хм, ладно, мои нервы отомщены.

Безрукие строители, из-за таких потеряшек уже чуть троих человек не убило. После осады граками нашей крепости, мы осознали, что защита нашего дома, мягко говоря, недостаточна. Отдохнув после тяжелого и изнурительного боя, мы принялись за мозговой штурм, обдумывая способ защиты нашей Крепости. Начинали с классики: рвы, колья, очень-очень высокие стены, сотни метров поля с ловушками перед стенами. Оборону старались создавать из расчета на появления новых противников, более сильных, умных, быстрых и скорее всего обладающих какой-нибудь магией, мы то умеем, почему бы и у них не появиться. Это само за собой повлекло за предположением возможных противников, их сил, возможностей, особых умений. Фантазия тут дала полет мысли, отчего мы вдруг осознали, что классическая оборона недостаточна, нужно что-то… БОЛЬШЕЕ. Тут я на горе себе и всем строителям, вспомнил о своей, скажем так мечте, которая посетила меня во время нашей последней экспедиции. КУПОЛ, закрывающей всю нашу крепость, абсолютная защита, которая к тому же защищает от атак с воздуха разных предполагаемых тварей. К моему удивлению, комиссии собранной по этому вопросу идея понравилась, среди комиссии оказался студент, обучающийся на четвертом курсе архитектурного, который на приливе энтузиазма и десяток муз, начал на ходу обдумывать архитектурные особенности купола. Как, где, что и куда.

Полет фантазии был очень бурен, особенно если принять во внимание податливость плотной энергии, а уж если вспомнить о том что у нас есть магия… Благодаря, некоторого вольного интерпретирования законов физики, которые тут по мелочам работают сугубо условно, постройка купола и его жизнеспособность была не таким уж и невероятным делом. И началась стройка.

Решили начать с малого, в ходе вольного фантазирования многим вдруг стало ясно, что имеющаяся крепость слишком маленькая, можно и больше. Решив заняться пока имеющейся крепостью, мы заранее обдумывали о достройке к ней еще как минимум трех похожих или еще больших строений. Вобщем мы попали в плен своих фантазий и иллюзий, которой потом и заразили всех жителей нашей Крепости. Которые во время строительства поняли всю ошибку своих заблуждений, но поворачивать назад уже было поздно. Экспедиции мы теперь не отправляли, слишком опасно, есть шанс, что они потом не вернуться и их придется ждать целый месяц. Да, кстати о смерти. Мы не можем тут умереть. Точнее можем и умираем, но уже на следующий цикл, мы возрождаемся у Врат. Об этом важном вопросе узнал Валет, ну или он первый кто об этом рассказал, уверен были и другие кто спрашивал у высшего существа, которое как оказывается, одновременно разговаривало со всеми нами, а если добавить домоседов, то это уже целая тысяча человек. Силен чертяка.

Но как нам потом объяснил Валет, тут все не так просто, мы конечно не умрем, но и после смерти не возродимся сразу, а отведем все положенное нам время, которое оставалось до конца цикла в «темном пространство», это то место, через которое мы проходим попадая в Глубинный астрал. А находится там, допустим двадцать дней неприятно и скучно, но даже не это плохо, можно и пережить, а вот то, что находясь там долго опасно — это проблема. Под долго, это месяца три, за это время тебя может развоплотить. Но мы же там всяко меньше времени будем находиться, так в чем же проблема. А все дело в том, что пространство начнет тебя разъедать, это еще не очень опасно, но ОЧЕНЬ больно, и чем ты там дольше, тем больнее. Провести, например те же двадцать дней, там как говорит Валет, будет очень неприятно и невыносимо больно. Мы поверили сразу, и осознали тоже полностью. Тем, кто умер в начале цикла можно только посочувствовать.

Потому мы знали, что некоторые пустынники теперь возродились у домоседов, возле Врат. А еще немного единомышленников нам не помешает. Но решили с этим не спешить, снаружи может быть опасно, и для начала решили закончить с оборонной Крепости. Потому стройка идет на максимальной скорости.

Отряхнув штаны, я направился к центральному строению, где находятся все наши жилые комнаты, лаборатории, тренировочные площадки, арсеналы и многое другое. Не все конечно, большинство из таких стратегических объектов находится под землей, а в самой пирамиде только жилые комнаты. Саму пирамиду мы к слову недавно закончили, пришло много новичков, появилось много рук, которых для начала пришлось немного обучить, но это дело нескольких часов. Быстро закончив пирамиду и распределив жилые комнаты, мы принялись за купол и бронирования пола внутри него, на случай подкопа, вот тут и началась вся потеха… от которой я с трудом отмазался. Мотивируя свой отказ, тренировками по освоению магии, и подготовкой к разведывательной миссии к домоседам.

К слову о магии, Мерлин на той же комиссии единогласным решением был провозглашен профессором магии, которому поручалось обучить других этому таинственному искусству и всячески его развивать. Он для порядку повозмущался и потом сразу принял это предложение, кто же откажется подготовить для себя лаборантов и выбрать лучших из имеющихся. Самому-то будет трудновато, а тут помощников будет целая куча. Конечно, придется для сначала обучить их, но это дело времени, а опыт треннинга у него уже наработанный на нас, какой-то есть. Ему так же было рекомендовано все свои достижения как-то «документировать», чтобы другие могли обучаться сами, а не дергать его постоянно. Он согласился и сказал, что подумает, как решить проблему «документирования». Надеюсь, что магическая бумага или кристаллы памяти появятся как можно быстрее.

Внимательно следя за куполом, который уже строили у нас над головами, я быстрым шагом шел к пирамиде. Толстые двери были открыты, и потому я тут же заскользнул внутрь, не искушая удачу, вдруг еще подарок от строителей прилетит. Купол у нас толщиной в четыре метра, строят быстро, с матами и перематами, но быстро. А всего-то неделя прошла, быстро идут.

— Здоров Видок, тебя Мерлин искал, что-то у него там вышло, и теперь ему нужен опытный маг для испытаний. — обратился ко мне новичок, по имени Глок, стоящий у входа.

— Я ему что, подопытный кролик? То же мне, безумный ученый. — поворчал я, направляясь на нижние этажи. Хотел заняться достройкой дизайна своей комнаты, а теперь нужно идти на испытания. Кстати моя комната, во время достройки оказалась на одном из ребер пирамиды, которая стала теперь очень высокой, десять этажей это уже серьезно. Пирамида стала намного шире, и теперь на одном этаже не одна комната, а все двенадцать, хотя с каждым этажом вверх, комнат становиться на одну меньше. Меня это устраивало, нам конечно рекомендовали с Валетом переселиться на десятый, ведь мы занимаем в нашем обществе нишу неофициальных лидеров (официальных не было, мы же одиночки-анархисты), но мы отказались. Нам и так хорошо, невысоко, широкие окна, до первого этажа недалеко.

На первом этаже находятся лестницы на подземные этажи с тренировочными площадками и лабораториями, всяко ближе спускаться. Спустился к магам я быстро, нечего тянуть за лямки, чай не умру… хм, надеюсь, что не умру. Приблизившись к белой двери с нарисованным на нем нейтроном, я без стука вошел.

— Франкентштейны, вам что, подопытных мало? — решил я сразу показать свое возмущение.

— Почему сразу подопытный, нам нужен испытатель. — сразу вскинулся Мерлин стоящий в конце комнаты напротив.

— А есть разница?

— Конечно есть, — над чем-то задумавшись маг добавил, — немного. Испытатель это доброволец.

— Что-то я не помню, чтобы я вызывался быть добровольцем, — деланно возмутился я.

— То есть ты не хочешь испытать новые «заклинания»? — хитро прищурив глаза, задал Мерлин каверзный вопрос.

— Ну не то чтобы не хочу, но после последнего испытания я целый день отлеживался в больнице, залечивая себе руки. — напомнил я.

— Издержки испытания, бывает. — равнодушно махнул рукой этот живодер.

— Видок, мы тоже рискуем, создавая эти заклинания, — вдруг вклинился в разговор Тритон, наш еще один безумец от магии.

— Вот именно, вы их только создаете, а я их ИСПЫТУЮ, чувствуешь разницу? Тут сразу становиться ясно, кто отхватывает больше всего от ошибок в ваших заклинаниях, которые не ясно вообще как работают. На коленке идею правильного распределения потоков придумали, которая работает на честном слове и мольбах о удаче использующего его мага и хвастаетесь. — передернув плечами от воспоминания о неудачных испытаниях, я потер пострадавшие последний раз руки.

— Так ты будешь испытывать или нет? — решил взять быка за рога Мерлин.

— Буду, буду. Уже поворчать нельзя. Что испытываем? — перешел я на деловой тон.

— Атакующую магию естественно. — округлив глаза от удивления ответил Тритон. Конечно, какие еще заклинания они могли дать испытателю. Неопасные они сами проверят.

От меня послышался тяжелый стон, надеюсь, я не загремлю в больничку. Лучше бы исцеляющее заклинание создали. Ироды.

Глава 10

Испытывать на практике боевые заклинания опасное дело, всегда есть шанс ошибки в составлении заклинания. Сложность заклинаний тут конечно не велика, податливость энергии тут очень высока, и при высоком контроле и фантазии можно создавать заклинания на одной силе воли, но мы пока что не настолько способные.

Заклинания — это произвольно размещенные магами-теоретиками потоки силы, которые при желании мага почему-то приводят к какому-то внешнему эффекту, заставляя энергию действовать определенным способом. Так я представляю то, что делает наш штат магов. Они говорят, что они открыли некоторые законы магии, узнали правила распределения потоков, потому и могут создавать заклинания. Но когда я захотел узнать об этих правилах и законах, внятного ответа так и не услышал, что приводит к неутешительным выводам. Правила размещения потоков, у теоретиков выходит узнать только методом Тыка, заклинания испробовали, и получили некоторые ответы, может быть. Я уверен, если бы считай половина заклинания, не воспроизводилась на одной воле и желании, ничего бы у нас с магией не вышло, во всяком случае, в этом столетии.

— Опыт первый. Испытатель — Видок. Состояние — неповрежденный. Заклинание — боевое, без названия. — прочитал с бумажки один из лаборантов магов, коих всего насчитывается трое человек не считая Мерлина и Тритона, которые являются ведущими магами. То, что они классифицируют мое состояние как неповрежденное, меня развеселило и разозлило одновременно, то есть я в любой момент могу прийти в состояние поврежденный или частично прожаренный. Знание того что мы считай бессмертные, уничтожило у магов всякое сострадание к испытателем, а чувство совести у них, похоже и не было никогда. Может случайно в них заклинанием попасть? Типа не справился с управлением заклинания, всякое бывает.

Маги будто почувствовали мое желание крови, благоразумно спрятались за прозрачный щиток метровой толщины, кое-как защищенный магией. Раздраженно скрипнув зубами, я приготовился создавать заклинание. Сам виноват, хотел быть вооружен самыми последними новинками магии, вот и расплачивайся. Эх, ладно, хватит медлить, не убьет ведь меня это заклинание… хм, что-то не сильно обнадеживает.

Еще раз внимательно всмотревшись в объемный рисунок потоков на бумаге, и перечитав комментарии для правильного построения заклинания, я принялся за работу. Так, проведем тут линию потока, и еще три линии, сделав похожим на квадрат, соединим это все четырьмя окружностями, в разных точках линий потока. Вышла конструкция похожая на конус, но с обрезанной верхушкой. Несколько потоков в широкой части конуса закрутим и соединим с общим заклинанием, добавив еще пару штрихов, я принялся проецировать на заклинание свое желание и волю разрушения и уничтожения, благодаря чему заклинание немного перестроилось и приобрело более агрессивный оттенок. Ну что же, помолясь. Вливаю манну в заклинание из потоков силы, что струятся в моем теле, и нацеливаю его в мишень.

В тот же момент как я отпустил заклинание, от меня на всю переднюю часть полигона выливается поток обжигающей силы, которая сжигает вместе с небольшой мишенью часть помещения, даже краем зацепив магов, отчего те явно струхнули, дернувшись. Я бы возможно порадовался своей успешной мести, хоть это было и не специально, но мне выжгло всю одежду в передней части тела. Часть одежды на спине и ниже ничем не удерживаемая упала на землю, оставив меня голого, как сокол посреди полигона, только маска закрывала мою обалдевшую от таких спецэффектов физиономию.

Мерлин с опаской вышел из-за перегородки, ехидным голосом прокомментировал мои успехи.

— Нет магов более непредсказуемых, чем дилетанты.

— Лучше бы помогли, а не насмехались. Ваше же заклинание к слову, ваш косяк, а не мой. — раздраженно ответил я ему. Зацепило меня не сильно, только одежду спалило и немного кожу припекло, но то, что это заклинание меня только раздело, а не убило, радости мне не добавляло. Нужно срочно создавать толковые заклинания-щиты.

— Вот возьми халат. — усмехнувшись протянул мне Мерлин, важную часть одежды каждого ученого.

— Что на этот раз не так? Мировые потоки на звездах не сошлись? — с сарказмом спросил я у горе ученых.

— Хм, нет. — смутился Мерлин, — Похоже четырех стабилизирующих потоков было мало и заклинание по сути просто разорвало, рассеяв сработавшее заклинание по всему участку.

— Ну-ну, пусть кто-нибудь сбегает в арсенал и принесет мне броню, теперь по мне может не рассеянной частью, а боевой шандарахнет. — я был намерен добиться правильного исполнения этого заклинания.

Пока один из лаборантов бегал за броней, я быстро слепил себе одну часть одежды, без которой мне на людях было слегка некомфортно, трусы. В каждой комнате был специальный ящик с плотной энергией или если по-простому, земли. А уж в полигоне, который время от времени приходит в негодность, этой земли было море, на ремонт ее тратилось порядочно.

— Опыт второй. Испытатель — Видок. Состояние — голый, злой, слегка подпаленный. Заклинание — боевое, название «Оголитель». — я его убью.

Жаль на мне маска, иначе лаборант понял бы, что мне не до шуток по одному моему многообещающему взгляду. Но, похоже, даже моя маска смогла передать все мое раздражение, так-как лаборант «ойкнув», со всех сил побежал за перегородку в безопасное место. Так броня на мне, можно составлять заклинание, делаем то же самое что и в первый раз, только вместо четырех соединяющих окружностей будет семь, что уже было тяжелее и дольше, но что важнее, безопасней для самого мага. Так заклинание готово, перед применением помолился, откуда-откуда, а с этого места думаю к богу ближе. Авось поможет.

Запускаю заклинание, опасливо отклонив голову назад, маска ранее достойно держала все удары, но рисковать и получить голову гриль не хотелось. Из той области пространства передо мной, где я составлял заклинание, вырвался белый луч, ударивший точно в мишень. Луч быстро истончился и затух, затратив всю минимальную энергию данную мной для этого заклинания. А на самой мишени осталась небольшая проплавленная дырка, глубиной в полметра. Неплохо, не зря страдал.

— Опыт второй, удачный. Заклинание — боевое, новое название «Луч Мерлина». — громко объявил Мерлин выйдя из укрытия.

— Как ты его назвал? Ничего от чувства собственного величия у тебя не лопнет? — возмутился я.

— Ладно, тогда будет «Луч света», — ничуть не расстроившись, изменил название Мерлин.

Банальное конечно название, но это действительно первое, что приходит в голову, да и какая разница. Это название то и будет только записано в свитках заклинаний, по которым их будут учить пустынники.

— «Луч света», уже получше. Знаешь, во время этого испытания я внезапно забеспокоился об отсутствии нормальных заклинаниях-щитах. Вы что-нибудь новое придумали? Или у вас все еще только эти слабенькие щиты, которые пинком разрушишь.

— Есть один щит, но он еще на стадии разработки. Сам понимаешь, нас мало и мы фактически открываем новую науку. А это очень не простое дело, уже то, что у нас есть из боевого арсенала, можно считать за чудо и то, что разрушительные заклинания делать легче всего. — поморщившись объяснил мне проблему Мерлин, то что его торопят в изучении магии, из-за чего он пропускает ее важные элементы его раздражает. Но что поделаешь, скоро в новую экспедицию и хотелось бы быть уверенными, что мы справимся с любой проблемой в пути.

Узнав все что хотел, я отправился к себе домой, где немного полежал, отходя от новых впечатлений. Это было четвертое боевое заклинание которое я испытывал, и каждое происходило с происшествиями, где я так или иначе получал повреждения различной степени тяжести.

Немного отдохнув, я одел новую одежду, после чего отправился на тренировочный полигон, там должна быть моя команда. Считай единственные люди с мелкими исключениями в виде магов, которые сейчас освобождены от строительства. Вновь спустившись в подземелье, я повернул в сторону общего полигона, откуда были слышны негромкие хлопки. Приоткрыв дверь, я аккуратно заглянул внутрь, осмотрев помещение, я удостоверился, что вот сейчас в меня никакое заклинание не полетит, зашел внутрь. Тут находилась моя новая команда. Да, новая. Моих старых знакомых со мной отпускать решительно не хотят, да и они сами не особо рвутся. Мерлин, как ясно полностью завяз в лаборатории, и его оттуда теперь даже под угрозой смерти не вытянуть. Геракл вплотную занялся боевой подготовкой новичков, он можно сказать попал. Первый раз взяв в руки холодное оружие, у него его теперь можно забрать только силой, он был очарован и влюблен в свое оружие, а потому старательно осваивал все его виды в самые короткие сроки. Талант, что тут скажешь. На Земле, ему похоже не приходилось брать в руки настоящее холодное оружие, а тут он развернулся вовсю широту души. А если принять во внимание что хотели научиться пользоваться оружием все, а умел им пользоваться всего три человека, то можно понять загруженность этих людей. И это еще многие заняты на строительстве. Бэт, как единственный толковый лучник, следопыт и один из трех тех самых тренеров по боевой подготовке, был занят еще больше Геракла.

Поэтому, мне дали в команду новичков. Точнее две команды по двое человек, одни просто новички, а вторая группа уже опытная, но в сравнение с моими бывшими напарниками не идут ни в какое сравнение. Опытная пара, это хорошо мне знакомые Кас и Ксена, они первые кто вызвались отправиться в разведку к домоседам. Хотя мне больше кажется, что они хотели откосить от стройбата. Как все же хорошо, что у нас понимающие люди, и знают что это нужно для дела. Кажется мне, будь они более ленивые и эгоистичнее, мы бы так и сидели не вылезая наружу, в небольшом хилом доме. У всех тут есть ответственность, как перед собой, так и перед людьми вместе с которыми они живут. А потому люди стараются, и даже получают некое удовольствие от знания о важности того что они делают.

Новую пару новичков, что также присоединилась ко мне, ранее были найдены мной в последней экспедиции. Назвались они Тьма и Свет, остряки. Они были близнецами, наверное, больно они были похожи, а сами не сознавались. Первый парень, был смуглым брюнетом, а у второго кожа была посветлее и был он как уже ясно блондином. Характер у них был веселый, в меру серьезный, относятся к тренировкам старательно.

Сейчас, вся эта четверка осваивала магию и ее возможности. Они уже научились чувствовать в себе магию, усиливать свои тела, но тут конечно похуже меня или того же Мерлина. Сейчас они учились создавать потоки, а уже из них составлять заклинания. Пока что у них выходило только самое слабое заклинание, им сильно не хватало опыта в этом деле. Заклинание, которые они освоили, можно отнести к одному из самых первых, его применил еще Мерлин во время нашей экспедиции, хоть тогда оно было очень грубое и затратное. Называлось оно «Толчок», и как ясно из названия оно отталкивает врагов. Заклинание даже больше сдерживающее, а не боевое, хотя человека из нашего мира таким можно и убить. Человека сносит на метра четыре в самом слабом варианте. При максимальном, можно отправить врага в небольшой полет.

Сейчас они увлеченно запускали манекены в полет, стараясь постоянно держать их в воздухе, используя толчки. И развлекаются и тренировка отличная, ведь нужно пустить волну так, чтобы манекен не улетел далеко в сторону, а также не слишком сильно или слабо, чтобы манекен одновременно держался в воздухе и при этом не бился об высокие потолки. Тут так же важна скорость составления заклинания, это нужно делать очень быстро, чтобы манекен не успел упасть на землю. Благо заклинание простое, потому больших затруднений в этом не было.

— Молодцы, так держать, — похвалил я уверенно жонглирующих между собой двумя манекенами Свет и Тьму. Ведь дело это не простое, это не какой-нибудь шар или другой простой предмет. У манекена есть руки, ноги и голова, которые могут искривить толчок, или запустить не в ту строну цель. «Толчком» стараются бить не по площади, а в одну точку диаметром сантиметров десять, так и силы тратится намного меньше, а удар сильнее и разрушительнее, есть хороший шанс что-то сломать.

— Ксена, Кас, а вы почему поодиночке тренируетесь? — удивленно задал я вопрос кидающих по одному манекену в стороне напарникам.

— Потому что, Кас еб***й криворукий идиот, — поделилась своим мнением Ксена. Кас на ее слова только горестно вздохнул, и как они при ее характере еще напарники, может, он в нее влюбился? Хотя непохоже, но ладно, терпит и терпит, может ему нравиться, люди разные бывают.

— Ксена не успела оттолкнуть манекен и получила… головой по голове. — подал свою версию Кас. Ксена тут же возразила ему, используя не совсем культурную речь.

— Так, хватит. Вы же напарники… больше слаженности. От ваших возможностей и умений зависит жизнь в этом и следующих циклах. Хотите попробовать каково это провести там две недели? Думаю нет, так что простите друг друга, пожмите руки, поцелуйтесь и работайте вместе. — закончил я свою короткую командирскую речь, нужно осваиваться в этом деле потихоньку. Прошлая команда были именно напарниками, было легче, а эта команда теперь мои подчиненные. К тому же еще неопытная, сражаться они конечно кое-как умеют, все же участвовали в обороне Крепости. Но бой в чистом поле дело другое, там бой идет смешанный, враги вокруг а не только перед тобой, потому нужен тот, кто прикроет тебе спину и случайно не огреет тебя своим заклинанием. Мне, например легче быть одному в бою, я уже привык к подвижному бою, усиление тела очень в этом способствует, а вот у них с этим хуже, хотя со временем они тоже могут перейти к бою в одиночку, чего может и не произойти, привыкнут друг к другу, могут сделать общую команду.

— Ты еба***ся? Чего раскомандывался? В походе будешь командовать, а сейчас не приказывай мне тут, вообще офонорел. — резко ответила она мне.

Эхкхм, мда. Не ожидал. Кас от неожиданности даже манекен уронил. Жесткое не повиновение, а мы ведь еще даже в поход не вышли, да еще и при других подчиненных, вообще безбашенная. Я так растерялся от такого резкого противодействия моим приказам, даже скорее все же советам. Что даже не нашел что сказать вначале. Вот коза, охренела совсем в мужской компании. Так и смотрел на нее молча, обдумывая ситуацию. Секунд через пять заметил что она, опустила глаза и немного отошла от меня, отвернувшись. Немного помявшись она вновь заговорила, но этот раз совсем по-другому.

— Ты это, извини. Просто я целыми днями тренируюсь, уже надоело все, злюсь на все. Да, извини, мы с Касом помиримся. Не злись. — начала неожиданно извиняться Ксена, закончив предложение ласково-просительными нотками в голосе. И даже без матов.

Так, я теперь точно ничего не понимаю, а потому лучше промолчу. Кивнув ей, типа прощаю, отошел в сторону подумать и потренироваться в магии. Я отошел в другую часть полигона, где было больше свободного места, решил обкатать свое новое заклинание. Медленно составив «Луч света», я тщательно прицелившись выстрелил в дальнюю от себя мишень в виде манекена. Ярко белый луч желтого оттенка вылетел из моей основы, места, где я создал заклинание, и мгновенно прожег манекен прямо по центру, расплавив грудь, который после такого обращения распался на две части. Вот такой примерно эффект окажет заклинание на человеке, грака думаю тоже прожжет, а если вложить больше сил то и не одного.

Создав еще одну основу, куда я влил частичку своей силы, я начал создавать в ней заклинание нового «Луча света». Да, основа. Даже не так, Основа, с большой буквы. Это место, в котором маги создают заклинание вне своего тела. Основа это то, из-за чего маги в самом начале своего становления, тратили огромное количество силы на создание одного несчастного заклинания. Все дело в том, что вся разлитая вокруг нас энергия, хоть и податлива для нас, но она все же не наша, а чужая. Точнее она ничья энергия, у нее нет хозяина, но при этом она чужая для любого ее использующего. Без Основы, маги тратили огромное количество силы и концентрации, чтобы создать заклинание в «чужой» энергии, что дорого стоило самим магам. Но оказывается, на поверхности был легкий способ решения этой проблемы, нужно было просто заменить «чужую» силу, своей. Вот и все, выпустил немного энергии возле себя, и в этом месте создаешь заклинание без всякого труда и с минимальными затратами на лишнее действия, а после завершения заклинания Основа подпитывает запущенное заклинание мага. Все было чрезвычайно просто и одновременно с этим гениально. В связи с этим, к слову, у магов даже произошло разделение на «ловких» и «сильных». Различие в том, что энергия, выпущенная магом в пространство, остается на месте и если ты далеко от нее отойдешь, то не сможешь создавать заклинания, то есть нужно стоять на месте, что решительно не устраивало многих магов, у которых в основе боя была подвижность. Потому «ловкие», обычно держат эти маленькие сгустки энергии под названием Основа рядом с собой, на что тратиться определенная концентрация, из-за чего «ловкие» не могут держать много заклинаний одновременно, точнее пока не могут. «Сильные» же, это маги которые решили стоять на месте, и раз уж пошла такая потеха, выпускать не маленькие Основы, а одну большую, вокруг своего тела, что дает им возможность стрелять много и сильно. Но при этом им приходиться делать минимум движения, ведь воздух тут тоже энергия и даже просто резкие быстрые движения могут распылить Основу вокруг мага, смешав ее с «чужой» энергией. А впитать энергию назад нельзя, только использовать, что грозит «сильным» большими затратами если будут делать лишние движения. Можно было бы держать эту большую Основу вместе с собой, как это делали «ловкие», но к сожалению это охранительно тяжело. Пупок надорвется у любого мага, чем больше Основа, тем ее тяжелее держать, думаю, со временем это может исправиться, но это только через очень долго время, эти десятилетия или даже века еще нужно прожить. Вот и произошло разделение на две ветви развития магии. Я как уже ясно, отношусь к «ловким». Быть «силачом» это не по мне, это больше классическим магам, кто стоит на месте, защищаемый другими от рукопашников и кидающий разные ужасти во врагов.

Выпустив напитанное большей силой заклинание в другой манекен я уже увидел иной результат, этого манекена просто разрезало, эффект очень похож на световые мечи одних известных пользователей Силы. Чистый разрез, припаленный по краям, интересно. Заинтересовавшись, я влил в новое заклинание «Луча света» максимальное для меня возможное количество маны, при котором, я смогу удержать потоки заклинания, распирающиеся от текущей в них силы. Прицелился в новый манекен, огонь. Паххх. Бабах.

Оооуу, сильно. Это уже вышел не «Луч света», а «Звезда света». Влив большое количество манны в боевую часть заклинания, я ее похоже слегка уплотнил, отчего она стала более материальной. Этот удар был похож на быстро летящую звезду, которая оставляет за собой шлейф света. Удар же был ужасен, манекен просто не заметило, расплавив на части и раскидав плавленые ошметки, после чего звезда ударилась в стену, сделав в ней впечатляющую оплавленную воронку. Хм, не задокументированный эффект, нужно будет рассказать Мерлину.

Со стороны моих подчиненных послышался несколько глухих ударов, которые заставили меня повернуться в ту сторону, посмотреть что произошло. Но оно и так ясно было что случилось, эффект впечатлил и их тоже. И потому они просто забыли о манекенах, которые попадали на пол. Тьма и Свет смотрели восторженно, они видно уже решили какое следующее заклинание, они хотят выучить. Кас смотрел на меня понимающе, и с легкой улыбкой на губах, будто был чем-то доволен. Не понял. Переведя взгляд на Ксену, я увидел еще более странное поведение, эта ранее громкая особа, даже не посмотрев в мою строну, сейчас печально опустив голову, подбирала манекен, после чего запустила его в воздух. Хм, кажется, я начинаю догадываться, в чем тут дело. Когда Ксена вспыхнула, я похоже не просто молчал раздумывая что ответить, я угрожающе-многозначительно молчал, может даже угрожающе, даже не знаю как со стороны это выгладило. Вот этим я видно смутил Ксену, или даже испугал, даже скорее последнее, раз она просила меня не злиться. А сейчас я очень агрессивно и показательно разнес манекены и стену, вот и думает, что я все еще злюсь. Я гений. Хм, а может и нет, но как вариант сойдет.

А ведь это можно использовать, я всегда был немного раздолбайского характера, что постоянно хотел исправить, но общее мнение уже появилось и хрен его теперь изменишь, это теперь печать у меня на лбу для всех меня знающих, «Раздолбай». А теперь есть хороший шанс это исправить, стать более серьезным что ли, надежным. Меня мало кто хорошо знает, я или в экспедиции, или в тренировках. Из тех, кто меня более-менее знает это мои старые напарники и Валет, но и они скажем так не настолько хорошо. Маска, которая не показывает мое лицо, и несколько глушит мой голос, сильно искажает эмоциональную составляющую моих слов. То ли шучу, то ли серьезно говорю, неясно. Да, так тому и быть, стану серьезным брутальным командиром. Это даже полезно как недавние события показали, к моим словам будут относиться серьезней.

— Занимайтесь дальше, завтра я покажу вам следующее заклинание, «Бур». Вы уже хорошо освоились с «Толчком», — как можно серьезней сказал я смотревшим на меня людям. Подчиненные кивнули, после чего продолжили тренировки. Хм, вроде отреагировали как обычно или все же более покладисто? Хм, ладно, продолжим строить из себя серьезного Видока, посмотрим на результат. Решив для себя, я заново построил «Луч света» и постарался продержать активный луч подольше, чем одна секунда. Сможет ли еще чем-нибудь удивить меня это заклинание?

* * *

— Настал этот знаменательный час, когда была достроенная наша Крепость. Наш Дом. Наше Убежище и защита, от агрессивных приспешников темного бога. — все вещал Валет, стоящим во внутренней дворе крепости людям.

Некоторые слушали его с интересом, другие отстраненно, ведь они и так все понимали, другие с нетерпением, ведь эта линейка отвлекала их от важных опытов и только я, стоял на подиуме рядом с Валетом и мандражировал. Ведь после него, буду выступать уже я. В своей жизни на публике мне приходилось выступать всего один раз, перед сотней людей. Точнее детей, так-как это было в пятом классе, и впечатления тогда у меня остались ужасные, дети плохие слушатели и неблагодарные. А теперь мне нужно выступать перед сотней уже взрослых людей, которые, скорее-всего даже будут меня слушать, детская травма, оставленная мне в ранние школьные годы, сейчас давала обильные ростки, из-за чего я чуть ли не трясся. Всё, Валет закончил свою речь в духе «Враг не пройдет», «Отстоим родину матушку» и «Всем врагам кабздец». После чего отошел в сторону, уступая место мне как неофициальному второму лидеру всего этого сообщества, ведь это мы вместе с Валетом собрали их всех тут, дали идею и цель. Или что еще лучше, возможность эту цель исполнить. Став на место Валета, я осмотрел внимательно следящих за мной людей. Страшнооо.

— Товарищи, — тьфу ты ну ты, тут же куча иностранцев, коммунистом еще объявят. — Сегодня, мы закончили строительство нашей Крепости, место которое станет нашим вторым домом, и кто знает, возможно, лет через сто, именно это место будет нашим настоящим домом, а не тот, что на Земле. Мы научились использовать магию, мы учимся сражаться и побеждать, с каждым циклом, мы будем становиться все сильнее. Но также будет становиться сильнее и наш враг, тот, кто послал граков и пошлет иных сущностей. Он хочет захватить и уничтожить наш дом, Землю, а что случиться с людьми на ней, я даже не хочу представлять. Потому мы должны сражаться, сражаться до конца, до самой смерти, а потом и после смерти, и после, и после. Пока враг не падет, а наш дом не окажется в безопасности, уже многие из вас знают, что смогут натворить граки на Земле, где они будут в десятки раз опаснее, чем тут. Все мы выбрали этот путь по своему решению, все мы сами ушли от Врат, и все вы сами решили сражаться. Так будем же сражаться до конца, до самой смерти. Мы не можем отступить, ведь за нами, Земля. — на этой решительной ноте, я весь потряхиваемый от адреналина сошел с подиума и присоединился к Валету. Люди выслушали мою речь молча, и когда я ушел тоже молчали. Я уже подумывал удавиться со стыда и вернуться уже на следующем цикле, когда люди прокричали:

— Да, за нами Земля.

— Будем сражаться до конца.

И все в таком духе. Я даже удивился, неужели я так хорошо выступил?

— Молодец Видок, речь конечно средненькая, но закончил красиво, а уж сколько экспрессии было в твоей речи, я аж сам проникся. — тихо сказал мне Валет, стоящий рядом со мной.

С экспрессией? Да меня с перепугу всего аж трясло, а голос чуть ли не на каждом слове срывался. Это значит со стороны показалось, что я очень вдохновенно, и яростно проводил свою речь? Я на свою маску уже молиться готов. Увидели бы они мое лицо, их решение было бы прямо противоположное. Не люблю я речь перед людьми делать, и не умею, отчего и не люблю.

— Завтра я беру свою группу, и мы выдвигаемся к домоседам, посмотрим как у них дела. Да и других пустынников перехватить нужно, может, кто согласиться уйти с нами. — так же тихо сообщил я Валету.

— Понял, только возможностями особо там не светите… на всякий случай. Как ты говоришь, люди разные бывают. — предупредил меня Валет.

В чем-то он конечно прав, но зачем же нам от них скрывать возможности? Они же такие как и мы, просто более ленивые. Ладно, там посмотрим, может они и сами уже разобрались. Шаман ведь там остался, а он головастый.

Мы отдыхали целый день, ходили по крепости, осматривали ее. Смотрели с внешней стороны на огромный купол, что стоял посреди Пустоши и закрывал сердце нашей крепости, Пирамиду. Ходили в построенную немного в стороне от Пирамиды, пирамидку поменьше. Место, где мы решили основать библиотеку, туда будут складывать свои работы пустынники, не обязательно маги, все кто найдет нечто новое в этом мире, или что-то просто интересное, да хоть стихи. В библиотеке мы будем собирать информацию об этом мире и учиться. Так мы будем сильнее, а чем мы будем сильнее, тем мы в большей безопасности будем.

В библиотеке меня и поймал Тритон, с довольно интересной способностью и еще больше интересным заданием.

— Поймать живьем грака? Ты с ума сошел? — честно спросил я у него.

— Живой грак, нужен для изучения. Для понимания силы врага, его возможностей. Знание нашего врага, это половина победы. — яростно доказывал мне он.

— Я тоже эту цитату знаю, — лениво отбрехиваюсь.

— Если знаешь, то не нужно возмущаться. Живой грак это очень важно, мертвых нам не изучить, так как они быстро растворяются. А изучив их, мы возможно даже сами сможем создавать сущностей. — а так вот оно что, это все его идея фикс создать себе защитников. Тритон не в обиду ему будет, слегка трусоват, особенно после того как его постарались сожрать, но тут особо винить не за что, пройдет. Но после того случая он загорелся идеей создать себе защитников, которые будут его защищать, кажется мне, только из-за этой идеи он и стал таким способным магом «силачом».

— Ладно, не кипятись. Будет тебе живой грак. Ты давай лучше учи меня этой так давно ожидаемой мной способностью.

— Компасу? Да, сейчас. Мерлин, последнее время только за ней и сидел, хотел успеть до того как ты уйдешь в разведку. Как нам стало известно, в этом месте есть основные четыре астральных потока, которые, не мешая друг другу, движутся в четыре направления, названные нами Север, Запад, Юг и Восток. Когда…, — перейдя на увлеченно-поучительный тон, разошелся Тритон.

— Давай по существу, теорию я потом прочту в библиотеке. Как создавать Компас? — решил я угомонить мага-теоретика.

— Ах, да. Сейчас. — немного расстроился Тритон, после чего перешел к объяснению по его созданию.

Процесс оказался несложным, но муторным. Нужно было перейти в медитацию и почувствовать эти самые астральные потоки, которые постоянно движутся в одну сторону. А дальше уже дело техники, или время от времени медитировать и сравнивать направление или учиться поддерживать этот способ постоянно. Жаль мы не видим энергию, только свою немного. Но чувствовать, особо способные ее могут, вот им и легче всего будет использовать компас. Придется разобраться кому из нашей команды стать Следопытом.

Получив, наконец, так ожидаемую мной способность, я пошел искать свою команду, нужно готовиться к путешествию.

Глава 11

— Ну что, отправляемся.

Отвернувшись от видневшегося вдалеке купола нашей Крепости, что сливается цветом с небом и землей, наша пятерка перешла на бег. До этого мы двигались шагом, медля с дальним путешествием предстоящего нам. Хотя для всех это была проверка, не нападут ли на нас после того, как мы отойдем от нашего защищенного дома. Но противников было не видно.

Как главная боевая сила в нашей команде, я двигался впереди. Следом за мной и по бокам от меня была двойка Ксена и Кас, а замыкающими за ними шли еще больше разошедшиеся по бокам Свет и Тьма. В итоге наша группа двигалась конусом, на расстоянии нескольких метров друг от друга. Мы решили отказаться от длинных и не всегда удобных глеф, я например, взял себе мечи как главное оружие, а Кас и Тьма разложили свои глефы на части, чтобы они не мешались им.

После проверки перед выходом из Крепости, Следопытом в нашей группе оказалась Ксена, что смогла определиться с направлением на порядок быстрее всех остальных, даже меня. По компасу и моим столбам, мы смогли определить, что домоседы должны быть на юго-западном направлении. Каждый основной поток чем-то отличался друг от друга, и по каким-то неизвестным мне параметрам каждому из потоков, маги-теоретики дали название, следуя которым мы и определились с направлением.

Во время бега, каждый занимался своим делом. То есть тренировались магии, в которой более-менее разобрался только я. Кас, если верить черной дымке что иногда стекает с его пальцев, тренировался с заклинанием «Бура». Это второе заклинание созданное Мерлином, еще до самого понимания как с этой магией работать. Этим заклинанием он воспользовался возле Крепости и на ней самой. Данное заклинание выпускает самонаводящееся заклинание, которое попадает в мозг гракам через глаза, где разносит внутренности черепа и убивает тварь. Ну как самонаводящееся, оно просто летит к ближайшей темной сущности, которая манит это заклинание как сыр грызунов. Как Мерлин додумался до этого заклинания, я не могу понять до сих пор, но хитрость этого заклинания заставляет, как минимум уважать хитрозадость нашего главного мага. «Бур», это созданная магом частичка темной сущности, что само по себе многообещающе и несколько пугающе. В эту частичку темных сущностей, вплетается немного агрессивной энергии мага, и потому, когда она впитывается граком, внутри происходит мини-взрыв. Этакое заклинание Троянского коня. Очень удобное, ведь не нужно целиться, просто выпускаешь его, и оно само ищет цель, но вот с её созданием есть определенные трудности. А именно сам процесс создания это темной частички, для этого нужно определенные эмоции и воля мага. В общем это не нормальное заклинание, с выверенными потоками и формами, а созданное на одних эмоциях и желании заклинание, с вплетенной туда маной мага. Вот Кас и старается почувствовать «то самое». Когда у него будет идти не обычные темный туман от рук, а выходить струйки тьмы, вот тогда это заклинание будет готово. Ксена же, если верить моему не очень чуткому как оказывается чувству энергии, сейчас время от времени включала компас, проводила потоки силы по телу, укрепляя или усиливая одну из частей тела, и при всем при этом она еще и внимательно смотрела по сторонам. Неужели она вышла на путь праведный и скоро из нее выйдет добрая, старательная и чуткая девушка?

