КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 439057 томов
Объем библиотеки - 609 Гб.
Всего авторов - 207367
Пользователей - 97886

Впечатления

Михаил Самороков про Злотников: Путь домой (Боевая фантастика)

Гораздо хуже, чем первая. Ни о чём.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Башибузук: Господин поручик (Альтернативная история)

как-то не связано с первой книгой, в третьей что ли встретяться ГГ?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Захарова: Оборотная сторона жизни (Юмористическая фантастика)

а где продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
martin-games про Теоли: Сандэр. Царь пустыни. Том II (Фэнтези: прочее)

Ну и зачем это публиковать? Кусочек книги, которую автор только начал писать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Богородников: Властелин бумажек и промокашек (СИ) (Альтернативная история)

почитал бы продолжение

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
martin-games про Губарев: Повелитель Хаоса (Героическая фантастика)

Зачем огрызки незаконченных книг публиковать?????

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Tata1109 про Алюшина: Актриса на главную роль (Детективы)

Не осилила! Сломалась на середине книги.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Персональный тренинг

Каратель. Мир Силы (fb2)

- Каратель. Мир Силы 742 Кб, 218с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Алексей Григорьев

Настройки текста:



Пролог

В большом кабинете проходило закрытое совещание. По бокам длинного т-образного стола сидело человек двадцать. Казалось, что тут удивительного — простой рабочий процесс обыкновенной крупной фирмы. Но стороннему наблюдателю сразу бросились бы в глаза несколько странностей. Во-первых, тут было практически темно, лишь несколько блеклых и почему-то красных ламп освещали это довольно большое, площадью не менее ста квадратных метров, помещение. Во-вторых, все собравшиеся были мужчинами в деловых костюмах и солнцезащитных очках. Но самой необычной казалась та аура, что царила вокруг: тяжелая и давящая, как в местах недавних катастроф или сражений.

Во главе стола сидел крупный плотный мужчина. Во мраке кабинета его лица почти не было видно. Он по очереди выслушивал докладчиков, после чего благосклонно кивал. Говоривший замолкал, вставал, кланялся и удалялся. Лишь в некоторых случаях ведущий собрание отдавал краткие распоряжения. Так происходило, пока за столом не остались лишь двое.

— Я оставил вас на заключительную часть совещания, так как остальному отделению не нужно знать о вашем позоре. Объясните мне, как начальник безопасности и глава отдела душ могли допустить подобную ситуацию?

— При всем моем уважении к вам, мессир, я не вижу в произошедшем своей вины. Отдел душ полностью выполнил свои задачи: потенциально опасный объект находится под наблюдением со дня своего рождения и по прогнозам наших аналитиков должен был покончить с собой в ближайшее время. Поэтому произошедшее — полностью вина Департамента безопасности, — ответил худой высокий мужчина в классическом строгом костюме.

— Мессир, старый Набиру не подавал признаков измены. Последний тест на контроль лояльности он проходил всего лишь год назад.

— У меня есть результаты его теста. Тебя, Когни, не насторожил тот факт, что согласно данным теста уровень силы Набиру был оценен как «мастер ментальной сферы»? А при бегстве объекта старик задействовал силы, которыми может повелевать лишь человек, находящийся как минимум на ступень выше. И это если не принимать во внимание еще и прошлое Набиру. Это ваш явный недочет.

После этих слов начальник безопасности задрожал, его силуэт стал мерцать, и он поспешно воскликнул:

— Мессир, я все исправлю, объект будет найден, а Набиру — наказан!

— Хорошо, старика убить. А потенциально опасный объект найти и уничтожить. Даю максимум полгода. Иначе пеняй на себя. А теперь пошли вон. Оба.

Услышав это, двое мужчин встали со своих кресел, поклонились и поспешно вышли.

«Какое же все-таки человеческое тело слабое. Всего сорок минут, а оно уже начинает распадаться, не выдерживая моей энергии. Но все равно, как приятно в нем находится, вновь ощущая всю полноту мира!» — подумало существо, которое двое покинувших кабинет называли мессиром. На самом деле это был высший демон, Андрас. Узнав о случившемся, он проводил внеплановую проверку одного из отделений Темного ковена. Земля уже давно находилась под контролем Нижнего мира. Демоны правили ею вот уже несколько тысяч лет.

«Так будет и дальше», — спокойно подумал Андрас, но что-то в случившемся не давало ему покоя.

Глава 1. Новый путь

За окном стоял пригожий солнечный день. Чистое голубое небо без единой тучки и легкий освежающий ветерок — казалось, сама природа захотела сделать этот день идеальным. Все это резко контрастировало с мрачной, угрюмой и затхлой атмосферой, которая царила в одной из квартир среднестатистической многоэтажки.

За столом, заставленным пустыми бутылками из-под крепких алкогольных напитков, сидел человек. Выше среднего роста, с пропорциональной и когда-то даже атлетической фигурой. Его лицо с правильными чертами выражало крайнюю степень ярости. В руках у него был полупустой стакан, заполненный дешевым третьесортным пойлом, на более дорогое денег уже не хватало.

Казалось бы, ничего удивительного, что очередной прощелыга упился до состояния ненависти ко всем окружающим. Но дело было как раз в том, что человек, сидящий за столом, был недоволен собой. Его горящий и острый ум усиленно напрягался в затуманенной алкогольными парами голове. Он не мог смириться с тем фактом, что к своим сорока годам оказался обыкновенным неудачником.

Память подкидывала примеры, когда он, молодой победитель спортивных соревнований и различных городских и республиканских школьных олимпиад, уверенно вступил в студенческие годы. Все прочили ему большой успех и, может, были правы.

Егор, так звали сидящего за столом человека, с отличием окончил университет, устроился на престижную работу. Его врожденные способности позволяли получать от жизни все, не напрягаясь. Все было просто супер, и любой другой был бы доволен, но не Егор. Он чувствовал, что для него это слишком мелко — подниматься с самых низов, зарабатывая деньги и улучшая свое общественное положение. Не принес внутреннего удовлетворения и брак. Красавица жена и дети так и не смогли дать его душе ощущения наполненности и цельности. И вот тогда на пороге тридцати лет пришли лень и апатия. Материальное положение на тот момент позволяло бездельничать. Жить, и достаточно неплохо, можно было на роялти, получаемые от купленной в лучшие годы недвижимости. А на все увещевания жены и близких он давно уже наплевал.

Постепенно Егор становился малоподвижным, злобным и самолюбивым тираном. Самое печальное, что он понимал все это и ничего не хотел менять. Так он и проиграл свою самую важную битву — с самим собой, своими внутренними демонами и ленью.

Вскоре жена ушла, забрав детей, и вышла замуж за иностранца, уехав жить в другую страну. Родители умерли, братьев и сестер не было, друзей не осталось. И вот Егор пил уже вторую неделю подряд. И чем дальше, тем становилось понятней, что он прожил жизнь зря. Но менять что-то уже не было ни сил, ни желания. Он считал себя человеком с огромным потенциалом. Более того, когда он увлекся оккультизмом и нумерологией, это подтвердилось различными цифрами и концепциями.

И вот теперь, в свои сорок два года, Егор пил, понимая, что жизнь прошла мимо и он стал опасен для общества. Различные, зачастую преступные, комбинации и схемы все чаще стали появляться у него в голове. Иногда возникало желание убивать, насиловать, причинять боль другим людям. Но что-то в его душе пока не давало вступить на этот все более манящий путь. Он до сих пор искренне верил в Бога. Не в того, о котором рассказывают в церкви и различных религиозных сектах, а в Создателя, того, который создал все сущее.

Именно вера в законы кармы и внутренняя интуиция и не давали Егору окончательно превратиться в зверя. Но он понимал, что слабеет, что зло все больше поселяется в его душе. Ведь это так легко и притягательно — обидеть слабого, почувствовав при этом свою силу и на минуту загасив костер недовольства самим собой.

Он вдруг понял, что все последнее время только и занимался этим — унижал и растаптывал тех, кого мог, пресмыкаясь перед более сильными. Егор чувствовал, что пора принимать решение, иначе его воля и дух не выдержат, и он станет монстром.

Пьяные злые слезы сами собой потекли из его глаз, когда он встал с табурета и вышел на балкон. Парень жил на двенадцатом этаже. Сейчас, смотря с балкона вниз, он подумал о том, что если спрыгнет, то наконец выберется из капкана опостылевшей жизни. Всем станет только лучше и безопасней, если он уйдет из этого мира.

Егор перевесился через перила и посмотрел вниз. Осталось сделать последний толчок, и все будет кончено.

Тут его внимание привлекло легкое покашливание, раздавшееся сзади. От неожиданности он выпрямился и развернулся. За спиной стоял сухонький, невысокого роста старик с белыми волосами и кроваво-красными глазами без радужки. От него исходила злая и жестокая аура, которая даже на расстоянии пары метров ощущалась как болезненное покалывание по всему телу.

Егор всегда гордился тем, как тонко ощущает чужую энергетику, и потому понимал, что стоящее перед ним существо не может быть человеком. Мысль о том, что это, скорее всего, пьяный бред и он допился до чертиков, молодой человек отбросил, потому что внезапно ощутил себя совершенно трезвым.

Вернее, это энергетическая волна, выплеснувшаяся из старика, вошла в тело парня и мгновенно отрезвила его.

— А ты похож на меня. Хочешь стать таким же? По идее, я не должен был тебя останавливать, даже наоборот — подтолкнуть. Но я давно за тобой наблюдаю. У тебя есть потенциал, — проговорил старик. В его глазах при этом были гнев и боль.

— Кто ты? — слегка дрожащим голосом спросил Егор.

— Неважно. Может, когда-то ты и узнаешь об этом, но не сегодня и не от меня. Важно другое: мне тоже все надоело, но в отличие от тебя, у меня уже нет шанса что-то изменить. Иди сюда.

Сказав это, старик протянул в его сторону руки, и непреодолимая сила потащила Егора к нему.

Молодой человек был упрямым и сопротивлялся, но все потуги были тщетны. Сила подтянула его к старику и поставила на колени. Тот злобно блеснул глазами и положил на голову парня ладони. При этом Егор ощутил, как через затылок в него вливается странная энергия, которая вовсе не причиняла боли. Он почувствовал, как становится сильней, целостней. Все сомнения, что грызли его, постепенно развеивались, на их место приходила легкость и уверенность в своих силах. Казалось, старик излечивал сейчас не только его тело, но и душу.

В воздухе ощутимо запахло озоном. Легкие электрические разряды появлялись на пальцах неизвестного существа и, образуя какие-то символы, входили в голову замершего перед ним на коленях человека. К энергетическому потоку, вливающемуся в Егора, добавился поток информационный. Он чувствовал, как знания проникают в его мозг и растворяются в нем, порождая головокружение и даже легкую тошноту. Наливались силой мускулы. Тело задрожало от таких перегрузок, так как Егор давно уже забросил спорт.

— Ты слишком слаб. Пей, — открыв глаза, произнес старик и протянул к губам Егора свою руку. Вена на его запястье раскрылась, и по старой сморщенной конечности потекла густая черная кровь. Егор с отвращением попытался отдернуть голову, но глаза старика моргнули красным, и тело перестало слушаться.

Как посторонний зритель, Егор мог лишь наблюдать, как черная кровь поглощается человеком, который жадно припал губами к ране старика.

Егор бы в ярости. Еще с малых лет он больше всего не любил, когда им управляют. Вот и сейчас он всеми силами пытался вернуть контроль над своей душой. Представил, что она подобно морской волне накатывает на ставшее непослушным тело, проникая в него и вымывая ненужное — все, что мешало управлять своей физической оболочкой.

Как ни странно, это постепенно удалось. Сначала Егор ощутил, как по телу побежали легкие мурашки. Затем они переросли в покалывания. Позже вернулись тактильные и вкусовые ощущения, за ними и полный контроль.

Вкус крови старика был божественным. Казалось, она насыщала каждую клетку организма, делая его сильнее, выносливей и совершенней. Поэтому Егор осознанно припал к ране и стал поглощать черную вязкую жидкость, которая уже с меньшим напором вытекала из вскрытой вены старика.

— А ты талантлив. Находясь на уровне физической сферы, смог вернуть контроль над своим телом. Не увидь я этого собственными глазами, сказал бы, что это невозможно. Похоже, я не ошибся в тебе. Достаточно.

Незнакомец отнял руку. Рана мгновенно закрылась, а кровь свернулась.

Старик свел ладони перед собой, и они засветились красным светом. Со стороны могло показаться, что они объяты огнем. Егор смотрел на них, завороженный свечением. Пламя в ладонях старика манило, и чем больше проходило времени, тем больше оно становилось материальным.

Он хотел дотронуться до огня, но незнакомец резко ударил его в солнечное сплетение, при этом пламя с ладоней старика сорвалось и растворилось в теле Егора. Невыносимая боль пронзила грудь. Он хотел закричать, но не мог, рот лишь раззевался, не издавая при этом ни звука, а тело сотрясалось в конвульсиях.

— Я сделал все, что мог. Теперь у тебя есть шанс на что-то повлиять, как ты того и хотел. Просто стань сильнее. Здесь тебе этого не позволят. Возвращайся, когда почувствуешь в себе силы, но не раньше достижения атманической сферы, — произнес старик не совсем понятную фразу.

Но одно Егор понял четко: его депрессия и апатия вытекали из понимания, что ничего не изменишь и неправильные вещи, которые происходили в мире, так и будут происходить. Теперь, со слов старика, у него появился шанс это изменить.

За спиной парня возникло голубое марево, и тело потянуло в него. Как Егор ни сопротивлялся, но сделать ничего не мог и, втянувшись в эту субстанцию, просто исчез.

В квартире остался только незнакомец. Он выглядел уставшим, фигура его поблекла, и сквозь нее даже стали видны очертания обстановки комнаты.

— Удачи тебе, Егор. Надеюсь, ты не повторишь моих ошибок, а сегодняшний поступок зачтется мне на весах мироздания.

Глава 2. Вход в древний лабиринт

Егор пришел в себя от раздирающей боли. Клетки организма сокращались, выделяя странную черную слизь, которая подхватывалась кровотоком и разносилась по всему телу, впитываясь в связки, сухожилия, кости и органы. Он мог видеть всю эту картину, если сосредотачивался на процессах происходящих в теле.

Очевидно, что поглощение крови старика, его энергии и непонятных знаков не прошло для Егора даром. В районе затылка, где произошел первый энергетический контакт с чужаком, чувствовалось уплотнение, которое мысленно виделось, как небольшой сгусток черной энергии. В области солнечного сплетения также наблюдалось непонятное образование, похожее на маленький черный череп. Он пульсировал, распространяя по телу вибрации, которые заставляли клетки дрожать и выделять еще большее количество этой черной жидкости.

Также парень обратил внимание на свой живот — внутри еще были остатки черной крови, которые виделись мысленным взглядом, как большие патогенные опухоли. Выделяемая черная слизь, соприкасаясь с ними, уменьшала их размеры, но ее количества и скорости циркуляции крови явно было недостаточно, чтобы эти образования рассосались.

Опухоли постепенно росли, увеличиваясь и вызывая чувство дискомфорта и неправильности происходящего.

Егор подумал, что если не сможет остановить их рост, они поглотят все его тело. И тогда он попробовал управлять процессами, происходящими в организме. Мысленно соединил вновь образованное уплотнение в затылке и черный череп в груди, после чего представил, как они вошли в резонанс и стали посылать волны, ускоряющие образование черной слизи по всему телу.

Как ни странно, ему это удалось. Вибрации понеслись по телу, клетки начали пульсировать быстрей, но и уровень боли стал нарастать. Слизь выделялась без остановки, кровоток не успевал разносить ее.

Тогда Егор представил, что она собирается в плотные энергетические шарики, которые подхватываются кровью и доставляются ко всем органам и системам. Также он постарался увеличить скорость кровообращения, вообразив, как его кровь все быстрее движется по венам, сосудам и капиллярам.

Постепенно, скорость кровотока стала нарастать, все больше черных шариков попадало на опухоли в желудке и впитывалось структурой тела. Когда воздействие на них усилилось, они взорвались и, образовав целое море все той же черной слизи, влились в кровоток. Затем клетки организма стали успокаиваться, слизь перестала выделяться, ее остатки жадно поглощались телом, а потом и вовсе исчезли.

Когда это произошло, боль прошла, и Егор попытался открыть глаза. Но как только он это сделал, сразу пришлось зажмуриться: яркий солнечный свет, как оголодавший хищник, ринулся в его зрачки. Он был невыносим.

Полежав какое-то время с полуприкрытыми веками, Егор привык к яркости освещения и уже без опаски открыл глаза. Потом встал на ноги и осмотрелся.

Он находился на вершине незнакомой высокой скалы, которая одиноко возвышалась посреди огромной серой пустоши. Но не это больше всего привлекло его внимание. Егор с удивлением стал осматривать себя. Он изменился. Ушел вес. От его ста двадцати килограммов осталась максимум половина. Сейчас он напоминал скелет, обтянутый кожей. Но несмотря на это, парень чувствовал, что стал гораздо более ловким, сильным и выносливым. Все тело уплотнилось, став крепким и монолитным.

Куда-то исчезло одежда. Егор стоял полностью обнаженный. В районе солнечного сплетения появилась татуировка в виде черного черепа размером с кулак.

Ощупав затылок, парень и там обнаружил уплотнение с рублевую монету. Но самое главное — он помолодел, причем как минимум вдвое. Егор не мог увидеть свое лицо, но беглый осмотр тела показывал, что это действительно так.

Закончив себя разглядывать, он довольно хмыкнул. В детстве Егор немного занимался боксом, рукопашным боем и борьбой. Ничего серьезного, так, просто чтобы уметь постоять за себя. Испытывая новые возможности, он попробовал воспроизвести пару движений. Каково же было его удивление, когда после первых же взмахов в боксерской стойке уплотнение в голове стало пульсировать. Казалось, что кто-то накачивает его голову знаниями, посвященными боевым искусствам. Торс стал двигаться на автомате, повторяя новые связки и приемы. Так продолжалось минут пятнадцать, после чего пульсация в затылке прекратилась, и Егора качнуло от нахлынувшей слабости.

Он прекратил эксперименты, сел на землю и осмотрелся. Это была небольшая круглая площадка на вершине скалы. Посредине стоял непонятный постамент шириной в несколько метров и высотой около полуметра.

Парень поднялся на ноги и первым делом решил исследовать это сооружение. Подойдя, он увидел идеально гладкую поверхность, в центре которой был изображен череп, похожий на татуировку на его груди. Больше ничего примечательного в нем не было.

Голод уже начинал терзать Егора, поэтому он не стал долго изучать непонятный алтарь и попытался понять, как спуститься с этой километровой высоты. Это было странное возвышение. В родном мире таких высоких одиночно стоящих скал не было.

Обойдя площадку по кругу, никаких ступеней или отверстий для спуска Егор не увидел. Его охватила легкая тревога: сможет ли он выбраться отсюда? Стараясь не впасть в отчаяние, Егор решил внимательнее исследовать постамент по центру площадки. Недаром же там был изображен череп, похожий на его татуировку? После чудес, продемонстрированных стариком, Егор был готов поверить во что угодно.

Некоторое время он пытался взаимодействовать с алтарем различными способами. Ложился на него, дотрагивался до изображения черепа рукой, совмещал его и татуировку… В общем, использовал все варианты, которые только смог вообразить. Но все попытки оказались тщетны — ничего не происходило.

Легкое беспокойство начало перерастать в страх. Если он не выберется из этого места, то умрет от голода и жажды.

До самой темноты Егор искал возможность спуститься. К ночи, рассудив, что утро вечера мудренее, он сел, опершись спиной о постамент, и попытался заснуть. Психика и тело были очень утомлены произошедшим, и Егор сразу же уснул.

Проснулся он от жжения в груди. Татуировка мерцала во мраке призрачным светом, то же самое происходило и с постаментом. В темноте ночи было видно, что рисунок на алтаре обрел форму и переливался белесоватым светом, выпуская какие-то странные вибрации, резонировавшие с его татуировкой. Они порождали дискомфорт и боль в груди.

Молодой человек встал и двинулся к алтарю. Чем ближе он подходил, тем сильнее становилась боль. Когда Егор приблизился вплотную, из черепа выстрелил прозрачный серый луч, гладкая поверхность постамента задрожала и исчезла. Взору Егора открылись каменные ступеньки, ведущие вниз, в недра скалы.

Так как другого выхода не было, парень без колебаний стал спускаться по каменной лестнице, ощупывая стены руками. Опасаясь ям или провалов, он аккуратно обследовал каждую ступеньку перед тем, как наступить на нее. Через какое-то время нога провалилась в пустоту, и Егор убедился, что следующей ступеньки попросту нет.

Он опустился на колени и слегка свесился вниз, надеясь найти опору пониже. Но все было зря — там тоже была пустота. Будь у него с собой хоть что-то, он бы кинул его туда и, прислушиваясь к звуку падения, смог бы определить, как высоко от поверхности расположена последняя ступенька. Но у Егора ничего не было. Идти назад? Не вариант. Оставалось одно: прыгнуть в пропасть и будь что будет. Тем более интуиция подсказывала, что поверхность не так далеко.

Не тратя времени, Егор зацепился за край ступеньки и повис на руках, чтобы хоть немного сократить высоту, с которой придется прыгать. Так и не обнаружив под ногами опоры, он слегка оттолкнулся и разжал руки. Пролетев метров десять или даже больше, Егор мягко приземлился на каменный пол, погасив инерцию падения кувырком. Встав на ноги, он с удивлением понял, что без каких-либо негативных последствий только что спрыгнул с высоты пятиэтажного дома.

Долго раздумывать над этим ему не дали: со всех сторон начали раздаваться скрежещущие звуки, а потом и шарканье. Егор стоял в кромешной тьме и не видел, что происходит вокруг, но понимал, что ничем хорошим для него эти шаркающие звуки быть не могут. Видеть в темноте — это то, чего он желал сейчас больше всего. И тело послушалось: глаза прострелило резкой болью, и мир обрел краски. Пусть не очень четкие и черно-белые, но все же.

Увиденное не обрадовало, а наоборот, ужаснуло. Везде, куда ни кинь взгляд, в его сторону двигались ожившие мертвецы. Куски их практически истлевшей плоти шуршали и шлепались вниз при движении, распространяя при этом ужасный смрад. Вонь была такой невыносимой, что Егор согнулся в приступе рвоты. Определить, кем были эти зомби при жизни, оказалось невозможно: одежда истлела, да и плоти осталось очень мало. Они просто шли на Егора и тянули в его сторону руки со скрюченными на манер когтей пальцами.

Оглядевшись вокруг в поисках какого-то оружия, парень ничего не обнаружил.

«Я что, должен голыми руками победить больше сотни этих тварей?» — пронеслось у него в голове перед тем, как затылок привычно взорвался ужасной болью.

Знания о боевых искусствах вновь заполонили мозг. Егор зашатался, но боль быстро прошла, и когда первый зомби подошел к нему, от нее уже не осталось и следа.

Мертвец протянул в сторону парня руки, попытавшись ухватить его за грудь, но тело отреагировало молниеносно. Егор нанес быстрый удар сложенными вместе средним и указательными пальцами по черепу мертвеца, пробив его насквозь. При этом молодой человек почувствовал, что в момент удара ладонь уплотнилась.

Череп зомби рассыпался на мелкие осколки, скелет задрожал и рухнул. Псевдожизнь покинула его. Поняв, что нужно делать для уничтожения этих существ, Егор принялся методично их истреблять, а тело на уровне рефлексов помогало ему. Оно наносило удары ногами, руками, сталкивало зомби между собой — в общем, превратилось в эффективную и безжалостную машину убийства.

Существа были очень медлительны, они больше пугали своим внешним видом, чем представляли реальную опасность. Но ничто не длится вечно: через полчаса вокруг Егора стало тихо. Все зомби были повержены.

Опять напомнил о себе голод. Егор, казалось, еще больше потерял в весе. Он почувствовал дикий упадок сил и слабость. Тут череп на груди запульсировал, и из тел поверженных зомби стала исходить легкая зеленая дымка. Она начала стекаться вместе и, слившись в широкий энергетический канат, резко выстрелила в грудь парня, впитавшись в татуировку. Тело задрожало, стало терять чувствительность, постепенно деревенея — он словно заживо умирал.

Мысли начали путаться, зрение почти угасло. Егор с ужасом понял, что, впитав мертвую энергетику, и сам начал превращаться в ходячий труп. Но тут ему на помощь пришло то странное образование на затылке: из него просто таки ринулась ярко-красная густая энергомасса, которая стала смешиваться с зеленой трупной энергией, в большом количестве заполнившей тело. При столкновении насыщенный зеленый цвет стал пропадать, обретая сначала серый, а потом черный оттенок. И эта уже вновь образованная черная энергия собралась в районе татуировки, а после некоторых колебаний впиталась в нее. Тело вновь обрело чувствительность, вернулось и зрение. Через пару минут Егор был в норме. Голод и жажда полностью исчезли.

«Это как понимать? Я стал подобием энергетического вампира и могу заменять воду и еду различными видами энергии?» — подумал парень, но ход его мыслей был вновь прерван. На этот раз раздавшимся в голове противным каркающим голосом:

«Чужак, ты преодолел первые два испытания и достоин войти в древний лабиринт, чтобы познать его тайны. Выживи или умри».

— Кто ты? — спросил Егор.

«Хозяин лабиринта. А теперь помолчи, у меня и так осталось не слишком много сил. Сделай выбор и начни свой путь».

После этих слов вокруг Егора зажглись неяркие факелы, осветив три расположенные напротив двери.

Парень всмотрелся в них, пытаясь решить, какую выбрать.

Глава 3. Неожиданная встреча

Все три двери были очень разные. Центральная казалась самой большой. Ее покрывала красивая лепнина, дверная ручка была сделана из золота, драгоценные камни гармонично размещались на ее полотне, образуя причудливый орнамент. Двустворчатая дверь справа была исполнена в футуристическом стиле. Ее створки причудливо изгибались, расцветка была яркой, кричащей, словно создатель смешал все стили, пытаясь сделать что-то оригинальное. Последняя, третья дверь, наоборот, была неприметной, потемневшей от времени и на вид очень крепкой. Тяжелое полотно мореного дерева перехватывали темные полосы из неизвестного металла.

Егор замер в раздумьях. Всю жизнь он не любил богатства напоказ и излишней крикливости, поэтому выбор склонялся в сторону простой и неказистой двери.

Пожав плечами, он подошел к ней и толкнул, пытаясь открыть.

«Ты прошел третье испытание», — произнес голос хозяина лабиринта у него в голове, и все три двери распахнулись.

За дорогой и вычурной дверями была пустота, и только та дверь, которую выбрал Егор, открывала путь в длинный узкий коридор с горящими на стенах факелами.

***

Небольшой отряд из пяти человек осторожно двигался в окружающей темноте узкого коридора. Впереди шел высокий красивый парень. Одежда на нем была странной и не к месту: свободного кроя хитон, закрепленный на плечах массивными золотыми фибулами, и поверх него — короткий, до пояса, плащ. В руках он сжимал посох, массивное круглое навершие которого ярко светилось, освещая отряду путь. Звали парня Рен. Это был сын мэра города Игран, столицы Кренской империи. Его спутниками были три девушки и еще один парень. Все они являлись представителями «золотой молодежи» и попали сюда совершенно случайно.

Лейла, красивая черноволосая девушка в летнем, голубом полупрозрачном платье, воспользовавшись тем, что ее отец, возглавлявший Гильдию Приключенцев, был в очередном походе, выкрала из его хранилища древний манускрипт. Сделала она это из-за глупого спора с Дианой, лучшей подружкой, сказавшей, что отец Лейлы не доверяет ей и она просто глупая кукла, не имеющая никакого влияния в своем доме. Лейла ответила, что имеет доступ даже к личному хранилищу отца, но Диана усомнилась. Девушки поспорили. Предмет их спора до сих пор заставлял щеки Лейлы краснеть, но об этом позже. Когда она предъявила в доказательство победы древний манускрипт, рядом с рыжеволосой хохотушкой Дианой стояли ее лучшая подруга Оливия, жених Оливии Рен и его друг Элинар. Низенький сутулый Элинар был тем еще книжным червем и, увидев манускрипт, сразу же схватил его в руки, начав бубнить что-то себе под нос. Вот он и был виноват в том, что они оказались здесь. Его слова активировали заклинание, которое содержал манускрипт, и тот осыпался пеплом, а всю их компанию затянуло в открывшийся портал.

И вот они шли непонятно куда в поисках выхода.

Радуясь случаю покрасоваться перед своей невестой, Рен гордо вышагивал впереди отряда. В принципе, ему было чем гордиться, ведь в свои девятнадцать лет он уже достиг третьей ступени сферы эфира, активировав все двенадцать меридиан и шесть энергетических центров, что позволяло ему свободно управлять маной эфирного тела.

Воины и маги любой расы, в зависимости от личного могущества, делились на девять сфер силы: физическую, эфирную, астральную, ментальную, кармическую, будхическую, атманическую, солнечную и галактическую — такова была их градация. Каждая сфера, в свою очередь, делилась на три ступени. Воины отличались от магов видом используемой энергии. Если первые управляли праной, то маги были повелителями маны.

Остальные спутники Рена не могли похвастаться такими успехами. Диана и Лейла находились на третьей ступени физической сферы, а заучка и, как они считали, слабак Элинар, вообще еще не открыл никакой сферы силы, являясь, по сути, обычным человеком.

Впрочем, в Кренской империи таких людей было большинство. Меньше одного процента населения могли управлять праной или маной. Причем эти способности передавались по наследству, поэтому среди знати и влиятельных родов вовсю практиковались династические браки.

— Элинар, скажи, ну зачем ты схватил этот дурацкий манускрипт? Надо бы тебе намять за это бока. — Диана отвесила подзатыльник парню.

— Да, из-за тебя мы пропустим ежегодный бал академии силы. Не говоря уже о том, что мы просто испачкаем здесь свои платья, — поддержала ее капризная Оливия.

У нее был ужасный характер, да и сама девушка уступала красотой Диане и Лейле. Тело было полненькое и рыхлое, она постоянно использовала корсеты, чтобы сделать талию уже. Плотное телосложение было чертой их рода, который практиковал магию плоти, поэтому все его представители были, мягко сказать, в теле. И вот сейчас, от долгой ходьбы, она уже начала потеть. А так как одета Оливия была в кремовое, обтягивающее ее пышные формы платье, то справедливо полагала, что разводы пота будут смотреться на нем крайне неэстетично. Именно это и бесило девушку больше всего.

В ответ Элинар просто пожал плечами. Он вообще был не очень разговорчив и общителен. Книги и древние артефакты — вот две его главные страсти в жизни.

Так, переговариваясь, они шли уже несколько часов. Казалось, что этот созданный природой коридор был бесконечным. Проход больше всего напоминал трещину в скале. Но вот впереди раздался шум, очень похожий на звуки сражения. Все в отряде сразу подобрались и приготовились к возможным неприятностям.

Направляясь на звуки предполагаемой битвы, молодые люди вошли в небольшую пещеру. Там происходили странные вещи. Совсем голый, худой как скелет парень в абсолютной темноте бился с окружившей его стаей гигантских скорпионов. Вернее, темно в этом помещении было до этого, сейчас же посох Рена давал достаточно освещения, чтобы наблюдать за картиной боя.

— Да я смотрю, этот парень весь в корень пошел, — попыталась неуклюже пошутить покрасневшая Диана. Остальные девчонки тоже глупо захихикали. Воспитание в правящих родах Кренской империи было крайне консервативным, поэтому неудивительно, что они видели обнаженного мужчину впервые.

Молодой человек, несмотря на худобу, поразил их: его руки крошили панцири насекомых, словно мечи, тело выписывало умопомрачительные кульбиты, ловко избегая атак жвал и наверший хвостов. Парень с ног до головы был покрыт ядом, который скорпионы выстреливали временами из своих жал.

— Это невообразимо, он должен был уже давно умереть. Его атакуют боевые скорпионы, мутанты третьей категории опасности. А он всего лишь воин первой ступени физической сферы. Способность организма противостоять ядам и другим негативным воздействиям открывается лишь на второй ступени. Их яд должен быть смертельным для него, — проговорил Рен, использовав свой артефактный посох для диагностики силы парня.

Артефактами считались все предметы, имеющие магические свойства. В зависимости от полезности они делились на обычные, усиленные, редкие, эпические, божественные и мифические.

— Тем не менее, он жив и сражается. Возможно, ему помогает какой-то артефакт или врожденная способность. Нужно помочь ему, вдруг он знает, где находится выход? — ответила Лейла и приготовилась к бою. Ее тело стало покрываться твердой древесной корой. Род девушки — древляне — практиковал умения, связанные с природой. И уже на третьей ступени физической сферы его члены могли обрастать очень крепкой древесной броней.

— Этот парень — настоящий мастер боевых искусств! — завороженно воскликнула Диана, наблюдая, как тот, перекувыркнувшись и сделав сальто через себя, оказался за спиной громадного скорпиона и одним резким движением ладони отрубил тому хвост.

— Сейчас я покажу тебе настоящее мастерство, — ревниво прищурился Рен.

Он хоть и был обручен с Оливией, но Диана ему очень нравилась, и парень ничего не мог с этим поделать.

***

Вступив в коридор, первым делом Егор попытался выломать из стены горящий факел. Тот не только мог освещать путь, но и стал бы хоть каким-то оружием. Тем более Егор справедливо предположил, что существа лабиринта, привыкшие жить в темноте, должны бояться яркого света пламени.

Но сделать это оказалось невозможно: факел был призрачным, и рука парня просто прошла сквозь него. После нескольких бесплодных попыток Егор плюнул на это неблагодарное дело и проследовал вглубь коридора.

Долго идти не пришлось: минут через пять он вышел в просторный зал, который был совершенно пуст. Из него вело целых три выхода. Внешне они были абсолютно одинаковы, поэтому Егор решил поступить просто: сейчас и в дальнейшем всегда выбирать крайний левый. Таким образом он надеялся рано или поздно пройти лабиринт.

Так парень блуждал около двух часов, проходя пустые комнаты и продвигаясь вглубь лабиринта, пока не вышел в очередной зал, который несколько отличался от остальных. Во-первых, он был раз в десять больше предыдущих, во-вторых, в центре стоял величественный трон, на котором восседал громадный скелет.

При жизни это существо определенно не было человеком, об этом говорили шестипалые ладони и трехметровый рост. На голове скелета сверкала ярко-синяя корона из драгоценных камней. Она мерцала, освещая почти треть далеко не маленького зала.

Глаза Егора заболели от ее яркого сияния, но потом зрение подстроилось под освещение. Он поражался произошедшим с ним изменениям. Действия того старика не только усилили Егора физически, преобразовав и омолодив тело, но вылечили и душу. От былой апатии и депрессии не осталось и следа. Наоборот, он стал снова таким, каким был раньше: целеустремленным, полным сил и заряженным на борьбу.

Парень помнил слова старика о том, что на Земле ему не дадут ничего изменить, поэтому пока просто решил стать как можно сильнее, чтобы потом вернуться домой и попытаться навести там порядок. Раньше подобное было утопией, но теперь Егор чувствовал, что находится лишь в начале пути к своему могуществу.

Отбросив несвоевременно возникшие в голове мысли, он сосредоточился на происходящем. Путь к трону преграждали громадные, с собаку размером, крысы. Они сидели вокруг, уставившись на мерцание камней короны, будто завороженные светом украшения.

Выхода из этого зала не было, по крайней мере, Егор не заметил его, когда осматривался.

Внезапно произошло нечто странное: корона на голове скелета вспыхнула ярким пламенем, и все крысы одновременно развернули головы в сторону Егора. Их глаза засветились красным, и они нескончаемой лавиной понеслись к нему. Количество было просто неимоверным: наверное, не менее тысячи гигантских крыс сейчас атаковали его.

«Они же просто разорвут меня на куски», — подумал парень и стал отступать из зала. Но каково же было его удивление, когда проход, через который он пришел, закрылся прямо на его глазах!

«Сражайся или умри», — прозвучал в голове голос хозяина лабиринта.

Между тем, первые крысы уже начали атаковать. Они с разгона прыгали на Егора в надежде тяжестью своих тел повалить его и разорвать своими острыми зубами. При этом они отвратительно пищали, создавая своеобразную акустическую атаку.

От дикого визга у Егора начала кружиться голова, зрение утратило четкость, в глазах стало двоиться. Он попытался отбиться от крыс, но их было слишком много. Повалив на пол, они стали терзать его. Одно мгновенье — и на его теле появились сотни мелких укусов.

Парень уже мысленно простился с жизнью, когда вокруг стало происходить нечто странное. Черный череп в его груди замерцал и начал выделять зеленую энергию, поглощенную после убийства зомби. Она сразу впиталась в его кровь, которая сменила цвет с красного на ярко-зеленый.

Крысы, кусавшие Егора, замирали в неподвижности. Свечение их глаз менялось с красного на изумрудный, и, разворачиваясь, они начинали атаковать своих товарок.

К сожалению, возможности черепа были не безграничны, и странная зеленая энергия наконец иссякла. За это время успело обратиться около двух сотен крыс, но и это количество отодвинуло вал атак на Егора.

Воспользовавшись тем, что твари перестали его штурмовать, он встал, пошатываясь от слабости. Сражаться Егор не мог — у него просто не было сил. И тут на помощь вновь пришла уже проявившая себя способность поглощать энергию трупов. Зеленые нити из тел мертвых крыс начали влетать в татуировку на его груди. Черный череп вновь ожил, выделяя в кровь зеленую энергию, которая убирала усталость Егора, восполняя его силы.

Количество обращенных крыс сокращалось: все-таки противников было в пять раз больше. Поэтому Егор вступил в сражение, прыгнув в самое большое скопление животных. Он стал бить по ним руками и ногами. В момент удара конечности охватывало зеленое пламя, и тела крыс просто взрывались кровавым дождем. Зеленая энергия убитых существ мощным потоком потекла в тело Егора. Крысы, которые все-таки смогли пробраться сквозь шквал его ударов и вцепиться в тело, тоже стали обращаться.

Через некоторое время в битве наметился перелом. Егор и обращенные его энергией крысы побеждали. Еще полчаса — и в зале остался только парень и несколько десятков обращенных крыс, тела которых задрожали и взорвались, обляпав Егора кусочками плоти с ног до головы. Энергия из поверженных тел снова стала вливаться в татуировку на груди, на этот раз без негативных последствий. Наверное, тело и кровь приспособились к поглощению этого вида энергии.

Не успел Егор отдохнуть после сражения, как со стороны трона раздался скрип — это громадный скелет встал на ноги и двинулся в его сторону. Глаза горели ярко-синим светом, мерцание короны, наоборот, несколько угасло. Когда скелет приблизился, парень инстинктивно встал в стойку, ожидая атаки, но каково же было его удивление, когда скелет мысленно обратился к нему:

«Ты исконный недруг моих врагов. В свое время они сумели победить меня, и эта скала стала моей усыпальницей. Последние силы я потратил на то, чтобы создать этот лабиринт. Мое время на исходе, возможно, моя сила и знания в будущем помогут тебе. А может, все будет наоборот, и они станут причиной твоей гибели».

— Но кто ты?

«Пусть для тебя я останусь хозяином лабиринта».

После этих слов скелет обхватил руками голову Егора. Скорость его была такова, что парень не успел отреагировать. Хозяин лабиринта притянул Егора к себе, из его глаз в голову парня потекла насыщенная синяя энергия, скапливаясь в центре его лба. Количество ее было просто огромно. Нескончаемым потоком она вливалась и вливалась в его тело.

Внутренним зрением Егор видел, что в центре его лба образуется странный вихреобразный сгусток, похожий на спиралевидный торнадо. Никаких неприятных ощущений при передаче скелетом своей энергии в теле Егора не возникало. Даже наоборот, казалось, что легкий ласкающий ветерок омывает тело, очищая и упорядочивая его. Ни череп, ни уплотнение в затылке никак не реагировали на происходящее.

Когда передача энергии закончилась, Егор открыл глаза и увидел, как тело скелета рассыпается прахом прямо на глазах. Корона же, утратив практически все свое сияние, с глухим звуком упала на каменный пол, разбившись на множество синих кристаллов. Эти кристаллы, подобно маленьким ледяным сосулькам, начали бомбардировать тело Егора. Ран они не наносили, просто исчезали при соприкосновении с кожей, оставляя на этих местах различные знаки, которые какое-то время мерцали голубоватым светом, а потом рассеивались. Все это продолжалось минут пять, после чего зал вновь погрузился во мрак.

Исчезновение скелета и короны породило легкую вибрацию по всему лабиринту. Трон, до этого монолитно стоявший в центре зала, разрушился, открыв провал подземного хода. Он был очень узким и скорее напоминал лаз, чем полноценный проход.

Пройдя по нему, Егор попал в небольшую круглую пещеру. Лаз находился на уровне человеческого роста, поэтому парень без труда спустился вниз. Как только он это сделал, из круглой большой дыры в углу пещеры начали выбегать громадные скорпионы. Оглядевшись, Егор увидел и причину их атаки: множество серых яиц размером с человеческую голову. Видимо, он вторгся в место, где эти скорпионы сделали кладку. Неудивительно, что они защищали ее.

Атаковавших скорпионов оказалось примерно три десятка. Хорошо, что пещера была невелика, и одновременно Егора могли атаковать всего три-четыре особи. Правда, остальные твари тоже не стояли просто так: из жал, которыми оканчивались их хвосты, начал выпрыскиваться яд, и вскоре все тело парня было покрыто им. Другим скорпионам яд, похоже, не вредил. А вот кожа на теле Егора стала слазить, оголяя кровавую плоть и кости.

Парень дико заорал, и ближайший скорпион, воспользовавшись его замешательством, вонзил свое жало прямо ему в грудь, пробив ее насквозь и впрыскивая смертельную дозу яда. Егор уже практически ничего не соображал от боли и накатывавшей волнами цунами слабости, когда вихрь в центре его лба начал вращаться. Одновременно все его тело вспыхнуло синим светом, и из акупунктурных точек стала выходить синяя энергия. Она закручивалась в небольшие вихри и растворяла яд скорпионов, образуя видимую только в эфирном плане защитную пленку. Эта пленка больше не давала яду проникать в тело Егора, он просто стекал по ней, падая на пол.

Когда весь яд в организме Егора был уничтожен, синяя энергия стала восстанавливать его плоть, а вращение главного вихря в голове постепенно замедлялось. Ее как раз хватило, чтобы залечить большинство повреждений, после чего вращение маленького торнадо вовсе прекратилось.

Все это время Егор не стоял на месте: он сражался, выделывая умопомрачительные пируэты и с успехом уклоняясь от атак взбесившихся скорпионов. Постепенно он начал входить во вкус битвы. Сражение затягивало, движения тела, ранее казавшиеся чужими, все больше становились ему родными. Постепенно происходила спайка привнесенных знаний боевых искусств с телом и сознанием парня. Вот он уже перестал только защищаться и, кувырком приблизившись к крупному скорпиону, сделал сальто, оказавшись за его спиной и срубив при этом его мощный хвост.

Егор радостно рассмеялся и прыгнул ногами на спину твари, проламывая хитин и заставляя скорпиона упасть на брюхо. Несколько ног подломились, не выдержав яростной атаки.

Парень хотел добить раненое насекомое, когда мимо него пролетел большой сияющий шар энергии и, попав в скопление скорпионов, взорвался, разрывая сразу троих. Обернувшись, Егор увидел высокого крепкого блондина, стоящего вместе с группой людей у противоположного конца пещеры. Было видно, что остальные тоже не собираются оставаться в стороне от битвы. Две девушки, приняв странную форму, уже неслись в атаку на скорпионов. Одна напоминала уменьшенную копию дендроида, а вторую как будто кто-то надул. Она, как перекачанный мяч, набухла всем телом, увеличивая его объем минимум вдвое.

«Они хотят помочь мне? Тем лучше, все же этих скорпионов слишком много», — мелькнула в голове Егора мысль, и он вновь сосредоточился на битве.

Глава 4. Бегство

Диана, укрытая древесной броней, как поезд метро ворвалась в толпу скорпионов. Ее усиленные праной удары подбрасывали насекомых в воздух. Защитный слой хитина не выдерживал их силы и с громким треском лопался. Дендроидная форма Дианы была хороша для ближнего боя, уже на уровне физической сферы показывая свою эффективность.

Оливия, будучи адептом плоти, отнюдь не уступала Диане. Она увеличила объем своего тела вдвое и сейчас мячиком просто запрыгивала на скорпионов, раздавливая бедных насекомых. В момент ударов девушка с помощью праны доводила вес до нескольких тонн.

Но самый большой ущерб наносил тварям Рен. Его концентрированные энергетические шары убивали сразу по две-три штуки после каждой атаки. Рен был магом порядка, его мана нарушала гармонию в телах насекомых, перестраивая их, именно поэтому они взрывались.

Лейла и Элинар в этом поединке оказались бесполезны. Первая имела мирную специализацию и была алхимиком, все навыки ее физического тела помогали ей лучше чувствовать душу предметов и трав. А Элинар вообще не достиг просветления, его родовые способности до сих пор не пробудились, что в принципе считалось нормальным для предсказателей. Этот книжный червь происходил из очень уважаемого рода оракулов, его отец входил в Совет старейшин и был мастером сферы кармы. Этим и объяснялся тот факт, что такой корыстный человек, как Рен, дружил с ним.

Когда группа ребят вступила в бой, стае скорпионов очень быстро пришел конец. Их мертвые тела заняли почти треть не слишком большой пещеры.

Вдруг татуировка на груди странного голого парня замерцала, и тела убитых скорпионов стали распадаться. Тонкие зеленые энергетические шары вылетали из них и впитывались в грудь парня.

— Некрос! — воскликнул Рен и, не задумываясь, атаковал незнакомца.

Егор стоял полуприкрыв глаза и уже привычно поглощал энергию мертвых. Татуировка на его груди мерцала и впитывала шары зеленой энергии. Почему-то на этот раз «трупная» энергия, как мысленно назвал ее Егор, приняла такую форму. Все шло хорошо, но тут невыносимая боль пронзила все тело. От неожиданности парень открыл глаза и закричал. Оказалось, это тот слащавый блондин по какой-то причине атаковал его. И теперь стоял с выпученными глазами.

— Сейчас ты еще не так удивишься, сука, — не понимая причины удивления красавчика, прошипел Егор.

Странные изменения произошли в нем после этой атаки — вихрь на лбу соединился с уплотнением в затылке и татуировкой на груди золотыми нитями, образовав неправильный треугольник. Каждый из этих энергетических центров вибрировал и выделял энергию, которая скапливалась в центре вновь образованного треугольника. Потом вся накопленная энергия вышла из тела Егора, закрыв его черной защитной пленкой. Это заняло буквально доли секунды, поэтому вторая атака блондина вообще не нанесла урона: белая энергия бессильно ударилась о защиту и рассеялась.

Радостно захохотав, Егор прыгнул и атаковал красавчика кулаком в горло. Странная новая энергия сконцентрировалась в момент удара в его кулаке и почти пробила светлый защитный барьер, который окутывал Рена. Того перевернуло в воздухе и отбросило на несколько метров, но маг без промедления вскочил на ноги, сплюнув на пол кровью. Его посох замерцал ярким белым светом, и мощный луч чистой энергии полетел в сторону Егора. В ответ из тела парня вылетело темное облако, которое встало на пути этого луча.

«Покров тьмы», — неожиданно всплыло в голове название.

Этот «покров» столкнулся в воздухе с энергетическим лучом и подавил его. При этом облако продолжило двигаться в сторону блондина. Секунда — и оно достигло тела Рена, окутав его. Эффект от его воздействия проявился сразу же: кости на теле красавчика стали выпирать и, пробивая плоть, вылезать наружу. Тот дико заорал и упал на землю.

Егор безжалостно подскочил к нему, намереваясь добить, но на его пути встали две девушки, закрывая поверженного. Одна оттолкнулась от пола и своим раздутым телом попыталась атаковать парня сверху, но тот видел, как она применяла этот навык на скорпионах, и легко отскочил в сторону, одновременно нанося мощный удар ногой по приземлившемуся рядом телу. От этой атаки девушка сдулась вдвое и, со всего размаху, отлетев, впечаталась в стену пещеры.

Бам-бам-бам! — раздались звуки ударов о тело Егора. Это покрытая древесной корой Диана атаковала его.

После каждого ее удара парень буквально кожей чувствовал, как уменьшается его защита. Он понял, что энергия, возникшая в треугольнике, не вечна, а поэтому нужно быстрее заканчивать битву. Схватив атакующую девушку, Егор яростно сжал ладони. Раздался треск. Древесная броня и руки девушки были повреждены. Она дико завизжала и повалилась перед Егором на колени.

В сердце парня не было жалости, и он хотел в ярости наступить ногой ей на горло, туда, где древесная броня была менее плотной. Но его внимание отвлек крик. Это закричала третья девушка, которая до этого не принимала участия в битве со скорпионами, а вместе с худым сутулым парнем стояла за спинами товарищей. Она подняла руки и в таком положении пошла в сторону Егора. Тонкое прозрачное платье натянулось, обрисовав соблазнительную грудь.

Эта девушка была диво как хороша: стройная, с красивыми чертами лица и небольшой родинкой над верхней губой, с шикарными, длинными, почти до пола, волосами.

Она подбежала к замершему от неожиданности парню и, не опуская рук, крепко поцеловала его в губы. Поцелуй девушки разгорячил возбужденного битвой Егора. Его руки скользнули по телу девушки. Но этот приятный момент был прерван еще одной атакой. Это блондин, немного восстановившись, поднялся на ноги и метнул в парня свой посох. Молнией блеснув в воздухе, тот ударил Егора между лопаток. Черная пленка, окутывавшая парня, лопнула. Посох пробил тело молодого человека, на мгновение соединив его с телом красотки. Правда, при этом он утратил свою силу, поэтому девушка почти не пострадала.

Егор тоже чувствовал себя странно: боли не было, но он понимал, что слабеет.

— Я еще вернусь за тобой, — проговорил он.

