КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605184 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239742
Пользователей - 109678

Последние комментарии


Впечатления

Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ирина Коваленко про серию Академия Стихий

Самая любимая серия у этого автора. Для любителей этого жанра однозначно рекомендую.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Pes0063 про серию Переигровка

Как всегда-Шикарно! Прочёл "на одном дыхании". Герой конечно " весь в плюшках",так на то и сказка.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Призраки мертвого города [Дмитрий Гришанин] (fb2) читать онлайн

- Призраки мертвого города [СИ] (а.с. Рихтовщик -6) 818 Кб, 225с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Дмитрий Анатольевич Гришанин

Настройки текста:



Рихтовщик-6. Призраки мертвого города

Пролог

– Устала, дорогая? Ничего, сейчас сделаю тебе расслабляющий массаж, как ты любишь. И всю хандру, как рукой снимет.

Участливый шепот любимого, бальзамом пролился в ухо, смывая с плеч горести и печали, и наполняя тело теплом и негой.

– Маргонт, как же я тебя люблю, дорогой, – шепнула в ответ Мараджела и, обернувшись, поймала губами улыбку любовника.

Они были необычной парой. Она почти на голову возвышалась над своим избранником. Подруги часто шутили по этому поводу, но ей было плевать. Она даже не обижалась.

Несчастные дурочки. Они не знали главного секрета этого неуклюжего, невзрачного коротышки, с вечно смущенным, растерянным лицом. А ее Маргонт был лучшим в мире любовником.

Не разжимая объятий и не прерывая страстного поцелуя, любовники переместились из кресла гостиной, где сидела Мараджела, на огромную кровать соседней спальни, по дороге исхитрившись сбросить с себя всю одежду.

Страсть, накрывшая их с головой, была восхитительна. Тающая, как воск под огнем, под шквалом ласк умелого любовника Мараджела, как всегда, быстро взлетела на самый пик блаженства. И…

Вдруг все резко прекратилось.

Она перестала чувствовать движения лежащего на ней мужчины.

Черты лица Маргонта поплыли, превращаясь в кошмарное разноцветное пятно. То же самое параллельно случилось и с окружающей обстановкой. Все вокруг: стены спальни, потолок, белая простыня под спиной – вдруг расплылось в однородную безликую серую массу.

В ушах раздалось отвратительное шипение, спровоцировавшее непроизвольную вибрацию тела. К счастью, пытка звуком длилась не дольше пяти секунд.

С чавкающим звуком вдруг от лица отделилась силиконовая маска, и беззвучно взмыла под потолок.

Мараджела обнаружила себя сидящей в странном кресле, с фиксаторами для рук и ног, где были намертво закреплены все ее конечности. Еще несколько стальных обручей, скосив глаза, обнаружила на теле и даже на шее. Она была буквально прикована к жесткому сиденью, и не могла шевельнуть ни одной частью тела. Зажатая в некое подобие шлема голова, тоже была лишена возможности двигаться.

Сразу вспомнилось недавнее похищение. Как трое в масках на рассвете ворвались в маленькую квартирку ее заступницы Белки. И за считанные секунды до полусмерти избили казавшуюся непобедимой кваза. Парализованная от ужаса Мараджела даже не попыталась сбежать. Она лишь истошно завизжала, когда, как куклу, бросив переломанную, окровавленную подругу на пол, трое в масках развернулись в ее сторону. Ей мгновенно зажали рот. Но бить не стали. А что-то вкололи в плечо, и она тут же отключилась.

И вот теперь очнулась в этом ужасном кресле.

В голове еще крутились сладкие воспоминания о грубо прерванном любовном акте. Ей даже почудилось, что она наяву слышит свои страстные стоны. А через секунду с изумлением поняла, что стоны вовсе ей не чудятся, они реальны, и раздаются из динамиков большого экрана, закрепленного сбоку на стене.

От увиденного на экране Мараджела мгновенно покраснела. Там нон-стоп демонстрировались самые откровенные сцены их с Маргонтом любовного акта… Невероятно! Но ее счастливые воспоминания каким-то чудом тюремщики смогли вытянуть из ее сознания, и превратить в легко доступное видео.

– А ты, оказывается, страстная штучка, – раздался сзади несмешливый голос с неприятным гнусавым акцентом.

Мараджела благоразумно промолчала.

– Когда с тобой закончим, пожалуй, возьму к себе в гувернантки. Толстовата ты, конечно, на мой вкус, но это дело легко поправимое. А страсть такая в женщинах редкость… Эй, как там тебя, Мараджела! Чего молчишь? Пойдешь ко мне в гувернантки?

Довольный своей шуткой незнакомец громко расхохотался.

– Гляжу, ты не из разговорчивых. Для дела так даже лучше… Ну все, повеселились и будет.

В следующую секунду тело женщины забилось в кресле от удара током – не опасного для жизни, но чрезвычайно болезненного.

– Аааа!.. – Мараджела продолжала дико орать еще с полминуты после того, как разряд перестал терзать тело.

– Это тебе наказание, – спокойно стал объяснять невидимка, когда она выдохлась и замолчала. – За саботаж. Твои эротические фантазии, конечно, по-своему притягательны, но для дела они совершенно бесполезны. Нас интересуют воспоминания связанные с работай в лаборатории. И если не хочешь словить новый разряд, впредь постарайся сосредоточиться исключительно на них.

– Сволочь! – прохрипела Мараджела.

– Спишем это на расшалившиеся нервы, – хмыкнул невидимка за спиной. – Но за следующим оскорблением в мой адрес последует разряд… Готова продолжить?

– Рихтовщик найдет тебя!

– Кто это?.. Впрочем, не надо, не отвечай. Скоро вытяну из тебя сам. Так будет даже интересней.

Силиконовая маска рухнула сверху женщине на лицо и мгновенно в нему намертво приросла.

– Продолжим, – послышалось сзади, сквозь знакомое шипенье и вибрацию.

Мараджела почувствовала комариный укус в плечо.

И начался ад.


Глава 1, в которой благодушное настроение портит дурной сон

Я планировал по-тихому слинять из дома Ртути сразу после ужина, но соскучившаяся по общению Галя потребовала обещанной вечерней игры в ее комнате, и под укоризненными взглядами Ртути и Скальпеля мне пришлось согласиться на в ультимативной форме навязанный ночлег.

После ужина Скальпель отозвал меня на пару слов. Я опасался, что мстительный тип учудит какую-нибудь пакость за убийство Белки, и не прогадал. К счастью, обошлось без рукоприкладства, и мы все порешали, как цивилизованные люди. Скальпель выставил мне счет, за понесенные клиникой убытки – типа, аренда койки, бестолковый перевод дорогостоящих препаратов, неоправданная растрата на тяжелого больного трудо-часов персонала клиники – на кругленькую сумму в семь сотен споранов. После короткого жаркого торга, мне удалось сбить хотелки знахаря до вполне приемлемых пяти сотен. Я выписал ему чек. И частично компенсируя вытянутые из меня полштуки, разорил Скальпеля на фляжку с живцом – моя-то сгинула в кислотном разливе, а обзавестись новой, из-за приключения с мурами, я сегодня не успел.

В комнату Гали я направился как на эшафот – без энтузиазма. Конечно, девочку я любил. Пережитое нами месяц назад приключение сроднило нас крепче кровных уз. Но… Она же маленькая девочка. И, как все девчонки ее возраста, обожала играть в куклы. А где я, и где куклы? Но слово есть слово, раз обещал, придется играть…

Охренеть! Игра в куклы с Галиной неожиданно оказалось весьма занимательным занятием. Недавно раскрывшийся Дар ксера позволял малышке творить с пластмассовыми фигурками настоящие чудеса. На лицах ее куколок, по велению маленькой хозяйки, отражались настоящие эмоции. И разговаривая за кукол разными голосами, Галя за вечер разыграла передо мной с десяток потрясающих кукольных спектаклей.

Я так увлекся создаваемым Галей волшебным зрелищем, что даже не заметил, как за игрой пролетели три часа. И когда появившийся на пороге Ртуть потребовал, чтобы дочка отправлялась в кровать, я даже пожалел, что чудесные кукольные представления заканчиваются.

Пожелав юной подружке «спокойной ночи», я перебрался в свою гостевую комнату и, приняв душ, решил перед сном закинутся парочкой полезных для развития трофеев.

Достал из ячейки инвентаря прихваченную в баре Зубоскала банку пива, вскрыл и закинул в пенное содержимое золотую звезду из другой ячейки. Пока аккуратно помешивал в руке банку, давая звезде полностью раствориться, решил перечитать последние системное уведомление, которое, из-за появления в баре Скальпеля, до этого успел лишь бегло просмотреть.


!!!Внимание! Вами активирован Дар: Второй шанс!

!Характеристики: +2 к Интуиции, +10 к Реакции. Навыки: +30 к Шаману, +30 к Телекинезу!

!!!Внимание! Вами активирован Дар: Марафонец!

!Характеристики: +2 к Выносливости, +10 к Скорости, +10 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Легкой атлетике, +20 к Следопыту, +40 к Стайеру!

!!!Внимание! Ликвидировано 28 Игроков: 13-го, 14-го, 16-го, 17-го, 18-го, 20-го, 21-го, 23-го и 25-го уровней!

!Без штрафа за ликвидацию. Все ликвидированные Игроки имеют отрицательный статус!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +44567. Характеристики: +2 к Знаниям, +19 к Картографии, +2 к Наблюдательности, +17 к Удаче, +19 к Физической силе, +2 к Рукопашному бою, +20 к Фехтованию, +21 к Меткости, +3 к Физической броне, +2 к Выносливости, +2 к Регенерации, +3 к Скрытности, +21 к Скорости, +23 к Реакции, +21 к Гибкости, +2 к Интуиции, +14 к Силе Стикса, +12 к Броне Стикса, +2 к Медитации, +4 к Познанию скрытого. Навыки: +58 к Алкоголизму (Защита +1), +39 к Ораторскому искусству, +32 к Кулачному бою (Атака +1), +38 к Легкой атлетике (Ловкость +1), +49 к Ножевому бою, +36 к Хамелеону (Защита +1), +38 к Палачу!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Лунное пламя!

!Характеристики: +10 к Удаче, +2 к Физической броне, +2 к Скрытности, +10 к Силе Стикса. Навыки: +30 к Легкой атлетике, +30 к Хамелеону!

!!!Внимание! Ваш показатель Защиты достиг 3-го предела несокрушимости – уровня в 500 очков.

Награда за достижение:

!Опыт: +50000. Открытие в вашем инвентаре 5-и дополнительных ячеек, для хранения любого предмета весом до 1-го килограмма, и постоянный бонус к Защите +10% к текущему показателю Игрока!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Вот я и до третьего предела в Защите добрался. А прилетевшие вместе с ним бонусы мне очень пригодились еще в баре Зубоскала – пять новых ячеек позволили спрятать в инвентарь выбитый из Гвоздя красный жемчуг и, до кучи, банку пива. С учетом прибавки десяти процентов к Защите, ее текущий показатель, едва достигнув пяти сотен, выходит, сразу скакнул еще на полсотни пунктов.

Звезда растворилась. Прикрыв отверстие в банке куском марли, я стал аккуратно сцеживать отфильтрованный напиток прямо в рот.

Когда допил, перед глазами загорелись строки нового уведомления:


!!!Внимание! Вы употребили золотую звезду!

!Опыт: +1100!

!Шкала Удовольствия: +3. Показатель Интеллект: +3. Характеристики: +98 к Знаниям, +98 к Наблюдательности, +73 к Удаче!

!Шкала Спорового баланса: +3. Показатель Атака: +3. Характеристики: +81 к Физической силе, +98 к Рукопашному бою, +80 к Фехтованию!

!Шкала Жажды и сытости: +3. Показатель Защита: +3. Характеристики: +93 к Физической броне, +96 к Выносливости, +98 к Регенерации!

!Шкала Бодрости: +3. Показатель Ловкость: +3. Характеристики: +69 к Скорости, +79 к Гибкости, +96 к Интуиции!

!Шкала Духа Стикса: +2. Показатель Дух Стикса: +2. Характеристики: +68 к Медитации, +60 к Познанию скрытого!


Еще перед сном решил употребить зеленую жемчужину, благо сутки с момента употребления красной в лаборатории Третьей Арки уже прошли, а жемчуга в инвентаре скопилось уже изрядно. Нужно освобождать ячейки.

Забросил в рот крошечный шарик изумрудного цвета, проглотил и запил живцом их фляжки Скальпеля.

Как и обещал Хранитель, перед глазами тут же загорелись строки системного запроса:


!!!Внимание! Вы приняли зеленую жемчужину! Вам начисляется постоянный бонус в размере 3% к текущему значению показателя!

!Выберете показатель: Интеллект / Атака / Защита / Ловкость / Дух Стикса!


Решив подтянуть единственный показатель, не достигший до сих пор второго предела, я выбрал Атаку.

В подтверждение моего решения загорелась новая строка:


!!!Внимание! Постоянный бонус к Атаке +3% к текущему показателю Игрока!


На этом сюрпризы не кончились. Оправдывая восьмидесятипроцентную вероятность открытия нового Дара зеленой жемчужиной, Система засыпала меня целым ворохом новых уведомлений:


!Зеленая жемчужина открывает скрытую ступень Дара Стикса: Марафонец!

!Постоянный бонус за открытие скрытой ступени Дара: Ловкость +3 к показателю Игрока. Фраза-активатор, запускающая действие скрытой ступени Дара: «Скачок». Описание скрытой ступени Дара: Позволяет разогнавшись до скорости 36 км/час и выше совершить 25-ти метровый прыжок вперед. Период действия Дара: 3 секунды. Откат Дара: 9 минут. Расход Духа Стикса (маны) на действие Дара: 33 единицы шкалы Духа Стикса!

!Для активации скрытой ступени Дара Стикса: Марафонец, необходимо поднять характеристики Выносливость и Реакция до 5000 очков!

!!!Внимание! Для активации скрытой ступени Дара Стикса: Марафонец, у вас не достаточно очков развития в характеристике Реакция!

!Желаете использовать очки свободного распределения характеристик для доведения характеристики Реакция до необходимых 5000 очков, с последующей активацией скрытой ступени Дара Стикса: Марафонец? Да/Нет!


Разумеется, я пожелал. И красные строки перед глазами тут же изменились:


!!!Внимание! Вами использовано 2662 очков свободного распределения характеристик!

!Характеристика Реакция: +2662 (Интеллект +27)!

!!!Внимание! Активация скрытой ступени Дара Стикса: Марафонец, прошла успешно. Скрытая ступень Дара доступна для применения в любое время суток!

!Характеристики: +2 к Выносливости, +4 к Реакции, +10 к Скорости. Навыки: +50 к Легкой атлетике, +50 к Стайеру, +100 к Левитации!


Ну что сказать, выхлопом от зеленой жемчужины, разумеется, я остался вполне доволен. Отличная абилка к основному «Марафонцу» мне досталась. Будь у меня эта скрытая ступень в Третьей Арке, я б увязавшуюся за мной погоню в два счета с носом оставил. Прыжок на двадцать пять метров – это ж какие возможности для маневра. Правда использовать его, судя по описанию, можно только после активации основного «Марафонца», но с учетом часовой продолжительности Дара, за время его действия можно шесть раз активировать скрытую ступень и совершить аж шесть скачков.

В лабиринте городских улиц такой дополнительный козырь стопудово лишним не будет.

С этими благостными мыслями я положил голову на мягкую подушку, и спокойно заснул.


Мне приснился кошмар.

Я снова был в Третьей Арке. Шел рядом с Мараджелой по знакомому стеклянному коридору лаборатории. Вокруг отвратительно воняло разлившейся кислотой. И вместо нормального света коридор освещала бесконечная чехарда красно-синих сполохов.

Под нашими ботинками периодически зловеще похрустывало битое стекло.

Мы как раз подходили к гигантской туше элитника, когда мертвая тварь, с наполовину выпотрошенным споровиком, вдруг вздрогнула, заскребла по полу длинными, как сабли, когтищами и стала медленно подниматься.

– Аааа! – заверещала спутница.

Я тоже еле сдержал рвущийся из груди отчаянный крик.

Цапнул Мараджелу за руку и потянул за собой… Драться с этим монстром было практически невозможно, даже когда он был живой. А сейчас восставший из мертвых элитник-зомби внушил мне просто панический ужас. И единственным способом спасения от него было немедленное безоглядное бегство.

Мы понеслись по коридору со всех ног.

На бегу, навострив уши, я с замиранием сердца ждал, когда сзади раздадутся тяжелые шаги погони.

Но пронеслась секунда, вторая, третья…

Мы уже практически добежали до конца коридора, а восставшее из мертвых чудовище до сих пор сзади так и не появилось.

Со спутницей мы одновременно свернули в следующий коридор, и тут же с разгона налетели на две гигантские ноги преградившие дальнейший путь.

Невероятно! Но элитник-зомби каким-то чудом мгновенно перенесся сюда.

На сей раз сбежать он нам не позволил.

Две рухнувшие с верхотуры когтистые лапы цапнули нас с Мараджелой. Не разорвали, а именно аккуратно поймали в стальной капкан сомкнувшихся вокруг наших тел пальцев чудовища.

Элитник-зомби поднял нас до уровня своих закатившихся мертвых глаз. И неожиданно заговорил вполне понятным человеческим голосом, с гнусавым акцентом:

– И это все, на что способен твой Рихтовщик?.. Я разочарован!


Я проснулся в холодном поту. За узким окном-бойницей серел хмурый осенний рассвет.

– Млять! Че это, нахрен, было?! – прошипел я в умиротворяющую тишину уютной комнаты, встряхнулся, прогоняя осадок дурного сна, и побрел в душ.

Глава 2, в которой забираю, сбываю и приобретаю

Никем не остановленный я вышел из дома Ртути на совершенно пустынную в рассветном сумраке улицу.

Зевающие на крыльце охранники в дождевиках мое пожелание доброго утра восприняли, как издевку. И лишь криво хмыкнули в ответ. Парней можно было понять. Осеннее утро не радовало теплом. Дул пробирающий до костей ледяной ветер, и моросил противный колючий дождь.

Я в очередной раз невольно порадовался подарку Ртути. Без презентованного хозяином Вешалки плаща, в одной спецовке под дождем я б через минуту вымок до нитки и превратился бы в стучащего зубами бича.

Добротный прорезиненный плащ с капюшоном спасал же не только от дождя, но и от яростных порывов ветра. И, благодаря ему, отвратительная погода ничуть не замедлила утреннюю прогулку по пустым улицам, а напротив даже подстегнула ускориться.

Примерно через четверть часа быстрого шага я уже колотил в дверь похожего на сарай домика Чичи. Справедливо рассудив, что в такую погоду стук в ворота спящий хозяин вряд ли услышит, я просто срезал восстановившейся Шпорой дужку навесного замка, и через вскрытую калитку самостоятельно проник на территорию стоянки.

– По башке себе так постучи, придурка кусок! – раздался изнутри раздраженный заспанный голос.

Через несколько секунд дверь будки-сарайчика распахнулась, и мне в лоб уперся широченный ствол обреза.

– Ты кто такой, мля?! И какого хрена здесь делаешь?!

Я хотел откинуть капюшон, но был остановлен очередным гневным окриком:

– А ну стоять, сука! Руки по швам, млять! Не то башку снесу к хренам!

– Чича, успокойся, а, – зашипел я в ответ, чувствуя, что тоже начинаю закипать от такого нерадушного приема. – Я – Рихтовщик.

– Ну и нахрена ты приперся ни свет, ни заря, Рихтовщик?! – хмыкнул Чича, продолжая подпирать мой лоб здоровенной волыной.

С трудом подавив желание грязно выматериться в ответ, объяснил цель раннего визита:

– Пришел забрать свой фургон. Он где-то тут у тебя на стоянке должен быть.

Должен быть, – передразнил Чича и вдруг напрягся: – Погодь-ка! А через ворота как прошел? Ну, сука, ежели че с замком учудил!..

– Да калитка у тебя нараспашку была, вот я и вошел, – соврал я. – Не веришь, сам посмотри.

Дешевый трюк, но с такими чудаками на букву «м», как Чича, он всегда срабатывает.

Хозяин стоянки невольно подался вперед, выглядывая в открытую дверь. Рука с обрезом при этом непроизвольно чуть сместилась в сторону. Я подался в противоположную, одновременно ударом по стволу, смещая его еще дальше. От громыхнувшего тут же выстрела я оглох на левое ухо, но тяжелая пуля, к счастью, меня не задев, просвистела в миллиметрах над виском.

Отскочивший назад Чича попытался передернуть затвор, но не успел. Мой кулак оказался быстрее. Рванув за ним следом, я от души приложил нервного хозяина стоянки правым хуком и, вырвав из ослабевших пальцев обрез, отшвырнул в сторону.

Пошевелив челюстью и сплюнув на пол кровь, Чича затравленно глянул на меня и проворчал:

– Сука ты Рихтовщик. Замок сломал, ворвался, разбудил, да еще и по лицу заехал.

– Ну извини, что не дел тебе себя пристрелить, – хмыкнул я.

Секунд пять Чича буравил меня тяжелым взглядом, потом вдруг расплылся в щербатой лыбе и захохотал. Его искренний смех оказался столь заразительным, что практически сразу же я к нему присоединился.

Взаимное веселье разрядило напряжение.

Отсмеявшись, Чича пожал мне руку и предложил с ним позавтракать. Поскольку завтрак у странного типа состоял из полдюжины банок пива и миски соленых галет, я с радостью согласился.


– Млять! Братан, да ты у меня одного пива выжрал споранов на пять!

– Не гони, оно дешевое. Вся эта батарея на столе и спорана не стоит!.. К тому же, ты сам предложил! Типа угощаешь!

– А сломанный замок?!

– За него уже пять споранов накинули!

– Когда? Не помню такого!

– Короче, задрал ты уже по кругу гонять!.. Моя последняя цена – тринадцать споранов за все!

Мы торговались уже минут двадцать. Предметом яростного торга была, разумеется, оплата двухдневного простоя моей тачки на чичиной стоянке. Крохобор Чича начал с тридцати споранов, объяснив безобразно завышенную ставку аренды: размещением моего фургона на самом лучшем и, соответственно, дорогом месте… Пятнадцать споранов за сутки простоя! Да мы со Слезой в Малине за гостиничный люкс всего десять в сутки платили. Разумеется, я стал сбивать нагло задранную до небес цену.

Конечно и четыре спорана в сутки, для стоящего под открытым небом фургона было дороговато. Но наличие в салоне тачки отобранных у муров калашей и амуниции, с набитыми трофеями карманами, худо-бедно примирило меня с неизбежностью этой вполне приемлемой переплаты. Так же пришлось согласиться на грабительские пять споранов за разрезанный замок. Вот и набежали озвученные тринадцать споранов.

К счастью, Чича даже не подозревал о ценном грузе фургона, иначе задрал бы цену на порядок выше.

– Всего тринадцать? – скривился крохобор, хотя по забегавшим глазкам стало понятно, что он рассчитывал на меньшее и, поломавшись для виду, по любому согласится.

– Так! Меня это достало!.. Где, говоришь, у тебя тут рация?

– А это еще зачем?

– Сейчас со Скальпелем свяжусь, и узнаю, нахрена он на таких грабительских условиях загнал фургон на твою стоянку?

– Не горячись, Рихтовщик, – тут же врубил заднюю Чича. – Зачем важного человека от дел отвлекать. Тринадцать – так тринадцать. Конечно, так занижать честную арендную плату – это грабеж. И я соглашаюсь себе в убыток. Но чего не сделаешь ради дружбы с хорошим человеком.

Я тут же выписал чек на тринадцать споранов. И через пять минут благополучно выехал со стоянки на своем фургоне.


От Чичи я направился прямиком к дому-складу Крыса.

Припарковав авто рядом со стальными воротами, я перебрался с водительского места в салон фургона и переоделся, сменив синие спецовку и брюки, на добытый из рюкзака комплект нового камуфляжа. Поверх утепленной осенней куртки закрепил подмышечную кобуру со стечкиным. И вместо плаща, на куртку накинул разгрузку, маленькие кармашки которой по-прежнему оттопыривались под тяжестью заныканных там трофеев.

