КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 447342 томов
Объем библиотеки - 632 Гб.
Всего авторов - 210643
Пользователей - 99116

Впечатления

Stribog73 про Свенсон: Вода и трубы (Технические науки)

Полезная книга для тех инженеров, которые имеют дело с пластиковыми трубопроводами.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Серебряков: Война (Фэнтези: прочее)

еще не окончание? автор пишет продолжение? Хочу почитать...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Лакина: Так нестерпимо хочется в Питер (СИ) (Современные любовные романы)

А мне показалось: "Так нестерпимо хочется ПИТИ!"

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про серию Группа Свата

напоминает "Мир реки" Фармера, но наша и куда занимательнее

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Вишневский: Съедобные грибы и их несъедобные и ядовитые двойники: сравнительные таблицы. Расширенное издание (Справочники)

Одним из важных факторов при определении несъедобных и ядовитых грибов является их запах. Большинство несъедобных и ядовитых грибов или пахнут неприятно, или вообще не имеют запаха. Так, несъедобные виды шампиньонов пахнут карболкой.
Но и запах - не ста процентный показатель безопасности. Так, смертельно ядовитые виды паутинников имеют приятный мучной запах.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Ильина: Грибы. Атлас-определитель (Справочники)

Возрадуйтесь, о грибники и грибоводы!
У меня около 700 книг по грибам (не считая грибной кулинарии).
Жив буду - все выложу на КулЛиб.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Забытая Фракция (СИ) (fb2)

- Забытая Фракция (СИ) (а.с. Баталия-1) 930 Кб, 261с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Влад Кофский

Настройки текста:



Забытая Фракция

Глава 1

— Бдвуу! — звук с треском разрывает тишину. Пробивается сквозь сон, сквозь окружающую темноту.

— Здесь что-то есть! — вибрация собирается в отдельные слова. Приходит осознание смысла.

— Нет, здесь надо посмотреть! Сейчас! — я слышу голос. Женский. Девушки. Подростка. Звонкий и сильный.

— Скрррр! — черноту мрака расчерчивает белая молния. Застывает в пространстве трещиной. Ослепляет белым сиянием. Приходится прищуриться. Картинка на пару ударов сердца становится нечеткой. Слышу эти глухие удары. Неритмичны. Не сердце. Стук извне. В черноте вспыхивает несколько пробоев. Сочатся светом.

— ААааа! Бзынь! — мощнейший удар пробивает большую дыру в потрескавшейся стене мрака. Серповидное лезвие гигантского топора раскалывает целые пласты черного стекла, обрушивая их и создавая проход новым потокам света. Прикрываю глаза и подаюсь вперед. Рука упирается в невидимую преграду. Холод. Лед. Стоит сильнее надавить и препятствие поддается. Сильнее. Делаю еще один шаг… и вываливаюсь из темноты в хорошо освещенное помещение.

Изображение тут же начинает расслаиваться цветными линиями, заставляя жмуриться, а на сознание обрушивается лавина звуков и запахов. Озон. Сгоревшая древесина. Металл. Кровь.

— АААА!

— Взять ее!

— Хватай!!

— Рааааа!

— Кто посмел??!

Медленно открываю глаза. Зрение восстанавливается. Шумы притихают. Осматриваюсь, не делая резких движений. Подземелье. Зал с высокими колоннами из зеленого камня. В той же цветовой гамме пол и стены. Крупные блоки, широкие плиты. Прожилки темно-зеленого цвета, словно это не скальная порода, а растение. На колоннах факелы, несколько магических кристаллов освещения. Стою на возвышении среди стеклянных осколков. За спиной стена с воткнутой в нее секирой. Лезвие наконечника пробило камень и вошло на ладонь в породу.

Прохладно. Легкий сквозняк освежает — это неприятно. Краем сознания отмечаю, что на мне только серые штаны и веревка в качестве пояса. Скашиваю взгляд на левое, а затем и правое запястье. Тонкая цепочка металлического браслета на месте, а вот три цветные полоски характеристик персонажа непривычно короткие. Татуировка с правой руки почти вся исчезла, видны лишь начальные линии, вбитые под кожу. Плохо.

Перед мной на полу лежит обезглавленный труп. Тощее тельце ребенка, одетое в оранжево-белую мантию, обильно залитую кровью. Руки и ноги раскинуты в разные стороны. Рядом на полу барахтается девушка в черном кимоно. Ноги спутаны сетью. Длинные красные волосы перепачканы в крови. Коротким кинжалом пытается перерезать веревку. Немного левее на полу раскинул конечности в позе морской звезды старик. Металлическая броня напоминает доспех самураев. Коническая шляпа-амигаса, собранные в хвостик седые волосы, деревянные сандалии и рисунок дракона на защите торса добавляют деталей к образу. В руке обломок катаны. Разрубленная броня придает павшему схожесть с трупом. Не двигается.

Напротив, незнакомки замерло около десятка противников. Здоровенные минотавры. Два метра роста в каждом. Гора перекачанных мышц, сжимающих топор и щит. Огромная морда быка с острозаточенными рогами. У некоторых присутствуют элементы железной брони в виде наплечников, кирасы или наручей. Задние ряды преимущественно в тряпках. Здоровенный громила с золотым кольцом в ноздре нависает почти над самой воительницей. В одной лапе двуручный топор, схожий с тем, что в стене за мной. Вторая рука тянется к жертве. Прищуриваюсь, концентрируя внимание на главаре вероятных противников. Мир расцветает дополнительными цветами. Над головой цели вспыхивает ник — Минотавр-Вожак. Вокруг выбранной фигуры возникает множество разных цветовых подсветок, а от движений верзилы начинают крутиться тусклые цифры нескольких счетчиков. Хорошая новость.

Отчетливо могу рассмотреть кровь на лезвии оружия, клочья пены, падающие из пасти, напряженные канаты вен в протянутой руке. Тряпка, прикрывающая бёдра бычары, глядящего на девушку в рваном кимоно, заметно оттопырена.

Слегка свожу пальцы своей правой руки и окончательно успокаиваюсь, почувствовав знакомое жжение в ладони. Не просто точка в центре, а пульсация во всей руке. Тугая пружина в груди начинает слегка ослабевать.

Одновременно заканчивается пауза, взятая миром от моего появления. Монстры перестают медлить.

— ЕЩЕ МЯСООО!! — топор делает полукруг в руке вожака, теперь он указывает им на меня. Подручные воодушевленно ревут во все горло, отвечая на призыв, и начинают движение в мою сторону. Особо резвый мин успевает метнуть свою секиру.

Приходится резко сместиться в сторону, уходя с линии атаки. Пытаюсь левой рукой поймать пролетающее мимо древко. По конечности бьет, ладонь обжигает болью, а метательный снаряд вонзается в многострадальную стену за моей спиной.

— Су. ка, — слово получается только выплюнуть. Горло пересохло, словно воды в нем пару лет не было. Задумчиво рассматриваю рассечённую ладонь и бодро текущую по линии жизни кровь. Алая. Сворачивается буквально на глазах. Как необычно.

— Начнем, — рывком ускоряюсь навстречу своим первым врагам. Привычным жестом толкаю воздух перед собой открытой ладонью. С руки срывается маленькая красная точка и уносится в ближайшего противника. Алая искра концентрированного Истинного пламени врезается в лоб слишком резвого монстра, прожигает тупую башку насквозь. Разносит заднюю часть черепной коробки и выплескивает мозги на морду его собрата. Второй магический снаряд помогает тому проморгаться уже в другом мире, выжигая глаз, кость и так же разнося череп. Два шага вперед- два выстрела. Два выстрела с минимальной дистанции — два обезглавленных, смачно упавших на каменные плиты пола. Не снижая скорости, раздаю огненные подарки следующим. В шею, в грудь, в торс. Рев боли почти сразу превращаются в скулеж— огненные пчелы жадно прожигают массивные тела, оставляя там отверстия размером с кулак. Мощная регенерация позволяет зверям какое-то время жить с пробитым животом или грудью. Зажимая раны и ревя от ярости.

Увеличиваю дистанцию со слишком близко подобравшимся противником. Уклоняюсь от свистящего лезвия топора. Искра снизу в челюсть обрывает существование монстра. Сближаюсь так, чтобы прикрыться телом от выпадов набегающих. Выстрел. Выстрел. Выстрел. Ответные атаки ломают тела, отбрасывают друг на друга. Ухожу в перекат, и очередная злая искра попадает лишь в колено противнику. Он резко теряет равновесие и задевает щитом соседа, тот открывается, и следующая огненная оса прожигает ему морду.

— Ааааю!! Аооо! Рааааа! ААААА! — продолжаю расстреливать раненных минотавров, смещаясь по дуге. Заставляю их мешать друг другу. Добавляю больше боли, криков и хаоса. Некое подобие строя окончательно сбивается в мычащую и медленно умирающую кучу.

— Кто этооооо?? — главарь вовремя меня замечает и пытается прикрыться щитом. Вокруг красивого рисунка молнии возникает плотное поле из сверкающих искр. Такие же извилистые, ломаные спирали ярко-белого цвета закручиваются и вокруг его оружия. Первая огненная точка пробивает магический барьер и разносит в щепки зачарованные доски щита. Вторая алая искра словно фольгу сминает дешевый доспех и вгрызается в печень неудачника. Монстра резко ведет в сторону, он падает на одно колено. Топор гаснет и бессильно утыкается в землю. Лапа зверя пытается зажать рану.

— Больше уважения… мясо, — уже привычным движением поднимаю ладонь для контроля в голову, но тут изо рта мина вырывается хищное лезвие вакидзаси. Резкое движение клинка в низ и в бок замысловато отрубает рогатую голову. Несмотря на твердый череп и наплечную броню. На миг замечаю синюю точку, бегущую по режущей кромке оружия. Интересно. Мертвое тело сползает вниз и заваливается.

Смотрю на тяжело дышащую напротив меня девушку. Длинные красные волосы, бронзовая от загара кожа. Изящные черты лица. Разрез глаз слегка раскос, а скулы немного выступают, выдавая азиатские корни. Аккуратный носик, чувственные губы разбиты в кровь. Одна из бровей рассечена. Красные глаза. Насыщенный алый цвет, словно у вампира из раскрученных сериалов. Хмурится. Чуть расслаблено держит клинок. Положение ног, корпуса. Определенно стойка.

Черное кимоно порвано во множестве мест. Почти оголены плечи от длинных разрезов в районе шеи. Бедро может похвастаться татуировкой черной клешни из-за вертикально рассечённой ткани. Прилипшие к телу участки ткани затвердели от крови. Лохмотья, а не одежда.

Останавливаю свое движение. Короткая игра в гляделки, затем незнакомка молниеносно прячет оружие в ножны и, сводя руки в незнакомом жесте, изображает поклон. Слегка пожимаю плечами. Безразличны церемонии. Плавно отступаю на пару шагов назад, продолжая следить за возможной противницей. Та в свою очередь бросает еще пару взглядов в мою сторону и бросается к поверженному самураю. Это уже неинтересно. Тычком активирую голограмму браслета. Возникает проекция карты. Девственно чистой, с небольшой точкой в центре крохотного пятна, изученного мною пространства. В соседних вкладках нет ни одного письма. Нет почты. Нет пройденных или текущих квестов. Закрываю. Стоит прикоснуться к татуировке, как появляется еще одна картинка. На этот раз стилизованная под дерево.


Класс — Маг Разрушитель. Уровень 1. Очки класса — 0.

Почти вся картинка серого цвета. Неактивна. В самом низу корней древа — пара раскрашенных значков.

Истинное зрение 96 %— позволяет видеть мир, таким, какой он есть изначальный.

Медитация 77 %— позволяет восстановить силы и энергию.

В центре ствола дерева мигает рисунок открытой книги. Нажимаю и картинка превращается в страницу старого фолианта. На первой странице схематичное изображение огненного шара.

Малый шар Истинного пламени. 87 %. Позволяет сконцентрировать в заклинании частичку Истинного Огня и поразить ею противника.

На второй странице обнаруживается пассивная техника.

Аура Огня 89 %. Позволяет концентрировать вокруг себя энергию стихии Огня и таким образом снижает весь урон от данной стихии. Снижение урона от огня на 100 %. Снижает урона от Истинного Пламени 89 %. Урон огнем 2*СМ*0.4Ар^2…..

Закрываю проекцию, борясь с желанием проверить еще одни данные. Вместо этого лезу через браслет в настройки и любуюсь отсутствием кнопки логаута. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Вспышка гнева почти сразу сходит на нет. Прав был тот корейский ушлепок, прав.

У входа в зал задерживаюсь. Счищаю пыль и грязь с прямоугольного выступа. Под серым слоем проступают выбитые символы. D4. Обозначение подземного уровня. Внешнее подземелье цитадели. Глубоко же меня засунули. Осматриваю синюю полоску на запястье. Скоротечная схватка, а жрет маны целое море. Скорость движений — ужасно медленная. Преследует ощущение заторможенности. Словно после анестезии. В свое время Баталия отказалась от открытой системы статов. Больше никаких — получил уровень — раскидал характеристики. Все вкачивалось тренировками, боями и изредка алхимией. Уровни укрепляют тело и дают небольшую прибавку согласно классу, в определённых характеристиках. Все остальное игрок добывает сам. Можно рубить дрова или таскать камни, тренируя силу и выносливость, а можно провести 2–3 часа в полном доспехе, отражая штурмы на цитадель, и так же поднять параметры. Нет линейных решений, все очень разнообразно. Было бы лишь желание усилением заниматься. Начиналось тогда все так же — с деревянного тела. Если я сейчас первый уровень, то и начинать, вероятно, все приходится заново. Больше тренировок, больше физической нагрузки, больше чужих смертей.

Коридоры подземелья встречают тишиной. Кристаллы освещения редки и дают лишь слабую подсветку. Пыль, грязь, остатки костей, обломки мебели или интерьера. Запустение начинает давить. Отвлекает от тяжелых мыслей лишь сквозняк, а точнее — холод. Торопиться мне некуда. Осматриваю каждый уголок, каждого уровня. Начинаю с третьего, что некогда служил мастерскими и лабораториями. Память верно подсказывает вектор движения, выдает нужную информацию. Здесь должна быть кузница по работе с обсидиановым оружием. От мастерской осталась лишь огромная плита наковальни. Зачарованная и сверхтяжелая. Такую не унести без специальных зелий или магии. Перемещение стоит, как сам объект транспортировки. Осмотр, затем небольшая разминка. Согревающая. Уровнем выше, о присутствии там когда-то арсенала, можно догадаться по толстым створкам каменных ворот. Сложный защитный механизм частично скрыт в полу и стенах этажа. Ворота часть этой монолитной конструкции. Утащить можно, только разобрав часть подземелья. Наверно, поэтому не украдены. Все остальное кто-то забрал. Виднеются лишь покрытые пылью петли, штыри, пазы в камне или полосы рельс для подвижных частей оборудования. Остался зеленоватый камень и запустение.

Новая пустая лестничная площадка выводит на первый подземный уровень. Высокие потолки. Огромные площади каменных коробок. Основные склады цитадели. Пусты. Занимательно. Небольшая винтовая лестница выводит меня сразу на второй наземный этаж. Спираль поворота обрывается на середине витка. Дальше пустота и залитое солнцем пространство внутреннего двора твердыни. На поверхности солнечное утро. Есть возможность осторожно осмотреться и тихо материться сквозь крепко сжатые зубы.

Внешняя стена отсутствует. На месте, где раньше возвышались защитные бастионы и шло полукольцо толстенных стен, теперь горы битого камня и перемолотой породы. Щебень и крошево. Словно великан растоптал ногами, а затем утрамбовал все до трех-четырех метров. Не видно даже оснований сторожевых башен или фундамента ворот. Битый камень, осколки породы и редкие отблески металла. Дальше начинается внутренняя территория цитадели, которая выглядит немного лучше. Участки пустого пространства завалены обломками зданий. Почти все строения разломаны до состояния фундамента или первого уровня. Сломанными зубами смотрится пара уцелевших стен, углов или башенок. В одном таком и сохранилась лестница, по которой я осторожно взобрался. Могу с возвышенности рассматривать каменную пустошь. Истинное зрение продолжает работать, послушно приближая или оценивая интересующие меня участки. Фрагменты стен, построек, башен — разрушены грубой физической силой. Не нахожу применения сильнейших заклинаний. Эхо любой осады несет в себе применение высшей магии. Огромные воронки из спекшегося от жара камня. Обращенные в осколки льда участки стен или целые здания. Кислотные болота. Здесь же — банальное разрушение. Сам замок выступает из скалы, на которой возведен. Идея была интересная — часть скального массива превратить во внутренние помещения, а часть строений надстроить сверху. Тонны особой алхимии на проплавку камня и создание залов, лучшие мастера и зодчие для постройки верхних уровней. Горы золота, редких ингредиентов и множество ответных услуг. Теперь же все башни, стены, бастионы, лестницы и площадки разрушены. Гигантский нож срезал каждый рукотворный кусочек камня и обрушил его вниз. Воткнулся в гору в нескольких местах, оставляя узкие разрезы правильной формы, и обрушил главные входы-выходы. Крепость превратилась в еще одно нагромождение камней у подножия скалы, с несколькими черными провалами дыр. Выступают очертания центрального корпуса-донжона. Накатывает слабость и темнота. Сползаю по стене. С трудом цепляюсь руками за обломки кладки. Картинка чередуется с провалами в черноту. Время растягивается. Прихожу в себя от приступа тошноты. Хочется блевать. Доносятся незнакомые голоса. Медленно выглядываю из-за своего укрытия. Во всем теле бессилие, а во рту горький привкус. Кажется, я отключился и пропустил появление новых персонажей. Вдох. Выдох. Дать время Медитации восстановить тело.

Пять одинаково одетых латников. Тяжелые доспехи фиолетового цвета. Полный комплект от шлема и до стальных сапог. Громадные наплечники с изображением волчьей морды. На кирасах такой же символ санитара леса. Фиолетовые плащи со стилизованной буквой "О" белого цвета. У каждого меч, щит, копье. У наконечника — фиолетовый флажок-ленточка с тем же символом. Щиты с профилем серой собаки. Предводитель выделяется гребнем на шлеме: несколько красных перьев в передней части железного ирокеза. Зрение услужливо подсвечивает ники игрока и неигровых персонажей из свиты — Стражник Элай, Стражник Гладиатор, Стражник Нагибатор, Стражник Кукой. Глава отряда — Ричард Волк. Присматриваюсь. Не показалось. Местные НПС базового уровня. Одеты неплохо для начального уровня, но совершенно не обучены. Один регулярно поправляет плащ. Другой смотрит, как у него знамя на пике держится, еще один — банально жрет. Честь отдают в разговоре со старшим. Переговариваются. Смеются.

Навстречу ожидающим рыцарям из-за камней выходит не менее пафосная процессия. Впереди движется девушка с ярко-синими волосами, доходящими ей до задницы. Длинная кожаная юбка и короткий топ составляют всю одежду. В руках хлыст. Бесцельно выщелкивает воздух или ударяет камни по ходу движения. Ник — Ориель. Следом тянется небольшая процессия из четырех минотавров. Почти полные копии уже виденных мною, разве что украшения в виде цепей на шеях, колец в ноздрях и браслетов, разные. Все в коротких кирасах и с топорами. Последний тащит зажатую в лапе цепь, периодически ее поддергивая. К железной веревке прикована кандалами уже знакомая мне красноволосая воительница. Дальше звенья уходят к ногам самурая. Его тело просто обвито цепью за конечности и безжизненно тащится по камням. Самое время осторожно спуститься вниз и подкрасться поближе. С текущей точки обзор прекрасный, но вот речь не разобрать. Лишь звуки.

— Наш клан установил фиксированную награду за их головы. Менять ее мы не собираемся, — добираюсь по обломкам стены до очередного угла разрушенного здания и начинаю что-то слышать.

— Ваш клан приказал их поймать любой ценой. Они оказались слишком сильные. Мы потеряли двадцать стражей, и какие-то четыре кристалла не могут окупить их отрес, — голос у начинающей ведьмы оказывается писклявым. Или это истерика приподнимает тональность.

— Наш клан установил цену. Она не может меняться, — Ричард непреклонен.

— Доложи старшим, и возвращайтесь с нормальной оплатой. Или же за ту же цену забирайте дохлого старика.

— Нам нужны они сейчас.

— Ну так попробуй взять силой и вылетишь из клана, — явная насмешка. Многовато позволяет синяя.

— Я не…, — возникает пауза, глава фиолетового отряда колеблется. Время стряхнуть пыль с персонажа. Разгонимся хорошей дозой адреналина.

— Ты не можешь ей возразить, потому что ее потрахивает твое начальство, — выхожу из-за своего укрытия, демонстративно отряхивая штанину и осторожно смотря под ноги. Камешки голым стопам ой как не нравятся. — А мямлишь ты, потому что ее жопа им нравится, больше чем твоя.

— Ты кто? Что ты несешь?

— Да не оправдывайся ты, все знают, как у вас получают должности, — нпс-свита фиолетового начинает переглядываться. Не так внимательно смотрят на меня, сжимая свои зубочистки.

— Это твой соклан? — Ричард отворачивается к Ориель.

— Нет, конечно!

— Схватить его.

— Я сам! — нпс-стражник с ником Элай находится ближе всех и, прикрикнув на своих товарищей, чтобы не лезли, разворачивается ко мне. — Да я его с удара положу! Резко сокращает дистанцию прыжком и, держа копье двумя руками, пытается меня пырнуть им. Наконечник окутывается серебристым сиянием скрытой техники. У каждого начинающего воина из местных есть пара таких ударов. Начальный уровень развития.

— Серьезно? — рывком смещаюсь вправо и перехватываю деревяшку древка левой рукой, удерживаю на пару секунд. Чтобы тут же ударить по ней правой ладонью, вгоняя красную точку искры в податливое дерево. С тихим хрустом копье переламывается, а противник тут же в испуге отшатывается. Перехватываю обломок правой рукой и коротким тычком отправляю наконечник в полет.

— ААА! — жало копья лишь высекает искру из металлической кастрюли шлема, заставляя Элая вскрикнуть от неожиданности, а вот летящая следом магическая искра жадно вгрызается в железо щитка шлема. Огненная точка прокусывает метал и погружается в пухлую щечку, сжигая мясо и углубляя борозду. Прожигает податливое тело до самого уха.

— Ооооооааа! — бравый вояка отшатывается от меня, цепляется за камень и начинает заваливаться на спину. Обломком копья пытается восстановить равновесие, а второй рукой старается зажать рану. Железо рукавицы царапает метал шлема и только увеличивает панику парня. — Зельеее! Мне нужноооо….зелье..

Не позволяю ему разорвать дистанцию. Рывком сближаюсь и подхватываю. Жертва бесцельно шарит у себя по поясу в поисках эликсиров, продолжая паниковать. Несколько коротких шагов волоку, а затем с силой толкаю тяжелое тело в его подходящего товарища. Стражник Кукуй дернулся помочь раненному другу и успевает подхватить его после моего толчка. Занимает свои руки бесполезным раненным и позволяет мне приблизиться. Смещаюсь левее и коротким ударом вбиваю ладонь в шею врага.

— Бклл! — гортань отвечает на прикосновение раскаленной искры булькающим звуком. Огненный шарик безжалостно пробивает незащищенное горло и застряёт в позвоночнике. Шокированные стремительной расправой фиолетовые приходят в себя и решительно вступают в бой. Гладиатор одновременно с Нагибатором достигают меня и пытаются снести голову мечами. Плавно отскакиваю в сторону, заваливая поверженного Кукуя на атакующий выпад Гладиатора и выстреливая искрой во второго противника. Алая точка вскользь проходится по наручу и тухнет в наплечнике. Успевает прожечь железную морду волка, достигнув тела.

— Аааа! — это дает мгновения. Воин вскрикивает от боли и перестает атаковать. Его напарник, наоборот, продолжает наседать. Обходит дергающееся в конвульсиях тело и выдает короткую связку. Удар-выпад, боковой удар. Сверкающее серебристым, лезвие короткого меча проносится в опасной близости от моего тела. Отступаю. Врезаюсь спиной в остаток стены и в самый последний миг ухожу от удара, бросаясь вбок. Лезвие противника успевает черкнуть по левому плечу, а ему достается моя искра в колено. Скатываюсь с возвышения в глубокую яму и тут же вскакиваю на ноги. Стопы безжалостно изрезаны острыми камнями, а левая рука начинает терять подвижность. Над горой камней появляются головы раненых противников.

— Тебе конец, — обещают, но дают небольшую передышку. К ним добавляется персона Ричарда с двумя миносами.

— Сейчас ты нам все расскажешь. Кто ты и что тут делаешь, — начинают спускаться по насыпи. Впереди минотавры, следом глава отряда фиолетовых, затем подволакивающий ногу раненный Гладиатор. Голова Нагибатора остается маячить на верхушке.

— Горстка нубов, а туда же, — жду приближения, рассматривая синюю линию на запястье. Это начинает раздражать.

— Что ты сказал? Бредишь?

— Бесите вы меня, — фраза-ключ активирует защитное заклинание и на небольшое пространство вокруг моей фигуры падает Аура Огня.

— Чтоооо за? — неподготовленным стражникам начальных уровней на плечи обрушиваются горы, и те начинают клониться к земле, падая на колени и упираясь руками. Закованные в железо тела поддаются давлению, их руки сгибаются, упираясь в камень уже локтями. Устойчивые к огню звери замирают, присев на одно колено. Борются. Скачками иду к ним. Искра, искра, искра, искра — по два подарка в каждый рогатый череп и мощный прыжок на спину Ричарда. Отталкиваясь двумя ногами и затем с удовольствием вбивая их ему в железную спину.

— Бляяять, — многострадальным стопам больно, но не критично. Пассивный навык Медитации ускоренно восстанавливает организм, но этой скорости мало для длительного поддержания Ауры. Плоский металл защиты спины кажется приятнее измельченных обломков. От удара парня буквально вжимает в землю. Наклоняюсь и хлопком по затылку добавляю огня в его черепушку. Хлоп. Хлоп. Хлоп. Металл шлема поддается прожигающим искрам и позволяет расплескать мозги противника внутри железного котелка. Поверженному и раненному Гладиатору достаются только огненные пчелы. Никаких пинков или объятий.

— Погоди… я отдам… у меня есть..! — с травмой ноги он даже приподняться не может под давлением ауры, но пытается что-то сказать. Безразлично добиваю его и осторожно поднимаюсь обратно наверх. Кратковременное действие магии заканчивается, а значит, маны у меня почти не осталось. Голова Стражника Нагибатора обнаруживается отдельно от его тела. Рядом лежит бессознательное тело невероятно живучего самурая в изрубленном доспехе. Доносятся свистящие звуки ударов. Ускоряюсь, чтобы не пропустить самое интересное. Кто-то посмел развлекаться без моего участия. На точке переговоров обнаруживаю оставшихся двух монстров свиты. Массивные туши валяются в лужах из собственной крови. За одним зверем растянулась гирлянда из внутренностей. Полз куда-то. Сама ведьма-хозяйка недалеко, увлеченно пытается достать кнутом изрядно потрепанную незнакомку в кимоно. Та успешно парирует удары цепью с кандалами, иногда контратакуя. Движения противниц слегка размываются, и фигуры получают синеватый или красный оттенок в соответствии с цветом волос девушек. Занятно.

Хлыст так и режет воздух, периодически прикладываясь к красноволосой. Удар, удар, удар. Серия атак отбрасывает фигурку в черных лоскутах на камни. Ведьму окутывает желтое свечение, и она моментально перемещается к своей противнице. Скачок. В ход идет короткий кинжал. Гибкое тело напарницы самурая извивается и ловко подсекает Ориель ударом по ноге. Схватка переходит в партер, и мне приходится бежать в открытую. Времени не остается. Достигаю яростного клубка из тел и отвешиваю мощный пинок в самый его центр. Союзницу подбрасывает в сторону, и проворная ведьма тут же оказывается сверху своей противницы. Пытается воткнуть кинжал ей в живот, а второй рукой отодвигает оружие своей соперницы — массивное железное кольцо кандалов. Красноволосая из последних сил удерживает руку с кинжалом противницы и пытается вырвать свою для повторного удара.

— Шмяк! — камень в моей руке деформирует череп обладательницы хлыста. Прогибает его внутрь. Второй удар разбивает затылок, а третий раскраивает голову ведьмы, как гнилой арбуз. Тело резко дергается в конвульсиях и начинает заваливаться вперед. Успеваю схватить за плечо и рывком отшвырнуть в сторону. Выжившая с трудом, часто-часто дышит и смотрит широко раскрытыми глазами. Затем они закатываются, а бессознательное тело расслабляется и обмякает.

— Да вы издеваетесь! Не расслабляться! — от переполняющего гнева пинаю труп убитой Ориель, и тот разваливается кусками разлагающегося мяса. В середине мерзости вонючей, призывно блестит некий предмет.

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Пауза. Успокоиться. Сосредоточиться.

Быстро осматриваю тело спасенной. Рубцы, рубцы, рассечения. Множественные следы от попадания кнута. Руки так вообще сплошное вспоротое мясо. Две колотые раны в бедре от кинжала. Закидываю на плечо и быстро перемещаюсь по телам проигравших. В два-три удара ладони разваливаю остатки и забираю выпавший лут. Останки ведьмы, остатки минотавров, труп первого и второго стражника, труп Нагибатора. Подхватываю тело старика и оттаскиваю по обломкам лестницы на второй этаж своего старого укрытия. Короткий осмотр территории с высоты. Никого нет, и можно быстро спуститься в яму с остальными погибшими. Забрать необходимое с трупов. Последний взгляд на зачищенный участок локации и спешное отступление в недра подземелий.

На этот раз точкой остановки становится второй подземный уровень. Помещения арсенала. Толстые, зачарованные двери можно запереть изнутри. Мера предосторожности или еще один шанс для защитников цитадели при прорыве. Невысокие столы для хранения взрывной алхимии идеально подходят в качестве лежаков пострадавшим. Финальным аргументом является наличие небольшого резервуара с проточной водой. Отголосок мер безопасности при хранении упомянутых веществ. Целая сеть водоснабжения расходится по подземелью. Сейчас же только некоторые ее каналы остаются рабочими. Исследуя пустые залы, наткнулся на несколько таких.

Тела — на столы, а двери запираю. На один из свободных стендов сгружаются все трофеи. Быстрая ревизия отделяет десяток стеклянных флаконов. Исцеляющая и допинговая алхимия из фиолетовых ушлепков. Зелье мгновенного исцеления, красного цвета, отправляется в каждого из спасенных. Полфлакона в старика — остатки в его напарницу. Следом зелье восстановления. Первое кратковременно ускоряет регенерацию. Второе пополняет запас энергии и маны, которые быстро сгорают под первым зельем. Полевая медицина Баталии в действии.

— Кхм- кхеммм, — первым очухивается дедок. Со снятой шляпой он выглядит еще старее. Лысина занимает почти всю голову и только по краям редкие седые волосы собраны в сложный хвостик. Изрезанное морщинами лицо. Азиат. Узкие глаза. Желтоватая кожа. Короткая, седая бороденка. Несколько старых шрамов на щеке и подбородке. С трудом принимает вертикальное положение. Подаю ему трофейную флягу с водой.

— Спасибо, — вежливо принимает и тут же присасывается к питью. Даю время прийти в себя.

— Еще раз благодарю за повторное спасение, — самураю удается сесть на плите каменного ложа, а затем и переместиться на пол.

— Позволь представиться. Меня зовут Тэо Дракон Ен. Это моя внучка Линария. Она рассказала о схватке на нижнем уровне.

— Алекс.

— Могу ли я узнать, чем закончился последний бой?

— Все убиты. Кто это был?

— Полагаю, что наши преследователи.

— Кто вы такие? — отхожу к стенду с вещами. Нужно их более вдумчиво перебрать, пока есть такая возможность.

— Мы последние из Огненного Дракона, — старик интонацией подчеркивает важность изложенной информации.

— Не знаю такого клана.

— Кхм… Мы достаточно известны в своем регионе, — прозвучало немного удивленно.

— Почему не работает логаут?

— Из-за Сбоя. Уже более пяти лет назад…

— Дерьмо.

Глава 2

История, рассказанная Еном, банальна и содержит слишком много цензуры. Немного не хватает пары сочных тайн широкого спектра. От трупов в шкафах до милых фургончиков с мороженым для детей, из которых торчат кожаные диваны с подозрительными пятнами.

Уточняю. Переспрашиваю. И еще раз спрашиваю. Пять лет назад в прекрасной игре с полным виртуальным погружением произошел сбой. Мир Баталии изменился и запер в себе миллионы игроков. Узнав об этом, игроки устроили передел сфер влияния, и все это закончилось резней, которую позже назвали Войной Альянсов. В игре появились боль, страх, кровь и увечья. Умершие больше не воскресли. Спустя какое-то время, выжившие начали встречать новых игроков, которые только появились в игре. По их словам, они зашли в игру сразу после первой волны застрявших игроков. Минуты в реале растянулись на месяцы в игре. Дальше — хуже. Проходит время, и появляются все новые и новые участники геополитических игр. Кто-то отдыхал и вернулся к игре через десять минут после сбоя в реальности. Кто-то через час. Кланы и альянсы в разное время недосчитываются бойцов, и их обнуляют. Затем появляются боевые звенья уничтоженных и мстят. Отгремит масштабный конфликт, стороны помирятся — появляется новичок с отложенным ресурсом и снова фарш на карте начинается. Почти три первых года потребовалось для стабилизации ситуации в обжитых землях. Появились новые объединения, были взяты под контроль ресурсы и возможные точки появления новых игроков. Регистрация в проекте продолжается. Приходят новички и «старички». Со временем быт наладился, все пришло к условному миру. Кланы медленно копят ресурсы и периодически воюют. Вяло. Конкуренция высока. Стоит ослабнуть — сожрет третья сторона или местные. Местными стали называть большинство неигровых персонажей (нпс, или неписи), а игровых монстров — мобами. После сбоя их интеллект подскочил в разы, и почти все они объединились в разные фракции. Друиды. Эльфы. Инквизиция. Подгорные кланы гномов. Племена Великой Степи. За каждым объединением стоят ресурсы, способные перемолоть десятки малых кланов. Игроки больше не хозяева этого мира. Им даже территорий достается все меньше. После Войны осталось множество разрушенных локаций. Часть таких заселили нпс, часть заняли стаи монстров. Иногда игроки пытаются их выбить, умирают, ослабляя этим свой клан. Следом нападает сосед. Грабит, разрушает. Новые безлюдные земли отходят новым стаям зверей.

К истории конфликта Огненного дракона подходим нескоро. Мне удается рассортировать почти все трофеи на три неравные кучки вещей: одеть сейчас, алхимия, хлам.

Пару лет назад Тэо Ен с группой соратников и внучками смог зачистить территории в регионе Диких Пустошей, восстановить добычу ресурсов и отстроить пару крепостей. Создал клан, который медленно начал крепнуть. Это оценили и обложили данью. Азиат согласился на вассалитет. Его заставили участвовать в паре конфликтов. Клан от войн ослаб. На его земли подселили других вассалов. Постепенно новые соседи выслужились перед «господским» кланом так, что фактически им отдали все земли Тэо. А самих Драконов кинули в новую мясорубку. Предложили очередные отвоеванные, а по факту спорные земли на отшибе, в «Долине Волков». Ен подчинился. Прибыл с кланом обживаться. Через неделю вспыхнули бои с прежними владельцами земель. Поражение. Бегство. Бесславный конец в подвале разрушенных бастионов.

— А что это за крепость? — задумчиво рассматриваю трофейный наручный браслет. Слишком хрупкий для воина, но с бонусами на ловкость и скорость.

— Говорят, это был основной оплот клана из Темного Альянса. Клана-флагмана, — самурай в задумчивости потер шрам на переносице. Рубленая рана закрылась практически на моих глазах. — Его уничтожили под конец Войны победившие светлые.

— Это была их единственная цитадель. И называлась она Сгоревший Лист, — девушка наконец-то приходит в себя. Так же, как и ее дед, с трудом поднимается на своем ложе. В прорезях кимоно проглядывается молодое, соблазнительное тело. С интересом задерживаю взгляд на увиденном и вставляю пару слов. — Неожиданные познания о забытой локации.

— Это не так, — тяжелый вздох со стороны старика. — Когда нам предложили переехать сюда, мы начали изучать информацию по долине. Подняли старые хроники, статистики. Нашли несколько выживших местных из этих мест.

— Здесь очень хороший потенциал. Пробиты шахты, заложены каменоломни, обустроены лесопилки и места сплавов по рекам, — Линария, так зовут внучку самурая, грациозно потягивается и разворачивается спиной. Возникает полупрозрачное окно ее инвентаря, и начинается быстрая циркуляция вещей. — Если бы не гремлины, то любой клан давно бы возродил всю долину.

— Гремлины?

— Да. Маленькие ушастые твари первого уровня. Обитают в любом заброшенном руднике и нападают. Собираются в громадные стаи и целеустремленно сносят любых вторженцев.

— Никто не может справиться с монстрами первого уровня?

— Их нереально много. Они изобретательны. Любой рейд или оказывается завален, или подрывается на ловушках.

— Игроки признают, что мобы умнее их. Что-то новое, — сваливаю почти все трофеи в инвентарь. В качестве обновок оставляю Солдатские сапоги, ремень с кармашками для эликсиров и рубашку Пехотинца. Обувь может похвастаться укреплённым металлом носком и пяткой. Прочная кожа. Рубашка дает маленький бонус к скорости восстановления сил.

— Они не умнее… просто, ты не понимаешь, кланам остается лишь контролировать несколько здешних поселений, — мне возражают, но спорить нет желания.

— Что за пехотинцы? И монстры с ведьмой откуда здесь?

— Это клан, которому мы проиграли. Считают себя владельцами этих земель. Ведьма и прочие — их вассалы. Ищут остатки нашего клана и сдают патрулям Первородных.

— Перво…ротных?

— Название фиолетовых. Но, это в прошлом. Важнее настоящее. Могу ли я узнать о твоих дальнейших планах?

— Отдых. Затем отправлюсь искать зал управления этой крепостью.

— Зал, — степенный кивок со стороны дедушки. Фрагменты брони на старике меняются на новые. На поясе появились рукояти мечей. — Это достаточно опасно. Здесь водятся те самые гремлины.

— Справлюсь.

— Пфф, — смешок со стороны красноволосой прерван вскинутой рукой самурая. — Мы можем отправиться с тобой?

— Вполне.

— Нам нужно немного времени для замены амуниции.

— Оно у вас есть, — не собираюсь мешать и удаляюсь в дальний угол помещения. Можно усесться у стены и расслабить тело, запуская медитацию на полную мощность. По телу тут же начинает пробегать приятный холодок. Прикрываю глаза, погружаясь в мысли и расчёты. Проверяю информацию татуировки. Там появляются новые строчки.

Класс — Маг Разрушитель. Уровень 6. Очки класса — 0.

Повышение уровня +2.

Повышение уровня +4.

Подведем итог. Опыт повышается от смертей монстров и игроков. Ожидаемо. Заклинания бьют не начальным уроном. Медитация работает и в бою, и в движении. Истинное зрение присутствует. Это так же не начальный уровень этих умений, но и не максимальный. Чувствуются какие-то привязки к боевому уровню. Стоит набить больше опыта и посмотреть, что выдастся на пограничных переходах 10го, 20го и 25го уровня.

Изначально в Баталии существовало всего 100 уровней. Каждый 10й открывает новый навык и заклинание. 25, 50, 75 и 100 — разблокирует уникальные умения каждой фракции. У магических классов все начинается с однотипных навыков Медитации и Зрения. Также доступен начальный уровень любой стихии и два его базовых заклинания. С 25го открывается первый уникальный, он же — профильный. Достигнув сотни, игроки продолжают открывать все новые умения и заклинания каждый 10 и 25 уже условный уровней. Изучить технику мало — требуется ее еще и отточить до максимума тренировками и схватками. Не прокачанный Огненный шар, скастованный даже архимагом, будет иметь малый урон. На начальном этапе он будет представлять из себя искру 4–5 сантиметров в диаметре, могущую лишь обжечь цель. Прокачанный же до 99 % Огненный шар ‒ это комета размером с арбуз, будучи скастованным учеником, ничего больше не умеющим, — сожжет отряд из 4 ополченцев.

— Мы готовы, — за прошедшее время спутники преображаются. Старик Ен может похвастаться новой броней синего цвета с четырьмя клинками на поясе. Очередной шлем закрывает лицо полумаской грустного самурая. Девушка одета в легкую броню черного цвета. Обтягивающая ткань бриджей с кожаными и металлическими вставками, полумаска и пара коротких клинков в ножнах за спиной делают ее похожей на ниндзя. Клинки закреплены перпендикулярно позвоночнику и достаются сбоку. Очередной интересный кусочек к образу. У каждого своя стилизованная разгрузка, набитая зельями.

Коридоры и переходы встречают все той же пустотой. Пространство внутреннего двора — сумерками. В новой обуви на порядок приятнее перемещаться по руинам. Петляя между перекрытиями и провалами просевших этажей, достаточно быстро достигаем главного входа. Арка ворот разбита на две части, постаменты облицовки могут похвастаться лишь куском каменной морды горгульи. Сами створки валяются на плитах двора. Смятые мощными ударами. Провожу рукой по краю, стираю пыль и грязь. Черный сплав встречает матовым, фиолетовым отблеском. Все верно. Обсидиан, согнут и вырван.

Факел в руке Тэо отбрасывает на стены тени. Следом иду я, а Лин замыкает. Множество камней, рухнувших с потолка. Целые секции плит обвалились. Приходится пробираться. Камень, камень, оплавленная защитная решетка. Задерживаюсь у искореженного железа. Вокруг мертвого металла мелькает несколько желтых искорок, а по самой его структуре змейками струятся оранжевые линии. Присматриваюсь. Черточки переплетаются в мелкую сетку, искры образуют облако. Остатки крафта. Вещь, многократно усиленная стихиями земли и огня. Разъедена концентрированной кислотой. Новое.

— Стоп, — предупреждающе удерживаю самурая за плечо. Скользящим шагом тихо выдвигаюсь вперед и отправляю искру в пространство перед нами. Темнота проходит рябью и лопается огненной кляксой. Расстреливаю проход немного левее. Потолок вспучивается такими же огненными пузырями.

— Ловушка в воздухе? — девушка возникает за моей спиной и упруго упирается в плечо.

— Пол и стены прорублены в голой породе. Плетение не закрепится. Мины под плиты не поставить. Остается тонкий трос с огненной печатью, — старик активно осматривается.

— Еще можно залить напалм в трещины, — обхожу очередное самодельное препятствие по противоположному краю. Указываю.

Истинное зрение исправно помогает определить ловушки в коридоре. Достаточно однообразные. Подвешенные в темноте куски черного пергамента с запечатанными заклинаниями огня или же небольшие лужи огненного масла. Стоит пройтись по такому подарку — и при очередном взрыве, начнешь ярко освещать тоннель своим горящим задом. Каменный коридор выводит к лестнице. Здесь уже начинается первый зал, заваленный рухнувшими фрагментами лестниц и потолка. Множество кристаллов разгоняют тьму пещеры превращая её в полумрак. А вот и встречающая делегация.

Невысокие гуманоиды, укутанные в меховые пальто. Перепоясаны разноцветными шарфами. Четырехпалые ноги напоминают обезьяньи. Красуются деревянными сандалиями. Руки сжимают цилиндрические штукенции. Похоже на пистоли без приклада. Ручная бомбарда. За спиной у каждого рюкзак. Головы у существ схожи с кошачьими. Обросшие серой шерстью в полоску, приплюснутый нос, большие желтые глаза и рот, полный острых зубов. Отличают от кошек огромные уши треугольной формы. Местами порванные, с десятком колец пирсинга. Завершают картину алхимические очки, натянутые на голову. Очередная фантазия больных на голову вирт-дизайнеров — гремлины. Рассредоточились по залу, взяли вход в полукруг. Ушастые фигурки копошатся и на вершине каменных обломков тоже. Готовятся забрасывать гостей зажигательными подарками, но чего-то ждут. Дальше на самом нашем пути тревожно мерцает красной подсветкой внушительная, праздничная мина.

Останавливаемся. Броня Тэо начинает полыхать синим светом, по лезвию обнаженных мечей тоже начинает плясать холодное пламя. Клинки поднимаются в защитной стойке. Девушка отступает к стене тоннеля, словно растворяясь в тенях.

— Спокойнее, — выхожу вперед и замираю у железной кромки взрывающегося кругляша. Присматриваюсь. Истинное зрение услужливо добавляет информации, приближая фрагменты картинки. Осторожно стучу металлическим носом ботинка по острому выступу изделия — Какой рукожоп это собрал?

Шевеление и тихие шепотки со стороны гремлинов моментально отрезает. Лопоухие головы начинают переглядываться между собой. Волна толчков — и несколько монстров начинают осторожно спускаться.

— Позорище, — сильнее пинаю установленную мину, затем еще и еще. По рукотворной пещере начинает гулять металлическое эхо.

— Почему рукожоп? Сам рукожоп, руку себе в жоп сам засунь, — встречающая делегация с нарастающим шумом ускоряется. Один гремлин совсем без правого уха, второй — толстый. Толще своего напарника в два раза. В красном шарфе. Бодро подскакивает почти вплотную и угрожающе тычет стволом ручной бомбарды в мою сторону.

— Где вторая линия на взрыв? Почему первая перебита? — недовольно тычу носком в перекошенную верхнюю крышку устройства. Металл не прилегает плотно, в щель видна начинка и несколько проводов с цветной маркировкой.

— Почему перебита? Где перебита? — в руках коротышек моментально появляются инструменты, и те начинают скоростную разборку мины. Одноухий волчком оббегает бракованное устройство, что-то осматривая, и кивает напарнику. Толстый за это время из многочисленных кармашков достает нужный ему инструмент. Дождавшись кивка — начинает стремительными движениями раскручивать болты, сбивать крепления и раскрывать крышку. На помощь спускается еще тройка рукожопых сапёров. Пытаются меня оттереть от операции, но мощный пинок по самому наглому восстанавливает авторитет. Заинтересованный самурай и Линария подходят посмотреть.

— Так, так… тут так, — крышка снята и бережно по цепочке рук уходит к земле. Затем раскрываются и боковые стенки одного из углов. На свет появляется расположение начинки.

— Кто у вас в глаза долбился, когда такие шнуры скручивал? Что это за черная херня вместо пломбы?

— Нормальная пломба.

— Плохая! Опять черные халтурят.

— Нормальный провод.

— Плохой! И синие бездельничают…

— А я давно говорил…

— Да засунь себе свое мнение…

— Я тебе сейчас…

Импровизированный осмотр плавно перерастает в горячую дискуссию. Подключается еще с десяток докладчиков, и вспыхивает кратковременная драка. Смещаемся в сторону, давая пространство мелким меховыми шубками протереть пол. Куча мала на пару минут втягивает в себя почти всех, а затем так же неожиданно выплевывает их обратно четкой коробочкой строя.

— Ошибка в производстве. Цех приносит извинения, человека, за увиденное. В качестве компенсации мы готовы отпустить вас сейчас и не убивать, — четко рапортует незнакомый мне гремлин.

— Ушлепки, — в ладоне непроизвольно вспыхивает красная точка искры и на глазах начинает разрастаться. Ее создание сразу же завладевает вниманием всех гремлинов.

— Вы совсем ох… — шарик подрастает до размеров кулака и начинает пульсировать. В его центре зарождается крохотная черная звездочка. Гремлины это так же замечают и начинают стремительно рассасываться.

— Мастера! Мастера!

— Это Мастера!!

— Злой Мастераааааа, — первый огненный шар почти попадает в Толстого. Тот неуловимым движением отпрыгивает в щель между камнями в последнюю секунду. Второй опаливает мех менее резвому Одноухому. Третья искра укорачивает шарф ОранжевомуШарфу. Четвертая, пятая, шестая… — продолжаю распугивать обнаглевших лопоухих огненными атаками, сбрасывая раздражение. Особо неудачливому гремлину достается мощный пинок, который отправляет упругий шарик вверх.

— Чего это они? — старик возникает левее и в задумчивости подергивает свою бородку.

— Первый раз вижу, чтобы гремлины от кого-то прятались, — равнодушно добавляет Лин. — Обычно подрыв, атака и горы трупов.

— Нейтрально-доброе мировоззрение, — закручивая красную искру, пытаюсь попасть в очередного коротышку. — Если на них не нападать первыми, гремлины никого не трогают.

— Скажи это…

— Скажу, — кажется, все монстры успешно попрятались. — Изии! — повышаю голос. — Тащи свою лопоухую жопу сюда.

— Кто такой изи? — любопытствует мечница. Отвечают ей шепотком сами гремлины. По залу проходит волна тихих голосов. Шепотом.

— Изи…

— Изи…

— Изи Батькович…

— Он знает Изи Батьковича…

— Изи Батькович? Он русский? — старичок проявляет некие познания в отчествах.

— В какой-то мере, — внимательно смотрю на новую ушастую тень, возникшую вверху завала.

Гремлин сноровисто спускается вниз, ловко прыгая по обломкам. Достигает каменного пола, и только потом появляется возможность рассмотреть его получше. Выше рядовых гремов на голову. Каждое ухо целое, но может похвастаться десятками черных колец. Глаза в отличие от сородичей имеют не желтую, а оранжевую окраску. Одет в черный комбинезон ремонтника. Разгрузка полна ключей, отверток, отмычек и просто гнутых трубок. На груди формы вышит черный кленовый лист. На правой руке нашивка с изображением маски. Зелеными буквами на пару мгновений вспыхивает ник — ИзиФраг. Замирает в шаге от меня. Смотрит.

— Ты! — начинаю движение корпусом вперед, одновременно толкая перед собой открытой ладонью воздух. Багровая искра неожиданно быстро выстреливает в морду главного гремлина.

— Пшш! — с кошачьим шипением существо резво подпрыгивает вверх, уходя из зоны поражения и натыкается своим черепом на удар моей ноги. Завершаю движение, вбивая стопу боковым ударом в подпрыгнувшего гремлина, попадаю в его лопоухую рожу. Легкое тельце меховой тряпкой сносит в сторону. Изи в полете успевает перегруппироваться и отскочить от камней пола упругим шариком. Сближаюсь, встречая его связкой ударов ногами в корпус. Метр роста противника позволяет бить быстро и не поднимать конечности слишком высоко. Лопоухий уходит в защиту, закручиваясь волчком и стараясь быстро перемешаться. Попадания получаются смазанными, и почти всю силу гасит толстый мех одежды.

— Хчяя! — фигурка гремлина окутывается пороховым дымом, а стоящий рядом со мной камень плюется крошкой. Небольшой железный шарик пролетает у плеча и выбивает осколки из обломка потолка. Пользуясь моей секундной заминкой, гремлин разрывает дистанцию и вновь поднимает свое грозное оружие. Незнакомую мне гнутую трубку.

— Повтори выстрел. Будешь ходить, постреливая жопой, — на ладони зажигается еще одна багровая точка.

— Ладно, ладно, я понял, — после короткой заминки Изич примирительно поднимает руки. Вполне человеческие ладони с длинными тонкими пальцами и короткими когтями. — Ты зол на меня, хотя сам во всем виноват, — лопоухая голова недовольно раскачивается. Сердится.

— Зал цел? Обсудим там, — сдерживаю желание вбить новое заклинание в наглую морду гремлина, оборачиваюсь к своим спутникам. — Идем.

— Ха, не все так плохо, как кажется. Особенно, если учитывать, что тут произошло, — гремлин сноровисто засеменил в угол зала. Прихрамывает. Машет лапой, приглашая следовать за ним. Выстраиваемся в цепочку. Часть завалов расчищена, и по извилистой тропинке мы поднимаемся вверх по лестнице.

— Он пережил Войну Альянсов? — в голосе Линарии появляется удивление, а сама девушка начинает проявлять какие-то эмоции, внимательнее присматриваться к гремлину.

— Войну? Мы пережили Дни Гнева! А это вам не болт в гайку давить, я вам скажу, — лопоухий монстр довольно скалится.

— Очередное тупое название.

— Это последняя неделя войны, кажется. Самые ожесточенные бои, — рыжая пытается что-то вспомнить.

— Нет, это уже после окончания было. Почти все войска уничтожены. Ключевые цитадели захвачены. Союзники ушли на сепаратку. Победители добивали побежденных, — проходим очередную каменную галерею, а наш гид начинает рассказ о былых временах.

— А тех, кто не согласился сдаться или откупиться, уничтожали? — предполагает самурай.

— Да. А нас решили просто уничтожить. Стянули все, что смогли, и давай долбить.

— Кто? — вопрос царапает горло.

— Титаны и Королевство.

— Старички договорились, какая неожиданность, — усмехаюсь. Предупреждал же. Новая лестница выводит на верхние уровни замка. Здесь почти нет разрушений, но и весь интерьер отсутствует. Картины, гобелены, фрески — стены пустуют.

— Они заключили договор и совместными силами блокировали долину. Разрушили, что смогли разрушить, и вынесли, что смогли найти, — голос гремлина стал задумчивым. — Многие защитники погибли. Почти все фамильяры развоплотились. Даже петов и местных вырезали.

— И ты решил запустить конечность в запас кланславы?

— Да. И это позволило нам выжить.

— О чем это он? — девушка потеряла нить разговора и начала шепотом уточнять у дедушки. Старик же просто приложил палец к губам, призывая молчать.

— Многие, но не все? — замираю у массивных дверей из дерева в конце коридора. Гремлин своевременно отходит в сторону, пропуская вперед меня. Кладу ладони на гладкую поверхность. Теплая. Темный оттенок коричневого, почти черный. Светло-желтые узоры от рисунка внутренней фактуры. Золотая символика в виде кленовых листьев на каждой створке. Знакомые царапины на каждом Листе. Толчок. Створки тихо и плавно раскрываются.

Передо мной открывается просторный зал. Стены напротив нет, на ее месте толстое и прочное стекло. По словам мастеров-гномов — прочнее самой скалы. Коротышки оказались правы, если окно пережило осаду. За прозрачным хрусталем уже сгустилась ночь. Стоит сделать шаг шаг — светильники вспыхивают мягким светом. Большой стол в центре зала. Восемь резных стульев с высокими спинками. Огромная карта на левой стене с подробным изображением нашей долины в центре. Участок Великого леса на севере, топи на западе, Драконий хребет на востоке и начало пустошей на юге. Рядом сравнительно небольшая карта всех земель Баталии. Справа стеллажи с разными свитками, хрониками и просто планами. Рядом с дверью располагается несколько шкафов и полок с книгами. Прохожу в центр, отодвигаю один из стульев и сажусь. Напротив, меня залезает на сидение и гремлин. Старик и девушка скромно замирают у стола, но не садятся. Указываю на двери.

— Подождите. После обсудим одно предложение.

Азиаты переглядываются и без споров удаляются. Прикрываю глаза, отгоняя раздражение. Пара секунд, чтобы собрать мысли.

— Общий доклад. Состояние замка. Состояние цитадели, — хлопком по поверхности стола активирую рабочую голограмму. Над столешницей тут же возникает трехмерная модель замка и несколько фрагментов внешних стен. ИзиФраг перестает вертеться в поисках лучшей позы и замирает. Затем начинает отчет — показывая на картинке какие-то моменты. Концентрируюсь. Информации много. Времени мало. Нужно все изучить. Разобрать. Принять ряд решений.

Общая картина ситуации начинает медленно складываться. Новая порция слов добавляет штрихов, теней и деталей. Раздвигаются рамки полотна, насыщаются глубиной краски.

Внешние стены и бастионы цитадели разрушены. В пыль, целеустремленно перемолото все, что можно было уничтожить. Уцелели частично подземные уровни. Их пытались разграбить, выискивая уцелевшие, но найти что-то оказалось трудно. Склады, арсеналы, лаборатории и мастерские гремлины частично эвакуировали, а остальное сожгли своей любимой огненной смесью. Сам замок лишился внешнего пояса укреплений. Наблюдательные башни, грузовые площадки для воздушного транспорта, верхняя батарея орудий — все снесли. Гремлины смогли восстановить основные точки наблюдения, организовав там посты с нужными артефактами слежения. Внутренние помещения замка почти не пострадали. Удары извне не смогли расколоть толщу скалы, а весь урон нанесли сами защитники. Обрушивая галереи и потолки, подрывая лестницы, переходы, заливая крафтовым напалмом площади. Сейчас почти все восстановлено.

Осталось расчистить пару залов и первый этаж. Система коммуникаций также обновлена. Внутренние склады набиты эвакуированными мастерскими и прочим спасенным инвентарем. По рассказу Изича, нападающие очень долго и лениво держали осаду, буквально размалывая в щебень внешние укрепления, сутками бомбардируя замок из катапульт и требюшетов. Потом полезли на штурм. Задавили мощью, хоть потери были огромными. Последние стражи твердыни активировали огненные лопушки, и на несколько дней крепость превратилась в гигантскую домну. Это защитило на время подземные уровни самого внутреннего замка. Затем противник спешно покинул долину, оставив призовые команды пограбить самое ценное среди уцелевшего. Их успешно перебили гремлины. В результате основная часть крепости — голый камень, но некоторые участки — вроде залов совещаний и внутренних складов — уцелели. Остались и казармы, где условно «рождались» новые гремы. Гремлины. Хранители цитадели.

Одно из обновлений добавило в Баталию возможность строить замки. Кроме строительных ресурсов потребовались еще нпс-местные для управления замком, поддержания порядка и охраны территории. По умолчанию, рядом с крепостью строилась деревня. Ее обитатели и зачислялись в штат замка. Со складов списывался ресурс, со счета кланславы — слава, и появлялись новые работники или стражники. Деревня разрасталась до города — уровень хранителей замка также подрастал. Ополченцы превращались в пехотинцев, те — в латников и позже — в гвардейцев. В качестве коменданта мог назначаться талантливый игрок или местный высокого уровня, так как от высоты уровня зависел интеллект бота. Каждой фракции давали несколько вариантов хранителей — люди, гномы, эльфы, гоблины, орки и прочие. Для замка в горах идеально подошли гремлины. Построили их казармы в подземелье внутреннего замка и прокачали уникального коменданта ИзиФрага. Для обслуживания цитадели — множество первоуровневых существ, для обороны сами игроки. Система сломалась при последнем штурме. При Сбое интеллект нпс стал выше, а за множественные смерти в активируемых гремлинами ловушках Изи резко набрал уровней. Оставшийся без игроков-защитников поумневший гремлин впал в жажду мести и, пользуясь доступом к ресурсам, начал создавать своих помощников. В разрушенной крепости остались горы редких минералов, металлов и алхимии, которая нужна как исходник для «рождения» гремлина. Доступ к славе целого клана у Изи как у коменданта тоже был. В результате все ушло на сотни, если не тысячи новых лопоухих, которые после того же Сбоя стали быстро обучаемы и дисциплинированны. Забросали телами призовые команды мародеров и в течение последующих лет методично отстраивали крепость. ИзиФраг при всех изменениях остался верен заложенному в нем программному коду— основным заповедям любого Хранителя: защита и восстановление крепости. Выгнав из локации цитадели игроков, орды гремов переселились в старые шахты, каменоломни или рудники, создавая небольшие поселения и обеспечивая себя пропитанием. При вторжении туда каких-то рейдов — вступали на защиту своих пещер. Активно торгуя между собой, создавали рост экономики, что давало возможность в замкнутом цикле увеличивать свою популяцию.

— Казармы все еще могут создавать гремлинов? — уточняю.

— Да.

— И при этом они еще и сами плодятся?

— Даа, — вопрос о самках напрашивается сам собой, но если окажется, что они и раньше были, Изи может всерьез обидеться. Оставляю этот вопрос на потом.

— Что стало с Семеркой? — провожу рукой по соседнему стулу, достигая пальцами цифры 7, врезанной в панель спинки.

— Второй и Седьмой погибли при осаде. Смерть подтверждена, — гремлин отходит к шкафу и начинает в нем что-то искать. Спустя какое-то время возвращается и кладет на поверхность стола два перстня-печатки с золотистыми цифрами в центре черных камней.

— Четвертая, Пятая и Шестой покинули клан перед осадой, — на стол падает только одно кольцо с цифрой 5. Остальные, видимо, остались у владельцев.

— Первый, вероятно, был пленен и позже погиб. Третья пропала за несколько дней до начала осады. Ключи утеряны, а вот последний, — порывшись в одном из кармашков, достает печатку с символом бесконечности и протягивает его мне. Отрицательно мотаю головой из стороны в сторону.

— Нет. Пусть останется у тебя. Разгоняй ядро. Начинайте напитывать накопители и защитные контуры. Готовьте к активации ЗУМ. Пробуждаемся. Поэтапно. Лесопилки, шахты, рудники. Затем мастерские, стены и бастионы. Соблюдаем режим маскировки.

— Знамя? — в руках у гремлина появляется огрызок карандаша и блокнот, куда он начинает быстро что-то вносить.

— Подготовить, по команде активируем.

— Ставка гремлинам?

— Двойная. Первым приоритетом обеспечиваем ставку, потом уже все остальное.

— На двойную все сбегутся. Казармы столько не вместят.

