КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451042 томов
Объем библиотеки - 641 Гб.
Всего авторов - 212100
Пользователей - 99491

Впечатления

Stribog73 про Высотский: Как скоро я тебя узнал (Редакция Т.Иванникова) (Партитуры)

Еще раз обращаюсь к гитаристам КулЛиба. Если у Вас есть "Полное собрание сочинений" Сихры и Высотского, сделанные Украинцем, пожалуйста, выложите в библиотеку!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Неизвестен: Нотная привязка к грифу шестиструнной гитары (Партитуры)

Эта простая схема очень поможет начинающему гитаристу изучить гриф гитары и запомнить ноты, соответствующие ладам на грифе.
Не все любители гитары любят копаться в самоучителях и школах игры.
Поэтому я выложил эту схему отдельно.
Схема очень простая и понятная, поэтому в ней разберется даже начинающий.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
4evas про Комаров: Мои двенадцать увольнений (СИ) (Современные любовные романы)

с автором напутали. КАА, но Анастасия

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Поселягин: Корейский вариант (Альтернативная история)

начало неплохое, а потом непонятные повторы не о чем

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Бушков: …И ловили там зверей (Фэнтези: прочее)

Как ни странно — но очередной рассказ из данного сборника все-таки был написан в жанре фантастики (что меня изрядно удивило)). Ведь несмотря на «заявленную тему сборника» тут не каждое произведение ей полностью соответствует))

Но — перехожу собственно к самому рассказу: в начале описаны будни сотрудника некой спецслужбы, единого «межгалактического союза» объединившего все человечество в благородном порыве экспансии на другие миры... И хотя автор (видимо) очень не любит «совок», но будущее по нему (как правило) это (всегда) некая суперблагородная цивилизация «общечеловеков», которые победили все болезни века, объединились и сплотили все человечество в «едином трудовом порыве»)) Что-то вроде вселенной УАСС Головачева...

И вот в этом «приличном обществе», в качестве «пережитков прошлого» содержат некую группу людей, которые подобно своим (вымершим) пещерным сородичам, все еще обладают навыками воина, и способны решать всякие проблемы, которые (порой) возникают на «гладком как стол» пути (остального) человечества...

В общем, это своего рода некий «орден», который вроде бы еще себя не изжил и переодически требуется, когда высокоморальные методы решения отчего-то не срабатывают... И вот (некий) сотрудник (данной организации) призван решить проблему исчезновения людей и кораблей в «отдельно взятом месте» (что сразу напомнило мне сюжет романа Гуляковского «Затерянные среди звезд»).

Далее ГГ идет «тем же маршрутом» и «благополучно теряется», обнаруживая себя в неком «питомнике» построенном на принципах выживания (что-то навроде «Голодных игр» с незабвенной «Сойкой» в главной роли)). И разумеется — помимо решения чисто технических задач по выживанию, перед ГГ стоит более сложный (прям-таки философский) вопрос «А на фига?»))

Большую часть рассказа, ГГ честно пытается решить данный вопрос, (в стиле Романова «Выстрел в зеркало» и «Смерть особого назначения») пока... пока не наступает время «Ч», когда думать «уже поздно» и надо действовать... Вот наш ГГ и берет бластер (замаскированный под электродрель) и... начинает все крошить в стиле (более позднего) Рэмбо))

Однако (как это практически всегда) у автора (бывает) концовка... все расставляет (по своим местам) все «совсем не так», как оно изначально предполагалось...

P.S Хм... И ведь не первый раз автор оставляет таким образом «жирное многоточие»... Не первый... И собственно за счет этого и получает подобный эффект... Ведь не будь их — все было гораздо прозаичней и скучней)) А так — эта «фишка» в очередной раз сработала!

P.S.S И самое забавное — этот рассказ в оглавлении книги написан с ошибкой — правильнее конечно будет «ловили», а не то что там написано))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
DXBCKT про Бушков: Стоять в огне (Научная Фантастика)

Очередная вещь данного сборника продолжает радовать, ибо после «Баек начала перестройки» каждый очередной рассказ открываешь с некой опаской))

И хотя данный рассказ, по прежнему не совсем дотягивает до фантастики, однако некий скрытый посыл (автора) с лихвой снимает все возможные претензии...

По сюжету нам представлена жизнь некой дамы, жизнь которой в принципе вроде бы как удалась: дом, семья, работа, дом... и прочие нехитрые радости быта... Но тут внезапно «на горизонте» появляется некий странный человек, который делает не менее странное предложение... Нет)) Не в «плоскости отношений»... а в плоскости «реальности»))

Данный человек предложил (героине) бросить все к чертовой матери, и... прожить настоящую жизнь, в том месте (и в то время), где ее таланты (и она сама, по мнению незнакомца) раскрылись бы в полной мере... Так, по уверению «незнакомца» она (ГГ) родилась не в свое время и не в том месте... он же — просто предлагает ей занять его...

И с одной стороны все это очень похоже на бред (в чем себя успешно пытается убедить героиня), но с другой стороны: откуда у этого незнакомца очень личная информация (о жизни героини), откуда эти странные сны? Далее весь этот «натюрморт» дополняют третьи лица — которым (оказывается) так же было сделано схожее предложение и которые так же испытывают очень схожие сомнения и желание во всем разобраться...

И конечно — всему этому можно дать вполне логичные объяснения (как некоему психологическому эксперименту, в котором людям даются некие вводные, а дальше уже они сами «накручивают» себя до нужной кондиции). Однако (думаю) что здесь ,идет речь совсем о другом...

Каждый из нас, вероятно представлял когда-нибудь себя «на чьем-то месте» (в той или иной ипостаси), однако при том, что мы всегда «свято» уверены «что мы бы сделали лучше» — мы готовы об этом просто мечтать (в перерывах между нудной и бесполезной по сути работой, которая «тупо съедает наше время», оставляя нам взамен лишь некие бумажки с числами). А что если завтра появится некий псих, который предложит Вам отправиться «в никуда»... не в другой город или другую страну... А (к примеру) в другую эпоху или иной мир... ? И как быть? Бросить все «так тяжко заработанное»? Уютный быт с «перфорированной туалетной бумагой» и прочие удобства... ?

И совсем не важно — была ли (там) реальная возможность переноса (тела, сознания и тп). Важно другое — а готов ли ты, бросить все и все бесповоротно изменить? Променять уютный и привычный мирок на неизвестность? А вот оказывается что не факт...

И самое забавное что ГГ вполне четко понимает что «лишь барахтается в этом грязном болоте» (повседневности). Дом и быт построены по принципу «как у всех», муж и дочь явно не являются людьми ради которых (она) готова «положить свою жизнь на алтарь»... перспективы? Не смешите «мои тапочки»)) Медленное старение и отсутствие всякого смысла... И тут такой шанс...

Финал рассказа? Как всегда... каждый выбирает сам...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Найтов: Над Канадой небо синее… (Альтернативная история)

Прочитав часть первую — я понял, что несколько поторопился с покупкой обеих частей данной СИ. А ведь на тот момент, этот вопрос (естественно) даже не стоял, т.к тогда я брал по возможности все книги данной серии — без разницы что по авторам, что по хронологии...

Но вот насобирав аж около 10 книг данного издательства, я с удивлением обнаружил что процент «неподходящей литературы» в нем просто зашкаливает... И хотя данное утверждение вполне оценочное и субъективное, больше всего данная «линейка» напомнила мне манеру издательства «В вихре времен», где так же любят «напрогрессорствовать» без оглядки на здравый смысл и реальную историю, но зато с большим задором и «масштабом дел».

Честно признаюсь — не купив я (тогда) обе части «на бумаге», я навряд ли бы стал вычитывать продолжение (части первой). Уж очень «здесь все» оказалось не «мое».... Очередной лихой попаданец (уничтожающий врагов пачками), технически подкованный «спецсназер», который назначает себя князем и собрав ополчение — идет «крошить супостата».

Данный принцип весьма знаком и понятен: очень часто тот или иной автор «устраивает» очередной «мирок под себя» (в главной роли)... другое дело, что «масштабы личности» иногда варьируются от серого кардинала, до ИМПЕРАТОРА (всего и вся). Ну а поскольку (еще в первой части) автор пошел именно по последнему пути — читать очередную «летопись свершений и побед» было как-то «не с руки»... Вот и провалялась часть вторая больше полугода, пока все же не наступила ее очередь:(

И не то, что бы я был сильно предвзят... просто считаю (опять оценочное суждение) что данный подход уже себя не оправдывает от слова «никак» и годится лишь для подростковой литературы. Но … вернемся к сюжету части второй))

Еще с самого начала удивляет некий (несомненно новый) прием автора писать книгу от разных лиц, где одно и тоже событие, может бесконечно долго «обсасываться» со всех сторон (например так, как это было сделано с описанием «отдыха на тропическом островке», где царь Святослав 1-й самолично жарил шашлыки и упорно всех просил называть его не «его императорским величеством», а просто по имени))

Далее, несколько настораживают «все эти томления» и бурные физиологические последствия у падчерицы (вследствие случайного прикосновения к «монаршей особе»). Я конечно все понимаю, но для чего уж так себя превозносить то? Другие женщины (с другими лит.персонажами), так же не отстают и практически открыто «наслаждаются процессом»)) И я конечно не сноб... но было как-то странно встретить все это, после прочтения энного количества книг автора)) Так например практически во всех своих СИ про авиацию, девушкам дается что-то около 0,5-1,5 % всего объема книги (и то число в сухом стиле, «ох какая красивая девушка, поцеловал, женился»)) а все остальное опять про «пламенный мотор»)) А тут... в общем — это наверное еще один необычный подход в стиле автора)) Но опять таки — расчитанный чисто на подростковую аудиторию...

По географии «движухи» (по прежнему большую половину книги) занимают «заграничные колонии», которые множатся как лист в копире... И количество проблем (которые так же умножаются) опять таки заставляет верить скорее в супергероев, а не в «стандартно-рядовых попаданцев» (пусть и с соответствующей инфраструктурой и снабжением). Но нет — количество попаданцев по прежнему двое (муж и жена), никакой «иновременной команды», как не было и нет... зато есть толпа вышколенных соратников, которые служат беззаветно, сами обучаются, сами вооружаются и сами... вычищают собственные ряды (от предателей и шпионов)... Да... если кого-то из них «для дела» надо выдать замуж — то это «завсегда пожалуйста»... а то что «партия в итоге» оказалась плохая... так это мы (вроде бы как) давно подозревали... Ну ничего — сошлем (ее мужа) на каторгу тогда)) А так — полная демократия и волеизъявление народа))

В оставшейся части книги была сделана попытка заняться «делами домашними» (на 1/6 части суши). Но поитогу лишь обозначив свой интерес (мол имейте ввиду... «я бдю», и вообще — как там проходит благоустройство «матушки-Руси»?) Да и то правда)) Не все же на островах-то отдыхать... все-таки «упросили» (же сволочи) еще в части первой корону принять... Вот и приходится: железнодорожные ветки тянуть, индустриализацио организовывать и заниматься прочими «общеполезными и государственными» делами)) Спасает только то, что народ в принципе все же «достался» предприимчивый... бывшие князья да боаяре вмиг заделались мануфактуршиками и вместо века «еще непросвещенной царской монархии», приходит некий НЭП с элементами социализма... И страна «цветет и пахнет» в русле очередной пятилетки)) В общем — «божья благодать» наверное снизошла)) «... и решения партии проводятся в жизнь строго с ее партийной линией»!)) Что говорите? Опять книга для подростков??? Да «не вжисть не поверю»)) «Сурьезно все... сурьезно»!!!))

В общем, в очередной раз убедившись что все в порядке (вместо бояр — суперответсвенные олигархи, по стране идет вал «коллективизации», электрофикации и прочий внедрямс «нанотехнологий»), и что (при этом!!!) секреты производства не разворованы (КГБ-то тоже бдит)) — главный царь всея … (всего) живо бросает «это нудное дело» и посылает очередную эспедицию на очередные осторова, за минералами, ресурсами и просто «показать им всем Кузькину мать»))

Ну а к финалу нам расскажут про будни НАСЛЕДНИКА, о его стажировке на кругосветке и … о решении некой интимной проблемы)) Но не буду дальше злобствовать, в общем то — совет да любовь))

Что хочется сказать напоследок? Собственно то, что теперь, я если еще когда-то и рискну брать книги серии «Военная фантастика», то только (и после) внимательного изучения автора и самого произведения... Второй раз «так попадать» я не хочу... И я уже не обращаю внимание, то то что все другие автора СИ про авиацию, как правило вместо истории попаданца, (у автора) всегда встречаешь некий производственно-альтернативный роман... Ладно! Бог с ним... Уже привыкли! Но вот то что изложено здесь... ни в какие рамки не лезет.

P.S И помнится когда-то «я ругал» глобально-нудную СИ «Десант попаданцев»... Но даже там (при казалось бы схожей ситуции) пусть и без «ништяков с родного мира», ТОЛПА попаданцев за 3-5 томов добилась гораздо более скромных успехов... И это при том что «реалистичность подвигов» (там) так же оставляла «желать лучшего»... В общем — как ни странно, но после прочтения данной СИ тов.Найтова, мне отчего-то захотелось еще раз перечитать именно «нудную СИ вихрастых авторов», дабы сгладить масштабы моральной травмы полученной при чтении комментируемой книги))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Тактическое снаряжение

Тёмный эльф: Авалон обречённый (СИ) (fb2)

- Тёмный эльф: Авалон обречённый (СИ) (а.с. Тёмный Эльф-1) 908 Кб, 232с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Виктор Глебов

Настройки текста:



Тёмный эльф: Авалон обречённый

Глава 1

Когда в наше время тебя осуждают за промышленный шпионаж и кибертерроризм, пощады не жди. Так что мой адвокат, считай, наизнанку вывернулся, чтобы выбить для меня заключение в криотюрьме. Правда, туда отправилось только моё тело. Его залили ледяной жидкостью, превратив в этакое эскимо, окружённое стеклом. Душу же ждало иное. По приговору, мою личность отправили в виртуальную игру, причём даже не позволили самому выбрать, в какую именно. Не то чтобы я сильно в них разбирался (играть мне некода особо, только в детстве баловался), но сам факт! В общем, закинули меня непонятно, куда. И не известно, насколько. Вернее, срок-то ясен, но там ещё апелляции, амнистии, помилования. Надежда, короче. Правда, небольшая. За мои преступления в наше время карают строго и простить-понять не спешат. Словом, попал.

Но что меня по-настоящему выбило из колеи, так это благоверная. Ладно, она отреклась от меня в зале суда – глупо было бы признаваться, что обо всём знала и не парилась, откуда берутся деньги. Немалые, причём, заметьте. Промышленный шпионаж – дело, хотя рискованное, зато очень прибыльное. Но как только огласили приговор, жена подала на развод. Заявила, что не может, видите ли, простить «жизнь во лжи». Даже не побоялась, что я её сдам в отместку. Знала, сука, что я этого не сделаю.

Сколько лет я учился не доверять никому! В моей профессии без этого никак. Каждый норовит предать, чтобы откусить кусок побольше. И я старался руководствоваться холодным расчётом, задвигая эмоции на задний план. А тут так просчитался. Ошибся в человеке. Ну, да ладно. Дай ей Бог, как говорится. Из своей жизни я стерву вычеркнул, но преподанный жизненный урок решил запомнить.

Пока я предавался тоске по бесцельно просранным молодым годам, перед глазами постепенно возникла заставка игры. Выглядела она весьма атмосферно. Передний план занимала фигура человека, стоявшего вполоборота. В руке он держал крутой такой навороченный меч. Отполированное лезвие окутывало фиолетовое пламя. Лицо наполовину скрывала падавшая от капюшона тень. Подбородок показался мне волевым. Голливудский стандарт.

Зазвучала мрачная оркестровая музыка, на фоне которой слышался хор. С верхнего края «экрана» медленно потекла кровь, образовавшая в центре заставки надпись:


Жанр: РПГ

Режим: Многопользовательский

Сложность: Высокая


Ну, это ничего. Прорвёмся.

Игра, похоже, досталась мне мрачненькая, чернушная. Охохо…

Кровь на заставке пришла в движение и образовала новое сообщение:


Ощущения: 90%


Ну да, правильно. Зачем щадить террориста? Пусть хлебнёт, так хлебнёт. Наказание ж всё-таки.

Но вообще, жестоко. Обычно в играх разработчики ставили не больше пятидесяти, иначе получался мазохизм какой-то: геймер испытывал слишком сильную боль. Но мне-то не выбирать. Я тут по приговору справедливого и беспристрастного суда, бла-бла-бла.

Кровь превратилась в слово «Дальше». Вокруг букв появилась красная подсветка. Я нажал на слово, при этом размазав его - словно здоровенного комара прихлопнул. Зрелище было не из приятных, но оно быстро сменилось индикатором загрузки, а тот – страницей персонажа. Ну-ка, кто я на ближайшие дцать лет?

Музыка приобрела заунывное звучание, к инструментам добавилось нечто скрежещущее.

Сконструировать персонажа по своему вкусу мне, конечно, не предложили, придумать собственное имя герою – тоже. Всё это было обговорено моим адвокатом и обвинителем. А мне предстояло узнать результат их дискуссии только теперь.

Перед глазами возникла надпись:


Имя: Азгар

Пол: мужской

Раса: эльф

Рост: 186 см

Вес: 90 кг

Класс: нокс

Подкласс: низший эльф

Мировоззрение: ???


При этом никаких параметров, никаких характеристик. Но самое удивительное – отсутствовало изображение персонажа. Ладно не даёте самому слепить, но хоть покажите!

В общем, негусто даже для стартовой позиции. Настоящий кот в мешке. Решив, что развивать перса придётся с полного нуля, я нажал кнопку «Легенда», но она оказалась заблокированной. Что за фигня?! Опять часть приговора? Чтобы помнил, тварь, что зэк? Ладно, всё лучше, чем лес в тайге валить так-то.

Как ни странно, панелей «Инструктаж» или «Обучение» в интерфейсе игры вообще не было. Видимо, и этого мне не полагалось. Поражение в правах в действии.

Долго размышлять мне не позволили. Всё погасло, и в центре судорожно запульсировал красный, похожий на глаз демона огонёк – индикатор загрузки.

Глава 2

Постепенно густая, вязкая темнота прояснилась, и я увидел людей в белых мантиях, расшитых золотом. Волосы у них были собраны в длинные хвосты, у некоторых имелись тонкие серебряные диадемы. Я обратил внимание на необычный разрез глаз и слегка заострённые уши. Эльфы, ясное дело. Вот только не похожи они были на добряков из книжек для девочек. Лица сосредоточенные, высокомерные, словно высечены из мрамора.

Скосив глаза, я наблюдал. Эльфы двигались размеренно, не спешили. Плавали вокруг меня, как лебеди.

Я попытался переключить вид камеры, но опция оказалась недоступна: посмотреть, как я выгляжу, было нельзя. Интересно, это сыграет роль в сюжете, или игру просто делали по-быстрому и на коленке?

- Экземпляр N102-R, - глухо произнёс чей-то голос. - Начинается тестирование.

Справа в поле моего зрения въехал здоровенный светильник, похожий на тот, который используют в хирургической, только массивней и винтажней, что ли. Металл покрывала искусная резьба, при этом отовсюду торчали ушки винтов. Свет слегка дрожал, словно за выпуклыми стёклами горели мощные белые свечи.



Эльфы подошли ко мне и обступили. Они напоминали голодных чаек, примеривающихся к выброшенной на берег рыбе. Неприятное чувство. Было в их фигурах и в том, как они слегка наклонялись ко мне, словно желая получше рассмотреть, нечто зловещее. Один протянул унизанную крупными перстнями руку и опустил поочерёдно два рубильника - готов поклясться, я видел точно такие же в фильме про казнь на электрическом стуле. В глаза мне ударил белый свет! Пришлось зажмуриться. Нет, это не свечи!

Двигаться я не мог. Вот гадство!

- Время? – глухо спросил кто-то.

- Пять секунд… Десять…

Интересно, чего мы ждали. Судя по всему, я оказался жертвой какого-то эксперимента. В играх такой сюжет встречается часто. Могли бы разработать игру пооригинальней. Наняли бы приличных сценаристов, дали им побольше времени, деньжат подсыпали для вдохновения.

- Пятнадцать… Двадцать… - размеренно отсчитывал глухой голос.

«Что, мы собираемся взлетать, что ли?!» - попытался я мысленно пошутить, чтобы приободрить себя, но ничего не вышло: было совершенно очевидно, что хорошего этот отсчёт мне не сулил.

Когда ты приходишь в себя в незнакомом месте, окружённый странными типами, и не можешь пошевелиться, это почти всегда признак, что ты в полной жопе. Ну, или что тебе вырезают аппендицит, а наркоз перестал действовать. Хотя это, наверное, тоже можно отнести к ситуации под кодовым и ёмким названием "в полной жопе".

- Неплохо, - проговорил кто-то.

- Рано, - ответили ему.

- Двадцать пять… Тридцать…

Так прошла минута. Постепенно у меня возникло ощущение дискомфорта, но я никак не мог понять его причину.

- Появляется ожог, - сказал один из эльфов.

В голосе прозвучала досада.

- Да, увы! - его коллега тоже был разочарован. - Похоже, и этот ни на что не годится. Очередной мусор, не достойный стать сыном Авалона.

Это ты про меня, сука, что ли?! Надо постараться запомнить надменное лицо этого говнюка. Свидимся – рассчитаемся.

- Минута и тридцать секунд. Ожог первой степени.

Я почувствовал жжение. Оно распространялось по всему телу. Это походило на то, как если бы по мне разбегались паучки с раскаленными лапками. Вспомнились девяносто процентов реалистичности ощущений. Ну, и ублюдки же эти судейские! Просто садисты. Вот, кого сажать надо, если подумать.

Становилось всё горячее. Когда терпеть уже не было сил, я заорал.

- Ожог второй степени, - равнодушно констатировал эльф.

Вот ведь грёбаные, грязные ублюдки!

Тело горело так, что хотелось сдохнуть! Но смертная казнь у нас запрещена. Гуманное общество и всё такое.

- Кожа слезает, поражены мышечные ткани.

Сухой, деловитый тон. Как он контрастировал с тем, что я сейчас испытывал! Исследователи, чёрт бы их побрал! Учёные! Я для них – просто экземпляр, причём, видимо, неудачный. Уверен, они смотрели на меня, как на дерьмо - с презрением и брезгливостью. В подобные моменты напрочь забываешь, что ты в игре, и твоё настоящее тело представляет кусок льда, заточённый в криокапсуле. Отсюда вопрос: что есть жизнь - существование в оболочке из плоти, обладание этим вместилищем души, или ощущения, возникающие в мозгу?

Но в жопу рассуждения и вообще философию! Будь в игре все сто процентов реалистичности ощущений, я бы, наверное, сдох от болевого шока. Видимо, поэтому мне и сделали десятипроцентную поблажку. Щедрые выродки.

Такую боль я испытывал лишь однажды - когда шрапнель оторвала мне правую руку. Пришлось потом некоторое время учиться делать всё левой, так что с тех пор я немного амбидекстр: практически одинаково владею обеими граблями.

В мои уши ворвался оглушительный грохот, похожий на взрыв. Свет неожиданно погас, и я открыл залитые слезами глаза. Обожжённые веки причиняли жуткую боль. Всё расплывалось, но, когда я несколько раз моргнул, солёная влага вылилась на скулы и щёки, и я увидел, как в дымящийся пролом, появившийся в стене, врывались люди в чёрных доспехах. В руках они держали тонкие мечи и арбалеты.

Эльфы с воплями разбегались, как здоровенные белые тараканы, но по ним открыли стрельбу: болты врезались в белые халаты, пробивая моих мучителей насквозь. С такого-то расстояния немудрено! Мечники орудовали сталью, изящно и легко, словно танцоры балета. Во все стороны брызгала и фонтанировала кровь, щедро покрывая пол и стены. В воздухе повис алый туман. Иногда кто-нибудь из нападавших вскидывал руку, и из неё шаровой молнией вылетала красная вспышка. Как только она врезалась в кого-то из эльфов, его тело тут же окутывали тончайшие светящиеся нити, похожие на дуги накаливания. Жертва орала, поджариваясь и роняя куски отваливающейся плоти.

Один из ворвавшихся в лабораторию бойцов направил на убегавшего закованные в броню ладони и что-то глухо выкрикнул. Тотчас кусок ближайшей стены стал жидким, вытянулся в воздухе и стремительно начал превращаться в хищное животное вроде гепарда. Только у твари, «рождение» которой я наблюдал в течение нескольких секунд (кости, мышцы, кровеносная система, шкура – всё загадочным образом составилось из молекул стены), была голубая светящаяся шерсть, а пасть сделала бы честь касатке. Алхимия, что ли?!

Чудовище трижды прыгнуло и обрушилось на замешкавшегося возле двери эльфа. Мощные когтистые лапы подгребли его, а челюсти, клацнув, сомкнулись на шее. Хрустнули позвонки, и во все стороны ударила кровь!

Покончив с жертвой, монстр превратился в россыпь кружащихся над полом голубых светлячков, а спустя пару секунд исчезли и они.

Думаю, никто не осудит меня за то, что при виде страданий и гибели бессердечных ублюдков я испытывал мстительный восторг.

Зачистка помещения длилась не дольше минуты. Я наблюдал за ней, пока не сообразил, что меня чёрные воины едва ли приветят, как родного. Едва ли они явились спасти результат неудачного эксперимента. Надо было делать ноги.

Но я помнил, что не мог двигаться. Тем не менее, попытавшись снова, я, к собственному удивлению, смог сесть. Правда, испытывая непрерывную боль и проклиная создателей игры заодно с теми, кто меня сюда засунул.

Оказалось, мои конечности до этого были прикованы к металлическому столу, но теперь браслеты открылись. Я стал свободен! Как может быть свободен муравей, на которого ребёнок направил при помощи линзы сфокусированный солнечный луч.

Чёрные воины методично и с явным наслаждением добивали корчившихся на полу эльфов, чьи одежды давно перестали быть белыми, и не обращали на меня внимания. То и дело раздавались приглушённые шлемами крики:

- Мочи козлов!

- Вон того стрельни. Пополз, падла, куда-то!

- Что, тварь, думаешь смыться?! Сдохни, гнида!

Все эти замечательные фразы чередовались с выстрелами из арбалетов и ударами, которые воины щедро раздавали эльфам, явно получая неподдельное удовольствие. Я целиком и полностью разделял их энтузиазм и с радостью присоединился бы к кровавому развлечению, если б не понимал, что почти наверняка буду убит, стоит воинам обратить на меня внимание. Так что надо было смываться, и поживее.

Осмотревшись, я заметил убежище - небольшую щель у самого пола, к которой вели алые потёки. Похоже, мне предстояло спрятаться в канализации, куда смывали результаты неудачных экспериментов. И куда собирались отправить меня я после того, как превратили бы в прожаренный бифштекс. Что ж, лучше оказаться в жидком дерьме живым, чем покрытым хрустящей золотистой корочкой. Я сполз со стола на скользкий от крови пол и направился к спасительной дыре. Господи, как же это было больно! Любое движение отдавалось во всём теле огненной вспышкой, а необходимость опираться ладонями и коленями была просто пыткой, которой я сам себя истязал.

За моей спиной раздались крики.

- Стреляй! Не дайте ей уйти!

Похоже, ловили не меня. Впрочем, может, я женщина?!

Но нет, воины устремился в другую сторону, и я смог спокойно забраться в вонючую дыру. Плюхнувшись в какую-то жижу, я растянулся на спине. Тело горело, я едва дышал.

Стало слышно, как возвращались воины. Приподнявшись, я наблюдал за ними через щель.

- Ушла, - сказал один.

Лица рыцарей скрывали ажурные забрала.

- Кто знал, что у них припрятаны грифоны! – отозвался другой. – Разведка это пропустила.

- Да, это не наша вина.

- Кто-то получит хороший втык.

- Чем они здесь занимались? – спросил самый рослый воин с намалёванными на доспехах нашивками – должно быть, командир.

- Полагаю, как обычно: пытались вывести монгрела, - брезгливо ответил другой, подходя к столу, заваленному свитками, листками бумаги и толстыми, как кирпичи, книгами. – Когда проверим записи, станет ясно. Хорошо, что они не успели это сжечь.

- Всё собрать. Заберём материалы с собой.

Командир подошёл к столу, на котором я ещё недавно лежал, и уставился на него.

- Здесь кто-нибудь был? – спросил он, зачем-то потрогав стальные браслеты.

Выяснилось, что никто из игроков меня не заметил: воины слишком увлеклись истреблением эльфов. Какое облегчение!

- Думаю, если б кто был, тут бы и остался, - высказал предположение один из рыцарей.

- Заканчивайте! - кивнул командир. – А этих говнюков обыщите, - добавил он, имея в виду трупы.

Спустя пару минут воины один за другим ушли через дыру в стене, прихватив все свитки и фолианты, которые просто исчезли в их Инвентаре.

В нижнем левом углу появились две шкалы: «Жизнь» и «Опыт».


Жизнь: 10

Опыт: 5%

Получены характеристики:

Сила: 5

Ловкость: 5

Интеллект: 5

Уровень: Первый.


Всплыло информационное окошко:


Характеристики Харизма и Скорость станут доступны после вступления в клан.


Это всё, конечно, замечательно, однако пора и честь знать. Оставаться здесь я не собирался. Только куда идти? Ну, или, скорее, ползти.

Очевидно, возвращения рыцарей можно было не опасаться. И слава Богу! Встречаться с этими бравыми парнями у меня не было ни малейшего желания. Нет, я люблю хорошую компанию, но предпочитаю сам выбирать себе друзей. И, желательно, тех, кто не норовит размозжить мне башку или подпалить, словно гренку.

Хотелось бы ещё восстановить силы. Это, блин, было охренительно актуально, потому что я себя ощущал освежёванным заживо.

На всякий случай немного выждав, я с трудом выполз из канализации.

Глава 3

Каждое движение было пыткой.

Изувеченные тела моих мучителей оказались обведены алым контуром. Я подполз к ближайшему трупу, скользя в разлитой по полу крови. Локти, колени, ладони и вообще всё, что касалось каменных плит, саднило и горело. Я словно передвигался по раскалённой жаровне. Эх, зря я жёг в детстве линзой мух и шершней – даже они не заслужили подобного!

У эльфа зияла в животе дыра, в ней виднелись серые кишки. Выглядело это так, словно кто-то сложил в корзинку большие влажные грибы, полил их клюквенным морсом, а потом пару раз долбанул кувалдой. Ноги у эльфа ниже колен отсутствовали. Культи кровили, осколки костей белели. Воняло горелым мясом, и не только моим.

Я собирался обшмонать гаврика на предмет лута, но тут над телом неожиданно появилась надпись:


Забрать жизненную силу.


О-па! А вот это неожиданно. Интересно, что это значит и как будет. Но мне в моём положении было не до долгих размышлений. Если поможет, то я только «за», как говорится. И вообще, я за любой кипиш, кроме работы с девяти до семи.

Выбрав предложенное действие, я приготовился наблюдать. Ждал, что моя рука вытянется, пальчики растопырятся, и сила мертвеца войдёт в меня в виде цветного сияния или облачка.

Хрен!

Вместо этого открылся рот, и лиловое сияние, покинув труп, ворвалось мне в горло!

Это был тот ещё напор. Я превратился в мощный насос, чувствуя то горечь, то сладость, то жар, то холод. Сердце забилось сильнее. Я ощущал, как оно содрогается в груди. По телу прошли спазмы, но тут же прекратились.


Достижение: Вам присвоен статус «викен».


Комментарий: викен – ночной эльф, забравший жизненную силу другого ночного эльфа. Теперь он не может питаться жизненной силой светлых дневных эльфов (альвов). Викен должен охотиться на своих сородичей, чтобы жить. Остальные ночные эльфы (ноксы) ненавидят его и стараются убить. Добровольно ни один ночной эльф не станет пить кровь соплеменника. Для истребления викенов ноксы снаряжают специально обученных, очень сильных охотников – венаторов.


Достижение: Получена мутация «Сердце Тьмы».


Комментарий: Ваше сердце теперь не только мышечный насос, но и хранилище жизненной энергии, получаемой из потребляемой вами чужой силы. Увеличивайте очки Жизни, чтобы становиться сильнее, регенерироваться и получать другие бонусы.


Жизнь: +5

Прогресс: Жизнь: 15

Опыт: +5%

Прогресс: Опыт: 10%

Сила: +1

Прогресс: Сила: 6


Судя по шкале, мне предстояло набрать всего сотку опыта, так что второго уровня я мог достичь довольно быстро. Это обнадёживало. Не испытывай я постоянную боль, наверное, даже порадовался бы.

Вот только чего я терпеть не мог, так это бесконечных плюсов, мелькающих перед глазами при раздаче плюшек. Поэтому сразу зашёл в настройки и отключил эту функцию, оставив только подведение итогов, чтобы сразу знать, сколько чего стало. По-моему, это важнее, чем каждый раз видеть количество приваливших тебе очков.

Сообщение о регенерации порадовало. Вот за это прямо от души, ребята! Мне стало интересно, все ли эльфы обладают такой мазой, и я открыл инфу по данному параметру. Оказалось, нет, не все. Только ноксы. У дневных такой бонус отсутствовал. Зато они могли ходить при солнечном свете, а вот ночные - увы! Получалось, жить мне предстояло во тьме, не встречая закаты и рассветы. Печалька, что сказать… Никакой романтики.

Я огляделся. В комнате лежало шесть тел. Освободив от жизненной энергии, которая называлась в игре «анима», ещё пять, я получил в общей сложности 30 очков жизни и 11 единиц силы. Боль постепенно отступила, так что теперь я ощущал только жжение. Правда, во всём теле. Словно я очень сильно обгорел на солнце. Вот только поблизости не было никого, умирающего от страстного желания обмазать меня с ног до головы кремом или мазью. Похоже, это начала действовать регенерация.

Опыт после опустошения пяти тел не увеличился. Значит, забирать аниму - это пассивное умение. За него каждый раз кидать плюшки не будут. Халявы не предвиделось.

Пришло время выбираться из лабораторииэльфов- не валяться же тут вечно.

Убедившись, что могу идти, хоть и с трудом, я поплёлся к двери. За ней обнаружился коридор, по обе стороны которого имелись двери. Я приблизился к первой, и вокруг неё тут же появился красный контур с изображением амбарного замка – заперто! Следующая загорелась жёлтым, а на замке изгибался знак вопроса. Я дёрнул за ручку, но отворить не смог. Всплыла надпись:


Чтобы отпереть этот замок, необходимы ключ, отмычка или магическое умение.


Ну, ясно: у меня пока не было ни первого, ни второго, ни третьего. А первую дверь, значит, мне по уровню ещё открывать не полагалось. Ну, или она существовала как декорация. Либо – в помещение существовал другой вход, который следовало найти. Вот только стоило ли тратить на это время?

Я двинулся дальше, проверяя все двери подряд, пока не отыскал с зелёным контуром. Ура! Хотя чему было радоваться, собственно?

Войдя в комнату, я обнаружил пустое помещение. Вернее, там кое-что было – странное, громоздкое сооружение из огромных шестерёнок и прочих деталей. Подойдя, я поискал рычаг или кнопку, чтобы его включить, но ничего не нашёл. Похоже, это был просто декор.

Разочарованный, я покинул комнату и двинулся дальше. Решив, что проверка всех дверей отнимает слишком много времени, я поспешил вдоль коридора в надежде, что он приведёт меня к свободе.

Он привёл в зал с грифонами!

Здоровенные твари с туловищем льва, головой орла и белыми крыльями лежали в ряд и дремали. Пахло здесь, как в зоопарке – крепко, остро. Амбре на любителя. Я не зоофил, так что не впечатлился.

Одно место в ряду животных пустовало. Ворота были открыты, так что виднелся город, в котором мне предстояло начать жизнь ночного эльфа и изгоя: острые шпили, покатые крыши, тысячи дымовых труб, зубчатые крепостные стены. Остальное пока не разглядел. В городе царила ночь. И, судя по малому количеству огней, жители предпочитали сидеть дома. Только в одном месте, на востоке, поднималось над крышами разноцветное сияние, словно там горели фонари, вывески и чёрт знает что ещё. Неудивительно: в любом городе найдётся место, куда с наступлением темноты, словно бабочки к огню, устремляются искатели острых ощущений и чувственных удовольствий, а также личности, охваченные тягой к саморазрушению. Если кто не понял, я про алкашей, нариков и любителей нарываться на мордобой.

В груди слегка сдавило - всё-таки сейчас мне предстояло выйти в большой игровой мир, совершенно незнакомый и полный опасностей. Ну, вперёд, братан! Как говорится, яйца в кулак.

Я подошёл к ближайшему грифону, но тот даже не приоткрыл глаз. Хм… И что делать? Как заставить эту тварь понести меня на спине? Наверное, стоит разбудить для начала. Но не опасно ли это? Скосив глаза на длинный коготь, я засомневался. Грифон это ж не вертолёт. Тут не влезешь в кабину и не нажмёшь на кнопку. Хотя принцип должен быть тот же, если подумать.

Размышляя, я отправился прогуляться вдоль ряда животных. Они, конечно, были великолепны! Мне прямо захотелось прокатиться на одном из них. Не говоря уж о том, что надо было побыстрее сматывать удочки, а то вокруг царила подозрительная тишина.

И тут я заметил, что у одного из грифонов отсутствует ошейник. Широкий кожаный ремень с серебряной пряжкой в виде зубчатого листа валялся чуть поодаль. К этому зверю я и направился. Такое отличие просто не могло оказаться случайностью. Что-нибудь оно да значило.

Стоило подойти к грифону достаточно близко, перед глазами появилась надпись:


Использовать.


Ох, искусители! Ну, как вам отказать?!

Забраться на крылатое чудище было непросто. Тем более, я оставался не в форме, мягко говоря. Но, в конце концов, цепляясь за мягкую шерсть и ремни причудливой сбруи, мне удалось взгромоздиться на загривок. Там я устроился в седле.

К моему облегчению, в воздухе появились инструкции. Без них я бы в жизни не разобрался, как управлять грифоном, который, наконец, проснулся и начал вертеть головой, чтобы взглянуть на меня. Глаз у него был оранжевый, размером с приличный грейпфрут.

Значение имела последовательность действий наездника. Следуя указаниям, мне удалось заставить чудище сначала подняться на лапы, а затем взлететь. Кое-как мы выпорхнули из здания, едва не долбанувшись о створку ворот.


Достижение: управление воздушными средствами.

Опыт:15%

Интеллект: 6


Далее предлагались варианты действий:


Эвакуироваться.

Выбрать собственный маршрут.


Немного подумав и решив, что для собственного маршрута рановато (я ж города не знал), я выбрал эвакуацию. Тут же всплыло новое окошко:


Направляйтесь в район «Пятый консул».


Передо мной появилась карта города. Правда, не всего: некоторые районы были скрыты, на их фоне виднелось изображение висячего замка. Эти части города предстояло открывать и исследовать по ходу игры. Город располагался на острове и показался мне очень большим. Через него протекала широкая река, от которой ответвлялись несколько мелких. Похоже, дизайнер вдохновлялся видом воспалённой вены, когда рисовал их.

Город делили линии, обозначавшие границы районов, каждый из которых был подписан. Кроме того, имелись указания: степень криминогенности, населённость, средний достаток обитателей. За стеной, окружавшей Авалон (так это место называлось), плескалось озеро, а дальше, уже на суше, были отмечены обширные болота, за которыми простиралась некая "Пустошь". Где она кончалась – Бог весть.

Я выбрал нужный район - "Пятый консул", и грифон устремился туда, тяжело и мощно взмахивая белоснежными крыльями.

Внизу мелькали силуэты домов, некоторые пестрели горящими окнами, кое-где пролегали светящиеся полосы – улицы с фонарями. В целом же, город выглядел как тёмное неровное пятно. А вот сверху простирался необъятный космос, полный крошечных белых звёзд, среди которых сиротливо, но гордо висела большая бледная луна, окаймлённая золотистой дымкой. Кратеры на ней виднелись с удивительной чёткостью, отчего казалось, будто она находится совсем близко и наклеена на невидимый в темноте стенд, а вовсе не плывёт в бескрайнем ледяном пространстве, где есть место лишь лучам, пыли и смерти.

Появилось окошко:


Клан: Отсутствует.

Статус: Изгой.


Видимо, это были итоги стартовой миссии. Начал я, вроде, неплохо, если не считать, что меня поджарили, что я едва не попался чёрным рыцарям, что едва не помер от боли и стал каким-то эльфом-каннибалом, а, следовательно, отщепенцем. На которых здесь охотятся шибко прокачанные… как их там? Венаторы, во!

Интересно, какие ещё "приятные" сюрпризы поджидали впереди - там, куда эвакуировал меня грифон?

Глава 4

Грифон приземлился во дворе заброшенного дома. Метрах в пяти справа виднелся ещё один зверь, спящий. Он размеренно дышал, прикрывшись крыльями. На нём, очевидно, эвакуировалась та, которую упустили чёрные рыцари. Интересно, кем она была. Наверное, одной из "учёных" эльфов. Жаль, её не грохнули вместе со всеми. Мысль, что кто-то из причастных к моим мучениям выжил, была невыносима. Но я напомнил себе, что нахожусь в игре, а значит, сбежавшая могла быть всего лишь ботом. А какой с него спрос?

Я огляделся. Вокруг торчали сплошные развалины. Чёрные глазницы руин, походивших на расколотые и сваленные в кучу огромные черепа, сторожевые вышки, тряпьё, раскачиваемое ветром. Свет шёл только от луны, висевшей над крышами бельмом великана, – фонарей здесь не наблюдалось. Вместо них всё заливала, как написал кто-то из древних, неуютная жидкая лунность. "Пятый консул" был районом, далёким от центра. Логично: куда ещё эвакуироваться?

Когда я спрыгнул со спины грифона, в лицо повеяло неописуемым, но легко узнаваемым запахом пустыря. Лишившись седока, зверь свернулся, прикрыл глаза и засопел.

Я осмотрелся. Холодно! Куда идти? Вокруг виднелась лишь слегка разбавленная лунным сиянием тьма. Мне предстояло думать и ориентироваться самому. Что ж, я большой мальчик, в незнакомом городе не растеряюсь.

Хотя силуэты руин выглядели непривлекательно, я торопливо зашагал в сторону ближайшего дома. Он обретал чёткость по мере моего приближения. Покосившиеся вывески с огромными выцветшими буквами, опрокинутые киоски, искорёженные повозки, комья заскорузлого тряпья… Да, райончик попался не из элитных. И это ещё мягко сказано. Следовало выбраться из него поскорее.

Почему мне предложили отправиться именно в район «Пятый консул»? Может, грифон был так выдрессирован на случай срочной эвакуации? Как почтовый голубь. Тогда здесь мне должны помочь. Но я не видел спешащих навстречу мулаток в пальмовых юбочках и с гирляндами орхидей в руках. Вернее, полуголых эльфиек в бронелифчиках. Впрочем, доктора я бы встретил с куда большей радостью. Но всё вокруг производило впечатление безжизненной свалки. Даже воронья и крыс не было, хотя пейзаж прямо-таки требовал их присутствия. Так что с надеждой встретить доброго хила, готового пожалеть несчастного свежеиспечённого ночного эльфа и даром наложить на него исцеляющее заклинание, стоило сразу распрощаться.

Боковым зрением я заметил слева какое-то движение. Тёмная масса спускалась по стене дома, шевелясь, будто здоровенный ворох переплетшихся веток. Я ускорил шаги, но нечто спрыгнуло, пружинисто приземлившись в дюжине метров от меня. Раздался тихий стрёкот, словно в траве проснулись кузнечики, а затем воздух огласился пронзительным верещанием, от которого кровь, что называется, стынет в жилах!

Тёмное нечто начало распрямляться, поднимаясь надо мной всё выше. Раскинулись длинные суставчатые руки, заканчивавшиеся тонкими когтистыми пальцами. Они растопырились, будто ветки тополя, и медленно шевелились, щёлкая суставами.

Я увидел маленькую голову, засевшую между могучими плечами, покрытыми короткими, толстыми шипами. Нос отсутствовал, зато рот, раскрывшись, превратился в широкую чёрную щель, наполненную острыми, как у мурены, зубами! Глаз же не было - вместо них торчали две выпуклые шишки.

Но самое удивительное, что ниже, на уровне солнечного сплетения, через миг показалось ещё одно лицо. Оно высунулось из раздвинувшихся жёстких пластин – словно улитка между створками огромной устричной раковины. Бледная кожа, обтягивающая странной формы череп, жуткая пасть, никакой растительности и четыре белых, лишённых радужек глаза – вот, что приковало моё внимание и заставило попятиться.

Но я тут же взял себя в руки. Бояться чудищ в игре – смешно! Во всяком случае, надо напоминать себе, что они – всего лишь цифровые персонажи. И действовать, а не паниковать и не замирать, будто кролик перед удавом!

Когда тварь ринулась на меня, вереща и протягивая шесть длиннющих рук, я пригнулся и помчался вперёд – к дому. Существо прыгнуло, оттолкнувшись толстыми, короткими лапами, и опустилось в паре метров позади меня. Хрустнули суставы – словно кто-то смял в ладони огромный пластиковый стаканчик. Я почувствовал, как когти рассекли воздух возле моей головы. Уххх!

Впереди темнел подъезд. Он выглядел слишком маленьким, чтобы чудовище могло в него протиснуться, а значит, был спасением. Вот только до него ещё предстояло добраться!

Обернувшись, я увидел, как монстр взвивается в воздух, раскинув шесть конечностей. Его лица белели на фоне чёрного тела. Пасти кровожадно раскрылись, демонстрируя похожие на иглы зубы. Очень легко было представить, как челюсти смыкаются, впиваясь в плоть, а затем вырывают из тебя куски.

Я метнулся вправо и тем самым избежал встречи с чудовищем, которое приземлилось рядом, на миг сложившись, как гармошка. Оно издало недовольный вопль. Мне же удалось выиграть несколько секунд и оторваться.

Подъезд был всё ближе. Тварь прыгнула, вытянув руки. Она перелетела через меня и очутилась на стене – прямо над входом в развалины дома! Когти впились в каменную кладку, удерживая тяжёлое тело. Ко мне обернулась верхняя голова. На месте глаз, где торчали шишки, возникло бледно-зелёное свечение. Похоже, существо всё-таки могло видеть!

Когда оно отделилось от стены, чтобы обрушиться на меня сверху, я изо всех сил оттолкнулся от земли и горизонтально нырнул вперёд – совсем, как игрок в американский футбол, совершающий последний рывок! Когти едва не полоснули по мне, когда я влетел в подъезд, рухнув на кучу мусора.

Снаружи раздалось гневное верещанье. Монстр ударился о края дверного проёма, но сумел просунуть только три левые руки. Его туловище было слишком массивным, чтобы протиснуться. Тонкие пальцы защёлкали суставами перед моим носом, и я поспешно отполз подальше. Монстр ещё пару раз взвизгнул, потрещал и, вытащив руки, направился прочь, постепенно растворяясь во тьме.

Похоже, он был привязанным к локации нпс. То ли просто местное чудовище, то ли страж пустыря («свои» знали, как не попасться, а чужие могли получить на орехи).

Отдышавшись, я встал и осмотрелся. Авалон встретил меня совсем не ласково. Он нисколько не походил на легендарный остров эльфов, о котором я читал ещё подростком. Там как-то всё больше напоминало райский уголок для избранных.

Монстр загнал меня в обычный вонючий подъезд. Лестница была обрушена, перила отсутствовали.

Я двинулся дальше. Пахло гнилыми фруктами и дохлыми крысами. В ноздрях защекотало - словно в них залетело по осе. Захотелось чихнуть, но позыв быстро прошёл.

Появился индикатор в виде ажурной стрелки, а перед глазами возникло сообщение:


Вы чувствуете утекающую аниму нокса. Это способность викена, она приведёт вас к раненому ночному эльфу. Используйте её для охоты.


Оказалось, индикатор был всего лишь частью нового навыка.

Через несколько шагов я увидел распростёртого на полу мёртвого эльфа в чёрной форме с нашивками «Гиллихан». Буквы были выполнены красивой вязью, так что я еле разобрал, какое слово они составляли. Горло эльфа кто-то разодрал так, что виднелся позвоночник. Одежда на груди промокла от крови, остекленевшие глаза смотрели в потолок. Я решил, что едва ли с ним разделались люди. Да и обитали ли они здесь? Едва ли. Остров-то эльфийский. Скорее, такие раны могло оставить дикое животное. Крупный хищник. Впрочем, что я знал об Авалоне и вообще о мире этой игры?

Меня больше волновало другое. Если этот эльф должен был встретить меня (или любого другого эвакуировавшегося из лаборатории), то почему он оказался мёртв? И куда делась женщина, сбежавшая от чёрных рыцарей до меня? И что теперь, блин, делать?!

Над мёртвым телом услужливо появилась надпись:


Забрать жизненную силу.


Да, само собой.

Сообщение системы на время отвлекло меня от задумчивости и растерянности. Поглотив аниму мертвеца, я испытал отвращение. От сияния даже дрожь пробрала. Мерзость! Похоже, тело этого субчика уже остыло, а вместе с ним что-то случилось и с анимой. Она словно… протухла, если так можно выразиться про жизненную энергию. Странно: рана не выглядела старой. Может, эльфы холодеют быстрее людей?


Жизнь: 32

Сила: 12


Похоже, количество прибавляемых очков Силы зависело только от количества выпитых ноксов, но не от объёма употреблённой анимы.

Появилось сообщение:


Поглощая аниму из остывших мертвецов, вы получаете меньше здоровья, так как часть жизненной силы успевает рассеяться. Чем дольше лежит труп, тем неэффективней пополнение.


О, как! Ну, спасибо, что просветили. Значит, надо искать тёпленьких. Этак из меня, пожалуй, сделают не только каннибала, но и гурмана.

Мои размышления прервало ещё одно всплывшее в воздухе информационное окошко:


Достижение: вы воспользовались навыком «Нюх» для поиска нокса.

Опыт: 20%

Получена пассивная способность: Нюх.

Интеллект: 7


Правильно говорят: мудрость приходит с опытом. Как и Интеллект. Хотя я заметил, что к Интеллекту прибавлялись очки не каждый раз, когда мне давался Опыт – наверное, система сама решала, что стоит поощрения, а что нет. Например, за Сердце Тьмы я получил Опыт, но не Интеллект. Хм…

Ну, да ладно, что об этом думать? Мысли мои обратились к новообретённому навыку. Нюх, значит. Так вот, что это было за щекотание в носу. Интересная опция. Можно ли ею пользоваться ещё для чего-нибудь? Есть ли такая же у обычных ночных эльфов, питающихся анимой дневных собратьев? Способен ли кто-то выследить меня подобным образом? Вопросы возникали в голове и оставались без ответов. Но я надеялся, что узнаю всё позже. А сейчас было бы хорошо найти ещё несколько трупов, посвежее, но я едва ноги переставлял, и бродить по тёмным развалинам наобум совершенно не хотелось, а индикатор «Нюха» больше никуда не показывал.

Тридцать два очка здоровья – это, конечно, смешно. Куда податься с такими показателями? Что я смогу сделать, едва дыша? Меня завалит первый встречный моб. И что тогда? Начинать с нуля, опять терпеть адскую боль? При мысли об этом меня замутило, так что пришлось опереться о покрытую толстым слоем пыли стену.

Когда я взглянул на тело нокса, оно подсветилось белым контуром, и над ним всплыло окошко:


Обыскать.


Не в моём положении брезговать обшаривать трупы. Тем более, мне и в реале приходилось заниматься подобными вещами. Когда растёшь, проводя большую часть времени на улице, видишь всякое, а границы дозволенного постепенно стираются - в том числе, под влиянием более "продвинутых" товарищей.

Обшмонав эльфа, я нашёл двадцать монет и связку арбалетных болтов. Однако попытка забрать их провалилась:


У вас нет карманов или рюкзака.


Надо же, какой реализм. И что делать? Запихать добычу в жопу? Поразмыслив, я решил, что это едва ли получится. Тем более, подобный способ транспортировки предметов противоречил моим сексуальным предпочтениям. Значит, следовало обзавестись карманами. Сняв с трупа пропитавшуюся кровью одежду, я натянул её на себя. Разумеется, в силу условностей игры, она оказалась впору.

Забрав деньги и стрелы, я продолжил путь в поисках выхода. Надеясь, что с другой стороны дома не встретится тварь вроде той, что едва не сцапала меня на пустыре.

Глава 5

Развалины дома напоминали примитивный лабиринт. На стенах по-прежнему встречались надписи и рисунки. Мне запомнилось маленькое солнце, на фоне которого кто-то нацарапал глаз. Кажется, я уже видел подобный символ.

Через некоторое время снова появилось щекотание в носу. Теперь я знал, что оно означает. Загорелась стрелка-индикатор. Немного побродив, следуя её указаниям, я нашёл ещё один труп в чёрной форме. Высосал аниму и из его.


Жизнь: 34

Сила: 13


Было ясно, что такими темпами я долго буду набирать очки. Впрочем, срок мне присудили долгий, куда торопиться? Я бросил взгляд на таймер в нижнем правом углу интерфейса. Он работал перманентно, хотя и не привлекал внимания. Такой есть во всех играх – чтобы геймер знал, сколько у него осталось оплаченного времени. Мне же он был, в общем-то, ни к чему. За моё присутствие платило государство, дай ему Бог процветания во веки вечные. Ну, и налогоплатильщиков добросовестных, конечно.

Я забрал с трупа две связки стрел и десять монет, распихал их по карманам. Как говорится, даже самый долгий путь начинается с короткого шага, а дом строится с краеугольного камня. Я не большой поклонник афоризмов, этих законсервированных квинтэссенций человеческой мудрости, но порой они сами собой всплывают в памяти. Наверное, в этом и заключается их функция - утешать и поддерживать, когда это необходимо.

В шаге от тела нокса лежало подсвеченное оружие. Как только я задержался на нём взглядом, появилась надпись:


Арбалет средний, скорострельный. Разработка Механиков Авалона. Вес: 2,5 кг. Хорош против лёгкой брони. Наносимый урон: 2


Ну, я и не ждал, что мне сразу достанется что-нибудь приличное. Подобрав арбалет, я повертел его в руках. Он казалась довольно удобным, хотя едва ли эффективным. Барабан для заряжания болтов выглядел вообще странно. Ну, всё лучше, чем ничего. Решив, что на первое время сойдёт, я двинулся дальше.

Под ногами, теперь обутыми в сапоги на толстой подошве, хрустело битое стекло, шуршали бумажки. Кое-где попадались трупы мелких животных, причём далеко не все напоминали останки кошек или крыс. Воняло мерзко, иногда до тошноты.

Наконец, впереди появился слабо освещённый прямоугольник. Решив, что это выход на улицу, я направился туда. Вскоре стало ясно, что прямоугольник действительно был подъездом и вёл наружу, а свет источал одинокий факел, прикрученный к стене дома. Пламя трепетало и шипело, словно готовилось вот-вот погаснуть.

Как только я ступил на потрескавшийся и щербатый тротуар с выбитой брусчаткой, из-за угла вырулил небольшой экипаж, запряжённый парой лошадей. Кучер лихо затормозил передо мной, дверь открылась со звуком откупорившейся бутылки, и из кареты вылезли два мужика в чёрной форме с такими же арбалетами, как у меня. Из чего я сделал вывод, что это ноксы. И что они новички, недалеко ушедшие в прокачке от меня. Иначе с чего бы им ходить с таким говёным оружием?

- Мы получили сигнал об эвакуации, - проговорил один, направляясь ко мне. Оружие он держал опущенным: должно быть, принял меня за своего – я ведь был в снятой с мертвеца форме. – Где объекты? Нам сообщили, что среди них экземпляр, подлежащий ликвидации.

- Чего? – машинально спросил я. - Слишком много умных слов, братан. Не поспеваю я за тобой. Мне тут досталось, так что я пока не слишком ретиво соображаю, уж прости.

- Я говорю: надо грохнуть какого-то придурка, сбежавшего из лаборатории, - пояснил нокс.

Ага! Это он про меня, голубчик. «Ну, посмотрим, кто тут подлежит ликвидации!» - решил я злорадно.

- Эй, ты оглох?! – нокс нахмурился. – Что у вас произошло?

Надо было выкручиваться. Хоть я и не звездил в школьной театральной студии, концентрироваться, когда необходимо, умею с детства. Правда, сейчас я действительно был не в форме. Всё-таки не каждый день меня жарят садисты-эльфы.

- Девка сбежала, - сымпровизировал я. – А лабораторный ублюдок там, в доме. Который голый.

Выдать раздетого нокса за себя было отличной идеей, согласитесь.

- Блин, что вы за рукожопые уроды?! – ночной эльф аж задохнулся от возмущения. – Не можете справиться с двумя объектами? Сколько вас тут вообще ставить надо, чтоб был результат?

- Не с двумя, а с одним! - поправил я, делая вид, что возмущён из-за несправедливого наезда. - Выродок-то мёртв. И нечего меня строить! - сдержанная обида далась мне вполне легко и, кажется, получилась натурально.

Нокс взглянул на меня, потом на своего напарника. Тот флегматично пожал плечами.

- Ладно, я схожу проверю. Ждите здесь.

Нокс поднял оружие и вошёл в дом. Вот нубы-то, а! Некоторое время были слышны его осторожные шаги, хрустевшие по скелетам мелких грызунов и мусору.

- Ты ранен? – спросил меня его напарник.

- Нет.

- На тебе кровь.

Соображать приходилось быстро, а держаться при этом - естественно, чтобы собеседник не догадался, что я сочиняю ответы на ходу.

- Брызнула, когда девка ранила одного из нас.

Ночной эльф кивнул: ответ его удовлетворил.

- Шустрая, да? – спросил он. – Интересно, что за птица.

- Без понятия. Нам не докладываются. Велено ловить, вот и ловим. Согласно инструкции.