Рюкзаки с трофейными фляжками и автоматными рожками оставил в фургоне – стратегические запасы воды, живца и патронов самому пригодятся. А вот девять трофейных калашей прихватил с собой, и нацепив их ремни на шею, как новогодняя елка, выбрался-таки из фургона.

Несмотря на ранний час, калитка в воротах оказалась не заперта. Перешагнув высокий порог, я аккуратно прикрыл за собой дверь, и по знакомому коридору зашагал мимо рядов стеллажей вглубь склада.

– О, Рихтовщик! Здорово, бродяга! – приветствовал меня неожиданно вдруг выруливший откуда-то сбоку Крыс.

Я пожал протянутую пухлую ладонь.

– Давненько чего-то, брат, не захаживал.

– Да че-то закрутился…

– Слышал в гору дела твои пошли… Ого, тридцать шестой уровень. Лихо однако! Вижу не врала о тебе молва-то.

– Ну, просто повезло пару раз.

– Пару раз? – хмыкнул Крыс. – И это говорит мне парень, который всего за месяц достиг тридцать шестого уровня! Да ты гребаная живая легенда, Рихтовщик!

– Да какая из меня легенда, – отмахнулся я. – Скажешь тоже…

Так за разговором мы незаметно дошли до стола в конце коридора, и я стал сгружать на него автоматы.

– Откуда такое богатство-то?

– На муров нарвался… Представляешь, поохотиться придурки на меня решили. Пришлось наказать. Это законные трофеи… По чем за калаш возьмешь?

– Стопе, Рихтовщик, – неожиданно напрягся меняла. – Мне разборки со Скальпелем нахрен не нужны.

– Не понял. А при чем здесь Скальпель?

– Да все в стабе уже знают про вашу вчерашнюю совместную зачистку логова муров. И все выпавшее там с мертвецов барахло, насколько мне известно, отошло Скальпелю. Так что, ежели автоматы оттуда, без согласия Скальпеля, принимать у тебя их не стану.

– Я эти автоматы два дня назад в лесу добыл. И ко вчерашней зачистке они не имеют никого отношения. Стиксом клянусь.

– Ну, коли так, другое дело.

– Так, по чем примешь?

– Ну, сотни по четыре споранов за штуку, пожалуй возьму.

– Побойся Стикса, Крыс! Ты ж калашами по шесть сотен торгуешь.

– Ну так это ж еще покупателя нужно найти.

– Кого ты лечишь! Калаши – самый ходовой товар в любом стабе. У тебя мигом их с руками оторвут.

– Раз такой умный, открывай свою контору, и вперед…

– Да ладно, не обижайся. Просто, четыре сотни – это ж грабеж! Давай хоть за пятьсот?

– Оружие почистить надо, смазать… А это затраты времени, расход смазки…

– Че их смазывать-то? Будто не видишь, они ж и так все в масле. Из них, если хочешь знать, муры, вообще, ни разу стрельнуть не успели.

– Ты девятерых завалил. И в ответку они не разу не пальнули?

– Дело было в лесу. Муры боялись выстрелами себя обнаружить. Но это их не спасло.

– Ладно. Только из уважения к живой легенде – возьму каждый ствол за четыреста пятьдесят.

– По рукам.

– Итого, с меня четыре тысячи пятьдесят споранов… Товаром возьмешь, или?..

– Погоди, это еще не все.

Расчистив кусок стола от грудой сваленных автоматов, я стал опустошать маленькие кармашки разгрузки, собирая перед изумленным менялой настоящую гору из споранов, желтого и белого гороха, и черных звезд.

– Сколько тут? – слегка осипшим голосом спросил Крыс, когда я извлек последние трофеи и отступил от стола.

– Понятия не имею, – честно признался я. – Самому считать такую прорву нет времени. А у тебя же, как у менялы, специальная абилка, на это дело заточенная, имеется. Тебе и карты в руки.

– А не боишься, что обману? – облизнулся толстяк.

Глянув в его бегающие глазки, а понял, за что толстяк получил свое прозвище. Закрысячить такой мог запросто. Но самостоятельный пересчет лежащей на столе горы мелочевки украдет добрый час времени, а то и все два. Потеряв уже сутки из отпущенных на задание пяти дней, терять еще время из-за десятка украденных споранов (на большее трусливый толстяк вряд ли покусится) позволить себе я не мог. А чтоб свести потери к минимуму, решил припугнуть Крыса.

– Обманешь, накажу, – хмыкнул я в ответ и, многообещающе подмигнув, продолжил запугивать обратившегося в слух Крыса: – Дар мне достался недавно дурацкий. Позволяет ложь распознавать. Вот на тебе его и испытаю. Глядишь, и хоть какую-то пользу этот балласт принесет.

– Да ну, страсти какие, – фыркнул меняла. – У меня все будет точно, как в аптеке. И без малейшего обмана.

– Вот и проверим.

Переложив автоматы со стола на полку ближайшего стеллажа, Крыс аккуратно придавил горку трофеев ладонями, чтобы вся мелочевка разошлась ровным слоем по столешнице. Затем, закрыв глаза, с отрешенным лицом секунд десять водил над рассыпанным сокровищем ладонями, и в итоге объявил:

– Здесь: одна тысяча двести четырнадцать споранов, сто две желтые горошины, двадцать одна белая горошина, шестьдесят три черных звезды, и три гладких янтарных нити.

– Все правильно, – кивнул я, под его вопросительным взглядом. – В смысле, без обмана.

– Ну, разумеется, – расслабился и заулыбался толстяк. – Все трофеи на сдачу? Или что оставишь для личного потребления?

– Все нити оставлю. Ну и, пожалуй, еще с пяток белых горошин, – я тут же выудил из россыпи пять характерных белых шариков и три куска янтарной лески.

– А звезды?

– Остальное все на сдачу.

– Хозяин – барин… Значит, сегодня по курсу приема: за желтую горошину даю девять споранов, за белую – двадцать семь, за черную звезду – пятьдесят четыре спорана. Итого совокупная стоимость трофеев составляет пять тысяч девятьсот три спорана. Плюс четыре тысячи пятьдесят – за автоматы, выходит, с меня девять тысяч девятьсот пятьдесят три спорана… Еще что-то на сдачу.

– Не. Теперь перейдем к закупкам.

– Слушаю…

Склад менялы я покидал нагруженный, как ишак, упаковкой из двадцати банок пива в руках и двумя закинутыми за спину рюкзаками – один до упора набит банками тушенки, во втором: пять комплектов камуфляжа, три пары запасных ботинок, аптечка и чекушка уксуса. И все это богатство обошлось мне всего в триста двадцать споранов.

Еще я приобрел саперскую лопату, два колчана по полсотни стрел, пять комплектов тетивы, с насадками на рога лука, и за это заплатил еще сто девяносто споранов.

Еще на пробу взял пару стрел с полым наконечником, каждая из которых мне обошлась аж по сто тридцать пять споранов – типа штучный товар, каждая изготовляется кузнецом вручную. Потому и такая кусачая цена.

Ну и, разумеется, выкупил у Крыса две предложенные им жемчужины. Редкую зеленую ловкач впарил мне за грабительские семь тысяч шестьсот двадцать споранов. Зато ходовую черную уступил с небольшой скидкой за две тысячи четыреста девяносто пять споранов.

Выручки за трофеи и автоматы, с учетом дорогостоящих трат на жемчуг, для оплаты счетов не хватило. И пришлось еще выписывать Крысу дополнительно чек на девятьсот сорок два спорана.

Доковыляв до фургона, я закинул пиво, рюкзаки и стрелы в салон и, забравшись на водительское место, покатил в сторону стабовских ворот.

На часах в приборной панели авто было восемь часов сорок шесть минут. На выполнение задания у меня оставалось три дня двадцать два часа и четырнадцать минут.

Глава 3, в которой нас опережают, и я натягиваю тетиву

У поворота на Киреевку я сбавил ход и, съехав на обочину, остановился. Через минуту беззвучно вынырнув из придорожного орешника, к фургону подскочила кваз и, не спрашивая разрешения, распахнув дверь, ловко запрыгнула на соседнее кресло.

– Че так долго-то?! – вместо приветствия зло шикнула Белка.

– Сразу из дома Ртути сбежать не вышло.

– Не вышло у него… А мне пришлось всю ночь здесь куковать, тебя дожидаючись. Хорошо шалаш грамотный мастерить умею, а то б околела тут от холода.

– Ну не мог я сразу к тебе сорваться. Нужно было усыпить бдительность Ртути и Скальпеля. Ты ведь не хочешь, чтоб эти славные парни своих шакалов по нашему следу пустили?

– Я жрать хочу. И выпить чего-нибудь согревающего.

– Да без проблем… Сейчас только в лесок заедем, чтоб с дороги не отсвечивать, и перекусим.

Вырулив на грунтовку к Киреевке, и чуть проехав по ней, я свернул на показанную Слезой укромную полянку за кустарником и заглушил мотор.

– Вот здесь нам никто не помешает… Ну че расселась? Давай, в салон перебирайся. Все припасы там.

Следом за Белкой я тоже перелез из тесной кабины в просторный кузов фургона и, порывшись в сваленных там грудой на полу рюкзаках, организовал нам по две банки тушенки на брата. Еще вскрыл трофейную пачку с галетами. И на запивку – каждому по пиву и фляжке с живцом.

Поначалу мы просто молча ели, наперегонки наворачивая говядину с галетами, и запивая съеденное живцом. Когда с нехитрой снедью было покончено, вскрыли по пиву, и уже неспешно прихлебывая нефильтрованное возобновили разговор.

– Приглашение в отряд мне кинь. А то, после твоего коварного убийства, Система игнорит мои потуги снова заманить тебя в отряд.

– Уже.

У меня перед глазами загорелся системный запрос:


!!!Внимание! Игрок Белка предлагает вам вступить в ее отряд. Принять предложение: Да / Нет!


Разумеется, я мысленно надавил «Да». И в отрядом чате у меня вновь загорелась аватарка каваза.

– Че, удалось у муров инфу надыбать?

– Обижаешь.

– Ну и?..

– Че ну и?

– Рихтовщик, не беси!

– Гвоздь поклялся, что ботов он в стаб привез из большого города. Ну, где мы с тобой…

– Да поняла я. Дальше.

– Боты там развернули что-то типа временной базы. И похищенную из стаба Мараджелу с девяносто девяти процентной вероятностью они доставили туда.

– А где конкретно эта временная база? Город-то огромный.

– Удалось узнать только, что под базу боты приспособили какой-то местный институт.

– Фигня это, а не информация… Какой институт? В каком районе?..

– Ну извини. На самой базе Гвоздь не был. С ботами он встретился в условленном месте, на городской окраине – где тварей поменьше, и относительно спокойно. С расспросами к своим хозяевам мур не лез. Об институте узнал, подслушав разговор одного с кем-то по рации… Короче, другой инфы у нас, один фиг, нет. И придется работать с тем, что есть.

– Легко сказать, – хмыкнула Белка. – Это ж гребаный мегаполис. Там больше миллиона людей проживало. И институтов разных, как собак… Учитывая концентрацию на улицах тварей, нам, чтоб все их обойти, боюсь, оставшегося до перезагрузки месяца не хватит.

– Да какой месяц! У нас на все про все три дня максимум.

– Тогда придется на тачке рисковать.

– Чтобы боты нас мигом срисовали?.. И думать забудь. Фургон бросим в пригороде. А в город двинем налегке.

– Вслепую? Не зная точного адреса?

– Белка, это ж твой город. Кому как не тебе знать: какие из тамошних институтов лучше других подходят для захвата ботами.

– Да с их возможностями, любой подходит!

– Млять!

– Рихтовщик, а ты помнишь пару лесовиков, что нас перед стаей тварей заводными зайцами выставили? – неожиданно вдруг сменила тему кваз.

– Ты не лучшее время выбрала для ностальгии по былым денечкам, – фыркнул я.

– Да не, я как раз таки по делу. Эти двое постоянно отираются на городской окраине. Наверняка, они и логово ботов в городе уже примерно вычислили. Думаю, не лишним будет наведаться в гости к лесовикам, и хорошенько их расспросить.

– То есть институт с ботами в городе быстро отыскать – не реально? А двух лесовиков в практически бескрайнем лесу – как два пальца об асфальт?

– А с лесовиками не придется ничего искать, – осклабилась кваз. – Их избушку я давно уже вычислила. Просто их старший – Хмырь – пока что мне не по зубам, вот и не торопилась сводить старые счеты. Но ты уже значительно обошел его в развитии. И на пару мы запросто можем тряхануть ублюдков.

– Ладно. Считай, уговорила. Пошли, будешь дорогу показывать.

– На тачке мы до них не доберемся. Туда не ехать, а плыть надо.

– А, ну да. Мы ж тогда, помнится, от элитника вплавь спасались. Грести пришлось так, что уключины дымились.

– В этот раз с веслами надрываться не придется. У меня моторная лодка на берегу припрятана. Она нас мигом на другой берег домчит.

– Ну поехали, глянем на твою лодку.


Направляемый Белкой, я через полчаса выкатил фургон на заросший плотным кустарником речной берег.

Алюминиевая казанка, накрытая сверху специальной маскировочной сеткой, среди торчащих из воды кустов была совершенно незаметна. Я увидел лодку, только когда Белка стащила с нее маскировочную сеть.

Предусмотрительно снятый мотор, укрытый промасленным брезентом хранился на дне лодки. Я сунулся было помочь подруге установить его на корму лодки, но кваз, отослав меня собирать рюкзаки, прекрасно справилась с установкой шестидесятикилограммового агрегата в гордом одиночестве.

Пока Белка возилась с мотором, я не только собрал нам пару рюкзаков, но успел «зарядить» полые сердцевины двух спец. стрел кусочками кислотника, и убрал их в свободные ячейки инвентаря. Так же в две последние пустующие ячейки я спрятал саперскую лопатку и фляжку с НЗ живца. В итоге, все имеющиеся на текущий момент двадцать восемь доп. ячеек инвентаря снова оказались заполнены: десять ячеек жемчугом (одной белой, одной зеленой, четырьмя красными и четырьмя черными), четыре ячейки белыми звездами, две – активаторами сферы неуязвимости, три – зельями Духа, три – резаками, две – «заряженными» стрелами, и еще по одной – луком, кислотником, фляжкой и саперной лопатой.

Один колчан со стрелами я закрепил на поясе. Второй сунул в свой рюкзак.

Из береговых зарослей донесся рокот заработавшего мотора.

Я выбрался из фургона с двумя увесистыми рюкзаками на плечах. Захлопнул дверь. И накинул поверх тачки маскировочную сетку от лодки. Теперь с дистанции в полсотни метров фургон любому случайному соглядатаю покажется причудливой формы прибрежным холмом. Конечно, вблизи обман тут же раскроется. Но это местечко на речном берегу довольно пустынно. И кроме Белки, хранящей в здешних зарослях лодку, сюда, походу, вообще ни разу никто не наведывался.

Перебравшись в лодку, я передал спутнице собранный для нее рюкзак, и уселся на свободную лавку в центральной части. Белка, ловко орудуя шестом, вывела казанку из зарослей и, усевшись на корме, взялась за возвышающийся над мотором рычаг управления.

Сдав немного назад, кваз резко крутанула лодку практически на одном месте и, быстро набирая ход, направила наперерез течению, к противоположному берегу.

Начало нашего заплыва совпало с окончанием двадцати четырех часового ограничительного интервала между приемом жемчуга. А поскольку добра этого в инвентаре у меня скопилось изрядно, я не стал затягивать с употреблением очередного драгоценного кругляша. Мой выбор снова пал на зеленую жемчужину.

Любуясь речными красотами, я закинул изумрудный шарик в рот и запил глотком живца.

Перед глазами ожидаемо загорелись строки системного запроса:


!!!Внимание! Вы приняли зеленую жемчужину! Вам начисляется постоянный бонус в размере 2% к текущему значению показателя!

!Выберете показатель: Интеллект / Атака / Защита / Ловкость / Дух Стикса!


Решил на этот раз подтянуть показатель, ответственный за увеличение источника маны – шкалу Духа Стикса, и выбрал Дух Стикса.

В подтверждение моего решения загорелась новая строка:


!!!Внимание! Постоянный бонус к Духу Стикса +2% к текущему показателю Игрока!


!!!Внимание! Зеленая жемчужина открывает скрытую ступень Дара Стикса: Легче пуха!

!Постоянный бонус за открытие скрытой ступени Дара: Дух Стикса +2, Ловкость +1 к показателю Игрока. Фраза-активатор, запускающая действие скрытой ступени Дара: «Крыло». Описание скрытой ступени Дара: У Игрока на 10 секунд за спиной отрастают огромные невидимые крылья, на которых, без потери веса, он может парить в воздухе, как орел. Период действия Дара: 10 секунд. Откат Дара: 35 минут. Расход Духа Стикса (маны) на действие Дара: 35 единиц шкалы Духа Стикса!

!Для активации скрытой ступени Дара Стикса: Легче пуха, необходимо поднять характеристики: Броня Стикса, Гибкость и Медитация, до 5000 очков!

!!!Внимание! Для активации скрытой ступени Дара Стикса: Легче пуха, у вас не достаточно очков развития в характеристиках: Броня Стикса и Гибкость!


Отчего-то в этот раз мне не было предложено поднять характеристики за счет очков свободного распределения. И я самостоятельно направил мысленный приказ: «Хочу использовать очки свободного распределения характеристик для доведения характеристик Броня Стикса и Гибкость до 5000 очков».


Увы, загоревшийся системный ответ поумерил мой пыл:


!!!Внимание! Ваш запас очков свободного распределения характеристик на текущий момент составляет: 1390 очков. Его недостаточно для доведения характеристик Броня Стикса и Гибкость до 5000 очков!


Вот те на! А я уже раскатил губу, прикидывая варианты использования новой абилки. Вещица прилетела крайне полезная. С ней у меня по сути появлялся свой персональный дельтаплан. Да, промежуток использования скрытой ступени ограничен всего десятью секундами. Но в условиях тесной городской застройки, десять секунд контролируемого полета позволяли запросто перемахнуть с крыши одной высотки на другую. Или, коли припрет, аккуратно по наклонной слететь на землю. Да, такое приземление будет жестче, чем при обычной активации «Легче пуха», но мое усиленное прокачкой тело, с этим справится, зато при таком экстремальном способе спуска в конце не возникнет беспомощной неповоротливости, из-за возвращения, по окончании действия Дара, веса в тело.

Чего уж… Ежу понятно, что открытая зеленой жемчужиной скрытая ступень Дара – абилка отличная. Однако, временно не доступная. Нужно срочно добывать очки свободного распределения характеристик… Эй, Система – ау! – самое время подкинуть мне какое-нибудь дополнительное задание.

– Ты что-то сказал? – неожиданно окликнула Белка.

Похоже я так увлекся перевариванием приключившейся неудачи с активацией скрытой ступени, что не заметил, как стал рассуждать вслух. К счастью, из-за шума мотора подружка не разобрала моего бормотания.

– Говорю, у меня белые звезды есть и белый горох. Собираюсь употребить. Не желаешь присоединиться?

– С радостью, – кивнула кваз. – Только я сейчас пустая. Расплачусь за трофеи позже. Лады?

– Без проблем.

Я закинул во вскрытые банки с пивом по белой звезде, и пока они растворились, соорудил с помощью бинта, пары ложек и уксуса, шипучку из белого гороха.

Сперва мы дружно проглотили гороховую кислятину и, запив содержимое ложек живцом, приступили к неспешной дегустации звездного коктейля. Конечно кайф от пенного напитка слегка портила необходимость фильтровать содержимое банок через приложенный к сливному отверстию кусочек марли, но даже так вышло весьма недурственно. А за испытанный дискомфорт в конце каждому прилетела заслуженная награда.


!!!Внимание! Вы употребили белую горошину!

!Характеристики: +12 к Силе Стикса, +11 к Броне Стикса, +10 к Медитации, +10 к Познанию скрытого!


!!!Внимание! Вы употребили белую звезду!

!Опыт: +302!

!Шкала Удовольствия: +1. Показатель Интеллект: +1. Характеристика Знания: +100!

!Шкала Спорового баланса: +2. Показатель Атака: +2. Характеристики: + 100 к Физической силе, +100 к Рукопашному бою!

!Шкала Духа Стикса: +2. Показатель Дух Стикса: +2. Характеристики: +90 к Медитации, +90 к Познанию скрытого!


Пока читал перечень приваливших за трофеи плюшек, спрятал в три освободившиеся ячейки ценные нити янтаря. И все ячейки инвентаря снова оказался заполненными.

Метров за десять до густых зарослей сухого прибрежного камыша Белка выключила мотор, но под действием набранного ускорения лодка стремительно преодолела оставшиеся метры и с сухим шелестом врезалась в камыш.

Еще двадцать метров камышовых зарослей плавно осадили разгон ретивой казанки, и носом в илистое береговое дно она вошла мягко, практически без толчка. Сразу за камышами на берегу начинался густой непролазный ельник.

Подтверждая мои нехорошие предчувствия, Белка объявила:

– Все, с вещами на выход. Дальше потопаем пешком.

– Ага. По такой чащобе только топать.

– Не ворчи, Рихтовщик, отсюда до полянки с жилищем лесовиков всего метров триста. А ельник только у самого берега такой густой. Продираться сквозь бурелом придется только первые десять метров, дальше выберемся на тропинку, и до поляны добежим быстро, обещаю.

– А с лодкой че? Прям тут бросим?

– Нет, блин, на себе попрем… Кому она тут нафиг нужна? На елку, вон, сейчас конец намотаю, и никуда не денется.

– Ладно, двинули.

Мы по очереди выбрались из шаткой казанки на берег. Белка привязала лодку к дереву. И мы ломанулись прорываться сквозь ельник.

На штурм чащобы я отправился вторым номером, следуя за опытной спутницей. Но даже двигаясь в прорубленной кинжалами кваза просеке, из-за обилия цепляющихся со всех сторон колючих веток и сучьев поначалу чувствовал себя насаженным на булавки жуком.

Как и обещала Белка, непролазный ельник быстро сменился вполне комфортной для передвижения лесной тропой. И скорость нашего продвижения по лесу сразу заметно возросла.

По тропе мы успели отшагать еще пару сотен метров, когда окружающую тишину вдруг разрезал грохот автоматных очередей.

Стреляли где-то впереди, совсем рядом.

– Похоже мы опоздали, – раздраженно прорычала остановившаяся Белка.

– Ну это мы еще поглядим, – откликнулся я, цепляя тетиву на концы извлеченного из инвентаря лука. – Сколько, говоришь, до поляны-то осталось?

– Примерно метров сто.

– Отлично. Для стрельбы навесиком – самое то… Если лесовиков уже не положили, ща мы их спасем.

Глава 4, в которой я срываю сафари, и мы таримся шприцами

– Сквозняк, – шепнул фразу-активатор «Всевидящего ока».

И окружающие нас ели тут же перестали давить своей мрачной скученностью, превратившись в призрачные силуэты деревьев. Сквозь которые я легко смог разглядеть достаточно просторную поляну, с основательным бревенчатым домом по центру.

Но больше дома меня заинтересовал огромный вертолет, стоящий там же на поляне с ним по соседству. Летчик посадивший здесь эту махину был настоящим асом, огромные лопасти винта застыли буквально в метре от стены дома и елей на краю поляны.

До убежища лесовиков оказалось даже меньше ста метров, и разворачивающееся на ней действо мне прекрасно было видно в малейших подробностях.

Стреляли, разумеется, прилетевшие в вертолете боты. Но вовсе не в лесовиков – знакомые фигуры Хмыря и Скворца обнаружились в толпе автоматчиков – а куда-то вниз.

Похоже, на поляне имелась глубокая яма, на краю которой собрались стрелки. Вот обитатель этой ямы и стал мишенью для их автоматных очередей.

– Ну ты че завис-то? – дернула за рукав подруга.

– Я Дар активировал, позволяющий сквозь деревья живых существ рассмотреть, – открылся Белке.