— Б***дь, — матернулась Ксена споткнувшись на ровном месте об землю, слишком она отвлеклась от самого бега. К слову, подтвердив то, что она, возможно, только стала на этот праведный путь, но все еще далека от него.

Тьма и Свет с какими-то маниакальными глазами, неприкрытыми очками, плели «Лучи света» и выпускали их в землю. Я научил только основам заклинаний, как их составлять, а вот обучаются это делать быстро и правильно они уже будут самостоятельно. Подозрительно проследив за двумя лучами ударившими в землю, я заметил, что луч у Тьмы был темнее, почти серого цвета. По глазам было понятно что он недоволен своим результатом, и принялся снова составлять «Луч света» с некоторыми изменениями, которые похоже превратят это заклинание в «Луч тьмы». Он, похоже, слишком сильно принял к сердцу свое имя, отчего в своих заклинаниях он старается добиться более темного эффекта, видимо, для того, чтобы «соответствовать».

Я же, как командир группы и бегущий на острие, больше смотрел по сторонам, полностью не доверяя в этом вопросе Ксене, она могла и проворонить опасность. И дело тут не в граках, которых Ксена точно увидит, я опасался Темного воина. Так мы назвали ту сущность, что руководила нападением на Крепость, имя, кстати рабочее, при встрече определимся что это за фрукт, может он очень даже рыцарь, хотя если это и так, то сообщим мы об этом остальным только после возрождения.

Наше путешествие не отличалось особым разнообразием, даже гарков не встречали, будто вымерли все. Хех, возможно это и так, все и вымерли, прямо у нашей Крепости. От скуки, я даже сам начал прокручивать в голове возможные способы создания заклинания. А чем я хуже? Ум есть, соображалка есть, желание выжить есть, может и создам какое толковое заклинание, да хотя бы те же щиты. Посмеявшись про себя над своими великими планами, я начал думать над боевыми заклинаниями, как создавать щиты, я даже в очень грубой теории слабо представляю.

Ладно, мне известно семь заклинаний, одно из них это мифическое заклинание-щит, которое, кажется даже не работает, так как не выдержало еще ни одного какого-либо нормального удара. От пинка рушился, и это далеко не шутка. Пнул, и щита нет, офигенная защита.

Так, что бы такого выдумать? Все шесть заклинаний против одного или нескольких противников, массового нет ни одного, что непорядок. Какой же это маг, который не может долбануть чем-нибудь страшным по массе.

Загрузился я этой задачей серьезно. Ведь даже боевое заклинание, являющееся одним из самых простых, далеко не так легко придумать, особенно в новом исполнении. Наши маги насколько я знаю, даже не задумывались еще о заклинаниях такого класса, не до того. Мы уже пробежали больше половины пути, как у меня в голове сложился более-менее удовлетворительный вариант составления нового заклинания. Я даже начал немного понимать наших магов, реально тяжелое дело, ты не знаешь куда двигаться, что дает тот или иной поток, как их можно использовать, для чего и как. Целый пласт вопросов, который покрывает все перед тобой, и каждое, даже очень логичное правило или теорема может оказать всего лишь пустышкой, не имеющей реального применения. Как только ты находишь маленький, самый незначительный ответ на один из вопросов, ты получаешь еще тысячу новых, что несет тебе понимание, что ты не знаешь НИЧЕГО. И все твои потуги что-то узнать, не более чем горстка пыли в бесконечной пустоши этого мира. Меня только от неполного понимания того, что я не знаю о магии абсолютно ничего, вгоняет в легкую меланхолию. Но я практик, с совсем небольшой теоретической базой. Какой же шок используют сами маги-теоретики, что сидят в нашей лаборатории и корпят над новыми заклинаниями? Особенно Мерлин, который кажется хочет охватить всю магию, может только благодаря его фанатизму он и не замечает этого. А остальные маги… остальные сосредоточены на чем-то одном, а потому не видят всю картину. Даже Тритон, больше сосредоточен на своих големах, где остальные заклинания лишь вспомогательные и мало что для него значащие мелочи. Да, все это суета сует. Не будем о грустном. Я все же САМ, создал новое заклинание, нужно радоваться. Если конечно это заклинание сработает, и если от него будет толк, и если оно меня не убьет, и если… так, опустим эти малозначащие мелочи. У меня праздник. Но само испытание заклинания придется отстрочить на дальнее будущее, ведь я вижу на своем пути свой первый столб. Его я ни с чем не спутаю, только он вышел у меня в таком ужасном качестве исполнения. Первый блин комом.

— Стоять. — приказал я команде, предупредительно подняв руку. — Примерно через километр будут Врата, а там и наши домоседы. Все помнят о правилах?

— Не использовать и не говорить о магии. — первым сказал Кас.

— Не рассказывать о нашей Крепости. — продолжила Ксена.

— Не рассказывать о пустынниках, — ухмыльнувшись сказал Тьма.

— И мы обычные путешественники, — продолжил Свет, так же весело улыбнувшись.

— Правильно, — кивнул я, — Сначала разведка, а потом мы уже с ними поговорим по душам. А теперь в путь. Мы уже рядом.

Оглянувшись по сторонам, мы продолжили бег. Но теперь молчанки не было, недавним разговором мы будто прорвали плотину молчания, которая у нас образовалась сама собой.

— Вокруг нет ни одного грака, они тут вобще были?

— Тут даже ни одного дозорного нет. Вобще б**дь расслабились, их бы к нам, вот где бы они оху… то есть, узнали что такое сражение. — проворчала Ксена.

— Будет хорошо, если у них будет что-то веселое — в один голос сказали Свет и Тьма. Нет, они определённо братья.

— Вот сейчас и узнаем. Надеюсь мы не прошли этот путь зря и не встретим пустышку. — серьезно ответил я им. Я правда опасался, что мы встретим какие-нибудь лачуги, в которых отдаются ничего неделанию оставшиеся у Врат люди, это будет серьезным разочарованием для меня.

— Похоже, все же будет интересно, — услышал я голос Ксены справа от себя. Я не успел спросить у нее, что она имеет ввиду, как тоже заметил вдалеке одно несоответствие с обычным пейзажем. Впереди была стена, и если верить моему глазомеру довольно высокая. Похоже, этот путь мы прошли все же не зря.

С каждой секундой нашего бега, стена становилась все ближе и выше. По цвету она была похожа на окружающий наш песок, но светлее, потому несколько выделалась от темных оттенков земли и туч. Несколько минут и мы уже стоим у стены около восьми метров высотой, на вид она выглядела монолитной, не единого шва или неровности. Домоседы все же разобрались, как правильно строить, уже хорошо. Вот что-то только ворот вокруг невидно.

— И как нам попасть внутрь? — задался тем же вопросом Кас.

— Запрыгнем наверх и делов. Хер ли выдумывать. — отозвалась Ксена в своей экспрессивной манере.

Разнополярные братья же только с интересом рассматривали стену, хотя эта самая искорка любопытства с каждым мгновением затухала все больше и больше. И правда, ничего такого, у нас намного лучше.

— Забыли? Мы обычные путешественники, и никакой магии. Будем искать вход. Не могли же они себя замуровать внутри стен.

— Или могли? — задал каверзный вопрос Кас.

Мда, такое тоже возможно. Наружу им выходить нет никакого смысла.

— Расходимся в разные стороны и ищем вход. Через час встретимся тут, если ворот так и не найдем значит слепим лестницу или веревку и просто заберемся наверх. — дал я приказания команде.

Кивнув, они поделившись на команды, разбежались в разные стороны. Кто с кем побежал было и так ясно. Я, на миг растерявшись, в какую сторону идти мне, посмотрев на бегущих по над стеной пары, решил просто остаться на месте и дождаться их. А чтобы мое ожидание не было скучным, решил заняться решением проблемы, если ворота не найдутся. Присев на землю в позе лотоса, я начал сгребать к себе землю, буду лепить веревку, так будет легче забраться. Моя робота шла ходко, увлекшись, я не заметил, как быстро прошел час ожидания и ко мне начали возвращаться двойки из моей команды.

— Пусто, — отчитались разнополярные браться.

— Также, еще бы час и мы бы наверное оббежали этот город по кругу. — ответил Кас.

— Ну что ж, значит будем взбираться по стене. — поднявшись на ноги я поудобнее схватился за слепленную мной веревку подходящей длинны с уже прикрепленной к нему крюку и начал ее раскручивать.

Раскрутив веревку до удовлетворительной меня скорости, я немного использовав магию, для силы и точности броска запустил крюк вверх на стену. Недолгий полет, и крюк залетел за стену, потянув за веревку, я удостоверился, что он крепко зацепился за стену, начал быстро по ней взбираться, упираясь ногами в стену для удобства. Полминуты быстрого перебирания руками и я уже на верхушке стены. Что же, посмотрим как там жизнь у наших соотечественников. Обратив взгляд на территорию за стеной, я удивленно застыл, такой вариант тоже был возможен. Через пару минут, на стене уже была остальная моя команда, и теперь мы растерянно рассматривали открывшийся нам вид.

— Видно все не так уж и плохо, даже наоборот. — высказал общее мнение Кас.

Нам открылся вид на полноценный город, или если точнее город из дворцов. Практически всю внутреннюю часть стены занимали различные дворцы, самых причудливых и диких форм, кто-то, похоже оторвался по полной. Тут было всё, дворцы шейхов, дворцы в стиле барокко или позднего ренессанса, итальянский стиль и английский, легкие дворцы больше похожие на эльфийские как я их представлял, с искусной гравировкой и массивные гномьи практически замки с барельефами на них, дворцы в стиле классицизма, готический стиль или даже ампир с его тяжеловесностью и торжественностью, так похожие на римскую архитектуру. Да, люди тут оторвались во всю, у каждого свой дворец как минимум. В центре этого города, были видны Врата, вокруг которых ничего не было построено, превращая это место в площадь этого города. По улице ходили редкие люди, которые похоже были чем-то заняты, много людей собиралось возле некоторых дворцов в той или иной части поселения. Жизнь тут шла активно и как видно, им было чем тут всем заниматься.

— Ну что же, идемте вниз. Познакомимся с ними. — обратился я к своим подчиненным и повернулся к лестнице что была недалеко от нас.

Спустившись по лестнице, мы оказались на пустынном месте, не застроенном дворцами, до ближайшего из них было метров двести. Переглянувшись, мы медленным шагом направились к людям. Пусть сразу видят, что мы гости, потому мы не снимали свои хламиды и чалмы, что закрывали головы и лица. Когда мы уже приблизились практически до дворца ближайшего к нам, на нас наконец обратили внимание. Два человека в открытой и легкой одежде, с разными рисунками на них, переговаривались в беседке у дворца, повернулись в нашу сторону. Они посмотрели на нас как на клоунов, которые сбежали из цирка в своем наряде и теперь ходят в этом несуразном наряде в приличном обществе. Потом один из них нахмурился и что-то сказал сидящему рядом человеку, после чего они уже с удивлением и опаской посмотрели на нас. Быстро они поняли, что мы все же не совсем здешние. Оружия то мы в руках не держим, ни в чем предосудительном нас сразу и не заподозришь.

Раз они уже поняли, что мы гости в этом новом для нас месте, наша команда направилась прямо к ним, чтобы несколько прояснить сложившееся в этом месте положение. Увидев, что мы направились в их сторону, люди сидящие в беседке напряглись, но остались сидеть на месте. А нас ведь всего полтора месяца тут не было, а уже как чужие друг другу.

— Приветствую вас, мы путешественники, что вначале нашего попадания в это место, отправились исследовать мир. Вот мы вернулись, а тут так все изменилось. Давайте знакомиться, я Видок. — постарался успокоить их я, протянув руку для рукопожатия. — А это мои друзья Ксена, Кас, Тьма и Свет.

— Мне так же приятна наша встреча, — отозвался тот, что сидел справа, узкий разрез глаз классифицировало его как азиата, но откуда он именно я уже не разбираюсь. — Меня зовут Золотое Облако, а это мой друг Джон. У вас странные имена, Тьма и Свет вы из Китая? Ксена что-то знакомое, а Видок и Кас впервые слышу.

Пожав мою руку и немного поклонившись, удивленно ответил Золотой… хм, Облачный. Он и его друг расслабились после нашего ответа, смотря уже с больше доброжелательностью, но настороженность осталась.

— Нет, это наше второе имя, которое мы придумали себе сами. Из-за проблем с произношением некоторых фамилий и имен. — постарался добавить я в голос доброжелательности. Облачный, на мое объяснение понимающе покивал, ему с его именем похоже эта проблема очень знакома.

— Почему вы все в масках? Можете не скрывать лица, возможно мы вас даже узнаем. — улыбнувшись, но все же с некоторой напряженностью в голосе спросил Джон, беловолосый европеец, предположительно англичанин или американец.

— Ах, это. В пустоши постоянно летает песок, задувая в одежду, бьет в лицо и глаза, потому приходиться так защищаться от него.

После моего сигнала мои подчиненные стянули с себя чалмы и ткань, закрывающие лица. Увидев вполне обычных людей, наши собеседники расслабились еще больше, и уже с легким интересом и ожиданием посмотрели в мою сторону.

— Я не могу снять свою маску, — развел я руками, — она появилась вместе со мной, и никак не снимается.

— Хм, кажется я что-то слышал о тебе. — встрепенулся Джон. — О тебе как-то Алексей говорил, что ты и еще около сотни психов ушли в пустошь. Твоя маска очень запоминающаяся, ты один такой.

Джон, так увлекся, что даже не заметил, что назвал нас сумасшедшими, хотя… что-то в этом определенно есть. Но вот Облачный встрепенулся и осуждающе посмотрел на своего друга, правда, ничего ему не сказав. Тактичный человек.

— Алексе-ей, — задумчиво протянул я, что-то знакомое имя, ах да это же считай единственный человек, с которым я знаком из домоседов, я уже и забыть о нем успел. — Да, помню его. Мы были с ним знакомы, как он там сейчас поживает?

— Да нормально, что с ним будет. Пытается как-то навести тут порядок, вроде выходит. — развел он руками вокруг нас. — Хотя, раз вы его знаете, будет лучше, если вы сами с ним поговорите, будет заодно интересно послушать как там снаружи. Мы слышали, там живут какие-то монстры, вы с ними встречались?

— Да, были встречи. Но в последнее время ни одного не видели. Как сквозь землю провалились, может нас испугались. — ага так испугались, что аж поиздыхали все с нашей помощью, но об этом пока промолчим.

Облачный заинтересовано прослушав наш ответ, только печально покачал головой.

— Идемте, я проведу вас к старшему Алексею. — поднялся он со скамейки и поманил нас за собой в глубь города. — Те, кто погибли от их зубов, рассказывали об этих существах, смерть была для них очень неприятной. Когда тебя заживо съедает это существо это не самые приятные чувства, а особенно неприятно потом провести полмесяца в Пустоте, где тебя ждет только постоянно увеличивающаяся боль.

— Погибшие в Пустоши, воскресли тут? — задал я уточняющий вопрос, то, что сказала та сущность это одно, но хотелось бы узнать от более материальных представителей.

— Да, мы, по сути, оказывается бессмертны. — улыбнулся Облачный краем губ. — Или если быть точнее возрождающиеся, ведь убить нас все же можно. К слову о Пустоши, как вы там выживаете? Мы и раньше не особо стремились туда, а узнав об этих существах, тем более не стремимся выходить наружу. А уж если прибавить к этому сообщение Калиара, то мы еще и стену построили для большей безопасности.

— Калиара? — непонимающе спросил я у нашего гида.

— Так нам назвалась та светлая сущность, что разговаривал с нами, когда мы снова вернулись сюда. Разве он не говорил с вами тоже? — удивленно приподняв брови повернулся он к нам всем корпусом.

— Он с нами общался, но он или не захотел представиться нам или мы просто забыли спросить его об этом. — успокоил я вновь занервничающего азиата.

— Неправильно это, не спросить у столь могучей сущности имени. — осуждающе покачал головой успокоившийся гид.

Так мы и говорили о разных мелочах или не совсем, но при этом, не задевая вопросы посерьёзней. Мои подчиненные обычно молчали, но и они время от времени подсоединялись к тому или иному вопросу. Облачный нас вел через весь город, который как оказывается, они назвали Атлантидой. И ком только пришла в голову такая… интересная мысль. Очень так многозначительно звучит название города в сложившемся положении. Гид проводил нас мимо различных дворцов, иногда прерываясь, чтобы показать на тот или иной и рассказать, кто там обитает, в таких дворцах живут обычно по несколько человек, друзья, знакомые, есть уже и парочки которые начали встречаться тут. Гид рассказывал о многих интересных вещах, например о том, что один из энтузиастов хотел слепить тут дельтаплан, который почему-то упорно не желал взлетать, хотя по всем правилам должен был полететь как миленький. Что говорит о том, что некоторые привычные законы физики тут работают набекрень, или вобще не работают и их заменяет нечто иное, ведь все тут энергия, которая просто подчиняются некоторым правилам. Из некоторых обрывочных сведений, что он мне говорил, я понял, что о магии тут людям ничего не известно. Ну или основному его количеству что живут в Атлантиде. Так же понятно, что из своего города они и носа не показывают, в основном делая все дела в Атлантиде. А чтобы не скучать, они тут слепили клубы по интересам, игровые дома, где можно и в карты поиграть и шахматы и еще в кучу игр, хотя азартными играми они стараются не увлекаться. Тут, оказывается, есть и баскетбольные и футбольные поля, где время от времени происходят игры. Люди что тут живут, как ясно даже и не думают о каком-либо сражении или защите, стену построили и расслабились, а им ведь та светлая сущность должна была рассказать, как опасны граки и их хозяин. Но, похоже, не увидев эту опасность в «теле», они о ней особенно и не думают, стена защитит.

Да, по сравнению с нашей практически милитаристической организацией, их мирное существование особенно выделяется. Я внимательно осмотрел своих подчиненных и увидел, что они не особо и завидуют им, скорее даже жалеют, а вот Ксена, кажется, даже презирает. Ее взгляд очень явственно об этом говорит, хорошо, что она старается не показывать это самим домоседам.

Наше появление в этом месте, вызвало некоторое оживление в этом спокойном месте и вполне могло перерасти в настоящий фурор. Ну а как же, это же люди, которые жили все это время в опасной и смертельной Пустоши, психи. Когда мы проходили мимо, за нами заинтересовано оборачивались, многие спрашивали у нашего сопровождения или у нас самих кто мы собственно такие. Когда мы дойдем до дворца Алексея, о нас уже будет знать весь город.

Мы старались особо не распространяться о том, что мы делали в пустоши и вообще о каких-либо своих заслугах. Ходили, изучали, иногда сражались, иногда встречались с другими пустынниками. Ничего интересного или занимательного. Мы шли медленно, и где-то только через час пути, мы дошли до дворца, который стоял на границе с площадью, где находились Врата.

— Тут он и живет, и можно сказать работает. Я вас проведу, он может сразу и не вспомнить о вас уважаемый Видок. — обратился ко мне азиат.

Открыв дверь, он спокойно нас впустил внутрь, даже не подумав проверить нас насчет оружия или хотя бы просто спросить о нем. Даже не знаю к чему это отнести: пренебрежению, недосмотру или просто не считал это нужным. Да и кто из нас больше параноик, я уже видно даже слегка помешался на этой вынужденной военщине. Зайдя в дом, Облачный в коридоре снял с себя обувь и в одних носках пошел дальше. Мы с подчинёнными сначала замешкались, а потом так же сняли с себя обувь, и пошли за гидом.

— Можете одеть тапки, — благожелательно кивнул он на большое количество тапок немного в стороне, — ходить в носках по дому это традиции моего народа.

Обувшись, мы направились за Облачным наверх, при этом с легким интересом осматривались вокруг. Картины, где даже была «Мона Лиза» Джоконды, и кажется даже точно так же нарисованная, изящные столики и стулья, ковры и другие атрибуты интерьера. Ничего особенного в общем, у нас и не так изгалялись, а я еще и видел только квартиры некоторых людей. Стены бело-золотого цвета с рисунком цветов, белые потолки и все такое. Классика даже в какой-то степени. Облачный провел нас на третий этаж где подойдя к двустворчатой двери, предупредительно в нее постучал и дождавшись приглашения входить, открыл дверь и впустил нас первыми.

Я вошел первым и сразу увидел сидящего на большом стуле за столом знакомого мне человека. Да это точно он.

— Привет Леха, давно не виделись.

Глава 12

После моего приветствия в комнате повисло молчание. Алексей, отвернувшись от бумаг, растерянно смотрел на меня, с отлично видимым на лице тяжком мыслительном процессе. Эх, вот Вася, уже забыл меня. Как меня такого уникального можно было не запомнить?

— Э-э-э привет… Александр. Точно, Саня. Я сразу не вспомнил о тебе, весь в работе. — его лицо озарило просветление и он поднявшись со стола с улыбкой на лице направился ко мне. — Давно не виделись, ох давно.

Подойдя ко мне, он проигнорировал мою руку для рукопожатия и просто обнял меня. Ого, какая радостная встреча.

— Я тоже рад встрече, не ожидал на такое бурное приветствие. — слегка растерялся я.

— Да что ты. Я уже думал, что ты и остальные ушедшие уже где-то сгинули в Пустоши, а вот вы, живые. А значит, где-то и остальные ходят. — все так же улыбаясь объяснил мне свою радость Алексей.

— В Пустоши конечно опасно, но не настолько, — «слегка» приврал я. — Да и интересно там, я бы уже на потолок лез, если бы сидел неделями дома без дела.

А ведь я очень хорошо знаю, каково это, ведь до того как я попал сюда, я только то и делал, что безвластно лежал у себя дома. Тоска была ужасная, плюс еще скажем так, ужасное настроение после личной трагедии. Даже вспоминать не хочется.

— Мы бы тоже полезли на потолок, если бы несколько не разнообразили свою жизнь тут. — рассмеялся Алексей. — Построили футбольные, баскетбольные поля, теннисные корты, слепили различные игры или даже клубы по интересам. Тут есть чем заняться, некоторые представь, даже учатся тут, чтобы сдать сессию в университете. К слову.

Алексей, наконец, отвлекся от меня и обратил более пристальное внимание на моих спутников. Отступив на шаг, он сделал реверанс, сняв невидимую шляпу.

— Простите за мою невнимательность. Меня зовут Алексей. Как же зовут милую даму и представительных господ? — вежливо обратился он к слегка опешившей Ксене. Хорошее настроение Алексея, выразилось в небольшой игре джентльмена.

— Меня зовут Ксена, — от растерянности она даже сделал небольшой книксен, взяв пальчиками свою хламиду и немного присев. Но, быстро придя в себя, она выпрямилась и с раздражением посмотрела на Алексея и Каса, который улыбнулся на ее выходку.

— Каскадер, хотя меня уже все зовут просто Кас, — коротко представился напарник раздраженной амазонки, кивнув головой.

Тьма и Свет, так же коротко назвав свои имена, кивнули Алексею.

— Хм, очень… необычные имена. Вы не похожи на азиатов. — удивленно изогнув брови обратился Алексей к моим спутникам.

— Это наши позывные, второе имя. Меня к слову зовут теперь Видок, — объяснил я, и заодно заново представившись.

— О, вот оно что. Я вначале подумал, что они азиаты, ведь только их имена так корежит тут. Слишком их имена на языке и словах завязаны. Тот же спайдермен или бэтмен, вполне нормально выговариваются, никаких тебе «человек паук» или «человек летучая мышь». Но это так же может быть из-за того, что многие тут знают английский язык, в отличии от того же китайского, потому и не корежит или потому, что это уже не имя, а скорее кличка, потому и не переводит. Хм, я отвлекся. Очень интересные имена. — разгорячившись, все же остановился он на нашем разговоре. А информация была, в общем очень даже интересной.

Я если честно даже не задумывался всерьез, отчего такой коловорот с азиатскими именами, а вот того же нашего темнокожего Бэтмена можно спокойно так и назвать, а не в развернутом варианте выданной ранее Алексеем.

— Раз вы вернулись, идемте за мной, я покажу вам места, где можно будет построить свои дома. Интересные места, где вам нужно будет обязательно сходить. Я тут вроде одного из социально ответственных, кого все же волнует, как мы будем тут жить, и любящего порядок. Тут был такой беспорядок вначале, а мы с парочкой человек решили, весь этот хаос и безобразие что началось потом, прекратить. Вот так и остались теперь с тех пор на общих началах, помогаем живущим тут, придумываем, как разнообразить свою жизнь. Одна ответственность и морока, уже жалею что ввязался в это. — печально покрутил головой Алексей, но его печаль длилась не долго он тут же взбодрился и вернув свою широкую улыбку повел нас на выход.

— Алексей, мы тут не навсегда, мы вернулись посмотреть как у вас дела. Побудем пару дней тут, а потом дальше путешествовать. — немного затушил я радость встречи.

— Что? Но зачем? Там же делать нечего, один песок да песок. Саня… Видок, зачем вам уходить? — удивленно воскликнул он, застыв на месте.

— Почему же, это интересно. Адреналин в крови, новые впечатления, открытия.

Так уж вышло, что говорили только мы с Алексеем, а мои спутники только молча внимали, прислушиваясь к нашему разговору. Даже Ксена молчала, что отлично. Думаю, ее емкую речь окружающие бы не оценили.

Алексей после моего ответа слегка притушил свою радость и теперь недовольно качал головой, ему, похоже, было тяжело принять такой ответ. Несколько секунд подумав, он тяжело вздохнул и предпринял новую попытку.

— Давайте я вам покажу как у нас тут все, возможно вы передумаете. У нас в Атлантиде довольно увлекательно.

— Ну, попробуй. — постарался я добавить в голос побольше веселья, чтобы даже маска не смогла заглушить эту эмоцию.

— Тогда, пройдемте сначала в спортивный сектор.

С этими словами, Алексей как заправский гид и искусный риелтор, начал нас водить по Атлантиде, показывая самые интересные и увлекательные места. Мы побывали на футбольном поле, где две команды под крики немногочисленных болельщиков гоняли по полю мяч. Сходили на баскетбольную площадку, где так же, две группки человек без лишнего шума, как хорошие знакомые, вышедшие на улицу растрясти жирком, кидали мяч по всей игровой площадке. Сводил нас в один из ранее видимых нами дворцов, возле которого толпилось много людей. Тут играли в шахматы, шашки, карты и другие виды настольных игр. Тут даже в отдельном зале, под музыку играемой тройкой человек, танцевали люди. Тут была как классическая музыка, так и похожая на клубную, только в исполнении традиционных инструментов в виде гитары, скрипки и барабана. При нас даже рок сыграли, музыка знакомая, но так сразу и не вспомнил откуда она, я не меломан. Пока ходили в этом игровом дворце мои подчиненные, пока я общался с Алексеем, даже успели немного сыграть и потанцевать под музыку. Все же у нас с весельем такого плана очень худо, мы расслабляемся по-другому. Подеремся там на мечах, магией побалуемся или поубиваем кого-нибудь. Да, каждый расслабляется по-своему.

— А вот наш тир. — завел нас Алексей в подвал соседнего дома.

— Увлекаетесь стрельбой? Это будет полезно, если нападут граки — это мы так называем тех монстров, то сможете их перестрелять. — удовлетворенно покивал я на его слова. Значит, они все же занимаются военным ремеслом, не все так и плохо.

— Не то чтобы увлекаемся, тут всего один человек, ни у кого больше не выходит стрелять, — недовольно скривился мой гид.

Один человек? Ни у кого больше не выходит выстрелить из лука? Да даже я, полный дуболом в этом деле, научился из него стрелять, плохо конечно, но все же. А арбалет? Неужели тут никто не смог слепить ни одного работающего арбалета? Мои спутники тоже были поражены таким поворотом событий, такое наплевательское отношение к своей защите они просто не понимают.

— Этим может пока заниматься Шаман, тоже кстати можно сказать с кличкой, настоящего имени и не знает никто.

Ага, вот и Шаман всплыл, видно единственный тут человек кто думает о будущем. Мы уже подходили к двери, что отделяет коридор от тира, когда Ксена неожиданно дернулась и с широко открытыми глазами уставилась на дверь. После этой странной реакции, она резко ускорилась и буквально выбила дверь рукой, отчего та впечаталась в стену. Никак с усилением ударила, с чего это она? Зайдя за ней, мы с беспокойством проследили за внимательным взглядом амазонки. Она смотрела прямо на удивленно уставившегося на нас смутно знакомого мне человека, который держал в руках… пистолет? Стоп, стоп. Какой пистолет? А где же лук, арбалет? Тут же порох не работает, мы уже пробовали.

— Пистолет? — удивленно спросил Кас. — Разве вы разговаривали не про лук там или арбалет?

— Нет, с чего бы? Я говорил про пистолет, — удивился нашей реакции Алексей, искренне не понимая наше изумление.

— Я тоже подумал про лук. Как вы можете стрелять из пистолета? Тут же порох не работает. Вы используете, ее как воздушку? Но так у нее слабый урон, никакого толку. — от невзначай вспыхнувшей у меня надежды, что они смогли как-то обойти проблему с порохом я разочарованно выдохнул, воздушка это бесполезное оружие. Давление слабое, стреляет с большим трудом. Примерно как игрушечный пистолет с пластмассовыми пульками. Ведь это, по сути, он и есть.

Пока я расстроено смотрел на ничего непонимающего Шамана что с опаской смотрел в нашу сторону, ко мне тихо подошла Ксена и наклонившись к уху, взволнованно прошептала.

— Он использовал магию.

Магию? А вот это уже другое дело. Ксена чувствительна к магии, потому ей в этом вопросе можно довериться, ведь я, да и другие пустынники ничего не почувствовали.

— Так, а как он стреляет? — уже другим голосом спросил я у Алексея кивнув на пистолет. Магия это уже совсем другое, тут уже возможно многое, потому не помешало бы уточнить.

— Кхм, тут мы ничего не можем сказать. Даже наш стрелок как я знаю, не представляет, как он это делает. — Шаман на его слова только согласно кивнул.

— Раз уж речь пошла обо мне, то позвольте с вами познакомиться. Ведь мы, насколько мне известно, незнакомы. Меня зовут Шаман. — кивнул нам стрелок, опасливо косясь на меня. Хех, не нравиться ему моя маска.

Наша компания быстро ему представилась, после чего буквально облепила его со всех сторон, тщательно следя за всеми его действиями при стрельбе. Шаман даже засмущался от такого пристального внимания, растерянно переводя взгляд с нас, на так же удивленного таким поведением Алексея. Пистолет кстати был не привычного нами вида, с какими часто бегают в сериалах и фильмах про вечное противостояние бобра с ослом, любого мирового кинематографа. А странная смесь фантастического бластера и фэнтезийоного пистоля каких-нибудь сказочных героев. Пистолет был сине-белого цвета, с широким дулом и толстой рукоятью, в которой мог поместиться магазин. Пистолет был будто сделан из какого-то пластика, а не привычного металла, на оружии так же был сделан рисунок золотом какой-то птицы. Похоже, пистолет был сделан полностью самостоятельно, или что тоже возможно, по мотивам.

— Эм-м, я беру пистолет, навожу его на мишень и стреляю, — с этими словами он нажимает на курок и из пистолета вылетает на высокой скорости пуля, которая прошивает тонкую бумагу мишени насквозь. Тир услышал четыре пораженных вдоха, мой из-за маски был неслышен. Наши широко открытые глаза и пораженный вид, наводил на не совсем правильные мысли, некоторых находящихся тут людей.

— А где вы говорите, раньше жили? — осторожно спросил нас Шаман.

Но его вопрос просто проигнорировали, мы были заняты совсем другим занятием. Ведь вместо обычного «Щелк-пух», которые произошло при выстреле для обычного человека. Мы почувствовали настоящее чудо, мы не могли видеть чужую магию, только ее проявления, но вот прочувствовать то, что произошло при выстреле, мы смогли. Шаман, сам того не осознавая, использовал для стрельбы магию, как толкающий эффект для пули. Не знаю о чем подумали мои подчиненные, но я как более сведущий в магии человек, сразу представил себе замагиченные пистолеты, которые стреляют плотной материализующейся магией. Например, той же «Звездой света», где дуло пистолета можно будет использовать как дополнительные стабилизаторы для заклинаний, а также как усилители заклинаний, если закачать заранее их силой. А уж если выйдет поддерживать в магазинах пистолета плотную магию заклинаний, это будет реально плазменные бластеры, если не круче. Тут есть, конечно куча нюансов, хотя бы способ замагичивания пистолета, по сути создания артефакта, а также способ удержания заклинаний в магазинах. Но сама идея многообещающая, на крайний случай можно стрелять обычными слепленными пулями, которые при нашем контроле магии и силе, будут стрелять намного мощнее, чем у использующего эту возможность на одной интуиции и ощущениях Шамана.

— Это… было познавательно. — описал я общее впечатления от выстрела Шамана.

— Конечно, способ, каким он стреляет из пистолета, нам неясен, но не все же настолько странно?! — решил достучаться до нас Алексей.

— Нет, просто мы считали, что использовать оружия в таком ключе невозможно, а тут нам буквально открыли глаза. Это нас и поразило. — решил я смягчить эффект от нашего неадекватного впечатления.

— Неужели? — недоверчиво переспросил Шаман, который видно что-то заподозрил в нашем неправильном поведении. Теперь придется его устранить, иначе нашей конспирации конец. Шутка конечно. Ха-ха, все равно воскреснет сволочь.

— Да, ведь мы обычно используем луки или арбалет, а тут нам вдруг открывается, что можно используется пистолеты. — нажал я на эту интерпретацию нашего поведения.

— Вы используете луки? — заинтересовался Шаман.

— Конечно, когда нападают граки, их можно подстрелить еще издалека, не ввязываясь в рукопашный бой.

— Граки?

— Мы называем так монстров, что живут в Пустоши. Часто с ними встречаясь, мы наловчились с ними сражаться и быстро убивать.

— Вот как? Интересно. — заинтересовался Шаман. — Я их не видел, но те люди, что успели с ними познакомиться, рассказывали нам, как они красочно умирали под зубами и когтями этих тварей.

— Не повезло. — хмыкнул Кас.

— Алексей, а где сейчас живут те люди, которые погибли в Пустоши после нападений граков? — обратился я к нашему гиду.

— Они живут в отдельном комплексе связанных друг с другом дворцов. — неохотно ответил мне он, ему казалось, что эта встреча может плохо сказаться на численности населения Атлантиды.

— Отведешь нас к ним? Мне бы хотелось с ними поговорить. — начал я уговаривать его.

Тот же, явно каким-то органом чувствовал, что не стоит нас к ним отводить, неохотно вывел нас из тира и повел на край города. По пути, он не обременяющей беседой, старался нас уговорить остаться тут, напирая на опасности пустоши и того, что пора остепениться и жить спокойно. В нем, похоже, проснулся плюшкин, отчего он сильно хотел, чтобы мы остались тут и одновременно с этим, ему казалось, что мы уведем погибших ранее пустынников. Эти его эмоции прямо читались на его лице.

Через двадцать минут неспешного шага, мы приблизились к длинному огороженному участку, где были видны крыши нескольких домов. Из которых слышались звуки так хорошо мне знакомых ударов мечей друг по другу. Они тренируются, я больше ниоткуда в этом городе не слышал этого звука. Да, похоже, у нас пустынников это действительно общее. И наш уход в Пустошь, это нечто большее, чем просто блажь сотни человек.

— Вот мы и пришли, — постарался улыбнуться Алексей, но его недовольство все же было отлично заметно.

Подойдя к двери, он вежливо постучался, а только потом вошел внутрь двора. Внутри, мы увидели тринадцать человек, дравшихся на мечах, стрелявших из лука или просто занимавшихся акробатикой. Сразу видно, счастливое число. Тут были в основном девушки и всего трое парней, которые не смогли справиться со встреченными на своем пути опасностями. Но как я вижу, они не оставили эту затею просто так и теперь усиленно тренируются.

— Здорово. — приветливо помахал я рукой.

— И тебе не хворать. — удивленно обратилась к нам одна из девушек, что сейчас усиленно метелила двух других представительниц слабого пола. — Я раньше вас не видела? И почему вы так одеты?

Наконец то, хоть кто-то обратил внимание на нашу одежду, домоседы похоже слишком тактичные или слухи уже давно разошлись, и они все знали о нас и так. А этих молва могла обойти стороной.

— Мы только недавно пришли с Пустоши. — пренебрежительно махнул я головой в сторону стены, что была недалеко отсюда.

— Вы пришли снаружи? И как там? Сильно опасно? Тварей много? Сколько вас? — полился целый поток вопросов из ее губ.

— Эм-м. Да. Нормально. Несильно. Мало. Много. — так же быстро протараторил я.

На этот раз уже все удивленно уставились на меня. С задумчивым видом, стараясь сложить поток вопросов и поток ответов вместе.

— А ты мне нравишься, — первой очнулась девушка задавшая вопросы. — Меня зовут Шер…

— Стой, — не дал я ей договорить. — У нас есть традиция, все пустынники придумывают себе позывные, второе имя, на которое и будут отзываться. Но так делаем только мы, пустынники.

Мой тонкий или толстый намек, для кого как, был понят правильно. И девушка, внешне похожая на латиноамериканку, немного подумав, улыбнувшись, представилась заново.

— Меня зовут Кали. — многозначительно улыбнувшись сказала она.

Какое интересное имя, возможно, оно даже что-то значит, а не придуманное просто так. Остальные без возражений тоже представились под новыми именами. Меньше всего думали над ними парни. Хех, сразу видно геймеров, даже не раздумывали над своим прозвищем, точно их никнеймы.

— Вы здесь надолго? — начала нас расспрашивать Кали, когда мы разместились в доме на мягких креслах. Все люди собрались тут, с интересом ожидая ответов на свои вопросы. Только один Алексей сидел в уголке и грустно смотрел в окно.

— Пару дней, максимум. Нас давно не было тут, хотели посмотреть, как живут оставшиеся у Врат люди. — вел ответный разговор я как главный в нашей компании. Пока что, это разговор компании пришедших пустынников и живущих тут.

— Оставайтесь эти дни, пока вы будете в Атлантиде у нас в доме. Мы с радостью примем таких гостей. — предложила она доброжелательно улыбнувшись.

— Я также с радостью приму ваше приглашение. — согласно кивнул я головой. Да без лица очень неудобно, я заметил, что люди не всегда в разговоре понимают меня правильно. Поэтому приходится больше жестикулировать, заменяя таким способом эмоции на лице, которого не видно. Начинаю уже привыкать, по крайней мери в Атлантиде, все меня поняли правильно.

После нашего соглашение поселиться тут на некоторое время, мы стали одной общей группой пустынников, которые по не зависящим от них обстоятельств долго не виделись друг с другом. Потемневшую лицом Ксену, тут же оттянули на себя толпа девушек, этого дома отдыха. Разнополярных братьев забрали в свою компанию парни, поговорить о больше интересовавших их вопросах. Я же, как лидер нашей команды, остался общаться с неофициальным, а может и наоборот, лидером команды пустынников живущих в Атлантиде. Алексей, заметив, что тут он лишний, извинившись и попросив меня и Кали, чтобы мы к нему зашли, если «что-то» изменится, ушел по своим делам.

Разговор с Кали был напряженным, напряженным с моей стороны. Она же развлеклась вовсю. Латиноамериканки, вообще красивые чертовки, и эта особо выглядела чертовски привлекательно, особенно в топике, который был на ней одет. Мы ведь пришли к ним, когда они тренировались. Зачем она одела топик, когда мы в этом месте не потеем, я сразу не понял, но видя, с каким она изощренным удовольствием то так, то этак изогнется при общении, понимаю что это было сделано только для того, чтобы по изгаляться над парнями. Мне уже жалко этих бедных парней, что жили с ней все эти недели. А уж если обратить внимание на ее отлично выглядящее и хорошо тренированное тело, мда.

