КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 447091 томов
Объем библиотеки - 632 Гб.
Всего авторов - 210563
Пользователей - 99116

Впечатления

Colourban про Башибузук: Князь Двинский (Альтернативная история)

Для тех, кто не в курсе, учитывая старый, потерявший актуальность отзыв уважаемого Витовта, уточню:
Это всё же седьмая, завершающая цикл книга. Просто пятый том цикла – «Граф божьей милостью» дописан автором позже. К сожалению, в нём присутствуют определённые хронологические и фактологические неувязки с остальным циклом, что, впрочем, не фатально для восприятия.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Елисеева: Нежная королева (Фэнтези: прочее)

В принципе книга интересная .. Была бы..
Аннотация ну просто какая-то педофильная. Выдали замуж в 5 лет, а-чуметь ..
Ну ведь не выдали замуж , а обручили, а это не одно и то же.
Первая часть книги динамичная и захватывающая, а вот дальше какие то сопли, что у ГГ ( наверное, можно оправдать беременностью, что у ГГ , который был «стойким оловянным солдатиком» в первой части .
Постоянно раздражало – Поедим, вместо поедем. Читай как хочешь , поЕдим или поедИм, хотя подразумевается поехать куда- то .
И что-то подобное тоже резало глаза.
Автор- кандидат исторических наук. Почитала- там еще куча всяких званий и членства и что , так неграмотна ?? Или денег не хватает на редактуру?
Автор- не мой.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Бердник: Психологический двойник (Научная Фантастика)

В версии 2.0 исправлена опечатка и добавлена аннотация.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
ANSI про Спящий: Солнце в две трети неба (Космическая фантастика)

сказочка в духе Ивана Ефремова

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Романовская: Верните меня на кладбище (Фэнтези: прочее)

Согласна с кирилл789, книга скучная , нудная..
Какая там юмористическое фэнтези?
Сначала динамично и вроде интересно, но осилила страниц 40 и даже в конец не полезла , чтобы посмотреть , что там.. Ну совсем не интересно.
Ф топку , а что заблокирована- просто отлично.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Хрусталев: Аккумуляторы (Технические науки)

Вспоминается еврейский анекдот:
Рабинович идет по улице, читает вывеску: "Коммутаторы, аккумуляторы", и восклицает:
- Вот так всегда! Кому - таторы, а кому - ляторы!!!

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
Stribog73 про Бердник: Психологический двойник (Научная Фантастика)

Сейчас на редактировании у моих украинских друзей находится "Созвездие Зеленых Рыб". На недельке выложу.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).

Стелла (fb2)

- Стелла 968 Кб, 268с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Кристина Ли

Настройки текста:



Глава 1

"Никогда не называй айдола — идол. Особенно, если он знает русский… © из записей великих мудрецов"


Лёгкой походкой, двигаясь по кругу, и рассматривая свой новый "экспонат", я скептично присмотрелась к груде накачанных мышц.

Встала справа от "груды". Потом прошлась по кругу, и уловив в зеркалах студии свое собственное отражение, приподняла бровь и хмыкнула:

"Правый край плечика пиджака торчит неестественно. А волосы опять уложены не так. Нужно сменить фиксатор. Это дерьмо, хоть и стоит, как поездка на отдых в Таиланд, но херня полная!"

Следом моё внимание опять переместилось на работу. Я спустилась по ступеням вниз с подиума, и на высоких каблуках, изящно развернулась обратно.

Каблуки — это часть имиджа. Всё от головы до пят должно быть безупречно настолько, чтобы окружающим казалось, будто я кукла, и с меня прямо сейчас можно писать картину.

Безупречность. Идеальность. Красота даже в повороте головы. Изящность в движениях.

Но мой характер.

Вот то, что оставляло неизгладимый отпечаток на моём образе.

Престижный и самый дорогой украинский модельер и кутюрье. Совладелица одноименного со своим брендом агентства, Стелла Корн, должна быть безукоризненно идеальной.

От пят, отполированных тремя скрабами с разными микрочастицами, до макушки, с шелковистым каскадом волос, половина из которых наращенные за бешеные деньги.

Но есть одно "но". Стелла Корн это псевдоним известной стервы, которая прослыла таким гадским характером в своих кругах, что её готовы задушить голыми руками.

Одни говорят, что она хабалка и необразованное бескультурное нечто. Вторые во всю твердят, что она вообще стерва, пожирающая мужиков на завтрак, обед и ужин, и пора бы мужикам собраться в стадо и предать ведьму кострищу. Третьи на пропалую моют кости несчастной девушки так, что она скоро станет бессмертной, а липосакция ей не грозит совсем.

Но есть четвертые. Те, которые хорошо знают, что под псевдонимом Стелла Корн, скрывается намного большее зло.

Ярая феминистка, стервоза, которая ненавидит мужиков так, что трахает их как телок, а потом просто шлёт нахрен, удовлетворившись результатом.

Вы же не думали, что только девушки готовы ноги раздвигать за бабки? Падать к членам богатых мешков пачками?

Поверьте, мужики в этом плане далеко не сбежали. Вопрос только в цене. Или вернее цена в вопросе: "Вы столь красивы. Шикарны. Я вам отлижу, а вы мне дадите на чай после показа."

Увы, Стелла Корн ангел в сравнении со Светланой Задорожной. Которую первая похоронила ровно девять лет назад. Просто вычеркнула эту особь из своей жизни и начала идти к своей цели. Жёстко. Беспринципно и по головам. Да так, что её стали ненавидеть все. Даже французский, итальянский и английский бомонд модельного бизнеса знал — если на показе Корн, это будет конец всем выскочкам.

Она может и облажается, но выйдет на подиум, как богиня. И в этом её победа.

Поэтому сейчас передо мной по стойке смирно стояло три тела весьма горячей наружности. Я бы сказала даже слишком.

— Макс, где эскизы? — я задала вопрос помощнику, даже не оборачиваясь к нему, и продолжила рассматривать то, что стояло на подиуме.

— Вот. Только… — Макс замялся, и я сразу поняла в чем суть проблемы.

— Уволь весь отдел модельеров сегодня же, — холодно ответила и присмотрелась к туше посредине.


"Нет, ну теоретически и шкаф можно одеть в чехол. Но, бл***, можно же было найти кого-то другого? Эти рекламщики вообще с катушек слетели!"

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Но… Стелла, это же пятнадцать чело…

— Мне плевать! — отрезала и закатала рукава пиджака, опять присматриваясь и сканируя фигуру парня по центру.


— Значит, уволить? — послышался мышиный писк справа, и я прикрыла с досадой глаза.

— Да, Марина! Уволить всех! — обернулась и посмотрела поочередно на двух идиотов, которых взяла на работу вообще по непонятным причинам, — Если они не справляются в срок — увольнение! Если они не исполняют задач — увольнение! Если они просиживают зад в мастерских — увольнение! У нас показ в Милане через месяц. У них была неделя, чтобы исправить все недочеты в эскизах и показать мне, мать его, результат!

Я сложила руки на груди, и заметила на лицах своих подчинённых испуг. Вероятно, они решают кого я уволю уже из их числа.

— Я повторяла, и не единожды. В моё агентство стоит очередь из молодых талантливых людей. Они месяцами ждут только стажировки в наших стенах! Как вы думаете, я стану играться с идиотами, которые, возможно, занимают чужое место?


— Очевидно, что нет, — резко ответил Макс и пригладил свои блондинистые, напомаженные какой-то херью, волосы.

— Ты отвратительно выглядишь, Рукшинский! — я скривилась, а Макс застыл, — Нет, ну реально. Что это за куриное гнездо на голове? Какого черта вы похожи на двух жертв местного рынка? Вас одевали на "Пятом километре" или на Бесарабке?

Оба встали в ступор, а на лицах так и читалось: «Дайте нам ружье. Мы изрешетим её к черту, чтобы такое зло, подохло наконец!"

Я ухмыльнулась и прошептала:

— У вас день, чтобы набрать мне свежую кровь. Не справитесь — увольнение! Обожаю эту фразу, — злорадно ухмыльнулась, и закончила, — Сразу стимулирует к работе и развитию, мать его. Свободны! Оба!

Естественно на их лицах опять читалась только ненависть. Жаль… Правда жаль, что мне давно плевать на такие мелочи, как злость, зависть, ненависть и прочие алчно-желчные испражнения людей.

В студию вошёл худрук Саша, и встал в дверях как вкопанный.

— Стеллочка. Мальчики так стоят уже час! Ты изверг?

Я прошлась взглядом по мужчине и опять хмыкнула. Мне глубоко наплевать сколько они так ещё будут стоять. Это их работа.


— Сашка, ты мне скажи, мил человек. Это гориллы или мужики?

Я сложила руки на груди, а один из моделей, всё-таки не выдержал.

— Знаете, дорогуша! Я один из лучших учеников своего агентства, и ещё никто не называл меня гориллой! Я может модель, но не вешалка, которую можно неподвижно час держать на ногах, мадам!


"Ох, дорогой! Иди сюда…"


Моё лицо преобразилось тут же. Каменная маска, которая выглядела безупречно. Именно с таким выражением я и поднялась на подиум обратно.

Подошла к пареньку, который был меня младше лет на пять, но больше раз в пять. Мальчик вначале пытался смотреть на меня обижено и грозно, но как только моя ладонь опустилась на его голую грудь, он тут же сглотнул.

Пальцы медленно и плавно играли с его кожей. Огибали все линии груди, пока ноготь мягко не царапнул один из сосков, и парнишка тут же сжал челюсть.

— У тебя красивое тело, — прошептала и обошла его по кругу, так и держа руку на его коже.

Вела ладонью, пока не прошлась вокруг полностью, а потом встала напротив него опять.


— Ты знаешь зачем ты здесь? — задала логичный вопрос и получила стандартный ответ, огрубевшим голосом:


— Я на работе.


— Нет… — покачала головой и повела рукой к его горлу, — Ты здесь, потому что ты экспонат коллекции Стеллы Корн. Ты мой холст, мальчик. И если этот холст не идеален, я его выбрасываю… — смотрю на него исподлобья и ухмыляюсь, — …как мусор. Ты понимаешь, что ты на волосок от того, чтобы стать мусором.


— Да пошла ты! Тварь! — он откинул мою руку, а я только хохотнула, смотря через зеркала, как он спускается вниз с подиума.

Обернулась и ровно произнесла парню в спину:


— Если ты выйдешь за эти двери, тебя не возьмёт на работу ни одно агентство. Ни один модный дом, — только начав говорить, встретила злой взгляд зверя, — Никто не станет работать с мусором, который выбросила Стелла Корн.


— Стеллочка, не перегибай!

— Заткнись, Саша! И не мешай мне работать! — прошипела сквозь зубы, и продолжила:


— Вы здесь не просто потому что вы модели, идиоты. Вас сюда привели, потому что вы идеальны, как произведения искусства. Но мои экспонаты молчат, когда я работаю. Терпят боль, недовольство и грубость! Знаешь, почему? — я снова посмотрела в упор на парня, который уже поубавил свой пыл.

— Не потому что вам заплатят двести тысяч за показ. А потому что после него вы станете зарабатывать миллион за полгода. Вас будут приглашать в Милан, Париж и Лондон все модные дома. Я — ваш чертов билет наверх! И если ты хочешь туда добраться, малолетний идиот, будешь терпеть и слово "мусор" из моего рта! Это цена твоего успеха. Так что выбирай! Остаёшься и тихо молчишь, пока я делаю свою работу. Либо убираешься отсюда к херам!

Остальные даже не дышали. И я понимала почему. Слишком долго, и слишком много усилий я приложила, чтобы прийти сюда. Добраться до своей цели. И мне плевать на всех, в том числе на идиотов, которые считают, что могут пересрать мою работу. Вот просто так, потому что у них член, или продепелированная вагина между ногами.

Парень опустил голову и спокойно, но глухо ответил:

— Простите, Стелла! Я не хотел обидеть вас. Это всё усталость.


— Красавчик! Умничка и просто конфетка! — я расплылась в лживой ухмылке, а потом холодно добавила, повернувшись к Саше, — Скажи стилистам, чтобы привели их в порядок. Никаких волос на теле. Все должно быть выбрито и отполировано, как задница младенца! У вас времени до конца дня. Если передо мной будут такие же небритые гориллы, уволю к херам весь штат! И тебя, Саша, в том числе.

Я спустилась вниз и подошла к белоснежному столику, рядом с таким же белым кожаным диванчиком. Гробовая тишина говорила о том, что ослушаться меня боялись уже все.

"Голова опять кругом. Плохо…"

Открыла бутылку с газировкой и сделала небольшой глоток "боржоми".

— Это не просто показ, ведь так?

Я знала, почему Саша до сих пор был моим работником. Его интуиция и дальновидность — главный козырь мужчины. Он всегда сдерживал мою импульсивность.


— Не просто, — обернулась и посмотрела на парней, — Потому мне и не нравится, что они такие габаритные. Но это наши мужчины. Корейцам придется смириться. Они не предоставили мне своих моделей, и сами отказали в помощи с этим показом. Проверяют на что я способна.


— Корейцы? Так это тот контракт с агентством SMAngel?


Саша махнул рукой мальчикам, и те быстро собрались, видимо, испарившись в направлении крыла стилистов.


— Стелла, за каким нам надо это? Ты шо не понимаешь, что если мы облажаемся это будет скандал?


— Саша! — я открыла сумочку и достала оттуда антидепрессанты.


В последнее время мной колотило после каждой такой нервотрепки. Саша проследил за тем, как я выпила таблетки, и нахмурил аккуратные темные брови.


Высокий и худощавый. Вот он действительно напоминал вешалку.


— Я думал мы контракт с китайским брендом собрались подписать. Я и готовил парней именно к показу в Шанхае? Думал, после Милана мы махнём в Поднебесную? А тэпэр шо?


Медленно голова перестала пульсировать и я вальяжно развалилась на диванчике.


— Это агентство давно ищет забугорного модельера. Их менеджер, Ли Шин Сай, хочет вывести новую группу на европейский медийный рынок. Но их стиль…


— Наши не воспринимают.


— В точку, Сашка. Если молодняк да, то дамы постарше нет. Моя задача создать образ, от которого "потекут" все. Не только девочки школьницы, но и взрослые женщины. Это и есть моя задача.


Саша сел рядом со мной, и нажав кнопку на подлокотнике, опустил жалюзи на окнах.


— Спасибо, — я выдохнула и прикрыла глаза.


Яркий свет прямо добивал мои глаза, и Сашка это хорошо знал.


— Ты же понимаешь, что их мальчики это картинка. Они словно сладенькие куколки. Нежные, скромные и спокойные. Наши бабы любят бруталов, как раз с волосатой грудью.


Я скривилась, вспомнив то, что успела изучить. Саша был абсолютно прав. Даже в свои тридцать пять Сай выглядел так, словно ему двадцать. И это отнюдь не шутка. Хотя я и видела этого мужика только на постерах, да в парочке инъю, могла точно сказать, что таких мужиков наши бабы не ахти жалуют. Они слишком необычные. И внешне, и в поведении.


— Ты сейчас пересрал мне всю решительность. Опять! — сжала руку в кулак, но всё равно собралась и ответила:

— Я сделаю это, Саша! Де наша не пропадала! Козацькому роду нема переводу!

— Только не говори, что ты решила их стричь наголо, оставляя только чуб?

Саша начал откровенно ржать, а я ещё больше сцепила руку и сквозь ухмылку, больше похожую на оскал ответила:

— Я справлюсь, Саша. Иначе я не Стелла Корн.

Глава 2

Чуда, увы, не произошло и через неделю после разговора с Сашей. Парни не подходили. Чтобы я не делала, но создать нужный образ из наших мужиков не получалось совсем.

Начнем с того, что им не хватало явных и самых ярких деталей — разреза глаз и габаритов!

Закончим тем, что корейские мужчины владели весьма интересной особенностью. Туловище природно длиннее, а так же изящнее. Мало того, ноги!

Корейцы ниже, и в большинстве своем не длинноногие. Из тех фото, которые видела, вытекало одно — я в полной заднице. И задница эта настолько же необъятная, как залив через Ламанш.


Пятеро парней на фото выглядели вкуснее, чем любая девочка из моего агентства. Мэйк-ап не просто профессиональный, он настолько естественно смотрелся на мужских лицах, словно так и должно быть, а мужики, на самом деле, вообще-то красятся испокон веков.

— Бл***!

Я отбросила карандаш и планшетку в сторону, продолжая смотреть на фото, которые были больше похожи на приговор прямо с экрана моего ноута.

Прошло полторы недели, а у меня ни эскизов, ни идей. Я вообще не понимаю, во что мне одеть этих мальчиков, чтобы сделать из них тестостероновое нечто.

Один краше другого, как разноцветные пасхальные яйца, блин. Двое справа больше похожи на ангелочков: маленькие, худенькие, ко всему ещё и с нежным цветом волос, оттенка фиалок.


— Цветник херов, блин, — шикнула и посмотрела на тех, которые были слева.


Оба брюнеты (что уже не может не радовать) и немного выше других. Более спортивные, да и одеты в темные тона. Выражения лиц более мужественные.


Но если с этими четырьмя можно хоть что-то сделать, то парень посредине оказался моим личным когнитивным диссонансом.


Пепельный волос, убранный в модную, чисто мужскую, стрижку, только подчеркивал, мать его, то, как этот мальчик, был чертовски похож на девочку.

Даже не так! Это и была на лицо девочка! Все черты бабские, даже линия подбородка женская. И это просто финиш для моего мозга.


Передо мной на экране в темно-синем костюме стояла охерительно красивая баба, очевидно с яйцами между ног.


— Это жесть! Я увольняюсь и закрываю свою лавочку!


Откинула волосы назад, и поправив пижаму, продолжила в полной темноте своей квартиры наяривать помощнику Сая. Но он упорно не брал трубку.


Парня звали Пак Чи Джин. Именно с ним я постоянно вела переговоры, после того, как со мной связалась Роксана Хан. К слову, наша девушка была замужем за айдолом. Вернее Хан Джей Мён уже таковым не являлся. Мужчина, после рождения сына, стал заниматься своей танцевальной студией в Сеуле, а проще говоря начал карьеру балетмейстера и хореографа.


За всё время, что я поставила себе целью достижение этого рынка, изучила об этом агентстве всё.


Инста кишила постами о том, что это самое нестандартное корейское развлекательное агентство, и что оно больше похоже на сплоченную семью. Судя из того, какие снимки я успела увидеть, так и было.


Вот только, запрос у этого агентства ко мне был совершенно диким:


"Ваша задача сделать так, чтобы наши артисты могли конкурировать в имиджевой картинке с вашим медийным продуктом."


Конкурировать? С нашим продуктом? Это с каким? У этих парнишек на нашем рынке просто нет конкурентов. Их не существует ни на одном рынке, потому что то, что было на экране передо мной — феномен.

Я смотрела на парней. Они и выглядели в целом, как мужчины, но!

Чем больше я смотрела, тем больше понимала, что наши дамы воспримут этих парней по сути, как часть ЛГБТ, но никак не как объект вожделения.


И это плохо. Очень плохо, потому что в наше время всё построено на сексе. Абсолютно любой бизнес желает "жирную" рекламу с горячими сценами. Это может быть всё что угодно. От мускулистого чувака у водопада, который рекламирует минералочку, до полуголой девушки, которая снимается в ролике про пилюли от ПМС.


— Что же с вами делать? Классика? Вы носите костюмы. Концепт? Перекрасить и смыть всё с вас — это убить индивидуальность, а мне нужно её не на покой отправить… — шепчу в пустоту и хватаюсь за чашку с кофе, которая одиноко стоит на холодной столешнице.


— Мне нужно, чтобы она превратилась в ходячий секс для баб.


Я прищурилась и откинулась на спинку стула. Смотрела и дальше на свою беду — парнишку по имени Кай.


— Ты мне портишь всё, девочка. Ты слишком женственный. Слишком подходишь под бабский типаж пассивного актива, или активного пассива. А у нас… У нас с этим, девочка, беда… У нас таких не любят, а воспринимают единицы.


Но на ряду с полной пятой точкой на работе, приперлась и другая головная боль.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Когда не ждали, именно она изменила всё, но в принципе я была готова к тому, что когда-то подобное произойдет.


Это было так давно, что я уже и забыла о том, что Светлана Задорожная не киевлянка вовсе. Она не столичная девочка, и песня Гарика Кричевского явно не про неё.


Она скорее могла бы спеть, что-то из репертуара Скрябина. Потому что именно он был её земляком. Львовянка, хорошо помнившая каждую улицу родного города. И хорошо усвоившая один урок на всю жизнь:


"Все мужики — сраное мудачье, а любовь — несуществующий бред для наивных дур, которые верят ублюдкам, а потом ходят со слезами в глазах и болью в сердце."


Я собрала чемодан и посмотрела на часы, вставив в ухо блютуз и поправляя строгое пальто в пол, черно цвета. Кашемировая ткань приятно согревала, а простая белая хлопковая футболка и джинсы, говорили о том, что меня ждут в прихожей кроссовочки.


Сегодня я ехала домой. Это обычная плановая поездка к папе с мамой, перед вылетом в Милан. Я хотела побыть немного с ними, прежде, чем явить миру безумие, которое приготовила для корейцев.


Поэтому быстро схватила чемодан, и поправив две косы у зеркала, надела солнцезащитные очки и проверила все ли документы на месте.


Я любила Львов. И очень хотела снова попасть в свою любимую шоколадню и пивоварню, через два проспекта за ней.


Но кто же знал, что судьба опять столкнёт меня с этим ублюдком?


Всю дорогу из Киева во Львов, я лупилась в монитор и слушала музыку парнишек, чтобы понять их характеры. Рисовала постоянно. На полу купе "SV" не было живого места от обрывков бумаги.


Я поймала идею, но чем больше смотрела на собственных моделей, тем больше понимала, что в классическом понимании модного стиля это будет полный провал. Мои габаритные мальчики выглядят в таком слишком брутально. Это меня и пугало. Я впервые боялась, что мои холсты попросту окажутся обычными картинками из сети.

Дешёвыми, не эстетическими, лишенными вкуса и стиля.

Когда выходила на вокзале, продолжала слушать какофонию непонятных слов, и вскоре поняла, что она начинает мне нравится.

Спокойно поймала такси у вокзала и, назвав адрес водителю, поспешила позвонить маме.


— Мусь, привет! Я приехала.


— Моя ти зiрочка! *(Моя ты звёздочка). Слава богу! Тато хотiв вже iхати за тобою. *(Папа хотел уже ехать за тобой)


— Не надо, Мусь. Я почти дома. Мы уже проезжаем Лечаковское. Скоро буду, — я улыбнулась в трубку и посмотрела на вечерний город из окна.


Мы как раз проезжали кладбище, и я всмотрелась в толпу туристов, которая пыталась попасть на его территорию. Сейчас слишком поздно. Обычно на него пускали только днем. Это самое загадочное место в моем родном городе. Смешно, но вход в него платный, как в музей. А всё потому что некоторым захоронениям здесь свыше четырёхсот лет.


Никогда не понимала этой дикости! Но люди так пёрлись на него, чтобы посмотреть на старинные склепы и надгробья, что иногда это вызывало улыбку.


— Ну, тодi най буде! Ждемо! *(Ну, тогда хорошо! Ждём!)


Я улыбнулась в трубку и запахнула полы пальто плотнее. Осень. Дома она другая. Особенная, и от того ещё противнее. Потому что просыпалась глупая сентиментальная дура, и так и нашептывала:


"Ты тупая феминистка! Останешься такой до конца своей жизни… Ду-у-уу-ра!"


Такси затормозило в нашем дворе у знакомого парадного, под которым уже стояли мама с папой. Я вышла из машины и тут же попала в капкан маминых рук. Она тепло прижала меня к себе, пока нас обнял отец.


— Хорошо, что ты дома, доченька! — прошептал огрубевшим голосом папа и пригладил меня по волосам.


— Спасибо, папочка! — я приластилась к его руке и рассмеялась, тут же получив щелчком по носу.


— Как там Киев? Дядя Дима писал, что хотел прилететь на выходные к тебе, но всё никак не соберется со своей экспедиции в Алма-Аты.


Папа взял мой чемодан, и расплатился с таксистом, пока мама не выпускала меня из рук ни на секунду.


— А что ему станется? Он совсем помешался на своих мотыльках, да сверчках. Я говорила с ним, — мы начали подниматься на наш этаж, а я кривиться всё больше.

Всё потому что из каждой двери кто-то должен был обязательно выглянуть. То мусор вывалить в черном убогом пакете, то коврик поправить.

Как же!!! Это ж модельерша приехала. Зависти полон рот, что их детки на рынке овощами торгуют. Только вот кто им мешал пахать, как я?


Эти ядовитые мысли тоже стали результатом того, как меня потрепала жизнь в родном городе. Об этом гудели все.


Ещё бы! Свадьба! Уже и у парадного украинский свадебный венок на входе. Все знали, что Светочка замуж выходит.


Годами наблюдали за мной и моим женишком. Как же! Со школьной скамьи вместе. Чистая и непорочная любовь. Я у него первая, и он у меня.

"Трижды "ха!"


Мы вошли в квартиру, а в нос тут же ударил запах еды. Мама опять полдня у плиты простояла.


— Мам? Ну, зачем? Я ж половину даже в рот не возьму! — сняла кроссовки и села на пуф у дверей, чтобы размять ноги, когда увидела ещё три пары обуви: мужской и женской.


— У нас гости? — подняла взгляд на маму, а папа только скривился и понес мой чемодан в комнату в конце правого коридора.


Планировка нашего дома очень старая, а квартиры огромные, поскольку это австрийский дом. Большой и очень старый. Высокие потолки, печки, которые раньше можно было растопить, и камин прямо в гостиной.


Проследила за тем, как папа скрылся в моей комнате, и опять посмотрела на маму.

— Овшанскi повернулись iз Кракова. Вирiшили i до нас навiдатись. *(Овшанские вернулись из Кракова. Решили и к нам зайти в гости.)

Мама потупила взгляд и поспешила в сторону гостиной, которая была справа в другом коридоре.


— Отлично, бл***! — перед моими глазами встало лицо этого ублюдка, и я сцепила челюсть до хруста.


Его мамочка с папочкой, явно не видят ни конца, ни края своей наглости. А третий кто? Невестка польских кровей? Ну, су**!

Я буквально содрала с себя пальто и повернула в сторону гостиной.

Когда вошла, так и приросла к полу. Это действительно были они. Мать и отец Славы сидели у нас за столом. Спокойно о чем-то болтали с мамой, а я не могла оторвать взгляд от мужика, который растоптал моё сердце.


Славка сидел рядом с пустующим стулом, который, вероятно, был приготовлен именно для меня и тоже смотрел. Он нагло лупился в мои глаза.


— Ну, привiт, Свiтлячок! *(Ну, привет, Светлячок!) — поднялся и смерив меня взглядом опять, начал расплываться в улыбке.


Сердце стало бить в груди так, словно оно медленно останавливается. Я смотрела не на мальчика, которого когда-то любила без памяти, как безмозглая дура. Передо стоял высокий, сбитый и красивый мужчина. Всем своим видом он говорил, что тоже стал успешным человеком.


Естественно, будь Слава простым польским батрачником, он бы не осмелился заявиться ко мне домой. Наверное, этот член стал КЕМ-ТО, раз припёрся сюда и нагло скалился в глаза девушки, которая потеряла из-за него самое ценное.


— Светлячок? — я холодно повторила прозвище, которым он меня называл, а вокруг воцарилась гробовая тишина.


— Донечко, сiм рокiв минуло. Рано чи пiзно, треба приходити до злагоди! *(Доченька, семь лет прошло. Рано или поздно, необходимо прийти к согласию)


"Жаль мамочка, что я не рассказала тебе, чего мне стоит сейчас эта "злагода". Побоялась, что ты не выдержишь. Испугалась, что тебе будет больнее, чем мне."


— Наталья Андреевна! Ян Святославович! Я рада, что этот момент, наконец, наступил.


На моём лиц проступила звериная ухмылка.


— В этот вечер, я наконец, расставлю все точки. Жаль, вам придется покинуть этот дом в ту же секунду!


— Що?! Зоряна? *(Что? Зоряна?) — мать ублюдка обернулась к моей маме и так на неё посмотрела, словно я кого-то оскорбила своими словами.


"Это только начало!"


— Так, значит…


Слава нахмурился, а я офигела от того, какой циничной тварью он остался.


— Говори реальную причину, зачем ты пришел в мой дом и своих родителей приволок с собой? Семь лет? Да, именно столько было бы нашему ребенку, если бы не ты и твои родители! Именно столько было бы малышу, которого я потеряла из-за тебя! И тебе это прекрасно известно! Но ты всё равно пришел? Ты человек, вообще? Или конченная тварь?


Отец Славы поднялся от стола, а моя мама побледнела так, что на секунду я жутко за неё испугалась. Один только папа, положил руку на моё плечо и сдавив его, завел за свою спину.


— Думаю, этот ужин стоит завершить прямо сейчас. Я принял вас в своем доме только из уважения к просьбе своей жены, которая решила позволить этой встрече состояться. Но сейчас… Я думаю, что вправе попросить вас покинуть мой дом.


Мной била крупная дрожь, однако я держалась. Мама продолжала смотреть в мои глаза, а потом перевела взгляд на папу.


— Санечка, это правда? — прошептала она, а я прикрыла глаза, ощутив, как папа тепло погладил моё плечо опять.


— Об этом потом, Зорька! — оборвал отец, и посмотрел на Славу, который не мог проронить и слова, но в его глазах я видела блеск стали.


Он злился. Ведь даже тогда, этот ублюдок считал, что аборт это не убийство. И когда я отказалась его делать, он попросту бросил меня почти что у алтаря, заявив, что это вообще-то и его ребенок тоже. А может статься, что и не его… С чего бы ему его воспитывать?


Именно из-за этого, глупая дура потеряла самое важное в жизни. Нервы всегда были моей слабой стороной. А теперь я вообще больше походила на самку Богомола в период ПМС.


"— Кохана, чому б нам не пожити для себе декiлька рокiв? В мене кар'эра, робота в Краковi. Крiм того, я ледь вмовив маму, щоб вона дала добро на наш шлюб. Ти ж бачиш, що для батькiв зараз головне наша фiрма. Потерпи! А зараз… Я думаю, нам варто вiдмовитись вiд дитини.

*(Любимая, почему бы не пожить для себя несколько лет? У меня карьера и работа в Кракове. Кроме того, я еле уговорил мать, чтобы она одобрила этот брак. Ты же видишь, что для родителей сейчас главное наша фирма. Потерпи! А сейчас… Я думаю, нам лучше отказаться от ребенка.)"


Как от вещи. Он говорил это так, словно ребенок это вещь, которую можно принять или нет, в зависимости от обстоятельств. Да! Мы были слишком молоды. Нам было всего двадцать. Но мы не были из бедных, или асоциальных семей. У нас состоятельные родители, и мы не бедствовали.

Но, естественно, моей будущей свекрови очень не нравилось моё увлечение тряпками. Она считала, что я была больна вещизмом и моя мечта — ничто иное, как пустышка.


— Убирайся! Проваливай и не смей даже смотреть в мою сторону! Я ни видеть тебя, ни слышать не хочу! — всё это я говорила сквозь ухмылку, — Одного желаю, чтобы ты издох на старости лет в полном одиночестве. Чтобы даже пса не нашлось, который принес бы тебе воды к смертному одру! Тогда ты вспомнишь, что мог умирать не в тишине, а с теплой рукой, которая сжимала твою!


Так быстро наш дом, наверное, не покидал ещё никто. Наверное нужно было звать того чувака, который фиксирует "рекорды Гиннесса". Мы бы ещё деньжат заработали.


Овшанские смылись за пару секунд, как олимпийские чемпионы по бегу с низкого старта, блин. И только Слава застыл в дверях, и не оборачиваясь прошептал:

— Ты превратилась в дрянь, Светлячок. Мне жаль, что это я виноват в этом. Я пришел просить прощения у девушки, которую любил всё это время, а получил проклятья от женщины, которую теперь ненавижу.


— Это взаимно, красавчик! Портки заправь аккуратнее в следующий раз, а то такой мужик, а внешне похож на неухоженное чмо!


За ними не успела закрыться дверь, как я услышала глухой голос мамы.


— Чому ти нiчого не розповiла менi? *(Почему ты ничего мне сказала?)


— Потому что ты не смогла бы это пережить, — я стояла напротив входной двери, у которой до сих пор остался шлейф от его духов.


И от этого меня тошнило ещё больше. Хотелось позвонить в любую гостиницу и убраться даже из родных стен.


Мама ничего больше не сказала, а лишь начала собирать всё со стола. Молча и давясь слезами. Она всегда была такой. Даже сейчас за меня постоял отец, а не она. Потому что моя мама и мухи не обидит. Человек из того самого подспорья "божий одуванчик".


Молчаливая, ранимая женщина с больным сердцем, которую всю жизнь оберегал сильный и волевой сибиряк. Да, мой папа из суровых краёв, где зима приходит слишком быстро, и почти не отпускает никогда. Здесь, настолько далеко от своей родины, он нашел свое лето — мою маму. И остался с ней навсегда.


Это единственные люди, которых я действительно ещё могла любить. Идиотка, очерствевшая настолько, что весь мир ей казался ямой с дерьмом. Но так проще жить.


Проще не верить ни единому слову из уст чужих людей. Проще быть всегда готовым к тому, что тебя накормят своей желчью сполна.

Глава 3

Я повернулась в кровати и поняла, что жутко замёрзла, а телефон на прикроватной тумбочке разрушает мои нервные клетки. Зарылась в одеяло с головой, и на ощупь найдя злосчастный аппарат для пыток, не открывая глаз, подняла трубку, продолжая лежать в коконе из одеял.

— Стелла!! Стелла это катастрофа!

Я чуть не оглохла и открыла глаза сразу же. Сашка орал в трубку так, словно на дворе зомби апокалипсис, а за ним гонится стадо живой мертвечины.

— Саша, какого хера, бл***?! Я три дня уже не могу отдохнуть?


— Они… Они поехали к тебе во Львов! Вернее вылетели чартером только что!!!


— Кто? Пришельцы из "Альфа-Центавры"? — я почесала носом о подушку, а Сашка продолжил орать в трубку.


— Они приземлились… Это… Короче приехали вообще без предупреждения. Заявились прямо в салон на Крещатике. Я чуть дух не испустил, когда этого Сая узрел у нас в бутике!!! Стелла!!! Ли Шин Сай в Украине!


Я резко открыла глаза, и начала выбираться из своего кокона. Брыкала ногами, как лошадь, пока все одеяла не разлетелись вокруг кровати.


— Повтори! Но!!! Ровно и спокойно!

Я сжала сотовый в руке, а у самой такой пиз*** в голове творился, что впору прыгать через окно. Какого хера? Они же сами сказали, что до показа у них нет времени на сотрудничество и отказали в помощи! Что это мать его за мужик такой?!! Как снег на голову!


— Ли Шин Сай три часа назад приземлился в Борисполе. И два часа назад он и его подопечные сидели в нашем салоне на точке, Стелла! Я им сказал, что ты уехала по личным делам во Львов. На что… Этот… Слушай? А у богов есть людская ипостась? Это же просто…


— Выдохни, бл***! И продолжи без этого слюнопускательства? — я поднялась с кровати и тут же распахнула шкаф-купе, перебирая шмот на вешалках.


— Короче! Он заявил, что у него всего один день между перелетами. У них там какие-то гастроли с рок-группой по штатам. И он привёз наших клиентов на пару часов. На пару часов, бл***! Ты бы видела этих клиентов… На них половина салона залипла. Они ж как статуи. Поснимали свои эти повязки с лиц, кепки… И ох… Стелла! Ты попала в точку с концертом. Если мы оденем их в твои модели, это будет просто бомба! Они идеальные. А как двигаются. А как общаются.

Всё время пока этот шокированный в квадрате идиот вздыхал в мою трубку, я выбрасывала из шкафа костюм за костюмом, пока не выудила свитшот и свой джинсовый комбез под парку. Всё-таки мы не на показе. К тому же они точно захотят посмотреть на город.


— Когда они вылетели? — я посмотрела на часы, и прикинула, что спать долго это очень херово.

Особенно, когда твои клиенты корейские айдолы, которые иногда летают на собственном самолёте, блин.


— Полчаса назад. Я в Борисполе. Дал им твой львоский адрес. Они, наверное, тебе звонили. Но ты ж трубку не берешь!!!


— Ты ничего не попутал, Саша? Начальник тут я! С хера ли ты орёшь на меня? — я сжала кулак, и присмотрелась к убожеству, которое смотрело на меня из зеркала, вмонтированного в дверцы шкафа.


— Ты гонишь!!! К тебе корейцы летят!!! Стелла! Они до этого только клип один в Киеве сняли и всё! Никаких контактов ни с кем из нашей страны! А ты трубку не берешь! Ты хоть что-то знаешь про их манеры и правила приличия? Они пошлют нас на хер! Перезвони и трижды извинись, бл***! — он выдохнул, а потом ровно и сухо добавил, — Теперь можешь меня уволить.


— Пошел к черту, понял? Работай иди! Чтобы до вечера я видела примерные наброски по лекалам от конструкторского отдела у себя на почте!

Я нажала на отбой, и как была в атласных шортах и маечке в тон, выскочила в коридор.

— Па-а-ап!!! Папочка!!! Тревога!!! — заорала и влетела на кухню, где мама с папой смотрели утренние новости и спокойно пили кофе с мамиными печенюжками.

— Шо таке, доць? *(Что такое, доча?)

Мама округлила глаза из-за моего бешеного вида, а папа скривился и отвернулся.

— Мелкая! Иди халат надень! Ты ж не дитё уже давно! Что за бескультурщина?!


— Пап, ко мне корейцы через час прилетают! Их нужно встретить! Твой этот… Иван! Он же владелец свадебной фирмы с тачками?

Мама с папой аж привстали. Муся тут же накинула на меня свой плед, а батя ничего не ответив, схватился за сотовый.

— Какую нужно и сколько их человек? — только и спросил, а я тут же выпалила.

— Шестеро, но я не уверена. Там и охрана, наверное. Поэтому нужно два джипа, — пояснила и пошла в сторону холодильника, прикидывая сколько времени мне нужно, чтобы привести себя в порядок.

Папа уже начал говорить по телефону, когда я влила в себя половину бутылки минералки, и всунув её в руки маме, которая носилась по кухне, и уже приговаривала, что надо бы их тут встретить, что-то приготовить.


— Мусь, расслабься! Они на один день. А значит, вообще на пару часов. Так что всё нормально. Мы с папой их встретим, а потом я их поведу в какой-то ресторан.


Она застыла и посмотрела на отца, который решительно поднялся, и поцеловав её в щеку, подмигнул мне и скрылся в коридоре со словами:

— Иди собирайся! Машины через полчаса будут под домом.

— Отлично! — выдохнула с облегчением, и тоже чмокнув мамусю в щеку, побежала в душ.

Как я успела собраться в таком башенном ритме вообще ума не приложу. Спасало то, что я всё-таки не уродина, и мне хватило только двух масок для лица и корректора, чтобы привести себя в порядок. Мешки под глазами исчезли сразу после старого и очень хорошего метода. Огурчики спасали в любой ситуации. Они и стали моим завтраком в последствии.


За все годы работы, внешность стала приоритетом в жизни. Я не могла позволить себе встретить их с рожей, заплывшей после сна и куриным гнездом на голове. Поэтому быстро прошлась расчёской утюжком по волосам и, натянув свой хипстерский прикид, села в одну из тачек, которые ждали во дворе.

Но потом застыла и, посмотрев на капот, раскрыла рот:


— Па-а-а-п! Это нужно снять. Это же…


— Цветы! Ничего необычного. Простые цветочки на капоте! — папа начал приговаривать это и сдерживать хохот, — Ну, решат что украинское гостеприимство такое.


— Это, свадебный, мать его, бук…


— Светлана Александровна Задорожная!!! Что это за выражения! — грозно пробасил отец, а я сглотнула.


— Прости, пап!


— Вот и отлично! Переживут! Там же не кольца на капоте присобачены!


— Ага… — я хохотнула, но промолчала.


Папа улыбнулся, когда увидел, как я мандражирую.


— Ты чего так испугалась? Это что Ким Чен Ын? — повернулся ко мне, и просигналил для машины, которая была впереди.


— Хуже, папочка. Это один из самых известных артистов в мире.


— Шото я про него ничего не знаю, — хохотнул папа, а мы выехали на брусчатку, и мой мандраж поубавился из-за того, как трясло машину.


— Скоро узнаешь. Если этот человек сам прилетел, значит он подпишет со мной контракт прямо сегодня, или не уедет вообще! — решительно ответила, и сжала в руках свой планшет, на котором были все эскизы моего концепта, с фото моделей в почти готовых образах.


— Ты так хочешь этот контракт? Я помню твой первый показ в Париже, доча. Ты даже тогда так не волновалась. Почему сейчас?

"Хороший вопрос, папочка. Знать бы на него ответ…"


— Не знаю. Это сродни вызову. Я хочу сделать это и заполучить эту работу. Они слишком отличаются от нас. И если у меня получится, я буду первым модельером, который помог им завоевать карман простых баб из СНГ.


— Светик, ты так похабно это говоришь, — папа скривился, и опять посмотрел на меня, — Давай прекращай вести себя, как наглая девица! Я так не дождусь зятя вообще! Кто возьмёт замуж мужика в юбке? Ты же девочка!


— Я не выйду замуж, — отвернулась к окну, и мой взгляд зацепился за дворец польских шляхтичей.

"Вот люди жили. Целый дворец! Там видно мужик был главой семьи, а не маменькин сынок!"


— Говори-говори! Да не заговаривайся, дорогая.


Отец хмыкнул, а в моем кармане завибрировал сотовый. На экране высветилось имя помощника Сая, и я тут же подняла трубку.


— Здравствуйте, господин Пак. Мы уже на подъезде к аэропорту, — перешла на английский, и подкрепила всё холодным деловым тоном.


— Здравствуйте, госпожа Корн. Это очень приятно, что вы, наконец, взяли трубку. Но проблема в том, что господин Ли уже в аэропорту. А я звоню вам лишь для того, чтобы уведомить, что он вас уже ждёт.


Я охренела от этого тона на месте. Парень вроде говорил спокойно и даже с заискиванием, но при этом так меня ткнул в непрофессионализм, что я покраснела от злости и, естественно, не смолчала.


— Это отрадно, что мне не придется ждать. Поскольку сейчас я в трёхдневном небольшом отпуске дома. И мне бы не хотелось подобных инцидентов. Поэтому я попрошу, вас Чи Джин, как помощника господина Ли, впредь извещать меня о визите вашего агента заранее. Тогда и ждать не придется. Благодарю!


И поставила трубку. Нет, ну а чего они ждали? Что я начну ноги им лизать? Нет! Если я не стану себя уважать, никто не будет. Я модельер с мировым именем. Мои платья на красной дорожке Голливуда отсвечивали!


— Ну, наглый хам!!! — выругалась, а папа прокашлялся и свернул за машиной впереди.


— Дай угадаю. Тебе только что сказали, что было бы неплохо брать трубку, когда тебе звонят?


— Пап!!! И ты туда же?


— А что я? Я ничего! — папа опять хохотнул, и мы въехали на парковку аэропорта.


Внешне здание походило на стеклянный футуристический саркофаг. Мне нравился наш аэропорт. Судя из того, что он был чуть ли не единственным в нашей стране, который действительно похож на аэропорт, а не на станцию "Задрипанцi", я любила его не зря.

Но как только вошла через стеклянные двери, чтобы найти своих гостей, поняла, что это была очень плохая идея. Однако Сай виноват сам.


Я встала в ступор, когда увидела толпу визжащих девушек, которые орали так, словно по эскалатору вниз спускались боги.

Мало того, полицейские явно не справлялись с напором молоденьких дам, которые лезли чуть ли не на голову друг другу, чтобы увидеть пятерых парней, которые уже шли по вестибюлю в плотном кордоне из охраны.

Впереди шествовал мужчина в длинном белом пальто в пол. На голове глубокий черный капюшон, из которого выглядывало лицо. Вернее его часть, скрытая черной повязкой. Узкие джинсы, подчеркивали длинные и подтянутые ноги, а козачки черного цвета, переливались из-за освещения в терминале.


За ним шли пятеро парней. Вероятно та самая группа для которой я корпела почти месяц. Четверо в спортивном и тоже с прикрытыми лицами. И только один был почти точной копией своего агента. С той разницей, что пальто было черного цвета, а козачки на ногах красного.


Я сложила руки на груди, а когда меня попыталась отпихнуть полиция, ровно ответила:

— Це до мене! *(Это ко мне!)


Сказать, что молодой коп офигел, это ничего не сказать. Но прифигели позже и все. Потому что я-то встала аккурат на выходе, и когда Сай стянул свой капюшон и снял повязку, начался форменный дурдом, а мне показалось, что я сейчас оглохну от визга вокруг.


— Добро пожаловать в город Льва, господин Ли, — протянула ему руку для рукопожатия, а мужчина застыл на ней взглядом, но тут же схватился своей и пожал.

— Благодарю, мисс Корн.

Чистый английский, почти без капли акцента, меня очень удивил, как и то, что мужчина действительно не выглядел, как тридцати пятилетний мужик.


Все мои наблюдения подтвердились. Они реально намного моложе своего возраста. А сейчас, когда Сай был покрашен почти в блондина, смотрелся ещё моложе своих фото.


— Прошу! — я отпустила его руку и указала в направлении выхода, где папа и водитель дяди Вани, уже стояли у джипов, ожидая, когда мы выйдем.


— Благодарю! — мужчина кивнул головой и мы вышли через стеклянные двери.


Позади шли парни. Они молчали, и это было странно. Никто и слова не проронил, не говоря уже о том, чтобы хотя бы поздороваться.


— Прошу не воспринимайте это так, — шепнул Сай, и поклонился моему отцу, когда тот открыл для него дверь.


— О чем вы? — мы сели в машину к папе, тогда как четверка села в джип, стоящий за нами.


Только Кай, а именно так и звали ту самую девочку с фото, сел в нашу машину, рядом с папой.


— О том, что мы настолько скрытные. Кай-ши! — он посмотрел на парня и тот тут же снял все свои конспиративные атрибуты и широко мне улыбнулся.


— Анёьн, агашши! *(Здравствуйте, госпожа!) — парень повернулся ко мне всем корпусом и я офигела.

"Сколько тебе лет? Это вообще законно?"

Без косметики и в обычной одежде я прямо выпала, когда поняла насколько у него чистая и ровная кожа лица. Но при этом он хотя бы выглядел как парень. Хотя… Нет, для меня он так и останется девочкой. Цветочки, блин!

— Ам… Очень приятно, — я кивнула головой, тогда как папа тронулся с места, а Кай открыл окно со своей стороны и достал сотовый.

Папа посмотрел на меня через зеркало заднего вида, и я кивнула.

— Мне, признаться, очень неудобно, господин Ли. Я не ждала таких гостей. Тем более здесь — во Львове, — я перешла на деловой тон, когда заметила, как паренёк начал вести прямую трансляцию в инста и говорить что-то такое, в чём я ни черта не могла понять.


— Я, наверное, должен извиниться, — Сай сел удобнее, и я заметила блеск обручалки на его пальце.


"Очень необычное обручальное кольцо. С россыпью красных камней… Странный мужик. Красивый. Его бы я тоже одела во что-то своё. Прям руки чешутся! А вот его паренек, начинает меня бесить всё больше, потому что он как мой личный вызов."


С этими мыслями, я присмотрелась к мужчине и поняла, что он и сам не особо рад таким перелетам за один день.


— Я просто не смог отказать мальчикам в удовольствии посмотреть на вашу страну, раз уж мы решили работать с вашим брендом одежды.


Продолжая изучать выражение лица мужчины, мне становилось всё больше неловко. Это непонятное чувство. Совершенно дикое, когда ты стесняешься человека, потому что, ну, вот вообще не понимаешь его.


Всё внутри сжалось, но я взяла себя в руки, и холодно ответила:


— Это прелестно! Значит, за одно поговорим о деле! Прошу! — я достала планшет и открыв папку с эскизами бесцеремонно положила мужчине прямо на колени.


Сперва Сай не понял, что происходит, а опустив взгляд на экран застыл. Мужчина взял в руки гаджет и начал листать мои работы. И чем больше листал, тем больше хмурился, а потом застывал взглядом на каждой модели.


Папа прокашлялся, как раз в тот момент, как мы свернули на площадь "Рынок".


— Доча, куда дальше?


— Везём их на Высокий замок, там и поговорим, — я снова прошлась взглядом по пареньку впереди, и зацепилась за его губы.


Такие пухлые и полные, словно ему кололи ботокс. Но с той разницей, что это реально его губы. Отличить это дерьмо от натурального я могла сходу и на глаз.


— А потом? — папа улыбнулся и кивнул Каю, когда тот пригладил свои волосы и надел берет красного цвета.


Сказать, что мой батя выпал в осадок, это ничего не сказать.


— Потом посмотрим. Повезём, наверное, в какой-то ресторан.


— Может в "королевскую"?


— Думаю, да! Пусть попробуют настоящего львовского пива.


Сай продолжал изучать эскизы, а Кай продолжал что-то стенографировать в сотовом. Видимо их совсем не смущало, что мы разговариваем на русском, а они ни черта не понимают, но Сай меня убил.


— Вы… Хотеть… Пиво? — выдал на русском, не поднимая глаз от планшета, а я прифигела.


— Вы знаете русский? — тут же спросила, а с переднего сидения послышался отборный русский язык, только с небольшим следом от акцента.


— Да, госпожа, — просияло это чудо, и мило улыбнулась, — Моя мама казашка. Абуджи *(отец) кореец, но мы жили какое-то время во Владивостоке. А сонбэ *(наставник)… Ну нашего постановщика — госпожу Хан — вы знаете. Так, что она и учит всех русскому.


— Хм… — я приподняла бровь, и сложила руки на груди, — Ну, хорошо! Тогда…


— Это ваша работа? — Сай всё-таки обратился ко мне на английском и показал на эскиз пиджака, который как раз и был приготовлен для Кая.


— Да. Все эскизы это моя работа. Только некоторые из костюмов будут созданы моей командой. Я лично курирую ваш проект.


— Кай-ши! — Сай протянул парню планшет, а я опять удивилась.


— Как вы угадали? — посмотрела на мужчину, а он только хмыкнул.


— Вы явно взяли в концепт известный американский комикс "Город грехов" и признаться… Сделали из него нечто очень необычное. А ввиду того, что Кай подходит под этот образ лучше всего, я и понял что это его эскиз. Но ваши модели в этом несколько пугающие.


Я ухмыльнулась и ответила:


— Но ваши парни в этом будут выглядеть, как клан "Сопрано", господин Ли.


Мы затормозили у проулка, который вёл по склону к заповеднику, на котором и находился Высокий замок. Огромное сооружение, как лестница на самую высокую точку города, из которого он был виден, как на ладони.


— Очень красивый парк… — прошептал Кай на русском, — Это заповедник?


— Да, — я кивнула, а парень передал мне планшет, посмотрев в упор на своего сонбэ.


Эта загадочность меня немного ввела в ступор. Я вышла из машины и кивнула на кафетерий, в котором можно было купить хороший кофе "на вынос".


— Да, пожалуй, — ответил Сай, и от второй машины в сторону кафе тут же пошли две девушки.


К слову, я даже не заметила, что с нами были бабы.


— Вы готовы подписать документы?


Пока я продолжала рассматривать остальных парней, и то, как за девушками побежал водитель второй машины, Сай с совершенно безобидным видом ввел меня в ступор.


— Но вы же хотели сперва показ? — обернулась к нему, а Сай лишь загадочно улыбнулся и кивнул в поклоне.


— Он уже не обязателен. Мне было достаточно увидеть то, что вы не будете делать из моих парней порноактеров. Многие из ваших модельеров, в особенности американских и европейских, присылали мне такие работы от которых, признаться, было даже мне стыдно. Хотя не я их автор.


Мужчина начал осматриваться, а Кай подозвал остальных парнишек, которые тут же поклонились мне и представились. Естественно имён никто сходу не запомнил. Как с первого раза это запомнить, вообще не понятно.


— Так… Вы подготовили пакет документов? Или подпишем мой контракт? — мужчина поднял капюшон и накинул его на голову.


Утренний туман ещё не сошел, поэтому вокруг стояла сырость, но вид невероятно все равно красив и точно понравился парням.

Они стали осматриваться и громко указывать на винтовую лестницу, которая вилась вверх по клону к каменному сооружению на вершине холма.


— А вы его с собой привезли? — сощурилась и поджала губы, проследив, как они приняли кофе с рук девушек и стали о чем-то весело болтать.


— Да, но вы должны учесть одну вещь, — я нахмурилась от перемен в добродушном голосе Сая.


Мужчина преобразился в лице за секунду, а мне поплохело, и почуяла я, что не знаю под чем расписываюсь совсем.


— Если вы подпишете мой контракт — назад дороги не будет. Вы выполните его так или иначе, госпожа Корн.


— И чем же он так страшен?


— Тем, что вы станете модельером и стилистом моего агентства, и в ваши обязанности будет входить сопровождение моих подопечных во время гастролей по Европе. Вы готовы взять на себя такую ответственность на полгода? Пока что, конечно.


Я сглотнула, и опять посмотрела на кучку молодежи, которая была похожа на детей, впервые увидевшим что-то необычное.


— Что значит "сопровождение", Сай? — я смерила мужчину взглядом и сложила руки на груди, приподняв бровь.


— Это значит, что вы станете не только их стилистом. Вы будете отвечать за их внешний вид от пят и до головы, мисс Корн, круглые сутки и повсюду! Более того, именно вы должны им объяснить, какой сценический образ они выберут. Это сложно, и я пойму, если вы откажетесь. Мы не просто артисты, мы люди, которые живут работой постоянно. Изменить наш взгляд на ваш мир, боюсь не выйдет, но показать какой он, вы же сможете?


Это был, мать его, вызов. Ли Шин Сай ухмылялся, как змей искуситель, а глаза мужчины горели так, словно он играл со мной и бросил к ногам перчаточку со своего барского плеча.


— Я согласна!


Ещё ни один мужик, за всё то время, что я стала Стеллой Корн не брал меня так нагло "на слабо".


— Очень рад это слышать, мисс Корн, — ровно ответил Сай и обернулся к лестнице, — Покажете нам куда ведёт это сооружение, и обсудим детали?


— Конечно, господин Ли.

Глава 4

Тот день я запомню надолго. Особенно то, как подписала себе вылет буквально "в трубу". А именно так всё и выглядело, учитывая то, под чем теперь стояла моя подпись.

— Это, конечно, очень жирно, Стеллочка, но как бы не вымазаться в этом жире по самое "не балуй"!

Сашка мерял шагами пространство моего кабинета, и напропалую причитал, что студия останется на полгода на его плечах.

— Ты скоро дыру в полу протрешь! Сядь и не маяч перед глазами, как убогий.

Я скривилась и поправила полы своего нового творения. Пиджак с крошкой из камней "Сваровски" чертовски подчеркивал моё настроение. Начнем с того, что концепт корейцы приняли одноголосно под пивас в родненькой "Королевской пивоварне".


Вот уж чего не знала, так того, что они могут себе позволить хорошо выпить. Ну, а закончим тем, что девочке,(той самой, которая Кай) оказалось двадцать, мать его, семь лет!!!

То бишь паренька, которого я восприняла, как школьника, можно было уже назвать мужиком. При чём, когда мне сказали, что репачину грубым голосом читает именно он, я окончательно присела на стул.

Однако, Стелла Корн и виду не подавала весь вечер, что внутри у неё происходит буйство гормонов в пубертате, и вообще…


Я, как глубоко творческий человек, уже неделю не могла отойти от этого знакомства.

Итак, остальные четверо красавчиков были чуть моложе Кая.

Джин, До Шик, Шин и Кей — это теперь мой стишок, как в первом классе, когда мы начинали осваивать английский. Только с той разницей, что это был корейский.

— Белка… Стрелка… Пестик… Крестик… — прошептала про себя и прикусила ноготок на пальце.

И теперь эти пятеро парнишек официально мой новый долгосрочный проект. Мало того, мне придется оставить все дела и студию на Сашку, а через две недели, вместо показа в Милане, меня ждёт фееричный концерт "крор" культуры в Берлине.


Это мероприятие, что-то типа сборного концерта некоторых исполнителей этого стиля для фанов в Европе. Для меня же это репетиция перед туром по Италии.


А точнее, не только Италии. В планах у этого ненормального мужика, прокатить своих парней по всем странам западной Европы. Франция, Италия, Испания и, наконец, Великобритания. Я уже молчу о том, что и Шотландия нас тоже примет в свои объятия.

— Этот Евротур меня напрягает больше всего. Мне непонятна логика! Зачем возить этих мальчиков по всему континенту? Дай ты им возможность выступить на каком-то американском фестивале или награждении и "вуа-ля".

Сашка застыл, и всё-таки приземлил свой зад в кресло напротив моего стола.

— Вот! Я ж и говорю, что ты совершила глупость, — отрезал авторитетно мужчина, и поправил манжеты своей рубашки.

Увидев контракт, который я опрометчиво подписала, мой помощничек уже не был так рад корейским партнёрам. Пыл и спесь сдулись тут же, как Саша узнал, что всё будет взвалено на его горб.

Я же продолжала буравить взглядом одну точку, и раскачиваться на стуле со стороны в сторону.

"Они до одури интересные и необычные. А больше всего мне в них нравится то, что они не похожи на сраных мужиков! Нет этого дерьма с властными самцами, которые готовы осеменить любую племенную кобылу!"

— К черту! — я перевела взгляд на Сашу и поднялась, — Зови Марину и этого облезлого дрыща с рынка на Оболони. Как вспомню, что он сотворил со своими волосами, так вздрогну.

Ровно через час тёрок, коллегиальная комиссия постановила, что их начальница сошла с ума и пора срочно вызывать неотложку. Всё дело в том, что они в штаны наложили. Паршивцы знали — просрут хоть один крупный заказ, или контракт, полетят к херам торговать китайским шмотом в ближайший супермаркет.


В тот вечер я встала на тротуаре рядом с выходом из своего ателье и повернулась. Подняла взгляд на фасад здания и во мне проснулись необъяснимое чувство дурацкого трепета. Вывеска с моим именем сияла прямо над входом и это оказалось чертовски круто. Никогда не придавала значения такой дебильной сентиментальности, но в этот вечер что-то так и кричало в голове о том, что когда я вернусь сюда опять — жизнь изменится снова.


Развитая интуиция никогда не была моим коньком, но сейчас, собирая вещички меня потряхивало, как школьницу перед сдачей экзамена. Я носилась по квартире так, словно у меня шило в заду. Перебирала тряпки и откидывала те варианты, которые мне не нравились. Шесть "выходных" нарядов для публичных появлений отобраны давно, как и белье, труселя, лифоны и косметос.


— Тогда, какого хера? — я встала у зеркала и скептично осмотрела себя с ног и до головы.


Ответ пришел тут же. Я выглядела старше своих этих подопечных пареньков и меня это бесило, ведь двое из них оказались фактически мои погодки.


— Дожила, бабёнка. Выглядишь старше мужиков своего возраста, бл***!


Вылет завтра с утра, потому времени менять что-то мегакардинально не было, хотя у меня всегда был план. И я его успешно осуществила.


— Жанет! — с той стороны послышался гул очередной гулянки моего цирюльничка, а сама мадам Вологдина явно развлекалась и не подозревала, что продолжит развлекуху в компании бутылки игристого "Кристал" и краски для волос.


— Стелла, нет! Молчи! Я тут такого жеребца за гриву ухватила, что мне твои патлы что вдоль, что в поперек.


— Жанет, — я ухмыльнулась и посмотрела на свои тёмно-каштановые космы, — Платье из струящегося шелка, которое ляжет на твою фигурку, как влитое, с россыпью камешков черных агатов. Кроваво-красного цвета. Последняя модель…


— Из твоей весенней коллекции… — она буквально простонала это в трубку, а я улыбнулась.


— Жди! Через час буду. Какой оттенок и что делаем? — пропела подруга, а я поняла за что её так люблю — между мужиком и шикарным платьем от Стеллы Корн, она всегда выберет второе.


— На два тона светлее, и так чтобы корни были темнее самих волос.


— Стиль Джей Ло. Поняла, жди. Спасательный отряд поднят по тревоге.


— Ты возьмёшь и Мышку? — я ухмыльнулась и прикусила губу.


— А как же! Чё мне одной пахать, пока она тут подбухивать будет?


Жанет положила трубку, а я ощутила, что вот теперь всё готово. Сейчас я действительно решилась попробовать пойти дальше, и стать тем, кто создаст не просто красивые вещи. Я стану той, кто создаст самых красивых мужиков на этом чертовом шарике.


Их будут хотеть все!


Пока я сновала с тюрбаном из полотенец на голове, мои подружайки успели перепанахать весь мой гардероб, а когда я была готова и на меня из зеркала смотрела шикарная баба, у которой даже кожа лица посветлела из-за нового цвета шевелюры, я решилась показать феям, ради кого были проделаны все эти усилия.


Жанет и Мышка работали в команде пять лет. На их кресле сидели почти все звёзды нашего бомонда. Да и сами девушки выглядели не хуже своих клиентов, а иногда в разы лучше.


Жгучая блондинка Жанна Вологдина держала один из самых дорогих салонов красоты в Киеве, а её помощница Маришка, которую мы в шутку называли Мышкой, была её партнёром. Вместе мы основали трио холостячек, которое упорно стервозило и лихорадило светский круг столицы.


— Ух ты ж, бл***! Это точно мужики?


Жанна уселась на мягкий диванчик напротив плазмы и разлила шампунь по бокалам. Мышка же просто нагибала голову от одного плеча ко второму, присматриваясь к моей новой головной боли.


— Мне вот этот в центре прямо очень зашёл, — вдруг выдала девушка и присмотрелась опять, — Он прям такой необычный, что хочется смотреть всё время. И потрогать в придачу… — она руками изобразила хватательные движения, чем несказанно меня развеселила.


— Ли Шин Сай — их агент, один из лучших "к-рор" исполнителей Кореи, звезда с мировым именем. И тебе с ним ничего не светит. Женат, двое детей, и судя по всему жена способна поломать твои загребущие ручки в трёх местах.


Я хохотнула, когда Мышка схватилась за свои конечности и раскрыла рот.


— Он женат на собственном телохранителе, — добила её и со смехом наблюдала, как вытягивается лицо подруги от шока.


— Да, ты гонишь! — Жанет выпила свой бокал залпом, а я протянула ей клубнику.


— Ну, хорошо! А тот, который с ним рядом стоит? Такой прям взгляд. Как волчара, — Жанна тоже присмотрелась, а я опять расплылась в улыбке.


— Ким Тай, солист "джей-рок" группы "WolfIsland". Если перевести, то ты попала в точку. Женат на американской танцовщице, которая работает в балете Ли Шин Сая.


— Не, ну гля!!! А хоть кто-то свободный из первого круга есть? — зло шикнула Мышка, и ткнула пальцем в мужика, которого лучше вообще пальцем не трогать.


— Вот он! Он точно свободный!


— Хер тебе! Губу закатай! Хан Джей Мён — бывший солист одного с Ли Шин Саем бойс-бэнда. Зведун не меньше главного агента, и окольцован точно так же. Уже как несколько лет женат на художественном постановщике из Питера, а год назад у них родился наследник. Так что…


— Мужика себе ты там не найдешь, даже ради развлекухи, — начала ржать Жанна, а я переключила фото и они замерли.


— Почему же, — хмыкнула и откусила кусочек от клубники, — Вот эти пятеро всецело мои.


— В смысле? — одноголосно выдали подруги.


— В прямом! Это и есть те, с кем я еду в тур по Европе. И все они совершенно свободны, аки ветер на "Гуляй-поле".


— Групповушка? Мать, да ты никак совсем в феминистки записалась? — Жанна постучала меня по макушке, а я скривилась и всадила ей в рот клубнику.


— Иди ты! Групповушка… Ага, щас! С кем? С этими детьми? Они, наверное, бабу голой только в учебнике по анатомии видели. Цветочки, бл***.


— То есть, тот красавчик, который мне серое вещество в тазобедренный сустав спустил, скинул тебе на горб вот этот цветник? Об этом ты говорила? — Мышка упала на диван между мной и Жанет, а я только тяжко вздохнула.


— Всё гуд, девки. Круто и то, что я стала их стилистом, и то, что отхапала такой контракт. Но… Есть одно ма-а-а-а-а-ленькое "но"! Я несу за них полную ответственность в туре. Я их одеваю, я им объясняю, как себя вести на публике, я слежу за их манерами и картинкой, которую они создают. И это…


— Раздевайтесь гражданочка, приехали… — убийственным голосом отрезала Жанна и я прикрыв глаза, кивнула.