– Крутой у тебя Дар, – завистливо хмыкнула кваз.

– Вот, пытаюсь теперь разобраться в происходящем на поляне…

– Не молчи. Говори, что видишь. Мне тоже интересно.

– Там хрень какая-то творится. Лесовики стоят вместе с ботами. А те стреляют куда-то под землю… Такое впечатление, что у лесовиков там яма, по краям которой все сейчас и сгрудились.

– Да не было раньше на поляне никакой ямы. Обычная трава везде, без ям.

– Ого!

Одновременно с моей репликой от поляны донесся отчаянный крик. И стрельба разом стихла.

– Что там? Что?!

– Кто-то снизу цапнул за ногу самого агрессивного бота. И уволок вниз. Остальные тут же отшатнулись от края ямы.

– Рихтовщик, млять! Говорю же, нет там никакой ямы!

– Вот сейчас и выясним.

Выхватив из колчана стрелу, я вскинул лук и, наметив целью открытый ворот ближайшего бота, запустил на поляну первый смертоносный гостинец.

В течение следующих трех секунд я выпустил еще пять стрел. Потом опустил лук и замер в ожидании результатов стрельбы.

Первая стрела вошла точно под подбородок боту, на две трети погрузилась в тело, разрубив широким листовидным наконечником хренову тучу жизненно важных органов в теле.

Мертвый бот с торчащим из груди белым оперением еще только начал заваливаться. А вторая рухнувшая с небес смерть уже прошила основание шеи и потроха его соседа…

Лишь последний из шестерки ботов успел среагировать на жуткий дождь из стрел. Шарахнувшись в сторону он вывел открытый участок тела из-под падающего наконечника, и стрела бестолково отскочила от закрытого бронежилетом плеча счастливчика.

Точно так же шарахнулись в сторону и не пострадавшие от моего обстрела лесовики.

А из пятерки словивших стрелу и завалившихся на землю ботов, лишь один продолжал дергаться, подавая признаки жизни, остальные умерли мгновенно.

Шестой счастливчик нацелил автомат на поднявших руки лесовиков.

Из-за значительного расстояния и деревьев между нами, я не мог разобрать о чем они говорит. Но смысл происходящего и так был очевиден. Чудом выживший бот обвинял Хмыря со Скворцом, что лесовики заманили его отряд в ловушку, подставив под стрелы невидимого стрелка.

Хмырь, отчаянно жестикулируя, шагнул вперед, явно пытаясь что-то боту объяснить. Но у последнего, похоже, в конец сдали нервы, и он практически в упор расстрелял деда. Скворец, понимая, что следующая очередь достанется ему, рыбкой нырнул на землю и спрятался за телом недобитого бота, схватив последнего за торчащую из груди стрелу. Дернувшийся за молодым лесовиком автоматный ствол резко передумал стрелять.

Разобрать беззвучную пантомиму опять же не составило труда. Скворец пригрозил боту добить его тяжелораненого товарища. И автоматчик повременил со стрельбой.

– Ну че молчишь-то? – напомнила о себе Белка.

– Пятерых ботов положил – один выжил, – отчитался подружке.

– Вслепую? Стрелами? Пятерых ботов?.. Да ты, нахрен, гонишь!

– Сейчас на поляну выйдем, сама убедишься, – пожал я плечами. – Только сперва последыша завалю. А то он, бедолага, со страха кукухой поехал, и Хмыря пристрелил.

– А со вторым лесовиком что?

– Жив пока. Прячется… Ща я ему подсоблю.

Вытянув из колчана очередную стрелу, я снова вскинул лук. Но выстрелить не успел. Меня опередили. Из-под земли вдруг вырвалось полуметровое костяное жало и, пробив автоматчику за ногу, дернуло вниз.

Страшно заорав бот провалился под землю.

– Че там? Че?! – тут же закудахтала Белка.

– Писец котенку, – хмыкнул я. – Кончились боты.

И, опустив лук, вернул стрелу обратно в колчан.

– Пошли, глянем, что за бесовщина там у них на поляне творится.

До окончания действия Дара осталось меньше полминуты. И, опасаясь потерять из вида единственного выжившего на поляне Скворца, я вынудил Белку последний отрезок лесной тропы буквально бежать.

В результате практически успели. Дар отключился и окружающие деревья снова налились красками практически за секунду до того, как следом за подружкой я вывалился на поляну.

– Охренеть! – выдохнула Белка, впечатленная наличием на поляне огромного вертолета.

– Вы еще кто, нахрен, такие?! – заметив нас, запаниковал уже практически добежавший до двери дома Скворец.

– А ну стоять, – я навел на парня заранее извлеченный из кобуры пистолет.

И лесовик послушно замер на месте.

Белка тут же рванула к нему через поляну.

– Под ноги смотри! – бросил квазу вдогонку.

Но шустрая подружка уже благополучно добежала до Скворца и тычком под колено заставила рухнуть на колени.

– Мы смерть твоя геройская, – зловеще шепнула кваз, умело связывая парню руки и ноги.

Я же осторожно двинулся к месту, откуда из-под земли вырвалось утащившее бота костяное жало.

Сперва я наткнулся на лежащую в жухлой траве решетку, один край которой здоровенными петлями надежно крепился к уходящей вниз бетонной стене широкой и глубокой ямы.

На пятиметровой глубине там обретался огромный, как матерый кабан, слепун, длинный хвост которого и венчало жуткое костяное жало. Сфокусировав на тварюшке пристальный взгляд, я невольно поежился прочтя загоревшееся рядом с ним описание.


Зараженный Потрошитель1315

Статус: Активный пожиратель биомассы

Уровень: 32 (Слепун)

Опыт: 2342891/2433173

Убийств – 2833

Поглощено биомассы, кг –81914

Показатели:

Интеллект – 112

Атака – 127

Защита – 164

Ловкость – 202

Дух Стикса – 114


Млять! По уровню тварь была полновесным кусачом. Несмотря на имеющийся за плечами немалый опыт охоты на слепунов, рядом с таким монстром я оказался впервые, и почувствовал себя сейчас крайне неуютно.

Меж тем тварь, не обращая на меня ни малейшего внимания, продолжала сосредоточенно терзала останки несчастного бота. Судя по отсутствию рядом окровавленных костей первой жертвы слепуна, тот несчастный уже обернулся конечным прахом, и наученная горьким опытом тварь торопилась набить утробу лакомой биомассой, пока она не обернулась черной пылью.

– На че ты там уставился? – раздался сзади голос приближающейся белки.

– Осторожней! Под ноги смотри!

Слепая тварь внизу мгновенно среагировала на звук моего голоса. По-жеребячьи отклячив в высоченном прыжке задницу, слепун выстрелил вверх хвостом (который, вероятно, под действием какого-то уникального Дара высокоуровневой твари вдруг вдвое прибавил в длине) и с потрясающей точностью навылет пробил костяным жалом мою левую икру. Запоздало шарахнувшись в сторону, я взвыл от острой вспышки боли в раненой ноге и, чувствуя, что не получается противиться затягивающей меня в яму страшной силе, использовал спасительную абилку.

– Отскок.

Моргнул… И снова оказался на краю ямы, с невредимой пока что ногой. Сзади послышались торопливые шаги.

– На че ты там…

Я молча отпрыгнул от края навстречу Белке. И неожиданно сбитая с ног кваз уставилась на меня, как на конченного психа.

– Рихтовщик, ты че, мля!..

– Там яма с бетонными стенами, – перебил я. – И в ней огромный, злой слепун, с охренительным слухом и чертовски опасным хвостом.

– Млять! Да не было там раньше никакой ямы!

– Иди сама посмотри. Только осторожно. Если тварь внизу тебя услышит – поверь! – мало не покажется.

Белка стала осторожно подкрадываться к яме. Я же двинулся к связанному пленнику.

– Слышь, придурок, и давно вы у себя в яме слепуна завели?

– Два месяца назад, – понурив голову, признался Скворец.

– Ишь ты. И до тридцать второго уровня уже откормили.

– Так жратвы для твари кругом полно. С кормежкой проблем не возникает.

– А нахрена он вам?

– Чтоб тварей других от дома отпугивал.

– Хитро, – хмыкнул я.

– Рихтовщик, клянусь, раньше там этой ямы не было, – снова завела свою порядком уже мне поднадоевшую пластинку вернувшаяся от ямы Белка.

– Да была, – отмахнулся я. – Вон, Скворец говорит: они слепуна этого уже два месяца откармливают. Просто, они дерном ее поверх решетки покрывали… Я прав?

Последний вопрос адресовался, разумеется, уже пленнику.

– Все так и было, – закивал Скворец. – Слепуны не любят долго находиться на свету. Им, для развития, полезней как можно больше времени проводить в темноте.

– А зачем вам тварь-то? – в свою очередь озадачилась Белка.

– Они им тварей других от поляны отпугивали, – вместо пленника ответил я. – Этот монстр аж до тридцать второго уровня в яме отожрался. Считай, кусач. С таким пугалом в яме к ним на поляну не то что лотерейщики с бегунами, даже топтуны остерегутся захаживать… Только не пойму, нахрена вы ботам своего подземного стража засветили?

– Потрошитель опасным стал. Чересчур развился. Хвост за пределы ямы стал выбрасывать. Не ровен час и целиком насобачится выскакивать. Оно нам надо?

– Так чего ж сами не грохнули? – удивилась Белка. – За кусача изрядно опыта прилетает. Это ж отличный кач! Особенно для твоего восемнадцатого уровня.

– Думаешь, я ему об этом не говорил, – проворчал Скворец. – Но старый уперся…

– Дай-ка угадаю, – перебил я пленника. – Хмырь решил к ботам подлизаться. И дармовой кач предложил им. Вот они и прилетели на вертолете компашкой – типа, мля, на сафари!

– Угу… И вон какая канитель из этого вышла. А могли, ведь, спокойно на пару мочкануть Потрошителя. И мне бы уровень новый прилетел.

– Чего ж эти придурки из автоматов по слепуну лупить стали? Это ж с ума сойдешь тварь тридцать второго уровня автоматными пулями убивать. Там же на шкуре костяная броня в палец толщиной. И регенерация – будь здоров!

– Боты решить меж собой не смогли кому тварь мочить. Вот и решили палить дружно до победного, и пусть случай решит чья пуля станет для твари роковой.

– Че ж вы их не предупредили, что слепун из ямы в ответку ударить может?

– Да предупреждали мы… Но это ж боты. Им на жизнь насрать. Главное адреналин словить и прокачаться. Для нас Игра – это жизнь. А для них игра – всего лишь гребаная игра. Типа, со смертельным риском пострелять будет даже интересней. Вот, мля, и довыеживались. Придурки!

– Ладно с тварью в яме разобрались. Переходим непосредственно к цеди нашего визита… Примерно месяц назад вы с напарником нас жестко подставили.

– Че за гон! Не было такого! – возмутился Скворец.

– Че, сука, страшно, когда за косяки предъявляют! – цапнула пленника за ворот куртки Белка и хорошенько встряхнула. – Нам тоже страшно было, когда вы на нас стаю тварей спустили!

– Отпусти его. А то раньше времени придушишь.

– Братва, вы че-то попутали, – откашлявшись, прохрипел Скворец. – В натуре, я впервые вас вижу! Делового за тридцатку с квазом я б точно запомнил!

– Тогда я был всего лишь десяткой, а она не была квазом.

– С десятки до тридцать шестого?! За месяц?!

– Прикинь, – хмыкнула Белка. – Короче, Скворец, я знаю: вы с Хмырем спеком барыжите собственного производства. Гони двадцать шприцов, и мы в расчете.

– Белка! – возмутился я.

– А че сразу Белка-то, – фыркнула кваз. – Я справки наводила – дурь у них зачетная. Мало ли как там в городе служится. Ежели круто припрут, для яростного рывка, может, спек нам самим сгодится. А остатки потом в стабе можно загнать. Я знаю кому. По полсотки споранов за шприц – с руками оторвут.

– По пятьдесят пять, – поправил Скворец.

– Не умничай. Шприцы где храните, говори, – Белка цапнула парня за волосы и приставила острие кинжала к глазу. – Считаю до трех. И втыкаю в глаз… Раз!

– Я не могу! Мне Хмырь потом голову оторвет! – взмолился Скворец, глядя мне в глаза.

– Парень, я не при делах. С ней договаривайся, – перевел я стрелки на осклабившегося кваза.

– Два!

– Да не могу я! Это не мой спек! А Хмыря!

– Ой, не злил бы ты ее, – попенял я бедолаге. – Она ведь на одних глазах не успокоится. Выколет оба, потом за яйца твои возьмется. Ты посмотри на ее свирепый оскал. Она ж все одно из тебя гребаные шприцы вытянет. Запытает до полусмерти, но свое получит. Тебе это надо?

– Три!

– Ладно-ладно! – резаным поросенком заверещал Скворец, не сводя ошалевших глаз с уколовшего веко острия. – Под крыльцом в нижнем бревне тайник!

– Другое дело, – Белка хлопнула беднягу по плечу и полезла под крыльцо.

– Э-э! Только лишнего не бери. Так-то там больше двадцати заготовлено!

– Не переживай, братан, моя подруга кристальной честности кваз, – успокоил я лесовика. – Раз обозначила долг за косяк в двадцать шприцов – ровно столько и возьмет.

– Хотелось бы верить…

– Слышь-ка, пока она там занимается, просвети меня, дружище Скворец, где в городе боты устроили базу? Я слышал в институте каком-то…

– Да. В меде. У Трех Крестов.

– Увы. Я не местный. Может как-то в общих чертах объяснишь, без конкретики. Центр это? Или запад?..

– Юго-запад это, – опередив Скворца ответила мне вернувшаяся Белка. – Я поняла где.

– Взяла двадцать, как уговаривались, – обернувшись к пленнику, отчиталась кваз. – Благодарю за подгон. И это… ты заранее прости меня, братан, ладно.

– За что?

– Вот за это.

Белка молниеносным ударом в висок вырубила парня и, зайдя за спину, кинжалом рассекла путы на его руках и ногах.

– Минут двадцать в отрубе точно пролежит, – ответила на мой немой вопрос подруга.

– Опасный ты человек, Белка, – покачал я головой.

– Я кваз.

– Я знаю.

– Че, лясы будем точить, или двинем уже? До города отсюда еще километров пять пехом топать.

– Да, сейчас пойдем. Только сперва хочу со слепуном эксперимент один провести.

– Мочкануть тварюшку решил?

– Ну, типа того.

– Уж не из лука ли?

– Догадливая.

– А тебя не смущает, что от его брони автоматные пули, как горох, отскакивали?

– Уж поверь, моя стрела не отскочит.

– Прям, заинтриговал.

Препираясь шепотом, мы крадучись подобрались к краю ямы. Я снова натянул на луке тетиву. Но стрелу для выстрела вынул не из колчана, а из ячейки инвентаря.

Заценив внушительный кованый наконечник, Белка уважительно покивала и показала большой палец.

Я рывком натянул тугую тетиву и послал стрелу вниз.

С сочным чавкающим звуком наконечник врезался в складку между костяными наростами на спине и, пробив толстую шкуру, засел в стальных жгутах спинных мышц твари.

Взревевший слепун взбрыкнул и попытался достать обидчика костяным жалом хвоста. Но я был начеку и вовремя отпрыгнул от края ямы. Белка, разумеется, скакнула на безопасную дистанцию одновременно со мной.

– Признаю, вышло мощнее, чем автоматная пуля. Но все равно, до сердца не достал… Только стрелу бестолку потратил, – покачала головой подружка.

– Тварь сдохла, – улыбнулся я ей в ответ.

– Гонишь! – недоверчиво фыркнула подруга.

– Проверь.

Кваз вновь осторожно приблизилась к краю и заглянула внутрь.

Я же, не дожидаясь ее восхищенных воплей, стал собирать стрелы, вывалившиеся из рассыпавшихся прахом тел ботов.

Заряженная кислотником стрела сработала великолепно. И для констатации смерти слепуна мне не нужно было заглядывать в яму, потому как у меня перед глазами уже загорелись строки победного уведомления.


Глава 5, в которой отвоевываем тропу и оказываемся в Березках

!!!Внимание! Вами лично в отрядном бою ликвидировано: 5 ботов 16-го, 17-го и 20-го уровней, и 1 слепун 32-го уровня!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +49538. Характеристики: +2 к Знаниям, +17 к Картографии, +2 к Наблюдательности,+14 к Удаче, +15 к Физической силе, +2 к Рукопашному бою, +17 к Фехтованию, +19 к Меткости, +2 к Физической броне, +2 к Выносливости, +2 к Регенерации, +2 к Скрытности, +18 к Скорости, +4 к Реакции, +18 к Гибкости, +2 к Интуиции, +12 к Силе Стикса (Дух Стикса +1), +10 к Броне Стикса, +2 к Медитации, +4 к Познанию скрытого. Навыки: +42 к Алкоголизму, +29 к Легкой атлетике, +21 к Стрелку, +27 к Палачу, +31 к Рентгену, +47 к Лучнику, +25 к Следопыту!

!!!Внимание! В процессе ликвидации активирован Дар: Всевидящее око!

!Характеристики: +2 к Наблюдательности, +8 к Удаче, +4 к Познанию скрытого. Навыки: +20 к Шпиону, +30 к Рентгену!

!!!Внимание! В процессе ликвидации активирован Дар: Второй шанс!

!Характеристики: +2 к Интуиции, +4 к Реакции. Навыки: +30 к Шаману, +30 к Телекинезу!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Пока я собирал стрелы, параллельно в полглаза просматривая строки уведомления, Белка где-то надыбала длинную веревку и, намотав мне на руку один конец, велела держать. Я даже не успел ничего ответить, потому как уже в следующую секунду шустрая, как электровеник, подруга по сброшенной вниз веревке начала спуск на дно ямы.

Руку с намотанным концом рвануло вниз. Чтоб не загреметь с пятиметровой высоты на голову Белке, пришлось хлопнуться на задницу и подхватить стянувшую правую ладонь веревку еще и левой рукой.

Через несколько секунд натяжение веревки пропало – подружка благополучно опустилась на дно.

– Я быстро, – донесся снизу задорный голос кваза.

– Вот не лень ведь в дерьме слепуньем ковыряться, – проворчал я.

И тут же пожалел о произнесенных слишком громко словах. Слухастая Белка услышала, и не замедлила с колким ответом:

– Ты, Рихтовщик, совсем, смотрю, зажрался! От споровика твари тридцать второго уровня уже нос воротишь!

– Да не ворочу я!

– Короче. Раз ты такой богатенький чистоплюй, трофеев со слепуна не получишь!

– А ты часом не прихренела, подруга! Я слепуна этого завалил!.. Веревку тебе держу!..

– Раскудахтался, блин, – фыркнула Белка. – Ладно, не ссы, держатель. Поровну все поделим… Давай там крепче веревку держи, я поднимаюсь.

Руку снова рвануло, но я был на чеку, и легко удержал вес начавшей обратное восхождение подружки.

– Хотела стрелу тебе вернуть, – затараторила белка, когда, подхватив за руку, я рывком закинул ее наверх. – Но из слепуна только палку выдернуть удалось. А часть с наконечником внутри осталась. И из раны сразу дрянь какая-то вонючая потекла. Извини, Рихтовщик, но ковыряться там даже кинжалом я побрезговала.

– И правильно сделала, – хмыкнул я. – Иначе б без кинжала осталась.

– Чего!?

– В наконечнике стрелы был кусочек кислотника. Это из-за него тварь так быстро околела.

– Млять, Рихтовщик! А сразу предупредить меня, что, не судьба? Ведь могла же покалечиться!

– Я не успел. Пока стрелы собирал, ты вон уже спуск затеяла. А потом как-то все завертелось…

Под хмурым взглядом кваза я поспешил сменить тему:

– Богатый урожай-то собрала?

– Не, тухляк один в основном, – разочарованно проворчала Белка и, вытянув из кармана целлофановый пакет, показала содержимое.

– Всего пять звезд: одна белая и четыре черные, – стала перечислять кваз невеликий улов. – Три белых горошины. Десятка полтора желтых. И до хрена споранов… Короче, сам видишь: жидковато для кусача.

– Видимо, качество трофеев зависит не только от уровня, но и от среды обитания твари, – озвучил я пришедшее на ум объяснение. – Этот слепун же в яме все время сидел. Толком не охотился. Просто жрал сбрасываемую лесовиками падаль. Биомассы было предостаточно для быстрого уровневого роста, но без азарта погони, заманивая жертв в ловушки… В общем, развитие его протекало скучно и однобоко. Потому и ценных трофеев в споровике кот наплакал.

– Наверное ты прав… У меня не раз бывало, что у среднего бегуна попадались трофеи покруче, чем у матерого лотерейщика… Так, это тебе, – Белка вложила мне в ладонь все звезды и две белые горошины, – возвращаю долг, и мы в расчете.

– Какой еще, нахрен, долг?

– Ты ж меня белой звездой и горошиной угостил, когда плыли на лодке… Четыре черных звезды стоят примерно, как одна белая. То есть получается, что мы извлекли из общих трофеев две белых звезды и горошины. По звезде и горошине на брата. А поскольку я тебе была должна, то ты все забираешь себе.

– Да в жопу всю эту дележку, – фыркнул я, ссыпая трофеи с ладони обратно в пакет. – Пока вместе работаем, давай складывать все добытые трофеи в общий котел. Вот вернемся с Мараджелой в стаб, там и подсчитаем барыши, и все по чесноку поделим. Ну, а до этого, назначаю тебя казначеем. Короче, складывай все трофеи в свой пакет, и не парься.

– А если меня грохнут?

– А если меня?.. Один фиг выживший понесет вещи другого. Так какая, нахрен, разница: раздельно в рюкзаках будут лежать трофеи, или вместе. Только впустую драгоценное время на беспонтовую дележку тратить будем.

– Лады, уговорил.

Белка сунула пакет с трофеями в свой рюкзак.

– Ну че, двинули?

– Вперед. Показывай дорогу.

Проходя мимо вертолета, Белка предложила кинжалами пробить его баки и спалить, к чертям собачьим, вертушку ботов. Но я удержал подругу от опрометчивого поступка. Подстреленные боты, по любому, будут в ярости и обязательно затеют облаву на наглого лучника, но на наше счастье, чтобы начать действовать, им сперва еще нужно возродиться. А это процесс не быстрый. И у нас есть несколько часов форы. К горящему же вертолету, с располагающейся неподалеку базы мигом прибудет отряд дознавателей с дронами. И спокойная прогулка по лесу превратится для нас в адский трэш.


– …Правильно ты все сделала, – раздраженно перебил я, белкино ворчанье. – Не стоит карму убийством Игрока портить. Чего бы там тебе с восемнадцатого уровня прилетело? Сущие крохи.

– Да дело не в каче!

– А че тогда?.. Просто по кайфу людей резать? Да ты, Белка, гребаная маньячка!

Мы уже отшагали метров двести по лесной тропе, когда, вспомнив вдруг про оставленного на поляне Скворца, Белка начала сокрушаться, что пожалела парня, и оставила за спиной живого свидетеля.

– Рихтовщик, не беси, а! Ты прекрасно понял, что я имела в виду.

– Не стуканет он ботам о нас, не бойся. Он же не дурак, так подставляться. С него же первого они шкуру снимут.

– А по мне, так вполне себе дурачок. Такие, как Скворец, сперва делают, потом думают. Был бы Хмырь рядом, он бы молодого, конечно, приструнил. А так…

– Давай закончим этот дурацкий и бессмысленный спор. Все одно сейчас уже ничего поправить нельзя. И лучше будет…

– Стой! Тсс!

Белка замерла, как вкопанная, и, двигаясь следом, я чуть не врезался в ее спину.

– Слышишь?

– Нет. Вроде, ничего не слышу, – шепотом откликнулся я.

– К бою, Рихтовщик, – рыкнула кваз, выдергивая из поясных ножен кинжалы, и без объяснений бросилась вперед.

А метрах в десяти впереди ей навстречу из-за огромной ели на тропу выскочил бегун.