Но тут ее номер не прошел, на меня была одета маска, которая как я уже проинформировал опечалившуюся от этого известия девушку, не снимается. Штаны на мне жесткие, а хламида все еще одетая на меня. Которую, она хотела у меня отобрать, попросив ее снять ТАКИМ голосом, что я чуть полностью не разделся. Но использовав всю силу воли, я сдержался и взял себя в руки. В общем к ее разочарованию, которое с трудом было видно на ее лице, она не смогла увидеть мою реакцию на свои действия. Я же, используя возможности маски, старался отвлечься от ее заигрываний, смотря ей не на лицо, а кое-куда пониже. Да, так намного легче собраться с мыслями.

— Говоришь что все пустынники друг с другом уже встретились. — чарующим голосом проворковала она, стрельнув в мою сторону своими изумрудными очами.

Вот же, собрался с мыслями, аж два раза, уже начинаю секреты выдавать. Закрыв глаза, я посчитал до пяти, и уже открыв их, максимально спокойно и собрано продолжил с ней разговор.

— Да, в Пустоши опасно. Граки, сильно нам мешают и потому, мы помогаем друг другу в беде.

— Вот этими мечами, — проворковала она, проведя руками по оружию, что лежали у самых моих ног, скрытые хламидой. В сидящем положении их силуэты были хорошо видны.

— Да, ими самими. Хотя у каждого свои вкусы в оружии. — собравшись с мыслями ровно ответил я. Меня еще никогда так в наглую не соблазняли, я на секунду задумавшись, вспоминая пару событий из жизни. Да, такого еще не было.

— Возможно, ты покажешь мне свое мастерство? — многозначительно спросила она у меня, как бы невзначай проведя рукой по своему телу. — Мне нравятся сильные парни.

— Да хоть сейчас. — решительно поднялся я на ноги, собираясь показать ей все на что способен. Хм, а про что она говорила?

Глава 13

И вот, через минуту мы оказались во дворе дворца, или даже поместья, если обратить внимание на большое количество не застроенной земли. Отдернув хламиду, я достал из ножен на поясе свои мечи, пару раз взмахнув ими, разминая кисти перед боем. Да, к сожалению Кали говорила о бое, я конечно ничего не ожидал в первый час знакомства, но уж больно она сильно мне мозги вынесла своим каким-то животным очарованием и желанием.

— Ох, мальчик работает двумя руками. Как интересно, это будет приятно. — мечтательно улыбнувшись приложила палец к губам Кали.

Так, нужно расслабиться и сбить напряжение. Слишком я… э-э-э… напряжен, еще раз для надежности крутанув мечами, показывая какой я двурукий и что кое-кому не стоит расслабляться, я встал в ожидающей позе, опустив острия мечей к земле.

Продолжая улыбаться, Кали медленным шагом подошла к стойке с оружием, где были размещено оружие самого разного типа. Внимательно на меня посмотрев, на этот раз уже без всякой игривости, Кали подошла к мечу и щиту, после чего раздражено передернув плечами, пошла дальше, где остановилась возле двух мечей для двух рук, чем-то похожих на мои. Достав мечи из-за стойки, она уверенным шагом направилась в мою сторону. Мечи, кажется держит уверенно, я во всех этих познаниях противника еще не очень. На губах улыбка, которую портили серьезные холодные глаза, что вместе выглядело очень настораживающее.

— Начнем? — все так же улыбаясь, спросила девушка.

Я же, согласно кивнув, тут же ринулся в атаку, при этом конечно не идя сразу в серьезное нападение. Ее поведение меня сильно настораживало, потому я решил начать бой решительно, но осторожно. При первом же моем обманном нападении, которому меня научил Бэт, я чуть не получил один из мечей Кали себе в живот. А вот она действовала намного решительнее, почти не обратив внимания на мой обманный удар, лишь проводив изначально его взглядом, она смело атаковала меня, из-за чего я чуть и не проиграл в самом начале боя. С трудом, уйдя от удара, я перешел уже в настоящее нападение. В этом бою, я не собирался использовать усиление, и не потому что это будет нечестно или что-то вроде этого, просто это будет заметно для взгляда человека, а уж для такого как оказывается опытного взгляда Кали, тем более. На Земле она точно занималась каким-то боевым искусством, даже скорее всего с холодным или тупым оружием. Странно, как она с таким опытом, могла погибнуть от лап грака, если даже многие неумелые бойцы смогли справиться. Ей очень не повезло при встрече с граками или она все же плохо разбирается в бое с холодным оружием, и только тут она смогла развить свои навыки использования оружия, как собственно и я.

Проведя еще один обманный удар, я уже с удовлетворением заметил, что она на него повелась. Мой меч, выскочивший снизу, был для нее неожиданным, но она все же успела уклониться хоть и не полностью. Теперь на ее привлекательном животике и о боги груди, остался тонкий порез, из которого иногда капали синие дымящиеся капли энергии. По ее глазам теперь видно, что она жалеет о том, что не надела броню, но так просто она с этим как видно смирится, не хотела.

— Шалун, раздеть меня решил. Погоди с этим. — с чарующей улыбкой проворковала Кали, но глаза при этом привычно показывали холод.

— Еще несколько твоих промахов, и можно будет начать прямо тут, — теперь уже я решил ее подколоть.

Слегка улыбнувшись губами, оценив мою шутку, она перешла в нападение. Удар, уклонение, удар, удар, парирование, блок, откидываю ее меч и наношу удар. На этот раз Кали действовала осторожнее и теперь не нарывалась на мои атаки так сильно как раньше, она успела понять, что я не сильно уступаю ей в мастерстве или скорости, но превосхожу за счет своей силы. Там, где я могу позволить себе блок, ей приходиться парировать мои удары, часто отвлекаясь на это и теряя из виду мой второй меч. Я не знаю как у опытных мечников, но мне, да и как вижу Кали, приходиться обращать большое внимание на мечи противника и его руки, чтобы не получить неожиданный удар. С одноруким мечником в этом вопросе легче. Нанеся ей сложный удар, которому я учился совместно с Гераклом и Бэтом, я смог нанести ей еще одно ранение. Ей пришлось принять неудобный удар на жесткий блок, из-за которого она потеряла устойчивость, и в этот момент я и нанес ей еще один удар, специально метя перпендикулярно тому же месту, куда я нанес удар в прошлый раз. Теперь у Кали опасно выглянула и часть второй грудь, а ткань под грудью, из-за близко расположенных друг к другу порезов, могла разорваться в любой момент, после какого-либо резкого движения. Что вполне могло лишить ее такой хилой защиты как надетой на ней топик, по крайней мере, груди бы точно вывалились.

— А ты вошел во вкус, думаю, стоит остановить наш поединок. Иначе я рискую оказаться в неподобающем виде в большом обществе людей. — прикрыв левой рукой груди с улыбкой и все той же манящей интонацией сказала она. — Это был интересный бой, ты силен, думаю, как и остальные твои напарники.

Закончив на этом и на прощание, улыбнувшись мне, она направилась в сторону дома, при этом очень соблазнительно покачивая обтянутыми короткими штанами достоинствами. Может не стоит ее брать в Крепость? А то слишком она… ммм… манящая. Вот мужское население Крепости взбудоражит ее появление, не то чтобы остальные находящиеся тут или в Крепости девушки были не красивы, а что странно они все были очень привлекательны, просто на ее фоне они выглядят не так ярко. Ее движения, голос, взгляд, поведение… в общем, она сильно привлекает внимание. Но без нее, скорее всего с нами не отправятся и остальные находящиеся тут пустынники, потому придется ее взять с собой. Она конечно тяжелый человек, но не думаю, что она будет флиртовать со всеми подряд, вот эти же три героя, что жили с ней полмесяца, нормально себя ведут, и очень даже дружно. Так что, похоже, она лично меня, как лидера отряда, так сильно давила… собой. На миг мелькнувшие в голове образы того, как она может на меня «давить», окончательно сбивая мой деловой настрой, после которого я с тяжелым вздохом спрятал свои мечи.

Моя слабость и податливость чарам Кали, раздражает меня. Не то чтобы сильно, но смесь возбуждения и злости на Кали очень неприятный коктейль, которого хотелось бы избежать. И при всем этом я сам ее провоцирую, если принять во внимание место порезов на ее теле. Сам себя не понимаю, меня злят ее эффективное на меня воздействия, и при этом сам же с каким-то изуверским удовольствием, помогаю ей себя совратить. А я это понимаю достаточно ясно, в любовь с первого взгляда, тем более притом, что она не видела моего лица, я не верю. Но так же от нее исходит опасность и угроза, которая будто предупреждает меня, «не спеши», «будь настороже», «она опасна».

Осмотревшись по сторонам, я увидел всех жителей этого поместья и своих подчиненных, которые все это время внимательно следили за нашим боем. Трое парней этого дома, выглядели довольными, и иногда посматривали в сторону ушедшей Кали с каким-то гадским удовольствием. Вроде «так тебе и надо», и «зубы то пообломала». Девушки смотрели на все это по разному: кому-то было все равно, парочка девиц которых ранее била сама Кали, смотрели ей вслед со злорадством, некоторые смотрели со злостью или неодобрением уже на меня.

Моя же команда была почти одного и того же мнения, это было сразу понятно по большому пальцу поднятым вверх, типа показал кто тут главный. Ксена же, еще и со злорадством посматривала вслед побежденной. Эх, всего один тренировочный бой, а столько всего он показал, столько расставил по местам и показал перспектив. Задумчиво оглядев свою команду, я разочарованно отвернулся. Было бы неплохо, сразиться со своими, но без усиления не интересно, а с ним слишком заметно что, что-то не так в летающих по всему двору людях, которые ударами о земле оставляют хорошо видимые воронки. Прыжок метра на четыре с усилением, это обычная практика.

Жители поместья начали расходиться по своим делам, общей кучей отправившись в один из домов поместья, никак для того, чтобы обсудить только что прошедший бой. Я же, не зная чем себя занять сел на широкую лавочку, стоящую у входа в главный дом этого поместья. В поместье было много домов, как я думаю это место жительства пустынников, а вот центральный, самый большой дом. Был местом жительства Кали и одновременно с этим место для посиделок жителей этого места.

Расслабленно рассевшись на лавочке, я лениво проследил, как пустынники города зашли в дома, моя команда же начала проводить тренировочные поединки, даже скорее разучивали приемы атаки и защиты, показанные им мной или другими тренерами. Хотя в этом случае все же мои приемы… которые я выучил у тех же тренеров. Но главное не это, а то, что научил им их я, ведь на время этой разведывательной миссии, они становятся не только моими подчиненными, но и моими учениками. Уставившись в небо, я пропустил момент, когда ко мне подошла Ксена, которая плюхнулась рядом со мной, но не спешила начинать разговор.

— Она мне не нравиться. — посидев еще с минут, все же коротко сообщила мне Ксена. Про кого она говорила, было ясно и так.

— Почему? Боец хороший, уверенный, есть лидерские качества. — уточнил я повернув голову к ней.

— Она наглая и бесцеремонная, тварь. — очень даже культурно высказала она то что думает о Кали. — Только с ней встретились, а уже крутит хвостом как шлюха, ненавижу такое еб**чее поведение. И ладно бы перед этими олухами, — кивнула она в сторону тройки парней из моей команды, — так сразу к командиру полезла, ишь ты.

Хм, она обо мне беспокоится или о миссии, типа поддамся ей, влюблюсь и привет. Но ее опасения я понимаю, и раздражения на действия Кали тоже, самого раздражает, хотя теперь уже не так сильно. Отошел. Теперь просто вспоминаю самые пикантные моменты.

— Ее можно понять, перед тем как отправиться к нам, она хочет прощупать почву. Здесь у них есть дом и люди, с которыми они могут поговорить, у них мало общего, но оно есть. И прежде чем отправиться к нам, она хочет понять стоит ли оно того. Ведь есть люди которые в нее верят, и похоже она сама хочет защитить их. У людей, которых мы встречали в пустоши, не было особого выбора, или бесцельно бродить по пустоши, рискуя в любой момент попасть на перекус, вернуться сюда или… пойти с нами, и все выбрали последнее. Я не знаю, почему все решили так, ради интереса, привлекла идея или мы просто казались им надежнее, чем люди, что остались у Врат. Но они пошли с нами, после чего с нами и остались. Им, нам, тебе и мне, среди людей, что живут в Крепости уютно и удобно, а здесь… здесь такое чувство, что ты чужой. Неприятное чувство. Так, что-то я отошел от темы. Кали хочет быть уверенной, что оно того стоит, потому и хочет узнать больше информации, а потому пользуется своими… достоинствами. Не беспокойся, я понимаю что происходит и не скажу лишнее, давай иди, тренируйся, у тебя все еще плохо выходит атака в верхней полусфере. — закончил я свою неожиданно развившуюся лекцию.

Ксена, что внимательно меня слушала, встрепенулась, и что-то тихо проворчав в ответ, пошла к своему напарнику Касу. Отвернувшись от Ксены, я снова уставился на коричневое небо. Эх, какое оно все же скучное. Это небо.

* * *

— Другого решения нет?

— Нет.

— Вы уверены?

— Да.

— А может, все же нет.

— Нет.

— Нет, да?

— Нет, нет.

— Эх, не хотелось, чтобы вы уходили, но раз это ваше решение. — задумавшись, наконец сдался Алексей.

Я же только расслабленно выдохнул, этот разговор длился уже долго. Не настолько долго чтобы я его просто послал и поставил пред фактом, но настолько долго, чтобы моя лаконичность превысила все мыслимые пределы. Кали же уже где-то на середине разговора полностью выпала из разговора и кажется, даже заснула, удобно разместившись в мягком кресле.

Да, они все же отправятся с нами, думали они не долго, но решались на это уже большой отрезок времени. По уверенным взглядам, которыми пустынники города смотрели на нас, было понятно, что они уже решили, но сообщили они свой ответ, нам только через три дня. За это время мы много общались, несколько раз провели поединки, только уже без моего участия, теперь показывали свою крутость мои подчиненные, которые с честью выдержали это испытания и вышли победителями. По сравнению с Кали, ее группа была действительно слаба, и было не так уж странно, что их смогли убить граки. Они хоть и тренировались, но оказались слабее более опытных пустынников из моей команды. Время от времени мы выходили в город, бродили по Атлантиде, осматривали дворцы и редкие достопримечательности, вроде парочки памятников, и маленькой статуи Свободы, во дворе дворца одного из старательных американцев. Побывали на баскетбольном поле, где уверенно слили более опытным игрокам. Прошлись по некоторым игровым залам и другим игровым полям, я даже разок зашел в тир к Шаману, где тонкими намеками и правильными вопросами, заставил задуматься о природе происходящих выстрелов и как это использовать. Будет лучше если у атлантов, хех, будет возможность защититься при нападении граков. А вот будет ли оно, я узнаю только по возвращению в Крепость, особенно после прошедшего разговора с Ксеной.

— Видок. Есть разговор. — все так же бесцеремонно но все же намного скромнее чем с другими, обратилась ко мне Ксена.

— Я слушаю. — отвлекся я от лепки более удобной одежды для перехода по пустыне.

— Мне кажется… нет, я уверена, или нет. — замялась она. Я на это только удивленно поднял брови, мнущаяся Ксена, это… мда.

— Говори как есть, а потом решим, кажется тебе или нет. — подбодрил я ее.

— У меня такое чувство. М-м-м, что я знаю, где находится наша Крепость. Вот сидя здесь, я точно знаю, что Крепость находится там, — показала она рукой, — и приблизительно знаю какое расстояние до нее. Пи**ец какой-то происходит.

Вот оно как, Тритон мне объяснил немного, а теорию я знаю только из слов самого мага. А он мне рассказал очень немногое, мне тогда было не до того, а зря видимо. Но по его словам, четыре Главных Потока, что идут в четыре стороны, постоянно в движении, они передают энергию как в одну сторону, так и в другую. Есть ли шанс, что Ксена поставила что-то вроде метки, когда заходила в медитацию?

— Ксена, когда у тебя появилось это чувство? — обратился я к ждущей моего мнения девушке.

— Я бы сказал что недавно, но… если вспомнить, то у меня это стремное чувство появилось примерно через день после нашего выхода из Крепости. Тогда я не обращала на это внимания, поху…похрен было, но теперь, когда мы никуда не спешим, во время этого спокойствия, я обратила внимание на это чувство.

Во время моего раздумья, Ксена с беспокойством смотрела на меня. Я же уставившись на нее, обмозговывал этот вопрос, и как вывести более-менее действенную теорию. Или не насиловать себе мозг и рассказать по существу, а почему оно так разобраться уже совместно с Мерлином, его же идея. А Ксене, только рассказать, как пользоваться этим на практике, а теорию этого вопроса она и сама если хочет прочтет в Библиотеке Крепости. Хм, да, так будет лучше всего.

— Я догадываюсь, почему ты это чувствуешь. Ведь у остальных в нашей команде такого чувства нет?! — посмотрел я на согласно кивнувшую Ксену, которая похоже уже этот вопрос проверила у остальных. А обратилась ко мне уже в последнюю очередь, страшный я что ли.

— Ты у нас как ты знаешь, очень чувствительна к проявлению магии, маны и заклинаниям. Таких людей мы называем Следопытами и ты одна из них, научившись Компасу, ты стала чаще посматривать на Главные Потоки, а потому и лучше их ощущать. Крепость для тебя важное место, — я улыбнулся своим словам, чего Ксена не видела, — и потому ты подсознательно поставила, скажем так, на нее метку. От того ты и чувствуешь свой дом. Я не знал точно возможно ли такое, да и не думал об этом. Но это звучит вполне логично, и возможно. Я не знаю, как ты это сделала, я к сожалению не Следопыт. Но я рекомендую тебе разобраться в этой особенности, по медитируй, ощути Главные Потоки, и постарайся оставить метку в этом городе. Пожелай знать, где он находится, запомни его местонахождение в Потоках магии. Я не могу тебе посоветовать большего, постарайся разобраться, это очень важно. Хорошо? — после объяснения моего понимания произошедшего, обратился я напрямую к Ксене.

— Х-хорошо, я постараюсь. Как два пальца об асфальт. — сбившись на начале ответила она, после чего с задумчивым видом ушла.

Могу сказать, что у нее вышло. Разобралась она быстро, всего за день. Внимательно следя за собой и своими ощущениями, она быстро смогла опознать новое чувство притяжения. Теперь она знала, где находится Атлантида, и могла вернуться сюда с любой точки Пустоши, то же самое было и с Крепостью. А зная это, можно приблизительно совместить местоположение Крепости и Атлантиды. От ответа, что мы получим по возвращению, зависит многое, надеюсь, у Валета выйдет.

Вернувшись мыслями к тому, что происходит сейчас, я снова обратил внимание на Алекса и троих сидящих рядом с ним людей, которые так же были одними из социально-активных людей, единственными кто всерьез задумывался о том, а как им собственно жить тут. К моему удивлению я знал всех из них, ну как знал, видел в первый день моего тут нахождения, имена я их не запомнил, потому пришлось знакомиться снова. Двое из новой троицы, оказались людьми, которые участвовали в споре, где обсуждалось: где, почему и как они тут оказались. Я даже вспомнил имя одного из них, ну как имя, он его поменял после того случая и теперь у него, как и у многих пустынников, что-то вроде клички, ведь прицепившегося к нему поначалу имени Листок Сакуры в Заднице он был очень недоволен. От имени Сакуры, многих пробивало на хи-хи, отчего не прижилось, а уж Задницу, тут и выбора особого не было. Ветер, что было на самом деле вместо Задницы, не звучало, так как при таком взаимоотношении слов плавно превращалось в Ветерок, что наводило на мысли о недержании газов, не повезло в общем этому японцу. Потому стали звать его Листком, которое позже плавно переросло в Лес. Очень символичное имя, если обратить внимание на его положение в этом обществе атлантов, ха-ха. Второго я вспомнил сразу, как только он представился. Йохан само по себе редкое имя, по-крайней мере для меня, и потому я сразу вспомнил о его участии в обсуждении в первый день, отчего был не удивлен, что он находится тут и в таком положении. А третьего человека, я видел всего раз и мельком, в первый день, он выступал на подиуме в тоге, да и сейчас что-то похожее по стилю в его одежде есть. Назвался он Джозиасом, и имя он свое выговаривал с заметным трудом. Странный он вобщем.

Они в нашем разговоре активно участвовали только в начале, дальше только время от времени вставляли свое слово, передав переговоры в руки Алекса. Который был намного настойчивее своих друзей в этом вопросе, но даже он не смог переубедить меня, а Кали тем более, она как я говорил вообще спать легла.

— Ну что же, раз мы обсудили этот вопрос с вами, значит, теперь мы можем отправляться в путь. Все уже готово. — обратился я к этой четверке прощаясь.

— До встречи Видок, надеюсь, мы еще увидимся. — обратился ко мне Йохан.

— Конечно еще увидимся, куда мы денемся отсюда. — улыбнулся я, эх, надеюсь они хоть поняли что это шутка, больно лица у всех серьезные. — Да, если будете выходить за стену, будьте настороже, сейчас там безопасно, но со временем… граков может стать намного больше. Не забрасывайте совсем уже тренировки, ведь мы сюда попали не просто так.

Оставив последнее увещевание для них, толкнув Кали, я пошел наружу. Девушка, широко зевая и протирая глаза, пошла за мной, ворча про всякие нудные переговоры. Вернувшись в поместье пустынников, мы встретили уже готовых к переходу отряд. У всех был несколько обновленные одежды, хламида, что была на нас ранее хоть и отлично закрывала от песка, была несколько неудобна, не смертельно, но зачем терпеть, если можно сделать лучше. Особо в плане одежды ничего не изменилось, только теперь хламида будет короче, доставая только до колен, где будет завязана поясом. Ноги будут закрыты тканевыми штанами похожими на шаровары, но не такими широкими. Уже на них будет надеваться броня, и оружие. Голову и лицо будут закрывать все то же подобие чалмы и маска из ткани, очки будут одеваться только в особо ветряную погоду. Также будет надет широкий плащ, которым можно укрыться в особо злостную погоду с сильными ветрами или даже самумом, как повезет. Оружие повесели на пояса и теперь их никак не закрывала одежда, упрощая доступ к оружию.

— Все готовы? — уловив молчаливые кивки, я махнул рукой на выход, — Тогда отправляемся.

Через пять минут мы уже находились на стене города Атлантиды. Отсюда открывался вполне неплохой вид на бескрайнюю пустыню, в этом даже есть какая-то своя красота. Неужели даже это может казаться красивым? Неожиданно.

Закрепив три крюка на стене мы скинули веревку вниз, давая спустится своим новым товарищам. Заняло у них это минут десять, многие спускались неуверенно и с опаской, явно не привычные к такому передвижению. Когда они спустились, мы отцепили закрепленными нами крюки и скинули их вниз. Где услышали удивленные возгласы и увидели непонимание в их глазах на наши действия. Да, то что они увидят, поразит их еще больше. Забравшись на зубцы, мы все впятером просто спрыгнули со стены вниз, пару секунд свободного падения и мы приземляемся на землю, оставляя в ней небольшие углубления от ног. Шок это по нашему, все были крайне удивлены нашему пафосному приземлению, некоторые даже выругались от переизбытка удивления. Кали тоже была удивлена, ее широко раскрытые глаза отлично об этом говорили. Проходя мимо них, я не удержался и положив руку на плечо Кали тихо сказал.

— Поздравляю, вы теперь пустынники. И это только начало.

В ответ раздался только веселый искренний смех, и холод в ее изумрудных глазах.

Глава 14

Всё тот же песок, всё та же безжизненная пустошь. Она вокруг нас, простирается на тысячи, миллионы километров или даже до бесконечности. Небо, такого же темно-песочного цвета, неподвижное, застывшее во времени. Иногда, ко мне приходит мысль, что над нами не небо, а такая же земля, такая же безжизненная пустошь, которая простирается до бесконечности. Две Пустоши, существующие друг напротив друга, возможно, там также ходят какие-нибудь аборигены. Живут, сражаются, строят, создают и разрушают, убивают и умирают. Все относительно и мимолетно, особенно когда ты понимаешь что ты действительно, всего лишь песчинка в этом бесконечном океане энергии, в этой Пустоши. Скорее всего, такое же чувство ощущают космонавты в космосе, когда они понимают, насколько они малы по сравнению с безбрежным космосом. Космос и Пустошь, они чем-то схожи, и возможно…

— Видок, а покажи какой-нибудь фокус. — нагло влезла в мои философские размышления Кали.

Мне оставалось только горестно вздохнуть. У других новичков хватало такта и скромности дождаться нашего прихода в Крепость, ну или на крайний случай доставали моих подчиненных. Но не меня, я лидер этой группы, я занят важными думами и стратегическим планированием, неважно, главное, что чем-то жутко важным. О чем и сообщил им заранее, но кое-кого это похоже абсолютно не волновало.

— Я не фокусник, я боевой маг. Я не смогу показать тебе никакого фокуса, но могу ударить чем-нибудь боевым. После воскрешения расскажешь, какого тебе было? — добавил в голос я побольше маниакального интереса и любопытства.

— Нет, думаю, не стоит на мне использовать свое жутко страшное заклинание. — улыбаясь, но все же немного опасливо отдалилась она от меня на пару шагов.

В голове до сих пор не может сложиться то, что вокруг нас одна энергия, что мы тоже энергия. А эта упорядоченность вокруг нас, лишь итог существования тут таких же существ, что привыкли двигаться по твердой поверхности или возможно упорядоченность энергий пришла из-за того, что она проходила через материальные миры, где все в основном делилось на твердое, жидкое и газообразное. Тут остается только теоретизировать и брать подсказки из разговоров между Светлой сущностью и другими пустынниками, которые они мне пересказали. Мы так мало знаем об этом мире, и узнаем мы о нем хоть что-то серьезное еще не скоро, если уж мы в своем мире не можем толком разобраться. И потому…

— А что вы еще умеете? — снова принялась за свое девушка, не знающая слова «нет».

Когда мы показательно спрыгнули со стены, ее это восхитило и заинтересовало. Когда мы отбежали от Атлантиды подальше, мы их вкратце проинформировали о наших возможностях. После этого Кали и остальная её команда сильно оживились, видеть такими оживленными её команду, это в общем-то ожидаемо, но вот видеть такой Кали было, дико. Я был привычен к несколько другому поведению девушки, а тут такой искренний интерес и попытка узнать побольше, при этом, стараясь сильно не показать своего любопытства. Тактичная прилипчивость и этапное капание на мозги.

— Немного, то что умели мы вкратце уже рассказали, точнее, узнаете в Крепости. — ответил я спокойным голосом. Я потерял весь познавательный настрой и теперь осознаю, что живу в суровой действительности, в компании красивых, но приставучих особей женского пола.

— А почему вы скрывали свои возможности от жителей Атлантиды? — задала новый вопрос Кали. Эта сторона её жгучего любопытства мне не нравится, ранее в ней была некая таинственность, опасность. А теперь она другая, после осознания о существовании магии её как подменили.

— Мы не скрывали, мы просто не рассказывали. Наша команда пришла сюда для разведки, а не для налаживания отношений. Им сейчас ничего не грозит, мы уже бежим около полусуток, а до сих пор не встретили ни одного грака. Это очень странно для наших мест, раньше от их внимания было, не протолкнутся. Да, и если честно, я не думаю что нужно им о магии рассказывать, обучить их стрелять из оружия и хватит.

— Почему? — задала с любопытством вопрос, равномерно бегущая возле меня Кали.

— Потому. Это лично мое мнение. Как дальше решим, так и будет, а сейчас я попридержу его при себе. — добавил я в голос строгости.

— Ты все узнаешь, когда мы добредем до Крепости. А сейчас не *би мозг Видику. — вклинилась в разговор оторвавшаяся от галдевшей позади толпы девушек Ксена, строго посмотрев на Кали.

— Как грубо. — раздраженно посмотрев на нее, Кали отстала, присоединившись к своей группе.

— Спасибо. — негромко поблагодарил я Ксену.

— Нужно быть с ней жестче, иначе сядет бл*дь на шею и будет каблуками подгонять как лошадь. — с раздражением сказала она.

— Напоминает себя раньше? — добавил я в голос больше веселья, чтобы она поняла, что это шуточная подколка.

— Я не была настолько наглой и еб***той. — вздернув голову ответила она. Но в голосе чувствовалось легкое смущение.

— Когда как. — коротко ответил я. — Впереди, кажется есть граки.

Прервал я наш разговор, и перевел её внимание на видевшиеся вдалеке черные точки. Остановив нашу группу, я достал бинокль и внимательно осмотрел горизонт. Вдалеке и правда были граки, четыре несчастных собачки при нашем опыте это несерьезно и не несет никакой опасности. Вот теперь есть шанс выполнить обещание, данное Тритону и добыть одного или двух граков.

— Тьма, Свет. У нас впереди четверо граков, разберитесь с ними. И возьмите парочку в плен. — повернув профилем голову к парочке бегущей позади, отдал я команду.

— Есть! А-а… как в плен брать? — вначале загоревшись желанием покрошить беспомощных теперь для них граков, братья растерянно застыли.

— У вас же остались веревки от крюков, которыми спускались наши друзья со стены. — напомнил я им.

Братья понимающе покивали, но выражения лиц осталось озабоченным возникшей проблемой. Связывать упирающуюся тварь, имеющую приличных размеров когти и зубы, было все же намного тяжелее, чем просто зарубить её. Достав свое оружие и заготовив веревку, братья быстрым рывком сорвались с места, побежав в сторону тоже заметивших нас граков, которые почему-то не спешили на нас нападать.

— А это не опасно? — заметила Кали, выступающая голосом общего мнения всей присоединившейся к нам группы, — Граков четверо, а твоих людей всего двое. Их же могут порвать.

— Не порвут. Мы намного сильнее, чем кажется, для такой малой группы хватило бы и одного, но поскольку нужно взять некоторых в плен, я послал двоих. Им ничего не грозит. — ответил я сразу всем, двигаясь в сторону уже начавшейся схватки.

Граки это не проблема, но мы до сих пор не встречали того воина, что видели у Крепости, потому беспокоясь, что это может быть ловушка, я хотел быть ближе к братьям, чтобы если потребуется, помочь им, в этой группе я все еще являюсь сильнейшим бойцом. Но никаких неожиданностей не произошло, братья быстро убили двоих граков, после чего немного повозившись, все же смогли обездвижить, а потом и связать остальных двух оставшихся в живых граков. Бой прошел стремительно, граки не смогли оказать какого-либо достойного сопротивления, быстро погибнув или попав в плен. Что впечатлило наших попутчиков. Знать о том, что мы сильны и увидеть это своими глазами, совсем разные вещи. Хотелось чтобы придя к нам, они уже представляли с кем они имеют дело, их силу, возможности и потенциал своего собственного развития, который и продемонстрировал только что прошедший бой. Показать на деле всегда лучше, чем тысячи слов об этом, какими бы не были убедительны слова, человек поверит полностью во что-то, что трудно поверить, только увидев своими глазами. Теперь они поверили, это было хорошо видно по их горящим глазам. Магия, что мы показали ранее, была чем-то иным, пока им не доступным, а потому не понятным. Такой, можно сказать честный бой, впечатлил их намного больше, они это умеют, они это понимают. А потому они смогли оценить с какой скоростью и легкость братья расправились с трудным для них врагом. Теперь они хотят к нам еще больше, ведь уметь так драться, это так круто. Ну и полезно для выживания, конечно же, все мы молоды, а потому подход к таким вещам у нас не настолько трезвый и просчитанный. Даже я вначале был увлечен дракой на мечах и магией, потому что это круто, это мечта, ранее неосуществимая из-за недоступности. Я конечно понимаю теперь, что она еще и очень полезна для выживания, но эйфория от своих сил и возможностей все еще гуляет в крови. Хочется иногда показать свою силу, почувствовать её, продемонстрировать своим союзникам и врагам. Но приходится держаться, лидер как никак. А вот братья себя особенно не сдерживают, их сияющие и гордые лица, смотрящие на наших спутников, так и говорят: «Вы видели это. Видели, насколько я силен, насколько слабы наши ранее такие сильные и опасные враги». Да, братья любят бой, и всегда готовы в нем поучаствовать. Даже немного завидно им.

— Впечатляюще, — медленно проговорил кто-то из новичков.

Увидев, что новички полностью всё осознают, я начал отдавать новые команды. Граки были связаны хорошо, но для переноски подходили слабо, да и дергаются сволочи сильно, быть прилежными пленными они не собирались. Новички быстро слепили палки, на которых и повесили за веревку, связанных граков. С трудом, закинув палку с граком на плечи, двое парней из новичков понесли одного из граков, второго грака на плечи поднял парень вместе с девушкой, после чего мы не спеша, побежали дальше. Свою группу, я решил не занимать переноской пленных, если будет нападение они должны иметь возможность сразу ступить в бой, Ксену просто не занимали работой, ведь она выступает у нас проводником, ведя напрямик к Крепости. Да, тут не до джентльменства, девушки работают, так же как и парни, иногда конечно их оттесняют от особо тяжелой работы, но обычно они работают наравне со всеми. Продолжив путь, наша пятерка опять окружила новичков по сторонам, выступая как дозор и первой линией обороны в случае нападения на неопытных в бою с граками пустынников.

В таком ключе и происходило наше дальнейшее путешествие, граков мы больше не встречали, потому новых происшествий не было. Да и эти граки были какими-то не слишком боевыми или агрессивными, до того как к ним не приблизились слишком близко братья, они такое чувство, что даже хотели убежать от нас, но им не дали. И что бы это значило? С чего вдруг такое миролюбие? После той порки возле Крепости они теперь нас боятся? Или теперь они поняли, что таким количеством им ничего против нас не светит? Зачем тогда они передвигались такой малой группой? Разведка? Возможно. Или просто патруль, возобновляют проверку ранее потерянных ими земель. Ведь в этой стороне находятся Врата, а насколько мне известно, граки возле них раньше не появлялись. Поэтому тех мест знать не должны, а потому, это скорее с большой долей вероятности разведка. Хм, но ведь и Крепость уже недалеко. Хотя одно другому не мешает, и Крепость патрулируют и разведку проводят. Но главное другое, они поменяли тактику, и теперь не будет самоубийственных для граков атак на группы пустынников. Они или ОН, оценили нашу силу и приняли её во внимание. Возможно, скоро последует новые изменения в их тактике. Эх, не люблю такие моменты, в стратегиях меня всегда раздражали моменты, когда приходилось ждать действий противника, ведь первому ходить опасно, можно многое потерять. Остается только готовиться.


К Крепости мы бежали дольше, чем наша пятерка потратила на дорогу к Атлантиде. Дело было не в новичках, они бежали с такой же скоростью, что и мы, усталости то нет, и умение в магии тут не играет особой роли. Нас замедляли наши пленные граки, с которыми было неудобно быстро передвигаться. Но мы все же наконец прибыли к нашему дому. Вдалеке, уже была видна постоянно увеличивающийся холм, который плавно превращалась в гигантский купол. Если не знать, что искать, увидеть его было довольно тяжело. По цвету, купол сливался с окружающим пейзажем, а потому для новичков было полной неожиданностью вдруг оказаться всего за километр от такого сооружения.

Нас тут уже встречала двойка пустынников, которые из-за своих плащей были также трудно различимы на общем фоне.

— Здоров, разведка. — махнул рукой один из пустынников, лица которых закрывала ткань и очки, — Валет уже заждался тебя Видок, всё места не находит.

— Хорошо. Он у себя?

— Должен быть у себя, если конечно его опять куда-то не дернули. Вижу, у вас есть добыча, она не помешает. Мы вот никак не можем никого поймать. — с досадой продолжил он.

— И в чем проблема? — удивился я. Граки для нас уже не самые опасные противники, и хотя бы одного можно было бы пленить.

— Убегают. — добавил второй, — Пуганные уже, как только что, сразу дают деру. Удивительно как вы этих поймали. Граки как наши двойки видят, так только пятки сверкают, Тритон от досады уже волосы на себе рвет.

Встретившие нас пустынники весело рассмеялись, их похоже такое положение дел забавляет.

— Тогда он будет рад им. — кивнул я на иногда дергавшихся граков, которые уже видимо потеряли всякую надежду сбежать.

— Ты даже не представляешь как. — хмыкнул один из них.

По голосу я смутно определил только одного из них, второго я узнать не смог. Ветер сейчас сильный, песок так и стремится попасть в складки одежды или в лицо. Отчего все пустынники выглядели безликими и трудно-идентифицируемыми. Кроме меня естественно, меня-то все узнают. Цезий, так звали одного из них, почему он выбрал себе такое имя, никто не знает. Но вспоминая его мечтательную физиономию, когда ему задают этот вопрос, понимаешь, что тут скрыта какая-то история.

— Ну, бывайте. Цезий, еще встретимся. — махнул я им рукой, продолжив бег в сторону Цитадели.

Значит, это были не только с нами, граки опасаются нападать даже на двойки пустынников. Но от нас сбежать не успели. Заинтересовались большим количеством пустынников и хотели разведать детальнее? Или просто что-то заклинило в их мозгах? Хм, а есть ли у них вобще мозги? Да, препарировать граков нужно обязательно, чтобы хотя бы примерно понимать, что они такое? Незавидная участь наших пленников уже решена.

— Вы серьезно постарались. — подала голос Кали, смотря в сторону Купола.

— Если уж строить оборону, так круговую, или даже сферическую. — ответил я, в это время думая совсем о другом.

Приблизившись к едва видимому входу в купол, я остановился у самых ворот. Так, как там было. Подняв руку, я создал в ней Основу, которую с силой вогнал в створки ворот. Энергия из Основы впиталась в заклинание, поставленное на металлические створки ворот. Ворота заискрили, и по ним прошлась моя энергия, отчего рисунок на воротах засветился бледным синим светом. Вот собственно и все. Я только что запитал наше первое защитное заклинание поставленные на ворота, которое еще было и испорчено, отчего произошли эти визуальные эффекты, показывающие потери энергии, влитые мной во вход. К сожалению, мы еще не создали ни одного нормального бытового заклинания, и потому каким-нибудь Макаром заставить сдвинуться эти ворота сами мы не можем. Но входить-то пустынникам из-за купола как-то нужно, есть конечно наблюдатели на воротах, что следят за округой. Но в данный момент в окошках никого видно не было, стоять тут постоянно и следить за Пустошью никого не прельщало. Да и зачем собственно, снаружи есть патрульные, если что-то произойдет, они подадут сигнал, выстрелив вверх «пустышкой», обычным световым заклинанием. Его заметит наблюдатель на верху купола и сообщит о проблеме. Но этому наблюдателю не видно что происходит у самого купола, он там считай только и нужен для того чтобы наблюдать за далеким горизонтом и замечать такие вот сигналы. Потому при самом начале постройки купола, предвидя такие проблемы, Мерлин предложил просто заставить таким вот кривым способом заставить ворота светиться, привлекая внимание к себе и сообщая, что кому-то из своих нужно войти. Неудобно, долго и в некоторых случаях даже опасно, ведь бывает моменты, когда нужно войти срочно. Но другого решения пока нет, а без защищенных тяжелых ворот чувствуешь себя как-то неуютно.