— Им конец, Жанна! — припечатала Мышка.


— Она их поубивает… — продолжила Жанна.


— А пепел развеет с Эйфелевой башни или Биг Бена. Стопудово.


— И не говори. Мне уже жаль пацанов…


— А меня не жаль?!!! — я рявкнула и обе застыли.


— Жаль, потому что ты пока выберешь кого из них трахнуть первым, у тебя чесотка по всему телу пойдет. Признавайся, Стелуца. Кто? Ну должен же быть кто-то, на кого положила свои ясны очи наша дивчина?


Я продолжала смотреть на экран и всё больше меня бесило лицо главного Цветочка. Он-то реально заставлял меня вспотеть тем, как не вписывался вообще в общую картину.


— Все пятеро. Групповушка, так групповушка… — холодно отрезала, и закинула в рот ещё одну клубнику с удовольствием хмурясь от того, как её вкус играет на моём языке.


"Надо будет в следующий раз прихватить с собой побольше клубники. Мужик без клубники — деньги на ветер!"


Утро наступило не слишком рано, но и слишком поздно, чтобы я могла спокойно сесть в самолёт. Пока входила в терминал в Борисполе, всё было хорошо, но как только встала на очередь регистрации, мою руку схватил Саша и замогильным голосом выдал:


— Я тебя умоляю! Нет! Хочешь на колени встану, Стелла! Не поубивай никого, веди себя прилично и не хами стаффу. Это люди с совершенно! Совершенно другой ментальностью. Будь милой и ласковой, а? Ты ведь умеешь! Я знаю!


— Ты где-то приложился? Или хочешь чтобы я тебя сама чем-то приложила? — начала шипеть в полтона и отцепила клешню своего помощника от руки, — Ты что устроил перед людьми? Какого хера, Саша?!


Но он не ответил, а выпрямился и прижал меня к себе.


— Света. Я знаю тебя много лет. Ты мне очень дорога, и я тебя призываю! Нет, требую! Веди себя, как женщина, а не мужик, иначе этот контракт последний. Шин Сай уничтожит нас всех, если хоть кто-то из его мальчиков пострадает! Я такого про него начитался в сети… Это демон! Он порвет любого за своих артистов и не пожалеет никаких денег, чтобы заткнуть всем рты. Веди себя хорошо!


Я терпела эту дебильную браваду до последнего. Честно хотела понять этого полудурка, но увы…


Со всей дури мой каблук всадился в ступню Саши, и он завыл мне на ухо.


— Я тебя уволю, Александр! Возьму и просто выгоню, если ты ещё хоть раз будешь стонать мне на ухо о том, что я должна кого-то или чего-то бояться. Если бы я была такой, о меня давно бы вытерли ноги, дружочек. Поэтому! — я хорошенько прокрутила каблуком (благо это была не шпилька) по его ноге, и с удовольствием заметила, что меня поняли.


— Собрал свои сопли и начал думать мозгами! Пока я там, твоя обязанность держать меня в курсе не только того, что происходит в ателье, но и того, что происходит вокруг этого демона, как ты выразился! Уяснил?


— Ага… — он кивнул, но злость в его взгляде я заметила хорошо.


— И нечего в меня глазками стрелять, Саша. Я тебя предупреждала и не раз. Ты — мой работник, я — твой начальник. Советы это хорошо, но есть рамки, за которые я очень советую тебе не переступать.


Я видела, что впервые нахамила и угрожала Саше не в шутку, а на полном серьезе. Мне не нравилось, когда мной командуют. Меня бесило, когда мужики позволяют себе приказной тон и вот такие выволочки, тем более, что данный представитель членистоногих вообще не мой мужчина. Тогда какого хера?


В общем в самолётик я села в весьма "радужном" настроении. Закрыла перегородку своего сидения, опустила его и улеглась, смотря в иллюминатор. Собирался дождь, и всё выглядело до тошнотворного серым и бесцветным.


И так весь полет, пока я не спустилась по трапу в аэропорту Тегель славного города Берлин. И вот тут началось буйство красок.


— Твою мать… Это что за взрыв на китайской фабрике?


В терминале стояла толпа народа, которая очевидно ждала меня, потому что рейс из Сеула приземлился на полчаса раньше. Но это всё херня. Меня волновало, как так вышло, что пацаны, которые прилетели ко мне во Львов одетые адекватно, сюда припёрлись в этих пестрых тряпках. Разноцветные батники, самых диких цветов, почти кислотных, невообразимые кроссовки… Это всё не спасало даже наличие черных парок в пол, которые теоретически должны были прикрывать этот срам.


— Вы только что убили моего Муза. Он дрожит у моих ног и трепыхается в предсмертных конвульсиях.


Именно это было первым, что я вместо приветствия выдала прямо в глаза Каю, который хорошо поняв меня, скис и в непонятках оглянулся на остальных.


— Что не так? — спросил До Шик на английском.


Парень, в своем кислотно-желтом батнике реально теперь по цвету совпадал с Дошиком.


— Вы меня убить решили сразу в аэропорту? Действительно! Зачем мелочиться! — это я выдала настолько холодно, что опешил весь стафф.


Слава богу, мы стояли в терминале, и ещё не успели выйти "на публику".


— Это финиш! Вы как школьники, которые сбежали из дурдома.


Это я уже выдала про себя и стала оборачиваться по сторонам. Вся пресса естественно стояла в основном зале аэропорта, и помимо моего цветника, была поглощена появлением ещё кучи звездоносных представителей корейского шоу-бизнеса.


— Так! — я схватила Кая за парку, и тот сразу застыл, а улыбка на его лице померкла разом.


— Что?


— Ищи! — когда я думала очень быстро, моя речь часто становилась несвязной, и понять, что хочет госпожа Корн было той ещё задачкой.


— Что искать, агашши*(госпожа)? — повторил вопрос Шин, и нас обступила охрана.


— Ищите, где вас можно переодеть! Уже!


— Но зачем? По-моему парни хорошо выглядеть, госпожа Корн! Это быть обычная стиль, корейская мода отличаться от ваша.


Я не знала этой девушки, а после того что выдал её мозг через рот, и знать не хотела.


— Ищите уборную, либо любой коридор! — я строго посмотрела на Кая, а парень тут же сглотнул и кивнул.


— А вы! — повернулась к девице, которая решила меня лечить, и продолжила, — Немедленно идите к ленте за моим багажом! Быстро! Там шесть чемоданов с эмблемой моего ателье. Не перепутаете.


— Что происходит? — спросил Кей и снял повязку черного цвета с лица.


— Вы всегда появляетесь так на публике? — я прищурилась, а парень кивнул, и откинул милую челочку.


— Ам… Ну, да.


— Тогда забудьте! С этого дня, даже из аэропорта, вы будете выходить, как боги. Взгляд! — я посмотрела ему прямо в глаза, и Кей застыл, — Такой, словно каждая баба готова лизать тебе ботинки и ты это знаешь!


— Осанка и походка! — повернулась в сторону Джина и До Шика, которые сутулились как старые деды, — Даже без направленных на вас объективов камер, должны быть такими, словно под вашими ногами земля трескается и горит огнем!


— Внешний вид! — теперь я повернулась к Каю и Шину, — Такой будто вы спите в этих шмотках и просыпаетесь не с заспанными и закисшими лицами, а с безупречной рожей. Идеальность! Секс и магнетизм во всём! Никаких сюсечек и пусечек, с этого момента! Никаких ярких и диких цветов! Никакого детского сада и непосредственности. Если у вас это работает как бомба, у нас всё совершенно иначе. Наши женщины хотят глазами, и хотят не сюсечки и пусечки, а хотят ходячий секс с таким взглядом, после которого хочется попить водички или чего-то покрепче!


Сказать что замерли после моих слов все двадцать с лишним человек — ничего не сказать.


— Я отличаюсь от вас! Вы не понимаете моих методов работы, но вам придется с ними смириться, потому что ваш агент подписал контракт со мной! — тихо продолжила и заметила, как два парня из охраны и две девушки из стаффа, везут на специальной каталке мои чемоданы.


Я хорошо знала, в каком из них лежат несколько костюмов, джемперов, гольфов и рубашек. Пальто и остальное лежало в специальных кожаных сумках, которые были прикреплены к каждому чемодану. Всё подобрано четко по размеру для каждого из парней, а чемодан промаркирован именем. Поэтому я сразу указала на нужные, а Кай махнул в сторону указателя с уборными.


— Отлично! Вперёд. В этих чемоданах есть всё, что вам нужно. Ботинки думаю, вы привезли свои, — зло ухмыльнулась и посмотрела на опешивших от такой жаркой встречи парней.


Они, как и остальные, явно не понимали, что происходит, и как можно переодеваться в туалете.


— А теперь вопрос к визажистам? Вы чего встали? — повернулась к двум барышням, которые всё это время молча смотрели на нас, огромными от шока глазищами наблюдая за тем, что я делала.


"Если у него все работники настолько распущены, как Сай смог держать такую машину, как целое агентство в руках?"


Я ещё раз посмотрела на притихших девах, и с уверенностью могла сказать, что они меня уже ненавидят. Их выделяли волосы яркого цвета и пристальный изучающий взгляд. Он мне и сказал, насколько я им "приятна".


— Мы? Но мы не знать… — одна из них с опаской мне улыбнулась, пытаясь изобразить милое личико.


— Знать. Берите свои волшебные чемоданчики и быстренько за парнями!


— В туалет? — такого шока я в жизни не наблюдала на женских лицах.


— А что в этом такого?


— Но ведь это же быть мужская уборная! Как мы?


— И что с того? Сейчас мальчики из охраны нам помогут, — я улыбнулась двум немаленьким парням в черном и они кивнули, тут же передав что-то по связи своим коллегам, которые пошли следом за цветником.


— Там будете только вы, потому у вас… — я посмотрела на часы и прикинула сколько мы потеряем от того, что выйдем из аэропорта почти последними, — …Десять минут. Пресса ждать не любит.


И вот в туалет вошел цирк Поплавского, а вышли мои мужики. Именно такие, какими я их представляла. Словно в замедленной съёмке, впереди шел Кай и поправлял манжет рукава черного пальто в пол. За ним в белых, точно таких же, шли две "карамельки" с нежным цветом волос — До Шик и Шин, а следом в красном топали Кей и Джин. Черные гольфы под горло, джинсы от светло-синего до черного оттенков и ботинки в тон. На голове, естественно, быстренько поправили причесочки, а Каю вообще открыли лоб и волнами уложили челку с левой стороны, открыв правый висок.


Отовсюду послышались шепотки, а девочки из стаффа замерли.


— Шикос! — констатировала факт, и надела повязку на лицо и кепку работника стаффа.


Свою персону я афишировать пока не собиралась, поэтому натянула и солнцезащитные очки.


— Довольны, агашши? — Кей ухмыльнулся, а я поправила его воротник и, оттянув свою повязку, прошептала:


— Нет. Когда в немецкой желтухе напишут, что ты новый секс-символ их школьниц, вот тогда я даже похвалю тебя.


— Вам говорили, что вы нереально грубы и пошлите, как аджосси на рыбном рынке? — До Шик фыркнул, а я ухмыльнулась и ответила:


— Для меня это звучит, как комплимент. А теперь вперёд, цветочки!


Они обернулись к стаффу и я увидела это — командный дух этого сборища.


— Файтин! — каждый поднял кулак вверх и вся эта процессия пошла вперёд, пока я, со спокойной душой, тут же получила ответочкой от судьбинушки по голове.


Звонил Пак Чи Джин. Тот самый Чупик, которого все так любили, а я откровенно не переносила на дух ещё после разговора в машине, когда прилетал Сай.


— Утро доброе, госпожа Корн. Я выслал вам на сотовый в чат координаты коттеджа, который снял на два дня, пока вы пробудете в Берлине.


— Спасибо, господин Пак, — и на этом месте я нахмурилась, — Коттедж? Разве нас не в гостиницу поселили?


— Нет, — тут же ответил Чи Джин, пока я наблюдала, как парни под вспышки фотокамер помахивают руками и кланяются толпе репортёров и поклонников у выхода из аэропорта.


— Господин Ли распорядился, чтобы для вашего удобства сняли отдельное жилье, а не гостиничные номера. Так удобнее, и вы сможете нормально отдохнуть после концерта.


— Какой заботливый, — процедила сквозь зубы на родном, а сама выдала на английском, — Хорошо. Тогда мы едем прямо туда.


— Нет, сперва парни должны провести "фан-сайн" и репетицию на "Mercedes-Benz arena". Учредитель фестиваля уже ждёт вас. Пока вы будете делать всё сами, госпожа Корн. Сейчас очень плотный график у Волков и Лиен Хо с его новой группой, поэтому времени на парней очень мало. Прошу, отнеситесь со всей серьёзностью, и хорошо потрудитесь.


— Конечно, господин Пак. Куда я уж денусь… — скривилась и выдала лилейным тоном.


— Уже никуда. Вы всё правильно расценили. Кстати должен вас похвалить. Смотрю прямой эфир. Парни шикарно выглядят. Считайте, что проверку вы прошли.


— Что?! — я сжала телефон в руках так, что реально была готова раскрошить сей адов аппарат своими ноготками.


— Ничего необычного. Вот это уже был реальный комплимент. Файтин, Стелла-ши.


Я бы ни в жизнь не поверила, но меня опять нагнули. При чём сделали это жёстко и при том заявили об этом прямо в лицо.


— Стелла… Спокойно. Просто выйди из аэропорта и сядь в машину. Не нужно никого убивать. Люди хотят жить. Жизнь — это благодать. Всё имеют на неё право. Ничего страшного от того, что твои нервы погибают нет. Это просто гуманизм. И ты будь, мать его, гуманна!!!


Это всё я бормотала на родном, в попытке успокоить себя и дождаться момента, когда смогу принять горячую ванну и забыть о цветочках, бутончиках и парнях в разноцветных батниках хоть на один час.


Я прошла вслед за стаффом, а за моей спиной сомкнулась наша охрана. Чтобы меньше маячить перед камерами, опустила голову вниз и спряталась в полах своей парки. Шла, смотря на свои ботинки, пока головой не врезалась в чью-то грудь.


Подняла глаза и опешила. Кай стоял прямо передо мной и держал дверь джипа открытой для меня.


— Садитесь, пока из аэропорта не вышли парни из "DNBoys". Тогда здесь начнется действительно настоящий ад.


Он мило улыбнулся, как девчушка, хотя учитывая то, как выглядел Кай — я своего добилась. В таком виде, даже я взмокла, смотря на этого парня.


— Можно на "ты", — уверенно ответила на нашем и получила милейшую ухмылку.


— Не смей корчить такое лицо! Вся мачо-магия пропадает! — отрезала, когда садилась в машину, а потом меня зажали между собой три тела.


— Вы… — я посмотрела на севшего следом за мной в джип Кая, и зло приподняла бровь.


— Это просто машина тесная, агашши! — пропел Шин, который сидел по другую сторону, рядом с прижатым к другой двери Джином.


Парни состроили такой невинный вид, что я прямо восхитилась подобной наглости.


"Ну, цветочки! Гадёныши, блин!"

Глава 5

Таких масштабов я не видела ни разу. Размерчик конечно, то что надо. Но, блин, это не арена, это стадион! Разбитый на секторы стадион с огромной сценой. Я встала в проходе и решила понаблюдать за тем, что происходит, а за одно пообщаться с учредителями и понять, что мне делать дальше?


Такими вещами я не занималась никогда, но тупой себя тоже не считала, поэтому всё началось, как только я вошла за кулисы.


— Вот! Это быть наша внутренняя связь! — одна из девушек протянула мне наушник и передатчик, и стала объяснять как пользоваться этим чудом техники.


И только я его получила — девушка побежала к парням готовить их к репетиции. Лучше бы я ничего не подключала. Потому что в голове началась каша из корейского вперемешку с английскими словечками, которые корейцы часто переиначивали, добавляя в свою речь. И когда я поняла, что таскать это ни черта не понимая, толку нет, нажала на кнопочку в наушнике и спокойным тоном пропела:


— Переходим дружненько на английский, — с той стороны послышалась полная тишина, а кто-то прошептал:


— Это случайно не госпожа Хан прикатила?


— Точно она! Кто ещё так рявкать будет в наушник.


Я еле сдержалась, чтобы не расхохотаться. Нет, ну вы только посмотрите на это, бл***!


— Вообще-то я всё слышу, и если бы я была Роксаной, боюсь она бы вас по головке не погладила.


Я прошла из кулис на правый помост и продолжила, смотря на то, как монтируют сцену.


— Зачем вы мне выдали эту побрякушку, если я ничего не понимаю?


Но ответили мне не из наушника. Голоса прозвучали за спиной и я тут же обернулась.


— Самое время начинать учить корейский, Нуна! — протянул последнее совершенно дикое слово Шин и обнял за плечи До Шика, которых тут же начал мутузить сзади Кей.


С виду мужики. Вот точно, ведь это я их одевала. Но, бл***!


— Руку убрал! — сложила руки на груди и посмотрела в упор на мистера "распродажа Дошика".


— Что? — Шин нахмурился и повернулся к До Шику.


В этот момент мои зенки стали в два раза больше, потому что расстояние их лиц слало почти минимальным.


— Вы рехнулись? — опять холодным тоном повторила и подождала пока мимо не пройдет толпа, которая бежала за каким-то пареньком в латексе.


— А что не так? — это уже спросил подоспевший Кай, который надевал микрофон и поправлял пальто, — Что случилось, Нуна?


Он налег сверху на троих остальных, и только Кей хохотнул и развёл руками, мол: "Ничего такого, просто обычные сюси-пуси…"


— Что не так? — томно переспросила, расплываясь в улыбке, и посмотрела в упор на Кая.


Пацаны встали в ступор, а Кай выпрямился, когда я подошла в притык к нему и обняла. Парень натянулся, как струна и я ощутила, как пахнет этот цветничок с фиалками. Гады! А ведь благоухают не хуже, чем выглядят.


Привстала на носочки, опираясь о его плечо рукой, согнутой в локте, и провела пальцем по подбородку, у самого лица прошептав:


— Как выглядит такая сцена?


— К-к-какая сцена? — Кай начал заикаться и сглотнул в попытке отцепить меня от себя, но я-то знала, что делаю.


— Ну как какая? — обняла его сильнее, и стала говорить прямо в губы, — Я же с тобой просто разговариваю?


Парни застыли, как статуи и молча, с ужасом, наблюдали за этой сценой. Кай же перешёл на русский и прошептал в ответ, сцепив челюсть:


— Стелла, такое поведение на людях между мужчиной и женщиной недопустимо. Не висни… — он посмотрел на мои губы и опять сглотнул, а подняв взгляд на мои глаза закончил, — …на мне, пожалуйста.


— А им… — продолжила, а парень и вовсе непроизвольно сдавил меня рукой за талию, да так, что я сама чуть не поперхнулась, а он бедолага аж покраснел, — …почему им можно разговаривать, бл***, на таком расстоянии? Это что, нормально?


— Нор… Нормально, — ответил Кай и подался головой назад в попытке отодвинуться от меня, но ручонки то не убрал.


— Это! Не! Нормально! Возможно, это дружеская шняга, — отцепилась от него и он громко выдохнул, когда я перешла на английский, — И это очень мило и красиво выглядит! Но! У вас имидж совсем другой.


Я обернулась к парням, а они продолжали стоять как статуи.


— Кай, она тебя только что не изнасиловала случайно? Было очень похоже. Ты в порядке?


Я честно пыталась не воспринимать это буквально, но на их лицах красовался такой шок, словно я реально только что кого-то домогалась.


— Так! — подняла руки вверх, и все вздрогнули и отшатнулись.


"Господи! Дай мне сил, а? Можно? Почему я не захватила с собой ящичек "Кристал", как успокоительное?"


— Мы беремся основательно не только за ваш внешний вид, но и за манеры!


— Нет! Я не согласен, чтобы на мне вот так висли девушки! — До Шик выпрямился, а Шин отцепился от него. Парни посерьезнели разом, а я опешила.


— Это неприлично, Нуна! Если мы будем вести себя подобным образом, дома нас просто сотрут в порошок в сети.


— То есть, когда парни тискаются, как влюбленная парочка — это нормально, а когда это делают с девушкой — стыд и срам?


— Да, — одноголосно ответили все пятеро, а я выпала в осадок.


Было такое чувство словно мир поделился пополам, и эти парни не иначе, как из соседней альтернативной реальности. Нет, ну я предполагала, что у них там свои типа нравы и все дела, но не до такого же…


— Нуна… — тихо позвал меня Кай, а я холодно задала вопрос:


— Что это за слово такое дикое, блин?


— Оно значит сестрёнка. Старшая сестрёнка, — с опаской ответил Джин, а мои брови поползли вверх.


— С каких пор…


— У нас так называют близких подруг… Ну, иногда. В этом нет ничего плохого, — попытался успокоить меня Кей.


— Понятно, — я кивнула, и услышав что их зовут на сцену, быстренько помахала рукой.


— Идите! Идите, мне нужно решить несколько вопросов! Это… — подняла руки вверх и попыталась повторить это их изречение на удачу, — Файтин! Ага…


Они тут же пошли в сторону звукачей, а я выхватила телефон и решилась сделать то, что должна была сделать давно. Земляки всё-таки. Она ж не откажет мне в помощи, бл***! Потому что то, что я наблюдала очень плохо. Даже если парни натуралы, наши это воспринимают не так, как это принято в Корее.


Я посмотрела на часы и прикинула, что вероятно сейчас в Сеуле, примерно семь утра. Не должна же она спать? На фан-сайн у нас ушло четыре часа, и сейчас был почти вечер, а значит по разнице во времени…


— К черту! — я набрала номер Роксаны, и встала рядом со столиками с водой и какими-то склянками.


— Слушаю, Стелла. Здравствуйте! — с той стороны послышался уверенный и весьма бодрый ответ.


"Точно, у неё ж малой. Какая мать будет нормально спать ночью или ранним утром?! Слава тапкам!"


— Доброе утро!


— Не сказала бы, если вы звоните мне, а не Чи Джину. Что стряслось?


— Я могу быть с вами откровенной, Роксана? — я отошла подальше от сцены, чтобы нормально с ней поговорить, когда женщина ответила:


— Можно на "ты", Стелла. Что не так? Тебе нужна помощь?


— Мне нужно понять. Просто я заметила некую странность за парнями, и это может им серьёзно навредить, если дело будет касаться имиджа.


— Понятно. Они уже начали при тебе дурачиться?


Я остановилась в коридоре и чуть рот не раскрыла от удивления. На меня стали оборачиваться и пристально всматриваться в бедж, который висел на моей груди, но мне было плевать.


— Тут ничего не поделаешь. Такие манеры. В этом обществе на людях парень с девушкой, как целомудренные одуванчики. А если дело касается друзей… Здесь можно увидеть мн-о-о-ого интересного. Поэтому относись к этому спокойно. Они все натуралы. Вернее, я бы сказала, у них на подобное и времени то нет. Сай только месяц назад выпустил их из тренировочных залов. Они буквально жили там почти год. Потому… Не бери в голову.


Не брать в голову? Она шутит, или издевается надо мной? Как это не брать в голову?


— Ам… Дело в том, что я не согласна.


— Тогда действуй, — спокойно ответила женщина и хмыкнула, — Если Шин Сай подписал с тобой то, что я видела, ты можешь поступать, как считаешь нужным. Он никогда не делает ничего просто так. По крайней мере, у всего есть своя цель. Если Сай и правда дал тебе такие полномочия, вперёд Стелла. Ты можешь делать так, как хочешь ты. Этот проект изначально был для западного рынка. Поэтому лично я, проблемы никакой не вижу. Это Чупик стал полицией нравов, как только взял всю организационную часть работы агентства на себя. Энджи вообще не волнует это до того момента, пока не появятся какие-то больные сасэн, или угрозы.


— То есть… — я затаила дыхание, понимая, что возможно удастся выпутаться из этого, не ударив в грязь лицом.


Ничего против не имела, но моя задача в том, чтобы они выглядели достаточно жёстко. Концепт такой, и эти засюсюкивания вот вообще не в тему. Даже если это вполне естественно.


— То есть, пока всё нормально и нет явных проблем, лепи из них то, что задумала. Я видела эскизы, и если даже мой муженек захотел себе такой пиджачок — это уже многого стоит. Джей переборчивый, и всё что носит — исключительно синего или черно цвета. А тут бордо. Даже я удивилась.


— Фух… — тихо выдохнула и встала у стены, потирая лоб и медленно успокаиваясь.


— Всё ведь в порядке? — её тон поменялся и я немного удивилась.


Роксана спросила это немного мягче и мне стало даже как-то приятнее наше общение, что ли. Ведь я говорила с ней от силы третий раз.


— Всё нормально. А с чего ты взяла что, что-то не так?


— Просто, обычно когда у нас появляются новые лица, в агентстве обязательно происходит амурный дурдом. Словно проклятие какое-то. И всегда пострадавшая сторона — это девушка. Вот я и говорю, поосторожнее с парнями. Они может милые на вид… Но…


— Серьезно? Ну тогда, спасибо! — я злорадно ухмыльнулась и прищурилась, — Значит, не всё так просто?


— Ну представь, что они проходили военную службу, а теперь вернулись домой. Их отпустили куда-то без присмотра впервые за три года. Так что… Это всё-таки мужчины.


— На людях значит нельзя…


— Но кто сказал, что наедине запрещено.


Роксана хохотнула, а я расслышала какую-то возню за спиной. Только попрощалась с ней и повернулась, чтобы посмотреть, кто за моей спиной, как врезалась в мужчину.


— Омо… Бъян! *(Боже… Простите!) — он поклонился, но из своих ручонок не выпустил, а потом и вовсе опустил взгляд на грудь, где красовался бедж.


— Стафф? Вы работник стаффа парней из "SFire"?


Я высвободилась и поправила форму. Откинула волосы и прошлась взглядом по мужику. При чем сделала это так, чтобы он явно это понял, даже головой наклонилась.


— А вы значит? Кто? — спросила его, а сама присмотрелась к обычному джемперу из простой ткани серого цвета, и джинсам из натуральной ткани, без примесей стрейча.


И здесь должна была признать, что врезалась лбиной в весьма красивый экземпляр. Достаточно высокий, подтянутый и холеный мужик, не хуже моего цветника, но явно старше.


— Я менеджер группы "DNBoys", — улыбнулся он, и я посмотрела на ровный ряд виниров, который он не постеснялся продемонстрировать.


"Где-то я уже слышала это название?" — мелькнуло в мозгу, а потом шестерёнки заработали, и я вспомнила слова Кая о группе в аэропорту.


— И? — приподняла бровь и ждала дальнейшего развития событий.


Мир моды закалил меня очень хорошо. И я знала, что когда завязывают вот такие "случайные" знакомства, делают это не просто так, а потому что прощупывают почву. Ни за что не поверю, что мир этого "крор" не конкурентен. Поэтому и стояла, продолжая прожигать взглядом менеджера, который стал мне неприятен тут же.


Я ведь не вчера первую стопку хлебнула. Просто так в девушек у стены не врезаются, да ещё и менеджеры других групп.


— Хотел завязать знакомство. Мы ведь в одном туре, а вас я вижу впервые.


"Что значит в одном туре?" — я нахмурилась, а серое вещество тут же выдало:


"А как ты думаешь? Что дешевле: просто устроить целый тур, или совместить его с другими агентствами? Как ты думаешь, что лучше: сыграть на контрасте сразу, или биться головой о стену на собственной сцене, которая возможно и не соберёт столько народу, сколько поместится на этой арене? Они ведь только начинают совместную карьеру! Мозгами нужно думать, а не иголкой с ниткой, Стеллочка! Уши могут отвалиться, потом не пришьёшь!"


— Очень приятно! Я Стелла Корн! — я сняла кепку и проследила за шоком на лице мужчины, когда он понял с кем говорит.


— Значит, Ли Шин Сай реально это проделал. Вот же хитрый кумихо. Вы и правда та самая стилист из…? — он нахмурился и стал вспоминать название моей страны, а я сложила руки на груди и холодно ответила.


— Украина! Это центр Европы, господин безымянный! Запоминайте! Вам пригодится, когда захотите приехать туда с концертом.


— Точно… — он ответил не менее холодно, а я сжалась и приподняла подбородок.


"Вот ты и показал своё лицо. Господин, бл***!"


И только я хотела ответить в своей любимой манере, как случилось то, что выбило из меня всю спесь. Ни разу! Ещё ни разу в жизни такого эпизода со мной не происходило.


— Нуна!


"Кай?" — этот голосок прозвучал так, что даже заглушил звук колонок, которые проверяли, видимо после репетиции моих парней опять.


Я повернулась и опешила. По коридору шли все пятеро, уже без верхней одежды, а в моих костюмах и снимали на ходу микрофоны с головы, буравя бедного холеного агента таким взглядом, что даже я впечатлилась.


Впереди топали мои нежные цветочки с бирюзовой шевелюрой, которая была явно вспотевшей. И на фоне этого тестостерона, я поняла слова Роксаны буквально. Мне показалось что по коридору к нам идут волчары. Шин и До Шик встали передо мной, а Кай, Кей и Джин обступили сзади.


— Анъен, Чхвэ Дон Мин-ши! *(Здравствуйте, господин Чхвэ Дон Мин!) Вонга вонайшисымника? *(Вы что-то хотели?) — задал холодно вопрос Шин, а я повернулась к Каю и кивнула головой, мол: "чё за херня?"


— Лучше с этим человеком тебе не общаться, Нуна! — прошептал на русском Кай, — Сонбэ и нам запретил вообще с ним разговаривать. Этот человек не чист на руку и опасен.


Я прищурилась и пока это Дон Мин, продолжал скалиться и строить из себя невинного барана, схватилась за плечи Шина и До Шика, посунув парней в стороны, чтобы пройти.


"Если даже Шин Сай тебя не переваривает, и запретил своим парням с тобой даже говорить, то я в который раз не ошиблась! Ходь сюды, красавчик!"


— Нуна! — Кай попытался меня остановить, но я подняла руку вверх, и остановила его.


В это время Дон Шмин, или как там его, злорадно осмотрел меня опять, уже понимая, кто здесь главный.


— Значит, не любишь когда баба правит балом, да, красавчик? — задала вопрос на своем, а Кай только громче выдохнул, пока мужичок передо мной нахмурился не понимая ни слова, а я продолжила, — Как бы тебя послать так, чтобы ты не помятый остался?


Я стала обходить его по кругу, а вокруг уже собралась толпа зевак. Все тыкали в нас пальцами и шептались, а я бесцеремонно приподняла джемпер мужика, от чего пару баб в толпе ахнуло. Сделала я это не для того, чтобы облапать этого индивида. Я оттянула сторону, на которой была бирка.


— Ага… — прикусила губы и отпустила ткань, — Да у меня даже трусы дороже стоят, чем всё, что на тебе надето, — перешла на английский и наступила гробовая тишина, — Джемпер от силы баксов двести стоит, а джинсы, ну может, сотен пять.


— Что вы себе позволяете? — мужичок сразу сменил тактику, но я не унималась.


Лучше поставить этого Дон Шмина сразу на место, чем потом он попытается что-то сделать моим мальчикам. А он попытается! Это на его роже крупными буквами написано.


— Что Я себе позволяю? Это вы, господин менеджер, пару минут назад подкрались ко мне со спины, а потом бесцеремонно облапали, когда я в вас врезалась!


Опять волна ахов и вздохов, и я пошла "ва-банк". Если мыслить логически, и проанализировать то, что мне рассказала Роксана и парни, то этому мудаку крышка.


— Я вас пальцем не трогал! Это вы в меня врезались! И вообще…


— Значит, извращенец, да? У вас ведь это так называется? Решил по тихому иностранку полапать, потому что знаешь что своих баб нельзя. А наших значит, можно? Как не стыдно?! А ещё уважаемый человек! Ужас! Стыд и срам!!! — я сама чуть не заржала, честно сдерживалась, и продолжила, — Ещё и географии не знает! Позор!


Вначале я расслышала как стал ржать Шин, а за ним и остальные парни, пока не смеялся весь наш стафф, который собрался уже в полном составе в коридоре.


— Ты хоть знаешь название страны, в которую приехал и подопечных своих привез, менеджер?


— Вы совершенно невежественны! — Дон Шмин покраснел уже от маковки и до ушей, а я прищурилась.


— Да, ты прав, я совершенно невоспитанная девушка. Наверное, поэтому ты мне на грудь пялился?


— Я на бедже имя ваше пытался прочесть! — со злостью выдал, а потом добавил, — Такие декольте носить это срам!


Я посмотрела на свою обычную черную футболку, а потом перевела взгляд на девочек из нашего стаффа в точно таких же.


— Значит, все девушки здесь в зоне риска, потому что одеты точно так же? Ты всех решил облапать?


— Совершенно ненормальная…


— Эге! Аджосси! — я аж сама подпрыгнула от этого баса, и узнала в нём Кая и его реперский голосок. — Где ваши манеры, господин?! Извинитесь немедленно перед девушкой!


— Ну, знаете! — шикнул мужичок, а к нему уже спешили его пареньки.


"Ух ты ж, бл***! А у меня проблемы… Они-то как раз выглядят очень внушительно. Но… Одежка хромает. Ненавижу латекс, который сочетают со всякими феничками и паетками. Вот он оболонский рынок и цыганский лоток во всей красе…"


Четверо. Все брюнеты. Подтянутые, но мои получше. На лицах слишком много грима. И он мне не нравится. Не естественно. Хотя выражения лиц, которые смотрят на нас, очень не хорошие. Ох, не херово они меня убить взглядом пытаются.


Только это всё пронеслось в голове, как в наушнике прозвучал голос Джина, и я опешила:


— Стойте ровно и не подавайте никакого вида. Мы здесь одни без Сонбэ. Если разразится скандал — нам конец! Ведите себя сдержанно. Всем ясно?


"Это что ещё такое? Сдаёмся без боя?" — я медленно повернулась к своим парням и окинула каждого злым взглядом.


— Охренели совсем? — выдала полушепотом на своем и посмотрела в упор на Кая, — Скажи чтобы развернулись и забрали с собой стафф немедленно! И сделали это так, словно перед вами пыль под ботинками! Покажите мне, что я не зря сюда припёрлись, бл***, Кай!


И как ни странно это подействовало. Как только я закончила, Кай позвал весь стафф, и буквально пошел на четверку, которая стояла посреди коридора. Им ничего не оставалось, как уступить дорогу толпе из двадцати человек.


Я же развернулась обратно и посмотрела на мужика, который с этого дня подписал себе смертный приговор. Спокойно расплавила кепку в руке, и надев её обратно на голову, подошла к этому Дон Шмину.


Он зло смотрел на меня, но молчал, а я спокойно сказала, когда заметила, как все начали расходиться:


— Я таких как ты, видала в гробу, красавчик! Знаешь сколько лет я в модельном бизнесе? Это тебе не танцульки на сцене. Это преисподняя из баб, которые готовы перегрызть друг другу глотку. А теперь представь, что эта баба славянка, и с очень херовым характером! Ты догадываешься, ЧТО с тобой будет, если ты хоть попытаешься им навредить?


— Вы обознались, госпожа! Вы хамка и невежда, которая не знает своего места! Впрочем, как и этот ваш Ли Шин Сай уже совсем умом тронулся! У нас куча модельеров, а он продолжает нанимать на работу чужих людей!


— Да что ты? Я обязательно передам господину Ли, что ты его обложил благодатью за спиной! Но я тебя предупредила!


Он смотрел на меня таким взглядом, словно был готов задушить, но и это я видела часто. На каждом показе, когда моих моделей пытались опоить какой-то херней, испортить платья, специально подсунуть дешёвую косметику, и вообще были случаи, когда девочкам подпиливали каблуки, чтобы они падали прямо на подиуме. За эти годы, я видела массу человеческого дерьма. И самые коварные, тупые и гнусные поступки совершали именно мужики, как ни странно.


Рассказывать, как на меня посмотрела четверка, наверное, не нужно, но одно меня зацепило, и пока я догоняла своих парней, которые естественно как джентльмены ждали меня в конце коридора кулис, обдумывала то, что заметила.


"Какие-то они затюканные и зашуганные. Почему Шин и До Шик сразу встали в позу, а эти молча наблюдали и только головами качали?"


Впрочем это вылетело из моей головы тут же, как мы высыпали из машин в частном районе Берлина, где сдавались недешевые дома посуточно для туристов. Отличное и красивое место. Под боком парковая зона, больше похожая на лес, а сам дом двухэтажный, что значит комнат должно хватить на всех.


Но кто ж знал, бл***?!


— Вы шутите? Шесть спален на двадцать человек? — я встала в широкой гостиной, и посмотрела на лестницу, которая переходила в открытую балюстраду второго этажа, где и находились спальни.


— Это быть всё, что было свободно в эта район, Сонбэ! Чи Джин-ши и правда старался найти что-то лучше, — ко мне обратилась одна из визажистов, которых я успела прозвать — Ариэль и Рапунцель, из-за схожести с диснеевскими принцессами по цвету волос.


Рапунцель повела плечами, и посмотрела на Ариэль, которая помогала охране и остальным парням из балета заносить вещи.


— Очуметь! А чем гостиница им не угодила? — я прикрыла глаза и попыталась успокоиться.


— Тем, что там нет соджу и места для всех, а стафф хочет отдохнуть и пообщаться. Как мы это сделаем в разных номерах? — Кай поставил передо мной мои вещи и махнул наверх, поклонившись, — Вам, конечно, госпожа, предоставлены отдельные апартаменты.


— Ещё бы! — я ехидно ухмыльнулась, и посмотрела на время, — Пора бы уже что-то поесть, а время почти восемь. Это какой-то дурдом, а не день!


— Ты не ешь после шести? Ты шутишь? — Кай окинул меня взглядом, и нахмурился, — Мы по дороге кучу вкуснотищи заказали.


— Это без меня! — я отмахнулась и не успела взять сумку в руки, как Шин поднял обе и понес к лестнице.


— Я отнесу, Нуна! Тебе в какую комнату?


"Нет, ну вы видели такое?"


— Откуда мне знать в какую? — начала ворчать и подниматься следом, но когда поняла, что ни в одной нет отдельного санузла, просто послала этот день к херам, и отправила всех туда же, упав на кровать.


"Завтра концерт! Послезавтра спать и вечером самолёт! А там и до Италии недалеко. И вообще останется всего пять месяцев… Ага… А ещё меня болит голова. От перехода с русского на английский, а потом попыток понять корейский… Господи! Дурдом!!! Дурдом! Хоть бы на одном языке говорили! Теперь проклинаю чуваков, которые строили Вавилонскую башню! На кой хер надо было злить Господа?! Так бы и говорили на одном языке! Так не же…" — с этими мыслями я пыталась прошмыгнуть в ванную незамеченной, потому что та была на первом этаже.


К тому моменту, как я решилась сполоснуться был одиннадцатый час, а значить все нормально, и большинство ушло по койкам. Поэтому я прошла мимо гостиной и заметив играющих в какую-то непонятную игру парней и девочек, вошла в ванную.


Всё было хорошо. Даже тот факт, что нас поселили в одном чертовом коттедже на краю географии Берлина меня больше не бесил.


Время близилось к самому волшебному — тому, когда я буду, наконец-то ОДНА, в ванной.


Но видимо в моей судьбе решил случиться переломный момент. Он похож на цветочек и пахнет, как целый палисадник.


"Мужик вообще может пахнуть, как горшок с фиалками?"


Я отодвинула заслонку душа и достала полотенце, которое висело на держателе. Промокнула влажные волосы, и прикрыв свои прелести, стала аккуратно вылезать из адской конструкции. Только ступила на кафель изящной ножкой, как свет потух.


— Это что за херня? — на ощупь нашла умывальник, а потом услышала, как дверь в ванную быстро открылась и в неё кто-то реально влетел.


— Нуна! Не трогай включатель!


Опять по голосу я распознала, что по мою душу даже сюда явился благоухающий цветник, чтоб ему пусто было! Но не успел Кай сделать шаг, как я чётко расслышала, что его дебильные резиновые тапочки поехали по полу.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Всего секунды мне хватило, чтобы понять и осознать всю плачевность своего положения.

На мне лежал парень. Рукой он держал мой затылок, собственно поэтому я не разбила голову о кафель.


Если это были вполне целомудренные прикосновения, то вторая его рука лежала почти на моей голой заднице. Кай дышал глубоко и пахло у него изо рта чёртовым банановым молоком, а не соджу, которое он грозился лакать.


— Не ударилась? — рука на заднице повела вверх, а я поняла, что начинаю себя очень плохо чувствовать. Настолько, что прямо сейчас хочется чтобы эта ручка не на заднице была, а в местах не столь от неё отдаленных.

Совсем легко и почти невесомо, Кай провёл мягкой ладонью по моей коже и тихо повторил свой вопрос:


— Нуна? Всё хорошо? — я прямо увидела, как его губы двигаются над моими, а запах дразнит даже вкусовые рецепторы во рту.


Сердце стало бухать, как паровой двигатель, чем и вызвало собственно последствия, из-за которых я бы сходила в душ опять. Холодный.


— Я… — почти отпихнула Кая, опомнившись, но тут же ощутила, как из меня выбили дух, кажется разом.


Кай зашипел, а я разозлилась ещё больше и перешла на английский, хорошо зная, чья туша накрыла наши, так что мой нос ударился о нос Кая и мы выдохнули одновременно. Всё потому что Кей хорошенько выругался на помеси непонятных мне звуков.


— Кей! Поднимись немедленно, мать твою, иначе я вас свяжу! Двоих и друг к другу, и больше вы не будете маяться херней, залетая в ванную без спроса. И вообще! Дверь закрыта была!


— Я вырвал ручку, — тихо, но хрипло прошептал Кай, который продолжал на мне лежать.


— Зачем? — задала вопрос, когда ощутила, как Кей поднялся и стал нащупывать стену, чтобы не свалиться снова.


— Розетки… — продолжил Кай, а сам сделал глубокий вдох, понимая, что в его футболку упирается моя, мать его, голая грудь, с которой сползло полотенце, и она медленно, но верно отвердела, — … Они это… Искрили. Вот! И я испугался… За тебя.


— Света действительно нет во всем доме, Нуна, — расслышав наш разговор, промолвил Кей.


Но я ни черта не слышала. У меня перед глазами, блин, искрило, а внизу так шандарахнуло, словно я мужика год не видела в глаза. Никого! Даже аборигена небритого.


— Может… — я сглотнула, а Кай тут же вскочил и каким-то чудом нашел мою руку в этой темноте, а не грудь, блин.


Помог встать, но не отошёл, а продолжал сжимать запястье так, что я чувствовала, как пульс бьёт даже в его пальцах.


— Отлично! — встряхнула волосами, и поправила полотенце, когда он отпустил меня, — Тогда все спать! А девочки пусть позвонят виновнику того, что мы здесь чуть немецкую короткометражку не сняли.


— Хорошо! — справа послышался голос Шина, и он включил вспышку на сотовом.


— Убери! — я тут же опустила телефон вниз, потому что понимала, если он направит свет на меня, моей репутации неприступной дамочки конец.


А всё потому что мне словно перца всыпали в рот, и от этого разогрелось всё тело.


— Ну, Жанет! Надо тебя отправить на кастинг "Битвы экстрасенсов". Я реально близка к чесотке!


С этими словами я еле вошла в свою комнату и привалилась к двери.


— Ни хера ж себе, цветочек…

Глава 6

"Здравствуй утро и до свидания!" — с этой фразы начался мой новый день в доме, который полностью обесточен.


Не работало ничего. Фен? Плоичка? Чайничек? Просто посмотреть телек? Об этом можно было просто забыть, как и о спокойствии. В принципе, на него я положила ещё прошлой ночью, когда половину этого самого сладкого времени суток, пыталась понять, почему мой бок не согревает горячее тело.


Мне казалось, что на улице плюс сорок не иначе, одеяло колется, подушки слишком мягкие, а ночнушка нахер не нужна. Она-то как раз успешно к трем часам ночи улетела на пол и я, наконец, смогла уснуть. Спать голышем? Знаем, умеем и практикуем. Особенно это кайфово, когда ты живёшь одна, и можешь спокойно поднять зад с утра и, схватив обычное полотенчико с комода, так и сунуться через всю хату в ванну.


И тут опять должна воззвать к человеческой глупости. Вот жили первые люди и не носили тряпок? Теоретически это кайф. Но практически для меня — потеря профессии и заработка.


Но даже тот факт, что я проснулась и начался новый день не мог меня радовать. Скоро я куплю календарик и буду зачеркивать в нем дни. Или легче внести эту настройку в "приложение для девочек" на сотовом.


В общем, когда я вышла с куриным гнездом на голове из своей комнаты, поняла, что куриное оно не только у меня.


"Чупик? Нет… Это бл***, болванчик. Его я и сделаю из этого парня за такой "подарок" судьбы!" — с этими мыслями я закрутила на голове пучек и поправила пиджак кроваво красного цвета. Он отлично подходил к моему настроению. Теперь красный будет знаменовать, что ко мне лучше не приближаться.


В гостиной носился стафф. Девочки перебирали вещички, которые нужно захватить с собой. Основная часть всего "реквизита" проживала эти сутки в огромной гримёрке, которую выделили для парней.


Их то, я как раз не наблюдала в поле своего зрения, поэтому покивав всем головой, налила себе на кухне сока и стала ждать явления "SFire" народу. Посмотрела на часы и поняла, что нам вообще-то выезжать через час. Организатор, которого я вчера оприходовала в очень радужном настроении — немец Генрих Шмидт — верно уже записал меня в свой список на сожжение. Но мне всё равно удалось договориться с ним, чтобы ключи от гримёрки были только у меня. Я даже запасные забрала с собой, предчувствуя что-то очень не хорошее.


Вот не нравился мне этот дрыщ облезлый, который вчера под каблук мне попал. Вот вообще…


Только я отпила глоток и повернулась к окну, чтобы посмотреть какой чертовски красивый осенний лес, как чуть не вернула сок обратно в стакан.


— Святые тапки! — отпила сочка опять и прищурилась, проверка жидкость во рту.


"Не, ну вы только поглядите, что творят цветочки, блин!" — так и стояла, пожирая глазами сборище моржей на заднем дворе.


Весь цветник в сборе, и оказывается с утра у них весьма интересная спортивная программа, в которой вместо тренажеров сами парнишки. Один держал, второй растягивал ногу другого, третий схватился за конечность первого, и так все пятеро фиалочек тянули свои мышцы в черных маечках и трениках.


Температура подскочила тут же, и я вспомнила, кто мне обеспечивал этой ночью грипозное состояние. Стоял сей индивид ко мне задницей, и держал свою ногу на плече До Шика, который помогал ему растягивать мышцу. Она-то как раз хорошо играла формой на утреннем солнышке. Мало того, я чуть не выронила стакан из руки, когда Кай и Кей перевернулись в воздухе и встали на руки.


— Эй! — я подозвала к себе Рапунцель, даже не отрывая взгляда от того, что мне приносило чисто эстетическое удовольствие.


— Вообще-то, Сонбэ, меня звать Ин Ха!


— Да-да! Я запомню, прости! — я попыталась мило улыбнуться и ткнула рукой со стаканом в окно, — Зови их, у нас времени полчаса.


— Так, а почему вы не позвать, Сонбэ? — девушка нахмурилась, а я решила не уточнять, что мне срочно нужно сменить бельишко, не буду же сползать по сидению всю дорогу на арену.


Я поднялась обратно в комнату и встала у зеркала. Упёрлась руками в столешницу трюмо, и прямо исподлобья обратилась к себе же.


— Светланочка Задорожная! Я знаю, что это твоих мыслишек дело. У меня не много ажурного бельишка в чемоданчиках, поэтому держала бы ты себя в руках, а?


Но на меня смотрела девица с красными, как у рака щеками, и глазами с таким блеском, словно она только что получила лучший оргазм в жизни и небо в алмазах.


— Я больная! Вот точно!


Это я и причитала пока мы ехали на чёртову арену. Стоит заметить, что этим утром не я одна молчу, как воды в рот набрала. Мой главный цветочек — фиалочка с нереально мягкими пальцами, бл***, вообще отсел на переднее сидение и всю дорогу кому-то строчил сообщения.


И тут меня отрезвило и осенило, мать его:


"Стеллочка! А не идиотка ли ты? Один раз парнишка за зад полапал, и всё? Мозги в трусы перетекли? Может у него девушка вообще есть?"


В это время, я даже не заметила, как опять оказалась зажатой между двумя телами. Кей и Шин совершенно спокойно и, не стесняясь, заставили меня посунуться ещё, и на наше сидение уселся четвертым До Шик.


— Нуна! Посунься! Тесно же!


— А зачем садился? — шикнула и застыла.


— Что, места в другой машине нет? — это следом за мной холодно спросил Кай, продолжая наяривать по сенсору своего сотового пальцами.


— Хён?*(Брат?) — До Шик чуть рот не раскрыл от удивления, — Но там же куча вещей, поэтому с девчонками только Джин поместился.


На это Кай не ответил ничего, а лишь кивнул и вообще отвернулся к окну. Я же сложила руки на груди, а потом достав сотовый из кармана, настал час расплаты.


— Утро доброе, Пак Чи Джин! — моим голосом можно было заморозить Вселенную, даже Шин рядом со мной вздрогнул.


— Я знаю, что в доме не было света. Пока пройдет концерт, все неполадки устранят. Вы должны сконцентрироваться на выступлении парней, Стелла-ши. Свет в доме — это последнее, о чем вы должны думать.


— Да что вы? А то, что вчера ко мне в душ ввалились двое ваших подопечных, и чуть не разбили мне голову из страха, что меня убьет током, потому что розетки устроили новогоднюю вечеринку, вас не волнует?! А сегодня я вынуждена ехать зажатой в машине, как в консервной банке с селёдкой! Это так вы, Чи Джин, следите за комфортом своих артистов?


— Что, простите? Стелла-ши, я всё понимаю! Могу понять и то, что вам не привычна наша обстановка и правила, но…


— Согласно контракту я несу персональную ответственность за задницу (и в этот момент у меня в голове был весьма конкретный зад) каждого из парней! Поэтому вы исправите это положение сегодня же! Иначе мне придется и эту часть взять на себя, о чем я в красках пообщаюсь с господином Ли!!


На той стороне воцарилось полное молчание, а потом родился поток непонятных слов, от которых я скривилась, а парни рядом со мной пораскрывали рты и начали ржать.


— Что? — одними губами спросила Кея, а он лишь покачал головой и стал шептать:


— Чи Джин сказал что уволится, если хоть ещё раз станет с вами говорить. Там Сонбэ. Они вдвоем разговаривают…


— Господин Ли! Шин! Сай!!! — Кей пошел красными пятнами, и его выражение на лице застыло, как у смертника, после моих слов, брошенных сквозь зубы, — Будьте добры, возьмите трубку!


— Да, Стелла. Я вас слушаю, — и он смеялся.


Я точно слышала смешки в голосе Сая. И это на секундочку, именно тот мужик, который мне страху во Львове нагонял! Сейчас это чудо лыбу мне в трубку давило, еле сдерживаясь.


— Я надеюсь вы не сильно пострадали?… При падении? — он ещё и продолжил, а я чуть рот не раскрыла.


— Нет! Ваши подопечные весьма ловко обучены падать. Наверное, их часто роняли на девушек, — съязвила в ответ, и собралась.


"Глумиться надо мной решил? Что? Мужики анекдот из этого сделать захотели?"


— Вы в курсе, что у меня был вчера инцидент с весьма неприятным индивидом? — тут же перешла на тему, которая меня интересует.


— Да. И впредь прошу вас не приближаться к этому человеку, во избежание конфликтов, Стелла, — тут же посерьезнел Сай, и я выдохнула.


— Если он не сунется сам, господин Ли.


— Даже тогда…


— Тогда у меня условие. Я буду следить за этой ситуацией, если господин Пак Чи Джин, наконец, вспомнит, что помимо Волков, господина Кан Лиен Хо и группы "ДаблДжин" в вашем агентстве есть ещё артисты! И я не согласна, чтобы люди, за которых я отвечаю, ездили, как в метро в час пик, или имели сомнительное удовольствие вырывать замки из дверей, чтобы спасаться бегством от неисправной проводки в арендованном для них доме.


— Стелла… Парни близко? — перебил меня тихим голосом Сай, а я застыла и посмотрела на Шина, который внимательно прислушивался к нашему разговору.


— Нет, — ухмыльнулась и продолжила, — Они почти на голове у меня едут! По вашей милости!


— Понятно, — опять хохотнул Сай, а я вообще перестала понимать, что происходит, — Я скажу вам так. Когда я начинал карьеру, был конечно намного моложе, и не имел за плечами опыта, но спал иногда на матрасах в репетиционном зале без отопления, поэтому… Я надеюсь вы сегодня хорошо потрудитесь, и мои парни не ударят в грязь лицом. Они должны быть лучшими, Стелла. Об остальном я позабочусь тогда уж сам, раз Чи Джин развел дедовщину. Анъенаэ*(Досвиданья!) Файтин!


После чего меня ещё и короткие гудки на прощанье чмокнули, а я в корень перестала поддерживать связь со здравым рассудком.


— Так… Отсели!!! К дверям! Все! — тихо и на низких тонах почти зарычала, — Дистанция от меня в пол метра.


— Нуна? Я не могу ехать рядом с машиной за её дверью! — Кей скорчил такой испуг на роже, что даже мне страшно стало.


— Ещё слово! — тихо ответила и улыбнулась, — И будешь бежать за ней следом!


После этого меня не трогал никто. Тихо и спокойно вся пятерка поняла, что меня лучше не касаться и вообще не заговаривать со мной. Возможно, на мне уже поставили пресловутый корейский ярлык странности, но мне было откровенно плевать.


"Сконцентрироваться на выступлении? Ну, ок!" — я вошла в гримёрку следом за парнями и тут же взялась за свою работу.


— Где пояса? — посмотрела на Ариэль, которая магичила с лицом До Шика.


Она тут же махнула двум девочкам, чтобы они мне помогли. Видимо здесь так и работали — согласно иерархии. И со мной их подчинённые мало шли на контакт.


Пояса, пиджаки, рубашки… И ещё куча всего, с набегу было готово через три часа. И это рекорд, поскольку вещи должны были лежать идеально, а учитывая подвижность артиста, любая неправильно просторечная деталь и он останется голый прямо на сцене.


— У них быть три трека, с перерывами на заставку. Эта перерыв наша время, — пока мы с Рапунцель одевали Шина, она пыталась мне объяснить, как они работают, — В это время на сцена быть либо балет, либо быть заставка видео "интро". Но обычная это видео транслировать вначале, перед запуском трека. Между треками есть пять минута максимум, а то и меньше. За эта время парней нужно высушить, поправить "мэйк" и переодеть. По правилам, это быть только верхняя одежда.


— Высушить? — я застыла и посмотрела на Шина, который наконец решился мне улыбнуться, — Что значит "высушить"? Вы что там мыться собрались?


— Мы танцуем, Нуна, а значит…


— Потеем, — Шина перебил Кай и встал передо мной, — Мне давит… Вот тут.


Кай указал на ремень от рубашки, который крепился через всю грудь от ремня брюк.


— Что не так? Ты ведь вчера репетировал в этом, — я встала напротив него и потянула за ремень на груди, понимая, что тот вообще спущен и давить никак не может, а мои руки, по милости этого цветочка, лежат на его поясе прямо над ширинкой.


— Давит, значит? — подняла взгляд и покачала головой, а у самой лёгкость от пят и до макушки понеслась от его взгляда, да там и лопнула, ухнув жаром обратно вниз.


— Ужасно тесно, — Кай ухмыльнулся и продолжил, — Госпожа модельер! Беда в том, что, видимо, я вчера неудачно на кого-то приземлился. Навык растерял, думаю. И теперь у меня проблема с этими… твоими… поясками!


Я посмотрела на черную ткань рубашки, по которой ползли маленькие ремешки, и мне реально стало не по себе от мысли, что цветочек-то созревший может оказаться, а то и перезревший.


— Вот! — перед моим носом возник вентилятор, и я опешила, смотря, как дура, на маленькую херь, которая действительно была похожа на ручной вентилятор на батарейках.


Кай включил и направил его в мою сторону, прошептав на русском:


— Ты покраснела, Стелла. Он тебе пригодится.


— Ты вообще охренел? — вырвала из его рук побрякушку и все замерли, а я поняла, что ещё момент, и Кей, который вчера валялся в ванной вместе с нами, всё поймет.


— Развернись! — ухмыльнулась, а Кай сразу повернулся ко мне задом.


"Бл***! Мне бы такую задницу. Как орех, блин!" — и с этими мыслями, я затянула все ремни так, чтобы он точно почувствовал всю прелесть своей участи.


— Жёстко… — зашипел, а я ухмыльнулась, и махнула остальным девочкам на время, потому что чётко расслышала первый звонок — это значит до начала десять минут и зрители уже на местах.


"Не барское это дело, отвечать на такие заявочки! Смотри на него! Раз облапал и на сиськи посмотрел (хотя я их и сама в той темноте не видела), так можно уже мину обиженную корчить, и "БДСМ"-ить с ремешками?"


Всю жизнь, после того, как решила добиться своего и двигалась только к цели, я отбрасывала любые страхи, а вернее послала из вообще подальше. Но сейчас, всё чаще замечала за собой какой-то дебильный трепет и страх.


В полной мере, я осознала, что со мной происходит, когда стояла в зоне звукачей, с Рапунцель и Ариэль, смотря на то, как парни выходят на сцену. В это мгновение до Стеллы Корн дошла одна простая истина — Сай отдал мне в руки пять жизней, их карьеру и будущее. А вместе с этим дал мне самой шанс вылезти из мастерской и посмотреть на мир другими глазами.


Может он и не подозревал об этом, но именно подобное чувство шандарахнуло мне в голову, когда я поняла, что ещё момент и мы провалимся с треском. Страх, дрожь от разочарования и злость, прошлись по мне, когда я заметила, как из зала начали уходить люди прямо перед последним номером парней.


"Mercedes-Benz arena" — огромнейшее крытое сооружение, на котором проводили самые большие концерты и даже "dj"- сейшены. Она вмещает очень много людей, и сейчас смотря на то, как часть из них тупо разворачиваются и уходит, меня прямо прибило к полу.


— Что происходит? — опустила микрофон с приличной и буквально прокричала это на ухо Ариэль.


Девушка прикрыла глаза и покачала головой. Лично я смотрела на парней, которые заметив это, явно поскисали. Кай опустил голову, держа руки на боках, пока Шин и Джин просто смотрели в зал пустым взглядом, а До Шик с Кеем присели и стянули петлички.


Я не видела, что происходило до этого на сцене, потому что только десять минут назад приготовила с девочками остальные костюмы и была уверена, что парням я точно тут не нужна. Но как выяснилось, не зря пришла посмотреть, что такое "крор" и помочь стаффу переодеть парней.


Зазвучали первые биты и в сцену ударил свет. Пацаны преобразились сразу. Как по щелчку, на их лицах не осталось и следа растерянности. Платформа стала опускаться, а потом они и вовсе исчезли из поля зрения, пока конструкция не подняла их над сценой.


Но я смотрела в зал. Всё равно ни черта не понимала в том, что они поют, но даже я — человек, который к музыке относился холодно, видела и слышала, что они охренительно делают свою работу, двигаются ещё лучше, а местами я прямо приклеивалась взглядом к тому, что за первые две минуты творили цветочки своими движениями и телами.


Однако люди продолжали уходить, и красным мигал лишь небольшой сектор справа. Я подошла ближе к кулисам и тихонько выглянула опять в зал, поправив петличку.


Какого же было мое удивление, когда я увидела дрыща и его парнишек сбоку, в левом проходе. Туда и ринулась вся толпа, которая стояла под основной сценой.


"Спрашивается: какого хера вам делать в зале, во время выступления другой группы? Зачем вы поперлись через зрительский сектор к другому входу в кулисы? И кто вам посоветовал при этом собирать толпу вокруг себя, бл***?"


— Ну, тварина! — я выругалась и перевела взгляд на своих парней, которые продолжали выступление.


В какой-то момент толпа стала попросту перетекать в другую сторону поголовно, и на лице Джина, который как раз повернулся в мою сторону, выдав свои строки из песни, я заметила такое разочарование, что мне самой стало обидно.


Но потом этот идиот пошел явно на крайность. И она вообще у меня в голове не укладывалась! Джин только потянулся к пуговицам на рубашке, пока справа танцевали До Шик и Шин, а я уже включила внутреннюю связь.


— Только попробуй! — зарычала в микрофон, и заметила, как дернулись на сцене все пятеро, но и виду не подали, что слышат меня, продолжая петь.


Ко мне тут же понеслись звукачи с такими рожами, словно я сумасшедшая, а за ними и Ариэль с Рапунцель подоспели.


— Не смейте ничего с себя снимать! Вы артисты, или стриптизеры?! Телом взять захотели? А больше нечем? — я продолжила говорить это в петличку, а звукачи уже бледнели, потому что понимали — такой выходки не позволял себе ни один менеджер.


— Кай! — пока пошла дорожка Джина и Кея, он переместился ближе по подиуму и посмотрел в нашу сторону, — Когда пойдет последний куплет и конец трека, музыки не будет! Будете петь и танцевать без этой… дорожки!


Он на какой-то миг округлил глаза, а я снова посмотрела на дрыща, который продолжал шествие по залу в секторе своей фанзоны.


— Ин Ха! — я схватила девушку за плечо и прокричала, — Бери всех девушек и парней из стаффа и быстро идите в зал! Уже! Как только отключится звуковая дорожка, зададите темп и ритм концовки песни! Петь должны все! Весь зал!!!


— Сонбэ! Это быть самоубийство, мы провалим всё окончательно! Нет гарантии, что в зале знают песню и поддержат парней! — Рапунцель так на меня посмотрела, словно я решила их всех послать на смертную казнь.


— Делайте! То! Что! Я! Сказала! Быстро! А потом я уволюсь сама, если провалимся! Ясно?!


У них был только один шанс. Если сейчас подорвать толпу, то будет хороший эффект. Но если закончить выступление с полупустым залом — это полное фиаско. Потому что тогда выйдет, что у наших парней фендома нет и вовсе.


Я стянула пиджак и надела кепку, махнув звукачам, чтобы делали то, что велено. Они, с побледневшими рожами кивнули, и видимо не могли мне отказать, потому что, как только я оказалась под сценой, звук пропал резко и сразу. Именно на том месте, которое было нужно.


Прошла секунда. Потом вторая… А я сжала кулаки и посмотрела на Ариэль, которая прокричала первое слово из песни. Прошла ещё секунда и за ней тоже самое проделали ещё три девушки из стаффа, а уже потом я подняла взгляд на весь красный сектор, который, мать его, не просто запел песню, он начал петь её с начала.


Затем послышалось топтание в такт битов, совсем рядом со мной. А уже следом танцевать под чертов хор фанатов в зале начали и парни.


Мгновение и ты чувствуешь это — эйфория от того, как сотни голосов поют вместе, и точно так же сообща, создают фактически музыку своими движениями.


Волны голосов зрителей тут же подхватил Кай и по залу прошел натуральный визг, когда на ряду с ним, вживую начал петь Шин, у которого оказалась просто нереальная голосина.


Я сложила руки на груди и стала притопывать носком ботинка, смотря на то, как они это делают — рвут зал на части. И мне это чертовски понравилось!


Ухмылка появилась на лице тут же, как мой взгляд встретился со взглядом облезлого дрыща. На роже Дон Шмина желваки гуляли, потому что мои парни разрывали толпу, и она начала перетекать обратно, понимая, что зал — зрители и фанаты — стали частью песни, которую пели на сцене.


Мужик смотрел на меня в упор и не скрывал ненависти, а я лишь подняла ладонь и, как Британская королева, помахала ему ручкой, закончив сей жест совсем не королевским. И это добило его.


— Правильно, красавчик! Я тебя предупреждала. Наши бабы не милые и пушистые. Выкуси!


Как только запустилась музыка, зал ревел как ненормальный, и лично я считала, что это победа. Пусть нечестная, но мне плевать. Ведь все эти вечером шло явно не по плану.


— Не починили.


Именно это я сказала, когда к нам на встречу вышел немец в форме их коммунальной службы, и покачал головой. Что он "шпрехал" я не понимала, но ясно было одно — генератор не подключить, проводка сгорела, ехать в гостиницу, когда у нас завтра в обед самолёт в Милан смысла нет.


Поэтому градус эйфории после концерта повысился слишком высоко. А именно до интима двадцати человек в гостиной, центр которой оперативно расчистили от лишней мебели и покидали подушки и пледы прямо на пол.