Заметив набегающего кваза, тварь радостно заурчала и прыгнула навстречу. Ловко извернувшись на бегу, Белка избежала удара когтистых лап, ее же кинжалы с потрясающей силой и точностью мгновенно пробили грудину бегуна в области сердца и вскрыли твари горло.

Следом за первым из-за ели вынырнул второй бегун, и через пару секунд тоже пал жертвой быстрых кинжалов кваза.

Залюбовавшись танцем с кинжалами в исполнении подруги, я даже вздрогнул, когда так же лихо, как с первыми двумя, покончив с третьим бегуном, Белка обернулась и злобно рявкнула на меня:

– Не спи, млять! Их там дохрена! Одна не вывезу!

И словно в подтверждение ее слов из-за ели на этот раз выскочил матерый лотерейщик, пробить броню которого ударом с наскока Белке не удалось. Подруга попятилась, с трудом уворачиваясь от града размашистых ударов когтистыми лапами. Бейся они на поляне, Белка закрутила бы вокруг мощной неповоротливой твари карусель и, закружив, смертельно удивила б противника коронным ударом в противоход. При котором, звериная сила лотерейщика, сработав против него самого, позволила бы ей без труда загнать кинжал между роговыми пластинами твари. Но в тесноте тропы забежать сбоку было невозможно, и подруга была вынуждена отступать.

За спиной напирающего лотерейщика на тропу стали выскакивать новые члены стаи.

Разумеется, я уже не стоял столбом. А натянув тетиву на извлеченный из ячейки лук, приготовился к стрельбе.

Увернувшись от очередного удара, Белка не шагнула, как обычно, назад, а сместившись чуть вперед, на треть клинка воткнула один из кинжалов твари в бедро. Заревев от боли, лотерейщик широко распахнул пасть – это его и сгубило. Посланная мною стрела через раззявленную пасть поразила мозг, и мгновенно окочурившаяся тварь завалилась на боковые ели.

Перейдя тут же в атаку, Белка кончила следующую пару бегунов и очень на меня осерчала, когда вторым выстрелом я пробил лобешник третей ее низкоуровневой жертве.

А потом подружке снова пришлось пятиться под напором второго лотерейщика, выцеливая возможность для контратаки.

В этот раз я не стал дожидаться, когда тварь раззявит пасть и, хорошенько оттянув тетиву, послал стрелу твари в глаз. Увы, на пару сантиметров взял выше цели. Стальной наконечник ударил в роговой надбровный нарост над глазом твари. И не отлетел. А, проломив роговую броню, ушел глубоко в голову. Но каким-то чудом при этом не повредил твари мозг. Впрочем, через секунду лотерейщик сам исправил это недоразумение. Потеряв интерес к Белке, он обеими лапами схватился за торчащую из башки стрелу, попытался ее выдернуть и, дернув за оперенный конец, задел таки наконечником мозг. От чего тут же повалился мертвым в боковые хвойные заросли…

Так: пуская стрелы и работая кинжалами, мы минут за пять совместными усилиями до смерти ушатали целую стаю в три десятка рыл. Восемнадцать тварей завалила Белка, двенадцать – я. Уступив подруге в количестве истребленных врагов, а превзошел Белку по качеству одержанных побед. Все восемнадцать убитых ею тварей были бегунами, мне же, наряду с теми же бегунами, довелось поразить стрелами аж пятерых лотерейщиков.

Увы, тварей уровнем выше лотерейщиков в стае не оказалось, потому опыта за крупную отрядную победу нам прилетело немного.


!!!Внимание! Вами лично в отрядном бою ликвидировано: 5 лотерейщиков и 7 бегунов!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +5293. Характеристики: +8 Картографии, +8 к Меткости, +3 к Скрытности, +8 к Гибкости, +8 к Силе Стикса. Навыки: +21 к Алкоголизму, +23 к Легкой атлетике, +27 к Стрелку, +33 к Лучнику, +22 к Следопыту!

!!!Внимание! Остальными членами отряда в отрядном бою ликвидировано: 18 бегунов!

Награда за участие в ликвидации:

!Опыт: +1938. Характеристики: +3 Картографии, +3 к Меткости, +1 к Скрытности, +3 к Гибкости, +3 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Хамелеону!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Урожай из споровиков тварей принес в белкину копилку еще несколько горстей споранов, десяток желтых и всего пару белых горошин.

Двинувшись дальше по тропе, минут через двадцать, переступив через метровый провал в земле, обозначавший границу соседних кластеров, мы выбрались из мрачного ельника в редколесье городского парка.

– Это Березки, – проинформировала меня кваз.

– Не слепой. Вижу, что не осинки, – хмыкнул я.

– Ты не понял, этот парк так называется: Березки.

– И далеко отсюда до базы ботов?

– Ну остановок девять… нет, вру, десять – на маршрутке.

– А расписание помнишь? Может надо ускориться, а то ща как уедет без нас. Че тогда делать-то будем?

– Ха-ха-ха! Прям, надорвала живот от хохота… Просто раньше мимо этого парка только на маршрутке проезжала. Потому сколько остановок пройти нам придется – знаю. А сколько это будет в километрах – без понятия.

– Ладно, не дуйся. В остановках, так в остановках. Ну пошли, что ли, к первой.


Глава 6, в которой карусель преподносит сюрприз, и нас поливают свинцовым душем

– Смотри, – дернув меня за рукав, кваз указала на большую детскую карусель.

Некогда этот замечательный аттракцион, наверняка, был одним из самых часто посещаемых в парке. Даже сейчас, по прошествии месяца с перезагрузки, стоящие там, словно живые, лошадки приятно радовали глаз. О месяце вынужденного простоя красноречиво молчал лишь толстый ковер опавшей листвы, полностью завалившийся крутящийся пол, под копытами замечательных скакунов.

Но подруга, разумеется, дернула меня не из-за желания похвалиться парковой каруселью. Ее – а теперь и мое – внимание привлек одинокий мальчишка, лет примерно десяти, неподвижным истуканом застывший на одной из лошадок.

– Он, вообще, живой? – прошептал я.

– Вроде, только что шевелился, – откликнулась Белка.

В подтверждение ее слов, пацан вдруг резко повернул голову.

– Млять! Не нравится мне это.

– Че, пацана испугался? – хмыкнула кваз.

– Да пошла ты, – беззлобно отмахнулся я.

– Ладно, не заводись…

– Ну это ж просто сюр какой-то! Вот скажи: откуда он здесь мог взяться?

– Да хрен знает… Как-то выжил в городе. Сумел к тварям приспособиться.

– Сама-то веришь, во что говоришь?

В этот момент пацан снова повернул голову и посмотрел прямо на нас.

Я надеялся нас скроют деревья, но лишенные растительности голые черно-белые стволы оказались плохим укрытием. Заметивший нас пацан приветливо махнул рукой и, соскочив с лошадки, бросился нам навстречу.

В его походке сразу что-то показалось мне странным. Но я не успел разобраться, что именно. Небольшое разделяющее нас расстояние шустрый пострел одолел буквально за несколько секунд. И замерев в паре шагов, радостно выдохнул:

– Привет!

– Привет, – за нас обоих откликнулась Белка. – Как тебя зовут?

– Ты кваз, да? – проигнорировав ее вопрос, странный пацан озадачил своим.

– Ты как здесь оказался? – спросил я.

Но и мой вопрос безответным повис в воздухе.

– Это просто замечательно, что ты кваз, – не отрывая от Белки загоревшихся глаз, широко улыбнулся пацан. – Кваза у меня в коллекции еще не было.

– Рихтовщик, ты чего-нибудь понимаешь? – озадаченно глянула на меня подруга.

Но опередив мой ответ, снова заговорил пацан:

– А ты, выходит, Рихтовщик? – теперь странный мальчик с недетской заинтересованностью смотрел уже на меня. – Пришел, значит, все-таки. Как же это замечательно.

Пацан звонко захлопал в ладоши.

А мы с Белкой невольно сделали шаг назад.

– Куда же вы, кваз и Рихтовщик? – сделал обиженную мину пацан. – Я ж еще не успел даже привет вам передать, от вашей подружки. Мараджелы.

– Да кто ты, нахрен, такой!

Не помня себя от накатившей ярости, я прыжком оказался возле мальца и схватил за шиворот… Вернее, попытался схватить. Вместо капюшона куртки мои пальцы пронзили пустоту.

– Фу, как грубо, Рихтовщик, – хмыкнул пацан, ничуть меня не испугавшись. – Придется позже заняться твоим воспитанием.

В следующую секунду случилось и вовсе невероятное происшествие.

Пацан сделал шаг вперед и запросто прошел сквозь меня.

При этом фокусе, его фигура на мгновенье как будто поплыла. И я тут же понял, что смутило меня раньше в его ходьбе – шлепая ногами по земле, пацан совершенно не тревожил ковер лежащей повсюду листвы.

– Рихтовщик, я поняла – это фантом! – затараторила Белка. – Он не живой, а иллюзорная проекция. Я слышала, люди в стабе рассказывали, что у ботов есть такие технологии.

– Рот закрой! – рявкнул на подружку.

Но было уже поздно.

Широко улыбающийся пацан послал воздушный поцелуй Белке.

– Ах ты ж радость моя, осведомленная! Чую, работа с тобой принесет отличные дивиденды.

– Быстро! Валим! – скомандовал я.

И мы рванули прочь от мальчишки.

– Приятно было познакомиться, – долетели нам в спину его последние слова. – И до скорой встречи.

Я опасался, что мальчишка увяжется следом. Тогда, с фантомом на хвосте, мы станем легкой добычей для дронов, которых, наверняка, уже вызвал иллюзорный паршивец.

Но пацан остался на месте.

Заметив мои частые оборачивания, Белка на бегу стала делиться инфой:

– Фантом не может далеко отойти от своего проектора. А его, наверняка, боты спрятали в карусели, где мы пацана заметили… Нам бы только из парка вырваться. Здесь для дронов мы, как на ладони. А между домов фиг они нас найдут.

– И далеко до домов?

– Да рукой подать. Еще метров сто и ворота покажутся, сам увидишь… Хрена лысого сукам этим, а не нас поймать! Я здесь каждую тропинку знаю!

– Дыханье береги, – шикнул я на разболтавшуюся подружку.

– Млять! Кажись, накаркала! – прорычала кваз.

В следующую секунду я тоже увидел в просветах между березовыми стволами две массивные туши топтунов, набегающих сбоку нам наперехват.

– Твой левый, мой правый! – на правах лидера я распределил врагов.

И, вооружившись Шпорой с резаком, сошелся в рукопашной со своим противником.

Матерая тварь двадцать восьмого уровня, атаковавшая меня в прыжке, нанесла правой лапой такой силы удар, что угодивший под него березовый ствол разлетелся горой щепы, и подрубленное дерево с протяжным стоном стало рушиться на землю. Сработавшая чуйка на опасность заставила меня за мгновенье до страшного удара метнуться в сторону в спасительном кувырке, и прямо с колен я контратаковал промахнувшуюся тварь, полоснув резаком по ноге твари.

Дальше, вскочив на ноги, я подставил Шпору под коварный удар снизу левой топтуна. Мою правую руку едва не вывернуло из плечевого сустава, но своего я добился, удар заблокировал и вращающимся диском отсек даже пару когтистых пальцев тварюшке.

Тактически отступив под напором сбесившейся от неудачи и полученных ранений твари, я отпрыгнул на пару метров. Рычащий топтун с бешеными глазами тут же прыгнул вдогонку. Но, как я и рассчитывал, его подвела раненая нога. При приземлении, она коварно подогнулась, и оступившаяся тварь вместо очередного удара полетела мордой в листву.

Не мешкая ни мгновенья, я сверху обрушил на затылок топтуна Шпору. Врубившись в щель между роговыми пластинами, шипастый диск вскрыл споровик твари. И забившийся в агонии топтун практически сразу же испустил дух.

Разобравшись со своим противником, я обернулся узнать, как обстоят дела у Белки, и невольно стал свидетелем охренительно крутого финального удара подруги…

Чтоб набрать достаточно убойной силы и ускорения, кажущийся на фоне монструозного противника жалким карликом, кваз практически весь бой тупо удирала от топтуна, металась между березовыми стволами, уворачиваясь от сокрушительных ударов сверху. И притупив бдительность противника, в конце вдруг решилась на отчаянную контратаку. С разбегу Белка прыгнула на очередной преградивший дорогу ствол, оттолкнулась от него подошвами ботинок, и в высоком прыжке рухнула на голову никак не ожидавшего от нее такой прыти великана-топтуна. Оба кинжала подруга нацелила твари в глаза, но тварь в последний миг успела чуть наклонить голову и подставить под стальные жала клинков роговую лобную пластину.

Бестолково пробороздив кинжалами царапины на лбу, Белка отлетела в сторону, хорошенько приложилась в падении плечом о березовый ствол, и едва успела кувырком уйти от посланной вдогонку когтистой лапы. А дальше подоспел я и, напав на тварь сзади, вынудил топтуна оставить в покое чудом сбежавшего кваза.

Не измудряясь, я снова рубанул резаком тварь по бедру, а поскольку на сей раз, подкравшись незаметно сзади, имел возможность прицелиться и направить удар точно в зазор между роговыми пластинами, я распахал здоровяку ногу до самой кости. Дальше все прошло, как под копирку. Разъяренная тварь бросилась следом за мной мстить за причиненную боль, оступилась на раненой ноге, рухнула на землю, и я упокоил топтуна, вскрыв Шпорой его споровик.

Пока я занимался вторым, трудолюбивая Белка успела выпотрошить споровик первого. И когда испустил дух топтун номер два, едва не сбив меня с ног, подружка с кинжалом наперевес метнулась потрошить его споровик тоже.

– Забей! Валим! – рявкнул я на кваза.

Но куда там. На мой отчаянный призыв подруга и ухом не повела. Всем своим решительным видом демонстрируя, что скорее у меня получится голодного тигра оттащить от мясной туши, чем ее от законных трофеев с высокоуровневой твари.

Но когда через пару секунд после моего призыва у нас над головой засвистели пули, подружке пришлось-таки бросить не до конца выпотрошенный споровик.

Давно ожидаемый писец, как всегда, подкрался незаметно. Казалось бы, вот только что оглядывался наверх, и небо над головой было чистым и спокойным. Как вдруг сразу пара дронов внезапно оказалась у нас над головой, и начала поливать сверху свинцовым дождем.

Мы, как зайцы, принялись наворачивать по листве петли, стараясь спасаться от летящей сверху смерти за березовыми стволами.

– Млять! Кажись, я там в самом углу жемчужину нащупала! – стенала на бегу Белка, сокрушалась о недоведенном до конца обыске последнего споровика.

– Да хрен с ней! Не о том сейчас думать надо!

– Ну да, ты ж у нас богатенький буратино. Тебе на жемчуг насрать.

– Белка, млять!.. Где уже твои гребаные ворота?

– Да вон ж… А-а! Сука!

Одна из пуль пробила подруге левое плечо.

– Млять! – не сдержался я.

– Да фигня! – с нарочитой бодростью заверила кваз и скорчила подобие улыбки.

Но кровавое пятно на левом плече куртки пугающе быстро стало расти в размере. Ей необходимо было срочно остановиться, обработать рану и унять кровотечение. Иначе упрямая кваз рисковала загнуться от потери крови раньше, чем достигнем спасительных домов.

– Видишь кусты впереди? Бегом туда. Затаись и не отсвечивай, – приказал я.

– А ты?

– А я поохочусь на охотников.

– Рихтовщик!..

– Делай что сказано! Один раз уже меня не послушалась, и вот результат!.. Все. Марш в кусты!

Разговаривая, я изготовил к бою лук и, резко его вскинув, с разворота, запулил стрелой в ближайший дрон.

Попал не удачно – по касательной в корпус. Легкий аппарат ощутимо тряхнуло, но, не зацепившись, стрела отскочила, и в воздухе дрон удержался. Я рванул прочь, уводя взбудораженных неожиданным ответом преследователей подальше от нырнувшей в кусты подружки.

Сосредоточенный огонь двух дронов по одной цели быстро принес противнику результат. Меня тоже пару раз зацепили. Одна пуля клюнула в бок, но толстая разгрузка практически полностью поглотила силу удара. На боку остался лишь синяк. Вторая прошила левую ягодицу. Да – млять! – угораздило меня так вот по-дурацки словить пулю в задницу. Рана, хоть и не опасная, но, сука, чертовски болючая.

Отбежать удалось всего на полсотни метров, я рассчитывал уйти вдвое дальше. Но, увы, с подстреленной ягодицей проворно петлять меж деревьями я уже не мог. Потому резко сбавил ход и прошептал фразу-активатор:

– Пламя!

Ну вот теперь, суки, попробуйте меня достать своими жалкими пульками.

Интерлюдия 1

(Разговор в радио эфире)

– Докладывай, капитан, – громыхнул из динамика раздраженный голос куратора.

– Первыми убегающих нарушителей нагнали два дрона взвода быстрого реагирования. Объекты проигнорировали предупредительную стрельбу, и дроны открыли огонь на поражение. Первым удалось подстрелить объект номер два. Его ранение спровоцировало ответные действия объекта номер один. Он обстрелял дроны из лука. После чего объекты разделились. Тяжело раненый объект номер два укрылся в ближайших кустах. А объект номер один, резко свернув, побежал в противоположную сторону. Оба дрона развернулись за подвижным объектом, и почти догнали беглеца. Но он вдруг пропал с их радаров.

– Что значит пропал!?

– Сэр, вероятно, объект номер один активировал Дар Стикса.

– Подробнее.

– Наши дроны почти его достали. Датчики слежения зафиксировали два удачных попадания.

– Всего два?

– Объект умело перемещался среди деревьев, используя окружающие стволы, как щит от пуль.

– К черту лирику, капитан, докладывайте по существу.

– Из-за ранений объект утратил подвижность и сбавил ход. Дроны снизились и приготовились обстрелять утративший мобильность объект ампулами с сывороткой. Но объект ушел в скрыт за секунду до начала обстрела.

– Черт возьми, капитан, только не говорите, что, потеряв цель, дроны отменили стрельбу.

– Дроны отстрелялись в слепую, сэр. По месту предполагаемого нахождения объекта. Но датчики слежения не зафиксировали ни одного удачного попадания.

– Бестолковые консервные банки!

– Объект открыл ответную стрельбу из лука. И сбил оба дрона, сэр.

– Стрелами!?

– Да, сэр… Удачно подбил боковые винты. И заметавшиеся дроны разбились о стволы деревьев.

– Дальше.

– Прибывший на место происшествия через минуту после дронов дежурный взвод быстрого реагирования наметил своей первой целью захват тяжелораненого объекта номер два. Но на подступах к кустам, где скрывался вышеозначенный объект, наши бойцы были обстреляны объектом номер один.

– Что!? Этот отморозок посмел напасть на наших парней?

– Да, сэр. И как не прискорбно мне об этом говорить, его неожиданная атака оказалась весьма успешной, сэр.

– Потери?

– Два сбитых дрона. Девятеро убитых и четверо раненых бойцов.

– Тааак!.. Выходит, он в одиночку практически вчистую вынес целый взвод?

– Так точно, сэр.

– Они что там у тебя безоружными брать их пошли?

– Никак нет! Все бойцы были в полной боевой экипировке и с автоматами.

– Так чего ж эти обормоты так позорно давали себя убивать, и не стреляли в ответ!

– Они стреляли, сэр. Взвод вел плотный заградительный огонь. Повышенная артефактами Наблюдательность бойцов позволила прорвать через скрыт объекта номер один. Бойцы докладывали по рации, что видят размытый силуэт объекта, ведут прицельный обстрел, но пули словно отскакивают от него.

– Что за бред! Капитан, ты же минуту назад докладывал, что дроны смогли его подстрелить.

– Предполагаю, для боя, объект активировал защитный Дар.

– Предполагает он… Стрелять надо лучше.

– Так точно, сэр.

– Значит, взвод, по горячим следам прибывший, он положил. Что было дальше?

– Поднятый по тревоге гарнизон базы к тому времени уже оцепил парк со всех сторон. Растянувшиеся цепью бойцы четырех рот, при поддержке с воздуха восемнадцати дронов, двинулись навстречу друг другу, тщательно прочесывая все укромные уголки парка. В скором времени ожидаю получить отчет от ротных о результатах поиска. Уверен, оба объекта будут обнаружены и пойманы.

– Как только их возьмете, немедленно свяжитесь со мной.

– Так точно, сэр.

– Удачи, капитан.

Глава 7, в которой пулеметный огонь сменяется каменной шрапнелью

Четырехминутное действие «Всевидящего ока» подошло к концу, окружающие кусты и деревья утратили навеянную Даром полупрозрачность, но с отрядом ботов, к счастью, разделаться я успел. Автомат последнего замолк аккурат на последних секундах действия Дара.

Прикончить всех до одного врагов, увы, не вышло. Но немногие выжившие боты были тяжело ранены стрелами, и не то что стрелять, даже двигаться без посторонней помощи не могли. Потому я не стал тратить время на их добивание и, никого больше не опасаясь, зашагал к белкиному укрытию.

– Белка, тебя не задели? – на ходу окликнул подругу.

– Я норм, – откликнулась кваз. – Рану перебинтовала. Кровь остановила. Можем двигаться дальше.

– Вопрос: куда? – хмыкнул я, подойдя к ее кусту. – Можешь вылезать. Вблизи опасности больше нет.

– А чем тебя уже ворота не устраивают? – заворчала Белка, по-змеиному бесшумно выползая на волю.

– Эй, Рихтовщик, а ты где вообще? – выбравшаяся из укрытия подруга растерянно заозиралась по сторонам.

– Да здесь, вот он я, – демаскируя себя положил руку Белке на здоровое плечо.

И только после этого подружка смогла увидеть мой призрачный силуэт.

– Фига се! Ты че плащ-хамелеон у менялы надыбал?

– Лучше. У меня Дар уникальный, задирающий в десять раз Скрытность.

– Теперь понятно: как это ты так лихо два дрона и целый отряд ботов в одиночку положил.

– Толку-то… Ты туда посмотри, – я ткнул луком в направлении парковых ворот, до которых оставалось не более двухсот метров.

Повернув голову, подружка зло выругалась.

Через ворота в парк непрерывным потоком забегали вооруженные до зубов боты. Пока мы с Белкой разговаривали, я насчитал их уже больше сотни, а автоматчики все продолжали прибывать.

Не скапливаясь в одном месте, боты растекались в две стороны, выстраиваясь вдоль высокого паркового забора в длинную цепь.

– Почему они медлят? Чего не атакуют?

– Потому что, понесли потери, и резко поумнели, – проворчал я в ответ. – Зауважали нас с тобой боты, Белка. Гордись.

– Да пошел ты, – беззлобно отмахнулась кваз. – Думаешь, в кольцо решили нас взять? И большими силами облаву устроить?

– Похоже на то. Вон, глянь, у них даже дроны в нашу сторону не летят. А кружат над ботами.

– И че будем делать?

– А у нас есть варианты?.. Разумеется, будем прорываться. У меня до окончания действия Дара осталось всего семь минут. Если в течение этих семи минут не выскочим из ловушки, нам крышка.

– Где планируешь устроить прорыв?

– Там где ближе и быстрее, разумеется, – хмыкнул я. – Через ворота.

– С ума сошел! Там, поди, техники нагнано!..

– Кстати, на-ка, вот, держи, – я извлек из ячеек два резака и вложил квазу в руки. – Только не потеряй, пожалуйста, это очень ценные ножи. Когда резать ими начнешь, не пугайся, они станут раскаляться, потому в бою лезвия не трогай – обожжешься.

Не удержавшись, Белка тут же крутанула в руках резаки и рубанула одним по ближайшему березовому стволу. Кваз охнула, обнаружив непривычно легкий нож засевшим глубоко в сырой древесине. Почти срубленная береза жалобно затрещала.

– Ну что за ребячество, – покачал я головой. – Аккуратней вынимай. Если дерево рухнет, нас мигом вычислят.

– Извини, – кваз аж кончик языка от усердия высунула, плавно извлекая из глубокой зарубки резак. – Рихтовщик, откуда у тебя такие чудесные ножи?

– Это долгая история. Потом как-нибудь расскажу… У тебя ячейки свободные в инвентаре есть?

