КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 469275 томов
Объем библиотеки - 685 Гб.
Всего авторов - 219223
Пользователей - 101783

Впечатления

Ордынец про Борискин: Привет с того света или приключение попаданца (СИ) (Попаданцы)

Привет с того света или приключение попаданца- тема интересна.но слишком занудно описание

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ордынец про Бармин: Гранд (Попаданцы)

сексуально озабоченый автор.девки в реале не дают ни как

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ордынец про Бармин: Бестия (Научная Фантастика)

примитив

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Корчевский: Битва за небо (Альтернативная история)

дилогия как=то типа обычной биографии военного

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Корчевский: Воздухоплаватель. На заре авиации (Альтернативная история)

попаданец кроме как скупки золотых монет ни чем не отметился

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про И-Шен: Сила Шаолиня. Даосские психотехники. Методы активной медитации (Самосовершенствование)

Конечно, даосская техника активной маструбации весьма интересна для тех, у кого нет партнера по сексу, как у шаолиньских монахов. И это весьма оздоровительное занятие в прыщавом возрасте.

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Алекс46 про Круковер: Попаданец в себя, 1960 год (СИ) (Альтернативная история)

Графоманство чистой воды.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Интересно почитать: Надежны ли машины марки KIA?

Вселенная Марка (fb2)

- Вселенная Марка (а.с. Бедный родственник -8) 956 Кб, 274с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Андрей В. Никонов

Настройки текста:



Вселенная Марка

Предисловие + Пролог

Аннотации и примечания мало кто читает, поэтому –

- в книге примерно 26 глав, как всегда, при редактировании что-то может измениться. Объём – ок. 11,5 а.л.

- выкладка – 3-4 главы в неделю (скорее всего, через день). Пролог – ниже в тексте.

ПОЛНЫЙ СПИСОК ПРОИЗВЕДЕНИЙ ПО ЦИКЛУ «БЕДНЫЙ РОДСТВЕННИК» (С ДОПОЛНЕНИЯМИ) В ХРОНОЛОГИЧЕСКОМ ПОРЯДКЕ

1. БИЛЕТ В ОДИН КОНЕЦ. ГГ – Марк Травин

2. НА ДРУГОМ БЕРЕГУ ОСЕНИ. ГГ – Анур Громеш

3. ШАГ В СТОРОНУ (2 части). ГГ – Марк Травин (Эпилог – хронологически после (9) книги)

4. ПОД СВЕТОМ ЧУЖОЙ ЗВЕЗДЫ. ГГ – Марк Травин, второстепенные персонажи из книги (1).

5. ALT- KOT (ЧАСТЬ 1). ГГ – Марк Травин, второстепенные персонажи – из книги (2) НА ДРУГОМ БЕРЕГУ ОСЕНИ.

6. ALT- KOT (ЧАСТЬ 2). ГГ – Марк Травин, второстепенные персонажи из книг (1), (3), (4) и (5).

7. ВСЕЛЕННАЯ МАРКА. ГГ – Марк Травин, второстепенные персонажи из книг (1), (4), (5), (6).

8. ТИХОЕ МЕСТО НА ВОСТОКЕ. ГГ – Анур Громеш

9. ТИХОЕ МЕСТО НА ВОСТОКЕ -2. ГГ – Анур Громеш

ОСНОВНОЙ ЦИКЛ – КНИГИ 1, 3-7.

Краткий справочник по вселенной БР.

Концепция миров: изначальный мир (стабильная вселенная) – мир-ноль (расширяющаяся вселенная) – реальности второго порядка, в одной из которых мы, по сюжету, живём.

Наличие пси-способностей в мирах зависит от колебаний двух полей (какое-то фундаментальное взаимодействие, предположим - шестое). Если в отдельной реальности поля колеблются в противофазе и гасят друг друга, пси-способности у людей практически не развиваются. Если есть гармоники – появляются.

Перемещение происходит в основном с помощью кристаллов переноса (портальных маяков), пользоваться которыми могут только жители мира-ноль из старых семей. Жителям изначального мира и реальностей второго порядка прыжки по реальностям недоступны, за небольшими исключениями.

Действие ограничивается нашей галактикой (Млечный путь) и разрушающейся карликовой галактикой Стрельца, пересекавшей плоскость эклиптики Млечного пути несколько раз и оставившей хвост из выброшенных гравитацией звёзд (т.н. хвосты Стрельца).

Мир-ноль– население – десятки миллиардов человек, сотни обитаемых планет. Материнская планета – Земля. Выход в космос – приблизительно 2-3 тысячелетие до н.э. Летоисчисление ведется от Обретения, произошедшего в 3089 году до н.э.

Принцип перемещения в космосе – подпространственный (оболочка объекта выталкивается из материального мира в измерение, где времени и нашего пространства не существует (М-теория), ориентация идёт по гравитационным аномалиям, т.е. перемещение в межгалактическом пространстве невозможно)

Семь существующих царств – Киш, Урук, Ур, Лагаш, Исин, Эшун, Ларса.

Исчезнувшее царство – Кут.

У каждого царства есть свой реально существующий покровитель – «бог».

У каждого такого бога есть аватар – энси.

Денежная система

Общая – кредиты (условно)

Внутри царств – монеты:

Ману – золотая монета с отверстием посередине, может повышать у псионов уровень способностей. Примерная стоимость 1 ману – от 100 до 500 млн. кредитов.

Шиклу – серебряная монета, в 1 ману – 60 шиклу. Применяются для стабилизации пси-схем.

Ши – зёрнышко растения, которое растёт только на Земле и только в одном регионе, и придаёт особые свойства еде и напиткам. В 1 шиклу – 180 ши.

Ас-ариду – старые семьи, потомки жрецов.

Ассу-аридес – новая аристократия, получившая статус за счёт капиталов или наличия пси-способностей.

Представители аристократии не могут быть рабами (эре), но могут быть обычными людьми (лу), в соответствии со своим положением в семье и способностями.

Граждане мира-ноль (добавляется перед именем или фамилией):

Эре – раб, лу – свободный гражданин, зу – аналог дворянина.

Эн, энгун (женск. – нин) – зу, у которого на Земле есть кусок земли (тавт.), или своя звёздная система во владении. Также глава семьи ассу-аридес.

Нун (женск. – нин) – глава семьи ас-ариду.

Шаар-ат, шаар-иту – император или императрица.

По статусу (добавляется перед именем или фамилией) –

Уми – учитель

Ан – тот, кто может учить псионов.

Эгир – глава совета семей царства, проще - царь.

Умун – чиновник.

По пси-способностям (их наличию, а не силе) –

Чувствующие, видящие, усмиряющие, повелители потоков (эр-этелу).

Этелу – когда способности достаточно велики.

Изначальный мир. Население – десятки триллионов разумных, сотни тысяч обитаемых планет, пригодных для жизни в результате принудительного терраформирования. Возраст цивилизации (минимум двести-триста тысяч лет) и материнская планета – не определены.

Принцип перемещения в космосе – порталы возле звёзд (кольца диаметром в 10 км.)

Перемещение в центральные миры – внутрисистемные порталы, только для людей с пси-способностями.

Доступ к порталам имеют –

Простые граждане (с помощью ключей с фиксированным числом порталов),

хеис – исключительные граждане нескольких рангов, при наличии пси-способностей.

хеис аис – полные граждане, полученное знание языка эме-галь,

хесе – аналог эр-этелу (повелителя потоков) мира-ноль.

Доступ к центральным мирам получают только исключительные и полные граждане.

Доступ к миру хесе, соотв., имеют только хесе.

Три разумные расы – люди, мутанты (ящеры, модификация людей) и к-ранги (внешне – люди, внутренних органов, костей и кровеносных сосудов – нет).

Только небольшая часть людей с определённым набором ДНК обладает врождёнными пси-способностями.

Языки.

Эме-гир – бытовой язык, используется как в мире-ноль, так и в изначальном мире.

Эме-саль – церемониальный язык жрецов

Эме-галь – особый язык, используемый богами, хесе и, в частности, для управления порталами в изначальном мире.

ПРИЯТНОГО ЧТЕНИЯ!

Пролог

- Можно? – ящер, облачённый в тяжёлый халат с многочисленными висюльками, вышивкой и даже чем-то похожим на эполет на левом плече, сложил когтистые пальцы в какой-то уж больно замысловатый знак, означающий покорность, надежду и ещё много всего. В этом отношении чешуйчатые люди были мастера, несколько сотен ритуальных жестов, не считая бытовых, социальных и прочих, надо было не только запомнить, но еще и применять правильно.

- Прошу тебя, - худенькая черноволосая девушка в простой белой одежде ответила простым приглашающим жестом. И вопрос, и ответ по сути были риторическими, именно для этого они здесь и собрались.

Кот осуждающе фыркнул, но все же позволил чешуйчатому почти дотронуться до своего лба. Мутант, затаив дыхание, поднёс к лицу руку с висящей над ороговевшей подушечкой указательного пальца крохотной белой звёздочкой.

- Не исчезнет, - успокоила его девушка. И протянула небольшой камешек на цепочке.

Посетитель, стараясь не уронить искорку, которой на самом деле ничего не сделается, как бы он не пытался, повесил цепочку на мощную шею, поклонился и вышел, пятясь задом. Он был не первым, кто получил искру, и не последним, как-никак, в галактике сотни тысяч, если не миллионы, обитаемых планет, и на многих из них жили насильно эволюционированные люди. Одних только известных храмов Тринадцатой – около десяти тысяч, а сколько их ещё скрыто в укромных уголках, ящеров-то несколько триллионов расплодилось, и атеистов среди них совсем немного.

В заранее назначенный день тринадцать избранных ящеров удостаивались чести почти прикоснуться к коту, получить искорку от него, кулон – от его спутницы, и унести все это с собой совершенно бесплатно.

Дальше искра вместе с приобщившимся к благодати мутантом долетит до неприметной пещеры, останется зажжённой над каменным шаром, и у одного сверхъестественного существа, точнее говоря, у одной, появится ещё один приход с верующими.

- Аминь, - ответила девушка на бубнеж ящера о снизошедшей благодати, и выставила мутанта за дверь. Фигурально выражаясь, откуда двери на космическом корабле.

Тяжело вздохнула, но это вроде последний на сегодня, теперь можно и отдохнуть. Выглянула для уверенности в приёмную, там все четыре гранитные скамьи для посетителей были свободны. Каждая на три посадочных места, как раз для тринадцати посетителей. Нет, можно и удобные кожаные кресла поставить, но кожа у этих ящеров не слишком гладкая, портят мебель за один заход. Каменные, наоборот, с каждым разом все лучше становятся, естественная полировка.

Система слежения показала, что бот с делегацией ящеров уже отчалил в направлении собственного корабля, и через час-полтора можно будет отсюда свалить.

- Притомилась, Дарья? – насмешливо протянула другая черноволосая девушка, сидящая за роскошным массивным столом в не менее роскошном глубоком кресле. – С четвертым ты что-то долго возилась. Понравился, да?

- Обожаю ящеров, - огрызнулась Даша. – Они немногословные, вежливые и не докапываются до меня.

- Вот и заведи себе какого-нибудь ящера. Только смотри, как бы он тебе не откусил что-нибудь ненужное. Хотя, о чём это я, великая хеис аис отрастит себе новую. Или даже две.

Даша только плечами пожала, опустилась на скамью, прикрыла глаза.

- Эй, ты что? – ее собеседница подошла, присела на корточки, взяла тонкую ладошку в свои, не такие тонкие, но изящные, - да шучу я. Эти уроды кого хочешь вымотают. У всех вид такой, словно они тут смысл жизни познали, важные и слащавые, аж тошнит. Ничего, следующая партия только через несколько дней, отдохнёшь, отъешься, на планету слетаешь.

- Трис, я так больше не могу, - жалобно протянула худышка, не открывая глаза. - Устала до смерти, а отдохнуть вообще некогда. Сейчас бы на дискотеку пошла, или с мальчишкой каким-нибудь пообжималась по углам. Мне восемнадцать, а не восемьдесят. Я прямо чувствую, как молодость проходит.

- Ты, милая, ещё не поняла, что у нас молодость не проходит никогда, - Трис поднялась на ноги, уселась рядом с Дашей, обняла её на плечи. – Ну или пару сотен лет – точно. Но развеяться тебе надо обязательно. Что наш тиран, инструкции новые прислал?

- Ага, - Даша всхлипнула. – Где его носит вообще? Столько времени прошло, полгода – вообще ничего, потом вот уже месяц эти ящеры нескончаемым потоком, а от него только послания дурацкие этот кот приносит. И непонятно даже, Марк это пишет или нет, может, кто-то вместо него развлекается. Я личное спрашивала, то, что только нам известно, о его родителях и другое, не отвечает.

- А что говорит Ним? – Трис внимательно посмотрела на девушку. – Ашши?

Та вздрогнула. Покрутила головой.

- И правильно, - кивнула зу Ису-Таке. – Не стоит им пока всего знать. Помнишь, как мы смеялись над тем, что Марк написал, когда нас отправлял из той системы? Бессмыслица, а выходит все так, как он тогда рассчитал. Только про Ферана не знал, да? Ну вот, покраснела, глазки заблестели. Молодец. Ты ведь не рассказала ему?

Даша поднялась со скамьи.

- Это моё личное дело, - гордо произнесла она.

И ушла обратно в приёмный зал, составлять отчёт для непонятно кого. Кристалл с записанной на него информацией она подвесит на цепочку, наденет её на шею коту – тот к украшениям относился равнодушно, золото только в виде монет с дыркой посерёдке признавал. А потом чёрный почтовый обжора исчезнет, и появится только аккурат перед новой встречей с ящерами.

Трис зевнула, активировала перестройку приёмной – появились два удобных ложемента, в один из которых она уселась, массивный стол вместе с креслом исчезли, гранитные скамьи сложились каждая в аккуратную стопочку и втянулись в обшивку, а что делать, место надо экономить, корабль-то крохотный, две каюты, два общих помещения, шлюз и вспомогательные полости, шарик диаметром всего десять метров, из которых метр съедает внешняя обшивка.

Перед ней появилось изображение галактики – очередные встречи, три подряд, состоятся через пять общих суток, значит, пора уже дать знать об этом одному ящеру, имя которого состояло из тридцати согласных и всего двух гласных. Ящер уже наверняка собрал следующую партию из желающих приложиться к благодати, двух дней им хватит, чтобы достичь любой точки галактики. Да что там, обычно хватает двух-трёх прыжков, среди ящеров нет хеис, но карты у многих из достойных членов мутантского сообщества покрывают солидную часть обитаемых миров. Потом им нужно отыскать ту точку пространства, которую укажет зонд возле конечного портала, и найти там крохотный носитель с худенькой черноволосой девушкой и толстым черным котом. Каждый раз в новом месте, среди миллиарда звёздных систем всегда есть что выбрать.

- Вот здесь, - светившись со списком, сама себе сказала Трис, ткнув пальцем в небольшую туманность, всего две обитаемые системы, два портала возле красных карликов, и множество старых погасших звёзд вокруг. Провела рукой над блестящим кругом, голова, покрытая роговыми пластинами, появилась практически сразу.

- Когда и где? – без предисловий и расшаркиваний спросил ящер, уточнил несколько моментов, и исчез.

Псион-инженер прикрыла глаза, связываясь с ядром двигателя.

Крохотные отверстия появились в обшивке, выплёвывая облачка стаб-материи. Она тут же начала покрывать носитель тончайшим, в одну молекулу, слоем специального вещества. Новая разработка лабораторий мира-ноль, ядра атомов меняли полярность, вступая во взаимодействие с электронным облаком, и позволяя прыгать на триста-четыреста световых. У обычного носителя существовало ядро – поплавок, выдёргивающий в нужном месте материальный объект из подпространства, шар в самом центре. В этом носителе тоже такое было. Только не метр в диаметре, а всего несколько микрометров, Трис вспомнила, как Даша первое время боялась эту штуку вдохнуть, и рассмеялась. Крохотный клубочек позитронов, окружённый несколькими слоями пси-защиты, повис где-то в условном центре носителя, и вполне мог вместе с воздухом попасть в лёгкие.

Правда, для слияния с таким ядром обычный слабо чувствующий пилот не годился, тут одарённые посильнее требовались, но на то и техника сложная, чтобы не каждый в ней разобрался.

Повинуясь команде пилота, пространство вокруг носителя на мгновение исчезло, и появилось вновь, в световом часе от привычного большинству жителей галактики жёлтого карлика. Тех жителей, которые относились к людям. В системе был свой портал, тут к Трис присоединилась Даша, если раньше она зажимала карточку между ладоней, то теперь чёрная пластинка превратилась в изящное колечко, которое она небрежно крутанула. Для хеис-аис не было нужды прыгать по галактике через несколько звездных врат, можно было сразу выбрать точку назначения.

Белая плеть захватила носитель, выбросила практически на другой стороне от центра галактики, над плоскостью эклиптики жёлтого карлика. Всего лишь в нескольких сотнях тысяч километров от портала зависла базовая станция – она делала полный оборот вокруг условной оси звёздной системы за сутки, огибая неподвижное красное кольцо. Когда в одной команде соберутся несколько аборигенов одной отсталой реальности, сговорившись, они могут сделать нечто сумасшедшее. Вот посовещались, и получилась почти точная, хоть и очень сильно уменьшенная копия Звезды смерти из лукасовского фильма, переделанная из стандартного носителя. Пять километров в диаметре против девятисот киношных, но такие размеры позволяли при необходимости пролезть в портал. И стоимость покрытия, способного утащить махину величиной с маленькую планету в подпространство, страшно даже представить, тут тоже сэкономили.

Маленький носитель облетел большой по касательной, гася инерцию в магнитном захвате, и скользнул в разошедшуюся оболочку, паркуясь в большом ангаре. Кроме него, там висели несколько истребителей, два транспортника и сплюснутый эллипсоид эсминца.

- Когда он исчезает? – Трис выпрыгнула на транспортировочную площадку. – Ты пыталась заметить?

- Ага, - Даша спрыгнула вслед за ней, и они обе пошли по растягивающейся в пустоте дорожке к шлюзу. – Каждый раз. Но словно что-то отвлекает, а потом раз, и нет его. Системы безопасности ведь тоже не фиксируют, да? Как думаешь, он сейчас у Марка?

- Надеюсь, - пси-инженер хмыкнула. – Пашуля верит, что с нашим общим другом все в порядке. Как всегда, сидит где-нибудь в уютном месте, бездельничает, рядом девушки вьются. А то ты Марка не знаешь, он как этот кот, всегда на четыре лапы падает.

Глава 1

Глава 01.

- Встаёшь? – бородатая рожа возникла в проёме.

- Ага, - я демонстративно зевнул, потянулся, бодро спрыгнул с койки.

В каюте я жил один, а так некоторые и по пять-шесть человек размещались. Но это не потому, что я такой тут важный начальник, а просто повезло. Раньше нас трое было, одна сразу сбежала в другой отсек, на свободное место, ещё один пропал среди обломков, так и остался я в одиночестве. У этих ребят есть странные предрассудки, до окончания вахты чужие места не занимают.

Вокруг звезды светимостью в две трети солнечной кружились пять планет. Видимо, когда-то их здесь было шесть, судя по вращавшимся между ближайшей к светилу и самой звездой многочисленным обломкам, сформировавшим множество астероидных колец толщиной в сто километров и шириной почти в сотню тысяч, все они вращались под углом в тридцать градусов к плоскости эклиптики. Из-за этого излучения звезды хватало только самой ближней планете, на второй и третьей вода была, но в основном в виде льда, а для комфортной жизни этого недостаточно. Иногда людям и в тепле хочется посидеть.

На обитаемой планете их было почти полмиллиарда, расплодились за три тысячи лет с момента освоения, в империи Шур все звёздные системы, кроме метрополии, были на вторых ролях, но все равно, уровень развития ненамного отличался от одной обитаемой планеты к другой.

Не самая умная часть населения откровенно бездельничала, работая два обязательных дня в неделю, были среди них и те, кто активной жизненной позицией окружающих просто задолбал – их держали на рабочих местах по три, четыре, даже пять дней. Ну а люди с уровнем интеллекта выше среднего – те всегда были пристроены. Исследовательских центров, лабораторий, новейших производств и прочих учреждений, нацеленных на развитие технологий, было достаточно, и уровень жизни у этих людей был повыше, а остальным, кто не особо тянулся к знаниям и предпочитал лениться, предоставлялась комната, минимум еды и удобств. Хотелось большего – тут государство всегда шло навстречу, придумывая работы, на которых и навредить особо не удавалось, и человек был занят.

Реальности на определённом этапе развития вляпывались в одну и ту же кучу виртуального дерьма, отдавая искусственному интеллекту выполнение всех текущих задач. И если это ещё как-то работало, то с расширением полномочий ИИ внезапно решали, что люди – лишний элемент. В лучшем случае это отбрасывало цивилизацию на тысячи лет назад, в худшем – уничтожало.

Мир шумеров тоже пережил нечто подобное на самой заре своего становления, но вовремя опомнился – и только изредка отдельные всплески активности ИИ возникали на отдалённых планетах. Их купировали, звездные системы – изолировали, при необходимости уничтожали вместе с населением. Но на Земле и вообще в Солнечной системе любые ИИ, способные принимать важные решения, были запрещены. Не знаю, что произойдёт в моей реальности, но здесь, в отдалённой империи мира-ноль, о которой мало кто знал, были даже дворники. В мире, где существовали антигравитация, подпространственные двигатели, полная переработка отходов, кварковые источники энергии и магия, были люди, которые пусть не метлой, а с помощью автоматов, но все же убирали улицы. И этот конкретный дворник, находящийся внизу пирамиды из таких же как он, уборщиков, клерков, старателей на астероидах, барменов, продавцов, операторов производственных линий и так далее – он оправдывал существование человеческой цивилизации. Которая без всех этих рядов кирпичиков просто рухнула бы.

Впрочем, были действительно полезные профессии, в которых всегда существовал спрос на рабочие руки. В поясе астероидов, из-за близости к светилу, добывали много разных редких металлов, с частью обязанностей справлялись обрабатывающие комплексы, боты и зонды, но и человеческий труд был необходим. Вахта длилась два месяца, после чего поредевший, несмотря на медкапсулы и скафы, коллектив отправлялся на планету, а на их место прибывали другие желающие рискнуть – некоторые находки оплачивались очень даже неплохо.

Мне оставалось до этого волнующего события ещё десять дней,

С того момента, как я героически попытался себя убить – руками двух Громешей, старшего и младшего, дяди и племянника, точнее – наоборот, дядя как раз был младшим по возрасту, по меркам изначального мира прошло несколько месяцев. Мир-ноль за счёт разницы во времени прожил раза в полтора дольше.

Меч старшего по возрасту, но младшего – по семейному дереву Тоалькетана достал-таки до моего сердца, болезненный, но не смертельный удар, если выполняется простым оружием, и это сердце – псиона. Но меч был фамильный, специально сделанный для убийства таких, как мы, и Анатолий Громов своей цели достиг.

Я умер. В принципе, тоже ничего страшного, не в первый раз. Если считать только окончательные смерти, когда псион действительно умирает, а не просто на время прекращает жить - останавливается сердце, начинаются процессы разложения, отмирает большая часть мозга и истощается ядро, то эта - вторая. Думаю, когда-нибудь я к этому привыкну.

«Аварийная ситуация. Угроза жизни носителя».

«Вход в систему недоступен. Выполняется поиск свободных зон».

«Свободных зон не найдено».

«Аварийный канал создан».

«Система заблокирована для пользователей. Пользователю присваивается новый уровень. Вне уровней».

«Доступ открыт. Задействован резервный блок переноса. Функциональность ограничена».

Все эти ободряющие надписи, показывающие, что тот свет – есть, хотя бы для таких , как я, успел прочитать перед тем, как оказался в странном месте.

Когда над головой одно Солнце – это привычно. Когда четыре, и тени, соответственно тоже – четыре, это больше похоже на футбольное поле.

У меня были четыре бледные тени. И у дерева, под которым я сидел – тоже. Не знаю, чем руководствовался неведомый архитектор этого места, но – раздражало. Куда ни повернись, лучи прямо в глаза, выжигая сетчатку, свет был такой, что хоть зарывайся в землю. Но копать не получалось, казалось, трава росла прямо на граните. Хорошо хоть ствол дерева был толстым, я сидел, уткнувшись в него носом, и ждал, пока погаснет символ, приказывающий мне ждать. Да и деваться все равно некуда было, кроме этого дерева и клочка травы, никакого другого пространства мне не предоставили.

Внезапно свет местных звёзд стал приглушённее, на них даже стало возможно смотреть, не напрямую, искоса, как на светильники на потолке.

- Здравствуй, Марк, - раздался голос у меня за спиной.

Я обернулся – на меня практически в упор, сверху вниз, смотрела девушка с татуировкой на лысом черепе. Знакомая. И девушка, и татуировка.

- Пойдём, прогуляемся, - девушка щёлкнула пальцами, и радужная стена, окружавшая нас, лопнула, обнажив вполне земного вида мир – мощёная полированным камнем тропинка вилась под берёзами, три солнца пропали, оставив одно, спустившееся чуть ниже, к горизонту. – Аварийное подключение всегда доставляет неудобства. Жуткая штука, не каждый может его выдержать.

Я послушно поднялся, ощущая полное отсутствие привычных способностей и жизненно необходимых предметов. Поморщился. Девушка, заметив мое недовольство, рассмеялась

- Этого пространства не существует, Марк, поэтому мы тут – только отражения. Идём, отражениям тоже нужен комфорт.

Тропинка привела к небольшой беседке, с ажурной резьбой столбов, двумя глубокими креслами и небольшим столиком. Совершенно пустым.

Девушка из лабиринта легко уселась в одно из кресел, жестом предложив мне второе.

Вздохнула.

- Поздравляю, ты вовремя. Приятно осознавать, что кто-то так хотел меня увидеть, что ради этого умер. Я тоже хотела с тобой встретиться, даже нашла человека, который тебя должен был убить, но ты оказался быстрее.

- Насколько? – спросил я.

- На несколько секунд. Знаешь, что твоя схема не сработала?

Я кивнул. Да, символ на эме-галь оказался нестабильным, излучение Оранжевой немного изменило вектор времени. И все же переспросил.

- Но взрыв был?

- Конечно, я же об этом позаботилась, нашлись люди, которым не терпелось тебя убить. Скажи-ка, мой дорогой Марк, ты так смотришь на меня, словно видел до этого? Нет, я не могу прочитать все твои воспоминания, система заблокирована, а значит, и основные функции работают кое-как. Может быть, Апа-Илту тебе показали мои портреты? Нет? Они очень скрытные, даже со мной не хотят делиться секретами. Особенно новый эгир, обожает тайны. Так где? Рассказывай со всеми деталями, не стесняйся комментировать, мне интересно твоё отношение к тому, что произошло.

Я рассказал. Про Первого и лабиринт, хесе с неправильным лицом и девушку в обтягивающей одежде.

- Шестой? – девушка пожала плечами. – Наверное, помню. Да что там, должна. Недостаток бесконечной памяти в том, что в ней можно бесконечно долго копаться. Шестой – Энлиль, так вы его называете. Странно, что у Первого есть его воспоминания.

- Он ещё передавал сообщение через хранителя Третьего.

- Первый – очень способный политик, его как раз и создавали, чтобы управлять обществом, гасить ненужные конфликты и создавать нужные. С тех пор он преуспел, взять хотя бы Девятнадцатого, я собиралась его просто уничтожить, а он интегрировал в общество. Без остальных он бы с порталами не разобрался, но ведь смог как-то. Хорошо. Марк, у тебя есть немного времени для расспросов. А потом я приведу тебя в порядок, и отправлю обратно – твое ядро просто вразнос идет, и как ты еще жив до сих пор.

- Вообще-то я мертв, - напомнил ей.

- Это временно, не беспокойся.

- Так я могу спросить все, что угодно?

- Не то чтобы я не хотела с тобой поболтать, и времени у меня столько, что ты даже вообразить себе не можешь, - пококетничала собеседница, - но я вроде как богиня, сами так меня называете. Поэтому имею право на причуды. Один вопрос я напишу на листе бумаги, а второй ты задашь мне сам. Если они совпадут, у тебя будет только один вопрос. Не совпадут – два. Угадаешь, какой вопрос я написала – будет три. Все по-честному, я даже не буду пытаться залезть к тебе в голову. Договорились?

Я кивнул. Девушка лукаво улыбнулась, достала из воздуха лист бумаги и толстый красный карандаш.

- Эй, не подглядывай. Глаза закрой!

Послушно закрыл глаза ладонями, слыша, как скрипит грифель.

- Ну вот, - передо мной лежал сложенный вчетверо лист бумаги. – Спрашивай.

- Стану ли я повелителем потоков?

Лысая рассмеялась звонко и заразительно.

- Отлично. А какой вопрос здесь?

- Почему именно я?

- Ты молодец, - девушка показала мне язык, развернула лист. Там по-русски были написаны именно эти три слова. – Давай третий. Я отвечу сразу на три.

- Ты ведь мне подыграла?

- Конечно, поживи с моё, будешь людей читать, как открытую книгу. Это, кстати, был третий, да? Да ладно, шучу, потому что, Марк, по сути есть только один вопрос, тот, который я написала.

- И первый, - напомнил я. – Интересно же. И третий – что вообще происходит, почему Первый так дрожит от страха.

Девушка с татуировкой на секунду задумалась.

- А, ладно. Давай с первого начнём. Как ты думаешь, чем повелители потоков, хесе и прочие отличаются от других людей?

- Они – повелители.

- Суть ты улавливаешь. Все ваши пси-способности, они возникают из-за колебания двух полей. Подавляющее большинство людей их не чувствует, а вы – не только чувствуете, но и используете. Обычные псионы, вроде тех, что только ощущает разность колебаний полей, или может их гасить, они к этой энергии пассивны. Что дают, то и используют. А повелители – это как маленькие резонаторы, их взаимодействие активно. Тебе повелителем не стать.

- Почему? – немного ошарашенно поинтересовался я. – Ведь вижу эти белые значки, линии, символы вон на эме-галь могу вместо схем использовать.

Собеседница посмотрела на меня с жалостью.

- Обломали мечту, да? Ты себя в один ряд с нормальными псионами не ставь, твои способности – приобретённые, а значит, другие. Был бы ты повелителем, никаких проблем с ядром у тебя бы не возникло. И эме-галь не супероружие, да, крохотным символом можно целую схему заменить, но столько энергии не накачать. Это как позитронная бомба и снайперская винтовка, понимаешь? Эффект у винтовки может быть сильнее, если правильно применить. Зато у бомбы – гарантирован.

- А белые линии?

- Видишь – молодец, в жизни все пригодится. Ты, Марк, как и любой обычный человек – хочешь всего, сразу и без усилий, но вот не вышло. У повелителей только так получается – талант, он от рождения даётся. Тебе, чтобы чего-то добиться, нужно долго и упорно работать над собой. Хотя вот признаюсь, то, чего ты достиг, впечатляет. Ядро я тебе стабилизировала.

- С новым модулем?

- Нет, раз старый перепривязал, новый не получишь. Сам виноват.

- А система переноса?

Девушка вздохнула.

- По-хорошему, надо бы тебя от неё отключить. Но оставлю пока, все равно реальности второго слоя закрыты. Когда смогу её вернуть, посмотрим, что с тобой делать.

- Буду вести себя хорошо, - пообещал ей.

Богиня только хмыкнула. Показала два пальца.

- Второй вопрос интереснее? – догадался я.

- Конечно. Чтобы ты понял и проникся, я покажу тебе сначала, как все началось.

Перед нами возникло облачко, превратившееся в галактику – можно даже было разглядеть отдельные звезды. Одна из них замерцала, приблизилась, планет возле голубого гиганта не было, только туманность. Видно было, что звезда пульсирует, словно что-то ее разрывает на части. А потом и вправду разорвало, сверхновая вспыхнула, и сжалась в черную дыру, которая начала вращаться, все быстрее и быстрее, а потом просто исчезла. И на ее месте появилась оранжевая искорка.

- Не важно, что случилось и отчего нам понадобилось уйти из нашего мира, важно – решение, как мы это сделали. Опорная звёздная система и черная дыра в центре, - объяснила девушка. – Новые миры не могли взяться ниоткуда, нужна была начальная материя. Это произошло примерно сто тысяч лет назад, мы создали собственную сингулярность. И она развернулась в полноценную галактику, со скоростью света расширяясь и образуя звезды. У нас была матрица галактики, и с каждой секундой там, в мире-ноль, появляется что-то новое. А значит, и в других реальностях тоже. Все было идеально, никаких сбоев. Пока несколько доминантных идиотов не решили, что могут и без меня с этим управиться.

- Те семеро, которые ушли с тобой?

- Да, - вздохнула девушка. – Поначалу это казалось отличной идеей – освободиться от некоторых надоедливых личностей из собственного набора. Мы ещё подыскивали планету, и я подумала, а почему бы и нет? Одна из моих доминант создала собственный культ в изначальном мире, который ко мне перешёл, можно сказать, по наследству – что-то она с людьми начудила, вывела новую породу. И центром была как раз Земля. Отличная планета, жёлтый карлик, много воды, собственное магнитное поле, растения и животные. Мы даже попробовали сначала заселить ее несколькими расами, созданными по шаблонам. Потом, правда, их пришлось уничтожить, не всех, но большую часть – лишних убрали, кого-то оставили в качестве слуг. В матрицах все эти элементы опытов остались, главное, что не в основном мире.

- А потом вы создали нормальных людей? – уточнил я. – Шумеров?

- Ты их так называешь. Да, брали не самый лучший материал, но что было в нас заложено, то и использовали.

- Матрицы – это портальные кристаллы? Они переносили туда, где был похожий мир?

- Ты тупее, чем я думала, - похлопала меня по коленке Тринадцатая. – Логика – тоже требует тренировки, а ты ленишься постоянно, вместо того, чтобы заняться делом. Откуда, по-твоему, взялись все эти реальности?

- Разве они не были изначально?

- Конечно же нет. Человек получал матрицу нового мира, и создавал его. Пока галактика разворачивалась, получилось множество разных матриц, на любой вкус.

- Получается, что когда матрица очищалась, в другом мире она переписывалась?

- Примерно так. Ты не безнадежен.

- Но не всегда?

- Именно. Некоторые матрицы получились с дефектом. Вместо того, чтобы позволять оператору создавать новый мир или перемещаться в записанный, дополняя изменения, они к существующему миру дописывали новый. Нестабильные миры – ты ведь уже был в одном из них. Пришлось что-то с этим делать, так появились вы – прыгуны. Все матрицы были дополнены новым модулем. В момент активации дефектный портальный маяк находил ближайшего носителя, изменял его мозг, записывал модуль в мозг и переносил свежего прыгуна в нулевой мир, матрица при этом уничтожалась. Но модуль, которая отвечает за перемещение, оставался в носителе. А поскольку перемещение требует, чтобы организм носителя входил в резонанс с колебаниями поля один, вы получали способности. Небольшие – модуль, осколок матрицы, контролировал ваш организм, чтобы не произошло переполнения. И это всех устраивало, пока…

- У тебя не появились собственные прыгуны?

- Это мой мир, - мягко улыбнулась девушка. – И моя система, что хочу, то и делаю. Повелители потоков могут контролировать влияние полей, я уже говорила тебе, так что им не грозит переполнение. Если знаешь язык системы, то можешь с ней взаимодействовать. Можешь взаимодействовать – тебе открыты ее возможности. Делиться я таким чудом не собиралась, остальным, как вы называете, богам, это не понравилось, и они заперли меня в моей же модели переноса. Но эти кретины не могли все сделать правильно, вместо того, чтобы придумать что-то своё, они взяли реально существующую звездную систему, и создали ее проекцию. И теперь она отражается в двух мирах и нарушает временное соотношение.

- То есть, на самом деле все эти выкладки о том, что время нестабильно с самого начала – неправда?

- В какой-то мере – да, потом-то все стабилизировалось, пока кто-то свои ручонки не запустил. Плохо, что назад откатить нельзя. Тут Первый прав, Оранжевая, как ты ее называешь, все дольше остаётся в нашей системе. Время начинает течь быстрее, а представь, что звезда будет появляться тут не на дни, а на столетия. Потом на десятки тысяч лет.

- Ну я примерно так и представлял. И Первый ничего с этим сделать не может?

Девушка нарисовала в воздухе светящийся знак. Тот самый, который мне предлагали ей передать.

- Символ слияния. Первый, как я думаю, уже поглотил девять других Центров. И собирается поглотить те, что остались в нулевом мире. А потом уничтожит нулевой мир, на остальные реальности ему наплевать, без нулевого мира они долго не продержатся, начнут сливаться, получится несколько десятков совершенно непохожих, которые потом уничтожат друг друга, так что логика в рассуждениях Первого была. Он думал, что этот символ заставит систему вытолкнуть меня в изначальный мир, но ты правильно сделал, что только рассказал о нем, и я успела подготовиться.

- Он боится, - заметил я.

- И правильно делает. Даже если не брать во внимание то, что миру-ноль осталось пять-шесть тысяч лет, по времени изначального мира, все, что он говорил о нестабильности вселенной и саморегуляции – возможно, это правда. Одно неосторожное движение, и никого из нас не будет.

- И ты ничего не можешь сделать?

- Я – могу. Только вот захочу ли, - богиня мило улыбнулась. - Знаешь ли, Марк, когда ты поживёшь с моё, неся в себе сознание миллионов людей, причём их количество постоянно растёт, ты уже не будешь обращать внимания на такие мелочи. Вопрос к нынешним людям – нужно ли им, чтобы я помогла. Пока что слишком мало разумных обращаются ко мне с верой и надеждой. Тут ты мне поможешь.

Я закивал головой. Все, что угодно Центру сознаний, читай - Тринадцатой.

- Конечно поможешь, Марк, - продолжала она. –Ты, вдруг что-то не нравится, сразу скажи, не стесняйся, я давно хотела порядок в графе реальностей навести, почистить его от ненужных элементов. Убрать кое-какие миры второго слоя и почти все - третьего, вроде твоего. А то, знаешь ли, все эти слияния и разделения ненужные колебания полей создают.

- Нет-нет, я согласен, - поспешил заверить ее я. – Только что со вторым вопросом?

- Ах, да. Сейчас в системе всего тридцать семь обычных, таких как ты, прыгунов, которые не застряли во второстепенных реальностях и хоть что-то делают. Повелителей я не считаю, у них свои интересы и возможности, и задачи тоже. Так вот, у девятнадцати из вас слишком низкий уровень сопряжения с системой, им в изначальный мир не попасть – слабаки тут не нужны. Двенадцать активно посещают храмы истины других богов, тоже хорошее дело, нужное, но не своевременное. Остаётся шесть. Из них ты подходишь лучше всех. Можно было бы и остальных выпустить, но так вы только мешаться друг другу будете

Я попытался вспомнить, что такого героического сделал. Уриша убил, Телачи - тоже. Соблазнил блондинку, которая была с самого начала не против. Открыл планету, которую открыли задолго до меня. Прошёл лабиринт неизвестно где. Попробовал удалить модуль и чуть себя не прикончил. Вроде всё.

- Эр-асу, Марк. Он определяет, подходишь ты или нет, такой специальный тест системы. Кот выбрал тебя, мой герой, - лукаво улыбнулась девушка с татуировкой.

- Выбрал для чего? – уточнил я. – Хотелось бы знать.

- Конечно. Вот что вы сделаете…

Богиня слукавила, от меня почти ничего не зависело.

Я оказался именно там, где исчез – примерно в той же точке пространства, где находилась станция, в которой меня убили. С допустимой погрешностью, которая на этот раз составила почти три световых года. И с поправкой на новое место появления Оранжевой, а прыгала она по галактике как каучуковый мячик по наливному полу, куда вздумается.

В тот раз ей вздумалось появиться вообще где-то в стороне, возле неожиданно обитаемых миров, так что я сразу после получения туманных инструкций, подкреплённых вполне конкретными угрозами, очутился на обитаемой планете. Планета эта была в мире-ноль, и от Земли её отделяло очень большое расстояние. Огромное.

Звёздная система жёлтого карлика входила в империю семьи Аш-Урб, о которой мне как-то рассказывал Ним – отколовшиеся ас-ариду восьмого царства Кут, основавшие в глубинах пространства своё собственное государство, шарр-ут, с одноименной планетой-столицей Шур. Насчёт глубин, я тогда подумал, что это метафора, а оказалось – совсем нет. Государство находилось даже не в нашей галактике – а в спутнике Млечного пути, проходящем через него раз в несколько миллиардов лет. Кажется, в моей реальности, да наверняка и во многих других, где дождались появления современных мне называний созвездий, это назвалось галактикой Стрельца. По крайней мере, я получил уникальную возможность наблюдать Милки-Вей со стороны, оставалось только догадываться, как три с половиной тысячи лет этих псионов вместе с их слугами, рабами и, ну предположим, боевым слоном, забросило в такую даль.

Оранжевая появилась тут три месяца назад, и вскоре снова исчезла. С момента моей гибели прошло полгода в изначальном мире, и девять месяцев здесь, все это время я непонятно где шлялся. Вроде и поговорили-то час, может полтора, а натикало гораздо больше.

Так что самому мотаться по изначальному миру и поставлять богине верующих, как она этого требовала, я не мог. С подводной лодки особо не сбежишь. Пришлось действовать не своими руками, а через друзей, которых я, считай, бросил в другой реальности. И так поступил нехорошо, хоть и не по своей вине, а тут ещё и пришлось заставлять их мои проблемы решать.

Кот после моего аварийного визита в систему со мной видеться не хотел, но послание отдать согласился – образы, переданные им, здорово помогли. Пустые инфокристаллы в моем потайном внепространственном кармане отлично подошли для передачи сообщений, оставалось только записать нужные инструкции, и положить камень обратно. И через мгновение он исчез.

А когда новый кристалл появился через два дня с ответом Даши, я жутко обрадовался. И тому, что у них все было более-менее хорошо, и тому, что есть канал связи с другим миром. Модуль переноса, хоть и хакнутый, аварийный доступ в систему кое-как предоставлял, но прыгать было некуда, при попытке активации выдавалось сообщение, что в из этого места прыжок в обитаемые миры невозможен, а оказаться где-то в космосе и там же и остаться, видимо, навсегда, не хотелось.

Глава 2

Глава 02.

Скаф наполз на плечи, растекаясь по телу, отличная штука, многие старатели жались, экономили, стремясь побольше местной валюты заработать, так что я среди них выглядел как аристо. Кем, по сути, и являлся.

Ничего сложного в том, чтобы посадить добывающий модуль на какой-нибудь небольшой астероид, при необходимости раздробить его, и доставить наиболее перспективные куски на перерабатывающий комплекс, не было. Не знаю, чего остальные жаловались на невыносимые условия труда и прочую чепуху, меня в принципе все устраивало. Кроме одного, точнее говоря, одной.

- Хорошо отдохнул, эмпо? – раздался женский голос, стоило мне выйти из своей крохотной каюты.

Кто бы мог подумать, что я встречу Майю. Девушке не повезло – она, считая, что её планам на мировую революцию мешает тупое население, аккурат в тот самый раз, когда я умер, решила сбежать с Оранжевой. Но не рассчитала свои возможности, и осталась в межзвёздном пространстве вместе с небольшим челноком и такой же небольшой группой единомышленников. Так бы и болтаться им в космосе, почти в трёх световых от ближайшей обитаемой планеты, но на их счастье шурцы к появлению гостей уже давно привыкли, и подбирали все, что от прыгающей звезды осталось. И Майю с товарищами подобрали.

С помощью на коряво работающего ретранслятора, переводящего фразы с почти греческого на испорченный старошумерский, за несколько дней девушка успела продать за бесценок свой кораблик и устроить революцию на чужом транспортнике – ей не понравилось, как капитан корабля обращался с подчинёнными. Но тут не было богатого папочки, а идеи всеобщего равенства и братства как-то не очень хозяевами одобрялись, угнетённые, когда устали смеяться над особенностями перевода, сами её и выдали. Правда, перед этим она что-то ненужное на корабле взорвала, хорошо хоть не вместе с людьми, революционеры – они в отношении уничтожения чужого имущества и жизней очень активные. Местная власть жестокой не была, повесила долг – и отправила девушку на принудительные работы.

Обнаружил я Майю практически случайно, дракончик, который я ей подарил, подал сигнал, почувствовав меня в зоне доступа – такие совпадения иногда случаются. Вместо того, чтобы хорошенько развлечься, пришлось разбираться со старой знакомой. Причем нашей встрече девушка была не особо рада.

- Нигде от тебя, эмпо, не скроешься, - так и заявила она. – Чувствую, этой планете тоже не повезло. Давай уже, вытаскивай меня отсюда.

Тех, кто отрабатывал повинности перед властью, переводили с одного места на другое, периодически возвращая в распределитель перед началом очередного этапа трудового перевоспитания, большинство занималось тем, что добывало в космосе что-то полезное. Но одно дело трудиться в качестве наказания, а другое – за вознаграждение.

Как раз раздумывал, куда бы дальше отправиться из этого захолустного местечка, а главное – на чём, и помахать кайлом на отдалённом астероиде пару недель для пополнения счета в дружной компании, показалось тогда неплохой идеей, так что остальное было делом техники. Оформил над ней местный вариант опеки, с запретом покидать систему ещё как минимум месяц, обязался следить за приличным поведением, заодно прошёл полное сканирование, которое подтвердило, что в базах преступников и злодеев я не числился и вообще был человеком положительным. Которому вполне можно доверить перевоспитание несознательной личности.

Не то чтобы я все ещё нежные чувства питал к девушке, но она была воспитательницей теперешнего аватара хозяйки системы переноса, так что вполне могла пригодиться, да и Каллиста просила приглядеть за непутёвой воспитательницей при случае, так прямо и сказала в день моего суицида.

- Работаю на износ, - попенял я шикарной брюнетке. – А ты опять просидишь на месте пилота, и рабочий день закончен. Задница только растёт, а у меня вон – мозоли.

- Такая судьба у всех поганых эмпо, торгующих людьми.

- И планетами, - напомнил ей я, на что получил в ответ несколько крепких ругательств. Надо же, а выросла в богатой, и, можно сказать, интеллигентной семье, и где только набралась всяких гнусностей, хотя понятно, откуда это все, от бывшего мужа-бандита.

Справедливо, что сказать. Если мою Землю кто продал, я тоже бы возмущался. Хотя, если уж быть точным, не продали, а сдали в аренду на неопределённый срок. Вместе со звездой, другими тремя планетами, астероидами, кометами и всем, что находилось в сорока световых часах от Оранжевой. И не какому-нибудь постороннему человеку, а Ашши. Кто-кто, а зу Маас-Арди умела вести дела.

- Грязный работорговец, - подытожила свои рассуждения Майя типично революционным клише. – Где твои деньги? Теперь ты такой же работяга, как и остальные. Нравится копаться в дерьме?

Если в основном она шипела, то последние слова произнесла громко, многие оглянулись. Эта девушка умела нарываться на неприятности.

- Ты так не говори, - упрекнул я Майю, активируя бот – как раз подходила наша очередь. – Любой труд почётен, а особенно когда делаешь что-то своими руками.

- Тебе не привыкать, эмпо, - под хохот прислушивавшихся к разговору коллег сказала она.

На что я только подмигнул ей, вызвав очередной поток ругательств.

Новенькие, прибывшие на вахту недавно, снова загоготали, а те, кто тут уже давно, только усмехнулись, к подобным перепалкам все уже привыкли. Майя вообще была тут вроде местной достопримечательности, ну и я при ней. К её рассказам о моем богатстве и народ относился с юмором – каждый дурак знает, что богачи не работают. Потому что какой смысл трудиться, если есть деньги.

А я вот втянулся. Поначалу хотел протащить Майю через заслоны служб безопасности на шаттл, курсирующий между этой планетой и метрополией, в принципе, задача не такая уж сложная, но где-то через неделю, может – полторы вдруг понял, что вот эта монотонная работа, повторяющаяся снова и снова, без резких рывков, постоянного напряга, сверхзадач и спасения реальностей мне нравится. Словно я долгие годы был работником месяца в отделе претензий компании, торгующей китайскими газонокосилками, а потом поехал в заслуженный отпуск в Сочи. Сальные шуточки старателей, ехидство Майи, спор из-за того, кому достанется лучший участок или место в расписании смен, дешёвое пойло и синтетическая еда, все это успокаивало.

- О чём задумался, эмпо? – пихнула меня девушка локтем.

Мы как раз зашли в шлюз, смотрящий от шурского варианта профсоюза старателей проверил наши карты, без фанатизма просканировал снаряжение – не протащим ли мы в бот что-нибудь запрещённое. У меня с собой было только то, что на мне, а вот Майя везде таскала свой рюкзачок – нашлёпку, забитый всякой чепухой. Я один раз попробовал его поднять, мало того, что по рукам получил, так ещё и тяжёлый он оказался, зараза.

- Об отпуске. Баз, все в порядке?

- Как всегда, Лео, - отсалютовал мне смотрящий смены. Если другие жались и старались скрыть что-то из добытого в космосе, то я десятую часть всегда честно отдавал, и ещё сверху обычно накидывал. Ребятам тоже надо на что-то жить. И если бы База кто-то спросил, почему он так по-дружески ко мне относится, мужчина так бы и ответил, мол, щедрый парень, компанейский, не скандалист и так далее. А не потому, что заставил так думать. Не каждый псион на такое способен, а простой старатель – и псион? Даже не смешно.

На Майю Баз старался не смотреть, девушка со своими идеями свободы, равенства и братства всех достала, на любой невинный вопрос она тут же начинала бить по мозгам агитацией, перевоспитание пока вяло шло.

– Ты слыхал, у нас четверо новеньких, говорят, бывшие военные? Не хочешь с ними посоревноваться? Ребята готовы поставить на тебя.

- Почему бы и нет, - пожал я плечами. – Они точно вояки?

- Бери выше – шурцы, из метрополии. Вот та тощая, со шрамом на щеке, которая в красном, она военный пилот, а остальные трое из штурмовиков. У них даже бот не компании, а свой собственный, отличная штука, сканер – высший класс, позавчера глыбу на шесть тысяч тонн с чем-то ценным притащили.

- И чего они тут забыли?

- Кто этих шурцев поймёт, от безделья маются, наверное, или разыскивают кого-то. Говорят, через три дня их на другую станцию переводят, значит, среди наших все чисто. Ну что, забьёмся после смены?

- Да. Только на стандарте, сам понимаешь, техника должна быть одинаковой.

- Само собой. Эй, так я скажу, что ты согласен? А то эти свежаки не верят, что их кто-то из наших может обставить.

- Валяй, - согласился я.

Почему бы и нет. Когда я только тут появился, в гонках внутри плотных облаков астероидов меня прямо-таки заставили принять участие – со скуки какой только фигнёй не займёшься. С тех пор из старичков никто со мной соревноваться не хотел, а во время смены джойстик я Майе передавал, чтобы не нервировать остальных и не вводить в соблазн. Слишком расслабился тогда, а обычный пилот и пилот-псион, это две большие разницы. Меня тут держали за кого-то между вундеркиндом и бывшим пиратом, насчёт того, что я военный пилот, всё равно бы не поверили, все они были на учёте.

Баз проверил очерёдность вылетов, чуть прищурил глаз. Этот знак я уже изучил, значит, у старшего смены были какие-то намётки, которые он решил доверить мне.

- Эти ребята, вояки, мало того, что ищут кого-то, так ещё и карта ценных зон у них вроде как есть, гребут столько, что наши в неделю не делают, а делиться не хотят, сволочи. Сегодня нацелились на один участок, - зачем-то приглушив голос, сказал он. – Мне нашептали, что расписание зон можно сделать по-другому. Распределяет ИИ, а эти поганцы туда залезли и что-то внедрили. Неправильно это, мы тут надрываемся, а они что-то узнали и на все готовенькое решили прийти. Могу тебе отдать.

- Треть моя того, что сверху? – предложил я.

- Ты мне как брат, - чуть не прослезился смотрящий. – Я хотел половину предложить.

- Трети достаточно. Тебе же ещё делиться.

- Вот. Все бы так понимали, а то Баз то, Баз сё. Если бы я так грёб себе в карман, давно бы уже свой комплекс купил, - пожаловался собеседник. И выдавил ещё одну крокодилову слезу. – Договорились? Хватай координаты.

Я кивнул. Ну да, если что ценное найду, и за это решат спросить, я же крайним и окажусь. А местная мафия как всегда не при чём. Ладно, самому интересно, что там эти пришлые накопали среди кучи космического мусора.

Майя отвела бот от причальной стрелы, и начала гасить скорость, отставая от комплекса. Пятнадцатикилометровая громадина унеслась дальше, а мы двинулись в сторону звезды. В Солнечной системе пояс астероидов только кажется плотным, на самом деле там проще потеряться в пространстве, чем найти что-то стоящее, тут, наоборот, расстояния между скоплениями глыб в многочисленных кольцах были иногда меньше десятка километров, а мелкие частицы не давали разгоняться до высоких скоростей. Даже то, что мы резко притормозили, входя в плоскость кольца, не спасло от многочисленных импульсов по корпусу. Но так было не везде, кое-где между облаками пыли и камней существовали свободные пространства, позволявшие перемещаться без особого риска. И всегда можно было подняться над плоскостью колец, где посторонних включений почти не было уже на высоте около ста километров.

- Зачем тебе это? – вдруг спросила Майя.

Я приоткрыл глаз – вот не вовремя она, это другие старатели спят, пока их пилоты выводят боты на нужный курс, а я сканировал местное инфо-поле. Большинство каналов связи мне взломать не удалось, но кое-что смог прицепить к браслету Уриша, тот хоть и был древней поделкой, но с простыми вещами справлялся. Общедоступную информацию я сам не просматривал, хотя и там можно было выудить много полезного. А вот график отлёта носителей, поставки в метрополию, даже отчёты не самых важных служб, это накапливалось и анализировалось. Когда соберусь свалить на столичную планету, пригодится. Может, империя Шур не поддерживает контактов с остальными ас-ариду, но вполне возможно, что есть какой-то способ переместиться хотя бы в основную часть галактики. Здесь, на окраине, точно не узнать.

- Это – что? – уточнил я.

- Ну спор это дурацкий. Марк, ты можешь пудрить мозги этим недалёким работягам, но не мне.

- Ага, - спорить я не хотел. Особенно с ней. Тем более что спор беспокоил меня сейчас меньше всего.

- Что ты задумал?

- Ничего. Просто развлечься. Ты вот ведёшь себя так, словно между нами ничего не было, а эти ребята простые. Лучше с ними буду развлекаться, чем с тобой. Они, в конце концов, достойны нормального соперника.

- Тебя?

- Ага.

- А я, значит, сложная?

- Ага.

- Мы уже это обсуждали. Между нами все давно кончено.

- Ага.

- Если ты ещё раз скажешь «ага», я тебя убью.

- Майя, - проникновенно сказал я. – Я умирал не меньше двух десятков раз, причём два раза, нет, три, если ещё и глюк про одного моего приятеля считать, вот вообще насмерть. Меня этим не испугать.

- Идиот, - не поверила девушка. Крутанула джойстик, маневровые двигатели выпустили поток плазмы, изменяя вектор движения. – Сколько поставишь?

Я посмотрел на девушку. Стройная, черноволосая, красавица и спортсменка. А что характер говно, так это от избытка ума.

- Эй, - забеспокоилась напарница. – Ты чего там задумал, эмпо? Меня хочешь на кон поставить?

Умная, да. Ничего не скрыть. Так ей и сказал, вроде как и польстил, и пригрозил.

Процесс добычи полезных ископаемых особых навыков не требовал. На боте стояли два датчика – массы и объёма, которые измеряли любое небесное тело в пределах досягаемости. Им помогали несколько зондов, облетавших нужный объект с другой стороны, так что нам особо ничего и делать не приходилось. Выбирали нужные куски, приближались, если анализатор показывал, что плотность астероида достаточно высокая, в дело вступал ещё один зонд, самый дорогой. Он садился на поверхность. делал пробное бурение, проверял состав породы, а потом уже, если там было что-то ценное, небольшой дроид с собственным двигателем оттаскивал находку на свободное место – за смену набиралось до сотни вот таких маленьких небесных тел с вкраплениями ценных металлов, причём иногда попадались и такие, в которых этого металла было куда больше остальных составляющих.

Мы их не сортировали, для этого в комплексе есть собственные службы, им тоже надо работать и доказывать, что люди ценнее дроидов, автоматики и прочих дешёвых, технологичных и эффективных достижений цивилизации. Просто накидывали что-то вроде силовой рыболовной сети, и транспортировали находки на базу – она летела навстречу собственному движению пояса астероидов и каждые двадцать часов оказывалась в нужном месте.

Пока Майя маневрировала, ища место для спокойного отдыха, я снова попытался войти в сеть, но только зря время потерял – тут со связью было не очень хорошо. Точнее говоря, совсем плохо, а это значит, что вокруг много искажающих волны предметов. Или радиоактивная порода, или лантаноиды, генерирующие собственные волны. Местная звезда имела внушительное магнитное поле, а ее магнитная ось была сильно смещена по отношению к оси вращения, так что дополнительная индукция создавала очень сильные помехи.

Очень умная девушка как-то слишком внимательно на меня смотрела, я даже подумал, вдруг бросится и овладеет, а мне этого совсем не нужно. Не в том смысле, что вообще, а вот конкретно от неё, с момента нашей первой встречи количество проявивших себя тараканов в мозгу Майи только росло. Хуже всего, что помочь я ей не мог – в голове девушки стоял блок посильнее моего, да ещё с меткой богини. Каллиста постаралась, не иначе.

- Колись, эмпо. Что будем делать, захватим станцию? Или носитель? Ты ведь в метрополию намылился, да?

- Да, но зачем для этого что-то захватывать, - пожал я плечами. – Мы с тобой достаточно тут заработали, чтобы и твой долг погасить, и места в шаттле купить. К чему ненужные сложности?

- Нет в тебе романтики, поганый торгаш, - ещё раз девушка подтвердила, что дипломатичность – не ее сильная черта. – С деньгами каждый дурак сможет.

- Да какие проблемы, - мой внепространственный карман подал сигнал о том, что в нем появился новый объект. Значит, Даша создала инфо-блок, записала на кристалл и отдала коту, который мог шастать где хотел. Только вот в мире-ноль отказывался появляться наотрез. – Оставайся.

- Сбежать решил без меня, гад? Я слежу за тобой. Учти это!

- Так перебирайся обратно в мою каюту, так следить гораздо удобнее, - предложил я.

- Не дождёшься, - как раз ожидаемо ответила Майя с очень гордым и неприступным видом.

По моему опыту, теперь я должен был её убеждать какое-то время, пустить в ход совершенно нелепые и нелогичные аргументы, апеллирующие не к разуму, а к эмоциям, и через некоторое время она как бы нехотя согласится, потому что ей просто впадлу спорить с таким ничтожеством, как я.

Все это уже проходили, стервы – они во всех реальностях одинаковы, особенно долбанутые на всю голову. Поэтому спорить я не стал, занялся отчётом.

Дашку было жалко, девчушка и вправду работала на износ. Каждые несколько дней, а то и несколько дней подряд, осчастливливала ящеров, по тринадцать штук за раз, следила за нашими отношениями с кланами, распределяла заказы для охранной компании, которой формально руководил любимец ящеров Пашка, потом ещё с Ашши занималась, прогресс очевидно был налицо, присланные видео не могли передать пси-потоки, но результат в виде текущего от воздействия металла, вылеченных смертельных ран и прочего впечатлял. Старший младший глава клана Тиа, тот, который мне братан по вере, правильно заметил, в ней большой потенциал. Ко всему, переход через нестабильный мир здорово подстегнул развитие ядра у всех нас, у меня вот прям почти до смерти, Кирилл, тот хоть и усилился, но дальше Видящего, похоже, не прыгнет, а вот Даше повезло, все в плюс. Так, по её словам, утверждал ан Траг, а он в этом разбирался.

Не знаю, на какую реакцию с моей стороны они надеялись, но не будет пока никакой. Тихо, про себя, порадуюсь за бывших детдомовцев, и за себя лично, а похвалить, там и без меня есть кому. Связь через кристалл – ненадёжная в смысле секретности, мало ли кто информацию читает. Это я думаю, что на том конце «провода» - Даша, вполне может быть кто-то другой, или вообще не человек, а какой-нибудь бот. И идут все мои инструкции напрямую совсем не в те руки, а проверить почти никак, только по косвенным признакам. Например, по тому, что каждую искорку, каждый амулет, передаваемый мутантам, я каким-то образом чувствовал. И кот вёл себя спокойно, мне даже показалось, что он скучает. Как и я по нему.

- Смотри, - прервала мои размышления Майя, - вон тот обломок какой-то уж очень неправильный. И сканер странные данные передаёт.

Действительно, среди слипающихся пылинок, обломков коры и мантии бывшей планеты двигался продолговатый астероид метров сто в длину. Прилепившийся к нему зонд пытался сканировать скрытое под притянувшимися мелкими частицами породы, но получалось что-то невразумительное. Бот попытался подать сигнал базе, но тут уж я постарался с самого начала, ни один информационный пакет без моего разрешения никуда не уходил, а чаще всего – подменялся другим. Зачем руководству трудового лагеря знать, что большую часть времени мы бездельничаем, но сначала вдруг резко находим слишком много ценных обломков, и где-то их складируем, а потом они оттуда исчезают. Напротив, имитация деятельности показывала равномерную активность с редкими всплесками обнаруженных кусков бывшего металлического ядра разрушенной планеты, так что наша официальная добыча не очень-то отличалась от средней по больнице. Моя напарница поначалу протестовала, ей казалось, что если она привезёт очень много ценного сырья на переработку, то её сразу и отпустят, и избавят от моей докучливой опеки. Пришлось долго объяснять ей, почему это совсем не так. К тому же, я грешным делом думал, что, если с межзвёздными путешествиями не получится ничего, и придётся здесь остаться на какое-то время, собственный комплекс переработки – тоже неплохо. Тринадцатая, видя, что я занимаюсь дурацкими обыденными делами, успокоится, то, что она за мной приглядывает, вон даже посредством того же кармана внепространственного, вполне возможно.

Значит, не соврал смотрящий, эти вояки точно тут что-то искали. А я – нашёл, такое бывает, когда хитрожопые новички пытаются против коллектива пойти. Который, как известно, если плюнет – утонешь. Но сначала я посмотрю, что же такое нам обломилось, помехи тут такие, что не отследит никто, зонды вон пытаются что-то передать, но процент ошибок почти сотня. Даже до бота сигнал еле доходил.

- Связь заблокирована? – на всякий случай спросила Майя. – Эмпо, ты иногда меня пугаешь своей предусмотрительностью.

- Ну я думал, мы чем-то более интересным можем заняться, и не стоит посторонним за этим подсматривать, - признался я.

- Перетопчешься сам со своими интересными делами. Как думаешь, что это?

На таком расстоянии от звезды все легкоплавкие металлы находились в основном в жидком состоянии, и внешняя порода служила своеобразным сдерживающим контуром, не позволяющим каплям разлететься в разные стороны. Хотя там и тугоплавких, вроде железа и прочего, хватало. Но этот астероид был особенным. Не потому, что зонд не мог определить, из чего он состоит, а потому, что само непонятное небесное тело этому сопротивлялось. Значит, нужны другие зонды, самодельные, и желательно, с пси-схемами. Как говорится, хочешь сделать что-то хорошо, сделай сам.

Глава 3

Глава 03.

- Стыкуй вон к тому шлюзу, - показал я на плавающем в воздухе экране нужную точку.

- А там точно есть шлюз? – засомневалась Майя.

- Будет.

Астероид после очистки небольшой части поверхности от налипшей пыли показал своё истинное лицо. Точнее говоря, броню – под личиной осколка планеты скрывался вполне рукотворный объект.