— Вы решили ужраться до посинения? — я встала над кучей выпивки и закуски, и посмотрела на человека, который теоретически единственный понял что я ляпнула.


— Мы хорошо поработали, теперь время отдохнуть и это отметить. А что не так? — улыбнулась Рапунцель, пока её девочки пытались смотреть на меня без опаски.


— Ничего, — я упала на одну из подушек и взяла в руки несколько бутылок с корейской маркировкой, — Вы даже в Берлине соджу нашли.


— Соджу скоро захватит весь мир, Нуна! — ответил Шин, когда в комнату вернулись все парни, а я пооткрывав несколько бутылок в поклоне улыбнулась девчонкам.


— Я вам налью? — надо было видеть эти вытянутые лица после моего предложения.


Но всё-таки девчонки протянули свои рюмки и робко улыбнулись моим попыткам стать с ними ближе.


"Нам всё-таки работать ещё пять месяцев вместе…" — мелькнуло в голове и я искренне им ответила, на что получила наконец настоящую улыбку.


На вкус это была обычная слабоалкаголка, но её было столько, что вскоре я поняла, что наш способ нажраться намного экономнее. Купил два литра водки и все готовые. Но как я ошибалась. Это началось.


— Так, стоп! Вы что творите? — я прикрыла глаза рукой, а потом раздвинула пальцы и посмотрела на это безобразие при свете свечей.


Суть развлекухи этого детсада состояла в том, чтобы передать этикетку от соджу губами по кругу. Нет, ну я видела аналог этой гениальной игры у американцев, но бл***! Там пацаны сидели через один с девочками, а эти что устроили?


— Поменялись местами! — я поднялась и поняла, что земля, какого-то черта, нереально шатается.


"Стелла, ты офигела в корень! Их на тебя зачем оставили? Чтобы ты следила за порядком! А ты набралась не хуже чем весь этот ботанический сад!"


— Нуна! Я тебе говорил! Я не собираюсь тискаться с девушками! — отрезал До Шик и сложил руки на груди.


— Ты только что чуть не облизал рот Шину! Это влияет на мою коронарную и эндокринную эту… Вот! …систему! Поэтому тихо! — я посмотрела на девочек и подмигнула им со словами:


— Девчонки, вперёд! Мне надо навести порядок в этом ца…


Я даже не заметила, как меня резко усадили на пятую точку, потянув обратно на подушку за руку. Кай сел рядом со мной, а с другой стороны уселся Кей.


— Это что ещё за заявочки?! — я посмотрела на одного, а потом на второго, — Вы вообще страх потеряли?


— Нуна, ты ведь сама установила такие правила, вот и пожинай плоды, — развел руками Шин и подмигнул До Шику и Джину, — Хочешь чтобы было по-твоему?


Я видела, что это явный вызов в мою сторону. И деваться в принципе было некуда. Чай не школьница, переживу! Но я была бы не я, если…


— Хорошо, но тогда у меня условие. Я сыграю в эту вашу "оближи мне десна через этикетку", если в Милане мы проведем фотосессию с девушками из стаффа.


Наступила гробовая тишина. Замерли все. И охранники, которые к слову не пили, за что им спасибо, и танцоры, и сами девчонки из стаффа с моими принцессами.


— Но стафф никогда… — начала Ариэль, а я ее перебила.


— Ваш будет. И будет в одном из самых дорогих итальянских глянцев. Так как? Играем?


Парни переглянулись, а потом Джин кивнул, на что я расплылась в улыбке.


— Отлично, тогда пересаживаемся.


Начать нужно, наверное, с того, что последний раз я так ржала в пионерском лагере, куда ездила летом регулярно. Примерно так же мальчики, которым было по десять лет, целовали в щёчку на людях девочек. Только сейчас это были взрослые мужики, которые боялись даже дыхнуть на живую девушку.


— Это… Странно… — прошептала со смешком, когда Шин чуть ли не извинялся перед Рапунцель за то, что немного не с той стороны куснул этикетку и задел её губу.


— Это называется "уважение к женщине". И это непреложное правило, Стелла, — ответил мне на русском Кай, и продолжил смеяться, пока остальные передавали эту чёртову этикетку.


— И что? Вы никогда не переходите рамки? — я села удобнее и посмотрела на парня в упор.


— А ты хочешь проверить? — он даже не смотрел на меня, — Моё воспитание в этом плане иногда хромает, Стелла.


— Это угроза? — хохотнула и покачала головой, налив себе ещё стопку корейского чудо-пойла.


А когда подняла взгляд и повернулась, даже не успела пискнуть, а только смотрела на Ариэль за спиной Кая, рука которого крепко сжимала мой затылок.


У девушки были огромные глазищи, похожие на блюдца, а в руке она держала злосчастную бумажку, пока что-то мягко, плавно, и настолько сладко двигалось по моим губам, что я не сразу поняла, какого хрена вообще происходит.


Но это длилось ровно секунд пять, пока я не услышала мягкий хрип в губы и не поняла, что вполне могу послать всё к черту.


Почему бы и нет?


Перевела взгляд на лицо Кая, который смотрел мне прямо в глаза, и ответила на поцелуй. Легко и без проблем прижалась к нему сильнее, притянув за футболку, и почувствовала такой жар по телу, что вспотела вся спина. По ней побежала волнами горячая дрожь, а дыхание стало, как при лихорадке.


— Мы проиграли… — прошептали в мои губы, а напротив был такой взгляд, словно меня готовы сожрать прямо тут.


Взгляд с прищуром, острый, блестящий в свете свечей, с таким огнищем на дне, что стало ещё жарче, и дышать тут же стало нечем.


— Думаю наоборот… — ответила, и отстранилась, совершенно нагло облизав губы, — Проиграл ты.


Он лишь отпустил меня, а по гостиной прокатилась волна ахов и хохот.


— Ваша фотосессия — решённый вопрос, господа айдолы! Спасибо можете сказать Каю! Всем спокойной ночи!


Убегала ли я? О, да!! Я опрокинула ещё стопку, и поправив байку, в поклоне отправилась чем побыстрее в свои пенаты.


"У-у-у, Стеллочка! Вот мы и встали на якорь. Теперь ставим ставки через сколько дней, часов или минут, этот красавчик окажется в твоей койке…"


— Я честно не хотела. Это всё бабская доля и немецкая неисправная проводка, — это я и говорила про себя весь полет в Милан, невозмутимо сидя на сидении и продолжая работу над эскизами.


Хотя в голове у меня уже была масса мест, где бы я хотела видеть себя в компании одного цветочка. Например, даже на высоте, примерно в тысячу метров над землёй, могло бы найтись место, в котором можно проверить снова уровень распущенности и отсутствия уважительного отношения к женщинам.


Но никто не отменял того, что жило во мне годами. Я могла спать с мужиками и проделывала это весьма успешно и бесчувственно. Однако в этом случае, что-то явно было не так.


"Если бы ты хотел просто жаркого секса, Цветочек, был бы под моей дверью ещё той ночью… А так… Как-то мутно это всё выглядит."


Я повернула голову и застыла. Перегородка сидения Кая была отодвинута, как и моя. Поэтому когда я захотела встать и прогуляться, поймала совершенно ленивый взгляд, который прошёлся по моей фигуре, задержался на груди, а потом спустился вниз и так же быстро вернулся наверх уже к глазам.


— Что? — спросила на нашем.


— Ничего, — Кай скорчил невинную рожицу и покачал головой, улыбнувшись

Как и всегда мило и нежненько, аки фиалочка.


— Забудь! Это была просто игра! — я уже шла по проходу к уборной, когда мне в спину прилетело:


— Мне понравилось, как ты играешь. Я бы повторил, но уже применяя всю ротовую полость, и желательно без свидетелей.


— Очень смелое предложение, — я обернулась и Кай добавил.


— Проверим несколько тебе хватит смелости не на людях?


— Ты уверен, что тебе это нужно? Помнится, ты чуть заикой не стал.


— Всё бывает впервые.


— Ты меня не знаешь.


— Как и ты меня.


И Кай был прав. Я ничего не знала, ни о том, что меня ждёт, ни о том, что на самом деле в итоге мне принесет контракт с агентством айдола Ли Шин Сая.

Глава 7

— Мио-о-о!!! О, сойл-е-е-е Мио-о-о-о!


"Убейте меня! Пожалуйста! Это невыносимо!" — именно эти послания я направляла туда — наверх — пока пыталась понять, как можно третий час ходить по дому и распеваться с помощью одной сраной песни?


Нет, меня лично устраивало всё. Милан можно назвать моим вторым домом. Я знала здесь каждый угол, забегаловку, ресторан и вообще прекрасно проводила время на местных курортах. Да и домик в этот раз явно был снят самим Шин Саем, иначе мне бы не пришла охапка белых роз с подписью агентства. Что значит, господин Ли не совсем дурак, и мозгами иногда пользуется.


В отличие от его подопечных, один из которых битый час насилует мой мозг своим пением. Вообще они поют постоянно. На репетиции мы поем, в машине — поем, даже в самолёте мы пели какой-то непонятный корейский хит восьмидесятых. Дальше мы поем, когда выпьем, потому что во время интима по-немецки, я ещё полночи слушала, как кто-то выл.


Петь в ду́ше, в принципе не преступление, я бы сказала. Но не в туалете же? Не во время тренировки?


Начнем с того, что две недели в Италии — это недешевое удовольствие. Поэтому я прекрасно понимала, почему Сай выбрал особняк подальше от центра с полным фаршем. На широкую ногу жить не запретишь, но дешевле дом с бассейном и тренажеркой, чем искать тоже самое в центре отдельно, ещё и следить за тем, чтобы мою клумбу никто не сожрал по дороге.


Три концерта, фактически в историческом центре Европы, говорили о том, что здесь есть много поклонников "крор", либо их нет вообще, и потому Италию берут штурмом пятнадцать групп — и женских, и мужских.


— Ванату сойл-е-е-е…


— Бл***! - я прикрыла глаза, а когда открыла в Шина полетело три подушки разом, и все присутствующие вокруг, по старинке застыли, — Мой ты хороший! Как твоё горлышко? Не болит ещё?


— Н-нет… Нуна, я тебе помешал? — это чудо стояло на деревянной лестнице и хлопало ресницами, видимо направляясь в тренажерку, которая находилась в пристройке справа, там же где и бассейн.


— Нет, что ты? Просто это… Немного мозги через уши начали вытекать, а так последствий никаких серьезных нет. Но, — я мило улыбнулась и поднялась с дивана, на котором, как и всегда, были разбросаны кучи листов с эскизами, — …может ты немного отдохнёшь? А то ж петь потом не сможешь, вдруг охрипнешь?


Пока мы разговаривали в широкую открытую гостиную с другой лестницы спустилась Ин Ха, которая Рапунцель, с таким взглядом, словно объявили, что на Землю летит метеорит и всем конец.


— Нас просто разнести в пресса. Это нереально! Какой быть ужас, Сонбэ! Я так и знать, что ничем хорошим это не закончится!


— Что опять? — я поправила свой балахон белого цвета и перешагнула через ворох подушек на полу, — Дай сюда!


Взяла у девушки гаджет, обклеенный рожицами цветочков, и повернула к себе.


— Я ничего не понимаю? Здесь ваши иероглифы, — посмотрела на девушку, а у неё глаза на мокром месте стали.


— Что такое? — подошла к ней, и прикоснулась к плечу, а Рапунцель только отвернулась и прикусила губы.


Когда в гостиную вернулись парни я так и не заметила, но над моим плечом проплыла оголенная конечность с татухой на внутренней стороне предплечья и вырвала из рук планшет.


— Когда эта гадость появилась? — за спиной прозвучал холодный голос Джина, который вчитывался в то, что написано на экране.


Слева стоял Кай и Кей, на шеях которых висели полотенца. Они видимо все скопом решили пойти размяться.


Кай подошёл к Джину и перечитал то, что было написано в статье, а следом поднял на меня обеспокоенный взгляд.


— У тебя и правда такая репутация? — задал вопрос, смотря прямо в глаза, а я нахмурилась.


— "Такая" — это какая? — вернула с вызовом, но ответил мне Джин.


— Здесь написано, что ты трижды срывала показы из-за гендерного неравенства в Шанхае. Описан в красках скандал в Лондоне с Эмили Паркер, которая, цитирую: "заявила, что украинский модельер хамка и невоспитанная хабалка, которая прилюдно оскорбила её во время фуршета на последней неделе моды в модном доме "Шанель" в Лондоне."


— Нуна, это правда? — спросил Шин, а Рапунцель рядом со мной всхлипнула и прошептала:


— Наша репутация конец. Пять лет работа конец. А всё потому что кто-то решил выдать это нитизен в пресса. Это… Это…


— Моя жизнь!!! — холодно отрезала и приподняла подбородок, — За которую мне не стыдно! Да! Я обложила матом эту дрянь за то, что она опоила мою модель, и девочка попала в больницу с отравлением! Да, я трижды срывала показ в Китае, потому что организатор заявил, будто мои модели слишком распущены и вызывающе себя вели. Да! Это всё обо мне, мать вашу! И когда ваш агент брал меня на работу, Шин Сай знал, кто я, и прекрасно понимал, КОГО нанимает!


Воцарилась воистину тишина. Было слышно лишь то, как тихо всхлипывает Ин Ха, которую уже успела приобнять Ариэль.


— Если вас не устраивает что-то — я пойму, если вы обратитесь к своему агенту с просьбой меня заменить, — спокойно и холодно ответила, смотря куда угодно, но только не на Кая.


Всему виной было то, что мне вот до лампочки эта желтуха. Вообще не понимаю почему эти сплетни должны на что-то влиять? Но видимо влияли, если взрослая девушка из-за них расплакалась и решила, что на этом карьере её артистов конец.


Меня в этот момент волновала только работа моих внутренних органов, а точнее кровообращение и пульс, который, дрянь такой, никак не хотел униматься, когда я находилась в зоне поражения пыльцой этого парнишки. Хотя какой к херам парнишка? То, что стояло передо мной, было больше похоже на нечто, что хотелось хорошенько полапать и желательно сделать это основательно.


У Кая не были широкие плечи, и он не напоминал груду бицухи. Он просто спустил мне мозг пониже резинки трусов, одним только видом того, как сквозь черную ткань маечки проступали аккуратные сосочки. Крохотные такие, как горошинки, которые описывают в бабских романах. Только вот эти, мать его, горошинки были на вершинках вполне подтянутых мышц, и это блин, выглядело идеально, как у статуи!!! Вот мать его натуральная статуя, без единого изъяна.


Пальцы… Бл***, если у него такие руки, то что проживает в боксерах?


"Задорожная, мать твою! Урезонь свои гормоны, потому что у тебя бабский спермотоксикоз! Ты хоть слышала ЧТО о тебе корейская желтуха выдала?"


Ага, конечно! Задорожная спускалась взглядом всё ниже, пока не заметила это, которое явно просматривалось на фоне байковых треников. Всегда любила этот материал, когда дело касалось теплых спортивных костюмов. Он особенно красиво выделял главные мужские формы.


Как сейчас… Всё сильнее эти формы просматривались под моим взглядом, пока я не встрепенулась. А когда подняла этот самый взгляд вверх, просто замерла. Потому что Кай смотрел тупо на меня. Смотрел не отрываясь, пока вокруг все что-то тараторили про имидж, репутацию и прочие вещи, которые никак не касались того, как на меня смотрели и КАК реагировали.


— Пропало! — выдохнул Шин и повернулся к Цветочку, который опомнился и они вместе начали обновлять страницу.


— Статьи нет! — хохотнул в шоке Джин и показал планшет Рапунцель, а когда та всхлипнула, я застыла сама в шоке, потому что парень неожиданно робким движением вытер её слезы рукой и что-то шепнул на корейском.


"Вот те на! Вот те и них*** ж себе!" — все молча отвернулись, одна я, как дура смотрела на эту сцену, пока на журнальном столике не начал трещать мой сотовый.


— Слушаю! — перепрыгнула через свой бардак у дивана и взяла трубку.


— Госпожа Корн? Это Снежана Шевчук, — с той стороны послышался родненький говор, а я начала крутить в голове имя звонившей.


— Я глава сетевого отдела агентства "SMAngel" и мне нужны пароли от всех ваших публичных аккаунтов, в том числе "ватс-апп" и других чатов. Я конечно, могу взломать их сама, но упростите мне поставленную начальником охраны задачу, чтобы я не парилась больше беготней за вашими хейтерами? Госпожа Ли распорядилась убрать весь хейт о вас из сети немедленно, поэтому поспособствуйте мне, госпожа Корн!

Я нахмурилась "прожевав" то, что мне сказала девушка, и только потом до меня дошло, что речь вообще-то обо мне.


— Это конфиденциальная информация, — отрезала, на что мне тут же прилетело:


— Если не доверяете, можете поговорить с Ким Джином. Он вам подтвердит мою личность.


Я включила громкую связь и девушка начала трещать на корейском.


— Небо! Нуна, это моя невестка, — выдал с улыбкой Джин, а мои брови поползли вверх, — Жена моего кузена Кан Лиен Хо.


А на этом месте у меня чуть челюсть по полу не побежала, и я раскрыла рот:


— Лиен женат? — посмотрела на Кая, а потом на остальных парней и чуть не охренела от того, что услышала из трубки.


— Я бы попросила не афишировать это, и пойти мне навстречу в моей просьбе, иначе я сама найду всё что мне нужно, и всё равно почищу, госпожа Корн.


— Нунним!*(Сестрёночка!) — вскричала Ариэль, и тут же добавила, — Сонбэ всё-всё сделать, только убрать эту грязь!


— Кэнчанна?*(Всё в порядке?) — Снежана явно обращалась к девушке, и та тут же громко ответила.


— Нэ!*(Да!)


— Это какой-то чертов дурдом "шестая палата"!!! — выдохнула и просто попыталась опять успокоить нервы.


— И ты не поверишь, что сейчас прочла мои мысли, Стелла. Добро пожаловать в семью! Она большая, наполовину корейская, а на другую половину нашенская, так что поверь, твои жаркие переписки я сохраню в секрете чисто из солидарности.


— Да, нет там никаких переписок! — я поймала нахмуренный взгляд Цветочка, и вот это был третий звоночек.


"Ох, пахнет жареным…. Ох, пахнет, малыш, особенно когда я смотрю на то, как ты выглядишь сейчас. Господи, Задорожная, да ты его изнасилуешь раньше, чем он успеет понять, что происходит…"


И по-моему это желание было обоюдным, потому что странности в исполнении этого парня продолжались и дальше.


После этого памятного разговора, я не узнала ни свой сайт, ни социальные сети, которые вёл до этого момента Сашка, ни сайт студии и ателье.


Всё вылизали так, словно я агнец небесный во плоти, и вообще, мне пора пририсовать на каждой фотке нимб и возвести в сан святых. Или как там? Кстати Ватикан совсем рядом, поэтому всё возможно.


Но увидеть мне предстояло "Arena Civica". Обычный стадион в парковой зоне Милана. В общей сложности вмещал этот "газон для погонять шары" до тридцати тысяч людей, и когда мы приехали через два дня таскания по хате, наконец, на место своей работы, я прифигела от того, что оказалось перед моими глазами.


В центре, прямо на поле, стояла не просто огромная сцена! Это была палуба космического корабля, с пятью площадками. И всё это под открытым итальянским небом.


Такого количества азиатов я в жизни не видела. Если в Берлине было немногим меньше групп, то сюда прикатили уже фандомы. И прямо сейчас их пустили, естественно за отдельную плату, на верхние трибуны, чтобы посмотреть на то, как всюду ходили айдолы в пестрых нарядах. И это реально был тот самый взрыв. Столько разномастных костюмов я в жизни не видела.


Видимо в Берлине меня не волновали такие вещи, как то, что помимо наших парней, которых я считала ботаническим садом, была целая оранжерея с виду безупречных, идеальных артистов.


Сейчас всё это напоминало не просто подготовку к фестивалю. Это выглядело, как город. Отдельный населенный пункт, который начал кочевать по всему миру.


— Ваша зона справа. За выездом стоят три ряда трейлеров с гримерками. Ваш правый и первый у выезда к парку. Оттуда и вход на заднюю часть арены за сценой. Вот схема передвижения и размещения групп согласно нашей программы. В вашем райдере есть какие-то вещи, которые мы не учли? — парнишка в кепке с эмблемой модной марки, идеально говорил на английском, но я ни черта не поняла в том, что он натараторил.


— Простите! — слева возник Кей, и в поклоне взял всё, что тыкал парнишка мне в руки.


Кей просмотрел разметку и кивнул организатору со словами:


— Всё в порядке! Кумао!


Я же продолжала смотреть на то, что происходило вокруг и с ужасом понимала, что масштабы становятся только больше. И что ждать дальше, вообще не ясно с такими темпами?


— Сонбэ! — моего плеча коснулась рука Ин Хи, и я сразу повернулась к девушке, — Идти! Нам нужно разместить вещи.


— Да, идём, — я кивнула ей, а потом чуть не оглохла от того, что началась репетиция одной из групп.


За выездом действительно стояли три ряда трейлеров, которые обычно тягали, как дома на колесах. Огромные прицепы, внутри которых было всё что нужно, для того, чтобы чувствовать себя комфортно, даже проживая здесь.


— Не хило… — протянула, когда вошла в трейлер и осмотрела его со всех сторон.


По бокам имелись даже койко-маста, как в поезде. Но долго разглядывать это чудо техники у меня не получилось.


Спустя два часа стартовал новый виток моей кардио-болезни. Только с той разницей, что если раньше на голые торсячки я реагировала холодно и отстраненно, сейчас всё было с точностью, да наоборот.


Стояло, теоретически моё, тело посредине, и рассматривало новый костюмчик, аля мундир.


— Опять ремни? — Кай приподнял бровь, и натянув черную белую водолазку, надел сверху аналог кителя, — У вас, госпожа Корн странные отношения к кожаным изделиям.


Он измывался. Вот натурально скалился своим нежным личиком, но при этом намекал на весьма не нежные вещи.


"Так-т-а-а-а-а-к… Значит, кожаными изделиями балуемся?"


— А ты я вижу спец по ремням и застежкам, так? — я встала напротив него, пока Рапунцель с Ариэль порхали над остальными парнями, — И почему постоянно одеваю тебя я?


— Не знаю… — хмыкнул Кай, а я чуть не матюкнулась, когда поняла, что сказала это вслух.


— Может нравится? — прозвучал тихий шепот, но я-то хорошо расслышала его над своей макушкой.


— Может и так, — обхватила китель за его спиной, и расправила ткань по шву, чётко уловив, что кто-то слишком громко сглотнул.


— Капает, — ухмыльнулась и провела ладонью по его груди, совершенно профессиональным движением стягивая ремни, которые крепились к подобию пагона на правом плече.


— Что… капает? — Кай поднял голову к потолку, и в этот момент, я стянула ремень на его брюках, пока парни и остальные что-то выискивали в воротнике Шина.


— Слюна, крошка… — прошептала у его уха, привстав на цыпочки, — Слюна капает, малыш.


— Доиграешься, — было ответом, а следом меня просто обошли и сели за одно из зеркал, подзывая Ариэль.


Я ухмыльнулась, а потом посмотрела вниз на свои ботиночки, в попытке прогнать ноющее чувство, которое вот прям зудело в причинном месте. И спрашивается: я ж сама нарываюсь, или мне кажется?


Но нарвалась, спустя пару часов, я немножко на другое. Это тоже была особь мужского пола. Но вот то, что именно особь, в этом сомневаться не приходилось.


Пока пацаны отрабатывали выход, разбирались в том, где будут подвижные штативы, какие камеры размещены в какой зоне, откуда их выход и вообще я удивилась, что они делали это всё сами! Постановщика с нами не было, хореограф тоже отсутствовал, и фактически всю работу по организации выступления брал на себя лидер — коим являлся Джин. Он всё просматривал, всё отслеживал и даже дошло до того, что начал объяснять подобные вещи мне.


И вот пока я в полном неведении просматривала, что такое райдер и разбиралась ещё в куче планировок на рабочем планшете Джина, явилось оно.


Мы как раз сидели в зоне для стаффа за кулисами, и спокойно попивали кто что, когда Дон Шмин нарисовался в поле зрения моих глазниц. Встал в проходе своей зоны и щебетал о чем-то с молоденькой девочкой, которая вероятно была участницей одной из групп. Она внимательно его слушала, кивала головой в такт его словам, и постоянно улыбалась.


Что пел этот соловей малышке было непонятно, но замолаживал он её настолько нагло, что ей и самой вскоре стало неуютно. Как и мне!


Я ненавижу, когда старые пердуны, которым пора бы думать о том, что за ними шлейф из Сахары скоро начнет тянуться, откровенно "падают на уши" вот таким наивным девчонкам.


Терпела я минут пять этот цирк, а потом к моему удивлению нарисовался паренёк из группы дрыща, и отвлек его.


Как и меня!


Медленно поднялась с дивана и решила, что сейчас совершу смертоубийство. На парне был костюм почти такого же кроя, что и на моих цветочках. А вернее отличалось сие творение (естественно!) качеством материала и кроем. Да и цвет — коричневый…


Но это меня не остановило, и я поняла, что сейчас попросту придушу тварь, и на этом порешим.


Я медленно шла в сторону парочки "твикс-твикс" и уже даже слышала, как Ариэль пыталась меня остановить, но не тут-то было. Никому не позволю воровать свои идеи!


— Как ты это сделал? — я даже не потрудилась поздороваться, или обозначить своё присутствие вежливо.


Дон Шмин обернулся в мою сторону и в его взгляде я чётко увидела след триумфа.


— Это опять вы, госпожа "не знаю своего места?"


— Это я места то своего не знаю? Ты хоть понимаешь, что можешь сесть за то, что надето на этом артисте? — сложила руки на груди, а парнишка дрыща побелел, как только услышал, что я сказала.


— С чего бы это? Данные костюмы утверждены ещё полгода назад и созданы известным модельером из Кореи, госпожа. Поэтому, боюсь проблемы у вас!


Дон Шмин начал идти на меня и тихо прошептал, встав прямо напротив:


— Это будет следующий выпуск о модельере Стелле Корн. И он тебе очень понравится, милочка. Настолько, что Шин Сай прикроет свое агентство на следующий же день. Можешь так ему и передать. Он доигрался!


— Отойдите немедленно от нашего менеджера на допустимое расстояние, господин! — за моей спиной послышался голос одного из охранников.


— Всё в порядке. Кумао, Хён! — пропела то, что успела заучить, и прошлась взглядом по Дон Шмину, да таким, что он сам отошёл от меня.


Но поделать в этой ситуации я не могла ничего. Однако внутри у меня прямо фонтанировало негодование.


"Ты труп! Я тебя теперь действительно уничтожу!"


— Отлично! Вперёд! А я пока посмотрю, что из этого у тебя получится, аджосси! — прищурилась, и проследила за тем, как паренёк ускакал куда-то, видимо, от греха подальше.


Дон Шмин напротив, убираться восвояси не собирался. Он просто ухмыльнулся, когда в наш сектор вбежал Кей.


— Нуна! — парень был бледный, как смерть, а у меня внутри словно что-то лопнуло.


— Что такое? — идиот с песчаной болезнью мне перестал быть интересен ровно в тот момент, когда я поняла, что выдал Кей.


— Платформа. Я не знаю, что случилось, но техники уже работают. Там… Короче Кай под сценой, и он сейчас утонет!


— В каком смысле утонет? — я решила, что у меня сейчас сердце через грудную клетку себе дыру проделает.


— Там система. Резервуар с отводом настоящей воды для номера одной из групп. В общем…


Но я уже не слышала, что продолжал говорить Кей, потому что мы все побежали в сторону правой части сцены, где была та самая платформа.


Там столпилась прорва людей. Все они бегали и что-то орали, пока техники и другие работники пытались в ручную открыть платформу, раздвинув её части.


— Как, мать вашу, он туда попал? — я схватила Шина за руку, когда тот побежал в нашу сторону.


Всё остановилось в момент, а сотни людей толпой окружили место, где теоретически мог погибнуть человек.


— Я ничего не понимаю! Она просто открылась под его ногами, и мы даже не успели сориентироваться, как Кай был уже под сценой, — начал быстро и без остановки тараторить Шин, а я посмотрела на то, что внизу почти раскрыли какой-то проход и стали спускать воду.


В голове, реально будто червь точил каждый участок и так и пожирал мой здравый рассудок страхом.


"Этот контракт отправит меня на тот свет!" — я обернулась и заметила Дон Шмина, который как и многие остальные изображал беспокойство на лице.


"Не мог же ты ради обычного сраного концерта, подвергнуть жизнь человека такой опасности?! Ты же не идиот? Или совсем больной?"


Я отпихнула Шина, когда раскрыли проход, и понеслась к нему со спринтерской скоростью.


— А где? — посмотрела внутрь, стоя в луже воды, но Кая внутри не увидела.


— Куда он делся? — До Шик встал рядом со мной, понимая, что в резервуаре Кая нет.


Я сцепила зубы и протиснулась в проход.


— Нуна!


— Агашши!*(Госпожа!)


Позади слышались выкрики, но я вошла в резервуар и заметила открытый правый люк.


— Бл***! Ну реально космический шатл, блин! — пролезла в люк, и тут же упала головой вниз, зацепившись за каких-то провода.


— С приземлением! — прошептали мне на ухо, а я медленно подняла голову, понимая, что теперь на промокшем до нитки Кае уже сама прилегла.


— Как, ты, блин, тут очутился?! — прошипела сквозь зубы, и посмотрела на потолок, в который начали стучать, и снаружи послышались крики.


— Меня больше волнует, что здесь забыла ты? — Кай схватил меня за затылок и заставил посмотреть на него.


От этого движения странно не появилось отвращения. Я не любила когда мной командуют, но сейчас под кожей расползлось чувство дрожи, и мне стало тепло в буквальном смысле. Чего не скажешь о Кае.


Губы посиневшие, на лице капли воды, но сам он был горячий, как печка. Об этом говорила его ладонь в моих волосах.


— А как ты думаешь? — съязвила, но сама смотрела на то, как из его рта вырывалось дыхание.


Мягкие губы раскрылись, и я заметила, как он провел языком по внутренней стороне, продолжая смотреть на моё лицо. Блуждать взглядом по нему, и поднимать вторую руку вдоль моего бедра, которое оказалось на его животе.


— Сейчас я думаю только о том, сколько уйдет времени, чтобы раскрыть люк? — шепот снова обжег губы, а следом меня нагло схватили под задницу и закинули на себя так, что я ощутила все прелести космических пришельцев, мать его, вместе с их неземными достоинствами в рабочем состоянии.


"Святые тапки! С пальцами я точно не прогадала, а может и недооценила… Если это боевая тревога, то что будет во время боевых действий?"


— Ты что творишь? — тем не менее холодно и язвительно задала вопрос, как только ладони парня умело надавили на мой зад, да так, что я прекрасно ощутила, контраст холодной мокрой ткани и жара, который продолжал толкаться между моих ног.


"Хорошо, что ты не любишь носить юбочки и платьишки, Задорожная. А то быть жаркому сексу прямо тут, учитывая, как умело и точно тебя разместили на себе за каких-то несколько секунд…"


Если я ждала ответа от Кая, то видимо совсем наивная. Потому что как только голоса стали ещё громче, Цветочек волшебным образом, как в сказке, превратился в настоящий фрукт. Вкусный настолько, что лично мне было плевать, в каком шатле мы залегли на дне резервуара.


Если бы мне сказали, что есть мужики, которые умеют вытворять такое языком, я бы наверное, немного изменила свое мнение о них. Потому что мне проводили не просто исследование ротовой полости. Кай делал массаж всего к чему в ней дотягивался языком. При этом двигаясь ритмично, и словно под ту самую музычку. Мягко и сильно, плавно и с нажимом, втягивая воздух, а потом освобождая, чтобы дать сделать выдох.


В это время ручонки ни мои, ни Кая не отставали от губ, которые уже горели и зудели от того, как разогрелись.


Лично я вцепилась одной рукой в плечо парня, а второй мягко сдавила пряди волос у его виска между пальцев. Ладони Кая сжимали мой зад и двигали им, заставляя выдыхать всё сильнее и надрывнее. С жаром, и с не меньшим желанием. Дразнящие движения распаляли только сильнее, а отвердевшая плоть даже сквозь ткань очень точно задевала чувствительные точки. Перед глазами начали бегать круги, а ритм стал, как прилив — резко и с силой, а потом плавно и с нажимом. Как откат волн, которые собственно и бегали по всему телу, пока не заставили промычать от удовольствия, когда сокращения возбуждения явно намекали, что пора переходить к горяченькому, наконец.


— Ты ненормальный! — я оторвалась от него, и заметила, как растягиваются в улыбке его губы, и Кай опять сдавливает в своих руках мои бедра, при этом прищуриваясь и облизываясь, как кошак.


— Мащита… *(Вкусно…)


— Не матерись! Ты мог утонуть, идиот! — я приподнялась, и очень вовремя, потому что над головой стал медленно и со скрипом раскрываться люк.


В какой-то момент мне показалось, что у этого парня раздвоение личности. Ведь как объяснить, что Кай за пару секунд поднял нас двоих на ноги, и сменил выражение лица моментально.


Теперь на меня смотрел невинный цветочек и мягко улыбался, хотя в глазах я видела, вот вообще другую картину. Они могли сжечь на месте. С его волос капала вода, а капли бежали по лицу парня к подбородку. Однако сам Кай явно забил на то, что чуть не погиб, и был доволен тем, что мы тут вытворили.


Мы смотрели друг на друга не отрывая взгляда, а когда сверху ударил свет, у меня было четкое желание послать всё это к херам. Потому что я не понимала, что со мной произошло за ничтожных десять минут!


Вначале мне стало жутко страшно, потом мне показалось, что я готова сама утонуть следом за ним, а теперь у меня случился космический припадок. Потому что шаттл явно накренился, если я не могу привести давление в порядок.


Ненавижу это состояние, оно давно позабытое и припорошенное пылью… было. Но видимо восстало из мертвых и решило продемонстрировать мне всю тяжкую долю Светочки Задорожной, которая хотела хорошенько трахнуть конкретного парня, применяя не тело, а сердце.


И это меня испугало…

Глава 8

Дебильное чувство страха никуда не ушло. Оно только усилилось, и я ощущала себя чисто подростком. Смешно даже подумать, но сама ситуация, которая происходила вокруг, не радовала ни с какой стороны.


Ни со стороны того, что мои эскизы кто-то нагло спёр, ни со стороны того, что ботанический сад постоянно ввергал меня в шок своими выходками.


Однажды я посетила зоопарк в Шанхае. Мне очень хотелось посмотреть на достояние китайской нации — пандочку, и потискать её хотя бы через решетку. Как сейчас помню — собрала всех своих девчонок и устроила нам разгрузочный день во второй культурной столице КНР. Пришли мы в зоопарк где-то в обед, и как раз в это время из вольеров выпускали маленьких обезьянок.


Сам зоопарк крытый и настолько огромный, что вольеры с животными напоминали настоящие стадионы. Короче, пришли мы не вовремя, поскольку после этого в зоопарк я зареклась ходить вообще. Из-за обезьянок!


Но видимо фатум догнал меня. Когда я принесла своё тело в бассейн, чтобы хоть как-то снять напряжение в мышцах и попытаться успокоиться, решила что снова попала в шанхайский зоопарк, только с той разницей, что держась за тренажеры, с потолка свисали пять тел и подтягивались.


Вот в такой зоопарк я бы ходила каждый день, если бы одна из обезьянок не обладала природным умением массажировать рот так, что хотелось провести все последующие реанимационные мероприятия комплексно и о-о-о-чень, вот очень основательно.


И это меня опять испугало!


"Вот, бл***, я ж не подросток! Какого черта я сбегаю оттуда так, словно мне под хвост поднаддали?! Задорожная! Ты клинический идиот? В чем проблема? На тебе нет ни одного изъяна, всё отполировано ещё перед отъездом в этот тур! На тебе вполне целомудренный купальничек, больше похожий на комбез. Цельный, чёрненький и прикрывает всё! В чем, мать твою, причина тараканьих бегов в твоей голове?"


Я выпрямилась в коридоре, подняла волосы в пучок, выдохнула, как перед выходом, блин, на подиум, и повернулась, решительно схватившись за ручку двери, которая вела в бассейн.


— Сонбэ!!! Подождать! Мы с вами!


Впервые я почувствовала, что эти девочки стали мне как родненькие, потому что секундой ранее, собиралась бежать опять. А сейчас… Я наконец, могу спокойно, и в излюблено-холодном виде, войти внутрь.


Ариэль и Рапунцель вели за собой остальных девушек и парней. Видимо, их не смущало, что послезавтра концерт, а больше заботило то, что можно немного отдохнуть. Хотя я их понимала. Джин, как ненормальный носился за стаффом с этими их трансляциями постоянно. Связывался без конца со Снежаной, чтобы уладить вопросы по созданию сайта фандома парней.


Они не отдыхали ни минуты! Если стафф хоть немного позволял себе развлечения, то парни…


Мой цветник оказался огородом, в котором постоянно вспахивают, что-то сажают, удобряют и только потом выводят на поле тяжёлую технику — меня! Потому что я тоже на жопе не сидела, и уже успела переделать некоторые эскизы и отправить их Саше, чтобы ателье взялось за работу в самые краткие сроки.


Водичка омывала по грудь, а спинку чесал бортик бассейна, в котором успели нарезвиться все. Я же откинула подальше все ненужные мысли о телесах, которые отсвечивали напротив, справа от меня.


В условиях, в которых я создавала "себя и своё имя" запомнила ещё несколько очень немаловажных вещей. Первое: если тебя пытаются умаслить, и это видно невооружённым взглядом — жди беды. "Маселко" скорее всего прокисшее, и действует по-принципу "держи врага ближе, чем друга". Второе: если кто-то спёр твою идею, этот человек настолько близок к тебе, что дышит в твою спину, и чуть не харкает в неё.


Поэтому, пока кто-то, не будем уточнять кто, весь вечер пялился на меня, я пялилась на стафф. Цветник исключила из своего списка подозреваемых сразу. Какой идиот будет вредить своей же группе? А судя из того, что за последние два месяца я успела изучить, пацаны не просто по сцене скакали и пели. Это была настоящая семья, которая в полу спартанских условиях, ходила под муштрой главного Лотоса этого агентства почти три года.


И не просто ходила!


По словам того же Джина, который стал мне как путеводитель по их миру, Сай — демон воплоти, когда дело касается работы. Он сам ночует в репетиционном зале, и своих артистов заставляет. Доходит до того, что его жена тупо приводит двух дочерей мужика "я решил поработить искусством весь мир" прямо в агентство. И только тогда, Сай начинает становиться вменяем. Дети для господина Ли — его центр вселенной.


Чем больше я узнавала об этой конторе, тем больше мне хотелось увидеть, что же это за волшебное место такое? И почему эти люди настолько фанатично поглощены трудоголизмом?


Я повернула голову в сторону троих подчиненных Рапунцель. С виду тихие. Совершенно! Абсолютно инертные девушки. Молчаливые, покладистые и быстро выполняющие свою работу, барышни. Красивые и ухоженные, но при этом ведут себя настолько мило, словно пятиклассницы. В них нет этой дерьмовой жилки — нагадить любой ценой.


Она хорошо видна, а они как открытая книга, не смотря на то, что постоянно только кивают и нежно улыбаются.


Парни — балет. Их пятеро, и все они, как призраки в этой опере. В объектив не попадают, постоянно ходят кучкой. Со мной не контачат ещё после первого вечера в Берлине, когда я устроила кордебалет на репетиции с Дон Шмином.


"Испугались, чи шо?!" — как говорит Сашка, и тут я с ним согласна.


Рапунцель и Ариэль… Вот две личности, которые мне начинают немного не нравится, хотя до сегодняшнего вечера, я бы вычеркнула из списка обеих не задумываясь.


Проблема состояла в том, что прямо сейчас, к моему удивлению, у меня подгорало так, что хотелось кого-то послать.


Кай пялился в мою сторону вот уже второй час, пока развлекуха с соджу продолжалась. Тупо смотрел в упор, и мне стал интересен один очень важный вопрос, чисто из области космических отношений, потому что с нормальными людьми, теоретически, глазами не трахаются.


А именно это я и видела в его взгляде. Просто верх навыков в том, как раздеть бабу глазами и при этом заставить ещё и вспотеть. Такое чувство было липким и неприятным, когда мужчина тебе не нравится и ты его не хочешь. Но когда у тебя у самой пониже пояса случился кровеносный приток, только от воспоминаний того, как руки, которые сейчас держатся за бортики бассейна, сжимали твою филейную часть — то тут беда.


А самая главная беда состояла в том, что я не могла удовлетворить это желание! И это бесило!


Если раньше спокойно находила себя партнёра для развлечений и сохранности своих нервов, то сейчас мне стучало в голову другое:


"Если вы окажетесь в горизонтальном положении, Задорожная, тебе крышка, капут на месте и сопли в голову! А всё потому что ты втрескаешься на месте! Если уже не совершила эту глупость…"


Я прикусила губы, и хотела отвернуться, когда заметила этот взгляд — холодный, обжигающий и очень неприятный.


Допустим так на меня смотрели не впервые. Много раз "коллеги" одаривали мою персону подобным потоком ненависти. Но что я сделала такого Ариэль, что она зыркнула на меня так, словно я её мужика увела, прямо перед их свадьбой?


"Так-т-а-а-а-а-к… Ну, привет, девочка! С тебя и начнем…" — я поднялась и вышла из воды, а обмотавшись полотенцем, просто ушла.


Вошла в свою комнату и встала над телефоном в раздумьях. Если приступать к работе, то делать это немедленно. Чтобы я позволила так себя облапошить? Нет, увольте! Этот орешек вам не сожрать!


Взяла сотовый в руки и набрала номер Лучано. Этот красавец никогда не отказывал ни мне, ни моему бренду в раскрутке в Италии, поскольку здесь жила огромнейшая диаспора украинцев. Главный редактор модного глянца ни за что не упустит шанс заполучить эксклюзив, да ещё и с моей подачи.


— Привет, Лучано!


— Ма Бэлла! Это быть лучший день в моя жизнь! Ты ла Милано? — с той стороны послышался ломанный русский, а слова звучали с придыханием.


Таким был весь Лучано. Красавец итальянских кровей. Жгучий брюнет, с небольшой проседью у висков, не единожды выказывал мне знаки внимания. Но вот беда — становиться любовницей и разбивать семью я бы не решилась никогда! Тем более Стелла Корн не привыкла играть на вторых ролях.


— Мне нужна твоя помощь. Ты ведь не откажешь в знак нашей дружбы, Лучано? — я оперлась задом о столешницу трюмо и стала рассматривать пять манекенов, которые стояли в моей комнате, как по стойке смирно.


— Ма Белла! В чём состоять вопрос? Конечно! Всё, что пожелает моя Муза.


— Я хочу провести фотосессию для корейской поп-группы в итальянском стиле. Твоя редакция готова взять в печать такой материал?


Медленно оторвалась и подошла к манекену, который стоял в центре. Красивый черный бархатный пиджак, так и привлекал мой взгляд. С виду простая вещь, могла измениться за секунду при резком повороте. Для танцора ткань "хамелеон", созданная в таком мягком виде, будет сверкать. Но не дешёвым гламурным блеском, а настоящим лоском оттенка бордо, как и полупрозрачная рубашка черного цвета, к которой по центру крепилась цепь. Крохотная серебристая цепочка, которая вела от горловины к ремню на брюках.


— Корейская? Это быть кто-то из фестиваля? Ты взять их под опеку, ма Белла?


— Нет, Лучано… — я тихо ответила, а следом провела рукой по краю воротника пиджака, и словно погладила не ткань, а живого конкретного человека. Застыла на этом движении, как полоумная, — Это…


"…меня, кажется, кто-то "взял"…" — мелькнуло в голове, а сама я опомнилась и, прокашлявшись, ответила:


— Я подписала контракт, как модельер.


— Перфекто, ма Белла! Приводить их ко мне, когда тебе удобно. Думать провести съёмку в каком-то конкретном месте?


— Я полагаюсь на тебя! — уверенно ответила и злорадно ухмыльнулась, потянув за цепочку.


— Си… Я понять тебя и помочь, ма Белла. Мы взять их для нового номера, — ответил мужчина, и тут же добавил, — Но…


— Они заплатят хорошо, Лучано. А я в подарок создам для тебя шикарный костюм. Пополнишь коллекцию.


— Ты разбивать мне сердце, Стелла.


— Оно занято, и разбивать нечего. Так что, скузи, Лучано.


— Ты быть как и всегда прямолинейно-деликатна, ма Белла.


— Грацци, Лучано.


— Нон пер, ма Белла. Нон пер.


Так я договорилась о том, о чем пожалела на следующий же день. Поскольку выпуск готовился под конец этого месяца, а у нас довольно плотный график в Италии, и после Милана нас ждал Рим, другого выхода, как провести съёмку на следующий же день я не видела.


Поэтому с утра все стояли в два ряда в гостиной, как солдаты срочники и смотрели на меня так, словно совершенно не понимают, что происходит, а я не понимаю, чем это грозит.


— Вам промоушн нужен, Шин? — сцепила руки за спиной и выпрямилась, смотря на всех поочередно.


— "Нужен" — это не то слово, Нуна. Но ты должна понимать, что подобные сьемки согласовываются за несколько недель до их проведения. Это же не Корея! Мы даже не знаем, как эта затея будет воспринята поклонниками.


— Согласуем после съёмки! — безапелляционно отрезала и поправила пиджачок цвета "марсал".


Естественно никто не обещал, что подобное понравится всем. Но я ничего смертельно опасного в совместной фотосессии стаффа и группы не видела. В конце концов эти люди постоянно остаются "за кадром" и хоть раз показать кто пашет над стилем и ухаживает за парнями можно. А то, что с них пыль сдували все — это факт.


Поэтому мы и приехали к обеду в галерею "Амвросиана". Очень старое сооружение, больше напоминающее постоялый двор в итальянском стиле восемнадцатого века. Красивые башни, величество залов и приземистые охранники, которые, как коршуны следили за каждым кто входил в галерею. Сама же территория этого места немаленькая и насчитывала около четырех основных сооружений.


Мы стройной кучкой высыпали из трёх машин на парковке у входа, и к нам тут же подплыл Лучано.


— Ма Белла! — вскрикнул мужик, а меня чуть кондрашка не хватила от того, как он облизал мне ладонь.


Но ничего поделать с этим не могла. Лучано согласился нам помочь, но видимо проявить уважение решили не все. Потому как моя компания дружно офигела от вальяжности и панибратства мужчины. Парни округлили глаза поголовно, как только завидели, как Лучано припал губами к моей руке.


А уж что по нежному лицу Цветочка гуляло. Если раньше я думала, что он похож на девочку, то сейчас поняла насколько ошибалась. Потому и мягко высвободилась из лап Лучано, поспешив познакомить его со своими подопечными.


— Ма Белла! Белиссимо! Они быть просто нереальны! — восхитился итальянец и начал обходить цветник по кругу прямо на парковке.


"Ещё бы! Это я их одевала!" — хмыкнула про себя и ухмыльнулась, опять поймав полный злобы взгляд Кая.


"Не, ну твою то мать! Парнишка! Ты вообще офигел так на людей смотреть?!" — я вернула ему взгляд, и получила в ответ такой, словно мы женаты лет сто, и мне следует пойти промыть руку, которую мне целовали, со спиртом.


— Господин! — выдал на чистом русском Кай, а у меня что-то так под ложечкой засосало, что сразу кислинкой во рту пошло, — Может мы приступим, наконец, к работе? У нас очень плотный график, и мы не статуи, чтобы нас так рассматривать!


Кей, который стоял рядом с Каем, округлил глаза, видимо от его тона, а Джин поспешил тут же извиниться.


— Скузи, сеньор! Спасибо, что согласились провести съёмку. Наш… коллега, немного устал, — Джин обошел Кая, а я прищурилась.


"Ариэлечка… Что ж ты так близко то встала рядом с моим… Стоп! Какого черта?" — я встряхнула волосами, и поправила шевелюру, переместив её на правое плечо.


Сегодня я выглядела безупречно, и мне чертовски нравилось то, что на мне был шикарный удлиненный, асимметричный пиджак. Я очень любила подобный крой. С одной стороны он доходил мне как фрак до лодыжки, а с другой стороны был обычной длинны. Одна яркая вещь! Больше не нужно для того, чтобы выглядеть богато и красиво. На вас могут быть подранные джинсы с белой футболкой. Но такой пиджачок… Он поставит точку в том, кто вы.


Внешний вид — уверенность в себе любой женщины. Каждая девушка красива по-своему, просто нас нужно учить любить себя.


Однако некоторые… Явно слишком в этом преуспели. Ариэль начала вести себя неадекватно, ещё после того, как Кай чуть не утонул. В принципе, когда нас вытащили, по нам не сказать что заметно было хоть что-то… Так, совсем малость глаза блестели как у сумасшедших, которых лишили десерта посреди процесса.


"Неужели… Не уж-то я так потеряла бдительность, что не узрела прямо перед собой очевидную вещь с самого начала?"


В итоге, пока мы шагали по одному из коридоров галереи к залу, где уже всё было готово для съёмки, я выбросила все мысли из головы, кроме одной:


"Меня страшно бесит эта девица с красной шевелюрой…"


И состояние моё только усугублялось на протяжении всей фотосессии.


— Что быть не так, ма Белла?! — Лучано подошёл ко мне, когда парней и девушек равномерно разместили в окружении красивых статуй и картин.


Мужчина облокотился о косяк входа, у которого я стояла и наблюдала за тем, как мои парни проявляли натуральный профессионализм, который всё реже заметен среди наших моделей. Эти люди преображались за секунду, и это было нереально круто.


Как по щелчку пальца, а вернее вспышке фотографа, весь ботанический сад превращался в джунгли с тиграми. Вот натурально так и было. Им и делать ничего не нужно было особо. Просто сама мимика и умение с ней работать оказались безупречны. Парни не боялись камеры, двигались естественно, меняли позы с такой же скоростью, как профи.


Но вот когда пришло время парных снимков со стаффом… Вот тут у меня начала подниматься желчь. Потому что Ариэль не просто стояла рядом с Каем, она натурально пыталась сыграть роль влюбленных. Если остальные девушки, и даже Ин Ха, у который стопудово были отношения с Джуном, себе этого не позволяли.


И самое интересное, что этот паршивец, в шикарной рубашке из-под моего станка, заметив мой взгляд прижал эту девицу к себе потеснее, да так, что даже Ариэль удивилась подобной ласке.


"Ну, гаденыш!" — пронеслось в голове, и я обернулась к Лучано, который что-то трещал мне на ухо про будущий показ в Париже, на который он приглашен, как один из селебритис.


Мужчина, можно сказать, нависал надо мной, опираясь о косяк, и я решила, что нужно избавляться от мыслей, которые меня пугают.


Страх мешает успеху, а значит мне нужно остановиться немедленно. Либо беды не миновать, а мне…


Я продолжала смотреть на Лучано, а у самой сердце выпрыгивало из груди, как ненормальное. Всему виной то, что вспоминала человека к которому меня когда-то привязывало точно так же, как к этому парню. И ничем хорошим это не закончилось.


Можно ли возненавидеть любовь, если тебе всего один раз нагадили в душу? Легко… Вот только потом, когда ты захочешь тепла и нежности снова — тебя будет преследовать страх. Чертов дебильный мандраж, что человек, который сейчас пытается влезть в твое сердце, раздавит его точно так же.


Я даже не заметила, как Лучано стал в какой-то момент, вообще ворковать мне на ухо. И тогда справа послышался вздох и хохот, а я окаменела. Кай обнял Ариэль настолько вальяжно, словно они реально пара.


— Стоп!!! — такого голоса в своем исполнении я не помнила давно.


Все застыли, а Лучано выпрямился.


— Что не так? — спросил До Шик и приобнял Шина, сев к нему ближе, чтобы с ним рядом на подставку села ещё одна девушка.


— Поменяйтесь! — я посмотрела на Кая, а он лишь ухмыльнулся и мазнул по Лучано таким взглядом, словно тот кусок дерьма.


— Щиро… *(Не хочу…) — хмыкнул парень и приобнял Ариэль теснее.


— Кай, нужно и правда смениться, а то ж всё одинаково будет. Не интересно же! — Кей попытался встать между Ариэль и Каем, и последний наконец отлип от девушки, на лице которой я узрела такую тень разочарования, что мне не по себе стало.


"Ну, идиот! И ради чего ты воспользовался вниманием этой девчушки? Ради ревности?" — я сложила руки на груди, а фотограф продолжил съёмку.


В общем, после третьего часа дурдома, который я устроила по собственной глупости, и уже жалела, мы наконец-то закончили.


— Ма Белла! Как насчёт ужина? — Лучано положил мою руку себе под локоть, и стал волочить к выходу, а мне опять пришлось идти, потому что терять расположение такого мужика, хоть он и был похотливым мудаком, я не могла.


Позади шагал цветник, и всё должно было закончиться спокойно, если бы не одно но…


— Кто им слил, что мы будем здесь? — я обернулась в сторону Шина, который, как вкопанный встал за колонной и потянул на себя всех остальных парней в тень.


— Что такое? — я нахмурилась, а потом выглянула из-за другой колонны в небольшой дворик.


— Сталкеры! — прошептал парень и приставил палец ко рту.


— Кто? — Лучано посмотрел вниз уже не скрываясь, а кучка девиц начала визжать так, что даже мне стало страшно.


— Их вывести охрана! — махнул рукой Лучано, но я в этом засомневалась, потому что мы находились в пустой части галереи, где не было ни одного экспоната, кроме тех, которые предоставили для съёмки, а значит и охраны почти не было.


Только я хотела спросить, как нам выйти в обход, с другой стороны в коридор ринулась толпа. Нет, не так! Это было толпище девушек европейской внешности. Понимая, что это не корейские фанатки, и если они сцапают парней, то от несчастных останется только тень, я стала оборачиваться во все стороны.


— Каджя! Пбали! *(Побежали! Быстрее!)


Я даже не сразу сообразила, что мою руку нагло сцапали и потянули за собой, цепкие и очень знакомые ручонки.


— Ты что творишь! — я попыталась остановиться, и вырвать руку из захвата Кая, но лишь заслышав позади визг, и попытки нашей охраны деликатно отпихнуть девочек, решила что лучше и правда смыться.


Но бежали мы только вдвоем! Остальные разбежались кто куда, один Лучано, наверное, остался в коридоре.


— Сюда! Постойте! — послышалось справа, и мы напоролись ещё на пятерых девушек, которые зашли в коридор, по которому мы бежали к старой каменной лестнице.


— Да, блин! — Кай впихнул меня в первую же дверь, за которой оказался настоящий склад старого хлама.


— Залазь! — он открыл дверцы шкафа, а я офигевше прошептала:


— Тебе что-то в голову надуло? Это же шкаф! Анти…


Но я не успела закончить снаружи, а прошипела концовку уже будучи прижатой к одной из стен огромного шкафа, и груди Кая.


— Это антикварный шкаф, мать твою! Ты больной? — я начала вырываться, но тут же застыла, потому что меня прижали к стене шкафа сильнее, и всем телом.


— Тихо! — грубый хрип рядом с лицом и я теряю связь с происходящим.


— Ответь мне на один вопрос? — я честно пыталась не смотреть на то, что было передо мной.


И говорила таким, ну совсем, тихим рыком, прямо в грудь обтянутую рубашкой, между прочим, моего авторства и кроя!


— Да, хоть на сто! — было ответом, а потом мне нагло закрыли рот рукой, и приставили палец к своему, мол: тихо, а то нам "чао Бамбино, сори".


Я сначала терпела, смотрела на наглую рожу, которая впихнула меня в антикварный, мать его, шкаф посреди музея, и пыталась осмыслить эту ситуацию, но видимо зря.


Понять логику действий Цветочка было невозможно. Зачем? Зачем бежать от толпы девочек по музею? Машина, бл***, на парковке, арендованная!


— Мммм… Ммм… — это примерно то, что должно было звучать: "Ты охренел окончательно и полностью, а сцена напоминает разборки Орнелы Мути и Адриано Челентано!"


И так и было! Не хватало только того, чтобы меня на кровати по улочкам Милана покатали, блин, в одних труселях спросонья!


— Тихо, я сказал! — рот сжали сильнее, а я не выдержала и впила ногти прямо в плечо Каю, за которое схватилась, как только мы очутились в этом… пространстве, бл***.


Он прошипел от боли и отнял руку. Вот тут я решила включить сирену на полную мощность. За эти дни в Италии, я трезво взвесила всё происходящее и пришла к выводу, что готова к проведению самой изощренной, или извращённой экзекуции!!! Теперь уж точно!


"К черту страх! Я тебе сейчас так поднадаю!!!"


Но только хотела открыть рот, как за дверью шкафа послышались голоса, а мне самым наглым образом опять заткнули рот. Вот только в этот раз, повторили тоже самое, что и под сценой. Хорошо так повторили, со смаком. Вкладывая в это все свои умения, так сказать!


Крепкие мышцы прижали теснее к себе, и мне стало теплее, как только одна его рука, как змея оплела мою талию и прижала к телу парня. Грудь упёрлась в его торсец, и сразу заныла, как только язык Кая проделал первый кульбит у меня во рту.


Но мозгов я лишилась, когда его вторая ладонь утонула в моих волосах. Кай оторвался от меня и, нежно сжимая мой затылок у себя в руке, посмотрел в глаза. Мои ладони тут же повели по мягкой ткани, которую я тщательно выбирала именно для этого парня, но и подумать не могла, что захочу разорвать её в клочья одним движением, из-за бешеного притяжения. Меня прямо приклеило к парню и его глазам, которые в темноте расширили зрачок и он блестел, как стекло от желания. Прямо кричал, что меня хотят и вполне возможно возьмут прямо тут, если мы не остановимся.


Кай продолжал смотреть, гладил затылок пальцами одной ладони, пока вторая пробралась под мой пиджак, а потом и вовсе под лямки джинс.


— Кай… — я сжала руки в кулаки и зло прошипела, смяв в них ткань, когда его рука провела по коже и сдавила всей ладонью, смяв ягодицу так, чтобы я ощутила, что у меня шикарный зад, и его не погнушаются и покусать зубами, — Ты…


— Что этот старый хрыч тебе мурлыкал на ухо, а? — рука сжала кожу сильнее, почти до боли, а у меня глаза полезли из орбит, от того, как мне даже ответить на дали, а втянули губы с такой силой в свои, словно пытались их сожрать.


Сильно, страстно и на выдохе, когда не хватает дыхания, когда хочется раствориться в этом чувстве. Когда желаешь только ласки и нежности, которая в руках этого парня граничит с силой, а я её так нагло прохлопала или попросту не хотела замечать.


Моя кожа горела под его губами, зудела и покрывалась мурашками удовольствия. Хотелось улыбнуться и ответить с не меньшей страстью и желанием. Мягкие губы, пухлые от моих поцелуев, на вкус, как карамель. Они стали перемещаться по щеке к левому уху, и это настолько нежно, что в груди разлилось тепло и так медленно поплыло вниз, что у меня было чувство щекотки.


Приятно… Нежно… Тепло и не хочется останавливаться.


Вся левая сторона тела онемела и по ней прокатилась вниз волна дрожи, когда Кай провел языком вдоль всего моего уха. Одновременно он прижал наши тела настолько резко и сильно, что я снова ощутила, как его плоть быстро наливается и это, блин, выключает свет в голове так, что и ремонтные работы на помогут.


"Поздравляю Задорожная! Ты официально попала… И заметь, он даже ещё не залез тебе в бельишко, а ты уже вся потекла, да так, что эти ритмичные вдохи и вылизывания твоего уха… Шеи… Господи… Это…"


— Ты отвечать будешь? — Кай всосал кожу у ключицы и тихо прохрипел свой вопрос снова, грызнув меня и зализав местечко укуса, — Что это за хрыч?


— Какой к херам хрыч? Тебе это сейчас важно? — почти простонала и нахмурилась, а у самой глаза закатились, и я откинулась на стенку шкафа спиной.


Прогнулась дугой тут же, когда его язык стал выписывать круги у выреза моей футболки, а рука сильнее сжимать всей пятерней кожу ягодиц. Он вдыхал мой запах, а мне казалось, что сейчас взорвусь, настолько сильно я хотела разрядки. Так сильно, что меня выкручивало от всего — от его прикосновений, запаха, шёпота, и самой ситуации, дикость которой только подогревала возбуждение.


— Какой хрыч, спрашиваешь? — Кай остановился и вытащил руку из-под джинс, лишив меня опоры, но лишь для того, чтобы расстегнуть мой пиджак и откинуть его полы в стороны, — Тот, который вам ладонь облизывал, госпожа Корн.


Именно эта ладонь оказалась в его руке, а надо мной нависли всем телом, и реально стало настолько жарко, словно мы уже промарафонили с Цветочком часа два. Дыхание горячее, полный рот слюны и отбойный молоток в груди, который стучал уже во всем теле, а сильнее всего пульс чувствовался в паху. Вся кровь спустилась будто в одно место.


— Отвечай!


— А я обязана?! — прищурилась и зло прошептала в ответ.


— Хочешь стать таковой? — его губы начали мягко растягиваться в полумраке, и это не сулило ничего хорошего.


— Что это значит?


— Это значит, что с этого момента…


Кай поднял руку и медленно поправил пряди моих волос пальцем, а потом погладил по щеке и стал неспешно наклоняться, придерживая мой подбородок.


— …я терпеть подобную картину не стану, — его губы мягко обхватили мои, отпустили, и язык провел по моей нижней, пока Кай со смаком не втянул её, а отпустив, продолжил полушепотом, — Переломаю все ребра, или руки. Я знаю, что выгляжу, как милый мальчик, детка. Но я не милый и не пушистый. К тому же давно не мальчик! Я хочу тебя, и я получу тебя! А значит, никто не смеет и пальцем к тебе прикасаться, проявляя такую пошлость на людях! Тем более другой мужчина! При мне!


— А ты наглый… — ухмыльнулась и прицыкнула.


— А ты меня хочешь…


— Самоуверенный…


— Прямо тут… Хочешь и я это вижу.


— Ещё и самовлюблённый.


— Взяться за дело уже? Я только за, красавица… — Кай выпрямился и прикусил губу, огибая меня взглядом, — Правда мы развалим этот памятник античности к чертям. Я нежным бываю редко.


— Ещё и угрожает… — расплылась в ехидной ответной ухмылке, но сама понимала, что этого и хочу.


У меня прямо воздух в горле застрял от того огнища, которое было в его взгляде. От того, как сжалась его челюсть под кожей, а рука обхватила щеку, и он прислонился ко мне своим лбом. Нежно и мягко обхватил шею обеими руками и подняв своё лицо, погладил его своим носом и поцеловал в лоб. Мне показалось что это какой-то сон, или кадр из мыльной оперы.


— Иди первой… — Кай толкнул дверь, а я в шоке подняла взгляд.


— Не злись! Морщины появятся! Иди! Я выйду за тобой через пару минут.


— Это ещё почему? — я наконец, пришла в себя, а Кай хохотнул и посмотрел на меня, как на маленькую девочку.


— Если ты согласна мне помочь с этим тут… То пожалуй, нам нужно вернуться обратно… В шкаф… — он выпрямился передо мной, а я провела по его фигуре взглядом вниз, и замерла.


— Ам…


— Да, именно поэтому иди первой.


Когда я вышла из здания галереи, прислонилась к стене и спряталась в попытке успокоиться. Если мы не переспим в ближайшее время в нормальных условиях, могу поставить своё ателье на кон, мы сделаем это там, где уже не сможем остановиться.


Я выдохнула и с силой вдохнула. Выдохнула опять, и вдохнула снова через нос. Это была попытка привести в порядок гормональный фон и не рехнуться от того, что у меня перед глазами было только одно слово: "секс". И это не смешно и совершенно не комично, когда у тебя на уме только одно, и думаешь ты не мозгами, а тем самым местом.


Всю дорогу до дома, я пыталась опустошить все запасы воды в бардачке водителя и не смотреть на заднее сидение, иначе мы с Каем спалимся на месте. Уселась на переднее сидение и тупо пила воду. Когда допила полторашку минералки, поняла, что нужно пойло покрепче. Потому, купив пару бутылок шампанского в одном из винных магазинов на повороте к нашему району, не прогадала.


В доме нас ждал сюрприз. Вполне живой, шикарно выглядевший сюрприз, который стоял в центре гостиной и в буквальном смысле ожидал только нашего прихода.


Женщина, в кремовом приталенном платье-карандаш по фигуре, с длинными каштановыми волосами, которые были уложены идеальными волнами до поясницы, смотрела в упор на меня. В её карих глазах читался интерес, а резкие, но чертовски красивые черты лица, говорили о том, что у нее очень цепкая хватка.