— Переделывай внешнее подземелье под новые казармы. Первые два уровня оставим как есть, остальное гремлинам. Мастерские и лаборатории будем отстраивать на поверхности. Обеспечь связь. Утром уже должны быть первые проекты.

— Принято. Исполняю. Ты теперь Лидер, Грандмастер? — круглые зрачки вертикально сужаются, а выпуклые глаза существа на миг становятся багровыми. Улыбка демонстрирует все 64 острых зуба.

— В топку таких лидеров, — задумываюсь на миг, чтобы не сказать что-то банальное про месть или отмщение. — Больше никакой пощады.

После ухода гремлина важный разговор состоялся и с моими новыми знакомыми. За тем же самым столом.

— Мы достигли нужного зала. Ваши дальнейшие действия? — прямой вопрос, сразу к главной теме.

— Благодарим за столь простой путь, — короткий поклон, а затем старик Тэо присаживается. Девушка остается стоять за его спиной. — Мы хотели все здесь осмотреть. Возможно, это место подошло бы для нашего нового убежища.

— Вы же последние из клана.

— Вероятно, последние, — самурай недовольно скривился. — Но должны быть и прочие уцелевшие. Некоторые вассалы не участвовали в последнем сражении. Мы можем собрать остатки сил и осторожно пробиваться на восток.

— К союзникам?

— Да. Вернуться в родные края. Запросить помощь Альянса и с новыми силами вернуть земли долины.

— Которые потом и займут эти земли так же, как и прошлые, — недовольно добавляет Линария. Не поддерживает дедушку. — Хотя нас даже и не пустят в новый поход. У нас нет ресурсов и войска. Как союзник — мы совершенно бесполезны.

— Ясно. Это место занято мной и моим кланом. Долина также вернется под наш контроль, — обрываю чужой спор на корню. Покручивая пальцами один из оставленных Изичем перстней. Рассматривая гравировку.

— Ты был один из них? Только сейчас вернулся в Баталию? — безразлично уточняет красноволосая. — Мы соболезнуем твоей утрате, но возродить целый клан в одиночку невозможно.

— Не о чем сожалеть. Нас нельзя было назвать кланом. Семьей. Друзьями. Это была инвестиция. И возможно, только теперь наступает время реализовать вложенное, — выбираю печатку с изображением пятерки и надеваю.

Перстень Пятая Тень.

Ювелирное изделие из сплава обсидиана, обсида, мифрила и орихалка. Дает возможность общаться с другими владельцами Теневых Перстней. Дает возможность находится в закрытых помещениях цитадели Сгоревший Лист Зимнего Клена. Увеличивает репутацию с любым местным в Долине Волков.

— Иногда происходит то, что происходит, — тактично напоминает о своем присутствии азиат. — В любом случае мы рады знакомству и если нет никаких долгов, то завтра утром покинем твой замок.

— Есть предложение, — останавливаю витиеватую речь самурая.

— Вступить в твой клан? За защиту и кров опять стать слугами? — вокруг девушки начинает сгущаться незнакомая аура. Не самый простой пассивный навык.

— Комплексы? — от моей усмешки воительница немного смущается и теряет напор. — Вы слишком привыкли к своей возне за ресурсы и власть. Убого. У меня же есть предложение для Ена.

Глава 3

Утро начинается с разминки и тренировки. Забег по коридорам, растяжка, силовые упражнения и водные процедуры. Планомерное приведение себя в форму. Пустующие галереи и переходы стремительно наполняются прибывающими гремлинами. Тащат инвентарь, чертежи, мебель. Спорят, обсуждают, планируют на ходу. Даже в мой рабочий кабинет, которым стал уцелевший зал Совета клана, втащили длинный стол для рассмотрения схем и планов. Имеющийся, я успешно завалил своими новыми расчетами. На которые ушел остаток ночи. После длительного пребывания в забвении спать не хочется. На завтрак — вкусное и густое варево от Тэо. Он с утра занялся ревизией остатков хоть какого-то провианта, а в помощь ему досталась Линария. Девушка успела пробежаться по окрестностям и набить немного дичи для кухни. Вычерпываю остатки похлебки из выщербленной железной миски уже на обратном пути к своему рабочему месту. Меня ожидает около десятка разнокалиберных гремов у бумаг со схемами и висящей в воздухе проекции подземного уровня D3. Первая рабочая планерка. Выслушиваю, поправляю, уточняю. Рядом находится Изи, который большую часть обсуждения и рассмотрения берет на себя. Отказывая или одобряя, назначая управляющих на объёмы работ. Позволяя мне обозначить важные детали или уточняя направление. С гремлинами всегда удобно работать. Если их вовремя и щедро кормить, то их инженерный гений, помноженный на упорство и дисциплину, создает очень качественные и практичные вещи. Главное — проверять своевременно. Заказал постройку дозорной башни — дождись готового эскиза и проверь там каждую схему, чертеж и приложение. В противном случае башенка станет вавилонским копьем в небо. В Баталии, любой игровой юнит имеет три своеобразные грани талантов: воинская, ремесленная и предрасположенность к искусству. Грани сбалансированы и достичь максимума сразу в двух направлениях не позволяет механика игры. Местные странствующие торговцы являются самыми сбалансированными персонажами мира. Средний уровень в дипломатии, немного навыков ремесла и база самообороны. Сильнейшие воины, как правило, ничего больше не умеют, кроме как сражаться, а успешные торговцы — весьма слабы в физическом противостоянии. Гремлинам волей создателей досталось высокое ремесло и пустота в остальном. Они могут развиваться, но развитие в инженерном деле дается им в десятки раз легче. Условный месяц труда может поднять навык конструктора лопоухому на 5-10 единиц, а месяц строевой подготовки даст лишь +1 к ношению доспехов и обращению с оружием. Каждый новый уровень в «ущербном» навыке будет даваться все сложнее и сложнее. Таким виделся разработчикам баланс неписей до Сбоя.

По завершению планирования работ Изи протягивает небольшое металлическое кольцо, ‒ новый браслет связи и управления. Осторожно защелкиваю на правом запястье. В воздухе из синих линий выстраивается проекция крепости. В разных уголках пульсируют зеленые точки, и около них крутятся счетчики.

— После Сбоя артефакты изменились. Этот стал вот таким. У каждой бригады есть передатчик. Каждые полдня они докладывают свой статус, указывают затраченные ресурсы, скорость работ и прочее. Оператор принимает, обрабатывает и шлет краткую выдержку на твой БрасУп. Прижимаешь ладонью — и можешь говорить. Я тебя услышу. Если начинает мигать синим — значит, важный вызов от меня.

— Обсидиан? Смогу ли я с ним использовать старые техники? — покручиваю кисть, привыкая к весу, смотрю, чтобы не скользил по руке.

— Все как раньше.

— А что с остальными артами?

— Работаем. Мастерские только разворачивают. Закончим с кристаллами наблюдения, — совместим в новом браслете или в Изделие продублируем.

— Что-то из доспехов собрать можно?

— Хм. Магнитный цех придется восстанавливать почти полностью. А это по списку, — на миг появляется потрепанный блокнот для уточнения. — Это после литейного и плавильни. А это после лаборатории и обновления желтой шахты, — когтистый палец быстро пролистывает страницы, выискивая нужную.

— Есть несколько корпусов И2 и навесная броня от Костолома. Можем совместить. Половину мощности выдаст.

— Начинайте сборку. В ближайшее время лишний козырь нам понадобится.

— Принято. Исполняю, — коротышка отдает честь, стукнув себя кулаком по эмблеме листа, и отправляется работать.

Следом и мне предстоит отправиться в дорогу. Список важных для посещения мест составлен, гремлинам работа обеспечена — оставаться в замке нет смысла. Требуются полевые испытания. Требуется игровой персонаж, а не гремлины-нпс. Ботинки, штаны, простая рубаха и защитная куртка с капюшоном. Появилась защита рук из той же серии, что и сапоги — Солдатские Боевые перчатки. Браслеты — интерфейса и БрасУп, несколько колец и немного алхимии. Сумка для расширения инвентаря. Амуниция неприметная, из простых или редких вещей. Добротные артефакты для начинающего путешественника.

Первые плиты главного тракта глубоко вбиты в почву и успели покрыться растительностью. Ровные очертания дороги можно угадать по линии придорожных деревьев. Темно-зеленый ковер плавно переходит в каменные плиты. Темно-красный оттенок. Багровый гранит. Прочный. Устойчивый к разрушению и с высокой сопротивляемостью к магическому урону. Отличный материал для основного тракта. Главная торговая артерия для обеспечения клана. На севере Великий Лес с редкими магическими ингредиентами и алхимией. На юге — проходящий рядом общеимперский торговый тракт. Любые ресурсы. Хоть с каменоломен ближайших пустошей, хоть с торговых рядов прибрежных городов Юга. Запад от топей оберегает непроходимая гряда, а восток — одни сплошные скалы Драконьего хребта. Почти всю площадь долины покрывает лес. Каждую пядь плодородной земли нужно отвоевать у природы. Поселений мало, городов нет. Почти закрытая локация, где каждый новичок или путешественник попадает под пристальное внимание. Очень тщательно выбранное место для крепости клана, который не стремится привлекать к себе внимание.

Ровные плиты дороги неспешно стелются под ногами. Живности и зверей почти не встречаю, но регулярно натыкаюсь на следы былых сражений. Проплешина в лесном массиве, гигантский овраг у самой дороги, подозрительно ровное травяное поле среди чащобы. Магия безжалостно кромсает рельеф, а где-то откровенно поганит локацию. Очередной поворот выводит меня к реке. Горные потоки с Драконьего хребта пересекают долину двумя полноводными реками и уходят на юго-восток. Тракт перепрыгивает полоску воды широким, каменным мостом. С одной стороны водной магистрали раскинулась небольшая деревенька. С другой — виднеются длинные сараи лесопилки. На личной карте появляется обозначение населенного пункта с названием Бобровый Приют. Охранный частокол из острозаточенных деревянных колов похож на ряд карандашей. У открытых ворот прибито чучело бобра. Натуральное. Смущает лишь размер животного — примерно с овцу. Стоит только приблизиться — и из-за укрепления появляется пара караульных. Легкая кожаная броня, клинок, копье и щит у каждого. Остроконечные шлемы. Торжественности наряду придают фиолетово-белые плащи. Уже знакомый мне символ O и изображение волка. Первородные фанаты ведьмака, чей патруль я недавно положил.

— Стоять! Кто такой и откуда? — первый страж может похвастаться смазливым лицом и тонкими усиками. Худой. В памяти тяжело ворочаются воспоминания. Кажется, внешность скопирована с киноактера. Напарник тощего более массивный, с простым лицом деревенского паренька. Широкий лоб, глубоко посаженные глаза, квадратная челюсть. Нос напоминает баклажан, растущий из лица. Черная монобровь. Колоритно.

— Путник, — останавливаюсь. — Иду с юга и на север, — показываю пустые руки, обозначая мирные намерения.

— Игрок же? Недавно появился? — к разговору подключается крепыш. Появляются ники — Орлэндо Блумен и Крушитель Черепов. Рука так и тянется к лицу залепить смачный фейспалм. Одна из особенностей Баталии связана с регистрацией. Имена на начальном этапе могут повторяться. Игру может начать играть тысяча Александров с плохой фантазией. По мере развития, покупок, деяний и подвигов — к первому имени добавляются приставки, титулы, ранги, позывные и прочее. Александр Убийца Гоблинов, Александр Первый Инквизитор, виконт Александр де Кор. При этом для личных переписок всегда остается номер регистрации аккаунта. Вторые, третьи и остальные имена можно по желанию скрывать от общественности, но для большинства это фан. Это часть пути игрока. Брать же что-то пафосное или копировать звезд — выбор вчерашних школьников.

— Игрок. Недавно. Вот ищу, где прокачаться или пару квестов взять на золото. Нашел эту деревню. А вы кто? Что за плащи?

— Я Орландо, это Крэш. Это символ нашего клана. Мы контролируем все эти земли. У нас в каждом поселении свой пост, — вопрос попадает на благородную почву. Тощий начинает заливать о величии фиолетовых. — Тебе очень повезло. Мы дозорные. Ищем таких новичков, как ты, чтобы помогать им и укреплять наш клан новыми бойцами. Ты сможешь вступить к нам рекрутом и тоже стать дозорным.

— А что за клан?

— Мы Первородные. Входим в двадцатку сильнейших на юге. У нас двадцать две локации под контролем.

Вот это «унас-унас» требуется осмыслить. До последнего обновления Баталия была разделена на 33 региона. Восемь из них — юг. Каждый сильный клан стремится взять под контроль весь регион, а самые топовые организации владели сразу тремя-четырьмя такими секторами. Каждый регион содержит от десяти до пятнадцати локаций. Вся долина Волков, к примеру, — это лишь одна локация, входящая в регион Драконьего Хребта. Рядом граница с регионом Диких Пустошей и граница с Гиблыми топями. С одной стороны, занимать два десятка локаций и иметь условных два сектора из восьми — это солидно. Это должно быть пятое место по силе и ресурсам на юге континента. С другой стороны — двадцатые. Одну локацию обычно охраняет один замок. Один замок — один клан. 80 локаций юга — 80 кланов. Получается, фиолетовые уступают по мощи каким-то кланам всего с одним замком-локацией. Очень необычно.

— Клан поможет с вещами и фармом. Быстро возьмешь уровни, а то можешь умереть. Боты и монстры здесь часто нападают, — вставляет свои аргументы представившийся Крэшем.

— Даже не знаю, наверно, это слишком опасно для такого новичка, как я. По пути я, кажется, уже видел несколько трупов с похожими на ваши символами. Их утаскивали какие-то монстры, — приходится сделать вид, что задумываюсь.

— Где? Когда? Что видел? Надо сообщить, — Орлэндо начинает оглядываться по сторонам.

— Кажется, там были фиолетовые доспехи и щиты с волком, а тащили их рогатые. Минотавры? Такие тут есть? — уточняю у дозорных свою догадку.

— Есть. У фракций темных эльфов в качестве слуг или у культа Хаоса, — познания игрового мира демонстрирует Крушитель.

— Это точно нужно сообщить сержанту или сразу лейтенанту. Можешь подождать немного здесь?

— Конечно. Я буду на центральной площади. Поищу квесты или задание какое, — вежливо обхожу доблестных постовых стороной. Широко улыбаюсь, показывая свою лояльность. Игроки начинают что-то обсуждать шепотом, одновременно достав незнакомый амулет. Очевидно, связь.

Деревенька радует опрятностью. Ухоженные дворики, чистые домики. Отремонтированные, покрашенные, со свежей соломой на крышах или новенькой черепицей на жилищах побогаче. Клумбы, огороды, бегающая по улочкам домашняя скотинка. Свинья пробегает за курицей, за свиньей собака, за собакой ребенок, а за ребенком курица. Замкнутый хоровод веселья. Впервые за погружение слышу смех. Детский. Голоса недовольных теток. Хриплый мат неизвестного старика. Лай встречающих собак. Здороваюсь с деревенскими, слышу в ответ пожелания всякого разного. Забытое ощущение хорошо прописанной игровой атмосферы. Неожиданно для себя узнаю одно усатое лицо. Старичок как раз снял шапку, чтобы вытереть пот после очередного расколотого полена.

— Будь здоров, Захар, — останавливаюсь у низкого забора и дожидаюсь разрешения войти.

Местный от моих слов вздрагивает и начинает подслеповато прищуриваться.

— Ухтыж епта! — узнает и стремительным шагом подходит к калитке. Еще раз внимательно осматривает с ног до головы и только потом отворяет деревянную дверцу. — Без брони вороной-то и не узнать.

— И я тоже рад тебя увидеть, — прохожу и пытаюсь сжать старого знакомого в объятиях. В ответ грудь сжимают в тиски, и ребра начинают ощутимо трещать. Сила знатная у старого лесника.

— Чет хилым ты стал. Болеешь чтоль? Болячку какую от марамоек подхватил иноземных? Давай сюды.

— Попал под раздачу подарков, так еле унес, — прохожу следом за стариком к скамейке. Усаживаюсь на высокую чурку напротив деревенского.

— Слышали. Гремело, гремело. С тех пор никого из ваших и не видел. Думал, все — были вои и кончились. Теперь ентые туды-сюды шастают.

— Вас не зацепило? Как живете?

— Краем прошло. Реку попортили токма, — задумывается, — худо живем. Как есть худо. Некем лес чистить — чудищ развелось. К вырубке выходят, людей дерут.

— Неужели новые властители земель не могут обеспечить охрану?

— Да куды там-то. Ходили чепушуйники недавне в лес. Колдуны, да чародеи. Посохи у каждого. Маентии. Ящера болотного встретили, да потравились почти все. У Елизоветны лечится одна выжившая. Кожа, как смоль, волос седой, уши, как у эльфа. Откуда такие в наш край захаживают, — осуждающе покачивает головой. Не нравятся деду Захару эталоны темноэльфийской красоты.

— Цену полную не дают. Дерево надобно, а платить не хотят. Речь дурная. Сами не поймут, что говорят. Мутят чой-то. Нету порядку. Худо это. Так ты тут зачемши? Не случайно же до нашего угла дошел?

— Дело есть. Хотел со старостой обсудить.

— Дело значится. Хм… хм, — местный извлекает из нагрудного кармана рубахи самокрутку и задумчиво покручивает между пальцев. Приходится протянуть руку и осторожно подпалить край папиросы огненной искрой.

— Стало быть, и вправду неважно с силами, — проницательный дедок с удовольствием затягивается. Выпускает из себя густой белый дым. — Я нынче за старшего. Мирона чепушуйники казнили за обидку ребяческую.

— Отомстим.

— Кости казнильщиков звери давно растащили, а новые все прут и прут. Подати им подавай. Налог на реку. Налог на лес. Налог на дома. Может, на чудище какое сходим? Воздух лесной, он полезен для беседы. Лесорубам опять же спокойнее станет.

— Готов хоть сейчас идти. Мне много оружия таскать не нужно.

— Помню, помню. Обожди тогда тут. Оденусь, да лук возьму.

Ждать приходится недолго. Отставной лесничий возвращается в своем излюбленном маскхалате, с коротким луком и колчаном, полным разноцветного оперения. У каждой стрелы свой цвет. Протягивает мне такую же накидку.


Маскировочный плащ зверобоя.

Выполнен из крыла лесной виверны и чешуи черной горны. Повышает визуальную маскировку на 30 %. Закрывает ауру на 40 %.


В любом лесу много полумагических тварей, которые предпочитают ориентироваться по магическим структурам, и неприкрытая аура делает вас уязвимым. Даже самый перемазанный грязью и листьями охотник, плотно погруженный в болото, остается красным огоньком добычи. Сильный маг — сродни искрящему ярмарочному костру. Притянет всех желающих. Приходится думать о своеобразном экране.

Неприметная дверца на другой стороне участка выводит прямиком под сень леса. Частокол — лишь декорация со стороны тракта, а так деревья очень близко подступают к домам. До сбоя местные предпочитали жить с обитателями чащоб в гармонии. Сейчас же эту дружбу разделяет полоса волчьих ям и ловушек. Свежими срезами белеют новые пни — часть деревьев, все же вырубается.

Сильнее аромат хвои, с добавлением нотки. Кручу головой в поисках ягод. Старичок это замечает и указывает под ноги. Присматриваюсь — среди зелени блестят черные капли плодов.

— На кого идем? — аккуратно следую за опытным следопытом. По возможности ступая там же, где и дед Захар.

— Болотный змей шалить начал.

— Тот, что магов отравил?

— До них экспедиция тут была и пропала. Поэтому магов и прислали разбираться, — по мере отдаления от деревни из речи старика уходит коверканье слов на деревенский манер.

— Значит, это не туристы, а боевое звено было? — уточняю, продолжая посматривать по сторонам. Опыт перемещений по самой разной местности у меня есть, а Истинное зрение должно помочь не выбежать на противника лоб в лоб.

— Если нет умения в лесу искать, то звено не звено, а добычей все равно станет. А от помощи деревенских они отказались. Скил у нас, видите ли, низкий. Что за дело? — смещаем разговор к главному.

— Я был запечатан. Вчера смог вернуться. Восстанавливаю Лист. Нужно дерево. Поставки. Люди. Плотники, охотники, лекари.

— Ты, Лексей, всегда был слишком хитровыдуманным, чтобы просто умереть. У тебя же есть гремлины. Меха у нас заказывают и ткани. Многовато их развелось, — останавливаемся у сломанной березки. Ровный сруб с черными краями. Огонь или кислота, но никак не ветер.

— Они хороши в своем деле, а мне нужны здешние мастера.

— Полторы калеки, да ребятишки. Много смертей за последние годы.

— Я смогу обеспечить защиту.

— Глебка тоже мог, да вот только недруги оказались сильнее. А вон и следы, — старичок резковато меняет тему, сворачивая с незримой тропки и начиная рассматривать мох. Смещаюсь следом. Часть дерна вырвана, часть втоптана так глубоко, что в отпечатках собралось немного воды. Ровный контур крупного копыта. На ближайшем дереве нахожу след от клыка и содранную прочной шкурой кору.

— Вепрь? Атакующий, а где следы жертвы? — с интересом продолжаю осмотр. Трудно понять, кто стал добычей разъярённого кабана. Помогает навык Истинного зрения. Мазанув взглядом по деревьям вокруг, замечаю необычную подсветку ветвей вверху. Присматриваюсь — точно такие же ожоги, как на искалеченной березке. Указываю следопыту. — Вверху.

— Вижу уже. Странно. Отметины на деревьях совпадают с движением кабана. Идем. Осторожно.

Скорость передвижения заметно падает. Двигаемся медленно, осматривая каждый куст. Замираем, прислушиваясь и пытаясь что-то высмотреть. Идем немного левее следов лесного хряка. Колея атакующего зверя тянется почти на километр. И чем дальше продвигаемся по ней, тем тише становится. Мелкий шум обычной лесной возни замирает. Несколько раз попадаются засушенные кустарники. Желтое, мертвое пятно сухой растительности среди зеленого ковра жизни. Старик несколько раз меняет вид стрелы у себя на тетиве. Лук покинул колчан и теперь терпеливо ждет своего часа. Деревья расступаются, и мы выходим на просторную поляну. Участок леса заканчивается широкой, рукотворной просекой. Защита от пожаров. В ее центре большое рыжее пятно мертвой травы. На вспаханной земле неподвижно замерла здоровенная туша матерого секача.

— Сотен пять веса, — комментирует увиденное лесник, начиная обходить находку по кругу. Предпочитаю замереть и прислушаться. Только после очередной проверки местности, приближаюсь к мёртвому телу. Старик уже около него и удивленно чешет затылок.

— Эво оно как, — у зверя отсутствует верхняя часть черепа. Ровные оплавленные стенки черепа. Толстенная лобовая кость. Такую не каждое крафтовое копье пробьет, а шкура зверя выдерживает большинство начальных заклинаний.

— Убит и не сожран, — отмечаю очевидное. — Монстр куда-то очень спешил и случайно сагрил вепря. Что в той стороне?

— Старый железный рудник. Хм, значит у нас гость из Топей. И как только через горы смог перебраться. Осилим или лучше вернуться с подмогой?

— Лишняя трата времени, — слегка пожимаю плечами. Зачем мне делиться лишним опытом за монстра с кем-то?

— Тогда, идем.

Дорога к нужной точке растягивается еще на несколько часов — и это мы продвигаемся по лесным тропам. Почти весь путь предпочитаем молчать, каждый думает о своём. Дед Захар размышляет о моем появлении, а я вспоминаю, чем и как лучше умертвить виверну. В болотах часто обитают небольшие летающие змеи. В больших, проклятых топях — эти существа эволюционируют и отжираются до размеров небольших драконов. Отращивают лапы, укрепляют крылья. Зубастая пасть и много яда на каждом клыке, когте или гребне. У некоторых особей яд постепенно эволюционирует до состояния кислоты. Питаются всем подряд, расщепляя у себя в желудке почти все. А вот кусочки пирита считают лакомством, которое активно подстегивает их внутреннюю регенерацию.

— Здоровая дура, — искомый монстр обнаруживается в глубоком овраге, у самого входа в заброшенную шахту. Гибкое тело грязно желто-зеленого цвета растянулось на земле и подрагивает во сне. Крылья сложены за спиной. На змеевидной шее можно рассмотреть белесые рубцы свежих шрамов. Хвост с шипастой палицей наконечника, ритмичными шлепками взрывает почву в такт дыханию существа. Громадная пасть открыта, и под ней уже набралось целое кислотное озерцо. Вокруг Кислотной виверны клубится зеленый туман. Весь овраг, в котором расположен рудник, затянут его слабой дымкой.

— Крупная. Большой гребень. Может и три сердца быть. Стрел, которые не разъест кислота, с десяток. Туман слишком плотный, если одно и пробью — она взлетит и в воздухе ее нам уже не достать, — бывалый охотник начал излагать вводную.

— Сердце. Нажралась руды и регенерирует. Стрелу в теле просто разъест. Надо шею рубить.

— Можем все-таки вернуться. Есть у меня пара копий для таких случаев и секира подходящая, — трезвомыслящий старичок готов отступить.

Роюсь в инвентаре и извлекаю из него две склянки. Янтарная жидкость и нечто серое. Протягиваю Захару первую микстуру:

— Сможешь подбросить меня точно на крылья? Не на башку с шипами, а ниже. На пустой участок шеи?

— Вполне, — дважды упрашивать старика не нужно. Дает мне сложенную в несколько рядов тряпицу. Маска Зверобоя. Меняю ее на эликсир, который он вливает в себя моментально, затем начинает разминаться, словно спортсмен перед метанием ядра.

— Хвост, лапы, потом крылья. Лишай ее подвижности, — уточняю последние инструкции, натягивая маску на голову. — Ну, начали!

Сильные руки хватают за ткань куртки и приподнимают мою тушку над землей. Охотник делает короткий оборот вокруг своей оси, и я улетаю навстречу монстру. Чувство полета радует пару секунд, а затем стремительно приближается виверна. Точный глазомер бывалого истребителя белок не подводит. Падаю я именно на шею болотной змеи.

— Да как же это бесит, — красным пламенем вспыхивает кокон Ауры вокруг моего тела. Огонь жадно рвет ядовитый туман на части. Удар! По ногам бьют костяные наросты на шее монстра и гася инерцию, скатываюсь с хребта монстра. Болью взрывается левое колено, а тело предостерегающе трещит от грубоватого удара о шкуру виверны. В руке формируется огненный шар, который я вбиваю в тело чудовища.

— ИИИ!!! — закладывает уши от визга. Гибкое тело приходит в движение. Шея начинает извиваться, а рана на ней стремительно затягивается. — Чтоб тебя… — судорожно цепляюсь одной рукой за нарост, а второй нашариваю на поясе серую склянку. Начинаются настоящие скачки на расправляющем крылья монстре. Успеваю отцепить пузырек и коротким ударом погружаю руку с ним в созданную дыру. Словно в кипяток конечность засунуть. Несмотря на защиту перчатки.

— Раааа! — мощный рывок сбивает меня на землю. Левая рука протестующе хрустит, и я перестаю ее чувствовать. Попытка подняться проваливается, левая нога также совершенно не ощущается.

— ААА! — следом острый шип прорезает левое плечо, и новый удар заставляет мое тело катиться по земле. Пытаюсь сгруппироваться. Рука и нога выстреливают сгустками боли от каждого движения. Тело начинает жечь, рана в плече горит, словно его прижгли раскалённым железом. Слишком яркие ощущения. Боль затапливает сознание, но пытаюсь ползти. Надо мной что-то ревет. Визжит. Булькает. В какой-то момент нечто горячее выплескивается на спину и ноги, заставляя орать от боли. — Аааааа! Новый удар, все тело уже в огне. Каждая клеточка скулит от боли. Звуки сливаются в визг бормашины, а затем грубый удар в голову бросает меня в темноту.

Глава 4

Утро бывает добрым. Для добра требуется всего два условия — начинается оно в обед, а в поле видимости должна находиться красивая, обнаженная девушка.

Пробуждение на этот раз происходит строго по игровым шаблонам. Темнота отступает медленно, постепенно. Оказываюсь в комнате совершенно один. Высокие окна пропускают много света. Утро. Раннее. Со двора доносится петушиный крик. Стены из дерева, задрав голову вверх, можно наблюдать опорные и поперечные балки потолка. На них сушатся травы. Витает запах гербария. Ряд из нескольких кроватей. Две заправлены, на одной — я, и одна с откинутым одеялом. Две двери, напротив. Между ними большое вертикальное зеркало. Могу себя в нем разглядеть. Голова и шея перемотаны бинтами. Мумий так не пеленали, как на меня потратились. Открыты лишь один глаз, рот и подбородок. Даже нос прикрыт тканью. На замотанных руках виднеется браслет интерфейса и БрасУп. Как и говорил Изи, обсидиан флегматично положил болт на любой урон со стороны кислоты. Тело накрыто одеялом. На теле, следуя канонам пробуждения, ничего нет. Торс частично перевязанный, бинты на ногах. Сложная шина на левой ноге. Как некомфортно без штанов-то. Обе руки отзываются с трудом. Приходится поднапрячься, чтобы активировать проекцию развития.

Класс — Маг Разрушитель. Уровень 11. Очки класса — 0.

Повышение уровня +5.

Обновление навыков.

Открыт новый навык — Адаптация.

Адаптация 44 % — позволяет блокировать действия ядов и токсинов.

Открыт новый навык — Глаз кошки.

Глаз кошки 98 % — позволяет ориентироваться в темноте.

Книга заклинаний также может похвастаться дополнением.

Огненные руки. 97 %. Позволяет сконцентрировать вокруг рук заклинателя пламя, содержащие крупицы истинного огня.

Вспышка 51 %. Кратковременно создает яркий источник света. Урон огнем 3*СМ*0.1Ар^2…..

Раздаются шаги за дверью, и приходится погасить картинку. Сползаю ниже и притворяюсь спящим. С таким тюрбаном из повязки на голове это сделать несложно. В комнату входит девушка. Замирает, осматриваясь и кивая своим мыслям, разворачивается к зеркалу. Это дает возможность рассмотреть ее более подробно.

Белые, платиновые волосы опускаются почти до бедер. Переплетенные в нескольких местах тонкой цепочкой. Собраны в хвост. Чуть раскосые глаза. Незнакомый фиолетовый оттенок. Изящные черты лица. Белые тонкие брови, длинные пушистые ресницы, слегка курносый носик, полные чувственные губы. Смуглая, загорелая до шоколадного кожа, но не черная. Очень контрастно смотрится со светлыми волосами. Немного удлиненные к концу уши. Иная форма, но размер не превышает человеческие. Темная эльфийка во всей своей хищной красоте. Аида.

Хрупкая фигурка с узкой талией соблазнительно потягивается и в одно движение стягивает с себя длиннополую рубашку. Единственную деталь своего гардероба. Серая тряпка плотно скрывала аппетитную грудь с острыми сосками. Аккуратную, размера третьего. На бедре начинается рисунок черного скорпиона. Хвост уходит к плоскому животу, а клешня прячется на внутренней стороне бедра. Белья нет. Свет падает так, словно нарочно хочет подчеркнуть стройные ноги. Под одеялом становится тесно, и я тут же встречаюсь взглядом с отражением незнакомки в зеркале. От последующего разговора спасает новый звук шагов. Идут сразу несколько человек. Темная быстро возвращает на себя безразмерный мешок для тела и гибко ныряет под одно из одеял. Пара движений по обустройству, и рядом со мной лежит еще один больной.

— Не шумим! Здесь раненые отдыхают! — бас вошедшего здоровяка может заменить корабельный гудок. Из-за живота верзиле приходится боком проходить в дверь. Высокий, массивный, начинающий заплывать жиром бородач. Артон. В руках фляжка. Одет в белый халат и короткую белую шапочку. Следом за ним протискиваются уже знакомые мне персонажи из Первородных и их начальство. Полноватая брюнетка в синей мантии с эмблемой стихии воздуха и носатый рыцарь в кольчуге и легком доспехе. Леди Айрин и Сэр Тристан. У каждого на плече золотистый вензель с нашивкой О. Последним в палату входит дед Захар, приодевшийся в зеленый кафтан.

Пока шестерка новоприбывших проходит к моей кровати, пытаюсь вспомнить, видел ли я толстых игроков за весь период погружения в Баталию. Неужели после Сбоя тела начали жиреть, и теперь отредактированные внешности вновь разгоняются до родных объёмов? Весело.

— Вот это ваш герой, — доктор утвердительно тычет лапой в мою сторону.

Почти сразу ему вторит Орлэндо:

— Да, да это тот самый новичок, которого мы завербовали в своем дозоре.

— Подтверждаю. Это наш новый рекрут. Нашего клана, — голос у мадам низкий и хрипловатый.

— На теле знаков нет. Значится, не в клане. А ежели не в клане — трофеи ему лично положены, а не вам, — ушлый староста отказывается признавать точку зрения фиолетовых.

— В клане. Мы как раз документы ему выправляли и статус у лорда подтверждали.

— На тех писулях нет его печати.

— Сейчас поставим. Он в сознании?

— Сейчас организуем, — на миг в руке верзилы-доктора зажигается белое пламя, и мое тело прошибает заряд тока.

— …ка, — принимаю вертикальное положение. Недовольно смотрю на пришедших.

— Приветствуем тебя, соклан! — вперед выступает рыцарь. — Узнав о твоем ранении, мы поспешили к тебе.

— Клан берет на себя все расходы по твоему лечению. Более того, мы переводим тебя из рекрутов в основной состав. Вот здесь нужно поставить отпечаток пальца в знак согласия, — деятельная брюнетка сноровисто подсовывает мне под нос пергамент с вензелями и печатями.

— Кхем. Кхем…, — осторожно приподнимаю правую руку. Движение дается легче. Медитация при неподвижном состоянии восстанавливает тело в разы быстрее. Тянусь к пергаменту. Так медленно, что все в комнате следят за моим действием. Успеваю отметить довольную усмешку на лице тетки-мага и легкое разочарование у Захара. Почти достигаю бумаги, но промахиваюсь и загребаю воздух. Повторяю попытку. Медленно. В последний момент собираю пальцы в кулак, вежливо отгибая средний. Демонстрирую всем желающим.

— Эээ? — Леди Айлин подвисает в пространстве. Тристан повторяет действие. У свиты глаза расширяются от удивления. Паузу прерывает староста.

— Мне кажется, он против вступления в ваше доблестное ополчение.

— Это все последствия травмы, он еще не понимает, где он и что с ним происходит, — подключается лекарь.

Привлекаю больше внимания и тычу жестом в сторону каждого лица лично. Если уж не доходит, а говорю я почему-то с трудом.

— Вот видите? У него просто свело руку, и он ею машет, — доктор начинает плавно отодвигать посетителей от моей кровати.

— Да, наверно, это травма, — магиня отмирает и соглашается с предложенной версией.

— Предлагаю позже вернуться к нашему рекруту и обсудить этот вопрос. А пока что все останется в этой деревне. Мы пришлем усиленную охрану.

— Как скажете. Можем и подождать, коль надобно. Торопиться нам некуды, — старик возвращает себе образ услужливого старосты.

— Пара дней, господа, пара дней — и после моего эликсира всего за полцены ваш солдат полностью поправится, — толстый врач услужливо открывает дверь в коридор и дожидается, пока высшие чины покинут палаты. Сперва Леди и Сэр, затем Захар и только потом сам лекарь.

Орлэндо и Крушитель предпочитают остаться и подбодрить меня парой слов.

— Ты это, давай там выздоравливай. С тебя там пара монет за то, что мы тебе место в рекрутах нашли, — напутствие от Крэша.

— Не обязательно монетами, можно и немного кожи с виверны. Она не очень дорогая, но нам подойдет. Да и вообще можем купить у тебя все или помочь сбыть ингредиенты.

Молча откидываюсь на кровать, изображая усталость. Иначе могу не сдержаться и размажу недоумков по стене. Обожаю оплачивать чужие счета и отдавать честно набитые трофеи.

— Короче, мы там внизу, если что. В дозоре, — разворачиваются и вроде как уходят, но в последний момент обращают внимание на спрятавшуюся под одеялом Аиду.

— Крэш, смотри, это же наша предательница. Хорош уже прохлаждаться.

— Огам, ранения у нее, огам.

— Я не предательница, — чистый, сильный голос звенит от негодования. Девушка моментально вскакивает с кровати и замирает напротив парочки постовых. — Наш отряд пал, а не бежал с поля боя!

— Да, да, конечно. А вот этот новичок смог в одиночку завалить виву. А ваш отряд типо пал.

— Свалили, наверно, прихватив шмот, а тебя тупую кинули.

— Он не мог победить того монстра! — короткий и сердитый взгляд на меня. И вот зачем мне это внимание? В помещении и так возникает напряжение. Аида весьма красива в гневе, да и рубашка, несмотря на большой размер, выгодно подчеркивает хорошо развитую фигуру. Парни быстро отошли от первого удивления и начинают пялиться. Глазенки-то блестят у обоих.

— Ну так иди и убедись в этом у сэра Тристана. Хотя тебе будет не до этого. Тебя ждет трибунал.

— Ха-ха, — поддакивает крепыш своему смазливому дружку.

— Катитесь, или спущу с лестницы, — кажется, фигура темной начинает окутываться зеленоватой аурой. Становится не так и скучно наблюдать это.

— Посмотрим, как будешь говорить после допроса, — Орлэндо и Крушитель отступают и начинают пятиться к коридору. Многозначительные гримасы на прощание, и дверь за дозорными закрывается.

— Трусы! — беловолосая переходит на шипение. — Жалкие, ничтожные трусы.

Грациозно разворачивается и возвращается на свое лежачее место. Я же, наоборот, пытаюсь встать. Тело, скрипя мышцами и регенерируя ткани, этому противится.

— Ты смог убить ту тварь?

Молчу. С пятой попытки удается встать с кровати. Медленными шажками бреду к зеркалу. Фиксирующая накладка на левой ноге с хрустом лопается и обвисает вокруг колена, примотанная тряпками. Достигаю зеркала и начинаю срывать с тела бинты. Ткань прочно вцепилась в кожу засохшей кровью.

— Как ты смог ее убить? Сколько вас было? — новая знакомая продолжает упорствовать. Продолжаю игнорировать. Последние ошметки лечебных тряпок уходят на пол, и можно взглянуть на отражение.

Типичная внешность для выходцев из северной Европы. Узнаваемый прямой нос и серые глаза. Светлые волосы и брови. Короткие, почти под ноль остриженные виски и затылок. По центру черепа оставлено больше растительности. Немного тяжеловатая челюсть. Заметна первая щетина. Провожу ладонью по щеке — в игре и бриться теперь нужно. Два метра роста, поджарое телосложение. Задумываюсь. Внешность могла быть снятой при первой регистрации, а позже изменена прокачкой. Пара лет активного погружения вытачивают из куска мяса нечто близкое к эталону фитнес-инструкторов. Сейчас я вижу себя. Вчерашнего. Худощавого. Несмотря на все тренировки, бег, бассейн и прочую реабилитацию — недостаточно восстановившегося. Произошло повторное сканирование?

— Тебя там жрали? — рядом неслышной тенью возникает темная и нагло рассматривает мои шрамы. Те самые, что делают из не травмированных мужчин красавчиков. Рваное пятно белой кожи на плече. Множество полосок на торсе и боку. Широкая лента шрама пересекает лоб и погружается в щеку. Осторожно нажимаю на рубец пальцами, проверяя, а нет ли там сквозной дыры. Все цело. Несколько линий от когтей на шее, руках и плечах. Вся спина непривычно красного цвета. Кожа продолжает зудеть. Корка из запёкшейся крови напротив печени. Тварь не только пыталась располосовать меня когтями на красивые ломтики для салата, но и печень пыталась достать. Какое неприятное совпадение. Последняя рваная рана на ноге, от колена и до паха. Немного выше — и прощай, член. Надо найти штаны. Прекращаю осмотр и тянусь к бесформенной рубахе на своей кровати. Такая же серая тряпка, что надета на Аиде, валяется в ногах у кровати. Грубая ткань слегка прикрывает израненное тело до самых колен. Ловлю странные взгляды со стороны девушки.

— Где здесь кормят? И где мои вещи?

— О, так ты все же умеешь говорить. Или только сейчас соизволил меня заметить? — в голосе проскальзывает ехидство.

— Готов обменять свой рассказ на пару тарелок наваристого супа, — без споров предлагаю сделку.

— Хорошо, идти сможешь? — меня еще раз внимательно осматривают.

— Медленно, — прислушиваюсь к организму.

— Тогда следуй за мной.

Идти приходится не так и далеко. Винтовая лестница возвращает нас на первый этаж. Проходим несколько сквозных помещений и достигаем внутреннего двора. Высокий частокол защищает ровные ряды деревянных столиков и лавок. Столовка на свежем воздухе. Пока со своей черепашьей скоростью добираюсь до лавки — Лесса уже приносит мне деревянную миску и ложку. Пахнет изумительно. Сразу показываю три пальца, и девушка убегает за добавкой.

— История, — напоминает она, едва я вкидываю в себя пару ложек горячей пищи. Живот сразу же отзывается урчанием.

— Хорошо, — осторожно зачерпываю новую порцию и отравляю в пищевод. Похлебка горячая. Обжигает наваристым бульоном и специями. Можно совместить болтовню и восстановление сил.

— В деревне есть старый охотник. У него я взял задание на поиск болотного змея, который напал на вашу группу.

— Это был не змей, а виверна.

— На поиск я отправился с этим местным. Обыскивали лес. Нашли следы и одного убитого кислотным ударом вепря.

— Черного? Это был Киви.

— Пусть Киви, нашли его останки, оценили следы боя — охотник предположил, куда змей мог направляться. Продолжили поиск и нашли его у старой железной шахты, — делаю паузу на подчищение супца из тарелки. — Змея оказался Кислотной Виверной. Старой.

— Видела, на площади стоит телега с трупом. На гребне пять шипов, цвет почти желтый. Минимум три сердца, регенерация, как у гидры, а кислоту такую никогда не видела.

— Разбираешься? — слегка обозначаю интерес, отодвигая пустую тарелку и переходя к следующей.

— Мы охотники на монстров. Гильдия Черный Скорпион, — гордо вздернут аккуратный носик.

— Не слышал о таких, — равнодушно подкрепляюсь, ритмично работая ложкой. Хотя слово гильдия, а не клан подразумевает отсутствие базовой цитадели. Сборище по интересам.

— Мы занимаемся поиском и уничтожением опасных монстров, — заявление слегка тускнеет после моего смешка. — Этих оказалась пара!

— Чего? — все-таки обжигаюсь супом. — Так. Давай тогда по порядку.

— Мы выследили монстра по заданию. Подготовили ловушку и поймали в сеть. Затем начали вливать урон, с танком и щитами. Почти убили, а потом из инвиза спикировала вторая тварь. Прямо на нашего мага. Раз — иииии сразу убила кислотой — иии атаковала второго. Крис и я продолжили давить первую, остальные откатились против второй, — повествование у девушки выдается эмоциональным и сумбурным.

— На последних хп наш монстр лопнул кислотным пузырем. Меня отбросило в расщелину. Сломала ноги. Потом кулдаун травмы и зелье регенерации. Когда вылезла из дыры, никого уже не было. Никаких следов от отряда, и только остатки первого монстра, — такое вот грустное повествование.

— Вива точно из инвиза вышла? У нее крылья какого цвета были? — уже с трудом добиваю вторую тарелку. Надо сделать паузу.

— Коричневые. Желтые. Немного белые, — беловолосая хмурится, пытаясь вспомнить. — Ну да. Коричневые больше, чем желтые. Так как ты ее убил?

— А я ее и не убивал. Мы с охотником уничтожили Кислотную, хоть и матерую. У нее нет навыков невидимости, и они всегда охотятся по одиночке, — прикосновением к браслету активирую свой БрасУп. Всплывает окно приватного чата, и я начинаю набирать туда сообщение Изичу.

— Что? Как не убивал? А на телеге?

— Идем, — быстро добиваю текст и подхватываю оставшуюся миску с едой. Тело свободно встает рывком, почти не постреливая болью. Отлично.

— Ты хочешь сказать, что… — девушке приходится указывать мне дорогу, и поговорить не получается. Обходим дом целителя и оказываемся на центральной площади деревеньки. Это очередная догма Баталии. На главное пустое пространство поселения всегда выходит дом главы, крупнейшая лавка, аптека-госпиталь и отделение банка-ломбард. Все остальное нужно искать самим игрокам. Ближе к домику старосты находится искомое. Туша чудовища разложена на открытой телеге, крылья и хвост простираются на подставленные лавки. Грубо сколоченные столы берут повозку в полукруг. Живот кислотного змея вскрыт, часть органов разложена на поверхности столов. Над трупом трудится три ремесленника, продолжая отпиливать, вырезать или извлекать ценные ингредиенты. Все в защитных передниках, рукавицах и масках. Своеобразный комбинезон красно-коричневого цвета, из кожи. Пара крепких селян с топорами и щитами в качестве охраны от любопытных обывателей. Никаких фиолетовых плащей. Останавливаемся у одной из лавок.

— Это другая вива, — Аида заканчивает мою мысль, рассматривая мой трофей. Свисающее крыло змея болотного зеленое. С редкими желтыми пятнами. Существует, конечно, вероятность ошибки, но…

— А, вот вы где! — со спины к нам подкрадывается дед Захар. — Только ентых спровадил, а вас ищу-ищу.

— И мы рады тебя видеть, вещи мои где? — приветствую.

— Так погорели почти все. Даже накидка моя, уникальная. Остальное чинится, — притворно взгрустнул охотник.

— Намекаешь на долг?

— Должен, — степенный кивок, — а для тебя, девчуля, вести плохие. Нет в брюхе змея ничего. Не ел он твоих приятелей.

— Мы это уже обсудили, — успеваю вставить слово раньше открывшей рот темной, еще и задницу девушки аккуратно обнимаю. Та смешно округляет глаза, но удерживается от реплики.

— Вы. Обсудили? Хм… хм… — кустистые брови старика сходятся над переносицей. Соображает глава деревни быстро. — Вот же копьем им всем в жопу. Да с поворотом, и поглубже.

Молчу, сдерживая улыбку. Продолжаю осторожно исследовать упругую ягодицу, слегка притягивая Аиду ближе к себе.

— Чтобы тот вепрь драл этих лятых чупушильников. После вас мы проверили территорию и окрестности до самых гор. Никаких монстров! — сердитый старик явно передразнивает чью-то цитату. — Уууу, лентяи!

— Значится, еще змей есть? Матерый? — внимание старика вновь сфокусировано на нас.

— Да, — уже открыто улыбаюсь.

— Он невидимым может быть, — осторожно добавляет блондинка.

— Змей невидимкой оборачивается? — переспрашивает.

— Да, — губы непроизвольно растягиваю сильнее. Настроение стремительно поднимается. Это вгоняет дедка в еще большую паузу. На сморщенном лбу проступает активная работа мысли. Продолжаю наслаждаться моментом.

— Быть того не может, — староста даже отходит на пару шагов.

— Может.

— Да не… это же…

— Может.

— Да епать не переепать вас всех… Чавош на нас всякая напасть-то лезет… Уу! — разгорячившись, расстроенный Захар продолжает мерить шагами землю вокруг нас. Размахивая руками и бормоча себе под нос. — Конечно, где Лексей, там и геморрой. Чтобы хоть раз по-соседски в гости зашел. Хоть бы раз просто…

Вокруг нас продолжают собираться любопытные. Шепчутся о своем старосте.

— Старик, — приходится одернуть, повышая голос. — Когда это мы проблем боялись?

— Ладно, — старик остановился. Вздохнул и осунулся, словно из него стержень вынули. Проводит ладонями по лицу, стирая усталость. Массирует себе лоб и лицо. Через несколько секунд на меня смотрит цепкий и холодный взгляд. Оценивающий. Сердитый. Злой. Карие глаза деревенского дедка становятся черными. Фигура расправляет плечи. Становится выше. Массивнее. Слышится скрип. Даже без Истинного зрения физически ощущаю холод активируемой ауры старика. С тихим «оооее» рассасывается собравшаяся толпа селян. С писком за мою спину смещается напуганная Аида.

Горячая волна гнева проходит по моему телу, крепко сжимает кулаки, заставляя стиснуть зубы. На миг кожу лица обжигает забытый жар, а картинка двоится в глазах. Обнаглел старикан, аж бесит.

— Уже лучше, — слово буквально сцеживается через плотно сжатые зубы. — Отдых закончен, Старый.

Минутная игра в гляделки заканчивается перемирием. Первым отводит глаза староста, дернувшись всем телом и возвращаясь к образу. — Ох ежпт!

Следом расслабляюсь и я, забытым движением ладони проводя по шее и похрустывая позвонками.

— Твоя правда, совсем расслабились мы с этими. Отдых отдыхом, но и клятвы негоже забывать, — и снова дед Захар олицетворяет деревенского жителя. Бесхитростного, доброго и исполнительного.

— Брошу клич остальным. Через три дня будем у Листа. А сейчас, давайте обратно к Артону. Вам там одежку подобрали уже, нечего телесами щеголять. Особенно этой черной, — привычное ворчание радует. Конфликт сглажен.

— А? Что? Это расизм! — темную приходится силой утаскивать в сторону деревенского госпиталя. Произошедшее сбивает девушку с толку.

— Что это сейчас было? У простого местного есть аура? На что он согласился? Причем тут виверна? Куда мы идем? Хватит меня лапать!

— Хорошо, был рад знакомству, — отпускаю и продолжаю путь в одиночестве. Беловолосая почти сразу меня догоняет.

— Это было, это так было!.. Он такой злой — ууу, а ты такой грозный — ыыы, и вокруг вас такое — брррр… — словесный поток все менее разборчив.

— Ты слишком громкая и привлекаешь лишнее внимание.

— Я молодая, красивая и умная. Такой идеал не может не привлекать даже нпс!

— Вот и оставайся здесь. Организуешь фан-клуб из местных. Защитят от первовротных.

— А вот и останусь, они очень даже ничего, если даже тот дед с аурой ходит, — под обмен мнениями заходим обратно в палату. На кроватях и вправду ждет комплект вещей для каждого. С радостью узнаю свои солдатские сапоги, пояс и штопаные-перештопаные штаны. Вместо рубашки достается нечто без рукавов. Длинные полы до колен, никаких пуговиц. Цвет сезона — серый. В любом случае лучше больничной безразмерной рубашки. Быстро одеваюсь, но, к удивлению, девушка успевает экипироваться раньше.

Разворачиваюсь к ней и вижу упакованного игрока класса Скаут. Мягкие сапожки, зеленые лосины из тонкой кожи, короткая жилетка-топик. Открытые плечи, руки и плоский живот. Широкий пояс прикрывает талию, сложная разгрузка опоясывает плечи и торс. Кармашки, наполненные бутылочками, баночками, мешочками и амулетами. На шее — сразу две подвески. Виднеется короткий кинжал на правом бедре, а в ножнах на левом — жезл. За спиной — зеленый, пятнистый плащ с капюшоном. Под ним спрятан короткий лук. Из-за плеча торчит колчан, полный стрел. Даже прическа меняется — появляется тонкая защитная диадема, а волосы собираются в несколько длинных кос.

— Восхищен? — со смехом спрашивает Аида и медленно поворачивается вокруг своей оси, давая оценить вид сзади.

— Да, но серьга упала туда, — киваю на дальний угол комнаты, прислушиваясь к своему телу.

— Правда? — темная искрение удивляется и разворачивается для поиска. — Ой, спасибо! — нагибается за найденным предметом. Спасибо Зрению за своевременную подсветку артефакта. Увиденная картинка упругой попки создает напряжение. Странное для виртмира чувство. Организм начинает вести себя, словно после недельного воздержания.

Тактично отворачиваюсь и иду на выход, оставляя воительницу в палате. Успеваю спрыгнуть с крыльца и выйти во двор, как меня нагоняет зеленый вихрь.

— Эй, ты куда? — и откуда у нее такая скорость? Вдох. Выдох. Вдох.

— Дела, нужно идти. Был рад знакомству, — вежливо и тактично отшиваю новоявленную попутчицу.

— Я хочу пойти с тобой, — высоко выпяченная грудь и пародия на стойку часового. Посмотреть, есть на что, но это не определяет выбор.

— Спасибо, предпочитаю путешествовать в одиночестве, — еще одна вежливая улыбка, стараюсь обойти назойливую эльфийку.

— У меня хорошо прокачаны следопыт, логистика и разведка. Я очень хорошо знаю эти леса. Я могу быть очень полезна, — Аида увязывается следом.

— Мне не нужен проводник, соратник, союзник, слуга или друг, — градус разговора понижается, а шаги ускоряются.

— А если вассал? С клятвой крови!

— Больная? — мы как раз возвращаемся к разделочным столам на главном пятачке деревни.

— Боишься? — фиолетовые глаза беловолосой горят нездоровым энтузиазмом, а сама девушка слишком уж близко подступает.

— Не верю в альтруизм, — легкое пожатие плеч, краем глаза выхватываю из окружения старого. — Захар!

— Так что, ты согласен?

— Нет.

— Почему? Я буду сильнейшим вассалом из всех вассалов! У меня открыт сотый уровень, я топовый скаут, умная, красивая, добрая, отзывчивая, милая, с хорошим чувством вкуса, гибкая, ты сможешь реализовывать все те грязные фантазии, что приходят те…, — скромная Аида начинает свою предвыборную кампанию с саморекламы. Приходится прервать.

— Хорошо. Я дам тебе шанс проявить себя.

— Правда?

— Задание. Одно. Выполняешь — приму твою клятву.

— Что-то провальное? — недоверчиво прищуривается блондинка.

— Захару надо организовать важную встречу. Ему требуется быстрый гонец и умелый дипломат. Подробности он тебе расскажет, но через три дня у руин замка должны быть старосты Бобрового Приюта, Ржавого Зала, Перекрестка и Черного Поля. Выполнимо?

— У тебя есть руины замка? Круто! Южные? До южных совсем близко, а если к Перекрестку, а потом в Зал, — девушка погружается в расчеты, — дорога короткая. Подвох в уговорах? Так я без проблем справлюсь. У меня высокая репутация с каждым из местных управляющих.

— Вот и отлично. Еще напомни старику, что все тела виверн надо отдать фиолетовым. С почтением.

— Первородным? А зачем? — на лице темной проявляется жгучее любопытство.

— Вот он тебе и расскажет. Увидимся через три дня, — мне достаются крепкие объятия, после чего потенциальный вассал исчезает в зеленом вихре. И это не фигура речи: контур девушки смазывается от скоростного перемещения в сторону старосты, а в Истинном зрении видно лишь быстро удаляющееся пятно слабо-салатовой ауры. Может, и не врет насчет своей топовости как скаута.

Глава 5

— Хорошего вам урожая, уважаемый, — окликаю едущего впереди возницу. Пешком нагоняю караван из двух телег и шестерки мулов, под управлением рослого мужика в широкополой фиолетовой шляпе. Сильные животные запряжены в сложную упряжку по двое и медленно тащат сдвоенную телегу. Первая телега трёх-, вторая — двухосевая. Большие колеса оббиты железом, высокие борта, несколько десятков мешков с зерном на каждой. Грузовая телега местной сборки на животной тяге. Дорогая вещь, которую может себе позволить лишь зажиточный фермер или успешный торговец.

— И тебе здравия желаю, — местный персонаж с говорящим именем Древолом оглядывается на меня. Оценивает мой внешний вид, стоит только мне сравнять шаг со скоростью телеги. — Кто такой и откуда путь держишь?

— Иду из Бобрового Приюта, по приказу старосты Захара. Зовут Алексом. Дело поручено в Перекрестке. Торговый ряд выкупить для товара, — вежливо и спокойно отвечаю на вопрос. Уверенный тон несколько успокаивает подозрительность возницы. Он перестает держать левую руку под соломой. Обманчиво. При необходимости в один миг вытащит и ударит топором, палицей или багром.

— Полезное дело. Какие вести на юге?

— Болотные змеи в лесах появились. Охотники теперь группами ходят, много добычи приносят. А у вас что слышно?

— Продавать планируете? Понятно. Поговаривают, — слегка понижает голос, — у самых гор гнезда василисков нашли.

— Да ладно, настоящих? — подыгрываю рассказчику, удивляясь. — Их же сотню лет никто не видел.

— Сотню, не сотню, а года три, как последнего изловили. Плохие предзнаменования. Ладно, полезай на лавку, успеешь ноги стереть, — благодушный жест на свободное место рядом с собой.

— Благодарю, — упрашивать меня не нужно, рывком забираюсь на сидение. Моя пешая прогулка и так затягивается. Распрощавшись с Бобрами и уточнив дорогу, я сразу отправился дальше. Размялся часовой пробежкой. И еще раз размялся. Потом перешел на размеренное путешествие и вот уже третий час иду по однотипной дороге. Старая школа первых перемещений по виртмирам. Бег, бег и еще раз бег. Порталы — всегда дорогое удовольствие. Для бюджетников проложены дороги. Память подводит, путь должен был быть короче, а он все тянется и тянется. Единственный попутчик — только сейчас обнаружился.

Ехать рядом с возницей в разы приятнее. Можно вытянуть ноги и, поддакивая, выслушивать рассказы. Новый знакомый фермер выращивает зерно и коров. На юго-западе, где и располагаются какие-никакие поля и пастбища-долины. Животные последние месяцы страдают от насекомых, а посевы — от саранчи. Маги Перекрестка — нехорошие, совершенно отказываются помогать с решением проблем. Сейчас движется как раз на мельницу для сдачи продукции. Мельник — такой же нечестный человек, как и чародеи: дает гроши за хорошее зерно. Хотя, по мнению общественности, у него очень доступная жена и целых три дочери, которые пошли нравом в мать. А еще лучше в самом поселке на ночь не останавливаться, а переночевать в поле или лесу. Мест в гостиницах почти нет, а цены ломят в десять крат больше прежних. Истории могут продолжаться долго, но впереди показывается крыло мельницы. Горящее. Лопасть поднимается над лесом, разбрасывая горящие фрагменты деревянной конструкции. Через пару сотен метров можно различить слабый дым. Только сейчас ветер приносит запах гари. Прищелкнув вожжами, Древолом ускоряет свой транспорт. Мы быстрее поднимаемся на горку, чтобы увидеть, что же происходит за холмом.

На самой вершине встречаем застывшую грузотелегу схожей конструкции. Лошадиный двигатель, но вместо зерна в ней установлены лавки, на которых разместились крестьяне. Часть вылезла, обступила животных и смотрят вниз. Дерьмо. Соскакиваю на землю и расталкиваю себе дорогу в первый ряд.

Сразу на спуске начинаются хозяйственные постройки. Сараи, зернохранилища, загон для скота. Несколько небольших домиков. Все разбито в щепки, земля буквально вспахана мощными ударами. Валяются каменные глыбы. Дальше расположилась громадная мельница. Почти не поврежденная, но уже активно поглощенная пламенем. Красные языки разгорелись у основания и теперь нежно лижут стены деревянной башни. Гигантские лопасти продолжают лениво вращаться. Я не могу вспомнить эту локацию. Вокруг развалин валяются сломанные человеческие фигуры. Трупы разорваны, раздавлены, размазаны по глыбам. Кровь, кости, ошметки и гирлянды выпотрошенных органов. Истинное зрение очень не вовремя приближает картинку, регулирует четкость. Половина черепа старушки, безногий и безголовый торс женщины, яма с кашей из мяса, среди которого плавают детские смятые головы. Треть мешка с зерном обнимают одни лишь руки крестьянина. На угол дома буквально намотан красный мешок из костей и плоти. Тела, тела, тела. Сотни фрагментов, десятки измельчённых местных. Системные персонажи? Программный код, одетый в пиксели? Тогда какого хера меня начинает трясти от увиденного?

— Дддд…, — зубы лязгают, начиная отбивать дикую пляску. Тело колотит от бешеного притока адреналина. Жар сухой, горячий жар горит в груди, поднимается до плеч и струится по рукам. Ярость? Нет. Гнев. Осязаем. Давит на плечи, подталкивая к действию.

Зрение выделяет фигурки у самого горизонта. Сквозь разрушенное безымянное поселение, по склону вниз. По все той же красной, слишком красной дороге, в низину. Множество небольших фигурок и одна крупная. Мельтешат.

— Су…, — движение вперед превращается в спринтерский рывок. Тело размывается в пространстве, ощутимо царапая о воздух кожу. Вперед. Бежать. Сильные толчки ног бросают меня вниз по склону. Ускориться. Быстрее. Силуэты приближаются рывками. Маленькие, средние, различимые. Скачки трансформируются в бег. Сопротивление воздуха на очередном рывке пропадает, и я проваливаюсь вперед. Успеваю подставить ногу и не упасть. Новые шаги вперед — и опять движение в пустоту. Бесит. Ускоряюсь еще и еще. Изо всех сил, получая щедрые пинки от гравитации, стрелой несусь на противников.