До конца смены оставалось ещё четырнадцать часов, времени было много, неизвестно, куда в следующий раз нас выкинут. Не то чтобы мне очень было интересно, что там скрывается за слоем динамической защиты, до сих пор действующей, но вдруг это что-то полезное, например – корабль, на котором мы отсюда улетим. Цивилизация Аш-Урб почти по всем направлениям обгоняла земную, а в том, что касается средств передвижения по космосу, существенно. Странный, на самом деле, факт, зачем затерянному в глубинах галактики государству, у которого нет врагов в радиусе десятков тысяч световых лет, и которое колонизирует планеты исключительно из-за роста населения, такая мощная армия и средства доставки. Зная неторопливость и основательность шумеров, можно было предположить, что они к чему-то готовятся. Вот только к чему, я понять не мог, и отчасти – не хотел. Своих проблем хватало, не хотелось бы ещё и чужими заниматься.

То, что именно этой штукой интересуются бывшие, якобы, военные, и ежу было бы понятно, если бы он тут водился, в крайнем случае, если мне не подойдёт, просто оставлю её на прежнем месте, даже пылевой кокон восстановлю. Руководству комплекса такая находка ни к чему, а значит, и знать им о ней не за чем.

Полностью очищенный летательный аппарат был похож на огурец – примерно такие же цилиндрические формы, закруглённые концы, даже пупырышки присутствовали.

- Кишу, - сказал я.

- Что? – Майя сосредоточенно работала маневровыми двигателями.

- Огурец, по-вашему. Ангория.

- Да, похож. Где шлюз-то, не вижу ничего?

Диаметр огурца был почти одиннадцать метров, длина – около пятидесяти, на переливающейся небольшими волнами поверхности проступали небольшие, в несколько сантиметров, пики непонятного пока назначения. Схема, которую я создал для того, чтобы она проникла внутрь этой штуки, распалась уже внутри обшивки, то, что там в рабочем пространстве находится, узнать не удалось, а вот защитная оболочка состояла из семи слоёв. Самый верхний был в глубину всего четыре сантиметра, но похоже, именно он являлся основным.

Одном из кончиков огурца опоясывала бороздка, как раз по толщине этого верхнего слоя. Логично было предположить, что этот технологический разрыв для чего-то нужен. Майя только плечами пожала, в серьёзных ситуациях она со мной уже давно не спорила. И тогда, когда мы неактивированный заряд нашли среди астероидов, с датчиком приближения, который на нас сработал. И когда стали свидетелями разборки между старателями – несколько экипажей не вернулись в конце смены, и словно не заметил никто. А теневая власть поменялась. Девушка-то не совсем пропащая в смысле интеллекта была, слишком эмоциональная – это да, с тараканами – бесспорно, но не глупая. Так что хватило одного приказа, и пилот направила наш бот прямо к этому самому надрезанному кончику.

- Что дальше? – Майя подвела нас практически вплотную, по бороздке пробежали искорки, не видимые человеческому глазу.

- Держись рядом, как можно ближе, - распорядился я и исчез из кабины. Чтобы появиться прямо на обшивке.

Внутрь обшивки телепортироваться пока не стал – раз схема распалась, значит, там и пси-защита была. И вроде бы не было нужды туда лезть вообще, подумаешь, крутится вокруг небольшой звезды чьё-то имущество, ну и пусть дальше себе болтается в космосе. Но опасности от этого корабля я не чувствовал, а вот интерес к нему – да. Интуиция, она у нас, псионов, хоть природных, хоть, по словам Тринадцатой, получивших дар по ошибке, развита. Мало того, мне даже показалось, что к боту корабль относится настороженно, и готов в любой момент напасть, но чувствует мою с ним связь и поэтому не торопится с этим. А меня вроде как даже о помощи просит.

Убрал перчатку с ладони, не обращая внимания на возникший от излучения звезды жар, приложил к обшивке – вокруг пальцев замерцали оранжевые звёздочки, и кончик огурца начал поворачиваться против часовой стрелки, словно откручиваясь. Бороздка углубилась, расширилась – до такой степени, что туда мог пролезть человек, от корабля к боту метнулся жгут, притягивая его к себе.

- Все нормально, - успокоил я напрягшуюся Майю, встроил в схему жгута небольшое дополнение из белой закорючки, если что со мной случится, через час крепление разорвётся, а у бота на несколько минут появится собственная пси-защита, достаточная, чтобы девушка могла отойти на безопасное расстояние и укрыться за другими астероидами.

- Поняла, - коротко ответила напарница. – Час – значит час

- На крайний случай, думаю, минут за десять управлюсь. Этот корабль ненамного больше нашего бота, может, такой же старательский челнок.

- Ага, надейся, - скептицизмом в голосе Майи можно было убить любую инициативу. Но не мою.

Через десять минут, как и обещал, я вылез обратно.

- Ну что там? – нетерпение и любопытство, как ни старалась девушка их скрыть, пробивались в её голосе.

- Хочешь посмотреть? – в принципе, почему бы и нет. – Пошли. Оружие можешь не доставать, но с собой возьми.

Маломощные лучевые пистолеты, способные разве что на небольшой ожог, я слегка модернизировал – батарея, правда, после двух десятков импульсов садилась в ноль, но зато теперь эта штука могла и броню прожечь, причём не только личную.

Майя хмыкнула, с пистолетами она не расставалась – и перешла в нос бота, где уже надувался пузырь переходного шлюза. Стоило девушке оказаться в пространстве, шлюз сдулся, и втянулся обратно.

- Теперь отправляй бот подальше, чтобы он тут не отсвечивал, - распорядился я, и лично проследил, чтобы наш транспорт отошёл на несколько десятков километров, практически на расстояние потери связи, и укрылся среди каменных обломков. Потерять его я не боялся, но дисциплина в отряде – прежде всего.

- Так нормально? – девушка с помощью скафа подлетела ко мне поближе, - что, прям туда нырять?

- Лучше – ногами вперёд, там палуба внизу, твёрдая.

Пока Майя оглядывалась, я ещё раз проверил системы найденного корабля. Конструкция была мне неизвестна, но техническая мысль в этом мире идёт по чётко выверенным направлениям. Антиграв, деструкторы, кварковые источники энергии и оболочные носители, если не знать, что места их производства разделяет огромное расстояние, и те, кто выпускает эти изделия, никогда не пересекались, можно было бы подумать, что земляне и их сородичи-шурцы воруют технологии друг у друга. Пока что все, на что я натыкался, было сделано на известных принципах. Повторить сами предметы я бы не мог, но вот разобраться, как они работают – при известном старании, вполне.

Больше всего этот корабль походил на ныряльщик, которым я уже как-то управлял. С одним отличием, те пупырышки, которые было видно снаружи, служили двигателями. Не четыре, восемь или двенадцать, а около тысячи излучателей энергии.

С управлением было ещё проще, требовался только код подтверждения, которого у меня не было, а в остальном - прямое сопряжение с линком пилота, или вот как у меня – с имитирующим его браслетом Уриша, и вперёд, к звёздам. До метрополии расстояние в двадцать световых лет этот пепелац не пролетит за разумное время, а вот к внешней границе системы добраться может, если энергии хватит.

Странно, но огурец меня в какой-то мере признал. На оборудовании стояла метка Уришей, здесь они встречались, правда, непонятно, в каком количестве, но были и очень давно. Видимо, сбежали, когда это переселение свершилось, и о своих родственниках на Земле даже не вспоминали, но идентификация осталась, поэтому я был условно свой. Но даже если бы он принадлежал другой семье, все равно стал бы моим - скопировать чужую метку и встроить в линк смог бы любой повелитель потоков. И я. Риски для самого корабля были минимальны - мне достался только доступ к отдельным элементам управления, например, шлюзу, или захватам. Мог ещё побаловаться освещением, или переключить вид с наружных камер.

В этой колбасе длиной в пятьдесят метров, ну внутри чуть поменьше, все равно ничего ценного не было, кроме одного пустого ложемента, и прозрачного шара, в котором парил, раскинув руки и ноги, парнишка лет шести, в белом комбинезоне и таких же тапочках.

- Дети – всегда к неприятностям, - ещё раз доказала свой ум Майя.

Мы остановились за несколько метров до шара, дальше нас не пустила защита, да не абы какая, а пси, и на то, что я – Уриш, ей было плевать. Пространство вокруг ребёнка было заполнено плотной вязью схем, как внутри шара, так и снаружи, не думаю, что без вреда для конструкций мог бы их дезактивировать. Кроме оранжевых, тут были и зелёные, и красные, и даже черные искорки, тот, кто ставил защиту, умел куда больше, чем я – некоторые линии я с трудом мог рассмотреть, и это при моем таланте увидеть то, что другие не способны.

- У тебя талант, - подтвердила напарница, - влипать во всякое дерьмо. Ты понимаешь, что это значит?

- Ищут пожарные, ищет милиция, ищут прохожие нашей столицы, - вспомнил я стишок из детства, который мне мама читала. Сам я больше по комиксам в том возрасте специализировался, они только-только появились, но родители считали, что мне нужно классическое воспитание.

- Какая милиция? Ты слегка рехнулся, эмпо? Что делать будем? – Майя дёрнулась, но я вовремя её удержал. А то бы остался вдвоём с этим парнишкой.

- Варианта три, и оба так себе, - признался я. – Или мы быстренько валим отсюда, делаем вид, что ничего не произошло, притаскиваем несколько ценных обломков, благодарим База, и тут же смываемся с комплекса. Или ждём, когда здесь появятся те, кто хочет найти мальчишку, и захватываем их в плен, а потом выясняем, для чего все это. Ну а дальше, как в первом варианте.

- А третий?

- Что третий?

- Ты сказал – три варианта.

- Ах, да, - я приобнял Майю за талию. – Третий – очень даже неплох. Можем прямо тут заняться сексом, потому что потом будет некогда.

- Дебил, - коротко отреагировала девушка, но руку мою не стряхнула.

- Шучу. Можем свалить отсюда на этом кораблике. Только пути назад не будет. Что-то мне подсказывает, что мальчишку не просто так тут спрятали, да ещё и в стазисе, он тут уже не первый год, судя по налипшей снаружи пыли, висит. Наверняка очень ценный груз.

- Если ты попробуешь и его продать, я тебя убью, - пообещала бывшая воспитательница.

Ну на самом деле, ничего бы она мне не сделала, даже если принять в расчёт уткнувшийся мне в бок пистолет, такой штукой меня даже не поранить серьёзно. Но разочаровывать я её не стал, изобразил испуг, строго-настрого наказал ей не придвигаться дальше к шару, даже барьер в воздухе нарисовал, и уселся в ложемент.

Корабль был явно шурский, и скорее всего из метрополии – все управляющие надписи были на эме-саль, жреческом языке, и одновременно официальном – местной верхушки. Обычное население говорило на эме-гирском суржике, а вот те, кто жил на столичной планете, видимо, чтобы свою исключительность подчеркнуть, придерживались канонического варианта шумерского языка.

Допуск мне система управления вполне ожидаемо не выдала, потребовав какой-то личный код. Но, поскольку тест на пси-способности и родовую принадлежность я прошёл, активировав пси-датчик, то приоткрыла доступ к ещё некоторым системам и частям корабля. Шара с ребёнком внутри среди них не было, равно как и защиты. Но маневрировать я мог, всего-то и нужно было, что отвести отсюда объект на пару тысяч километров, запрятать где-нибудь в пылевом облаке, наложить маскировочную схему и вернуться на базу. Там наверняка уже выясняют, почему Баз отправил в этот сектор меня, а не новичков, оправдание у него есть, эта зона действительно только для тех, кто проработал хотя бы месяц в комплексе переработки, тут булыжники сочные и нажористые. И лишнего ничего не скажет, если, конечно, там не попадётся какой-нибудь мастер-мозгоправ, тот пилот-псион, которого он мне показывал, на что-то серьёзное не тянет. Сопрягаться с ядром носителя, с системой наведения, или ломать человеческое сознание – слишком разные умения должны быть.

Уже собирался вызвать бот, а потом вместе с ним поискать какое-нибудь укромное место, как вдруг воздух вокруг меня словно заискрился от появившихся пылинок.

- Стой где стоишь и не двигайся, - предупредил я Майю. – Шевельнёшься – умрёшь. Моргни три раза быстро и один раз медленно, если поняла

Девушка послушно моргнула.

- Слушай внимательно, - продолжал я. – Сейчас тебе будет страшно, ты эту штуку уже видела. Просто стой на месте, он опасности для тебя не представляет. Линк не работает, я знаю. Говорить можешь, только не кричи.

Но Майя молчала. Пылинки хаотично двигались, но возле меня начали слипаться сначала во что-то аморфное, а потом – перед моим лицом появилась треугольная вытянутая морда с раздвоенным языком.

- Это называется шинга-лу, - пояснил я, чтобы девушка меня слышала. Пока я говорю, она будет знать, ну или хотя бы думать, что все в порядке, и не дёрнется. – Условно-разумный организм, мельчайшие частички под управлением общего центра, разнесенного в пространстве. Видишь, сейчас он принимает канонический образ змея, ничего страшного, в тебе угрозы не видит, а вот что делать со мной, раздумывает, получает информацию и аналитику от корабельного блока управления.

Часть искорок и около Майи сгустилась, постепенно превращаясь во что-то вроде кокона, не дающего двигать руками и ногами. По сути, все, что ниже шеи, девушка уже не чувствовала, так и прошептала.

- Марк, мои ноги. И руки.

- Потерпи немного, - попытался я её успокоить. – Он просто тебя зафиксировал, чтобы ты не навредила кому-нибудь.

- У меня сейчас будет истерика, - предупредила напарница. – Не то чтобы я боялась, но ты сам знаешь - я видела, на что эта штука способна. Травма на всю жизнь, если что.

- Ты видела, на что способен я? – треугольная голова покачивалась напротив моей, по рукам побежали искры, притягивая к ложементу. Я позволил шингалу и меня зафиксировать тоже, если технологии не очень различаются, пси-защиты у него от меня нет.

Защиты не было, зато было нападение. Шип, сложенный из пылинок, резко выдвинулся, вонзаясь мне в глаз. Неприятно, но не смертельно. Оранжевая схемка, маленькая и очень изящная, вместе с шипом проникла в мой мозг. Одновременно вторая схема через пластину, находящуюся прямо надо мной, стекла прямо в голову. Оба тончайших конструкта соединились, выплёскивая серую субстанцию. Не материальную, а энергетическую.

Просто подарок.

Когда два псиона выясняют отношения файрболлами, ледяными стелами, даже выедающими ядро кляксами, они могут причинить друг другу лишь физический вред. В худшем случае – убить. Но если вдруг один решает проникнуть другому в мозг, тут уже выигрывает не нападающий, и не обороняющийся, а тот, чей блок и способности лучше. И выигрывает не жизнь, а разум другого псиона.

Мой блок был практически абсолютным – для схем такого уровня. Если раньше меня защищал модуль, то теперь – несколько значков эме-галь, к тому, который я создал под руководством Первого, я добавил ещё четыре, для спокойствия и подстраховки. Чтобы разрушить планету, их бы не хватило, не хватило бы их даже чтобы воду вскипятить, а вот чтобы такие выпады отразить – легко. Потому что сила в умении и опыте.

Белые искры скользнули прямо по шипу шингалу, проникая в управляющий центр. Другая порция по нити, соединяющей пластину и внедрённую схему, ушла в управляющий центр корабля. Третья создала крохотного Марка, и позволила взять под контроль. Будь это обычный носитель, у меня бы, наверное, ничего не получилось, остались бы при своих, я – управляя ограниченными возможностями, ИИ корабля – думая, что я лоялен и вреда не принесу, и не более. Но тот, кто привязывал шингалу к центру безопасности огурца, сделал эту привязку двусторонней, и этой лазейкой я воспользовался.

Пси-идентификатор корабля посчитал, что вторгнувшийся псион обезврежен. Ещё бы, мой уровень – тот, который я показал, тоже учли в силе атаки. Слившиеся в одну схемы устроили мини-Марку допрос с пристрастием, мелькал образ ребёнка, выяснялось моё к нему отношение, и то, каким боком я отношусь к Уришам. Управляющей системе корабля что-то не нравилось, сверху упала ещё одна схема, тот, кто это делал, явно был мастером в своём деле, в отсутствие хозяина конструкты разворачивались так, как будто он был здесь.

Корабль ещё не знал, что его хозяином стал другой человек – я. И шансов обнаружить это у него уже не было, белые значки подчинения, копируясь, расходились по всем системам. Не знаю, почему Тринадцатая считала, что изначальный язык пригоден только для точечных ударов, по-моему, это было супероружие. То, которое заставляет чужое оружие обращаться против своего владельца. Разубеждать её в том нашем разговоре я не стал, у высших существ своё понимание позитронных бомб и повелителей, а у меня – своё.

Шингалу – тот что-то почувствовал. Даже попытался вытащить жало из выжженной глазной впадины, но это все равно бы ему не помогло. Давно о таком мечтал. Не об одноглазом существовании, а о змее.

Глава 4

Глава 04.

Комплекс переработки словно челнок ходил туда-сюда по всей ширине колец в сто тысяч километров, вращаясь вокруг звезды вместе с астероидами. Один проход туда и обратно занимал двадцать часов, он словно сеятель разбрасывал боты с людьми, а потом собирал их обратно, уже вместе с добычей. Постепенно он продвигался дальше по кольцам, вместе с другими комплексами, равномерно, через каждый миллион километров, расставленными на орбите.

Сейчас что-то явно шло не так, рукотворный гигант появился на одиннадцать часов раньше. Мы вышли не на саму точку встречи, а немного подальше, единственный оставшийся рабочим зонд связи обнаружил базу примерно за полчаса до её появления.

- Они что, возвращаются? – Майя сначала перебралась в бот, а я остался на чужом корабле. – Как думаешь, за нами?

На самом деле бот мог бы и сам передвигаться, но девушка предпочла увеличить расстояние между нами. Когда у человека, перепачканного кровью и слизью, вырастает новый глаз, без всяких медицинских приспособлений и операций, не всякая нежная и впечатлительная натура может это вынести. Вон, даже Майю проняло, на что она чёрствая и бездушная, особенно по отношению ко мне.

С расстояния в сотню километров пятнадцатикилометровая махина даже визуально отлично определяется. Мы пристроились за ней в кильватер, опустившись ниже кольца, минут пятнадцать следили, что будет происходить. Остальные старатели ещё окучивали свои грядки, на причальной стреле было от силы два десятка ботов, из тех в основном, чья смена закончилась недавно

.Можно было бы и не возвращаться, но оставалась надежда, что все обошлось, и через десять дней мы спокойно покинем наши рабочие места, не привлекая особого внимания. Но истинной причиной было любопытство. Присутствие шингалу придавало мне ещё больше уверенности. Несмотря на возражения Майи, я пересел к ней, отправляя корабль с мальчишкой в укрытие из пыли и обломков, зонды показывали, что там есть почти полукилометровая полость, куда можно спрятаться. При необходимости и улететь на нем можно, и огневая поддержка, если что, не помешает.

Но даже беглый осмотр показал, что нам на базе делать особо нечего. Тела немногочисленных старателей валялись в проходах и открытых каютах, поверхности, забрызганные кровью и кое-где мозгами, придавали безлюдной махине вид декорации из фильма ужасов.

База я нашёл в пищеблоке с выжженными мозгами. И без лица – кожа слезла, обнажая рваные мышцы и хрящи, глаз не было, изломанное тело валялось на полу. Явно псион над ним поработал, оружием можно убить, волновым – сделать кашу из серого вещества, но тут копались в черепушке основательно.

Майю вырвало, пришлось похлопать её по спине, успокаивая, хорошо, что блок у неё только на внушение распространялся, подлечить можно было.

- Что будем делать? – откашлявшись, спросила она.

- Ждать, - пожал я плечами. – Должны же мы узнать, из-за чего этот сыр-бор.

- Ты серьёзно? – возмутилась девушка. – Тут вон сколько народу перебили, из-за мальчишки, да? И военных этих нет, с Шура, значит, они это все и сделали, а теперь сбежали.

- Думаю, что ещё вернутся, - я провёл рукой над Базом, превращая тело в пепел. Хоть и хитрый, но неплохой человек был, не заслужил такую смерть, а тем более – такой посмертный вид. – Им нужен корабль, а значит – мы. В записях распределения смен они уже покопались, сейчас, наверное, в нашей зоне ковыряются, как поймут, что нас там нет, вернутся обратно.

- Может бот отогнать?

- Да. Так и сделаем.

Мы быстро отыскали на корабль-огурец, снова перешли через щель шлюза. Майя повернулась ко мне, я обнял девушку, не обращая внимания на прилетевшую пощёчину, затолкал её в ложемент и надёжно там закрепил – под аккомпанемент воплей и ругательств. Подумал, может стоит усыпить её.

- Хотя нет, правильно зафиксированный пациент в анестезии не нуждается, - объяснил раскрасневшейся девушке. – Посиди здесь, подумай о своём поведении. А дядя Марк разберётся с плохими людьми.

- А если нет? – вдруг жалобно спросила она.

- Держи. – Я вложил ей в руку небольшой кристалл и чёрный цилиндр. – Плохо, что ты бесталанная. Я сейчас улечу, тебя отпустит минут через десять. К сфере не приближайся ни при каких обстоятельствах, что бы не происходило, это смертельно опасно. Даже если мальчишке будет нужна помощь, не дёргайся, его ты не спасёшь, и себя убьёшь. Если я не вернусь через час, ну как обычно, бросишь этот кристалл в сферу, если на меня нападут – тоже бросишь, а потом направишь подавитель на неё. И полетишь в представительство метрополии, это на экваторе, маршрут я заложил. Активируется в случае, если центр управления перестанет со мной контактировать больше чем на час. Контакты второго умуна я тебе кинул на комм. Связь держим через центр управления, я включу камеру, будешь все видеть. Описаешься от страха – сама виновата.

Тут же настроение Майи пошло вверх, я узнал, кто именно должен обмочить штаны, потому что всяким эмпо-рабовладельцам настоящие героические порывы неведомы, и я наверняка какую-то свою выгоду хочу получить, бросив её здесь одну на растерзание песчаного змея.

- Шингалу, - поправил я. – Возьму его с собой. Хорошо, что напомнила, молодец.

На самом деле, и так собирался, но лишнее доброе слово не помешает.

Длинный, сантиметров тридцати, кристалл размягчился, обвивая мне руку – при необходимости шингалу сам достроит своё тело из подручных материалов, передаст каждой пылинке частичку своего квази-сознания и включит в общую матрицу. Лишний расход энергии, можно было бы его переместить целиком, но на складе комплекса хватало нужных элементов.

Потрепав Майю по румяной щёчке, перегнал бот к причальной стреле, а уже оттуда перешёл в рубку комплекса, судя по данным сканера, пока никаких гостей не ожидалось, в ближайшие десять минут - так почти точно. Отпустил жидкий кристалл, тот исчез, встраиваясь в коммутационные полости и перемещаясь к складу, где хранились очищенные металлы и прочие ценные элементы.

И вызвал панель управления.

Собственным оружием комплекс не обладал. Равно как и двигателями, те, что позволяли ходить ему туда-сюда поперёк колец, разогнать до нужной скорости все равно не могли. До ближайшего такого же центра переработки был почти миллион километров, оттуда тоже вряд ли кто прилетит. Старатели – люди свободолюбивые, и власть давно махнула рукой на этот участок космоса, работают, приносят нужные материалы, и хорошо, а что там внутри происходит, никого не интересовало.

Я даже специально проверил все инфопакеты, которые уходили на планету раз в несколько дней. Те полсотни трупов, которые в разных позах и разной целостности валялись по базе, были помечены как естественные потери, точно так же, как пропавшие недавно внутри колец два экипажа старателей. Сообщение вместе с накопленной статистикой запасов и выработки должно было уйти через несколько часов, я отправил его сразу, приложив видео. Может, и почешется кто.

К причальной стреле пристыковался ещё один бот – с пилотом которого в конце смены мне уже не суждено было посоревноваться. Команда из четырёх человек прошла через шлюз.

- Вы двое – все обыскать, они где-то здесь, - датчики исправно передавали голоса лже-старателей. – В голову не стрелять. А ты начинай прибираться. Дроидов я сейчас активирую.

Два бойца в скафах и с метателями прошли по коридору, держа перед собой несколько зондов слежения, те залетали в помещения, сканировали, проверяли скрытые полости, ещё один такой же боец стоял, чего-то ожидая, а молодая девушка в синем комбинезоне пыталась войти в центр управления комплексом. Который был по непонятным ей причинам заблокирован.

Со злости пилот со шрамом залепила огненным шаром по сенсору, жаль, видео не позволяло понять, насколько она сильна на самом деле. Оттолкнув бойца, решительно направилась прямо ко мне в рубку.

- Стой здесь, - не оборачиваясь, кинула она штурмовику, - если понадобишься, я тебя позову.

- Да, госпожа, - отозвался боец.

Два символа на открытый проем, два – на пульт, четыре – в воздухе по ходу движения. Пустые ложементы у панели – вот что должна была увидеть пси-пилот. Но до рубки она не дошла. Я даже выругался про себя, кремацию устроил на свою голову. Вот что значит мозги отупели от отдыха.

Девушка влетела в столовую комплекса, присела над пеплом, оставшимся от База, поводила руками. Спохватился я слишком поздно, инфопакет ушёл с бота шурцев, а пилот, казалось, уставилась прямо на меня.

- Поговорим? – предложила она. Сделала движение рукой, один из бойцов вбежал в блок сразу, двое других – чуть погодя. – Они останутся здесь.

Я пожал плечами, почему бы и нет. И на полу, прямо начиная от ног девушки в комбинезоне, появилась зелёная пунктирная линия.

- Где мальчишка? – девушка с едва заметным шрамом на щеке сидела передо мной, выпрямившись и сложив руки на коленях. Видимо, келлоидный рубец был чем-то вроде отличительного знака, любой псион растворил бы его за несколько минут. А сильный – моментально. Нас разделяло два метра, два кресла стояли друг напротив друга. Серые, слегка на выкате глаза пристально смотрели на меня.

Вот признаюсь, не хватало кота. В такой ситуации я должен был сидеть ногу на ногу, поглаживая чёрную мохнатую спинку, и держа во рту сигару. И мизинцем с нанизанным на него толстым перстнем слегка почёсывать уголок рта, снизу вверх. Псион из этой гостьи был так себе, но она этого и не скрывала. Попыталась вторгнуться мне в сознание, получила ответку, через минуту кое-как пришла в себя, и видимо в благодарность за то, что в эту минуту я её не прикончил, не нападала. А может ещё потому, что нападать на того, кто заведомо тебя сильнее, будет только дурак, или дура.

- Зачем он тебе? – вежливо поинтересовался я.

- Нужен, - не стала объяснять собеседница. – Лео Маркулос, да? Простой старатель с планеты, запись о регистрации явно подделана. Как и у половины из тех, кто здесь работает. Я уже показала тебе шур-инн. Это дела метрополии, местных они не касаются.

- А ты все же расскажи, - посоветовал я ей. – Все равно время тянешь, кто-то должен появиться, да? Вот и давай проведём его с пользой. Ты мне информацию, я тебе мальчишку.

- Я не знаю, - впервые за время нашего разговора улыбнулась девушка. Насмешливо. – Потому что это не моё дело. Мне нужно было только найти корабль с пассажиром, и подать знак, чтобы те, кто действительно что-то знает, могли его забрать. Он хоть жив?

- Вполне, - заверил я пси-пилота.

Она с облегчением вздохнула. Ладно, буду знать, что этому пацану ничего вроде бы не угрожает.

- Но, если ты будешь врать, мы с тобой не договоримся.

К комплексу подошёл летательный аппарат треугольной формы размерами посолиднее бота, из недр корабля выскочили несколько истребителей, беря базу на прицел. Имитация бота шурцев перехватывала сообщения, сам бот я заблокировал – шингалу для этой роли подходил отлично, выведя из строя ключевые системы шаттла.

- Хорошо. Но я действительно почти ничего не знаю. Тридцать общих лет назад, - нотки беспокойства проявились в голосе девушки, может быть намеренно, - у нас были небольшие недоразумения внутри правящих семей. И корабль, на котором похитили одного из членов младшей ветви, пропал. Найти удалось только сейчас, и то случайно.

От подошедшего треугольника отделилась человеческая фигура, не обращая внимания на космический вакуум, легко преодолела пятикилометровое расстояние до шлюза. Походя смахнула с бота шурцев нейтрализующий экран – собеседница вздрогнула, попыталась вскочить на ноги и что-то грозное скастовать.

- Не так быстро, - посоветовал ей я. Девушка оказалась в зелёном круге, не том, что рисуется на полу, а в том, который я лично изобразил по памяти, в храме Отступницы таких было хоть отбавляй. Каждая попытка пси-пилота что-то сконструировать из энергетических линий только высасывала у неё эту энергию. – Твоё начальство уже на месте.

И дал ей доступ к камерам. А для убедительности вывел их на прозрачный экран в воздухе.

Вот только моя собеседница при виде вторгшегося на базу пришельца если и успокоилась, то с какой-то обречённостью.

- Эй, - напомнил я ей, что ещё тут. – Что такое, пришли не те?

Девушка только головой кивнула, опустив руки.

Пришелец, высокий черноволосый мужчина с ястребиным носом и тонкими чертами лица, с продетой в кольцо длинной узкой бородкой, в легкомысленной для такого случая одежде – свободной рубахе, заправленной в такие же мешковатые штаны, походя, лёгким движением руки вырубил попытавшихся сопротивляться бойцов, вторым – уничтожил зонды слежения, увидел на полу пунктирную линию, которую я не убрал, хмыкнул и пошёл прямо по ней. Не торопясь.

- Кто это? – на всякий случай я подготовил схему телепорта. Шингалу, повинуясь команде, скользнул в рубку, частично материализовался возле пси-пилота.

Все же я вывел её из прострации, увидев треугольную голову с раздвоенным языком, девушка вздрогнула и даже ойкнула.

- Мы уже мертвы, - справившись с волнением, глухим голосом заявила она. Вот тут бы ей и кастовать схемы, разрушающий конструкт я убрал, так нет, стояла, словно получила пыльным мешком по голове.

- Ну не стоит так говорить, - вошедший в рубку мужчина посмотрел на заполнившего почти всю рубку шингалу, хмыкнул и уселся в кресло. То, которое напротив меня. Положил ногу на ногу, почти копируя мою прошлую позу, массивный перстень на безымянном пальце знакомо сверкнул. – Имперская разведка?

Не обращая больше внимания на пробормотавшую какое-то имя девушку, наклонился в мою сторону.

- Итак?

- Лео Маркулос, - представился я. – Старатель. Захвачен имперской разведкой в плен.

Мужчина улыбнулся краями губ, взгляд оставался таким же холодным и внимательным. На экране возникли ещё несколько треугольников, не приближаясь к первому, они развернулись и улетели. Не нравилась мне его улыбка, рукоять чёрного меча так и просилась в ладонь. Причём именно почему-то второго, который эн Телачи принадлежал раньше.

- Где мой сын, Лео? – вежливо спросил псион. – И что ты хочешь за него?

- Так этот мальчик твой сын, - я пошевелил пальцами, шингалу сбросил лишнюю приобретённую оболочку и обвился тянучим стеклом вокруг моей левой руки. При необходимости выстрел из метателя можно было отразить, а потом контратаковать. Или сразу атаковать. – Я тут хотел узнать, что и почему, а теперь – нет. Через некоторое время корабль с ним будет здесь. Мы ведь разойдёмся миром?

Незнакомец кивнул, подвигал кольцо на бородке.

- А что будет с ними? – кивнул я на девушку.

- Ничего. Когда мы улетим, разведка подберёт своих. Силы империи не безграничны, даже таким дерьмом не следует разбрасываться попусту.

При этих словах пси-пилот дёрнулась, как от удара.

- Мне тоже не нравится, когда детей используют в таких играх, - на всякий случай сказал я.

- Тебе это не поможет, - мужчина равнодушно посмотрел куда-то вдаль, через меня. – Ты вляпался в это дерьмо по самую шею. Но можешь их убить, я готов подождать некоторое время. Пока я здесь, они сюда не сунутся.

- Мы можем убить его, - я кивнул девушке. – Будем заодно. Я тоже почти разведчик.

Та только обречённо вздохнула, а незнакомец рассмеялся.

- Если они хоть пальцем тронут ас-ариду, с ними и их семьями произойдёт много чего неприятного. Хорошо, от имени семьи Уриш обещаю тебе покровительство ну, скажем, на семь дней. За это время успеешь куда-нибудь скрыться, а потом уже сам по себе. Как тебе такое?

Точно, вот кого он мне напомнил, Ас-Эхана. Может, это моё призвание – убивать Уришей?

- Я-то только почти разведчик, с моей семьёй ничего не произойдёт. Значит, ты – Уриш, - уточнил я. Просто так уточнил. Мне, как носителю и хранителю, все представители семейства были знакомы, а конкретно вот этот – пропал двести лет назад, примерно тогда же, когда его родственника, чокнутого эгиба, заперли в далёкой-далёкой реальности.

Гость не проявлял никакого беспокойства, словно не его сына должны были доставить после бесполезного, судя по равнодушному виду местного Уриша, разговора.

- Ан Ри-ин-иту Уриш, - представился он.

И уставился на меня. Я хотел сказать, что для меня это не секрет, но сдержался.

- Лео Маркулос, - ещё раз назвал себя.

- Хорошо, пусть пока будет так, - Ри-ин-иту только пожал плечами. – Стандартное имя для потомков переселенцев с Мерцающей, которая недавно нас посетила, значит, ещё один пришелец с той стороны. И все же, где мой сын?

- Полагаю, тебе лучше это увидеть.

Я вывел на экран изображение внутренних помещений корабля-огурца. Мальчик все так же висел в сфере, камера не передавала плотности заклинаний, казалось, он просто завис в воздухе. Майя напротив в ложементе целилась прямо в ребёнка.

- Кто это? – невозмутимо поинтересовался местный Уриш.

- Моя напарница. То, что у неё в руке, стабилизирует сферу, которую на экране не видно. Не знаю, что случилось, но через тридцать часов она начнёт распадаться.

Глава 5

Глава 05.

Удар я чуть было не пропустил. Уриш уже поднялся, повернулся к выходу, и в то же мгновение атаковал. Барьер вокруг меня замерцал, поглощая часть схем – не слишком мощных и смертельных, но очень качественно сделанных. Настолько, что я бы их не повторил. Были и такие, что легко прошли через защитные конструкты, и застряли во втором слое щитов. Они, словно кислота, разъедали энергетическую ткань, если бы такое же произошло год назад, я был бы уже мёртв.

Но главную опасность представляли невидимые черные точки. Ничего общего с той чернотой, которой старый Тятьев атаковал Хилова, или Миллан и другие – меня, они не имели, это были чисто физические объекты, возникавшие прямо возле тела, кое-где даже в одежде. Размером в несколько сотен атомов, они начинали поглощать материю рядом с собой, расширяясь и вдобавок взаимодействуя друг с другом. Миллионы крохотных хищников. Они не только пожирали материю, но ещё и сливались друг с другом, некоторые образования уже стали почти видимы, отгрызая от меня части одежды и даже плоти, правда, пока внутрь они не проникали, но это было лишь делом времени.

Ан Уриш стоял ко мне спиной, но я был уверен – он улыбается. Сука. Разделённое сознание боролось с несколькими видами атак одновременно, атаковать не было сил, все уходило на поддержку щитов, и это только после первого удара. Непонятно было, что делать с многочисленными черными дырочками, точечно я мог их убрать, но вот все вместе – не получалось, стоило очистить один участок, на этом месте возникали новые, постепенно образуя вокруг меня что-то вроде оболочки. Отличная штука, я догадывался, что, когда они сольются в единую ткань, меня просто не станет. Разорвёт на кусочки.

Решение пришло неожиданно, на самом деле оно было на поверхности, надо было только чуть-чуть подумать. Шингалу, презирая инерцию и некоторые другие физические свойства материальных тел, моментально растёкся по мне, образуя поверх кожи тонкую плёнку, на которую тут же накинулись эти паразиты. У змея существовал собственный разум, с которым я слил часть сознания, а этим гадам было все равно кого жрать.

Для крохотных черных точек материя была топливом, поглощая которое, они не распадались. Для шингалу они сами стали источником дополнительной материи. Основой квази-энергетического организма была распределённая по отдельным ячейкам информация, чем их было меньше, тем слабее и тупее было оружие, и наоборот. Напавшие на меня грызуны действовали почти по тому же принципу, и сами по себе были идеальным хранилищем информации, туда её помещалось столько, что на десяток змеев бы хватило, но вот управляющего центра им не хватало. Буквально за мгновение оболочка вокруг меня потемнела, уплотнилась, наверное, с виду я напоминал какого-то монстра, пси-разведчица аж побледнела.

По переливающейся абсолютно чёрной поверхности побежали белые искорки – это я добавил немного пси-энергии к обычной, мне даже показалось, что шингалу радостно взвыл.

И тут раздался хлопок в ладоши.

Все те схемы, что терзали мои щиты, исчезли, равно как и те крохотные черные пожиратели материи, которых не успел переварить змей. Я даже сделал шаг вперёд, держа в левой руке чёрный кинжал, когда Уриш повернулся.

- Неплохо, - сказал он. – Если закрыть глаза на плохую подготовку, громоздкие схемы, неумение вовремя применять разные виды колебаний полей, и общую неопытность, потенциал есть. А то, как ты использовал шингалу вместе с собственным сознанием, это вообще стоит похвалить.

Не люблю высокомерных придурков. Так ему в глаза и сказал.

- Ассу-аридес, - тут же отреагировал Уриш. – Из недавних и очень обеспеченных, раз смог купить себе шингалу и привязать. Никаких манер. А эту чёрную дрянь убери, и больше не показывай никому, у нас тут культ Эреш-кигаль не приветствуется, равно как и её последователи. Особенно если таскают с собой вещи, которыми пользоваться не умеют.

Я покачал головой, но кинжал убрал. Потому что ни страха, ни даже опасения в глазах собеседника не было. И чёрный доспех свернул в прежний жидкий кристалл, но шингалу чуть напрягся, словно довольно потянулся, и сложился в толстый и широкий браслет на правой руке, весом в семьсот граммов. При этом ни капли возможностей не потерял.

- И везучий, - добавил ан Ри-ин-иту. – Подобные фокусы обычно оканчиваются тем, что эти создания просто сжирают своих создателей. Держи его под контролем, почувствуешь, что пытается действовать самовольно, или материя внутри него начинает распадаться, тут же уничтожай. Или отлети подальше от обитаемых миров, и там уже выясняйте, кто из вас главный, хотя из тебя чёрная дыра крохотная получится, не слишком опасная. Будешь хорошо себя вести, помогу стабилизировать. Идём за мной. И ты тоже, зафиксируешь преступление перед старой семьёй.

Пси-разведчица послушно двинулась к выходу, а я остался стоять на месте.

Уриш покачал головой.

- Ну что же, значит, обойдёмся без тебя.

И вслед за девушкой вышел.

Я бежать за ним, как комнатная собачка, не собирался. И гордость собственная есть, и ставить себя изначально в подчинённое положение – не самый умный поступок.

Начал чертить схему портала, чтобы переместиться прямо на летающий огурец. И замер, прислушиваясь к ощущениям. Шингалу стал нестабилен. Он словно затаился, раздумывая, с чего начать – с руки или целиком хозяина схарчить. Явно без нового знакомого тут не обошлось. В качестве временной меры обвил змея белыми нитями, изолируя от внешнего воздействия, тот притих, но все равно проблем это не решало, теперь у меня на руке был бесполезный тяжелый браслет, а постоянно держать часть сознания, чтобы ещё чего похуже не вышло, в нем я не мог.

И тут в голову пришла ещё одна дурацкая мысль. Помню, когда я был маленький, у меня были часы. Потом к ним прибавилась карманная игрушка, родители на десять лет подарили мне фотоаппарат, на двенадцать – плеер, когда я стал постарше и поступил в институт, то купил себе телефон, а когда накопил на первую машину – навигатор. Потом все это мне заменил один смартфон.

Такого количества гаджетов у меня сейчас не было, зато был один не очень нужный браслет и один нужный, но глючный.

Фамильный браслет Уришей проступил над кожей, мне даже делать почти ничего не пришлось – серые нити вылетели из него, оплели шингалу, буквально задушили в дружеских объятьях, чёрный ободок поменял цвет на серебристый. Сияющий символ эме-галь, включающий меня, приказ подчинения и дополнительные схемы защиты, впитался, словно вода в губку, браслет сверкнул, синие искорки побежали по нему и пропали.

«Сопряжение оборудования произведено», доложил уже новый девайс. Жалко браслет, он меня иногда выручал, но вместе с шингалу из них, может быть, получится что-то стоящее.

Уриш, не торопясь, в сопровождении разведчицы дошёл почти до шлюза, обо мне, казалось, уже забыл. Монотонным голосом перечислял девушке то, что ей надо сделать, когда она выйдет на связь со своими и передаст информацию о найденном мальчишке. Пси-пилот шла чуть поодаль, кивая головой. Она заметно приободрилась, даже румянец на щёки вернулся.

Ан Ри-ин-ину встал, пропуская её вперёд, и, словно подчёркивая свои слова, взмахнул рукой. На экране было видно, как лицо пси-пилота синеет, она пытается что-то сделать, выбрасывая руки вперёд, но её спутник просто стоит с поднятой на уровень глаз рукой, и чего-то ждёт. Девушка сопротивлялась, но не долго, её шея вытянулась сантиметров на двадцать, были видны порванные связки, сухожилия, вылезшие хребет и трахея. Последние несколько секунд она уже не двигалась, наконец Уриш опустил руку, тело девушки с полуоторванной головой осело на пол. Псион чуть наклонился, провёл рукой над пси-пилотом, видимые раны затянулись, а вот шея осталась такой же длинной. Судя по всему, на полу лежал труп, но Уришу этого было мало. Он положил руку на лоб разведчице, секунду подержал. Выпрямился. Из глаз жертвы шёл сероватый дымок.

Когда ан Ри-ин-иту скрылся в шлюзе, я переместился на место убийства. На удивление, разведчица была ещё жива – сердце билось, перекачивая кровь, вот только голова в этом не участвовала, казалось, сосуды замкнулись где-то в шее. На лице такая страшная гримаса застыла, вкупе с выжженными глазами, что будь я более впечатлительным, уже блевал бы где-нибудь в уголочке. На лбу девушки был выжжен фамильный знак Уришей.

С одной стороны, эта милая девушка только недавно перебила, сама или с помощью своих бойцов, несколько десятков человек, и выжгла мозги по крайней мере одному. А с другой, то, что видишь, и то, о чём только знаешь, что это произошло – две разные вещи. Поэтому если бы мог помочь – помог. А раз нет, то один убийца убил другого. Причём не скрываясь, а даже знак свой оставил, в назидание.

- Мозг мёртв, - подтвердил голос сзади. Ну да, не один я умею телепортироваться.

Особенно если портал – стационарный. Уриш стоял на невидимом возвышении, с контуром из сплетения схем.

- Поторопимся, Лео, - продолжил он. – Через несколько часов тут будет неспокойно.

- Разве кто-то может тронуть ас-ариду? – парировал я.

- Конечно. Есть отморозки, которые и на такое способны. Но в большинстве случаев это другие представители старых семей, - и Уриш жестом пригласил меня в контур портала.

Вытянутый треугольник втянул в себя огурец вместе с Майей и ребёнком, включился субпространственный двигатель, и мы двинулись в сторону внешних областей звёздной системы.

- Полагаю, ты имеешь право знать, - Уриш и я полулежали в центральном помещении треугольного космического корабля.

Мой эсминец словно скользил в самых верхних, если такое определение можно употребить к космосу и материи, слоях мира, временами появляясь в обычном пространстве. Здесь был какой-то другой принцип движения, мы практически не выныривали вообще, и перенеслись на пятую часть светового года за полчаса, выйдя за пределы астросферы.

- С чего это вдруг такая щедрость? – поинтересовался я.

- Потому что ты, Лео, вляпался по самые уши, я же тебе уже говорил, - Ри-ин-иту не торопясь отхлебнул из прозрачного бокала чамби. Моего, между прочим! – Отличная штука, рекомендую. Удалось недавно приобрести по случаю, вот жалею, что мало взял. Маас-Арди, сволочи, дерут в три шкуры, никаких ману не хватит. Набери немного в рот, постарайся задержать на секунду, и ты почувствуешь, что я имею ввиду.

Это он меня будет учить, как пить мой же напиток, причём тот чамби, который был по новому старому рецепту сделан – с травкой, напитавшейся энергией Оранжевой.

- Всего-то надо было вляпаться? – знакомый вкус прям ностальгией прошиб до пота.

- Ну ты ещё неплохо справился с шингалу, не знаю, как тебе это удалось, но раз жив, считай, показал, на что способен, - тон Уриша был таким, словно он не в попытке убийства признавался, а поздравлял с выигрышем в лотерею. – Что тебе известно о царстве Кут?

Хотел было валенком прикинуться, а потом подумал – зачем? Выслушивать ещё раз эти дурацкие истории о великих и скрытных Апа-Илту, далёких и могущественных Аш-Урб, и остальных неудачниках? Да ну. Память у меня хорошая, время – штука ценная. Поэтому вкратце рассказал то, что мне до этого рассказывал Ним, тем более что нынешние властители восьмого царства это не скрывали.

- Ну да, - собеседник кивнул. – Странно, что ты знаешь так много, для простого псиона – даже слишком. Суть в том, что переселение произошло три с половиной тысячи лет назад, но оно никогда не прекращалось. Все, кому не нравилась власть богов, искали способ переехать в царство Аш-Урб. Поначалу это было возможно только раз в двести лет, когда Мерцающая появлялась у нас – так переселились многие из оставшихся уничтоженных семей. Счёт шёл на десятки тысячи, всех перебить невозможно. Население системы Мерцающей - отсталое, из бывших слуг, то, что творится за пределами орбиты четвертой планеты, даже не замечает. Поэтому здесь есть практически все те же семьи, что были в Восьмом царстве.

- И Апа-Илту? – невозмутимо поинтересовался я.

Уриш скривился, будто что-то кислое съел, а рецепторы отключить забыл.

- Куда же без них. Эти тут постоянно, только они вроде как сами по себе, и в дела Аш-Урб не суются. Не совались до последнего времени.

- Хорошо, - решил я помочь шумерскому варианту Шахрезады, а то он тут тысячу и одну ночь будет ходить вокруг да около. – При чем тут твой сын, он же Уриш, каким боком его-то занесло?

- Ну вообще-то, - Ри-ин-иту налил себе ещё чамби. Продукт – огонь, всем нравится. – Он - наследный нун Аш-Урб, его мать – правящая шаар-ат.

Семейные дела потому так и называются, что касаются они отношений внутри семьи. А те посторонние люди, которые в них встревают, обычно получают с обеих сторон конфликта. Это касается и не слишком умных и слишком любопытных, огребающих и физически, и морально, и психотерапевтов, которые на этом зарабатывают.

В обьяснениях Ри-ин-иту чувствовалась фальш. В чём именно он соврал, я не стал разбираться, кто этот мальчик, что с ним собираются делать, и кому пришло в голову похитить якобы наследного принца, меня не касалось, так что уточнять я ничего не стал. Гораздо больше меня интересовало другое

Кто бы мог подумать, что у каждой старой семьи, вовремя сбежавшей с Земли, есть по нескольку десятков звёздных систем, не входящих в империю. Пусть и не слишком пригодных для жизни, но для этого существуют как совершенно нереалистичные и бестолковые технологические решения, вроде сферы Дайсона, кольца Нивена, или созданных внутри малых планет огромных поселений, так и вполне разумные – тысячи, а то и миллионы автономных космических станций. Можно захватить планету, это несложно – достаточно заблокировать доступ к ней извне, и наоборот, а вот разместить войска на миллионах крохотных объектов с населением в сотню-две человек на каждом, способных при необходимости ненадолго уйти в подпространство, обладающих автономными источниками питания и переработки, это ещё надо постараться.

Я ожидал, что конечной целью нашего короткого путешествия будет носитель – привычный шарообразный транспорт диаметром в километр как минимум, учитывая размеры треугольного ныряльщика, но нет, оказавшись в пространстве, свободном от гравитационных возмущений, наш корабль почти тут же из этого пространства исчез. Такой тип ядра двигателя я не видел, точнее говоря, так и не увидел – величина его, по словам Уриша, была несколько нанометров, а на дальность прыжка размер вообще никакого влияния не оказывал. Поверхность корабля покрывалась плёнкой с переменным зарядом, создающейся тут же, на корабле.

- Старье, - Уриш, видя моё удивление, казался довольным. – Этой штуке больше лет, чем мне, но к сожалению, то, что придумали позже, намного дороже и сложнее. Для нашей цивилизации вопрос перемещения в космосе – основной, до Земли слишком далеко. Есть стимул, которого у наших земных родственников, увы, нет.

- И много Уришей здесь? – спросил так, чтобы оценить, скольких я храню и ношу.

- Старшая ветвь переселилась сразу, а потом ещё добавлялись те, кому не нравился тесный союз Громешей и Ур-Наммурапи. Сейчас где-то под десять миллионов одарённых.

- Псионов? – уточнил я.

- Да. Я считаю всех, и самых слабых видящих тоже. Те, кто даром обделён, из семьи выпадает, но всегда может вернуться – если потомство выйдет способное. У нас, Лео, нет новой аристократии, ассу-аридес, эти сразу попадают в сферу интересов империи, а мы живём скромно и обособленно. Не мы одни такие. Маас-Арди, Ли, Ки-риу, Айярты, Зак-куты, Арраши, Ур-Ами – каждая старая фамилия царства Кут имеет право на собственное мини-государство, в дела которого империя не лезет.

- А Громеши?

- Эти на старой родине остались, тут их немного, все – на планетах Аш-Урб. Тут каждый одарённый – на особом счету, и на условия жизни никто не жалуется. Всё ещё хочешь вернуться?

- Да, - на экранах, а изображение на линк не передавалось специально, было видно, как наш треугольник поглощается чем-то гораздо более массивным. – Но как?

- Это ведь невозможно, да? Прыжки на сотни или тысячи световых лет, особенно рядом с центром галактики или там, где звёзд нет?

- Да, - снова кивнул я. – Исходя из того, что я знаю.

Уриш усмехнулся.

- Вернёшься, Лео. Погостишь у нас немного, и лети на все шесть сторон. Носителям, чтобы выплыть из подпространства, нужна гравитация, а точнее – гравитационные помехи. Так что достаточно шлейфа из звёзд, чтобы это организовать.

Логично. Империя Аш-Урб со своими сателлитами находилась в карликовой галактике Стрельца, несколько раз пересекавшей Млечный путь, и оставившей за собой целый звёздный поток, проходящий аккурат недалеко от Солнца. Иногда короткий путь – не прямой, а по кругу.

Глава 6

Глава 06.

- Во что ты опять вляпался, эмпо? – Майя была на удивление спокойна. От обязанностей по присмотру за ребёнком её освободили, и теперь она присматривала за мной.

Место, куда залетел треугольный корабль, было чем-то вроде перевалочной базы. Уриш отправился к себе – исчез в сиянии портала, а нам предоставил выбор места, где предстояло переждать около двух земных месяцев, за это время мой новый знакомый пообещал найти мне транспорт, идущий к Земле. Не за просто так, но раз уж я фактически его родную кровиночку спас, то якобы считал себя мне обязанным. А пока предоставил полную свободу действий, единственное - попросил из системы не исчезать, а то пропущу время вылета. С барского плеча нам был предоставлен внутрисистемный челнок, угловатая конструкция в форме правильного икосаэдра имела собственные двигатели, просторный жилой отсек с трансформируемой структурой, небольшой склад и даже вооружение – привычно встроенное в двигатели и выполнявшее роль противометеоритной защиты.

Единственное обитаемое космическое тело размером чуть меньше Земли вращалось вокруг газового гиганта на расстоянии в двести миллионов километров от основной звезды. Условия жизни оставляли желать лучшего – затяжные зимы сменялись на экваторе коротким летом, а на полюсах – и вовсе переходили одна в другую. Местные на этом планетоиде почти не селились – через систему проходили пути миграции из империи и обратно, и все, кто не относился к Уришам, или к другим старым фамилиям, считались людьми второго сорта. Негласно – их не притесняли, но и не привечали.

Орбита второй звезды находилась от первой на расстоянии в четыре с половиной миллиарда километров, уже за зоной планет – тусклый коричневый карлик, с температурой поверхности около тысячи градусов, вокруг него вращались два планетоида размером с Луну. Доступ в зону звезды был закрыт, наверняка что-то жутко секретное там находилось, о чём все знали, но не рассказывали, тут каждая тайна – семейная.

Коренное население жило в основном в космосе, и практически все – в таких челноках. По пространству были разбросаны похожие на ежей базовые станции, выбирай любую. Я выбрал ту, которая была поближе к звезде, на орбите того самого гиганта, где и обитаемый планетоид болтался – приятно, когда утренние лучи заглядывают в прозрачную грань твоего челнока, пусть даже на несколько минут, сменяясь неясным свечением, отражённым от огромной планеты. Мы пристыковались к одной из многочисленных иголок, облепленных такими же, как и у нас, модулями, и увеличили количество жителей станции ещё на двух человек. Через длинный шлюз-иголку можно было попасть в центральный шар – бывший астероид, из которого удалили все ненужное и добавили нужное.

- Не я, а ты, - напомнил я девушке. – Не забыла, чья это была идея помочь чужому ребёнку, который тридцать лет отдыхал от чокнутых родителей?

- А потом ты меня с ним бросил, - в свою очередь напомнила мне Майя.

- Это говорит о том, что у каждого из нас есть свои недостатки, - я вывел на общий экран схему базы. – Смотри, тут сейчас почти четырнадцать тысяч человек. Можешь распечатать листовки, взять барабан, красный флаг и пойти, наставить их на путь истинный.

Девушка объяснила, куда мне самому следует идти. А я что, просто спросил, часто ли она сама по такому маршруту ходит, раз уж знает его очень хорошо. В общем, мы поругались.

- С этого момента ты сам по себе, я – сама по себе. И не ищи меня, - с этими словами девушка вылетела из модуля-челнока, в прямом смысле этого слова, в переходном шлюзе гравитации не было.

Успокоив свою совесть тем, что не я был инициатором вот такой самостоятельности, и если вдруг что случится с девушкой, то исключительно по её вине, задержался в модуле. Не очень мне нравилась эта внезапно появившаяся ниоткуда толпа одарённых Уришей, одного из них я не так давно грохнул, как бы мстить не начали. Этот Ри-ин-иту приходился Ас-Эрхану каким-то дальним родственником, долго думать не будет, голову, как разведчице, отвернёт, а обратно приставить не захочет. Да и с мальчонкой этим история мутная, хуже всего, что информации никакой у меня не было – земные архивы Уришей о тех, кто родился в чужом государстве, словно и не знали. Значит, предстояло добыть нужные сведения самостоятельно. Это только кажется, что десять миллионов псионов – мало, на сотни миллионов, да даже на миллиарды простых граждан такой процент выше статистического. На Земле похожая концентрация одарённых, но она – одна, а тут, считай, несколько семей, и каждая – как все земные царства.

На тот срок, что мы тут должны были просидеть, денег, заработанных с помощью перемещения ценных грузов с официального комплекса-челнока на другие, нигде не зарегистрированные, хватало с избытком, жильём местный топ-менеджер меня обеспечил, подруга моя от своего присутствия избавила, чего ещё желать тайному вербовщику ящеров. Новых кристаллов с отчётами не ожидалось ещё несколько недель, Оранжевая как раз должна была прыгнуть в это измерение, и в том – время для меня на две-три недели остановится.

Местная инфосеть уже давно приветливо распахнула объятья. Владения ас-ариду жили полной жизнью, включая удовольствия на любой вкус и кошелёк, работу по душе и уму, и даже армейскую службу – здесь каждый проходил военную подготовку, включавшую как минимум умение пользоваться оружием жилого модуля. Просто чудо, что эти ребята ещё не перебили друг друга.

Слежку я заметил сразу, как только вышел, точнее – выплыл из модуля. Три крохотных, размером с клопа дрона двинулись за мной, не особо скрываясь. Не отставали, и когда я встал на ноги, обретя гравитацию в центральном районе станции, и когда, пользуясь системой лифтов и самодвижущихся дорожек, добрался до шлюзовой стрелы, ведущей туда, где местные развлекались – а чем ещё заняться бездельнику вроде меня. По пути как раз встретился технический отсек с небольшим коридором с отключённым сегментом наблюдения, куда я от цели своего похода и телепортировался. Теперь я получал с этих дронов изображение – они тупо висели, уставившись на то место, где вместо меня стоял энергетический муляж. Обычным прохожим он виден не был, через двадцать минут развеется. Если раньше те, кто следит за мной, не зададут себе вопрос, чего это я не двигаюсь столько времени, то их ждет сюрприз.

Собрался было уже дальше пойти, по своим делам, слегка поменяв внешность, как проем отсека слегка разошёлся, и мне свистнули.

- Ты от Ши-мун-ра? – спросил хриплый голос. Женский.

- Ага, - кивнул я.

Мне протянули прозрачную пластину.

- Руку приложи.

Я притиснул ладонь к гладкой поверхности, что-то попыталось меня уколоть, но щит, который я постоянно держал, крохотную иголочку уничтожил.

- Сагбуру, - выругалась собеседница. Нажала на несколько точек на пластине, отчего та стала мутной, проявилась простенькая схема. – Давай ещё раз.

- Ага, - я снова приложил ладонь, позволяя конструкту узнать меня, тем, кто такое делал, руки надо было поотрывать за профнепригодность.

- Идём, - рука поманила меня, щель разошлась так, что я мог протиснуться, что я и сделал.

Внутри царил полумрак, невысокая, на полголовы ниже меня, носатая лысая женщина с массивной серьгой в левом ухе прищурилась.

- Что-то не похож.

- Внешность поменял, - успокоил я её. Тут таких салонов было пять или шесть, медкапсула, она ведь не только лечить может, а когда уже не может, то хоть ради красоты ещё немного поработает.

- Ладно, три сотни, как договаривались.

На обезличенных чипах у меня было около двухсот тысяч ши, которые только так назывались – местная валюта с земной ничего общего не имела. Столько же я отдал Майе, все, что было заработано нечестным трудом, я честно разделил пополам, может быть, и зря – девушка к деньгам относилась с легким презрением. Достал пустой чип, вставил в купленный ещё на комплексе комм пропавшего среди астероидов старателя, перекинул на него нужную сумму, показал незнакомке. Та хмыкнула, проверила, поднеся все тот же прозрачный прямоугольник, кивнула головой.

- Странно, что он одного прислал. Обещал нескольких. Условия знаешь?

- Напомни, - попросил я.

Что-то в моем ответе собеседнице не понравилось, взгляд стал подозрительным. Она, казалось, раздумывала над чем-то.

- Работа на внешнем складе, займёшь место одного из смены. Делай, что говорят, вопросы не задавай, и когда будет следующая отправка, упакуем вместе с грузом.

- Я долго ждать не могу, - предупредил её.

- Два дня, не больше, - взгляд женщины смягчился. – Добавить бы надо.

Тут уже я возмутился. Не знаю, правда, из-за чего.

- Уже почти отдал три сотни, вкалывать буду два дня, ещё и доплачивать? Ладно, если все гладко пройдёт, перед упаковкой дам ещё сотню. А эти три – на месте. Не хочешь, разбегаемся.

На месте незнакомки я бы связался с таинственным Ши-мун-рой, или как там его, и уточнил, тому ли она вообще даёт, но нет, жажда денег, видимо, перевесила осторожность,

Технические помещения обслуживала собственная система лифтов, по мне, так особой надобности в них вообще не было – и в лифтах, и в помещениях, абсолютно пустые и безлюдные. За несколько минут мы добрались к одному из шлюзов на противоположной стороне ежа, туда, где располагались служебные причальные стрелы, и после недолгого перелёта на челноке попали на огромное колесо, тут причальные стрелы шли в виде спиц. Сооружение это я видел, когда выбирал место для двухмесячной стоянки, что-то там такое разрабатывалось и производилось.

- Держи, данные считаешь, имя не важно, назовёшь любое, главное - номер не перепутай, - моя спутница протянула мне брелок комма, показала на проход, подсвеченный красным. – Тебе туда, зарегистрируешься в системе допуска, пройдёшь проверку у охраны, и приступай. Как только начнётся отгрузка, я тебе скажу, что сделать.

- Насчёт проверки мы не договаривались.

Женщина скривилась.

- Дашь им тридцать-сорок ши, и можешь быть спокоен.

- Дам тридцать, если будет нужно больше – из твоей сотни, - сразу предупредил я. Таким только дай волю, сядут на шею и ножки свесят.

Взглядом, брошенным на меня собеседницей, можно было убить. Или как минимум вызвать диарею. Но возражать не стала, провела меня сама, пошепталась о чём-то с мужчиной в форме, тот тоже недовольно морщился, но в конце концов взял с меня тридцатку.

- Я с ним разберусь, - пообещал он женщине, а мне показал на пятно на стене. – Там склад, иди, осваивайся. Помни, что ты обычный наладчик, сделал свою работу, дождался отгрузки, и все. Смена как раз двое суток, перерывы на сон в капсуле – три раза по полчаса. Что ты там наворотишь, проверять никто все равно не станет.

- А если спросит кто-нибудь?

- Ты там один будешь, - успокоил военный. – Напарник твой заболел, в медблоке лежит – руку оторвало. Будешь нос совать куда не следует, и тебе тоже оторвёт что-нибудь.

Ну да, старательский скаф я снял, а комбинезон-то остался, с простым работягой кто будет церемониться. Даже за деньги.

Не то чтобы я уж очень хотел незаметно куда-то свалить, но вот появилась у меня с недавних пор примета – если на ровном месте возникает что-то странное и непонятное, надо обязательно изучить находку, потому что, как показала жизнь, мне это только на пользу выходит. Словно судьба подкидывает возможности, и не прощает, когда от них отказываюсь. Проще всего было отмахнуться от женщины, пройти дальше, потом вернуться в модуль и два месяца ничего не делать, поднакопить жирок, потом убрать его силой мысли, снова поднакопить, продать Майю какому-нибудь теневому сутенёру, спасти, в общем, самому придумывать себе развлечения. А тут – на блюдечке преподносят.

Когда я прижимал комм к пятну на стене, думал, попаду в какое-нибудь крохотное помещение, где спичечные коробки упаковывают, как раз для одного работа. И потому, оказавшись по ту сторону стены. даже слегка растерялся. На подставках высотой в два метра стояли икосаэдры разной степени готовности, похожие на тот, что недолго служил мне жилым модулем, только размерами поменьше – на одного. Их было не меньше нескольких сотен, ряды уходили вдаль, возле каждого постамента аппарат для сборки трудился, получая комплектующие откуда-то снизу, и монтируя на явно военные аппараты.

В чём будет заключаться моя работа, мне никто не объяснил. Но на комм прилетел пакет с инструкциями, собственно, главное, чем я должен был заниматься, это ни во что не вмешиваться. Но если что-то случиться, вызвать тех, кто в этом разбирается. Почему человек, который это делает, назывался наладчиком, я выяснять не собирался, мне здесь недолго находиться, а потом, как выясню, что происходит, и того меньше. Выбрал наиболее доведённую до готовности машину, и залез внутрь. Что, кстати, той же самой инструкцией категорически запрещалось.

- Так вот ты какой, северный… - в аппарат как раз встраивали м-деструктор, который считался очень перспективной и пока ещё не доведённой до ума разработкой. Точно такой же стоял на эсминце, хотя нет, тот попроще был, словно предыдущее поколение. Здесь деструктор монтировался повсеместно. А главное, вставлялась и защита от него – об этом в земных лабораториях только задумывались.