"Это она…" — мелькнуло в голове, когда я заметила в руке женщины стакан с виски.


— Госпожа Ли Чон Са! Аньён! — чуть ли не прокричал До Шик, а затем все остальные стали в поклоне здороваться с женой Шин Сая.


— Что у вас тут происходит? — она смотрела на меня, и вроде улыбалась, но я хорошо видела, как цепкий взгляд словно в душу пролазит.


"Теперь понятно почему он на тебе женился. Вы идеально подходите друг другу…" — мелькнуло в голове, а я тут же ответила деловым тоном:


— Мои эскизы украдены, а Кай чуть не утонул на последней репетиции, — она прошлась по мне снова взглядом, а потом посмотрела на Кая.


— Ясно, значит Дон Мин хорошо выполняет указания своего начальства. И у нас серьезные проблемы….


— Какие? — я сложила руки на груди, а женщина ответила.


— Вас обвиняют в плагиате, мисс Корн, — ответила Энджела, а за спиной прокатилась волна звуков негодования, смешанного с испугом.


— Иск предъявлен? — я прошла в гостиную и женщина тут же налила мне виски.


— Да, и потому я тут. Чем раньше я найду того, кто устроил этот бардак, тем меньше нервов на эту чепуху уйдет у меня и моего мужа.


— Сонбэ? Он тоже прилетел? — я только услышала этот голос, а по спине мурашки пробежались, а потом начали плясать уже в животе.


— Нет, Кай. Сай-ши остался готовиться к церемонии награждения.


— Что нам делать? — я отпила виски и скривилась, но это наконец, помогло мне хоть немного расслабиться.


— Готовиться к завтрашнему концерту, мисс Корн. Остальное моя забота, — холодно ухмыльнулась женщина и тоже отпила из своего стакана.


Почему-то я ей поверила сразу. Если она здесь, значит по крайней мере, больше никто из парней не будет подвергаться такой опасности, как Кай.

Глава 9

Теперь вопрос состоял в том, что делать дальше? Как мне поступить?


И вместо того, чтобы озаботиться тем, что через полчаса начнется концерт, вместо того, чтобы помочь Рапунцель с Ариэль, потому что они носились вокруг парней за кулисами, как бледные моли, и вообще… Почему все такие нервные? Или это только меня колотит?


— Вот! Освежись! — я опустила глаза и посмотрела на бутылку минералки в изящной руке с очень знакомым кольцом — золото с россыпью красных рубинов, похожее на крошку.


— У тебя на лбу написано, что это не твое место, Стелла.


"С чего бы это было не моё место?" — я зло взяла бутылку из рук женщины, но она не остановилась:


— У тебя такой вид, словно ты не здесь. Я тоже была такой же. Мне не нравится, что на моего мужа смотрит и облизывается около миллиона дамочек, но с этим ничего не поделать. Как и с тем, что ты теперь часть этого всего. Либо смирись, — Энджела обернулась ко мне, и с каменным лицом закончила, — …либо остановись прямо тут.


— Я приношу проблемы? — открыла бутылку и сделала большой глоток.


— Не люблю врать и лукавить, потому отвечу честно. Да, Стелла, я была против того, чтобы подписывать с тобой контракт. Твоя репутация вредна для дела, которым живёт мой муж. Поэтому приоритеты ты понимаешь, — мы смотрели в глаза друг другу, но этот человек, каким-то диким образом совершенно не вызывал неприязни, несмотря на то, что она говорила.


— Но я сама виновата в решениях Шин Сая, — хмыкнула женщина, — Он всё реже прислушивается к моему мнению и всё больше тиранит меня.


— Супружеская жизнь… — ухмыльнулась, а женщина странно свела брови над переносицей, а потом её лицо разгладилось и она тепло улыбнулась словно сама себе.


— Она, — кивнула Энджи, и продолжила, — Я не знала тебя до вчерашнего вечера, поэтому и впечатление моё было построено только на том, что о тебе писали в прессе. А сейчас…


— Вы разоткровенничались даже о личном, — я сделала ещё глоток, и чуть не поперхнулась от ответа женщины.


— Ты искренний и прямолинейный человек, Стелла. А меня такие люди располагают к себе, потому что они преданы тем, кто им дорог. И если ты здесь и ещё не сбежала в свой мир высокой моды обратно, значит эти мальчики стали тебе близки.


Я медленно отняла бутылку ото рта и чуть не матюгнулась.


"Знала бы ты насколько один из них мне стал близок? И прямо сейчас для меня главное, чтобы он не свалился опять в какую-то дыру в этой проклятой сцене. А на всё остальное мне откровенно плевать. Даже на то, что меня оболгали и назвали воровкой…"


— Вы же уже знаете, кто слил эскизы Дон Мину? Иначе не приехали бы, поскольку это мог сделать только тот, кто очень близок к нашему коллективу, — женщина на мои слова расплылась в такой хищной улыбке, что даже меня проняло.


— Я почти восемь лет рядом с Саем, и успела отвадить от агентства столько охочих до денег тварей, что уже ничему не удивляюсь. А сейчас понимаю, что и я уже не нужна… Сай сам находит нужных людей.


— Значит, я права.


— Потому он тебя и нанял. Ты к тому же ещё и не глупая, Стелла. Что очень большой плюс в мире, в котором мы с тобой живём.


— Кто? — я холодно задала вопрос, а женщина поправила пиджак черного цвета, расстегнув его.


Она молча смотрела на стафф и парней, которые стояли в нашей зоне и готовились, а потом задала вопрос, вложив руки в карманы.


— Твой вариант, Стелла? — не смотря на меня, спросила Энджи.


Я повернулась в сторону стаффа и присмотрелась. Моя догадка о бабской ревности и недалёкости слишком очевидна. Но именно она и грызла мне черепную коробку, как червь.


— Су Хиль, — сложила руки на груди и провела взглядом по Ариэль.


— Почему? — задала новый вопрос женщина, а я присмотрелась к тому, как Ариэль поправляет грим Кая и лыбиться ему каждый раз, как он бросает на неё взгляд.


— У неё чувства к Каю, — ответила, а рядом послышался одобрительный смешок.


— А причина вредить тебе?


— Она для вас должна быть очевидна. Иначе вы бы не спрашивали моего мнения, госпожа Ли, — я повернулась лицом к Энджи, а она ко мне.


— Я этого не слышала, а ты этого не говорила, Стелла. Можешь называть меня Энджи, и ты не права. Эта девочка здесь ни при чём. Несмотря на то, что её причастность может казаться очевидной, человек который сливал всё это время информацию о тебе нашим конкурентам, даже не в этой стране.


Я выпрямилась и нахмурилась, а следом поймала какой-то слишком обеспокоенный взгляд Кая.


— Это не стафф всё это время вредил тебе. Это твой помощник, Стелла. Твой человек.


Энджи только сказала это, а у меня кровь отхлынула от лица.


— Что значит, мой человек? — задала вопрос замогильным голосом, а она ответила:


— Александр Рукшинский. Знаешь такого?


"Сашка? Санечка?!! Да не может быть такого!"


— Это шутка такая? — я выдохнула и меня реально шатнуло.


Сашка был со мной с самого начала. С того момента, как я открыла ателье! Я доверяла этому человеку, больше чем кому либо!


— Нет, — покачала головой женщина, — У меня есть неоспоримые доказательства того, что Рукшинский завербован твоими конкурентами. А насколько мне известно — тебя очень не любит английский модельер Эмили Паркер. Я ведь права?


Я сжала бутылку в руке так, что заболели пальцы. Кай дернулся в мою сторону, но я не хотела видеть никого. Только что мой мир опять пошатнулся, и Светочка Задорожная осознала, что верить нельзя никому.


Однако мой взгляд всё равно поднялся на парня непроизвольно сам. Кай лишь завидев, что я собираюсь уйти, перехватил руки Ариэль, порываясь пойти за мной, но один взгляд, брошенный в сторону Энджи, остановил его.


— Вот! — женщина протянула мне петличку с наушником и указала на выход, — Мы будем в зале. Посмотришь, как я работаю. Тебе пригодится, потому что после концерта в Риме, я улетаю обратно.


Я не слушала того, что говорила женщина. Я не видела куда иду. Меня захлестнула злость такой силы, что хотелось остановиться и просто что-то разбить. Физически она прямо рвала грудную клетку, мышцы рук напрягались, а дыхание стало слишком глубоким.


"Я тебе яйца оторву, тварь! Просто четвертую. Ты труп!!!" — я уже тянулась к телефону, пока мы огибали толпы, носящегося стаффа по коридорам, когда Энджела схватила меня за плечо и остановила.


— Хочешь нагнуть его?


— Да, — холодно ответила.


— Тогда и виду не подавай, что знаешь о том, кто это делает. Пусть он и дальше думает, что ты занята нами, а сама ничего не замечаешь. Это на руку и мне, и тебе. Ты уничтожишь англичанку, я людей, которые кошмарят агентство вот уже второй год.


Энджела свела брови на переносице и ждала моего ответа. А какой ответ мог быть лично у меня? Я хотела только одного — позвонить Саше и так обложить его матом, чтобы он охренел на месте? Тварина!


И только я хотела что-то ответить, как в коридоре нарисовался Дон Шмин со своими парнями. И это меня добило, потому что на них были костюмы, эскизы которых я только пару дней назад отправила Саше.


Во мне проснулась фурия. Тело словно кровью налилось наново, а по позвоночнику жар прокатил.


— Госпожа Ли? Анъен! — этот облезлый, страдающий синдромом песчаной пудры, проявил такое ехидство, что я чуть ли не задохнулась от злости.


Дон Шмин даже поклонился Энджеле, на что она, к моему удивлению, проделала тоже самое.


— Слышал у вас в семье пополнение намечается? — он осмотрел женщину, а я офигела от подобной неприкрытой наглости.


— Спросите у тех, от кого вы это слышали, менеджер У, — Энджи настолько вежливо ему ответила, что я прямо удивилась.


— Что вы? Как я могу распускать такие слухи и обсуждать столь деликатные темы с посторонними. Тем не менее, рад за Ли Шин Сая. Возможно, в этот раз у него появится сын.


— Послушайте, уважаемый! — я не выдержала, а когда Энджи попыталась меня остановить, натурально шикнула и на нее.


— Вам бы помолчать, молодая госпожа. Мало ли какой новый скандал о вашей персоне появится в прессе? — с напускной ухмылкой продолжил мужчина.


Я посмотрела на парней, которые стояли за спиной придурка, и мне их стало искренне жаль, потому что им и самим была неприятна эта картина.


— Встань ровно! — я подошла к одному из них, а парень вскинул брови вверх, — Вот тут тебе перетянули ремень, — я бесцеремонно перестегнула застёжки на кителе, зная каждую его деталь, а у самой в глазах стояли слезы, — Если его не ослабить, ткань оцарапает тебе шею, потому что ремни выполнены не их натуральной кожи, как того требуют, а из дешёвого дерьма. Как и твой менеджер… — закончила нарочито громко, а парни тихо ответили:


— Кумапсымида, агашши! *(Благодарим вас, госпожа!) — и синхронно потупили взгляд.


— Кто вам позволил тут прохлаждаться? — холодно отрезала тварь, а парнишка вздрогнул.


Несмотря на то, что они выглядели внушительнее моих парней, явно моложе, и намного. На меня словно ребенок посмотрел, после рыка этого, с позволения сказать, менеджера. Дон Шмин не отшвырнул меня от парня только потому, что за этой сценой наблюдало слишком много людей.


Они тут же обошли меня, но не их почтенный господин. Он то буравил меня таким взглядом, словно исчадие ада.


— Стелла! — только вразумительного тона Энджи в этом случае будет недостаточно.


Я не собираюсь терпеть это. Потому обернулась к мужчине и ответила на его взгляд. Но на этот раз молча. Хватит слов и угроз. Дон Шмин видимо предупреждений не понимает, потому я перейду к действиям. И они ему очень не понравятся.


Пока мы выходили из-за кулис и остановились у одного из роликов справа в моей голове родились просто нереально крутые идеи. И я воплощу их в жизнь. Но показывать я свои настоящие эскизы никому не собираюсь.


Я повернулась к сцене и стала наблюдать за тем как проходят концерты. Но в этот раз смотрела очень внимательно. Мне нужно было уловить атмосферу каждого номера и понять, как это работает "на зрителя". Всё выглядело необычно. Само общение артистов с залом было очень доверительным. Они могли шутить с толпой между номерами, просить сделать живую волну и бесконечно благодарили за преданность. Но сама картинка того, как это работало в связке с просто невообразимым номерами поражала. Настоящая вода и танцы в ней. Огонь, который вырывался из установок в нужный момент, и клубы дыма, или жидкого азота.


Энджела рядом со мной постоянно следила именно за тем, что делал Дон Шмин. И когда наши парни вышли на сцену, подиумы прежде побежали проверять её люди, которые прилетели вместе с ней.


Пока шла заставка, а стадион умолк в ожидании, за каких-то ничтожных три минуты было обшарено всё вдоль и в поперёк.


Поэтому когда цветник вышел на сцену, женщина ухмылялась и держала в руках какой-то провод, помахивая им будто специально напоказ.


Ударила музыка, и начался трек парней, когда она сжала пучок разноцветной фигни в руках с такой силой, что я готова поклясться у Энджи хрустнули пальцы.


— Что это? — я нажала кнопку в передатчике на ухе, и она тут же ответила, смотря в мою сторону.


— Часть сюрприза из-за которого Кай упал бы снова в резервуар, — ответила Энджела, и прищурилась, смотря на то, как парни двигались по сцене.


Я успокоилась тут же и стала смотреть номера своего ботсада с удвоенным интересом, потому что мне нужно было срочно менять всё. И делать это в самые короткие строки.


Ещё и потому, что я вычитала в сети про парней. Их хейтили, и делали это так открыто и ставкой ненавистью, что даже мне было больно это читать. А что уж говорить о самих парнях, которые это читали и понимали, что их попросту топят. И делают это намеренно.


Я стояла у парапетов, когда начались феерверки, но даже не ощутила эйфории от того, что переступила с ними ещё одну важную ступень. Всё потому что в нашем трейлере за стадионом царила полная тишина, пока Энджела смотрела последние новости и то, что говорили обо мне в Корее.


— Я думать, что госпожа Корн, должна взять на себя ответственность за такая грязь в сети! Судебный иск от Джо Ли это быть не шутка. Она быть очень популярна в наша страна, Сонбэ! — я ждала этого момента.


Хоть Ариэль и не виновата в том, что произошло, она не слезет с меня только потому что уже считает, что я влезла в её отношения.


"Какого хера я творю? На кой мне весь этот бардак с этим парнем? Чтобы какая-то малолетка, которая решила, что я мешаю ее постельным игрищам призывала меня взять ответственность?"


— С чего бы я должна брать хоть что-то за то, в чем не виновата? — я рассматривала свой маникюр, сидя на одном из стульев, но мыслями была точно не здесь.


В моей голове начал рождаться сценарий римского концерта. Черная кожа, черные рубашки с полупрозрачной невесомой ткани, куртки асимметричного кроя и агрессия! Пятеро тел поднимаются в клубах дыма, а вокруг горит огонь… В коже с ног и до головы. В тяжёлых ботинках и с таким выражением на лице, словно это всадники Апокалипсиса явились в бренный мир.


Но в Киев отправятся такие эскизы, что тварь охренеет от полета моей фантазии. Мне никогда никого не было жаль. Но сейчас! Впервые мне стало искренне жаль парней этого ублюдка Дон Шмина, потому что то, в чем они выйдут на сцену в Риме может поставить их в точно такое же положение, как мой цветник.


— Сонбэ! Это быть недопустимо! Почитайте что пишут о нас! Почему мы должны терпеть такая грязь, по вине госпожи Корн? — продолжала причитать Ариэль, пока к моему удивлению, Энджела не повысила голос.


— Потому что Стелла Корн подписала контракт с нашим агентством, и она часть нашей семьи. А мы защищаем и помогаем всем ее членам, Су Хиль!


Я повела взглядом по полу, пока под моим носом не возник стакан с парующим чаем. Его держала красивая рука с кольцами, которые оплетали почти каждый палец парня.


— Выпей хотя бы чай. Ты ничего не ела, — прошептал Кай, и все замерли, потому что не понимали ни слова из нашей речи.


— Ты теперь следишь и за этим? — тихо съязвила, когда Энджи опять начала вразумительный диалог с Ариэль, которая была готова убить меня взглядом.


— Я слежу за всем. Как и за тем, что сегодня чуть не рехнулся до такой степени, что был готов бросить всё. Даже на сцену не хотел выходить. Подскажи мне причину, почему меня дико торкнуло, когда ты побледнела?


Мы даже не смотрели друг на друга, а продолжали следить за тем, как все вещи вносятся в трейлер, на котором мы и поедем в Рим. Все группы, стройной колонной из прицепов, отправятся в следующий пункт назначения именно в этом транспорте.


— Человек… — я сжала горячий стаканчик в руке и тихо ответила, — Человек, которому я очень доверяла, предал меня.


— Людям это свойственно. Но твоя реакция меня испугала. Мне показалось, что случилась беда в твоей семье.


— Это почти что так и есть, Кай.


Больше он ничего не спрашивал. Кай оторвался от столешницы, о которую опирался и вышел с парнями помогать стаффу, как ни в чем не бывало. Словно мы не говорили об очень важных вещах.


— Вся ваша жизнь похожа на ширму… — прошептала и отпила до жути вкусный чай, — Как и моя.


"И эта ширма останется между нами всегда…" — это я и прокручивала в голове, пока на повторе в моих "эир подз" играли песенки парней.


Цветничок вернулся в дом на последнюю ночевочку не с пустыми руками. И всё с подачи Энджелы, которая поставила в гостиной плазму и заставила всех смотреть повтор ежегодного награждения. Собственно поэтому мы и не остались в трейлере, а поехали обратно. Все хотели отвлечься от полного провала в Милане и отдохнуть.


Я же сидела дальше всех и молча рисовала в голове новые образы. Пока все, ожидаемо, ловили свой собственный кайф от того, что происходило на экране. Ну а когда там появился Сай и Волки с группой Лиена, быстро умолкли, а потом завизжали как болезные, когда группа Лиена взяла номинацию. Сай и парни сидели на отведенных им местах у сцены. Это были белоснежные диваны, на которых свой зад грели пятнадцать мужиков с безупречной внешностью, в идеальных костюмах, и с такими лицами словно это самое главное событие в их жизни.


Я же не могла успокоиться и после второй бутылки соджу, которую вжрала сама. Обстановка наконец, стала более спокойной, и Рапунцель даже смущенно улыбнулась мне, сев рядом и протянув яблоко.


— Что это? — я нахмурилась, и закрыла планшет с новыми и поддельными эскизами, когда девушка под общее гоготание и хлопанье новому выступлению на экране, потупила взгляд и тихо ответила.


— Это мои извинения, Сонбэ. Простить меня, что я не заступиться за вас. Госпожа Ли права, вы теперь наша часть, нужно проявлять уважение.


Я вскинула брови, но искренне улыбнулась девушке и приняла яблоко.


— Ты ни в чем не виновата, Ин Ха. Я и вправду принесла вам слишком много проблем.


— Не без этого, Сонбэ. И к тому же я быть рада, что вы наконец, запомнить, как меня звать, — мы с ней рассмеялись, и я посмотрела на на фрукт в своей руке.


— Это быть традиция. В наша страна яблоко означать извинения, даже слово означать одно и тоже. Спасибо, что принять мои извинения, Сонбэ.


— Если мы его слопаем пополам, ты перестанешь просить прощения и благодарить меня? Я чувствую себя слишком важной.


Девушка хохотнула и кивнула, а я мастерски разломала яблоко пополам прямо в руках, от чего Рапунцель округлила глаза и взяла свою часть.


— Мальдондэ… *(Офигеть!) Как вы это сделать?


— Научить?


— Нэ… — она кивнула и села ближе, взяв ещё одно яблоко в руку.


Примерно ещё час мы просто напивались. И это не шутка. Эти люди мало того, что пили много, они ещё и к моему удивлению, делали это слишком умело. Это повергало в шок каждый раз.


Я посмотрела на часы и на гогочущий народ, который стал травить какие-то байки, и решила смыться по тихому, потому что мне было паршиво до сих пор.


И естественно, бл***, этот вечер не мог закончиться нормально. Без попадалова в лапищи Кая вот не могло обойтись! Никак!


Пока я спокойно плавала в бассейне и пыталась расслабиться в полной тишине, продолжая мусолить в голове то, что придумала для парней, свет резко потух, а справа включилась мягкая ночная подсветка на одной из стен. Я встала в полный рост почти у бортика и поправила волосы, выкрутив их и смотря на люминесцентный рисунок русалки на стене, который и был этим ночничком для бассейна.


Позади послышался плеск, и я ухмыльнулась, продолжая скручивать волосы в узел. А когда горячие ладони прошлись по моей талии под водой, и остановились на оголенном животе, я ехидно подметила.


— Что такое? Наконец сбежал из-под надзора своей русалочки?


— Не пори чушь… — прошептали в мои волосы, плавно прижав к себе.


Меня словно током шибануло, когда моя спина прижалась к его груди, а руки Кая повели вверх, и залезли под лямки лифа.


— А ты наглый… — выдохнула, когда ладони парня обхватили грудь и мягко сдавили.


Горячее дыхание прошлось по шее, а у меня картинка с русалкой пошла рябью прямо перед глазами от того, как он ласково массировал грудь и целовал мои плечи, шею, пока слегка холодные губы не стали подниматься вверх по щеке у уху.


— Это единственное место… — почти простонала и сжала кулаки под водой, на что мне было ответом:


— В этот вечер — да, — руки на груди сжались сильнее, и Кай стал пальцами играть с моими сосками, следя за моим выражением на лице.


Я видела, как сужаются его глаза, и он сглатывает, смотря на то, как мой рот приоткрывается, потому что желание испепеляет к херам все границы. Оно выжигает всё внутри и сшивает все чувства в одно — желание ощутить, как он двигается во мне, а вокруг слышен плеск воды.


— Ты уверен, что никто… — я втянула воздух настолько резко, словно задохнулась, когда поняла, что упирается в мой зад.


А чувствовала я его хорошо, потому что опустилась руками по бёдрам Кая под водой и нашла искомое тут же. На фоне прохладной воды, у меня в руке пульсировал жар, а когда я пролезла ладонью под лямки плавок, и наконец добралась до самой нежной части Цветочка, он резко выдохнул и прищурился ещё сильнее, пока член толкался в мою руку, точно с таким ритмом, как стучало мое сердце.


— Уверен, что единственное? — но мне не ответили, взамен повернув и накрыв губы самым адски-сладким поцелуем.


Мы плавили кожу нежностью, гладили друг друга и кажется забыли где вообще находимся, когда упёрлись в бортик. Руки шарили по телу, сжимали кожу одновременно и обоюдно, а языки сплетались так плавно и сильно, что в темноте закрытых глаз, играли яркие вспышки от физического притяжения, которое только росло.


Но лишь открыв глаза, очутившись верхом и свисая на Кае, я поняла насколько попала. Это был омут из нежности, который смотрел на меня и застыл. Кай осматривал каждую черту моего лица, которое было в нескольких сантиметрах от его.


— Ты дрожишь… — я ощутила, как он стал мелко подрагивать, а потом и вовсе посмотрел совершенно по-другому.


— Не бери в голову! — отрезал Кай и вжал меня в свой пах, чем заставил ухватиться за его затылок, а потом и вовсе познать дзен от того, как наши тела заныли от соприкосновения самых горячих мест.


Бешенство наступило в тот момент, когда он с силой впился в мои губы снова. Кай вжал мою спину в прохладный кафель бассейна, руками проводя по бёдрам, и повел ими вверх по лодыжкам, пока обжигал кожу поцелуями, двигаясь губами всё ниже.


Я же смотрела на то, как мягкие половины всасывают мою кожу, и мне казалось что это распаляет чувства ещё сильнее. Возбуждение гуляло по телу то вверх, то вниз. Мозг медленно, но верно отключался от прилива желания и отголосков наслаждения.


Но Кай не останавливал это издевательство над нами, а только усугублял. Одной рукой он оттянул лямку купальника и тут же накрыл пульсирующий сосок ртом, подкинул меня выше, и втянул его сильнее, от чего по спине прошелся такой спазм, что мне отняло ноги, и они стали дрожать.


— Да блин…


— Рано… — обожгли шепотом кожу у груди, и лиф купальника повис на животе полностью, — Я ещё не насмотрелся…


— А в процессе… — я натурально простонала, когда Кай втянул точно так же и второй сосок, но в этот раз прикусил его, от чего я сократилась уже не от возбуждения, а от того, что эта прелюдия вполне могла подвести меня к заветной нирване, — Никак… Нет?


Я подняла его лицо, обхватив руками и всмотрелась в глаза, которые жрали взглядом мои губы. Пальцами пролезла между влажных прядей волос, и сама поцеловала так, что меня тут же оплели руками и прижали к себе, отвечая и жадно проводя ладонями по спине. Поглаживая позвоночник и опуская руки на ягодицы. Сжимая мягкую кожу между пальцев, и наконец, спуская остальную часть купальника вниз. Мучительно медленно, в синхрон с плавными движениями наших языков во рту. С тем как они оплетают друг друга, трутся между собой.


И как только я почувствовала, что вот он заветный космос приплыл, а шаттлы состыкуются, потому что рука Кая накрыла меня и пальцы мягко сдавили клитор, заставив нас обоюдно простонать, как послышалась возня в коридоре.


— Нет! — я схватила его руку, которая уже сбегала, и грызнула за губу Кая, вцепившись в неё зубами.


Но он вырвал конечность и укусив следом меня, хрипло рыкнул:


— Да! — меня опустили в воду, продолжая целовать, а потом быстро повернули спиной и оперативно вернули купальник в девственный вид и на место.


— Это просто кто-то… — я только хотела возразить, как застёжка лифа щёлкнула, и меня развернули к себе обратно.


Тем временем голоса стали только громче и отчётливее. Кай прикрыл глаза от досады и мягко прижал указательные пальцы к своим и моим губам.


На какую-то секунду мы замерли и он ласково провел пальцем по моим губам, следя за своим движением.


В этот момент у меня не стучало сердце. Оно просто остановилось, а по телу прокатила волна неги и того самого дебильного чувства, которое меня пугало. Я втрескалась? Да! По самое не балуй, потому что вместо секса, в такой момент мне захотелось обнять его. Просто прижаться, несмотря на то, как спазм пульсировал и напоминал, что мы тут как бы удовольствия и наслаждения ждали, а не потоков подростковой нежности.


Но и этот момент был нещадно разбит о два голоса. В помещение бассейна, со стороны входа в тренажерку ввалились Джин и естественно! Рапунцель.


Кай с досадой покачал головой, а когда стали слышны характерные звуки явно не для наших ушей, и вовсе закрыл руками мне уши. Я нахмурилась и прокрутила пальцем у виска, когда он прикрыл мне уши сильнее, и вжал в стенку бассейна в углу, чтобы нас точно не было видно. По его лицу гуляла такая досада, что я изумилась, но всё-таки поняла в чем проблема.


Медленно подняла свои руки и закрыла и его уши. Кай резко посмотрел на меня, и тут же расслабился. Мы так и стояли в углу бассейна и держали наши уши закрытыми, чтобы не слышать то, что не должны. То, что остаётся и должно оставаться только между двумя другими людьми.


Кай плавно наклонился ко мне и прислонил свой лоб к моему. Тихо и медленно наше дыхание сплеталось в одно, и это было почему-то намного круче секса. Всё, потому что я почувствовала, что и меня по какой-то дикой причине не только хотят, но и полюбили. Можно ли эти чувства назвать громким названием любовь я не знала, но то, что в моей груди трепетало так, словно это она — факт.


Дыхания сплелись, и я получила почти что первый поцелуй. Именно так я и помнила тот раз, когда меня впервые поцеловали. Но с той разницей, что сейчас, я не от стыда и страха дрожала, а от того, что мне было дико приятно и хорошо.


Кай мягко отпустил мою нижнюю губу и она словно отклеилась от его губ, настолько это было неспешное движение.


Он кивнул на правую стенку, которая находилась в полной темноте и я ответила тоже поведя лицом в его руках. Мы стали очень аккуратно двигаться в воде, чтобы не дай бог, не наделать шума. Но видимо Джин с Ин Хой так увлеклись, что совершенно наплевали на то, что в бассейн было два входа. И было бы хорошо проверить оба! И не только им!


"Мы с Цветочком, блин, не лучше!"


И хорошо, что мы вышли к чертям из бассейна, потому что не смогли бы помочь нашей горе парочке. Как только очутились в коридоре, Кай пихнул меня в дверь ванных, а сам остановил Шина с Каем и До Шиком прямо на пути в бассейн.


Они о чем-то трещали на корейском, пока я не услышала, как Кай повел их обратно в основной дом, нарочито громко вставив пару слов о сне и выпивке на английском.


Я вернулась в свою комнату, как в зад ужаленная. Еле дышала и лыбилась, как дура ещё полчаса, пока принимала душ, переодевалась и сушила волосы. А когда встала напротив зеркала в ванной, не узнала себя совершенно. Я хорошо помнила холодную, как кремень бабёнку, которая могла убить надменным взглядом. Заморозить и просто растоптать одним словом. А что теперь?


В зеркале отражалась школьница с горящим изнутри взором блестящих глазниц, которые светились так, словно я немного того. Припухлые губы, говорили только об одном — хороший, умелый мужик лучше ботокса. Я оттянула нижнюю губу рукой, нагнувшись над раковиной, и с ухмылкой отметила, что геулороновые губищи херня в сравнении с тем, как мои завтра природно будут больше в объеме. И осознавать, что получила ты эту красоту не в салоне на кушетке, а после таких засосов, от которых дрожь даже в мизинцах на ногах, намного приятнее.


И это оказалось чистой правдой. Потому что геулороновый укол получила не только я. Уже сидя в трейлере, и смотря через окно на то, как весь "живой мир" отъезжает от стадиона стройной колонной, мы с Каем постоянно играли в "кошки-мышки" взглядами. А когда в наше поле зрения попадали либо Джин, либо Рапунцель, смешки нами издавались в синхрон.


Когда Джин не выдержал и решил поинтересоваться с чего это Кай так веселится, Цветочек просто повел плечами и опять зыркнул на меня. Прошёлся по моей фигуре взглядом и поджав губы в улыбке, откинул свою челочку со лба и уставился в окно.


Я же рисовала. Впервые делала это с таким кайфом, словно снова училась в училище. А потом мой взгляд застыл на руке с карандашом и Стелла Корн вернулась.


"Ничего. Талант не украсть. Спёрли это, но мозги мои получить всё равно не смогут! Я доведу дело до конца! Я создам свои экспонаты, потому что мои холсты идеальны. И теперь это не просто модели. Это живые люди, которые стали частью моей жизни…"


— Да, милый! Вот так! Сильнее! Это так приятно!


Я думала, что когда увижу подобное вживую, попытаюсь воспринять это спокойно. Но развлечения моей клумбы это просто нечто. Пока Энджела постоянно трещала по телефону, сидя на одной из верхних кроватей, остальные решили развлечься в дороге.


Чтобы объяснить — итальянские шоссе это не украинские трассы. И к сожалению в моей стране, если бы стафф решил нанести грим на парней, боюсь это было бы то ещё зрелище. Потому сейчас они тем и развлекались, что переодели Шина и До Шика… Барабанная дробь в моей голове, возвестила о всей нормальности этой затеи. Они вырядили парней в девушек. И теперь эти два болезных изображали парочку с Кеем и Каем.


Джин же сидел рядом со мной и Рарунцель, пока Ариэль, ожидаемо, терлась поближе к Каю. И это меня уже не просто бесило. Признаться, меня прямо потряхивать начинало.


— Да, милый! Ты такой нежный! — До Шик повис на Кае, и когда Цветочек провел всей пятерней по спине парня, весь трейлер взорвался хохотом.


— У тебя такие нежные волосы. А запах, как цветение лотоса в лунную ночь, нэ саран *(моя милая)! — ответил с придыханием Кай и поправил парик До Шика, который съехал набок.


"А мне такой мёд в уши не лил, гад! От меня значит, не лотосами пахнет, да?"


— Святые Небеса! Ты такой обходительный! — пропищал До Шик, копируя женский голос в такой тональности, что Кай скривился и повел спиной назад, подальше от лица парня.


— Я оглох, родная! Что же будет дальше? — испуганно спросил Кай, а вторая парочка тихо проворчала, голосом Шина, который откинул пряди своего парика и фыркнул:


— Дальше супружеская жизнь с вот этим! — ткнул в Кея пальцем и наигранно скривился.


— А чем это я плох? Ты вообще охамела, женщина? — тут же нашелся Кей, и зыркнул на Кая.


— Не женись, брат! Это ад! Она жрёт постоянно! Всё, что видит сожрать может, кошмар-р-р-р… Я однажды встал ночью. Иду, думаю, хлебну минералки, в горле пересохло. Спустился на кухню, а там полоска света и звук такой, как в фильме про "Проклятие". Думаю всё! И в моем доме вонхви *(призрак) поселился. Так представь моё удивление, когда в дверях холодильника я обнаружил это тело, которое чавкало на весь зал и доедало последний кимчи из редьки, который нам омони передала!


— Ты ещё долго мне будешь вспоминать тот случай, Кей?! — Шин содрал парик с головы и сложил руки на груди, а я почувствовала что сейчас задохнусь от смеха.


— А где я наврал? Вся общага трейни агентства ржала с моего визга! Я ж реально подумал, что ты вонхви! Ты хоть помнишь, что это была зима, и ты как в коконе в одеяле там засел? Это же моральный ущерб! Я должен как-то восстановить справедливость, в конце концов! — огрызнулся в ответ Кей, а Шин тут же пихнул его в плечо.


— Справедливости ради, припомним твой запойный визг на всю репетиционку, когда по ней таракан пробежал! Ты мне чуть волосы не содрал, так схватился за меня и запрыгнул прямо на голову! Забыл?


— Господи! Вы ещё припомните, как мы чуть не провалили дебют из-за любви Кая к кальмарам.


На этом месте я застыла, а Кай схватил Кея за лицо и закрыл ему рот рукой.


— Не смей! Только попробуй!


— А что тут скрывать? Эту историю знают все! — развел руками Джин, с потом медленно повернулся ко мне, и умолк.


— Нуне это лучше не знать, — кивнул Шин и скривился.


— Почему же, — я села поудобнее и прошлась взглядом по Каю, который побледнел, — Мне жутко интересно.


— Может не надо? — прикусил губу Цветочек, а по мне жар волной прошел и ухнул в то самое место от того, как он это проделал.


— Он наелся кальмаров на ночь, а с утра не слазил с унитаза. Сонбэ вместе с Джей-ши тогда жёстко пошутили. Они предложили провести прямую трансляцию дебюта прямиком из туалета. С тех пор, Кай никогда не ест кальмаров. Ни в каком виде.


Кай покачал головой, и как-то виновато улыбнулся.


"Значит, кальмаров не едим… Запомним-запомним…"


Так развлекаясь, мы и въехали в столицу Италии. Трейлеры остановились в центре, чтобы желающие могли прогуляться. Мы с Энджелой вышли наружу и я укуталась в парку сильнее. В Риме оказалось намного холоднее, чем в Милане.


— Кофе? — спросила женщина и взяла меня под руку, пока мы смотрели на Колизей.


— А покрепче что-то можно? — тихо задала вопрос, на что Энджи ухмыльнулась и покачала головой.


— Нет. Ты же знаешь, что в стакане не виски было, — тихо ответила Энджела, понимая, что я тоже не дура.


— Значит, не слухи, — мы встретились взглядами, и она кивнула, пока стафф и парни выходили кто как из трейлера и кутались, даже в одеяла, поправляя маски на лице.


— Это ужасно трудно так жить. Вам приходится…


— Всё скрывать даже от самых близких людей? — закончила за меня вопросом женщина, а я кивнула.


Мы посмотрели на то, как красиво включилось вечернее освещение в городе, и она уверенно ответила:


— Когда ты любишь человека, а он готов любить тебя точно так же в ответ, всё остальное не важно, и вместе можно преодолеть всё, Стелла.


— Ключевое слово "вместе"… — я уловила взглядом спину обтянутую черной длинной паркой, а потом вздрогнула от слов Энджелы, которая раскусила нас с Каем, наверное, сразу.


— Он хороший парень, Стелла. Настолько, что Сай воспринимает его, как младшего брата, и держит всегда рядом. Он словно копия, Шин Сая, а потому мой муж им очень дорожит. Не причиняй ему зла.


— Я этого не слышала, а вы это не говорили, — задумчиво ответила, и прижалась к женщине теснее.


— Ты мне нравишься всё больше.


— Это взаимно, госпожа Ли, — мы снова встретились взглядами и улыбнулись.


— Сай утвердил новые эскизы, Стелла. Но у меня вопрос: ты успеешь найти ателье, которое изготовит такие костюмы за неделю?


Я хитро ухмыльнулась уголками губ, и тихо повторила манеру ответа Энджелы.


— Найду, не сомневайтесь.


— Тогда думаю, можно выпить мятного чая, — она кивнула на кофейню, вывеска которой была видна даже отсюда.


— Я бы не отказалась от ореховой итальянской выпечки.


— Мысли читаешь. Я голодная, а сейчас ем, как настоящий проглот, потому думаю одной выпечкой мы не ограничимся.


— Пицца? — хохотнула, а Энджи кивнула охране, и мы неспешно пошли по площади, пока на нас оборачивался, кажется, каждый прохожий.


— Да… И желательно таких размеров, как Колизей, — ответила женщина и мы рассмеялись.

Глава 10

Итальянские ателье — это не "хухры-мухры". В прямом смысле — это место, в котором можно уничтожить все свои нервные клетки.


А когда в салон заявляется модельер и требует отдать ему весь штат швей и конструкторов потому что "нада", нервная система будет уничтожена у всех, кто в зоне поражения.


— Этого не быть! Мы не можем отдать ателье в ваши руки на неделю! Кто оплатить весь расход и простой, сеньора? Это безумие!


На меня вопили. Вот реально дамочка в приталенном открытом платье почти перешла на ультразвук. Я не выдержала и раскрыла перед ней эскизы, ткнув в парней, которые стояли за моей спиной, пальцем.


— Вы отдадите мне это ателье! Я здесь ночевать буду под дверью и с места не сдвинусь пока они не получат это!


Женщина замерла и посмотрела на эскизы, которые я приготовила для цветника. Она провела по одному из рисунков рукой и прищурилась.


— Белиссимо… — прошептала с придыханием и посмотрела аккурат на Джина, который стоял в черном пальто и маске посреди бутика, и что-то рассматривал на вешалках.


Остальные сновали по магазину и просто общались. Только Энджи села на мягкий диванчик и листала какой-то итальянский глянец.


— Вы хотеть одеть в это их? — прошептала женщина, а в глазах такая похабщина, что я ухмыльнулась.


"Вот тот эффект, который мне нужен. У нее слюны полон рот, и она готова уже на всё лишь бы посмотреть, как мальчики будут в этом выглядеть… Глазки горят, дыхание спирает. Да, дорогуша, мы с тобой в этом солидарны! На то и расчет!"


— Агентство "SMAngel" заплатит вам двойную цену, если вы дадите нашему менеджеру начать работу прямо сегодня! — Энджела поднялась, а парни застыли и выдохнули лишь одно слово:


— Агашши… — убито выдал Кай, и посмотрел на меня.


— Это очень много. Не нужно, мы справимся сами, — тут же добавил Джин.


— Это не моё решение, а вашего Сонбэ, — Энджи подошла ко мне и показала сообщение на смарте от Сая, — Он занят, потому просил передать.


"Делайте всё, что потребуется, Стелла. Агентство нашло средства для "SFire" в полном объеме. Хорошо потрудитесь. Шин Сай."


Я отдала женщине телефон, и она тут же вышла на улицу, чтобы поговорить с охраной, которая с милой улыбкой просила посетителей обходить бутик стороной.


— Вы согласны? Вам заплатят! — я посмотрела на итальянку, которая раскрыла рот от суммы, которую я написала поверх своих листов карандашом.


Естественно я понимала, что идти к своим знакомым верх глупости, потому выбрала почти что самый убогий салон. Все, кто меня знали, в том числе и Саша, никогда бы и не подумали, что Стелла Корн заявится в аналог "стока" на Андреевском спуске. Потому подобный вариант был безошибочным. Ко всему у дамочки чуть инфаркт не случился от "нулей после единицы" на листочке. Хотя я занизила цену в разы. Грабить Сая не хотелось, а сам он не знает сколько стоит такое удовольствие, поэтому сэкономим. Тем более эта сеньора мне все соки выжала, пока я её убалтывала.


— Да. Мы согласны, — ответила итальянка и нажала кнопку под своей стойкой тут же.


Жалюзи начали медленно опускаться, а на двери появилась табличка с надписью о том, что бутик и ателье на ремонте.


Мы переглянулись и каждый понимал, что с этого момента люди, которые стоят в зале этого бутика единственные, кто вообще посвящен в то, как и в чём на сцену выйдет группа "SFire".


Парни, я и Энджела.

Даже Рапунцель с Ариэль не видели ни одного эскиза. Я понимала, что здесь есть человек, которому это неприятно. Но Джин смиренно молчал, даже виду не подавая, что его девушке не доверяют. Хотя лично я против её присутствия ничего не имела.


Но вот Ариэль…


Обиженная девушка, которую колошматит ревность, в мои планы не входила. Я настроена слишком решительно на то, чтобы в Риме у всех отвисла челюсть. А уж то, что родилось в моей голове для Парижа…


— Машина будет готова, как только мы прилетим во Францию. Но вот с техниками и организатором придется договариваться. Арт-директор концертного зала оказался не очень сговорчивым, когда дело коснулось техники безопасности. Это ведь крытый стадион, Стелла, — Энджи встала надо мной и начала осматривать ткань, которую привезли ровно через два часа, после сделки с владелицей ателье.


Черный атлас, прозрачный шифон черного оттенка и кожа. Четыре рулона натуральной, мягкой вырезки, которая не сковывает движения, и рулон нубука, на ощупь, как бархат.


— Аксессуары? — приподняла бровь Энджи и посмотрела на цепочки, серьги и кольца из серебра.


— Ты решила устроить сексуальную революцию в корейском шоу-бизнесе? — хохотнула женщина и подняла тонкую цепочку.


— Ничего необычного. Я просмотрела тонну клипов за это время, и подобное видела не раз. Но мне не нравится сочетание.


— В твоём случае оно реально агрессивное. Обычно такие вещи используют для маленьких площадок и съёмки клипа… Но это тебе лучше Роксана объяснит.


— Она приедет? — я обернулась к Энджи, однако она лишь загадочно промолчала.


— Сай ведь не просто так этот тур устроил? — я уперлась задом о раскроечный стол, и присмотрелась к женщине внимательнее, озвучив то, что зрело в моей голове ещё до отъезда в тур.


— Не просто так. Сай никогда не делает чего-то просто так, когда это касается его работы. Поэтому жди гостей. Нам тоже надоело, что вот уже два года, нам пытаются устроить скандал за скандалом в сети и опозорить наших артистов перед обществом.


— Неужели эти сплетни так критичны? — я была в недоумении.


Вот не укладывалось у меня в голове, что из-за какой-то грязи и хейта в сети, поднимается такая паника, как в тот раз, когда Ин Ха даже расплакалась.


— Критично, Стелла. Корейское общество консервативно и очень жёстко относится к проступкам людей, которые на виду и являются примером для их детей. Айдолы не просто артисты. Это целый мир внутри страны с очень древней культурой. В которой много запретов, много рамок и всё это возведено в абсолют. Если человек богат и знаменит, он не имеет права не платить налоги, быть уличенным в коррупции, скандалах и прочей грязи. Одно малейшее пятно, и потом отмыться невозможно годами. Это не Штаты и не Европа, где наркотики и порнография, как само собой разумеется. Там эти вещи считаются абсолютным злом! Поэтому хейт в сети айдолы воспринимают, как конец всему. Конец многолетним изнурительным тренировкам, конец стремлениям и мечтам, конец карьере. Они всегда помогают другим, открывают постоянные сборы средств не только в помощь своим землякам. Это не просто искусство и сцена. Это целое движение, которое насчитывает миллионы поклонников по всему миру. Поэтому, да — любая грязь, хейт и травля иногда могут привести и к очень трагическим последствиям для этих людей.


— Вы так их описали, словно они идеальны… — в шоке ответила, а Энджи посмотрела мне прямо в глаза, ровно перебив:


— В первую очередь идеальной должна быть внешняя ширма. Что за ней — не должен знать никто! Иначе любому из этих артистов конец. Запомни это, Стелла. Когда я впервые это осознала, то чуть не погибла от рук женщины, которая до сих пор не понимает, какую травму нанесла человеку своим поступком. Потому хорошо подумай, прежде чем идти дальше… Это не обычные мужчины, и ты никогда не сможешь выйти из его тени, как бы не хотела.


Сейчас она говорила не про сцену и артистов. В последних словах, Энджела прямо дала мне намек о том, чтобы я обмозговала наши отношения с Каем ещё раз. Женщина поднялась, заметив что я буравлю одну точку взглядом и, похлопав меня по плечу, сказала:


— Я оставляю с тобой двух парней из охраны, а сама еду на съёмный дом. Если что-то будет нужно — звони. Репетиции парни проведут сами. Работай.


— Хорошо… — тихо и задумчиво согласилась, прищуриваясь.


А потом оторвала взгляд от ножки стола напротив, повернулась и кивнула женщине.


С этого дня я буквально поселилась в районе Монти. Находилась в ателье постоянно, и временами мне казалось, что сон — это ужасная роскошь. Но он для слабаков, а я таковой не была. То, что мы собирались воспроизвести на сцене, в моей голове казалось совершенно реально, но вот то, как это воплотить в жизнь… Оказалось очень трудной штукой.


— То что ты описала, теоретически возможно. В принципе, когда есть бабки возможно всё!


Роксана смотрела на меня через экран монитора, пока я сидела в маленькой комнатушке у окна и пыталась не порвать рот от зевков.


— Осталось два дня. Что с костюмами для балета? — Роксана перебирала что-то на планшете, а за её спиной я заметила ночной город, который был виден из широких панорамных окон.


— Почти готовы. Там всё намного проще, чем у пацанов. Нет столько деталей мелких, да и материал один. Только кроить пришлось долго, потому что детали как раз нестандартные.


— Понятно, — она подняла на меня взгляд и прищурилась, — Подруга, что-то херово выглядишь.


— За последние четыре дня я спала шестнадцать часов. Думаю ответ кроется именно в этом, — сухо ответила, на что женщина тут же вернулась к делу:


— Хорошо, я свяжусь с организаторами и сама пришлю им сценарий номера со всех технической частью.


— Нет! — я округлила глаза и подалась вперёд.


— Что такое? Ты ведь сама хочешь чтобы всё прошло гладко. И признаюсь, вполне можешь отобрать мой хлебушек. Номер отличный, Стелла. Ты не хочешь, чтобы его утвердили?


— О том, что будет происходить на сцене никто не должен знать до субботней репетиции, — серьезно ответила, на что Роксана застыла и кивнула.


— Я уже слышала про этого гада напомаженного. Мне Эн позвонила и всё в красках описала. Вот же дерьмо в галстуке. Ненавижу таких мужиков. Не дай бог, Сай узнает, что этот тролль Эн наговорил. Он его в порошок сотрёт.


— Что у вас с этим Дон Шмином? — я не успела закончить, как послышался мужской голос за кадром, а я онемела.


— Это быть твоя копия, Колючка. Тоже имена коверкать, как хотеть.


— Будячок! Ты зачем свои телеса сюда принес в пятый час утра?


На пол рядом с Роксаной опустился Хан Джей Мён и мило мне улыбнувшись помахал ручкой. На мужике была простая черная футболка и треники того же цвета. Упустим, что на меня смотрел обычный кореец, правда с ещё более женственными чертами лица, чем у Цветочка.


— Джей-ши! Приятно познакомиться, Стелла! — выдало это чудо на русском, и застыло, когда посмотрело на то, что я отправила Роксане.


— Охренеть! — выдохнул Джей.


"Охренеть не то слово! Ты даже материшься, как наш мужик…" — это уже были мои мысли.


— Это быть костюмы? — он в шоке поднял на меня взгляд, и я поняла, что миндалевидный разрез глаз вполне может быть похож на "пять копеек".


— Да, — спокойно ответила Роксана и села ближе к Джею, который тут же закинул руку ей на плечо и они вместе склонились над планшетом, — Красиво, правда?


— Это не просто быть красиво, Колючка. Это быть шикарно. Я бы сам выйти на сцена в таком.


— Пошить вам такие? — я хохотнула, а Джей тут же кивнул.


— Да. И мне, и Саю. Это быть круто, Стелла. И сочетание аксессуаров отличное. И выглядит не пошло, а внушительно, несмотря… На оголенные участки, — уклончиво закончил Джей, а мы с Роксаной хохотнули.


— Ты ещё не видел, что Стелла придумала для номера в Риме. Сай меня уволит, когда увидит номера. Про Париж я вообще молчу.


— И слава небесам! Ты иногда быть очень нестерпима из-за работа, — туманно ответил мужчина, а я поняла что вот дальше разговор точно не для моих ушей.


Так и не узнав в чем состоит конфликт Сая с господином "Сахара в трусах", я попрощалась с четой Хан и откинулась на спинку дивана. Спать хотелось нещадно. Поэтому спустилась в мастерскую и, проверив чем заняты четыре швеи, которые мне показались милыми женщинами с такой улыбкой, что можно растаять, вернулась обратно и даже не заметила, как вырубилась.


Просто села обратно на диван, осознав что всё идёт по плану и незаметно для себя, свернулась калачиком и уснула.


А проснулась от того, что кто-то убирал волосы с моего лица. Медленно, но с испугом открыла глаза и замерла. Стоя на корточках, у дивана оказался Кай. Парень был в парке с капюшоном, а на его подбородке повисла черная маска, которую парни таскали почти во всех общественных местах.


От него пахло свежестью, а выражение лица показалось настолько родным и необходимым сейчас, что я реально решила будто продолжаю спать. Свет от окна падал сзади, чем выделял его фигуру в рассветных лучах. Солнце светило прямо в спину Каю, и потому его глаза блестели от игры света.


— С добрым утром! — он мягко погладил мою щеку, костяшками пальцев и улыбнулся, а у меня случился гормональный всплеск, буйство, или бешенство после того как с минуту мы просто смотрели друг на друга.


Тут можно было назвать это как угодно, но факт был таковым, что я буквально спрыгнула на него, и меня тут же обняли и усадили верхом.


— Я конечно ждал, что меня встретят именно…


Но договорить я ему не дала. Стащила его капюшон и поцеловала, повязнув обеими ладонями в мягких, пахнущих клумбочкой волосах руками. Втянула губы, которые были намазаны какой-то чертовщиной с карамельным вкусом, и натурально с мычанием выдохнула, когда меня вжали в себя и углубили поцелуй.


Кай оплел руками мою спину, а потом и вовсе одной ладонью, схватил за волосы на затылке и с силой прижал моё лицо ещё теснее. Резкие движения, и то что происходило, а именно вдохи с таким звуком, словно мы пытаемся не задохнуться, натолкнули на мысль, что я адски хочу этого парня и это только усугубилось, пока я не видела его пять дней.


"Я реально соскучилась за мужиком? Это точно я?" — мелькнуло в голове, а внутри всё сильнее разгоралось.


— Стой… — Кай оторвался от меня и остановился сам.


Мы дышали надрывно в лицо друг другу и смотрели в глаза совершенно безумным взглядом.


— Внизу парни, — хрипло прошептал Кай и опять втянул мои губы в свои, шумно вдохнув носом воздух.


— Это невыносимо, — я сжала его волосы в руках, и заметила не просто взгляд.


На меня смотрели так, словно реально сейчас наплюют на всё, закроют дверь этой комнатушки и у меня наступит минут тридцать поднебесной нирваны, мать его.


— Ещё бы… — кивнул Кай, и поднялся со мной на руках, опустив следом на ноги, и холодно отчеканив, — У тебя черные круги под глазами, и женщины из мастерской сказали, что ты почти не спишь! Это реально невыносимо настолько, что ты решила свалиться в обморок от усталости?


Я отпустила его и напряглась. Это мне чертовски не понравилось, потому что за мной не ухаживали подобным образом уже давно. Что уже говорить о том, что парень притащил еду и кофе, а теперь предъявлял претензии, когда фактически мы друг другу никто.


В этот момент мне вспомнился, какого-то черта, польский членоносец. Слава так и стоял перед глазами, словно и не прошло стольких лет. Последний раз именно он позволял себе подобное. И когда я реально поняла, что происходит, мне стало не по себе. Одно дело, когда в твоей груди поселился идиотский трепет, который легко идентифицировать, как влюбленность. А другое дело, когда тобой пытается командовать парень, который даже голой тебя толком не видел!


"Почему ты встретился в моей жизни и сломал к херам мое отношение ко всему? Из-за тебя я даже женщиной не могу быть! Потому что давно очерствела, как сухарь, Слава!"


— А в чем проблема? — задала вопрос холодным тоном, и сложила руки на груди, продолжив, — Ты же не за этим сюда пришел? А за горяченьким, так? Я не против, ты не против, сладенький! Что не так тогда? Закончим то, что начали…


Я стала вести рукой по его груди в вырезе парки и закончила, шепотом:


— Тебе ничего не стоит сделать то, зачем ты пришел, Кай. А вот уже потом… Возможно, я разрешу тебе подобный тон в мою сторону! Я не переношу таких вещей! Так что…


Пока водила рукой по его груди совершенно не заметила, как парень застыл, а потом мне показалось, что я самая больная идиотка во вселенной.


— Жаль… Я и правда пытался показать, насколько ты мне понравилась. Но видимо, ошибся в вас, госпожа Корн. Нужно было хорошенько тебя поиметь в первый же вечер, когда я свалился на тебя в душе. Ты ведь так любишь? Да? Грубо и похабно? Уже тогда мне хотелось. Но я решил, что встретил женщину, а не дешевку, Стелла. Их я имел слишком много, потому, наверное, и стал слеп!


В первую секунду после его слов всё тело натянулось, а в ушах шандарахнул пульс так, словно у меня предынсультное состояние. В горле сдавило, а на руках выступил холодный пот, после того, как по спине пробежал холодок.


— Что… — я только заикнулась, но не успела и продолжить, как дверь за ним хлопнула так, что поднялась пыль вокруг старой деревянной рамы.


— Что это сейчас было? — убито выдохнула и ударила себя ладонью по груди, потому что там так заныло, будто кто-то пару кирпичей мне на плечи повесил.


"Тебе в любви признались, или в симпатии. Тут уж сама думай… Но ты идиотка! Что с тебя взять, если ты себя только что шлюхой выставила перед парнем, в стране которого такие грязные намеки и значат — грязь!"


Пока я умывалась, руки тряслись как у больной на голову, а перед глазами стояло выражение лица Кая. И это оказалось настолько невыносимо, что я "выздоровела" разом.


Мне было больно. Шлюхой я себя никогда не считала, тем более никому не позволяла даже заикнуться о подобном. А тут…


Весь налет этого бешеного тура, вся ширма этого мира слетела с меня разом. Я и забыла КЕМ была до этого. Как я работала! Прежняя Стелла Корн никогда бы не позволила, чтобы какой-то членоносец спёр ее эскизы, а тварь, пригретая рядом, осталась безнаказанной.


Когда спустилась вниз, тут же набрала номер Лучано. Ну раз я шлюха, то и воспользоваться мужиком, который прыгает от юбки к юбке не погнушаюсь опять.


— Ма Белла?! — Лучано поднял после первого же гудка, а я прошла через ряд станков к манекенам, у которых стояли парни и рассматривали свои костюмы.


— Лучано, мне нужна твоя помощь. Когда ты будешь в редакции в Риме? — я специально говорила таким лилейным тоном, чтобы одного из моих фиалочек, хорошо пробрало.


Но была удивлена, когда Кай и бровью не повел, а продолжил говорить с Энджелой, которая кивала в такт его словам и что-то говорила полушепотом в ответ.


— Что быть нужно, ма Белла? Выпуск уже пошел в тираж. После завтра номер выйдет и его можно будет купить в любом магазине или бутике. Я в Риме, и как раз решать этот вопрос.


— Отлично! Нам нужно встретиться, — я обошла один из манекенов и позвала женщину, которая шила этот костюм.


Они были не менее уставшими нежели я, но она всё равно мне улыбнулась, и кивнула, когда я показала что нужно поправить.


— Я же правильно тебя понять? — прошептал мужчина, а мне захотелось блевануть.


"Ну шо ж такое-то, а? Можно подумать что ты, бл***, венец творения! И я мечтаю покататься именно на тебе, блин!" — я закусила губу и с досадой ощутила остатки карамельного вкуса на губах.


— Не совсем, но это срочно. Можешь приехать в Монте завтра? Я буду ждать тебя в ресторане "Монтевидео" в… — я подняла руку и посмотрела на часы, — …в восемь.


Я даже не смотрела в сторону Кая, а продолжала поправлять костюм и кивнула Шину, который встал напротив манекена и приподнял одну бровь.


"Ему бы выбрить полоску сбоку через брови и покрасить в красный волосы, чтобы превратить фиалочку в розочку", — пронеслась мысль в голове на ряду с ответом Лучано.


— Си, ма Белла. Я приехать.


— Грацци, Лучано.


— До встречи, — пропел мужчина, а я ухмыльнулась и подошла к Шину.


— Как ты относишься к красному цвету? — после моего вопроса парень застыл, и все обернулись в нашу сторону.


— З-зачем? Красный? — он сразу понял о чем я, и поднял взгляд вверх, смотря на свою нежно-фиалковую челочку.


— Очень нужен красный, Шин, — мило продолжила, а парень сглотнул и перевел взгляд на Джина, который прищурился и кивнул:


— Я поговорю с Ин Ха. Она давно говорила, что нужно сменить что-то с тем, как выглядят волосы.


— Отлично, — я щёлкнула пальцами в сторону До Шика, который явно решил по-тихому смыться.


— Куда?! Стоять!


— Н-нуна? Я это… Хотел пойти подышать свежим воздухом, — он встал в позе "зю" и начал кланяться всё ниже к полу и, держась за грудь, сбегать в сторону двери, — Я это… Пойду, хорошо?


— Нет! — холодно отрезала, своим излюбленным стервозным тоном.


— Но мне очень нравится цвет моих волос. Мне идут светлые тона. Я кажусь таким милым.


— А станешь казаться убийственно милым, малыш! — я приподняла бровь, и поманила его пальцем, приговаривая на украинском, — Ходь сюды, котэнятко!


— Ч-что? — скривился парень и скорчил такую просящую моську, что проняло всех, особенно Энджи, которая залилась хохотом.


— Говорю, сюда иди! — шикнула, а До Шик тут же выпрямился и, прикусив от досады губы, вернулся обратно.


— Только не красный! Я это не переживу! — отрезал парень, а я хмыкнула.


— А жёлтый?


— Светло-зеленый!


— Кислотно-голубой!


Парни продолжали перечислять дикие цвета, и я покачала головой, а Энджи словно с языка сняла мою идею.


— Кая в стальной, а До Шика в темно-фиолетовый, почти черный с отливом. Я не колорист, названий оттенков не знаю, но тогда они будут в этом смотреться идеально.


Энджела встала рядом со мной и продолжила:


— Два брюнета, два красноволосых и один со сталью в волосах. Это будет смотреться очень красиво. И Каю виски выбрить, чтобы объём был больше. Так лицо будет выглядеть хоть немного агрессивнее, а то ты, как девочка среди бруталов.


— Ну спасибо, агашши… — хохотнул Кай, и опять будто и не заметил моего присутствия.


И это ударило. Словно физически шарахнуло по мне так, что стало больно.


"Почему?.. Ведь точка поставлена? Что я, мать его, нашла в этом парне такого, что не могу успокоиться? Мы даже до реального дела не дошли! Почему?"


— Решено! Так и сделаем!


— А может вначале спросить наших стилистов? Или госпожа Корн теперь и этим занимается? — этот тон словно бритвой прошёлся по моим ушам, а руки опустились.


Кай всё-таки посмотрел на меня, но уже совершенно иначе. С неким отвращением и скользя так, словно цена мне сотка на первом километре.


"Так, значит?"


— Хён*(брат)? — Джин повернулся к Каю, а я уловила цепкий взгляд Энджелы, которая бросила им и в меня, но смолчала.


— Я просто веду к тому, что у нас есть специально обученные люди, которые получали дипломы и учились усердно годами, чтобы получить эту работу. И думаю подобные вещи…


— За всё, что касается вашего стиля в этом туре, несу персональную ответственность я, Кай. Если тебя это не устраивает, ты можешь спросить конечно, что лучше у Су Хиль. Она ведь следит за твоим внешним видом постоянно?


Я вернула ему такой же взгляд, да так, что у него желваки под кожей прошлись.


— Всё верно. Ин Ха и Су Хиль могут принимать такие решения, но никак не модельер, работа которого… — Кай встал в полный рост и постучал по плечу манекена, — Шить костюмы! С этим вы справились на отлично, госпожа. Но свой внешний вид я менять по вашей прихоти не стану. Ветер не может принести постоянство, потому что находится повсюду. Вам бы на своих обязанностях сконцентрироваться!


Я приподняла подбородок и холодно ответила:


— Прекрасно, тогда в случае провала и в Риме, ты возьмёшь на себя ответственность за это, Кай. Как раз подобное, так любит бросать всем в глаза твой стилист.


— Возьму, не сомневайтесь! — я видела, как сжался его кулак, как на шее пульсировал пульс и как он был готов опять сожрать меня прямо тут.


"Дешёвка тебе задаст, голубчик!"


Но задали мне…


На следующий же день, когда я наконец, соизволила выспаться, меня ждала другая причина для отсутствия сна.


В шесть часов сборы на историческую встречу с Лучано были официально открыты.


Проблема состояла в том, что этот мужик не так прост. И сегодня может вполне начать приставать ко мне со своей похабщиной снова. Я поправила платье, и встала у дверей комнатушки, в которой обустроила себе ночлежку на время работы. Когда я была занята делом, усталость и то, что я спала на обычном диванчике, меня совершенно не заботили. Главной целью было достижение результата.


Встала напротив туфлей на стойком каблуке, и продумывала план того, как Лучано провернет авантюру с Сашей и Эмили. Мне нужно поймать ублюдка за руку, поэтому я снова набрала номер мужчины, и очень удивилась, когда Лучано не взял трубку.


— Странно… — нахмурилась, и поправив волосы, вышла наружу, чтобы сесть в такси, которое уже стояло на заднем дворе ателье.


Естественно я опаздывала и уже было восемь. Швеи ушли ещё час назад по домам, и в здании оставался только охранник и та самая итальянка — сеньора Манчини.


Однако в мои планы не входило спешить на встречу. Лучано понимал и знал, что скорее всего сеньора Корн опоздает.


Я вышла из автомобиля, и ровной походкой, немного ежась от холода, пошла в сторону входа в ресторан, который находился на первом этаже выставочного центра.


Внутри меня встретил парень хостес и, как только услышал моё имя, тут же попросил следовать за ним. Я шла огибая столики, и снимала чёрное пальто в пол, под которым было приталенное платье-карандаш с открытым верхом. Поэтому пока я незаметно поправляла складки на ткани, совершенно не уловила, что пришли то мы не к тому столику, который я резервировала.


Передо мной открыли дверь одного из приватных залов и я застыла на пороге, как вкопаная.


"Задорожная, за что боролась! Ты ведь при нем задушевную беседу вела с Лучано! И не говори, что не делала это спецом, дамочка!"


— Где Лучано? — спросила голосом, в котором звенела сталь, когда за моей спиной закрылась дверь.


— Почил с миром, — ухмыльнулся Кай и прошёлся взглядом по моей фигуре, — Ты всегда так к мужикам на свиданку наряжаешься, или только к этому сеньору?


Я сжала ткань пальто в руке, и бросила его на диванчик, который стоял у дверей в лаундж зоне зала.


— Я задала тебе вопрос, Кай? Какого черта ты здесь делаешь, и где человек, с которым у меня была назначена встреча?


Парень медленно поднялся от стола, который ломился от еды и всевозможных блюд, и поправил бордовый пиджак, выровняв его полы. Под этим изделием ткацкого искусства оказалась подранная футболочка чёрного цвета из моей последней коллекции. Как он достал эту вещицу вообще непонятно? Но меня волновало другое! Чем ближе он ко мне походил, тем сильнее я хотела его придушить, но с тем и сцапать в свои похотливые ручонки.