- Да, работёнка говно, - согласился с невысказанной прямо мыслью нокс. - Ты не обращай внимания на Сенегасса. Это он бесится, потому что на миссиях вроде этой сильно не поднимешься, а ему подкачаться не терпится.

Это он про своего напарника, сообразил я. Сенегасс, ишь ты! Придумают же себе погоняла.

Надо было выдать что-нибудь свойское, проникновенное, от души.

- Ерунда, его можно понять. Пока они там, наверху, жируют, простые парни вынуждены шариться по помойкам и рисковать жизнями из-за ерунды.

Нокс одобрительно кивнул: моя речь явно пришлась ему по вкусу.

- Одна надежда, что когда-нибудь и мы там окажемся, - он ткнул пальцем в чёрное небо. - И тоже станем жировать.

- Это да, - согласился я. - Очень вдохновляет. Как подумаю об этом, так сразу… - нарочно запнувшись, я замотал головой, показывая, что у меня даже нет слов, чтобы выразить степень надежды.

- Знаешь, некоторые наши жалеют, что в ноксы подались, - доверительно понизив голос, сообщил ночной эльф. - Говорят, подниматься долго и сложно. Надо было, мол, в Инженеры идти, Механики или хоть в Баунти-хантеры. Последнее, конечно, ерунда и вообще ересь, - поспешно добавил нокс, словно пожалев о чрезмерной откровенности.

- Э-э... да, фигню несут, - согласился я. - Можно и в нашем... хм... деле нормально устроиться. Главное - терпение.

- Вот! - обрадовался нокс. - О чём и я постоянно говорю. Тому же Сенегассу.

- Что Сенегассу? - раздалось из дверного проёма, и на улицу вышел напарник моего собеседника. - Вы меня обсуждаете, что ли? - недобро прищурился он.

- Нет, мы о терпении рассуждаем, - ответил я. – Сегодняшняя погода и обстановка, в целом, настраивают на соответствующий лад.

Эльф усмехнулся. Должно быть, понял, что его приятель завёл старую шарманку с незнакомцем.

- Как там внутри? - поспешно спросил разговорчивый нокс, чтобы сменить тему.

- Все верно, - проговорил Сенегасс. – Лежит один голышок, дохлый. Горло разодрано. Зачистим территорию. Стой здесь, - добавил он, обращаясь ко мне. – Если что – подай сигнал.

Я покладисто кивнул. Следовало решить, что делать. Оставаться с этими товарищами мне было не с руки: рано или поздно они выяснили бы, что я не тот, за кого они меня приняли.

Эльфы достали из кареты пару канистр.

- Что это, мужики? – поинтересовался я.

- Пламя Лимсдуна. Вроде бензина. Только горит веселее. Ну, и огонь зелёный.

Ноксы ушли в дом. Я решил, что они собрались сжечь трупы. Подождав полминуты, я медленно подошёл к козлам, где сидел кучер. Эльф повернул голову и скосил глаза. В острых ушах у него поблёскивали серебряные колечки.

- Что там? – спросил он, присовокупив смачное ругательство.

- Девка сбежала, подопытный мёртв.

- Ты нас вызвал?

- Нет, напарник.

- И где он?

- Погиб при исполнении.

- А-а... Ну, вечная слава, золотого буревестника на грудь и всё такое. Кто из них это сделал?

- Что?

- Убил его кто, блин?!

- Женщина.

Кучер цокнул языком.

Мне вдруг пришло в голову, что на мне должны быть видны следы ожогов. Я поспешно опустил глаза на свои руки, но кожа уже регенерировалась. Отлично! Не зря пил кровь.

- Почему она сбежала? – спросил нокс. - Вы ж долны были ей помочь. Эвакуировать.

Хороший вопрос. Ответ на него и я бы послушал.

- Не знаю. Просто напала на нас.

- Бешеная стерва! - кучер сплюнул на дорогу, едва не угодив мне на сапог. - Вы её опознали?

- Нет.

- Чёртова шлюха! Кем надо быть, чтобы против своих пойти? Как будто мало нам грёбанных асклеповцев с этими их зачистками! Словно с цепи сорвались, падлы!

Нет, правда, почему эльфийка дала дёру, прикончив своих? Её-то не собирались ликвидировать. Над этим вопросом стоило поразмыслить. Но не сейчас – имелись проблемы понасущней.

- Сейчас отправимся в убежище, - проговорил кучер. – Там доложишь по всей форме.

Этот вариант меня не устраивал. В логове ночных эльфов меня быстро вычислили бы. А что сделали бы потом? Верно – ликвидировали! И пришлось бы миссию проходить заново. А я не хотел снова гореть.

Недолго думая, я сунул арбалет ноксу под нос и спустил тетиву. Вернее, запустил барабан. Оружие забилось в руках, как пойманная птица, из него брызнули струйки пара, стрелы врезались ноксу в ошарашенное лицо, мигом превратив его в кровавое месиво. Кучер исчез – его просто сбросило с козел! Зато стали видны посыпавшиеся из его шкалы жизни очки - словно пузырьки, которые вырываются изо рта тонущего человека.

Появилось сообщение-предложение:


Угнать.


Да! Карета это как раз то, что мне было нужно. Но сначала следовало разобраться с кучером. Обежав лошадей, я увидел корчившегося на земле нокса. Он был жив, но лицо покрывала кровь. К тому же, из него торчали стрелы, которые эльф пытался выдернуть. Руки у него скользили, нокс хрипел и двигался очень вяло, напоминая большого, полураздавленного паука. Так и хотелось наступить на него каблуком и поводить носком из стороны в сторону, впечатывая в брусчатку, размазывая по ней. Но, памятуя о тёплой и остывшей аниме, я, конечно, поступил иначе.


Забрать жизненную силу.


Горячая, сладкая энергия сияющим фонтаном ударила мне в пищевод. Она мигом заполнила меня, и я почувствовал прилив сил. Нокс хрипел и пытался оттолкнуть меня, но у него ничего не вышло. Я отпустил его и поднялся на ноги.


Жизнь: 44


Ого, сразу десяточка! И это была анима обычного, рядового ночного эльфа. Жалкого нуба. Сколько же мне дал бы средний босс? Не говоря уж про крутана.


Сила: 14


Кучер матерился, булькая и кашляя. Его одежда промокла от крови и блестела.

Я забрался на козлы. В воздухе появились инструкции. Меньше всего хотелось терять время на их чтение: ноксы, отправившиеся в дом, могли вернуться в любой момент. В общем, я подобрал лежавший справа кнут, подобрал вожжи, стеганул лошадок, и те ретиво рванули, так что меня аж вжало в стенку кареты. Мы с цоканьем и грохотом помчались по дороге - подальше от ночных эльфов в чёрной форме.

Появилось сообщение:


Вы угнали экипаж.

Посмотреть технические характеристики?


Я отказался, выбрав вариант «Позже». Обернувшись, увидел выбежавших из развалин ноксов. Они размахивали руками и что-то орали.

Надо было шустрее булками шевелить, придурки! Меня охватила глупая гордость за то, что я так хорошо справился с ситуацией, но я тут же прогнал её: в начале игры всегда легко, зазнаваться не с чего.


Достижение: Навык управления наземным средством.

Опыт: 25%

Достижение: Угон.

Опыт: 30%

Интеллект: 8


А, вот то есть для этого, по мнению системы, мне прямо понадобилось мозгами поработать, значит?! Ну, ладно, дело хозяйское. Дают – бери, как говорится.

Я свернул на ближайшем перекрёстке. Куда ж вы принесёте меня, кони привередливые?

Глава 6

Город вокруг меня был пуст, фонари на улицах либо отсутствовали, либо не горели. Мне показалось, что на одном висело чьё-то разлагающееся тело, и мелкие крылатые твари, копошась, объедали гнилую плоть с костей. Похоже, район не пользовался популярностью, особенно в ночное время. Недаром ноксы выбрали его для пункта эвакуации. Мда-а, что-то не так было с эльфийским островом, если здесь можно было узреть подобные картины. Видать, их общество приходило в упадок.

Тем не менее, спустя несколько минут начали попадаться редкие пешеходы. Они шарахались от кареты в тень, прятались в подворотнях, жались к стенам. Овцы, которые в любой момент могли стать добычей местных волков. Не будь я викеном, стоило бы притормозить и опустошить их всех.

Неожиданно в голове у меня раздался женский голос:


- Направляйся в Базарный Квартал, найди Эрендена.

- Кто ты? – произнёс я вслух, чуть не подпрыгнув от неожиданности.

- Формулируй мысли. Это Зов, он позволяет ноксам, связанным родственными отношениями, общаться телепатически.

- Кто ты такая? – подумал я.


Достижение: Получен навык Зов.

Опыт: 35%


- Твоя мать.

Это было неожиданно. Мягко говоря. Как-то не рассчитываешь обрести родственников в многопользовательской игре, куда тебя засадили по приговору.

- Где ты? – спросил я.

Хотя правильнее было бы поинтересоваться, что за чушь она несёт.

- Это сейчас неважно. Тебя хотели убить, но наш клан Гиллихан разгромлен. Люди из «Асклепа» предприняли атаки не только на лабораторию, где создали тебя, но и на другие, а также на наши убежища. Почти всех уничтожили, результаты работы над созданием монгрелов похищены. Ты – последний из подопытных, лучшее, что у нас получилось. Эксперимент будет продолжен, я помогу тебе.

- Так ты из тех, кто пытал меня? Сбежавшая?! – осенило меня.

- Да. Прости, но мы работали на благо клана.

- К чёрту! Обойдёшься, грязная стерва! Срал я на благо вашего говноклана! Я даже в нём не состою, - добавил я, вспомнив свой статус – «Изгой».


И почему все так любят отщепенцев? Наверное, мода на их пошла ещё с древних времён, когда все зачитывались романтическими поэмами Байрона о мужиках, не принятых обществом и отправлявшихся в экзотические путешествия, чтобы развеять грусть-тоску. Сам Байрон, кстати, тоже был изгоем - его выставили из родой Англии, потому что он там всех достал. Во всяком случае, так мне рассказывала мать (моя настоящая мать, естественно) в один из тех редких моментов, когда разговаривала со мной, улучив момент между сном и работой.


- Сейчас не время ссориться, - примирительно сказал голос в моей голове . - Как ты выжил?

- Какое тебе дело, сука?!

- В твоих интересах поговорить со мной. Ты ничего не знаешь об этом городе – я тебе нужна. Так как тебе удалось спастись?

- Выпил аниму убитых.

- Ты стал викеном?! – в голосе матери послышался ужас.

- Ну, пришлось, знаешь ли.

Пауза.

- Ладно, это неважно. Я помогу тебе. Следуй моим указаниям.

- Зачем ты убила тех, в чёрной форме? Они ведь из твоего клана, как я понял.

- Они получили сигнал, что лабораторию покинули два грифона. Я чувствовала, что ты жив. Это материнский инстинкт эльфов. Они собирались убить тебя. Я не смогла убедить их, что ты нужен нам.


Мне пришло в голову, что со мной говорит неигровой персонаж. Может, это была подводка к какой-то миссии?

Моя настоящая мать бросила меня, когда мне исполнилась восемь. Развелась с отцом и переехала в другой район. Виделись мы редко, звонила она тоже нечасто. Устаивала личную жизнь, пока молода, так сказать. Я всё ждал, что она вернётся, но этого не случилось. Постепенно мать практически перестала со мной общаться, разве что звонила поздравить на День рождения или в Новый год. У неё родился другой ребёнок от нового мужа, девочка. Началась новая жизнь, в которой мне места не нашлось. Так что, воспитывал меня отец. Ну, и улица, конечно. Вот, наверное, почему я не задохнулся от умиления, когда в игре объявилась «мать» моего персонажа.


- Теперь я изгой. На меня объявят охоту?

- Да, но я помогу тебе выжить.

- Сладко поёшь. И, кстати, какой, на хрен, материнский инстинкт?! Ты просто сварганила меня в лаборатории. Из пробирки – ну, или как там вы это делали? Но ты меня точно не рожала!

- Ты – клон моего сына, - объяснила мать. – Все вы, подопытные, его клоны. Сам он погиб. Смерть каждого из вас ранила моё сердце.

- Очень мило, - ответил я, не скрывая сарказма. – Вечный траур, да? На сочувствие особо не рассчитывай.

Раздражение вернулось.

- Направляйся в Базарный Квартал, найди Эрендена.


«Ладно, - решил я, - раз мама так настойчива». Терпеть не могу, когда мной командуют, но, в конце концов, надо с чего-то начинать. Открыв карту города, я выбрал нужное место.


Маршрут принят. Следуйте за путеводной звездой - Альтахиром.


Навигатор проложил путь, мерцающие огоньки (видимо, это и были «звёзды») указывали, куда сворачивать. Не заблудишься.

Поначалу городской пейзаж представлял собой заброшенные развалины. Даже не знаю, откуда брались пешеходы, пусть и редкие. Я бы не отважился здесь жить ни под каким предлогом. Но, может, у эльфов не было выбора особого. А вдруг тут и локации нет другой, кроме их острова?! Да нет, бред. Конечно, должны быть иные земли, другие расы. Уверен, однажды я отсюда выберусь и повидаю мир, так сказать.

Когда карета проезжала через площадь, заваленную смятыми, ржавыми остовами повозок, мне показалось, что из груды хлама приподнялось нечто тёмное, бесформенное и проследило за мной. Жуть!

Наконец, карета покинула район «Пятый консул» и въехала в указанный эльфийкой район – об этом свидетельствовала светящаяся граница, проходившая по дороге и домам.


- Заведение Эрендена – «Красная заводь». Улица Хризантем, дом шестнадцать, - любезно сообщила мне мать.


Хризантем, надо же! Японщиной какой-то повеяло. Хотя эльфы ж любят цветы, так-то. Вспомнилась «Дюймовочка» - в этой сказке они в них даже жили.

Я открыл карту и нашёл адрес. Оказалось, я был совсем рядом. Навигатор проложил короткий маршрут, в воздухе появились призрачные огоньки, указующие путь.

Глава 7

Базарный Квартал заметно отличался от трущоб, из которых я выбрался. Прежде всего, он был освещён. Это не было ослепительным блеском элитного района, где по ночам светло, как днём. Газовые фонари стояли вдоль тротуаров, болтались на протянутых через улицы проводах, были вмонтированы в стены, но горели далеко не все. Многие были вообще разбиты. Вокруг мелькали разноцветные вывески с письменами вроде иероглифов – наверное, так выглядели эльфийские буквы. Пешеходы носили странные наряды. Многие были в шляпах, наполовину, а то и целиком скрывавших лица. Через улицы были перекинуты гротескные гирлянды, повсюду висели бумажные фонари, иногда целыми гроздьями. Они напоминали огромные апельсины, покрытые чёрными символами. Виднелись лотки с ценниками на рыбные и прочие блюда. Выглядело это всё экзотично.

Квартал представлял собой огромный базар. Вывески висели вплотную друг к другу, закрывая окна первых этажей. На тротуаре тоже шла бойкая торговля. Здесь было много народу – словно и не ночь на дворе. Движение, крики, пёстрые одежды, музыка. Кое-где мелькали вооружённые арбалетами эльфы в причудливых шлемах с большими гребнями. Они стояли неподвижно, зорко глядя поверх голов. Должно быть, следили за порядком. Я заметил на их одеждах синие гербы. У некоторых из-за спин торчали рукояти мечей. На милицию эти ребята не походили, так что напрашивался вывод, что они – представители местной бандитской группировки, стригущей и охраняющей квартал. Впрочем, я мог и ошибиться. Мало ли какие в эльфийском городе порядки.

Занимая себя подобными размышлениями, я добрался до Улицы Хризантем и уже собрался слезть с козел, когда в глаза бросился знак, прибитый к стене справа от вывески с названием «Красная заводь». Примитивно намалёванный нокс с гротескно торчавшими ушами был перечёркнут алой линией, потёкшая краска частично закрывала злобно перекошенное лицо. Надпись «Тёмным ублюдкам вход строго воспрещён!» не оставляла возможности для разночтений.

Ну, и куда ты, мама, меня отправила?! Я же был в форме ноксовского клана! Стало ясно, что тут содержалась первая ловушка игры: выберись я на улицу, и меня расстреляли бы или порубили на куски. Я придирчиво осмотрел себя, прикидывая, не ограничиться ли срыванием нашивок «Гиллихан», но решил не рисковать, хотя они держались на соплях. Едва ли с этим испытанием всё было так просто. Очевидно, следовало переодеться. Шансы, что меня примут с распростёртыми объятиями в ближайшем ателье или магазине готового платья (даже при условии, что я каким-то чудом успею до него добежать от кареты), были, мягко говоря, невелики - я бы на это не поставил. А, как говаривал мой папаша, если ты не готов рискнуть деньгами, значит, дело дрянь. Я живо представил продавца, при виде заглянувшего в лабаз нокса достающего из-под прилавка арбалет или что покруче. Нет, спасибо, к чёрту такие примерочные! На данном этапе игры меня, наверное, кто угодно из чего угодно завалил бы, так что следовало быть крайне осмотрительным.

Я стегнул лошадей и проехал мимо «Красной заводи». Некоторые пешеходы оборачивались и провожали карету взглядами, но, кажется, подозрений она не вызывала. Впрочем, вокруг было полно повозок и всадников на различных животных – от обычных лошадей до огромных ящеров и лохматых чудищ. Похоже, фауна игры могла заслуженно похвастать многообразием.

Навстречу мне попался запряжённый парой чёрных коней фургон, исписанный лозунгами вроде "Власть Зверя", "Преклонись перед властью Зверя" и "Помни заветы Зверя". На крыше покачивались установленные на пружинах два прозрачных шара с клубившимися внутри тёмными кляксами. Из-за них фургон слегка напоминал здоровенное насекомое. Я решил, что он принадлежит какой-нибудь сектантской общине. Хотя, может, все эти надписи про некоего Зверя просто выражали шизофренические видения владельца экипажа.

Около минуты я медленно колесил по району - искал тихий переулок. Наконец, нашёл: мусорные мешки, полумрак, царивший между стенами домов, шныряющие с тихим писком крысы. Сюда попадало мало света, а над головой так и вовсе висела тьма, густая, как гороховый суп. Казалось, даже звёзды не горели над этой щелью. Я завёл карету в переулок и медленно поехал, глядя по сторонам. Покачивающийся фонарь высветил милующуюся парочку. Похоже, парень снял проститутку и решил удовлетвориться прямо на улице. Девушка стояла на коленях, старательно отсасывая. Клиент держал её за волосы, слегка запрокинув голову. Лицо проститутки блестело от размазанных по нему слюней. У эльфов Авалона явно были весьма вольные нравы. Да, на крылатых крошек из «Дюймовочки» они не походили. К счастью. С теми я б не выдержал и дня.

Я быстро прикинул, как поступить. По всему выходило, что лучше всего – тихо, не привлекая стороннего внимания. Особенно не хотелось конфликта с парнями, носившими шлемы с гребнями и синие гербы. Во всяком случае, не сейчас, когда я только прибыл и ещё не освоился.

Глава 8

Когда я спрыгнул с козел, парень повернул голову и уставился на меня. Один глаз у него был выпученный и слегка мерцал – словно кто-то загнал в череп ёлочную игрушку. Проститутка замерла с членом во рту, словно не зная, стоит ли продолжать трудиться. С её подбородка свисала нитка слюны, сверкавшая в свете фонаря моей кареты. Выглядело это почти празднично. Ну, как минимум – нарядно. Ей шло, короче.

В глазах шлюхи мелькнул страх. Она явно была посообразительней своего клиента и мигом смекнула: никто в здравом уме не поедет ночью в зассанный переулок и, уж тем более, не станет слезать с козел. Во всяком случае, не имея намерения проломить кому-нибудь башку или учудить что похуже. А иногда проломленная башка – не самое плохое, уж вы мне поверьте. И продажная сучка с мокрой физиономией это знала.

- Чего надо, придурок? – поинтересовался парень и тут же достал нож-выкидуху, довольно изящную на вид. – Найди себе другую шалаву, а эта моя, понял?!

В голове раздался голос матери:


- Если у тебя нет оружия, воспользуйся когтями.

- Ты что, следишь за мной?!

- Приходится.

- Где ты?! Какого чёрта прячешься?

- Так нужно. Мы не должны видеться.


Можно было бы продолжить дискуссию, но обстановка не подходила. Все эти мусорные мешки, вонь, торчащий член и перепуганная шлюха – в общем, не тот антураж, чтобы требовать свидания с мамой. Тем более что я склонялся к мысли, что она – всего лишь обучающий персонаж, который должен помочь мне сориентироваться по первости. Вроде замены отсутствующего в игре раздела «Обучение». Скорее всего, вскоре «маме» предстояло исчезнуть. Так что я вернулся мыслями к предстоящей драке.

Оружие у меня было, но я хотел поскорее освоиться и потому посмотрел на свои руки. Не похоже, чтобы ими удалось кого-то покромсать. Когти… хм… Я бы не назвал так вполне обычные ногти. Что ими можно сделать? Почесаться, поковырять в носу. Максимум – поцарапать физиономию. Эта мысль меня насмешила: всё-таки, я не за женского перса играл.

Парень развернулся, при этом вытащив член изо рта шлюхи. Его торчавший из расстёгнутой ширинки орган теперь был нацелен на меня. И выглядел весьма угрожающе. Похоже, разработчики игры обладали своеобразным чувством юмора. Не говоря уж, о своеобразном представлении об эльфах. С другой стороны, чего ждать от сурового тёмного фэнтези?

- Ты что, урод, не понял?! – поинтересовался парень, поигрывая ножиком. – Подрихтовать тебе физиономию, красавчик? Или хочешь присоединиться? Так я, в принципе, не против. Выкладывай бабки, и отделаем эту шалаву напару. Ты как, детка, насчёт обслужить двоих? Уверен, только "за".

Шлюха, казалось, не слышала его. Она смотрела на меня, и выражение её лица нравилось мне всё меньше: похоже, девица собиралась то ли заорать, то ли дать дёру. И куда она побежала бы? Сто пудов - к ближайшему парню в шлеме с гребнем!

Я решил, что пора испробовать атаку когтями, и кинулся вперёд, с непривычки нелепо размахивая руками. Представил, что на кончиках пальцев – лезвия. Сыграло это роль или нет, но стоило моим ладоням приблизиться к противнику, появились чёрные когти вроде тигриных. Они легко располосовали парню грудь, живот и лицо. Он даже не успел пустить в ход выкидуху – просто упал. Правда, тут же попытался подняться, но я добил его ударом по спине: когти вошли глубоко, задев кость. Когда я вытащил их, в зияющей ране белели куски перебитого позвоночника. Из мертвеца вылетели и растворились в ночном воздухе очки здоровья – как мыльные пузырьки полопались. К счастью, мне попался слабенький моб. Наверное, заходил в игру, чтобы трахать шлюх, а не качаться. Труп обвёлся светящимся контуром.

Как ни странно, я испытал что-то вроде возбуждения, словно бой был настоящим. С другой стороны, при девяноста процентах ощущений, каким ещё его можно считать? В конце концов, что есть реальность, если не набор сигналов, передаваемых в мозг органами чувств? В этом смысле игра не менее реальна, чем действительность.


Опыт: 40%


Видимо, мне их выдали за использование когтей. Интеллект опять не прибавили. Чёрт! А ведь от него наверняка зависел крафт.

Зато я обратил внимание, что атака «сожрала» часть Выносливости. Совсем капельку, но всё же эта взаимосвязь была важна: если драться придётся долго, в конце концов можно обессилеть и стать лёгкой добычей для противника. Следует иметь это в виду, чтобы однажды не облажаться.

Проститутка с тихим визгом устремилась прочь по переулку, цокая каблуками. Их стук гулко разносился в обе стороны, отражаясь от кирпичных стен. Крик ночной бабочки едва ли кто мог услышать: голосок был слишком тоненький, но что, если б она позвала на помощь? Пришлось догнать её и убить, перерубив когтями шею. Это тоже немного снизило шкалу Выносливости. Шлюха упала лицом вперёд и осталась лежать с неестественно вывернутой головой. Вокруг неё быстро растекалась лужа крови. Только теперь я заметил, что девица была не эльфийкой: из волос у неё торчали маленькие треугольные ушки, а из-под юбки выглядывал пушистый хвост. Кошкодевочка – кажется, так звались подобные персонажи. Значит, на острове обитали не только эльфы? Это стало для меня любопытным открытием. Может, встречу и другие расы?

Распрямившись, я прислушался, но, кажется, никто не торопился вбежать в тёмный переулок, чтобы покарать меня. Во всяком случае, ничьих торопливых шагов я не услышал. Что ж, отлично!

Глава 9

Уверен, причина популярности компьютерных игр заключается в том, что они снимают с человека привычные морально-нравственные установки - все эти табу, за нарушение которых в реальности полагается наказание. Например, человек не представляет, чтобы мог кого-нибудь по-настоящему убить, а предательство для него - мерзкое действие, которое он искренне осуждает. Однако стоит ему принять на себя роль, допустим, наёмного убийцы, и у него уже нет никаких сомнений, как поступать. А ведь существуют игры, в которых действовать нужно за серийных убийц. И приличные люди с большим энтузиазмом похищают, пытают и убивают, не испытывая ни малейших угрызений совести. Как относиться к подобным проявлениям человеческой психики? Не свидетельствует ли это о том, что лишь страх возмездия, расплаты сдерживает в людях звериное начало? А безнаказанность превращает в садистов?

Я быстренько обыскал обоих убитых. Совокупный улов составили сорок монет, напульсник с мерцающим фиолетовым камнем, который почему-то назывался "менталь", уздечка со стальными бляшками и складной нож. Перед глазами всплыли надписи:


Вы приобрели лошадь.

Посмотреть технические характеристики?


Технические характеристики живого существа? Ну-ну… Я отказался, выбрав вариант «Позже».

Куртка эльфа лежала на мостовой – он снял её, чтобы заняться кошкодевочкой. Я выложил из своей форменной и окровавленной предметы и засунул её в мусорный мешок. Вместо неё надел кожаную, со стоячим воротником и кучей ремней с пряжками. В ней оказалось полно карманов, в том числе внутренних, по которым я распихал свои скромные пожитки. Интересно, что, оказываясь в карманах, они автоматически попадали и в Инвентарь – я нарочно проверил это, зайдя в соответсвующий раздел интерфейса.

Штаны на парне были толстые, судя по чешуйчатой фактуре, пошитые из кожи какого-то ящера. Я стащил их с трупа,стараясь не глядеть на вялый, потерявший эрекцию член, блестевший от слюны проститутки. Примерив портки вместо форменных, остался доволен: сели, как влитые. Это, конечно, было не совпадение, а игровая функция. Размер одежды подгонялся автоматически.

Теперь можно было заявиться к Эрендену. Но, прежде чем уйти из переулка, я закинул оба трупа в мусорные мешки: опыт подсказывал, что следы, по возможности, лучше не оставлять. Скорее всего, на убитого парня всем насрать, а вот из-за шлюхи могла подняться буча: почти наверняка она была чьей-нибудь собственностью. Меньше всего мне хотелось, чтобы на мой след вышли эльфы с синими гербами. В общем, спрятанные трупы могли выиграть для меня время. Я не знал, стоило ли запариваться, но почему бы не подстраховаться? В конце концов, раз мусорные мешки открываются, значит, это кому-нибудь нужно. Кроме того, тела так и не исчезли – значит, мобы не возродились. Стало быть, следовало поступить с трупами так же, как я поступил бы в жизни. Таков закон любой виртуальной игры – не думай, что тут будет проще, чем в реале, а то быстро прижучат по полной.

Я решил, что карета будет привлекать внимание. Её, наверное, уже искали эльфы, оставшиеся после разгрома клана. У меня имелась уздечка от лошади, значит, должен был отыскаться и сам скакун. С той стороны, откуда я въехал в переулок, его не было. Получалось, парень «припарковался» с противоположной. Я двинулся между домами и спустя минуту вышел на тротуар и осмотрелся. Ага, вот и он! Выглядел коник весьма круто: длинные тонкие ноги, огромные ноздри, чёрные глазища, лоснящаяся шерсть. Надев на него уздечку, я забрался в седло и вдел ноги в стремена. В ночном воздухе появилось заманчивое предложение с лёгким флёром зоофилии:


Использовать.


Едва я выразил согласие, жеребец фыркнул, как притаившийся в зарослях зверь, тихонко ржанул, дёрнул ушами, словно мух отгоняя, и резво зацокал копытами по мостовой. Пришлось пользоваться уздечкой. Я представлял себе этот процесс очень посредственно, действовал больше по наитию, но вскоре более-менее освоился и направил скакуна к «Красной заводи». Со стороны, наверное, я выглядел, как ущербный, впервые забравшийся на лошадь. В принципе, так оно и было – последний раз я ездил на живом существе в детстве, когда родители посадили меня на спину лохматой поняшки.

По пути я заметил у многих пешеходов оружие. Похоже, иметь его в городе было в порядке вещей. Что ж, мне здесь начинало нравиться.

Оставив лошадь у рекламного баннера с портретом кошкодевочки и столбиком причудливых эльфийских иероглифов (она предлагала попробовать какой-то хитрожопый волшебный имплант, судя по картинке, помогающий видеть сквозь стены), я вошёл в двустворчатую дверь - точно такую, как в салунах, которые показывают в старых ковбойских фильмах. Раздался мелодичный звон колокольчика, и ко мне обратилось десятка два лиц.

Глава 10

Я оказался внутри маленького кабака. С потолка свисала клетка с мартышкой. У животного были железные руки. Обезьяна держалась за прутья и скалила жёлтые зубы, издавая низкое рычание. На окнах внутри имелись решётки. Стены украшала аляповатая роспись со сценами псовой охоты. Обращали на себя внимание дико выпученные глаза лошадей и оленей, запрокинувших головы так, что ветвистые рога легли на спины. Необычное дизайнерское решение, на мой скромный и неискушённый взгляд, которое больше подошло бы древнему замку, но никак не кабаку в эльфийском городе.

Большинство посетителей отвернулось, сразу потеряв ко мне интерес, только пятеро провожали меня взглядами, пока я шёл через зал. Справа виднелись тёмные занавески, скрывавшие отдельные кабинеты. Из некоторых щелей струился фиолетовый дым – там курили кальяны. Одни занавески были задёрнуты, мягко говоря, неплотно, и в просвет я увидел, как какой-то жирный мужик яростно натягивал раком девицу, намотав на кулак её рыжие волосы.

Весёлый городок, ничего не скажешь. Эльфы тут явно не строили из себя чванливых аристократов на понтах – отрывались по полной, ни в чём себе не отказывая. В принципе, для вечноживущих оно логично, как по мне.

Я подошёл к стойке, за которой сидел на высоком вертящемся стуле карлик. Пузатый, лысый, в зелёных очках, он был одет в малиновый камзол и белые штаны. Пышный галстук с пёстрым узором подпирал тяжёлый подбородок. В левом ухе покачивалась крупная серьга с мерцающим синим "камнем" - вероятно, не столько украшение, сколько какой-то волшебный артефакт.

- Добро пожаловать, - произнёс карлик дискантом. – Ты здесь впервые, любезный друг?

- Ага.

- Что тебе угодно?

Этот вопрос часто задавал мне отец, когда я подходил к нему по какому-нибудь делу. Слова, произнесённые в баре странным карликом, напомнили об этом.

"Что тебе угодно?" - спрашивал отец с блуждающей улыбкой, глядя одновременно и на меня, и сквозь меня.

Что мне было угодно? Что может понадобиться ребёнку, мальчику, подростку, юноше? Человеку. Внимания, участия, заинтересованности, любви. Целого мира, чёрт возьми, и ещё чего-нибудь - в придачу!

Но если бы я ответил отцу так, он бы лишь снисходительно улыбнулся, покачал головой, вздохнул и сказал: "Будь реалистом, сынок. Мысли трезво". На самом деле это означало: "Проживи жизнь как неудачник, ничтожество, которому никто никогда не позавидует. Ты ни на что не годен, потому что в тебе нет ничего выдающегося. Ты умрёшь незамеченным стариком, укутанным клетчатым, побитым молью пледом, и тебе нечего будет вспомнить перед смертью. Не мечтай ни о чём особенном, не позволяй себе улететь на крыльях воображения и, тем более, не вздумай поддаться искушению и решить, будто можешь достичь того, что тебе грезится! Ты лишь глупый ребёнок, и поэтому болен нелепыми фантазиями".

- Что тебе угодно? - повторил карлик с чуть изменившейся интонацией.

- Мне нужен Эренден, - откашлявшись, сказал я.

Садиться не стал: мало ли, как пойдут дела. В случае нападения лучше быть на ногах. Шкала Выносливости уже восстановилась, что весьма меня порадовало.

- А могу я поинтересоваться, зачем он тебе? – карлик растянул тонкие губы в широкой ухмылке, продемонстрировав полный набор золотых грилзов.

Как ни странно, они ему в определённом смысле шли, хотя и смотрелись довольно жутковато, да и в эльфийском городе я как-то к таким украшениям готов не был.

Действительно, на кой чёрт мне сдался Эренден? Это ведь мамаша настаивала, чтоб я его нашёл. Я мысленно «позвал» её, но стерва молчала. Видимо, мне предстояло выкручиваться самому.

- Эм… - промямлил я, блуждая взглядом по кабаку. – Дело у меня к нему есть. Услуги хочу предложить.

- Какого рода? – терпеливо осведомился карлик.

- А вы тут чем вообще занимаетесь? – спросил я, понизив голос и чуть подавшись к собеседнику. – Такое, чтоб бабки хорошие платили, есть что-нибудь?

Карлик смерил меня внимательным, даже испытующим взглядом.

- Хорошие воины всегда в цене, - проговорил он спустя несколько секунд. – Особенно если они на правильной стороне.

Я вспомнил плакат снаружи заведения. Кажется, здесь ненавидели ноксов. Хм…

- Допустим, я – охотник на ноксов, - сказал я. – Найдётся работёнка?

- А экипировка у тебя соответствующая имеется? – ухмыльнулся карлик.

Хороший вопрос. Но я не растерялся:

- Для начала готов поработать в счёт снаряжения.

- В кредит? – протянул карлик с сомнением. – А что ты оставишь в залог? Ведь может случиться, что, получив снаряжение, ты попросту сбежишь.

- Я хочу поговорить с Эренденом. Уверен, с ним мы всё решим.

- Кто тебе посоветовал обратиться к нему и дал этот адрес?

- Один знакомый охотник, - соврал я, не моргнув.

Мой собеседник задумчиво погладил себя короткопалой ладошкой по коленке.

- Зачем ты здесь? - спросил он.

Вопрос был неожиданным и не совсем понятным. Что конкретно имел в виду карлик? Я решил начать с простого.

- Как и сказал, хочу поработать. Срубить деньжат, подкачаться.

- А зачем ты качаешься? - прищурился мой визави.

Можно было подумать, что он прикалывается, но карлик выглядел совершенно серьёзным. Вообще, наш разговор начинал смахивать на странное собеседование.

- Зачем? - переспросил я, чтобы выгадать время. - Затем же, зачем и все.

Коротышка поморщился. Ответ ему не понравился.

- Что за универсализм? Кто тебя научил стричь всех под одну гребёнку?

- Никто меня не учил, - я почувствовал лёгкий укол обиды. Словно я несмышлёный ребёнок, повторяющий чужие глупости и банальности. - А качаюсь я ради силы. Чтобы стать круче всех и раздавать люли, чувствуя при этом собственное превосходство.

Мне вновь были явлены золотые грилзы. Однако улыбка карлика показалась холодной, как каменная скамейка в двадцатиградусный мороз.

- Ты или самокритичный, или на самом деле считаешь, что вовсе не лишён превосходства в жизни, - проговорил он. - Так что, ты здравомыслящий слабак или лживая кокетка?

- А мы в кабаке или на семинаре психологов? - парировал я.

На этот раз усмешка моего собеседника была вполне искренней.

- Ладно, проехали. Но скажи только, любезный друг: в чём же сила, ради которой ты качаешься?

- У кого как.

- Ага! - неожиданно обрадовался карлик. - То есть, тут ты почему-то отказываешься от уравниловки?

- Слушай, что ты меня путаешь?! - не выдержал я.

- Ты сам себя путаешь, - возразил бармен. - Разве не видишь?

- Ладно... Допустим, сила в деньгах. Многие так считают.

- Есть такое распространённое мнение, да. То есть, сила - это деньги?

- В некотором смысле, - ответил я осторожно, опасаясь попасть в вербальную ловушку.

Карлик кивнул.

- Ну, а что такое деньги? Я вот слышал, что деньги - зло, от которого все беды.

На этот раз усмехнулся я.

- Ещё какое!

- Выходит, сила - это зло и источник бед?

Я задумался над словами коротышки. Да, на первый взгляд, по логике, он казался прав. И всё-таки был в его рассуждениях неуловимый подвох.

- Может, и зло, - проговорил я, не желая сдаваться.

- Зачем же ты качаешься? - развёл руками карлик.

- Зло относительно. Всё зависит от точки зрения. У меня вот жил когда-то кот, очень любил мышей ловить. Я его обожал, а грызуны едва ли.

Мой собеседник удовлетворённо кивнул, словно услышал то, что хотел.

- Ты прав: многое зависит от ракурса. Но далеко не всё. Есть вещь однозначные, не нуждающиеся в подмене понятий. В их число входит и сила. Вопрос, который я задал тебе, придумали люди, у которых силы не было - вот они и решили затереть её, завуалировать, чтобы сбить с толку тех, у кого она имелась. На самом деле, суть силы в ней самой.

- Согласен, - поспешно сказал я, желая прекратить этот спор, который уводил нас всё дальше от цели моего визита в "Красную заводь". - Теперь, когда мы так сердечно подискутировали на злободневную тему, я могу узнать, как найти Эрендена?

Карлик снова продемонстрировал грилзы и протянул крошечную ладонь, слегка растопырив пальцы.

- Это я. К твоим услугам.

А, так это его я искал! Мог бы и догадаться.

- Азгар. Так что насчёт работы? А то мы что-то сильно отвлеклись от темы.

- Вижу, парень ты практичный, - владелец кабака понимающе кивнул. - Какой у тебя опыт охоты на ноксов? Чем похвастаешься?

- Портфолио с собой не таскаю, рекомендательных писем тоже не прихватил. Поручи мне дело, и убедишься, что я не лыком шит.

- Ха-ха! Да ты рвёшься в бой. Не устал с дороги?

- Полон сил.

Карлик хлопнул ладошкой по барной стойке.

- Это по-нашему. Вот что: я дам тебе пока ключ от комнаты наверху, а сам прикину, что тебе предложить. Идёт?

- Конечно.

- Ну, тогда держи! - карлик бросил на стойку ключ с маленькой деревянной биркой, вырезанной в виде зазубренного листика. – Иди по лестнице, потом направо и до конца. Если в жизни до сих пор не заблудился, то и там дорогу отыщешь.

Глава 11

В номере я сел на уныло скрипнувшую кровать. Как-то пошикарней я представлял себе приключения на острове вечноживущих эльфов. Пока что я, похоже, находился в каких-то трущобах. Может, впереди ждут дворцы?

Я заметил на тумбе плоский таз с мутной жидкостью. Неужели кто-то мылся, и воду не сменили? Склонившись над поверхностью, я пригляделся, и вдруг жидкость пошла рябью. Стоило отпрянуть, и она вновь застыла. Поразмыслив, я протянул руку и слегка коснулся её пальцем. Тотчас над тазиком появилось полупрозрачное трёхмерное изображение: колонна конницы двигалась через мощёную булыжником площадь, а на укутанной зелёной тканью трибуне стояли эльфы в мундирах и махали руками. Шлемы они почему-то держали под мышками. Видимо, это были высокие воинские чины. Гвардейцы в чёрной форме простирали над ними бумажные зонтики. Затем над тазиком возник молодой эльф в синем камзоле, расшитом золотой нитью.

- В этот день мы с благодарностью вспоминаем победу правления короля Одилона над уличными бандами, - проникновенно и с нотками ностальгической грусти говорил альв хорошо поставленным голосом. Может, проникся моментом, а может, понимал, что врёт, и никакие банды на самом деле не побеждены. - Элементы, что в очередной раз подняли головы и устремили хищные взгляды на наш уклад, наш с таким трудом давшийся порядок, наши устои, были повержены в трудной, продолжительной борьбе, потребовавшей от армии мужества, стойкости, а зачастую - и героизма! Слава оружию Авалона, вечная слава королю Одилону! - голос эльфа постепенно набирал обороты, а на последних словах взлетел к высотам пафосной риторики.

И тогда я понял – он просто профи, вот и всё. Расскажет, о чём угодно, так, как надо. Едва прозвучали восхваления, над тазиком крупным планом появилось одутловатое лицо с массивным подбородком и высокими скулами, обрамлённое чёрной бородкой. Крупные серые глаза глядели из-под сильно выраженных надбровных дуг, как тлеющие угольки. На груди виднелись приколотые в ряд замысловатые ордена - не меньше пяти.

- Личные усилия короля Одилона, которые трудно переоценить... - начал дрожащим от благоговения голосом эльф, оставшийся «за кадром», но тут мне показалось, что в коридоре раздался приближающийся топот, и я отвернулся.

Изображение тут же пропало, жидкость в тазу застыла.

Дверь с грохотом распахнулась, и в номер ворвались двое громил. Настоящие быки. Разумеется, я ждал чего-то в этом роде, а потому заранее вытащил из слота арбалет. Меня нелегко застать врасплох. Если ты хакер и воруешь то, что другие всеми силами стараются сохранить, приходится быстро учиться держать ухо востро. Иначе, говоря образно, тебе это ухо мигом отрежут. А если серьёзно - тебя просто раскатают защитные системы. Как масленичный блин.

Я выпустил по амбалам очередь стрел. Пользоваться когтями было нельзя: я выдавал себя за альва, а есть ли когти у дневных эльфов пока не знал. Так что боялся спалиться.

Громилы слегка попятились, но не упали и не умерли. Зато в дырках на их одеждах стала видна полированная броня. Ага, панцири надели, и недешёвые, раз арбалет их не взял. Впрочем, часть очков здоровья из амбалов всё-таки высыпалась: ни одна защита не гарантировала полной безопасности, лишь снижая наносимый урон. Но считать эти раны опасными я бы не стал. Так, мелочёвка.

Я подскочил к одному из бугаёв и ударил его арбалетом в лицо, предположив, что будет не очень правильно убивать человека своего потенциального работодателя. Эта атака оказалась бессмысленной: мой противник не потерял ни единого очка жизни. Зато его напарник схватил меня за шиворот и приподнял над полом. Как же хотелось врезать ему когтями прямо по квадратной физиономии! Вместо этого я резко ударил ногой в квадратный подбородок. Громко клацнули зубы, башка амбала запрокинулась, и он медленно завалился на спину, одновременно выпустив меня. Между толстых губ показалась и потекла по подбородку кровь. Шкала жизни моего противника уменьшилась, но крайне незначительно.

Приземлившись на ноги, я тут же кинулся к другому громиле. Он набычился, приняв боксёрскую стойку, и встретил меня прямым в челюсть, но я уклонился. Этот парень был слишком неповоротлив. Едва ли ему доверяли что-то сложнее разборок с забулдыгами. Ко мне, во всяком случае, его точно отправили напрасно. Эх, Эренден, не бережёте вы персонал!

Я ударил амбала в пах, затем по колену и в солнечное сплетение. Обхватил толстую, как бревно, шею обеими руками и коленом сломал противнику сразу три ребра – даже броник не спас. Здоровяк со стоном опрокинулся на пол.

И всё же мои телодвижения по факту причиняли нападавшим мало вреда. Зато тратили шкалу Выносливости. А она у меня пока была не слишком большая.

Из коридора донеслись хлопки. Вошёл Эренден.

- Довольно, я полагаю, - проговорил он, разводя ручками в примирительном жесте.

- Что за шутки?! – я сделал вид, будто возмущён.

- Прости, но пришлось устроить это маленькое испытание, чтобы убедиться, что ты, по крайней мере, способен охотиться.

- Очень мило! - я старался выглядеть крутым и невозмутимым.

- К сожалению, я не могу слепо доверять незнакомцам. Может, ты провокатор, а? – карлик обнажил грилзы. В его улыбке не было и капли теплоты. – Не отвечай. Я знаю, что ты скажешь, - он сел на тихо скрипнувшую кровать и достал тонкую зелёную сигару. Сорвав с неё бумажную упаковку, скомкал и швырнул на пол. Его обутые в добротные чёрные ботинки ножки болтались в воздухе. – Если убьёшь нокса, я поверю, что ты из наших.

- Для этого я к тебе и заявился.

- Великолепно, великолепно! - карлик отщипнул кусочек сигары специальной серебряной гильотиной. - Но пойдёшь не один.

- Мне не нужны помощники, - я бравировал, отлично понимая, что дело совсем в другом.

- Я дам тебе не помощника, - ответил Эренден. – А соглядатая. Он посмотрит, как ты сделаешь работу. Если погибнет… - карлик звонко щёлкнул пальцами и прикурил от появившегося из них огонька, пыхтя, как маленький паровоз. Густой дым окутал его голову. – Так вот, если мой человек погибнет, ты – покойник! Идёт?

Предложение было, мягко говоря, не совсем справедливым. Не пацанским, так сказать. Но что мне оставалось? Спорить, торговаться, фыркнуть и свалить с гордо поднятой головой?

- Идёт! - сказал я, всем видом демонстрируя, что я думаю о предложенных условиях.

Понятное дело, Эрендена это нисколько не смутило. Едва ли эту мелкую задницу вообще что-то смущало.

- Вот и чудненько! - карлик спрыгнул с кровати. – Двигайте за мной, тупые обезьяны! – презрительно бросил он поднявшимся на ноги и хмуро глядевшим на меня амбалам. – А ты отдохни.

- Что насчёт снаряжения? - я решил ковать железо, пока не растеклось по кузнице.

- Залог?

- Да нет у меня ничего.

Интересно, почему «мать» отправила меня к этому координатору охотников на ноксов? Хотела, чтобы я убивал тёмных? Зачем ей это понадобилось? Как это связано с её планами по продолжению эксперимента? У меня накопилась куча вопросов, но я сомневался, что быстро получу на них ответы.

- В общем, я подберу для тебя заказ, - кивнул Эренден. – Как отоспишься, приходи вниз. Поговорим. Думаю, у меня уже будет на примете что-нибудь подходящее. Проклятые ноксы убивают каждый день, - добавил он, прежде чем выйти в коридор.

Униженные громилы протопали следом.

Глава 12

Закрыв дверь, я улёгся на кровать. Было неимоверно жалко терять несколько часов на сон, в котором я не нуждался, так как не имел здесь физического тела, но что может тёмный эльф днём? Разве что сгореть на радость альвам. А такую радость я им доставлять не планировал.

Стоило коснутья головой подушки, как перед глазами появилась надпись:


Спать? Да/Нет.


Я ответил согласием (было даже любопытно, как это будет), и в комнате сразу стало темнеть.

Чего я никак не ожидал, так это увидеть сон. То есть, я был в курсе, что они используются в играх, но всё равно удивился, когда цифровой Морфей перенёс меня в сумрачную долину: серые облака, похожие на клочья рваной, мокрой ваты, нависали над зелёным полем, оканчивавшимся пологим холмом. Справа текла река, слева возвышался чёрный еловый лес. Моё сознание парило над отрядом из шести всадников, одетых средневековыми рыцарями. Двое ехали впереди, причём одного выделяли алый плащ и чёрный шлем с гребнем в виде расправившего кожистые крылья дракона. Кавалькада направлялась в сторону холма, над которым кружилось вороньё, что было неудивительно, ибо даже с расстояния в сотню метров я легко различил нехилую пирамиду из сложенных друг на друга окровавленных тел. Вскоре стал ощущаться характерный запах. Когда отряд остановился у подножия, вонь достигла пика, так что я едва сдерживал тошноту - как ни странно, я чувствовал во сне вполне конкретный позыв опорожнить желудок. Мертвецы были обнажены, их покрывало множество ран. Кажется, кто-то пытался изобразить на телах магические знаки. С помощью ножа.

Всадники спешились. Двое остались с лошадьми, а четверо поднялись на холм. Камера переместилась так, что я мог видеть их бледные, суровые лица. Тот, что был в красном плаще, остановился возле разлагающихся трупов. Пропитанная кровью земля чавкала под подошвами его высоких кожаных сапог. Другой рыцарь подал ему ларец.

- Господин, время пришло. Боги ждут! - проговорил он хрипло и торжественно.

Воин в красном плаще кивнул. Его паладин отщёлкнул замки и поднял крышку.

- Сегодня они будут довольны, - проговорил он. - Нам удастся насытить их.

Его повелитель вынул из ларца золотую маску, изображавшую злобно перекошенную физиономию, покрытую причудливыми символами. Когда он надел её, налетел порыв ветра и взвил тяжёлые плащи рыцарей. Маска засветилась лиловым. Серые небеса потемнели, и тучи устремились к точке над холмом. Тот, кого называли "господин", запрокинул голову и простёр руки над землёй. На кончиках дрожавших от напряжения пальцев расцвели фиолетовые молнии и устремились к трупам. Энергия окутала тела и сжала их, выдавливая остатки анимы, которая брызнула во все стороны, словно кровь. Несколько светящихся капель попало на золото маски. Я увидел, как анима повисает в воздухе дрожащими лиловыми нитями и вливается в рыцаря, находившегося в центре ритуала. А затем вырывается из дракона, украшающего шлем, и возносится мощной струёй к почерневшим небесам. Тучи поглощали этот дар, наливаясь багрянцем, становились ещё мрачнее и опускались ниже над холмом.

- Дар принят! - провозгласил воин, державший ларец, и повалился на колени.

На его лице появилась блаженная улыбка. Другие два паладина тоже бухнулись на колени.

Когда потоки энергии потухли, а бившая вверх фиолетовая струя иссякла, мир окутала тьма - словно тучи опустились и накрыли холм.

Я понимал, что сон был не случаен. Он содержал подсказку по освоению игрового мира. Видимо, я стал свидетелем части легенды. Вот только когда происходили увиденные события – в прошлом или настоящем?

Так или иначе, мне, конечно, предстояло пожинать их плоды.

Глава 13

Не для того я прошёл две войны, которые по телевидению лицемерно называли «локальными конфликтами», и потерял левую руку от самого плеча, чтобы жевать сопли и сетовать на жизнь, ожидая, что кто-то добренький явится, утрёт мне слезки и поведёт к счастью. Я хотел выучиться на врача и поэтому пошёл убивать. Парадокс? Согласен. Но в жизни и не такое бывает. Вырученных на войне денег мне хватило, чтобы заплатить за университет и обзавестись современным бионическим протезом, почти неотличимым от настоящей руки (хорошо, что ветеранам дают на такие штуки скидки). Потом по настоянию психолога я проходил реабилитацию в игре «Дзен», где постигал гармонию с самим собой – проще говоря, старался примириться с тем, что лишился конечности. Там же заодно развил навыки рукопашки, освоив стиль тье-тьян – что-то вроде сильно продвинутого ган-фу. Ну, когда лупишь противников руками и ногами, одновременно вышибая им мозги из пистолетов. Гармония мне не сильно пригодилась, а вот высокое искусство качественного мордобоя - да. Потому что я мечтал не только стать врачом. Мне хотелось большего. А для большего всегда требуются очень приличные деньги. Как я, инвалид с дипломом врача, мог их добыть? Только используя свой единственный талант – умение взломать любую программу и обойти все защиты. Да, я – виртуальный хакер. Один из тех, кто умыкнёт секрет вашей компании, если конкуренты готовы щедро за него заплатить. И я не сижу в кроватке с ноутом на коленях, стуча по клавишам и прихлёбывая чай с лимоном. Когда ты крадёшь в виртуальности, приходится бегать, прыгать и сражаться по полной – иначе защитные проги не оставят от тебя мокрого места! Но мог ли я предугадать, что эти навыки понадобятся мне во время отбытия наказания. Что ж, чем чёрт не шутит, как говорится.

«Проснувшись», я вышел из комнаты и двинулся по коридору «Красной заводи». В кабаке было почти пусто. Должно быть, посетители разошлись по своим делам. Как только я спустился, Эренден заметил меня и подозвал жестом.

- Вот свободные заказы, - сказал он, выкладывая на стойку два маленьких графических портрета. - Хотел отдать их… неважно, кому. Он сейчас малость занят, так что можешь выбрать любой.

- Это кто? – спросил я, указав на одну из картинок.

На ней был изображён эльф со слегка раскосыми серыми глазами и высокими скулами. Он немного напоминал азиата.

- Вей. Из ноксовского клана «Барендел». Довольно калоритный персонаж. Тебе он понравится, обещаю, - с ухмылкой добавил карлик.

- А второй?

- Каллигиан. Редкостный отморозок.

Я взял его портрет. Простое лицо: густые брови, стриженая борода, глубоко посаженные глаза. Пронзительный, горящий взгляд буйного сумасшедшего.

Как же выбрать? Наверняка это имело значение. Впрочем, всё равно действовать предстояло наугад.

Я придвинул портрет Вея.

- Возьму его.

- Отлично! - Эренден спрятал второй портрет под стойку. – Нокс не самый сильный, но опасный. Его охраняют механические псы. Получишь за убийство триста монет.

- А твой процент каков?

- Тебя не касается! - насупился Эренден. - Оплата справедливая, особенно, если учесть, что ты в городе новичок.

Было понятно, что карлик решил сэкономить, дав заказ мне. Вернее, загрести побольше.

- Вей похитил двух дочерей одного местного богача, владельца скотобойни. Тот заплатит за возвращение малюток или за смерть нокса. Во втором случае – меньше, так что надеюсь, девчонки ещё живы. Постарайся найти их.

- Нафига этому Вею похищать кого-то? – удивился я. - Почему не высосать аниму сразу?

Эренден развёл короткими ручками.

- Кто ж их разберёт, ноксов? Может, хочет забрать жизненную силу девчонок постепенно. Может, он садист, и ему нравится сначала запугать, а потом уж выпить. А может, парень извращенец. Если ты понимаешь, о чём я.

- Ещё есть варианты?

- Возможно, Вей намерен принести крошек в жертву богам.

- Боги принимают такие жертвы?! – я слегка опешил.

- Ну, боги бывают разные, - пожал плечами карлик. – У ноксов вот такие, да. Им только подавай чужую жизненную силу.

- Всё равно не понимаю, нафига этому Вею тащить девок к себе домой. Почему сразу в жертву не принести?

- Без понятия. Думаю, поиграть хочет. Как кошка с мышками. Твоё дело – привести малышек сюда, а моё – вручить их папке и получить денежки. Смекаешь?

- Само собой. Всё чётко.

- Так принимаешь миссию?

Видимо, я должен был выразить согласие.

- Принимаю.

Эренден удовлетворённо кивнул.

- Вот и славно!

Я перевернул портрет нокса.

- Вижу, адрес на обороте.

- Угу. Только не его.

Я поднял глаза на карлика.

- А чей?

- Того, кто знает его адрес. Не всегда можно просто пойти и грохнуть нокса. Иногда приходится приложить немножко усилий, чтобы отыскать его. Это не расследование, но всё же.

Та-а-к… задача усложнялась. Ладно, и не такие задачки решали. Я тут надолго, надо привыкать.

- Ну, и кто этот… осведомитель?

- Торговец с чёрного рынка. Мне шепнули, что он продал Вею кое-какие разработки Инженеров. Зовут Юрген. Я слышал, он принадлежит к секте некропольцев или что-то в этом роде.

- Кого-кого?

- Некропольцев. Исповедуют культ смерти. Терпеть их не могу.

- Колдуны? Некроманты?

- Да какое там! Впрочем, некоторые считают, что да. Не знаю, в общем. Слухи разные ходят.

Я помолчал. Яснее от ответов карлика пока не становилось.

- Значит, у вас тут всякие культы, да? – предпринял я ещё попытку.

Эренден брезгливо поморщился.

- На Авалоне полно разных сект. Некоторые существовали изначально, другие появились после появления Чёрного Зверя.

- Это ещё кто?

Эренден покачал головой.

- О нём лучше лишний раз не говорить, - карлик быстро сотворил какой-то знак – вероятно, защитный.

Я понял, что инфа пока закрыта, и расспрашивать бесполезно.

- Есть даже так называемые Ночные братья, - карлик презрительно сплюнул. - Тайный культ альвов, служащих ноксам. О нём мало известно. Наверное, надо очень низко пасть и стать цепным псом ноксов, чтобы получить доступ к информации. Но хватит трёпа, любезный друг. За него денег не получишь, знаешь ли. Идём, получишь снаряжение.

- Да с удовольствием. Обожаю новые игрушки.

Глава 14

Эренден повёл меня в соседнюю комнату, где на металлических столах лежало оружие, а по стенам висели доспехи, рюкзаки и детали индивидуальной защиты вроде поножей, наручей, нагрудников и шлемов. При взгляде на них всплывали окошки с названиями и подробными характеристиками.

- Ты торгуешь этим? – спросил я.

- Да. Если захочешь что-то продать или купить, милости прошу.

- Но не производишь?

- Нет, конечно. Для этого есть мобы с соответствующими ветками развития. Инженеры, Механики. Первые делают, вторые дорабатывают. Ну, и вообще игроки кое-что приносят сбагрить. Попадаются и весьма редкие вещицы.

Карлик взял какую-то кишку, словно сделанную из костей, соединённых толстыми жилами. В длину она была метра три и присоединялась к металлической рукояти.

- Это хлыст из горозубра, - объяснил Эренден. – Местного производства. Механики собирают подобные штуки из трофеев, которые привозят с болот охотники на мутантов. После появления Чёрного Зверя развелось много всяких тварей.

- Чёрного Зверя? – снова закинул я удочку.

- Не будем о нём, - мотнул головой карлик.

Да что ж такое! Ну, ладно. Всему своё время.

- Как пользоваться? – спросил я, указав на хлыст.

- Нажимаешь вот сюда, и встроенный в рукоять резервуар с маной пускает по всей длине эманацию смерти. Мощная вещь, особенно в умелых и опытных руках. Вышибает зараз кучу очков. Точность, конечно, тоже имеет значение. Угодишь по лапе, и собачка потеряет конечность, но не сдохнет.