Потянулся к пульту управления, тот был не активирован, большая часть элементов шла уже с встроенными схемами, а вот сопряжение оборудования, видимо, производилось уже в конце. Большая часть узлов мне была знакома по марсианским курсам, только были они, как бы это помягче сказать, на два-три поколения совершеннее. Словно там, на Земле, самая развитая во всех реальностях цивилизация плелась на самом деле в хвосте технологического прогресса.

В правильных додекаэдрах каждая из тридцати граней была двигателем и одновременно генератором защитных щитов, вооружение размещалось на каждой из двадцати вершин. Пятислойная структура оболочки включала и распределённую энергосеть, и средства пассивной обороны, и системы управления. И даже небольшой прыжковый двигатель, достаточный, чтобы перемещаться внутри системы. Пилоту оставалось небольшое, и очень уютное внутреннее пространство, ограниченное внутренней обшивкой и служившее одновременно эвакуационной капсулой. В случае разрушения наружной оболочки эта капсула могла автономно поддерживать жизнедеятельность ещё несколько лет – по сути, человек существо безотходное, если рационально переработать все отходы, включая пот и отшелушивающуюся кожу.

На сборке я завис на несколько часов, обходя аппараты, и изучая их компоненты. Никакой технической документации не было, да и вообще я даже не представлял, как она здесь должна выглядеть, удалось перехватить кое-какие протоколы, которыми обменивались колонны с расположенным где-то вне ангара модулем управления, только, похоже, ничего ценного в них не было. Я уже начал подумывать о том, что неплохо прикупить вот такой заводик, местный Уриш, считай, передо мной в долгу, а у меня на той стороне реальностей отличный рынок сбыта. Эти штуки влёт уйдут, тем же кланам, у которых техника даже похуже земной.

Одна из сборочных колонн пискнула, готовый аппарат сам включил антиграв, перемещаясь на свободную площадку, а на его месте возникло основание новой конструкции. С полностью завершённым изделием я решил познакомиться основательнее, забрался внутрь и поёрзал на ложементе, устраиваясь поудобнее.

- Чего расселся? – раздался вдруг голос.

Я посмотрел сверху вниз, возле аппарата стояла молодая девушка, рыжая, небольшого роста, с кукольным личиком, затянутая в чёрный блестящий комбинезон, который облегал её, словно лаковая перчатка. Не капрал Линник, но чем-то неуловимо похожая, как внешне, так, видимо, и внутренне. Барби-переросток.

- А ну выметайся, - тон стал почти угрожающим, да ещё и на сознание прилетела небольшая схема, после которой я только что не описаться должен был от страха. Штаны я портить не стал, но вылезти – вылез.

- Комм – сюда, - рыжая протянула руку, небрежно, не сомневаясь, что получит требуемое. Что-то отметила в не моей вещице, бросила обратно. – Ещё раз увижу в истребителе, вылетишь с работы. Ясно?

Я только поклонился в ответ.

Больше не обращая на меня внимания, Барби легко запрыгнула на ещё тёплое место, находящееся на пятиметровой высоте, положила ладони на панель управления, а глаза закрыла. То, что она делала, я не должен был замечать и понимать, в инструкциях, кстати, это обозначалось как подготовка аппарата к работе. Несложные схемы ложились одна за другой, сращивая отдельные модули, в конце блеснувшая оранжевым закорючка заблокировала двигатели и вооружение – видимо, чтобы в процессе транспортировки кто-нибудь не похулиганил. И как вишенка, крохотный, почти пылинка, красный кристалл утонул в панели управления, таких у девушки была целая коробочка. И сияющая белым схема в этом кристалле была куда как выше ее невеликих возможностей.

Не слишком сильная Видящая вылезла обратно, похлопала истребитель по одной из граней, посмотрела на ещё не готовые машины, и выругалась.

- Какой идиот меня сюда позвал? Что, я из-за одного аппарата вышла? Эй, тебя спрашиваю.

- Не знаю, я наладчик, - пожал плечами. С нас, работяг, какой спрос. Заодно про себя отметил, что некоторые схемы я бы заменил, те, которые есть, свою роль выполнят, но всегда есть место для совершенствования. – Может, начальство?

- Да вижу, что не ты, - процедила сквозь губу пси-инженер. – Что с дурака взять. Так, ещё вроде два на подходе? Их сделаю, остальные – завтра.

Я заглянул в регламентный лист – небольшой пакет приходил мне на комм каждые пять минут.

- Сейчас будут ещё семь готовы. В течение получаса.

- И что прикажешь мне тут полчаса делать? – почему-то у меня спросила девушка. – Набрали на работу тупиц. Ты вообще откуда такой взялся?

Что-что, а рассказывать я умел. И про трудное детство, и про трущобы на одной из планет Аш-Урб, и то, как меня уже в сознательном возрасте занесло сюда, во владения Уришей. Про тяжёлую работу на добывающих комплексах, нападения контрабандистов, несчастную любовь к местной, из-за которой я потерял почти все – семья Уриш была против связи своей с чужим, что поделаешь. Девушки любят такие истории. К тому же, этот сюжет я подсмотрел в местной сети, один из самых популярных, судя по миллиардам восторженных отзывов. А заменить действующих лиц, слегка подправить подробности, присочинить что-то своё – это нетрудно, не то что с начала и до конца своё ваять. Поначалу пси-инженерша кривилась, но судьба несчастного сиротинушки очень скоро её захватила.

Да ещё под какой-то оранжевый напиток в пищевом модуле, куда мы перебрались, подальше от скучных рабочих процессов. В общем, полчаса пролетели незаметно. На сознании девушки стоял неплохой блок, куда лучше и изящнее, чем те, которые она сама была способна конструировать, и вообще, одарённых сложно к чему-то принудить, если только уж совсем слабых, но против крохотного белого символа на эме-галь в сочетании с берущим за душу рассказом защиты у бедняжки не было. Не скажу, что она бросилась мне на шею, влепила смачный поцелуй и потом изнасиловала, слишком очевидное воздействие тут же включило бы защитный пси-режим, который хоть белым, хоть красным закрашивай. Но к тому времени, как на отгрузочной площадке появились семь новых истребителей, относилась она ко мне получше.

- Пойдём, поможешь, - сама предложила она, оценив фронт работ. – Заодно дорасскажешь, чем всё у тебя с этой стервой закончилось. Не знаю, не моё это дело, но вот своими руками бы её придушила.

Восемь аппаратов, из которых только один приведён в порядок, моей помощи не требовали. Так что я только стоял у очередного подключаемого истребителя, и вешал лапшу на пси-уши. Аккурат к седьмому закончил, оставался только один аппарат, который быстро допиливали изящненькие ручки моей слушательницы. И она готова была уже эти ручки приложить в финальном аккорде к панели управления, как вдруг раздалась настоящая сирена. А заодно сигнал о чем-то чрезвычайно опасном пришёл на комм, и не только мне.

Глава 7

Глава 07.

- Странно, об учебной тревоге не предупреждали, - озадаченно сказала настоящий наладчик истребителей. – Эй, как там тебя, Лео, кажется?

- Ага, Лео Маркулос, - напомнил я ей. И что это за тревога такая, о которой должны предупреждать.

- Подожди, десятиминутная готовность, и это уже второй сигнал, - девушка с кем-то связывалась. – Похоже, что-то странное происходит. Ты ведь из комплекса, которые на орбите крутятся? Тебе придётся остаться здесь, таков протокол.

Тем временем начал прибывать народ – сначала появились два парня в оранжевых комбинезонах, вроде как техники, потом ещё четверо девушек в такой же блестящей чёрной форме.

- По местам, - скомандовал оранжевый техник, - эвакуация уже полным ходом идёт. Никто не знает, что случилось, так что лучше нам отсюда свалить. Гражданские вроде как уже в челноках, мы последние остались. Эй, Айарти, а с этим что будем делать? Почему он ещё здесь?

- Я разберусь, - моя знакомая вызвала прозрачную панель, зависшую прямо в воздухе, и что-то на ней набирала. – Задержусь на пару минут, заблокирую тут все. А вы вылетайте. Действуем строго по инструкции, перемещаемся на базу.

Пока семёрка псионов выясняла, что кому предстоит сделать и кого спасать, и размещалась в истребителях, вылетая через шлюз наружу, один за другим, я вызвал Майю – связь в комплексе блокировалась, но были у меня обходные пути. Та ответила только с четвёртого раза.

- Чего тебе? – недружелюбно отозвалась моя напарница. Судя по её виду, бывшая революционерка спала. – Я занята. Давай попозже, а?

- Майя, сигнал тревоги слышала? Ты где сейчас? В модуле?

- Да, где же ещё, только недавно пришла. Что ты так разволновался, подумаешь, обычная учебная тревога. Я была на курсах, нам там все объяснили. Сам где шляешься?

- Работаю, не всем же бездельничать, – хотя тут я слукавил, оказывается, Майя умеет проводить время с пользой, а не только революции устраивает. – Молодец, учиться никогда не поздно. Приказ об эвакуации идёт?

- Ну их, никто жилые комплексы никто не трогает, так что люди не дёргаются. Хотя нет, многие уже отваливают. Слабаки. Ты, как что серьёзное будет, обязательно со мной свяжись, а я пока вздремну.

- Ты уже девочка большая, так что сама решай. Но если тут действительно будет атака, от комплекса мало что останется.

- И что делать? – Майя тут же стала серьёзной. - Эмпо, когда надо, тебя никогда на месте нет.

- Отстыковывай модуль от аппарели, и отходи от комплекса на безопасное расстояние. Будет возможность – эвакуируйся на планету, её портить – слишком дорого, к тому же там одни пришлые, они как раз никому не нужны.

- Умеешь ты выбирать нужные места, эмпо, - девушка активировала панель, положила ладони на блестящую поверхность. – Куда двигаться?

- Разгоняйся к спутнику, там тебя подхватят. Как окажешься на твёрдой земле, кинь в сеть сообщение, но не раньше. Похоже, я некоторое время тут буду занят.

- Есть, капито, - шлюз замерцал синим, значит, процесс расстыковки начался.

Одной частью сознания следя, все ли она правильно сделает, переключился на происходящее на складе. Здесь как раз оставались два готовых истребителя, сборочные колонны в ангаре начали обратный процесс – разукомплектации. Ломать – не строить, этот процесс шёл гораздо быстрее и зрелищнее, аппараты буквально растворялись в воздухе.

- Наладчик Лео?

- Здесь, - отрапортовал я.

- Эта штука – истребитель, - как слабоумному, начала объяснять мне Айярти. – Я сейчас ввожу туда маршрут, он доставит тебя на базу, летим в одной связке. Не пытайся сам что-то сделать, все системы заблокированы.

Я покивал, база – это отлично. База – это носители, подпространственные движки и быстрая дорога на Землю. А там уже попробую выяснить, где находится Оранжевая, и вернусь в изначальную вселенную, здесь особо делать нечего. Тем более вокруг слишком много Уришей, а отношения у меня с ними сложные.

- Айярти, - осторожно спросил девушку.

- Второй лейтенант Уриш, - тут же отреагировала собеседница. Она уже сидела в ложементе моего истребителя, и что-то там вытворяла с центром управления. Блокировала схемы, отвечающие за вооружение, и добавляла управляющие. Видимо, перестраховывалась – дублировала электронные команды, чтобы я не залез своими неумелыми ручками куда не надо. – Что тебе?

- Может, ты меня на планете высадишь?

- Газовый гигант для жизни не приспособлен, - второй лейтенант Айярти хмыкнула. – Да я поняла, нет, некогда, и ты – работник закрытого сегмента комплекса, эвакуация на базу обязательна. Давай, забирайся, ничего не трогай. Во время прыжка может тошнить, тут компенсаторы слабые, если что, не стесняйся. Ты точно никогда ни на чем подобном не летал?

Да, слишком уверенно я расселся.

- Был старателем, я же рассказывал. В ботах похожие кабины, вот там и научился немного.

Уриш покачала головой, подошла к стене – квадрат обшивки откинулся, обнажая чёрную панель. Приложила к ней ладонь, панель зажглась зелёным, а потом поменяла цвет на красный. Оттуда выпал кристалл, который Айярти спрятала куда-то в недра комбинезона.

- Ну вот и все, производство заблокировано, - удовлетворённо сказала девушка. – Ну что, Лео, когда ещё такому, как ты, доведётся полетать в боевом истребителе. Повезло, в первый раз это очень впечатляет, я тебе даже немножко завидую.

Ну завидовать особо нечему было, порулить мне не дали, хотя, на мой взгляд, все летательные аппараты одинаковы, сопрягаешься с системой управления, и летишь. Захотел пострелять, выбрал цель, сбил. Ищешь следующую. Ничего сложного. Но убеждать в этом Айярти я не собирался.

- Стартуем, - скомандовала она.

В космосе пока все было спокойно. На таких расстояниях не видишь, что в действительности происходит, единственный объект, который я мог наблюдать невооружённым взглядом – это тот самый завод истребителей, из которого мы вылетели. Сейчас его стрелы-аппарели были почти голые, последние челноки и транспортные боты отходили, резко набирая скорость и исчезая в разных направлениях.

В воздухе возник экран, передающий изображение со всех возможных точек. С миллионов. Каждая смотрелась крохотным квадратиком, едва заметным глазу, но стоило обратить на неё внимание, как квадратик увеличивался, вбирая в себя соседние, и разворачиваясь в отдельный экран. Множество станций уже сбросило модули, голые ёжики кружились в космосе, причём скорость вращения увеличилась. На концах причальных мачт появилось тусклое свечение,

- Вот так мы видим всю систему, - Айярти держала мою кабину под контролем, вот что за вторжение в частную жизнь, ни до трусов раздеться, ни в носу поковырять. – Каждая точка – передающий модуль. Если действительно что-то произойдёт, сразу узнаем. Видишь скрытую область? Нам туда.

- Военные секреты выдаёшь? – пошутил я. Видимо – неудачно, потому что ложемент подо мной чуть зашевелился, энергетические зажимы надёжно зафиксировали моё тело. А голову обхватил обруч, готовый взять мое сознание под контроль.

- Будешь так шутить, Лео, долетишь, но не целиком.

Модули-челноки болтались в космосе, отходя дальше и дальше от причальных стрел, три сотни боевых станций над обитаемым спутником гиганта раскинули щит, видимый издалека – множество синих линий, переплетающихся в сеть. Полюбовался на эту красоту, пока мы отходили подальше от комплекса, истребителю для прыжка требовалось свободное пространство.

Пока мы перемещались, выбирая подходящее место, позволил энергетическому щупу истребителя соединиться с моим коммом. Точнее говоря, с тем, что я вместо него подставил. Такие устройства от взлома были хорошо защищены, но военные – они такие любопытные и настойчивые, против них ни одна оборона не устоит.

Не вина истребителя и тех, кто его сейчас контролировал – они не знали, что я тоже не очень-то гражданский, а самый что ни на есть капитан. Так что удовлетворение от слияния с аппаратом было обоюдным. Он получил на Лео Маркулоса всю подноготную, в том числе подробности того, что я рассказал Айярти, а я – доступ ко всем системам. Продублировал каждую схему, теперь при необходимости смогу и без посторонней помощи летать. Единственным узлом, оставшимся для меня заблокированным, был прыжковый двигатель, но и тут мне второй лейтенант Уриш помогла.

- Прыгаем, - сказала она моему неподвижному телу, активируя подпространственный модуль.

Обе луны вокруг коричневого карлика были необитаемы, хотя инфракрасное излучение от угасающей звезды поддерживало на них температуру, достаточную для существования жидкой воды. Дальше микроорганизмов там дело не пошло, но сами луны, а точнее то, что из них выбивали метеориты, послужили строительным материалом для местной военной базы.

Модульная конструкция напоминала все того же ежа, только вместе с жилыми модулями к иголкам были пристёгнуты многочисленные военные аппараты. Четыре десятка носителей диаметром от сотни метров до километра двигались рядом по орбите вокруг звезды, два – были пристыкованы.

- Обязательно надо было его с собой тащить? – псион в стыковочном шлюзе просканировал меня, удостоверился, что опасности я не представляю, и переслал на комм доступ к жилому модулю.

- Инструкция, - второго лейтенанта просто так было не пронять. – Все гражданские, находящиеся в зоне управления сборкой, должны быть перемещены…

- Знаю, - сожрал невидимый лимон её собеседник. – Тут их уже под полторы сотни, бездельников. Что с ними делать, непонятно.

- Не моя забота, - Айярти повернулась ко мне. – Лео, на этом мы с тобой расстаёмся. Переходишь к сержанту Флипу.

- Уришу? – не удержался я.

Девушка меня ответом не удостоила, для неё наладчик Лео Маркулос уже стал незначительным и не слишком ярким эпизодом в её жизни. А вот для сержанта Флипа все только начиналось. Оставалось только его найти.

Наш преподаватель по макроэкономике говорил на лекциях, что основным двигателем прогресса было не человеческое любопытство или стремление к комфорту, а война. Страх за свою жизнь заставлял людей создавать все новые и новые орудия убийства и защиты, которые потом использовались гражданскими для собственных нужд. Тефлон сначала использовался в качестве защитного слоя для антенн радаров, женские прокладки впервые появились у военных медиков, микроволновки начинали свой путь на кухню с работы в качестве элементов средств ПВО, скотч – в качестве средства герметизации боеприпасов, что уж там говорить о спутниковой навигации и интернете. И о порохе. Да что там, нож и вилка – те же меч и трезубец римских легионеров.

Во вселенной-ноль с этим было не очень – настоящих противников у псионов особо не было, если не считать стычки между ними, их кланами и подконтрольными мирами. Поэтому и настроение среди военных царило расслабленное, даже в режиме повышенной боеготовности. И ещё надо учитывать супероружие – пси-схемы, которые уводили прогресс немного в сторону. В сторону разгильдяйства и уверенности в собственной исключительности.

Так что сержанта Флаппа я искал несколько часов. Каждый раз, когда кто-то ловил меня в одном из секретных секторов, куда допуск был ограничен, я повторял одну и ту же сказку про неуловимого сержанта, и меня посылали в новое секретное место. Тут только одна хитрость была, не нарваться на какого-нибудь сильного псиона, который послал бы меня скорее всего в местный карцер. Потому что концентрация одарённых тут зашкаливала, едва ли не каждый четвёртый мог претендовать на гордое звание псиона.

Вот на одного из таких я напоролся, когда изучил практически всю базу, а это сотни километров переходов и десятки помещений, в которые удалось проникнуть.

- Сержанта Флаппа на базе нет, - мужчина в бежевой форме возник словно из ниоткуда, когда я выяснял у какого-то капрала, где же этот неуловимый друг гражданских. – Есть сержант Флип, стой здесь, я сейчас его вызову. А ты смотри, чтобы этот штатский никуда не делся, его уже в ремзоне носителей видели, и в десятке других мест.

- Да, капитан, - вытянулся капрал, и зло на меня посмотрел. А ведь мы ещё минуту назад были друзьями, он даже изображение своей семьи мне показал. Он, его жена, сестра жены. Кстати, очень даже симпатичная, этот военный нас свести хотел, но теперь, видимо, передумал.

То, что сержанта Флипа я, наверное, не увижу, стало понятно, когда в спину мне упёрлись стволы метателей, и конвой из трёх бойцов сопроводил в персональную камеру, где уже сидели этот самый капитан и ещё одна слегка полноватая женщина, в сером. Между ладоней у неё проскакивали зелёные искорки.

- Вот и наш живчик, - капитан кивнул женщине на экран, где я отирался в одной из закрытых зон, пока меня реального пристёгивали к монструозному креслу энергозажимами. – Империя все не успокоится, посылает шпионов одного за другим.

- Второй лейтенант Айярти сказала, что именно она вывезла его сюда. Сейчас её допрашивают, но судя по всему, сговора никакого не было.

- Ментальное воздействие?

- Исключено. Ни амулетов, ни признаков дара нет, - женщина встала, подошла ко мне, поводила руками возле головы. – Вообще никакого. Ты хочешь сказать, что простой человек воздействовал на сотрудников базы, и те предоставляли ему доступ? Или на пси-инженера, и та посадила его в истребитель? Тамми, ты параноик.

Ну хоть один умный человек на базе нашёлся. Я не об этой серой толстой мышке, а о капитане.

- Тебе лучше знать, - парировал Тамми.

- Или ты думаешь, что пси-сканеры у нас не работают? Их проверяли всего четыре года назад, и профилактика проводится чуть ли не каждый общий месяц.

Капитан на секунду задумался, потом махнул рукой.

- Ну нет.

- Что?

- Может, мы поймали какого-нибудь повелителя потоков?

Оба рассмеялись. Я тоже улыбнулся, раз уж веселье общее.

- Такого, о котором никто не знает, - отсмеявшись, сказала женщина. – Да, согласна. По всем данным, обычный наладчик. Доступа к базе комплекса все равно сейчас нет.

- И все же, мне кажется странным, что зу Айярти Уриш привезла с собой гражданского, и одновременно заблокировала доступ к базе комплекса, где они работали. – капитан обращался к собеседнице, а смотрел на меня. Да, сейчас я во всём признаюсь, только отдохну немного.

- Стандартная процедура, девочка действовала точно по инструкции. Но для того, чтобы ты успокоился, запрём его дня на три, пока с тревогой не станет ясно, и доступ не разблокируется. Лео, так кажется тебя?

Кивнуть я не мог, моргнул. Хорошенькое дельце, ради душевного спокойствия какого-то капитана, меня на кичу.

- Проникновение в закрытую зону – преступление третьего уровня, - мило улыбнувшись, объяснила дама в сером. – В условиях чрезвычайной ситуации мы можем тебя отправить в деструктор, а потом в качестве удобрений – в оранжереи. Так что посиди взаперти, подумай, как объяснить это своё любопытство.

Ответа моего никто не ждал. А я многое мог бы порассказать, и о методах допроса, спасибо Разумовскому и библиотекарю Хомичу, и о том, что надо делать с подозреваемым. Но нет, заперли в обычном жилом модуле, разве что дополнительную защиту поставили, чтобы снова не пошёл сержанта Флипа искать. О таком я только мечтал – три дня в одиночестве, в номере повышенной комфортности. Разве что бассейна тут не было, и доступа в сеть. И если с бассейном у меня не получилось, то подключиться к общим инфопотокам труда не составило.

За это время я намеревался изучить возможность угона носителя. Куда лететь, ан Уриш мне подсказал, и все эти разборки с найденным ребёнком мне не нравились. За те несколько дней, что звёздная система будет фактически блокирована, страсти поулягутся, бдительность ослабнет, и – прощай, империя Аш-Урб, здравствуй, Солнечная система, и Ашши Маас-Арди. Останется только Оранжевую найти, точнее, место, где она должна появиться, а дальше – дело техники.

Вот только спокойно мне посидеть не дали. Минут через десять после заселения, когда я уже все распланировал и почти приступил к реализации, на модуль начали накладывать один слой пси-защиты за другим. При желании я мог их нейтрализовать, но сначала решил посмотреть, для чего все это. Никак образумились, и приняли необходимые меры для сохранности опасного преступника.

Но нет, все это затевалось не ради меня. Проход открылся, и в жилой модуль зашла Айятри. Судя по её виду, очень недовольная.

Глава 8

Глава 08.

- Расскажи ещё раз, как ты в нашу систему попал, - Айярти недолго оставалась холодной и неприступной, очень быстро она стала тёплой и назойливой. – Я в прошлый раз мимо ушей большую часть пропустила.

Да, только псионы на такое способны, ничего не запоминать. Так что я ей выдал почти слово в слово ту же версию, что была. Только ещё чуть приукрасил – все-таки симпатичной девушке рассказываю, какой мужчина будет в этой ситуации сухо факты излагать. И в некоторых местах события немного изменил, странно будет, если я в точности свой рассказ повторю.

На сознание Айярти я не давил, кто-то незримо следил за тем, что мы делаем, и вообще эффект новизны пропал, так что реакция на мою нелёгкую судьбу была пожиже и посдержаннее.

- Ты так много пережил, - все же выдавила из себя она, и даже мне руку погладила. Прицепила на неё какую-то гадость, головная боль, тошнота, суставы будет ломить. Добрая девочка.

Со схемами тут все было в порядке, внутри жилого модуля они накладывались свободно, и снаружи я мог оказаться в любой момент – телепортация действовала. Это обычные конструкты надо создавать, чтобы проверить, будут ли они работать, а с белой магией все проще, можно теоретически смоделировать ситуацию.

Ну а потом пси-инженер засыпала меня сведениями, которые посторонним людям знать не полагается. Сколько на базе людей, носителей и истребителей, как часто происходит контроль личного состава, где находятся пси-сканеры и вообще много всего, что я уже знал. Только в интерпретации Айярти многое получалось совсем по-другому. Или меня специально дезинформировали, или проверяли, знаю ли я что-нибудь.

Со времени моего первого прыжка актёрский талант возрос ощутимо, в основном за счёт контроля над организмом, так что я восторгался там, где наоборот, хвалиться местным было нечем, или равнодушно пропускал мимо ушей то, что ни один разведчик бы не пропустил. Может, Станиславский мне бы не поверил, а вот серая тётка за стеной – вроде прониклась. И ушла.

Стоило непосредственному свидетелю нашей тёплой беседы исчезнуть, из Айярти как будто стержень вытащили. Улеглась на свою лежанку, благо, на комнаты жилой модуль не делился, надулась и уставилась в потолок. На мои осторожные вопросы, мол, в чем дело, может живот болит, солёных огурцов хочется или селёдки с мороженным, не отвечала, не женщина, а золото.

Так что за первые сутки я практически подготовился к побегу.

Один из носителей, небольшой и только недавно построенный, должен был находиться в ремблоке ещё несколько суток – заново регулировали балансировку ядра двигателя. Как это делается, я не знал, но вот буквально только что оставленная закладка дала знать, что практически все готово. Через два дня местный адмирал - алу-ком, поставит свой отпечаток на системе управления, пропишет туда пилотов и личный состав, и тогда уже присвоить носитель будет трудно. А пока он никому не принадлежит, сравнительно легко. Только и надо было, что добраться туда, не обязательно через саму станцию, можно и снаружи, а потом пробраться на носитель и подтвердить своё право им управлять. В штатном режиме все системы брались под контроль одновременно – минимум трое должны были подтвердить активацию, и для этого у меня был шингалу.

С телепортацией все значительно проще бы получилось, но станция была защищена от таких фокусов наглухо, а с белыми закорючками больше чем на двадцать-тридцать метров перемещаться не получалось.

Когда все было учтено – и перемещение личного состава, и дежурства из-за этой непонятной тревоги, и то, что алу-ком ещё не прибыл на базу, а только собирался, потому что проверял готовность обороны населённого планетоида непонятно от кого, я прикрыл глаза и решил немного поспать. По-настоящему вздремнуть, с каким-нибудь приятным сном и потягиванием при пробуждении. За эти сутки я с Айярти перекинулся едва ли десятком слов, еду нам выдавал автомат, а в остальное время сокамерница пялилась в потолок, или в стену, или в пол – куда угодно, только не на меня. Даже когда демонстративно страдал от головной боли и тяжести в животе.

Так что, когда она растолкала меня прямо посреди очень насыщенного сновидения, где были я и одна знакомая светловолосая девушка, удивился.

- Через пять минут какое-то срочное сообщение, - Айярти вывела на всю ширину спального помещения экран, и уселась на пол. – Вставай, может быть, что-то важное.

- Мне все равно, через два дня – деструктор и оранжереи, - как можно более недовольно сказал я, натягивая штаны. Это пси-инженер почти голая на кровати валялась, и сейчас вон на полу в чем-то прозрачном сидела, а мне воспитание не позволяет по квартире нагишом расхаживать.

- Тебе совсем не интересно, почему тревога была объявлена?

- Нет, - соврал я, прикидывая, не тот ли сейчас момент, чтобы оглушить девушку, переместиться наружу, потом пройти по наружной обшивке до носителя, и пока все смотрят новости, отчалить по хвосту галактики Стрельца прямо в окрестности Земли.

По лицу девушки я понял, что разочаровал её очень сильно. И ей теперь с этим жить до следующей нашей такой же задушевной беседы, которая никогда не состоится, потому что, надеюсь, больше мы не встретимся. Хотя, посмотреть новости стоит, вдруг что-то настолько необычное произошло, что вообще никто о носителе не вспомнит. Погони я не боюсь, а вот перед первым после модернизации прыжком минимум пять минут нужно, чтобы наружный слой распылился по обшивке.

Когда на экране вместо символа Уришей возникло изображение, я чуть было не присвистнул. Бывает же такое, когда знакомых увидишь. Высокая молодая женщина в белой накидке стояла прямо и смотрела надменно. Глава семьи Аш-Урб, шаар-ат, с первого дня это лицо было практически во всех общих новостях.

Шаар-ат держала за руку маленького мальчика. Его я тоже видел – в стазис-сфере, хотя вроде он тогда помельче был, и не такой противный, а сейчас вот прямо ангелочек, до тошноты. Мальчик старался держаться серьёзно, и это у него почти получалось.

Им бы ещё кота, и получилась мимимишная семья, заставляющая сердце любого имперца таять. Но кота у них не было, тут я был вне конкуренции. Вместо кота рядом примостился Ри-ин-иту Уриш.

Статичное изображение провисело секунд пять, а потом шаар-ат заговорила.

Приятным мелодичным голосом, проникающим прямо в мозг, женщина рассказала о сыне, которого потеряла тридцать лет назад, и отчаялась найти, и о том, что близка уже была к разгадке тайны исчезновения. Но прямо из-под носа у имперской разведки ребёнка похитили, и укрыли в одной из систем. Все это сопровождалось красочными дополнениями в виде убитых старателей, трупов штурмовиков и пси-разведчицы.

- Тот, кто организовал это – нун Лурр Уриш, - припечатала шаар-ат, - и он уже понёс наказание. Но в заговор были замешаны и другие ас-ариду, имперские силы безопасности вместе с семьями проведут расследование и определят степень вины каждого. До тех пор ан Ри-ин-иту Уриш становится временным главой семьи Уриш, а в системах Уриш вводится частичное имперское правление. На простых гражданах оно никак не отразится, ручаюсь, что никакого вмешательства в дела семьи Уриш не будет. При необходимости имперские войска могут обеспечивать порядок, но только с согласия семейного совета.

Айярти сидела с открытым ртом. Я распинался почти час о тягостной судьбе, и такого эффекта не добился, а тут женщина пять минут с ней с экрана поговорила, и на тебе – не только муха, ворона туда залетит. Может, с ориентацией у пси-инженера не в порядке.

- Эй, - я дотронулся до её плеча. – Поясни, я вообще ничего не понял. Что за ребёнка там нашли?

- Сын шаар-ат, наследник, пропал много лет назад, когда была последняя попытка захвата власти младшей ветвью, - Айярти говорила монотонно, явно что-то там себе размышляя, - сама шаар-ат куда-то исчезла, а семья её оставалась на столичной планете. Отца этого мальчика убили прямо во дворце, а самого - похитили. Не то чтобы это был секрет, просто не говорили об этом.

- А мне подумалось – этот ан Ри-ин-иту его отец.

- С чего ты взял? Нет, конечно. – Айярти ответила не сразу. Я явно её отвлекал от других, более важных дел.

- Так, показалось, чего это он рядом с нашей шаар-ат стоял. И что теперь будет – одни ас-ариду будут воевать с другими? Ты вот кого поддерживаешь, бывшего нуна или этого вот ан Уриша?

Девушка посмотрела на меня как на сумасшедшего.

- Я поддерживаю семью, Лео. Какая разница, кто во главе. Если старый нун оступился, пошёл против империи, значит, выберут нового. Это все равно будет Уриш.

- Ан Ри-ин-иту? – уточнил я.

- Какая разница. Так, сиди здесь, я скоро вернусь. Через несколько минут.

Эту фраза в фильмах обычно означала, что героиня не вернётся. Её или волки загрызут, или машина собьёт, или похитит снежный человек. Честно говоря, меня устраивали все три варианта.

Были другие проблемы, поважнее.

Меня беспокоило мое квази-разумное оружие, на которое я полагался. Причём пока что на уровне предположений, до этого как-то недосуг был, а вот последние сутки я посвятил частично и ему тоже. Сначала заморозил сознание этой биомеханической твари, а потом покопался в нем хорошенько. В самом управляющем центре, теперь рассредоточенном по скоплениям атомарных сингулярностей, ничего не было. Количество элементов сознания возросло на несколько порядков, количество связей между ними – соответственно, и все равно, на первый взгляд шингалу оставался таким же послушным орудием в руках псиона. Помог слившийся с ним браслет старого Уриша – странно вспоминать того, кого ты прикончил, с благодарностью, но иногда приходилось. Среди аморфной структуры змея нашлось образование, связи которого с остальными управляющими элементами были ложными. И только одна уходила сразу к нескольким тысячам, словно оплетая их, и подменяя настоящие. Два часа мы вместе с браслетом распутывали этот клубок, исключали из него чужеродный элемент, а потом я ставил свой, примерно так же, как когда брал управление модулем, и все равно до сих пор был не уверен – все ли я сделал правильно.

Но если с шингалу я способен был разобраться самостоятельно, то с другой проблемой было посложнее. Сама по себе ситуация с местным главным Уришем была, скажем так, не очень хорошей. Два человека точно знали, что он соврал. Один из них – я, а второй, точнее – вторая сидела в этой системе на планете, и выбраться оттуда могла только с моей помощью.

То, что Уриш нас найдёт – это вопрос времени и проворности тех, кто уже ищет. Если бы на месте Майи была её одарённая сестра, я бы так не беспокоился, псиону затеряться в толпе куда проще. А тут даже деньги были ухудшающим ситуацию фактором, неизвестно, куда эта революционерка вляпается. Висюлька дракончика на таком расстоянии признаков жизни ожидаемо не проявляла, оставалось надеяться, что я успею.

Сеть трещала по швам – похоже, сотрудники разбивались на два фронта, за новую власть и за старую, ну да, конечно, нет разницы, кто во главе. Всегда есть чьи-то интересы, которые возвышают одних членов вот такой замкнутой ячейки общества над другими, причём в зависимости от того, кто находится у власти. Ан Ри-ин-иту сейчас разбирается с теми, кто стоит на его пути – те ас-ариду, которые не отойдут, автоматически станут заговорщиками, и жестоко поплатятся, в моральном, физическом и материальном плане.

Айярти не вернулась ни через минуту, ни через пять. И через десять, когда внешнее защитное поле ослабло, её тоже не было. Что за девушка, поручили ей охранять простого неодарённого человека, мало ли что со мной случится, так нет, сбежала куда-то. Или снежный человек съел.

Если человек опаздывает на деловую встречу на пятнадцать минут, то по правилам делового этикета считается, что как бы и вовсе не пришёл. Правда, это не распространяется на жителей Южной Европы, а также Центральной и Южной Америки. Шумеры к ним не относились, поэтому я ровно через пятнадцать минут вышел из камеры.

Первое тело встретилось прямо в шлюзе, неподалёку от модуля. Оно висело в невесомости, окружённое каплями крови. Мужчина был жив, к груди присосалась аптечка и проводила необходимые реанимационные мероприятия, вмешиваться в лечение не стал – состояние не критическое. Пока добирался до основного коридора, ведущего к обслуживающим секторам, попались ещё двое, и оба в том же состоянии, что и первый. До смертоубийств пока не дошло, но и времени-то прошло чуть-чуть.

Лифты не ходили ни в одном направлении, оставалось только на своих двоих добираться. С телепортацией тоже творилось что-то неладное, станция была затянута щитом, который глушил возможность перемещения через порталы.

Я шёл осторожно, шингалу не выпускал, только следящая схема показывала проходы, а вот про закрытые помещения не подумал, а зря.

Прямо перед моим носом, считай, образовался проем, из которого вышли капитан Тимми и безымянная серая мышка. Не знаю, чем они занимались, но явно не службой. Хотя развлечения развлечениями, а щиты на себя навесили.

- Лео, - безошибочно опознал меня капитан. – Ты как тут оказался?

- Пси-инженер, которая была со мной, - начал перечислять я, - пятнадцать минут, это выступление. Все бегут.

- Бардак, - согласился Тимми. – Ты, Лео, на чьей стороне?

- Империи, - гордо заявил я. Сейчас с имперцами только дурак будет связываться.

- Молодец. Сейчас с имперцами только дурак будет связываться, - точно, слово в слово, процитировал мои мысли капитан. – Но так лучше не отвечай, говори, что в наших семейных разногласиях не разбираешься.

- И вообще, для тебя же будет лучше где-нибудь укрыться, - посоветовала мышь. Заметила, что сорочка у неё чуть ли не до пупа расстёгнута, зарастила её до горла, - и не пялься, куда не надо.

- Конечно, зу, - выполнил я идеальный кивок почтения. Слегка удивлённая женщина ответила тем же, и поволокла капитана в другую сторону.

- Я же говорил, что он имперец, наверняка из младшей семьи, - Тимми пытался оглянуться, но мышь ему этого сделать не давала, уводя от меня подальше, - но теперь плевать, пусть сами разгребают, что хотят. Ещё эти идиоты решили поиграть в повстанцев, не хватало нам тут только имперского десанта, хорошо, что носители сразу убрали на безопасную орбиту, и большую часть истребителей.

Он ещё что-то бубнил, когда парочка завернула в ближайший коридор, но я уже и так вполуха слушал. Носитель практически починен, адмирала нет, дорога, считай, свободна – все, кому не нужны неприятности, попрятались по каютам. Хотя нет, не все.

Чем ближе я продвигался к ремонтной зоне, тем чаще мимо меня проскакивали люди, как поодиночке, так и группами. Кто-то пытался укрыться понадёжнее, а кто-то, наоборот, спешил к причальным докам, чтобы отсюда свалить. Тех, кто решил вступить в борьбу с новым кровавым режимом, судя по сообщениям в сети, было больше трети. Значит, хорошо если каждый двадцатый на что-то решится, но и это немало, штат станции превышал сотню тысяч человек, и что творилось в других частях, где располагались основные войска, я примерно представлял. Это здесь, среди обслуги, было сравнительно тихо, и то находились сумасшедшие, готовые за идею с молотком и напильником бороться.

Ну или с ремонтными дронами, одно такое сражение меня остановило – десяток псионов в пух и прах разбили полсотни службистов, вооружённых слабыми метателями, а заодно ещё столько же механизмов, швырявших в них чем попало. После этого одарённые забаррикадировались в пищеблоке и на угрозы не отвечали.

- Цирк, - резюмировал я происходящее. Как в анекдоте про Чапаева, придёт лесник и всех разгонит. Но мне до прихода этого лесника надо отсюда свалить.

До ремзоны оставался с километр, когда я увидел знакомое лицо. Женское.

Айярти отбивалась от группы наседавших на неё бойцов. Не слишком умело отбивалась, щиты хороши против энергозарядов, но в тесном коридоре метатели эффективно не используешь. Противники пытались достать девушку чем-то вроде дубинок, а грубая физическая сила – она требует таких же грубых и решительных действий. Все на что хватило пси-инженера – это выставить защиту и бомбардировать нападающих плазменными шариками, которые скафам почти никакого вреда не приносили. Правда, она дотянулась до особо активного, и попыталась обездвижить его схемой, но та стекла по динамической защите, окрасив ту радужной плёнкой.

Среди нападавших был один псион, но он участия в общем веселье не принимал, только подбадривал остальных. К Айярти у него, как я понял из коротких реплик, были личные счёты, только сил не хватало отомстить самому. Не люблю таких.

Похоже, силы пси-инженера были на исходе, те щиты, которые она выставила, пока сдерживали прямые попадания, но не все – руки и лицо были обожжены, и почти не восстанавливались, одна рука уже не действовала, и кровь на второй, правда, свернувшаяся, тоже выглядела не очень.

Рациональный Марк внутри меня посоветовал эту компанию обойти, но получил по шапке и замолчал. Не в первый раз вылезает это гаденькое и трусливое второе «я», хорошо, что в детстве отучили его слушать.

Псион дёрнулся, когда я положил ему руки на плечи, и обмяк. Небольшая чёрная клякса временно парализовала невеликое ядро, пусть побарахтается, в худшем случае неделю не сможет ничего сложнее светляка сотворить, слабак.

Бойцы тут же оценили появление нового действующего лица, двое остались добивать Айярти, а остальные бросились на меня. Шесть на одного – это нечестно. С моей стороны.

Я подхватил хапу у падающего псиона, перевёл в режим хлыста. Даже почувствовал, как радостно осклабились нападающие, пробить им броню практически нереально. Это если работать в штатном режиме. Скафы – вещь надёжная, в них и в космос можно, и в драку, но иногда создают ложное чувство защищённости.

Искрящийся шар появился на расстоянии двух метров от рукоятки, короткое движение кистью, и от удара в грудь, с вмятиной на практически неубиваемом скафе, первый боец отлетел к стене. Остальные тут же раскрасились пси-защитой, только рассчитана она была на три-четыре удара среднего Видящего. Второй со сбитым шлемом отправился вслед за первым, радужная пленка вспыхнула и пропала, бритая голова мотнулась – похоже, шею придётся долго лечить. В бок мне впечатался заряд плазмы, мощный, почти на максималке, и впитался в щит, следом за ним ещё один – в плечо. Плазма была усилена схемами, но только они разрушались ещё в момент образования заряда – опять же, Видящего чуть ниже среднего уровня они могли бы достать. Но, как ещё давно учил меня ан Траг, если щит мощнее схемы, она просто распадается.

Сбивая с ног третьего, с небольшим трудом разрушил один из метателей – тут просто параноики какие-то живут, все, что только можно, с пси-защитой. И тут же, телепортировавшись за спины бойцов, руками оглушил четвертого.

Оставшиеся двое грохнулись на колени, сорвав шлемы.

- И не стыдно – кодлой на девку беззащитную? – отправил я их в короткий болезненный сон, проснутся – бегом в капсулу, просто так головная боль не пройдёт. И повернулся к Айярти.

Та вроде как сориентировалась, и подлечивала себя. Обожжённое мясо постепенно зарастало красной коркой, но девушка нашла в себе силы, добрела до валяющегося на полу псиона, пнула его ногой и плюнула.

- Урод, - коротко резюмировала она. – Ты – урод. Кто ты вообще такой?

Глава 9

Глава 09.

Утверждение и вопрос предназначались не псиону, которого Айярти продолжала пинать, получая от этого явное удовольствие, а мне.

- Имперская разведка, шестой очень секретный отдел, - коротко ответил я первое, что пришло в голову. Может, там такой есть, не знаю.

- Я же сказала, сволочь, - это было снова адресовано не корчащемуся противнику. – Давай, арестуешь меня, да?

Отвечать не стал, путь к носителю был свободен, так что просто переступил через несколько тел, и быстрым шагом начал преодолевать последний километр.

- Эй, подожди, - Айярти бежала следом, вот ведь прилипчивая какая. – Ты куда? А я?

- А ты мне нафиг не сдалась. Некогда, я спешу, - ответил ей на ходу. – Думаю свалить отсюда.

- Зачем? Ты же имперец?

- Имперец имперцу рознь, - глубокомысленно заметил я. – Мне вот все равно, кто прав, но со своими коллегами из десанта встречаться не хочу.

- Значит, ты тоже против ан Ри-ин-иту? – не унималась пси-инженер.

Пришлось остановиться.

- Давай сразу проясним, мне на ваших нунов плевать. У меня свои дела, у тебя – свои. Хочешь революцию устраивать, беги за своими джедаями, они вроде как к истребителям пробивались. Может, успеешь.

- За кем?

- Неважно, - я развернулся, чтобы наконец-то добраться до носителя, а то эти вот постоянные и абсолютно бессмысленные вопросы только отвлекали. – Что ты вообще хочешь от меня?

- Ты меня в это втравил, вытаскивай, - без всякой логики заявила девушка. – Этот гад, которого ты оставил в живых, просто так от меня не отцепится. А когда выяснят, из какой я семьи, вообще пристрелят на месте.

- Ты из Уришей, - напомнил я Айярти её же слова. Тоже мне вопрос на пятьсот, тут кроме этих Уришей только я, и то – почти.

Та запыхтела, примолкла и хорошо, не до неё было, проем пришлось открывать с помощью шингалу, тот просочился в стену, и разорвал конструкции.

В ремзоне было пустынно, только трое копошились возле шлюза. Одного я знал – тот самый псион, что встречал нас, когда мы с комплекса убежали, а вот двое других явно были рангом повыше, судя по тому, как на него покрикивали. Оба в серой форме с неяркими нашивками, один высокий, другой полноватый. Троица ставила щит за щитом на вход, и почти уже работу закончила – прыгнуть в носитель точно не получится.

- А снаружи нельзя туда попасть? – спросил я. - Иногда достаточно сломать стену, чтобы с дверью не мучиться.

Один из серых, тот, что потолще, развернулся, и тут же улыбнулся широко и мясисто.

- Смотрите, кто к нам пришёл, сама причём. Зу Айярти Уриш из Уришей. Привет, дорогая. А её тут разыскивают, думали, сбежала уже.

На меня внимания почти не обращали, ну припёрся кто-то с хапу, дерзкий и невоспитанный, поучить всегда успеют. А вот моя спутница, судя по всему, им зачем-то нужна. Хотя что там гадать, понятно все.

- Имперская разведка, - я зажёг над ладонью переливающийся красным знак. Такой был на комбинезоне пси-разведчицы. – Не мешайте конвоировать задержанную. И шлюз разблокируйте, да поживее.

Первый псион хотел что-то сказать, но высокий серый покачал головой. Провёл ладонью вдоль стены, разъединяющей стыковочный модуль носителя и станцию, сделал приглашающий жест. Оба серых синхронно при этом отступили назад, за наши спины.

Тот, что остался, прижал ладонь к стене, проем раздвинулся до половины. И тут серые ударили. Айярти прилетело сильно, но походя. Основной мишенью был я.

С виду эта конструкция напоминала сеть с крупными ячейками. Она обтекала защиту, оставляя небольшой зазор, а узелки, находящиеся на пересечении нитей, там, где была возможность, притягивали задержанного к поверхности. Чистая механика, никакой пси-энергии, вот только материал, из которого сеть была сделана, гасил любые пси-воздействия. Сеть зафиксировала меня на стенке шлюза, Айярти валялась уже внутри переходного рукава к носителю, вход в который был открыт.

- Имперская разведка, значит, - задумчиво произнёс один из серых. – Что у нас со временем?

- Минут двадцать есть ещё, - ответил второй, пухлый.

- Отлично, да, и этого убери.

Псион, который им помогал, хотел что-то сказать, но меч с оранжевыми искорками отсек ему голову.

- Погиб как герой, - равнодушно сказал высокий. – Семья будет им гордиться. С этим что делать будем?

Оранжевое лезвие метнулось ко мне, остановилось в нескольких сантиметрах от шеи.

- Нет, один – куда ни шло, а вот двое – придётся нам друг друга допрашивать.

Серые рассмеялись. Оба.

- Эй, клоуны.

- Смотри, он ещё и говорит что-то, - пухлый ткнул меня мечом в бок. – Будешь себя хорошо вести, просто задохнёшься. Сними щиты, они тебе не помогут.

И вправду, идея хорошая. Я чуть выдохнул, концентрируя защиту на шее, а то ещё рубанёт, с него станется. И позволил сети прикоснуться к телу.

Шингалу чуть ли не взвизгнул радостно, разворачиваясь в облако и поглощая сеть, чем-то этот материал ему нравился, инерции для него не существовало, и через доли секунды вместо серой сети возле моих ног клубилось чёрное облако.

Пухлый попытался надавить мечом, лезвие проскользнуло прямо в стену, и я обнял его. Не то что любя, прижал руки к его бокам. Чуть нажал, просто так, чтобы эта тварь почувствовала, и направил энергию в ладони. Два черных лезвия образовались прямо внутри живота пухлого, он успел даже обидеться – мордатая физиономия жалобно скорчилась, а потом я силовым ударом отбросил чернеющее тело в сторону. Сделал несколько шагов, разворачивая оставшегося серого спиной к носителю.

Высокий не пытался убежать.

- Чужой, - злобно процедил он, легко отмахиваясь от собирающегося возле его ног шингалу. В правой руке заискрился зелёный хлыст. Непростой, красные искорки проскакивали прожилками. – Что оставшиеся тут забыли?

Над левой ладонью появился чёрный шарик, потом второй, они выскакивали один за другим, образуя облачко. С чернотой этот парень умел обращаться, нечего сказать. Мы замерли друг напротив друга – я практически безоружный, он – грозный и мощный.

Эту паузу прервал кончик меча с оранжевыми искрами, вылезший из груди высокого. А потом и остаток клинка появился. Я не только видел, практически ощущал, как его ядро корчится, чёрные шарики дёрнулись, и облепили хозяина, растворяясь в коже и проникая глубоко в тело. Противник упал на колени, а потом грохнулся на пол, лицом вниз.

- Спасибо, - сказала Айярти. И отступила на два шага, когда я снова материализовал чёрный кинжал. – Имперская разведка, да?

Не обращая внимания на сарказм в её голосе, я сначала вонзил кинжал в затылок высокому, удостоверился, что он больше не будет себя плохо вести, а потом то же самое проделал с тем, что осталось от пухлого. Девушка настороженно на меня смотрела, клинок держала направленным в мою сторону. Молодец, бдительность терять нельзя, многие из моих знакомых-шумеров, победив противника, принялись бы друг за друга.

- Нечего так на меня смотреть, уже ухожу, - предупредил я. И, аккуратно обойдя девушку, направился в носитель.

Эта прилипчивая барышня последовала за мной.

- У меня есть вопросы, - в спину сказала она.

- У кого их нет, - вздохнул, но темп не сбавил. Через пятнадцать минут тут могут быть гости, а мне ещё носитель от станции отводить. После того, как попробую его активировать.

Полукилометровый колобок был полностью готов к приключениям. Хорошо быть адмиралом, приходишь на все готовенькое. А с другой стороны, попадётся вот такой проходимец, навроде меня, и уведёт новенькую машинку из-под носа.

Я успел. Возмущение гравитационного поля, появляющееся за несколько секунд до всплыва носителя из ниоткуда, совпало с моментом нашего перехода. Все-таки удачно, что я взял Айярти с собой, мне пришлось контролировать только два активируемых элемента из трёх, а с одним и она прекрасно справилась. Пришлось, правда, дать ей права пилота, но на истребителе она вроде летала кое-как, значит, и тут хоть что-то сделает, если со мной вдруг что случится.

Никто не предполагал, что кроме адмирала, найдутся желающие присвоить себе прыжковый корабль, и это сыграло мне на руку – но все равно, когда колобок появился возле газового гиганта, я начал накладывать свои метки куда только возможно. И на модуль управления ядром двигателя, и на четыре истребителя в ангаре, и на многочисленных беспилотных дронов, и даже на пищеблок. Пусть ищут какого-нибудь повелителя, чтобы отобрать у меня имущество, и то мы ещё поборемся, пока он будет новый для себя язык эме-галь учить. Или посылает гонцов к Апа-Илту.

Айярти чувствовала, что с кораблём что-то происходит, но вот что – понять не могла. А женская гордость не позволяла ей признаться, что обычный наладчик небольшого комплекса превосходит пси-инженера.

- Я думала, мы исчезнем из системы, - только и сказала она.

- Да, так и сделаем. Только подберём тут одного человека.

- Имперского разведчика? – ехидно спросила девушка, это хорошо, значит, приходит потихоньку в себя.

- Такую же больную на всю голову, как ты, - не стал я скрывать. – Как думаешь, на планете жители – они за кого?

- На спутнике. Они – за себя. Лео, они все пришлые, к Уришам отношения почти не имеют, зачем им во что-то ввязываться. С тех пор, как не стало эре, рабов, это просто ненужный балласт, который умеет только жрать, спать и развлекаться. В армию им путь закрыт, из системы только обратно, в империю, никаких перспектив. У тебя был эре?

Я кивнул.

- Ну вот. Этот, который высокий, сказал, что ты из оставшихся, которые с материнской планеты. Это правда?

Я снова кивнул.

Айярти замолчала, видимо, о чём-то задумалась. Ну да, пухлый её дорогой назвал, получается, я её близкого дружка завалил. Личные разборки – как раз то, что мне недоставало все это время.

Связался с Майей – она не отвечала. Дракончик тоже не проявлялся, слишком далеко – надо было посильнее его делать, но кто же думал, что он нужен будет не в пределах одной планеты. Планетоид пока вроде никто не атаковал, а вот возле базы, судя по мониторингу, всплыл десяток носителей, которые тут же исторгли из себя многочисленные десантные боты, облепившие ее. Реденько, но все равно – контроль они явно брали.

- Айярти, - ласково позвал я.

- Что?

- Ты, случайно, не наследница какая-нибудь? Ну там таинственная нин, любимая внучка старого Уриша?

Айярти засопела, замотала головой.

- Плохо. Потому что у нас гости, - и я кивнул головой на висящий в воздухе экран. Трансляцию напрямую в линки я отключил, и так могу контролировать ситуацию, а постороннюю пускать в сеть корабля лишний раз – это лишнее.

В сотнях километров от носителя – считай, почти впритык, в пространстве появились похожие на истребителей икосаэдры, только размерами в несколько раз больше. Сорок штук, они дрейфовали вместе с носителем, не приближаясь, но и не удаляясь. И пока не атаковали. В принципе, в любой момент я мог отсюда свалить, ресурс у этого колобка был просто фантастический, сотни прыжков, но Майю как-то надо было вытаскивать, не только потому, что за неё просила одна девочка с татуировкой на руке – я тоже какую-никакую, а ответственность чувствовал. И еще есть такая штука, с которой я все никак не мог договориться. Называется – совесть.

Модуль связи подал сигнал – кто-то настойчиво пытался с нами связаться.

Возникшее в воздухе изображение мужчины, высокого, худощавого, с показным шрамом над бровью и висюлькой алу-кома на чёрном форменном сюртуке, уставилось почему-то не в мою сторону, а на Айярти.

- Папа, - пискнула та.

Я выругался и сплюнул. Сначала про себя, а потом натурально – вслух и на пол.

Папа посмотрел на дочку так, что та чуть было в перегородку не вжалась, перевёл взгляд на меня. Нашёл чем пронять. Я таких адмиралов ел на завтрак, обед и ужин без гарнира. После общения с одной из них все остальные так, шелупонь и не котировались.

- Слушаю. Только коротко.

- Меняемся, - предложил я. – Мне нужен человек с планеты, взамен я отдаю тебе твою дочурку в целости и сохранности. Носитель остаётся мне.

- Нет, - без раздумий ответил адмирал-отец. – Никаких условий.

Вот это я понимаю – кремень. Отрежь я сейчас его дочурке палец, даже глазом бы не повёл. Семейка у них та ещё, традиционная.

- Ладно, - пожал я плечами, наблюдая, как вокруг истребителей-переростков разгорается сияние, формируя гравитационные возмущения. Похоже, прыгнуть пока не получится. – С кого начнём?

- Что? – равнодушно произнёс алу-ком.

- Ситуация патовая, - выдал я ему свои соображения. – Вот эти корабли Д-класса, они сейчас образовали идеальную сеть. Прыгнуть я не могу, и уйти от них – тоже. Зато другие корабли, С и К класса, тут не появятся.

- Из оставшихся? – голосом адмирала можно было замораживать. – Как ты вообще сюда проник?

- Тот М-деструктор, что стоит на носителе, во много раз мощнее, чем у кораблей сопровождения, уж не знаю, что вы собрались делать с ним. Так что я буду их выбивать по одному. Спать мне не нужно, есть – тоже, могу этим заниматься хоть год. Ребята внутри храбрые, но не идиоты, после пятой или шестой жертвы свалят, несмотря на приказ – отойти-то просто так они не могут, иначе возникнет гравитационная воронка. И в том, и в другом случае я уйду. Но ты можешь выбрать, с кого начать. Если в твоей команде есть лентяи, или бунтари, вроде твоей дочери, или ещё какая ненужная пакость – я тебе помогу с ними разобраться.

Приподнятый уголок губы, видимо, означал безудержный смех.

- Кого нужно доставить?

Я скинул ему выход на комм Майи и её данные. Изображение адмирала пропало.

Подошёл к Айярти – та стояла, глядя в пустоту. Потом чуть подняла голову.

- Вот те семеро, - она ткнула в экран, - готовы тебя пропустить.

- Если что, с них начну, - пообещал я. – В армии таких быть не должно. Как тебя угораздило против своего отца пойти?

Девушка снова насупилась, и откровенничать отказывалась напрочь. Ну и ладно, так просто спросил, чтобы разговор поддержать.

Снова поступил сигнал на входящую связь, и фигура мужчины появилась в воздухе. Только это был уже не адмирал. Хотя тот тоже обозначился, глядя на меня и нового собеседника со стороны.

- Привет, Лео, - улыбаясь, произнёс мой знакомый, чуть растягивая слова. – А я тебя ищу. Вот ты где. Смотрю, вы с моей нелюбимой внучкой подружились?

- Собираемся пожениться, - улыбнулся я в ответ. – И очень хотим отправиться перед этим волнующим событием в путешествие. На Землю.

- Отличная мысль, только вот что, - ан Ри-ин-иту кивнул, и зона изображения расширилась, захватывая часть интерьера. Скромная комната, без излишеств вроде золотых колонн, чёткие линии белых стен, на которых выделялась фигура самого Уриша, и ещё три – на прозрачном экране, два бойца и Майя. – Твоя подружка у меня, точнее говоря, скоро будет, мы нашли её на планете, и готовы вас воссоединить. Я тут подумал, вы можете погостить с десяток дней, пока не пройдут формальности с назначением главы семьи, а потом летите куда хотите.

- На этом носителе? – уточнил я.

Ан Ри-ин-иту поджал губы. Потом, словно нехотя, объяснил.

- Так получилось, что у семьи Уриш не осталось ни одного главы, ни здесь, ни на Земле – первый раз за всю историю семьи такое случилось. Поэтому я жду один предмет оттуда. И когда две части нашей семьи воссоединятся, те же люди, которые доставят груз с Земли, отвезут тебя обратно. Как видишь, Лео, я с тобой честен. Ты думаешь, что можешь мне ставить условия, я думаю, что могу делать то же самое. Но у меня есть, чем на тебя надавить, исключительно, чтобы ты не совершил какую-нибудь глупость. А у тебя – нет ничего. Так зачем нам ссориться?

Разумно, в принципе, этот Уриш был прав. Зачем меня и Майю убивать, когда столько людей уже знает о нашем существовании. Но подстраховаться не мешало.

Был один ритуал, который я никак не мог провести, хотя и пытался несколько раз – с того момента, как вошёл в дружную семейку Уришей. Все делал по чёткой инструкции, символ за символом, как в старинном кодексе какого-то Бигль-а-меаса написано, но вот не выходил каменный цветок. Ни Ур-Наммурапи, ни старый Громеш мне ничего не так и объяснили, сказали только, что это старье давно не работает – три с половиной тысячи лет как. Если вдуматься, странное совпадение, два главы семьи, пропавшая Эреш-кигаль, неработающий ритуал.

Решил, что попробую ещё разочек, вдруг получится.

Чуть развёл руки в стороны, подняв ладони вверх, над ними белым светом, не энергетическими линиями, а тем, что виден всем, тускло засияли пять символов на эме-саль, языке жрецов. Вот на этом всегда все заканчивалось, символы зажигались и тут же гасли, что бы я ни делал. А тут нет, горят себе.

- Я, эн Марк Уриш, хранитель имени и носитель традиций семьи Уриш, - на том же языке жрецов произнёс торжественно, аж самого проняло.

Первый символ разгорелся ярче, освещая слегка ошалевшие лица присутствующих. Ну да, сам удивился, могу же иногда, если постараюсь.

- Подтверждаю своё право.

Вспыхнул второй, подтверждая это заявление.

- Данное мне обычаями и богами.

Третий символ распался на восемь частей, и одна из них, обозначавшая Эреш-кигаль, горела особенно ярко. Что вполне естественно, Уриши раньше под ней ходили. Свидетели ритуала молчали, потихоньку приходили в себя, в глазах появлялось осмысленное выражение. А Ри-ин-иту – тот вообще даже повеселел.

- Припасть к ногам главы семьи Уриш и назвать его своим господином.

Унизительно, но что поделаешь, в древности люди любили такие вот жесты, а про демократию не знали ничего, точнее говоря – не хотели знать. Четвёртый символ трансформировался в схему власти, материализовался и тонкой чёрной полосой обвил моё левое запястье. Так и останется, пока…

- Когда я решу, что его время пришло.

Не знаю, на сколько частей распался пятый символ. Но аккурат по числу тех членов семьи, кто мог стать будущим самым старшим Уришем, или вообще какой-то вес в семье имел. Перед каждым из них должна была появиться линия из оранжевых клинышков, оповещающая, что я - есть.

Глава 10

Глава 10.

Англичане говорят - Don’t bite off more than you can chew. Что дословно означает, что не надо откусывать больше, чем сможешь прожевать. Но мне всегда больше нравилась наша, русская пословица. Большому куску и рот радуется.

С того момента, как я объявил себя, чисто формально, главным Уришем, и до последующего припадения к ногам и целованием туфли, в кодексе отводилось максимум десять лет. В поясняющих текстах, где этот варварский обычай был детально изложен, предлагались разные виды испытаний для моего будущего господина. Там были и сражения псионов, и битвы на антигравитационных колесницах, и даже попытка погасить звезду – кто первый справится, тот и молодец. Я ничего этого делать не собирался, и на столько лет вперёд не смотрел. Цель у меня была совсем другая, а что этот вот ритуал поможет её осуществить, были большие сомнения. И без него бы обошёлся, но так обстоятельства сложились.

Когда пять символов на эме-саль распались, мой знакомый вздохнул с облегчением. Словно была проблема, а я её разрешил. И я, в принципе, догадывался, чем мог ему помочь, но точно знал, что – не просто так этого делать не буду.

Ри-ин-иту лично явился на носитель, а потом дождался, когда его люди притащат Майю со спутника, они прямо аккурат вслед за ним появились. Тут же ан Уриш мог и прикончить нас, но не стал, с носителем и хранителем связываться в этой ситуации – себе дороже. Нет, я уверен, семья Уришей и остальные миллиарды родичей его бы поддержали, чужак, который лезет в дела, которые, в свою очередь, его не касаются, другого и не достоин. Но вот потом каждый из одаренных будет обязан Ри-ин-иту убить, кодекс это требовал, а в планы ан Уриша истребление собственной семьи не входило.

- Получай свою женщину, - пафосно заявил он, пропуская Майю вперёд.

На что та ему коротко объяснила, какую женщину он никогда не получит, потому что кое-что у него слишком короткое. Такие вещи псиону говорить бессмысленно, это как обычному человеку заявить, что тот испачкался и так и проходит всю жизнь грязный, хотя дома у него есть горячая вода и центральная канализация.

Ан Ри-ин-иту примерно так и отреагировал, хотя и со спецификой ас-ариду. Непочтительную революционерку отнесло к переборке и в неё впечатало.

- Она ведь не эре? – уточнил он. – Марк, если ты по каким-то непонятным причинам её до сих пор не убил, тебе следует пороть эту милую девушку каждый день утром и вечером, такие люди понимают только физическое воздействие.

- Именно так и поступлю, - пообещал я.

Мой знакомый уселся в созданное кресло, не обращая внимания на Майю, которая потеряла сознание, и кивнул на свою внучку, которая была не только в полном сознании, но и в ярости.

- Я вот упустил этот момент, и смотри что выросло. Против собственного деда пошла, гадина неблагодарная. Ну её, займёмся другими, не такими важными делами, не возражаешь?

Я не возражал.

- Ничего не хочешь спросить?

- Чем этот мальчик так важен для вас?

Ри-ин-иту поморщился.

- Тут скорее следствие, чем причина. Как думаешь, Марк, сколько в семье Аш-Урб повелителей?