Кай выглядел слишком шикарно и горячо. Мало того, не был напомажен, и это придавало парню естественной мужественности.


Я продолжала смотреть на него в упор и подметила, что гаденыш выполнил всё, что я от него запросила. Волосы отливали сталью, и были выбриты у висков точно так, как и говорила Эн.


— Вижу твоя русалочка утвердила идею никчемного…


Кай навис надо мной, а его рука по хозяйски обвила мою талию и прижала к телу парня так, что изо рта вырвались остатки воздуха на выдохе.


— … ветреного модельера.


— Помолчи! Потому что ты мало того, что заявилась сюда в этой тряпке, которая мне глаза поимела, так ещё и не ко мне! А к этому…


Я резко подняла лицо, чтобы ответить и застыла. Кай повел рукой вверх и, прищуриваясь, всматривался в мои черты. На его лице играли тени, что ещё сильнее выделило прищур, который стал вводить в дикий диссонанс, потому что начал очень нравится.


— Что? Решил устроить марафон с дешевкой, праведный мальчик с высоким воспитанием?


— Прости… — от этого шёпота у меня пошли мурашки от лица и по всему телу, когда меня коснулось дыхание Кая, — Я разозлился, потому что ты спорола такую чушь в то утро, которая к тебе не применима…


Ладони сами легли на руки Кая и плавно пошли вверх к его плечам.


— Это… — я прикрыла глаза от досады, и решила, что пора поставить точку в этих метаниях.


— Я испугалась! И это я виновата… — выпалила на выдохе, а Кай вскинул брови вверх, и одной рукой нежно приподнял мой подбородок.


— Поясни…


"Нужно уметь признавать свои ошибки. А признав страхи, возможно я пойму, что между нами происходит…"


— Я испугалась твоего этого авторитарного голоса. Ненавижу, когда мной командуют. Не переношу это после…


— Значит, я правильно тебя понимаю, когда делаю вывод, что ты у меня слишком самостоятельная девочка? — я медленно и с опаской повернулась после его слов.


Ладонь Кая нежно и плавно обхватывала мой затылок, а он стал следить за этим ещё внимательнее.


От него пахло умопомрачительно, а когда он вот так обнимал меня, становилось теплее и спокойнее. Словно начинался отлив, который принесет теплый бриз с новым приливом, и мне станет совсем хорошо.


— Да, — я кивнула и отвернулась, потому что он меня злил!


И этого у меня не отнять! Я вообще-то сюда пришла важные вопросы решить, а не с ним зажиматься! К тому же рядом с этим парнем вся моя самоуверенность в последнее время лопалась, как мыльный пузырь, исчезая и превращая меня в прыщавую школьницу.


— Тебе не идёт эта серьга, — буркнула и посмотрела снова на ужас, который свисал с его левого уха, — На цыгана с большой дороги похож.


— А тебе не идут такие платья, — холодно ответил Кай и прижал меня теснее.


— Почему это? — я заерзала и, встав в позу в его руках, тоже приподняла бровь.


— Потому что на тебя смотрел весь ресторан, пока ты сюда шла?


— А тебя должно это волновать? Послушай… — я хотела отойти от него, потому что реально промокла насквозь от вида этого парня.


Мне уже ничего не хотелось так, как завершить логически подобную нервотрёпку хорошим сексом, наконец, поснимав с него весь этот шмот.


"Взрослые люди, блин, а сопли развели до колен!"


— Почему ты боишься нормальных отношений со мной? — Кай опять повернул моё лицо к себе, и продолжил, — Я говорю сейчас не про секс, Стелла. Ты мне нравишься… — он вздрогнул и эта дрожь передалась и мне, а потом тихо продолжил:


— Я не привык говорить подобных вещей. И если быть честным, меня тоже задела твоя реакция на обычную заботу. Поэтому просто ответь в чем причина того, что спать со мной и плескаться в бассейне ты готова, а принять тот факт, что я забочусь о тебе — нет?


Мы стояли у входа в место, где теоретически меня должен был ждать среднестатистический ловелас с кучей бабла в кармане, который помогал мне только потому, что жаждал уложить в горизонтальное положение. Но вместо этого мне в чувствах признался парень, которого я совершенно не понимала.


Все поступки Кая выглядели не то, что странно. Они были нормальными, но я ещё ни разу не встречала мужчину, который будет говорить такие вещи женщине. Вот так просто и прямо в лицо. Я могла подумать, что всё из-за постели, но будем честными — мы могли переспать кучу раз и без этого всего.


— Ты меня пугаешь… — сглотнула, а Кай хохотнул, — Ты с этой планеты вообще?


— С этой, — кивнул парень и обхватив мое лицо, нежно поцеловал.


— Перестань подлизываться! — я упёрлась кулаками в его грудь, но всё равно мягко отвечала на поцелуи.


Короткие и ласковые, которые чередовались с причмокиванием и оттягиваниями нежной кожи.


Это возбуждало, но с тем рождало чувство, что мы просто играемся, как дети.


— Где Лучано? — остановила Кая, а он сдавил меня в руках и, пытаясь успокоиться, ровно ответил:


— Плавает, где-то по Венеции…


— Кай!


— Стелла!


Я сцепила челюсть, и он, наконец ответил:


— Я поговорил с сеньором и разъяснил, что с этого момента он не должен отвечать на твои звонки, как и ему беспокоить тебя больше незачем!


— Это мой!…


— Кто?! Кто это "твой"? Стел-л-ла? — Кай начал идти вперёд и тащить меня за собой в руках, толкая спиной к двери.


— Друг…


— Друг, значит? И сколько у тебя друзей мужского пола, госпожа? — мы упёрлись в дверь, а Кай сжал мою талию в руке теснее, да так, что я прогнулась.


— Зачем тебе это знать? — я отпихнула его кулаком, но не помогло, потому что парень нагнулся ко мне, и упёрся рукой у моей головы в дверь.


— Чтобы расширить список, посланных нахрен мужиков! — его губы касались моих, когда говорили это, и я уже понимала, что сегодня я не слезу с этого парня, пока не получу своё.


"Пугает меня это пубертатное состояние, или не пугает, я его хочу. Мне башню сносит от того, как его кожа играет под футболкой, как его губы двигаются в сантиметре от моих, как он выглядит, и как, блин, от него прямо несет феромонами. Кай мне нравится, более того мне хочется быть с ним рядом. И вчера… Я действительно почувствовала боль из-за нашей ссоры, хотя мы никто друг другу по-факту…"


— Зачем столько еды? — спорола первую чушь, которая пришла мне в голову, потому что не могла больше вести бредовый диалог.


— Для тебя! Ты ни черта не ела всю неделю толком, мало того, у тебя синяки под глазами и это меня пугает. Потому это всё для моей девочки.


— Сам ты "девочка"… — прикусила губы, и повела телом, оплетая ногой его ногу.


От подобного соприкосновения стало ещё теплее и ещё спокойнее. Кай замер, а потом мягко улыбнулся и снова поцеловал меня.


— Любите ролевые игры, госпожа? Можем попробовать… — он не спеша переместил лицо к моему уху и медленно стал целовать волосы у виска.


— Поешь… — послышался внезапный шепот, совершенно другим голосом.


Я замерла, когда меня обняли, и прижались всем телом, оплетая руками. Кай зарылся лицом в мои волосы и сдавил ещё теснее, а я застыла. Просто встала в ступор от того, что меня оплели всем телом и спрятали в свои руках.


Мои-то ручонки, как раз свободно застыли и парили у спины парня, потому что я не знала, как реагировать на это всё. С одной стороны страх предательства никуда не делся, а с другой — мне казалось всё происходящее самым правильным за всю мою жизнь.


Именно потому мои руки легли на его спину. Я закрыла глаза, прижавшись к Каю в ответ, и мягко потерялась лицом о ворс пиджака.


"Если это чувство настоящее, он должен знать…" — эта мысль только мелькнула в моей голове, как я пробубнила у его плеча:


— Прости, что так себя повела. На то есть причины, Кай.


— Главное… — он выпрямился и я открыла глаза, — …что ты мне всё сказала, и я тебя понял, Стелла.


— Ты хотел, чтобы я поела, — у меня стало отнимать ноги от того, как взгляд Кая застыл на вырезе моего платья.


— Да… — он продолжал смотреть туда отвечая, а потом стянул свой пиджак и заставил надеть его.

Как только я была укутана, Кай резко отвернулся.


— Теперь… И правда можно поесть.


Но потом что-то случилось, а он вернулся обратно и впечатал меня в двери с такой силой, что из лёгких выбился весь воздух, а в рот ворвалось горячее дыхание, которое тут же заменил мягкий язык с привкусом горькой сладости.


— Поехали… — тихо выдохнула и выгнулась, когда мою шею начали покрывать буквально укусами, и от этого уже не мурашки по телу таскались, как в мыльных операх.


От этого напряглись мышцы бедер, и я стала физически чувствовать просто нереальное возбуждение, которое увеличивалось вместе с тем, как налилась грудь и заныло в паху, пульсируя в такт тому, как бешено билось сердце.


— Куда?


Кай прищурился от удовольствия, когда мои ногти прошлись по коже на его затылке.


— В ателье. Почтенная сеньора спит, а охранник храпит вместе с ней в унисон, — я резко потянулась к его губам и притянула за загривок к себе, чтобы опять ощутить, как он резко втягивает мой язык в свой рот, и заставляет лишиться дыхания.


— Машина на парковке. Черный "Астон". Не перепутаешь! — Кай оторвался от меня и вложил ключи в руку, а потом на мои плечи упало и мое пальто.


— А ты? — я ухватила его за локоть, но Кай лишь ухмыльнулся, но потом всё равно ответил.


— Нужно поговорить с руководством. Кто знает, что они тут пишут на свои игрушки.


"Вот об этом я вообще не подумала!" — пронеслось в голове, когда я уже выходила обратно в зал ресторана, а за моей спиной в двери тут же вошёл парнишка хостес.


Естественно машину я отыскала сразу и только успела сесть на пассажирское сидение, как рядом опустился Кай и завел мотор.


— Так быстро? — я хмыкнула и осмотрела салон, — А машинка откуда? Вы ведь репетировали целыми днями?


— Я тоже не нищий. Поэтому не стоит удивляться таким вещам, как машина на прокат, — он уверенно вырулил из парковки и вдавил педаль газа в полик.


— А парни с остальными? Что им сказал?


— Что у меня депрессия и срочно нужна разрядка… — спокойно ответил Кай, а я сцепила челюсть и зло посмотрела на него.


— А ну-ка повтори, что тебе нужно?


— Разрядка, — Кай повернул ко мне лицо и медленно прошёлся взглядом по моей фигуре.


— Ты адекватный? Что ты вливал мне в уши тогда пару минут назад?


— Господи! — чисто по-русски закатил глаза парень, а я округлила глаза ещё больше, — Говорил мне отец: "Никогда не связывайся со славянками! Твоя мать хоть казашка, но кровь явно с примесью!". Что мне нужно было им сказать? Что я втрескался в несносную девицу, у которой тараканов в голове больше, чем здравых мыслей? И поехал я к ней, чтобы вытравить их? Ты это хотела? Хотела чтобы завтра утром все косились в нашу сторону, а у Су Хиль случился новый припадок агрессии в твою сторону прямо перед концертом? Или может тебе мало статеек в этой желтухе сраной о твоей персоне? Хочешь ещё добавить скандал о нас с тобой?


— Ты чего шипишь на меня? — я сложила руки на груди, а злость опять поднялась волной.


— Так! — у моего лица появился указательный палец, а Кай свернул на дорогу, которая вела через холмы района Монте, — Прекрати это! Поговорим потом!


— Вы только посмотрите на него! Опять? Я же сказала…


— Что это пугает тебя, я помню, — он вдруг перешёл на совершенно серьезный тон, — И понял тебя, Стелла. Но давай поговорим об этом не тогда, когда у меня уже реально голова кипит.


Он опять посмотрел на меня, закончив свои слова буквально хрипом, как болезный.


Остальную дорогу я молчала, и сжимала полы пальто в руках. У меня было чувство, словно я девственница и сейчас произойдет нечто сверхъестественное и мне до селе не знакомое. Вот именно так выглядело то, что творилось внутри меня.


Школьный марафон "как прокрасться домой так, чтобы не застукали родители" начался тут же, как мы покинули салон машины. Как мы вошли и двигались по ателье, нужно было видеть. Мои каблуки нещадно стучали по старому деревянному полу, потому я их спешно сняла и стала красться в темноте к лестнице в свою комнату. Но не тут-то было. Меня схватили сзади и закинули как мешок на плечо.


— Ты что делаешь? — я хлопнула Кая по заднице, а он только сильнее сжал мои ноги рукой и шикнул шепотом:


— Больно! Тихо ты!


— Опусти меня! Я тяжёлая! — опять хлопнула его по филейной части, но он продолжил тихо подниматься по лестнице вверх молча.


— Кай, бл***! У тебя завтра концерт! Ты надорвёшься! — я продолжала шикать шепотом, а он продолжал идти к дверям комнаты, не проронив и звука.


Толкнул их, вошёл, обернулся и картинка перед глазами проделала кульбит.


А потом всё исчезло… С меня сорвали сперва пальто, потом свой пиджак и всё это проделывали параллельно массажируя мой рот языком с такой силой, что я еле успевала глотать слюну и делать вдох.


Руки потянулись к футболке и я резким движением, продолжая отвечать на поцелуй, вытащила мягкую ткань из брюк. Пальцы схватились за металлическую пряжку, и расстегнула пояс на бедрах Кая, откинув в стороны лямки.


В это время горячие ладони буквально сминали мою кожу, и это ощущалось настолько сильно, что прямо воспламеняло до дрожи под каждой частью, к которой прикасались руки Кая.


Я выпустила его губы и потянула за полы футболки, заметив лишь тень, которая полетела на пол, а мои ладони, наконец, легли на самую вкусную часть этого парня. Горячая кожа, эластичная и гладкая плавно растягивалась и перекатывалась под моими пальцами. Жар от кончиков и подушечек бил по всей руке, а горячее дыхание опять вернулось в рот, и на этот раз я таки воспарила, мать его. Но не к небесам, а почти под потолок.


Опустила взгляд и провела по идеальным и густым прядям волос руками, кайфуя от прохлады, которая играла между пальцами. Всё тело покрылось потом и влагой, но именно это чувство приятного холода заставило посмотреть вниз — в глаза, которые ждали моего взгляда.


Я оплела талию Кая сильнее ногами и наклонилась, с придыханием облизывая его губы, и ощущая, что сейчас взорвусь. Его руки повели по мои ногам в чулках, а пальцы застыли на кружеве, которым заканчивалось сие изделие.


— И это… — он буквально рыкнул мне это в губы, сдавив мои бедра, — Ты напялила на встречу с итальянским чобалем? Что мне с тобой сейчас сделать, а? — еле дыша продолжил Кай и задрал платье на поясницу, следом обхватив в ладонях мои ягодицы, и сжимая их до приятной боли.


— Об этом мы можем… Тоже поговорить потом! — я оттянула пряди его волос назад и провела языком по шее Кая к уху, в котором была эта адски дурацкая серьга.


Он резко выдохнул и сжал меня сильнее, как только мой язык прошёлся по костяшке к мочке, а потом я и вовсе втянула в рот это безобразие, отстегнула зубами и сняла с его уха.


— Я думаю, да! — ответил Кай, гипнотизируя в полумраке тяжёлым взглядом мои губы, в которых между зубами была зажата серьга.


Следом я охренела, потому что он вырвал своим ртом эту фигулину из моего, и выплюнул её на пол тут же, вернувшись к моим губам, чтобы втянуть их и продолжить движение к дивану.


— У нас проблема, — прошептала разорвав наши облизывания, когда меня усадили верхом на себя и плавно потянули змейку замка на спине вниз, расстёгивая платье.


— У нас нет проблемы, — его губы накрыли кожу над чашечками платья и поползли вверх, вынуждая провести ладонью по его загривку снова и притянуть ближе.


Верх платья упал вниз, а мои глаза непроизвольно закрылись от того, как кожа сосков начала натурально прокалывать во рту Кая. Ещё момент и я бы не выдержала и сама залезла в его брюки, но Кай оторвался от меня и уверенным движением стянул платье через мою голову.


— Это будет длинная ночь, — он ухмыльнулся и подкинув меня на коленях, чтобы я села удобнее, достал что-то из кармана.


— Это… Зачем столько? — я округлила глаза, когда из его правой руки выпала и размоталась лента с контрацептивами.


— Я долго ждал этого момента. И вот этого выражения на лице госпожи Корн тоже.


— Ты неадекватный! — я хохотнула и мы замерли.


В какой-то момент до меня дошло, что происходит, но опомниться и начать мыслить здраво я не смогла. Потому что получила самый нежный поцелуй, на который был способен этот человек. А следом реальность дрогнула совсем, потому что вернулось безумие, в котором нежный поцелуй перерос в настоящий вихрь из спонтанного дыхания и хаотичных движений, в которых я и опомниться не успела, как буквально простонала в его губы от облегчения, с которым ощутила, как меня наполнили до краев. Словно сосуд, в котором плескалось мое желание.


Кай повел губами по моему лицу вниз, совершенно не двигаясь во мне, а позволяя привыкнуть к себе и тому, как его плоть пульсировала и обжигала изнутри.


Я повела бедрами и почувствовала, как Кай резко выдохнул и поднял лицо, чтобы найти мои губы снова. Мягко обхватить их своими и отпустить. В какой- то момент мои плавные движения стали сплетать наши взгляды, а пульсирующее ощущение в мышцах только бешено нарастать. С каждым толчком оно становилось только сильнее, а руки Кая начали вжимать меня в пах, и насаживать на член резко и остро. Так что каждый раз это заканчивалось неясной вспышкой перед глазами и глубоким дыханием, которое переходило в стон.


Я пыталась сдерживаться. Сжимала губы и сильнее хваталась за его плечи. Пытался тише дышать и Кай, но напряжение только нарастало, и этого было мало. Мне было мало того, как всё потемнело перед глазами, а тело сковала волна дрожи от удовольствия, пока движения и толчки только наращивали амплитуду, а угрозы нежной грубости, воплощались в жизнь раз за разом. Всё сильнее, всё глубже и всё слаще. Так что тело била крупная дрожь, а в горле высохли последние капли влаги.


Потому наутро я совершенно не поняла, как оказалась на голой груди парня, сопящей в его шею, пока по моему позвоночнику гуляли его пальцы, а в теле приятно ныла каждая мышца.


— Спи… — всё-таки прошептала и обвила рукой грудь Кая, закинув ногу поверх одеяла прямо на него.


Диван оказался тесным, но это не могло не радовать.


— Я сплю, — тихий шепот коснулся моего уха, и я растаяла от ласкового поцелуя в волосы.


— Нам ехать на стадион через два часа. А спали мы от силы часа четыре. Ты свалишься прямо на сцене, и твой Сонбэ меня уволит.


— После того, что ты решила устроить из нашего номера, как бы он не выкрал тебя и не спрятал в подвалах агентства. Я вот… — он медленно повел ладонью по моему бедру вниз к икрам и с улыбкой закончил, — …уже продумываю целый план, как сделать из тебя свою рабыню.


— Ты же воспитанный и очень застенчивый парень, откуда такие грязные мыслишки? — я приподнялась и положила подбородок на свою руку, смотря в заспанные черты лица.


"Обычный… Совершенно обычный, но все равно чертовски НЕобычный Кай…"


— Я действительно упаду прямо на сцене, если мы не вылезем из этого вороха одеял в ближайшее время, — я проследила за взглядом Кая, и со злорадной ухмылкой подтянула одеялко выше, прикрываясь.


— Верни на место… — убито прошептал Кай, а я ответила:


— Остальное после того, как "SFire" порвут Рим в клочья.


— Это вызов? — Кай прищурился, а я хмыкнула.


— Возможно.


Что нужно мужчине, чтобы он почувствовал, что схватил мир за яйца? Оказывается, этому конкретному мужику хватило страстно-жаркого марафона, чтобы я захотела его продолжения, только посмотрев в глаза Кая в гримерке.


Когда я появилась в трейлере, меня тут же встретили выкриками и тихими аплодисментами. Под стадионом "Olimpicco" собралась невообразимая толпа людей всех национальностей. Среди тех, кто хотел попасть на этот концерт было пять фандомов, которые приехали прямиком из Кореи.


Сцена на футбольном поле монтировалась четыре дня, и только два дня назад начались репетиции групп. Потому естественно, никто и не мог видеть тех, кто сейчас стоял передо мной.


Когда мы вышли из трейлера, мне показалось, что даже зрители на трибунах умолкли. Но это конечно было невозможно. Хотя вот те участники групп, трейлеры которых стояли рядом с нашим, раскрыли рты тут же.


Впереди само собой шли пацаны. Ну как шли, скорее стучали тяжёлыми ботинками по полу, пока на всех красовался глубокий каптур, скрывая лицо почти полностью. Для каждого сшита своя куртка, или плащ асимметричного кроя из мягкой кожи, которая внизу стилизировано оборвана в клочья. Под плащом Джина, например, красовалась полупрозрачная рубашка черного цвета, с кожаной горловиной, в виде не обычного воротника, а стойки.


На Шине и До Шике идеально смотрелись подобия косух, с той разницей, что на спине была эмблема эры группы "SFire" и куртки сшиты из нубука. С ними как раз и пришлось намучаться, поскольку материал намного плотнее обычной вырезки из кожи. Под их куртками тело согревали атласные безрукавки, с кожаными вставками, которые треугольным вырезом внизу, открывали часть торса и пупок.


Спины Кея и Кая обтянули приталенные асимметричные пиджаки, удлиненного кроя, под которыми не было ничего. Абсолютно. А кожа облепила торсы настолько, что прослеживался рельеф мышц, но весь вкус был в том, что правых рукавов ни у первого, ни у второго не было. А вместо них на руку одевалась перчатка по локоть, которую, словно змеи, оплетали цепочки из серебра.


Всё это великолепие отлично сочеталось с обтягивающими стрейчевыми джинсами черного цвета, с вкраплением нитей люрекса. Ткань не дешевило, а на сцене будет переливаться, как сталь на черном.


Однако самым шикарным оказалось даже не это. И тут нужно отдать должное Рапунцель и Ариэль. Грим, наложенный на лица парней, выделял разрез глаз и придавал им выразительности, на ряду с тем, что мой Цветочек вместе с Джином ещё и сменили цвет глаз на почти серый.


Ну, а завершали этот Армагеддон — цацки. Именно так я назвала подобие пирсинга, которое крепилось к носу и уху, оплетая изгиб скулы Кая, серебристой цепочкой. Такая побрякушка идеально подошла к тому, как он выглядел. И каждого была своя похожая изюминка.


— Я довольна… — улыбнулась во все тридцать два, когда за парнями последовал балет в костюмах узников.


— Я вижу, — загадочно хмыкнула с улыбкой Энджи, и по традиции протянула мне наушник и петличку.


— Я этого не слышала…


— А я этого не говорила, — закончила женщина, и мы злорадно ухмыльнулись, когда за кулисами появился всклокоченный Дон Шмин и так посмотрел на мой цветник, словно был готов придушить каждого из парней.


А всё потому, что за его спиной стоял цыганский табор, в таких тряпках, принтах и расцветках, которые могли бы сочетаться, но я не захотела заморачиваться, и просто добавила такую красоту, как "леопёрдовые" рубашки в сочетании со штанами в черно-белую полоску. И они это реально надели!


— Энджи, они действительно повелись на это уродство? — я приподняла бровь и еле сдерживала ржач такой силы, что могло случиться землетрясение.


Но женщина рядом со мной, просто отвернулась, и опираясь о мою согнутую в локте руку, прислонилась к моей спине и просто нагло ржала, спрятавшись там. Да так, что даже Рапунцель подхватила этот смех.


"Схавал? И это только начало красавчик! Твои-то парнишки уже показались в этом. Теперь черёд моих парней, показать кто есть кто!"


И они это сделали. У меня впервые случилась "любовь к музыке", когда я стала частью создания того, что происходило на сцене.


Поэтому когда погас весь свет, и начали бить барабаны, весь стадион застыл. Все думали, что это какой-то перерыв, но на экраны уже запустили заставку с Цветником. Всеобщий шок случился, когда барабаны стали бить громче, а на сцену под обработанный заново для этого номера трек, стал выходить балет. Пятеро парней тянули на плечах пять цепей. Естественно бутафорских, но выглядело всё очень натурально.


Трибуны умолкли, а когда свет ударил в дыру в сцене и экраны взорвались заставкой огня, наряду с тем, как техники начали выпускать настоящее пламя из установок, начался реальный конец Дон Шмину. Всё потому что пока балет тащил в танце цепи, из дыры в клубах дыма поднимались парни.


Серая дымка облизывала их фигуры, и как только барабаны умолкли, и все поняли, что на сцене реальные барабанные установки по всему периметру, парни запели стянув черные капюшоны.


— Как думаете? — я прошептала в петличку-микрофон и посмотрела на Энджи, которая стояла в двадцати метрах от меня под сценой, — Когда выкатим "Феррари" в следующий раз, не слишком будет?


— Нет, это будет то, что нужно. Вначале Колизей и всадники, а следом Триумфальная арка. Роксана уже в пути, — улыбнулась женщина, а я опять посмотрела на сцену, где стоял совершенно другой человек.


Но я влюбилась в двоих совершенно одинаково. И в того, который проснулся сегодня со мной и в того, кто показался в этот момент реально пришельцем, потому что выглядел нереально даже для меня.

Глава 11

Всё время напоминая себе, что я на работе, пыталась не пялиться на парня, который точно так же пытался не пялиться на меня. И это происходило постоянно: в самолёте, в машине, когда выходили из аэропорта, когда приехали на место дислокации.


У меня прямо зад воспламенялся от того, как Кай на него смотрел, а потом невинно хлопал глазами, отвечая что-то на вопросы Шина или парней. Словно мы просто мило лыбимся друг другу. Мало того, он вообще не прикасался ко мне! Никак! Даже случайное касание налюдях было вынужденным, или крайне необходимым.


Подобные отношения реально в новинку. И если честно… Это жёстко заводило. Само понимание того, что это некий секрет, но когда наши взгляды встречались, мне иногда казалось, что на меня набросятся прямо при всех, превращало мозги в кисель.


Напрашивался вывод, что даже итальянский горячий марафон не помог, а только всё усугубил. Стало только хуже…


"М-да… Как всё запущено, Задорожная!" — приговаривал мозг, когда глаза прямо выжигали спину, затылок… и его руки.


Никогда не думала, что мне будут дико нравиться мужские лапищи. Нет, ну теоретически, если тебе нравится человек, то он нравится тебе полностью. Только вот…


Существует ли ситуация, когда нравится, блин, всё?! Абсолютно всё! Даже эти бесящие, иногда бабские "мимишности". Вот казалось бы, взрослые лбы, но иногда степень детского сада в их голове просто зашкаливала.


В самолёте, например, никого не смутил тот факт, что Кей уснул в обнимку на Шине. Вот совсем! А наоборот у До Шика появился новый повод для поста в инста.


— Стоп! — бедный До Шик, с новой "баклажановой" шевелюрой застыл и очень медленно обернулся к моему сидению.


— Нуна… Что опять я сделал не так? Воду тебе принесли? Принесли! Журнальчики принесли? Принесли! Что ОПЯТЬ? — шикнул парень, а я только хохотнула над тем, как он с мученическим видом посмотрел в сторону Кая, который нагло делал вид, что спит.


Повязал эту хрень на глаза, и типа дрыхнул. Но я то знала, что ни черта этот гад не спал. Ни минуты! Всё время полета из Рима в Париж, Кай постоянно пялился в мою сторону. Впрочем я занималась тем же. Пока на мои колени не упал один из его беспроводных наушников, и Кай не подмигнул. Такой нежной музыки я не слышала ни разу. Естественно она была с восточными мотивами. И конечно же, под неё как раз уснула я.


А когда проснулась, не успела зенки раскрыть, как баклажанчик фоткал помидорку в обнимку с… Блин, Кей по цвету волос стал похож на орешек. Короче, цветник превратился в тепличку с фитоняшками.


— Не публикуй больше такое в сети, — ровным тоном ответила и раскрыла иллюминатор, смотря на то, как садится солнце.


— Почему? Это же так мило? Нуна…


— Это мило, но вы не милые мальчики с этого момента, — я продолжила, и проснулись все, даже Ариэль приподняла лицо и выглянула в проход.


— Да, вы обходительные, галантные парни. Вы красивы и где-то женственны! Но вы не милые! — обернулась обратно и продолжила, — Вы должны выглядеть добродушно. Так словно вы нежны и ласковы, но ещё секунда и от этого не останется и следа. Я устала вам повторять! Здесь всё иначе. Этот мир иначе. Эти люди другие. Они более жестокие, хотя более распущены. У нас нет стольких рамок как у вас, и вам может показаться, что в этой части мира свободные люди обитают. Но это не так. В этой части мира правят бабки, бруталы и грязь. И это непреложный факт для меня. Потому то, как вы себя поставите, и будет тем, как вас воспримут. Если вы хотите "сожрать" Европу и доказать, что айдолы это не просто очередная волна Востока, подобная Болливуду, а настоящее искусство, которое намного качественнее американского, вам нужно понять к кому в пасть вы заглядываете!


— Мы не сможем стать такими, Стелла… — я повернула голову и посмотрела в глаза Каю, — По крайней мере не с тем человеком, который нами руководит. Ли Шин Сай ненавидит такой образ жизни. Он презирает всё, что способно очернить и оклеветать нас. Это не тот человек, который позволит нам вести себя так, как ведут себя здесь. Потому что он не позволяет в принципе вести себя аморально.


— Кай прав, Нуна, — Кей отпихнул от себя Шина, но продолжил Джин.


— Когда я только пришел в это агентство, подумал, что попал в параллельную реальность, — парень расправил плед на своих коленях и опёрся руками о колени, — Меня и До Шика избивал менеджер, когда мы отказывались делать какие-то вещи, которые совершенно не касались творчества и нашей работы.


Только услышав это, я подалась вперёд. То, что сказал парень совершенно не укладывалось в моей голове. Всё потому что я ни разу о таком не слышала, а если слышала, то сразу приписала к слухам. У них другой бомонд и вообще всё иначе. Но парни продолжили свой рассказ;


— Нам не давали времени на отдых и жили мы в таких условиях, что моя мать трижды пыталась забрать меня и заставить завершить карьеру, — закончил Джин.


— Сонбэ тогда встретил нас после очередного провала на одном из шоу, — До Шик сказал это так, словно говорил об отце, а у меня мурашки по рукам побежали, — Наш мир жесток, Нуна. Но тогда я впервые посмотрел в глаза человеку и правда поверил, что с ним у меня получится всё. Сонбэ забрал нас уже через неделю к себе в общежитие. Если честно, я думал нас поселят в обычную общагу, как и остальных трейни. Но попали мы в комфортабельные апаты в Каннам.


— Омо! *(Боже!) — Шин закатил глаза и покачал головой, — Это выглядело невыносимо. На них страшно смотреть было. Запуганные, словно дикие. Их привезли, а они на пороге встали как вкопанные, когда увидели парней из Волков в нашей гостиной. Тогда ещё Тэ заказал шесть порций жареной курицы и пол ящика соджу. Все ждали их прихода. А пришли…


— И что? Что с того? Можно подумать ты бы вёл себя иначе? — Джин натурально зашипел.


— Что… Вот это "ащщщ"? — я перебила их и хохотнула, — Постоянно слышу это от вас.


— Это типа "блин" на русском, сладенькая… — спокойно ответил на нашем Кай, а я вздрогнула всем телом.


В горле спёрло, ручонки взмокли, а по спине прокатила волна удовольствия.


"Нет, ну таки нашел, как проявить собственнические замашки…"


— Не играйся, — буркнула для проформы, и все нахмурились, потому что в сотый раз не поняли ни слова.


После этого наступило непонятное молчание и каждый задумался о своем. Я лично опять смотрела на пальцы, которые водили по сенсору сотового.


Мать его, вот когда в моем поле зрения оказывались его руки — всё, тушите свет. В мозгу возрождалась вся похабщина, которую они умело со мной проделывали. И прямо так ярко, словно не прошло нескольких дней, а вовсе пара минут.


Вот цветничок идёт по терминалу, а мой взгляд на тонких пальцах руки, которая видна из рукава пальто белого цвета.


"Клиника! Пора к доктору, дамочка. Кстати врачеватель у вас весьма… весьма талантливый. Вам стоит показаться на прием в ближайшее время…"


— Я рехнусь так! — шикнула и откинула назад волосы, поправив черный полушубок, который скрывал мое лицо в пушистом капюшоне.


Но не успела встать у машины, как меня схватили под локоть и усадили на переднее сидение к водителю, тихо приговаривая:


— Теперь ты ездишь здесь! — послышался глухой звук, а потом перед моим носом закрылась пассажирская дверь.


Кай же сел с парнями на задние сидения. В этот раз просторный микроавтобус, вместил весь ботсад, и Рапунцель с Ариэль в придачу.


Когда мы прилетели в Париж, я как никогда радовалась тому, что наконец-то мы не живём в одном доме, как табор кочевников, и в свое личное пользование получила весьма неплохой номер в гостинице. Не мог не осчастливить и тот факт, что комната Кая находилась этажом выше, а значит, даже если мы окажемся на одном уровне одновременно, сие вполне может остаться незамеченным. Чем я собиралась нагло воспользоваться в самое ближайшее время.


Гостиница "Le tsuba", в которой я останавливалась не раз и сама, мне очень нравилась. Особенно тем, что в этом округе Парижа очень тихо, мало того под самим носом Триумфальная арка и Елисейские поля. Которые зимой особенно красивы и завораживают.


Но кто ж знал, что теперь уже тридцать человек корейской национальности превратят моё любимое тихое место в улей! На ушах стоял весь отель, когда явилась она!


Да, я уже успела соскучиться за Энджи, которая улетела в Сеул сразу после концерта в Риме. Мне безумно нравилась Эн. Но вот Роксана!


Если Энджела воспринималась мной, как аналог легендарной Никиты, но с роскошными каштановыми волосами и корейским акцентом. То эта дама…


Я даже не знала, как должна описать появление Роксаны в отеле с ещё десятью сопровождающими её людьми из съёмочной группы. Среди них оказался весьма вменяемый мужчина. Он-то как раз и руководил всем процессом съёмки пребывания парней в Париже. Режиссер Чхвэ понравился мне сразу. Спокойный и собранный человек, немного останавливал напор госпожи Хан, которая сходу влупила каждому в руки распечатки со сценарием.


Во Франции мы должны пробыть без малого месяц. Всё потому что организаторы гастрольного тура до сих пор не могли договориться о месте проведения концерта в Шотландии. Если с Англией всё было предельно ясно. То тут…


Мы застряли во Франции. И естественно господин Ли не упустил бы момента, чтобы не заснять клип для парней в такой интереснейшей стране.


Потому в это утро, в уютном вестибюле отеля, пока я пила кофе и продолжала раздумывать над тем, что нам ещё нужно закончить костюмы для тура в Англии, вошла она.


Роксана шла впереди целой делегации, в тучной парке ярко-синего цвета и мужских ботинках. По другому то, что было надето на её ноги я назвать не могла. Она тут же просканировала стойку ресепшена цепким взглядом, и махнула француженке в форме, чтобы она обратила на делегацию внимание. А потом женщина узрела меня.


— Стелла Корн! — выдала она и пройдясь по мне взглядом, застыла на чашке с кофе у моего рта.


— С утра ещё была… — пробормотала в чашку и начала снова дышать.


Роксана давила своим напором точно так же, как и я. И если нас сравнить… А это я и сделала, легко прищурившись, то напротив стояла моя чертова копия. Вот только радовало, что мы хотя бы внешне не похожи.


— Госпожа Хан! — я поднялась и протянула ей руку для рукопожатия.


— Ради бога! Все свои! — бросила Роксана, и обняла меня, пока чашка так и оставалась в моих руках.


"Я даже кофе на столик не опустила."


— Я нашла тебе ателье, которое сошьёт остальные костюмы в самые сжатые сроки, и мы, наконец, закроем этот вопрос и займёмся делом. Познакомься! — она махнула на того самого мужчину, который добродушно, но с опаской мне улыбнулся, а я криво поклонилась ему в ответ.


— Это мой Сонбэ! — продолжила женщина, — Режиссер и постановщик господин Чхвэ Сон Сик.


Мужчина перешёл на английский и кивнул:


— Приятно познакомиться. Я видел ваш номер в Риме. Есть конечно вопросы, но в целом, очень неплохо, как для модельера, госпожа Корн.


— Похвала от такого человека дорогого стоит, Стелла, — улыбнулась Роксана, пока нам принесли ещё кофе, а с правой стороны из лифтов начал выходить стафф и парни.


В общем так и начался дурдом. В котором…


— Ммм… Что ты ела? — губы Кая прошлись по моим настолько сильно, что я ощутила, как бьёт пульс под кожей.


— Круасанов наелась? — уха коснулся лёгкий, горячий шепот, и меня вжали в стену сильнее.


Руки сами потянулись к плечам Кая, которые успешно скрывали нас в углу коридора моего этажа.


— Не ела я никакие круасаны! — огрызнулась и притянула его ближе, схватив за ремень.


Кай всасывал и облизывали кожу моей шеи, а руки умело и ритмично сжимали зад, чем только сильнее намекали, как по нему соскучились. Приятная дрожь бегала по телу, а то, что нас могли подловить в коридоре на подобном непотребстве в любой момент, только сильнее возбуждало. Как и то, что на нём была обычная водолазка и пахла ткань его телом. Запахи стали играть во мне с самого первого поцелуя с этим парнем. Настолько ярко, своим ароматом фиалочек и телом, меня ещё не доводил до полного кретинизма ни один мужик.


Однако я балдела и от его голоса. Чистый кайф слышать, как это чудо гортанно дышит мне в грудь, а потом точно так же постанывает чисто по-ребячески в губы.


— Я хочу тебя… — Кай оторвался от меня и навис всем телом, гипнотизируя взглядом моё лицо.


— Та же проблема… — тихо ответила, а потом искренне игриво прикусила губу в улыбке.


— Её нужно решить! — такой серьезной моськи на его лице я ещё не видела.


— И как же? Вы же даже живёте, как в лагере "орлятко" в одном номере, — я сложила руки на груди, а Кай только с досадой прикрыл глаза и выругался.


А потом вообще начал канючить, как пацан:


— Это издевательство! Они повсюду! Словно сговорились, мать его. Ни минуты покоя. Я за тобой только пойду — Роксана следом. Я только хочу отлучиться — мои братки тут же: "Куда?!"


Я честно начала чуть ли не хрюкать со смеху от того, каким мученическим тоном он это произносил.


— Я как вспомню, что пропадает без моего внимания, мне выть хочется! Женщина! Признавайся! — Кай резко втянул мою нижнюю губу, а потом с горячим дыханием, ворвался языком в рот, и заставил взвизгнуть от того, как ущипнул за зад, — Ты… - мы дышали глубоко, но он всё-таки продолжил, ещё и волосы мои сжав в руке, — Кумихо? Да? У меня словно помешательство на вот… — он обозначил мою фигуру взмахом руки, — … этом вот всем!


Прищурилась и хохотнула уже громче, а потом со мной случился внезапный порыв коматозницы. Моя ладонь поднялась сама и легла на его щеку. Я провела большим пальцем под его губами, следя за этим движением, и как-то совершенно дебильно улыбнулась. Так словно в какой-то момент, у меня в груди начало ныть от нестерпимого желания лыбиться.


Кай замер, а потом аккуратно накрыл мою ладонь своей, и погладил.


— Прогресс на лицо, — тихий шепот коснулся моего слуха, и я посмотрела в его глаза.


— Что это должно значить?


— Что не ты одна кумихо, сладенькая.


В кармане Кая послышалась трель рингтона и он с досадой прикрыл глаза.


— Это работа. Я должен помнить, что это работа, которая до этого меня дико вставляла, — стал приговаривать парень, а сам сильнее прижал меня к себе и поцеловал в волосы, — Но сейчас вставило другое…


— Я пошел, — продолжил Кай после моего смешка, но прижал ещё сильнее.


— Иди.


— Я ухожу…


— Долго уходишь.


— Уже почти, — над головой послышался натуральный рык, как из одной из их песенок, а в другом конце коридора голос Ариэль.


"Она явно нарывается. Вот что не уймётся девке, а?"


— Она начинает меня бесить, Кай, — глухо и сухо сказала, на что он отошёл и прошептал:


— Не бери в голову глупости.


Их тут же попытались вытравить оттуда, как тех самых тараканов. Жарко, с силой и на выдохе. Никогда не думала, что нежность может быть грубой.


Мы развернулись и вышли в разные стороны из-за угла. Я как пыталась поправила джинсовку, но только посмотрела на себя с помощью универсального зеркала (экранчик сотового отличное зеркало), как просто чертыхнулась в попытке привести в порядок то, что сотворили с моими колосками.


"Ну видел же, что это прическа! Ну что за… Ай, похер!" — плюнула и на ходу распустив волосы, зашла в свой номер за паркой.


Сегодня у меня оказалось слишком много дел, но я и не подозревала что начинается нечто очень нехорошее. И когда ты стоишь между двух миров — своего и мира человека, который тебе становится всё дороже — жди беды!


Зависть, грязь и просто человеческое дерьмо не даст тебе покоя.


Я вошла в номер и только хотела накинуть парку, как наконец-то, позвонило ОНО!


На экране моего телефона высветился номер Сашки, и моя рука сжала сотовый так, что я боялась как бы он не разлетелся на части. Я честно считала до десяти, чтобы успокоиться и только тогда поднять трубку, но всё бесполезно. Чувство кровавой вендетты никуда не делось, как и желание стереть эту тварь из анналов нашего бизнеса навсегда. Да с таким позором, чтобы он реально торговал шмотками из секонд-хенда тварь!


— Слушаю! — взяла трубку, а с той стороны сперва послышалось тяжёлое дыхание, и только потом вопрос, ровным тоном, который меня совершенно не удивил:


— Ты уже знаешь?


Я была более чем уверена, что Саша попытается выдать своё предательство за проделки конкурентов, но такого явно не ожидала.


— Я рад, что теперь не нужно ничего скрывать, Стелла.


— И ты вот так спокойно мне это говоришь? — я прикрыла глаза, и не заметила, как перед ними встало лицо Кая.


Мягкие черты заставили выдохнуть спокойнее, и вспомнить его слова в коридоре. И вообще вспомнить, что возможно у меня появился хоть один человек, которому я могу доверять, не смотря на то, что знаю его несколько месяцев.


— Ответь только на один вопрос, прежде чем охрана вышвырнет тебя из моего ателье, Александр.


— Твоего? А кто тебе сказал, что оно останется твоим?


Я приподняла подбородок и попыталась смотреть только на атласную подушку, которая лежала на кровати поверх одеял. Лупилась в нее и старалась понять, ЧТО, мать его, только что услышала.


— Я долго терпел твоё хамство, похабщину и абсолютное отсутствие уважения к кому либо, Стелла. Ты сама виновата, что персонал начал тебя ненавидеть. А теперь пожинай плоды. Скоро ты много чего получишь в ответ на многолетние издевательства, и твое, как ты выразилась, ателье… Я его просто уничтожу!


— Чтобы… Через десять минут… Твои потроха покинули здание! И если!!! Ты не выполнишь моего распоряжения, ублюдок! Я тебя лишу на всю жизнь возможности говорить этим ртом!


— Угрозы… Это ты умела всегда. Угрозы, скандалы, постоянные конфликты напоказ. Ты позорище и хабалка, Задорожная. Я хотел, конечно, идиотом прикидываться и дальше, но уже нет смысла…


У меня в глазах стояли слезы, а губы я с такой силой прикусила, что во рту ощутила металлический привкус.


"За что? Почему каждый мужчина в моей жизни — будь то друг… или самый близкий человек, предает и топчет меня, вытирая ноги?"


— За что, Саша? Я делала всё для того, чтобы ты продолжал карьеру. Носом рыла землю на каждом ТВОЕМ показе! Взяла тебя с улицы, когда ты кроил из говна и бился в попытках стать кем-то! И после этого… После всего того, через что мы прошли вместе, и того, что ты создал свой собственный бренд, ты поступаешь, как последняя тварь? Что такого тебе пообещала английская подстилка, что ты переметнулся на её сторону и плюнул мне в душу?


— А у Стеллы Корн есть душа? Ты же бездушная тварь, Светочка. И скоро об этом узнают все. Я годами терпел твои закидоны, но вот этот контракт с корейцами поставил точку. Ты с самого начала сказала, что все проекты курировать буду я! Но как запахло деньгами из-за бугра, я тебе стал не нужен.


— Ты слышишь, ЧТО ты несёшь? — по моей щеке побежала слеза и я тут же её смахнула.


"Стелла Корн никогда и никому не показывает своей слабости! Ни за что!"


— Убирайся! — мертвым голосом сказала и сжала челюсть, — Пошел вон из моего ателье и чтобы духу твоего там не было!


— Ателье скоро не будет, а ты о моем духе печёшься? Надеюсь, это хорошенько тебя проучит!


Он бросил трубку, а я опустила руку с сотовым от уха, и ровно ответила в тишине комнаты.


— Уже проучило…


У меня не было выбора. Только Жанет и Маришка могли взять ателье в свои руки хотя бы на время. Мне нужен был директор, или хотя бы менеджер, который знает что такое "бьюти-бизнес", иначе ателье действительно придет конец.


Пока спускалась по ступеням к лифту, трижды кто-то пытался окликнуть мое имя, но мне нужен был воздух. После разговора с этой тварью, внутри всё перевернулось, а усталость накрыла с головой. Ничего не радовало, даже то, как красиво выглядели Елисейские поля в лучах зимнего розово-золотого заката.


— Какого черта ты здесь делаешь одна?! — я обернулась на голос Кая, от картины того, как между аллеями прогуливаются туристы, и застыла.


Натурально замерла и не могла понять что происходит. Все пятеро цветочков стояли напротив и не сводили глаз с моей фигуры.


— Нуна! Тебя Роксана второй час ищет. Вся гостиница на ушах! — холодно отчеканил Джин, а я приподняла брови и посмотрела на часы.


— Ты в своём уме? — спросил на нашем Кай, а я перевела взгляд от часов, и проследила за тем, как остальные парни уводили куда-то охрану.


— Я думал с тобой что-то случилось! Это чужая страна! Здесь полно идиотов, постоянные теракты, ходят всякие отбитые бродяги по улицам, а у иностранцев даже паспорта воруют! Я за эти два часа НАТУРАЛЬНО поседел! Теперь краситься не надо, бл***!


Кай говорил быстро, а из его рта вырывался пар из-за того, что сегодня были заморозки и довольно холодно. Черная шапка выглядывала из капюшона парки, а на подбородке висела эта глупая повязка.


— Ты нормальная? Я звонил тебе раз сто! Возьми, бл***, трубку хотя бы! Так, нет!


И только когда я почувствовала, что по моей щеке опять ползет что-то горячее, Кай захлебнулся словами и нахмурился. Проследил за тем, как слеза скатилась по губам к подбородку, а я спешно вытерла её и отвернулась.


— Повернись! — прозвучал глухой рык, и это меня разозлило.


— Ты чего на меня…


Но только я обернулась, как меня обняли и прижали к себе.


— Кай… Парни увидят, — пробубнила в его куртку, а меня обняли ещё теснее.


— Можно подумать они недалекие идиоты, и уже не догадались что между нами происходит. Кей ещё в Берлине всё понял. Так что, можешь быть спокойна. Они точно никому ничего не расскажут, и сплетни разносить не будут.


— Глупо дов… — я даже слово не закончила, а вздрогнула и всхлипнула, — Глупо доверять людям.


— Доверять не глупо, Стелла, — Кай поправил шапку на моей голове и прижался подбородком к моей макушке, — Глупость — безоговорочно верить. Что случилось?


— Я разговаривала со своим помощником, который слил эскизы ваших предыдущих костюмов Дон Мину, — пока говорила, водила пальцем по шву на его куртке и продолжала рассказывать.


В какой-то момент Кай выругался и отрезал:


— Значит, скандал с этим плагиатом…


— Вероятно, только начало, — повернулась в его руках, а меня тут же из них выпустили и прокашлялись.


Стоило только секунды, чтобы понять что перед нами два стакана с кофе на вынос, и нас окружили в буквальном смысле.


Мы с Каем стояли по центру, тогда как по бокам встали парни, а Джин протягивал мне кофе.


— Согрейся, Нуна. Губы совсем посинели. Сейчас девочки подойдут и испугаются.


— Вам нужно работать, и клип снимать, а не со мной нянчиться, — я скривилась и приняла от него стакан, кивнув в поклоне.


— Ну ты же с нами нянчишься, — спокойно ответил Кей и отпил кофе, пока Шин стал что-то насвистывать себе под нос.


— Гимн "Европы"? — я округлила глаза, а До Шик подхватил мотив и начал щёлкать пальцем.


Потом это превратилось в хор "Веревки", или аналог "битбокса" и когда подошли девочки из стаффа, мы уже заливались хохотом и пританцовывали.


— Отличный материал! — я вздрогнула от холодного и злорадного голосочка за спиной.


Все медленно и синхронно обернулись, чтобы узреть Роксану, которая стояла с обычной камерой и ухмылялась режиссёру Чхвэ.


— Елисейские поля, гимн "Европы" и "SFire" с дешёвым кофе из забегаловки в руках. Начнем с того, что ваши носы, напоминают кнопку оленя Рудольфа. При чём у всех. Мало того, вы бессовестные, ребятишки! Где кофе для Сонбэ?


На лицах парней появился такой испуг и ужас, что я не сразу поняла в чем причина.


— Решили проявить неуважение? И что с вами делать тогда?


— Сонбэ! Простите! — Кей чуть носом не упал в асфальт, когда глянул на режиссера Чхвэ.


— Эге… Гулянку устроили негодники и без нас! — пожурил мужчина, а потом посмотрел на меня, — Госпожа Корн, надеюсь всё уже в порядке?


— Да, Сонбэ. Всё хорошо, — я кивнула, и только потом заметила, что прохожие всё чаще пялились в сторону кучи народа, которая ещё две минуты назад бесплатный битбокс концерт по заявкам устроила.


— Думаю, нам нужно куда-то двигаться. Иначе беды не миновать, — хохотнул режиссер Чхвэ и забрал у Роксаны камеру.


Аппаратура сложилась в его руках втрое, и он ловко спрятал её в карман куртки.


— Есть вероятность, что и этот номер будет шикарен, Стелла. Я уже видела костюмы. Ателье "Де Женевьев" заверило меня, что всё будет готово в срок. А костюмы для концерта в Париже можно забрать уже завтра.


Роксана шла рядом со мной, и смотрела на то, как парни и девочки весело о чем-то разговаривали и делали селфи на фоне красивых фасадов домов.


— Эн рассказала, что твои проблемы дома намного серьезнее этого идиотского иска, который мы итак выиграем? Что случилось?


Я ступала по брусчатке и смотрела на то, как мои ботинки прекрасно сочетаются с её цветом. Острый носок, вельвет и натуральная меховая подкладка черного цвета.


— Эмили Паркер не просто оскандалилась на том показе, Роксана. Я прилюдно обвинила её в том, что она травит моделей и доводит их до анорексии. В нашем мире моды… — я протянула последнее слово, — …это очень серьёзные обвинения. А учитывая то, что моя модель оказалась в больнице именно с отравлением, моим словам поверили многие. Естественно эту гадину никто к ответу не привлек, но репутации светской безгрешной львицы, знакомой с королевской семьёй, пришел конец.


— И теперь она мстит? — мы встали в одного из фонтанов и продолжали говорить, наблюдая за тем, как парижане готовились в Рождеству.


Всюду яркие вывески о распродажах, красивые колоритные ёлочки и Санты, которые выглядывали почти из каждой витрины.


— Если бы только она была причиной того дерьма, которое случилось, — я повернулась к женщине и заметила её беспокойство на лице, но сама я уже приготовилась ко всему, — Может случиться так, что мой помощник уничтожит мою репутацию навсегда. Он знает обо мне слишком много, и это мой главный прокол, Роксана. Никогда нельзя никому рассказывать о себе всей правды.


— Стелла, ты обычный модельер! Что у вас там за тайны Мадридского двора? — женщина нахмурилась ещё сильнее, а я горько ухмыльнулась вспоминая всё, что обо мне знал Саша.


Но в тот вечер я не ответила ей ничего, а просто отмахнулась и постаралась забыть обо всём. И мне в этом умело помогли.


Я выходила из душа, когда дверь моего номера просто открылась. Вот взяла и открылась сама, а я поняла что в руке у Кая ключ-карта от моего номера.


Он вошёл и поднял обе руки. В одной был зажат темно-фиолетовый тюбик, а во второй универсальная ключ-карта, которой обычно пользовались горничные. Она была способна открыть любую дверь в отеле.


— Где ты взял карту? — я стянула полотенце с головы и прищурилась.


— Сказал, что посеял свою и на ресепшене… О боже! — он натурально скорчил удивлённое личико, — …Не оказалось запасного, и нам выдали то, что мне было нужно. Правда я заплатил штраф и на меня смотрел, как на дебила весь персонал, но перед моим обаянием вообще-то сложно устоять…


Он приложил руки к лицу и скорчил рожу "я неотразимый и неповторимый".


— А парни… — пока Кай продолжал игру в "кошки-мышки", я мягко вытирала полотенцем волосы и кивала в такт его словам.


— Ну, я сказал что потянул спину, и она жутко болит. Естественно, мне хрен кто поверил, потому что позавчера проблемы со спиной были у Джина и в массажный салон спускался он. Но я решил, что в нашем случае лучше отмазки тоже не найти.


— Спина, значит, болит…


Я выпрямилась, бросила полотенце на комод, и поправила то, что было на мне. Кай наконец, перестал изображать дурачка и тоже встал в полный рост, осматривая меня медленно, с ног и до головы.


— А мой номер, значит, массажный салон? Так выходит?


Он делает первый шаг и всё, что в его руках летит к чертям через спину Кая, когда второе полотенце падает к моим ногам.


— Я согласен даже на электрофорез от тебя… — мягкий хрип коснулся моих губ и, естественно, меня подкинули под бедра и всосались в грудь так, что Елисейские поля с их гирляндами стали намного ближе.


Как я полетела в покрывала не заметила вот вообще, потому что всё мое внимание занимало то, как тело и каждая клеточка пульсировала, а я моментально отреагировала на выходки Кая его руками. Ладони парня реально успевали погладить и обшарить всё, что хотели, пока я лежала под ним.


— Ты же сказал, что у тебя спина болит? — я злорадно хохотнула и прошлась по его фигуре взглядом, чувствуя как возбуждение нарастает спиралью в паху и начинает жить в кровь.


Кай поднялся и водолазка полетела на пол, а в зубах у этого чуда оказалась упаковка с резинкой.


— Ты невозможный, — натурально рассмеялась в голос, когда он выплюнул это на кровать и застыл взглядом на мне.


Мягкая ладонь легла на шею, и повела вниз, огибая линии моей груди, пока его взгляд только разгорался, с каждым сантиметром, что ладонь опускалась всё ниже.


— Не хочу… — вдруг прошептал он, и медленно вернулся ко мне, нависая сверху, чтобы поцеловать и тихо задать вопрос:


— Может без этого..?


— А ты уверен? — я ответила на ласковый поцелуй и прошлась руками по его плечам.


— Уверен… — и в голосе именно это звучало, но больше всего меня удивило, как он это спросил.


Так, словно это нечто очень важное.


— Тогда хорошо, — я зарылась руками в его волосы, и прогнулась тут же, когда он резко подался бедрами вперед.


Из горла вырвался стон, от того насколько это были разные ощущения. И насколько плавными и нежными оказались его движения, которые сплетались с нашими поцелуями, лаской и попытками дышать одновременно и смотреть в глаза друг другу. Напряжение от удовольствия только росло и с каждой секундой, с каждым вздохом, который нёс за собой стон, с каждым новым толчком это чувство росло всё больше.


Не удовольствие… Нет, оргазм не способен дать мне то, что я увидела в его глазах, когда они сужались и светились изнутри силой. Это трудно объяснить словами, но когда тебя любят, а не просто спят с тобой ради секса…


В этом есть колоссальная разница. Эти слова совершенно не сопоставимы между собой. Не тогда, когда я веду рукой по его вспотевшей коже, и ловлю мужской стон в ответ на свою ласку и наши обоюдные движения. Не тогда, когда на пике удовольствия мне улыбаются и дарят настолько сладкое чувство, что я теряюсь в этом ощущении и время для меня останавливается.


Потому что Кай двигается острее и в конце его прикосновения граничат и словно балансируют на грани боли и ласки. Они обостряют наслаждение, и продлевают его настолько, что лёгкость не покидает меня даже в кончиках пальцев.


Он поднимается надо мной, продолжая заставлять прогибаться моё тело, ведёт одной рукой по шее и груди вниз, и смотрит. Следит за каждым моим стоном и каждый раз только усиливает силу толчка, стараясь услышать моё дыхание опять. Выбить его из меня новой острой лаской. А когда не выдерживает сам, срывает мне голову своим глухим и хриплым дыханием…


"Странное чувство. Словно воздух не просто совместный, а тело одно на двоих…" — я подняла тюбик с кремом и посмотрела на Кая, который спал обнимая подушку.


"Если его не разбудить, мы попались…" — подумалось мне, когда я встала над кроватью и рассматривала, как он прячет лицо в той самой атласной подушке, которую ещё вчера я испепеляла взглядом.


— Не смотри на меня, а лечи…


— Опять прикинулся что спишь?


Кай повернулся, и только сейчас я заметила, что он действительно скривился, когда решил лечь на спину.


— И давно тебя так сильно болит спина? — я поправила футболку и присмотрелась к тому, что написано на тюбике.


— Не сильно… Просто, я подозреваю, что плохо приземлился в резервуар в Милане.


На этом месте, мой взгляд упал на его ребра и я испугалась. Всё могло случиться. Там действительно можно было сломать себе всё что угодно.


— Я вызываю доктора! — поднялась и схватилась за сотовый.


— Нет! — на этот категоричный ответ у меня был припасен не менее категоричный мат, но я прикусила язык.


— Если ты это сделаешь, Сонбэ остановит тур тут же. Я сам понимаю, что это глупо скрывать подобное, да и опасно… Но от меня зависит не только моя карьера. Если я сейчас скажу, что не могу терпеть обычную боль в мышцах, то что говорить До Шику, который однажды отскакал три концерта в Японии с вывихом в ноге?


— Ты больной? — я бросила телефон обратно на тумбу, и села на край кровати, завязывая в пучок волосы.


— Есть немного…. Недавно заболел неизлечимо, — хохотнул Кай, и заложил руки за голову, опять пялясь на меня.


— На живот ложись!


— Госпожа Корн умеет делать массаж?


— Обернись и не беси меня! — я открыла тюбик и зло кивнула Каю на вторую половину кровати.


— Слушаюсь! Только не рычи, как пантера. Страшно же…


— Не корчи из себя дурачка малолетнего. Такие травмы не шутка!


Он лег на живот, а я оседлала его зад и потянула покрывало вниз, чтобы залипнуть.


— Ты пялишься на мою спину, или массаж делаешь, женщина? — он говорил в подушку и улыбался.


— Стараюсь совместить, — буркнула, а потом и сама улыбнулась от того что происходило…


Однако, пока я мягко растягивала кожу на правом боку Кая, никто не ожидал звонка посреди ночи. Он поднялся от подушки и посмотрел на меня, а потом на свой сотовый.


Я тут же потянулась к тумбочке и дала ему телефон. А следом очень удивилась, когда меня подкинули в воздухе и с лёгкостью пересадили на кровать с таким выражением, словно кто-то умер.


— Что такое? — я схватила его за лицо, которое окаменело пока он что-то листал в сотовом, положив трубку.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Кай вздрогнул прочитав что-то, и тихо ответил:


— До Шик пропал. Его нет в номере, и Шин не может его нигде найти.


— Может пошел погулять точно так же, как и я? — заглянула в его глаза, но Кай покачал головой и дал мне свой сотовый.


На главной странице одиозного корейского паблика про звёзд, крупными буквами было написано, даже на английском:


"Ведущий танцор группы "SFire" Хан До Шик гей! О том, что музыкант придерживается нетрадиционной сексуальной ориентации есть неоспоримые доказательства. Как и в том, что у него отношения со своим же хёном и коллегой по бэнду — музыкантом Чон Шин Мином, сомневаться уже не приходится."


— Это не просто прогулка, родная! — холодно прошептал Кай, и поднялся, быстро одеваясь.


— Я иду с тобой! — я тоже вскочила и мы застыли друг напротив друга, пока Кай не кивнул и не поцеловал меня.


— Тогда быстрее, милая…

Глава 12

Я видела много хейта и сплетен, которые направлено уничтожали репутацию публичного человека. Но я ещё ни разу не видела, СТОЛЬКО дерьма, которое вылили за эту ночь на голову обычного парня.


Да, До Шик был манерным. Да, он выглядел необычно, и местами по-ребячески и детски себя вёл. Да, парни не редко заигрывали на камеру. Но спустя всё то время, что я провела рядом с ними, мне чётко стало ясно, что это не должно значить нетрадиционные отношения.


Для меня, признаюсь, по началу было слишком дико за этим наблюдать. Но потом я привыкла и меня в принципе не интересовало с кем у этого мальчика отношения. А До Шик именно что был ещё мальчиком, как и Шин. Это не странно. После нескольких ликбезов от Эн и Роксаны, я узнала ещё и то, что большинство корейцев женятся и заводят серьезные отношения ближе к тридцати. Живут обычно с родителями, и домой баб не водят. От слова "совсем". В хату приходит только будущая невестка и девушка, на которой парень твердо решил жениться.


Нравы у этих людей очень строгие. Не все так живут, но социум диктует именно эти правила.


Тогда что за херь творилась этой ночью? Почему у меня волосы на голове дыбом вставали от бесконечных комментариев на странице парней в "инста" с таким хейтом, что я бы лично за это сажала в каталашку пожизненно.


Пока мы объезжали весь округ Парижа, в котором была наша гостиница, я успела начитаться такого, что уже сама поседела от подобных слов в адрес парней в сети.


Хоть перевод в Инстаграм и Фейсбук и кривой, но слова "умри","позорище", "грязь наружу" оказались переведены дословно.


— Роксана… — я третий раз просматривала и сайт, и соцсети группы и мне уже не то что тошно было, я не знала где мои брови — на лбу, или оказались на макушке?


— Не удивляйся так, — женщина укуталась в парку сильнее и прикрыла с досадой глаза.


Микроавтобус пятый раз проезжал по проулку и мы то и дело всматривались в ночной Париж.


— Что значит "не удивляться"? Это что, мать его, за писанина? Они же смерти человеку открыто желают! Это что, нормально, по вашему?


Кай продолжал говорить с парнями по сотовому, а на его лице всё чаще проступал испуг.


— Это не первый раз? — я откинула телефон и сложила руки на груди.


— Нет. И с каждым разом напор этих людей всё сильнее. Проплачено это или нет, мы не узнаем никогда. А чтобы отследить все страницы хейтеров — нужно привлекать Пентагон. Это невозможно, Стелла, — ответила Роксана и тут же подняла трубку, посмотрев на меня и вслушиваясь в то, что говорили на том конце провода.


— Понятно! Хорошо, Снежа. Держи меня в курсе.


Она закончила и посмотрела на Кая, который тут же обернулся к нам.


— Снежка сказала, что пушку пустил кто-то совершенно левый, и у него якобы есть ваше видео из норэбан в Каннам, где вы праздновали День Рождения Шина весной.


— Там ничего такого не было. Кроме нас в норэбан была только охрана в тот вечер. Сонбэ и остальные в Японии на гастролях были, — нахмурился Кай, и стал смотреть в одну точку.


С каждым таким его взглядом у меня мороз по коже гулял и становилось холодно. Совсем…


— Мы найдем его, Кай.


Мой уверенный голос заставил его поднять взгляд и там я увидела нечто, что меня испугало ещё больше.


— У До Шика это не первый случай травли. Он полгода проходил реабилитацию у психотерапевта. Не просто психолога, Стелла, — Кай не говорил, а шептал так, словно жутко напуган.


— Я правильно сейчас тебя поняла? — убито округлила глаза, и он кивнул.


— Мать До Шика тяжело больна. Всё это время он не просто работал. Он фактически брался за всё, что ему предлагал Сонбэ лишь бы тот продолжал оплачивать лечение омма. У нас лечение очень дорогое, фактически неподъемное для бедного человека, если ты болен онкологией.