– Найду, если надо.

– Надо. Резаки спрячь в них пока, от греха подальше.

Ножи с белыми клинками тут же исчезли из белкиных рук.

– Отлично. И вот эту еще штучку в инвентарь себе закинь.

Я вложил в опустевшую ладонь кваза извлеченный из ячейки пористый костяной шарик.

– Это активатор сферы неуязвимости, – опережая ее вопрос, пояснил я. – Он размещается в ячейке инвентаря, и приводится в действие мысленной командой. Действие сферы продлится тридцать секунд, в течение которых ты будешь абсолютно неуязвима для атаки любым видом оружия.

– Охренеть! Рихтовщик, этот шарик, ведь, целое состояние стоит.

– Не заморачивайся. Убирай в ячейку.

Костяной шарик тоже исчез из белкиной ладони.

– Ну че, готова повеселиться?

– Спрашиваешь, – задорно хмыкнула кваз в ответ.

– Тогда двинули. На все, про все у нас осталось четыре минуты. Должны успеть.

– На подступах к воротам я постараюсь тебя прикрыть, – продолжил объяснять подружке уже на ходу. – Они не ожидают от нас столь наглой лобовой атаки. Так что серьезная пальба начнется уже за воротами. Как только я расчищу проход от ботов, сразу активируй сферу и с резаками вперед. На ботов на рожон не лезь. Да под сферой ты для них неуязвима, и с такими ножами можешь замутить нехилую бойню. Но не забывай, неуязвимость продлится всего тридцать секунд, а ботов на тебя сбежится дохренищи. Всех, по любому, не порежешь. Потому твоей задачей будет: пробиться к броневикам и как можно быстрее порезать им шины. После чего со всех ног удирать к ближайшему дому. О дронах не заморачивайся – с ними разберусь я сам. Все поняла?

– Угу.

– Тогда погнали.

Перебежками от куста к кусту, под прикрытием березовых стволов нам удалось незаметно подобраться к воротам на расстояние примерно в полсотни метров. Дальше кустов не было, среди редких деревьев спрятаться Белке стало невозможно и по моей команде подруга рванула в отчаянный прорыв.

Чуть подотстав, я на бегу выхватывал из колчана стрелу за стрелой и, мгновенно натягивая лук, посылал их в ошарашенные лица группы караулящих ворота ботов. Не ожидавшие столь наглого нападения враги так растерялись, что никто из шести караульных даже не успел выстрелить в ответ. Прозрачные забрала шлемов у всех шестерых оказались беспечно подняты – ведь так наслаждаться терпким запахом осенней листвы было куда как приятней – за что бедняги и поплатились.

Последний бот с торчащей из глаза стрелой, отброшенный силой моего выстрела, еще падал на землю. А обернувшаяся живым пушечным ядром Белка уже вбегала в опустевшие ворота.

Кваза встретил яростный град раскаленного свинца. Дежурившие в броневиках боты оказались гораздо расторопней погибших у ворот товарищей. Пулеметные очереди ударили из всех пяти выстроившихся за воротами ботовскик бронетранспортеров. От столь плотного обстрела крупнокалиберными пулями одинокого кваза должно было разворотить на куски. Но секундой ранее активированная сфера неуязвимости свела на нет всю чудовищную мощь ураганного обстрела.

Даже не пошатнувшись под плотным огнем, Белка продолжила стремительный бег. Через пару секунд оказалась у борта первого БТР и, легко пробив читерскими резаками толстую резину шин, побежала вдоль борта, уродуя колеса броневика.

Управившись с первым БТР за пару секунд, Белка рванула к другому и, под не прекращающимся и совершенно бестолковым против нее огнем, продолжила наглую диверсию.

Когда кваз приступила к потрошению шин пятого броневика, нервы у сидящих внутри ботов не выдержали. Не дающая эффекта стрельба смолкла, и из открывшихся люков машин на поимку диверсантки стали выбираться дежурные боты…

Пока Белка исполняла поставленную задачу, я на несколько секунд задержался в парке, занял оборону в кустах у ворот и, под обстрелом очухавшихся автоматчиков, успешно нашпиговал стрелами семерых ботов, побежавших было вдогонку за квазом. Затем выскочил наружу, и, взобравшись на крышу ближайшего бронетранспортера, в лихорадочном темпе расстрелял семь последних стрел, сбив пять из семи слетевшихся к месту нашего прорыва дронов.

Времени доставать из рюкзака запасной колчан не было, потому, спрятав в инвентарь лук, я вооружился Шпорой и поспешил на выручку Белке, застрявшей в кольце набежавших ботов.

Ударом шипастого диска точно в щель между шлемом и воротом бронежилета, я со спины завалил здоровенного бота и ворвался в окружившее подругу кольцо врагов.

– Сколько? – бросил залитой с ног до головы чужой кровью Белке.

– Пять секунд осталось, – откликнулась кваз.

– Тогда побежали… Э-э! Аккуратней. Меня-то не прирежь!

Спрятав Шпору, обеими руками подхватил подругу поперек талии, мощным прыжком снес пару преградивших путь ботов и на следующем скачке выдохнул фразу-активатор:

– Ноги.

Тяжесть в ногах мигом исчезла. Бежать стало легко и свободно. А в пятках пробудился крайне неприятный зуд, унять который позволяла лишь максимально быстрая смена опорной ноги.

Под воздействием «Марафонца» побежал быстрее. Еще быстрее. Еще…

За пять секунд я очень прилично оторвался от оставшихся без колес ботов. Но два уцелевших дрона легко повторив мое ускорение, продолжали кружить над головой и поливать сверху нас с Белкой свинцовым дождем.

– Все! – отчаянно крикнула подруга, упреждая об исчезновении вокруг тела сферы неуязвимости.

– Скачок! – выдохнул я тут же следующую фразу-активатор.

И с места сорвавшись в длиннющий прыжок, разом оставил далеко позади оба дрона, автоматические пушки которых продолжали утюжить пулями пустое место, от которого я только что оттолкнулся.

Приземлившись аккурат возле стены спасительного дома, я мигом свернул за угол и вместе со сделавшейся уязвимой ношей скрылся с глаз преследователей.

Возобновив скоростной бег, я галопом понесся поперек небольшого двора и нырнул за угол дома напротив еще до того, как во двор влетели рванувшие вдогонку дроны.

Еще через пару домов, заверяя, что преследователей сзади нет, подруга предложила остановиться. Но в этот момент от мощного взрыва, стала складываться, как карточный домик, пятиэтажная панелька, мимо которой я только что пробежал.

Нас заволокло плотным облаком каменной пыли, и что-то увесистое врезало мне по затылку, в глазах поплыло, но я устоял. Еще один камень подруга изловчилась у меня над головой отбить в сторону резаком.

– Ходу, Рихтовщик! Ходу! – резко передумала об остановке кваз. – Похоже, эти суки че-то типа «Града» подогнали, и решили тут все вместе с нами с землей сравнять!

Следующие полчаса превратились для нас в адский трэш. Я бежал на пределе возможностей Дара, а вокруг, как в плохом боевике, реально рушились огромные дома.

Еще несколько раз нам с Белкой накрывало разлетающейся шрапнелью из камней. Но, к счастью, без серьезных последствий – каждый раз мы обходились лишь легкими ушибами и синяками. Однажды, когда мы выскочили из очередного пыльного облака, на резаке у Белки оказалась нанизанная, как на вертел, башка бегуна.

На всем протяжении забега это был первый случай контакта с тварью. Похоже местные тварюшки, не меньше нашего испугавшись обстрела и попрятались по самым потаенным схронам.

Что наконец вырвались из зоны обстрела, я догадался, когда в окнах проносящихся мимо домов стали появляться заинтересованные рожи тварей. Но я все равно продолжал убегать. И на бешенной скорости шарахался между домами еще наверное добрых полчаса. Белка худо-бедно корректировала мой путь, и вроде бы я двигался в правильном направлении. Но далеко не по прямой, а по какой-то изломанной синусоиде.

Так я пробежал в общей сложности не менее сотни домов, сворачивая за углы, ныряя в подворотни… в некоторых местах, где дорога вдоль дома тянулась слишком долго, даже забегал в подъезд и, вломившись в квартиру на первом этаже, выскакивал на другую сторону дома через окно.

Лишь когда до окончания действия «Марафонца» остались считанные секунды, я наконец перешел с бега на шаг и, опустив на землю подругу, попросил Белку подыскать нам где-нибудь поблизости убежище для короткого отдыха и перекуса.

Легко ориентирующаяся в родном городе Белка буквально через пару минут привела меня к неплохо сохранившемуся отдельностоящему зданию местного кинотеатра. И когда мы осторожно туда забрались, к обоюдному облегчению никого внутри не обнаружили.

Не обращая внимания за царящий кругом разгром – уж не знаю кто тут куролесил: твари или мародеры, но разворотили уютную кафешку с игровыми автоматами внизу капитально – мы сели за чудом уцелевший столик в углу, достали из рюкзаков тушенку с сухарями и, запивая нехитрую снедь живцом, хорошенько пообедали.

Среди груды пивных банок в разбитых холодильниках, удалось отыскать с полдюжины целых. И надуваясь безобразно теплым пенным напитком, мы дружно погрузились в чтение накопившихся с начала затянувшегося паркового приключения системных уведомлений.


!!!Внимание! Вами лично в отрядном бою ликвидировано: 2 топтуна!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +13398. Характеристики: +16 Картографии, +16 к Меткости, +8 к Скрытности, +16 к Скорости, +16 к Силе Стикса. Навыки: +22 к Алкоголизму, +31 к Владению Шпорой, +21 к Легкой атлетике, +27 к Тяжелой атлетике, +29 к Ножевому бою (Ловкость +1), +24 к Следопыту (Дух Стикса +1)!

!!!Внимание! Вами лично в отрядном бою ликвидировано: 7 дронов и 24 бота 15-го, 16-го, 17-го, 18-го, 19-го, 20-го и 22-го уровней!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +37811. Характеристики: +1 к Знаниям, +14 к Картографии, +1 к Наблюдательности,+11 к Удаче, +12 к Физической силе, +1 к Рукопашному бою, +14 к Фехтованию, +16 к Меткости, +2 к Физической броне, +1 к Выносливости, +1 к Регенерации, +2 к Скрытности, +15 к Скорости, +3 к Реакции, +15 к Гибкости, +1 к Интуиции, +9 к Силе Стикса, +8 к Броне Стикса, +1 к Медитации, +3 к Познанию скрытого. Навыки: +29 к Алкоголизму, +23 к Владению Шпорой, +33 к Легкой атлетике, +24 к Штопальщику, +31 к Стрелку, +44 к Хамелеону, 25 к Палачу, +28 к Рентгену, +39 к Лучнику (Атака +1), +42 к Стайеру (Защита +1)!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Лунное пламя!

!Характеристики: +8 к Удаче, +3 к Физической броне, +3 к Скрытности, +8 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Легкой атлетике (Ловкость +1), +30 к Хамелеону!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Всевидящее око!

!Характеристики: +2 к Наблюдательности, +8 к Удаче, +4 к Познанию скрытого. Навыки: +20 к Шпиону, +30 к Рентгену!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Марафонец!

!Характеристики: +2 к Выносливости, +10 к Скорости, +8 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Легкой атлетике, +20 к Следопыту, +40 к Стайеру!

!!!В процессе ликвидации, активирована скрытая ступень Дара: Марафонец!

!Характеристики: +2 к Выносливости, +4 к Реакции, +10 к Скорости. Навыки: +30 к Легкой атлетике, +30 к Стайеру!

!!!Внимание! Остальными членами отряда в отрядном бою ликвидировано: 9 ботов 17-го, 18-го, 19-го и 21-го уровней!

Награда за участие в ликвидации:

!Опыт: +2597. Характеристики: +5 Картографии, +5 к Меткости, +2 к Скрытности, +5 к Гибкости, +5 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Хамелеону!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Глава 8, в которой пытаемся пробраться по-тихому, но нарываемся на глазастого бегуна

– Че, как успехи? – спросил очнувшуюся от чтения статов подругу.

– Полностью отбила штраф за смерть, – осклабилась кваз. – Даже по опыту в приличный плюс вышла.

– Много до следующего уровня-то осталось?

– Около двадцати тысяч.

– Ну, с нашей привычкой вляпываться в лютое дерьмище, думаю, до вечера, по любому, наберешь.

– Да, не плохо было бы двадцать четвертый получить.

– Получишь, не сомневайся.

– Благодарю за ножи, Рихтовщик. Великолепное оружие. Работать с ними было чертовски удобно.

Белка выложила на стол пару резаков.

– Я че, просил тебя их вернуть?

– Но…

– Короче. Мне понравилось, как ты с ними управляешься, и я решил тебе их подарить.

– Чего?!

– Да ты успокойся, дыши носом…

– Походу сильно тебе каменюкой-то по башке шарахнуло, – покачала головой Белка. – За каждый из этих ножей у любого менялы можно запросто по красной жемчужине сторговать. А может и по зеленой. И такое богатство ты вот так просто…

– Ну, если тебе не надо… – я лениво потянулся к резакам.

– Да пошел ты, шутник гребаный! – Белка проворно накрыла белые клинки ладонями, и ножи тут же вернулись обратно в ячейки ее инвентаря.

– Спасибо, Рихтовщик! – горячо поблагодарила кваз. – Буду тебе должна.

– Помоги вытащить Мараджелу, и, считай, мы в расчете.

– Да ну, млять! Я серьезно, а он опять про баб своих!

– Мы с Мараджелой просто друзья.

– То-то она мне про тебя все уши прожужжала.

– Я серьезно.

– Я тоже.

– Кстати, резаки эти мне помогла раздобыть как раз она. Так что, в некотором роде, это тебе от нее подгон.

– Да, все, хватит. Разумеется, я пойду с тобой до конца. Твоя подруга находилась под моей защитой, муры забрались в мой дом, и у меня с ними свои счеты!

– Вот и договорились.

Перед глазами неожиданно загорелись строки нового уведомления!


!!!Внимание! Вы выполнили скрытое задание: идеальные клинки для мастера!

Награда за скрытое задание:

!Опыт +10000. Свободные очки распределения характеристик: +1000!


– Прикинь, я только что компенсацию от Системы получил, за сделанный тебе подарок, – порадовался новостью с подругой.

– Да ладно?

– Прохладно, блин. Десять тысяч опыта упало, и тысяча очков свободного распределения.

– Ну, знаешь, по сравнению с двумя красными жемчужинами…

– Да что ты за человек такой! Нет бы порадоваться…

– Рада я, рада – не заводись.

– Так. Ну че… Отдохнули, пора дальше двигать… Сколько там еще остановок-то нам до базы осталось.

– Примерно шесть с половиной.

– Это че получается: за целый час беготни мы всего три остановки одолели?

– Три с половиной.

– Млять! Они че по десять километров что ли?

– С чего ты взял?

– Я бежал под Даром, на максимуме – а это гребаные полсотни км в час. С учетом частых поворотов, где приходилось замедляться, пусть средняя скорость будет сорок км. Выходит, за час я пробежал около сорока километров. И это, как только что выяснилось, всего лишь три с половиной остановки. Значит, протяженность каждой остановки – не меньше десяти километров.

– Да ты вспомни какие кренделя по дворам выписывал, – фыркнула Белка. – Вот на них-то большая часть бега и уходила… И между остановками, разумеется, никакие не десять километров – один-два, не больше.

– То есть, если двигаться по прямой, то до цели нам придется идти примерно восемь-четырнадцать километров.

– Скорее десять-двенадцать… Но это если по проспекту. Который сейчас, наверняка, усиленно патрулируют дроны.

– Согласен, ботам на глаза нам в ближайшие полтора часа лучше не попадаться.

Отвечая на вопросительный взгляд подруги, я пояснил:

– Дар со скрытником и защитой от пуль у меня еще полтора часа будет в откате.

– Тогда остаются снова дворы, – развела руками Белка. – Там придется скрываться от тварей. Петлять. Прятаться. Выйдет подольше, но, зато, без ботов.

– Да, пока что попробуем дворами. А там поглядим…


Первые полчаса пути прошли без происшествий. Мы благополучно миновали небольшой уютный скверик. И двинули вдоль домов, скрываясь в зарослях растущих у подъездов кустарников.

Если во дворе замечали тварь – как правило в роли наблюдателей выступали слабенькие, но умеющие затаиться и не издавать ни звука, бегуны – тут же отступали и обходили опасного часового с другой стороны дома. Трижды мы успешно проделывали этот трюк. А на четвертый раз – не повезло.

Уж не знаю, то ли бегун в этот раз попался слишком глазастый, то ли кто-то из нас, отступая, нечаянно задел кусты, и тем привлек внимание часового. Да это, собственно, теперь и не важно. Потому что срисовавшая нас тварюшка тут же издала прямо-таки львиный рык, в ответ на который изо всех окрестных домов донеслось азартное урчанье.

Выхватив пистолет, я метким выстрелом тут же заткнул пасть возмутителю спокойствия. Но было уже слишком поздно. Из крайнего подъезда, отрезая нам путь к бегству, выскочило сразу трое бегунов. Одного я положил из стечкина, двоих резаками обезглавила Белка. На короткий бой мы потратили не больше пяти секунд. Но этого крошечного времени оказалось достаточно, чтобы двор наводнился несущимися к нам со всей округи тварями.

Биться сразу со всеми у стены дома было неудобно, мы просто физически не могли вдвоем уследить за широким фронтом атакующих тварей. К тому же бойня на улице неизбежными шумом и возней постоянно привлекала бы все новых и новых тварей, и в такой безнадежной для нас ситуации рано или поздно твари нас попросту завалили бы числом. Потому, не дожидаясь атаки сбегающейся толпы, мы сразу рванули в очищенный от бегунов подъезд.

Вывалившийся из-за двери квартиры первого этажа лотерейщик, схлопотав от Белки резаком в глаз, рухнул умирать обратно в прихожую.

Лифт по понятным причинам в доме давно не работал, потому мы бросились в сторону лестницы. Но ведущая на нее дверь сама распахнулась, и перекрыв исполинской тушей дверной проем, на нас попер топтун.

Ничуть не растерявшись, и лихо крутанув в руках резаки, Белка его атаковала, использую против мощного противника тесноту дверного проемы.

Из-за узости площадки, помочь подружке в бою я ничем не мог. Пистолетные пули для топтуна были, как слону дробина. А тратить лишние секунды на сбор лука мне не позволили «первые ласточки», ворвавшиеся с улицы в наш подъезд.

Пятерых бегунув друг за дружкой я спокойно расстрелял из пистолета.

Шестым в подъезд ворвался матерый лотерейщик. Я даже не стал испытывать пулей его шкуру на прочность, с первого взгляда мне стало понятно, что из стечкина не получится его даже поцарапать. Потому, сразу перебросил пистолет в левую, а в правую призвал из инвентаря Шпору.

Двухметровая горилла с тигриными зубами бесстрашно прыгнула на меня и, напоровшись раззявленной пастью на шипастый диск, через секунду стала на полбашки короче. Меня окатило горячим коктейлем из крови и мозгов, а лотерейщик, рухнув на металлическую дверь, отскочил аккурат под ноги очередному бегуну.

Завалившегося из-за лотерейщика бедолагу я тоже упокоил Шпорой, попросту отчекрыжив твари башку.

– Рихтовщик, путь свободен, – донесся сзади слегка запыхавшийся, но довольный голос Белки.

Послав пулю меж глаз очередному вбежавшему бегуну, я рванул к лестнице. Перешагивая через мощную тушу на пороге, невольно поразился потрясающей ловкости подруги – за пролетевшие пятнадцать секунд Белка исхитрилась вдоль и поперек буквально исполосовать читерскими клинками грудь, бока и живот топтуна. Я насчитал не меньше дюжины глубоких резаных ран. Это притом, что с лапами у твари было все в порядке, конечно из-за узости проема зажатый в нем топтун не мог толком размахнуться для сокрушительного удара, но отмахиваться-то когтями от нападок маленького кваза ему никто не мешал. Тем не менее Белку задеть у него не разу не получилось, а подружка практически освежевала бугая, как тушу на бойне.

Мы побежали по лестнице вверх, но я почти сразу же остановился.

Отправив Белку зачищать тварей на верхних этажах, я задержался на среднем пролете между лестничными маршами с первого на второй этаж, и отстрелял до конца обойму по тварям, пытающимся сходу прорваться через мертвого топтуна. Положил еще четырех бегунов и одного лотерейщика – неосмотрительно подставившего под пулю щель своего споровика.

Пока столпившиеся внизу твари пытались перелезть через устроенный мною завал из трупов, вернул отстреленный пистолет обратно в кобуру и, на ходу прилаживая к луку тетиву, рванул вверх по лестнице вдогонку за подругой.

Второй этаж встретил меня умиротворяющей тишиной. Дверь на площадку была широко распахнута. Заглянув туда, я обнаружил трупы бегуна и лотерейщика, с характерными широкими резаными ранами на груди и морде. Моего участия здесь явно уже не требовалось и, наложив на тетиву готового к бою лука стрелу, я побежал по лестнице выше.

На третьем этаже торопыга Белка тоже оставила меня без работы, в одно лицо лихо расправившись двумя шкафоподобными лотерейщиками.

Лишь на четвертом моей давно заготовленной стреле наконец нашлось применение. Я поразил в раззявленную пасть напирающего на подругу лотерейщика, за что тут же, вместо слов благодарности, получил от Белки заковыристое проклятье в свой адрес. Видите ли, у нее все было под контролем, и она специально тварь выманивала на себя, чтоб завалить неожиданным контрударом, а я, редиска эдакий, приперся и без спросу все ей испортил.

Указав подруге на пару прирезанных ей уже здесь самостоятельно бегунов, я упрекнул ее в жадности. Но тут же получил аналогичный упрек в свой адрес: мол, у самого опыта и так дохренищи, а все равно норовит кусочек чужого урвать… В общем, мы че-то оба вдруг завелись не на шутку, но начавшуюся было перебранку прекратили очень своевременно напомнившие о себе твари.

Резко вдруг усилившаяся урчащая многоголосица из лестничной двери заставила нас вернуться с площадки четвертого этажа обратно на лестничный пролет.

Оказалось, нижние твари смогли как-то преодолеть устроенный мною затор и теперь снизу набегала азартно урчащая толпа. Призыв снизу подхватили и затаившиеся тварюшки с верхних этажей, потому и наверху лестницы наметилось оживление.

По отработанной схеме, Белка ринулась зачищать верх. Спускающийся оттуда поток тварей, разумеется, был пожиже. Все ж таки четыре из девяти этажей нами уже были полностью зачищены. И добрая половина обитателей подъезда благополучно склеила ласты.

Мне же вновь досталась шумная многоголовая толпа штурмующая этаж за этажом снизу. Чтобы хоть как-то сдержать первоначальный отчаянный натиск разогнавшейся толпы, я оторвал от косяка деревянную лестничную дверь и кое-как на скорую руку приладил ее поперек лестничного марша, просунув один конец в решетку перил, а второй просто уперев в стену. Конечно, убрать с дороги такую преграду не составляло труда, достаточно было просто затолкать дверь дальше в решетку перил, и она улетела бы вниз. Расчет мой был на напор толпы, который не позволит тварям вовремя остановиться и спокойно отодвинуть преграду.

И он оправдался на все сто.

Увидевшие меня твари просто обезумели от близости лакомой добычи. Толпа дружно навалилась на преграду и, даже не пытаясь ее столкнуть в сторону, стала тупо выламывать из решетки перил. Решетка со скрипом погнулась, и дверь намертво в ней заблокировало.

Разумеется, наблюдая устроенную тварями давку, я не стоял без дела. Выхватывая из колчана стрелу за стрелой, я практически в упор расстреливал зараженных. За минуту расстреляв пол колчана, я упокоил более двух десятков бегунов и лотерейщиков. Подстреленные твари либо исчезали под ногами толпы, либо валились через перила и падали вниз – этот вариант мне особенно нравился, потому что в полете мертвецы бронированными локтями, боками и головами расшибая бошки другим тварям. Но штурмующая высоту толпа не замечала наносимых мною потерь. Из-за моих стрел тварей на нижних лестничных маршах не становилось меньше. На место выбывших тут же вставали другие… Млять! Заагрившихся на нас тварей оказалось слишком много.