— Ки…, — первый настигнутый мною гнолл получает мощную плюху кулаком в затылок и разбрызгивает свои жалкие мозги по земле. Перед ударом привычно покручиваю кулаком, активируя Огненные Руки, и сильнейшей атакой разваливаю первый черепок. Рефлекс, вбитый виртмиром в подкорку моего черепа. Вторая, третья и четвертая голова человекоподобных гиен также получают роль гнилых слив. Удар, удар, удар. Ускориться, догнать, сблизиться и вбить окутанный Истинным пламенем кулак в тупую собачью рожу. Меня замечают, стая разворачивается. Одетые в легкую броню монстры с кастетами, кистенями или короткими мечами пытаются взять меня в круг. Почти человеческий рост прямоходящей гиены. Небольшой горб портит осанку. Шаг вперед, уклонение и прямой удар в череп. Хлюпающий звук, резкий разворот — и на пределе выпада ноги жесткий удар железным носом ботинка в шею. Такую хрустящую. Удар, удар, удар. Кулаком, локтем, коленом. Ныряю на сверхближнюю дистанцию. Прихватывая за корпус и броню, пробивая страшные удары коленом в корпус. Техника Огненных рук позволяет покрывать любой участок тела стихийным покровом. Хорошо поставленный удар коленом в селезенку рвет ее и ломает ребра слабозащищенного человека. Усиленный магией огня — пробивает дыру в теле. Удар, удар, удар. Сбивая атаки гиен ударами по конечностям. Отталкивая, пиная. Активно работая ногами по ногам и корпусу пятнистых. Технично. Жестко. Никаких огненных искр, только перемещения и контакт. Тренировка. Прогрев дремавшего в коматозе тела. Выкладывайся, медленная туша!

Новое перемещение к собаке, одетой в плащ и с посохом в руке. Рывок, удар правой ноги под опорную ногу. Повторный удар по почке и прямой боковой с левой руки в открытую голову. Хватаю выпадающий посох и одним коротким движением вбиваю в грудь соседнему шаману. Ладонью припечатываю навершие и проталкиваю деревяшку глубже в тело. Недомаги земли, способные лишь убивать мирное население и слишком медленные для прямого противостояния. Удар, удар, удар — еще серия атак расплющивает чужие головы. Найдите потом хотя бы десяток целых черепов себе на трофеи. Рядом проносится человек в железе. Знакомый фиолетовый цвет. Прыгаю в подкат следом. Жестким ударом ног обрушиваюсь на голеностоп незнакомца. Рыцарь нелепо взмахивает руками и падает на меня. Встречаю его ударом кулака в шлем. Еще и еще. Защитная маска деформируется, погружается в лицо, а затем добирается до мозга. Судорожное сопротивление затихает с кровавым бульканьем. Рядом вонзается копье, рывками переворачиваю железную тушу и блокирую ею пару клинков. Отвечаю ударами ног по коленям. Те ломаются, и враги падают рядом. Изворачиваюсь, как змея, и добавляю локтями ближайшим, затем по контрольному каждому в зубастую башку. Мощные удары складывают вытянутую морду гармошкой в глубину головы. Выползаю из свалки. Ближайший ковер из тел лишь скулит и шевелится. Встречаю новых противников. Удары. Удары. Быстрее. Быстрее. Физически ощущая, как воздух от движений гудит. Как становится вязким. Успеваю ладонью порвать незащищенное горло гиене и, продолжая движение, погрузить пальцы в глаза следующему врагу. Собрать их в кулак, раздавливая мягкую кость и растирая пальцами мозги. Рывком в сторону пропускаю очередного лохматого и, хватая за загривок, резко дергаю. Тело выгибается, а пятнистая голова с громким хрустом отламывается от позвоночника. Остаётся болтаться на связках. Вокруг начинают пропадать цвета. Мир разделяется на белое и черное, огромным пятном которого оказывается новый противник. Огромный великан. Непропорционально длинные ноги и руки, серая кожа из камня. Моя голова достает лишь до колена гиганта. Могу созерцать несколько воткнутых в живот и спину копий. Вокруг серого верзилы кружит несколько теней. Все те же Первородные. Значит, мое попадание в стаю со спины произошло в момент их боя. Хорошооооо.

Специально сталкиваю суетящегося рыцаря с каменной палицей монстра. Руками выталкиваю человека под траекторию оружия. От удара защищенное металлом тело расплющивает внутри доспеха, а громадная рука, притормаживая, проходит совсем рядом.

— Пфф! — злая огненная искра тут же вонзается в кисть и пережигает каменную плоть.

— Арррр!! — с ревом громадина отшатывается, роняя свое оружие. Кусок скалы просто продолжает движения, выскальзывая из ослабевшей руки. Окончательно хоронит заклинившего в броне воина.

Скачок в сторону ног и несколько алых шаров в область пятки. Стопы. Голени. Быстро перемещаюсь, раскидываю прожигающие заклинания. Кожа толстая, даже концентрированный огонь лишь делает небольшую дырку в каменных мышцах. Но это все равно становится порванной связкой или пробитой костью. Когда вокруг кружат враги, а ты пытаешься обороняться. Отпрыгиваю как можно дальше от монстра. Оставляю его фиолетовым и опять принимаюсь зачищать гноллов. Стая основательно сократилась, но работы еще много. Удары. Удары. Удары. Умножая на ноль каждую мерзкую тварь, все стремительнее сокращаю пятнистое поголовье. Яростный вой с каждым ударом все больше превращается в жалостливый скулеж. До последнего повизгивающего трупа. Добиваю каждую булькающую особь. Осматриваюсь и не лезу в бой рыцарей с великаном. Тем удается опрокинуть чудовище на бок, и теперь стараются его ослепить. Массивные кулаки верзилы успешно попадают по самым торопливым. Проверяю раненых монстров и провожу контрольные раскалывающие удары. Дерьмище… С головы до ног в крови, мозгах и чем-то еще. Кажется, это собачье дерьмо из распоротых желудков. Как же воняет. Цвета возвращаются.

Противостояние оказывается условной победой клановых воинов. Их остается целых два бойца, а вот ослепленный великан уже почти не шевелится. Слабо подергивает единственной целой рукой. Вторая отрублена мощным заклинанием магии льда. Отправляюсь к выжившим. Выглядят они в измятых доспехах плохо. Избиты, иссечены, с трудом стоят. Опираясь на какие-то закрафченные копья. Ими-то и растыкали глазницы монстра.

— Приветств…, — договорить ближайшему не дает огненный шар в лицо. Не нужно открывать забрало незнакомым людям. Повторная искра увеличивает дыру и достигает мозга. Болванчик с оплавленным черепом заваливается на спину. Его друг хочет что-то предпринять, но сильный удар по опорной ноге выбивает его из равновесия. Второй пинок — бросает на землю, на живот. Подхватываю копье убитого и точным ударом вбиваю оружие в спину героя. Усиленный наконечник пробивает металл и ломает позвоночник. Прибивает железного жука к земле. Осторожно обхожу поверженного, но живого, и присаживаюсь у его головы. Рассматриваю ник. Ангел Битвы. Ставлю у самого лица стеклянную бутылочку с эликсиром красного цвета.

— Как тут оказалась такая большая стая?

— Ты… пошел… ты… …ааааааа!!! — истерзанному телу фиолетового достается еще одна алая искра в искореженное предплечье. Аккуратно в дыру доспеха.

— Сейчас сдохнешь.

— Мы… наш… наш отряд… ааааааа! — еще одна огненная пчела для стимула.

— Не нааааадооо!!! Логово и Перекресток в осаде! Отряды агрят на себя части стаи и отводят от замкаааааа! Растягиваем и уничтожаем. Иначе замок бы уже давно паааал!!! — перестаю поторапливать парня и поднимаюсь. Ударом ноги вбиваю бутылочку зелья в лицо проигравшего. Тело всхлипывает. Перехватываю оставшееся от Ангела копье и иду к великану. Зрение уверенно показывает, что тварь еще жива. Обхожу со стороны отрубленной руки. Немного времени на поиск уязвимой точки — и сильным броском пронзаю вытекший глаз чудовища. Упираюсь в древко и рывком проталкиваю наконечник глубже в умирающий мозг. Короткая дрожь агонии извещает о смерти гиганта.

Подниматься обратно в гору тяжело. Тело сковывает усталость. Немного штормит и качает. Алхимии из инвентаря требуется время для восстановления организма. Пью ее. Склянка за склянкой. Спасает навык медитации, но и у него есть рамки. Обхожу останки погибших людей. Картинки почему-то сильно западают в сознание. Очень нескоро достигаю вершины с двумя караванами. Из любопытных там остается мой попутчик и еще несколько крепких крестьян. У каждого в руке топор. При моем приближении быстро отступают. Подхожу к ближайшей лошади и освобождаю ее из места в упряжке. Несколько прикосновений к механическим узлам раскрывают специальные пазы и ослабляют ремни.

— Куплю у вас лошадь. Все трофеи внизу вам на усмотрение. На похороны, — залезть на очень смирную лошадку гнедого окраса оказывается сложно. С борьбой, но справляюсь.

— Помните, о том, что увидели, — медленно направляю транспорт в нужную мне сторону. — Давай теперь осторожно вниз.

Через сотню метров животное осознает, какой мешок говна достается ему в наездники, и самостоятельно корректирует маршрут. Звонко долбя плиты дороги своими копытами. Стараюсь не потерять сознание, крепче обнимая хребет. Мутит. Мир кружится. Тело знобит. То ли откат от спонтанного ускорения, то ли перенапряжение. Теряюсь во времени и прихожу в себя не скоро.

В какой-то момент очередного спуска понимаю, что передо мной разрастается нужная мне деревня. Вид сверху открывается превосходный. Светло-желтый кирпич и красная черепица. Два-три этажа в каждом строении. Ровные полосы улиц. Пространство между домами. Большая центральная площадь с чем-то деревянным. Церковь. Каменная ратуша. Нечто, напоминающие систему акведуков. Высокая деревянная стена с вышками для часовых. Перекресток уже можно назвать маленьким городом. Уровень деревни он перерос. В отдалении замечаю еще одно укрепление. Гигантские блоки цельного серого камня неизвестный строитель поставил друг на друга кругом. Укрепил раствором и мелкими кирпичами. Накрыл деревянными перекрытиями и застелил общую крышу над всем контуром стен сразу. Вероятно, разделил внутреннее пространство на этажи. Получилась жирная, даже уродливая башня с окнами-бойницами на стыке основных камней. Блок — узкая щель окна — блок. Цементные заплатки. Навесные щиты из железа. Фиолетовые полотна, свисающие вниз, и знамя с буквой О. Полагаю, это резиденция Первородных в моем регионе. У недокрепости происходит возня. Собратья-гноллы и двое великанов сражаются с силами обороны. Там же мелькает ощетинившаяся копьями коробка ополчения со штандартом Перекрестка. Коричневый крест на желтом фоне. У фермеров появились войска и знамя. Куда катится этот виртмир? На развилке разворачиваю лошадь в сторону от города. Делать мне под закрытыми воротами нечего. Придется позже найти время на посещение и сопутствующие дела. Любуюсь красочным дорожным указателем. Здесь сходятся две крупные дороги. С севера на юг идет главный торговый тракт долины. Тот, что из красного гранита. Его перечеркивает с востока на запад старая имперская дорога. Уже темно-зеленые плиты покрытия. По легендам мира, этот путь был построен для легионов империи, которые огнем и мечом расширяли границу на запад. Уцелевший осколок старой дорожной системы начинается от Драконьего Хребта и упирается в горы перед Гиблой топью. От Перекрестка и на запад это торговая артерия с обитателями болотного региона. От города и на восток — путь поставок строительного материала и драгоценных камней из гор. Немного, но есть.

Выбираю направление на восток. От него отходит несколько второстепенных дорог на юг. По ним и вернусь к своему замку, совершая своеобразный полукруг. Сильный зуд в правой руке отвлекает от мыслей. Счищаю корку грязи с браслета управления замком и вижу несколько светящихся синих линий. Активирую связь. Сразу же раздается негромкая речь главного гремлина.

— Прием. Цитадель вызывает величайшего градостроителя всех вре…

— Надо бы нам, как в старые добрые времена, провести дружеский спарринг, — прерываю болтуна.

— Не, нету у меня времени на всякие глупости, — от меня отмахиваются. — Как слышно? Проверка местоположения.

— Восстановили обзор? — запоздало догадываюсь.

— Малый радиус. Без зума дальше Перекрестка и Поля не просветить. Наблюдаем, что у нас под носом.

— Что-то важное?

— Местные жители и местные монстры. Игроки у Логова, в Перекрестке, в пятне у тебя на пути и у Желтой Шахты. Существ из соседних регионов не наблюдаем. Остатки вторжения гноллов добиваются на севере.

— Столкнулся с одной стаей, — непроизвольно вспоминаю нелицеприятные картинки. — Что за пятно? Здесь же глушь редкостная для героев.

— Закрытый от визуального наблюдения участок.

— Тайник? — отковыриваю целый жгут кровавой корки с предплечья. — Подробное описание.

— Площадью в гектар. От пяти до десяти контуров игроков. Туман слабый. Средние камни душ или проклятый арт. Детали скрыты. Происходящее сейчас скрыто.

— Камни нам пригодятся, — задумываюсь. — Перемещение порталов работает?

— Предположительно, только индивидуальная привязка. Работает в связи с отсутствием нашего зума. Расчетное время запуска — пятьдесят три часа, — все та же бесстрастная интонация. — Дополнительные приказы?

— Первая часть идет в штатном режиме. Готовься к приему пополнения. Уточни координаты пятна.

— Принято. Исполняю, — лаконичный ответ и завершение сеанса связи.

Искать столь интригующее место долго не приходится. Вывеска с оранжевой хвостатой лисой появляется у поворота дороги и почти совпадает с нужной мне точкой. Большой деревянный щит из тонких досок с логотипом и указателем на еще более узкую тропинку в окружающий лес.

— Раз, два, три, четыре, пять… я иду искать, — сползаю с лошади и трачу несколько минут на разминку конечностей. Длительное отсутствие практики совершенно испортило навык верховой езды. Тело постепенно восстановилось и требует жрать. Голод и предвкушение раскрытия мелкой тайны гонит вперед.

«Пятно» и «тайник» в реальности оказываются громадным особняком в романтическом стиле. Выступающая парадная часть роскошного входа, высокие окна с арками. Колонны. Балкон. Плавные линии декора и светло-розовый оттенок камня. Умиротворенно. Всего пара этажей, но в противовес — по десять окон в каждую сторону от главной двери. Считаю, приближаясь к порогу. Над входом повторная картинка рыжего животного и вязь букв — Постоялый Двор «Пять Хвостов». Гостиница? Наверно, от путников отбоя нет, а выручка обгоняет доход всего региона.

Двери мне навстречу открываются, пропуская в небольшой зал со стойкой администратора. Буквально прихожая с парой охранников.

— Добрый день, рады вас видеть в «Хвостах». Позвольте узнать зарезервированный номер и принять дополнения к заказу, — сидящая на месте портье миловидная блондинка даже не изменилась в лице при виде моего внешнего вида. Неигровых персонажей трудно смутить бедными шмотками и литром крови сверху. Программный код определяет поведение. Это упрощает общение.

— Встреча с управляющей через час, — демонстрирую черный перстень со стилизованной цифрой 5. Глаза работницы заведения расширяются в испуге, ближайший охранник так же стремительно белеет. — Слуш-шы-шы-шаюсь, — попискивает администратор с ником Хлоя.

— Горячая ванна, еда и новая одежда, — коротко обозначаю свой заказ.

— Михаилл вас проводдиттт, — заикание настигает собеседницу.

Мишей оказывается тот самый побледневший охранник. Мужчина быстро берет себя в руки и смещается к одной из дверей: «Прошу, следуйте за мной». Выполняю указание. Проходим короткий коридор и поднимаемся по лестнице. Еще один коридор, скромная дверь с цифрой один — и попадаем в предоставленные апартаменты. Большая главная зала с каменной купелью в центре. Просторная кровать в смежной комнате. Несколько дверок в подобие туалета и душевую. Кабинка душа с футуристическими шлангами. Коричневый кафель, роскошные элементы отделки, зеркала. Почти как бюджетный гостиничный номер реального мира. Качок сверяется с мигнувшим браслетом и вежливо, очень и очень вежливо обращается ко мне: «Ваш номер. Новые вещи будут через час».

— Свободен, — небрежным жестом убираю местного из своего поля зрения. Вся одежда отправляется на пол. Что-то через силу и отрывание. Даже не хочу разбираться, что уцелело под ударами когтей и клинков. Почти все кольца также переходят во внутренний инвентарь. Оставляю браслеты, перстень и отправляю тело под горячие струи воды. Мощный поток смывает грязь и позволяет отодрать застывшую кровь. Зеркало помогает осмотреть себя на предмет ранений и царапин. Медитация, разогнанная зельями, результативно убрала даже синяки. С легкой ностальгией провожу пальцами по левому плечу. Кожа чистая. Нет никаких рисунков и отметин. Выдох. Собраться.

Бассейн в центре напоминает нечто из японской бани. В резервуар могут свободно поместиться сразу четыре человека. Камень, прикрытый дорогой древесиной с внешней стороны бортика. Три ступеньки вверх — и я наконец-то могу погрузиться в горячую воду. Внутри емкости есть каменные сидения, а в углу — и просторное ложе. С удовольствием вытягиваюсь на горячем камне и осматриваюсь. Стена напротив меня переходит в панорамное окно. Лес расступается, и видна гора, напротив. Получается, дом стоит на склоне, и часть окон смотрит в сторону моего замка. Силуэт этих скал я могу узнать из любой точки долины.

На одной из плит бассейна нахожу амулет управления резервуаром. Десяток бессмысленных тычков по камням обратной связи — и поднимается температура воды, появляется некое бурление. Даже можно добавить аромат хвои и подпустить немного пены. Прикрываю глаза. Тело празднует отдых. Весьма неплохое место здесь. После пробуждения, гонки и скачков адреналина очень полезно. Сознание все больше отстраняется от управления организмом, а время останавливается.

— Племм! — тихие шаги босых ног завершаются всплеском погружения. Завихрения от падения нового тела водным ударом достигают и меня. Мешает. Приоткрываю глаза. Красные волосы собраны в сложную прическу на затылке. Две тонкие спицы в качестве заколки. Выразительные алые глаза чуть раскосы. Аккуратная шпилька из металла перечеркивает тонкую правую бровь. Прикушенная нижняя губа. Легкий загар. Цепочка с фиолетовым кристаллом кулона. Очертания тела скрывает пена, а вода подступает к самой шее. Линария собственной персоной.

— Ты хотел со мной встретиться? — обычно безразличный голос девушки сейчас обволакивает низкими частотами. Проникновенно.

— Да.

— У тебя такое удивленное лицо, — собеседница слегка откидывается на спинку подводного сидения. Закидывает ногу на ногу, демонстрируя идеальную коленку над пенной шапкой.

— Возникли некоторые вопросы, — поднимаю руку из воды, ухватывая пальцами плитку бортика. Смещаюсь с ложа в воду, напротив.

— Так редко… удается найти время просто поговорить, — при виде перстня взгляд Лин становится цепким, а ее тело непроизвольно напрягается и подается вперед. Замечает свой промах и продолжает движение, позволяя пене немного выпустить ее аппетитные округлости на мое обозрение. Уровень воды теперь проводит черту по животу девушки.

— Кто вы такие? — знакомое тепло начинает растекаться по телу. Смывая расслабленность и напрягая мышцы перед броском.

— А что, если тебе первым ответить на этот вопрос? — в голосе новой знакомой добавляется уверенности и веселья. — Как в старой игре. Вопрос и ответ. Только правда, иначе игра прекращается.

— Можешь позволить себе быть честной? — рукой перехватываю под водой стопу Лин и не даю упереться в свой торс.

— Могу, — белоснежная улыбка. Девушку все больше веселит наш разговор. — Так играем?

— Нет у меня на игры времени, — отказываюсь.

— Боюсь, у тебя нет выбора, — гибким движением сближается и, выныривая сбоку, почти моментально заключает в упругие объятия. Сильные ноги обнимают за торс, а руки рыжей смыкаются у меня на плече. Мягкие губы легонечко прикасаются к шее, переходя на горячий шепот. — В воде яд. Особый. Твое тело перестает тебя слушаться… как и твоя магия.

— Д…, — замираю, прислушиваясь к ощущениям и пытаясь пошевелиться. Сопротивление воды становится в разы сильнее и сковывает все быстрее за считанные секунды.

— Необычные ощущения, да? — игривый укус в шею. Рыжая сильнее прижимается грудью, дразня твердыми от желания сосками.

— Через десять минут ты умрешь… если не примешь противоядие, — в голосе девушки проскальзывает вибрация, Лин все сильнее и сильнее возбуждается. — Так кто ты такой?

— Игрок. ИД 8813298.

— Ого, семь цифр. Значит, не рестарт, а спящий. Это объясняет репутацию с гремлинами. Что знаешь о замке? О кольцах?

— Яд же не только в воде? Он еще и на твоей коже? — сбиваю красноволосую с мысли, даже движение ее рук на моем теле останавливаются.

— Что?

— Два компонента. Пассивная часть проникает в организм жертвы, пока она сидит в воде. Активатор от прикосновений к тебе. Это позволяет обойти адаптацию и невосприимчивость к ядам. Опасна лишь смесь и ее сверхбыстрая реакция. Пассивки не успевают устранить сразу весь накопленный объём.

— Быстро догадался, — удивление сменяется задумчивостью, взгляд становится оценивающим.

— Яд добавляет в источник жертвы свою энергию. Она смешивается с маной и засоряет каналы. Это блок регенерации и это грязная мана для любого каста, — углубляю наблюдение.

— Это всегда эффективно, — во взгляде Лин появляется тревога, но она продолжает улыбаться. Отстраняется, поднимая одну руку к волосам.

— Не всегда, но ты можешь попробовать использовать заколку, — плавным движением плеч сбрасываю с себя собеседницу и легким толчком в живот отталкиваю к противоположному краю бассейна. Противница загребает воду руками, помогая себе быстрее разорвать дистанцию. Спицы покидают свое место, позволяя длинным волосам упасть на плечи алым водопадом. Отрицательно качаю головой. На выставленных ладонях воздух начинает пульсировать красным.

— Не беси, не успеешь, — озвучиваю очевидное, раскрывая покрывало Ауры огня. Вода начинает быстрее нагреваться. Линарию слегка придавливает к полу бассейна. В воде и паре, под давлением ауры огня скорость первой атаки будет низкой. С такой дистанции пробью большинство магических щитов. Брони нет. Даже самая быстрая регенерация не справится с входящим уроном. Лин это тоже прекрасно понимает.

— Хорошо. Признаю поражение, — демонстративно откидывает оружие и вызывает окно своего инвентаря. Прозрачные ячейки пусты. Никаких вещей. Продолжаю внимательно следить за движениями противницы, но ауру гашу. Активировать всегда можно в одно слово.

— Ошиблась. Устала, наверно, — несколько секунд девушка кажется совершенно растерянной. Показывает пустые руки и грациозным движением разворачивается ко мне спиной. Медленно прогибается, демонстрируя аппетитную попку. Вода вновь неспешно наполняет бассейн и теперь доходит лишь до колен.

— Победителю достается приз, — нагло повиливает задницей. Упирается руками в бортик, прогибаясь сильнее. — Или победитель боится?

Глава 6

— Еще… еще… ещее! — резкое движение насаживает девушку на член. Крепко удерживаю заведенные руки Линарии у нее за спиной и тяну на себя. Рывком погружаюсь в разгоряченную сексом рыжую. С ее губ срывается протяжное — аааааа! Плавный толчок назад и новый удар вперед.

Быстрее. Частыми ударами вбивая гибкое тело в кровать. Заставляя твердыми сосками царапать покрывало и выпячивать задницу для новых ударов. Шлеп! — оставляю хлёсткие отпечатки ладони на упругой ягодице.

— Ооо… — новые вскрики под каждым новым рывком. Пробивая жадное сопротивление. Выбивая крик из ее охрипшего горла — ааааааааааа!

— Нее… нааааа ооо! — очередной толчок вперед смазывается. По телу Лин проходит сильная дрожь, ее просто выгибает. Она судорожно сжимает член, продолжая движение. Пытается остановиться, но не получается. Отпускаю ее руки и сжимаю ладонями красную от отметин задницу.

— АААААА! — разгоряченное сексом тело еще больше ускоряется. Циркулирующая энергия жаждет выхода, буквально накапливаясь в одной точке, и сводит с ума напряжением. Движения становятся жестче. Ритмично и грубо погружаясь до самого конца… снова и снова.

— ААААооооо! — девушка успевает поймать повторную волну одновременно со мной. Упирается руками в кровать, а затем не выдерживает и падает на нее. Мелко сотрясаясь от оргазма. С трудом удерживаю себя от желания рухнуть прямо на рыжую. Заваливаюсь левее. Дыхание не может успокоиться. Удары сердца отдаются в ушах. Вдох. Выдох. Как много накопилось за последнее время эмоций. Слишком мощная разрядка. Требуется немного времени прийти в себя. Появляются первые мысли.

Вероятно, у Лин такой же багаж усталости от погружения и стресса. Повторять свой вопрос ей не пришлось. Начали в бассейне, продолжили на полу и с трудом добрались к кровати. Обычный секс быстро перешел в борьбу с применением запрещённых приемов. Усиление тела энергией, увеличение ловкости, гибкости и выносливости от пассивок. Рыжая смогла похвастаться бешеной регенерацией и повышенной чувствительностью, обостренным восприятием. От таких чувственных ноток желания и возбуждения в голосе, в ее стонах, наверно, мог кончить любой случайный слушатель. Сломали стулья, столик и выбили несколько вмятин в стенах. Раскололи плиты пола и сильно порвали полотно кровати. Сожгли все друг в друге.

Странное чувство умиротворения теперь бродит по организму. С неожиданной легкостью поднимаюсь с кровати и отправляюсь в душевую. Холодная вода бодрит и смывает лишнее. Возвращаюсь и обнаруживаю девушку в сидящем положении. Она пытается встать с кровати, но сил не хватает.

На мой недоуменный взгляд отвечает с заметным смущением:

— Превышен лимит пассивки. Поможешь?

— Помогу, — подхватываю тренированное тело на руки и помогаю добраться до нужной комнаты.

— Осторожнее, — мягко придерживаю за талию и живот при водных процедурах, иначе Линария просто бы упала. Почти все время молчим, каждый в своих мыслях. На лице Лин мельком проскальзывает грустная улыбка. Приходится ненавязчиво отвлечь целенаправленными прикосновениями. Несложный трюк срабатывает. Настроение приподнимается вместе с пульсом девушки. Отношу на кровать. Красноволосая почти сразу садится на колени и склоняет голову. Любуюсь, как красные волосы подчёркивают соблазнительные пропорции тела. Удается найти стопку с готовой для меня одеждой и натянуть штаны. Линария принесла или кто-то к нам потом заходил? Рыжая же пока собирается со своими думами.

— Спасибо. Я готова, — незнакомый мне и явно традиционный поклон.

— Готова к чему?

— Я проиграла. Не тяни. В голову или сердце, — опять серьезная становится. Это забавно смотрится.

— Нет. Незачем, — и, не давая вставить слово, продолжаю, — не интересует. Нет и нет, — каждый раз, когда Лин открывает рот, чтобы привести аргумент, обрываю ее отрицанием. Слегка прикрываю глаза в разражении. Вдох. Выдох. Концентрация. Вспоминаю совсем забытый ритуал.

Девушка тоже что-то чувствует и прекращает попытки заговорить. Напрягается, но одергивает себя.

Вдох. Выдох. Вдох. Ладонью и пальцами левой руки складываю печати. В правой руке медленно формируется черный сгусток. Воздух закручивается в спираль. Уплотняется и постепенно принимает форму черного вакидзаси. Матовое, однотонное лезвие без привычного волнистого рисунка на лезвии. Черная кожаная оплетка ручки. Никаких ножен. Очень короткий меч, почти танто. Баталия любит красивые визуальные эффекты даже в простых действиях. Иногда я готов это принимать.

Концентрация. Шаг вперед, вплотную к красноволосой.

— Линария эд Кор де Ронн, согласна ли ты впустить в свой мир Тьму? — полное приобретенное имя мягко вспыхивает над аватаром девушки.

— Это же… — надо будет запомнить настолько ошеломленное лицо Лин, с широко раскрытыми глазами в лучших традициях аниме.

— Да, я согласна! — звучит уверенно и громко.

— С жалобами потом не ко мне, — довольно улыбаюсь и вгоняю черный клинок в плечо своей жертвы. Лезвие опадает дымом, чтобы потом втянуться прямо в тело Линарии. Почти сразу меч исчезает из моей руки, а на загорелой коже мечницы проступает едва заметная черная спираль. Всего несколько линий.

— Это… это… я… — переварить событие сложно, и я не собираюсь в этом помогать. Одной проблемой мне меньше. Взгляд Лин перестает перебегать с отметки на меня и обратно. Фокусируется на моем ехидном оскале. Глаза девушки слегка прищуриваются, а затем она медленно и гибко откидывается на правый бок. Демонстративно накручивает один из локонов себе на палец и слегка прикрывает пушистые ресницы. Прикусывает нижнюю губу, спрашивая — а тьма готова войти в мой мир?

— Всегда, — уверенно отвечаю, делая шаг к кровати. Различаю уже знакомые нотки нетерпения в хрипловатом ответе Линарии перед первым поцелуем — пассивка еще в откате… не… Так… грубо…

Продолжить конструктивную беседу удается лишь спустя несколько часов. Сборы, быстрый завтрак из поданной снеди, снова сборы и только потом удается покинуть территорию поместья. На этот раз на телеге с высоким тентом. Хилая лошадка медленно тянет повозку фургончика, а я учусь управлять животным. Восстанавливаю навык. Рядом сидит довольная Лин и подробно отвечает на мои вопросы. Хоть и пытается делать серьезное лицо, но блуждающая улыбка и искры в глазах ее выдают. Вокруг тела, облаченного в черное кимоно, в Истинном зрении то и дело вспыхивает зеленый контур ауры. Разительная перемена. Один из моих первых вопросов был о расе и классе девушки. Полукровка от союза элементаля огня и человека. Класс — Теневой Мечник. Воинская ветка умений с упором на скорость, ловкость, восприятие и регенерацию. Молниеносные и точные атаки. Никакой замедляющей брони и высокое восстановление от случайного урона. Бонус расы повышает восприятие и регенерацию. Более узконаправленные и мощные пассивки. «Теневой» позволяет работать с третьим планом Баталии. Перемещаться или атаковать в нем. Почти эталонный игрок для стихийного направления одного уничтоженного клана.

— Так что за гильдия Черный скорпион и почему гильдия? — внимательно слежу за поведением транспорта в крутом повороте.

— У многих кланов были отдельные подразделения, направленные на что-то определенное. Разведка, шпионаж, поиск артефактов, крафт, зачистки локаций. Сбой сами кланы могли не пережить, а такие части обычно выживали. Часть из них превратилась в тайные общества, часть ушла во фрилансеры. Это и стало гильдиями. Иногда гильдия сильнее клана, а люди в ней теснее связаны. У них есть цель или любимое дело и нет каждодневной клановой рутины.

— Не хотите население защищать и ресурсы добывать, больше грабежа и налетов — какое популярное развитие. Многие по нему идут и умирают.

— Скорпы. Мы занимаемся поиском и реализацией оставшегося от уничтоженных кланов. Исследуем, восстанавливаем, вывозим и продаем.

— Не похож твой класс на археологический.

— Чаще всего приходится добивать уцелевший кусок клана или вычищать от монстров брошенные руины. Требуются лучшие воины, — гордо вздернутый носик. — Скорпионов пять: черные на юге, белые на севере, красные на западе, золотые на востоке и серые в столице.

— Тэо тоже скорпион? Ваша история — выдуманная?

— Нет. Он основатель клана, и я — его внучка. Он и показал нам Баталию. Мне и сестре. Обучал, рассказывал, потом наши пути разошлись, но недавно мы вернулись к нему в клан. Это был наш участок территории для скорпов. Мы были полезны, — Линария задумывается, рассматривая ножны своего клинка. На черной коже видна морда красного дракончика. — В том подземелье случайно нашли запечатанное зеркало. В такие часто помещали фамильяров, петов или нпс-слуг. Стояла символика клана… Ои сделала свой выбор.

— Что не так с символикой и кланом?

— Это уже одна из легенд Баталии. Все главные замки сильнейших кланов первого года разграблены. Эти кланы или перестали существовать, или переместились на новые локации. Все, что можно было найти, — найдено. Редко находят что-то из крепостей кланов второго или третьего эшелона. А вот сокровища Листа не найдены. Цитадель разрушили, но не успели разграбить. Это указано в хрониках. Потом были целые походы против гремлинов. Их истребляли и проверяли каждый камень. Проходит время — гремы плодятся, и опять против них идут рейды. И снова в пустоту. Все обрастает подробностями, и история становится красочной легендой про сокровища, — к концу рассказа девушка опять улыбается. Печальные воспоминания проходят.

— Конечно, столько боевой славы угробил ушлепок лопоухий. Еще бы ему не плодиться. Хотя искать тайники в подземелье гремлинов — та еще затея.

— А это правда, что вся скала прорыта залами и переходами? И что ее драконы плавили? — разворачивается ко мне, поблескивая глазами от восторга.

— Нет. Пламя слабое, проплавить гранит. Там насыщение стихией под 90 %.

— Так бывает?

— Бывает. Алхимией проплавляли. Года полтора. Только подземелье и ядро в центре. Админы анонсировали 6й уровень магии, и мы готовились. Пятым можно только скалы поглаживать, — отвлекаюсь на воспоминания.

— А шестой так и не появился.

— Или вы не нашли информацию о его заклинаниях, — более реалистично смотрю на вещи. — Так что за Хвосты?

— Это перевалочный пункт, место для сокрытия, отдыха и лечения резидентов Черного скорпиона. Я назначена там управляющей.

— А раскрылась чего?

— Твое кольцо, и то, что ты дал Тэо. У них нереальная репутация с любым местным долины. Ко мне прибежали нпс и сказали, что прибыл владыка этих земель. Пришлось спешить, — Лин смущается и отводит взгляд.

— Продолжил бы общаться с нпс, и они бы перешли ко мне, причем сдав всю вашу сеть. Начальства нет, бойцов, не подверженных репе, тоже. Собственными силами устранять проблему, — беру паузу, давая девушке вернуться к последним событиям. Чужие мысли читать не нужно, Линария старается смотреть только на проплывающие мимо деревья и пару раз меняет позу. Ерзает попкой по лавке. Аура сильнее пылает, выдавая ускоренную циркуляцию энергии в организме собеседницы. Это вызывает улыбку. — Уверена в своем выборе?

— Да. Я давно планировала уйти. Чем больше мы там пребывали, тем бессмысленнее это казалось. Находки ради золота, бои ради ресурсов, внедрения и предательства ради власти. Это тупик. Это не помогает нам выбраться из Баталии. Но уход ударил бы по сестре, Ену и его клану. Поэтому смерть от твоей руки была неожиданно хорошим выходом…

Приходится срочно вытянуть руку и приобнять опять начинающую грустить девушку. Что-то настроение у нее прыгает с черного на белого, словно по зебре катается.

— А теперь у тебя есть возможность послать чужие интересы и попробовать жить для себя. И выбраться из виртмира.

— А последствия будешь разгребать ты, как мой господин и повелитель, — и вот опять прилив позитива и горячий поцелуй в шею. Руки дергаются, и лошади послушно пытаются свернуть с дороги. — Осторожнее, мой мастер! Так мы все погибнем жуткой смертью! — смеется.

— Мой владыка не против, если я немного посплю внутри? Что бы восстановить силы для исполнения новых пожеланий и приказов! — даже ирония в голосе появляется. Пациент скорее жив, чем опечален.

— Готовься к новым испытаниям.

— Спасибо, — мечница оставляет еще один мягкий отпечаток губ и скрывается под тентом. Настает время одиночества в дороге. Славное время. Занимаюсь изучением разблокированных навыков.

Класс — Маг Разрушитель. Уровень 26. Очки класса — 0.

Повышение уровня +15.

Обновление навыков.

Открыт новый навык — Канал.

Канал 87 % — позволяет восстанавливать ману, выкачивая ее из магических резервуаров.

Открыт новый навык — Глаз саламандры.

Глаз саламандры 73 % — позволяет ориентироваться в пространстве, игнорируя сильные источники теплового излучения.

Огненная печать. 48 %. Позволяет сконцентрировать и запечатать в неживом предмете Истинное пламя. При разрушении печати энергия вырывается из предмета. Урон огнем 2/D*V*….

Река огня 31 %. Позволяет сконцентрировать в руках поток огня. Содержит крупицы Истинного пламени. Урон огнем 3*СМ*0.3Ар^2…..

Появляется первое классовое умение.

Шаг сквозь Тень 96 % — позволяет проникать, перемещаться и покидать План Тени. Минимальная площадь — …., затраты на перемещение —…

Любое пространство в Баталии разделено на три уровня. Первый и изначальный уровень назван Тенью. Некий самодостаточный первомрак, в котором нет ничего. В этой темноте, по легенде, родились источники энергий и со временем создали сбалансированную систему стихий. Точки соприкосновения стихий, в свою очередь, создают обычную реальность — основной игровой мир Баталии с ее физикой и магией. Этот реальный мир назван планом Света, и в нем обитает большинство существ и игроков. При соответствующих знаниях можно открыть дверь в план Тени и позже из нее выйти. При определенных изменениях в организме появляется умение находиться в магическом уровне — в Плане Миражей. По факту все это создает личное пространство и локации «не для всех». Воры, маги, искатели приключений — предпочитают срезать путь, прятаться или прятать многое через Тень. Создавались целые тропы, ориентиры и пути для комфортного пребывания в темноте. Маги, магические существа или просто измененные стихиями — получают доступ к стихийным карманам. Локация, где есть сильный источник стихии, содержит еще одну локацию уже в плане Миражей. Очередная попытка разработчиков сделать мир Баталии насыщеннее и добавить обходные пути для любого задания и развития.

Тень является негласной вотчиной воровских классов. Длительное пребывание, исследование, тайники и схроны. Для всех остальных это доступно лишь кратковременное пребывание и это, как правило, минуты боя. Выпасть из реальности и через тень вернуться на пару-тройку метров левее. Убежать. Спрятаться. Возвращение к моим навыкам Тени добавляет вариантов для любого события.

Спуск к нужной нам шахте радует глаз новыми цветными табличками. Один размер, однотипный шрифт, красивое изображение шахты или шахтеров.

«Шахта 33 — 2 км», «Добро пожаловать в локацию Желтая Шахта», «Шахта 33 — Собственность Клана Первородные», «Главный вход», «Касса», «Продажа гайдов», «Стоянка транспорта».

Площадка для транспорта заполнена различными повозками, лошадями, ездовыми ящерами и грифонами. От своих средств передвижения к главному входу, кассе или ответвлениям тропинок перемещаются игроки. Около двух десятков, и преимущественно это девушки. Экипировка воинских и воровских классов, кто-то в сопровождении нпс-слуг. У самого входа расположено несколько лотков с амулетами и оружием. Стихийный базарчик. Большинство без символики кланов, или она не отображена. Не видно и фиолетовых плащей. Все на защите замка?

— Факелы, зачарованные факелы, осветят ваш путь в темноте!

— Зелья исцеления и регенерации! Малые и средние! Ваш последний шанс!

— Пати, пати, набираем пати для 4го уровня. Идем на первого босса!

— Новая партия крафтовых болтов! Убивает любого троглодита с выстрела!

Привычный шум плотно обступает нас с Лин, стоит только вылезти из фургончика. Вокруг игроки чем-то заняты. С интересом рассматриваю изменения местности и немного отстаю от девушки. Позволяю ей героически лавировать между игроками, выискивая путь к входу в рудник. Появление из невидимости первых проблем отлично видно в Истинном зрении. Начальный уровень маскировки на основе магии воздуха распознать могу легко.

— Оу, а кто у нас тут такой… мммм… интересный… — прямо из воздуха перед рыжей выпадают две девушки в кольчужной броне и с короткими мечами у пояса. Короткие металлические юбки демонстрируют длинные ноги, броня больше напоминает бронелифчики, при оголенных животах, а лица достаточно смазливы. Вместо защищённой обуви — сандалии на высокой платформе. Тиана и Клео. Брюнетки со сложными прическами из множества косичек. Мелькает морда ягуара в качестве клансимвола на обнажённых плечах. Ускоряю шаг, чтобы догнать свою мечницу и остановиться за ее плечом.

— Кажется, у нас рыжее пополнение, — к говорившим присоединяется еще пара амазонок в необычной экипировке. — И мечи носит, и… чур, я первая.

После таких слов взгляды воительниц все пристальнее прилипают к фигурке моей новой подопечной. В коротком черном кимоно она и вправду смотрится очень привлекательно. Ткань достигает только до середины бедра, давая возможность оценить длину ног, а отсутствие воротника открывает шею. Мимолетные движения корпуса смотрятся очень плавными и выдают тренированное тело. Собраться.

— Нас это не интересует, — вежливая реплика от Линарии у воительниц вызывает смешки. Переглядываются и плотнее обступают.

— И что же ваас не интересует? — вперед выступает Клио.

— Нас не интересует, — красноволосая берет паузу, чтобы еще раз снисходительно осмотреть оппоненток, и невозмутимо добавляет, — тратить на вас время.

— Как это грубо… — амазонка на публику возмущается, покачивая головой и разводя руками. — Разве мы сделали вам что-то плохое? Или это мы пришли к вам домой? — громче привлекает остальных игроков. Постепенно вокруг начинает собираться толпа.

— Мы, как радушные хозяева, всегда рады предложить новичкам охрану и помощь в прохождении этого подземелья! — событие притягивает незанятых персонажей поближе. На лицах незнакомцев и незнакомок проступает ожидание бесплатного развлечения.

— Всегда помогаем! — поддакивает пара подружек брюнетки.

— Но если наши гости считают себя лучше окружающих и предпочитают хамить, — а вот и первые злобные ухмылки от окружающих появляются, — то могут убираться, откуда пришли.

— Нам не требуется помощь, — все то же спокойное выражение лица от Линарии. — Мы идем на нижний уровень.

— Воу, воу, воу! — к разговору подключается Тиана. — Вы это слышали? Красная сестренка со своим слугой готова бросить вызов Слепому Дядюшке Тро! Это же совсем меняет дело. Вы готовы на это поставить?

— Дааа! Да! Оооо! — все больше ответов, все громче рев окружающих нас игроков. Кажется, мы создаем тотализатор.

— Какие смелые, — Клео презрительно кривит губы.

— А вы готовы на себя поставить? — новоявленная организаторша ставок разворачивается обратно к нам.

— Не интересует. Вы нас задерживаете, — кажется, у Лин все же есть граница терпения.

— Мне нравится этот настрой! Проходите, проходите. Освободить им дорогу! — главной оказывается все же Тиана. Повелительно указывает на вход, коридор из тел послушно перед нами рассыпается.

— Благодарю, — вежливая, бесстрастная улыбка от нашей мечницы, и мы осторожно пробираемся среди игроков к темноте спуска.

Клео увязывается за нами следом и успевает бросить на прощание Лин:

— Я тебя, соска, еще найду.

— Она к тебе неравнодушна, — отмечаю очевидное, активируя Глаз Кошки. Полумрак старой выработки сразу же перекрашивается в зеленый цвет ночного видения. С интересом смотрю, как зрачок мечницы становится вертикальным. Девушка замечает мой взгляд и со вздохом поясняет: — Изучаю Тотем, иногда это удобнее, чем техники.

— У каждого свои интересы, — слегка удивляет такая честность. Не прошу же ее обо всем рассказывать, даже если мне это интересно.

Первый обитатель шахты обнаруживается минут через десять неспешной прогулки. Невысокая прямоходящая ящерица желто-зеленой расцветки. Метр роста. Огромная безглазая башка с такой же огромной пастью составляет треть от всего монстра. Щуплое тельце в набедренной тряпке. Короткое копье в трехпалых лапах. Встревоженно втягивает воздух, беззвучно раскрывая рот и демонстрируя острые игольчатые зубы.

— Птшш, — огненная искра улетает аккурат в массивный лоб. С громким чавканьем пробивает кость и вырывается в коридор, расплескивая содержимое черепной коробки по полу.

— Эуум! — тихий вскрик и зеленокожее тело падает на пол, начиная стремительно разваливаться на куски.

— Неожиданно, — осторожно приседаю около поверженного врага и осматриваю его останки. Окровавленное мясо, выступающие кости и кусок красно-желтой субстанции, очень похожей на мозг. Много вытекающей крови. Едкий запах. Дерьмо.

Следующие противники обнаружились парой. Зеленый и грязно-желтый, с небольшим костяным гребнем. Тщательное прицеливание — выстрел — труп. Новые противники. Пару раз мелькает зеленым росчерком меч девушки, сбивая брошенные в нас короткие копья. Слабые монстрики первого уровня. Трудностей с прицеливанием при работе Глаза не возникает. Зеленый противник, два зеленых. Желтый, зеленый, снова желтый. Правильно подобранная тактика и отсутствие спешки создают иллюзию безопасности. Периодически распавшиеся останки блестят чем-то внутри, и Линария деловито осматривает каждый труп. Сбор лута — занятие важное, и приоритетнее только осмотр ответвлений и тупичков основного тоннеля. Добивая двойки и единички, спускаемся на второй уровень. Здесь зеленые встречаются целыми пятерками, что никак не влияет на наши показатели. До первой серьезной волны монстров.

— Ыыыыыыы!!! — неожиданный звук нарушает тишину каменного коридора. Приближается. Усиливается. Накатывает, словно рокот прибоя.

— Свет, мины, отступаем в левую нишу, — короткие отрывистые команды вместо паники.

— Кр, кр, кр! — четыре брошенных сюрикена жадно впиваются в каменную породу левой стены. Начинают пульсировать зеленоватым светом. Лин моментально меняет оружие и точными бросками начинает накидывать активированные печати на ближайшую площадь тоннеля перед нами. Помогаю, извлекая из инвентаря небольшие мины, которыми так любят кидаться гремлины. Пластины оказываются неожиданно тяжелыми, хоть и гладкими. Со второй попытки удается швырнуть на манер камня для керлинга. Медленно отступаем назад, продолжая накидывать подарки.

— ААААА! — на видимый участок выплескивается из темноты желтая волна троглодитов. Десятки, если не сотни противников. Громко вереща, слепые монстры единым потоком бегут на нас, выставив перед собой свои короткие копья.

— Смена, — по команде Линария возвращается к метательному оружию. На этот раз это тонкие черные игры. По четыре с каждой руки, они создают настоящий веер, взрываясь от соприкосновения с врагом.

— Пф, пф, — атака девушки безжалостно срезает первые десятки противника. Спицы крошат ноги, разрывают тела и превращают самых быстрых в препятствие для собратьев. О них спотыкаются бегущие следом, и весь первый ряд смешивается в мясную лавину.

— Бух! Бух! — красная масса окончательно трансформируется в фарш, накатившись на оставленные взрывные печати и мины. Продолжает упорно валить вперед и подрывать все больше новых гостей.

Отступаем шаг за шагом. Новая пластина взрывчатки отправляется в полет и почти сразу взрывается. Следом о камни пола разбивается пара алхимических гранат, подсвечивая все вокруг жутким зеленым пламенем. Гремит взрыв последней ловушки, и прямо на меня вылетает оторванная голова тёмно-зелёного троглодита. Прежде чем я успеваю отшатнуться, череп монстра лопается от моей же огненной искры. Окатывает кровью и ошметками.

— Су…ка, — успеваю сместиться левее, и на мое место падает еще кусок зеленого. Меня утягивает к нише и прикрывает кинетическим щитом. Спиной чувствую дыхание девушки. Она перестает тянуть за мою одежду и поднимает вторую руку для поддержки заклинания. Продвинутый Воздушный Щит плотно закупоривает нашу нишу и не дает в нее протиснуться. Темнеет от потока нахлынувших монстриков. Рядом падает вал из мертвых или умирающих тел, упорно проталкиваемый дальними рядами. Фарш из остатков поднимается выше моего роста и упруго прогибает щит, ползя по коридору вперед. Безликая масса давит на Воздушный пузырь, а воздух продолжает зажимать нас в нишу. Становится тесно и жарко. Кислород сгорает моментально, а со стороны мечницы уже слышны хрипы.

— Бдышшш! — мощный столп пламени с моих выставленных вперед ладоней поглощает технику воздуха и слизывает часть трупов с коридора. Расширяется почти до метра в диаметре и выжигает целый пласт пищащей биомассы. Давление сразу слабеет и начинает сходить на нет. Слегка поворачиваюсь левее и корректирую поток огня. По телу тут же пробегает волна холода от стремительно опустошающегося резерва. Лин гибко втискивается в щель между мной и камнем и формирует несколько воздушных лезвий. Попадая в поток огня, они вспыхивают и расширяют зону поражения. Визгливые крики монстров обрываются, а колбаса из трупов останавливается.

— Плохо, — перехожу на Истинное зрение и пытаюсь осмотреться в тусклом свете опадающего пламени. Словно читая мои мысли, девушка активирует небольшой кристалл света. Оказывается, тут целое ассорти троглодитов. Зеленые, красные, коричневые, синие и фиолетовые. От мелких, до рослых и толстопузых. Потоки света вырывают из темноты мясной ком павших. Разорванные минами, расстеленные дробью, затоптанные своими же или искалеченные алхимией. Проверка амуниции и обновление оружия занимает пару минут. Поход по ковру из трупов начинается.

Скользя и пытаясь удержать равновесие, достигаем отметки с воткнутыми в стену лезвиями звезд. Пройденная дистанция важна для новых отступлений. Короткое действие Реки выжрало почти 80 % моего запаса. Приходится опять вливать в себя алхимию.

Скальная кишка выводит нас к просторному залу. Переход на третий подземный уровень. Тщательно укрепленный потолок, ровный пол, почти квадрат пространства для перемещений — и неприятный сюрприз, поднимающийся нам навстречу.

— Человеки… вкусные. Человеки… — скрипучий голос доносится от противоположной лестницы. Эхо разносит его по всей рукотворной пещере, и я хорошо слышу скрежет зубов и мерзкое причмокивание. Быстро осматриваюсь, вспоминая нужные мне детали рудника. Взгляд листает стены в поисках меток.

— Сюда, — быстро перебегаю к неприметному выступу в одном из углов. За ним узкая щель, выбитая в породе и такой же узкий лаз обратно на первый. — Быстрее, — тихим шлепком по заднице подгоняю напарницу.

— Левый поворот, а не правый. У решётки тормози, — шепчу инструкции, и девушка змеей проскальзывает в предложенную щель. Следом протискиваюсь и я, нашаривая ногами ступени и подтягиваясь на руках по выступам. Узкий, кривой тоннель подземной вентиляции, по которому приходится ползти, щедро делится пылью и грязью. Нерабочий воздуховод одной из уничтоженных мастерских выплевывает меня на прямой участок. В нем уже, серая от каменной крошки, располагается Лин. Лежит у небольшой щели света. Осторожно подползаю и пытаюсь что-то рассмотреть. Все правильно — каменная кишка проходит над потолком покинутого нам зальчика, а в забитую осколками камня решетку можно рассмотреть, что происходит внизу.

— Мясные человеки… Принести мне человеков, — голос звучит четче, но первыми показываются ровные ряды троглодитов. Красные и фиолетовые, с редкими синими пятнами, они полноводной рекой вливаются в каменный коридор и уплывают в сторону верхних уровней. Без привычного писка и визга, в полной тишине. Среди этого потока несется каменный гроб с отрубленной башкой мумифицированной ящерицы. Слепой Троглодит. Сверху можно рассмотреть вытянутое в каменном ящике тело местного босса.

Два метра ростом, тощий, высохший, с провалами в ребрах, с кусками отгнившего мяса. Непропорционально длинные руки с длинными когтями. Массивная челюсть немного приоткрывается в такт словам.

— Драть таких дизайнеров. Совсем уже по объявлению набирали, — главным шокирующим фактором экстравагантной внешности босса оказывается прикрытый складками толстой кожи громадный оранжево-красный глаз в центре костяного лба. Голова размером с половину тела и око в ней, занявшее треть всей площади. В Истинном зрении это еще отображается волнами желтовато света, расходящегося от глазницы. Когти окутаны привычным зеленым цветом. Трупный яд или кислота при ближнем контакте и что-то весьма убойное для дистанционного боя.

— Ждем и идем дальше, план меняется, — тихо оповещаю Линарию. Ждать приходится долго.

Замыкающим отрядом в слепом воинстве шли совсем уже странные троглодиты — черные. Ниже своих соплеменников, угольного цвета, с темной дымкой тумана вокруг своих черепов. Проклятие или остатки темных заклинаний. Откуда такое вылезает в обычной шахте?

За время безделья отправляю Изичу несколько сообщений и отменяю рейд вспомогательного отряда. Немного подождав после последнего зараженного монстра, вылезаем из укрытия. Хорошо прочистив собой дымоход шахты, мы с Лин теперь напоминаем здешних обитателей черно-серого цвета. Особенно досталось девушке с ее длинными волосами. Окрас кардинально сменился на пепельный, а вместо реплик из рыжей вырывается шипение. Продолжаем осторожный спуск на нижние уровни. Больше никого по дороге не встречаем до самого нижнего уровня. Просторный скальный коридор обрывается и выводит нас в огромную подземную пещеру.

— Какая необычная локация, — с любопытством замечает мечница, вертя головой по сторонам. Посмотреть есть на что. Когда-то одна из веток шахты наткнулась на богатую ресурсами полость в земле. Это оказалась пещера с местным боссом. Локацию зачистили, а рукотворный зал остался. Его доработали. Плиты мозаики пола органично петляют между сталагмитов и уводят куда-то к центру. Часть сталактитов отражают какой-то источник света. Достаточно светло. Удается различить водную гладь впереди. Виднеются еще несколько арок примыкающих проходов. Тихим, крадущимся шагом поднимаемся по плитам до ближайшего возвышения. Находим точку обзора выше. Изучаю изменения последних лет.

В центре пещеры находится небольшой пресный источник. Поток воды вырывается из скальной породы и маленьким водопадом падает в резервуар. Рукотворное озеро заключено в камень, но виднеются шлюзы и отводы. Недалеко располагается массив наковальни и ряд огромных печей. Контуры остального оборудования смутно знакомы. Тусклый блеск позволяет отличить камень от металла. Опознаю пару вагончиков для руды, колею рельс, нечто, напоминающее систему зеркал для освещения. Все пространство у источника заставлено палатками, шалашами и хижинами. Десятков пять домиков. Между ними ходят, стоят, жрут и спят троглодиты. Виднеется помост, загон, столовая. Перед нами раскинулось настоящее поселение обитателей пещеры.

— Матки… — в голосе девушки сквозит неприкрытое удивление.

У самой воды расположено несколько деревьев. Визуально схожи с баобабами. Извилистое тело с множеством веток и никакой растительности. Мощные корни и толстенный ствол у самого основания. Все тот же красный цвет, что и у троглов. Ствол в движении, ветки двигаются. Периодически основание растения раскрывается, и на пол пещеры выпадает желтый кусок слизи с зеленым головастиком внутри. Его подхватывает стоящий недалеко красный троглодит и уносит в сторону одного из шалашей. Рядом несколько здоровяков-охранников и пара синих ящериц с посохами. Жрецы или шаманы.

— Уходим, — короткими перебежками возвращаемся к «нашему» тоннелю. Обратная дорога занимает больше времени, приходится прислушиваться к происходящему на верхних уровнях и следить за нижними. Ворота центрального входа широко раскрыты настежь и обильно выкрашены в красный чьими-то телами. Сумрак рудника нехотя нас отпускает, и мы возвращаемся под лучи солнца. Нас ждет очередная безрадостная картина.

Спуск в каменную чашу долины, в которой располагается шахта, переполнен ковром шевелящихся троглодитов. Поток монстров смел все на своем пути и уверенно ползет вверх по склону на оперативный простор. Даже самые последние отряды слепых монстриков уже далеко от входа в сам рудник. Площадка с базарчиком, красочными табличками и стоянкой для транспорта — разрушена. Остатки телег, обломки прилавка, одиноко торчащая опора указателя. Мелкие обломки и много крови. Костей и ошметков не наблюдается. Трупов игроков и зелено-красных — тоже нет. Единый организм орды переваривает любое мясо.

— Там целое гнездо с матками, две прародительницы, — разговор начинаем только у обломков своего средства передвижения.

— Хуже, — увлеченно набираю новое сообщение в браслете — огрызок лича сам себя не оживил. Новый план. Ускоряйся к Черному Полю. Найди там Ена с отрядом, и организуйте поставку масла в замок. Помогите местным при необходимости. Клансимвол у тебя есть, у Тео кольцо. Проблем быть не должно. Жду вас с первой партией через пару дней.

— Хорошо, то есть будет выполнено, мой мастер! — шутливый поклон. Девушка начинает выполнять пассы руками, что-то бормочет под нос, и контур фигуры мечницы начинает мерцать серебром. Еще один короткий поклон — и Линария начинает стремительными скачками удаляться вслед за хвостом колонны троглодитов. Как бы им не столкнуться. Подозрительны эти черные троглы. Точно сюрприз в себе несут.

Вдох. Выдох. Ладонью с лица стираю усталость и закрываю проекцию браслета. Лопоухий ушлепок не справляется. Маховик слишком быстро раскручивается, а значит, мне приходится делегировать Черное Поле новому соклану и вернуться в цитадель. Планы. Планы перетасовываются. Бесит.

Глава 7

Достигаю крепости лишь через сутки. День и ночь в пути через леса и болота, без сна и отдыха. Отличная встряска для организма. Стоит попасть поближе к разрушенным внешним бастионам, и меня закручивает водоворот суеты. Всюду снуют лопоухие рабочие, а сами стены и постройки заключены в броню из строительных лесов. Смотря на передвижение материалов и слыша мат строителей, ощущаю чувство дежавю. Это уже было. Это было так же.

Долина Волков была выбрана базой для клана по двум основным критериям. Общее расположение рядом с важными торговыми путями и возможность возвести несокрушимую твердыню. Линария не зря удивлялась. Здешние горы максимально насыщены стихийной энергией. Любое заклинание, раскрошив внешнюю часть скалы, вонзится в камень, буквально напитанный маной Земли, и погаснет, аннигилируя малую долю природного накопителя. Две горные гряды параллельно прикрывают внутреннюю территорию с востока и запада. При катастрофе континентального масштаба это два прочнейших природных щита. А в том, что грандиозная буря произойдет, мы никогда не сомневались. Ведь семена такого вихря сами и взращивали. Часть восточного хребта ответвляется в центр долины и идет на понижение. Последняя точка цепи была выбрана как основание для центрального замка. Проплавили все внутренние помещения в горе. Укрепили. Внешняя «стена» скалы получилась больше трех десятков метров толщиной. Затем залы и еще десять метров внутренней защиты перед помещениями «ядра» замка. Снаружи все прикрыли обсидиановыми плитами. Создали подобие бронепояса для сухопутного линкора. Затем был период надстройки различных башен, стен, площадок и батарей. Появилась еще одна стена из камня, добытого в местных каменоломнях. У горы сформировался контур гигантской крепости. Вторым этапом возвели 12 огромных сторожевых бастионов по периметру. Соединили их двумя кольцами стен. Напичкали защитными механизмами. Внутренняя территория вместила в себя военный городок на поверхности и город ремесленников на подземных уровнях. Казармы, плацы, полигоны, жилые и торговый кварталы над землей и мастерские со складами и арсеналами под землей. Подземелье внутреннего замка почти полностью было занято кристаллами для генерации защитных стихийных щитов над цитаделью. Наблюдательные системы опоясали всю долину и ее границы, а ЗУм был подобран для их качественного усиления. На создание лесопилок, рудников, шахт и ферм также было потрачено много времени и людей. Дороги и транспортные артерии доносили основные ресурсы к цитадели. Воздушные перевозки и грузовые порталы — доставляли особое и редкое. Специальные отряды задрали репутацию клана с каждым местным обитателям до обожания, а отдельных игроков стали боготворить. Появилась закрытая местность для своих. Только местные неигровые персонажи и члены клана. Тонны ресурсов и ингредиентов для индивидуального развития каждого. Сотни тысяч евро, переведенных в игру из реального мира, чтобы заработать и вывести миллионы. Наш клан никогда не был кружком по интересам для восторженных подростков. Мы собрались зарабатывать и регулярно ломали хребты всем, кто пытался нам в этом помешать. Почти сотня штурмов. Десятки осад, которые длились по несколько недель. Диверсии, бомбардировки, попытки саботажа. Планы и протоколы на любое развитие событий. Тридцать два специально приглашенных игрока для центрального управления, восемь из которых смогли стать эффективной командой. Пять лет общих событий, опыта и уроков. И вот теперь новый экзамен.

— Я просто в предвкушении, — тихо озвучиваю последнюю мысль, взмахом руки привлекая к себе внимание архигремлина. Изи не сдерживается в выражениях, критикуя подчиненных. Долетающие обрывки фраз интересны построением.