— По итогу с этого всё и началось, — Роксана протянула Каю бутылку с водой и покачала головой, — Парня стали травить, думая что Сай специально выделяет именно его. Но на самом деле Шин Сай давал возможность До Шику чувствовать, что это он помогает матери, а не Сонбэ делает ему одолжение.


— Вы шутите? За что травить? За работу? — я натурально раскрыла рот, и наконец этот момент наступил!


Мне объяснили, мать его, в чем причина того, что Дон Шмин с ума сходит!


— Менеджер, который избивал Джина и До Шика это продюсер Ким Дон Мин, — Кай отпил воды и закрутил крышку на бутылке.


"Значит, вот где собака зарыта? Эта тварь мало того, что парней избивала, так теперь ещё и эту грязь развела?"


— Когда Сай сформировал группу Лиен Хо, парни уже тренировались в нашем агентстве. Расторгли контракт с Дон Мином и только подписали с Саем. В это же время из-за интрижки Лиена с японкой, Эн на время оставила гада в покое, чтобы удалить проблему Лиена и девицы лёгкого поведения. Это и стало нашей ошибкой. Дон Мин собрал такую грязь на наше агентство и вылил в сеть, что Сай был готов задушить его голыми руками. Я редко видела его в таком состоянии. В последний раз, когда мы сами чуть не погибли от рук сасэн. Но Энджела еле его удержала от ещё больших проблем. А они были бы… Потому что Джин еле выкарабкался из депрессии. Но если он сильнее, то До Шик…


— Как маленький ребенок… — закончила за женщину, а мне стало так больно и обидно за парня, что проступили слезы.


— Успех имеет последствия всегда. Людям всегда неймётся, если кто-то добился чего-то сам и преуспел больше, чем другие. Когда До Шик стал встречаться с девушкой, я думал всё наладится, и она ему поможет. Но и она… — Кай сжал ладонь в кулак, а я задала весьма щепетильный вопрос.


— У него есть девушка?


— Если её таковой можно назвать. Этот идиот с неё пыль сдувает, а она уже трижды его бросала, а потом когда у неё заканчивались деньги, возвращалась обратно, — сухо ответил Кай.


— Это…


— Су Хиль, Стелла, — отрезала женщина, а у меня отняло дар речи и мне уже было пофигу, что подумает Роксана.


— Так я не поняла! Цветочек ты мой, она ж за тобой бегает! Или я в чем-то ошибаюсь? — нахмурилась, а Кай передёрнул плечами и промолчал.


— И это ты мне что-то говорила про тайны Мадридского двора, Роксана? — я повернулась к женщине, а она развела руками и сказала:


— Так, а что ты хотела? С кем им встречаться, если они круглосуточно либо в репетиционном зале, либо на записи, либо на съёмках шоу и клипов? У них нет времени искать кого-то на стороне. Кроме того, такая жизнь сближает. И если люди нравятся друг другу, то и результат понятен.


"Ну-ну… С этим я пожалуй, должна согласиться…" — стрельнула взглядом в Кая и тяжко выдохнула.


И только мы свернули в поворот обратно к гостинице, как на мои глаза попала фигура, которая сидела в парковой зоне на лавочке.


— Стойте! — постучала по сидению водителя, прикрикнув на английском, и первым из машины, как только мы остановились, выскочил Кай.


Он то и пошел в сторону парка, пока мы с Роксаной молились, чтобы это был До Шик.


— Это он… — облегчённо выдохнула женщина, а я сцепила руки в кулаки и уверенно почесала в сторону парней.


"С подобным детсадом нужно заканчивать, иначе их уничтожат! Морально растопчут людишки со слишком высоким ЧСВ…"


Кай обнимал До Шика за плечи, пока тот что-то быстро ему говорил. Но как только в поле зрения парня попала я, он тут же отвернулся и стал обтирать перчатками лицо.


— Сколько стоит твоя жизнь? — мой голос звенел сталью.


Услышав мой вопрос, парень вздрогнул всем телом, а Кай ошарашенно привстал, округлив глаза.


— Я повторяю вопрос — сколько я должна заплатить за твою жизнь?


— Стелла, что ты несёшь? — рыкнул на русском Кай, а я подняла руку и оборвала его:


— Помолчи, пожалуйста, и доверься мне!


Кай свёл брови над переносицей и посмотрел на До Шика, который повернулся обратно с таким лицом, словно я его оскорбила.


— Ответь на вопрос! Ты же начитался пожеланий о своей смерти от пустых и больных на голову людей, и сидишь плачешь! Значит, совершенно не ценишь свою жизнь! Ведь если посреди ночи сбежал — очевидно, это дерьмо, которое пишут неудачники, сидя на диване, или обрастая жиром перед монитором, считаешь правдой?


— Ты не понимаешь… Это больно… Такое…


— Пустые слова! Зловонное дерьмо, которое и рядом не стояло с тем парнем, которого знаю я! С человеком, который выходит на сцену с синяками под глазами, потому что полночи музыку писал на стихи Джина! Поправь меня, До Шик, и скажи наконец, твоя жизнь стоит как тонна навоза? Или может у неё нет цены? И не стоит обращать внимания на тех, кто привык всё покупать, и ты для них лишь товар на продажу?


— Нуна… — обалдело протянул парень, а Кай еле заметно улыбнулся и посмотрел в мои глаза, прищурившись.


— Что "Нуна"? Ты какого черта так испугал нас? Ладно, я девушка, проветриться пошла, потому что думала половину гостиницы разгромлю. Но ты-то мужик! С чего это всё?


— Они написали что наша музыка второсортная! И это… Мы с Шином никогда даже повода не давали вообще! Даже если и так! То почему…


— Потому что люди жестоки, До Шик. Они готовы разорвать на части любого, кто не угоден толпе. Половина из тех, кто это писал, подобны стаду баранов! Кто-то один начал и понеслось. Им некуда негатив отдать! Вот они и травят всем коллективом. Кайфуют от этого, а в итоге уничтожен ты.


— Я это понимаю… Но я устал, — он начал перебирать в руках перчатки и смотреть только на свои руки, — Умом. Но потом, когда я один, это чувство меня добивает. Это же не первый раз, когда на нас так нападают.


— А причину ты понимаешь? — за моей спиной послышался не менее стальной голос Роксаны.


— Агашши… *(Госпожа…) — До Шик выдохнул это и покачал головой.


— Причина в том, что вы можете стать лучшими. Все, без исключения, кто попадал в руки Ли Шин Сая, через год рвали все чарты! Просто сметали всё на своём пути, а ты решил из-за идиотских слухов поставить на кон ваш контракт с американским агентством?


— Что?! — даже Кай вскинул брови к верху, а я ухмыльнулась и про себя щёлкнула пальцами.


"Вот знала я, что неспроста этот тур и такая таинственность. Конкуренция есть в любом бизнесе. А в этом без нее просто не могло обойтись. Кем бы эти артисты ни были по национальности, бабки платят лучшим…"


— Я вам этого не говорила, но скажу одно — не начнёте плевать на эту мразь в трико, которая вставляет вам палки в колеса — упустите возможность стать артистами американского агентства и добиться реального успеха. За вами наблюдают всё это время. И от того, как вы справляетесь с подобными вещами тоже многое зависит, До Шик.


Парни переглянулись и нахмурились, но не успели ничего ответить, потому что по аллее в нашу сторону бежали остальные. Кей с размаху обнял До Шика, а потом и другие парни навалились на них, начав что-то быстро шептать на корейском.


Кай прошел мимо меня и остановился, смотря на эту картину. Что-то в его взгляде, когда он проходил мимо мне не понравилось. Глаза похожи на пустые. Он смотрел так, словно задумал что-то очень не хорошее.


Я тихонько сделала шаг вперёд, и смотря на то как Роксана уходит в сторону гостиницы, нащупала вначале рукав парки, а потом и вовсе нашла ладонь Кая.


Он тут же схватился за мою руку за спиной, и громко втянул воздух через нос, переплетая наши пальцы.


— Не делай этого… — тихо прошептала, на что его рука сжалась только сильнее и стала дрожать.


— Почему люди не думают о том, как просто уничтожить чужую жизнь? — он продолжал смотреть на парней, и мягко погладил мою ладонь.


— Не знаю… Но прошу тебя, не трогай этого хмыря. Ты пострадаешь, и парни вероятно тоже.


Кай промолчал и ничего не ответил, а я закончила:


— Иди к ним! Я пойду в номер.


Отпуская его руку, я жалела что не могла обнять его. Ведь видела, что Кай слишком сильно переживал из-за ситуации вокруг До Шика.


Эти парни… Кай… Они дали мне возможность осознать некоторые вещи, которые раньше для меня были сродни глупости. Я не обращала внимания ни на хейт, ни на травлю в сети, ни на то, чего могут стоить обычные слова, когда человек постоянно подвержен прессингу и критике.


Поэтому я встала утром, и уже в ванной напротив умывальника, всмотрелась в свое отражение.


Мне нужно поставить точку в том, что было до этого момента! Ведь очевидно, что Задорожная взяла верх, и у неё поджилки трясутся за этих мальчиков. Не просто за самого Кая. Они стали все мне дороги. И настолько, что я сама пребывала в шикарном диссонансе со своим мозгом и сердцем.


Первый кричал: "Езжай в Киев немедленно! Брось этот контракт, иначе ты потеряешь всё!"


Второе отражалось в моих глазах воспоминаниями этих месяцев. Это невообразимое чувство, когда ты как шизофреник живёшь в двух реальностях. В одной — ты успешный модельер с такой репутацией, что руку в рот не клади, останешься без половины туловища. А в другой — ты обычная девушка швея, которую охмурил простой парень с микрофоном в руке. Ведь мы люди с Каем. В нас нет ничего необычного.


Я могла бы колупать мозг без вилки и дальше, если бы не приехала в ателье этим утром и не обомлела от результата работы французов.


— Идеально! — выдохнула и замерла.


Мы зашли в белоснежный салон с черными элементами в декоре, и я застыла в зале за ширмой, которой служило тяжёлое бархатное, красное полотно.


Франция — страна роскоши и ароматов.


И передо мной стоял цветник из Парфюмеров. Белые костюмы с нашивками из золотых элементов, не просто притягивали взгляд. Парни словно освещали собой весь зал.


Роксана стояла у черного кожаного диванчика и попивала кофе, пока не заметила меня и не ухмыльнулась.


— Это идеально! — я уверенно обошла каждого из парней, наблюдая как Ариэль с Рапунцель помогали поправлять костюмы работницам салона.


Француженки, надо заметить, залипли не меньше, чем я. Мне показалось, что девушки вообще растерялись, смотря на парней.


— Лондон это оценит, — Рося подмигнула мне, а я прикинула какую оценку даст Париж "Феррари" на сцене и тому, что будет надето на парней тут.


— Нуна! Это определенно невероятно! — выдохнул Джин и поправил свою жилетку под пиджаком, — Даже обувь белого цвета.


— Мы как ангелочки! — Шин хохотнул и мило улыбнулся девушке, которая расправляла его рукава и сверяла их длину с мерками.


— На то и расчет. Вы должны быть разными, — я улыбнулась и продолжила осматривать каждого.


Всё было так, как я хотела. Ничего особенного, но в том и смак, что это изысканно. Если в Берлине и Милане это были кители, в Риме чистая агрессия, то дальше должна быть мужская харизма и лоск.


— Я так понимаю с этими костюмами вопрос решён? — Рося открыла планшет и стала отмечать в нем выполненные задачи.


— Ты делаешь мою работу, — подошла к ней, пока цветник осматривал себя у огромного зеркала во всю стену зала.


— Я для того сюда и приехала. Как ты думаешь, Сай бы скинул на тебя всю эту работу? — она ухмыльнулась, а я решилась задать личный вопрос.


— А с кем остался малый?


— Как это с кем? — Роксана натурально злорадно хохотнула и ответила, — У него есть папа, который знает даже как подгузники менять. Плюс, скорее всего, господин Хан в коттедже Сая и Эн. Ему скучно, и когда я уезжаю, он постоянно у них.


Я кивнула и проследила за тем, как парни вернулись в примерочную. Только вот я не поняла за каким хером туда пошла Ариэль, когда все, включая Рапунцель остались с нами.


Девушка поплелась за Джином, и что-то пыталась ему рассказывать по дороге к примерочным. Парень явно не очень хотел с ней говорить, но она все равно упорно шла вслед за ним.


— Скажи мне одну вещь, Рось? — я сложила руки на груди и прищурилась.


— М-м-м? — женщина только кивнула, продолжая смотреть в планшет.


— Почему Су Хиль до сих пор работает в стаффе, если ясно, что она может стать проблемой.


— Ты точно такая же проблема, как и она, Стелла. Ведь я тоже не слепая.


"Вторая баба из этого агентства пытается меня оскорбить, при этом не оскорбив, потому что права…" — я повернулась к ней и мы встретились взглядами.


— Эта девочка немного ветрена, и я вижу что она явно тебя раздражает. Но скажу так — личное не должно касаться работы. Она прекрасный визажист и стилист. Закончила не просто курсы. Су Хиль училась при очень серьезной студии и получила диплом университета. Поэтому, когда вопрос стоит в чистоплотности работника, мы пытаемся упускать эти моменты так, как можем, лишь бы они не мешали работе талантливого специалиста в агентстве. Конечно Сай вечно ворчит, что это неправильно. Но мы не можем выгнать её лишь за то, что она крутит одним парнем, а бегает за другим. Это личная жизнь. И я в этом преступления не вижу. До Шик сам виноват. Не позволяй он этого с самого начала, как Кай, она бы не вела себя так с ним.


В моем кармане завибрировал сотовый и я посмотрела на экран. Жанет сказала, что будет звонить только в крайнем случае, если произойдет что-то очень серьезное.


Поэтому я кивнула Росе, и пошла в сторону пустующих кабинок, чтобы спокойно поговорить с подругой и понять, что происходит дома. Посвящать в свои проблемы Роксану я не хотела, потому что если у меня такая ситуация дома, то это тень на мне, как на надёжном работнике. Потому решила, что этот дурдом я распущу сама и в ближайшее время.


Отвернула ткань и уселась на пуф в кабинке, подняв трубку.


— Да, Жанет.


— Салют кореенутым! Я с последними сводками из поля боя. Здесь просто коллапс без твоей задницы, красотка. Такого я не видела даже в киношках, подруга.


— Ближе к делу, сладкая, — я откинулась на стенку кабинки и положила ногу на ногу.


— Клубничка, скажи-ка мне, ты давно просматривала свои налоговые декларации?


— Перед тем, как уехать, я сделала это трижды, — тут же ответила и начала рассматривать свой маникюр.


— А счета и кредитный баланс?


— Жанет не тяни и скажи уже, что это чмо ещё и отобрало меня, — я расправила руку и поняла, что нужно бы сходить на коррекцию — с ногтями скоро будет беда.


— Нет, ну не всё так плачевно. Тут проблема в другом — ателье готовится к новому показу в Киеве, а бюджета на это нет, мало того, я вообще не понимаю, как это всё сделать без тебя.


Я прикрыла глаза и начала потирать переносицу.


"Не хочу уезжать… Не хочу и не стану. Как подумаю, что это всё закончится — в грудь, словно гвозди вколачивают… Не хочу бросать его…"


— Что с моделями? — резко задала вопрос, а на том конце хохотнули:


— Таки залезла в штаны! Я так и знала, что рано или поздно твою задницу кто-то возьмёт в свои руки. Он хоть живой? Или ты уже всё с него сцедила?


— Жанна, бл***!


— Ладно-ладно! Я наоборот рада, что моя девочка счастлива настолько, что ей абсолютно насрать на свой собственный бизнес.


— Что с показом? Прости, но я реально на взводе. А ты взялась за это за "Спасибо"… — я повторила с вопрос, но всё-таки поблагодарить нужно не только деньгами.


— Карамба! Корн и говорить "спасибо". Слушай, а этот цветник на тебя благоприятно повлиял. Яд сцедили, чи шо?


— Жанет… — устало выдохнула, и мне тут же ответили:


— Девочки и мальчики готовы. Они уже трижды проходили примерку, и на днях Маришка устроит им пекло. Денег конечно, на это мероприятие уйдет немерено, но это же показ Стеллы Корн! Найдем!


— Где этот червь? — я сжала руку в кулак, а Жанна умолкла.


— Я до сих пор в шоке от того, что произошло, сладкая. Но это пиз****! Он уже дал три интервью! Даже "Вива" взял у него короткое пояснение. Это скандал на весь киевский бомонд! И выставляет он тебя, как тирана, который даже не погнушался бы избить моделей. Мразота!


— Забей! Мне главное, чтобы это не вышло за пределы нашей прессы. Найми кого-то, чтобы контролировал это дерьмо. Есть кто?


— А что тут контролировать, если у тебя в ателье уже поселились три мужика, которых направил твой звездун работодатель. Один кстати такой красавчик. Наш. Кирилл зовут, но женат. Вот вечно мне с мужиками не везет.


Я привстала и зло выдохнула:


— А с самого начала ты не могла это сказать?


— А что говорить-то?! Я думала ты знаешь, что красавчик, которого Маришка слюнявит до сих пор, прислал своих людей.


— Это не Сай! — я накрыла лоб ладонью, встав и обернувшись к зеркалу, в котором отражалась я, а потом в кабинку на ходу влетел Кай.


И я округлила глаза и чуть не выронила телефон из рук.


"Ну естественно! Как же! Опять в закрытом узком пространстве приключения! Это карма!"


— А кто? — переспросила Жанет, а я продолжала смотреть на офигевшего Кая, который явно пришел сюда переодеться в тот самый костюм для завтрашнего концерта.


— Его жена! — быстро ответила, и бросила на прощание, — Мне нужно бежать! Потом поговорим.


— Э! Стой!


Но я нажала быстро "отбой", потому что телефон уже падал на пуф, а меня развернули к себе одним резким движением.


— Ты как тут очутился? — я проглотила слюну комком, смотря на то, как в вырезе наполовину расстегнутой рубашки белого цвета, играет на контрасте кожа Кая.


Лампа над головой светила слишком ярко. Да так, что я очень хорошо видела, как свет играет тенями по его фигуре, волосам и лицу.


— Это я должен спрашивать, что ты здесь делаешь? — Кай стал поглаживать мою спину обеими руками и нагнулся к уху, разговаривая так, чтобы нас никто не услышал.


— Тебя видел кто-то по дороге сюда?

Только один этот вопрос заставил ощутить, как на моём лице расплывается ухмылка.


— Возможно… — протянула шепотом пробираясь ладонями под ткань рубашки и медленно стягивая её с плеч Кая.


Всё это время он мягко вытаскивал мою водолазку из джинс и следил за тем, что я делаю.


— Так "возможно"? Или никто не видел? — мягкое дразнящие касание его губ к моим не было чем-то новым, но понимание того, что я уже стащила с плеч Кая рубашку, и она упала позади нас на пуф, придало этому ощущению такой остроты, что импульс током прошел по всему телу.


— Это не слишком для такого правильного мальчика? — задала вопрос и мы замерли, а Кай опустил взгляд вниз.


Он смотрел на то, как ткань водолазки ползет под его руками всё выше. Ладони парня вели по коже верх, а за ними словно волна тепла плыла. Всё происходящее было настолько медленным и нереально притягивающим, что лично мне уже стало плевать, что от коридора в общий зал нас отделяла только тряпочка тёмно-синего цвета из промышленного бархата.


— Иногда правильные мальчики, любят плохих девочек, — хрипло закончил Кай и вжал меня зеркало, начав новый виток массажных процедур ртом. Пока языки мягко повторяли движения, тела буквально приклеились к друг другу и повторяло то, что творилось внутри нас.


Огонь разгорался не просто быстро, а настолько, что движения стали порывистыми, быстрыми и сильными. До боли… До дрожи… И до температурного дурдома. Мне казалось, что я в солярии, и мою кожу обжигает ультрафиолет. Но это был не он. Это был жар от тела Кая, от его дыхания и прикосновений. Разны. Ртом, руками, телом, дыханием, звуком голоса, запахом и своим видом.


Водолазка упала сверху на рубашку и там же оказался ворох тряпок красного цвета, которые Кай притащил с собой.


Он отпустил мои губы, и дал возможность отдышаться, смотря в мои глаза.


— Ты знал, что я тут, — я прищурилась и уловила хитрый блеск в его глазах.


— Естественно.


— И пришел сюда…


— Намеренно.


— А если…


— Плевать. Хотя у них есть чем заняться! — отрезал Кай, а я закрыла глаза и прислушалась к тому, как мы тяжело дышим.


Пока я водила руками по его плечам и крутила волосы Кая между пальцами, он медленно расстёгивал молнию на моих джинсах.


— И чем же? — я открыла глаза и стала дышать намного глубже.


Ноги прямо сводило от сладкого, тягучего чувства, которое и доводило меня до исступления.


— Джин врубил прямую трансляцию, и они все возле его кабинки, — руки Кая пробрались под лямки моих джинс и стали тянуть ткань плавно вниз.


Приятное чувство, когда кожа прикасается к коже, и будто передает общее на двоих тепло. Немного вспотевшие ладони словно "плывут" по ней, а в глазах напротив это рождает натуральный блеск. Кай прямо балдеет от того, что делает, и это приносит удовольствие и мне. Ему хорошо, и мне ещё лучше. Ещё слаще и ещё кришесноснее.


— И долго это…


— Нам хватит времени! — резкий и тихий ответ, который завершился тем, что меня повернули к зеркалу лицом и надавили на спину горячей ладонью.


Вначале рука погладила позвоночник, а потом плавно прошлась по ягодицам, стягивая джинсы ещё ниже.


— Знаешь, — Кай посмотрел на меня сквозь зеркало и мягко целовал левое плечо, пока во мне все жилы скрутило от желания и возбуждения.


Он убрал руку и опять поднял взгляд, когда его губы оказались у моего уха.


— Это будет охренительное чувство выходить на сцену в этом костюмчике и понимать ЧТО я вытворял в нём с тобой! — он грубо насадил меня на себя, схватив руками за талию, а мне еле удалось сдержать вскрик от того, как остро удовольствие прошило всё тело.


— Это будет экстаз, сладкая, — он прижал меня сильнее к груди, обвив за талию рукой и продолжал смотреть в глаза сквозь чёртово зеркало, в котором эта картина доводила меня до чистого кайфа.


Потому что его тело выглядело идеально, и то что я видела перед собой только усиливало наслаждение.


Кай двигался жестко, резко и с силой дышал в мои губы, целуя и заглушая шум, который мы издавали. Стоны, которые иссушали моё горло.


— Так ты… — Кай с силой подался вперёд снова, и прижал меня сильнее так, чтобы я почувствовала, как он пульсирует внутри и дотягивается до самых желанных точек, — Умеешь мурчать…


Он снова начал двигаться и только усиливать темп, чем действительно заставил буквально мычать в его губы и хвататься рукой за его руку, которая уже держала моё лицо и ласково сжимала.


Очень захотелось пошуметь, потому что это настолько остро-сладко, что глаза закатывались от каждого толчка и движения во мне. Лёгкость волной прошила дважды, пока я не услышала ответный хриплый выдох Кая.


Именно эта картинка была перед моими глазами, спустя ничтожных пятнадцать минут, что я отсутствовала. Нет, я предполагала что такое может случиться, но и не могла представить, что за десять минут меня можно довести до состояния овоща, желающего нежиться только в теплой ванне и не вставать оттуда примерно час.


— Так как? Утверждаю костюмы? Стелла?


— А… Что? — я обернулась к Роксане и положила сотовый в карман.


Подняла голову вверх и лучше бы, мать его, этого не делала. Кай стоял в красном строгом костюме и смотрел тупо на меня. Вокруг, конечно был цветник, но что мне сейчас это всё, когда я хотела сцапать своё чудо и закрыться с ним в какой-то берлоге на неделю примерно.


"Итак подведем итог. Это сраная любовь. Принимай гостью в своем доме и смирись, Задорожная! Ты его любишь. Только любимому мужчине ты бы позволила проделать такое в примерочной посреди салона в белый день. Хорошо что хоть камер там точно нет! А то ведь хоум-видео обеспечено!"


— Да, всё в порядке! — прокашлялась и взяла бутылку с водой со стола, чтобы выпить хоть что-то, что могло снизить градус в теле.


"Жарко… Мать его, как же жарко…" — причитал мозг, а по телу до этой поры бегала испарина — то вверх, то вниз.


Когда мы вечером вернулись в гостиницу, я не просто сбежала! Я буквально умчалась в свой номер и только залезла в душ, как дверь ванной открылась, и пока по мне бежала вода, я будто больная смотрела на то, как Кай, как ни в чем не бывало, разделся и залез ко мне со словами:


— Подвинься, сладенькая, — он встал ко мне спиной под струи воды, а я офигевше прошептала:


— Ты что тут забыл? Это уже…


— Я не закончил, то что начал как следует, — ответил Кай, а потом нашарил мои руки за своей спиной.


Он потянул меня и прижал к себе со словами:


— Я соскучился…


— Ты наглый и совершенно несдержанный, оказывается, — прижалась к спине парня лбом и мягком поцеловала уже успевшую покрыться каплями воды кожу.


— Какой есть… Не нравится?


— Даже слишком… Нравится… — прошептала и посмотрела вверх, когда Кай повернулся.


Я думала что сейчас последует ответное признание или хотя бы какие-то слова. Но этого не случилось.


Взамен это не говорили, а показывали…


На следующий день я поняла, что за своими амурными бабочками в одном месте не замечала того, что До Шик до сих пор ходил подавленный. Хоть в сети уже была почищена вся грязь о нем и парнях, это не отменяло того, что мы с ним стали словно заложниками одного человека. Он смотрел как его девушка носится рядом с моим парнем.


Феерия клинической идиотии!


"Ко всей психопатии этой ситуации, мне только проблем к русалочкой Ариэль не хватало!" — тут же добавил мозг.


А они всё больше бросались в глаза, потому что Су Хиль пошла в наступление. Она постоянно приносила кофе только Каю, терлась рядом без конца настолько явно, что даже Рапунцель начала её одергивать.


"АккорХотэлс Арена" — огромный крытый стадион, который завораживал внешней архитектурой, а внутри вместительностью и масштабами того, что должно было произойти уже этим вечером.


Гримерки находились прямо под сценой, которая напоминала огромное сооружение в футуристическом стиле. Все софиты и световые установки двигались невообразимыми панелями над подиумами, и складывались порой, как карточный домик. Либо сами платформы фактически на цепях поднимались вверх.


Нереальная и совершенно обезбашенная конструкция явно стоила того, чтобы выкатить прямо на неё черный "Феррари", за рулём которого будет Джин, пока на крыше будет стоять Кай и держась за цепи, специально прикрепленные к корпусу автомобиля, петь.


Но прежде чем увидеть это, мы с Росей решили, что До Шику, который третий день ходил, как робот, нужно поднять настроение хоть немного.


Ничего умнее, естественно, две здравомыслящие бабы придумать не могли.


— Ам… А… А… А… — мы встали посреди гримерки и я посмотрела на Росю.


Нет, ну практически в голове эта затея не выглядела, как всплеск заболевания идиотизмом. Однако, всё-таки на то было похоже сейчас.


Мы вытащили из-за спин натуральные, мать его, помпоны, как у девочек из американских киношек и подняли правые руки в синхрон.

Цветник застыл у зеркал и начал смотреть друг на друга с открытыми ртами. Этим занимался и стафф.

Но что поделать? Двум пубертатчицам явно не хватает острых ощущений, поэтому мы переглянулись с Роксаной снова, скорчив самые глупые и милые лица.

Уже этот факт заставил усадить обратно в кресло свой зад Джина, а остальные просто хлопали глазами, как немного пришибленные.

Особенно мне понравилось, как Кай начал кашлять в кулак и покраснел. Ну, учитывая какие мачо перед нами стояли, родина нас за этот позор не забудет!


Я взмахнула помпоном и мы начали:


— Джин, До Шик и Шин, Кей и Кай!

Вместе с нами подпевай!

Видишь ты! Вижу я!

Качай! Качай! Зал качай!


И так примерно три раза во все горло. Нет, ну мне даже понравилось, и я вот честно и искренне делала вид что почитываю рэп.


Мы закончили свои манипуляции руками и телесами. Очень кстати неплохо так задом покачали.


А итог…


Идиот До Шик расплакался и полез к нам обниматься! И это за десять минут до выхода.


— Нуна-а-а-а-а…


— Стоять! Кто мужик?! — шикнула Роксана у его носа, и парень застыл.


— Я!


— Грим потек! Тебе на сцену… Мы не для этого…

Но она даже не успела закончить.


— Кумапсымида!!! *(Благодарим!!!) — я аж подпрыгнула от этого рыка в пять голосов.


Если бы после такого позора у всех не отвисла челюсть от того, что они творили на сцене, я бы их прибила. Даже свой Цветочек не пожалела бы!


Но всё прошло идеально. Всё стало настолько совершенным, что это чувство и ослепило нас всех. Заставило забыть на время, что есть люди, которые откровенно купаются в своей ненависти.


По краям платформы поднялись оградительные конструкции и стала подниматься перегородка. Люди в зале замерли, гул голосов стих и послышался рев мотора. Это море из алых светодиодных вспышек перед сценой завораживало настолько, что у меня сердце отбивало набат в груди.


Зрители правда ждали парней. Это заставило почувствовать счастье. Я менялась и то, что происходило вокруг и есть причина моих изменений.


Они выехали на сцену и эффект был достигнут. Полный дурдом по всем трибунам, клубы дыма, которые только усиливали эффект. Пять мужиков в красных костюмах, на которых крепились накидки справа по руке, не просто отработали. Они отдались этому сполна.


Но вот одна деталь, меня очень смутила и не дала досмотреть номер клумбочки до конца спокойно.


"О-ба-на… Привет подруга дней моих суровых!" — я поправила кепку и невзначай повернулась от прохода от кулис на сцену, где музыка гремела так, что дрожал пол.


Су Хиль стояла за другим поворотом и с кем-то говорила. Постоянно стреляла глазками по сторонам и явно не хотела, чтобы кто-то её заметил.


Но только я хотела подойти ближе, как ко мне подошла Рося, и кивнула нахмуренным взглядом, мол: "Что такое и чего ты тут делаешь?"


На что я показала туда, где только что была Ариэль, но девушка уже скрылась.


"Странно… Вот это уже не просто настораживает…"


Хотя ровно через час у меня из головы вылетело всё! Потому что господин Ли изволил делать подарки на католическое Рождество.


Мы все собрались в гримерке и смотрели на экран монитора. Там отражался мужик в простой мастерке "nike" и трениках.


— Китай? Рождество в Китае? — хохотнула Роксана, а Сай кивнул.


— Джей прилетит со мной и Эн, Рокси. Все прилетят. Нечего вам торчать во Франции на праздники, если до концерта в Шотландии ещё две недели. Клип отсняли. Фотосет провели, а само выступление шикарно. Можно отдохнуть.


Я опустила голову и выдохнула. Это даст мне возможность махнуть домой и хоть немного привести в порядок свои дела.


— Стелла? Вы с нами? — вдруг послышался вопрос, и все, кто был внутри обернулись ко мне.


— Вообще-то я хотела… — но в этот момент мой взгляд упал на Кая, который нахмурился, и явно ждал от меня другого ответа.


— Да. Я поеду с вами, господин Ли.


— Сай, Стелла. Можно просто Шин Сай, — улыбнулся мужчина, а потом продолжил уже для всех, — Увидимся тогда в Шанхае через три дня. Будьте осторожны в пути.


— Нэ, Сонбэним! *(Да, наставник!) — прозвучал слаженный ответ и связь оборвалась.


— Ну, подруга. Теперь точно "добро пожаловать в семью". Это Рождество мы запомним надолго. Никакого снега, плюс двадцать и ненормальные мужики, которых выпустили на отдых. Готова?! Я уже нам сочувствую!


Мы с Роксаной переглянулись и рассмеялись открыто и в голос.

Глава 13

— Здесь реально даже жарко, — я расстегнула куртку и посмотрела по сторонам.


Пока мы стояли в терминале поодаль от остальных и ждали приземления борта агентства из Сеула, люди на нас мало обращали внимания. Ну что можно взять с таких же азиатов, одетых совершенно обычно, подобно туристам.


Вокруг свисали гирлянды, а сам терминал вмещал в себя ёлку, украшенную на западный манер. Всё было похоже на то, что и китайцы празднуют Рождество. Это странно, но как мне пояснила Рося, по большей части этот праздник носит форму моды и развлечения, а не какие-то сакральные штуки. То бишь они просто переняли его подобно тому, как мы Хэллоуин у америкосов — чисто для развлекухи.


— Плюс двадцать, влажно и плотный смог по утрам и вечером. Без маски ходить не рекомендуют, — Рося посмотрела на часы и начала заметно нервничать.


Отчасти мне это было понятно. И если честно, я немного пугалась того, как Роксана относилась к своему материнству. Они с Эн, как маньячки. Если и я такой же буду, то это реально пугает. Женщина за полчаса нашего ожидания просто не находила себе места.


Когда я не выдержала и решила её успокоить, все повскакивали с сидений лавок, на которых мы ждали, и похватали свой багаж.


Ну что ж. Это нужно было видеть. Из коридора таможенного досмотра вначале выбежало две девочки, которые стали оборачиваться по сторонам, держась за руки. Одной было уже лет двенадцать, а вторая кроха совсем в сравнении с ней, но одеты были девчонки в одинаковые куртки белого цвета и явно напоминали мне одного немало известного мужчину, который как раз вышел следом за ними в терминал и позвал к себе.


— Джей… — с облегчением вздохнула Рося и помчалась в сторону второго мужика, который в капюшоне и маске, вышел следом за Саем с ребенком на руках.


Мальчик бил мужчину в грудь рукой и показывал на Росю, которая уже почти дошла к ним, и тут же взяла малыша на руки.


А следом поздоровалась с Эн, которая сняла свой капюшон и найдя меня взглядом тепло улыбнулась.


Вот с этого момента, у меня полезли глаза на лоб. Вокруг них стала образовываться не просто толпа. Толпище из молодежи, которая весело болтала и переговаривалась.


— Сколько вас? — я повернулась к Каю с Джинном, которые помогали парням с багажом, но ответил мне Шин.


— Около пятидесяти человек. Но приехали не все. Некоторые группы, как-то наши девочки остались на съёмках шоу, так что график не позволил. Но да… Это почти все. Даже Чупс приехал.


"Да вы что?!!!" — я подняла ручку своего чемодана и стала высматривать легендарного менеджера SMAngel.


Мы огибали других пассажиров и двигались в сторону своих, а я выискивала господина Пака очень пристальным взглядом, пока не наткнулась на высокого вполне взрослого парня, в спортивной парке и байковом спортивном костюме, из-под капюшона которого выглядывала бледно-фиолетовая, я бы даже сказала седая с примесью фиолета шевелюра.


"Чупик? Да это больше похоже на бабку Лильку, а не на Чупа-Чупс!" — скривилась и стала рассматривать остальных.


А посмотреть было на что. Волки, к примеру, это вообще финиш. Их то я идентифицировала сразу по тому, как они обособленно выкатились в терминал, а впереди стола яркая рыжеволосая девушка и жалась к почти двухметровому парню.


"Офигеть! Они бывают такие высокие?" — я повернула голову в сторону Кая, и прикинула, — "Если посмотреть с этой стороны, то мой Цветочек низкорослик в сравнении с Таем…"


Вообще Волки выглядели очень внушительно. Прямо как чёрное пятно, чего не скажешь о разноцветных парнях из группы Лиен Хо, который кстати отсвечивал зелёной шевелюрой.


"Они вообще без комплексов в этом плане. Вот похер какой цвет, лишь бы не как у всех вокруг."


— Чего застыла? Идём знакомиться, Нуна! — Кей подтолкнул меня, и забрал мой чемодан передав его парням из стаффа и охраны.


И тут ко мне уверенно двинулась брюнетка. Наша. Она что-то шепнула Лиену, и тот посмотрел в мою сторону тут же, а потом перевел взгляд на парней и все начали здороваться друг с другом.


— Снежа! — выдала девушка и протянула мне руку, подмигнув и жуя жвачку, — Ну чё ты как пришибленная, подруга? Всё ж круто! На отдых приехали!


Я честно пыталась не ответить ей в чисто нашей украинской манере. Схватила за руку и потянула обниматься в стиле Роксаны.


— Тут же все свои? — шепнула ей на ухо, — Снежа, спасай, я столько их имён ни в жизнь не запомню. Запиши где-то по дружбе, а?


Клумбочка в это время стала вести неспешный диалог с Шин Саем, рядом с которым носились малышки и размахивали разноцветными бумажками. Видимо, на рекламном стенде оттяпали кучу буклетов.


— Да без "бэ", систер! Ми ж вже як рiдненькi! Не пропадеш. Не дам! *(Мы же уже как родные! Не пропадешь. Не дам!"


В этот момент к нам обернулись американки и стали улыбаться, потому Снежана потащила меня вперёд ко всем.


Признаюсь, я часто знакомилась на фуршетах и афтер-пати только для проформы. Человек говорил мне имя, а я через минуту его нагло и намеренно выбрасывала из памяти, если он мне не был нужен. Но тут… Как запомнить все эти имена и не перепутать своих, кого уже знала, с теми, кто приехал я понять не могла.


Вот такой толпой, в кольце всего нескольких охранников мы повалили в сторону эскалаторов в общий зал и на выход.


Естественно нас ждали толпы репортёров. Не могло приключиться такого, чтобы подобное прошло мимо прессы. Слишком явное появление и слишком громкое.


Потому, когда мы стали выходить из аэропорта, чтобы рассесться по нескольким микроавтобусам, нас встречала толпа поклонников и репортеров.


— Это ужасть. Б-р-р-р, больше всего меня выбешивает эта часть, — буркнула Снежана и я уловила, как Лиен стал искать её взглядом и заметив, что она со мной, мягко кивнул мне головой.


В этот же момент к нам присоединились остальные девушки. Все, кроме Эн и Роксаны, которые шли рядом с мужьями. Всё выглядело так, словно это протокол, которого они должны придерживаться на публике. Ведь даже балет и Мия, тут же встали с нами, оставаясь за спинами парней.


Впереди шла делегация артистов, а за ней балет и стафф с менеджерами. Кстати о последних. Я повернула голову и поймала пристальный взгляд Чупса. Он прищурился, но потом поджал губы и отвернулся.


"Вы посмотрите, какие мы ранимые!"


Чи Джин шел рядом с американками, которые надели маски на лицо и капюшоны на голову. Собственно только я этого не сделала.


— Это обязательно? — показала на всех, а Снежа достала упакованную в полиэтилен маску черного цвета и кивнула:


— Традиции и каноны! Теперь ты часть не только стиля, но и всего что с этим связано. Привыкай к тому, что лицо они стараются прятать всегда, если это не запланированные мероприятия. Вот как сейчас.


Но я даже маску не успела надеть, как застыла в ступоре от того шума, который ударил в уши. Шанхай не просто город. Китай не просто страна. Это улей! Огромнейший и один из самых крупных на нашем шарике. Я это уже видела, но в тот раз из аэропорта выходила Стелла Корн на высокой шпильке, в окружении десяти украинских красавиц, на которых смотрел весь терминал.


Могла ли я когда-то подумать, что проведу Рождество здесь? Никогда. У меня и в мыслях не было путешествий по Азии и Востоку снова. Но Шанхай оказался лишь перевалочным пунктом к тому месту, которое навсегда останется в моей памяти, как самое сказочное, которое я когда-либо видела.


— Я опять сделал что-то не так?


Медленно я оторвалась от вида за окном и повернулась в сторону сидения, которое до этого занимала Рапунцель. На нем сидел Кай и, откинув голову на специальную подушку для шеи, смотрел на экран плазмы, которая была вмонтирована в потолок микроавтобуса.


— Нет, — ответила и повернулась обратно к окну.


В салоне было тихо, а сами господа айдолы решили отдыхать в буквальном смысле этого слова — молча и пребывая в стране Морфея.


— Тогда почему у тебя такое выражение лица, словно ты опять готова кого-то расчленить?


Я вздрогнула, когда его ладонь нашла мою под пледом и ласково сжала. Тепло побежало волной от руки к сердцу, и я никак не могла понять — это реально происходит? Мне действительно так хорошо с этим человеком, что покой так и накрывает меня, как только Кай вот прикасается ко мне. Чувство такое… Будто я становлюсь за огромную стену, а там — за ней — ураган и всё рушится. Но как только я прячусь, стена позволяет мне разделить реальность пополам. Потому что за ней охренительно красивый пляж, на котором голубые волны поедают солнце в его закате.


И от этого ещё теплее. Потому что я всегда любила такие теплые моменты.


— Когда я была маленькой, — непроизвольно, а может намеренно я сжала его руку сильнее, и ощутила, что это чувство ещё реальнее, — Мой папа привез меня в Сибирь. Это очень суровое место, в котором мы жили целый год. Холодное и ужасно мрачное. Но так может показаться лишь тому человеку, который ни разу не сидел в доме, который пахнет сосновым срубом, и не грелся у огромной печи. В такие моменты дом отца мне казался действительно самым теплым местом, а пирожки бабушки не мог заменить ни один хот-дог в районном центре. Всё потому что он защищал, Кай. Дом всегда защищает человека, если он действительно наполнен теплом…


"И ты стал похож на тот дом, Кай. И не стена меня ограждает от грозового прибоя, окуная в теплый закат. А твое отношение ко мне выстроило стены, которые позволили мне дать слабину и спрятаться в доме, где слишком тепло, когда за окном стужа и метель…"


— Я правда пытаюсь тебя понять, Стелла. Но иногда это настолько не просто, что злит. Я задал тебе простой вопрос — почему на тебе нет лица с того момента, как мы сели в самолёт в Париже? — Кай покачал головой и устроился удобнее, продолжив, — Раз уж ты решила и дальше юлить и скрывать от меня истинные причины своей кислой мордашки, то наверное, я должен поддержать это и дождаться, когда ты сама мне все объяснишь.


"Что тут объяснять?" — мелькнула мысль, пока я невзначай села ближе к нему.


— Когда мы жили во Владивостоке я очень хорошо запомнил, как там праздновали приход зимы и ваши праздники. Моя мать никогда не придерживалась этих традиций, потому что и сама родилась в Корее. Но я был даже в Казахстане. Удивительная страна, настолько яркая и самобытная. Очень похожа на нашу и не похожа в то же время. Мама работала переводчиком в одной из крупных торговых фирм, потому мы и жили вначале в России. Я видел много мест за свое детство. Ведь отец — учёный, и занимается археологией. Такая вот… Нестандартная у нас семья. Потому в четырнадцать я впервые увидел Непал, потом Вьетнам и собственно Таиланд. Я не помню ни одного своего одноклассника из того времени толком, потому что их было слишком много. Но то, о чем ты хотела сказать я ощутил лишь раз…


Дрожь волной побежала по телу, а мне показалось, что в этом автобусе нет вообще никого.


— Это был дом хальмони на Чеджу-до.


— Халь…


— Хальмони… — повторил Кай и хохотнул, кивая, чтобы я повторила.


— Хальмони.


— Это значит "бабушка", сладкая, — он подмигнул и продолжил.


— Жаль, что я не смогу её с тобой познакомить, — прошептал Кай, а я затаила дыхание, — Она бы научила тебя послушанию. Но уже слишком поздно…


— Кай… — я реально не узнала своего голоса.


— Это она отвела меня в танцевальный класс, когда ездить за родителями повсюду уже было невозможно. Я должен был получить образование и диплом. Потому остался жить с ней. И это она помогла мне стать тем, кем я стал. Потому такое место — как то, которое ты описала, для меня осталось на том острове.


Я проглотила язык, потому что на моих глазах, начался совершенно другой уровень в этих отношениях. Именно тот, когда ты начинаешь понимать человека со всех сторон.


— Ты не скажешь мне, что у тебя случилось такого, что ты никак не можешь расслабиться, сладкая?


— Нет… — я обернулась к окну, но не замечала за ним ничего.


— Другого ответа от Стеллы Корн я не ждал.


Он остался сидеть рядом со мной, а я трястись как идиот, который не понимает что болен и должен показаться доктору.


И дрожь эта никуда не делась даже тогда, когда я наблюдала милую и совершенно ненормальную картину того, как наша толпища заселила загородный дом.


Нет, погодите!


Домины! Они, как грибы тонули в зелени леса и горном влажном воздухе. Провинция Хунань это вам не "шуань-шмунань". Это такая природа, которую я бы приписала к семи чудесам света. И одна мысль, что вот тут люди решили праздновать западное рождество меня прямо обескуражила. И если быть честной, так и хотелось покрутить у виска пальцем.


Но они были счастливы, хотя половины из того что творилось я вообще не понимала. Как например то, зачем карабкаться на такую верхотуру, чтобы прогуляться по сомнительной конструкции, которая во мне вызывала дрожь по всему телу.


Всё было хорошо! И даже то, что господин Чи Джин продолжал ходить мимо меня так, словно нажевался лимона, не могло испортить моего восторга от пешего туризма.


— Вы издеваетесь! Нет, мать его… Всё! Я дальше не пойду! — я села на корягу и привалилась спиной к дереву, чтобы хоть как-то отдышаться.


Подъем на гору Тяньмэнь — главную достопримечательность для самоубийц, решивших что карабкаться в горы это круто и здорово, уже занял второй час. И нет бы мне категорично отказаться, как это сделали девочки из стаффа. Я послушала Росю с Эн и попёрлась с ними на эту верхотуру.


— Вот ты мне скажи, Мия! — обратилась к девушке, когда та села рядом со мной и стала перешнуровывать кроссы, — Ваш Сонбэ случайно не садист? Потому что мне уже начинает казаться, что Шин Сай специально решил не отдохнуть нам дать, а угробить окончательно!


— Да, что вы, госпожа Корн! Я не настолько кровожадный…


Я очень медленно повернула голову и прошлась взглядом по мужику, упакованному в спортивный костюм. Он ещё и нагло ухмыляться изволил.


"Красиво лыбишься, гад. Не даром Маришка слюнопускательством занимается…"


— Даже мои девочки почти осилили подъем. Вы же не хотите уступить детям? — продолжил измываться мужчина, и кивнул на дочерей, которые гнались за Джеем с какой-то палкой в руках.


Мия рядом со мной хохотнула, а потом протянула руку, чтобы помочь.


— Вставайте, мисс Корн. Уверяю, Сонбэ покажет нам самое удивительное место. Мы для того и прилетели сюда.


— Ага, конечно. Он наверное, специально приволок всех сюда, чтобы поиздеваться.


— Не без этого, госпожа Корн. Я вообще любитель острых ощущений. Потому мы не на обычной туристической тропе, где всё камнями уложено. Это тоже некая тренировка, — Сай пошел по тропе вверх и нагнал Джея, который тщетно пытался отобрать корягу и Сары.


Моя же клумбочка шла впереди с волками и о чем-то весело болтала. Я прищурилась, и поблагодарив Мию за помощь, поднялась, смотря на спину Кая. Он продолжал о чем-то красочно рассказывать Таю и…


"Господи прости, как остальных то звать?" — поправила кепку, и натянула ворот гольфа прямо на подбородок.


— Весело ему! Смотри, как лыбу давит! Хоть бы помог… — бурчала, пока не опустила взгляд вниз.


Наверное, у меня и слезы в глазах проступили. Потому я взяла себя в руки и просто плюнула на то, что мои кроссовки стали похожи на лапти, покрытые мхом и болотом.


— Ладно! Горы, мать его, так горы!


Именно с этим настроем я пошла быстрее всех… И естественно сдулась уже через пару сотен метров. Вся проблема в том, что высота этой горы — тысяча, бл***, метров, а я из тех людей, которые предпочитают лифт даже на девятый этаж.


Нет, фитнес, пилатес и подтянутый на йоге зад — это само собой, но не вот это вот всё!


Однако все это херня, в сравнении с тем, что оказалось на платформе, куда мы поднялись и нам любезно показали, где стоят автоматы для очистки обуви. Да это специальные аппараты, куда ты кладешь ногу и щетки сами чистят твою обувь. Отличное средство. Как раз перед тем, чтобы отправиться в рай на покой.


— Это что? — я схватилась за локоть Снежаны, а та скривилась так, словно я ей его решила оторвать.


Хотя где-то оно так и было. Учитывая, что стояли мы перед тропой, которая в начале огибала скалу, а потом переходила в мост через пропасть.


Нет, это, мать его не шутка! Это был реально мост через две горные гряды над пропастью на высоте в тысячу метров!


— Это ад акрофоба… — выдохнула и зажмурила глаза, когда поняла, что мост СТЕКЛЯННЫЙ!!!!


Это чёртово сооружение выполнено из стекла! Финиш… Капут…


— Куда я попала, и где мои вещи… — продолжила ошалело шептать, ведь мост то длинной не два метра — прыгнул и всё… Не-не-не-е-е…


По нему идти минут десять не меньше! А под ногами что? Правильно — стекло, за которым бездна…


— Не пойду! Нет! Вот тут увольте! Не пойду! — я начала пятиться назад, пока не уперлась спиной в чью-то грудь.


Подняла голову вверх и увидела глубокий и ласковый взгляд Кая. Он словно смеялся надо мной.


— А со мной? Со мной, агашши, пойдет? — он медленно взял меня за руку, а я тут же захотела её убрать.


— Смотрят же! — шикнула и обернулась, но все медленно пошли вперед и не без страха входили на мост.


Только Сай и Джей спокойно шли, ещё и детишек за собой тащили.


— Никто уже никуда не смотрит, — он посмотрел поверх моей головы и вообще приобнял, обвив другой рукой живот.


— Так что? Со мной не будешь бояться? — объятия стали сильнее и я сглотнула.


— А это точно безопасно? Ну… В смысле, мы же не провалимся вниз, нет? Просто…


И тут я обалдела, потому что меня порывисто поцеловали. Но выглядело это странно. Кай сперва подался лицом нерешительно, а потом опять посмотрел вокруг и все-таки прижал к себе. Да так, что тысяча метров, показались туфтой, в сравнении с тем, насколько сильно он вжался в меня, и просто молниеносно обжёг губами так, что этой секунды хватило для того, чтобы я чуть не простонала в голос.


"Всё-таки это охренительное чувство… Когда тебя любят и стараются даже свои правила приличия нарушать ради этого… В этом есть некая притягательность…"


— Почему ты… — я поджала губы и почувствовала его вкус на губах, смотря прямо в глаза.


— Не удержался. Прости…


— За что? — я нахмурилась.


— Это некрасиво по отношению к тебе.


— Что за чушь? — отстранилась, а Кай покачал головой, но руки моей не отпустил.


— Ты мне когда-то объяснишь это всё? У меня уже мозг пухнет от того, что у тебя периодическое раздвоение личности.


Не смотря на то, что наша компашка ускакала уже довольно далеко вперёд, а вокруг проходили другие туристы, мы продолжали стоять посреди платформы, пока тучи не рассеялись и не выползло солнце.


— О-хре-неть!!!! — выдохнула в восхищении и посмотрела за спину Кая, где этот адов мост искрился на солнце и выглядел, как дорога в небесах.


— Воздушная тропа на священной горе… Сонбэ знает что показать и куда привести, — прошептал Кай и всё-таки обнял меня, пока мы вместе смотрели на это волшебство.


— Ну так, как? Идём? — последовал тот же вопрос.


Я обернулась и опешила, когда Кай надел поверх моей кепки и капюшон, быстро прикоснувшись ладонью к щеке.


— Там будет ветрено, сладкая. Идём?


— Идём… — уверенно ответила и решила, что если Кай и правда будет держать меня за руку, то я смогу.


Но как я ошибалась!!!


— Мамочка-а-а-а!!! Оно же потрескалось!!! Прямо под ногами!


— Тихо! Это просто экран… Аттракцион!


— Что аттракцион?!!! Вот это вот?! — я еле опустила взгляд под ноги, где на полу и дальше имитировался треск стекла и то, как оно идёт трещинами.


— Тихо… Ну ты чего? Это же просто шутка? — Кай пытался отцепить меня от поручня моста, но я не хотела этого делать ни в какую.


— Не пойду! Ты врун! Ты сказал, что всё будет в порядке!


— Укушу! — вдруг шикнул Кай, и пошел в мою сторону.


— За задницу? Могу даже подставить! Помочь? — я начала пятиться, держась за поручень и только посмотрела вниз, как мне стало ещё страшнее.


Ветер бил как раз снизу, а я висела дура, на парапете над пропастью. Как маленький ребенок! И прошу заметить, таких как я ещё толпа была!


— Не пойдешь дальше? — Кай выпрямился, а я сглотнула и кивнула.


— Страшно?


Опять кивок на его вопрос.


— А если понесу, пойдешь? Мы же не можем оставаться посреди моста над пропастью вечность, родная?


От последнего слова у меня выбило дух из груди.


— А как… Ну… Это… Прилично?


— Если залезешь на спину, как обезьянка, вполне, — хохотнул Кай и поднял повязку выше, прикрывая лицо.


Посмотрел вокруг и встал ко мне спиной, присев.


— Уверен?


— Залазь давай, чудо! — повернулся и подмигнул, а на нас стали реально посматривать всё чаще.


Я с опаской сделала первый шаг и буквально упала на него, вцепившись.


— Напомни мне, чтобы я никогда не возил тебя в горы, сладкая, — меня схватили под бедра и закинули выше, — Ну как? Страшно? Ты реально дрожишь…


— Очень, — тихо призналась и прижалась к нему сильнее.


— Тогда закрой глаза, а я пойду понемногу. Хорошо?


— Всё равно страшно… — я попыталась закрыть глаза, но страх не ушел.


— Представь, что мы идем вместе домой, — послышался хриплый шепот, и я оставила глаза закрытыми, — Ты опять проходила целый день на каблуках и устала. А я решил, что неплохо отнести тебя домой. Я получу кайф от того что подержу тебя в своих руках, а ты от того, что мои руки подержат тебя… при всех! И пусть обзавидуются, какой мужик тебе попался!


— И это высоконравственные порядки? Да вы извращенец, господин! К тому же самовлюблённый…


— Есть такой момент… Но как можно быть не самовлюблённым, когда влюблен в эгоистку с характером хуже, чем у аджуммы на пусанском рынке?


Я сжалась всем телом и открыла глаза тут же… Он ощутил это, но продолжил идти, обгоняя туристов, которые от страха еле ползли.


— Нечего так реагировать… Ничего странного в моих словах нет, сладкая, — Кай повернулся ко мне и наши лица остановились почти рядом.


— Естественно ответа от тебя я не услышу. Но подожду… — Кай все-таки встал снова, а я возбуждалась лишь от одного вида того, как под черной плотной тканью маски двигаются его губы.


— Идём. Нас уже заждались, наверное, — он подкинул меня опять и пошел вперёд уже увереннее.


Я попыталась посмотреть вокруг и у меня перехватило дух, потому что это оказалось чертовски красиво — не бояться ничего в надежных руках.


Спуск отказался намного проще. Намного легче и намного веселее, если не учитывать, что кое-кто решил прокатиться на подобие саней вниз.


Короче, развлекуха ещё та — ты садишься в нечто невообразимой формы, которое напоминает лодку или байдарку. И на этом металлическом звере едешь по склонам вниз к подножию по специальной херне, как на американских горках.


Нет, ну тут меня уже было не отцепить от Кая никак. Потому дружным паровозиком по трое в одной "байдарке", все мы удачно помчали вниз. Наш звездный экипаж принял в свои руки, неожиданно Чи Джина, который сел впереди, и решил что он штурман.


— Господин Пак, вы там поосторожнее, а то ж на повороте и вылететь в кювет можем, — я честно не сдержалась.


Когда мужики усадили свой зад в это творение гениальной инженерной мысли, я решила, что вот сейчас госпожа Корн готова усадить свои телеса на трон.


— Не переживайте, я на поворотах очень нежно буду притормаживать, не потеряем никого! — он поправил кепку и наигранно-мило улыбнулся.


— Судя из ваших добрых намерений и ласковой улыбки, меня надо искать где-то у подножия, при первом же повороте, — я села сзади и обогнув двоих парней ногами, прижала Кая сильнее к себе.


"Что-то этот Чупик больно борзый стал!"


— Что вы? Ведь здесь Кай, он совершенно точно не даст госпоже Корн ударить лицом в болото у подножия…


— Чи Джин!


Я замерла, а Чупик застыл, смотря на то как Кай выпрямился между нами и строго отрезал:


— Я бы попросил!


И мне реально стало страшно после этого баса в исполнении Кая, но вот Чи Джин прищурился и на помеси непонятных звуков выругался, а потом припечатал замогильным тоном:


— На этом агентстве проклятие!!! Вот точно! Это просто уже невозможно! И этот туда же! Вы помещались все что ли?


— Пак Чи Джин! — прозвучал другой голос, от которого этот парень побледнел разом.


— Нуна?


— Ты рулил куда-то? — переспросила Эн, а парень кивнул.


— Вот и рули. Мы же ждём! — отрезала женщина и незаметно подмигнула мне.


— Вот она! Это всё с Нуны началось. Говорил Саю — кранты, так нет он меня не слушал! Теперь мужиками руководят женщины. А где традиции, где покорность? Милое и нежное поведение? — всё это Чупс приговаривал пока я откровенно хрюкала от смеха в спину Кая.


Цветочек тоже дрожал и еле сдерживался, пока Чупс брался за управление и продолжал ворчать о проклятиях и женщине, которая перевернула всё с ног на голову ещё семь лет назад.


— Нет, ну он в чем-то прав, — прошептал на нашем Кай и начал всё-таки смеяться.


— Ага… Поговори мне ещё, Цветочек! — шикнула, а Чи Джин умолк и повернулся ко мне с каменным лицом.


— Тебе хана, Кай-ши! Она точная копия всех моих нун. Спасайся бегством, хубэ, пока это возможно.


— Поздно, Хён. Трогай! — кивнул Кай, а у меня по коже мороз прошел.


"Ну всё! Теперь секрет и не секрет вовсе… Хотя всем и так всё ясно. Чё мне париться?"


Вот от этой поездочки я была в диком восторге. Скорость невысокая, и вокруг офигительная природа. Но проводить новогодние праздники так ещё раз? Нет…


— Куда бы вы хотели на следующий год поехать? — Сай передавал огромное блюдо через стол Джею, пока Эн накидывала ему в тарелку чем побольше лапши.


— Нэ чонса, я не съем столько.


— Ешь и помалкивай, — после этого Сай застыл над столом, а все вокруг разразились хохотом.


— Я хочу в Лапландию, аппа*(папа) — Санни, а так тут все называли его старшую дочь, взяла на руки Сару и малышка кивнула с ответом:


— Нэ… *(Да).


Всё вокруг будто застыло, а я не понимала что происходит. Нахмурилась, а Кай тут же шепнул мне:


— У нас пунктик на маленьких детей. Им почти никогда ни в чем не отказывают. Если ребенок что-то просит — отказать нереально. Это стыд.


"А Лапландия это не дёшево…" — подумалось мне и я решила, что Саю бы не баловать их, но тут же услышала голос Тая и одного из его парней, кажется того звали Тэ.


— А мы тоже хотим в Лапландию.


— Но с одним условием, — Тай сложил руки на груди и посмотрел на девочек, — Санни закончит писать музыку к нашей песне. Ты мне обещала струнную партию скрипки, помнишь?


Пока они говорили всё это казалось какофонией звуков, но так как моя клумба обсела меня со всех сторон, синхронный перевод был обеспечен тут же.


Санни кивнула и протянула кулак Таю, а тот к моему удивлению сделал тоже самое.


— Значит, Лапландия, Хён, — с хохотом и пережевывая курицу и лапшу поставил точку Джей.


Я видела много агентств. Видела много их руководителей. Видела корпоративы и даже несколько закрытых вечеринок, но тут было что-то другое.


Не понимая этой культуры и ментальности, не соображая почему нельзя отказывать детям, не вникая в то, зачем эти люди едят фактически сидя на полу, почему спят не в кроватях (потому что в этом доме их просто не было), я настолько стала очарованной их отношениями между собой, что даже язва Чупс, сейчас казался мне необычайно родным человеком.


Признаюсь, первые два дня я чувствовала себя, как не в своей тарелке. Так, словно, влезла в чужой дом и совершенно не подходила ему. И Кай это видел. Он прямо заставлял меня начать понимать этих людей. Ведь остальные девушки смогли?


Но я была не копией Эн, как сказал Чи Джин. Нет. Внутри Светлана Задорожная давно похоронила эти теплые отношения. Она когда-то о них мечтала, но мир, в котором родилась "Стелла Корн" — жесток, местами аморален и беспощаден.


Тот ужин я запомнила на всю жизнь. Потому что хотела такой семьи — огромной, дружной и сплоченной. Я хотела такой коллектив в своём ателье, но всё, что создала — завистников, которые меня ненавидели и терпели.


Но эти люди — они не просто держались друг за друга. Они ели с одной тарелки, травили байки о своей жизни, подбадривали более молодых членов этой семьи, а те ровнялись на старших и смотрели на них с восхищением. И это не было из зависти. Это было искренне.


— Что с тобой? — Кай перехватил меня в одном из коридоров, который вел в сад.


Я сбежала. Когда поняла насколько мне самой больно понимать, где я ошиблась. Насколько неприятна зависть к этим людям… Я встала и, сославшись на плохое самочувствие, ушла вслед за несколькими девочками и американками. Они пошли по комнатам, а я шла дальше, потому что по моим щекам текли слезы.


— Стелла… — Кай толкнул дверь, которая вела в винный погреб и затащил меня внутрь, осмотревшись по сторонам.


Он поднял моё лицо и нахмурился так, словно вообще ничего не понимал.


— Ты чего плачешь? — испуганный голос и теплые ладони, которые вытирают мои щеки, заставили почти реветь.


— Я потеряла всё… Кай. И меня не Стелла зовут… Меня…


— Мне плевать, как тебя зовут. Хватит! Объясни мне так, чтобы я понял, женщина! Что случилось? Этот Саша, или как там его… Всё так серьезно? — Кай напирал, а я не знала что ему ответить.


— Сте…


— Света, Кай. Меня зовут Светлана.


Кай замер и кивнул:


— Светлячок, значит? Так мою одноклассницу из России звали…


И это меня добило. То, как он меня назвал просто убило во мне последние крохи самообладания.


— Не называй меня так! — от моего холодного тона, кажется даже эхо по погребу пошло.


Кай окаменел разом. Всё черты на его лице застыли, а взгляд стал жестким:


— Что должно было произойти в твоей жизни, чтобы та девушка, которую я видел на мосту, стала той, которая сейчас пытается меня оттолкнуть в сотый раз? Если проблема в имени, окей, госпожа Корн. Я сам выберу тебе имя.


Он нарочито грубо прижал меня к двери погреба, и продолжил, пока пальцы его правой руки всё глубже пробирались в пряди моих волос.


— Какое имя тебе выбрать? — горячий шепот у моих губ, даже не испугал меня, а то что он продолжал сжимать меня, только сильнее заводило.


— Кай…


— Ты мне всю душу вывернула. Я уже не знаю, как подойти к тебе. Не понимаю характера совсем, но от тебя самой и того на что я смотрю мне крышу сносит, и я забываю про любую разницу между нами. Мне даже на свою репутацию становится плевать, когда дело касается тебя. Настолько я помешался! Но ты молчишь! Ты просто мне не доверяешь…


Последнее заставило меня всхлипнуть ещё сильнее, потому что я полностью потеряла прежнюю себя. Вещи, которые мне раньше казались невозможными, стали настолько реальны рядом с этим человеком, что я не заметила, как мне дали новое имя. Только то, которым будет называть меня Кай.


Мы не договорили, потому что естественно оказались в ворохе покрывал, прежде снова проходя новый виток игр в прятки. Только вот в этот раз всё было иначе. Так словно меня лишали воли и устанавливали свои правила.


— Моя Лана… — хриплое дыхание на выходе, спустя ничтожный час в темноте, где есть только мы.


Я повернулась в ворохе одеял и уткнулась в спину, которая грела мою. Кай тут же обернулся и обвил меня руками, сильнее прижимая и зевая в мою макушку. В принципе, зевала и я. Поскольку вчера похоже весь дом гудел до утра, то снаружи слышались лишь голоса детей и Роси с Эн. Так что никто и не заявится в мою комнатушку. А потому можно дрыхнуть хоть до обеда. Никто нас даже не хватится.


Но меня настырно что-то будило и я никак не могла понять что это. Оно жужжало и жужжало, и даже Кай стал дёргаться всё чаще, пока не прошептал мне в ухо и не поцеловал в него.


— Подними трубку, иначе этот телефон полетит в унитаз.


Он отпустил меня и сгреб подушку в охапку, прикрыв её концами уши. Я не то что улыбнулась от этого, я расплылась, как довольная кошка в улыбке.