Потом осторожно отстранил девушку, вырвал из спины посох блондина и понесся прочь, откинув субтильного парня и с быстротой молнии исчезая в проходе, из которого вышел этот отряд.

Егор справедливо рассудил, что с такой раной и практически без энергии не сумеет справиться с противниками, и поэтому решил спастись бегством.

Глава 5. Излечение

— Вообще-то, это я проиграла спор, а не ты, — пошутила после бегства некроса Диана.

Девушки поспорили, и проигравшая должна была поцеловать первого незнакомого парня. Лейла сумела добыть из хранилища отца тот старый манускрипт и поэтому целовать первого встречного незнакомца должна была не она, а Диана. Но в том бою, когда она увидела, что чужак может убить ее подругу, ей почему-то вспомнился их спор, и она решила попробовать отвлечь таким образом незнакомца.

И у нее получилось. Более того: Лейла не хотела себе в этом признаваться, но ей понравилось. С пунцовыми от стыда щеками она вспоминала вкус губ чужака и его руки на своем теле. Это был ее первый поцелуй, она и поспорила на него только потому, что была не уверена в себе.

Что же касается Дианы, то та была довольно ветреной особой, и у нее уже была пара парней.

— Ну, значит, ты должна будешь найти его и тоже поцеловать, — смущенно буркнула Лейла, еще больше покраснев.

— Интересно, что он сказал тебе перед бегством? Наверное, обещал жениться, — продолжала подкалывать подружку Диана.

— Ди, прекрати. Она же спасла тебя, да и нас в целом. Я одного не пойму: как этот парень мог выдержать мои атаки, да еще, судя по всему, перейти во время боя на вторую ступень физической сферы? — прокряхтел Рен.

Раны на его теле уже практически затянулись. Все-таки он был мастером сферы эфира, и залатать такие повреждения было несложно. В физической сфере воины и маги обретали контроль над праной или маной, что позволяло им усиливать свои тела, а также применять различные способности, которые зависели от их рода и внутренней предрасположенности.

Сфера эфира позволяла накапливать во втором тонком теле мельчайшие частицы, из которых состояло все сущее. С помощью этих частиц можно было творить поистине чудеса, но все зависело от внутренней предрасположенности, таланта и рода. Поэтому человек, достигший второй сферы, просто не мог проиграть существу, находящемуся в развитии на более низкой ступени.

— Может, у него был с собой какой-то артефакт эпического или божественного уровня? — предположила Диана.

— Глупости! В таком случае я не смог бы просканировать его с помощью своего посоха, — ответил Рен и сразу расстроился: чужак при бегстве вытащил посох из своей спины, но не выбросил его. Теперь, когда они выберутся из этой передряги, Рену предстояло получить нагоняй от отца за утерю ценного артефакта.

Разговор был прерван звуком падения тела. Это Элинар неожиданно упал на каменный пол пещеры. Его тело содрогалось в конвульсиях, а на губах выступила пена.

— Похоже, у него началось просветление. Подержите его, чтобы он не пострадал. Мне еще полчаса нельзя двигаться, пока раны не заживут окончательно, — произнес Рен.

Оливия с Дианой метнулись к сотрясающемуся телу предсказателя и, схватив его за руки и ноги, прижали к земле.

— Смерть… смерть пришла в наш мир, — сквозь пену неожиданно проговорил Элинар. Потом его тело обмякло, и он погрузился в сон.

От удивления девушки выпустили парня из своей цепкой хватки. Иногда оракулы при просветлении могли предсказывать будущее. Это случалось очень редко, и такие пророчества всегда сбывались.

Все находящиеся в пещере мгновенно поняли, что смерть — это тот странный некрос, который, будучи неполным адептом физической сферы, непонятным образом смог победить мастера сферы эфира.

— Мы должны выбраться отсюда и рассказать о случившемся! — Диана решительно стукнула кулаком о ладонь.

— Или убить некроса, если встретим его еще раз, — поддержала ее недалекая Оливия.

Всем, кроме нее, было очевидно, что они чудом выжили. Поэтому при следующей встрече с чужаком вряд ли смогут его одолеть.

— Несомненно. А теперь давайте восстановимся и продолжим поиск выхода, — поморщившись от тупости собственной невесты, проговорил Рен.

***

Егор не разбирая пути, на огромной скорости мчался по узким и тесным коридорам подземелья. Он чувствовал, что рана, нанесенная ему с помощью посоха, была непростой, как и сам этот предмет, который он нес сейчас в руках. Силы его тела истощались, а от раны в спине исходили волны странной энергии, которая поражала близлежащие области, заставляя их мерцать ярко-белым свечением и разрушаться. На борьбу с этим и уходили его силы.

Пробежав так около получаса и не слыша за собой звуков погони, Егор решил остановиться, передохнуть и разобраться с повреждением. Тем более место было подходящим: он выбежал в большую пещеру, по середине которой находилось подземное озеро. Парень решил сполоснуть рану водой и попробовать вымыть из нее ту дрянь, что попала в тело.

Выходное отверстие уже давно затянулось, и только теперь Егор заметил, что в том месте, где его кровь смешалась с кровью черноволосой красавицы, в энергетическом зрении пульсирует какой-то знак в виде круга с двумя заключенными в нем точками.

Дыре не давала затянуться та странная энергия, которая медленно разрушала его тело. Причем процесс все нарастал, собственной энергии в треугольнике почти не осталось, а того количества, которое было, не хватало для изгнания разрушительной энергии из тела.

Войдя в воду по шею, Егор почувствовал, как холодная вода подземного озера омывает его. Он завел руку за спину, поразившись гибкости своего тела, и попробовал промыть разрез. Края ее были обуглены, и на ощупь казались горячими настолько, что это чувствовалось даже в ледяной воде водоема.

Надо было что-то делать, иначе когда силы окончательно закончатся, чужая агрессивная энергия просто сожрет его. Взгляд упал на лежащий на берегу посох, который и нанес эту мерзкую рану. В голове Егора стали появляться образы, которые сложились в ментальный посыл. Повинуясь ему, парень вышел на берег, взял посох и, напрягшись, разломал его надвое. Из двух половинок предмета стала вытекать ярко-белая энергия. Затем она стала впитываться в тело Егора. Парень заорал и повалился на землю: по его жилам сейчас словно струился раскаленный металл.

Ничего сделать с этим он не мог, оставалось лишь молча смотреть, как проникшая в его тело энергия разделяется на четыре потока. Один последовал к его ране, три других — к энергетическим центрам «треугольника». Так продолжалось некоторое время, пока энергия, вытекавшая из посоха, не закончилась и не была усвоена.

«Это что получается, я могу усиливаться с помощью уничтожения не только живых существ, но и волшебных предметов?» — подумал Егор, когда смог привести мысли в порядок.

Сейчас он просто отдыхал на берегу водоема, восстанавливаясь физически и морально. Егор пытался проанализировать, почему те люди сначала помогали ему в битве со скорпионами, а потом напали. В голову приходил только один вариант: они испугались его способности поглощать энергию мертвых. Ведь именно во время этого процесса он и был атакован блондином. При этом тот прокричал какую-то непонятную фразу.

«Да, скорее, так оно и есть. Ну что же, тогда у меня две задачи. Первая — разобраться с изменениями, произошедшими со мной. Вторая — выбраться наружу. И, пожалуй, нужно как-то научиться скрывать или, по крайней мере, контролировать свои способности», — подумал Егор и сам не заметил, как сон сморил его.

Глава 6. Путь наружу

Во сне в голове Егора стали распаковываться знания. Их было не так много. Да и не привычный к таким действиям мозг стал дико болеть, парень даже проснулся от этих неприятных ощущений. Полежав немного с прикрытыми глазами, он попытался расслабиться, привести в порядок мысли и обратиться к знаниям, которые проникли в его разум.

К своему удивлению, Егор без проблем смог вычленить их в своей голове и начал изучать. По всей видимости, новая раскрывающаяся информация была частью знаний хозяина лабиринта. Причем это оказалось именно то, что ему нужно: умение контролировать свою энергию и скрывать ауру. Также давалась краткая справка о том, что он стал адептом пути силы, а также градации в зависимости от уровня продвижения. Еще знания содержали оценку его теперешней силы и потенциала развития. Согласно этим данным, Егор находился на второй ступени физической сферы.

Кроме того, пришло понимание, что он отличается от местных жителей. Они могли использовать или ману, или прану. Он же мог взаимодействовать с обоими видами этих жизненных сил. За взаимодействие с маной отвечал голубой вихрь в его лбу, за работу с праной — уплотнение на затылке. Но и это было не все: череп в груди отвечал за взаимодействие с третьим видом энергии — некро. Вместе три новых магических органа образовывали треугольник, в котором все виды энергии могли взаимодействовать, взаимно усиливая друг друга.

Изучив всю доступную информацию, Егор открыл глаза и довольно потер руки, после чего приступил к тренировке. Как уже говорилось, эти знания содержали в себе два умения. Первое называлось «стена» и могло временно блокировать всю энергетику тела, выдавая его за обычного человека. Второе имело пафосное название «гуру энергий», его изучение позволяло полностью контролировать энергетику тела. В частности, пришло понимание того, что его освоение поможет управлять неконтролируемой до этого некро, а значит, в будущем Егор сможет не выдавать себя, как в том злосчастном бою.

Он заметил, что перед тем, как некро начинала течь в его тело из мертвых, в груди, в центре татуировки, рождался импульс, который и инициировал этот процесс. А с умением «гуру энергий» можно было подавлять этот импульс или управлять им. Во всяком случае, Егор на это надеялся. Однако оба этих умения требовали долгой подготовки и медитаций для их применения.

Егор решил начать с изучения «стены», это умение казалось более простым.

Он сел на берегу озера, закрыл глаза и начал проделывать практики, необходимые для овладения «стеной». Представил, как три энергетических центра затухают, покрываясь темной оболочкой, как постепенно эта темнота от них распространяется по всему телу, напитывая собой все его клетки.

Егор попытался удержать это состояние и сформировать вокруг тела темную непроницаемую стену, но у него ничего не вышло: все три центра ярко вспыхнули, и тьма мгновенно рассеялась, концентрация была нарушена. Вздохнув, парень начал сначала.

Так он сидел часа два, пытаясь освоить это новое для себя умение.

А потом вдалеке зазвучали голоса. Егор мгновенно открыл глаза и поспешил к виднеющемуся в другом конце пещеры выходу. При этом он с удивлением заметил, что ночное зрение стало лучше: видел он теперь дальше и более четко.

«Это что, на него повлиял мой переход на следующую ступень силы? В таком случае, нужно приложить больше усилий и развиться еще больше», — подумал Егор и скрылся в проходе. Встречаться с теми молодыми людьми сейчас у него не было ни малейшего желания.

***

Рен держал в руках обломки своего посоха, и его лицо было перекошено от злости.

— Этот некрос заплатит за то, что сломал мой артефакт, — процедил он.

— Да, без твоего посоха мы теперь вынуждены тратить энергию на освещение окружающего пространства. Ладно, Рен, ты уже долго шел впереди, теперь моя очередь, — недовольно добавила Диана и отодвинула того себе за спину, выйдя вперед.

Ее руки начали светиться от сконцентрированной в них праны. Этого света было не так много, он мог разогнать тьму всего на несколько метров вокруг, но все было лучше, чем идти в кромешной тьме.

— Вы меньше болтайте, вас слышно в окружающей тишине на километр. Пойдемте уже. Нужно найти выход как можно быстрее.

Оливию все больше бесило это приключение. А еще она очень хотела есть. Адептам плоти требовалось много еды для пополнения праны, поэтому неудивительно, что после двух сражений девушку начал терзать голод.

Егор быстро двигался по подземным пещерам в надежде отыскать выход. Ему уже казалось, что он не найдет его никогда — все новые и новые пещеры, проходы, лазы открывались перед ним. Но вот вдалеке замаячил солнечный свет. Егор радостно вскрикнул и понесся в его направлении. Он пулей влетел в большую просторную пещеру и увидел, что из нее действительно есть выход наружу.

Падающий из прохода солнечный свет на мгновение ослепил его, поэтому он и пропустил атаку. Огромная заросшая шерстью горилла прыгнула на Егора, схватив его своей большой лапой. Размеры ее были таковы, что парень с легкостью помещался в ней.

Зажав Егора в своей ладони, горилла второй лапой наносила удары по его телу, и все знания о боевых искусствах стали бесполезны: он как тисками был сжат пальцами твари и не мог двигаться.

Удары гориллы были такой силы, что уже давно убили бы его, если не черная защитная пленка, которая вновь окутала тело. Но Егор чувствовал, что продержится она не долго. Нужно было что-то делать, иначе горилла просто забьет его до смерти. Он вспомнил, как применил «покров тьмы». Вновь сформировав его, он атаковал гориллу, надеясь если не убить, то хотя бы отпугнуть ее. Но Егора ждал неприятный сюрприз: покров просто исчез, когда соприкоснулся с телом животного, не нанеся ему никакого урона.

От этой атаки горилла еще больше разъярилась. Ее глаза налились кровью, сила и скорость ударов возросли. Тогда, подчиняясь какому-то наитию, Егор впился зубами в держащую его лапу. Черный череп на груди стал исторгать целые волны некро, и оно покатилось по его телу прямо в голову. Зрачки засветились зеленым, а изо рта эта энергия стала вливаться через прокушенную рану в тело гориллы.

Какое-то время ничего не происходило, но потом обезьяна громко завизжала и попыталась отбросить парня. Сделать это ей не удалось: Егор двумя руками вцепился в ее ладонь. Кроме того, некро стало вязким и тягучим, оно подобно клею намертво приклеило голову парня к ране. Горилла визжала уже без остановки, плоть на ее лапе стала усыхать, постепенно это омертвление распространялось все выше.

Тогда горилла стала бить лапой по стенам пещеры в надежде сбросить тело парня или просто размозжить его голову о камни.

Защита Егора не выдержала таких яростных ударов и с тонким щелчком лопнула. На его теле стали появляться ссадины и кровоподтеки. Кости стали дробиться и ломаться от столкновения с каменными сводами пещеры… Но тут произошло странное: в тело парня стала вливаться прана гориллы. Его некро вытесняло ее, и та не нашла другого выхода, кроме как направиться в обратном направлении.

Раны Егора начали заживать на глазах, кости становились на место и срастались, затем снова ломаясь и лопаясь от новых ударов. Боль была невыносимой. Казалось, его тело перемалывают в гигантской мясорубке. Прана гориллы была очень концентрированной, стало очевидно, что это магическое существо.

Обезумев от боли, животное применило какой-то навык, дико завизжав с такой силой, что у Егора лопнули барабанные перепонки, и кровь потекла из глаз и ушей. Он на мгновение ослеп и оглох, но жизненная сила гориллы залечила и эти повреждения.

Чем больше проходило времени, тем дальше распространялось омертвление по телу гориллы, причем процесс этот ускорился от поглощения Егором ее праны. Вскоре животное уже не могло сопротивляться. Оно просто упало на Егора и содрогалось в конвульсиях. Затем горилла вообще затихла и высушенной мумией замерла, придавив своим весом Егора.

Поднатужившись, он столкнул ее и отполз в сторону. Все тело ломило от боли, атаки твари не прошли для него даром. И хотя прана существа залечила внешние повреждения, внутри все еще оставалось много микротравм, которые исцелялись, заставляя Егора орать от боли. Но вскоре все закончилось. Пошатываясь, он поднялся на ноги.

Взглянув на тело гориллы, парень увидел странный нарост у нее на груди. Он подошел ближе и дотронулся до него — внутри было что-то твердое. Снедаемый любопытством, Егор нажал сильнее и уплотнение лопнуло, открыв ярко-красный, размером с крупное яблоко кристалл.

Егор уже хотел вытащить и рассмотреть его поближе, но тот сам вылетел из раны и прыгнул к нему в ладонь. Парень непроизвольно сжал ее, обхватывая этот странный камень. Тот стал дрожать и светиться, потом лопнул и ярко-красными знаками впитался в его руку. Одновременно в голове Егора родились знания: поглотив кристалл, он изучил умение гориллы «поиск жизни». Теперь, применяя его, он мог чувствовать живых существ на расстоянии до километра. Также Егор понял, что именно этот навык позволял горилле охотиться, обнаруживая возможные жертвы. И что напала она не просто так, а преследуя его уже около часа.

Каменная горилла жила в недрах этой странной скалы. Ей был вреден солнечный свет, поэтому она никогда не выходила наружу, питаясь обитателями подземной системы пещер. Все эти знания вместе с новым навыком прочно осели в голове Егора.

Непроизвольно примерив новый навык, он словно увидел пять красных точек энергии неподалеку.

«Это, наверное, тот отряд, который напал на меня. Ну что же, тогда не буду тут задерживаться», — подумал парень и направился к выходу.

Глава 7. Ликвидаторы Гильдии Воров

Когни, бессменный начальник департамента безопасности планеты Земля на протяжении более чем двухсот лет, смотрел на высушенную мумию у своих ног. Все, что осталось от старика Набиру. Когни был демоном среднего круга и адептом второй ступени сферы ментала. За эти годы он уже сменил несколько человеческих тел и обоснованно надеялся на повышение. Но теперь не то что карьера, но и само его существование были под угрозой. С одной стороны, он мог быть доволен: приказ высшего демона Андраса был частично выполнен, причем с момента, когда куратор Земли отдал распоряжение уничтожить Набиру и потенциально опасный объект, прошло меньше суток.

С первой частью задания проблем не возникло. Как только старик был окружен и понял, что ему не выбраться, его тело стало усыхать и превратилось в мумию. Но как выполнить вторую часть распоряжения, если координаты, по которым проклятый Набиру переместил объект, неизвестны? Да и сама гибель старика выглядела странной. Когни помнил, что возраст Набиру исчислялся тысячами лет, среди демонов ходили слухи, что он застал еще древних шумеров. Но поскольку старик уже более трех тысяч лет как остановился в своем развитии на пути силы, то все последующие поколения демонов относились к нему с легким пренебрежением. И вот сейчас этот проклятый Набиру выкинул такое! По каким-то причинам вмешался в процесс подавления потенциально опасного объекта, причем задействовал мощь, серьезно превосходящую его официальный уровень силы!

Поэтому сейчас перед Когни стоял выбор: либо доложить Андрасу о том, что его задание не может быть выполнено по причине невозможности установить, куда же Набиру направил объект, либо решиться на служебный подлог.

«Зная Андраса, наказания мне не избежать. Причем будет оно достаточно суровым, учитывая крутой нрав этого демона. А вот появится ли объект на Земле еще хоть когда-нибудь — это большой вопрос», — подумал Когни и принял решение.

— Видите, что бывает, когда используешь артефакты выше своего уровня. Твои энергетические каналы просто выгорают, а тело превращается в мумию.

Демон наклонился над телом Набиру и поднял из его праха большой, черного металла перстень с крупным, кроваво-красным камнем. Перстень этот Когни только что сам подкинул, наведя морок на окружавших его членов боевой пятерки демонов. Он был выше их по уровню силы на целую сферу, поэтому без труда проделал этот фокус.

— Приобщите эту улику к делу и осмотрите все. А мне тут делать нечего. Этот Набиру как был все тысячелетия жалким неудачником, так им и остался. Зря я участвовал в поимке, думая о его возможном прорыве в следующую сферу, — продолжил начальник Департамента безопасности, после чего шагнул в открывшийся перед ним портал.

Конечно, еще предстояло сфабриковать ложные доказательства уничтожения объекта, но у него была мысль, как это сделать.

«В конце концов, Андрас редко посещает эту планету с проверками, а я нахожусь тут постоянно. Если в исчезновении того парня и есть опасность, она, несомненно, проявится в ближайшее время, и я смогу устранить ее», — мысленно успокоил себя Когни перед тем, как исчезнуть в портале.

***

Выйдя из недр скалы, Егор рассматривал пейзаж. Будучи на вершине, он смог хорошо разглядеть окрестности и знал, что находится посреди большой пустынной территории. Но сейчас все равно надеялся, что удастся обнаружить хоть что-то новое. Напрасно: вокруг простиралась лишь серая пустыня. Задерживаться было нельзя, отряд преследователей уже был неподалеку.

Егор выбрал направление так, чтобы солнце не светило в глаза, и двинулся дальше. Он шел пару часов, пока не пересек какой-то невидимый барьер, который ранее скрывал от его глаз чудную картину. Посреди серой земли, закрытой этим непонятным барьером, находился оазис. Несколько десятков деревьев необычной породы, какое-то полуразрушенное строение и бассейн.

«Как хорошо, что я обнаружил это место! А то уже вечереет, и ночевать посреди голой пустыни совсем не хочется», — подумал Егор и направился к развалинам, намереваясь исследовать их.

Руины оказались всего лишь заброшенной трехэтажной виллой, причем от второго и третьего этажа остались только стены. Первый же сохранился относительно целым. Более того, осмотрев его, парень понял, что тот часто используется для ночевок. На это указывало множество следов от кострищ.

Недолго думая, он решил отдохнуть и переночевать прямо тут. Напившись на удивление чистой воды из бассейна, Егор устроился на полу дома, прислонившись спиной к стене. Закрыв глаза, он вновь стал медитировать, пытаясь освоить умение «стена». Однако как ни бился, ничего не выходило. А вскоре медитацию нарушили звуки чужих голосов и всхрапывания каких-то животных.

Осторожно подобравшись к окну и выглянув, парень увидел прибывший в оазис отряд людей. Их было пятеро, все были одеты в черные, старомодного кроя костюмы, на лицах были маски. Сейчас двое двинулись к строению, а остальные занимались ездовыми животными. Причем это были не лошади, а большие двухметровые кошки с седлами на спинах. Сейчас тройка людей расседлывала их и вычесывала шерсть большими деревянными скребками. Даже на заметном расстоянии слышалось довольное мурлыкание животных.

На дворе уже стоял глубокий вечер, ночное небо освещала большая красноватая луна и совершенно незнакомые Егору созвездия. Барьер, окружавший оазис, имел односторонний эффект: находясь в нем, можно было видеть окружавшую его территорию.

Помня предыдущий неудачный опыт общения с незнакомцами, парень решил не выдавать себя, но ему это не удалось. Перед входом в здание лидер отряда — его костюм выглядел богаче остальных — направил в сторону дома продолговатый предмет, резко остановился и поднял руки, оттопырив на ней один палец. После этого знака члены отряда подобрались и медленно стали походить, стараясь не шуметь.

Егор понял: скорее всего, его обнаружили.

***

Йег устал. Вот уже около недели его отряд преследовал караван сбежавшего от Гильдии Воров ланисты Крега. Он точно не знал, в чем тот был виноват, но это и не интересовало его. Получив распоряжение главы Гильдии, его боевая звезда встала на след ланисты и сейчас уже почти догнала его.

Этот Крег был неглупым малым, он выбрал путь, на котором его никто не ожидал: через Земли Праха. Эта территория образовалась в ходе древней войны между магами давно исчезнувших государств и была чрезвычайно опасной. Множество внезапно возникших аномалий, магических зверей могли ждать путешественника. Кроме того, эти земли лежали между четырьмя крупнейшими государствами материка Орианг: Ренской империей, Арракской Республикой, Великим Халифатом и Гаврией. Поэтому тут всегда было множество желающих обогатиться искателей приключений. Магические звери часто оставляли после смерти кристаллы умений, а неизученные территории хранили немало артефактов. Это также делало путешествие по Землям Праха очень опасным. Эти группы не были дружелюбными и часто грабили друг друга. В общем, здесь царил один закон: закон силы. Кто сильнее тот и прав.

Хорошо еще, что они догонят караван на сравнительно безопасной и изученной территории. Дальше, за скалой, которую в народе прозвали Дьявольский Клык, территория уже была в разы опасней. Сейчас, Йег вел отряд к Скрытому оазису в надежде отдохнуть, с утра догнать караван и покончить с этим заданием.

Когда они зашли в оазис, ничто не предвещало опасности, но когда он применил амулет-сканер, тот показал, что в разрушенной вилле кто-то есть. Правда, уровень силы незнакомца — всего лишь вторая ступень физической сферы. Да и был он один. Вот почему Йег решил захватить незнакомца. Рабы, да еще прошедшие просветление, всегда в цене.

Пятерка ликвидаторов была всего лишь первого уровня и образовалась совсем недавно. Только Йег имел в ней имя, остальным были присвоены лишь номера. Ликвидатор не так давно стал адептом первой ступени сферы эфира, остальные же были воинами первой и второй ступени физической сферы. Но их сил было вполне достаточно для уничтожения каравана беглого ланисты. А уж для захвата этого чужака — тем более.

Йег подал знак остальным, и они стали окружать дом. Заученным движением три боевых мага из отряда взялись за руки и, образовав «кольцо силы», скастовали в сторону дома «крик банши». Это умение порождало у противников временное помешательство, атакуя их ментальное тело. После того, как не видная глазу вибрация ушла в дом, там раздался жуткий крик, и на его порог, вращая глазами, выбежал парень с черными волосами, большими голубыми глазами и волевым подбородком. Лицо его было по-своему красиво. Впечатление портила лишь худоба. Одежды на нем не было, из-за чего он еще больше походил на ожившее пособие для изучения анатомии.

Йег сосредоточился и попытался обездвижить незнакомца своим любимым умением «путы». Его прана забурлила, и тело начало поглощать из воздуха мельчайшие частицы эфира — амеры. Они слились с его жизненной энергией, и с рук главы боевой звезды сорвалось множество коричневых энергетических канатов, оплетая тело чужака.

Умение накапливать и трансформировать в своем теле эфир и было отличительной чертой второй сферы силы. Всего секунда — и чужак оказался с ног до головы окутан энергетическими веревками, которые должны были обездвижить его и не дать применить умения.

Каково же было удивление Йега, когда тело худого парня блеснуло зеленым, и «путы» рассеялись! Глаза чужака горели дикой злобой. Он уже полностью восстановился от «крика банши» и, что-то яростно прокричав на непонятном языке, атаковал растерявшихся ликвидаторов.

Первыми под удар попали маги — с рук незнакомца сорвалось темное марево и накрыло их, раскидывая в стороны. Причем, как заметил Йег, их защитные амулеты против магического воздействия рассыпались от перегрузки. Поняв, что им противостоит опасный, несмотря на низкий уровень силы, маг, глава пятерки активировал сферу антимагии и вместе со вторым номером группы, тоже воином, атаковал незнакомца в ближнем бою.

По идее, сфера антимагии должна была полностью заблокировать способность использовать ману у адепта его уровня. Но вышло опять непонятно что.

— Бах! Бах! Бах! — раздавались в воздухе звуки столкновения их ударов.

Такого просто не могло быть! Но незнакомец с легкостью блокировал все усиленные праной атаки воров. Причем на нем не было никакой защиты, а любой маг в ближнем бою, лишившись возможности использовать ману, стал бы уже трупом.

Но чужаку, казалось, вообще плевать на ограничения.

Молнией метнувшись ко второму номеру, он вонзил блеснувшую зеленым руку в грудь ликвидатора. От удара та взорвалась кровавыми брызгами — не помог и защитный амулет — и тело вора упало к ногам незнакомца. Тот коротким и резким ударом раздробил упавшему гортань, мгновенно убив его. Но не это было самым страшным. После гибели тело второго номера стало усыхать, и зеленый небольшой шар вышел из него, впитавшись в грудь чужака.

— Уходим! — мгновенно выкрикнул Йег и кинул в сторону незнакомца три дымовых бомбы, добавив к ним на всякий случай еще и алхимическую.

Оставшаяся тройка привыкла выполнять его команды, поэтому они мгновенно вскочили на еще не расседланных кошек, которые лениво лежали возле бассейна, и, не дожидаясь командира, понеслись прочь. Йег же, лишь немного отстав, последовал за ними.

​​​​​​​Глава 8. Преследование

Выпрыгнув из облака дыма и едких газов, порожденных бомбами, Егор увидел, что его противники не собираются больше сражаться. Наоборот, вскочив на кошек, улепетывают за пределы защитного барьера. Подумав немного, он решил не преследовать их, а заняться мародерством. Ему надоело ходить голышом, и сейчас он хотел исправить это.

Подождав пока дымовая завеса развеется, Егор подошел к убитому человеку и откинул с его лица маску. На вид тому было лет девятнадцать-двадцать. Без каких либо внутренних терзаний Егор стал снимать одежду с трупа, после чего, ополоснув ее от крови в бассейне, повесил сушиться.

Кроме костюма из неизвестного, но очень приятного на ощупь материала, его добычей стали удобные замшевые полусапожки также черного цвета и две небольшие кривые сабли, которые крепились в кожаных ножнах за спиной. Атакующий не использовал их при нападении на Егора, он понадеялся на свои магические способности, за что и поплатился.

Сабли были самые обычные, из достаточно дрянного на вид металла, но за неимением лучшего Егор решил не выкидывать их. Больше ничего на теле трупа не было, поэтому парень последовал к брошенной ездовой кошке погибшего, которая так и осталась на привязи возле водоема. При его приближении животное оскалило пасть и угрожающе зарычало.

Егор остановился, решая, что делать дальше. Убивать животное не хотелось. Кроме того, он уже оценил громадные расстояния этой серой пустыни, а значит, средство передвижения ему не помешает. Только сейчас он понял, что земная жизнь вспоминается как события, произошедшие давным-давно. Новая реальность и яркие впечатления полностью захватили парня.

Прокрутив возможные варианты приручения кошки, Егор вернулся к высохшему телу ее бывшего хозяина и подволок его к животному. Встав ногой на труп, Егор демонстративно выпятил грудь и показал пальцем сначала на себя, потом на поверженное тело и в самом конце — на кошку. Сделал это он потому, что видел: она не простое животное, в ее ярко-желтых глазах горит интеллект.

После действий парня животное прижало уши и попятилось, что доказывало его разумность. Повинуясь какому-то странному наитию, Егор собрал на ладони сгусток своей концентрированной праны и двинулся в сторону кошки. Она замерла на месте, настороженно наблюдая за движениями человека. Тот подошел и поднес руку со сгустком энергии к ее морде.

Кошка нерешительно лизнула руку, поглощая прану парня, после чего требовательно уставилась на него. Егор понял, что она требует добавки, и снова сконцентрировал прану на своей ладони. Кошка приникла к руке и, довольно мурлыча, поглотила энергию. Немного подумав, парень вывел на вторую руку ману, предложив и ее в качестве угощения.

Кошка не отказалась. Минут пять она поглощала энергию Егора, после чего лизнула его руку и посмотрела ему в глаза.

— Я назову тебя Мойра. — Егор ласково потрепал ее по голове. Животное прикрыло глаза и довольно замурлыкало.

Парень подошел к седлу, на котором крепились небольшая сумка и подсумок, и обследовал содержимое. Оно было небогатым: вяленое мясо, черствый хлеб с бурдюком воды и головка твердого, уже начавшего плесневеть, сыра.

Поняв, что напавшие на него люди не собирались долго путешествовать по этой пустоши, Егор надел еще влажную одежду, прицепил сабли и закрепил сумки обратно. Потом вскочил в седло и двинулся в направлении убежавшего отряда. Он использовал полученное от гориллы умение «поиск жизни», но, скорее всего, нападавшие уже были слишком далеко, поэтому-то никаких признаков жизни не обнаружилось.

Внезапно парень почувствовал, что от кошки исходит волна образов. Теплота и желание помочь, — так можно было трактовать их. Егор сосредоточился и подумал о сбежавшем отряде, мысленно представив, что хочет найти их. Кошка довольно рыкнула, от нее пришла волна понимания и спокойствия. Она побежала, ведомая инстинктом, по только ей видимым следам.

***

— Йег, почему мы сбежали от того парня, не отомстив за смерть второго? — спросил командира отряда третий, когда они отъехали от места битвы на достаточное расстояние.

— Третий, ты задаешь слишком много вопросов, но я отвечу. Наша главная цель — найти и уничтожить караван, выполнив задание Гильдии. В том бою могли быть еще жертвы, и тогда наших сил не хватило бы для этого, — ответил Йег, не раскрывая главной причины своей команды на отступление. А она заключалась в том, что, возможно, им противостоял некрос, чудовище давно забытых эпох.

Ликвидатор слышал пару баек от старших товарищей и поэтому предпочел не связываться со странным незнакомцем. Он лишь хотел, как можно быстрее догнать караван, убить там всех, вернуться в Имран и доложить об этом странном происшествии. Пусть Гильдейское руководство принимает решение.

Ланиста, конечно, был хитер и сразу пустился в бега, да еще по такому маршруту, но не учел, что дежурному магу покажется подозрительной такая спешка, и он поставит на караван астральную метку. Маг сделал это на всякий случай и не прогадал. Когда Йег искал следы каравана, то вышел на него и перекупил «метку» аж за десять золотых. Поэтому-то он и был так уверен, что сможет догнать караван раньше, и особо не торопился. Метка продержится еще десять дней.

Но теперь обстоятельства изменились, и Йег приказал отряду нестись во весь опор, чтобы догнать убегающего ланисту как можно скорее.

***

Караван медленно двигался через серую безжизненную пустошь, поднимая клубы пыли и оставляя на серой земле следы. Эти следы сразу же исчезали, как будто их слизывало какое-то призрачное невидимое животное. Однако причина их исчезновения была, в общем-то, проста: низенький, толстый, в длинном халате и белом тюрбане человек сидел в позе лотоса на центральной повозке и медитировал.

Это был Крег, ланиста гладиаторской школы города Имран. Правда, уже бывший. Сейчас он находился в бегах. Прогорев на подставных боях, он вынужден был бегством скрыться из столицы Кренской империи. Поэтому сейчас, будучи мастером физической сферы, Крег концентрировал свои потоки праны, направляя их волны позади каравана. Они-то и заметали следы.

Путь бегства пришлось выбрать не самый приятный. На наиболее вероятных маршрутах его, скорее всего, поджидали представители Гильдии Воров Имрана. Поэтому Крег не колеблясь выбрал Земли Праха. Пусть о них и ходила дурная слава, но здесь был хоть какой-то шанс спастись. В принципе, ему было плевать на свою судьбу. Он уже достаточно пожил и хотел спасти только свою приемную дочку: милую девчушку семнадцати лет, которую нашел младенцем в сточной канаве Имрана.

Наверное, ее выбросила какая-то залетевшая проститутка, во всяком случае, нашел он ребенка именно в Квартале Удовольствий. Пожалев малышку, Крег воспитал ее как родную дочь, и сейчас Эмила думала, что Крег — ее родной отец. Скрыться же он хотел в Арракской Республике, территория которой начиналась как раз за Землями Праха.

Последние несколько сотен лет Республика была на ножах с империей. Если имперец или шпион обнаруживался на ее территории, его ждало только одно: казнь. Крег же рассчитывал получить статус беженца и принять подданство Республики, к счастью, у него было, чем заплатить за это.

Караван был небольшим: он состоял из трех повозок, в которых лежало все, что сумел собрать ланиста при своем поспешном бегстве. Из людей за ним последовало лишь трое «вечных» рабов с магической привязкой. Гладиаторов пришлось бросить в Имране — им как раз требовалось обновить ежемесячную печать подчинения, а времени и средств на это не было.

— Отец, посмотри что это? — прервала его медитацию Эмила.

Тот неспешно открыл глаза и взглянул на горизонт, где виднелись несколько приближающихся темных точек. Сосредоточив прану в глазных яблоках, Крег увеличил картинку.

— Боевая пятерка ликвидаторов Гильдии. Но как они нашли нас так быстро? — выдохнул он и с тоской посмотрел на свою еще ничего не подозревающую дочь.

Ланиста мысленно проклинал тот день, когда решил согласиться на предложение императорского распорядителя и провести несколько подставных боев для взаимной выгоды. Но кто же знал, что того подкупил его непосредственный конкурент, и Крега просто подставят перед Гильдией Воров города? Воры таких обид не прощали, а расплатиться с ними у Крега не было средств, даже если бы он продал все свое имущество и боевых рабов.

Сейчас бывший воин — сержант империи, много пота и крови проливший, чтобы накопить к старости лет на открытие своей гладиаторской школы — готовился к своему последнему бою. И пусть по меркам столицы империи он был всего лишь воином второй ступени физической сферы, но смелости Крегу было не занимать. Он не раз и не два смотрел в глаза смерти на поле боя.

9. Бой у каравана

Отряд ликвидаторов быстро догонял караван, но все равно преследование затянулось. Звери и люди не отдыхали вторые сутки. Йег мысленно слал гром и молнии на голову того непонятного парня, который выгнал их из оазиса. Когда солнце стояло уже в зените, ликвидаторы наконец-то увидели вдалеке неспешно двигающийся караван.

— Всем приготовиться. Расслабляться рано, старик Крег — тертый калач, не думайте, что все будет так легко, — предупредил подопечных Йег и еще больше ускорил свою ездовую кошку. Этот вид животных назывался кмары, они были полуразумными магическими животными второго уровня опасности. Питались кмары как обычной едой, так и жизненной энергией, причем без разницы — маной или праной. Но явное преимущество отдавали последнему способу питания. Те кмары, которые питались праной, со временем могли использовать одно или несколько умений воинов. Питающиеся маной, соответственно, могли использовать умения магов. Но это касалось матерых кмаров, животные же этой пятерки ликвидаторов были еще котятами, поэтому в бою могли пугать врага разве что своим крупным видом. На деле же любой человек, достигший просветления, легко одолел бы их.

Когда отряду оставалась пара десятков метров до каравана, низкий толстый старичок ловко спрыгнул с центральной повозки и, махая белым тюрбаном, как флагом, двинулся в их сторону. Он явно хотел вступить в переговоры, хотя должен был понимать, что ликвидаторы Гильдии не пощадят его.

— Выслушайте! — издалека прокричал он. — Вы можете убить меня, но прошу, отпустите мою дочь, она ни в чем не виновата. А я отдам вам то сокровище, на которое хотел купить благосклонность властей Арракской Республики.

— Мы убьем всех и заберем все, зачем щадить кого-то? Тем более что нам приказано не оставлять никого в живых, — ответил глава ликвидаторов и дал знак своим подчиненным, которые немедленно начали окружать старика.

Не слезая с кошек, маги атаковали его «криками банши», и хотя те не были усилены, как в случае с парнем в оазисе, ланиста все равно зашатался. Из глаз его брызнули кровавые ручейки.

Это продлилось лишь мгновение. Крег быстро пришел в себя и, взяв в рот свисток, который болтался у него на груди, пронзительно свистнул. На людей этот свист влияния не оказал, а вот кмары словно взбесились. Шерсть встала дыбом, и они запрыгали по земле, визжа от боли, так что всадникам пришлось спешиться.

Ланиста между тем рванул в сторону своей повозки и, добежав до нее, взял длинное матовое копье. Это была его награда за многолетнюю верную службу в рядах имперской армии — артефакт «Копье доблести». Этот артефакт был редкого уровня и считался довольно ценным: держащий его воин повышал свои силы на одну ступень. Таким образом, сейчас сила Крега сравнялась с силой главы ликвидаторов.

Несмотря на полноту и старость, Крег не утратил боевых навыков, и сейчас копье, описывающее петли и восьмерки в его руках, насыщало его частицами эфира, которые образовывали на теле защитный покров. Кроме того, энергия накапливалась на острие копья и, когда нападающие приблизились, сорвалась с него ярко-синим лучом.

— Молнии доблести! — воскликнул старик, продолжая атаковать ликвидаторов этими лучами. Они попадали в нападавших и отбрасывали их. Единственное исключение составлял глава отряда, который принимал эти удары на коричневый энергетический щит, возникший в его руках.

Старик не мог применять молнии вечно, и когда он прервался, чтобы накопить еще энергии, то услышал громкий крик:

— Громовая поступь! — прокричал Йег и метнулся в сторону ланисты.

Его шаги порождали на земле мелкие трещины. Повозки каравана затряслись и стали подпрыгивать, а циркуляция праны старика нарушилась, он временно не мог больше атаковать молниями.

Этим и воспользовались нападавшие, вместе навалившись на ланисту. Его защита замерцала под градом боевых и магических ударов. В конце концов она не выдержала и лопнула. Тело Крега подбросило на пару метров в воздух, а когда оно упало на землю, стало ясно, что дни старика сочтены. Одна из его рук была оторвана по локоть, вторая плетью повисла вдоль тела, на месте ног находилась непонятная мешанина из плоти и костей. И лишь глаза горели ненавистью.

Когда Эмила увидела, что защита ее отца исчезла, а его тело превратилось в груду искореженных костей, она громко вскрикнула, и слезы полились из ее глаз. Девушка понимала, что станет следующей жертвой убийц, но все равно оплакивала гибель отца. Со смирением и неизбежностью наказания она смотрела, как четыре черные фигуры приближаются к ней.

Рабы попытались, что-то сделать, но не продержались и секунды, рухнув на землю кровавыми кусками мяса. Когда один из нападавших подошел к Эмиле и занес руку для удара, девушка от страха прикрыла глаза в ожидании смерти, но ничего не последовало.

Чуть хриплый мужественный голос что-то проговорил впереди нее. Она открыла глаза и увидела рядом фигуру незнакомого человека. Его одежда ничем не отличалась от одежды нападавших, но кулаки полыхали зеленым светом, а напавший на нее человек был отброшен и сейчас поднимался на ноги, сплевывая кровь.

«Он хочет мне помочь? Но почему?», — пронеслось в голове Эмилы, и робкая надежда на то, что все будет хорошо, затрепыхалась у нее в груди.

***

Егор преследовал отряд из оазиса всю ночь. Его кошка двигалась быстрее. Возможно, это объяснялось тем, что время от времени она замедляла бег и требовательно взбрыкивала. Тогда парень концентрировал на руках прану и ману и прямо на ходу подкармливал животное, после чего оно начинало бежать с удвоенной силой.

Вскоре молодой человек понял, что отряд на самом деле не убегает от него, а преследует кого-то, уж очень целеустремленным был их поход. Подумав, как бы не нарваться на крупные неприятности, Егор уже было решил отставить преследование, когда заметил вдалеке черные точки тел ликвидаторов. Поразмыслив, он все же продолжил погоню. На горизонте показались повозки, именно их и преследовали наездники. Егор замер, наблюдая, как между караваном и отрядом из оазиса завязался бой.

«Значит, они не союзники. Ну что же, враг моего врага — мой друг», — подумал парень и поспешил на помощь защитникам каравана. Когда он приблизился, то увидел, что бой держал один старик, окруженный людьми в черных костюмах. Он смело атаковал и, несмотря на их численное преимущество, не сдавался.

Егор хотел помочь, но не успел: тело защитника каравана подлетело в воздух, а когда приземлилось, стало видно, что с ним покончено.

Громкий женский крик привлек внимание парня. Это кричала сидящая на центральной повозке девушка. Егор тотчас поспешил ей на помощь. На этот раз он успел. Спрыгнув с кошки, парень пролетел метров пять и, приземлившись возле закрывшей глаза от страха девушки, блокировал предназначенный ей смертельный удар.

«Кара», — мысленно скомандовал парень, и его руки покрылись ярким зеленым светом, в голове родилось знание, что это атакующая аура, которая появляется тогда, когда он защищает несправедливо обиженных людей.

— А сейчас вы будете умирать, — немного пафосно произнес Егор и ткнул ладонью в грудь напавшего на девушку.

Казалось бы, несильный толчок откинул того на пару метров. Увидя это, Егор захохотал. Уплотнение в затылке запульсировало, рождая в голове волны безумия. Убивать — вот все, чего хотел сейчас парень.

Прыжком он приземлился рядом с поднимающимся на ноги врагом и одним цельным движением вырвал из его тела позвоночный столб. Весь он при этом вспыхнул зеленым светом и мгновенно переместился к следующему противнику. Тот попытался защищаться, вокруг него замерцала какая-то защита, а руки покрылись белой энергией.

— Хлюп! — раздался звук, и ладонь Егора, словно копье, пробила грудь очередного нападавшего, которому не помогли ни защита, ни поставленный блок, ни осыпавшиеся пеплом на груди амулеты.

***

Сначала нападение на караван проходило успешно. Старый ланиста был повержен, его рабы убиты, оставалось только убить девушку, и задание было бы выполнено. Но все испортил чужак из оазиса. Сейчас Йег в ужасе смотрел, как третий и четвертый были повержены им в доли секунды.

— Пятый, задержи его! — прокричал Йег и бросился к стоящим неподалеку кошкам. Подбежав к ним, он вскрыл трем кмарам горло, одновременно срывая с груди светящийся кроваво-красным амулет. Из тел убитых животных в него потекла энергия. Когда этот процесс прекратился, глава отряда вскочил на своего кмара, повесив тому на шею ставший темно-бордовым амулет. После чего тот рванул подобно пронзающему небо метеору с поля боя. Скорость его как минимум вдвое превосходила скорость обычного кмара.

— Я должен предупредить Гильдию. Этот человек опасен, — оправдывал свое бегство Йег.

***

С очередным нападавшим, так называемым пятым, Егору пришлось повозиться. Тот избегал схватки, кружил вокруг парня, бросая в его сторону редкие голубые молнии. Казалось, он хотел задержать Егора.

Видя, что последний противник бежит к кошкам, парень понял, что так оно и было. Взбесившись, Егор ускорил движения и смог нанести своему врагу сокрушительный удар по ребрам, ломая его грудную клетку. Обернувшись, он заметил, что последний член отряда ликвидаторов уже на немыслимой скорости уносится прочь с места боя.

«Его уже не догнать. Ладно, ну и черт с ним», — подумал начавший уже успокаиваться Егор, как тут его внимание привлек хриплый булькающий голос неподалеку. Оказалось, это поверженный нападающими старик обращался к парню.

— Я не понимаю тебя, — ответил молодой человек, подойдя к умирающему.

Положение исправила девушка. Она подбежала к старику. В ее руках был продолговатый предмет. С него сорвался ярко-белый луч и впитался в тело старика, после чего его взгляд прояснился, и он что-то ей сказал.

***

Эмила сидела на повозке и не верила своим глазам: грозная группа преследователей, так легко победившая ее отца, была уничтожена незнакомцем за несколько десятков секунд. Правда, последний из нападавших успел сбежать.

Девушка увидела, что отец пытается заговорить с незнакомцем.

«Значит, он жив!», — радостно подумала она и, взяв целебный амулет, поспешила на помощь. Подбежав ближе, Эмила ужаснулась тому, в каком состоянии находилось его тело. Тем не менее девушка применила амулет, надеясь на чудо.

— Дочь, мне уже не выжить. Лучше помоги: незнакомец не понимает меня, — и Крег указал на амулет познания на своей груди.

Эмила мгновенно поняла, чего он хочет. Сорвав такой же амулет со своей груди, девушка подошла и протянула его чужаку. Немного поколебавшись, тот надел его. Когда он это сделал, старик вновь заговорил с ним, но теперь Егор стал его понимать.

— Это амулет познания. С помощью двух таких можно общаться, даже если не понимаешь язык друг друга. Откуда ты, если не знаешь этого? — тихо проговорил старик, но, не дождавшись ответа, вынужден был продолжить:

— Мне уже не помочь, мои каналы праны практически уничтожены. Но прошу, спаси мою дочь. За это я отдам тебе свои сокровища. Ты сможешь хорошо устроиться, отдав их властям Арракской Республики.

— Я помогу ей и так. Обещаю. Мне не нужна твоя награда, — ответил Егор. При этом его глаза блеснули ярким зеленым светом, а в голове появилась уверенность, что он все делает правильно.

— Спасибо тебе, кто бы ты ни был. — На глаза старика навернулись слезы. — Но все же возьми вот это, оно поможет вам.

После этих слов на плече умирающего появилось вздутие. Оно лопнуло, и на землю упала небольшая блестящая пластинка.

— Что это?

— Это… — Старик хотел ответить, но время его жизни подошло к концу. Тело вздрогнуло, и глаза неподвижно замерли, уставившись в пустоту.

Смерть старика, казалось, запустила цепную реакцию: из четырех трупов стала скапливаться уже знакомая Егору зеленая энергия.

«Я не хочу, не хочу поглощать энергию старика на глазах у его дочери!» — Егор обхватил голову руками.

Этот волевой посыл отозвался во всех трех образованиях в его теле. И случилось странное: энергия смерти только из трех тел впиталась в его татуировку. А крупный зеленый шар, наоборот, вновь вошел в тело старика, и оно не превратилось в мумию, подобно трем другим телам.

Девушка, кинувшаяся было на Егора, замерла в нерешительности. Тот снял со старика амулет и протянул ей. Эмила повесила его на шею, подошла к парню и обняла, горько заплакав у него на груди.

Глава 10. Новая погоня

— Он одолел каменную обезьяну? Но как? Это же монстр четвертого класса опасности, да еще и на нашем уровне силы практически невосприимчивый к магическому воздействию, — прикрыв рот ладошкой, проговорила Лейла.

— Да, наверное, даже хорошо, что мы его не догнали. Боюсь, мы не смогли бы с ним справиться, — поддержал ее Элинар, который до сих пор светился от радости. Еще бы, он достиг просветления, став адептом первой ступени физической сферы! Причем как предсказатель, он сделал это лет на десять раньше среднестатистического срока.

— Глупости, ему просто повезло. Я сделал выводы и теперь размазал бы его по стенке. Хуже другое. Похоже, из этой обезьяны ему выпал кристалл с умением, — надулся Рен и указал на развороченную грудь мумии монстра.

— Ладно вам, давайте лучше выбираться отсюда, наконец-то мы нашли выход, — кивнула на провал в стене Диана.

— Мне кажется, это Земли Праха, а мы с вами побывали внутри легендарного Клыка Дьявола, — быстро сориентировался на местности начитанный Элинар.

— Не может быть! — пораженно ахнула впечатлительная и недалекая Оливия.

Начавшийся диалог был прерван треском открывшегося портала, из которого шагнул высокий плечистый мужчина, одетый в меховую одежду свободного кроя, с головы до ног увешанный различными амулетами, сделанными из костей и клыков животных. Следом за ним вышел среднего роста сухопарый человек, одетый так, как будто собрался на войну — в мощных ламеллярных доспехах, с двуручным мечом и большим составным луком за плечами. В руках отсвечивала белым светом глефа.