В один ужасный момент среди штурмующей преграду толпы появился кусач тридцать восьмого уровня – без пяти минут рубер, страшный противник. Размазывая по стенам и просто отшвыривая через перила не достаточно расторопных, чтоб вовремя уступить дорогу, бегунов и лотерейщиков, он танком ломился сквозь заблокированную дверью толпу. Я бестолку угробил две стрелы, пытаясь хотя бы ранить монстра, но тварь, будто чуя куда в следующий миг ударит стрела, каждый раз резким, дерганным движением подставляла под стальное жало самую толстую часть роговой пластины.

Добравшись до двери, высокоуровневая тварь надавила на заблокированную в погнутой решетке перил преграду, и деревяшка в руку толщиной переломилась пополам, как спичка.

Прекрасно осознавая, что этого гиганта мне Шпорой не остановить, я даже не стал пытаться.

– Твою ж мать! Снова переобуться не успел! – прошептал, возвращая лук в ячейку инвентаря.

– Ухрр! – зло рыкнул кусач на выскочку бегуна, попытавшегося первым наброситься на законную добычу вожака, и небрежным шлепком отправил торопыгу в смертельный полет через перила.

– Нее. Со мной, урод, у тебя так же легко разделаться вряд ли получится, – хмыкнул я с верхней ступени.

– Ррр! – запальчиво возразил гигант в роговой броне.

– Вот и проверим, – широко улыбнулся я и шепнул фразу-активатор.


Глава 9, в которой я умываюсь кровью и начинаю битву за урожай

– Левак!

Левый глаз мгновенно ослеп, а многократно усилившийся слух превратил многоголосое урчанье столпившихся внизу тварей в разборчивую речь:

– Хватай сильный!.. Хватай добрый!.. Хватай поделится со мной! – поднималась снизу жадная многоголосица.

Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтоб догадаться, что Хватаем твари уважительно именовали своего вожака.

Кусач явно наслаждался моментом, не спешил на меня нападать и рычал в ответ стае:

– ВСЕ МОЕ!!!

Я же, сполна используя секунды затишья перед схваткой, стремительно рос, раздаваясь в плечах. Затрещала рвущаяся в клочья одежда. Ставшие слишком маленькими и тесными рукава и штанины лопнули по всей длине, и повисли вдоль тела нелепой бахромой. Дольше всех продержалась разгрузка, ее прошитая укрепленная ткань натянулась на ороговевших пластинах груди, как на барабане, и шумно лопнула, обдав тварей шрапнелью разлетающихся патронов из прохудившихся карманов. Отрастающие на ногах когти легко пробили изнутри крепкую кожу армейских берцев, и, завершая уничтожение обуви, на волю вырвались изрядно раздавшиеся в длину и ширину стопы. Последним штрихом стремительной мутации тела стало появление сзади четырехметрового хвоста с длинным костяным шипом на конце.

Монстр, в которого я превращался на глазах у изумленно притихшей толпы, хоть и уступал их вожаку пару уровней развития. Но по показателям изрядно его превосходил. Даже Атака (единственный мой показатель не достигший еще второго предела развития) на треть превышала Атаку Хватая. Интеллектом, Ловкостью и Духом Стикса я превосходил противника двое. А достигший уже третьего предела Защитой – втрое.

Но в отличие от меня, вожак стаи имел за плечами колоссальный опыт поединков. Ему не нужно было привыкать к новому телу, и он идеально умел управляться своими кинжалоподобными когтями и полуметровыми челюстями.

Потому несмотря на все свое колоссальное теоретическое преимущество, на практике я сплоховал, и пропустил молниеносный бросок твари мне в ноги. Уже падая, я попытался разорвать когтями спину противника, но пропустил резкий удар лбом в подбородок, и на мгновенье поплыл, потеряв концентрацию.

Опомнился уже лежащим на спине, припечатанный сверху двухтонной тушей матерого кусача. Мои руки оказались пробиты когтями противника и тоже намертво прижатыми к полу.

На отчаянную контратаку костяным шипом хвоста кусач и ухом не повел – так же, как до этого со стрелами, его ороговевшая кожа самостоятельно реагировала на опасность, судорожно сжимаясь при приближении шипа, уводила из-под удара уязвимые щели между пластинами и подставляла под костяное острие несокрушимую роговую твердь. Напрягшись всем телом попытался резко сбросить противника, кусача на мне качнуло – и только. А в следующую секунду тварь обрушила на мое открытое лицо свой шишкастый лоб, раздался треск расколовшейся лицевой брони, глаза залило потоком брызнувшей крови, я задохнулся от боли. Снова на мгновенье отключился, и вдруг с ужасом ощутил, как на горле смыкается капкан могучих челюстей… Сейчас кусач рванет башкой и…

Но мгновеньем раньше неминуемой смерти я успел выдохнуть спасительную фразу-активатор:

– Отскок!

Моргнул… И снова оказался живым и невредимым. В напряженной позе я застыл, в ожидании атаки, на верхней ступени лестницы.

Очнувшись от столбняка, я резко сместился в сторону, и коронная атака вожака тварей впервые подвела не знавшего до этого поражений без пяти минут рубера. Проскочившая мимо тварь на лету отчаянно попыталась развернуться, но, разумеется, я не дал ей такой возможности.

Навалился сверху и начал остервенело месить когтями спину бьющейся подо мной твари.

Кусач отчаянно бился за жизнь, цеплялся всеми конечностями за все подряд, в надежде зацепиться и вывернуться из захвата. У него почти это получилось: обе передние лапы намертво вонзились когтями в бетон площадки, левая нога зацепилась за перила лестницы – зафиксировавшийся кусач начал разворот, постепенно выводя исполосованную спину из-под моих ударов, но… Стальная решетка перил не выдержала многотонного веса двух сцепившихся гигантов, сталь лопнула, как гнилая нитка, и кусок перил, отскочив, рухнул вниз.

Он грохнулся на голову кого-то в застывшей толпе зевак.

Снизу раздался вопль боли. Но парализованная зрелищем смертельной хватки исполинов стая осталась равнодушна к увечьям невезучего бедолаги. Все внимание столпившихся на лестнице тварей сосредоточено только на нас.

Потерявший опору кусач на миг обреченно замер, и мне удалось загнать костяной шип в свежую царапину на спине.

Глубокий болезненный укол тут же вывел тварь из апатии, кусач снова стал извиваться подо мной. Но все его отчаянные усилия тщетны, потому что он уже обречен.

Появившаяся глубокая рана в спине позволила мне, наконец, использовать свое смертельное оружие. Пара точных плевков кислотной нитью, и изнутри выжигаемая кислотой тварь забилась в агонии.

Выждав еще несколько секунд я слез с обмякшего тела кусача, и обернулся к заурчавшей было толпе.

– Ну че, уроды? Кто еще рискнет бросить вызов папочке?

– Папочка сильный! – робко уркнул лотерейщик в первом ряду.

– Папочка добрый! – тут же подхватили текст знакомой речевки сразу с десяток тварей в толпе.

И в следующую секунду выдохнула уже вся стая в едином порыве:

– Папочка поделится со мной!

– Да идите вы в жопу, детки, – проурчал я, глядя в преданные глаза толпы уродливых фанатов.

Но подтверждая серьезный настрой стаи, у меня перед глазами загорелись строки запроса:


!!!Внимание! Зараженные… (дальше шел длинный перечень аж из ста сорока пяти разноуровневых тварей) …просят вас принять их в ближний круг!

!Согласны принять? Да/Нет!


– Очень смешно, – задрав голову, я раздраженно уркнул в потолок.

И мысленно надавив «нет», коварным ангелом мщения обрушился на опечалившихся просителей.

Ох! – какую лютую бойню я устроил на лестнице в следующие десять минут. Среди столпившихся внизу тварей не оказалось ни одного достойного противника, способного оказать мне хоть мало-мальски серьезное сопротивление. Даже с тремя топтунами я расправился играючи: самому матерому, не мудрствуя лукаво, выбил костяным шипом глаз, и метким плевком направил в залитую кровью глазницу кислотную нить, второму разорвал когтями горло, а самому слабому вовсе оторвал башку. Остальных тварей без счета рвал длинными когтями, лупил костяным шипом и заплевывал кислотными нитями.

Не сложно догадаться, что среди моих несостоявшихся вассалов тут же началась нешуточная паника. Столпившиеся на лестничных маршах твари оказались запертыми в ловушке. Сверху беспощадно истребляемые мною, а снизу подпираемые ждущей шанса попасть на лестницу уличной толпой, твари первые минуты просто десятками дохли на месте. Когда же до нижних наконец дошло, что на лестнице происходит жуткая бойня, совать нос в которую категорически не рекомендуется, выход на улицу освободился, и толпа на лестнице двинулась вниз. Увы, не так быстро, как многим хотелось. И началась невообразимая давка, спасаясь из которой многие хилые бегуны сигали через перила вниз. Падали на плечи и головы другим тварям, кому-то везло благополучно пережить отчаянное падение, но большинство серьезно калечились и погибали затоптанные насмерть обезумевшей от ужаса толпой.

Несколько тварей догадались сбежать на жилые площадки третьего и второго этажей, и спрятаться там от моего гнева за дверями пустых квартир.

Этих смекалистых ублюдков я оставил на растерзание Белки, связь с которой поддерживал через отрядный чат. Потому подруга была в курсе происходящего внизу безумия. Разобравшись с тварями наверху, она не спеша стала спускаться следом за мной, по новой зачищая нижние этажи от смекалистых ублюдков, и добивая пропущенных мною недобитков на лестничных маршах.

Полностью очистив от тварей лестницу, я не стал преследовать несколько десятков выскочивших на улицу счастливчиков. А намертво забаррикадировал подъездную дверь сорванными с петель железными дверями квартир первого этажа и, присоединившись к подруге, занялся потрошением небывало богатого урожая споровиков.

До окончания действия «Чужой лапы» оставалось чуть более четырех минут…


Глава 10, в которой читаю, одеваюсь и встаю на Крыло

– Ты точно в порядке? Может все-таки сделать укольчик?

– Да отвали ты со своим спеком, – простонал я кое-как, медленной остывая от чертовки болючей обратной трансформы. – Первые секунды начала отката после «Лапы» у меня всегда так.

– Фига се секунды, – хмыкнула кваз. – Ты минуты две на площадке в припадке бился. Прямо по трупам тварей катался.

– Тут уж как повезет, – проворчал я. – Где накроет, там и…

Не договорив, я оперся на еще подрагивающие руки и со стоном сел. Когда накатившая вслед за этим простеньким действием чудовищная волна слабости отпустила, призвал из инвентаря фляжку с живцом и хорошенько в ней приложился.

– Однако, Дар, конечно, у тебя впечатляющий, – меж тем продолжила трещать подруга. – Только я и не поняла – в сообщение ты написал, что Дар временно сделал тебя кусачом. Но у кусача нет хвоста с костяным шипом. И кусач не умеет плеваться кислотными нитями.

– Зато, слепуны умеют, – проворчал я, пересаживаясь с ледяного бетона, на более-менее чистую от крови спину мертвого лотерейщика. – Мне фартануло стать наполовину слепуном.

– Охренеть!

– Черт!

Только сейчас обратил внимание, что сижу перед Белкой абсолютно голый и, тут же скрестив ноги, прикрыл ладонями пах.

– Да ладно, че я там не видела, – фыркнула подружка.

– Че, опыта-то на новый уровень хватило? – сменил я тему.

– Еще как! – осклабилась кваз. – Мне почти пятьдесят тысяч опыта прилетело. Я такого количества тварей за раз положенных в отрядном бою никогда не видела. Даже когда еще с двумя десятками охотников мы устроили массовую облаву на три стаи, убить тварей удалось гораздо меньше. И там вообще не было высокоуровневых монстров. А здесь…

– Белка, ты споровики-то все уже выпотрошила? – перебил я.

– Да какое там, – хмыкнула кваз. – Пока только на верхних этажах трофеи собрала. А к этому безобразия, – она раскинула руки, указывая на груды трупов, завалившие нижние площадки и лестничные марши, – даже не приступала.

– Так чего сидишь? Ждешь, когда твари до нового штурма созреют?

– Ну, после такой грандиозной трепки, надеюсь, они не скоро сунутся.

– Белка, хорош трепаться. Делом займись.

– А как же ты? Может помощь нужна?

– Обойдусь. Сейчас посижу пару минут, и по квартиркам прошвырнусь, одежку с обувкой себе какую-нибудь подберу.

– Может, все-таки укольчик?

– Белка, млять!

– Все-все, ухожу. Не надо, так не надо. Че так нервничать-то?

– Начни снизу. Я, пока откатом не накрыло, до второго этажа всем тварям споровики уже вскрыл. Но трофеи не трогал… Не удобно когтями-то. Да и складывать было не во что.

– Лады, – кивнула подружка, поднимаясь с колен.

И, осторожно ступая среди нагромождения трупов, пошла по лестнице вниз.

Я же, оставшись среди трупов в одиночестве, получил, наконец, возможность сосредоточиться на строках давно загоревшегося перед глазами победного уведомления.


!!!Внимание! Вами лично в отрядном бою ликвидировано: 1 кусач, 3 топтуна, 37 лотерейщиков и 68 бегунов!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +118979. Характеристики: +4 к Знаниям, +31 к Картографии (Интеллект +1), +4 к Наблюдательности,+28 к Удаче, +29 к Физической силе, +4 к Рукопашному бою, +31 к Фехтованию, +33 к Меткости (Атака +1), +5 к Физической броне, +4 к Выносливости, +4 к Регенерации, +5 к Скрытности, +32 к Скорости (Ловкость +1), +10 к Реакции, +32 к Гибкости, +4 к Интуиции, +25 к Силе Стикса, +24 к Броне Стикса, +4 к Медитации, +9 к Познанию скрытого. Навыки: +39 к Алкоголизму, +35 к Владению Шпорой, +31 к Ораторскому искусству, +49 к Кулачному бою, +41 к Легкой атлетике, +46 к Тяжелой атлетике, +38 к Телепатии, +41 к Гипнозу, +28 к Стрелку, +54 к Ножевому бою, +47 к Палачу (Атака +1), +33 к Шпиону, +33 к Лучнику!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Чужая лапа!

!Характеристики: +2 к Регенерации, +2 к Выносливости, +8 к Броне Стикса (Дух Стикса +1). Навыки: +20 к Ораторскому искусству, +20 к Штопальщику, +20 к Телепатии, +20 к Ножевому бою, +40 к Шпиону!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Второй шанс!

!Характеристики: +2 к Интуиции, +5 к Реакции, +10 к Гибкости. Навыки: +30 к Шаману, +30 к Телекинезу!

!!!Внимание! Вы в одиночку вступили в безнадежный бой с отрядом зараженных, многократно превосходящим вас в количественном выражении!

Награда за победу в безнадежном бою:

!Опыт: +5000. Очков свободного распределения характеристик: +2500!

!!!Внимание! Остальными членами отряда в отрядном бою ликвидировано: 1 топтун, 15 лотерейщиков и 29 бегунов!

Награда за участие в ликвидации:

!Опыт: +8783. Характеристики: +15 Картографии, +15 к Меткости, +7 к Скрытности, +15 к Гибкости (Ловкость +1), +15 к Силе Стикса (Дух Стикса +1). Навыки: +30 к Хамелеону!

!!!Повышение Уровня +1!

!Все показатели: +1. Характеристики: +67 к Картографии, +59 к Меткости, +62 к Скрытности, +89 к Скорости, +100 к Силе Стикса!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Не успел я порадоваться тридцать седьмому уровню, как строки длинного уведомления перед глазами сменились коротким системным запросом:


!!!Внимание! Ваш запас очков свободного распределения характеристик на текущий момент составляет: 4890 очков. Его достаточно для доведения характеристик Броня Стикса и Гибкость до 5000 очков!

!Желаете использовать очки свободного распределения характеристик для доведения характеристик Броня Стикса и Гибкость до необходимых 5000 очков, с последующей активацией скрытой ступени Дара Стикса: Легче пуха? Да/Нет!


Разумеется, я пожелал. И красные строки перед глазами тут же изменились:


!!!Внимание! Вами использовано 3788 очков свободного распределения характеристик!

!Характеристика Гибкость: +2294 (Ловкость +23)!

!Характеристика Броня Стикса: +1494 (Дух Стикса +15)!

!!!Внимание! Активация скрытой ступени Дара Стикса: Легче пуха, прошла успешно. Скрытая ступень Дара доступна для применения в любое время суток!

!Характеристики: +2 к Медитации, +5 к Гибкости, +5 к Броне Стикса. Навыки: +100 к Легкой атлетике (Ловкость +1), +150 к Левитации (Дух Стикса +1)!


Последнее уведомление я читал уже на ходу, параллельно исследуя содержимое шкафов однокомнатной квартиры на втором этаже, дверь которой первой попалась на пути.

Судя по содержимому гардероба здесь проживала какая-то одинокая пенсионерка. Потому в первой квартире ничего подходящего мне найти не удалось. Кроме калош. Старых добрых безразмерных резиновых калош. В которые влез в бабкиной прихожей, потому что до смерти надоело расхаживать по ледяному полу босиком.

И зашел в следующую взломанную железную дверь.

Вторя квартира оказалась двухкомнатной. Здесь проживала полноценная семья, и ассортимент одежды в шкафу оказался побогаче. Вытащил оттуда пару вполне приличных спортивных костюмов, но когда стал мерить, увы, снова обломался. Бывшие жильцы этой квартиры оказались гребаными коротышками – штаны спортивки намертво застряли на моих ногах чуть выше колен, а когда с грехом пополам мне удалось-таки натянуть кофту, она через секунду с треском лопнула сразу в трех местах.

Единственным, что здесь пришлось мне впору, оказался ремень. Хороший длинный толстый кожаный ремень. Уж не знаю с какой целью его использовали хозяева – для их штанов ремень был явно великоват – но мне он подошел идеально. Затянув его на голом животе, я двинул в следующую квартиру.

– Красавец, – фыркнула из коридора Белка, когда я вышел из квартиры. – Я уже два лестничных марша прошла, а ты тут все с голой задницей шарахаешься.

– Поди разберись: где тут у них что, – заворчал я в ответ. – В одной квартире старушенция жила. В другой – гребаные карлики.

Снизу донесся мощный удар в подъездную дверь.

– Вот уроды. Быстро прочухали, что опасной личины на мне больше нет… Но ничего, я там двери надежно замуровал, минут десять по любому продержаться должны.

– Только десять?! Млять, а мне еще с двух маршей споровики окучить надо! Все, Рихтовщик, не отвлекай.

– Так ты ж сама начала…

– Давай резче уже! Барахло какое-нибудь натягивай и помогай.

Белка склонилась над очередным споровым мешком. А я переступил порог третьей квартиры.

Эта тоже оказалась двухкомнатной. И приятно удивила отличным современным ремонтом. Увы, одежда в шкафу тоже оказалась мне сильно мала, но хотя бы не была такой отвратительно лилипутской, как в предыдущей квартире.

Местный хозяин – а это, очень похоже, была холостяцкая берлога – хоть ростом тоже изрядно мне уступал, но на мою удачу оказался толстякам. Так что его широкие джинсы свободно на меня налезли, и даже оказались в поясе великоваты. Но, продев ремень, удалось нормально их закрепить. Конечно, они смотрелись комично, доходя лишь до середины икр, но, как говорится, на безрыбье и рак щука.

Майка, хоть и натянулась в плечах, как на барабане, но выдержала. Увы, длинной она тоже сильно подкачала, едва достав нижним краем до моего пупа. Куртки и кофты на меня не налезли. Зато удалось втиснуться в утепленный плащ, который хоть и затрещал в подмышках, но, вроде, выдержал. Разумеется, пояс его оказался гораздо выше моей талии, но короткий для меня плащ, хоть и выглядел на мне смешно, зато, не путался в ногах, и отлично прикрывал голый живот.

Подходящей по размеру обувки найти увы не удалось. Пришлось довольствоваться носками. Я напялил на каждую ногу по три штуки, и утепленные таким нехитрым макаром ноги сунул обратно в бабкины калоши.

В чужой короткой одежде клоун конечно из меня получился знатный. Что и подтвердила Белка. В голос заржавшая над моим нарядом, несмотря на серьезность ситуации, и грохот ломаемой тварями подъездной двери.

– Эй, хорош, а, – проворчал я.

– Извини, – простонала сквозь смех кваз.

– Много еще осталось?

– Не. Весь крупняк я уже почистила. Остались только бегуны. Но их десятка три. Так что, давай, помогай.

– Хрен с этой мелочевкой. Бросай, пошли на крышу.

– Так десять минут еще, вроде, не прошли, – по своему обыкновению начала спорить Белка.

Но после очередного удара, внизу что-то мощно грохнулось. И к нам на лестницу донеслось азартное урчание тварей.

– Походу, эти стахановцы перевыполнили план, – резюмировал я. – Они сломали дверь. Сейчас разгребут мой завал, и будут здесь. Пошли, у нас не больше минуты, чтобы спрятаться на крыше.

И, подавая пример, я первым зашагал по лестнице вверх.

– Я там, какие смогла, стрелы из тварей вытащила и, вместе с оставшимися в колчане, в рюкзак твой убрала, – догнав меня, затараторила кваз. – У него, правда, лямки лопнули. Но их можно зашить. У меня иголка с ниткой есть.

– Спасибо, – поблагодарил я за неожиданную заботу, на ходу подхватывая рюкзак за верхнюю ручку.

– Еще я тебе туда пистолет сунула. Ремни крепления с кобурой тоже порвались, но опять же зашить можно – потом займешься… И патроны из карманов разгрузки тоже в рюкзак пересыпала. Саму разгрузку брать не стала, она, считай, в лоскуты разлетелась – замучишься шить. Да и бесполезно это: так, вручную. Ее расхреначило так, что даже на машинке-то вред ли заштопать возможно…

После третьего этажа лестничные марши очистились от нагромождения трупов, и с аккуратного шага мы перешли на стремительный бег. И под Белкину болтовню быстро забрались на девятый этаж.

Откуда к чердачному люку вела закрепленная на стене железная лестница. Люк был заперт на массивный навесной замок. Но эту проблемку я устранил играючи, просто срезав дужку замка Шпорой.

Поднявшись друг за другом по железной лестнице, через несколько секунд мы были на чердаке.

Снизу уже раздавалось многоголосое урчанье. Но это было уже не важно. Захлопнув люк, мы завалили его десятком ржавых радиаторов, найденных на полу чердака.

Конечно гиганта, типа прибитого мною недавно кусача, куча радиаторов на люке ненадолго остановит. Он безо всякой лестницы спокойно дотянется до люка с площадки, и мощи у такой тварюшки с лихвой хватит, чтоб опрокинуть наш завал. Но я по собственному опыту знаю, что вожак стаи не рвется вперед в первых рядах, и пока он не спеша поднимется на верхний этаж пройдет немало времени. У прочих же тварей, включая даже топтунов, попросту не хватит росту с полу дотянуться до люка. С приставной же лестницы открывать заваленный люк мало того неудобно, но и чревато поломкой лестничных ступеней.

Обезопасив себя радиаторами от быстрых преследователей, мы двинули в сторону ведущего на крышу чердачного окна.

– По веревке спускаться задумал? – спросила белка, когда мы выбрались под открытое небо.

– Не угадала, – хмыкнул я.

И подойдя к краю крыши, стал осматриваться.

– Нашел время загадки загадывать, – проворчала вставшая рядом подруга.

– Да нет никакой загадки. Просто появился шанс испробовать в деле недавно активированную скрытую ступень Дара. И я собираюсь рискнуть… Ты со мной?

– Нет, блин, здесь останусь. Что за дурацкие вопросы, Рихтовщик.

– Ну тогда запрыгивай мне на спину, и держись крепче… Готова?.. Да поможет нам Стикс!.. Крыло!

Глава 11, в которой тянем жребий, и мне везет

Для перелета я наметил крышу пятиэтажки напротив. И приготовившись аккуратно туда спланировать, был приятно ошарашен неожиданно открывшимися возможностями.