— Повелитель, — короткий поклон лопоухой головы при моем приближении. Это на планерках или в приватных разговорах выплескивается скверный характер ИзиФрага. Он может послать или кинуть ближайшим предметом. При подчинённых гремлин олицетворяет эталон дисциплинированного подчиненного, к которому должны стремиться его соплеменники.

— Докладывай, — слегка киваю в ответ, подтверждая положение главного инженера крепости и прокладывая себе курс к главной лестнице. Гремлин подстраивает свои шаги под мой темп.

— Запущены нижние шахты. Обеспечено снабжение. Восстановлен малый радиус обзора. Подготовлен к Зуму большой. Заряжен малый купол, готов к активации. Продолжаем восстановление крепости. Обновляем внутренний пояс. Верхняя площадка, вторая батарея и основные стены. Продолжаем монтаж мастерских во внешнем подземелье. Продолжаем расконсервировать внутренние залы. Завершается расчистка территории и подготовка к восстановлению внешнего периметра. Максимальная нагрузка на казармы. Это подробный отчет о затратах и сроках, — протягивает тонкий свиток своей рукописи. Уверен, что там меня ждут подробные расчеты с масштабными таблицами. А на первый взгляд, из окружающего пространства исчез весь каменный и металлический мусор. Обломки и крошево убраны в аккуратные столбики кирпича или горы камней. Ровные связки гнутой арматуры, стопки мятых пластин обсидиана. Земля очищена до каменных плит основной площадки. Останки строений освобождены от рухнувших стен и перекрытий, одеты в леса. Рабочие гремлины передвигаются компактными группами и явно выполняют задания, а не праздно шатаются. Присутствует некое упорядочение единого механизма, где каждый знает свое место. Незнающих или тормозящих силой и ругательствами наставляют лопоухие прорабы.

— Восстановлены дозоры на обломках бастионов. Ближайшая территория патрулируется. Приют и Зал прислали гонцов, начинают эвакуацию своего населения и основных ресурсов.

— Опасность?

— Новые монстры у самых гор на западе. Четвертые и шестые уровни. Если появятся крупные стаи, то поселениям не выстоять. Вот и уходят, пока есть возможность. В Поля отправлен отряд с Тэо.

— И Линария. Через пару дней ждем транспорт и население оттуда. Что с Перекрестком?

— Все больше гноллов. Пока что разведчики, но из разных стай. Часть населения и героев выдвинулось в нашем направлении.

— Запад?

— Орда троглодитов. Направляется в ущелье по старой дороге. Пятно повысило уровень маскировки и без Зума почти не просматривается. Отряды разведчиков высланы на границы долины.

— Производство и Изделия, — продолжаю направлять доклад в нужные мне плоскости.

— Только приступаем к сборке литейного и плавильного. Почти нет магнитной руды, а поставки с Желтой отсутствуют. Завершаем монтаж временной мастерской изделий, — прыгающий по лестнице следом за мной гремлин прямо на ходу что-то вычитывает из своего блокнота.

— Что с зумом и центром?

— Центральный зал распечатан и функционирует. В него доставлено знамя. Ядро пробуждено на 81 %.

— Порталы запитаны?

— Только основные, прочие ждут рабочего ядра.

— Хорошо, через пару часов нужна сводка по монстрам и соседям. Ночью запускаем ядро и зум.

— Принято. Выполняю, — гремлин изображает салют, стукнув кулаком по эмблеме клана на своем комбинезоне, и сворачивает в боковой коридор. Достигаю дверей нужного мне помещения в одиночестве.

Осенний зал — очередное пафосное и совершенно неуместное название для центра управления замком. Большое и просторное помещение с амфитеатром кресел и лавок. Семь колец сидений вокруг огромной проекции цитадели. Отображение самой крепости и примерно десяти гектаров рельефа вокруг. С воздушным пространством и подземными уровнями. При включенном зуме картинка сможет масштабироваться и отображать всю долину. Каждое место за артефактным столом с соответствующими голограммами должен занимать игрок-оператор. Внутренние и внешние системы замка, оборонные установки, наблюдение, логистика, слежка на границах локации и в поселениях — эта диспетчерская может контролировать всю Долину Волков. Сейчас почти все места пусты, и только семь гремлинов что-то картаво хрипят в амулеты связи. Руководят восстановлением укреплений.

Спускаюсь к самому центру зала. Под проекцией располагается низкий каменный постамент. Отодвигаю кресло у него и присаживаюсь. От присутствия моей ауры матовая поверхность каменного артефакта оживает. Начинают вспыхивать огни и собираться в воздухе небольшие графики, диаграммы. Оживающая плита передо мной — артефакт управления ядром замка.

В любой крепости применяется магия. Отопление, вентиляция, свет, телепорты, силовые щиты или оборонные заклинания. Баталия предпочла сохранять жизненные детали нашего мира, частично отобразив их через магию или стихийные энергии. Все это питается от кристаллов-накопителей энергии. В подземелье устанавливается начальный кристалл, он же Зерно. Это своеобразный магический реактор, который напитывает кристаллы, а те уже активируют или поддерживают системы заклинаний. Само Зерно поглощает природную ману из окружающего пространства. За каждое великое деяние, убитого монстра или даже турнир в Баталии выпадали, вручались, выигрывались схожие кристаллы. Они скармливались Зерну, и территория замка получала некоторые бонусы. Расширялся периметр, становился меньше расход маны для заклинаний, сильнее на десятые доли процента заклинания, выше боевой дух солдат или прочнее стихийный щит воздуха. По достижению определенного насыщения Зерно становилось плотным, и назвали этот новый тип кристалла Ядром Замка. Это открывало новые возможности — порталы на короткие расстояния, завесы туманов от слежки, возможность возводить уникальные строения для «рождения» местных и прочие. Разработчики развлекались обновлениями, как могли. Из Зерна-кристалла по мере прокачки вырастал шпиль замка. Чем выше — тем больше площадь усиления. На шпиле при активации ядра развертывалось знамя клана. Красивый графический трюк. Работающее Ядро питает магические системы замка и его оборону. Деактивированное не питает, но накопители можно вручную заряжать. Штурм любого замка — это всегда стремление добраться до Ядра и сломать его. При хорошем ударе это вполне реально. Как следствие — многое отключится, пропадет зум, и нападающим станет легче добивать защитников. Визуально это происходит так: знамя клана спускается по шпилю вниз и остается на специальном постаменте, немного не доходя до самого кристалла. Сама плита-постамент — артефакт управления накопленной маны. Можно выставлять приоритеты по затратам, определять, как и куда подавать энергию. Эта же плита формирует и активирует Замковое Умение — Зум. Защитный и атакующий спецнавык целой крепости. Из активного чаще всего встречается масштабный круговой удар или концентрированный выстрел. Мана, накопленная в Ядре, просто преображается в заклинание. Масштабное. У каждого замка один зум, но он может иметь несколько свойств. Зависит от того, что скормлено Зерну или Ядру. Например, не просто волна огня, а сильнейший напалм со свойствами кислоты, несущий еще и отравляющее облако. Защитные заклинания собирают в себе устойчивость стихийных щитов от всего-всего. Также Ядро можно выдрать из побежденного замка и отдать на поглощение Зерну собственной крепости. Но приходится именно выдирать — кристаллы от накопленной энергии буквально врастают в пространство, и нужны особые ритуалы.

Осторожно провожу пальцами по черной ткани нашего кланового символа. Почему-то это прикосновение вызывает легкий трепет в сердце. Слишком много эмоций сгорело под этим знаменем и за этот символ. Белый ромб на черном полотне. В центре ромба черным кружком отображен цветок. Флокс, или же сполох. Тонкие черные линии рисунка только обозначают контур белого цветка на белом фоне. Выбор нашего главы. Что-то личное, принесенное в виртуальный мир из реального.

Усмехаюсь. Безобидный цветок порвал жопы разным вестникам смерти, бессмертным, миротворцам, повелителям хаоса и насадил на пестик всю агрессивную живность. Начиная от семейства кошачьих и заканчивая драконами.

Прикрываю глаза, отгоняя воспоминания. Вдох. Сосредоточиться. Ядро практически готово к активации, а я еще не подготовил вторичное. Что и как запитать? Что из систем восстановлено и что готово принять такой поток маны? Придется потратить время.

Первые гости достигают замка глубоким вечером. Широкие колеса грузовых телег с трудом вкатываются в расчищенный двор крепости. Роняют целые пласты подсохшей грязи. Волы и лошади выглядят уставшими. Стоит только повозке остановиться, как на землю спрыгивают первые переселенцы. В основном женщины и дети. Все местные. Спешу навстречу низкому пузану с шикарной бородой пшеничного цвета. Это старейшина поселения Ржавый Зал и один из самые уважаемых шахтеров. Зигфрид.

— Приветствуем, мастер Алекс, — крепкое рукопожатие и сильные тычки по почкам вместо похлопывания по спине. — Мастер Захар передал ваш приказ, и мы сразу выдвинулись.

— Это скорее было пожелание, — внимательно осматриваю груз телег, приоткрывая толстую кожу защитного покрывала.

— Да, да, — толстячок пытается состроить понимающую физиономию и поправляется: — ваше пожелание. Мы не можем рисковать безопасностью наших семей. Здесь болотное и кровавое железо, черная бронза, сталь, орихалк и немного обсидиана. Хотелось бы с конвоем вернуться за партией мифрила. Останется только камень, но для его доставки нам потребуется несколько дней.

— Заберем все. И камень. Для ваших семей подготовлено место в замке. Добычу камня и металлов сможете продолжить в шахтах замка, — прекращаю осмотр и возвращаюсь к старейшине. — На рассвете сможете отправиться за второй партией, а сейчас вас проводит этот гремлин, — за рукав подтаскиваю грема в полушубке с синей полоской на спине. Специальный отряд для сопровождения и размещения гостей.

— Спасибо, мастер Алекс… — дальше уже не слышу слова благодарности. Мне навстречу идет Захар в своем фирменном плаще зверобоя. По мрачному выражению лица можно прочитать о проблемах.

— Здоров будь, Лексей, — опять ребротрещащие объятия. — Детишки и бабы на возах, часть сухого леса уместили. Люд распределен в три смены и спешно новый готовит. Тревожно в лесу. Шумно. И мне не спокойно, я сразу обратно пойду, — кустистые брови бывшего лесничего сходятся на лбу. Хмурится. Спешит.

— Подожди, — удерживаю спешащего старика и указываю на стоящих в отдалении два десятка гремлинов, — это тебе для охраны. Хорошие мастера по ловушкам и засадам. Они покажут, куда телеги подогнать. Грузите мины, алхимию, пару стрелометов. Небольшие стаи отпугнет, пару шестерок завалит. Начнут давить массой — сразу возвращайтесь.

— Стрелометы — это хорошо. Спасибо, Лексей, — еще одни объятия до хруста костей, и медведеподобный дедок уходит в указанную сторону. — Эвона вы, хоть сюды, а вы правьте волов сюды… не тех, тех! Те сейчас копыта двинут.

Мигает и тонко свистит браслет управления.

— Слушаю.

— К нам гости из Перекрестка добрались. Восемь телег с местными, в последней — герои. Три рыцаря и маг. Дозорные на позиции.

— Иду встречать, — принимаю заказ на решение проблем и продолжаю движение навстречу все новым и новым повозкам. Сначала прохожу караван из Ржавого Зала, затем из Бобрового Приюта. Замыкающая вереница транспорта немного отличается. Вместо животных — тягловые големы. Механические волы с шестью конечностями и кристаллом-накопителем в спине. Могут без устали тащить, пока есть энергия. Созданы когда-то в мастерских этого самого замка. Хорошая новость. Меньше конюшен отстраивать, меньше провианта запасать. Завидев меня, с пассажирских мест последней повозки на землю десантирует четверка игроков. Впереди — белобородый маг в коричневой мантии и с массивным посохом. Магнито. За ним рослый рыцарь в полном латном доспехе синего цвета — ЧерныйДракон, а за рыцарем два воина в более легкой броне, но также со щитами. Сэр Растер и ВикингТопчег. Сине-серый отблеск металла выдает в нем орочье железо. Прочный материал, на который в любом случае накладывают дополнительную прочность магией воды. Таких противников уже искрой насквозь и не прожаришь. Когда-то по амуниции и оружию можно было определить класс игрока, его сильные и слабые стороны. Сейчас же я не узнаю эту броню. Только металл, благо их в Баталии всего около трех десятков, и половина несет в названии слово «Железо».

— Что это за место? Новая локация нпс? — первым вопросы начинает задавать чародей.

— Паривет, — выдерживаю паузу, давая время, другому транспорту отдалиться от нас. — Это территория моего замка. Чего надо?

— Замка? Больше на пещеры в скале похоже, — Дракон презрительно сплевывает на землю. Волшебник же уделяет все внимание моей персоне: — А ты кто такой? Откуда на нашей земле? Кто разрешил замок строить?

Слегка пожимаю плечами, немного оглядываясь по сторонам. Отмечая замерших на ближайших лесах или просто стенах лопоухих дозорных. Отрицательно киваю им.

— Чего мотаешь головой? Не строишь? — латник сам себя распаляет.

— Я тут играю. Недавно. Землю купил у телки с сиськами и кнутом. Оленель. Ариерель. Короче ель. Сказала, что это земля Первоглотов и она их риелтор. Заплатил золотом реала. Купчая в замке на стене висит, — изображаю потуги в мыслительной деятельности.

— Ты кого первоглотом назвал??? — бравый вояка даже поперхнулся от услышанного. Как в кино, краснеть стал. — Ты сейчас сам глотать будешь!

Двое из свиты также тянутся за мечами.

— Подожди, — Магнето резким взмахом руки тормозит своего напарника и продолжает допрос. — Может, ее звали Ориель?

— Наверно. С ней еще кодла рогатых бычар была.

— И давно ты ее видел? Может, какие-то подробности встречи помнишь? — поднятая рука мага продолжает останавливать негодование рыцаря.

— Вчера. Позавчера… недавно. Пришел посмотреть, че за руины. Тут эти быки в фиолетовых плащах и телка с сиськами. Поговорили нормально. Сказала, что может замок продать. Я купил. Потом купил ботов, они строят.

— Минотавры в фиолетовых плащах? — лицо у собеседника прямо дернулось.

— Ога, как у этого, в пидорском шлеме, — открыто указываю на кастрюлю с крыльями летучей мыши на голове у ЧерногоДракона.

— Ну все те… пиз… ща… я… — у указанного героя уже капилляры скоро лопнут от желания что-то мне сказать, а голос переходит на хрип. Его даже начинают с двух сторон удерживать соратники.

— Так, — маг пытается во всем разобраться, — ты в лесу встретил девушку с ником Ориель, в сопровождении минотавров в фиолетовых плащах, как у нашего рыцаря. Возможно, у них еще копья были или броня? — задумываюсь и киваю в знак согласия, а чародей продолжает: — Она предложила купить у нее замок, сказав, что из клана Первородные, и ты купил.

— Не, она сказала, что риелтор этих глотных, а значок у нее был, как морда волка, — еще раз ментально пинаю страдающего Дракона, добавляя важную деталь.

— Все понятно. Все предельно понятно, — кажется, Магнето даже немного успокаивается. — Мы как раз за тобой и приехали. Наш глава хочет встретиться со всеми героями, которые купили у него землю, и обсудить создание альянса. Торговля там, помощь ресурсами, войсками.

— Че, правда? А мне тут надо ботами управлять — они стену строят, — взмахами руки указываю на абстрактную стену вдали. Даже разворачиваюсь, чтобы точнее указать и быстро отбить сообщение Изичу: «Работайте по плану».

— Не беспокойся, у нас есть свиток перемещения в наш замок. Там уже начали отмечать. Бухло, наркота, телки. Потом тебя вернем сюда, — продолжает мягко стелить.

— Не, ну если быстро, то можно, — важно соглашаюсь. Маг возводит глаза вверх, словно прося помощи у небес, и достает из инвентаря свиток перемещения. Резким движением ломает печать, произнося какие-то слова. Мое тело становится легким и резко уносится вверх.

Не успеваю возмутиться, как по ногам бьет земля. Я, покачиваясь, оказываюсь в холле какого-то каменного сарая. Осторожно осматриваюсь, добавляя лицу дебильно-восторженное выражение. Массивные блоки, кривые латки, общая крыша вместо потолка. Меня ожидаемо закинули в крепость фиолетовых около Перекрестка. Причем в главный и единственный зал.

От нашего появления возникает небольшая суета. К белобородому подходит сразу несколько игроков и что-то спрашивают, а я продолжаю пялиться вокруг. Изнутри строение кажется еще меньше. Стены и крыша. Деревянные лестницы к верхним бойницам на уровне второго или третьего этажа. Деревянные перегородки для помещений типа кухни, склада, арсенала, казармы, конюшни. Запах хлева. Длинный стол в дальнем углу общего зала. С лавками. За ним едят, беседуют, приводят доспехи в норму, точат мечи, готовят зелья и занимаются своими делами около десятка игроков. Еще столько же изображают активность на кухне, складе, у бойниц. Слабенький лагерь для скаутов.

— Повтори, что ты сообщил ему, — пока я изучаю все вокруг, к нам подходят еще два рыцаря в схожей броне, что и у Дракона. ПраваяРукаБога и ЛучникЧе. У этих металл толще и в качестве оружия — парные топоры. Серьезные дядьки.

— А где бухло и телки? — с тупым вопросом в глазах созерцаю пополнение фиолетовых плащей.

— Какое бухло? Повтори, что ты сказал Магну.

— Не, что за развод. Обещали же… — бдыщ! — жесткий удар в солнечное сплетение заставляет молча согнуться и плавно упасть на землю. Не отказываю себе в этом и пытаюсь завалиться на бок. Мне не позволяют, рывком поднимая в вертикальное положение.

— Вы чо, совсем охре… — бдыщ! — на этот раз мощная оплеуха латной перчаткой разбивает мне лицо и лишает пары зубов. ЧерныйДракон выслуживается, тварь.

— Я админам накатаю… — бум… бум… бум! — и снова удары в корпус, в лицо. Опять лечу на землю, добрые люди добавляют мне ногами по ребрам. Новое вздергивание вверх вызывает тошноту и резкую боль в ребрах. Вопрос могу расслышать не сразу.

— Отвечай на вопросы!

— Холофо, — языком пытаюсь нащупать зубы, и, кажется, там только крошево. Передних точно нет.

— Повтори свой рассказ, — Рука терпеливо ждет моего ответа.

— Я иту по лессу. Там телка. С быками. В плашах как у фас. Купил замок. Отпустите меня пофалуста, — старательно мямлю и коверкаю слова.

Мне на помощь приходит нашедший меня маг и начинает быстро убеждать начальство:

— Это она. Ее описание. У нее там встреча была с Ричардом назначена. Завалила наш патруль. А потом с нашими камнями свалила продавать китайца другим. Еще и лошка по пути на золото кинула.

— Допустим, — командир не спешит принимать решение. — Напоите этого зельем правды.

— Эээ. У нас все закончилось. Мы на темную скорпионшу все потратили, — слова, которые заставляют насторожиться. Что за зелье с таким неблагозвучным названием? Да и темных в этом регионе не так много.

— Вот вы дятлы, — Рука недоволен. — Варите новое.

— А этого?

— В колодец, только шею ему не сломайте.

— Пойдем, мудак, сломаем тебе ноги, — еще один сильный тычок по почкам, и злопамятный ЧерныйДракон лично оттаскивает меня в дальнее помещение склада. Новые удары в корпус и лицо. Кажется, нос лопается, а лицо заливает кровь. Прикосновения кольчужных рукавиц очень неприятны лицу. Оно немеет и простреливает болью. В углу отгороженного склада располагается каменный глаз широкого колодца. Одна цепь свисает в каменный мешок. Второй заботливо обматывают мне руки и медленно сталкивают в жерло. Падаю вниз и врезаюсь плечом в каменную стену. Потом в другую. Ударами выравниваю свой полет и только потом приземляюсь на каменистый пол.

— АААААА! — правую ногу обжигает боль сразу в нескольких местах, и я освобождаюсь от неприятных ощущений громким криком. Левая нога хрустит, но этот хруст — ничто на фоне первой травмы. Слышу смех сверху, а затем пятно света частично закрывается крышкой.

Вдох. Выдох. Вдох. Концентрация. Прогоняю энергию по телу, заставляя сконцентрироваться и активируя Глаз Кошки. Внимательно смотрю на подвешенное рядом с моим тело.

— Ты провалила задание.

— Я сожалею… — тихий шепот от мешка с мясом и костями напротив принадлежит Аиде, а вот сама темная выглядит даже в ночном зрении плохо. Подвешена за руки. Ноги не касаются земли. Костюм рейнджера почти не изменился с нашей последней встречи. Немного порван, немного потрепан, но в общем цел. Не хватает лука, колчана, плаща, кинжала и разгрузки с алхимией. Зато добавились новые украшения. В каждую конечность девушки вбиты полуметровые металлические клинья. Два кола в каждую руку, три в каждую ногу. Стопа, колено, бедро, плечо и локоть пробиты насквозь. Знакомый запах озона идет от каждого металлического клыка. Это даже не обсидиан — это редкий эбонит, что полностью блокирует энергетические потоки, а при длительном пребывании в теле и разрушает каналы. А это дикая боль в перспективе и никакого лекарства.

— Чего они так серьезно взялись за тебя? — задумываюсь и задаю вопрос вслух. Неожиданно приходит и ответ: Черный скорпион. Хотят узнать пару важных для них тайн.

— Под зельем еще? — вспоминаю услышанное.

— Борюсь, но кажется, пассивка уже не справляется, — слабая улыбка на разбитом лице. Губы, скулы, брови рассечены. Глубокие царапины на лбу, один глаз заплыл. Чудо, что нос не сломан. И никакой регенерации со штырями в теле.

— Что с предложением в Перекресток, и как оказалась тут? — осторожно прислоняюсь к стене колодца.

— Передала совету поселения. Один старейшина призвал собираться и уходить. Двое других не поддержали. Организовали караван. Перед самым выходом меня схватили эти. У них оказался артефакт, позволяющий видеть метки. Узнали о моей. Начали допрашивать.

— Метка невидима обычным зрением? — багровым вспыхивает искра в моей руке и аккуратно пережигает звено цепи. Затем второе, третье — и я могу осторожно сползти по камням на пол. Закинуться обезболивающей алхимией, в попытке стянуть чем-то раздробленную и поломанную ногу.

— Да, только некоторые особые виды восприятия или артефакты.

С ногой ничего дельного не получается, удается лишь стянуть обрывками одежды и обмотать оторванным куском цепи. Защита в плюс, результативности никакой. Плохо. Ползя по стенке, удается подобраться ближе к темной. Аида висит у противоположной стены каменного мешка, практически спиной на камнях.

— Сейчас будет больно. Очень больно. И надеюсь, что ты не обмочишься, — аккуратными движениями отрываю от рубашки девушки широкую полосу, открывая живот и татуировку. Задерживаю взгляд на чернилах рисунка.

— Так ты его видишь… — удивляется, пока я продолжаю молча создавать кляп.

— Немного ролевых игр. Крепко сжимаешь зубами и расслабляешь тело, — осторожно вставляю тряпку в ротик Аиды, стараясь не задевать порванные ударами губы. Такую красоту испортили.

— Да будет хардкор… — одной ладонью крепко сжимаю руку жертвы, а второй резко выдергиваю эбонитовый гвоздь.

— ММММММММММММММ! — блондинку выгибает. Вторым рывком освобождаю от постороннего предмета ее локоть. Металл покидает плоть с противным чавкающим звуком. Сильнее обдает озоном, а девушка бьется в конвульсиях на цепи так сильно, что металл стучит по крышке колодца.

— Да тише ты… — резкими движениями повторяю извлечение и со второй рукой. В какой-то момент Аида теряет создание. Это упрощает работу с ногами. При такой амплитуде движения ее тела и моего неустойчивого прислонения к стене колодца — точно бы ловил ее случайные удары своей головой.

Стопа, колено, стопа, колено. Два штыря из бедер. Промыть каждую рану специальным эликсиром. Снять легкое тело с цепи и напоить зельями регенерации. Осторожно укладываю на дно каменного мешка. Еще раз осматриваю свою ногу. Зрение может различить обломки костей, словно на рентгене, и смотрится это весьма плохо. Придется ползти по стене на трех конечностях. Дерьмо.

Глава 8

Если вы не ползали по вертикальной стене хотя бы на три этажа вверх — вы не знаете, что такое путь к успеху. Без снаряжения, используя лишь два прочнейших полуметровых клина. Медленно. Осторожно, экономя движения. Кропотливо выбирая новую точку опоры. Обдумывая каждый свой шаг. В липком поту, просчитывая нежелательную инерцию тела. На вершине своего персонального колодца, перевалившись через бортик и всхрапывая, как загнанная лошадь, вы почувствуете себя по-настоящему живым. Мне нравятся такие моменты. Секунды назад твое тело тонет в потоке адреналина, а через пару движений ты свободен от всего. Ты жив.

— Ауууу! — хочется выть диким животным, в честь которого и названа эта долина. И совершенно плевать на то, что меня замечают. Пара игроков, что-то делающих на складе, и так обращают внимание на мое выбирающееся из колодца тело. Громкий и чистый звук, вырвавшийся из моей глотки, пугает их. А ведь это только начало. На миг прикрытые веки возвращают картинку висящей на цепи Аиды. Избитая, изувеченная эбонитом, медленно умирающая от отказа общей регенерации и некоторых органов. Да встряска у безымянной мельницы кажется мирным костерком по сравнению с тем пожаром, что сейчас сжигает мой организм. Кровь пылает. Прожигает артерии. Разгоняется в такой медленной и ленивой туше, как я.

— Тупые самовлюбленные мудаки, — первый шаг навстречу фиолетовой парочке дается с таким трудом, но тело со скрипом все же поднимается с бортика колодца. — Как же меня бесят… — Аура Огня наполняет яростной стихией окружающее пространство. Визуально могу различить оранжевую дымку в воздухе. Спешащие ко мне фигуры резко замедляются. Давит на них сквозь броню входящий урон, воины тянутся к своему оружию с вытянутыми от удивления лицами.

— …ваши убогие иллюзии личной силы, — первый металлический гвоздь точным броском входит в глаз ближайшего противника и застревает в задней стенке черепа. Второй почти без паузы достигает глазницы другого врага, и вот его силы хватает порвать кольчужную сетку головной защиты. Оба железных болванчика с грохотом падают на пол, скребя свои лица скрюченными пальцами. Человек, вероятно, может выжить с пробитым штырем черепом, но если этот предмет, словно кислота, разъедает ваши энергетические каналы, то боль будет преследовать и после смерти.

— АААААИИИИИИИЯЯЯЯЯ! — громкий визг умирающих заставляет отшатнуться следующих противников. Просто выставляю руки вперед и активирую Реку Огня. Поток жидкого пламени срывается с ладоней и начинает пробовать на вкус предложенных человечков. Любая броня имеет щели и стыки. В боях и тренировках пластины клинят, и зазоры увеличиваются, а выбегать на шум схватки с одним мечом или топором глупо. У знакомого мне Викинга после прицельной струи огня загорается что-то под доспехами, и он просто падает на пол в надежде сбить пламя. Его напарник получает удар огня прямо в решетку шлема и так же разрывает дистанцию. С треском воспламеняется ближайшая ко мне стена, загораются вещи, лежащие на складе. Начинает чадить зеленоватый дым. Добавляю пару огненных искр в ближайшую ко мне фигуру Викинга и рывком вываливаюсь в главный зал недокрепости. Меня уже ждет плотный полукруг фиолетовых Первородных. Во главе — Рука и Лучник с топорами и массивными щитами. Остальные также стремятся создать стальную стену. Сбиться в бронированный строй.

— Вспышка! — ослепляет большинство из них, а веером выброшенные флаконы с излюбленной гремлинами огненной смесью прицельно разбиваются на щитах и доспехах.

— ААААА!!! — охваченных белым алхимическим огнем людей добавляется. Пламя жадно запекает хрустящих человеков. Искра, искра, искра, искра — с радостью и предвкушением добиваю ближайших в уязвимые места. Паникующие игроки приоткрывают спины, бока, затылки — и горячие подарки впиваются в их тела. Прожигая мясо или все же останавливаясь на железе. От веселья отвлекает хруст потолочных балок. Поднимаю голову и запоздало замечаю, что они тоже давно и весело горят.

— Дерьмо, — приходится, заваливаясь на поврежденную ногу, отступать к колодцу. Горящая стена рядом со мной разлетается от сильного удара, и из огня выходит разозленный воитель — ПраваяРукаБога.

— Дешевые трюки, — рычит рыцарь свозь нарастающий гул пламени. На его щите медленно догорает белый огонь, а забрало шлема отливает зеленоватым цветом. Дополнительная защита от ослепления.

— Привыкаю, что вы жалкие бюджетники, — еще одна бутыль с огненной смесью бесславно разбивается о щит и почти сразу гаснет. Каких-либо неудобств под Аурой предводитель противников также не испытывает. А становится по-настоящему жарко. Горят деревянные стены, горят вещи склада и ближайшего арсенала, горят потолок и крыша. Часть балок начинает осыпаться. Рывком добираюсь к колодцу и хватаюсь за свисающую цепь. Падаю вниз, чтобы в последний миг повиснуть на ней у дна. Следом раздается грохот от начинающей рушиться крыши.

— Было весело, но пора и честь знать, — плавно подхватываю на руки все еще бессознательную Аиду и активирую Шаг в тень. Черное марево вокруг нас становится зыбким, и наши тела проваливаются в короткий черный тоннель. Словно быстрый пролет в темной трубе — и ты вылетаешь на открытое пространство у внешней стены крепости. Густая тень от горящего и проседающего вовнутрь строения перестает быть объёмной. От удара о землю блондинка приходит в себя и подает признаки жизни тихим стоном.

— Будь здесь, — вскакиваю на ноги и осматриваюсь. Я еще не закончил. Наступила ночь. Вокруг пустое пространство. На горизонте виднеется темная масса наступающих гноллов, в противоположной стороне — силуэт защитных башен Перекрестка. Совсем рядом все больше разваливается крыша горящей крепости фиолетовых. Громадный костер. Начинаю по кругу обходить толстую башню постройки, в надежде найти входные ворота. С удивлением замечаю, что других выбравшихся из огненной ловушки нет. К закрытым и перекошенным от пожара створкам не успеваю — пылающая древесина взрывается каменной шрапнелью и из проема выпрыгивает немного подкопчённый Магнито. Без шляпы и части бороды. Следом вываливаются Рука, Лучник и Сэр Растер.

— Ты… это все ты сделал, — массивный топор главного рыцаря указывает на меня, а самого парня трясет от злости. Его напарник поддерживает своего лидера и занимает позицию немного правее. Маг начинает заходить левее, поднимая черный от языков пламени посох и создавая что-то убойное. Один только сэр Растер медлит и совершенно не стремится продолжить бой.

— Забываете свое место, мясо. Но ничего, сейчас мы ваше самомнение подправим, — рывком в сторону ухожу от ветвистой молнии мага и отправляю в него несколько искр. Чародею неожиданно на помощь приходит ЛучникЧе, принимая мою атаку на свой крафченый щит, но закрывая собой обзор волшебнику.

— И это все, что ты можешь? — пренебрежительно стряхивает красную точку со слегка погнутого металла.

— Вам больше и не нужно, — новым шагом погружаюсь в свою тень и выныриваю уже из тени мага, прямо за его спиной. Резкий разворот — и огненная искра попадает точно в голову медлительного чародея. Повторный выстрел стряхивает остатки черепа с плеч, а резкий толчок в спину бросает уже мертвое тело на Лучника, который не успевает сообразить, что происходит. Только что прикрыл щитом Магнито — и вот его труп уже лезет обниматься сзади, щедро забрызгивая доспехи кровью из обрубка шеи. Сближаюсь со спины с начинающим разворачиваться воином и крепко ухватываюсь руками за его шлем. С ладоней начинает бить поток огня, мгновенно оплавляя защитную кастрюлю. Шлем деформируется, меняя форму и запекая плоть внутри. Обзорное пространство сплавленного забрала резко сокращается. Развить успех не успеваю, перекатом ухожу в тень от атаки Руки. Рыцарь выправляет ситуацию, стремительными выпадами защищая Лучника. На ноги возвращаюсь уже через черное пятно у горящей башни. Без привычной тяжести в ноге. Противник больше не атакует, оставаясь около потрепанного напарника. Быстро оглядываюсь: сожжённая штанина демонстрирует целую конечность и розоватую кожу. Никаких выпирающих костей. Ощущения в конечности также прекрасные. Пользуясь разрывом в дистанции, ищу взглядом Сэра Растера. Тот стремительно удаляется в сторону Перекрестка. Парень сделал свой выбор. Из-за пылающей крепости появляется медленно идущая беловолосая. Не вовремя вылезла.

Рывок вперед и стремительное сближение с рыцарем. Почти лобовая атака. Топор латника окутывается желтым сиянием, щит поднимается для отражения атаки. За десяток метров до цели, левой рукой швыряю в свою тень очередную тару с огненной смесью, а через шаг и правой отправляю туда же взрывной эликсир. Первая склянка вылетает из тени рыцаря и разбивается у него между ног. Белый алхимический огонь моментально разливается по поножам, жадно вгрызаясь в металл защиты.

— Ааа?! — противник на миг теряется, замирая на месте, и вторая емкость от удара взрывается в железную задницу. Мощный толчок подрыва приподнимает игрока над землей и толкает взмахнувшую руками железную птицу на меня. Бросаю тело в подкат, проскальзывая по траве под взлетающим рыцарем. С ладони срывается жирный огненный шар и влетает в горящую жопу. Тело Руки закручивает дополнительным ускорением, и оно валится на землю сломанной марионеткой.

— ИИИИИИ! — верещит неожиданно тонко. Этот звук отвлекает дезориентированного ЛучникаЧе. Он пытается повернуться на вопли своего начальника и пропускает мое стремительное торможение о его ноги своими ботинками. На этот раз чистое совпадение. Упал, избегая столкновения с одним Первородным, и точно врезался в стоящего за ним второго. От удара воина лишь отталкивает, но своевременно брошенное в него зелье добавляет огня в поединок. Пламя щедро растекается по защитным латам. Резкая боль в моей шее заставляет моментально нырнуть в свою тень и выйти лишь из тени горящего недозамка. Тут же толкаю на землю идущую мимо Аиду. Следующую Ледяную стрелу отбиваю Огненной рукой. С трудом, но сбиваю боковым ударом кулака по наконечнику, летящий подарок. Раздаются тихие хлопки аплодисментов.

— Как занимательно, настоящий МР в локации для нубов, — говоривший обнаруживается у объятого огнем Лучника, одним коротким пассом охлаждая рыцаря заклинанием из магии льда. Белая мантия, короткий жезл в руке, отливающий серебром нагрудник. Весьма примечательная в ночи фигура. БелыйМаг. Следующим движением противник переносит себя к ползающему по земле воину, и того окутывает белая вспышка исцеляющего заклятия.

— Значит, форпост в Волках уничтожен, — негромкий, хрипловатый голос ровно звучит над полем схватки. Почти никаких эмоций, лишь констатация факта. — Интересные вещи происходят в песочнице.

Судорожно разгоняю остатки энергии по телу. Цепко и внимательно всматриваюсь в новое действующее лицо. Истинное зрение включается на полную мощность, докидывая новых цветовых подсказок и новыми рядами цифр расшифровывая увиденное. Вдох. Выдох. Собраться.

— МР Алекс. Без клана. Надо будет показать Хелен, — гость предпочитает сам с собой общаться. Еще пару минут рассматривает горящую крепость, а затем исчезает в очередном хлопке. Вместе с двумя ранеными рыцарями. Вопросов резко добавляется.

Помогаю подняться встающей на ноги девушке и закидываю одну ее руку на плечо. Аиду сильно штормит от вертикального положения.

— Что за клан с символом желтого солнца на синем поле?

— Это Империя Света, — блондинка осторожно приобнимает меня и опирается на плечо. Вместе пробуем сделать первый шаг в сторону поселения. Дожидаться гноллов в поле я не собираюсь.

— Кто это?

— Нууу… в войне Альянсов победили светлые, но некоторые кланы были так сильно ослаблены, что дальше не могли защищать свои земли. Там и местные начали войну против игроков. Поэтому три клана создали один — Империю Света — и начали войну с нейтралами и темными фракциями. А потом к ним из топовых кланов присоединилось несколько отрядов.

— Откуда?

— Бастион, Цитадель, Коты, Астрал, Королевство. Все свободные наемники.

— Сильные?

— По стате входят в десятку сильнейших кланов Баталии. Даже в тройку.

— А откуда статистика? — медленным темпом ковыляем в нужном нам направлении.

— Есть библиотеки особые, или артефакты. Там появляется инфа. Есть профы медиумов и шаманов, которые тоже что-то могут.

— Осторожнее, канава.

— Уй!

У самого поселения нас встречает пара стражников с факелами. Короткими приказами просят следовать за ними. Проходим за укрепления стены через небольшую калитку во второстепенных воротах. Дальше наши с девушкой пути расходятся ненадолго. Аиде помогают пройти к лазарету, а меня допрашивает местный глава стражи. Проходит это максимально быстро.

— Кто таков?

— Алекс.

— Вой или маг?

— Маг.

— Клан есть?

— Есть, — демонстрация черного перстня.

— Бл..! Капрал стражи Перекрестка к вашим услугам, мастер Алекс, — фигура солдата отдает честь и бодро вытягивается в струнку, стоящие рядом повторяют действие своего начальника.

— Есть нормальная таверна?

— Так точно. На главной улице ресторан для аристо Белая Цапля.

— Целый ресторан? Ладно, свободны.

Поселение Перекресток сильно изменилось с моего последнего визита. Разрослось. Облачилось в камень. Дома, улицы, ограды. Внешняя стена опять же. Узнаю камень из шахт и рудников у Ржавого Зала. Характерный рисунок породы. Больше и выше здания. Интереснее отделка, причудливее украшения и заборы. Фонари освещения. Много света и на стенах. Правильные линии улиц. Грамотное расположение складов и амбаров, колодцев и акведука. Мелочь, а бросается в глаза. Все-таки больше городок, чем деревенька.

На улицах много местных, часто встречаются игроки. Почти все без знаковой принадлежности к какой-то гильдии или клану. Простая или бедная амуниция. Попадается пара героев в роли мирных ремесленников: торговец продуктами и кожевник. Нет спешки, хотя встречаю три отряда местной стражи и несколько грузовых телег с камнем. Направляются к защитным башням. Необычно такое видеть перед началом осады. Должны же быть паникеры и управленцы, призывающие делать, как они считают нужным. Нужный мне общепит нашелся у главной площади. Добротное двухэтажное здание с просторной террасой наверху. Вежливый официант — а местного в белой рубашке и фартуке можно назвать именно так — проводит меня за один из столиков на свежем воздухе. Устраиваюсь поудобнее, оцениваю вид на небольшой фонтан в центре площади. Очередной полководец, верхом на кабане. Две секиры в руках, рогатый шлем. Из пасти животного падает вода в каменную чашу резервуара. Знавал я одного такого варвара раньше. Он бы оценил скульптуру. Особенно после пары литров хорошего пива. С легким интересом продолжаю осматривать поселение с высоты второго этажа. Приносят заказанную утку с гарниром. Около моего стола появляется холеный хлыщ в синем смокинге.

— Позволите? — немного надменный взгляд, достаточно смазливая мордашка и тонкие усики над верхней губой. Зализанная назад прическа и массивная круглая тарелка из золота на груди. Станислав Великий.

— Прошу, — киваю на свободное место напротив. Игрок тут же присаживается.

— Позвольте представиться, я мэр этого чудного города — Станислав, — мимолетно прикасается к амулету на груди.

— Рад за тебя, — начинаю медленно расчленять свой поздний ужин, осторожно обмакивая кусочки дичи в соусе. Внимания на парнишку почти не обращаю.

— Эм… мне только что доложили о вашем прибытии, и я тут же решил нанести визит. Надеюсь, вы не против. Несмотря на столь поздний час, дело очень важное и не терпит задержек.

— Осада?

— Осада? Нет, это как раз терпит. Наши доблестные защитники без проблем смогут отбить нападение какой-то толпы нпс-ботов.

— Самоуверенно, — смешком перебиваю набирающую скорость речь мэра.

— Смею заверить, что это не первое и далеко не последнее их появление здесь. К тому же, скоро здесь будут союзники, — слегка обижается. — Но речь сейчас не об этом. Мне доложили, что у вас имеется одно кольцо. Этот ювелирный атрибут веками являлся символом власти в здешнем городе…

— Этот? — флегматично демонстрирую перстень на руке, опять перебивая говоруна. Начинает мне это нравиться.

— Да-да, — быстрый ответ, — это часть комплекта, который носили местные правители. Особых бонусов он не несет, но добавляет прибавку к навыкам дипломатии. Я от лица всего города хотел бы выкупить его у вас…

— Нет.

— Нет? Почему нет? Это же наша реликвия. Будет справедливо вернуть ее законному мэру города.

— Это обычная деревня. У старост не бывает таких колец, — равнодушно разбиваю надежды прилизанного, и это начинает его злить. Тон становится суше.

— Это город. И город может это у вас купить.

— Не может, не продаю, — разговор заходит в тупик.

— Да за тебя даже красноречие не прокачивается, — неожиданно заявляет собеседник.

— Навыки общения работают только на местных, как и прокачка. С игроками надо самому головой думать, — даю бесплатный совет.

— Хорошо, тогда повторю еще раз. Это мое кольцо, и я хочу его обратно. Отдай, и не будет проблем.

— Делай фото, ставь в рамку на рабочий стол в мэрии и надрачивай для повышения репы. Может, поможет, — еще один совет. Добрый я, после вкусной еды.

— Крутой, значит, — уважаемый мэр резко вскакивает со своего места и начинает сыпать шаблонами перед своим уходом, — посмотрим, как ты это потом повторить сможешь. Мы еще не закончили этот разговор.

— Стасямба! — окликаю уходящего в спину. — Официанта позови.

— Мы еще увидимся!

— Не верю… — добиваю в топку остатки мяса, с удовольствием закусывая жареными овощами в одиночестве. Окидываю площадь взглядом. Не похоже, что все это смог создать какой-то там Стасик. Скучать долго не получается. Сначала прибегает тощий официант за новым заказом, потом тот же официант уже с заказанным пивом. Через полкружки ступени начинают скрипеть от более сильных перегрузок. Тяжело топая по лестнице на веранду, поднимается целая группа игроков. Уставшие, потрепанные, весело общаясь между собой. Занимают все столики, имеющиеся на балконе. Ко мне сразу же подсаживается их парламентарий. Лысый здоровяк в кольчуге. Массивный нос с горбинкой, глубоко посаженные глаза. Черная борода и усы. Серьга в ухе. Архан.

— Доброй ночи, — еще и без приглашения усаживается на свободный стул. Мысли под первой дозой алкоголя уходят в размышления о вежливости и этикете. Одни же могут проявлять зачатки воспитания, а другие считают себя выше этого. И где вежливость мутирует в расшаркивания?

— Перейду сразу к делу. У меня и моих друзей было трудное дежурство у стен. Хотим отдохнуть. Освободи стол, — сказано с улыбкой и вежливо, что раздражает сильнее.

С ответом тяну. Выбираю: нахамить или вежливо скинуть с балкона. За меня решает огромная стрела, падающая прямо с неба. С грохотом вбивается в камни площади железное древко метров трех в длину, с синим оперением. Сам снаряд отливает ржавчинной.

— Что за?! — большинство тут же вскакивает со своих мест. Следующее метательное копье недолетает сильнее и врезается в крышу дома. Над городом начинает звенеть колокол.

— Нападение? Что происходит? — усач вызывает из своего браслета голограмму сообщения и начинает отстукивать что-то.

— Жопа вам всем, — делюсь своим стремительно портящимся настроением, — ржавый дрын — от лучника-гиганта, а мелкий — из рогатой баллисты.

— Что? — лысый смотрит на меня с непониманием, но его на поле знатоков тут же заменяет подошедшая блондинка с длинным каре и в легкой броне. Мифриловая кольчуга обтягивает уверенную четверочку. Ната.

— Подожди. Лучники-гиганты — это боссы гноллов, а баллиста… это упряжка с быками у нейтралов-мародёров? — зеленые глаза смотрят так вопросительно, что приходится ответить.

— Да. Лучник минимум 3го апа, а баллист много. Стреляют по башням. Воон там, — указываю на смутный контур дозорной башенки. В ночном видении там отлично видно несколько торчащих копий.

— Мы должны помочь страже. Архан, Олаф, Ким, — Ната быстро активизирует свой личный резерв. — Общий сбор у второго арсенала.

— Стой, — нехотя удерживаю за руку желающую убежать девушку. — Пробивайтесь к южной дороге и отходите по ней.

— Что? — на миг в зеленых глазах воительницы зрачок становится вертикальным. — Еще раз тронешь и стоххнешшш… — выплевывает мне шипящую фразу, резко вырываясь, и стремительным шагом уходя к лестнице. Игроки ее же прайда — а похоже это именно на стаю дикой кошки — тянутся следом.

— Ну и в жопу вас, таких гордых, — недовольно встряхиваю остатки пива на дне своей кружки. Остатки хорошего настроения окончательно выветрились.

Голос гремлина слышится только через несколько долгих минут вызова. — Хрена ли вам над… что надо?

— Что за пополнение на севере?

— Нейтралы-разбойники. Прибывают с севера и соединяются с гноллами.

— Они не противники разве? — задумчиво ощупываю отрастающую щетину на подбородке.

— Раньше воевали, сейчас вместе. Там гигантов штук восемь. Три лучника.

— Ускоряйтесь.

— Принято. Исполняю.

Отдохнул за стенами. Получил передышку. Два раза. Недовольно похрустывая шеей, поднимаюсь. Надо искать Аиду. Несколько коротких опросов на улицах направляют в госпиталь. Там, слегка стуча по почкам у местных лекарей, нахожу апартаменты девушки. Топовый скаут успевает перевязаться и уверено хомячит лапшу из горшочка. Аккуратно управляется палочками.

— Уходим, быстро.

— Я еще не…

— Идем, — приходится ухватить за руку и в спешке потащить за собой.

Здание трещит от удара и стремительно складывается прямо на нас. Хлипкий потолок падает и грозит раздавить. В последний момент вываливаемся через окно на улицу, а там за десяток минут все кардинально изменилось. Горит дом напротив. Разрушено соседнее здание, громадный валун торчит в его крыше. Несколько огромных копий воткнуты в землю. Пара из них удачно прибили своим весом несчастных жителей. Суетятся немногочисленные местные. На ближайшей стене носятся тени. Отбивают атаку. Вспыхивают отблески заклинаний. Огонь или молния рассевают темноту.

— Это кто? — девушка продолжает увлеченно лопать свой поздний ужин, послушно идя за мной, и с интересом оглядывается по сторонам. Страха нет вообще. Петляем среди улиц и переулков, выходя на южные ворота. Там уже вовсю кипит бой. И на этот раз схватка идет серьезная.

Ближайшие башни разрушены, створки сорваны и валятся на земле. Сама арка ворот разломана, и уже на территории поселения пытаются все крушить два великана. По флангам от них растекаются волны гноллов. Блокировать прорыв пытается отряд латников вперемешку с игроками. Маги и воины, умело прикрывая друг друга, поливают гигантов огнем, льдом или стрелами. То и дело на высоченных телах вспыхивают отблески разрывных стрел или болтов. Редкая цепь легких классов вроде разведчиков, лазутчиков или скаутов удерживают собак пехоты. На крышах хлестко хлопают тетивы луков и звенят касты баферов.

— Найди лук, — киваю в сторону баррикады из обломков и мягким шагом погружаюсь в свою тень. Ночь — время для таких классов, как мой.

Выхожу уже из мрака около самых ворот. Выныривая из громадного черного пятна за великаном, чтобы точным ударом Огненной руки сбить атаку человекоподобной птицы. Кулак врезается в пернатое тело и отбрасывает тэнгу от своей жертвы. Монстр клокочет птичьим стрекотом и успевает перевернуться в воздухе, спланировать на свои когти. Фигура птеродактиля, одетая в синие перья. Птичий глаз лупоглазо смотрит на меня и на поднимающуюся с земли Нату. Когти курицы оставили свой след на мифриле ее брони и распороли слабо защищенные поножи. Вскрыли бедро.

— Ччччеловек… помеха… глупая помеха! — расправляет свои крылья с отростками ладоней. Каждое перо может разрезать сталь, а когти вскрывают и мифриловые пластины. Опасная тварь. Куда неприятнее гигантов.

— Не вмешивайся, я сама ее убью, — спасенная опять недовольна. Низко пригибается к земле и выливает что-то из элексиров себе в рану. От тканей бедра девушки идет дым. Затем гибкое тело уверенно стает на ноги и тут же размывается в воздухе. Могу увидеть лишь цвет перемещения ее ауры. Ясно. Класс, заточенный на скорость.

Фигурка блондинки появляется у монстра и выстреливает молниями сразу с двух рук. Белые росчерки проходят по крыльям существа без каких-либо последствий для него.

— Какака-ка… — хрипло горланит птица и также превращается в атакующую тень. Синий и белый росчерк начинают сталкиваться в прямом противостоянии, высекая искры и орошая землю кровью.

— Что за… Нубы… — наблюдаю, как дуэлянты таранят пару раз гноллов и врезаются в ногу великана. Совершенно не перемещаются в общем рисунке боя. Отмечаю краем глаза, что Аида появляется с луком и уползает на козырек крыши. Уже лучше. Удары, удары, скачки. Перемещения на стену и обратно. Латники заученно окружают великана и медленно разматывают на обмен уроном, второго, наоборот, контролируют маги и держат на расстоянии. Гноллов режут роги и лазы. Косят пачками, то выныривая из невидимости, то проваливаясь обратно в инвиз. Терпеливо жду развязки. Она наступает, потому что неизбежна. У воительницы с тягой к мгновенным перемещениям заканчивается энергия для своих скачков. Ее аура тускнеет и в тот же момент хитрая птица выстреливает дождем из своих прочных перьев по силуэту противницы. Десятка три тонких и прочных иглоперьев безжалостно врезаются в тело Наты. От общего удара ее отбрасывает. Воительница успевает прикрыться руками и слабым щитом из молний, но снаряды глубоко пробивают ее защиту. Впиваются в плечи и ноги. Руки тут же повисают плетями от многочисленных входящих спиц, ноги подкашиваются, и проигравшая опускается на колени. Пытается запустить активатор чего-то еще, но пернатая тварь резким выпадом обрушивает свои когти на шею жертвы.

— Сгинь, — на этот раз выныриваю из тени более точно. Хлопок левой ладонью с огненном шаром Истинного пламени отрывает тощую грабалку курицы. Рука монстра ломается у самого запястья. Алая искра с правой вонзается в глаз-пуговицу.

— ИИИИ! — с громким визгом тэнгу смазывается из реальности. Проваливается в Тень стремительно и быстро. Догонять даже не пытаюсь, не та скорость и не тот уровень. Вместо этого разворачиваюсь к Нате и оплеухой прерываю ее речь.

— Хватит уже. — Несмотря на злой блеск ее глаз, вставляю в рот бутыль с зельем и помогаю выпить. — Дальше сама.

Новый шаг в черноту. Магам удается сковать ноги гиганта. Появляюсь между глыбами льда и выдаю серию шаров в нательную тряпку великана. Раздается рев, а я снова смещаюсь на стартовое место — в тень дома, около беловолосой лучницы. Раненный в яйца монстр все громче кричит и заваливается на бок, в рану усиленно летит магия, и очередная молния вскрывает его каменный живот. Тугие кольца кишок выпадают на сражающихся. Стойко разит дерьмом. Страшная смерть — быть придавленным кишкой, полной коричневого паштета. Добить второго не получается — из темноты пролома в кольцо света спешат новые высоченные фигуры.

— Уходим, — приходится наравне со всеми втянуться в улицу. Ее простор и ширина все равно не дают гигантам протиснуться. Монстрам приходится ломать дома. Каменные коробки так просто не сдаются, и это требует немного времени. На улицу поселения широкой волной выливается волна гноллов.

— Щиииииит! — недалеко истерит пехотинец с розовыми перьями на плюмаже шлема. — Щииииит!!!

По его командам на пути нашего очередного противника выстраивается коробка из стражников поселка. Вокруг них возникает серебристый пузырь магической защиты, о который тормозится кусок кирпичной стены, а затем и пара плит дорожного покрытия. После проявления магии начинаю различать балахоны гноллов-шаманов. В задних рядах стражи видно несколько игроков, которые пытаются обстрелять колдунов в ответ.

Десяток огненных шаров от наших магов поджигают несколько пятен простых гноллов-воинов. Эти атаки намного масштабнее моих выпадов Истинным огнем. Захватывают сразу пять-шесть врагов плотным куском пламени. Нет дополнительного прожига, но и простой огонь эффективно сжигает плоть гиен.

Твари воют от боли и тут же падают на камни улицы под напором следующих бойцов стаи.

Прячусь за стражника первого ряда. Большой квадратный щит прикрывает нас обоих. Рядом за похожим местным располагается Аида. Раздобыла себе лук и уверенно посылает стрелы в собакоподобных. Помогаю ей точными выстрелами огненных шаров. По ногам, по лапам. Привычно создаю давку и толкучку. Рядом горят дома и постройки. Все больше ярких костров. Больше теней и чадящего дыма. Выстрелы, разряды, железные копья и камни с неба. Валуны исправно ломают дома и осыпают битым кирпичом. Фрагменты стены рушатся и обдают шрапнелью из камня. Выбывают союзники. Клинки успешно находят бреши в обороне. Магия ищет дыры в броне. Получаю несколько ранений вскользь, регулярно выдергиваю из-под стрел блондинку. На подступах к самой центральной площади неожиданно звучит новый чистый сигнал над городом. Рог. Рог, приказывающий начать пикирование…

Глава 9

Удар в желудок принуждает проснуться. Вечерний ужин уносится вверх и без спроса вылезает из меня.

— Бвееее, — организм выворачивает в жестком приступе рвоты. Тело пытается упереться в пол, продолжая щедро изливаться желудочным соком.

— Да успокой ты его, — чей-то голос доносится издалека, а вот новый жесткий удар в голову откидывает меня обратно на спину.

— Су…ка, — простреливающая боль в шее отрезвляет, а мутная картинка сразу же проясняется.

Новый удар ноги перехватываю руками, одновременно своей стопой подбивая опорную конечность неизвестного. Скручиваюсь прямо на полу, добавляя инерции в толчок под пятку. Тело противника теряет равновесие и с матом падает на меня. Рефлексом вбиваю локоть в подставленный череп и сразу же добавляю правым кулаком в живот. Сформированный покров Огненной Руки с трудом пробивает мясную прослойку тканей живота и выпускает воздух. Ладонь в горячем мешке находит склизкую змею кишки. Резко выдергиваю ее, тут же откатываясь от поверженного.

— ААААхххлумпфф, — противно хлюпает, что-то рвется, и ошметок выскальзывает из моей руки. Сбитая с ног жертва перестает орать и переходит на скулеж. Вскакиваю, быстро осматриваясь. Ближайший противник лежит с порванным животом и беспомощно пытается зажать рану руками. Массивное, но оплывшее складками жира, голое тело и черный фартук выдают в нем палача. Второй такой же субъект пытается ударить меня раскалённой кочергой. Не успевает завершить замах, как мой огненный шар откидывает его от меня, жесткий удар ногой в голову бросает его на пол. Тут же смещаюсь к упавшему и накрываю его голову ладонью с точкой огненной искры. Тело врага выгибается дугой и тут же расслабляется. Искра Истинного огня безжалостно расплавляет полчерепа. Новый рывок подбрасывает меня к столу в углу помещения. Стул только начал отодвигаться, позволяя приподняться пожилому игроку. Встречаю его резким прямым в голову, ломая нос. Резкое повторное движение левой руки вминает кулак в скулу и разбивает тело о стену. Безоружный старик неловко пытается уцепиться за камни, а второй рукой схватиться за блямбу амулета на шее. Перехватываю кисть и грубо ударяю по ней правым кулаком. Кость сухо лопается, раскраивая запястье на две неравные половины. Контрольный удар в плечо забирает у правой руки врага любую подвижность, раскрошивая плечевой сустав и деформируя кости. Пара осколков кости пробивает кожу и вылезает наружу. Рывок за волосы на затылке и сильный удар стариком о стену… еще и еще. Костлявое тощее тело перестает сопротивляться и опадает мешком мяса. Заключительный огненный шар в голову, быстро возвращаюсь и так же добиваю первого палача.

Беглый осмотр. Камера. Тюрьма. Закрытая дубовая дверь. Мерцающие синим огнем символы на стенах. Гаситель магии. Стол с бумагами. Дыба с пленницей. Тройка трупов обслуживающего персонала. Лавка с двумя телами. Столик с инструментом. Жаровня. Наклоняюсь к телам на скамейках. Оба без рук. С выколотыми глазами и частично снятой кожей. Отрублены гениталии. Какие милые забавы у здешних местных.

— Подъем! — пощечиной привожу в чувство пленницу. Это уже встречаемая мною ранее Ната. Блондинка выглядит плохо. Обнажена. Избита так, что на коже можно найти спектр цветов от красного до черного. Следы от кнута. Один глаз заплыл, второй видит через лопнувшие капилляры. Шрам от брови и через глазницу до щеки. Ноги и руки в кровоточащих ранах от игл тэнгу. Плоский живот прижжен в паре мест кочергой. В правом бедре дыра. Плечо — сплошная корка из подсохшей крови. Пытается что-то сказать, но челюсть сломана, и из губ идет лишь кровавая пена. Может, и горло пробито. Снова лезу в инвентарь, чтобы накачать зеленоглазую личной алхимией. Освобождаю и помогаю переместиться на пол.

— Жди тут, не лезь никуда.

На столе есть несколько ключей от двери, прибираю их. Бумаги пестрят названиями «Допрос 4532, 7643…», и дальше почерк разобрать совершенно невозможно. Запрос на статус выводит отчет о прибавке опыта. За шахту, рыцарей фиолетовых и отражение штурма в городе.

Класс — Разрушитель. Уровень 33. Очки класса — 0.

Повышение уровня +7.

Обновление навыков.

Открыт новый навык — Общее укрепление тела.

Общее укрепление тела 87 % — позволяет насыщать тело маной, дополнительно укрепляя его.

Открыт новый навык — Глаз Орла.

Глаз Орла 58 % — позволяет исследовать и изучать объекты на значительном расстоянии.

Огненная перчатка 99 %. Позволяет сформировать из пламени защитный кокон на основе стихии. Содержит крупицы Истинного пламени. Урон Истинным пламенем. 0.02*СМ*0.25Ар^2…..

Пульсирующий Шар Истинного Пламени 91 %. Позволяет крупицы Истинного пламени направлять в одну точку. Урон огнем 0.02*СМ*0.2Ар^2…..

Очередной шажок к своим прежним силам всегда добавляет настроения. Навыки размораживаются в том же порядке, что когда-то и изучались — а это уже важная предсказуемость.

В Баталии по итогам последнего обновления накопилось порядка трехсот различных классов. Иногда очень похожих, а иногда совсем бессмысленных из-за последующих порезок и ограничений. Начиналось все с уклона в скорость. Воины начали мутировать в скоростной подкласс, где скорость и точные удары решали, кто будет победителем. Кто быстрее — тот и папка. Им в противовес ввели стрелков. Против стрелков — латников, латников позже начали убивать маги, а магов — уже новый класс воинов. Новых воинов — новые стрелковые классы, с новыми убойными навыками по точным выстрелам и бронебойным снарядам. Против бронебоя создали латников-щитоносцев с новыми аурами и броней. Обновленные консервные банки продолжили вскрывать маги с уроном не по площади, а в пробитии брони… и так круг за кругом.

Следующим классам — новые навыки, с небольшими отличиями от прежних. Новые комбинации — новые альтернативные подклассы и еще больше разнообразия и меньше шанса создать универсальный аватар, который нагибает всех и вся.

Маг Разрушитель только к 30–40 уровням формирует первые боевые связки. До этого идет лишь общее восстановление, восприятие и немного атакующих заклинаний. Больше воин, чем маг.

Малый огненный шар работает только против плохой защиты и на сверхблизкой дистанции. Без опыта и прокачанного навыка лезть в схватку бессмысленно. Недостаточно мощная искра застревает в щитах и броне. Руки Огня больше годятся против начальных монстров. Нет большого урона, но можно поджечь или оттолкнуть. Помимо урона магией, идет урон силой тела. Река Огня — уже для средней дистанции, но без должного усиления слишком слабая.

Огненная перчатка — первое оружие. Из Истинного пламени формируется нечто напоминающее боевую перчатку. По мере развития может закрывать всю руку. Держит большинство ударов оружием и магией, просто сжигая то, к чему притрагивается. Затратная. Позволяет МР руками блокировать часть ударов.

— Раз уж взрослые дядьки ко мне в песочницу прилетели… — внимательно осматриваю активированное заклинание. Оранжевая кожа из языков пламени шипами закрывает руку по локоть. Пальцы напоминают когти, но легко сжимаются в кулак. На костяшках уплотнения. Сто лет не видел этот оранжевый, переходящий в багровый, цвет. Вдох. Выдох. Вдох. Пора заканчивать спонтанные мероприятия. ЗУм уже должен быть подготовлен.