— Отец! — одновременно воскликнули Лейла и Рен.

— Дочь, с тобой у нас будет отдельный разговор, — строго проговорил Дармиан, глава Гильдии Приключенцев и один из самых сильных адептов силы Ренской империи. Он находился на первой ступени сферы кармы, и мощь его ужасала.

— Рен, а где посох, который я подарил тебе на совершеннолетие? — обратился к парню мужчина в доспехах. Это был Элькор, мэр столицы, а также гроссмейстер Ордена Порядка. Его личная сила была меньше, чем у Дармиана. Элькор был мастером сферы ментала, то есть находился на ее третьей ступени. По слухам, вот-вот он должен был перейти в следующую сферу.

— Отец, мне нужно кое-что тебе рассказать. Мой посох сломан! — И Рен поведал мэру происшедшее с ними в пещере.

— Значит, ты говоришь, что вы встретили некроса, и он, будучи изначально адептом первой ступени физической сферы, смог отразить твой луч порядка, после чего перешел на вторую ступень и отразил усиленное посохом копье порядка каким-то темным облаком? — недоверчиво прищурился Элькор.

— Все так и было. Спроси у остальных.

Элькор обвел взглядом ребят и те закивали.

— Ну, если все так и было, тогда у этого парня уже сформирован духовный центр!

— Элькор, а ты не преувеличиваешь? Духовные центры формируются только в сфере ментала, — усомнился теперь уже Дармиан.

— Сам посуди, на уровне физической сферы он не мог управлять эфиром, а тем более — провести внешнюю атаку, которая разбила умение моего сына, да еще и нанесла ему ранение.

После этих слов у присутствующих от удивления вытянулись лица.

— Возможно это врожденная способность некра, хотя в хрониках ни о чем таком не пишется. Значит, так, Дармиан, слушай мое распоряжение как мэра города. Отправляйся по следу некра и захвати его в плен для изучения. Если не получится — убей. А я заберу этих оболтусов назад в город. Да, и кстати, чтобы обнаружить вас, мне пришлось потратить три капли крови дракона. Мы не могли найти вас и думали, что вы погибли. Похоже, эта скала экранировала вашу энергетику. Вам повезло, что кое-кто так любит свою единственную дочь, что уговорил меня продолжать поиски, тратя на глупых отроков неприкосновенный запас города.

— Да ладно тебе жаться, Элькор. Я возмещу стоимость крови дракона городу.

— Не ты один, Дармиан. Все, чьи дети участвовали в этом, будут возмещать в равных долях. И я в том числе. А вы, молодежь, отработаете этот долг перед своими семьями, — вздохнул Элькор, который тоже любил сына, но, как должностное лицо, обязан был быть беспристрастным.

Заслышав это, молодежь опустила головы и без разговоров последовала в открытый Элькором портал.

Дармиан, оставшись один, прикрыл глаза и задумался. Он преследовал бы некроса и без распоряжения Элькора. Мог и отказаться выполнять его, пусть и понеся репутационные потери. Дело было в том, что он заметил на груди дочери энергетическую метку, которой раньше не было. Та находилась в районе солнечного сплетения, совпадая с энергетическим центром Манипура, и выглядела как круг, разделенный пополам. Левая половина была черной с белой точкой в нижнем углу, правая — ее противоположностью.

Подобный знак Дармиан видел в книге, добытой им давным-давно в Землях Праха возле старого разрушенного портала. Он продал ее в Гильдию Мудрецов, и тогда еще удивлялся той большой цене, которую они заплатили за обычную — в его глазах — книгу.

Из истории, рассказанной Реном, маг понял, что, скорее всего, этот знак появился на груди его дочери из-за того, что ее кровь смешалась с кровью некроса, когда их тела пронзил посох адепта порядка. Все эти мысли фоном проносились в голове Дармиана, пока он искал астральный след некроса. Он не преуспел, а это означало, что парень не работал с эфиром, и косвенно подтверждало слова Рена о том, что сила того невелика.

Тогда Дармиан попробовал настроиться и поискать подобие знака, который он видел на груди дочери. Как ни странно, ему это удалось.

«Ну что же, этот знак не заметила ни дочь, ни ее спутники. Даже Элькор, по-моему, не смог разглядеть его. А значит, если моя дочь попала в беду, я сумею разобраться с этим до того, как о проблеме узнают все», — подумал Дармиан и, поднявшись в воздух, полетел в ту сторону, где этот знак неярко светился, порождая мягкие спокойные вибрации в причинно-следственном поле планеты.

Нужно отметить, что адепты и мастера сферы кармы были совершенно другим уровнем по сравнению с нижними сферами силы. Они могли влиять на причинно-следственную связь событий и явлений, создавая или заменяя их. Так, например, находясь возле треснувшего когда-то от удара молнии дерева, они могли воссоздать ту самую молнию, которая разрушила его, направив ее в своего врага. Дерево при этом оживало.

Самой главной их отличительной способностью была способность полета. Сформировав эфирные крылья, мастера сферы кармы создавали причину, а вдохнув в нее кармическую энергию, могли порождать и ее следствие: полет. Правда, работать с кармическим полем планеты они могли лишь на начальном уровне. Куда больше взаимодействовали с ним адепты будхической и атманической сфер, или, как по-другому их называли, сферы интуиции и сферы бога.

Но таких сильных сущностей в Кренской империи не было.

Глава 11. Опасная встреча

Стоя на месте и обнимая девушку, Егор испытывал странные чувства. С одной стороны, он понял, что вот так спонтанно, частично освоил технику «гуру энергий» и теперь может контролировать себя при поглощении энергии мертвых. С другой — чувствовал, что поглощение энергии трех адептов второй ступени физической сферы (сферы тела) не прошло даром. Тело впитывало ее и становилось сильнее, клетки его дрожали и жадно поглощали дармовую силу.

Но был и негативный аспект: «мертвая» энергия вызывала апатию и безразличие. По сути, парень рисковал превратиться в бездушного и безэмоционального мертвеца, что закрыло бы ему дальнейшее развитие пути силы. Ведь следующей за эфирной была как раз астральная сфера — та, где адепт учился работать с эмоциями и желаниями, взаимодействуя с энергией астрала, и где происходило его подключение к астральному полю планеты.

Таким образом, сейчас Егор рисковал существенно занизить свой потолок развития.

Он отчетливо понял, что если не сделает чего-то, то его максимумом станет сфера эфира, и на его желании обрести истинное могущество можно будет поставить крест.

Молодой человек стал судорожно искать выход и нашел его. Этим выходом была та молоденькая девушка, которую он обнимал. Парень сконцентрировался на желании помочь, защитить ее, стал впитывать ее чистые эмоции. Пусть это были эмоции горя и отчаяния от гибели отца, но они были очень сильными, и Егор впитывал их как губка, растворяя в себе. Его апатия и безразличие отступили.

Когда трупная энергия впиталась, парень отчетливо увидел, что в его теле началось образование двенадцати энергетических магистралей. Вернее, они были и раньше, но в слабом, зачаточном виде. Сейчас же они превратились в подобие плотных жил, пронизывающих тело.

Эмила вздрогнула, почувствовав облегчение. Горе, недавно острым ножом пронзавшее ее грудь, стало подобно тихой грусти. Она подняла взгляд и посмотрела в глаза обнимавшего ее парня. Губы девушки призывно раскрылись, но волшебство, повисшее между этими двумя, было внезапно разрушено грубым насмешливым голосом:

— Эй, ребята, смотрите, это два каких-то извращенца! Стоят посреди мумий и трупов и обнимаются. Такое впечатление, что сейчас трахаться начнут. Эй, парень, не будь жадным, поделись с нами своей шлюшкой! — говорившим это был молодой, лет двадцати с небольшим, мужчина в окружении трех одногодок. Чуть дальше стояло двое стариков, которые внимательно наблюдали за происходящим.

Глаза Егора яростно блеснули, и он непроизвольно отодвинул девушку себе за спину. Несмотря на то, что оскорбивший говорил на незнакомом языке, парень все понял, потому что на груди у того тоже висел амулет познания. В Землях Праха, где можно было встретить приключенцев самых разных народов, эти амулеты были очень распространены.

«Кара», — вновь, как и в предыдущем бою, пронеслось у Егора в голове, и глаза засветились мягким зеленым светом. Он понял, что это какое-то особенное умение, рождаемое его уплотнением на затылке и включающееся, когда он защищает невинных.

— Я вырву твой гнилой язык и засуну тебе его в задницу, — внешне спокойно, но кипя от ярости внутри, проговорил Егор.

— Слабак, ты хоть знаешь, кто я? Впрочем, трупам это знание ни к чему. Взять его! А я пока займусь этой сучкой, — приказал незнакомец окружавшим его воинам, и те неспешно двинулись в сторону Егора.

— Может нам стоит вмешаться? — проговорил один из стоящих неподалеку стариков.

— Нет, Нгуен, не стоит. Пусть его высочество выпустит пар, а его сверстники, выбранные на роль постоянных телохранителей, потренируются. Разве ты не видишь уровень силы того парня? Он не опасен, — ответил другой старик в длинном закрытом кимоно.

— Я вижу, Киану, но зеленый свет в глазах этого парня… он делает его сильнее.

— Ничего, это, скорее всего, какое-то родовое или врожденное умение. В случае опасности мы вмешаемся. Или ты думаешь, что два мастера сферы астрала не справятся с каким-то недоучкой?

— Ты прав, будь бы у него хотя бы базовое обучение, он бы смог определить, что все здесь гораздо выше него по уровню силы.

— Ну вот, Нгуен, теперь ты понял, что только глупец, находясь на втором уровне сферы тела, бросит вызов трем адептам сферы эфира. И это притом, что принц является мастером этой сферы.

— Да, нам не о чем беспокоиться. Этому парню следовало бы покориться, а от девки не убыло бы, если бы она покувыркалась с принцем.

На этом диалог стариков закончился, и они продолжили спокойно наблюдать за происходящим. Нгуен даже достал большую курительную трубку и раскурил ее.

Трое незнакомцев кинулись на Егора, их кулаки горели красным светом.

— Огненная техника! — выкрикнул один и, подобно объятой пламенем комете, врезался в парня.

Раздался треск, и их тела на мгновение исчезли, окутанные вихрем энергии. Остальные двое притормозили, считая, что с парнем покончено, и обернулись к принцу Кронту, который уже повалил вырывающуюся девушку на землю и сорвал с нее одежду.

Это было очень интересное для молодых людей зрелище: девушка поражала своей красотой.

Но их внимание было отвлечено диким криком, раздавшимся сзади. Не успели они обернуться, как их головы взорвались мелким кровавым дождем. Эти двое даже не поняли, как и от чего они умерли.

Трубка выпала изо рта Нгуена, и он рефлекторно протер глаза, будто желая убедиться, что виденное им — реальность. Телохранитель принца атаковал парня родовым умением. Казалось, с тем покончено, но вихрь энергии рассеялся, и взглядам стариков открылась страшная картина: пылающая зеленым фигура держала руками голову телохранителя. Вот предплечья напряглись, и та взорвалась. Все, что успел нападавший, — это дико закричать, привлекая внимание товарищей. Но было поздно: фигура парня размазалась в воздухе и появилась возле только начавших оборачиваться воинов.

— Бам! — нанес он сдвоенный удар руками в их головы и те разломались, как перезревшие арбузы. После этого убийца мгновенно переместился к принцу и, пробив с ноги тому под зад, сбросил его с тела девушки. Кронт отлетел метров на пять и обернулся. Когда принц увидел, что все трое телохранителей мертвы, а парень, казавшийся таким слабым, сейчас подобен карающей длани Немезиды, в его глазах появился страх.

— Слабак, — чуть слышно прошептал Нгуен и мгновенно телепортировался к телу принца, закрывая его от смертельного удара незнакомца.

Они с Киану были братьями и, как почти все адепты Великого Халифата, практиковали взаимодействие с силами стихий. Эти двое происходили из клана Ветра, поэтому пространственные прыжки были их визитной карточкой.

Взгляд Егора заполонила кровавая пелена. Он еще не понял, как убил троих нападавших и ударом ноги отшвырнул нависшего над уже почти обнаженной девушкой насильника. Метнувшись к принцу после удара, он хотел добить и его, но ему не позволили.

Появившийся перед ним старик сначала отбил удар, а потом просто свел руки перед собой, и порыв яростного ветра откинул Егора в сторону, как тряпку. Причем удар был нанесен не просто так: парня отбросило прямо в бушующий торнадо, созданный вторым стариком. Руки и ноги Егора оказались зажаты его стенками, и вырвать их было невозможно. Тело было распято внутри торнадо.

Старик развел руки, и стенки вихря стали расходиться. Связки Егора начали растягиваться и трещать. Еще немного, и его тело разорвет на куски.

Киану стоял и улыбался, наблюдая за происходящим в торнадо. Он думал, что произошедшее станет прекрасным уроком для зарвавшегося принца, который их с Нгуеном считал просто челядью, призванной выполнять все его желания. Не спеша, смакуя момент, маг стал разводить руки, расширяя стены вихревого потока. Мало кто знал, что его стены подобны камню, и лишь в центре образуется «око бури», — этот эффект сейчас и использовал старик.

Его мана и управляемый им эфир создали торнадо, а астральная энергия, подчиненная его желанию, управляла вихрем. Мастер сферы был страшным противником, а для воинов низших сфер — и вовсе непобедимым. Если гений сферы тела еще мог потягаться с адептом сферы эфира, то сейчас разница в силе была непреодолима. А этот парень был даже больше, чем гений: убить троих воинов сильнее себя и покалечить четвертого?

Киану даже не думал, что такое возможно.

«Жаль, что придется уничтожить такой талант», — подумал старик и решил покончить с этим побыстрей, резко разведя руки в стороны.

Но тут его глаза расширились в изумлении: зеленая трупная энергия из тел мертвых врезалась в торнадо, разбив его на части. Тело парня при этом упало на землю. Причем, лежал на ней он всего один миг. Мгновенно вскочив, незнакомец направил черное марево в сторону старика.

«Духовная атака? Но как?» — пронеслось в голове Киану, и он услышал крик своего брата:

— Киану, этот парень опасней, чем кажется. Слияние ветра!

Эти два старика недаром были братьями. Они всю жизнь сражались вместе и понимали друг друга с полуслова.

Вот и сейчас взгляд Киану затуманился, и из него стал вырываться злой ветер, наполненный энергией астрала. Он объединился с таким же потоком из глаз Нгуена, и этот поток врезался в черное марево, мгновенно поглотив его и развернув в сторону атаковавшего. Эти две силы накрыли парня, раздался треск, а когда энергия атаки рассеялась, старики облегченно вздохнули. Незнакомец куском раздавленного мяса лежал на серой земле. Руки и ноги его были сломаны, обломки ребер торчали из груди. Но что было странно — он не потерял сознания. Наоборот, пытался подняться. Тело содрогалось в попытках встать, очевидно, оно было сильнее его духа.

— Молния ветра! — крикнул Киану, и они одновременно с братом скастовали два встречных потока ветра.

При их столкновении возникла яркая молния, которая понеслась в сторону поверженного. Она должна была окончательно уничтожить незнакомца, но вдруг просто исчезла, растаяв в воздухе.

— Не так быстро, уважаемые, не так быстро, — раздался за спиной стариков спокойный властный голос.

Глава 12. Тайна металлической пластинки

Два старика резко обернулись и увидели высокого человека, который из-за меховых одежд и костяных амулетов был похож на шамана какого-то лесного племени. От незнакомца исходила злая подавляющая аура. Никто из старых мастеров не смог определить его уровень силы, что означало лишь одно: незнакомец как минимум на две сферы выше них.

Поэтому оба мгновенно утратили интерес к продолжению битвы.

— Приветствуем вас, неизвестный мастер. Что послужило причиной вашего вмешательства в бой? — уважительно склонил голову Киану.

— У меня есть дело к этому парню, — указал на тело Егора незнакомец, проигнорировав скрытый намек старика с просьбой представиться.

— Боюсь, этот парень скоро умрет. Он всего лишь адепт сферы тела, и ему не восстановить разорванные нашей атакой энергетические каналы, — поддержал диалог Нгуен.

— Ему — нет, а вот я могу попробовать. Тем более фатальные изменения еще даже не закрепились в его эфирном теле, не говоря уже об астральном и ментальном. А ну-ка, уважаемые, раз уж вы довели парня до такого состояния, то вам не мешало бы и помочь мне.

— Что от нас требуется? — на правах старшего брата спросил Киану.

— Сущая мелочь. Активируйте еще раз молнию, которой вы атаковали парня.

— Но это же убьет его! — воскликнул Нгуен, но осекся, увидев ледяной взгляд незнакомца.

Молча, лишь слегка пожав плечами, старики активировали два торнадо, которые вновь породили молнию и она, искрясь, полетела в парня. В глубине души они были рады добить его. Но этого не случилось.

— Кармический регресс! — воскликнул незнакомец, и вокруг парня возникла прозрачная пленка, остановившая молнию.

Повиснув в воздухе, та стала ярко мерцать, отдавая свою энергию этому барьеру, а тот, в свою очередь, передавал ее молодому человеку. От воздействия этой энергии тело парня стало восстанавливаться, кости срастаться, а раны — заживать. По всей видимости, это был очень болезненный процесс, потому что Егор дико орал и дергался от боли. Когда молния, постепенно истончившись, пропала, а барьер впитался в лежащего, стало видно, что практически все раны на его теле исцелились. И лишь сожженная молнией и порванная костями одежда напоминала о тех увечьях, которые недавно чуть не привели его к гибели.

Дармиан — а этим незнакомцем был именно он — не был целителем. Но тот факт, что урон был нанесен с помощью природной силы и относительно недавно, позволил ему применить родовое умение и исцелить поверженного. Пусть это было нелегко, умение было аж третьего уровня из пяти возможных, и сейчас он ощущал слабость, но на карту была поставлена жизнь его дочери, поэтому он не мог позволить парню умереть.

— Ну все, уважаемые, можете забирать своего подопечного и проваливать. Так и быть, за вашу помощь я не стану вас убивать, — смахнув пот со лба, проговорил Дармиан, указав на принца.

Старики, увидев продемонстрированный незнакомцем уровень силы, молча подхватили все еще пребывающего в шоке Кронта и быстро поволокли его прочь.

Подождав пока они отойдут на достаточное расстояние, Дармиан присел возле Егора, достал из поясного ремня небольшой свиток и развернул его. Короткая зеленая молния ударила в голову молодого человека, а сам свиток развеялся прахом.

— Не бойся, я не причиню вам вреда. По крайней мере, пока, — остановил он взмахом руки дернувшуюся было на защиту парня девушку.

— Ну, рассказывай: что ты сделал с моей дочерью? — спросил Дармиан у лежавшего, увидев, что тот пришел в себя.

— С какой дочерью и кто ты? — поинтересовался все еще с трудом соображающий Егор.

— Меня зовут Дармиан, и я отец той девушки, с которой ты встретился в недрах скалы Дьявольский Клык. Она была там вместе со своими друзьями. После того как ваша кровь смешалась, на ее теле появилась метка. Скажи, как убрать ее?

— Я не знаю, она возникла сама собой. Я этого не хотел. У меня она тоже появилась, — показал себе на грудь Егор, поняв, в чем дело.

— То есть ты не знаешь, что это за метка?

— Нет, — не моргнув глазом, солгал Егор, не став говорить, что эта метка очень напоминала знак Инь-Янь из его родного мира.

— Хорошо. Тогда скажи, кто ты и как оказался в той скале?

— Если бы я знал! Но я полностью утратил память и даже знание языка, и сейчас говорю лишь посредством амулета познания. Можешь спросить у девушки, если не веришь.

Дармиан посмотрел в ее сторону, и та в ответ коротко кивнула.

Глава Гильдии Приключенцев был опытным человеком. Конечно, он понял, что парень нагло врет, и без жалости начал бы пытать его, чтобы узнать правду, если бы не одна проблема.

Когда парня чуть не убили, Дармиан ощутил, что его дочери стало плохо. Все древляне его рода обладали умением «кровная связь», по которому могли отслеживать состояние ближайших родственников. Если бы Лейла умерла, он бы сразу это почувствовал, но нет, с ней все было в порядке. Просто ей стало очень больно. Казалось, она разделила с парнем часть боли, которую он испытал при ранении.

Поэтому сейчас Дармиан не стал торопиться, а решил взять паузу: подумать и помедитировать, восстанавливая энергию. Все-таки он не каждый день возвращал к жизни практически труп.

Увидев, что незнакомец замер, прикрыв глаза, девушка подбежала к Егору.

— Как я рада, что ты жив! И спасибо тебе. Вот, возьми это. Отец хотел, чтобы ты владел ею. — Она ласково погладила Егора по щеке, передавая ему ту странную пластинку, которая выпала из тела ее умирающего отца.

Егор взял ее и стал более пристально рассматривать. На вид она казалась просто обыкновенной пластинкой из неизвестного металла. Он уже хотел спрятать ее в чужой сохранившийся поясной ремень, когда почувствовал вибрацию. Пластинка стала мерцать, а потом с силой вырвалась из рук и повисла в воздухе рядом с ним.

От удивления Егор поднялся на ноги и приобнял немного испугавшуюся Эмилу. В это время пластина увеличилась вдвое, и из нее вырвался тонкий серебристый луч, который ударил в тело Егора, задев при этом и прижавшуюся к нему Эмилу.

Дармиан сидел и медитировал, размышляя, что же ему делать и как вынудить парня рассказать правду, когда вдруг почувствовал рядом мощный всплеск незнакомой энергии. Поспешно открыв глаза и вскочив на ноги, он увидел лишь пластину-активатор, которая висела в воздухе. Из нее вырвался пространственный луч, попав в тела молодых людей, после чего они плавно растаяли в воздухе.

— Да кому расскажи — не поверят. Адепт сферы кармы был одурачен двумя подростками! — проговорил, взяв упавшую на землю пластину, Дармиан.

Эта пластина-активатор была артефактом как минимум эпического уровня. И являлась отголоском Древней эпохи, когда двое людей, достигнув сферы бога, вступили в схватку с богами древнего мира за право управлять им. Это были брат и сестра — Кейн и Соломея. В той войне не было победителей. Согласно легендам, брат и сестра не смогли победить богов и были повержены. Но боги, будучи ослаблены войной или по другим причинам, тоже были вынуждены покинуть этот мир.

Согласно преданиям, сила погибших брата и сестры не пропала в никуда. Умирая, они смогли поместить ее в огромный металлический обелиск, который должен был со временем воскресить их. Но боги разгадали этот план и разбили обелиск на множество вот таких пластинок.

Уничтожить окончательно они его так и не смогли, но постарались собрать и уничтожить все части обелиска. Это им не удалось, и по прошествии некоторого времени эти пластинки стали находить другие адепты, следующие путем силы. Те переносили их в пространственные карманы, где, пройдя множество испытаний, можно было обрести мощь.

По слухам, основатель Ренской империи получил свою силу именно в таком пространственном кармане. Их планета называлась Тиамат и, согласно еще более древним мифам, в ходе какой-то войны или природного катаклизма была перемещена в пространстве, а возможно, и времени, и сейчас находилась в окружении темной материи Вселенной, пропитываемая такой же темной энергией этого кармана. Это событие и послужило тому, что жители Тиамат могли пойти путем силы и стать в потенциале равными богам.

Но глава Гильдии Приключенцев не забивал всем этим голову. Этим интересовалась Гильдия Мудрецов. Одно было хорошо: сейчас Дармиан не чувствовал связи между тем странным парнем и дочкой. Наверное, из-за перемещения того в пространственный карман.

В то, что тот парень был некросом, он не верил. Согласно легендам, некросы не испытывали человеческих эмоций, превращаясь в подобие живых трупов без желаний и эмоций. Их личность становилась той страшной силой, которой они могли управлять. Вообще, говорить и даже думать о некросах считалось дурным тоном, поэтому Дармиан быстро выкинул эти мысли из головы.

«Ну что же, скажу Элькору, что парень был убит представителями Халифата и я ничего не узнал. Интересно, откуда у него взялась такая дорогая вещь? Эх, знал бы я раньше, забрал бы ее себе», — подумал Дармиан и активировал портал домой.

В то, что парень выберется из пространственного кармана, он тоже не верил. Подобные экспедиции готовились заранее, и в них отправлялись целые отряды высокоуровневых адептов, увешанных артефактами. И то возвращались далеко не все. Смертность в таких путешествиях достигала семидесяти процентов.

Глава 13. Просветление Эмилы

Когда луч из непонятной пластинки ударил Егора в грудь, ему совсем не было больно. Картинка стала постепенно исчезать, и через какое-то время сознание парня повисло в пустоте. Темнота и тишина окружали его, потом мир вокруг постепенно окрасился в оттенки, цвета и образы.

Егор так и не понял, сколько прошло времени — минуты, часы, дни или годы. Но сейчас он стоял на берегу моря, теплый бриз ласково овевал тело. Прислушавшись к ощущениям, он почувствовал себя странно: кровь молоточками стучала в теле, а все полторы тысячи акупунктурных точек гудели, наполненные энергией. Двенадцать магистралей, казалось, также в напряжении ждали чего-то. И тогда, повинуясь наитию, он выбросил перед собой руки, выдыхая:

— Ша-а-а-а.

Избыточная жизненная сила устремилась к кончикам пальцев и покинула физическое тело. Песок и вода возле ног вздыбились от этой энергии. Силы ее хватило приблизительно на полсотни метров, дальше воздействие на окружающую среду прекратилось. А в голове Егора взорвался фонтан образов.

«Так вот ты какая, третья ступень сферы тела», — отстраненно подумал парень, впитывая новые открывшиеся знания.

Став мастером сферы тела, Егор получил возможность направлять прану и ману в окружающую среду. Так, можно было наносить не очень сильные, по сравнению с другими сферами силы, атаки и очищать организм от простейших ядов, кислот и всего лишнего.

Но и это было еще не все.

После того, как тело было практически уничтожено, а потом восстановлено заново, оно усилилось. Все его физические составляющие: связки, кости, органы — уплотнились и стали тяжелее. Энергетическая часть — акупунктурные точки, меридианы и три непонятных Егору образования — стали насыщенней и ярче в энергетическом зрении.

«Выходит, что, сражаясь на грани, я совершенствуюсь? Или дело в количестве полученных повреждений?» — мелькнула мысль, но тут Егора отвлек негромкий хлопок: прямо из воздуха появилось обнаженное тело Эмилы.

Для девушки этот перенос не прошел даром: она была без сознания, а все ее тело покрылось мелкими кровоподтеками от разорвавшихся капилляров.

Машинально отметив, что при переносе его одежда тоже исчезла, Егор склонился над девушкой, нащупывая пульс. Тот был слабый и прерывистый.

— Нужно что-то делать, — решил Егор.

К счастью, тело девушки само знало, что ему требуется. Эмила потянулась и рефлекторно обняла Егора, повалив его на себя. Она крепко прижалась к нему, обхватывая руками и ногами и притягивая к себе. Хотя в прошлой жизни Егору и было за сорок, в такой ситуации он очутился впервые: прекрасная обнаженная девушка обнимала его, находясь при этом без сознания. Неудивительно, что тело отреагировало соответствующе: его чресла напряглись.

Немного смутившись, он попытался отодвинуться от девушки, но та лишь крепче прижалась к нему. Излишки энергии, еще оставшиеся в плоти Егора, стали жадно поглощаться телом Эмилы. От этого процесса девушка изогнулась, как будто в пароксизме страсти и, застонав, открыла глаза.

— Что ты делаешь? Это так приятно… — без тени опаски или смущения, едва открыв глаза, спросила она.

— Твоему телу требовалась дополнительная энергия после переноса, и я поделился ей с тобою.

— Ой! — взвизгнула девушка, окончательно придя в себя и поняв, что их обнаженные тела переплетены. Лицо ее залил яркий румянец, и Эмила попыталась выбраться из-под еще очень худого на вид, но такого тяжелого парня.

— Рад, что ты в порядке. Извини, я не хотел, все это получилось само собой. — Егор протянул девушке руку.

— Я знаю, ты не хотел мне сделать ничего плохого. Ты не такой. — Эмила доверчиво взялась за его руку, поднимаясь на ноги. Тело ее излечило все повреждения, и девушка стала еще красивее.

«Знала бы ты, что внутри этого тела находится разум взрослого мужчины. Да я еле сдержался, чтобы не трахнуть тебя», — подумал Егор.

Неожиданно Эмила вскрикнула, по ее телу пошли вибрации. Парень замер от неожиданности. Впрочем, это ее состояние продолжалось недолго.

— Просветление… Теперь я стала адептом на пути силы… — прошептала девушка, а потом радостно кинулась на шею Егору.

Второй раз за короткое время он испытал неловкость и вынужден был отодвинуться от ее горячего молодого тела. А девушка как будто ничего не заметила.

— Где мы? И как сюда попали? Я ничего не помню кроме того, как отдала тебе подарок отца.

— Похоже, это был какой-то артефакт, и он перенес нас в это место. А что, по моему, здесь неплохо!

Последние годы Егор не мог позволить себе побывать на море, и сейчас воспринимал приключение, как своеобразный отдых. Тем более старик говорил, что пластинка является сокровищем. Может, она перенесет владельца по желанию и в курортную зону?

Мысленно захотев вернуться назад в Земли Праха, Егор сосредоточился и послал волевой посыл, но эффекта не было. Тогда он решил осмотреться.

Открывшийся пейзаж не радовал: они находились на маленьком песчаном острове, площадью не более гектара, а вокруг было лишь море. Солнце стояло в зените и, наверное, палило невыносимо, но Егор чувствовал лишь легкий ветерок.

Посмотрев на Эмилу, он увидел, что ей далеко не так комфортно; тело девушки уже начало краснеть под солнечными лучами. Было очевидно, что она долго не выдержит.

Сам парень пока не ощущал никаких неудобств. Сосредоточившись, он почувствовал легкий отток энергии, который с лихвой перекрывался его естественной регенерацией.

«Если на сфере тела я не чувствую раскаленного солнечного зноя, то уверен: в пустыне было бы то же самое. Какие же силы откроются мне дальше? Тем не менее, с Эмилой нужно что-то делать, иначе она получит солнечный удар и умрет от обезвоживания», — подумал Егор.

Правда, ничего сделать он так и не успел: совсем рядом раздался всплеск воды, потом еще один, и еще.

Глава 14. Рай, оказавшийся адом

Обернувшись, парень увидел, что из воды на остров выбираются черепахи размером с доброго теленка. Впрочем, черепахами их можно было назвать с большой натяжкой. Общим был только покрывающий тело панцирь.

У животных была длинная шея, громадный, полный зубов, рот и удлиненные передние лапы. Намерения у «черепах» были отнюдь не добрые: первые выбравшиеся на сушу особи сразу же побежали в сторону людей, шипя словно змеи.

Егор сосредоточился и начал концентрировать в руках свою жизненную силу. Причем, по недавнему примеру, он собирал в одной руке ману, в другой — прану.

Когда животные приблизились, парень прыгнул им навстречу и ударил в длинные шеи черепах.

— Крак… Крак…

Атака маной сразу принесла плоды, начисто срубив шею одного животного, а вот атака праной лишь слегка вынудила черепаху зашипеть.

Поняв, что этот вид мнстров, по-видимому, отличается повышенной защитой от атак на основе энергии воинов и, наоборот, является легкой добычей для магов, Егор сконцентрировал в руках потоки маны и стал наносить удары с помощью нее.

Он как угорелый носился среди атакующих черепах, стараясь не допустить их к девушке. Но количество животных было таким, что две особо ретивые черепахи сумели-таки проскользнуть мимо него и напасть на Эмилу.

По счастью, та после просветления стала магом, а не воином. Хотя отец Эмилы был имперским сержантом, она инициировалась с противоположной силой, и теперь это спасло ей жизнь. Девушка, которая с детства росла при гладиаторской школе, имела представление о рукопашном бое — по настоянию отца старый учитель гладиаторов научил ее азам самозащиты. И теперь она довольно успешно отбивалась от нападавших животных.

Эмила не могла убить их; сил девушки не хватало для нанесения ударов, которые могли бы пробить покрытые твердой чешуей тела. Но вот отпихивать их и избегать атак она могла. Тем более что Егор подскочил к ней и двумя ударами убил атаковавших.

Тварей было много. Парню не хватило бы внутренней энергии уничтожить их всех и жизненный путь тут бы и закончился, но ему помогли две вещи: во-первых, энергия убитых животных рекой вливалась в татуировку на его груди. Во-вторых, вновь активировалось умение «кара». Правда, сила его была не такой большой, как во время нападения воинов Великого Халифата, но Егор чувствовал позитивный эффект: он стал быстрее и сильнее.

Эти умения отлично дополняли друг друга. Кроме того, их энергетический окрас находился в зеленом диапазоне. И Егор вдруг подумал, что это является признаком принадлежности обоих умений к стихии земли.

Битва продолжалась уже долго, а количество черепах не уменьшалось. Кровавая пелена застилала глаза, костяшки рук и ударные поверхности ног были в крови и ссадинах. Бить по твердым телам животных становилось все больнее и больнее. «Звездный щит», который активировался раньше от знаков, впитавшихся в тело Егора из кристаллов короны, слабо помогал против атак черепах.

Наверное, он больше предназначался для защиты от магических атак, поэтому, сейчас Егору приходилось нелегко: каждый удар дикой болью вспыхивал в окровавленных конечностях. Постепенно в них начало чувствоваться онемение, как будто болевые рецепторы умирали, не выдерживая перегрузок. Это онемение медленно распространялось по всему организму. И когда парень практически перестал чувствовать тело, которое стало походить на управляемый его волей манекен, кожа вспыхнула зеленым, а затем посерела и затвердела. Критическая ситуаций задействовала умение «каменная кожа», которое пришло из знаний от вихря в его лбу.

И действительно, ставшая серой и матовой кожа сейчас походила на камень.

Теперь участь черепах была предрешена. Нанесение ударов больше не причиняло Егору боли, а тело вновь обрело подвижность. Онемение пропало без следа.

Эмила смотрела, как Егор сражается со страшными тварями, и ей хотелось плакать. Костяные черепахи были монстрами второй категории опасности, а значит, обладали физическими умениями. Например, игнорировали восемьдесят процентов урона, нанесенного с помощью праны, и обладали повышенной броней. Девушка видела, что от длительного боя все руки парня были измочалены и походили на незаживающие кровавые ошметки.

— Он какой-то монстр? Как он может терпеть эту боль? — задавала она себе резонный вопрос.

Эмила не хотела признаваться, но когда парень спас ее после смерти отца, а потом защитил от насильников, в душе поселилось странное, доселе неизвестное ей чувство. Девушке было только семнадцать. Воспитанная среди гладиаторов, она практически не общалась со сверстниками и так и не смогла найти среди своего окружения мужчину, который ее бы впечатлил. И вот сейчас это случилось. Эмила вспоминала, как обнаженное мужское тело прижималось к ней, и пусть девушке и было стыдно признаться в подобном, но в тот момент она хотела продолжения.

— Я какая-то странная. Вокруг идет бой, а я думаю непонятно о чем!

Покраснев, она постаралась больше не размышлять о произошедшем между ней и незнакомцем.

После того, как два монстра напали на Эмилу, Егор стал внимательней, и больше ни одна тварь не смогла атаковать ее. Потому отрешиться от фантазий ей помогло странное событие: внезапно тело парня блеснуло зеленым, а его кожа посерела.

Эмила с удивлением подумала, что Егор изучил это боевое умение самостоятельно в ходе боя. Но разве это не было невозможно? Умения передавались по наследству в родах, кланах и других социальных структурах Тиамат. Также их можно было изучить в школах и университетах боевых искусств. А еще — реже — они могли выпасть в виде кристаллов из тел монстров выше третьего уровня опасности.

«Не может быть! Он изучил это умение в бою? Это же невозможно! Но если бы он знал его раньше, то не мучил бы себя, а давно применил!» — такие мысли крутились в голове девушки.

Она видела, что после активации умения парню стало гораздо легче, и судьба оставшихся черепах была предрешена.

Так и случилось. Еще полчаса боя — и количество атаковавших тварей стало уменьшаться. Девушка уже начала радоваться этому, но тут на поверхности воды появился гигантский водяной горб, а когда он опал, на сушу выбралась гигантская черепаха.

— Это Отец костяных черепах! — в ужасе закричала девушка.

Вершиной развития данного вида монстров и было это существо. Оно имело четвертый уровень опасности, и победить его было сложно даже мастеру сферы эфира.

Девушка не могла определить точный уровень парня, поэтому прокричала:

— Какой у тебя уровень силы? Это Отец костяных черепах, монстр четвертого уровня опасности. Это высшая степень эволюции этих животных, что делает его еще опасней. И кстати, как твое имя? Меня зовут Эмила. И спасибо тебе за то, что много раз спасал меня!

Было странно, но ситуация сложилась таким образом, что они до сих пор не знали имен друг друга. Сначала схватка с ликвидаторами, потом — с воинами Великого Халифата, и даже сейчас шел бой.

— Меня зовут Егор. Благодарить меня не стоит. Обязанность более сильного — защитить слабого. Я мастер сферы тела, — ответил парень, добивая последних костяных черепах и внутренне готовясь к битве с их патриархом.

«Нам конец», — обреченно подумала Эмила, но вслух говорить не стала, чтобы не обидеть парня. Вместо этого она совершила, наверное, самый решительный поступок в своей жизни: подбежала к парню, обняла его и поцеловала в губы.

— Удачи тебе Йег, — сказала она, перековеркав на привычный манер незнакомое имя. После чего смутилась и отбежала в сторону.

«Уже вторая местная девушка сама целует меня. Это что, ритуал у них такой?» — иронично подумал Егор.

Глядя на выползшего на сушу монстра, он понял, что бой будет тяжелым. Придется выложиться на полную. Тварь впечатляла: три метра в высоту, на четырех колонноподобных ногах. Спина была защищена панцирем, а голова на длинной толстой шее хищно щерилась сотнями зубов. В отличие от более мелких сородичей, ее хвост был тяжелым, покрытым крупными броневыми чешуйками, и с острым шипом.

«Такая жизнь мне все равно нравится больше, чем прозябание в грязной квартире без цели к существованию», — отчего-то радостно подумал Егор и решительно двинулся навстречу монстру.

Глава 15. Новый навык

Монстр не дал Егору приблизиться. Огромная пасть распахнулась, и в тело парня ударил поток воды. Сила удара была такова, что по инерции его отнесло в сторону метров на двадцать. Так далеко, что он едва успел защитить от этого удара Эмилу. Лишь в последний момент Егор принял на себя град мелких и крупных чешуек, которые монстр выбросил перед собой, ощетинив броневые пластины.

Парень мгновенно покрылся мелкими царапинами, которые тут же начали чернеть и гнить, не помогла и «каменная кожа». Пластинки несли в себе довольно сильный яд. Хорошо, что Егор стал мастером сферы тела: теперь он без проблем справлялся с ядом. А вот атаку скорпионов тогда едва пережил, потратив на излечение гораздо больше энергии.

Всего двумя атаками патриарх костяных черепах показал свою опасность, и молодой человек решил не дожидаться, пока тот атакует снова. Он подскочил к ногам монстра и нанес несколько усиленных маной ударов. Эффект был нулевым. Тогда, сформировав из маны «покров тьмы», Егор отправил его в эту громадину. Но и это так хорошо зарекомендовавшее себя умение тоже лишь скользнуло по телу твари, не нанеся видимого урона. Монстр между тем выстрелил своей клинообразной головой в грудь парня, и того снова откинуло прочь.

На этот раз защита дала трещину. Егор поднялся на ноги, сплевывая кровь. Его сейчас переполняла трупная энергия, собранная с множества убитых черепах, но атакующих навыков кроме «покрова тьмы» не было, а тот уже доказал свою неэффективность против этого монстра.

Тогда Егор вспомнил, что после перехода на уровень мастера сферы тела он спонтанно нанес удар своей праной по водной глади.

«Почему нельзя сделать то же самое с трупной энергией? Тем более ее сейчас очень много. Настолько, что мои энергетические центры не успевают ее трансформировать в прану или ману?» — подумал парень.

Потом он стал концентрировать эту энергию в районе груди, стягивая ее со всего тела. Татуировка в виде черепа запульсировала и стала активно помогать. Казалось, целый океан зеленой энергии собирался в районе солнечного сплетения Егора.

Вибрации в теле нарастали. В этой области появилось сначала приятное тепло, потом жжение. Когда парень не мог уже терпеть эти нагрузки и появилось ощущение, что его вот-вот разорвет бурлящая энергия, он открыл глаза и выпустил ее из себя. Ослепительно яркий зеленый луч ударил из черепа на его груди прямо в монстра. И на этот раз атака возымела эффект: две передние лапы твари частично превратились в прах. Не выдержав нагрузки исполинского тела, они подломились. Монстр заревел и упал. Подняться он не мог, баланс его тела был нарушен, и более слабые две конечности лишь бессильно скребли песок в попытке встать на ноги.

— Ие-е-ха-ха-а! — закричал Егор.

Разогнавшись и высоко подпрыгнув в воздухе, он приземлился на спину твари, при этом лихо кувыркнувшись и избежав атаки головой монстра. Вспомнив, что его тело улучшилось после того, как было практически уничтожено атакой стариков, он деактивировал «каменную кожу», влил в руки максимальное количество доступной маны и стал наносить удар за ударом в панцирь твари.

Увидев, что атаки парня не наносят монстру никакого урона, Эмила окончательно упала духом. Она уже особо не следила за боем, а просто сидела на горячем песке, поджав под себя ноги и полуприкрыв глаза. Ее внимание привлекло странное ощущение большого скопления энергии смерти. Эмила открыла глаза и увидела, как яркий зеленый луч ударяет из груди парня в монстра, после чего тот заваливается на живот, а Йег запрыгивает ему на спину и начинает молотить руками по панцирю. При этом серый цвет его кожи пропал, и на руках от ударов вновь стали появляться ссадины и кровоподтеки.

— Он что, псих? Зачем атаковал монстра в самое неуязвимое место, да еще и отключил защитное умение?

Дальнейшее вообще повергло девушку в шок. Парень наносил размашистые, полные энергии удары по панцирю монстра, но от них не было никакого эффекта. Тело его страдало, время от времени руки окутывало золотистое сияние, которое частично исцеляло раны, но выглядели они ужасно: так, будто с них содрали кожу, местами еще и опалив огнем. Однако дикая боль и отсутствие эффекта, по всей видимости, не останавливали Йега.

У Эмилы на глазах появились слезы, и она вскочила на ноги.

— Йег, прекрати, что ты делаешь? — закричала девушка и хотела подбежать ближе, но все еще полная энергии голова монстра удержала ее от этого опрометчивого шага.

Пасть чудовища и строение тела не позволяли ему головой атаковать сидящего по центру его спины человека. Однако оно уже несколько раз вздыбливало свои броневые чешуйки и атаковало парня ими. Тело того покрылось множеством ран, но он все равно сидел на спине монстра и наносил удары.

Егор едва терпел боль в руках, но продолжал атаку. Он чувствовал, что если сдастся сейчас, это будет равносильно поражению. Парень постарался стянуть в свои кулаки как можно больше энергии, еще жестче усилив удары, но все было бесполезно: панцирь Отца костяных черепах был слишком крепким. На текущем уровне силы пробить его невозможно. Хорошо еще, что часть его маны, праны и оставшейся трупной энергии перетекали в «энергетический треугольник» и, смешиваясь, порождали золотистое сияние, которое частично исцеляло раны.

— Йег, прекрати, что ты делаешь?! — услышал он громкий крик Эмилы. Парень поднял голову и увидел, что девушка плачет, сложив руки на груди, как в молитве, будто умоляя его прекратить самоистязание.

«Она переживает за меня? А эта тварь хотела ее убить!»

Ярость затопила сознание Егора, а тело стало покрываться знакомым зеленым светом — активировалось умение «кара». Он практически перестал чувствовать боль.

— Бам… Бам… Бам… — раздались оглушительные звуки ударов.

На этот раз тварь дернулась. Эти удары не смогли пробить панцирь черепахи, но их сила была такова, что внутри нее стали лопаться сосуды и капилляры. Мощные удары порождали эффект небольших объемных взрывов, как при попадании пули в бронежилет. Неудивительно, что монстр стал реветь и дергаться от боли. Его тело рвалось и лопалось внутри. Егор же больше ни о чем не думал: он лишь монотонно наносил удары, постепенно увеличивая их скорость и мощь. Злая аура скопилась вокруг него, под ее воздействием частицы эфира дрогнули и, повинуясь человеческой воле, тоже стали бомбардировать тело черепахи. Егор почувствовал, что еще немного, и он прорвется в следующую сферу силы.

Так бы и случилось, если бы из глаз, носа и рта монстра не потекла кровь и его тело, задрожав в агонии, не рухнуло бездыханно на землю. Зеленый свет, окутывавший парня, стал затухать, эфир — успокаиваться. Одновременно с этим панцирь чудовища треснул, и в глубине его Егор увидел небольшой, размером с кулак, золотистый кристалл. Трупная энергия, которая должна была достаться Егору, начала впитываться туда.

Удивленный этим явлением, парень не стал возражать. Когда кристалл поглотил всю энергию, то вылетел из тела твари и застыл перед Егором.

— Кристалл навыка, быстрее возьми его! — ахнула Эмила.

Все способности, связанные с путем силы, делились на боевые умения и мирные навыки, которые в свою очередь могли усиливаться в процессе эволюции адепта. Они имели пять уровней. Соответственно, все умения Егора — «покров тьмы», «звездный щит», «кара», «поглощение трупной энергии», «поиск жизни» — сейчас были на первом уровне. Также — в зависимости от редкости — навыки делились на обычные, редкие, эпические, божественные и мифические. Во всяком случае, именно такие знания появились в голове Егора после возгласа девушки.

Почувствовав, как золотистый кристалл манит его, парень улыбнулся и сжал его в кулаке. Тот лопнул. Выделившаяся из него энергия и мелкие кристаллы впитались в тело Егора. Потом в его голове активировался синий вихрь. Казалось, этот кристалл содержит информационную матрицу, которая стала усваиваться сознанием Егора.

Полученный навык был мирным, редкого уровня, и назывался «мастерство мертвой плоти». Он отвечал за производство различных полезных предметов, начиная от эликсиров и заканчивая артефактами из мертвых тел. Причем сила производимых предметов зависела не только от уровня развития самого навыка, но и от качества и степени редкости мертвой плоти.

— Ты смог изучить навык? — Эмила широко открыла глаза.

Девушка думала, что Егор просто возьмет кристалл, и если они выберутся, то смогут его продать. Ведь все знают: если адепт пошел по боевому пути силы, ему закрыт путь познания.

Все адепты могли быть либо боевиками, либо ремесленниками. Конечно, Эмила слышала, что возможны исключения, но это была такая редкость! А чтобы открыть второй путь, необходимо находиться минимум в сфере ментала. Кроме того, самостоятельно изучить навык сути познания адепт мог только с помощью учителя.

И вот сейчас Йег нарушил все эти правила.

— Да это было легко, — пожав плечами, ответил Егор и пристально всмотрелся в мертвое тело поверженного монстра.

Глава 16. Крафтинг

Глядя на мертвого Отца костяных черепах, Егор заметил, что некоторые участки тела убитого стали подсвечиваться различными цветами. Раньше такого не было. Парень посмотрел на мумифицированные тела обычных костяных черепах — те тоже мерцали неярким серым цветом. Причем это совсем не мешало Егору. Подобная подсветка включалась только тогда, когда он пристально всматривался в тела и фокусировал взгляд.

Решив начать с обычных черепах, Егор подошел и сфокусировал взгляд на ближайшей мумии. Потом по наитию приложил к ней руку. Из его пальцев потекла мана, и мумия черепахи рассыпалась пылью, оставив на земле кучку костной муки. Сам не зная зачем, Егор обошел все тела и превратил их в такую же муку. Но когда он попробовал вместо маны воздействовать на мумии праной — эффекта не было.

«Интересно, это всегда так или зависит от ингредиента или еще от чего-то? Ну, сейчас поэкспериментируем», — подумал парень, глядя на огромную тушу Отца костяных черепах.

Начать разделку монстра он решил с лап, когти которых подсвечивались фиолетовым цветом. Егор надеялся сделать из них что-то наподобие кинжалов или ножей, с помощью которых можно будет работать с остальными частями тела монстра.

Парень направил ману на лапы зверя, но эффекта не последовало. Хмыкнув, он проделал то же самое с праной, и на этот раз все получилось. Когти отделились от тела, и парень получил двадцать четыре длинных, тридцатисантиметровых резца.

Взяв один, он повертел его в руках и принялся работать дальше.

Целых два часа Егор разделывал громадное тело монстра. И вот сейчас он смотрел на результаты своего труда. С помощью пока еще не развитого нового навыка он смог выделить едва ли двадцать процентов полезных ингредиентов. Так, все внутренности вообще превращались в слизь при воздействии на них любым видом энергии.

Как предположил парень, это происходило от незнания им особенностей ремесла. Эмила пояснила, что существуют книги рецептов, в которых описаны стандартные схемы создания артефактов и эликсиров. А учат правильной добыче ингредиентов более опытные адепты пути познания.

Знания девушки в этом вопросе были поверхностны. К тому же она очень стеснялась своей наготы и разговаривала с парнем, сидя на песке и обхватив ноги руками. Именно поэтому Егор и решил попробовать сделать хоть какую-то одежду — благо в процессе разделки у него получилось добыть несколько довольно больших кусков кожи разной степени жесткости.

Егор сложил их перед собой и почесал затылок, раздумывая, с чего бы начать. Так получилось, что одна из кож случайно попала на кучку костной муки, в которую Егор переработал все мумии меньших черепах. И тут случилось странное: мука стала впитываться в кожу до тех пор, пока от горки ничего не осталось. Хмыкнув, Егор понял, что это неспроста. Он стал собирать костную муку и натирать ей куски кожи. Причем он заметил, что у кожи был предел поглощения: когда она впитывала максимум, дальнейшее поглощение муки прекращалось.