- А нокса ею легко завалить?

- Всё зависит от его уровня. Такого, как Вей… Даже не знаю. Может, понадобится десяток ударов или больше.

- Нет чего-нибудь помощнее? – спросил я разочарованно.

- В долг могу дать только это.

Спорить было бессмысленно. Объяснять карлику, что убить нокса в его интересах, – тоже. Вполне возможно, реально мощное оружие против ноксов стоило дороже, чем жизнь Вея. Да и не по рангу мне, новичку, крутецкие штуки иметь.

- Ну, а чтобы Зверя этого вашего Чёрного завалить, сколько понадобится ударов хлыстом? – спросил я, ухмыльнувшись. – Мне пока так, для сравнения просто. Думаю…

Договорить мне не удалось: карлик оглушительно хлопнул ладошкой по столу, так что я аж вздрогнул.

- Азгар, дорогуша, ты вообще читал Заветы Зверя??! - прошипел он так, словно нас мог кто-нибудь подслушать.

- Э-э... какие такие заветы? – я аж растерялся немного.

- Зверя, поглоти тебя некрополь! - Эренден явно был в ярости и едва сдерживался.

Похоже, я своим вопросом задел какую-то чувствительную струну.

- Прости, я в упор не понимаю, почему ты так взбеленился.

- Неужели? - Эренден прищурился. - Как можно не знать о Заветах Зверя? Да это… основа вообще! Как ты не сдох до сих пор, такие вопросы задавая?!

Я развёл руками.

- Ну, пропустил! Никто меня не просветил, - в памяти возник размалёванный фургон с лозунгами, в которых упоминался Зверь. - Это относится к какой-то секте?

- Можно и так сказать.

Надо было как-то иначе вести беседу на эту тему.

- Слушай, вот ты сам откуда узнал об этих Заветах? - спросил я, чутка поразмыслив, как сформулировать вопрос.

- Узнал… постепенно, - уклончиво ответил Эренден. – Набивая шишки.

Вот вредный персонаж, а! Ладно, так даже интересней.

- И что мне делать? Расспрашивать на улицах?

Эренден задумчиво почесал щёку. Смерил меня внимательным взглядом.

- Ладно, проехали. Придёт время – узнаешь.

- Может, поделишься инфой-то? Скажи, что за Заветы, а то вдруг я опять облажаюсь.

- Заветов немного, и при желании их нетрудно найти. Сейчас мне некогда говорить об этом. Есть дела поважней! – карлик снова начал раздражаться.

В современных играх нпс ведут себя очень натурально, почти как живые. Только вот по такой не поддающейся логике упёртости и стремлении отыгрывать персонажа, зацикленности на своей роли их и можно отличить от реальных людей. Искусственные интеллекты, типа. Хотя так-то одно название, конечно. Просто крутые программы.

- Ясно, - сказал я. - Ладно, давай к делу тогда. Вернёмся к нашим баранам.

- С удовольствием, - Эренден перешёл к стене и показал на простенький панцирь. – Теперь броня. Сними-ка вот это.

Я взял доспех. Он показался мне тяжеловат. Видимо, дешёвка.

- Защищает от стрел и осколков, - сообщил карлик.

И всё? Ну, точно! Я глянул характеристики – оказались не фонтан. Ещё и выносливость тратит во время передвижений. Правда, чутка совсем.

- А это на случай, если разживёшься чем-нибудь полезным, - карлик бросил мне небольшой рюкзак. Он всё ещё был хмур. – Если захочешь после задания оставить что-то себе, рассчитаешься из гонорара.

Выглядел привлекательно только хлыст, но рюкзак увеличивал место для хранения лута в Инвентаре и снижал его общий вес. А при моей хиленькой Силе и ограниченной Выносливости это было важно.

- Ты покупаешь экипажи и лошадей? – спросил я, вспомнив про карету и жеребца.

- Нет.

- А кто-нибудь покупает?

- Возможно, но я таких не знаю. У меня свои дела.

Эренден смотрел на меня равнодушно, и я понял, что разговор окончен, и пора выметаться на задание.

- Сколько я проспал?

- Сейчас девять вечера, - ответил Эренден.

Я мог и не спрашивать: интерфейс показывал и время, и часть суток. На индикаторе в виде кружочка, поделённого на белые, чёрные и серые сегменты разного оттенка, мигал тёмно-серый. Густые, поздние сумерки. Значит, светлое время суток, когда снаружи свирепствует противопоказанное тёмным эльфам солнце, я пропустил.

- Заказ принесли не так давно, - сказал карлик. – А на ноксов всё равно охотятся только по ночам.

- Логично.

- Правда, поговаривают, будто ноксы ищут способ находиться на свету, - сказал карлик. – Будто бы они постоянно работают над этим.

Хорошо, что я продолжил разговор.

- Да, ходят такие слухи, - кивнул я. – Что тебе об этом известно?

- Да ничего. Уверен, брехня! Дни они проводят в убежищах, куда охотникам хода нет. А вот по ночам выползают. Поэтому сейчас время охоты.

- Всё ясно.

Карлик молчал, и я решил, что всё-таки пора валить.

- Ладно, давай снарягу.

Всплыло сообщение:


Эренден предлагает обмен. Согласиться/Отказаться.


Согласившись, я получил предметы во временное пользование. Надев панцирь и рюкзак, убрал свёрнутый хлыст в оружейный слот быстрого доступа, заменив на него арбалет: лучше иметь под рукой что-нибудь помощнее. С облегчением убедился, что рюкзак не визуализировался, лишь расширив место хранения в Инвентаре – не хватало ещё всю игру таскаться с такой дурой на спине!

- Ну, вроде, готов.

- Скатертью дорожка, - кивнул Эренден.

Глава 15

Мы с ним вышли из комнаты: я впереди, он следом.

Возле стойки сидел мужик в одежде с синими гербами, шлем с высоким гребнем располагался внизу, прислонённый к ножке стула. Арбалет был закинут за спину. Видимо, так у него визуализировался слот быстрого доступа.

- Келлер! – обрадовался карлик, как мне показалось, не совсем искренне. – Вот нечаянная встреча. Какими вы к нам судьбами? По делу или отдохнуть?

Они с воином церемонно раскланялись.

- К сожалению, по делу, Эренден.

Карлик забрался на высокий стул за стойкой. Налил себе и гостю пива. Я решил не уходить так скоро и расположился поблизости, чтобы послушать, о чём пойдёт разговор.

- Неподалёку обнаружили два трупа, - сказал, беря кружку, посетитель. – Какой-то урод и шлюха господина Миретеля. Мужика раздели, тела запихали в мусорные мешки.

- Ай-я-яй! - сочувственно покачал головой Эренден. – Какой убыток. Высокий уровень был у шлюхи?

- Четвёртый. Скоро должна была пойти на повышение. Её собирались перевести в лодочный дом.

Видимо, имелся в виду бордель. Я вспомнил, что раньше на востоке подобные заведения должны были располагаться за чертой города, и река считалась для этого самой подходящей территорией. Фактически она позволяла клиентам не покидать город (надо было только перейти по трапу с берега на борт), а юридически не являлась его частью. Видимо, у эльфов было заведено так же.

Карлик сочувственно поцокал языком.

- Большой убыток! Целый день коту под хвост.

- Именно. Но дело не только в этом. Убийца – нокс.

- Неужели? Здесь, в вашем районе?! – карлик выглядел искренне удивлённым.

- Это и странно.

- Отчаянный малый.

Гость кивнул и отпил пивка.

- Его надо найти.

- Разумеется. Я поручу это кому-нибудь.

- Подобную наглость оставлять безнаказанной нельзя.

- Безусловно, Келлер. Ноксы совсем распоясались.

Собеседник Эрендена повертел в руках кружку с остатками пива.

- Есть одна странность. Убийца не поглотил аниму. Ни из мужика, ни из девки.

- Что… совсем?! – удивление карлика не было притворным.

- Угу. Просто прикончил обоих и зачем-то забрал одежду мужика. Ну, или её стащили бродяги. Но это вряд ли: они сообщили бы о найденных трупах нам.

- Наверняка. Может, нокса спугнули?

- Нет. В таком случае он не стал бы запихивать тела в мешки.

- Да, действительно. А, простите, если анима не высосана, то почему вы решили, что убийца – нокс?

Я вдруг понял, что Келлер – игровой, которому поручена миссия. Он должен расследовать двойное убийство и найти – кого бы вы думали? Правильно – меня! И вот он заявился в кабак, чтобы расспросить хозяина заведения.

- Только ноксы пользуются когтями, верно? – проговорил Келлер.

- Вопрос спорный. При желании любой может поставить себе такой протез. К тому же, некоторые мутанты используют когти. Но откуда им здесь взяться?

- Как и ноксу. В общем, мне велено предложить заказ тебе, Эренден. Возьмёшься?

- Разумеется. С большим удовольствием. Благодарю за доверие, - карлик даже слегка поклонился.

Келлер кивнул в ответ и допил пиво. Похоже, я ошибся. Речь шла не совсем о расследовании. Скорее – об уничожении. Впрочем, кому-то искать убийцу всё-таки придётся. Но это будет уже другая миссия. Интересно, чья.

Я заметил, что в кабак вошла и направилась к стойке девушка в кожаном костюме, покрытом кучей бляшек, шнурков и пряжек. На ней были поножи, наручи и бронежилет. Худое, даже отчасти костистое лицо дышало энергией и уверенностью. Возможно, дело было в красиво очерченных, сжатых губах или блестящих глазах, серых и миндалевидных, "египетского" разреза. Мне показалось, что я видел девушку раньше, но не в жизни, а, скорее, на картинке или в кино. Вот только память подводила.

Карлик тоже заметил вошедшую и слегка качнул головой, делая предупредительный жест. Девушка остановилась. Одна её стреловидная бровь чуть изогнулась. Затем взгляд переместился на спину Келлера и стал понимающим. Лицо на миг исказилось презрительной гримаской - как если бы мимо очень быстро пронесли кривое зеркало, и я увидел в нём отражение посетительницы.

Девушка осмотрелась со скучающим видом. Она явно была в "Красной заводи" завсегдатаем, но едва ли заходила выпить. На проституку тоже не тянула. Скорее, вела какие-то дела с Эренденом. Значит, могла оказаться охотницей на ноксов.

Обезьяна в клетке прижалась лицом к прутьям и показала девушке язык. Та в ответ оскалилась, продемонстрировав безупречные зубы, а затем беззвучно рассмеялась. Странное это было зрелище: словно на телевизоре отключили звук.

- Пятьсот монет, - сказал Келлер, вставая. – Это щедро, ведь нокс наверняка рядовой.

- Весьма щедро, - согласился Эренден.

- Платим за скорость.

- Постараемся не оплошать.

Ну-ну! Ишь, какие быстрые. А вы попробуйте найдите. Я вот рядом сижу, а вам и невдомёк. Но внутри у меня всё же поселилось неприятное чувство.

Келлер поднял шлем и направился к выходу. Проходя мимо девушки, молча кивнул ей. Она ответила тем же. На этот раз её лицо не выражало ничего - оно застыло, словно маска. Весьма красивая маска, был вынужден отметить я про себя. Впрочем, неудивительно: в играх большинство старалось выбирать себе привлекательную внешность. За исключением чудиков, разумеется. Ну, или тех, у кого не имелось комплексов относительно себя любимого. Кстати, в природе вообще существуют такие люди?

- Кто это такой? – спросил я карлика.

Вместо ответа он сделал девушке знак подойти. Та несколько раз шагнула и облокотилась на стойку.

- Выпьешь? - предложил Эренден.

- Нет, спасибочки. Мне хватает впечатлений от этого поганого мира и без алкоголя. Боюсь, если краски станут ещё ярче, моя трепетная душа художника этого не выдержит и улетит в нирвану, чёрт бы её побрал, - всю эту тираду девушка выдала совершенно спокойным голосом, даже не подчёркивая сарказма интонацией.

Впрочем, он и так был очевиден.

Серые глаза уставились на меня. В них не читалось ни вопроса, ни интереса.

- Это тот, о ком я говорил, - указал на меня Эренден, смешивая себе коктейль.

- Меня зовут Аннуэль, - представилась девушка. – Я буду тебя сопровождать.

Вот и соглядатай! Признаться, эта новость меня слегка расстроила - даже не знаю, почему. Наверное, из-за того, что отношения между тем, за кем присматривают, и тем, кто это делает, изначально предполагают некоторую неприязнь. Ну, сами посудите: кому понравится, когда ему дышат в затылок и ждут, не облажается ли он.

Я окинул девушку взглядом, оценивая её в новом статусе. Из видимого оружия у Аннуэль был только самострел в кожаной кобуре на поясе, так что на помощь от «напарника» рассчитывать не стоило (разве что у пукалки невероятная убойная сила). Не прибили бы. Проходить миссии по два раза у меня не было ни малейшего желания. Да и угроза Эрендена никуда не делась. Жизнь этой симпатичной шпионки следовало сохранить. Все эти мысли пронеслись в голове, пока я любовался на эльфийку. Поглядеть, к счастью, было на что.

Глава 16

Эренден сделал большой глоток получившегося коктейля, поморщился и одобрительно кивнул самому себе. Из стакана, сжатого короткопалой ручкой, валил фиолетовый дымок. Поразмыслив пару секунд, карлик добавил в композицию розовый бумажный зонтик, отчего я едва не фыркнул.

- Удачи, - сухо сказал Эренден, намекая, что нам пора выметаться.

Мы вышли на улицу. Вывески, подсвеченные колдовским сиянием, мерцали, как грибы на болоте, воздух был прохладен и наполнен духом выпечки и едва различимыми нотками гниения. Ну, знаете, такими, которые не тянут на миазмы, а поднимаются исподтишка с заблёванного асфальта, выползают из обоссанных переулков, просачиваются сквозь щели мусорных баков и дырки канализационных люков. В общем, чарующие ароматы, знакомые каждому горожанину. Да, Авалон явно переживал не лучшие времена.

Я заметил на противоположной стороне улицы нескольких вооружённых чуваков в шлемах с гребнями. Келлера, правда, среди них не было. Вокруг сновали прохожие в нелепых нарядах, толпились продавцы экзотической снедью, табаком, выпивкой и чёрт знает чем ещё - они держали перед собой лотки, уперев их в грудь. Виднелись перекинутые через шеи ремни, позволявшие снять с рук часть нагрузки. Стайками и по одиночке стояли «работающие» девушки в откровенных нарядах, зачастую прозрачных. Эльфы в шлемах с гребнями поглядывали на шлюх и торговцев свысока, как на подчинённых. Или, скорее, как пастухи на стадо овец.

- Кто это такие? – спросил я у Аннуэль.

- Ты про кого?

- А вон те, в понтовых шлемах.

- Бандиты. Они держат этот район. Клан «Синяя змея». Качают боевые искусства, копят и преобразовывают аниму. Ну, а так, в основном, стригут Базарный квартал. Правда, есть от них и польза.

- Какая?

- Защита.

- От кого? От них самих?

Аннуэль усмехнулась.

- Это тоже. Но ещё от ноксов, мутантов и произвола. Представь, что началось бы в таком злачном месте, не будь здесь чётких правил.

- И давно «Синяя змея» тут так развернулся?

- Давно. Раньше были ещё два бандитских клана. Торговали девочками и всякими дурманами. «Змеи» выжили их.

- Как?

- Переманили шлюх и производителей дурманов, а потом перебили членов конкурирующих банд. Те потеряли лут и преимущество в гонке прокачек, когда из-под них выбили экономический стул. Отстали - ну, и вот последствия. Мой тебе совет - не связывайся с «Синей змеёй».

- Не собирался, - сказал я. - Они получают процент от дохода Эрендена?

- Они от всего в этом районе получают доход. Потому и защищают лавочников Базарного квартала. Но «Красной заводи» от бандитов больше пользы, чем убытка.

- Да, я понял. От них часто идут заказы?

- Случаются время от времени. Едем?

- Мой коник, - показал я на жеребца. – Красавчик, да?

- Нет, полный отстой. Лучше на моём гепарде.

- На ком?

- На гепарде, глухня.

Аннуэль подвела меня к жёлтому в коричневых пятнах здоровенному хищнику. Его шерсть слегка искрилась, а глаза напоминали изумруды.

- Вот это нормальное животное, - с гордостью сказала эльфийка. – Советую со временем завести себе подобного.

- Неплохой питомец, - заметил я.

Почему-то мне захотелось сделать девушке комплимент. Наверное, просто сработал половой инстинкт. Я ведь не знал даже, действительно ли моя спутница женского пола: игрок мог оказаться кем угодно. Например, прыщавым жирным дядькой на продавленном и скрипучем диване. Ну, знаете, из тех, которые в одной руке держат пуль от телика, а в другой - собственный член. И так круглыми сутками. Не то чтобы я отказывал им в сексуальности или шарме - просто это не моё. Совсем.

- Спасибо, - сказала Аннуэль. – Но, скорее, просто транспорт.

- А в чём разница?

- Потом поймёшь.

Интересно, как в этой игре обстояли дела с личной жизнью. Она явно не относилась к категории "порно" в полном смысле слова, но заняться в ней сексом явно проблемой не являлось. А при ощущениях в девяносто процентов... сами понимаете.

- Чем зарабатываешь на жизнь? – спросил я, пожирая Аннуэль глазами. В рамках приличий, разумеется. Иначе говоря, изо всех сил старался не смотреть на сиськи. - Охотишься на тёмных эльфов?

- Ага. Но на помощь особо не рассчитывай. Это твой заказ. Я лишь должна сообщить Эрендену, справился ли ты и не пощадил ли нокса. А то вдруг ты их шпион. На ноксов работает много людей.

- Да, я в курсе. Ночные братья. А может, я сам нокс? – выпалил я неожиданно для самого себя.

Интересно, есть ли у них тут какие-нибудь соответствующие тесты. Наверное, нет, иначе меня бы уже проверили.

- Может, и так, - спокойно ответила Аннуэль.

Мы сели на её гепарда. Было довольно удобно.

- Тебя это не тревожит? – спросил я.

- Если ты нокс, это быстро выяснится, - заверила меня девушка.

- Да? – я улыбнулся, стараясь дать понять, что шучу.

- Ага. Как только солнце взойдёт.

Блин! Она была права!

- Давай адрес, - сказала, обернувшись, Аннуэль.

Она сидела передо мной, и я чувствовал приятный запах от её волос. Интересно, в этой игре и духи выбирать можно?

Я протянул портрет Вея.

- На обороте.

Аннуэль ввела адрес в карту острова, гепард тронулся с места (плавно, Боже, как плавно!), затем сделал один длинный прыжок, другой и принялся быстро набирать скорость. Мы понеслись по ночному городу эльфов!

- Это адрес не нокса, - пояснил я. – А чела, который предположительно в курсе, где засел злыдень.

Аннуэль понимающе кивнула.

- Значит, тебе придётся поболтать с ним.

- Угу. Надеюсь, он не потребует бабок за инфу, а то жадность – мой главный порок. Стоит сразу перед циничностью.

- Может, вообще колоться не захочет. Тогда тебе придётся поболтать с ним по-свойски. Если ты меня понимаешь.

Я хотел ответить, что ни хрена не понимаю, но прикусил язык.

- Конечно. Вытрясу из говнюка всё!

Мысли вернулись к словам Аннуэль по поводу утра. Ведь, и правда, на рассвете Эренден должен сообразить, что я не просто так не тороплюсь на прогулку. С другой стороны, похоже, эльфы не могли отличить нокса от альва на вид. Это было хорошо. И всё-таки казалось странным, что эльфы не придумали надёжного способа выявлять ноксов по ночам. Неужели нельзя было разработать какой-нибудь тест? Впрочем, мне-то жаловаться было не на что. Я от такого положения дел оставался только в выигрыше.

Глава 17

Гепард покинул Базарный квартал (что было видно по светящейся границе, которую он пересёк) и помчался по улицам, менее освещённым и с куда более скромным количеством вывесок. Дома были, в основном, высокими, но окна горели только на нижних этажах, да и то далеко не все. Я заметил, что на большинстве красовались решётки.

Аннуэль свернула в узкий переулок и остановила гепарда под вывеской «Товары для тела и души». Сиреневые и белые буквы слегка дрожали, а «Ш» так вообще бешено мигала. Похоже, магия подводила владельца.

- Это здесь, - сказала девушка. – С тобой не пойду – уверена, сам справишься.

- Постараюсь.

Спрыгнув с хищника, я направился к двери лавки. Подёргал ручку: заперто. Постучал, но ответа не получил. Чёрт! Хоть бы табличку вешали, что, мол, закрыто и не ждите до утра. Хотя зачем тогда вывеска горит? Только ману тратят понапрасну.

Повертев головой, я заметил лестницу, ведшую на второй этаж. Судя по тому что нижний ярус был опущен, ею пользовались регулярно, в том числе и для подъёма. Взбежав по железным ступеням, я толкнул дверь, но и она оказалась заперта. Но жёлтый контур немного обнадёживал. Я забарабанил кулаком.

- Кого принесло?! – донёсся негромкий, настороженный мужской голос.

- Братан, срочно нужно кое-что для тела! – забубнил я, стараясь изобразить нетерпение наркомана во время ломки. – Открывай, я при бабле!

- Ладно, не ломай дверь!

Щёлкнул замок, и я увидел на пороге коренастого мужичка в заляпанной маслом куртке, мятых штанах, сапогах и плоской шапочке с тощим пером.

- Чего тебе? – поинтересовался моб, окинув меня взглядом.

- Ты Юрген?

- Ну, я.

- Тогда всего один вопрос.

Прямым ударом ноги я отправил мужика вглубь квартиры, быстренько вошел и захлопнул дверь.

Юрген копошился возле комода, об который долбанулся при падении, и пытался встать.

- Знаешь этого хрена? – спросил я, доставая портрет Вея. – Посмотри внимательно. Это твой знакомый. Ты недавно продал ему прикольные штучки. Скажи, где он живёт, и, возможно, я не убью тебя.

- Пошёл ты! – пробормотал Юрген, наконец, поднявшись. – Не знаю никакого… Никого!

- Никакого Вея, ты хотел сказать? Или никакого нокса?

- Отвали, гад! – мужик выхватил длинный нож и кинулся в атаку.

Пришлось встретить его ещё одним прямым ударом, а затем выбить оружие из руки и припечатать кулаком в челюсть. Что-то хрустнуло, и Юрген свалился на продавленный диван. Прижав чувака коленом, я для острастки пару раз огрел его в ухо.

- Ну, как, вспоминаешь?!

- Да ни хрена! – прохрипел моб, пытаясь меня оттолкнуть.

- Мало тебе?

- Ничего не скажу! Иди в жопу!

Да, эльфы Авалона изяществом речи не отличались. Неужто их так подкосило явление некоего Чёрного Зверя? Хотя на постороннюю силу, конечно, сваливать проще всего.

Я задумался. Можно было, конечно, подолжать бить Юргена, пока не расколется, но наверняка имелся иной путь. Кто должен был о нём знать? Правильно – моя вездесущая мамочка. Мысленно я воззвал к ней.


- Да? – ответила она почти сразу.

- Я тут пытаюсь заставить одного чувака заговорить, а он упёрся. Нет ли другого способа развязать ему язык, кроме мордобоя? А то кулаки жалко.

- Так просто пытай его.

- Пытать?

- Ну, да.

- А я чем занят, по-твоему? Сказал же: кроме мордобоя.

- Не надо его лупить. Выбери опцию «Пытать». Так добьёшься результата гораздо быстрее.


Ладно, маму надо слушать. Я отыскал в интерфейсе нужную опцию.


Пытать.


Выберите объект.


Я уставился на Юргена, и через пару секунд он слегка засветился.


Объект выбран. Выберите оружие для пытки.


Поразмыслив, я достал отжатый у убитого в переулке парня нож. За неимением лучшего должен был сгодиться.

Других подсказок не поступило, так что я просто поднёс лезвие к лицу Юргена и сделал глубокий надрез от виска к нижней челюсти. Выступила и полилась кровь. Совершенно для меня бесполезная. Эх…

- Вспомнил? – поинтересовался я.

Юрген таращил глаза, вцепившись пальцами в обивку дивана, но молчал, сука, стиснув зубы. Ладно, ещё надрезик.

Сталь снова начала движение сверху вниз.

- Я ведь так долго могу, - поделился я. – Серьёзно. На полоски порежу, станешь походить на куртку хиппи. Ну, такую, с бахромой. Любишь хиппи?

Кончик ножа упёрся в нижнее веко Юргена.

- Последний шанс, бро! Ничего лишнего, но я должен знать, где засел нокс.

- Ладно! – вдруг выкрикнул эльф. – Хорошо, я скажу!

- Ну, вот! Совсем другое дело. А говорил, не знаешь. Выкладывай, - на всякий случай я надавил на веко.

Юрген выпалил адрес. Убедившись, что он записался в Журнал, я слез с мужика и встал перед ним в задумчивости. Не оставлять же было его в живых: он мог связаться с ноксом и предупредить, что за ним придут.


Достижение: Вы применили «Пытку».

Опыт: 45%

Интеллект: 9


- Вали отсюда, гнида! – прошипел Юрген, размазывая пальцами по лицу кровь.

Я достал арбалет и направил на него.

- Сорян, бро, но я не хочу, чтобы ты звякнул своему дружку, как только я выйду за порог. А ты можешь – наверняка ведь обиделся за эту пару украшений, - я показал стволом на порезы.

- Эй! – Юрген в страхе вжался в диван. – Не, мужик, не надо!

- Увы. Ничего личного.

Я нажал на спусковой крючок, и рой болтов вонзился в грудь Юргена, вышибая из него очки здоровья. Эльф забился на диване. Он дёргался, пока его не обвёл красный контур.

Ну, вот и всё. Оставалось надеяться, что адрес он дал верный.

Обыскав тело (ничего на нём не оказалось), я подобрал выбитый из руки убитого нож, вышел из квартиры и спустился по лестнице.

Глава 18

- Всё в порядке? – спросила Аннуэль, когда я сел к ней за спину.

- В лучшем виде. Поехали. Вот адрес, - я перегрузил инфу в Журнал охотницы.

- О’кей, - девушка забила адрес в карту, слегка тронула загривок гепарда, и тот пустился в путь.

- У этих животных ведь есть Выносливость? – поинтересовался я, чтобы с пользой скоротать время.

- Конечно. Чем быстрее едешь, тем больше расход. Так что иногда животным необходимо отдыхать. Чтобы набраться сил.

- И качать их можно? Увеличивать характеристики.

- Само собой.

- Отлично, - ответы меня вполне удовлетворили.

Спустя минут десять район изменился: фонари почти исчезли, часто попадались запущенные скверы с чахлыми, скрюченными деревцами, повсюду виднелись кучи мусора, на которых пировали странные твари, похожие на помесь птиц и обезьян. Невольно вспомнились сказки Баума, которыми я зачитывался в детстве. Кажется, там тоже были подобные существа, только куда большего размера. Мне в голову пришло, что наше восприятие мира в какой-то момент становится автоматическим, подсознательным подбором ассоциаций. Располагающий опытом разум соотносит возникающие в поле наших органов чувств явления с теми, которые уже составляют багаж его знаний. Конечно, так задумано природой, и порой данная функция просто необходима для выживания: например, если на прошлой неделе животное укусила выползшая из-под гнилого бревна змея, на этой оно уже не станет теребить поваленное грозой дерево. Тот же принцип, наверное, срабатывает при выборе полового партнёра. Люди называют это "в моём вкусе". По сути же, речь, как мне кажется, идёт о наборе ассоциаций, составляющих образ привлекательной особи. Итак, смерть и любовь - вот что определяет возникающие в наших головах параллели. А так называемые культурные ассоциации, в общем-то, бесполезны, если только ты не искусствовед или художник (в широком смысле слова).

Мы остановились, не доезжая до дома, зажатого между двумя высоченными зданиями. Постройка казалась из-за такого соседства приземистой и маленькой. Судя по древней архитектуре, когда-то она являлась особняком - пока город не разросся настолько, что обступил островок уединения, стерев с лица земли лужайку, садик и тенистую рощу - ну, или что там раньше устраивали вокруг подобных домов.

Серый камень, послуживший для облицовки, растрескался и порос тёмным мхом. Кариатиды выглядели понурыми и печальными, словно задолбались поддерживать причудливый антаблемент. У многих статуй не хватало частей тела.

- Значит, это и есть дом Вея, - сказала Аннуэль. - Мы давно присматривались к этому ноксу, но до сих пор никто не делал заказ.

Я сделал вывод, что местные охотники на тёмных эльфов альтруизмом не страдали. По крайней мере, работавшие на Эрендена. Сначала посули денежки, и тогда мы избавим мир от нокса. Всё правильно: у каждого свой кач.

- И как вы о нём узнали? – спросил я.

- Слухами земля полнится. А вообще, мы стараемся заранее вычислять тёмных, на которых может поступить заказ. Ноксов определённых статусов, а не всякую мелочь. Обычно гильдия нанимает детективов, специализирующихся на поиске ноксов. Наше же дело - мочить тварей. Иногда, правда, приходится самой проводить расследование, но за отдельную оплату, разумеется. Плюс опыт начисляется. И всё же большинство охотников не любит такие задания. Я тоже.

- Лучше просто прийти, куда сказано, и завалить нокса?

- Именно. К тому же, надо давать кормиться и следакам.

- Похвальная лояльность.

Аннуэль пожала плечами.

- Живи сам и давай другим. Или, как ещё говорят, рука руку моет. На самом деле, конечно, редко всё оказывается просто. Чаще приходится покрутиться, прежде чем доберёшься до босса.

- Жаль, нельзя опознать тёмного по внешним признакам, - осторожно пустил я пробный шар. - Или при помощи какого-нибудь прибамбаса.

- Вообще-то, можно, - отозвалась Аннуэль. - Недавно на рынке появились очки "Глаз Синга". Сама я их не видела ещё - артефакт очень редкий и дорогой. Круче легендарки в несколько раз. Но говорят, стоит их надеть, и над всеми ноксами появляются зелёные буквы N. Мочи - не хочу. Заиметь такой - и станешь лучшим баунти-хантером в городе.

Да уж, это точно! Не дай Бог подешевеет артефактик-то.

- Наверняка у этих очков куча ограничений, - заметил я с надеждой.

- Скорее всего. Пока про них крайне мало инфы. Может, это вообще утка.

Мы немного помолчали. Не хотелось бы нарваться на игрока с таким "Глазом Синга". Моя же спутница, скорее всего, думала о прямо противоположном - как развернулась бы в Авалоне, попади ей в руки подобный гаджет.

- Ты не пойдёшь со мной? – спросил я.

- Буду наблюдать издалека.

Аннуэль достала из Инвентаря массивный латунный бинокль с крупными колёсиками настроек.

- Из дома напротив отличный вид.

- Ты видишь сквозь стены?

- Нет. Но всё, что нужно, я разгляжу.

Аннуэль держалась со мной подчёркнуто сдержанно, по-деловому. Оно и понятно: мало ли что я за кадр. Может, выдаю себя за охотника, а сам не знаю, каким концом меч загонять в нокса. Я надеялся, что позже лёд между нами подтает, а то и даст трещину. В конце концов, никто не может ходить в броне вечно. Как минимум, иногда надо и помыться. Я представил, как упругие струи воды льются из душа на обнажённое тело моей надсмотрщицы. Девяносто процентов, господа, девяносто...

Мы слезли с гепарда, тут же улёгшегося и прикрывшего изумрудные глаза, и Аннуэль, не теряя времени, побежала в сторону двери заброшенного высокого здания. Спустя секунд двадцать она исчезла. Я прикинул, что, учитывая планировку, чтобы оказаться напротив особняка Вея, ей требовалось пройти по этажу.

Я пересёк улицу и зашагал по тротуару. Возле двери дежурили стражники в длинных плащах поверх доспехов. Оружие, вероятно, было спрятано под одеждой.

Глава 19

Окинув взглядом серую стену сверху донизу, я задумался. Не считая кариатид и лежавшего на них антаблемента, ни одного горизонтального выступа, только вертикальный декор – по такому фиг заберёшься. И всё же хорошо было бы найти способ проскользнуть мимо стражников. Если он существовал. Обычно в играх предлагают варианты прохождения миссии – с насилием или без. Второй называется "стелс-режим".

К мясорубке с охраной я пока не был готов. Поэтому, стараясь держаться в тени, подобрался поближе. С учётом того что газовые фонари с едва трепетавшими огоньками стояли далеко друг от друга, это оказалось нетрудно. Увлечённые беседой стражники не замечали меня. Видимо, я не попал в поле их тревожности.

Как же забраться по отвесной стене? Вот задачка. Но способ должен был существовать. Я свернул в щель между особняком и соседним домом. Так меня не заметили бы стражники, и Аннуэль не увидела бы, как «охотник» изображает насекомое.

Воздух в узком пространстве был спёртым и густым, как в оранжерее, только пахло совсем иначе - мочой и гнилым мясом. Я положил ладони на стену, ощутив шершавость и прохладу старого камня. Кончики пальцев слегка зачесались, и я тут же спомнил про когти! Кажется, они норовили вылезти. Уж, конечно, не просто так. Я мысленно приказал когтям появиться. Сработало: из пальцев медленно выдвинулись чёрные острые крюки. Всплыла полупрозрачная надпись:


Карабкаться? Да/Нет.


Да! Я полез по стене. Это оказалось довольно легко. Как ни странно, ноги не скользили, хотя на них никаких когтей не было. Причём наличие трещин и выбоин в стене не имело значения: руки надёжно цеплялись даже там, где поверхность была совершенно гладкой.


Достижение: Лазание по стенам.

Опыт: 50%

Интеллект: 10

Ловкость: 6


О, даже к Ловкости подкинули единичку!

Люблю первое время, проведённое в игре. Плюшки дают почти за всё, что делаешь в первый раз. Вот потом становится сложнее.

Пауком двигаясь по стене, я вскоре заметил распахнутое внутрь окно, и направился к нему. Осторожно заглянул в комнату. Она оказалась пуста. Значит, мне сюда. Перебравшись через подоконник, я мягко приземлился на толстый ковёр.

Из комнаты вели две двери. Одна была заперта – когда я дёрнул её, вокруг периметра появился красный контур, а перед моими глазами – изображение замка. Зато вторая легко поддалась, и я вышел в коридор.

На стенах - тёмные обои с золотыми вензелями и гобелены, изображающие пасторали, на полу - пушистые дорожки и здоровенные расписные вазы. Просто дворец какой-то. Сколько же тёмные зарабатывают, если столько тратят на интерьер?! Хотя здесь, вероятно, обитал обычный босс, и ему всё досталось даром, поправил я себя мысленно.

Откуда-то доносилась музыка. Типа классическая. Я двинулся на звук, но прошёл всего несколько шагов, когда из-за поворота появилась металлическая собака. Создатель не пытался придать ей реалистичный вид. Ни при каком освещении принять это чучело за живое существо было нельзя: угловатые, громоздкие части тела соединялись массивными, зато, вероятно, надёжными суставами. Виднелись чёрные шланги, шестерёнки и зубчатые валы, из-за чего механический автомат напоминал этакого стального зомбака. При виде меня псина остановилась, зелёные глаза хищно вспыхнули, а острые, как у статуй Анубиса, уши поднялись торчком. Собака кинулась на меня с оглушительным лязгом.

Я выхватил из слота арбалет и открыл по ней огонь, но тут меня ждал сюрприз: автомат с неожиданной ловкостью отскочил в сторону, на секунду упёрся в стену лапами, пружинисто оттолкнулся и прыгнул на меня не хуже циркового льва. Болты ушли в молоко, а стальные зубы впились в оружие, и псина повисла на нём всей своей немалой тяжестью.

Да чтоб тебя! Краем глаза я заметил дальше по коридору движение: ещё один автомат устремился в мою сторону!

Пришлось выпустить бесполезный арбалет. Собака замотала угловатой башкой, сильнее впиваясь в отжатое оружие.

Передо мной услужливо всплыло сообщение:


Используйте разные виды оружия, чтобы развивать навыки владения ими. Постепенно вы научитесь быстрее определять, какое оружие будет оптимально в каждый момент боя и против конкретного противника.


Отличный совет! Как я сам не сообразил?! Надо осваивать новую игрушку, иначе зачем Эренден вручил мне её?

Я поспешно выбрал в меню оружия хлыст. Он развернулся подобно змее.


Активировать.


Я нажал на кнопку, которую показал Эренден. Из рукояти появилась и заструилась по кишке пульсирующая энергия. Эманации смерти, как говорил карлик. Интересно, откуда они берутся…

Глава 20

Первая псина отшвырнула арбалет. Теперь оба автомата стояли передо мной, задрав морды и ощерившись. Они разошлись в разные стороны, чтобы усложнить мне защиту. К счастью, коридор был не слишком широк. Собаки прыгнули одновременно.

Я взмахнул хлыстом и нанёс удар по тому роботу, что был слева. Теряя детали, собака отлетела прочь. Шкала её "жизни" (есть ли жизнь у механических тварей, нет ли - науке до сих пор не известно) заметно уменьшилась. Зато другая псина вцепилась мне в свободную руку. Боль была жуткая!


Жизнь: 40


Четыре пункта улетели, тая на глазах. Жаль, ощущения не измерялись очками.

Псина выпустила меня и отскочила. Я ударил по ней хлыстом, но она ловко отпрыгнула, громыхая, как ведро с железнодорожными гайками. Следующая попытка тоже оказалась бесплодной. Стало ясно, что собак можно было поразить только в прыжке. Я дождался, пока автомат кинется на меня, и нанёс удар. Эманация смерти выбила из пса несколько деталей и отшвырнула его метра на три. Тем временем ко мне устремилась вторая собака, уже раненая. На этот раз я спокойно стоял, зная, как действовать. Едва автомат взвился над ковром, лупанул его хлыстом прямо по башке. Собака развалилась на куски, во все стороны полетели искры, на стены выплеснулась чёрная смазка, испортив золотые вензеля и левый край ближайшего гобелена. Обломки вспыхнули, распространяя едкую вонь.


Достижение: Вы освоили владение оружием ближнего боя. Используйте для него правую руку, чтобы оружие наносило максимальный урон и тратило минимум очков Выносливости.

Опыт: 55%

Ловкость: 7

Интеллект: 11


Когда я стрелял из арбалета, опыт мне не давали. Видимо, в этой игре в почёте была только рукопашка. По крайней мере, для ноксов. Или охотников на них. Кем я, собственно, являлся в большей степени?

Однако предаваться рассуждениям времени не было.

Оставшийся автомат повторил нехитрую атаку. Пришлось разделаться и с ним. Путь оказался временно свободен. Подобрав покоцанный зубами арбалет (характеристики у него были снижены, всплыло сообщение о необходимости мелкого ремонта), я побежал по коридору, свернул, поднялся по широкой лестнице с витыми перилами. Интерьер был выполнен в кричащем стиле: много золотого, красного, резного дерева и почему-то - изображений драконов. Повсюду на стенах виднелись эльфийские письмена – этакие изящные завитушки.

Я оказался перед распахнутыми дверями большого зала и вошёл. Ко мне обернулись четверо стражников, которых не было видно от порога. Стало ясно, что без рубилова не обойтись. Блин! Я так надеялся провернуть всё шито-крыто и пройти миссию в здоровьесберегающем режиме.

- Эй!

- Ты кто такой?

- Взять его!

Стражники устремились ко мне с разной скоростью, что позволило атаковать их по очереди. Я решил действовать одновременно хлыстом и когтями. Ударил первого нападавшего хлыстом, а второго рукой, но он поставил блок и ошарашил меня какой-то палкой, от которой я получил нехилый разряд. Проклятые 90% ощущений!


Жизнь: 38


Ну, хоть урон небольшой.

Запахло озоном, как после грозы. Видимо, меня огрели стрекалом вроде тех, которые используют для усмирения крупного рогатого скота. Только у этого было явно не электричество, а какая-то магия: при прикосновении появлялась ярко-зелёная вспышка.

Третий охранник замахнулся, но я отскочил назад, и он промазал. Потрескивающее стрекало пронеслось перед моим лицом. Что-то слабовато было оружие у секьюрити.

Первый снова атаковал. Пришлось ударить его хлыстом. Он упал, но почти сразу встал. Правда, пошатывался, словно пьяный. Зато остальные насели втроём. Мне удалось блокировать два удара, но третий пришёлся в живот, и я согнулся пополам. Брюшные мышцы свело болезненным спазмом. Целую секунду мне казалось, что блевану, загадив светло-жёлтый ковёр с танцующими аистами. Хотя было бы чем.


Жизнь: 36


Так вы, значит, командой работаете - вот, в чём фишка! Со злости я шарахнул охранника когтями, располосовав ухмыляющуюся физиономию. Кровь брызнула во все стороны. Он заорал, закрыв лицо руками. Между пальцами потекло красное.

Другого я ошарашил хлыстом. Послышался крик, раздались треск разрядов и шипение эманации смерти, обжигающей плоть. Однако у моих противников были неплохие, по сравнению со мной, запасы здоровья, так что они оказались всего лишь ранены.

Я потерял ещё четыре единицы жизни, прежде чем удалось сразить одного из стражников. Именно тогда мне стало ясно, насколько я был слаб в мире тёмных эльфов. Не будь у меня хлыста, любой из них уже разделался бы со мной.


Жизнь: 32


Оставшиеся трое истекали кровью, но продолжали атаковать. Движения их слегка замедлились и казались неуклюжими, и всё же иногда я пропускал удары, теряя очки. Причиной, наверное, был совсем никудышный параметр Ловкости.


Жизнь: 30

Жизнь: 28


Меня охватила лёгкая паника. Такими темпами я мог загнуться, даже не встретившись с основной целью, так сказать.

Наконец, упал ещё один нокс. С двумя стало попроще. Теперь я успевал блокировать большую часть ударов – уже приноровился к их стилю атак. Главное было вовремя отходить. Тогда они промахивались, и можно было лупить их по рожам: защищаться сразу после холостого выпада тёмные не успевали.

И всё-таки шесть очков в этой возне я потерял.


Жизнь: 22


Только с таким катастрофическим запасом я добил сначала одного стражника, а потом второго.

Пол был залит кровью, повсюду валялись куски обуглившегося от эманации смерти мяса. Пахло, как на пожаре с человеческими жертвами. Однажды я был на таком. В соседнем квартале в клуб врезался тягач с топливом. Взрыв поджёг цистерну, которая заблокировала выход. Огонь взвился до пятого этажа, стеной отрезав дорогу через окна. Люди всё равно пытались выбраться, превращались в факелы и падали на тротуар, корчась в предсмертных муках. После того как пожар, наконец, потушили, воздух в районе ещё неделю хранил запах горелого мяса. И потом несколько дней ветер нет-нет да приносил напоминание о произошедшем.

Я высосал аниму из всех четверых ноксов, чтобы пополнить здоровье. Надо сказать, впервые при этом испытав что-то вроде удовлетворения. Наверное, потому что пришлось с ними драться, при этом едва не проиграв.


Жизнь: 72

Сила: 18


Так-так, это было совсем неплохо. К встрече с боссом я подготовился. По крайней мере, я на это надеялся. Да и шкала Выносливости почти восстановилась после боя.

Обыскав трупы, я забрал стрекала (решил продать их Эрендену), монеты (всего тридцать) и какие-то побрякушки (тоже, чтобы сбагрить).

Окинув поле брани взглядом (зрелище было не для слабонервных, игра явно стремилась подтвердить свой «взрослый» рейтинг любой ценой), я поспешил через зал. Впереди виднелась квадратная арка. Пройдя сквозь неё, я увидел следующее: на некотором расстоянии поднималась расписанная драконами стена, а перед ней полулежал на диване эльф в красном шёлковом халате с золотыми кистями. Он, кажется, совершенно не беспокоился насчёт моего присутствия, хотя не мог не слышать звуки боя, происходившего в соседнем помещении. Не узнать его по портрету, хранившемуся в моём Инвентаре, было нельзя.

Глава 21

- Что же это вы, дружочек, без приглашения? – спросил Вей, поднося ко рту мундштук кальяна. Вислые усы задёргались от беззвучного смеха. Эльф напомнил мне гусеницу из книги Кэрролла. – Собачек моих обидели, охранников порешили. Нехорошо, право.

Я ускорил шаг, хотя понимал, что всё время он так лежать не станет, и замочить его прямо на диване не удастся.

- Не подходите, не подходите! – засмеялся Вей. – А то вы с холода! Впрочем, раз уж заявились, не желаете ли чаю? Могу предложить улунг. Весьма бодрит, особенно по утрам. Впрочем, я не завтракаю на рассвете.

Нокс отложил кальян и хлопнул в ладоши. Звук эхом разнёсся по комнате.

Тут же из-за чёрной лакированной ширмы, расписанной пеонами, появился худощавый мужчина с зализанными волосами. Одет он был в свободный лиловый комбинезон с белой оторочкой. Рукава казались очень широкими и слишком длинными: из них торчали только кончики пальцев.

- Зартал, - проговорил Вей. – Прими гостя. Плесни ему чайку, будь добр. И погорячее.

Я понял, что передо мной слуга. Камердинер. И, по совместительству, телохранитель.

Зартал достал из широких рукавов по кинжалу. Я видел такие в фильмах про мастеров вин-чуна. Широкие, с защитой пальцев, они назывались "бабочки". Только эти были поизящнее, и клинки покрывала причудливая гравировка. Эльфийские ж, фигли!

Благодаря просторным рукавам камердинер и сам походил на крылатое насекомое. По тому, как уверенно и снисходительно он держался, стало ясно, что с ним придётся повозиться. Едва ли он тянул на босса, но половину жизни мог из меня вымотать наверняка. Я решил, что в этом и заключалась его функция: ослабить меня перед схваткой с Веем.

- Батрачишь на босса? - проронил я, желая его поддеть. - Это он заставляет тебя ходить в пижамке? Нет, тебе идёт, честное слово. Просто пупсик. Он сам тебя спатки укладывает?

Камердинер ухмыльнулся. Ему, конечно, мои слова были до фени.

- Тупые ноксдоры приходили и до тебя, - сказал он, поигрывая сверкающими лезвиями. - Некоторым даже удавалось добраться до этой комнаты. Здесь их путь и прекращался.

- Ну, любой путь где-нибудь да кончается, - парировал я. - Если ты намеревался меня запугать, то зря потратил силы. И, кстати, не гони: мне отлично известно, что раньше на твоего хозяина заказы не поступали.

- Какие мы борзые и самоуверенные. Или просто любим потрепать языком? - камердинер приподнял брови, словно ожидая ответа.

Я поднял руку.

- Слушай, по-моему, что-то свистит. Кажется, чайник.

На лице Зартала появилось выражение недоумения. Он не просекал, к чему я клоню.

- У тебя на кухне чайник кипит, - пояснил я. - Дуй туда, пока не поздно, Золушка!

- Хватит слов, - посерьёзнел нокс. - Тебе пора подыхать, придурок!

Наконец, мы бросились друг на друга. Я поторопился огреть камердинера хлыстом, но промахнулся: слуга сделал шаг в сторону, и костяная кишка впустую щёлкнула об пол. Зартал в ответ осыпал меня градом ударов. Он двигался легко и грациозно, словно прирождённый танцор. Рукава порхали, как крылья бабочки. Было в этом что-то артистическое. Кинжалы сверкали, я отражал больше половины атак (к счастью, настоящий вин-чун не так смертоносен, как его показывают в фильмах - там всё-таки постановочные бои, в которых главное - зрелищность), но очки здоровья всё равно улетали один за другим. Я понимал, что, если начну бить, то пропущу слишком много ударов. Должен был существовать иной способ. Отступая, я заметил, что иногда камердинер всё-таки промахивался. То есть, даже блок ставить не требовалось. Происходило это, если я делал шаг назад в момент, когда он почти касался меня клинком. Этой особенностью боя противника следовало воспользоваться. Выждав случая, я схватил нокса за вытянутую руку. Зартал замер, на его тонком лице появилось удивлённое выражение. Я ударил его хлыстом, который неожиданно обвил шею камердинера. Ого! Похоже, я открыл новый приёмчик!

Нокс отчаянно пырнул меня в бок кинжалом, который сжимал свободной рукой. Лезвие скользнуло между пластинами панциря и вошло под рёбра. Я едва не вскрикнул от резкой, обжигающей боли. Но показывать врагу слабость – ни за что! Терпеть, пока возможно, – вот мой девиз.

Зубы скрежетали так, что, казалось, вот-вот раскрошатся! Схожее ощущение я испытывал, когда разыгрался аппендицит. Меня еле успели довезти до больницы. После операции врач сказал, что ещё минут сорок, и я бы окочурился. Помню, утро следующего дня показалось мне самым ярким за всю предшествующую жизнь. Солнце светило по-особенному тепло, облака были белее обычного, небо выглядело прозрачным, как стекло. И пахло вокруг просто упоительно. А может, я просто впервые тогда обратил на всё это внимание.

Но предаваться воспоминаниям было некогда. Зартал продолжал яростно атаковать.

Ещё удар и ещё! Не такие болезненные, ибо теперь клинок попадал в пластины, но всё же наносящие ущерб.


Жизнь: 49


Получалось, минус двадцать три! Вот гад!

Я не мог защититься, потому что обе руки были заняты: в одной - хлыст, а в другой - запястье противника. Зартал продолжал резать меня. Бок пылал, кровь текла из полученной раны, половина тела почти онемела от неё и частых ударов.


Жизнь: 48

Жизнь: 47


Для телохранителя босса оружие у Зартала было слабовато. По одной единице урона за раз - это ерунда, конечно. С другой стороны, наверняка у парного оружия имелись ограничения такого рода. Плюс урон мог компенсироваться скоростью.

Я сообразил, что приём с захватом хлыстом шеи должен иметь логическое продолжение – иначе какой в нём смысл – и, дёрнув оружие назад, потащил его на себя, что было силы. Зартал издал пронзительный крик, когда костяная кишка сжалась вокруг его горла. Он упал на колени, кинжалы вывалились из ослабевших рук, очки жизни устремились вверх, тая на высоте около полутора метров. Камердинер выпучил глаза, рот его открылся, язык вывалился. Не самое приятное зрелище. Я упёрся ноксу в грудь ногой, чтобы рвануть Хлыст. Кишка натянулась и дрожала, как струна японского сямисэна, плоть шипела, испуская нестерпимую вонь. Я тащил изо всех сил, и голова нокса, наконец, отлетела! Вертясь волчком, она покатилась по полу, разбрызгивая во все стороны кровищу.


Достижение: Использование хлыстового захвата в ближнем бою.

Опыт: 60%

Ловкость: 8

Интеллект: 12


Я подобрал оба кинжала, кинул их в Инвентарь в качестве трофеев и приблизился к телу Зартала, чтобы загробастать аниму. Мне требовались не только дополнительные очки жизни, но и регенерация.

Послышался вопль Вея. Босса расстроила гибель верного клеврета, его можно было понять. Я надеялся, что горе тёмного не продлится долго, и вскоре он разделит участь камердинера.


Жизнь: 87

Сила: 19


Зартал дал мне всего сорок очков здоровья. Негусто. Я-то думал, он был реально крут. Зато стало ясно, почему ножи наносили так мало урона. От них, конечно, следовало избавиться при первом удобном случае - ни к чему таскать такую дрянь, только место занимает.

Сорок очков... Хотелось надеяться, что Вей «стоит» побольше. Ну, и что мне удастся его завалить, и хорошо бы с первого раза.

Босс спрыгнул с дивана, но не торопился кинуться на меня, хотя я думал, что он начнёт крутиться и размахивать ногами в стиле кунг-фу. Ну, или как там называются единоборства у местных эльфов. Вместо этого Вей засеменил вдоль стены, не сводя с меня глаз.

Он не тянул на красавца с обложки глянцевого журнала. Его портрет с обнажённым торсом едва ли мог украсить фитнесс-зал. Зато в колоритности отказать ему было сложно. Дизайнер игры, создавший босса, был молодцом.

- Так ты, значит, поганый викен?! - прошипел Вей, не сводя с меня глаз. - Своими питаешься, тварь?!

- Ну, своими не своими... Короче, да - вами, тёмными.

- А ты сам кто? Не тёмный, что ли? Не замечаешь в своих словах противоречия?

- Да плевать! Мне заплатят, когда я прикончу тебя, поэтому я здесь. Убью тебя, заодно и анимой разживусь.

- Заплатят? Так ты... ноксдор?! - Вей выглядел ошарашенным. - С каких пор альвы принимают в охотники ноксов?!

- Видимо, с этих самых.

- Какого хрена вам от нас надо?! - резко и злобно поинтересовался Вей, семеня вдоль стены. В своём красном халате с золотыми кистями он походил на куклу из магазина восточных сувениров. - Зачем охотитесь на нас?

Похоже, ему было угодно маленько поболтать перед смертью. Что ж, я решил уважить нокса.

- Ну, если отбросить моральную составляющую (вы, если помнишь, убиваете альвов, чтобы забирать их аниму), то таковы условия прокачки ноксдоров. У каждого своя дорога, так сказать.

- Небось, думаете, что мочите монстров?

- По правде говоря, я особо не заморачиваюсь насчёт всяких там размышлений. Но, раз уж ты интересуешься, то да, иначе назвать вас трудно.

Вей вдруг расхохотался. Слишком театрально, как по мне. Дойдя до конца стены, он развернулся и двинулся обратно.

- Да ведь мы почти ничем не различаемся! - выпалил он, явно имея в виду дневных и ночных эльфов.

Но я-то был ноксом. А потому глубокомысленно заявил:

- Иногда "почти" - это довольно много.

- Чушь! - возразил Вей. - Повод, за который можно зацепиться при желании. Оправдать геноцид!

О завернул! Это, видимо, на него так истребление клана Гиллихан подействовало.

- Не скажи. Мужчины и женщины, например, тоже почти одинаковые. Однако это не значит, что между ними нет разницы. Ну, если ты не в Таиланде, конечно.

- Шутишь, да?! - прошипел босс.

- Пытаюсь.

- Питание анимой не является извращением законов природы. Это всего лишь один из способов насыщения организма.

- Неужели?

- Что, никогда не слышал про летучих мышей-вампиров? Которые подлетают к сидящей на ветке спящей птице и, сделав клыком надрез у неё на лапе...

- Птица после этого умирает? - перебил я Вея.

Мой вопрос сбил его. Он остановился перед диваном.

- Просто если ты решил сравнить аниму с кровью, то разница имеется.

- Да в Авалоне каждый день убивают сотни!

- Тогда, может, перестанешь разводить демагогию? - предложил я, красноречиво продемонстрировав хлыст. - Мы не в кино, а ты, видимо, не считаешь себя злодеем - так к чему этот диалог? Кроме того, я не просто нокс, а монгрел, как бы противно мне от этого ни было. Так что, хоть мы с тобой различаемся ещё меньше, чем ноксы и альвы, я тебя убью. Если тебе от этого станет легче, то, в основном, по двум причинам: ради денег и чтобы нахапать анимы.

- Как хочешь!

Я приготовился, думая, что Вей кинется на меня и начнёт демонстрировать приёмы кунг-фу, но вместо этого тёмный сжал голову руками, словно у него неожиданно начался приступ сильной мигрени. Его глаза загорелись тёмно-синим огнём.

Включилась музыка. Что-то пафосное и громкое.

За спиной раздались лязганье и клацанье. Обернувшись, я увидел нёсшихся ко мне через зал механических псов. Шестерых! Неприятный сюрприз, мягко говоря. Ну, ничего – с такими противниками я уже справлялся, хоть их и было меньше. Собаки наклонили головы и открыли пасти. Уши торчали, словно рога атакующих быков.

Глава 22

Я уже собирался встретить псин ударами хлыста, но вовремя сообразил, что этак далеко не уеду. У каждого босса есть слабость, уязвимое место, что позволяет победить его малой кровью. Надо только определить этот недостаток.

Однако думать о том, что подкосит Вея, времени не было: псы стремительно приближались, нас разделяло всего несколько метров. Я развернулся и пустился от них в бега. Мы носились по залу, причём я старался двигаться так, чтобы держать босса в поле зрения. Наблюдая за нашими манёврами, он злобно вопил, его глаза сверкали синим.

Одна из собак прыгнула мне на спину, и я едва успел увернуться. Прокатившись по полу, вскочил и встретил прыжок другого автомата ударом хлыста. Вспышка, грохот железа, во все стороны полетели выбитые кишкой детали. Но успех оказался сомнительным: воспользовавшись заминкой в беге, две механические твари вцепились мне в ноги. Боль была адская! Я почувствовал, как стальные зубы проникли до костей.

Хлыст взвился в воздух и обрушился на спины автоматов. Я оходил каждого пса по два раза, чтобы уничтожить. Они развалились, выплеснув чёрную жижу, но остальные четверо кинулись на меня, опрокинули и начали рвать. Хорошо, что на мне был хотя бы бронежилет: он защищал от атак, нацеленных в грудь и живот.

Очки здоровья таяли, я орал, не в силах терпеть боль. К тому же, Выносливости оставалось всё меньше. Не хотелось, потратив все очки, впасть в ступор – ну, или что там ждало неосмотрительного игрока.

Вей с хохотом подбежал и начал скакать вокруг меня. Его движения напоминали торжествующую пляску дикаря. Полы красного халата развевались подобно шёлковому пламени. Время от времени эльф сжимал виски, и тогда псы начинали терзать меня с большим остервенением.

Ага! Вот оно!

Вырвав руку из стальной пасти, я от души шарахнул босса хлыстом. Он не ожидал атаки и пропустил удар. Как я и хотел, конец пропитанной эманациями смерти кишки попал ему в голову и оставил поперёк лица багровый дымящийся след. Вей опустил руки и, покачиваясь, сделал пару шагов назад. Синий огонь в его глазах начал судорожно мигать. Псы отпустили меня и повернули морды к хозяину, словно ожидая команды.

Истекая кровью, я поднялся на ноги. Господи, как же было больно! Я словно весь превратился в одно сплошное воплощённое страдание! Ну, хоть сухожилия чудом остались неповреждёнными. Изодранная одежда была мокрой и прилипла к телу, раны горели, меня мутило.