В коридоре тюремного подземелья всего шесть помещений. Пустой коридор. Универсальная трубка ключа подходит к каждому замку. В соседней комнате — склад остывающего мяса. Небрежно сбросанные тела без рук и ног, с вырезанными фрагментами. Видна рука людей без фантазии, но очень педантичных. Однотипные раны, где-то больше, а где-то меньше. Некоторые счастливчики смогли сдаться под допросом раньше… или умереть.

В следующей камере — подвешенные к потолку игроки. Шестеро частично одетые и подвешены за запястья. Избиты. Тройка — голых и без сознания, насаженных ребрами на крюки.

— Есть предложение, — оставляю дверь приоткрытой, наблюдая за коридором. — Освобождаю, а вы неделю батрачите на мой отряд. Или иду дальше.

— Согласны! Согласен!

— Я тоже, только освободи, — моментальная реакция от самых целых. Остальные молчат или без сознания.

— Выходите, забираете блондинку и прочих пленников из соседних камер и пробираетесь к южной дороге. Уходите по ней к замку. Там вас встретят, — осторожно перерезаю веревки красными искрами. Тела падают на пол и что-то благодарно бубнят.

Новое помещение напоминает комнату пробуждения. Дыба, жаровня, жертва и один палач, флегматично вгоняющий в оголенное мясо раскалённый прут. Первый огненный шар попадает в спину, второй — в голову истязателя. Третий сносит череп и его жертве. Смотреть на буквально вскрытое тело с ломиком в чреслах — то еще зрелище. Соседняя камера может похвастаться идентичной обстановкой. Палач, мертвое тело с прутьями в желудке и груди. Добавляю в обстановку еще один труп одним точным заклинанием.

Последняя дверь отличается от остальных. Массивнее, толще. Больше защитных рун и символов. Узкое окошко. Начинаю с него, очень осторожно заглядывая. Камера просторная, с целыми тремя лежаками для пленников. Продвинутый колесный механизм для растягивания жертв в плоских ложах. Две мясные куклы уже развалились фаршем из порванных животов и спин. Странно, но руки-ноги не оторваны. Третий — невысокий гном — старательно терпит боль. Черная борода в собственной блевотине, глаза истекают кровью, под мохнатыми ногами чернеет пласт дерьма, но молчит.

— Что в Волках делает мастер-алхимик ДМ? — между двух базовых палачей ходит еще один сухой старичок. Копия убитого мною, что очень плохо. Тот же крючковатый нос, те же редкие волосы. А я точно видел значок игрового персонажа над ником. Доктор Эйд.

— Где тут ваша база? Сотрудничаете с первородными? Кто сжег их замок? — и новый полувиток колеса для растяжения.

Резко распахиваю дверь и раздаю одновременно две искры с двух ладоней в старика. Доктора отбрасывает, подручные разворачиваются ко мне. Медлительные, как заклинившие големы. Без особого труда сближаюсь с каждым и в упор простреливаю лысые головы. Не скуплюсь и добиваю странного дедульку. Инвентарь мертвеца пуст, а тело начинает разваливаться на куски мяса. Что за?.. Где мой лут?

Времени изучать толком нету, спешу вверх по лестнице. Искрами разбиваю ремни, удерживающие гнома. На улице по-прежнему ночь, и часовых у входа в подземелье нет. Их вообще нет в разрушенном городе.

Перекресток прекратил свое существование. Все дома разрушены до подвалов. Стен и башен не видно. Вокруг только горы битого камня и нагромождения обломков дерева. Приходится осторожно забраться на ближайший для оценки. Знакомая картинка руин. С воздуха кто-то применил мощное заклинание Плач небес, где каменные глыбы на манер метеоритов просто падают на мишень. Целью выбрали весь город, а это уже говорит о высоком ранге в иерархии магов. И это объясняет, от чего я опять ушел в отключку. Взрыв «слезы» похож на бомбу, могло и приложить. Или куском какого здания по голове стукнуть, если это все рвануло одновременно. Вторжения гноллов также не видно, но вот на остатках центральной площади появился походный шатер с охраной. Шесть всадников на грифонах по периметру. Седло седьмого пустует. А где транспорт для палачей? Штандарт. Символ синей горы на белом фоне. Подземное Королевство.

Ночь скрывает мои передвижения. Из тени в тень, из сумрака в сумрак — беспрепятственно подбираюсь к шатру. Следующий шаг — и вот я остаюсь в черном зеркале очередной черноты уже внутри шатра. Штатив с тусклым фонарем отбрасывает свою собственную тень на ткань походной палатки. Сквозь узкую щель темноты могу выйти на свет или просто осмотреться. А увиденное останавливает от поспешных действий. Немногочисленное убранство шатра просто: шкура на земле, столик с вином и закусками, пара низких кресел. На шкуре валяется все тот же дряхлый старикан с кривым носом и плешивой шевелюрой. Над ним усердно двигается смуглое, блестящее от пота тело беловолосой. Аида уверенными толчками бедер продолжает скакать на престарелом предводителе Королевичей. Тишина редко разбавляется довольным кхеканьем старика. В кулаке возникает оправданное жжение горячей искры. Неприятный вариант событий. Сочтемся. Шаг назад выносит меня под прохладу темноты. Начинает проступать рассвет. Нужно двигаться дальше, и нет времени на сомнения. Еще один нырок — и выпрыгиваю из черноты прямо в седло скучающего грифона. Питомец тут же встает на задние ноги и хочет меня сбросить. Рывком дергаю вожжи, правой рукой поджигая немного перьев на шее птицы-мутанта. Широкие крылья раскрываются и начинают молотить воздух — зверь поднимается вверх. Это создает панику и суету у остальных. Слышатся какие-то крики, приказы, а меня стремительно уносит вверх. Борьба за управление длится недолго: еще пара искр в пернатую ляжку — и крылатый транспорт успокаивается. Разворачиваю его на север и заставляю ускориться. Монстр активирует умение и иглой разрывает пространство. Следом за мной также прорывается еще два воздушных наездника. Оцениваю дистанцию и ускоряю пета еще. Стараюсь внимательно осмотреть землю внизу. Мой пет оказывается выносливее противников, и его умение по сокращению расстояния длится дольше. Крылатые точки остаются на хвосте, но далеко и не могут кидаться магией. Почти достигнув гор, резко забираю влево и ухожу на юго-запад. Воздушная разведка продолжается, а погоне удается немного срезать дугу и приблизиться. Медленно, но верно сближаются. Тратить время на бой в воздухе я не могу и просто планирую на небольшую прореху в лесном массиве. Хлопком отправляю питомца лететь дальше, а сам тут же ныряю под свод деревьев.

Расчет оказывается верен, и преследователи не рискуют лезть под крону леса. Отправляются ловить грифона. У меня же начинается очередной марш-бросок до замка.

На этот раз меня никто не встречает у ворот замка. Рабочих все больше, среди гремлинов начинают мелькать и людские фигуры. Пару раз слышатся крики Тэо. На подступах замечаю новые секреты дозорных. Сами надстройки немного прибавляют в росте. Мои апартаменты пусты. Горячая вода смывает грязь, еда восстанавливает силы. Могу позволить себе беглый просмотр отчетов от архигремлина и вырубаюсь. Накатившая сонливость выключает за рабочим столом. Виртуальный организм окончательно обнаглел и бунтует.

Пробуждение неожиданно наступает утром. Не от удара по ребрам и не от пинка в печень просыпаюсь. Это даже не возвращение из комы после ранения. Утро. Солнце освещает помещение через неприкрытое стекло окна. На столике у кровати ароматно источает запахи кружка кофе. Рядом небольшая дощечка со стилусом для письма и ровные строки текста на самом полотне для орфографии. Необычно. Устраиваюсь на лежаке сидя, проверяя свои браслеты. Новых сообщений или голосовых посланий нет. В виртуальной проекции замка отображена размеренная работа и никакой суеты. Пробую кофе и перехожу к чтению текста.

— ЗУм готов.

— Поставки 1 уровня работают. Исключая ртуть.

— Мастерские 1 уровня работают.

— Создаются плавильный и сталелитейные цеха.

— Формируются мастерские 2 уровня.

— Завершается 1 уровень оборонного контура.

— Подготавливается 2 уровень оборонного контура.

— Расширена казарма.

— Приняты поселенцы.

— Подготовлен нижний зал для совещаний. Участники оповещены.

— Костюм подготовлен.

Неплохо. Кто-то решил, что может взять на себя обязанности моего секретаря. Отстукиваю Изичу сообщение со временем общего сбора. Допиваю кофе и выкатываюсь из-под теплого одеяла на разминку. Зарядка, водные процедуры, немного обеда на столе. Там же стоит вешалка с новыми вещами. Черные брюки, рубашка, ремень и белое хаори без рукавов. Память тут жевыдает картинку обезглавленного женского тела. Вещь мертвой сестренки мне в подарок? Слишком много скрытого смысла. На спине черными нитками вышит символ клана. Сама накидка повышает сопротивление к ментальному воздействию на весьма высокий процент. Полезная. Завершают образ очередные усиленные магией и металлом ботинки. И привычки мои изучают. Переодевание долго времени не занимает. Забираю с собой отчеты главгремлина и спускаюсь по многочисленным переходам почти на самый низ — второй наземный этаж. Нужный мне зал может похвастаться голыми камнями стен, длинным столом для заседаний лучше, чем у любой кафедры магических университетов, и удобными креслами вокруг. Пустует. Занимаю место во главе и продолжаю прерванную работу с бумагами. Подробнее, погружаюсь в детали.

Первым в зал заявляется Захар. Непривычно серьезный, в своем излюбленном маскхалате зверобоя. В пыли. Вернулся из похода. Кивает и с такой же каменной рожей усаживается в одно их кресел. Разведка. Поставки дерева. Почти сразу вкатывается пузатый старейшина Ржавого Зала. Зигфрид. Отвешивает полноценный поклон. Рудокоп. Добыча руды, кристаллов и самоцветов. Третьей является светловолосая толстушка с толстой косой и в защитном халате из толстого материала. Леана. Глава южного поселения и добытчик зеленого масла и серы. Искусный алхимик. Последними пришли Линария и Тэо с совсем уж старым дедком — мастером Та. Старик планировался на должность управляющего складов, так как несколькими годами ранее занимал эту должность и в свое время вышел в отставку. Одно из многочисленных условий Баталии по найму местных: служба в кланах или аренда не больше 2 игровых лет. Эвакуирован в последний момент из Перекрестка. Тэо же до сегодняшнего дня занимал должность заместителя управляющего замком. Рассаживаются, рыжая же, извлекая из инвентаря доску и стилус, проходит к моему креслу и замирает рядом. Короткое, черное кимоно украшено значком клана на лацкане.

— Добрый день. Рада приветствовать вас всех здесь. Начнем со свежих новостей от старейшины Бобрового Приюта.

— Кхм, — лесничий прочищает горло и начинает рассказывать. — Ускорили поставку древесины. Создали периметр по защите из мин и дозоров. В лесу все больше тварей из болот, и пока что они жрут друг друга. Вывозим с конвоями. Население уже в замке.

— Ржавый зал закрыт и перевезен. Приступили к разработке рудников и жил цитадели. Первые материалы уже в мастерских.

— Черное Поле эвакуировано. Оставлен временный заслон. Все запасы сырья вывозим с конвоями. Мастера и алхимики приступили к работе в мастерских, — сообщает Леана.

— Мы… — очень тихо начинает свою речь мастер Та, — организовали добычу дичи, рыбы, выкупаем продовольствие у фермеров. Мастер Тэо нам в этом помогает.

Ен слегка приподнимается со своего места:

— Я договорился с несколькими торговцами и на остатки своих счетов заказал фураж с провиантом. Долгосрочным. Ряд ингредиентов и вообще все, что смог найти в ближайших караванах.

— На этом, по экономической части, полагаю, все, — Линария подводит итоги, вопросительно смотрит на меня и, дождавшись одобрительного кивка, продолжает: — Тогда перейдем к остальному.

— По данным разведки, на севере идет новое нашествие гноллов вместе с дикими бандами нпс-разбойников. Перекресток уже уничтожен, но при вмешательстве третьей силы авангард орды разбит. С юга и запада накапливается все больше болотных тварей. На западе кочует большая стая троглодитов, и нет доступа к магнитной шахте. Она единственная в этом регионе. По оценке, кольцо тварей сомкнется максимум через неделю, — церемониальный шаг назад, Лин уступает слово мне.

— Через час будет активирован ЗУм. Детально увидим, кто и откуда к нам лезет. Будут работать туман и полог маскировки. Это даст больше времени. Бафы на развитие станут прежними.

— На севере замечено все больше гигалуков. На западе в горах уже появились гидры. Похоже, в топях возродилось нечто и теперь выживает оттуда всех прочих. Теперь о том, что мы делаем дальше…

Рабочая планерка занимает почти два часа разбора деталей и основных направлений. Их не так и много. Тэо через постоялый двор скорпионов отправляется на север, в земли своего родного клана. Попытается собрать остатки ресурсов и вывезти всех к нам в регион. Возможно, альянс поможет и поддержит. Старейшина Захар начинает устанавливать новые защитные периметры у Бобрового Приюта и Черного Поля. Возобновим добычу серы и масла для алхимии. Им придется удерживать тварей до определенного момента. Готовим серьезный рейд в Желтую шахту за рудой.

После разбора полетов — небольшой смотр игроков, которые захотели к нам присоединиться. Шестнадцать человек, не включая Нату, которая добралась к крепости совершенно одна. Израненная, истощенная, создающая своим поведением вопросы. Четыре героя занимают неплохие ранги в создании и крафте оружия, доспехов и алхимии. Некто БоБой — повар. На него постепенно скидывается управление замковой кухней, а под столовую сколотили новый барак. Остальные поступили в подчинение самого прокачанного из них — ЛатНика. Прокачанный боец ближнего боя, специализирующийся на защите от брони и щита. Крестоносец по классу. Будет превращать разношерстных героев в отряд быстрой кавалерии и отделение резерва одновременно.

Зал управления встречает тишиной и сгорбленной фигурой архигремлина на одном из рабочих столов. Других его подручных не видно. Подхожу к постаменту со знаменем и на миг замираю. Собраться. Вдох. Выдох. Медленно напитываю маной, отправляя в знак на черном полотне искру за искрой.

— Активировать клановое знамя.

Желаете активировать знамя? — Да.

Клановое знамя поднято. Мощность ядра замка #68 Сгоревший Лист Зимнего Клена — 100 %.

Замковое Умение Туман Тьмы — активирован. Радиус действия замкового умения — граница района — Долина Волков.

Туман Тьмы — ночью темнота становится непроглядным мраком, и только местный владыка вправе распоряжаться происходящим в нем. Визуальный обзор — 80 %, физическое восприятие — 70 %, стихийное восприятие — 50 %. Дальность обзора наблюдательных установок + 200 %. Полный список усилений и ослаблений на территории Тумана Тьмы — ….

Отлично. Теперь никакие детишки не смогут по ночам шляться по этим землям. Сильные дебафы помогут местным монстрам сожрать любого, а полет на грифонах окончится экстренной посадкой на границе района. Помимо прекрасного ночного обзора и массового проклятия для врагов, в верхних слоях туман будет собираться в вязкую, плотную и очень едкую массу. Влетевшая туда курица быстро осыпается трухой. При должной концентрации весь этот туман может быть направлен на масштабный Замковый удар. Чем больше скопится — тем смертоноснее будет кара с неба.

— Теперь хоть скорость работы вернется прежняя, а то медлим, словно беременные гоблины, — главный гремлин недовольно покачивает лопоухой головой и тут же исчезает во вспышке перемещения. Все правильно: внутренние телепорты снова начинают работать, как внешние стихийные щиты и оптические системы наблюдения. Энергия ядра на основе маны земли вновь струится по этим стенам. С легкой улыбкой на губах наблюдаю, как на черном перстне вместо цифры появляется цветок белого всполоха. Значит, и для других теперь виден символ клана вокруг моего ника. А уж как сейчас горят стулья под несколькими игроками от мирового оповещения.

Внимание! В Баталию вернулся клан #8 Тьма! Клановой Цитаделью выбран замок #68 Сгоревший Лист Зимнего Клена! Баталия приветствует нового участника!

Глава 10

После короткого спора с Изичем в рейд было решено отправить три десятка гремлинов с переносными и стационарными бомбардами, а также взять с собой целых три грузовые телеги мин и взрывчатки. Добавили и отряд ЛатНика для обкатки и проверки игроков. Меня увязалась сопровождать Линария. С прошедших событий в тайной таверне так и не удается с ней поговорить. Рыжая все время находится рядом, старательно уточняя детали или оповещая об изменениях, но при этом каждый раз вежливо удаляется раздавать задания. Желтой шахты достигаем без проблем, а по данным наблюдателей, странная орда троглодитов вместе с неуспокоенным предводителем вернулась в родную нору. Располагаемся по обе стороны спуска к главному входу и обустраиваем позиции. Наводка и подготовка бомбард, организация охранного периметра, установка мин у самого входа в шахту и далее вверх по склону. Гремлины принимаются за установку специальных рельс для подачи новых «шаров для керлинга с троглодитами». Распаковываем небольшие катапульты для участия алхимии. Всей суетой руководит щуплый гремлин с обрезанными под корень ушами и всего лишь одной рукой — Фэл. Обладая хриплым басом и перемещаясь короткими телепортами, грем методично ускоряет процесс. Лин помогает с организацией, а я, как и подобает истинному предводителю, сижу на широком колесе транспорта и принимаю дипломатическую почту. На браслет интерфейса игры после активации знамени клана свалилось около тридцати новых посланий. Причем приходят они мне как главе клана, а не на персональную почту. С ней вообще что-то странное. Чаты от БрасУпа Изича — спокойно функционируют, окно внутренней переписки от черного перстня — также активно, а обычная почта с введением ИД кода адресата молчит. Тэо на этот вопрос ответил, что теперь такие сообщения и обмен ими могут позволить лишь кланы. За каждую минуту иллюзионной записи снимают клановую славу и довольно много золота.

Все пришедшие сообщения, можно было разделить на три части. Предложения о личной встрече для создания торговых и военных союзов от каких-то новых и малоизвестных обществ. Этим даже отвечать не считаю нужным. Извещение о том, что в ближайшее время мой замок разграбят, а надо мной лично надругаются. Таких отправляю в отдельный лист записей, и при личной встрече можно будет о них вспомнить, раз уж игроки сами жаждут новых ярких ощущений.

К третьей группе относится всего несколько посланий.

Плешивый старичок с загнутым вниз носом и невыразительными блеклыми глазами, гордо восседающий на грифоне. На фоне своего шатра и штандарта. Этакая гордая поза с надменным взглядом и короткая речь: «Подгорное Королевство желает встретиться с главой Тьмы. Ждем через 24 часа в поселении Перекресток».

Со смешком отправляю в утиль увиденное. Такая честь — услужить королевичам, такая честь.

Следующим выступал другой старик и такой же, по его мнению, пафосный.

Просторный зал кланового замка задрапирован фиолетовой тканью. Картины на стенах, золото на декоре. Ряды рыцарей в доспехах и магов в торжественных мантиях. Общий план, затем приближение к трону в центре помещения. Там деревянный трон с восседающим старичком. Полноватый, слегка обрюзгший. Корона на очередной плешивой голове, мантия, скипетр и меч на коленях. Почти полный набор комнатного владыки. Начинается речь обращением скорее к избирателям, чем ко мне: «Я Аркадий Мудрый, глава клана Первородные. Нашему клану принадлежат земли в Долине волков. Мы захватили ее в последней войне, и она наша по праву победителя!» — а потом уже все сводится к банальному предъявлению претензий и попытке вымогательства.

— Вы напали на наш замок, и это значит объявление войны всему альянсу. У вас есть время выплатить нам компенсацию за ущерб, или альянс вас уничтожит! — темнота и занавес.

Проходящие рядом гремлины, услышав такие хвалебные речи, с интересом дослушивают все послание. Затем, передразнивая говоруна, уходят дальше. Скоро в казармах появится новая история для ушастых комедиантов. Хотя, судя по всему, это далеко не первый материал от этого соседа. Такие престарелые наркоманы упорны в своих фантазиях.

Последнее сообщение несет в себе лишь звук и предельно лаконично.

— Высылаю шар. Нужно поговорить. Хелен. Империя Света.

Наиболее интересное предложение. Никаких угроз или давления. Шарами раньше называлось Око вознесения — круглый артефакт, похожий на палантир из Властелина колец. Обеспечивает хорошую и закрытую связь в виде трехмерных проекций.

— Готово. Начинаем, — рядом на минуту появляется Фэл и хрипло докладывает. Затем исчезает дальше по своим делам. С хрустом выпрямляюсь и иду к краю ущелья. Подступы к самой шахте утыканы различными минами. Змеей лежит рельса подачи бомбочек. Флажки отметок. Гремлины устроились по обе стороны скального карниза. Легкие ручные бомбарды. Пять стационарных, две малые баллисты. У каждой установки располагаются запас снарядов и номера обслуживания. Несколько гремов ждут у телеги с основным боеприпасом. Перед самым спуском выстроился отряд Ника в латной броне и доспехах. Планирует сдерживать. Две лучницы на флангах поддержат обстрел гремов. Ждем. Ждем, а потом черными тенями из спуска в рудник вылетают три разведчика и, стремительно петляя, уносятся вверх по склону к основным силам. Ожидание опять растягивается над замершими игроками и существами.

— Ааа… ы… — начинают доноситься звуки из чрева шахты. Накатывают, словно прибой. Рокочут.

А затем красно-зеленая волна начинает выплескиваться из главного входа и стремительно наполнять небольшую площадку вокруг.

— Рарара!!! — тощие уродцы потрясают небольшими копьями и слепо прут вверх по склону аккурат к первым минам.

— Бух, бух, пам! — короткими хлопками срабатывают заряды, и в шевелящемся ковре тел лопаются первые пузыри из мяса. Биомассу это не смущает, и троглы густым пудингом начинают ползти вверх.

— Перв… пятый… беглым, гонь — ревут команды гремлина, и ряды коротышек тут же затягивает дымкой, а край красных просто скашивает на землю. Выстрелы, выстрелы, новое кольцо взрывов.

— Вшуууух! — по рельсе начинают выпрыгивать новые мины и ложиться на уже почищенную территорию. Орда захлебывается в мясе убитых и порванных тел и начинает тормозить в собственном фарше. Продолжает пузырями лопаться, накрывая собой мины, но плотность огня от стрелков не дает им продвинуться вперед. Красный цвет плавно меняет окрас на синий и фиолетовый. Вокруг последних тут же создаются щиты, и масса начинает активно идти по минам вверх. Черными точками показываются и проклятые троглы. Игнорируя попадания по себе, пытаются острыми когтями цепляться за камни и лезть прямо по вертикальной скальной стене.

— Шестой и седьмой! — короткий приказ, и катапульты выстреливают связками с алхимией. В армии противника от взрыва на миг возникает свободное пространство, а затем белый огонь алхимического напалма щедро растекается по живому ковру.

— АААААААААаааааа! — крики, вопли, вой и яростная агония жутким скрежетом отдаются по предгорьям. Новая волна выплескивает из шахты смертников, и монстры своими телами тушат огонь, выстилают дорогу по минам. Лязг взрывов уже не похож на лопанье пузырей, это звучит тихими хлопушками под горой мяса. Сотни разорванных тел валом из мяса накрывают новые ловушки, и взрывчатка лишь разносит этот вал. Троглодиты своими убитыми тралят себе дорогу вверх. Несмотря на новые подарки с неба. Выстрел. Выстрел. Выстрел. Больше алхимии улетает в воздух и создает новые очаги. Монстры все больше запирают себя в своем же месиве. Куча из тел тормозит, а сверху лютует огонь. Новые порции синих тел выходят из зева шахты и идут по насыпи из убитых. Проходят мясной тракт и подрываются на очередном кольце мин.

Смотрю на это со скального утеса. Подмечаю боковым зрением какие-то подозрительные скопления и огненными шарами указываю место для залпа. Бомбарды работают по своим приоритетам — напалм алхимии по моим. Методично и бесстрастно выжигаем гнездо. Рядом стоит красноволосая ассистентка и что-то тихо нашептывает в переговорный амулет. Схожую подкову на цепочке я видел и у Фэла шее.

— ВЫЫЫЫЫЫ! СМЕЕЕЕТЕ! — наконец-то из входа в рудник появляется и мертвая башка предводителя. Слепого Троглодита. В центре подгнившего лба ярко горит оранжевым огромный глаз. Шарит взглядом по камням склона, по скалам — и те начинают расходиться трещинами.

— Пуммум! — катапульты начинают пристрелку по главному боссу, и все пространство вокруг него исчезает в белом пламени. — РАААААААААААААААААААААА! — полный боли крик от неживого существа всегда приятно слышать. Добавляем пару фиолетовых банок в полет — и те пристрельно ложатся прямо в голову Слепца. Башка огромна, и попасть достаточно легко. Особенно ушастым артиллеристам. Фигура-монстр замирает и начинает падать на землю. Новые потоки монстров больше не вытекают из шахты.

Разворачиваюсь и кивком подтверждаю действия Фэлу, который только этого и ждет. Новая команда — и уже простые стрелки начинают закидывать в ущелье небольшие склянки с жидкостью. Выжжем все, выжжем это гнездо дотла. Горит алхимическое пламя недолго, но весьма ярко. Опустившиеся сумерки разгоняет гигантский костер, из которого периодически доносится громкий вздох. Прогоревшие трупы оперативно расчищает отряд гремов с большими лопатами. У костяка сгоревшего босса задерживаюсь, чтобы разломать остывающий череп и вытащить запеченное семечко, застрявшее в кости. Линария невозмутимо протягивает толстенные защитные перчатки и терпеливо ждет, пока я выломаю нужную мне деталь. Один из гремлинов сноровисто прячет ее в специальный мешок. На немой вопрос девушки отрицательно качаю головой. Все позже. Сама шахта мало изменилась с нашего прошлого посещения. Гремлины оперативно зачищают каких-то подранков, что смогли скрыться с поля боя и теперь ползут на нижние уровни. Десяток лопоухих с бомбардами — первая линия построения, за ним десяток с щитами и гранатами. Следом еще одна линия стрелков. Первая и третья могут оперативно меняться, уходя на дозарядку — щиты их прикрывают. Я, рыжая и отряд ЛатНика замыкаем. В нашем тылу, к входу уже подгоняют на погрузку грузовые телеги, а рык Фэла выстраивает новый охранные периметр. Добиваем всех обитателей центрального тоннеля и спускаемся в главный подземный зал. В ход опять идут алхимия и зажигательные эликсиры — окружив редким кольцом хлипкие строения, начинаем сжигать их. Щитоносцы удерживают редкое сопротивление — стрелки расстреливают в упор. Троглодитов почти нет. Все пали на бойне за слепца. Несколько раз и я успеваю помочь. Герои Ника протискиваются между домов и стараются добить каждого троглодита, уходя к центру поселения. Там нас уже ждет несколько верещащих Маток-Прародительниц. Искореженные потомки проклятых баобабов встречают гостей меткими выстрелами своих ядовитых семян. Латник и тройка его щитоносцев тут же принимают все на щиты. Отвечают лучники и один арбалетчик. Подкидываю пару баночек с пламенем и я. Жуткий недолет. Стальная коробка героев медленно приближается к дереву и начинает рубить топорами. Оперативно сменяя друг друга в строю и настилая новые щиты на места атак. Зеленоватые семена, пропитанные кислотой, так и стучат по броне. Неожиданно позади одной Матки появляется моя ассистентка и, разогнав инерцией вокруг своего тела меч, срубает верещащее полено одним ударом. Лезвие без задержки просто перечеркивает сильного монстра черным росчерком, рыжая тут же прячется в свою тень. Взгляд просто приковывает огромный японский меч в ее руках. Одати. Почти целиком черный, с белым шнурком. Темный росчерк при атаке практически олицетворяет черноту. Вопрос. Появляется очередной вопрос. ЛатНик с трудом, но успокаивает свое первое дерево — Линария успевает срезать остальные пять. Приближаюсь к самому толстому из них. Пустое поселение вокруг все плотнее окутывает огонь, гремлины начинают по инструкции сужать кольцо оцепления. Мой огненный шар разламывает пень от останков монстра. Несколько следующих искр отсекают корни, а при помощи огненной руки пережигаю древесину вглубь. Истинное зрение позволяет найти в земле черную пульсирующую точку и достать ее. Демонстрирую всем остальным грязно-серый кругляш размером с грецкий орех. Деформированный овал пересекает трещина. Протягиваю находку Латнику:

— Из остальных извлечь.

Пока герои доблестно корчуют поверженные корни остальных Маток — внимательно осматриваю подземное озерцо. Рядом, как обычно, замирает красноволосая. Ожидает инструкций или распоряжений.

— Железяку Изич притащил?

— Да. Вручил несколько вещей с символикой клана и сказал, что это штатное вооружение мечников, — осторожно отвечает.

— Подходит?

— Характеристики очень необычные, но многообещающие. Особенно основное умение. Слышала только о вампиризме, а такое, — замолкает в раздумьях, — для чего?

— У паладинов и клириков много мерзких штук на ослепление. У темных ушанов целая ветка в магии схожая. Железяка поможет именно против них. Поглотит, — темная гладь воды все больше освещается от наступающего пламени.

— Это же семена? Проклятые семена прародительниц? — новый вопрос уже от девушки.

— Да, как и сердце химеры в трупе глазастого, — разворачиваюсь к заканчивающим героям.

— Кто-то пришел в шахту, посадил семена для гнезда троглодитов и оживил их старого предводителя. Это сразу дало старые бафы на все поселение и ускорило рост. Он же, как их вождь с высоким лидерством, мог призвать все население на набег, что опять бы ускоряло приток пищи и размножение. Установку сердца в тело трупа могут позволить себе лишь эльфы класса прерывателей при максимально раскаченной профессии химерового, — идя рядом, Лин начала вслух размышлять. Наблюдения пока что правильные, так как элементарны при ее-то доступе к информации.

— Или некромант со схожей веткой и такой же профессией. Ритуал требует повторного проведения через год. Гнезду около двух лет. Значит, оно было посажено после падения крепости. А зачем? — возвращаемся обратно к входу в подземный зал. Кольцо огня нас послушно пропускает, повинуясь пассам мага-новобранца, а затем продолжает свой путь к центру обитания троглодитов. Гремлины подожгли, маг контролирует, а лопоухие продолжают поддерживать плотность и насыщенность пламени алхимией. Надежный способ выжечь заразу.

— Склад был там, — указываю на один из примыкающих тоннелей. — Проверьте и организовывайте.

Отряд Ника послушно плетется исполнять, а пятерка гремлинов их страхует. Вряд ли что-то могло жить в подземелье рядом с зелено-красными. Эта зараза сжирает любого, а сама слепо защищает своих маток и вождя. Если при рубке пищащих деревьев не приползли даже самые раненые и безногие троглодиты — их тут больше нет.

— Это шахта. Здесь добывают магнитную руду, из которой когда-то делали посохи для магов и големов-телохранителей, — мечница пытается собрать обрывки своих знаний, мило морща лоб. — Металл, который может хорошо собирать ману и за счет ее немного восстанавливаться. Детали и артефакты при разрушении от перегрузок стихийными энергиями могут восстановиться сами. Но само магнитное железо не прочнее обычного. Тяжелое и слабее даже, чем сталь.

— Это так, — дожидаюсь посыльного гремлина с сообщением о сохранности каких-никаких запасов нужной нам руды. — Из него хорошие детали-накопители. Аккумуляторы или проводники энергии в големах. Да и големы из него неплохие.

— Любой герой воинского типа без проблем разберет любого голема. Даже двух-трех. Это сомнительная трата железа, — тоже общеизвестный факт.

— Големы, нежить, химеры или призыв никогда и не воюют один на один, но прекрасно давят количеством, и их можно восстановить. Пять сломаешь, три из них восстановятся, а вот мертвых героев уже не воскресить.

— Неизвестный засорил шахту троглами, чтобы никто не мог создавать потом устаревших и слабых големов? Он точно злодей? — добавляет немного смеха и улыбается. Красивая улыбка и искры смеха в алых глазах преображают девушку в лучшую сторону, на миг меняя отстраненно-холодную красоту на нечто озорное и чувственное.

— Кому нужен этот… нужен? — правильно заданный вопрос наталкивает Линарию на правильные мысли. Не собираюсь играть в загадки и поясняю.

— Да. Некр знал, что при определенном классе и профессии этот ресурс полезен и даже определяющий. Перестраховался на случай пробуждения замка. Возможно, даже пытался его лично уничтожить, но отгреб от Изи.

— Чем так хороши старые големы? — все еще пытается найти ответ.

— Не чем, а против кого. Пехоту сдерживает пехота, а вот магов играют магнитки.

— Магия изменилась — их просто раскрошат, и они не смогут восстановиться, — рыжая азартно оспаривает единственно верное мнение.

— Вот мы это и узнаем, как доберемся в Лист. Изи считает, что и руда немного изменилась.

На поверхности сталкиваемся с первой телегой, а у входа нас ожидает Фэл.

— Готово. Забираем все и уходим. Оставляем глаза здесь и внизу, — коротко и четко. От дальнейшего отвлекает срочный вызов главгремлина. Приходится отойти и активировать связь.

— Черный ворооон, что ж ты вьеешься, ты ж не волос, ты же птиииц, — пародируя кого-то, подвывает входящий канал.

— Доклад.

— Тц. Перекресток. Восемь целей. Пытались взлететь, но сели. Начали движение в сторону Листа. Могут достичь к обеду, если утром взлетят. Посылка. Почтовый ястреб принес тебе шар. Сбили птицу и сожгли. Посылка в ящике на столе. Руины замка у Перекрестка. Новый портал. Три отметки. Двигаются в сторону Листа. Своим ходом достигнут через сутки. Должны встретиться с первыми целями. Как встречать?

— К руинам и в перекресток группы белых. Сбивайте координаты. Мы начинаем погрузку. Встречать будем по первой схеме. Готовь артефакты и расчеты.

— Принято, исполняю, — и конец соединения.

— У нас гости? Так рано? — девушка присутствовала неподалеку во время разговора. — Кто?

— Ваши с Тэо старые знакомые со страстью к фиолетовому, и некто из королевичей по наводке Аиды.

— Аида? Ты ее встречал? — вот теперь рыжая явственно вздрагивает и начинает озираться.

— Знаешь такую? Темная эльфийка, белые волосы, лук, любовь к обнажению, такая же тату, как и у тебя, — припоминаю основные черты остроухой знакомой.

— Так. Это точно она. Ты ее видел? Что она сказала? — отходим еще больше в сторону от входа, предоставляя гремлинам возможность заниматься погрузкой.

— Это вот мой вопрос. И отвечать тебе, — Лин очень любит уходить от темы.

— Аида была моей напарницей. У нее проблема с психикой. Она в игру попала в день своего 18-летия — и сразу к темным эльфам. В их обучение и ритуалы. Она опасна.

— И как она оказалась в долине?

— Мой отчет о тебе, сразу, как только встретились. Если она работала рядом, могли что-то поручить. Например, втереться в твое окружение или проникнуть в замок. Скорпы часто разрабатывают одну цель парами. Мне нужно обязательно с ней встретиться.

— Судя по всему, она скоро достигнет замка. Там и пообщаетесь.

— Хорошо, — Лин снова уходит в себя, плавно натягивая маску отчужденности. Пока разговаривает, коротышки грузят материал. Добытой руды не так уж много, а поэтому все помещается буквально в одну повозку. В обратный путь также отправляемся каждый в своих мыслях. Надо будет озаботиться активацией старых телепортов для перемещения по долине. Надоело в пути время тратить.

— Сколько великих монстров уничтожено за всю историю Баталии? — выдергиваю Линарию из полудремы вопросом.

— А? Чего? — девушка располагается рядом на повозке и так же, как и я, изучает звездное небо.

— Первых трех уничтожили? Нашли? — настаиваю.

— Нет, — рыжая наконец понимает, что от нее я хочу. — Первых трех не видели со времен первого вторжения. Потом была гидра, и дракон из магмы. Нежить-паук, мантикора, чудовище… эти уже не были великими. А к чему вопрос?

— Монстры прут из топей. Прут со страшной силой. Выдавили соседей-гноллов. Лезут через горы. Разбиваются, но лезут. Это бегство. Мы на их пути, — рассматриваю знакомые созвездия.

— И ты думаешь, это Гранд?

— Возможно. Слепой Трогл тоже нежить. Мы его убили, когда чистили долину. Поставили шахты. Теперь он жив.

— Некромант, который был везде и всех оживил. Звучит, как сказка, — рыжая с недоверием отрицает неплохой вариант развития событий.

— Тут всего две сказки. Баталию сломали, и можно найти следы, или же все так и задумано. Начнем с некроманта и гидры.

На рабочем столе в моем кабинете обнаружился защитный ящик с шаром внутри. Параноик-гремлин запихнул посылку в редкий защитный куб-шкатулку. Полная экранизация всего от всего. Подхватываю шарик и ставлю на стол. Осматриваю окружающие меня вещи, вроде бы нет ничего особенного. Тычком активирую канал связи. Ждать приходится минут двадцать, и за это время успеваю погрузиться в чертеж одной идеи. Синие лучи из шара начинают рисовать объёмное изображение напротив меня, тогда только отвлекаюсь.

Картинка приобретает вид человеческой фигуры, сидящей в кресле напротив меня. Полагаю, ей также видны мой стол и я. Женщина с длинными волосами и в легкой тоге. Небольшая диадема в волосах, изящные браслеты на руках. Сквозь рисунок накидки прорисован контур соблазнительного тела. Сидит, закинув ногу на ногу. Расслаблена. Органична. Для нее это явно очередной разговор.

— Приветствуем тебя, МР Алекс. Нас впечатлили твои начинания. Мы решили, что стоит лично пообщаться с таким перспективным кадром, — слова немного приглушены. Лицо почти ничего не выражает. Холодный интерес человека в зоопарке.

— Польщен таким вниманием. Внимательно слушаю, — слегка постукиваю стилусом по своему чертежу. Не сходится у меня пара вещей. Изображаю занятость и лишь мимолетное внимание. От такого отношения незнакомка слегка меняется в лице.

— Клан Империя Света ищет талантливые полифраки. Можем предложить вступить к нам на проверочный срок рекрутом.

— А в качестве вступительного взноса отдать вам найденный замок? — перебиваю женщину, от чего ее губы кривятся в раздражении. — Я не думаю, что меня интересует это предложение.

— Находка вскружила голову, — недовольно качает головой, — очередные развалины — это хорошая инвестиция в свое развитие. А вот заброшенный замок, требующий вложений и опыта управления, — для тебя мертвый груз, — меня даже начинают уговаривать.

— Не интересует, — обрываю связь и тут же отправляю шар в коробку, плотно ее закрываю. Старые трюки с прослушкой или подглядыванием через такой шар не должны сработать. Заканчиваю чертеж и отправляюсь к синеватому кругу в углу кабинета — портальный комплекс опять работает. Нажатие нескольких камней на панели управления — и мое тело перемещается в мастерские. Коридор подземного этажа пуст и безмолвен. Из-за плотно закрытых дверей звуки практически не доносятся. Редкое тихое шипение и тонкая полоска дыма из небольшой щелочки. Нужная мне кузница уже почти полностью оборудована. Наковальни, пресс, верстаки и поддоны с заготовками. Огромная жаровня пылает. Несколько гремлином активно трудятся над разобранным экзоскелетом. На снятом фрагменте нагрудной брони можно разобрать стертые буквы: Изделие Два. Рядом установлено несколько новых накопителей из магнитной руды. Лопоухие насилуют инструментами кристалл реактора, явно пытаясь отремонтировать сдерживающий контур.

У каждого класса с небольшой поправкой на расу или фракцию есть возможность использовать способности в гигантском прототипе своего аватара. Рыцари и варвары напяливают броню и играют в несокрушимую кавалерию на животных. Клирики и некроманты призывают огромных существ, колдуны и чародеи заклинают тварей или элементалей. Многие выращивают или создают, приручают или подчиняют существа. Часть классов у людей и магов занимается созданием големов. Это или готовый боевой юнит, или мобильные доспехи для оператора. Могут быть малые по примеру экзоскелета для схваток с монстрами вроде мантикоры, виверны, кавалериста. Или полноценная броня для рубилова с ангелами, драконами или высшими элементалями. Апофеоз развития при щедром снабжении ресурсами. У МР все это проходит под тегами Изделие — 1, 2, 3 в зависимости от размера и обновления. Первое и второе — простые корпуса для операторов. Третье — самостоятельный голем, четвертое — уже специализированная машина для боя, а пятое — полноценный Мобильный Магнитный Доспех. ММД. У гномов у каждого механического конструкта свое имя, и таких разновидностей намного больше. Для всех видов подземных работ, для обслуживания мастерских и ведения боевых действий. Простые экзы называются Костолом и Берсерк. Части от Коста сейчас и переделывают гремы для Изделия Два.

— Вот, это можно поставить из магнитной на броню. Заменим кирасу и наручи, — протягиваю одному из мастеров-инженеров папку со своими расчетами. — А это в стопы и колени. Поменяем их от коста.

— Хренотень хренотная, — трехпалый работник забирает мои бумаги, слегка скользнув по них взглядом, и уходит к своему верстаку. Остальным вообще безразлично, что я пришел. Истинная атмосфера ремонтной мастерской. — Через два дня закончим.

Глава 11

Настырные гости добрались к крепости раньше запланированного времени. Встречать их пришлось в самый полдень. Незваные посетители смогли пройти сквозь линию внешней стены и выйти на внутреннюю площадку цитадели. У внешних укреплений только обозначился контур, а большинство построек в самом дворике облачены в строительные леса. Создается впечатление огромной стройки во время обеда. Материал есть, работа приостановлена на разных этапах, а рабочих нет. Пустота и аккуратно сложенный инструмент. В центре свободного пространства спокойно ожидаю я. Все те же черные одежды и белая накидка. За моей спиной, на стене замка, дожидаются команды десять расчетов самых искусных гремлинов. Сам Изич тоже ждет начала представления. Его лопоухая душа падка на развлечения с принудительным унижением врагов.

Неприятели прибывают смешанной группой. Первыми во внутренний двор проникают члены клана Первородных. Тяжелая броня с фиолетовыми вставками у двух массивных рыцарей, лиловая мантия с остроконечной шляпой у чародея. Следом протискивается шестерка представителей Королевства. Все тот же кривоносый старик, пять подручных и Аида. Доктор Эйд, Ланцелот, Тристан, Кристиан, Ричард, Терон. У всех на поясе мечи, а легкая кольчужная броня примечательно синего цвета. Оттенок мифрила. У Доктора роскошный синий плащ за плечами и небольшая шапочка такого же цвета на голове. Беловолосая в своем наряде скаута из зеленого обтягивающего материала, с плащом и луком. Замечают меня и прекращают свои тихие разговоры, приближаются. Каждая группа держится в отдалении от союзника.

— Чего надо, ушлепки? Это вам не столовая для бюджетников, — выразительный взгляд на мифриловую броню синих. — И не бордель для педиков, — поворачиваю голову в сторону фиолетовой партии.

Лорд быстро переглядывается с Доктором, говорить начинает Данжен.

— Этот замок принадлежит теперь нашему клану, так как находится на наших землях. Этот нуб нам не нужен, — очерчивает границу своего интереса первородный.

— Договор. Тогда мы его забираем, — надменно отвечает Эйд и небрежным жестом указывает в мою сторону. Подручные рыцари синхронно делают один шаг вперед, укладывая ладони на рукояти своих мечей. Точно в рыцарей играют. Машинально провожу ладонью по затылку, разминая шею, второй рукой указываю на вторжение со своего правого фланга. Оттопыриваю три пальца.

— Бткх… бткк… бдумкк! — три глухих удара сливаются в один, а в центре брони Терона, Криса и Рича вырастают тяжелые копья баллист. Массивные снаряды без препятствий пробивают броню и грудную клетку каждого рыцаря. Выходя под наклоном из задницы, погружаются на треть в камень дворовой площадки. Метательные установки верхнего яруса просто прибивают выстрелами трех жалких букашек к земле под углом градусов в 60.

— Кхе, — голубые глаза Ричарда широко раскрыты, а изо рта начинает толчками вытекать кровь. Струится по подбородку. Парень так и не смог опустить ногу на землю при очередном шаге. Два его товарища замирают на крафченых древках, не осознавая, что уже умерли.

— Вот же мляяяять! — маг реагирует самым первым, моментально закручивая вокруг себя свой посох и создавая несколько стихийных щитов. Уравнитель выступает вперед, сводя руки, и троицу фиолетовых накрывает прозрачный купол. В руках Данжа появляются короткие мечи.

— Тццц, — Доктор молчалив, но его тут же закрывает пылевой вихрь. Налетает ветер, поднимая камешки, а через секунду на месте старика уже нет, он предпочел провалиться в невидимость весьма прокачанного уровня. Даже мое зрение может отследить лишь смутную синеватую тень, которая стремительно отбегает правее от всех. Два оставшихся рыцаря выхватывают свои мечи-ковырялки и замирают в нерешительности, что же дальше делать. Поднимаю два пальца вверх — и новый залп замковых метателей отрывает этим рыцарям головы. Острые наконечники попадают прямо в лица неудачникам и щедро смачиваются кровью и мозгами, перед тем как клюнуть камень двора. Довольно улыбаюсь, улавливая посыл архигремлина. Больше зрелищности для своих вассалов. Нагляднее демонстрация силы для рекрутов из героев. Немного ужаса для врагов. Новичок, при виде моментально спиленной головы, испугается, блеванет или обделается от страха. Игроки уровня Данжена — смогут оценить, насколько искусным должен быть стрелок неповоротливой махины метателя, чтобы с дальней дистанции и под таким углом расколоть мясную тыковку.

Слегка задумываюсь и указываю на фиолетовых указательным пальцем. Новая ракета летящего копья окутывается оранжевым в полете и с грохотом врезается в защиту троицы. Во все стороны хлещет ветер от взрывной волны, и снова подымается пыль. Оседает она моментально, но я успеваю увидеть, как крафченое железо острия проломало защиту купола и стихийный щит мага. Выбило кусок в магической стене, но было блокировано двумя мечами предводителя фиолетовых. Секунда — и снаряд, больше не удерживаемый ничем, падает на землю. Замечаю, как Аида начинает осторожно пятиться к ближайшему недостроенному зданию. На лице странное выражение радости и удивления. Словно пятилетней девочке показали пони. Лук не достает, а значит, ее можно оставить на потом.

Указываю рукой в сторону синей тени и обозначаю круговое движение. С крыши недостроенного барака на невидимое пятно обрушивается сеть. Схватывает шевелящуюся пустоту и тут же загорается. Очерчивает контур, по которому сразу же выстреливает снаряд с зажигательной смесью. Один. Второй. Третий. Новая сеть. Новые снаряды. Быстрая и четкая очередь действий поджигают Доктора, связывают. Бесцеремонно поливая еще больше напалмом, прибивают дергающийся и горящий контур тела к земле новой парой копий.

— АААА… ААААааааа! — громко и протяжно разносится над внутренним двором. Специальный канат моментально обвивает свою жертву. Он содержит несколько нитей огненного полотна, которые наносят урон огнем и не дают возможности растянуть сеть. Алхимическая смесь на основе земляного масла горит хоть и недолго, но достигает такой температуры, что сжигает даже самый проклятый костяк нежити.

Делаю свои первые шаги в сторону бледных первородных.

— Так с хрена ли вы решили, что эти земли ваши? — тело рывком ускоряется, сближаясь с противниками. Мир моментально окрашивается в серые тона без признаков красок, а руки обжигает активация Перчаток.

Сближение с Крушителем, резкий обход по правому краю и грубая оплеуха кулаком по шлему. Моментальный отскок обратно, с левой руки — повторный удар в лицо провалившегося в контратаке рыцаря. Приглушенно лязгает от столкновения твердого, концентрированного пламени с металлом шлема. Забрало слегка проминается после повторного тычка. Плавный уход еще больше влево, чтобы пропустить выпад мечей и начало комбинации от Данжена. Рывок вперед к магу. Резкое уклонение от чего-то черного и попытка сблизиться. Нырок в свою же тень и удар по ногам чародея, выпрыгивая из его черного пятна. Моментально сбиваю с ног и опускаю тяжелый кулак на широкополую шляпу. Сминаю острый колпак и сильно ударяю в череп. Легкое тело в мантии, нелепо махая руками, сносится в сторону. Катится по плитам дворика. Почти сразу же новый нырок в тень и выход за спиной предводителя рыцарей. Резкий скачок в сторону от сообразившего и стремительно развернувшегося противника. Рядом с ним прикрывает фланг и Уравнитель. В руках того появляется монструозный арбалет. Расчет интересен. Скорости увернуться от такого маловато, а одного попадания особым болтом может хватить.

— Вы эту землю, может, смогли отвоевать? — продолжаю прерванный допрос, падая на живот в свою тень. Незамысловатым трюком уходя с линии прицела солидной ручной пушки.

— Бдум! Бдууууум! — рыцарям приходится отвлечься от меня на блокировку новых снарядов из замка. Данжен ловко скручивается в строну, опять блокируя удар мечами, а его напарник моментально меняет оружие на огромный квадратный щит и принимает металл на металл. От столкновения гудит воздух. Выныриваю из тени мага и новым пинком в корпус бросаю его на землю. Парой ударов в голову пресекаю попытки подняться. Мне нужно это черное пятно для перемещений.

— Коц! Коц! — две белооперенные стрелы высекают красные искры из наплечника Уравнителя. Тот невидимым движением успевает развернуть корпус навстречу новой угрозе. Иначе наконечники могли пробить сочленения на спине. Это в бой вступает Аида. В руках девушки лук, и посылает стрелы она с чудовищной скоростью. Рыцарю приходится разрываться между редкими копьями из замка и белым дождем от темной.

— Или вы ее купили? — появляюсь за спиной Данжена и прямым тычком пробиваю печень. Пока закованное в металл тело разворачивается — добавляю еще шесть ударов по почкам и корпусу. Резко смещаюсь по тому же вектору, что и враг. Разрываю дистанцию в самый последний миг — Данжен пытается выпадом меча пронзить меня. Лезвие клацает по перчатке из пламени, а в спину воина прилетает снаряд из замка. Броня настолько хороша, что даже удар в спину из баллисты лишь бросает его рывком на меня. Смещаюсь правее и вбиваю в шлем кулак коротким прямым тычком. Противник пролетает дальше и падает на землю. Вскакивает почти сразу, но в него уже улетают две сети. Одну он разрубает мечами, а вторая тут же притягивает одну руку к телу. Не давая расслабиться — пробиваю в плечо еще парой ударов кулака и сильным толчком ноги слегка отталкиваю в сторону. Добавляю инерции в круговорот вокруг своей оси. Рыцарь на пару секунд остается на одном месте, борясь с воздухом и разрезая остатки сети. За это время об него разбиваются сразу две банки с жидким огнем, и белое пламя начинает растекаться по защите.

Взглядом на миг выхватываю фигуру Аиды. Она продолжает кружить вокруг своего противника, осыпая стрелами и стараясь развернуть его под выстрелы метателей замка. Новый скачок к своему оппоненту. Бросок в него связки взрывных эликсиров. Хлопок взрыва толкает рыцаря назад, а волна тушит догорающие лепестки пламени. Новые удары по шлему. Удар. Удар. Удар. Перемещение за спину. Новая серия ударов — и вот уже железный болван дезориентировано машет руками, объятый пламенем. Удар очередного копья из баллисты бросает Данжена на спину. Резко падаю рядом, одной рукой хватая за забрало шлема, а вторую просовывая под защиту шлема к шее. С ладоней начинают срываться огненные искры. Истинное пламя заставляет дергаться поверженного в конвульсиях, взбивая пыль руками и ногами. Пара злых красных точек точно нашли себе дорогу к вкусной плоти — из-под брони рыцаря начинает стремительно натекать кровь. Еще один удар в центр шлема — и быстро откатываюсь. Железный дровосек хрипит, пытается подняться, но не может. Выпускает мечи и тянется к поясу с алхимией.

— Бдуммм! — резкий удар усиленного ботинка под локоть отшвыривает конечность поверженного на исходную. — Ста… стаю… юсь… — хрип становится сипящим.

— Поверю рыцарю на слово, — останавливаю свой новый удар и рывками перемещаюсь к Уравнителю. Останавливаюсь недалеко и негромко предлагаю: — Сдавайся, или голову оторвем.

Последнему из фиолетовых требуется время: услышать, осознать и принять решение. Он приподнимает руки вместе со щитом и соглашается сдаться. Выискиваю взглядом мага. Тот валяется без сознания. Подошедшая Аида демонстративно протягивает руки для наручников и чему-то улыбается. Странно, но в целом неплохая разминка получилась.

— Всех в камеры — и работать. Представление окончено! — повышаю голос, смотря в сторону замка. Вот уверен, что все лопоухие наблюдали все с самого начала и до конца, заняв самые лучшие для наблюдения места.

— Я поговорю с ней сама, — меня встречает в замке Линария. Просительная моська.

— Как пожелаешь, остальных на допрос гремлинам. Транспорт поймали?

— В процессе. Рейд собран и готов.

— Хорошо, скоро спущусь, — отправляюсь в ближайший арсенал пополнить запасы. Надо основательно набить свой походный рюкзак. Путь неблизкий.

Весь этот показательный прием гостей затеян ради двух целей. Попробовать свои силы против класса латников, посмотреть, что они могут. Как оказалось, ничего из должного, что очень странно. Вторая задача — добыча пернатого транспорта. С ближайшими делами в долине я разобрался. Можно отправляться оценивать основную угрозу с востока. К сожалению, гремлины — плохие путешественники, но зато можно опробовать целый отряд героев. К их потере я равнодушен. Вылетаем сразу после обеда. Все семь звероптиц пойманы и теперь управляются новыми наездниками. Короткий кастинг выявил лучших.

Поднимаемся с верхней летной площадки и берем курс строго на север, вдоль красного полотна основного тракта. Активирую Орлиный Глаз для разведки. Воздушное пространство пустое. Даже у гор западного края не видно летунов, а они там должны быть. Выстраиваемся цепочкой и медленно летим в нужном направлении. Первым следует ЛатНик, моя птица идет третьей. Я могу плотнее заняться воздушной разведкой. С высоты птичьего полета хорошо просматриваются сожженные хутора и поместья. В лесах их оказывается неожиданно много. Испоганенные и вытоптанные поля от орды гноллов. Сожженные мельницы. Несколько разрушенных деревянных укреплений. Длинная вереница переселенцев с северо-востока. Одна из звероптиц забирает правее и начинает к ним снижаться. Через полчаса полета и вторая закладывает круг приближается, к очередному каравану беженцев. Это обговорено: встреча и помощь в переходе к замку. Часть местных продолжает цепляться за свои клочки земли.

У самого выхода из долины начинаем поворот на запад. Впереди высится Великий лес, и фракции ушастых эльфов легко нас собьют. Рассматриваю след от движения гноллов. Стаи прошли по этим местам и добрались до нас, а вот новые части орды были встречены местными кланами и уничтожены. Горы трупов и пепелища погребальных костров — яркое тому доказательство. Плавно огибаем западную гряду долины Волков и выходим в новый регион. Гиблые Топи. Локация — Равнина Ящеров. Безжизненная, каменистая почва, когда-то наводненная драконами и летающими змеями. Целые стаи ящеров бегали и охотились на этих равнинах. А потом пришли бравые герои и торжественно перебили всех себе на трофеи. Ради медалек и орденов, "За участие" в очередной экспансии Баталии.

— Интересно, — по мере полета от гор, равнина все больше приближается. Раньше она была красной. Солнце и ветер безжалостно отшлифовали породу до глубокого алого оттенка. Теперь все это красное и оранжевое плотно покрыто зеленым покрывалом наступающих тварей. Земли не видно. Настоящий вал из извивающихся тел ползет на север. Змеи, василиски, стада горн, гидры. Могу узнать лишь определенную часть чудовищ. Остальные — новые на вид. Море монстров достигает огромного города на красной равнине и, распадаясь на два потока, огибает защитные укрепления. Высокие стены с огромными башнями. Несколько колец укреплений. Из бастионов льется поток огня, льда и кислоты — встречая нашествие и заставляя его корректировать курс. За городом, еще дальше по равнине, опять начинаются бескрайние болота, куда и уходят змееголовые. Часть сворачивает в Великий лес, но эльфам вряд ли трудно в их мутировавших лесах отражать атаки. Над городом кружит несколько наездников на пегасах. Виднеется несколько башен-причалов для воздушных петов и транспорта. Над каждый свой флаг. Всего семь. Если это количество кланов, что управляют и контролируют один, но очень большой город, — многовато. Опять через хаос придется пробираться.

Компактной группой занимаем выбранную стоянку. Почти все место пустует. К нам лениво спешит несколько стражников из местных.

— Добро пожаловать в Город Драконов! Пошлина за проезд — два золотых с каждого, с транспорта — три золотых, налог на обновление укреплений в военное время — четыре золотых, налог на… — нудно зачитывает нам список к оплате. В сумме почти сорок золотых с человека. Минимальная зарплата во многих средних кланах достигала лишь сотни. Кучеряво живут местные князьки.

Скрипя сердцем и суставами, отдаю таможне положенную сумму и накидываю сверху до трех сотен. На лице стражи сразу же появляется улыбка.

— Цель визита — торговые переговоры, к их завершению наши петы должны оставаться на этом месте. Целые, — важное уточнение. Местные мастера могут на ингредиенты разобрать, и не убивая. Перья или печень грифонов — не ключевой товар, но может и найтись покупатель на халявные элементы.

— Латник, Соболь и Гор, — невысокий, кряжистый гном из примкнувших игроков, — закупаете все по списку.

— Манго и Бобер, — кивок игрокам с прокачанной разведкой и маскировкой. — Сбор информации. Встречаемся вечером в здешней таверне Похотливый Свин. Как и договаривались. Если что — кричите, — приподнимаю блямбу переговорного амулета на цепочке. Повторять инструктаж в деталях не нужно. Это уже сделала Линария перед отправкой, пока я избивал первородных латников.

Город Драконов, несмотря на свое претенциозное название, является той еще дырой Баталии. Большой по площади, но совершенно хаотичный по своей застройке. Началось все со стандартного населенного пункта. Какой-то там клан, в лохматый год, пришел на равнину первым и вложился в проект. Потом ему помог второй, третий, и они построили нечто, что, по их мнению, можно было бы назвать городом. Сюда бежали местные от различных катаклизмов и поселялись рядом. Неплодородная равнина, где единственный ресурс — камень. Из него слепили дома и укрепления. В вечном ожидании, что более сильные фракции или кланы придут и отнимут новое, — строили все больше. Получилось несколько колец укреплений. Населения немного, в основном это местные изгои. Соседние регионы представляют собой болота — добыча ресурсов и элементов минимальна. Великий Лес на северо-востоке рубит любые торговые отношения и транспортировки. Получается не самодостаточная дыра, куда продовольствие и сырье доставляют порталами и так же вывозят готовую продукцию. Население живет бедно, налогов это почти не дает. Единственный доход приносит крупный нейтральный рынок по продаже всего. Можно арендовать склад — выставить и продать товар. Несколько слабых кланов, со слов Тэо, пытаются играть в большой бизнес. Так как обеспечить хорошую охрану они все еще не могут — рынок имеет статус черного. Со своей охраной и товаром — приходи и продавай. Возможно, тебя не убьют. Занимает он почти четверть всей площади города и разделен на несколько частей. Огромная Торговая площадь вмещает в себя всевозможные лотки, палатки, навесы и прилавки. Всевозможные торговые точки совершенно бессистемно расставлены. Оружие — около еды, капуста — около зелий, а бойкая бабка торгует морковью между лотком с ядами и палаткой со стрелами. Что-то целенаправленно найти в этом сумбуре сложно. Вокруг Торговой площади располагается четыре квартала с частными лавками. Это уже серьезные представительства определенных мастеров. Бренды Баталии или мастеров. Убежать на край мира и поселиться в землях, которые никому не нужны, — тоже выход. В них-то и находится то, что мне нужно.

Широкая улица переходит в скромный переулок, а затем дома сходятся совсем до узкого прохода. Дорогие здания с красивыми иллюзионными вывесками сменяются скромными витринами и завершаются заколоченными окнами заброшенных домов. В поле видимости попадает все больше теней, перемещающихся в соседнем Плане. Спешат в один из таких покинутых домов. Около входа в невидимости дежурит пара охранников. Останавливаюсь напротив них и вежливо здороваюсь с воздухом.

— Добрый день, — продолжаю идти. Телохранители слегка подтормаживают, но расходятся в стороны, и я могу войти в развалившуюся от времени лачугу. Внутри всего одна комната с рабочим столом. За ним сидит невысокий азиат и кропотливо что-то записывает. Рядом стопки папирусных свитков. Выбритая голова с длинной косичкой указывает на приверженность к вере и традициям. На виске выбита красными чернилами картинка бегемота. Красный Гиппо.