Завершив этот процесс, парень взял нож и попробовал сделать выкройку штанов. Но кожа оказалась настолько плотной и крепкой, что резец не мог ее ни проколоть, ни разрезать. Подумав немного, Егор стал действовать по-другому: начал передавать ману в резец, от чего тот замерцал синим цветом. Потом он поднес его к куску кожи и попробовал ее разрезать. Теперь это получилось очень легко.

Неожиданно для себя парень увлекся процессом изготовления вещей. Магические материалы, новое для себя дело — и Егор полностью погрузился в процесс творчества. Нельзя сказать, что все получалось легко, но, помучившись несколько часов, он смог сделать для себя штаны и накидку, а девушке — юбку и подобие топа. Они выглядели топорно. Вместо ниток Егор прошил кожу жилами, швы были очень грубыми и, без сомнения, натирали бы тело, если бы их носили обычные люди. Но для адептов сферы тела это не являлось проблемой.

На колени он нашил латки из более плотной кожи. Но главным было не это.

Штаны из кожи костяной черепахи. Артефакт обычного класса. Эффект — поглощение атак на основе праны + 30 %

Подобная информация возникла в голове Егора, когда он рассматривал обновку. Остальная одежда имела те же характеристики.

«Интересно, а сохранился бы эффект, если бы я не натер кожу костяной мукой?» — подумал он.

Проверить этот факт было уже нельзя, потому что подходящих кусков кожи не осталось.

— Возьми, оденься, — Егор протянул юбку и топ девушке. — И почему ты так удивленно на меня смотришь?

— Как?.. Ты смог создать артефакт без рецепта?

— Ну, наверное, все получилось, потому что я не знал, что это невозможно, — пошутил Егор.

Но сам вспомнил, как при создании предметов голубой вихрь в его голове постоянно вращался и мана, которую он подавал в резцы, проходила через него.

— Отвернись, пожалуйста, — попросила девушка.

Когда парень, пожав плечами, сделал это, она примерила обновки. Хотя Егор и сшил их с большим запасом, на поясе юбка стягивалась продетой по кругу жилой. Топ — по тому же принципу — на груди.

— Спасибо, — чуть покраснев, проговорила Эмила, очень довольная обновкой. Вообще, артефакты были очень дорогими, и у девушки никогда их не было. А то, что созданные Егором вещи являются артефактами, она поняла, надев их: они стали потреблять ее прану, а значит, имели какой-то магический эффект. Уточнив у парня, так ли это, и получив утвердительный ответ, Эмила расплылась в довольной улыбке.

Воодушевленный успехом, Егор решил сделать себе оружие. Все-таки у него было аж двадцать четыре острых резца из когтей Отца черепах.

Разложив их перед собой и подобрав подходящие куски костей, он приступил к делу. Сперва решил сделать два кинжала. Выбрав две кости для рукоятей, Егор хотел вплавить в них резцы. Но тут в голову парня пришла отличная идея: он взял несколько резцов и попробовал сплавить их между собой. Пусть и не с первой попытки, но это получилось. Правда, он испортил при этом восемь резцов: они попросту лопнули, не выдержав избытка маны.

Путем проб и ошибок парень сумел подобрать необходимое количество подаваемой маны. Еще десять штук он испортил, когда попытался сплавить больше трех резцов сразу. Он уже хотел отказаться от этой идеи, но в этот момент все получилось.

Сейчас в руках Егора были две заготовки клинка в три пальца толщиной. Чтобы вставить их в подготовленные для рукояток кости, молодому человеку пришлось маной вдвое сточить их нижний конец. Заодно он заточил их кромку, сделав их обоюдоострыми. Все это Егор проделал с помощью маны — она выступала в роли своеобразного лазерного луча.

Затем он сделал надрезы в костях и вставил в них заготовки, крепко обмотав оставшимися жилами и укрепив все с помощью магии. Не забыл Егор и усилить оружие костной мукой, которая после этого закончилась: кинжалы поглощали ее на диво много.

Кинжал праны. Артефакт редкого класса. Эффекты — атака праной +30 %, пробивание брони +50 %.

— А неплохо вышло! Эх, жаль, когтей Отца черепах не осталось!

Егор довольно потер руки и, взяв кинжалы, попробовал нанести ими пару ударов. Как и в случае с рукопашным боем, вихрь в его голове снова запульсировал, и тело стало на автомате воспроизводить фигуры ножевого боя.

Мана и прана при этом быстро истощались, но на этот раз Егор контролировал процесс и, не позволив им опуститься до нуля, прервал его. Тем более что сзади снова раздалось несколько всплесков.

Глава 17. Снова в бой

Обернувшись, парень заметил, что к их острову со всех сторон плывет множество водяных змей. Все они были немалых размеров, длиной в несколько метров и толщиной с бедро взрослого человека. Количество их поражало, и Егор понял, что на этот раз не сможет защитить Эмилу. Поэтому он взял ее за руку, усадил на землю и накрыл громадным и очень тяжелым панцирем Отца черепах.

— Сиди так, пока все не закончится, потом я вызволю тебя.

— Как будто я могу поступить по-другому, — буркнула девушка. Она попробовала приподнять панцирь, но он был настолько тяжелым, что даже не сдвинулся с места.

Егор тем временем взял оба своих кинжала и бросился к первым выползавшим на берег змеям. Из прошлого опыта он помнил, что тело должно адаптировать полученные знания и отработать их, как это было с рукопашным боем. И чувствовал, что до конца еще не освоил все переданное ему.

Егор стоял метрах в двух от кромки воды и ждал атаки, справедливо решив, что на суше у него будет преимущество. Но змеи не спешили атаковать: они выползали на берег так, что половина тела оставалась в воде, и замирали.

Когда весь остров был окружен, они вернулись в воду и стали плавать вокруг. При этом из их тел стала вытекать мана, образуя над поверхностью воды синюю энергетическую стену.

Егор задумался, что же делать? Атаковать змей в их родной стихии было глупо, поэтому он активировал «каменную кожу» и «звездный щит» и стал ждать, что будет дальше. Скорость змей все увеличивалась, количество маны, вливаемой ими в стену, также возросло. Достигнув максимума насыщения, она двинулась в сторону Егора.

Парень не стал дожидаться, пока окружившая остров магическая стена дойдет до панциря, где скрывалась Эмила: он разбежался и прыгнул навстречу, вонзив в сгустившуюся ману оба кинжала. Его словно пронзило молнией, но продвижение стены остановилось.

Понятно, что если он отступит и стена пройдет над панцирем, то Эмила погибнет от электрического тока. Поэтому Егор терпел, стиснув зубы. Очень помогали кинжалы, которые впитывали львиную часть разрядов и сбрасывали ее в пространство. Но и оставшихся с избытком хватало, чтобы заставлять Егора страдать. Кожа обуглилась, кровь начала сворачиваться от высокой температуры. Мана и прана собирались в энергетическом треугольнике и порождали золотистое целебное сияние, но его сил не хватало, чтобы излечивать повреждения.

Парень почувствовал, что проигрывает, необходимо было что-то менять. Тогда он вспомнил, как впервые поглотил трупную энергию, и это тоже было нелегко. А электричество — тоже всего лишь примитивная форма энергии, обусловленная движением частиц материи.

— Если я смог усвоить и научиться поглощать трупную энергию, что мешает мне попробовать сделать то же самое теперь?

К тому же он чувствовал, что эта энергия родственна его синему вихрю.

Егор перестал сопротивляться, убрал все щиты и усилием воли очистил энергетический треугольник у себя в груди. Он постарался открыться этой энергии, почувствовать ее. Электричество потоком хлынуло в него, желая сокрушить и уничтожить тело. Оно быстро заполонило пустоту внутри треугольника и стало разрушать его. Но парень не сдавался: он мысленно посылал образы буйства стихий, ударов молний и над всем этим — ярко светящегося синего вихря. И постепенно энергия электричества поменяла вектор: она стала стекаться в голову Егора и впитываться в бешено вращающийся синий вихрь у него во лбу.

Парень мысленно поблагодарил хозяина лабиринта за такой подарок. Вихрь кружился все сильнее, все больше энергии стекалось к нему, он урчал как довольный кот, его стенки становились плотнее, а размеры потихоньку увеличивались. Но всему есть предел: накопив максимум энергии, вихрь выстрелил электрическим разрядом в стену, которая окружала парня. Та дрогнула, но устояла, хотя Егор заметил, что несколько змей осыпались пеплом.

После этого процесс повторился: вихрь вновь стал поглощать электричество, накапливая его. В это время стена дрогнула и начала отступать, а водные змеи постепенно стали замедлять свой бег.

— А ты неплох, хоть и очень слаб, — услышал Егор, когда стена окончательно исчезла, а змеи замерли, будто ожидая команды.

Егор посмотрел на говорившего. Это было высокое трехметровое существо, напоминавшее человекообразного ящера. Прямоходящее, с красивым мускулистым телом, оно парило в воздухе над водой, поджав под себя ноги.

— Мое имя Тхер. Я пришел сюда с целью провести несколько генетических экспериментов. Теперь хочу выбраться отсюда. Для этого мне нужна биомасса. Ее неразумный вид я собрал в достаточном количестве, — указал он на множество змей вокруг. Теперь нужно немного разумной. Той особи женского пола, которая прячется под панцирем, вполне хватит.

— Ты знаешь, что это за место? — спросил Егор.

— Я не должен тебе отвечать, но твой потенциал заинтересовал меня. Мы называем это место Лимб. Здесь много всего интересного, а предназначения этого места не знаем даже мы, рхалы. Конкретно это — окраина Лимба. Здесь находятся самые слабые сущности. Многие, ищущие силы, приходят в разные части Лимба, чтобы стать могущественнее. Конечно, гораздо чаще они находят здесь свою смерть. А ты что, попал сюда случайно?

Егор проигнорировал его вопрос.

— Ты знаешь, как выбраться отсюда?

— С этой планеты — да. Но говорю же тебе: мне нужна всего лишь биомасса для своего пространственного переносного маяка. Обычно в Лимбе с этим проблем нет.

— Я не позволю причинить вред своей спутнице, — упрямо сдвинул брови Егор.

— Ну что же, это твой выбор. Мне некогда с тобой препираться: чем дольше находишься здесь, тем сложнее выбраться. Лимб обладает своеобразным интеллектом, он затягивает путешественников, убивая их и порабощая души. Как раз потренирую на тебе свое новое умение, созданное здесь. Трансформация массы! — выкрикнул Тхер.

Глава 18. Бегство

После возгласа ящера змеи вокруг него начали свиваться в клубок, образуя громадный шар плоти из своих тел. Когда его диаметр достиг десяти метров, из глаз Тхера потекла красная энергия. Она плавила и деформировала этот шар. Буквально несколько минут — и возле рхала появился голем плоти. Высотой около пяти метров и семи метров в ширину, он напоминал Егору оживший танк, настолько несокрушимым казался.

Тхер взмахнул рукой в направлении парня, и голем двинулся в его сторону. Медленно и неотвратимо приближаясь, он походил на гигантскую хищную улитку.

Егор не растерялся и сконцентрировал в груди прану, отправив ее навстречу голему. Серая сила врезалась в тело создания, от него стали отваливаться куски плоти. Но тотчас несколько змей прыгнули и воссоединились вновь.

— И как же мне тебя уничтожить?

Егор крепче сжал свои кинжалы и стал насыщать их праной, надеясь на бонус от атаки в тридцать процентов и усиленное пробитие брони. Два клинка замерцали изумрудным светом и парень, разогнавшись, попытался с разбега вонзить их в тело голема. Но тот выбросил навстречу Егору множество толстых и длинных щупалец. Они мгновенно оплели парня, не давая тому двигаться.

Это было неожиданно. Все попытки Егора вырваться из захвата щупалец были напрасны. А голем, между тем, раскрыл на спине нечто напоминающее пасть и стал подтягивать к ней обездвиженного парня.

— Ну что, может, передумаешь? Это странно, но я чувствую в тебе частицу нашей силы. Мне хотелось бы в этом разобраться. Отдай мне ту девушку, и я возьму тебя на нашу планету Рхал. Там я попробую разобраться в твоем феномене, — увидев беспомощность Егора, проговорил Тхер.

— Я лучше сдохну, чем стану твоей подопытной крысой. Кара!

Егор не на шутку разъярился, и все тело его стало мерцать зеленым.

— Крак! — раздался громкий звук, и щупальца, окутывавшие тело парня, лопнули, а он сам, яростно зарычав, прыгнул к голему плоти и стал кромсать его кинжалами. Параллельно с этим он отбивался от щупалец, которыми голем опять хотел обездвижить его.

— Поглощение трупной энергии! — воскликнул парень, и мертвая плоть, которая опадала с тела создания, стала зеленым туманом втекать в тело, усиливая Егора. Его ярость была такова, что эфир вокруг опять дрогнул. На мгновение парень ощутил слияние своего физического и эфирного тел и понял, что вся энергия, которой он пользовался до этого, ничто по сравнению с тем океаном, который сейчас вливался в него.

Парень полностью открыл себя, и энергия потекла нескончаемым потоком, насыщая каждую клеточку его тела и три образования, назначения которых Егор так до конца и не понял. Все это произошло за доли секунды. Парень на мгновение даже прикрыл глаза от буйства переполнявших его энергий. А когда открыл, понял, что перешел в новую сферу силы. Теперь, став адептом первой ступени сферы эфира, он мог насыщать свои физические и энергетические тела энергией амеров, мог напитывать себя эфиром извне, получая дополнительные силы.

— Идиот, что ты делаешь? Кто так работает с эфиром в Лимбе? Тебя не учили закрываться, когда выходишь в эфирное поле в опасных местах? — в ужасе вскричал Тхер.

Егор удивился такой реакции и оборвал подключение к эфирному полю. Тем более что тело уже достигло предела насыщения на этом уровне развития. Но было поздно: небо начало чернеть, его стали пронзать красные молнии, а потом оно раскололось, и какая-то огромная тварь стала выбираться из пространственной трещины, возникшей над ними.

— Астральный демон! Ты, тупой идиот, бери свою суку и иди сюда. Будем выбираться, и мне нужна ваша помощь!

Было что-то такое в интонации Тхера, отчего Егору не захотелось с ним спорить. Интуитивно он понимал: если та тварь выберется и займется ими, их ждет кое-что похуже, чем просто смерть. Поэтому парень подбежал к панцирю, быстро перевернул его и, схватив девушку за руку, вернулся к Тхеру.

— Я видел, ты можешь оперировать маной смерти. Сейчас я прикажу змеям умереть, ты поглотишь эту энергию и вместе со мной откроешь случайный портал, которым мы переместимся в другую область Лимба. А ты, — указал он на девушку, — делись с ним своими эмоциями, чтобы он не превратился в овощ и дожил до конца ритуала.

— А где гарантии, что когда мы сделаем это, ты опять не попытаешься напасть? — резонно спросил Егор.

— Я даю слово, что если вы сейчас поможете мне, то я вас не трону, а поищу других разумных для своего пространственного портала. По рукам?

Ящер протянул Егору лапу. Тот, немного поколебавшись, пожал ее. После этого ящер издал набор шипящих звуков, и водяные змеи вокруг начали умирать. Потоки трупной энергии хлынули в тело парня. И если после поглощения энергии убитых костяных черепах он почувствовал лишь легкую апатию, то тут количество змей исчислялось тысячами. Глубокая тоска охватила его, взгляд потух. Как батарейка, Егор принимал эту энергию, совершенно забыв, что ему нужно участвовать в ритуале Тхера.

— Ну что ты стоишь! Делай что-нибудь, или мы все сдохнем! — грубо толкнул ящер Эмилу.

Девушка видела, что с Йегом происходит что-то не то. Она крепко обняла его и прижалась всем своим телом. Гладила голову и говорила о том, как любит и переживает за него. Постепенно Егор стал оттаивать, апатия схлынула, и он смог адекватно воспринимать реальность. Он обнимал Эмилу, и дурацкая счастливая улыбка расползалась по его лицу.

— Что нужно сделать? — спросил он у Тхера, когда окончательно пришел в себя.

— Просто направляй всю собранную энергию в макет портала, созданного мной. Моих сил не хватит для его активации. — Ящер указал на пустое место перед собой и начал вливать туда свою энергию, которая, как и раньше, имела красный окрас.

Егор сосредоточил на этом месте зрение и увидел прозрачный овал в эфирном поле, который постепенно набирал краски, насыщаясь энергией.

Демон в небе завыл. Его голова и торс уже выбрались из разлома. Еще немного — и, казалось, он выберется полностью.

Увидев это, парень не стал мешкать и направил всю собранную трупную энергию в макет портала. Так они с Тхером и стояли, отдавая все силы для активации. Временами апатия опять накатывала на Егора, но он чувствовал рядом тело девушки и исходившее от нее тепло. Сосредоточившись на передаче энергии, он не понимал, что она говорит, но от ее слов на душе становилось теплей, а смертельная тоска отступала.

Для девушки это тоже не проходило даром: ее тело взмокло, а глаза ввалились. Если бы не просветление, она, скорее всего, не смогла бы вытянуть Егора из эмоциональной бездны. Но вот в воздухе раздался негромкий щелчок, и перед троицей появился портал.

— Ну что же, посмотрим, куда он нас выведет, — проговорил ящер и шагнул в него.

Егор и Эмила немедленно последовали за ним. И лишь разочарованный рев твари в небесах, которая упустила свою добычу, стал им прощальным аккомпанементом.

Глава 19. Старые знакомые

— Лейла, что с тобой, тебе опять плохо? — обеспокоенно спросила Диана свою подружку.

С приключения в Дьявольском Клыке с Лейлой стали происходить странные вещи. Она как будто периодически испытывала боль и дискомфорт. А один раз даже упала в обморок, и медики из Гильдии Целителей не смогли привести ее в чувство.

Лейла очнулась сама, никто так и не смог сказать, в чем была причина ее обморока. И вот сегодня девушка сама позвала Диану и других участников похода в ту самую таверну, откуда они, развернув проклятый манускрипт, попали внутрь Дьявольского Клыка. Она зачем-то сняла самую защищенную комнату для переговоров и пригласила туда друзей.

— Да, опять накатило… Но мне уже лучше. А мои боли… Я поняла, что это. Вот, возьми и прочти вслух, мне что-то опять нехорошо. Это отрывок из записей отца, которые он ведет для упорядочивания своих дел.

— «Сегодня в Гильдии Мудрецов я сумел найти ту древнюю книгу, где видел знак, оставленный парнем на груди моей дочери. Этот знак называется Инь-Янь. Он имеет инопланетное происхождение, точное значение его неизвестно. Наиболее близкое значение — это равновесие и единство мужского и женского начал, баланс и перетекание этих сил. Когда я обратился за помощью в Гильдию Мудрецов, мне сказали, что не сталкивались с таким случаем за всю историю планеты Тиамат, хотя Гильдия ведет летоисчисление со дня Великой Катастрофы. Также они порекомендовали не вмешиваться в это дело, поскольку я невольно могу нарушить баланс, находясь на совершенно другой ступени силы. Они посоветовали подрядить на поиск того парня отряд адептов не выше сферы эфира и отправить их в один из пространственных карманов Лимба.

Дочери все хуже, сегодня она потеряла сознание. Я стою перед выбором — послать отряд ни в чем не повинных приключенцев на верную гибель или и дальше подвергать свою дочь неизвестной опасности. Да и смысла отправлять людей я не вижу. Они все равно не вернутся. Лимб поглотит их. А значит, на следующей неделе я передам все дела по управлению Гильдией Приключенцев своему заместителю и отправлюсь на поиски сам. Баланс, равновесие, потенциальная опасность — ничто по сравнению с угрозой жизни моей Лейлы», — прочитала написанное на пергаменте Диана.

— Ты хочешь, чтобы мы пошли и отыскали того парня? Но даже если мы согласимся, как мы попадем в этот самый «Лимб»? — выдвинул предположение Элинар, который в этой компании отличался наиболее развитым интеллектом.

— Да, я хотела попросить вас о помощи. Я интуитивно чувствую, что отец принял опасное решение. Считаю, мы, заварившие всю эту кашу, имеем наибольшие шансы на успех. Сама не знаю почему, но это знание просто преследует меня. А возможность попасть туда у меня есть. В дальнейших записях отца я нашла способ сделать это. — Лейла достала и положила на стол небольшую металлическую пластинку.

— Что это? — сразу поинтересовалась недалекая, но очень любопытная Оливия.

— Это активатор пути в один из пространственных карманов Лимба. Очень дорогая вещь, отец украл ее из сокровищницы Гильдии. Он перепил вина и заснул, рассматривая ее. Завтра он проспится и обнаружит пропажу. Это наш единственный шанс. Если, конечно, вы захотите мне помочь. Что скажете? Вы поможете мне?

— Я с тобой, — без каких-либо раздумий или колебаний сказала Диана и положила ладонь на лежащую на столе руку Лейлы. Они дружили с детства, а общее горе, когда они в раннем возрасте потеряли матерей, еще больше сблизило девушек.

Остальная компания не стала спешить с решением. Рен хотел и вовсе отказаться, несмотря на то, что его невеста была рядом и могла подумать, что он струсил. Но дело решил Элинар. Его тело зыбилось в конвульсиях, изо рта пошла пена, и он прошипел:

— Мы должны… Сила или позор. Выбор невелик.

После этого пророчества молодой предсказатель потерял сознание.

— Ну что же, позор не для меня, а вот сила — в самый раз. — Рен положил руку на ладони девушек.

— Ты такой мужественный! Я тоже с вами, — присоединила ко всем пухлую ладошку Оливия, смотря на Рена влюбленными глазами.

— Раз все идут, я тоже присоединяюсь, — подал до сих пор слабый голос Элинар, и его хрупкая детская ладонь накрыла руки остальных ребят.

— Ну что же, тогда даю вам пару часов на сборы и подготовку к походу. И ровно в два пополудни собираемся в старом парке возле академии. И спасибо вам, друзья, — дрогнувшим голосом проговорила Лейла.

***

Султан Великого Халифата, нахмурившись, сидел за столом своего личного кабинета. Звали его Ноел, и был он седым как лунь, дородным мужчиной среднего роста. При взгляде на него не чувствовалось ни особого величия, ни опасности. Но те, кто воспринимал его несерьезно, закачивали свой жизненный путь печально. Ноел обладал вспыльчивым и злопамятным характером, а его припадки ярости вызывали у подданных дрожь в коленках.

В принципе, для адепта стихии огня подобный характер — не редкость.

Султан был одним из сильнейших магов Халифата и находился на первой ступени сферы кармы. Причиной же недовольства стало происшествие с его наследником Кронтом, которого в Землях Праха унизил и попросту отпинал ногами какой-то простолюдин. Да еще и на целую сферу ниже по уровню силы! Род Ноела, «Огненные змеи», уже более двухсот лет правил Халифатом, и ни разу за всю свою историю не оставлял обиду неотмщенной. И вот сейчас их репутация оказалась под угрозой.

— Значит, так. Вы, двое старых болванов, отправитесь в пространственный карман Лимба и найдете того парня, после чего убьете его. А ты чего лыбишься, недоносок? Ты пойдешь с ними, пусть все знают, что «Огненные змеи» всегда платят долги! — Султан обвел суровым взглядом тройку сидевших перед ним людей. Это были братья Нгуен и Киану, а также наследный принц Кронт.

Недовольство Ноела заключалось в том, что посланные по душу того парня воины и маги не смогли его отыскать. Однако нашли астральные следы, которые говорили о том, что парень скрылся в Лимбе. И сейчас Ноел отправлял своего единственного наследника чуть ли не на верную смерть. В Лимб ходили адепты не ниже сферы астрала, но дать Кронту в помощь он мог только этих двух стариков, свидетелей того приключения. А их личная сила была не так велика. Но иначе попытка мести выглядела бы фарсом.

— Но отец… — попытался сказать что-то Кронт.

— Замолчи. Я принял решение, тебе нужно лишь выполнить его. Вот, возьмите, вы знаете, что с ней делать, — султан бросил старикам пластину-активатор.

— Даю два дня на подготовку, затем вы должны отправиться в Лимб. А теперь пошли все вон отсюда! — грозно продолжил Ноел.

«Я еще не так стар и успею сделать второго наследника, но хотелось бы, чтобы ты вернулся, Кронт. Хотя честь рода превыше всего», — грустно подумал Ноел и плеснул в золотой кубок красного вина, чтобы успокоить нервы.

Глава 20. Затерянный город. Испытание

Группу людей, которая лишь несколько мгновений назад появилась здесь, окружали мрачные полуразрушенные дома, осколки статуй и куски колонн.

— Тхер, ты знаешь, где мы? Мне что-то не нравится это место, — произнес Егор, держа Эмилу за руку.

Девушке, казалось, было все равно: счастливая улыбка озаряла ее красивое лицо, делая похожей на ангела. Тем больше был контраст с окружающей их обстановкой.

— Будь проклят тот миг, когда я связался с вами. Мы в Затерянном городе. Это место считается не очень опасным для продвинутых адептов силы. Но для нас оно смертельно. Город притягивает группы приключенцев, оказавшихся в Лимбе — не очень могущественных, примерно равных по силам, — и устраивает между ними смертельные соревнования на выживание. Выжившие получают призы, но чаще всего схватка заканчивается смертью всех участников.

— И ты смог определить, что это Затерянный город, лишь взглянув на пару развалин вокруг? И еще признал, что являешься недостаточно могущественным? — скептически поднял бровь Егор.

— К сожалению, уровень моей силы не так высок. Недаром же я проводил эксперименты в самой безопасной части Лимба. А в этом городе большая часть моих умений бесполезна — здесь нет живых существ. Лишь призраки, големы, духи, зомби, скелеты и прочая нежить. А насчет того, как я смог сразу определить, что это за место… Посмотри наверх, — голос Тхера звучал обеспокоено.

Егор поднял взгляд и заметил, что вместо неба на расстоянии всего нескольких метров над головой висит непрозрачный черный купол. Внимательнее оглядевшись, он увидел, что стены этого купола подрагивают со всех сторон на расстоянии в несколько десятков метров.

— Ну что, убедился? Мы находимся в мертвой зоне. Все группы, которые будут проходить испытание, помещаются в подобные локации. Потом город испытывает их. Если они выживают, черный купол исчезает, и приключенцы становятся полноправными участниками испытаний.

— Кому и для чего это все нужно? — подала голос молчавшая до того Эмила.

— Если бы я знал, девочка, если бы я знал…

Их диалог прервал ужасный стон, в котором можно было различить множество голосов из окружавших их зданий. Спустя несколько мгновений большое количество маленьких существ, ростом всего около полуметра, начало собираться вокруг отряда, который находился в центре небольшой каменной площади, окруженной со всех сторон развалинами зданий. Огромные, в половину тела, головы и горящие красным цветом глаза странных чудищ уставились на них.

— Эмроки, полумертвые создания хаоса. Откуда они здесь? Нам конец, они практически неуязвимы к моей магии! А вы слишком слабы, чтобы что-то противопоставить им! — запаниковал Тхер.

Но странные существа не спешили атаковать. Окружавшая группу толпа раздалась, и навстречу вышел громадный по сравнению с другими сородичами эмрок.

— Двое из вас должны остаться тут и стать нашей пищей. Один человек может спокойно покинуть темный барьер. Выберите его добровольно или сражайтесь между собой — мне все равно. Можете попытаться спастись все вместе, но тогда вы умрете, — произнесло это ужасное существо, речь которого была понятна Егору из-за вспыхнувшего на мгновение серым цветом амулета познания.

Не успел парень обдумать сказанное, как его шею захлестнул красный жгут энергии, пытаясь задушить. Подобной же атаке подверглась и Эмила. Это Тхер, не раздумывая долго, принял решение их убить, чтобы самому выбраться из-под купола.

Егор задыхался. Его тело боролось с удушением, мана и прана устремились к шее, напитывая ее мышцы энергией.

— Крак, — раздалось рядом. Обернувшись, парень увидел, как голова Эмилы, не выдержав давления красного жгута, отделяется от тела и подлетает высоко в воздух, а девушка безжизненно падает на мостовую. Не успел Егор отреагировать, как его затылок прострелило болью, уплотнение, переданное тем красноглазым стариком, запульсировало, и взгляд на мгновенье заволокло тьмой.

— Эмроки, полумертвые создания хаоса, откуда они здесь? — услышал парень начало уже знакомой фразы Тхера.

Не дожидаясь продолжения, Егор схватил за руку Эмилу и выкинул ее в толпу окружавших их эмроков.

— Она будет жить, и вы выпустите ее за барьер. А мы останемся внутри. Я добровольно, а он — в виде трупа! — прокричал парень.

— Достойный поступок. Ну что же, тогда подтверди свои слова и убей его, — указал на Тхера тот самый огромный эмрок из видения Егора.

Парень развернулся и, сформировав «покров тьмы», атаковал Тхера.

— Предатель! — закричал рхал, и его окутала красная сетка, при столкновении с которой «покров тьмы» рассеялся.

Егор был разъярен не на шутку. Предшествующее видение и испытанный ужас от гибели девушки усилили его. И если в тот раз он не смог совладать с красными щупальцами Тхера, то сейчас разрывал их голыми руками. Его глаза горели зеленым, а тело окружало похожее сияние. Три духовных центра Егора вращались, напитывая все его меридианы энергией эфира. Потом все эта энергия, переработанная и усвоенная телом, стала собираться в груди. Татуировка блеснула, и из нее в сторону Тхера полетел темно-зеленый луч.

— Духовная атака? Но как, ты же слишком слаб, чтобы иметь сформированный духовный центр! — в ужасе закричал ящер и попытался защититься. Мелкоячеистая красная сеть возникла перед его телом на пути этого луча. Но тот с легкостью пробил ее и вонзился в тело рхала. Тхер дико заорал, плоть стала умирать, кусками отваливаясь от него. Слезы градом полились из глаз ящера и он, содрогаясь в конвульсиях, рухнул на колени.

Егор подошел к ничего не соображающему от боли ящеру и одним ударом разбил его череп на куски. Огромный сноп ярко красной энергии вылетел из тела рхала и, уплотнившись в мячик, влетел в затылок парня. После этого целое море трупной энергии хлынуло в грудь Егора. Но в отличие от предыдущих раз, ее избыток не привел к апатии и безразличию. Наоборот, смешавшись с яростью, он породил дикое желание убивать — потушить те искры полужизни и неяркие эмоции, которые парень ощущал вокруг.

— Говоришь, должен остаться в живых только один? Иди ты на …, в живых останусь тут только я, — мрачно смотря на эмрока, проговорил Егор и схватил того рукой за горло.

Громадный эмрок попытался вырваться из стальной хватки, но лишь жалко затрепыхался. Молодой человек резко сжал руку, и голова создания хаоса отделилась, подлетев верх, а его тело безжизненно упало на землю. Все было, как в недавнем видении, только теперь умерла не Эмила, а чудище.

Убив главного эмрока, Егор достал из-за пояса кинжалы и ворвался в толпу этих странных созданий. Они пытались сопротивляться, атакуя его красными ментальными ударами из своих глаз. Но такого вида атаки сейчас были бесполезны против Егора: мертвая ледяная ярость с легкостью разбивала их, расплавляя в себе и оттого еще усиливаясь. Поэтому дальнейшее больше напоминало безжалостную резню: Егор просто потрошил эмроков, как свиней.

Нужно отдать должное этим существам: никто из них не попытался сбежать, все сражались до последнего. Но сейчас пришло их время умирать. Пара минут — и Егор почувствовал, что вокруг стало почти пусто. Лишь самый яркий по сравнению с другими сгусток эмоций и жизненных сил горел перед ним, обжигая сиянием.

Прищурив глаза, парень шагнул к нему: погасить этот последний сгусток — и можно будет успокоиться, впасть в мертвую нирвану безразличия, пока не появится новая жертва.

Сам того не заметив, Егор почти превратился в того, кого боялись и желали уничтожить все адепты силы — некроса. Страшную, разумную инфернальную тварь, которая гасила энергию жизни и питалась эманациями смерти.

Эмила не поняла, зачем Йег толкнул ее в толпу этих ужасных карликов, а потом напал на Тхера. Наблюдая, как парень убивает ящера, а затем и главного эмрока, она испугалась. Вскрикнув, девушка в ужасе забилась подальше, скрывшись от парня за телами эмроков, которые и не думали убегать, несмотря на гибель своего предводителя.

Видя, что на Йега не действуют ментальные атаки и он подобно богу войны убивает противников, Эмила испытывала два чувства: страх и восхищение. Они смешивались и, казалось, проникали в самую ее душу, еще больше усиливая то пока еще небольшое чувство, которое девушка испытывала к парню. Она даже на минуту отвлеклась от происходящего, прислушиваясь к этим странным ощущениям.

Когда Эмила вновь сфокусировалась на происходящем, то увидела, что вокруг не осталось ни одного эмрока. Все они были убиты Йегом. И сейчас он стоял, окруженный зелеными нитями, вырывавшимися из их тел и впивающимися в его грудь. Но вот процесс прекратился, и взгляд его немигающих глаз уставился на нее. Словно увидев что-то неприятное, парень скривился и двинулся в ее сторону.

Эмила хотела убежать, но ужас сковал ее тело, не давая пошевелиться.

Йег подошел к девушке и взял рукой за горло. Она непроизвольно заплакала, и крупная слеза упала на запястье парня. От этого тот вздрогнул. И тогда, превозмогая паралич и онемение конечностей — казалось, одно присутствие Егора рядом вытягивает из нее жизнь — Эмила прошептала:

— Йег, остановись, прошу тебя… Не убивай меня, я люблю тебя…..

После этих слов из груди девушки вылетел небольшой золотистый шарик, который немедленно впитался в держащую ее руку.

Тело Йега задрожало, и силы стали покидать его. Излишняя трупная энергия вырвалась из его тела и начала крушить все вокруг. Черный барьер, окружавший их, не выдержал этих атак и лопнул.

Парень без сил упал к ногам Эмилы.

Девушка опустилась рядом, положила его голову себе на колени и вздохнула. Она чувствовала, что смерть прошла совсем близко, но теперь не боялась Йега. Эмила поняла, что убить ее хотел не он, а страшное существо, в которое он чуть не превратился. И еще девушка каким-то образом почувствовала, что все эти убийства Йег совершил ради нее, желая защитить. Она сама не знала, откуда пришло это чувство. Казалось, оно исходило из самого ее сердца.

Сосредоточив взгляд на груди Егора, девушка заметила странное энергетическое образование в виде разделенного пополам круга с двумя точками в нем. Приспустив сделанный Йегом топ, она увидела, что на ее левой груди, чуть выше соска, появилась такая же татуировка. С кулак размером, она неярко мерцала золотистым светом в окружавшем их полумраке.

Глава 21. Новая встреча

Глава 21. Новая встреча

Ровно в два часа пополудни группа ребят собралась в старом парке академии. Все они надели свою самую лучшую броню, артефакты и взяли максимальное количество всевозможных эликсиров. Лейла, которая была алхимиком и шла по пути познания, мало того, что была с ног до головы увешана различными колбами, так еще и привезла целую тележку всякой алхимии.

— Разбирайте друзья. Пусть мой уровень силы на пути познания и не настолько высок, но эти эликсиры будут полезны вам.

После того как члены отряда разобрали предложенные эликсиры, Лейла достала железную пластинку.

— Подойдите поближе, чтобы магия активатора сработала на всех.

Когда ребята выполнили ее просьбу и столпились вокруг, она слегка оголила грудь и нанесла себе легкую царапину пластиной в том месте, где располагалась метка, от которой Лейла хотела избавиться. Таким нехитрым образом можно было очутиться в Лимбе неподалеку от того парня.

Пластина замерцала, вырвалась из рук девушки и повисла в воздухе. Какое-то время ничего не происходило, но потом активатор рассыпался пылью, и весь отряд затянуло в открывшийся портал.

***

Когда Егор очнулся, то обнаружил, что его голова лежит на коленях у Эмилы, а та нежно и ласково перебирает его волосы.

— Ты пришел в себя? С тобой все в порядке?

— Да, а что здесь произошло? Я помню лишь, как убил Тхера, а потом напал на эмроков.

— Ну, ты убил всех их, а потом, наверное, потратив слишком много сил, упал без сознания, — ответила Эмила. Она не стала говорить, что тот чуть не убил ее. И про его помешательство — тоже.

— А куда исчез барьер, который окружал нас?

— Ты разрушил его перед тем, как потерять сознание.

— Отлично. Эмила у тебя есть какие-то идеи насчет того, как нам выбраться?

— Нет, до попадания сюда я вообще не знала об этом месте.

— Ну хорошо, тогда положимся на удачу!

Егор поднялся на ноги и, улыбнувшись, протянул девушке руку, помогая ей встать.

Затерянный город не отличался разнообразием архитектуры — однотипные развалины зданий и колонн окружали небольшие площади. Егор с Эмилой двигались уже около получаса, но не встретили никого живого.

Парень уже несколько раз применил умение «поиск жизни», но даже с его помощью никого не обнаружил.

Так они и шли, пока местность впереди не начала мерцать, и дорогу им не преградил образовавшийся черный купол. Его можно было обойти, но Егору стало любопытно, кто же вылезет из-под него. Кроме того, он надеялся встретить того, кто подскажет, как выбраться из Затерянного города.

***

Клим бежал со всех ног, но понимал, что минуты его жизни сочтены. И зачем только он взялся за это проклятое задание?

Парню было всего семнадцать, и он был круглым сиротой. Все детство он провел в приюте, и его ждало незавидное будущее — городского раба. А именно такая судьба предназначалась всем детям, которых государство Гаврия растило за свой счет. Но примерно в двенадцать Клим прошел просветление и стал адептом силы, после чего ушлый директор учреждения продал перспективного подростка в Орден Убийц.

Этот Орден часто выкупал магически одаренных детей для своих школ ассасинов. Смертность там была ужасная, и выживали единицы. Но Клим был талантлив. Он не только сумел выжить, но и стал мастером сферы тела. И вот уже целый год выполнял различные задания, выдаваемые куратором Ордена.

Все шло хорошо. Клим даже получил достаточно почетное прозвище Маленький принц. За то, что его одежда была всегда идеально чистой, а манера речи и осанка, несмотря на небольшой рост, — горделивыми. В общем, Орден Убийц признал подростка своим полноправным членом. Перед Климом открывались блестящие перспективы. Из нового поколения убийц он, несомненно, оказался самым талантливым.

Так оно и было до того самого дня, пока куратор не поручил ему, казалось бы, простое задание: доставить небольшую перламутровую шкатулку из Града, столицы Гаврии, в маленький провинциальный городок под названием Колм. Там мальчик должен был передать ее местному коллекционеру. Но прибыв в Колм, он уже на входе узнал, что коллекционера прошлой ночью убили. И сейчас весь Колм судачил об этом.

Наверное, кто-то из Ордена продал информацию о его миссии. Иначе как объяснить, что практически сразу Клим почувствовал слежку, а когда попытался выбраться из города, оказалось, что все выходы перекрыты властями?

Молодой, но уже достаточно опытный паренек решил временно затаиться. Он убил бездомного, утопив его тело в городском коллекторе, и переоделся в его одежду, нанес грим и хотел так переждать несколько дней. Но уже через пару часов на его след вышли двое одетых в черное незнакомцев. Они появились на улице, где просил милостыню Клим, и двинулись в его сторону.

Поначалу подросток не придал этому значения. Но когда один из пришельцев атаковал его «росчерком ястреба» — секретной техникой Гильдии Воров Гаврии — у Клима не осталось сомнений, что эти двое ищут именно его. К счастью, преследователи переоценили свои силы. Парень смог убить их. Но успех был мимолетным, и сейчас Клим находился в окружении как минимум нескольких десятков врагов, которые перекрыли все возможные пути к бегству.

«Тупик, — обреченно подумал он. — Ну что же, дай-ка я хоть гляну, за что мне предстоит умереть».

Клим вскрыл шкатулку. Там, на бархатной подушечке, лежала непонятная металлическая пластинка.

— И из-за этой безделушки я умру?

Парень бросил шкатулку на землю и поднес пластину к глазам, желая повнимательней рассмотреть ее.

— Эй, сопляк, а ну выбрось то, что держишь, и отойди на несколько шагов назад!

Клим обернулся и увидел, что выход из подворотни перекрывают четверо. Рука парня

непроизвольно сжалась, и острые края пластинки разрезали кожу.

***

Егор стоял в нескольких метрах от черного барьера и ждал, пока тот исчезнет и люди или другие существа выйдут из-под него. Но терпение еще на Земле не было его сильной стороной. Сколько он себя помнил, столько ненавидел ждать. Поэтому, страдая от скуки, парень подошел к мерцающему черным светом барьеру.

Вначале Егор направил в него немного праны, но результата не было. На ману барьер тоже не реагировал, как и на их сочетание. Тогда, немного поколебавшись, он дотронулся до барьера рукой. Она немедленно прилипла. Парень попытался вырваться, но барьер держал крепко. Помучавшись немного в бесплодных попытках освободиться, Егор попробовал засунуть руку поглубже. Это с легкостью получилось — она по локоть провалилась за границу. Никаких болевых ощущений это не вызвало.

— Эмила, побудь здесь. А я попробую проникнуть за барьер. Не волнуйся, я вернусь за тобой, — обернулся к девушке Егор, после чего, собравшись с духом, решительно шагнул внутрь.

Тело на мгновение окутала эластичная пленка, потом она с чавканьем отпустила его, и Егор вывалился на небольшую площадь, подобную той, на которую они попали в самом начале.

На этой площади шел бой. Тощий, очень юркий паренек сражался с четырьмя окружившими его человекоподобными монстрами. Делал он это с большим трудом. Длинные русые волосы, заплетенные в тугую косу, были насквозь мокрыми от пота, как и он сам. Движения постепенно замедлялись.

Присмотревшись, Егор понял причину: парня атаковали лишь три из окруживших его обезьян. Четвертая же стояла чуть в стороне. Прикрыв глаза, она время от времени посылала в него прозрачную волну, которая ударяла в тело дравшегося, замедляя его и вынуждая тратить неимоверные усилия.

Сам не зная почему, Егор решил помочь парню. Наверное, сыграли свою роль два фактора. Первый: он с детства не любил, когда били толпой одного. И второй: этот паренек был человеком, в то время как атаковавшие больше всего походили на горилл, заросших густой синей шерстью.

Поэтому, сформировав «покров тьмы», Егор направил его в спину обезьяны-мага. Когда умение столкнулось с телом гориллы, та завизжала, вокруг нее вспыхнула синяя защитная пленка, и тварь резко развернулась в сторону Егора. Глаза обезьяны недобро блеснули, и в него полетела прозрачная волна.

Он на автомате активировал «каменную кожу» и «звездный щит», свои единственные защитные умения. Но те оказались бесполезны: умение обезьяны атаковало не его, а пространство вокруг. Оно странным образом исказилось, и парень почувствовал, что его тело стало вдвое тяжелей. Сила тяжести нарастала.

Эта горилла явно сочла его более опасным, чем тот тощий паренек, и, вздыбив шерсть, стала посылать в него волну за волной. Кости и связки Егора начали трещать от собственного увеличивающегося веса.

Вдруг рядом с Егором раздался шлепок, и из-за барьера на площадь вывалилась Эмила. Девушка не стала ждать возвращения своего Йега и последовала за ним, но оказалась слишком близко к Егору и тоже попала в гравитационное поле, созданное обезьяной. И если парень еще справлялся с повышенной силой тяжести, то девушка не смогла этого сделать. Ее кости лопнули в нескольких местах, и Эмила кровоточащим куском плоти упала к ногам парня.

Увидев это, тот пришел в ярость. Уже знакомое зеленое свечение стало покрывать тело Егора. Шаг, еще шаг, и он стал двигаться в сторону обезьяны. Та заволновалась и призвала троих сородичей, которые, похоже, наконец добили того мелкого паренька. Во всяком случае, он лежал на земле и не подавал признаков жизни.

Повинуясь команде своего мага, три обезьяны-воина немедленно атаковали Егора. Цель их была ясна: связать боем, в то время как маг будет замедлять его гравитационными атаками. Когти на руках тварей полыхнули синим цветом и удлинились.

— Бам… Бам… Бам… — застучали они по груди Егора, но пробить «каменную кожу» не смогли, лишь слегка оцарапав его тело.

Парень нанес резкий удар кулаком в грудь ближайшей обезьяны. Ту отбросило в сторону, но густая синяя шерсть погасила силу удара. Две оставшиеся гориллы применили какое-то умение, и с их лап сорвались две синие молнии. Они попали в грудь Егора, которая мгновенно покрылась коркой льда. Та стала быстро распространяться на все его тело.

Парню пришлось бы туго, если бы не неожиданная помощь: пришедший в себя незнакомец кинул в отвлекшихся горилл какую-то колбу, и та взорвалась, окутав тела обезьян ярким оранжевым пламенем. Те словно обезумели. Стали дико верещать и прыгать, пытаясь сбить с себя огонь. От их тел валил пар, казалось, они состоят изо льда, и сейчас тот испаряется под воздействием температуры.

— Это морозные гориллы, они не выносят огня. Я разберусь с ними, а ты убей мага! — прокричал паренек, достал из-за пояса еще две колбы и метнул их в визжащих обезьян. Потом он выхватил два темных кинжала и прыгнул в их сторону, явно желая добить.

Егор же сконцентрировал в груди энергию и резким толчком выплеснул ее наружу. Лед, покрывавший его тело, разлетелся. Обезьяна-маг попыталась спастись бегством, но Егор легко догнал ее и ударом кулака в затылок проломил череп.

Тварь упала навзничь и задергалась в агонии. Но не это интересовало парня. Он быстро подбежал к изувеченному телу Эмилы. Состояние девушки было ужасно: руки и ноги сломались, пробив кожу, а ребра вывернулись наружу, повредив легкие.

Эмила хрипела и булькала кровью, доживая последние секунды своей жизни. Непрошеные слезы навернулись на глаза Егора. До этого момента он и сам не понимал, насколько привязался к этой милой девчонке.

Склонившись над ней, он вдруг почувствовал сильный жар в груди. Это активировался тот самый знак Инь-Янь, появившийся на его теле в Дьявольском Клыке. Егор с удивлением заметил, что на груди девушки активировался такой же. Тонкая золотистая нить соединила знаки между собой, и жизненная сила Егора устремилась в тело погибающей девушки.

Сначала он обрадовался, но быстро понял, что его энергии не хватит. Повреждения Эмилы были слишком сильны, и даже закачиваемой духовными центрами энергии эфира не хватало, чтобы ее излечить.

Егор почувствовал, что слабеет, но не разорвал связь с телом девушки.

«Будь что будет», — подумал он.

В этот момент горилла-маг окончательно затихла, испустив дух. Незнакомец также добил оставшихся трех обезьян. Впрочем, это было несложно: обезумев от окутывавшего их пламени, они почти не сопротивлялись. Трупная энергия хлынула из их тел в Егора. Ее было не так много, но именно она стала решающим фактором. Объединив энергию, поступающую из эфира, трупную энергию, а также свои ману и прану, Егор начал вливать все это в тело девушки.

Эффект проявлялся прямо на глазах: кости срастались, раны закрывались. Несомненно, это было очень болезненно, но Эмила была без сознания, что и спасало ситуацию.

Отдав практически всю свою энергию, Егор посмотрел на девушку: все повреждения исчезли, и сейчас она была просто без сознания.

— Никогда не видел такого. Это было знаменательно, — услышал Егор за своей спиной не очень подходящую к месту фразу.

Глава 22. Пути сходятся

Он обернулся и внимательнее присмотрелся к незнакомцу. Шестнадцати-семнадцатилетний паренек, невысокого роста и очень худой. Лицо его было изъедено оспинами, торчащие уши делали образ комичным, однако осанка и манера держаться не вызывали смеха. Было в пареньке какое-то естественное благородство.

— Спасибо, что помог. Ты кто такой? — спросил незнакомца Егор.

— Меня зовут Клим. За помощь я вас должен благодарить. Вы не подскажете, где мы находимся и как можно покинуть эту юдоль скорби? — сдержанно поклонился паренек.

Такие витиеватые речи вызвали улыбку на лице Егора, но он вкратце пояснил парню, куда тот попал, и что они с Эмилой сами ищут выход из Лимба.

Выслушав Егора, Клим протянул ему руку:

— Ясно. Тогда предлагаю заключить временный союз и вместе поискать выход.

— Согласен. Как вариант, можно искать черные купола и помогать людям выбираться оттуда. Может быть, кто-то знает, как покинуть это место.

На том и порешили. Ребята подождали, пока Эмила очнется, и продолжили путь по Затерянному городу.

Клим обладал неплохими навыками скрытого предвидения, поэтому двигался впереди и разведывал путь. Указал же направление Егор, который в полукилометре от них заметил аж восемь живых меток.

Вот в их сторону и направился отряд.

***

Кронт вышел из портала и сразу спрятался за спины стариков. Про Лимб и его пространственные карманы он слышал много странных баек, и поэтому справедливо решил не лезть на рожон и не строить из себя героя.

— Это Затерянный город. Локация для новичков. По моим сведениям, сюда не могут попасть адепты силы уровня выше сферы астрала, — сказал Нгуен.

— Ты прав, брат. Получается, мы с тобой тут потенциально самые сильные. Обычно в Затерянный город попадает молодежь. Хорошо, что у нас был астральный слепок того парня, и мы смогли использовать его при активации пластины перемещения.

— Да, но это не повод расслабляться. Кронт, если хочешь выбраться отсюда живым, то слушайся наших приказов, — холодно обратился к принцу Киану.

Они с братом вот-вот должны были перейти на следующую сферу силы и овладеть ментальными навыками. А из-за Кронта вынуждены теперь рисковать жизнями в Лимбе.

Когда они готовились к этому путешествию, то всерьез рассматривали вариант избавиться от принца сразу по прибытии. Но, зная характер султана, решили не рисковать. Узнай он об этом каким-то образом — и их смерть будет мучительна. Да и не только их, Ноел не пощадит и родственников. А старики очень любили своих внуков.

— Приготовься, сейчас нам предстоит пройти испытание Затерянного города. Потом этот барьер исчезнет, и мы сможем поискать твоего обидчика, — указав на черный купол, пояснил Киану.