Жизнь: 59


Собравшись с силами, я снова ударил босса хлыстом по лицу. Он с воплем завертелся волчком, глаза его замигали быстрее и вдруг погасли. Я замахнулся ещё раз и ещё. Из зенок упыря посыпались искры. Вей шипел, его тело свела судорога, из-за которой он не мог прикрыть голову руками. Похоже, в черепушке нокса находился волшебный имплантат, позволявший управлять механическими псами. Теперь его «закоротило», и Вею от этого приходилось несладко.

Вдруг босс огромными скачками устремился к выходу из зала. Я побежал за ним, но с прокушенными ногами это было не так-то просто. Ноксу легко удалось оторваться. Когда я добрался до дверей, его уже и след простыл. Как искать нокса в огромном доме, где он легко ориентируется?!

Вспомнив, что противник ранен, я задействовал Нюх. В ноздрях защекотало. Появился индикатор, указывавший направление, в котором скрылся Вей.

Ковыляя, я побежал (ну, или поспешно захромал) по коридорам, залам и комнатам, убранство которых поражало даже смелое воображение: босс, мягко говоря, не бедствовал. Спускаясь всё ниже, я, наконец, нашёл открытую дверь. Войдя, понял, что оказался в подвале: здесь не было окон, а потолок располагался всего в полуметре над головой.

Я сразу увидел Вея: он возился с дверью в другом конце помещения. Помня про основную задачу миссии, я позволил ему открыть её. Как только нокс распахнул дверь, кинулся к нему (опять же, скорость существовала лишь в моём воображении, хотя усилия требовались для пересечения подвала немалые; я обратил внимание, что возле шкалы Скорости имелась отметка о временно наложенном ограничении). Должно быть, босс услышал мои шаги, потому что резко обернулся.

- Это ты?! – вскрикнул он.

Его лицо было иссечено глубокими ранами-ожогами, кое-где виднелся обнажившийся череп. Из глазниц текла кровь. Кажется, нокс не видел меня. Должно быть, хлыст основательно повредил его глаза.

Чтобы проверить догадку, я взял правее. Босс повернул голову, но не сразу.

- Я слышу тебя! – воскликнул он. – И чую!

Значит, ослеп. Но у него, оказывается, тоже имелся Нюх, и действовал он не только с альвами, но и с ноксами! А я вот раненых альвов не чуял. Наверное, это недостаток викена.

И всё же, как ни крути, слепота противника давала мне преимущество. И я намеревался им воспользоваться.

Глава 23

Но радость моя оказалась преждевременной, как эякуляция у юнца, потому что Вей взмахнул полами халата и исчез.

Я поспешно послал хлыст наугад в разные стороны, однако по ноксу не попал. Должно быть, он совершил один из своих прыжков.

Решив разобраться с Веем позже, я заглянул за дверь и обнаружил перепуганных девчонок. Одной было лет четырнадцать, другой – чуть больше. Обе живые, но бледные и испуганные. Как только я приблизился, появилась надпись:


Вывести? Да/Нет.


Да, конечно. Зачем иначе я припёрся?

- Пошли со мной, - сказал я. - Меня послал ваш отец. Вставайте, вставайте! Время не резиновое.

Пленницы вскочили. Когда я направился к выходу, они последовали за мной.

Однако я собирался ещё завалить Вея. Мне требовались его анима, его монеты, вещи, магические импланты и опыт, который мне наверняка даст его смерть. Так что я снова использовал Нюх. Оказалось, тёмный не ушёл далеко и поджидал меня в холле. Велев девчонкам ждать (они не должны были видеть, как я забираю аниму, ведь это выдало бы меня), я направился туда.

Вей оставался невидим, но я знал, где он, и потому кинулся к позолоченной статуе какого-то божества, замахиваясь хлыстом. Раздался щелчок, и босс на мгновение проявился. С криком он бросился на меня, но тут же отскочил в сторону и снова исчез. Видимо, это был обманный манёвр. И, надо сказать, он удался: я почувствовал, как когти Вея впились в моё плечо.


Жизнь: 54


Развернувшись на пятках, я нанёс вертикальный удар, но костяная кишка рассекла пустоту. Зато моё бедро вспыхнуло от боли.


Жизнь: 49


Каждая удачная атака Вея забирала у меня по пять очков здоровья.

Я замер, готовясь получить очередной удар. Он не заставил себя ждать. Когти рассекли кожу на затылке. Проклятье!


Жизнь: 44


Я начал медленно поворачиваться вокруг оси, чувствуя, как за шиворот течёт кровь. Приходилось терпеть и ждать подходящего момента. Когти вошли в моё предплечье.


Жизнь: 39


Я отреагировал мгновенно: схватил эльфа за руку и ударил хлыстом, захватив его шею. Похоже, этот приём работал, только если противник стоял вплотную.

Вей оскалился и зашипел. Я принялся тянуть на себя, но босс был слишком силён. Став видимым, он лупил меня когтями, рассекая мышцы до костей. Моё тело постепенно превращалось в кровавые лохмотья. Немного спасал, снимая часть урона с атак, только панцирь. Без него пришлось бы совсем худо. Я орал от боли, но продолжал тянуть хлыст, что было мочи. Кровь летела во все стороны, Вей хрипел, воняло горелым мясом.


Жизнь: 34

Жизнь: 29

Жизнь: 24

Жизнь: 19


Наконец, нокс с хрипом упал на колени. Его руки с выпущенными когтями опустились. Я с отчаянным воплем рванул хлыст, и голова Вея отлетела, описав дугу и вращаясь в воздухе. Вокруг неё разлеталась мелкими брызгами кровь.

Я еле дышал и двигался. Чувствовал себя так, словно вот-вот подохну. Мне немедленно требовалось подлечиться. Я припал к трупу босса – практически рухнул на него.


Забрать жизненную силу.


Горячая, как лава, анима вливалась в меня, наполняя энергией каждую клеточку тела.


Жизнь: 219

Сила 20


Ого! Вот это уже неплохо.

Боль постепенно ушла – к счастью, довольно быстро. Я регенерировался, причём полностью. Ну, наконец-то!


Достижение: Победа над ноксом класса «Сюзерен».

Опыт: 85%


Что, всего?! Я был разочарован: мне казалось, что после убийства босса я достигну следующего уровня. Даже Интеллект не повысили.

Но унывать было некогда. Обыскав Вея, я забрал сорок монет, пачку документов, чётки для медитации, веер, зеркало, магический артефакт «менталь», который можно было крепить на запястье, сломанные имплантаты управления механическими автоматами-сателлитами (оказалось, что глаза босса и были этими артефактами). Забрать халат-невидимку почему-то не удалось. Возможно, дело заключалось в том, что способность исчезать была личной особенностью Вея. А может, халат относился к числу легендарных или ещё каких-нибудь там особых артефактов, которые нельзя снимать с трупов и вообще передавать другим мобам. Но тогда, наверное, имелось бы соответствующее информационное сообщение.

Я быстро просмотрел бумаги. Одна из них адресовалась некоему Валленгеру. Я отложил листок отдельно, чтобы потом внимательно изучить. Теперь предстояло разобраться со стражниками на крыльце.

Глава 24

Я подошёл к двери и распахнул обе створки. Ноксы повернулись ко мне, но я был готов к встрече, а они - нет. Хлыст ударил того, что стоял справа. Второго я схватил за руку прежде, чем он успел вытащить из-под плаща оружие.

Где-то в доме напротив засела и наблюдала за мной Аннуэль. Нельзя было выдавать свою натуру. Поэтому я втащил нокса в дом. Его раненый напарник последовал за нами. На то и был расчёт. Я начал забор анимы прежде, чем он успел наброситься.


Забрать жизненную силу.


Жизнь 224

Сила: 21


Стражник не умер, но упал, совершенно обессиленный. То же самое случилось с кучером, которого я стащил с козел кареты. Похоже, можно было высасывать ноксов, не убивая их, но только если они уже были ранены. Конечно, во время боя с несколькими противниками номер не прошёл бы: тебя прикончили бы, пока ты подпитывался. Но я держал второго нокса за руку и успел отхватить свои пять процентов. Мелочь, а приятно. К тому же таким образом я обездвижил одного из двух противников.

Тёмный попытался вырваться, но я крепко вцепился в его запястье. Хлыст описал короткую дугу и захлестнул шею нокса. Я дёрнул кишку на себя. Эльф захрипел, теряя очки жизни. Жаль, Аннуэль не видела, как я убивал ноксов, но мне требовалась их анима: я не собирался пренебрегать прокачкой.

Потребовалось ещё немного усилий, и на пол полетела оторванная голова. Она пару раз подпрыгнула с глухим стуком, почему-то напомнив мне качан капусты. С вывалившимся языком и выпученными зенками.


Забрать жизненную силу.


Жизнь: 229

Сила: 22


Обыскав тело, я забрал пять монет и золотой перстень. Попытался обыскать второго стражника, но он был ещё жив, и у меня не получилось. Прикончив эльфа несколькими ударами хлыста, я забрал две монеты. Не стоило усилий и времени.

Закончив со стражниками, я вернулся за спасёнными девчонками и вывел их на улицу. Они жались друг к другу, семенили и вертели головами – этакие перепуганные, не понимающие, что происходит, кролики из детской сказки.

Мы направились к гепарду. Аннуэль появилась на противоположной стороне улицы, перебежала её и заглянула в дом, чтобы убедиться, что охранники Вея мертвы. Затем девушка присоединилась к нам.

- Отличная работа! - сказала она.

В её голосе слышалось если не восхищение, то уважение.

- А то! – кивнул я, делая рожу брутальным кирпичём.

Мы все забрались на гепарда. Как ни странно – поместились. Правда, зверюга была действительно здоровенная. Спасённые девчонки расположились сзади. Теперь они улыбались и о чём-то шептались.

- Ты сильно пострадал? – спросила Аннуэль. – Одежда вся в крови. Сплошные лохмотья. На тебе, должно быть, живого места нет.

- Ничего, выживу.

Не говорить же было, что после регенерации на мне не осталось ни царапины. Выносливость тоже почти восстановилась.

- Подлатаем тебя, когда вернёмся, - Аннуэль коснулась загривка гепарда, и хищник пустился в путь. – Хила найдём. Возьмёшь пока аптечку?


Аннуэль предлагает обмен. Согласиться/Отказаться.


- Не надо. У меня есть, - соврал я. – Пока хватит.

- Ну, как знаешь. Если что - обращайся.

- Замётано.


Достижение: Спасение пленников.

Опыт: 100%

Достижение: Вы достигли второго уровня.

Интеллект: 13

Достижение: Ночное зрение.

Достижение: Количество мест для вооружения увеличено до четырёх.

Обновление: Опыт: 0%

Достижение: Репутация у охотников на ноксов: +20


Как мне объяснить отсутствие ран, если Аннуэль или Эренден действительно решат вызвать хила? С другой стороны, не станет же он меня раздевать. Это ж не реальный доктор. Ну, наложит пару исцеляющих заклятий или что-нибудь в этом роде – и всего делов. Хуже не станет.

Аннуэль гнала гепарда, словно участвовала в гонке. Она смотрела вперёд, так что мне оставалось лишь любоваться её точёным профилем. Особенно хорош был нос. Не знаю, почему, но он буквально приковал мой взгляд.

- А ты много завалила ноксов? - спросил я.

- Достаточно.

- Что, уже подсчёту не поддаётся?

- Ты спрашиваешь так, словно про мужиков моих интересуешься.

- А ты бы предпочла о них рассказать?

Девушка покосилась на меня с недовольным видом.

- Что я предпочла бы, так это чтоб ты заткнулся. Мы не друзья и даже не приятели. Мне просто поручили убедиться, что ты не дуешь в штанишки при виде ноксов.

- Какая грубая.

- Уж какая есть. Своё общение не навязываю.

- Да, я заметил.

В этот миг дорогу гепарду пересёк пронёсшийся мимо зверь, ощерившийся шипами, отчего немного напоминал дикобраза. На его хребте сидел закутанный в тёмную одежду всадник. Аннуэль пришлось заставить гепарда резко отпрыгнуть, чтобы избежать столкновения. Целую секунду мне казалось, что мы врежемся в дом и превратимся в лепёшку. Но, к счастью, обошлось. Всё-таки охотница была неплохим наездником. Наверное, даже отличным.

Как только бег гепарда выровнялся, Аннуэль разразилась таким потоком отборных ругательств, что я выпал в осадок.

- Господи, ты мужик, что ли?! - не выдержал я, когда она добралась до предполагаемых потомков того, кто едва не привёл нас к столкновению с шипастой тварью.

- В каком это смысле?! - Аннуэль так резко повернула голову, что я невольно вздрогнул от неожиданности. - Ты на что намекаешь?!

- Девушке так материться не стоит, особенно в обществе юных особ с неокрепшей психикой, которые приютились у нас на задках.

- Серьёзно? – удивилась Аннуэль. - Волнуешься за этих нпс?

- Да нет, конечно. Скорее, за свою веру в женственность.

- Урод чуть не врезался в нас! - буркнула эльфийка.

- Согласен, - сказал я покладисто. - Урод. Но ты мастерски среагировала. Браво.

Девушка кивнула, ничего не сказав. Но мне показалось, что ей было приятно это услышать.

Глава 25

На улицах Базарного квартала заметно увеличилось число бандитов. Теперь они не просто стояли, наблюдая за происходящим, а разговаривали с лавочниками, заходили в дома, останавливали всадников и кареты. Искали убийцу проститутки. То есть, вашего покорного слугу. Эта суета вызывала беспокойство, но не страх. В конце концов, никто не видел меня на месте преступления.

Моё внимание привлёк дряхлый старик в потрепанной шляпе и лохмотьях, стоявший на углу под вывеской с изображением кофейной чашки. В руках он держал исписанную эльфийскими буквами табличку. Перевод возник в воздухе, как только я задержался на ней взглядом: "Тень накроет город, и возмездие настигнет грешников. Трепещите, ибо вам не скрыться в этой темноте". Подобная функция возможна благодаря автоматическому переводчику, который встраивается во все игры - именно поэтому пользователи без проблем понимают друг друга. Надо только при регистрации указать свой язык. Иногда, правда, надписи не переводятся - в случае, если создатели игры поставили с какой-то целью блокировку. Чаще всего это случается с мёртвыми языками вроде латыни. Ну, или если, например, надписи служат только для декора - тогда всплывающие переводы лишь отвлекали бы игрока.

- Скоро, скоро! – хрипло выкрикивал старик надсаженным дребезжащим голосом. – Они прилетят снова! Готовьтесь! Когда тень накроет вас, будет поздно спасаться!

- Чего это он? – спросил я Аннуэль. – Местный сумасшедший?

Она кивнула.

- Известная личность. Каждый раз предрекает апокалипсис.

- Каждый раз?

- Угу. Когда Инженеры должны прилететь. Забей, всё это чушь. Если Конец Света и наступит, то не из-за них.

Я хотел расспросить Аннуэль подробней, но увидел возле "Красной заводи" серый экипаж - небольшой, но выглядевший весьма круто. На слегка выпуклом борту белела эмблема: буквы G и K в окружении дубовых листьев и раздвоенных на концах лент. Литеру "G" автопереводчик превратил в "Т", а вот "К" осталась собой. Экипаж выделялся среди прочего транспорта, стоявшего на улице. Его словно не должно было здесь быть.

- Что это за... герб? - спросил я Аннуэль, указав на карету.

Она скользнула взглядом по серому борту.

- Это из "Тайной канцелярии".

- Спецслужбы?

- Они самые. Наверное, заметили возню в квартале и явились проверить, что происходит. А может, просто какой-нибудь шпик на миссию прилетел - качаться-то надо.

Когда мы зашли в «Красную заводь», Эренден был за стойкой. Напротив него сидел, потягивая коктейль, мужик в сером. Форменная шапка с нашивкой лежала справа от него, соприкасаясь с вазочкой для арахиса. Мне была видна только узкая спина, обтянутая тканью и перехваченная по талии широким ремнём, на котором красовалась сабля в ножнах.

- Сядем здесь пока, - потянула меня Аннуэль за рукав.

Расположившись за свободным столиком, мы наблюдали за беседой Эрендена и представителя "Тайной канцелярии".

- Сколько вообще в игре ветвей развития? - спросил я девушку.

- Очень много. Вариантов полно - можешь стать почти кем угодно. Большинство, конечно, выбирает что пободрее. Вот, например, если хочешь поиграть в шпиона, добро пожаловать в "ТК", - Аннуэль качнула головой в сторону мужика в сером.

Когда тот взял шапку и начал прощаться с Эренденом, Аннуэль наклонилась ко мне и почему-то прошептала:

- С этими парнями лучше не связываться. Любой из них, кто по званию майор и выше, слишком силён, чтобы одолеть его в поединке. Им покровительствует король Одилон. Оно и понятно: гвардия «Коахена» и "ТК" - основа его власти. Так что, если хочешь сделать быструю карьеру - хороший вариант.

Девушка была совсем близко, и я незаметно потянул ноздрями воздух, надеясь уловить её аромат. Однако, к моему разочарованию, она больше не пахла.

- Что за «Коахен»?

- Клан такой. Основали альвы, приближенные к королевскому двору. Сначала были просто хилами, но потом развернулись так, что, по сути, контролируют остров. Не на сто процентов, но имеют огромное влияние. Считают себя тут хозяевами.

- А как переметнуться и стать шпиком? - спросил я, когда моя собеседница отодвинулась. - Просто любопытно.

- Так же, как при смене любой ветки развития.

Видимо, на моём лице отразилось непонимание, потому что Аннуэль закатила глаза:

- Идёшь в городскую администрацию – ратушу - и подаёшь заявление. Его рассматривают - думаю, это формальность - и удовлетворяют.

- И всё?

- Всё. Только так редко делают, конечно.

- Почему?

- Сам подумай: кому охота терять апгрейды? Ведь немалую часть развития придётся заново проходить.

- А, ну да.

- То-то и оно.

Тем временем, шпик свалил, и Эренден помахал нам короткой ручкой. Значит, заметил, как мы вошли. Ишь, глазастый чёрт.

Подойдя, мы сели у пивного дозатора с полированными рукоятями. Карлик налил нам по кружке, ловко снял плоской палочкой пену.

- Ну, как наш мальчик себя показал? – поинтересовался он у Аннуэль.

- Я видела, как он убил двух ноксов.

- Очень хорошо, - карлик перевёл взгляд на вывезенных из логова Вея девчонок, топтавшихся за нашими спинами. – Это они? Хотя не отвечайте – ясно, что да. Прошу сюда, милые крошки. Дядя Эренден позаботится о вас, - он увёл освобождённых пленниц в соседнюю комнату, но не ту, где хранил арсенал. – Меня нанял ваш папа, он скоро приедет за вами, и вы снова сможете кушать колбаску и отбивные, - донеслось до нас прежде, чем закрылась дверь.

- За успех? – предложил я.

- Давай.

Мы с Аннуэль чокнулись.

- Тебе нужно показаться хилу, - сказала она. – У нас есть один, я могу…

- Нет, мне дали адрес, - поспешно перебил я. – Съезжу туда. Заодно знакомство полезное заведу.

Вот я и нашёл повод не оставаться в «Красной заводи» до утра.

- Как знаешь, - пожала плечами Аннуэль.

В это время вернулся Эренден и прервал нашу беседу. Довольно потирая ладошки, он взглянул на Аннуэль.

- Принимаешь миссию? – спросила девушка.

- Принимаю. Вот твой расчёт, - карлик выложил перед охотницей звякнувший кошель.

Правда, небольшой. Значит, проследить за мной было миссией Аннуэль.

После этого Эренден подмигнул мне.

В воздухе загорелось сообщение:


Эренден принял выполнение миссии «Спасение похищенных и убийство Вея».


- Пора рассчитаться, - сказал карлик. – Вот твоя доля.

На стойку лёг увесистый кошель. Я сгрёб его.


Монеты: 447


Неплохо, но наверняка по местным меркам это были копейки.

- Собираешься таскать денежки в карманах? - поинтересовался карлик, наблюдая за мной. – Ещё не открыл счёт на Авалоне?

- Нет, не успел.

- Могу сделать это для тебя.

- Правда?

- Конечно. Все торговцы имеют такую лицензию. Носить деньги при себе опасно: если убьют, всё потеряешь.

- Ну, ладно. Давай, открывай.

- Без проблем.

Эренден достал из-под прилавка громоздкую машину с множеством рычажков и колёсиков. Спереди располагались круглые плоские клавиши. Постучав по ним и несколько раз с треском передвинув самый большой рычаг, карлик кивнул.

- Готово, только вот здесь пальчик приложи, - он протянул мне испещрённую эльфийскими буковками бумажную ленту. Я прижал большой палец к пустому от символов месту, и на бумаге остался мой красный отпечаток. Тут же возникла надпись:


Ваш счёт в универсальном банке Авалона открыт. Зайдите в интерфейс, чтобы управлять счетами и вкладами.


Последовав совету, я быстро нашёл нужную вкладку. Там имелась опция «Автоматически зачислять поступающие средства на счёт». Её я и выбрал. Тотчас все мои монеты переместились из карманов в банк. Чудненько! Следующая опция, рядом с которой я поставил галочку, называлась «Производить оплаты путём списания средств со счёта».

- Разобрался? – спросил карлик.

- Ага. Удобно.

- Ещё бы. Доступ из любой точки плюс безопасность. Никто не взломает универсальный банк.

С этим можно было бы поспорить, но я не стал.

Карлик убрал агрегат обратно под прилавок и с видимым удовольствием отхлебнул пивка.

- Я хочу кое-что продать.

- Нужны денежки? - понимающе подмигнул Эренден.

- Именно.

- Говорят, в игре это один из наиболее волнительных моментов. Рассматривание товаров, сравнение характеристик, примерка, - карлик даже зажмурился от удовольствия. - И, конечно, принятие решения!

- Вот-вот, - встрял я. - Мне это всё и желательно сейчас.

- Ну, тогда пойдём со мной, - спрыгнув со стула, Эренден повёл меня в арсенальную.

Анна осталась допивать пиво. Я заметил, как один из посетителей встал из-за столика и направился к ней – должно быть, ждал, когда мы уйдём, чтобы познакомиться. Как ни смешно, я почувствовал укол ревности. Всё-таки игры, особенно виртуальные, иногда так затягивают, что начинают казаться реальностью. Карлик закрыл дверь в арсенальную, лишив меня обзора.

- Ну, чем похвастаешь? – спросил он, обернувшись. – Нашлось у Вея что-нибудь стоящее?

Глава 26

Прежде всего, я сбагрил кинжалы, стрекала, менталь и побрякушки. Получил за всё двадцать девять монет. Негусто. Ножи оставил на случай, если опять придётся кого-нибудь пытать. Может, впоследствии я обзаведусь чем-нибудь получше – паяльной лампой или утюгом, - а пока сойдёт и это.

Карлик смотрел на меня выжидающе.

Ах, да, я же должен был вернуть ему снаряжение.

- Сколько стоит хлыст? – спросил я.

- Сто пятьдесят.

- А помощнее нет чего-нибудь?

Эренден обвёл комнату широким жестом.

- Выбирай. Всё, что доступно, за твои деньги.

Над каждым предметом в лавке всплывало окошко с характеристиками. Над некоторыми – ещё и изображение амбарного замка. Эти предметы я пока приобрести не мог – не хватало уровня.

- Стрелковое оружие эффективно только на небольшом расстоянии, - проговорил Эренден. – Исключая самострелы-дальнобои, но их надо апгрейдить, да и самому развивать точность прицеливания. К тому же, требуется время на перезарядку после каждого выстрела. Наибольший урон наносит оружие ближнего боя – мечи и хлысты, например. Но и его нужно совершенствовать. Зато оно имеет наибольшую точность попадания в цель. К тому же, при использовании такого оружия характеристика Силы добавляет процент к наносимому урону.

- Ла-а-дно, глянем, чем ты богат, - я окинул товары придирчивым взглядом. - Хм… Как насчёт вот этого… м-м-м… серпа?

Оружие, на которое я указал, представляло собой широкий стальной полумесяц с немного изогнутой рукоятью, покрытой искусной резьбой.

- Хорошая штука, - одобрил выбор карлик.

Стоила «хорошая штука» двести кредитов, зато урон наносила в полтора раза больший, чем хлыст. Остальное, кажется, уступало по характеристикам, но мне требовалось ещё оружие – на всякий случай. Я перешёл к стойке с арбалетами, луками и самострелами. Здесь разобраться в параметрах было несколько сложнее, так что я потратил добрых десять минут, чтобы всё тщательно изучить.

- Продаю арбалет.

- Семь монет, - сказал карлик. – Такое оружие – дешёвка, его везде полно, так что не обессудь.

- Согласен.

Арбалет перешёл во владение Эрендена, а мой банковский счёт слегка пополнился.


Монеты: 483


- Беру вот это, - я указал на маленький скорострельный арбалет с короткими, толстыми болтами, рекомендованный против тяжёлой брони. Правда, эффективен он был только на близком расстоянии из-за сильного разброса стрел. – И десять связок болтов к нему.

- Сделано, - улыбнулся карлик.

Ему перешли сорок моих монет.

- И серп.

- Он твой, братишка.

У меня оставался ещё один слот под оружие.

- Хлыст оставляешь? – поинтересовался Эренден.

- Нет, возвращаю, хотя штука прикольная.

- Могу сделать скидку.

- Да? И какую?

- Двадцать монет.

- Итого сто тридцать?

- Именно.

Я выложил перед карликом глаза Вея. Они выглядели как шарики, собранные из множества мелких деталей. Выполнены артефакты были искусно, так что их запросто можно было принять за ювелирные изделия.

- Что дашь за них?

Эренден достал из кармана лупу и секунд десять изучал артефакт.

- Сломанные, - вынес он вердикт. – Хотя производитель хороший – Инженеры Лапуты делали, а местные Механики доводили. Даже клеймо есть, - Эренден указал на какой-то едва различимый значок, выдавленный в корпусе артефакта. - Могу предложить пять монет. Или! - он поднял указательный палец. – Заплати за починку, и я соберу для тебя из двух глаз один, зато рабочий. Ещё за несколько монет я вживлю тебе это устройство, и ты сможешь управлять автоматами, - Эренден показал на витрину справа. – Боевые механоиды, разведчики, мини-убийцы. Очень широкий выбор сателлитов.

Я окинул взглядом множество механических птиц, насекомых, ящериц и прочих автоматов от простеньких до покрытых гравировкой и инкрустированных самоцветами. Глаза разбегались при виде такого великолепия.

- Надо сначала глянуть цены, - проговорил я.

- Пожалуйста, изучай.

Я стал рассматривать автоматы. Да, предложение было чертовски заманчивое. Собачки Вея мне очень понравились. Я б с удовольствием обзавёлся чем-то подобным.

- Есть механические псы?

Карлик развёл руками.

- Таких крупных не держим. Места маловато.

Да, клеток с боевыми животными я действительно в арсенальной не заметил. А жаль.

- Ладно, посчитай, во сколько мне обойдутся ремонт и имплантация.

- Починка пятнадцать, вживление – десять. Итого двадцать пять. Сущие гроши, что тут думать?! Были бы эти штуковины исправны, стоили бы куда больше. Зря ты их раздолбал.

- Выбора особо не было.

- Ясно. Словом, решайся. Предложение – огонь!

В общем-то, карлик был прав.

- Ладно, давай. И я возьму вот этого сокола-разведчика.

- Не вопрос.

Эренден забрал мои деньги.


Монеты: 203


- Прошу в лазарет, - он указал на дверь слева. – Это быстро, не успеешь соскучиться. Обезболивание включено в счёт.

Глава 27

Мы прошли в комнату, меньше всего похожую на операционную: облупившаяся краска, пятна плесени по углам и на потолке, покрытый тёмными разводами пол и запах скотобойни. Приборы выглядели допотопными, и только жутковатого вида инструменты сверкали отполированной сталью. «Ну, хоть не ржавые», - сказал я себе, садясь по указанию Эрендена на стул, обитый потрескавшейся коричневой кожей.

- Сначала волшебный укол, - пропел карлик, беря пневматический шприц-пистолет. Из медного корпуса торчали громоздкие «ушастые» винты. – Сладких снов.

Анестезия начала действовать, путая мысли. Всё подернулось туманной дымкой, покосилось, но тут же прояснилось и выровнялось. Карлик подошёл с причудливой железкой в руке: она походила на разлапистый кухонный комбайн минимальной комплектации, только с сорванным корпусом и утыканный жутковатого вида блестящими иголками, крючками и лезвиями. Трудно было даже вообразить, что именно можно делать с его помощью. Ну, разве что пытать, да и то...

- Прежде всего, надо вынуть твой настоящий глаз, - принялся комментировать Эренден, забираясь на непонятно откуда взявшуюся табуретку, чтобы оказаться вровень с моей головой. - Обрежем нервы и мышцы. Всё это тебе больше не понадобится.

- Ты уже отремонтировал имплант? - спросил я и удивился, что могу ворочать языком.

Неужели анестезия не подействовала? Однако попытка пошевелить рукой или ногой не увенчалась успехом.

- Починил, починил! - мерзко захихикал карлик, поднимая мне короткими пальцами веко.

Он вдруг напомнил мне ребёнка, предвкушающего, что вот-вот откроет новую машинку и поглядит, как она устроена внутри. Кишки словно сжала ледяная рука.

- Все вы у меня вот где! - бормотал Эренден, кривя рожу и заглядывая мне в зрачок. Стрёмная железка в его "детской" ручке приблизилась и коснулась моей кожи возле носа. Холодная, словно из морозилки только что вытащили! - Хотите стать лучше, сильнее, ловчее, - бормотал карлик, прищурившись. - А толку? Суета сует - и ничего больше! Все эти ваши усовершенствования плоти только создают иллюзию, что вы чего-то стоите. Достижения! - Эренден неожиданно харкнул на пол. - Бред! Нет, правда: самый натуральный бред! - я почувствовал, как ледяная сталь входит под глазное яблоко. Это была не боль, но осознание происходящего: я не страдал, но ощущал движения инструмента - словно под глазом копошилось насекомое с жёсткими усиками. - В игре вы становитесь всё круче, а потом возвращаетесь в реальность и окунаетесь в то же повседневное говно, из которого сбежали сюда. И какой во всём этом смысл? Иллюзия? Обман? Кто-то мне заливал, что, мол, нет ни иллюзий, ни действительности, а только совокупность сигналов, идущих от органов чувств в мозг. И, стало быть, реальность существует лишь внутри головы. А какой она будет, зависит от органов чувств, - карлик осуждающе покачал головой, и сталь царапнула о глазницу моего черепа.

Вдруг Эренден отвернулся и взял книгу в бордовом переплёте. Я не помнил, чтобы она находилась в операционной до этого момента. На обложке виднелся вытесненный золотом символ - четыре отпечатка пальцев, обведённые разорванным снизу треугольником.

- Сколько раз ни перечитывал Заветы Чёрного Зверя, всё равно не понимаю их смысла, - пожаловался Эренден, потрясая книгой перед моим лицом. - Не понимаю, но точно знаю: от этого культа лучше держаться подальше! Свидетели Солнца утверждают, что всё началось с Некрополя. Будто бы там Древние нашли элементали смерти, с помощью которых не то пробудили, не то призвали Зверя. И с тех пор всё изменилось. Я видел этих свидетелей! - карлик расхохотался и швырнул книгу на пол. Она упала, раскрывшись на середине. - Ходят в жёлтых балахонах, лица красят в золото. Вживляют себе особые артефакты, которые якобы, если их активировать, избавят от власти Зверя! Да только никто не активирует. Понимаешь? Верят, а ссут. Разве так бывает?

Уже несколько секунд мне казалось, что Эренден увеличивается в размерах, и теперь в этом не осталось сомнений: карлик вырос сантиметров на тридцать, раздался в плечах, пропорции его тела выправились. Он возвышался надо мной. Ему больше не требовалась табуретка. Он сошёл с неё и отшвырнул пинком. В его пальцах вдруг оказался мой глаз. С бледного, испещрённого красными и синими прожилками яблока свисали похожие на освежёванных червей нити - нервы.

- Хоть весь набейся артефактами, а всё равно останешься дерьмом, не смеющим открыть рот без дозволения Зверя! - проговорил со злостью Эренден. Кровь текла по его пальцам. - Уходишь в игру, чтобы хоть на миг ощутить, будто управляешь собственной жизнью, а там такое вот! Куда ни плюнь - ограничения. А Зверь, говорят, ненавидит всех и вся. Спит и видит, как бы уничтожить наш мир! Ну, или, хотя бы Авалон. Оно и неудивительно: чего ждать от того, кого призвали с помощью элементалей смерти? Древние-то хотели власти. Думали, получат от него. Ходят слухи, они просили сделать их монгрелами, чтобы и днём ходить, как альвы. Но Зверь их послал куда подальше. Есть ему дело до амбиций каких-то Древних! С тех пор они прячутся. Впрочем, всё это слухи да легенды. Могут врать, сам понимаешь.

Эренден кинул глаз в белый контейнер и закрыл крышкой. Потом с лязгом швырнул в стальной лоток окровавленный инструмент и зачем-то опустился на четвереньки. Его руки и ноги начали выворачиваться, ломаться, пока не превратились в суставчатые лапы гигантского насекомого. Эренден побежал по полу, ловко их переставляя.

- Да, эльфом был мелким, а паучарой стал здоровущим, - словно прочитав мои мысли, произнёс он и переместился на стену. – Это из-за дыхания Зверя уродился я таким. Оно отравляет всё вокруг. Медленно, но верно. Рано или поздно Зверь погубит наш мир! Я мог бы жить среди сидов, но нашёл себе призвание на поверхности. Пока мой бизнес процветает, я полезен собратьям, и меня не тронут. Но считают ли меня своим? Далеко не все!

Было жутко наблюдать за тем, как бывший карлик ползает, перебирая лапами, оканчивающимися удлинившимися гибкими пальцами. Вот он оказался на потолке и свесился этаким мешком, глядя на меня фасеточными, вылезшими из глазниц зенками.

- Жизнь - это бесконечная трансформация, - произнёс он шепелявым голосом. - Постоянная череда состояний. Внутри и снаружи. Меняются и начинка, и овчинка. В этом смысл прокачки - не оставаться одним и тем же. Вот только имплантаты, протезы и всякие там навыки в этом никакой роли не играют. Это просто мишура. Она завлекает и отвлекает.

Словно в подтверждение своих слов Эренден опять начал меняться: передние лапы отделились от потолка и разрослись в кожистые крылья, раскрывшиеся двумя бледно-коричневыми парусами. Одежда покрылась волосами, через несколько секунд слившимися в густой мех. Лицо тоже преобразилось: глаза сузились, хоть и остались фасеточными, как у насекомых; уши удлинились и заострились; нос сжался в пятачок и вывернулся ноздрями наружу.

- Вот к чему ты стремишься! - шепеляво проговорил Эренден. - Начавший с чистого листа летит, не имея крыльев, в ночь, лишённую звёзд! - он вдруг рассмеялся, да так, что заколыхался всем телом. – Демон, живущий в глубине души нокса, рвётся наружу! Он и его носитель хотят воссоединиться, дабы стать чем-то новым, более сильным. Но ничто не даётся просто так. Мощь имеет цену. Демон, проникший в душу, пожирает её часть!

Мгновение мне казалось, что задние лапы карлика оторвутся от потолка, и мой уродливый визави шмякнется на пол, но этого не произошло. Вместо этого Эренден плотно обернулся крыльями, сразу став похожим на куколку насекомого.

Я почувствовал приступ тошноты, всё вокруг начало темнеть, и спустя пару секунд меня окутал липкий, непроглядный мрак.

"Лишённую звёзд..." - эхом донеслось до меня откуда-то издалека.

Глава 28

Почти сразу я снова оказался в операционной. Чернота длилась лишь мгновение - я словно просто прикрыл глаза.

Карлик складывал в мойку окровавленные инструменты. Со стороны выглядел он жутковато - вылитый герой ужастика, только что закончивший очередное грязное дело. Но ничего ни от паука, ни от крылатого монстра в нём больше не было. Похоже, всё, что я видел в течение последних минут, было лишь галлюцинацией, вызванной действием анестезии. Признаться, я испытал нехилое облегчение, когда эта мысль посетила мою голову.

- Поздравляю! - сказал Эренден через плечо. – Теперь ты – счастливый обладатель модуля управления сателлитами.


Достижение: Установка имплантата.

Опыт: 5%

Интеллект: 14


Я слез с кресла, и мы вышли в арсенальную.

- Твоя покупка, - Эренден протянул мне сокола-разведчика.

Я, не разглядывая, положил механоида в Инвентарь. Затем поднял руку и пощупал левый глаз. Он был твёрдый.

- Всё по-честному, - прокомментировал карлик. – Не сомневайся. «Красная заводь» клиентов не дурит.

- Думаю, прихвачу ещё вот это, - я указал на игломёт.

- Прекрасный выбор, - одобрил Эренден. – Защита интересует?

Кстати, да, хорошо, что напомнил. Надо было повысить свои шансы, так сказать.

- Полный доспех есть?

- Тебе не по карману.

- А что предложишь?

Эренден подвёл меня к висевшим на стене панцирям, латам, кирасам, кольчугам, поножам, шлемам, перчаткам и маскам. Последние отличались разнообразием и креативностью – можно было купить череп, звериную морду, чьё-нибудь лицо, забрало самурайского доспеха, физиономию мультяшки и так далее. Явно некоторые были созданы игроками, сремившимися покреативить, а затем продавшими плоды своих трудов.

После короткого колебания я сдал панцирь, который карлик выдал мне перед заданием, и купил вместо него другой, понадёжней, с защитой от тяжёлых арбалетных болтов. Также взял поножи и наручи из лёгкой брони.


Монеты: 145


- Рюкзак оставь себе, - великодушно сказал карлик. – Подарок.

- Твоя щедрость не знает границ.

- Будешь брать хлыст-то?

- Наверное, нет. Хватит мне железа.

- Ну, смотри, дело хозяйское.

Вспомнился приём с захватом шеи противника. Эх, полезная штука! Но набирать сразу кучу оружия - ошибка новичка. Потом всегда оказывается, что большая часть не нужна. Лучше развивать одно-два, разного типа. И, в первую очередь, холодняк, раз в игре топят за него.

Когда мы подошли к двери, перед глазами всплыла надпись:


Завершить торговлю? Да/Нет.


Я ответил согласием.


Достижение: Ведение торговли. Совершение покупок.

Опыт: 10%

Интеллект: 15


Когда мы вернулись в бар, Аннуэль не было. Зато мужик, подкатывавший к ней, сидел за своим столом, отчего я испытал облегчение: значит, она не ушла вместе с ним. Знаю, глупо ревновать к игровому образу, но инстинкты сильнее разума. Особенно половые.

- Мне нужно к врачу, - сказал я. – То есть, к хилу. Увидимся… когда увидимся.

Эренден кивнул.

- Здоровье прежде всего. Заходи, не стесняйся. Работы много.

На улице Аннуэль тоже не оказалось. Я почувствовал сожаление и тут же одёрнул себя: нечего таять при виде сексуальной бабы, как обоссанный снег!

Мимо прошли два бандита. Один из них смерил меня с головы до ног внимательным взглядом, но не остановился. Наверное, потому что я вышел из «Красной заводи». Так или иначе, мелькать на улицах Базарного квартала слишком часто не стоило. Хоть против меня и не было улик, новичок мог вызвать подозрения.

Надо было отправляться, но я вдруг заметил, что всё вокруг приобретает подозрительный алый оттенок - словно кто-то поставил передо мной светофильтр и подкручивал настройки, делая его всё гуще.


ВНИМАНИЕ!!! ОПАСНОСТЬ!!!


Надпись выскочила, как чёртик из старой табакерки с сюрпризом.


Немедленно примите пилюлю Адельфуса. Вы подвергаетесь смертоносному дыханию Чёрного Зверя. Уровень накопленных токсинов в вашем организме достиг критического уровня. До начала действия Негативного эффекта «Отравление» осталось: 60... 59... 58...


Вот так новость! Значит, всё это время я травился вонью из пасти какого-то местного божества! Надо будет при случае обзавестись чем-то вроде счётчика, если таковые здесь имеются. По идее, должны быть. Как раз чтобы игроки не сталкивались с такими вот неприятными сюрпризами и могли глотать лекарства вовремя.

Конечно, я понятия не имел, где взять означенные пилюли. На миг меня охватила паника, ведь секунд оставалось на табло таймера всё меньше. Но тут в памяти всплыли слова Аннуэль про дурь, которую толкали на улицах Базарного квартала. Я кинулся к одному из лотошников. Завидев меня, он расплылся в заискивающей улыбке.

- Что надо, приятель? У меня широкий выбор.

Как только он это произнёс, сбоку от него появился прайс на товары.

- Пилюли Адельфуса! - выдохнул я. - Скорее!

На лице продавца отразилось озабоченное понимание.

- Три монеты за штуку.

- Давай четыре!

Мне удалось расплатиться и закинуть в рот продолговатую оранжевую пилюлю за восемь секунд до того, как закончилось время. Едва я проглотил её, таймер остановился и исчез, а мир утратил кровавый оттенок.


Монеты: 133


- Как часто их надо принимать? – спросил я лотошника.

- Раз в сутки, дружище. Недавно на острове, да?

- Ага. И наслаждаюсь каждым мгновением!

Благодарно кивнув продавцу, я убрал остальные таблетки в карман и направился к своей лошадке.

Перед глазами появилась надпись:


Завершить торговлю? Да/Нет.


Да.

На первое время таблеток должно было хватить. А если понадобится ещё, я теперь знал, где взять. И хоть мне не начислили за это открытие опыта, оно было полезно.

Глава 29

Сев на коника, я поехал вдоль улицы. Вывески сверкали и переливались волшебными огнями, некоторые двигались. На стенах мелькали, сменяя друг друга, то ли проекции, то ли голограммы: надписи, артефакты, продукты, экипажи, животные, оружие, голые извивающиеся тела. Одна реклама привлекла моё внимание. «Остров Лапута рад предложить вам новейшие разработки наших инженеров, - говорил обритый наголо мужчина в тёмно-синем костюме с серебряной вышивкой. – Уже совсем скоро мы прилетим в ваш город, так что следите за сообщениями о скидках, акциях и промокодах. Самые выгодные условия – в течение первых трёх дней начала торгов».

Кажется, Аннуэль говорила что-то про летающих инженеров – когда мы заметили на улице сумасшедшего, предрекавшего апокалипсис.

В голове раздался голос «матери»:


- Какие планы, сынок?

- Честно говоря, без понятия. Есть идеи?

- Тебе нужно позаботиться о дневном убежище. Оставаться в «Красной заводи» небезопасно.

- Это я и сам понимаю. Придётся забиться в какую-нибудь дыру перед рассветом. К счастью, ночь только началась, и до восхода солнца полно времени.

- Нет, «дыра» - это несерьёзно. Тебя могут обнаружить. В городе полно всяких… В общем, кто только не шныряет.

- И что ты предлагаешь?

- Направляйся по следующему адресу.


Интересно, она всё ещё следила за мной? Ползала по стенам или крышам, затесалась в уличную толпу? А может, в темноте над домами парил автомат-шпион вроде того, который лежал в моём Инвентаре?

Всплыл адрес. Я пробежал надпись глазами, но она мне ни о чём не говорила, естественно.


- Там тебя встретит Тристиан, - сказала мать. - Он знает, кто ты, и ждёт тебя.

- Зачем?

- Тристиан предоставит тебе дневное убежище.

- Но ещё далеко до рассвета.

- Просто познакомьтесь. Чтобы ты знал, куда податься, когда придёт время.

- Хм… Ну, хорошо.


Я открыл карту и выбрал указанный адрес. Навигатор обновил данные и выстроил маршрут. Название улицы и номер дома отправились в Журнал событий.

Вообще, мне не нравились эти подсказки. Я бы предпочёл иметь больше самостоятельности, но, может, мать была реальным персонажем, а не просто туториалом, и нам ещё предстояло встретиться. И Тристиан тоже должен был сыграть какую-то роль, кроме как предоставить мне убежище на первое время. В общем, я решил, что, как только немного освоюсь, постараюсь соскочить с этих наводок. В конце концов, мне в игре жить предстояло несколько лет, а делать это интереснее в «открытом мире», а не вот это вот всё – иди туда, не стой на ветру, а то говном с вентилятора забрызгает.


- Этот Тристиан, он нокс? – спросил я мысленно, решив немного расспросить о том, с кем мне предстояла встреча.

- Разумеется. Мой старый друг.

- Значит, он не прикончит и не сдаст меня?

- Нет, можешь доверять ему.


«Я и тебе-то не доверяю», - подумал я. Но что было делать? Мне действительно требовалось убежище на день.

Пришпорив коня (на самом деле, выбрав в управлении «Перейти на галоп»), я понёсся через город, следуя путеводному светлячку навигатора. Ну, и следя за параметром Выносливости своего жеребца, конечно. А то загнанных лошадей пристреливают, и всё такое. Пешкодралом топать было не интересно.

Глава 30

По пути мне открывались новые особенности города эльфов. Некоторые дома соединяла канатная дорога, частично обрушенная. Пару раз я видел свисавшие с неё на тросах искорёженные вагоны, похожие на огромных, запутавшихся в паутине насекомых. Пересекая большую площадь, конь едва не наехал на распростёртое тело – я не заметил его в темноте сразу и чудом успел вывернуть уздечку. Мёртвый игрок или декор? Тела убитых здесь не исчезают, так что мог быть и первый вариант.

В небе кружились и издавали противные скрипяще-каркающие крики какие-то существа, похожие на крупных птиц, но с длинными и тонкими хвостами. В центре площади возвышалась триумфальная арка, покрытая барельефами: древние доспехи, шлемы с плюмажами, оружие и связанные пучками прутья с воткнутыми в центр секирами - атрибуты ликторов. Прутьями пользовались в Риме, чтобы разгонять толпу. Вернее, чтобы символизировать такую возможность. На самом деле эти пучки имели скорее символическую функцию.

У основания помпезной арки копошились тёмные фигуры - наверное, бродяги. Тускло мерцал огонь, прикрытый бортами большой дырявой бочки. Когда я пронёсся мимо, вслед мне хрипло залаяла собака. Ну, или существо, похожее на неё. Благодаря Ночному зрению нокса я разглядел обернувшиеся ко мне бледные, худые лица и отрешённые, будто стеклянные, глаза. Жутковатое зрелище, если честно.

Постепенно высоких домов становилось меньше. Разделённые светящимися линиями районы, по которым я проезжал, мало отличались друг от друга, но тот, где располагался адрес, указанный матерью, видимо, относился к старой части города: большие здания торчали здесь, словно вбитые в землю одиночные колья, а не образовывали бамбуковую рощу, как в некоторых иных кварталах.

Наконец, я добрался до невысокого дома в глубине запущенного парка и, медленно проехав по алле, заросшей травой, остановился у крыльца.

Фасад выглядел так, словно зданию было лет триста: облупившаяся штукатурка, трещины, тёмные пятна и следы дождевых потёков. В общем, весьма живописно.

Я наступил на одну из разбросанных повсюду листовок. В Авалоне их было полно: разного цвета и размера, плотности и формы, с картинками и без, они валялись на улицах, словно осенние листья. Я читал, что когда-то во время войн с самолётов скидывали целые тонны агитационных флаеров с целью поразить дух вражеского населения. Наклонившись, я подобрал для интереса три листовки. Может, мне просто хотелось взять паузу перед тем, как постучаться в старый дом.

Первый флаер предлагал интимные услуги и обещал удовлетворить любые, даже безумные (это слово было набрано крупным, жирным шрифтом) фантазии. На обороте приводился прайс, вполне демократичный. Рисунок девушки-фури с высунутым язычком и прищуренным глазом дополнял дизайн. Вторая бумажка зазывала в некое "Братство Последнего Дня". Видимо, так называлась одна из местных сект. Ну, или церквей. Я ещё не разобрался, как у эльфов устроено с религией. А вот третий листок неожиданно заинтересовал меня. Он оказался вырванной из книги страницей.


"... и если, охваченный гордыней, решишь, что можешь обойтись без Зверя, или что свободен от его власти, или что готов бросить ему вызов и одолеть его, и возжелаешь нарушить Заветы, то знай: нет силы, способной дать тебе это, и нет возможности избавиться от влияния Зверя, ибо всё сущее пребывает в его власти и ведении. Захочешь отступить от его Заветов - он уже видит сие. И карает непокорных мгновенно, не давая совершить отступничество до конца - и в этом его великое милосердие, так как уберегает от греха и лишь отлучает от сердца своего. Напомним же, что... "


Очевидно, страница была выдрана из книги Чёрного Зверя вроде той, что показывал мне во время галлюцинации Эренден. Поразмыслив пару секунд, я не стал выбрасывать листок, а сложил его и отправил в Инвентарь.

Затягивать знакомство с маминым приятелем было бессмысленно. Кто бы ни ждал меня за стенами старого особняка, я должен был с ним встретиться. Хотелось надеяться, что хозяин дома окажется настроен дружелюбно.

Поднявшись по щербатым ступеням, я заметил под козырьком крошечную птичку, не сводившую с меня выпученного глаза. Улетать она явно не собиралась.

Звонка не было. Я уже собирался постучать, когда птичка открыла клювик и заговорила грубым мужским голосом:

- Кто ты такой?

От неожиданности я даже вздрогнул. Пришлось подождать с ответом пару секунд, чтобы сориентироваться.

- Усталый путник, ищущий ночлега... Тьфу! Наоборот: желающий скоротать день. Правда, не прямо сейчас, а попозже, ближе к рассвету. А пока мне бы просто познакомиться. В общем, не приютит ли меня благородный лорд, владеющий этим оазисом...

- Хватит нести чушь! Отвечай на вопрос толком, пока не схлопотал стрелу в сердце или чего похуже!

Почему-то я сразу поверил, что это был не блеф. Чувак, обитающий в таком особняке, едва ли имел чувство юмора. Ладно, как говорил классик, иногда важно быть серьёзным. Ну, или что-то в этом роде. В литературе я не силён.

- Как тебя зовут? - решил конкретизировать вопрос мой невидимый собеседник.

- Азгар. Мне сказали, ты ждёшь меня.

- Азгар? Ах, да… неудачный эксперимент. Ладно, заходи.

Дверь бесшумно открылась (ага, даже петли не скрипнули), и я вступил в тёмную прихожую. Пахло плесенью и пылью.

- Иди вперёд, не ошибёшься.

Я двигался в полумраке (видно было неплохо - благодаря свежеприобретённому Ночному зрению, конечно), пока не упёрся в занавеску. Отодвинув её, зашёл в светлую комнату без окон. Очевидно, наружные рамы были всего лишь имитацией, маскировавшей жилище нокса.

Хозяин дома появился, встав из кресла с высокой спинкой-крылаткой.

- Меня зовут Тристиан.

Он подошёл, но не протянул мне руку. Ну, не больно-то и хотелось. Я решил, что, если будет слишком задаваться, просто прикончу его и заберу аниму. Друг он маме или нет - меня это не касалось. Мне надо было прокачивать персонажа, и чем быстрее, тем лучше. «Так что в твоих интересах оказаться действительно полезным», - подумал я, глядя на тёмного.

Глава 31

Он стоял близко, к тому же, прямо под одной из масляных ламп, поэтому его можно было хорошо рассмотреть: среднего роста, коренастый, чёрные волосы пострижены в кружок, тонкие усики походили на полоску, проведённую краской, серые глаза с лёгким прищуром. Одет был тёмный эльф в домашнюю куртку со шнуровкой, свободные штаны и туфли с богатой вышивкой.

- Ивельда заходила, - проговорил он. - Буквально на несколько минут. Просила тебя приютить. Она уверена, что ты ещё принесёшь пользу клану.

- Я думал, клан уничтожен.

- Не весь. Кое-кто остался.

- Ты?

- В том числе.

- Думаю, полное истребление гиллиханов – вопрос времени, - заметил я. - Гвардия Одилона, похоже, взялся за дело с большим энтузиазмом.

Тристиан сел на диван и, закинув ногу на ногу, достал трубку. Я опустился в кресло напротив. Ох, и приятно же было посидеть на мягком вот так, откинувшись и расслабившись!

- Кажется, тебя это совсем не расстраивает? – заметил нокс.

- С какой стати?! Клан собирался меня убить и спустить останки в канализацию.

Тристиан понимающе кивнул и принялся набивать трубку табаком.

- И ты считаешь, что мы все имели отношение к этим экспериментам? И я, в том числе. Поэтому говоришь так, чтобы задеть мои чувства?

- В общем, да.

- Должен тебя огорчить. Я не учёный. И понятия не имел, что делают в лабораториях, если не считать общего направления исследований.

- Можно подумать, ты мне сочувствуешь!

- По правде сказать, нет.

- Спасибо за честность.

Тристиан насмешливо улыбнулся. Похоже, чувство юмора у него всё же имелось.

- Ты не похож на того, кто нуждается в жалости.

Тут он был прав.

- Верно, не нуждаюсь. Оставим эту тему.

- Я только «за». Что же касается деятельности королевских гвардейцев… Ивельда уверена, что нас предали. Я склонен с ней согласиться. Альвы не могли сами узнать о наших лаборатория, базах, складах и штаб-квартирах – по крайней мере, не в таком масштабе. Их разведка не слишком хороша, иначе они бы уже разделались со всеми нами.

Тристиан, наконец, закурил. Причём, огонь добыл, просто щёлкнув пальцами. Фокусник хренов!

- Крот? – спросил я, глядя, как он выпускает кольца сизого дыма.

- Да!

Судьба клана Гиллихан, пытавшегося избавиться от «ублюдка», мало меня заботила, но, очевидно, Тристиан не просто так делился с гостем информацией.

- Это значит, что альвы выяснят, кто именно сбежал из лаборатории. Я имею в виду Ивельду. Они установят её связи. В том числе, узнают обо мне. Предатель просветит их. И тогда они явятся сюда. Они будут охотиться на Ивельду. Отправят ноксдоров. Слышал о таких?

Да я сам был одним их них! Даже репутацию имел.

- В общих чертах.

- Мерзкие твари. Выслеживают нас и убивают ради денег. Уверен, даже удовольствие от этого получают.

Похоже, мамочка не сочла нужным просветить старого друга насчёт рода моих занятий. К которому она, кстати, имела непосредственное отношение.

Тристиан яростно выпустил изо рта струю дыма.

- А на меня они станут охотиться? – спросил я.

- Едва ли. Кажется, о твоём существовании известно мало кому.

- Ноксы видели меня в месте эвакуации.

- Да? Ты убил их?

- Одного. Чтобы завладеть каретой.

Тристиан сбросил пепел в фарфоровую чашу.

- Клану сейчас не до тебя, - сказал он. - Нас выслеживают, чтобы добить оставшихся.

Тристиан окинул меня взглядом и брезгливо поморщился.

- Почему бы тебе не переодеться? Ты выглядишь, словно дрался с рысогоргоной.

«С одним из ублюдков вроде тебя я дрался!» - хотелось ответить мне, но вместо этого я спросил:

- Что за рысогоргона?

- Вид мутантов, болтающихся за пределами острова. Порожденья ядовитого дыхания Зверя. Лучше с ними не встречаться. Так как насчёт привести себя в порядок?

- Я не против.

Мне было даже интересно, что предложит мой визави.

Тристиан встал и жестом предложил следовать за ним. Мы пришли в комнату, где нокс открыл большой платяной шкаф.

- Выбирай!

Признаться, у меня глаза разбежались. Я словно попал в костюмерную поп-звезды или на распродажу. Шмоток было полно, и все высшего качества. Я снял с вешалок три комплекта, чтобы получше разглядеть. Тристиан наблюдал за мной, сложив руки на груди.

- Когда-то я не сидел дома, - сказал он. – Каждую ночь выходил на прогулку. Тот ещё был повеса. Эти вещи напоминают мне о прошлых временах.

Ой-ой, какие мы байронические кокетки! С другой стороны... Я представил, как тёмный наряжается и отправляется в клуб, чтобы склеить там тёлку и потом отжать у неё аниму. Что, интересно, заставило его стать отшельником, если не врал. Хотя зачем ему? Я же всего лишь неудачный эксперимент по выведению монгрела; то есть, по сути, - брак.

Я остановился на кожаной куртке со стоячим воротником, чёрных штанах и высоких сапогах цвета мокрого асфальта. В характеристиках было заявлено, что они пропитаны жиром какого-то горобыка и не промокают. Круто и практично. Было, конечно, искушение напялить леопардовые лосины, но я взял себя в руки и мужественно отказался от этой идеи.

- Думаю, определился, - сказал я, отложив шмотки. - Беру это.


Тристиан предлагает обмен. Согласиться/Отказаться.


Конечно, согласиться. Вещички перекочевали в мой Инвентарь, и я тут же переоделся. Всё село, как влитое.

- Неплохо! - одобрительно кивнул Тристиан. – Это кожа чёрного гигантского шестирога, она очень прочная. А обувь не промокает. Чаю?

- Что ты чаешь? – не понял я.

- Чаю налить?

- А-а. Можно.

Хотелось бы знать о причине такой невиданной щедрости. Зачем ноксу даром расставаться с вещами, да ещё и отдавать их монгрелу?

Глава 32

Мы вернулись в «гостиную». Я обратил внимание на картины, висевшие на стенах: одна изображала группу воинов, взывавших к какой-то сущности, нависавшей над ними; на другом полотне посреди поля торчали вертикально поставленные камни – менгиры; с неба била молния. Третья картина представляла человека с бычьей головой. Четыре глаза источали алое сияние, когти на руках покрывала свежая кровь. Кожу чудовища покрывали золотые узоры. Монстр находился посреди могильных камней и склепов весьма причудливой архитектуры.

- Днём гвардейцы не придут, - сказал Тристиан, чем отвлёк моё внимание от живописи. - Альвы знают, что наши убежища хорошо спрятаны, и им до них не добраться. Но вечером придётся уходить. Здесь оставаться опасно.

- Почему Ивельда попросила помощи у тебя? Ты мой отец?