Вот ворота дернулись, внутри увидели, что ворота светятся, значит, кто-то хочет войти. Створки открылись в стороны, показывая длинный коридор, освещенный пустышками, которые нам очень пригодились при постройке купола. Метод освещения Мерлина используемый им у себя дома конечно хорош, но трудоемок и ослабляет твердость купола. Потому стены пропускающие свет были размещены небольшими секторами на среднем уровне купола, больше напоминая окна. А на верхушку купола изнутри наложили большое заклинание «пустышки», которое светит тут как солнце. Энергии в этом мире завались, она хоть и «чужая» нам, но в таком количестве и такое большое заклинание все же немного подпитывает. А этого вполне хватает на работу этой огромной «пустышки».

Этого коридора я не помню, похоже достроили пока нас не было. Если кто-то сможет пробраться внутрь, то можно будет закрыть вторые ворота. Ворота нам открыл один из знакомых мне пустынников, кивнув друг другу здороваясь, я прошёл дальше. Пройдя небольшой коридор, мы вышли внутри купола, вот и дом родной. Повернувшись назад, я увидел коридор снаружи, это были метровой толщины стены, длиной до десяти метров, на которых так же были видны линии, что теперь затухали, истратив всю поданную мной энергию. Выходит, поданная мной энергия, пошла от ворот по коридору, отчего ее стало видно еще лучше. Переведя взгляд на оглядывающиеся по сторонам новичков, я провел рукой по нашей Крепости, провозгласил.

— Теперь это ваш дом. Знакомьтесь.

— Пирамида? Интересненько. — сняв с себя очки и чалму, озвучила Кали увиденное, — Похоже, кто-то из вас помешан на геометрии.

— Чем тебе пирамиды не нравятся? — оскорбился я, моя все же идея.

— Я не говорила, что не нравится, просто интересное решение. Купола эти все, пирамиды. Выглядит это все… эстетично. — слегка задумавшись ответила все же она.

— Раз всё нравится, тогда пошли. Познакомлю вас с Валетом.

— Ты что обиделся? Это была твоя идея? Очень красиво вышло, впечатляет. — лукаво улыбаясь сказала она. — Я как увидела это, сразу поняла, что это придумал великий человек.

Издевается надо мной, в пути была спокойной, а вот теперь снова поперло из нее… это. Проворчав что-то ей про высокое искусство, я повел их к Главной Пирамиде, возвышающейся над нами. Передав граков встретившим нас пустынникам с просьбой отнести научникам ценный груз. Мы зашли в Пирамиду, где по пути к можно сказать кабинету Валета, мы время от времени встречали живущих тут людей, что здоровались с нами и интересом проводили взглядом новичков. Уже через несколько минут, все жители этого места будут знать о пополнении, большинство из которых составляет симпатичные девушки. Сегодня будет тяжелый день. Поднявшись на этаж, где жил Валет и я, мы прошли ко входу в квартиру Валета, где первая комната, выступала приемной и кабинетом одновременно. Предупредительно постучавшись в дверь, я открыл её и вошел внутрь, Валет был тут.

— Приветствую. А вот я и наша новая семья. — почти пропел я.

Валет до этого расслабленно развалившийся на кресле и глядящий в потолок встрепенулся и перевел взгляд на меня, на его лице выступила улыбка. Практически выпрыгнув с кресла, он подошел ко мне.

— Рад тебя видеть, бродяга. — обнял он меня.

— Ого, какая встреча. Беспокоился?

— Конечно, — несколько смутился Валет, — поведение граков беспокоит. Они поумнели, и кто знает, что они могут сделать. Да и воин где-то бродит, мог вас встретить. Были причины для беспокойства.

— Как видишь, все прошло отлично. Разведка прошла успешно, полностью. С нами даже пришли пустынники, погибшие ранее и воскресшие в городе у Врат. — кивнул я на людей в коридоре, что не спешили входить внутрь. Хотя нет, Кали уже была тут и теперь с хозяйским видом осматривала помещение, заглядывая в разные углы. Валет только теперь обратил на них внимание, заглянув мне за спину в коридор.

— Простите за неучтивость. Входите, познакомимся поближе. — обратился он к людям в коридоре и Кали, которая наклонив голову рассматривала картину в стиле кубизма кажется. И кому оно только может нравиться?

Люди до этого стоявшие в коридоре начали заходить внутрь, тут сразу стало слегка тесновато, но места хватало. Комната была реконструирована из расчета на то, что тут будет собираться до десятка человек. Моя команда скромно встала у стен, не мешая разговору новичков и Валета.

Дальше началась рутина, поговорили о мелочах, рассказали о Крепости и коротко о наших возможностях. Новички еще раз подтвердили, что они будут рады тут жить и работать сообща, после чего моя команда пошла их разводить по свободным комнатам, а после проводить небольшую экскурсию по интересным местам. Я же остался в комнате у Валета, нам нужно было поговорить. Последней выходила Кали, кинув разочарованный взгляд на мою примостившуюся в кресле тушку, она закрыла за собой дверь.

— Неплохое пополнение. Сообразительные, смелые, умеют держать оружие в руках, активные. — сказал я уместившемуся напротив меня за такое же кресло Валету.

— Да, теперь вместе с ними нас ровно сто человек. Какое однако ровное число. — хмыкнул Валет. — Что думаешь насчет как их, атлантов.

Усмехнулся Валет своим словам. Задумавшись, я не спешил отвечать, ведь мой ответ был эгоистичен, неправильным, и как отреагирует на него Валет, я не знал. Он мог никак не показать своего отношения к моим словам, но… ладно, отвечу честно.

— Я думаю, что ненужно им открывать способности к магии и уж тем более учить ей.

Валет лишь только удивленно раскрыл глаза. После разведки, мы собирались послать к ним, уже группу посерьезней, включая людей, набранных в Атлантиде, если конечно будут такие. Научить магии, сражаться, наладить связь и многое другое, в общем, стать одной структурой, а не двумя разными центрами. Но я вдруг говорю, что ничему их учить не нужно. Валет был удивлен, и даже слегка растерян.

— Хм, не ожидал такого. И почему ты так решил? — медленно проговорил он.

— Знаешь кого я встретил, когда пришел к ним? — спросил я у Валета, который заинтересованно поднял бровь, как бы спрашивая «И кого?», — Домоседов.

Валет непонимающе нахмурился. Мой ответ его обескуражил своей логичностью и непонятность. То, что я встретил у Врат домоседов, это конечно логично, но ничего не объясняло.

— Они играли, веселились, бездельничали или просто занимались разными бесполезными вещами. А знаешь кто учился сражаться? Пустынники. Это те люди, которых я привел сюда. А домоседы, зная об опасности, зная, что Врата цель для нападения какого-то темного бога, не сделали НИЧЕГО. Они построили стены, оградив себя от Пустоши, после чего начали просто заниматься своими делами. Никто не тренировался сражаться на мечах, а если кто-то и был, то просто для развлечения, помахать шпагами раз в неделю и все. Они сидят в своих стенах и ничего не делают, не изучают мир, не учатся сражаться, даже на открывшиеся магические способности одного из них они просто плюнули, для приличия постаравшись разобраться вначале, а после пустив все на самотек. Они не делали ничего, для того чтобы защитить себя и свой мир. А теперь мы должны прийти к ним, научить их всему тому, чему мы учились через пот и кровь, мою кровь к слову. Чтобы они её использовали непонятно для чего. Мы стремимся защитить мир, где живут наши родные и мы сами, мы каждый день тренируемся, учимся. А они просто используют дополнительный месяц для того, чтобы хорошо провести время. Это что каникулы для них? Один день работы, месяц отдыха? Они станут мертвым грузом на наших плечах, мы будем их учить, тренировать, тратить время наших людей, которые за это время могли стать еще сильнее, на бесполезных обитателей Атлантиды. Я понимаю, что это неправильно, нужно дать им шанс защитить себя и Врата, но то, что они будут жить на всем готовеньком, не пошевелив при этом и пальцем, просто бесит меня. Единственная участь для них, это быть мясом, которое задержит граков или кого-то еще при нападении на Врата. Мясо, которое задержит противника, которого мы будем уничтожать. После воскрешения, в таком случае, они может что-то поймут и осознают. — высказав все что я о них думаю, раздраженно отвернулся от Валета уставившись во всю ту же картину, на которую ранее смотрела Кали.

— Хм, интересная позиция. — Валет задумчиво постучал пальцами по ногам, — Но домоседы должны иметь возможность защитить себя. Нас могут разбить массивным ударом, на Атлантиду могут напасть сильный противник, который быстро уничтожит их и захватит Врата, а мы можем просто не успеть помочь. Если они не будут уметь сражаться, они действительно будут мертвым грузом. Они должны иметь возможность, хотя бы защитить Врата, с Пустошью мы разберемся сами, но Врата, это другое дело. Мы конечно можем просто переселиться к ним, но в свете открывшейся информации, будет лучше, если мы останемся тут.

— Значит, ты был прав?! — резко повернулся я к Валету.

— Да, — вздохнул Валет, — мое предположение оказалось верным. Мы стоим на пути граков к нашим Вратам. Как все складно выходит.

На эти слова, я только довольно кивнул, в свете последних событий переселятся к домоседам, для меня было бы действительно ужасающе. Мне и так было тяжело там находиться в последнее время, но жить с ними месяцы, года или даже столетия, я бы не смог. Была еще одна причина моей разведки к Вратам, я должен был проверить теорию Валета, которую пришла к нему в голову, когда ему сообщили что граки в основном приходят с одного направления. У нас есть Врата, точка из которой мы появились, проход в наш мир, но выходит, что такие же Врата должны быть и у Темного бога. Ведь, как нам известно, он живет в своём мире, откуда и посылает своих тварей сюда. То есть, есть точка их появления и точка нашего. Граки не живут тут, они, так же как и мы пришельцы в этом пустом мире. А потому и направления их появления будет только одно. Во время нашей разведки, я не увидел ни одного грака, их там просто не было. А вот возле нас их было полно. Валет, отправил не далеко еще одну небольшую разведку в сторону откуда идут граки, после чего мы примерно смогли сориентироваться с местом их появления. Если провести линию между точками наших и Врат мира Темного бога, то мы окажемся прямо на ней. Мы стоим на пути следования граков. Мы становимся передним краем, теми, кто первыми встретит противника. Встречать врага у самых Врат не самая лучшая идея, ведь отступать будет некуда, стратегия «Позади Москва», не самая лучшая в нашем случае. А у нас есть место для маневра, и возможность свободно пощипать врага. Если Крепость уничтожат, нам будет куда отходить. Граки конечно могут постараться нас обойти, но это будет очень долго, а мы будем внимательно следить за своими землями. Большая армия обязательно попадется к нам на глаза, а если еще и наконец, создать следящее заклинание, каким можно будет наблюдать за местностью, то будет вобще прекрасно. У Мерлина еще ничего не выходило, но я знаю, он сможет создать это заклинание, может уже создал.

— Но все равно, мы не можем оставить Врата на полностью беззащитных людей. Это будет глупо, нужно научить их сражаться, а если не захотят, то заставить. Возможно узнав о магии, у них проснется к ней интерес, и они будут сами её развивать. — начал меня убеждать Валет.

— Ага, они даже на то, чему сами научились, не развивают, максимум создадут фонтан, или там игрушки. — я задумался, собираясь озвучить пришедшую мне раньше идею. — Но знаешь, думаю, у меня есть идея чему мы их можем научить, привычному для них, удобному и даже веселому.

Вспоминается подвал, где я видел Шамана. Тир для стрельбы из его самодельного пистолета. Зная о магии, мы сможем научить их стрелять из оружия, научим создавать оружие и боеприпасы для него. Они все люди двадцать первого века, стрелковое оружие для них более привычное, чем все эти мечи или даже магия. Да и учиться тут нужно не так уж и много, у них даже есть один увлекающийся этой темой человек. Тот, кто будет развивать идею, Шаман. Думаю, он сможет заинтересовать своих соотечественников. Я посмотрел на Валета, что заинтересовано смотрел на вдруг резко замолчавшего меня. Он догадывался, что мне пришла идея.

— Знаешь. В Атлантиде, мы нашли одного интересного человека, который придумал новое направление для использования магии…

Глава 15

Закрыв за собой дверь, я задумавшись о предстоящих делах направился к себе. Никого не встретив по пути, быстро дошел до своей скромной обители. Хех, дом родной, как я оказывается по тебе скучал. В постоянных путешествиях есть и свои минусы. Открыв дверь, зашел в свою уже старую комнату, которую я обставил еще при постройке башни, но не трогал, когда мой дом стал пирамидой. По сравнению с комнатами других пустынников, или уж если сравнивать, то комнатами домоседов. Моя была безвкусной и без своего особого огонька, который делал её особенной и выделяющейся. Но раз уж я дома, и свободен, то почему бы не заняться обновлением интерьера. Все что хотел, я уже сказал Валету, а теперь пусть у него болит голова, или советуется с другими пустынниками, у нас свобода слова, ну или по крайней мере свобода мнения. Возможно, многие будут за то, чтобы поделится магией с домоседами, и тогда мое мнение будет уже не котироваться. Но ладно, это будет потом. Сейчас, пока у меня действительно есть время и Тритон занят препарированием граков, на что мне смотреть абсолютно не интересно, я займусь, наконец своим гнездышком. Сделав несколько ходок во двор Крепости за строительным материалом сложенным в ящики, я загрузил землю к себе в комнату, где принялся за большую перестройку. Для начала я решил переделать свои стены, слишком уж их вид оказался непривычен. Слишком все было разукрашено и ажурно, я человек простой и от такого непривычного интерьера быстро устал.

Набрав побольше песка в ладонь, я провёл ею по стене, оставив на ней участок который по рисунку и цвету отличался от остальной стены. Я как будто рукой стер этот участок стены, открыв задний слой. Но на самом деле я просто создал новый тонкий слой, назовем это обоями для простоты. Новые обои были такого же белого цвета, но уже без золотых лилий и других разукрашек что украшали всю стену, делая её больше золотой чем белой. Теперь же будут редкие зеленые и серебряные рисунки, которые будут красиво и равномерно украшать стену делая её красивой, а не аляповатой. Задумчиво обведя взглядом стену, я пришёл к мнению, что менять обои ладонями будет слишком долго. Нужно этот процесс как-то ускорить, хмм. Устроим мозговой штурм, как и почему вообще происходит изменение материи… точнее энергии, ведь всё вокруг энергия. Я своей волей изменяю её, но в воле ли только дело? Возможно, есть что-то еще, ведь не может же она просто так изменятся. Воля это конечно хорошо, но если бы все было так просто, у нас бы не было таких проблем с «чужой» энергией этого мира. Она конечно поддается нам, но на это тратятся сила, наша сила, энергия, магия. Хмм. А ведь и верно, чтобы использовать «чужую» энергию, нужно использовать свою, так почему же при изменении материи мы её не тратим, ведь по сути эта та же энергия, только плотная и имеет массу. Так почему же на неё энергия не тратится? Или тратится? От пришедшей мне в голову мысли я даже застыл, а ведь верно, отчего я решил, что для изменения плотной энергии нужна только воля? Да, так сказал Калиар, этот светлый божок, это может быть главный компонент, но не единственный. Для использования «чужой» энергии, нужно использовать свою, а это значит…

Взяв в ладонь еще горсть земли, я полностью сосредоточился на своем чувстве магии, она у меня конечно не самая сильная, но думаю для такого хватит. Раньше мне в голову как-то не приходило, что во время лепки чего-то из земли мы отдаём что-то взамен, лепим и лепим, чего еще надо. Калиор сказал, что нужна воля, ну и достаточно, но все может быть не так просто. Раньше никто не искал в этом процессе нечто другое, но если обратить внимание. Приняв для удобства сидячее положение, я начал медленно мять землю с целью сделать её тверже. Весь процесс я чутко следил за проявлением магии, как снаружи, так и внутри себя. Вот, что-то было. Щепотка, совсем небольшая капля магии перетекла из моего тела в землю в моей руке, и я начал чувствовать, как земля стала более податлива и похожей на пластилин. Сосредоточившись на желании предать материалу высокую твердость, я продолжал его мять уже двумя руками, придавая ей произвольную форму, всё мое внимание было на чувстве магии. Я чувствовал, как магия мизерными порциями вытекала из моего тела и впитывалась в землю в моей руке, эти порции были настолько малы, что я не успевал её использовать, как мое тело уже восполнило недостачу энергии в теле. Да, восполнение магии намного больше, чем её траты на лепку, разница абсолютно незаметна, если конечно специально не следить за этим. Вот последняя порция магии, и предмет в руке затвердел окончательно, принимая конечную форму какой-то крякозябры.

Интересно. А если подавать магию сознательно и потоком, а не порциями? Набрав в ладонь новую горсть земли, я с желанием сделать её твёрдой, сознательно запитал энергией, пустив ручеек силы. Поступление энергии быстро прекратилось, а в руке уже чувствовался твердый кусок породы, мгновенное затвердение. Как интересно. Так вот значит как, потому так долго и лепился материал, просто мы медленно подавали ей силу. Но если все сделать сразу, да это открытие дня твою налево. Я довольно заулыбался, теперь будет чем похвастаться перед Мерлином. Но улыбка быстро потухла, Мерлин уже мог и сам давно додуматься до этого, и тогда мое бахвальство будет смотреться глупо. Но после этого сразу пришла новая мысль. А мог ведь и не догадаться, он и так занят магией по самые брови, ему не до исследования лепки. Да и думаю, об этом бы уже все знали, если бы было уже известно. Ведь это намного удобнее, чем по пять минут над каждой частью корпеть, ожидая пока она затвердеет. Проведем еще пару опытов.

Так и потратил я половину свободного времени на опыты, вместо того чтобы закончить с обновлением своей комнаты. Но итог от этих исследований был интересный, я прошелся по всему методу лепки, и зная об использовании энергии в этом вопросе, смог качественнее ее улучшить. Ведь как делали раньше? Брали землю, представляли его форму, твердость, гибкий или нет и другие нюансы. Форму представляли очень точно, особенно если она сложная, а потом лепили общий силуэт этой детали, постоянно переходя к все более мелким деталям, как скульпторы что работали над своими творениями, так и мы из большой кучи материала лепили предмет большого качества. Хотя тут процесс шел до определенного предела, совсем уж мелкие детали было лепить руками не обязательно, если у человека хватало фантазии и воли, то он мог ограничиться только общими формами, а когда заканчивал, то просто сдувал лишнее как пыль или песок. Например, создание меча с маленькой гравировкой без специальных инструментов было бы неосуществимо, но в нашем вопросе было легче, лепишь меч, потом в черновом варианте обозначаешь место гравировки. К концу лепки меча, ты очень детально представляешь конечный вариант лепки, особенно сосредотачиваешься на мелких деталях, вроде той же гравировки. Вот последний штрих и гибкий кусок глины, превращается в металлический меч, а в месте гравировки, где остаётся вся та же расплывчатая масса земли, которая только очень приблизительно напоминает желанную гравировку, просто сдувается. Песок, закрывавший гравировку, осыпается, освобождая желанный рисунок. Гравировку создает твоя воля, а не руки, но теперь я знаю, что важную роль в этом процессе принимает и магия, это она заставляет принять нужную форму материала. А это значит. Набрав в ведро побольше земли, я напитал ее магии представляя конечный результат, и одновременно поддерживая своей волей, я создавал наметку того что я хотел, но все еще не позволял закончить превращение, ну а теперь. Размахнувшись, я выплеснул песок прямо на стену, одновременно с этим, магией, волей и фантазией заставляя песок, превратится именно тут. Секунда… и песок застывает на стене, даже не думая падать, после чего начал плавно менять форму и цвет, превращаясь в так необходимые мне обои. Вот, это совсем другое дело. Ведро песка и вся стена уже перекрашена, земля буквально растеклась по всей поверхности, заполняя её собой, как я того и хотел. Идеально.

Используя этот метод, я быстро и решительно перекрасил все стены, пол и потолок, после чего быстро, используя минимум усилий и времени «перекрасил» мебель. Мебели у меня в комнате было немного, точнее раньше её было как раз вполне нормально, но после посещения Атлантиды я осознал, что моя комната обставлена очень бедно и аскетично. Потому изменив цветовую раскраску мебели под цвет стен, я быстро достроил еще кучу, как оказывается очень необходимой мебели и деталей интерьера. Это просто сказка, раньше на это дело уходило очень много времени, что приводило многих в уныние, но теперь как говориться «тяп-ляп и все готово», и выходит очень качественно. Придав необходимой детали самые общие формы, я пускаю поток магии и представляю конечный результат, отчего предмет мгновенно твердеет и принимает необходимые очертания, даже слегка изменяет форму, если это требует моя фантазия и воля. Супер.

Довольный собой, я вышел из своей комнаты и направился на выход из главной башни, меня ждала Библиотека. Перейдя в намного меньшую пирамиду я застыл у входа, о как. Библиотека оказалась более людным местом, чем я думал. Тут было около двадцати человек, что сидели на столах и читали какие-то труды или даже что-то писали сами.

Библиотека, представляла собой многоэтажное помещение, где каждые пять этажей были заставлены стеллажами. Поскольку библиотека также была пирамидальной формы, каждый этаж был меньше нижнего. Стеллажи само собой все были практически полностью пусты, и только в некоторых из них были тонкие брошюрки. Библиотека была поделена на отделы, в каждой из которой была определенная тема. Магия, бестиарий, история, география, литература, оружие, магическая анатомия и многое другое. Последнее относилось к нам, имея теперь энергетическое тело, нам приходится заново себя изучать, в этом отделе и будет информация обо всем, что нам стало известно. Каждые отделы делились на секции, где была уже более специализированая информация. Отдел магии, например, делился на секции «Боевая магия», «Защитная магия», «Бытовая магия» и многое другое. Там кстати была и надеюсь временно пустая секция с големостроением. А куда же мне идти? Задумавшись, я побрел к отделу магии, наверное, все же тут. Проходя возле столов с людьми, я заметил что многие из них были новичками, недавно пришедшими сюда, и теперь они, похоже усиленно штудируют теорию, чтобы на практике было легче. Хм, а кто у нас учит магии? Наша пятерка магов-теоретиков её скорее изучают, но за тем, чтобы они ей кого-то обучали, я не замечал, запишут открытие в брошюрку и закинут в библиотеку. Пройдясь по отделу магии, я не нашел нужной мне секции. Пожав плечами, я начал обходить другие отделы, где так и дошел до самого верхнего этажа, на котором так и не встретил необходимой мне секции. Верхние этажи вообще были пустые, но я не терял надежды найти какой-нибудь потерянный отдел или секцию. Похоже такой секции нет, никого это особо не интересовало. Лепит и лепит, главное опыт, но все не так просто. Самому что ли создать секцию? И куда ее отнести? В магическом отделе и так все забито наперед, при ее создании вспомнили, похоже все виды магии которые им только пришли в голову. Я даже секцию «некромантии» и «Магии растений» нашел. Откуда в этом мире растения? А трупы? Мы ведь тут все по сути астральные сущности, но не волнует, есть такая магия, значит будет. Еще раз задумчиво пройдясь по этажам, я так и не придумал куда притулить свою обновленную лепку. Кстати, мы ведь скоро будем создавать пистолеты, а это ведь артефакты. А отдела Артефактов я что-то не видел, а лепка хоть и частично, но можно отнести к артефактным способностям, особенно в свете моих открытий. Спустившись на первый этаж, я подошел к небольшому ящику с землей и перенеся его к одному из свободных столов, принялся за работу. Мгновенно слепив две дощечки, на которых было написано «Отдел Артефактов» и «Секция лепки», я приготовился к самому сложному. Собрав в голове всю известную мне и недавно открытую информацию о лепке, я начал сначала медленно, а потом все более уверенно и быстро лепить страницы с текстом, в которых часто встречаются картинки с объяснениями. Несколько минут и брошюрка готова, информации то немного. Приходилось подолгу думать над текстом, но вставляя объясняющие картинки, это было намного проще, и хватало только коротких объяснений и фактов, а картинки уже детально изображали сам процесс. Потратив еще полчаса, я создал еще десяток брошюрок по этой теме, этого хватит. Только когда я закончил, я заметил, как на меня заинтересовано смотрели все посетители Библиотеки. Я привлек внимание тем как быстро и качественно, при этом, практически не делая никаких движений, создал эти брошюрки. Ведь это довольно тяжко, лепить каждую страницу, при этом постоянно повторяя в уме текст и ждать, пока затвердеет страница. А тут хоп, и готово. Чудеса. Под заинтересованными взглядами людей, я поднялся на второй этаж, где был небольшой пустой отдел и прикрепил туда слепленные мной дощечки, куда и закинул десять своих брошюрок. Немного подумав, снял табличку големостроения в отделе «Магии» и перенес к «Артефакторике». Вот теперь порядок.

— Видок, привет. — обратился ко мне один из посетителей библиотеке.

— Привет, Сказочник. — быстро вспомнил я как его зовут.

— Тоже не избежал соблазна записать что-то и оставить для потомков в Библиотеке? — заинтересовано спросил он меня.

— Ну почему сразу соблазн. Просто есть информация, которой я делюсь с остальными пустынниками. Я тут по делу, писать сказки и истории это не по мне. — ответил я ему.

Я вспомнил, почему он назвал себя Сказочником, всё просто, он любил писать истории и сказки, небольшие, но их количество действительно заставляли его уважать. За его авторством в Библиотеке было уже около сорока историй. Еще пару месяцев, и он напишет первую книгу в Библиотеке.

— Быстро ты к слову создал свои брошюрки, я о такой скорости только мечтаю. Трачу на одну сказку из десяти страниц не меньше часа, в лучшем случае. — пожаловался Сказочник. — Я уже как только не изгалялся, уже даже вручную начал писать на страницах, чтобы быстрее было, но выходит так себе.

— Ну, это дело поправимое. Изучи брошюрки, думаю, теперь проблем будет меньше. Не зря же мы библиотеку построили, вот делюсь информацией. — кивнул я на оставленные мной в стеллаже брошюры. — Изучай.

Сказитель заинтересованно посмотрел на стеллаж, а потом на повешенные мной таблички, которые он похоже только сейчас заметил. Глаза засветились от предвкушения и он больше ни на что уже не обращая внимания, быстро подошел к брошюркам, где открыв одну из них так и застыл жадно пожирая ее взглядом. Даже приятно как-то, от того с каким вниманием отнеслись к твоему открытию. Ладно, пойду хвастаться Мерлину. Спускаясь вниз, я заметил, как еще несколько человек с интересом подходили к созданной мной секции. Новая секция не создается просто так, если создал, значит, есть что положить в неё, а раз есть что положить, значит, будет что изучить новенькое.

С чувством собственного достоинства, я продефилировал от Библиотеки до подземного этажа Главной Пирамиды, где заседали наши маги продвигающие науку. Для собственно безопасности я несколько раз постучал по двери в лабораторию, после чего немного подождав, опасливо вошел в помещение. Маги находящиеся тут вроде не магичили, значит, угроза смерти от невзначай вырвавшегося заклинания мне не грозит.

— Мерлин, поздравь меня. — крикнул я чему-то занятому магу, который склонился над столом и что-то черкал на бумаге.

— Поздравляю, ты вернулся живым. — не отвлекаясь от своих дел, нудным голосом сказал Мерлин.

— Да не, не с этим. Да, экспедиция закончилась успешно, но думаю, ты и так это знаешь, по отсутствующему тут Тритону я понимаю, что он уже весь в работе по изучению граков. — заметил я что в лаборатории кое-кого не хватало.

— Да, отличные образцы. Я бы и сам их поизучал, но мне не до них, я продвинулся в защитных заклинаниях, еще немного, и я смогу создать достойное защитное заклинание. — так и не повернувшись ко мне рассеяно сказал Мерлин.

— Я к слову чего пришел, я тут кое-что открыл, хотел, чтобы ты посмотрел. Интересная тема, думаю в артефакторике может очень пригодится.

После моих слов, Мерлин, наконец отвлекся от своей работы и со смешинкой в глазах посмотрел на меня.

— Похвастаться пришел? — уже открыто улыбаясь обратился он ко мне.

— Что? Какой хвастаться? Тут серьезная тема, я как ученый маг-практик, обращаюсь к тебе как к магу-теоретику чтобы ты оценил мой бесценный труд в… да, похвастаться пришел, чего уж тут. — наконец не выдержал я все увеличивающуюся улыбку на лице Мерлина. — Вот восхищайся моему гению, и не говори мне, что я ничего не понимаю в магии. — протянул я ему одну из слепленных мной брошюрок взятую с собой.

— Посмотрим, посмотрим, что ты там накрутил такого. — все еще улыбаясь но с плохо скрываемым интересом ответил мне Мерлин, беря в руки брошюрку. Если я уж что-то сделал и решил с этим подойти к нему, то это что-то будет действительно важным и просто так это оставлять не стоит.

Вначале открыв брошюрку, Мерлин со скепсисом читал первые страницы, самые основы лепки, которые были известны всем, и ничего тут важного не было. Но он упорно продолжал читать, вот перелистнув очередную страницу он заинтересовано приблизил тетрадку ближе к лицу. На его лице был отлично видно интерес к информации, которую он читает, я же был доволен этим. Я смог удивить его действительно чему-то ему неизвестному. Дочитав брошюрку, он положил её на стол, после чего задумчиво уставился в пустоту, о чем-то размышляя. Я терпеливо ждал, что же он мне скажет, было интересно, что об этом считает действительно сведущий человек.

— Занимательно. — наконец сказал Мерлин повернувшись ко мне.

— Ии…?

— И все. Занимательная информация, я об этом как-то не думал. Но лично для меня эта информация не так уж и важна, хотя на некоторые мысли наводит.

— Немного не то что я ожидал услышать. — разочаровано сказал я.

— А что ты хотел услышать?

— Ну как же? Дифирамбы в мою честь, восхищение в моей гениальности и остроте ума. Преклонение перед моей мудростью и прозорливости. А ты… эх. — махнул я рукой на него. Я конечно всего этого всерьез не ожидал, но было бы неплохо более живой реакции Мерлина.

— Ха-ха, конечно, размечтался. Если серьезно, тема интересная, но это все же несколько не мое, я больше по заклинаниям. Но в голове у тебя действительно что-то есть, замечаешь такие мелочи, я даже и не думал о таком. Вполне возможно, что ты заметишь нечто такое, что все мы пропустим.

— Эх, не ценишь ты моего гения. Но хоть что-то. — начал я показательно сокрушаться, веселясь дальше.

— Если больше нечем заняться то можешь помочь Аркету, его недавно напрягли с созданием артефактного оружия в виде пистолетов, никак твоя работа. Только вы вернулись, сразу пришел это странный заказ с объяснениями, Аркета эта тема заинтересовала сильно. Теперь потеет в своей лаборатории.

— Да, мы встретили интересный вариант использования магии в Атлантиде. Решили разработать этот вариант, может нам пригодится, и особенно домоседам. — отвернувшись в сторону спокойно ответил я.

— Не хочешь давать им доступ к магии? — прямо спросил он.

— Валет уже сказал, быстро он. — я немного помявшись, все же спросил у Мерлина, — А ты как думаешь? Стоит давать им все наши наработки в магии, или дать только артефактное оружие, а с магией уже пусть сами?

— Как я думаю? — спросил он сам себя. — Мне если честно всё равно, владеют они магией или нет. Главное чтобы дело шло, и никто не мешал мне изучать магию.

— Вот как. — без преуменьшения, я был очень удивлен такому ответу.

Я чувствовал вину из-за своего мнения по вопросу с домоседами, ведь магия это прерогатива больше Мерлина, чем моя, и если уж кто и должен решать, то это тот человек, кто по сути и создал магию как науку, среди общества пустынников. А ему оказывается было просто всё равно. Он не был против, не был согласен, ему это было просто неважно. От этого мне даже стало слегка легче на душе, он был не за мою идею, но и не против, а значит, и вины перед ним нет. Вот такой вот странный поворот, мне были больше важно решение не так домоседов или многих людей из пустынников, сколько решения самого считай основателя нашей магии.

— Ладно, раз с делами закончили, то я пойду. Брошюрку оставляю у тебя, пусть остальные ознакомятся, особенно Аркет, его это должно заинтересовать.

— Ага, давай иди. У меня еще много работы, а ты отвлекаешь. — бросил Мерлин уже уйдя с головой в свои бумажки.

Закончив с этим делом, я вышел из лаборатории, где задумался над тем куда теперь податься. Тритон сейчас работает и его лучше не отвлекать, он так сказать, лично заинтересован в удачной работе, потому всё он сделает качественно. Аркету, мне действительно нечего сказать, всё что нужно ему уже должен был передать Валет или кто из помощников. Там идея из пары предложений, а вот исполнение затянется нудной тягомотиной. Со своей квартирой я закончил, а тренироваться пока не хочется. Пойти что ли, наконец испытать придуманное мной массовое заклинание. Нужно было наверное посоветоваться с Мерлином когда у него был… хотя не стоит, вот когда я ему принесу готовое заклинание, вот тогда у него действительно глаза на лоб вылезут. Я уже весь в предвкушении, полигон жди меня.

Зайдя на полигон, я увидел на нем большое оживление, десятки людей сейчас использовали разные заклинания, начиная от усиления тела до «лучей света». Тут были даже новички что пришли с нами, которые с брошюрками сидели в уголке полигона и старательно искали в себе магию, уже все в работе. Тут была и моя бывшая команда, Свет, Тьма, Кас и Ксена тоже были тут и теперь тренировались в магии, используя разные заклинания. Включая «Серп», режущую волну энергию, которой вполне уверено можно срезать лапы граков, а также «Пульсар», энергетический шар большой мощи, но медленный в полете и не слишком точный, таким заклинанием я себе ранее и сжег руки, создал по маленькому пульсару в каждой руке. А те возьми и взорвись. Хорошо не сильно иначе бы сгорели не только руки.

В другом конце полигона, я нашел пустой пяточек, где никто не бил заклинаниями в стену или по целям. Метров двадцать пустого пространства, отлично. Целью я выбрал себе угол помещения, при этом сам находился немного на расстоянии от других магов, чтобы если что их не задело. Ну что же, испытаем идею. Массовое заклинание, придуманное мной, было само по себе простым, но требовало некоторой запрограммированности действия. Можно конечно было придумать нечто вроде огнемета из рук или что-то на типе такого, но я решил создать именно настоящее полноценное массовое заклинание, в котором источником угрозы будет выступать не напрямую от мага а скажем сверху или сбоку, как маг пожелает. Идея была простая, но трудноисполнимая. В основе заклинания была сфера агрессивной энергии, не пульсар, а именно сфера с обычной агрессивной энергией, эта вроде обычная сфера и сыграет главную скрипку в заклинании. Но лучше испробовать на деле.

Сосредоточившись и еще раз прокрутив в голове все детали, я принялся создавать заклинание. Создаю пять потоков, и закручиваю их в круг, сплетая друг с другом, создавая сферу, потом сплетаю еще несколько колец и одеваю их на сферу, чтобы они держали ее по бокам. Дальше несколько сложнее, теперь создаю несколько потоков, которыми я закрываю верхнее отверстие в сфере, делая ее похожую на глаз. Где зрачок, незащищенный потоками смотрит вниз, дальше пошла уже больше кропотливая работа. Все потоки сферы были созданы из спокойной энергии. Внутри сферы мной были созданы маленькие сферы всего из двух кругов-потоков, много сфер, штук сорок будет точно. Создавались они легко, опыт построения потоков был большой, потому такие простые формы создавались, не занимая много сил и энергии. Маленькие сферы были наполнены мною самой ядрёной агрессивной энергией, на которую я был только способен. «Зрачок глаза» я закрыл уже спокойной энергией, буквально превращенный в лепешку, это был поток не закольцованный, а потому не стойкий, он быстро истощится. Толщина была небольшой, она задержит маленькие сферы ненадолго. Ну а теперь самое тяжелое, я медленно наполняю энергией потоки сферы, и плоский поток зрачка. Выждав пару мгновений удостоверяясь, что сфера не разваливается по кусочкам, я быстро заполнил маленькие сферы снаряды внутри, после чего толкнул это заклинание вперед и вверх. Отпустив заклинание, я успел увидеть как сферы внутри заклинания, буквально плюются во все стороны искрами агрессивной энергии, разъедая заклинание. Основная сфера благодаря потокам спокойной энергии, что струится в ней держалась, а вот толщина «зрачка» стала стремительно уменьшатся. Заклинание с повернутым зрачком к земле было отлично видно, а потому все увидели, как оно буквально за секунду отдалившись от меня на десять метров и на высоте около четырех резко остановилось. Если замедлить время, то можно было бы увидеть происходящие с заклинанием изменения. Отдалившись на десять метров от меня, пленка зрачка не выдержала напора агрессивной энергии изнутри и исчезла, сферы-снаряды находящиеся внутри и окруженные со всех сторон спокойной энергией, наконец нашли путь, куда со всей своей яростью и устремились. Зрачок глаза исчез, и оттуда полыхнуло яростным красным светом, откуда тут же друг за другом, толкаясь у зрачка но не прикасаясь к краям глаза, вылетели все сорок снарядов, и прошлись дождем по земле. Две секунды. Столько длился дождь из сфер, которые изрешетили пол полигона, оставив на нем большое количество воронок. Агрессивная и спокойная энергия, противоположны друг другу, и потому у них существует эффект отталкивания. Похожий эффект был использован в «луче света», кольцевые ограничители там тоже играли роль отталкивания для агрессивного луча внутри конуса, что помогало повысить плотность энергии и сконцентрировать его в центре колец, одновременно с этим удерживая всю ту яростную мощь в одном луче.

Меня слегка зацепила осколками от разрушенного пола, взвесь пыли заполнила четверть зала в месте моего использования заклинания. Заклинание меня… поразило. И я даже не пострадал, и к тому же выжил. Тут два из двух, или я достаточно компетентен чтобы создать работающее заклинание или дуракам везет. Я надеюсь на первое, но кажется мне, что все же второе. Чтобы боевое заклинание, да при первом использовании, никак не навредило магу оператору, да не бывает такого. В отдельно взятом угле этого полигона, только что произошло чудо.

Глаз уже истаял, как только выпустил заложенную внутри энергию, глаз пошел вразнос, потоки вжались внутрь сферы глаз и исчезли в небольшой вспышке света. Почему это произошло, я не имею никакого представления, по идее глаз должен был висеть, пока не закончится энергия. Приблизившись к месту удара заклинания, я внимательно исследовал пол полигона, присев я провел рукой по воронкам. След больше похож на то, что пол разорвало взрывом, а не оплавило, что значит, эти сферы имели разрывное свойство. Да и осколки от пола это хорошо подтверждают. Вот такое вот заклинание, я сам толком не знаю, что и как произойдет, только примерно, так сказать. Вот так у нас и создают заклинание, делают, применяют и только потом узнают, а что же оно собственно делает. Назову я это заклинание… хмм, «Око добра»? Нет, «Глаз Мщения», попафосней так. Хм, и сам не знаю даже, ладно оставлю это вопрос на потом. Осмотрев повреждения и общее охренение всех людей на полигоне, я понял, что нужно уже создавать открытые полигоны, мощь заклинаний растёт, и применять их на закрытых полигонах становится уже неудобно.

— Видок! Это ты чем вдарил? — выскочил откуда-то Тьма с горящими восторгом глазами.

— Да вот, заклинание решил испробовать, были идеи. — смутился я, но старался отвечать спокойно и уверенно.

— Ну ты монстр, такими заклинаниями разбрасываешься. А я никак не могу разобраться в половине заклинаний, выходит непонятно как, и непонятно что. А Мерлина и у других не спросишь, они постоянно занятые в своих лабораториях. — расстроенно пожаловался он.

— Хм, если что-то непонятно, обращайся, помогу. Я в магии как мне кажется разбираюсь на удовлетворительном уровне, из известных нам информации конечно. — поправился я, а то будет еще считать еще незнамо что.

— Это будет хорошо. Не откажусь. Учитель по магии мне бы не помешал, по свиткам и брошюркам все не поймешь.