Испытание не заставило себя ждать — большие огненные псы атаковали отряд.

— Адские гончие. Это будет легко. Барьер ветра! — прокричал Нгуен, и их окружило прозрачное марево, которое не пускало адских гончих к отряду, отбрасывая их.

— Клинки ветра. Облако бури, — атаковал тварей Киану.

Братья всегда распределяли роли в бою. Как правило, Нгуен отвечал за защиту, а Киану нападал.

Адские гончие ничего не могли противопоставить такому тандему, они были монстрами всего лишь второго уровня опасности. Их тела разрывались потоками ветра и смерчами, которые время от времени выстреливала в них повисшая над ними туча. Минут десять — и с гончими было покончено. Потом темный барьер задрожал и исчез.

Путь в Затерянный город был открыт.

***

Лейла с друзьями появилась посреди огромного амфитеатра, но вместо зрителей на его скамьях сидели каменные горгульи, которые сразу начали атаковать отряд. Каменные горгульи — монстры второго уровня опасности, и поэтому были вполне по силам отряду ребят. Тем более те хорошо подготовились к походу.

Лейла выбросила в воздух несколько колб, которые взорвались, столкнувшись с телами тварей. При этом небо над отрядом стало тягучим, и большинство горгулий замерло, трепыхаясь в ставшем подобным резине воздухе.

Этим воспользовался Рен. Он направил в их сторону посох, и с его навершия в замерших в воздухе монстров стали ударять энергетические шары. Оливия решила не отставать от жениха, нарастила объем тела, и как гигантский мячик подскочила метров на пять. Каменные тела горгулий лопались от столкновения с ней.

Но онемение тварей продлилось недолго: небо вновь стало обычным, и они, разозленные гибелью сородичей, вновь атаковали отряд. Единственным атакующим умением этих монстров был «оглушающий визг», но Элинар активировал свое умение «зона тишины», и дикие визги нападающих монстров не смогли навредить отряду.

Теперь горгульи могли полагаться только на свои физические атаки.

Монстров было очень много, несколько сотен — наверняка. Огромной серой толпой они падали вниз, надеясь раздавить отряд тяжестью своих тел. Диана приняла форму дендроида и легко выдерживала их удары, успевая прикрывать и Элинара. Оливия каталась по полю боя, давя приземлявшихся тварей. А Рен прикрывал Лейлу и одновременно выкашивал монстров своими «шарами порядка».

Горгульи были созданиями хаоса, и поэтому стали для Рена идеальными противниками. Попадая в их тела, его мана начинала перестраивать их, что вызывало взрыв, и очередная горгулья переставала существовать.

Лейла также отошла за спину блондина, решив сэкономить эликсиры и бомбы. Видно было, что с этим противником отряд прекрасно справляется и так. Тем не менее, бой затянулся на целых полчаса, уж очень много было монстров.

— Это было легко, — довольно проговорил Рен, убивая последнюю тварь. Причем сделал он это картинно, высоко подпрыгнув и разбив каменное тело горгульи своим артефактным посохом.

— Да, мы даже не успели вспотеть. Правда, Оливия? — подколола Диана его невесту, которая, как и все адепты плоти, обильно потела после боя. Это было связано с делением липидов в их телах при воздействии праной.

Оливия не ответила, лишь насупилась.

— Это Затерянный город, — поспешил прервать назревающий скандал Элинар. — Я прочитал все, что успел. И все, что нашел в библиотеке отца перед подготовкой к походу.

— Почему ты так уверен? — спросил Рен, который на правах сильнейшего был предводителем отряда.

— Посмотри на тот темный барьер, который сейчас исчезает. Это купол, ограничивающий зону начального испытания. Мы прошли его, и теперь можем исследовать город. Я уверен, что тот парень где-то здесь. Он невысокого уровня силы, а это — локация для новичков. Главная опасность в ней — другие испытуемые. Хотя каждый раз бывает по-разному.

Рен хотел что-то ответить предсказателю, но его прервал раздавшийся за спиной голос:

— Смотрите-ка, какие красотки. Парни, вас двое, а девушек — трое. Дайте мне поразвлечься вон с той брюнеточкой, и мы разойдемся мирно.

Глава 23. Старые знакомые

После исчезновения ограждающего барьера старики и молодой принц двинулись в сторону виднеющегося неподалеку черного купола, справедливо предположив, что под ним вполне может находиться цель их поисков. Они уже приблизились к барьеру вплотную, когда тот замерцал и начал исчезать.

Увидев, что под куполом находятся пятеро — три девушки и двое парней — Кронт негромко вскрикнул и резво бросился вперед, снова пристав к девушкам. Предыдущая ситуация ничему не научила принца.

Киану и Нгуен не стали его останавливать. Они прекрасно видели, что встреченная молодежь не представляет опасности. И даже обрадовались зарождающемуся конфликту: наметанный взгляд без труда разглядел множество артефактов и эликсиров, которыми обладали незнакомцы. Причем все эти вещи были вполне приличного уровня.

***

Обернувшись, Рен увидел говорившего. Это был черноволосый мужчина среднего роста, ярко и богато одетый. Одежда его была типичной для высшей аристократии Халифата. Уровень личной силы незнакомца был сопоставим с его собственной — это Рен определил первым делом с помощью своего артефактного посоха, точной копии того, который разрушил некрос в Дьявольском Клыке.

— Ты что, смерти ищешь, любезный? — нехорошо сощурился Рен, продолжая рассматривать незнакомца.

— Меня зовут Кронт, и я наследный принц Халифата. Это счастье — возлечь со мной — для какой-то простолюдинки, — пафосно ответил разряженный как павлин принц.

Лейла, которая до сих пор стояла за спиной Рена, вся покраснела от смущения и злости. Отдать свой первый раз какому-то высокомерному ублюдку? Да это немыслимо!

Обстановка продолжала накаляться. Конфликт уже готов был вспыхнуть, когда на сцене появилось два новых действующих лица. Двое седых как лунь стариков, неброско одетых и, подобно большинству халифатцев, невысокого роста, подошли ближе и встали за спиной Кронта.

Рен направил в них свой посох, но определить уровень силы не смог. Мощный поток ветра ударил парня в грудь, отбросив на полметра в сторону и сбив концентрацию.

— Молодой человек, вас разве не учили старшие, что чрезмерное любопытство бывает опасным? Порой даже смертельно… — проговорил старик и, снова взмахнув рукой, отправил в сторону блондина еще один «кулак ветра».

Тот попытался защититься «стеной порядка», но уровень силы был несопоставим. «Кулак ветра» легко пробил защиту Рена и хорошо припечатал того по ребрам.

— Меня зовут Киану, а это мой брат Нгуен. Вы проявили неуважение к принцу крови нашего народа, и потому умрете.

Оба старика были из бедного рода и всю жизнь зарабатывали наемничеством, чтобы иметь возможность идти путем силы. После сферы эфира дальнейшее усиление было очень сложным, требовало множества редких ингредиентов, методик и учителей. Конечно, хорошо, когда у тебя за спиной стоит могущественный и богатый род, но в случае с ними все было иначе. Поэтому сейчас братья без колебаний решили убить и ограбить молодежь, которая с ног до головы была увешана дорогостоящими артефактами. А принц всего лишь дал им благовидный предлог.

Произнеся эту фразу, Киану уже хотел атаковать отряд незнакомцев, но Рен, который всегда был достаточно хитрым и изворотливым, сказал:

— Я сын мэра столицы Ренской империи. Стоящие за мной люди — дети знатных родов. Если вы оставите нас в живых и поможете выбраться отсюда, даю слово, что ваше вознаграждение будет очень хорошим.

— Скажем, тройная стоимость надетых сейчас на вас вещей? А то понятие «хорошее вознаграждение» может быть у каждого своим, — решил уточнить Нгуен.

— Да, так и будет. Даю слово, — согласился с предложением Рен.

— Ну хорошо, мы с братом согласны. А принцу придется поумерить свой пыл. Единственно, мы хотим получить гарантии в виде магической клятвы, — немного поколебавшись, согласился Нгуен.

— Клянусь, что все будет так, как я пообещал этим двоим. И пусть моя магия станет этому залогом, — нехотя проговорил Рен.

Вокруг его головы замерцало яркое золотистое сияние, которое протянулось к двум старикам и образовало на их запястьях «татуировки долга». Теперь они не только могли знать, где находится их должник, но и убить его в случае нарушения обязательств.

— Ну, раз так, попробуем выбраться отсюда вместе. А ты, красотка, подумай над моим предложением, — попытался сделать хорошую мину при плохой игре Кронт.

Обе стороны были так увлечены процессом переговоров, что не обнаружили двоих парней, наблюдавших за ними издалека.

— Ты их знаешь? — спросил Егора ассасин, заметив, как у того вытянулось лицо при виде двух групп незнакомцев.

— Да. Те пятеро напали на меня в одном подземелье. А вон те два старика и мужчина хотели обидеть Эмилу. Они очень сильны, я тогда еле выжил. Если хочешь, можешь пойти с ними, но тогда наши пути разойдутся, — честно ответил Климу землянин.

— Знаешь, я видел, как ты заботился о своей девушке. И ты помог мне, хотя спокойно мог пройти мимо. Я сам предложил тебе временный союз, пока мы не выберемся отсюда. Маленький принц не бросает слов на ветер, — с нотками гордости проговорил Клим.

— Маленький принц?

— Это мое прозвище. Я член Ордена Убийц государства Гаврии. Тут оказался случайно, выполняя одно задание, — решил быть откровенным до конца Клим.

— Ну раз так, давай убираться отсюда, пока нас не заметили.

Но только Егор произнес эти слова, как в небе раздались сокрушительные удары колокола. Звук был настолько громкий, что закладывал уши, вызывая головокружение.

Земля вокруг стала вспучиваться, и из нее полезли крупные слепые слизни. Егор и Клим не стали с ними сражаться, чтобы не привлекать внимания двух групп неподалеку. Вместо этого, отбрасывая этих тварей в стороны, они поспешили к Эмиле. Та стояла пошатываясь, из ушей лилась кровь.

Егор подбежал к девушке и закинул ее на плечо. Потом отряд скрылся в ближайшем переулке.

***

— Черный колокол! — воскликнул Нгуен, услышав набат.

— Уважаемый, вы уверены? Если это так, то мы пропали, — переспросил старика Элинар.

— Ничем другим эти звуки быть не могут, а значит, дух Затерянного города пробудился. И колокол предупреждает всех об этом, — ответил Нгуен.

— Что это за дух и почему он настолько опасен? — спросила любопытная Оливия.

— Никто точно не знает, но согласно легендам, дух Затерянного города пробуждается раз в десять тысяч лет, чтобы найти себе достойное тело. В процессе поисков он убивает всех, кто ему не подходит. Но за все время он не нашел никого, а значит, все, кто встретился на его пути, мертвы. Проблема в том, что в Затерянный город попадают адепты силы, максимальный уровень которых — мастер астрала. А дух является монстром седьмой категории опасности и равен мастеру сферы ментала. Кроме того, здесь, на своей территории, он еще сильней.

— И что же нам делать? — обеспокоено спросила жизнерадостная Диана, которой совсем не хотелось умирать.

— Идти к черному колоколу, его звуки отпугивают духа. Причем сделать это как можно скорее, мы не одни такие желающие. Скоро дух начнет создавать астральных двойников и атаковать всех в этом городе.

Сказав это, Киану развернулся и последовал в направлении звуков набата, которые стали удаляться от отряда, постепенно затихая.

Глава 24

Егор уже начинал беспокоиться за здоровье Эмилы, которая потеряла сознание и, как тряпичная кукла, болталась на его плече. Но постепенно звуки набата стали стихать, перемещаясь куда-то в центр города. Через некоторое время Эмила пришла в себя, и парень аккуратно поставил ее на ноги.

— С тобой все в порядке, можешь идти? — спросил у девушки Егор.

— Думаю, да. Вопрос в том — куда?

— Мне кажется, подальше от этого серого тумана и в сторону центра, — указал на подступающее с окраин города серое марево Клим.

Егор молча кивнул, и отряд последовал в направлении, указанном ассасином. Егор постоянно использовал свое умение «поиск жизни», поэтому они могли избегать нежелательных встреч и довольно быстро продвигались к центру Затерянного города. Несколько раз до отряда доносились крики и звуки битв.

— Похоже, этот город сродни Землям Праха. Тут стоит опасаться не только монстров, но и любых встречных, — отметил Клим.

Не успел никто отреагировать на его реплику, как на них выскочил отряд из трех человек.

— Спасайтесь, дух Затерянного города преследует нас! — прокричали незнакомцы и, не разбирая пути, понеслись в сторону центра города, где призывно продолжал греметь колокол. Причем последовали по маршруту, на котором «поиск жизни» показывал множество красных точек.

— Интересно, что там? — проговорил Егор и махнул рукой остальным.

Так они незаметно подобрались к большой площади, на которой происходили странные вещи. Огромная, метров в пять, призрачная фигура стояла посреди большой площади, а вокруг нее сражались насмерть несколько сотен разумных. Среди них были как люди, так и представители других цивилизаций. Егор заметил даже группу ящеров, похожих на убитого им Тхера.

Группа людей, которая советовала им спасаться, выскочила на площадь, и в ее сторону от призрака полетела прозрачная белесая нить. Она пронзила головы всех этих людей, и они, дико закричав, кинулись в битву. Воздух мерцал и гремел от сталкивающихся между собой умений, заклинаний и оружия. Причем последнее было самым разным — от простого холодного до высокотехнологичных лазеров. Цель этого побоища была неясна, но явным был один факт: группы существ сгоняли со всего города призраки поменьше. Так, отряд заметил, как еще несколько групп, преследуемых призраками, были подчинены их главарем и присоединились к побоищу.

Егор уже хотел предложить спутникам обойти это место, когда увидел, что те стоят со стеклянными взглядами, а с уголков губ у них стекает пена.

— Дух… Дух города поймает нас, надо спасаться! — как зачарованный, произнес Клим, и, не разбирая пути, побежал на площадь. Эмила последовала за ним.

***

Сборный отряд под предводительством двух стариков двигался в направлении звуков колокола, как каток, сметая все на своем пути: все встреченные группы они уничтожали и после мародерки шли дальше. Конечно, поначалу это вызывало возмущение со стороны девушек, но после того, как Рен цыкнул на них, они замолчали и теперь покорно шли в хвосте отряда.

Так продолжалось довольно долго, и вот уже отряд выскочил на главную площадь Затерянного города, посредине которой в воздухе раскачивался огромный черный колокол. Хотя площадь и была огромной, но поместиться на ней все желающие не могли. Вся ее территория была занята группами людей. Временами между стоящими с краю и вновь прибывшими возникали схватки за право находиться в безопасном месте.

Нгуен и Киану, недолго думая, запустили громадный смерч, который стал раскидывать людей от края площади и дальше в направлении черного колокола. Всех, кто пробовал сопротивляться, старики просто разрубали «серпами воздуха». Так, как нож сквозь масло, они пробились к самому колоколу и заняли освободившееся место возле него. Всего по периметру разместилось, включая их, четыре группы. Поскольку предводителями остальных групп тоже были мастера сферы астрала, Нгуен и Киану предпочли не нарываться, а рассмотреть стоящие рядом команды.

Справа разместилась команда какого-то арракского вельможи. Во всяком случае, на это указывали свободные голубые и белые тоги, а также красивые, плетенные до колен сандалии. Впрочем, как и надменный взгляд предводителя этого отряда — высокого и тучного мужчины среднего возраста.

Слева расположилась боевая звезда Гильдии Воров Ренской империи. Судя по всему, достаточно высокоуровневая: все ее члены были адептами сферы астрала разных степеней. Из-за сплоченности и опытности этих людей старики не были уверены, что в случае противостояния смогут их одолеть.

Последней была тройка невиданных до этих пор громадных трехметровых ящеров. Их мускулистые тела неярко мерцали в отбрасываемой колоколом тени. Уровень этих существ не определялся, поэтому они, несомненно, были опасны вдвойне.

— Я вижу, здесь собрались сильнейшие. Поэтому предлагаю заключить союз. Ведь когда на Площади Смерти закончится испытание, все эти люди, которые сейчас думают, что они в безопасности, будут вынуждены атаковать нас, — прошипел самый крупный ящер, и с помощью амулетов познания все стоящие вокруг без проблем поняли его.

— Уважаемый, но почему они будут это делать и что это за Площадь Смерти? — задал интересующий всех вопрос Киану.

— Это место называется Площадь Спасения, и только здесь при пробуждении духа Затерянного города можно спастись. Неподалеку есть другое место — Площадь Смерти, куда астральные двойники духа сгоняют все группы, не успевшие добраться сюда к определенному времени. Там проводится смертельное испытание. Три выживших группы получают различные бонусы и переносятся сюда. После этого они вправе попытаться вытеснить любую более слабую группу в этом месте. Но беда не в этом. Перед нами достаточно отрядов, чтобы поместилось еще три. Беда в том, что колокол будет затихать, и, соответственно, безопасная площадь будет уменьшаться. Вот почему все станут атаковать нас. В самом конце останется только одно безопасное место — то, где сейчас стоим мы. Поэтому я предлагаю объединиться и вместе защищать периметр.

— Если так, то наша группа согласна. Но как же тот факт, что дух Затерянного города ищет физическое тело для воплощения? — продолжил Киану. Остальные пока молча прислушивались к этому диалогу.

— Это все вранье и басни. Дух не может воплотиться и покинуть это место. Но для его существования необходимы души, вот их он и собирает с помощью Затерянного города, постепенно увеличивая уровень своей личной силы. А пробуждается он раз в десять тысяч лет по одной причине — именно столько времени у него уходит на то, чтобы поглотить похищенные души. Таким образом, всех, кто погибнет здесь, ждет участь более страшная, чем смерть, — полное поглощение души. Не знаю как вам, а мне бы не хотелось рисковать. Поэтому, хоть я и уверен в наших силах, но все-таки предлагаю заключить союз. Что скажете?

— Я, Громс, пэр Арракской республики, согласен заключить временный союз.

— Боевая звезда третьего ранга Гильдии Воров Ренской империи согласна заключить временный союз.

Главы двух других групп подтвердили свое согласие на заключение временного союза.

— Итак, согласны все, — подытожил Киану.

— Раз так, хорошо. А сейчас просто стоим и ждем, когда закончится отбор на Площади Смерти, — прошипел в ответ ящер и развернулся к своим компаньонам.

Глава 25. Смертельное испытание

Увидев, что его друзья тоже попали под воздействие призраков, Егор не раздумывая кинулся за ними на площадь. Когда он догнал их, Клим уже вовсю рубился с двумя людьми, одетыми в темно-зеленые кимоно. Эмила же сцепилась с третьим участником этой группы — мужеподобного вида девицей в облегающих ее долговязую фигуру кожаных доспехах. Силы сражающихся были примерно равны. Егор хотел уже помочь своим напарникам, когда в их сторону двинулся отряд рхалов. Эти ящеры были очень похожи на убитого Тхера.

— На тебе кровь нашего брата, и ты умрешь одним из первых! — прокричал ящер, тело которого имело оранжевую расцветку, в отличие от двух обсидианово-черных напарников. Казалось, даже безумие, навеянное призраками, отступило от этих рептилий, и сейчас они мыслят здраво.

Услышав это, Егор понял, что ярко-красный шар, который впитался в него после убийства Тхера, был своеобразной меткой. Но долго раздумывать над этим ящеры не дали. Тело рыжего окуталось пламенем, и он, разогнавшись, как огненный болид, врезался в Егора. Причем сделал это так быстро, что тот даже не успел активировать свои защитные навыки. Но как ни странно, именно этот удар вселил в парня еще большую уверенность. Тело его после испытаний укрепилось, и лишь легкая тупая боль в груди напоминала об атаке ящера.

— Ты тупая ящерица и жалкий слабак. Даже не поцарапал меня.

Егор раскинул руки в стороны и стал напитывать свое тело свободным эфиром, которого на площади осталось не так много из-за частоты используемых умений. Вместе с амерами в его сторону потянулось и несколько зеленых нитей трупной энергии из ближайших убитых существ. Всю эту энергию Егор распределил равномерно по всей поверхности тела, превращая каждую клеточку в оружие. Его акупунктурные точки и меридианы гудели от напряжения. Повинуясь какому-то наитию, Егор решил не использовать в этом бою татуировку, вихрь и уплотнение на затылке. Он хотел драки.

Почувствовав, что достиг предела насыщения энергией, парень прыгнул навстречу ящеру и нанес удар ногой в подколенное сухожилие. Раздался треск, и нога рептилии подломилась. Егор засмеялся, но добить рыжего ему не дали. Два товарища, как две несокрушимые стены, встали над ним, закрывая его тело.

Егор нанес серию ударов по их телам, но ее результатом стали лишь ободранные в кровь кулаки. Присмотревшись, он увидел, что черные ящеры применили боевое умение, сделавшее их тела на время неуязвимыми. После ударов парня темная дымка, окружавшая их, стала прозрачней. Усмехнувшись, Егор начал проводить удар за ударом. Ящеры же бессильно махали лапами, не в силах зацепить его. Их скорость была слишком медленной, а тела — неповоротливыми. От атак Егора защита ящеров стала постепенно истощаться, пока не лопнула.

— Тс-с-с, — зашипели от боли ящеры, когда следующие удары парня пришлись уже непосредственно в их тела.

Однако не отступили. Они так и продолжали прикрывать своего товарища, который не вступал в бой, а сидел за их спинами. Огонь, покрывавший его тело, стал усиливаться. Если раньше это было жаркое пламя, то сейчас оно трансформировалось в плазму. Ящер при этом шипел от боли, и кожу его стали покрывать ожоги. Похоже, он решил пожертвовать собой, чтобы нанести один-единственный, но смертельный удар. Глаза его лопнули, а очертания тела нельзя было больше рассмотреть: оно превратилось в сплошной сгусток плазмы.

Все эти метаморфозы Егор видел и хотел им помешать, прервав концентрацию рыжего, но двое других ящеров не давали ему это сделать. Поэтому, наконец сформировавшись, облако плазмы молнией полетело в сторону Егора.

Как он ни был быстр, но его скорости не хватило, чтобы избежать этого удара. Тело парня вспыхнуло, артефактная одежда была сожжена дотла. Вся боль, которую Егор испытал до этого, оказалась просто детским лепетом по сравнению с тем, что он испытывал сейчас. Его тело сгорало и восстанавливалось энергией эфира и трупной маной, и так было раз за разом.

Он орал и катался по земле. Ящеры хотели добить его, но не смогли: едва их лапы коснулись тела землянина, как начали плавиться. Поэтому они отошли в сторону и стали ждать развязки. И даже на их звериных мордах можно было прочитать удивление, когда плазма на теле парня стала затухать, омываясь волнами зеленой энергии, стекающейся к Егору со всей площади. Благо было убито уже больше сотни существ, и эманации смерти просто-таки насытили эту своеобразную арену.

Когда молодой человек поднялся, на его теле не осталось ни единого волоска. Исчез и шрам от аппендицита, и несколько других приобретенных ранее отметин. Казалось, он был сожжен и возродился как птица феникс, испытав при этом все муки своего возрождения из пепла.

— Ах вы ж п…, — сквозь зубы процедил он и двинулся в сторону уцелевших ящеров. Его глаза полыхали зеленым, а над головой вращался зеленый смерч из трупной энергии.

Даже не отличавшихся особой эмоциональностью ящеров проняло, и они попытались убежать.

Егор одним прыжком подскочил к ним и, взяв за головы по очереди двумя руками, просто раздавил. При этом зеленая дымка из тел впиталась в его глаза, еще больше усиливая их свечение, а тела рептилий осыпались прахом.

Егор обвел тяжелым взглядом всю площадь и заметил множество разнообразных аур, которые ему требовалось погасить. Единственно, что его смутило: за спиной были две ауры, которые так же, как и его тело, горели зеленым.

Пожав плечами, он решил не убивать этих двух. Не спеша, но неотвратимо, как сама смерть, Егор двинулся к ближайшей группе сражающихся.

***

Дух Затерянного города предвкушал прорыв. Наконец-то после сегодняшнего пробуждения он сможет накопить достаточно энергии и перейти на следующий уровень силы. Ему сравнялось уже около сотни тысяч лет, и это был его десятый цикл пробуждения. Начинал он как обычный астральный паразит, но, попав в это странное место, сумел приспособить его под свои нужды.

Секретом Затерянного города был хранитель, странное существо с непонятными целями. Но именно его существование и делало невозможным посещение Затерянного города адептами высших степеней силы. Следуя каким-то своим целям, хранитель, стоило такому эксперту оказаться рядом с городом, переносил его в безопасное место. И наоборот, все адепты подходящей степени силы притягивались им.

Этим и воспользовался дух.

Он стал паразитом, сначала пожирая слабейших. Но в процессе поглощения их душ он становился сильнее. И вот сегодня, наконец, он достигнет предельного для этого места уровня силы. С одной стороны, он испытывал радость, а с другой — ему не хотелось покидать такие хорошие охотничьи угодья. Секрет же выживания сильнейших групп был прост: дух боялся, что не сможет их одолеть, ведь среди них попадались достаточно сильные адепты.

Поэтому он просто использовал черный колокол, чтобы открыть порталы и вернуть выживших в те места, из которых они попали в город. Причем львиную долю работы делал как раз хранитель. Он же зачем-то вручал выжившим награды. Правда, не всегда…

Неожиданно плавное течение мыслей и образов духа было прервано: поток душ, до этого регулярно вливавшийся в его астральное тело, прекратился. Дух окинул взглядом поле боя и нашел причину. Ею оказался высокого роста хорошо сложенный парень, который с быстротой молнии перемещался между сражающимися и убивал их, выпивая при этом всю оставшуюся энергию и мгновенно разрушая эфирные и астральные тела жертв. Так что их души, больше не удерживаемые ничем, просто покидали Лимб, следуя дальше по кругу перерождений.

Астральные нити, расставленные духом, не могли поймать такие души.

Призрак пришел в ярость: кто-то прямо под носом нагло воровал его пищу! Уничтожить и поглотить душу стало единственными его двумя желаниями, когда он полетел в сторону этого нарушителя.

Глава 26. Трансформация тела

Егор, подобно богу смерти, двигался по площади и убивал, убивал, убивал. Его сознание практически полностью отключилось, и парень превратился в кровожадного монстра, уничтожающего всех на своем пути. Этих раздражающих красных точек становилось все меньше, но ярость и желание убивать усиливались.

Вдруг парень заметил множество серых аур, несущихся в его сторону. Зрение Егора прояснилось, перейдя в обычный режим, и он увидел, что его атакуют призраки, до этого окружавшие площадь.

Парень довольно оскалился и приготовился к битве.

Когда призраки атаковали Егора, люди на площади начали приходить в себя. Не стали исключением и Эмила с Климом.

— Что это было с нами? — словно очнувшись, проговорила Эмила.

— Похоже, призраки подчинили нашу волю и заставили прийти на эту площадь, — сделал вывод ассасин, осматриваясь вокруг.

— Смотри, Клим, все кто выжил, убегают… А где Йег?

— Да вон же он. Но что это с ним? Что это за зеленая энергия вокруг? И почему все призраки, и даже дух, собираются атаковать только его? И где его одежда, почему он голый?

— Мы должны ему помочь, — рванулась в ту сторону Эмила, но ассасин удержал ее.

Он прекрасно видел, что с уровнем их силы не стоит и пытаться противостоять призракам. Также Клим мысленно уже попрощался с Егором и стал искать пути к отступлению.

Несколько десятков призраков влетели в различные части тела Егора. От этого его начало корежить. Казалось, еще немного, и он будет разорван, как тряпичная кукла.

***

Егор ждал атаки призраков. Он первый раз противостоял подобным существам, и поэтому им удалось его удивить. Они просто вселились в его тело, пытаясь разорвать его на части. Второй раз за сегодня он подвергся таким экстремальным нагрузкам: сухожилия трещали от напряжения, а кости, казалось, сейчас лопнут, превратив его тело в раскрывшийся красивый красный бутон.

Положение спас огромный зеленый вихрь из трупной энергии — он стал втягиваться через уплотнение в затылке и заполнять плоть Егора, перемалывая и растворяя в себе вселившихся призраков. При этом количество этой энергии было избыточным для текущего уровня силы Егора и, немного придя в себя, он отчетливо ощутил, как клетка за клеткой меняется его организм.

Болевые рецепторы умирали, вернее, преобразовывались. Теперь боль не мешала, а будто усиливала его. Во всяком случае, болевые ощущения от раздираемого призраками тела стали даже приятными. Напуганные таким поворотом событий призраки попытались убежать, выбраться из Егора. Но он имел на этот счет свое мнение: вся трупная энергия перетекла к поверхности тела и образовала защитную пленку, которая не давала призракам выбраться наружу.

Затем три его энергетических центра активировались и стали порождать вибрации, которые негативно воздействовали на сущности призраков. Их тела дрожали, контуры размывались, и постепенно они стали распадаться внутри парня на эктоплазму, которая жадно поглощалась обновленными клетками. Минута-другая, и все призраки были поглощены, а остатки трупной энергии вновь покинули тело молодого человека, закрутив уменьшившийся вдвое зеленый вихрь у него над головой.

Дух затерянного города всегда был очень осторожным. Вот и сейчас он не стал первым нападать на этого странного парня, а отправил в атаку свои астральные копии. Каждая из этих копий была достаточно сильна, а уж все вместе они могли сравняться силой и с самим духом. И как оказалось, не прогадал: тело парня стало ловушкой для призраков. Все они были непонятным образом поглощены им. Дух видел, что парень слаб, но, тем не менее, ему удалось сделать это.

Бывший астральный паразит всегда боялся неизвестного, поэтому запаниковал и решил ретироваться, преследуя оставшихся в живых жертв, которые воспользовались моментом и сейчас бежали к Площади Спасения. Дух понадеялся, что успеет накопить достаточное количество душ и покинуть этот город без схватки с этим непонятным, а оттого и очень страшным парнем.

— Смотри, Эмила, он бежит, — указал на улепетывающего духа ассасин.

Девушка, которая до этого самозабвенно пыталась вырваться и поспешить на помощь Йегу, перестала дергаться и обратила внимание на окружающую обстановку. Увиденное вызвало у нее крайнее удивление: все мелкие призраки исчезли, а дух города как побитая собака летел прочь, пытаясь догнать беглецов с Площади Смерти.

Сам же Йег шел к ним. Правда, он ненадолго задержался возле одной из мумий, в которые превратились тела убитых, чтобы надеть на себя хоть какую-то одежду. Его добычей стали обычные кожаные бриджи, кожаный сюртук и полусапожки.

— Я рад, что вы освободились от наваждения, — сказал Егор, когда подошел поближе.

Атака призраков стала даже полезной для него: она не только изменила тело, но и убрала излишки трупной энергии, вернув способность адекватно мыслить.

— Да, вам очередной раз удалось меня поразить. Но сейчас нам надо последовать за всеми. Слышите, звуки колокола начинают затихать? — ответил Клим.

— Хорошо, тогда не будем мешкать. Но и сильно торопиться не стоит. Вдруг этот мерзопакостный дух придумал еще одну западню наподобие этой?

Глава 27. Гибель духа города

Дух города, лишившись своих астральных копий, существенно ослаб, и поэтому поспешил восполнить свои силы, догоняя и убивая убежавшие команды. Но, несмотря на это, спаслось не три команды, как обычно, а более тридцати. И все они выбежали на Площадь Спасения, чтобы вступить в бой с отрядами, стоящими по ее периметру. Безопасного места не хватало на всех. Вытеснить другого или умереть самому — таким был выбор.

— Интересно, в наших летописях не описано случая, когда после Площади Смерти выживало столько групп. Я бы хотел знать, с чем это связано? — прошипел главный рхал.

— Я думаю ни с чем хорошим, и стоит ждать неприятных сюрпризов. Давайте готовиться к бою, — негромко ответил Киану.

Остальные предводители групп согласно закивали.

— Я предлагаю не дожидаться, пока колокол начнет затихать и все объединятся и начнут атаковать нас, а нанести упреждающий удар, убив столько существ, сколько сможем, пока они заняты борьбой за место на площади, — предложил Громс.

Как аристократ древней династии пэров Республики, он был искушен в интригах и представил действительно хороший план. Поэтому остальные лидеры после короткого обсуждения утвердили его. Киану с братом вновь запустили смерч, боевая пятерка воров образовала круг, который сотворил большое кислотное облако и направил его по направлению атаки. Громс встал впереди своих людей и начал метать в ближайшие отряды молнии, которые выкашивали окружающих десятками, потому что плотность народа на площади зашкаливала.

Но самым страшным оказался удар рхалов. Как и воры, они взялись за руки и образовали круг, а когда разомкнули его, бледно-фиолетовый луч ударил в стоящие напротив отряды, проделав просеку шириной в пять метров и длиной до самого конца площади, не оставив на ней ничего живого.

От такого неожиданного и сильного удара сражающиеся по периметру команды замерли.

— Эй-йо, да эти твари хотят убить нас, напав из-за спины! — в панике закричал кто-то. И все оставшиеся группы немедленно, будто сговорившись, развернулись и стали атаковать четыре отряда в центре. Поэтому никто не заметил, как внушавший такой страх дух был атакован парнем, одетым в самую обычную одежду. За спиной этого парня стояли еще два подростка. Видя масштабы развернувшегося сражения, они не вмешивались, а просто наблюдали со стороны.

— Лейла, смотри, это тот некрос, которого мы ищем. Но что он делает? Он сошел с ума? Да он же атакует духа города? — указал на Егора пальцем Рен.

— Так вы тоже ищете этого парня? — удивленно переспросил Нгуен.

— Он убил четверых наших низших братьев, и поэтому должен умереть, — безапелляционно заявил рхал.

— Эй, но тогда наша спутница может погибнуть! — попытался протестовать Элинар.

— Нам нет до нее никакого дела. А будете мешать, умрете и вы. — Месть за погибших была возведена в абсолют в системе мировоззрения расы рхалов, именно поэтому их зачастую боялись трогать даже сильные адепты. Иметь во врагах целый народ не хотел никто.

— Мы согласны и поможем вам убить его, — радостно потер руки Кронт.

Воры и арракский аристократ заявили, что им все равно.

— Я полагаю, нам не о чем беспокоиться. Дух города сам убьет его, — тихо шепнул Нгуен на ухо брату. — А значит, мы не нарушим слова и стрясем с этой молодежи свою награду.

— Слушай, Рен, если ты поклянешься увеличить нашу награду вдвое, мы с братом не будем нападать на вашего некроса, — решил еще больше повысить ставки после слов брата Киану.

— Грязные предатели, — немедленно отреагировал на их слова Кронт.

— Заткнись, сопляк, пока цел, — спокойно проговорил Нгуен.

Рену не оставалось ничего другого, как согласиться с предложением хитрых братьев. К тому же он тоже понимал, что шансы некроса выжить в бою с духом стремятся к нулю. И значит, платить ничего не придется. А вот показать себя перед всеми верным товарищем и другом шанс был неплохой.

Ведя эти переговоры, все, тем не менее, не забывали отбиваться от атак остальных команд. Те, казалось, обезумели от подлого удара в спину и всей толпой навалились на четыре центральных отряда. Количество их было очень большим, поэтому все отвлеклись от битвы духа с напавшим на него парнем.

А потом с той стороны раздался ужасный вой, и все рефлекторно повернули в ту сторону головы, чтобы увидеть невероятную картину: дух города, весь окутанный крупноячеистой зеленой сетью, распадался на куски, ужасно воя и стеная при этом.

— К… как это возможно? — удивленно выпучил глаза Кронт.

— Тем лучше. Значит, мы отомстим за смерть братьев лично, — угрюмо прошипел ящер, так и не назвавший свое имя.

Люди, увидев, что дух уничтожен и опасности больше нет, прекратили сражаться и замерли в нерешительности, настороженно смотря друг на друга.

— Нам нужна голова того парня. Кто с нами? — обратился к остальным командам ящер.

Аристократ и воры лишь покачали головами. Киану с братом тоже не могли нарушить данной Рену магической клятвы. Сам Рен с ребятами, опасаясь за жизнь Лейлы, которая не раз падала в обморок во время боя некроса с духом, хотели бы ему помочь, но осознавали, что их сил не хватит, чтобы противостоять ящерам.

— Я пойду с вами, — грозно проговорил Кронт.

— Какой храбрый, но глупый юноша, — прошипел ящер и одним взмахом руки вскрыл принцу Халифата аорту. — Да, ты пойдешь с нами, раз уж вызвался, но в том виде, в котором нам удобно. — Ящер обвел всех неморгающим взглядом красных глаз, и никто не встал на защиту еще живого Кронта. Даже два старика потупили взоры: мощь ящеров ужасала.

***

— Вот мы и догнали тварь, которая убила стольких людей. Стойте здесь, я сам разберусь с ней, — сказал Егор спутникам и, набросив на всякий случай «звездный щит» и «каменную кожу», атаковал духа города.

Налетев на огромное пятиметровое призрачное тело, Егор растерялся: его удары просто проходили сквозь и не наносили никакого урона. Дух же не оставил без внимания такую смелую, но глупую атаку. Он не стал, подобно своим астральным копиям, вселяться в парня, а наоборот: уплотнил стенки своей сущности в эфирном плане и начал их сжимать.

Призрак хотел уничтожить эфирное тело Егора, такого не вынес бы ни один адепт силы. Каждая следующая сфера силы порождала новое тело вокруг предыдущего. Поэтому развитый адепт походил на луковицу. Но если при уничтожении тел высших сфер силы адепт еще мог выжить, то в случае разрушения двух его базовых тел — физического или эфирного — его ждала неминуемая смерть.

Именно разрушить эфирное тело Егора давлением своего более развитого астрального тела и пытался сейчас дух города.

Землянин только вошел на первую ступень сферы эфира и поэтому не мог ничего противопоставить такому давлению: уровень силы был несопоставим. Частицы эфира, амеры, сжимались духом вокруг Егора.

Постепенно их плотность становилась критической.

Невидимая глазу энергетическая стена окружила парня и начала тисками сдавливать его. Прошлое тело Егора давно уже не выдержало бы такого давления и уровня боли. Но поглощение астральных двойников духа и трансформация принесли свои плоды. Новые клетки и ткани практически не проводили болевых ощущений. Наоборот, в процессе болевого воздействия из них выделялась избыточная энергия, которая придавала сил.

Но все же и у обновленного тела имелся предел прочности. Егор стоял не в силах пошевелиться, как вдруг, словно глоток свежего воздуха, в него стала вливаться трупная энергия. Зеленый смерч над ним увеличился втрое. Это ящеры и другие группы в центре начали свою атаку, убив множество разумных. Этим они невольно помогли Егору. Силы его возросли многократно, а энергия все продолжала поступать.

— Ну что, приготовься умирать, мерзкая тварь! — захохотал Егор и начал накладывать поверх тела духа сеть из трупной энергии. Тот хоть и был нематериальным, но все-таки эманации этой энергии были неприятны даже для него. А уж такая их концентрация — и вовсе смертельна. Воплощение этой атаки дух подсказал Егору сам, когда хотел раздавить его эфирное тело. Теперь же парень сырой голой энергией хотел уничтожить все три тела духа: физическое, эфирное и ментальное.

Казалось бы, как у призрака может быть физическое тело? Но тем не менее, оно было, просто очень разряженное на атомарном уровне. Основная сила духа города заключалась в его эфирном и астральном телах. Вообще-то считалось невозможным, чтобы адепты сферы эфира могли управлять энергиями, придавая им желаемые формы своей волей. Это была как раз таки прерогатива астральной и ментальной сфер. Но у Егора было три духовных центра, один из которых — его татуировка на груди — напрямую отвечал за управление трупной энергией. Это и позволило придать выделяемой энергии форму гигантской сетки, которая крупными зелеными ячейками укрыла все тело духа города и начала разрушать его.

Призрак взвыл и попытался вырваться, но ему это не удалось: сеть держала крепко, не давая ускользнуть. Тогда дух собрал все свои силы и нанес астральный удар по Егору, желая одного: взорвать, уничтожить его мозг. Ни один обычный адепт сферы эфира не смог бы пережить этот удар. Но только не Егор.

Синий вихрь в его лбу завращался и выстрелил электрическим разрядом в астральную проекцию удара духа, попросту развеивая его. Призрак выл и дергался, не зная, как выбраться из западни. Он думал, что Егор — это высокоуровневый адепт, скрывший свой истинный уровень силы и каким-то образом обманувший хранителя. Его воля к борьбе была подавлена, а ведь именно она является первоочередным фактором победы.

Возможно, дух города и смог бы найти выход из этой ситуации, все-таки ему была уже почти сотня тысяч лет, но он сдался, а значит, проиграл. Егор же безжалостно сжимал и сжимал сеть из трупной энергии, уничтожая саму сущность духа и его тела.

Это продолжалось минут десять, после чего призрак заревел от боли, а его тело стало распадаться на куски. В свою очередь, они жадно поглощались телом Егора, уже попробовавшим вкус его астральных копий.

Странное ощущение легкой щекотки по всему телу наполнило парня. Все его акупунктурные точки горели и чесались, а потом произошел выброс, и количество их в сравнении с обычным человеком удвоилось. Затем энергетическая буря внутри Егора стала затухать.

Он уже хотел праздновать победу, когда страшный удар опрокинул его на землю, а сверху упало какое-то существо. Мерзко хлюпнув, оно взорвалось, окатив лежащего парня кровью с ног до головы.

Глава 28. Мудонг

— Меня зовут Мудонг. Ты убил наших братьев в честном бою и поэтому достоин знать мое имя, — прошипел ящер.

Именно он атаковал Егора «кровавой марионеткой», в которую превратилось тело принца Кронта. После того, как ему вскрыли аорту, ящеры стали пить его кровь, трансформируя ее в своих телах и выплевывая назад на пострадавшего. Эта измененная кровь вливалась в жилы Кронта и видоизменяла его тело. Он перестал походить на человека: его рост увеличился до двух метров, кожа приобрела красный цвет, и весь он покрылся черными шипами.

Именно его и направили в атаку ящеры. Одним из свойств «кровавой марионетки» была полная блокировка способности использовать ману в бою. Увидев, что Егор победил духа города с помощью энергетической сети, рхалы резонно предположили, что тот является магом. И поэтому существо, которое раньше было Кронтом, разбежалось и со всей силы врезалось в грудь парня, сбивая его с ног. А потом, высоко подпрыгнув, самоуничтожилось, осыпавшись кровавым дождем на него и запечатывая на время возможность работы с маной.

Зеленый смерч над головой Егора сразу вышел из-под контроля и, соответствуя своей кровавой природе, стал атаковать замерших на площади людей, выпивая их жизненные силы.

— Мудак ты, а не Мудонг. И сейчас сдохнешь, как и предыдущие ящерки, — прошипел Егор, подымаясь на ноги.

Он чувствовал, что часть его способностей заблокирована: синий вихрь и татуировка на груди перестали ощущаться. Но на удивление, это было к лучшему: уплотнение в затылке наконец-то получило единоличный контроль над телом и энергетикой. Этот факт в совокупности с переполнявшей Егора протоплазмой от поглощения духа города и послужил трансформации, а может быть, и естественной эволюции уплотнения. Оно стало меняться и превратилось в ярко-красную призму, которая засияла в энергетическом плане на затылке парня.

Егор понял, что призма отвечает за его взаимодействие с праной и сходными с ней амерами. Только сейчас парень осознал, как ему на самом деле повезло. Мельчайшие частицы эфира делились на два вида: амеры праны и амеры маны. Соответственно, воины могли управлять первыми, маги — вторыми. А Егор мог управлять обоими их видами, поэтому блокировка его магических способностей лишь ослабила его. Да и то это был спорный вопрос: парень чувствовал, что сейчас может взаимодействовать с гораздо большим количеством амеров праны, чем раньше, когда ему были доступны оба вида частиц эфира.

Решив подумать об этом позже, Егор актировал «каменную кожу» и стал напитывать свое тело праной. Эфир вокруг него содрогался. Казалось, гигантский пылесос втягивает в себя его частицы. Мощь парня многократно возросла от трансформации его тела и увеличения числа акупунктурных точек. Он, без сомнения, превосходил среднего адепта своей степени.

— Двуединый, — увидев эту картину, пораженно выдохнули два других ящера за спиной Мудонга.

— А это будет интересно! А то я отчаялся встретить здесь достойного противника. Сейчас ты узнаешь мощь секты «Кровавых братьев», — прошипел ящер и вскинул лапы в направлении Егора. Вены на его лапах вскрылись, и в сторону парня выстрелили два толстых кровавых жгута. Они с огромной силой впечатались в грудь Егора, разбивая его защиту и проникая внутрь.

— Не так быстро, ящерица-переросток, — проговорил землянин и провел рукой перед собой, обрубая эти отростки.

Мудонг, в свою очередь, выстрелил новыми. К нему подключились и два других ящера. Так и происходила битва в дальнейшем: ящеры атаковали Егора кровавыми отростками, а он отбивался, стараясь приблизиться на дистанцию ближнего боя.

Полученные от «синего вихря» знания рукопашки очень помогали Егору в схватке, их адаптация перешла на новый уровень. Теперь парень двигался, как настоящий мастер боевых искусств: движения его стали быстрыми и резкими, но вместе с тем не лишенными определенной плавной грации. Прыжки, кульбиты, кувырки — все использовалось Егором в попытке преодолеть лес кровавых щупалец.

Постепенно ящеры стали уставать. Наверное, их возможность атаковать кровавыми нитями не была бесконечной. Егор же пока не чувствовал ни малейшей усталости. Это было нормально: воины всегда отличались большей выносливостью, чем маги. И если последним не удавалось быстро завершить бой, то исход схватки был всегда предрешен.

— Мудонг, ты знаешь, что делать, — увидев, что они проигрывают битву, произнес один из безымянных ящеров.

После этого он пронзил себе когтями глазницу, проникая глубоко в череп. Второй его собрат проделал то же самое.

— Лес тентаклей! — воскликнул Мудонг, и из его тела выстрелило множество кровавых щупалец, которые оплели тело Егора, ненадолго полностью сковав его.

Ящер же обернулся к своим сородичам и вонзил свои лапы в их свободные глазницы.

— Кровавая месса! — прошипел он, и кровь из тел ящеров стала впитываться в его лапы, порождая вокруг них алое свечение. Параллельно с этим тело Мудонга стало меняться. И раньше огромный, под три метра, сейчас он увеличил свои размеры вдвое. Мощь ящера стала ощущаться физически.

Поглотив всех вблизи себя, зеленый смерч атаковал Мудонга, пытаясь выпить и его жизненные силы, как у остальных адептов до этого. Но тот лишь нанес по нему удар своей огромной лапой, и смерч разлетелся на куски. Правда, при этом и лапа ящера обуглилась и почернела.

— Крак! — раздался на поле боя звук.

Это Егор наконец разбил сковывающие его тентакли. Он на мгновение замер, в удивлении смотря на изменившегося ящера. И этой оплошности хватило Мудонгу для атаки.

Кровавый жгут толщиной с доброе дерево ударил в тело Егора. И если до этого редкие попадания лишь слегка пробивали его броню и легко отсекались усиленными праной ударами, то этот пробил тело насквозь. Конец жгута вышел у Егора из спины и, раскрывшись большим бутоном, закрепился.

Парень покачнулся от слабости. Любой другой на его месте уже бы потерял сознание от боли, ведь рана в груди была в полметра диаметром. Но не он. Его новое тело наоборот пребывало в эйфории: от места ранения к уцелевшим участкам стекалась энергия. Поэтому Егор не только не потерял сознания, но и стал наносить сумасшедшие по силе удары по отростку, надеясь перерубить его. При этом он скалился как безумный и хохотал так, что даже стоящие за его спиной Клим и Эмила в страхе отступили на несколько шагов.

— Ты пошел по пути повелителя боли? Достойный выбор. Жаль, мне придется тебя убить и погубить такой потенциал!

Ящер вскинул лапу, и второй кровавый отросток пробил еще одну дыру в теле Егора. Эмила и Лейла вскрикнули после этого удара и потеряли сознание.

Отростки же начали вкручиваться в тело ящера, подтягивая парня ближе. Мудонг в предвкушении раскрыл громадную пасть, готовясь сожрать Егора.

Адепты секты «Кровавых братьев» специализировались на различных обрядах и ритуалах, связанных с кровью, а пожирание побежденных и вовсе было основным способом увеличения уровня их личной силы.

Егор был в сознании. Он отчаянно сопротивлялся, сила притяжения отростков была непреодолимой. Казалось, парня ждет неминуемая гибель, но сожрать его ящеру не дал небольшой, ростом с обычного человека, призрак.

— Ты превысил размер допустимой силы в моем городе, а поэтому должен покинуть его, — спокойно произнес он и, открыв портал, как пушинку, втолкнул огромного ящера в него.

Глава 29. Пробуждение

После исчезновения ящера призрак начал открывать порталы по всей площади. Команды приключенцев засасывало в эти порталы, и они исчезали там. Вскоре на площади спасения не осталось никого кроме группы Рена с двумя стариками и Клима с Эмилой.

Призрак подлетел к Эмиле, и золотистое свечение вышло из тела девушки, знак Инь-Янь на ее груди потускнел и стал серым. Затем он проделал ту же процедуру с Лейлой.

«Это ваша награда от хранителя Затерянного города», — телепатически обратился к ним призрак, после чего открылись порталы и затянули еще остававшихся на площади людей.

Похоже, именно знаки мешали им телепортироваться.

Егор стоял на площади один. Парня шатало от полученных ран, а энергии тела не хватало на исцеление. Блокировка использования маны от «кровавой марионетки» еще не прошла, а одной праны было слишком мало. Поэтому адекватно воспринимать окружающее он не мог. Волны боли приятно ласкали затуманенный мозг, вызывая эйфорию и дурацкую улыбку.

Хранитель подлетел к парню и замер рядом, разглядывая и как будто всматриваясь во что-то.