Медленно подхожу и ставлю на стол деревянную дощечку с цифрами и символами. Несколько минут ожидаю, пока писавший заканчивает свою работу. Гиппо берет предложенный предмет и с интересом изучает. Внимательно меня осматривает. Истинным зрением могу увидеть, как за его спиной появляется пара теней. В раздумьях постукивает деревянной картой по своему столу.

— Чем гильдия может помочь вам, мастер Алекс? — низкий и хрипловатый голос.

— Этим, — кладу на стол еще один предмет. Лист бумаги с коротким списком заказа. Всего лишь несколько позиций.

Распорядитель теней тратит несколько минут на изучение нового текста. На этот раз его раздумья не занимают времени.

— Хорошо. Ваш вексель принят.

Отлично. Слегка киваю и покидаю конспиративную точку приема ценных бумаг. Постепенно начинаю вспоминать всю эту ритуальную часть с поклонами и кивками. Несколько весьма специфичных фракций на элементах восточного этикета основали набор репутации. Не проверил, как оно сейчас, но раньше за недостаточно глубокий поклон могли и живот вскрыть, а лишнее лобызание обнуляло репу и выталкивало за дверь. Такие фракции прекрасно хранят часть активов. Надежно хранят. Возвращаясь на Торговую площадь, пересекаюсь со спешащим в другую сторону Бобром, с весьма сосредоточенным видом. Отмечаю направление разведчика и продолжаю свой путь. Начинаю планомерный обход лавочек, мимолетом наблюдая за парой серых аур в качестве своего хвоста.

Оружие. Дешевое. Доступное. Обычное или редкое, особо редкого уже нет. Такой же ассортимент брони и ювелирных украшений. Очень много сырых кристаллов любого качества. Простые свитки, начальные ингредиенты. Почти полное отсутствие качественной алхимии, но при этом присутствуют какие-то самопальные зелья восстановления и регенерации. Необработанные расходники или просто доставленный ресурс. Печальное зрелище. На эту часть рынка попадает банально найденное или добытое при убийстве монстров. Почти нет предпринимателей, которые выкупают расходники и, пропустив через мастеров, продают по цене на порядок выше. Частные лавки в большинстве случаев закрыты, а те, что процветают, — принадлежат местным. Старички-мастера, по легенде Баталии, годами создают легендарные вещи и перепродают таким же местным магам или воинам. Игрокам-героям же в вечном круговороте стычек, битв и войн нужна промышленная штамповка под их нужды. Паладин в бою разбивает 2–3 легендарных щита, мечники в игровой месяц убивают пару клинков, а любая броня после какого бы ни было конфликта может и не дотянуть до ремонта.

В Баталии всего пять разделений вещей по качеству.

Обычные. Серого цвета описание и подсветка. Обычные, добротные вещи.

Редкие. Коричневый цвет. Имеется дополнительный бонус. Прочнее обычных. Вещи усилены редкими материалами, или сам материал несет немного стихийного усиления. Броня, которая снижает урон. Более острый и прочный меч.

Особо редкие. Синие. Здесь уже появляется ярко выраженный стихийный бонус. Щит с заклинанием магии земли, которое снижает урон на 5 %. Плащ с уклонением от стрел на 10 %. Стрелы сначала должны пробить воздушный мешок вокруг героя, а потом уже на остатке сил клюнуть в броню.

Легендарные. Зеленые. От трех до пяти стихийных бонусов на вещи. Для оружия часто крафтеры-оружейники ставят дополнительный урон четырьмя стихиями и повышенную прочность от магии Земли. Энергия для стихий берется извне, а сам меч по факту — сложный проводник стихийной маны. Любой эффект от стихий не превышает 15 %, и в целом там множество нюансов по совмещении стихий.

Эпические. Золотые. Вещи, которые несут в себе редкие комбинации стихий, на основе которых появляются новые возможности. Например, Зеркальный Щит. Крафченый щит, с блокировкой урона от стихии воды и воздуха по 15 %. При этом еще 15 % дает их совмещение в виде льда, а также появляется шанс ослепить противника. Все магические атаки до 5го уровня, основанные на Воздухе и Воде, будут отражены в атакующего. С таким оружием паладин может комфортно охотиться на водных магов или выходить против амфибий. Или как вариант — Пылающий Фламберг. Меч с дополнительным уроном Огнем и Воздухом и усиленным Огнем и Землей клинком. Огонь и Воздух равноценно пробивают защиту Воды и Земли, затем лезвие физически курочит и разрезает броню или тело. В рану из пламенеющего клинка также попадает стихийное пламя и начинает разъедать. Прорехи от него медленно расширяются, а раны зельями не вылечить. Множество схожих клинков с эффектом кислоты. Вещь дает эпичное усиление, но при этом не делает игрока божеством. Как мечом, так и щитом нужно уметь пользоваться. Эпики состоят в комплектах от 4 до 13 вещей. Полный комплект дает пассивные умения магических школ. Аура Огня или Льда. Полог Тумана или банальная Грозовая броня. Вот уже в сэте игрок может быть непобедим.

Все вещи можно создать самому при определенной прокачке ремесел и исходных материалов, но мастеров-игроков, способных создавать эпики, редко было больше трех десятков. Местных — так вообще единицы. Дальше легендарок не продвигаются. Часть эпиков бывают уникальными. Единственными и неповторимыми.

Фиолетовые. Выдавались как награда за какие-то игровые победы и события. Убит, именной уникальный босс — победителю достается уникальный шлем. В сэты они не собираются.

Также есть проклятые и демонические вещи. Любой артефакт можно испортить. Часто неправильная последовательность элементов портит улучшение — «крафт криво встает». Это значит, что помимо бонусов появляются минусы. Хрупкость, лишний вес, дополнительная проводимость. Так же это работает в пределах игровой метафизики. Запихните лезвие клинка в тело сильного монстра — и стихия, что бродит в его крови, смешается с крафтом. Меч, вероятно, станет проклятым, а если это обычная бескрафтовая болванка, то вполне может что-то и приобрести. Демоническим считается то оружие, что наносит урон владельцу. Меч, питающийся кровью, или броня, жрущая энергии столько, что тело начинает болеть физически. Взамен даются бонусы рангом выше.

Амуниция с провального обновления от разработчиков, которую так и не смогли всю изъять. Продолжает попадаться в коллекциях. Активно ищется множеством условно «светлых» фракций. Отображаются такие арты черным и кроваво-красным цветом.

Нет по-настоящему хороших вещей на рынке от местных. Видимо, стычки вырезали всех талантливых нпс, а новые не успевают развить навыки. Мастера-герои все сдают в клан, а альянсы плотно выкупают с прилавков все более-менее пригодное. Остается вопрос: куда все уходит в кланах, если масштабно, по слухам, никто не воюет.

Мягким черным цветом окрашивается левый браслет на руке. На голограмме карты появляется черная отметка. Не просто счетчик с дистанцией, а конкретные цифры и направление. Искомый — в зоне поискового радиуса. Отлично.

***

Дневной свет ослепляет. Бран морщится от боли в разбитом лице, пытается прикрыть глаза. Поднять руку выше его сил — тощее, избитое тело совершенно бесчувственно. Двум крепким стражникам приходится тащить по холодному полу малоподвижного мужчину. Какая ирония: взятый в честь одного героя ник привел к схожей судьбе. Перелом позвоночника не позволяет ходить, а регулярно ломаемые конечности не позволяют регенерации восстановить хребет. Игрок-инвалид с именем мальчика-инвалида из старой сказки. На разбитых губах появляется улыбка.

Шум толпы оглушает, а свет дня по-прежнему слепит. Бран провел почти две недели в темноте подземной тюрьмы и сейчас ошеломлен звуком и красками. Его продолжают тащить по мощеной мостовой и втаскивают на площадку деревянного помоста. Возвышение достигает четырех метров над землей и окружено стражей из игроков. Вокруг — людская толпа, занимающая всю Площадь Правосудия. На дощатой трибуне расположено семь кресел для семи судий от семи управляющих городом кланов. Четверо из них сейчас заняты. Здоровяк в броне от Ящеров, пухлая магичка от Диких Кошек, пожилой мужчина в желтой кирасе от Галереи Теней и малец лет шестнадцати в мантии мага воздуха от Вальхаллы. Ящур, Соня, Спартак, Локи. Судейская коллегия Города Драконов.

— На колени! — от толчка немощное тело растягивается на помосте. Брану приходится дергаными движениями перевалиться на живот. С трудом подтянуть колени и выпрямить спину, принимая сидячее положение. Не просит помощи. Не издает лишних звуков. Выпрямляется под смех пацана и Сони.

— Итак, — за его спиной раздается голос распорядителя, который тут же усиливается специальным артефактом, встроенным в помост, и звук разлетается по всей площади.

— Судебное рассмотрение 437. Город Драконов против странника по прозвищу Бран, — торжественный проигрыш трубы. — Ту-туту-ту.

— Указанный странник Бран обвиняется в антиклановой пропаганде и подрыве существующего порядка. Странник Бран собирал аудиторию на площадях и в тавернах, сказками и лживыми рассказами запугивая жителей нашего города. Затем, критикуя существующий порядок, призывал разрушить существующую систему и свергнуть управляющие кланы. Доказательства и свидетельские показания в документах дела. Сам обвиняемый иначе интерпретирует свои действия и вины не признает, — зачитывание деталей дела занимает немного времени. Бран тратит его на осмотр толпы. Много народа. Много лиц. Большинство испуганы, остальные растерянные. Попадаются и злорадные. Его проповеди и рассказы попали на благородную почву. Местные нпс и некоторые игроки напуганы. Город почти месяц в осаде. Сейчас удается отводить поток тварей, но стоит появиться кому-то крупнее — и стены не устоят. Цены растут, обостряется дефицит товаров и продовольствия. Через ворота город не покинуть, а денег на портал нужно слишком много. Опытные глашатаи кланов успокаивают людей, но правильные слова и вопросы легко разжигают сомнения и страх.

— Обвиняемый че-то говорить будет? — слово берет Ящур, недовольно просматривая бумаги по делу. Мельком вчитывается, а потом собирает все в стопку и закрывает бумажную папку, — или опять тупое блабла про грандгидру, и мы тащим сюда следующего?

— Отвечает обвиняемый, — позади пленника звучит голос распорядителя, а мягкий тычок копьем от стоящего рядом стражника подбадривает.

Бран старается привстать и держать спину прямо. Отвечает коротко, рубленными фразами.

— Я Бран. Из Тьмы. У вас нет. Власти судить меня. Подсуден лишь Восьми, — сказано шепотом, но усилитель послушно разносит по площади его голос. В ответ ветер приносит шепотки людей. Местные весьма чтят все хитросплетения судебных систем. — Одно дело — казнить заслуженно чужака. Это мы посмотрим. Казнить чужого вассала — не по законам, для этого есть его господин, и надо ему вернуть нарушителя с требованием компенсации. Или воевать, прилюдно убив.

— Че?

— Ха-ха, что-то новенькое, — закатывается смехом Соня.

— Что за Тьма? Я таких не знаю, — брезгливо выпячивает губу Локи. Реакция у всех разная. Спартак задумчиво чешет затылок. Кажется, он что-то такое когда-то слышал.

— Че он гонит? — Ящур вполоборота поворачивается к своей пухлой соседке.

— Эх, ну это старое правило кланов. Кланового игрока может судить лишь его глава или совет клана.

— Типо я не могу его убить?

— Убить можешь, но судить — нет. Иначе его клан должен будет объявить тебе войну.

— И че?

— Давайте его убьем, а потом перебьем весь его клан, — поддерживает инициативу малец. — А то скуучно…

— Подождите, — Соня поднимает руку, и Ящур с Локи послушно замолкают. Женщина же обращается уже к Брану.

— Игрок Бран, из клана Тьма. Вы нарушили закон и порядок на территории клана Дикие Кошки. Я, как советник этого клана, требую от вашего клана компенсацию за ущерб. Если ваш клан игнорирует инцидент в течение часа, клан Дикие Кошки оставляет за собой право решать вашу участь персонально, — от услышанного Брана кривит. Правильная формулировка не оставляет ему шанса потешить самолюбие. Его клана давно уже нет.

— Эээ… Бран, типо. Ты нарушил порядок в клане Ящур. Я требую ответить за компенсацию. Если игнорите, то сами с тобой порешаем, — от тычка под ребра и выразительного взгляда Сони Ящур присоединяется к заявлению.

— Птышш… — с глухим шлепком за спиной Брана что-то падает на пол. Звенит металл шлема от удара о деревянный настил помоста. Странник хочет повернуться, но не успевает. Новая фигура обходит его справа и останавливается немного впереди. Звучит смутно знакомый голос. Узнаваемая интонация, надменная подача. Чужая аура. Тяжелая и словно густая аура нового персонажа придавливает к дереву даже в отдалении.

— От мужика своего требовать будешь, — звучит хрипловатый ответ неизвестного, а Бран во все глаза смотрит на незнакомца и не может узнать. Черная одежда с белой, длиннополой накидкой. На спине, в белом ромбе, черным полыхает забытый, клановый символ! Такой же значок цветка и напротив ника заступника. Это не лидер. Сууука. Это!.. Тело обвиняемого с хрустом дергается в сторону и хочет отползти к краю помоста. Чтобы потом упасть на камень площади и уползти в ставшую родной канализацию. Такую темную и безопасную. К сожалению, придавленный тяжелой аурой Бран застывает неподвижным. Остается лишь смотреть.

— Че?? — Ящур от высшей стадии охреневания выкатывает глаза из орбит и хватает воздух пастью.

— Кто это? — малый вскакивает, укутывая свое подростковое тело в кокон из молний. Спартак привстает следом, экипируя шлем греческих гоплитов и проявляя меч с круглым щитом.

Только женщина слегка напрягается и стискивает руками подлокотники.

— Звали. Пришел. Все претензии к этому телу, — быстрая распальцовка в сторону стремительно белеющего Брана, — можете засунуть в жопу вашей сладкой ящурицы.

— Черную, — кивок толстушке, — жду через день в Листе. С компенсацией за тело.

Возникает пауза. Спартак и Локи внимательно смотрят на Соню и ожидают разрешения на действие. Быковатый Ящур рывком пытается встать, но стремительно поднятая рука женщины преграждает ему путь. Кошка медлит с ответом, и отчетливо видно, как белеет ее лицо. Даже жилы на висках от напряжения вздуваются.

— Идем, тело, — заканчивая играть в гляделки, незнакомец разворачивается к Брану. Подходит и коротким тычком кулака пробивает голову. Тело уходит в нокаут. Рука бесцеремонно хватает за длинные седые патлы, и оба игрока тут же исчезают, провалившись в совместную тень.

— Че это было? Че за хрен? — первым вываливает из себя слова Ящур.

— Да! Почему ты не приказала убить его? — эмоционально ходит по настилу малолетний судья. Спартак делает рукой пару пассов, и оповещение на всю площадь заканчивается. На помост тут же выкатывается толстячок-распорядитель и начинает что-то рассказывать замершим людям. Толпа в глубоком удивлении от увиденного. Местные вообще весьма восприимчивые нпсы. Группа новых стражников спешно утаскивает с возвышения вырубленного ударом конвоира-соратника.

— Заткнитесь, — полноватая кошка резко и гибко для такой комплекции вскакивает со своего места. — Срочно собирайте своих представителей к нам в замок. Вечером. И не стройте из себя дебилов, — несколько резких фраз критики, и вспылившая фурия удаляется. Остальные пребывают в замешательстве. Ящур только чешет макушку с туповатой фразой: — А я че?

Глава 12

— До темноты у вас есть запас времени. Передвигаетесь только в инвизе. Этого сразу Изи отдаете. Он предупрежден. Все, пошли! — в очередной раз проверяю ремни на грифоне и хлопком напутствую птицезверя. Красные питомцы со своими наездниками тяжело поднимаются со взлетной площадки и скоро превращаются в точки. Последние предостережения ЛатНику я передал, Брана восстанавливающей алхимией накачали. Теперь посылку нужно доставить к замку. Операция по спасению прошла удивительно успешно. Никаких драк и суеты. Немного уверенности в своих силах и правах. Короткое представление — и поврежденную тушу можно грузить на дожидавшийся нас транспорт. Предварительно приведя в чувство и выслушивая исповедь. Спрашивать не пришлось. Очнувшийся Бран начал короткими фразами накидывать информацию. В протоколе клана есть строка о такой ситуации. Оперативный доклад, а потом хоть сдыхай от боли. Очередная ирония. Младший помощник пятого заместителя старшего подавальщика средней ступки для измельчения кристаллов остался в составе клана, а при моем возвращении начал действовать по кодексу клана. В то время как многие более высокие посты предпочли сменить значок. Таких верных игроков осталось всего четыре. Активированный ЗУм отслеживает расстояние и направление до каждого. 166 серых иконок убитых. Почти тридцатка ушедших. Тридцать вопросов, которые придется задать, и еще три тела, которые я найду.

Внимательно осматриваю удаляющихся всадников и разворачиваюсь в сторону лестницы. Близится вечер, и нужно обойти несколько таверн. Собрать больше слухов и новостей. Проверить несколько фактов или выдумок.

Сказка, выданная Браном, была весьма скупа. Лишения и скитания после падения цитадели Листа. Трудная жизнь и гонения от других кланов. Охота на ведьм от светлых фракций и победившего альянса. Могу лишь поверить в то, что все это слегка выбило дурь и пообтесало болтливого паренька. До моего появления на судейской трибуне смотрелся он неплохо. Отбитый, но не сломанный. Смог что-то дельное про клан ляпнуть напоследок. Лидеру бы понравилось. Лидеру, но не мне. Последний штурм Листа пережили лишь те, кто оказался как-то отрезан от замка в самый последний момент. Тройку разведчиков связали боем в предгорьях, и они не смогли вернуться до падения Листа. Десяток летунов были сбиты, некоторые артиллеристы уцелели на верхней площадке. Часть игроков смогла бежать через тайные ходы. Когда спятивший архигремлин активировал протокол Домна, горело все. Долго. Трое суток. А потом новые отряды гремлинов полезли из еще не остывших от жара скальных коридоров и в лучших традициях смертников начали размениваться с призовыми командами оставшегося заслона своими жизнями.

Бран предпочел бежать. Пытался скрываться в гильдиях и кланах своих друзей. Во время войн, даже такого слабого специалиста по созданию порталов начали привлекать к работе по профессии. Сменил несколько гильдий, смог научиться чему-то продвинутому. Собирал слухи про клан, но по обрывкам информации понял, что Тьма пала. С последним заказом отправился в Гиблые Топи. И вот здесь сказка становится интересной. Караван, с которым выступал неудачливый соклановец, тащил элементы и кристалл для нового портала. Стандартная практика. Ставишь в нужной точке, настраиваешь — и вот уже ваша деревня привязана к цивилизации.

Маршрут шел на самый запад региона и чуть ли не к границе Баталии. Оканчивался он у одной знакомой мне пещеры с очень характерной статуей у входа. Кристалл портала установили и настроили. В лучших традициях кино — всех ремесленников попытались убить. Охрана отряда оказалась тертой, и затянувшаяся схватка позволила Брану убежать. Убежать в сторону бескрайних болот границы виртмира и с удивлением узнать, что границы нет. Там, где раньше шла полоса черного, отталкивающего тумана — новые болота и монстры. Может, показалось? Может. Но даже после недели путешествия пешком строго на запад от упомянутой пещеры — простирались болота и болота. Потом уже возвращение с попутным караваном в Город Драконов и новая работа у местных. А когда через полгода из Топи поперли монстры, Бран смог сопоставить факты и начал призывать местных к смене локации. Над ним посмеялись. Через месяц море монстров уже плотно окружило город. Бран снова попытался призвать всех к эвакуации. Снова посмеялись. Начал рассказывать о том, кто это все затеял, о новом воскрешении старого босса монстров — и попал в допросную кланов-управляющих. Несколько недель допросов не сломали хлипкого ремесленника. Смог убедить, что его проповеди — результат плохо развитых умений предвидения. Последующий карцер чуть не убил Брана. Теперь у него новый виток жизни в Баталии, а у меня набор кусочков головоломки. Первый — я совершенно точно помню, что граница мира шла в километре от той самой Сумеречной Пещеры Болотного Змея. Второй — клан-покровитель здешних малых кланов вымазан в происходящем по самые уши. Клан, чьи земли далеко на севере отсюда и чьи самые южные вассалы контролируют помойку Драконов. Клан, в чьем составе раньше был топовый некромант с очень редким направлением по поднятию мертвых.

Таверна «Похотливый Свин» обнаружилась на старом месте. Край Южной площади, в ряду питейных, трахательных и курительных заведений. Синяя краска на фасаде и элементах декора поблекла, вывеска со свиньей покосилась, но в целом трехэтажное здание почти не изменилось. Вышибалы окидывают внимательным взглядом и теряют ко мне интерес. Официант меняет направление и спешит с толстой папкой меню. Первый этаж отведен под просторный зал со столиками для наемников. Здесь могут расположиться командиры и офицерский состав любого отряда, который готов подписать договор на найм. Второй этаж представляет собой толстую рамку от картины, за которой находятся столы нанимателей. Они могут осматривать столы внизу, на первом этаже, и оценивать. Выбирать. Третий этаж состоит из приватных кабинетов для обсуждения особых деталей. Прохожу сразу на второй этаж за ближайший столик. Почти все они пусты, а вот внизу свободных мест нет. Много людей и нелюдей, несколько механизмов, элементалей, существ. Солянка на любой вкус.

— Что будет угодно… мастеру Алексу? — юный паренек деловито активирует наручный браслет и ждет заказ. Толстая папка с меню вежливо опущена на мой стол.

— Мяса, рыбы, птицы, больше овощей и пару бутылок хорошего пойла, — слегка меняю интонацию при слове «хорошего» и выкладываю на поверхности столика горсть монет. Шаблонный механизм общения с местными при заказах.

— Будет через десять минут, — деньги исчезают вместе с прислугой. Можно раскрыть папку и начать изучать предложенное. В меню больше тридцати отрядов, у каждой группы наемников свой номер. Он выставлен на столе в нижнем зале. Наниматель зачитывает общую информацию, статистику, присматривается, а затем зовет обсудить детали и оплату. Почти сотня одиночек, частично рассаженных у стен. Битком набит домик. Все ищут работу.

Начнем с закуски. Несколько хороших следопытов и разведчиков. Статистика по нужному мне региону. Задания и миссии в нем. Наниматели. Цели. Следом идет горячее — и этим будут универсалы. Мастера и умельцы разобрать двух-трех противников, любых противников и в любых условиях. На второе — идти строем и проламывать оборону — подойдут тяжи. Хорошо бы со своими аптечками и щитами. На сладкое — стрелки и боевые маги дальнего боя. И еще нужен крепкий кофе. С него и начнем.

— Ваш заказ, — стол начинает обставляться едой. Появляется небольшой шар для вызова нужного номера. Набираешь на сфере цифры — номерок на столе безработных зажигается.

— Спасибо. На этом пока все, — выбираю себе на первое красную рыбу и ввожу три цифры.

Кофе должен бодрить. Вставлять при необходимости настолько сильно, что любой игрок или местный даже в состоянии безвольного уставшего зомби продолжает выполнять свою задачу. С оторванными ногами ползти вперед и сломанными пальцами подбирать код к сейфу. Один отличный кандидат обнаруживается и в этом углу Баталии.

— Добрый день. Мисса фон Бакеер. Заклинатель, — первой к столику приглашаю девушку.

Невысокая, спортивного телосложения, смазливое личико с большими фиолетовыми глазами и аккуратным курносым носиком. Фиолетовые волосы уложены в длинное каре. Короткий черный топ трещит от напора груди, зеленые шорты подчеркивают задницу, а сапоги выше колена визуально удлиняют ноги. Набедренная кобура с коротким жезлом. Множество колец, браслетов и талисманов. Длинные, ухоженные ногти напоминают больше когти гарпии. Никаких подозрительных рисунков на животе.

— Приветствую. Есть контракт. Рейд на самый Юг, к Заливу Контрабандистов. До десяти человек. Обратно возврат с караваном. Двойная оплата. При положительной оценке действий — бонус.

— Двойная оплата — всегда интересно, — глубокий, чарующий голос. — А положительная оценка добывается на твоем члене? Или к забаве присоединится еще и твоя охрана? — насмешка из-под опушённых ресниц, а в голосе ехидство.

— Самоуверенно для старушки, — флегматично распиливаю чей-то хребет ножом.

— Крм! — фиолетовые ногти судорожно скребут по дереву, высекая стружку и оставляя глубокие царапины. Глаза магини сужаются, а с указательного ногтя начинает капать яд. Под каплями столешница дымится. Не давая сказать что-то резкое, добавляю: — Могу прислушаться к твоим рекомендациям по набору отряда. Тогда не придется таскать тебя за волосы по джунглям, а потом выискивать в своих кишках стрелы.

— Т…, — через миг лицо девушки меняется — она начинает узнавать.

— Да ладно…, — жадно пытается всмотреться в мое лицо. Рывком покидает свой стул и пересаживается на мой. Берет руками за голову и еще более внимательно всматривается в глаза.

Недовольно морщусь, на миг раскрывая Истинное зрение на всю мощность. Нож с вилкой приходится приподнять вверх, чтобы мое тело могли обнять.

— Ииииииииииииии! — какой громкий звук прямо в ухо. Секундный рисунок на радужке глаза приводит Миссу в перевозбужденное состояние. Меня пытаются задушить.

— Не верю! — новое категоричное заявление, когда немного успокоившаяся магиня возвращается на свое место. Тут же меняет свое поведение и стаскивает с блюда тройку стручков острой спаржи.

— Я сама ходила в рейд на Лист. Видела спятившего Изича. Ты не мог выжить, — обвинительное похрустывание куском жареного перчика. Вслед за перцем затачивается батат, цуккини, початок кукурузы и снова спаржа. Безжалостно расчленена белыми и ровными зубами.

— Это долгая и очень грустная история. Полная насилия, коней и клоунов. Мне больно и тяжело об этом говорить, — демонстративно ерзаю задницей по стулу, вызывая новую улыбку у любительницы теперь уже каре.

— Я хочу все знать. О каждом твоем приключении в темных переулках и каждом посещении подозрительных фургонов с мороженым! — грозно машет куриной ножкой. — А на юге что забыл? Про рейд не шутка? А про бооонус?.. — слегка прикусывает губу, изображая смущение. Получается убедительно.

— Пополнение запасов. Один лопоухий ушлепок спалил все ресурсы на штамповку греморды отмщения.

— ООО, ты просто не видел. Это было эпично. Темные коридоры, пустые залы. Сто раз все проверено на пути, а потом неожиданно с потолка на тебя падает обвязанный зельями грем и с криком «Во славу грандмастера!» подрывается.

Пародия на пискливый голосок гремлинов получается очень похожей, и за столом звучит обоюдный смех.

— Не знаю, что они там варят, но было страшновато… Эй ты, иди сюда, — жестом подзывает проходящего мимо разносчика. — Мы займем восьмой номер наверху. Перенесите всё туда.

— Пойдем. Если ты хочешь набрать нормальный рейд, то нужно соответствовать, — тянет за руку куда-то к лестнице. С легкой тоской прощаюсь с остатками блюда и спешу следом. Активированная Мисса слишком нетерпелива.

Кабинет встречает «тяжелой» коричневой отделкой из дорогого дерева, большим столом и уютным креслом. Для собеседников предложено два таких же и диван. В стенном шкафу — мини-бар с красивыми пузатыми бутылками. Заклинательница сразу же раскрывает на столе папку с меню и начинает показывать: вот эти сейчас свободны. Отличные мастера теневых атак и клинчей. Могут заменить разведчиков, но, если нужны следопыты — прям следопыты, то есть тройка варваров. Видела их внизу.

— Варвары-следопыты? По лесам и тропикам юга? — устраиваюсь в кресле, прихватив сосуд с янтарным эликсиром.

— По Диким Пустошам они лучшие, по равнине за ними не угнаться. Позже можем идти вдоль побережья и не углубляться в джунгли. Среди них и тяжи есть хорошие, и стрелки. Найти пару аптечек — и рейд готов, — усаживается прямо на стол, склонившись над листами с информацией.

— Предлагаешь взять северных степных варваров как ядро группы и пойти на юг?

— Да. Это лучшие, что тут есть. Ты же люююбишь элитное, — весело болтает ногами и пытается цитировать мои старые фразы. Перехватывает шар с вызовом и быстро набирает номерок. Даже возмутиться не успеваю.

— Скоро будет здесь. И учти, он не тупой. Просто медлительный, — сама девушка предпочитает спрятаться на диване в уголке. Ждать долго не приходится. Тяжелые шаги, стук в дверь — и в проем с трудом пролезает орк. Местный. ОкаДуб.

— Обильной охоты, вождь черных, — приподнимает красные ладони в расистском приветствии. Осмысляю посыл, потом до меня доходит, что имеет в виду гость, и отвечаю таким же жестом: — Мир твоему очагу, вождь багровых.

Степные орки в отличие от своих северных собратьев обладают кожей не зеленого, а красного оттенка или желтого. Их шаманы видят мир через вариацию Истинного зрения — Глаза Великой Степи. Это показывает им картинку с налетом энергий. Их же племя имеет насыщенные багровые ауры от практик с магией крови и шаманства с жертвоприношениями. Клановые игроки в их восприятии окрашиваются в определенный цвет в зависимости от стихии, которую практикует их клан. Придется быть вождем черных.

— Присаживайся. Еды, воды, женщину? — радушно указываю на накрытый стол, бутылку с бренди и ойкнувшую от неожиданности Миссу.

— Воды, немного… — скользнув взглядом по предложенному и предложенной, вождь усаживается в кресле напротив. Под его взглядом переливаю коричневую жидкость из стекла в деревянную кружку для пива. Остатки — себе.

— Слушаю, вождь черных. Что за нужда привела в это место? Чем мой народ может помочь? — орк степенно складывает руки у себя на животе, перед этим в один глоток осушив тару. Даже не поморщился от градуса.

— Нужда, — киваю своим мыслям. — С запада ползут болотные твари. На их пути — мой дом. Нужны ресурсы для защиты. Нужны воины. Иду на Юг, чтобы нанять караван с ртутью, предложить вольным полкам службу, — отвечаю, смотря в глаза шаману. Уверенно. Спокойно, не отводя взгляда. Степняки такое чтят.

— Дом — это важно, — соглашается. — Вождь должен защищать свой дом.

— У моего очага есть место, а в долине много плодородной земли, — толстый намек на оплату. Орки редко воюют за золото. Драгоценности они меняют на провиант, материалы или артефакты, которые позже отправляют в свои стойбища. Великая Степь скудна, и часто случается голод. По легенде Баталии, воины степняков продают свои мечи ради выживания своих племен. Золото — хорошо. Готовые фураж и провиант — лучше. Одна из высших ставок — предложить землю и подтвердить права на нее.

— Земля — это важно, — также соглашается кивком. — Земля дает пищу для твоего дома.

— Нужны следопыты, два десятка воинов и несколько шаманов. От нас будет пара воинов и заклинатель. Выступаем завтра. Времени почти нет, нужно успеть до падения Города Драконов.

— Город падет? — на невозмутимой морде появляются признаки любопытства. — У этого города толстые стены, а гарнизон его многочисленнее любой армии. Десятки отрядов готовы пополнить его. Сотни вождей вступят в бой при зове Великого Тотема, — в голосе все больше снисходительности. Спрос создаст предложение, и уже полстепи через порталы вольется в строй оборонявшихся.

— Дух Топи заберет их всех. Тысячу тысяч, тьму тысяч. Безголовой безразлично, сколько отважных степняков попадет под ее дыхание.

— Это… страшилка для людей в железе, — шаман вздрагивает от упоминания козырных деталей, но старается держаться все так же хладнокровно.

— Спроси старейшин. Пошли разведчиков на птицах. Это повторение событий тех лет. Нескончаемые твари. Болотное поветрие, или Желтая Болезнь. На этот раз Безголовую некому остановить. Она сотрет весь запад. Не будет больше для степи продовольствия, — прерываюсь, чтобы попробовать бренди. Горьковат. Даю орку паузу, чтобыобозначить свой выбор. Есть предложение — есть ответ. Торги неуместны.

— Я согласен на контракт. Малый Кулак завтра после обеда будет ждать вас здесь, черный вождь.

— Малая Ладонь, — вставляю свое слово. Вождь слегка хмурится, но потом кивает в знак согласия и протягивает свою огромную ладонь вперед. — Малая Ладонь. Рейд на Юг и обратно. Оплату обсудим по вашему возвращению.

— Договор, — пожимаю руку. Редко кто оставляет такую открытую формулировку, ведь орк может потребовать нечто запредельное. Но это же орк. Местный нпс. Если я не могу предугадать его запросы, можно смело прыгать со скалы на камни. После рукопожатия развивает свою деятельность Мисса. Протягивает письменные контракты, уже заполненные по всем формам и образцам. Остается лишь поставить отпечаток кровью и обменяться копиями. Уходит вождь в задумчивом состоянии.

— Кулак будет лучше, — магиня тут же комментирует мой выбор, начиная набирать новый номерок вызова. — Ладонь хлипковата для такого пути. Ты же еще не видел, что там на юге сейчас.

— Нас будет мало. Или скорость, или придется бросать тяжей, а это потом всю репу с орком испортит, — допиваю из стакана и ставлю его на стол.

— А, ну конечно, у нас планы, планы, планы на бедного старичка с радикулитом. Он же еле ходит, а ты уже хочешь втянуть его в свои грязные аферы, — заклинательницу уносит с мыслями в ее личные дебри. — А вот теперь нужно танцев нанять… я их знаю, с ними все просто.

«Танцами» оказываются два игрока-брата. Светлые эльфы с уклоном в скоростные атаки ближнего боя. Когда-то основные классы эльфов, а позже вымерший под чередой порезок и доработок. Этс и Этв. Они долго не ломаются и озвучивают свое согласие. Работали и играли раньше с Миссой. Остались довольны ее поддержкой и готовы повторить контракт, если она выступает баффером группы. Оплата в золоте и до трех вещей на каждого, если находится что-то для них. Классы братьев очень схожи. Танцующий со Смертью и Танцующий с Ветром. Разница в оружии и рисунке боя от него. Первый предпочитает парные ятаганы, второй — длинный меч и кинжал. Парное оружие эффективнее против трех-четырех противников, окружающих эльфа. Меч с кинжалом успешнее в боях один на один против такого же скоростного противника. Братья играют и сражаются в паре, дополняя стили друг друга. Держатся уверенно и спокойно, статистика хорошая, рекомендации от девушки — беру.

На заключительную роль аптечки, или главного лекаря, выбираем фею. Это уже мой выбор, который весьма не нравится фон Бакеер. Феи, дриады, нимфы — классы героя с уклоном в использование магии земли, воды, природы. Самое мощное стихийное целительство. За силу и успех в своем направлении — серьезные штрафы в ближнем бою, ношении брони и прочих вещах. Выглядят все феи очень хрупкими. С совершенными фигурками восточных танцовщиц. Одежда предпочтительно из прозрачных или полупрозрачных тканей. Платок вокруг бедер, шарф на шею — и готова к подвигам. До первой стрелы или удара мечом. Оружие может легко перерубить слабый костяк одним ударом.

Едва только озвучиваю предложение о вступлении, как фейка соглашается, активно мотая головой и плотнее закутываясь в свой шарф, который совершенно не скрывает молодое, обнаженное тело с некрупной, но красивой грудью и тонкой талией. На голую грудь с поблескивающей вязью серебряного рисунка залипает и магиня. Одно восторженное: «Спасииибо!» — и дриада упархивает из кабинета. В Баталии у фей нет крыльев, но способность левитировать в паре метров от земли присутствует.

— Если я увижу, как эта нимфоманка вьется у твоих штанов, аптечки у нас больше не будет. Я лично вырву ее ноги и засуну… — слишком спокойным тоном сообщает мне заклинательница после ухода дриады. Возвращается на стол и, рассматривая свои ногти, продолжает предупреждать: — А потом ее же сиськи ей скормлю.

— Отстань от ребенка.

— Ребенка? Это точно старая нимфоманка косит под школьницу в надежде попасть в плен к стаду минотавров.

— Все, все, — торможу разгоняющийся паровоз фантазии Миссы, — я понял. Повторять не нужно. Что сейчас происходит на юге? У тебя последнее провальное задание с самого мыса Отшельника. Как добирались?

— А, это, — девушка отмахивается и выбирает себе из чрева бара продолговатую склянку с синей жидкостью. — Порталом до старого Имперского тракта. Тот, что проходит около твоей долины. По нему на ящерах на юг. Пустошь сейчас просто кишит разными тварями с болот. Монстров из диких почти нет, — при переливании в стакан от сомнительного пойла идет дымок.

— Потом вдоль побережья, через рыбацкие деревушки. Равнина Титанов полностью закрыта от посещения игроков. Кордоны стоят и разворачивают всех. Хотя могут и цепью приласкать подозрительных шпионов. Говорят, громы восстанавливают свою цитадель. Ту, что им светлые в войну альянсов разломали.

— И во что вы смогли вляпаться?

— Пираты. Они просто сметают все на побережье. Город пристаней почти в осаде с моря. Приходят все новые и новые флотилии. Наш отряд подрядился защищать один из бастионов. Через неделю боев остались только я, аптечка и лидер, — Мисса двумя руками удерживает полный стакан и аккуратно выпивает синюю жидкость. Слегка улыбается от его действия. — Слааавный джин.

— Лаадно. Все. Рейд мы нашли. Я нашла. Теперь, — в одно плавное движение девушка расстегивает пояс на своей юбке и скидывает ее на пол. Остается в очень тонких черных трусиках. — Я хочу знать все подробности той печальной истории! — слегка прогибается и стягивает с себя черный топ. В левом соске заклинательницы поблескивает аккуратный гвоздик металла.

— Рассказ может шокировать.

— Я готова к любому повороту… истории.

Глава 13

Утро получается сумбурным. Спешный завтрак, встреча с вождем-шаманом, знакомство с воинами нового отряда, встреча эльфов и феи, проверка амуниции, транспорта и десантирование в портал к староимперской дороге. Уже в пути на юг по каменному тракту, мозг начинает адаптироваться к происходящему и вникать в события. С трудом сдерживаю зевок, смотря, как потягивается и зевает Мисса. Довольная, ловящая ухмылки окружающих ее орков. Они же в своем зрении видят, как ее белая аура перенасыщена энергией и вокруг ее контура закручиваются черные сгустки. Красные скалятся и перекидываются словами на своем наречии. Часть обсуждает заклинательницу, часть пялится на фею. Темноволосая Дея изображает смущение слишком активно. То в одну сторону отвернется, оттопыривая зад, то в другую. Предпочитаю ехать в конце группы. Впереди по тракту и по лесам, параллельно нашему движению, передвигаются разведчики. Основная группа состоит из пяти воинов, пяти стрелков и шамана. Замыкает ее пара следопытов на дороге. Слегка отстаю от центра отряда, чтобы выслушать послания от Изича и Линарии.

Главгремлин жалуется на нехватку ртути и просит поторопиться. Сообщает, что посылку принял и после небольшой реставрации она сможет вернуться в строй. Ждет доставку от теней. Цитадель восстанавливается согласно графику. Красноволосая же записывает целый доклад о проделанной за вчерашний день работе и ближайших событиях. Рутина, которую нужно контролировать. Из ожидаемых новостей всего две интересные. С Аидой состоялся продуктивный разговор, и для его продолжения нужно мое присутствие. Звучит как приглашение в мелодраму. Надо избегать. Вторая новость: один пленный первородный смог выжить после весьма интенсивного допроса от гремлинов и сейчас даже восстанавливается. Желает стать нашим рекрутом. Решение по ним должен принять я сам. Можно убить и отослать обратно Аркадию Мудрому. По информации из бесед с пленными, старикашка весьма активно мутит воду и жаждет прибрать к своим дряхлым ручонкам мой замок. С людьми у него напряженно, вот и послал малый отряд для решения проблемы. Следом уже прибудет нечто больше. Из местных. Можно выжившего отдать гремлинам на опыты. Часть мастерских пытается изготавливать лечебную алхимию.

— Нет, это остатки от портала в склеееп! — чей-то звонкий голос привлекает внимание. Оказывается, фейка пищит на повышенных тонах, — это со времен нежитииии.

— А мне рассказывали, что это арка от первой портальной сети. Вон эмблема императорского дома, — Этс указывает куда-то в сторону. Перевожу взгляд и узнаю фрагменты разрушенного портала. Дорога проходит мимо портальной площадки и разрушенной арки перехода.

— А я думаю, это недостроенный переход на острова. Или на остров, — подключается второй брат Этв.

— Вокруг пустоши. Это результат боев, значит, это портал в нижний мир, — спорит Мисса.

— Нижнего мира не существуууует!

— Был ивент по его открытию!

— Ивент откатили, а мир убрали…

— Босс, а вы что думаете? — рядом притормаживает своего ящера один из светлых эльфов. Весь состав игроков выбрал рептилий в качестве транспорта. Орки остались на своих волках-варгах.

— О чем думаю? — нехотя отвлекаюсь от просмотра отчета Лин.

— Что это за портал или переход?

— Сходите в библиотеку и почитайте. Все в матчасти есть.

— Ну, бооосс, мы тут поспорили же.

— На что? — со вздохом закрываю документ и догоняю основную часть группы.

— Угадавший загадывает всем общее желание, — встревает Дея.

— А если вы все неправы, то желание загадываю я?

— Можно и так.

— Согласны.

— Какие у вас там версии были?

— Портал в склеп нежити! — фея.

— Портал на остров, — Этс.

— Транспортный портал, — Этв.

— Портал в нижний мир, — заклинательница.

— Принято. Слушайте, — на минуту собираюсь с мыслями, чтобы четче выстроить рассказ по памяти.

— Во времена создания кланов и получения ими статуса особой группы, по империи начали ставить портальную сеть. Для удобства перемещения.

— Дааа! — перебивает светлый эльф.

— Поэтому на камне герб Имперского Транспортного Сообщения. Один из порталов должен был идти на остров-тюрьму в восточном море, куда позже начали ходить рейсы с Восточного Порта.

— Дааааа! — громче перебивает его брат и вскидывает кулак в жесте победителя.

— Зодчие и маги подготовили основу для создания порталов, и от столицы к периферии сеть медленно активировалась. Конкретно этот портал так и не достроили. В один прекрасный момент в нем открылась арка, как и во всех порталах, что находились в пустошах. Из этого спонтанного прокола начали вылезать… — драматическая пауза.

— Нежить?

— Демоны? — в игру включаются девушки. Экспрессивно.

— Рыцари. Ангелы. Сияния и грифоны. Здесь когда-то началось вторжение Гранда Воздуха.

— Нуу…

— Млиин…

— Вот же…

— А не с моря?

— С моря напали Кирины и морские твари. Их удерживало все побережье. С севера — Циклопы и их непокоренные племена гоблинов-кентавров. Варвары Великой степи противостояли одноглазым, — ближайшие орки тут же выпячивают грудь и расправляют плечи.

— А с этой локации полезли рыцари, проклятые Светом. Трёхстороннее вторжение. Багнутое и беспощадное, — завершаю короткий ликбез. — Теперь мое желание. Слезаете с ящеров и десятку бежите за нами. Тренировка на выносливость.

— У нас же рейд!

— Вокруг враги, и могут напасть, — канючит дриада.

— Проиграли — выполняйте.

— Вот же… — со стонами и недовольными протестами неудачливые игроки все же покидают седла и начинают пробежку. Успеваю удивиться, как быстро меняется обувь Миссы с каблуков на солдатские ботинки, и поймать ее недовольный взгляд. Орки лишь одобрительно хрюкают от смеха и ускоряют своих питомцев вместе со мной. Забег начинается в темпе.

Передвижение отряда продолжается до самого вечера. С редкими привалами пылим по старой дороге. Редкие торговые караваны навстречу, одиночные гонцы с посылками. Зато никаких агрессивных существ или игроков. В качестве места для ночлега орки выбирают небольшой перелесок. Выставляют дозорных и берут на себя костер, питание. Игроки лишь обустраивают себе места для сна из подручных материалов и прихваченных спальников. Устраиваюсь в отдалении от всех и еще часть времени трачу на актуальные ответы Линарии или Изичу. Только потом небольшая тренировка перед сном и отдых.

Новый день приносит новый сюрприз. Братья-эльфы регулярно переглядываются между собой, а в ауре феи я могу увидеть те же признаки чужого присутствия, что вчера у магички. Сама Дрея, совершенно не смущаясь, продолжает общаться со всеми, как и вчера, но теперь уже недоумевают орки. Что, интересно, происходит в их нпс-сознании? За кого они нас считают?

Быстрые сборы — и выдвигаемся дальше по тракту. Пустошь продолжает радовать нас своей безлюдностью восточной окраины. Настолько безлюдно и спокойно, что даже фея через несколько часов начинает нервничать. В очередной раз перестраиваемся для прохождения подозрительно обступившего поворот леса — и наконец-то нас атакуют. Первым что-то чует шаман орков и лающим приказом выкрикивает формулу заклинания. На отряд моментально ложится купол отклонения. А затем с обеих сторон на дорогу начинают выскакивать громадные пауки. Серые и черные. Последние успевают и паутиной выстрелить по куполу.

— Адакааар! — вскидывает клинок предводитель орков. Красные сразу же разбиваются на пары и разбегаются в стороны. Первый воин на варге достигает ближайшего паука и начинает его кромсать. Его напарник тормозит рядом и отстреливает угрозы для своей двойки. Рядом так же распределяется еще несколько дуэтов. Прыжками, скачками, моментально сменяясь и перераспределяя цели. Шаман помогает какими-то бафами, а затем по телу начинает растекаться тепло от первого усиления заклинательницы. Эльфы сходятся с черным гигантом с красным крестом на брюхе. Предводитель орков вместе с парой следопытов прикрывает фею и бафера, а я могу размяться. Спрыгиваю на землю и выстреливаю парой шаров в опаснейшего. Выстрел, выстрел — с чавкающим звуком разваливается серое тельце. Смещаясь в сторону, отстреливаю еще двух тварей. Скоротечная схватка оставляет на земле два десятка крупных пауков и пару огромных. Одного такого за три захода располосовывают эльфы. Отрубили лапы, раскромсали брюхо и отсекли голову. Остальные членистоногие монстры с писком скрываются в лесу.

— Наглые какие, — недовольно осматриваю поверженных. — Днем и на многочисленных противников.

— Разведчики пропали. Надо искать, — так же недовольно хмурится предводитель орков.

— Это не самая хорошая идея. Мы на вражеской территории, — осторожно замечает магичка.

— Сейчас светло. Долг не позволяет их бросить, — поддерживает шаман отряда.

— Вот же… — задумываюсь. Намекну на контракт — орки подчинятся, но при возвращении вождь точно оскорбится, что его народ пошел на колбасу паучкам. Пойти искать — так весь рейд в какой-нибудь пещере и останется.

— У них есть амулеты, мы можем отследить их перемещение, — успокаивающе поясняет шаман. — Они где-то недалеко.

Задумчиво провожу ладонью по обрастающему затылку. Опять геморрой на ровном месте.

— Хорошо. Действуйте.

— Благодарим, — короткий поклон, и орк начинает раздавать приказы. Меняется построение. Орки пересаживается по два на одного пета. Управляющий и стрелок. Оставшиеся следопыты спешиваются, шаман берет к себе за спину Дею. Я, Мисса и братья предпочитаемвойти под кроны деревьев на своих двоих. Оставляем ящеров на дороге. Освобожденные волки рассыпаются вокруг в разведку.

Лес встречает тишиной и высокой влажностью. Чем глубже погружаемся в чащу, тем более спертым и душным становится воздух. На обычных лиственных деревьях появляется влага. Дубы, клены, каштаны и липы блестят стволами от воды. Повышается температура. Идем по указке главного шамана. Вскоре появляется просвет среди деревьев, и отряд осторожно выходит на просторную поляну. В ее центре расположен каменный алтарь, по периметру двенадцать особых камней. Старые руны, потеки крови, фрагменты костей.

— Круг! — рявкаю на идущих рядом остроухих и рывком разворачиваю заклинательницу к себе спиной. Светлые, не понимая, что происходит, тут же прикрывают нам бока, образуя защитное построение ромбом. Я, магиня, Этс и Этв. Оружие обнажено, защитные ауры активированы. Орки шарахаются от нас в стороны, а затем с интересом косятся.

— Доставили, — предводитель орков Гых вопросительно оборачивается в сторону леса.

— Руны, — в ладонях спешно разгораются огненные шары, а по телу начинает хлестать поток маны. Истинное зрение активируется на полную мощь и уже может рассмотреть другие фигуры среди деревьев. Чувствую, как Мисса не спит и начинает бафать. Ускорение или Обостренное восприятие.

— Поставь всем сопротивление от огня. Максимальное. Потом уже все остальное, — тихо шепчу новую вводную.

— Занятно, — первым на поляну выходит главный шаман и Вождь ОкаДуб. — А я считал, что древние камни могут сокрыть нас от любого взора, — вслед за ним к камням делают шаг из невидимости двенадцать рослых орков. Каждый воин — к своему камню, оказываясь внутри каменного периметра. В набедренных повязках, с массивными шипастыми палицами.

— Кто… кхх… — фея пытается возмутиться, но шаман резким движением оборачивается к ней и без замаха всаживает в тощую грудь длинный кинжал. Глаза Деи в ужасе расширяются, изо рта выплескивается кровь. Новым рывком колдун скидывает тело на землю. Стоящий рядом Дуб делает шаг вперед и опускает на голову природной чародейки свою шипастую дубину. Коротко чавкает, и на зеленом мхе начинает расползаться красное пятно. Палица поднимается обратно на плечо, а на ее шипах остаются волосы.

Рядом тихо ругается и сплевывает один из братьев. Спина девушки плотнее прижимается к моей.

— Так чем тебе не нравятся письмена? — уточняет вождь, жестом указывая нашему конвою спешиться и занять позиции.

— Это руны. Из Степи, — осматриваюсь. Оцениваю. Расклад плохой.

— Великая Степь требует дань, — массивный орк обозначает пожатие плечами. — Для этого нам пригодится ваша кровь. Сильные воины, хорошая жертва.

— Хорошая, — соглашаюсь, прикрывая глаза. — Рабам вроде вас такой жертвой больше не стать. Предки не пустят на Поля Вечной Охоты трусов и предателей, — вдох, выдох, концентрация.

— Что человек может понимать о наших Предках? — Дуб все-таки разозлился. Машет, призывая своих подчинённых атаковать. Рывок навстречу своему противнику и грязная подсечка под его ноги. Зеленое тело только заваливается, а огненный шар уже врезается в солнечное сплетение. Сразу же смещаюсь левее и, уклоняясь от клинка, вбиваю искру левой руки в почку второго противника. Светлые просто растворяются в воздухе, размытыми тенями рассекая троих ближайших противников и перебивая в воздухе еще и несколько стрел от стрелков. Бафы заклинательницы кратковременно увеличивают нашу скорость и координацию. Сама магиня лезет в клинч с шаманом, парируя его посох своим жезлом и втыкая в красную шею короткий стилет. Удар, удар, удар, удар — Перчатки привычно закрывают руки, и я могу, сближаясь, пробивать мощные плюхи по оголенным телам красных. Шипастое оружие свистит совсем близко, но не успевает раз за разом. Мое же тело начинает работать на привычной скорости. Блок — ответный удар, удар ногой и одновременно рукой. Прямой, боковой, повторение. Рывками и уклонами смещаюсь и раз за разом вбиваю свои кулаки в головы врагов, изредка награждая прожигающими плоть искрами. Мимолетом отмечаю, как удачно братья разваливают стрелков на части. Словно четыре лезвия огромного вентилятора, мелют бегающее мясо. Достигают вождя и начинают кружить вокруг него. Мисса с шаманом борются в партере. Ближайший орк выбирает момент, когда девушка оказывается сверху над красным, и всаживает ей в спину стрелу. Повторить не успевает — моя огненная струя стирает ему лицо, а новый удар кулака раскалывает череп. Скатываюсь к борющимся чародеям и ногой наступаю на шею орка. В прыжке вбиваю металлический каблук в хребет и повторно добавляю кулаком в голову. Башка нпса трескается, а тело обмякает. Могу оттащить к ближайшему дереву магиню, попутно ломая древко стрелы. На боку девушки расплывается кровавое пятно, а сама она пытается зажать рану.

— Я в норме… сейчас зелье… и в норме… — правая рука Миссы быстро шарит по подсумкам и находит нужное. Помогаю выпить, одновременно отправляя в морду атакующего варга огненный шар. Пламя деформирует морду и отбрасывает животное. Рядом из невидимости выныривает светлый эльф и ударом отрубает голову волку. Тут же размывается в новом движении. Со стороны Дуба звучит лязг. Ятаганы второго брата только высекают искры из дубины и кожи орка. Осматриваюсь. Немногочисленные враги порублены в основном Танцующими, вместе со своими питомцами, а эльфы уже вдвоем наседают на вождя орков.

— Уже всех убили? Отлично! — довольно ревет вождь своего племени и начинает окутываться мощной аурой крови. Энергия проявляется в любом зрении, алой коркой покрывая тело Дуба и впитываясь в него. Новые успешные атаки ятаганов опять лишь высекают искры, а вот неожиданно резкий удар палицы вбивает ее шипастую башку в бедро недостаточно быстрого Этса. Светлого сносит от мощного удара прямо к ближайшему дереву. Орк тут же делает шаг, чтобы добить, но получает несколько ударов в спину от брата эльфа. Разворачивается — и уже мое зажигательное зелье разбивается о затылок предателя. Жидкое пламя вспыхивает и тут же гаснет, не причинив вреда.

— Слабакиии! — радостно ревет краснокожий гигант и опять резко ускоряется. Убирает плечо из-под атаки танцующего с ветром и плавным движением бьет дубиной навстречу. Эльф в последний миг выкручивается из-под удара, но шипы вспарывают плечо, и игрока ведет в сторону. Тело Этса закручивает, и он не успевает увернуться от новой атаки. Дубина опускается на плечо светлого и ломает ему хребет одним мощным ударом. Сломанное тело с проломленной головой отлетает в сторону заклинательницы. Девушка уже на ногах и пытается колдовать.

Дуб разворачивается в мою сторону и довольно скалится:

— Ты же понял, вождь черных? Понял, в жертву кому тебя приносят?

— Не сразу, — плавным шагом смещаюсь левее, отвлекая от Миссы внимание врага. — Руны непокоренных гоблинов. Письменарабов циклопов. Теперь степные орки пополняют их ряды?

— В Степи уже начались изменения. Мы просто хотим выжить, — орк внимательно смотрит то на меня, то на девушку. В его свободной руке начинает формироваться кроваво-красный сгусток.

— Уже скормили своих детей новым повелителям? — рывком бросаю себя вперед, выстреливая с двух рук огненными шарами. Кровавый Орк под воздействием Ярости крови отбивает мои атаки своей палицей, успевает сместиться в сторону и ответным ударом вбить свой чудовищный кулак мне в живот. Забытое чувство полета и удар спиной о ствол дерева. Из легких выбит весь воздух. На земле слишком долго пытаюсь подняться. Узнаю сломанное тело Этса, с неестественно вывернутой ногой и рукой, расшибившее собой молодую осину. Острый кусок древесины торчит из шеи, а от крови белые одежды стали багровыми. Голова запрокинута к земле, и глаз не видно.

Сфокусировав взгляд, вижу оседающую на землю Миссу. Фиолетововолосая судорожно пытается вдохнуть и руками держится за свою шею. Ухмыляющийся орк стоит в стороне и сжимает в своем кулаке пульсирующее нечто, из которого капает кровь.

— Су… — мир становится серым. Кадр пленки восприятия замирает. Эмоции. Нет, они не уходят. Они сгорают. Вокруг тела могу разобрать оранжевую дымку. Шаг вперед — и я оказываюсь за спиной своего более рослого противника. Прикосновение ладони с ярким огненным шаром рассекает защитный покров из крови орка, словно молния расходится на рубашке. Удар кулака, облаченного в Огненную перчатку, отдается в теле Дуба дрожью, но вождь так и остается неподвижным. Следующий удар в почку разбивает ткань мышц и погружает бронированные костяшки на десяток сантиметров вглубь. Удар. Удар, удар, удар. Противник продолжает оставаться неподвижным, вибрируя от ударов. Дыра в его теле разрастается до чего-то мягкого. Очередное движение погружает кулак в нечто мягкое и податливое. Второй конечностью лезу в расширенное отверстие и активирую Реку Огня. Языки пламени возникают между ладоней не сразу. Складываются в сложный рисунок и только потом начинают тянуться к окровавленным кускам плоти орка. Быстро увеличиваясь в размерах, создавая поток вглубь туши.

— ….ка! — неизвестная сила отбрасывает меня от Дуба, и я повторно проверяю прочность своих ребер, о дерево. Могу наблюдать, как огромная дыра в спине главного шамана степных орков освещается внутренним пламенем. Как отблески оранжевого пробиваются из раскрытой в рыке пасти и как достигают глаз.

— АААААААААААААА! — дикий рев сжигаемого изнутри вождя разносится по лесу. Его защитная корка трескается и начинает осыпаться, а вены вздуваются от фиолетовой крови в них. Глаза орка лопаются почти сразу. Ноги подкашиваются, и завывающая туша падает. Пытается выставить вперед руку, но та переламывается в локте при малейшей нагрузке. Агония поверженного врага заканчивается булькающим хрипом, а костер из его тела продолжает разгораться. Языки пламени находят себе дорогу через уши, глаза и рот, создавая эффект огненного капюшона на голове мертвеца. Жадно похрустывают красной плотью. Прикрываю глаза от напряжения. Неплохо. Мисса валяется на земле и пытается откашляться. Успел.

— Ооох е… — подняться, оказывается, слишком сложно. Тело словно после отжима в стиральной машине. Ломает и болит. Даже волосы кричат от боли. Нахожу склянки эликсиров и начинаю вливать в себя витаминки. Прихрамывая на ногу и кренясь на противоположный бок, подходит заклинательница.

— Выдави стрелу, — разворачивается спиной. Подарок от стрелка из конвоя пробил плечо в самом верху и застрял, выглянув уже с другой стороны. Сильным рывком давлю на древко, и наконечник, легко рассекая кожу, выползает вперед.

— Мааать… как же больно, — девушку складывает на землю, и уже в позе эмбриона она пытается выпить нужное зелье. Наклоняюсь следом и выливаю на рану из своих запасов эликсир.

— Сууууука ты, АААААлекс, — звучит благодарность. Поскрипывая костями и вскрикивая от боли в спине, медленно перемещаюсь к поверженным братьям. Один мертв — часть черепа разломана, позвоночник торчит из тела, как перебитый провод из изоляции, оторванная рука лежит в стороне. Этсу повезло больше. Он жив, но без сознания. Перемолотое в осколки бедро, сломанные нога, ребра, рука и порванное об острый обломок горло. Потерял много крови, но дышит. При помощи всхлипывающей от боли магини нам удается перевязать светлого и влить в него ударную дозу алхимии. Замираем без каких-либо сил у дерева. Опираемся о шершавый ствол.

— Вечно в какое-то дерьмо с тобой попадаю, — заклинательница пытается выпрямить свою ногу и слегка ослабить руку, прижимающую рану на боку.

— Ты просто неудачница, вот всякие боты тебя и ранят, — просто сижу с закрытыми глазами. В моей темноте круги и вспышки.

— Чем это он меня чуть не вынес?

— Ярость Крови…

— Не слышала такое, новые умения степных?

— Это магия крови непокоренных племен. Пролитая кровь, ее часть остается с непокоренным. Своя или пролитая. Это мана.

— Вот как он ускорялся.

— Да, можно ускориться или создать броню из крови. Снижается урон, а новая пролитая кровь — новая мана, — осторожно ощупываю свои ребра. Дышать становится легче.

— Поэтому он ждал, пока мы всех убьем.

— Больше крови — больше силы.

— Значит, в Степи теперь непокоренные племена? Гоблины и кентавры? — внимательно смотрит мне в закрытые глаза. Не собираюсь открывать их, пока вспышки не исчезнут из темноты.

— Да. Теперь и степные орки. В перспективе — степные гоблины, огры, тролли, а за ними — их новые хозяева степные циклопы.

— С Кровавым Глазом во главе?

— Возможно. Сначала Безголовая, потом Глаз. Ты говорила, пираты лезут. Это мог бы Кирик возвращаться.

— Тебя послушать, так и Малышка Си вернется.

— Паранойя помогает не разочаровываться в завтрашнем дне.

— Кхееерр! — тело эльфа приходит в движение. Выгибается дугой и начинает хлопать здоровой рукой по земле. Перемещаемся к нему. Девушка помогает раненому усесться, а я придерживаю его за ноги. Рана правой конечности настолько кашеобразна, что конвульсии могут оторвать голень или стопу. Лицо светлого перекошено, изо рта хлещет пена, а в глазах ужас. Хрипит, пытаясь что-то сказать.