— Видок. — позвал теперь выскочивший неизвестно откуда Свет, — Мне тоже помоги, беда абсолютная. «Луч света» могу использовать, а какой-то несчастный «серп» не идет ни в какую.

— Хех, и тебе помогу. — решил не отказываться я, все же моя команда. Да и чувствую я какую-то ответственность перед пустынниками за их магическое образование, раз не домоседам, так хоть своих хорошо подкачать в этом вопросе.

— Видок. — появилась Ксена.

— Видок. — оказался рядом Кас.

— Видок. — подошел еще один пустынник из тренировавшихся на полигоне людей.

— Видок. — подошел еще один.

— Видок. — и еще.

— Видок. — и еще.

Ох, чувствую я, мне будет чем заняться ближайшую неделю. Но нет худа без добра, кто-то мне говорил, что обучая кого-то, ты сам лучше разбираешься в этом предмете. Вот и проверим.

Глава 16

Приходит ощущение использования магии. Пространство прорезает тонкий луч света, что врезается в неподатливый камень. Но эту агрессивную энергию, каменная преграда не заботит, а потому оно быстро и основательно выплавляет в своем препятствии путь к свободе. Но тут поток энергии ослабевает, и луч света разочарованно распадается, так и не расплавив преграду пред собой, камень же, что уже несколько часов стоически выдерживает все удары, молча готовился к новому вторжению. Теперь пришло ощущение использования уже двух источников с магией, и во все тот же бедный камень испещрённый воронками, плавлеными дырами, отломанными кусками впивается два новых пожирающих камень луча. Обучение магии в самом разгаре.

Два моих ученика, используют, уже читай ставшее основным заклинанием для магов «Луч света». Всем оно нравится, удобное, нетрудно составить заклинание, разрушительное, есть несколько вариантов использования. Всем оно хорошо, но чтобы его составить, нужно иметь определенный опыт и умения в постройке заклинаний, коего у многих из моих учеников нет, вот и учимся. Хех, ученики… у меня-то. Своей команде я больше помогал использовать магию, давал объяснения и советы, но я не считал их своими учениками, хотя они ими, по сути, частично и являлись. Но теперь все по-другому, их уже не четыре и не десять, их в твою кочерыжку все восемьдесят человек. Ну какого фига?

После того как я помог обучаемым на полигоне молодому поколению магов, ко мне стали напрашиваться и другие обитатели нашей Цитадели, которой мы к слову так и не дали название. У нас как оказывается, учителей магии не было, ВООБЩЕ не было. Те, кто в ней что-то понимал, сидели в своих лабораториях и на людях почти не показывались. Открытие какое сделали, в книжечку записали и положили в библиотеку, вот и все их участие. Там конечно все детально описано, но и наши маги в этой самой магии разбираются не очень и хорошо, чему их научили изначально, тому и обучились, а дальше они на самообучении. А поскольку они в магии понимают все несколько смутно, то и выходит у них довольно расплывчатые успехи. Хотя, я конечно придираюсь, они все владеют усилением тела, некоторыми базовыми заклинаниями, но вот по сравнению со мной или магами из лабораторий они серьезно отстают, а это непорядок. А поскольку учителя магии как оказывается, не было, потому что некому, мне пришлось невзначай занять эту нишу. Самообучение это конечно тоже хорошо, но много ли будет успехов у двоечника по магии. Совместно самообучение тоже малоэффективно, это если бы двоечник списывал у другого двоечника, никакого прогресса, но из-за одинаковых ошибок отхватят оба, и возможно в два раза сильнее.

И по этой причине, на первых порах просто необходим учитель, тот, кто разъяснит на пальцах что и как, поможет и расскажет.

Бабах, послышался взрыв немного в стороне, за которыми последовали маты и крики боли. Мне же оставалось только тяжело вздохнуть, за эти три дня, что я обучаю их магии, у многих появились серьёзные подвижки, и на волне эйфории от своих удач они принялись за — о ужас — эксперименты. А эксперименты, как известно, проходят не всегда удачно, а у магов они проходят удачно очень редко, но многих энтузиастов это не останавливает. Это же МАГИЯ, как тут без экспериментов. Я их в чем-то даже понимаю, у самого раньше в одном месте свербело, но я быстро переболел, вначале было не до того, тут как бы на завтрак к гракам не попасть, а потом просто попустило.

— Продолжайте, у вас все выходит хорошо, но энергию добавляйте постепенно. — обратился я к двум магам, которые проходили сейчас нечто вроде экзамена и тренировки одновременно. — Скоро подойду.

В другом конце полигона уже виднелся небольшое облако пыли, которое начало распространятся по залу. Я уже быстрее побежал к месту события, возможно, успею сам его прибить, прежде чем это сделает кто-то из пострадавших там случайных свидетелей эксперимента. Это был уже пятый случай, и раньше горе экспериментаторы частенько прихватывали вместе с собой несколько рядом находящихся людей, больница, ранее бывшая пустой в последнее время начала стремительно пополнятся посетителями. Где над ними в отместку за неудачный эксперимент, тоже проводили эксперименты. Только на этот раз в медицинской магии, вылечат, значит повезло, нет, значит так и надо. Но это почему-то не отбивало охоты на новые эксперименты у слишком любопытных пустынников. На подходе к месту неудачного опыта, я увидел, как несколько магов вполне сноровисто начали развеивать образовавшуюся пыль по стенам, применяя нечто вроде воздушных волн.

Развеивающаяся пыль открыла участок изрытого какими-то полосами пола, на котором лежал безногий неудачливый маг. Серьезно его покалечило, другие обычно оставались относительно целыми.

— Ааахты же, твоююю…, — завыл валявшийся на полу маг. Еще кого-то из пострадавших вокруг не оказалось, а значит, этот был единственным. Его если я правильно помню, зовут Мустанг, тоже мне конь.

— Ну как эксперимент? Удачно? — присел я рядом с магом, задумчиво посматривая на обрубки ног, из которых понемногу вытекала светящейся синим светом кровь.

— Поч-тии, — протянул он, быстро приходя в себя. Потерять ноги это конечно больно, но не тут. Нет, в этом мире ты конечно сполна ощутишь все прелести отрубания конечностей, но и болеть она долго не будет, нервов то в теле нет. А потому такая боль быстро проходит, а вот ожоги к примеру, будут болеть долго, пока не заживет, хотя боль в таком случае, будет не настолько большая как было бы в реальном мире, уж мне-то было с чем сравнивать.

— Ну ничего, у тебя будет время подумать какие ошибки ты совершил в своем эксперименте. Как раз в больнице узнают, насколько быстро отрастают конечности… и отрастают ли вообще. — не давал я расслабиться уже приходящему в себя магу. — Чего хоть сделать хотел?

Ответил Мустанг не сразу, скривившись, помогая себе руками, он сел на пол и внимательно осмотрев свои ноги и борозды на полу, задумчиво нахмурился.

— Хотел я сделать что-то вроде энергетического оружия, меч там, хлыст или что-то вроде этого. Но немного не рассчитал и вырвавшиеся энергетические ммм… хлысты, отрезали мне ноги и порезали пол. После чего взорвалась в моих руках, благо не так сильно. — показал он мне слегка разодранную руку, на которые я сразу не обратил внимания.

— Молодец, почти. У тебя хотя бы вышло то что ты хотел, но с управляемостью и устойчивостью заклинания ты похоже разобрался плохо. — спокойно, но повысив голос и добавив строгости сказал я ему. Когда так говорю, как я знаю, мой голос звучит из-под маски грозно и внушающе, принося трепет в сердца магов. По идее.

— Буду знать. И… теперь в больницу? — неуверенно, но со смирением в глазах спросил у меня Мустанг. Я согласно кивнул. — Поможете?

— Нет, давай своим ходом. — обескуражил я его.

— Так у меня…

— На руках.

Мой ответ был для него как гром среди ясного неба. Будет знать, как такие эксперименты опасные делать, даже я уже так не делаю, не считая конечно моего последнего заклинания, но я хотя бы подумал о том, чтобы делать его в стороне, а эти практически как специально среди других пустынников экспериментируют. Но сейчас хоть никто не пострадал, эх, это уже издевательство.

— Пусть тебе кто-то из пустынников поможет, как ты видишь, — показал я на его ноги и разрушения вокруг, — мне лучше быть рядом с учениками.

— Да, так будет лучше. — расслабился он, до этого похоже всерьез раздумывая над вариантом пройтись на руках до самой больницы. Серьезный он сильно, шуток не понимает.

— Помогите ему добраться до больницы, — ни к кому напрямую не обращаясь сказал я, пусть сами определятся кто его понесет.

Поднявшись на ноги, я вернулся на свое место, откуда было удобно следить за ходом тренировок большинства моих учеников. Уже уходя, я увидел как парочка пустынников, пару раз пнув пострадавшего, подняли его на руки и понесли на выход из полигона.

Следя за ходом тренировок, я видел, как ученики довольно быстро вникают в сам смысл построения заклинаний, и даже начинают немного больше понимать в своей магии. Точнее больше понимают ее практическую часть, в теории они до сих пор плавают. Хотя возможно это потому, что нормальной теории сейчас нет, потому и плавают, ведь там такой кавардак маги-теоретики позаписывали, что как говорится «без пол литра не разберешься», а поскольку тут достать пол литра нереально, понимание теоретических основ магии основательно тормозится. Сейчас я понимаю, что мое место рядом с другими магами-теоретиками, исследователями, но у меня слишком непоседливый характер. Нет, изучать магию конечно интересно, я даже сейчас в голове прокручиваю несколько идей, но изучать мир мне намного интересней. Его обитателей или гостей, наших врагов и союзников, просто участвовать в стремительном и тяжелом бою, вот потому я и тут, а не в одной из лабораторий в подземелье, где бы бился над какой-нибудь интересной идеей.

Несколько последующих часов, я внимательно следил за своими учениками, и потому не сразу заметил, как на полигон зашел нечастый для этих мест гость. Обратил я внимание на этого человека в халате только тогда, когда меня позвали.

— Видок, нужна твоя помощь. — услышал я от парня, подошедшего ко мне.

Им оказался Аркет, что занимается нашим артефактным оружием, но сейчас больше сконцентрировавшийся на магических пистолетах. Мы с ним виделись хоть и часто на моих испытаниях новых боевых заклинаний, но общались редко, даже очень редко, потому знаем друг друга довольно смутно. Насколько я слышал от Мерлина, у него уже вышло создать материал, который держит «нашу» агрессивную магию в себе. Хотя этот материал выходит все еще некачественным, и хватает его примерно на двадцать дней, если верить скорости потери маны. Спокойную магию, многие из материалов, что мы лепим, держат вполне уверенно, а благодаря большой концентрации хоть и «чужой» но маны, заклинания на материалах практически не разряжаются. Но вот с агрессивной энергией все по-другому, она буквально рушит потоки, запихнутые в материал, отчего он быстро портится и ломается, что так же разрушает и материал. Мы конечно допускали, что мы возможно неправильно, а скорее всего по варварски просто впихаем заклинание в материал, отчего он и ломается, но никак по-другому сделать не можем. Основ знаний по магии нам явно не хватает, потому пришлось сконцентрироваться на более легком варианте и создать более устойчивый к агрессивной энергии материал. Но это все лирика, так как о создании материала я знаю, но вот создать пистолет или магопистолет он еще никак не мог, там нужно решить еще много нюансов. Да и если уж на то пошло, то ко мне тут какие вопросы, я в этом все смутно понимаю, хоть так сказать и заложил саму основу для артефактостроения.

— И какая вам нужна помощь? — решил уже не выдумывать варианты, а просто узнать.

— Мы… точнее Мерлин закончил свое сканирующее заклинание.

— Так это же отлично. Пусть запускает его, или что там нужно делать, или вам нужна помощь большого количества магов? Так это мы сейчас быстро. — начал я осматриваться по полигону выбирая самых головастых.

— Нет, послушай. Мерлин его закончил, но тут есть одна проблема. Оно покрывает слишком маленькое расстояние, и покрывает только четверть расстояния до Атлантиды. — огорошил он меня, да, облом.

— А усилить его никак нельзя? Побольше силы влить. — я конечно знал что они должны были проработать варианты, но надеялся на лучшее.

— Нет, ничего не выйдет. Заклинание просто развеет, оно может выдержать определенное количество энергии, и расстояние это максимальное. Усложнить мы его не можем, не хватает знаний, все слишком сложно, мы и так прыгнули выше головы. — неуверенно объяснил он мне.

— Ладно, что вы там придумали, говори уже. — я просто копчиком чую что тут будет что-то нехорошее.

— Мы создали артефакты маяки, в которые вплели заклинание сканера, если их размесить по всей территории, то мы можем следить за всем. Сигнал от маяков будет переходить по цепочке сюда, главное чтобы они были в радиусе действия друг друга. — начал быстро он мне объяснять.

Хм, не так уж и плохо, да и довольно толково, чего это я разволновался. То есть нужно будет пробежаться по всей Пустоши и раскидать эти артефакты, после чего вся территория будет под нашим колпаком. Хотя то, как неуверенно и с какой-то обреченностью он мне это рассказывает, мне не нравится.

— Ну так и в чем проблема? Собрать группы и пусть они раскидают эти маяки. Я если нужно могу возглавить одну из таких команд, ничего тяжелого. — уже не понимаю я чего Аркет так мнется.

— Патрули передали, что видели возле Крепости войра, и уже несколько раз. Скорее всего будет погоня. — резко выдал мне он проблему, которая его так напрягала.

Войр, так коротко кто-то назвал черного воина, которого мы видели всего раз, больше его никто не встречал, но вот он снова появился, а это уже предполагает большие проблемы. Впервые когда он появился, нам пришлось пережить долгий штурм армии граков, очень неприятный штурм, который если быть честными прошел на грани. Если бы не высокие стены, нас бы просто завалили телами. И вот он появился снова, что как минимум очень подозрительно. А как максимум, это может говорить о том, что может последовать новое нападение. Но вот на кого? То, что он бегает рядом с нами, наводит мысли, что он может напасть на нас, но, а если нет? Вдруг он просто отвлекает? Или у них уже две армии? Потому так срочно и нужно активировать это заклинание радар, благодаря чему мы сможем быть в курсе перемещения врагов по округе. Но тут загвоздка в этом войре, ведь он точно отправится за группой, которая выйдет наружу и далеко отдалится от Крепости, а с его возможностями, это будет довольно печальная для нас встреча. Мы конечно тренировались сражаться как оружием, так и заклинанием, но неизвестный враг пугает.

— А это заклинание в Крепости вы уже запустили? — уточнил я у Аркета.

— Да, оно сейчас работает и покрывает округу Крепости. Мерлин сейчас работает над удобным дисплеем для отображения информации, иначе данные заклинание видит только создающий его.

— Заклинание видит войра?

— Иногда. Он не подходит слишком близко, а вот граков время от времени находит, мы испытывали так его работу, и посылали патруль для проверки данных. В одну из таких проверок патруль и увидел войра, но он к счастью не напал и они смогли уйти. — уже увереннее объясняет Аркет, смотря прямо на меня.

— А как он вообще отображается? Сканер ловит темную энергию сущностей, граки маленькие точки, если я все правильно помню, а как отображается войр? — в теории я представляю как работает сканер, потому знал о чем говорю.

— Так же… только точка больше. Войр явно сильнее граков. — грустно ответил он, ему не нравились сражения. Да и просто драться не любил, потому такие сильные противники его смущали, хоть он и мог теоретически размазать его каким-либо заклинанием.

— Ладно, я понял. Буду иметь ввиду, возьму с собой как обычно четверку, и мы расставим маяки. Много их там?

— Четырнадцать маяков с одной стороны Крепости и десять с другой. — быстро ответил он.

— А почему разное количество?

— Тем, у кого четырнадцать, нужно будет еще пройтись по пути от Крепости до Атлантиды, а тем, у кого десять маяков, только обойти стороной Город и расставить маяки между центральными и обходными маяками. То есть расставить маяки на всем пространстве от нас до Атлантиды, считая дальние земли, чтобы нас не могли обойти.

— Ясно, я беру десять маяков, и мы выходим первыми, отвлекая на себя войра. Если мы погибнем, у другой группы будет возможность покрыть маяками большее пространство. — быстро прикинув выбрал я лучший вариант.

— Не боишься умереть? — неожиданно серьезно спросил он у меня.

— Немного, да и если умрем, то все равно воскреснем. А дней до конца цикла осталось немного, так что переживем наше недолго заточение в пустоте. — уверенно ответил я.

— Ну что же, тогда ждем в лаборатории. Нужно быстро выходить, как ты говоришь скоро окончание второго цикла, они могут повторить свою массированную атаку. Выбирай себе людей в команду, и поскольку ты хорошо знаешь их возможности, — кивнул он на пустынников, которые оказывается, все это время нас внимательно слушали, — выбери людей и для второй команды.

Сообщив мне все что нужно, Аркет бодро пошёл на выход из полигона. Я же задумчиво уставился на ждущих моего решения людей. Как я вижу, многие из них готовы отправиться на свое задание, но всех нельзя, нужны люди которые будут охранять Крепость и если уж будет совсем плохо, отправятся защищать Атлантиду. За время обучение, я понял, кто из них наиболее силен, или наиболее сообразителен. И уж если на то пошло, наиболее ответственен. Кто пойдет со мной уже и так решено, Свет и Тьма, уже были готовы и ожидающе смотрели на меня. Кас и Ксена тоже были готовы и только ждали моего разрешения. Они моя команда, мы хорошо сработались. Можно было бы конечно выбрать того же Геркала или Бэтмена, но они больше пригодятся для второй группы.

— Значит так. Тьма, Свет, Кас и Ксена, пойдут со мной. Наша задача будет разместить десять маяков и отвлечь на себя войра. Бэт, ты будешь командиром второй группы. — кивнул я на негра, у него хорошие способности да и командир хороший, может даже лучше меня, но он обычно старается не лезть вперед, потому этого незаметно. По его посмурневшему лицу видно, что идея быть командиром ему не очень нравится, но я знаю, что с этим он справится наилучше из находящихся тут. — С тобой в команде пойдет Геракл, Афина, Компеадор, Райго и Грек.

Назвал я одних из лучших тут находящихся пустынников. Геракл был очень силен в рукопашке, своим оружием он пользовался очень умело, а уж если использует усиления тела. С магией у него похуже, но для команды нужен кто-то кто, если что отвлечет на себя войра. Афина была «ловкачом», хороша в магии, способная девушка, а к тому же она еще являлась Следопытом, человеком который хорошо чувствовал Основные потоки, с ней они не заблудятся. Компеадор же был сильным универсалом, он был хорошо и в магии и в использовании холодного оружия, как собственно и Грек, в магии они кончено были «ловкачами». А вот Райго, был моим одним из сильнейших учеников, маг он способный и очень мощный, но недолюбливал ближний бой и холодное оружие, отчего собственно и стал «силачом». Компеадор и Грек должны были, если что прикрыть его или Афину, которая хоть и пользовалась холодным оружием, но была не сильна в этом. Бэт же, так и остался лучником, хотя и своей алебардой если что тоже мог серьезно кого-нибудь переклепать, магией интересуется не особо, то есть он конечно умеет создавать большинство заклинаний, но он чаще старается усилить поражающую мощь своих стрел, пунктик у него какой-то на дальнобойном оружии. Даже интересно, будет ли он пользоваться магописталетами когда они появятся или все же оставит себе лук.

— Всё, собирайте вещи, одевайте доспехи и собирайте оружие, после чего идите в лаборатории, буду ждать вас там.

Названные мной тут же отправились на выход из полигона. Остальные же только разочарованно повздыхали, многим из них хотелось побывать на такой увлекательной миссии. Но не будем их разочаровывать.

— А вы продолжайте тренироваться. Вернусь, проверю. — не удержавшись чуть ли не рассмеялся я под конец. Больно уж мне это что-то напоминает.

Быстро поднявшись на свой этаж, я подхватил свое оружие и на ходу застегиваясь, поспешил на подземные этажи к лаборатории. Одевать доспехи мне не нужно было, я и так постоянно в них хожу, со своими учениками не знаешь чего ожидать, потому я на всякий случай всегда в броне, чтобы пережить какое-нибудь неправильно выполненное заклинание или очередной эксперимент. Быстро спустившись вниз, я зашел в главную лабораторию, где обычно проходили совместные исследования магов-теоретиков, ну или только Мерлина. Тут меня уже ждали, Мерлин и Валет о чем-то тихо переговаривались, а Аркет в это время крутился возле каких-то цилиндров. Моих напарников или второй команды еще не было, потому я не спеша подошел к этой троице. На подходе к ним меня заметил Валет, который приветливо кивнул. Мы с ним не виделись уже примерно два дня, каждый был занят своими делами.

— Готов Видок. Это хорошо, Аркет сказал мне, что ты хочешь взять на себя войра, рискованное дело, но не думаю, что у нас есть кто-то другой кто сможет справиться с ним.

— Может и есть, но у меня думаю все же шансов побольше будет. — ничуть не скромничая ответил я.

— Видок, давай я тебе покажу как составлять заклинание. Ты его наработки уже видел, потому это не займет много времени. — сразу перешёл к делу Мерлин. — Мы конечно уже вплели заклинания в маяки, но лишним не будет, во время боя потеряете или просто повредите. Основу артефакторики ты знаешь, так что если что маяки создать сможешь.

— Ну показывай Кулибин, что ты там намудрил. — приготовился я запоминать заклинание.

Мерлин достал бумагу размеров с альбомный лист с нарисованным на нем заклинанием, и положив ее передо мной, начал детально объяснять произошедшие с последнего раза когда я его видел изменения. Суть заклинания в том, что она улавливает темные эманации существ. Они состоят из темных сущностей, и потому выпускает определенную темную, назовем это энергией, хотя там много намешано. Прорыв в этой области наметился, когда мы принесли пленных граков, в тот момент Тритон, смог опознать эту самую энергию, или даже учуять. Ведь выпуская эту энергию, она попадает в общий энергопоток, который расходится по всей Пустоши. По всей пустоши это я конечно дал маху, но на определенное рассеяние оно расходится, и вот по самими этим эманация маяк и определял нахождение темных сущностей, ведь он был как бы присоединен к нему тоже, а потому сразу засекал определенную энергию. Граки выпускают мало эманаций, войр больше, потому их можно различить. Мы к слову тоже выпускаем эти эманации, но другого плана, и если что, мы сможем определить на радаре, кто есть кто. Это заклинание если на то пошло, более продвинутое и узкоспециализированное чувство наших Следопытов, которые к слову смогут использовать эти заклинания наиболее эффективно.

Пока Мерлин объяснял мне все эти завитушки потоков, в лаборатории собрались остальные пустынники. Обмундированные, вооруженные и готовые к подвигам. Больше всего удивил Геркал, он был полностью в массивной броне и при этом еще и с огромным крестообразным мечом. В его доспехах и мече даже был определенный стиль, и выглядел он красиво, ему определенно кто-то помогал. Хотя должен заметить что и остальные выделялись, у многих были более выделяющиеся доспехи, которые они похоже подбирали специально для себя. Ксена так же выделилась от остальных, ее доспех был наилучше подобран, части доспеха плотно прилегали к телу, делая ее теперь на вид стройной и хрупкой, под доспехами виделась плотная закрытая ткань, которая как я понимаю, должна была защищать от песка, шею так же закрывал широкий шарф. Вот же у кого-то куча свободного времени было, я даже не помню когда я последний раз просто посидел спокойно хотя бы минут десять. То за учениками следил, то с магами-теоретиками работал, то с Валетом обсуждали идеи развития Крепости и как быть. Я даже свое массовое заклинание «Глаз ярости» полностью не отработал и не испытал, парочку раз только вышло.

Когда все собрались, Валет и Мерлин провели инструктаж. Куда идти, кого опасаться, как и куда устанавливать маяки, и что вообще делать в критической ситуации. Когда они закончили, уже я объяснил план действий. Моя группа выходила первой и отвлекала за собой войра, который в данный момент ходил вокруг Крепости, Мерлин подтвердил, что недавно видел его на одной из сторон. Туда мы и собирались направиться. Через два часа как мы выйдем, в другую сторону направятся группа Бэта, которая будет размещать остальные четырнадцать маяков. Мерлин для надежности будет следить за окружающей обстановкой и если будет проблема, то выпустит сильную пустышку в небо, что бы мы смогли её увидеть и вернутся. Распределив задачи и объяснив, кто в группе, чем будет заниматься, а так же важность Следопыта для группы Бэта, без которой они могут просто потеряется или уйти не туда, мы подхватили маяки и отправились наружу. Маяки были небольших размеров, примерно со школьный пенал, цилиндры зеленоватого оттенка с легкой сияющей горошинкой того же цвета внутри. Мы их разместили в специальных сумках приготовленных для них и спрятали за плащами. Выбравшись наружу, мы остановились у ворот, нерешительно застыв друг напротив друга.

— Удачи вам. — сказал первым Бэт.

— Ничего, переживем, в любом случае вернемся. — пошутил Кас.

— Будет лучше, если вы все же не погибнете и выполните задание. — абсолютно не оценив шутку серьезно ответил Бэт.

— Я присмотрю за ними. — успокоил я его.

— Смотри сам не погибни.

— Посмотрим. — спокойно ответил я, — Всё, выходим.

Моя команда быстро попрощалась с командой Бэта и даже некоторыми вышедшими нас провожать пустынниками, после чего зашли в коридор открывшихся ворот. Не люблю прощания. Выйдя из-под купола, я посмотрел на такую уже родимую Пустошь, пришло время нового путешествия.

— Побежали. — не стал медлить я, скоро конец второго цикла, нужно успеть закончить до его окончания. Не хотелось бы умереть в первый же день третьего цикла.

Глава 17

Выбежав из-под купола, мы в обычном быстром темпе побежали к первому месту расположения маяка. Во время бега мы начали заранее делать небольшой крюк, чтобы оказаться как можно ближе к предположительному нахождению войра. Угадать куда направится этот новый вид темных сущностей, было трудновато, так как двигался он хаотично, выныривая то в одном, то в другом месте. Отчего мы несколько нервничали, так как он мог нас банально прозевать и увязаться за второй командой. Его сенсорные возможности нам практически неизвестны, мы можем только предполагать по тому расстоянию, на которое он приближается время от времени к Крепости, что это около пятидесяти километров, которые мы преодолеваем примерно за два часа. Дальность «сканера», как мы не особо мудрствуя, назвали следящее заклинание, было около семидесяти километров, плюс-минус пару сотен метров.

Во время нашего движения мы приняли защитную формацию, поместив нашего Следопыта по центру и окружив её по сторонам. Задачей Ксены, было мониторить окружающее пространство с помощью своих способностей ну и конечно же обучение новому заклинанию, которому из-за спешки ей приходилось изучать на ходу. Мерлин говорил, что Следопыту будет легче выучить «сканер» чем другим магам, у меня не было оснований ему не доверять, но такая спешка в этом вопросе мне не нравилась, её возможности в сканировании окружения очень бы нам помогли, а так эту функцию приходилось выполнять мне. Что было тяжело, так как заклинание для меня непривычное и идет туго, да и в движении его не особо используешь, иногда даже зависть из-за такого берет, когда замечаю, как Ксена во время движения спокойно выходит в медитацию и использует Компас. По объяснениям Мерлина, со «сканером» должно быть нечто похожее, конечно с этим будет тяжелее, так как это уже не только способность Следопыта, но уже и заклинание, но в данном вопросе Следопытам намного легче. Потому нам приходилось каждые двадцать минут останавливаться, и ждать пока я в спокойной обстановке создам заклинание, где отгородившись от окружающей меня действительности изучу окружающую нас местность. В такое время я был практически беззащитен и не видел ничего вокруг себя, что накладывало на возможность использования этого заклинание большие неудобства. Но ничего с этим не поделаешь, хочешь использовать крутые заклинания и не терять связи с действительностью, качай свой контроль, а это дело долгое, а потому приходилось пока мучатся так.

Через полтора часа нашего бега, во время моего пятого использования сканирующего заклинания, я нашел войра, он был недалеко от границы сканирующего заклинания Крепости, и в настоящий момент был на расстоянии двадцати километров от нас, и он был один. Учуял нас сволочь, стоит на месте и никуда не идет, точно учуял. Только остается открытым вопрос знает ли он, что мы знаем о нем? Он случайно бегал на границе сканирующего заклинания или каким-то способом узнал о его существовании? Так много вопросов, а ответы предвидятся еще не скоро.

— Войр рядом, примерно в двадцати километрах, немного левее нашего пути. — передал я своей команде о находке.

Смерившись с направлением, Ксена уверено повела нас в нужном направлении. Имея две точки в пространстве, что находились в Крепости и Атлантиде, Ксена могла точнее указывать направление и расстояние. Она могла это и раньше, но имея ориентиры, точность повысилась многократно. До места размещения первого маяка оставалось около ста километров, где поместив маяк, он автоматически, используя общую зону покрытия двух маяков, подключится к управляющему заклинанию в Крепости.

Через двадцать минут бега я снова активировал заклинание, где удостоверился, что войр движется за нами. Отлично, первая фаза плана прошла успешно. Что уже хорошо, ведь план мог сорваться уже в самом начале. У нас оставалось еще несколько задач, и последняя из них будет самой сложной.

— Войр направился за нами, он все еще находится левее от нас, но все равно будьте бдительны, он может обойти. — посчитал я нужным добавить замечание на внимательность. Ксена конечно следит за окружением, но все же.

Дальнейшее движение прерывалось только редкими остановками для уточнения местонахождения войра, который с каждой такой задержкой становился все ближе к нам. Будто любопытный хищник, что осторожно и постепенно приближается к неизвестному для него животному. Осторожно, напряженно, медленно, но неотвратимо. Первый маяк мы разместили без проблем. Используя открытый мной способ манипулирования плотной магией, я после непродолжительной подготовки расплавил землю площадью около трех метров, куда мы и опустили маяк. Когда он медленно погружался в расплавленную магию, я дождался его погружения до середины этой массы, поле чего с облегчением мгновенно превратил ее в самую твердую и прочную из известных нам тут материалов, закрепив этим маяк внутри этой глыбы. Небольшое внушение и глыба погружается под землю, таким способом укрываясь от чужих взглядов и загребущих рук. Такой маяк очень трудно почувствовать, ведь он практически не излучает энергии, а ту что излучает, сильно напоминает Основные потоки, так-как, по сути, маяк и стал частью Потока в этом пространстве. Сам маяк плотно укутан в материал, который нисколько не мешает прямой работе «сканера», но зато отлично защищает маяк от разных повреждений. Если уж на то пошло, маяк можно было просто кинуть на землю или немного прикопать, и его уже будет трудно найти, но в этих местах время от времени проходят тяжелые самумы, которые такому чуткому и хрупкому артефакту, могут сильно и необратимо повредить, да и просто не дело такой важный артефакт, так просто бросать на землю. А в таком защитном кожухе он кажется в большей безопасности, а уж навредить ему без сильных боевых заклинаний вобще нелегкая задача.

По сообщениям Ксены, которая научилась кое-как запускать «сканер», нам было известно, что войр осторожничает и близко к нам не подходит, но и слишком далеко тоже не отдаляется. Он будто присматривается к нам, чего-то ожидая. Из его поведения все больше становилась ясно, что он это не обычная зверушка как грак, это умная и расчетливая сволочь с которой нужно быть настороже. Осталось только понять насколько он умный.

Закончив с первым маяком, мы направились дальше. В идеале, нам стоит игнорировать войра до того момента пока мы не поместим последний маяк, так как шанс всем погибнуть в бою существует всегда. А оставлять брешь на сканируемом участке слишком опасно. Потому разборки с войром остаются на последнем месте, если конечно он сам не полезет к нам, тогда иного шанса не останется. Такое отношение к войру может показаться даже трусливым, но рисковать по глупости не хотелось, возможно, любой из нас вполне мог его убить, но также существовала возможность, что он убьет нас всех, а потом риск в этом деле был недопустим.

Когда мы отдалилась от маяка на достаточное расстояние, я активировал заклинание «сканера» и с тревогой следил за тем, как войр с интересом бродил возле того места где мы оставили маяк. Походив кругами, и видно так ничего и не найдя он снова отправился за нами. Так значит, он все же не почувствовал маяк. Ну или вариант похуже, он решил оставить этот вопрос на потом. Размещение остальных маяков было продолжено, время утекало стремительно, до конца цикла оставалось все меньше и меньше времени, шли последние сутки. Напряжение в нашей команде возрастало все больше, осталось уже три маяка, а войр до сих пор следил за нами и не предпринимал никаких агрессивных действий. Он настолько обнаглел, что приблизился в зону прямой видимости, когда для его нахождения уже даже не требовалось заклинание, только по сторонам поглядывать. За обстановкой в последнее время начала следить только Ксена, она уже достаточно наловчилась в использовании «сканера» и наловчилась это еще мягко сказано. По ее объяснениям я понял, что во время использования заклинания она видит и ощущает больше чем я, дальность обзора у нее такая же, но информации об окружающей местности она получает намного больше. Про то что она чувствует Основные потоки, я даже упоминать не буду, благодаря этому она может указать место расположения войра с точностью до нескольких сантиметров, она видела его силу намного четче, могла примерно описать его форму и черт его дери, даже чувствовала отголоски его намерений. Возможности Следопытов в поиске и слежке начинали меня восхищать все больше и больше, отчего начинается даже появляться какое-то чувство неполноценности. И это по словам Ксены, она еще в ощущениях и интерпретации того что она видит и чувствует толком не разобралась, ведь есть еще целый комок различных ощущений от нашей группы, которые намного сложнее и многогранные чем граки и войры. Я даже опасаться её начал слегка, еще неизвестно что она там почувствует. Мерлин, похоже сильно недооценил свое заклинание, хмм… а возможно как раз он все правильно оценил, и потому он и назвал его «сканером», так как предугадал что это заклинание может сказать намного больше чем просто месторасположение объекта. И это имя было дано далеко не просто так, вот сыч хитрый. Я ему это припомню… если конечно он действительно об этом знает.

— Видок, к нам начинают подходить граки со всех направлений. — огорошила меня новостью Ксена во время установки седьмого маяка.

Зараза, а ведь осталось еще два, лишь бы успеть, это похоже группа поддержки войра.

— Скоро они подойдут? — не отвлекаясь от создания скорлупы для маяка, спросил я у Ксены.

— Где-то через четыре часа, они не слишком спешат. — на секунду задумавшись уверенно ответила она.

— А что войр там делает? — кинул я быстрый взгляд на едва виднеющуюся вдалеке точку.

— Ждет… просто ждет, я чувствую его ожидание. Но, похоже, он ждет не граков, а чего-то другого. — с закрытыми глазами нахмурив брови произнесла Ксена. В ее голосе чувствовалось сомнение, она еще плохо разбиралась в понимании чувств этих темных существ.

Мне оставалось только мысленно материться, если противник делает что-то непонятное, то это серьезная причина для волнения. Появление граков конечно меня слегка успокоило, ведь то, что мы за все наше задание не встретили ни одного из этой братии, было еще одной причиной для волнения, но новые загадки поведения противника настораживали еще больше. Лучше бы уже просто напал без затей всяких, намного лучше было бы. А так только нервы портить.

Закончив наконец с маяком, мы сделали небольшой крюк и побежали к месту размещения предпоследнего маяка. Времени оставалось преступно мало, а нам ведь еще с войром драку устраивать. Скорее всего, придется плюнуть на последний маяк и провести бой с ним. Цикл заканчивается, да и граки скоро подойдут, так что бой, похоже будет в любом случае.

К месту расположению предпоследнего маяка мы уже подходили на грани, до подхода граков оставался всего час. Но похоже и этого было мало, Ксена огорошила меня новой плохой новостью.

— Видок, с юга к нам подходит сильный самум.

— Песчаная буря? Сейчас? — от неожиданности даже переспросил я у нее.

— Да, и он очень сильный. Идет такая волна энергии, что я там даже чувствительность теряю. Нихера не чувствую. — слегка скривившись произнесла Ксена.

Мне же оставалось только с тревогой посмотреть на этот юг, где на самом краю видимости виделась темная полоса будущего самума.

— Мне так кажется, что он подойдет тоже где-то через час. — с легкой усмешкой которую из-за моей маски никто не увидел, догадался я.

— Да, как раз вместе с граками, нас накроет бурей.

Ну что же, раз тянуть больше нет времени, да и чрезвычайно опасно как видно это становится, нужно решать вопрос с войром самим. А не ждать пока за нас это решат они. Быстро закончив с защитой для маяка, я погрузил его в песок, после чего повернулся к своей команде, которая все так же держала защитное построение, окружая нас со всех сторон.

— Придется начать третью фазу, так толком и не исполнив вторую. — сказал я посмотрев на смотрящих на меня людей.

— Лучше сейчас, чем во время бури, да еще и с мелкотой из граков. — поддержал меня Кас. Остальные только молча кивнули.

— Оденьте маски, неизвестно, насколько затянется бой. Отвлекаться во время драки не самый лучший вариант.

Пустынники на мои слова только молча начали натягивать на себя различные вариации шлемов и панамок, а также закрывать глаза очками. Приготовив оружие, мы построились в атакующую формацию, где впереди по центру был я, по бокам от меня были Свет и Тьма, а чуть позади, были уже Кас и Ксена. Так наша формация напоминала серп, где главной атакующей силой был я, Свет и Тьма хорошо работая в паре, будут моим прикрытием, они твердые универсалы «ловкачи», потому их поддержка будет очень полезной. Кас был больше силен в магии, и также был «ловкачом», Ксена недалеко от него ушла, хотя больше интересовалась ближним боем, но так как четвертый рукопашник нам будет больше мешать, чем помогать, мы ее записали в магическую поддержку. Да и следить за обстановкой ей будет не лишним.

Приблизившись на половину расстояния к войру, мы с возмущением увидели, что он имел наглость от нас убегать, а не честно принять бой в невыгодных для него условиях. Да еще и не просто так убегать, а в сторону песчаной бури, что радости нам не добавляло. Мне же только оставалось тихо материть слишком умного противника, граки оказывается, были такими чудесными противниками. Но делать было нечего, догнать мы его не можем, так как бежали мы даже медленней его, что заставляло задуматься обо все еще несовершенном умении использованного нами усиления тела. Теперь оставалось только успокаивать себя тем, что в этом бою будет хотя бы меньше граков, так как половина из бегущих к нам просто не успевает к началу боя. А это уже около пяти десяткой граков, что не то чтобы много, но в данном случае слишком неприятное количество противников мешающихся под ногами. Скорость противника, кстати, так же говорила нам о том, что просто так мы убежать от него не сможем, и нам в любом случае пришлось бы с ним сражаться.

Вот огромная волна песка уже застилала весь горизонт перед нами, поднимаясь до самого облачного неба. Эта угрожающая волна энергии, которую даже мы ощущали, неслась прямо к нам собираясь сметать все на своем пути. Буря одновременно вызывала восхищение и страх. Вид был просто изумительный, я никогда такого не видел, не знаю какие песчаные бури у нас на Земле, но это огромная волна песка приводила мое чувство прекрасного в трепет. Темные водовороты песка, закручивающиеся в буре, волны энергии, расходящиеся от нее, они не опасны, в каком-то смысле даже полезны, так как будут восполнять там наши силы. Там нам все равно будет несладко, но… какая все же красота.

Войр, бегущий впереди нас, без сомнений вбежал в бурю, где и потерялся теперь неощущаемый Ксеной.

— Приготовились. — успел предупредить я напряженных напарников, перед тем как мы так же вбежали в это проявление силы этого мира.