Я пожал плечами. Судя по тому, что я знал о семьях ас-ариду, на десяток миллионов псионов на Земле приходилась тысяча, ну может чуть меньше, повелителей. Это на сотню семей, по десятку на каждую. Тут псионов в каждой семье столько же, значит, и повелителей потоков должна быть та же тысяча. А Аш-Урб покрупнее обычной семьи будут, на столичной планете живёт тридцать миллионов одарённых, значит, умножаем минимум на три.

- Двадцать восемь, - не стал нагнетать интригу ан Ри-ин-иту. – С тех пор, как мы ушли с Земли, повелители потоков практически не рождаются. Среди Уришей нас таких пять, у местных Маас-Арди - двое. Сильных псионов много, и Усмиряющих в том числе, но количество в качество не переходит, увы. А этот мальчик – будущий эр-этелу, повелитель потоков. Старший сын шаар-ат тоже повелитель потоков, как и его отец, но они – не Аш-Урб.

- Так он не твой сын?

- А стал бы ты мне помогать, если бы я сказал, что охочусь за посторонним ребёнком? – вопросом на вопрос ответил собеседник.

- А почему я согласился? – поддержал его я.

- Абсолютный блок, Марк, это огромное преимущество. Но мы, псионы, все равно люди, есть и другие способы воздействия, которые нивелируются опытом. Когда тебе будет столько же лет, сколько моей родственнице с Земли, вот тогда я даже пытаться не буду. Я говорю о Марике, - в ответ на мой озадаченный вид усмехнулся ан Уриш. – Это носитель будет лететь с Земли неделю, каждый прыжок отнимает много времени на подготовку. А связь у нас практически мгновенная. И узнать, кто такой Марк Уриш, прыгун, победитель хесе и владелец Мерцающей звезды, было несложно.

- Он продал звезду вместе с людьми, - внезапно подала голос от переборки Майя. – Проклятый торгаш.

И тут же замолчала, пытаясь что-то сказать.

- Отдал на время ан Ашши Маас-Арди, - спокойно сказал Ри-ин-иту. – Очень разумный поступок. Если бы мне пришлось выбирать, кому навсегда отдать то, что передаётся на время, я выбрал бы именно её. Представляю, как ты веселился, когда пил собственный напиток.

- Было такое, - не стал скрывать я. Если Ри-ин-иту хотел меня подколоть, у него не получилось.

- Рад, что смог тебя развлечь, - Уриш встал, развеивая кресло. – Айярти?

- Я останусь здесь, - сухо сказала пси-инженер.

- Как хочешь. Марк, этот корабль ты можешь оставить себе и делать с ним все, что хочешь, но носитель с Земли будет в системе Шур через два дня. Если для тебя это будет важно – он ушёл из Солнечной системы ещё до того, как там узнали, что ты – здесь. Дождёшься его?

Мне ничего не оставалось, как кивнуть.

- Тогда ещё увидимся. Можешь прыгать туда хоть сейчас, в метрополии полно мест, где можно отлично повеселиться.

Ни круга портала, ни каких-то спецэффектов, Ри-ин-иту просто исчез.

- А ты чего осталась? – спросил я у внучки повелителя. Вот уж на ком природа отдохнула.

- Не видишь что-ли? Она от тебя без ума, прямо извелась, - безапелляционно заявила Майя, получившая снова способность говорить.

И тут же повисла в воздухе, прижатая к злосчастной переборке за шею. Айярти разглядывала мою приятельницу словно диковинную бабочку, пришпиленную к листу бумаги. Правда, надолго её не хватило.

- Все, молчу и ни во что не вмешиваюсь, - Майя закашлялась, сидя на полу и держась за горло, - Марк, ты не хочешь за меня заступиться?

- Нет, - честно сказал я. – Не будешь следить за языком, и сам добавлю. Айярти, я вижу, что это не так. Поэтому повторяю вопрос.

- Мне сейчас лучше побыть с тобой.

- Отца боишься или деда?

- Отца, - призналась девушка. – Это он с виду такой добрый, а на самом деле уж лучше здесь, чем там.

Мне адмирал добрым не показался, но инженера разочаровывать я не стал, кто знает, что у них там внутрисемейно происходит, может, этот суровый человек катает внуков на плечах и раздаёт детям конфеты, обрядившись в красный халат и белую полиэтиленовую бороду. Маньяки, они вон тоже, пока их не поймали, обычно забитые подкаблучники с тремя детьми и каким-нибудь безобидным хобби, в дополнение к основному.

Блокирующие нас корабли потихоньку исчезали, расчищая путь, оставалось только задать курс к нужной гравитационной аномалии, существующей рядом с каждым массивным телом вроде звезды, и на мгновение слиться с ядром двигателя.

Да, где-то в глубине души я представлял, что как только вот выступлю на первый план, тут же все и завертится. Первым делом – к местной императрице, там – покажу всю свою сущность торгаша, раз уж так меня называют, приберу к рукам какую-нибудь планетку или звёздную систему, а потом... Вот что потом – как раз меня и останавливало.

- Не в том направлении ты двигаешься, Марк, - сказал я сам себе. – Если понадобится завоевать изначальный мир, у тебя уже есть армия ящеров. А в этом вообще делать нечего, так, на Землю наведаться разок, и всё.

Судя по тому, в какую сторону шевелились коренные обитатели Земли, обе разделённые ветви ас-ариду решили слиться. Вот что мешало им сделать это раньше, пока я не появился? Нет, эта цивилизация, похоже, отложила все свои важные дела именно до того момента, как я решил Пашке помочь его сумку найти.

Два дня, которые мне отвели на подготовку к торжественной встрече местных правителей с пришлыми, я провёл с пользой. Посетил столицу, занимавшую единственный материк, тянущийся вдоль экватора, понял, что ничего нового я там не найду, любоваться архитектурными извращениями аборигенов не очень-то и хотелось, то ли дело отсталые миры, там хоть люди простые, с чистым, наивным сознанием, а тут куда ни плюнь – псион с обострённым чувством индивидуальности и неприятием пришельцев. На планете Шур жили исключительно одарённые, даже вода включалась и выключалась с помощью пси-схем, простому человеку там делать было нечего.

Айярти – та умчалась к каким-то своим родственникам, которых сто лет не видела, а тут вдруг воспылала семейными чувствами, и мы остались с Майей наедине.

- Что собираешься делать? – задал я ей очень важный вопрос.

- Эмпо, ты такой лапочка, когда пытаешься изобразить заботу, - девушка развлекалась с хапу, и у неё неплохо получалось. – Вот ты скажи, одарённых ведь гораздо меньше, чем обычных людей, так?

- Да.

- Они ведь чем-то занимаются? Простые люди?

- Постоянно.

- Ну вот, так что не беспокойся. Я уже все решила. Когда ты тут свои дела закончишь, и отправишься на Землю, я полечу с тобой. Когда потом ты найдёшь, как вернуться в ту часть галактики, где моя планета бывает периодически, и я вернусь с тобой. А там найду, чем заняться, к тому же ты мне должен.

- С чего это вдруг? – удивился я.

- Ну ты же продал нашу систему. Поэтому ты поможешь мне с моей мечтой.

- И что же ты хочешь?

- Мою планету, до чего ты иногда тупой бываешь.

- Ты очень изменилась, Майя, - упрекнул я её. - Раньше тихо играла с детишками, с бандитами якшалась, а сейчас тебя не узнать.

- С кем поведёшься, - парировала девушка. – Или ты думаешь, что у меня не получится?

- Ну почему же нет. Только, как бы тебе это объяснить, для таких грандиозных планов нужны деньги. Чтобы купить оружие там, нанять наёмников, или просто чтобы себя оборванцем не чувствовать, а потом отнять имущество у законного владельца. Вариант просто выкупить, я знаю, ты даже не рассматривала.

- Тонко подмечено, эмпо. У меня есть кое-что, то, что может заинтересовать тебя.

И Майя повертела колечко. Совершенно обычное, с красным камушком, таким крохотным, что даже будь он осколком тех камней, которые из людей добывали, то не стоил бы почти ничего.

- И сколько ты хочешь за это кольцо?

- Собственную планету, я же сказала. Нет, всю систему ценликом, я подумала, это будет честно. Можно не прямо сейчас, а когда случай представится. Слушай, ты бы видел своё лицо! Кольцо – обычный накопитель, практически пустой. Тут нет почти никакой информации, зато были координаты места, где кое-что спрятано.

- На Дефтероне?

- Ты иногда такой догадливый, эмпо, аж жуть берёт. Если посторонний кто услышит, подумает, что у тебя есть мозг.

И буквально швырнула в меня свой рюкзак.

- Открывай. Вываливай все.

Защёлки небольшого, практически плоского, но все равно тяжёлого рюкзака разошлись, содержимое валялось неопрятной кучей на столе. Чего там только не было бесполезного, того, что обычно женщины таскают с собой, но никогда не используют. Даже в нашу первую встречу на пляже он просто лежал рядом, и я не видел, чтобы Майя оттуда что-то доставала.

- Тампонами не беру, - предупредил я. Требование купить звездную систему за кучку ненужных вещей казалось забавным.

- Чем? А, без разницы, - Майя сняла кольцо, отодрала от рюкзака нашлёпку, под которой оказалась выемка, и вставила кольцо туда.

Рюкзачок как был пустым, так и оставался. Да, необычный, но я давно его уже проверил – не было в нем ничего, кроме странно тяжёлой ткани. С экранировкой, в таком можно что угодно проносить, и никто слова не скажет, даже если кварковая бомба там рванёт, всё, наверное, внутри и останется. Отличная вещь, дорогая и практичная, откуда она, Майя рассказывать не хотела ни в какую.

- Я впечатлён, - сказал на всякий случай. – Охренительная штука. Дам тебе за него триста тысяч кредитов, каких хочешь, хоть местных, хоть общих, или криматосами по курсу.

- С вами, торгашами, нельзя дело иметь, - Майя рассмеялась. – Эмпо, вот даже ради этого момента стоило во все эти передряги попасть, ты так глупо выглядишь. Ладно, смотри.

Она вытащила обычный крохотный ножик и уколола себя в палец. А потом размазала кровь по красному камешку. Никакой магии, в этом я мог бы поклясться, в самой девушке не было, ну да, кое-какая чувствующая, но в её семье трудно совсем бездарной родиться.

И эта обделённая пси-энергией жительница захолустной планеты вытаскивала из внезапно раздувшегося рюкзака тускло-серебристый шар, которого раньше там в помине не было.

- Чего смотришь? Помогай.

Шар размером с детский мячик, с выемкой под все то же кольцо, раскрылся только тогда, когда взял анализ крови у Майи, и сличил вставленное колечко с полученными данными. Вот в нём схем и конструктов было столько, что в глазах аж рябило. Все, как одна, из тончайших белых энергетических нитей, явно какой-то повелитель накладывал.

Одна половина контейнера оставалась неподвижна, а другая повернулась по часовой стрелке, и откинулась в сторону.

- Ну как, хватит? – Майя протянула руку к содержимому, но я её остановил.

- Где ты это взяла?

Нижняя половина шара была заполнена ману. Монет там, навскидку, было около двух сотен. А в верхней части, которая откинулась, обнаружились закреплённые в пазах три золотые пластинки са-гир. И ещё четыре крупных красных кристалла, таких же, что я из башен вытаскивал, размером чуть меньше мячика для гольфа – страшно представить, сколько народу надо было угробить, чтобы их добыть.

- Где взяла, там уже нет. Я, дура, думала, что это золото простое, а недавно вот узнала, что каждая такая монетка под десять миллиардов криматос может стоить. Так что? – нетерпеливо спросила девушка, - продашь?

- Нет, - честно ответил я. – Под дурочку не надо косить, я знаю, из какой ты семьи, и какими суммами твой отец оперирует. Вот за эти ману вполне можно купить планету, может, даже населённую, но не твою, и, как говорится, не в лучшем районе. А на сдачу - оборудование и оружие. Карточки золотые – почти никому не нужны, но тоже можно применение найти. Кристаллы – штука ценная, но использовать их ты не сможешь, а кто сможет, скорее у тебя их просто отберёт.

- Сколько надо, чтобы купить Дефтерон? Только одну планету, и все. Остальные – твои.

Я прикинул поступления от Ашши, то, что находилось на орбите и под землей, и назвал примерную сумму. В тех самых ману. Майя чуть в обморок не грохнулась, обозвала меня уже привычными словами, и пригрозила пойти к Ашши напрямую.

- Да иди, - согласился я. – На остров, может, и хватит. Там, где чамб не растёт.

- Сволочи, - расстроилась Майя окончательно, - ладно, присмотрю себе что-нибудь ещё. Но ты должен будешь мне помочь. Сколько возьмёшь?

- Ну я вроде тебе должен, - напомнил ей. – Так что – ничего.

Майя нервно подёргала плечами.

- Вообще-то я рассчитывала, что ты заберёшь половину, - сказала она. – Так что, Марк, содержимое мы разделим честно, вот как это все лежит. Половинка шара с монетками – мне, остальное – тебе. И рюкзак с колечком, так и быть, раз он тебе так понравился. Это будут твои комиссионные.

Я только вздохнул.

- Так откуда у тебя всё это?

- Был у нас один гость из другого мира, я-то ещё не родилась, - Майя придвинула к себе свою долю. – Он очень опасался, что его друзья отберут у него все, что он сделал и накопил, и поэтому оставил своё самое ценное имущество в самом, как ему казалось, безопасном месте. Эти друзья потом почти всё, что он спрятал и что осталось, нашли, с помощью Мии, и даже кое-то поменяли для других любопытных, но вот эту часть он в совершенно другом месте спрятал, я случайно обнаружила.

- И где это все было?

- Мозгами пошевели, эмпо. Я что, просто так полтора года на занюханном острове среди бандитов сидела и с детишками нянчилась? Мия думала, что только в подземном храме что-то есть, но тот, не помню, как зовут…

- Ас-Эрхан?

- Арханос, точно. Он тоже не дурак был, наверное, в одном месте все это хранить, после него столько всего осталось, не сосчитать, наша семья поэтому и богатая такая. А на это колечко никто внимания не обращал, его просто передавали из рук в руки.

- А ты – обратила?

- Ты меня за дуру держишь, - грустно сказала Майя. – Сам-то тоже подумал, что ничего в нем нет? И кто из нас глупее? Там секрет есть, когда наша звезда вспыхивает, его нужно в определённом положении держать, и чтобы лучи попали, тогда высвечивается, что делать. Никто не догадался, а я вот носила в детстве, у матери своровала, и увидела.

- И не рассказала никому?

- Нет конечно, они так с Мией носились, что и не подумала. Я умею ждать, эмпо, когда нужно. Только не поняла, откуда этот шар берётся. Словно из пустоты.

- Так и есть, - подтвердил я.

- А, плевать. Слушай, столько лет прошло, думаю, ему все это уже без надобности. И теперь это ничьё, то есть – моё.

- Так и есть, - повторил я, отправляя половинку шара с красными кристаллами и прочими сокровищами в моё личное хранилище. Контейнер – это хорошо, но ненадёжно. – Договорились, окажемся в изначальном мире, выберешь себе что хочешь.

- В том мире, где звёздное небо не меняется?

- В точку, - подтвердил я.

- Я так и знала. Эмпо, как здорово, что ты у нас появился. Иначе я бы сидела в нашем болоте, и столько всего пропустила. Люди возле других звёзд, Земля, миры, это потрясающе. А в том мире, о котором ты говоришь, тоже одни одарённые?

- Нет, - успокоил я её. – Там одарённых почти нет, зато есть милые создания, которые жрут все подряд. Вообще, я думаю, тебе там понравится.

И аккуратно прикрыл наследство Уриша своим силовым щитом. А потом добавил ещё один, пси. И шингалу посадил сторожить, эти ас-ариду за несколько ману готовы поубивать друг друга, страшно подумать, что будет, если они это богатство увидят. Правда, пришлось из моей доли две монетки змею скормить, связи между элементами сразу надёжнее стали, а схемы, которые приходилось обновлять периодически, застыли словно в стазисе.

Майя сначала напряглась, когда её имущество оказалось под чужой охраной, даже потребовала себе несколько монет, на всякий случай, и получив, быстро расслабилась. Начала перечислять, что именно она сделает на своей планете, которую когда-нибудь завоюет, но не раньше, чем попутешествует вволю. Нет, даже не на планете, а в своей звёздной системе, ведь если какие-то дураки эмпо прибирают к рукам звезды с планетами, то ей, такой красивой и умной, на меньшее соглашаться неприлично.

Насчёт красивой и умной я был полностью согласен.

- Если хочешь, чтобы я просто оставил тебя одну, так и скажи.

- Ничего от тебя не скроешь, капито Марк, - хитро улыбнувшись, кивнула девушка. – Шанс охмурить меня ты уже потерял, так что займёмся каждый своими делами. Ой, кто это?

Я только вздохнул. Кто бы сомневался, что ману – лучшая приманка для призрачных черных котов. Тест системы прямо из ниоткуда плюхнулся ко мне на руки, облизал щеку и требовательно посмотрел на Майю.

- Можно? – тихо попросила она, словно боясь спугнуть.

Вместо ответа я подхватил подмышки чёрное прожорливое чудовище, и всучил ей. Пусть тискает, заодно и доля её уменьшится, мне не жалко.

- Дашь ему монетку золотую, которая в контейнере, и он твой минимум на час, - объяснил подробности кошачьей диеты. – Но не перекармливай, а то сбежит.

Кот хитро посмотрел на меня, мол, кто бы слушал такие советы, и лапкой подцепил золотой кругляш. А мне ещё одна идея в голову пришла, чего там, опыт – он, как известно, сын трудных ошибок, а мне практиковаться ох как надо.

- Может ему дать золотых пластинок, а то монетки такие маленькие. Красавчик, хочешь большие золотые кусочки? – бормотала девушка, наблюдая, как пушистый проглот пробует кругляш на вкус. – Ну нафиг планету, я кота такого хочу. Котик, сколько ты стоишь, а?

- Майя, - ласково позвал я.

- Что тебе? – девушка не собиралась отвлекаться от общения с домашним питомцем.

- Хочешь стать такой же одарённой, как твоя сестра, ну, может, чуть послабее? Пластинкой я своей пожертвую, но с тебя – двадцать пять монеток. И гарантии результата нет никакой.

Глава 11

Глава 11.

Белый мрамор и золото – похоже, этот тренд у хозяев мира-ноль не менялся никогда. И ещё двери, размерами больше похожие на ворота. Мы с ан Ри-ин-иту ждали, когда же нас впустят, так и хотелось ногой в створку постучать, но я взял себя в руки, и пообещал самому себе вести себя же прилично.

До церемониального дворца императрицы Аш-Урб, который находился на полюсе столичной планеты, я добрался сам – один из четырёх истребителей вполне справился со спуском через атмосферу к твёрдой поверхности, трансформировавшись в диск. Остров был практически пуст, только в центре возвышалась башня, уходящая в небо минимум на километр. В самом низу, в пустом помещении, меня никто не встретил, пришлось самому вставать в обозначенный кристаллами круг портала и активировать схему перемещения.

Зато наверху было красиво, через прозрачные стены океан был виден далеко, низкие редкие облака практически не загораживали бирюзовый перелив воды. Фактически, весь этаж занимала галерея вокруг центральной колонны диаметром в десять метров, вход в которую преграждали те самые ворота.

Когда я появился, Ри-ин-иту уже прохаживался возле них. На претенденте было подобие белой простыни, заколотой четырьмя пряжками с портальными камнями. Совершенно ненужная в этих местах вещь – реальностей, добравшихся до хвоста Стрельца, ещё надо было поискать, это с Земли прыгать безопасно, куда не перейдёшь, везде одна и та же планета, с людьми и живностью. А тут изначально живность тоже была, но не очень дружелюбная.

Ан Уриш, заметив мой взгляд, пожал плечами.

- Ещё одно преимущество землян, - сказал он. – Понимаю, что у предков Аш-Урб не было другого выхода, кроме как сбежать, но вот я скучаю по другим реальностям. А ты?

- А я – нет.

И пихнул ногой кота, а то расселся толстозадый прямо на мне. Эр-асу потянулся, отчего Ри-ин-иту слегка поёжился, подошёл к створке дверей-ворот, и легонько ударил по ней хвостом. Когда пыль рассеялась, проход оказался свободен. Ан Уриш вежливо поклонился, пропуская меня вперёд, ничего не оставалось, как зайти в этот зал, куда нас так долго, минут пять, не меньше, не пускали.

Не сказать, чтобы размерами помещение поражало, если только высотой, за счёт уменьшающейся толщины четырёх сходящихся колонн и выгнутого белого потолка казалось, будто он где-то вдалеке. На самом деле – метров тридцать, не больше. В центре, рядом с чёрной плитой, возвышающейся над уровнем пола, стояла женщина в красной рубашке и таких же шортах, босиком, с распущенными черными волосами. На то безобразие, которое кот учинил, она смотрела совершенно спокойно.

- Мы не приветствуем создания Восьмой, - произнесла она. И дипломатично добавила, – но всегда им рады.

Кот такой прогиб оценил, и больше ничего рушить не стал. Сел напротив хозяйки зала, дождался, когда я подойду, и потёрся об мою ногу. Он вообще был в выигрышном положении, потому что нам-то сесть никто не предлагал.

- Надо же, эр-асу, - раздался голос сзади, я обернулся. – Может, нам лучше отсюда уйти, пока не поздно?

Через отсутствующую створку вошли двое. Одну я знал, и помахал рукой. Марика мне подмигнула, пропуская вперёд смутно знакомого мне мужчину, лет сорока-сорока пяти, с небольшой черной бородкой, продетой через серебристое кольцо, и цепкими карими глазами.

- Здравствуй, Марк, - приятным баритоном сказал он, подойдя к нам. Хозяйке зала мужчина просто кивнул, как мне показалось, небрежно и без всякого почтения. А та вообще его проигнорировала. – Сколько мы не виделись, лет тридцать?

Я вспомнил, вообще на память давно уже не жаловался, прямо до момента рождения. В отличие от мутного изображения перед глазами новорожденного, тот день, когда я первый раз увидел этого человека, помнил отчетливо. Тёплый осенний день, старая деревянная церковь где-то за городом, куда мы долго ехали на машине, мама держит меня за руку, живая тётя Света и тогда ещё хороший дядя Толя передают вот этому мужчине Пашку. Сколько ему было, года два тогда, кажется, он ещё орал громко и пронзительно, креститься ни в какую не хотел. И попа забавно звали, я почти запомнил.

- Отец Динамит, то есть… Никодим? – уточнил я.

- Надо же, как дети умеют точно запомнить самую суть, - рассмеялся мужчина. – Давай знакомиться заново. Я – Наамар-уту Громеш. Пока еще эгир царства Исин, но думаю, скоро это будет не важно.

- А что стало с Ур-Наммурапи? – деликатно поинтересовался я.

- Устал, - коротко ответил очень старый Громеш, и подкинул на ладони каменный цилиндр. – Держи. Теперь эта штука – твоя. Царство Исин отрекается от семьи Уриш. Само, без всякого принуждения. И передает его судьбу в твои руки.

Я покачал ритуальную печать, которая слегка изменила рисунок на круглых гранях, оглядел собравшихся. Шаар-ат стояла совершенно спокойно, словно её вообще происходящее не касалось. Марика и Ри-ин-иту старались друг на друга не смотреть. Старого Громеша происходящее забавляло, он даже кота не боялся. К нему-то претензий нет, а вот к его внуку – вопросы имеются.

По традиции я должен был выбрать нового главу семьи. Не сразу – сама церемония была многочисленной и торжественной, а сейчас мы просто в узком кругу собрались, чтобы я сначала мог получить вот эту печать, хорошенько подумать, несколько лет желательно, а потом приложить поверхность с сияющими голубым символами ко лбу нового нуна Уриша – теперь уже единственного.

- Сколько всего претендентов? – на всякий случай уточнил я.

- Это основные, - Ри-ин-иту махнул рукой, в воздухе появились лица двадцати семи мужчин и четырнадцати женщин. – Сразу скажу, чтобы ты иллюзий не питал, вопрос выбора решен. Ты должен назвать любого, кроме меня, а потом уже мы сами как-нибудь разберемся. Можешь поговорить с каждым, как только шаар-ат даст своё разрешение, и сделать выбор, тут мы полностью тебе доверяем.

- Даю, - подтвердила Аш-Урб. – Но максимум через месяц я объявлю наследника, и все главы семей должны при этом присутствовать, в том числе и новый нун.

- Мы и внутри семьи могли бы выбрать главу, - уточнил ан Уриш, - но сделать этого не сможем. Ты из двух ритуалов выбрал самый древний, тогда хранителем мог быть исключительно эгир. Что, вправду не знал, что есть другой?

- Не припадать к туфле? – уточнил я.

Тут даже шаар-ат улыбнулась.

- Молодые люди, - произнесла она мелодичным голосом, пронизывающим чуть ли не насквозь, - иногда слишком торопятся.

- Я сделаю это сейчас, - махнул рукой, вглядываясь в список. А вот нечего было мне угрожать. Из земных Уришей здесь была только Марика. – Зачем лишние сложности. Новый глава пробудет на этом месте недолго?

- Восемь дней, - подтвердила шаар-ар. – Государство не может допустить, чтобы одна из семей вела собственную политику. Если, конечно, ты не захочешь сам стать нуном Уришем.

- И это был бы отличный вариант, - тут же сказал ан Ри-ин-иту.

- Давай, Марк, поцелуешь сам свою туфлю, - подмигнула мне Марика.

А эгир Громеш, избавившийся от печати, присел возле кота и почёсывал того за ухом. И, мне кажется, даже пару монет ему скормил. Хотя это как раз было лишним, с ладони Наамар-Уту белые искры текли таким густым потоком, что аж глазам больно было.

Отличная компания подобралась. Три повелителя потоков, черноволосая красавица, прыгун и кот. Громеш чужими руками уничтожил семью Марики, и привёл её же в свою семью, не сам, через близкого родственника, который отобрал у него самого место главы семьи, а потом убил её мать. В компании с Ри-ин-иту и моим бывшим учителем запер её дядю в отдалённой реальности. Правда, стоило признать, что те Уриши вполне заслужили то, как с ними расправились, семейка основательно пошла в разнос, усиленно практикуя жертвоприношения. Дружба с Громешем не помешала Ри-ин-иту попытаться прикончить его сына и невестку, в архивах Уришей подробно описывалось, как внук Наамар-Уту практически остался сиротой после исчезновения родителей. А потом этот сиротинушка через много лет, по заказу моего дяди прикончил сестру моей матери вместе с одним врачом и кучей посторонних мне людей. Да, ещё этот дядя пытался убить меня, а я убил его. Все мы хороши.

И вот в этом змеином клубке мне предлагали на недельку стать главной змеёй. Причём не по-настоящему, а так, декорацией.

Или выбрать Марику. Понятно, почему это нужно Ри-ин-иту, не просто так ведь он сюда её привёл. Чужак назначит пришлую, и вся семья, которая сейчас разделена, сплотится вокруг своего. Это гораздо удобнее, чем вызывать новые волнения внутри семьи. И понятно, для чего это нужно шаар-ат – мир в империи важнее личностей.

- Что тебе пообещали? – спросил я у Марики.

- Достаточно, - та пожала плечами. – Марк, за меня не беспокойся, хотя не скрою, это – приятно. Недельку побыть светлой нин Уриш – не самый плохой вариант, а потом я просто уступлю власть, навредить они мне ничем не смогут.

- Особенно, когда на орбите четыре крыла белого флота, - усмехнулась шаар-ат. – Несмотря на все те гарантии и компенсации, которые мы уже дали. Если выберешь нин Марику Уриш, церемонию можем провести завтра.

Вот тут бы мне и возмутиться, для чего спектакль с какими-то левыми людьми, когда готовый туфленосец уже здесь. Подёргали марионетку за ниточки, и радуются. А собственно, почему бы и нет. Марика – не самый плохой вариант. Но только выбирать должен не я, и времени на всякие ритуальные танцы у меня тоже нет, как и желания в них участвовать.

- Кот, - позвал подставившего пузо Громешу эр-асу. – Похоже, тебе придётся это сделать самому.

Ри-ин-иту понял то, что я задумал, сразу же, и даже чуть дёрнулся, чтобы мне помешать, но поздно, я уже, считай, был вне игры.

Через мгновение рядом с нами стоял чёрный ягуар, ростом мне по пояс, и лениво бил себя хвостом по бокам. Потом перетёк вплотную к Марике, тихо рыкнул, впечатал ей со всей силы лапой в лоб.

И, не обращая внимания на валяющееся на полу тело с символом эме-галь, повисшим около головы, подошёл к шаар-ат.

Та поёжилась, посмотрела почему-то на меня.

- Что он хочет?

Так и хотелось сказать – «Как обычно – пожрать!», но я сдержался. Обычно кот не требовал ничего невозможного. Вон и Марика начала потихоньку шевелиться, не насмерть же он её благословил.

- Если мы выбираем главу семей, то, может, ты его не устраиваешь, - Ри-ин-иту быстро пришёл в себя. – Смотри, он уменьшается.

Действительно, буквально за несколько секунд ягуар превратился в маленького чёрного котёнка. Толстого и косолапого, точно такого же, как я нашёл когда-то на берегу речки возле дачи.

- Ини, - почти ласково протянул ан Уриш, - твой старший не будет наследником. И это не мы решили.

Аш-Урб вздохнула, исчезла, и появилась через минуту уже не одна.

Мальчик, которого я в последний раз видел висящим в прозрачной сфере, вырвался из рук матери, не обращая на нас внимания и даже не поздоровавшись, вот где спесь аристократическая, присел рядом с котёнком, погладил по голове. И тут же оторвал руку – над ладонью у него висела белая искорка. Парень тряс рукой, вытирал о подобие халата, но светлячок ни в какую не исчезал. Уменьшенный вариант кота, развалившись на полу и потихоньку возвращаясь к прежним размерам, с интересом и даже какой-то насмешкой наблюдал за маленьким Аш-Урб.

- Что это значит? – требовательно спросила его мать.

Пришлось объяснить. Правда, ящеры точно знали, куда нести эту искру, а вот были ли подобные храмы в этой империи, я не знал. Видимо, были, раз императрица кивнула, и снова исчезла – вместе с ребёнком. Свет в зале начал меркнуть.

Раздались хлопки. Эгир Громеш несколько раз приложил одну ладонь к другой.

- Браво, эн Марк Уриш, - сказал он. – У тебя прирождённые способности к миссионерству, только сильно не увлекайся. Ри-ин, скоро увидимся.

И исчез.

- Непременно, - ответил тот, поднимая Марику на ноги, и создавая портал. – Светлая нин Уриш из Уришей, очнулась, дорогая племянница? Похоже, тебе придётся задержаться здесь на какое-то время, лет на сто, не меньше. Идём, нам надо кое-что обсудить.

Я остался один, огляделся – кота нигде не было. Вот всегда так, нашкодит, и сбежит. В общем-то, дел у меня тут больше не было никаких, мог бы и расстроиться от чувства собственной неважности, но нет, не беспокоило меня это.

И не то, что кот, как всегда, появился в нужный момент и повёл за собой события - в нужном кое-кому направлении. Теперь вся империя Аш-Урб волей-неволей возвратится в лоно истинной веры, глядишь, и повелители начнут рождаться один за другим, и вообще жизнь тут станет краше и веселее.

И даже не то, что до сих пор я делал то, к чему меня подводили – старика Уриша замочил, его дружка эн Телачи на моей Земле, там подтолкнул, там повлиял, может, и без меня бы все сладилось, но со мной куда лучше. Майя ещё эта как с неба упала, и явно не просто так свой клад притащила. Нет, она наверняка думает, что ей это богатство досталось исключительно благодаря уму и красоте, а ещё находчивости и терпению, определённые резоны в этом есть. Потому что сложно даже представить, за какое время надо все распланировать, чтобы спустя годы прыгун, который тогда был ещё вовсе не прыгун, оказался рядом в нужном месте, куда совсем не собирался попадать.

Проще считать, что это не более чем совпадения, даже если их слишком много. Ну и что, что каждое моё действие, каждый шаг, которые я делал самостоятельно, все равно приводили к определённым результатам. То ли я творю историю, то ли эта история имеет меня во всех позициях. Другое дело, что все эти размышления были так, походя. Вот не волновало меня это, хоть тресни. В конце концов, свободы выбора меня никто не лишал, просто вариантов оставляли поменьше, и этим я от остальных людей почти не отличался. Полной независимости у людей не существует, даже правители, и те по рукам и ногам связаны. В отличие от некоторых призрачных котов.

И ещё - было у меня чувство, что события, по крайней мере лично для меня, движутся к логическому завершению. Как там Ним называл эту настолку, которая валяется у меня в загашнике, кажется, лан-ту. Вторая буква звучит как нечто среднее между а и э. Мы все здесь вот эти фигурки, расставленные там, где надо, и среди множества комбинаций мои ходы – самые рациональные до какого-то времени. Любой фигурой всегда можно пожертвовать, если она на поле лишняя, но это только в игре. В жизни о ней проще забыть, и тогда фигура, предположим, стрелка, будет ходить не две клетки по диагонали, одну по прямой, а прыгать куда ему заблагорассудится. И у этого стрелка есть два способа этого достичь, или стать ненужным совсем, намеренно ошибиться, или довести игру до логического конца.

Или найти, как советовал Первый, третий способ, который нужен именно мне.

- Марк, - заорал кто-то очень знакомый за спиной. Вот так задумаешься, уйдёшь в себя, и тут подберётся враг или друг, а ты – не готов.

- Привет, Ним.

- Вот ты конспиратор. Мы тебя по всем вселенным ищем, а ты тут моего брата будущим шаар-иту делаешь. Ты смотри, посвежел, потолстел, выглядишь отдохнувшим, и ядро стабилизировалось, прямо загляденье, а не пси-основа, - мне показалось, или Ним действительно был рад меня видеть. – Мы все гадали, кто Дарье посылает инструкции, ты или не ты. А когда таинственный Марк Уриш ритуал провёл, и мать со мной связалась, чтобы спросить, откуда такое чудо на их голову взялось, я еле сюда успел. Но все равно, похоже, опоздал.

- То есть у семьи Апа-Илту ко мне претензий нет? – осторожно спросил я.

Арраш отступил на шаг, усмехнулся.

- Если бы и были, сейчас, Марк, с тебя только пылинки сдувать. Ты конфликт, который тлел тысячелетия, враз затушил.

- Так уж прям и затушил?

- Ещё как. Марику никто бы не принял, она хоть и Уриш, но чужая. А теперь, когда Восьмая её отметила, она не то что своя, а как бы это сказать…

- Богоизбранная, - подсказал я.

- У тебя всегда были отличные способности к формулировкам, - Ним улыбнулся. – Ты пока не исчезай, я сейчас с матерью переговорю, а потом тебя найду, может даже завтра, и мы надерёмся до поросячьего визга. Тем более что повод отличный, с наследником определились наконец-то, а то я боялся, что от меня не отвяжутся никогда.

- Погоди, - до меня, как всегда, доходило как до жирафа. – Шаар-ат – твоя мать?

- Так получилось. Не у меня, у отца, он, кстати, тоже рад, что ты появился, и очень хотел бы с тобой переговорить. Все, увидимся сегодня, мне ещё от наследства отказываться, а это всегда так приятно.

Хороший парень этот Ним, даже если убивать будет, то без злости, исключительно потому, что другого выхода не увидит.

Глава 12

Глава 12.

- Давай ещё вживим пару монеток, ничего ведь плохого от этого не случится. Чего их жалеть, вон сколько осталось, - Майя вела себя как практически любой обычный человек, обнаруживший в себе новую способность. Не важно какую – поначалу это всегда резкий качественный скачок, любое, даже самое маленькое число больше нуля в бесконечность раз. И кажется, что такое будет всегда, при каждом рывке.

- Нет, - отрезал я. – Хотя, если хочешь, чтобы тебя разорвало на части, могу попробовать.

На мой взгляд, и семи впитавшихся кружочков было за глаза. Последний уже с натягом зашёл, исключительно с помощью кота.

- Да поняла я, - девушка не обиделась, бомбардируя истребитель крохотными молниями. Защита срабатывала, заряды не достигали цели, со стороны смотрелось красиво – что ещё нужно для отсталых дикарей вроде нас с ней. – Знаешь, я подумала – в одно место эти покупные планеты, чем я тогда от тебя буду отличаться. Я хочу стать великой магисса, и швырять гром и молнии направо и налево. Как Гея. А потом завоевать какую-нибудь систему.

- Гея, вроде, у вас богиня созидания.

- По-разному бывает, - уклончиво ответила Майя. – Не все же время что-то строить, иногда и разрушить хочется. А я когда-нибудь стану такой же сильной, как ты?

- И не надейся.

- Жаль. А то бы настучала по твоей пустой голове. Так когда мы полетим моё богатство превращать в армию вторжения?

То, что Ним был здесь, означало многое. Во-первых, Апа-Илту не просто поддерживали контакт с бывшими соседями по исчезнувшему, и появившемуся снова царству, но ещё и скрещиванием занимались. И поскольку сами они нацелились на изначальную вселенную, то, видимо, эта галактика уже была поделена. Во-вторых, он знал, где находится Оранжевая, а значит, и меня мог туда отвезти. Ну и в-третьих, хотел у него спросить об одной девушке, с которой мы давно не виделись.

Но сначала связался с Марикой. Настроения поболтать у свежей главы семьи не было, спросила, что мне надо, и посоветовала своими делами заняться до церемонии. Мало ли, что это кот выбор сделал, обещал на всю галактику целовать туфлю – надо выполнять.

- И оденься поприличнее, эн Марк Уриш, - посоветовала нин. – Не хочу, чтобы мою туфлю целовал какой-то оборванец. Бесплатная еда и напитки будут тебе компенсацией, можешь с собой даже свою прислугу взять, но церемония – только для одарённых. И ещё, алу Белого флота остаётся здесь, полетишь сам.

Стометровый носитель – это в широкой части фактически гектар, и то, что Майя вертелась вокруг меня, пока я примеривал форму, это был просто верх бестактности.

- Я думала, что Аглая тебя капито просто так называла, за криматос, - заявила она, - Марк, а что за дурацкая эмблема у тебя на груди?

- Это пушка, - обьяснил я. Решил, что раз уж мероприятие приличное, то боярин Травин должен появиться там во всей красе. Черный камзол с серебристой вышивкой, боярский герб и знак хеис аис, который тут все равно бы никто не понял, отлично сочетались с черным же браслетом власти, который пропадёт только после моего обслюнявливания обуви. Хотел еще кота взять, для антуража, то, как он превращался в большого поджарого ягуара, можно было выгодно использовать, но этот паразит опять не отзывался. – Такая штука для казни любопытных и приставучих женщин. Туда кладут кварковую бомбу, засовывают преступницу, и взрывают. А потом смотрят, долетит ли заряд до ближайшей звезды.

- Романтично, - Майю было трудно смутить. – Эмпо, что же ты сразу не сказал, что военный? Знаешь, за что вас все девушки любят?

- Потому что любовь до гроба длится не очень долго?

- Ну примерно так.

- И мне можно пойти с тобой?

- Нет.

- Я же одарённая и богатая?

- Уверен, твой отец был бы рад это узнать.

- И сестра, - Майя мечтательно улыбнулась. – Вечно дразнила меня бездарностью. Можно подумать, ей эти способности трудом достались.

То, что они и Майе не после каторжных работ обломились, я говорить не стал. Да, в принципе, она и сама это понимала. Халява только первое время греет и радует, а потом, если продолжается, то воспринимается как должное. Или, если заканчивается, провоцирует депрессию и самокопание, но никак не желание что-то делать.

Сама церемония, кроме как количеством гостей, похвастаться ничем не могла. Восемнадцать тысяч псионов, все – Уриши, посмотрели, как я подошёл к сидящей на возвышении Марике, снял с неё нечто похожее на домашний тапок с помпоном, встал на колени, громко чмокнул, обозвал светлой нин и забрал обувку себе – на память. Новую главу семьи это ничуть не смутило, так же как и то, что закорючка эме-галь так и горела у неё на лбу. Зато я прямо-таки почувствовал, что на секунду перестал быть носителем и хранителем, а потом кое-что получил взамен.

По знаку новой главы семьи все взяли в правую руку кусок чего-то неаппетитно сиреневого, откусили, запили малиновым по цвету, но совсем не по вкусу сиропом, и на этом церемониальная часть мероприятия закончилась. Бывший нун, которого никто, похоже, не собирался убивать, уже что-то обсуждал с Марикой, и судя по тому, как она довольно кивала головой, семью Уриш ждали трудные времена в условиях диктатуры. Все остальные разбились на группы и тоже выясняли отношения, драк пока не было, но настрой у публики был боевой.

Шаар-ат почтила сборище своим присутствием, но сразу, как только я проделал манипуляции с туфлей, исчезла. Кот вообще не появился. Так что, кроме Ри-ин-иту и Марики, знакомых у меня тут не было.

- Скучаешь? – ан Уриш похлопал меня по плечу. – То ещё зрелище, вот, казалось бы, родственники, одна семья, должны держаться вместе, и все равно большая часть с удовольствием поубивала бы друг друга. Откуда такое в людях, Марк?

- Мы – псионы, - напомнил я.

- Точно подмечено. Знаешь, об этом выборе будут потом легенды слагать. Как появился агурру. Нет, этелу в сияющих призрачных доспехах, с призрачным мечом, могучим черным эр-асу с одной стороны и шингалу – с другой. И выбрал самую достойную и самую красивую. Признайся, Марика тебе больше нравится, чем я?

- Конечно. Она вообще не женщина, а мечта.

- Вот! Выбрал мечту, послушал сердце, а не разум, это настолько глупо, что сработает. Характер у нин Уриш, конечно, так себе, ещё наплачемся, но хватка как у иш-шингалу, а семье это сейчас необходимо. Ну и ко всему за ней нет никого из Уришей, она умеет прислушиваться, но не терять достоинства. И советчиков она не любит.

- А ещё у неё есть приёмный отец, адмирал флота, который распылил на кварки три звезды, и не задумываясь сделает то же самое ещё раз. И белый флот над головой, а заодно и красный с фиолетовым.

Ри-ин-иту рассмеялся.

- Нам это не помешает. Что за женщина при виде тебя поморщилась, словно ты ей неприятен?

- Знакомая. И наши чувства взаимны, - заверил я. – Есть один вопрос, который я должен у неё выяснить, но, похоже, сегодня не лучший день. Да и вообще, делать новых нунов очень утомительно, когда не участвуешь в этом процессе ещё до их рождения.

- Не буду задерживать, - Ри-ин-иту церемонно поклонился. – Эн Марк Уриш, совет семьи решил, что титул хранителя имени так и останется за тобой. Почётный, ни к чему не обязывающий. Просто чтобы люди помнили, кого надо хвалить, если у Марики все получится, и ненавидеть, если – нет.

- Нет. В кодексе после описания ритуала все подробно изложено, и решение совета мне не нужно.

Собеседник что-то сразу всю весёлость растерял.

- Значит, выбор был не случаен. Ладно, будет как ты хочешь, хотя не пойму, зачем тебе это нужно. Но зачем-то нужно, и это непонятно, а значит – нехорошо.

Я пожал плечами. Действительно, статус представителя семьи давал мне право исполнять роль главы Уришей, но только – в других реальностях. И даже принимать в семью каких-нибудь местных, правда, Уришами они будут только там, а здесь – сами по себе. Про изначальный мир Ри-ин-иту не заикнулся, хотя о его существовании знают, а это значит – истинное положение дел им пока неизвестно.

- Кто-то же должен этим заниматься. И вообще, Рин, смотри на это по-другому.

- Как? – ан Ри-ин-иту пропустил мимо ушей фамильярное обращение.

- Представь, прыгаешь ты в другую реальность, а там – твои новые родичи.

- Только одаренные, - уточнил местный Уриш. – Не слабее видящего. Ты бы не говорил загадками, Марк. Я ведь все равно узнаю.

- Тогда не буду портить тебе удовольствие от этого. Схему прыжков на носителе я получил, благодарю.

- Конечная точка находится в двадцати световых от Солнца, - и Ри-ин-иту равнодушно отвернулся от меня.

После такого невежливого намёка на то, что пора бы уже одному квази-Уришу это мероприятие покинуть, я оставаться не стал. Не потому, что обиделся, просто впустую время терять я мог и в носителе. Жаль, только начали завязываться отношения с местной прослойкой тех, кто не в ладах с законом, но теперь меня тут каждый пси-идентификатор знает.

К тому, во что превратится небольшой носитель, я был не готов. В ангаре, помимо трех моих истребителей, стояли еще двадцать два таких же, пять штурмовика и один челнок тридцати метров длиной, похожий на сигару. Почти пустая условно нижняя половина шара теперь была забита почти полностью.

Подниматься наверх с нехорошими предчувствиями я не стал, псионы не любят неожиданности, а запросил систему безопасности корабля. И отругал себя нехорошими словами.

Доступ у Айярти я не забрал, и она этим воспользовалась, центр безопасности носителя посчитал, что ситуация штатная, и не стал меня беспокоить. Ладно бы одна прилетела, проведать и сразу свалить обратно домой, вместе с ней на мой носитель припёрлись ещё тридцать восемь человек. Поимённый список других фамилий, кроме как Уриш, не содержал. Вся эта компания расположилась в зале на третьем ярусе, не иначе как готовились разнести мою собственность на кусочки.

- В чем дело? – я появился перед ними неожиданно, но только один псион вздрогнул. И то больше от страха Вот что значит умение контролировать сознание.

- Эн Уриш, мы летим с тобой, - заявила Айярти. И посмотрела чуть исподлобья, видно было, что девушке весело. – Совет предоставил тебе полный машар, охрану. Драгоценная жизнь хранителя традиций будет в полной безопасности.

Что-то я сомневался в этом, но вслух не сказал. Так, погримасничал немного, но Уришей это не смутило.

- Уверены? – уточнил на всякий случай. – Я могу так далеко улететь, что связи с теми, кто вас послал, не будет. И придётся выполнять не их приказы, а мои.

- Мы, - чуть растягивая гласные, сказал невысокий паренёк из тех, что поближе подошли, - согласны и твои приказы выполнять. Айярти, помолчи. Нас сюда, считай, сослали, чтобы мы дома под ногами не мешались, это обидно. Я – зу Ин-уту, нер-ком крыла.

По тому, как другие его слушали, и как моя знакомая пси-инженер заткнулась, хотя очень что-то хотела сказать, видно было, что у парня, а точнее – первого лейтенанта, есть определённый авторитет среди своих.

- Хорошо, - пожал я плечами. - Каюты сами себе организуете, пятый ярус – мой, туда не лезть.

И исчез. Надеюсь, достаточно эффектно.

Майя только руками развела.

- Что я могла сделать? – спросила она. – У этой рыжей полный допуск, я только следила, чтобы не совались в комнату, где деньги лежат, а то этим местным только волю дай, все утащат. И вообще я думала, что ты в курсе, и о людях Айярти, и о том, кто после них появился.

- Кто появился? – я посмотрел записи, отчеты, но никаких дополнительных гостей на корабле не было.

- Второй ярус, - Майя отметила на плане помещение. – Сидит там, сказал, что летит с нами. И ещё, что ты очень обрадуешься.

Нима я нашел в обозначенном месте, рыжий сержант-разведчик подбрасывал золотую монетку, в последний момент не давая раствориться и проникнуть под кожу.

- Марк, поздравляю.

- С чем? – я плюхнулся на пол, когда до него оставалось с полметра, появившееся кресло не дало грохнуться копчиком.

- Эта девушка, Майя. Она ведь из твоей системы, да? Отличная работа. С какого раза получилось?

- С первого.

- Даже если эр-асу помог, все равно неплохо получилось. Я подправил кое-что, по мелочи, подумал, что ты не специально ограничил развитие ядра. Можешь не благодарить.

- Бестактно с твоей стороны тыкать неумелого прыгуна в его ошибки.

Ним рассмеялся.

- Все приходит с опытом. Для первого раза – я бы сказал, идеально, к десятому руку набьёшь, и вообще, если ты еще не понял, делать одаренными простых людей – занятие богов и их ближнего круга, куда ты так удачно вписался. Чего такой задумчивый?

- Как у ас-ариду относятся к тому, что пропавший муж вернулся, а у его вдовы уже другой есть? – спросил я в ответ.

- Обычное дело, - рыжий повелитель подтянул к себе бутылку чамби, та, пролетев в воздухе с десяток метров, впечаталась в ладонь. И тут же отхлебнул. – Отличная штука, мы привезли немного эн-карни, но там такой жуткий ритуал, ну ты знаешь, без него просто тонизирующее пойло, лучше уж вина выпить. А это можно пить где хочешь и когда хочешь. Так вот, если ты про Илани – хорошо, кстати, что в конце концов решил узнать, что там с твоей бывшей женой, то такое случается и случалось постоянно. Часто псионы на десяток-другой, а то и на сотню лет пропадают, не ждать же другому в одиночестве, когда тот вернётся, да ещё с новой второй половинкой. У вас, если я правильно помню, ритуал был на крови, ты же прикладывал порезанный палец к пластине с вашими обязательствами, хоть об этом и не помнишь. Значит, ты с тех пор, как считаешься умершим, свободен, и она тоже. И кто первый умер, того и тапки, в смысле, имущество. Только если вы вдруг не решите снова воссоединиться.

- Надеюсь, до этого не дойдёт. Но если умер как Громеш-Арке, а появился как Уриш? – уточнил я.

- Всем плевать, - Ним прикончил бутылку, потянулся за второй. – Во-первых, ас-ариду могут называть себя, как хотят, а Громеши, когда все это обтяпывали, фактически ввели тебя в семью. Уж очень хотели подгрести под себя «Арке-Тахацу» с их разработками. Во-вторых, в разных реальностях слова одинаковые, а смысл может отличаться. В общих чертах брак – везде похож, наши ходоки, когда проникали в реальности, и обычаи тоже за собой тащили. У вас с Илани был, что называется, по расчёту, одна семья получила контроль над корпорацией только потому, что ты умер как герой.

- И её сюда привезли, чтобы в случае, если я взбрыкну, было кому стать хранителем имени Уришей?

Ним вздохнул.

- Вот в кого ты такой подозрительный и не доверяешь никому. Да. Марк, пойми, на кону жизни миллиардов человек, десятков миллионов одарённых. Никто не будет рисковать, если нет запасного варианта, а выбранный богами хранитель – раздолбай и искатель приключений на свою задницу. Твой сын целовать туфлю бы не стал, а вот подержать печать и пальцем показать на нужного человека вместо тебя – почему бы и нет. Достаточно, чтобы печать его признала. А она его признала. Но он вроде на Земле пока остался.

- И это значит?

- Это значит, великий прыгун, что каждый получил то, что хотел и чего заслуживал. Ты – жизнь, а потом свободу, ведь никто тебя насильно никуда не тащил, правда? Сам заявил права на имя Уришей, промолчал бы, и жил спокойно себе в нашем мире, никуда не дёргаясь. Илани вернула долю своих родителей и будущего этелу от тебя получила, думаю, одна она надолго не останется с таким сокровищем. Твой сын тоже внакладе не останется, если, конечно, ты не собираешься его себе забрать.

- Нет, - пожал я плечами. – В отличие от меня, он как раз настоящий ас-ариду.

- Верно, - Ним одобрительно посмотрел на меня. – Наша жизнь относительно долгая, отношения лучше выстраивать в сознательном возрасте. И посторонние люди часто становятся ближе и роднее кровных родственников, вон, на тех же Громешей посмотри, хотя бы на Иту и Марику. Или тебя и твоего дядю Тоальке. Что будешь делать с оравой этих псионов-Уришей?

- Отдам Ашши на воспитание? – предложил я, уводя носитель в первый прыжок. Мой собеседник прав, я – параноик, и маршрут изменил практически полностью.

Ним неожиданно задумался.

- Нет, - наконец сказал он. – То, что отдашь Ашши – это, считай, будет её. Подумай о другом, сорок хеис – лучше, чем один. Среди них пять Усмиряющих, это серьёзная сила. Двадцать шесть пилотов, два инженера, десять подавителей, причём неплохих. Можно образовать полное крыло, со службой поддержки, двумя или тремя ныряльщиками класса Г, с полноценным десантом в три-четыре сотни бойцов. Правда, для этого нужен носитель побольше, но для начала и этот сойдёт. Ныряльщик тут только один поместится, и то если небольшой, зато даже сборочная линия есть, беспилотники можешь сотнями клепать.

- Их тридцать восемь, хорошо, с Майей тридцать девять, а ты сказал – сорок. Или меня тоже посчитал? Тогда и остальных надо, там ещё как минимум трое.

- Я прикинул, - Ним мне подмигнул, - что ты один не справишься. Нужны люди, которые уже успели побывать под огнём не только на полигоне. Не знаю, какие у тебя планы на эту толпу, но если хочешь сделать из них нормальное соединение, которое даст шороху в изначальном мире, им нужен кто-то вроде Иту, или Ферана Маас-Арди, но небольшой десантный отряд – не их уровень.

- Или Громеша?

- Этот проклятый Уриш копается в моей голове, - изобразил испуг рыжий эр-этелу. – Скоро я как марионетка буду делать все, что он говорит. В общем, да. У Кира есть свои недостатки, зато он, в отличие от тебя, не только умеет командовать, но и делает это очень давно, к тому же соперничество с братом не давало расслабиться. А если делаешь что-то несколько десятков лет.

- Или сотен.

- Или сотен, - и хитро на меня посмотрел. – Не забывай про старых друзей, с которыми вместе проходили смертельный лабиринт в храмах Ордена восемнадцати. Они, если что, помогут, ну и все равно не отвяжешься.

- И тебя тоже возьму, - вздохнул я.

- Ещё бы ты отказался.

Про ещё одного человека, который строил подчинённых так, что они и вздохнуть боялись, мы не стали говорить. Может, Ним ждал, что я первый спрошу, но – нет, с личными проблемами надо разбираться самостоятельно, без костылей вроде совместной работы.

Глава 13

Глава 13.

- Лу Марк Гарецки, шестой шлюз, - строгая высокая девушка с малиновыми волосами сверилась с сетью, выслала мне на комм пропуск на челнок, и равнодушно отвернулась.

Станция на Син, или по-нашему – Луне, работала так, как будто в мире ничего не изменилось. Толпы людей пересаживались с одного челнока на другой, и отправлялись – кто в далёкий космос, а кто, как я – на Землю. Багажа у меня не было, сопровождающих – тоже, обычный человек, у которого вдруг появились дела на центральной планете. Ас-ариду могут выяснять между собой отношения сколько хотят, для посторонних почти ничего не изменится, как жили, так и живут – со своими мелкими бытовыми заботами и проблемами.

Когда-то давно, улетая с Земли, я хотел купить носитель и заняться чем-нибудь мирным и спокойным. Покорять галактику, любоваться на звёзды и вообще – путешествовать, а потом встретить старость в кругу большой и дружной семьи, возиться с внуками, правнуками, ну и кто еще там за сотни лет появится. Носитель у меня был, а вот спокойной и мирной жизни не получилось, и непонятно, в кого я такой, родители-то прожили всю жизнь вместе, создавая крепкую советскую, а потом российскую семью. Хотя были у меня подозрения, что тут прадедушка, Сергей Олегович, старший майор госбезопасности, подкинул неспокойных генов. Была даже мыслишка шальная, что он не погиб, а шарится где-то по мирам, как его приятель Громеш-Громов-Громберг, но это скорее так, в порядке нереальных предположений, хотя тела и его, и его команды, которая на какой-то немецкий штаб напала, чтобы захватить чуть ли не Гиммлера, так и не нашли.

Поместье Уришей в Массал-ах встретило меня тишиной и чисто убранными комнатами. Слуга-кран-г при виде меня демонстративно провёл ладонью по столешнице, убирая невидимые пылинки, поклонился и куда-то спрятался. Надо же, люди магнитики привозят из дальних путешествий, а Ас-Эрхан аборигена приволок, и никто на эту диковинку внимания не обращал. Подумаешь, разумное существо без внутренних органов, мало ли как псионы забавляются.

В столовой меня ждал сюрприз – семь золотых монеток стопкой лежали на столе, значит, Марика была здесь и зачем-то вернула долг. Что тут скажешь, в подковёрных играх и интригах они меня гораздо опытнее, и воспитание сказывается, и возраст, старушка не поленилась, прилетела специально, чтобы рассчитаться. Оставалось только надеяться, что меня никто больше не побеспокоит – остальные Уриши, которые на Земле остались, были настолько незначительны, что их и убивать не стали, и в приличные дома не пускали, просто растащили по семьям.

Не стал задерживаться в ритуальном бассейне, куда окунуться все же пришлось, раз уж была конкретная цель, сначала надо ей заняться, а потом уже отдыхать. Забрал в спальне фигурки воина и жреца, две фигурные гантельки по килограмму, притащил в столовую, поставил рядом с ману, а потом вытащил из своего межпространственного багажника золотой куб. Хотел было его сразу раскрыть, но нет, подумав, сначала растворил в нём фигурки, и только потом разложил золотую доску.

Расставлять ничего не пришлось, четырнадцать фигурок заняли свои места, жрецы – в углах, остальные посредине, и словно ждали чего-то. Ману? Я положил монетки одну за другой на поле, сгрёб обратно, поменял клетки, но едва заметная даже мне вибрация доски не исчезала. И фигурки оставались в начальной позиции, а Ним, вроде, говорил, что места должны занять нужные.

Стряхнул с руки шингалу, тот обвил доску, та заискрилась, но снова вернулась в первоначальное состояние, вибрация так и осталась на грани восприятия. Хотя что-то между змеем, который частично состоял из браслета Уриша, и доской явно произошло. Не знаю, может у лан-ту родятся маленькие змейки, или наоборот, я получу ещё десяток крохотных коллекционных наборов, и смогу загнать их каким-нибудь любителям древности и странностей, но пока никаких признаков прибавления семейства не было.

Чёрный кинжал, набор из семи, второй набор – все пошло в ход. Только призрачные мечи отказались вообще к этой штуке прикасаться. Убрал черноту, достал золото. Пластины са-гир тоже отнеслись к идее сопряжения с игрой индифферентно, и я их портить не стал, раз нет искры между предметами, долгой любви тоже не будет.

Оставалось только два предмета, если так их можно было назвать.

Позвал первый – кот лениво отозвался из каких-то далей, давая понять, что у него дела есть поважнее, чем играть с человеком в человеческую игру. Ладно, хорошо хоть голос подал, а то навёл в империи шороху и исчез, оставив меня все это разгребать.

И последний, но тот, о котором я с самого начала думал - кристаллы, найденный Майей якобы самостоятельно, хотя кто знает, может, и вправду повезло. Можно было выковырять из ожерелья, который Катя вернула, чтобы я его Ануру передал, но раз отдельные камни были, то зачем вещь портить. Достал четыре красных кусочка, почти без граней, прикинул, что с ними можно сделать. Стоило поднести первый к доске, свободная клетка в ближнем углу тускло засветилась. Положил туда один кристалл, а на другую свободную клетку – второй. С опаской, эти красные стекляшки всегда к чему-нибудь нехорошему приводили, да и способ изготовления как бы намекал, что страдания никогда не заканчиваются.

Вибрация исчезла, зато появился звук – выше чувствительности обычного человеческого уха, с изменяющейся тональностью, словно какая-то информация передавалась. Пять секунд. Потом кристаллы в лучших местных традициях исчезли, а вот красный кристаллик в руке жреца разгорелся.

В руке второго жреца вспыхнул другой кристаллик, фигуры задвигались по полю, занимая нужные места. И снова замерли. Наверное, мне стоило сделать первый ход.

- Лошадью ходи, - подсказал голос сзади, я чуть не подпрыгнул от неожиданности.

- До инфаркта доведёшь, - попенял Ниму, который опустился на стул напротив. – Как ты вообще сюда попал?

- Не забывай, мой юный друг, что я теперь тоже немножко Уриш, - рыжий эр-этелу одобрительно хмыкнул, забрал себе бутылку и тоже отхлебнул, прямо из горлышка. – Отличный эн-карни, по два ману за бутылку, правильный урожай. Настоящим ас-ариду становишься, Марк, привыкаешь к дорогим вещам.

- Каким боком ты Уриш? – не сдавался я.

- Сам же меня назвал там, в центральных мирах, - напомнил мне Ним. – Слова – вещь такая, не вырубишь. Или что там про это говорят. Ты ведь хотел клан Уришей в изначальном мире сохранить? Мог бы даже не трудиться, с того момента, как ты там развернулся и набрал нас, считай, та вселенная твоя, остальные Уриши отсюда только с твоего разрешения сунутся. Я сам удивился, да что там, подумал, может ты специально, и знаешь о империи Аш-Урб, но тебе, сукиному сыну, как всегда просто повезло. Другие трудятся день и ночь в поте лица и подмышек, а ты хрень какую-то придумал, и всё в кассу.

- Не нарочно.

- Интуиция, Марк, великое дело. Настоящий дар. Часто люди, подобные тебе, делают дурацкие поступки, окружающие только пальцем у виска крутят, а оказывается, что выходит-то по-вашему.

- По-нашему, - предположил я.

- У меня опыт, он в этом деле только мешает. Ладно, что делать будешь? Одному в эту игру можно играть, но неинтересно. Я, чур, серебряными. Не забыл, как фигуры ходят? Этот парень с разведёнными руками – псион, как и мы с тобой, он через две клетки прыгает. Но пусть подождёт, псионы слишком ценный товар, чтобы понапрасну расходовать их, сначала пушечное мясо отправим вперёд.

И сделал ход штурмовиком.

- Не раздумывай, - в ответ на мой взгляд сказал он. – Попробуй отключить логику, почувствуй, какая фигура притягивает, не думай, что надо выиграть. Тем более у меня, я-то с детства, считай, шашками баловался.

Последовал его совету, просто посмотрел, какая из фигурок ждёт, чтобы её потрогали, и двинул вбок псиона.

- Неплохой ход, - одобрил Ним.

У шахматистов блиц длится три минуты, а мы не торопились, достали ещё одну бутылочку, от которой должны были по идее потерять сознание и воспарить, но кроме лёгкости и приятного тумана в голове я ничего не почувствовал. Ну ещё вкус приятный, с чамби не сравнить. Так и цена совсем другая, там конвейерный продукт, а тут – штучное исполнение.

Игру мы закончили вместе с третьей бутылкой. На поле остались мой стрелок, и два жреца. Мой ход, и тут уж интуиция, или открытие разума, ничем помочь не могли, из-за того, в основном, что, оказывается, я не все правила знал. Как только у противника осталась одна фигура, мой жрец словно прикипел к своему месту и не желал двигаться ни в какую. А жрец Нима вместо одной клетки начал прыгать во все стороны.

- Такое бывает, когда невнимательно читаешь инструкцию, - рыжий весело рассмеялся, передвинул фигурку на серебряную клетку. – Давай, твой ход. Последний.

Между его жрецом, зажатым в углу, и моим, стоял только мой стрелок. И по идее, если я его уберу, то проиграю. Собственно, насчёт своих способностей я иллюзий не питал, ходил до последнего как посоветовал Ним – то есть как вздумается. А тут что-то остановило от шага вбок.

Фигурка в такт-костюме и метателе потянулась вслед за моей рукой вправо и назад, убивая собственного жреца. Стоило снять его с доски, как красный камешек погас, и два человечка на доске словно ожили. Перед стрелком появился щит, хапу в руке выпустило игрушечное лезвие, а вместо такт-костюма вокруг игрушечного тельца обвилась тога.

- Ух ты, слияние способностей. Марк, отличный ход. Не каждый рискнёт его сделать, ты ведь не считал ходы?

- Специально – нет, - признался я. Уж очень процесс распития дорогого спиртного одновременно с местными шашками был увлекательный, мне даже казалось, что какая-то реальная история разыгрывается, так что за отдельными ходами я не следил.

- Видишь, мой жрец снова может ходить на одну клетку. И куда бы он не пошёл, твой новый – его убивает. Такая позиция – не редкость, но жертвовать жреца надо с умом. Поглощать фигуры в определённом порядке, иначе ничего не получится. Стоять на клетке своего цвета. И ещё много других условностей, без которых жрецу стрелка не поглотить.