Предположение казалось мне вполне логичным. Хотя вести такие разговоры в игре немного бредово. Для этого надо заставлять себя отыгрывать роль персонажа, а мне не хотелось. Хотелось просто жить и получать удовольствие. Насколько это возможно, конечно, если ты не по своей воле сюда попал, а во исполнение приговора.

Тристиан выпустил густое облако табачного дыма.

- Нет. Я отец Унтериана, а ты – просто его копия.

- Клон, что ли?

- Можно и так сказать.

Понятно. Значит, угадал.

- Откуда у тебя деньги и оружие? – вдруг спросил нокс. – Ивельда дала?

- Нет, сам раздобыл.

Я уже давно привык полагаться, прежде всего, на себя. То, что я пока делал здесь, было цветочками по сравнению с тем, через что я прошёл в настоящей жизни. Промышленный шпионаж был основным источником моих доходов. Вот, где надо держать ухо востро, потому что земля то и дело горит под ногами. Сколько раз меня пытались обмануть, подставить или убить – не сосчитать. И приходится адекватно отвечать на такие попытки, иначе люди решат, что с тобой можно не считаться. Когда меня приговорили, некоторые в зале суда возмущались – мол, какой смысл помещать хакера в игру? Он же сбежит! Пришлось его чести терпеливо объяснить придуркам, что хакеру мало быть тем, кто он есть. Требуется ещё соответствующее оборудование и программы. Так что здесь, в игре, я чувствовал себя совершенно обезоруженным. Будто голым, в некотором смысле.

Тристиан не стал продолжать расспросы. Наверное, ему на самом деле было всё равно, откуда у меня бабки и оружие. Интересно, что бы он сказал, если б узнал, что я стал ноксдором? Интуиция подсказывала, что Тристиан не пришёл бы в неописуемый восторг. Но проверять я это не собирался. В конце концов, мне от тёмного требовалось только место, где переждать день. Да и то не прямо сейчас.

- Ты знаешь, кто такой Валленгер? – спросил я, вспомнив о листке, найденном у Вея.

- Валленгер? – переспросил Тристиан.

- Ага.

- Хм… Кажется, так зовут охотника на мутантов. Он промышляет ловлей горобыков. Довольно известная личность. Его отряд снабжает город материалами, которые есть только за пределами острова. Помнится, я пару раз отправлялся с ним в сафари-рейды. Как ты узнал о Валленгере?

- Слышал краем уха.

Тристиан недоверчиво усмехнулся и подошёл к камину, чтобы выбить пепел из трубки. Затем он переместился к небольшому шкафу, открыл дверцы и достал чайные принадлежности. Там же имелась встроенная плита, на которую нокс поставил чайник, предварительно наполнив его водой.

- Пища даёт нам очки здоровья? – поинтересовался я, наблюдая за ним. – Чай вот, например.

- Нам – нет, - покачал головой эльф. – Только анима альвов.

- Тогда зачем её употреблять?

Тристиан пожал плечами.

- Для услады гастрономических чувств. Она вкусная.

- Понятно, - я почесал щёку. - А чем мы, собственно, отличаемся от дневных эльфов? Ну, вот если не считать того, что живём за счёт их анимы, а не обычной пищи.

- Регенерация есть.

- А у них?

- Нет. Приходится лечиться.

- Подумаешь - раны заживают. То есть, в плане ощущений это, конечно, здорово: у меня нет ни малейшего желания испытывать боль. Но почему очки здоровья при регенерации не возвращаются?!

- Это будет доступно с десятого уровня.

- Серьёзно?

- Абсолютно. Зуб даю. Левый.

Ого! Снова юморок. Если так пойдёт, будет впору стэндап-клуб открывать.

- Хорошо, а как насчёт остального?

- Доступны превращения. Ночное зрение. Когти. Вообще, сам постепенно узнаешь. Я тебе не справочник. И потом, дело ведь совсем не в ноксовских плюшках.

- А в чём?

- Неужели ты реально думаешь, что все эти прибамбасы сделают тебя тёмным эльфом?

Мне было не понятно, к чему клонил Тристиан. Но любопытно.

- Разве нет? Что тогда, по-твоему, значит быть ноксом?

- Во всяком случае, точно не питаться анимой.

Глава 33

А вот это неожиданный поворот беседы!

- Да?!

- Пить кровь и считать себя из-за этого ноксом - то же самое, что плавать в речке и считать себя рыбой. Данные вещи не тождественны.

Диалог начинал меня забавлять.

- Ну, просвети меня, в чём же залог нашей самоидентификации.

Тристиан на иронический тон не обиделся.

- Быть ночным эльфом означает осознавать свою неполноценность и стремиться к её исправлению.

- То есть?

- К солнцу.

- Стремиться к солнцу?

- Именно.

Я откашлялся. Что-то парня понесло… И, кажется, он был настроен на серьёзный лад.

- Не знаю, в курсе ли ты, но мы горим на ультрафиолете.

- И в этом наше несовершенство, - не растерялся Тристиан. - Его мы и должны искоренить.

Кажется, я начал понимать, к чему клонил мой собеседник.

- А я, значит, первый шаг к этому? Монгрел – тёмный эльф, способный существовать и в ночное, и в дневное время?

- Так думает Ивельда, - уклончиво ответил нокс.

- Ты не согласен?

Мой собеседник пожал плечами.

- Всё зависит от результатов. Но речь сейчас не об этом.

- Да, ты говорил о солнце.

Тристиан кивнул.

- Как ни странно, культ солнца - центральный у ночных эльфов. Оно является тем, чего нам недостаёт для совершенства. Поэтому мы так к нему стремимся.

- В играх никто не бывает идеален, - вставил я. - У каждого класса свои плюсы и минусы. В этом суть развития. Нельзя получить всё и сразу.

- Да? Посмотрим.

Я усмехнулся. Тристиан должен был понимать то, о чём я сказал, не хуже меня. Так к чему этот бред про идеальность?

- Однажды с помощью анимы мы победим тьму и выйдем на солнце! – заявил Тристиан.

Ноксы хотят победить тьму! Что за бред вообще?! А где подземелья, пытки, интриги, постоянные упражнения с оружием и презрение ко всем и вся? Гордыня и цинизм? Какой, нахрен, свет?!

Я вспомнил теорию Ивельды, которую должен был опробовать лично. Повезло же мне оказаться среди фанатиков!

- Когда-то жизни приносили богам как самый ценный дар, - продолжал Тристиан. - Сегодня нам приходится брать эти дары самим. Силой.

- Мы не боги, - заметил я.

От пафоса моего собеседника начинало малость воротить.

- А кто такие боги?

- Высшие сущности.

- Ноксы – высшие сущности этого мира!

- Да ладно! - это уже выходило за всякие рамки. - С чего?! Просто хищники.

- Чем хищник не высшая сущность?

- На каждого хищника…

- Не на каждого! – перебил Тристиан. - Другое дело, что мы пока далеки от совершенства.

- Да-да, это я уяснил. А почему так важно стать идеальными-то?

- Я сказал, что ноксы - высшие существа.

- Ага, вот только...

Тристиан жестом попросил меня замолчать, и я не стал продолжать. Пусть выговорится.

- Я соврал. То есть, поторопился. Мы не высшие существа. Пока нет. Высшее существо должно быть идеальным. Это позволяет ему влиять на судьбы других. И это влияние принимается другими, если есть понимание, что его оказывает идеальное, то есть, непогрешимое существо.

Фэйспалм! Не иначе, Ивельда попросила Тристиана промыть мне мозги.

Очень захотелось сменить тему.

- Думаю, гвардейцы короля Одилона не согласятся принять волю тёмных эльфов вне зависимости от того, станем мы гулять на солнце или нет.

Тристиан усмехнулся.

- Приам при помощи клана «Коахен» борется с нами, но мы не боремся с ним. Его режим нас устраивает.

Ноксу удалось меня удивить, должен признать.

- Почему? – спросил я.

- Он направлен на то, чтобы превратить альвов в скот. Это как раз то, к чему стремятся ноксы. Конечно, нам не нужны фермы или заповедники. Пусть пасутся свободно. Львы не загоняют антилоп за ограду, и мы не станем. Авалон – наши охотничьи угодья.

Мне не хотелось спорить.

- Ты не согласен? - спросил Тристиан.

- Может, эти рассуждения имели бы смысл, будь я настоящим тёмным эльфом. Но я - всего лишь игрок, то есть, человек. Так что прости, но я не готов разделить твой пафос.

Тристиан рассмеялся.

- Принять правила игры проще, чем игнорировать их.

- Главное не забывать, что это игра, - ответил я в том же тоне. – Скажи лучше, что такое «Коахен». Я понял, что клан, близкий ко двору. Но нельзя ли поподробней? Раз уж эти эльфы считают, что всем тут заправляют.

Мне предоставилась возможность узнать немного больше о мире, в котором я оказался, и было бы глупо ею не воспользоваться.

- Медицинская ассоциация. Ищет лекарства от всего этого говна, - Тристиан повёл рукой вокруг себя, словно имея в виду целый мир. – От нас тоже. Во всяком случае, считается, что занят «Коахен» именно этим – медицинскими исследованиями. Основан хилами, но сейчас сильно разросся, и среди коахенцев можно встретить кого угодно. Членам клана полагаются льготы на лекарства и исцеляющую магию. Многие ведутся на халяву и вступают.

- А на самом деле?

- Ну, лекарства они действительно создают и продают. Аптечки, например, анестезию и прочие снадобья. Но пока самым действенным их лекарственным средством я назвал бы гвардию.

- Гвардия служит «Коахену»?

Ответом мне был кивок.

- Его идеям. Его политике. Медики прибрали к рукам город. Король смотрит им в рот. Фактически, он их марионетка.

- Медики – тоже ветвь развития?

- Разумеется. Весьма выгодная. Хотя, наверное, не очень интересная.

Об этом тёмный эльф, конечно, объективно судить не мог. Как известно, всяк сверчок свой шесток хвалит.

- Да уж, куда им до планов на мировое господство! – проговорил я. - Даже не представляю врача, объявляющего себя высшим существом и вершителем судеб.

- О чём и речь, - нисколько не смутился Тристиан. - Поэтому новыми богами станем мы. И, если Ивельда права, ты - последний, кому следует над этим потешаться.

Я промолчал. Возникла пауза. Спустя некоторое время нокс сказал:

- Насчёт Валленгера. Ты хочешь встретиться с ним? – видимо, понял, что тему грядущего превосходства ночных эльфов всё-таки стоит оставить.

- Возможно.

- Едва ли он сейчас в городе. Тот, кто охотится на Топях, редко задерживается по эту сторону стены.

- Где его найти?

- В здании «Нимрода». Это корпорация охотников на мутантов.

Глава 34

Тристиан принёс дымящиеся чашки. Одну поставил передо мной, другую взял себе. Я попробовал ароматный напиток, и вкус оказался вполне приятный. Я бы, правда, предпочёл чего покрепче. Вискарь, например.

Тристиан пил чай, не глядя на меня. Его взгляд блуждал по комнате, ни на чём не задерживаясь. Может, тёмный эльф предавался воспоминаниям?

Я подумал, что, наверное, не очень интересно жить в таком доме. Не похоже, чтобы к Тристиану часто заглядывали знакомые ноксы перетереть за жизнь - вон какую лекцию он мне прочитал о наполеоновских планах ночных эльфов. А может, наоборот, ноксы тут собирались для дискуссий? Но вряд ли. Папаша Унтериана производил впечатление отшельника. Интересно, на кой чёрт входить в игру и сидеть тут, думать о светлом будущем ноксов и гонять чаи с самим собой? С другой стороны, кому что нравится, кому что нужно. Не все ищут драк, погонь и перестрелок. Некоторым просто хочется отвлечься и пожить другой жизнью.

- Вы тут в рейды ходите? - спросил я, чтобы нарушить тишину.

- Ходим. Как, по-твоему, ещё назвать облаву на Гиллихан?

- Хм.

Снова возникла пауза. Мне вспомнился репортаж с военного парада, который я видел по волшебному тазику в "Красной заводи".

- Как бы ты охарактеризовал правление короля Одилона? – спросил я, чтобы не молчать. Согласитесь, это как-то тупо. Тем более, надо же сеттинг осваивать. – Что он за монарх?

- В каком смысле? – очнулся Тристиан.

- Тиран, размазня, следит за законностью?

Нокс усмехнулся.

- А похоже, чтобы у нас тут всё было устроено по справедливости?

- Не особо.

- То-то и оно. Так что, пожалуй, тиран. Правда, слабенький такой. Власть ускользает от него. Гвардия растёт, но каждый игрок больше занят своей историей, чем политикой. По большому счёту, у нас никаких законов, кроме Заветов Зверя, и нет. А если и есть, то всем на них плевать. Каждый делает, что хочет. А король - просто номинальная фигура, от него ничего не зависит.

- Анархия, стало быть?

Тристиан с досадой отмахнулся.

- Анархия это когда нет самой идеи власти. У нас идея есть. Власти нет. Во всяком случае, не в том смысле, в каком ты спрашиваешь.

Это было интересно.

- А в каком есть?

- Ты же помнишь про корпорацию «Коахен"?

- Амнезией, вроде, не страдаю.

- Вот медики и заправляют на Авалоне. Тем, до чего руки доходят. Но они - так, мелочь. Просто немного покрупнее остального планктона. Когда мы выйдем из тени, всё изменится.

В этом я не сомневался. Хотел ли принять участие в параде ноксовской гласности и открытости? Едва ли. Собственно, амбиции тёмных касались меня лишь постольку, поскольку помогали качаться. А пока я не видел, как бы планы ноксов на вознесение в божественный статус этому способствовали. Мне-то было ещё развиваться и развиваться. Так что, если я когда и примкну к божественному сонму, то не скоро.

- А чего этот «Коахен" так взъелся на нас? – спросил я. - Чем медикам так уж тёмные мешают? То есть, мы, конечно, отжимаем у них аниму, но одного этого, по-моему, маловато для массовых рейдов на истребление.

- Ну, тут два момента.

- Хотелось бы услышать про оба.

- Любой власти, даже самой жалкой и номинальной, нужен враг, чтобы оправдывать своё существование. Тогда можно делать вид, что без неё все пропадут.

- Так, гвардия на страже внутренних рубежей. Понятно.

- Вот-вот. Внешних врагов, кроме лесных чудищ, у нас нет, да и от тех городская стена неплохо защищает, так приходится искать по сусекам хоть кого-нибудь.

- А конкретно ноксов медики выбрали, потому что...? Или здесь нет других рас?

- Это же очевидно. На чём держится влияние врачей? На страхе людей перед болезнями и смертью. В данном случае – на страхе игроков перед тем, что их грохнут, и придётся ждать возвращения в игру. Им приходится часто лечиться, покупать медикаменты, платить за операции. Избавляться от боли.

- А мы регенерируемся, - сообразил я.

- Именно. Нам лекарства нужны, только чтоб во время или после боя очки здоровья повысить. Но даже это не обязательно.

- Да, можно просто выпить анимы.

- Ага. Так что мы никак не зависим от «Коахена". И медиков это должно сильно бесить.

- Знали бы они ещё, что вы собираетесь подвинуть их с трона.

- Наверное, догадываются. Во всяком случае, подозревают.

Мне вспомнилась бойня, учинённая королевскими гвардейцами в лаборатории, где я «родился».

- Слушай, я видел, как бойцы «Коахена» кидали в противников красные файерболы, которые при попадании превращались в миллионы раскалённых нитей. Сжигали врагов только так. Что это за штуки?

Тристиан поморщился.

- Паразитическая магия, разработанная «Коахеном» специально для своих солдат. Больше ею никто не владеет. Называется «Пламя Диоскорида». Был такой когда-то исследователь ядов – в его честь и назвали. Качаться надо долго, чтобы овладеть этим заклинанием, а потом ещё его апгрейдить, но штука очень мощная. К счастью, игроков, получающих его, немного. Мы, ноксы, лучше приспособлены к магии. Как и ко многому другому.

Я подумал, что сейчас Тристиан снова может удариться в рассуждения о грядущем величии тёмных, и поспешил сменить тему:

- А что насчёт рас-то?

- Есть иные, да. Даже на острове. Но очень мало. Всё-таки, это наша территория.

- Я видел фури.

- Ага. Ночные бабочки местные. Попробуй как-нибудь сходить в лодочный дом или просто бордель. Думаю, не пожалеешь.

- В своё время – непременно.

У меня имелся ещё вопрос.

- А как насчёт связи с техподдержкой? Она есть? Ну, там общение со святым эфиром или молитвы эльфийским богам?

Обычно в играх имелись особые пункты вроде почтовых отделений или ещё чего-нибудь, где можно было кинуть сообщение админам. Мало ли что в игре случится.

- Нет. Ничего подобного. Небеса молчат. Если не считать Извечных богов, которым мы приносим иногда жертвы. Ну, или Эфирных медуз. Но они, кажется, не боги. Да и не говорят они особо с нами, чего уж там. Иногда, правда, случается, но я это с чужих слов знаю – сам от них ни словечка не слыхал. Так что, может, и враки. Некоторые, кстати, уверены, что Эфирные медузы и есть Извечные боги. Понятия не имею, правда это или нет. Да и какая разница?

- Эфирные медузы?! – я решил, что ослышался.

- Да, иногда появляются в небе такие существа. Странные. Никто толком не понимает, для чего они нужны. Может, просто декор, но некоторые ищут способы наладить с ними контакт, - нокс поставил пустую чашку на круглый журнальный столик и встал. – Что ж, Азгар, думаю, мы познакомились. А сейчас у меня есть дела, а у тебя – тем более.

Я тоже поднялся. Дела, как же! Чем Тристиану тут заниматься? Разве что врубить порнушку с участием грудастых кошкодевочек и вздрочнуть. Чаю-то вон уже налакался.

- Да, мне пора, - сказал я. - Надо качаться и всё такое. Открытый мир ждёт нового героя.

Тристиан кивнул.

- Провожу тебя до двери.

Надо же, какие мы культурные.

Эльф выпустил меня на крыльцо, но сам выходить не стал.

- До скорого, - сказал он. – Не жди, когда небо начнёт бледнеть. Светает довольно быстро.

- Договорились. Приеду до первых солнечных лучей.

Дверь захлопнулась, и я направился к лошади.

Разговоры Тристиана меня маленько утомили, зато я узнал много нового о лоре. Так что, как ни крути, съездил не без пользы.

Что мне было теперь делать? Вернуться в «Красную заводь» и взять ещё один заказ? Но снова биться с боссом не хотелось. Мне требовалась передышка. В конце концов, куда торопиться? Срок долгий – спасибо нашему суду, самому гуманному в мире. Так что я решил отыскать Валленгера. Охотник на мутантов мог открыть для меня что-то новое. Не всё же с озабоченными ноксами якшаться. Расторопному парню требуются широкие связи. Особенно если он монгрел, и сородичи почитают его за презренное говно.

Глава 35

В саду меня кое-что задержало. Направляясь к скакуну, я вдруг заметил справа среди деревьев какое-то движение. Остановившись, вгляделся в просветы между кривыми стволами и понял, что не глюк словил. Там действительно кто-то был. Сейчас человеческая фигура стояла неподвижно. Поразмыслив пару секунд, я направился в её сторону, доставая из слота серп. Присутствие неизвестного поблизости от места, где я только что бы, вызывало подозрения. В основном, потому что дом представлял собой убежище тёмного эльфа, а чувак среди деревьев сильно походил на шпиона. Возможно, он следил за мной. Ну, или за зданием. Так или иначе, я хотел выяснить, кто он и что ему нужно.

Пробираясь через сад, я вскоре понял, что вижу существо в чёрном балахоне, с надвинутым на лицо просторном капюшоне. Кисти в перчатках виднелись из широких рукавов, в них оружия не было.

- Эй! – окликнул я.

Безрезультатно. Незнакомец не шелохнулся. Хотя наверняка видел меня. Его лицо скрывала густая тень, через которую не могло пробиться даже моё Ночное зрение, но стоял-то он передом ко мне.

- Глухой или как? – поинтересовался я, подоходя ближе. – Что тебе здесь нужно, приятель?

Стоило сделать ещё два шага, и фигуру мгновенно охватило яркое пламя! Я даже отшатнулся от неожиданности.

Балахон быстро сгорал, так что стали видны чёрные доспехи с шипами. Кажется, они были украшены золотыми изображениями змей. На миг мне почудилось, будто твари шевелятся!

Я отступил, приняв позу для битвы, но нападать не торопился. Пусть сам атакует!

Правая рука закованного в доспехи и охваченного пламенем незнакомца медленно поднялась. Один палец указал на меня, а затем остальные резко растопылись, напомнив когти хищной птицы.

Неожиданно я ощутил во рту странный металлический привкус, довольно мерзкий. На зубах скрипнул песок. Это заставило меня похолодеть.

Незнакомец вдруг повернулся ко мней спиной и… исчез!

Не осталось ничего – даже пепла. Он просто пропал!

Я заозирался, решив, что он применил оптический камуфляж. Например, шапку-невидимку или плащ какой-нибудь маскировочный – я пока понятия не имел, какие в игре существуют артефакты подобного рода. Если они вообще есть. Я ждал, что буду атакован со спины или сбоку, но незнакомец, похоже, просто растворился.

Постояв несколько секунд, я пошёл назад, периодически оглядываясь и сплёвывая песок. На душе было противно. Потому что каждый хакер знает, что означает скрип на зубах…

Забравшись в седло, я поехал через запущенный сад к дороге. На ходу открыл карту Авалона и ввёл в поиск «гильдия Нимрод». Появилась отметка нужного адреса.


Загрузить в навигатор.


На карте появился проложенный маршрут. Появился путеводный светлячок. Теперь я знал, куда ехать, - в район под названием «Балка». Как сообщила система, стоило запросить информацию о местности, название он получил после того, как битва могущественных магов отворила путь водам реки, протекавшей через район, и её русло пересохло. В Балке располагались жилые кварталы, цеха и казармы некоторых военизированных гильдий. В том числе, королевской гвардии. Там же находился Медицинский университет (то бишь, научно-исследовательский центр) «Коахена".

Через некоторое время я остановился перед огромным зданием со стрельчатыми окнами, тонкими шпилями и вытянутыми башенками. Оставив коня возле тротуара, я поднялся по широкому крыльцу. Никакой охраны (кроме пары стражников с арбалетами) не было, и я беспрепятственно прошагал через холл к стойке администрации, где меня встретил механический автомат, сделанный из кости и инкрустированный самоцветами. Выглядел он очень нарядно, но я бы предпочёл увидеть грудастую девицу. Может, даже фури.

- Здравствуйте, - приветствовал меня автомат, едва я подошёл достаточно близко. – Хотите сделать заказ гильдии «Нимрод»?

- Думаю, да. Если это не шибко тебя обременит, дорогуша.

За «спиной» автомата виднелись агитационные и рекламные плакаты. Одни призывали вступать в ряды «Нимрода», другие красочно предлагали услуги и редкие товары. Брутальные охотники на мутантов глядели с картинок, сжимая грозные самострелы, и как бы говорили всем своим видом: «Будь мужиком, ты, кусок дерьма, маменькин сынок! Приходи к нам, тут тебя сделают человеком!» Ну, то есть, эльфом, конечно.

- Готовые товары, материалы или мероприятия? – спросил автомат.

- Меня интересует охотник по имени Валленгер.

- Хотите принять участие в загоне?

- Нет, хочу с ним поговорить.

- Такой услуги нет. Хотите принять участие в загоне?

- Может, просто скажешь мне, где его найти?

- Такой услуги нет. Хотите принять участие в загоне?

Чёрт! Всё-таки, игра это не настоящая жизнь. Нельзя забывать об этом.

- Ладно, давай.

- Двадцать пять монет плюс три налога. Итого к оплате двадцать восемь монет.

В воздухе над стойкой появилось окошко:


Оплатить/Отказаться


Я выразил согласие на финансовую операцию, и мои денежки улетели на счёт «Нимрода».


Монеты: 105


- Вы стали членом охотничьего отряда Валленгера, - сообщил автомат. – Поздравляю! Вылет в Топи через пять минут. Направляйтесь в сто семнадцатый зал для получения экипировки и инструктажа.

- Это где?

- Туда, пожалуйста, - любезно указал направление автомат.

Я подошёл к большим дверям с грубо намалёванными цифрами. Что бы ни называлось в этом мире Топью, я был готов совершить ознакомительную экскурсию.

Глава 36

Из головы не шёл чувак в горящем балахоне. От него меня мороз продирал по коже! Не потому что он был страшен сам по себе. Просто этот исчезающий «призрак» напомнил мне об одном деле…

Но долго думать про это было некогда. Я оказался в просторном холодном зале, где человек двадцать суетились, готовясь к отлёту на здоровенных птицах! Пахло экскрементами и сырым мясом. В общем, как в зоопарке.

Возле горы железных ящиков, которые грузили на спину одной из птиц, стоял охотник в зелёном костюме егеря – к нему я и направился, так как, судя по виду, он чем-то заправлял. Может, это даже был сам Валленгер.

- Привет. Как жизнь? – начал я, подходя.

Охотник нехотя повернул голову. Его грубое лицо украшал косой, неаккуратно сросшийся шрам, пересекавший левую бровь и щёку до самого рта.

- Любитель охоты? – спросил мужик хрипло.

- У меня оплачен рейд в группе Валленгера.

- Это я. Сейчас отправимся. А пока что получи экипировку. Топи – место опасное, там надо смотреть не только по сторонам, но и под ноги. Вот туда, - показал Валленгер на металлические глыбы в другом конце зала. – Надевай мехадоспехи.

Подойдя к зоне, расчерченной зелёным, я увидел подобия человекоподобных автоматов, сидевших на полу. Охотники показывали таким же клиентам, как я, как влезть в них, надеть на себя бронированное чудище и управлять им. Я обратил внимание, что брюхо автомата, где располагается «пилот», закрывалось тонированным стеклом.

Я влез в экзоскелет (ну, а как ещё назвать такую штуку?), и ко мне подошёл инструктор в синем камзоле и шляпе с мягкими полями.

- Пристегнись, опусти стекло и открой управление, - проговорил он.


Использовать.


Раздалось шипение гидравлики, заскрежетал механизм – и я очутился внутри металлического великана высотой с трёхэтажный дом. Пахло смазкой, ощущалась вибрация движущихся внутри экзоскелета частей. Я встал, оказавшись всего вдвое ниже огромных птиц, которым предстояло доставить нас на болота.

- Попробуй походить, но не покидай зелёную зону, - велел инструктор и направился к следующему подопечному.

Я сделал несколько шагов, повернулся, отступил, взмахнул руками и пошевелил пальцами. Каждое движение сопровождалось металлическим лязгом и шипением гидравлики. Ничего в управлении экзоскелетом особенного не было, только следовало привыкнуть к изменившимся габаритам.

- Ты можешь воспользоваться мортирой на правой руке или шрапнелью на левой для атаки и силовым щитом, образующимся при соединении обеих рук, для защиты от горозубра, - предупредил меня знакомый голос инструктора. - Попробуй создать защитное поле.

Подняв руки перед собой, я соединил предплечья, и передо мной образовался полупрозрачный синий диск. По нему пробегали искры, от центра расходились волны.

- Хорошо, - снова раздался голос инструктора. – Направляйся к птице.

Похоже, отныне я считался готовым к охоте на мутантов. Оставалось лишь надеяться, что полученных знаний, действительно, хватит, чтоб не погибнуть в первые же пять минут.

Я вышел из зелёной зоны и вместе с ещё двумя любителями опасных развлечений направился к ближайшей птице. Я думал, что придётся забираться на спину громадного существа, но ошибся. Когда мы приблизились, она раскрыла здоровенный клюв. Я остановился в недоумении. Однако мои более опытные спутники решительно ступили прямо на клюв и начали подниматься. Я понял, что он служил трапом, и последовал их примеру. Внутри птицы мы сели на упругую слизистую, из которой вдруг появились длинные гибкие щупальца, мягко обвившие нас. Я сообразил, что это фиксаторы, удерживавшие пассажиров, чтобы те не падали друг на друга во время крутого виража. Какой извращенец вообще придумал такой способ передвижения?!

Спустя пару минут клюв закрылся.

- Говорит погонщик, - раздался мужской голос, слегка приглушённый. – Мы взлетаем.

Послышалось хлопанье могучих крыльев, а затем птица разбежалась и взлетела. При этом я едва не блеванул.

- Направляемся к городской стене, - сообщил погонщик.

Сам он, наверное, располагался на спине огромной птицы.

Через некоторое время снова послышался его голос:

- Мы покинули Авалон. Летим к Топям. Надеюсь, вас не укачало. Охота на горобыков не для неженок со слабым желудком.

Больше погонщик не проявлялся, пока птица не села. Это стало ясно по тому, как всё замерло.

- Прибыли на место! – возвестил погонщик. – Можете вытаскивать свои задницы наружу!

Клюв открылся, щупальца-фиксаторы втянулись в слизистую, освободив нас, и мы вышли.

Нас поджидали загонщики. Их экзоскелеты немного отличались от наших: во-первых, они были цвета хаки, а, во-вторых, помимо оружия, у них имелись приводные резаки вроде цепных пил с огромными зубцами. Я решил, что их используют для разделки туш.

Прежде всего, по команде Валленгера, мы вытащили из вертушек краны, которые, если верить всплывавшим рядом с ними инфосноскам, должны были понадобиться для погрузки убитых горобыков. Мы распаковали их, и конструкции собрались сами, превратившись в здоровенные шагающие краны, окружившие коптеры. Выглядели они гротескно: огромные шестерни, валы и прочие детали, названия которых я не знал. Вообще, краны напоминали сооружения эпохи возрождения, когда люди вроде ДаВинчи изобретали всякие прикольные механизмы и собирали их, из чего придётся. Но эльфийские были круче. К ним словно приложили руку ещё и инженеры начала двадцатого века. Работало всё это на паре, который то и дело вырывался из гидравлики тоненькими струйками, и магии: кое-где между деталями виднелось колдовское сияние.

Егеря достали окованные серебром рога и протрубили начало охоты.

- Активировать ходули! - скомандовал Валленгер.

Его голос чудесным образом был отлично слышен внутри экзоскелета. Как только прозвучали слова охотника, появилось соответствующее окошко, к которому прилагался комментарий:


Ходули необходимы, чтобы передвигаться по топям.


Что ж, как скажете. Я прокрутил меню управления экзоскелетом в поисках нужной функции. Ага, вот она!


Активировать ходули.


Из ног моего экзоскелета выдвинулись телескопические опоры, поднявшие меня высоко над птицами. Я увидел, что то же самое произошло с остальными участниками охоты – они тоже включили ходули. Теперь мы стояли на тоненьких (разумеется, так только казалось со стороны) стержнях длиной метров по десять. Даже странно, что не падали – наверное, у экзоскелетов был хороший гироскопический баланс. Я попробовал сделать пару шагов. Оказалось – ничего сложного, усилий по сохранению равновесия не требовалось.

- За мной! – скомандовал Валленгер, первым сойдя с твёрдого пятачка, на котором сидели птицы, в топь.

Он мгновенно провалился, ходули исчезли из виду почти целиком, зато сам экзоскелет оказался над поверхностью болота. Со стороны это выглядело, словно здоровенный, закованный в броню воин шагает по зелёной ряске.

- Зажечь фонари, - велел Валленгер.

И снова я обратился к меню. Отыскав нужную опцию, активировал её. Там, где у экзоскелета должна была бы располагаться голова, зажёгся большой белый огонь, защищённый стеклом. Он давал яркий, хоть и слегка дрожащий свет. Мне это не слишком помогло, так как я обладал Ночным зрением, но остальные теперь видели, куда идти. Я решил свет оставить, чтоб не выделяться.

Один за другим члены загона отправились вслед за командиром. Я тоже погрузился в похожую на заплесневелый творог жижу. В ночном воздухе тучами висела мошкара, в свете фонарей было видно, как испаряются ядовитые миазмы.

Игра вывела для меня информацию о болоте, но я читал краем глаза: надо было следовать за Валленгером и смотреть по сторонам. Я не представлял, как выглядят горобыки, но подозревал, что они мало похожи на мирных коровок, которые ждут в стойле, пока грудастая доярка явится подёргать их за сиськи.

Глава 37

Мы брели, рассекая гнилую жидкость. Периодически на поверхность всплывали омерзительного вида твари, провожали нас выпученными глазами и исчезали в болоте. Со дна тут и там всплывали пузыри и, лопаясь, извергали зловонные газы. Я заметил пару слишком крупных насекомых, на бреющем полёте пронёсшихся мимо меня и севших на одну из мокрых кочек, разбросанных по топям. Существа, в целом, походили на стрекоз, но их хвосты извивались, как змеиные, а головы имели вытянутую форму и заканчивались изогнутыми рожками. Болото после заката жило полной жизнью.

- Зафиксировано приближение стада, - объявил Валленгер, прервав мои естественнонаучные наблюдения. – Приготовиться!

Оглянувшись, я увидел, что мы далеко ушли от птичек – они остались на горизонте, едва различимые в тумане ядовитых испарений, и то лишь благодаря фонарям и кострам, что развели погонщики.

Спустя полминуты до нас донёсся грохот, а затем впереди что-то поднялось. Оно росло и приближалось.

- Держаться! – скомандовал Валленгер. – Наклон вперёд – сорок градусов! Активировать щиты!

То, что я увидел, не походило на стадо животных. Скорее – на земляной вал. Кто-то издал вопль ужаса – этот звук ворвался мне в уши, несмотря на то, что все мы были в мехадоспехах. Значит, не один я тут новичок. Не то, чтобы от этого стало легче…

Мы приняли нужное положение и развернули силовые щиты.

Спустя десять секунд стало ясно, что на нас идёт волна. Она обрушилась на экзоскелеты, обволокла и попыталась утащить их за собой. Кто-то закричал, кто-то матерился. Когда волна прошла и оказалась у нас за спинами, стало заметно, что некоторых участников загона не хватает. На их поиски тотчас отправился один из профессиональных егерей. По правде сказать, я не представлял, как он отыщет пропавших. С другой стороны, едва ли охотники разбрасывались мехадоспехами – такие штуки наверняка стоили слишком дорого, чтобы оставлять их в болоте.

Мы были покрыты вязкой слизью, длинной, похожей на волосы, травой, какими-то пучками и даже прилипшими к корпусам существами, некоторые из которых смахивали на огромных улиток.

- Прочистить стёкла! - приказал Валленгер.

Это было дельное приказание. Потому что я лично не видел почти ничего. Так продолжать охоту было невозможно. Да что охоту – идти даже!

Я выбрал в меню соответствующий пункт, и в стекле «кабины» снова появился непривлекательный пейзаж Топей. Кроме того, впереди стали заметны огромные бурые существа с развесистыми кривыми рогами, направлявшиеся в нашу сторону. Очевидно, они и подняли волну, которая едва не смела нас всех.

Размеры горобыков поражали: даже погружённые на десять метров в трясину, они достигали высоты шестиэтажного дома! А их выставленные вперёд рога торчали, как заточенные тараны. Кроме того, они, кажется, были сделаны из металла. Впрочем, вскоре стало заметно, что не совсем: только последняя треть сверкала полировкой. Похоже, кто-то надел животным стальные насадки, удлинив их и без того грозное оружие.

Горобыки заметили нас и дружно издали утробный звук, от которого по болоту пронеслась рябь. Животные устремились к нам, поднимая тучи брызг. На миг мне показалось, что земля задрожала под их ногами.

К собственному удивлению, я испытал страх. Вернее, безотчётный ужас охватил меня при виде надвигавшихся гигантских туш. В то же время разум отказывался принять это ощущение, понимая, что бояться нечего. Я растерялся: моё сознание словно разделилось. Откуда-то донёсся протяжный крик. Похоже, кто-то обделался прямо в мехадоспехи.

Я приказал себе сосредоточиться на предстоящей схватке с мутантами. Постепенно страх ушёл. Это было очень кстати, потому что Валленгер скомандовал атаку:

- Целься! Огонь по маркированной твари!

Один из горобыков отметился красным кружком, рядом с которым виднелся индикатор его здоровья.

Мы открыли стрельбу по зверю – должно быть, он в этом небольшом стаде был вожаком, потому что шагал впереди других животных. Окутанные багровым сиянием ядра вылетали из мортир и врезались в шкуру животного. Отдача была та ещё.

Поднялась новая волна, ещё выше предыдущей. Она скрыла от нас на некоторое время горобыков, а затем обрушилась с такой силой, что, думаю, только силовые щиты спасли экзоскелеты от разрушения. Когда она спала, мы не досчитались одного участника загона, но его никто не пошёл искать: мутанты были всё ближе, они нависали над нами живыми горами, а их рога, касаясь металлическими концами воды, вспарывали поверхность болота подобно плугам.

«Они нас растопчут!» - мелькнуло у меня в голове. Стоило представить боль, которую придётся пережить, если мутант наступит на меня (90% ощущений, чёрт бы их побрал!), и сердце охватил страх.

- Пригнись! – скомандовал Валленгер и тотчас исчез в трясине.

Он отключил ходули! Я сделал то же самое и нырнул в зловонную жижу за миг до того, как стальной наконечник рога пронёсся через пространство, где я стоял секунду назад. Кто-то снова закричал. Истошно, во все лёгкие. Барабанные перепонки едва выдержали этот предсмертный вопль. Стало ясно, что не все сообразили, как избежать атаки гигантов.

Глава 38

Прошло секунд двадцать, показавшихся мне очень долгими. Я не видел, как ноги мутантов перемещались в мутной воде, но по её колебаниям понял, что стадо прошло мимо нас. Между нами. Вокруг нас.

- Наверх! – спокойно скомандовал Валленгер.

Разумеется, для него это было привычным делом. Профессиональным риском, на который он шёл раз за разом.

Я открыл меню экзоскелета.


Активировать ходули.


Я поднялся над вспененным болотом, прочистил стекло. Другие охотники тоже один за другим появлялись над поверхностью. Горобыки удалялись в сторону нашей, так сказать, посадочной площадки.

- Огонь! – велел Валленгер. – Не дайте им растоптать птиц и краны!

Мы начали стрелять по маркированному вожаку. Его здоровье таяло, но его ещё оставалось довольно много. Мне пришло в голову, что птицы могут просто взлететь и, таким образом, избежать разрушения. Правда, краны, необходимые для погрузки туш, спасти не удалось бы.

Егеря отправились в погоню, мы последовали за ними. Когда от очков горобыка осталась половина, над нашими головами раздались пронзительные крики. Я бросил взгляд вверх и увидел тёмное с прозеленью небо, походившее на заплесневелую грубую ткань, в которую понатыкали булавок со сверкающими головками.

На нас падали, подобно соколам, огромные птицы!

Нет, не птицы, понял я спустя пять секунд, а жуткие мутанты: человеческие головы, орлиные крылья, львиные лапы с длинными красными когтями. Этих тварей было штук десять. Стая вышла из пике, находясь метрах в десяти над нами, и пронеслась вдоль шеренги охотников. Из крыльев посыпались горящие стрелы, которые при попадании в экзоскелет взрывались, нанося урон в пять очков. За один раз в броню могло угодить около семи стрел, так что ущерб был довольно ощутимый. Я активировал щит и отразил атаку. Попытался стрелять по птицам, но они оказались слишком ловкими и легко уклонялись. Ещё бы – куда ядру сбить юркую тварь! Интересно, что за багровое сияние окутывало снаряды. Может, тоже эманация смерти?

Атакуя с разных сторон, мутантам удавалось попадать по экзоскелетам, минуя щиты, так что спустя минуту кое-кто из наших выглядел неважно и, похоже, собирался дать дуба. Один из участников загона вовсю дымился и искрил, по округе разносились его отчаянные крики. Однако егеря во главе с Валленгером образовали подобие круга и вдруг издали оглушительный утробный звук, от которого захотелось выпрыгнуть из стальной скорлупы и утонуть в вонючем болоте. Птицы среагировали на это своеобразно: расправили крылья и начали планировать вместо того, чтобы метаться над нашими головами, норовя попасть стрелой в броню.

- Огонь! – закричал Валленгер, и мы принялись лупить по мутантам, которые теперь представляли отличные мишени.

Птицы падали, некоторых разрывало на куски, в воздухе то и дело повисали облака кровавых брызг. Останки с чавканьем засасывало болото. Один из охотников остался, чтобы собрать их, а другие бросили нас в погоню за горобыками. Мы шагали по трясине, неуклюже переставляя ходули и обстреливая вожака. Наконец, он начал спотыкаться. Даже издалека было видно, что его спина и бока изранены, по тёмной шкуре обильно текла кровь. Стадо почти добралось до оставленных на пятачке тверди огромных птиц, но вот животные замедлили ход. Когда маркированный горобык с протяжным стоном упал, взметнув потоки жижи и пустив волну, словно брошенный в пруд булыжник, мутанты задрали рогатые головы и жалобно завопили, словно жалуясь неприветливому небу на злую судьбу, а затем кинулись врассыпную. Нам удалось выдержать натиск поднятых волн без потерь, наклонившись вперёд под углом в сорок пять градусов и выставив щиты.

Егеря кинулись к поверженному животному и, включив резаки, начали пилить его, разделывая тушу. Воздух окрасился в розовый цвет из-за кровавых брызг и бивших из артерий струй, насекомые слетелись плотными тучами и облепили мёртвого горобыка. Пар, вырывавшийся из резаков егерей, добавлял картине живописности.

Я стоял в стороне, не понимая, какой мне прок от этой миссии. Ну, развлекуха и трофеи – понятно, однако я жопой чуял: должно быть что-то ещё. Всё-таки некоторый опыт игр я имел, хотя уже давно ими не баловался.

Открыв карту Топей, я пару минут разглядывал её. В ландшафте не было ничего необычного, если не считать ряда островов, раскиданных на расстоянии примерно полукилометра друг от друга. Один казался совсем маленьким – на нём мы оставили коптеры. Другой, побольше, обозначался как «Могильник». Третий назывался «Бертинор». Я перевёл взгляд на четвёртый остров, самый большой. Он имел форму кривобокого квадрата и был подписан «Гефсидор». Ни о чём не говорили мне эти эльфийские названия.

Ну, да ладно, с чего-то надо было начинать. Открыв инфосправку, я прочитал про остров следующее:


До того, как Древние в своей гордыне призвали в ходе ужасного ритуала Чёрного Зверя, недалеко от острова Авалон существовал завод, где разводили усовершенствованных с помощью магии и евгенистических экспериментов быков. Процесс управлялся пленённым духом Гефсидором, поставленным эльфами на службу. После явления Зверя озеро Эмиайн, чьи воды омывают крепостные стены Авалона, вышло из берегов и затопило ближайшие земли, превратив их в болота. Ядовитое дыхание Зверя привело к неконтролируемым изменениям в ДНК животных, превратив их в огромных мутантов. Последняя произведённая заводом партия рассеялась по топям, дала потомство, и вот знаменитые горобыки с тех пор пасутся на болоте.


Система предложила прочитать заодно и про горобыков, но на этих чудищ я уже насмотрелся.

Обдумав, стоит ли посетить остров с эльфийским мясокомбинатом, так сказать, я решил, что это, пожалуй, единственный шанс понять, не напрасно ли я вписался в охоту. Оставив свой отряд, я направился вглубь топей.

- Номер 45-12, куда ты? – окликнул меня Валленгер. – Немедленно вернись! Прогулка по болоту смертельно опасна.

Мог бы и не говорить. Но меня влекло в трясину желание исследовать этот мир – лор, в котором мне предстояло провести не один год. И приказы всяких местных обитателей я слушать намерен не был. Так что, конечно, я продолжил путь. Охотник ещё некоторое время настаивал, чтобы я изменил направление, но мне всё больше хотелось попасть на остров. Может, из чувства противоречия, а может, вследствие интуиции. Кто знает, чем мы руководствуемся, совершая поступки? Только психологи, наверное, но я-то не из их числа.

Через несколько минут впереди показалось каменистое возвышение. В углу появился таймер: «До вылета осталось: 19 минут и 10 секунд». Включился обратный отсчёт. Я прикинул, что, если не успею, и птицы улетят без меня, то придётся возвращаться на остров пешкарусом. Но как?! Сколько до него вообще топать? И сумею ли я преодолеть озеро? В общем, опаздывать по-любому не вариант. Значит, надо приложить все усилия, чтобы вернуться к птицам вовремя. Что ж, немного лишнего адреналина не повредит.

Ступив на твердь, я отключил ходули и направился к потемневшей от времени и погоды постройке - старому племенному заводу. Туман стелился по земле, призрачным пламенем закручиваясь на ногах мехадоспехов.

Глава 39

Обойдя стену в поисках входа, я обнаружил ворота. Они были открыты, створки давно проржавели и вросли в землю. Я направился через двор к самой высокой части завода, предположив, что именно там находился дух Гефсидор. Интересно, как эльфам удалось его пленить, и могу ли я проделывать подобные штуки. Пусть не сейчас, но вообще.

Локация напоминала заброшенную промзону, в которой мы с пацанами играли в детстве, рискуя свернуть шею или рухнуть на торчавшую из обломков арматуру. Только в фэнтезийном антураже, конечно.

Двери не было, и я поднялся по железной лестнице, которая стонала и выла, когда я вставал на ступени. Однако она выдержала меня, и вот я оказался на площадке, окружённой то ли стойлами, то ли клетками. Прямо передо мной, за стеклянной стеной, находился агрегат, который наверняка и служил пристанищем хозяину этого заброшенного и забытого места. Он походил на огромный куб из полированного чёрного металла, в основании которого располагались стромодые рычаги и датчики со стрелками.

Подойдя к стеклу, я остановился. Что мне было теперь делать?

Раздавшийся из ниоткуда голос заставил меня вздрогнуть от неожиданности:

- Кто ты?!

- Азгар, – ответил я и, подумав, добавил: – К вашим услугам. Типа.

- Эльф?

- Ага. Лучший представитель своей расы, если позволите заметить. Пою, танцую, веду учёные беседы. Так что тебе повезло встретиться со мной. Небось, одиноко тут куковать без компании-то?

- Ты охотник! - прогремел голос. Дружелюбных ноток я в нем не услышал.- Это видно по твоему экзоскелету. Такие, как ты, убивают моих быков!

О, чёрт! Похоже, знакомство сразу не задалось. Надо было оставить мехадоспехи снаружи.

- Я прилетел, чтобы встретиться с тобой, - покривил я душой, надеясь, что это смягчит Гефсидора.

- Ненавижу охотников! Ты умрёшь!

Ну, не прокатило, не фортануло. Что ж теперь? Пятки грызть, обливаясь слезами?

Раздался сигнал-гудок, справа из какой-то трубы вырвалась струя пара, а затем стойла с грохотом распахнулись, и из них вышли здоровенные твари, явные мутанты!

Да что ж ты такой резкий-то, а?! Ни поговорить толком, ни познакомиться, ни на брудершафт хряпнуть! Сразу уродов натравливать!

- Этих породило не дыхание Зверя, - сообщил Гефсидор. – Их сконструировал я, воспользовавшись генетическими захоронениями, принесёнными водами Эмиайна с Могильника. Озеро размыло почву, её сила разбила саркофаги, и неудачные результаты экспериментов поплыли сюда, прямо ко мне! Я нашёл, как ими воспользоваться.

- Да, с говном управляться ты умеешь, - проговорил я, глядя на жутких тварей, окружавших меня. – Этого не отнять. Художник-фекалист прямо!

- Мои создания совершенны! – взревел Гефсидор.

- Так и запишем, - кивнул я, - критику воспринимает болезненно, самолюбив. Птички с человеческими лицами тоже твоих рук дело?

Во время этой светской беседы я прикидывал, не лучше ли выбраться из экзоскелета и сражаться без него: громоздкие доспехи здорово замедляли движения. Даже в их характеристиках (изучил по пути к острову) было указано, что они снижают параметр Скорости на тридцать процентов. А у меня с этим и так было не фонтан.

Вопрос о птицах-мутантах Гефсидор проигнорировал. Обиделся, наверное. А может, просто вышло время болтать, и настала пора действовать. И чудища, выпущенные духом завода, красноречиво топили за этот вариант.

У подходивших ко мне тварей были львиные головы, когтистые лапы, покрытые свалявшейся шерстью тела и змеиные пасти на концах хвостов. Кроме того, они были явно механизированы: виднелись грубо вделанные импланты, должно быть, позволявшие Гефсидору управлять монстрами.

У меня появилась идея. Открыв стекло экзоскелета, я спрыгнул на влажный, липкий пол.

Чудища припали на передние лапы, готовясь к атаке. Хвосты с шипением мотались из стороны в сторону, разевая змеиные пасти. С кривых зубов капал яд.

Я достал окутанный эманацией смерти серп и выбрал в Инвентаре мехаразведчика, связанного с глазом Вея.


Разобрать.


Я извлёк из него ту часть, которая связывала его с имплантом, и зажал в свободной от оружия руке. Теперь я был готов к схватке.

Глава 40

Монстры кинулись в атаку. Взмах серпа, и первый из них упал, лишившись головы. Его тело пронеслось надо мной, врезалось в стекло и сползло, оставив на прозрачной поверхности вертикальную полосу крови. Видимо, это было слабое место тварей: удар по шее обезглавливал их. Мне повезло.


Ловкость: 9


От второго чудища я увернулся, успев прилепить ему на бок модуль своего импланта. Это было именно то, чего я хотел!

Игра услужливо внесла предложение:


Активировать управление посторонним сателлитом?


Да!


Устраняю проблемы совместимости.


Я отразил атаку третьего монстра. Чудищу удалось ужалить меня хвостом прежде, чем я раскроил ему таз серпом. Тварь заковыляла, но бодро развернулась и прыгнула, выставив когти. Я упал на пол, подняв перед собой серп. Эманация смерти вспорола брюхо пролетевшего надо мной мутанта. Едва монстр приземлился, из него выпали осклизлые кишки. Пока он разворачивался, я, коротко разбежавшись, вскочил ему на широкую спину и снёс башку.

Из-за змеиного укуса я потерял десять очков здоровья.


Жизнь: 219


Ничего себе цапали эти уроды!

Всплыло сообщение:


Автомат готов к использованию. Используйте мыслеречь, чтобы отдавать команды.


Я вспомнил, как Вей прикладывал руки к вискам, посылая своих механических псов в атаку против меня, и отдал приказ.


Опыт: 15%

Интеллект: 16


К счастью, оказалось, что каждый раз, управляя сателлитами, касаться головы не нужно. Вероятно, босс делал это в виде небольшой подсказки – так разработчики наводили игрока на догадку об уязвимости противника.

Монстр, которым я завладел, кинулся на ближайшего мутанта и схватил его за горло. Брызнула зловонная кровь. Мне пришлось отбиваться от последних двух чудовищ. Они ловко прыгали, избегая моих выпадов, и несколько раз ужалили меня, довольно болезненно. Но это было лучше, чем позволить жутким львиным челюстям сомкнуться на руке или ноге.


Жизнь: 189


Наконец, я отсёк одной твари передние лапы, а затем и голову. Другую же подмял мой сателлит, успевший прикончить своего первого противника.

Я повернулся к Гефсидору.

- Есть ещё сюрпризы?

- Думаю, ты заслужил подарок, - произнёс дух скрежещущим голосом. – Реши простую задачу, и получишь приз.

Неужели?! Похоже, я не зря сюда припёрся.

- Весь внимание.

- В последний день перед явлением Чёрного Зверя я произвёл на свет семь стад по пятьдесят голов разного пола. Из них двенадцать процентов дали потомство, родив по четыре особи. Эти телята, в свою очередь, произвели на свет в полтора раза больше особей. Вопрос: какова численность стада на данный момент, если учесть, что охотники и любители острых ощущений вроде тебя истребили три процента от него?

Условие задачи появилось передо мной в виде текста. Я быстро произвёл подсчёт.

- 747 голов.

На мутном, заляпанном кровью стекле появилась проекция клубящегося облака, окружённого золотым сиянием. Видимо, это был плененный дух. Он послепенно обретал форму и вскоре превратился в величественного старца, одетого в длинную тогу. Белая борода искрилась, горящий взгляд из-под кустистых бровей пронизывал насквозь.

- Я устал хранить этот страшный дар, - возвестил старец. – Друиды не должны владеть подобными вещами. Ныне я отдаю его тебе, тёмный! Настала эпоха перемен, и ты станешь одним из вестников нового мира!

Старик протянул руку, и на его ладони возникло чёрное облачко, внутри которого пульсировали багровые огонки. Вокруг него с тихим жужжанием вились насекомые. Я вспомнил, что и рядом с агрегатом, где был заключён Гефсидор, висел гнус, но сначала я не придал этому значения.

- Это Элементаль Смерти! – пояснил пленённый друид. – Собирай их, чтобы однажды стать тем, кем предназначено судьбой!

Как только он замолчал, Элементаль направилась ко мне и, пройдя сквозь стекло, добавилась в мой Инвентарь.

- Прощай же! – проговорил Гефсидор и исчез.


Достижение: Вы обнаружили Элементаль Смерти.

Элементаль Смерти – сущность, источаемая захоронениями Некрополя, где погребены эльфийские воины прошлого.

Вам открыт скрытый квест: собирайте Элементали Смерти, чтобы исполнить предназначение.


Опыт: 65%

Интеллект: 26


Бонус опыта сразу в 50 очков и 10 очков интеллекта! О-ля-ля! Вот только хотелось бы ещё узнать, что за предназначение такое. Но это, видать, была интрига.

Восторги восторгами, а пришла пора возвращаться – оставалось всего три минуты до отлёта птиц.

Я забрался в экзоскелет.


Использовать.


Я приказал мутанту, которым я завладел, следовать за мной. Теперь у меня появился сателлит покруче мехаразведчика. Главное, чтоб ему бошку не оттяпали в первой же потасовке.

Добравшись до края острова, я активировал ходули и вошёл в трясину.

Мы пересекали топи, причём чудище шагало прямо по дну. Я использовал для управления мутантом мыслеречь, которая, по сути, являлась тем же Зовом. Подсказывать чудищу каждое действие не требовалось – достаточно было корректировать его поведение, если возникала необходимость. По умолчанию, сателлит следовал за мной.

Я решил, что питомцу надо дать имя. Войдя в его настройки, нашёл нужную строку и, немного поразмыслив, вписал «Матильда», что на испанском означает «сильная в бою». Очень хотелось верить, что так и окажется, и тварь кличку оправдает.

Заодно открыл характеристики чудовища. Надо же было выяснить, что мне досталось. Выпала следующая информация:


Раса: животное, мутант

Класс: химера

Текущий статус: юнит

Атака: рукопашная

Умения: ходьба, бег, прыжок, лежать, припасть к земле.

Атака: Укус (урон - 25), когти (урон 15), змеиный укус (урон - 10), удар лапой (урон - 5)

Спецприёмы: захват, удержание.

Сила: 18

Ловкость: 27

Скорость: 21

Интеллект: 9


Когда мы появились на островке, где находились птицы, туша горобыка уже была разделана (для этого пришлось приподнять её из болота при помощи шагающих кранов), а трофеи погружены. Охотники забрали не всё, а только самое ценное, из чего могли произвести дорогие артефакты. Остов с кусками мяса торчал из трясины. Он должен был достаться местным падальщикам, первые из которых – комары и прочие насекомые, уже облепившие останки.

Валленгер сделал вид, что не замечает меня. Ну, и плевать.

Краны сложились, и мы погрузили их на птичек.

Валленгер объявил сбор и посадку.

Я забрался в чрево птицы и взглянул на таймер: до завершения миссии оставалось шесть секунд.

Матильда лежала подле моих ног, никто не задавал о ней вопросов.

Щупальца обвились вокруг меня, птица захлопнула клюв и, нагруженная трофеями, тяжело взмыла в звёздное небо, как обожравшийся стервятник.


Достижение: Открытие новой локации.

Опыт: 80%


Ещё немного, и я должен был получить следующий уровень.

Интересно, как отнесутся к моему временному отсутствию на охоте в "Нимроде"? Не повлияет ли это на мою репутацию у гильдии? С другой стороны, так ли она мне необходима?

Глава 41

Когда я вышел из зала, светлячок-путеводитель указывал на стойку администратора.

- Поздравляю с успешным участием в загоне, - произнёс автомат, едва я приблизился. – Хотите оценить работу нашей гильдии?

- Нет, спасибо. Я вполне удовлетворён. Надеюсь, вам этого хватит для статистики.

- Как угодно. Мы всегда будем рады видеть вас нашим клиентом.


Достижение: Репутация у охотников на мутантов +15.

Достижение: Прохождение побочной миссии.

Интеллект: 27

Опыт: 100%


Шкала опыта мигнула и опустела: все набранные очки мгновенно ушли. Теперь рядом с ней виднелся «ноль».


Достижение: Вы достигли третьего уровня.


Теперь мне предстояло заново набирать опыт, чтобы получить следующий левел.


Достижение: Доступна прокачка инвентаря.


Всплыл комментарий:


Для прокачки инвентаря обратитесь в мастерскую или приобретите станок. Необходим Интеллект не менее 25.


Что ж, эта характеристика у меня была 27, так что я мог начать понемножку крафтить. Дело, как говорится, нужное.

- Вы отлучались во время охоты, - сказал автомат-администратор. – С вас взимается штраф в размере 10 монет.


Монеты: 95


Проклятье! Вот это стало неожиданностью. Ну, ладно, учтём.

- В награду за участие в загоне вы получаете 10 аптечек, дающих по 10 единиц жизни.

Автомат выдал мне прозрачные цилиндры с торчащими иглами – не совсем шприцы, но что-то в этом роде. Заполнены они были тёмно-синей жидкостью. Вот она, продукция «Коахена». Я убрал аптечки в Инвентарь. Наверняка мне предстояло нехилое рубилово, в котором их придётся потратить.

- Также вы получаете по рекламной акции сертификат на разовое бесплатное посещение лодочного дома «Сад тысячи пьянящих ароматов», - уведомил автомат, протягивая листок с изображением кошкодевочек в манящем белье.

- Спасибочки, - кивнул я. – Обязательно наведаюсь.