— Держи его! — Мисса тут же начинает водить руками вокруг тела светлого, накладывая бафы и ускоряя регенерацию, убирая боль и снимая ментальный контроль. Постепенно буйный пациент успокаивается и даже слегка приходит в норму. Во взгляде появляется некая осмысленность. Перестает вырываться и дает себя усадить.

— Кхрпф! — продолжает попытки пальцами изобразить нечто. Приходится порыться в инвентаре, найти табличку для письма и стилус. Осторожно вкладываю в дрожащую руку. Первые буквы выходят корявыми, а потом складываются в слова.

«Я видел мир демонов. Прожил там день. Сейчас. Там мой брат» — и смотрит внимательно прямо в лицо.

— Понял. Мы вытащим тебя отсюда. Восстановим горло. Расскажешь. Поможем вытащить брата, — стараюсь четко формулировать слова. Возможно, парень воспринимает не всю речь. Эльф выслушивает меня до конца, а затем, прикрыв глаза, откидывается на спину. Тощее тело светлого расслабляется. Заклинательница опять начинает возиться с раненым, а я отвлекаюсь на браслет. Изичу уходят наши координаты и код задания. В Листе сейчас точно есть несколько грифонов, и эвакуация вполне реальна. Придется лишь подождать. Портал с точкой выхода находится на юго-востоке от долины. Затем полтора дня пути на юг. Часа четыре полета на пете.

— Это он не шутит? — закончив свои манипуляции с Этсом, магиня возвращается на свое место около меня. — Он вправду мог быть в мире демонов? — даже голос приглушает до шепота.

— Почему мы все здесь? — задаю вопрос вместо ответа.

— Потому, что мы застряли?.. — осторожное предположение разбивается о мой насмешливый взгляд.

— Мы не можем выйти, нету логаута, — вторая попытка так же не получается.

— Нет логаута, но есть аварийные протоколы и экстренный выход, — подсказываю.

— Мы не можем выйти, а нас не могут вытащить… или не вытаскивают. Да, я слышала эту теорию. Что здесь мы можем провести годы, а в реале пройдет пара минут. Поэтому регулярно приходят новички, а нас не спасают. Для администраторов у нас прошло всего несколько часов игры. Или две минуты.

— Допустим. Время здесь течет иначе, но допустим, все это остается игрой. Наша смерть. Что происходит?

— Смерть? Мы умираем в реальности, как в тех фильмах? Или просыпаемся?

— Хорошие варианты. Это значит, что, даже умирая или просыпаясь, мы укладываемся в сотые доли секунды. Реакция на это последует в реальном мире через минуты, и тогда только нас начнут вытаскивать. Здесь это может растянуться на века, — просматриваю сухое «принято» от гремлина.

— Территория мира маленькая… если бы нам стирали память, то мы бы встречали стертых, — Мисса вспоминает еще один сюжет популярного сериала про Застрявших в Сети.

— Условно маленькая. Могут переносить в новые локации, и там все по новой. Но есть еще и анонс мира демонов.

— Который закрыли, но он есть, и если эльф был сейчас в этом мире, значит, вполне может быть еще один временной сдвиг. Убитые уходят в мир демонов и продолжают там жить по другой временной шкале. Это же… — в недоумении переводит на меня взгляд. Озадаченный.

— Да. Это банальная прокачка участников на турнир. Вспомни первые игры. Первые площадки Баталии. На арену приходят игроки и сражаются. Умершие отправляются на уровень ниже, где продолжают сражаться. Проиграв там, они уже отправляются на трибуну, но несколько из них возвращаются на основную арену после дополнительного набора опыта и умений, — рассказываю свои наблюдения.

— Это арена? — девушка скептически обводит вокруг все рукой.

— С пирамидой в центре. Участники сражаются друг с другом и с нарисованными монстрами. Сильнейший сражается с главным боссом.

— А когда герои не хотят сражаться с боссом, стены арены сдвигаются и начинают загонять всех в центр к пирамиде, — глуховатым голосом добавляет девушка. — Гранды первой Экспансии и Безголовая. Это довольно очевидно… — задумчиво трет свои виски.

— Со стороны очевидно. А герои здесь много лет. Увлеченно режут друг друга, делят власть и самоутверждаются. Конечно, есть те, кто все это также заметил. Особенно после сужения стен. Но это контур мозаики. Нет центральной части. Надо узнать больше о пирамиде и боссе, но для этого придется сломать одну из прущих на нас стен.

— Которые по умолчанию сломать нельзя, — нервный смешок от заклинательницы.

— А мы сломаем. И ее кирпичами захреначим обитателя пирамиды.

Глава 14

Вечер и ночь проходят спокойно. Опять вернулась банальная бессонница. После самого пробуждения был схожий эффект. Лежу на теплом камне жертвенника и погружаюсь в размышления. Любуюсь новыми разблокированными значками навыков и заклинаний, разрастающейся татуировкой прогресса на правой руке. Зачистка шахты принесла не так много опыта, так как почти всю работу выполнили гремлины. Мне перепал процент как лидеру и предводителю. Избиение железных болванчиков у стен замка накинуло совсем крохи. Резня на поляне и финальная схватка с вождем-орком добавили опыта существеннее.

Класс — Разрушитель. Уровень 43. Очки класса — 0.

Повышение уровня +4.

Повышение уровня +1.

Повышение уровня +5.

Обновление навыков.

Открыт новый навык — Общее Ускорение.

Общее Ускорение 98 % — позволяет насыщать тело маной, делая тело более эластичным и ускоряя реакцию.

Открыт новый навык — Глаз Змеи.

Глаз Змеи 64 % — позволяет четче видеть тепловое излучение.

Огненные сапоги 99 %. Позволяет сформировать из пламени защитный кокон на основе стихии. Содержит крупицы Истинного пламени. Урон Истинным пламенем. 0.02*СМ*0.25Ар^2…..

Огненный плевок 21 %. Позволяет выдохнуть струю огня ртом. Содержит Истинное пламя. Урон огнем 0.02*СМ*0.2Ар^2…..

Очередная пара базовых способностей. С ними жить и сражаться несколько легче, но они не ключевые. Приятное дополнение. Определяющим станет открытие 50го уровня. Важные навыки, второе классовое умение. Осталось не так и много.

Редкие звуки ночного леса возвращают мысли к общей картине происходящего. Орды тварей на юго-западе, разрушенные и никому не нужные регионы Долины, Топей, Пустошей. Деградирующий Город Драконов и поток существ, уходящий на северо-запад, к Великому лесу. Смутные слухи о блокаде дальнего Юга. Любое из этих событий раньше собирало сотни, если не тысячи самых прокачанных героев, жаждущих славы и подвига. Сейчас же только новички и ущербные рыскают в округе. Нубы из Первородных и их слуги. Середнячки Помойки драконов. Заняты какой-то рутиной и совершенно игнорируют происходящее вокруг.

Маг из Империи Света. Хелен. Черный Скорпион. Тэо с Линарией. Сильные герои есть, но остаются где-то на севере Баталии. Как минимум в центральной части территории. И настолько не заинтересованы лезть на окраину, что здесь могут резвиться разные Аркадии или местные.

Гранды. Их пробуждение. Толкает что-то к центру.

Характерный хлопот крыльев появился в зоне слышимости только к самому утру. Мягким толчком в плечо бужу девушку и спрыгиваю на землю разминаться. Тело занемело после долгих раздумий в неподвижности. На поляну, изящно срезая круги, опускается сразу три грифона. Двойка остается в небе. Увидеть их можно с трудом сквозь листву, но Глаз Орла справляется.

На землю спрыгивают ЛатНик, Бобер… Уравнитель и Аида. Воины быстро помогают погрузить ругающегося эльфа, и птицы послушно взлетают обратно. Теперь понятно, почему так долго добирались. Собирали альтернативный отряд поддержки.

— Приветствуем, — короткий поклон от каждого и наиболее низкий от беловолосой. Аида вообще старается не смотреть в мою сторону.

— Тэо приказал прибыть к вам с помощью, — доклад начинает командир отряда поддержки. В инвентаре все по протоколу Q2. Два пехотинца. Стрелок. Разведчик.

— А эти чего делают? — подозрительно кошусь на незваных десантников.

— Проходим отбор в рекруты вашего клана, — басовитый ответ от Крушителя.

— Линария разрешила, — менее внятный от темной.

Что тут начинает происходить-то? Недовольно похрустываю шеей и представляю свою давнюю знакомую.

— Это Мисса. Заклинатель-бафер, — магиня тут же изображает шутливый книксен.

— На тракт не возвращаемся. Идем рядом. Надо выйти к рыбацким поселениям. Командует Ник. Выдвигаемся.

ЛатНик начинает раздавать приказы, выстраивая последовательность передвижения по лесу. Аида, он сам, заклинательница, я с Крушителем, и замыкает Бобр. Параллельно дороге, легким бегом.

Перемещение по пересеченной местности не назовешь легкой прогулкой. Встречаются все те же монстры из болот — змеи, василиски, несколькогорн. Представителей местной фауны мало, но мы наткнулись на пару кабанов, медведя, стаю волков и даже одного камнееда. Здоровая рыжая обезьяна, жрущая все подряд, вплоть до камней, встречается нам у небольшого ручья. Две стрелы от лучницы пробивают ей глаза, командная работа от тяжей группы — обездвиживает разрубанием сухожилий на ногах и руках. Пара огненных шаров в раскрытую пасть — убивает. Монстр достаточно редкий и стайный. Кожа на некоторых участках способна соперничать по прочности со сталью, а густой мех сбивает удар и скверно прорубается. Около десятка раз приходится прятаться от огромных летающих тварей. Драконы красные и черные, огромные фениксы и стремительная стая воздушных элементалей, напоминающих жидкую молнию — полноправные хозяева этих мест. Живут на ближайших островах и предпочитают искать пропитание на материке. Выследить и уничтожить гнездо любого из них — подвиг. Черный дракон почти полностью невосприимчив к стихийной магии. Его огонь — поток Истинного пламени. Моментально пробивает любой щит или укрепление. На корабле против такого в море — шансов нет, а другим путем на остров с гнездом и не попасть. Остаются перемещения порталами и прятки в пути.

Высокий темп, еда на ходу, короткие привалы и ночевки. Небольшое расстояние отнимает у нашего отряда два дня. Только на третий, к обеду, мы достигаем восточного побережья и первых его населенных пунктов. Расположенная в удобной бухте деревенька с многообещающим названием Бухта Храбрых горит.

Деревянные постройки весело полыхают, а языки пламени поднимаются высоко в небо. Лачуги, склады, деревянный кран погрузчика. На открытом пространстве видны тела убитых местных. У причалов в воду погружаются три малых кораблика, а на горизонте виднеются паруса. Пиратский рейд уходит на юго-восток. Не задерживаемся и продолжаем путь. В течение нескольких часов можем наблюдать подобные картины. Следующие деревеньки рыбаков разрушены, а население перебито. Следы грабежа, и никакого продовольствия. Пустуют загоны для скота, отсутствуют запасы в погребах. Даже сами смерти без насилия и показательной жестокости. А это уже противоречит кодексу морских разбойников. К самому вечеру видим еще один громадный костер. На этот раз горит трехмачтовый парусник пиратов. Выброшенный на берег корпус полыхает от разгорающегося пламени, а огонь продолжает жадно пожирать такелаж. На темнеющей глади воды виднеется движение, а у самого берега суетятся местные и игроки. Желтая позолота брони чередуется с черными вставками поддоспешников. Такие черные полосы делают фигуры людей схожими с пчелами. Или осами. Очередной небольшой клан, что пытается контролировать клочок южных земель, — Улей. Не скрываясь, сразу идем к ближайшим дозорным. Нас почти сразу замечают и только делают вид, что наш отряд им безразличен. В поле моего зрения то и дело мелькают разведчики и скауты полосатых.

— Доброго пути, путники, вы находитесь на землях Улья. Представьтесь, — вперед выступает пожилой усатый дядька в тяжелых латах. Лот. Такую броню можно назвать даже сверхтяжёлой. Полноценные латы усилены внешними пластинами, в тонких щелях схождения видна тонкая сетка кольчуги. На плечах массивные обсидиановые наплечники. Маска шлема поднята. За спиной торчит рукоять молота. Сама ударная башка оружия топорщится из-за спины. Разноцветные узоры крафта по всем деталям и частям доспехов. Легендарки. В крови и пыли. Лицо усталое. Рядом находится пара сподвижников усача. Такие же осунувшиеся и как будто равнодушные.

— Доброго вечера, — вперед из-за спины Ника проталкиваюсь я. — Торговая миссия на юг. Клан — Тьма, — в подтверждение моих слов над головой мягко вспыхивает клансимвол.

— Темные? — седой ветеран на секунду задумывается. — Слышал что-то о таком клане в свою бытность рекрутом. У вас есть замок на юге?

— В Долине Волков. Лист.

— Вассалы Первородных? Аркадия?

— Нет, — вежливо отрицаю.

За спиной слышится голос Бобра: — Нам такого счастья точно не нужно.

— Впрочем, это неважно, — лицо тяжа-молотобойца хмурится, даже заостряется. — Все локации южнее под вторжением пиратов. Бухта Тысячи Капитанов захвачена.

После таких слов начинаю внимательнее присматриваться к осам, горящим трофеям на побережье. Огонь в наступающей темноте мешает, и приходится сменить несколько Глаз, чтобы подобрать диапазон. Три галеры на воде. Две с явными видимыми повреждениями. Цепочка телег тянется по песку прибрежной косы. Старается держаться в зоне прикрытия посудин. Много повозок с тюками, поклажей, ранеными. Между транспорта бредут фигуры. По левому флангу их прикрывают всадники.

— На равнину Титанов уходите? — насмотревшись, уточняю.

— Нет… — Лот еще больше хмурится. — Возвращаемся в Королевство.

— Отойдем на пару слов, — киваю в сторону большого плоского камня у самой воды.

— Отойдем… — настороженно соглашается собеседник.

— Могу лишь предположить, что за сила прет из моря, — указываю рукой на водную гладь. — Но на западе точно такая же вылезла из болот. Топь потеряна. В Равнине Ящеров держится только Город Драконов. Долина Волков и Дикие Пустоши стремительно поглощаются гидрами. Пройти к роднику у вас не получится. Не дальше долины.

— Мы рассматривали такой вариант, — усач безразлично пожимает плечами. — Но у нас нет выбора.

— Потому что Титаны посылают вассалов Королевичей на север, несмотря на союзный пакт. Могу предложить укрыться в моем замке, — наблюдаю, как огонь пережигает уцелевшую мачту кораблика, и та медленно падает на землю.

— Вассалитет не предлагаю, но все ваши ресурсы пойдут на оборону. Вам придется защищать мою цитадель и подчиняться. Против долины ползет весьма гадкий Гранд. И еще мне нужна ртуть. Много.

— Хочешь прикрыться нашими телами от Гранда? — в голосе латника появляются угроза и недовольство.

— Безразлично. Всю Баталию лихорадит. Мы готовы переждать это в Листе. Готовы предложить помощь, но защищаться придется всем.

— Нам нужно обсудить.

— Эту ночь мы проведем здесь. Поможем отбить нападение. Дальше — вернемся в Лист.

— Добро, — предводитель ос отправляется к своим.

Я иду к отряду — устраиваемся на ночлег. Выставляем наблюдение за морем и берегом. Возможно, будет преследование. И снова немного суеты в поиске наблюдательного пункта и обустройства лагеря. Выбираем небольшую возвышенность метрах в двухстах от берега. Остатки древней дозорной или торговой башни. Слева остается море, справа — тракт с пролеском на другой его стороне. Открытая прибрежная местность. В первую смену заступают Аида и ЛатНик. Бобер вызывается пробежаться по цепочке отступающих ос и собрать больше информации. Уравнительзанимается костром, а Мисса кашеварит. Гости к месту нашей стоянки возвращаются вдвоем.

К Лоту добавляется невысокая, хрупкая брюнетка с просто огромным посохом. Мия. Палка выше девушки на три головы и украшена черепом совы. Эпик. Посох Серой Совы. Редчайшая и лучшая вещь из возможных для целителей, практикующих врачевание.

— Здравствуйте, меня зовут Мия, и я глава того, что осталось от Улья. С воеводой Лотом вы уже знакомы, — без церемоний, усаживается на землю у огня и укладывает свою игрушку на колени.

— Алекс. Тьма. Предложение озвучил Лоту, — протягиваю заклинательнице паек из своих запасов.

— Да. Мы хотели бы это обсудить, — вытягивает руки к огню.

Оглядываюсь на проходящие невдалеке повозки: — Можем предложить… лепешку с мясом и зеленью. Обсудим.

— Обсудим, темный, обсудим.

Мисса заканчивает начинять свое изделие зелеными листьями и передает каждому из гостей по горячей большой кесадилье. Запах поджаренного сыра с ветчиной приятно разносится над костром. Помидорка под хрустящей корочкой лепешки придает сочности. Вкусно.

Разговор продолжается с осторожного прощупывания — представителям Улья важны гарантии, что их не сделают мясом или рабами. Убеждать не пытаюсь, наоборот усугубляю. Ресурсы — сразу мне на сдачу. Боеспособное население — на стены, не боеспособное — таскать камни и варить зелья. Пахать и тренироваться. Не устраивает — рад был знакомству, увидимся после нашествия орд монстров. Никакого равенства и совместного управления обороной. Флегматично хрущу едой, выслушиваю какие-то доводы и так же спокойно не соглашаюсь. Только мой вариант развития событий. Ко второму часу беседы Мия соглашается на все условия. Несколько мелочей уступаю я. Даже не уступаю, а уточняю важные для них детали. Размещение, быт, основы производства. Должности, вакансии для игроков. Расстаемся уже союзниками. Стоит только покинуть осам наш гостеприимный костер — и подходит Бобер. Краткий доклад по собранной информации. Сборы на ночлег. Опять бессонница.

— Портал собрать успеете? — ночное общение с архигремлином помогает отвлечься от проходящих мимо повозок. Выжившие осы не останавливаются на ночлег, а продолжают идти или дремать, перемещаясь в повозках.

— Только этим и занимаемся, — хриплый голос Изи сочится ядом. — Тени доставили части. Через сутки портал будет готов. Выход во внутреннем дворе. Сразу же перенесем в портальный зал. Завтра Приют уходит на консервацию. Тварей слишком много и через пару дней ожидаем первого штурма. Что с ресом?

— Юг уже под ордой пиратов. За пиратами будут монстры. Встретил остатки Улья. Завтра заберем часть их ресурсов из тайников. Высылаю детали по новым войскам и размещению.

— Принято. Исполняю.

До наступления рассвета отправляемся к тайникам Улья. С первыми лучами солнца достигаем самого северного поселения рыбаков. Бухты смелых и мертвых. Одна галера следует за нами вдоль берега. Две прочие затоплены на мелководье. Слишком серьёзные повреждения.

Тайник активирует Мия. Ритуал снятия маскировки, ритуал трансформации природы, ритуал снятия защиты. Только после всего этого, выполненного с особой точностью, мы можем увидеть результат. Часть песка пляжа резко уходит в землю, и открывается узкая щель прохода. В нее ныряет несколько ловких ос и изнутри открывают ворота. Лаз превращается в квадратный люк в земле 3х3. Общий фон маны земли и соответствующая маскировка позволит случайному игроку найти такую заначку, только если он уткнется в нее носом. И то при максимально раскачанном восприятии, поиске тайников и прочих навыках. Я, несмотря на свое зрение, проходя мимо, тайника не заметил. Хотя теперь, зная принцип и где искать… можно попробовать.

— Здесь только ртуть? — уточняю у стоящего рядом Лота. Воевода ос точно так же, как и я, наблюдает за организацией погрузки огромных бутылей на телеги.

— Ртуть, земляное масло, несколько жидких реагентов для белого или черного огня. Это тайник для боевой алхимии. В этой деревне жило несколько алхимиков, которые партиями изготавливали зажигательные зелья. Вам же для этого ртуть нужна? — молотобоец пристально следит за бережным извлечением из тайника. Одна ошибка — и бутыль может разбиться, несмотря на толстенные стенки и песок под ногами.

— Да, Изич готов продемонстрировать новые наработки в своем шайтан-вареве.

— Это же Белый огонь? Тот, что делают мастера-алхимики с 11 уровня.

— Нет. Это уже будет нечто… эпичное, — мрачновато усмехаюсь. Троглодитам в той шахте алхимия весьма понравилась, а по заверениям лопоухого, это лишь 2 % от концентрированного раствора.

— Почему вы не эвакуировались через имперские порталы или через клановые? — поднимаю еще одну актуальную со вчерашней беседы тему. Лот не торопится отвечать. Обдумывает, какую информацию можно мне скормить.

— Имперские перестали работать с появлением первых пиратов. Глушилка у них есть. Клановые приняли часть местных, их семей. В основном мастеров и мирных. Игроки остались до последнего и не успели.

— Одновременная эвакуация — и вы, как младший клан, не в приоритете, — заставляю латника скривиться от фантомной зубной боли. — Значит, со степью проблемы уже на границе. Ясно.

— Что ясно?

— Из степи вылезли непокоренные племена. Цитадель призвала игроков из Бастиона, а Королевичи — вас. Вы как верные слуги выставили свои войска, и когда замес пошел там по-крупному — вам их не вернули. Против пиратов играете вторым или третьим составом.

— Многовато ты, как для темного, знаешь, — прищуривается, внимательно на меня глядя.

— У нас не принято держать голову в жопе. А ваши прогибы перед флагманами всем известны, — довольно скалюсь. Пнуть победителей из светлого альянса всегда приятно.

— Из степи идет волна непокоренных племен. Королевство объявило эвакуацию своих земель. Синяя Цитадель и Бастион Доблести сдерживают свои участки. Мы отправили свои отряды на поддержку. Потом заявились широким фронтом пираты. Мы попросили помощь. Нам прислали отряд. Он ушел в море на разведку, а вернувшись, приказал эвакуироваться. Улей подчинился, но вторжение оказалось намного быстрее и сильнее — такая вот незамысловатая история.

— А Титаны? Им же разгребать это на юге.

— Закрыли границу. Их ЗУм выбивает любого, кто её пересекает.

Вспоминаю. Огромная цепная молния, бьющая из главной башни цитадели Титанов — Олимпа — может испепелить многое. Начиная от высших существ и заканчивая гектаром ползучей пехоты. Старейший клан Баталии. Огромные ресурсы и масса достижений. Некогда — сильнейшие. Под созданный ими Замковый Удар лучше не вылезать.

— Босс, у нас проблемы! — откуда-то сбоку выныривает взмокший Бобер. Лазутчик дышит, как загнанная лошадь, и не может отдышаться.

— Тааам, — машет в сторону холма с растущими на нем деревьями. В ветвях одного из лесных гигантов нахожу взглядом Аиду. Девушка отдает честь и машет рукой в сторону горизонта. На линии воды можно уже различить какие-то точки.

— Босс, монстры. Блонди говорит, что это не парусники пиратов, а лодки дев моря. Босс, а кто такие девы моря? Русалки? А зачем им тогда лодки? У них есть хвосты? Или ноги? — привычный водопад вопросов от болтливого рекрута. Перевожу вопросительный взгляд на Лота. Тот понимает все правильно и начинает подгонять погрузку. Матом и собственным примером активной работы.

— Сколько до них?

— До дев? Не знаю. Аида говорит, что час-два — и они уже будут на берегу. Так что за девы?

— Найти ЛатНика и передай, что на дереве нужно укрытие для одного. С обзором на точку высадки. Остальные готовят транспорт для быстрого отхода и уходят вместе с повозками ос.

— Это… ок, хорошо, — Бобер уматывает обратно по вектору своего появления.

— Лооот! — окликаю работающего тяжа. — У вас примерно час на погрузку, потом надо уходить.

Ускоренная погрузка уложилась в сорок минут. Основная часть беженцев так и продолжает брести где-то по тракту далеко впереди. Замыкающим движется обоз с алхимией и игроками под охраной. Монстров с моря приходится ждать меньше часа со времени отъезда последней телеги. Устраиваюсь для этого высоко на дереве. Истинное Зрение, усиленное Глазом Орла, помогает рассмотреть первые ряды неприятеля.

Сначала среди волн начинают мелькать паруса синего цвета, а затем и сами корабли удается рассмотреть. Мелькает змееобразное тело огромного кирина в арьергарде. Первыми из воды на берег выходят низкоуровневые чудовища — акулоголовые. Помесь человека и акулы в лучших традициях фильмов про людей с головой рыбы и ее мощной пастью. За рыбами выползают длинные тела морских нагов. Змеиный хвост до торса и человеческое тело с четырьмя руками. Броня, самурайские сабли, шлемы с масками — морские самураи — кенсеи.

Мощным прыжком из волн на песок приземляется помесь черепахи и лягушки. Каппа — монстр, взятый из японской мифологии, усилен мощной челюстью и сильными клешнями. Славится своими рекордными прыжками и сокрушительными ударами передних конечностей. За первым прыгуном появляются и остальные. Акулоголовые формируются в отряды. Кенсеи выступают командирами. Лодка из промёрзшего дерева причаливает к берегу вслед за всеми вышедших из воды. По деревянному трапу на берег спускаются девушки в голубых одеяниях. Прекрасные, стройные женщины с голубой кожей и белыми волосами. Вокруг них плывет морозное облако, так как тела морских дев состоят изо льда. В каждой прекрасной тушке горит искра Истинного льда, как бы странно это не звучало. Если Истинное пламя может прожечь все что угодно, то Истинный Лед — обращает в ледышку все, к чему прикасается. Девы не восприимчивы к большинству заклинаний. Свиту им составляет несколько морских жриц. Змееобразное тело, как у кенсея, заканчивается женской половиной с кукольным личиком, огромными глазами и длинными синими или зелеными волосами. В Баталии нет русалок, но вот есть жемчужные жрицы, что с удовольствием перегрызут похотливому моряку глотку и выпьют его горячую кровь. Из глубины позади корабля еще раз появляется усатая морда кирина, а затем морской дракон уходит на глубину. Девы останавливаются на стремительно промерзающем песке. Раздают указания кенсеям.

Слов услышать я не могу. Читать по губам не умею, но вот позы и движения совершенно однозначны. Начальство приветствует своих солдат и указывает путь на юго-запад, на юг вдоль берега. К счастью отступающих ос, северное направление морским чудовищам не интересно. Небольшой отряд акулоголовых все же начинает маршировать в мою сторону, но это больше похоже на заграждение. Внимательно все осматриваю, добавляю деталей в картинку воспоминаний и целенаправленно встречаюсь взглядом с одной из морских дев. Самая высокая, с наиболее роскошной короной из кристаллов льда на голове. Ловлю движение светло-голубых глаз на несколько долгих ударов сердца. Только после этого чудом соскальзываю на землю и быстро вскакиваю в седло приготовленной для меня лошади. Гнедой транспорт выглядит страшно: из глаз животного течет кровь, изо рта идет синяя пена, а сквозь коричневый окрас проступают фиолетовые вены. Заклинательница переборщила с бафами или кто-то заботливый перепоил лошадь алхимией.

— Пооооооошлааааааа! — от легкого толчка ногами животное срывается в прыжок. Копыта взрывают землю, выводя кобылу с наездником из леса и оставляя за собой фонтан от вырванного мха и травы. Рысью достигает плит дороги и переходит на стремительный галоп. С трудом держусь в седле, немного корректируя путь. Впрочем, лошади это и не нужно — всхрапывающая от допинга животинка прекрасно видит путь, по которому прет. Чтобы я еще раз поручил Миссе баффать транспорт… У девушки совершенно нет жалости к петам.

***

— Выполняйте, — АльТеу с холодным безразличием принимает глубокий поклон старого кенсея и разрешает тому приступить к исполнению своих прямых задач. Ветер с моря дует в спину и приятно освежает. Приносит соль и лед. Это вызывает тень эмоций на прекрасном лице, но губы даже на миллиметр не сдвигаются для улыбки. Кристаллики чистейшего льда, что заменяют глаза элементалю, беспристрастно осматривают своих подданных. Ровные ряды пехоты и животных, их змеи-командиры и поводыри, выводок коралловых жриц. Только первые две когорты, а остальные задерживаются в пути. Все два легиона морских тварей. Воспоминания о непредвиденной живучести мягкотелых любителей плавать на деревянных скорлупках также не вызывают видимых эмоций. Лишь полуповорот головы, для лицезрения ходящего по мелководью кирина. Дух сыт и в прекрасном настроении. Обильная пища из сырого мяса помогает контролировать повелителей Великого Океана. Существо с телом прекрасной девушки поворачивается, чтобы сделать первый шаг по новому берегу, но ее сознание пронзает острая игла. Почти физическая боль и ощущение жара останавливают движения. АльТеу переводит взгляд на берег, на отвратительные зеленые растения. Такие мягкие, вонючие и скользкие в своем естественном разложении. Полные воды, которая должна освободиться и стать льдом. Ужасный плен. Стоит всмотреться в глубину этого мерзкого могильника — и жар становится сильнее. Обжигающий. Сухой. Гибельный. В черноте растений прячется ненавистный дух огня. Непроизвольно выгибается спина и расправляются плечи. Существо гордо смотрит в пугающую темноту и медленно произносит:

— Я несу волю Великого Духа. Склонись и прими свою смерть с достоинством.

Глава 15

— Красный барак — медицинская помощь, синий — столовая, зеленый — сдача ресурсов! У флага в центре общий сбор через два часа. Телеги, повозки и питомцев ставить у фиолетового флага в дальнем углу!!! — стоит только переступить зыбкую поверхность портала, как я возвращаюсь в свою цитадель. Внутренний двор, площадка и орущий гремлин-глашатай. Привычно осматриваюсь. Пространство между внешней стеной и самим замком преобразилось. Выросли каменные постройки зданий под казармы, мастерские и кузницы, временные склады, кухню. Временные деревянные крыши над кирпичными основаниями и такие же временные бараки для первого размещения переселенцев. Сама стена приподнялась до десяти метров, обозначились башни бастионов. Неделя работы под ЗУмом и при поддержке населения местных деревенек, что ускорило строительство. Задираю голову вверх и могу рассмотреть прикрытые камнем бойницы для метателей и тяжелых орудий. Вверху виднеется и основная артиллерийская площадка. Торчат дугообразные плечи дальнобоя. Главный корпус замка, его донжон также перестал зиять дырами провалов. Больше ресурсов — больше времени, и Лист вернет свою броню.

— Доооом!!! — отступаю в сторону и пропускаю вышедшего следом Бобра. Парень искренне радуется возвращению и тут же уматывает в сторону кухни. Марево пространственной арки шипит, пузырится и выплевывает следующего игрока. Это Лот, и он весьма удивлен, что прошел портал невредимым. Восторгаться есть чему. Небольшой портал, собранный буквально на коленке не самым уверенным в себе Браном, оказался ярко-зелёного цвета. Пузырится, шипит и потрескивает. Это вместо гармоничного синего и полной тишины при активации. Такие самоделки могут распылить переходящих на такую пыльцу, что любая фея-наркоманка обзавидуется мелкому помолу. Пока остатки ос и наш отряд пробирались по старому имперскому тракту на юг, Фэл со спасённым с эшафота магом смог открыть стабильно-временный портал в цитадель Листа. Раза с пятого открыть, спустя десяток сожжённых впустую кристаллов.

Теперь этот прокол в пространстве дает возможность игрокам Улья доползти до горячей еды, надежного укрытия и неплохих лекарей из местных. Финальный отрезок дороги был пройден с трудом. Много зверей и болотных тварей возжелали перекусить растянувшимся караваном беженцев. Охрана везде успевала, где-то помогал ЛатНик или Уравнитель, но ранения получили многие. Я почти не встревал. Не тот класс, чтобы в темноте чудовищ ловить. Мое дело — указать, а дальше уже — стрелы Аиды или арбалеты наших пехотинцев.

— Привет, я скучала, — щеку обжигает нежный поцелуй, налетает горячий вихрь в лице Линарии. Несдержанные объятия при толпе присутствующих, а затем мечница замирает отстраненной статуей напротив меня.

— Мастер, вас ждет несколько срочных сообщений и тонна детализированной отчетности за время вашего отсутствия, — в руках появляется артефактный планшет расширенного управления замком. В таком можно составлять документы и пересылать на нужного игрока или, наоборот, более внимательно читать свои. Большая площадь голограммы, в отличие от ручного браслета.

— Э, Осы! — откуда-то сверху спрыгивает главный гремлин. Черный рабочий комбинезон стал серого цвета от каменной пыли. Стягивает защитные очки и повторно машет лапой замершему воеводе Улья. — Давай за мной, покажу, куда ртуть и масло грузить. Время, человек, время.

— Мастер Алекс. Рад вас видеть, — появляется Тэо, которого я несколько не ожидал увидеть так рано. Несколько раз взмахивает шаром дальней связи. Кто-то жаждет общения.

— А здесь ничего так… — со спины подходят Мисса с Аидой. ЛатНик что-то мямлит про необходимость лечения ран и уводит Уравнителя в сторону лазарета.

— Неожиданно… Я представляла себе сарай или груду камней, — с новой порцией беженцев из портала появляется и Мия. Фразу целительницы ловят чуткие уши Изича, и спустя миг перемещения архигремлин с недовольным видом стоит напротив главы Улья.

— Больше уважения к камням, женщина. Башка один попадет — совсем глупой останешься. Одной, глупой и старой, — левый глаз коротышки на миг с желтого меняет окрас на багровый. Не давая возможности что-либо ответить, перемещается вспышкой на полметра вверх и за спину к Мие. Похлопывает по плечу и тут же исчезает со словами: — Твой дом — сарай, а это Цитадель, глупый женщина.

— Вот я же говорю, он жуткий! — эмоционально заявляет заклинательница, прерывая неловкую паузу от поведения Изича. Линария и Тэо снисходительно улыбаются, Аида смотрит с восторгом, а жертва гремлина в изумлении хлопает глазами.

— Бдуммм… — крупный камень прилетает сверху и точным рикошетом от каменной плиты площадки попадает прямо в коленку Миссы.

— Ауууч… — продолжает возмущаться новая потерпевшая, а все остальные начинают вертеть головами, пряча улыбки. К мстительности лопоухого гремлина уже все привыкли и больше на провокации не попадаются.

— Вы не против, если я осмотрю раненую, а заодно, и как устроен ваш госпиталь? Хочу помочь в лечении своих людей, — Мия обиженно поджимает губы и помогает хромающей заклинательнице сделать первые шаги на одной ноге. К ним тут же перемещается и Аида, подхватывая и страхуя пострадавшую от лап гремлина с другой стороны.

— Через два часа — общий сбор Улья, — напоминаю им вслед и разворачиваюсь к управляющим. Перевожу взгляд с Тэо на мечницу и обратно.

— Ладно. Начнем с доклада Ена, но сначала надо найти еды, — приходится дойти до столовой и получить порцию похлебки, ломоть хлеба и немного вяленого мяса. Особый рецепт от гремлина-повара.

— Итак, излагай, — разрешаю начать азиату.

— Приятного аппетита, — иногда Тэо просто не может не быть вежливым и доброжелательным.

— Добрался каналом через односторонний телепорт Черного скорпиона, — быстрый взгляд старика на Лин, — обратно — свитком с ручным вводом координат. Мастер Изи сообщил данные. Приняли меня почти сразу. К сожалению, общаться пришлось не с главой альянса, а с его заместителем. Он выслушал и передал шар для личного общения с вами.

— Что с остатками клана? — активно работаю ложкой.

— Встретился тайно со старым другом. Забрал камни для перемещения. После штурма сможем посетить мои старые земли.

— Понятно. Что у тебя? — указываю ложкой на девушку.

— Первое. На границе района замечен Гранд. Нечто, ползет в горах. Общий фон болотных монстров достигает уже стен цитадели. Все деревни, поселения, хутора — законсервированы. Все местные интегрированы в обеспечение замка. Подача ряда ресурсов прекращена.

— Второе. Запущены литейный и плавильные цеха. Мастерские второго уровня выпускают продукцию. Настроен внешний портальный зал, и при желании Лист может принимать гостей или войска.

— Третье. В Черный Скорпион пришла заявка на найм игроков в поход против нас. Некто Аркадий Мудрый готовит вторжение.

— Четвертое. Игроки Уравнитель и Аида приняты в штат рекрутов. Готовы к собеседованию с главой. Дальнейшие действия? — выжидательное постукивание стилусом по доске для письма.

— Принимайте временное пополнение из клана Улей. К ядру замка не пускать. К управлению обороной — на усмотрение Тэо. Остальное в штатном режиме. Готовимся к первым штурмам. Остальное — завтра утром сообщу.

— Будет исполнено, мастер Алекс, — парочка исчезает, оставив мне на столе шар. Скоро можно начинать их коллекционировать. После обеда и смывания дорожной пыли отправляюсь к гремлинам. Та же временная мастерская может порадовать меня готовым и доведенным до ума Изделием. С компонентами брони и механизмов от гномьих мастеров. Примерка занимает еще час, и к запланированной встрече с осами я немного опаздываю. Возвращаюсь во внутренний двор, где уже сформировалась толпа игроков и местных переселенцев. Линария с Мией громко обсуждают, куда и кого лучше определить, разместить и какую амуницию выдать. Отлавливаю спешащего по своим делам Лота.

— Все нормально? Разместились? — дергаю за край наплечника, чтобы привлечь свое внимание.

— Да… в целом да, — воевода Улья выглядит немного ошарашенным. Озирается по сторонам и периодически наталкивается на кого-то.

— Осторожнее, гремлина не зашиби. Потом всю жизнь моча в латах будет скапливаться, — предостерегаю.

— Да, гремлины, ога, — продолжает свой путь. Раз все занимаются своими делами, то я могу заняться теми, что на других не переложить. Не все можно делегировать подручным.

Возвращаюсь в свой рабочий кабинет и активирую голограмму всей долины Волков. Яркими, разноцветными точками среди гор и лесов обозначены наблюдательные посты гремлинов. Серыми фигурами показана область продвижения монстров. Цифры численности, скорость и вектор движения. Почти весь юго-запад и запад заняты болотными. Фронт тварей наползает на север и юг, но не старается взять в кольцо, а продолжает путь дальше на северо-восток. Черная клякса на самой границе гор. Медленно смещается в сторону центра нашего региона. Будем ждать в гости.

Переключаюсь на замок. Внешние укрепления. Стена. Ров. Полностью приведена в порядок верхняя батарея артиллерии и метателей. Частично восстановлен средний пояс дальнобойных бомбард. Тяжелые пушки установлены прямо в скале и выстреливают из каменных бойниц. Сложная система рельс и перезарядки. Выстрел — откатилась на обслуживание, бойница прикрывается защитным щитом из обсидиана и камня. Стена продолжает отстраиваться безостановочно, поднимаясь до прежних размеров. На складах копятся защитный инвентарь, оружие и боеприпасы. Кузницы и мастерские работают на полную мощность. Сейчас еще и алхимикам будет чем заняться, а не только ров чистить. Пропасть перед самим замком, что была забита камнями и щебнем от разрушенной стены, опять приобретает свои очертания. В мое отсутствие часть камней подняли, часть измельчили и пустили на раствор. А затем изыскания Изича привели его к гениальной идее выливать в ров неудачные или недостаточно мощные зелья. Ядреная жижа прожгла, проплавила и растворила каменную породу и весь железный мусор. Часть алхимии до сих пор шипит на углубленном дне рва. Для пробы состава импровизированной смеси лопоухие спускались несколько раз вниз.

А сколько ингредиентов и элементов затрачено на магические автономные ловушки и системы. Требуется еще несколько заначек разных Ульев для покрытия расходов. С другой стороны, любая туша самого слабого болотного монстра — набор исходников. Гидры — так вообще бесценны для создания по-настоящему качественной лечебной алхимии. Переварить подобный объём сырья — нереально для одного замка. Требуется как-то прикрыть доступ в долину хотя бы на пару недель. А ведь еще предвидится и осада.

Почта клана на этот раз оказывается довольно занимательной.

Минимум угроз и оскорблений от каких-то неизвестных кланов и гильдий. Почти два десятка сообщений от неугомонного Аркадия Мудрого. Копия его заявления для Черного скорпиона.

«Прошу оказать содействие и открыть найм рекрутов… бла бла бла… для возвращения клановых земель и замка в Долине Волков. Любой игрок от …. может присоединиться к походу против …. Оплата…». Даже денег нормальных не предлагает. Ничего. Свита Безголовой и твою деревню краем заденет. Не до походов будет.

Записанное обращение ко всем главам кланов Баталии. Дорогая вещь, которую может позволить один из самых богатых кланов виртмира.

С высоты птичьего полета показан вид на гору, покрытую лесом. Массивный скальный клык выступает из всей горной гряды. На вершине расположен мрачный замок из черного камня. Камера сворачивает и показывает подступы к горе. Через окружающие леса движется множество точек. Такие же точки спускаются с ближайших склонов. Сотни тысяч. Миллионы. Изображение сменяется картинкой рабочего кабинета. Стол, кресло, напоминающее больше трон, чем стул. Бородатый мужик в короне. Ксеркс. На заднем фоне герб с названием клана — Бессмертные.

— Приветствую, другие кланы, — сказано с ленцой, пренебрежительно.

— Как вы видите, из гор начали вылезать гномы, которых мы убили, захватывая этот сектор. Их до жопы много. У вас есть шанс перейти в наши вассалы и спрятаться в наших замках. Грядет конец Баталии. Юг уже полностью захвачен амфибиями. Север под циклопами, запад захватили гидры, а на востоке лезет нежить. Падение столицы и всех нпс-фракций — вопрос времени. Потом вернется эра кланов. И тот, кто не с нами, — тот против нас! — грозное махание материализованным топором.

Петр в своем стиле. Посмотреть бы, как клан сможет выстроить свою экономику или хотя бы поддерживать потребности без сотен местных из обслуживающего персонала. Игроки прям готовы варить супы и чинить одежду для своего царя. Ремонт доспехов, создание оружия и алхимии, добыча провианта и готовка, создание одежды и бытовых вещей. В Баталии теперь не только красочные битвы, но и воз сопутствующей бытовой рутины.

В качестве десерта выступает шар дальней связи, выданный Тэо. Устраиваюсь удобнее за рабочим столом и отправляю соглашение на канал связи. Ответ приходит в течение нескольких минут. Раскрывается картинка. Роскошный зал особняка. Гостиная со множеством мебели. Столики, кресла, диваны пуфики. Блеск декора, обилие камней и драгоценностей. Позолота. Драпировка. Рюшечки. Огромные панорамные окна с видом на фонтан. Скульптура воительницы на коне. Площадь Святой Девы. Центральная площадь столицы этой игровой Империи.

Помещение заполнено придворными. Дамы, кавалеры, какие-то смазливые пажи неопределенного пола. На центральном диване сидит толстячок. При создании визуального моста заметно оживляется и начинает тыкать в меня пальцами:

— А вот и наш новый вассал…

— Чпоньк! — прикосновением к шару разрываю соединение. Даже головой приходится помотать, чтобы отогнать все эти блестяшки и позолоту. Что за странные люди пытаются пробраться в мое окружение. Надо отвлечься.

Ночной прохладный вечер бодрит. Верхняя площадка на самой вершине горы открывает прекрасный вид на долину. Поворачиваясь, можно осмотреть весь лесной массив до самых гор с юга и на север.

— Здравствуй, — кодовым словом и условным хлопком расширяю свои возможности, частично подключая к Истинному зрению возможности от ЗУма. Темнота сменяется белой ночью. Руками провожу по воздуху, словно протирая перед собой пространство, и по следу моих ладоней начинают зажигаться пустые окна с чернотой. Всего восемь. Постепенно перевожу на них отдельные участки отображения от ЗУма. Северо-запад — по дороге несется стая горнов. Второе для картинки крупной гидры, спускающейся с горы в крону деревьев. Пара виверн с трудом молотит крыльями ночное небо. Еще горны. Еще василиски. Внимательно рассматриваю. Изучаю. Старый противник с новыми повадками — это всегда интересно. Отхлебываю горячий чай. Наверху почти нет ветра, по периметру площадки стоят небольшие воздушные щиты от слабых снарядов или дальнобойных стрел. Прохлада. Темнота. Никаких звезд из-за тумана. Время начинает ускорять свой бег.

— Как тут темно, — на площадку поднимается глава Улья. Или его остатков.

— Вы слишком цепляетесь за догматичность света. Это же Баталия. Здесь другие законы, — расширяю экраны до метровой диагонали, чтобы девушка могла тоже увидеть мои наблюдения. Черноту ночи она не преодолеет, а вот динамичная картинка через фильтры зума получается комфортной для любого зрения. Пусть осознает масштабы вторжения.

— Интересно. Это ваш ЗУм? Наблюдение? — Мия подходит ближе. С любопытством заглядывает в картинки. — И весь этот черный туман. Он такой плотный.

— Всех разместили? Условия приемлемые? — добавляю изображение медленно ползущей по дереву виверны.

— Да. Все хорошо. У вас здесь очень просторно, — в руках целительницы тоже кружка с какой-то заваркой. Могу учуять аромат малины.

— К утру гремлины донастроят основной портал. Сможем отправить вас в королевство или в столицу. Где там беженцев принимают? — оповещаю о планах.

— Мы обсудили это с советом. Мы хотели бы остаться, — твердый ответ.

— Уверены? — кивок на изображение болотных монстров, — тут придется умирать и подчиняться.

— С хорошим лидером это единственный шанс выжить. А мои навыки целителя эти шансы увеличат.

— Я не лидер, но ты права. Наших умений и лекарей для серьезной осады мало. Лишние потери, а потом нам нужны свежие силы, — нехотя признаю некую логику в словах осы.

— Потом? Ты так уверен в том, что мы сможем пережить все штурмы этих тварей?

— Штурм. Будет всего один штурм. Все, что происходит сейчас, — просто проверка. Это не просто твари, это реснутый Гранд к нам идет, — показательно переключаю одно изображение на отдаленный участок гор. На картинке видно лишь, как из скал вверх периодически выстреливает каменная крошка. Вылетают куски сломанных деревьев. Поднимается облако пыли. Словно нечто огромное торит себе дорогу через мешающую горную породу.

— Гранд? Серьезно? — в голосе девушки появляется немного паники.

— У вас все еще есть возможность покинуть нас и спрятаться в другом замке. Слышал, Бессы опять к себе зазывают.

— Ты слишком спокойно говоришь о Гранде.

— Это мой замок. Бой будет на моей земле, и этого Гранда мой клан уже убивал. Шансы определенно есть.

— Мы остаемся в любом случае. Этот замок… я ничего не понимаю в укреплениях, — совершенно бесхитростно глава целого клана признается в своей слабости, — но интуиция впервые за пару недель притихла.

— Лот сказал, что была группа, которая проводила разведку в море, — перевожу разговор в интересующее меня направление. — Что там случилось?

— Информация… а, неважно. Об этом сообщили только мне и то после длительных уговоров. К нам прибыло два отряда топовых разведчиков со своими летающими петами. Отправились топить адмиральские корабли пиратов и снимать морскую блокаду. Вернулось всего два грифона и три всадника. Рассказали об армаде золотых левиафанов, и что этот гигантский флот гонят перед собой давно исчезнувшие из Баталии кирины. Сотни духов океана. Посоветовали нам начать эвакуацию и тут же отбыли первыми. Получается, что Ксеркс сказал правду? Баталия шлет на нас своих Грандов, чтобы очиститься, и мы все ушли на воскрешение? Пророк Ба прав?

— Что за Ба? — внимательнее присматриваюсь к одному подозрительному участку на периметре. Начинаю его приближать, продолжая краем уха слушать Мию.

— Игрок Ба, называет себя пророком. Говорит, что только когда мы все умрем, сервер сможет перезагрузиться и выпустить нас из игры.

— Такое тоже может быть. Но не думаю, что даже все Гранды этого мира могут уничтожить кланы.

— Почему? В первой экспансии было всего три, и нас помножили на ноль. А теперь их больше, и армии, которые они гонят перед собой, крупнее.

— Кланы — те еще суки. Годами разрабатывают и прячут особое оружие на черный день. Против монстров, против врагов и союзников. Была Война Альянсов. Кто-то видел Феникса в исполнении миров? Или где-то сейчас есть локация с одним очень проклятым туманом от Единых? Может, был призван легион титанов или черная сотня? — жду ответа, а когда его не поступает, продолжаю. — Часть кланов сцепилась, часть погибла. Но самые умные вовремя вышли из конфликта и сохранили свои силы и ресурсы.

— Хм…

— На юге — Титаны и их вассалы. Север прикрыт Цитаделью и Бастионом, Королевством. Восток под Бесами, Мирами, Молотом. Северо-запад контролирует Долина, а Западный округ столицы — Клетка. Там же великий лес стеной стоит. А еще есть кланы реки и столицы. Каждое локальное вторжение Гранда останется войнушкой на периферии.

— Звучит очень оптимистично.

— Реально смотрю на запасы каждого из этих кланов.

— Возможно, ты и прав, надо обдумать некоторые вопросы. Доброй ночи! — девушка вежливо прощается и удаляется к портальному кругу.

Одиночество долго не длится. С тусклой вспышкой перемещения на площадку замка переносится Изи. Архигремлин на этот раз выглядит подкопченным. От защитного комбинезона отдает горелым.

— Портал готов. Действия? — отряхивает с ушей пыль и грязь.

— По протоколу. Чего приперся?

— Твари не уходят от замка. Собираются и ждут. Огибают кольцом даже с востока, — недовольно чешет свой затылок.

— Мы это уже обсуждали. Сколько времени осталось?

— Два дня. Во второй половине подойдет. Твари могут начать атаку раньше.

— Что с пленниками? — вспоминаю об упущенных деталях.

— Умерли во время допроса. Один согласился стать нашим рекрутом, — довольный оскал острозубой пасти.

— Мотивация?

— Грамотное усиление персонажа. Высокий интеллект. Достаточно высокие показатели навыков. Личная мотивация стать сильнейшим.

— Хорошо. Разрешаю использовать лишь А-уровень. Продолжишь ты. На мне Безголовая.

— На этот раз постарайтесь не просрать ее сердце, — ворчит, вспоминая прошлое. — Принято. Исполняю, — короткий поклон, и существо исчезает в синей вспышке перемещения. Я могу вновь вернуться к работе с ЗУмом и своим расчётам. Осталось всего два дня. Строительство завершается, и гремлины отдыхают перед штурмом и последующей работой. Мастерские, лаборатории и кузницы в течение следующего дня заканчивают свои последние партии заказов и перепрофилируются под прием и скоростную обработку ингредиентов. Госпиталь старается вернуть в строй ос. Ната и Танцующий принудительно остаются в лазарете. Склады доукомплектовывают ополчение из гремлинов, отряды из героев и союзников из Улья. Мирные местные получают распоряжения и подготавливаются к работе ишаков и мулов. Часть транспорта восстановлена, часть выбрана из отловленных. Хранилища подготавливаются для длительной консервации. Плавильный и литейный цеха расширяются. Практически достроен магнитный цех, остается лишь укомплектовать в подготовленные точки бесценные элементы из старших болотных тварей и самой Безголовой. Лопоухая голова архигремлина сгенерировала несколько гениальных идей. Реализуем их и сможем получить еще несколько козырей. Почти 60 часов до предположительного появления болотного Гранда. Нужно все проверить. Перепроверить. Первая проверка на прочность начинается.

Глава 16

— Бум-бумбумбум-бум-бум! — громкий рокот барабанов звучит по нарастающей, призывая к защите и заставляя кровь в жилах течь быстрее. Наполняет вечерние сумерки горячим ритмом.

— Бумбумбуммбуумбууумбууум! — время вставать на стены, браться за мечи. Время отбросить все лишнее и выпустить из себя дикого зверя. Время сражаться до последнего вздоха и движения. Время! Время! Время пришло!

— Конечно же, барабаны, чего еще ждать от темных, — Мия недовольно морщится от ударов барабанов. Не нравится ей этот звук. Первобытный ритм диссонирует с тонкой натурой целительницы. Хотя лопоухие барабанщики уверенно молотят в такт. Главе Улья достается место на самой верхней площадке главной башни. С прекрасным видом на все замковые укрепления. На шее девушки специальный амулет, позволяющий телепортироваться к таким же маякам и успевать отхиливать ключевые фигуры защитников. Ноги болят от вчерашней тренировки. Это возмущает магиню. Ее, главу целого клана и мастера в своем направлении, гоняют как новобранца на какой-то тренировке. Перемещения и касты по площадям. По всей крепости и за ее периметром. Изучение точек телепортации и отработка помощи. Девушка даже прикусывает губы от воспоминаний. Признание чужой правоты всегда неприятно. Переводит свой взгляд за пределы замка и вздрагивает. Зелено-коричневый ковер из болотных тварей наступает, словно песчаная буря. Гигантские змеи ползут по земле, их обгоняют знакомые василиски и совершенно неизвестные рептилии синего цвета. Отдельными стадами пылят горны. Широкая и плотная волна полностью закрывает собой землю. За зеленой биомассой следует желтая прослойка — это на высоте двух метров летит рой из мелких змей, что живут в огромных болотных ульях и обладают крыльями. Всего метр длиной, но быстрые, с мощными челюстями. За желтыми виднеется лес из живых кустов. Так с высоты можно рассмотреть некоторых гидр. Огромное тело, из которого, словно ветви из болотного дерева, поднимаются головы на гибких шеях. От пяти до десяти на каждом чудовище. С воздуха все это войско прикрывает черная туча из виверн. Болотные, ядовитые, кислотные, древние — классификацию можно провести по цвету чешуи. Оттенков великое множество.

— Сколько же их, — Мия невольно сжимает металлический прут ограды площадки. Горизонта не видно из-за наступающей орды. Это вызывает страх. Запоздалый, но такой липкий. Слышать о проблемах, а только потом осознать весь масштаб оных — ладони осы начинают скользить по железу, которое крепко сжимают.

— На Тьму надвигается тьма монстров. Хорошее воспоминание для мемуаров, — около главы Улья останавливается Тэо. Старик Ен сегодня предпочитает черные доспехи все в том же самурайском стиле и несколько мечей с каждой стороны своего пояса. Уверенным голосом пытается успокоить нервничающую девушку. — Это просто слуги своего господина. Не стоит так беспокоиться.

— Многовато слуг. И в основном это монстры от четвертого и до седьмого уровня. Я… не представляю, чтобы наш замок мог отбить такой штурм, — признается главная оса.

— Это вопрос подготовки. Теперь вы не в своем замке, но у вас есть редкий шанс увидеть нечто изумительное, — на губах главы практически уничтоженного клана блуждает улыбка. Спустя столько лет его ждет настоящий бой. Схватка, в которой он не может погибнуть. Он на пороге бессмертия.

— Осталось сделать лишь шаг.

— Что? — целительница не разбирает последних слов старика.

— Смотрите. Мастер Изи принимает вызов.

— Баааахххх! — стоит только монстрам пересечь определенные отметки, и сразу в десяти местах гигантский ластик стирает почву с наступающими чудовищами. Багрово-коричневая полоса накрывает наступающих и вбивает их в каменистую землю. Это отрабатывают мощные бомбарды среднего пояса укреплений. Железо ядер смешивает болотную плоть с камнем, а последующий взрыв зло шинкует обсидиановой шрапнелью все, до чего может дотянуться.

— Взынь… взынь… взынь! — к грохоту артиллерии добавляется пронзительный визг метателей. Острые иглы, начиненные огнем или кислотой, яркими трассерами расходятся в темнеющем воздухе. Огненными вспышками вспарывают летающих тварей. К веселью присоединяются стрелометы, малые баллисты и катапульты. Зажигательная алхимия щедро улетает в войско противника и выжигает там пятна белым пламенем.

Болотная волна существ докатывается до внешней стены и неожиданно останавливается. Передние ряды падают под выстрелами ручных бомбард гремлинов или сраженные стрелами, арбалетными болтами и камнями из пращей героев и местных. Следующие змееподобные налезают на своих мертвых товарищей и гибнут. Создается огромный вал. Буро-зелёная пена из трупов и тяжелораненых монстров. Налетает на землю с каждой новой волной и остается при отливе. Масса давит, вперед. Лезет. Улыбка на лице старого самурая становится все шире.

***

Выстрел, выстрел, выстрел. Очередная смена колчана. Пробегающий гремлин-разносчик тут же ставит на место пустых три новых и уносится дальше. Темная эльфийка прицеливается и очередной стрелой выбивает из тучи виверн самую жирную. Особый бронебойный наконечник отрывает летуну крыло, и монстр уходит штопором вниз. Аиде досталась позиция на одной из башен внешней стены. Первый рубеж обороны, где она выкладывается на все сто процентов. Особо опасные противники выбиваются на усмотрение беловолосой. Быстро, безжалостно, эффективно. Стрелы пробивают головы и отрывают крылья. Мешки с мясом падают на землю и, агонизируя, давят и давят своих же собратьев. Лопаются и проливаются смертоносным дождем из кислоты. Выстрел, выстрел, выстрел — болотная туча уже совсем близка и вот-вот захлестнет укрепления.

***

— Щитыыыы! — зычный голос ЛатНика заставляет его подчинённых выстроиться вдоль зубцов недостроенного укрепления. Поднять щиты и копья, приготовить топоры и секиры. Вал из болотных тел уже утрамбовал собой пропасть рва и теперь продвигается к самой стене. Шквальный огонь с самих каменных позиций и башен не останавливает море монстров. По всей длине внешней стены уже начинается рукопашная. Василиски, ящеры и змеи лезут вверх упрямо и целеустремленно. Охотники Приюта раз за разом расстреливают самых наглых. Шахтеры методично расчленяют огромными секирами. Боевые алхимики закидывают огненными смесями. Малочисленные маги Перекрестка добавляют урон заклинаниями. На стене держат оборону только воины. Никаких ополченцев. Каждый знает свое место и маневр. Сталь, огонь и немного магии обламывают новые зубастые пасти.

— Щии… рууууууууууууу! — гудящая стена белого огня поднимается изо рва и сжигает все его содержимое. Поджаривает лезущих по стене и только подступающих ко рву. Заставляет Ника прикусить язык и не продолжать команду. Две секунды ослепительного рева — и между тварями из болот и укреплениями вновь голодная пропасть. Стрелки тут же создают мясной фарш из новых первых линий, а паникующие защитники стены могут перевести дух.

***

— Два вверх, три влево. Залп! — радостно орет Бобер, делая совершенно ненужную отмашку рукой. Стоящая рядом бомбарда тут же выплёвывает заряд картечи, что мелкой сеткой проходится по приближающимся летающим змеям. Массивный ствол орудия откатывается назад и его тут же начинает чистить гремлин-заряжающий. Второй номер подносит заряд пороха, а третий вталкивает новое ядро в подачу снарядов. Особые заряды состоят из множества колючих ежиков, начиненных магией огня. Дальность отвратительная, детонируют быстро, но урон огромный. После ряда испытаний молодого лазутчика отправили в качестве наводчика на верхнюю батарею. У Бобра оказался талант к артиллерии, и после пары тренировок с нереально точными результатами ему доверили один расчет. Небольшая бомбарда для заградительного огня от летунов.

— Птыыых! — очередной выстрел перечеркивает жизни подлетающих виверн красными звездочками. Воздушная часть болотной орды уже захлестнула укрепления, и сейчас ее расстреливают почти в упор. Скорострельность побеждает точность.

***

— Плевок! — коротко отдаю распоряжение, стоя в центральном зале управления. Передо мной несколько проекций замка с отображением боя в реальном времени. Вид с нескольких ракурсов в магической модели и десятки простых экранов с картинками боя. Полноценная система наблюдения, усиленная замковым ЗУмом. За моей спиной двадцать гремлинов-операторов. Передают команды расчетам, отрядам, группам, командирам.

— Залп 5го орудия! — тонко дублирует один из лопоухих и вскоре на одной из картинок отображается озвученное. Громадная бомбарда, до сих пор молча наблюдающая за битвой, выдвигается из скального бастиона. Начинает медленно задираться в небо. Черный металл раскаляется до оранжевого, вокруг ствола красным загорается вязь из магических символов.

— ФУУУУУУУУУУррр! — мощный поток огня вырывается из огнемета и захватывает несколько десятков летающих тварей. Разрастается в огненную тучу и пожирает в воздухе все, до чего может дотянуться. На верхней площадке два мага вскидывают руки, активируя заклинание. Огненный клубок принимает очертание вращающегося огненного диска и, меняя траекторию, продолжает выкашивать верещащих виверн. Вечером становится опять светло. Пламени хватает почти на минуту с регулярной подпиткой фырчащего орудия, но после такой атаки центра в парящем построении болотных больше не существует. Порванные края начинают стягиваться, но прочие метатели продолжают обстрел, и туча опасной мошкары продолжает уменьшаться.

— Ров, — повторяю прием с огненным столпом из пропасти. Приоритетное уничтожение воздушных целей уменьшает плотность огня по подступающей пехоте. Змеи уверенно забираются на стену и пробуют защитников на свой ядовитый зуб. Новая вспышка белого огня отбрасывает очередную бурую волну и почти сразу вторая создает еще большую паузу в атаке тварей. Метатели и бомбарды тратят это время на уничтожение летунов. Успешно добивают остатки стаи. Виверн среди атакующих монстров не так и много. Перелетая горы, те в большинстве случаев нарывались на ЗУм и разбивались. Больше 90 % наступающих болотников — пехота.