- Например?

- Например, если тот, кто расставлял фигуры, заранее это не предусмотрел. Ладно, сдаюсь.

И он хлопнул по своему жрецу, утапливая его в поле.

Доска растеклась по столу, вбирая в себя фигурки, потом вспучилась человеческой головой. На меня смотрел убитый Ас-эрхан Уриш. Так, словно ещё был живым, вглядывался прямо в глаза, словно искал ответ на какой-то вопрос.

- Забавно, - Ним вовремя отдёрнул руку, и с интересом наблюдал за происходящим. – Помню моего друга Уриша, при жизни этот гадёныш не был таким красавцем. Как думаешь, Марк, чего он молчит?

- Не знаю, - я осторожно переместился вправо, потом влево, голова над столом висела неподвижно, а вот зрачки двигались вслед за мной. – Но жутковато. Что делать?

- Тут я тебе не помощник. У этого парня чердак был завален таким бредом, что он мог всё что угодно сотворить. Попробуй с ним поговорить, может, получится.

У меня была мысль получше. Я выложил на стол меч Уриша, придержал рукой – тот словно дёрнулся к бывшему хозяину.

- Так вот как меня убили, - вдруг сказала голова. Мимика и голос были точь-в-точь как у живого человека. – И браслет не помог. Где он?

Шингалу разделяться на старое, пусть и усовершенствованное, существо и фамильный браслет отказывался напрочь, так что пришлось его целиком отпустить к говорящей голове. Змей немного вытянулся, обвился вокруг шеи Уриша, и замер.

- Марк Уриш. Ну что же, признаю. Но не забудь раздать мои долги, наследничек. Враги должны умереть, - заявила голова, растеклась и превратилась в доску для лан-ту, со сваленными кучкой фигурами, потом собралась в куб.

Кристаллы, похоже, только для игры нужны были, и снова появились на столе, отдельно от собранной доски лан-ту, я было протянул руку, чтобы их забрать, но шингалу был быстрее и намного ближе.

- Он их сожрал, - поражённо сказал Ним, дотронулся до змея рукой. Тот замер, словно боясь пошевелиться. – Нет, просто в порошок переработал, у тебя теперь шингалу выходит на вес кристаллов. Надо будет потом на досуге заняться этими штуками поплотнее.

Стоило ему убрать руку, как шингалу поспешно занял привычное место на запястье, не знаю, что там Ним нащупал, я никаких изменений в нем я не почувствовал. Даже вес не увеличился, куда он эту материю девает, непонятно. Потом как-нибудь изучу, именно что на досуге, не сейчас же, тем более что на месте настольной игры, кроме этих кристаллов, осталось лежать колечко с красным камушком. Один в один как то, которое у меня уже было.

- Можно? – Ним протянул руку, взял кольцо, повертел в пальцах. – Странно, пустое.

- Ним, послушай, если ты что-то хочешь, прямо спросив. Твои появления в нужный момент, они очень кстати, и я всегда рад тебя видеть, но чего юлить-то. В прошлый раз я тебе все рассказал, сейчас могу повторить. Давай, что ты собирался найти?

- Понимаешь, - Ним, нацепив колечко на мизинец, задумчиво повертел бутылку в руках, потряс над раскрытым ртом, выбивая последние капли, потёр лоб ладонью. – Уриш что-то нашёл, настолько важное, что рассказывать не стал, а записал все в накопитель, и запрятал непонятно где – очень тогда обижен был на то, что не дали ему людей в жертву приносить. Ас-эрхан был в изначальном мире три раза, через порталы не перемещался, а вот по местной группе звёзд попутешествовать успел. Остались несколько мест, где он мог что-то спрятать, и одно из них – вот эта игра. Не вовремя ты его убил, Марк, ох не вовремя. Но это явно не то, я бы почувствовал.

И бросил колечко на стол. Я накрыл его ладонью, пододвинул себе, тоже нацепил на палец. На вид такое же страшненькое, как и первое.

- Так себе смотрится. Значит, ты разочарован?

- Нисколько, согласись, неплохо сыграли, - невозмутимо заявил Ним. – И Уриш тебя признал окончательно, а это важно. Правда, придётся тебе по списку ещё раз пройтись, последняя воля умершего – она большую силу имеет, но там, наверное, уже мало кто из живущих остался. И вообще, дела есть поважнее. Так у тебя ещё камни были?

- С планеты, - соврал я, совершенно не смущаясь. – В храме нашёл, когда туда с острова попал. Да я, вроде, рассказывал. Могу отдать. Вместе с шингалу, вдруг доска камни с секретом вернула, а ты не проверил.

- Себе оставь, - эр-этелу подмигнул. – Вдруг ещё чего найдёшь, будет о чем поговорить.

- Спросить тебя хочу, раз уж ты меня преследуешь постоянно. Почему ты сказал, что мой сын станет этелу?

- А, - Ним махнул рукой пренебрежительно, - ты ведь не знаешь, что с вами, прыгунами, происходит, а просто так никто рассказывать не будет. В общем, есть шанс, небольшой, что ребёнок у тех, кто прыгнул в первый раз, и у кого ещё на всплеске сил ядро нестабильно, может получиться сильным псионом, а иногда даже повелителем потоков. Такие случаи уже бывали, и когда девочку эту под тебя пропихивали, бывший нун Громеш решил эту карту тоже разыграть. И тут, представляешь, получилось. Так что, считай, использовали тебя по полной. Обидно, правда?

Я кивнул.

- Не кисни, - примирительно сказал рыжий, - помнишь приятеля нашего общего, Анура, так у него тоже отец прыгун, обиделся, что его как племенного производителя, попользовали, и ничего, дед воспитал. Но там вероятность-то повыше была, Наамар-Уту лично процесс контролировал, да и дочка его тоже не бездарность какая-то. Вот с тобой практически на самотёк пустили. Ещё по одной?

- Что, Наамар-Уту свою дочку с её мужем – того? – уточнил я.

- Ты что, дурак? - Ним даже обиделся. – Пропали они в какой-то реальности. Может, не по силам ввязались во что-то, или просто застряли, такое тоже бывает. Но это недавно произошло, лет семьдесят назад, вполне ещё могут вернуться, когда кое-кто починит сломанную систему переходов. Ладно, проехали, то есть поехали. Или один уйдёшь?

Действительно, возможность перехода в изначальный мир была. Но только туда, в другие реальности, как и раньше, меня не пускали. Сообщение об открытом окне для межмирового прыжка появилась, как только мы вышли на солнечную орбиту после последнего прыжка от ближайшей точки выхода. Носитель болтался над плоскостью эклиптики, и, в принципе, был шанс разом отвязаться от всего балласта, и Уришей, которые вдохновляли Майю своими умениями, и Майи, вбивавшей в головы Уришей идеи всеобщего равноправия и благоденствия.

- Подумываю, - признался я. Хотя, на самом деле, особой нужды не было, все равно, сейчас я прыгну, или вместе со всеми и Оранжевой вернусь, появлюсь в том мире в одно и то же время, только ещё с тамошней Земли добираться.

- Нет, это не дело, - Ним с сожалением посмотрел на пустые бутылки, на куб лан-ту, который я так и не убрал, - твоя собственность исчезнет через пять дней, в этот раз что-то совсем короткий период до вспышки. Как раз успеем, тут лететь-то всего ничего, двадцать четыре тысячи световых, так что, если немного меня подождёшь, все вместе и двинемся.

- Вместе?

- Марк, мой дорогой друг, ты не представляешь, как я к тебе привык, и уж будь уверен, в ближайшее время тебе без моего общества не обойтись. К тому же, сам потом поймёшь, оценишь и будешь благодарить, это в твоих же интересах.

Как и обещал Ним, к Оранжевой мы попали быстро – буквально за трое суток. Товарооборот между мирами был, видимо, давно налажен – мой носитель занял своё место на орбите четвертой планеты среди таких же, только размерами побольше.

- Нечего мне там делать, - заявила Майя на предложение вернуться в родной дом, - нос родственничкам я утереть всегда успею, когда будет чем утирать, а сидеть опять и ждать, вдруг что интересное подвернётся, не хочу. Ты мне обещал чего-то? Вот и исполняй. И вообще, эти твои друзья, которые теперь и мои, куда лучше старых. На день-два слетать – пожалуйста, но потом обратно. И то не в этот раз.

- Силой отошлю, если будешь себя плохо вести, - пригрозил я для порядка. Если авторитет с самого начала под сомнением, то исправить тяжело.

- И не мечтай, подчинённых своих будешь пугать, - парировала девушка. – Что-то они тебя не особо слушаются.

Вела себя так она, только когда мы оставались наедине, стоило появиться посторонним, тут же включалась послушная пай-девочка, с головой, занятой исключительно правильными и нужными заботами. Так что я махнул рукой на попытки от неё избавиться.

С охранной командой отношения складывались как нельзя лучше, Айярти сперва пыталась показать свою исключительность, потому что знакома была со мной дольше на несколько дней, но этот зу Ин-иту, который у них главный, быстро оттёр девушку в сторону, и мои контакты с остальными проходили почти исключительно через него. А что там было особо контактировать, эти ребята, некоторые в два-три раза старше меня, провели в армии не два расслабленных месяца, а десятки лет, прекрасно в своём деле разбирались, их переучивать - только портить. Некоторые даже вроде как в настоящих боевых действиях участвовали, хотя сомневаюсь, что там было прям до крови и зубовного скрежета. Но каждый псион, как любили повторять мои шумерские друзья, на вес ману, так что наберу бойцов с чешуйчатой кожей, тогда и будут притираться, а до этого теоретическими предположениями можно сколько угодно себя самоудовлетворять, толку особо не будет.

Видя, что положение приближенной к новому представителю совета семьи теряется, Айярти подружилась с Майей, буквально вот за пару дней они стали не разлей вода, и теперь от бывшей сокамерницы я знал, что происходит в команде, хотя совершенно не хотел погружаться в сплетни и слухи. Но иногда, чтобы не отдаляться от коллектива, приходится выслушивать и такое, хотя вот по мне, этот зу Ин-Уту, с его редкими, короткими и ёмкими докладами через комм, был гораздо симпатичнее. Как личность.

Грузы прибывали, носители сбрасывали их в пределах сферы переноса, и оттуда буксиры перетаскивали что куда, такое впечатление, что вся галактика работала на одну звёздную систему. Постоянно появлялись транспорты с людьми, их оставляли во внешнем поясе, видимо, для колонизации планет скопления с той стороны. Уриши первый день только рты раскрывали, а потом бодро включились в процесс, благо и пилотов хватало, и остальные тоже при деле были. Ним пробовал меня припрячь к работе, но я сразу отказался.

- Даже и не думай, - заявил ему, - и вообще, можете тут надрываться, как хотите, а у меня на планете дела.

Глава 14

Глава 14.

Помню, одно время, в раннем детстве, я стеснялся благодарить людей, думал, что выставляю свои чувства напоказ. Ну или что-то более прозаичное, дети так сложно свои поступки не объясняют. Но потом это прошло, потому что те, кто сделал тебе подарок, одолжение, или просто уступил место в самодвижущейся повозке на улицах Славгорода, обычно кроме благодарности ничего и не ждут.

- Спасибо, - сказал я Каллисте.

Она подросла, что странно – энси, или хранители, обычно не менялись, как только боги их получали в пользование. И повзрослела. Из непосредственного буйного ребёнка почти превратилась в подростка, совсем не закомплексованного и даже в чем-то разумного.

Вместо того, чтобы сказать дежурное «пожалуйста» и на этом закончить, Каллиста пристально на меня смотрела. Я развёл руками, мол, что ещё-то?

- А где Майя, что с ней? – требовательно спросила она.

- В порядке все, - я где-то в глубине души облегчённо выдохнул. – Осваивает новые способности.

- Какие? – раньше девочка почти не задавала вопросы, предпочитая просто давать распоряжения и инструкции, старательно повторяя слова, которые, как она говорила, возникали прямо в голове, а иногда и вовсе теряла контроль над собственным телом. А сейчас болтала, как обычный человек, разве что не по возрасту основательный.

- В той посылке, которую ты с ней передала, были ману и са-гир, золотые пластины.

- Я знаю, что это.

Каллиста на несколько секунд замерла, взгляд стал отрешённым, словно только тело здесь осталось, а разум где-то решил погулять.

- Расскажи подробнее, - приказала она, оттаяв. Явно не сама эти слова произносила, даже в глазах сверкнуло что-то.

Пришлось рассказать и о контейнере, и о золотых монетках, и о красных кристаллах с жёлтыми прямоугольниками. Тем более что свидетель у 8/13 был, чёрный и прожорливый, давно уже, небось, настучал бывшей хозяйке. Или настоящей.

- Странно, - девочка слезла со своего трона, присела на пол рядом со мной. Огоньки в глазах Каллисты пропали, девочка вроде снова стала собой. – Я с ней ничего не передавала, наверное, она сама нашла. Богиня сказала, что меня это не касается.

Я пожал плечами. Ну и ладно, мог промолчать, зато откровенность – она, если не во вред, то вознаграждается.

- Марк, ты ведь в других мирах был?

- В нескольких, - подтвердил я.

- Расскажи, как там. Здесь время не течёт, сколько сможешь.

Я рассказал. Про странных людей, застрявших в средневековье, со страшными монстрами в лесах и злыми колдунами на улицах, про великих эр-этелу, сражающихся против зла, про своих родителей и двух собак-великанов, про девочку Вику, которая чуть не умерла, а потом стала волшебницей, про огромную вселенную, где людей столько, что не сосчитать, и ящеров, которые себя считать не разрешают, и про огромных боевых роботов, которые защищают Землю от сияющих врагов.

- Красиво, - девочка слушала внимательно, вопросы задавала, и под конец подвела черту. – А я вот в скучном мире живу. Почти никакой пси-энергии, только убогие технологии. Ничего такого, что я бы раньше не видела, и люди вокруг унылые какие-то, придумали себе собственных богов, с дурацкими обрядами, и постоянно их проводят, словно больше заняться нечем. Меня тоже заставляют, но я убегаю и прячусь.

- Погоди, - удивился я. – Разве ты не здесь живёшь?

Первый раз за время нашего разговора Каллиста улыбнулась. Открыто и искренне.

- Нет, - она обвела рукой белоснежный зал с золотыми колоннами и черным потолком. – Ты что, тут даже спать негде. Это же храм моей богини, я здесь появляюсь, только когда нужно с ней что-то обсудить, или принять кого-то, или она захочет что-то сказать, и время, я же говорю, тут иногда не течёт совсем. Первое время я тут часто бывала, а сейчас Эреш словно забыла обо мне, не знаю, что и подумать. Но это не мой дом, дом в другом месте.

- Ну да.

- Вы, взрослые, иногда такие непонятливые. Где-то я же должна находиться все время, по-твоему? А вот Вике сколько лет?

- Примерно как тебе, может чуть помладше, на год или два.

- Мне моя семья не очень нравится, - вдруг пожаловалась Каллиста. – И та, которая тут была, меня вечно шпыняли, потому что приёмная, хорошо, что Майя меня оттуда забрала, и та, в которой я сейчас, там тоже меня не любят, кажется. Я их тоже не люблю, а сделать ничего не могу. Эрши обещала рассказать, кто мои настоящие родители, но потом когда-нибудь. Марк, ты не будешь против, если я в твоей семье поживу?

- Так просто? А тебе разрешат?

- Не знаю, но ведь пока не спросишь – не поймёшь, - мудро заметила пигалица.

«Дорогие папа и мама», - начал я писать на белоснежном листе бумаги. Сначала на эме-гир, а потом назвал себя тупым, и переписал по-русски, - «у меня все хорошо…».

- Держи, - протянул девочке свёрнутый в трубку лист. – Если вдруг получится, и к тебе будут приставать с вопросами обо мне, ты уж им расскажи, ладно? А то они волнуются.

- Обещаю, - Каллиста повертела трубочку в руках. – И девушка, о которой я тебе в прошлый раз рассказывала, та, которая о тебе спрашивала все время. Она больше здесь не появлялась.

- Что поделать, с глаз долой, из сердца вон, - пожав плечами, сказал я. – Поговорка такая.

- Глупая поговорка, - убеждённо сказала девочка. – При чём тут глаза и сердце? Если любят, то здесь и всегда.

И она дотронулась ладонью до моей головы. Этим же движением выталкивая меня из белоснежного зала.

- Как тебе наша принцесса? – ан Траг ничуть не изменился. Такой же скромный уми, в костюме и штиблетах, важный и слегка напыщенный. И раньше, когда он был слугой в доме Громешей, это казалось странным, и теперь, когда он стал, считай, хозяином целого мира – тоже. – Богиня совсем о ней забыла, и о нас тоже. За то время, когда тебя не было, восемь раз всего появлялась.

Центральный зал храма с входами в лабиринты тоже не изменился почти, добавились некоторые элементы интерьера, вроде тех диванчиков, на которых мы сидели, и то, видимо, потому, что посторонних вниз уже не пускали, ограничиваясь вот этим залом. И я в это число посторонних тоже попал.

- И только когда планета на этой стороне? - просто так поинтересовался.

Эгир посмотрел на меня внимательно.

- От балды спросил? – уточнил он. – А то некоторые догадки только к лишним вопросам приведут. Но – да, странное совпадение. Помнится, ты тут кристаллы нашёл? Не хочешь помочь?

- Я?

Ан Траг улыбнулся.

- Не совсем ты. Я сто раз ходил по тем комнатам, где был тайник, и ничего не обнаружил. Ас-эрхан если и был слабее меня, то не в разы, и чтобы простой прыгун открыл то, что повелители спрятали, а потом не смогли найти, должны быть серьёзные причины.

- Я удачливый.

- Определённо. Одно из двух – или Уриш пытался твою личность захватить с помощью какого-нибудь амулета, который ты забрал себе, скорее всего, браслета, или сам фамильный браслет был ключом к схрону. Он ведь у тебя теперь с квази-разумным оружием слит?

Я поднял руку с браслетом, утвердительно кивнул.

- Пусть пошастает здесь, пока мы беседуем, может, ещё чего найдёт.

Шингалу сполз с моей руки, послушно растёкся по полу, и исчез. Крохотные частички растворились в породе, в воздухе, практически во всем, что нас окружало, я первое время держал связь, а потом, когда большая часть змея ушла вниз, потерял.

Некоторое время мы с ан Трагом молча сидели, словно вот двум практически самым занятым людям во всех мирах нечего делать. Я первым молчание нарушил.

- Каллиста мне сказала, что Элика не появлялась здесь.

- Я в ваши отношения не вмешиваюсь, - собеседник тут же сделал предупреждающий жест. – Но её в этой системе нет.

- Хорошо, - я кивнул, - тогда, может, объяснишь, для чего был весь этот цирк во время ритуала?

Ан Траг вздохнул. Нарочито, показывая, что докучливые и дотошные собеседники никому не нравятся.

- Ты стал слишком опасен, Марк, и мы решили тебя принести в жертву, добавить в ритуал прыгуна, это определённо подняло бы наше взаимодействие с богиней на новую ступень, но ты слабым оказался, сразу сознание потерял, а потом вообще исчез, и все пошло наперекосяк.

- Меня должны были потыкать черными ножиками? – уточнил я.

- А потом выпотрошить, и вырастить огромный кристалл. Должна же от тебя хоть какая-то польза быть.

- Шутки у тебя – дурацкие и плохо получаются.

- Какой вопрос, такой и ответ, Марк. – Ан Траг улыбнулся. – Что ты ожидал услышать? Во-первых, тебя никто туда не звал, нечего было приходить. А во-вторых, ты схему вспомни, которую на тебя Павел наложил. Блокировка ядра на пять минут, временный паралич. Откуда дополнительная привязка появилась, как думаешь? Если связался с богами, жди подлянки в любой момент. Или не связывайся.

- Прости.

- Дело прошлое, - уми небрежно махнул рукой. – Если Эреш надо было провести тебя через ритуал растворившегося сознания, хоть что делай, рано или поздно это случилось бы. И предупреждать никто не собирался, понимаешь – почему?

Я кивнул.

- Ну и хорошо. У нас проблемы, Марк, серьёзные, и снова связанные с тобой. Похоже, богиня твоя создаёт армию не просто так.

Мне давали понять, что семейство Апа-Илту хочет постоять в стороне от религиозных предпочтений. Странно, и надо потом этот вопрос прояснить, но на намёки отвлекаться не стал. Возле нас появилось знакомое изображение галактики. Вспыхнул яркий огонёк почти совсем на краю.

- Не так давно, - продолжал ан Траг, – населённая система на окраине галактики превратилась в необычную чёрную дыру, триста миллионов разумных исчезли в один миг. Смотри, видишь эти полосы? У нашей галактики в изначальном мире семь основных спиральных рукавов, которые заканчиваются разреженными пространствами, где звёзд мало, но все они – очень старые. Жизнь там образовалась естественным путём, и когда люди их заселяли, пришли, считай, на все готовое.

- И нашли древние останки предыдущей цивилизации? – предположил я.

- Нет, ничего такого не обнаружили, но условия для жизни людей подходящие, а это - редкость. Мы проверили остальные рукава, потому что исчезнувшая звезда – особенная, она находится в точке, где гравитационные искажения самые сильные, определили остальные шесть, да, далеко, но с теми разработками, что мы у Аш-Урб делали, расстояние теперь почти не помеха, особенно когда пилот как минимум Усмиряющий.

- Новые накопители?

- То, что ты видел – техника уже старая и проверенная, есть новые образцы, которые мы не показываем пока, там достаточно одного прыжка, чтобы поставить нужный маяк, и ещё одного, чтобы переместить сам объект. Мы здорово продвинулись за последнюю тысячу лет, даже выдавали кое-что за изобретения из других реальностей. Смотри, вот остальные шесть звёзд, которые находятся в таких же точках. Как думаешь, что там?

На изображении Млечного пути появились ещё шесть искорок, пять – ярко-красные, и одна зелёная.

- Эти пять – со сжатым пространством, а зелёная – ещё нет, - предположил я.

- В точку, - ан Траг мне даже похлопал. – Молодец, последний мир – обитаемый, и принадлежит клану наших общих друзей. Это ты только такой коммуникабельный, со всеми почти подружился, а мы не торопимся, присматриваемся, может даже породнимся.

- Значит, Тиа?

- Да. Небольшое государство из восьми планет, двадцать звёздных систем. Один портал, но скопление там компактное, звезды практически рядом.

- И которая из них?

- Все сжатые системы были с порталами, - вздохнул ан Траг, - так что сомнений почти нет. Первая чёрная дыра образовалась почти три тысячи лет назад, вторая – трёхсот лет не прошло. С каждым разом промежутки становятся все меньше, по счастью, остальные пять систем заселены не были, точнее говоря, там жили к-ранги. Их исчезновения и не заметил никто.

- Порталов – тоже?

- Порталы – штука нестабильная, могут и сами по себе исчезнуть или стать неактивными, на единичные случаи внимания никто не обращает. Ну а когда люди пропали, тут уж пришлось. Часть белого флота сейчас там, спасает жителей планет. Те старые носители, которые пойдут с этой партией, мы бросим на эвакуацию. Проблема в том, что между появлением контура вокруг звезды и сжатием проходит меньше двух часов, риск большой. Надеюсь, что все живы пока.

- Но там же твои люди, - удивился я.

- Ты живёшь среди ас-ариду не так давно, и ещё не все понял, - собеседник улыбнулся почти снисходительно. – Мы – эгоистичные, жадные и высокомерные существа, которые только и делают, что развлекаются и гадят друг другу, и которым плевать на то, что происходит с обычными людьми, пока их это напрямую не коснётся, но мы не прячемся от ответственности. Эта звезда, которая должна исчезнуть, принадлежит клану Тиа, а значит, и нам.

- Только из-за этого?

- Не знаю, предчувствие нехорошее. Кто-то эти семь точек выбрал, у нас есть похожая технология, когда М-деструктор сжимает пространство, но три тысячи лет назад её точно не было.

- Ты хочешь, чтобы я отправился туда?

- Тебе выбирать, - спокойно сказал ан Траг. – Я знаю, что ты решишь, просто определи, что важнее. Иногда самый большой риск не там, где опасность.

- Как же вы, мудрые вековые люди, любите говорить пафосными загадками, - покачал я головой.

Ан Траг рассмеялся, похлопал меня по руке.

- Это чтобы тебя вдохновить, мой юный долгоживущий друг, а то вон, смотри, даже похудел от переживаний. И вообще, не забывай, я твой уми, и каждую крупицу мудрости, что я тебе даю, ты должен брать с благодарностью и восхищением. А так, да – тебе лучше все увидеть самому. Хоть ты и изображаешь из себя равнодушного зрителя, которому на все наплевать, но вдруг решишь снова вернуться в игру. Ну где там твой шингалу? Не терпится посмотреть, как ты умудрился в него схему поглощения материи встроить и не превратиться в маленькую кварковую вспышку, явно тут без какого-то секрета не обошлось.

Шингалу появился через десять минут, ан Трага, казалось, совершенно не заботило то, что его родная дочь где-то там может в любую секунду исчезнуть вместе со своими и чужими людьми, а значит, и мне волноваться было ни к чему. Я выслушал последние сплетни из местной жизни ас-ариду, разговор ни о чём поддерживать не трудно, если киваешь в нужных местах.

- Ты правильно сделал, что не стал тащить этих Уришей сюда, - наконец, устав от пустой болтовни, сказал эгир. – Рано им пока знать о тебе.

- Ну они обо мне знают, - напомнил я. – Мы как-бы летели вместе.

- Они же не знают, что у тебя в другом мире уже есть свой клан, - пожал плечами мой собеседник, поднялся с дивана. – Отличный ход, Марк. Со всей империей бы так не прокатило, а вот с одной семьи можно начать.

- В смысле?

- Вот эти, - ан Траг кивнул на барельефы, - настолько запутались в собственных разборках, что, возможно, наш мир скоро станет недружелюбным для последователей Эреш-кигаль. Да и по большому счёту, зачем он нам, созданный искусственно, и ограниченный по сути одной галактикой, пусть даже со множеством реальностей? Все, что создано, может быть разрушено. Местную группу мы уже, считай, к рукам прибрали, будем строить империю ас-ариду там, за барьером, новые подданные ничем не хуже старых. И поэтому с непонятными образованиями надо разобраться как можно скорее, чтобы понять, стоит ли вообще сюда лезть, пока вложения невелики.

- А как же хесе?

- Ты уже показал, что они – никто против призрачного оружия. Не подчинятся, мы их уничтожим, - уми улыбнулся, - не всех, среди них много разумных людей, но это не твоя забота. Ну что ты мне принёс?

И он протянул руку к формирующемуся змею, положил ладонь на проступивший лоб, чуть поднял вверх глаза.

- Браслет Уриша как подавитель родового создания и связка на эме-галь, отлично придумано. Кто же это тебя так хотел напугать? Схема старая, но очень болезненная даже для сильных псионов. Ри-ин-иту? С него бы и убить сталось, значит, несерьёзно к тебе отнёсся. Работа неплохая, стабилизация почти полная, но это не сработает, если против тебя одарённый, способный эти схемы уничтожать. Давай сюда находки.

Змей словно вытошнил на ладонь ан Трага несколько кристаллов и три матовые серебряные пластины, тот, не поморщившись, проверил каждую находку. Довольно покачал головой. И, не прощаясь, исчез.

- Марк, ты вернулся, - стоило мне оказаться наверху, в своём доме, а точнее – на крыше возле бассейна, как черноволосая девушка буквально напрыгнула на меня, повисла на шее. И тут же слезла, засмущалась. – Простите, Марк Львович.

- Да чего уж там, - я только рукой махнул, одновременно снимая блок с комма. Даша выросла, и повзрослела. – Дашка, красавица какая стала! Кирилл, что ты там встал, как не родной, иди сюда, я, ребята, так рад вас видеть, не представляете!

Дашин брат подошёл, пожал руку, я притянул его к себе, обнял. Эти двое – словно два якорька, удерживающих около меня мою реальность. С ними я чувствую себя почти…

- Ты вовремя, дорогуша, - раздался голос из дома, - я как раз готовлю пирог. Ты что-то отощал, пока шлялся непонятно где, и вообще выглядишь хреново. Ничего, я за тебя возьмусь.

Я рассмеялся, как же хорошо оказаться среди своих. Оранжевая уже зашла, над островом повисли звезды и четвертая планета, бассейн светился нежно-зелёным, Даша что-то там рассказывала взахлеб, а потом убежала в дом и притащила молодого человека, высокого шатена в белом камзоле.

- Марк, это Ферри, - выпалила она.

Ну да, не для меня же Ашши тут плюшками расстаралась, для сыночка своего. Вон как стоит адмирал, смотрит прямо, не отводя взгляд.

- Ан Феран Маас-Арди, - на всякий случай представился он. – Сожалею, что без приглашения явился, но Дарье ни в чём отказать не могу.

- Я тебя хорошо понимаю, - кивнул я, глядя, как девушка отмахнулась от чего-то. Белая искорка слетела с кончика пальца, растворившись в метре от неё. – Насчёт планов даже спрашивать не буду.

- Мы ещё слишком молоды, чтобы думать о чём-то определённом, - заявил Феран очень серьёзным тоном, только глаза смеялись. – Но, думаю, мы друг для друга созданы. Правда, милая?

Милая покраснела, не то чтобы мне эти совпадения не нравились, но как-то уж очень хватко Ашши вцепилась в потенциальную повелительницу, ей только дай волю, и весь мир будет принадлежать одной женщине, которая слишком хорошо готовит. Настолько, что кот, который меня своим вниманием не баловал, появился рядом с дверью на террасу и тут же шмыгнул туда. Я похлопал адмирала по плечу, оставляя с Дашей – порасспросить ещё успею, теперь связь есть, а в личную жизнь лезть – дело неблагодарное, всегда будешь виноватым.

Вот Кирилл – молодец, его кроме оружия, штурмовиков, порталов и новых приёмчиков, мало что интересовало. Пока он рассказывал, что увидел и где побывал, я прямо душой отдохнул, ну их, эти семейные разборки, у человека должны быть другие интересы.

- Потом наговоритесь, - крикнула Ашши, и все потянулись в дом, еду на свежем воздухе ани считала неприличной. – Марк, твой кот сожрал половину катаплана, ты его вообще не кормил все это время?

- Только золотом, - пробормотал я, заходя в собственный дом.

- Значит, нужно больше золота, - отрезала Ашши.

- Точно, всё как всегда, нужно больше золота, - согласился с ней, усаживаясь за стол. Прямо как на моей Земле, и блюда нормальные, не желе какое-нибудь в крапинку, и сидят все в креслах, а не на полу, поджав ноги. Хотя нет, там тоже так сидят.

Кот уже разлёгся в кресле, сыто облизываясь, и смотрел то на меня, то на Ашши, словно в очередной раз делая выбор.

- Ты Дашку специально приманиваешь? – спросил я у ани, наклонившись поближе.

- Они нашли друг друга, - слишком быстро ответила Ашши. – И вообще, Марк, что тебе не нравится? Нет, дурацкий вопрос. Что тебе нравится?

Я подумал и сказал:

- Почти всё.

Глава 15

Глава 15.

Оранжевая вспыхнула точно в срок, минута в минуту, как ан Траг сказал. Хотя считается, что разброс может быть до нескольких суток, и точно определить это можно только за час-полтора, а он – смог.

И я смог. Колечки с камушками вспыхнули, с тоо, что отдала мне Майя, пролился жиденький ручеек информации, действительно, не обманула. Можно было еще раз на то место сходить, благо недалеко, и порыться, вдруг девушка пропустила чего-то, но интуиция мне подсказывала – не было там ничего больше.

А вот второе какую-то чушь выдало. Я было надеялся, что Ас-эрхан что-то важное решит передать со своим вариантом загадочной почти шахматной игры, но нет, одни рассказы путешественника, с восхвалением себя, любимого. Конспирологически, в них можно было порыться, чтобы среди этого словесного болота отыскать что-то ценное, но – если только на досуге. Правда, потом информация сжалась в какой-то символ на эме-галь, он прямо в мозгу у меня отпечатался, и исчезла. Но значок, который мог означать как одно слово, так и целый роман, предназначался явно не мне – разобрать я ничего не смог.

- Не спится? – Ашши вылезла на крышу, поглядела на разгорающееся небо уже другого мира. – Слышала, ты девчонку подобрал, из местных?

- Слухи быстро расходятся, - подтвердил я.

- И сделал из неё видящую?

- Потому что талантливый.

- Ну-ну, может, это к лучшему, дорогуша, - ани взяла меня под руку. – Она для тебя отличная пара.

- Ашши, - я приобнял женщину за талию, нейтрализуя яд, завёрнутый в сложную схему и проникший в тело через кожу возле локтя. Так и умереть можно, если вовремя не заметить. - За что ты меня так не любишь?

- Ты дурак, - заявила она. – Вбил себе в голову непонятно что, когда вокруг столько возможностей. Для тебя же стараюсь, свинья неблагодарная. Все, с этого момента поступай как хочешь, но потом вспомнишь, что я тебе говорила.

И ушла, гордо выпрямив спину. Впрочем, у зу Маас-Арди осанка всегда была что надо.

Кира Громеша я встретил, вернувшись на свой носитель уже в изначальном мире – дела на планете отняли чуть больше суток. Бывший одарённый поздоровался со мной, как ни в чём не бывало, словно не он валялся на камне во время нашей последней встречи, если не считать ту, которой вроде как не было.

Слова Нима насчёт того, что Громеш может стать ещё одним местным хеис, я посчитал чем-то вроде шутки, но судя по всему, дар к Киру вернулся, и даже сторицей. В энергетической плети, свисающей с правой руки, даже вкрапления зелёного цвета были.

- Ну и где ты таких неумех набрал, - Кир тут же перешёл к делу. – Хотя что странного, они же Уриши. Ребятки словно в игрушки играли, а не служили, даже не знаю, стоит ли с ними возиться. Прогнал их четыре раза через тесты, способности есть, а умения ими пользоваться – никакого.

- Они хоть живы?

- Что с ними станется.

Медблок был пуст, но система безопасности доложила о семи вылеченных пациентах, один из которых чуть было не лишился руки.

- Потери конечностей – штука серьёзная, - подтвердил Кир. – Я вон месяц, помню, валялся, когда от меня осталась голова и кусок плеча.

- Разве тебе не ногу откусили тогда?

- Нет, из-за такой мелочи никто не стал бы дёргать лучшего врача из семьи Ису-Таке. Но – да, по официальной версии только нога. Ты, кстати, в курсе, что у твоего носителя нет ядра? Нам бы такой транспорт. То, насколько сбежавшие семьи ушли вперёд, меня в тоску вгоняет.

- Ты расстроен? – уточнил я у Громеша. – А то рабочий процесс и все такое.

- Нет, - успокоил меня Кир. – Не важно, какая техника, тем более что принципиально нового, вроде порталов, которые в изначальном мире, так и не изобрели. Тренированному пилоту все равно, что у него под задницей – ложемент ховертанка, атмосферника или вот этого носителя, тут вопрос в том, что ещё у этих наших сваливших в отдалённые места родственников есть.

- Громеши остались, - напомнил я ему.

- Да, нас обошли, но ничего, мы ещё покажем, кто кому туфли будет облизывать. Иту – как брат полное дерьмо, а как глава семьи, он очень даже неплох, вот увидишь, найдёт способ, как все это получить. Этот малыш – все, что у тебя есть? Кстати, нашёл инженера, без него, точнее – неё, в рейдах делать нечего.

То, что у нас в команде новый человек, я уже знал. Центральная сфера, служившая рубкой, была занята незваной гостьей, пытавшейся получить доступ к системам корабля. Кое-что ей удалось даже в моё отсутствие.

- Отличный корабль, я уже настраивала подобные, но этот – просто чудо. Явно не экономили. Тут каждый объём можно переназначить как угодно, не простая трансформация ярусов, а полная перестройка. Убрала тут пару огрехов, оптимизировала кое-что, но, похоже, не все к этому пока привыкли. Ваш личный состав, похоже, шляется, где хочет, - круглолицая черноволосая девушка, небольшого роста и чуть полноватая, перенастраивала панель управления, получив от меня практически неограниченный допуск. – Только одна в своей комнате, а вот остальные никак не угомонятся после тренировок. Двое добрались до линии переработки, но там ещё не все активировано, только через час будет готово. Я трансформировала полигон в дополнительные модули для отдыха, с водоёмом и небольшим лабиринтом, им нравится. Хотите включить режим вторжения? Все пространство кроме этой рубки будет объявлено зоной боевых действий, оборонительные системы все равно работают на малой мощности, в худшем случае будут небольшие потери, заодно наш медблок не будет таким пустым смотреться.

Судя по загоревшимся глазам Кира, ему эта идея очень нравилась. И девушка – тоже.

Я вопросительно посмотрел на садистку, подтвердил свой ключ. Пси-инженер Менса Маас-Арди, третий лейтенант. Махнул рукой. И вывел метки Уришей на экран.

Менса радостно взвизгнула, набрала на панели комбинацию символов, судя по всему, полигоном тут мог служить весь носитель.

- Полчаса, - предупредил её Кир, - потом забираем тех, кто ещё не на месте, и уходим.

Кино с участием Уришей мы смотрели с интересом, но недолго. Звуковые эффекты от зависшей в гравитационной ловушке Айярти были просто превосходные – такие выражения, которыми она крыла меня, Громеша, этот корабль и своих родных, от воспитанной девушки редко когда услышишь, Менса даже покраснела для приличия. Остальные вели себя более сдержанно и дисциплинированно, под командованием зу Ин-уту разрозненные частички отряда собирались в пятёрки, а потом преодолевая препятствия, пытались соединиться друг с другом. Изменение температуры, влажности и даже силы трения для псионов особой опасности не представляли, два перелома, обморожение и одна клиническая смерть разрешились в рабочем порядке – сами накосячили, сами себя и вылечили.

- Ну что же, уже неплохо, - Кир явно был доволен, транслируя свои впечатления по сети. – Даже с прошлым разом виден прогресс, понятно, что эти ребята – в основном пилоты, но ситуации разные бывают, а псион должен в любой из них и сам выжить, и других спасти. Десант будет?

- Три-четыре сотни, - пожал я плечами. – Обычные люди, ну почти.

- Если ты не собираешься тут захватывать галактику, сойдёт. У нас пять полных пятёрок, один нер-кап для командного духа, подавителей приставим к десанту – на пять сотен бойцов как раз хватит. Двух инженеров я бы переучил, они могут вести беспилотники при высадке, за неделю-две управимся. Но если расширяться, то нужен носитель побольше. Менса?

- Могу и себе взять инженеров, но придётся их поднатаскать, - девушка внимательно прислушивалась к нашему разговору, и даже что-то в нем понимала. - Одно дело истребители собирать, а другое – развёртывать полную переработку в вакууме, те схемы, которыми эти двое оперируют, не годятся. Иногда я тоже советуюсь со старшими.

- Отличная идея, кстати. Не взять ли нам с собой Ашши? – предложил я.

По виду моих собеседников было заметно, что идея – так себе. Менса так даже побледнела и головой замотала, а Кир просто и твёрдо сказал «нет», и что он скорее повесится, или проведёт отпуск с матерью, или с братом помирится, чем окажется на одном носителе с Ашши больше чем на десять минут. И тут же поправился – на пять. Странно, почему никто не любит такую чудесную женщину, которая и готовит отлично, и, если убьёт – вылечит всех, ну кроме меня, наверное.

Прямо так и спросил. На что мне ответили, что ан Маас-Арди они не просто любят, а обожают.

- Ты их держи в тонусе, дорогуша, - Ашши, с которой я связался, чтобы утрясти вопрос поставок с кланами, вышла на видеосвязь, Менса при виде родственницы постаралась сделаться как можно незаметнее. – А ты, милая, попробуй только сделать что-то не то, и я тут же примчусь и всё исправлю.

Кирилл и Ним прилетели аккурат в срок – сразу после того, как пятерых пострадавших Уришей отправили в медблок. При виде бывшего лейтенанта Арраш радостно осклабился, назвал Кира командиром, похлопал по плечам и спине, и все это под кислую улыбку Громеша.

- Марк Львович, - Кирилл подождал, пока старые приятели сыграют сценку дружеской встречи, - у вас теперь новая команда, нам что делать?

- У вас другое задание было, - напомнил я. – Но тут ты прав, назначаю тебя адъютантом к эд-капу Громешу. И заодно штабным писарем.

- Ты ещё и штаб решил устроить. И кто там будет? – Кир осмотрел парня, и даже что-то там себе отметил такое, что его вполне устроило.

- Как кто, твой старый друг, Ним.

На что Громеш мне на изысканном эме-саль, ничуть не смущаясь стоящего рядом Арраша, объяснил, в какой чёрной дыре он видел таких подчинённых.

- Кир, - Ним ткнул его кулаком в бок, - чего ты сразу отказываешься. Мы с тобой отлично сработаемся. К тому же смотри, как мы выросли – ты полковник, я, считай, почти нер-кап.

- Второй лейтенант, - подсказал я.

- Ну ладно, но когда-нибудь стану капитаном, - рыжий этелу ничуть не расстроился. – Тут все просто, Кирилл отвечает за связь с нашим гигантом мысли, я – с техническим персоналом и штабом флота, для бойцов у тебя будет твой близкий родственник.

- Павел, - подтвердил я. – С теми бойцами, которых предполагается набрать, только он справится.

- Ну вот видишь, мы же здесь как братья.

- Хорошо, - Кир вздохнул. – Это все лишние в армии люди, которые будут портить мне жизнь?

- Нет, - обрадовал его я. – Поскольку Уриши – это моя почётная охрана, от них тоже будет представитель.

- Ты про Майю забыл, - напомнил мне Арраш. – Представляешь, Кир, этот наш общий любвеобильный друг обещал девушке планету. Правда, романтично?

- Не забыл. Главное – успеть на эту планету, пока она не исчезла.

- Помнишь первый спор с Конташем? – Ним расхохотался, хлопнул Кира по плечу. – Тогда уже понятно было, что эн Уриш далеко пойдёт.

Я только головой покачал. Ну да, обещал планету, и она её получит. На какое-то время. А настоящую надо ещё заслужить, люди, которые живут на ней, не виноваты, что кое у кого вместо мозгов идеи в голову понапиханы, армия – она быстро вправляет самосознание, побегает девушка с годик-другой, научится отличать плохое от очень плохого, тогда и вернёмся к покорению миров. До этого хватит с неё просто факта, что побывала хозяйкой звёздной системы. Ашши, кстати, мою идею поддержала.

- Дурь надо выбивать сразу, и радикально, - сказала она, - эта семейка тут пробовала бунтовать, быстро осознали, как ошибались, и уже исправились, по крайней мере те, кто в живых остался. Ты, главное, если что – сразу сердце ей останавливай, те, кто раньше обычными людьми был, этого боятся и сразу о важных вещах думать начинают. Оживить всегда успеешь, в крайнем случае в стазис запихнёшь. Или ритуальным кинжалом в глаз, но это если других вариантов не будет.

В этом была вся ани, умная и рассудительная.

Последней на корабль прибыла Даша. Девушка тут же обосновалась в кресле пилота и направила корабль по струне к тускло-красному кольцу, не обращая внимания на Мансу и Кира, которые, не смущаясь, при ней обсуждали всяких новичков, которые считают себя умнее других. И собираются прыгнуть через неработающий портал.

Ну это для них он был неработающим, а у меня свой ключ имелся. Активация заняла доли секунды, красное кольцо вспыхнуло, и мы перенеслись куда нужно. В системе Оранжевой достаточно войск, чтобы любой клан этого мира умылся кровью, попытавшись туда сунуться. Что значит чёрное колечко на пальце девушки, я решил объяснить Громешу и Маас-Арди чуть позже, душевное здоровье экипажа – оно и от таких мелочей зависит.

- Вот что такое хеис аис, - закончил я вдохновляющую лекцию перед тем, как отправить мою охрану в храм Ордена. – Это чтобы вы понимали, как вам с командиром повезло. Вопросы?

Зу Ин-иту чуть приподнялся в кресле, но его опередила Айярти.

- Ты-то понятно, как это получил, - и многозначительно оглядела своих дальних родственников, мол, такой хитрожопый чужак куда хочешь пролезет, хоть в хранители Уришей, хоть в местную знать, только возможность дай, - а она?

С Кириллом и особенно с Дашей вопросов вообще было больше, чем ответов. Просто так эр-этелу не появляются, в исключительных случаях – бывает, что и из ниоткуда, но обязательно для этого на их семейном древе должен потоптаться кто-то из других повелителей потоков, и тогда пусть не в первом и не во втором поколении, но дар у одного-двух потомков проявится. Уфимцев-старший шапочно знаком был с их родителями, точнее говоря – с отцом, мать у них умерла сразу после рождения детей. Тот работал в следственном комитете, и лет десять назад вместе со второй женой погиб. Машина, на которой они ехали, свалилась с моста в реку, странная авария, подозревали, что кто-то к этому руку приложил. Ещё на Земле я пытался разыскать бабушек и дедушек близнецов, и нашёл – на кладбище. Если со стороны отца там все было довольно прозрачно, обычная семья, поздний ребёнок и предки аж до середины 19 века известны, то с матерью дела обстояли гораздо хуже, пришлось Сергею архивы перетрясти. Родителей её отца удалось найти, обычные крестьяне, продвинувшиеся по революционной лестнице от батраков до полигона в Коммунарке, следы бабки начинались в детдоме перед войной, и заканчивались на Востряковском сразу после рождения матери близнецов, тут традиция прослеживалась. Почти никаких документов не сохранилось, кроме того, что на интернатовской анкете Даши стоял минус, проставленный, как мне пояснил Уфимцев-младший, самим Ануром Громешем. И если Анур в близнецах своих потомков или родственников специально не признал, то последняя ниточка обрывалась.

Уриши после вопроса Айярти слегка напряглись. И так самозванка, да ещё и дар откуда-то получила. Хотя, почему откуда, тут любая версия сгодится.

- Эн Ас-эрхан Уриш, - на голубом глазу соврал я. – Дальше надо объяснять?

Видимо, да, только теперь не этой знатной кодле, а самой девушке, которая пока ещё не осознала в полной мере, кого я ей в предки записал.

Можно было бы провести церемонию посвящения в чрезвычайные граждане в пограничном мире, с фейерверками и круглыми глазами инспектора Лмейта, скромность и осторожность не позволили. Для ритуала сидения в каменном кресле я выбрал одну из систем, принадлежавших клану Ари. Военный договор иногда не мешает обновить, особенно если твой собственный клан растёт не только количественно, но и качественно. То, что система эта находилась совсем на другом краю Галактики, никакого значения не имело, сотню тысяч световых лет в одну сторону, потом – в другую, было пересечь гораздо проще, чем внутри звёздной системы от внутренних планет к внешнему кольцу астероидов переместиться.

Женщина средних лет в форменном халатике и сандалиях поклонилась, увидев мою карточку, и дальше мне пришлось все делать самому. Выстроить Уришей в очередь, подтвердить собственный статус, засунув карточку в каменный куб, заставить служительницу сесть в её собственное кресло, потом снова организовать очередь – каждый хотел пройти испытание в первых рядах, но не первым, хотя Ин-иту и тут был готов на амбразуру. Выдернуть из конца нестройной шеренги Айярти, и чуть ли не силком поместить в кресло напротив служительницы. Получить за неё карточку с одной полоской. Подождать, пока она радостно попрыгает и повизжит. И объяснить, что в отличие от воинских званий, тут все наоборот, и чем больше полосок, тем лучше.

Сначала пустил тех, кто послабее, шестеро обошлись одной полоской, ещё двадцати восьми достались две. Двум Усмиряющим ожидаемо обломились три, столько же – командиру зу Ин-иту.

После Уришей пришёл черед Кира, с ним кресло слегка зависло, и выдало карточку с тремя квадратиками.

- Все у меня не как у людей, - Громеш повертел прямоугольник в руках. – Почему не полоски?

- Значит, твой статус не подтверждён пока, или второй, или третий ранг, господин, - вспомнила о своих обязанностях служительница. От такого количества хеис она немного растерялась. – В течение года тебе нужно посетить пограничный мир и пройти лабиринт, там уже Десять оставшихся скажут, кто ты есть.

Менса, скромно дожидавшаяся своей очереди, неожиданно просидела в каменном кресле ещё дольше Громеша, и получила третий ранг. Что-то я в ней проглядел, а орденский компьютер увидел.

- Ну как прошло вручение быков? – Майя, не пожелавшая проходить непонятные ритуалы, пока, как она сказала, не найдёт своё место в этом мире, была настроена саркастически. – Эмпо, у этих ребят такое выражение лица, словно ты их коллективно изнасиловал. Смотри, вон Айярти, бедняжка, плачет почти. Пойду её успокою.

Моя бывшая заложница и вправду что-то расстроенная была, хотя, надо отдать должное Уришам, никто из них своим новоприобретённым статусом не кичился. Только зу Ин-иту был явно доволен, но у него причина понятно какая, командир всегда должен быть лучше подчинённых. Он – третьего ранга. Я так вообще молодец. Субординация.

Глава 16

Глава 16.

- Мы готовы.

Не знаю, как определить возраст мутанта внешне, вроде и морщин нет, и лысина прямо с рождения, но этот ящер был очень стар. Судя по внутреннему состоянию организма, не меньше трехсот лет точно. Именно он связывался с Дашей, когда нужно было подвезти очередную партию. Ну а поскольку теперь я был легко доступен, то и необходимость передаточного звена отпала, по пути к будущей чёрной дыре мы заглянули в систему, контролируемую исключительно мутантами.

Имя ящера из тридцати согласных и двух гласных звуков я произносил безошибочно, впрочем, на то я и хеис аис, чтобы относиться к другим обитателям галактики уважительно и со всем возможным вниманием, это всякая шушера вроде обычных исключительных граждан может вести себя высокомерно, а нам приходится марку держать. Даша выматывалась, принимая тринадцать мутантов, но это от того, что передавала мой кристалл, а держать стабильным чужую схему – задача непростая. У меня такой проблемы не было, так что старик-мутант поначалу притащил группу из ста неофитов. А когда я расправился, не без помощи кота, с ней за час, предложил провести групповой сеанс помасштабнее. Правда, из-за этого понадобилось на два дня задержаться, но иногда стоит потерпеть, чтобы решить проблему раз и навсегда.

Пашка временно влился в нашу боевую группировку, оставив боевую станцию в условленном месте вместе с Трис, и пообещав ей вернуться, как только эта церемония закончится. Один корабль – хорошо, а два – надёжнее, не знаю, как ту все повернётся, запасной вариант лишним не будет. Герой мутантов скромно стоял за моим левым плечом, грозно глядя вперёд, такое выражение лица у него бывало, когда Пашка задумывался о какой-нибудь незначительной фигне, и не хотел, чтобы ему мешали. А перед нами на ступенях, занимающих аж целый главный склад носителя, и спускающихся амфитеатром к трибуне, на которой я расположился, стояли ящеры. Десять тысяч мутантов.

- Не надорвёшься, эмпо? – Майя хитро прищурилась, похлопав по боку ящик с амулетами. Девушка выбила себе право не только присутствовать на церемонии, но ещё и в ней участвовать. Правда, кроме неё, никто особо на роль служки не претендовал, да и новоиспечённому псиону не мешала тренировка, так что я согласился.

Старый мутант неодобрительно на неё посмотрел, но ничего не сказал.

- Я – нет, остальное от него зависит, - кивнул на кота, который лениво вылизывался под восхищёнными взглядами мутантов.

В пробной партии из ста ящеров все прошло гладко, и я почти не устал. Но, оценив свои возможности, предел примерно представлял, это кажется, что просто вручить висюльку будущему настоятелю храма Тринадцатой – секундное дело. Частичку своей силы все равно придётся вложить, и так десять тысяч раз.

- Начнём, - мой голос разнёсся по всему помещению, дошёл до каждого изменённого уха, которые и так слышали гораздо лучше обычных человеческих. – Великий и ужасный эр-асу, прошу, твой выход.

Кот неторопливо поднялся, скептически, как мне показалось, на меня взглянул, и исчез. Чтобы, разделившись на сто точно таких же котиков, оказаться возле каждого из ящеров на первом ряду. Инструктаж они прошли, и точно знали, что делать. Никаких религиозных обмороков, воплей и преклонений, практически единым движением сотня дотронулась до лба каждый – своего кота, те тут же исчезли, появившись возле мутантов второго ряда, а первый потянулся ко мне.

Майя подавала мне камешек на шнурке, я надевал его на голову подошедшего ящера, держащего над подушечкой пальца божественную искру, дотрагивался до лба, и мутант тут же отходил, переходя в другую очередь – на посадку в транспортный бот. У обычного человека рука отвалилась бы после второй сотни, но я мужественно выдержал десятичасовой марафон, ни разу не сбившись. Десять тысяч кристаллов заняли свои места на груди десяти тысяч избранных, я получил почти десять тысяч благодарных взглядов и несколько десятков – недовольных, всегда найдутся те, кому и праздник не в праздник. Таких я бил в лоб особенно сильно, добавляя лишнюю схемку. Кого-то из благодарных настигнет божественный понос, кого-то – снизошедшая с небес головная боль. А тем, кому особо повезло, предстоит религиозное воздержание на месяц-два, среди мутантов-неофитов, кстати, женщин не было, исключительно особи мужского пола.

Даша, видя, что Майя уже еле на ногах держится, попыталась её сменить, но представительница Оранжевой ни в какую свой пост не оставляла, правда, когда последняя висюлька была передана владельцу, рухнула на пол и тут же уснула. А я ещё держался, даже с учётом воспитательных усилий мог сотню-другую посетителей по лбу похлопать.

- Мой народ этого никогда не забудет, - пообещал труднопроизносимый ящер. Всю церемонию он проспал, каждые два часа возле старейшины сменялся караул, последний его и разбудил. – Как договорились, две тысячи лучших бойцов перейдут под командованием чемпиона и заменят тот сброд, которым он командует.

И он небрежно махнул рукой в сторону Пашки. Тот свой авторитет сохранил, но мой теперь был куда выше. Одно дело махаться с мутантами, а другое – быть на прямой связи со священным котом, который после сотого ряда слился обратно в одно ленивое прожорливое чудовище, и исчез.

- А десять пятёрок самых лучших будут сопровождать тебя повсюду. В знак благодарности мы берём их содержание и замену на себя, - продолжил старый патриарх, - если захочешь нанять ещё, то расценки ты знаешь. Если, конечно, это будет нужно лично тебе, а не Тринадцатой.

Местные кланы брали элитных воинов исключительно в охрану, потому что – очень дорого, для рядовых операций можно было взять хоть миллион по бросовой цене, а вот те, кто всю жизнь посвятил войне, да ещё прошли через укрепляющие операции, специальную подготовку в экстремальных условиях, и главное – имели способность побеждать, таких было немного. Те, которые были у Пашки – считались лучшими. Теперь мне предложили тех, кто ещё лучше, и плюс вообще каких-то очень крутых – лично для меня.

Рынок - штука нерациональная, и спрос с предложением связан исключительно предпочтениями покупателя, или его привычками. Местным и в голову бы не пришло нанять кого-то из хеис для такой работы, как охрана. Все одарённые принадлежали одному из кланов, и в галактике ценились на вес золота, брать их в качестве обслуги никому бы и в голову не пришло – это на Земле каждый сотый был псионом, пусть даже не средней пробы, а тут в лучшем случае один из миллионов, и это только если людей считать.

Кроме меня – почти сорок таких золотых людей со свежеполученным гражданством томились в предвкушении приключений, и для них служить старшему по положению в семье Уришей было вполне естественным. Каким бы крутым не был полностью вооружённый ящер, с псионом ему при равном доступе к технике не сладить, мастерство и опыт, конечно, многое значат, но только когда твой противник не может даже простым касанием остановить тебе сердце, а потом превратить печень в труху. Или вести экранированную цель на километровое расстояние. Не говоря уж о том, что в тот же носитель мутант мог попасть только в качестве пассажира, если, конечно, портала поблизости не было.

Так что я не собирался нанимать элиту для непонятно каких дел, которых возможно и не будет. Для того, чтобы заполнить пустующие каюты, вполне хватало обычных бойцов, но старый мутант был непреклонен. И вообще, обиделся даже, когда я попытался соскочить.

- У посланца богини должно быть все самое лучшее, - заявил он. – И корабли, и люди. Я не имею ввиду мягкотелых.

- И кот, - добавил я.

- И кот, - согласился старик, закатив в экстазе глаза и тут же передумав обижаться.

. Так что Пашка пока ещё был любимым героем мутантов, но уже не единственным, что, впрочем, его совершенно не заботило. Даже наоборот, бывший врач-травматолог, всю сознательную медицинскую жизнь отбивавшийся от места зав. отделением, и тут был рад свалить с себя ответственность.

- Мутанты – парни хорошие, - прямо сказал мне он, - но не вдохновляют. Переломов у них не бывает, а о мимике я уже не говорю, смотрит на тебя своими красными глазами и вещает, врёт или нет, не поймёшь, пока в мозги к нему не залезешь. А там, ты сам знаешь, блок стоит, только вырубить, а потом пытать. Ты эту брюнеточку просто так притащил, или с личными целями? Но если она твоя, сам знаешь, брат – это святое. Менса тоже ничего.

- Две жены, - напомнил я Пашке его семейное положение, на что тот меланхолично улыбнулся и сказал, мол, где две, там и третья. Главное, чтобы не из Уришей. И даже было решил остаться с нами, пришлось чуть ли не силком отсылать его на резервный носитель. Заодно я навесил на брательника кристалл с собственным отпечатком и искрой Тринадцатой, почти такой же, что вешал ящерам.

- Это зачем? – подозрительно спросил он.

- Если что случится, ты будешь у ящеров главный, - объяснил я. – Точно не знаю, как это работает, но ты теперь наместник богини среди них. После меня, конечно.

- Ты это, если задумал опять пропасть, лучше даже и не думай, - Пашка разволновался. – Четвёртый раз, я уже привык, но все равно, нехорошо как-то. Останусь тут.

- На станции ты больше пользы принесёшь. Держи, - я отдал ему золотую пластину. – Здесь – долг Ашши передо мной, активируется кристаллом. Нужно будет, потратишь, вдруг мне понадобится помощь, причём существенная, никогда не знаешь, как дело повернётся. Тех мутантов, что есть, не отпускай, пригодятся, две тысячи бойцов к тем восьми, что уже есть – считай, любую операцию кланов сможешь поддержать. И помни, мутантам доверять нельзя, всегда будь начеку.

- Договорились. Но тебе точно столько инженеров нужно? На станции неплохо бы кадровый резерв иметь, - предпринял Пашка последнюю попытку, после чего был практически вытолкнут с корабля.

В конечный пункт мы прибыли сразу, как только загрузили пополнение. Шарик скользнул через портал к звезде, находящейся неподалёку, всего в двадцати световых, от потенциальной чёрной дыры. Здесь, в какой-то очередной звёздной империи, принадлежащей клану Тиа, было ближайшее к ней красное кольцо.

Ан Траг немного преувеличил риски, никто и из инореальных пришельцев, и местных хеис лезть в опасную зону не собирался. Огромные вытянутые транспорты сновали, словно челноки, из одного портала в другой, перевозя население двух обитаемых планет. Из трёхсот миллионов разумных уже эвакуировали больше двух третей, люди, так были вывезены полностью, ящеры – тоже подходили к концу, а к-ранги, как самая малоценная часть общества, остались напоследок. В окраинных населённых мирах их было особенно много, иногда чуть ли не половина.

Переселенцев пересаживали на носители, и доставляли по другим звёздным системам империи. На планете, вращающейся вокруг тускло-жёлтого карлика, и так царил кавардак – людей, попавших в первую волну переселения, селили именно сюда, а когда население увеличилось почти вдвое, и хозяева планеты, и пришлые познали всю прелесть переходного периода. Грабежи, драки и насилие давно уже стали не какими-то происшествиями, а нормой жизни.

Но настоящие хозяева в это не вмешивались. В галактике триллионы и триллионы разумных, если незначительная часть пострадает или даже пропадёт, никто и не заметит, тут скорее вопрос престижа и собственности.

- Рада тебя видеть, Марк, - сказала бывшая младшая глава клана, заявившись на мой корабль. Ним притащился за ней, изображая то ли пажа, то ли друга сердца, и смотрелось это комично, правда, только для тех, кто знал, что каждый из них из себя представляет. Рыжий вообще вёл себя тихо, ни во что не вмешивался, даже когда я искры счастья раздавал, только наблюдал молча, но вот возможности продемонстрировать мою военную мощь пропустить не смог. Самый короткий путь к сердцу женщины, он во всех мирах через понты лежит.

- И я тебя, Каану, - отозвался, наблюдая, как очередной носитель Белого флота стыкуется к пришедшему транспорту. Этим переселенцам повезло, их утрамбуют и перебросят сразу, без утомительного ожидания на планете.

- Седьмая глава, - поправила меня Тиа. – Меня вернули в клан, и возвысили.

Посмотрел на Нима, тот – в сторону потолка. Подумаешь, забыл предупредить о такой мелочи.

- Седьмая глава Тиа, - поправился я.

Тут главное, чтобы не последняя, а то история клана закончится. Каану, которая теперь на это имя отзываться отказывалась, снисходительно кивнула. И тут же чуть вздрогнула.

Ящер в такт-скафе с тремя золотыми черепами на левом плече появился в зале, вытянулся передо мной и приготовился докладывать.

- Так что от меня хочет клан Тиа? – спросил я, жестом попросив мутанта подождать. Он мог бы и не приходить, но почему-то у ящеров докладывать лично считалось особо почётным.

У седьмой главы было своё сопровождение – три почти ничем не отличавшихся от моих бойцов головореза, которые при виде появившегося докладчика низко наклонили головы, чуть ли не падать на колени собрались. Значит, труднопроизносимый не соврал, и подсунул мне что-то действительно ценное.

- Каану, - Ним выразительно посмотрел на девушку, - хочет сказать, что клан Тиа готов пересмотреть договор. Так ведь?

Тиа поморщилась, но ничего не сказала. Только кивнула. И перешла на эме-галь.

- По слухам, ты усилил свой клан новыми хеис, Уриш, - глядя мне прямо в глаза, произнесла она. – И новыми мутантами, из элиты. Сколько у тебя тысяч таких бойцов? Если старший – ша-ашу высшего третьего круга, значит, как минимум три.

- Всего десять, - не стал скрывать я. – Десять тысяч отличных ребят с плохой кожей и отличным зрением, готовых в любой момент сделать что-нибудь хорошее. Но здесь только моя личная охрана, половина сотни, они как раз на планете наводят порядок. Иррх?

- Операция закончена, четыре руки возвращены на корабль. Приступаем к тренировкам, - подтвердил мои слова ящер, услышав своё имя, развернулся и ушёл. Клановый конвой с тоской смотрел ему вслед. Им, видимо, надоело таскаться за местной знатью, и хотелось настоящих мужских поступков.

- Ты поэтому не хочешь заключить новый договор? Клан Ари предложил больше?

- Намного, - прямо пробило меня сегодня на честность. – И другие кланы – тоже. Только вы что-то не торопитесь.

- Я доложу, - седьмая Тиа небрежно поклонилась. – Мы ценим то, что здесь делает флот клана Лаку, но клан Уриш – наш союзник, и это гораздо ценнее. Сколько хеис добавилось в твой клан? Трое, или может быть, даже четверо?

- Сорок, - скромно ответил я. – Большинство – второго ранга.

По лицу седьмой Тиа ничего нельзя было прочитать, но я-то знал, что за этой маской бушуют эмоции. Вопрос, где какой-то проходимец набрал сорок неплохо одарённых, завис в воздухе.

- Совет ответит на твоё предложение, - выдавила из себя Каану и повернулась к выходу.

Мне оставалось только кивнуть и понаблюдать, как клановая гордо выходит из зала. Ним что-то шепнул ей на ухо и вернулся.