Ощущения окружающего нас пространства тут же уменьшилось до жалких метров, а видимость упала настолько, что мы даже с трудом видели окончание наших рук. Бой обещает быть очень тяжелым, войр тоже не хочет рисковать понапрасну, а потому приготовил для нас такие условия боя. Он видно в таком пространстве ориентируется получше. На то чтобы привыкнуть к такому вдруг резко сузившемуся пространству нам понадобилось несколько секунд, во время которых мы были полностью беззащитны. Но войр не воспользовался своим шансом.

— В круг! — прокричал я отдавая новую команду, после которой Ксену уже автоматом поместили в центр формации. Ее ощущения пространства сейчас были важнее, чем боевые качества, ведь она ощущала пространство аж на целых три метра вокруг нас. Ветер и волны силы, ревущие вокруг, с трудом позволяли что-то услышать, заглушая звуки, а резкие порывы ветра так и старались сбить нас с ног или закидать особо сильной волной песка. Ходить стало тяжелее, так как ноги стали стремительно закапываться в этой буре по самые щиколотки, песок мешал идти и замедлял наши движения, как в таких условиях двигаются граки я с трудом представляю, похоже войр все же слегка просчитался. Буря оказалась слишком сильной.

Выставив перед собой оружие, мы медленно двигались вперед, в любой момент, ожидая нападения противника. Ветер бил нещадно, и если бы не усиление тела нас бы уже просто смело и закапало под песком, условия для боя были просто дикие. Войр, похоже тот еще экстремал.

Углубившись внутрь бури, мы уже минут пять медленно продвигались вперед, так и не встретив никого из врагов. Что начинало уже нервировать, так как с каждой минутой их будет становиться все больше, хотя я не откидывал вариант, что они просто заблудились в этой буре, вот хохма тогда будет. Я даже улыбнулся, представив, как бедные граки и войр сейчас блуждают, возможно, всего в пяти метрах от нас не в силах найти нас или вобще кого-либо. Нам помогало более-менее развитое чувство магии, и потому по сути ничего не видя вокруг, мы ощущали друг друга, от чего и не терялись в этом песчаном круговороте.

— Свет, атакуют. — вдруг резко выкрикнула Ксена.

И всего через секунду из песчаной метели выпрыгнула темная тень, которая бросилась на Света в прыжке, напарник был готов к чему-то подобному, а потому, не растерявшись, срезал прыгучего грака. Они все же нашли возможность найти нас тут. Но как? Тут же ни зги не видно, и уж тем более ничего не почувствуешь. Неужели их сенсорные способности настолько превосходят наши? Нападение этой темной сущности, похоже было первой ласточкой, через несколько секунд уже на Каса выскочил новый грак, Ксена успела его предупредить, потому он без проблем срезал напавшего. С этого все и началось. Практически каждую секунду на нас выскакивали граки, иногда даже парами или с нескольких сторон. Ксена не всегда успевала предупреждать, из-за чего приходилось действовать уже самостоятельно, отбиваясь от граков на одних инстинктах, слишком уж быстро они выскакивали. В маску бил песок, полностью закрывая обзор, отчего приходилось больше надеяться на то, что чувствуешь чем на то, что видишь. Но мы справлялись, граки были уже слишком слабы для нашего уровня, а потому вырезались быстро и без слишком больших проблем.

— Да как они нас находят? — в сердцах прошипел я, срезав очередного выскочившего грака.

Что за дела, они нас видят а мы их нет, мы же все, по сути гости в этом мире, откуда у них такое преимущество тут?

— Ааа, — послышался приглушенный крик сзади.

Сделав несколько шагов назад, я чувством магии смог увидеть, что Кас сейчас сидел на коленях, прижимая одну из рук к распоротому боку. Что, граки смогли достать его?

— Что произошло? — что есть сил прокричал я, пытаясь пересилить рев бури.

— Войр, он выскочил… неоткуда… напал… не успел отбить…, — с трудом смог прокричать Кас, настороженно водя мечами из стороны в сторону.

Зараза, он решил поменять тактику, иди просто дожидался пока мы расслабимся? Как, как он нас тут видит? На грани чувств, я заметил выскочившую темную тень, которая резким взмахом меча подрезала ноги не успевшего среагировать Света. Вот сволочь. Со мной был вполне согласен Тьма, а потому постарался создать какое-то заклинание, которое тут же сдуло бурей, после чего в ней начали бить всполохи, вырезая коридоры энергии в буре возле нас. Да, тут энергия очень неоднозначно реагирует на чужое вмешательство. Мы еще и без боевых заклинаний остались, чудесно.

В одном из таких сполохов, даже кажется что-то мелькнуло. Тьма подошел к Свету, прикрывая его от нападений пока тот не сможет прийти в себя, постоянные нападения граков ведь не прекращались, но теперь реагировать мы на них стали более дёргано, ведь на месте грака вполне может оказаться войр. Зараза, да что же такое. Эта буря, граки, войр, кто кого блин выманивал на бой? Слишком все больше похоже на ловушку войра, чем на нашу западню.

Так, ладно. Нужно выбираться отсюда, если не можем справиться мечами то попробуем магией, хоть тут и опасно это слегка. Создав Основу, я еле успел создать в нем заклинание толчка как ее тут же смело потоком энергии бури. В ней тут же начали происходить всполохи, где даже было видно низкую тень, подбирающуюся к нам. Ну, на безрыбье и рак рыба. Я начал быстро создавать простейшие заклинания, которые тут же смывались потоком энергии, отчего вокруг нас начали происходить целое светопреставление, что хоть как-то освещало округу, где тут же нашлось целое море теней. Одна из них была намного выше других, а вот и ты голубчик.

— За мной, — что есть сил прокричал я, снова начав запускать бесполезные тут заклинания.

Остальные напарники уловив мою мысль, так же начали создавать простейшие заклинания, смываемые потоком чужой энергии. Вокруг нас начали биться световые всполохи, некоторые проходили совсем близко, но не приносили никакого вреда, это были просто потоки нашей энергии, что вошли в конфронтацию с «чужой» силой. Больше всего давали свет заклинания с большим количеством агрессивной энергии, которые буквально как красные молнии бились внутри бури. Сделав резкий рывок, мы выскочили прямо на войра, который даже не старался избежать этого боя.

Первым удар нанес я, меч наполненный моей энергией, прорезал бурю и упал на голову войра, который без усилий удержал мою атаку своим мечом. Удар, еще один удар, но он спокойно парировал все мои атаки, и даже сам начинал наносить мне быстрые удары, которые я так же перехватывал своим мечом. Через десяток таких ударов, я с неудовольствием заметил, что войр наносил более техничные выпады, у него мать его была техника боя, которой мы сами только обучались. Мне на помощь пришел Тьма, и мы уже вдвоем начали наседать на этого воина, которого я только сейчас более-менее рассмотрел, до этого я был слишком напряжен, стараясь не упустить ни одного из его ударов. У войра был длинный крестообразны меч, которым он легко размахивал одной рукой нанося резки и быстры удары, броня больше напоминали латные доспехи, которые закрывали все тело, шлем полностью закрытый и с небольшими крыльями на них, прорезей для глаз было не одна большая или две поменьше напротив глаз, как часто бывало на шлемах рыцарей, а целых шесть, по три с каждой стороны шлема. Вид его был необычный, но в общем привычный.

Приноровившись к его бою, мы вдвоем с Тьмой начали его теснить, ему определенно было неудобно сражаться одновременно с двумя противниками. Сражаясь, я чувствовал как нас окружили наши напарники, что время от времени запускали заклинания для освещения и принимали на себя удар граков, что уже агрессивней старались прорваться к нам.

Крестовой удар двумя мечами сверху, войр уверенно отбивает, и уклоняясь от удара Тьмы, нанося нам встречный удар своим длинным мечом, удар, еще один удар, выпускаю ему в глаза поток своей энергии, которая тут же входит в конфронтацию с «чужой» энергией бури и вспыхивает ярким светом, отчего войр на мгновение потерявшись отскакивает назад, глазами он видно все же пользуется. Тьма, уже зайдя ему за спину, успевает нанести удар, который тот не успевает полностью отбить, и получает какой-то плавлено-рваный порез в доспехе, откуда начала капать темная кровь.

Приободрившись от первого удачного нападения, мы насели на него еще сильнее, нанося магические вспышки и обычные удары одновременно, но больше на него такое не подействовало.

Удар сбоку разрезает пыльную завесу бури, и врезается в поставленный блок войра, который тут же меняет положение и отбивает удар Тьмы, после чего делает шаг вбок и наносит ему удар ногой в грудь, который он принимает на блок рукой. Я постарался воспроизвести один из приемов что мне показал Бэт, и нанес удар правым мечом, который войр принял на блок, после чего я закрутив его, постарался отвести меч в сторону, и присев нанес круговой удар левым мечом по ноге. Воин к моей радости удар пропустил, отчего получил серьезное ранение в ногу, я её ему практически отрезал если уж на то пошло. Войр на мгновение потерял равновесие и получил удар от Тьмы в бок, который произошел так же удачно, нанося глубокую рану. Я нанес удар снизу вверх, который войр с трудом и неуклюже отбил, да настолько плохо, что мне даже удалось закрутить меч и оттолкнуть его в сторону, отчего воин стал открытый для новых ударов. Колющий удар Тьмы в спину, мой рубящий сверху вниз левым мечом в грудь, войр пошатнулся но устоял, постаравшись нанести еще один удар мечом который я уже легко отбил, я нанес ему второй удар в шею, практически полностью отрубив ее. Войр застыл, а меч до этого крепко сжимаемый им в руках упал на землю, после чего он уже мертвой куклой упал лицом вниз. Вот и все.

Внимательно осмотревшись вокруг, я увидел, как оставшаяся тройка срезала граков пачками, которые выскакивали парами каждую секунду. Им стоило больших трудов удерживать их и не подпускать к нашему бою с войром. Я тяжело выдохнул, да, это был тяжелый бой. Без магии было очень неудобно, очень. Только сейчас я заметил у себя на груди пару маленьких порезов, из которых ранее вытекала кровь. Он все же умудрился меня задеть, и когда только успел, отбивался ведь постоянно.

Обреченно оглянувшись по сторонам, я осмотрел все так же бушующую бурю, что забивала весь обзор, и старалась сбить нас с ног. Тяжело вздохнув, я пошел на помощь к напарникам, которые все так же защищались от напирающих граков. Кинув быстрый взгляд на едва виднеющегося войра, я увидел, как он уже начинал испаряться. Его тело в награду нам к сожалению не попадет, но ценную информацию о новом противнике мы все же получили. Осталось её только обдумать и… вырваться из этой бури. Встав с Тьмой в круг к напарниками, что все то время держали граков, мы начали общими усилиями отбиваться от атак, что продолжались идти нескончаемым потоком.

Мелькнула тень сбоку, взмах мечом и безголовый грак падет на землю. Снизу чувствуется чужое присутствие, двойной удар мечом и грак собиравшийся вцепиться в ногу так же лишается головы. Удар, удар и еще один удар. Буря вокруг закрывает обзор, сбивает с ног, лишает сил и так же восполняет их, вливая потоками энергии в тело, которое уже начинает болеть от таких перегрузок быстрой потери и восполнения маны.

Удар, удар, врезал ногой в челюсть подбирающегося снизу грака, одновременно с этим срубая прыгнувшего выше, другую тварь, после чего следующим ударом бью в голову нижнего грака, вбивая меч практически по саму рукоять. Ногой сбрасываю с меча грака, и отбиваю новое нападение. Удар, удар, удар. Как же я уже устал, это не телесная усталость, нет. Силы есть, тело полное сил. Но вот само это тело напряжённо от вливающейся и выливающейся энергии, голова устала, сознание затуманивается. Какой же дикий бой. Войр козел.

Тут я неожиданно попадаю в черную пустоту, где вокруг летели сотни других светляков, я почувствовал облегчение. Впереди был конец нашего пути. Всё, наконец-то. Второй цикл закончился.

Глава 18

Смутно знакомый потолок. Как давно я его не видел? Ах, чего это я. Я не видел его ровно двадцать девять с хвостиком дней. Это забытое чувство беспомощности и пустоты. Как оказывается, я ненавижу эту слабость, тот мир стал мне удивительно родным и близким. Но постараюсь быть оптимистом, теперь у меня есть аж целые сутки для отдыха и ничегонеделания. Прорва времени если задуматься, целые сутки и ничего не делать, блаженный отдых.

По рефлексировав так еще с полчаса, я с трудом начал подниматься на ноги… ах пардон, на ногу. Ну ладно, я могу помочь себе руками и… о боже, всего одной рукой. Оптимист во мне, не вытерпев целый поток фундаментальных обломов, совершил ритуальное самоубийство, я уже начинаю ненавидеть этот мир и это тело. На часах было всего восемь утра, ранняя рань для такого сони как я, но сна не было ни в одном глазу, а потому приходилось вставать и делать хоть что-нибудь. Я уже разучился отдыхать и ленится, кошмар, в кого я превращаюсь.

Шутя про себя и с улыбкой на лице, я поковылял на костылях в стороны ванны. Ох, это чувство воды: такая мягкая, обволакивающая, прохладная и мокрая. Я так увлекся что даже с трудом наклонившись, хлебнул из крана воды, почувствовав при этом приятную прохладу в горле и такие забытые вкусовые ощущения. Только потом мне подумалось, что это я зря так, вода хлорированная, взятая непонятно из какого источника сомнительной чистоты и непонятно насколько хорошо очищена. У нас же есть чистая вода, из самых глубоких минеральных источников если верить этикетке, стоит на кухне. Вспомнив это, я торопливо закрыл кран и направился на кухню, где с удовольствием обнаружил бутыль полный чистой воды. Подставив стакан целой рукой, я другой с трудом надавил на верхушку бутыли, выдавливая воду. Наполнив целый стакан чистой воды, я с удовольствием за один заход выпил её, да жизнь прекрасна. Как оказывается, не хватает таких мелких прелестей жизни.

Сделав пробную попытку, я отставил костыль и сделал пару осторожных шагов на ноге и протезе. Шагать было не то чтобы легко, равновесие смещалось, да и ногу не чувствовал, а потому не мог точно рассчитать силу шага, но если делать это медленно, то самостоятельно ходить выходило вполне удачно. Пройдясь по кухне еще несколько кругов, я подобрал костыль и отнес его к себе в комнату, после чего завернул в туалет. После дел в туалете, я снова зашел в ванну и с удовольствием помыл руки, после чего вернулся на кухню. Когда я заносил костыль, я снова кинул взгляд на электронные часы и посмотрел сегодняшнее число, восемнадцатое мая. Четверг если верить моим часам, а значит, что все уже разошлись по своим делам, родители на работу, а сестра в школу. На полдня, квартира в полном моем расположении. Энергично накидав себе различной еды из холодильника, я разогрел её в микроволновке, после чего с большим удовольствием испробовал каждый кусочек пищи, прикрывая глаза от удовлетворения после каждого укуса. Язык просто фонтанировал различными вкусовыми ощущениями, которых мне так не хватало весь тот месяц, что я провел в Пустоши.

С трудом вспомнив эээ… вчерашний день, я на этот раз помыл посуду не оставляя её мокнуть в раковине. Полюбовавшись из окна на окружающий мир, я вернулся к себе в комнату, где сев на кровать уставился на стену.

— И что теперь? — спросил я сам у себя.

Делать оказалось абсолютно нечего, отчего отдых начал плавно перерастать в пытку. Я стал чертовым трудоголиком. Растерянно обведя свою комнату взглядом, я заметил свой компьютер. В голову сразу влезла идея, которую я решил тут же реализовать. Поднявшись, я направился в сторону компьютерного стола, куда с некоторым трудом вместил свой зад на удобный стул. Нажав на целую серию кнопок, включил удлинитель, монитор, системный блок и модем, после чего, откинувшись на стул, начал ждать загрузки всех систем. С грустью посмотрев на клавиатуру, я взял правой рукой мышку и зашел в Интернет, без работающей левой руки в игры не поиграешь. Не боец я теперь, мда.

Немного обдумав ситуацию, я зашел на сайт с рисунками и фотографиями доспехов различных эпох, которые быстро просмотрев где не нашел ничего меня интересующего. С неудовольствием открыв новую вкладку и немного подумав, вбил «фэнтези доспехи», чего уж там, гулять так гулять. Тут уже был выбор полюбопытней, хотя некоторые особо дикие варианты вводили в ступор, особенно женские варианты, хотя чего уж тут, увидеть такой доспех на девушке я бы не отказался. Вспоминая разнообразные доспехи своей команды, да и обычных пустынников, я понял, что мои доспехи выглядит простовато и как мне кажется ненадежно. Потому пришлось потратить несколько часов, сравнивая реально существующие доспехи и фантазии разных авторов, стараясь составить в уме цельный доспех, который и защищает хорошо и выглядит ммм… представительно. Представив в уме конечный вариант, я понял, что вышел он слишком сложный, и одевать я его буду минут десять, застегивая десятки ремешков и одевать те же десятки деталей доспехов, но думаю, эту проблему можно будет решить. Немного модифицировав доспехи, я закрепил различные детали брони друг на друге, чтобы можно было быстро одевать нагрудник, поножи и другие детали доспеха, при этом, не превращаясь в средневекового рыцаря с минимум подвижностью. Чернового варианта доспеха хватит, а частности и подгонку уже буду решать на месте, так будет удобней.

После обдумывания внешнего вида доспехов, я перешел уже на оружие, где и завис, наткнувшись на различные свойства мечей, которые нужно обдумывать при выборе оружия — тип клинка, балансировка, задачи для оружия, длину, вес, вид ручки, материал, изгиб клинка. Как оказывается все сложно, а мы это оружие тяп-ляп делаем, оружие в руке нормально лежит и хватит. С оружием я мучался до двух часов, слишком уж тут было всё не просто, пришло проглядеть несколько статей по холодному оружию, вникая в это дело глубже.

Облокотившись на спинку кресла, я устало выдохнул, вот это морока, вроде ничего не делаю, а какая усталость. «Слабая бренная оболочка», — с иронией подумал я о своей усталости. Поднявшись с компьютера, я упал на свою кровать, где расслабленно развалившись, уставился на потолок. Как трудно жить оказывается, в Пустоши сутками бегай и будешь как огурчик, бодрый и энергичный. Хотя в ощущении усталости в теле есть и свои плюсы, когда лежишь вот так на кровати, и тело расслабляется, то становится так приятно. Покрутившись на кровати, я все же не утерпев, снова сел за компьютер, время утекает слишком быстро и становится его все меньше и меньше, а вроде только сел за него. Попрыгав по поисковику, я постарался найти какую-нибудь информацию по Пустоши, информация конечно нашлась, но несколько не того плана, так ничего и не обнаружив я решил заняться магией, а именно по рассматривать разные картинки фэнтези направленности, для того чтобы набраться идей. Даже не думал, что вернувшись домой, мне по сути не будет чем заняться. Тоска.

Выглядел бы я получше, вышел бы на улицу, прогулялся. Подышать воздухом, посмотреть на зеленеющие деревья, траву, послушать шум города, но с таким лицом мне все же лучше на улице не показываться, только людей пугать. Я конечно уверен, что многие люди постараются быть тактичными и постараются не замечать моей уродливости, но пялится все равно будут, да и шепотков не избежать, уж я то знаю, выходил разок. В тот раз, когда я был на улице, меня увидела маленькая девочка, лет восьми. И что бы вы подумали? Она заплакала, сначала не сильно, а потом пошел целый поток слез, обещала, что будет хорошей девочкой и ненужно её есть. Я даже не знал, как реагировать на такое. Мать забрала рыдавшего ребенка, успокаивая по пути, она жила тут недалеко, а потому знала обо мне, даже зашла потом извинилась за ребенка, и сказала что она и правда стала удивительно послушной. Вот и как на это реагировать? Вроде ненароком помог, но осадок на душе остался.

Оставшееся время я потратил на просмотр новостей в мире, или просто бродил по разным сайтам. В общем, занимал время, чтобы не сидеть и бездельничать.

Через некоторое время послышался звук открывающегося замка на входной двери. Мне понадобилось долгие секунды, чтобы сообразить, кто же это вернулся, и только услышав стук каблуков, осознал, что это сестра. Вспомнив о ней, я потратил еще столько же времени, чтобы вспомнить, как она собственно выглядит. Соломенные длинные волосы до лопаток, ростом мне по грудь, это около метра полтора, голубые глаза матери, прямой маленький носик, немного пухлые уже подкрашенные губки и в общем милое личико.

Послышался шум быстрых перебежек по комнатам, вот она снова поставила чайник, после чего уже пошла ко мне. Дверь я оставил открытой, потому она с любопытством заглянула в мою комнату, где увидела мою сидящую тушку за компьютером. Сначала радостно улыбнувшись, она сморщила носик и нахмурила глазки. Она как девушка, которая еще к моему удивлению не зарегистрировалась еще ни в одной социальной сети, неодобрительно относилась к долгим посиделкам за компьютером, фильм там посмотреть про слащавых вампиров еще можно, но не больше.

— Привет Саш, как себя чувствуешь? — спросила она любопытным голоском.

— Отлично, вот, даже за компьютер сел. — улыбнувшись пошутил я, но тут же опомнившись убрал улыбку с лица, напугаю еще.

Но сестра к моему удивлению даже не поморщилась, но недовольно глянув на меня, что-то пробурчала про компьютерных наркоманов и удалилась по своим делам. Ага, посмотрю я на тебя, когда ты на какую-нибудь социальную сеть подсядешь, обязательно припомню. Если конечно вспомню, обеспокоено нахмурился я. Если она даже подсядет через месяц, для меня пройдет два с половиной года, что отрезок довольно серьезный. Еще неделя этой жизни или семь циклов в Пустоши, и я просто начну забывать эту жизнь. Ведь у меня жизнь и проблемы в разных мирах абсолютно разные, никак по сути не связанные друг с другом. Я уже с трудом вспоминаю некоторые моменты, слишком уж бурная была жизнь в том мире, а уж что будет дальше.

Всерьез обеспокоившись этим моментом, я открыл пустой блокнот на компьютере, и начал печатать. Печатать всё, что мне приходит в голову, мысли, интересные воспоминания, даже некоторые обещания или обязательства что я давал родным. Печатать одной рукой было неудобно, но я справлялся. Вписав сегодняшнюю дату, коротко описал, что я за этот день сделал. Только записывая всё свои мысли на блокнот, я полностью осознал, что этот мир уходит на второй план, теперь моя жизнь течет там, в Пустоши, а тут я теперь просто… Отдыхаю? Существую? Убиваю время? Даже не могу точно сказать, что я тут делаю. Если задуматься, то я просто проведал своих родных. Как любящий сын, что раз в месяц приезжает издалека к семье, и интересуется как дела, жизнь. Разговаривает о разных мелочах, а потом снова уезжает в далекое путешествие на месяц.

Услышав закипающий чайник, я решительно выключил компьютер и неуверенно ступая, но с твердыми намерениями пошел на кухню. Сестра уже была там, аккуратно колдуя с чайником и заваркой, заливая ровно выверенные порции чая и точное количество воды, после чего, кинув маленькую ложечку сахара и дольку лимона с удовольствием начала маленькими глоточками пить чай. Она на нем слегка помешана, что странно, в нашем роду вроде англичан не замечено, потому такие особые пристрастия к чаю необычны. Я же, как истинный лапоть, абсолютно не разбиравшийся в высоком искусстве чаепития, залил произвольно количество отлично заваренного сестрой чая и долил туда воды, кинув пару ложек сахара. После чего под недовольным взглядом сестры вытянул упаковку печенья, и под веселый хруст и вкусный даже в моих руках чай, начал интересоваться жизнью сестры. Вчерашняя… мда, вчерашняя радость сестры уже поутихла, а потому она неохотно шла на контакт, особенно такой, как личная жизнь. Быстро осознав свою ошибку, я плавно перешел на общие темы, на которые она уже отвечала с большей охотой. Поспрашивал я её и про родителей.

— Ань, как там мама с папой? — слегка смутившись, спросил я, ведь в их плохом настроении и самочувствии был виноват я. Особенно интересовала мама, так как она, похоже еще ближе чем я, приняла к сердцу мою инвалидность. Я даже припомнил синяки от недосыпа и нервов у нее под глазами, которые, она, искусно используя косметичку, закрашивала.

— Получше. — буркнула она, но я продолжал ожидающе на нее смотреть, отчего она помявшись объяснила точнее, — Отец перестал постоянно хмурится, и как бы сказать, стал с большим энтузиазмом искать в Интернете и у знакомых информацию о хороших протезах. Мама повеселела, ей было очень тяжело смотреть на твою безучастную рожу, постоянно лежащую на кровати. Вчера как помнишь, она даже часто улыбалась.

Сама при этом улыбнувшись, довольно сообщила она мне. Но потом, нахмурившись, добавила.

— Я рада, что ты пришел в себя, действительно рада. Но не делай так больше. Не смотри часами, своими пустыми глазами в потолок. На это было больно смотреть. — резко закончила, быстро допив уже остывший чай, после чего помыв посуду быстро ушла к себе.

А я так и остался за столом, растерянным взглядом уставившись на дно своей чашки. Действительно, я так сосредоточился на своем горе, что не замечал, каково было моим родным, а им как оказывается, было в чем-то даже хуже чем мне. Мда, это была не только моя беда, а горе для всех родных мне людей. Еще минут десять потратив на обзывание самого себя и своего недалекого ума, я так же помыл чашку и отправился к себе в комнату. Заглянув по пути в комнату сестры, увидел, как Аня с наушниками на ушах уже делала уроки за своим столом. Вернувшись к себе в комнату, я снова открыл блокнот и дописал большими буквами информацию и свои мысли о семье и своем поведении. Я недолжен это забыть.

Еще через час вернулась мать, а чуть позже приехал с работы отец. Я с трудом вспоминаю, как они выглядели, перед тем как я попал в Пустошь, но сейчас они были определенно счастливы, особенно когда я встретил их при входе в квартиру. Даже слишком счастливы, так как могут быть счастливы люди после долгого горя. В груди что-то кольнуло, а чувство вины серьезно начало разъедать мне мозги.

— Как ты себя чувствуешь? — обеспокоено, но с легкой улыбкой спросила мать.

— Отлично, хотя спина побаливает, отлежал её уже всю, — махнув рукой, отшутился я.

— Хорошо, то есть плохо. — сразу поправилась она, — Больше двигайся, разминай спину. Поешь, а то исхудал, как жердь выглядишь. Хочешь есть?!

Начала быстро говорить мать, закончив больше утверждением чем вопросом, уже похоже обдумывая в голове, чего бы такого покалорийнее приготовить.

— Молодец, — более спокойно, но тоже с довольным лицом коротко сказал отец. И похоже, в это слово он вложил намного большее значение чем мне кажется.

Показав родителям, как я себя отлично чувствую, и вообще весь и себя как огурчик, я с чувством выполненного долго пошел к себе в комнату. Я уже снова привык к протезу, потому шаги стали увереннее, и рука теперь не тянулась к чему-бы облокотится. Через час меня позвали ужинать, где я уже со всей семьей перешел к обсуждению всего на свете.

— Что сегодня делал? — с интересом спросила мать.

— Да так, — решил я пошутить, — попал в…. и ср. ася с гр…

Удивленно округлив глаза, я опять постарался описать свои путешествия в другом мире, но кроме нечленораздельных звуков я не смог вымолвить ни слова. Мать обеспокоено нахмурилась, испугавшись, что со мной что-то не так. Я же, упорно стараясь хоть что-то сказать о том мире, теперь не мог произнести вообще ни одного звука, и теперь просто безуспешно двигал губами, только выпускал воздух из легких. Собравшись с мыслями, и видя, как мать начинает тихо паниковать, быстро исправился.

— Ах, не могу ничего реалистичного придумать. Сидел целый день за компьютером, уже заскучал по нему. — улыбнувшись до ушей растерянно потер я рукой затылок.

Мать, расслаблено улыбнувшись, показательно грозно нахмурилась и начала отчитывать меня за то, что вместо того чтобы разминаться, целый день сидел за компьютером и другие мелочи. Я же в это время улыбаясь краем губ, которые остались целыми, практически не слушая что мне говорили, испуганно думал о том, что только что со мной произошло. Это что за дела? Это мне таким образом затыкали рот, чтобы я не мог никому ничего рассказать? Вот секретность блин развел этот божок, будто нам кто-то поверит. То, что это сделал он, я ни капельки не сомневался. Ведь больше просто некому. Калиар тот еще перестраховщик, хотя больше пугает его возможности над нашим контролем. Я, конечно, не считал что он запустив нас в Пустошь, пустил все на самотек, но вот такого контроля, и даже в нашем мире, я не ожидал.

Быстро закончив ужин, и немного поговорив с родителями, я пошел к себе в комнату, где включив компьютер, снова открыл блокнот, куда постарался записать что-то о мире Пустоши. Именно постарался, потому что пальцы упорно мазали мимо клавиш, а со временем, вообще отказывались что-то печатать. Достав ручку из шкафчика стола, я взял лист и постарался что-то записать, но снова потерпел неудачу. Рука делала какие-то каляки-маляки, а потом, как и в других попытках отказывалась писать. Будто проведя настройку, мне полностью закрывали доступ к отображению или озвучиванию определенной информации таким способом. Вспомнив, как я утром искал информацию о Пустоши, я начал записывать информацию частями, составив в голове предложение, я в разнобой записывал слова и даже буквы. Сначала у меня выходило, но потом будто кто-то заметил мою хитрость, как обрезало. Не смог записать ни слова, ни буквы. Зараза. Все пути перекрыл. Конечно, не так уж и нужно было, но все же. Уже собравшись обматерить эту высшую сущность, я вовремя одумался и назвал его просто плохим. Мало ли, еще обидится. Он, похоже, был в курсе моих мыслей и намерений.

— «Нехороший Калиар, гадкий плохиш, чтоб ты кашлянул». — очень культурно поругал я его, — «Чтобы ты астральным мизинцем об астральную тумбочку ударился». — смело пожелал я.

На всякий случай, перестав его ругать, да и заметив, что ругательства какие-то не правильные, лучше вообще не ругать чем так, задумался о своей судьбинушке. Значит мы под колпаком, Большой Брат следит за нами. Вот что за жизнь? Хотя может это все идет автоматом? Он же ручки запускал в мою астральную сущность, подкрутил может что там такое, вот и обрывает. Делать ему больше нечего, как за всеми постоянно следить. Начал я себя мысленно успокаивать. Хотя этот вариант не так уж и плох, думаю так все же легче чем следить лично за всеми. Он конечно крут и суров, но постоянно за нами наблюдать должно быть утомляюще, да и дел у него полно других должно быть. Бог он или погулять вышел? Немного подумав, решил надеяться на лучшее, но готовится к худшему. В данном случае мысленно напоминать себе что меня, скорее всего, подслушивают.

Время до ночи прошло быстро, пришла сонливость, рот начал неосознанно зевать. Выключив компьютер и приготовившись ко сну, я лег на кровать, спать. Мысленно напомнив себе, что нас перекинуло сюда прямо во время боя, я морально приготовившись к продолжению боя, неожиданно быстро заснул.

* * *

Снова появилась темнота, и рядом со мной летели светлячки, скорее всего других астральных душ моих соотечественников в Пустоши. Во время движения к конечной цели, я постоянно напоминал себе, что мы в бою, и что при появлении в Пустоши, нужно сразу приходить в себя. Вот я приблизился к конечной цели, после чего сразу произошла вспышка. Как только появилось чувство собственного тела, я сразу подорвался на ноги, с трудом вырвавшись из плена песка. Голова закружилась, меня чуть не опрокинуло и я, присев на ноги, с трудом удержал равновесие, видимость была нулевая, но я на инстинктах и долгих тренировках, быстро активировал усиление тела, и еще толком не разобравшись, что я вижу, отмахнулся мечом от пасти чуть не вцепившейся мне в горло грака. Быстро создав пустышку, которую тут же смела все еще идущая буря, увидел уже двух поднявшихся пустынников. Которые если верить очертаниям, оказались Тьмой и Касом. Немного ближе ко мне, виднелись два холма песка, где я чувствовал Ксену и Света, которых, похоже основательно засыпало песком. Я почувствовал легкую ровную волну энергии от них, что говорит об активации усиления тела. Через секунду, из плена песка вырвались два тела, что раскидали по сторонам удерживающих их песчинки. Граки напали не сразу, пока нас не было, они похоже потерялись, да и войра, им видно для лучшего ориентирования в буре не хватало. Тому граку, что напал на меня, похоже повезло быстро найти меня.

— Все в порядке? — крикнул я своей команде.

В ответ послышались выкрики, что с ними все в порядке, и никто не ранен. Снова собравшись в круг, мы начали отбивать атаки иногда выскакивающих групп граков, которых теперь стало намного меньше, с тем количеством, что нападало ранее не идет ни в какое сравнение. Немного обдумав ситуацию, я приказал группе отходить в сторону, взяв левее. Через десять минут такого хода, я уверился в своей правоте. Граки потеряли нас. После смерти войра, который, похоже и направлял их, они отправлялись в то место, где последний раз слышали зов, или куда им приказали. Не знаю, какие у них взаимоотношения. Вот я идиот, начал я себя ругать, но уже более изощренно, чем ранее пытался ругать Калиара. Как только мы убили войра, мы могли просто отойти в сторону и граки бы нас потеряли, но вместо этого мы как идиоты стояли на месте и героически держали все удары. Хотя почему идиоты? Идиот тут только я, раз лидер, то и вина моя. Нужно было раньше сообразить и убрать нас из-под удара, напарники, все правильно делали и исполняли мои приказы.

Весь час, что мы двигались в стороны от места встречи граков, я время от времени напоминал себе о своей глупости и стараясь ее не повторить, заранее думал обо всех возможных проблемах. Сейчас была проблема только одна, песчаная буря. Она если честно уже конкретно надоела, но ничего сделать с ней мы не могли, только терпеть.

Пройдя еще пару шагов, я не удержался и ударил себя рукой по голове. Ну что я туплю. Зачем терпеть, если мы можем закопаться, превратив часть земли в мини бункер. Воздух не нужен, потому не задохнемся, я постоянно забываю. Быстро описав идею команде, мы начали превращать землю под нами в небольшую землянку с большой комнатой, где дверь открывалась вовнутрь. Забежав внутрь землянки, мы расслабленно попадали на землю. Наконец-то, этот кошмар закончился. Не привычен я к таким трудностям. Может со временем, но не сейчас. Как справляются люди во время песчаной бури в реальном мире, мне даже страшно представлять.

— Вот и начался новый цикл. Поздравляю вас. — сказал я, обращаясь к своей команде.

— Ага, с Новым третьим циклом. — рассмеялся Кас, сняв шлем с которого он очень агрессивно стряхивал небольшую горку песка.

Остальные тоже вымученно посмеявшись этой шутке, так же агрессивно сняли с головы шлемы и чалмы, которые практически полностью были заполнены песком. Против такой бури, они похоже не защищали, а вот мой шлем выдержал это испытание с честью. Герметизация полная, ни одной песчинки. Что бы я делал, если бы внутрь попал песок, я даже не представляю.

Посидев так еще пару минут, мы начали тихо переговариваться, обсуждая кто и что делал, будучи на Земле. Без особых уточнений, но поговорить было о чем. Кас тоже заметил, что он не мог ничего сказать или написать об этом мире. Свет и Тьма были очень возмущены таким положением дел, и обещали обязательно проверить, когда вернутся на Землю. Ксена же, отреагировала на это довольно флегматично, она сказала, что и не собиралась никому ничего рассказывать.

Потом мы возобновили разговор о том, что делали в реальном мире. Ксена, рассказала, как она ходила в развлекательный парк, где в доме с приведениями чуть не уничтожила всех приведений и монстров, реакция на опасность у неё осталась соответствующая. Русские горки ей показались скучными, да и вообще все аттракционы не очень впечатляющими. Экстрима не хватало, хех. А после того как она побывала на крыше купола, чертовое колесо вообще не котировалось.

Парни провели день без особых событий, каждый занимался своими делами, кто был в университете, кто на работе. Тьма только что поделился тем, что во время физкультуры показал чудеса акробатики, координация движений у него качественно улучшилась. Хотя гибкости тела ему не хватало для по-настоящему классных трюков. В общем, день оказался довольно скучным по сравнению с тем, что была за жизнь в Пустоши.

— Что будем делать, когда закончится буря? — поинтересовался у меня о дальнейших планах Свет.

— Конечно же, закончим вторую фазу. Поставим последний маяк. А потом уже домой, — улыбнулся я на последнем слове, — в Крепость. У нас еще целый цикл впереди, и кажется мне, он будет еще интереснее, чем прошлый.

Глава 19

Буря длилась долго, где-то около суток. Хотя может это и не самая долгая буря в этих местах, но определенно самая неприятная. Ожидание окончания песчаной бури, мы провели в разговорах, точнее только первую половину суток. Остальную часть свободного времени, каждый занимался своими делами, я к примеру снова выдумывал особенно грозное заклинание, которым можно будет приводить в ужас врагов и в священный трепет союзников. Выходило плохо, фантазия пасовала, а потому в ум приходили все те же вариации уже существующих заклинаний, ранее просмотренные мной в реальном мире картинки с магией, конечно, очень помогают представить супер заклинание, но уж больно они крутые. На то, чтобы создать такое, что-то действительно новое, уникальное и настолько мощное, мне не хватало знаний и силы. Я раздумывал о создании щита, который будет защищать от, допустим таких бурь как у нас над головой, плотный и мощный щит, который сопротивляется ветрам магии и магическим бурям. И главная его задача будет не защищать мага от урона или вражеских заклинаний, которых мы к слову еще не встречали, а давать возможность магу создать под защитой купола какое-нибудь заклинание. Как показал нам войр, маг без магии очень печальное зрелище, мы конечно очень крутые маги, и умеем пользоваться и оружием, но без заклинаний мы стали намного слабее, чем эта падла и воспользовалась. Если бы не усиление тела, которое работает внутри нашей оболочки, а не вне ее, то там бы мы все и полегли.

С окончанием бури, мы начали выбираться наружу. Бункер хорошо сослужил нам службу, героически сдерживая потоки песка, что закрыли его полностью и утопили на метра два в глубину. Из бункера приходилось выкапываться, но мы с этим разобрались быстро, создав небольшой туннель. Выбравшись, нам предстала довольно необычная для этих мест картина. Песчаные барханы. Не очень большие, но по сравнению с плоской как стекло пустошью, что была раньше, такая смена пейзажа сразу бросалась в глаза.

— Теперь мы в Сахаре. Что ни день, то новые впечатления. — медленно проговорил Кас осматриваясь.

Ветра сейчас не было абсолютно, на эти места пришел настоящий штиль. Ни одна песчинка не поднимается, сохраняя молчание и неподвижность. Будто после такого яростного безумия, Пустошь решила отдохнуть, набираясь новых сил.

Смерившись с направлением, Ксена повела нас в нужную сторону, место расположения последнего маяка. Двигаться было тяжело и неудобно, обувь тонула в песке, который практически не держал наш вес, отчего на каждом шагу ступня практически полностью погружался в песок. Намаявшись так определенное время, мы начали стараться уплотнять песок под ногами, когда наступали на него. После этого решения, идти сразу стало веселее, пустынники тут все опытные, а потому такие манипуляции с материальной энергией вполне привычные и легкие.

— Стойте, — резко сказала Ксена, подняв руку и слегка повернув голову боком, будто прислушивалась к чему-то. — Кажется, под нами кто-то есть. — Медленно и неуверенно сказала она, направив взгляд вниз.