Но ненадолго…


— Привет, Жаннет. Что случилось, роднуль? Я только проснулась? — я вошла в ванную и включила воду, схватив зубную щётку и пасту.


— Клубничка, я прошу тебя быть крайне спокойной, хорошо?


Я знала Жанну очень много лет, но такой голос я слышала в её исполнении впервые. Он был простым, и без примеси наигранного пафоса.


— Жаннет, что случилось? — бросила пасту и щётку в раковину, а сама взяла сотовый в руку.


— Святослав Ольшанский? Кто это?


Кровь отхлынула от лица, и я холодно ответила:


— Мой бывший недомуж.


— Как давно этот недомуж с тобой виделся? Ты ему перешла дорогу? — она продолжала говорить деликатно и явно этими вопросами подготавливала меня к чему-то очень серьезному.


— Жанна, говори, бл****, как есть и перестань жевать эти сопли!


— Вышла новая статья о тебе в нашем глянце. Он дал интервью прямо перед твоим показом и его тут же сняли с недели.


— Какое? Он! Дал! Интервью?! — я думала, что у меня перед глазами тупо всё покраснело.


— Помнишь… Ты ведь хотела сделать коллекцию для женщин с ограниченными способностями и беременных с пампушками?


— Да и она готова!


— Он… В общем…


Но я уже знала, как эта тварь решила мне отомстить за то, что я посмела его отшить осенью.


— Он сказал, что я сделала аборт и потому мы расстались? Так?


— Светка… — тихо прошептала Жанна, а я вздрогнула, потому что в дверях стоял Кай и смотрел на меня таким взглядом, словно я только что призналась в убийстве.


— Дай телефон! — отрезал он, а я машинально протянула ему сотовый.


— Простите, она перезвонит вам через пару минут, — Кай нажал на отбой и уверенно сказал:


— Значит, вот что ты скрывала от меня и от всех! Тебя травят, мать его! И уничтожают твой бизнес, а ты молчишь?


Я честно думала, что он поверит в чушь с абортом, но Кай продолжил:


— Собирайся, я везу тебя в аэропорт!


— Что? — у меня брови на макушку полезли, — Но ведь…


— Ты любишь свое дело, а я не хочу становиться причиной того, что ты его потеряешь, Лана. Поэтому собирайся, а я попрошу Ин Ху или кого-то из стаффа забронировать билеты.


— Ты не можешь полететь со мной… Ты это понимаешь? — я не сказала это, а отрезала, потому что была уверена в глупости этого парня.


Но я его недооценила.


— Конечно не могу, но это не значит, что ты должна лишиться всего, потому что не можешь бросить меня.


Кай порывисто обнял меня и прижал к себе со словами:


— Мы взрослые люди. Поэтому должны доверять друг другу. Езжай и приведи всё в порядок. Я не могу больше смотреть на то, как ты постоянно грызешь себя изнутри.


Мои руки плавно прошлись по его спине и мне показалось, что я опять в самом теплом доме посреди метели.


— Я вернусь, — прошептала, а грудь Кая задрожала от хохота:


— Куда ты денешься? У тебя контракт с Сонбэ.


— Да, я наслышана, что это тот ещё мистический документ, — подняла голову и все проблемы отпустили меня, когда я опять увидела тот заспанный взгляд.


Точно такой же как в Милане, в маленьком ателье, которое хранило наши воспоминания в старом итальянском доме…


Я знала, что вернусь, но смотря на одинокую фигуру в черной удлиненной спортивке, кепке и неизменной повязке на лице, не могла успокоиться. Кай до последнего стоял за моей спиной, пока я проходила регистрацию на рейс. Он стоял, ещё два охранника в паре метров и толпа… Улей людей, которые проходили мимо него.


"Моя Лана…" — это хриплый выдох словно отравил меня изнутри, и заставил вспоминать только Кая.


Всю дорогу, и даже в Борисполе, передо мной был парень, смешно обмотанный простыней и попивающий воду у панорамного окна. Потому что нам было жарко. Потому что нам было сладко…


Именно поэтому я, наконец, вернула себе способность любить.

Глава 14

"Спасение утопающих — дело рук самих утопающих" — хорошая мысль, которая неоновой вывеской отсвечивала в моей голове, пока я входила в свою квартиру на Левом берегу славной реки Днепр.


Словно ничего не поменялось. Вокруг всё тот же интерьер: дорогая дизайнерская мебель, фотокартины на стенах, несколько манекенов в гостиной и тишина. Вот с последним у меня случилась явная проблема. За эти месяцы я настолько привыкла к тому, что рядом круглосуточно носилась целая толпа, что сейчас подобная ситуация меня не то что смутила, а заставила упасть на диван и прикрыть глаза.


— Я сотру тебя в порошок, сволочь! — стальной рык пронесся по пустой квартире, а глаза резко открылись сами, так и рисуя рожу предателя Сашки перед глазами.


С этого момента я попыталась выбросить Кая из головы напрочь. Он яд для моей стервозной натуры, а любое воспоминание о том, как он провожал меня домой приносило такую тоску, что хотелось выть, а лучше хорошо нажраться с девчонками. Посетовать на горькую бабскую долю и придумать отличный план кровопролитной вендетты.


О! Когда женщина в состояние готовности к смертоубийству мужика её ничего не остановит. А если вместе с ней за узкой столешницей в зоне кухни сидят ещё две фурии — членоносец труп!


На то, чтобы собрать свой нежный женский коллектив панянок ушел всего один час. Я успела пнуть чемодан в комнату, принять душ и вывалить все тряпье со шкафа в поисках самого шикарного платья, когда в мою скромную обитель ввалились Жанет и Маришка.


— Спасательный отряд "Чип и Дейл везут Хенесси" прибыл на вызову, — Жанет положила на столешницу бутылку виски и осмотрела меня, приподняв скептично бровь.


— С ней что-то не так, подруга, — Маришка наблюдала за тем, как я доставала стаканы, открывая коробку с шоколадом, а потом резко повернулась к Жанне.


— Да, вот и я думаю, почему она ещё не во Львове и не крутит эту тварь на своем каблуке?


— Сядьте! — холодно отрезала и, открыв бутылку, застыла взглядом на стаканах.


"- Как только прилетишь — позвони мне, или напиши!" — нежный шепот коснулся моих мыслей.


Я тут же встряхнула головой и стала разливать вискарь по рюмкам.


Но лишь подняв взгляд, заметила, как Жанет не просто хмурится, она явно ждёт от меня того, что я называю "финита ля комедия".


— Что ты удумала, клубничка? — Маришка с опаской посмотрела на Жанет снова, но та продолжала молчать и ждать моего ответа.


— Я знаю, что вам двоим пришлось не сладко из-за моей просьбы помочь с ателье. Оставить на ваших плечах целое предприятие, в управлении которого вы почти ничего не понимаете было слишком. Поэтому…


Я опять посмотрела на подруг и вспомнила Шин Сая и последний ужин, который изменил моё отношение к окружающим навсегда.


— Спасибо, что не передали и остались со мной до конца, — подсунула к ним стаканы и подняла свой.


— Подруга, ты же не порешила эту тварь и не собираешься сейчас писать явку с повинной? Я ни разу в жизни от тебя такого не слышала? Эти корейцы что, заразили тебя чем-то? — Жанет подняла стакан и нерешительно чокнулась с мной.


Маришка свой вообще не тронула, а сидела натурально с открытым ртом.


— Ты точно наша Стелла? — в шоке спросила последняя и быстро бахнула стаканом в наши, выпив следом свои "пять капель" залпом.


— Сейчас я просто Светлана Задорожная. Оказывается, это чертовски трудно жить двойной жизнью, — я тоже выпила, и наконец увидела, как лица подруг пришли в норму, а шок медленно сменился интересом.


— Она втрескалась, — констатировала факт Жанет и прищурилась, выпив следом за нами, — И кто бы мог подумать, что это будет китаец.


— Кореец, — сухо поправила, а Жанна махнула рукой и хохотнула.


— Один хрен, я их вообще не различаю. Это Маришка за пару месяцев выучила имена всех артистов агентства её диаса.


— Биаса, мать твою! Сколько раз повторять, как правильно это говорится?! — Маришка пихнула под ребра Жанну и покривила носом, — Неуч!


— Биаса-биаса! Успокойся, одержимая! — шикнула в ответ подруга, но Маришка не унималась и повернулась ко мне.


— Сай ведь ещё приедет? Ну, пожалуйста, клубничка! Попроси, чтобы он приехал, а? Хочу концерт! Нет! Лучше пусть переезжает в Украину!


— Вызывайте экзорциста! — замогильным голосом и, наигранно перекрестившись, прошептала Жанна.


— Ой, иди ты! Ни хрена в мужиках не понимаешь! Там такой… Такое… Он как вот это вот всё вытанцовывает это ж можно лужей меж ног обзавестись!


— Она больная! Привези этого мужика, потому что реально придется лечить! — Жанна разлила ещё, а я не могла понять, когда они сумели изменить даже моих подруг.


— У него жена беременная во второй раз, — я хмыкнула и посмотрела сочувственно на Маришку, — Но и не это главное. Там не просто стена, Маришка. Там любовь до гроба. Я таких отношений не видела ни разу между мужем и женой. Такое чувство, что эти люди — вымирающий вид.


Маришка тяжко вздохнула и выдала:


— Знаю… На всех фотках, которые есть в сети это видно сразу. Такого мужика окольцевала! Наверное, кому-то жизнь спасла до этого.


Я села на стул и надломила кусочек шоколада. Взяла в руку и присмотрелась к тому, как он медленно тает в моих пальцах. Кажется, у меня лихорадка, ведь даже пальцы горят, только вспомнив о Цветочке.


— Я собираюсь саботировать показ Филатова, — спокойно ответила, и отправила шоколад в рот, прищурившись от горько-сладкого вкуса.


— Ты смерти моей хочешь? Я две недели готовила моделей к нему. Тебя итак сняли с показа дочурки министра, — Жанна вскинулась, на что я покачала головой и продолжила:


— Стелла Корн будет на показе. Но представит ту коллекцию, которую готовила полтора года.


— Ты хочешь сделать подобное на рождественском показе? Ты с ума сошла? — Маришка округлила глаза, а я приподняла подбородок.


— Я хочу устроить для них праздник как и обещала. Ведь дело даже не в шмотках! Они ждали этого показа, готовились и это помогало им. Я не имею никакого морального права поступить так с ними. Это меня решили растоптать, тогда почему страдать должны люди, которым итак не сладко живётся?


— Нет, ну реально! Тебя там что, святой водой кто-то напоил? — Жанка хмыкнула, а я сложила руки на груди и прищурилась.


— Кто тебе такое сказал?


После моего вопроса лица подруг вытянулись, а Маришка убито подвела итог:


— Жанна, едем менять тебе фамилию на Д'Арк. Она решила этот показ свались на наши плечи.


— В точку. Кроме того, я уже расторгла соглашение с киевским брендом косметики, и на этом показе девочки будут вашим лицом. Это всё, чем я могу отплатить на данный момент.


— Да. Потому что ты банкрот, — глухо подвела итог Жанна и сжала стакан в руках так, что костяшки её пальцев побелели, — Этот ублюдок одноклеточный опустошил почти все счета. Но это не главное… — она вдруг притихла и посмотрела на Маришку.


— Говорите, — флегматично бросила, ожидая уже всего.


— Он открыл ателье, и почти весь твой штат перебежал к нему. Остались только те, кто был с тобой с самого основания. А это…


— Татьяна Дмитриевна и Богдановна.


Первая была закройщицей, которую я наняла одной из первых в свою, тогда маленькую мастерскую по пошиву, а вторая — швея с золотыми руками, которая способна создать элементы украшений ручной работы такой красоты, что я ценила её больше всех.


— Все ушли… — я прикрыла глаза и не могла поверить, что за столь короткий срок могло развалиться то, что я строила годами.


— Что-то нужно решать, Стелла, — перешла на деловой тон Жанна и посмотрела на меня уже другим взглядом, — Пока что, в этом квартале ты способна вытянуть аренду всех помещений, но амортизация оборудования и набор нового штата в таком финансовом положении невозможны. Я еле наскребла на оплату новых поставок материала для коллекции из твоего гонорара за корейский контракт. Уже молчу о том, что две единственные работницы зашились сами, пока работали. Мне пришлось нанять нескольких людей буквально из улицы, чтобы они сели за станки и машинки.


Я поднялась и стала мерять пространство у плиты шагами. Это была патовая ситуация, которая просто так произойти из-за одного Саши не могла. Он не мог сам взять и развалить менеджмент целого трендового ателье.


— Здесь что-то не так, — я покачала головой и посмотрела на телефон.


— Конечно, не так… — начала Маришка, пока я решалась впервые в своей жизни попросить о помощи у людей, которых едва знала.


Я схватила телефон, и набрала номер Энджелы. Они вероятно до сих пор в Китае, а значит, я могу попросить её об услуге. Ведь всё слишком ладно сходится против одного человека. И началось это именно с моего контракта.


— Да, Стелла. Слушаю, — с той стороны послышались звуки улицы и смех, а мои девочки тут же притихли, как поняли, что я с кем-то говорю.


— Здравствуйте, Эн. У меня есть вопрос в связи с тем, что я застала дома.


— Я полагаю тебя волнует нашли ли что-то мои парни? — она ответила тут же именно на тот вопрос, который меня интересует.


— Да.


— Отследить, что именно появляется о тебе в печатных изданиях невозможно, Стелла. Но из того, что они нашли в сети ясно, что кто-то заплатил немаленькие деньги, чтобы уничтожить твой бизнес.


— Это мой помощник?


— Нет. Александру кто-то помогал добиться своих целей. Остальное я не могу сказать, так как оно не касается напрямую агентства и наших артистов. Ты ведь понимаешь…


— Абсолютно, — я прикрыла глаза и с досадой прикусила губу, — Всё в порядке, Эн. Я понимаю, что ваш приоритет это парни. Вы итак много для меня сделали.


— Могу сказать только то, что ты в очень опасном положении. Такой массированной атаки в сети я не видела давно, а значит заплачены за это огромные деньги. Кому, кроме английского модельера ты могла перейти дорогу? Потому что наша стилистка проиграла суд, как и предполагалось, а Дон Мин никак не мог повлиять на то, что происходит у тебя. У него нет связей в вашей стране. Никаких.


После слов женщины у меня оставалось только одно предположение. Поэтому я спешно попрощалась с Энджелой и быстро набрала номер папы. Если именно Слава вытворил всю эту дичь, то немудрено почему Саша смог так просто провернуть подобное.


Совпадений не бывает. Эта тварь появилась именно в тот момент, когда я подписала контракт с корейцами. Он был уверен, что я поведусь на его "прости", а Саша был уверен, что заполучит контракт и сможет спихнуть меня с такой возможности, подкинув мне бывшую больную любовь в койку.


Саша знал обо мне всё. Именно ему был известен каждый мой шаг в пропасть, когда прессинг извне начинал добивать меня, и я держалась из последних сил. Успех не валится людям на голову. К нему всегда приводит определенный путь, а Саша стал не просто помощником на этом пути. Этот человек практически единственный, кто терпел меня и не сбегал сломя голову за горизонт от такой су**, как я.


— Да, доча! Я знаю, что ты прилетела домой утром. Как ты? — папа говорил заспанным голосом, а значит они с мамой, как и всегда проводили праздники почти не выходя из дома.


— Привет, пап! Всё бы хорошо, но врать не хочу. Всё очень плохо, — я налила нам с девочками ещё, и они продолжили внимательно следить за моими телефонными переговорами.


— Я видел ту дрянь в одном из журналов, — было слышно, что папа вышел на балкон, ведь дверь на него всегда открывалась с характерным скрипом, — Что у тебя происходит? И как Святослав позволил себе такие вещи?


— Он во Львове? — я была уверена, что про Ольшанских, а так же их пребывании в моем родном городе точно знали все.


Семья состоятельных польских бизнесменов не могла не светиться на новогодних мероприятиях.


— Ольшанские тут. Я видел их в Крыивке, когда устроил корпоратив своим парням. Они отмечали открытие филиала своей фирмы во Львове. Но это было до того, как Святослав перешёл все рамки, иначе бы вышла ещё одна статья!


— Пап… не лезь в это, иначе и вы с мамой пострадаете. Скорее всего я слишком задела мужское либидо этой твари своим отказом.


"Значит, он точно в Украине. Иначе зачем открывать вшивые филиальчики? И если он не во Львове рядом с предками, значит тварь в Киеве… И тогда всё сходится!"


— Звёздочка? — папа попытался привлечь моё внимание, потому что я молчала, обдумывая, как заманить кусок дерьма в ловушку и припереть к стене.


— Всё хорошо, пап! Я разберусь со всем. Не сомневайся.


— Кто бы не верил в это, но меня больше волнует твой голос. Ты дрожишь.


И это правда, потому что я вообще не понимала, как спасти свой бизнес, а мозг мой превратился в кисель из-за того, что я опять вернулась в омут. То время, которое я провела с парнями в их гастролях оказалось настолько ярким, что сейчас что-то во мне так и вопило наплевать на всё и вернуться обратно. И не просто из-за Кая, а потому что тогда я опять буду ощущать себя счастливой, а не пытаться ею казаться.


Ни одни бабки, и ни один успех, не заменят женщине её счастья. И это факт лично для меня. А ещё фактом оказалось и то, что я устала. Я настолько задолбалась выгрызать всё у судьбы зубами, что мои руки начали медленно опускаться.


— Приезжай домой, а? Побудешь немного с нами и тебе станет лучше.


— Приеду, папа. Но только не сейчас.


— Я знал, что ты скажешь именно это. Моя девочка никогда не сдавалась.


"Да, папа. Но сейчас она просто хотела на ручки. И эти конкретные ручки хорошо сумели ей запудрить мозги, потому что её прямо разрывало желание послать всё по непечатным буквам и вернуться к мужику…"


"Ты рехнулась окончательно! Дура!" — завопила в мозгу Стелла Корн, да так, что я чуть не оглохла, — "Взяла свои сопли и засунула обратно в соплежуйку! Тебя нагнуть раком пытаются, а ты послушно нагибаешься всё ниже! Вообще больная? Подлечить?"


— Я позвоню позже, папа.


— Будь осторожна.


— Конечно, — глухо ответила и положила телофон на столешницу.


Подняла взгляд под продолжительные вопли шизофрении в голове и посмотрела на подруг.


— Я закрываю ателье, девочки.


В эту минуту, передо мной был отнюдь не розовый закат в объятиях Кая. Передо мной был дом, украшенный к рождеству и огромный стол, который выложен почти на полу. Передо мной были улыбчивые лица и настоящий коллектив, который работал, как единый организм.


Именно эта картина так и толкала меня начать всё с начала и совершенно по-другому. Ведь этот мужчина смог создать подобное, не культивируя вокруг себя только ненависть и страх.


Они любили Сая, а не боялись его. Тогда, как каждый мой работник, очевидно, держался в стенах моего ателье только из страха.


— Ты больная? Или заболела местом пониже? Ты же потеряешь всё, Стелла! — Жанна сказала это так, будто я реально слабоумная.


— Приди в себя, подруга! Тебя не узнать! Где та женщина, которая готова была загрызть любого, кто шел против нее?


— Я устала… — ответила на вопрос Маришки и осушила стакан залпом, — Я дико устала от этого дерьма, девочки.


— Всё… Мы её потеряли, Мышка. Это просто финиш, — Жана покачала головой и кисло отчеканила, смотря в упор на меня, — Ты что городишь, болезная? Ты годами пахала, чтобы всё бросить ради смазливого пацана, который пару раз показал тебе небо в алмазах? Он же бросит тебя, как только наиграется! Какие могут быть светлые чувства у человека, которого чуть ли не облизывают фанатки?


Но я не хотела никого слушать. Я приняла решение, но прежде должна была отплатить нескольким людям сполна. Всё-таки не могла даже такая мямля Светка Задорожная спустить подобного.


— Плесни мне ещё. У меня кажется, тахикардия началась. Это пи****!


Я налила Жанне новую порцию, а сама снова взяла телефон в руки, когда услышала, как сотовый завибрировал.


"Сладкая, я просил написать, когда ты будешь дома, а взамен эту новость мне принесла агашши. Ты в порядке?"


Я тут же ответила, продолжая буравить взглядом экран телефона.


"Всё хорошо, Кай. Я дома. Отмечаю приезд с бутылкой виски и двумя подругами, которые считают, что я в неадеквате."


"Почему?"


"Тебя нужно спросить…"


"Я в чём виноват?"


"Не знаю. Мне пора."


"Стоп!" — я застыла, смотря на четыре буквы написанные на английском взглядом, а потом сотовый в моей руке завибрировал и застыли даже девочки.


— Еба… Эпический момент! Нашей фурии мужик САМ звонит? У меня не галлюцинации? Ты дала ему свой номер? — Жанна наигранно схватилась за грудь, а я бросила в неё кухонным полотенцем и пошла в сторону своей комнаты.


Рука дрожала и дальше, но уже не от вибрации телефона, а от того, что я сама не могла поверить, что сбежала подальше от подруг, чтобы поговорить с Каем.


— Да… — тихо ответила и встала у окна, которое открывало красивый вид на спальный район города с новостроями.


— Просто поговори со мной, — прозвучал спокойный тон, а рядом послышался смех парней.


— Всё плохо, Кай. И скорее всего мне придется просить Шин Сая освободить меня от должности или дать возможность закончить всё здесь, иначе я останусь на улице.


— Не останешься, — Кай уверенно оборвал меня, а я хохотнула и хмыкнула своим мыслям.


— Я бы не была столь уверена.


— У меня прекрасный дом в Сеуле. Остаётся только оформить брачную визу и спрятать тебя в своем подвале.


— Ч-что? — я даже поперхнулась.


— Ну, я же говорил тебе, что продумываю коварный план, как похитить тебя для единоличного пользования.


— Ты охренел, Кай? — я реально разозлилась.


— Это должно было тебя развеселить, но видимо у меня не получилось.


— Ну ты…


— Засранец такой!


Я нахмурилась, и только хотела добавить, как последовали ещё варианты.


— Гад паршивый! Несносный придурок! Глупый мальчишка? А! Точно! Звездун! Как-то Лиен, под соджу, поведал мне какими эпитетами его поливала жена, когда они познакомились. Надо записать, чтобы ты взяла на вооружение.


— Знаешь, что? — я почти прошипела это сквозь зубы, но меня опять перебили.


— Я дико соскучился, и хочу тебя видеть, но ты должна взять себя в руки, Лана. Иначе это сделаю я.


— А ты не много себе позволяешь?


— Нет. Ровно столько, сколько должен позволять.


Странным образом разговор с Каем успокаивал меня. В мыслях стало пусто и тихо, словно не у меня всё разваливается прямо на глазах. Будто это такая чушь, что не стоит и моего внимания.


— Я тоже… Это… — промямлив, закусила губу, но потом уверенно ответила, — Я тоже скучаю. Дико, если честно, и меня это пугает.


— О-хре-неть! Она это сказала! Пойду выпью!


— У тебя гастроли! И вообще, хватит бухать! — рявкнула и услышала в трубку довольное сопение.


— Ещё раз… — прошептал Кай.


— Что?


— Порычи ещё!


— Ты… — я даже на таком расстоянии, в обычном телефонном разговоре, умудрилась возбудиться с пол-оборота.


— Я!


— Знаешь что?


— Знаю… Ты меня хочешь. Я по голосу это слышу. Он меняется, когда ты начинаешь возбуждаться. Тембр становится холоднее и глубже, а это заводит ещё больше.


— Ты нормальный? — я нахмурилась, потому что злилась и потому что он был абсолютно прав.


— Нет, я больной. И в этом виновата ты… — последовал тихий шепот, — Стало лучше?


— Немного… — призналась, потому что реально ощутила облегчение.


— Мне пора… Мы готовимся к вылету в Шанхай, а оттуда в Лондон.


Я села на край кровати и посмотрела на свою руку, которая перебирала край рубашки между пальцев.


— Я не прилечу в Шотландию, — последовал мой ответ.


— Знаю…


— Будьте осторожны с парнями. Не нарывайтесь на того хмыря, и пусть Ин Ха держит меня в курсе того, как и в чем вы выходите на сцену и на люди. Если меня нет рядом — это не значит, что вам можно одеваться в лохмотья!


— Передам. Особенно то, что ты скучаешь и за ними.


— О, да! Подумываю устроить шведскую семью! Ты же не против?!


— Нет, — последовал спокойный ответ, а у меня раскрылся рот от шока.


— Что?


— А что ты хотела услышать в ответ на такое глупое заявление?


— Ревность, например.


— К кому? Они не подойдут к тебе и на метр, зная что ты моя. Так что можешь расслабиться и получать удовольствие… Блин… Теперь уже мне неудобно…


— Что?


— Ничего! — послышалось недовольное шипение, а следом, — Люблю тебя…


"Финиш… Это просто финиш… У меня мозги напрочь расплавились, потому что я опять совершенно забыла и про ателье, и про то, что у меня была вообще-то своя жизнь до появления в ней этого парня!"


— Я знаю… Ты не ответишь…


Я продолжала молчать. Затихло всё и на том конце провода.


— Дождись меня, — наконец, я дала слабину и открыла рот.


— Ты справишься!


— Как и вы! Передай парням, чтобы не смели опускать руки!


— Опустишь тут! Сонбэ, наконец, признался нам с кем хочет заключить контракт. И если все получится, мы переедем на год в Лос-Анджелес.


На какой-то миг у меня словно, что-то начало расползаться в груди. Оно медленно сковало голос, и пришло другое понимание: "Нас разделяет целая пропасть…"


— Мне пора.


— Лана? — видимо, он услышал в моем голосе что-то такое, что испугало его, но у меня не было на это больше времени.


— Тебе тоже пора. Я позвоню… Позже…


Даже не заметив, что рука дрожит, положила трубку и ещё с минуту смотрела на экран сотового. Видимо, я ждала, что он позвонит ещё раз. Но Кай не сделал этого.


Не знаю, за каким хером, я начинала эти отношения, если прекрасно понимала, что они дико невозможны. Я не смогу бросить своё дело, а Кай никогда не уйдет из своего. Он не оставит парней ни за что.


А значит, мы совершили огромную ошибку. И пару минут назад, я вообще чуть не бросила собственное ателье. Но ради чего? Мне никогда не стать частью той семьи. По одной простой причине — я не брошу свою работу. Это место — часть меня, а значит, как только истекут шесть месяцев, из которых остались всего два с половиной, сказка закончится, и карета снова превратится в тыкву, а принцесса в Золушку.


— Едрёна вошь! Он что с тобой за пять минут сотворил? — Жанна икнула, когда я вернулась обратно, а Маришка застыла с бутылкой над стаканами.


— Мне нужно встретиться с Филатовым. Если он до сих пор не выпер меня из пресс-релиза показа, значит я ему там действительно нужна.


Я расстегнула пуговицы на рукавах рубашки и закатила их по локоть, схватив сотовый и открыв планер. Быстро отметила все даты мероприятий, которые знала по памяти, и посмотрела на Жанну.


— Сколько денег осталось на основном счету?


— Около двадцати кусков зеленью. Этого хватит на самое необходимое, — девочки изменились в лице за секунду.


— Значит, нужно продавать оборудование и за счёт этого набрать новых людей, но уменьшить производство, — я открыла в облачном хранилище план на год по выпуску продукции и стала тупо вычеркивать всё, что было лишним. Сокращать поставки, и с горечью поняла, что придется закрыть три магазина.


— Три бутика тоже в топку, а всё из-за идиота одноклеточного, — прошипела, а сама попыталась прогнать ноющее чувство.


"Наверняка, он обиделся… Я ведь бросила трубку. Взяла и опять сбежала…"


— Я в этом не разбираюсь, Клубничка, — вернула меня в реальность и покачала головой Жанна.


Она была абсолютно права. Все эти вещи могла знать только я. Если продать часть станков и швейных машин, а так же плоттеров, можно нанять ещё двоих-троих швей и закройщиц.


— Что с конструкторским отделом? Тоже все разбежались? — я подняла взгляд и девочки кивнули.


— Как только чмырь предложил им участвовать в показе Филатова от своего имени, не осталось ни одной. Все решили что звезды.


"Так вот зачем Филипп это устроил! Он хочет зрелища и хайпа. Думает, что я учиню скандал, как и всегда…"


— Понятненько… — я прищурилась и злорадно ухмыльнулась.


С этого момента началась подготовка к показу. На следующий же вечер я встретилась с моделями в ателье и то, как они отреагировали на новость, что показ всё равно состоится, вселило в меня веру в мои силы. Девочки в инвалидных колясках, с увечьями и просто недостатками, которые на них навешало общество, дали мне больше веры в собственные силы, чем я бы смогла найти сама.


Поэтому через три дня я связалась с Филиппом Филатовым и попросила о небольшой встрече. Как только я услышала, где он хотел встретиться, сразу стало ясно, что это место он выбрал не просто так.


Пресс-служба его компании тут же связалась со мной и передала приглашение на пресс-конференцию по случаю грядущего показа. Естественно зима в Украине это вам не плюс двадцать в Китае. Поэтому чтобы выглядеть эффектно мне пришлось влететь в копейку снова, но Стелла Корн никогда не подавала виду, что её нагнули. Хотя в этот раз так и было, не смотря на тачку с водителем, на которой я прикатила.


Конечно же, я осталась одна. Ни Жанет, ни Мышка не могли всюду таскаться за мной, когда у них свой бизнес.


Поэтому в здание выставочного центра на станции "Метро-Арсенальная" я входила в гордом одиночестве и с высоко поднятой головой. На мне было шикарное белое пальто собственного кроя, которое только подчеркивало безупречный деловой внешний вид.


"Хватит сопли на кулак наматывать! Достаточно!" — пронеслось в голове, и я открыла дверь пресс-зала, в котором собралась куча журналистов. Они тут же притихли и обернулись в сторону того, кто вошёл.


Начался поток щелчков камер, но я продолжала спокойно идти к помосту, который пока был пуст, зная что Филатов за кулисами и ждёт команды своей пресс-службы. Там мы и поговорим.


— Стелла? — мужчина стоял в окружении двоих визажистов, поправляя рукава пиджака, — Зачем ты пришла? Тебе мало позора и ты решила тут скандал устроить?


— Что, прости? — я смотрела на Филипа, пока он злорадно ухмылялся, и ждала того момента, когда точно так же ухмыляться стану я.


— Не нужно строить из себя невинную овечку, Стелла. Я прекрасно знаю в каком положении твой бизнес и ателье. Ещё пара таких скандалов и оно просто прогорит. И ты ещё спасибо должна мне сказать, дорогая, что я взял тебя на этот показ. Я ведь мог поступить как все остальные, после того, что о тебе журналистам рассказали твои бывшие работники.


Филип Филатов — высокий, холеный мужик, который всегда выглядел безупречно. Но ещё ни разу он не позволял себе так похабно на меня смотреть и настолько свысока вести беседу.


— Чего ты хочешь на самом деле, Филатов? Говори, и закроем этот вопрос. Потому что ты итак сделаешь то, что я скажу, иначе…


Я осмотрела его с ног и до головы, прикидывая что именно ему оторвёт престарелая жена, когда узнает кто его любовница.


О, да! Компроматы и я собирала на этих тварей. Но вот, дело в том, что в отличие от них, не придумывала ничего, а говорила правду.


К нам подбежали девочки из пресс-службы, но я подняла руку и одним взглядом заставила их убраться нахрен.


— Ты что себе позволяешь? — пробасил Филип, однако я проигнорировала его возмущения и посмотрела на визажистов, которые явно меня боялись.


"Хоть какой-то плюс от этой желтухи! Теперь я не просто стерва и скандалистка, а самое настоящее кровожадное чудовище!"


Я медленно подошла к Филиппу и мягко провела по галстуку. Мужчина замер, и стал пожирать взглядом сперва моё лицо, которое застыло в паре сантиметров от его груди, а потом и декольте моего платья. Оно, к слову, весьма целомудренно, но с высоты его "полета", видимо нет.


— Что ты творишь, Стелла? — Филип сглотнул комок в горле и схватил меня за руку, которая всё сильнее стягивала его галстук.


— Надя Ржевич, — как только я произнесла это имя, мужик побледнел и реально замер.


— Чего ты хочешь?


— Закрыть показ. Я хочу, чтобы мои модели закрыли показ.


— Нет.


— Тогда… — я стянула узел до самого конца и сдавила, — Я сейчас же позвоню Наталье и мы с ней мило проведем время в одном из хороших ресторанов. Устроим девичничек. А какой девичничек без… бо-о-ольшой компании девочек. Думаю Надюшу тоже позову.


— Ну ты и… — он с силой схватил и откинул мою руку, но я стерпела боль, сцепив зубы, — …тварь, Корн! Я знал, что ты та ещё су**, но и не думал, что опустишься до такого!


— Ты сделаешь то, что я сказала. Иначе сегодня же лишишься всего. И ты, и я хорошо знаем твою жену. Она с голой задницей тебя оставит, а Наде твое хозяйство без бабла в кармане, на хрен не сдалось. У нее таких… членов общества ещё много на примете… Я работала с этой девочкой. Ей плевать на мораль, а всё что нужно — бабки. И я хорошо ей заплачу, чтобы Наташа узнала всё!


Он приподнял подбородок и сверлил меня таким взглядом, словно я ничтожество, посмевшее перейти ему дорогу. Смотрел и всё сильнее краснел, даже под тремя слоями грима для балагана за ширмой с именами модельеров. Там было и мое имя. И меня радовало, что напечатано оно было достаточно крупными буквами.


— Хорошо! — выдохнул Филип, но потом ухмыльнулся и прошипел, — Но это не конец. Тебя давно хотят убрать, Корн. Я держал нейтралитет, но теперь готовься — у тебя на одного врага больше, девочка.


— Губу закатай мальчик, и постой тут минут пять, — я опять поправила ему галстук и прошептала, — …чтобы гормоны ниже пояса унялись. А то ведь и правда придется шалаве звонить.


— Су**!


— Кобель! — ответила тем же тоном и развернулась, не прощаясь.


Уверенно вышла в зал и пошла в сторону выхода с таким видом, словно за мной и правда горит земля.


Никогда не опускалась до таких грязных методов. Но они вынудили меня сами! Теперь мне стало ясно, что убрать меня хотел не Саша. Этим идиотом только воспользовались, и когда он перестанет быть им нужен — пережуют и выплюнут, даже не глотая такую дрянь.


Я встала у машины, дверцы которой держал бутафорский водитель, и посмотрела на то, как вокруг падает крупный снег. Хлопьями, он ложился на капот черного "BMW", а в голове у меня стучала одна мысль"


"Концерт в Глазго уже завтра вечером… Как и показ…"


Машина тронулась, но я продолжала смотреть в одну точку и думать. Оказывается я волнуюсь. Это чувство прямо грызло изнутри и не давало покоя, поэтому я влезла в Инстаграм парней, и просмотрела все видео и сториз, которые они опубликовали за эти несколько дней.


Листала и чем больше смотрела, тем больше меня разрывало два чувства. С одной стороны я реально скучала за балаганом, который покинула, а с другой стороны, я хотела вернуться только к одному человеку. Но вот он, видимо, решил развлекаться по полной.


— Какого хера? — сцепила челюсть и посмотрела последнюю видеозапись третий раз.


На ней Ариэль охамела в корень. Репетиция, а стафф в кадре? Это что новые веянья? Или это моя наука так подействовала.


Естественно это меня довело до точки невозврата. Поэтому я вышла из машины и посмотрела на вывеску "Александрофф" с такой ненавистью, что та должна была точно воспламенится в эту же секунду. Но… Это убожество мозолило мне глаза и дальше, а видосик, где Ариэлька слишком близко стоит с Каем, прямо подливало маселка в огнище.


Поэтому я не вошла в бутик, а ворвалась в него, аки фурия. Дернула дверь на себя и уверенно ступила на кафельный белоснежный пол, осматривая шикарный интерьер салона Саши. Должна признать ублюдок действительно обладал неплохим вкусом. Всё обставили очень даже хорошо и стильно. Новая мебель, дорогие стеллажи, огромные зеркала, наподобие тех, что я видела в Париже и две девушки у стойки.


— Добрый вечер! — одна из них тут же поплыла грациозной походкой в мою сторону и расплылась в такой улыбке, что меня замутило.


— Мне нужно платье, — прикинулась дурой, когда поняла, что очевидно ни одна, ни вторая меня не узнали.


"Хоть что-то радует сегодня…" — я стянула белые кожаные рукавицы и ровной походкой пошла вглубь магазина.


— Каковы ваши предпочтения?


— Их нет! Я тупица, и мне нужна ваша помощь, — я стала перебирать вешалками, и всё больше вскипать, замечая, как Саша нагло использовал мои эскизы.


— Конечно. Каков повод?


— Что? — я обернулась к девушке и посмотрела на её бедж, прочитав на нем имя "Карина".


"Ух… Девочки, простите. Но это видимо ваша карма, что вы попадете под раздачу…"


— Мероприятие? Ужин? Вечеринка?


— Похороны, — совершенно спокойно ответила, а девушка замерла.


— Мгм… — она прокашлялась и переглянулись со своей напарницей.


— Означает ли это…


— Это и означает, Карина, — я сделала ударение на её имени и мило улыбнулась, — Мне нужно шикарное платье для похорон моего Барона.


— Барона? Это…


— Кобель! — тут же махнула рукой, и продолжила перебирать вешалками, присматриваясь к материалу и качеству пошива.


Однозначно, у бедных девушек случился когнитивный диссонанс в связи с моей персоной, потому что они с минуту молчали, а потом вторая деликатно спросила:


— Вы же шутите с нами? Это пранк? — она нервно улыбнулась, а я нахмурилась и расстегнула пальто, пошла в сторону лаундж зоны.


Откинула полы пальто и села, точно как царица, обернувшись к девушкам.


— Нет. Это не пранк. У меня сдох в семье кобель по кличке Барон. Пушисто-хвостатое чудовище. И поэтому поводу мне нужно траурное платье для похорон.


Обе побледнели тут же, очевидно не понимая, какого хера творит больная баба в из магазине.


— Девочки, я приезжая. И если честно ни хрена не понимаю в этом всём, но знаю, что у вас должна быть услуга "промочить горло". Плесните горючего тёте Свете, а?


— Послушайте! — Карточка не выдержала, но я ее оборвала и быстро отчеканила.


— Я известный бьюти-блогер! Вы хотите, чтобы я вашу контору на всю Украину ославила в сети?


— Нет-нет! Что вы? — вторая, которую звали Катя, быстро пихнула Карину в бок, и та полетела куда-то в сторону подсобных помещений.


— Платье должно быть черного цвета?


— Нет! — я стала рассматривать маникюр, — Кроваво-красного. Кобель обожал этот цвет.


Как только я озвучила свою просьбу, девушка тут же понеслась в сторону стеллажей, пока вторая выпорхнула в парке и помчалась к выходу.


— Стоять! — я рявкнула так, что девушка тут же застыла, — Кариночка, и шоколадку захватите к шампанскому. Уж очень хочется помянуть моего верного друга.


— Ага! — кивнула Карина с таким видом, словно перед ней слабоумная бабенка, которой не шампанское приносить надо, а скорую вызывать.


— Вот это? — прибежала Катюшка и стала вертеть перед моим носом платьем в пол из сатина.


— Это атлас?


— Да… — промямлила девушка, но явно сама в этом не была уверена.


Я мягко поднялась, улыбаясь ей, а потом подошла и провела вдоль ткани рукой.


— Красивое, — прошептала, а Катюшка замерла и нервно ответила:


— Вы ведь Стелла Корн? — тихо спросила девушка.


— Да. И это не атлас, девочка, — я встала над ней в полный рост, и заметила, как бедняжка покраснела.


— Вас обучали, прежде чем взять на работу?


— Нет, — покачала головой Катюшка и стала прятать глаза.


— Ты ведь понимаешь, что если бы продала мне это платье по такой заоблачной цене, и обманула, то платила бы мне со своей зарплаты?


В этот же момент в дверь влетела Карина с бутылкой шампанского и замерла, видимо подумав, что я начала не просто сходить с ума, а линчевать её бедную напарницу.


— Звоните шефу! — я подошла к Карине и взяв у нее из рук шампанское и шоколад, кивнула на стойку, — Скажите, что его ждут на поминках. И если он не приедет через…, - я откупорила шампанское и махнула Катюшке, — … двадцать минут, то здесь будет вся киевская пресса. Боюсь такой рекламы ему не нужно. Ведь если хоть кто-то узнает, что вы не разбираетесь даже в материале из которого пошиты платья ценой в несколько тысяч долларов, этот бутичок прогорит в этот же день.


Я выбросила пробку от шампуня в мусорничек у стойки и закончила:


— Убери эту дешёвую половую тряпку, и принесли три бокала, Катя.


Девушка тут же кивнула и унесла шедевр ткацкого искусства чем подальше.


— Звони, Карина, — обратилась к второй девушке, пока Катя оперативно тащила три бокала.


— Сядь и выдохни, — я разлила шампанское по бокалам и кивнула девушке на диванчик, на котором сидела до этого.


В это время Карина, ещё бледнее чем до этого, разговаривала по сотовому с шефом шарашкиной конторы.


А последний приехал не просто через двадцать минут. Саша влетел, как ошалелый в бутик, а я посмотрела на настенные часы.


— Десять минут, — хмыкнула и добавила, — Ты вызывал вертолет? Или по-простецки, как смерды на такси прикатил?


— Что ты здесь забыла? — Саша стоял в дверях, а я не могла поверить, что вот этот человек теперь мне чужой.


— Ты не стой на пороге, дружочек. Присоединяйся к празднику! — я отпила шампанского и подмигнула ему, на что Саша захлопнул двери и посмотрел на свой персонал так, словно они рабы.


— Пошли вон!


— Сидите на попе ровно, девчонки, и продолжайте отдыхать! — парировала и посмотрела на девочек, которые уже порывались подняться, — Я заберу вас к себе, научу всему что нужно, и вы станете продавать вещи, а не половые тряпки!


Девочки медленно сели обратно и переглянулись.


— А у тебя будет бутик, в котором они смогут работать? — Саша сложил руки на груди и ухмыльнулся.


— Конечно. Ты в нём находишься, голубчик.


— Мда-а-а-а, ты как была наивной хабалкой, так и осталась. Ты слепая, Света? — он подошёл ко мне и навис так, словно я должна его испугаться, — Ты банкрот! У тебя за пазухой нет ничего. Мало того, ещё немного и желтуха тебя уничтожит!


Во мне поднялась такая волна гнева, что я реально не сдержалась. Мне было противно даже стоять рядом с этим дерьмом. Поэтому, без зазрений совести влепила ему по лицу так, что ахнули обе девушки, а потом завершила этот маневр зарядив между ног.


Чем мне мог ответить тюфяк, который выглядел как манерный недомужик? Ничем! Поэтому он и свалился на одно колено, держась за своё повреждённое хозяйство.


— Запоминай внимательно этот момент… Я тебя… Уничтожу! — он шипел сквозь зубы и смотрел на меня с такой ненавистью, с которой это должна была делать я.


— Уже запомнила, дружочек!


Такого сычания от себя даже я не ожидала. Оказывается и друзья умеют делать больно. Нестерпимо больно, потому что я еле сдерживала истерику и слезы. Честно хотела его придушить, но у меня перед глазами бегали картинки того, как этот человек мило мне улыбался в лицо, поддерживал и заставлял отдыхать, помогал и был всегда рядом. Сашка единственный человек, которому я могла сказать "прости"…


"- Ты тварь, Саша…" — хотела бы я это сказать, но выпрямилась и, вытащив визитку из кармана, протянула девочкам со словами:


— Если хотите работать в этом бизнесе и стать кем-то, а не носильщиками шампанского, которые будут платить со своего кармана недовольным клиентам — приходите в мой бутик завтра с утра. Вас встретят. Всего доброго!


— Запомни, ЧТО я тебе скажу, Светлана! — в мою спину прилетело и я остановилась у дверей.


— Когда ты переходишь дорогу своим людям, порой это хуже, чем если бы ты перешла её чужим.


Я медленно обернулась, а мой взгляд застыл на том, как Саша повернул ко мне экран своего сотового, на котором велась прямая трансляция с пресс-конференции Филатова.


— Да! Мы собираемся заключить крупный контракт с польской фирмой, которая в прошлом году реорганизовала производство и выходит на украинский рынок текстильной продукции. Часть будущего показа, как раз и станет посвящена нашим новым партнёрам.


Филипп отвечал на вопросы журналистов, но я не смотрела на него. Мой взгляд был прикован к Славе, который стоял по правую руку от Филатова.


— Мы рады, что наконец, нашли бренд, который готов вести сотрудничество с нашим производством. Потому с гордостью представляем вам новый бренд "Александрофф", который уже подписал контракт с нами, а так же с модным английским домом. Уже завтра, вы увидите новую коллекцию, созданную совместно с Эмили Паркер, которая любезно согласилась присутствовать на этом знаковом мероприятии.


Я покрывалась коркой льда. Мне казалось, что каждая часть моего тела онемела к херам, а в глазах застыли горячие слезы.


— Самоуверенность к добру не приводит, Света, — я перевела взгляд на Сашу, а он продолжил, — Я не раз говорил тебе, чтобы ты остановилась и начала думать мозгами. Ты сама всё разрушила.


Я продолжала молчать, пока девочки переводили взгляд то с меня, то на тварь, которая ухмылялась мне прямо в лицо.


— Что он пообещал тебе?


— Ничего, — ответил на мой ровный вопрос Саша, — Он знал, что ты придешь ко мне, поэтому просил передать кое-что. Сказал, если ты согласишься выйти за него замуж, он остановит это всё в тот же день.


У меня перехватило дух. Я не могла понять, что происходит. Когда моя жизнь превратилась вот в это?


— Более того, он знает о тебе и о твоём пацане всё, Света. Потому просил, чтобы ты вела себя благоразумно и согласилась с ним встретиться. Так что не делай глупостей, иначе пострадает твой цветочный мальчик, вместе со всей, как ты их называешь? Точно! Клумбой! Все пострадают, Света.


Я ничего не ответила, а лишь развернулась и вышла из бутика, чтобы сделать глоток воздуха. Остановилась и еле нашла в себе силы, чтобы сесть в машину.


— Куда? — обернулся водитель, а я покачала головой, и сглотнула комок в горле.


— Постойте… Мне… я должна подумать.


Такого шока я не испытывала в своей жизни никогда. Это было похоже на туман перед глазами, как тогда, когда я поняла, что потеряла малыша. Липкий серый туман, который будто собрался вокруг меня и душил, не давая делать вздох.


— Может воды? Вы вся бледная? — мужик быстро достал из бардачка воду, но я покачала головой и сильно зажмурилась.


Так, чтобы прогнать туман. Ничего не помогало. А мысль, что из-за меня могут пострадать парни добила. Потому я схватилась за сотовый, чтобы позвонить Эн, но остановилась, потому что понимала — скажи я ей, что может пострадать группа — я потеряю Кая.


И вот в этот момент я поняла, какую глупость сморозила пару дней назад. Бросила трубку и повела себя, как ребенок. Какая разница сколько между нами километров, если у нас есть возможность и средства прилететь другу к другу в любой момент?


— Господи!! — я не сказала это, а прорычала от досады, схватившись за голову, — Какая же я идиотка!!!


— С вами всё хорошо? Точно?


— Да нормально всё со мной!!! — выпрямилась и рявкнула на бедного водилу так, что он сам стал бледный.


— Простите… — уже тише выдохнула и посмотрела на сотовый.


Двумя касаниями вошла в чат, и быстро настрочила самую большую бабскую глупость:


"Прости… Я повела себя как ребенок! Позвони мне, когда будет свободное время…"


Мой палец застыл над экраном, который я гипнотизировала глазами.


"Нет. Такое я должна не в сообщении писать… Я приеду и скажу ему это. А то выглядит, как подростковая переписка, блин!"


Поэтому я отправила сообщение, так и не написав того, что собиралась, и подняла взгляд на водителя.


— Везите домой и на этом закончим.


— Хорошо, — с опаской ответил мужчина, а я ещё раз прошептала и отвернулась к окну.


— Простите. Тяжёлый день.


— Понимаю. Я женат уже двадцать лет, поэтому закалённый.


Мы посмотрели друг на друга и рассмеялась.


Уже в квартире я быстро разделась и набрала Жанну.


— Погоди! Ты хочешь сказать, что этот дебил устроил такой цирк только ради того, чтобы ты вышла за него замуж?


— Скорее он просто пытается нагнуть меня и унизить не хуже, чем я его, — я снимала с себя платье и поправляла лиф, когда услышала звонок в дверь.


— Погоди минуту, ко мне кажется кто-то пришел.


— Стелла не открывай! Кто его знает, что он ещё придумал!


— Ой, не убивать же меня собрался! — я нацепила на себя байковой банный халат, и быстро пошла к двери.


А когда посмотрела в глазок ничего не поняла, и спросила:


— Я слушаю! Кто там?


— Служба доставки. Вы Задорожная Светлана? — послышался мужской голос, и я тут же открыла дверь, чтобы охренеть от того, что передо мной стояла целая клумба с лилиями.


— Распишитесь, пожалуйста! — кивнул мне парень в униформе и протянул планшет с ручкой.


Пока я расписывалась, тщетно пыталась понять кто прислал мне такую клумбу.


— Спасибо! — парень принял планшет, а потом посмотрел на меня и на цветы, — Занести в квартиру?


— Ага, — кивнула и как пришибленная наблюдала за тем, как курьер внёс в квартиру букет и положил у журнального столика в гостиной.


— Спасибо…


— Да не за что! С прошедшими!


— Взаимно, — взяла себя в руки, и кивнула парню, прежде чем закрыть за ним дверь.


Подняла руку с сотовым и прошептала:


— Мне только что прислали часть столичного ботсада.


— В смысле? — переспросила Жанна, а я подошла к цветам и стала искать хотя бы записку.


— Если это от Святослава, я сброшу этот букет через балкон! — с остервенением прошипела и стала искать в кустах лилий хотя бы что-то, пока не заметила маленькую карточку.


Схватила её и зажав телефон между ухом и плечом развернула.


— Ну чего там? Нашла от кого?


— Нашла… — убито прошептала, пока в груди разливалось тепло.


— И от кого?


— От мужчины, — хохотнула и перечитала написанное на двух языках.


"Мне нравится, когда ты ведешь себя как ребенок. За это я тебя люблю, сладенькая. Жду. Кай."


— Еба… Да неужели заказал доставку с другой части континента?


— Да.


— Всё с вами ясно! Только вот…


— Плевать, Жанна. Я смогу пережить и это.


Я продолжала смотреть на открытку, а у самой в груди росла уверенность в том, что теперь у меня есть спина, плечи и руки, которые способны не дать мне упасть никогда.


Возможно я обманываюсь снова. Но я устала быть одна.


‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 15

Филатов не обманул. Видимо боязнь остаться с голым задом на улице сильнее, чем порядок выхода моделей. Поэтому я ждала до последнего в арендованном автобусе с девочками, не показываясь даже на глаза. Никто не должен был знать, что происходит. Для себя я твердо решила для кого теперь стану шить и работать. Если людям не нужны красивые вещи, а моделей можно превращать в вешалок, то я пойду другим путем.


Если уж я решила изменить всё, то назад дороги нет и я это сделаю, даже если придется начинать с нуля. В одном была уверена — моя цель создать семью похожую той, частью которой я стала на каких-то пару дней. Именно это время дало мне возможность понять, что мир меняется, но ценности в нем неизменны. Их могут поливать грязью, коверкать и уродовать, но если ты понимаешь их суть — они останутся самым важным для тебя.


Шин Сай понимал эти ценности, и сам был похож на человека, который способен им научить. Странный мужчина, со странной страны, который не просто прятался за ширмой совершенства, как другие артисты. Он и правда старался сделать свою жизнь таковой, а не просто картинкой напоказ.


— Ты только глянь на это убожество! — Жанна села между девочками и помогла им разместиться, чтобы смотреть показ, — Это же не платья, а тряпьё с оболонского рынка!


— Чому вони такi худi?*(Почему они такие худые?) — спросила одна из девушек и указала на моделей, которые вышагивали по подиуму на экране планшета.


— Это общепринятые стандарты мира моды, — я пересела ближе к ним и улыбнулась, — Определенный вес и пропорции тела, так же необычная внешность. Большинство моделей не подпадают ни под один стереотип. Чем непривычнее лицо и внешность модели, тем она привлекательнее для любого модельера.


— Мы тоже необычные, — пробасила с заднего сиденья одна из женщин, которая как раз своими габаритами могла затмить всех моделей.


— И потому вы здесь, — я кивнула, — Вы здесь потому, что не просто необычные. Вы уникальные. Каждая из вас уникальная.


Девочки переглянулись, а Жанна с Мышкой как-то даже странно на меня посмотрели.


— Мышка? — Жанна повернулась к Маришке и скривилась.


— Я тебя отправляю вместе со Стеллой в Лондон! Пусть там тебе тоже мозг вправят!


— Ой, иди ты! — Маришка скисла, и только хотела что-то съязвить в ответ, как дверь автобуса отъехала в сторону и в ней показался один из помощников организаторов.


— Бiльше тягнути не можна, панi Корн! Треба починати приготування. *(Больше тянуть нельзя, госпожа Корн! Надо начинать готовиться.)


— Звичайно!*(Конечно!)


Я подобралась и посмотрела на часы. Наши гримёрки оставались девственны до последнего, поэтому никто и не подозревал увидеть на заднем дворе выставочного зала тех, кто вышел вместе со мной из автобуса.


В этот момент я не шла впереди. Это бы выглядело убого и совершенно грязно с моей стороны. Стелла Корн шла позади, тогда как впереди помогали зайти в здание моим моделям.


"Единственный вариант, который и есть возможностью заявить о себе, исправить то, что творится — сказать правду. И сделать это с подиума. Только это способно спасти меня и мою репутацию…"


Именно с такими мыслями я вошла в гримерки и мы начали приготовления к выходу. Нервное напряжение росло с каждой минутой, и мне было все труднее сдерживать свое волнение. Ведь сейчас я волновалась не только о себе.


— Уже должно было начаться… — я посмотрела на часы и поняла, что концерт в Глазго вот-вот начнется, а значит Кай и цветочки выйдут на сцену меньше, чем через час.


— Не дергайся! Ты вся скованная! — Жанна прошлась по моему лицу кисточкой и начала наносить макияж, — Расслабь лицо, иначе будешь похожа на английскую лошадь.


— Там никакой мейк не исправит ситуации, — хохотнула Маришка, колдовавшая над девочками.


— Кто?!


Мы даже не успели отреагировать, как двери в гримёрку распахнулись, и в неё влетел Филатов.


— Кто позволил этот балаган? — стал и дальше вопить мужчина, пока я медленно поднималась.


— А что тебя не устраивает?


— Я не выпущу вас на подиум! Ты рехнулась, Стелла? Ты хоть понимаешь уровень этого показа, или решила устроить эпатаж опять? — он подошёл ко мне впритык, а вокруг послышалась гробовая тишина.


— Только попробуй это сделать, Филатов! И сегодня же твоя жена узнает, где ты выгуливаешь свой член, и мне даже не стыдно это говорить тебе в лицо!


— Ты охренела в корень, Стелла!


— Это ты охренел, когда спелся с этим чмырем, чтобы меня уничтожить. Ещё и английскую давалку приплели к этой затее. Только вот знаешь, что я тебе скажу, Филип, — я подошла к нему ещё ближе, — Ты поставил не на того игрока в этой игре, потому что в отличие от той двуличной твари, я не стану врать. Мне достаточно сказать правду!


— Ты цинично используешь этих людей, чтобы спасти свою шкуру, Стелла. Я хотел тебе помочь и остановить этот фарс, но ты сама решила похоронить свой бизнес окончательно. Поэтому вперёд!


— Естественно. Я так и делаю. Иду ТОЛЬКО вперёд. Плюнешь мне в спину, может полегчает, Филип.


Он отошёл от меня и осмотрел гримерку так, словно здесь не люди находились, а ничтожное дерьмо.


"Высокомерная тварь!" — я сжала челюсть, и проводила его очень милым взглядом.


Этот разговор мне дался нелегко. Ведь он был при всех, а значит так решить могли и другие. Подумать, что я просто использую их, чтобы спасти свой бизнес. Поэтому я развернулась и честно сказала:


— Он прав! — Жанна чертыхнулась и посмотрела на Маришку, но я продолжила, — Он абсолютно прав в том, что только вы способны мне помочь.


Я обвела взглядом всех присутствующих и собралась с духом.


— Моё ателье и бренд терпят не самые лучшие времена, и прямо сейчас в ваших руках дать мне шанс остаться кутюрье и модельером.


— Но вы же готовили нас и показ до того, как начались эти грязные слухи? — ко мне обратилась самая пышная девушка и посмотрела на остальных, — Лично я не имею ничего против того, чтобы помочь вам. И не вижу здесь никакого умысла.


— Я тоже так думаю. Поэтому не беспокойтесь, Стелла, — я посмотрела на девушку в инвалидной коляске, и она тут же мне бодро кивнула, — Мы выйдем на подиум всё равно.


— Ми довго чекали, нащо тодi спинятись зараз? *(Мы долго ждали, зачем тогда останавливаться сейчас?)


В их глазах, я увидела так необходимую мне поддержку. Это чувство впервые было настолько ярким после того, как я боялась сделать шаг по стеклянному мосту. Невероятная эйфория в груди, и даже то, что из этого мне не выпутаться так просто, не могло омрачить такого момента.


Он был совершенен, как мои девочки, которых подготовили к показу. Теперь я воспринимала их не как холст — пустой, холодный лист бумаги. Сейчас это были люди, для которых я создала сказку своими руками. Их глаза светились, их улыбки искренни, поэтому, когда я шла по коридору вслед за ними, чтобы посмотреть, как они будут блистать, вспомнила момент, который стал для меня ещё одной причиной того, что решение было принято.


" — Это невероятное ощущение, Кай.


Если бы кто-то сейчас увидел Стеллу Корн. Кто-то из той — другой жизни, он бы не узнал меня ни за что.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ В этот момент, перед огромной сценой стояла обычная девушка в форме стаффа, с петличкой у рта и наушником в ухе. Это не был модельер с именем. Её жизнь поделилась пополам.

Так случается, когда твой парень — человек, за которого готова порвать толпа фанатов.

— Это всё благодаря Сонбэ.

Кай встал рядом со мной, и мы вместе наблюдали за тем, что делает команда и техники.

— Почему он так держится за вас, а вы за него?

Мой вопрос закономерен. Человек, которому не нужны ни помощь, ни эти игры в агентства — не просто опекал своих ребят. Шин Сай готов был порвать любого за своих артистов. И это странно…

— Потому что мы семья, родная. Каждый из нас делает свои вещи, но SMAngel — семья, которую создал Сонбэ…"


Теперь же, смотря на то, как девочки выходят на подиум, ко мне пришло понимание, что я начинаю создавать свою семью. Собирать вокруг себя людей, которые готовы идти за мной, потому что ценят меня и мой талант, а не боятся. Ведь они могли отказать мне. Однако не сделали этого.


Я выровняла дыхание и поправила свой простой белый брючный костюм. Расправила плечи и вышла за своими моделями под свет софитов. Много раз этот момент наступал в моей жизни в разных точках мира. В Милане я выходила на подиум под руку с Лучано. В Париже шла с гордо поднятой головой после сокрушительного провала, а потом плакала навзрыд, потому что у меня не было человека, которому я могла пожаловаться на свои неудачи. Каждый раз, глотая эту горечь в одиночку. Но теперь, в моей квартире стояла клумба из лилий, и я знала, что, возможно, в этот самый момент Кай тоже вышел под яркий свет и борется за своё место в этом мире.


Я здесь, а он там. Но мы всё равно вместе. Никогда не думала, что буду идти по подиуму и думать о человеке, который за тысячи миль от меня. Но так и было. Страх испарился, как только я представила парней на сцене. На них ослепительно белые костюмы. Они вместе и у них всё получится…


— Как и у меня… — прошептала и взяв себя в руки низко поклонилась, стоя в окружении своих моделей.


Девочки аплодировали, а зал застыл в шоке. Никто не ожидал, что такой показ будут завершать обычные женщины, которые не проходили кастинги, не учились быть моделями и о мире моды не знали ничего. Но они блистали! На них смотрели и восхищались. Им аплодировали стоя.


— Добрый вечер! Я честно готовилась сказать несколько слов, которые прямо сейчас возможно изменят всё, что до этого было связано с моим именем. Но как-то решила сказать всё проще. Без пафоса, как это принято.


Музыка стихла и мне дали возможность сказать несколько слов.


— Бренд "Стелла" этим показом завершает свое существование, чтобы начать совершенно иной путь. С этого момента, модельер Светлана Задорожная будет шить одежду для всех. Не только для прекрасных дам, — я посмотрела на первый ряд, где сидел весь бомонд с бледными лицами, — Не только для дорогих показов, — повернулась в сторону Филатова, который был готов сожрать меня с потрохами, — Не только для обеспеченных людей.


Зал взорвался аплодисментами, и я, наконец, увидела его — Слава стоял рядом с Сашей. Последний не мог вообще понять, что происходит и постоянно смотрел то на Филатова, то на Славу.


— Всем известно о недавних слухах о модном доме "Стелла". Хочу сразу развенчать ваши убеждения, что он исчезнет только из-за грязи и алчности людей. Я меняю вектор своей работы не потому, что меня попытались уничтожить призраки прошлого. Нет, я это делаю для будущего. Спасибо, господину Филатову за любезную возможность использовать этот показ, как новую ступень в моем творчестве. Спасибо!


Я снова поклонилась и мягко кивнула девочкам, что мы можем уходить. Вот так просто я взяла за руки нескольких из них и мы пошли обратно за кулисы. Там — за спиной, что-то происходило, но это было уже неважно.


Но эйфория длилась не долго. Я знала, что он придет. Слава не просто так затеял этот фарс с ультиматумами и шантажом.


Я спокойно общалась с Жанет и Маришкой, которые не отходили от наших девочек на "after party" ни на шаг, и постоянно ловила его хмурый взгляд.


"Как же ты меня бесишь! Какого хера ты портишь всё в моей жизни?!" — орало в голове, пока я мило улыбаясь, знакомила девочек с несколькими моделями, которые работали со мной.


— Стелуца… Он уже МЕНЯ начинает выводить из себя! — Жанна схватила мой локоть и припала к моему уху с таким шипением, что я даже вздрогнула.


— Забей! Пусть смотрит. Я за это денег не беру, — ухмыльнулась и поправила рукав.


— Он сюда идёт! — шикнула Маришка и повернулась к Жанне, кивнув, чтобы та меня уволила.


Но было поздно.


— Мы можем поговорить? — прозвучало за спиной, а по мне волной ярость пронеслась.


— Конечно, — обернулась и наигранно-мило улыбнулась.


— Не здесь, Светлячок.


— Я бы попросила на упускать манеры в обществе других людей, господин Ольшанский, — в радиусе метров трёх все затихли тут же.


"Как же! Интересно же: правда, или нет, то что я связана с польским бизнесменом?"


— Мы можем поговорить "тет-а-тет"? — с нажимом повторил Слава.


— Нет.


— Да! — я покачала головой на выпад Жанны.


— Откуда нам знать, что вы опять не дадите грязное интервью ещё каким-то желторотикам, охочим до подробностей чужой жизни? — она не унималась и вообще вышла вперёд, встав прямо передо мной, — Ты уже достаточно нагадил в её жизни! Шел бы ты…


— Светлана, может вы усмирите прыткость вашей подруги во избежание очередного скандала? — Слава расплылся в хищной улыбке и смерил Жанну уничижительным взглядом.


— Жанет! Всё будет в порядке. Я думаю, нам с этим… — я чуть не выплюнула отборную матершину, но сдержалась и продолжила, — С господином Ольшанским нужно поговорить, чтобы он наконец, узрел точку, там где пририсовал ещё две!


— Буду благодарен, если вы откроете мне глаза на собственную глупость, Светлана, — он указал на выход из фуршетного зала.


"О! Я тебе открою! Так открою, что ты до гробовой доски вспоминать меня будешь, тварь!"


Я ничего не ответила, а лишь положила бокал с шампанским на стол, и пошла в сторону шикарных резных дверей на выход, заверяя взглядом девочек, что всё в порядке.


Шли мы не долго. В вестибюле гостиницы, где проходил фуршет в огромном зале, мы свернули в поворот, который вёл к диванам и зоне отдыха постояльцев. Сейчас там было пусто. Поэтому нам вряд ли кто-то помешает. Тем более журналистов в эту часть гостиницы не пустили. Как и в фуршетный зал.