Слухи о том, что дух города ищет новое тело, были не лишены оснований. Только вот касались они не духа, а хранителя. И вот сейчас тот был уверен, что нашел себе новое вместилище. Тело этого человека оказалось уникальным: низкий уровень личной силы оставлял возможность для дальнейшего правильного развития; у него было три практически сформированных духовных центра вместо одного, как большинства адептов; имелась возможность следовать как путем силы, так и путем познания. Да и само тело прошло частичную трансформацию, а значит, выдержало бы вселение хранителя. Дело оставалось за малым: вытеснить из такого подходящего тела душу самого хозяина.

Убедившись, что это тело и правда лучшее из тех, которые он видел на протяжении нескольких сотен тысяч лет, хранитель превратился в небольшой золотистый шар и влетел в голову Егора, радуясь тому, что теперь выполнит задание Создателя. Наконец-то можно не беспокоиться и не бояться ошибиться в выборе. Затерянный город? А что Затерянный город? Всему приходит конец, как и этому месту. Зато благодаря столь перспективному телу можно начать действовать. А задач у хранителя было немало.

Сознание Егора пребывало в блаженной нирване, когда он внезапно почувствовал присутствие чужака, который стал вытеснять его из тела, обрывая связь души с акупунктурными точками и меридианами. Это походило на отключение производственных мощностей.

Егор чувствовал, как слабеет его контроль. Если так продолжится и дальше, то душа, лишившись привязки к физическому и эфирному телам, попросту отправится на круг перерождений.

Но если на Земле он от безысходности и бесперспективности жизни впал в глубокую депрессию и даже хотел покончить с собой, то сейчас все было наоборот. Егор видел перспективы своего развития, хотел вернуться на Тиамат, найти Клима и Эмилу, а также разобраться с загадками Лимба. Но самое главное — он хотел стать сильнее и вернуться на родную планету. Да, пока он не знал, что собирается там сделать, но интуитивно чувствовал, что именно в этом и заключается его путь. И вот сейчас какой-то наглый чужак пытался забрать у него сразу все?!

«Ну уж нет! Как говорится, Бог создал нас по образу и подобию своему, и какой-то неизвестной твари не погасить искру Творца!» — решил для себя Егор и начал сопротивляться.

Он был на сто процентов уверен в своей победе. И именно эта уверенность позволила сначала остановить вторжение чужака, а потом и начать постепенно вытеснять его из частично захваченного тела.

Тот был очень силен и также не собирался сдаваться: мысленно хранитель уже считал это тело своим. Вторженец усилил натиск и вновь начал побеждать, но его концентрации и силы воли все же не хватило для окончательной победы. Собравшись с силами, Егор контратаковал. Сколько длилось противостояние? Может, секунды, а может, и годы. Никто не мог одержать верх.

Сначала хранитель был удивлен таким упорным сопротивлением обычного человека, но потом понял, что эта душа — особенная. Чем именно она отличается от других, он не смог бы сказать, но четко осознал, что, захватив это тело, нарушит планы неизвестной могущественной сущности.

К сожалению, отступать было поздно: на борьбу потрачено слишком много сил, и даже отказавшись от битвы, он больше не сможет поддерживать существование Затерянного города. А значит, провалит задание Создателя, что недопустимо… И хранитель вложил в атаки всю безвыходность своего положения.

Через какое-то время оба почувствовали, что практически исчерпали свои силы. Духовной энергии у противников почти не осталось, и сейчас все решала лишь воля.

И она решила: яростная и упрямая воля человека.

Превратившись в огненный шар, сознание Егора стало пожирать золотистое сияние сущности хранителя. Поняв, что проиграл, тот бросил последние силы на то, чтобы хоть в каком-то виде остаться в этом теле. Может быть, таким образом он все-таки сможет выполнить свое задание?

Хранитель влетел в энергетический центр в районе пупка и слился с ним, полностью растворяясь себя. Теперь чтобы уничтожить его, Егору потребовалось бы разрушить одну из своих шести чакр. Это было неприемлемо. Скорее всего, исчезновение чакры Манипура привело бы к физической гибели всего тела. Кроме того, Егор ощутил, что сознание чужака исчезло, слившись с его телом, а в районе пупка появилось новое образование в виде золотистого шара. Оно тотчас пустило корни по телу и соединилось с тремя уже существующими духовными центрами. Духовный треугольник дополнился новой гранью, превратившись в квадрат. Четыре матрицы почти сформированных духовных центра в унисон пульсировали в теле.

Убедившись, что все в порядке, Егор попытался открыть глаза и осмотреться. Ощутив странную тяжесть, он попробовал резко подняться. С трудом, но это удалось. Тело оказалось занесено почти полуметровым слоем песка. И сейчас лишь голова и плечи торчали наружу.

Напрягшись, Егор встал на ноги. От слабости его покачивало.

Оглядевшись, он увидел, что от Затерянного города не осталось и следа. Его окружала жаркая пустыня, солнце палило немилосердно. Также Егор с удивлением отметил, что волосы отросли до ягодиц, а борода — до середины груди. Наверное, ногти на руках и ногах тоже были непомерной длины, но сломались, когда он выбирался из толщи песка, превратившись в куцые десятисантиметровые обломки.

«Это сколько же времени я пролежал здесь?» — удивленно подумал Егор, заметив эти метаморфозы

Вероятно, времени прошло немало, потому что и тело Егора стало вновь походить на скелет, обтянутый кожей. Правда, самочувствие оказалось на удивление сносным. Решив не сидеть на месте, Егор направился к видневшимся вдалеке строениям. Визуально до них было несколько километров.

Глава 30. Арена смерти

Древний, седой как лунь старик стоял посредине арены и подслеповато щурился, прикрывая глаза от яркого солнца. Жара была неимоверная, но на его теле не выступило ни единой капельки пота. Хотя человек и был очень стар, он отнюдь не выглядел дряхло: худой, поджарый, с рельефными мускулистыми руками. Среднего роста, с породистым аристократическим лицом, он казался здесь чужеродным элементом.

Одет старик был очень просто, но дорого. Качество и материалы, из которых была сделана одежда, сразу обратили бы на себя внимание опытного человека: синяя туника без рукавов и сандалии по щиколотку, на голове — синий же обруч из артефактного металла. Таким был Гурр — мастер сферы кармы пути познания государства Гаврия.

Арену, на которой он находился, окружало несколько полуразрушенных лож, а дальше, куда ни кинь взгляд, виднелись пески и барханы. Старик прибыл в это место с конкретной целью: посетить турнир одаренных. Это событие раз в десять лет проходило на Мертвой арене. Прибыл сюда Гурр в поисках ученика. Турнир вот-вот должен был начаться.

Почувствовав вибрации энергий под землей, старый мастер поспешил покинуть арену. И вовремя! Как только он это сделал, из-под земли ударил ярко-красный луч, который стал преобразовывать окружающее. Сначала поле арены покрылось белым мелким песком, потом стали изменяться ложи: разрушенные вновь обрели целостность. Словно из ниоткуда выросли новые ложи, а само поле арены теперь отделял от них высокий, в два человеческих роста, прозрачный забор. По периметру образовалась пара десятков кабин размером два на два метра.

Как только преобразование завершилось, ложи начали заполняться людьми и другими существами. Когда все ложи оказались заняты, раздался звон фанфар, и посередине арены появился одетый в черный балахон карлик.

— Уважаемые дамы и господа, рад приветствовать вас на очередном турнире одаренных. Здесь ваши ученики смогут попытать счастья в борьбе за главный приз. В этом году всех вас ждет сюрприз! Поскольку это первый турнир после исчезновения Затерянного города, правила изменились. Мертвая арена станет действительно мертвой, и состязание будет проводиться до смерти всех участников, кроме победителя. Также изменились правила: отныне никаких поединков «один на один», бой будет проводиться в формате «все против всех», а максимальный уровень сражающихся ограничится третьей ступенью сферы астрала. Ученики, уровень которых выше этого, не смогут участвовать. Хотя таких, скорее всего, нет. Насколько я помню, за все время на арене выступило только три человека, уровень силы которых был выше.

Услышав эти новости, собравшийся народ недовольно загудел. Кое-где даже начали открываться порталы: не все готовы были рисковать жизнью своих учеников.

— Также в связи с этими изменениями и новым форматом арены уровень главного приза увеличен. В этом году это матрица питомца не ниже легендарного.

После этих слов карлика порталы в ложах стали захлопываться. Питомцы выше эпического уровня были редкостью. Вообще они имели такую же градацию, как и артефакты, но были гораздо более ценными. Артефакт можно создать и искусственно, а вот матрицы питомцев появлялись в мирах хаотически, и, как правило, при гибели магически одаренных монстров не ниже восьмого уровня опасности. Мало того, что столь сильные звери были редки, так еще матрица питомца после их гибели выпадала с шансом один на тысячу. К тому же обычно это оказывались простые или усиленные петы — ничего особенного. Поэтому неудивительно, что собравшиеся так отреагировали на оглашение главного приза.

— Кто согласен с новыми условиями, прошу на арену!

После этих слов двери прозрачных кабин стали раскрываться, и в них из лож начал проходить народ.

— А где ваш ученик, уважаемый? — обратился карлик к одиноко стоящему Гурру.

— А вон, — указал старик на худющего парня лет двадцати пяти, который только зашел на территорию Мертвой арены из окружавшей пустыни.

— У вас осталось десять минут на подготовку, после чего двери на арену будут закрыты, — проговорил карлик и отвернулся.

Парень, надо отдать ему должное, ничего не сказал при карлике, но когда тот потерял к ним интерес, обратился к Гурру:

— На каком основании, старик, ты провозгласил меня своим учеником? И что это вообще за место?

— Это место — арена Мертвых, здесь соревнуются ученики различных адептов за главный приз. А почему я назвал тебя учеником… Мне было видение, что, отправившись в это место, я встречу его. Им станет первый пришедший из пустыни человек.

— Какой мне смысл в ученичестве? И почему ты думаешь, что я соглашусь сражаться на смерть? Я слышал правила, в живых останется только один.

— Многие мечтали стать моими учениками, я вижу, что ты уникален. Ты воин, который следует еще и путем познания. У тебя есть навык «мастерство мертвой плоти» редкого уровня, а я могу помочь тебе поднять его до легендарного. Иначе ты так и останешься посредственностью.

— Это еще почему?

— А ты не знал? Адепты, которые следуют обоими путями, ограниченны. Так, если первым адепт открыл путь силы, на пути познания он сможет выучить всего один навык. И наоборот.

— Нет, я не знал об этом.

— Ну, теперь знаешь. Именно поэтому этот единственный навык должен быть тщательно подобран и как можно более высокого уровня. Свой же навык, полагаю, ты спонтанно поглотил сам, когда ступил на путь познания.

— Так и было.

— Ну вот. Теперь тебе либо придется смириться с тем, что ты останешься посредственностью на пути познания, либо согласиться стать моим учеником и победить на арене. Это твое испытание, и я не хочу обучать слабака.

Егор задумался.

— А почему я должен поверить, что ты сможешь выполнить свое обещание?

Глаза старика в ответ на эти слова гневно блеснули. Казалось, он еле сдерживается, чтобы не напасть на парня.

— Мое имя Гурр, и нет мастера искусней меня на материке Орианг планеты Тиамат. Клянусь в этом своей силой! — После этих слов золотистое свечение окутало тело старика, подтверждая клятву.

«Планета Тиамат — это же то место, где я появился и куда хотел бы вернуться. Интересно, сколько времени прошло и что стало с Климом, Эмилой и девушкой, которая поцеловала меня в той пещере? Я ведь обещал вернуться за ней», — подумал Егор, а вслух сказал:

— Хорошо, я согласен быть твоим учеником и сразиться на этой арене. Я не слабак и докажу это.

Потом он Егор развернулся и последовал в направлении ближайшей прозрачной кабинки. Пройдя сквозь нее, он вышел на хрустящий белоснежный песок арены и осмотрелся.

Глава 31. Бой на арене. Часть 1

Размерами арена была сто на сто метров. Никаких укрытий, лишь открытое голое поле, покрытое настолько белым песком, что его природное происхождение вызывало сомнения. Сейчас на арене стояло уже несколько сотен разнообразных существ. Среди них были и рхалы. Егор слегка напрягся, увидев их, но ящеры никак не отреагировали на его появление. Скорее всего, метки от убийства их сородичей стерлись за то время, которое он боролся с пытавшимся захватить его тело чужаком.

Метр Гариус, ректор академии магии планеты Аратарн, просто светился от удовольствия. Еще бы! Его ученик Гламинар как раз проходил по верхней планке силы согласно новым правилам арены. А ведь он и раньше надеялся на победу! Теперь же он был практически уверен в ней. Гламинар имел преимущество перед другими адептами силы одинакового с ним уровня: эпического питомца, причем развитого до пятой ступени опасности. Конечно, это был не его собственный питомец. Этого богомола-криукса только что перепривязал на него сам Гариус, взамен потребовав отдать матрицу выигранного легендарного. А может, и выше. Карлик сказал, что матрица будет как минимум легендарного уровня. А «как минимум» подразумевает и возможность иного максимума.

Вот почему Гариус, увидев, что ни у кого из прибывших соискателей нет питомцев, не задумываясь, отдал своего богомола Гламинару, несмотря на то, что перепривязать пета можно было только один раз.

— Гламинар, ты и так один из сильнейших здесь по уровню силы. Победить вместе с моим питомцем — вообще не проблема. Смотри, не подведи меня.

— Не волнуйтесь учитель. Считайте, матрица легендарного питомца уже у вас в кармане.

— Ну вот и хорошо, — довольно потер пухлые руки Гариус.

***

Высокий тощий мужчина, с голым, похожим на высохшую мумию телом, холодно смотрел на заполнявший арену народ. Это был Хирн, великий призыватель мертвых планеты Некрономикон.

— Рей, у тебя будет преимущество в этой битве. Ты ведь мастер сферы астрала. Кроме того, битва «все против всех» идеальна для тебя. Тебе просто нужно пережить ее первую половину. Вот, возьми. — Хирн протянул стоящему перед ним парню амулет в виде змеиного черепа.

— Учитель, не нужно, я справлюсь и так.

Хирн холодно окинул взглядом своего ученика. Тот был полной его противоположностью. Атлетичный, с идеальным, накачанным телом, которое, казалось, вот-вот порвет обтягивающий его хитон. Лицо ученика было красиво: черные как смола волосы и волевой подбородок гармонично дополнялись чуть крючковатым носом и голубыми глазами.

— Ты сомневаешься в моей мудрости, Рей? — почти прошипел Хирн, холодно глядя тому в глаза. При этом вокруг появилось зеленоватое свечение, пагубно влияющее на окружающую среду. Казалось, от него умирает даже воздух.

— Нет, учитель, что вы… Просто мне жаль столь ценного артефакта. Это же амулет Пустынной Змеи легендарного уровня?

— Да, ты не ошибся. И он станет твоим. Взамен отдашь мне матрицу питомца, когда победишь. А без этого амулета ты умрешь. Видишь вон того толстого придурка? Это Гариус, архимаг с планеты Аратарн. И он только что перепривязал на ученика своего питомца. Как думаешь, сколько ты продержишься против питомца эпического уровня пятого класса опасности, не считая того факта, что его ученик равен тебе по силе?

— Спасибо учитель, я понял свою ошибку. Фактически вы спасли меня от верной смерти, — почтительно склонил голову Рей.

— Иди. И только посмей проиграть. Иначе вернувшись на Некрономикон, я как минимум сделаю из твоего тела зомби и отправлю его убить всю твою родню. Пусть это обещание станет твоей дополнительной мотивацией.

***

Пока Егор осматривался по сторонам, изучая своих оппонентов, время, отведенное на подготовку к битве, закончилось. Все желающие принять в ней участие прошли на арену. Кабинки замерцали и исчезли. Двухметровый прозрачный забор тоже изменился, образовав купол. В центре грядущего поля битвы появился карлик, держащий большой черный колокольчик, который напомнил Егору уменьшенную копию черного колокола из Затерянного города.

«Получается, эти места как-то связаны? Или это просто совпадение?» — подумал землянин, но ход его мыслей был прерван громким звоном. Это карлик подбросил вверх черный колокольчик. Тот высоко подлетел и завис под самым потолком купола. Причем не просто висел в воздухе, а звонил.

— Участники поединка, время вашей битвы ограничено. Победитель должен определиться, пока звонит этот колокольчик. Постепенно он будет опускаться и затихать. А когда упадет на землю, время испытания закончится. И если к тому моменту победитель не будет выявлен, оставшимся в живых придется пройти дополнительное испытание, — негромко проговорил карлик и исчез, растворившись в воздухе.

Сразу после этого на арене начал твориться хаос. На ней схлестнулось не менее полутысячи разумных. Слабейшие умерли практически сразу: пара минут, и уже треть участников была убита. Посодействовал этому и Егор. Он накинул «звездный щит» и «каменную кожу», затем отлетел к границе купола, чтобы не беспокоиться за свою спину, и начал посылать в толпу один «покров тьмы» за другим. Количество погибших зашкаливало, и энергия некро вновь стала накапливаться. Подумав, что ее запас пригодится в дальнейшей битве, Егор двинулся по полю боя, собирая ее.

Бой проходил по плану Рея: в самом начале он использовал свойство амулета Пустынной Змеи и нырнул в недра песка. Амулет позволял спокойно перемещаться и дышать даже под землей. Рей перемещался к выбранной жертве и неожиданно атаковал ее, затягивая под песок умением амулета. Здесь он добивал противника и поглощал выделявшуюся после убийства энергию смерти.

Все жители планеты Некрономикон могли так или иначе взаимодействовать с энергией смерти — некро. Рей и его учитель Хирн были призывателями и специализировались на поднятии различных видов нежити. Правда, самым сильным видом нежити, поднятым Реем без специальной подготовки, была всего лишь костяная гончая, зато скелетов или зомби он мог подымать пачками, лишь бы хватало энергии.

Вот почему сейчас было так важно убить как можно больше слабых адептов и накопить некро. А дальше, когда битва войдет в свой эндшпиль, он просто подымет в виде зомби всех убитых и получит ощутимое преимущество, которое, несомненно, реализует, совмещая атаки зомби с нападениями из-под земли.

Таков был план Рея.

Вначале все шло как по маслу, пока он не почувствовал, что кто-то наверху разрушает тела убитых, вытягивая из них всю некро до капельки. Такие тела превращались в мумии или вообще рассыпались прахом, и призвать этих мертвецов в виде нежити становилось невозможно.

Этого Рей допустить не мог, и поэтому решил атаковать незнакомца. Тем более, что, просканировав его, он увидел, что тот находится всего лишь в сфере эфира.

***

Егор с методичностью отбойного молотка носился по полю и убивал противников, поглощая их энергию.

«Как-то все очень легко, — подумал он, когда песок под ним вспучился, и неизвестная сила стала тянуть его под землю. — Ну вот, кажется, я накаркал себе неприятности».

Егор понимал, что под землей, скорее всего, погибнет, а потом напряг все силы улучшенного тела и рванулся вверх, параллельно активировав четыре заготовки духовных центров и напитывая их эфирной энергией. Путы, удерживающие его, лопнули, и он по инерции от внезапной свободы подлетел метра на три. Перекувыркнувшись в воздухе, Егор приземлился на землю, а из появившейся в земле дыры вылетел человек. Тело его было совершенно, а лицо — красиво.

— Сейчас ты умрешь, а я заберу всю накопленную тобой некро, — пафосно проговорил тот.

— Иди на х…, фитнесист недоделанный, — не стал лезть за словом в карман Егор, машинально отметив, что понимает речь незнакомца.

В бою на Площади Смерти вся созданная им артефактная одежда была уничтожена, и амулет познания — вместе с ней. Тем не менее, он прекрасно понял, что сказал атаковавший его красавчик.

«Может быть, это связано с поглощением мной того существа, которое хотело захватить мое тело?» — предположил парень, а потом ему стало не до раздумий: противник начал атаковать, выпустив в сторону Егора множество тонких зеленых нитей.

Глава 32. Бой на арене. Часть 2

Рей под землей переместился к незнакомцу и атаковал его, использовав умение амулета «подземный хват». Но каково же было его удивление, когда атакуемый не только смог противостоять этому захвату, но и разорвал его!

Решив покончить с такой непонятной угрозой, призыватель выбрался наверх и атаковал незнакомца. Им оказался худой и в обрывках каких-то гнилых одежд парень, который сам походил на поднятого мертвеца или мумию.

Пафосная речь Рея не возымела никакого эффекта, наоборот, этот странный парень лишь посмеялся, выдав в ответ не совсем понятную, но, скорее всего, оскорбительную фразу. От этого обычно уравновешенный Рей впал в ярость. Какой-то сопляк, находящийся на целую сферу ниже его по уровню силы, посмел насмехаться над ним?!

— Дыхание смерти! — провозгласил, воздев руки перед собой, Рей, и в сторону незнакомца понеслись сотни тонких ручейков зеленой энергии.

Это умение согласно воле заклинателя превращало энергию эфира в некро и атаковало цель. Плоть любого, попавшего под эту атаку и не сумевшего защититься, мгновенно умирала. Рей был уверен, что эта тощая пародия на человека не сможет выжить после подобной атаки. Однако каково же было его удивление, когда сотни нитей некро, ударившись в тело незнакомца, не причинили тому никакого вреда! Казалось, наоборот: тот только физически усилился.

«Кажется, я сглупил. Он же поглощал некро из трупов убитых, и я мог догадаться, что атака «дыханием смерти» не причинит ему вреда. Но что же делать? Все мои атакующие умения используют некро, которая бесполезна в данной ситуации», — ошарашенно подумал Рей.

Оставался единственный способ: уничтожить этого парня с помощью голой физической силы. Рей был выше на целую сферу, к тому же мог усилить тело некро. В таком состоянии по силе и крепости оно превышало даже мертвого голема.

Напитав и трансформировав свое тело, Рей атаковал парня. На его удивление, тот не стал отступать, хотя явно был магом, а они всегда избегали ближнего боя. Этот же, напротив, лишь радостно рассмеялся и вступил в бой.

Отскочив в сторону от противника после обмена ударами, Рей понял, что ни мастерством рукопашного боя, ни крепостью тела этот парень не уступает ему.

«Конечно, можно поднять зомби и, используя амулет, победить этого человека, но тогда к концу соревнования у меня не останется козырей. А впереди еще будут сильные соперники, я уверен. Так что же делать?» — подумал Рей, осматриваясь в поисках выхода из сложившейся ситуации.

***

Егор не успел увернуться от атаки, и множество зеленых нитей попали в его тело. Он уже приготовился к очередной порции боли, но этого не произошло. Напротив, вся энергия с легкостью впиталась в татуировку, сделав его сильней.

Тогда незнакомец решил проверить его бойцовские качества и, усилив свое тело, атаковал. Егору самому стало интересно и он, рассмеявшись, прыгнул тому навстречу.

После короткого столкновения парень понял, что он сильней: показав едва ли половину из того, что умел, он уже был на равных с нападавшим. Тот, наверное, и сам это сообразил. Во всяком случае он отпрыгнул и завертел головой в надежде сбежать.

— А ну стой, красавчик! Это тебе не подиум, и сейчас ты получишь на орехи!!! — заорал Егор.

Напитав тело энергией из квадрата, он подскочил к «фитнесисту» и нанес удар ногой. Не ожидая такой прыти, тот отлетел метров на пять, упал на землю и замер без движения.

— Какой-то ты совсем дохлый! — рассмеялся Егор и высоко подпрыгнул, желая добить незнакомца. Он со всей силы приземлился двумя ногами тому на грудь, но оказалось, что это обманка. Человеческое тело растаяло, а опустился Егор на лапу какого-то жука, похожего на богомола, но с головой человека.

Лапа насекомого хрустнула, но выдержала. Оно недовольно застрекотало и развернулось к парню.

Ростом «богомол» был около двух метров. Сложенные на груди передние лапы оканчивались гигантскими серповидными когтями. Егору оно не показалось особенно опасным.

***

Рей энергетическим зрением смотрел, как на поверхности схватились тот парень и ученик Гариуса. Он специально позволил этому идиоту ударить себя и отлетел прямо к питомцу аратарнца. Чтобы наглец не понял его плана, некромант призвал фантом, подставив его под добивающий удар, и одновременно бросив колбу с ферментом, привлекающим богомолов-криуксов. Зелье буквально за пару минут смастерил, что называется, «на коленке», наставник, и Рей был ему благодарен.

Понаблюдав еще немного и убедившись, что и Гламинар тоже вступил в схватку, Рей вернулся к предыдущему плану. Продолжил атаковать из-под земли более слабых противников и поглощать их некро.

***

Гламинар спокойно смотрел, как его питомец расправляется с противниками. Свои собственные силы он экономил, справедливо полагая, что они понадобятся в завершающей части битвы. Прошло всего минут пять, а уже треть участников была убита.

Все шло более-менее спокойно для аратарнца, как вдруг его питомец гневно застрекотал и атаковал какого-то тощего парня. Присмотревшись, Гламинар вначале не увидел опасности: тот находился всего на второй ступени сферы эфира по уровню силы. Но каково же было его удивление, когда богомол не смог располовинить парня своим «кислотным серпом»! А ведь противостоять этой атаке не смогли бы и адепты более высоких ступеней. Более того, этот сумасшедший парень вместо того, чтобы убежать, вступил с богомолом в ближний бой. Сделать это не решился бы и сам Гламинар.

***

Жук, наверное, сильно обиделся на Егора за то, что тот своим ударом чуть не сломал его лапу. Во всяком случае, его серповидные когти покрылись кислотой. Отделившись от лап богомола, она ударила в грудь парня. Каменная кожа хоть и выдержала, но рассыпалась.

Тем не менее Егор не стал уклоняться от ближнего боя, когда богомол, возмущенно застрекотав, кинулся на него. Наоборот, разбежался и прыгнул навстречу насекомому, столкнувшись с ним в воздухе. Парень думал, что отбросит выглядевшее хлипким и легким тело, но оказалось, что оно будто вылито из чугуна, настолько богомол был тяжелым и крепким. Тело самого Егора также было развито после поглощения крови старика, духа Затерянного города и многочисленных трансформаций, но при столкновении с богомолом его отбросило, как пушинку.

Отлетев на несколько метров, Егор ловко приземлился на ноги и хотел кувырком уйти в сторону от атаки, но не успел. Длинные серповидные когти пробили грудь, притягивая его к себе. Голова насекомого лишь издали казалась человеческой: на ней по кругу размещалось восемь пар небольших черных глаз, ушных раковин и носа вообще не было, их заменяли бронированные хитином щели, а большую ее часть занимала непропорционально огромная пасть.

Вот эта пасть сейчас широко раскрылась и обдала Егора потоком шипящей жидкости. Парень заорал и задергался, кожа и плоть стали кусками отваливаться под воздействием кислоты. Она была непростой, а магически модифицированной. Богомол-криукс по силам равнялся мастеру сферы астрала, поэтому его тело не только вырабатывало кислоту, усиливая ее частицами эфира, но и при атаке придавало ей астральный импульс.

Ни один адепт более низкой сферы не пережил бы этой атаки, но не Егор. Когда плоть стала распадаться под воздействием кислоты, жуткая боль, пронзившая его, стала спасением. Клетки начали выделять вязкую жидкость, покрывшую его внутренние органы и кости наподобие щита и не дававшую кислоте распространиться дальше. Боль теперь совершенно не мешала, наоборот, делала его сильнее. Чем больше богомол выплескивал кислоты, тем сильнее становился Егор. И вот уже тонкая пленка вокруг его тела, лишенного кожи и верхнего слоя эпидермиса, превратилась в крепкий панцирь.

Егор рассмеялся и сильным ударом руки отбросил богомола, вырвав из тела его жвалы. Удар был так силен, что броневые пластины на груди насекомого треснули, и из них выступила противная зеленая жидкость.

Парень сейчас плохо соображал: эндокринная система подавила разум, вынудив действовать на инстинктах. Желание добить и разорвать мерзкую тварь, которая осмелилась причинить ему такую боль, заставило Егора броситься на богомола и сделать немыслимую для нормального человека вещь — вонзиться тому зубами в горло. При этом Егор, как в битве с каменной обезьяной, начал впрыскивать в тело насекомого трупную энергию.

Накопленное в черепе некро исторгалось изо рта, заставляя насекомое стрекотать и дергаться от боли. Пока богомол мог сопротивляться, его энергетическое тело напитывало частицы астрала желанием жить. И эти амеры жизни стеной встали на пути некро, не давая распространяться дальше. На какое-то время противостояние замерло в шатком равновесии, никто из противников не мог взять верх. Хотя вообще казалось немыслимым, что столь могущественное насекомое вынуждено обороняться, имея в противниках такого слабого человеческого адепта.

— Да что же ты за тварь такая? А ну сдохни! — раздался высокий красивый голос рядом со сражающимися, и тело Егора пронзили вылезшие из песка каменные шипы. Они подбросили его метров на пять, а там парня подхватил поток ветра, который, уплотнившись, стал сжимать его подобно тискам. Но «болевой» панцирь держался, не давая расплющить Егора в лепешку. Новая порция боли прояснила разум парня. Он посмотрел вниз и увидел, что неподалеку от богомола стоит высокий и красивый молодой человек. Если предыдущий противник напоминал тренированного атлета, то этот походил на модель подиумов. Одет он был в ослепительно белый костюм, кожа также была очень бледной. Белый цвет сливался с белым песком арены, делая незнакомца практически невидимым.

— Я Гламинар, боевой маг Аратарна, и ты умрешь от моей руки, — пафосно проговорил незнакомец и сжал кулаки вытянутых в сторону Егора рук.

Давление ветра на тело парня сразу усилилось. Оно стало таким сильным, что даже его «болевой панцирь» начал покрываться трещинами, которые не успевали восстанавливаться. Внес свою лепту и богомол, плюющийся кислотными сгустками в обездвиженного противника. Давление ветра и воздействие кислоты начали истончать защиту. Больно Егору не было, даже наоборот, но разумом парень понимал, что в случае уничтожения тела он умрет.

Казалось бы безвыходное положение спас духовный квадрат внутри его тела. Он стал тянуть прану из призмы в затылке, некро из черепа в груди, электричество из вихря и золотистую энергию — из шара в пупке. Все это смешалось и породило импульс, который принизил не только эфир и астрал, но даже дотянулся до ментального поля.

Сила, удерживающая тело Егора, была развеяна, кислота испарилась. Более того: Гламинар схватился за голову, а из ушей и глаз аратарнца закапала кровь. Богомол же вообще лежал на земле и лишь конвульсивно подергивал лапами — его голова лопнула, разлетевшись вокруг ошметками плоти и кровавыми брызгами.

— Ментальная атака? Но как? Ты же всего лишь в сфере эфира! Что же ты за монстр такой гребаный? — в ужасе закричал боевой маг.

— Ты не боевой маг, ты просто гламурный пи…р, — спокойно произнес Егор и камнем рухнул вниз, впечатавшись в тело Гламинара, вдавливая в землю и ломая его, как карточный домик.

Сейчас Егор вновь стал превращаться в безжалостную машину для убийств: некро, впитываемое из тела поверженного богомола, туманило мозг, вытесняя человеческие эмоции.

Избыток его был слишком велик. До этого Егор поглощал только более слабых адептов, и поэтому его разум мог противостоять воздействию трупной энергии. А когда сил было недостаточно, ему помогала Эмила, выступая его эмоциональным якорем. Теперь же девушки рядом не было.

Егор окинул взглядом красный пульсирующий комок у своих ног. Тот казался таким раздражающим! Обернувшись, он заметил еще несколько десятков менее ярких красных «светлячков» и еще один, даже более яркий, чем тот, который пульсировал рядом.

«Надо погасить их все и потом поискать подобные», — подумал парень.

Глава 33. Бой на Арене. Часть 3

Не отвлекаясь, Рей с успехом выполнял свой план, пока на поле не осталось всего несколько десятков выживших. Все уцелевшие уже не были слабыми, поэтому он решил осмотреться на поверхности и оценить обстановку.

От увиденного у него отвисла челюсть: эпический питомец пятого класса опасности был убит тем самым странным тощим парнем. А основной — как он думал — конкурент Гламинар стоял шатаясь и истекая кровью. Незнакомец подошел к нему и одним мощным рывком оторвал аратарнцу голову. Упавшее обезглавленное тело обдало убийцу фонтаном крови с ног до головы, хотя тот и так выглядел, словно заживо освежеванный зверь.

«Но как он смог оторвать голову боевому магу? Они же усиливают свое тело с детства, и не каждое заклинание или умение сумеет им навредить, не говоря уже о простой физической атаке?» — пораженно подумал Рей, и мурашки страха побежали по его спине.

После убийства Гламинара тело тощего парня начало поглощать трупную энергию. Если при убийстве простых адептов она имела вид зеленых нитей или шаров, то здесь толстые зеленые канаты поползли в направлении убийцы и стали впитываться его телом, которое начало восстанавливаться и наращивать массу. Пара секунд — и вот на белом песке арены стоит высокий атлетически сложенный парень, глаза которого лучатся зеленым светом. Даже песок возле его ног утратил свою белоснежную белизну и посерел.

Рей осмотрелся по сторонам. Уцелевшие адепты, как и он, непроизвольно отступили к краю купола, накрывавшего арену, и в ужасе смотрели на это существо. Назвать его человеком было сложно. Даже на таком расстоянии чувствовалась аура смерти, витавшая вокруг. Даже Рею, представителю Некрономикона, привычному к некро, была неприятна ее концентрация, которая сейчас окружала этого человека.

Выжившие на арене переглянулись и, не сговариваясь, начали совместно атаковать страшного незнакомца. Ужас перед ним пересилил неприязнь друг перед другом. Только Рей лишь сделал вид, что атакует, а сам, использовав амулет, вновь скрылся под поверхностью песка. Он хотел придумать новый план, как противостоять этому ожившему кошмару, и надеялся, что остальные глупцы дадут ему достаточно времени.

Егор с наслаждением поглощал энергию той большой раздражающей «кляксы», которую он только что раздавил. Этому процессу помешали «кляксы» поменьше: они собрались вместе и начали атаковать его. Они были так слабы и раздражающи! Он просто переходил от одной к другой и гасил их, выпивая энергию и становясь сильнее.

«Как жаль, что их было так мало», — подумал Егор, когда «клякс» не осталось.

Хотя нет, глубоко под землей сияла еще одна: яркая, большая и оттого такая притягательная…

Егор замер, размышляя, как добраться до нее. Не придумав ничего лучше, как применить голую силу, он стянул ближайшие частицы эфира и, напитав ими руки, стал как экскаватор, с огромной скоростью разгребать песок. Когда он был уже близок, «клякса» переместилась на несколько десятков метров в сторону, убегая от него.

Недовольно скривившись, Егор последовал к тому месту и вновь стал отбрасывать песок. Так повторилось несколько раз. Будь Егор в здравом уме, он бы понял, что такой способ бесполезен, но сейчас затуманенный некро разум не позволял придумать адекватный план поимки убегавшей «кляксы».

Своеобразная погоня продолжалась около часа, пока забытый всеми колокольчик не упал на землю, перестав звонить. Время, выделенное на схватку, закончилось. Но Егор не думал над этим. Сейчас он рыл очередной тоннель, надеясь поймать беглеца. Ровное когда-то поле арены было изрыто, повсюду виднелись ямы и кучи песка.

Именно в этом и заключался план Рея. Некромант наделся, что после окончания выделенного на схватку времени появится нечто и убьет или, по крайне мере, ослабит эту тварь, как он мысленно стал называть незнакомца. А уж дальше в дело вступит он сам и пожнет плоды своей хитрости.

Казалось, замысел сработал: в центре площади забили зеленые молнии, предвосхищая открытие большого ярко-зеленого портала, из которого на песок арены шагнуло мифическое существо, древний костяной дракон. Патриарх. Арена не могла вместить его гигантское тело, поэтому лишь треть туловища выбралась наружу.

Сердце Рея ушло в пятки: дракон по имени Заурен считался полубогом на его планете Некрономикон. И что, сейчас он должен победить эту тварь?

Даже сидящие в ложах учителя напряглись из-за появления такой мощной сущности. Особенно когда купол, закрывавший арену, задрожал и лопнул. Дракон явно находился в сфере бога по уровню силы, и никто из присутствующих не смог ему бы противостоять.

Однако пока чудовище не проявляло признаков агрессии.

— А ты интересен, — пророкотал дракон, обращаясь к Егору. — Пожалуй, я не буду ломать чужую игру. Думаю, моему детенышу с тобой будет весело. Я даже усилю его.

Потом он выплюнул большое, с голову взрослого человека, зеленое яйцо. Лапой зачерпнув песка, дракон одним движением извлек из его недр Рея. Тот попытался использовать амулет и вновь скрыться, но куда там: артефакт просто осыпался прахом от дыхания дракона. Сам же дракон раскрыл пасть и перекусил некрономиконца пополам. Зеленая трупная энергия стала вытекать из бьющегося в агонии тела и поглощаться лежащим на песке яйцом. Излишки некро в теле Егора также начали впитываться в зародыш дракона.

Впитав всю энергию, яйцо стало левитировать в воздухе и светиться зеленым светом.

— Больше вам тут делать нечего. Идите в свой мир.

С этими словами дакон открыл портал, и в него затянуло Гурра, Егора и яйцо дракона, которое, правда, успело подлететь к парню и теперь находилось в его руках.

— А ты найди в следующий раз другой приз. Или я за себя не ручаюсь, — обратился Заурен к карлику-распорядителю арены.

Потом его тело пошло рябью и исчезло в яркой вспышке.

— На этом турнир одаренных на Мертвой арене закончен. Жду вас здесь через десять лет, — немного дрожащим голосом объявил карлик и тоже исчез.

Собравшиеся также стали исчезать в портальных вспышках. Люди ушли, и арена начала возвращаться к первоначальному виду. Вскоре ничто не напоминало бы о произошедших здесь событиях, если бы не две фигуры, одиноко стоящие среди развалин.

— Вы остались по той же причине, что и я, коллега? — обратился к высокому худому мужчине мэтр Гариус.

— Толстяк, давай без твоих политесов. Сможешь найти место, в которое дракон телепортировал этого парня и моего питомца? — ответил Хирн.

— Это займет некоторое время, но да, смогу. Все-таки этот парень убил ученика, с которым меня связывала клятва крови. И тебе, мертвяк, не помешало бы поучиться вежливости. Да и насчет принадлежности питомца я бы поспорил. И вообще, зачем мне ты, если я все могу сделать сам?

— Слово «мертвяк» — это комплимент, а не оскорбление. А причина, по которой я тебе нужен, — тот старик. Тебе не одолеть его без моей помощи. Кому достанется яйцо, предлагаю решить, когда оно будет у нас в руках. Что скажешь? Союз? — некрономиконец протянул толстяку руку.

— Союз. — Гариус пожал ее пухлой ладошкой.

Этим двоим было плевать на смерть учеников. Проиграли — значит, были слабы. Но вот упустить питомца, тем более легендарного или даже больше, было выше их сил.

Жадность была доминирующей чертой этих людей.

Глава 34. Начало обучения

Выйдя со стариком из портала, Егор осмотрелся. Местность была отчасти знакома. Мертвые серые земли и одинокая скала, едва виднеющаяся на горизонте.

— Мы что, попали в Земли Праха? — спросил он у Гурра.

— Обязательно добавляй слово «учитель» или «мастер», когда обращаешься ко мне. Тебя что, не учили вежливости? — насупился старик — И, кстати, откуда ты родом? По твоему внешнему виду и слепкам тел я не могу это определить.

Егор на минуту задумался, решая, стоит ли доверять этому человеку, который нежданно-негаданно стал его учителем. Сам не зная почему, он все же решил довериться Гурру. Наверное, просто хотелось, чтобы хоть кто-то разделил с ним его тайну.

— Я не из этого мира, учитель, — решившись, ответил Егор.

Он описал Гурру свою жизнь на Земле и приключения здесь. Егор старался не вдаваться в подробности, но все равно рассказ затянулся на добрых полчаса.

Старик выслушал его не перебивая, после чего потер виски и сказал:

— Да, ты многим насолил здесь. Гильдия Воров, Ноел — султан Великого Халифата, знать Играна, рхалы… И самое главное, на Мертвой арене все собравшиеся видели, какой ценный приз ты получил. Даже я не уверен, смогу ли защитить тебя в обжитых землях. Поэтому мы останемся здесь. Нам повезло, портал выбросил нас в центре Земель Праха. Даже я в молодости, охотясь за редкими ингредиентами для крафта, не заходил так далеко.

— Учитель, рхалы на арене видели меня, но не напали. Я думаю, метка убийцы исчезла, пока я боролся с неизвестной сущностью, желавшей захватить мое тело.

— Это был хранитель Затерянного города. Я удивлен, как ты смог противостоять ему. Думаю, ты до конца не уничтожил его, и он сейчас скрывается в твоем духовном центре, вернее, его зародыше.

— Духовные центры — что это, мастер?

— У каждого адепта по достижении им сферы ментала открывается хотя бы один такой центр. А вообще духовный центр — это эволюция чакр эфирного тела. Или ты думаешь, что расположение твоих — случайность?

— Но тогда их должно быть шесть, а у меня всего четыре.

Услышав это, Гурр рассмеялся:

— Ты вообще счастливчик. В большинстве случаев адепт имеет только один духовный центр. Иногда — два. Как я, например. Я слышал, в древности существовали воистину одаренные практики, которые умудрялись открыть три таких центра. Причем эволюция чакры в духовный центр происходит исключительно при переходе в сферу ментала и завершается по достижении адептом уровня мастера ментала. А ты находишься в сфере эфира и уже умеешь четыре эволюционировавшие чакры. Три из них ты получил, находясь еще в сфере тела не совсем понятным для меня образом. Скорее всего, тебе передали часть своих ментальных слепков тот старик и хранитель лабиринта. Четвертая возникла при вселении в тебя хранителя Затерянного города.

— А что будет, если мне удастся активировать оставшиеся две чакры? — спросил Егор.

— Я и сам бы хотел это знать. Существует теория, что перейти в сферу бога можно лишь обладая шестью духовными центрами. Я не знаю, так ли это. Как я уже говорил, на нашем материке никогда не было подобных адептов.

— А на планете?

— Тиамат — очень странная планета. Не буду вдаваться в подробности, но вся ее территория поделена на области, путешествие между которыми невозможно.

— То есть получается, никто не знает, что происходит за пределами материка, учитель?

— Не совсем так. Но послушай, тебе сейчас не нужно забивать голову загадками Тиамат. Тем более это опасно. Многие адепты, которые слишком увлекались исследованиями, бесследно исчезли.

— Так что же мы будем делать, учитель?

— Ты уникален. Помимо четырех духовных центров, тебе удалось активировать оба пути силы. С одной стороны, это хорошо, а с другой — время и количество усилий для перехода на следующие уровни силы возросли. На сколько — не знаю, это у каждого индивидуально. Так, например, на пути воина ты находишься на второй ступени сферы эфира, а вот на пути познания ты все еще в сфере тела. Более того: пока существует такой дисбаланс, ты никогда не перейдешь в следующую — в сферу астрала. Поэтому продвижение по пути познания сейчас является для тебя приоритетом. Также необходимо в полной мере изучить полученные тобой умения — «стена» и «гуру энергий». Они позволят тебе продолжить развитие в обжитых землях, не выдавая, кто ты такой. Пока сосредоточимся на этих вещах.

— Хорошо, мастер.

— «Гуру энергий» ты уже частично овладел, когда сумел не поглотить некро из тела отца той девушки, но далеко не до конца. Также вокруг тебя слишком много непонятных сил. Отчасти это признал и костяной дракон. Кстати, покажи мне яйцо.

Егор, не колеблясь, протянул его старику. Взяв его в руки, тот долго всматривался в него.

— Активировать его будет не так просто. Пока это только зародыш.

— Мастер, так что нужно делать для его активации?

— Убивать. Многие в Землях Праха охотятся на монстров в надежде получить кристаллы навыков и редкие ингредиенты для крафта. Ты будешь охотиться на всех: как на монстров, так и на людей. Твоему зародышу необходимо некро, чтобы питомец вылупился. А для продвижения по пути познания нужно создавать артефакты. С умением «мастерство мертвой плоти» тебе потребуются мертвые тела. А теперь хватит разговоров, пора приступать к делу.

После этих слов Гурр двинулся к виднеющимся неподалеку развалинам. Когда-то это был небольшой замок, во всяком случае, именно такое впечатление создавалось при взгляде на остатки уцелевшей стены, в проемах которой виднелся разрушенный донжон и хозяйственные постройки.

— Вот здесь мы и организуем себе временную базу. Как по мне, место подходящее, — проговорил Гурр.

— Но мастер, здесь же все разрушено! Не проще ли поискать что-то поменьше, его легче будет восстановить?

— Егор, ты до сих пор мыслишь человеческими мерками. Смотри.

Старик протянул к развалинам руки, и по пространству пошла рябь, которая накрыла остовы стен. Их контуры задрожали, а потом прямо на глазах строения стали восстанавливаться, принимая первоначальный вид.

Егор, конечно, видел, как Дармиан излечил его от удара молнии, применив энергию кармы. Но сейчас масштабы были совершенно другими. Он только сейчас понял, насколько сильным был Гурр.

Тем не менее, для старика восстановление такого большого сооружения не прошло бесследно. По его лицу струился пот, а руки предательски подрагивали.

— Пойдем, Егор, посмотрим, что сохранилось внутри. А потом у меня будет для тебя одно задание, — усталым голосом проговорил старик и двинулся к перекинутому через ров замковому мосту.

Глава 35. Охота на людей

Егор наблюдал за группой искателей приключений, которые окружили большого оранжевого змея. Это была огненная гадюка, монстр четвертой категории опасности. Ее чешуя использовалась для приготовления огненных гранат, а печень — для зелья сопротивления огню. Многие монстры и адепты применяли умения, связанные со стихией огня, и, наоборот, существовало немало разновидностей существ, панически боящихся огня, поэтому охота на огненную гадюку была выгодна вдвойне.

Гурр поручил Егору добыть несколько человеческих тел для создания големов-слуг, посоветовав нападать только на группы, охотящиеся на монстров третьего-четвертого уровня опасности. Из приключенцев, охотящихся на низших монстров, вышли бы слишком недолговечные слуги ввиду слабости их тел. А с теми, которые искали более сильных монстров, мог уже не справиться сам Егор.

Чтобы найти подходящую группу, парню пришлось провести в поиске более двух суток. Вблизи их замка приключенцев не было вообще, а монстры имели пятый-седьмой уровень. Впрочем, сделать это было легко. Гурр дал Егору амулет невидимости, который скрывал его присутствие от всех, кто был по уровню силы ниже сферы кармы.

Группа приключенцев, напавшая на огненную гадюку, состояла из семи человек. По виду это были рядовые члены Гильдии Наемников. Их предводитель являлся адептом первой ступени сферы астрала, остальные находились в сфере эфира. В общем, Егор обоснованно предположил, что легко одолеет их.

***

Каннаваро, предводитель отряда «Лающей гончей» Гильдии Наемников Великого Халифата, был доволен. Им удалось выследить старую особь огненной гадюки, а значит, качество доставшихся ингредиентов будет высоким, пусть бой с этой тварью и протекал нелегко.

Она постоянно плевалась огненными сгустками, а крепкая чешуя выдерживала атаки воинов и магов. Но все равно, Каннаваро не сомневался в победе: их отряд был опытным и мог одолеть даже монстра пятого уровня опасности, пусть и не самого сильного. Поэтому наемник даже не принимал участия в битве. Он активировал амулет «поиска жизни» и наблюдал за окрестностями. Других приключенцев в Землях Праха следовало опасаться не меньше, а то и больше, чем самих монстров.

Огненная гадюка между тем слабела, мана монстра была не бесконечной и постепенно заканчивалась под атаками превосходящих числом противников. Поодиночке она легко расправилась бы с любым из них, но сейчас гадюка чувствовала, что сегодня ей придется умереть. Магические монстры были полуразумны, а на высших уровнях силы их интеллект даже превышал человеческий. Эта огненная гадюка была очень старой. Еще немного, и она перешла бы на следующий уровень силы, достигнув максимума развития для этого вида монстров.

Предчувствие смерти обострило все чувства существа. Так иногда бывает, когда желание жить помогает преодолеть предел своих сил. Нет, гадюка не раскидала нападавших и даже не нанесла никому из них ранений. Просто она почувствовала, что тут есть кто-то еще. Кто-то более сильный. Она не видела его ни в физическом, ни в энергетическом зрении, но тем не менее чувствовала, что они здесь не одни.

В последней надежде гадюка сосредоточилась и стала посылать в эфир просьбы о помощи.

***

Егор смотрел, как группа приключенцев слаженно и споро убивает монстра. Их действия говорили о том, что это опытная и спаянная команда. Он даже на мгновение засомневался, стоит ли на них нападать. Но это была лишь минутная слабость.

«Нападая на слабых, не станешь сильней. А это что еще такое?» — подумал парень, почувствовав колебания эфира, исходившие от гадюки.

Егору стало любопытно, и он не стал блокировать их, восприняв вибрации своим эфирным телом. Каково же было его удивление, когда он узнал, что монстр, которого он считал бездушным, просил о помощи! Желание жить, страх смерти и просьба помочь — эти эмоции волной обрушились на Егора. Одновременно парень заметил, что в посыл гадюка вложила последние силы. Ее ярко-оранжевая чешуя поблекла, а роговые отростки на шее опали.

Увидев, что гадюка применила незнакомое умение, Каннаваро сначала напрягся, но оно просто расселось в воздухе, правда, породив непонятную рябь в эфире. Более того, после его применения змея окончательно ослабла.

— Добейте ее, только аккуратно. Постарайтесь повредить поменьше ценной чешуи, — отдал распоряжение глава отряда.

— Я думаю, вам придется отпустить эту змею и поискать другую жертву, — раздался за спиной Каннаваро спокойный уверенный голос.

— Ты кто такой, чтобы указывать «Лающим гончим», что делать?

Наемник обернулся и, оценив уровень силы говорившего, расслабился. Хотя и был удивлен, что адепт сферы эфира осмелился говорить с ним в таком тоне.

— Меня зовут Егор, и я представитель «Гринпис», — решил пошутить парень.