— 20е, навесом! — по приказу в бой вступают основные баллисты. В расчищенном от виверн небе снаряды улетают по пристреленным дугам в самый центр зеленой массы. В сгустившемся сумраке новые сотни монстров смотрятся черными тенями. Многорукое, многоглавое чудовище. Лезет и лезет вперед.

Огромные сосуды со сложным составом внутри разливаются по ковру из змей. Вспыхивает яркое зеленое пламя и продолжает пожирать охлаждённую плоть земноводных. Новые ряды вступают в пятно и своими телами тушат. Пытаются тушить, но только новые и новые особи могут утолить голод алхимического огня.

***

— Бдддддыдддд… бдыддд… — резкий толчок заставляет ЛатНика пошатнуться. Уравнителюприходится ловить падающего товарища. Стена, на которой они только что отбили очередную волну монстров, сотряслась от сильного удара. Тяжелые пехотинцы осторожно выглядывают из-за укрытия.

— Мл… — комментирует стоящий там же Лот. Единым стадом от противника отделяется несколько сотен могучих горнов. Большие дикие быки с прочной шкурой, крепкими рогами и рядом неприятных умений. Разгоняются, несмотря на обстрел, и со всего разбега прыгают на стену. Ума у чудовищ хватает избегать попаданий, обходить завалы из тел и находить пространство для маневра. Мощное тело, наполненное энергией земли при хорошем разгоне, становится сокрушительным тараном. Прыжка хватает, чтобы перемахнуть неширокий ров и со всей силы вбить свои рога в кладку стены. Влететь тяжелой тушей во временные ворота. Один, два, десять, сотня ударов в одни и те же места заставляют укрепление дрожать. Свежеуложенным блокам и камням не нравится такая нагрузка, и они начинают сдвигаться. Упираться в металл, стопориться, а затем давить дальше. Доски ворот трещат и медленно расходятся. Несколько особо удачливых попаданий проделывают в них дыры.

— К воротам! — коротко командует Ник, и пятерка игроков начинает быстро спускаться к уязвимой точке обороны. Скатываются по ступеням, громко лязгая сапогами. У самых врат уже суетятся вездесущие гремлины. Големы-повозки, нагруженные камнями, подпирают створки и опускаются на землю. Тележка за тележкой подходят и, подгибая механические лапы, опрокидывают обломки скал. Блокируют. Тут же несколько летающих питомцев игроков из Улья сверху накидывают еще камней, полностью закрывая доски ворот под завалом.

***

— Идет. Идет. Движение. Перемещение объекта. Пятая точка. Четвертая. Движение, — гремлины операторы начинают громко докладывать почти разом. Вместо одной из проекций раскрывается огромный экран с прямой трансляцией изображения. Ракурс с центральной башни.

— Ров — ноль, навес, дальний, щит — один, заграждение, — отрывисто командую.

По орде монстров проходит гигантская волна. Ковер из шевелящихся тварей приподнимается почти на три метра вверх и, словно цунами, падает на стену. Белый огонь вырывается из-за рва и сжигает тонны болотных самоубийц. Рвет зеленую массу, пока это живое море не задавливает его. Огромная прослойка из тел накрывает искусственную пропасть и не дает огню вырваться. Белое пламя не успевает сожрать все новые и новые туши гидр, падающие сверху. Сплав из самых ядовитых останков методично забивает каждую трубу, подающую смесь, пока последний из очагов не затухает. Система вовремя подает предупреждение о давлении, и гремлины тут же прекращают накачивать опасную жидкость в распылители.

Зеленая волна из монстров захлестывает стену и выливается во двор, огромное количество тварей просто перелетает через зубцы стены и ломает себе конечности о площадку внутреннего двора. Часть из них сгорают прямо в воздухе от активированного огненного щита. Гибнет каждый третий, но плотность их настолько велика, что монстры успешно вываливаются дальше. «ФУУУУ» — сразу два гигантских огнемета начинают работать по всей этой массе внутри крепости. На левом фланге расцветают огненные цветы от работающих в том направлении дальнобойных бомбард. Ядра нового типа взрываются, пробивая мясистый вал до самой земли и разбрасывая десятки порванных тел. Баллисты начинают обстреливать уже гребень стены, где монстрам удается закрепиться и создать коридор вглубь крепости. Болотные теснят игроков и местных, новыми и новыми особями заменяя убитых. Черно-зеленая масса все больше расползается по стене и капает отрядами василисков и змей во внутренний двор. Медленно, тягуче вытесняя защитников.

Яркой синей вспышкой окутывается одинокая фигура в восточных доспехах в центре пространства. Контур аватара Ена расплывается и увеличивается до трехметрового размера. Огромный, из синего пламени, четверорукий кот. В броне и с мечом в каждой руке. Что-то громко кричит и начинает раскручивать свое оружие до состояния огненного вихря. Многорукий торнадо выступает прямо навстречу новой лавине чудовищ.

Кусок черноты на правом фланге принимает очертания чего-то огромного. Многоголового, хвостатого. На стенах начинают появляться высокие продолговатые фигуры с длинными копьями и каплевидными щитами.

— Изи, контроль, — передаю управление гремлину, бегом перемещаясь в угол помещения. Там меня ждет уже готовый экзоскелет собранный из старых Изделий и остатков гномьего Костолома. Холодная броня встречает приятным холодком. С громким лязгом захлопываются бронепластины, а следом и прозрачное забрало шлема. Короткий отклик от плетений, контролирующих внутреннюю работу артефактов — и я исчезаю во вспышке внутреннего портала.

***

— Щит… держааать…. блядь… держать этот …баный щит… — Уравнитель с трудом удерживает перед собой огромный прямоугольный щит. Тот, что превосходит размерами даже защитную железяку римских легионеров. Двумя руками вцепился, упирается ногами и корпусом. Прижат почти вплотную к стене. Закрывает собой изломанные фигуры других игроков. Рядом натужно пыхтит ЛатНик. Удерживает щит помельче и пытается орудовать секирой. Перерубает лапы и хвосты. В щит флегматично и поочередно долбят сразу две головы одной гидры. Ворота выбило вместе с заплаткой из телег, и монстры ворвались. Разбросало героев и местных, но они принимают бой. Как могут. В отдалении от Уравнителя виден Лот. Воевода Ос облачен в громовой доспех и с невероятной скоростью крутит вокруг себя свой молот. Оружие раздает не только мощные удары, но и разряды молнии. Еще две головы той же гидры жаждут оторвать немного мяса от полосатого.

— Птупп… бдыш… бдыш… бдыш… — неожиданно каждая из голов плохо убиваемого босса взрывается фонтаном мяса, костей и крови. Ник успевает увидеть, как сначала в глазе твари появляется чернооперенная стрела. Кто-то из лучников обратил внимание на их участок и помог.

Стоит только ему податься вперед, как в арке — новый противник. Прямоходящая рептилия со щитом и копьем. Никс. Резкий рывок врага в их сторону — и острая боль в груди бросает ЛатНика спиной на стену. С удивлением и злостью он видит, как его щит и доспех пробит наконечником из желтого металла. Уравнитель тут же избавляется от тяжелого своего щита и двумя короткими секирами парирует новый удар неудобного противника. Несколько шагов назад, и новые выпады так же соскальзывают с толстой брони тяжелого пехотинца. С фланга его поддерживает Лот.

— Глупппое мясссо, — тихий смешок от ящерицы совпадает с ее новым смазанным движением. Тяж бросается в сторону на одних инстинктах, и наконечник высекает искру в его доспехах, с чудовищной силой ударяя по ребрам. Молотоборец пользуется моментом и обрушивает свое оружие на спину врага. Противник в последний миг исчезает, а в бок усатого воеводы вонзается сразу два аналогичных копья. Лидер Ос резко разрывает дистанцию, одной рукой пытаясь зажать рану. Из развороченной арки ворот выходит еще два никса.

***

— Аида четыре, гидра труп, — беловолосая лучница помогает пехотинцам, пробегая по соседнему участку стены. Убегая от преследующей ее фиолетовой змеи и поддерживая дистанцию — расстреливает. Улавливает движение метательного предмета и прыжком уходит с его траектории. Приземляется на ноги и выстреливает еще в воздухе. Ящерообразный противник тут же принимает все стрелы на свой слегка вытянутый щит. Чешуйчатая башка беспокойно выстреливает в воздух змеиным языком. Секунда гляделок — и враг наносит пару ударов длинным копьем с утяжеленным наконечником. Девушке приходится прыжками и перекатами сохранять дистанцию, щедро раздавая в ответ свои стрелы по ногам, коленям и локтям. К сожалению, все наконечники ловились щитом и аннигилировались.

— Эххей… та тут мяссо еще, — на гребне стены появляется еще три такие же головы. К никсам подходит подкрепление.

***

Удар. Удар. Круговорот. Выпад. Звероформа безукоризненно расчленяет любого противника. Синие клинки из голубого пламени уверенно пронзают и разрубают ящеров, василисков, горн или редких гидр. Один удар — многоголовое чудовище убито. Новый оборот вокруг своей оси — и еще тройка тварей оседает на камень внутреннего двора, обливаясь кровью.

— Слабое… мясссо… — звучит где-то под ногами, а затем спину Ена пронзает боль. Резкий разворот, и еще больше боли. Два тычка в спину. Ускорение от активного умения позволяет успеть за противником и развернуться к нему лицом. Высокая ящерица в желтых доспехах, шлеме и со щитом. Странный металл, незнакомый отблеск. Из такого же материала и наконечник. Весь в крови. Улыбка так и не покидает лица старика. Хороший бой. Хороший день.

***

— Сильнее… еще немного, — хрипя от боли в сломанной руке, Бобер изо всех сил старается вкатить ядро в подъёмник для подачи боеприпасов. Упирается здоровым плечом и спиной. Два гремлина ему помогают. Пыхтят от натуги, надрываются. Последние из виверн вместо смирной смерти в воздухе пошли на самоубийственный таран. Вошли в пике и набили собой бойницы с бомбардами и метателями. Часть механизмов сломали, часть обслуги опалили собственной кислотой. Около расчета Бобра взорвалась кислотная тварь, и горячие струи яда моментально проплавили метал постамента бомбарды. Картечницу от выстрела повело, и она погладила собой стоящего рядом игрока. Рука и плечо теперь заживают после принятого зелья, а спина трещит от попытки запихнуть ядро вверх. С верхней площадки открывается прекрасный вид на подступающего Гранда, и страх заставляет работать быстрее.

***

Вечерний воздух приятно обжигает разгоряченное сознание. Собранное одно из трех, Изделие совершенно не герметично. Прохлада ощущается всем телом. Быстрое перемещение на верхнюю наблюдательную площадку позволяет вновь оценить позицию, увидеть все своими глазами.

Волна тварей из болота после прорыва через стену постепенно уменьшается. Метатели, бомбарды и просто стрелки с башен и башенок плотным огнем вычищают стену от налезающей зеленой накипи. Защитники укрепления отступают по лестницам и переходам. Во внутреннем пространстве также идет бой. Схватки два на три или дуэли. Мелькает синее пламя боевой формы Тэо. Видны первые представители гвардии Гранда. Никсы. Быстрые, с нечеловеческой реакцией и редким оружием. Наконечники и броня из болотного золота. Глупое название, но опасный металл. Отбиваю гремлину сообщение с кодом следующей фазы защиты. Новое перемещение выносит самодельный доспех на верхний этаж передового бастиона. На самый верх дозорной башенки. Поскрипывая техномагическими приводами брони, выпрямляюсь во весь рост. Передо мной возвышается во всей своей мертвой красе болотный Гранд. Существо практически доползло до крепостной стены Листа.

ГРАНД. Совмещение двух противоположных матриц искусственных интеллектов. Разумная Адаптация, стоящая практически в каждом нпс-местном и позволяющая ему в общении с игроками расширять свою матрицу личности. Создающая жутко реальных персонажей со своими привычками, манерой поведения и, как бы странно это не звучало, — со своей жизнью. Начальные вводные определяют особые параметры и характеристики, а дальше неигровой персонаж формируется Баталией. Второй тип ИИ построен на ядре Неизменяемая Догма. Это более старая разработка. Содержит код, который не может быть изменен извне или в игре. Программа для монстров и боссов локаций. Монстр ведет себя определенным образом, и проблемы, с которыми встречается первый рейд, ждут все последующие. Быть первопроходцем против любого чудовища всегда сложнее, и за это выдается существенная награда. Второй и третий уже могут купить информацию и играть более комфортно. Проект Гранд был попыткой создать симбиоз. Гибрид Разумной Адаптации и Неизменяемой Догмы. Первыми создали трех Повелителей. Великий Дух Океана в лице дракона-кирина. Великий Дух Степи в виде громадного циклопа из непокоренных племен. Великий Дух Воздуха предстал как эфемерное Сияние. Каждому чудовищу предоставили слуг и армию. Твари начали адаптироваться и быстро разнесли все союзы, альянсы и просто отдельных героев. Гибкий к обучению интеллект, подкреплённый твердыми принципами, вышел из-под контроля. Вторым проектом вышло сразу два духа земли: Великая Болотная Гидра и Великий Огненный Дракон. На этот раз существа получились с уклоном в ядро Догмы. Большие, чрезвычайно устойчивые к урону, с высокой регенерацией и тупые. Дракона распылили на кристаллы огня в его же родной пещере, перебив всех гномов-охранников. Гидру нашли и утопили в ее же болоте, едва только существа начали лезть из Топей. Время подвигов и героев.

Гидра. Огромная классическая тварь из подвига Геракла и сотен игровых адаптаций. Тело напоминает скалу. Размером с пятиэтажку. Ширина намного превосходит высоту. Восемь коротких толстых лап. Темно-коричневая, почти черная броня из толстых квадратов защитных пластин. Защитный гребень идет вдоль позвоночника и заканчивается мощным хвостом. Из туловища торчат около тридцати гибких обрубков. Безголовые шеи могут достигать пары метров, но каждая оканчивается пятном засохшего гноя и крови. Отрублены и залиты специальным раствором. Открытая смесь позволила отравить Гранда и замедлить его регенерацию. Даже без большой части своих голов болотный босс смог сопротивляться разным партиям и отрядам героев почти недели. До тех пор, пока не вернулись игроки, срезавшие первую часть тела гидры, и не закончили свое дело. Обезглавленную. Мертвую. Стремительно погружающуюся в топь — такой я помню Безголовую с нашей последней встречи. Настоял на необходимости поднять и разобрать на ингредиенты, но мне отказали. Баталия забирает себе, разработчики топят специально, чтобы лишнее не попало в руки игроков. Надо было пойти против, оцепить топь и осушить место смерти гранда.

— И кто это с тобой сделал? — внимательно всматриваюсь в противника. Три центральных обрубка срослись вместе, создавая нормальную толстую шею плезиозавра. Вместо головы змеи — квадратная башка дракона. Зеленого дракона из Великого леса. Живого тотема и предмета поклонения множества эльфов и прочих лесных фракций. Желтые глаза рептилии смотрят мертвыми зрачками. Затянуты толстой мутной поволокой. Пасть открыта, их нее капает кислота или яд, но челюсти не двигаются. Просто мертвая голова без признаков движения на малоподвижной шее. Вокруг тела существа клубится плотный зеленый туман. Пассивная защита в виде яда от атак слишком быстрых противников. Смотрится тонким. При жизни Гранд выдавал свое присутствие за несколько километров, а в ближайших десятках метров кислотные испарения от тела гидры разъедали сталь. Спасали дистанционные атаки, големы и нежить в подручных.

— Начнем. Изи, готовность, — сообщаю в амулет-переговорник и делаю шаг в тень. Выныриваю у хвоста массивного монстра. Тут же приходят сообщения о повреждении брони и внешнем воздействии. Тело начинает лихорадить от дозы яда. Хлопья тумана прилипают к металлу экза, а через щели достается и организму. Часть блокирует выпитая алхимия, часть — пассивная способность, но часть яда все же проходит сквозь защиту. Прыжок, усиленный артефактами, — и я уже карабкаюсь по телу гидры. Специальные катары в руках экза помогают вбивать руки между пластин. Лезвия погружаются в тело Гранда, помогая мне зацепиться и подтянуться выше. Острые носы ботинок удобно занимают отверстия после рук. Целеустремленная букашка медленно лезет вверх. Безголовая не замечает моего присутствия или не подает вида. Продолжает движение вперед, осторожно пробуя передними лапами мясную прослойку из тел во рву. Под многотонной тушей дохлые монстры спрессовываются, а сам Гранд проседает в яме. К этому времени я уже достигаю основания новой шеи. В руках возникает длинный штырь с массивной печатью маяка у изголовья.

— Птумм… — с правой руки срывается огромный огненный шар из Истинного пламени и просверливает аккуратную лунку в шкуре гранда. Накачанное маной из накопителя экза заклинание пробивает плоть на пару метров в глубину. Втыкаю в рану импровизированное копье из обсидиана и, собрав руки в замок, забиваю поглубже. Туша вздрагивает и останавливается. Бегом перемещаюсь между спинными наростами и повторяю процедуру вживления штыря. Тело под ногами начинает ходить ходуном, а голова неуклюже выворачиваться в мою сторону. От постоянного пребывания в облаке слабо концентрированного яда уже кружится голова, а работоспособные артефакты сочленений подтормаживают. Еще две установки печатей — и срочно отпрыгиваю в собственную тень. Выхожу из черноты на ближайшей дозорной башне. Правая нога Изделия окончательно заклинивает. Приходится отстреливать элементы кирасы, чтобы выбраться из поврежденного доспеха. В это же время на площадку выходит два никса-воина. Здоровенные ящерицы в полном доспехе и с трезубцами в руке. За их спинами появляется тройка обычных. У одного в руке сеть. Звучит стандартное приветствие: «Мясссо»…

— Установлено, — докладываю управляющему битвой архигремлину. — Включай дождь. Разрешаю использовать сотню славы и на сокланов. Еще сдохнут раньше времени.

Заканчиваю связь. Приглашающе указываю ближайшему ящеру на пространство перед собой.

— Смелее, уродцы, умрите с пользой.

Глава 17

Верховный гремлин, великий мастер и архистраж всея Листа, радовался. Сидя в центральном зале управления, отдавая приказы и руководя развивающимся сражением, архигремлин испытывал самые положительные эмоции. Его наработки и изобретения, его рецепты и методики сегодня демонстрировали высокую эффективность. Метатели и бомбарды отстреливаются строго по рассчитанным траекториям. Никаких разрывов стволов или заклинивших механизмов. Снаряды, ядра, иглы и даже камни с особой начинкой наносят колоссальный урон болотным тварям. Алхимия заставляла гореть все. Системы подачи выдавали жидкости с неизменной точностью. Расчеты, группы, отряды, отделения обслуги поддерживали свои орудия в боеспособном состоянии, несмотря на атакующих тварей, а в частности пикирующих виверн. Да, монстров было слишком много и появились потери, да, твари захватили стену и пролезли во двор, убивая слабых в прямом противостоянии гремлинов, но каждая увиденная смерть, каждый маневр выполнялся четко и по прописанному самим ИзиФрагом уставу. Каждое отступление давало возможность испытать что-то новое. Локальную домну Великого Рва, Огненное дыхание центральных огнеметов, новые ядра, новые накопители для щита, даже новый доспех и нескольких изделий для грандмастера Алекса. Лопоухого просто трясло от каждого нового события, а крохотное тельце просто переполнял восторг от предвкушения главного события. Новые орудия! Новые ядра! Разделка туши Пятого Гранда Баталии. Тонны особо редких и уникальных ингредиентов и элементов. Новые вершины в алхимии….

— Дождь. Разрешаю использовать сотню славы и на сокланов, — голос человека по амулету связи возвращает гремлина из своих грез. Вполне человеческая ладонь ложится на прибор управления замком и отдает приказ напитать сокланов энергией из кланового резервуара маны. Приходится признать, что новые человеки полезны. Смерть таких может быть затратной.

— Принято. Исполняю, — пальцы хранителя замка начинают складываться в печати. В воздухе после них остаются желтые отпечатки. Пульсируют.

— Склонитесь перед Тьмой, жалкие черви.

Активация Замкового Удара. Подтверждаю.

***

Аида не справлялась. Целых четыре никса и один никс-воин окружили лучницу и теперь медленно изматывали. Наконечники копий регулярно кусают тело беловолосой. Девушке приходится прыгать, уворачиваться и демонстрировать чудеса растяжки, гибкости. Несколько порезов на предплечьях и руках заставили отказаться от лука. Эльфийке остается использовать короткие парные кинжалы для блокировки стремительных выпадов. Глубокий разрез на боку все больше кровоточит. Все медленнее становятся движения. Очередной блок отбрасывает темную на ящера и тот, крутанув копье над головой, вбивает древко прямо в позвоночник Аиды. Беловолосую швыряет на землю, и сразу два плоских наконечника пробивают ей ноги. Короткий рывок назад и повторные удары болотная гвардия наносит выше колена. Последующий удар ноги в голову Аида успевает заблокировать руками, а вот по ребрам — нет. Хрупкое тело отлетает к стене и врезается в камень. Ноги больше не слушаются, и на одних локтях темная пытается привстать. Цепляется за осколки выщербленной кладки.

— Шуух… — неожиданно ближайшая рептилия разваливается на две неровные половины. Соседний противник резко дергается и опадает пятью кусками нарубленного мяса. Аида подтягивается выше, упираясь спиной в стену. Окружающие ее враги с тихими шлепками начинают распадаться на части. Последней откатывается голова зеленого в золотом шлеме. На миг за безголовой фигурой возникает фигура Линарии. Внимательно осматривает потрепанную боем беловолосую и исчезает в темноте. Аиде только остается сползти обратно на землю и начать искать эликсиры. Подставить лицо под первые капли холодного дождя. Эту схватку она пережила.

***

Удар, удар, удар. Уравнитель в очередной раз отступает назад, от мощных ударов копий. Наконечники продолжат бить по броне. Удары блокируются наплечниками, доспехами. Топором или щитом. Удары пробивают, проминают, долбят с частотой дождевых капель в ливень. Медлительная фигура с трудом продолжает стоять под градом ударом и прикрывать собой поверженных союзников. ЛатНика, Лота. Разлетается щит и тут же заменяется новым. Пятерка противников слегка отступает. Самый рослый из них резко расправляет отведенную руку, и тяжелое копье проламывает поврежденную кирасу тяжа. Металл наконечника пробивает броню, разрывает кольчугу и погружается в живот. Застревает в позвоночнике. От боли у Уравнителя темнеет в глазах. Когда он их вновь открывает, то ему мерещится гремлин. Слишком высокий для обычного коротышки, худой и безухий. Оба ушных трехугольника порваны, а на лице виднеется несколько старых царапин. Короткий прыжок грема на ближайшего ящера — и от зеленого отлетает оторванная голова. Никсы только начинают разворачиваться, а череп второго также отправляется в полет. Короткий тычок копьем гремлин просто перехватывает и ломает древко. Обломок метко улетает в четвертого врага. Несколько неуловимых движений безухого коротким ножом вскрывают никсу золоченную броню вместе с животом. На землю сыпется начинка, а гремлин стремительно напрыгивает на последнего вторженца. Быстрый удар все тем же ножом — и череп последней рептилии укатывается к земле. Гремлин осматривает поле боя багровыми глазами и прячет нож. Одной рукой грубо хватает гирлянду кишок упирающегося никса. Дергает и силой тащит за собой бьющееся в конвульсиях хвостатое тело. У существа всего одна рука. Переставая пялиться на спасителя, Уравнитель упирается руками в копье и пытается его вытащить. По броне начинает стучать вода с темного неба.

***

Перемещение. Каст. Смена портала. Заклинание. Снова смена места, снова заклинание. Мия никогда так не бегала раньше. Ни на одной тренировке или в сражении. Поддержка. Восстановление уровня жизни. Моментальное исцеление раненых и латание умирающих. Скачки в пространстве, резкая смена позиций и направления уже несколько раз отправляли целительницу на колени. Но девушка упорно бежит дальше.

— Бууеееее, — очередной прыжок во внутренний двор заставляет грозную главу Улья блевать, словно после сильного перепития. До желчи. Оса утирает лицо некогда роскошным рукавом своей мантии и с низкого старта бежит к следующему пациенту. Огромный синий кот-ракшас с трудом удерживает равновесие на одном колене. В его теле больше двух десятков копий. Золотистые наконечники пронзают призрачную псевдо-плоть и торчат из синего пламени шкуры. Звероформу Тэо окружают никсы. Много никсов.

На бегу Мия кастует земляные копья, и частокол из каменных шипов вырастает прямо из плит двора. Заставляет расступиться противника, и девушка проскальзывает по каменным плитам прямо под тушу зверя. Врезается в его бок и бьет посохом по ноге. Сразу несколько бафов начинают восстанавливать Ена. Многорукий самурай распрямляется и закручивает вихрь вокруг себя и целительницы. В него врезаются новые копья. Опять застревают. Начинается и сразу же усиливается дождь. Прохладные капли бьют по камням внутреннего дворика, отскакивают от противника и очерчивают фигуры ящериц.

— Арррррр! — звероформу выгибает. По монструозному самураю поток воды с неба хлещет сильнее, чем по другим. Синее пламя шкуры начинает окрашиваться в черный цвет. Весь контур перекрашивается и увеличивается в размере.

— Шаг… — доносится до осы. Черный самурай выстреливает серией выпадов, нанизывая на черные лезвия ближайших противников. Под ногами многорукого воина вспыхивает черная вспышка, и из нее выходит красноволосая мечница. С нереально длинным мечом. Размывается в своем следующем выпаде. Мия судорожно сжимает свой посох, наблюдая, как темные сгустки размалывают зеленых рептилий в кашу. Черная нитка безжалостно срезает правое полукольцо. Черный кот-самурай разрывает своими клинками-когтями — левое. А с неба продолжает хлестать холодная вода.

***

— Какая прекрасная ночь, — добив последнего из указанных гремлинами противников, старик Ен останавливается на верхней площадке обзорной башни. Боевая форма послушно гаснет, и на камень ступеней опускается уже человек, а не зверокот. Рядом притормаживает и Линария. С видимым трудом разминается с обломком стены, перемещаясь из тени. Упирает ножны своего меча в пол и, тяжело дыша, прислоняется к оружию. Девушку колотит от адреналина и перенапряжения. Тэо привычным движением извлекает из поясной сумки эликсир оранжевого цвета и протягивает внучке.

— Выпей, — отдает, не глядя, переключая внимание на соседний бастион.

— Спа… спасибо, — осторожно принимает, выискивая глазами, что же привлекло внимание дедушки.

Искать долго не приходится. На вершине соседнего укрепления мастер Алекс отрывает голову последнему своему противнику. Их точка обзора находится выше, и видимость лучше. Семь безголовых тел рептилий валяются по всей площадке башни. В восьмую тушку упирается коленом парень, тянет за затылок мертвого никса, а свободной рукой пилит шею. Характерными движениями купает руку в крови. Ухватывает двумя руками за череп и вырывает зеленую тыковку с грядки позвоночника. Бережно относит к пирамидке из других голов в дальнем углу. Кладет и только потом разворачивается в сторону медленно ползущего на крепость Гранда.

Гигантская гидра сильно замедлилась с ее последнего лицезрения. Причина тому — дождь. Сильный дождь, бьющий холодными струями на территории замка, вне периметра представляет собой нечто страшное. Черная вода косым потоком выливается из черных облаков на землю, на ковер вяло шевелящихся болотных чудовищ. Монстры даже уже не наползают на укрепления. Агонизируют в судорогах. Неизвестная жидкость с неба обжигает их. Варит заживо или растворяет. Некоторые твари разваливаются на части, с них слезает кожа, другие, наоборот, застывают неподвижно. Коченеют. Немного уцелевшие и пролезшие на стену и во двор — перебиты защитниками. Сам гарнизон цитадели организованно отступает в главный корпус донжона. Видны новые отряды гремлинов. Исполняют роль санитаров и помогают тащить раненых. Там же суетятся лекари и маги-целители из Улья. Характерные полосатые плащи позволяют легко узнать их.

— Что это с гидрой? — к парочке родственников поднимается Мия. Белоснежные одеяния лекарского класса перепачканы грязью, кровью и чем-то желтым. Качается. Опирается на свой посох. Дрожащей рукой указывает на замедленного Гранда. Гидра со стороны смотрится плохо. Огромное тело выползло в заваленный тварями ров и приостановилось. Мертвая голова ломаными движениями дергается. По телу стекают реки дождевой воды, вымывая всю грязь из зазоров между пластинами брони. Кольчужный рисунок естественных наростов рельефно прорисовывается. Дождь смывает не только болотную корку, но и засохшую кровь, дерьмо и остатки других монстров. Тварь выглядит чистой и дырявой. Отчетливо видно множество дыр от старых ранений. Отпечатки магии и стали. Два огромных шва проходят по спине. Словно умелый хирург сшил разрубленное тело.

— Вероятнее всего, она мертва, — флегматично отвечает на вопрос старик. — А сейчас ее уничтожим окончательно.

Словно услышав слова Ена, раздается грохот бомбарды. Бойница на верхнем уровне окутывается дымом. В центр туловища твари прилетает оранжевое ядро и пробивает в нем дыру. Звучит взрыв, и грудная клетка твари разрывается на части. Разлетается мясо, оголяются кости.

— У нее почти не работает регенерация, — удивленно замечает глава Улья.

— Она вообще напоминает нежить, — добавляет красноволосая мечница.

— Бдумм! Бдум! — сдвоенный выстрел другого орудия попадает в основание сросшейся шеи. Новый взрыв переламывает закостеневшую опору для головы. Слышится треск, и мертвый череп от зеленого дракона улетает к земле. Затихает дождь. Вода перестает падать с неба.

— Пшшууууух!!! — неожиданно изо рва вырывается белое пламя. Языки алхимического огня только показываются над горой трупов, но разгораются все быстрее и быстрее. Ремонтная бригада гремлинов успешно очистила систему, оперативно заменила деформированные распылители, и подача смеси вновь работает. Все четко по расчетному времени. К радости одного главного педанта. Гранд реагирует на опасность и сдает назад. Неуклюжее тело Безголовой начинает выползать из рва обратно на безопасную землю. Белое пламя дает паузу для перезарядки бомбард. Три новых выстрела ложатся в открытую рану и разрывают громадное тело еще больше. Пара лап гидры перестает двигаться. Начинает лопаться шов на спине. Монстр расходится на части.

— Лин, за мной, — звучит в переговорном амулете девушки, а стремительный рывок перемещает тело Алекса на спину Гранда. Красноволосая повторяет маневр перехода по теням и следует за предводителем.

— Что они? — Мия пытается опять найти ответы у Тэо. Старик молчит. Смотрит. Две небольшие фигурки пробегаются вдоль уродских стежков и перерезают их. Швы расходятся сильнее. Звонко что-то лопается, и гидра разваливается на три массивных куска.

— Да что это за хреновина? — продолжает удивляться эмоциональная целительница.

***

Плавно приземляюсь между двух разошедшихся кусков гидры. За спиной слышится движение мечницы. Разделенные части Гранда все еще слабо шевелятся. Три мясных куска мертвого торта соединяет десяток огромных трубок. Металлические артерии и вены несут в себе синеватую жидкость. Сходятся у одной из частей. Там в стеклянной сфере плавает нечто бесформенное в супе из фиолетовой жижи. Вокруг защитного яйца тухнет синее свечение магических символов. Виднеется несколько кристаллов-накопителей. Они также торчат из плоти Гранда. Внимательно присматриваюсь к повторно умирающему монстру. Затихает. Падает частота циркуляции синей жидкости в трубках. Замедляется пульсация свечения рун.

— Изи. Третий вариант, — отбиваю финальную команду архигремлину и усаживаюсь прямо на землю, в месиво из остатков тварей, закоченевших от пролитого на них ядрёного дождя. К моей спине приваливается обессиленная мечница.

— Великий Дух Земли, Великий Гранд — это дохлая некрогидра? — в голосе девушки почти нет эмоций. Так сильно вымоталась.

— Баталия полна разочарований.

— А как же сдвигающиеся стены арены?

— Найдем логово твари. Узнаем больше.

***

— БУмммм! Бум!!! Бум!!! — барабаны отыгрывают новую команду. Ворота внутреннего замка открываются, выпуская новые отряды гремлинов и людей. Больше лекарей и спасательных команд для защитников укреплений. Несколько телег с артефактами полевых госпиталей. Рассредоточиваются и приступают к своим прямым обязанностям: находить, стаскивать и лечить пострадавших. За ними из темноты главного входа выдвигается несколько механизированных групп. Возглавляет их Захар и его охотники. Големы-телеги с мощными стрелометами на них. Големы-воины в качестве охраны. Несколько гремлинов-операторов. Стремительно уходят из цитадели через разбитые главные ворота внешней стены. С верхней площадки замка стартуют грифоны с игроками и местными. Расходятся в разные стороны долины. Разведка и охранный периметр для поля боя. Последними во внутренний двор выходят простые ремесленники со своими телегами. Гремлины, местные, игроки. Все разделены на небольшие бригады. Одеты в соответствующую защитную экипировку. Их цель важна — доставка трупов тварей в мастерские или извлечение ингредиентов на месте. Время начало отсчет, а дохлятина быстро портится. Мастеров прикрывают маги из ос и Перекрестка. Полные сил и не участвующие в осаде.

— Не спааааать! — над ухом рявкает хриплый бас Фэла, а сам однорукий гремлин достигает нас с мечницей первым. Не останавливаясь, забегает по туше Гранда наверх и вдоль шва сбегает обратно. Кинутый вдогонку камень пролетает мимо. Около магического сердца псевдо-жизни материализуется Изи. Архигремлин больше не утруждает себя забегами и перемещается исключительно телепортацией. Вдали слышится скрип быстрейших телег. Над передовой развивается черное знамя. На распил Гранда подтягивается элитный отряд лопоухих. Гвардия главгрема. Требуется поднять свою расслабленную тушу и подойти ближе.

Изи и Фэл обступают плавающий в стекле комок и исследуют через огромную лупу. Незнакомый артефакт переливается желтым. Перебрасываются фразами.

— Хватит шептаться. Доклад, — прихрамывая, приближаюсь к гремам.

— Это биомагическое сердце от черного тролля. Выращено в самом носителе и позже интегрировано в гидру. Сроки уточним при вскрытии, — начинает повествовать однорукий.

— Гидра поднята обычным некроподнятием. Оживили. Вставили сердце, закачали смесь. Прикрутили голову с командной платой. Побежала по указке, — вердикт Изича.

— Оживить может любой некромант. Запас маны нужен, как на восемь проклятых драконов. Не каждый грандмастер некромантии сможет такое пропустить через себя. Система Химеры от ТЭшек. Можно было сделать лучше. Почерк местных кланов. Остальное расскажем утром, — лопоухие возвращаются к осмотру. Раздают команды подъезжающим мастерам. По опыту можно сказать, что больше от них ничего полезного не вытащить. Открываю БрасУп для рассмотрения передвижений наших сил и тварей. Могу позволить себе пешую прогулку от поверженного Гранда до замка.

— Что за проблема с Аидой, и почему я вижу ее вне камеры? — нагоняю ушедшую раньше красноволосую. Потратим медленное передвижение обессиленных инвалидов с пользой.

— Это не самое безопасное место, чтобы вести такие беседы, — в очередной раз пытается отложить разговор.

— Ты начинаешь меня раздражать.

— Хорошо, если ты настаиваешь.

— Не тяни.

— Я поняла, — мечница делает небольшую паузу, подбирая слова, и начинает вываливать дополненную версию жизненной истории темной эльфийки.

— Начну с предыстории. Перед Сбоем вышло новое обновление. С соответствующей рекламой и типичными предложениями попробовать себя в Баталии. Особые старты, уникальные локации и расы. Подарочные подписки с уникальными квестами. Аида получила в подарок одну такую и выбрала начать с темных эльфов.

— Это я уже слышал, — подгоняю рассказчицу.

— По мнению многих, Сбой произошел во время обновления. В Баталию мы вернулись после обновления и Сбоя. Темная начала свою игру в полном погружении, с темных эльфов. Первое восприятие, первые шаги, первые квесты, — Линария все равно не торопится переходить к сути.

— Начальные поселения не могут быть сложными.

— Не могут, но поумневшие ушаны решили сделать реорганизацию или что-то такое. Всех молодых послушниц сразу отправили в главный храм на обучение.

— к Паучихе? Нет. Скаут. Лазутчик. Лазутчица? Обучение у богомолихи? — просто угадываю дальнейшую часть истории.

— Да. Обучение у ЛаМал. Великая Самка Богомола. Без возможности выйти из игры или умереть.

— Очередная сопливая история. Грубые нпсы обижают игрока.

— Сам такой, — мечница неожиданно начинает злиться, — посмотрела бы я на тебя и на то, как ты пройдешь такое обучение.

— Легко. Всегда готов отрубить голову подозрительному типу у себя за спиной.

— Не смешно. Комнатную малолетку насиловали месяцами, прививая ненависть к людям, а в частности, к самцам. А затем она выпотрошила каждого своего насильника, прямо во время очередного спаривания, — голос становится суше, фразы грубее. Лин переживает за Аиду. Предсказуемо.

— Расплачусь сейчас от жалости. Что за проблема?

— Множественная личность. Точнее две ипостаси. Первая — Аида. Игрок, которому помогли скорпы. Добрая, веселая, непосредственная, шумная. Вторая — Ада. Переполненная ненавистью фурия, с тягой к сексу и убийствам. Предпочитает совмещать. В Cкорпионах есть один умелец. Он поставил блокировку второго сознания. Аида может пользоваться почти всей своей памятью, но фрагменты закрыты.

— Мозгоправ в игре?

— Да. Некоторые навыки и умения изменились и теперь помогают управлять сознанием.

— Напиши потом список с комментариями. Прочту за завтраком.

— Хорошо. У блокировки есть уязвимое место. Старшие жрицы ЛаМал могут отдавать приказы младшим. Это пробуждает Аду. Недавно кто-то копался в этом, и темная сорвалась. Я смогла восстановить барьер. При помощи Мии мы его укрепили. Теперь Аида не опасна.

— Откуда умение? — настораживаюсь. Класс мечницы такого точно не предусматривает.

— При создании барьера Кая создала два якоря для первой личности. Я — один из них.

— Дерьмо. Просто дерьмо, — выплескиваю раздражение ударом стопы по оторванной голове василиска.

— Что такое?

— Старик не может быть жрицей ЛаМал?

— Чего бесишься?

— В Перекрестке была такая ведьма. Офицер Королевичей. А… ну и моя мечница, оказывается, спит с неуравновешенной темной. Отличные новости на фоне слитого некрогранда. Все просто замечательно, — рывком ускоряюсь, стремительно взлетая по первой замковой лестнице.

— Эээ… мы не… я просто… аааа… боги, ну подумаешь, успокоила девочку, — рыжеволосая хочет догнать меня, но сил и маны на ускорение у нее нет. Остается ругаться и оправдываться.

Глава 18

Холодный душ, избиение тренажерного манекена, огромная кружка горячего чая. Обновление поврежденной от кислоты одежды, горячая еда, пара банок восстановительной алхимии — и я по-прежнему чувствую себя плохо. Усталость отступает, но тело продолжает болеть от перегрузок. Преодолеваю себя и тащусь в зал лазарета. Стационарный госпиталь цитадели Листа можно спутать с больничным крылом любой престижной клиники. Целый этаж пространства разделен на три зоны. Сразу пять малых и один большой портал перемещают посетителей в центр замковой больницы. Желтый сектор принимает всех раненых, проверяет, обследует и оказывает первую помощь. Целительная алхимия — зелья, эликсиры и настойки — могут за считанные часы вылечить почти любое ранение. Большинство лекарств ускоряет естественную регенерацию.

Оранжевая зона — для длительного лечения. Промывание организма и энергоструктур от чужой маны. Освобождение от проклятий и смешанной стихийной энергии. Раны от оружия с модификаторами лечат именно здесь. Медленно, дорого, но успешно.

Красный сектор — для тяжело раненых и искалеченных. Столы и операционные с артефактами исцеления, мощнейшими бафами на ускорение восстановления. Сейчас за персонал красных выступает сборная солянка из Улья.

Предводительница ос находится у одного из таких столов. Спит в кресле, уткнувшись лицом в плиту ложа.

— Подъем, — легким толчком в плечо бужу девушку.

— А? Что? — целительница нехотя отрывает голову от каменного постамента. — Чего надо?

— Что с ранеными? Кто из игроков погиб, кого отресали? — усаживаюсь на соседнее кресло.

— Поступают. Поступают, — парой движений вызывает перед собой масштабное меню какой-то статистики. Прогоняет пальцами списки и листы документов.

— Что с танцем?

— Эльф не пришел в себя. Медленно восстанавливается. Сильные повреждения горла и тела. В ранах осталась незнакомая мне мана, и перерабатывается организмом она с трудом.

— Отлично. Вопрос второй: как зовут старшую жрицу ЛаМал, что есть у Королевичей? Возможно, прямая начальница некого Эйда.

— Эээ… не знаю такой, — Мия задумывается. — Не слышала о таких.

— Узнать сможешь? Пошлешь информацию, что нашла тело некого Эйда.

— Я могу попробовать, но нам нужно будет обсудить роль Улья в вашем клане, — начинаются осторожные торги.

— Обсудим, светлая, обсудим.

Обсуждение деталей почти не отнимает времени, а вот на посещение арсенала тратится целый час. Надо выбрать слишком большой боезапас широкого спектра. При этом распаковать его так, чтобы была возможность использовать в бою. Проматывать ячейки инвентаря без представления, что и за чем идет, — опасно.

— Все готово, — в портальном зале, кроме Брана и Тэо, меня ожидает Изи. Гремлин успевает быть везде и сразу, что поднимает его КПД до нереального значения. Все должно быть по плану! — девиз архигрема. Это значит, что каждого своего подручного и его работу он проверит. Лишь после года таких проверок позволяет немного работать без присмотра. Трудоголик без потребности во сне. Один минус — несносный характер.

— Можно начинать? — робко уточняет наш портальный мастер и, дождавшись от меня кивка, активирует установку перемещения.

В центре площадки возникает зеленая точка и растягивается до состояния портала. Плавно меняет цвет на синий.

— Успеха! — лопоухий архигрем непривычно серьезен.

— Работайте, не отвлекайтесь, — сглаживаю напряжение момента своим ворчанием. Делаю шаг вперед и вхожу в сияние телепорта. За мной следует и старик Ен.

По другую сторону портала нас встречает болотная местность региона Гиблых Топей. Духота, мошкара размером с ладонь, невысокие кусты и болотистый рельеф. Камни, возвышающиеся из хлюпающей почвы, местами вода собирается в глубокие лужи. Никакой агрессивной флоры и фауны рядом. Впрочем, любоваться природой локации мы не собираемся. Точка перехода приводит нас ко входу в громадную пещеру. Рядом с ней, частично погруженная в почву, валяется статуя. Гидра, выполненная в камне, медленно пожирается болотом.

Осторожно и неторопливо начинаем спуск. Впереди идет старый самурай. Исследует природные залы, используя свои умения. С отставанием в минуту, передвигаюсь и я. Изучаю естественный пол пещеры. Земля стесана и утрамбована тяжелым телом змеи. Иногда попадаются отпечатки лап. В нескольких местах обнаруживаю небольшие канавки, в самом центре импровизированной дороги. Нагоняю Ена в конце спуска — в единственной пещере этого подземелья. Прямой спуск заканчивается огромным подземным источником. Настоящее озеро с плоским камнем островка в центре. Вместо воды — концентрированная кислота. Обитающая здесь тварь могла принимать кислотную ванну, а потом отлеживаться на камушке.

— Значит, это правда? — Тэо пораженно рассматривает стартовую локацию Гранда. Из этой пещеры Гидра выползла много лет назад, из нее же — появилась повторно.

— Такая легенда Баталии. Тварь, веками укрепляющая свою броню в кислоте. Столетиями развивающая свою регенерацию. Выползшая на Свет, чтобы нести Тьму, — выборочно цитирую строчки из релиза Грандов Второй волны. Подхожу к самому берегу гигантской кислотной лужи. Частично в жидкости, а частично на камнях стоит большой кристалл-накопитель. Размером с фургон. Пространство около него усыпано обломками других резервуаров для маны. От накопителя отходят трубки и металлические провода в само озеро. Железные ленты с символами, растительные лианы и алхимические кабели соединяют кристалл с незнакомыми баками, стальными кубами и колбами. Среди этого разнообразия опознаю клетку для выращивания зверей. Такую используют темные эльфы. Две толстые цепи тянутся к креслу, на котором восседает скелет. Сожжённые остатки костяка без головы размещаются на железном сидении с очередными магическими письменами. Осторожно стираю грязь с ближайшего кольца цепи. Тускло блестит желтым. Магнитное железо. Само тело сложно опознать. Кости сгорели, осталась часть позвоночника и ног. Единственный предмет для опознания лежит на металлической панели управления всей этой лаборатории. Прикрыт пеленой черного тумана, а небольшая пластина подозрительно близко от правого подлокотника напоминает именно интерфейс управления.

— Здесь печати Синего Лотоса на клетке. Накопитель редкий. Такие только с боссов больших локаций падают. Кубы напоминают те, что мы закупили на Помойке, — старый самурай заканчивает свой осмотр и делится наблюдениями.

— Не понимаю. Одна часть установки подходит для создания химеры. Остальные компоненты определенно работают с нежитью, — в задумчивости Ен подергивает себя за бороденку.

— Наш противник доставил сюда мертвого Гранда и оживил. Для этого ему понадобился доброволец, останки которого мы можем видеть. После, совместно с химерологами темных, в мертвого Гранда поставили сердце и перезапустили естественную регенерацию. У Гидры она настолько сильно развита, что монстр смог перейти с некрожизни на подобие живой химеры. Это восстановило умения по контролю болотных тварей. Заложенные команды от мертвой половины смогли контролировать монстра, и он повел свою орду на восток, — стройная теория развития событий от опытного старика. Логичная и относительно правдоподобная.

— Это то, что мы искали?

— Нет, — осторожно беру последнюю вещь, что осталась от принесшего себя в жертву некроманта. Пропустить через свое тело запас маны с внешних накопителей для единовременного оживления твари такого размера и уровня может лишь маг уровня Грандмастера. После такого даже сильнейший из сильнейших необратимо рассыпается пеплом. От нашего неизвестного осталось куда больше.

— Нет. Все было наоборот, — аккуратно отламываю старую запёкшуюся кровь с металлического кольца, освобождая черный перстень из плена.

— Наоборот?

— Да, — черный камень в центре ободка стремительно меняет изображение цифры 6 на белый цветок. Легко одеваю его на свой палец.

Перстень Шестая Тень.

Ювелирное изделие из сплава обсидиана, обсита, мифрила и орихалка. Дает возможность общаться с другими владельцами Теневых Перстней. Дает возможность находиться в закрытых помещениях цитадели Сгоревший Лист Зимнего Клена. Увеличивает репутацию с любым местным в Долине Волков. Одно записанное послание. Желаете просмотреть?

— Желаю, — после ответа кольцо выстреливает в воздух черными линиями. Жирными штрихами создает черно-белую трехмерную фигуру человека. Высокий, тощий парень. Длинный нос, заостренный подбородок, уродливый шрам на щеке. Прячется в длиннополом плаще с надвинутым капюшоном. Видна кираса с изображением паука. Бесцветная картинка не может передать всех деталей. Например, ярко-синие волосы или желтую паутину татуировки на правой щеке. В цвета образ раскрашивают воспоминания. Лехт Кем. Шестой из Восьмерки.

— Здравствуй! — мощный басок, совершенно не подходящий щуплой фигуре.

— Верю в успех своего мероприятия и в то, что, в конечном итоге, это послание сможешь прочитать только ты, Алекс. Иначе хреновый из меня ученик. Кхрее! — фигура заходится в приступе кашля.

— Перед последним штурмом мне поступило предложение покинуть клан. Оценив его, я согласился. Заказчик — Про. Суть предложения: мне предоставляют место в ДМ не ниже текущего, а взамен требуются мои навыки. Долина боится твоего возвращения и восстановления Листа. Тебя так и не нашли, хотя у меня есть пара ниточек. Считаю, что ты не покинул цитадель и запечатан в одной из стен. На это указывает предательство Четвертой. Она сейчас в Титанах. Грандмастер магии Льда. Новый класс — Зеркальный Друид. Думаю, Третья где-то там же. Кхррр! — новая пауза. Трехмерный контур рябит от глубокого кашля.

— Я послал заказы в Скорпион и Паук. Полная информация по поиску. Если я прав — они найдут тебя. О предложении. Я должен был воссоздать убитого Гранда, натравить его на замок и Изича. Чтобы после вторжения ДМ смогла захватить и разобрать Лист по камням. Оттягивал этот момент как мог, в поисках тебя. Теперь гидра найдена. Она была не мертва, а тяжело ранена. Спала. Это несмотря на то, что мы ей полностью выжгли сердце, — Кем продолжает отхаркивать черные сгустки.

— Ты бы оценил идею. Я ускорил регенерацию, заменив часть органов, и создал более мощную химеру. А сейчас частично превращу ее в нежить. Это будет вершиной моего искусства. Частично живая химера, частично мертвый голем. Если я правильно все просчитал — восставший некрогранд сможет управлять болотными тварями. Натравит их на людей и игроков, а сам полезет на Лист. Я подготовил гидре проход в западных горах. Начало вторжения сможет наблюдать и Долина. Это должно создать иллюзию, что все идет по ее плану. Слепца оживил также я. Демонстрировал эффективность плана. Заодно и прикрыл шахту от расхитителей, — на минуту мертвый некромант делает паузу. Обдумывает свои следующие слова.

— Нежить в гидре будет медленно умертвлять живую часть. Первые наблюдатели увидят сильного Гранда и орду подчиненных тварей. К самому Листу монстр ослабнет, но в туче подчиненных тварей из Топей это уже никто не заметит. Вы должны его победить! — говорит так, словно сам себя убеждает.

— Все эти орды нечисти помогут сплотить местных долины и загнать их в Лист. Тонны нафармленых ингредиентов обеспечат материалом для восстановления клана и его обеспечения. В тело гранда зашито несколько полезных артефактов и кристалл с точными координатами для портала. Баталия изменилась, и теперь вслепую открыть ничего не получится, но собранная информация поможет, — рассказчик опять задумывается.

— Что еще? Глеб — пропал. Громилу и Доктора убили. Лика почти сразу ушла в Миротворцы. Самое время и мне сесть на этот милый стул и завершить игровую сессию. Должно все сработать. Увидимся по ту сторону погружения. Убей их всех, — с последними словами изображение человека все больше истончается и пропадает. Запись завершается, возвращая в пещеру тишину.

Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Тупой малолетний мудак. Не смог ничего лучше придумать. Сдохнуть ради усиления клана, вместо долгосрочной работы. Юношеский максимализм вылез совсем не вовремя. Лучше ему мне на глаза в реале не попадаться.

— Значит, Ио полезла в этот замок не случайно? — Тэо услышал важное для него лично. Связал пару фактов, поведение своих внучек и теперь напрямую спрашивал.

— Ио и Линария работают на Черный Скорпион. В Долине Волков у них был заказ. Если это послание не обман, то заказ Ио — мое пробуждение. Это могло стать причиной ее последних поступков, — не собираюсь смягчать реальность. Старику предстоит самому разобраться с Лин.

— Тц… — бесстрастная маска лица Ена ничего не выражает. Лишь глаза немного прищуриваются. Становятся совсем уж узкими щелками.

— Возвращаемся, — извлекаю свиток перемещения и активирую заклинание. Наши с Тэо фигуры тут же подхватывает синеватый вихрь и растворяет в себе. Поиск завершен, а найденное опять меняет планы. Бесит.

В замке расходимся. Тэо уходит в свои апартаменты отдыхать и восстанавливаться. Всем участникам ночной битвы предстоит вернуться в строй, в течение пары дней. Все это время охрану всего периметра долины будут нести гремлины и охотники под руководством Захара. Я отправлюсь на верхнюю площадку основного донжона. Находится она ниже основной точки для наблюдений. Небольшой балкон в скальном массиве с видом на запад. Могу расположиться в одном из кресел и с интересом наблюдать за суетой перед самым замком. Тело гидры стремительно разделяется на части облепившими тварь гремлинами. Монстр оброс строительными лесами и постепенно уменьшается в объёмах. Разрушенные ворота разобранные, и через них сплошным потоком идут телеги. Полные — в замок, из крепости — пустые. Наслаждаться одиночеством долго не приходится. Изич появляется через час. Материализуется на перилах ограждения.

— Что нашли?

— Точку координат тебе переслал. Отправь отряд, и все заберите. Там пустой накопитель А-класса, — точно знаю, что гремлины выгребут все до последнего проводка. Скрупулёзная проверка камней и трещин закончится попыткой выкачать кислотную лужу. Пополнение запасов.

— Там есть кислотное озеро, обвалите вход в пещеру и используйте, но не нужно его в замок все перекачивать, — предостерегаю.

— Так что там нашли? — лопоухий нетерпелив.

— Тело Шестого. Послание. Он создал Гранда и отравил его. Чтобы клан мог быстрее восстановить свои силы.

— Так, — Изи нужно время, чтобы все быстро просчитать и обдумать. Супермозгу под маской грема требуется целая минута для обработки новых вводных.

— Так и думал, что Краплёная Шестерка опять что-то задумал. Ты плохо влияешь на него. Значит, подарки в туше Гранда — его рук дело?

— Да. Что нашли?

— Три полости в теле, одну в хвосте. Доставим в наш разделочный, там и вскроем.

— Там должны быть координаты Империи с поправками на Сбои и помехи. Так Кем сказал, — демонстрирую перстень погибшего соклана архигремлину.

— Для такого нужна внешняя портальная установка, — лопоухий любит перестраховываться. Создать еще один портальный контур и настроить на внешние пробные выходы. При проникновении через него посторонних — взрывать.

— Закажи через Лин и скорпов.

— Принято, исполняю.

Немного времени трачу на упорядочение своих мыслей. Организм настолько перегружен прошедшим днем и ночью, что начинает засыпать. Так нельзя. Впереди ждет незаконченное дело.

Больничный этаж встречает все той же стерильностью, тишиной и деловито снующим персоналом. Нужных мне персонажей я нахожу в одной большой палате. ЛатНик, Лот и Уравнитель здесь восстанавливаются от ранений. Кресло-каталку с раненой Аидой привезли заботливые лекари. Ната, Бобер, Мисса добрались сами.

— Приветствую инвалидов, — кивком здороваюсь и останавливаюсь в центре помещения. Внимательно всматриваюсь в лицо каждого.

— Все вы подали заявку на вступление в мой клан, и в принципе, я могу рассказать, как вам сложно будет становиться сильнее. Рассказать о ваших делах на благо клана. Рассказать о светлом будущем в таком крутом клане. Рассказать о выходе из Баталии. Могу, но… обломитесь, — зло усмехаюсь. — Мы все застряли в железной коробке. Хотите из нее вылезти — подчиняйтесь. Рвите жопы, захлёбывайтесь кровью и своей блевотиной, но выполняйте. У вас больше не будет своего «я», тупых хотелок и свободного времени. Задача и дорога из тел, для вскрытия жестянки, — в моей правой руке медленно формируется черный вакидзаси.

— Кто первый готов продать мне свою душу?

***

Небольшой подземный зал. Черный камень. Высокие потолки. Редкие факелы. Огромный диск осветительного кристалла в центре потолка. Прямо под ним расположен полукруг вертикальных каменных пластин. К каждой пластине железными скобами прикреплен человек. Всего пять распятых фигур. Обнаженные тела прикрыты тряпками и перевязаны бинтами. От рук и ног отходят трубочки с питательной смесью или исцеляющей алхимией. У всей пятерки кожа красноватого цвета. Оттенок насыщенный, словно после неудачного загара.

Рядом стоят две фигуры игроков. Каждая укутана плотным туманом маскировки. Очертаний и игровых ников совершенно не видно.

— Ваш заказ готов. Пять тел улучшены выбранными вами модификаторами. Сила, выносливость, скорость и регенерация. Для каждого изготовлены доспехи по индивидуальному заказу. Выбрано и адаптировано оружие не ниже эпического. Браслеты управления получите сразу после второй части оговоренной нами суммы, — более высокая фигура обращается к более низкой. Протягивает прямоугольный камень неизвестного артефакта.

— Наконец-то. Теперь эти твари отдадут мне мой замок. Теперь я получу свои земли обратно, — собеседник принимает предмет и начинает водить по нему пальцами. Эти действия вполне удовлетворяют первую фигуру. Неизвестный произносит слова активации, и над пятеркой обездвиженных фигур начинают загораться оранжевым их новые игровые ники.

Ангел. Рука. Луч. Черн. Стас.

Эпилог

— Добрый день. Рад, что смог найти тебя тут, Лекс, — голос из прошлого заставил вздрогнуть и оторваться от чтения документов. Щелчком по поверхности кристалла, закрываю файл и нехотя поднимаю взгляд. Темноволосый, невысокий, полноватый, упакованный в дорогой деловой костюм, азиат. Кореец, если быть точным. Ким Тойчи. Откладываю планшет на столик и делаю еще один глоток кофе. Крепкий. Черный. Почти. Можно прикрыть глаза, но гость от этого не пропадет. Упрямство, под оберткой из вежливости.

— Добрый день, Ким. Найти несложно, я не прячусь, — окидываю взглядом пустое кофе. Посетителей в первый час открытия совершенно нет. Несмотря на расположение ресторанчика у самой береговой линии. Лишь накатывающие волны на горизонте, да вскрики вездесущих чаек.

— У меня есть к тебе разговор, — не дождавшись разрешения присесть, терпеливый вестник продолжает стоять.

— И ради него ты прилетел из… Москвы?

— Барселоны. Уже больше года представляю отдел разработок.

— Неожиданно, — киваю на соседние плетенное кресло, делая свой выбор. — Считай, что тебе повезло и у меня хорошие настроение.

— Или же тебе просто скучно. Слишком скучно, — гость оперативно устраивается напротив и жестами что-то показывает официанту.

— Повествуй, пока у меня остался кофе, — делаю один большой глоток. Аромат. Вкус. Пауза. С хороших кофейных зерен должно начинаться утро. Правильно поданных, с малой толикой молока. Все остальное — тлен.

— Как уже сказал, я больше не играю за Бессмертных. Теперь я среди разработчиков. Нам очень бы пригодились навыки и умения одного игрока. Мы могли бы предложить ему определенный контракт с очень длинным рядом нолей, но на почту он не отвечает. Как на звонки и прочие сообщения.

Киваю в такт сказанному, начиная рассматривать прибой. Волны обгоняют друг друга, разбиваясь клочьями пены. Однообразно.

— ИскнТех завершил тестирование новой технологии и по официальным данным погружение стало почти в восемь раз четче. По неофициальным — оно может достигать почти ста процентов в синхронизации. По собственным ощущениям бета тестера, могу сказать, что реальность стала куда реальнее настоящей жизни. Запах, вкус, тактильные или болевые ощущения, детализация. Словно в Imax после черно-белого кино. Новая механика почти полностью убрала консервативное взаимодействие от прошлых версий игры. Последние разработки и патенты позволили завершить ИИ нового поколения.

— Пятого? — обозначаю вялый интерес вопросом, пока кореец принимает чай у официанта.

— Да. Поведение, логика нпс, вариативность событий и сама архитектура развития, революционна. Проект наконец-то смог добиться тех результатов, которые обещал нам сам Левэ.

— Дальше, — новая порция черной субстанции глотком изымается из кружки.

— Под более глубокое погружение создали новые земли. Больше, красочнее.

— Ленитесь, — слегка морщусь. Зачем переделывать и адаптировать текущие, если можно поманить новым и сместить основной поток онлайна на новую площадь? Старое со временем и вообще прикрыть.

— Заключительный этап тестирования началась два дня назад. Через час, три играющих бета-тестера не смогли выйти из игры. Аварийное отключение не сработало. Жизненные показатели оставались в норме.

— Извлекли?

— Отключили и вывели из игры по протоколу безопасности. Все три игрока мертвы.

— Кто-то потеряет очень много денег. И власти. Установили предпосылки блокировки в игре? — задумчиво изучаю дно свой почти пустой чашки.

— Да. Сегодня утром, начали происходить мелкие сбои. Точно такая же последовательность, что и у первых трех жертв. Остальные игроки подвергаются опасности.

— Вы всегда можете остановить игровой мир. Выключить. Кофе закончился. Ценю твое потраченное время, — ставлю пустую кружку на стол и плавно приподнимаюсь со своего места. Собеседнику приходится изрядно ускорить свою речь.

— Из-за обновления, все больше людей продолжает погружаться в игру. Остановить сейчас, значит потерять огромные прибыли. Администрация проекта будет до последнего отрицать вышедшую из-под контроля ситуацию. Есть вариант, как исправить ситуацию из игры. Разработчикам нужна твоя помощь. Твой опыт. Ты с этим сталкивался!

— Ценю твое потраченное время, Ким — приходится повторить. Кивком прощаюсь и выхожу из кофе. Испортил мне утро. Бесит.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Эпилог