Ясно: сертификат должен был открыть мне мир сексуальных удовольствий Авалона и сделать постоянным клиентом борделя, но уже на платной основе. Сертификат тоже отправился в Инвентарь.

- Спасибо, что воспользовались услугами гильдии «Нимрод», - проговорил автомат. – Хотите узнать про скидки для клиентов, оформивших сертификат постоянного…

- Нет, спасибо. С меня хватит болот.

- Всего доброго и удачи.

Я вышел на улицу. Матильда следовала за мной. Её вид привлекал внимание некоторых эльфов, что меня малость напрягало. Раз теперь у меня имелся здоровенный мутант, надо было его где-то возить. А значит, настала пора позаботиться о новом транспорте. Осмотрев улицу, я заметил роскошную карету, запряжённую шестёркой тонконогих ухоженных скаунов. К ней я и направился непринуждённой походкой высшего существа. Кучера не было, так что я подёргал дверь. Заперта. Ну, ладно. Обойдя карету, я остановился возле козел.

Появилась надпись:


Угнать.


То, что нужно! Я выразил согласие, однако меня ждало разочарование. Новое сообщение развеяло мечту стать обладателем шикарного траспорта:


Невозможно угнать.

Этот экипаж слишком хорош для вас. Попробуйте угнать что-нибудь другое.


Вот так меня назвали жалким нубом. Что ж, ладно. Вероятно, с каретами, запряжёнными четверкой или даже тройкой, даже пытаться не стоило. Осмотревшись, я заметил простенький эпикаж с двумя кониками. Но и с ним потерпел неудачу: даже это было для меня слишком круто.

Ладно, смирение украшает воина и мужчину. Я высмотрел небольшой жёлтый фургон, запряжённый одной лошадкой, и направился к нему. Обойдя, решил, что по размеру он, вроде, должен был подойти. Кучер отсутствовал, но дверь, конечно, опять оказалась заперта.

Всплыло знакомое предложение:


Угнать.


Да, спасибо, я как раз собирался.


Займите место кучера.


Отлично! Пешеходы на улице имелись, но далеко, вооружённых патрулей не было. Поэтому я забрался на козлы.


Использовать.

Вы угнали фургон. Двери разблокированы.

Посмотреть технические характеристики?


Позже.

Как только я забрался на козлы, загорелась приборная доска (ну, а как ещё назвать меню кареты?).

Так, транспорт я нашёл. Но и бросать своего скакуна не хотелось. Можно было прихватить его с собой. Я вышел, чтобы впустить в фургон Матильду. Когда мутант запрыгнул в экипаж, тот слегка просел под его весом. Монстр свернулся, глядя на меня мутными глазами хищника. Интересно, его надо кормить? По идее, да, ведь он не полный автомат. Я запросил информацию в меню мутанта, но выпало сообщение только с «техническими» характеристиками. Рацион среди них не упоминался. Я решил, что, так или иначе, при моём роде деятельности едва ли чудищу придётся голодать, и вернулся на козлы.


Использовать.


Подъехав к скакуну, я снова слез и привязал животное к фургону. Всё, пора валить!

Мне выдали сертификат, и можно было малость развеяться, передохнуть от ратных дел. Найдя на карте Авалона адрес «Сада тысячи пьянящих ароматов», я сделал отметку и двинулся вслед за путеводным светлячком. Очень любопытно было выяснить, чем так хороши фури. Ну, и, конечно, плоть взывала к продолжению рода, так сказать. Тем более, раз секс я получил в подарок, а желающих возлечь со мной на ложе разнузданной страсти пока не намечалось.

Глава 42

Лодочные дома располагались в небольшой заводи реки Ахерон, частично протекавшей через Базарный квартал.

Ехал я новым маршрутом, поэтому увидел ещё один район Авалона. Он выглядел непривычно: чистые улицы, освещённые окна домов, таверны, витрины. Много разноцветных пульсирующих вывесок. Несмотря на поздний час, народу было много. Меньше, чем в Базарном квартале, но всё равно прилично. Я даже видел процессию разряженных мужчин и женщин, нёсших насаженные на палки черепа, украшенные искусственными цветами, но не понял, праздник это был или похороны. Впрочем, могло быть и то, и другое.

Слегка натянув поводья, я из любопытства последовал за этим странным шествием, и оно привело меня к храму: здание в виде зиккурата стояло на большой площади, украшенной цветами, светящимися сферами и лентами. Повсюду виднелись скелеты.

Над входом в храм красовалась мерцающая огоньками надпись: "День не вернувшихся в игру". Ха-ха, забавно. Видимо, намёк на мексиканский День мёртвых. Остановив карету, я спрыгнул с козел. Звучала музыка, отовсюду доносились пение и смех. Мимо меня пронеслись танцующие пары. Мужчины и женщины разрисовали лица в виде черепов. Первые носили широкополые шляпы, вторые - пышные венки из алых цветов. Пройдя мимо празднующих, я подошёл к дверям храма. По обеим сторонам возвышались статуи грифонов с человеческими лицами. Вернее, эльфийскими, о чём свидетельствовали длинные острые уши. Справа стоял жрец в длинной серой тоге, расшитой серебром около ворота. Его шею украшали нитки крупных бус, а в руках он держал толстую пятнистую змею. К нему подходили люди и принимались что-то быстро говорить. Видимо, излагали просьбы. На меня никто особо не обращал внимания. Я заметил, что не все посетители праздника были в гриме - наверное, как и я, некоторые забрели из любопытства.

Моё внимание привлекла табличка, привинченная возле входа в храм. Приблизившись, я смог прочитать её: "Добро пожаловать в обитель некропольцев. Заходи и поклонись Смерти. В обмен на небольшую жертву ты сможешь узнать будущее, получить предсказание или обратиться с вопросом к оракулу. Есть лавка, где продаются артефакты. Прими некрополизм, и тебе откроются тайны мёртвых".

Удовлетворив любопытство, я поспешил назад к фургону. Вокруг пахло цветами, табачным дымом и почему-то карамелью. Протиснуться через увеличившуюся толпу было нелегко, но я справился. Забравшись на козлы, оставил площадь позади, и вскоре даже музыка перестала доноситься до моего слуха.

По дороге на глаза попались ещё два храма. Один напоминал готическую кирху, только вместо крестов на шпилях красовались круги, внутрь которых были вписаны разделённые пополам треугольники. Другой представлял собой полусферу. Вокруг него медленно бродила вереница завёрнутых в белые мантии адептов. Они держали в руках длинные, толстые свечи. Головы прихожан (а может, жрецов) скрывали просторные капюшоны.

Я с интересом разглядывал квартал. Его обитатели явно считались в Авалоне чем-то вроде среднего класса. Может, даже и покруче. Некоторые дома напоминали особняки, но вовсе не заброшенные, а очень даже обитаемые: во многих горел свет, перед фасадом толпились люди, виднелись кареты и породистые скакуны. Деревьев, правда, не было, даже чахлых и кривых. Из распахнутых окон доносилась музыка. Повсюду расхаживали вооружённые стражники.

Иногда над крышами мелькало высокое здание с причудливыми башнями и похожими на клинки рапир шпилями. Верхние этажи были освещены, в то время как нижняя часть терялась в ночной темноте. Белая надпись «Одилон» была, наверное, огромной, так как легко читалась с немалого расстояния. Наверное, это был королевский дворец.

На границе между районами, отмеченной светящейся линией, стоял отряд тяжеловооруженных стражников.

Когда я покинул квартал, городской пейзаж постепенно начал меняться, приобретая всё более запущенный вид, но затем впереди показались огни Базарного квартала, которым я невольно обрадовался, словно возвращался домой. Глупо, но подсознание оно такое.

Вскоре я добрался до речной заводи, где тесно стояли рядами лодки без парусов. Здесь повсюду горели бумажные фонари, пестрели гирлянды, расхаживали толпы искателей ночных удовольствий. Оставив карету возле большой лодки, на которую указывал маркер, я протопал по дрожащему деревянному трапу и остановился перед дверью. Она была заперта, но на уровне человеческого роста имелось небольшое окошко. Я постучал. Через некоторое время заслонка на двери отодвинулась, и на меня уставилась пара чёрных глаз.

- Доброго вечера. Я бы хотел отдохнуть в вашем заведении, - сказал я как можно дружелюбнее.

- А деньги у тебя есть, господин? - голос был низкий и хрипловатый, но тон - вежливый.

- Есть сертификат.

Неизвестный разглядывал меня с холодным равнодушием. Я растянул губы в улыбке.

- Не помню, чтобы ты бывал здесь раньше, - охранник не торопился открывать дверь.

- А я новичок. Вот, хочу вкусить разврата и паденья. Лишиться кошкодевственности.

Охранник взглянул куда-то в сторону, затем захлопнул окошко, и через пару секунд лязгнул замок. Впустив меня, охранник внимательно оглядел вашего покорного слугу с головы до ног, неопределённо хмыкнул и указал на арку, отделённую от прихожей занавеской из нитей стекляруса. В соседней комнате горели свечи, и огни отражались в бусинах тысячами огоньков. Донисились приглушённый смех и низкие мужские голоса.

Охранник был невысоким, но широкоплечим эльфом со знакомым гербом на одежде, квадратной, наголо обритой головой и длинными мускулистыми руками. Бандит из клана «Синей змеи».

- Добро пожаловать, - буркнул он неприветливо.

Кивнув, я вошёл в гостиную и сразу направился к полной загримированной женщине, сидевшей за высокой стойкой в углу. В её сложной причёске торчало множество серебряных шпилек в виде цветов и листьев, а одежда отличалась кричащей пестротой и яркостью. При моём приближении женщина широко улыбнулась, продемонстрировав безупречные зубки.

- Добрый вечер, господин, - проговорила она тихим мелодичным голосом. - Вы хотите отдохнуть?

- Да, - я вальяжно облокотился на стойку и бросил взгляд на длинный диван, где сидели мужчины в компании девушек - они ещё не определились с выбором и потому не спешили подняться в номера.

- Ваше лицо мне незнакомо, - проговорила женщина, придвигая к себе толстую книгу в добротном кожаном переплёте. - Вы уже бывали у нас?

- Нет. Впервые. Так что вам будет нетрудно удивить меня.

Женщина снова улыбнулась.

- Что ж, давайте попробуем, - сказала она.

- А давайте, - бодро согласился я.

Раскрыв фолиант, женщина придвинула его ко мне.

На каждой странице акварелью была очень реалистично изображена девушка, а рядом с рисунком имелось описание её характер, навыки и возраст. Также указывались имя и цена. Отдельным пунктом шла «раса».

- Есть предпочтения? – поинтересовалась женщина.

- Хотелось бы попробовать с фури.

- А-а… Кошкодевочка, - собеседница понимающе улыбнулась.

- Именно.

Женщина перелистнула пару страниц и указала на девушку по имени Руши.

- Рекомендую вот эту. Очень хорошие отзывы.

Я взглянул на милое личико, тонкую фигурку, треугольные ушки, торчавшие из золотистых волос, большую грудь и тонкую талию. Голубые глаза лучились озорными искорками. Просто удивительно, как художник сумел передать это в акварели.

- Очень хорошо, - сказал я, доставая сертификат. - Она сейчас свободна?

- Да.

Я протянул сертификат и предложил обмен. Едва женщина забрала его, всплыло сообщение:


Оплата услуг проведена.


- Тиделия проводит вас, - с этими словами женщина взяла двумя пальцами маленький колокольчик и позвонила.

Вошла девушка в прозрачной одежде с блёстками, не скрывавшей татуировок.

- Проводи господина в двадцать четвёртую, - проговорила женщина.

Тиделия поклонилась и направилась к лестнице.

Лодка имела большую жилую надстройку. Номера располагались на втором и третьем этажах, внизу клиенты только выбирали девушек, а также могли выпить, перекусить, послушать музыку и полюбоваться танцами. До меня доносились звуки какого-то струнного инструмента. Пахло цветами и благовониями.

Поднявшись по лестнице, Тиделия провела меня в самый конец коридора и с поклоном указала на комнату с цифрами «два» и «четыре».

- Спасибо, сладкая, - сказал я и, толкнув дверь, вошёл.

Глава 43

В комнате царил полумрак. Горел десяток свечей, расставленных на полу вдоль одной из стен. Под потолком летали крошечные светлячки, испускавшие голубое сияние. В центре располагалась кровать, завешенная прозрачным балдахином, но девушки нигде не было. Я огляделся в лёгком недоумении. Неужели Руши не предупредили о том, что я приду?

- Ау! Есть кто дома?

Я прошёлся по комнате, прислушиваясь, но из-за двери, ведущей в ванную, не доносилось ни звука. Казалось, номер пуст. Может, Тиделия что-то спутала, и Руши ждёт в другой комнате? Да нет, вряд ли. Как такое вообще может быть в игре?

Я подошёл к двери ванной и постучал. Она тотчас открылась, и моим глазам предстала девушка с великолепной фигурой, которую было нетрудно рассмотреть благодаря чисто символической одежде. Из золотистых волос торчали ушки. О, да!

Не теряя времени, Руши положила ладони мне на грудь и слегка толкнула, возвращая в комнату. У неё оказались на удивление сильные руки. При этом она смотрела в глаза, едва заметно улыбаясь. От неё пахло дорогими духами, в которые явно были добавлены афородизиаки. Я почувствовал, что быстро возбуждаюсь, и руки сами собой легли девушке на талию. Ощутив упругость её роскошного тела, я сделал глубокий вдох, и голова слегка закружилась. В этот миг Руши повела плечами, и прозрачная накидка соскользнула с неё на пол. Девушка осталась в одних золотых украшениях.

- Привет! - прошептала она, глядя в глаза. Её собственные были точно огромные сапфиры. – Ты храбрый воин?

- Да, - не стал отпираться я. – Очень храбрый. Даже немножко отчаянный.

- И ты устал после очередной битвы?

Тонкие руки гладили меня, так что мне захотелось побыстрее раздеться, чтобы почувствовать эти прикосновения.

- Немного сил осталось, - ответил я.

- Хватит, чтобы взять мою крепость? - лукаво улыбнулась Руши.

- Думаю, наскребу немного.

Руши обвила мою шею руками и нежно поцеловала. Губки были мягкие и тёплые. В ноздри мне с новой силой ударил аромат волос, тела и духов. Волшебное сочетание!

- Я мечтала о таком сильном воине! - прошептала девушка.

Я поднял руку и провёл по золотистым волосам. Заодно потрогал ушки. Они были просто прелесть.

- На тебе столько одежды! – игриво пожаловалась девушка. – Не хочешь её снять?

- Очень даже! – признался я.

- Так давай скорее!

Меня не нужно было упрашивать. Я быстро разоблачился, подхватил Руши на руки и уложил в кровать. От простыни пахло цветами: наверное, проститутки подкладывали лепестки в постель.

Руши обхватила меня ногами и изогнулась, подставляя шею и грудь для поцелуев.

- Люби меня, господин! - горячо прошептала Руши, зарываясь пальчиками в мои волосы. - Так, словно я твоя единственная!

Я жадно сжал изящное тело девушки.

- Подожди! – фури ловко выскользнула из-под меня. – Ложись на спину! Ты устал, а я полна сил.

Я послушался, конечно. Руши заняла позицию между моих ног. Она встала на четвереньки, оттопырив попку, так что мне были видны два округлых полушария. Тонкие пальчики слегка обхватили торчащий член, а затем немного сжали его. На губах девшуки появилась очаровательная улыбка. Высунулся остренький язычок, и фури провела им по головке. Затем она обхватила её губками, не сводя с меня глаз. Руши начала двигать головой, постепенно беря член всё глубже. Ощущения были космические! Наконец, она насадилась до самого основания и задержалась так на несколько секунд. А потом всё повторилось с начала. Так продолжалось минут десять. Иногда мне казалось, что я вот-вот кончу, но это была лишь иллюзия. Девушка доводила меня до предела и сбавляла темп. Она прекрасно чувствовала партнёра.

- Нравится? – спросила Руши, выпустив член изо рта.

От головки к губам протянулась тоненькая, блестящая ниточка слюны.

- О, да! – просипел я.

Фури снова накинулась на мой член. Теперь она облизывала его со всех сторон, иногда слегка прикусывая, водя язычком по основанию головки и засовывая его в дырочку. Не остались без внимания и яички. Руши умудрилась даже запихать в ротик оба сразу и покатать их там языком.

Почувствовав, что должен немедленно трахнуть её, я взял девушку за волосы и снял золотистую голову с члена.

- Давай сзади!

- Как скажешь, господин! - фури мигом развернулась и слегка поводила попкой.

Впрочем, мне специального предложения не требовалось. Поднявшись на колени, я сходу засадил ей до самого основания. Член легко проскользнул в горячую мокрую дырочку, а лобок упёрся в мягкую попку. Руши застонала и выгнулась. Её тяжёлая грудь коснулась сосками простыни. Я начал яростно трахать её. Это было потрясающе!

Руши подмахивала изо всех сил. Чувствуя приближение оргазма, я вытащил мокрый от смазки член.

- Давай в ротик!

Фури быстро развернулась и схватила губками мой агрегат. Она стояла на четвереньках, активно отсасывая. Я взял её за мягкие ушки и через несколько секунд с силой натяул так, что лобок упёрся в носик. Руши обхватила меня за ягодицы, притянув к себе. Сперма выплеснулась из меня с неимоверной силой, попав девушке прямо в горло. Мы стояли слившись, пока я не спустил в фури всё до капли. Отпустив её, я повалился на простыни. Руши улыбнулась и вытерла мокрые от слюней губки ладошкой.

- Ты доволен, господин? – пропела она.

- Не то слово, детка! – честно ответил я. - Не то слово!


ВОЗЛЮБЛЕННЫЙ ЧИТАТЕЛЬ, добравшийся до этого волнительного момента! Не сочти за труд отвлечься на пару секунд и лайкнуть книгу)). Если, конечно, она тебе нравится, и ты планируешь продолжать чтение ;)) Можешь даже оставить комментарий. Мне будет приятно и интересно узнать твоё мнение. Серьёзно)))

Глава 44

Покинул бордель я обновлённый. Просто лёгкость какая-то была во всём теле. Ни опыта, ни здоровья мне за потрахушки почему-то не прибавили, но я ни капли не жалел об этом. Надо сказать, Руши оказалась просто чудом. Один её отсос стоил того, чтобы отправиться с охотниками мочить горобыков – не говоря уж про всё остальное.

Но развлечения развлечениями, а надо было и делами заняться.

Я решил поехать к Эрендену, чтобы приобрести кое-что полезное, а заодно прокачать серп, если хватит денег, так что забрался на козлы и отправился в «Красную заводь».

Перед кабаком толпились бродяги в грязных обносках. Их голые ноги покрывали потёки и брызги, волосы выглядели сальными и спутанными. Трудно было поверить, что эльфы могут опуститься настолько. Впрочем, я не был уверен, что это именно они. Говорил же Тристиан, что живут на острове и другие расы.

Бродяги что-то втолковывали альву в шлеме с гребнем. Тот слушал, периодически кивая. Я узнал бандита, заходившего к Эрендену сделать заказ на убийцу проститутки.

Оставив карету на обочине, я направился к кабаку. Альв с синими гербами на доспехах взглянул на меня, но тут же отвёл глаза: его дёрнул за рукав один из бродяг, привлекая внимание. Бандит мигом врезал ему по роже тыльной стороной руки. Среди оборванцев начался переполох.

Слегка ускорив шаг, я вошёл в «Красную заводь».

В кабаке играла музыка. Обезьяна дремала в клетке, свесив между прутьями хвост и переднюю лапу. Вокруг неё летали жирные мухи.

Я прошёл к стойке, где Эренден болтал с каким-то мужиком в кожаной куртке, утыканной шипами и стальными бляшками. Выбритый череп покрывала татуировка, в левом остром ухе болтались три серебряных кольца.

- Привет, - кивнул карлик, когда я сел. – Знакомьтесь: Риновелл.

Повернув голову к соседу, я кивнул, он ответил тем же. Его квадратное лицо пересекали в разных направлениях неглубокие шрамы, выглядевшие отчасти даже живописно.

- Новичок? – спросил низким, грубым голосом Риновелл.

- Он самый.

- Тебя давно не было, - вмешался Эренден. – Где пропадал?

- Прошло всего ничего, - возразил я. – Ты не мог соскучиться так скоро.

Карлик ухмыльнулся.

- Смотрю, шмот сменил.

- Да, имелись дела. Город для меня новый, приходится вертеться. Заодно вот раны подлатал.

- У кого?

- Секрет фирмы.

- Неужели?

- Ага.

Карлик снова хмыкнул. Сегодня на нём был золотистый камзол с алым поясом, голову украшала плоская бархатная шапочка. Выглядел Эренден в этом прикиде нелепо, но что я понимал в местной моде? Наверное, тут это считалось шиком.

- Чувствуешь себя лучше? – спросил карлик.

- Значительно.

- Это хорошо. Потому что у меня есть для вас работа, мальчики, - с этими словами Эренден выложил на стойку акварельные портреты. – Два заказа. Выбирайте, кто что возьмёт. Деньги предлагают хорошие за обоих.

На одном снимке была Аннуэль, на другом – женщина постарше, но весьма красивая.

- Как это понимать? – поднял я взгляд на Эрендена.

- Ты про Аннуэль?

- Да, чёрт возьми!

- Её взяли в плен, пока ты отсутствовал. Отправилась разобраться с одним тёмным, но не сдюжила, - карлик развёл ручками. – Такое случается время от времени. Работа не сахар.

- И кто за неё платит?

- Она сама.

- Как это?!

- Аннуэль положила на счёт кругленькую сумму на случай, если попадёт в лапы к ноксам. Многие охотники подстраховываются так же. Обычное дело в вашей профессии. Советую поступить так же.

Риновелл придвинул к себе портрет женщины.

- Кажется, ты симпатизируешь этой девчонке, - проговорил он, имея в виду Аннуэль. – С удовольствием уступлю её тебе.

На самом деле ему, конечно, хотелось заняться женщиной-ноксом.

- Как скажешь, - ответил я.

- Известно, где она? – спросил Риновелл карлика.

Тот покачал головой.

- Нет, тебе самому придётся найти её.

- Тогда это надолго, - ноксдор убрал акварель во внутренний карман куртки. – Кто она?

- Ивельда из клана Гиллихан.

Ого! Да это ж моя «мамаша»! Может, надо было побороться за этот заказ? Но поезд ушёл, как говорится.

- Из разгромленного? – уточнил Риновелл. - Значит, ей удалось избежать зачистки.

- Да, король Одилон рассылает заказы на недобитых ноксов. Похоже, у него зуб на Гиллихан.

- Скорее, у «Коахена», - поправил Риновелл. - Говорят, гиллиханы проводили исследования, - охотник отпил из своей кружки. – Хотели вывести монгрела.

- Да, я слышал эти байки. Мне всё равно, что там и как. Главное – есть работа.

- Да, работа – это главное, - согласился Риновелл.

- Хочешь выпить? – обратился ко мне Эренден.

- Есть что-нибудь покрепче пива?

- Естественно, ты же в Базарном квартале. Сервен?

- Что это?

- Сорокаградусное пойло. Тебе понравится.

- Давай.

Пока Эренден наливал, я рассматривал портрет Аннуэль. Мне хотелось, чтобы она оказалась живой. Глупо, конечно.

- Ну, что, принимаешь заказ? Или я поручу это кому-нибудь другому. Желающих заработать полно.

- Где она? – спросил я.

Карлик придвинул стакан с сервеном.

- Тебе повезло. Я точно знаю, куда она отправилась убивать нокса.

Ещё бы: ты ведь сам выдал ей заказ!

Я отхлебнул напиток, и передо моной тотчас возникла предупреждающая надпись:


Опьянение: 2%


Так-так… Нет, набухиваться я не планировал. Мне нужна ясная голова. Отставив стакан, я кивком поблагодарил Эрендена.

- Адрес на обороте, - карлик протянул мне ещё один портрет. – Вот эта крошка оказалась Аннуэль не по зубам. Криммибельда из клана «Низвельгер».

- Что ты о ней знаешь? – спросил я карлика.

- Довольно сильна. Может принимать вид богомола и насылать саранчу с человеческими лицами. Кусачие твари.

- Сателлиты?

- Насекомые являются мутантами с болот, но в них вживлены артефакты, благодаря которым Криммибельда управляет ими. Чтобы держать в повиновении целый рой, ей приходится использовать особый артефакт, дающий энергию. Если раздобудешь его, я с удовольствием куплю.

Значит, речь шла о магическом генераторе.

- Мне нужно кое-что приобрести, - сказал я.

- Тогда идём со мной.

Риновелл допил пиво и слез со стула. Он был чуть ниже меня, но гораздо шире – этакий качок. Кожаная куртка плотно обтягивала мускулы.

- Удачной охоты, - сказал ноксдор.

- И тебе, - ответил я.

Кивнув Эрендену, Риновелл вразвалку направился к выходу. Интересно, удастся ли ему пришить Ивельду? Если да, я не расстроюсь.

Эренден повёл меня на склад. Когда мы пересекли порог, всплыло напоминание:


Доступна прокачка инвентаря.


- Чем желаешь прибарахлиться? – поинтересовался карлик, потирая руки.

- Мне нужен модуль для управления сателлитами.

- Только модуль?

- Да.

- Десять монет.

- Хорошо.

- Это всё?

- Нет. Как открывать запертые двери?

- Без ключа?

- Именно.

- Нужны отмычки.

- Тогда их тоже.

- Вот эти ничего, - Эренден достал из ящика стола связку металлических приспособлений. – Конечно, убежище тёмного ими не вскроешь, но в обычный дом влезть можно.

- Сколько?

- Пятёрка.

- Идёт. Ещё хочу прокачать серп.

- Какой у тебя Интеллект?

- А сколько надо?

- Двадцать пять.

- Располагаю таким богатством.

- Отлично. Доступен следующий апгрейд: к серпу добавляются две эманации смерти. При этом внешне серп становится больше похожим на меч. Удобней в использовании и урон увеличивается вдвое.

- Сколько стоит?

- Сорок пять монет.

Я быстренько суммировал в уме предполагаемые траты.

- Беру всё.

- Итого: шестьдесят, - предупредил Эренден.


Оплатить.


Деньги отправились на счёт карлика, а передо мной появились окошки с сообщениями о покупках и апгрейде.


Монеты: 35


Достижение: Прокачка инвентаря.

Опыт: 5%

Интеллект: 28


- Давай серп, - сказал Эренден, постучав по прилавку костяшками пальцев. – Прокачаем.

Я положил перед ним оружие. Карлик подхватил его и сунул в стоявший слева станок. Переключил несколько рычагов.

- Придётся немного подождать.

- Лады. Есть панцири помощнее того, что на мне? – спросил я.

К спасению Аннуэль следовало подготовиться, не жалея денег, так сказать. Не ради неё, а ради победы.

- Да, тебе доступна вторая кожа. Защита втрое выше.

- Почём?

- Сорок.

- Тогда забери панцирь, что я покупал в прошлый раз. И наручи с поножами тоже.

- Предлагаю двадцать три монеты.

Эренден, конечно, был просто мошенником, но я согласился.


Монеты: 18


На мне под одеждой появился эластичный бронекомбез, действительно напоминавший вторую кожу.

- При попадании любой стрелы или при ударе, например, мечом становится твёрдым, как камень, - сказал карлик. – Правда, силу удара компенсирует не полностью, так что урон всё-таки будет. Защищает также от эманаций смерти, но не на сто процентов. Несколько попаданий выдержит, а потом всё.

Станок издал тихий сигнал – словно микроволновка пикнула, сообщая о готовности блюда.

Карлик вытащил преображённый серп и положил передо мной.

- Зацени!

Вид оружия немного изменился: оно стало больше походить на полуторный меч. Вдоль «лезвия» струилась светящаяся эманация смерти, более яркая, чем раньше.

- Есть аптечки, - ненавязчиво заметил карлик.

- Почём?

- По пять монет.

- Нет, спасибо.

У меня оставались деньги, но они ещё могли пригодиться. А аптечки я и так недавно получил.

- Не хочу тратить всё сразу, - объяснил я карлику.

- Как скажешь.


Завершить торговлю? Да/Нет.


Завершить.

- Так ты принимаешь миссию? – спросил Эренден. – До сих пор ведь не ответил.

- Да, принимаю.

- Удачи тебе, - кивнул карлик. – Надеюсь, вы вернётесь с Аннуэль.

- Та же фигня.

Попрощавшись с Эренденом, я вышел на улицу. Альва, с которым трепались бродяги, не было. На противоположной стене мелькала волшебная реклама. Я обратил внимание на «ролик», предлагавший заказать Инженерам Лапуты генетический апгрейд. Правда, в «ролике» это называли «улучшить свою природу». «Зачем тратиться на имплантаты, чтобы стать сильнее, выносливее и ловчее? – вопрошала со снисходительной улыбкой симпатичная эльфийка, чьё личико покрывала причудливая татуировка. – Это дорого, долго и каждый раз нужно делать операцию. Вы можете стать лучше, просто посетив клинику Инженерного замка. Наши специалисты гарантируют, что результат станет заметен спустя всего два дня после внесения модификаций. Будьте круты, как альвы Лапуты!»

На стене появилось изображение закованного в серебристые доспехи рыцаря. Он сражался узким мечом с двумя жуткими тварями, покрытыми шипами и рогами. Во все стороны летели кровь и отсечённые части тел.

«Следите за акциями и скидками, - раздался закадровый голос эльфийки. - Мы скоро будем в вашем городе, так что спешите записаться на приём. Сделать это можно по адресу…».

Не дослушав, я забрался на козлы своего фургона.

Надо было разобраться с тёмной, пока она не прикончила Аннуэль, причём до рассвета. Карлик говорил про генератор, значит, это и было слабым местом эльфийки. Знать бы ещё, куда именно она его себе засунула.

Глава 45

Забив адрес в навигатор (так я это называл про себя), я поехал через город. Районы высоких домов сменились трущобами, смахивавшими на муравейники, затем начались руины, по которым сновали какие-то среднего размера животные. Мне показалось, что некоторые походили на обезьян. Потом снова появились особняки. Мелькали вывески, пульсировал колдовской свет, чадили костры в железных бочках, возвышались свалки, прямо посреди дороги попадались наполненные зловонной водой расщелины, которые приходилось осторожно объезжать. Авалон, город-остров, походил на огромное лоскутное одеяло.

Наконец, я добрался до места.

Башня возвышалась посреди заброшенного парка аттракционов. Наверное, она тоже раньше являлась его частью, но теперь трудно было представить, какой именно. С тех пор прошло слишком много времени: здание обжил мох и вьюнок, вдобавок повсюду виднелись следы усовершенствований, призванных превратить башню в крепость. Вокруг же лежали сваленные деревья, образуя засеку. Криммибельда позаботилась о том, чтобы обезопасить себя. И Аннуэль угодила в ловушку. Теперь тёмная, конечно, была настороже: она знала, что ноксдоры вычислили её местонахождение, знала, что на неё поступил заказ, и наверняка предполагала, что кто-нибудь явится за Аннуэль. А предупреждён, значит, вооружён, как говорится. Так что я находился в очень невыгодном положении. О том, чтобы пробраться в башню незамеченным или воспользоваться эффектом неожиданности, и речи не шло. К тому же, существовала куда худшая перспектива: Криммибельда могла убраться из своего логова, и я не нашёл бы ни её, ни Аннуэль.

Об этом я думал, проезжая через парк мимо ржавых останков каруселей и прочих аттракционов, поросших густым бурьяном, в котором копошились невидимые в траве ночные твари. Звенела мошкара, на карету и лошадей то и дело садились здоровенные жуки – размером со сливу, не меньше.

На башне, ближе к земле, виднелись покосившиеся буквы. Раньше они образовывали вывеску, но теперь от полной надписи осталась половина. «LAMOS» - вот, что получалось, если прочитать их подряд. Чтоб я знал, что это значило.

Теперь, когда у меня было два сателлит-артефакта, я мог использовать и Матильду, и механического разведчика. Правда, это был предел: для большего количества одновременно подчиняющихся автоматов требовался генератор вроде того, которым обладала Криммибельда. Об этом я прочитал по дороге, заглянув в характеристики глаза-импланта. Конечно, Вей управлял несколькими механическими псами безо всякого генератора, но у него-то было два глаза-импланта, а мне достался лишь один.

Я выпустил шпиона, и он, расправив крылья, устремился к башне. Хлопанье было едва слышно и вскоре затихло, а сам сокол пропал из виду.

Дальше засеки было не поехать, так что пришлось оставить фургон, выпустить Матильду и продолжать путь пешком. Мутант повертел львиной головой, принюхался и недовольно зарычал. Я велел ему заткнуться.

Справа в воздухе отображалось то, что снимал дрон. Этакое подобие монитора, оформленное, конечно, в фэнтезийном стиле: светящаяся рамка, искорки и т.д. Башня выглядела заброшенной. Не наблюдалось никакого движения. Неужели тёмная покинула убежище?

Камера сокола показывала стены, укреплённые решётками, металлическими листами и свежей кладкой. Отовсюду торчали ржавые железные шипы. На некоторых «жёрдочках» сидели нахохлившиеся твари вроде птиц со свисающими гибкими хвостами. Наконец, показалось отверстие с неровными краями – его словно оставило попавшее в башню, но не разорвавшееся ядро. Сокол пролетел через него.

Мой шпион парил в узком коридоре, носившем следы запустения: мусор, пыль, паутина, гроздями свисающие с потолка бледно светящиеся слизняки. Складывалось впечатление, что следователи ноксдоров ошиблись, и я прибыл в заброшку. В желудке появилось неприятное ощущение - словно по нему медленно разливалась тягучая холодная жидкость. Мог ли Эренден нарочно дать мне ложный адрес? Что, если это ловушка? Кто или что ждёт внутри башни того, кто проникнет в неё? Может, толпа бандитов с синими гербами или отряд «Коахена»? А то и пара-тройка охотников на ноксов.

Я замедлил шаг, но не остановился. Что было делать? Развернуться и уматывать куда подальше? Стоять под стенами башни, размышляя, стоит ли входить? Для таких заданий требуются уверенность, решимость, а у меня не было ни той, ни другой. Блин! Вот засада!

На экране мелькнула быстрая тень – словно нечто большое прошмыгнуло через перекрёсток коридора. Сокол устремился вперёд. Спустя несколько секунд он свернул налево. «Камеры» показывали раскачивающиеся клочья разорванной паутины – словно из заплесневелых стен и потолка росли, колыхаясь на сквозняке, седые волосы.

Надо было делать, что должно. В конце концов, объективных причин подозревать предательство Эрендена и ловушку не имелось. И я знал, что, несмотря на колебания, войду в башню и буду искать Аннуэль и ту, которая похитила девушку. В реальной жизни я, наверное, сто раз подумал бы и, скорее всего, передумал, но игра каждого из нас делает героем – по крайней мере, в собственных глазах.

Так, всё! Пора заходить в чёртову башню!

Сокол-шпион не показывал больше ничего подозрительного, но уже стало ясно, что в здании кто-то есть – это как минимум.

Обведённая зелёным контуром дверь открылась легко, хотя и со скрипом. Внутри царила темнота. К счастью, у меня было Ночное зрение тёмного эльфа. Я шагал по мусору, хрустя битым стеклом. На полу белели разбросанные клочки и комки бумаги, повсюду виднелись скомканные листовки и грязное, заскорузлое тряпьё. Матильда трусила рядом со мной, всё время сопя и фыркая. Ей тут, похоже, не нравилось. Для твари с гнилых болот она оказалась довольно привередливой. Хотя к хорошему, конечно, привыкаешь быстро.

Справа показалась какая-то куча, и я направился поглядеть, что это такое. Оказалось – скелет. Человеческий. Ну, или эльфийский, скорее. Начисто обглоданный, со следами зубов или когтей. Может, того и другого. Что ж, я и не думал, что отправляюсь на рождественскую вечеринку, верно?

Я двинулся дальше, и сокол вдруг показал на интерфейсе лицо. Оно появилось перед камерой совершенно неожиданно. Торчащие волосы, морщинистая кожа, оскаленный рот, полный острых акульих зубов. Существо сделало молниеносное движение и схватило моего шпиона! На уродливом лице появилось выражение торжества хищника, поймавшего добычу. Тварь рассматривала дрона секунд пять, а затем засунула в рот целиком. Только тогда я понял, насколько оно превосходило размерами эльфа.

Откуда-то донёсся шорох, затем – приглушённое хихиканье. Я видел в темноте, но не мог определить источник звука, поэтому остановился. Похоже, тёмная сука всё-таки была здесь, и я слышал её приспешников. Засекли ли они меня? Сегодня я не собирался искать тайных путей, во-первых, потому что Криммибельда, конечно, всё равно ждала меня, а, во-вторых, мне требовалось прокачать перед схваткой с ней здоровье, и анима стражников подходила для этой цели как нельзя лучше.

- Мы тебя нашли! – донёсся глумливый голос из темноты. – Ещё одна мушка прилетела, чтобы запутаться в нашей паутине!

Хихиканье сменилось хохотом.

Я сделал несколько шагов. Впереди виднелся подъёмник, который наверняка работал и вёл в логово Криммибельды. Справа и слева темнели входы в коридоры.

- Какая у тебя миленькая собачка! - продолжали издеваться невидимые противники. – Мы оставим её на закуску!

Они, наконец, появились, когда я почти дошёл до подъёмника. Из коридоров показались лохматые головы, широкие плечи, мускулистые руки, касавшиеся узловатыми пальцами пола. Похожие на горилл существа направлялись в мою сторону, скаля жуткие зубы. Разило от них мясным смрадом, звериным потом и помойкой.


- Ивельда! – позвал я мысленно.

- Да?

- Передо мной тут какие-то твари вроде горилл с акульими зубами, - я добавил пару деталей, присовокупив сочные, но нецензурные эпитеты.

- Лестригоны – каннибалы, генетически модифицированные ноксы из клана Низвельгер, - с готовностью подсказала Ивельда. – Выведены для защиты Убежищ. Кроме того, их часто используют венаторы клана во время охоты на викенов.

- Спасибо. Они что, вроде меня? Питаются анимой эльфов?

- Нет. Они просто жрут тела.

- Какое облегчение! Не хотелось бы иметь с этими уродами что-то общее. Ладно, к делу. Как их убить?

- Как любых тварей. Бери меч и мочи.


Лучший совет из возможных, если подумать. Главное – универсальный. На первый взгляд. На самом деле, он обычно подходит только для уничтожения простейших противников.

Глава 46

Интересно, в башне ли принцесса. То бишь, Аннуэль. Я чувствовал себя персонажем средневекового романа. Кажется, те тоже спасали красоток. Правда, вроде, в основном, бескорыстно. Если не считать славы, полцарства и наградного секса с освобождённой, конечно.


- Вы все специалисты по генетическим манипуляциям, что ли? – спросил я Ивельду при помощи Зова.

- Большинство ноксовских кланов не оставляет попыток обойти вредное воздействие солнца.

- Вредное?

- Ну, хорошо - смертельное.

- Почему тогда гвардейцы Одилона напали именно на гиллиханов?

- Во-первых, мы вплотную приблизились к успеху. Во-вторых, нас предали.

- Ах, да. И откуда у тёмных такие познания в генетике? Что-то вы не очень похожи на ботаников, часами просиживающих в лабораториях.

- Ты ошибаешься. Среди нас много учёных. Я, например, почти всю жизнь посвятила евгенистическому конструированию. К тому же, мы купили разработки Инженеров. Они и легли в основу исследований.

- Инженеров с Лапуты?

- Да.

- Я видел рекламу. Кажется, они скоро должны… прилететь.

- Да. Остров-замок появляется у нас примерно раз в три недели, так что многие ждут этого события с нетерпением.


Разговор пришлось закончить, так как ко мне бросились двое лестригонов. Я достал меч. По идее, надо было придумать ему имя, как и положено в фэнтези. Эта мысль пронеслась в голове как раз перед тем, как я обрушил оружие на голову первого великана. Вспышка, вонь горелой плоти, тлеющие волосы. Лестригон с яростным криком атаковал меня когтями. Я блокировал удары, отвечая при каждой возможности, но урод оказался не промах: уклонялся, несмотря на габариты, довольно ловко. Его напарник прыгнул мне на спину. Я пригнулся в последний момент, и он пронёсся надо мной, врезавшись в третьего великана.

Противников было слишком много. Это стало ясно, когда я получил удар в спину, а затем в бок, под руку, которой блокировал атаку одного из ноксов.


Жизнь: 180


Пришло время задействовать мутанта. Я приказал Матильде атаковать. Она прыгнула на одного из ноксов и подмяла под себя, но ненадолго: великан схватил её за горло и отшвырнул прочь. Для Матильды лестригоны оказались слишком крупными. А моя девчока только недавно встала на путь преданного служения тёмному эльфу. Ну, по крайней мере, у них не было мечей или топоров, чтобы обезглавить моего питомца.

Я достал игломёт. Выглядел он громоздко, да и весил прилично. Настала пора опробовать эту штуку. Первый заряд я выпустил в «лицо» подскочившему лестригону. Нокс с визгом схватился за свою рожу и упал на пол. Он катался, как припадочный, между толстыми пальцами сочилась кровь. Тем не менее, урон иглы нанесли небольшой. Значит, главное было в эффекте: получалось, такое попадание временно лишало противника способности атаковать и сопротивляться.

Я почувствовал возбуждение – как акула, заметившая раненую рыбину. Запах эльфийской крови распространялся в воздухе, раздражая рецепторы в носу. Да, очень реалистичная игра.

Отразив выпад, я нанёс несколько ответных ударов. Эманации смерти шипели, плоть лестригонов дымилась, покрываясь ожогами, очки здоровья сыпались из них, как горох из дырявого мешка, шкалы жизни над уродливыми головами ноксов уменьшались, но твари были мощными, так что пришлось поднапрячься. Я дал второй залп из игломёта, но на этот раз великан поднял руку и прикрыл морду, так что стальные штыри вошли ему в предплечье и не мешали контратаковать. Я получил удар когтями в грудь. К счастью, защитная вторая кожа погасила большую часть урона, и очков вылетело не так много, но куртка превратилась в лохмотья. Проклятье, не менять же всё время шмотки! Кто вообще придумал сделать такую фишку с аутфитом? Или я чего-то не догонял, и в игре имелся не известный мне лайфхак?

Спустя несколько минут при помощи Матильды мне удалось разделаться с тремя лестригонами из восьми, при этом потеряв часть очков здоровья. А что бы я делал без прокаченного меча, ручного мутанта и бронекожи?


Жизнь: 138


Я потерял в этой возне больше пятидесяти очков! И не мог высосать аниму из павших, потому что меня продолжали атаковать их товарищи. Шкала здоровья продолжала уменьшаться. Потратив последние заряды игломёта, я прикончил мечом ещё двоих. Причём второго убил, пока его удерживала Матильда. У неё был располосован бок, шерсть блестела от крови, не хватало куска левого уха. «Ничего, - решил я, - починим».


Жизнь: 116


Оставшиеся лестригоны разошлись так, чтобы напасть с разных сторон. Кинулись одновременно. Выглядело это так, словно на меня попёрли племенные быки, предварительно раздразнённые красной тряпкой. Я поразил одного из них, самого израненного, в горло. Его скорость и масса были таковы, что я едва сумел вырвать меч из раны, чтобы не потерять. Лестригон упал, корчась в предсмертной агонии, но двое других впились акульими зубами мне в руку и ногу. Боль была жуткая, я чувствовал, как ломаются кости в моём теле!

Глава 47

Держа меня зубами, лестригоны ещё и активно орудовали когтями. Я лупил их мечом, с отчаянием наблюдая за тающей шкалой своего здоровья. Матильда оттащила от меня одного нокса, ей удалось отгрызть ему ногу. Из оканчивавшейся коленом культи хлестала кровь. Лестригон ползал, пытаясь подняться, но мой мутант то и дело кидался на него, отхватывая и глотая приличные куски плоти. Что ж, за пропитание Матильды можно было не беспокоиться. Она явно была способна о себе позаботиться. С каждым сожранным куском восстанавливались очки здоровья мутанта, что не могло не радовать.

Я пропихнул меч под подбородок впившегося в меня нокса и перерезал ему горло. Кровь ударила фонтаном, но великан был ещё жив. Его глаза вылезли на лоб, рот распахнулся, между треугольными зубами метался толстый, покрытый наростами язык. Я добил лестригона ударом в лоб, от которого раскололся череп, и мозги потекли по изувеченному лицу.

Подскочив к последнему лестригону, занятому попыткой разорвать пасть Матильде, я отрубил ему руки, а затем двумя взмахами меча вскрыл от ключицы до лобка. Руки прочь от моей крошки! Освобождённая Матильда ухватила зубами дымящиеся внутренности и вытащила их наружу, раскидав по полу.

У меня оставалось всего 72 очка здоровья!

Похоже, план прокачать жизнь перед боем с Криммибельдой не сработал. Я подумал, что будет хорошо, если анима лестригонов хотя бы приблизит меня к прежнему уровню.

Переходя от одного убитого к другому, я «высосал» каждого. Великаны принесли по 17 очков.


Жизнь: 208

Сила: 30


Мда, апгрейд оказался минимальным, прямо скажем. Ну, хоть в минус не ушёл. В конце концов, у меня ещё имелись запасные сто очков в виде аптечек. Да и параметр Силы должен был увеличивать наносимый противникам урон, по идее. Прокачать бы ещё нормально Ловкость, чтобы почаще от атак уворачиваться.

Обыск трупов ничего не дал. У лестригонов не нашлось ни предметов, ни монет. Похоже, они были просто хищниками, охранявшими Криммибельду. Вроде цепных псов.

Зато передышка позволила восстановить Выносливость.

Опустив массивный рычаг, я вызвал подъёмник. Он спускался тихо: механизм был смазан – значит, им регулярно пользовались. Мы с Матильдой зашли в кабину. Я перевёл взгляд на пульт управления. Кнопок не было, вместо них имелись маленькие переключатели. Какой этаж следовало выбрать? Все переключатели выглядели одинаково, ни один не стёрся больше остальных и не выглядел чище.

Вдруг кабина вздрогнула, двери закрылись, и начался подъём. Мне не пришлось больше ломать голову: «лифт» вызвали сверху.

Пока мы двигались, я регенерировался. Как уже было сказано, этот процесс не оказывал влияния на количество очков здоровья, но он был крайне важен для ощущений, потому что по ходу восстановления уходила боль.

Кабина остановилась на двадцать четвёртом этаже. На всякий случай я решил запомнить эту цифру. Мало ли, как придётся отсюда сваливать.

Дверь открылась, и мы с Матильдой вышли, оказавшись в зале, обшитом листами тёмного металла, которые покрывали стены, пол и потолок. На миг мне показалось, будто мы очутились в огромном сейфе.

Кое-где виднелись ряды круглых отверстий. Я подумал, что из них выдвигаются пруты решёток, позволяющие разделить пространство и, возможно, поймать таких непрошеных посетителей, как мы, в подобие клетки. Следовало держать ухо востро.

Я пошёл вперёд, приказав Матильде держаться позади. Не класть же все яйца в одну корзину, так сказать. Не сделали мы и десятка шагов, как в дальней стене открылся люк, из которого выползла голая женщина. Она двигалась, словно паук, даже на миг создалось впечатление, будто у неё больше четырёх конечностей. Гладкое тело, бледная кожа, под которой чётко прорисовывались мускулы. Криммибельда направлялась ко мне.

- Я поймала одного охотника, так пришёл другой! - проговорила она неожиданно старческим голосом. - Мухи так и летят сюда, словно у меня в башне намазано мёдом.

Лицо у Криммибельды было молодое и красивое. Портили его только глаза, лишённые радужек и зрачков. Вместо этого я заметил блестящие, как алмазы, грани фасеток. Такие же были у карлика Эрендена во время моих видений, вызванных анестезией.

- Скорее, дерьмом, - поправил я эльфийку. - Несёт на целый километр, как минимум. Вот мы и наведываемся узнать, не прорвало ли трубы. А то, может, помощь нужна. Я сантехник, если что. Тебе ничего прочистить не надо, сладкая?

Криммибельда ползла на четвереньках, странно выворачивая конечности, тяжёлые груди почти касались пола. Честно говоря, было нелегко отвести взгляд от острых сосков, которыми они заканчивались, но я взял себя в руки. В конце концов, я истребитель ноксов или где?! Правда, в отношении Криммибельды, скорее, возникал вопрос "Куда?". Чёрт, опять! Выдайте уже бром, что ли!

- Кто сегодня оказался в моей паутине? – проскрежетала тёмная, наклонив голову на птичий манер. Мои слова её, похоже, совсем не задели. Да и слышала ли она меня? Может, сама с собой разговаривала, а мне просто доставались некоторые озвученные мысли? – Какой храбрый, красивый воин. Как ему хочется заработать немного денег, убив страшного, злого ночного эльфа!

Распрямившись, Криммибельда двинулась дальше, соблазнительно покачивая бёдрами. В её теле появились отверстия – края плоти разошлись, открыв алые раны, из которых выдвинулись тонкие суставчатые ноги. Руки тёмной превратились в зазубренные клешни. Они тихо щёлкнули, словно разминаясь. Теперь передо мной была огромная самка богомола, сохранившая, однако, человеческие черты. Кожа, ещё недавно гладкая и белая, собралась крупными морщинами и посерела, на ней показались воспалённые волдыри, из которых торчали чёрные жёсткие волоски.

- Когда-то эльфов портил жилищный вопрос, - проговорила Криммибельда. - Авалон – маленький остров. Но оказалось, что достаточно истребить тысячу-другую, и вот уже никакой проблемы нет: занимай любой свободный дом. Обустраивайся и обитай в своё удовольствие. Заводи молодую семью, погрязай постепенно в мелком быте. Идиллия, да? Но разве это сделало альвов счастливыми? Ничего подобного! Дневные эльфы просто не могут быть счастливы тем, что имеют. Вот ты, например. Ну, куда тебя принесло? Зачем? Стоит твоя жизнь сотни-другой монет? - тёмная с поддельным сочувствием покачала головой. - Вы говорите, что вам портят жизнь ноксы. А самим плевать на тех, кого мы убиваем. И смею уверить: мы мочим не больше народу, чем сами эльфы. Да в Авалоне постоянно кого-нибудь режут! Это же клоака! Недавно видела очередное выступление Одилона, - Криммибельда брезгливо скривилась. - Разорялся про час и день, когда настанет всеобщее благоденствие. Мол, однажды силы правопорядка (уже смешно) перебьют всех ноксов и сидов, и тогда на Авалон вернётся утраченный рай! Ты, видимо, стремишься поспособствовать приближению этого светлого будущего. А не боишься, что сам туда не попадёшь, в рай этот ваш? Не доживёшь просто. Присоединишься к сгинувшим понапрасну.

Да что ж вы все такие разговорчивые-то, а?!

От разглагольствований тёмной у меня подвяли длинные, острые уши - настолько банально звучала её болтовня.

- Хорошо поёшь, прямо соловей. Но, думаю, пришло время экшОна, - признался я проникновенно.

Глава 48

Я приказал Матильде напасть. Мутант бросился в атаку, но Криммибельда легко отшвырнула его к стене – только передними конечностями махнула. Я поднял меч. На лице тёмной появилась снисходительная улыбка, обнажившая острые клыки.

- Как тебе понравится это, рыцарь?! – произнесла она, и спустя мгновение из отверстий в стенах начали вылетать насекомые размером с воробья.

Их становилось всё больше, и вот уже вокруг меня кружился рой разъярённой, голодной саранчи. Помещение наполнилось клацаньем металлических челюстей. Мне удалось заметить, что «лица» насекомых, действительно, отдалённо напоминали человеческие, хотя такое впечатление складывалось из-за причудливого расположения хитиновых пластин – на самом деле, к хомо сапиенс головы не имели никакого отношения. А вот ротовые аппараты были заменены на стальные.

У Криммибельды в брюхе словно вспыхнул зелёный фонарь, и саранча разом бросилась на меня.

«Значит, генератор у неё в животе!» - успел подумать я, прежде чем оказался облеплен кровожадным роем. В меня впились сотни жвал. Крылья оглушительно стрекотали, суставчатые конечности цеплялись за одежду и кожу зазубринами. Против мелких тварей меч был бесполезен. Впрочем, как и арбалет. Я не мог сражаться с роем. Надо было найти способ разрушить генератор в брюхе Криммибельды. Тёмная расхаживала на безопасном расстоянии и визгливо смеялась. Надо сказать, у неё был повод: ещё один охотник угодил в ловушку и должен был дать дуба, так и не добравшись до цели. Я б тоже ржал. Но это не значило, что я собирался сдаться и покорно ждать, пока саранча дожрёт меня. Тем более, уже было понятно, в чём уязвимость Криммибельды.

Двигаться я мог, так что направился к тёмной, но она отступала, не желая связываться. На меня набросилось ещё больше саранчи. Мерзкие твари впивались буквально в каждый сантиметр моего тела. Хорошо хоть, я почти не чувствовал боли - сказывалось действие бронекожи, да и одежда защищала. Но очки здоровья исчезали, как снег под напором огнемёта. Да и кисти рук, шея, лицо – всё, что оставалось открытым, страдало от укусов и было покрыто кровью.

- В одном человеческом королевстве есть такая казнь - сообщила Криммибельда. – От осуждённого отрезали по маленькому кусочку, пока он не умирал. Эту экзекуцию ещё называли «укусы морской щуки». Рыбы, к сожалению, нет, но мои крошки справятся не хуже.


Жизнь: 108


Саранча отщипывала понемногу, но её было столько, что следовало поторопиться, пока я не помер. Тем более, я понятия не имел, что случится, если очки здоровья уйдут в ноль. Наверное, пришлось бы начинать с места несгораемого сохранения или начала миссии. В любом случае, это означало потерю времени, чего я стремился избежать.

Нужно было остановить Криммибельду, заставить её стоять. Я приказал Матильде напасть, но тёмная и на этот раз легко отбросила мутанта, который, перекувырнувшись в воздухе, врезался в стену и сполз на пол. Это было очень плохо, потому что я уже едва мог двигаться: саранча повисла на мне тяжеленными гроздьями.


Жизнь: 71


Можно было использовать аптечки, но какой смысл? Я просто потерял бы их, ведь до сих пор не было ясно, как разделаться с Криммибельдой. Ну, то есть, я понимал, что надо уничтожить генератор, который, судя по зелёному свечению, находился в животе эльфийки, но добраться до него не мог.

Леди-босс со смехом кружила передо мной, её брюхо полыхало, она издавала торжествующие возгласы и иногда подпрыгивала, расправляя суставчатые ноги.

Я должен был распороть ей живот! Но как это сделать, если на тебе висит килограмм семьдесят здоровенной мутантской саранчи?


Жизнь: 49


О, чёрт! Кажется, я собирался вот-вот сдохнуть! Да и Выносливость таяла на глазах. Скоро я должен был обессилеть и стать лёгкой добычей.

Вдруг мне в голову пришла безумная идея. Такое иногда случается в моменты отчаяния – наверное, организм концентрируется на поиске выхода и выдаёт нечто спасительное.

Я мысленно приказал Матильде подбежать ко мне. Как только мутант оказался рядом, я с трудом забрался на него.

- Решил сбежать? – спросила Криммибельда, остановившись. Её передние конечности расправились зубцами наружу. – Этого я тебе не позволю! Станешь обедом, а может, и на ужин что-нибудь припасу. Иногда приятно растянуть удовольствие.

Но я не собирался отступать. Саранча игнорировала Матильду, так что зверь мог передвигаться совершенно свободно. Я приказал мутанту атаковать тёмную. Он кинулся вперёд, несколькими прыжками сократил расстояние между нами и эльфийкой и припал на миг к полу, словно готовясь к прыжку. Но я поспешно остановил его и велел не атаковать голову Криммибельды, а вместо этого проскочить у неё между ног. Чтоб, так сказать, две киски почти встретились, но не соприкоснулись.

Криммибельда замахнулась зазубренными клешнями, готовясь в третий раз отбросить Матильду, но мутант, в последнюю секунду изменив направление движения, пронёсся под ней.

Влажное кожистое брюхо почти коснулось моей головы, когда я вскинул меч и рассёк его. Криммибельда заверещала и подпрыгнула, оттолкнувшись всеми лапами сразу, но было поздно: из её зловонного чрева вывалился искрящийся генератор, похожий на металлическое яйцо. Матильда развернулась за спиной Криммибельды, и мне стало видно, как из разреза полилась жёлтая вонючая слизь. Нокс с визгом упала на пол. Она корчилась, размахивая конечностями, но, конечно, не умирала. Началась обратная трансформация, и постепенно тёмная приняла эльфийский облик. Скользя в собственных жидкостях, она поднялась на ноги, злая, как раненая тигрица. Дыра в животе зияла мокрыми алыми внутренностями, края были слегка вывернуты и трепетали, стремясь к регенерации. Я видел, что они уже даже начали стягиваться.


Ловкость: 10


Саранча отваливалась от меня. Насекомые валялись на полу, перелетали на стены и потолок, забирались обратно в отверстия, из которых вылезли.

- Зачем тебе сражаться со мной? – спросила Криммибельда, прикрывая рану ладонями. Её голос показался мне ещё более старым, чем был вначале. – Оставайся здесь. В башне полно места для нас обоих. Я подарю тебе такие наслаждения, о которых ты даже не слышал, - алые губы раздвинулись в широкой улыбке, демонстрируя клыки. – Я залечу твои раны и научу магии. Ты станешь могущественным эльфом!

С этими словами Криммибельда вскинула перемазанные жёлтой слизью руки, и с кончиков её пальцев сорвались два багровых шара. В полёте они превратились в огромных огненных птиц, которые набросились на меня и обхватили крыльями.

Я оказался объят пламенем! И оно жгло!


Жизнь: 31


Я приказал Матильде атаковать. Мутант прыгнул на Криммибельду, но та со смехом увернулась. Уменьшившись в размерах и утратив лишние конечности, она стала быстрее и ловчее. Её пальцы сжались в кулаки, и я почувствовал, как огненные птицы стиснули меня в жарких смертоносных тисках.