Я-то рассчитывал, что появление призрачных крыльев за спиной превратит меня в некое подобие дельтапланериста на дельтаплане. Я спрыгну с крыши, и начну медленно планировать в нужном направлении.

Но все оказалось гораздо круче.

После активации скрытой ступени «Легче пуха», появившиеся за спиной прозрачные крылья не позволили мне спрыгнуть, а мощным взмахом наоборот подбросили меня – а вернее нас, с вжавшейся мне в спину Белкой – разом метра на три над краем крыши.

Повинуясь моему первоначальному желанию лететь на крушу соседнего низкого дома, крылья стремительно понесли нас к намеченной цели.

Перед глазами загорелись крупные цифры таймера обратного отсчета, показывающие резво рванувшие вспять доли секунд. И еще огромный массив крыш вокруг меня радиусом с добрый километр, несмотря на дневной свет, с первых мгновений действия скрытой ступени вдруг озарился приятной глазу бирюзовой подсветкой.

Догадаться, что обозначает эта подсветка, не составило труда. Радиус ее озарения сокращался пропорционально уменьшению времени действия скрытой ступени Дара. Десять секунд на таймере превратились в девять, и радиус бирюзовой подсветки крыш сократился на сто метров. Девятку сменила восьмерка, и «бирюзовый» круг сжался со всех краев еще на сто метров.

Бирюзовое свечение обозначало крыши, на которые я мог перелететь, при немедленном старте в выбранном направлении.

Из-за нелепого маневра с перелетом на соседнюю низкую крышу пятиэтажки я бездарно потратил первые самые важные секунды действия скрытой ступени Дара. С другой стороны, эти потраченные секунды позволили разобраться с управлением, и выявить взаимосвязь между подсветкой крыш и улетающими долями секунд на таймере. Увы, из-за отсутствия опыта, я потерял возможность перелета на большую часть окружающих крыш, самых дальних, разумеется, где бирюзовая подсветка погасла в первые секунды после активации скрытой ступени Дара.

Разобравшись, я наметил новой целью самую дальнюю, на текущий момент, крышу, из еще доступных – тоже девятиэтажки, располагающейся через три дома от стартовой крыши – и мысленно отдал приказ крыльям: нести нас туда.

Подброшенные мощным взмахом невидимых крыльев, мы снова стремительно набрали высоту и понеслись к намеченной крыше наперегонки с улетающими секундами таймера.

Резко погасив сумасшедшую скорость, огромные невидимые крылья плавно опустили меня с пассажиркой на плоскую крышу девятиютажки. И мои галоши коснулись толевого покрытия крыши аккурат на последних долях секунды действия скрытой ступени Дара.

– Охренеть! – прошептала мне на ухо кваз.

– Можешь спрыгивать. Приехали, – проворчал я в ответ.

Белка послушно соскочила с моей спины и ошарашено повторила:

– Охренеть!

– Да, меня тоже малехо проняло с непривычки, – кивнул я.

Порывшись в рюкзаке, вытащил фляжку с живцом, хорошенько к ней приложился и протянул подруге:

– Будешь?

– Давай.

Белка тоже глотнула и вернула фляжку.

– Млять, Рихтовщик! Это конечно было круто. Но в следующий раз летай, пожалуйста, без меня, – затараторила «разморозившаяся» Белка. – Я на самолетах-то летать боюсь. А тут… Брр! Как вспомню, эту пропасть у себя под ногами, аж по новой потряхивать начинает.

– Фигня, привыкнешь.

– Что значит: привыкнешь? Млять, ты о чем вообще?

– У меня эта абилка с коротким откатом. Через тридцать пять минут сможем повторить.

– Рихтовщик! Ау! Ты не слышишь меня что ли?! Говорю, летать мне ни разу не понравилось. Так что давай спускаться вниз. И дальше, как все нормальные люди, ножками потопаем.

– Конечно, можно и так. Но!.. Во-первых, ножками выйдет дольше. Среди домов придется петлять, а здесь рванем по прямой, кратчайшей дорогой. А, во-вторых, даже если у нас получится спуститься вниз по-тихому – в чем лично я не уверен – все равно мы вскоре снова привлечем внимание очередного глазастого часового. За нами снова увяжется погоня. И не факт, что во второй раз нам получиться отделаться от тварей так же легко, как в первый.

– Да нормально все будет, не ссы. Сейчас спустимся, и двинем потихоньку к намеченной цели.

– Так. Поскольку голоса разделились, предлагаю тянуть жребий… Вот, смотри…

Чутка поколдовав над содержимым рюкзака, я показал подруге совершенно одинаково оперенные концы двух стрел.

– Наконечником одной из них я только что пробил банку тушенки. Если угадаешь измазанную жиром стрелу – спускаемся вниз. Нет – ждем полчаса и летим дальше.

Я конечно рисковал, у Белки мог быть Дар сродни моего «Кладоискателя». Но я был уверен в кристальной честности кваза, и не сомневался, что подруга не поддастся искушению смухлевать, и будет играть честно. Возможно, конечно, я и идеалист, но если не доверять друзьям, то нахрена вообще жить в этом гребаном свихнувшемся мире.

Белка выбирала не долго. Цапнула оперение той, что торчала из рюкзака с дальней от нее стороны. Я тут же подхватил другую. И мы практически одновременно вытащили обе стрелы на свет.

Жиром оказался заляпан наконечник моей.

– Сука ты, Рихтовщик, – обреченно рыкнула смерившаяся с поражением кваз.

Она скинула с плеч рюкзак и уселась на него верхом.

Я, примостившись рядом на кортах, стал осматривать разорванные лямки ремня своего рюкзака.

– Че ты там разглаживаешь, шей давай, – заворчала кваз. – Сейчас иголку с ниткой достану.

– Да у меня есть, – отмахнулся я, и полез в боковой карман рюкзака за штопальными принадлежностями.

– Давай мне тогда сбрую от пистолета. Я пока ее зашью.

Я передал Белке кобуру с порванными ремнями креплений.

И мы дружно занялись штопкой.

От долгого неподвижного сидения на продуваемой всеми ветрами крыше в своей пародии на одежду я стал быстро замерзать.

Заметив, как я ежусь от озноба, мстительная кваз, вытащили из своего рюкзака банку пива, шумно вскрыла и стала со смаком распивать.

– Не хочешь пивка, Рихтовщик? Ледяное, аж скулы сводит – прям, как ты любишь.

– Да че-то неохота, – проворчал я, пересаживаясь, чтобы не видеть соблазнительной картины. – Я лучше живца хлебну.

– Ну-ну, – хмыкнула Белка. – Ветрено здесь как-то, да?.. Внизу, когда шли, ветра, ведь, совсем не ощущалось. Ну это понятно, там же кругом дома. Они ж, как щиты, от ветра-то. А здесь для ветродуя самый простор… Полчаса, говоришь, ждать?

– Уже меньше.

– Ну-ну. Ах, какое классное ледяное пиво…

– Белка, хватит, а! И без тебя тошно!

– Тошно ему… Вот и дорожи теперь. А могли бы сейчас внизу шагать. Там бы ты живо согрелся…

– Белка!..

– Да все-все, молчу… На, вот, на плечи накинь, а то смотреть на тебя тошно.

Кваз бросила мне на колени добытый из рюкзака шерстяной плед.

– Откуда?..

– От верблюда… В квартире на третьем нашла. Укрыть тебя хотела, когда голый на площадке стал кататься. Но не успела, ты раньше очухался. Сунула плед в рюкзак, как знала, что еще пригодится.

– Спасибо, – улыбнулся я подруге, чувствуя, как под накинутым на спину пледом начинает собираться живительное тепло. – Предложение о пиве еще в силе?

– Перетопчешься, – фыркнула Белка. – Самой мало.

И мне на зависть слила в глотку очередную пенную струю.

Так-то у меня в рюкзаке тоже лежало три жестянки с пивом, но не поддавшись на соблазн подруги, я решил их пока приберечь. И добыв, вместо пива, проколотую стрелой банку тушенки, решил заморить червячка.

Поддержав мой порыв, Белка тоже достала тушенку и сухари, которыми, в отличии от пива, безо всяких просьб тут же со мной поделилась.

Не умолкающая даже за едой подруга вдруг огорошила новостью:

– Кстати, забыла тебя порадовать: в споровике приконченного тобой кусача, помимо прочей мелочевки, я нашла две золотых горошины, две белых звезды и… Не поверишь!.. Черную жемчужину!

– Выходит, твой пакет, после последнего сбора трофеев, изрядно прибавил в цене.

– Не то слово!.. На те трофеи, что уже там лежат, можно с шиком прожить год в любом стабе!

– Здорово, – кивнул я, зевая.

За что тут же получил нагоняй от разочарованной моей реакцией подруги.

– Какой же ты все-таки зажравшийся сноб, Рихтовщик!

– Че зажравшийся-то? Вон, тушенку вместе с тобой хаваю, сухариками заедаю.

– Не придуривайся, ты прекрасно понял, что я имела в виду.

– Я че, по крыше должен был запрыгать от радости из-за какой-то черной жемчужины?

Какой-то, – передразнила Бела. – Всего месяц назад черная жемчужина была для тебя верхом мечтаний. Споранов на живец наскрести едва хватало…

– Че ты завелась-то. Я по-прежнему любым трофеям рад.

– Я вижу.

– Нифига ты не видишь, – я раздраженно отшвырнул пустую банку. – Да, у меня есть спораны. Много. В банке Вешалки больше тридцати тысяч. И если б я захотел, мог бы поселиться там, и жить в свое удовольствие. Но за прошедший месяц я провел в Вешалке всего дня три от силы. И по злачным местам не шарахался, а все больше по менялам – амуницию для очередной охоты торговал… Я уважаю трофеи, Белка. И ценю их. Но для меня это лишь средство, а не цель. Гораздо больше богатства из споровика высокоуровневой твари я ценю редкие минуты общения с друзьями. И этот наш нелепый, но искренний, разговор на крыше, в середине захваченного тварями города, на мой вкус, стоит гораздо дороже любого жемчуга.

– Рихтовщик, блин. Ты не перестаешь меня удивлять.

– До окончания отката осталось пять минут. Давай по делу… Покажи мне правильное направление. А то в первый раз я рванул практически наобум. Вроде бы мы в эту сторону шли. Но хрен знает…

– Да правильно ты рванул, – успокоила Белка. – Рули и дальше в ту же сторону. Занятый ботами институт отсюда конечно еще довольно далеко, но он точно находится где-то там.

Я забрал у кваза зашитую сбрую с кобурой и, скинув плед, натянул ее поверх плаща. Поменял обойму в стечкине. И подвесил спереди ушитый рюкзак.

Дождавшись обнуления отката, скомандовал подруге забираться за спину. И когда она надежно закрепилась у меня на закорках, шепнул фразу-активатор:

– Крыло!

В этот раз я не тормозил и, едва ощутив мощный взмах за спиной, еще даже толком не взлетев, тут же обозначил целью перелета самую дальнюю «бирюзовую» крышу в интересующем нас направлении.

Перед глазами вновь заплясали огромные цифры уносящихся вспять мгновений, и мы с Белкой, подкинутые могучими призрачными крыльями, стрелой понеслись к выбранной целью крыше…

Перелет прошел успешно.

Передохнув, и выждав очередные тридцать пять минут отката, я вновь активизировал скрытую ступень «Легче пуха», и мы снова отправились в сумасшедший полет.

Проделав аналогичный фокус еще трижды, уже в вечерних сумерках мы шестой раз за день опустились на крышу очередного дома. Теперь это оказалась двадцатиэтажная высотка, откуда, как заверила меня Белка, до нужного здания меда было рукой подать.

Уже через четверть часа после посадки сумерки сгустились настолько, что стала едва различима даже крыша соседнего дома. Лететь дальше в условиях ограниченной видимости было слишком опасно, да и шкала Духа Стикса, истощенная активацией за день более десяти Даров Стикса, исчерпалась практически до дна. Нам нужно было передохнуть и набраться сил, завтра ожидался очередной трудный и чертовски опасный день.

Для ночевки, мы с крыши перебрались на чердак. На здешнем бетоном полу тоже было холодно, но не так, как на черепице продуваемой всеми ветрами крыши. Из найденного на чердаке хлама и пары наших рюкзаков, удалось соорудить некое подобие двухместной кровати. Наскоро поужинав тушенкой с сухарями, мы запили съеденное раствором пива с белой звездой из трофеев. Так же закинулись разведенными в уксусе золотыми горошинами. И, укрывшись общим пледом, спина к спине завалились на боковую.

Перед сном, как снотворное, я решил прочесть разом все отложенные и новые системные уведомления. Перед глазами загорелась длинная вереница красных строк.

Но не осилив и первую, я провалился в глубокий сон.

Глава 12, в которой меня будят, и мы корректируем план

Она извивалась подо мной и хрипло стонала. Нежно покусывая ее мочку уха, я наращивал темп. Пик общего наслаждения приближался. Еще чуть-чуть и…

– Ооо! Маргонт, ты великолепен! – простонал мне в ухо знакомый голос.

Маргонт?! Это че, мля, нахрен, за засада?! Какой еще, в жопу, Маргонт?!

Разумеется, я все это хотел высказать вслух, но не смог издать и звука. Попытался распахнуть зажмуренные в порыве страсти глаза – и опять же у меня ни черта не вышло.

К счастью, с такого рода беспомощностью я не единожды уже сталкивался. Ситуация стала малехо проясняться. Походу, мне снова фартануло оказаться в чужом теле.

Значит, я сплю. И мне снится гребаный вещий сон. И, кстати, по голосу я узнал «свою» партнершу по пастельному танцу – это оказалась Мараджела.

Пока я размышлял, в любовном акте страстной пары вдруг что-то пошло не так.

– Маргонт, у меня такое ощущение, что за нами кто-то подсматривает!

– Не придумывай, дорогая, – прошептал я (вернее, разумеется, настоящий хозяин тела) хриплым голосом и, вслепую нащупав губы Мараджелы, стал ее целовать.

Но дама сжала губы, и даже попыталась сбросить партнера.

– Нет! Прекрати! Я так не могу!

– Мараджела, какая муха тебя укусила!

Мужик распахнул глаза. И я непривычно близко увидел разгоряченное красное лицо своей недавней спутницы. Оно чуть покачивалось в такт с еще продолжающимися толчками партнера.

– Остановись! Все! Хватит!

С каждым словом в голосе Мараджелы появлялось все больше раздражения.

– Тебе-то хорошо, ты успела… А я…

– Слезь с меня! – натурально заистерила дама, и из ее глаз потоком хлынули слезы.

Ошарашенный столь резкой переменой мужик позволил себя оттолкнуть. И Мараджела тут же попыталась вскочить с кровати, но… Вдруг замерла статуей в неестественной сидячей позе, когда обе груди всколыхнулись от резкого толчка, зацепившиеся за край матраса руки напряглись в рывке, одна нога уже почти достигла пола, а вторая, согнутая в колене, только достигла еще края кровати. Наблюдая за ней сбоку глазами так же вдруг окаменевшего мужика, я невольно восхитился грацией роскошного тела зрелой женщины.

Но на стоп-кадре сюрпризы вещего сна не закончились.

Вдруг безмолвие немой сцены нарушил строгий голос невидимки, обрушившийся на застывших людей со всех сторон, будто кровать находилась в окружении невидимых динамиков:

– Слишком поздно спохватилась! Вместо дела, башка всякой непотребщиной забита! За это будешь наказана!

Я его мгновенно узнал по гнусавому акценту. Точно такой же в недавнем кошмаре был у поймавшего меня зомби-элитника…


– Да, Рихтовщик, блин! – я проснулся от болезненного тычка в бок локтем кваза.

На чердаке царила кромешная тьма. Исходя из чего я сделал вывод, что за окном чердака еще глубокая ночь.

– Че дерешься-то, – откликнулся, потирая ушибленное место.

– Задрал потому что своей возней! – зашипела Белка. – Только засыпать начала, и ты тут же задергался, как припадочный. И губами зачмокал. Прям, любопытство меня разобрало: чего ж это там такое-эдакое Рихтовщику снится?

– Я снов не помню, – соврал я. – И че, из-за такой ерунды ты меня разбудила?

– Да щас! Пока просто храпел и губами чмокал, я тебя не трогала. Но когда подвывать начал во сне… Тут уж, извини, нервы мои сдали.

– Че, прям, реально подвывал?

– Ага, натурально, как волчара голодный…

Белка громко зевнула.

– Ну все, поболтали и будя. Давай спать.

– Нормально, блин. Сперва разбудила, а теперь…

– Спокойной ночи.

Смирившись с вероломством подруги, я честно попытался по новой заснуть. Но че-то не получалось. В куче хлама подо мной вдруг обнаружилось дохренища выпирающих твердых предметов. А ворочаться я не решался из опасения разбудить быстро засопевшую под боком Белку.

Какое-то время, зажмурившись, я старательно пыхтел под своим куском пледа. Но поняв, что просто так уснуть не получится, открыл глаза, и снова призвал неоднократно уже отложенные системные уведомления.

На фоне ночного мрака особенно отчетливо загорелись красные строки:


!!!Вами шесть раз активирована скрытая ступень Дара: Легче пуха!

!Характеристики: +12 к Медитации, +30 к Гибкости, +30 к Броне Стикса. Навыки: +120 к Легкой атлетике, +240 к Левитации (Дух Стикса +1)!

!Навык Алкоголизм: +60 (Защита +1)!


!!!Внимание! Вы употребили белую звезду!

!Опыт: +329!

!Шкала Удовольствия: +1. Показатель Интеллект: +1. Характеристика Знания: +93!

!Шкала Спорового баланса: +2. Показатель Атака: +2. Характеристики: +44 к Физической силе, +93 к Рукопашному бою!

!Шкала Жажды и сытости: +1. Показатель Защита: +1. Характеристики: +91 к Регенерации!

!Шкала Духа Стикса: +1. Показатель Дух Стикса: +1. Характеристики: +79 к Медитации!


!!!Внимание! Вы употребили золотую горошину!

!Опыт: +47. Характеристики: +33 к Силе Стикса, +31 к Броне Стикса, +30 к Медитации, +31 к Познанию скрытого!


За чтением не заметил, как уснул. И на этот раз спокойно проспал до рассвета, без тревожных сновидений.

Позавтракав тушенкой с сухарями, и запив нехитрую трапезу живцом, мы выбрались по утреннему бодрящему холодку на крышу. И я чуть было тут же с нее не навернулся.

Ночью температура опускалась ниже нуля, и черепица покрылась тонкой коркой льда. Хорошо еще наклон у крыши был совсем небольшой – когда поехали скользкие калоши, я успел завалиться назад и ухватился руками за раму чердачного окна, это меня и спасло.

Пришлось пережидать полчаса, пока поднимающееся из-за горизонта солнце растопит наледь с крыши. Но, как говорится, нет худа без добра. За минуты вынужденного ожидания я хорошенько изучил показанную Белкой двенадцатиэтажную высотку нужного нам института. И понял, что так же легко, как на другие дома, на крышу меда попасть у нас не получится.

Для приземления после перелета тамошняя крыша подходила идеально – она была плоской, как стол, с мягким толевым покрытием. Садиться на такую было куда как легче, чем на ту же наклонную черепицу, или почти вертикальную оцинковку. Беда в том, что удобство посадки там гораздо раньше меня заценили боты. И плоская крыша меда оказалась полностью оккупирована десятками разнокалиберных дронов – кстати, этот факт косвенно подтвердил, что мы уже точно отыскали местоположение секретной базы ботов. Но добровольно соваться в это осиное гнездо, подставляясь под стволы дронов, было самоубийством чистой воды.

Потому, посовещавшись с Белкой, перелет мы запланировали на крышу девятиэтажки за два дома до цели. Ближе к институту располагались только пятиэтажные дома, крыши которых прекрасно просматривались из окон меда.

Конечно имелась вероятность, что с верхних этажей или камерами дронов нас могли засечь и на крыше дальней девятиэтажки. Но из-за значительной удаленности девятиэтажки от института шанс заметить нас был невелик, и мы решили рискнуть.

Черепица чутка разогрелась и оттаяла. Мы сложили пожитки по рюкзакам, Белка запрыгнула мне на спину, и я произнес фразу-активатор:

– Крыло!

Крыша выбранной целью перелета девятиэтажки находилась от нас примерно в полукилометре и, разумеется, попала в гигантский круг бирюзовой подсветки. Подброшенные плавным взмахом невидимых крыльев, мы сперва привычно воспарили над старой крышей, и тут же с перехватывающим дух ускорением понеслись к намеченной цели.

Когда, плавно опустив нас на толевый настил плоской крыши, гигантские призрачные крылья за спиной исчезли, мы с Белкой наперегонки рванули к заранее отмеченному чердачному окну, и только оказавшись в пыльном полумраке чердака, позволили себе расслабиться и перевести дух.

Перед глазами ожидаемо загорелось системное уведомление:


!!!Вами активирована скрытая ступень Дара: Легче пуха!

!Характеристики: +2 к Медитации, +5 к Гибкости, +5 к Броне Стикса. Навыки: +20 к Легкой атлетике, +40 к Левитации!


Вернувшись обратно к окну, мы добрые десять минут отслеживали здание института, опасаясь явления оттуда по наши души поднятых по тревоге дронов. Но, вроде, слава Стиксу, все обошлось.

Отыскать ведущий на лестницу люк не составило труда. Я был готов, что через щель в полу снова придется срезать замок Шпорой. Но нам неожиданно повезло. Люк оказался не заперт.

Откинув его в сторону, мы увидела точно такие же, как в первой девятиэтажке, уходящие вниз лестничные марши. Только здесь они были какие-то подозрительно чистые и непривычно пустые.

Мне даже как-то не по себе стало от мертвой гнетущей тишины внизу. Словно перед нами раскрылась гигантская глотка мифического чудовища, которое затаилось в ожидании нашего спуска, и как только мы окажемся на лестничной площадке…

Снизу – фиг знает с какого этажа – донеслось одинокое ворчливое урчанье… Ух! Прям, отпустило. И сразу как будто дышать даже стало легче. Раз твари здесь обитают, то и мы выживем.

Свесившись с края, я нащупал ногами железную лестницу, и первым полез вниз.

Дождавшись Белку, вытащил из кобуры пистолет, и мы двинулись зачищать от тварей квартиры девятого этажа.

В однокомнатной квартире за первой дверью никого не оказалось. Но в двухкомнатной, за следующей дверью, меня, неосмотрительно шагнувшего первым с легким стечкиным в руках, ожидал неприятный сюрприз: в виде топтуна двадцать второго уровня. Тварь мирно дрыхла в кухне на полу, но услышав шорох открываемой двери мгновенно проснулась, и с грозным рычаньем подалась навстречу незваному гостю.

Хотя тварюшка совсем недавно эволюционировала из лотерейщика, мощная роговая броня молодого топтуна не дала моим пулям ни единого шанса. Тремя выстрелами я лишь пощекотал шкуру твари, и едва не пал жертвой его когтей – только благодаря изрядно возросшей Гибкости смог резко откинуться назад, попуская над собой размашистый удар когтистой лапы, тут же сделать мостик и стремительным перекатом уйти за спину Белки, ворвавшейся в квартиру вторым номером с резаками в руках.

По той уверенности, с которой маленькая кваз начала теснить шкафоподобного хозяина квартиры, я понял, что противник подруге вполне по силам, и моя помощь не только не требуется, но, наверняка, будет воспринята Белкой крайне негативно. Потому оставив кваза разбираться с топтуном, решил самостоятельно проверить третью квартиру, за самой дальней дверью.

Наученный предыдущей неудачей, в дополнение к переложенному в левую руку пистолету, я призвал из инвентаря Шпору. Переступил порог…

И попал!

Глава 13, в которой сбываются мрачные предчувствия

Вот не зря мне почудилась из люка смертельная опасность внизу. Развитая Интуиция честно сработала на опережение, намекнув на голодную глотку внизу. Но я не придал угрозе значения, посчитав сравнение: уходящих вниз лестничных маршей с голодной глоткой чудовища, нелепой шуткой подсознания, возникшей на фоне постоянного стресса и накопившейся усталости.