Услышав её предупреждение, я внутренне похолодел, во втором цикле появился войр, а потому в этом тоже может появиться нечто новое, например какой-нибудь песчаный червь. Естественно подземный и конечно же большой, чтоб значит не расслаблялись. Я видел достаточно фильмов про таких существ, а потому отлично представлял, в какой заднице мы теперь оказались. Других идей, откуда у нас под ногами может оказаться существо, мне в голову не пришло. Решив действовать на опережение, я создал заклинание луча и ударил прямо в то место, куда указывала Ксена. С легкостью проплавив песок, луч ударил в существо внизу. Благодаря оплавленным краям песка, в появившемся окошке стало видно ворочающаяся в двух метрах под нами… грака. Вот же бесово отродье, перепугал. От досады я чуть не сплюнул, но вовремя одумался. Делать такое в маске не самое лучшее решение. Да и нечем плевать.

Я уже тут навыдумывал себе всякого, а это оказывается просто грак, которого песчаная буря закопала под тонами песка. Задохнутся в этом мире невозможно, так как воздух не нужен, а потому бедные граки, которых закидало песком, будут сидеть под ним, пока не выкопаются или пока песок не сметет другая песчаная буря. То есть, возможно, они тут даже вечно.

— Идем дальше, — махнул я рукой, отвлекая команду от любопытных взглядов в пробитое мной окошко в песке, где виднелся поджаренный грак.

Приняв уже привычную для нас формацию, мы отправились к не так уж и далеко находящейся от нас точке, где мы должны поместить последний маяк. Ксена, активировавшая во время бега заклинание «сканера», осчастливила нас информацией о том, что как оказывается вокруг нас находится около полусотни граков, что в данный момент бессильно лежали под толщей песка. Она даже сказала, что чувствовала у них эмоции тоски и горечи. Очень слабые чувства, но все же они были.

Через несколько часов бега, мы достигли примерного места, где должны были установить последний маяк. Применив уже привычные манипуляции с землей, которая в данном случае из-за бури больше напоминал бархан, я разместил последний маяк, для надежности прикопав его поглубже. Всё, все задачи выполнены, и выполнены отлично. А чего еще желать командиру? Все живы, здоровы и довольно активны.

Постояв так с минуту на месте расположения маяка, даже сам не знаю для чего. Я дал команду на возвращение в Крепость. Ксена сразу же уверенно указала направление, и мы отправились в путь. Даже не знаю, что бы мы делали без неё в такой ситуации. Песчаная буря буквально замела все ориентиры, по которым можно бы было как-то ориентироваться, и даже если бы тут были столбы, то и их бы замело. То есть, мы бы по сути начали блуждать в бесконечной Пустоши, что довольно печально. А так, Следопыт уверенно показывает направление до дома, а мы с удовольствием к нему идем. Лепота.

Дальнейший путь до Крепости прошел без приключений, впереди не было ни граков, ни к сожалению войров, которых в таких нормальных условиях мы бы просто раскатали. Не так уверенно как этих собачек, но благодаря магии вполне уверенно… если конечно он не имеет защиту от магии, или не увернется от нее… хмм. Нужно еще пару боев с войром, чтобы разобраться уже наверняка. Да где их теперь тут найдешь?

Когда до Крепости оставалось уже не так далеко, мы поняли что происходит что-то не то. Что-то не то, это ощущаемые Ксеной с помощью сканера у Крепости скопления вражеских сил, не очень больших, но… тревожных. Если верить Ксене, то у Крепости было около полусотни войров и сотни две граков. Последние к слову, иногда уменьшают свое количество, убивают видимо.

Остановив команду, я начал раздумывать над сложившейся ситуацией. Если судить по объяснениям Ксены, то выходит, что все пустынники были в Крепости и большинство из них стояли у ворот. Некоторые были на площадках купола, и время от времени стреляли заклинаниями по армии черного бога. Почему умирали только граки но за последнее время ни одного войра, я не знаю, но допускаю что не все тут так просто. У последних видно все же есть какой-то способ защиты. Немного подумав, я сам активировал сканер, чтобы увидеть все самому, я пойму меньше чем Ксена, но лучше увидеть своими глазами.

После активации заклинания, я понял почему никто не бьет массовыми заклинаниями, да их конечно скорее всего еще никто и не учил, кроме может что Мерлина, но все же. Как оказывается, граки и войры находились в рассыпном порядке и не собирались вместе, отчего использовать массовое заклинание на одного грака или войра было излишне, хотя войра можно было бы и прищучить. Оставалось только с далека поливать их заклинаниями, где наиболее эффективным был «Луч света», но похоже не настолько, чтобы быстро всех перебить. Почему они просто не выйдут и не перебьют всех, мне тоже ясно. Все просто опасаются нападать на войров. А вдруг они очень сильны, и нападение будет стоить многим жизни, если не всем. Ведь мы и должны были проверить силу войра. Тут их пятьдесят тел, и нападать на них опасаются. Мерлин должен был нас видеть через сканер Крепости, и знать что мы уже тут. Остается только показать, что войры не настолько уж и сильны, и их вполне можно убить. Придумать план как это сделать я не успел, за нас уже все решили. Карта что висела в моем сознании, показал мне, что от Крепости в мою сторону направляется десяток граков и пятерка войров. Хех, вот и показательный бой. Смотри за нами Мерлин.

Предупредив свою команду, мы не спеша пошли к бегущим в нашу сторону отряду противника. Медленно двигаясь, я имел возможность следить за противником по сканеру, я все еще не научился держать заклинание во время бега. То, что я держу заклинание во время движения, уже настоящее чудо моей выдержки и контроля, превысить этот предел я смогу еще не скоро. Бегущие в нашу сторону противники тоже приняли какое-то построение. Граки в основном разместились по флангам формации, только парочка из них двигались впереди, по центру двигались войры в клиновидном построении. Похоже, они будут выступать как основная боевая сила, что логично, сильнее их у армии врага еще никого нет. Граки же в данном случае будут играть роль поддержки. Отвлекая и мешая нам во время боя. Что не есть хорошо, ведь войры, чего у них не отнимешь, очень хорошо используют свое оружие. Существует такой вариант, что совместно с граками, они будут лишать нас возможности маневра и не давать использовать магию. В развитом уме войров я уже имел возможность убедится, они довольно сообразительные и не упустят возможность использовать свои преимущества и уловки для победы.

Через полтора часа, на горизонте показались стремительно приближающиеся фигуры нашего противника. Они без каких-либо задержек или раздумий стремились как можно быстрее добраться до нас. Было видно, как граки вдалеке слегка разошлись в стороны, принимая более рассыпчатый строй. Войры же позиций не изменили и так же уверено приближались к уже приготовившимся к бою нам.

Когда враги приблизились достаточно близко, я решил узнать, как же войры защищаются от магии. Быстро составив уже привычный «луч света», я прицелился к видневшимся вдалеке фигурам, с такого расстояния можно легко промазать. Наконец выбрав войра что бежал впереди всех, я отпустил заклинание, которое стремительно преодолел разделяющее нас расстояние. Полкилометра, такое расстояние мой луч преодолел практически мгновенно, две секунды и луч попадает в войра, который… отражает его мечом. Вот же негодяй. Да как так? Мечом отбился от моего луча, который летит конечно не со скоростью света, но все же. Да и чем отбил? Мечом! Из чего он сделан? Я всадил в это заклинание практически максимум, еще бы немного и магия начала бы материализовываться, превращаясь в «Звезду света».

— Бой будет любопытным, — прокомментировал успехи войра Кас.

— Действуем по плану. — напомнил я команде, которые слишком увлеченно следили за войром отбившего заклинание.

План был относительно прост, а потому его было трудно как-то испортить, как нам, так и противнику. Как только противник приблизился на расстояние десяти метров, где вырвавшаяся вперед двойка граков похоже решила первой начать бой, мы начали действовать.

Запитать «толчок» до максимума, направить его по горизонтали перед собой и выпустить. Пять волн, слившись вместе, понеслись вперед, сметая граков, что никак не могли ему противостоять. Ими практически выстрелило, отчего они улетели приблизительно на сто метров назад, зацепив за собой даже одного из войров… мда, войры. Эти гады не перестают меня поражать, каким-то способом, они просто разрезали «толчок» перед собой, и клином прорвались через обходящий их по сторонам волну «толчка», оказавшись уже в считанных метрах от нас. Но и так отлично, теперь нам некоторое время не будут мешать граки. Замахнувшись оружием, я впритык влепил по ближайшему к себе войру лучом, который тот снова неведомым мне образом отразил мечом. Невозможно! Он стоял в считаных метрах от меня, у него не может быть такой реакции.

Разозленный своей неудачей, я нанес удар мечом в незащищенный корпус войра снизу. Но он отклонил мой удар в сторону своим наручем, чуть не лишившись руки. Удар снизу, шаг в сторону, наношу удар вторым мечом с одновременным ударом из еще одного луча. Вот теперь-то я оторвусь на тебе, используя магию на максимуме. Но войр похоже имел другое мнение, убрав голову из под удара моего луча в сторону. Тут всего полметра было, как он это делает? Помня хорошую технику войров, я агрессивно наседал на него, помогая себе магией и не давая ему прийти в себя. Я чувствовал, как рядом со мной сражаются моя команда, теперь буря не мешала и чувствительность была отличная. Вот Свет и Тьма вдвоем насели на одного из войров, где слажено действуя вместе, они уверенно вскрывали защиту своего противника, постоянно долбя его магией, от которых он не всегда мог защититься или уклонится. Ему недолго осталось, командная работа у Света и Тьмы были на высоте, они всегда работали и тренировались вместе, отличная команда.

Кас и Ксена сражались со своими противниками, не так хорошо как хотелось бы, но вполне держались, постоянно поливая их боевыми заклинаниями. Но так будет не долго, скоро в себя придут граки, которым такая встреча с практически тараном и долгий полет не прошел просто так. Да и пятый войр скоро подойдет, я уже вижу его выбирающуюся из под грака фигуру. Быстро кинув взгляд за спину своего противника, я увидел, как граки быстро приходят в себя и уже начинают собираться в группки для совместного нападения. Нужно их остановить.

Создав еще одно заклинание «луча», я ударил им в моего противника, который конечно же отпрыгнул в сторону уклонившись, но и не он был целью. Поддерживая заклинание, я прошелся им как лазерам по бегущим в нашу сторону гракам, срезав приличное количество тел. Войр, быстро осознал свою ошибку, а потому быстро приблизившись ко мне, нанес мощный удар мечом. Отбившись от атаки, я нанес еще один удар сверху, совместив его с одновременным ударом «толчком» по его ноге. Войру пришлось убрать ногу, чтобы не получить перелом моим заклинанием, которое я сжал до нескольких сантиметров на его ноге. Мой одновременный удар мечом сверху, заставил его потерять равновесие, от чего ему снова пришлось отпрыгнуть в сторону, чтобы не получить удар уже вторым мечом от которого он просто не сможет отбиться. Кинув ему вдогонку «бур», я с разочарованием увидел, как он довольно ловко располосовал своим мечом черные ручейки, летящие к его глазам, таким способом он просто развеял мое заклинание. Ну ладно, поступим по-другому. Снова приблизившись к противнику, я начал готовить сразу два заклинания «серпа», готовясь нанести ему одновременный удар. Это дело не мгновенное, сражаться и создавать заклинание трудное занятие, а уж два заклинания сразу, да и еще Основы поддерживать, дело далеко не тривиальное. Потому занимаясь составлением этого хоть и простого, но все же заклинания, я заметил, как войр начал неадекватно действовать и как-то с опаской сражаться со мной, постоянно быстро меняя положения, будто боялся стоять на месте. Он, видит мое заклинание? Или все же чувствует? А может что-то иное, но похожее? Он как будто знает о том, что я готовлю заклинание, но не знает, как правильно реагировать. Хм, проследим за ним.

Закончив заклинания, я нанес одновременный удар крест-накрест серпами по войру передо мной. В то время когда я выпускал заклинание он уже начал действовать, замечу, заклинание еще не было использовано, но до запуска остались считанные миллисекунды, а войр уже похоже понял что это за заклинание, так как начал действовать довольно разумно в такой ситуации. Отпрыгнув назад, он выставил перед собой меч, защищаясь от летевших в него серпов, увернуться он бы не успел, но вот защититься, да. Одновременно с атакой серпов я нанес колющий удар, на который войр просто не успел среагировать, защищаясь от моих заклинаний которые просто так он развеять, не мог. И в этот короткий миг, когда он был занят серпами, я нанес колющий удар в голову. Попытка убрать голову проваливается, к его несчастью острие меча цепляется за прорезь глаза в его шлеме, после чего меч практически без сопротивления входит в голову войра. Шлем не защитил. Мой меч, наполненный моей магией, легко врезается в тело войра, практически отрезая часть головы.

Тело лишенное жизни или что там у него есть, падает на землю, а я начинаю быстро осматривать поле боя. Я сильно отвлекся на составление заклинаний, а потому потерял из виду окружающую обстановку. Свет и Тьма как оказывается уже убили своего войра и теперь с упоением так же нагло избивают еще одного, которому ранее пришлось полетать под ударом совместного «толчка», он похоже хотел помочь своему соотечественнику, но не успел. Кас и Ксена все еще сражались со своими противниками, между ними соблюдался определенный паритет, у войров были высокие способности в навыках боя на мечах, а у пустынников способности к магии. Но они не могли нанести серьезный урон войру магией из-за его защиты мечом и какому-то странному предчувствию магии, а сам войр не мог воспользоваться своими навыками боя из-за все той же магии пустынников.

Граков на этом небольшом поле боя осталось немного, потому быстро добив пару граков, что выжидающе кружили рядом, я направился на помощь к Ксене. Тьма и Свет как я видел уже заканчивали, а потому скоро помогут находящемуся возле них Касу. С войром мы справились быстро, несколько отвлекающих его ударов, от которых он не мог просто так отмахнуться мечом, атака Ксены, кидаю серп, что отрезает прозевавшему заклинание войру ноги и быстрый добивающий удар мечом в голову.

Остальные при моей посильной помощи так же быстро разбираются со своими противниками, после чего собравшись вместе, быстро обменялись мнениями по прошедшему бою. Как я и думал, войр как-то предугадает вид заклинания и его направление. Ну или приблизительно догадывается о том каким будет заклинание. Меч способен отбивать множество атак, но вот например «звезду света», что запустили как оказывается во второго войра, тот решил не отбивать а просто от него уклонится, хотя отбить было бы намного легче. Такое заклинание он не рискнул отбить, а это уже говорит о многом, есть некоторый предел силы заклинаний, на который войр не может использовать меч. Бой определенно был не лишним, команда более-менее подобрали стиль и тактику боя с войрами, они не удобные противники, но вполне убиваемые даже в одиночку.

— Отправляемся на помощь в Крепость, думаю, теперь они решатся на бой. — сообщил я команде после обсуждения.

Вновь приняв атакующую формацию, мы поспешили к Крепости. Ксена активировала «сканер» и теперь следила за положением дела. Особых изменений не было, враг никак на уничтожение своей команды не отреагировал, а вот пустынники в крепости наоборот начали источать эмоции нетерпения и готовности к бою. Похоже, им уже сообщили хорошую новость.

Когда нам оставалось уже около десяти минут бега до Крепости, а купол вдалеке уже стал виден даже на фоне сливающегося с ним неба, пустынники пошли в атаку. Ксена сообщила мне, что они начали быстро выходить из купола через ворота и даже по самому куполу, сбегая по нему прямо на головы противника, одновременно с этим поливая его заклинаниями.

Вдалеке стало видно яркие и не очень вспышки, росчерки лучей, что били с купола в землю, были видны даже отсюда. Послышались отголоски боя и взрывы использования мощных заклинаний. Не удивлюсь, если использовали что-то новенькое из боевого арсенала магии. По сообщениям Ксены, первой же массовой атакой магией было снесено около полусотни граков и всего одного войра, в которых видно просто так не попадешь. До Крепости было еще целых девять минут бега, а бой там уже разгорался нешуточный. Все внимательно слушали короткие объяснения Ксены, которая описывала нам бой, проходящий сейчас под куполом.

Граков вырезали практически мгновенно, они даже не смогли оказать существенную поддержку войрам, которых сейчас медленно, но постепенно сминали пустынники, активно применяющие заклинания. Вдалеке послышался громкий гул множества частых взрывов, которые напоминали мне о моем «Глазе ярости», с таким звуком он и выпускал свои разрушительные посылки.

Ксена комментировала нам потери войров, которые все быстрее и быстрее начинали умирать. Пустынников было больше в два раза, они были натренированы как в бое холодным оружием, так и магией. Они стали опасными противниками. К тому моменту как мы приблизились к месту боя, с ними уже заканчивали. И как я вижу по тройке все еще почему-то отбивающихся войров, некоторых даже собирались взять в плен для исследований. Мда, с нашим оцениванием сил войра мы слегка опоздали, все теперь и так разобрались. Но это было определенно не зря, иначе пустынники так бы и толпились в куполе, опасаясь нападать на войров.

На подходе к куполу нас уже встречал Валет. Пыльный, слегка помятый, с разрубленным наплечником, но довольный.

— Как я рад вас видеть, — радостно раскинув руки, он тут же полез обниматься.

Пообжимав каждого, он с улыбкой начал нас осматривать, переводя взгляд на каждого из нас.

— Я вижу, никто не пострадал после боя. — довольно произнес он.

— Да, бой был тяжелый, но терпимый. Все же войр был плохо нами изучен. — начал я разговор за всех.

— Плохо изучен? Вы что не сражались с войром, что пошел за вами? — немного удивившись спросил он.

— Нет, мы столкнулись с тем войром, но… ситуация была для нас неудобная.

— Так всё. Всё потом. — остановил меня Валет, взмахом руки, — Мы еще поговорим, сейчас лучше разберемся с этими войрами, потом вы отдохнете, соберётесь с мыслями и подойдете ко мне. Я хочу услышать, как это было, да и Мерлин подойдет, ему будет полезно.

Начал успокаиваться Валет, говорить об этом тут было немного неудобно. Мы хоть и не чувствуем усталости, а потому можем вести беседу хоть прямо тут, но все же так делать неправильно, традиции. Если уж и говорить о серьёзных вещах, то в кабинете, за удобными креслами и в спокойной обстановке. А не посреди прошедшего сражения, на фоне изрытых воронками земли и расплывающихся тел граков и войров, под шум боя пытавшихся схватить пленников пустынников и крики подбадривающих их Тритона.

После этого, Валет посмотрел в сторону все еще мнущихся у отбивающихся изо всех сил войров пустынников, после чего быстрым шагом направился в их сторону, на ходу начиная отдавать команды.

— Да что вы там телитесь? Навалитесь на них кучей и свяжите.

Услышав точные наставления, пустынники и правда разом всей кучей просто запрыгнули на войров, которые, не имея места для маневрирования, были просто погребены под телами пустынников, после чего жестоко побиты и связаны. Обезоруженных войров подняли на руки и под радостные возгласы Тритона, отконвоированные в Крепость.

Договорившись о времени встречи у кабинета Валета, я отпустил свою команду по своим делам. А сам, осмотревшись с каким-то странным чувством, по сторонам, я начал проходить между тел погибших войров. Похоже, я был доволен, у меня было какое-то щемящее чувство радости с небольшой примесью печали от того, что я не успел на этот захватывающий бой. Тут было большое и яркое сражение, десятки заклинаний, звуки скрещивающихся мечей и взрывающихся заклинаний. Кто бы знал, что я буду печалиться из-за того, что не участвовал в этом, наверное красивом бое. Подойдя к одному из тел войра, я поднял его меч. Тяжелый, с хорошей балансировкой и длинным клинком. Внимательно осмотрев меч, я пришел к странному выводу. После просмотренной мной информации о холодном оружии в интернете, я имел приблизительное представление о том, что держу в руках. Это был хороший меч, качественно сделанный и проверенный многими боями оружие, которое постоянно правили, убирая много лишнего и доводя его до совершенства. Совершенства, которое может достигнуть именно это меч. Захоти я его улучшить и мне бы ничего просто не пришло в голову, да и интернет в этом не помощник. Такое оружие не делается просто так, это оружие которое долго использовали и совершенствовали. Неужели всем этим занимался один черный бог, или у него есть настоящие нормальные помощники. Или он использовал чьи-то чужие наработки? Только сейчас я действительно всерьез заинтересовался, с кем же мы собственно воюем. И дело не только в оружии, даже доспехи войров, были правильно подогнаны и созданы под определенные задачи. Даже наши доспехи, которые мы постоянно улучшали, уступали по качеству и исполнению доспехам войров. Загрузившись вдруг непонятно для меня загадкой, я выпустил из рук уже начинающий распадаться меч и отправился в Крепость, нужно все же отдохнуть. Какая вообще разница? Меч и меч, ну хороший, даже отличный, но какая разница? Махнув головой выкидывая из нее лишние мысли, я уверенно направился в сторону ворот, куда уже уходили остальные пустынники. Тут больше делать нечего.

Глава 20

После возвращения в Крепость, жизнь пошла в обычном для этого места направлении. Вернулись привычные постоянные тренировки, обучение и исследования. Все, как и каждый раз когда я в Крепости, точнее Спарте. Да, так мы в конце концов назвали наш дом, это был долгий, полный трудностей и споров день. Предложений было море и маленькая тележечка, от самых глупых имен до названий полных величия, и настолько великих, что было даже стыдно так называть свой дом. А вот со Спартой согласилось большинство, этот город, после фильма одной киностудии, стал популярным и еще более известным. Большинство даже связывали это название со спартанцами, что защищали город от орды персов, а потому в нашем случае это имело более глубокий для нас смысл, ведь мы также были защитой Врат и Атлантиды.

В тот же день когда мы вернулись, наша команда зашла к Валету, обсудить нашу миссию. В кабинете нас уже ждал задумчиво уставившийся в потолок Мерлин, как видно его мысли были совсем в другом месте. Разговор не затянулся на долго, мы коротко рассказали о нашем забеге с недолгими остановками на размещение маяков, и уже подольше остановились на пересказе о нашем бое в буре против хитрого войра. В этом месте больше всего оживился Мерлин, но заинтересовал его не войр, а песчаная буря, в которую мы попали, а особенно её свойство сдувать наши заклинания. Закончили мы пересказ нашим размещением последнего маяка и возвращением в Спарту.

После нас, свою историю уже начал рассказывать Валет. В самой Спарте, после нашего отбытия ничего особенного не происходило, маги тренировались и обучались, хоть и не так активно, старались меньше экспериментировать. Самозваные лекари уже сыскали дурную славу, и в их цепкие лапы никто попасться не хотел. Больше всего меня заинтересовал рассказ о второй группе, что размещала маяки с другой стороны Крепости. Их путешествие проходило так же скучно как и наше, войра у них на хвосте конечно не было, но зато время от времени попадались группки граков. Некоторые из них даже почему-то нападали, где соответственно быстро погибали. Почему они так делали, никто так и не понял. Граки по сравнению с войрами, настоящие животные, у которых обычно хватает чувства самосохранения не нападать на заранее сильного противника, но бывает, на них что-то такое находит. Разместив все маяки, группа начала возвращаться к Спарте, где у них и начались первые проблемы. Спарту к тому времени уже начали брать в кольцо граки и войры, а потому группе пришлось прорываться с боем. Бой прошел короткий, но впечатлений после встречи с тройкой войров хватило, рассеивание магии и высокие способности в фехтовании стали большой и неожиданной проблемой для группы. Отчего они там чуть все и не полегли. Но все же прорвавшись за сжимающееся кольцо войск черного бога, они смогли встретиться с встречающей их группой и пройти в крепость. Эта не очень хорошо прошедшая встреча, так же стала одной из тех причин, почему пустынники опасались выходить на бой против войров. Хотя и не самой важной, больше всего их пугала возможность гибели в самом начале цикла, отчего, чего уж там, пустынники слегка струсили. Провисеть месяц в Пустоте наедине с болью, не самая лучшая перспектива.

Когда Валет закончил, нам нашел что сказать уже Мерлин. До того как прийти на это небольшое совещание, он успел проверить работу «сканера» крепости. Интерфейс он к нему еще не сделал, но голографическую проекцию уже смог приделать, потому на большой объемной поверхности, можно было увидеть точки обозначающие место расположения граков. Войров там не было, и потому для проверки системы использовали небольшие группки граков, по словам Мерлина, всё работало отлично. А используя место скопления людей, он даже смог указать на карте место расположение Атлантиды. Управлять всей системой как создатель сейчас мог только Мерлин, но с появлением интерфейса или просто какого-нибудь гостевого доступа к заклинанию, это смогут и другие. Пока что это дело тормозится из-за необычности подхода, как сделать внешнее управление или приделать к заклинанию еще один вход для другого мага, Мерлин представлял слабо.

Обсудив еще разные мелочи, мы разошлись по своим делам. Не знаю как у других, но у меня, их было просто море. Нужно было слепить новый доспех, который из-за своей сложности будет сделать не так просто. Слепить новый меч, который по многим качествам должен будет превосходить те мечи, что сейчас у меня. Нужно отработать имеющиеся заклинания и выучить новые, которые придумали горе экспериментаторы. Парочка из них были очень даже занимательными. Провентилировать вопрос с медицинскими заклинаниями, должно же было за это время выйти что-то стоящее. Узнать про заклинания щиты и доделать свой активно до этого обдумываемый вариант щита, узнать про магопистолеты, артефакты, какие там успехи с големами у Тритона… дел просто море.

Целый час, я сидел у себя в своих покоях и схватившись за голову растеряно думал куда бежать и что делать. Все казалось важным и не терпящим задержки, так как новые проблемы могли появиться в любой момент.

Начать я решил со своего оружия, заклинания быстро не учатся и не отрабатываются, а вот с оружием есть шанс разобраться намного быстрее. С доспехом конечно так быстро не выйдет, но я его и оставлю на позже, пока что вроде удавалось выживать и без него, переживу несколько дней. С мечом я мучился неожиданно долго, кое-как делать не хотелось, а потому приходилось постоянно производить замеры балансировки и веса оружия. Точно выверять длину и форму клинка, хват рукояти и многое другое. Интернет советовал сделать мне длинный меч для главной руки и короткий для второй руки. Причин тут много, как и большая трудность использования одновременно двух рук, так и сила руки. Но с этим у меня проблем не было, обучиться использовать вторую руку оказалось легко, в чем причина я точно не знал, но подозреваю что из-за того, что у меня больше энергетическая оболочка, а не физическая. Потому переучивать больше приходилось свое сознание, приручая его к использованию двух рук, чем навыки или реакции тела. В реальном мире с этим намного тяжелее, старался я как-то есть левой рукой, твердую пищу еще нормально, но вот беря в руки ложку, выходил намного хуже. Ну а с силой, проблем в этом мире никогда не было, а после обучению усилению тела, я могу махать хоть по фланбергу в каждой руке.

Намучавшись с оружием, я тут же направился в Библиотеку, мне было интересно посмотреть, появились ли там какие-нибудь новинки. Только осмотревшись там, можно уже будет определиться к кому идти для личного общения, а где уже есть описание в доме знаний.

В Библиотеке было чрезвычайно пустынно, один человек сидел за столом и еще двух пустынников я видел ходящих между стеллажей. Пройдясь по всем стеллажам, я с разочарованием нашел только две новые брошюрки. Одна из них к тому же была в бестиарии, описывала граков. Анатомию, привычки и другие частности, но тут я и так знал практически все, оставшееся можно было прочесть только ради общего ознакомления. Второй брошюркой оказалось боевое заклинание, это было заклинание создания магического оружия. Насколько я помню того парня, что его создал, оно и тогда было фактически готово, и оставалось только мелкие настройки, которые можно было использовать только как советы магу создающего это заклинание. Ведь каждое заклинание требует к себе определенные правила безопасности, которые маг должен соблюдать, чтобы не пострадать. Потратив на изучение нового заклинания с полчаса, большинство из которых я потратил на зачитывание тех самых правил безопасности и вариантов использования оружия, я отправился к новой цели. В дальнейшем это заклинание нужно только самостоятельно наработать. Это как будто учишь новую букву, запомнить легко, но чтобы правильно и быстро её написать, нужно иметь некоторую привычку и сноровку.

Дальше мой путь был в лаборатории, идти на магический полигон пока не стоило. Чувствую, если я туда зайду, то задержусь там на долго. Не просто же так никого из пустынников нигде не видно. Небось, постигают тайны магии.

Первым я зашел к Аркету, мне было интересно, как у него идут дела с магопистолетами. Враг постепенно набирает силу, а потому нам нужно срочно усиливать боевую эффективность атлантов. Аркет был в своей личной лаборатории, совмещенной с созданным специально для него тиром, где он мог испытывать свое оружие. Наш оружейник стоял у стола в центре лаборатории, и что-то колдовал над футуристично выглядящим пистолетом. Отвлекшись от своей работы, он несколько секунд задумчиво смотрел на меня, будто вспоминая, кто я собственно такой, после чего у него в глазах блеснуло узнавание, и он приглашающе махнув рукой подзывая к столу, продолжил свое занятие. Идя к работающему Аркету, я осматривал лабораторию заставленную столами, полками и непонятными приспособлениями. Повсюду лежали детали от предположительно магопистолетов и десятки небольших ящичков, в которых лежала земля. Все казалось, лежало в хаосе и как попало, никакого порядка я не видел. Только на центральном столе, где работал наш оружейник, было все чисто и опрятно, главный рабочий стол он держал в порядке. Сразу видно, что он много экспериментировал с формой и материалом, к делу он подошел очень серьезно.

Тихо приблизившись к столу, за которым он работал, я с интересом начал следить за его действиями. Я конечно не Следопыт, но кое-что тоже могу. Улыбнувшись собственным мыслям и тому, что названия уже начинают постоянно входить в обиход, я сосредоточился на работе оружейника. Как я могу определить, сейчас он накладывал магию на дуло магопистолета, придавая ему свойства концентратора магии и ускорителя. Дуло должно будет держать яростную боевую магию в пистолете, где напитывая его магией, точно и быстро выстрелить. Позади пистолета, на месте курка, также было простенькое заклинание, но для чего оно я не понял. В рукояти пистолета было отверстие, куда похоже должен будет вставляться магазин с уже готовыми заклинаниями. Осмотревшись, я не увидел искомую часть пистолета. «Похоже, она еще не готова», — с разочарованием подумалось мне. А уже хотелось испробовать новое оружие.

Через несколько минут Аркет закончил с пистолетом, после чего расслаблено выдохнув, повернулся ко мне.

— Здоров Видок. Пришел испытать оружие? — спросил он, после чего не дав мне ответить, продолжил. — Я как раз приготовил его к испытаниям. Думаю, по старой дружбе ты испытаешь его работу!

Сказал он уверенным голосом, не давая мне даже варианта на отказ. Я же почему-то больше не чувствовал радости от того что магопистолет все же готов, какие-то нехорошие предчувствия начали меня посещать.

— Привет, привет. — задумчиво поздоровался я с ним, с подозрением смотря на созданное им оружие. — Этому оружию так нужен испытатель? Есть, чего боятся?

— Нет-нет, что ты. — замахал руками Аркет. — Это оружие полностью безопасно, и не несет никакого вреда.

Взяв в руки оружие, он не спеша пошел к тиру, одновременно с этим рассказывая мне о своем творении.

— На дуло, я наложил, сборное заклинание, или если точнее, просто несколько замеченных нами соответствий в расположении потоков были определенным порядком размещены ну дуло, из-за чего заклинание должно удерживаться в дуле, а не взрываться там. Там оно напитывается магией и благодаря собственно самому дульному отверстию, его точность повышается многократно, а с ним соответственно и скорость с которой летит заклинание к цели. — увлеченно показывая на различные участки оружия объяснял он мне. — Это заклинание на месте курка, будет играть роль спуска заклинания, и придавать ему направление в сторону дула, а не к примеру вниз или в сторону самого мага. То есть заклинание будет запущено куда нужно, а не куда попало.

— Кажется ничего опасного, — осторожно заметил я, но плохое предчувствие не исчезало.

— Да, магопистолет или как я его назвал Пистолет Аркета Магический или ПАМ, — смущенно улыбнувшись сказал он, — совершенно безопасен. Но вот магазин, не совсем.

На этих словах я ненароком напрягся, мы остановились в тире, перед столом, где лежал аккуратный небольшой ящичек, на котором было наложено какое-то заклинание.

— Что за заклинание на ящике?

— Заклинание щита, — спокойно ответил Аркет.

Меня даже почти не удивил этот факт, Мерлин уже давно грозился закончить это заклинание, так что вполне возможно, странно только что его не было в Библиотеке, но смущало меня другое.

— И для чего оно наложено на этот ящик? — стараясь казаться спокойным, спросил я.

— Ну… чтобы выдержать взрыв. — вновь смутившись, ответил он, пряча руки за спину, чтобы не сильно выдавать своё беспокойство.

— Взрыв?

— Как бы сказать. Материал, из которого создан магазин, не совсем подходит для того чтобы сдерживать в себе боевые заклинания. Точнее подходит, но с большим трудом.

— А если точнее, — надавил я на оружейника.

— Они иногда… редко, но бывает… ммм… ломаются, выпуская неконтролируемое заклинание на волю. — все же признавшись, высказался Аркет.

— Взрываются. — медленно протянул я глянув на ящик. — И насколько часто они ломаются? В каких случаях?

— Ну вот и…, — предложение он не договорил, но так и слышалось слово «проверишь». То есть бабахнет, аль не бабахнет, как удача повернется.

Пожевав губами, я с сомнением посмотрел на опасный ящик, какое небезопасное оружие выходит. Может прямо в руках взорваться, отправив стрелка в Пустоту.

— И сильно взрывается? — решил я узнать все нюансы этой авантюры.

— Нет, не сильно…, но с рукой придется распрощаться. — на этих словах я взволновано потер свою левую руку. Потерять конечность еще и в этом мире мне не хотелось, она конечно восстановится или в крайнем случае вернется в следующем цикле, но слишком уж это на плохие мысли наводит. Да и психологическую травму с такими делами я могу заработать, я все больше начинаю опасаться магов-теоретиков.

— Сначала обучи меня заклинанию-щита, а потом подумаем насчет испытания. Почему его кстати нет в Библиотеке?

— Его там нет? — удивился Аркет вскинув брови, — Странно, Мерлин уже должен был его там разместить… или это должен был сделать я? — задумался он.

Ясно все с ними, создали заклинание, друг на друга навесили задание его записать и выложить в Библиотеку, но каждому из них было лень и нашлись более важные дела, а соответственно этого никто не сделал.

— Показывай заклинание, я потом его положу в Библиотеку. — проворчал я, если этого не сделать сейчас, то это заклинание похоже не появится там никогда, нужно следить за такими делами. Возможно, они что-то еще забыли выложить.

Где-то быстро найдя бумагу, Аркет для большей наглядности нарисовал заклинание, давая дельные советы и замечания. Сразу видно, что человек отлично понимает это заклинание, по его детальным и подробным объяснениям всех нюансов. Построение заклинания оказалось непривычным, сразу видно его кардинально различие от боевых заклинаний и даже «сканера». В его основе к слову использовалась, спокойна магия, ранее использованная мной в «Глазе ярости». Хах, как я сразу не додумался, я же по сути той оболочкой удерживал боевые заклинания внутри глаза, чем тебе не щит. Тут конечно все несколько иначе и тяжелее, но основа очень похожа на мое массовое заклинание. Главная разница лишь в том, что тут заклинание двухслойное, ну и лучше проработано. Первый слой защищает именно от заклинаний и проявлений магии, а второй слой защищает от физических повреждений, или если принять во внимание природу данного мира, защищает от плотной магии. Первый слой защиты напоминает воду или нечто газообразное, защищая от рассеянной в пространстве магии заклинаний, а второй слой похож на стену, которая прикрывает от плотной энергии, что в этом мире может быть земля, оружие, одежда, стены, доспехи и все что имеет плотное, твердое состояние. На то чтобы выучить это заклинание, я потратил около часа своего времени, способ его построения был непривычен. Оно было более тонкое, чем боевое заклинание. Особенно затруднял способ получения определенного вида спокойной магии и ее тонкость постройки. Это тебе уже не грубые боевые заклинание, тут стараться нужно.

Закончив с обучением заклинания, я проследил взглядом за медленно отошедшему от меня Аркету, после чего с некоторым трудом, медленно создал заклинание щита или как его назвали, «первый щит». Передо мной, появилась еле видимая пленка, которая окружала мое тело в форме узкого овала. Пленка слегка отдавала синим цветом, делая ее хоть и плохо но видимой.

Осторожно открыв ящик с магазинами, заполненного смертельными боевыми заклинаниями, я увидел три плитки, расположенные на некотором расстоянии друг от друга на мягкой обивке ящика. Хотя какие это магазины? Я осторожно взял один из прямоугольников и внимательно его осмотрел, он больше напоминал стекло или какой-то синий кристалл, но светящийся изнутри красноватым цветом. В нем не было никаких отверстий или боеприпасов, просто прямоугольник из кристалла, где основание магазина было сделано из материала пистолета, то есть ПАМа и подходило под отверстие в рукояти.

Еще раз кинув взгляд на Аркета, я медленно и осторожно вставил этот магазин или емкость с заклинанием в рукоять ПАМа. Раздался тихий щелчок и магазин закрепился в отверстии, моя рука все еще целая. Наведя дуло пистолета на видневшийся вдалеке каменную мишень с нарисованными кругами, я начал медленно заполнять ПАМ у меня в руках, магией. Это оружие, был артефактом, а потому мог держать в себе магию. Магия, была порохом этого оружия, а магазин местом размещением пули.

Заполнив оружие небольшим количеством магии, я кинул еще один взгляд на нетерпеливо смотрящего на меня Аркета, который еще и имел наглость махать мне руками подгоняя. Пожелав себе удачи, я медленно нажал на спусковой крючок. Не успел я даже толком идентифицировать то, что я почувствовал, как ПАМ выстрелил. Из дула магопистолета, вылетел плотный луч желтой энергии, который быстро преодолев пятьдесят метров до мишени, разнес ее на кусочки. Каменное крошево разлетелось по половине тира, глухо ударяясь осколками об стены. Неплохо, и рука все еще со мной.

Удовлетворившись выстрелом, я осторожно положил оружие на стол. Я увидел все что хотел.

— Стреляй еще. — выкрикнул стоящий в стороне Аркет.

— Я увидел все что хотел. Дальше использовать это оружие излишне. — отказался я от сомнительного удовольствия оторвать себе взрывом руку.

— Жаль, жаль. Но главное мы увидели, оружие работает, осталось доделать мелкие детали. Вроде безопасности магазина, и возможности регулировать мощность выстрела. Сейчас ведь как, сколько зарядил магией, настолько и ударит, а это неудобно, у оружия должен быть собственный запас и регулятор мощности, все в один выстрел не всегда полезно. Но если что, можно будет использовать оружие и так. — махнув рукой довольно сообщил мне он.

— Отлично, — обрадовался я тому, что больше не буду стрелять из этого ненадежного оружия.

Быстро распрощавшись с Аркетом, я вышел на волю. Идти к Тритону стало уже слегка боязно, возможно у него тоже может оказаться какая-нибудь неразрешенная задача, в которой такому как мне нужно будет рисковать своей жизнью и здоровьем. Я конечно могу отказаться от испытаний, но даже благодаря использованию ПАМа, я смог выучить одно новое заклинание и разобраться в устройстве пистолета. То есть быть испытателем выгодно… но опасно.

Немного посомневавшись, я все же пошел в личную лабораторию Тритона, где тот проводил разные сомнительные исследования над бедными граками и войрами. Подойдя к двери, я для приличия постучав, зашел внутрь. Тритона видно не было, но где-то вдалеке в одной из отдельных комнат слышался шум. Прикрыв за собой дверь, я пошел за шумом в один из дверных проемов. Комната, по которой я шел, больше напоминала склад чем лабораторию, большое пустое помещение с одним лишь ящиком с землей в углу, и тремя дверными проемами. Подойдя к крайней левой двери, я попал в коридор, в котором по левой стороне размещались комнаты с решетками на месте дверей. Это, похоже была тюрьма для пойманных существ. Первые две как я понял камеры, были пустыми, только посреди них находились каменные столы, намертво закрепленные к полу.