- Ты девушку совсем засмущал, - похлопал он меня по плечу. И большой палец показал. И на всякий случай средний – жесты одобрения везде разные, запутаться немудрено. Только не повелителю потоков, поэтому я шутку не поддержал.

- Значит ещё один клан тут появился? – уточнил у него.

- Прикинь, - рыжий ничуть не смутился. – Пришлось. Отец хотел тоже Уришем стать, как мы с тобой, Ашши была против, они вечно ссорятся. Причём, когда я говорю «вечно», это не метафора. Но за меня не беспокойся, вместе - навсегда.

Как раз это меня и беспокоило, но хоть с проблемой бунта в системе разобрались. То, что сделали двадцать мутантов за полтора часа на охваченной беспорядками планете, действительно впечатляло. Без всяких сантиментов ящеры четырьмя группами высадились в самых горячих точках, разорвали руками зачинщиков, сожрав парящие ошмётки, а потом их сотник на всю планету произнёс краткую речь.

- В следующий раз нас прилетит в две тысячи раз больше, - прорычал он, глядя с экранов в глаза каждому жителю и гостю планеты. – И в две тысячи раз прожорливее.

И люди угомонились. Будь на планете ящеры изначально, возможно, беспорядков бы не было вообще, но и разумных могло стать намного меньше, в основном – среди гладкокожих.

- Женюсь, ей-богу женюсь, - Ним все никак Каану не мог из головы выкинуть, - что за девушка. Персик.

- Ты говорил это и в прошлый раз, что-то подзатянул с этим процессом.

- Вот, - рыжий этелу многозначительно поднял палец, - значит, мои намерения серьёзные. Марк, тут вообще такие дела творятся, корабль-то немаленький, а представляешь, с твоей подружкой столкнулся недалеко. С Майей.

- И что с ней? - девушка пролезала везде, где я не успел поставить ограничение доступа. Будь в носителе машинное отделение, она бы и там побывала.

- Кирилл за ней таскается, парню уже столько лет, пора бы и умом разжиться.

Действительно, стоило близнецу увидеть черноволосую грудастую красавицу, как мозги у него словно отшибло. А псион – он свой разум должен контролировать постоянно, иначе найдётся другой такой же одарённый, который залезет прямо в голову своими потными невидимыми ручонками. Поначалу я хотел, чтобы парень влился в коллектив Уришей, как-никак, обособленное подразделение при мне, а я – уми, и чувствую ответственность за учеников. Должен чувствовать, по идее.

Кирилл поначалу обрадовался, что будет с кем о летающих носителях смерти поговорить, но когда Майю увидел, что-то переклинило его. Как это бывает с молодыми людьми, чувства подкрались незаметно, и только с одной стороны, да и силы были неравны, против вчерашнего подростка выступала успевшая побывать замужем за туземным бандитом зрелая, хоть и молодая, женщина. Результат схватки был предрешен.

- Это пройдёт. Хотя, глядя на тебя, уже не так уверен. – подавляя в себе сомнения, заявил я. Заниматься чужими отношениями мне было совершенно некогда, да и времени-то прошло чуть-чуть.

- Я – зрелая личность, - напомнил Ним, - двухсотлетняя. А этому охламону пора бы уже с гормонами разобраться, для этого и схема есть соответствующая. Он же у Кира на побегушках, пусть тот нагрузит его чем-нибудь.

- У Кира кроме этого забот хватает.

Наш полковник и вправду почти не спал. Пятёрки пилотов постоянно занимались, как он говорил, сопряжением, плюс мутанты требовали повышенного внимания – с момента появления пяти десятков новых подчинённых ещё и двух суток не прошло, формально они были сами по себе, но Кир решил, что это неправильно, и пытался сделать из нашего сборища какую-то идеальную воинскую единицу. Опыт у него был, сила – тоже, Иррх, поначалу считавший всех нас чем-то вроде бледной копии Павла Громеша, на Кира попытался было наехать, но чуть было не лишился собственного черепа в дополнение к трём на плече, которые просто исчезли вместе с частью такт-скафа.

Глава 17

Глава 17.

Не было никаких признаков того, что кто-то собирается применить секретное оружие, сжимающее материю звёздной системы до критических величин. Последний из разумных покинул планету, на поверхности и под ней остались несколько десятков тысяч тех, кто верил в то, что предстоящая катастрофа – лучшее, что произойдёт в их жизни. В фильмах такие стоят на крышах зданий и держат в руках плакаты в то время, когда корабль инопланетян снижается, а потом уничтожает полконтинента силовой волной. Там, откуда я, с подобными людьми разговаривали люди в белых халатах, здесь считали, что в частную жизнь вмешиваться не следует. И я был с местными полностью согласен, чем меньше станет психов, тем лучше для общества.

Сразу, как закончилась эвакуация, Белый флот исчез, оставив только зонды и одну крохотную боевую станцию с экипажем в несколько человек, во главе с каким-то низкоранговым исключительным гражданином из Лагаша. Станция висела на таком расстоянии, чтобы принимать от зондов уверенный сигнал, и передавать через порталы в штаб. Так что, по сути, наша боевая группа оставалась единственной из принадлежащих пришельцам. Проскользнула мысль, что меня тут оставили на убой, но Ним тоже никуда не делся, не будет же ан Траг собственным сыном так рисковать.

Я, когда к совету уми прислушался, что там скрывать, втайне надеялся, что и Элика будет на месте событий, но операцией командовала какая-то очередная алу-ком Ису-Таке. Где адмирал Эсте, она не знала, или не хотела говорить, поэтому две серёжки с оставшимися от подарка Майи красными камушками, в спешке изготовленные Гольцманом на Дефтероне по индивидуальному заказу, так и лежали у меня в запаснике.

Корабли флота клана Тиа тоже разошлись по ближайшим системам с порталами, оставив зонды наблюдать за происходящим. Остальные шесть исчезнувших звёзд расположились на временной шкале с конкретными промежутками, и все должно было произойти вот-вот, но это «вот-вот» измерялось десятками дней. Как мне казалось, с основными чужими проблемами я успешно разобрался - акцию приобщения ящеров к их богине провёл, планету в аренду сдал, с Уришами занимался Кир. Та планета, куда высаживался десант мутантов, теперь формально считалась моей, и Майя на нее неожиданно согласилась.

- Что за торгашеские штучки, - сказала она. – Как репетиция моих будущих владений – почему бы и нет. Но только как репетиция, эмпо, запомни!

Так что и от этой обузы я хоть на словах, но избавился. И от планеты, и от Майи, та прониклась общим военным духом и влилась в ряды бойцов. Управлять истребителем или старательским челноком, разница небольшая. Ну и Кирилл наконец-то вспомнил о настоящих мужских увлечениях, а может, просто к предмету воздыхания хотел быть поближе. Так что на двух пилотов стало больше.

Даша – та спелась с инженерной группой, Кир гонял ящеров вместе с Уришами, потом Уришей отдельно, смешивал их в команды, высаживал на астероиды, гонял истребители почём зря, устроил из носителя огромный полигон, так что я постоянно попадал то в очередную гравитационную ловушку, то в участки экстремальных температур.

Кроме меня, все были при деле.

К глобальным вещам не хотелось приступать. Это как в майское море зайти – сначала коленки намочить, потом, чтобы плавки промокли, попрыгать чуток, похлопать ладонями по поверхности, потом плавно развести их в разные стороны, словно отгоняя воду от себя, и наконец, выдохнув, резко присесть или нырнуть. Или плюнуть на все мучения и выйти обратно на нагретый жарким солнцем песочек. Сейчас я только по щиколотки зашёл, и в общем-то, вполне мог сделать шаг назад, к уютному гамаку с книжкой и прислугой в белых панамах.

Первым что-то почувствовал шингалу. В последнее время он растекался чем-то вроде наруча, а тут опять свернулся в толстый браслет и послал мне тревожный образ.

- В рубку, - скомандовал я, перемещаясь, и выводя на общий экран данные с доступных зондов.

- Начинается? – вторым появился Ним, создал себе удобную лежаночку. – Я тоже что-то такое почувствовал.

- И я, - подтвердила Даша, усаживаясь в кресло.

- Ничего не чувствую, - Кир присоединился к нам, приводя команду в боевую готовность. – Менса?

- Тоже ничего, - девушка положила ладони на панель, изображая бурную деятельность, хотя и так постоянно была подключена через комм к кораблю.

Для подстраховки я позвал кота, но тот был совершенно спокоен, непонятно где и мчаться по первому зову отказывался.

Шингалу на руке ритмично сокращался, словно сердце у него билось. И вдруг замер.

На экране ничего не было видно, за исключением того. что область в радиусе примерно четырёхсот световых часов вокруг звезды исчезла, вместе с самой звездой. И все зонды, которые оказались внутри этой сферы, больше не отвечали. Пространства словно не существовало – оставшиеся зонды фиксировали полное отсутствие излучения. Но все объекты, которые находились за сферой, были отлично видны.

Те зонды, которые пытались подлететь поближе, при соприкосновении с невидимым барьером, отделяющим внутреннюю область от космоса, пропадали, так же, как и сигнал от них. Барьер не был неподвижным, постепенно сдвигаясь в сторону пропавшей звезды. Очень медленно.

- Мы ближе можем подлететь? – Ним оживился. – Смотри, прыгаем в ближайшую область, потом на штурмовике подойдём к границе. Судя по расчётам, в ближайшие десять-пятнадцать часов сфера будет сжиматься достаточно медленно, сейчас её вообще пешком можно догнать.

Подтверждая его слова, ИИ корабля вывел анимацию поглощения звезды. Скорость сжатия уже поднялась с нулевой до небольших величин, сотен метров в час. Барьеру нужно было пройти до звезды семьдесят миллиардов километров, каждый час, по прогнозам, скорость будет увеличиваться вчетверо, и когда сфера сожмётся совсем немного, всего на шестидесятую часть радиуса – превысит световую, пройдя за последние три часа остаток пути. Через восемнадцать часов она схлопнется, развив в конце скорость в шестьдесят световых. Тогда же, по идее, исчезнут астероидный пояс, планеты и сама звезда.

- Странная закономерность, - блеснул я полученными в институте знаниями, высшую математику зачем-то усиленно вдалбливали в головы экономистов. – Почему показательная функция?

- Возможно, скорость дойдёт до какого-то предела, а потом сфера будет сжиматься равномерно, - Ним перехватил управление у Менсы, и показал точку, куда мы переместимся. – Тут, главное, внутрь не попасть, что-то мне кажется, там в ближайшее время будет неуютно.

- Может, не стоит тогда вообще носитель гонять?

- Тут всего двадцать световых. Приготовились!

Ну да, меня особо никто не спрашивал. Видимо, что-то такое даже по лицу было заметно, Арраш похлопал меня спине.

- Марк, не кисни. Ты ещё проявишь себя героем и полководцем, видишь, не промахнулись.

Всплывший в материальном космосе носитель отделяли от сферы какие-то сотни тысяч километров, с учётом того, что гравитационный центр системы находился в десятках миллиардов – это как в крохотную монетку с нескольких километров из снайперки попасть. Белова такое проделала при мне, помнится, но она была прирождённым стрелком. А Ним, значит, прирождённым пилотом?

- Быстро, быстро, - Ним растворил кушеточку, создал портал в ангар, одёрнул приподнявшихся Кира и Дашу, - нет, вы здесь. Мы с Марком сами обследуем, что там творится, если что, вытащите нас. Давай, эн Уриш, погнали, поглядим, что нам приготовили.

Эти слова рыжий договаривал, уже залезая в штурмовик. Те пять, что у меня были, по оснащению мало отличались от обычных ныряльщиков, и могли вставать на струну, только зимних садов тут не было и места для десанта.

На самом деле времени было полно, скорость сжатия измерялась пока километрами в час, и только через час сравняется со бегущим человеком, потом ещё через два – с максимальной на автобанах на моей Земле. Ним нырнул под пространство на скорости всего в несколько сотен километров в час, такое я впервые видел, и вылетел почти точно перед барьером.

- Гравитационная кривая, - объяснил он, - тут захочешь, не ошибёшься. Но повторять пока не советую.

В ста километрах от сферы стала заметна её структура – голубые нити толщиной в сантиметр переплетались, складываясь в сеть с ячейкой всего в десяток метров. Обычным зрением видно ничего не было, только звездное небо впереди, и никакой звезды в центре сферы.

- Ближе подлетим?

- Конечно, - Арраш зарастил скаф, и через мгновение уже махал мне рукой снаружи штурмовика. И продолжил, когда я оказался рядом с ним. – Такая мощь явно не из ниоткуда берётся.

Мы разогнались и помчались по касательной к пси-сфере, два десятка зондов неотступно следовали за нами. Когда до барьера оставались сотни метров, Ним сбавил скорость, и почти остановился на таком расстоянии, что до нитей можно было дотронуться рукой.

- Подожди, безвозвратные потери нам пока не нужны, - предостерёг он меня от неосторожного движения. – Пускаем первый зонд.

Метровый шар ушёл к барьеру, пересёк условную плоскость, обычный сигнал пропал, когда он отлетел вглубь примерно на километр. Ещё через километр пропал и сам зонд, будто исчез. И пси-поводок оборвался и схлопнулся.

Еще десять зондов постигла та же судьба, все они на километровом расстоянии от уменьшающейся сферы подавали признаки жизни, потом пролетали еще столько же и исчезали. Мы накладывали на шары конструкты, с пятого – деструкции, но словно что-то блокировало связь между псионом и схемой, а сама схема исчезала.

- Отец тоже не знает, что это такое, - Ним уже связался со своими, и передавал данные. – Марк, если со мной что-то случится, попробуешь меня вытащить. Но не рискуй, привязка исчезнет, значит, не получилось. Вернёшься, дождёшься наших.

Не дожидаясь ответа, включил маневровый двигатель, и нацепив на ближайший зонд пси-страховку, нырнул за барьер. В принципе, то, что передавал Ним, ничем не отличалось от сигналов зондов, только что те ещё и дополнительные виды излучения измеряли.

Кроме одного – от каждого узла сети к центру сферы уходила такая же голубая нить, только во много раз тоньше. С близкого расстояния они казались параллельными, и каждая словно тянула сеть на себя.

Внутри сферы была пустота, абсолютная прозрачная пустота. Арраш отлетел вдоль одной из радиальных нитей примерно на километр, туда, где сигналы от зондов пропадали, но пси-связь работала.

- Второй барьер, - сказал он, но я и так видел практически его глазами. Точно такая же сеть, только нити тоньше. – Пробую перейти. Так, дальше не пойду, тут может быть опасно. Хотя нет, что там такое?

Я ничего не заметил, а Ним – явно что-то обнаружил. Что именно, я понял, когда он удалился еще на столько же, к той границе, где зонды пропадали. Синие лучи проходили через хаотично сплетённую красную паутину. И выглядела она не очень хорошо.

- Вытаскивай его, - раздался голос ан Трага в моей голове, и я что есть силы дёрнул за страховочный энергетический трос.

От красного облака к Ниму протянулись хлысты, много – часть он обрубил, но какие-то продолжали держать, пока в руках у рыжего не появился чёрный клинок.

После возвращения на носитель мы совершили ещё с десяток прыжков вокруг сферы, точно так же приближаясь к ней на штурмовике, только дальше синей сети Ним уже не забирался. Во всех точках, которые мы посетили, барьер был абсолютно одинаков, так что четырнадцать часов мы убили, считай, ни на что.

- Странно, - Менса показала на экран, но мы и сами это видели. Энергетическая сфера, разогнавшаяся до сотен тысяч километров в час, замерла. Зонды, летящие в сторону пропавшей звезды, и передававшие параметры скорости, мгновенно исчезли, и только те, что с пси-датчиками двигались внутри сетки, словно приклеенные к ее поверхности, сбросили скорость до нуля. – Почему она остановилась?

- Можем слетать, посмотреть, - предложил я. – Нима с собой не возьмём, он слишком беспокойный. К тому же вдвоём, это романтично.

Судя по взгляду Менсы, романтичного в моем предложении ничего не было, но напряжение надо было как-то разрядить, дурацкое замечание – не самый худший способ.

- Как бы она расширяться не начала, - вдруг сказала Даша.

- Не накаркай, - посоветовал Кир.

И вправду, хоть от того места, где мы зависли, до барьера было больше десяти световых лет, но как он себя поведёт, оставалось загадкой.

- Я отозвал флот, - проявился ан Траг. – И вы отойдите подальше, на максимум, в радиусе пятидесяти световых объявлена тревога, на всякий случай. Лучше бы вообще вернулись, сигналы через цепочку ретрансляторов мы получаем. Или, если останетесь и через час ничего не изменится, присоединюсь к вам.

- На других шести ничего подобного не зафиксировано, - Ним отдалил изображение пропавшей звездной системы, так, что стало видно ближайшее окружение. – Значит, за пределами этой сферы нам ничего не угрожает.

- Это седьмая, - напомнил нам всем ан Траг. – Основное правило вы знаете – любое предчувствие, тревога, непонятное что-то, и вы возвращаетесь. Даша, это касается в первую очередь тебя.

Я удивлённо посмотрел на девушку.

- Почему-то они считают, что я могу ощущать то, что произойдёт, - Даша виновато улыбнулась. – Прости, что не сообщала тебе, пока очень часто ошибаюсь, но уми говорит, что с каждым разом все лучше и лучше. Вот, например, то, что ты появишься, я за неделю до вашего прилёта ощутила, только не сказала никому.

Ещё одной прорицательницы мне не хватало. Та, что в княжествах, в своих бреднях увидала, как мы свадьбу играем, и женила на себе. Не то чтобы я сопротивлялся, но все равно, все эти предсказания постфактум уж больно манипулированием попахивают. Вслух говорить этого не стал, чего Дашу расстраивать, только не очень-то верю я в такие способности. Правда, ещё два года назад и в другие не верил, поэтому – не отрицаю.

- Хорошо, - похлопал в ладоши, привлекая общее внимание, - раз уж вы сами разобрали себе обязанности, утвердим их. Ним – ты командуешь этой операцией, Даша – предсказывает, когда произойдёт что-то плохое или когда обедать пора, Менса – у носителя есть функция опережающего ухода, активируй ее. Кир – полная боевая готовность. Я буду за вами наблюдать и советовать. Что это?

Судя по показаниям зондов, барьер задрожал. Амплитуда составляла несколько метров, так что часть аппаратов с пси- датчиками мы потеряли. А потом они уже не потребовались.

Сфера снова начала сжиматься, только теперь скорость возрастала гораздо быстрее, буквально за несколько минут она достигла таких величин, что все оставшиеся зонды мы потеряли.

- Запускаю параллельный отсчёт, - Ним вывел цифры на экран, почему он решил, что осталось пять минут, я не знал. И аналитический блок носителя был с ним не согласен, давая сфере полчаса. – Десять шиклу, если я прав.

- Поддерживаю ИскИна, - тут же отозвался Кир.

- Ставлю на Нима, - Даша подвесила перед собой небольшой столбик серебряных монеток.

Менса только усмехнулась.

- Откуда у бедного пси-инженера деньги, - в ответ на подбадривающие реплики сказала она. – Марк?

- Я поставлю и за тебя, и за себя. – Выглядело это танцем на костях, но уж лучше так, чем истерики. – Ты на кого?

- Ним. И да, я инженер, но эр-этелу доверяю больше.

- Хорошо. Ждём показаний гравитационных зондов. Но если оба будут неправы, ставки уйдут казино.

Чёрная дыра возникла на месте звезды через пятнадцать минут, так что все монетки я забрал себе под возмущённые возгласы – гравитационные датчики близлежащих систем, отслеживающие аномалии для обеспечения безопасности носителей, зафиксировали мощный гравитационный всплеск. И уже через несколько минут добровольный пилот вывел носитель на расстояние, достаточное, чтобы это новообразование наблюдать.

По идее, сколлапсировавшую звезду такого размера увидеть практически невозможно, она слишком мала, чтобы загородить другие звезды, но отсутствие излучения само по себе очень информативно. Ещё минут через двадцать мы имели представление о том, что перед нами находится. И переместились почти вплотную к гравитационной аномалии.

- Даю час, - ан Траг за нами наблюдать не переставал, - и, если вращение не стабилизируется, уходите. Через три часа рядом с вами будет исследовательская группа, мы уже готовим нужное оборудование, и два крыла носителей. Так что ваше присутствие там не понадобится.

То, что находилось вместо звезды, масса, сжатая в шар диаметром в несколько километров, действительно вращалась – почти сразу набрав такую же скорость, что и остальные шесть.

- Наверное, больше ничего не произойдёт интересного, - Кир приподнялся, - еда, сон, тренировки, а то занимаемся всякой хренью. Эй, Даша, что с тобой?

Девушка внезапно побледнела, она пыталась что-то и вслух сказать, и передать мне мысленно, но получался комок бессвязных образов и звуков. Внезапно она обмякла, растянулась в своем кресле.

- Началось, - слова Нима только констатировали то, что происходило.

Из центра чёрной дыры выросли жгуты, уходящие в пространство. Это видели не только мы – из штаба передавали картинку, на которой было видно, как все семь образований соединились друг с другом. А потом связь с Оранжевой исчезла. И со всей галактикой – тоже.

Глава 18

Глава 18.

Галактики не существовало, по крайней мере для нас, вместо неё возникла серая непрозрачная стена, словно туман, поглощающая любое излучение и ничего не отражающее. Судя по тому, что вторая половина окружающего нас космоса оставалась такой же, как раньше, можно было предположить, что образовалось какое-то замкнутое пространство. Потому что вариант того, что вселенную просто рассекли на две части, был слишком фантастичным.

Носитель отшвырнуло от стены на несколько десятков миллионов километров, точнее говоря, настойчиво отодвинуло, и если бы не зонды, ринувшиеся к барьеру, мы бы ничего не заметили – фотоны, несущие информацию о галактике, ещё неслись в космосе по направлению к нам. На корабле царила лёгкая паника – правда, только среди командования. Ящерам на все эти космические явления было наплевать, их интересовали только те вещи, которые озвучил Кир. Еда, сон и тренировки. И еще их богиня, которую они вспоминали при каждом удобном и неудобном случае. Уриши, кажется, просто не очень поняли, что произошло, хотя фактически всё в прямой трансляции смотрели, до них только наши реплики не доходили. Оставались мы впятером.

Даша тут же попыталась связаться со своим другом сердца, Феран Маас-Арди пропал, как и все остальные, оставшиеся по ту сторону. Не помогло и то, что мы переместились в ближайшую систему с порталом, оставшуюся на этой стороне. Судя по всему, порталы на окраинах галактики функционировали как обычно, а вот те, что скрылись за новым барьером, просто отрезало от общей сети. Мы совершили два десятка прыжков, появляясь с разных сторон галактического диска, и везде было одно и то же. Правда, в одном месте на нас попытались напасть, но это, скорее, был жест отчаяния аборигенов, оставшихся без связи с покровителями, носитель отразил атаку, практически не останавливаясь.

Причём визуально-то ничего не изменилось, до ближайших к барьеру обитаемых систем новая картинка мира должна была дойти через несколько лет, и рядовые жители этих миров никаких перемен пока не почувствовали, ну разве за исключением того, что у кого-то кто-то из знакомых или близких, занимающийся перевозками, исчез. Но такое и раньше случалось, космос – дело опасное, порталы то работали, то нет, и пропажа связи ещё не означала, что всё, конец света наступил.

На дёрганья по галактическим задворкам мы потратили пять дней, некоторые хеис из Ари, Тиа и других кланов тоже оказались во внешнем кольце, по приходящим сообщениям, тут было около тысячи одарённых, но никто ничем помочь не мог. Особыми способностями и положением они не обладали, в основном это были перворанговые граждане, занимающиеся торговлей и удовлетворением собственных потребностей в неразвитых мирах. Их паника по сравнению с нашей была просто огромна. Поначалу я пытался говорить с клановыми на равных, а потом только отбивался от тех, кто готов был нас сопровождать, только чтобы мы вытащили их обратно к центральным мирам, которые непонятно где находятся.

Лишний балласт нам нужен не был, своих чокнутых хватало – тренировки не прекращались, пришлось оборудовать комнату рядом с центральной рубкой, чтобы не шляться по коридорам, рискуя быть обмороженным или расстрелянным взбесившимися дронами охраны.

Модуль перехода закрылся от меня предупреждающим значком и сообщением, что переход в этих областях пространства невозможен. Вдобавок я получил жалобный отклик кота – тот где-то явно застрял, и очень хотел выбраться, а помочь я ему ничем не мог.

- То же самое, - подтвердил Ним, - я могу перейти в нулевой мир, но судя по всему, это будет дорога в один конец, так что оставим на крайний случай. Надеюсь, Оранжевая никуда не делась, и наши эвакуируются. У тебя с модулем все в порядке? Ты ведь его уничтожить пытался?

- Работает в аварийном режиме.

- Никогда о таком не слышал. Тебе повезло, ты не такой как все.

- За это вы меня и цените. Я посмотрел ваши отчёты по остальным шести таким же коллапсам, ничего необычного. Может, М-деструкторы уже три тысячи лет назад изобрели?

- Нет, деструкторы работают по другому принципу. Импульс подаётся на гравитационный центр, и тот, резко сжимаясь, коллапсирует и притягивает материю к себе. Но ты заметил, что барьер очень похож на тот, что окружал центральные миры?

- Я заметила, один в один, - ответила за меня Даша. – Если изнутри он выглядит так же, как снаружи.

Девушка в рубке оказалась случайно – как и остальные, она глушила тревогу тренировками, и пропадала на них круглые сутки. Да что там она, Менса тоже поддалась общему настрою, вот уж от кого не ожидал. Правда, Кир проговорился, что девушка не всегда в устройствах копалась, и десяток полностью снаряжённых ящеров она легко разбрасывает не от врождённой женской вредности.

- Думаешь, без Первого тут не обошлось?

- Или кто-то хочет, чтобы мы думали, что без него не обошлось, хотя, если опять же – подумать, никто не рассчитывал, что именно мы окажемся снаружи, во время наблюдения первая позиция была как раз внутри этого нового барьера.

- Что-то мне не верится, - резонно заметил я, - что кто-то вроде нас представляет хоть какую-то опасность для этих существ. Ты в лабиринте-то развлекался, а я на себе испытал, что этот божок может. И не только в лабиринте, так что мы для их вроде тараканов, которых тапком шлёпнуть, и нет нас, только больно много и надоедливые.

Ним только усмехнулся, разглядывая схему галактики с обозначенным барьером и семью опорными точками.

- Судя по замерам видимых объектов за пределами барьера, это сфероид, - сказал он, превращая линию в сплюснутый шар. Потом провёл от каждой из коллапсировавших звёзд линии разной степени кривизны, все они пересеклись в одной точке. – Тогда тот, кто может этим управлять, находится примерно здесь. Наблюдателю нужно контролировать внешний контур, а внутри пусть действуют те, кого не жалко.

- Ты ведь не сейчас это придумал? – спросил я, а Даша кивнула, мол, колись, Ним, откуда мыслишки.

Вместо ответа Арраш вывел ещё одну картинку.

Изображение трёхлучевой спирали из крошечных фигурок людей, которые сливались в центре в объёмный икосаэдр. Вокруг них были нарисованы живые организмы, насколько у художника фантазии хватило. По контуру спирали шёл орнамент из переплетающихся линий разной толщины, а в самом центре спирали крохотные двенадцать звёздных систем, ориентированных полюсами в центр из чёрного клубящегося тумана.

- Что это? – Даша ткнула пальцем прямо в середину. – Похоже на клановые планеты.

- Они и есть, - Ним приобнял девушку и чмокнул в щеку. – Умничка. Смотри, в центре то, что мы считаем планетой хесе. Но нет никаких доказательств того, что там что-то есть.

- Хорошо, - сдался я. И расширил фреску до тех размеров, которые помнил.

В лаборатории, где мы спасали мир, а потом умерли, и существовавшей только в моем сознании, фреска, а точнее – изображение на стене, не была статичной. Она укрупняла изображение, стоило пристально на какую-то часть посмотреть, а если отвести взгляд, проявлялась полностью. Спираль уменьшилась, сжавшись почти в точку, а вокруг неё возник диск из звёзд, он вращался, а возле него висела ещё одна крохотная точка. Примерно в том же месте, что и Арраш указал.

- Но это скорее всего не мир хесе, - я подсветил её. – И вообще, то, что мне привиделось, сам знаешь под чьим воздействием было.

Даша и до этого слушала открыв рот, а известие о том, что я общался с Первым, вообще добило.

- И ты нам ничего не сказал, - обиделась она.

- Потому что не хотел втягивать, - за меня ответил Ним. – Марк у нас – очень осторожный и очень предусмотрительный человек, хотя я иногда сомневаюсь, человек ли. И если он что-то задумал, то обязательно не во вред себе и своим друзьям. Так ведь?

Я пожал плечами. На грубую лесть не поддаюсь.

- Что там?

- Ну, судя по тому, что я видел, это место, где создавали центры сознаний. Только толку от этого нет, ещё один центр мы создать не сможем, я полагаю. Или сможем?

С сомнением посмотрел на Нима, тот о чем-то размышлял. И решал, стоит мне это что-то говорить.

- Нет, не сможем, - наконец созрел он. – Клановые сами пытаются её найти, я порылся в их базах, ничего они не добились. Все, что даже мы можем, это объединять не больше десяти-пятнадцати сознаний, и на срок не более двух-трёх лет, потом то, что получилось, просто слетает с катушек. Дальше или больше, индивидуальности теряются, получается просто мешанина амбиций и поведенческих схем. Боги – они могут вычленять отдельные личности так же легко, как поглощать, причём эти личности не заморожены, а находятся в активном состоянии. Как энси, например.

- А что будет, если создать такой центр? - спросила Даша.

- Видимо, ещё один бог, только очень молодой, - Ним улыбнулся. – Заодно мы узнаем, где они вообще находятся и в каком виде, потому что это тоже загадка. То, что осталось место, где их можно делать, это мы отбросили, считали, что лаборатория была разрушена на той планете, а гипотетический объект, который находится вне галактики – это как раз планета хесе. Но твой вариант тоже вполне жизнеспособен.

- И ты знаешь, где это находится.

- Гипотетически.

- Ним, - почти ласково сказал я. – Ты врёшь. Все эти рисунки и прочая фигня, это замечательно. Ответь мне на четыре вопроса. Во-первых, почему, пока мы тут как бойскауты прыгали с места на место, ни один корабль Белого флота не появился возле нас. Во-вторых, почему ни одного нашего носителя нет с этой стороны барьера, хотя, думаю, я знаю ответ на этот вопрос, они все где-то рядом с Оранжевой. Третье – как именно ты определил, что в именно той точке находится нужный тебе объект. И четвёртое, что нас там ждёт такое, что пять десятков элитных ящеров и отряд из сорока псионов с этим легко справятся.

- Не хотел тебя раньше времени расстраивать, - спокойно ответил Ним. – Ты – человек эмоциональный, если бы с самого начала знал, что мы ищем, может, только навредил бы. А так, точно поможешь.

- Значит, ты Марка подставил, - уточнила Даша. Не спросила, а сказала утвердительно.

- Да.

Не нравилось мне настроение Нима. Казалось, что мы его сейчас хвалим.

- Все началось с шестой звезды, - продолжил эр-этелу. И ладонь приподнял, когда я хотел сказать, что, мол, сказки могу послушать, только в другой раз. – На кристаллах, которые ты нашёл на Дефтероне, были и наблюдения за первыми пятью звёздами, поэтому мы посчитали, что сможем, когда шестая превратится в чёрную дыру, понаблюдать за ней и теми, кто на неё воздействует. Но там была погрешность, и в итоге крыло оказалось в двадцати световых от нужной системы. Точное время и место помогли вычислить эту, седьмую мишень, и место, откуда мог идти управляющий импульс.

- И мы это подтвердили?

- Именно. Только место это находится далеко от гравитационных искажений, практически в пустом пространстве, и на носителе его достичь невозможно. Ядро будет искать ближайший выход в материальный мир, и корабль всплывёт или в этой галактике, или возможно, в соседней.

- Но?

- Но есть возможность управлять ядром в ручном режиме, правда, погрешность тут может быть в десятки световых лет, а объект, который нужен, слишком маленький, чтобы его обнаружить. Когда сколлапсировала шестая звезда, уже стало понятно, что это все небезопасно, поэтому все наши люди сейчас в нашем скоплении, но не на Оранжевой. Хотя, не знаю, может быть уже и вернулись на базы.

- Чтобы бросить местных на произвол судьбы? – Даша презрительно усмехнулась.

- Ну как-то они жили без нас, и это их проблемы, а не наши. Так что, да, мы помогли спасти население планеты, но дальше оставили клановых самих разбираться. Естественно, то, что барьером могут закрыть почти всю галактику, никто даже не предполагал. И тут мы переходим к третьему вопросу, который для тебя, Марк, может оказаться самым важным. Так же, как и пятый – почему именно ты оказался здесь.

- Давай, - вздохнул я. – Жги.

- Один пилот решил, что сможет найти этот управляющий центр. И что интересно, он его нашёл. Естественно, на таком расстоянии никаких координат получить не удалось, слишком большое расстояние и только один сигнал, после чего корабль исчез, у нас остался, по сути, только вектор. После этого связи с кораблём не было полгода, и только сейчас, когда седьмая звезда активизировалась, мне удалось получить сигналы маяка. За десяток прыжков – даже почти точное место установить, и параметры.

- В пустоте, по десятку замеров?

- Скорее всего, это какая-то блуждающая звезда, - не обращая внимания на мой скепсис, сказал Ним. – Масса в несколько раз меньше, чем у Солнца, но гравитационное искажение присутствует, так что шансы достичь её – есть. На четвёртый вопрос ответить тебе не смогу, сам не знаю, и вообще, я так понял, что хесе у местных редко появляются, а значит, чем-то они еще заняты. А на пятый не хочешь сам ответить? Подскажу – тут главное, кто этот пилот.

Мне показалось, что на секунду я потерял способность дышать. Даша подскочила, положила руки на плечи, но я уже пришёл в себя. Ним равнодушно смотрел на нас. Увидев, что способность адекватно мыслить я кое-как сохранил, он продолжал:

- Да, это Элика. И, Марк, это был её выбор. Мы не могли рисковать больше никем, неизвестно, живы ли они до сих пор, аварийный маяк просто посылает сигнал на определённый приёмник, обнаружить его практически невозможно. Значит, все это время объект, который мы ищем, блокировал любые сигналы, и только в то время, когда нужно было управлять процессом, раскрылся. Поэтому ты и я, больше некому.

- А остальные? – я показал на Дашу.

- Можешь оставить их здесь, если считаешь, что им незачем рисковать, - жёстко сказал Ним. – Но это их работа, и риск погибнуть в ней есть всегда. Хотя можем и вдвоём отправиться, не знаю, что мы там найдём, и найдём ли вообще, только ты и я можем переместиться из этого мира в нулевой, в том месте, где в моем мире есть империя Аш-Урб, а здесь только пустота. Хотя сейчас я и в этом не уверен.

- Останешься здесь, и Кирилл тоже, - повернулся я к Даше.

- Ну уж нет, - заявила девушка. – Я иду с тобой, и Кирилл пойдёт, и все остальные. Ним правильно сказал, мы такую жизнь сами выбрали. И вообще мне спокойнее, если ты будешь рядом.

Говорила она мне, а поглядывала на Нима.

- Остальные должны знать, на что идут, - заявил я, ничуть не обидевшись.

- Конечно, - Ним пожал плечами, - не всё, но степень риска – да.

Кир только головой кивнул, и сказал, что наконец-то что-то серьёзное наклёвывается, а то все эти тренировки настоящих навыков все равно не дают, и у него лично это безделье прямо раздражение вызывало. Впустую потраченное время, которое можно было использовать на захват планет, операции в космосе и создание небольшой галактической империи.

Иррх его поддержал. Добавил, что настоящие ящеры хесе ненавидят, готовы им резать глотки где угодно и когда угодно, так же, как и остальным клановым, которые отличаются жадностью и высокомерием. Не то что некоторые, раздающие благодать, вот ради них мутанты готовы даже погибнуть, но с условием последующей регенерации и бесплатного медицинского обслуживания.

С Уришами все прошло гораздо сложнее. Майя, с недавних пор приманившая к себе ещё несколько поклонников, в том числе и зу Ин-иту, и посеявшая в их стерильных мозгах плесень демократии, добилась чуть ли не сходки, тридцать восемь моих охранников всерьёз собрались решать, как им поступить. Пришлось напомнить, кто тут главный Уриш, и чьи приказы не обсуждаются. И кто будет высажен на ближайшей планете.

- Но ведь там, куда вы отправляетесь, тебя могут убить? – спокойно уточнил Ин-иту.

- Такая вероятность есть.

- Тогда мы остаёмся, - все так же спокойно заявил он. – В этом случае машар обязан охранять тебя, даже если ты против.

Возможно, остальные бойцы охраны были совсем не против до этих слов провести время на планете, отдыхая и бездельничая, только вот напоминание об их обязанностях подействовало отрезвляюще. На меня смотрели ряды решительных и готовых на всё идиотов.

- Ладно, - сдался я. - Раз дурацкие традиции требуют, так тому и быть. Хотите помереть – тут я вам помешать не могу. А ты?

Майя, оставшаяся напоследок, заявила, что со своими новыми друзьями ни за что не расстанется, и вообще, если эта звезда, на которую мы направляемся, ещё и с планетами, она оставит её себе, потому что я – обещал.

Так и спросила.

- Забирай, - согласился я. Отдавать чужие вещи всегда легче, чем свои.

Глава 19

Глава 19.

- Придётся потерпеть ещё раз, - перед очередным прыжком предупредил Ним. – Последний.

Ящеры – те валялись без сознания, у многих работали медбраслеты, а четырёх самых нестойких даже в капсулы пришлось уложить. Нам тоже досталось, это полет по гравитационным линиям такой мгновенный, а тут Арраш с видимым усилием направлял носитель куда-то, и время пребывания вне материального мира растягивалось до минуты. На десятой секунде начинала болеть голова, причём боль ничем не снималась, потом постепенно органы начинали отказывать, у кого-то быстрее, у кого-то медленнее, но восстанавливаться после каждого такого переноса приходилось всем.

Правда, это относилось только к последним трём прыжкам, предыдущие прошли штатно, и когда до нужной звезды оставались сотни световых, казалось, вот, ещё один, и мы на месте. Одним не обошлось, четыре – и то немного, по словам Нима. По сути, мы прыгали вокруг цели, постепенно приближаясь до того момента, когда ядро сможет поймать отклик.

- Я же не пилот, - в ответ на стоны Даши заявил Арраш. – Это одна из подружек Марка может с первого раза попасть, тут талант нужен.

- Между прочим, она твоя сестра, - напомнил я Ниму.

- В семье не без урода, - философски отозвался тот. И направил носитель в последний прыжок.

Этот прошёл значительно легче, хватило пятнадцати секунд, чтобы корабль выпрыгнул из подпространства. На самом деле за эти секунды он почти всплывал около тысячи раз, вещества оболочки ушло столько, сколько обычно за годы не тратится.

- Отличный носитель, сразу видно, делали под заказ, - Арраш вытер пот со лба, скорее всего, это был такой показушный жест, мог бы и просто высушить. – Зато обратно сразу прыгнем, все перемещения у центра управления уже есть.

ИИ корабля связался с ближайшим зондом – всего в четырнадцати тысячах световых лет, и скорректировал время, мы блуждали в подпространстве почти месяц. Нужная нам звезда была едва заметна, не будь тут пустоты, среди сияния далеких и близких галактик её не разглядеть. Небольшой красный карлик с пылевым диском, три планеты на орбите, две массивные, а одна размером с Землю. Карлик хаотично мерцал.

- Вполне возможно, что внутри там все по-другому, - предупредил Ним. – Вокруг что-то вроде искажающей сферы. Масса не совпадает в несколько раз. И размеры.

Даже с расстояния в несколько миллиардов километров сигнал аварийного маяка не ловился. Граница сферы, задерживающей излучение, была всего лишь в ста миллионах километров от звезды, но пространства внутри, с учётом планет и всего остального, должно было быть гораздо больше. Визуально она никак не проявлялась, никаких силовых нитей, сеток, клубящихся облаков и прочего не было, только зонды на этом расстоянии не только переставали подавать сигналы, а ещё и менялись. Одни становились больше, другие – меньше, почти все меняли форму. Но проходили через условный барьер совершенно свободно.

- Два варианта, - я транслировал свои слова в общую сеть, - первый - мы с эн Апа Илту, а точнее, с Нимом, идём вдвоём, вы ждёте сутки, если не возвращаемся, улетаете обратно. Даша вполне может активировать двигатель, конечная точка выберется автоматически. Второй вариант, который мне не нравится, но надёжнее – переходим вместе.

- Ты предлагаешь проголосовать? – спросил Кир.

- Нет, - я покачал головой. – Игры в демократию закончились.

- Тогда зачем два варианта?

- Потому что ход переходит к крупье.

Я достал кругляш ману – не знаю, какая из сторон тут аверс, какая – реверс, абсолютно гладкая поверхность с обеих сторон, а вот само отверстие сходилось на конус. Что-то подобное проделывал какой-то самурай, но он на результат сражения гадал, и монетка у него была с двух сторон одинаковая.

- В общем, я бы мог сказать, что боги выбирают, кому что делать, но скорее это будет сила тяготения.

Золотой кругляш взлетел в воздух, и упал на пол. Когда способности проявились, с монетками, картами и подобными предметами я много раз проделывал такие штуки, если можешь кидаться огнём, перевернуть нужной стороной предмет не составит труда. Но вот с ману это не проходило, не поддавались шумерские деньги воздействию.

Майя, которой как всегда до всего было дело, присела возле монеты, осторожно подняла двумя пальцами, стараясь не нарушить положение, спросила:

- Широкая часть – что значит?

- Это значит, что идём все вместе, - за меня ответил Ним. – Марк, твои фокусы впечатляют, но, думаю, ты именно этого хотел?

- Точно. Общая готовность десять минут, - на самом деле я сомневался. Широкая часть означала «да», узкая – «нет», но главное было не в этом, а в некоем сродстве с выбором, монета выполняла роль связующего звена, позволяя почувствовать, верное ли решение я принимаю. Интуиция немного поворчала, потом удовлетворённо вздохнула и уснула до следующего раза.

Торопить никого не было нужды, мутанты были готовы к бою всегда, Уриши – частично, а Кирилл что-то там выговаривал Майе прямо возле шлюза. Девушка трясла своими черными волосами, сверкала черными глазищами, а потом просто послала парня далеко-далеко. И остальных своих поклонников, пытавшихся убедить её запереться в каюте и прикинуться элементом мебели, тоже. Революционерка была настроена решительно, скаф оставлял открытым только голову, два метателя на предплечьях, ранец с дополнительными дронами и запасной хапу на поясе как бы намекали, что всем врагам скоро придёт кирдык.

Шар носителя нырнул в невидимый барьер на небольшой скорости, окутавшись мембраной защиты, и через три минуты выплыл во внутреннее пространство. Связь с оставшимися снаружи зондами стала односторонней – мы их видели, а они нас потеряли. Зато появился обмен информацией с улетевшими раньше дронами, они скидывали все, что смогли исследовать. В частности, то, что обратно кокон ничего не выпускал.

И то, что внутри система была вовсе не такой, как снаружи.

Когда я был маленький, помню, меня всегда удивляло, как кто-то мог жонглировать сразу тремя шариками, и они при этом не мешали друг другу. Потом даже сам научился, в подростковом возрасте это помогало завязывать знакомства с девушками. В этой системе три белых карлика размером с Землю и тусклым свечением перемещались хаотично с радиусом около миллиона километров вокруг небольшого, диаметром в пятьсот километров, шара. Каждый оборот они делали за десять минут. Физически это было невозможно, они давно должны были или разлететься в разные стороны, или столкнуться друг с другом, траектории менялись постоянно, неизменными оставались радиус и скорость. Шар в центре их вращения был покрыт чем-то блестящим, похожим на лёд. Других естественных небесных тел в системе не было – ни астероидов, ни комет, ни даже космической пыли.

Зато были искусственные.

Во-первых, портал – практически погасший, но тем не менее когда-то он ведь работал, и значит, его можно было починить. Сигналов кольцо не подавало, связи с другими пользователями не было. Возле портала, с обеих сторон, зависли две тарелки, явно предназначенные для того, чтобы не подпускать к нему всяких любопытных путешественников. Они тоже светились по краю, и там явно было что-то из пси-оружия.

И во-вторых, несколько шаров раз в десять компактнее, патрулировали систему. Стоило одному из зондов залететь слишком далеко, и из ближайшего вытянулся силовой захват, аппарат исчез в его внутренностях и больше себя никак не проявлял.

Носитель резко сбросил скорость, уходя на орбиту вокруг клубка из звёзд, и переходя в свободный полет. Внутрисистемные двигатели отключились, несколько маскировочных полей одно поверх другого имитировали пустое пространство. Для стороннего наблюдателя вместо носителя летало облако вакуума, ничем не отличавшееся от заполнявшего изнутри сферу. Один из шаров, было дёрнувшийся в нашу сторону, пролетел практически по тому месту, где маскировка была включена, и отправился дальше ловить зонды, а нас – проигнорировал.

- Отличные технологии у Аррашей, - не без гордости заявил Ним. Хотя к этим самым Аррашам непонятно как относился, может, вообще родство выдумал. – Ну что, можем уничтожить эти шарики один за другим, но вполне возможно, что внутри там наши друзья и подруга Марка. Предлагаю обследовать их один за другим. А потом уже заняться порталом.

- Сканирование показывает, что они полые, - подключилась Даша. – Кто пойдёт?

- Как всегда, - вздохнул я. – Идём мы с Нимом, вторая пятёрка нас страхует, плюс два штурмовика на позициях, если будет опасность, уничтожайте цели. Эн Громеш и зу Ин-иту, держим связь пока будет возможность.

Кир кивнул, а Уриш вытянулся и отдал честь. Но сразу предупредил, что если я там пропаду, то он должен будет полезть за мной, так что лучше и его сразу включить в развед-команду.

- Хорошо. Ну что, вперед.

Истребитель выскользнул из ангара, уходя через тоннель в маскировке на расстояние в несколько тысяч километров от носителя, и тут же изменил вектор движения наперерез ближайшему шару. Пятерка истребителей разошлась, и тоже двинулась к цели, только в свободном полете, с включенной маскировкой. Два штурмовика зависли так, что образовали с шаром треугольник, М-деструкторы при совместной атаке должны были сжать цель в крохотный клубок андронов.

Обычную связь мы отключили, но через пси-линки свободно могли общаться. И даже чужими глазами смотреть, что происходит. Поначалу ничего особенного не происходило, мы приблизились к шару на несколько тысяч километров, когда он наконец решил, что чужеродное тело, появившееся в системе, надо отловить. В нашу сторону выдвинулся ещё один страж, пролетел недалеко от одного из истребителей пятёрки, не обратив на него внимания, но потом изменил направление и погнался за очередным зондом. Судя по всему, предел чувствительности у этих штук был до миллиона километров, всю систему они контролировать не могли, так что в прятки играть можно было бесконечно. Вот и сейчас зонды по переданному алгоритму стали появляться на грани контроля стражей, уводя их в одну часть системы, и освобождая нам пространство для манёвра.

Энергетический захват потянул истребитель, когда мы приблизились к шару почти вплотную, до нескольких тысяч. И потащил нас в открывшееся отверстие. Вблизи толщина оболочки оказалась не такой уж большой, десятки метров, а дальше – пустота.

- Портируемся на внутреннюю поверхность, - Ним отпустил управление, и перевёл истребитель в режим патрулирования. – Осталось пять секунд, четыре, три…

Мы с Аррашем исчезли из кабины одновременно, появившись метрах в трёхстах от зарастающего шлюза. Связь с другими участниками вылазки пропала, а вот с Дашей – осталась. И у меня, и у Нима.

- И как ты умудрился на своей захолустной планете откопать такое сокровище, - Арраш проследил взглядом истребитель, утаскиваемый в центр шара, где висели конструкции, похожие на соты. – А главное, как Анур его пропустил. Или не пропустил?

- Не знаю, - я и вправду об этом не особо задумывался. Минус в личном деле ничего не значит, там пометок на каждом листе в каждой папке хватало, а псиону бумаги-то не особо нужны, разве что другим что-то донести. – Что будем дальше делать? Тут гравитации нет, невесомость. Интересно, как тут с телепортацией?

С ней все было неплохо, мы переместились на внешнюю сторону оболочки, а потом по уже выставленным меткам обратно, на внутреннюю. Шар на наши метания туда-сюда никак не реагировал, похоже, мелкие клопы вроде нас не представляли для него интереса.

Зонд, проглоченный шаром, не функционировал, истребитель тоже, попав в соты, отключился. Вообще конструкция выглядела устрашающе, в пересечении каждого яруса был вмонтирован большой красный кристалл, который тускло светился и соединялся красными же жгутами с соседними.

- Похоже на стазис, - Ним оттолкнулся и полетел к центру шара. Чего там, десять километров пустоты, мы даже не особо разогнались. – Тут пси-энергии столько, что нас размажет. Так что не рискуем.

Я и не собирался, браслет соскользнул у меня с руки, превращаясь в пылевое облако. Шигналу не было нужды целиком забираться внутрь сот, достаточно было нескольких частичек. Стазис – он не наступает мгновенно, время меняется на другое измерение, которое человек не ощущает, но всегда есть переходный период, когда оба этих измерения существуют одновременно. Барьер.

Крохотные элементы шингалу разошлись по всему объёму и окружили соты со всех сторон. От кристаллов отрывались искорки, уничтожали один элемент, но шингалу был слишком большим для этого. Постепенно, метр за метром, он обследовал центр шара, и мы получили две находки.

Первое – это отдельный модуль на обратной от нас стороне, он уже переработал зонд, на очереди был истребитель. Очевидно, эти вещи шар не заинтересовали, и были списаны в утиль. За счёт них он восстанавливался, теперь – и шингалу тоже, материала хватило бы на десяток таких же.

И второе – управляющий элемент. Один из кристаллов еле светился, и не пытался атаковать даже тогда, когда пылинки змея его облепили, и удалили. Мы к этому времени переместились поближе, и могли наблюдать, как на месте отлетевшего к обшивке, а потом исчезнувшего красного камня возник энергетический сгусток, замкнувший на себе соседние кристаллы. Но стазис дрогнул, и одно измерение чуть перетекло в другое, время ускорилось. Энергетический клубок уплотнился, пытаясь вернуть обратно замершее состояние.

- Там сейчас примерно секунда за миллион лет, - похвастал познаниями в современной физике Ним. – И это плохо.

Не знаю, я ничего опасного не видел, но в правой руке у Арраша уже матово поблёскивал призрачный клинок, а возле левой клубилось какое-то убойное заклинание. Скаф на нем изменился, превратившись во что-то другое. Не знаю, но казалось, с эр-шатхом у нового облачения было много общего.

Интересно, какое существо может что-то сделать за миллиардную долю секунды. У обычного человека с момента возбуждения ЦНС до двигательного рефлекса проходит десятая доля секунды, у пузырчатки, водного растения-хищника – одна тысячная. Псион способен улучшить этот результат еще в сотню раз, приборы могут проследить движение фотона с точностью до нанометров, так что нет предела совершенству. Организму, который находился внутри соты, хватило этих миллиардных долей, чтобы выбраться наружу.

Непонятное аморфное образование зависло между нами и восстановившимся энергетическим каркасом. А потом начало меняться, принимая форму червя. Шингалу, стоило ему сунуться поближе, разом лишился всех своих конечных элементов в десяти метрах от аборигена, и отполз обратно, к утилизатору – лечиться.

Червь не торопился на нас нападать, сворачиваясь в спираль.

- Даша, ты это видишь? Если попробует вырваться наружу, уничтожайте вместе с нами.

- Марк Львович! - отклик от девушки доходил слабо, но эмоции передавал отлично. – И не подумаю!

- Делай как он говорит, - включился Ним. – Мы успеем телепортироваться, если что. А если не успеем, то и вы с ним не справитесь. Шар перемещается?

- Да, но медленно, - Даша передала нам данные от центра управления. – Эта штука – она живая?

- Ещё какая, - ответил я.

Червяк начал вытягиваться в длину, спираль разрослась до тридцати метров, туловище пришельца было уже сантиметр в толщину, только на концах покачивались похожие на куски теста бесформенные утолщения.

Шингалу сожрал часть истребителя, не успевшую скрыться в утилизаторе, и начал светиться красным.

- Он что, и кристалл поглотил? – совершенно не к месту спросил Ним. – Всеядный, гад. Надо было такого же сделать, есть у меня браслетик лишний. Вернёмся – обязательно этим займусь.

- Думаешь, вернёмся? – меч Уриша прирос к руке, сливаясь с ней в одно целое, а вот тот, что раньше принадлежал эн Телачи, словно раздумывал.

- Вполне возможно.

Спираль потихоньку перемещалась, окружая нас, существо не торопилось. Похоже, оно было уверено, что мы никуда не денемся.

Глава 20

Глава 20.

Дэн О’Бэннон, написавший сценарий к фильму «Чужой», сначала представлял пришельца в виде летающего мяча, и только потом решил, что присасываться к лицу удобнее червю. Возможно, сказалась параллельная работа над фильмом «Дюна». Чудовище, которое почти окружило нас, похоже, могло принимать обе эти формы.

Мерзкое утолщение, которое я считал головой, приблизилось к нам на расстояние вытянутой руки, и неподвижно повисло. А потом я почувствовал, как кто-то пытается достучаться до моего разума. Очень деликатно, словно выпрашивая разрешение. Привычно раздвоил сознание, то, куда я собирался пустить непонятного собеседника, было дружелюбным и очень мирным.

Червяк приблизил голову практически вплотную к моей, и от него ко мне потёк ручеёк информации. Появилось изображение какой-то галактики, но по мере того, как добавлялись детали, стало понятно, что это наш родной Млечный путь.

- Держи его крепко, - мысленно сказал Ним. – Выдели ещё одну часть сознания, похоже, он понимает, что ты жульничаешь.

Червя, казалось, это не особо волновало. Проявились рукава, я подхватывал изображение и передавал на носитель, а в галактике стали вспыхивать искорки. Сначала одна, потом рядом с ней – другие, и так скоро весь галактический диск был покрыт ими. Одна из систем приблизилась, у светила висел портал, а на нескольких планетах, покрытых болотами, явно кипела жизнь. Такие же червяки сражались, охотились и спаривались. Выглядело последнее довольно мерзко, но принимающая часть сознания восхитилась. От червя пошла волна тепла, он словно благодарил за это. От искорок начали отделяться другие, зелёные, летящие к какому-то месту прямо над центром галактики, они исчезали, и возникали уже где-то на периферии, возле совсем других звёзд. Несколько секунд ничего не происходило, потом галактика снова отдалилась, и с той стороны, куда улетели зелёные искры, показался рой. Множество черных клякс летело в сторону Млечного пути, они достигали звёзд, и окутывали планеты какой-то слизью. Искры начали гаснуть, пока не осталась примерно сотая часть. Потом и эти потухли, только одна вырвалась из пределов галактики, устремившись в пустоту.

Накатило чувство жалости. Видимо, этот червяк был последним из тех, кто спасся. Я представил, как спасу его, доставлю на планету, где он сможет дать жизнь таким же чудесным созданиям. И даже отдам своего шингалу, для того, чтобы не умереть, червяку нужен каркас, и мой змей станет отличным новым телом для него. Вот ещё чуть-чуть, повинуясь моей команде, шингалу приблизился, начал сливаться в единое целое, от червя оторвался кусок, прямо из середины, и прилепился к моему охраннику. Это было так прекрасно.

Призрачный меч отсек уродливую голову, в которой уже сформировался жевательный аппарат с жалом в центре, и я тут же её уничтожил, а потом начал кромсать тело. Каждый отрезанный кусочек превращался в такого же червяка, только без голов и гораздо более агрессивного. Силовой щит они пробить не могли, но он постепенно слабел, энергии на защиту уходило много. А зародышей не убавлялось, каждый, разрезанный на несколько кусочков, превращался в столько же новых червяков, хорошо хоть общая масса не менялась. Ним одновременно со мной разделался со второй головой, и тоже шинковал пришельца, а точнее – бывшего хозяина Млечного пути, на слайсы. Наконец, мы измельчили Чужого настолько, что вокруг воздух кишел от крохотных опарышей.

Шингалу, повинуясь команде, распылился снова и начал поглощать пришельца. Змей сожрал змея за считанные секунды, уплотняя массу и посылая довольные сигналы, в теле червя были какие-то элементы, которые змею пришлись по вкусу.

- Я уж подумал, ты поддался, - Ним разделался с последним куском, отправляя его змею на съедение. – От тебя такой добротой несло, что чуть не стошнило меня.

- Ты бездушный и чёрствый человек, - заявил я, восстанавливая подпитку щита. – Мы только что уничтожили существо, которому… Сколько лет ему, Даша?

- Судя по изображению, последняя картинка совсем недавняя, от пятисот тысяч до полутора миллионов.

- Понял? Ты только что, возможно, убил собственного предка, которому полтора миллиона лет, - попенял я Ниму. – Он хотел любви, а получил смерть.

- Мы, люди, по-другому не можем, - призрачные клинки спрятались, а вот непонятный скаф у Арраша никуда не делся. – Тело мягкое, кости хрупкие, разум нестойкий, как-то приходится выживать. И что-то дальше лезть не хочется, мало ли кого тут приютили за такое время, надо найти, где эта штука деактивируется, и потом заняться другими шарами. И вообще, Уриш, я тобой восхищаюсь. Как хладнокровно ты с ним разделался, без сомнений и сожалений, настоящий ас-ариду.

Вот не понял я, в хорошем смысле он это сказал, или не очень.

Соты шара существовали автономно, а вот остальные части явно были сделаны уже потом, и к центру не имели отношения. Утилизатор пускал два мощных энергетических жгута, распространявшихся по оболочке, и стоило замкнуть поток, как шар перестал двигаться. Точнее говоря, он двигался, но уже по инерции. Запущенный зонд спокойно пролетел мимо, почти впритык, и умчался дальше, исследовать систему.

С оставшимися шестью шарами мы покончили за несколько часов. Проблема была в предпоследнем, соты, которые поддерживали стазис, в нем не работали, а поступающие организмы аккуратно складировались, и центр шара был забит трупами инопланетных существ. Червей было немного, и в компактном состоянии они и вправду были похожи на мячи для фитнеса, кроме них, здесь были ящеры-мутанты, кое-кто даже в одежде, отсутствие воздуха, низкая температура и почти никакая гравитация отлично способствовали сохранению мумий.

- Думаю, что пока ящерам о нашей находке мы рассказывать не будем, - предупредил я Дашу. – Не хватало мне ещё паломничества.

Кроме ящеров, тут были и люди, точнее то, что от них осталось. Те, кто попал в ловушку в герметичных скафандрах, сохранились неплохо, и при желании их можно было даже попробовать оживить, другим не так повезло, и скелеты, обтянутые пергаментной кожей, висели в причудливых позах в отсеках.

На каждом шаре мы оставляли свой управляющий модуль, запитанный на клетку стазиса, лишней пси-энергии там было вполне достаточно, чтобы она не давала наложенным схемам разрушиться, так что всего через два часа власть в пространстве вокруг ненормальных звёзд поменялась. Все пять пятёрок истребителей висли в пустоте, множество беспилотников разлетелось в разные стороны, давая контроль над системой. Временный, пока такие вот червяки не проснутся.

Остались два объекта – портал и тот, который висел в центре орбит белых карликов. Скрывать своё присутствие уже не имело смысла, если кто-то за нами наблюдал, времени у него было достаточно, чтобы подготовиться.

С порталом ничего не вышло, управляющий модуль, который я однажды успешно починил, тут вообще отсутствовал. Никаких кубиков внутри почти погасшего кольца не было, и забираться мне было некуда.

- Сдаётся мне, что эти кубики потом уже к порталам пристроили, - Ним ко мне как приклеился. С одной стороны, это хорошо, с ним я чувствовал себя в относительной безопасности, а с другой, было такое ощущение, что не просто так этот повелитель потоков за мной таскается. – А значит, этот может вести куда угодно, и карточки наши тут не прокатят.

Даша, висевшая рядом с нами, провела рукой по ободу, словно погладила. Несколько белых искр слетели с ее пальцев, и в тех местах, где они попадали на сплетение нитей, те начинали гореть ярче. Для обруча десятиметровой толщины такое воздействие было незначительным, но все равно, оно – было.

- Лет на двадцать работы, - оценил старания девушки Ним. – Это если мы втроём будем тут щедро силу отдавать. Но как резервный вариант, сойдёт. Хотя…

Словно опровергая его слова, порталу прилетело от хаотично двигающихся белых карликов, сам момент отрыва сгустка, наверное, произошёл уже давно, а достиг кольца он только сейчас. Светящийся комок плазмы размером с истребитель попал внутрь кольца, из обода выстрелили тончайшие жгуты, и притянули плазму к порталу. И в этом месте свечение портала стало таким же, как обычно.

- Быстро, стабилизируем, - я кинулся к восстановленному месту, которое уже начало тускнеть, и создал схему фиксации, Ним тут же обернул её в какой-то хитрый конструкт, которого я до сих пор не видел.

Десятиметровый участок восстановился, но вот дальше дело не пошло. Что мы не делали, пытаясь распространить свечение дальше, ничего не получалось, хорошо хоть восстановленная часть дальше не гасла.

- Может, наберём этой плазмы? – предложила Даша и тут же смутилась, поняв, какую глупость сморозила. – Нет, не сможем?

Мы попытались. Зонды, оружие и прочие меры воздействия давали выброс плазмы, но только дальше нескольких километров она не уходила, гравитация возвращала то, что мы пытались отобрать.

- Придётся лезть в центральный шар, - вздохнул я. – Этот же кусок как-то долетел, значит, есть возможность ими управлять.

На самом деле, и так было понятно, что нужный нам недостающий элемент находится в центре системы, только оставили его напоследок, когда все другие варианты испробовали. Три звезды на таком близком расстоянии, с температурой поверхности в сотни тысяч градусов и жёстким излучением, делали центр своих орбит уж очень негостеприимным местом. Оставалось только выбрать, через какой из входов нам туда попасть – на поверхности шара было шесть отверстий, и все они были одинаковыми.

Носитель мог пережить многое – даже долгое нахождение в кроне светила, отражающее покрытие, активирующееся при необходимости, не давало проникнуть внутрь корабля любому известному излучению. И все равно, проходить возле несущихся на огромных скоростях, по совершенно непредсказуемой траектории звёзд было рискованно. С одной из них мы чуть не столкнулись, отражение отражением, а гравитацию никто не отменял, и была она здесь просто чудовищной.

- Мы испытывали корабли возле нейтронных звёзд и магнетаров, результат был пятьдесят на пятьдесят, - Менса отслеживала показатели наполнения щитов, - для белых карликов риски меньше, но все равно, ещё раз я туда не полезу.

Наш полукилометровый шарик проскочил к пятисоткилометровому, и свободно влетел в одно из отверстий, центр орбит тоже вращался, хоть и не так быстро, как его спутники. Отверстие было затянуто точно таким же барьером, как и сама система, так что своё положение мы ухудшили – теперь предстояло выбираться как-то и отсюда тоже.

Внутри шар был полым и практически пустым – между пятикилометровой внешней оболочкой и другим, крохотным по сравнению с внешним, внутренним шаром было почти двести километров, влетели мы достаточно быстро, щиты, которые выставила Менса, позволяли гасить импульс без вреда для начинки аппарата, в том числе для людей и мутантов, зафиксированных в толще конструкций. Врезаться мы не врезались, пространство между внутренним и внешним шарами было заполнено чем-то вязким, причём не на материальном уровне. Но скорость снизилась почти мгновенно.