— Говори! — я встала у панорамного окна, и всматривались в магистраль ночного центра Киева, на которою открывался шикарный вид.


— У тебя нет выбора, — послышался тихий уверенный голос, и это меня выбесило ещё сильнее.


— Ты и тогда… Почти десять лет назад мне его не оставил! Всё решил за нас, потому что тебе были важнее бабки. Деньги стали дороже ребенка.


— Ты не права. Я хотел, чтобы всё было правильно. Чтобы мы встали на ноги и только потом шли на такой серьезный шаг, Светлячок. Все эти годы, я следил за тобой. Каждый твой успех воспринимал, как собственный и ждал… Я ждал, когда мой Светлячок поймет и простит меня.


— А ты и правда вырос, Ольшанский, — я обернулась и сложила руки на груди, — Возмужал. Стал на мужика холёного похож. Даже щетину отпускаешь, чтобы внушительно выглядеть. Только вот… Это не поможет, когда внутри ты так и остался дерьмом.


Он сцепил челюсть и выпрямился, прожигая меня взглядом.


— Что мне ещё сделать, чтобы ты поняла, что я приехал за тобой? Что? Как мне на тебя воздействовать, чтобы до тебя дошло, что это я дал тебе возможность стать той, кем ты являешься? Если бы не моё решение, ты бы сейчас в переднике у плиты стояла, Света! Это я поставил троеточие, лишь для того, чтобы показать тебе, что мы были слишком молоды для таких вещей!


— Ну ты и тварь, Ольшанский, — я зло хохотнула и обогнула его взглядом с ног и до головы, — Значит, разрушая мой бизнес, пытаясь оболгать в желтухе и помогая своре шакалов меня уничтожить, ты вернуть меня пытался? А извиниться? Нет? Никак? — я стала натурально рычать, — Сказать "прости", мать твою, за то что лишил жизни нашего ребенка! За то, что растоптал меня и я чуть не сдохла от того, как чудовищно ты вытер о меня ноги! За это не хочешь попросить прощения, ублюдок ты бл*******? Катись из моей жизни! — я приподняла подбородок и гулко вдохнула воздух, — Убирайся! Потому что единственное чувство, которое во мне вызывает такая тварь как ты — отвращение! Я блевать хочу, когда смотрю на тебя, бл***!


Слава не просто окаменел, я даже испугалась того взгляда, с которым он на меня посмотрел, уже жалея, что согласилась на этот разговорчик по-душам.


— Что у тебя с тем корейским сосунком разукрашенным? — от неожиданности я ахнула, и даже не успела сориентироваться, как Слава схватил меня под локоть и потянул на себя со всей дури.


— Ты что себе позволяешь? — я стала вырываться и брыкаться, но он схватил меня за затылок и опять глухо прорычал прямо в лицо:


— Я задал вопрос, Света! Ты спишь с этим… узкопленочным?


— Что ты сказал?! — я вырвалась, как только он это выдал, и зарядила по лицу Славы так, что у меня кожа на ладони, словно язвами от ожога покрылась.


Такой шлепок точно вся гостиница слышала.


— Ещё раз посмеешь такое выдать, и я тебя в порошок сотру, Ольшанский! Ты и мизинца его не стоишь! Понял?


— Ты потеряешь всё! Дура! — он выпрямился и, схватив меня за затылок опять, впечатал в свою грудь, — Он тебя трахает, пока ты ему интересна. Ты хоть понимаешь во что ввязалась, идиотка? Хорошо хоть уехала вовремя!


— Что ты сказал? — я попыталась ударить его и освободиться, но это на хилячек Саша, эта тварь в два раза больше меня.


— То и сказал! Тебе знаком менеджер У Дон Мин? Кажется, я правильно произнес?


В этот момент я замерла всем телом и оставила попытки вырваться.


— Он сам нашел меня после выхода статьи пару дней назад. И хорошо, что нашел, потому что иначе пострадала бы и ты. Если бы в прессу просочилось то, что ты спишь со своим клиентом — конец был бы всем — и ему, и тебе, Света! А знаешь почему? Потому что корейская пресса уничтожила бы тебя! Ты не то что модельером перестала бы быть, они бы и сюда добрались со своей желтухой! Так что… Можешь сказать спасибо, что не ты станешь причиной уничтожения целого агентства.


— Повтори! — я попыталась вырваться снова, но он всё равно сдавил меня в руках и стал нагибаться всё ниже к моему лицу.


— Повторю… Скажи спасибо, что это не из тебя сделают шлюху, а из другой девки, которая согласилась заявить о домогательствах. Поэтому лучше…


С каждой секундой мой страх рос в геометрической прогрессии. Я так не боялась ни разу в жизни.


"Они разрушат и уничтожат жизни этих людей. Если подобное действительно произойдет, всё что создал Шин Сай будет разрешено за каких-то пару минут…"


Сердце стучало так, что я вся вспотела, а ноги стали дрожать и перестали слушаться.


"Звонить! Нужно срочно звонить Эн!!! Да хоть кому-то!!!"


Слава резко втянул воздух и всосался в мои губы, а по мне реально рвотный рефлекс пронесся. А с ним, жаром, поднялась ярость, потому я применила свой излюбленный метод — всадила со всей дури острым каблуком по носку его ноги.


Слава реально мог откусить мне губу, потому что заорал так, словно я ему ногу проколола.


— Повтори, что ты… — я глубоко дышала, вытирая губы рукавом пиджака, а потом и вовсе сплюнула, — Повтори, что ты сказал, мать твою, дерьма ты кусок!


— Зря я это затеял! Тебя не спасти… Ты… Как была тупой идиоткой, так тебя жизнь ничему и не научила! Конец твоим пацанам и агентству этого Сая тоже конец. Я еле уговорил не трогать тебя. Они всех уничтожат, — Слава выпрямился и тоже вытер рот, — Угомонись и прими тот факт, что ты останешься всё равно со мной, Светлячок. Я не отпущу тебя!


— А не пошёл бы ты на хер, Ольшанский! Я лучше сдохну, чем стану женой такой твари, как ты.


У меня не было времени на подобные пустые разговоры. У меня не было желания слушать этот трёп.


— И да! — я остановилась на пол пути в вестибюль и не оборачиваясь отчеканила, — Спасибо! Огромное спасибо, Ольшанский! Если бы не ты, я бы никогда не узнала, каким может быть настоящий мужик, а не… — обернулась и, скривившись, выплюнула ему в лицо, — … его пародия. Счастливо оставаться. Советую попытаться замутить с Паркер. Вы бы смотрелись прелестно.


Он лишь ухмыльнулся и сказал:


— Ты всё равно приползешь ко мне, Света… Я для этого сделаю всё. И так уж и быть — прощу за то, что тебя поимело недоразумение…


— Запомни то, что ты сказал, Слава. Хорошо запомни, потому что я заставлю тебя извиниться и за это!


Более мне здесь делать было нечего. Потому я на ходу звонила без конца всем подряд. В Глазго сейчас глухая ночь, а значит, хоть кто-то должен взять трубку.


Я вошла обратно в фуршетный зал после сотой попытки дозвониться хоть к кому-то, но всё было тщетно.


— Стелла… — в мою сторону быстро шла Маришка, — Что случилось?


Видимо весь ужас был написан у меня на лице, поэтому ко мне подошла и Жанна.


— Мне нужны несколько хороших адвокатов, Жанна. Сама я никогда не обращалась в прокуратуру, но видимо время пришло.


Девочки застыли и переглянулись. Они явно не понимали, что происходит, а в моей руке стал вибрировать телефон. И это хоть немного, но развязало узел в груди.


— Эн! — я ответила на звонок и поспешила в небольшой коридорчик к уборным, — Вы меня слышите?


— Очень плохо, Стелла, но слышу.


— У Дон Мин собирается распустить слухи о домогательствах в агентстве. Кто-то согласился дать такие показания, — я приложила руку к трубке, но по тишине с той стороны поняла, что опоздала.


— Уже слишком поздно, Стелла. Сегодня утром в Сеульской прессе уже вышла статья, а Сая вызвали на допрос в прокуратуру.


— Кто? — это было всё что я спросила.


— Су Хиль обвинила в принуждении со стороны Кая.


Мне показалось словно перед глазами пронеслась яркая вспышка, а потом всё в какой-то момент потемнело.


— Это чушь! — я буквально прорычала это, а женщина тихо продолжила:


— По делу открыто расследование. Скорее всего, парней снимут с заключительных концертов в Лондоне и Сеуле.


— Энджи, просто скажите мне…


— Это не важно сейчас, Стелла. Простите, но моя задача помочь парням, поэтому…


— И вы, и я знаем, что Кай состоит в отношениях со мной!


— Да, и это не поможет. Тут такое не работает, Стелла. Если Су Хиль написала открытое заявление и о нем узнала пресса, уже не поможет ничего. Если только…


— Не придать Дон Шмина, и не заставить прекратить это!


— Да.


— Где они? — я прошла дальше по коридору, и остановилась рядом с уборными.


— Летят в Лондон. Сай тоже вылетел сразу после допроса.


"Он не собирается снимать их с концерта. Я уверена, этот мужик летит линчевать этого ублюдка…"


— Я вылетаю! — я посмотрела на часы и прикинула сколько времени в меня займут сборы и бронь билетов в Лондон.


— Стелла, не делай глупостей! Насколько я понимаю, ты тоже не в самом радужном положении.


— Поверьте, Эн! Оно поправимо.


Я поставила трубку, зная, что женщина попытается меня остановить, но это невозможно. Не в том случае, когда Каю грозит такая опасность.


— Жанна! — я нашла подруг рядом с тем же фуршетным столом и быстро зашептала на ухо.


— Найди адвокатов, и выходи в суд от моего имени, я оформлю на тебя генеральную доверенность на ателье. Хватит играться с этим тварями.


— Что ты удумала?


— Посадить Сашу, и прикрыть этот балаган одним махом, но у меня нет времени. Кая… В общем я должна лететь в Лондон сейчас же.


— А визы? Ты рехнулась?! — Мышка попыталась меня образумить.


— Это Англия. Тебе придется ждать насколько дней, чтобы получить хотя бы туристическую визу, Стелла.


Я прикрыла глаза, а в груди рвало. Не просто жгло, а прямо доводило до отупения.


— Что мне делать..? - я опустила голову, и сцепила руки в кулаки.


"Он не берет трубку… Что же мне делать? Как мне помочь ему? Я ведь… Он…" — такой сумбур в моей голове был впервые, потому что я понимала, что бессильна.


Бессильна противостоять своре, которая окружила меня, и бессильна в помощи Каю.


— Я ни на что не гожусь. Просто ни на что, а теперь меня лишили последнего, что помогало мне дышать.


— Что ты несёшь? Опомнись! Всё же получилось! Этот показ прошел шикарно, мы приготовили план реорганизации ателье, наняли новых людей и продали лишнее. Всё наладится, Стелла.


— Этот мир просто не даст нам быть вместе… Всегда найдутся твари, которые из зависти попытаются всё уничтожить, — продолжила даже не расслышав о чем говорили Жанна.


Я отняла её руку от своей и пошла в сторону выхода. Не знала как поступить, не понимала, что делать, но пошла… Потому что, даже если я не могла никак повлиять на эту ситуацию, я нужна Каю. В этот момент, я нужна ему. Просто я…


♥⭐♥⭐♥⭐♥⭐♥⭐♥


Я глубоко дышал и смотрел на то, как над головой открывается люк и платформа поднимается. Рядом точно так же стояли в ожидании парни. Они смотрели перед собой, пока мы держались за руки. Но как только свет ударил в сцену, и сквозь огромное красное полотно послышались крики из зала, чувство тревоги ушло.


В такие моменты я всегда забывал о реальности. Она оставалась за спиной, ровно в тот момент, когда звучали первые звуки нашей музыки. Так было всегда, даже, когда я считал что влюблен, всё вылетало из головы, а мной владело чувство эйфории от того, что я делал и создавал.


Но не в этот раз. Сейчас, пока мы пели, а зал волнами собственных звуков подпевал нам, я думал о ней.


Настолько я привык к тому, что Лана стояла в зале или за кулисами. Настолько я ощущал её присутствие и это мне помогало не обращать внимания на собственные ошибки. На то, что номер мог получиться не безупречным, на то, что я мог сделать что-то неправильно.


Так и сейчас, пока пел, в каждом, кто стоял у сцены, искал знакомый взгляд. Искал знакомые глаза и выражение холодной решительности на красивом лице. Но больше всего я балдел от её губ. Они нереально горячо растягивались в победной улыбке, когда заканчивалось выступление. Именно тогда, в Берлине, и увидел эту улыбку впервые и мне показалось, что я рехнулся.


Лана стоя в полупустом зале, заставила почти всех зрителей вернуться назад, а когда это получилось, я понял, что влюбился в женщину, которая поначалу мне показалась холодной стервой без чувства самосохранения. Но чем больше смотрел, тем больше хотел её.


Но сейчас моей улыбки не было рядом, и я ощущал пустоту. Это так, словно ты чего-то постоянно хочешь, но никак не можешь получить навсегда, а только на один короткий миг. Ужасное и паршивое ощущение, будто ты неполноценен и наполовину пуст.


По мне гулял ветер и я чувствовал, как пот стекает по телу, но помнил и другие моменты, когда такое чувство приносило счастье и я, как придурок, хотел еще больше этих ощущений. Желал опять ощутить безумие и дикость, когда я был только с ней.


Но сейчас, в эту минуту, когда мы танцевали и пели, а я продолжал искать свою улыбку, мне стало страшно.


"Надеюсь ты справишься, милая!" — эта мысль раз разом повторялась в голове, а я продолжал петь слова, которые теперь для меня обрели смысл.


Только в этот момент, когда мы запели с Джином вместе и я посмотрел ему в глаза, понял значение его слов, брошенных мне когда-то:


"Наступит момент, и песня обретёт для тебя совершенно другой смысл. Как и музыка. Сейчас для тебя это просто слова, но потом, когда придет время, они обретут для тебя самое важное в мире значение…"


Он говорил об Ин Ха. Джин пытался объяснить мне, как меняется мир, когда ты любишь кого-то, и это чувство взаимно.


Всё просто, а я пытался всё усложнить. Изменить её, подчинить, но пришел к выводу, что мне плевать какая Лана. Я всё рано бы втрескался, потому что хотел её так, что мне спирало дыхание, и приходилось напрягать все мышцы в теле, чтобы успокоить чёртовы гормоны.


Но сейчас Лана далеко. И увезла она за собой будто часть меня. Это пугало. Я не чувствовал такого никогда. Не могла же она оторвать от меня кусок и положить в сумочку?


Невольно улыбнулся таким мыслям и продолжил рассказ для зрителей о том, как важно взаимопонимание между парнями в группе. В целом мы пробыли на сцене всего десять минут, но я получил такой заряд энергии, что не сразу заметил, как изменился стафф в лице, когда мы вернулись за кулисы.


В Глазго мы прилетели сами в сопровождении лишь Снежаны и Чупика. Остальные, в том числе, Сонбэ должны были прилететь на концерт в Лондоне.


— Вас сняли с программы в Лондоне, — к нам подошла Ин Ха и махнула девочкам, чтобы помогли нам раздеться и смыть грим.


Девушка нервничала, а мы с парнями не понимали что происходит.


— Концерт отменили? — переспросил Джин и остановил её, схватив девушку за руки у своей груди.


— Нет… — она опустила взгляд, — Давайте мы спокойно закончим здесь и приготовимся к вылету в Лондон.


— Но если нас сняли с концерта… — начал До Шик, однако его перебил вошедший в гримерку Чи Джин.


— Это распоряжение Сонбэ! Даже если вас сняли с программы, вы должны быть завтра в обед в Лондоне на репетиции. И это не обсуждается!


— Чи Джин, что происходит? — я стянул перчатки с рук, и отбросил их на столешницу трюмо, самостоятельно снимая с себя аппаратуру.


Он окинул меня долгим и пристальным взглядом, только потом сказав:


— Нам нужно поговорить, Кай. Пойдем!


Все замерли, а Кей холодно остановил меня:


— Что случилось, Хён?


Но я покачал головой, и расстёгивая на ходу пиджак, потому что мне было дико душно, пошел вслед за менеджером.


Чи Джин уверенно шел впереди, и только спустя три поворота, открыл передо мной одну из дверей. Внутри оказалось пусто и грязно. Видимо, это место служило подсобкой концерт-холла.


— Я не буду ходить вокруг да около, Кай, но ситуация очень серьезная и касается она тебя.


"Неужели будут уговаривать бросить Лану?" — я сложил руки на груди и нахмурился, тут же ответив:


— Я не брошу её, даже если Сонбэ решит выгнать меня из группы. Этот вопрос…


— Совершенно не касается госпожи Корн! — перебил меня Чи Джин и протянул свой сотовый.


— Смотри сам, Кай. И ответь на один единственный вопрос — ты спал с Су Хиль? То что она наговорила прессе правда?


Я медленно опустил взгляд, а от пят стало подниматься зудящее чувство шока. Оно физически заставило выдохнуть со смешком, когда я прочел этот дикий ужас.


"- Я просила прекратить эти отношения, но он отказался и пригрозил, что обнародует видеосъёмку наших… Простите…


— Потерпевшая в очень тяжёлом психологическом состоянии. Позвольте ей прийти в себя. В остальном разберется следствие!"


За спиной Су Хиль был виден вход в Сеул селе управление полиции, а перед ней стояла толпа репортёров.


— Это ЧТО мать его такое? — продолжая шептать, как безумный я даже не понял, как в моих глазах проступили слезы.


— Я не делал таких вещей! Никогда! Я… Я не делал этого Чи Джин-ши!! Я пальцем не трогал эту девушку и никогда не вступал с ней в интимную связь!


— Она утверждает обратное, Кай, — кисло сказал Чи Джин, а у меня земля под ногами ходила ходуном.


"Я никогда бы так не поступил? Я никогда никого не трогал против воли… За что?!" — эти мысли били в голове, как ненормальные, пока я пытался понять, как Су Хиль могла такое сказать, как она вообще додумалась до такого чудовищного поступка.


— Я! Не делал этого!!! И точка! Пускай разбираются в этом дерьме! Но я и пальцем не трогал эту девушку, даже не дышал в её сторону! — телефон полетел в пол, а Чи Джин скривился и покачал головой.


— Сотовый то мой в чем виноват, блин? Ты вылитый Хён! Сай точно такой же импульсивный.


— Как это произошло? — мной шатало, и я пытался схватиться хоть за что-то.


Когда я начинал эту карьеру, знал, что возможно всё. Что меня будут постоянно рассматривать, как под лупой, что моя жизнь должна быть внешне безупречна, и что жить так — это ад. Но я все равно пошел на это, потому ловил кайф от того, что делал. И что получил взамен?


— Саю она сказала, что у нее серьезные проблемы дома, и улетела в Сеул. Теперь ясно какие это были проблемы…


Чи Джин собрал части сотового и посмотрел на меня, поднявшись:


— Не спец брать в голову эту чушь! Этим ты тоже на него похож! Мы разберемся во всем вместе. Я более чем уверен, что это связано с У Дон Мином и его парнями. Вы их главные конкуренты. К тому же он давно точит зуб на наше агентство, ещё с того момента, как мы приняли Кея и Джина.


Мне эти утешения были побоку, потому что я знал — даже если Су Хиль скажет, что она меня оклеветала, нашему контракту с американцами конец. Они не подпишут его с нами. А если девушка не заберёт заявление, очевидно Дон Мин приложит все усилия, чтобы я сел.


Я вышел из подсобки и решил, что раз уж садиться в тюрьму то хоть за дело!


— Ты труп, тварь!


С этими словами я шел между мемберами групп, их стаффом и организаторами, совершенно не замечая, КАК на меня смотрели. Они уже знали. Совершенно точно эти героини, а где-то и явные выкрики о том, что я ублюдок, говорили о том, что всем все стало известно в ту же минуту, как Су Хиль появилась на публике.


— Вы только посмотрите на этого… Как так можно? Это ведь девушка из стаффа? Какое бесстыдство!


Много людей говорили специально мне в спину, но я терпел, хоть и понимал, какой позор упал на мои плечи незаслуженно. Я не был таким человеком, и сейчас мне это причиняло нестерпимую боль. Все вылетело из головы. Всё, потому что такая грязь заставила меня чувствовать стыд все равно.


"Вернись ко мне…" — это была единственная мысль о Лане, пока я входила в пустую гримерку парней Дон Мина.


— Сапсари!!! *(Су**!!!) — зарычал не своим голосом, и даже не заметил как мои парни стали тащить меня вон из пустого помещения, которое я хотел разгромить в щепки.


— Кай!


— Эй, Хён! Опомнись! Это же мы!!! — Джин встряхнул меня и обнял, — Всё будет в порядке, брат! Мы справимся!


Но я продолжал стоять с зажатыми в кулаки руками, в попытке хотя бы начать здраво мыслить.


— Я не насильник… — тихо и холодно прошептал, понимая, что все вокруг думают именно так.


Все кроме моих парней.


"Я умоляю тебя! Не верь этому… Не верь, Лана…" — эта мысль добила меня и прикрыл глаза, понимая, что если она поверит в эту грязь, для меня это станет концом.


"Но так даже лучше. Так они не навредят тебе, милая…"


Она звонила. Лана не просто звонила, она обрывала мой сотовый почти час, пока мы стояли в терминале и ждали нашей посадки на рейс.


— Надо поднять, — умоляюще посмотрел на меня До Шик, но я покачал головой, и посмотрел на экран его сотового.


Она звонила всем… И Чи Джин был прав, когда запретил впутывать ее в это и брать трубку. Я тоже это хорошо понимал, потому собрал всю волю и запихнул все чувства подальше, только бы она не пострадала и не повязала в подобной грязи вместе со мной.


Я с силой зажал кнопку отключения телефона и экран потух.


"Прости… Но я не могу позволить, чтобы из-за меня пострадала и ты…"


Как только я принял такое решение, во мне будто умерли все чувства. Я спрятал всю боль и обиду за холодной маской скотины насильника, которого во мне видел каждый. Мне казалось, что даже англичане, которые вообще ни сном, ни духом о том, что произошло в моей жизни, смотрели на меня, как на садиста насильника, который обесчестил женщину.


Вот до какой степени дошло моё состояние. И когда мне захотелось просто сбежать, я понял, что чувствовал До Шик, когда о нем распускали такие же грязные слухи. И сейчас, он был в таким же состоянии, потому что только теперь я понял, что парень чувствовал к Су Хиль не просто влечение, он действительно ее любил. А сейчас…


— Прости её… — он сидел на соседнем сидении микроавтобуса и взял меня за руку, — Я уверен её кто-то вынудил это сделать. Она не такая…


— А какая она? — я холодно перебил его и вырвал свою руку, — Какой может быть девушка, которая вертит одним парнем, а на второго готова вешаться, как дешёвка? Я не раз повторял ей в лицо, что она мне не интересна. Не раз мягко намекал, что она переходит все рамки. Терпел её выходки перед собственной женщиной, лишь бы не провоцировать конфликты, в надежде что до Су Хиль дойдет хоть что-то! После этого ты думаешь, что её вынудили, До Шик? Ты настолько наивный?


Он смотрел в мои глаза, а за нашими спинами стихли разговоры остальных парней с Ин Ха, которая ехала с нами.


— Ей заплатили, До Шик. И она согласилась сделать из меня насильника из мести за то, что я выбрал отношения не с ней! Вот кого ты пытаешься защищать и дальше! Открой глаза и найди себе наконец, женщину, а не двуличную тварь, которая пригреется там, где послаще и побогаче.


До Шик умолк и не проронил более не слова, как и я. В гостиницу я вошёл под утро только с одной целью — лечь спать и забыть обо всем. Потому вошёл в номер, даже не сказал спасибо консьержке, которая проводила нас по номерам. Не сказал ничего и на репетиции, на которой меня смотрели так, словно я бесстыжая тварь, и ещё смею выходить на сцену после этого.


Я ждал… Так и ждал момента, что за мной придет, и попросят покинуть территорию Англии, потому что меня арестовали. Но дни шли, и ничего не происходило. Мы продолжали работать, но в трансляциях и других публичных мероприятиях я не участвовал, а продолжал просто репетировать и писать. Я впервые стал снова писать стихи, и это помогало мне не думать о том, кого из меня сделали общество. Мама… Она звонила трижды и плача в трубку просила, чтобы я не натворил глупостей, и не бросал её. Папа… Он хотел приехать, но новая экспедиция была в самом разгаре и бросить студентов от не мог, потому что отвечал за них.


Но я ждал… И в ту ночь, просто лежал смотря в потолок, когда дверь открылась, а я в полудрёме не мог понять, кого вижу перед собой.


Вышел в гостиную и тупо смотрел на неё. На тот, как раскраснелось её лицо, на то, как в её глазах горел непонятный свет. Обогнул взглядом длинную парку черного цвет, спортивный зимний костюм, кепку и повязку на лице.


— Тебе говорили, что ты за это время стала чертовски похожа на кореянку? — прошептал и не мог поверить, что услышал рычащий и злой ответ:


— А тебе говорили, мать твою, что нужно брать трубку, когда тебе твоя девушка без конца звонит?!


По телу прокатилась волна жара, и ухнула в пах так, что в голове что-то зазвенело. Реально я услышал какой-то странный перезвон, словно кровь кипела прямо в мозгах.


— Я скучал…


— Это заметно, бл***! Особенно по тому, как ты отвечал на мои звонки! — Лана содрала маску с лица совсем, и стала дышать глубже.


— Засранец! Ты хоть понимаешь, что я себе напридумывала пока летела сюда?


Она что-то продолжала говорить. Трещала без умолку, поливая меня и дальше. Рычала и возмущалась, а я смотрел на свою улыбку. Вернее на губы, которые улыбнуться мне снова. И я это почему-то хорошо знал.


— … А потом мне звонит это недоразумение с чупа-чупсом вместо мозгов и заявляет, мол: "Не вмешивайтесь! Не прилетайте! Мы выплатим вам неустойку по контакту!" — она кривлялась, а мне хотелось прижать её к себе и поснимать всё тряпье со своего сокровища, чтобы ощутить тепло и успокоиться.


— Не приезжайте?! Это реально сделать, когда такой идиот не берет трубку?! Какого хера ты молчишь, Кай!!! Ты меня…


Мне хватило двух шагов, чтобы снять с нее кепку и вжать в себя. Заставить замолчать, и простонать от кайфа, который мне приносил вкус её губ. Самые сладкие лакомства в мире. К чертям сахар, буду пить чай, а закусывать её губами.


— Я люблю тебя…


Пока я втягивал сладость и облизывал её губы, в попытке вообще не сожрать их. Пока мои руки зудели в желании дотянуться до каждой части её тела, Лана отстранилась и схватила мое лицо, чётко повторив то, что заставило меня замереть секундой ранее.


— Я люблю тебя! Потому не смей больше не брать трубку, когда я звоню, иначе я тебя прикончу, Кай. Ты меня понял? Какого…


Мне показалось, что я выпал из реальности, когда она продолжила шипеть сквозь зубы, смотря мне в глаза.


Именно это отключило мозги, и я перестал думать логически. Мне нужна была она. Её тепло, её тело, и наши чувства. Поэтому я стал слушать тираду и дальше быстро снимая с неё куртку, потом байку, а когда добрался до водолазки и заметил очертания её груди и белья, точка в этом разговоре была поставлена, как только мой взгляд встретился с её глазами.


— Ладно! Поговорим потом, мистер смертник! — она вцепилась в мои волосы руками, а я только и ждал этого момента, потому что мне не хотелось ничего.


Ни разговоров о дебилах, которых полон мир, ни трёпа о том, что кто-то оболгал меня, и чуть не уничтожил её работу. Нам было наплевать на всё, кроме нас. И наверное, это чертовски правильно.


Ведь я дрожал от того, как хотел её, а в груди прямо плясало что-то, только вспомни я, что она сказала пару минут назад.


Мне хотелось только этого. Только чувства мягкости и нежности в моих руках. Именно его мне дарила её кожа, когда я прикасался к ней. Вкуса тепла её тела. Оказывается у тепла тоже есть вкус, ведь именно его я слизывал целуя её, и стараясь утонуть в этом.


Кровь бурлила, а пульс сходил с ума от одного лишь звука того, как Лана резко и сладко выдохнула, поддаваясь бедрами вперёд и позволяя мне двигаться ещё сильнее, ещё глубже… Чувствовать, как тепло обхватывает меня и сокращается в такт с моим. Тепло одно на двоих, тепло, у которого есть вкус. И он наш.


— Держись крепче… — прохрипел в её губы, и встал на колени, удерживая своё тепло в руках и двигаясь в нем сильнее.


— Не могу… Не могу больше… — она хихикнула и задрожала, цепляясь за мои плечи и обхватывая ногами сильнее.


— Можешь… Я же сказал, что соскучился, — рвано ответил таким же охрипшим, как от горячки шепотом, и резко вжал её бедра в себя, чтобы показать, чья она, с кем она, и что это настоящее.


— Сумасшедший… — это было не слово, это был чистый стон, из-за которого мне показалось что мы горим, настолько она стала горячей внутри.


Эта улыбка… Прямо напротив меня, когда её лицо покрыто испариной, а губы опухли. Это именно она — моя улыбка.


— Боюсь, что ты чертовски права, — я сжал с силой бедра в руках, и увидел как глаза Ланы закатилась, и её пробила дрожь.


Мое тепло дрожало, а я медленно продолжал двигаться и опускать Лану обратно на постель. Смотрел и следил за каждым её стоном, за тем, как выглядит её тело. Именно эта картина больше всего сводила меня с ума.


То, как Лана выглядела в моих руках…


— Почему ты ни с кем не разговариваешь уже пять дней?


Я открыл глаза и потянул ее ближе на себя. Лана приподнялась и закинула на меня ножку, которую я тут же сцапал, следя за тем, как моя рука в темноте водит по белоснежной коже бедра.


— Потому что я не знал, что сказать, — тихо прошептал, и ком в горле встал сам собой, — Я не делал этого, и моя вина не доказана, но меня уже заклеймили, как насильника.


— Тварь… Я готова придушить этого дебила голыми руками, попадись он мне на глаза.


Повернул голову и поднял руку, чтобы поправить прядь волос, которая лезла Лане в глаза. Ласково и аккуратно вернусь её на место, и прихватил подбородок маленького личика.


— Я не могу поверить, что ты прилетела.


— Почему? — её рука накрыла мою и мягко сдавила.


— Я думал ты тоже поверила, что я на такое способен…


Я даже фразу не успел закончить, как почувствовал, что чуть не задохнулся. Меня схватили в буквальном смысле за яйца, а я тихо и с опаской прошептал:


— От… Отпусти…


— Обязательно! — у меня глаза на лоб полезли от того, как прекрасно эта женщина владела техникой тайского массажа.


— Что ты хочешь? — прикусил губу, когда её ладонь нежно, но с тем сильно сдавила ствол и потянула кожу вверх.


— Извинений, за то что не брал трубку, — ладошка стала двигаться ритмичнее, и я, если честно, был готов извиниться уже за всё что угодно, лишь бы она не прекращала подобное бесстыдство.


— Прости… — повел рукой вдоль её затылка и начал тянуть к себе, пока ладошка продолжала доводить меня до состояния отсутствия мозгов в черепной коробке.


— Ещё…


— Прости… — прижался к сладким губам и простонал, когда пальчики обхватили меня сильнее, и стали играть с головкой.


— Ещё…


— Я знаю другой способ! — глухо рыкнул и подмял Лану под себя, впившись в губы.


Она сама подалась мне навстречу, когда до меня дошло в какой я заднице. Это реально проклятие. Потому что с ней я забывал обо всём. А этого сейчас и хотел.


Но утром моя улыбка пропала. Естественно, Лана ушла в свой номер ещё затемно. Иначе беды не миновать, а сейчас новые слухи это не то, что поможет мне избежать ещё больших проблем.


Я медленно поднялся и осмотрелся, только сейчас заметила, что лежало на журнальном столике.


— И правда сокровище… — хохотнул, и взял в руку ключ-карту, рядом с которой лежала записка:


"Номер пятьсот пять. Не ошиблись дверью, потому что моя соседка — Ин Ха. Опять уши придется прикрывать, а возможно и глаза…"


Я повертел ключ-картой в руке и только сейчас осознал, что она действительно вернулась. Бросила все и приехала ко мне. Мое сокровище…

Глава 16

Как только я вышла из самолёта не собиралась терять ни минуты, потому тут же связалась со Снежкой, и она любезно сказала, где остановились господа айдолы. Но вот незадача — попасть в нужный номер я никак не могла, а это испортит весь сюрприз засранцу, который не умеет брать трубку.


— Мы не имеем права делать такие вещи, леди! Вы же понимаете, что это подсудное дело. Уходите, иначе нам придется вызвать констеблей!


На меня смотрела вычуханная девушка, чисто английской внешности.


— Окей! — я подняла руки, и стянула маску с лица, — Я его невеста! Теперь вы мне дадите ключ от номера моего "почти-мужа"?


— Конечно же нет! — округлила глаза девушка, и протянула мне мою ключ-карту, — До утра осталось несколько часов, думаю вы сможете потерпеть ещё немного.


— Не сможет! — рядом со мной проплыла рука, которая бросила на столешницу брошюрку, взятую видимо тут же.


— Что? — управляющая раскрыла брошюру, и её глаза сразу стали в два раза больше.


— Дайте девушке универсальную ключ-карту и дело с концом. Она действительно его… — Снежа подмигнула мне и улыбнулась, — …почти жена.


— Но…


— Мне добавить? — Снежка облокотилась локтями о стойку и мило улыбнулась, — Мало?


— Нет… Что вы? — бедолага аж покраснела, но карту положила передо мной тут же.


Я схватила то, что мне было нужно, и вдогонку услышала ехидное замечание на нашем:


— Смотри, не бери измором. Сай прилетает утром. Оставь парня в форме.


— Постараюсь… — пропела, идя к лифтам, и закончила, входя в кабину, — Хотя ничего обещать не могу!


Но видит бог, не я стала зачинщицей того, что не могла выспаться и до двенадцати дня уже в своем номере. Цветочек сам решил стереть стебелечек.


Поэтому я нехотя поднялась и посмотрела на то, как одиноко выглядит мой красный чемоданчик, размером с добротный сундук, посреди гостиной.


Не прошло и нескольких минут, как в дверь начали не просто стучать. В неё стали ломиться. Поэтому я на быструю руку натянула домашний приличный шмот и открыла дверь, чтобы охренеть.


— Нуна!! — заорало пять голосов, а я чуть не оглохла от визга Рапунцель, которая тоже держала букет в руках.


— Господи спаси и сохрани… — убито выдала на своём и чуть инфаркт не схватила, когда эта куча навалилась на меня всем скопом.


Первой, конечно для приличия, ко мне прилипла Ин Ха, а уже потом вся клумба. Которая с цветами в руках таковой и была. Я подняла взгляд над плечом Шина, и посмотрела в дверной проем. Кай стоял в дверях и смотрел прямо на меня с таким выражением, словно я тут групповуху устроила, а он застукал это бесстыдство.


— Гхм… — прокашлялся, а потом и вовсе шикнул в чисто корейской манере, — Йаа!! *(Эй!) Может хватит её лапать, а?


— Ой, иди ты! Мы думали вы уже не вернётесь, Сонбэ! — я впервые видела, чтобы Ин Ха так на меня смотрела, словно я мессия.


Девушка снова крепко меня обняла, а потом зашептала на ухо:


— Спасибо, что вернулись. Джин сам не свой из-за Кая. Ему нужны вы, Сонбэ. Спасибо, что не бросили нас!


— Я-то тут при чем? — скорчила наигранное удивление и нервно хохотнула.


— Очень хорошо, что вы все в сборе! — послышался кислый голос за спиной Кая, и я узрела заразу, которую готова была прибить.


Чи Джин обошел Кая и посмотрел на меня, хмыкнув:


— Вот без этого… — он покрутил рукой передо мной, — …вашего лоска, вы мне нравитесь больше.


— Да ладно! — прошипела, но всё-таки, поблагодарила, — Кумао, Чи Джин-ши.


— Мальдоанэ!*(Не может быть!) Вы начали учить хангуру*(корейский)? — усмехнулся Чупик, и я кивнула и повела плечами:


— Почему бы и нет?


— Чи Джин, что случилось? — Джин положил цветы на столик, и обернулся к Чупсу.


— Прилетел Сонбэ, — сухо ответил последний и нахмурился, — Он уже на стадионе и разговаривает с оргкомитетом и арт-директором.


Я заметила, как взгляд Кая потух, и он вообще опустил его в пол. Это заставило меня физически дернуться в его сторону, но я тут же остановилась, понимая, что мы не одни.


— Потому у вас час на сборы. Через два часа генеральная репетиция, — закончил Чупс.


— Погодите! Но ведь нас сняли? Мы просто репетировали…


— Кто вам такое сказал? Ваш агент? — строго задал вопрос Чи Джин, и продолжил, — Артистов агентства "SMAngel" никогда не снимают с концертов. Это непреложное правило и факт! По-моему вы итак это знали! Поэтому не стоит заставлять Сонбэ ждать. Тем более, что он не один бросил все дела и прилетел вам на помощь. Джей-ши тоже здесь. Поторапливайтесь!


— Нэ, Хён! — последовал хор ответов, пока я смотрела на то, как Кай продолжал прожигать взглядом пол.


Умом я понимала, какую травму ему нанесли эти слухи. Но с другой стороны, наш мужик реагировал бы иначе. Вряд ли так явно демонстрируя, что его задела эта грязь. Но по лицу Кая так и бегали тени, а после того, как я совершила глупость и залезла в сеть, поняла почему.


Ему реально желали смерти. И это не шутка. Находились люди, которые открыто писали, что учинят самосуд над ним, если его не посадят за домогательства и насилие.


"Как же тебе должно быть больно?.." — с этой мыслью я вышла из микроавтобуса в форме стаффа и наблюдала за тем, как мой мужчина сгорает изнутри.


Он не До Шик и прятаться не станет. Но я-то видела, как это точило его, как червь, выедая всё то, что я смогла вернуть этой ночью. Обвинить такого мужчину в насилии? Увольте! Более нежного человека и мужика, я не встречала. Он не мог сотворить то о чем наговорила эта лживая дрянь!


"Попадись мне только на глаза, тварь продажная!"


Мы вошли в правый вход стадиона "Вембли" и оказались в его правом секторе, как раз за сценой, куда пригнали несколько огромных трейлеров. Все, как и в Милане. Именно в них находился весь реквизит. Но гримерки на этот раз оборудовали в помещениях для команд и раздевалках.


Поэтому мы пошли дальше, и как только оказались в поле зрения остальных участников со стаффом, я решила, что сейчас кого-то изничтожу.


Вот почему он не говорил ни с кем! Его не просто травили, ему в спину готовы были плевать, пока он шел за парнями. Я не могла на это смотреть и не собиралась. Поэтому быстро надела маску, опустила козырек кепки пониже на лицо, и уверенно обогнала балет и наш стафф. Быстро преодолела нужное расстояние, и схватила Кая за руку. Сжала её, а он словно окаменел, опустил на меня взгляд, потом посмотрел на наши руки, и его глаза расширились от испуга.


— Ты с ума сошла?


— Нет! — твердо ответила, и не дала ему вырвать руку из моей.


Пока мы препирались, даже не заметили, как нас оперативно обступили со всех сторон и стафф, и парни из балета, вместе с клумбочкой.


— Сонбэ ждёт! — громко сказала Снежа, а Чи Джин пошел прямо перед нами.


— Что происходит? — убито прошептал Кай, и нежно сжал мою руку в своей, пока мы шли.


— Что-что? Приводим тебя в чувство, придурок! А поскольку это под силу только Нуне, придется нам поработать ширмочкой для вас! — съехидничал Джин и тоже обнаглел, схватив Ин Ху и втянув в круг, чтобы она шла с ним за руку точно так же.


— Мы рехнулись, — хохотнул Кай и притянул меня ещё ближе.


— Это не лечится. Я согласен, — кисло буркнул Чи Джин, но потом посмотрел на меня слишком странным и теплым взглядом.


Впервые этот парень смотрел на меня без тени раздражения. И это непонятным образом заставило меня улыбнуться под маской.


Я не знала, чем закончится эта история. Наступил тот час, когда Стелла Корн не контролировала ничего, кроме того, что происходило сиюминутно.


Зная Шин Сая, я была уверена в том образе, который сложился в моей голове, но я и помыслить не могла на ЧТО способен он и Джей на сцене. Мы стояли на газоне и смотрели на то, как над ней монтируют специальную установку с софитами. Эта вещь, которая стоила явно не один миллион зеленью, потому что была полностью подвижной и могла менять форму, как трансформер или дисектикон прямо на глазах, была частью реквизита концертной программы самого Сая. Поэтому прямо сейчас он и Джей, объясняли англичанам, как правильно разместить её надо основной сценой. Всё было спокойно, и даже взгляды в сторону Кая почти прекратились, когда мы вышли в полной готовности к репетиции под сцену.


Но я упустила один момент, который прояснился только после репетиции, от которой у меня отвисла челюсть. Потому что Сай и Джей решили, что одного бойс-бэнда "SFire" на сцене мало. Нужно зрелище покруче, а значит…


"Они реально выйдут на сцену…" — подумала я, пока смотрела на то, как огромное красное полотно развивалось по ветру с той самой космической установки, — "Сколько же ты заплатил, чтобы замять это дерьмо? И зачем? Ведь мог просто выгнать Кая из агентства?"


Всё это я перебирала в голове, стоя рядом со Снежкой, которая общалась со свето-операторами и по сути опять делала мою работу, потому что я "небельмеса" в этом всём, и учиться на собиралась.


Как только мы попрощались с техниками к правой стороне, где был вход в раздевалки стадиона под трибунами, начала сбегаться целая толпа.


— Чё за херня? — буркнула Снежка, и мы быстро пошли в ту же сторону, а когда пробились сквозь плотный строй зевак, охренели вместе.


В коридоре, который вёл к раздевалкам стояли Сай и Дон Мин. Последний вопил на корейском так, что эхо его голоса заставляло морщиться.


— Он бессмертный, — хмыкнула Снежа и посмотрела на часы, — А у Сонбэ неплохая выдержка, оказывается.


— Что происходит, Снеж? — я тоже сложила руки на груди и смотрела на свой цветник, который явно держал Кая, пока тот, как зверь смотрел на Дон Мина.


— Ну, чмырь орёт, что Сай ублюдок, что вся его семья отродья, что жена его белая лошадь. У корейцев так белых проституток называют. В общем наорал этот дебил уже на три тюремных срока, и не останавливается.


У меня натурально отвисла челюсть. А когда послышался звук удара и хруст, наступила гробовая тишина, в которой было слышно лишь, как Дон Шмин упал на задницу и схватился за лицо.


— Хера се! — в шоке выдала Снежа, — Вот это у него, конечно, ударчик. А с виду такой нежный мужчина.


Сай встряхнул правой рукой и выпрямился, что-то шипя на корейском.


— А теперь что?


— Сказал, что если пёс не закроет рот, говорить будет не ртом, а жопой. Это не дословно, конечно. Но смысл такой. Вообще, Сонбэ тоже влип. Если эта крыса подаст встречный иск…


Но Снежа осеклась, как только Дон Мин решил ударить Сая в ответ, но тот даже не отшатнулся.


— Если он нанесет хоть синяк на лицо Сонбэ… Он банкрот, — прошептала убито Снежа, когда удар пришелся прямо в челюсть Шин Саю, и он ухватился за смену, чтобы не упасть.


— Щибаль!*(Бл***!) — между нами протиснулся Джей, и схватил Сая, заводя его за спину.


Пока последний приходил в себя, Джей шипел не хуже змеи в сторону Дон Шмина. Я перевела взгляд на Кая, который неотрывно смотрел на то, как Сай вытирает кровь с лица. На лице Цветочка, как и всего ботсада был шок.


"Во-первых, где охрана? Во-вторых, я точно видела, что он мог увернуться! Что черт возьми происходит?" — пронеслось в голове, но через секунду ситуацию хоть немного прояснила Снежа.


— Лицо Сонбэ застраховано на десять миллионов зеленью. Если хоть шрам останется на его лице…


— Дон Мину конец, — осенило меня, и я чуть не расхохоталась в голос, — Браво…


— И Дон Мин об этом ни хера не знает. Если Сонбэ освидетельствует побои, Дон Мин лишится всего, потому что штраф будет заоблачным. И потребует его страховая компания, а не агентство. ОХРЕНЕТЬ… — убито выдохнула Снежа, и мы переглянулись.


"Так это что? Один синяк на его лице стоит десять лимонов?" — не то чтобы я была сильно удивлена, но обычно на такие суммы знаменитости жизнь страхуют, а тут лицо.


— Жесть!


— Истину глаголешь, подруга! — дополнила мой шок девушка, а я застыла, потому что Сай выпрямился и поправив парку, посмотрел в упор на меня.


— Я? — показала на себя рукой, и мужчина кивнул, указав на проход в левый коридор.


Я посмотрела на Кая, который дернулся в мою сторону, но Сай положил руку на его плечо и что-то быстро бросил на корейском. Цветочек остановился и больше не рыпался, а вот Дон Мин не мог никак уняться. На его крики уже сбежался кажется каждый участник и работник.


Медленно я пошла за Шин Саем, а когда подошла к одной из дверей, заметила там Чи Джина. Чупик повернулся ко мне и охрана тут же перекрыла коридор.


— Входите, госпожа Корн. Хён ждёт вас! — Чи Джин указал на дверь и всунул мне в руки аптечку, — Помогите ему, пока будете говорить. Пусть хотя бы продезинфицирует до приезда медиков.


Я взяла небольшой контейнер и вошла явно в личную гримерку самого Сая.


— Положите на стол, мисс Корн, — Сай снял куртку и присмотрелся к своему отражению в зеркале, кривясь от боли.


— У вас губа разбита в хлам, Сай-ши. Давайте хотя бы обработаем.


Подошла ближе, а мужчина лишь повернул в мою сторону взгляд и я приросла к полу. Так на меня не смотрел ещё никто. Да и вообще походу только у этого мужика такой резкий и притягивающий взгляд.


— Нэ…*(Хорошо…) Давайте попробуем, за одно поговорим, — он облокотился задом о столешницу и жестом попросил подойти, а я не могла понять, почему вела себя так, словно передо мной пришелец, и к нему нужно подходить с осторожностью.


Взяла в руки аптечку и собравшись, решила, что маюсь хернёй, поэтому включила режим "Стелла Корн" и бесцеремонно, встала напротив мужчины, начав доставать ватные тампоны и антисептик. Схватила его за подбородок, и тут же застыла:


— Вы совершенно наглая особа, Лана, — я посмотрела в его глаза и сглотнула ком в горле.


"Гипноз какой-то. Оно не мудрено, если этот мужик умудрился охомутать американского спецагента!"


Я промокнула тампон антисептиком, и опять схватив Сая за подбородок, аккуратно начала обрабатывать уже синюшную припухлость и кровоподтёк.


— Жжет…


— Ещё бы! Так подставиться под удар! И ради чего? Ради пятерых мальчишек, которых другие бы агенты тупо слили. А вы прям, Робин Гуд, господин Ли.


— Ты знаешь, зачем я тебя позвал, — прошептал мужчина и скривился опять, когда я подобралась ближе к трещине в губе.


— Я его не брошу. Можете даже не заикаться, Шин Сай, — я специально всадила тампон сильне в рану, на что мужчина лишь зашипел, а потом и вовсе хохотнул.


— Значит, я поступил правильно, когда направил своих юристов к твоей доверенной.


— Что? — я опустила в шоке руки, а Сай выпрямился во весь рост, и мягко заставил сесть на столешницу уже меня.


— Кто такой Святослав… Оель… Ол… Миччин… — Сай скривился, когда не смог выговорить фамилию Славы, но я его перебила:


— Зачем это вам?


— Чтобы понять, в чьи руки отдаю почти что младшего брата, — мужчина взял со стола у стеллажей с вешалками бутылку с водой и отпил из неё, опять кривясь от боли.


— Я ничего не понимаю! Вы можете объяснить мне что происходит, и почему вы спрашиваете…


— Как ты относишься к Каю? — Сай закрутил бутылку, а другую протянул мне.


— Вы же сами понимаете…


— Нет! Чтобы пойти на такой шаг, я должен быть уверен, что ты не бросишь его. Потому что вся ситуация вокруг "SFire" не просто катастрофа. Это очень серьёзные обвинения, которые мне удалось замять лишь чудом. Только по воле Небес у этой девочки оказались хотя бы родители порядочными людьми.


Я привстала лишь заслышав, что речь идёт об этой дряни, но Сай покачал головой, и продолжил:


— Су Хиль забрала заявление, но это ничего не даст, потому что расследование всё равно продолжится. Так работает наш закон. Но теперь дело возбуждено против неё за клевету. И я лично пообещал её родителям, что помогу избежать девушке реального наказания, если она даст пресс-конференцию и признается, что нагло наврала.


— Тогда выходит… — я уже было стала успокаиваться, а в груди стал развязываться узел.


— Это ничего не значит для нашего общества. Оно поделилась пополам. Одни уверены, что Кай всё равно виноват, а я заплатил за его свободу, другие считают что Су Хиль действительно оболгала парня. И это не изменить сейчас ничем.


У меня в голове не укладывалось, что происходит. Ведь эта дрянь сама призналась, что наврала. Потому Кая не депортировали и потому группа всё равно выступит на заключительных концертах.


— Тогда… Как же так? — я сжала бутылку в руке, и почти что прорычала, — Как можно так поступать с невиновным человеком? За что клевать его и дальше?


— Мы должны быть идеальны, Стелла… — снисходительно пояснил Сай, — Во всём. Любой слух, любая сплетня или неосторожный шаг и всё — нашей карьере конец. Айдолы не просто артисты. Нас ставят в пример молодежи. И мы обязаны показывать только светлое. Мы не имеем права вести себя, как живые обычные люди.


— Словно куклы…


— Нет, — Сай попытался улыбнуться, но губа явно опухала сильнее, — Мы просто… Идеальны — внешность, манеры, привычки, жизнь, и… смерть. Всё должно быть идеально и безупречно. Это ширма, которую я годами пытался сломать. И делаю это до сих пор. Поэтому…


— Потому вы и позволили покалечить себя, — я сложила руки на груди, а мужчина лишь кивнул на мои слова, но внезапно перешёл на совершенно другую тему.


— Потому прямо сейчас я помогаю тебе вернуть своё, чтобы ты спасла часть моей семьи. Он не выдержит этого прессинга в одиночку. Поверь мне, я хорошо знаю, что такое одиночество. Как и знаю, что нужно, чтобы спастись от такого состояния. Если ты останешься с ним, и действительно будешь рядом, Кай справится, и со временем эта грязь потускнеет и возможно забудется.


— Вот почему вы мне помогаете. Думаете, что если не дадите мне подачку, то я испугаюсь и сбегу, Сай? — я выпрямилась и ровно встретила глубокий взгляд напротив.


— Нет, Стелла. Я помогаю тебе потому что вижу в твоих глазах то, что вижу в глазах моей Эн. Ты не ушла бы, даже если бы я выгонял и его, и тебя.


В дверь постучали и мы переглянулись.


— Иди. Всё будет в порядке.


— А этот… Пёс, или как вы там его назвали?


— Его ждёт много интересных исков и судебных тяжб. Я предупреждал этот кусок дерьма не раз, что не потерплю оскорблений в сторону жены. Но видимо он решил, что я ангел воплоти.


Я посмотрела ещё раз в глаза мужчины, и поняла, что на зря судьба привела меня сюда. Впервые в жизни мне стало ясно видно, что такое встретить то, что тебе предрешено.


Ведь я хорошо понимала, что могла остаться в Киеве, и спасая свой бизнес, согласиться на условия Славы, а потом превратиться в тварь. К чему я медленно шла… Но видимо что-то или кто-то решил изменить мою жизнь навсегда.


Ветер гулял по стадиону, а софиты разливали свой свет, разрезая лучами ночное небо над Лондоном. Тысячи болельщиков, фанатов, фандомов и просто таких же людей как и я, с надписью "staff" на спине, наблюдали за тем, как на последнем аккорде песни и под мелодию ветра, на сцене застыли семеро мужчин. Двое сорвались вниз с полотен одновременно, чтобы встать вместе с другими пятью и прокричать последние слова песни, которую никто ещё не слышал.


Но кажется лишь я одна понимала о чем она.


" — Сколько ты сказал здесь метров? — я продолжала цепляться за перила моста, и пыталась даже не думать, сколько мне лететь вниз, но посчитать всё таки хотелось.


— Примерно тысяча, может чуть больше, — прикинул Кай и опять потянул ко мне руки.


— Так! Значит, если посчитать, что мой вес пятьдесят два килограмма, а плотность воздуха хер какая, и учитывая что расстояние километр, жить мне осталось секунд десять. Теоретически столько я буду падать вниз…


— Давай руку, и пошли! Я не отпущу тебя! — Кай выпрямился и опустил повязку.


— Поклянись! Чем там у вас клянутся?


— Небом клянусь, не отпущу! Дай руку!


— Ладно… Только держи крепко!


— Женщина, мы ещё на мост не зашли даже!! — Кай поднял лицо вверх и покачал головой, — Что будет когда мы на средине будем?


— Предполагаю инсульт или обморок, — я схватила его за руку и продолжила, — Искусственное дыхание и массаж сердца умеешь делать?


— Могу приступить прямо сейчас, госпожа. Как вам техника "рот в рот" при всех?


— Нет… — я сглотнула комок, смотря на его губы, и пихнула вперёд, — Идём уже… тогда. Что уж делать? Позвоню Жанне, и попрощаюсь… заранее. Маме с папой позвоню…"


Воспоминание рассеялось, а я прошептала, когда расслышала слова на английском:


— Ненормальный…


"Я видел небо… Оно над нами…

Я видел счастье… В твоих глазах…

И даже если… На расстоянье…

И даже если… Небо в словах…


И тысяч метров… С тобою рядом…

Мне мало будет… К небу достать…

И тысяч метров… К чертям преграды…

Давай, родная… Давай летать…"

Эпилог

Два месяца спустя…


— Вот эти лекала идеальны, Лариса, — я рассматривала новые работы конструкторов и намечала, что бы такого поменять в их маленькой комнатушке.


— Вам тесно, — положила бумагу на раскроечный стол и осмотрелась.


— Нет, что вы. Всё в порядке, Светлана Александровна. Ничего не нужно. Вы итак отдали нам самое большое помещение.


— Нет, мне определенно это всё не нравится, — я покачала головой, а женщина только тепло мне улыбнулась, — Будем искать здание, больше похожее на заводское. Вам не хватает света и воздуха. Вы же не рабы.


— Я совершенно согласна, потому что начинаю себя такой ощущать! — по ступеням сверху стала спускаться Жанна, и смотрела так, словно готова меня убить.


Подруга остановилась на средине лестницы, и поняв, что такой разговор не для ушей моих девочек, махнула наверх.


— Хорошо тогда. Приятного дня, девочки! — я улыбнулась работникам и пошла следом за Жанной.


Мы прошли два коридора и вошли в мой кабинет над студией.


— Я всё понимаю, но это модный дом, Стелла. Зачем ты это делаешь?! Мой бизнес это не то, что нужно твоей махине? Я не соглашусь на такое! И не проси!


— Но мне нужна помощница! Партнёр, в конце концов! Ты же видишь, что я не могу постоянно быть здесь.


— Ты живёшь на два континента! — съязвила подруга, упав на мой диван.


— Один, Жанет. Он "Евразия" называется.


— Какая хер разница, если между нами шесть часов провала во времени? Слушай, Клубничка…


— Даже не заикайся. Сай итак слишком много для меня сделал, — я начала искать договор, который подготовили юристы из агентства Сая, а Жанна меж тем продолжила.


— Нет, ну тут я не спорю. Сама бы ты хрен разрулила всё без убытков, ещё и этого дегенерата одноклеточного посадив.


— Саша не сел, — я наконец, нашла то, что нужно, а подруга схватила со столика то, что было нужно ей.


Открыла бутылку с шампанским и разлила по бокалам.


— Конечно, не сел. Он же твоего хмыря бывшего прикрывал, вот тот его и отмазал. Кстати… — она отпила со своего бокала и прищурилась, — Ольшанский ведь не отстал от тебя?


— Не напоминай. Я уже не знаю, что делать. Не звать же Кая, чтобы этот вопрос уладил?! Он итак… — я прикусила с досадой губу, но лишь одна мысль о том, что уже через неделю я буду греть кости на лазурных тайских берегах с Каем, способна вытравить любую гадь из мозгов.


— Это проблема, подруга. Твой мужик в Корее, а ты тут, пока стервятники так и кружат над твоей аппетитной попкой.


— Скажи спасибо, что Кай не в Штатах вообще! — ответила, и с горечью поняла, что хоть парни и потеряли контракт с американцами, но плюс в этом был.


Мне легче приехать по рабочей визе от агентства в Сеул, чем летать в Штаты и правда на другой континент.


— Жаль ботсад твой… — вдруг тихо прошептала Жанна, — Реально жаль, что парни упустили такой шанс из-за каких-то гнусных сплетен и обвинений.


Я медленно опустилась рядом с Жанной и положила перед ней документы.


— Подпиши, Жанна. Я прошу тебя. Тебе нужна помощь, мне нужен партнёр. У нас выйдет.


— Я не из-за бабок тебе помогала…


— Я знаю, Жан, — мы смотрели друг на друга, и меня, кажется, поняли.


— Хорошо. Я согласна, Клубничка. Но! Я не собираюсь тут зашиваться, пока ты проводишь оргазмические отпуски со своим мужиком! Я тоже… Нашла.


— Да ну нахер! — я даже привстала от неожиданности.


— Да. Я уже неделю как в отношениях. Поэтому учти, что я тоже могу это… Загулять.


— Охренеть!!! — я хохотнула, а потом мы засмеялись вместе.


— Это кто? — тут же спросила, а Жанна потупила взгляд и прошептала.


— Ну, помнишь, когда ты только уезжала, я еле с вечеринки удрала. Так вот…


— Нормальный хоть? — я строго приподняла бровь, а Жанна кивнула.


— Очень.


— Вот и отлично! — хлопнула в ладошки и вспомнила про Мышку.


— А где Маришка?


— Вечером будет. Она фотосессию курирует для новой коллекции.


Я посмотрела на часы и опять на договор.


— Мне пора, Жанет. Последний рейс во Львов если пропущу, отец меня прибьет. Тем более я родителей вечность не видела.


Жизнь возвращалась на круги своя, а моё приключение заканчивалось самым неожиданным для меня образом. С того, что я вернула себе себя. Это может звучать глупо, но так я и ощущала это чувство. Потому что не ехала в такси домой из аэропорта, как в прошлый раз.


Я шла пешком. Тянула за собой небольшой чемодан, и куталась в парку. Вокруг стояли огромные сугробы снега, которые медленно таяли, потому что наступала весна. В прошлый раз, я прилетала домой осенью, и впервые встретила смешного парня, похожего на цветочек, который уже тогда поверг моего папу в шок, красным беретиком и милой улыбкой.


Сейчас я шла по тротуару вдоль старой улицы, которая напоминает мне о детстве. Больше этот город не был связан для меня с болью. Теперь он был связан с началом самого невероятного времени в моей жизни.


Поэтому я беспечно шагала дальше, пока не остановилась у своего подъезда и не застыла, потому что рядом затормозила машина. Черный "Мерседес" экстра-класса, встал прямо передо мной, а из него вышел Слава.


— Какого хера ты не отцепишься от меня никак, Ольшанский? — я попыталась обойти его, но он не хотел пропускать меня домой.


— Светлячок! — Слава схватил меня за руку и продолжил, — Прости! Я умоляю тебя, вернись ко мне…


— Убери от неё руки!


Этот рычащий бас я бы никогда не спутала ни с чем, поту что мужчина мой "рэпер", или как там их величают?


"Но что, мать вашу, он делал тут?"


Вопрос в голове сразу нашел ответ в реале. Кай стоял у входа в парадное рядом с моим папой и выглядел…


— Кай? Что происходит?


Но он ничего мне не ответил, а просто пошел в нашу сторону и буквально вырвал мою руку из хватки Славы.


— Я повторять дважды не стану. Если ты не оставишь её в покое, я добьюсь судебного запрета на приближение к ней хоть на километр!


— Да что ты можешь? А? Ты кто такой вообще?! — Слава уже шел на Кая, но всех остановил холодный голос моего папы.


— Это мой будущий зять, Святослав. Поэтому тебе лучше послушать его и не приближаться к Светлане. Я долгое время терпел и пытался быть сдержанным…


Я в шоке открыла рот и посмотрела на Кая, который как ненормальный сверлил злым взглядом Славу, на которого мне уже, если честно, было наплевать, когда я заметила, что на моем мужике лучший костюм из тех, что я ему сшила.


— Ты как тут очутился? — тихо, но холодно задала вопрос, на что мне прилетело:


— Помолчи и иди в дом! Быстро!


— Ну, уж нет! Тебе новый скандал нужен? — мы встретились взглядами и мне разом стало душно, от того что тлело на дне его глаз.


— Папа?! — я охренела, когда услышала это от Кая, а мой отец схватил меня под локоть и поволок ко входу в парадное.


— Папа?? Что происходит? — я смогла вырваться только на втором этаже в пролёте, но папа оборвал меня, потому что застыл, услышав свист шин.


— Не глупый парень нам попался. Ох, не глупый.


— А кто сказал, что я согласна на что-то? — я вырвалась, на что отец только хохотнул, а я замерла, так и буравя лестничную клетку взглядом.


— Согласна. Иначе, чего бледная, как моль стала? — засмеялся папа, завидев, как по моему лицу прошла тень облегчения, когда я увидела, как Кай поднимается обратно по лестнице.


Папа пошел дальше, а мы застыли.


— Ты что вытворяешь? Отпуск только через неделю! — я расстегнула верхние пуговицы парки и зло зыркнула на Кая.


— Этот придурок не трогал тебя? Вы же не сцепились? — он продолжал молчать, а моя тревога расти.


— Кай?


— Я оказывается совершенно не могу без тебя, — вдруг прошептал Кай, а во мне разлилось тепло.


Оно прошло по всему телу, и ухнуло ударом в грудь.


— Что ты ему сказал? — это было важно, потому что этот человек был моей проблемой.


Слава мешал нашим с Каем отношениям и это я должна была решить всё.


— Что он опоздал на десять лет… — хохотнул Кай, а я расслышала, как открылась дверь бабки Виры этажом ниже.


— Сюда иди! — шепнула и потянула его на себя, прикрыв его рот рукой, — Тихо!


Кай свёл брови, а я покачала головой, и сжала его лицо сильнее.


— Знов шпана по пiд'iзду шариться! Мiлiцiю викличу! Нема управи на вас! Безпритульники! *(Снова шпана по парадному шарится! Милицию вызову! Управы нет на вас! Беспризорники!)


Вначале Кай начал тихо смеяться, а уже потом и я еле сдерживала спешки.


— Это на украинском, — я отняла руку от его рта, когда за женщиной хлопнула дверь и стало тихо.


— Я понял, что не на корейском, — прозвучал вкрадчивый шепот и меня вжали в стену в пролете между этажами.


Руки тут же нахально опустились на мою задницу под паркой, а мои глаза полезли из орбит.


— Ты что творишь? Ты же воспитанный…


— Ага… Очень, — прохрипел Кай и накрыл с силой мои губы, прежде чем, я смогла возразить хоть чем-то.


Я схватилась за его плечи и обняла, сцепив руки на его затылке. Оказывается, время проведенное порознь способно только сильнее привязать людей друг к другу, если они и правда любят. Потому что я не могла оторваться от него, и не могла остановиться. Не будь это парадное… А хотя… Но перед глазами тут же встала бабка Вира, и эротичное фэнтези в голове, как вырубило.


— Что ты затеял? — я отстранилась от Кая и прислонилась к его лбу, заглядывая в глаза.


— Свадьбу, — было мне ответом.


— Но вам же нельзя…


— А я плевать хотел теперь на это. Я хочу жить и любить, как Сонбэ. Если у него получилось. Получится и у меня.


— Я же вынесу тебе мозг. Ты хоть понимаешь, на что подписываешься?


— Прекрасно! Я подписываюсь на тысячу лет любви под тысячелетним небом…


— Значит, за красивые глазки берешь, — я хохотнула и поцеловала его в нос.


— Не только. Мне и другие… — Кай посмотрел вниз и прикусил губы, — …части тела очень нравятся.


— Тогда ты сам виноват…


Наши взгляды встретились, а мир словно исчез. Это было неважно и совершенно не имело значения, где я это услышу. Главное, что спрашивал он:


— Ты согласна выйти за меня замуж?


— Да…


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Эпилог