Жизнь: 26


Я поспешно вколол себе две аптечки подряд.


Жизнь: 46


Выносливость тоже слегка увеличилась.

Матильда совершила ещё один прыжок. Эльфийка попыталась отскочить, но я спрыгнул с мутанта и обрушился Криммибельде на спину. Мы оба упали, и я нанёс подряд несколько ударов прежде, чем нокс сбросила меня с себя и поднялась на ноги. Её шатало, белую кожу пересекали чёрно-красные ожоги, оставшиеся от меча. Тёмная развернулась и одарила меня ненавидящим взглядом.

Я по-прежнему горел, как факел. Моя атака не прекратила действие магии Криммибельды, хотя огненные крылья и ослабили давление. Я попытался вырваться от птиц, но как можно вырваться из пламени, если оно уже охватило тебя?!


Жизнь: 32


- Не надумал остаться со мной? – глумливо осведомилась леди-босс, нацеливая в меня кулаки. – Или я не достаточно горяча для тебя?

Я вколол себе третью аптечку.


Жизнь: 42


- Зайка, ты просто секси. Но у нас ничего не выйдет. Видишь ли, у меня арахнофобия. Просто не стоит на паучьи лапки.

Взмах мечом, и правая кисть Криммибельды упала на пол. Из культи фонтаном брызнула кровь. Я попытался отжать у тёмной аниму, но сучка ловко отступила.

Одна из огненных птиц растворилась. На пол осыпались гаснущие на лету искры.


Жизнь: 38


Я атаковал эльфийку, нанося частые удары, пока не удалось оттяпать и левую руку. Криммибельда завертелась волчком, разбрызгивая вокруг себя кровищу. Выглядело это так, словно поливальный шланг вырвался и заплясал под напором воды.

Огонь исчез. Я походил на дымящуюся головешку и испытывал страшные муки. В такие моменты понимаешь, что приговор суда, по которому тебя закидывают в подобные игры, не так гуманен, как представляют общественности. Можно же отправлять заключённых в тетрис, например.


Жизнь: 32


Только одно могло избавить меня от страданий.

Я нанёс сокрушительный удар по позвоночнику эльфийки. Меч рассёк плоть и раскрошил кость. Нокс с хрипом упала на четвереньки, изо рта у неё выплеснулась жёлтая слизь. Ещё три удара, и Криммибельда оказалась мертва.

Совершенно обессиленный, я опустился на одно колено и простёр над поверженным противником руки, чтобы забрать аниму.

Жизненная сила Криммибельды была горячей, чем пламя волшебных птиц, но она даровала исцеление, и я был рад, что она вливается в меня, обжигая внутренности.


Жизнь: 432

Сила: 31

Достижение: Победа над ноксом класса «Сюзерен-1».

Достижение: Иммунитет к ультрафиолету – 15 минут.

Опыт: 35%

Интеллект: 29


Моё тело регенерировалось в течение пары минут, боль ушла. Какое облегчение! Я даже засмеялся. Немного истерично.

Глава 49

Поднявшись на ноги, я окинул Криммибельду взглядом. Выглядела она отвратительно и совсем не походила на полногрудую красотку, которая недавно выползла из отверстия в стене. Засадить ей, во всяком случае, точно не хотелось. Хотя, может, это из-за того, что я не некрофил – кто знает?

Система выдала сообщение про иммунитет к ультрафиолету. Значит, нахапав анимы на 400 очков здоровья, я получил апгрейд: теперь я мог находиться на солнце 15 минут. Это было очень интересно. Похоже, Ивельда не зря решила продолжать свой эксперимент по созданию монгрела.

Обыскав Криммибельду, я нашёл 80 монет, 15 драгоценных камней разного цвета и размера, фигурку человека с бычьей головой, вырезанную из кости, одну шприц-аптечку, имплантат управления сателлитами и паразита-саламандру.

Саламандра вызвала у меня интерес, так что я открыл комментарий к ней.


Паразит-саламандра является мощным магическим артефактом. Обитающая в Топях и крайне редко встречающаяся, она позволяет своему носителю-хозяину создавать боевое заклинание Жар-птицы. Потребляет две единицы здоровья в день. При использовании огненной магии – пять единиц здоровья в минуту дополнительно.


Активировать паразита?


Такая штука мне могла пригодиться, поэтому я, недолго думая, согласился. Саламандра вспыхнула, стала прозрачной и медленно погрузилась в моё тело – рука словно всосала её. Боли я не почувствовал, а ожог на ладони мгновенно затянулся.


Опыт: 45%


Я подобрал и запихал в Инвентарь скользкое от слизи яйцо-генератор. Повреждённое или нет, оно наверняка стоило немалых денег. Пока я держал его в руках, успело всплыть сообщение:


Мощный артефакт-генератор создан Инженерами Лапуты и доработан Механиками Авалона, приспособившими технологии летающего острова к управлению автоматами-сателлитами. Оставшийся срок службы: 3 года. Вес: 12 килограмм. Для использования требуется 11 уровень игрока.


Мне эта штука всё равно не подходила, так что можно было с лёгким сердцем отдать её карлику. Не таскать же такую бандуру в Инвентаре, пока не наберёшь одиннадцатый уровень.

Надо было найти Аннуэль. Я надеялся, что она жива.

Несколько секунд я осматривал помещение, прикидывая, куда податься.

Из зала вели только два выхода: тот, через который я пришёл, и люк, из которого вылезла Криммибельда. Естественно, я направился к нему. Из отверстия несло гнилью и плесенью. Похоже, тёмная не была поклонницей чистоты и личной гигиены. Думаю, это из-за того, что часть времени она проводила в обличье богомола. Заглянув в люк, я увидел комнату, освещённую тусклыми белыми лампами, привинченными к стенам. Повсюду была паутина, стены и потолок покрывала жёлтая слизь. В дальнем углу была прикована Аннуэль. Она выглядела слабой. Вероятно, Криммибельда забирала её аниму частями, чтобы растянуть удовольствие.

Рядом с девушкой находилось мозаичное панно, изображавшее лабиринт. Его окружали фигуры быков. Я обратил на него внимание, поскольку лишь оно сверкало чистотой – всё остальное выглядело так, словно Криммибельда в жизни не брала в руки мокрую тряпку и никого не пускала в свою нору прибраться.

Я поторопился к Аннуэль. Почему-то она смотрела на меня с ужасом и отвращением. Не узнала, что ли? Я решил, что у девушки шок, и она не в себе. Надо было держать ухо востро – не ровен час, кинется, решив, что я один из приспешников Криммибельды.

Я отпер замки оков купленными отмычками, за что мне начислились очки.


Достижение: Использование отмычек.

Опыт: 50%

Интеллект: 30


Я попытался помочь Аннуэль встать, но она оттолкнула меня и справилась сама. Её недружелюбие удивило меня. Будучи спасителем, я рассчитывал на более тёплую встречу. Пусть не на наградной секс, но хотя бы на «спасибо».

Аннуэль с трудом сделала пару шагов. Когда я протянул ей руку, она с неожиданной силой ударила по ней.

- В чём дело?! – опешил я.

- Ты ещё спрашиваешь?! – глаза девушки сверкнули ненавистью. – Значит, охотник на ноксов, да?!

- Вообще-то, я только что завалил Криммибельду. Не говоря о великанах-лестригонах. Может, ты этим недовольна? Вы успели подружиться?

Аннуэль показала мне за спину жестом, исполненным истинного драматизма. Обернувшись, я увидел мерцающий магический экран, на котором демонстрировался зал, где происходило наше с боссом сражение: лужи жёлтой слизи, кровь, труп Криммибельды, остатки саранчи и дожидавшаяся меня Матильда.

- Паучиха сказала, что хочет, чтобы я видела, как она разделается с добрым славным рыцарем, явившимся за мной! - дрожащим от злости голосом произнесла Аннуэль.

- Чем ты недовольна? Считаешь, я обошёлся с ней слишком грубо?

- О, нет! Сука получила по заслугам. И даже больше, чем я могла надеяться. Жаль только, что мне самой не удалось её прикончить. Но ты справился отлично. Я наслаждалась, наблюдая за тем, как ты кромсал её. А вот потом… - девушка замолчала.

Я ещё раз посмотрел на экран, пытаясь понять, на что намекала Аннуэль. И тут меня осенило: девушка видела, как я высосал аниму тёмной! И как после этого регенерировался. Моя сущность для неё больше не была секретом. Она поняла, что я и сам нокс!

Игра, очевидно, предлагала мне выбор: убить свидетельницу или отказаться от посредничества Эрендена и его конторы. Казалось бы, что тут думать? От Аннуэль мне пользы, вроде, никакой, а «Красная заводь» обеспечивает заказами, благодаря которым я прокачиваюсь. Девушка слаба. Избавиться от неё легко, она ничего для меня не значит. Ну, во всяком случае, не должна значить. И то, что я чувствую сожаление, думая о её смерти, всего лишь следствие того, что я слишком увлёкся игрой – эффект, знакомый, наверное, каждому геймеру.

С другой стороны, как повлияет подобный поступок на дальнейшее развитие событий? Выгадаю ли я от убийства Аннуэль в будущем? Словом, дилемма.

И тут я поймал себя на том, что просто пытаюсь найти лазейку, чтобы не убивать охотницу. А я, знаете ли, привык слушать своё сердце. Так что колебания заняли всего несколько секунд.

- Уходи! - проговорил я. – Моя работа выполнена.

Аннуэль смотрела на меня пару мгновений, а затем медленно направилась к выходу. У самого люка она обернулась.

- В «Красной заводи» больше не появляйся. Не знаю, зачем ты охотишься на своих, но это не делает тебя альвом. Ты – такой же монстр, как и они. Возможно, сейчас ты заплутал в лабиринте, но однажды поймёшь, что твоя сущность…

Аннуэль не договорила. Она ушла, и я видел на волшебном экране, как она пересекла зал и исчезла в кабине подъёмника. Что ж, в каком-то смысле девушка была права: я – монстр. Страдал ли я от этого? Да ни фига!

Что-то в словах девушки зацепило моё внимание. Взяв себя в руки, я начал прокручивать её реплики и, в конце концов, сообразил, какое слово стало для меня сигналом.

Лабиринт! Аннуэль сказала, что я заплутал в нём. Совпадение заставило меня повернуться к мозаике на стене логова Криммибельды. И не зря: возле панно роились мухи, которых я поначалу не приметил!

Глава 50

Я подошёл к мозаике поближе. В её центре был изображён получеловек-полубык. В переплетающихся проходах – фигурки мужчин и женщин. Я сосчитал их. Получилось по семь обоего пола. Быки на мозаике напоминали о горобыках Гефсидора. На его острове я получил первую Элементаль Смерти. И там тоже вились мухи. Мой взгляд остановился на полубыке в центре панно. Кажется, его фигура слегка выступала. Толстые частички мозаики или что-то другое?

Я нажал на изображение. Оно с тихим щелчком вдавилось в стену, и человечки в лабиринте вспыхнули голубым огнём. Сорвавшись с панно, они закружившись перед моим лицом, словно эльфы из сказки про Дюймовочку. Постепенно их танец приобрёл осмысленность, и крошечные фигурки слились в чёрное клубящееся облачко с багровыми всполохами внутри! Элементаль Смерти проплыла по воздуху и отправилась в мой Инвентарь.


Опыт: 100%

Достижение: Вы достигли четвёртого уровня.

Опыт: 0%

Достижение: Вы обнаружили Элементаль Смерти.

Элементаль Смерти – сущность, источаемая захоронениями Некрополя, где погребены эльфийские воины прошлого. Собирайте Элементали Смерти, чтобы исполнить предназначение.

Интеллект: 40


Что ж, неожиданно я нашёл вторую Элементаль. Если так пойдёт и дальше, у меня появится реальный шанс выполнить какое-то там предназначение.

В голову пришло, что, если бы я убил Аннуэль, она не сказала бы про лабиринт, и я, вероятно, ушёл бы из башни Криммибельды ни с чем. Значит, выбор был сделан верный. Вот только было ли это совпадением, или эльфийка осознанно дала мне подсказку? Если да, то зачем?

Я решил пока не забивать башку, а сваливать, и направился к люку, но на полпути моё внимание привлекла мигающая надпись в нижней части волшебного экрана, на котором демонстрировался наш с боссом бой.

«Прямая трансляция» - вот что там было написано. Долбанная во все дыры ПРЯМАЯ трансляция!!!

Меня охватила паника. Я даже мысленно обратился к Ивельде.


- Что такое? – спросила она.


Пришлось вкратце объяснить ситуацию.


- У меня для тебя плохие новости, сынок. Криммибельда, похоже, передавала вашу схватку в штаб своего клана. Теперь низвельгеры знают, кто ты и как выглядишь. Они отправят на твои поиски своих лучших бойцов и вдобавок наверняка сделают заказ охотникам на ноксов.

- Тёмные в курсе, где искать охотников? – удивился я. - Почему же они их не перебьют?

- Нет, не знают. Заказы делаются через надёжных посредников, которые своих тайн не раскрывают.

- А как ты узнала про «Красную заводь»?

- Мне повезло. Но я никому не рассказала о ней. Чувствовала, что охотники могут мне пригодиться. Иногда они бывают полезны.

- Разве так трудно выяснить, где находятся конторы вроде «Красной заводи»? Если нокс возьмёт охотника в плен, то может заставить его выдать…

- Ноксдор скорее умрёт, чем расскажет.

- Это зависит от Воли. Есть же пытки. И там всё упирается в параметры…

- Вовсе нет. В каждого охотника вшит артефакт. Стоит ноксдору начать отвечать на вопросы о конторе, и в его организм вводится мощнейший яд, который убивает предателя за пару секунд.

- Понятно. А почему мне не вшили такую штуку?

- Ну, Эренден ведь думает, что ты охотник с опытом.

- И что у меня уже есть имплант?

- Именно.

- Значит, низвельгеры отправят по моему следу венаторов?

- Непременно. Ты теперь изгой везде.

- Вдобавок скоро рассвет.

- Отправляйся к Тристиану - спрячься там на день. И убирайся из башни, пока не нагрянули низвельгеры.


Совет был что надо.

Я вышел из комнаты и приказал Матильде следовать за мной. Мутант послушно зашагал, прихрамывая, мотая львиной головой и охаживая себя по бёдрам хвостом-змеёй. Зверь был тяжело ранен, шерсть местами блестела от крови, а кое-где её покрывала уже засохшая корка. Мы загрузились в подъёмник и начали спуск. Ещё до того, как открылись двери, в воздухе возникло окошко с сообщением:


Эренден принял выполнение миссии «Освобождение Аннуэль».

Вам перечислен гонорар за спасение ноксдора.


Монеты: 418

Репутация у охотников на тёмных эльфов: +40.


Не знаю, какова была доля Эрендена за посредничество, а мне за эту операцию досталось 400 монет. Аннуэль честно выполнила условия сделки. Интересно, заложит ли она меня карлику? Наверное, я потеряю всю репутацию у охотников на ноксов, если она сделает это: едва ли ночному эльфу, пусть даже не питающемуся анимой альвов, найдётся место среди ноксдоров.

Мы с Матильдой вышли из подъёмника и направились к двери, ведущей на улицу. Трупы лестригонов уже облепили мухи и какие-то светящиеся насекомые – наверное, некрофаги. Слышалось низкое злобное жужжание. Город пожирал сам себя постоянно, пользуясь каждым удобным случаем. По сути, наверняка цветущий некогда (по легенде, конечно) Авалон теперь представлял собой огромных ветхий склеп, постепенно разрушающийся, но ещё могущий сойти издалека за нечто живописное, в духе Эдгара Алана По. В общем-то, и города-призраки, давно брошенные жителями, с расстояния неотличимы от обитаемых.

Башня погрузилась в тишину, словно скорбела по тем, кого я убил. Бред, конечно.

Пока я предавался размышлениям о бренности всего сущего и, в особенности, цивилизации, появилось ещё одно сообщение:


Эренден принял выполнение миссии «Убийство Криммибельды».

Вам перечислен гонорар за убийство Криммибельды из клана «Низвельгер».


Монеты: 618.

Достижение: Репутация у охотников на тёмных эльфов: +55.


Наверное, пять очков сняли из-за того, что смерть босса не была основной частью миссии, решил я. Да и денег дали маловато, если подумать. Но, всё-таки, двести - это лучше, чем ничего.

Значит, Аннуэль ещё не выдала меня. Но это ничего не гарантировало. Она могла и передумать. Интересно, как она так быстро связалась с Эренденом? Впрочем, у неё, наверное, где-то поблизости был гепард, на котором она приехала убивать Криммибельду, а хищник был весьма резв. Ну, или девушка просто воспользовалась менталем.

Мы с Матильдой вышли на улицу и двинулись к фургону, стоявшему перед засекой. В темноте он выглядел маленьким и жалким, словно забытая во дворе игрушка. При нашем появлении в стороны брызнули какие-то птицы, а может, и крупные насекомые, успевшие облепить экипаж. Раздался сухой стрёкот и хлопанье жёстких, кожистых крыльев.

Я был рад, что Аннуэль решила не выдавать меня - репутация среди охотников мне ещё должна была пригодиться. Вероятно, девушкой руководило чувство благодарности. Как ни крути, а я спас её.

Матильда забралась в фургон, я сел на место кучера. Было слышно, как мутант мечется по тесному пространству, царапая когтями пол. Ему здорово досталось в этой стычке. Придётся чинить.

Выбрав в навигаторе адрес Тристиана, я щёлкнул кнутом и развернул фургон.

Хорошо бы Аннуэль не передумала и не сдала меня своим коллегам и в дальнейшем. К сожалению, никаких гарантий на этот счёт я иметь не мог.

Поезжая по ночному Авалону, я старался глядеть по сторонам, чтобы постепенно запоминать планировку локации, но город был очень большой и мог похвастаться одновременно разнообразными и похожими пейзажами, так что ориентироваться в нём без навигатора было пока невозможно.

Настроение было говно. Да, я получил деньги за выполнение задания, выручил Аннуэль, но при этом спалился и ей, и куче ноксов. Вдобавок потерял сокола-разведчика. И мир вокруг казался особенно мерзким.

На площади я увидел собравшихся вокруг бочек с горящим мусором бродяг, странных существ, нисколько не похожих на эльфов. Явные нпс. Интересно, что у них в мерзких кармашках? Я натянул поводья и спрыгнул с козел.

Ладно, на самом деле никаким гриндом тут не пахло: опыта мне за убийство этих доходяг не дали бы. Да и что они могли иметь ценного? Просто мне требовалось спустить пар. Дать выход негативу. Честно признавшись себе в этом, я открыл дверь фургона, чтобы Матильда могла при необходимости выйти, но приказывать монстру сопровождать меня пока не стал. Сам же направился к бродягам.

Они вскоре заметили меня, но ни попыток сбежать, ни агрессивности не проявили. Неужели просто декорации? На ходу я достал меч. К чёрту слова! Я просто хотел порубить кого-нибудь – так, чтобы кровища брызгала во все стороны, и руки-ноги разлетались!

Первого бродягу я ударил наискось. Лезвие рассекло его от ключицы до грудины. Он закричал и начал падать, заливая соседей алым. Попавшая в огонь кровь громко зашипела. Я рубанул второго. Остальные, наконец, переполошившись, начали разбегаться. Не слишком быстро. Половина вообще еле ковыляла. Признаться, я рассчитывал хоть на какое-нибудь сопротивление. Догнав троих, я снёс им головы. Ещё двое были уже далековато, и мне стало лень их преследовать: учиненная бойня всё равно не принесла удовлетворения. Я без интереса обыскал убитых. Мне достались три монеты, шесть листовок, которые я тут же выкинул, одна аптечка и две пилюли, защищавшие от дыхания Чёрного Зверя (ну, хоть что-то полезное).


Монеты: 621


Вернувшись к фургону, я захлопнул заднюю дверь, забрался на козлы и погнал дальше.

Глава 51

Небо выглядело посветлевшим, луна скрылась за домами, звёзды почти исчезли. Видимо, скоро должен был наступить рассвет. Для меня он означал не пробуждение природы, как у поэтов, и не начало нового, полного забот дня, а смерть.

Поэтому, добравшись без приключений до дома Тристиана, я невольно испытал облегчение. Но тут мне пришла в голову мысль подстраховаться. Как говорится, не клади все яйца в одну корзину. Да и не доверял я своим «родственничкам». Так что я проехал мимо, свернул в узкий переулок и только там остановился. Отвязав скакуна, я вернулся к убежищу Тристиана на нём. Теперь, если что, второй транспорт и Матильда по-любому останутся у меня. Если, конечно, их никто не угонит. Но на этот случай я отдал мутанту приказ убить всякого, кто откроет фургон. Кроме меня, конечно. Так что угонщика ждал неприятный сюрприз.

Тристиан впустил меня сразу. Я обнаружил его в гостиной. Кажется, он тоже был не в духе. Интересно, почему? Отрубили порнушку?

- Смотрю, ты неплохо поразвлёкся, - заметил нокс, глянув на мою одежду.

- Да, подпортил твой подарочек.

- Если думаешь, что я каждый раз буду снабжать тебя…

- Забей! Обойдусь без твоих шмоток.

- Вот и отлично, - Тристиан взгянул на менталь. – Ты вовремя: почти рассвело. В другой раз приезжай пораньше, не дотягивай до последнего.

- Слушаюсь, па.

Тристиан с досадой поморщился.

- Всё, пора спать! – сказал он раздражённо.

- Да? Время колыбельной? Даже не знаю, смогу ли уснуть после всех ужасов, что пережил за ночь.

- Ты уже взрослый мальчик.

- Разве? По-моему, я родился совсем недавно.

- Хватит ёрничать. Иди за мной, мы отправляемся в убежище.

Тристиан направился к стене и быстро начертил на ней светящийся знак, который тут же погас. Я его, конечно, не запомнил. Часть пола за диваном отъехала. Из открывшегося проёма потянуло прохладой.

- Погребок? - спросил я. - Ты решил угостить меня редким вином? Или анимой редкой группы?

- Малярийной! - буркнул Тристиан.

- Ого, да у тебя, и правда, есть чувство юмора!

- Ещё какое.

- А я думал, ты в своей конуре совсем скуксился. Кого угодно припечёт безвылазно сидеть в такой развалюхе. Не думал сделать ремонт фасада?

- Предлагаешь свои услуги?

- Это что, квест?

Мы спустились в подвал, освещённый длинными трубками, наполненными светлячками. Нокс провёл меня к дальней кладке. Там находился ещё один потайной вход. Тристиан снова начертил знак. В нескольких метрах от нас открылся люк, замаскированный под каменную плиту, которыми был выложен пол.

- Боги, да ты просто параноик! - не удержался я. - Сколько ещё надо преодолеть препятствий, чтобы попасть в твой будуар? Не удивительно, что ты такой мрачный: воздержание, знаешь ли, очень вредно.

- При чём тут воздержание? - откликнулся Тристиан.

- А как же? Уверен, женщины просто не добираются до кровати. Падают без сил от усталости в этом лабиринте.

- Знаешь, сколько надо качаться, чтобы заработать на такое убежище?

- Решил похвастаться? Давай, выкладывай, надолго брал ипотеку в эльфийском банке?

- У тебя нет чувства юмора, Азгар. То, что ты говоришь, - просто ёрничанье.

- Какие мы привередливые! Значит, у меня нет чувства юмора?

- Ни капли.

- Знаешь, сделай это девизом дня. То есть, ночи. Закажи памятную фотку с надписью - всё-таки, какой-никакой, а сын в гости зашёл.

- Ты мне не сын.

- Обязательно плевать в душу? Моё сердце обливается кровью, когда я такое слышу.

Мы снова спустились по ступеням. На этот раз Тристиан произнёс странную фразу, которую я едва ли сумел бы повторить, и из пола поднялась кабина – цилиндр из ажурно вырезанного золотистого металла. Мы зашли в неё, и она опустила нас, подобно лифту, в небольшое помещение, явно бронированное: стены, пол и потолок были чёрными, полированными и не имели ни единого шва. Интересно, что это был за материал.

- Прости, я напрасно прикалывался: хата козырная. Жил бы в такой, да жил. Тепло, светло, уютно. Что ещё пожелать ноксу на пенсии? Собачку бы завёл. У вас тут ещё остались собаки?

- Не знаю. Наверное.

Я увидел три здоровенных цветка с мясистыми красными лепестками. Они источали пряный, но ненавязчивый аромат. Тристиан коснулся одного из них, и бутон раскрылся.

- Ты, значит, долго качался, чтобы похоронить себя здесь. И какой в этом смысл? Ты, наверное, и здоровье на минималках держишь? Или выходишь на охоту? Серьёзно: давно выбирался, чтобы кого-нибудь прикончить и отжать аниму? Зачем тебе вообще заходить в игру? Или это «Коахен» тебя до усрачки напугал?

- Что у тебя за лексика? – поморщился нокс. – Изъясняешься, как грязный бродяга из трущоб.

- Ах, да. Прости. Не сразу просёк, что я из благородной семьи. Совсем не слежу за языком.

- Это заметно.

Я последовал примеру нокса и открыл второй бутон при помощи функции "Использовать". Видимо, здесь мне и предстояло провести день. Няшненько, ничего не скажешь. Я рассчитывал, что тёмные давят подушку в чём-то побрутальней. Хотя, может, на дизайне данных кроваток сказался личный вкус обладателя убежища.

Три цветка. Вероятно, они предназначались для счастливой эльфийской семьи: Тристиан, Ивельда и Унтериан. Просто идиллия, да? До слёз. Вот бы альбом с фотками полистать.

- Почему матери здесь нет? – спросил я, чтобы позлить нокса. Хотя откуда мне было знать, в каких они на самом деле состояли отношениях? И были ли у них отношения вообще. – Или она в третьей? Я бы повидался. Её чарующий голосок, раздающий указания, по-настоящему меня заинтриговал.

Эльф покачал головой. Он показался мне печальным. Очередной намёк на то, что я его сын, Тристиана не рассердил. Похоже, он вообще не обратил на него внимания. Ну, да, с чего бы: игровому насрать, он тупо амплуа персонажа отыгрывает.

- Она очень давно не появлялась дома. Ушла после смерти сына, чтобы посвятить себя созданию монгрела. Хотела найти способ переносить солнечный свет, - Тристиан неожиданно усмехнулся. – Получается, она потратила эти годы, чтобы сотворить тебя.

- Понимаю, результат не стоит усилий. Ублюдок, неудачный эксперимент – совсем не то, ради чего стоило заточать себя в лаборатории.

- Именно так, - согласился Тристиан и лёг в центр цветка, лепестки которого при этом слегка качнулись.

Тактичностью нокс не отличался, а мои чувства его, разумеется, не волновали вовсе. С другой стороны, о каких «своих чувствах» я говорю? Я же на самом деле даже не был эльфом. Это всё реалистичность игры – она заставляла постепенно вживаться в персонажа, примерять на себя его судьбу.

Алые лепестки плавно закрылась, скрыв Тристиана. Я последовал примеру «отца» и, когда бутон сомкнулся надо мной, погрузился в ароматную темноту.

Глава 52

Я «проснулся». Этот момент ознаменовался тем, что лепестки открылись – видимо, цветок делал это в определённое время. Скорее всего, его так настроил Тристиан. Что мне нравится в играх, так это отсутствие при пробуждении ощущения, что по тебе во время сна скакали бешеные тушканчики, при этом не забывая испражняться куда ни попадя. Всегда встаёшь свежим, бодрым - словно и не ложился.

Выбравшись из цветка, я увидел Тристиана, стоявшего перед большим волшебным экраном, встроенным в стену. Нокс рассматривал изображения с камер наблюдения, которые показывали комнаты дома и улицу. Были видны сад, мой коник, часть тротуара вдалеке. В комнатах царил разгром, входная дверь и часть фасада были выворочены мощным взрывом.

- Доброй ночи, - проговорил Тристиан. – Хорошо спалось?

- Как упырю в гробу. Что за бардак? Ты не заплатил горничной вовремя?

- Альвы всё-таки наведались днём.

- Какие неаккуратные. Ты с ними в ссоре?

- Это гвардейцы. Они ушли, но скоро вернутся.

- Малыш, в таком случае нам надо срочно начинать делать торт и тефтели.

Тристиан обернулся и холодно уставился на меня.

- Какой я тебе "малыш"? И что ты несёшь вообще?

Я махнул рукой.

- Забей! Мы разные книжки читали.

Нокс снова обратился к экрану.

- Слушай, что это за камеры наблюдения? – поинтересовался я. – Как-то слишком техногенно для фэнтези, не находишь?

- Какие камеры? – нахмурился эльф. – Изображение передают глаза птиц, рассаженных вокруг дома, и насекомых, живущих внутри. Обычная практика.

- Ясно. Прости, что усомнился в аутентичности твоего дома. Вернее, твоих руин.

- Возможно, где-то неподалёку засада, - сказал Тристиан, игнорируя мои слова. Похоже, он был всерьёз озабочен. - Нам пора убираться отсюда.

Ни секунды покоя! Почему меня не засунули в какую-нибудь фермерскую игру, где надо поливать капусту и пасти коров?! Сидел бы я сейчас на лошади, жевал колосок и наблюдал за восходом солнца над Аппалачами. Может, промышлял бы бутлегерством. Эх...!

- И куда мы отправимся? - спросил я.

- Есть одно место, - ответил Тристиан. - Запасное.

- Да? Ну, давай поглядим, где ныкаются тёмные, когда становится жарко. Надеюсь, это будет не сырой склеп с заплесневелыми стенами и паутиной по углам.

- А тебе дворец подавай?

- Немного гламура этой помойке с пафосным названием "Авалон" не помешало бы.

- Пошли, трепло! - буркнул Тристиан. - Не будем терять время.

- Согласен. Ты и так слишком многое потерял.

На этот раз нокс пронзил меня просто испепеляющим взглядом. Ничего, пусть знает, как детей обижать. Особенно, если они почти новорожденные.

Тристиан вывел меня из подвала. В доме царил полный бардак. Похоже, альвы искали вход в убежище, не нашли и решили отыграться на интерьере. Хотя не знаю, зачем они напрягались, если всем, вроде как, известно, что нокса днём из его берлоги не выковырять. С другой стороны, они могли искать в доме тёмного всякие плюшки. Надо было и мне пошерстить. Но теперь, конечно, поздно: гвардейцы вынесли всё, что было. Если было.

Пока я созерцал последствия вторжения, Тристиан быстро собрал сумку с необходимыми вещами. Сматываться предстояло налегке.

- Сюда, - сказал он. – Выходить через парадный подъезд не станем. На месте гвардейцев я бы непременно оставил поблизости отряд, чтобы подождать нас. Имея хороший самострел с начинёнными эманациями смерти стрелами, можно легко разделаться с двумя ноксами. И даже рисковать не придётся – достаточно засесть в высоком доме.

- Серьёзно? Ты сказал "парадный подъезд"?! Парадный??! Да в этой халупе любая дыра в стене...

- Заткнись! - взорвался Тристиан. - Я согласился с тобой возиться только потому, что это нужно Ивельде!

Ого! Какие страсти. Надо же. Неужели между игровыми были шуры-муры, и поэтому Тристиана взорвали мои тонкие, очаровательные шутки.

- Ладно, пошли, - сказал я. - Когда всё уляжется, найдём тебе хорошего эльфийского психиатра. С сиськами шестого размера.

- А тебе - хирурга! - злобно огрызнулся Тристиан.

- Зачем? Я чувствую себя вполне здоровым.

- Чтоб пасть тебе зашил!

Я театрально развёл руками.

- Но, папа, как же я буду кушать?

Разразившись матерщиной, нокс устремился от меня прочь. Пришлось двинуть за ним. Мы прошли (в очень быстром темпе) через несколько комнат и оказались перед гардеробом. Но переодеваться Тристиан не стал. Распахнув дверцы, он нарисовал на задней стене шкафа светящийся знак. Тотчас открылась замаскированная панель.

- Потайной выход, - объяснил Тристиан.

- Я смотрю, ты уже отошёл. Не злишься?

Нокс отмахнулся.

- Некогда!

- Вот это правильно. Зрелый подход. Можно я шмоток прихвачу?

- Некогда наряжаться!

Мы вошли в открывшийся тоннель квадратного сечения. Здесь было темно, но мы оба обладали Ночным зрением. Я видел всё серым, но довольно чётко. Абрисы слабо светились, словно тоннель испускал радиацию. Я решил, что такова особенность Ночного зрения тёмных.

Пройти пришлось метров двадцать, не больше. Тристиан взялся обеими руками за торчавшие из люка рычаги, одновременно повернул их, и мы выбрались наружу. За нашими спинами хлопнула закрывшаяся дверь.

Судя по оснащению, у тёмных эльфов, и правда, имелись все шансы в ближайшем будущем усилить влияние на Авалоне. А если им удастся ещё и создать монгрелов, они наверняка захватят город и превратят альвов в скот или рабов. Или в то и другое. В общем, не зря дненые эльфы так старался помешать им. Или всё-таки нам? Если подумать, вопросы самоидентификации - одни из самых сложных в мире.

- Твоим скакуном придётся пожертвовать, - проговорил Тристиан. – Здесь недалеко моя двуколка.

Глава 53

Я осмотрелся. Мы вышли из запущенной беседки, увитой сухими растениями. Справа высились дома изящной архитектуры, отчасти напоминавшей готику, слева виднелась ажурная ограда набережной. Вдалеке дугой выгибался мост. Отсюда он походил на скелет гигантского дракона, утонувшего в реке чёрт знает сколько сотен лет назад. Район, по сравнению с другими, которые я видел, выглядел довольно приличным, и всё же на улице не было ни одного пешехода. Не ездили и всадники с экипажами. Конечно, час был поздний, но ведь ночь только началась. Я не сомневался, что с наступлением темноты жизнь прекращается не во всех районах, и в этом наверняка имелись притоны, куда должны были устремиться после заката молодые люди в поисках секса и прочих развлечений. Потому что ноксы ноксами, а трахаться хочется всегда.

- Отчего так тихо? – спросил я Тристиана. – Это нормально? Здесь всегда так?

- Вообще, нет. Думаю, гвардейцы всех распугали. Не важно. Давай за мной, - Тристиан устремился в сторону переулка между домами.

Ему удалось преодолеть не больше пяти метров, когда раздался влажный хлопок, а затем послышался свист, и что-то лиловое пронеслось в воздухе с невообразимой скоростью.

Моего спутника отшвырнуло назад, прямо мне под ноги. В груди у него зияла дымящаяся дыра размером с апельсин. Я кинулся в сторону, пересёк улицу и вжался в стену. Судя по углу, под которым пронеслось то, что сразило Тристиана, враг засел в доме этаже на восьмом. Он не мог прицелиться в меня, пока я стоял у стены, потому что для этого ему пришлось бы высунуться чуть ли не по пояс, но сколько вокруг было ещё противников?! Я ждал продолжения, но никто больше не стрелял. Тристиан корчился, пытаясь перевернуться. Он походил на полураздавленного паука. Сумка с полезными вещами валялась рядом. Мне не хотелось бросать её.

- Эй! – окликнул я нокса. – Ты как?!

- Это самострел, заряжённый чистой эманацией смерти! – простонал Тристиан. Я едва разобрал, что он сказал. - Второй выстрел добьёт меня!

- И что делать?

- Сейчас стрелок спускается, чтобы выйти на улицу. Тогда он убьёт меня!

Не об этом я спрашивал, но ответ Тристиана сориентировал меня. Мне требовались силы, а он уже был не жилец. Так что решение пришло само собой. Только действовать следовало быстро!

Я бросился к ноксу и простёр над ним руки, ежесекундно ожидая, что в меня попадёт заряд эманации смерти.


Забрать жизненную силу.


Тристиан протестующее застонал, но фиолетовая анима уже показалась из него. Нокс замер, впадая в оцепенение.


Жизнь: 532

Сила: 32


Передо мной вдруг появилась надпись:


Ваше мировоззрение: нейтрально-злой

Нейтрально-злые персонажи в первую очередь озабочены собственным продвижением. Иногда они вступают в союз с другими игроками, но чаще действуют в одиночку. Не отказываются от лёгкого способа получить выгоду, даже если он не совсем этичен или совершенно аморален. Способны предать родичей, друзей и союзников ради личной выгоды.


Видимо, данное мировоззрение мне присвоили, так как я опустошил своего «папашу». Похоже, между нами-таки существовала некая «родственная» связь. На игровом уровне, естественно.

Ну, и ладно. Я был не против. Собственно, в тот момент было вообще нарасть. И потом, я на роль хорошего парня не претендую. Никогда им и не был.


Обыскать.


Не получилось! Ах да, нокс ведь был ещё жив. Проклятье!

- Эй! – гаркнул я, пытаясь привлечь внимание Тристиана. – Ты ещё не вырубился?

Нокс с трудом перевёл на меня мутный взгляд.

- Отдай мне вещи! Или они достанутся засранцу, который тебя подстрелил! Заберёшь лут, когда воскреснешь. Ненадолго с добром расстанешься – минут на десять, если далеко зашвырнёт.

Тристиан с трудом покачал головой.

- Нет! – прохрипел он. – Так не выйдет!

- Почему?! – нетерпеливо спросил я.

- Всё зависит от мощи оружия и силы противника. Можно вылететь на часы, сутки или даже несколько дней. Но сразу не воскреснешь…

Я опешил. Что?! Да как такое может быть? Кто станет в такую хрень играть?

- Новые правила, - просипел, окончательно слабея, Тристиан.

- Дай угадаю: Заветы Чёрного Зверя?!

- Да!

Что не так с этой игрой вообще?!

- Ладно, тогда тем более отдай вещи! - быстро сказал я. – Не пропадать же добру!

Прошло секунды три, прежде чем я увидел надпись:


Тристиан предлагает обмен. Согласиться/Отказаться.


Да! Ура!

Все вещи из сумки и с тела «отца» не влезали в Инвентарь, так что я схватил то, что навскидку показалось самым ценным, решив разобраться с добычей позже.

Больше времени не было. Стрелок мог появиться с секунды на секунду.

Я встал и побежал к переулку. Из дома выскочил эльф (предположительно) в длинном плаще и широкополой шляпе. В руках он держал здоровенный агрегат, очевидно, и бывший самострелом. Тускло сверкнула бронза, которой были отделаны некоторые детали. Эльф вскинул оружие и выстрелил.

Я пригнулся на ходу, и светящийся лиловый шар врезался в стену справа, мгновенно проделав в ней дымящуюся дыру. Нетрудно было представить, как такая шаровая молния попадает мне пониже спины и сносит ползадницы! Бррр! Врагу не пожелаешь.

Что там говорил Эренден про дальнобои? Требуется время, чтобы их перезаядить. Значит, у меня было несколько секунд до следующего выстрела.

Свернув, я увидел свой фургон и во все лопатки побежал к нему.

Запрыгнув на козлы, взмахнул что было сил кнутом, и экипаж сорвался с места. Лошадь несла, как ужаленная. В моей крови бушевал адреналин, я был совершенно собран. Обернувшись, бросил взгляд поверх крыши фургона и увидел вбежавшего в переулок незнакомца. Он выстрелил. Эманация попала в фургон, но я свернул в сторону набережной и оказался вне зоны поражения.

Через некоторое время я успокоился и сбавил скорость. Тем более что лошадь от такой бешеной скачки почти потратила Выносливость. Не хватало ещё, чтобы она пала замертво!

Перейдя на размеренную рысь, она начала постепенно восполнять параметр. Хотя и медленно: всё-таки движение продолжалось.

Я же задумался. Кто был этот стрелок с настолько мощным оружием?! Кого он поджидал - Тристиана или меня? Был ли он связан с гвардейцами короля?

В голову пришло посоветоваться с Ивельдой. Она сразу откликнулась на мой Зов. Как только я описал ей произошедшее и того, кто на нас напал, эльфийка уверенно сказала:


- Это был Амилиус по прозвищу Волшебный стрелок. Он альв, охотник на тёмных. Один из лучших и самых знаменитых.

- С чего у него такая кликуха?

- Он почти никогда не промахивается. Поговаривают, Алехандро продал душу демону, чтобы обрести исключительную меткость.

- Что за чушь?!

- Разумеется, чушь. Всё дело в каче. Этот парень - фанат меткости.

- Теперь твой муж умрёт.

- Да, Амилиус непременно добьёт его.

- Ты, кажется, не слишком расстроена. Что мне делать? – добавил я, не дождавшись от Ивельды ответа на своё замечание.

- Не знаю. Я не думала, что Тристиан погибнет.

- Может, он ещё жив.

- Значит, Амилиус добьёт его, если уже этого не сделал.

- Ладно, в конце концов, мне плевать на Тристиана. Я лишился убежища на следующий день.

- Есть другое.

- Неужели? Почему я не удивлён?

- Загружаю тебе адрес. Съезди присмотрись. Познакомься.

- Дубль два, блин!

- Заодно откроешь новый район города.

- Ещё один твой бывший? Надеюсь, нет.

- Поезжай, Азгар. А я буду скорбеть о…

- Да-да! Уже еду.

Глава 54

Ивельда отправила меня в район под названием «Грот». Инфосправка сообщила, что это часть Авалона, расположенная за рекой Ахерон и соединённая с остальным городом рядом тоннелей, часть из которых заброшена или заселена мутантами, порождёнными ядовитым дыханием Чёрного Зверя. Странное место, чтобы поселиться, на мой взгляд, но, наверное, у ноксов свои вкусы. Может, и я когда-нибудь их приму. Впрочем, я даже не был уверен, что там, куда я направлялся, меня встретят тёмные. Может, мать указала мне адрес какой-нибудь норы, где я мог, по её мнению, спрятаться. Хотя нет, она же сказала «познакомься». К тому же, такой расклад не устроил бы её: она хотела, чтобы я отбирал аниму ноксов, и эксперимент по созданию монгрела продолжался.

Впереди показался чёрный зев тоннеля. Гигантская труба на подпорках выглядела перекинутой через реку. Кое-где она была проломлена, и в дырах виднелись острые, как булавки, зеленоватые звёзды. Внутри царила липкая темнота. Что ж, было бы странно, окажись труба ярко освещена, верно? Район явно не пользовался популярностью у горожан. Вообще, город походил на разлагающийся труп, частично закопанный в землю и из-за этого гниющий неравномерно. Я, судя по всему, собирался заехать туда, где вовсю орудовали насекомые-некрофаги. А может, даже вовсе не осталось никакой плоти, и только белели обнажённые кости. Помню, когда мне было лет восемь, родители увезли меня на дачу. В тот год недалеко от посёлка мужики после недели проливных дождей нашли труп: вода вымыла его из склона оврага, куда кто-то закопал тело. Новость разнеслась быстро, и мы с пацанами побежали поглядеть на диво. Помню торчащие из чёрной мокрой земли рёбра и череп с пустыми, забитыми почвой глазницами, в которых копошились голубые и оранжевые жуки. Вот что-то такое мне и напоминал Авалон.

Когда я приблизился к тоннелю, над ним появилась надпись:


«Тоннель Принца Вейлена»


Заехав в трубу, я сбросил скорость экипажа: на дороге было полно мусора и битого транспорта, так что приходилось постоянно маневрировать. Каменная кишка тянулась минимум на полкилометра, так что перебраться через Ахерон оказалось тем ещё испытанием. Хорошо, что у фургона имелись мощные фонари, а у меня – Ночное зрение нокса.

Кое-где в «полу» попадались дыры, в которые было легко свалиться. Я представил, как фургон заваливается в такую пропасть и, кувыркаясь, устремляется к чёрной маслянистой воде. Вот раздаётся глухой всплеск, и экипаж сначала погружается, а затем всплывает (его выталкивает запас воздуха), но лишь для того, чтобы тут же начать тонуть, быстро кренясь на бок. Бр-р-р-р!!

Чтобы отвлечься, я поднял на пару секунд взгляд от дороги. Через отверстия в потолке проникал свет бледной, как выветренная пустыней кость, луны. Но долго пялиться вверх не стоило - так легко было действительно свалиться в реку.

На глаза то и дело попадались скелеты, в том числе явно эльфийские. Я обратил внимание, что они слегка отличались от человеческих: количеством рёбер, например, и другими, едва уловимыми признаками. На многих виднелись истлевшие тряпки.

Иногда навстречу фургону с клёкотом проносились стайки небольших существ, напоминавших летучих мышей. Фауна в Авалоне была, конечно, жутковатой.

Наконец, я выехал на набережную. Кое-где ещё торчали остатки чугунной ограды, местами громоздились зачем-то сваленные друг на друга раскуроченные кареты. Меня поразил гигантский перевёрнутый вверх суставчатыми ногами жук, походивший на шагающий танк. Ему чем-то пробили брюхо и вытащили через образовавшуюся брешь внутренности, которые теперь гнили, превратившись в чёрную зловонную жижу.

Звёзды над районом сияли на удивление ярко. Но мне не удалось найти даже Большую медведицу. И, хотя было ясно, что это лишь загруженная в игру карта неба, я засмотрелся и чуть не врезался в валявшийся на дороге перевёрнутый экипаж - в последний момент успел натянуть поводья и заставить лошадь свернуть!

Всплывшее сообщение поздравило меня с открытием городского района:


Достижение: Открытие новой локации.

Опыт: 15%


Около четверти часа я ехал по указанному навигатором маршруту, любуясь картинами разрухи и запустения, пока, наконец, не остановил фургон возле старого театра. На нём виднелись покосившиеся буквы «Ve…uS», сложенные из обнажённых женских тел, выполненных из какого-то материала весьма реалистично. Отвалившаяся буква, которая была когда-то на месте пропуска, не лежала на земле, а отсутствовала вовсе.

Я завёл фургон под арку, чтобы не бросался в глаза, выпустил радостно выскочившую из него Матильду и направился к большим двустворчатым дверям. Однако не успел я подняться по выщербленным ступеням монументального крыльца, как из театра вышла женщина в облегающем золотистом комбинезоне, самым выгодным образом подчёркивавшем её физические достоинства. Особенно те, которые я на глаз определил как пятый размер.

Глава 55

В руке женщина держала предмет, напоминавший соединённые на манер звезды стальные полумесяцы. Я, конечно, сразу понял, что это оружие.

- Зря ты явился сюда, охотник! - произнесла звонким голосом эльфийка. – В Гроте похоронили многих из вас, а теперь и ты присоединишься к мертвецам, - высунувшийся язык быстро облизнул полные губы. - Но не раньше, чем отдашь свою аниму!

Без лишних слов она взмахнула рукой, и ко мне устремилось сверкающее колесо смерти. Полумесяцы вращались с огромной скоростью, напоминая диск циркулярной пилы, только с длинными, загнутыми, как восточные кинжалы, зубьями. Я поставил блок – единственное, что я успел сделать, - но страшное оружие всё равно выбило из меня пять очков. Бумерангом оно вернулось к хозяйке, оставляя за собой светящийся шлейф. Женщина мгновенно отправила его обратно. Я упал на ступени, и оружие со свистом пронеслось надо мной. Пришлось перевернуться на спину, чтобы видеть траекторию его полёта. Диск устремился назад, но под таким углом, что стало совершенно ясно: острия сейчас вопьются мне в грудь! Мысленно я приказал Матильде поймать жуткий бумеранг, но, стоило мутанту прыгнуть, женщина сбила его метким выстрелом из арбалета. Мой юнит перекувырнулся в воздухе и шлёпнулся на ступени. Следующая светящаяся от эманации смерти стрела досталась мне. Плечо взорвалось от боли. Бронекожа погасила большую часть урона, но пять очков всё-таки улетели.

- Меня прислала Ивельда! – наконец, выкрикнул я, надеясь, что это остановит нападение.

Мне не хотелось вступать в бой, ведь, вероятно, эта женщина была не врагом, а союзником.

Она ловко поймала своё летающее оружие и опустила арбалет.

- Подойди-ка поближе. И без шуток!

Я медленно поднялся по ступеням, следя за женщиной: она ведь могла просто пытаться усыпить мою бдительность, чтобы снова напасть. Матильда понуро следовала за мной. В боку у неё что-то клокотало и булькало. Мутант явно нуждался в лечении.

- Так-так, - задумчиво произнесла женщина, когда я остановился перед ней, чтобы она могла меня рассмотреть. – Значит, Ивельда потеряла не всё. Один уцелел.

Женщина была очень красива и молода. Она словно сошла с рекламного плаката, честное слово!

- Ты нокс? – спросил я.

- Естественно! Высший ночной эльф.

- Хотел бы похвастать тем же.

- Ну, всё впереди. Добро пожаловать, Унтериан, - проговорила женщина. – Я – сестра Ивельды. И получается, вроде как, твоя тётка.

О, значит, не приятельница, а родственница! Выходило, мои мысли о её груди носили почти инцестуальный характер. Будь я действительно племянником этой роскошной эльфийки, я бы, наверное, устыдился.

Мы зашли в театр. Здесь стояли разбитые макеты декораций, и висели старые, выцветшие постеры, написанные акварелью. Вдоль стен располагались диваны, обитые дырявой и растрескавшейся кожей. Между ними торчали витые бронзовые подсвечники. Некоторые изрядно покосились, а часть была вообще оторвана. Справа виднелся разгромленный буфет.

- Меня зовут Кирка, - сообщила через плечо женщина, шествуя впереди меня.

Задница у неё была что надо, и талия тоже. Светлые волосы струились вдоль позвоночника, между ними выглядывали острые, украшенные золотыми колечками ушки. Ноги казались стройными и мускулистыми. В общем, этакая… фифа курица.

Из двери впереди вышел мужчина среднего роста, очень худой и прямой, с обритой головой и в наглухо застёгнутом синем камзоле с серебряными пуговицами. Вокруг левого предплечья был обмотан тонкий ярко-красный хлыст.

- Госпожа, - обратился он к Кирке, - это тот, которого мы ждали?

- Неужели иначе он бы здесь оказался? – ответила женщина. – И погляди на его лицо. Вылитый Унтериан, сын моей сестры!

- Меня зовут Азгар, - зачем-то сообщил я.

Кирка издала смешок.

- Неужели? Забавно. Ну, да, впрочем, как скажешь. Следуй за мной, если собираешься задержаться тут.

Мы втроём вышли на чёрную лестницу и поднялись на второй этаж, где обнаружилась роскошно убранная комната: резная мебель, мраморные статуи (вот они-то тут нафига?!), толстые ковры с геометрическими узорами, пёстрые гобелены на стенах, хрустальные люстры, канделябры и куча всевозможных безделушек, расставленных буквально повсюду. В больших напольных вазах красовались настоящие, ароматно пахнувшие цветы. Интересно, где Кирка их раздобыла.

- Неплохо вы тут устроились, - заметил я, озираясь. - Мародёрствовали? Сколько домов обнесли?

Женщина упала на диван и закинула ногу на ногу. Страшное оружие отправилось на низкий столик с мозаичной поверхностью.

- Много, - сказала она, ничуть не смутившись. - И не только здесь, в Гроте. Многое из того, что ты видишь, досталось нам из Дворцового района.

- Там местная элита живёт, да?

Эльфийка фыркнула.

- Элита! Ляпнешь тоже!

- А что?

- Раньше элитой был тот, кто на карете, запряжённой шестёркой лошадей, рассекал и вот такие люстры в каждой комнате вешал, включая сортиры, - женщина указала на хрусталь, свисавший с потолка, - а теперь элита - тот, у кого охраны больше и решётки на окнах крепче.

Я кивнул с умным видом. Интересно, какой мне толк от этой парочки, кроме предоставленного на день убежища?

- Ты просто красавчик, - заметила Кирка, смерив меня взглядом, и показала на софу, стоявшую возле маленького мраморного фонтана. – Садись. Похоже, я тебя слегка ранила. Впрочем, ты приехал уже побитым. Где досталось?

Я решил, что едва ли её впечатлит рассказ об убийстве Криммибельды – хоть та и принадлежала к другому клану, у ноксов наверняка было чувство солидарности - по крайней мере, по отношению к тем, кто их убивал.

- Едва ушёл от гвардейцев, - ответил я, решив не вдаваться в подробности. – Альвы всерьёз взялись за гиллиханов.

- Да, я слышала, - в голосе Кирки прозвучал сарказм. - Устроили рейды. И как им только удалось договориться?! - она перевела взгляд на Матильду. - Милый питомец. Юнит?

- Угу. С младых ногтей рощу, как родную кровинушку.

- Где взял?

- На болотах. Там, сказывают, чего только нет.

- Ого! Да ты пострел. Уже и за стеной успел побывать.

- Было дело. Но не советую. Пляжный отдых круче.

- Я домосед.

- Зря. Можно геморрой нажить.

- Тебе видней, - подмигнула Кирка.

- Какой смысл сидеть дома? Это же игра. Нужна движуха и всё такое.

- Дорогой, это поначалу. Носишься, как обосравшийся олень, качаешься изо всех сил. Я тебя прекрасно понимаю. Но потом успокаиваешься. Вживаешься постепенно. Ну, и живёшь себе.

- А зачем?

- Есть те, кто заходит в игру поразвлечься. Вот они и стараются поскорее накачаться. А некоторые тут на постоянке. Они уже никуда не торопятся.

- Типа заключённых, закинутых в игру? – спросил я.

Кирка кивнула.

- Например. Или тех, кто в коме. Парализован. Не хочет жить в реале и засунул своё тело в криокапсулу, чтобы не сойти с ума в настоящем мире. Стать кем-то другим. Не на час-другой, а навсегда. Осуществить мечту. В общем, случаи бывают разные.

- Мне можешь не объяснять.

- Да? Ну, вот и чудно. А теперь давай займёмся тобой и этим милашкой-юнитом.

- Матильда, - представил я химеру.

- Сефлакс подлатает вас обоих, он настоящий волшебник.

Тощий нокс отвесил лёгкий поклон. Похоже, он исполнял роль слуги.

- Значит, ты лучшее, чего достигла моя сестра в своих исследованиях, - после паузы произнесла Кирка. – Она сказала, ты побудешь здесь немного, потому что на тебя объявил охоту клан низвельгеров. И почему-то мне показалось, что она не имела в виду, что они хотят заполучить тебя для опытов. Хотя, может, и для них.

- Госпожа, - тихо произнёс Сефлакс, привлекая её внимание.

- Да? – обернулась к нему Кирка.

- Пока вы приветствовали снаружи юного Азгара, пришло сообщение. Его разослали по всем нашим каналам. Угодно просмотреть?

- Включай, конечно. Это связано с тобой, похоже, - подмигнула мне Кирка. – Гляди туда.

Пришлось развернуться, чтобы увидеть бронзовый таз, установленный на треножнике. Сефлакс дотронулся до жидкости в нём, и над поверхностью возникло трёхмерное полупрозрачное изображение того, как я убивал Криммибельду. Нам показали «ролик», составленный из лучших моментов. Венчала его сцена, в которой ваш покорный слуга досуха выжал аниму из босса. На смену чарующим кадрам пришла красотка-нокс в ярко-зелёном платье. Её обнажённые плечи походили за залитые солнцем персики.

- За живого охотника-викена клан «Низвельгер» выплатит три тысячи монет, - проговорила она. - За сведения, которые поспособствуют поимке изгоя, - тысячу монет.

Я медленно повернул голову в сторону Кирки. Эльфийка сидела, поджав полные губы и барабаня по кожаной обивке длинными ногтями. На переносице залегла едва заметная складка.

Глава 56

Это было щедрое предложение, насколько я мог судить. Не то чтобы я почувствовал себя легендой, но приятели Криммибельды явно завелись не на шутку. Хоть она и был боссом, но причисленным к клану. А значит, система предложила игровым отомстить за неё. Даже страшно было представить, какое количество местных венаторов примут миссию под условным названием "отлови засранца-каннибала первым и сверни ему башку".

Передо мной всплыло сообщение:


Достижение: Репутация у клана «Низвельгер»: -20


Вот уж достижение, так достижение, блин!

- Да на тебе можно заработать, племянничек! - с ледяной улыбкой проговорила Кирка.

Сефлакс погасил волшебный экран. Его лицо осталось бесстрастным.

- Какие будут приказания? – спросил он, заложив руки за спину.

Было такое впечатление, будто он интересовался, не следует ли ему немедленно сообщить о моём приезде низвельгерам.

Я уставился на тётку Унтериана. Игровому, даже угомонившемуся и не стремящемуся к непрерывному качу, устоять перед обещанными тремя тысячами монет будет очень сложно.

- Думаю, твои раны, полученные в схватке с альвами, уже зажили, - произнесла Кирка.

Я кивнул.

- А те, что я нанесла?

- Не парься. Переживу.

- Так я и думала. А вот одежда твоя оставляет желать лучшего. Сефлакс, подбери что-нибудь в моём гардеробе в стиле Азгара. Не беспокойся, - добавила Кирка, обращаясь ко мне, - речь о мужских вещах. У меня большие запасы.

Либо меня решили не выдавать, либо усыпляли внимание. Наверняка Кирка была, как и я, нейтрально-злой, а стало быть, легко могла променять меня на денежки.

- Мне надо починить Матильду, - сказал я.

- Сефлакс всё сделает. Сходите в его мастерскую, а потом возвращайся.

- Прошу за мной, - ровным голосом произнёс слуга.

Что ж, новость о том, что племянник не слишком лоялен к ноксам, Кирка восприняла внешне довольно спокойно. Без истерик и попыток меня прикончить. Если так пойдёт и дальше, мы, возможно, даже подружимся. Главное, чтобы, пока я буду вертеться перед зеркалом, примеряя наряды, не нагрянули вызванные тётушкой низвельгеры. Но тут я мог лишь ждать, надеяться, верить и держать ушки на макушке. Благо, они у меня острые, так что это не проблема.

Сефлакс провёл меня через три комнаты, одна из которых служила огромной библиотекой, и мы оказались в помещении, заваленном деталями, механизмами, латунными приборами и вообще всяким хламом. На нескольких столах возвышались устройства в процессе сборки.

- Госпожа Кирка выращивает на последнем этаже театра цветы, - проговорил бесцветным голосом Сефлакс, - а я увлекаюсь механикой и автоматикой. Что у вас сломалось?