Корабль что-то подхватило, и потащило в сторону. Зу Маас-Арди хотела отсечь захваты, но я её остановил. Тянуло нас недолго, через несколько минут носитель завис возле ещё одного прохода, только уже ведущего внутрь второго шара.

Здесь мы были не одиноки, несколько объектов явно рукотворных висели неподалёку. И один из них был увеличенной копией моего носителя.

После обмена ключами доступа мы соединились с модулем управления второго носителя. Живых на корабле не было, команда в полном составе отправилась внутрь второго шара. Первая группа из трёх человек, в том числе Элика, ушли почти сразу, как только носитель втянуло в полую оболочку, потом вернулась через сутки, и забрали большую часть команды. Ещё через несколько дней пятеро из второй группы вернулись, забрали остававшуюся на борту аварийную команду, и снова покинули носитель.

Никаких записей вроде «тем, кто нас найдёт», или «для тех, кто это прочитает» не осталось. Наоборот, практически вся информация из накопительных кристаллов исчезла, кто её стер и зачем, понятно не было. Корабль охотно признавал нас своими, дал доступ к управлению, стоило мне подтвердить свои полномочия, и даже готов был лететь куда угодно, привязка никуда не делась. Мы облазили носитель вдоль и поперёк, и ещё вглубь, личные вещи команды были на месте, словно люди не собирались надолго, а рассчитывали вернуться, причём, судя по тому, что кто-то действительно вернулся, там, в глубине шара, было что-то важное.

- Не похоже это на Элику, - Ним заметно помрачнел. – И на остальных тоже. Хотя у неё ветер в голове, это ещё по увлечённости тобой было понятно, но с ними были опытные бойцы. Тодин, например.

- Тодин очень осторожный, - подтвердил Кир. – Ты заметил, что он ничего не съел, когда вернулся?

- Да, - согласился Ним. – И это очень странно.

Зу Мелек Тодин был одним из тех, кто поднялся наверх, а потом увёл остатки команды. Которая полностью состояла из одарённых. Сто сорок человек с разной степенью силы могли такой шарик разнести на клочки.

- Подмена? – спросил я.

- Вполне возможно. Или перехват сознания, с Эликой это могло произойти, она ещё не до конца восстановилась. А если с ней, то и с остальными тоже, - Ним показал на экран, - обратите внимание, как Тодин смеётся и как при этом держит руки. Ты понял, да?

- Угу, - Кир кивнул. – Странно, что другие не заметили. Протокол обязателен для всех.

Я сначала недоуменно посмотрел на Громеша, а потом покопался в линке и нашёл. Каждый из одарённых членов экипажа должен был оставить слепок уникальной поведенческой метки, псион способен воспроизвести её идеально точно, но только когда находится в полном сознании. Поэтому пси-сканер определяет, кто находится перед ним, сравнение схемы – то, что разум не захвачен. Из вернувшихся в первый раз метку воспроизвели все, а из группы пришедших за оставшимися – только один.

- И что будем делать? – спросила Даша. – Нас ведь тоже так смогут обмануть?

- Ну, во-первых, мы не будем разделяться и ходить туда-сюда, - ответил Ним. – На корабле останутся только инженеры и одна пятёрка охраны, и отсюда они никуда ни при каких обстоятельствах не уйдут. Ну и Майя ещё, от неё все равно никакого толка.

- И Даша, - добавил я, тут же пресекая возражения девушки. – Ты одна способна пройти через портал, если мы активируем его, но не вернёмся. И привести помощь.

Ним одобрительно кивнул. И продолжил:

- Во-вторых, Марк нам кое-что подарит. Да? Висюльку, которую ты цеплял ящерам – она ведь связывает все сознания в одну сеть? Не разумы, а уникальность, там сразу видно, если с кем-то что-то произошло, да?

Я кивнул.

- Почти ничего не понял, но – отлично, - Кир Громеш приободрился. Одно дело, знать об опасности, а другое – идти ей навстречу. Может, как человек он был так себе, как и все Громеши, по моему личному мнению, но как боец – очень даже.

- Сеть создаём из трёх рангов, в первом Марк, я, Даша, ты, Менса и зу Ин-Иту. Во втором все Уриши, Кирилл, Майя и Иррх. В третьей – остальные ящеры и шингалу. Каждое кольцо делим на пятёрки, если хоть одно звено будет под сомнением, считаем враждебным целый сегмент. Шингалу замыкается на Марке и таким образом закольцовывает сеть. Марк, готовь свои искры, будем приобщаться к твоей богине, - Ним довольно улыбнулся. – А потом спустимся вниз и надерём задницы всем, кто посмел поднять руку на ас-ариду. Ну или что там у них вместо рук и задниц.

Энергетический кисель, не дающий предметам разогнаться, и гасящий их скорость – при любой из этих попыток, на людей, которые особо не торопились, воздействия не оказывал. Кирилл для проверки выстрелил из модифицированного Глока, пуля, вылетев из ствола, зависла метрах в десяти, и потом медленно продолжила свой путь.

Внезапно подняла бунт Менса – она заявила, что такая технология нужна ей позарез, и порывалась отправиться с нами.

- Ты не представляешь, какая это ценность, Марк, - девушка была взволнована не на шутку, - у нас компенсаторы такого не могут, если найти такую установку и понять, как она сделана, это же новое направление. Вы там все равно ничего не поймёте, а без связи я не смогу это контролировать.

- Да, это правильно, - я такой энтузиазм только поддерживал, а вот жадность – нет. – Айярти!

- Что? – отозвалась моя бывшая заложница.

- Идёшь с нами. Менса, не возражай. Нужно будет, притащим сюда, и, если это будет что-то ценное, разделим по правилам наёмников. Да?

- Строго говоря, - вмешался Кир, - мы и так должны это сделать. Любой боевой рейд, если он не по приказу штаба флота, считается свободным, ты же свободный капитан, значит, всем что-то достанется.

- Главное, чтобы было кому делить, - я слегка поумерил возбуждённое состояние бойцов. – Иррх?

- Все готовы, господин! – отрапортовал ящер.

- Кап Ин-Иту?

Уриш только кивнул.

- Двинули.

Глава 21

Глава 21.

В детстве, за неимением нормальных развлечений – интернета, сериалов и игр на приставке, приходилось как-то изворачиваться. Даже читать книги почти без картинок. И как-то попалась мне случайно одна такая, с нарисованным на обложке динозавром, где небольшая группа исследователей нашла дыру в земной коре, и спустилась куда-то вниз, где жили всякие доисторические существа, вроде как в «Парке Юрского периода». Не помню точно, как она называлась – даже у псионов бывают пробелы в воспоминаниях, что-то связанное с космосом, и наш боевой рейд напомнил мне как раз эту книжку.

Небольшими группами бойцы проходили через отверстие, и попадали в огромную полость, похожую на пещеру, из которой огромный широкий и высокий проход вёл куда-то вглубь. Первым, после нескольких сотен выпущенных дронов, спустился Ним – гравитация внизу существовала, так что, пролетев через небольшой тоннель, он плавно приземлился на пол.

Следом за ним спустились две пятёрки подавителей, ящеры – тоже пятёрками, группируясь внизу, боевая техника, снова Уриши, а потом и все остальные – один в один как на тренировках, которые для них Громеш устраивал. Площадь открытого пространства была не меньше квадратного километра, было где разместиться. Внизу никаких ограничений для ускоренного движения не было, и постреляли, и на гравплатформах разгонялись, темно-матовые стены поглощали любое воздействие, а материальные тела отталкивали.

Против ожидания, никто на эти буйства не вылез и не напал. Тоннели – что входящий шлюз, что уходящий вниз пандус, были прикрыты силовыми завесами, и массивные предметы не пропускали, но размер имеет значение как раз в обратном смысле, чем меньше оружие, тем оно эффективнее.

Дроны-разведчики, запущенные в коридор, продвинулись на несколько сот метров, и уткнулись в глухую стену. Датчики фиксировали монолит, и полное отсутствие пустот в стенах. То же самое и в пещере – мы обошли все вокруг и вверх, но никакого прохода не нашли. Менса постоянно была на связи, пытаясь сканировать этот шар снаружи, выпущенные ей зонды тоже ничего странного тоже не замечали.

- И куда делись наши друзья и родственники? – Ним поскрёб пальцем стену. – Никаких следов, хотя, зная Элику, я уверен – она должна была что-то оставить, какой-то знак. Например, на стенах. Странный материал, ты не находишь? Он твёрдый, и в то же время пластичный. При желании в нем можно вырезать что-нибудь, например – Марк и Ним были тут. Или – Тодин здесь жевал.

Несколько Уришей поблизости засмеялись, ну да, опасности явной не было, и они воспринимали происходящее как очередные учения. А вот ящеры – нет, они с самого начала были настроены серьёзно и не расслаблялись. Фигуры в скафах обследовали каждый сантиметр, боевые дроны за плечами пробовали на прочность один участок стены за другим.

Я тоже времени не терял даром, шингалу, превратившись в пыль, старался проникнуть везде, только пока без толку, то место, где мы оказались было абсолютно герметичным и чистым, ни пылинки, на наращивание массы даже пришлось запросить несколько тонн металла из носителя. Через час уже хотелось махнуть рукой, и раздолбать этот внутренний шарик, но тут взгляд уцепился за крохотную чёрную песчинку. Стены вообще были пёстрыми, материал – неоднородным, и все равно, эта черная точка смотрелась чужеродно.

- Что-то нашел, эмпо? – раздалось за плечом.

- Майя? – я даже чуть вздрогнул, где-то глубоко внутри. – Ты как здесь оказалась?

- Мне стало скучно, - ничуть не смущаясь, пожала плечами девушка, - и Менса меня отпустила.

- Да, ты же сам ей разрешил, - подтвердила Менса, - слушай, сам разбирайся в своих непростых увлечениях, вы там отыскали что-то?

Я не ответил, накрыл точку ладонью. Если эта ненормальная хочет здесь вместе с нами помереть, я ей не отец и не мать, чтобы против таких желаний идти. А в этом месте стены явно что-то чувствовалось.

Чёрное.

Десяток ящеров окружил меня, готовый испепелить любого, кто нападёт. Ним слегка напрягся, Кир кивнул головой, и пятёрка подавителей сформировала единый конструкт.

Хотелось вздохнуть и сплюнуть. Приложил человек руку к стене, так сразу все всполошились. Дел-то, не могу обратно ладонь оторвать, словно прилипла к поверхности. Чёрная песчинка царапала кожу, казалось, она старается оторваться от стены и пробраться внутрь меня.

- Осторожно, - Ним не сдвинулся с места, только на его чёрной броне замерцали едва заметные всполохи. – Что бы это ни было, не торопись.

С прилипшей рукой станешь и осторожным, и неторопливым. То, что меня держало, явно было сильнее, схемы просто растворялись в месте соприкосновения. Песчинка стала активнее, казалось, из неё вырос шип, проделывая путь в моем теле. И тогда я ударил. Чёрный меч пронзил кисть, через неё вошёл точно в эту точку, и не встречая сопротивления, провалился в стену практически до рукояти.

Прямоугольный кусок стены словно растворился, открывая ещё один проход, уходящий наклонно вниз. В метре от границы с коридором лежала свежая кучка пепла, как раз под размер человека. Да я и сам чувствовал, что меч кого-то подрезал важного, уж очень заметным был отклик. Уриши появление черного меча практически проигнорировали, а вот ящеры заметно напряглись, Иррх – так вообще старался держаться от меня на почтительном расстоянии.

- Вот оно что, - Кир, в отличие от своих очень дальних родичей, цену этой штуке знал. – Давно?

- Два года, - поковырялся в пепле, от убитого ничего не осталось, что он делал без оружия – непонятно.

- Ас-эрхан, - понимающе кивнул головой Громеш. – Уриши в курсе?

Уриши в курсе не были, они группировались, пытаясь понять, что делать с новой опасностью. Шингалу, скользнувший вслед за бросившимися в проём дронами, буквально через сотню метров наткнулся на первую линию обороны, за которой коридор расширялся. Причём Кир вмешиваться не собирался, похоже, тренировки закончились.

Красные кристаллы размером с человека уничтожали любой объект, который к ним приближался, а сами оставались невредимыми – любой материальный или энергетический обьект просто пролетал насквозь, не нанося повреждений. На схемы они тоже не реагировали, казалось, их просто не существует в этом мире. Половина дронов и треть шингалу была потеряна, пока мы пытались этот кристалл атаковать, впрочем, змей восстановился за счёт валяющихся на полу обломков. А вот троих ящеров, попытавшихся меня защитить, спасти не удалось. Их командира, Иррха, это ничуть не огорчило, казалось, он даже им завидовал, но мне показалось, если бы кристалл меня достал, он бы тоже не огорчился.

Прозрачный кусок камня бил жгутами, словно молниями, дронов он уничтожал практически вплотную, обломки по инерции летели дальше, живых существ он начинал атаковать с пятнадцати метров, а вот меня с Нимом – стоило нам показаться из проёма. На этом ящеры и погорели – в прямом смысле, почему-то посчитав, что живой щит будет надёжнее магического. Броня Арраша отражала атаки, словно их не замечая, мне же пришлось попотеть, и пока не подобрал нужную схему, правую сторону тела рвало на кусочки.

- Не суйся вперёд, - кинул мне сообщение Кир. И послал наконец команду Уришам, те, похоже, сперва растерялись, держа щиты и атакуя, и только через какое-то время, поняв, что кристаллу на их потуги наплевать, перешли в глухую оборону. Тут их командир и выдернул из ступора.

До этого момента я смутно представлял, зачем нужны подавители. Есть Усмиряющие, которые разрушают чужие заклинания, и Повелители, которые вообще все разрушают. Обычные Видящие могут и Повелителя задавить, если их много, а тот – слаб, но специальных умений для этого не нужно, голая сила тоже много значит. Правда, именно эта десятка смогла во время имитации нападения на носитель связать Нима практически по рукам и ногам, так что тот и сопротивляться дальше не стал, но мне тогда казалось – скромничает он.

Десять человек заученно выстроились в ряд, не доходя нескольких шагов до места, где их должны были атаковать, и синхронно вытянули ладони вперёд. Схемы замелькали одна за другой, слабые, каждая сама по себе ничего существенного сделать не могла, и камень на них не реагировал. Но их были тысячи, словно туман, они облепили красный кристалл. Он явно был разумен, возможно, какой-то аналог шингалу, или похожих существ, почувствовав, что дело приняло скверный оборот, кристалл дёрнулся, попытался избавиться от угрозы, но заряды больше не доходили до целей. Некоторое время он держался, а потом потемнел и больше признаков жизни не проявлял, а главное – проявился материально, стал непрозрачным.

Шингалу не надо было просить, этот камень он впитал в два счета, причём выборочно, выбирая какие-то особо лакомые кусочки, и растёкся плёнкой по стенам, посылая мне явные сигналы сытости и довольства. Оставалось только разобраться, что же такое он поглотил.

Дальше мы двигались гораздо осторожнее и намного собраннее, и следующие два десятка таких же кристаллов загасили без потерь, но подавители были вымотаны в ноль.

- Им несколько суток восстанавливаться, не меньше, - зу Ин-Иту мрачно оглядывался. Мы прошли тоннель, и очутились в огромном холле, практически копии верхней пещеры, только здесь проходы вели практически во все стороны. И это было очевидно рукотворное, или чем там его делали, образование, мягкая подсветка лилась со всех поверхностей. – Можем оставить их здесь.

- Нет, - я подозвал Кирилла. – Возьми одну пятёрку на всякий случай, отведёшь их на корабль, потом вернёшься, заодно захватишь ту пятёрку, которая осталась. Связь здесь есть, будет пропадать – ждите, когда восстановится.

Парень молча кивнул. Вообще, можно было бы и всех отослать обратно, но каждый проход, за исключением того, который мы прошли, был запечатан замысловатой схемой. Не дожидаясь, пока команда из вышедших из строя бойцов доберётся до корабля, мы принялись их взламывать.

Первые три, открывшиеся практически сразу, вели в какие-то коридоры, с непонятными вкраплениями в стенах, и открывающимися пси-воздействием помещениями – абсолютно пустыми комнатами яйцеобразной формы. Зонды туда проникнуть не могли, а стены, несмотря на то, что были тонкими, сканировать внутренности не позволяли. Работали тройками, один псион – два ящера, только несколько мутантов вместе с Иррхом остались рядом со мной. И проходом с каким-то замысловатым замком.

Две пятёрки Уришей вместе с Кириллом вернулась, подключились к поискам.

- Ты что здесь делаешь? – Даша заявилась вместе с ними, и тут же принялась мне помогать.

- Я тут принесу больше пользы, чем на корабле, - девушка стабилизировала схему и держала ее, пока я менял её сопряжение с наложенной на стену. – И вообще, я уже взрослая, не надо ко мне как к ребёнку относиться.

По мне, так ребёнок и есть. Но она была права, в этих мирах взрослели быстро.

- Мы так год провозимся, - Ним неподалёку справился с таким же, символ замка погас, но проход не открылся. – Представь, если это носитель, похожий на наш, то центр управления будет в его центре. И нам туда добираться через эти проходы очень и очень долго.

- Придётся потерпеть, - я вроде бы тоже нащупал решение.

Чужая схема наконец-то слилась с моей, и кусок стены растворился. Напротив меня стоял высокий молодой человек, в свободной белой накидке и с белыми волосами. Увидев меня, он улыбнулся и исчез.

- Кто это был? – Кир шевельнул пальцами, и несколько Уришей с десятком ящеров кинулись в проход.

- Судя по одежде, это хесе, такой же Нима убил. Ты должен помнить.

- Точно, - Кир хлопнул меня по плечу, совершенно не к месту. – Одного повелителя ты убил, не считая эн Уриша, значит, и с другими покончишь.

Я собирался уже двинуть вперёд, но путь мне преградил зу Ин-Иту. Не один, ещё несколько Уришей стояли позади него, а остальные сгруппировались, отрезая мне путь отступления. Иррх еле заметно, и очень недовольно, кивнул головой, пришлось активировать запрещающий символ у него на висюльке, не хватало мне тут межрасовой резни. Ящеры, обученные действовать против одарённых, вполне могли оставить меня без соклановцев.

- Объяснись, - старший Уриш был очень серьёзен. – О чём говорит командир?

Вот как, значит, я для них уже не командир, быстро они съехали со своих идей об охране особо важной персоны. Странный такой бунт посреди поля боя.

- Среди ваших родственников на Земле, - я чуть отвёл руку в сторону, чёрный клинок Ас-эрхана к вероятным противникам был равнодушен, а вот тот, что Телачи принадлежал, Уришей не любил и готов был их испепелить, - был один, которого я убил. И вас это совершенно не касается.

- Он прав, - высокая девушка с пепельными волосами, стоящая рядом с Ин-Иту, выступила вперёд, загораживая меня, - не нам это решать, не здесь и не сейчас. И у моего отца есть такой же. Ин-Иту, сейчас же прекрати.

И как ни странно, зу Ин-Иту послушался. Как её там зовут, зу Руни, дочка бывшего нуна Уриша, которого убили, а потом вроде как не убили?

- И зачем ты это сказал? – Руни повернулась к Киру.

- Пока мы в относительной безопасности, это надо было решить, - с Громеша вся весёлость слетела. – И чтобы вы знали, я убил Уришей гораздо больше, чем Марк.

- Ты – ас-ариду, - бросил ему ещё один из моей охраны. – Старые семьи решают свои разногласия, и это нормально. Эн Марк Уриш – не один из нас, и никогда им не станет.

- Хватит! – мне и вправду это надоело. – Каждый, кто не принесёт мне сейчас же личную клятву подчинения, отправляется на корабль. Там можете рассуждать на тему благородного происхождения, сколько хотите. Громеш, тебя это тоже касается.

- С удовольствием, - отчего-то совершенно не огорчился Кир, и зажёг над ладонью несколько клинышков.

Первой его примеру последовала Руни, причём к тем клинышкам, что вывел Громеш, она ещё и от себя кое-что добавила. Остальные колебались, но только до тех пор, пока Ин-Иту не повторил за Руни клинышки точь-в-точь. Оставшиеся на корабле Уриши – и те метки получили, я почувствовал. Да что там, Менса, хоть её никто не просил, тоже присоединилась к флеш-мобу. Через минуту из неохваченных оставались только Айярти и Ним. И близнецы с ящерами и Майей, которые, вот ведь свезло, ас-ариду не были, и клятв от них никто не требовал.

А вот Айярти демонстративно сложила руки на груди, явно не собираясь следовать их примеру.

- Она знала, - сообщил мне Кир шёпотом, но так, чтобы все слышали, - и собиралась всем рассказать, у таких вот рыжих это случается в самый неподходящий момент. Так ведь, зу Айярти Уриш из Уришей? Ним?

- Пока не чувствую, - отозвался рыжий эр-этелу. – У тебя ещё пять минут на воспитательный процесс, а потом двигаем дальше. А ты соглашайся, неизвестно, сколько нас останется в живых сегодня, может, Марка убьют, и метка клятвы исчезнет, или убьют тебя, с тем же результатом.

- А ты? – с вызовом обернулась к нему Айярти. – Что же ты не изобразишь комнатного пёсика перед этим выскочкой? Попрыгай перед ним на задних лапках.

- Я – не Уриш, - усмехнулся Ним. – Но, если вы настаиваете, пожалуйста.

На его вытянутой ладони возникли почти такие же клинышки. И тут же исчезли.

- Но это невозможно, - Руни провела своей ладонью над ладонью рыжего, попросила его продемонстрировать это ещё раз. – Если клятва принесена, должна быть метка, и только Марк может её снять. Как ты это сделал?

Странно, но ритуалы и подчинённость волновали этих ас-ариду куда больше того неизведанного, что нас ждало. Мне это было непонятно, ящерам – тоже, по виду Иррха было заметно, что он готов лично уменьшить число внезапно взбунтовавшихся псионов, чтобы только сократить этот вынужденный перерыв. Громеш, наоборот, отнёсся к им же вызванному клятвоприношению со всей серьёзностью, и явно эта идея была не только его. Судя по тому, что они с Нимом быстро переглянулись, когда Кир заговорил об убийстве Ас-эрхана, рыжий тоже был в курсе намечавшегося боярского восстания.

- Секрет, - Ним ей подмигнул. – Но, если останемся живы, и уберёмся отсюда в какое-нибудь приличное место, я обязательно тебе это расскажу. Наедине. Айярти, ждём только тебя. Посмотри, ящерам не терпится ввязаться в какую-нибудь схватку. Так что давай, или клянись, или вали на корабль.

Девушка нехотя вытянула ладонь, получила метку, всем видом показывая, как ей это противно.

- Отлично, - я пошевелил пальцами, и мутанты опустили нацеленное на Уришей оружие. Псионы не боялись, но со стороны все и так выглядело, словно я добился своего угрозами. – Теперь у меня почти сорок нахлебников, которых я должен буду кормить и воспитывать.

- Пока сорок, мой друг, - Ним ободряюще похлопал меня по руке. – Пока.

Глава 22

Глава 22.

Строение шара напоминало многослойный пирог. Каждый слой сообщался с другим, не обязательно соседним, через единственный портал, расположенный в самом неожиданном месте, и двух одинаковых ярусов не было.

- На лабиринт похоже, - заметил Ним, когда мы прошли третий по счету слой, - сколько их тут должно быть, если из размеров исходить – штук пятьдесят? Это ж сколько тут богатства лежит, Марк, не сосчитать.

Красные кристаллы были всюду, причём активные. Они пытались нас уничтожить, подпитывали многочисленных существ всех возможных форм, атакующих нашу экспедицию, и при всем при этом разрушаться отказывались. Их можно было отключить на время, но ни черные мечи, ни шингалу, распробовавший было кристаллическое угощение на вкус, ни схемы, перекрывающие энергоканалы, не помогали.

Поначалу потерь не было, нападавшие легко уничтожались и вреда особого не приносили, но с каждым шагом их число и способность убивать росли, первого ящера мы безвозвратно потеряли на втором по счету ярусе, пытаясь обойти гравитационные ловушки – сила тяжести, в несколько сотен раз превышающая земную, даже псионов придавливала к полу так, что они еле ползли. Громеш орал на своих подчинённых, которые, по его мнению, непонятно чем на тренировках занимались, Ним на пару с Дашей старались обозначить опасные места, но не всегда у них это выходило – зоны перемещались импульсно, возникая внезапно в тех местах, где уже кто-то находился. И это мы ещё не встретили настоящих врагов, если считать, что всего в этом мире было несколько тысяч хесе, то даже десятой части бы хватило, чтобы нас тут поколотить до смерти.

Второй ярус находился близко к центру, третий – в двух километрах от него по вертикали, четвёртый, куда мы наконец добрались, был практически рядом с первым. Функционально они все были бесполезны, по моему мнению, никаких лабораторий, сборочных линий, складов или магических артефактов не было, просто бесконечные коридоры, перемежаемые огромными свободными пространствами, вырастающие из стен дроиды, явно механические – если их рассечь, открывалась многослойная внутренняя структура.

В центре, куда мы не добрались пока, ощущалось что-то массивное и очень странное, шингалу пытался, как раньше на планете, пробурить шахту прямо к цели, но потерял половину нужных ячеек и это занятие прекратил. Зато змей отлично справлялся с нападающими механизмами, и ловушки были ему нипочём.

Часто приходилось разделяться, чтобы обойти непонятные образования, с виду и по данным сканеров - монолитные, инкрустированные все теми же красными кристаллами. от которых уже рябило в глазах. Если их делали так же, как в храме Оранжевой, это сколько живых существ надо было изувечить и убить, чтобы их получить.

Нас почему-то убить не старались, складывалось впечатление, что нападавшие – это имитация грозного врага, и все равно, трое ящеров остались позади, реанимировать мы их не смогли. Не знаю как, но Уриши все были целы, правда, подлечивали себя регулярно, но без жертв с их стороны обошлось.

- Похоже, это всё, - Ним ткнул пальцем в оставшийся необследованным отсек, судя по счету ярусов и плану пройденых помещений, последний. – Если и там нет выхода, спускаемся на ближайший к центру и бурим, дня два уйдёт, но зато не будет этих бесконечных блужданий впустую.

- Надо было сразу так и сделать, - зу Ин-Иту своих бойцов берег, по сути, основную работу делали ящеры-мутанты и шингалу, так что зря он вообще влез. И вообще, Уриши после всех совместных тренировок показали себя не с лучшей стороны, мутанты были куда как профессиональнее и подготовленнее.

- Короткий путь – не самый быстрый, - Кир махнул рукой, и трое ящеров подбежали к проходу, выводя на проход целый рой дронов-разведчиков.

Первая партия дронов исчезла в арке – в прямом смысле этого слова. Помещение с теряющимся где-то в высоте потолком, само по себе не такое уж большое, было пусто.

- Даша, не трогай, - предупредил я девушку, сунувшуюся было посмотреть, что там, и почти уже опершуюся на край прохода.

Она тут же остановилась, но не отошла, а наоборот, с интересом осматривала контур. Почти один и тот же символ эме-галь повторялся много раз. Тысячи. Начиная с левого нижнего угла, изменения шли до правого нижнего, у соседних символов – почти незаметные, но вот крайние, если их сравнить, были совершенно непохожи.

- Не могу понять, что это, - призналась девушка.

Я – тоже. То, что это был именно тот самый старый язык, это я знал, или чувствовал. Но оба символа были мне незнакомы, как обычно бывает, когда надпись предназначена кому-то другому.

- Куда ты так уставился, эмпо? – Майя как всегда влезла не вовремя и под руку.

- Ты бы не лезла сюда, - вежливо посоветовал ей я. – Надует.

- Как скажешь, капито, - новоиспечённая псионша попятилась задом, неловко споткнулась о ногу мутанта и грохнулась на пол, при этом дотронувшись рукой до нижнего символа.

Ящеры тоже это проделали, и не раз, я водил пальцем, почти дотрагиваясь до меняющегося значка, но ничего не происходило, а вот брюнетке – удалось. Непонятно как это получилось, но символы начали загораться один за другим, чуть изменяясь. Ним подал знак, Кир свистнул, мутанты тут же разбились на пятерки, а те трое, что были рядом с нами, отодвинулись подальше.

Три тысячи символов, по десятой доле секунды на каждый – несколько минут мы втроем, я, Даша и Ним, пялились на эту гирлянду.

- Ну что там? – Кир значков не видел, но беспокоился.

- Не знаю, странное что-то выходит, - я попытался пройти в арку, но что-то не пускало. Никаких сеток, или привычных щитов не было, как материальных, так и псионических, но барьер явно существовал.

- Я помогла, да? Я молодец? – не унималась Майя. И даже попробовала ещё раз полапать стенку, вовремя перехватили её.

- Уймись уже, - не выдержала Даша.

Майя надулась и отошла подальше, к Кириллу. Ну да, кому же ещё жаловаться на грубиянку, как не её брату.

Через пять минут стена просто исчезла – вместе с аркой, повторяющимся три тысячи раз символом, и налепленными на неё зондами.

В центре помещения стоял прозрачный куб со стороной метра в два, неглубокие ходы внутри него образовывали подобие головоломки, даже шарик присутствовал – похожий на мячик для гольфа, привычного уже красного цвета, он мерцал в самом центре.

- Знакомая штука, - вдруг проснулась Менса. – Не могу отсюда зондами управлять, подвесьте их на углах, рёбрах и посередине каждой грани.

Черных летающих шариков оставалось с запасом, Менса несколько раз меняла сканеры, и потом начала составлять зонды в ей одной понятную комбинацию.

- Говорю же, напоминает настройку ядра носителя, - наконец разродилась она. – Только очень большого. В старых мы использовали шар и схему проникновения, но куб гораздо лучше. Вот этот красный камушек похож на М-кластер, от него надо получить проекцию на всех гранях замкнутого пространства, с траекториями наименьшего напряжения.

- От углов, - небрежно бросила Айярти. – Связь должна быть с углами.

«Что бы ты понимала в этом», - говорил её взгляд. Ну да, на Земле технологии по сравнению с далёкой империей Аш-Урб были поплоше, но вот гонору хватало у обеих. Сначала они просто спорили вдвоём, причём круглолицая Менса уверенно показывала своей собеседнице то на одну её ошибку, то на другую. Среди Уришей неожиданно нашлись и те, кто не только пилотировал аппараты, но ещё их и создавал, они тоже включились в спор, и навалились все вместе на голограмму бедной зу Маас-Арди.

- Надо её спасать, - тихо сказал Ним. – Громеш, ты как там?

- Погоди, она, когда спорит, такая хорошенькая, - Кир отмахнулся, чуть обернулся к Иррху. – Правда?

Ящер с тремя черепами вежливо кивнул, хотя видно было, что эти споры гладкокожих недоразвитых предков мутантов его раздражают.

- И это магосы, - вдруг презрительно заметила Майя. – Вы же умеете вот так.

Ним создал вокруг куба защитный барьер, но все равно, когда девушка хлопнула в ладоши, схема каким-то чудом проникла через него, и стронула шарик с места.

- Ой, - недоучка удивлённо посмотрела на свои ладони, потом на чёрный туман, который отсек наш отряд, оставив небольшой кусочек пространства.

Туман был точь-в-точь как та сфера, которая окружала галактику, только намного меньше. Но не слабее. Шарик катился по лабиринту неторопливо, иногда останавливаясь, словно раздумывая, куда бы дальше податься. Связь с кораблем прервалась моментально, порталы не действовали, ни обычные, ни те, что мы с Нимом попытались создать.

- Если выживем, я тебя убью, - пообещал Майе Арраш. – А я знаю очень много способов, поверь. Но сначала выясню, как ты пробила мой щит.

Девушка сжалась, и затравленно, но в то же время с вызовом смотрела на эр-этелу. Шарик докатился до одной из боковых граней, вообще, силы тяжести для него словно не существовало, а потом резко, так, что я едва успел заметить, игнорируя ходы и бороздки, переместился в один из углов.

- Мы куда-то переместились, - констатировал Ним.

Я был с ним полностью согласен, то, что мы находились в совершенно другом месте, чувствовалось. А ещё я снова мог позвать кота, тот как-то даже радостно отозвался, но появляться не захотел. Туман вокруг нас пропал, мы очутились огромном круглом зале с белоснежными колоннами и черным полом, стены почти пропадали вдали, а метрах в пятидесяти от нас стоял человек в свободной накидке и показывал пустые ладони. В принципе, я сразу его узнал, ещё до того, как Кир назвал.

- Тодин, - Громеш сплюнул на идеально чистые плиты пола. – Этого только не хватало. Ох, не нравится мне все это.

Ним кивнул, и шагнул к нашему старому знакомому. Вокруг его тела заискрился прозрачный доспех.

Зу Мелек Тодин приветливо улыбался, но ничего не говорил и с места не двигался. Ним остановился в десяти шагах от него, сделал нам знак рукой, чтобы мы не шли за ним. Потом вытянул ладонь вперёд, и атаковал.

Я вздрогнул от неожиданности, трое ящеров создали впереди меня силовой барьер, а Уриши тут же разбились на боевые группы, мешаясь с мутантами. Шингалу сорвался с руки и замер.

Тодин не стал дожидаться, пока поток белого света испепелит его, и сам бросился на Нима. В руке мелькнул чёрный клинок, Ним даже не защищался, он пропустил старого знакомого, чуть сдвинувшись, и рубанул призрачным мечом. Мелек должен был рассыпаться пеплом, но этого не произошло. Он просто замер в двух шагах за спиной Арраша, прикрываясь кинжалом.

- Что, не получается? – вдруг произнёс он. Почти шёпотом, но голос звонко разнёсся по всему залу. – Тут твои штуки работать не будут, не надейся.

- А что будет, Мелек? – спросил я.

- Марк. Надо же, явился сам. Ты сможешь выбрать. Вот они, - он криво усмехнулся, показал на ящеров, - не нужны. Остальные сойдут, кроме нашего рыжего друга, и вот неё.

И ткнул пальцем в Дашу.

- Отчего же? Из эр-этелу получаются плохие хесе? – Ним подошёл к нему поближе.

- Паршивые, - подтвердил Тодин, не оборачиваясь. И замер, глядя на кончик меча, выглядывающего из груди. – Как? Он мне обещал…

Меч был другой, такой же, каким Конташ пытался меня убить когда-то. Хапу с жёлтым лезвием. Резким движением Ним двинул его вперёд, рассекая Тодина пополам, и тут же заращивая повреждения. Белые лучи били из ладоней, выжигая черноту.

У меня такого хапу не было, а вот Громеш свой уже держал наизготовку. И у Даши отказался такой же, непонятно откуда, и у Кирилла. И почти все Уриши тоже, все, кроме Айярти, ощетинились подобными. Тодин меж тем боролся – дойдя до какой-то точки, чернота внутри него словно сжалась, а потом резко распрямилась, отвоёвывая тело назад. Наш бывший товарищ торжествующе улыбнулся, и всадил Аррашу чёрный кинжал в живот.

- Даша, - Ним просипел, изо рта у него потекла тёмная струйка. Оружие растворялось, впитываясь в его тело.

Девушка переместилась Тодину за спину, прижала ладони к его спине, и новая волна белой энергии наложилась на первую. Я дёрнулся вперёд, но Ним покачал головой. Белки его глаз почернели, и вообще, выглядел он нехорошо.

Даша словно проделывала это не раз, она переместила ладони со спины на виски, то черное и противное, что переполняло Тодина, начало сереть, бледнеть. И вдруг исчезло.

- Теперь тебя? – девушка оставила валяющееся тело, бросилась к Ниму.

- Нет, сам справлюсь, - Арраш тяжело дышал, слова давались ему с трудом. Но стоял на месте вроде твёрдо, падать не собирался. – Помоги ему. Марк, и ты.

Вдвоём с Дашей мы приподняли Тодина, прислонили к ближайшей колонне. Пульса у Мелека не было, жизненной энергии не чувствовалось, но практически мёртвый псион-сержант внезапно открыл глаза, абсолютно белые, без зрачков.

- Никогда тебе не доверял, - сказал он, глядя на Нима. – Раз тебя убили, а ты снова живой, значит, не зря.

- Только это хотел сказать? – Арраш криво усмехнулся.

- Зря вы сюда пришли. И спасибо тебе, – чуть помедлив, произнёс Тодин. Потом голова его упала на грудь, изо рта потекло что-то бурое, не похоже на кровь.

- Мёртв, - Ним стоял рядом как ни в чём не бывало. Даже повреждение скафа зарастил, только прозрачный доспех растворился. – Интересно. Если здесь почти не действуют эр-шатх и эр-иту, почему они работали в лабиринте?

- Тебя только это интересует? – спросил я. – А как же Тодин?

- Ты ведь уже понял, что это уже не Тодин, а нечто другое, точнее говоря, Тодин с добавкой? Да ты сам такого же убил, просто место тут неподходящее. И, похоже, кто-то обязательно этим воспользуется. Иррх!

Ящер только что невозмутимо стоял позади, контролируя тылы и не обращая внимания на псионские разборки, и тут же появился возле нас.

- Хесе? – кивнул он на тело.

- Сможете?

- Нас к этому готовили, - мутант что-то рявкнул, и скафы ящеров стали растворятся, собираясь в браслеты, наплечники, налокотники и наколенники. Прямо нинзя-черепашки, я невольно улыбнулся, про себя, конечно. Через несколько секунд чешуйчатые бойцы остались практически голые, от браслетов протянулись прозрачные нити, опутывая их тела словно паутиной. На узловых элементах появились утолщения. Поверх этого ещё и мои амулеты сверкали.

- Ну и где они? – Кир всматривался вперёд.

- Появятся, куда им деваться.

- Нам что делать? – зу Ин-иту спросил именно меня. Не Кира, их начальника, и не Нима, который тут, по сути, был единственным повелителем потоков и самым сильным псионом.

- Охранять меня, и перестать валять дурака, - ответил я. – Кто такие шаггашу, убийцы псионов, я в курсе.

Зу Ин Иту поклонился, сделал знак рукой.

Через секунду Уришей было не узнать. Серые полупрозрачные доспехи почти полностью закрывали тело, к оранжевым хапу в руках добавились полуметровые палочки, псионы держали их в левой руке, зажав посерёдке и развернув параллельно полу. Двадцать пять бойцов-псионов разбились на пятёрки, одна Айярти осталась в одиночестве.

- Потому что мы пилоты, - я покачал головой. - Хорошо. Даша, Кирилл, ко мне, и Айярти, если что, прикройте. Кир, держись рядом с Нимом. Иррх, ты знаешь, что делать.

Ящеры разбились на тройки, и разошлись так, чтобы при необходимости закрыть атаку с любого направления. У каждого в обеих руках были искрящиеся кнуты. Выступы на наплечниках у каждого сделали несколько пробных выстрелов – плазма, и что-то волновое.

Громеш кивнул, поглядывая на преобразившихся Уришей. Арраш, тот удивлён не был, наверняка заранее знал. Внезапно он мне подмигнул.

- Марк, эр-шатх - у тебя ведь их два? Всегда хотел это проделать, да возможности не было. Сложи вместе, быстрее.

Я, не спрашивая, зачем это нужно, достал два черных клинка, почти одинаковых, приблизил друг к другу. Неживые предметы явно ненавидели друг друга, стоило расстоянию между ними уменьшиться до десятка сантиметров, как оба вырвались у меня из рук, переплелись, сжимаясь и пропадая. Нужная схема пришла сама собой, словно вот откуда-то в голове возникла, тончайшая синяя нить вырвалась из рук и начала оплетать убивающие друга мечи. Не знаю, какой из эр-шатхов побеждал, нить резала их на куски, которые тут же вновь собирались вместе, наверное, прошло около секунды, пока то, что было двумя клинками, не замерло, позволяя окружить себя белому кокону.

Шингалу потянулся, в этот момент он был так похож на кота, что я чуть было его не погладил. И, распрямившись, втянул кокон в себя.

- Упс, - сказал Ним. – Теперь у тебя временно нет мечей. Зато есть кое-что получше.

Особых изменений в квази-сознании оружия я не наблюдал, шингалу, сожрав два очень ценных предмета, в браслет сворачиваться не спешил, растекаясь в воздухе взвесью. Висящие туманом мельчайшие частички вспыхивали, складываясь в причудливый узор.

- Он точно нас не съест? – Майя вылезла вперёд. Тодина она не знала, и на труп смотрела совершенно равнодушно.

Насчёт того, что будет делать этот винегрет из схем, распределённого сознания, браслета Уриша, красных кристаллов и двух эр-шатхов, я представления не имел, но угрозы никакой не чувствовал. Даже наоборот, какое-то довольство, словно эта штука только что сытно и вкусно пообедала, вот только сон совершенно не ко времени был. Зато теперь шингалу был в точности похож на змею, и рисунок на поверхности проступил.

- Хорошенький, - революционерка бесстрашно погладила рептилию. – Как думаешь, мутанты, они ему родственники?

Иррх взглядом попросил у меня разрешения её прикончить. И я уже готов был согласиться, когда в зале появились гости. А точнее, хозяева.

Глава 23

Глава 23.

Долгое время цивилизация в мире-ноль развивалась экстенсивно, неожиданно быстро выйдя в космос, люди бросились покорять другие планеты, и развитие технологий на время замедлилось. К тому же, другие миры в то время не особо оторвались от основной реальности – в обе стороны, и тащить к себе псионам было почти нечего. И в этот сложный и интересный период маги, они же колдуны, псионы, жрецы и прочее, имели безусловное превосходство над обычными людьми, средней руки Усмиряющие могли уничтожить небольшую по тем временам армию, вооружённую лучевыми ружьями и ховер-танками. В принципе, псионов такое положение дел устраивало, с одной оговоркой.

Если человек, обладающий даром, настолько неуязвим, то кто сможет приструнить его самого, возникни такая необходимость? Какой-нибудь свихнувшийся эр-этелу и своих собратьев-одарённых может потрепать так, что от них даже воспоминаний не останется. В более позднее время это решилось созданием нового оружия, дар – он не безграничен, и пси-щит пробивается обычным вооружением в руках обычного человека, вопрос только в мощности этого оружия. Но в те времена, когда ещё существовали восемь царств, с технологиями было не очень. Поэтому одарённым пришлось озаботиться, и найти что-то, что могло уничтожать их самих.

В тот не очень хороший день, когда Конташ собирался меня убить, у него в руках был редкий фамильный меч, как раз рассчитанный на то, чтобы пробивать всякие защитные схемы. Но сержант-наёмник обращался с ним не очень умело, просто взять в руки такую штуку и махать в разные стороны – маловато будет. В старину, когда апельсины были размером с арбуз, небо – исключительной голубизны, а женщины все как одна были юные красавицы, таких псионов готовили специально. Пусть они не были очень сильными, или одарёнными, зато с годами нарабатывалась техника убийств себе подобных, как раз с помощью таких вот мечей и рассеивателей.

Когда я сказал зу Ин-иту, что знаю, кто такие шаггашу, я соврал. Знал я только это слово, и то случайно как-то наткнулся на него. Но догадался. И то, что Уриши прислали не каких-то там отщепенцев, которым не нашлось места среди приличных одарённых, а тех, кто сможет за мной присмотреть и при необходимости – прирезать потихоньку, такой вариант я тоже рассматривал. В него прекрасно вписывалась Айярти, вот она действительно кроме как истерить и красные камушки в полуготовые истребители вкладывать, почти ничего не умела. И если расчёт был на то, что я и на других её приятелей экстраполирую её способности, то он почти сработал.

Для чего Громешу такой меч, я тоже догадывался. Он уже пытался убить меня два раза, правда, первый – в моем глюканутом сознании, но все равно считается. Третий раз должен был получиться, даже несмотря на то, что он в чём-то там поклялся. Для многих таких ритуалов важна очерёдность, конфликт интересов – и все, чьи интересы важнее, тот и победил. Но вот что такое оружие делает в арсенале близнецов, я понять не мог. Противная мысль о том, что и они захотят меня проткнуть в нескольких местах, даже в голову прийти не пыталась, отторгалась сразу, и всё.

Ну а с ящерами ситуация была предельно ясна. Хеис и хесе – сторонники оставшихся богов, сами мутанты – Тринадцатой. Поубивать друг друга они когда-нибудь просто были обязаны, и если хеис больше надеялись на то, что всегда могут укрыться в своем недоступном для обычных людей мире, то змееподобным людям деваться было некуда, только тренироваться и искать способы.

Людей из команды Элики я не знал, потому первые появившиеся в зале противники особых эмоций не вызвали. Бывшие псионы, а теперь воины Первого возникали в воздухе, примерно в трёх-четырёх метрах над полом, и тут же бросались на нас. Предугадать, где и когда воздух выплюнет очередного недоповелителя потоков, было невозможно, они просто падали нам на головы.

Шингалу из браслета развернулся в мерцающую белыми искрами полусферу, окружив меня, Кира, близнецов, Айярти и Майю. Бывшие шумеры, как ни старались, не могли её пробить, но все равно, главной целью, похоже, был именно я. И это очень облегчило задачу и Уришам, и ящерам.

Пятерки шаггашу действовали по заранее отработанному алгоритму – двое держали нападавшего, еще двое – замедляли, а пятый убивал. С каждым из противников они расправлялись за считанные секунды, постоянно меняясь. В команде Элики было около сорока одарённых, всех их мы уничтожили за десять минут.

- Найти бы эту сволочь, которая нашим мозги промыла, - Кир говорил спокойно, но видно было, что он не то что разгневан, а скорее расстроен. – Только, боюсь, не добраться до него.

- Но, вроде, эти хесе не особо сильные, - заметила Даша.

- Потому что это так, разминка, - Ним нас отлично слышал, и не преминул вставить свои пару ши. – Настоящих хесе мы пока не видели. Точнее говоря, мы с Киром и Марком видели, а вы – нет. Этим только оружие дали, чтобы мы разогрелись, подбирать ножики не советую категорически.

Несколько Уришей, которые потянулись к валявшемуся на полу чёрному оружию, отдёрнули руки. Вовремя, кинжалы хесе завибрировали, растеклись по мраморным плитам каплями, потом собрались в одну лужицу и впитались в камень. Один из них все-таки успел дотронуться, его большой палец начал чернеть, но шаггашу успел – отхватил себе руку по локоть, и теперь наблюдал, как отрезанная конечность потихоньку рассыпается черными хлопьями.

А потом начался ад. Не сразу, а так, чтобы мы чувствовали, в какую задницу постепенно погружаемся.

Сначала хесе нападали небольшими группами, по три-четыре человека, возникая прямо за спинами бойцов. Смазанные движения, пятёрки псионов едва успевали обороняться, а вот ящеры были на высоте. Паутинчатые доспехи отлично защищали, как оказалось, от этого чёрного оружия, оно просто не могло проникнуть в ячейки сети. Ящеры расстреливали противника из метателей, нанося видимые повреждения, но хесе на них не обращали внимания, и почти сразу стало понятно, почему.

Стоило кому-то из них почти умереть, как он исчезал, и вместо него появлялись ещё двое. Повелители изначального мира словно осторожничали, они опутывали псионов заклинаниями, которые те легко разрушали, били по ящерам схемами, не проникавшими через их доспехи, мне даже показалось, что они развлекаются.

- Твари, - Громеш был более категоричен, - они играют с нами. Ним!

- Будьте осторожны, - Арраш почти ничего не делал, только в критические моменты ставил защиту там, где она была нужна. – Из-под купола не вылезайте.

- Стойте здесь, - предупредил я близнецов и Майю, - Кир?

- Конечно, - кивнул Громеш, и шагнул первым.

Его шингалу выпустил беспрепятственно, а вот я словно в стену ударился.

- Что это за…? – попытался достучаться до этого существа, но такое впечатление, будто квази-сознание кто-то заблокировал.

Я представил, как приказываю браслету Уриша подчиниться мне, и купол дрогнул, потянулся, но тут же отдёрнулся обратно, ещё более уплотняясь. По поверхности пробежали красные искорки, я прямо чувствовал, что шингалу тоже борется, но что-то в том, что было налеплено в этом монстре, одерживает верх.

Ним, увидев, что у меня проблемы, подскочил, попытался уничтожить купол, а заодно и шингалу, и отлетел к ближайшей колонне.

Хесе взвинтили темп, теперь они уже нападали по двое, а то и по трое на каждую группу, если псионы держались пока, то пятёрки мутантов редели. И это еще хесе не пускали в ход свои ножи, просто добивая самые слабые звенья моей охраны мощными конструктами. От них давно уже все вокруг должно было рухнуть, но и колонны, и пол были как новенькие. Только заляпанные кровью.

- Берегут, - Ним отмахнулся от какого-то особо ретивого изначального псиона, который решил выяснить, чьи повелители круче, и – выяснил, в последнюю секунду успев раствориться в воздухе с отрубленной рукой.

Я сначала не понял, а потом – дошло. Уриши выбывали постепенно, но не совсем. Те несколько человек, кому доставалось от местных, валялись на полу с разной степени тяжести ранениями, которые они пытались подлечить, но мёртвых не было. Кроме четверых.

Рядом со мной на пятерку Ин-Иту напали сразу семь хесе, и тут же окружили и себя, и пилотов-охранников чем-то похожим на энергетический щит, такой я уже наблюдал как-то, на одном складе. По переливающейся поверхности скользили символы, внутри семерка врагов швырялась черными кляксами, постепенно пробивая защиту – мельчайшие воронки словно бурили щиты, проходя слой за слоем. Уриши не растерялись, мечи с оранжево-желтыми лезвиями проникали через оборону хесе, как через бумагу, те отбивались, но не очень удачно. Первым одного из противником проткнул Ин-Иту, отчего тот упал, скорчился, но не исчез, а остался валяться на полу, с остекленевшими глазами. И тут же командир Уришей напал на другого, отвлёк, и один из его пятёрки, невысокий парень с хвостом на затылке, перерезал хесе горло. И сам упал, с черным кинжалом в глазу, чернея и рассыпаясь хлопьями, которые поднимались вверх, оседая на радужных стенках. Девушка с сиреневыми волосами сбросила щиты, позволяя черным кляксам наброситься на неё, и воткнула меч в живот ближайшему хесе, выдернула, убила еще одного, и осела, с клинком в затылке. Ин-Иту вертелся, через несколько секунд он остался один против троих, потом двоих, прикончил последнего, выпадая из лопающегося цилиндра, перекатился, тяжело поднялся на ноги. И тут же его сбили с ног, оглушили, и для верности отрубили кисть с мечом.

Ним неподалёку отбивался сразу от десятка хесе, его щиты не могли пробить, однако и он своих противников доставал с трудом. Те порезы, которые оставлял клинок, не заживали, более серьёзные повреждения он нанести не успевал, местные повелители тоже кое-что умели. Похоже, и та, и другая сторона ждали, когда кто-то совершит ошибку. Кирилл бросился ему на помощь, но даже не добежал, повалился на пол, придавленный мощной схемой. Даша заорала, попыталась дотянуться до брата, но шингалу и её не выпустил. Кирилл был жив, шея правда вывернута, но глаза моргали, а пистолеты в руках – стреляли. И даже достали кого-то.

Кир ввязался в драку с двумя, и валялся неподвижно, его вырубили почти сразу, несмотря на меч и все остальное, а вот Уриши держались лучше, чем их начальство. Число пятёрок уменьшалось, псионы перегруппировывались, но упорно держались именно по пять человек, видимо, это было оптимальное число. Против равного количества противников они выигрывали, не все хесе успевали исчезнуть перед тем, как погибнуть, и уже довольно много тел в серых халатах валялось по залу.

Ящеры перегруппировались, сбившись в подобие каре, в центр оттаскивали тех, кто уже не мог двигаться, или был убит, и квадрат постепенно сжимался. Их, в отличие от псионов, хесе не щадили. Поначалу они пытались вытащить мутантов заклинаниями, оторвать от общего строя, а потом просто нарастили темп и нажим. Чешуйчатые держались, и пытались огрызаться, на удивление заряды пробивали защиту хесе почти насквозь, застревая только в самом ближнем к телу слое, сотканному из белоснежных схем. Видимо, то оружие, которое убивало обычных хеис, против их продвинутой версии не очень-то работало. Но все равно, какую-то часть нападавших они оттягивали, и почти полсотни врагов растворились в воздухе именно благодаря усилиям мутантов.

Бой продлился не больше минуты, за это время практически всех Уришей вывели из строя, на ногах остался только Ним, и то условно – его окружили несколько десятков хесе, не нападали, просто держали вокруг щит, который он не мог пробить. Навскидку, ящеры были уничтожены все, хесе ходили среди них, всаживая кинжалы, но что-то шло не так.

Что именно, я понял почти сразу – от черных клинков мутанты не рассыпались пеплом, а оставались лежать или стоять на коленях. Даша на расстоянии пыталась подлечить Кирилла – схемы лечения, слабые, но оттого не менее эффективные, купол пропускал. Майя жадно смотрела на бойню распахнутыми глазами, она даже взвизгивала иногда азартно, только непонятно, за кого болела. Так и хотелось ей по довольной роже заехать.

- Это было прекрасно, - выдохнула революционерка. – Как они сражались, прямо древние герои.

И тут же получила по лицу, правда не от меня, а от Даши, маленький кулачок, усиленный заклинанием, бросил зрительницу на купол шингалу. Майя не отлетела обратно, а вывалилась наружу. И тут же получила от какого-то хесе кулаком по затылку, ещё одна схема свалила девушку на мраморные плиты, череп треснул, кровь тонкой струйкой потекла от виска к белоснежному полу.

Хесе стаскивали слабо сопротивляющихся Уришей в одну кучу, накидывая им на руки что-то вроде клубящихся тьмой наручников. Руни попыталась сопротивляться, даже ткнула из последних сил мечом в ногу одного из местных, но тот только в воздухе растаял, значит, остался жив.

Пожилой мужчина в халате сделал пасс рукой, и тела ящеров тоже начали собираться поближе друг к другу. А вот пятна крови убирать никто не пожелал. Равно как и трупы захватчиков – своих друзей, тех, кто остался цел, но мёртв, хесе стащили в отдельную кучку.

Метрах в ста от нас словно солнце зажглось, в воздухе появились ступени, и по ним, словно с неба, неторопливо спустился мой старый знакомый, лысый дедок в белоснежном халате. Все так же не торопясь, прошёлся по залу, обходя бордово-красные лужицы, но в одну из них все же наступил, брезгливо вытер сандалий о тело командира ящеров. И подошёл ко мне.

- Вот мы и встретились, Марк, - он похлопал по куполу, как по реальной преграде, и шингалу тут же собрался в комок, растёкся по полу, собираясь в небольшой шар. Казалось, что ему очень больно и страшно. Квази-сознанию, который по определению не должен был иметь эмоций! – Молодец, что навестил меня, а главное – нашёл. Некоторых приходится упрашивать.

Он махнул рукой, и хесе, обступившие Нима, отодвинулись назад. Рыжий эр-этелу невозмутимо смотрел на меня, и на Первого.

- Твой приятель мне помог, - дедок рассмеялся дребезжащим, неприятным смехом. – Дружба и предательство всегда идут рядом, рука об руку, бок о бок, правда, будущий первый старший глава семьи Тиа?

Ним молча поклонился. С достоинством, без наигрыша. Даша смотрела на него так, словно пыталась убить взглядом. Хотя что там, пыталась, только схемы развеивались, не успев сформироваться.

- Как ты мог, - прокричала она Ниму прямо в лицо, но тот только спокойно улыбнулся.

Кто-то из Уришей пытался подняться, первый оборвал их попытки, просто посмотрев – уже почти вставшие тела рухнули, словно подкошенные, а те, кто подавали признаки жизни, просто потеряли сознание.

- Посмотри, - дедок похлопал меня по руке, - есть те, кто мне верно служит. Твои слуги скоро пополнят их число, те, кто захочет это сделать сам, станут настоящими хесе, вот такими, как эти. А те, кто будет сопротивляться, тоже подчинится. Но будет расхожим материалом, пушечным мясом, как те, кто напали первые. Каждый сам выбирает свою судьбу, Марк, мы с тобой об этом уже как-то говорили.

- А как же про выбор сердцем? – напомнил ему я. – Третий вариант, который не очевидный?

- Нет, - Первый поводил головой из стороны в сторону, медленно. – У тебя была возможность отказаться от предложения Тринадцатой, но что сделал ты? Чем она на тебя надавила – твоей реальностью, родными, теми, кто не может сам себя защитить? Вы, люди, очень уязвимы, у вас у всех есть слабые места. И знаешь, к чему это привело?

Он сделал паузу, слишком короткую.

- Там, внизу, или вверху, это как посмотреть, твои ящеры режут своих бывших господ. Ты дал им силу, Марк, одарённые не могут воздействовать на их разум так же, как раньше. Почти сотня кланов, сотни миллионов хеис заперлись в своих системах, те, кому удалось убежать, и теперь нос боятся показать. Пограничный мир захвачен одним из твоих друзей.

И он вывел в воздух картинку – Павел, за ним шеренга мутантов в полном боевом облачении, а перед ними упавшие на колени жители одной из планет пограничного мира, то, что это она, тут точно было.

- Отступница все предусмотрела, она готовилась, - Первый казался взволнованным, - она даже галактику изолировала, чтобы я не смог ничего сделать. Но учла она не всё.

Старик присел на корточки перед шингалу, протянул ладонь, и на неё упали два красных кристалла. Тех, которые нам с Нимом помогли в лан-ту сыграть.

- Здесь, - он демонстративно покряхтел, поднимаясь на ноги, обвёл зал рукой, - когда-то все начиналось. Люди, они не первые в этом мире, цивилизации сменяются раз в несколько миллионов лет, и кто создал это чудо, неизвестно. Да ты ведь уже был как-то раз в подобном месте.

И пространство вокруг начало меняться. Пропали колонны, пол стал серым, возле нас появилась каменная плита, чувство узнавания появилось практически сразу, именно на такой я лежал в лабиринте. По знаку Первого двое хесе бросили меня на возвышение, прилепили чем-то руки и ноги так, что я и дёрнуться не мог. Дашу, пытавшуюся мне помочь, Первый едва заметным жестом обездвижил и подвесил в воздухе.

- Высшие, - наставительно сказал он, - не поддаются внушению, их придётся уговаривать. Или уничтожить. Ты готов, Марк?

- К чему? – прохрипел я.

Первый зажал в кулаках красные камни, оттопырив указательные пальцы, положил мне на глаза.

- Дать мне поглотить Отступницу, - послышался его голос. А потом острые старческие пальцы вошли мне в мозг.

Глава 24

Глава 24.

Боль была настолько сильной, что я её почти не чувствовал. Не телесная – с телом, несмотря на воткнутые в глазницы чужие пальцы, все было в порядке, а на уровне сознания. Кто-то отщипывал от него кусочек за кусочком и приращивал в другом месте – словно сознание разделилось на два огромных облака, и теперь от одного к другому что-то перетекало. Один за другим, миллионы крохотных кусочков. Сначала я даже мысли в порядок не мог привести, настолько мне было больно. Но потом, через какое-то время, попривык. Выгородил себе место, я же псион, кое-что могу, и перенёс себя туда, уже из этого места наблюдая, как кто-то творит с моей головой, а точнее – с её содержимым, всякие непотребства.

И обнаружил, что в моем выгороженном участке сознания я не один.

- Боль – великое чувство, - Первый и тут ничуть не изменился. – Чувствуешь, что происходит?

- Да, но не понимаю ничего.

- Я тебе расскажу, эти, - старик из моей черепушки махнул рукой в сторону реального мира, - все равно мало что способны понять. Ты тоже.

- Но так хочется поделиться?

- Именно. То, что сейчас происходит, большая редкость, Марк. С чего бы начать?

- С начала.

- Нет, это слишком долго, пусть даже только для нас.

Действительно, хоть я и не мог видеть – глаз-то не было, но то, что творится снаружи, наблюдать был способен. А там не творилось ничего, Первый стоял, погрузив пальцы мне в голову, остальные тоже замерли – время остановилось. Хотя нет, текло, но очень и очень медленно.

- Тогда расскажи, что ты делаешь.

- Два кристалла, - старик подсветил свои кулаки, в которых сжимал камни, - это ключи. Ими семеро предателей закрыли Отступницу в ней самой. И теперь передали мне, и я её открыл. Те сознания, которые она накопила – одарённых и не очень, которых убили её оружием, тех, кто ей поклонялся и умер, вас, прыгунов, и другие, совсем старые, все они станут моими. Напрямую этого делать нельзя, а вот через кого-то, кто способен это вынести, вполне возможно. Ты же чувствуешь, как они, одно за другим, перетекают через тебя? Каждый, кто побывал в нас, несёт наш слепок, ты везунчик, побывал и там, и там, так что лучше варианта не сыскать.

- И после этого она исчезнет? – на миг стало уж очень больно, видимо, кто-то из повелителей перемещался.

- Для вас – нет, - Первый положил мне руку на плечо, и сразу чуть полегчало. – Какая разница, как называться. Я могу быть Первым, или Восемнадцатым, или Пятым, их всех уже нет. Значит, могу быть и Тринадцатой, люди, какими бы они ни были, ничего не заметят.

- А цена?

- Для тех семи, которые все никак не избавятся от восьмой, - дед прекрасно понял, что я имею ввиду. Да и не мудрено, он же у меня в голове сидел, - это их реальность. Твоя богиня хотела её уничтожить, кому это понравится, когда отбирают целый мир.

- Значит, мир-ноль останется? – уточнил я. – Вместе со всеми реальностями?

- Пока – да. Правда, этот кокон вокруг галактики, не знаю для чего он нужен, но явно неспроста. Отступница отрубила меня от мира, ты же знаешь, ваши реальности дальше одной галактики не разошлись ещё, и теперь я сам не представляю, что там происходит. Но когда я стану и Тринадцатой тоже, обязательно во всем разберусь и наведу порядок.

- И я смогу вернуться туда? Ты же мне вроде свою вселенную обещал.

- Ты? Нет, Марк, ты – умрёшь, причём навсегда. Ни одно человеческое сознание не выдержит такого, его просто разорвёт, так что лежи, наслаждайся последними часами. Ну или долями секунд, если обычное время считать.

На наслаждение это не тянуло – дёргающая боль выматывала, разговор с Первым вроде как немного отвлёк, но стоило тому исчезнуть, как я снова погрузился в собственный покорёженный внутренний мир. Постепенно пришло понимание того, что всё, дальше уже только спасительная тьма, где нет ни боли, ни страданий, ни последствий необдуманных решений - ничего. Она постепенно обволакивала меня, ни о чём не хотелось думать, воспоминания о прошедшей жизни поблекли настолько, что казалось, это и не со мной происходило. То, что от меня осталось, начало затягивать в какой-то тоннель, на другом конце которого ничего не было.

Хотя нет, что-то определённо было. Тот самый значок, символ из второго кольца, который я так и не смог расшифровать. Он висел прямо на моем пути, не давая избавиться от боли, оставляя на этой стороне. Раздражение нарастало, хотелось сбросить остатки сознания и исчезнуть, а эта закорючка на эме-галь не давала, мешала.

Остатки прежних эмоций ещё оставались, и на этих остатках злости и раздражения, усиленных болью, я попытался символ стереть. Только он разгорелся, занимая все доступное мне пространство.

И тут я наконец его понял – не сам, будто помог кто-то. Это не была какая-то осмысленная фраза, а скорее – программная инструкция, которая предназначалась не мне лично, но для меня. Осторожно, чтобы не прервать ненароком почти закончившийся процесс издевательства над моим сознанием, я потянулся обратно, к самому себе. Вспыхивающие красные точки и тонкие росчерки между двумя огромными облаками почти исчезли, но ещё появлялись то там, то здесь. Я подтолкнул символ, и тот распался на два, встраиваясь своими половинками в каждый из облаков, а потом снова сливаясь в один. Почувствовал, что все сделал правильно.

И вынырнул из небытия.

Лежать было неудобно, Первый словно застыл все в той же позе, прижимая меня пальцами к плите, зато время вокруг текло в нормальном темпе.

Майя стояла рядом, приложив ладонь к моему лбу.

- Не дёргайся, уже почти все закончилось, - приказала она.