— Не слышал о таком отряде или организации. Чем вы занимаетесь и какова зона вашего влияния? — все-таки спокойный уверенный тон чужака породил у Каннаваро сомнения. Он подумал, что за незнакомцем может стоять серьезная структура.

— Моя организация занимается защитой животных, монстров — в том числе, — ответил Егор, мысленно ухахатываясь от комичности ситуации.

— Эко, Ларс, Тьен, идите сюда. Давайте поучим этого наглеца манерам. Остальные удерживайте гадюку, чтобы не сбежала, — отдал распоряжения глава отряда, уверенный, что секта, занимающаяся такой ерундой, не может представлять собой ничего серьезного.

— Ну что же, вы сами решили умереть. — Егор был рад, что нашел благовидный повод для атаки. Роль бездушного убийцы не прельщала его. Каково же было его удивление, когда в голове прозвучало «кара», и тело стала наполнять знакомая энергия.

Каннаваро сначала хотел не участвовать в битве против гринписовца, ведь трое членов команды были равны по силам чужаку. А значит, легко должны были победить его. Но окутавшая незнакомца непонятная энергия заставила главу изменить решение и присоединиться к атаке.

Один из двух человек, оставшихся сдерживать гадюку, остановился, раздумывая. Это был Лигт, невысокий, похожий на хорька мужчина. Быстрые ловкие движения и хищная грация лишь усиливали сходство. Из всех членов отряда он отличался чуть ли не звериной интуицией, и сейчас она просто вопила, что он находится на волоске от смерти.

— Нико, гадюка совсем ослабла, и ты сможешь сдержать ее в одиночку. А я помогу остальным, у меня какое-то нехорошее предчувствие.

Напарник лишь молча кивнул. Все «гончие» привыкли доверять чутью Лигта.

Сам он, между тем, уже развернулся и быстрыми выверенными движениями двинулся в сторону сражавшихся с чужаком товарищей. Но увиденное заставило Лигта остановиться на полпути. Его товарищи втроем атаковали незнакомца. Их точные, усиленные праной и эфиром удары впечатывались в корпус чужака, но тот не сдвинулся с места. Даже издевательски поднял руки, как бы приглашая всех атаковать сильнее. Их предводитель активировал умение «огненный кулак» и, подскочив к стоящему незнакомцу, нанес ему серию ударов. На мгновение их скрыли от глаз остальных сражающихся огненные всполохи. Когда же энергетическое марево рассеялось, все увидели, что чужак так и остался там где был, не сдвинувшись ни на йоту.

— Ну, а теперь бить буду я, — произнес он, и все его тело окутало зеленое свечение. Потом чужак плавно перетек за спину Каннаваро, решив оставить его напоследок, и атаковал трех других членов отряда.

— Эко, Ларс, Тьен, — лишь успел прошептать глава «Лающих гончих», наблюдая, как на землю падают три бездыханных тела. Огненные щиты не выдержали атаки и лопнули вместе с их грудными клетками, которые от силы ударов вскрылись кровавыми цветками.

Гнев стал наполнять Каннаваро, но этот процесс был прерван темнотой, которая начала окутывать его сознание, погружая в небытие.

Лигт увидел, как чужак разбил его напарников, словно хрупкие фарфоровые вазы, а потом переместился к Каннаваро и пробил его глазницы двумя руками. От этого зрелища ужас обуял наемника. Не говоря ни слова, он развернулся и бросился прочь от ужасного незнакомца.

— Будете знать, как обижать бедных животных. «Гринпис» всегда был мирной организацией, но сейчас вышел на тропу войны, — услышал он веселый смех чужака перед тем, как скрыться.

Егор отряхнул руки, освобождая их от ошметков плоти убитого главы отряда. Развернувшись, он заметил, что один из участников группы бежит прочь, причем с такой скоростью, что догнать его было бы проблематично. Последний же член отряда пока не заметил гибели всех своих товарищей, сражаясь с огненной гадюкой, которая постепенно восстанавливалась. Все-таки по отдельности члены этой группы уступали ей в силе.

Егор сосредоточился и попытался воспроизвести колебания эфира на той же частоте, что и гадюка, когда просила его о помощи. И у него получилось. Отправив монстру послание, что с последним соперником он должен справиться сам, парень приступил к заморозке тел и помещению их в пространственный карман. Егор подходил к каждому телу и направлял в его сторону небольшой жезл, из которого вырывалась мощная ледяная энергия, мгновенно замораживая труп. Когда все четыре трупа были заморожены, он достал из заплечного мешка небольшую шкатулку и открыл ее, пожелав, чтобы тела оказались в ней. Замерцав, трупы исчезли, а шкатулка лишь немного потяжелела. Эти два артефакта — замораживающий жезл и переносной пространственный карман — также выдал ему старый Гурр.

— Сначала замораживаешь тела, потом помещаешь в пространственный карман. В него влезет примерно сто тел. Когда лимит будет достигнут, ты больше не сможешь открыть шкатулку, — вспомнил Егор слова старика.

«Эх, хорошо быть мастером сферы кармы пути познания», — подумал парень, потому что оба артефакта эпического уровня сделал сам Гурр.

— Ничего, пусть и нескоро, но и я смогу создавать подобные вещи. А то, что они будут из мертвой плоти, неважно.

Закончив с трупами, Егор посмотрел на гадюку, которая тоже одолела своего противника и сейчас пожирала его, восстанавливая энергию.

Послав ей волну дружелюбия и одобрения, парень развернулся и, применив умение «поиск жизни», обнаружил еще один отряд неподалеку. Довольно хмыкнув, он развернулся и последовал в ту сторону. Предстояло собрать почти сотню тел — раньше старик запретил ему возвращаться.

***

Егор уже третий день нападал на различные команды приключенцев, убивая их и собирая необходимые тела. Причем шутку с «Гринпис» он продолжил, представляясь всем членом этой организации и требуя прекратить убийство монстров. Естественно, его никто не слушал, а наглое поведение провоцировало приключенцев на конфликт, в результате которого они погибали. И что самое интересное: умение «кара» включалось каждый раз, когда он становился на защиту обитателей Земель Праха.

Так, за эти дни Егор уже собрал около восьмидесяти трупов из ста необходимых.

Убийства проходили легко и буднично, адепты, охотившиеся на монстров третьей или четвертой категории опасности, не могли оказать ему должного сопротивления. Поэтому, уверившись в собственных силах, парень решил напасть на отряд уровнем выше — тех, кто охотился на тварей пятого уровня.

Однако таких в этой области не было, и, перебив еще два отряда и практически исчерпав лимит пространственного кармана, парень решил двинуться назад к убежищу. Примерно на полпути от него он видел пару групп, сражающихся с более сильными монстрами. Тогда Егор просто прошел мимо, используя «невидимость», сейчас же, наоборот, надеялся, что встретит эти или другие подобные группы на обратном пути.

Глава 36. Охота на людей. Часть 2

Ланс смотрел на обездвиженного человека перед ним. Страх и ужас плескался у того в глазах.

— Так значит ты, Лигт, утверждаешь, что вашу группу уничтожил адепт сферы эфира, представившийся членом некой организации под названием «Гринпис»? — еще раз уточнил он у лежащего возле его ног наемника.

— Да, о, великий, именно так все и было. Я чудом выжил и спешил изо всех сил, чтобы передать весть об этом в Гильдию, — в голосе Лигта послышались нотки надежды на то, что все обойдется.

— Не ври. Я просканировал твой внешний ментальный слой и знаю, что ты просто убежал, спасая свою шкуру. А значит, нарушил один из законов Гильдии — ни один наемник Халифата не должен бросать своих товарищей в бою. Умирать, так всем вместе.

— Пощади, о, великий, я искуплю свою трусость кровью.

— Искупишь, несомненно, — проговорил Ланс и щелкнул пальцами, активируя свой навык «ментальный резонанс».

Лигт лишь негромко вскрикнул и безжизненно замер, уставившись на своего убийцу остекленевшими глазами. Его мозг просто поджарился внутри черепа, не выдержав атаки адепта первой ступени сферы ментала, которым являлся Ланс.

— В одном этот жалкий трус не соврал — в Землях Праха действительно происходит нечто странное. Какой-то неизвестный низкоуровневый адепт убивает команды приключенцев. Нашей Гильдии, как лучшей среди подобных на материке, поступил заказ разобраться с этой ситуацией, — обратился он к своей команде, состоявшей из пяти адептов сферы астрала.

***

Безжизненная серая пустошь раскинулась перед Егором во все стороны до горизонта. Земли Праха имели свое своеобразное очарование и суровую, дикую красоту. Парень любовался ярко-алым закат. Солнце кроваво-красным глазом заходило за горизонт, серый песок впитывал его свет и неярко мерцал и струился. Казалось, кровавое море окружило парня. Сходство усиливалось еще тем, что песок не был статичен. Днем это было незаметно, но сейчас парень видел, что песчинки постоянно движутся в различных направлениях, иногда сталкиваясь и образуя своеобразные водовороты. Открывшееся зрелище завораживало. Егор невольно замер в восхищении: за дни путешествия такой чудесный вид открылся ему впервые.

Но нужно было двигаться дальше и до наступления темноты найти укрытие. Амулет невидимости хоть и скрывал его от любопытных глаз, но лишняя осторожность еще никому не вредила. Поэтому парень развернулся и последовал к ближайшим развалинам, решив заночевать там. Эти руины ничем не отличались от тысяч других, разбросанных по Землям Праха.

Приблизившись к ним, Егор по привычке активировал «поиск жизни» и вздрогнул от неожиданности: в развалинах горело аж восемь красных точек. Он давно уже понял, что это умение определяет не только наличие жизни, но и примерный уровень силы объектов.

Так, чем ярче было их свечение, тем более сильные сущности находились рядом. Сейчас Егор видел, что прячущиеся объекты гораздо сильнее уничтоженных им групп. Тем не менее он решил посмотреть, кто же скрывается в этих древних развалинах.

***

— Кровавый закат… Как не вовремя! Теперь кровососы будут вдвое сильней, — нервно проговорил Гремит и вздохнул, от чего все четыре его жирных подбородка затряслись.

— Не бойся, жирный, ты сделал главное: нашел это место. Теперь дело за нами. Кстати, ты уверен, что именно это развалины Кровавого замка? — ответил высокий, покрытый шрамами мужчина в черной вороненой броне.

— Да, Глен, я уверен, это именно они. Но смотри: помимо мелких прислужников тут будет и патриарх, а уж его мощь под воздействием кровавого заката я боюсь даже представить. Одно хорошо: наша награда тоже возрастет, поскольку качество добытых ингредиентов будет гораздо выше.

— Так, значит, нам наоборот повезло, — беззаботно рассмеялся Глен. — Ладно, отправляйся в конец отряда и не высовывайся, нам будет не до того, чтобы защищать тебя.

Когда толстяк Гремит выполнил распоряжение, Глен махнул рукой и отряд, состоящий из восьми человек, двинулся к небольшим черным руинам неподалеку.

***

Егор осматривал развалины небольшой башни и флигелька возле нее. Серые камни покрывал мох, в стенах виднелись пробоины, верхняя же половина башни вообще обвалилась, и узнать прежнюю высоту было невозможно. От флигелька остались лишь две стены и фундамент. Все внутреннее пространство строения просматривалось, и там никого не было.

«Значит, отряд, который я засек своим умением, находится в башне», — подумал Егор и, стараясь не шуметь, вошел через полуобвалившийся дверной проем внутрь.

Там также было пусто, но посередине виднелась широкая каменная лестница, которая вела под землю. Поняв, что его цель, скорее всего, находится там, парень начал спускаться.

Лестница оказалась достаточно длинной и уходила под землю метров на сто. Пройдя половину пути, Егор услышал впереди звуки сражения. Снизу отчетливо доносились крики, время от времени раздавался леденящий душу вой. Крадучись, парень спустился ниже и вышел в большой склеп или усыпальницу. Во всяком случае, здесь было множество саркофагов и поминальных урн. Но не это привлекло его внимание. В древнем склепе шла жаркая битва: восемь приключенцев атаковали бледного высокого человека, а вернее, вампира. Длинные клыки выпирали из-под губ, а глаза мерцали красным. Все его тело окутывал черный плащ, а в руках он держал двуручный бастард, которым ловко отбивался от нападающих, блокируя как физические, так и магические атаки.

Направив на отряд и монстра артефакт-определитель, Егор понял, что это именно та группа, которую он искал. Во всяком случае, они не побоялись напасть на монстра пятой категории опасности. Также Егор заметил, что атаковало вампира только семеро из отряда. Восьмой, жирный и круглый как колобок человек с пальцами-сардельками стоял поодаль, активировав вокруг себя защитный купол, и вытирал шелковым платком свой непонятно отчего вспотевший лоб.

Битва была в самом разгаре, зал содрогался от применяемых умений и заклинаний. Периодически они водопадом обрушивались на вампира, скрывая его от глаз Егора, но, когда видимость вновь возвращалась, тот всегда оставался целым и невредимым.

— Глен, я говорил тебе, что патриарха одолеть не так просто! — прокричал толстяк.

— Заткнись Гремит, пока я не скормил тебя ему. Он обожрется и ослабнет, поглотив твою вонючую жирную тушу, — рассмеялся высокий мускулистый мужчина, который выделялся на фоне остальных своими резкими отточенными движениями. — А ну-ка отойдите подальше! — крикнул он своим напарникам и те, привыкшие выполнять его команды, послушно расступились.

— Серебряный свет! — прокричал Глен и направил в противника небольшой жезл из ярко-белого металла. С его навершия сорвался луч, который ударил кровососа в грудь. Вампир закричал, и движения его замедлились.

— Быстрее, атакуем его все вместе! Он в течение минуты не сможет применять свои способности! — отдал команду Глен напарникам, и те всем скопом накинулись на потерявшего былую скорость патриарха.

Егор понял, что если он хочет напасть на этот отряд, сейчас для этого настал лучший момент. Если они покончат с монстром, победить их будет гораздо сложнее.

Парень стоял, раздумывая, что ему делать, когда силуэт вампира задрожал — это из-за воздействия «серебряного ветра» рассеялся поддерживаемый вампиром морок. И вместо мрачного худого мужчины всем открылась истинная личность вампира, а вернее — вампирессы. Против адептов сражалась ослепительно красивая девушка: пухлые красные губы с выбивающимися из-под них небольшими клыками, идеального сложения тело в черном обтягивающем комбинезоне, и черные как ночь волосы до пола.

— Это матриарх! Нам повезло, она слабее мужской особи. А вот ингредиенты, которые мы получим из ее тела, ценятся даже выше! — довольно потирая руки, закричал толстяк.

«Убить красивую девушку, пусть и какого-то там «матриарха», чтобы разобрать ее на органы? Не бывать этому», — подумал Егор, а вслух произнес:

— Ввосьмером на одного? Пожалуй, мне стоит уравнять шансы. Приготовьтесь к смерти. Хотя можете просто убежать. Я, так и быть, не буду преследовать вас.

Услышав Егора, все развернулись в его сторону. Реакция у сторон конфликта была разной: напрягшиеся наемники, увидев его небольшой уровень силы, рассмеялись, а вспыхнувшие надеждой глаза вампирессы потускнели. В них явно читалось разочарование и безнадежность.

Егору было плевать на их реакцию. Он добился чего хотел: умение «кара» активировалось, причем в этот раз эффект оказался сильней, чем обычно. Почти таким же, как когда он защищал Эмилу.

— Умрите во имя «Гринпис» и расскажите на том свете, что нельзя безнаказанно уничтожать ни в чем не повинных монстров, — сам не зная почему, продолжил парень свою шутку и ринулся в атаку.

Выкинув перед собой «покров тьмы», он на всей скорости атаковал ближайшего противника, нанеся целый каскад ударов в корпус и голову. Пробить защиту врага Егору не удалось, но вот заставить его отступить, отплевываясь кровью, получилось.

Глен не верил своим глазам: какой-то адепт из сферы эфира мало того, что осмелился атаковать их, но еще и заставил отступить Ярема, который был на целую сферу выше его по силе. Все члены отряда, включая его самого, были мастерами сферы астрала. Ланс стал главой отряда ввиду большого опыта и личной силы. Все-таки адепты одной ступени разнились умениями и степенью подготовки. Так, например, сам Глен мог легко одолеть пятерых или даже семерых обычных адептов равной ему ступени.

— Ярем, замени меня. Добейте вампирессу, а я займусь чужаком.

— Будь осторожен, я слышал про этот «Гринпис» и его адептов. Они чокнутые, возомнили себя защитниками монстров и убивают группы адептов низших сфер силы. По крайне мере, такая информация прошла в общем доступе нашей Гильдии, — предупредил Глена толстяк, член Гильдии Искателей Арракской Республики.

— Ну, теперь они не на тех напали. Не волнуйся, Гремит, уж я-то не проиграю какому-то выскочке из сферы эфира.

Проговорив это, Глен взмахнул руками, и частицы эфира стали стекаться к нему, образуя в руках огромный черный лук.

Егор уже было порадовался, что эти приключенцы не такие уж и сильные, когда предводитель их отряда вступил в битву. С появившегося в его руках лука стали слетать различного цвета стрелы, причем одновременно тот выпускал от трех до семи штук. Увернуться от такой атаки было невозможно, и тело Егора засверкало от града попаданий. «Каменная кожа» и «звездная защита» не выдержали, и парня отбросило в дальний конец склепа, протащив по неровному полу. За Егором протянулся кровавый след, словно какой-то художник гигантской кистью провел по полу красной краской.

Несмотря на силу атаки и полученные повреждения, Егор быстро вскочил на ноги.

— Сможешь повторить? — захохотал он, обращаясь к противнику. Тело Егора под воздействием болевых ощущений вновь стало выделять «энергию боли», как мысленно прозвал ее он. И эта энергия тонкой пленкой покрыла окровавленный торс парня.

— Да пожалуйста! — прокричал в ответ Глен, и новые стрелы полетели в Егора.

Но тот даже не пытался избегать попаданий, а как сумасшедший хохотал и упрямо шел вперед. Черная пленка, покрывавшая его тело, лопалась под ударами стрел, появлялись новые раны, но она сразу восстанавливалась, с каждым разом становясь все толще.

«Что это за монстр такой?» — подумал Глен, увидев, что странный гринписовец не только выдержал удар его «фантомного лука», но и все еще был на ногах и даже собирался атаковать. Кроме того, его странная защита словно усиливалась от попаданий стрел.

Поэтому приключенец деактивировал лук и использовал другое умение. В его руках появился полутораметровый черный ятаган. Глен был проявителем, одним из наиболее опасных видов адептов сферы астрала. Он мог придавать эфиру любые необходимые формы и с их помощью атаковать противников. Адепты же эфира могли лишь усиливать им свое тело, именно поэтому разница между этими двумя сферами считалась непреодолимой.

Материализовав меч, Глен хотел атаковать противника в ближнем бою, когда под сводами склепа прозвучал спокойный и уверенный голос:

— Интересно, что здесь происходит? А то подняли шум на все Земли Праха… Вот мы и подумали: давай-ка заглянем и посмотрим, кто это такой храбрый?

После этих слов огромной силы ментальный удар обрушился на присутствующих, заставив всех, кроме Егора, упасть на землю.

Глава 37. Кража

Ланс стоял у входа в склеп и смотрел на результаты своей ментальной атаки. Они были отчасти предсказуемы: все присутствующие адепты попадали на землю, и их тела сотрясались в конвульсиях. Его отряд уже три дня после убийства Лигта разыскивал нападавшего на адептов «гринписовца». За это время были опрошены десятки отрядов.

Метод был один и тот же: Ланс наносил ментальный удар, после чего допрашивал приключенцев, используя методики ментального подавления. К сожалению, ничего выяснить так и не удалось. Кроме того, нападения резко прекратились, поэтому встать на след разыскиваемого адепта не удавалось. Но когда в процессе поиска он уловил астральные колебания неподалеку, то незамедлительно последовал в их направлении, чтобы выяснить источник.

Сейчас, смотря на высокого, атлетически сложенного адепта, единственного выдержавшего его ментальную атаку, несмотря на низкий уровень силы, Ланс интуитивно почувствовал, что его поиски увенчались успехом. Сделав ментальный посыл, он подозвал толстяка. Тот пополз к нему на четвереньках. Изо рта его капала слюна, а из глаз градом лились слезы. И так отвратительный, сейчас Гремит вообще представлял собой жалкое зрелище.

— Ты знаешь что-то про адепта, который представляется членом организации «Гринпис»? — спросил Ланс.

— Да, это вон тот парень, — безжизненно, как марионетка, ответил Гремит.

— Ну что же, интуиция не подвела меня.

Ланс взмахнул рукой, метальное поле вокруг него заколебалось и люди, до этого извивавшиеся, как червяки на крючке, безжизненно замерли на полу.

Егор еле стоял на ногах, виски ломило от боли. Тем не менее, он устоял после атаки незнакомца. Когда излучение ментального поля накрыло его, вихрь в голове стал бешено вращаться, испуская электрические импульсы. Они проникали в мозг и реанимировали его, запуская заново, когда он затухал, выполняя мысленный посыл незнакомца. Правда, при этом энергия Егора поглощалась просто с космической скоростью. Он чувствовал: еще минута, и он так же, как и все остальные, упадет на пол слюнявым дергающимся идиотом.

Услышав, что чужак ищет его, он понял, что надо бежать. На случай смертельной опасности старик Гурр выдал ему «кармическую гранату», артефакт эпического уровня одноразового использования. При ее применении все адепты более низших сфер оглушались, а время стана зависело от личной силы практикующего. Поэтому, увидев, что чужак вновь использовал свое умение и обездвижил остальных, Егор, не раздумывая ни секунды, кинул в его сторону «гранату». Со стороны казалось, что она просто упала на землю возле ног незнакомца, но эффект от ее взрыва появился незамедлительно: тот замер подобно истукану.

Егор довольно потер руки и хотел уже бежать прочь, когда его взгляд упал на неподвижно лежащее тело вампирессы.

«Гурр сказал, что этот жезл замораживает только мертвые тела, и только их можно помещать в пространственный карман шкатулки. Но разве тело вампира не мертво?» — подумал парень и направил замораживающий жезл в сторону вампирессы. Тот сработал как надо: ее тело покрылось коркой льда, а после открытия шкатулки моргнуло и исчезло.

«Не знаю, выживет она или нет, но в любом случае это лучше, чем быть разобранной на органы»…

С такими мыслями Егор подошел к адептам, лежащим на полу, и начал убивать их, помещая в пространственный карман. Делал он это, напитывая руки праной и маной и нанося сдвоенные удары обездвиженным приключенцам в голову. Их некро он не поглощал, чтобы они не превратились в мумии.

Работал Егор быстро, так как боялся, что ментальный маг очнется от «оглушения». Поэтому он так и не смог убить предводителя отряда и, как ни странно, толстяка, защита которых оказалась слишком сильной. Она без проблем выдержала не менее десятка ударов, и Егор не стал испытывать судьбу, а активировал амулет невидимости и поспешил прочь из склепа. Тем более что по его подсчетам в шкатулке находилось уже девяносто восемь тел из сотни возможных.

***

Ланс был в ярости. Не в силах пошевелиться, он смотрел, как «гринписовец» убивает наемников Халифата. Примененный артефакт был ему знаком. «Кармическая граната» — очень дорогостоящая вещь, которую могли сделать лишь несколько адептов пути познания на всем материке Орианг.

Постепенно онемение проходило. Ланс надеялся, что парень задержится, и тогда он сможет вновь атаковать. Но тот словно почувствовал что-то и, бросив попытки убить толстяка и предводителя отряда наемников, просто растворился в воздухе. Тела остальных — и вампирессы в том числе — он заморозил и поместил в пространственную шкатулку.

Когда онемение наконец прошло, Ланс немедленно активировал ментальный поиск, но тут же отменил его, схватившись за виски.

«Да сколько же у тебя артефактов? Но ничего, клянусь, я найду тебя, и ты заплатишь за мой сегодняшний позор», — подумал он и послал ментальный посыл остальному отряду двигаться в эти руины.

Сейчас Ланс жалел, что разделился с ними, решив расширить круг возможных поисков. Чем больше разумных попадало под атаку, тем меньше было время оглушения. Возможно, будь его отряд здесь, он быстрей отошел бы от ошеломления и сумел захватить незнакомца.

— Ладно, что уж теперь. Но лишние свидетели мне ни к чему, — злорадно усмехнулся Ланс. — Ментальная бомба, — проговорил он, и головы предводителя наемников и толстяка взорвались, разлетевшись по всему склепу мелкими осколками.

— То же самое будет и с тобой, сопляк, только попадись мне! Только попадись! Твои астральные и ментальные слепки у меня есть, тебе не скрыться от меня!

Глава 38. Возвращение

— Значит, говоришь, тот адепт искал тебя? — спросил старик, задумчиво поглаживая бороду.

— Да. Сначала он вырубил всех каким-то мозголомным заклинанием. А потом расспрашивал у толстяка обо мне.

— Ох уж эти твои «земные» словечки, никак не привыкну. Судя по всему, это был достаточно мощный адепт сферы ментала. Ты сглупил, когда придумал эту свою неудачную шутку.

— Ну, тогда это показалось мне смешным. Плюс я тебе говорил о своем умении «кара».

— Запомни, Егор, это Тиамат. Здесь даже глупая шутка может иметь последствия. Ладно, чего уж там. Теперь ничего не поделаешь.

В это время в дверь кабинета постучали.

— Я могу войти? — спросил кто-то за дверью приятным томным голосом.

— Да, Адель заходи, — пригласил вампирессу Гурр.

Покачивая бедрами, та вошла с подносом в руках.

После возвращения Егора прошло уже несколько недель, и старик успел реанимировать и создать из тел адептов множество различных големов: слуг, охранников, воинов. Замок зажил своей особой жизнью. Но изюминкой его стала Адель — так звали спасенную вампирессу. Ей нисколько не повредила заморозка, и когда Гурр сказал, что может сбросить ее привязку к старому склепу и «прописать» вампирессу здесь, она с радостью согласилась. Тем более что Адель поклялась в верности Егору и сказала, что пока не отдаст долг крови, будет служить ему.

Надолго покидая места своей «энергетической привязки — обычно это было кладбище или склеп — вампиры этого мира начинали слабеть, а их тела разрушались. Но старик Гурр недаром был одним из лучших мастеров Орианга. Он с легкостью решил эту проблему, сформировав для Адель новое «родовое гнездо» и отдав в ее распоряжение местную усыпальницу. Вампиресса отличалась на диво веселым и незлобливым нравом. По ней нельзя было сказать, что еще недавно эта кровожадная тварь убивала адептов возле своего склепа и с успехом противостояла целому отряду пришедших убить ее приключенцев.

— Учитель, мне скучно. Может, уже все улеглось, и я снова могу отправиться на охоту? Мне же нужно собирать некро для своего питомца, — спросил Егор.

— Хорошо, так и быть. Но нападать ты будешь на монстров, а не на людей.

— Но «трупная энергия» людей гораздо насыщенней. И, кроме того, я же член «Гринпис» и не могу убивать бедных животных, — рассмеялся парень.

— Брось свои глупые шуточки. Я уже говорил, что они не доведут тебя до добра. У некоторых монстров некро еще насыщенней, чем у людей. Я выдам тебе список и артефакт-распознаватель. Также ты должен будешь делать из них собственные артефакты. Пора уже поднимать твой уровень на пути познания.

— Как скажете, учитель. — Егор заметил, что после того, как он попал на Тиамат и его тело помолодело, постепенно поменялся и его характер. Он как будто вернулся в свои двадцать два года, и лишь иногда старый прожженный циник вылезал наружу. Но чем дальше, тем реже.

— Будешь охотиться в другой части Земель Праха, где практически нет людей. Пока ты отсутствовал, я составил карту местности и, похоже, нашел легендарную Долину Монстров. Во всяком случае, обнаруженное мной место очень на нее похоже. Там вы и будете охотиться.

— Мы?

— Да, с тобой пойдет Адель. Она хоть и строит из себя молодую беззаботную дурочку, на самом деле все же опытный двухсотлетний вампир.

— Как не стыдно напоминать женщине о возрасте, мастер? — вампиресса кокетливо намотала локон своих длинных черных волос на палец.

— Ладно, хорош дурачиться. Отправляетесь завтра, все необходимое для путешествия — в ваших комнатах. А теперь оставьте меня. Все-таки я стар, и мне необходимо много отдыхать. — Старик хлопнул вампирессу по попке и, подмигнув ей, захохотал.

Когда за учеником и вампирессой закрылась дверь, Гурр налил бокал красного вина и замер, прикрыв глаза и смакуя напиток. В этом древнем замке сохранился большой винный погреб, и после небольшой магической обработки учитель смог восстановить его содержимое, которым теперь и наслаждался.

«Да, Егор, ты и не подозреваешь, какие сюрпризы скрывает Долина Монстров, если это, конечно, она. Но я практически уверен, — расслаблено подумал Гурр и посмотрел на большой, с голову взрослого человека, хрустальный шар, который красовался в центре стола рядом с графином вина. — А вот с его помощью я увижу все ваши приключения, которые захочу. Надеюсь, мне не придется вмешиваться, и вы справитесь сами».

***

Егор и Адель стояли на краю пропасти и смотрели на открывшуюся картину: внизу, на глубине примерно ста метров, раскинулась живописная, окруженная со всех сторон скалами долина. Она ярким зеленым пятном выбивалась бы среди серого песка Земель Праха, но находилась ниже поверхности земли. Наверное, огромный метеорит или какое-то особо разрушительное заклинание проделали эту практически круглую, в несколько десятков километров длиной и шириной, дыру.

— Так вот какая ты, Долина Монстров… — восхищенно проговорил Егор. На Тиамат он не видел ничего кроме пустынных Земель Праха.

Внизу виднелись различные виды деревьев и кустарников. Егор не был ботаником, половину инопланетной флоры он не узнавал, но и ему было ясно, что естественным путем такое место образоваться не могло. Хвойные растения соседствовали с тропическими и экваториальными, а в центре долины вообще возвышалось огромное дерево, похожее на баобаб, виденный Егором давным-давно в учебнике географии. Вся эта зеленая масса сливалась вдалеке плотной стеной, не позволяя рассмотреть, есть ли в долине какая-то живность. Небо над ней было пустым, никаких летающих тварей не наблюдалось.

— Ну что Адель, давай спускаться, — обернулся Егор к вампирессе, заметив, что она смотрит не на красоты долины, а на него.

— Давай, — еще больше побледнев, ответила она, чересчур поспешно подошла к краю обрыва и стала осматриваться в поисках спуска.

Егор хмыкнул и присоединился к ней. Через некоторое время метрах в ста они заметили широкую трещину в скале, которая спускалась до самого низа и терялась за кронами высоких разлапистых деревьев неизвестной породы. Не сговариваясь, они двинулись в ее сторону. Упершись руками в стенки расщелины, Егор стал осторожно спускаться.

Адель наблюдала за ним. Егор не заметил, что его тело за это время приобрело совершенно другой вид. Будучи и раньше довольно высоким, он еще больше вытянулся, плечи стали шире, талия уже, а мышцы поражали своим рельефом.

Вампиресса сама не знала, почему ее тянуло к парню.

«Наверное, потому, что он спас меня», — раздраженно подумала она.

За двести лет жизни Адель впервые испытывала подобные чувства. До этого она просто охотилась в окрестностях своего склепа на адептов, а все оставшиеся время спала, усваивая полученную от убийства приключенцев энергию. Свою жизнь до обращения вампиресса не помнила, поэтому, по сути, Адель оставалась совершенно неопытной и не видела мира дальше пределов своих охотничьих угодий. Она была очень благодарна Гурру, который каким-то образом сумел сделать невозможное, сняв с нее бич всех вампиров — привязку к месту обращения. Правда, при этом он почему-то посоветовал вдали от замка держаться поближе к Егору.

Когда мысли Адель вновь вернулись к реальности, она увидела, что парень преодолел уже половину спуска. Причем чем дальше он удалялся от нее, тем больше в душе поселялось странное беспокойство, уровень которого нарастал. Поэтому, слегка нахмурив брови, вампиресса поспешила за ним.

Глава 39. Долина Монстров

Внизу растительность оказалась не такой плотной, как представлялось сверху. Между деревьями вполне можно было передвигаться, но вот неба практически не было видно. Солнечные лучи с трудом пробивались сквозь густые кроны деревьев, поэтому вокруг царила полутьма. Впрочем, Егор отлично видел, как и Адель, которая в темноте долины чувствовала себя лучше, чем на ярком солнце Земель Праха.

— Ну что же, давай поищем нашу первую жертву, — сказал Егор и достал из заплечного мешка круглый предмет, напоминающий земной компас.

Стрелка на циферблате завращалась и указала влево.

На этот раз старик был скуп, Егор не знал, что он выдал вампирессе, но ему достался лишь обычный брезентовый мешок, в котором лежали два предмета: «поисковик» и яйцо детеныша костяного дракона. Задача отряда состояла в уничтожении монстров, на которых будет указывать «поисковик», и сборе некро после их убийства. В общем, приоритетной целью миссии была активация питомца Егора, а второстепенной — сбор редких ингредиентов для дальнейшего крафта. Гурр обещал наконец-то начать учить парня создавать артефакты.

Какое-то время Егор с вампирессой двигались по направлению, указанному «поисковиком». По внутренним ощущениям парня они прошли уже не менее десяти километров, когда окружавший лес начал редеть. Полумрак постепенно рассеивался, и впереди показалось отрытое пространство.

— Что это? — Адель указала на огромный стальной шпиль, который возвышался посередине открывшегося пространства, представляющего собой даже не поляну, а своеобразную степную полосу, со всех сторон окруженную лесом. Во всяком случае, размеры ее впечатляли: в диаметре она была не менее трех километров.

В центре виднелась большая цельнометаллическая конструкция, которую венчал узкий, длинный, и тоже металлический шпиль. Возле конструкции шла ожесточенная битва. Два человека пытались к ней приблизиться, но им мешали молнии и электрические разряды, которые били из шпиля, а также силовое поле. Каждый раз оно отбрасывало людей, когда они прорывались через электрические удары и молнии. Но самым интересным фактом оказалось то, что один из этой двойки был знаком Егору.

— Не может быть, — тихо проговорил он и стал еще внимательней наблюдать за развитием событий.

***

— Дармиан, я уже начинаю жалеть, что поддался на твои уговоры и согласился участвовать в этой авантюре.

— Да ладно тебе, это же легендарная Долина Монстров. Мы просто не могли упустить шанс первыми исследовать ее. Хватить бурчать, Элькор, лучше придумай, как преодолеть эти проклятые молнии и силовое поле, которое постоянно отбрасывает нас назад.

— Я уже чего только не делал, ничего не выходит. Говорил тебе, что вдвоем мы не справимся.

— Ну, это только первая разведка. Во всяком случае, кроме древлян и твоего Ордена Порядка я не собираюсь ни с кем делиться богатствами этого места.

— Пока мы не можем справиться даже с первым встреченным препятствием. Не говоря о том, что если император узнает, что мы не доложили ему о долине, нам не поздоровится. Особенно мне.

— Все ты трясешься за свое место мэра. Я удивляюсь, зачем оно тебе? — рассмеялся Дармиан и замер, прислушиваясь. Потом он исчез во вспышке телепорта, а когда появился вновь, то держал силовыми захватами парня и девушку, которые извивались и пытались освободиться.

— Ты глянь-ка, старый знакомый. Моя дочь чуть не погибла из-за тебя. Да и тогда вы убежали с той девушкой, не попрощавшись. Теперь, вижу, у тебя новая пассия. Надо бы тебя проучить. Но сначала ты ответишь мне на пару вопросов, — довольно проговорил Дармиан.

— Ты его знаешь? — спросил Элькор.

— Да, это тот самый некр, который доставил столько проблем нашим детям.

— Но ты же сказал, что он погиб?

— Ну подумаешь, соврал. С кем не бывает? — пожал плечами Дармиан и усилил давление на пытающегося освободиться парня. — Ты сейчас расскажешь, кто ты и откуда. А самое главное, как сумел настолько забить голову моей дочери, что даже после возвращения из Лимба она вот уже больше пяти лет даже не смотрит в сторону других парней. А иногда вообще плачет, хотя этого странного знака на ее теле уже и нет.

Егор смотрел на главу Гильдии Приключенцев и лихорадочно искал выход. Отвечать на его вопросы он не хотел. А на вопрос о состоянии его дочки так и вовсе не знал ответа. Да, он вспомнил, что на эмоциях обещал вернуться за ней после их поцелуя. Но сказать по правде, Егор почти забыл об этой девушке. И только сейчас, случайно встретив ее отца, вспомнил о ней. Знак Инь-Янь после приключений в Затерянном городе исчез не только с тел Лейлы и Эмилы: у самого Егора он сместился, слившись в районе пупка с тем, что остался от хранителя города.

Парень понимал, что все это взаимосвязано, но не знал — как. К тому же сейчас опасности подвергался не только он, но и Адель. Егор понимал, что ему ничего не светит в противостоянии адепту сферы кармы, тем более тот был не один, а с товарищем. Тот, в свою очередь, ощущался не слабее Дармиана, просто по-другому. Поэтому снова сбежать — вот то, на что он надеялся.

— Отпусти меня и девушку, а потом поговорим, — решил немного схитрить парень.

— Ха-ха-ха, девушку. Да это же матриарх, разумный монстр пятой категории опасности! — расхохотался Дармиан, но, тем не менее, выполнил просьбу парня и опустил его с вампирессой на землю.

Он был уверен в своем превосходстве, а потому расслабился и пропустил рывок Егора в сторону металлической конструкции. Дармиан даже не предполагал, что его пленники выкинут такое, ведь сила электрических ударов и молний была такова, что даже им с Элькором приходилось нелегко.

Тем не менее этот несостоявшийся некр, окутавшись зеленым светом с синими прожилками, схватил Адель, закинул ее на плечо и пулей метнулся в сторону опасного сооружения. Имперец ничего не успел предпринять, а когда он снова попытался схватить беглецов силовым щупом, огромная молния ударила в его магическую конструкцию, развеяв ее.

— Я не понял, почему молнии не атакуют их, а силовое поле не отбрасывает назад? — озвучил мысли своего напарника Элькор.

Дармиан с удивлением смотрел, как парень без сопротивления преодолел все разделявшее их с непонятным сооружением пространство и без малейших препятствий вошел проследовав открывшуюся дверь вместе с девушкой, которая так и была у него на плече.

— Я не знаю, Элькор, почему защита этого места пропустила его, но предлагаю дождаться их возращения, а потом захватить и допросить.

— Согласен, не могут же они находиться там вечно. Так даже лучше! Пусть рискуют жизнями, преодолевая опасности, если там таковые есть. А все ценное, что они добудут в том месте, мы потом заберем. А сейчас расскажи мне лучше, что на самом деле тогда произошло между вами и как ты упустил этого парня?

***

Как только Егор почувствовал, что сила, удерживающая его, исчезла, он схватил Адель, закинул ее на плечо и со всех сил побежал в сторону древнего строения. Парень поступил подобным образом не просто так: он помнил, как вихрь в его голове поглощал электричество. И сейчас чувствовал, что никакой опасности для него нет.

Его интуиция не подвела, молнии и электрические удары не препятствовали им. Егор чувствовал, как порождавшая их энергия наполняет его тело, заставляя синий вихрь крутиться и увеличиваться. Он выводил эту энергию за пределы своего тела и окутывал Адель, которая от буйства силовых полей потеряла сознание и безжизненно болталась на его плече.

Егор и сам чувствовал, что с каждым шагом давление на тело увеличивается. Если бы получаемая энергия не усиливала его, он был бы просто раздавлен этим силовым полем. А так сейчас происходили взаимоисключающие вещи: электрическая энергия усиливала его, а силовое поле наоборот, хотело уничтожить.

Внезапно оба процесса прекратились, как будто кто-то понял всю бесполезность этих действий. И парень, уже не ощущая никаких воздействий, выбежал к какому-то строению. Его стена задрожала, и на ней появилась входная панель, которая бесшумно отъехала в сторону, открывая проход.

«Будь что будет», — подумал Егор и без колебаний вошел внутрь.

Глава 40. Древний терминал

— Первичная проверка генома объекта номер один проведена. Результат: совпадение с заданными параметрами — семьдесят пять процентов. Первичная проверка генома объекта номер два проведена. Результат: совпадение с заданными параметрами — ноль процентов, — раздался громкий металлический голос, когда Егор с Адель на плечах вошел в древнее строение.

— Рекомендации — приведение объекта номер один в соответствие с заданными параметрами. Аннигиляция объекта номер два.

Парень уже было напрягся, когда неизвестный голос продолжил:

— Обнаружена нехватка энергии для выполнения поставленных задач. Рекомендации — предоставление объекту номер один статуса временного контролера с ограниченными правами. Объект номер два — бессрочная гибернация.

Когда голос закончил говорить, Егор осознал, что все было сказано на русском языке.

«Получается, что это сооружение связано с Землей?» — успел подумать парень, прежде чем серебряный луч ударил ему в затылок, погасив сознание.

***

Егор приходил в себя постепенно. Голова раскалывалась от ужасной боли, перед глазами плавали какие-то цифры. Он просто лежал на прохладном металлическом полу древнего терминала и ждал, когда его состояние нормализуется. Мозг ощущался как инородное тело. Создавалось впечатление, что кто-то вынул его, а потом неудачно поместил назад. Синапсы жутко болели, энергетическое зрение не работало. Парень больше не чувствовал свои акупунктурные точки и меридианы.

«Я что, вновь стал обычным человеком и больше не являюсь адептом силы?» — обеспокоенно подумал он, но организм сам нашел выход из сложившейся ситуации: веки потяжелели, и Егор провалился в глубокий сон без сновидений.

При повторном пробуждении он почувствовал, что его тело и сознание пришли в норму. Жуткая головная боль исчезла, осталось лишь легкое головокружение. А самое главное, он вновь чувствовал энергетические потоки.

«Синхронизация с объектом номер один завершена, статус временного контролера с ограниченными правами предоставлен», — раздался знакомый металлический голос, но теперь уже прямо в голове.

«Это я, что ли, этот самый контроллер?» — подумал Егор.

«Ответ положительный», — вновь прозвучал голос в голове.

«Что это за место?»

«Исследовательский терминал ZT 12.5.77».

«А кто или что ты такое?»

«Некорректный запрос».

Какое-то время Егор потратил на то, чтобы узнать, что с ним говорит объект ИС 11.5.77, который является полуразумной управляющей матрицей древнего терминала. На вопросы, для чего и кто построил это сооружение, он ответов не получил, потому что статус временного контролера не давал полного доступа ко всей информации. Также Егор уточнил, что стало с Адель. К счастью, ничего критического: она просто была помещена в поле стазиса, в котором должна была находиться до того момента, когда покинет эту базу.

— ИС 11.5.77, какие рекомендации можешь дать мне, как временному контролеру? — попробовал схитрить Егор.

— Долгосрочная задача — обеспечение терминала энергией и приведение организма в соответствие со стандартом для получения статуса коммандера. Краткосрочная задача — уничтожение нестандартных объектов, мешающих статистической выборке и проведению исследований. Перечень нестандартных объектов можно посмотреть на интерактивной карте.

Перед глазами Егора замерцала желтая стрелка, которая указывала вглубь здания.

Он пожал плечами и двинулся по этому целеуказанию. Широкий коридор вывел в небольшую комнату, которая была заставлена различными приборами и больше всего напоминала рубку космического корабля. Всю дальнюю стену комнаты занимала огромная интерактивная карта, отображающая всю долину. Множество красных точек мерцало на ней.

«Наверное, это и есть нестандартные объекты», — успел подумать Егор перед тем, как в его голове прозвучал сигнал тревоги.

— Внимание, наблюдается перегрузка защитного контура. Нехватка энергии для отражения внешних атак. Терминал переходит в спящий режим. Всем пользователям немедленно покинуть его территорию, — проскрежетал голос ИС 11.5.77, потом продолжил уже персонально для Егора: — Задача временному контролеру: один. Поиск альтернативных источников энергии: два. Уничтожение нестандартных объектов на территории исследовательской зоны. Интерактивная карта добавлена. Поиск накопителей для сбора энергии. Альтернативный накопитель найден. Выполняется его стандартизация.

Одновременно с этими словами в голове Егора появилось изображение карты долины, которое можно было сворачивать и разворачивать по своему желанию. Яйцо с питомцем запульсировало, в него стали бить небольшие серебристые молнии. Оно вибрировало, и его энергетический окрас изменился: в зеленом фоне появились серебряные прожилки.

— Загрузка интерактивной карты и стандартизация накопителя завершена. Выберите точку эвакуации.

— Эй, погоди!

Егор помчался в медицинский отсек, который тоже отображался на карте, и, вынув Адель из стазисного поля, вновь закинул ее на плечо.

«Вот теперь можно и эвакуироваться», — подумал парень и нажал самый дальний из предложенных вариантов. Вновь столкнуться с Дармианом и его другом он не желал.

***

Элькор смахнул пот со лба. Он давно не испытывал таких перегрузок, в отличие от Дармиана, который являлся главой Гильдии Приключенцев и просто обязан был быть всегда в форме.

— Нет, Дармиан, ты как хочешь, а я пас. Мои запасы энергии практически исчерпаны. Мы атакуем без толку уже восемь часов.

— Ты стал совсем как кабинетная крыса, — ответил древлянин.

Дармиан хотел сказать еще что-то, но громкий гул, раздавшийся со стороны древней постройки, привлек их внимание. Строение дрожало, высокий шпиль втягивался в него. После его исчезновения стены постройки завибрировали и раздался громкий взрыв, который поднял клубы пыли, закрывая видимость. Когда пыль осела, на месте постройки остался лишь небольшой, глубиной метра в два, кратер.

— Похоже, некру пришел конец, — проговорил Элькор, когда они подошли к воронке взрыва и, обследовав ее, в энергетическом зрении не обнаружили никаких следов.

— Ну, в прошлый раз я тоже так подумал, но он выкарабкался, — ответил Дармиан.

— Ладно, в принципе, неважно. Главное другое — больше никакой самодеятельности. Предлагаю вернуться в Игран, собрать наиболее доверенных членов наших организаций, нанять Орден Познания и только потом исследовать долину. Кто знает, какие сокровища были в том здании? Может, именно наш необдуманный напор послужил причиной этого взрыва.

— Согласен, — кивнул Дармиан и, достав портальный камень, сжал его.

— А я тебе говорил, что не стоит торопиться.

— Ну, должны же мы были проверить. Вдруг нам удалось бы исследовать эту долину вдвоем.

— Жадность порождает бедность, — произнес избитую фразу Элькор и шагнул в открывшийся портал.

Дармиан помедлил немного, еще раз всматриваясь в чуть дымящийся кратер, но, так и не обнаружив ничего интересного, последовал за ним.

Глава 41. Нестандартный объект

— Адель, ты видишь то же, что и я? — Егор указал пальцем на маленькое поселение, состоящее из нескольких десятков небольших глинобитных хижин, между которых сновали мелкие существа, похожие на описываемых в фантастических книгах гоблинов.

— Да, Егор, нас выбросило возле поселения местных аборигенов. Я не думала, что тут живет кто-то кроме монстров.

— Ну, может, это и есть монстры. Не забывай, в понимании большинства ты тоже всего лишь монстр пятой категории опасности.

— Так что, нам необходимо уничтожить это поселение?

— Посмотрим. Я вообще-то не сторонник радикальных мер. А уж слушаться беспрекословно бездушный механизм и вовсе глупо. Смотри, мне кажется, нас обнаружили, к нам движется целая толпа этих карликов.

***

Гоблух поднялся с колен, на глазах его были слезы. Впервые за несколько тысяч лет существования гоблов в Последнем Приюте их бог Волос ответил на молитву шамана. Мало того, не просто ответил, но и указал путь. А ведь все начиналось как обычно: Гоблух съел галлюциногенных грибов и травы зиг-мун и начал камлать. Честно говоря, он, скорее, был простым наркоманом, который, как и все последние шаманы, обманывал своих соплеменников ложными сообщениями.

Волос, бог всех монстров, давно уже не отвечал на молитвы, поэтому те стали обычными шарлатанами и, обладая некоторыми магическими способностями, просто дурачили остальных. Каста шаманов была закрытой, так что это удавалось делать вот уже вторую тысячу лет. Так и было до сегодняшнего дня, когда Волос сам заговорил с шаманом, послав тому видение. В нем был показан приход апостола Бога. Гоблух до сих пор содрогался, когда вспоминал ужасную ментальную мощь Бога и его слова: «Примите Егора Карателя со всем вежеством и делайте то, что он говорит. Своими действиями он разбудил меня, ваша задача сделать так, чтобы он принял меня своим Богом и стал моим апостолом».

И вот сейчас Гоблух спешил на главную площадь поселения, чтобы сообщить всем волю Бога и выдвинуться навстречу потенциальному апостолу.

Подбежав к церемониальной колотушке, он схватил ее и стал что есть мочи бить в позеленевший от времени бронзовый круг. Громкие глухие удары понеслись по всему поселку. Гоблы узнали сигнал общего сбора и, побросав все свои дела, бросились на площадь. Последний раз этот сигнал звучал очень давно, тогда на деревню напал пещерный медведь, и только силами всего племени удалось отогнать его.

— Свободные гоблы, слушайте меня! Я принес радостную весть! Великий Волос прислал в помощь нашему народу своего апостола, и теперь мы должны встретить его со всеми почестями. Я верю, скоро мы выберемся из Последнего Приюта, и все вокруг узнают, кто такие гоблы, а наша империя Узах-Рог вновь раскинется от моря до моря! — с пеной у рта проорал Гоблух и бросился к выходу из поселения, призывая остальных следовать за ним.

— Иерихон, присмотри за мамками в детском доме. А мы посмотрим, что там напророчил этот идиот Гоблух. Пусть другие и верят в басни шаманов, но не я. Впрочем, это даже к лучшему. Клянусь, если никакого апостола не будет, я просто повешу этого идиота на ближайшем суку. Пора пресечь бесполезный род шаманов и править единолично, — отдал приказ своему помощнику Хуг, вождь племени. После чего махнул своим бойцам, и те не спеша последовали за основной массой обычных гоблов к выходу из поселения.