- Химера. Думаю, её не помешает подлатать. Правда, она не совсем автомат. Скорее, нечто среднее…

- Ничего, у меня есть лазарет, - Сефлакс указал на большой металлический цилиндр, опутанный шлангами. – Закончил сборку в позапрошлом месяце. Ещё ни разу не пользовался – как раз появился повод испытать.

Ну, да, зачем тебе самому-то лазарет, ты ж нокс!

- Ишь ты. Какой многогранный. Я ещё хочу кое-что продать. Может, прикупишь барахло? Ничего особенного – просто трофеи, которые незачем таскать с собой.

- Могу попробовать пристроить на рынке.

Класс! Значит, тут я свои дела и обделаю. Молодец мамочка – в отличное место меня отправила.

Тут меня «стукнуло».

- Эй, а что за рынок такой?

Сефлакс чуть приподнял брови.

- Рынок, на котором игроки продают и покупают вещи, разумеется.

- Я думал, это делают в лавках.

- Конечно, и в них тоже, но настоящий выбор можно найти только на Рынке. Правда, там комиссия больше. Это минус.

- И где этот Рынок?

- В Базарном квартале.

Логично.

- Каждый раз надо туда таскаться, чтобы что-то продать или купить?

- Увы. Неудобно, зато реалистично.

- Да уж, и правда, «увы». Фигово это. Ну, ладно, вернёмся к нашим делам. Зацени, что есть.

Я открыл Инвентарь. Сефлакс рассматривал мои трофеи и называл цены.

Камни ушли за сто двадцать монет, фигурка человекобыка за три, имплантат управления юнитами за десятку, генератор в виде яйца – за семьдесят. Его Сефлакс отложил отдельно, видимо, решив оставить себе. Эх, Эренден наверняка расстроится, что такой гаджет достался не ему. Но кто знает, увидимся ли мы ещё? Может, Аннуэль всё-таки передумает и выдаст меня охотникам. Женское непостоянство следует учитывать. Загляните в учебники истории: кто поступал иначе, часто плохо кончал. Иногда не кончал вообще. Так и помирал девственником, серьёзно.

- Чувствую себя мародёром, - проговорил Сефлакс. – Ведь всё это вы забрали у Криммибельды.

- Ей не пригодится. И вообще, она всего лишь босс. Её дело – сдохнуть во имя прокачки игрка.

- Только это и примиряет меня с совестью.

Я подозрительно поглядел на Сефлакса. Прикалывается, что ли? Или реально вжился в персонажа с головой?

- Слушайте, я вот понять не могу: чего вы все так корчите из себя эльфов? Ну, серьёзно! Подростковой ролёвкой отдаёт. Когда одеваются в картонные доспехи и носятся среди трёх сосен с фанерными мечами наголо, воображая себя рыцарями и гномами.

- О чём вы? - притворно удивился нокс.

Физиономия у него превратилось в застывшую маску.

- Ты меня отлично понял, приятель. Все эти разглагольствования про родственные связи, великую роль, уготованную тёмным, и прочая чушь. По Станиславскому, что ли, работаете?

Сефлакс нахмурился и открыл было рот, чтобы ответить, но моя вскинутая рука его остановила.

- Только умоляю: не надо про то, что вы тут давно и на постоянке! И что поэтому воображаете себя настоящими эльфами.

- К сожалению, дело не только в этом, - серьёзно ответил Сефлакс.

- В чём же ещё?

- Об этом не принято говорить. В последнее время.

Я закатил глаза.

- Давай без дешёвых интриг!

- Увы, эта интрига как раз может обойтись очень дорого.

- Да о чём речь! - я вдруг почувствовал, что собеседник не прикалывается и гвоорит совершенно искренне.

- Завет Чёрного Зверя запрещает обсуждать данную тему. Но это и не важно. Вы спросили о другом. Так вот, отвечаю: первый Завет Чёрного Зверя гласит: Каждый игровой обязан отрабатывать свою легенду и оставаться в роли, насколько это возможно. Таково условие игры, - Сефлакс развёл руками, словно извиняясь.

- А если его нарушить? Что будет? Покроешься чёрными струпьями и сдохнешь? Без шанса на воскрешение?

- Может быть.

- Никто не проверял, что ли?

- Думаю, некоторые проверяли. Но лично я с ними не знаком. Может, потому что они сдохли без шанса на воскрешение.

- А слухи? Слухи, как известно, достоверней фактов.

- Неужели?

- Отражают суть вещей.

- Говорят, регулярно нарушающие первый Завет не умирают, но, в конце концов, отправляются в некое подобие ада. Ну, или камеру пыток.

- Да, едва ли находится много желающих экспериментировать.

- Вот именно.

- Хотя куда удивительней, что вообще есть желающие в этой игре зависать.

- Вы, например.

Глава 57

Я хотел ответить, что у меня свои обстоятельства, но не стал. Какая Сефлаксу разница?

- А то, что мы сейчас это обсуждаем, не нарушает Завет?

- Нет, нисколько. Главное - сохранять общую канву легенды.

- То есть, например, делать вид, что мы с Киркой родственники? Как того требует сюжет.

- Вроде того. К тому же, за качественный отыгрыш легенды начисляются бонусы – по итогам дня.

- Значит, не только кнут, но и пряник. Понятно. Спасибо, что просветил.

- Не за что.

Мы помолчали.

- Всё-таки хотелось бы понять, о чём нельзя говорить, - упрямо сказал я. – Уверен, есть способ обойти Завет. Вот ты, например, в курсе темы. Значит, кто-то тебя просветил.

- Всё верно, - не стал отпираться Сефлакс.

- Ну, так намекни! Не держи в себе. Дай волю слову.

- Слышали о скандале, связанном с этой игрой?

Тут я насторожился. Скандалы – это дело такое. Редко когда без оснований возникают.

- Не особо. Правда, я не следил за новостями в мире виртуальных игр.

- А напрасно. Были бурные обсуждения. Сыпались обвинения, будто игра стала влиять на игроков.

- Серьёзно? И каким образом?

Сефлакс развёл руками.

- Вот это-то обсуждать и нельзя. Таков Завет.

- Погоди… - я вдруг сообразил, что имел в виду собеседник. – Ты что, хочешь сказать, что игра заставляет игроков вживаться в роли сильнее, чем им хотелось бы?!

Сефлакс красноречиво пожал плечами.

- Проводилось расследование, но весьма формальное. Никто эти обвинения всерьёз не воспринял. Так что историю замяли. Но знаете… большинству не хочется покидать игру. Если вы понимаете, о чём я.

Боже, куда я попал?! Этого ещё не хватало!

- А о том, что конкретно вызывает это… привыкание, Завет запрещает говорить?

- Всё верно.

- Но версия же существует? О том, в чём причина.

Сефлакс нехотя кивнул. Похоже, мы вступали на скользкую дорожку.

- Итак… - ободряюще протянул я. – Намекни, будь другом.

- Видите, что творится вокруг? – подумав, проговорил нокс.

- Вполне ясно. Не то, чтобы я имел возможность сравнивать, конечно. Боюсь, цветущим я Авалон не застал. А он был раем?

- Был.

- Ого! Значит, что-то здорово пошло не так.

- Кругом изменения, - кивнул Сефлакс. – Мутанты и прочее.

- Ага.

Нокс замолчал, выжидающе глядя мне в глаза. Значит, уже пора было сообразить, что он имел в виду. Так, в чём причина бардака, творящегося на острове? Вроде, всему виной Чёрный Зверь. Я вспомнил о ядовитом дыхании местного божества, отравляющем всё вокруг. Неужели оно заставляло игроков вживаться в роли?!

Подавшись вперёд, я слегка дунул в лицо Сефлакса и вопросительно приподнял брови. Тот красноречиво кивнул.

- Ясно! - сказал я мрачно. – Спасибо.

- Не за что.

Повисла небольшая пауза, в течение которой я обдумывал положение, в которое попал. Конечно, сейчас влияние дыхания Зверя на меня было минимальным, но я тут, чёрт возьми, надолго. И кем я выйду, отмотав срок? Шизиком, считающим себя тёмным эльфом?!

- Это такой маркетинг, чтобы люди подсаживались на игру и вкидывали бабло, или сбой программы? – спросил я Сефлакса. – Что говорили во время скандала-то?

- Разное. Компания вины не признала, все обвинения отвергала с возмущением. Так что можешь думать, что хочешь. Ничего так и не выяснили.

Я вздохнул. Мда-а… Попал!

- Ладно, - заставил я сказать себя. - Пора возвращаться к экипировке, - очень хотелось сменить тему. - Изучение сеттинга это, конечно, хорошо, но есть дела и более насущные. Мне нужен новый автомат-разведчик. Моего прежнего сожрал лестригон.

- Да, эти твари неразборчивы в еде, - с лёгким сожалением ответил Сефлакс. – Евгенистические уродцы, если позволите заметить. Что с них взять? Клан «Гиллихан» отказался от выведения и использования подобных несовершенных существ. По мнению наших Старейшин, лестригоны своим видом и поведением оскорбляют саму природу тёмных эльфов. Но не все так разборчивы, разумеется.

- Да, низвельгеры просто моральные уроды, - легко согласился я. – Как по мне, так альвам надо бы их истреблять, а не вас, эстетов.

Нокс ничем не показал, понял ли он мой сарказм, но уверен, он от него не укрылся. Сефлакс взял со стола и протянул мне сокола, очень похожего на того, которого я потерял.

- Юнит-модуль уже встроен. Пятнадцать монет.

- Беру.

- Как угодно.

Расставшись с деньгами, я убрал мехаразведчика в Инвентарь.


Монеты: 606


- Какова вероятность, что низвельгеры найдут меня здесь?

- Ну, они наверняка явятся проверить, не тут ли вы. Всё-таки, госпожа Кирка – сестра вашей… матери. Но обыск, конечно, устраивать не станут.

Я вспомнил сверкающий диск Кирки. Да, незваных гостей в Гроте не жаловали.

- Ваше лицо знакомо низвельгерам, - продолжил Сефлакс. – Они поймут, что вы – двойник Унтериана. Так же, как это поняла госпожа. И, поскольку создавать клонов можно лишь в научных целях, они догадаются, что вы – результат экспериментов клана «Гиллихан» по созданию монгрела, а не плод сентиментальности госпожи Ивельды, соскучившейся по сыну.

- И захотят заполучить меня?

- Полагаю, это очевидно из сообщения, которое мы просмотрели.

- Да, они готовы заплатить за меня живого.

Сефлакс кивнул.

- Нельзя ли изменить внешность? – спросил я с надеждой.

- Это сильно упростило бы жизнь, да?

- А то!

- К сожалению, нельзя. Вносить небольшие корректировки вроде цвета глаз, длины волос, оттенка кожи доступно вступившим в клан, но переделать себя полностью невозможно.

- Ясно. Блин!

- А теперь давайте загрузим ваше животное в лазарет и займёмся гардеробом. У госпожи Кирки богатая коллекция мужской кожаной одежды, раз уж вы, как я вижу, предпочитаете этот стиль.

Судя по интонации, Сефлакс моих пристрастий не разделял. Ну, и чёрт с ним. В крёстные мне его детям всё равно не звать. Если, конечно, они у меня вообще появятся.

Интересно, откуда у тёти «богатая коллекция» мужских шмоток. Осталась от мужа? А где он сам? Временно отсутствовал или Кирка была вдовой? Вопросы роились в моей голове, пока я шагал за Сефлаксом, но требовались ли мне на них ответы? Куда сильнее меня беспокоило, влияло на игроков дыхание Чёрного Зверя или это просто сетевая байка.

Глава 58

За исцеление Матильды с моего счёта снялись 25 монет. Вот меркантильный нокс! Мог бы племянничку своей ненаглядной госпожи и бесплатно услужить.


Монеты: 581


Сефлакс отвёл меня в комнату, забитую шмотками. Не знаю, сколько у тётки было одежды, и зачем она её собирала, но при взгляде на это изобилие создавалось впечатление, будто она грабанула пару домов мод или склад с вещами «коллекций прошлых лет».

- Вот мужская, - Сефлакс указал на огромный шкаф с раздвижными дверями.

Я выбрал куртку из шкуры рысогоргоны с жёстким воротником и крупными заклёпками, штаны и перчатки из тонкой кожи. Обувь не менял, потому что с ней всё было в порядке.

- Вот это.

- Прекрасный выбор, - равнодушно кивнул дворецкий.


Сефлакс предлагает обмен. Согласиться/Отказаться


Конечно, я выбрал первое, и шмотки стали моими. Я тут же переоделся.

- Взгляните на себя, - предложил Сефлакс, разворачивая большое, в человеческий рост, зеркало с массивной воронёной рамой.

Я окинул себя придирчивым взглядом. Вроде, всё сидело, как влитое. Иначе и быть не могло: таков закон игры. Словом, смотрелся истребитель ноксов весьма круто.

Удовлетворившись шмотом, я задержал взгляд на лице.

Чёрные, как смоль, гладкие волосы, собранные на затылке в небольшой хвост, дерзко изогнутые брови, тонкие, аристократические черты лица, бледная кожа, серые глаза. Похоже, наследственность у меня была, что надо. С такой просто грех не стать однажды высшим эльфом! Но долго собой любоваться мужику не пристало. Да и дела имелись поважнее. Поэтому, отвернувшись от зеркала, я спросил с надеждой:

- Нельзя ли у тебя прокачать инвентарь?

Сефлакс покачал бритой головой.

- Увы, нет.

- Что так?

- У меня нет своего станка. Это очень дорого. Станками обладают владельцы магазинов-мастерских. Да и те берут их в аренду у Инженеров.

- А лазарет у тебя, значит, есть.

- И собрать его было непросто.

- Зачем столько усилий, если ты даже не нуждаешься в лечении?

- Он мог понадобиться госпоже, - нехотя ответил нокс.

- У неё такая же регенерация, как у всех тёмных.

- Разумеется. Но во время боя можно получить серьёзные ранения, а лечение иногда требуется срочно.

- Чушь! – решительно сказал я. – Даже на мне уже всё заживает, как на собаке. – А у высшего эльфа наверняка вообще…

- Речь о восстановлении жизненной силы! - отрезал Сефлакс.

Без дальнейших объяснений он отвёл меня в комнату, где нас дожидалась Кирка.

- Совсем другое дело, - одобрительно проговорила она, окинув меня придирчивым взглядом. – Надеюсь, ты останешься надолго. Здесь несколько одиноко, несмотря на присутствие Сефлакса, если ты понимаешь, о чём я, - последняя фраза подкреплялась красноречивой улыбкой. – Давай я покажу тебе оранжерею, - Кирка поднялась и грациозно потянулась, из-за чего комбинезон ещё сильнее обтянул её соблазнительные формы. – Мы живём здесь, потому что ноксдоры не любят Грот. В этих руинах слишком много неожиданностей.

- Каких?

- Например, мутанты, проникшие некогда из-за стены и расплодившиеся тут. А часть зародилась прямо в городе. Их пытались одно время истреблять, но это оказалось бесполезно: под Гротом существует разветвлённая сеть канализационных тоннелей, связанных с разрушенной подземной железной дорогой, так что мутанты просто скрывались там на время чисток, а затем снова выползали на поверхность. Ты не встретил кого-нибудь из них по пути сюда?

- Нет.

- Повезло. Иногда попадаются настоящие уроды. Притом здоровенные. Сефлакс любит поохотиться на них для развлечения или ради частей тел. Потом мастерит из добытого артефакты или продаёт. Кстати, в подвале театра собралась нехилая коллекция из останков и трофеев.

- Уверен, это упоительное зрелище.

- Не то слово, дорогой.

- У вас, значит, есть подземная железка?

- О, да! Правда, заброшенная, как я и сказала. Авалон некогда процветал, но теперь...

- Слушай, меня больше интересует какой-то Некрополь. Я слышал про него. Где он находится и как туда попасть?

- Располагается город мёртвых под тоннелями. Очень глубоко. Просто так туда не попасть. Да и рано тебе ещё.

- И всё же хотелось бы…

- Потом! Успеется. Куда ты так спешишь? Ты же только родился!

Кирка взяла меня под локоть и увлекла за собой. Мы прошли через комнаты на чёрную лестницу и поднялись на последний этаж. Подъемника в театре, похоже, не было, или он не работал.

- В тоннелях живут и другие мутанты, - продолжала просвещать меня Кирка. – Те, которые прежде были альвами. Изгои, редко выбирающиеся на поверхность. Думаю, их не любят даже больше, чем чудовищ. Но если ты не предвзят, то можешь использовать этот класс для прокачки: брать у них задания и всё такое. Они называются сиды.

- Учту.

- Учти, милый. В нашем мире брезговать кем-то или чем-то значит совершать большую ошибку. Не все это понимают – ну, а нам только на руку. Верно?

- Ага.

Кирка с её циничным, прагматичным подходом нравилась мне куда больше озабоченной Ивельды. На месте Тристиана из двух сестёр я выбрал бы её. И я всё больше убеждался, что наши с Киркой мировоззрения совпадали.

Глава 59

Часть крыши была снята, и вместо неё устроена стеклянная панорама. Вдоль стен виднелись разношёрстные обогреватели, собранные, похоже, со всего района. Были тут и железные очаги, и жаровни, и просто бочки, в которых полыхал огонь. Наверное, Сефлакс отжал их у бродяг. Пахло удобрениями, но не очень сильно.

- Увлажнители выбрасывают облака брызг строго по часам, - сообщила Кирка, шагая между рядами цветов. Она указала на зелёных существ, сидевших на шёрдочках. Они смахивали на взъерошенных птиц, но вместо клювов обладали гибкими хоботками. Наверное, из них и спрыскивали оранжерею. – Было нелегко устроить всё это, - добавила тёмная. - Пришлось прочитать столько книг.

Её лицо преобразилось. Холодная насмешливость сменилась выражением почти детского умиления. Так девочки смотрят на пони или кролика. Похоже, Кирка очень любила своих прихотливых питомцев.

В воздухе стоял густой маслянистый аромат, уверенно перебивавший запах удобрений и влажной земли. Кирка касалась лепестков то одного цветка, то другого, заглядывала под листья, иногда хмурясь, а иногда одобрительно кивая.

- Да, уход непрост, - проговорила она. – Но труднее всего было раздобыть семена и ростки. Более года я собирала свои сокровища. Знаешь, как мало осталось нетронутых дыханием Зверя организмов? Включая растения. Приходилось забираться в такие дебри, какие тебе и не снились. Но даже там шанс отыскать нечто подобное был невелик.

- Хочешь сказать, все эти цветы не изменились после призвания Зверя?

- Может, и изменились. Но этого незаметно или почти незаметно. Во всяком случае, они остались прекрасными.

- Это да.

- Иногда хочется сохранить, законсервировать красоту, верно? Или какое-то время, кажущееся особо счастливым. А порой - просто мгновение. Тебе никогда не хотелось, чтобы реальность застыла и больше не менялась?

- Может, и бывало, но толку-то с этого?

- Да, настоящее не остановить, а прошлое не вернуть.

- Наверное, оно и к лучшему.

- Думаешь?

Я пожал плечами.

- Особо не заморачивался, если честно.

- Есть теории, утверждающие, что время совсем не такое, каким мы его представляем.

- Я в курсе.

Господи, мы что, в дискуссионном клубе физиков?! Неужели красивой женщине больше не о чём поговорить с зашедшим на чашку чая парнем?

- Но меня больше интересует пространство, - заявила Кирка.

- Неужели?

- То, что мы видим вокруг, вполне может оказаться лишь иллюзией, - проговорила Кирка с серьёзным видом.

- Да ладно? - усмехнулся я. - Ты вообще в курсе, что мы в игре?

- А я не про неё. То, что называется реальностью, тоже кажется мне не очень-то реальным.

- И как это понимать?

- То, что мы видим, слышим и ощущаем, является, по сути, набором сигналов, поступающих в мозг от органов чувств. Мы полагаем мир настоящим, потому что априори сочли эти получаемые мозгом ощущения реальными. Но что, если они сымитированы? Как убедиться, что небо за окном самолёта, уносящего тебя в другую страну, настоящее? Что это не просто картинка? Быть может, самолёт даже не взлетает. Есть же тренажёры, симулирующие полёт. А история?

- Что история? - отозвался я, видя, что Кирка сделала паузу и вроде как ждёт от меня реакции.

- Мы верим тому, что якобы установили учёные, тому, что написано в книгах, в учебниках. Но ты видел хоть одного учёного-историка? А автора учебника?

Я был вынужден признать, что нет.

- Всё прошлое, вся история мира, существует лишь на бумаге! Вдумайся в это. И мы понятия не имеем, кто на самом деле это сочинил. То же самое касается географии. Нам показывают карту на двух полушариях, и мы принимаем эту картинку как факт. Но есть ли все эти материки и страны в действительности? А если есть, то находятся ли там, где мы привыкли думать?

- Ты хочешь сказать, мы живём в виртуальности?

- Вполне возможно.

- Согласен, это не исключено. Вот только это не доказывает иллюзорности мира.

- Почему?

- Потому что, сколько бы виртуальных пространств ни создавалось, какая бы цифровая матрёшка ни существовала, и на каком бы её пласте ни находились мы, всё равно где-то есть подлинная реальность, в которой была спродуцирована самая первая иллюзия.

Кирка слушала внимательно и, когда я замолчал, кивнула.

- Но это не значит, что наша реальность реальна.

- Не значит. Но может быть и реальной. Суть в том, что мы не способны вырваться из неё. А без этого нельзя убедиться в её подлинности или фейковости.

- А смерть?

- Смерть может быть такой же иллюзией. А как, вероятно, сказали бы кибербуддисты - перезагрузкой.

- Почему?

- Они верят в реинкарнацию. Переселение душ.

- Что ж, наверное, ты прав. Не стоит забивать голову подобными вещами. Кстати, в Авалоне некоторые эльфы поклоняются Смерти. Предствляешь, до чего дошло?!

- Да, я в курсе. Религия некропольцев. Видел их храм, - отозвался я равнодушно.

Кирка подошла к шкафчику, достала из него тонкую бутыль с оранжевой жидкостью и два хрустальных бокала.

- Это нектар, созданный по особой технологии. Очень сложное производство. Нечто подобное ещё называют вином шаббата. Когда-то его готовили человеческие ведьмы. Потом ведьм сожгли, колдовские книги тоже предали огню, но знания всегда в том или ином виде остаются. Разумеется, это средство, - Кирка слегка встряхнула бутыль, - намного сильнее человеческого.

- Не сомневаюсь. Только зачем оно?

Я подумал, что, скорее всего, нектар производился на определённом этапе развития персонажа или относился к редким артефактам. Возможно, и то, и другое.

- Очень полезная вещь. Нектар позволяет пронизать время и пространство. Если, конечно, ты действительно этого хочешь. Ещё он может спасти жизнь. Ну, или просто поднимает настроение, - добавила Кирка, пожав плечами. – Отведаешь?

Тягучий состав заполнил два бокала. От них исходил сильный, терпкий запах пряности. В основании челюсти, под языком, приятно защипало, железы начали активно выделять слюну. Я сглотнул.


Кирка предлагает обмен. Согласиться/Отказаться.


- А ещё можно забыть все печали. Нектар сотрёт их из твоей памяти. Начнёшь жизнь заново. Выбор за тобой.

Я взял один из бокалов. Ну, про настроение было неинтересно. Забыть? Это мне вообще ни к чему.

Надеюсь, тётушка не вознамерилась отравить меня своей домашней наливкой. Или усыпить до приезда ноксов, жаждущих моей крови. А что? Вполне могла бы. Нейтрально-злые именно так и поступают. Конечно, я не знал, что у Кирки именно такое мировоззрение, наверняка – лишь предполагал.

- Пронизать пространство и время? – переспросил я.

Кирка молча кивнула, пытливо глядя мне в глаза.

Я поднёс бокал к губам и принюхался. Аромат щекотал ноздри, рот снова наполнился слюной.

- Останься здесь! - сказала вдруг Кирка очень сладким голосом.

Лицо у неё стало доброе-доброе. Вот прямо ни в жизни не догадаешься, что перед тобой нокс.

- В каком смысле? - не въехал я сходу. - Вроде, уже приютили вы меня, бродягу.

- Навсегда, - пояснила тётушка. - Тут хорошо, безопасно. Мы с Сефлаксом позаботимся о тебе. Я позабочусь, - она сделала маленький шаг вперёд. - Снаружи рыщут цепные псы «Коахена", мутанты и бандиты «Синей змеи» - никто из них не пощадит нокса, даже если тот не интересуется анимой дневных эльфов. Про венаторов я вообще молчу. Эти волки на клочки тебя порвут, если увидят.

- Да-да, - кивнул я. - А ещё на улице злые гопники с арматурой.

- И они тоже, - серьёзно согласилась Кирка.

- Предложение заманчивое, щедрое, интригующее. Я оценил, и всё такое. Но, во-первых, я заскочил забить место для ночёвки. То есть, тьфу! Днёвки, конечно. Так что скоро свалю. Почему? Потому что – и это во-вторых - у меня тут дела. Качаться надо, а не по домам сидеть. В-третьих, мы вообще-то, типа, родственники. А вот это твоё "я позабочусь" звучит, как прелюдия в порнушке. И Сефлакс меня просветил, что бывает с теми, кто плохо отыгрывает свои роли. В виртуальный ад этого вашего Чёрного Зверя попасть мне не улыбается.

Кирка фыркнула. Мои слова её не задели, а позабавили. Впрочем, иначе было бы странно.

- Семьи бывают разные, - глубокомысленно заметила тёмная. – К тому же, ты, по-моему, и так не особо стараешься.

- Однажды надо начать работать над собой. Почему бы не сейчас?

- Значит, отказываешься составить компанию своей старой, больной тётушке, негодник?

- Ты со своими цветами и уговорами напоминаешь колдунью из сказки Андерсена. Ну, ту, с садиком говорящих роз.

Тёмная рассмеялась, когда поняла, что я имею в виду.

- Ты нисколько не похож на Герду, дорогой! Ладно, оставим это. Будешь пить-то? Предлагаю тост: за бытие!

Я снова понюхал нектар. Сомнения никуда не делись. Что, если Кирка всё-таки решила меня усыпить или отравить? Мог ли я доверять ей только потому, что она назвалась моей тёткой? Следовало бы спросить об этом Ивельду. И потом, эти три тысячи...

- Не знаешь, чего хочешь? – спросила Кирка, подойдя ближе.


- Почему бы тебе не попробовать всё? – прозвучало в моей голове, но голос принадлежал не Ивельде.


Эти слова произнесла Кирка – при помощи Зова! Я так опешил, что едва не выронил бокал с нектаром.

Глава 60

Тёмная улыбнулась.


- Да, дорогой, мы связаны. Родственные узы эльфов кое-что значат. Как говорится, кровь не водица.


Только теперь я заметил, что Кирка удержала мои пальцы на бокале с нектаром, не дав ему упасть и разбиться. Её собственные руки были холодными. Но я не назвал бы это прикосновением мертвеца. В нём не было ничего омерзительного.

- Осторожно! - предупредила Кирка обычным способом, разжав пальцы и опустив руку. – Напиток слишком ценен, чтобы пролить хоть каплю. Для получения его необходимо… - она не договорила, потому что в этот момент раздался оглушительный вой сирены.

Пронзительный звук буквально взорвался в моей голове, и бокал всё-таки выпал у меня из руки. Осколки брызнули в стороны, оранжевый нектар выплеснулся на пол.

- Что это?! – пробормотал я, озираясь.

Кирка оттолкнула меня и пронеслась мимо, к выходу из оранжереи.

- Нападение! – бросила она через плечо прежде, чем исчезнуть из виду.

Я уже собрался бежать за ней, но в голову пришло, что нектар может мне пригодиться. Поэтому я закупорил бутылку, сунул её в Инвентарь и лишь затем покинул комнату. Мне повезло, что тёмная не прихватила напиток с собой. Мелькнуло информационное сообщение, относившееся к похищенному нектару, но было не до чтения.

Кирка намного опередила меня, но я нагнал её, перепрыгнув пару раз через перила и едва не сломав при этом правую лодыжку.

Внизу лестницы нас встретил Сефлакс. Вид у него был озабоченный. Надо же, а я уж было решил, что он никогда не теряет спокойствия.

- Кто там?! – деловито поинтересовалась Кирка, хватая свой смертоносный диск со стола.

Похоже, тёмная вообще имела дурацкую привычку разбрасывать вещи. Я вот предпочитал всё своё носить с собой.

Кирка подвесила оружие на пояс – отправила в слот быстрого доступа. Значит, что бы ни случилось, прямо сейчас рукопашка нам не грозила.

- Медики, - ответил Сефлакс. – Гвардейцы.

Кирка смачно выругалась. В приличном обществе дамам после такого предлагают душистое мыло и горячую воду в серебряном тазике – прополоскать рот. Тётушка ограничилась тем, что с досадой плюнула на паркет.

- Полагаю, они явились, чтобы уничтожить нас, продолжая планомерное истребление клана «Гиллихан», - сказал Сефлакс.

- Кто-то сдал им наши убежища! Сами они не могли узнать.

- Совершенно с вами согласен, госпожа. В рядах «Гиллихан» завёлся предатель.

- Ладно, об этом потом, - Кирка подошла к одному из волшебных экранов и коснулась кончиками пальцев жидкости.

Появились изображения с «камер» внешнего видеонаблюдения. По всей вероятности, на самом деле картинки передавались через глаза птиц и насекомых, рассаженных в нужных местах снаружи дома.

- Много их? – осведомилась тётка.

- Не меньше полусотни. Я насчитал восемь руханов и двух жуков. Ещё один, класса «Тарантул», на подходе. Полагаю, он вошёл в район с северного тоннеля.

- Оснащение?

- Насколько я могу судить, требушет и файерболы. Разумеется, ядра требушетов заряжены эманациями смерти.

- Проклятье! Они что, решили сравнять королевский театр с землёй?!

- Вполне возможно, госпожа. Могу я предложить эвакуироваться?

- Ни за что! Мы дадим бой. Этот поганый жук не доберётся до нас!

- Откуда вы всё это знаете? – улучив момент, спросил я.

- У нас по всему Гроту понатыканы шпионы, следящие за происходящим в районе и передающие нам изображения, - ответила Кирка. – И не только шпионы. Гвардейцев ждёт много сюрпризов.

- И когда вы засекли меня?

- Как только ты выехал из тоннеля. Не предупреди нас Ивельда о госте, могли жахнуть твой фургон ещё на подъезде к театру. Правда, не было уверенности, что ты – тот, кого мы ждём.

В течение разговора Кирка быстро совершала манипуляции руками, делая магические знаки.

- Что это за дирижирование? – поинтересовался я, не выдержав.

- Активирую боевые системы, - пояснила тёмная.

Глава 61

На волшебных экранах, что зажигались один за другим, быстро сменялись виды города.

Сефлакс подошёл к одному из тазиков.

- Гвардейцы заняли позиции вокруг театра, - сказал он. - Чего-то ждут.

- Жука они ждут! - отозвалась Кирка.

- Боюсь, не только его…

- Что?

- Засёк трёх боевых ящеров. Летят через Ахерон.

- И, конечно, по наши души.

Тон Кирки из делового стал мрачным. Казалось, пришло время смываться, но тётка не торопилась бежать, хотя, конечно, в театре имелся путь для отступления. По крайней мере, я на это надеялся.

- Мы ждать не станем, - объявила Кирка. – Покажем гадам, как соваться без приглашения. Пустим говнюкам кровь!

Её длинные белые пальцы порхали в воздухе, как стрекозы. Появились индикаторы мишеней. Они распределились между гвардейцами, засевшими в домах напротив, за перевёрнутыми экипажами и просто за углами.

- Автонаведение! - гордо сказала Кирка. – Получите-ка, уроды!

Её изящная ладонь легла на волшебный экран, всколыхнув его, и ночь вспыхнула десятками светящихся лучей. Это походило на световой дождь во время урагана: красные тонкие линии на миг превращали городской пейзаж в яркую паутину, а затем всё взрывалось каменным и бетонным крошевом, во все стороны летели ошмётки мостовой и эльфийской плоти. Красные облака крови оседали, подсвеченные эманациями смерти.

Кирка наблюдала за бойней с кривой улыбкой, её ноздри трепетали, словно тёмная желала втянуть запах смерти.

Сефлакс звонко щёлкнул пальцами, и комната заполнилась пафосной мелодией, напоминавшей оперу. Этот фон вполне подходил к тому, что творилось снаружи.

- Если никто не против, - проронил нокс.

Хотя я помнил, что нахожусь в игре, по спине у меня пробежали мурашки. Было в этом массовом истреблении под музычку что-то противоестественное.

Лучи исчезли. Экраны показывали руины улицы напротив театра. Трупов видно не было – они превратились в раскиданные повсюду обугленные ошмётки. Я представил, что на улице должно пахнуть шашлыком, и меня замутило.

- Что с нашим тылом? – тяжело дыша, спросила Кирка.

- Отряд гвардейцев пошёл в атаку, - спокойно доложил Сефлакс.

- Ну, что за идиоты!

Тёмная махнула рукой, и на экранах сменились картинки. Теперь я видел запущенный парк, окружённый решёткой, в которой не хватало половины прутьев. Между лохматыми деревьями мелькали фигуры эльфов. Вдруг они исчезли.

- Оптический камуфляж, - спокойно прокомментировал Сефлакс. – Друидская магия.

- Уже интереснее, - отозвалась Кирка. – Эти клоуны решили развлечь нас по полной. Ну, не будем их огорчать – пойдём навстречу.

Она выбрала в меню управление лучами смерти, встроенными в заднюю часть здания. Наверное, дорогущая была технология.

- Понеслись! – кивнула самой себе Кирка. – Наудачу!

Тёмная открыла огонь, поливая деревья, среди которых прятались невидимые бойцы. Сухое дерево вспыхивало мгновенно, превращаясь в угли, остатки ограды плавились, земля взрывалась чёрными фонтанами. Ночь осветилась красным и оранжевым. Это напоминало декорации приключенческого фильма, в котором герой попадает в жерло готового извергнуться вулкана. Не думаю, что человек может находиться в такой близости от лавы – уверен, он бы просто погиб от жары и отсутствия пригодного для дыхания воздуха, но смотрятся подобные сцены эффектно. Вот и то, что показывали волшебные экраны, потрясало. Я услышал смех Кирки, доносившийся сквозь гремевшую музыку. На миг мне показалось, что я попал в сумасшедший дом и нахожусь в обществе маньяков.

От этой мысли меня отвлёк появившийся из-за угла огромный жук. Он выглядел почти как тот, которого я видел недавно с вспоротым брюхом. Похоже, эльфы использовали гигантских насекомых в качестве транспорта для доставки тяжёлых орудий. Развернувшись, жук навёл на стену требушет. Выстрел! Мелькнуло заряженное эманацией смерти ядро, и экраны заволокло пламенем.

- Нарушение целостности периметра, - произнёс Сефлакс. – Гвардейцы внутри театра!

- Прорвались-таки! – зашипела Кирка. - Разберись с жуком.

Она убежала, снимая на ходу с пояса смертоносный диск.

Сефлакс подошёл к стене, открыл потайную панель и достал с полки чудовищного вида самострел. Похоже, эта парочка все бабки вбухала в оружие, которым напичкала убежище.

- Ждите здесь, - сказал мне Сефлакс. – Кстати, полагаю, ваш мутант уже здоров. Наверное, лучше забрать его из лазарета.

Мысль была хорошая. Нокс ушёл, а я бегом отправился в мастерскую, чтобы выпустить химеру. Судя по показателям, всплывшим над головой монстра, когда он выбрался из лазарета, его привели в полный порядок.

Не хотелось портить только что подлатанного мутанта, но надо же было помочь тётке и её слуге. В конце концов, они сражались и за меня, в том числе. К тому же, я так и не выяснил, есть ли в театре запасной выход, так что пока оставалось только мочить врагов и надеяться на лучшее. Тем более, до сих пор я чувствовал себя чужим на этом празднике смерти. А я не люблю быть не у дел. Такой характер – непоседой родился, непоседой умру. Ну, когда-нибудь.

Возвратившись в комнату с волшебными экранами, я увидел, как к театру подлетают чёрные ящеры с огромными кожистыми крыльями и горящими глазами. Их было всего два – должно быть, третий попал по пути в одну из ловушек. Твари зависли напротив театра и принялись плеваться файерболами, которые врезались в стену, оставляя в темноте светящиеся шлейфы. Здание содрогалось, фасад рушился. Жидкость выплёскивалась из тазиков, над которыми дрожали полупрозрачные изображения. Наконец, картинки мигнули и пропали. Очевидно, живность, через глаза которой они передавались, оказалась уничтожена. Неудивительно при такой атаке.

Глава 62

Потолок треснул, с него начали падать куски камня, посыпалось крошево. Настало время валить. Я выбежал на лестницу и стал спускаться, перепрыгивая через ступени. Матильда неслась за мной, размахивая хвостом со змеиной пастью. На первом этаже мы столкнулись с Киркой. Её покрывала кровь, на полу в фойе театра валялись обведённые светящимися контурами трупы гвардейцев.

- С этими я разобралась! – выдохнула тёмная.

Глаза у неё сверкали, на лице блуждала безумная улыбка. Она явно подзарядилась свежей анимой убитых.

Откуда-то донёсся громкий взрыв.

- Сефлакс разберётся с жуками, - склонив голову, Кирка прислушалась. – А мы займёмся ящерами.

Тётка направилась к дыре в фасаде, я последовал за ней. Пришлось карабкаться по груде обломков, чтобы оказаться на заваленном камнями крыльце. В воздухе, забивая ноздри, витала серая пыль, пахло гарью и почему-то озоном. Во рту появился привкус металла.

Кирка резко взмахнула рукой, и диск отправился в полёт. Описав плавную дугу, он прошёл сквозь шкуру ящера, как горячий нож через сливочное масло. Поймав своё оружие, тёмная тут же запустила его обратно. На этот раз бросок оказался неудачным: метнувшаяся наперерез тень отбила диск, и он упал на мостовую. Кто мог отразить подобную атаку?!

Ночное зрение позволило мне разглядеть приближавшегося к нам всадника на крылатом коне. Он был покрыт доспехами, а в руке держал копьё, на острие которого трепетало ярко-голубое пламя.

Кирка издала громкий вопль и кинулась к упавшему оружию. Я достал арбалет и послал в воздух очередь стрел, но всадник ловко уклонился, причём, ему это, похоже, не стоило ни малейших усилий. Конь взмахнул крыльями, их окутало голубое свечение, и воздух наполнился гудением. Я снова открыл пальбу, но стрелы проходили мимо всадника. Впрочем, едва ли они причинили бы ему большой вред, даже если б попали.

- Беги! – выкрикнула Кирка, подобрав диск.

Разумеется, я не собирался слушать её.

Всадник описал короткую дугу и обрушился на тёмную. Я попытался попасть в него, но он был слишком быстр. Пегас, воин – всё слилось в подобие жала, концом которого стало пылающее острие копья.

Кирка бросилась в сторону, но не успела уйти с линии атаки: раздался звук удара, и взрывная волна снесла меня, так что я кубарем слетел с груды камней.


Получен негативный эффект "Контузия". До окончания: ...5...4...3...2...


В глазах потемнело, уши заложило, желудок судорожно сжался.

Меня подхватил Сефлакс.

- Что там такое?! – воскликнул он.


Действие негативного эффекта "Контузия" закончилось.


Я слегка тряхнул головой, чтобы убедиться, что всё прошло.

- Не знаю. Какой-то всадник на пегасе.

- О, нет! – Сефлакс стремительно взобрался по обломкам фасада. – Госпожа! Госпожа, я иду!

Кажется, он был влюблен в мою тётку. Я поспешил за ним, хотя не представлял, что можно было сделать с летающим всадником.

Сефлакс на ходу разматывал красный тонкий хлыст. Его оружие походило на ядовитого червя. Оно свилось кольцами, а затем распрямилось в струну, стоило ноксу взмахнуть им и послать в сторону всадника, нависавшего над Киркой подобно Святому Георгию, поразившему дракона. Тётка была пригвождена к земле копьём, но оставалась жива.

Алый кнут обвился вокруг шеи всадника и опрокинул его на бок вместе с конём. Пегас взмахнул крыльями и поднялся с недовольным ржанием. Воин схватил хлыст и с видимым усилием снял с себя. Его лицо скрывал шлем с забралом в виде уродливой головы, по доспехам бегали крошечные молнии.

Сефлакс закричал от ярости. Он устремился к врагу, словно берсерк! Рывок, и кнут был освобождён из руки всадника. Тот схватил копьё, выдернул его из тела Кирки и земли, а затем взмыл. При этом копыта пегаса почти задели Сефлакса.

- Кто это такой?! – спросил я, подбежав к ноксу.

- Унесите госпожу! – ответил тот, не оборачиваясь. Он следил за полётом противника. – Она покажет вам дорогу в канализацию.

Глава 63

Ага, значит, потайной выход всё-таки существовал. И мы могли тихо-мирно смотаться, не присрись моим новым знакомым потягаться с гвардейцами. Наверное, они так должно ждали повода испытать дорогущее оружие, которым запаслись, что просто не могли уйти спокойно, не пустив его в ход и не поглядев, как оно будет уничтожать альвов. Кровожадные ублюдки!

Я поднял Кирку и, развернувшись, побежал обратно к театру. Тёмная истекала кровью, изгадившей её роскошный золотой костюм. В животе у неё зияла приличного размера дыра.

- Где канализация? – спросил я, карабкаясь по обломкам.

- Сзади! – тихо произнесла Кирка, и я инстинктивно понял, что она имела в виду не дорогу к спасению.

Не зная, в чём именно заключалась опасность, я пригнулся, но спустя миг в спину мне ударили копыта, и мы с тёмной полетели кувырком. Я выпустил её из рук. Послышался вопль Сефлакса. Обернувшись, я увидел, как уцелевший ящер нацеливал на нас пасть. Мне не пришло в голову ничего лучше, чем пальнуть в него из арбалета, но против такого существа он, конечно, оказался слабоват. Я кинулся к Кирке, но тут с шипением вылетел файербол. Меня подбросило и закружило в огненном вихре.


Жизнь: 509


Проклятье! Огненные шары были просто охренительно разрушительными! Во всяком случае, по сравнению с тем, что я видел до сих пор. Ну, не считая самострела Амилиуса, конечно.

Я упал так, что едва не испустил дух. По крайней мере, ощущения были именно такими. Перед глазами всё вертелось, в ушах гудело. Боль в теле говорила, как минимум, о сломанных рёбрах.

Кажется, меня забросило в фойе театра. Кирка и её слуга остались по другую сторону завала, на гребне которого появилась Матильда. Она высматривала меня и ждала приказов. Горячий воздух развевал её львиную гриву.

Я заметил, что всадник снижается, и снова полез вверх по обломкам – в который уже раз! Это было настоящей пыткой. Поравнявшись с Матильдой, я увидел, как голубое копьё поддело Кирку, и воин взмыл, удерживая её на острие. Сефлакс бежал следом, раскручивая кнут, но что он мог сделать?

Всадник опустил копьё, тело тёмной соскользнуло с него и упало на мостовую. Вернее, на её вывороченные после обстрела обломки. Сефлакс с разбега припал к своей госпоже. Их позы напомнили мне сцену из трагедии Шекспира – кажется, «Ромео и Джульетта» называется. Жуткое старье со стихами и восторгами-слезами. Видел как-то отрывок по телевизору.

Я сбежал с завала, наблюдая за маневрами всадника и ящера. На улице появились гвардейцы. Человек десять приближались к нам, держа оружие наготове. Я открыл по ним огонь из арбалета, следя за тем, как таял запас стрел. Альвы залегли и начали отстреливаться. Вокруг меня защёлкали короткие стальные болты. Многие сияли алым – были заряжены эманациями смерти. Чёрт, надо было валить! У меня не оставалось шансов в этой неравной схватке.

Пригнувшись, я подбежал к Кирке. Её диск призывно отсвечивал, лёжа поблизости. Негоже было оставлять такое оружие просто валяться. Я подобрал его, заменив им игломёт, который отправил в Инвентарь.

Сефлакс рыдал над телом Кирки, выглядевшей мёртвой. Но контура я пока не видел.

Всадник пикировал на нас с высоты. Крылья пегаса вспыхнули голубым. Я прикинул, что до атаки осталось секунд десять, и решил сначала разобраться с ящером.

Прицелившись, бросил диск. Оружие пронеслось через дракона и по дуге вернулось ко мне. Едва мои пальцы сомкнулись на месте соединения лезвий, ящер развалился пополам и обрушился вниз, источая огонь, чёрный маслянистый дым и теряя внутренности. Нас обдало жаром и взрывной волной, которая задела и всадника, изменив траекторию его полёта. Это дало нам ещё немного времени.


Ловкость: 11


Придя, наконец, в себя, Сефлакс вскочил и неожиданно прыгнул на дом. Стена была изуродована обстрелом, но он стремительно карабкался по ней, напоминая огромное насекомое. Поравнявшись с заходившим на новый вираж всадником, он кинулся на него, как белка, перемахивающая с одного дерева на другое. Два сцепившихся воина, кувыркаясь в воздухе, отлетели в сторону.

Кирка неожиданно схватила меня за руку и притянула к себе. Изо рта у неё шла кровь, а губы едва шевелились, когда она произнесла:

- Кто-то выдаёт альвам наши убежища! Предатель. Найди его, Азгар! Слышишь? – пальцы тисками сжали моё запястье. – Найди того, кто обрёк клан «Гиллихан» на смерть!

Перед глазами всплыло:


Принять побочный квест? Да/Нет.


- Ладно! - сказал я. – Принимаю.

Я поднял Кирку, чтобы унести, но в этот момент откуда-то прилетел шарик, похожий на ёлочную игрушку: синее стекло оплетала изящная сетка из серебристого металла. Он просто упал, описав дугу, к моим ногам. Я уставился на предмет, как заворожённый. А затем, сообразив, что это такое, рванул прочь, но далеко с ношей на руках убраться не успел: за спиной грохнуло, и мы полетели вперёд. Толчок был не очень сильный, негативного эффекта не получилось, но осколками посекло нас обоих.

Система быстро подсчитала мой урон:


Жизнь: 497


А вот Кирка обмякла и засветилась. Она была мертва. Обернувшись, я увидел, как пегас снова взмыл над театром, оставляя за собой шлейф голубого сияния. Фигура Сефлакса отделилась от всадника. Он падал, а красный кнут извивался вокруг него бесполезной лентой. Нокс не сумел сокрушить противника.

Я простёр дрожащие от напряжения руки над Киркой.


Забрать жизненную силу.


Жизнь: 697

Получено достижение: Иммунитет к ультрафиолету – 25 минут.

Сила: 33


Выносливость поползла вверх, что не могло не радовать.


Обыскать.


От Кирки мне достались арбалет, сорок монет и золотой медальон с портретом какого-то эльфа. Ни имплантов, ни магических паразитов. Похоже, мадам ходила налегке.


Монеты: 621


Я поднялся на ноги. Благодаря чужой аниме тело моё быстро регенерировалось. Рёбра встали на места и срослись, раны затянулись, синяки рассосались, в голове прояснилось. В общем, когда всадник заметил меня и начал снижаться, я был, как огурчик.

Мне в голову пришла идея: раз я не могу добраться до засранца, следует опустить его на землю!

Глава 64

Я достал юнита-разведчика и отправил навстречу пегасу. Конь повернул голову и открыл пасть, в которой обнаружился полный набор совсем не лошадиных зубов. Я едва успел скомандовать соколу отклониться влево, как изо рта пегаса вырвалась огненная струя. Ничего себе: эта тварь ещё и пламя изрыгала! Вот бы мне завести такую лошадку.

Сокол остался цел, и это было главное. Повинуясь мне, он прилепился к крупу пегаса.


Разобрать.


Модуль подчинения отделился от юнита-разведчика.


Встроить.


Модуль интегрировался в пегаса. К счастью, как я и предполагал, крылатый конь оказался механическим автоматом, хоть и закачанным под завязку магией. Теперь он подчинялся мне. Не удержавшись от улыбки, я заставил его сбросить своего седока. Пора походить по земле, приятель!

Пегас совершил резкий пируэт, перевернулся, и всадник вылетел из седла. С грохотом он упал на мостовую, но не погиб, конечно: я видел, как он зашевелился за миг до того, как гвардейцы принялись обстреливать меня. Я заставил коня спикировать на них и обдать огнём. Пламя растеклось по дороге, охватив фигурки альвов. Раздались вопли. Кто-то катался по земле, а кто-то, вскочив, понёсся живым факелом прочь. В воздух летели потерянные очки здоровья.

Всадник поднялся, опираясь на копьё. Встряхнувшись, как собака, он направился ко мне. О, да это напоминало разборки на Диком Западе. Правда, у нас не было кольтов, а вокруг всё оказалось раскурочено, и полыхал огонь.

Я сжал покрепче диск Кирки и достал меч. Мой противник принялся вращать копьё. Голубой огонь на острие описывал светящуюся дугу.

- Меня зовут Беллерофонт, - неожиданно представился всадник. – Я ноксдор седьмого уровня. А ты кто?

- Никто, - ответил я. – Во всяком случае, для тебя.

- Что так?! – усмехнулся рыцарь.

- Не знакомлюсь на улице.

- Так тому и быть, - кивнул охотник. – Всё равно на твоём надгробии некому делать надпись.

Я направил пегаса на противника. К сожалению, Беллерофонт сразу заметил приближение коня. Он издал возглас досады.

– Мой конь тебе не достанется, - проговорил ноксдор.

В его руке появился маленький серебряный жезл, усыпанный самоцветами. Большой палец нажал на один из камней, и пегас взорвался, разлетевшись на сотню пылающих обломков. Вот блин! Коняку было очень жаль. Мне бы такой транспорт пригодился. Но, видать, не по Сеньке шапка.

Впрочем, расстраиваться было некогда: рыцарь кинулся на меня, выставив копьё.

Я вскинул обе руки и призвал саламандру.


Заклинание Жар-птицы.

Заклинание Жар-птицы.


Два пылающих феникса сорвались с моих кистей и врезались в охотника. Когда они охватили его крыльями, он издал жуткий вопль и завертелся волчком, размахивая копьём. Видно было, как таяла шкала его здоровья, однако у всадника даже после падения имелся большой запас. Наверное, иметь седьмой уровень в корпорации ноксдоров было очень круто. Интересно, какой у Алехандро. Или у Аннуэль.

Наконец, Беллерофонт остановился. Он развёл руки, и по его шикарным доспехам пробежали молнии. Ещё раз, и ещё!

На всякий случай я бросил в него диск, но охотник отразил его копьём. Жар-птицы растаяли и исчезли.


Противник применил антимагический артефакт.


Жизнь: 687


Значит, саламандра работала две минуты. Я мог бы поклясться, что меньше, но в бою время летит быстрее.

Пришлось отбежать в сторону, чтобы подобрать отлетевший диск. Беллерофонт дымился, как головешка, но всё равно бросился на меня, выставив копьё. Стальное древко удлинилось, голубое пламя вспыхнуло с новой силой.

Я приготовился отразить нападение мечом, но охотнику не удалось сделать и трёх шагов: красный кнут обвился вокруг его шеи, и, резко остановленный, Беллерофонт опрокинулся на спину.

Я увидел Сефлакса. Его покрыли кровь и пыль, одежда превратилась в лохмотья. Тёмный заметно припадал на левую ногу.

- Он мой! - проговорил нокс. – Я сам убью его за госпожу!

Мне хотелось разделаться с Беллерофонтом, обыскать его и разжиться чем-нибудь полезным - например, антимагическим артефактом, который погасил моих Жар-птиц. Но не спорить же с Сефлаксом из-за этого.

- Выход на кухне через холодильник, - сказал нокс. – Иди!

Мой фургон был уничтожен ящером вместе с обеими лошадьми. Поэтому я не мог уехать. Но Кирка говорила что-то насчёт канализации. Видимо, о ней же толковал и дворецкий.

- Будь осторожен под землёй, - напутствовал Сефлакс, подтаскивая к себе брыкавшегося ноксдора. – Там полно мутантов. И опасайся сидов. Они не слишком дружелюбны.

Я решил, что смогу по канализации выбраться из Грота. Пора было убираться, но мне было жаль оставлять копьё Беллерофонту. Наверное, я сумел бы забрать его, дождавшись, пока Сефлакс прикончит охотника. Из-за этого я мешкал, но тут в воздухе появились ящеры.

- Кто это?! – крикнул я дворецкому, указывая в небо.

- Не знаю! - отозвался тот, чуть повременив. – Наверное, подкрепление. Беги же, чего ты ждёшь?!

Да, задерживаться не стоило. Если Сефлакс хотел рисковать, теряя драгоценные минуты на убийство Беллерофонта, это было его дело. Так или иначе, пришло время нам разделиться.

«Свистнув» Матильду, я подобрал юнита, лишившегося модуля во время взрыва пегаса, и, запихнув его в Инвентарь, побежал обратно в театр.

Пришлось пройти в служебные помещения, чтобы отыскать кухню. Там я нашёл холодильную комнату. На полу был подсвечен зелёным контур потайного люка. Едва я прикоснулся к нему, в крышке сдвинулась маленькая панель, и появилась ручка. Потянув, я откинул люк.

В нос ударила вонища! В темноте различались вделанные в стену ступени. Стараясь почти не дышать, я начал спуск. Это заняло не больше четверти минуты. Лестница закончилась, и я спрыгнул в гнилую воду, подёрнутую светящейся ряской. Здесь пахло ещё сильнее. Смирившись с тем, что лучше не станет, я перестал сдерживаться. В конце концов, человек и не к такому привыкает, если надо. Эльф тоже.

Вода доходила до колен. Я очень надеялся, что в ней не водятся какие-нибудь пираньи или другая опасная дрянь. Хотя логика подсказывала, что, конечно, водятся. Но пока никто не пытался оттяпать мне ноги, и это было уже неплохо.

Я приказал Матильде присоединиться ко мне. Она сиганула в люк и шлёпнулась в полуметре от стены, обдав меня зловонными брызгами.

Наш предстоящий путь пролегал во тьме. К счастью, я видел и без света. Но что ждало меня вперёди, в подземельях Грота?

Кирка просила найти предателя клана «Гиллихан». Клана, пытавшегося убить меня. Должен ли я был выполнять эту побочную миссию? Поможет ли она мне прокачаться? Зачем я вообще дал обещание женщине, которую видел впервые в жизни?! Я же, чёрт возьми, нейтрально-злой! Мне должно быть пофиг на всё, кроме себя. Должно!

Полный сомнений и раздумий, я двинулся вперёд.

Через некоторое время стало казаться, что тоннель никогда не закончится. Какова была протяжённость канализации? Сколько я проплутаю здесь? Кто встретится мне в этом зловонном лабиринте?

Уровень воды постепенно становился выше. Должно быть, я направлялся к коллектору.

Решив сделать привал и осмотреть предметы, взятые с тела Кирки, я добрался до ближайшей ниши в стене (их попадалось довольно много) и сел на кирпичный выступ. Матильда легла рядом, почти скрывшись в воде.

Итак, что же мне досталось?

Бутылка Нектара. Её свойства мне были известны благодаря тётке. Ясновидение – вот, что могло пригодиться.

Арбалет с болтами, начинёнными эманациями смерти. Мощная штука, но почти пустая. Надо было или пополнить при случае боезапас, или продать её. Я склонялся к последнему: судя по всплывшим над оружием характеристикам, парой выстрелов из этого арбалета нокса всё равно не завалить.

Медальон. Я щёлкнул крышкой, чтобы рассмотреть вставленный внутрь портрет. Молодой человек, очень красивый, смотрел на меня, чуть прищурившись. Уголки его губ тронула едва заметная улыбка.

Я смотрел и не мог поверить. Это было моё лицо! Вернее, лицо Азгара. Почему Кирка носила его в медальоне?

Не зная, что и думать, я убрал добычу обратно в Инвентарь. Было очень жаль, что мне не досталось копьё Беллерофонта. И его крылатый конь. Я не завидовал Сефлаксу: он, разумеется, погиб, пытаясь отомстить за Кирку, свою возлюбленную госпожу. Против ноксдора седьмого уровня, даже раненого, у него едва ли имелся шанс. Тем более, прилетели какие-то ящеры – вероятно, подкрепление гвардейцев. И всё же чокнутого Сефлакса было немного жаль.

Я привалился спиной к скользкой стене. На кирпичах копошились крошечные фосфоресцирующие светлячки. От них исходило бледное, мертвенное сияние.

Ну, и в гнилой же дыре я оказался! А главное, было совершенно не ясно, сколько мне по ней плутать, и чем вообще это кончится. Но выход отыскать было необходимо.

Вспомнились также ноксы, жаждущие моей крови, и охотники, которых они наверняка пустят по моему следу. Да и банда «Синей змеи» по-прежнему жаждала выяснить, кто прикончил проститутку в Базарном квартале. Вдобавок на ум пришёл незнакомец в доспехах с шевелящимися змеями. Не почудилось ли мне тогда? Действительно ли скрипнул на зубах песок после встречи с ним?

Ощущение, что я в тоннеле не один, неприятное чувство грозящей опасности заставило меня насторожиться и забыть о посторонних мыслях. В таких случаях надо не рассусоливать, а действовать быстро и, по возможности, неожиданно для противника. Поэтому я резко встал и выхватил меч.

Но в тоннеле было пусто. Почему же тревога не покидала меня?


КОНЕЦ первого тома. Читать продолжение приключений Азгара во второй книге цикла: https://author.today/reader/105377/835353

Дорогой читатель, твой мнение очень интересно автору. Оставь его в комментариях и не забудь поставить книге лайк)) Это очень вдохновляет и поддерживает)). Перейти на страницу книги: https://author.today/work/90875



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Глава 43
  • Глава 44
  • Глава 45
  • Глава 46
  • Глава 47
  • Глава 48
  • Глава 49
  • Глава 50
  • Глава 51
  • Глава 52
  • Глава 53
  • Глава 54
  • Глава 55
  • Глава 56
  • Глава 57
  • Глава 58
  • Глава 59
  • Глава 60
  • Глава 61
  • Глава 62
  • Глава 63
  • Глава 64