В голову приходили подозрительные мысли, я уже догадывался для чего все эти камеры. В третьей камере, подтверждая мои мысли, находился грак, только он был намертво привязан к столу и по повернувшееся в мою стороне голове, я понял, что он живой и в сознании. Грак лежал на спине, а потому ему было неудобно двигать мордой, и он никак не мог меня увидеть. Послышался звук дыхания грака, он втягивал носом воздух, стараясь почувствовать меня. Как я знал, граки таким способом улавливали разлитую в воздухе энергию, и могли опознавать чужаков. Пройдя мимо еще двух камер, где были такие же граки, я дошел до источника шума. Заглянув в камеру, я слегка сморщился от неприятного вида.

Тритон с ножами и скальпелями копался в войре, который если судить по его дергающимся рукам и двигающейся голове, был все еще жив. В голову сразу пришли картинки о всяких немецких нацистских врачах, которые делали опыты над людьми. Припомнил даже пару игр на соответствующую тему.

— Режем потихоньку? — подал я голос Тритону, который был весь в деле и не обращал на меня внимания.

— А, что? — отвлекся он, подняв голову. — А Видок, привет. Решил зайти ко мне в гости?

— Да, решил. Может, я тебе мешаю?

— Что? — удивился он моим словам, но оглядевшись по сторонам, быстро понял о чем я. — Напоминает лабораторию безумного ученого? — весело улыбнувшись, подмигнул он мне.

Меня от такого вида, веселого доктора на фоне разрезанного и все еще живого пациента, перекосило. Но маска не дала увидеть собеседнику мою реакцию, потому внешне я остался безучастным.

— Все нормально, выглядит конечно не очень, но по-другому никак. Если его убить, то тело исчезнет, какие уж тут исследования, а боли он не чувствует, так что единственный минус это внешний эффект мясника. — криво улыбнулся Тритон.

— Зачем ты их вообще режешь? Они ведь из энергии состоят, темные астральные сущности и все дела.

— О да. Разрезав их на части, многого конечно не узнаешь. Анатомия в этом месте это наука не очень популярная, костей и органов тут не существует. Мышцы только что можно найти, но важно не это. У этих существ, есть Сердце. — восхищенно провозгласил он.

Засунув руку в тело войра, он что-то там схватил, после чего резко дернув, высунул из нутра войра руку, продемонстрировал мне круглый черный кристалл, что источал черные протуберанцы энергии. Меня снова перекосило от этого, особенно от хлюпающих звуков, когда он выдирал руку из тела войра.

— Вот это войр. — протянул он мне кристалл, — Это и есть Темная астральная сущность или ее проявление. А эта оболочка, в которой она была, это голем. Искусственно созданное тело, в которое поместили эту сущность. Я много еще не знаю и не понимаю, но я могу сказать главное. Мы можем создать големов, и мы сможем дать им жизнь. — широко улыбнувшись, Тритон с какой-то безумной радостью в глазах признался. — Я счастлив.

Глава 21

Растерянно переведя взгляд на вырванный из тела войра кристалл под названием Сердце, я снова внимательно посмотрел на Тритона. Похоже, он все же слегка тронулся умом, а я только успокаиваться начал. На своих големах, он просто помешался. Фанатик человек.

— Что ты имел в виду под «сможем дать им жизнь»? — немного подумав, все же решал я задать уточняющий вопрос.

— Мы… вот, сейчас, — забегав по комнате, он аккуратно положил кристаллик в какую-то шкатулку, что так же слегка источала темную энергию, после чего быстрым шагом выйдя из камеры с начавшим разлагаться войром, пошел к выходу из этой тюрьмы.

Думая о превратностях судьбы и методах, которыми она превращает обычных людей в таких вот слегка безумных ученых, я последовал за своим провожатым. Вернувшись назад в большое помещение, мы пошли ко второй двери, находящейся на другой стороне этого помещения. Это была даже не совсем дверь, а скорее небольшие ворота. Толстые высокие створки, каждая из которых с меня длинной и высотой до трех метров, на вид были тяжелыми и крепкими. Пройдя в комнату за Тритоном, я попал в его лабораторию, совмещенную с мастерской. Одну часть большого помещения, занимали разные приборы, большинство из которых напоминали микроскопы. А во второй части комнаты, находились стенды, большое количество ящиков с землей и различные крепления с элементами рук и ног, которые, похоже являются частями големов. Тритон направился в лабораторную часть помещения, где подошел к одному из немногих находящихся тут ящиков, после чего с загадочным выражением лица поманил меня рукой.

Слегка заинтригованный его таинственностью и ярко выраженным у него на лице предвкушением, я подошел ближе к Тритону, в ожидании уставившись на него. Заметив, что моя маска повернута в его сторону, он принялся рассказывать мне своим гордым лекторским тоном о своих достижениях и успехах.

— Когда у меня появилась идея создания големов, я практически сразу пришел к труднорешаемой проблеме. А за счет какой воли, големы будут двигаться? — Тритон как заправский профессор, поднял палец и внимательно посмотрел на меня, будто это мне нужно ему рассказать, я даже по привычке студента начал быстро соображать какие тут могут быть способы, как он продолжил, — Тут есть несколько вариантов решения. Первый, самый легкий, это превратить големов в марионеток, полностью подчинив все их движения оператору или магу. Тут много минусов и недостатков, главные из них это трудность управления големом, ведь потребуется управлять каждым его движением, что согласись очень трудно, да и таким способом многих големов под контроль не возьмешь. Так же существует трудность в создании соответствующего заклинания, сосредоточение оператора на действиях голема, из-за чего сам он становится беззащитным, отчего голем теряет свой смысл, потому что в таком использовании он практически бесполезен. Ну и другие проблемы как дальность использования, энергозатраты и многое другое. Потому откидываем эту идею.

— Второй вариант использования, более перспективный. Это дать голему собственную волю, благодаря которой он будет самостоятельно двигаться и действовать. Плюсов в таком методе великое множество, есть и минусы, но они не так выделяются. Но тут я пришел в тупик, а как собственно создать эту самую волю или искусственный интеллект? Решение проблемы пришло быстро, мне подсказали наши враги, а конкретно граки. Ведь кто они? Они такие же искусственные существа, у которых есть своя воля и интеллект, который если вспомнить войров, может быть очень высок. После этого я принялся за опыты. Так как не было возможности осмотреть мертвых граков, мне понадобились живые особи, которых ты мне и обеспечил. — признательно кивнул он мне, после чего продолжил увлеченно размахивать руками, объясняя. — Детально их исследовав, я нашел их спрятанное в телах Сердце, что показывал тебе ранее. Изначально, я решил что это источник их силы, но это оказалось не так, точнее не совсем так. Она безусловно давала энергию их телам, но это была не главная её задача, прежде всего они давали этим существам волю и разум. Не слишком большой, как ясно по поведению граков, но достаточно развитый. Увиденное дало мне толчок в нужном направлении. И вот я принялся за опыты и исследования. — от этих безусловно приятных воспоминаний Тритон даже с какой-то ностальгией и радостью уставился в пустоту, похоже вспоминая эти счастливые моменты.

— Ты смог создать такой же искусственный разум? — отвлек я его он его воспоминаний.

— Создать разум? Я что, по-твоему бог? Или гений-волшебник? — возмущенно посмотрел на меня быстро очнувшийся Тритон.

— Так ты же сам сказал…, — даже растерялся я.

— Нет, нет, нет. — возмущенно замотал головой Тритон, — Создать разум это слишком. До такого уровня мне еще расти и расти, но вот поймать его.

— Поймать кого? — окончательно запутался я.

— Что ты знаешь о темных астральных сущностях? Откуда они вообще появились? — не ответив, задал он мне вопрос на вопрос.

— Ну-у, — смутившись, задумался я, после чего начал на ходу выдумывая искать объяснение, раньше о таком я не задумывался, есть и есть. — Это возможно темные желания и эмоции, которые после того как набрали определенную концентрацию, зародили темный…., — начал я вдохновлено вещать, запамятовав, что я не на паре.

— Нет, нет, нет. — снова закрутил головой Тритон. — Ты абсолютно неправ. Калиар же сам говорил, что мы являемся астральными сущностями, мы с тобой. А значит это бывшие люди, другие разумные или даже животные. Что за детское представление о мире у тебя. Ты еще об абсолютном добре и зле заговори. Да, безусловно темные астральные сущности более агрессивные чем светлые или нейтральные, но они просто другой полярности, а не злые сами по себе. — как на недоразвитого посмотрел он на меня.

— Так и что ты сделал? — уже начинал я терять терпение, но стараясь не обращать внимания на его закидоны, спросил я.

— Я смог найти способ поймать астральную сущность. Нейтральную естественно. Темные нам не будут подчиняться точно, еще могут над ними и контроль перехватить, светлые отчего-то тоже отказываются повиноваться. На нейтральных конечно тоже нужно найти какую-то управу, но по сравнению с другими, будет намного легче, ведь мы одной с ними полярности. — начал говорить конкретнее Тритон, заметив что я начинаю раздражаться.

— И как успехи?

— Неоднозначные. — задумался Тритон. — Есть слабые нейтральные астральные сущности, которые практически подчиняются, это возможно даже животные. А есть сильные и очень сильные, которые просто игнорируют мои слова. И что с этим делать, я не представляю.

— Ты с ними разговаривал? — удивился я, Тритон тут оказывается, далеко продвинулся, уже с духами общается. Были бы грибочки, возможно бы даже достигли взаимопонимания.

— Да конечно, как я мог забыть. Вот они, смотри. — повернувшись к столу, он открыл стоящую на ней обычную шкатулку и продемонстрировал мне лежащие в ней прозрачные кристаллы, из которых шел легкий синий дымок. Внешне они были очень похожи на продемонстрированные мне ранее Сердце войра, но меньше размером.

— Ты разговаривал с камнями? — удивленно повернулся я к Тритону, все же он сошел с ума. Тритон, как-то догадавшись, что я думаю о нем сейчас не очень хорошо и светло, принялся быстро оправдываться.

— Это не просто камни, это астральные сущности. Они живые и всё понимают. Если с ними договорится, то предоставив им оболочки, можно получить послушных големов.

— Ну так что там с ними? — решил я не продолжать эту тему. — Почему они не хотят слушаться?

— В том и проблема, я не знаю. А они к сожалению не говорят.

— Так дай одному из них тело, может скажет. — подал как мне кажется логичную идею.

— Давал уже, как был безжизненной оболочкой так ей и остался. Смотри. — перейдя на половину комнаты с мастерской, он сдернул ткань с чего-то большого, открывая вид на обычную человеческую фигура, только каменную. Чем-то напоминает детскую игрушку, но высотой до двух метров и без одежды. Массивное тело, лысая голова, и никаких лишних признаков половой принадлежности. Голему они излишни. Я подошел к телу ближе и постарался что-то почувствовать. Секунд через десять, я с трудом смог учуять внутри тела какой-то источник магии, похожий на то, что я чувствовал от тех кристалликов в шкатулке. Задумавшись над проблемой, я начал обдумывать ситуацию. Эти астральные сущности, по сути духи, то есть они разумны и возможно имеют какие-то желания. А может и нет, степень их разумности мне неизвестна. Но если припомнить разные книжки, то если дух слушается обычных приказов, это говорит о том, что ты по какой-то иерархии их выше, а потому они послушны. Но если они не подчиняются, то по тем же книгам и просто старым историям, им предлагали плату, после получения которой, они и начинали слушаться вызвавшего их. Но какая плата обычно дается духам? Есть много вариантов, если задуматься, но один из них принимается чаще всего.

— Ты говоришь, что слабые духи более послушные, да? — повернулся я голову к Тритону.

— Да, это отображается тем, что на мои слова они реагируют миганием кристалла, а при словах о том, чтобы подчинится мне, они мигали чаще. Но как видишь, они почему-то не управляют големом. В которых, я к слову абсолютно уверен. Они созданы на подобии тел граков и войров, которые не так уж и сложны. Так что дело в самих духах.

Задумавшись, я вернулся к шкатулке с духами, после чего внимательно ее осмотрев, заметил что она запитана магией, которую кристаллы потихоньку поглощают.

— Ты запитал шкатулку магией? Зачем?

— Если не поддерживать подпитку, то они исчезают. Я так потерял два Сердца грака, пока не понял как это предотвратить. — скривился Тритон, от неприятного для него воспоминания.

— У меня есть идея, нужно испробовать. — решился я на опыт.

— И что ты придумал, — заинтересовано, но с трудом читающимся скепсисом на лице спросил Тритон. Если уж у него не выходит, то у меня как он думает тем более ничего не выйдет.

Вернувшись к голему, я еще раз сосредоточившись, нашел Сердце с духом, что находился у голема на уровне того же сердца, никакой фантазии. Для облегчения контакта, я положил ладонь на грудь голема, после чего начал медленно передавать Сердцу свою ману.

— Что ты делаешь? — в замешательстве спросил наш ученый по големостроению, — Зачем ты даешь энергию духу, у нее и так достаточно для работы с голе…

Не успел договорить Тритон, как увидел, что голем двинулся. Как только это произошло, я убрал руку и немного отошел от него, энергии я к слову передал ему много. Десятую часть своего резерва. Голем же, начал прямо «оживать» на глазах. Двинул одной рукой, потом следующей, пошевелил плечами, повернул по сторонам головой, после чего сделал пару неуверенных шагов вперед. Глазные отверстия голема, начали светиться синим цветом, и весь он немного изменился. Стал более живым что ли, уже не напоминал обычную статую.

— Что? Но как? Почему? Обычную энергию? Но она ведь у него есть и так? — растерянно зачастил Тритон, определенно запутавшись в происходящем.

— Духу для службы нужна плата, просто так он служить не будет. — объяснил я ему своё представление о взаимоотношениях духов. — Зачем ему мана, я не знаю. Возможно она все же чем-то отличается от силы духа, а потому полезна.

— Не верю. Все было так просто, а я бился над этим вопросом так долго. — приуныл Тритон, хватаясь руками за свою шевелюру.

— Ты кому-нибудь говорил о своей проблеме?

— Нет, я хотел сам справиться. Да и не думал, что кто-то догадается до того, чего не понял я. — тихо простонал Тритон.

— Вот и зря. Ты слишком сосредоточился на научном решении этого вопроса, зарылся в опытах. А ведь тебе мог подсказать любой… кто читал достаточное количество художественных книжек.

— Да кто же знал? — уже совсем убитым голосом тихо ответил Тритон.

— Ладно, не унывай. Со всеми бывает. Зато теперь сможешь наконец создавать големов, а они могут очень пригодиться, если задуматься. — попытался я отвлечь Тритона от личной трагедии. — Вон испытай голема, как им управлять и все дела.

— Ладно, — сделав несколько глубоких вдохов, начал успокаиваться Тритон. — Голем, подними правую руку. — грозно отдал он приказ, который был полностью проигнорирован духом.

Глянув в сторону Тритона, мне показалось, что он сейчас заплачет. Непередаваемая гримаса.

— Голем, подними правую руку, — уже дал приказ я. Который был тут же исполнен. — Я дал ему свою энергию, и потому я как бы его хозяин. — быстро объяснил я Тритону, который уже начинал кидать на меня угрожающие взгляды.

— Понятно, — уже с большим миролюбием смотря в мою сторону, ответил он. — Я тогда быстро создам другого голема и проверю.

— Ладно, раз все решилось, я пойду. И не забудь записать в Библиотеке способ которым ты смог вызвать или поймать астральную сущность, я там что-то такого не видел. — выдав распоряжение на прощание, начал уже я давать задний ход, пятясь к двери, слишком уж сейчас у него настроение переменчиво, неизвестно что дальше в голову взбредет.

— А голема не заберешь? — спокойно поинтересовался он, когда я уже добрался до двери.

— Да чего я буду с ним таскаться, у меня дел и без него полно. Пусть пока тут стоит, узнаем, на сколько хватит той энергии, что я ему дал. На цикл ее хватит, на вечное послушание или всего на пару дней? Ты же тут будешь, сразу увидишь, когда он отключится.

Тритон на мои слова только согласно покивал, он возможно думал о том же самом. Мне все равно с ним было лень ходить, еще и следить за ним. Мало ли, что ему в голову взбредет. Он хоть и ведет себя спокойно и безучастно, но от греха подальше пусть там ждет.

Дальше время стремительно потекло, понеся меня за собой в быстрой череде различных событий. Я заходил на полигон для магов, где ожидаемо тут же застрял. Перед тем как приняться за самостоятельную тренировку, мне пришлось помогать, объяснять или просто проследить за другими магами, что тут тренировались. Некоторые спрашивали совета в решении разных вопросов в построении разных заклинаний, подходили ко мне как старые экспериментаторы, так и несколько новых. В новом цикле к самоназванным медикам никто попадаться не хотел. А потому прежде чем что-то сделать советовались со мной. Во время этих тренировок, я смог разобраться и выучить остальные созданные магами заклинания, которые мы совместно доделывали. На месте же я объяснил всем находящимся тут магам, которых оказалась очень много, как создавать защитное заклинание, что могло многим тут пригодиться. Так и проходили мои дни, тренировка, обучение, тренировка и вновь обучение. Постепенное создание элементов доспеха, который почти всегда приходилось переделывать по нескольку раз, подправляя, их друг под друга. Заодно, я так же размышлял над внешним видом своих големов, которых я также собирался себе сделать. Будет личная команда, и как мне кажется, похожим образом поступят все находящиеся тут пустынники. Как только узнают о самой такой возможности естественно.

С медицинскими заклинаниями вышел облом, ничего стоящего у них еще не было. Нет, конечно, уже были известны заклинания, благодаря которым можно было мгновенно вылечить небольшую ранку. Но энергии тратилось столько, что лучше дать ей зарасти естественным путем, что благодаря нашей очень высокой регенерации происходит достаточно быстро. Само заклинание исцеления к слову было тяжелое и слегка мозговыворачивающее, как они его выдумали, даже не представляю. Я даже подсказать ничего не смог, слишком оно другое, чем привычные для меня заклинания. Иная логика, иное построение, похожее, но иное. Теперь даже слегка совесть проснулась по этому поводу, ведь я отправлял магов к ним на опыты… вернее лечиться.

Через полторы недели моих тренировок и опытов с магами, наконец вышел из своей исследовательской спячки Тритон и выложил несколько брошюрок относящиеся к големостроению в Библиотеку. Вначале было тихо и спокойно, люди были еще не ухом не рылом, но как только об этом прослышали… о-о-о, это был кошмар. Все тут же ринулись в библиотеку, где затирали эти брошюрки как сумасшедшие. Благо материал крепкий, иначе бы разорвали на части. А что началось после.

Это можно сравнить со смесью зоопарка, гладиаторских боев и сумасшедшего дома. Все ринулись клепать себе големов, самых разных форм, размеров и комплектации. После того как они наигрались с големами сами, начали узнавать у кого голем круче. Так начались гладиаторские бои, даже соответствующее здание построили. Было весело и познавательно, во время этих боев действительно стало лучше понятно какие големы сильнее или более универсальные. Ими естественно оказались големы гуманоидной формы, хотя некоторым больше нравились големы похожие на зверей. «Убитые» големы хоть и теряли оболочку, сами духи не получали повреждений и просто уходили туда откуда их вытянули, даже если ломали Сердце, дух не умирал, просто возвращался в какой-то из слоев астрала, нам недоступного.

Через несколько дней таких гладиаторских боев, кому-то пришло в голову испытать големов против реальных противников. Спарта мигом опустела, а в Пустоши началось полноценное сафари. Граки и раньше не особо силой отличались, а уж с поддержкой около десяти-двадцати големов на пустынника, вообще превратились в безобидную зверушку. Даже войры что теперь стали иногда попадаться, не помогли, их били так же нещадно и быстро, перед этим естественно успев посмотреть на недолгий бой големов и войров. Эти искусственные помощники к слову оказались очень способными, и чем более сильного духа ты вселял в голема, тем более сильным и опытным он был. Один из таких сильных големов, даже смог в одиночку убить войра, что очень неплохо. Ведь даже пустыннику не так легко убить войра, при его-то силе и магии. Но големам хватает одного непонятно откуда взявшегося мастерства владения оружием и точность в управлении своим телом. Даже я смог выделится со своими големами, которые выглядели как заправские самураи. Они разрезали на кусочки парочку войров, в бое два на два. Големы настоящая находка для нас. Второе значительное открытие, после самой магии.

Через несколько дней, когда все более-менее успокоились и вернулись домой, нас поразило новое открытие, из-за чего начался новый сумасшедший дом. На этот раз, Аркет закончил свои магопистолеты, или ПАМ, как он их назвал. Теперь началось безумие нового плана. За многими из тех, кто теперь увлеченно стреляли в тире из различного оружия, которое к моему удивлению было создано очень быстро, всего за три часа, не замечал раньше такой особой любви к такому оружию. Некоторые стрелять умели, некоторые нет, но у всех был азартный блеск в глазах, при выстреле из этой ручной пушки. У оружия было всего три боеприпаса, один обычный, где использовались не заклинания, а обычные патроны из материи, и два боеприпаса магических. Где использовались два разных заклинания, и оба из них были очень мощными и разрушительными. У многих вновь проснулись инстинкты охотников, после чего началось новое сафари, где големы играли роль загонщиков, а пустынник с ПАМами охотника. Безумная охота тоже продолжалась около двух дней, на этот раз пришлось отойти подальше, так как ближайших уже всех перебили, а новые еще не успели прийти. Когда закончилась вторая охота, все с довольными и умиротворенными лицами вернулись по своим комнатам и… разложили оружие по полкам. Ведь источник энергии для оружия создан еще не был, а потому приходилось самостоятельно заряжать оружие, что глупо, так как можно создать заклинание самому, и оно будет мощнее, удобнее и более разнообразное. Лишь единицы из пустынников пошли дальше и скооперировавшись с Аркетом, начали работать над созданием полноценной винтовки. Этим оригиналам оружие понравилось само по себе.

Я же поразмыслив, решил оставить ПАМ при себе. Даже от такого незаконченного оружия может быть толк, например при той же Большой Песчаной Буре, под которую мы попали в конце прошлого цикла. Ведь имея это оружие, там вполне можно было бы применять магические боеприпасы для боя, даже несмотря на Бурю что сметает незащищенные заклинания. ПАМ в таком случае выступает как Основа и защита для создающего в дуле заклинания, а потому Буря его не сможет уничтожить. Можно бы было применить заклинание щита, над которым я сейчас думаю, но я его еще не создал и может появиться еще какая-либо новая трудность, потому чисто на пожарный случай, пистолет я оставил при себе. Что посоветовал и другим, многие, поразмыслив, решили прислушаться к совету и носить ПАМы при себе.

Во время всех этих гуляний, боев и сафари. Мы смогли испытать големов в настоящих боевых условиях, где результаты вышли неоднозначные. Големы были сообразительными, сильными, беспрекословно слушались приказов своего создателя, НО… всегда есть но. Големы оказались абсолютно безжизненными, и безмолвными. Если не дать им приказ они не будут ничего делать, вообще. Только если для хозяина существует опасность или заранее были даны приказы как действовать на те или иные ситуации. Они как куклы, которые действуют только в рамках своих обязанностей и на заранее запрограммированные действия. И второе что в них было неприятно, они молчали, постоянно. Не могут они говорить из-за несовершенства своих тел или просто не хотят, не известно, но из них невозможно вытянуть ни единого звука. Големы — опасные игрушки.

Когда первые дни эйфории прошли, и все наигрались с новыми игрушками, Валет решил повторить экспедицию к Атлантиде. И на этот раз уже не для разведки, а чтобы обучить атлантов различным примочкам и научить создавать ПАМы и големов, если смогут. Ведь чтобы поймать духа, нужно иметь хорошие способности в магии. И естественно экспедицию возглавляю я, кто же еще. Мне в команду набрали десять пустынников и что более значимо, Кали. Она как человек, живший в Атлантиде, выступала связующим звеном между нами и жителями города у Врат. Весь этот цикл, я постоянно встречал Кали в том или ином месте, и везде она эпатировала. Как я и думал, она развернулась во всю, и теперь у неё даже появилось небольшое количество поклонников. Не будь мужская часть Спарты так сосредоточена на магии и тренировках, за ней бы уже бегала половина Крепости.

Первый раз, когда я встретил Кали в коридоре Крепости в третьем цикле, я с трудом сдержал позывы свернуть себе шею, чтобы проследить за прошедшей мимо меня девушкой. Я не доставлю ей такого удовольствия. Кали, конечно не ходила голой, или например чуть-чуть одетой, все её тело было закрыто одеждой, но КАК закрыто. На ней был облегающий костюм, и не просто облегающий, а облегающий так, что было видно каждую часть ее тела. Черный, на вид кожаный обтягивающий костюм, который детально очерчивал каждый изгиб ее тела. Мог бы, истек слюнями, еще не успев к ней приблизится. Хорошо, что она не видела выражение моего лица, я не дам ей такого удовольствия.

Так и встречались с ней, то на тренировках, где она профессионально выносила мне мозг своими женскими феромонами, то во время охоты, где несколько раз встретившись, она слишком уж изящно и эротично отрезала головы гракам. А уж если мы оставались с ней наедине, что было всего раз, так там едва не залезала на меня. Я даже забывшись и засмотревшись в ее изумрудные глаза хотел поцеловать, но упершаяся в ее лоб маска быстро меня отрезвила, после чего я смог от нее отойти. Вроде красивая девушка, немного легкомысленная, хоть и выглядит как очень легкомысленная, но дистанцию и некие приличия старается держать, кроме меня естественно. Что она во мне такого нашла, не знаю, но я даже сам не понимая почему, с такой же силой её избегаю. Во мне будто что-то кричит — не поддавайся, не дай себя обмануть, не сближайся с ней. И так при каждой встрече, меня после ее взгляда стремительно бросает в жар, а по спине проходит табун мурашек, после чего я начинаю всячески уклонятся от ее намеков и попыток меня совратить. Странный я человек.

В экспедицию, я отправился вместе с ней и еще десятью людьми, что не мешало Кали продолжать надомной издеваться. Но я как и ранее, изображал из себя солдатика и никак не реагировал на ее старания. Моя безразличность ее похоже уже порядком разозлила, отчего она начинала беситься и посматривать на меня опасным кровожадным взглядом. Моя команда, что и сейчас отправилась со мной и имевшая некое представления о наших взаимоотношениях, тихо надомной посмеивались. А Ксена к тому же еще и злорадствовала над Кали. Как Следопыт, она чувствовала наши эмоции и потому понимала, что происходит намного больше чем остальные. Големы отправлялись вместе с нами, а потому каждый пустынник взял с собой с десяток сопровождения, отчего наша группа порядочно увеличилась. Мрачно глянув на собравшихся тут людей и големов, я махнул рукой в сторону Атлантиды, устраиваясь впереди формации.

— «Это будет тяжелый путь», — мрачно подумал я, чувствуя лопатками сверлящий взгляд Кали.

Глава 22

Прошло три часа. Кали добрее не стала, а я уже начинаю чувствовать себя виноватым. Чего я её прямо отфутболиваю? Да, меня в дрожь бросает при ее виде. Да, у меня разыгралась мания и паранойя, которая твердит что все плохо. Да, у меня еще куча других причин. Но с таким-то напором можно было бы и уступить, девушка она видная. А так поддаться ей разок, завалить в постель, возможно и отстанет, удовлетворившись своей победой. Но так же она может залезть мне на шею, под предлогом, что мы уже вместе, или начать рыдать типа поматросил и бросил. Я не считаю себя писанным красавцем, а уж с маской на лице, тем более. Потому в голову то и дело прыгают мысли, что я ей для чего-то нужен, и она для решения своих целей решила действовать самым привычным для нее способом, да и чего уж тут, действительно эффективным.

Со своими тяжкими думами, «отдаться, аль не отдаться», незаметно прошел наш путь к Атлантиде. Полюбовавшись некоторое время стеной, мы решили забираться наверх. Было бы супер на нее просто запрыгнуть, но слишком уж она огромная, на такую высоту мы просто не запрыгнем. Некоторые не столь категоричные пустынники, решили проверить это собственноручно, попытавшись запрыгнуть на стену. Но, конечно же потерпели неудачу, хотя должен заметить, они были достаточно близки к ее вершине. При большем контроле и мастерстве использования усиления тела, через некоторое время мы и правда сможем запрыгивать прямо на стену. Но этот момент пока что не наступил, а потому мы старым проверенным способом начали готовиться к покорению вершины на канатах. Крюки и все остальное было уже давно заранее приготовлено, а потому мы тут же как только неудавшиеся прыгуны сползли лицом по стене вниз, начали закидывать крюки на вершину стены. На этот раз у нас уже был кое-какой опыт, потому все четыре крюка были закинуты с первого же раза. С сомнением оглянувшись на ждущих команд големов, я отправил пустынников наверх первыми. Канат конечно очень крепкий, но и големы далеко не пушинки. Основное количество големов мы оставим за стеной, ведь такое количество сопровождения за безопасными стенами нам не нужно, но несколько големов для большего представительства в город все же стоит взять, да и чтобы атланты оценили. Немного подумав, мы решили обучить атлантов создавать и големов тоже, точнее только теорию их создания. На практике они создать Сердца големов не смогут. Это пока-что вне их возможностей.

Забравшись на стену, я оценил открывшийся мне вид. Атлантида изменилась, не сильно, но если приглядеться, можно уловить в том или ином месте маленькие, а иногда намного более заметные изменения. Там новый дом построили, в другом месте сделали пристройку, поставили еще один этаж, или даже целую башню, которая сейчас возвышалась над всем городом. Я ее на подходе к городу даже и не заметил, сильно был сосредоточен на своих переживаниях. Башня была высокая, и как мне кажется, она играла роль наблюдательного пункта за округой. И будто подтверждая мои мысли, из города, на пустошь отделяющую стену и жилые дома вышла целая процессия из двадцати человек. Впереди я увидел знакомых мне Алексея и Джозиаса в некотором подобии тоги, одних из социально-активных руководителей Атлантиды. Прямо за ними следовал небольшой отряд сопровождения при оружии. Которые, разглядев нас, с видимым облегчением спрятали мечи в ножны, а арбалеты за спины. Когда мы приблизились друг к другу, я приятельски пожал руку Алексею и Джозиасу.

— С чего такая встреча? — кивнул я на отряд сопровождения.

— Ах, это. Мы решили, что это нападение. Большое количество непонятных существ, закрытых броней, а также нечеловечески выглядящих и похожих на монстров. Что мы еще должны были подумать? — показал Алекс на нас и некоторых големов в броне, после чего показав на големов Кали и еще парочки выделяющихся нечеловеческим видом истуканов. — После твоих рассказов и личного печального опыта, мы ожидали чего угодно.

— Печального опыта? — интонацией показал я свой интерес.

— Некоторые люди, решили посмотреть каково оно за стеной. — коротко объяснил он. А больше и не требовалось, и так ясно что было дальше. Вышел, и его слопали граки, а возможно еще и войр какой блудный попался, который был только рад порубить беспомощного атланта.

— Понятно, для этого мы собственно и пришли. Мы объясним как снаружи опасно, и как от этого защититься.

Алексей непонимающе нахмурился, он слабо представлял, что я имел в виду. Джозиас же, наоборот смотрел на меня с какой-то смесью восхищения и ммм… поддержкой? Какой-то сопричастностью, я не смог понять выражение его лица, но оно чем-то напоминало фанатиков, которые увидели подтверждение своим безумным теориям. Этот грек всегда казался мне слегка странным, но теперь я начинаю его опасаться.

— Будем говорить тут или все же зайдем куда-то в более располагающее место? — намекнул я им на неподходящее место для разговора.

— Да, конечно. Пройдемте за нами. — первым отозвался Алексей, после чего насторожено переведя взгляд на самых выделяющихся големов, спросил. — А они с вами?

— Да, с нами. Они не причинят вреда, мы поговорим и о них тоже. — успокоил я слегка настороженного Алекса.

По пути к центральной резиденции города, я представил всем пустынников, прибывших со мной. Моя команда им была уже знакома, а Кали даже жила с ними долгое время, потому со знакомствами закончили быстро. Двигаясь сквозь город к центру, мы ловили на себе большое количество любопытных взглядов бросаемых на нас жителей города. У них тут не часто появляются гости, а если точнее, то это второй раз за все существование города происходит. Пройдя к центру города, мы зашли в высокое большое здание, где похоже и произойдет наше обсуждение.

Нас привели к выделяющемуся высокому зданию, ну как высокому, четыре этажа для этого города настоящая высотка, выше тут только башня. Здание, как и все тут постройки, были всячески украшено различными барельефами и статуями, в некоторых местах, по моему мнению, это даже было излишне, но главное отличие, на верхушке здания было большими английскими буквами написано «Atlantis». Оставив всех големов на первом этаже, наше представительство пустынников, взяло с собой всего лишь одного голема для демонстраций, и провожаемые Алексеем поднялись на третий этаж дома. Здесь нас провели в обширную комнату, с красиво развешенными картинами пейзажей с Земли, и искусно сделанной резной мебелью. Все было выражено в светлых тонах, а потому радовало глаз после пыльной и темной Пустоши снаружи. По центру располагался большой стол, за которым все находящиеся тут люди могли спокойно разместиться не толкаясь. За этим столом нас уже ждали Йохан и Лес, которые как только мы зашли в зал, поднялись и встретили нас легкими поклонами. Как у них тут оказывается всё цивильно. Сделав легкий поклон в ответ, я разместился за предложенный мне стул, за мной повторили и остальные пустынники, после чего расселись за стульями по разным сторонам от меня. Голем же получив приказ, скромно устроился возле двери. Голема взяли моего, чтобы мне было легче отдавать приказы при его выступлении.

— Рад приветствовать вас в Атлантиде. — уже официальным тоном приветствовал нас Джозиас.

— Благодарю за теплый прием. Я буду выступать главным представителем от пустынников Спарты. — начал я вести разговор, слегка скривившись. Ну в само деле, детство в одном месте заиграло, раньше же нормально разговаривали, к чему этот официоз?

— Спарта? Это так называется ваше поселение? — слегка изогнув брови, спросил все тот же Джозиас.

— Нет, не поселение. Скорее крепость, хорошо защищенная крепость. — поправил я его. — В глубине Пустоши, вдалеке от Врат, находиться много разных враждебных существ. Там очень небезопасно.

— Насколько небезопасно? У вас проблемы? Вы поэтому прибыли сюда? — обеспокоено спросил Йохан.

— Нет. Там хоть и опасно, но мы справляемся, нет никаких поводов для волнения. Мы пришли сюда, чтобы помочь вам. — успокоив для начала, внес я наше предложение.

— Нам? Но у нас тут тихо, а те существа, что встречались вдалеке от города, малочисленны, несколько людей с арбалетами и копьями вполне хватает, чтобы их убить. Хотя такое и случается редко, еще никто не смог пройти через нашу стену. — возразил нам Йохан, видимо свято уверенный в её неприступности.

— Ваша безопасность и маленькое количество враждебных существ обуславливается тем, что все эти существа осаждают нашу крепость, или мы их просто вырезаем время от времени, устраивая зачистки в окрестностях.

— И насколько они многочисленны? — с легким беспокойством спросил Йохан.

— Сотни и даже тысячи, они постоянно патрулируют окрестности небольшими группами в несколько десятков особей, иногда собираясь в большие отряды в пару сотен существ. В последнее время даже появился новый вид гуманоидных врагов, который используют в бою мечи. Непростой противник. — глухо сказал я из под своей маски. Надеюсь это их впечатлит.

— Трудно в такое поверить. — с легким сомнением в голосе ответил Йохан, откинувшись на спинку стула.

— Почему же, очень даже вериться. — неожиданно возразил ему Джозиас, — Калира говорил что эти существа посланники черного бога, и что их будет становиться больше. Они будут становиться сильнее и хитрее. То, что мы их тут не встречали, не означает, что их нет.

Не ожидал от него такой поддержки, он конечно несколько странный, и на своей волне, но похоже он искренне заботиться о безопасности. Благодарно кивнув Джозиасу, я продолжил разговор.

— Поскольку существ становиться больше, и они становятся все сильнее. Мы решили помочь вам. Ведь вы до сих пор никак не решили вопрос с собственной защитой. Более активной защите чем стена. — добавил я увидев что Йохан хотел возразить. — Стену могут перелезть или прокопать проход под ней, после чего попадут в город, где вы от них не сможете никак защититься, что приведет к вашей гибели. Сейчас они пока заняты нами, но как пойдут дела дальше, неизвестно.

— И что ты предлагаешь? — обратился ко мне Алексей, в более дружественной форме.

— Дальнобойное оружие и големов. — кивнул я на стоящего позади меня истукана.

— Големов? — практически хором изумились активные жители города, внимательно всмотревшись в голема. — Разве это не человек в закрытых доспехах?

— Нет, это голем. Мы недавно смогли создать их, чтобы они помогали нам в обороне.

— Создали? Но как? Ведь это… это магия какая-то. Вы настолько далеко продвинулись в использовании твердой энергии? Мы конечно тоже можем создать таких големов, — кинул взгляд на моего голема Алекс, — но придавать им жизнь это… несколько нереально.

— То есть наше тут нахождение это вполне обычное дело? Магия существует в этом мире, и она разнообразна. А големы это один из ее истоков. Но даже не они самая важная её часть. Мы принесли вам оружием, которое будет для вас очень полезно и намного удобнее, чем мечи или арбалеты. — я кивнул одному из пустынников сидящему рядом со мной, передавая эстафету одному из помощников Аркета.

Пустынник по имени Акарот, неуверенно кинув на меня взгляд, прокашлявшись, начал рассказывать об изобретении нашего оружейника.

— Мы создали огнестрельное оружие на подобие того, что сделал Шаман в вашем городе. Оно конечно не огнестрельное, для толчка оно использует магию, да и сама пуля является магией, но суть в том, что мы можем создавать пистолеты, а в дальнейшем винтовки и другое оружие. Мы называем их ПАМ, Пистолет Аркета Магический. — еще раз кинув на меня взгляд, будто прося разрешения, он продолжил, — ПАМ является артефактом, который использует магию для выстрела, используя магазин с заложенным внутрь заклинанием для создания разрушительного заклинания. Чрезвычайно разрушительного.

— Заклинания. — задумчиво выговорил Алексей. — Я не то чтобы не верю, я очень даже допускаю, но возможно ли увидеть его использование на деле?

— Конечно. — улыбнулся оружейник, — Что вам уничтожить?

— Кхе-кхе. — прокашлялся Алекс, осматриваясь по сторонам, будто и правда искал куда бы тут выстрелить.

— Давайте выйдем во двор. — обратился к нам Лес, кинув странный взгляд на Алекса. — Не стоит портить интерьер, тут довольно уютно, не хотелось бы его поправлять. А снаружи есть обширный двор, где мы быстро организуем стрельбы. Надеюсь, он не настолько мощный? И хватит не большого дворика?

— Вполне хватит. — успокоил его и остальных руководителей города, Акарот.

Во время движения к выходу во двор, я внимательно следил за лицами наших провожатых. На них смешивался целый клубок с трудом определяемых чувств, начиная от сомнений и волнения, до нетерпения и некоего возбуждения. Они волновались, что это глупая шутка, и так же с нетерпением ждали этого представления. Выйдя наружу, мы быстро выбрали цель для демонстрации. Ею оказалась плохого качества подделка какой-то кривой статуи высотой с два метра. Лес при выборе цели болезненно поморщился, но разрешающе кивнул. Похоже, это была его работа. Отдав приказ своему голему, мы с интересом следили за тем как он, с легкостью подняв статую, грубо бросил ее по центру двора. Одна из особенностей призывных д