***

— Первыми нападать не будем, — негромко, так, чтобы услышала одна Адель, произнес Егор.

Между тем он рассматривал окружившую их толпу карликов. На гоблинов они походили только издали, вблизи же было ясно, что это совершенно другая раса. Низкие, но с пропорциональными мускулистыми телами. Их головы украшали небольшие рожки, а ноги заканчивались копытцами. Одеты все были практически одинаково: набедренные повязки, дополнявшиеся топами у женских особей. Лица карликов были вполне человеческими, как и цвет кожи.

— О, великий Каратель! Наш Бог Волос предупредил о твоем приходе. Прошу, стань защитником и повелителем народа гоблов! — бухнулся на колени какой-то карлик, больше напоминавший бомжа. Во всяком случае, вонь от него исходила соответствующая, в отличие от других его сородичей.

— Бог Волос? Меня зовут Егор. Вы, наверное, обознались, никакой я не Каратель, так, мимо проходил, — попытался отшутиться Егор. Про себя он отметил созвучие этого прозвища с его непонятно откуда взявшимся умением «кара».

— Волос — Бог всех монстров. Он не мог ошибиться. Приглашаю тебя и твою спутницу стать нашими гостями и пройти обряд посвящения нашему Богу.

— Стать гостем я согласен, а вот насчет обряда не уверен, — ответил гоблу Егор.

— Я, Гоблух, шаман, клянусь тебе: в этом обряде нет ничего опасного. У тебя будет время подумать. А пока следуйте за мной.

Сказав это, гобл развернулся и потопал в обратном направлении. Вся толпа соплеменников расступилась, пропуская его и Егора, который вместе с вампирессой пошел за шаманом. Никакой агрессии они не проявляли, даже наоборот, Егор ощущал волны надежды и симпатии, исходящие от этих маленьких человечков. А уж когда мелкая девочка-гобл указала на него пальцем и закричала «Какой большой и красивый гобл!!!», парень вообще успокоился и уже без опаски шел, окруженный толпой, гудевшей, как растревоженный улей. Еще бы, вот уже две тысячи лет гоблы жили достаточно размеренно, поэтому появление незнакомца и его спутницы стало для них целым событием.

Егор рассматривал приближающуюся деревню. Так получилось, что, телепортировавшись с Земли больше пяти лет назад, он ни разу не был ни в одном городе планеты Тиамат. Парень понимал, что поселение гоблов вряд ли предоставит ему возможность увидеть что-то захватывающее, и что на планете, да и на материке Орианг, есть множество городов гораздо более крупных, но, тем не менее, с любопытством вглядывался в приближающуюся деревеньку. Покосившийся, а местами и вовсе развалившийся частокол контрастировал с крепкими каменными воротами, возле которых размещалось целых две гарнизонных каменных башни. Тяжелая кованая решетка преграждала путь внутрь поселения.

— Зачем вам такие ворота, если частокол находится в таком плачевном состоянии? — улыбнувшись, спросил Егор шамана.

Ответил ему высокий мощный гобл, единственный из всех, который носил хоть какое-то подобие доспехов. В руках его была тяжелая булава, а за спиной — ростовой щит:

— Развалившийся частокол показывает, что мы никого не боимся, а ворота — все величие и гостеприимство нашей расы.

«Похоже, это раса чудаков. Сначала провозгласили меня Карателем и апостолом своего Бога. Теперь это», — подумал Егор, проходя под поднятой решеткой внутрь поселка.

Все строения поселка оказались глинобитными. В основном это были небольшие квадратные хижины с тростниковыми крышами. Но стояла тут и пара зданий побольше, которые выбивались из общей архитектуры. Если назначение одного, вокруг которого, галдя, сновала ребятня, было понятным, то вот назначение второго пока было не ясным. А между тем, туда они и двигались. Это здание было построено из красного камня и значительно возвышалось над всеми остальными постройками.

Тут внимание парня привлекло легкое сотрясение земли, которое постепенно усиливалось. Развернув интерактивную карту долины, он увидел, что ближайшая к поселению красная точка сменила местоположение и теперь движется к поселку гоблов.

Между тем среди гоблов началась паника. Многие попадали на колени, другие просто бесцельно бегали и орали. Но самым странным было поведение высокого гоблина: он схватил шамана за горло и начал душить. Тот вяло трепыхался, пуская слюни в полупридушенном состоянии.

— Эй ты, отпусти его! — Егор дал пинка напавшему на Гоблуха. На удивление, тело его оказалось очень тяжелым. Таким, что гобл не сдвинулся с места и, лишь яростно сверкнув глазами, продолжил душить шамана. Тогда Егор, уже не сдерживаясь, нанес удар ногой ему в голову. Гобл крякнул и без чувств упал к ногам шамана.

— Почему он напал на тебя? И что это за землетрясение? — спросил парень у потирающего горло шамана.

— Нам всем конец. Это идет черный тролль, он убьет всех. А душил меня вождь Хуг. Наверное, потому, что посчитал меня виновным в пробуждении чудовища, — голос Гоблуха был немного хриплым и он разминал горло рукой, болезненно при этом морщась.

— Но почему он подумал, что виноват в нападении тролля именно ты?

— В наших легендах есть сказание о том, как шаман разгневал Волоса, когда ложно истолковал его волю. И тот прислал тролля, чтобы покарать гоблов. Тогда лишь ценой жертвоприношения самой красивой девушки племени удалось задобрить Волоса. Но больше половины гоблов было уничтожено.

— Да что это за бог такой? Что-то он мне совсем не нравится.

— Лично я не верю в эту легенду. Волос не такой. Он всегда был хорошим отцом для гоблов. Скорее всего, тролль просто напал, а позже это событие переврали.

«А он не такой тупой», — подумал Егор.

— Но почему тогда черный тролль напал сейчас? — вслух продолжил он.

— А вот этого я не знаю, — пожал плечами шаман.

Егор окинул взглядом галдящих и снующих в панике гоблов, потом посмотрел на счастливо бегающих вокруг местного подобия школы малышей. Те радовались землетрясению: они падали на землю, вставали и вновь падали, счастливо при этом хохоча и находя усиливающиеся вибрации земли забавными. Несколько мамок-воспитательниц разбежались, и лишь седой, но еще не дряхлый гобл пытался урезонить малышей. Но куда там! Он был один, а тех — под сотню. Поэтому скоро к их играм добавилась еще одна: догонялки с этим престарелым гоблом. Егор сам не знал почему, но ему стало жаль этих малышей. Поэтому он лишь передернул плечами и пошел к выходу из поселения

— Каратель, стой, куда ты?! — закричал ему вдогонку Гоблух. Шаман подумал, что пришелец решил сбежать, испугавшись тролля.

— Не бойся, я не оставлю вас в беде. Адель, побудь тут. Я постараюсь справиться один.

Вампиресса хотела возразить, но передумала. Было что-то такое в этом парне, что заставило ее изменить решение.

Егор следовал к выходу из поселения, и чем дальше он уходил, тем сильнее его тело охватывало зеленое сияние.

«Наше дело правое, и чем больше мы правы, тем больше силы отмерит нам Бог», — вспыли у него в голове слова, когда он вышел за ворота и остановился, дожидаясь приближающегося монстра.

Ждать долго не пришлось: верхушки деревьев на опушке заколыхались, и на свободное пространство перед поселением вышел черный тролль.

Глава 42. Бой с троллем

Монстр внушал уважение: метров в пять ростом, покрытый густой черной шерстью… В руках у него была огромная дубина, когда-то, по всей видимости, бывшая стволом дерева средних размеров.

— Еда, дай, — указал тролль пальцем на заплечный мешок Егора, в котором находилось яйцо костяного дракона.

— Подойди и возьми, если сможешь. — Парень не собирался отдавать какому-то монстру столь ценный предмет.

— Жадный… Умереть… — пробасил тролль и, размахивая дубиной, двинулся в сторону Егора.

Его движения усиливались магическим умением, отчего земля ощутимо сотрясалась, кое-где даже пошли трещины. Многострадальный частокол вокруг поселения гоблов начал разрушаться сразу в нескольких местах.

Егор не стал скрываться и, набросив на себя «каменную кожу» и «звездный щит», двинулся навстречу монстру. Он и не заметил, что за его спиной возле ворот собралось все население поселка и с огромным вниманием смотрело на начинавшуюся битву между человеком и монстром.

Тролль заревел, атакуя парня магической атакой, но синий вихрь, завращавшись и поглотив большое количество энергии эфира, помог Егору избежать оглушения.

Чудовище обиженно заворчало, и вокруг его рук начало собираться черное свечение. Эфир ощутимо дрожал. Монстра стала наполнять энергия, делая его ранее неповоротливое тело ловким и подвижным.

«Похоже, этот монстр, как и я, может использовать и ману, и прану», — наблюдая эту картину, подумал Егор.

Но долго раздумывать противник не дал. Тролль метнулся к парню и попытался шмякнуть его своей дубиной. Но тот, ловко перекувырнувшись в воздухе, сумел избежать этого, одновременно дважды ударив по запястью той руки тролля, в которой он держал дубину.

Ощущение оказалось таким, словно он ударил в скалу или каменную стену.

— Человек слабый… Легко… Убить… — довольно проурчал тролль, снова замахиваясь на Егора дубиной.

Тот вновь хотел отпрыгнуть, но опускавшаяся на него дубина ускорилась — скорее всего, тролль вновь применил магическое умение — и со всей силы впечаталась в ключицу. Тело Егора пронзила резкая боль, на мгновение он замер от шока. Клетки организма немедленно стали вырабатывать «болевую» субстанцию и боль стала проходить, сделавшись даже приятной.

Но это заняло какое-то время, и монстр, воспользовавшись моментом, успел нанести еще удар кулаком в грудь парня, круша и ломая ребра и отбрасывая того прямо к воротам поселения. Тело Егора окровавленным куском упало неподалеку от гоблов. Те испуганно завизжали, но не побежали прочь.

— Ах ты, мерзкий имбецил, — выплевывая набившийся в момент падения песок и поднимаясь на ноги, проговорил Егор. — Сейчас я покажу тебе «умереть».

Его охватила ярость. Раны, которые должны были жутко болеть, наоборот, придали сил. «Болевая» энергия уже запустила процесс регенерации. Парень хотел атаковать монстра, но почувствовал вибрацию в своем заплечном мешке. Это дергался зародыш питомца. От него исходили волны желания выбраться. Молодой человек не стал противиться и вытянул яйцо.

— Поздно… Чужак умереть… Потом… есть еда — увидев яйцо, пробубнил тролль.

— Ах ты, сука! Я покажу тебе «еда»! — закричал Егор.

Метнувшись к монстру, он высоко подпрыгнул и со всей силы нанес питомцем удар по голове тролля в районе виска. Окружавшее тролля черное свечение перетекло в зародыш, а тролль пошатнулся.

— Больно… — обиженно произнес он.

«Это что получается: когда матрица древнего терминала переделала моего будущего питомца под накопитель энергии, она придала ему свойство поглощать защитную энергию монстров?» — удовлетворенно подумал Егор.

При этом он не стоял на месте, а носился вокруг тролля, нанося ему удары зажатым в руках яйцом. Черная защита монстра лопнула и погасла, а на теле в местах ударов стали появляться подпалины. Густая шерсть по прочности не уступала стали, но питомец разрушал энергетическое поле монстра. Пара минут, и эфирное тело тролля уже представляло собой жалкое зрелище: рваное, все в дырах.

Монстр пытался восстановиться с помощью эфира, но вся эта энергия тоже поглощалась.

Яйцо в руках Егора ощутимо потеплело. Он чувствовал, что предел накопления энергии вот-вот будет достигнут, и поэтому взлетел на тело тролля, обхватил его шею ногами и стал наносить множество ударов по голове.

Каким бы крепким ни был монстр, но и его выносливости пришел конец. Голова тролля лопнула, и зародыш дракона глубоко погрузился в мозговое вещество монстра. Тот задрожал и рухнул на землю. Его физическое тело было смертельно повреждено, а эфирное распалось, поглощенное предметом в руках Егора. Вся трупная энергия, вырвавшаяся в момент смерти тролля, также стала пожираться яйцом.

— Эй, не будь таким жадным! — возмущенно воскликнул Егор и, как ни странно, оно его поняло: замерцало и, прекратив поглощать некро, подкатилось к ногам парня.

— Так то лучше! — Егор взял его и вновь засунул в заплечный мешок.

Поглощать некро он не стал, чтобы тело тролля не превратилось в мумию, потому как в голове стали появляться знания о том, как использовать для крафта ингредиенты, оставшиеся после убийства тролля. Причем если раньше они исходили из вихря, теперь, наряду с ним, их проецировал в мозг золотистый шар в районе пупка.

«Похоже, «поглощение» хранителя Затерянного города пошло мне на пользу», — довольно подумал Егор и хищно посмотрел на громадное тело монстра.

Все оно подсвечивалось различными цветами. Более того, перед глазами замерцала надпись:

Доступна оптимизация установленного ментального интерфейса.

Принять: да/нет?

«Это что еще такое? Та древняя матрица установила мне в голову не только интерактивную карту, но еще и какой-то «ментальный интерфейс»?» — подумал Егор и мысленно выбрал «да». Раз уже этот непонятный интерфейс был в его голове, то слово «оптимизация» звучало обнадеживающе.

Перед глазами зарябило, тело на мгновение охватила слабость. Когда эти эффекты прошли, Егор осмотрелся и затряс головой. И было отчего: теперь над некоторыми вещами и предметами подсвечивались надписи. Над головами же живых существ — гоблов, Адель и самого Егора — висели знаки вопросов.

Труп черного тролля, монстра пятой категории опасности. Может использоваться для получения ингредиентов. Коэффициент полезности — 3

Так гласила надпись над огромным телом монстра. Так же подсвечивались некоторые предметы в руках и на телах гоблов. Надписи говорили, что это артефакты обычного качества. Ничего выдающегося среди них не было, поэтому Егор не стал вчитываться, а продолжил исследование убитого тролля

Он подошел поближе. Теперь над телом монстра появились поясняющие надписи, указывающие, для чего необходим тот или иной орган. В основном тело тролля можно было использовать для получения различных экстрактов и алхимических вытяжек. Ничего совместимого с его навыком «мастерство мертвой плоти» не было. Знания, которые передали ему голубой вихрь и золотой шар, оказались пока мертвым грузом, это была чистая теория. Без учителя, который показал бы все это на практике, и без приспособлений для крафта Егор был беспомощен. Например, он знал, что из поджелудочной железы тролля можно сделать зелье регенерации, которое на двадцать четыре часа увеличит естественную регенерацию организма в сто раз. Знал рецепт и пропорции зелья, но сам процесс создания был ему неизвестен.

«Ерунда какая-то получается. Я что, не могу использовать ничего из предложенного? Ну уж нет, русские не сдаются», — упрямо подумал Егор.

— Эй, Гоблух, хватит уже кувыркаться, иди лучше сюда! — обратился парень к шаману.

После его победы над монстром наблюдающие за битвой гоблы упали на колени и раскачивались в религиозном экстазе.

— Да, великий Каратель? — подобострастно посмотрел на него гобл.

— Не называй меня так, у меня есть имя. Обращайся ко мне Егор. Лучше скажи: вы знаете, как использовать ингредиенты с тела этого монстра?

— Нет, о, великий Егор. Наши предки никогда не убивали столь сильное существо. Но я могу дать тебе совет, как поступить с этим телом.

— И как же?

— Нужно принести его в жертву Волосу. При прохождении обряда посвящения, о котором я говорил великому, Богу необходимо принести жертву. Раньше я думал, что вы пожертвуете этим прекрасным монстром, — указал шаман на Адель. — Теперь же есть еще лучший вариант — тело черного тролля. После посвящения Волос наделяет адепта своей милостью, размер которой зависит, в том числе, и от ценности подарка. Поэтому я и предлагаю подарить это тело нашему Богу.

«Ну не пропадать же ему», — подумал Егор. Он чувствовал, что, не поглотив некро сразу, сейчас уже не сможет этого сделать, а потому вслух озвучил:

— Хорошо, я согласен. Веди и рассказывай, что я должен сделать.

Глава 43. Посвящение Волосу

Шаман шел впереди, почему-то радостно подпрыгивая. Впрочем, присмотревшись, Егор понял, что статус того в племени изменился. Раньше все смотрели на него с плохо скрываемым пренебрежением, а вождь Хуг — и вовсе с неприязнью. Сейчас же гоблы услужливо расступались, освобождая ему путь. Мало того, женские особи при этом поглаживали свое тело, как бы предлагая себя.

«Странная раса, но главное, что ко мне относятся хорошо. Записали меня в какие-то чуть ли не мессии. И, похоже, моя победа над троллем убедила их в этом».

Окруженные толпой гоблов, они с шаманом вновь подошли к высокому зданию из красного камня. Надпись над ним гласила:

Неактивный храм. Уровень категории величия — 1

«Вот как? Значит, храм неактивен, а этот имбецил хочет провести в нем обряд? Ну да ладно, думаю, опасности никакой», — подумал Егор и без колебаний последовал внутрь.

Адель прошла за ним. После событий в терминале вампиресса чувствовала себя подавленно. Создавалось такое впечатление, что она до сих пор не восстановилась от воздействия стазис-поля, и ее мыслительные процессы замедленны. Раньше активная, саркастичная и очень подвижная, сейчас она была тенью самой себя.

Внутри храм не представлял собой ничего особенного: голые стены из того же красного камня и небольшой овальный алтарь посередине. Понять, какого он цвета, было невозможно, он был весь покрыт пылью и паутиной.

Неопознанный алтарь. Уровень величия — 1. Статус: неактивен, поврежден.

— Давно не было повода задействовать его, — немного смутился Гоблух.

Потом он достал из напоясного ремня колотушку и стал прыгать вокруг алтаря, дико вереща на непонятном языке и дергаясь в конвульсиях.

Егор наблюдал за этим действом в энергетическом зрении. В нем четко было видно, что пляски и ор шамана воздействуют на эфир. Амеры преобразовывались в ману и втягивались в запыленный алтарь. Но также Егор заметил, что большинство впитываемой энергии просто рассеивается. Алтарь действительно был поврежден, его структура зияла энергетическими дырами, сквозь которые и уходила энергия. Было очевидно, что с такой скоростью заполнения Гоблух не активирует алтарь никогда, поскольку вся собранная им энергия тут же рассеивалась.

Егор хотел прервать шамана, но вовремя увидел, что вместе с ними в храм вошли вождь Хуг, седой престарелый дядька, которого он видел у детского дома, и еще несколько наиболее представительных гоблов. Поэтому он решил не ронять авторитет шамана, а помочь ему.

Напрягшись, парень стал втягивать в себя амеры, преобразуя их в ману и прану и направляя этот поток энергии в алтарь. Все его четыре духовных заготовки вращались, помогая ему накапливать в теле как можно больше энергии эфира. Егор чувствовал, что без них не смог бы накопить и сотой доли того, что сейчас, пусть и с некоторым трудом, вливалось в алтарь. Парень так сосредоточился на процессе, что не заметил, что из-за большой концентрации маны и праны эта энергия стала видна обычным зрением. И сейчас с его рук в алтарь лилось два ручья энергии: синий маны и золотистый — праны.

Все гоблы вновь бухнулись на колени, а шаман прекратил свои пляски и весь потный стоял, наблюдая за процессом активации алтаря Егором.

Алтарь тоже замерцал синим цветом. Энергетические дыры в нем закрывались под воздействием поступающей энергии, от этого отток ее стал меньше, и процесс пошел быстрее. Так продолжалось около получаса, пока, наконец, очень яркая, на мгновение ослепившая всех вспышка не вырвалась на свободу из древнего камня. Она походила на синий протуберанец и, отделившись от алтаря, почти сразу же вновь впиталась в него.

Открыв глаза, Егор прочел новую надпись:

Неопознанный алтарь. Уровень величия — 1. Статус: активен.

— Ну, Гоблух, что делать теперь? И зачем ты опять удумал кувыркаться?

— В… Великий, я не знаю точно, но в древних манускриптах говорится, что ты должен обратиться к Волосу и возложить на алтарь жертву. В случае, если бог обратит на нее внимание, он откликнется на твой зов и проведет посвящение.

— Ну, хорошо, — вслух ответил шаману Егор, а про себя подумал:

«Волос? По-моему, такой бог был вторым по силам в языческом пантеоне древних славян и управлял животным миром. Или того называли Велес? Странно, русский язык в терминале, теперь вот — созвучные названия божеств. Похоже, Тиамат когда-то имела тесные связи с Землей».

Еще некоторое время парень раздумывал над тем, что сказать Волосу, а потом шагнул к алтарю.

— Волос, я не знаю, тот ли ты бог, которого на моей родной планете называли еще Велес? Но если это так, думаю, тебе будут приятны мои подношения. Возьми их. — И, повинуясь наитию, Егор положил на алтарь яйцо своего будущего питомца и лапу черного тролля, которого гоблы заволокли в храм, так что труп занимал добрую его половину.

После этих действий яйцо исчезло с алтаря, а тело тролля осыпалось пеплом. Само же культовое сооружение замерцало, и вокруг него стали появляться изображения различных зверей, птиц и рыб. Они с калейдоскопической скоростью сменяли друг друга, пока не раздался легкий щелчок и возле алтаря не появилось тело громадного красного дракона с перепончатыми крыльями и яркими голубыми глазами.

— Человек, ты сумел своими действиями сначала пробудить меня, а теперь подарил это тело. Ты достоин стать ведуном или апостолом, как говорят эти мелкие гоблы. И да, ты прав, мое имя Велес. Я есть перводракон, Бог всех зверей. Я бог-оборотень.

— Своими действиями пробудить тебя?

— Да, ты же спасал монстров, защищая их от людей. Это повлекло изменения инфополя планеты и активацию моего эгрегора.

— Ты говорил, что я подарил тебе тело?

— Твой будущий питомец стал им. Изначально он был драконом-нежитью, но потом обрел силу непонятного мне происхождения и стал еще сильней. А тело черного тролля послужило пищей.

— Значит, я могу попрощаться со своим питомцем? Знаешь, у меня были на него большие планы… Он должен был родиться как минимум легендарного уровня.

— Не переживай, я отблагодарю тебя. Велес умеет быть благодарным, — синие глаза дракона чуть недовольно блеснули.

Умение мифического уровня «царь зверей» готово к установке в ментальный интерфейс. Желаете произвести его интеграцию: да/нет?

«Мифического уровня, да это же круче любого питомца! Интересно, что оно дает?» — подумал Егор и с радостью подтвердил интеграцию умения.

— Оно позволит тебе превращаться в любое живое существо, сохраняя при этом его силу и умения, за исключением разумных рас.

— Значит, с его помощью я могу превратиться в любого монстра? И даже в того костяного дракона?

— Сможешь, но не сразу. Умение необходимо развивать, как и свое тело и силу.

— Все равно спасибо.

— Не за что. А теперь подойди ближе.

Егор послушно подошел к дракону. Тот открыл пасть и выдохнул синее пламя, которое охватило правое плечо парня. Больно не было. Когда пламя стихло, Егор увидел, что на его плече красуется новая татуировка: круг с находящимся в нем трехлепестковым изображением. Кончики лепестков выступали за пределы круга.

— Это Триглав, мой символ. Он олицетворяет единство тела, духа и живой души. В его основе три лепестка, означающие жизнь. Жизнь каждого вплетается в пространство и время, оказывает влияние на события, происходящие как локально в месте обитания, так и во вселенной. Триглав также символизирует бесконечность времени и тесной связи всего сущего с пространством.

— Ты можешь объяснить проще, для чего мне этот знак?

— Сам разбирайся, а мне пора. Твои действия послужили толчком. Боги возвращаются на Тиамат, грядет великая война! — глаза бога-оборотня гневно сверкнули, его тело стало растворяться в воздухе и вскоре исчезло.

Егор остался один у неярко светящегося алтаря.

Алтарь, посвященный Велесу. Уровень величия — 1. Для поднятия уровня величия наполняйте алтарь энергией.

— Так стал я этим самым ведуном или нет? И что делать дальше? Велес не дал никаких заданий.

«Ведун, развивай храм, алтарь и защищай монстров», — раздался еле слышный голос Велеса у него в голове.

Егор осмотрелся и увидел, как от каждого из гоблов к алтарю стекаются тонкие ручейки энергии и впитываются.

Гоблух, шаман гоблов, принадлежность — бог Велес, фракция «Гринпис»

Вместо вопросительных знаков над головами всех гоблов появились похожие надписи.

— Да ну на хрен — «фракция Гринпис»! — расхохотался Егор.

Тиамат действительно была необычной планетой. В будущем надо более тщательно продумывать свои поступки.

— Это что получается, я стал видеть их статус после активации алтаря? Ладно, что-то я устал. Нужно спросить шамана, где я могу отдохнуть.

— Твое место здесь, о, великий. Теперь ты глава этого храма, а мы — твои верные последователи.

Парень осмотрелся. И впрямь, храм преобразился: теперь все его стены покрывали искусные изображения животных, а в дальнем углу виднелась дверь, по всей видимости, ведущая в жилое помещение.

— Хорошо, оставьте меня, мне нужно отдохнуть. И да, правильное имя бога — Велес. А я не апостол, а ведун.

— Как скажешь, великий, — проговорил Гоблух и, пятясь, стал продвигаться к выходу.

Другие гоблы также последовали его примеру.

Оставшись один, Егор прошел к той неприметной двери. Когда он открыл ее, то увидел небольшую келью, в углу которой стоял топчан, укрытый шкурами животных.

Подойдя к нему, парень откинул шкуры и лег, укрывшись ими. Глаза просто закрывались. Получение нового умения и символа Велеса утомило его.

Егор уже почти засыпал, когда перед глазами возникла надпись:

В связи с утерей временного накопителя энергии его функции будут переданы пользователю.

После этого правое плечо Егора прострелило болью, и сознание покинуло утомленное тело.

Глава 44. Начало противостояния

Очнувшись, Егор ощутил присутствие кого-то постороннего. Он открыл глаза. Рядом с кроватью на укрывающих пол шкурах мирно посапывала Адель.

Адель, матриарх вампиров. Уровень опасности — 5, принадлежность — бог Велес, фракция «Гринпис».

— Неудобно вышло. Я почивал как барин, на кровати, а девушка — на полу…

Сам, не зная почему, Егор не мог относиться к Адель, как к монстру. Он больше воспринимал ее как доброго приятеля. Хотя, смотря на нее, не мог не поражаться ее красоте.

— Ладно, не время разглядывать красоток.

Тут Егор заметил мерцавший в углу зрения небольшой конвертик.

Временный накопитель энергии помещен в тело носителя. Потребление — 10 % от всей усваиваемой реципиентом энергии. Накоплено — 0,00001₽ от необходимого.

Прислушавшись к своим ощущениям, Егор почувствовал легкую пульсацию знака Триглав.

«Так вот куда поместили накопитель! Интересно, что будет, когда я накоплю всю необходимую энергию?» — подумал Егор и встал с чуть скрипнувшего топчана.

Когда он вышел на улицу, в глаза ударил яркий солнечный свет. Атмосфера в поселении гоблов неуловимо изменилась после активации храма Велеса.

Казалось, все вокруг заиграло новыми красками, да и сами гоблы стали гораздо подвижней. Сейчас деревня напоминала райское место по сравнению со всем увиденным Егором на Тиамат ранее. Громко крича, вокруг носилась детвора, взрослые гоблы были заняты кто чем, но тут и там раздавался веселый смех, доносились песни. В общем, на мгновение парень забыл, что находится посреди мертвых Земель Праха, в крайне опасной локации Долины Монстров.

Раздумывая, чем бы заняться, Егор спустился с крыльца храма и пошел к детинцу. У него было много заданий от старика Гурра, управляющего матрицей древнего терминала, теперь вот еще от Велеса.

— Энергия, мне нужно много энергии… Но где ее взять? — раздумывал он на ходу.

Главным разочарованием стал тот факт, что раньше отмеченные на карте красными точками нестандартные монстры, которых надлежало уничтожить, теперь подсвечивались зеленым. Скорее всего, это было связано с тем, что Егор стал ведуном, и его бог Велес не одобрял убийства животных. Разочарованием стало и новое мифическое умение.

Когда Егор активировал его и захотел превратиться в черного тролля, перед глазами лишь возникла надпись:

На текущем уровне развития умения и познания окружающего мира матриц для обращения не выявлено.

Егор решил расспросить шамана о населяющих долину монстрах, чтобы начать прокачивать потенциально сильное умение. Парень почти физически ощущал, что ему необходимо становиться сильнее, и что время, отпущенное для этого, утекает. Слишком много врагов у него накопилось. Адептов он не очень боялся, считая, что, в крайнем случае, с помощью Адель и Гурра с ними справится. А вот гнева костяного дракона и непонятных богов следовало опасаться. Егор был уверен, что старый дракон не одобрит тот факт, что его отпрыск стал заготовкой для тела, пускай даже целого бога. А уж то, что другие боги далеко не мирные, косвенно подтвердил сам Велес, сказав, что грядет война.

— О, великий, вы уже прервали свое отдохновение. Чем ничтожный червь может служить вам? — вывел Егора из раздумий голос шамана.

Гоблух, наверное, увидел парня и сам прибежал к нему. И сейчас лежал в пыли, преданно посматривая на Егора снизу вверх.

— Скажи мне, а у вас или у нашего бога Велеса в этой долине есть враги? А также, какие монстры в ней обитают?

— Монстры? Нам нужно пройти в детинец, он по совместительству еще и библиотека. Там ты сможешь ознакомиться с информацией о населяющих долину монстрах. А по поводу врагов могу сказать, что все вокруг — враги маленьких слабых гоблов.

— Гоблух, не кажись тупей, чем ты есть на самом деле. Есть те, которые хотели бы уничтожить вас или причинить вред Велесу?

— Да, такие есть — это болотные ящеры. Они поклоняются своему богу — жабе Кеку. Их жалкий божок всегда был слабее великого Велеса, поэтому ящерицы завидуют благородным гоблам и хотят нас уничтожить.

— И что, у вас были войны?

— Раньше да, но сейчас что нас, что их осталось слишком мало, поэтому в последнее время стычек почти нет.

— Ясно. Ну что ж, твои слова заинтересовали меня. Позови вождя, я хочу посмотреть на этих «болотных ящеров».

***

Зет, верховный жрец болотных людей, трепетал. Наконец-то случилось то, чего так долго ждало их племя. Великий Кеку ответил на жертвоприношение.

А ведь он так и знал, что нужно лишь время и подходящая жертва.

Его неморгающее рептилоидное око без века посмотрело на жертвенный столб, на котором висели два маленьких сморщенных тела.

— Эти гоблы — такие мерзкие. Как хорошо, что охотники поймали двух заблудившихся детенышей в лесу, а я настоял на том, что их нужно принести в жертву Кеку, а не съесть, как обычно. И Кеку ответил мне из великого Предвечного Хаоса. Теперь мы знаем, что делать.

Жрец с гордостью посмотрел на клетку, в которой находился дар Кеку — гигантская трехметровая жаба. Этот монстр назывался «королевский билзебуфо» и подчинялся Зету, а сидел в клетке по одной причине: на управление им уходило слишком много магических сил.

— Эй, Леко, собирай остальных. Грузите клетку на повозку и давайте выдвигаться в сторону деревни этих мерзких карликов, — обратился жрец к высокому двухметровому ящеру, одетому в накладки из древесной брони.

«Я услышал тебя, великий Кеку, и не подведу! Деревня и храм гоблов будут уничтожены», — фанатично подумал Зет и с любовью посмотрел на светящийся зеленым болотный пруд — капище их древнего бога.

***

— Егор, ты хочешь атаковать ящеров? — напрямую спросил парня нахмурившийся Хуг.

— Пока я хочу просто посмотреть на их поселение. А там поглядим…

— Ладно, но учти, что их гораздо больше и они сильнее нас, как бойцы. Они до сих пор не уничтожили нас лишь потому, что наши разведчики контролируют все тропы, и при их нападении мы просто разбегаемся. Да, ящеры жгли наш поселок, но разрушить каменные строения не могли. Для этого требуется слишком много сил, а болотные ящеры холоднокровны, и долгие усилия приводят к их старению и угасанию. А с рождаемостью у них проблема. Поэтому они и оставили нас в покое.

Егор указал на множество снующей туда-сюда детворы:

— Ну, смотрю, у вас проблем с рождаемостью нет. Так почему же их больше?

— До того, как мой дед стал вождем, многие думали по-другому и пытались противостоять ящерам. Это всегда заканчивалось большими потерями с нашей стороны. Еще немного, и мы были бы уничтожены. За три поколения нам удалось немного восстановить свои силы, но к войне с ними мы пока не готовы.

— Ясно. Не переживай, Хуг, наш бог Велес просил меня заботиться о вас. — Егор не стал говорить о том, что гоблы питают алтарь своей энергией.

— Раз так, то хорошо. Мы возьмем разведчиков, и я проведу тебя к поселению болотных ящеров.

Глава 45. Новая ипостась

— Как мне кажется, нападать нам на болотных ящеров или нет — вопрос уже не стоит. Они сами нападут на нас. Иначе как расценивать эти приготовления? — указал Егор на суету, царившую в поселке болотных обитателей.

— Похоже на то. А ну беги со всех ног назад и скажи всем готовиться к эвакуации. Эх, опять все отстраивать заново! — тяжело вздохнул Хуг.

— Но постойте, что это там, в клетке? Бог мой, неужели билзебуфо? Откуда он у ящериц, неужели их бог также пробудился? — воскликнул шаман.

— Не паникуйте, сейчас я пойду и разберусь со всем этим, — немного высокомерно сказал Егор.

— Но великий, билзебуфо — это… — начал было Гоблух.

— Отстань, не лезь со своими дурацкими советами! — гаркнул Егор и быстрым шагом двинулся к поселению болотных ящеров. Он сам не понял почему, но вид ящеров и той твари, что сидела в клетке, вызвал в нем дикую ярость.

Адель поспешила за ним. В своем обтягивающем черном комбинезоне и с развевающимися на ветру длинными черными волосами она походила на демона войны, а мерцавшие красным глаза лишь усиливали это сходство.

Вампиресса также считала, что Егор поступает опрометчиво, без подготовки нападая на целую расу с неизвестными способностями. Но делать замечание своему господину — а мысленно она уже называла его именно так, ведь он спас ее дважды — Адель не посчитала нужным. В конце концов, она была уверена, что уж вдвоем они раскатают этих ящериц в блин.

***

Зет уже хотел отдать приказ выдвигаться, когда мощные деревянные ворота, закрывавшие путь в поселение ящеров, с громким треском развалились. Среди их обломков показались двое. Высокий, атлетически сложенный человеческий парень и женщина ему под стать.

— И куда это вы собрались? — грозно спросил незнакомец, глядя на ряды облаченных в снаряжение ящеров.

— Убейте его, — указал на вторженца верховный жрец.

Боевой десяток ящеров ринулся в атаку, но они не смогли пройти и половину пути, когда казавшаяся не опасной женщина прыгнула им на встречу. Из ее пальцев выдвинулись большие серповидные когти. Ими она и атаковала отряд. Скорость ее была поразительна: пара секунд, и все нападавшие лежали у ее ног окровавленными кусками мяса.

— Наконец-то я смогла отобедать, хотя кровь ваша и воняет болотом, — презрительно улыбнулась женщина, вытирая зеленую кровь ящеров, капающую с губ.

— Древний кровосос! — воскликнул Зет.

Сейчас он понял, что эти двое представляют большую опасность, поэтому, не желая понапрасну терять жизни соплеменников, решил зайти с главного козыря.

Он отскочил к повозке, спрятавшись за телами младших жрецов. А потом подумал и нырнул в болотный пруд, сразу ощутив, как энергия начала вливаться в его тело. Жрец чувствовал, что для этой битвы потребуются все его силы.

***

Егор смотрел, как вампиресса с легкостью расправляется с ящерами, но охватившая его ярость не утихала. Он уже хотел присоединиться к Адель и начать истреблять этих жалких ящерок, когда прутья решетки опали, и гигантская жаба или билзебуфо, как называл ее шаман, выпрыгнула наружу. Она приземлилась прямо возле Адель. Та хотела атаковать монстра, но из глаз жабы ударил яркий зеленый луч, который попал в грудь вампирессы, отчего ее тело закаменело.

Билзебуфо же открыл пасть и обдал окаменевшую вампирессу потоком кислоты. Во всяком случае, эффект попадания этой жидкости на плоть был схож. Тело Адель стало растворяться, куски плоти слезали с него, ноги подломились, и она кулем упала к лапам монстра. Тот раскрыл пасть, желая, как видно, проглотить поверженную жертву, но ему помешал Егор. Он наполнил свое тело с помощью эфира праной и с разбегу врезался в жирную тушу жабы, отбрасывая, а вернее, сдвигая ее на несколько метров. Его тело усилилось, ведь сейчас он защищал Адель, а значит, навык «кара» был активен.

Жаба, сдвинувшись в пространстве, недовольно квакнула. Ее умения «окаменение» и «кислота», наверное, были еще не готовы к применению, поэтому она выстрелила языком в тело Егора. Простому человеку этот удар как минимум сломал бы ребра. Но тело парня, закаленное в боях и с активированными «каменной кожей» и «звездным щитом», выдержало. При этом обе защиты слетели, а язык монстра присоской приклеился к его груди.

Жаба открыла пасть и начала затягивать в нее сопротивляющегося парня. Ни «полог тьмы», ни несколько атак сырой маной и праной, выданные Егором при помощи духовных центров, не возымели на монстра никакого влияния. Казалось, тот обладал полным иммунитетом к магическому воздействию. Голая сила — вот то, с помощью чего можно было победить этого монстра. Ну, или же истинная духовная атака адепта сферы ментала.

Егор же находился только в сфере эфира и не мог на полную мощь использовать свои духовные заготовки. А сил не хватало для противодействия жабе. Билзебуфо недаром считался грозой адептов низких сфер: победить его могли лишь практики, делающие акцент на физическом развитии.

Парень отчаянно упирался, но без толку: гигантская вонючая пасть была все ближе. Открепить или повредить язык он не мог, силы не хватало.

Кроме того, ярость, охватившая его в момент необдуманной атаки, не утихала. Она мешала сосредоточиться на бое. Егор лишь с пеной у рта колотил по языку билзебуфо в надежде порвать или сорвать его с себя. Поэтому надпись, возникшая перед ним, едва не прошла мимо сознания:

Вы достаточно изучили напавшего на вас монстра. Его матрица может быть добавлена в слот умения «царь зверей». Подтвердить действие: да/нет?

— Да! — прокричал Егор и активировал умение.

Тело его скрутила жуткая боль. Все суставы и связки начали выворачиваться, перестраиваясь. На несколько секунд он стал просто куском плоти, из которого неведомый скульптор лепил что-то новое.

Да уж, это умение было не из тех, которые захочется применять без веской причины.

***

Зет довольно наблюдал из болота, как билзебуфо с легкостью расправился с вампиром и с неотвратимостью катка подтягивал к себе второго напавшего на их деревню. Конечно, этот монстр не был бы таким сильным за пределами родного болота с божественным прудом рядом.

«Враг, убей, убей», — звучал в ушах голос Кеку, и энергия просто рекой вливалась в тело Зета.

Все шло по плану, пока по телу чужака не пошла рябь. Мгновение — и напротив билзебуфо стояла точная его копия. Язык твари отлип от тела товарки и втянулся в пасть.

— Тот человек что, биоморф?

Так называлась раса, которая могла принимать вид любого объекта, не превышающего ее по массе более чем в десять раз.

Уверившись в этом, Зет приказал жабе атаковать копию. Биоморфы копировали только внешний вид, скопировать же умения и физическую мощь было выше их сил.

— Это как? — выпучил глаза великий жрец, увидев, что копия билзебуфо не только выдержала атаку оригинала, но еще и выстрелила языком в его тело, начав тянуть из того энергию.

***

Превратившись в билзебуфо, Егор не утратил способности рационально мыслить, наоборот, ярость, мешавшая ему, улеглась. И поэтому он с легкостью просчитал маневр противника. Гигантская жаба высоко подпрыгнула и атаковала его сверху.

Не привыкнув к габаритам нового тела, парень не смог уклониться, но это и не потребовалось. Он легко выдержал атаку, после чего отскочил в сторону и выстрелил в противника языком. Тот крепко прикрепился к противостоящему ему монстру. И вот тут произошло самое интересное: символ Триглав, который не исчез с его тела, а был сейчас на спине, начал нагреваться. Затем в него полилась энергия. Язык выступал своеобразным проводником, причем скорость передачи энергии все возрастала.

Билзебуфо заверещал и попытался разорвать контакт, но это было не в его силах. Егор чувствовал, как энергия поступает в тело противника из виднеющегося неподалеку озерца, светившегося зеленым светом. Но все это было бесполезно. Триглав, который стал малым накопителем, поглощал эту энергию, как когда-то яйцо дракона — энергию черного тролля. Казалось, существо, управлявшее противником, это поняло и перестало поддерживать энергией билзебуфо. Тело того стало трескаться и рассыпалось прахом.

Но пришла другая опасность.

«Смертный, как ты посмел напасть на мое племя и уничтожить мое творение, данное им в помощь? Ты поплатишься за это. Твое тело станет моим», — произнес булькающий голос у Егора в голове.

Он понял, что это говорит Кеку, бог-жаба.

Одновременно мощный духовный удар обрушился на душу парня, стараясь поглотить и растворить ее, навеки сделав его своим рабом и заставив служить себе в новом теле. Этот удар был несравним по мощи с хранителем Затерянного города. Если там было противостояние — воля против воли — то Кеку просто стирал сущность Егора, как домохозяйка вытирает грязное пятно у себя на столе.

«Вот ты и попался», — раздался знакомый голос в голове Егора, но обращался он не к нему, а к атаковавшему его Кеку.

«Ты совсем обезумел, раз решил подчинить первожреца другого бога, да еще полностью вошел в его тело своей сущностью», — довольно произнес Велес.

«Но если ты убьешь меня, твой ведун погибнет».

«Он и так погибнет, если ты поглотишь его душу».

«Но я могу его отпустить, если ты позволишь мне покинуть это тело».

«Ну уж нет. Променять силу, которую я получу от поглощения тебя, на спасение жалкого человечишки? Предложи что-нибудь другое».

«Чего ты хочешь?»

«Вассальная клятва. Принеси мне ее, и я отпущу тебя. А ты станешь младшим богом моего будущего пантеона».

«С ума сошел? Я же старше тебя. Мое имя — Предвечный Хаос».

«Тогда ты умрешь и отправишься в свой родной Хаос, которому, как ты знаешь, плевать на тебя».

«Ладно, хорошо, я согласен», — прошипел Кеку и стал произносить слова клятвы на непонятном для Егора языке.

Когда он закончил, ощущение присутствия обоих богов в голове пропало. Он снова был свободен.

— Велес, ты что, готов был убить меня ради силы этой жабы? — гневно воскликнул парень, потрясая руками.

— Не горячись, я блефовал. А старый Кеку меряет всех по себе. Если бы он упорствовал, я бы отпустил его. Клянусь.

После клятвы в небе громыхнуло, и Егор понял, что Велес не соврал, хотя маленькие ростки сомнения навсегда поселились в его душе.

— Адель, ее надо спасти! — кинулся он к лежащему неподалеку изуродованному телу вампирессы.

Глава 46. Все только начинается (Эпилог)

Тело Адель предоставляло собой жалкое зрелище: полурастворенное кислотой, оно стало практически полуживым куском мяса. И лишь знаменитая регенерация вампиров не давала девушке умереть.

Недолго думая, Егор схватил за шею двух ближайших ящеров и подволок к Адель. Сжав руки, он сломал им шейные позвонки и поднес их бьющиеся в агонии тела к губам вампирессы. Та жадно присосалась к ним, поглощая их кровь и жизненную силу. Но этого было мало, их энергии не хватало для излечения. Раны были такими, что вся получаемая прана уходила на поддержание ее жизни, практически не оказывая лечебного эффекта.

Егор обвел налившимися кровью глазами толпившихся неподалеку ящеров.

— Д… даже не думай, — нашел в себе силы проговорить Зет.

Но Егор и сам понял, что, скармливая ящеров, вампирессе не помочь. Требовалось что-то более концентрированное и эффективное.

Адель между тем начала хрипеть и подергиваться. Очевидно, даже регенерация вампира имела свой предел, и сейчас она умирала.

— Что же делать? Неужели я не смогу ей помочь? — Егор стиснул кулаки в безумной ярости.

***

Рен смотрел на раскинувшиеся перед ним джунгли. За его плечом из портала выходили воины Ордена Порядка.

«Как хорошо, что отец доверил эту миссию мне. Это поможет в моем развитии на пути силы. Да и репутация в Ордене поднимется», — подумал он и обнял доверчиво прижавшуюся к нему Оливию. Вот уже три года, как она стала его женой. И теперь таскалась за ним как хвостик, жутко ревнуя.

— Стройтесь в походный порядок и выступаем. Вы же помните, что древляне выдвинутся с противоположной стороны долины? Нам нельзя терять времени, а то все ее сокровища достанутся не нам.

— Прошу, давай будем более осторожными. У меня плохое предчувствие, — тихо промолвил Элинар, приглашенный Реном в эту экспедицию.

— Не волнуйся, все будет хорошо. Тем более отец обещал возглавить нашу группу, когда справится с этими непонятно откуда взявшимися поклонниками древних богов. У нас один бог — Сила.

***

Лейла и Диана стояли посреди чудесного хвойного леса и восхищенно рассматривали природу. Империя состояла преимущественно из степей, лесов на ее территории почти не было. И поэтому открывшаяся красота захватила девушек. Высокие разлапистые ели, длинные стройные сосны и туи с пихтами, — все эти деревья перемешались в диком лесу. Странным было одно: стоящая вокруг тишина. Ни пения птиц, ни иных звуков, привычных для обычного леса.

— Лейла, я не пойму, зачем ты напросилась в эту экспедицию? Твой некр погиб при взрыве древнего строения. Или ты не веришь отцу?

— Тогда мне тоже говорили, что он погиб в Лимбе. Но я чувствовала, что он жив, и была права.

— Наивная влюбленная дурочка! Ждать непонятно кого из-за какого-то поцелуя… — пробормотала Диана.

— Ладно, Ди, давай лучше разобьем походный лагерь и осмотримся. Мы не можем подвести отца. Не забывай, этот напыщенный идиот Рен тоже тут.

— Согласна. Подумать только, а ведь когда-то мы с ним дружили! Хорошо, что он показал себя в Затерянном городе.

Неподалеку от подруг переговаривались двое. Ослепительно красивая девушка и худой лопоухий парень, лицо которого было побито оспинами.

— Эмила, я выполнил твое условие. Мы попали в отряд древлян, направленный на исследование Долины Монстров. Если он мертв, ты выполнишь свое обещание?

— Да, Клим, если все так, я стану твоей женой, — вздохнула Эмила, но надежда на то, что любимый жив, не покидала ее сердце.

***

Когни, начальник департамента безопасности, расхаживал туда-сюда в своем кабинете и лихорадочно думал.

«Что делать? С одной стороны, это возможность усилиться, с другой — если все откроется, это верная смерть».

Дело было в сообщении об активации древнего портала, который был когда-то размещен демонами на второй контролируемой ими планете Солнечной Системы — Тиамат. Но потом произошла катастрофа, и Тиамат исчезла. Вот уже несколько тысячелетий никто не знал о ее местонахождении. И теперь — такой шанс!

Проблема была в том, что человеком, активировавшим древнюю базу, был тот самый исчезнувший парень. Впрочем, для себя Когни уже принял решение. Об этом свидетельствовала ликвидация группы ученых, которые получили и расшифровали сигнал. Теперь же он искал выход.

— Наемники-рхалы помогут. Мне только нужно подобрать кого-то достаточно сильного и с безупречной репутацией. Пускай они отправятся туда и уничтожат и этого парня и все следы, которые указывали бы на его присутствие. А уж потом я сообщу куратору Андрасу о своей находке. Сам я не могу отправиться по указанным координатам, слишком много глаз следит за мной…

Окончательно успокоившийся демон довольно потер руки и принялся действовать.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1. Новый путь
  • Глава 2. Вход в древний лабиринт
  • Глава 3. Неожиданная встреча
  • Глава 4. Бегство
  • Глава 5. Излечение
  • Глава 6. Путь наружу
  • Глава 7. Ликвидаторы Гильдии Воров
  • ​​​​​​​Глава 8. Преследование
  • 9. Бой у каравана
  • Глава 10. Новая погоня
  • Глава 11. Опасная встреча
  • Глава 12. Тайна металлической пластинки
  • Глава 13. Просветление Эмилы
  • Глава 14. Рай, оказавшийся адом
  • Глава 15. Новый навык
  • Глава 16. Крафтинг
  • Глава 17. Снова в бой
  • Глава 18. Бегство
  • Глава 19. Старые знакомые
  • Глава 20. Затерянный город. Испытание
  • Глава 21. Новая встреча
  • Глава 22. Пути сходятся
  • Глава 23. Старые знакомые
  • Глава 24
  • Глава 25. Смертельное испытание
  • Глава 26. Трансформация тела
  • Глава 27. Гибель духа города
  • Глава 28. Мудонг
  • Глава 29. Пробуждение
  • Глава 30. Арена смерти
  • Глава 31. Бой на арене. Часть 1
  • Глава 32. Бой на арене. Часть 2
  • Глава 33. Бой на Арене. Часть 3
  • Глава 34. Начало обучения
  • Глава 35. Охота на людей
  • Глава 36. Охота на людей. Часть 2
  • Глава 37. Кража
  • Глава 38. Возвращение
  • Глава 39. Долина Монстров
  • Глава 40. Древний терминал
  • Глава 41. Нестандартный объект
  • Глава 42. Бой с троллем
  • Глава 43. Посвящение Волосу
  • Глава 44. Начало противостояния
  • Глава 45. Новая ипостась
  • Глава 46. Все только начинается (Эпилог)