- Ты жива? – губы слушались с трудом.

- Заткнись и не мешай, - распорядилась брюнетка.

Странно, раньше в ней никакой силы не ощущалось, а теперь она словно сияла. Причём намного ярче, чем Даша или Ним – они тоже стояли рядом, но ничего не предпринимали. И во внешности Майи что-то изменилось, неуловимо, видимое только внутренним зрением – вот вроде та же самая девушка с захолустной планеты, и одновременно – другая, с татуировкой на черепе.

Облака в сознании заканчивали сливаться, оставалось совсем чуть-чуть, когда Первый дёрнулся.

- Ты, - прохрипел он, глядя на Майю. – Как тебе удалось?

Вместо ответа она выхватила откуда-то два черных кинжала и воткнула аватару бога прямо в глаза. Тот пошатнулся, и просто растворился в воздухе.

Без своих собственных глаз я видел не очень – точнее говоря, необычно, на триста шестьдесят градусов. По залу протянулись нити, состоящие из миллионов символов, они сплетались в узоры, заполняющие все пространство. Особенно плотно они собрались возле нашей небольшой группы – меня, Майи, Нима и Громеша. Уриши все так же лежали неподвижно, и хесе тоже – словно сознание потеряли все разом. Вместе с близнецами.

- Ну что же, осталось последнее, и можно открывать портал, - Майя похлопала меня по щеке. – Кир.

- Я здесь, госпожа, - Громеш подошёл к плите с другой стороны.

- Убей его.

Ним хотел что-то сказать, даже дёрнулся, чтобы Кира перехватить, но в последний момент остановился.

- Я дал клятву, - Кир говорил тихо, но твёрдо. – Я не могу это сделать, энси. Никто из нас не сможет.

- Давай, - повторила Майя, не обращая внимания на попытки меня спасти и на возражения. – Что за дурацкие клятвы, я тебя от неё освобождаю. Ты получил способности обратно, пора за это заплатить. В этот раз сделай всё правильно.

Кир повертел в руках чёрный кинжал, примерился, улыбнулся, и вонзил его в сердце.

В своё.

Тело Громеша с руками, удерживающими кинжал в груди, постояло секунду, а потом начало рассыпаться пеплом. Майя только усмехнулась.

- Дурак, - сказала она. – Честный дурак – таких у меня много. Похоже, придётся делать все самой.

- А без этого никак? – я попытался скатиться с плиты, но освобождать меня никто не собирался, тело так и оставалось словно приклеенным.

Майя посмотрела на чёрный клубок в своих ладонях.

- Нет, Марк, - серьёзно сказала она, - ты должен умереть при любом раскладе. Кто знает, что там задержалось в твоём мозгу, я пока не вижу причин тебя отпустить. Это не больно, просто вольёшься в тот массив сознаний, что уже есть. Станешь частью меня.

- Но ты обещала, - вдруг вступился за меня Ним.

- Не тебе, - Майя пожала плечами, совсем как человек. Странно, о ней как о человеке я уж не думал. – И потом, где ты видел, чтобы боги держали свое слово?

Она размахнулась, словно готовясь вогнать в меня это чёрное облачко, и тут я почувствовал, как что-то тяжёлое плюхнулось мне на грудь. И зашипело.

Не тяжёлое, а отожравшееся, поправил я сам себя машинально. Кот, оскалившись, следил за своей настоящей хозяйкой, готовый в любой момент пустить в ход когти и клыки. В весе и размере он прибавил существенно, похоже, в несколько раз.

- Вот даже как, - Майя отошла на шаг, посмотрела оценивающе. – Хорошо. Нашёл, кого выбрать.

И говорила она это совсем не мне.

Кот шипеть перестал, но с Майи глаз не сводил, стоило той приблизиться, снова оскалился.

- Ты ведь понимаешь, что я могу вас всех уничтожить, - протянула девушка, похоже, сама с собой разговаривала, или с котом. – Неблагодарные создания. Одному даёшь дар, он себя убивает, другого создаёшь, он на тебя кидается. Третий не может умереть достойно, как разумный человек.

- А ты разве не человек? – попытался и я встрять в разговор. – Ты же Майя, обычная девушка острова, или нет? И зачем нужно было это все разыгрывать?

- Чтобы попасть сюда, - обычная девушка с острова надавила мне на глазницы, я поморгал – глаза были на месте. – Ладно, ты тоже сыграл свою роль, хоть и был дерзок, медлителен и туп. Пришлось все делать самой, и то, вставкой в процесс объединения ты воспользовался в последний момент. Апа-Илту!

Ним поклонился.

- Ты знаешь, что делать. Портал открыт, но только в одну сторону, и только на один раз, так что постарайтесь все сделать правильно. Первый надёжно прикрыл галактику, сделал для себя, а получилось, что для меня. Стазис разблокируете сами, забирайте своих, мне они не нужны, и ящеров, их вроде не до конца убили, засунете в ваши капсулы, я ими заниматься не буду. Хесе оставьте, пригодятся ещё. Выход к вашему кораблю – в конце зала.

- А что со мной? – я кое-как слез с плиты, меня покачивало и тошнило. Попытался найти ядро, его почему-то не было.

- Ты теперь почти обычный человек, Марк, привыкай – это плата за жизнь. Что-то осталось, знание эме-галь я у тебя не могу отобрать, так что пользуйся, для этого ядро не нужно, и силы тоже. Можешь задать ещё один вопрос.

- Моя реальность, - становилось хуже, мне казалось, что я сознание сейчас потеряю. – Что с ней?

- Для тебя её больше нет, - Майя хлопнула меня по лбу, и я упал куда-то в темноту.

Вынырнул я из неё, судя по внутреннему будильнику, только через семь дней. Привычно попытался просканировать организм, и ничего – ядра больше не было. Странно было ощущать себя таким человечным, что ли. Я лежал в кресле, почти в неглиже – в трусах и майке с длинными рукавами, правую руку оттягивало что-то тяжёлое. Скосил глаза – шингалу был на месте. Причём почти полностью, в нем я чувствовал оба меча и браслет, вот только чем чувствовал, вопрос. Уж точно не пси-зрением, у меня его больше не было, словно ослеп. Попробовал создать простейшую схему, и тут меня ждал жестокий облом – нет, ничего не получалось. Я знал, как это сделать, но не из чего было. Пси-инвалид. Причём я отчего-то точно был уверен, что со мной фокус с золотыми пластинами не выйдет. Тут бы мне в панику впасть, но я не поддался.

В комнате никого не было, так что снова прикрыл глаза, и погрузился в привычный транс. В голове точно чего-то не было – модуля, прокладка между ним и исчезнувшим ядром тоже отсутствовала, но кто мешал мне создать ещё одну, такую же, раз самое ценное из умений осталось со мной. Представил себя, своё тело, что я хочу получить, крохотный символ появился, словно лампочка, освещая все внутри, каждую клеточку тела – медкапсула поработала на совесть, результаты я и сейчас мог видеть. Только раньше это получалось более цельно, что-ли, общая картина сразу проявлялась, а сейчас – как постепенно сканером просвечивали.

Оставалось только привыкнуть к новому ощущению, к необходимости постоянно держать контроль – сейчас я мог сравнить себя с ювелиром, у которого отобрали роботизированный отбойный молоток. А он мне нравился, он мог крушить все вокруг, так, что только обломки летели во все стороны. Крохотная отвёртка и пинцет были непривычны, но я обязательно что-нибудь придумаю. Когда узнаю, где я.

Браслет вывел информацию, не хватало линка в голове, пришлось пока придумывать схему, которая подхватывала сигнал браслета и передавала прямо в мозг – всегда можно вставить тот, которым пользуются обычные люди, и слегка подправить. Того, что кто-то перехватит моё сознание, я не боялся, уникальный символ эме-галь, который я адресовал сам себе, ещё надо прочитать, а это мог сделать только я.

Мы болтались на орбите Оранжевой звезды – боевая станция отчего-то покинула свой пост в глубинах галактики и переместилась туда, где ей делать было нечего. Или счастливая семейная пара Громеш – Ису-Таке что-то знала, но меня ставить в известность не спешила. Тот носитель, на котором мы улетели спасать мир, тоже был здесь, вот его логи были доступны, и я некоторое время потратил на то, чтобы снова быстро усваивать информацию.

Центральный управляющий модуль меня признал, но к управлению не пустил. С ядром и пси-модулем такая способность была чуть ли не встроенной в организм опцией, а сейчас пришлось постараться – одна схема за другой, они не занимали места, зато требовали усилий и постоянной поддержки. За которую должна была отвечать еще одна схема.

Судя по данным носителя, из места, где живут боги, мы забрали всю мою команду, и тех нескольких псионов, которые остались от первого экипажа, Элика была среди них, а потом переместились в пограничный мир.

Там меня подхватил другой носитель, и то, что случилось дальше, я уже проследить не смог.

Пашка ворвался в каюту минут через десять.

- Марк! – он облапал меня своими ручищами, и как только кости раньше вправлял, такими сломать проще, - Очнулся, паразит! Капсула показывала, что ты все, помер, еле вытащили тебя. Мне Ним все рассказал, ну сука, тварь такая, как она тебя подставила.

- Кто?

- Майя эта. Слушай, ты и вправду не понял, кто она?

- Паш, она мне сама все рассказала и показала, как я понять не мог?

- Вот дурилка, я про то говорю, как ты ей дар прописал на золотом рецепте. А ещё так можешь? Мы же озолотимся.

Пришлось человека разочаровать. Не мог я так больше сделать, даже с помощью кота, который опять непонятно где шлялся. И вообще, потребовал объяснений – что мы делаем в формально ещё моих владениях.

С того момента, как внешние порталы отрубились, и галактика осталась большей частью наедине с собой, много чего изменилось. Первое время царил хаос, те, кто любил ловить рыбку в мутной воде, как раз и начали это делать – между галактическими образованиями начались войны, хозяева галактики затаились в своих замкнутых мирах, и в обычное пространство и носа не высовывали. По долетавшим через пограничную систему известиям, там, на центральных планетах, тоже шли бои, клан на клан.

Флот шумеров, который был готов лететь к последней сингулярности, вместо этого обосновался в пограничном мире – шумеры взяли под контроль единственный ключевой портал, захватили все военные объекты и теперь, фактически, этой звёздной системой управляли. Клановые попытались отбить имущество, но им это не удалось – из порталов на станциях они могли появляться только с тем, что в руках унести, а с голой задницей и шашкой в руке на космический линкор особо не попрешь, особенно когда он нацелил на эту станцию, а вместе с ней и на задницу с шашкой, М-деструктор, и не стесняется об этом каждый раз предупреждать.

- Пришлось даже две станции уничтожить, пока они не поверили, - Пашка грустно покачал головой. Ему, как врачу, убийство людей всегда было неприятно.

Сами жители мира-ноль, особенно при той небольшой их численности, не справились, но им помогли ящеры. Они контролировали и планеты, и спутники, и патрулировали станции вместе с псионами, и вообще, по словам Пашки, вели себя как лучшие друзья. Особенно, если среди псионов попадались Уриши.

- А эти откуда? – не понял я. – Забрал же их всех, чтобы не мозолили глаза.

- Ты самой важной новости не знаешь, - Павел сделал загадочное лицо, настолько, что прямо придушить его хотелось. – У нас теперь есть свой портал.

- Ну да, я его открыл, когда мы отсюда улетали.

- Нет, Марк, не такой, а как тот, который в центральные миры ведёт. Только этот – на Землю, на нашу, то есть, тьфу, на нулевую Землю. И открылся он буквально вот на днях.

Портал, как я понял из путанных Пашкиных объяснений, находился аккурат под моим местным поместьем, которое на острове – в храме, в котором ан Траг до сих пор копался. Теперь площадка, обложенная красными камушками, вела в мир-ноль, причём связь двусторонней была.

- Значит, можно туда и обратно сходить?

- Да, - два центнера оптимизма вдруг сделались серьёзными, - слушай, только там все не очень хорошо. И разборки идут похлеще местных.

- Так что Уриши?

- Ребята, которых ты с собой притащил, там уже побывали, установили связь с каким-то флотом, и теперь оттуда толпа валит. Дашка с ног сбилась, на носителе туда-сюда только и возит новеньких, и Кирюха тоже. Не ребята, а золото. И Уриши эти, ты же им допуск к порталам дал, так они своих быстро в курс дела вводят. Мировые ребята, я уже с ними со всеми скорешился. Особенно одна, Марк, это не просто женщина, это богиня. А какие у неё волосы, рыжие, как золото, и у нас столько общего. Мы проговорили целую ночь. Марк, не хочу загадывать, но, наверное, это моя судьба. Как думаешь?

Я не стал говорить, что я действительно об этом думаю, и указывать, какая это судьба по счету, бедная Айярти, догадываться даже не надо было, Пашка её изображение вывел, и восторгался минут пять, не меньше. Вот мне бы такую увлечённость.

Насчёт увлечённостей.

- Паш, - я изобразил смертельно больного, и мой друг тут же забеспокоился, чуть ли не реанимационную команду собрался вызывать, - а что с Эликой? Мы же вроде как спасли её.

- А, ты же не знаешь. Когда они с Нимом убедились, что с тобой вроде в порядке всё, тут же и свалили, - по виду Пашки было понятно, что он такое не одобряет. – Но наказала, как только ты очнёшься, тут же ей сообщить. Как вы вообще сошлись? Она как посмотрит, меня в дрожь бросает. Почище своей матери, кстати, она тоже хотела с тобой увидеться.

- Кто?

- Мать ее.

- Паш, не тупи. Кто ее мать?

- Это ты не тупи. Или что, хочешь сказать, ты не знаешь, кто мать Элики.

- Именно это, - произнёс, глядя прямо Пашке в глаза, - я хочу сказать. Ну?

Вместо ответа этот придурок заржал, аж слезы из глаз потекли, и замахал руками, мол, подожди, сейчас.

Глава 25

Глава 25.

Я думал, что у меня в этих мирах осталась только одна проблема, но оказалось, что их целая куча.

С Эликой через портальный коммуникатор разговор не очень получился, она была занята, но обещала, если я снова куда-то удеру и её не дождусь, найти и убить. Тут я ничего сделать не мог, это семейное у них.

Для связи пришлось вживить обычный пилотский модуль, и немного доработать. После этого от модуля ничего не осталось, зато у меня появился комм на каждый день, схемами сыт не будешь. Что поделать, теперь я – не псион.

Кстати, об этом, я внимательно посмотрел на братуху, который теперь рядом со мной все время ошивался – сойдёт, здоровый, и силы у него хоть отбавляй.

- Тут, Паш, понимаешь, какое дело, - начал издалека. – У меня теперь дара нет.

Пашка недоверчиво посмотрел сначала на меня, потом на Дашу, которая отвезла очередную партию оборудования, и теперь вроде как отдыхала, а на самом деле следила, чтобы я чего такого снова не выкинул. Она утвердительно кивнула – по сути, из тех, кто остался незанятым в ритуале с участием меня и двух богов, только она, Ним и Громеш были тогда в сознании.

- Погоди, не пойму. Что, совсем нет? Я думал, как обычно, просто скрываешь, ты же скрытный сукин сын.

- Нет вообще.

- А остальные знают?

- Никто пока не знает, - попытался я его успокоить.

- Когда узнают, будет бунт, - Павел смотрел в корень проблемы. – Тебе свалить отсюда надо по-тихому, Марк. Мутантам плевать, ты им богиню дал, и они на тебя как на её тень смотрят, что ни разговор, то о Великом Урише, Иррх так вообще на тебя больше чем на Тринадцатую молится. А вот другие Уриши и все остальные, им только повод дай. Мы за тебя впишемся, не сомневайся, и отобьём, но крови прольётся столько, что кто-то утонуть может. А Ним знает?

Я кивнул.

- И что он сказал? Хотя, о чем я, он же здесь где-то болтается, вы ещё не виделись. В общем, сейчас к тебе, потом вниз, к ан Трагу, а там на Землю-ноль, а уже там что-нибудь придумаем. Давай, пошли.

- Погоди, - остановил я разошедшегося Пашку. – Пока я никуда бежать не собираюсь.

Тот с сомнением покачал головой.

- И какой у тебя план?

Я посмотрел на Дашу. Каким-то образом она на этого врача-убийцу имела влияние, он её даже побаивался, не знаю, что у них тут произошло.

- У Марка остались способности, Паша, - объяснила девушка. – Не такие, как у тебя, или даже у меня. И это мы хотим выяснить.

Вот как, уже мы. Но это даже лучше.

Выясняли мы долго, несколько часов. Все это время нас не трогали, связь мы заблокировали, а перед проходом в зал-трансформер я посадил ребят Иррха, которым что псион, что хрен собачий, все одинаково. И вообще ящеры сначала хотели, чтобы я их убил, потому что не смогли меня защитить, но потом узнали, от кого меня надо было защищать, и передумали. Но относиться стали чуть по-другому, одно дело – висюльки на шеи вешать, а другое – тактильный контакт с их обожаемой богиней, по их меркам я где-то на уровне святого находился. До тех пор, пока богиня ихняя не решит, что меня надо на кусочки порезать, тут они были единодушны в том, что Громеш поступил как сосунок, вместо того чтобы всадить мне кинжал в сердце. Психология мутантов – дело мутное и нестабильное.

Пси-линии я не видел никак, зато мог создать схему, которая их ощущала и визуализировала – причём с гораздо большим успехом, чем если бы моё пси-зрение оставалось при мне. Если успехом считать точность, а на время – забить.

Схема создавала пространственную модель, которая показывала, где я с моими невеликими силами могу пробить выставленный щит, или обойти поставленную ловушку. Или встроить в чужую схему свой крохотный кусочек. И если первые час-полтора у меня ничего не получалось, и только с подсказками Даши, которая видела и Пашкины конструкты, и мои, я учился их связывать, то потом дело пошло гораздо легче.

Сначала два центнера Громова отбросило к стене, а щит он выставил почти на пределе возможностей. И пока сидел, озадаченно мотая головой, я наблюдал, как ещё две созданные мной схемы склеивают его ладони. А после этого уже я отлетел чуть ли не к потолку, потому что с защитой дела обстояли гораздо хуже – я просто не мог заметить, когда чужая схема телепортируется прямо передо мной.

Поэтому к третьему часу я был уже четыре раза как мёртв.

Проблема была в том, что я не мог постоянно держать возле своего тела тысячи схем, которые бы отслеживали появление опасности. Первой догадалась Даша, а может быть, ей просто надоело меня лечить.

- Марк, у тебя же есть шингалу, - кивнула она на браслет. – Чего ты его не используешь?

Действительно, с чего бы это? Так что ещё два часа мы отучали змея реагировать на любое пси-воздействие, а то он даже на включение света подрывался и окутывал моё тело коконом. Под конец он уже только на что-то серьёзное растекался по коже тонкой плёнкой, которая уже, в свою очередь, служила основой для щита. И разделился на два браслета, на каждую руку.

- Красавчик, - Пашка похлопал меня по спине – для проверки, не отреагирует ли на это шингалу. Тот сдержался, но я прямо чувствовал, как ему хотелось наброситься на вероятного противника. – Теперь тебя можно к людям выпускать, а то разнылся, ядро у него отобрали. Смотри, какой мощный пацан, да ты их всех в капусту. Кстати, насчёт капусты. Нет, деньги не нужны. Хапу тебе нужен такой же, как у твоих Уришей, который магов рубит, они мне показали - вещь. Тогда вообще я буду за тебя спокоен. Да, Даш?

Девушка кивнула, и вопросительно на меня посмотрела. Ну да, про черные мечи мало кто знал, примерно столько же, как и те, кто видел, что их больше нет.

А они – были.

Чёрный клинок возник в воздухе, теперь за ним не приходилось тянуться куда-то в непонятное непространство, он был всегда рядом – на правой руке. А другой – на левой.

- Классная штука, - Павел отреагировал на мечи равнодушно, он такие в первый раз видел. – А они что, против псионов работают? Может, на мне попробуем?

Я поджал губы, посмотрел чуть вверх, словно размышляя, а может действительно стоит.

- Марк Львович! – Даша разволновалась не на шутку. – Вы с ума сошли?

- Марк и на «ты», - напомнил ей я. – А ты, Паш, лучше такое не предлагай. Я тебе потом как-нибудь расскажу, что этими штуками можно делать. По сравнению с ними хапу, который ты предлагал, так, игрушки детские.

Пашка мне поверил, как всегда.

Если гора не идёт, то летит. Не стал я злить блондинку, сам примчался на крыльях любви – аккурат в самый разгар боя, клановые хеис, которые ещё не поняли до конца, с кем имеют дело, пошли на последний прорыв.

Корабли противника выныривали один за другим, и тут же попадали под действие М-деструкторов. Такое впечатление, что шли они на убой.

- Так и есть, по сути, - Ним, стоящий рядом со мной в рубке флагмана, вывел список кланов, которые решили отстоять свою собственность. – Это же резервные носители, которые в их колониях оставались. Здесь появляются только самые отмороженные, для них почётнее погибнуть, чем сдаться.

- Осуждаешь? – я издалека любовался Эликой, блондинка сосредоточенно смотрела в одну точку, по сути, она сейчас всем и заправляла.

- Нет, у каждого свои тараканы в голове. Первые два носителя мы взяли на абордаж, и все, кто там был, в команде хеис, покончили с собой. Нам предстоит сегодня убить почти пять тысяч одарённых.

- А потом?

- Не знаю, мы пока к таким масштабам не привыкли. Одно дело – двести-триста планет, а тут – миллионы. Я вообще жалею, что в это ввязался, сидели бы спокойно где-нибудь в баре, потягивали чамби и варрес покуривали, а хеис тут бы сами свои проблемы решали. Но отец считает, что нам в стороне не отлежаться, почему-то он думает, будто купол через десять-пятнадцать лет исчезнет, и портал в нашу реальность – тоже. Но это пока секрет, никому! – И подмигнул мне, паразит.

- Ты же прыгун, как и я. Был.

Ним грустно усмехнулся.

- Не работает система, Марк, Восьмая забила на это жирный болт. Только через нестабильные миры, и то – теперь надо в нулевую реальность возвращаться, отсюда не получается уже. Наши перебираются сюда постепенно, пока немного, но, думаю, с каждым месяцем поток будет расти. Скоро в нашей реальности останутся только ассу-аридес.

- А они-то почему?

- Это же просто. Когда мы уйдём, они станут хозяевами того мира. Да ты сам увидишь, что там творится, если захочешь. Кстати, какие у тебя планы, чем займёшься?

- Буду искать себя, - улыбнулся я.

Она так и сказала, как только мы наконец-то увиделись, и остались одни. Аккурат за пару часов перед нападением клановых.

- Наконец-то мы вместе, Марк, - глядя на меня своими пронзительно-голубыми глазами, спокойно сказала Элика. – Но, видимо, это не то, что ты хочешь. И я.

Это было не то, что я ожидал. Так ей и сказал.

- Я тебя люблю, - блондинка в который раз поцеловала меня, - но, милый, согласись, хоть мы и созданы друг для друга, долго вместе так не протянем.

- Потому, что у меня теперь нет дара? – я попытался дать ей возможность отступить.

- Это ты можешь своим недоучкам-псионам втирать, я-то прекрасно вижу, что к чему, - адмирал Апа-Илту ткнула меня кулаком под ребро. – Вот, сразу защита ставится. Не забывай, я тоже теперь кое-что могу. Нет, дорогой, потому что он у тебя есть. И не потому, что ты не ас-ариду, через несколько лет это вообще не будет иметь никакого значения. И даже не потому, что ты самовлюблённый эгоистичный идиот.

- Тогда почему? – сделал я вид, что не понял.

- Тихое семейное счастье – не для нас. Не для нынешних. Ты ведь все равно не будешь сидеть на месте, так ведь?

- Вообще-то собирался, - возразил я. – Есть пара незаконченных дел, а потом – я весь твой.

- Когда?

- Что – когда?

- Когда ты станешь весь – мой?

- Не знаю, - я замялся. – то может занять один день, а может – год. Уже боюсь загадывать.

- И я – тоже. Не стоит начинать совместную жизнь с разлуки и попыток её избежать. Двое одиночек, которые постараются переступить через себя, чтобы угодить другому – мы ведь не это хотим, правда?

Я кивнул.

- Вообще-то семейная жизнь – это компромисс, милый. Ты к этому готов?

Пожал плечами. Одно дело, когда чувства пылают, а другое – когда пылает камин, а вы сидите вместе перед ним, изо дня в день, из вечера в вечер.

- Твоя мать будет рада, - зачем-то сказал.

- Она говорила мне, что я тебе не подхожу. Потому что, по её мнению, ты пытаешься жить для себя, а в итоге живёшь для других, совершенно посторонних тебе людей, которые этим с удовольствием пользуются.

- Это плохо?

- Нет, в этом мы похожи. И вообще, Ашши тебя обожает, непонятно почему. Сколько её знаю, так долго готовила она только для тебя. И столько раз до конца не убила – тоже.

- Так ты предлагаешь расстаться навсегда?

- Марк, - Элика пристально на меня посмотрела. И очень серьёзно. – Если ты ещё раз такое скажешь, я тебя убью, и тебя не спасёт ни шингалу, ни два эр-шатха, ни твой кот, который наверняка деликатно подсматривает через стены, вместо того, чтобы где-нибудь шастать по своим кошачьим делам. Поверь, я могу это сделать очень быстро и очень болезненно. Или ты этого хочешь?

- Помереть? Нет, я привык, но каждый раз это выходит все хуже и хуже, - я подавил дрожь. – Так в чем же дело?

- Нам надо друг друга найти, по-настоящему, а не потому, что мы сейчас что-то чувствуем, - припечатала блондинка. – Не знаю, сколько это займёт, год, пять или десять, может быть даже сто, мы будем проверять – раз за разом, достаточно ли мы вдвоём хотим быть вместе, так, что никакие дела и никакие расстояния не смогут этому помешать. И тогда, дорогуша, ты точно не отвертишься.

В этот момент она очень была похожа на свою мать, о чём я ей и сказал. За что схлопотал подзатыльник, который мне, впрочем, быстро компенсировали.

Акт геноцида потихоньку подходил к концу, по сути, делать мне почти было нечего, за исключением одного старого долга.

- Ты уверен? – Ним попытался меня удержать, потом, словно спохватившись, убрал руку. – Марк, мы с тобой вместе столько пережили, что не хотелось бы тебя потерять.

- Не за кем будет присматривать?

- Ну да, помнишь, когда-то нас было шестеро. Ты, я, коротышка Линник, обжора Тодин, скандалист Конташ и Кир. Трое погибли, Линник – куда-то пропала, остались мы вдвоём. Неужели тебе не грустно?

- Сейчас слезу пущу, - предупредил я. – От отважных людей остался лишь прах?

- Ладно, вали. Не знаю, что вас связывает, и зачем он, ну ты понимаешь, о ком я, выбрал именно тебя, но, Марк, прошу, будь осторожен. И если хоть какие-то сомнения будут, откажись.

- Не паникуй. И вообще, он может ошибаться.

Ним покачал головой.

- Сколько его знаю, он не ошибался никогда. И это меня каждый раз до усрачки пугает.

По сути, все были заняты своими делами – Пашка, разобравшись со мной, полетел разбираться с ящерами, забрав почти всю мою охрану, Уриши занимались своими родственниками, близнецы остались с Эликой и Нимом, а также с адмиралом Маас-Арди – тут я проигрывал вчистую, да что там, даже Менса – и та сбежала.

- У тебя отпуск, - на всякий случай сказал я ей в спину.

Пси-инженер показала мне неприличный жест, и исчезла. Так что на своём носителе я остался один. Как и хотел. Портал, прыжок, и я выскочил возле жёлтого карлика с одинокой планетой.

Блуждающая система находилась на том же месте, ещё несколько тысяч лет, и она покинет эту группу звезд, но пока ещё находилась в зоне интересов прибывающих шумеров. Пригодная для жизни планета уже осваивалась, тут селились те, кто решил покинуть Землю и Марс. Так что я, чтобы им не мешать, прямо возле портала ушёл в прыжок, и выскочил в десяти миллиардах километров от звезды.

Пылевые кольца, которые почему-то не снесло во время космического катаклизма, были неоднородны, там встречались даже малые планеты, на одну из таких мы и приземлились, небольшой булыжник в двести километров диаметром.

Носитель завис возле астероида, а я телепортировался на поверхность, проверил, не следит ли кто, и телепортировался снова. На всякий случай позвал кота, но тот опять пропал, и только иногда отзывался из каких-то своих пространств. Это хорошо, лишние свидетели мне тут не нужны, и подельники – тоже.

В чем преимущество схем из символов эме-галь, которое я наконец понял, их не нужно было воссоздавать, достаточно к одному привязать количество повторений, и тот активировался моментально, раз за разом, – на другой стороне я оказался через секунду, благо здесь препятствий не было. А потом спустился в открывшийся колодец, некоторое время падал, помогая себе ускориться, пока не оказался на ровной площадке. И стал ждать.

Ан Траг появился через сорок минут – просто возник в нескольких метрах от меня, махнул рукой, открывая проход, и пошёл вперёд, показывая дорогу. Как только мы прошли через контур, отделяющий проход от площадки, связь с внешним миром как отрезало. И способность к телепортации тоже, как и все остальные. А шингалу сжался до тоненьких полосочек на запястьях, и не отзывался.

Отец Нима и Элики, по крайней мере он так утверждал, шёл, не оборачиваясь, буквально через несколько минут мы оказались в коридоре с открытыми проходами, каждый из которых вёл в небольшую комнату с гранитной плитой. Ан Траг отсчитал ровно девятнадцать, и зашёл в двадцатую.

- Располагайся, - он сформировал кресла, и уселся в то, которое мягче и глубже. – Хорошо, что ты догадался, зря эта твоя богиня назвала тебя тупым. Профессиональная деформация, ничего не поделаешь, с годами способность видеть новое теряется, а уж с тысячелетиями и подавно.

- Ну это было на самом деле трудно, иногда просто интуиция выручала, - похвалился я. - Сначала эти кристаллы на планете, таинственный Хозяин, который якобы что-то воровал, фальшивка в банке, которую браслет не смог расшифровать, но что-то все-таки уловил, все эти предсказания, что со мной произойдёт, подсказки, ну и напоследок это кольцо, которое Ним подержал в руках, и послание в ночи. Это было очень романтично и загадочно, но Ас-эрхан никогда не улетал с Оранжевой, - я уселся в то, что пожёстче, но все равно – удобное. – Так что его путевые заметки – явная ложь. Особенно последние записи. Сбивало с толку то, что ты остальных использовал вслепую, даже собственных детей.

- Иногда детям лучше не знать, чем занимаются их родители, - ан Траг мягко улыбнулся. – У тебя накопились вопросы, что смогу – расскажу, только вкратце, потом и сам это узнаешь, когда-нибудь. Но тебе надо успокоиться, а поболтать о всяких пустяках как раз то, что нужно.

- Так это тут делали, - я чуть запнулся. – Двадцатого?

- Ага, - мой собеседник непринуждённо развалился, положив ногу на ногу. – Когда одарённые поняли, что их, по сути, предали, то взорвали главную лабораторию, и решили использовать один из сохранённых зародышей здесь, в резервной.

- Чтобы получить власть?

- Чтобы наблюдать. – Не знаю, какой из ан Трага был местный божок, но поучать и объяснять он всегда любил, как обычный человек. - Посмотри, что произошло за каких-то сто тысяч лет. Один центр сознаний на этой стороне поглотил остальные, то же самое сделал другой на той стороне, разыграл целый спектакль, позволяя людям думать, что они служат разным богам, заставил Первого сделать первый шаг.

- Это плохо?

- Нет, напротив, это отлично. Тринадцатая – превосходный выбор для этого мира, у неё все получится. При ней галактику ждёт расцвет, разумные расы соединятся, и цивилизация, возможно, разовьётся до такого уровня, что сможет выжить. Просто ей надо было самой решить, что важнее, созданный мир или настоящий. Оставалось только подтолкнуть.

- А ты решил остаться в стороне?

Ан Траг поморщился. Да и я одёрнул себя, тоже нашёл, кого пытать. Но тем не менее собеседник снизошёл до объяснений.

- Нас, точнее тех, кто создал Двадцатого, было не так много, так что выбирать не приходилось. Знаешь ли, сознания нужно копить, но не бездумно, обычные люди – это балласт. Он есть, от него никуда не деться, от этого прибавляются силы, а вот умения деградируют. Так что слияние всегда выводит на новый уровень. Много властителей – это плохо, Марк, это всегда склоки и упадок. Один – иногда хорошо, если не дать ему зарваться. Но мы ведь здесь не за этим, правда? Ты готов сделать, так сказать, последний рывок?

- Нет, - признался я. – Я понял, что ничего не понял.

- Бывает, - ан Траг затянулся созданной сигарой, выпустил дым кольцами. Красными, с синими прожилками. – Тот мир, с другой стороны, остался бесхозным. Это очень плохо, сейчас там существует что-то вроде остаточного эффекта, но долго он не продержится, и если потоки не контролировать, то реальность пойдёт вразнос, она ведь создана искусственно. А вместе с ней – и все остальные, низших порядков, начнут сливаться, превращаться в нестабильные миры и гибнуть. Лет через двести-триста хаос, который там воцарится, структурируется сам, и мы вполне можем получить очередного безумца, вроде Девятнадцатого. Моей коллеге на это наплевать, через какое-то время портал закроется, и связи с теми реальностями не будет, но, понимаешь ли, все мы устроены немного сложнее, чем известные тебе существа. И есть шанс, что этот монстр сможет найти выход, и прорваться. Сколько там людей – миллиарды в тысячах реальностей, все эти сознания станут для него пищей, как и те, что уже копятся.

- Но ведь с одним справились?

- Нам не нужны ещё одни к-ранги, - уми усмехнулся. – Точнее говоря, мне не нужны. Поэтому ты принесёшь на ту сторону стабилизирующий элемент, а потом проследишь, что мир с той стороны закроется. Через десять-пятнадцать лет, когда я подам тебе знак, уничтожишь портал в мире-ноль – если он сам не схлопнется, и тогда та часть отделится навсегда. Что, мой юный друг, одинаково хорошо и для этого мира, и для мира-ноль. Сейчас система перемещений между реальностями не работает, но, когда активируется, можно будет переходить только через нестабильные миры, так что особо не увлекайся путешествиями, трудно найти надёжного человека.

- И тогда же исчезнет кокон? Для чего он вообще?

- Кокон – это очень важная штука, без него портал между изначальной реальностью и производной был бы невозможен – всплески излучения не позволят, - ан Траг вывел перед нами изображение галактики, укрытой темной оболочкой, вокруг словно гроза шла – молнии били прямо в оболочку. – Наша общая знакомая – мастер на такие штуки, как-никак, это специализация одной из её доминирующих личностей. Надо отдать должное, сделала она и портал, и кокон просто шикарно.

- Странно, - поделился я сомнениями. – Она обмолвилась, что это сделал Первый, а Первый считал, что это сделала она. Может, кроме тебя, ещё есть такие же любители прятаться на самом видном месте?

- Навряд ли, - ан Траг не выглядел озадаченным. -Я с этим разберусь.

- А что будет, когда сознания Первого и Тринадцатой сольются, она ведь поймёт, что кокон создал кто-то другой?

- Нет, - мой собеседник что-то вырисовывал на окружавших нас стенах. – Семерых она поглощала почти пятьсот лет, так что пока тебе опасаться нечего. И вообще, сконцентрируйся на том, что тебе надо сделать.

- Так что мне надо сделать? Убить кого-нибудь? И почему именно я?

Ан Траг недовольно покачал головой.

- Ты стал очень кровожадным, Марк. Наоборот – спасти огромный кусок мира, который нуждается в стабильности. Я помещу в тебя зародыша Центра сознаний, по-другому его не пронести, только в реципиенте. Мог бы устроить тут собеседование, прикончить пару тысяч псионов – совместимость настолько редкое явление, что меньшим не обойтись, пока не найду подходящего. Зато ты идеальный вариант, твой мозг уже адаптирован, и система тебя признала, и Первый пытался провести слияние именно через твои мозги, ты знаешь изначальный язык создателей, выжил, значит, и это сможешь вынести.

- Я могу отказаться?

- Хочешь убить две тысячи человек? Это я ещё поскромничал, может и десятком не обойдётся.

- И что мне с этой тварью делать?

Собеседник расхохотался.

- С точки зрения тех, кто их создавал, это мы – твари неразумные, хотя нет, скорее что-то вроде плесени или амёб, так что я бы на твоём месте не относился к этому существу пренебрежительно. Тебе достаточно там появиться, чтобы росток, так сказать, проклюнулся, но лучше будет, если ты сам посадишь его там, где я скажу. Это надёжнее, и ты целее будешь. Заодно сохранишь свои реальности, нарожаешь детей, или наоборот, поступишь разумно и состаришься в одиночестве. И тогда, лет через пятьсот-шестьсот, и только если ты сам этого захочешь, запомни, это очень важно! Именно сам, вот тогда твоё сознание сможет стать одной из доминирующих личностей – зародыш ведь будет связан именно с тобой. Будешь следить за той вселенной, влиять на реальности и не дать им пойти вразнос. Или сможешь взять какое-нибудь тело, ещё не рождённое, и использовать в мирных целях. Ну поначалу, потом и уже взрослые люди сойдут, но я бы не советовал.

- То есть я когда-то смогу снова стать обычным человеком, только вроде как бессмертным?

- Это уж как ты сам с собой договоришься. Если получилось у меня, у тебя тоже получится. Давай уже, Марк, ложись, - ан Траг раскладывал по периметру черные ножики, столбики золотых монет с отверстием посерёдке, красные кристаллы и один, чёрный с белыми прожилками. – Ты ведь помнишь, как это делается? Наверняка успел увидеть, когда Первый тебе голову морочил. У меня ещё дел невпроворот, а тебе пора уже готовиться управлять собственными мирами. Вселенная Марка – звучит, правда?

Я кивнул.

- Ну что, готов?

- Уми, скажи что-нибудь поучительное напоследок. Когда я ещё к твоему занудству прикоснусь.

Ан Траг рассмеялся.

- Запомни, Марк, бессмертные существа не торопятся.

И узкое длинное лезвие вошло мне прямо в центр лба.

Глава 26 + эпилог

Глава 26.

Мастерство не пропьёшь. Весь процесс у ан Трага занял минуты три, все это время я находился в сознании и даже проследил, как чёрный кристалл, сжавшись до крохотной песчинки, занял место в моем мозгу, а потом и вовсе исчез без следа. И только какое-то неприятное ощущение инородного тела осталось.

- Пора, жду тебя на месте, - уми выгнал меня на площадку, и только получив сигнал, что я уже в носителе, исчез. А потом в вспышке взрыва исчезла и резервная лаборатория вместе с астероидом.

С орбиты Дефтерона я спустился на челноке прямо на посадочную площадку перед своим домом. Встряхнул руками, шингалу растёкся, впитался в землю и стены, и принялся за работу – некоторые вещи лучше взять с собой.

- Это все? – окинул взглядом группу из трёх человек.

Капитан Ин-Иту продемонстрировал мне абсолютно чистую ладонь. В общем, логично, если до этого клятва верности не давала Первому перехватить сознание псионов в обход моего, то теперь это стало не очень актуально, и Тринадцатая об этом позаботилась. У Менсы и близнецов давно уже слетели метки, и к этому я был готов.

- Тогда зачем вы пришли?

- Долг, - ответила за него Руни, а невысокий крепыш молча кивнул. – Мы тебе должны, Марк Уриш. Что надо делать?

- Охранять, - я улыбнулся. – Это ненадолго, два-три часа, может быть.

Портал между мирами, через который мне предстояло пройти, находился неподалёку, внизу. Добирались до него двумя способами – или другим порталом, соединяющим поверхность и подземные залы, или через проделанный спуск с соседнего острова.

Не то чтобы я опасался, что меня кто-то остановит, но неприятное предчувствие было, одному мне не справиться. У близнецов опыт боевой – так себе, к остальным обращаться не хотел, а Уриши подозрений не вызовут, их родственнички сновали через портал туда-сюда.

Тройка псионов рассредоточилась по поместью, а я поднялся наверх, на крышу, и вошёл в местную сеть. Всегда остаётся что-то, что откладывалось на потом, я отсылал и получал информацию, закрывал все, что можно, а поскольку бюрократия и в этом мире никуда не делась, пришлось чуть попотеть.

- Ты что задумал? – Ашши связалась со мной почти сразу. – Так, сиди на месте, я буду через двадцать минут. Лично. Не заставляй тебя искать.

И ровно через двадцать минут над моим домом завис ныряльщик, а ани Маас-Арди телепортировалась прямо на крышу.

- Во что ты опять ввязался, дорогуша? – тут же, без подготовки, без вопросов о погоде и прочем начала она.

- Небольшое путешествие. Не сидеть же на одном месте.

- А с ней ты говорил? Что решил? Хотя можешь не отвечать, и так по твоему виду всё понятно. Милый, я сделала всё, что могла, но ты – ходячая проблема, и прежде всего для самого себя.

- Что есть, то есть, - согласился я. – Но – как-нибудь переживу. Что с остальным?

- То, что ты прислал, я утвердила. Но если передумаешь, знай, с этой стороны дверь всегда открыта.

- Знаю, - я улыбнулся. – Спасибо.

- У портала какие-то движения непонятные, станции берут его под усиленную охрану, передвижения флота начались, это связано с тобой?

Я кивнул, и скинул Ашши последние инфопакеты. Та бегло посмотрела, покачала головой.

- Хорошо, я это сделаю. Уверен?

- Да, на всякий случай.

- У тебя каждый случай такой. Хорошо, если что-то произойдёт, полчаса у тебя есть. Ни одна сволочь к тебе не подберётся сверху, а тут, на земле, сам решай.

- Ашши, - сказал я, глядя вверх, на редкие перистые облака.

- Ну?

- Я буду по тебе скучать.

- Это быстро пройдёт, дорогуша, - похлопала меня по руке ани. – Поверь, очень быстро.

И исчезла, из ныряльщика вылетел бот, а сам он остался висеть на прежнем месте.

Бросил последний взгляд на океан, отличное же место, жить тут да жить, вон, чайки толстые летают, бирюзовые волны плещутся, звезда больше не дёргается туда-сюда, а мягко светит, что ещё человеку нужно. Достал из кармана серёжки, красные кристаллы горели изнутри, неброская, но очень оригинальная оправа была почти незаметна, но без неё это были бы просто камни. Все-таки Гольцман умеет ухватить саму суть человека, талант чувствует то, о чём другие не догадываются. Подкинул их на ладони, размахнулся, и швырнул подальше. Красные камушки сверкнули прямо над водой, и скрылись в глубине. На секунду стало тоскливо как-то, бывает такое, словно сердце кто-то сжал в холодных ладонях. А потом раз, и отпустил. Совсем.

Над соседним островом завис десантный бот, бойцы прыгали на землю, значит, обычные люди, с ними проще. А вот неподалёку, возле пещеры, из воздуха начали появляться одарённые, тоже в полном боевом облачении. С ними – сложнее и хлопотнее.

Рядом с бассейном развернулся экран, такие же появились везде, сколько хватало взгляда.

- Я – адмирал Иту Громеш, - дед Пашки смотрел прямо на меня. – Третье и пятое крыло Фиолетового флота сейчас находятся над второй планетой. Не пытайтесь сесть на неё или взлететь. Марк Уриш, я знаю, где ты сейчас находишься. Оставайся на месте, когда прибудет команда захвата – сдайся. Я обещаю, что тебе не причинят вреда. Всем остальным – не пытайтесь помогать Марку Уришу, или мешать операции. Те, кто ослушается, будут наказаны.

Я отклонил входящие запросы, связался с ныряльщиком.

- Ты что там делаешь? – спросил у круглолицей пси-инженера.

- Вообще-то работаю, командир, - подмигнула мне Менса. – Давай, Марк, у тебя двадцать минут, сейчас поставлю защиту, но купол дольше не выдержит. Иту хоть и говнюк, а тоже кое-что умеет. Удачи.

Отвечать я не стал, вызвал тройку шаггашу.

- Оба входа перекрыты, что будем делать? На соседнем острове две сотни десанта, через них сложнее будет пройти, а здесь две звезды, можем попробовать, - Ин-Иту кивнул головой на несколько штурмовиков, пытающихся пробить купол над моим домом. – Эти скоро отвалят, и по нам ударят лучом.

- Ждём, - распорядился я. – Плиту серого цвета видите? Встаём на неё.

В момент, когда первый луч ударил по куполу, а второй – в то место, где мы стояли, нас там уже не было.

Храмовый зал был полон народу, десантники выводили людей через лифты, ан Траг тоже суетился, помогал организовать эвакуацию. Перед входами в подземные ярусы стояли бойцы с гербом Маас-Арди, на нас четверых они старательно не обращали внимания.

Я собирался было пойти по уже проторённой дорожке, туда, где над входом была изображена Тиамат, но ан Траг едва заметно кивнул на другой, с фигурой льва. Символично, считалось, что Энлилль нарисовал Лаббу на небе, и монстр тут же ожил. Перед гладкой стеной под барельефом стояли двое охранников, они чуть посторонились, пропуская меня в раздвигающийся проход.

- Марк, - я обернулся, высокий сухощавый мужчина со шрамом на лбу смотрел прямо на меня. – Остановись. Внизу тебя уже ждут.

Помахал Иту Громешу рукой, и скользнул в уже уменьшающуюся щель, вслед за тремя Уришами. И тут же выставил щиты – выстрелы раздавались со всех сторон. Шаггашу шли, словно вокруг не царил вспыхивающий разрядами ад, с их доспехов плазма и молнии стекали, словно вода, а баллистические заряды просто не доставали. Мне приходилось сложнее, нужно было постоянно подстраиваться, зато, в отличие от пси-щитов, мои впитывали удары, интегрировали схемы и становились только сильнее. Со стороны это выглядело так, будто совершенно безоружный и легко одетый человек идет через взрывающееся облако.

- Отличная защита, командир, - Ин-Иту поднял кулак вверх, заодно отшвыривая какого-то десантника, который решил в контакт войти. – Где взял такую?

- Того, кто меня этому научил, мы уничтожили, - не стал скрывать, ударом снёс переборку, которой наверняка изначально не было, до чёрного облака внутреннего туманного портала оставалось метров сто.

- Поторопились? – Руни выпустила очередь из метателя по какому-то особо активному псиону, потом добавила плазменным шаром, и тот отлетел к стене, упал, раскинув руки.

- Нет, как раз очень вовремя, - я пропустил Уришей вперед, и сам вслед за ними нырнул в дымку.

И тут же перекатился, уходя от выстрелов.

Зал, где мы с Каллистой только недавно мило беседовали, преобразился, а точнее, вернулся к своему прежнему состоянию. Не было только отдельного помещения с бассейном, а между двух жутких статуй висел прямоугольник портала, откуда все ещё выходили люди. Их тут же отгоняли в сторону, и что интересно, никто из этих ас-ариду не возмущался. Вот что значит дисциплина и намечающееся новое классовое разделение.

Мы вышли из тумана аккурат за той статуей, где когда-то лежал лейтенант Орес, подаривший миру очередной красный камушек. До портала было метров десять, один рывок – и все. Только от нас он был загорожен цепью десантников.

- Эирин, - я улыбнулся, - и ты тут. Мы тебя недавно вспоминали.

Капрал, а теперь уже лейтенант Линник, в черной броне и с нацеленным на меня метателем, выругалась

- Марк, какого Наргала ты во все это вляпался. Стой где стоишь.

- Нет, - я сделал шаг вперёд, глазами показав Уришам на другой вход, там уже вывели последних переселенцев, и в бывшее обиталище энси забегали пятёрки псионов. – Эирин, мне надо пройти.

Очередь из метателя прочертила передо мной линию на белом мраморе. Теперь он легко кололся.

- Подойдёшь ближе, и я тебя подстрелю, - предупредила Линник.

- Не влезай в это, - я сделал ещё один шаг, на мне испробовали уже все типы зарядов, в том числе и те, которые разрушают схемы, мои магические датчики определяли, что я иду по густому зелёному узору, крепышу Уришу это не нравилось – его конструкты тут же распадались, а во Ин-Иту и Руни пока держались. И сдерживали тех, кто пытался нас достать сбоку.

- Что на нем нацеплено? – один из нападавших псионов не выдержал, когда что-то очень мощное жахнуло меня по голове, и тут же исчезло. Белые символы гасли один за другим, поддерживать щит становилось все сложнее, я стряхнул браслеты, и змеиная морда появилась перед десантниками.

- Шингалу? – Линник опустила метатель. – А ну расступились, приказ был без жертв – значит, без жертв.

И бойцы послушно разошлись в стороны, словно случайно прикрыв меня от псионов. А Эирин, вот зараза, мне ещё и подмигнула.

- Держим щиты, а потом вдарим по Громешам, - скомандовал Ин-Ину, и тройка почти сомкнулась вокруг меня, нападавшие что-то там мастерили особо мощное, и уверенности в том, что у меня хватит сил это сдержать, не было.

И вдруг все стихло, моментально. Замерли бойцы, и псионы, и летящие заряды, и даже воздух застыл. Портал – вещь нематериальная, все равно, откуда идти, всегда кажется, что он расположен перпендикулярно вектору твоего движения. А за ним – обычный мир, кажется, пройди насквозь, и окажешься там же, где и был. Так и произойдёт, если ты неодарённый.

Например, как я.

Но то, что через портал я могу пройти, в этом я был совершенно уверен. В том, что теоретически это возможно. Но прямо за ним стояла черноволосая девушка, которой когда-то нужна была только планета, и она, эта девушка, была тем препятствием, которое не обойти и не разрушить.

- Ну что, эмпо, один шаг, и ты на другой стороне, - насмешливо сказала Майя. – Хочешь ли ты его сделать?

- Нет, - честно признался я.

- Страшно?

- Ещё как.

Майя погладила периметр, отчего красные всполохи ожили, а потом снова замерли, и сама подошла ко мне. Кот выскочил, как всегда, непонятно откуда, зашипел на свою истинную хозяйку, но та небрежным движением отшвырнула его в сторону. Толстый чёрный монстр перекувырнулся, растянулся на полу и жалобно, словно маленький котёнок, мяукнул.

- Значит, вот чем тебя купил Первый, власть над целым миром, - моя бывшая приятельница смотрела мне прямо в глаза. – Хочешь стать таким же, как я?

- Нет, - опять же абсолютно честно сказал ей. – Не хочу.

- Не врёшь. Нашёл последний зародыш, который готовили для Двадцатого – я чувствую его, это ощущение, оно незабываемо. Продырявил себе голову, взорвал лабораторию, о которой я даже думать забыла – и все это за просто так. Я сказала, что ты тупой, беру свои слова обратно. Ты – тупой самонадеянный кретин. У меня были тысячи рабов-хесе, чтобы контролировать процесс, ты же решил сделать все один, без знаний и опыта. Какого монстра ты вырастишь?

- Не знаю, постараюсь не монстра вырастить, а человека. Но, наверное, тут важно совсем другое.

- Что?

- Что он вообще будет.

Майя рассмеялась, покачала головой.

- У вас всех есть минимум десять лет, чтобы вывезти тех, кто тебе нужен, сюда. Какое тебе дело до других людей, до ненастоящих реальностей, которые перестанут существовать, если их не подпитывать? Это, - она обвела рукой зал, - реальный мир, он существует сам по себе, он стабилен, потому что не ограничивается одной галактикой, и замкнут на самого себя. Вселенная слишком велика, чтобы просто так измениться или исчезнуть.

- В тех реальностях тоже люди живут, - напомнил ей я.

- Нашёл о ком вспоминать, копии, - энси презрительно поморщилась. - Созданные сознания, размазанные по тысячам крохотных мирков, бледные отражения того, что было в нас записано. Отличная основа для нового Центра, нечего сказать.

- Для меня они – люди.

- Хорошо, - на секунду задумавшись, сказала Майя. - Раз решил – давай.

- Что, вот так просто? Я могу пройти?

- Да, иди. Зародыш в лучшем случае разовьётся лет через сто, но так долго ждать я не буду. Через десять лет я перестану держать портал, и он закроется с этой стороны, думаю, к этому времени все одарённые, что ещё остались в мире-ноль, и у кого хватит мозгов убежать, уже будут здесь, остальные мне неинтересны. Ключ, - она кивнула на кота, - закроет реальности с твоей стороны. Ты борешься за те миры, тебе за них и отвечать. Только учти, для тебя эта дорога – в один конец, периметр обратно тебя не пустит, я это устрою.

И она отступила в сторону, кивнула головой в сторону портала.

- Дурацкое ощущение, - напоследок сказал я ей, - будто тебе это нужно больше, чем мне.

- Дурацкое, - согласилась энси. – И присмотри за Каллистой, девочка в чем-то похожа на тебя. Такая же упёртая. Прощай, Марк.

Меня словно внесло в портал, и троих Уришей тоже. В этот раз они опять все проспали.

ЭПИЛОГ

Ниппур, даже расстрелянный с орбиты, не потерял своего великолепия. Апельсиновые деревья и инжир цвели в висячих садах, немногочисленные здания с вычурной архитектурой стояли, словно еще вчера построенные, рядом с подпалинами на почве и кратерами от орбитальных ударов. Людей практически не было, мы вчетвером через небольшую толпу тех, кто собирался поглядеть на свой будущий дом, забрали чью-то гравиплатформу – до нужного места было километров десять, а имущество с собой никто не тянул, бросали прямо на месте.

Пока добирались, пришлось сочинить что-то более-менее правдоподобное для Уришей, благо они много вопросов не задавали, и сами догадывались, почему снова сознание теряли.

Огромный храм семи богов не был пуст – фанатики из ас-ариду, которые до сих пор считали, что боги их покинули только на время, встретили нас неприветливо. И это ещё мягко сказано. Почти три сотни хоть и и не самых сильных – в храме, впрочем, это большой роли не играло, тут поле сильно слабело, зато вооружённых обычным оружием псионов против трех шаггашу, шингалу и меня – с большими задатками, но маленькими возможностями.

Черные клинки я старался в ход не пускать, хапу здесь был гораздо эффективнее, правда, у верующих вооружение было не хуже. Сначала тяжело ранили крепыша, и мы остались втроём, потом Ин-Иту получил прямо в грудь какой-то чёрной пакостью, которую я снять не смог – и среди этих твердолобых попадались уникумы, наконец, когда до центра зала оставалось метров двадцать, Руни тоже растянулась на полу без движения. Шингалу без поддерживающих схем пошёл в разнос, его банально задавили, и он частями валялся то там, то тут, пытаясь восстановиться, но храм, хотя и покинутый хозяевами, не давал ему это сделать. Меня прижали к колонне в углу, между третьим и четвертым шаром, тех, кто решил со мной покончить, было почти три десятка, а я уже почти выдохся.

Центр нападавших словно разметало, остальные развернулись к новой опасности, и потихоньку начали отступать. Это я никакой угрозы внешне не представлял, а вот эр-этелу, рассыпающий во все стороны белые искры, очень даже. Даже если он на вид – белобрысый пацан, метр с кепкой.

- Отличный день, Марк, – Анур Громеш раскидал ас-ариду, словно щенков. – Отличный – для великих дел. Собрался помолиться?

- Не совсем, - накладывая новые щиты и пытаясь собрать шингалу, сказал я. Кое-как пришедшие в себя и подлечившиеся Уриши успокаивали тех, кто ещё пытался сопротивляться. – Собирался, но позже.

- Времени у меня полно, я подожду. Не каждый день встретишь старого друга.

- Которого ты видел пару раз в жизни года два назад, - напомнил ему я. - Дед послал?

- Нет, - Анур покачал головой. – Представляешь, Иту попросил за тобой приглядеть. Вот ведь швыряет его из стороны в сторону, да? Хочет всем угодить. И что интересно, портал сейчас только в одну сторону работает, сюда меня пропустил, а воспитанников твоих – нет. Чего они так рвались в этот мир за тобой, непонятно. Ладно, давай, чего ты там хотел сделать.

Я огляделся, и под внимательным и одновременно насмешливым взглядом внука нынешнего нуна Громеша встал на колени прямо в центре зала, прижавшись лбом к полу.

- Марк, твоя поза прямо просит дать тебе крепкого рабочего поджопника, как говорил твой прадед, - Громеш, впрочем, даже отошёл на несколько шагов. – Шар Восьмой был на потолке, ляг на спину.

Уриши рассмеялись, но от Анура старались держаться подальше. Фанатики, так те вообще по стеночке стояли, почти не дыша. А я бы развернулся, да лоб словно приклеился к полу, чуть ли не втянулся кожей в мраморные плиты, в глазах потемнело, а потом меня резко отшвырнуло назад. На белоснежном полу появилась чёрная клякса, начала набухать, словно зёрнышко в воде, а потом то, что образовалось, резко рвануло к каждому из восьми шаров истины – в том числе и к отсутствующему верхнему. И те зажглись, словно и вправду боги вернулись, но только на секунду, а потом снова потухли, но не до конца, черные нити, которые я почему-то видел, начали расползаться везде, заполняя воздух, выходя за пределы храма, истончаясь, но не пропадая, словно формируя новый каркас. А у входа в храм появился мой кот, одним прыжком преодолел расстояние между нами, потёрся о ногу и зарычал, ну прям тигр.

- Ого, - Громеш уважительно мне кивнул. – Не видел никогда, чтобы эр-асу так себя вёл. Объяснишь, как удалось приручить?

- Нет.

- Ну и ладно, видимо, ты тут сделал что-то очень важное, не могу сказать, что – но я это чувствую, словно поле колеблется по-другому. И мир стал будто стабильнее, как это возможно, представляю, но догадки свои оставлю при себе. Тайны богов, да? Лучше не рассказывай, ну их нафиг.

- И не собирался.

- Отлично. Отдохнул? Тогда не будем тянуть, - Анур чуть шевельнул пальцами, в его руке возник чёрный клинок. – У нас с тобой осталось одно нерешённое дельце.

Я покачал головой, кот, уже напрягшийся, и готовый прыгнуть, внезапно передумал, и начал чесать лапой шею. Научиться бы ему ещё под хвостом вылизывать, и был бы совсем настоящий. Тройка шаггашу заинтересованно за нами следила. Особенно Руни, та даже рот чуть приоткрыла, словно от возбуждения, и на кота посматривала нехорошо – уж слишком жадно, вроде как ждала, что меня прирежут, и он ей в наследство останется.

- Эр-асу, - Громеш приглашающе качнул мечом, - это тоже оружие, для мести все средства хороши. Ты уверен?

- Абсолютно, - я выпустил из браслетов оба клинка, рукоятки стекли ко мне в ладони.

- Благородно, - Анур усмехнулся, и напал.

Он сделал это минимум два десятка раз – чёрный клинок пробивал мою защиту, и останавливался только у моей шеи, выпад за выпадом, со всех сторон. Я пытался защищаться, нападать, менять руки – эр-шатх Телачи был немного медлительнее, но ничего не помогало.

- Тренировка окончена, - Анур покачал головой, когда я в очередной раз встал в стойку. – Ты ещё не готов, Марк, даже если полностью восстановишься, ничего у тебя не выйдет, опыта маловато. И эр-шатх тебя плохо слушаются, словно ты не до конца их инициировал. Давай решим это позже, лет через пять или десять, уверен, тебе будет что показать. Если к тому времени не передумаешь.

- Мне одна девушка сказала то же самое, - клинки убрались в браслеты, шингалу недовольно заворчал. Ему как раз все нравилось, кроме теперешнего состояния.

- Значит, в этом что-то есть, сразу два эр-этелу не могут ошибаться, - Анур Громеш рассмеялся, словно это не он убивал меня сейчас раз за разом, хоть и не до конца. – Держи.

- Что это? – я взял протянутую папку. Обычную коричневую картонную, в таких на моей Земле хранят всякие ненужные документы. Анур достал её буквально из воздуха.

- Почитай на досуге, - блондинчик улыбнулся, - а потом сам решишь, как с ней поступить, это оригинал, если что. И спасибо тебе.

- За что? – не понял я.

- За то, что за близнецами приглядел. Не забуду, – и с этими словами исчез. Ну нельзя же так, браслет я ему не успел отдать, значит, придётся ещё раз встретиться. Лет через пять или десять.

Руни единственная из троицы подошла поближе, присмотрелась, прижавшись к моему плечу, провела пальцем по картону.

- Что это за язык, Марк?

- Канцелярский.

На папке было написано – «МВД России, Главное следственное управление по Московской области, следственная часть. Уголовное дело №». После значка номера стоял прочерк, а ниже шли слова «По обвинению Громовой С. П., Лейбмахера И.С., Фельдмана А.И., в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.111 УК РФ». Внутри папки, на первом листе были фотографии тёти Светы, Ёси Лейбмахера и ещё одного человека, которого я смутно помнил – определённо врач, их знакомый, кажется в мозгах копался. А потом шли ещё несколько листов - протоколы допросов каких-то свидетелей. На самом деле это и не дело было совсем, только предварительные результаты дознания, следователь, который его начал, погиб аккурат за месяц до того, как другой следователь подписал постановление об отказе в возбуждении дела. Почему я был уверен, что он погиб? Его анкету я когда-то держал в руках – Пасхин Георгий Алексеевич, отец близнецов.

Закрыто – значит закрыто. Папка явно настоящая, я был в этом уверен. И поэтому превратил её в пепел, ну их, эти старые тайны и секреты, ничего в них нет хорошего, танцы на костях. Копить проблемы вовсе не значит их когда-нибудь решить.

Выйдя из храма, вдохнул воздух полной грудью – лёгкий цветочный аромат успокаивал, настраивал на мирный лад. Шингалу взметнулся вверх, окружая нас со всех сторон защитным экраном, словно оправдываясь за своё бессилие там, в храме.

- В общем, все свободны, и спасибо, - повернулся к Уришам, те тоже выглядели расслабленно.

- Мы бы предпочли остаться, - сказал Ин-Иту, а быстро восстанавливающийся крепыш кивнул.

Вот спасибо, мне только тройки надсмотрщиков не хватало.

- От клятв я вас освобождаю и от долгов тоже, - сделал ещё одну попытку.

- Нет, - Ин-Иту помотал головой. – Не получится. Отец Руни сказал, чтобы мы тебя держались, а нун Лурр Уриш редко ошибается.

- Бывший нун, - напомнил я.

- Как знать, - Ин-Иту невозмутимо смотрел мне прямо в глаза. – Нас дела империи Аш-Урб не касаются. Пока не касаются. А вот возможность прогуляться по реальностям очень даже интересна. Портальные камни не работают, зато у нас есть ты. А у тебя – мы. В компании всегда веселее.

- Веселее – что? – уточнил у всех троих.

- Всё. Что дальше, командир, какие планы? – Руни попыталась погладить кота, но тот только зашипел. Правда, с сомнением.

- Не знаю, - я прищурил глаза, глядя на Солнце, потрепал эр-асу по голове, лучи, проходя сквозь сомкнутые веки, подсвечивали несколько строк на русском языке, словно плавающих в стекловидном теле, - обычно приключения сами меня находят, не вижу причин, чтобы что-то менялось. И за исключением нескольких не слишком важных дел, в ближайшие три сотни лет я совершенно свободен.

«Внимание.

Перезагрузка проведена успешно.

Система работает в автономном режиме. Доступ разрешён для пользователей уровня пять и выше. Возможны сбои в работе. Поддержка системы недоступна. Расширенный режим заблокирован. Настройки системы отключены.

Портальные маяки действуют в режиме возврата, для перехода в реальности первого и второго порядка пользуйтесь нестабильными мирами.

Модули переноса деактивированы, пользователи модулей возвращены в исходные миры. Активация новых модулей возможна только пользователями с уровнем десять и выше.

Уровень пользователя «вне уровней» аннулирован. Вам присваивается уровень тринадцать.

Список узлов переноса восстановлен.»

КОНЕЦ


Оглавление

  • Предисловие + Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26 + эпилог