Я даже не успел толком осмотреть убранство квартиры, и определить количество комнат. Как наткнулся на огромные глазищи с вертикальными зрачками, и прям на пороге окаменел от ужаса.

Уж не знаю каким макаром в жилой дом проникла эта рептилия, но, на нашу беду, в угловой квартире девятого этажа устроила логово реальная змея. Вернее не так – ЗМЕЯ!

Это был гигантский питон, закрученное кольцами тело которого, не поместившись в одной комнате, разбежалось по всей квартире. Массивные кольца змеиного тела, толщина которого в иных местах превышала полметра, здесь и там, со зловещим шелестом ороговевшей чешуи, перекатывались и колыхались из стороны в сторону. Но гораздо больше гигантской шевелящейся массы на полу, меня потрясла огромная, величиной с холодильник, голова чудовища. Поднятая на мощной шее на полутораметровую высоту, она беззвучно уставилась на меня немигающими жуткими глазищами.

Как в кошмарном сне, по-прежнему не в силах шевельнуться, я наблюдал за неспешно разжимающимися челюстями, и черным раздвоенным языком, толщиной с мою руку, медленно выползающим из-за двойного частокола похожих на сабли кривых зубов.

Питон требовательно зашипел, и повинуясь чужой воле, я как марионетка послушно сделал шаг в направлении страшной пасти, параллельно убирая в инвентарь и подмышечную кобуру бесполезное против ТАКОЙ твари оружие.

Словно в насмешку над обреченным пленником, рядом с башкой твари загорелись зеленые строка описания, информирующие, об элитнике аж семьдесят третьего уровня по прозвищу Тихий Ужас, с полным набором параметров, цифровые значения которых были скрыты от меня вереницами вопросительных знаков.

После второго шага расстояние до раскрывающейся мне навстречу клыкастой пасти сократилось до опасного метра. Я понимал, что следующий шаг будет роковым, но несмотря на отчаянные усилия противостоять ментальному давлению высокоуровневой твари, по-прежнему не мог перебороть наложенный монстром контроль.

В отчаянии, решился использовать активатор сферы неуязвимости. Конечно, у меня не было уверенности, что сфера заблокирует ментальное воздействие питона, но хотя бы не позволит ему сразу меня разжевать… По мысленной команде костяной пористый шарик растаял в ячейке инвентаря. Вокруг меня образовалась незримая сфера, и гипнотическое воздействие рептилии на меня сразу сошло на нет.

Тело снова стало послушным, и даже не помышляя о драке, я бросился к выходу из змеиного логова

Появившийся откуда-то сбоку хвост огромной рептилии ударом по ногам попытался завалить меня на пол. А когда сработавшая сфера отбросила могучее кнутовище в сторону, ничуть не растерявшаяся тварь тут же опрокинула на железную дверь стоящий в прихожей массивный шкаф и еще для надежности сверху придавила получившийся завал хвостом, лишив меня возможности бегства.

Невероятно! Но после неудачи с хвостом, тварь даже не пыталась больше на меня нападать. Словно, после единственного контакта со сферой неуязвимости питон каким-то невероятным образом догадался, что действие этой защитной абилки вокруг меня продлится не долго, и, отрезав мне путь к отступлению, теперь спокойно дожидался исчезновения сферы.

У меня было всего тридцать секунд, чтоб придумать хоть какой-то выход из сложившейся аховой ситуации.

Я прекрасно отдавал себе отчет, что одолеть такого противника в честной схватке у меня не было ни единого шанса. Даже откатившаяся за ночь «Чужая лапа» против гигантского питона-элитника бессильна была помочь – за оставшиеся секунды я просто не успел бы растерзать такую гору плоти. Да и, вообще, не факт, что когти кусача в принципе способны были пробить роговую чешую элитника. А вот зубищам питона-элитника раскусить панцирь кусача – это стопудово раз плюнуть.

Единственный стопроцентный вариант против Тихого Ужаса – это Смертельный удар из «Сокрушителя преград». Но ликвидация с его помощью твари, вдвое превышающей мой текущий уровень развития, автоматически вела и к моей смерти тоже.

Вернувшись обратно в город после возрождения, возможно, я еще успел бы настрелять необходимое для закрытия задание количество ботов. Но спасти Мараджелу, с которой в плену, судя по снам, ублюдки творят что-то крайне паршивое, у меня уже вряд ли получится.

Потому, коварный козырь в рукаве я оставил на самый крайняк, а сперва решил поэкспериментировать со второй специальной стрелой.

Натянуть тетиву на добытый из инвентаря лук удалось за рекордные три секунды. Наложив стрелу с начинкой из кислотника, глянул на таймер обратного отсчета – до окончания действия сферы неуязвимости оставалось чуть больше десяти секунд.

Тварь, ничуть не опасаясь моих приготовлений, и даже с интересом в упор за ними наблюдая, в очередной раз высунула из-за частокола зубов раздвоенный кончик языка. Я тут же до упора натянул тетиву, и по самое оперение вогнал стрелу аккурат в середку языковой развилки.

Ох, как же элитнику это не понравилось!

Забыв о нейтралитете, питон атаковал меня одновременно пастью, хвостом и бронированными боками десятков колец. Если бы не сфера, от меня, после такого ураганного избиения, и мокрого места бы не осталось. К счастью она продолжала действовать, и вражина получил отпор по всем частям тела пропорциональный силе наносимых ударов.

Бросившийся на меня питон, через мгновенье так же стремительно отлетел обратно. И бешено заметался по квартире, в неистовой ярости боками и башкой в труху разнося мебель, сдирая обои и даже проламывая в некоторых местах межкомнатные стены.

Я с ужасом наблюдал за яростью монстра, вместе с таймером отсчитывая последние секунды действия сферы.

Снаружи в заблокированную дверь застучали, прибежавшая на шум подруга пыталась прийти мне на помощь, и я даже обрадовался завалу, не позволившему квазу ворваться внутрь и разделить мою незавидную учесть.

– Рихтовщик! Ты там жив?! Отзовись! – забив на конспирацию, в голос заорала из-за двери Белка.

Две секунды… Одна… Полное обнуление таймера.

Сфера исчезла. Но гигантский питон, словно позабыв о моем существовании, продолжал выделывать кренделя кольцами и долбиться башкой о стены. Опасаясь привлечь внимания, я не стал отвечать подруге, не решился двигать шкаф и освобождать дверь, а забился в самый угол прихожей и, кое-как прикрывшись от мечущегося по прихожей хвоста оторванной дверцей шкафа, наблюдал за бешеными метаниями твари.

Только когда у питона из пасти хлынул поток дымящийся крови, и в прихожей тут же резко запахло кислотой, я понял, что неистовая пляска смерти – это агония твари. Такая долгая из-за запредельной живучести гигантского змеиного тела.

После кровавой рвоты обессилевший элитник рухнул таки на пол. По гигантскому телу пробежала предсмертная дрожь. Питон затих.

– Да, Рихтовщик, блин! – очередной крик подруги вынудил меня подняться, и вернуть на место загородивший дверь шкаф.

– Че заперся то?..

Ворвавшаяся в квартиру Белка потрясенно замерла на пороге, глядя на гигантскую тушу питона.

– Ну, млять, Рихтовщик, ты даешь!

– Просто повезло.

– Это, ведь, элитник, да?

– Семьдесят третьего уровня.

– А ты его в одиночку, и даже без единой царапины?!

– Удачный выстрел.

– Млять! Вот как ты это делаешь?!

– Иногда мне просто везет.

– Сука ты, Рихтовщик.

– Я тоже тебя люблю.


Глава 14, в которой пилю, кряхчу и нахожу

– И откуда только такая тварюга взялась? – озвучила Белка мой первоначальный вопрос.

У меня было время поразмышлять над этим вопросом, и я выдал подруге пришедшую на ум версию:

– Возможно, перенеслась на Континент вместе с зоопарком, где в террариуме имелся большой старый питон. Из-за немалого размера, питон заразился паразитом. Рептилии удалось выбраться на волю. Ну и понеслось… Большой питон – идеальная машина для убийства. Жратвы кругом было выше крыши. А ускоренный метаболизм твари позволял быстро усваивать поглощенную биомассу. Вот и развилась тварюшка до элитника.

– Ну, как вариант, годится, – хмыкнула кваз, с явной опаской приближаясь к башке мертвого чудовища.

– Че там с топтуном-то?

– Порезался, мля, когда брился. Да так неудачно, что кровью изошел.

– Какая ты кровожадная, Белка.

– Кто бы говорил, – фыркнула кваз, перепрыгивая через огромную дымящуюся лужу крови питона.

– Эй, а ну стой!

От моего окрика подружка аж подпрыгнула, и все-таки ступила краем подошвы в зловонную жижу.

– Спятил что ли, так под руку орать! – обернувшись, рассерженной кошкой зашипела на меня кваз. – Чуть родимчик не хватил!

– Ты чего собралась делать?

– Похоронить, млять, элитника с почестями!.. Рихтовщик, блин, че за дурацкий вопрос! Будто сам не видишь: споровик элитнику вскрыть хочу.

– Обожди пока.

– Это еще почему?

– Хочу идейку одну свою проверить…

– Вот только не надо мне сейчас по ушам ездить! – вдруг завелась подруга. – Все одно ничего у тебя не выйдет! Да я лучше сдохну, чем откажусь от трофеев из споровика твари семьдесят третьего уровня!..

– Погоди, послушай…

– Мля, Рихтовщик, ты у нас мэн крутой, скреббера завалил, тебе после этого любая элита по барабану...

– Там другие все сделали, я лишь в конце…

– Завалил.

– Просто повезло.

– Ну да, конечно. Везунчик, млять!.. Короче, хоть убивай меня, но без трофеев я отсюда не уйду!

– Да успокойся, разумеется, мы их здесь не оставим.

– Тогда с фига ли ты этот гнилой базар затеял?!

– Ша!.. Замолчи и послушай!

Кваз насупилась, но промолчала.

А я поспешил объясниться:

– Понимаешь, эта тварь обладала мощнейшим Даром внушения. Я сам попал под его воздействие – это очень сильная штука, преодолеть которую удалось только с помощью активации сферы неуязвимости.

– Понятно теперь, как ты рядом с ТАКОЙ взбесившейся тварью выжил, – хмыкнула подруга.

– У питона-элитника даже прозвище было Тихий Ужас. Сдается мне, что все обитатели этого подъезда – а может и всей девятиэтажки – запуганы элитником до состояния абсолютного, беспрекословного подчинения. Ты же сама слышала, как питон бесновался здесь. Оглянись, он же вдребезги разгромил квартиру, и просто чудо, что потолок не рухнул нам на головы. Грохот на весь подъезд стоял адский. Но, как видишь, ни одна тварь с нижних этажей до сих пор не рыпнулась посмотреть: че там за кипишь происходит наверху. Потому что жуткая аура ужаса, наведенная на стаю питоном-элитником при жизни, осталась и после его смерти. Но если вскроешь его споровик, наверняка, окружающие твари очень быстро прочухают, что Тихий Ужас мертв. И на выходе отсюда мы получим агрессивную толпу тварей, озабоченных выбором нового вожака. Согласись, бессмысленно добывать драгоценные трофеи, рискуя потерять их через минуту, вместе с жизнью.

– Ну, допустим, – проворчала Белка. – И что ты предлагаешь?

– Отрезать твари целиком всю башку, и, вместе с ней, спокойно спускаться по лестнице. Не тронутый споровик продолжит внушать окружающим тварям трепет перед ужасным вожаком, и никто не решится напасть на нас по дороге.

– А как же с зачисткой от тварей этажей? Мне лишний опыт бы не помешал.

– Не вижу препятствий.

– Так, сам же только что сказал…

– Я сказал: на нас твари не решатся нападать. Мы же можем по дороге атаковать кого угодно.

– Ежели так, то я: за.

– Вот и отлично.

– Ну ты тогда, давай тут, начинай пилить. А я, пока, пойду споровик топтуна проверю.

Белка пулей рванула к выходу.

– Э-э, куда, а помогать! – возмущенно крикнул ей вслед.

– Уверена, ты отлично и без меня справишься, – донесся ответ уже из соседней квартиры.

– Чистюля, мля, – беззлобно буркнул себе под нос и, призвав Шпору, приступил к кровавой работенке…

Самым сложным, как обычно, оказалось сделать первый пропил брони до мяса. Крохотные роговые чешуйки питона-элитника по крепости мало чем отличались от каленой стали и, плотно наложившись друг на дружку, являли собой многослойную броню. Шипастый диск Шпоры поначалу лишь бесполезно высекал из чешуи снопы искр, и постоянно соскальзывал в сторону, шлифуя окружающие роговые пластинки, но не продвигаясь внутрь ни на миллиметр. Чтобы пробить крепчайшую броню элитника, пришлось сменить Шпору на резак, и с помощью этого читерского ножа прокарябать в чешуе первую борозду. И уже зацепившись за нее, Шпора врубилась-таки в неуступчивую шкуру.

В итоге, отрезание головы питона-элитника затянулось на добрые полчаса, львиная доля из которых пришлась на вскрытие верхнего слоя брони. Белка, разумеется, гораздо раньше вычистила споровик топтуна и, вернувшись, от души развлекалась, изводя меня своими ЦУ.

– Да не так, косорукий, блин… Неужели не чувствуешь, что диск у тебя на одном месте вращается. Там спереди чешуя мешает. Ты на себя немного потяни… Да не так же…

– Белка, млять! В натуре, задрала! – раздраженно зарычал я, словив на фартук очередную струю дымящей крови.

Фартук и толстые кухонные рукавицы принесла мне из соседней квартиры Белка, когда я, пробив-таки слой чешуи, добрался до отравленной кислотником плоти, и от окрасившегося горючей кровью диска пошел густой сизый дым. К счастью, концентрация кислоты в крови была уже незначительной, и усиленная модификаторами сталь Шпоры от нее не окислялась.

– И это вместо благодарности?! – подбоченившись, закудахтала кваз. – Я тут ему помогаю, и вместо благодарности… Да не туда, дурья твоя башка! Говорю же: на себя тяни!

– Белка, млять!..

Вот так и воевали вплоть до долгожданного момента полного отделения башки от гигантского тела.

Разумеется в процессе разрезания плоти дымящаяся кровь через широкий пропил обильно стекала по шее твари, скапливаясь на полу в огромную лужу. Отступая от розлива которой, в конце мне пришлось допиливать, склонившись, и держа Шпору в вытянутой руке. Когда же полностью отпиленная голова питона отвалилась в сторону, из широкого обрубка шеи ничем больше не сдерживаемая кровь хлынула просто рекой, и за считанные секунды полностью затопила весь коридор.

Я, разумеется, успел вовремя запрыгнуть в прихожую, отделенную от лужи высоким порогом.

А дальше была отдельная песня, когда мы сперва прокладывали в адски вонючем кровавом болоте, в которое превратился коридор, дорогу из кусков разломанного шкафа к отрубленной башке, и по ней потом, виртуозно матерясь, и мешая друг дружке, затаскивали массивную голову, весом центнера полтора, в узкий закуток прихожей.

Прежде чем выносить из квартиры, еще минут на пять поставили голову в остове разобранного шкафа на попа, чтобы оттуда тоже слилась вся горючая кровь.

Пока я оттирал потеки крови с массивных челюстей питона, Белка расстелила на площадке добытую в соседний квартире скатерть, из плотного льна, и мы перетащили на нее башку. Потом, как смогли, завернули со всех сторон огромную голову в широкую скатерть.

Получившийся гигантский сверток, с помощью подруги я закинул себе на хребет и, согнувшись под стапятидесятикилограммовым грузом, заковылял на лестницу.

Первые полтора десятка ступеней мы преодолели вместе. Шагая рядом, Белка придерживала сбоку груз, страхуя меня от завала на перила. Но замешкавшись после первого марша на повороте, подруга вместо помощи, вдруг сама повисла на и без того тяжеленной башке. За что, разумеется, тут же схлопотала от меня нагоняй, и требование не путаться под ногами.

Судя по тому, как резво она после этого от меня сбежала, именно этого хитрюга кваз от меня и добивалась.

Промежуточную площадку и второй лестничный марш до восьмого этажа я пер тяжеленный груз уже в гордом одиночестве.

Белка же, не будь дурой, пока я корячился, в одно лицо лихо зачистила все три квартиры на восьмом этаже. И когда я спустился, подскочила с докладом, о трех ликвидированных тварях: топтуне и двух лотерейщиках.

– Похоже, ты был прав, – захлебываясь, делилась впечатлениями Белка, снова сбоку сопровождая меня на первом марше. – Твари там действительно какие-то зачуханные. Боятся нос из своих убежищ высунуть. Пока одну убиваю, остальные прекрасно слышат шум борьбы за стенкой, но сидят тихо, как мыши… Я когда первого лотерейщика прикончила, думала в остальных квартирах на этаже вообще никого нет. Но в следующей оказался топтун. И, знаешь, отбиваясь от меня, он то и дело затравленно оглядывался на стенку. Ну я через какое-то время, разумеется, докумекала, что аккурат в том направлении находится лестница… Рихтовщик, он реально чуял тебя… Тьфу, не тебя конечно, а башку питона, которую ты тащил. Как только просекла эту фишку, прикончила тварюшку за шесть секунд. Просто зашла с неудобной топтуну стороны, и когда тварь в очередной раз отвлеклась на стену, тут же вскрыла ротозею горло. С третьим лотерейщиком, зная, что нужно делать, я управилась вообще за считанные секунды.

– Бе-белка… ты… куд-да? – с надрывом пропыхтел я вслед рванувшей вниз подружке.

– Да че я тут рядом с тобой… Только время зря теряю. Пойду седьмой зачищу пока.

– Стоять! – просипел я совсем не грозно.

– Береги дыхание, Рихтовщик. Ты сильный. Ты справишься. Я в тебя верю. Удачи, – напутствовала меня кваз и, не дожидаясь ответа, свалила веселиться в одиночестве на седьмом этаже.

А я, как гребаный верблюд, попер расплющившую уже мне спину полуторацентнеровую башку дальше вниз, снова в убийственном одиночестве.

Так дальше у нас и повелось.

Я, кряхтя и обливаясь потом, кое-как по стеночке доползал до выхода на очередной этаж. Откуда тут же вырывалась довольная, как обожравшаяся сливок кошка, подруга и, в порыве энтузиазма подхватив мою тяжкую ношу сбоку, следующий марш сопровождала меня, делясь впечатлениями об истреблении очередной пары-тройки тварей. Сопроводив меня так до переходной межмаршевой площадки, Белка сбегала на следующий этаж. И я снова надрывался в постылом одиночестве.

Небольшое разнообразие в повторяющуюся от этажа к этажу схему спуска внесло неожиданное появление в углу межмаршевой площадки моей винтовки. Это знаменательное событие приключилось со мной уже практически в самом конце спуска, между третьим и вторым этажами. Привязанное оружие, наконец-то полностью восстановившись и, как водится, вдруг подвернулось хозяину. И из-за этого «вдруг» я чуть было не загремел вниз по ступеням. Винтовка возникла в углу буквально у меня под ногой. Просто чудо, что заливаемые потом глаза успели разглядеть съехавший в углу винтарь за миг до рокового шага.

– Ого! Че это у тебя? – разумеется, тут же заметила находку у меня в руке выпорхнувшая навстречу с площадки второго Белка.

Я попытался ответить, но из-за страшной усталости из горла вырвался только нечленораздельный клекот.

– Привязанный предмет отыскался, – догадалась жизнерадостная халявщица, подхватывая голову питона сбоку. – Поздравляю, Рихтовщик. Очень вовремя. Винтовка с оптикой при штурме базы ботов нам очень пригодится… Хочешь послушать, как я славно отделала на втором тройку лотерейщиков?

Я ужасно хотел послать ее очень нехорошими словами далеко-далеко. Но гребаное пересохшее горло могло только по-птичьи клекотать.

– Ну не хочешь, как хочешь, – походу, Белка догадалась о моем намерении по зверскому оскалу. – Поднатужься, Рихтовщик, всего один маршик остался. На первом я помогу опустить тебе голову на пол и сможешь передохнуть, пока я буду собирать трофеи из споровиков перебитых тварей.

– Сссукааа! – каким-то чудом я все же смог издать одно членораздельное слово.

– Вот и молодец! Ну не буду отвлекать тебя своей болтовней. Крепись, Рихтовщик. Я в тебя верю. Ну, до встречи на первом.

Она снова сбежала, и я заковылял дальше.


Глава 15, в которой я чутка почиваю на лаврах, и снова впрягаюсь в пугало

Я сидел на голове питона-элитника, и неспешно потягивал живец из фляжки.

Кайф!

Наконец-то не я под ней, а она подо мной.

На коленях покоилась снятая с предохранителя винтовка. Но это так – на всякий пожарный. Вероятность того, что кто-то из окрестных тварей добровольно рискнет сунуться в логово супер-монстра, была практически нулевой.

Белка, как и обещала, отправилась по этажам: чистить споровики тварей. Я же остался внизу, на площадке первого, контролировать вход в подъезд и дожидаться ее возвращения.

Коротая ожидание, я в очередной раз не без удовольствия перечитывал строки победного уведомления:


!!!Внимание! Вами лично в отрядном бою ликвидирован Тихий Ужас – элитник 73-го уровня!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +279257. Характеристики: +10 к Знаниям, +52 к Картографии, +10 к Наблюдательности,+49 к Удаче (Интеллект +1), +50 к Физической силе, +10 к Рукопашному бою, +55 к Фехтованию (Атака +1), +56 к Меткости, +13 к Физической броне, +10 к Выносливости, +9 к Регенерации, +13 к Скрытности, +54 к Скорости, +28 к Реакции, +28 к Гибкости, +10 к Интуиции, +43 к Силе Стикса, +28 к Броне Стикса, +9 к Медитации, +33 к Познанию скрытого. Навыки: +59 к Алкоголизму, +55 к Владению Шпорой, +46 к Легкой атлетике, +48 к Телепатии, +46 к Гипнозу (Интеллект +1), +48 к Стрелку, +43 к Шпиону (Интеллект +1), +73 к Лучнику!

!!!Внимание! Вы в одиночку вступили в безнадежный бой с противником, многократно превосходящим вас в качественном выражении!

Награда за победу в безнадежном бою:

!Опыт: +10000. Очков свободного распределения характеристик: +5000!

!!!Внимание! Остальными членами отряда в отрядном бою ликвидировано: 4 топтуна, 19 лотерейщиков!

Награда за участие в ликвидации:

!Опыт: +21887. Характеристики: +1 к Знаниям, +12 к Картографии, +1 к Наблюдательности,+11 к Удаче, +11 к Физической силе, +1 к Рукопашному бою, +13 к Фехтованию, +14 к Меткости, +2 к Физической броне, +1 к Выносливости, +1 к Регенерации, +2 к Скрытности, +13 к Скорости, +4 к Реакции, +4 к Гибкости, +1 к Интуиции, +9 к Силе Стикса, +4 к Броне Стикса (Дух Стикса +1), +1 к Медитации, +3 к Познанию скрытого. Навыки: +120 к Тяжелой атлетике (Защита +1), +30 к Палачу!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Вот уж прилетело, так прилетело! За ликвидацию элитника семьдесят третьего уровня опыта мне отсыпали знатно. А с учетом отрядного довеска и бонуса за победу в безнадежном бою, вышло в совокупности за триста тысяч опыта. Не удержавшись, глянул на текущее состояние имеющегося опыта (3900786/3918650), и невольно расплылся в довольной улыбке – до тридцать восьмого уровня мне осталось всего около восемнадцати тысяч единиц. Учитывая огромное количество врагов кругом, собрать недостающие тысячи получится довольно быстро.

«Эй, хоре прохлаждаться! Помогай, давай! Я зашиваюсь!» – прилетело в отрядном чате уже третье возмущенное послание от Белки.

На этот раз я таки сподобился ответить:

– Ниче, не знаю. Уговор дороже денег! – надиктовал ответное послание.

«Ну, Рихтовщик, блин! У тебя совесть есть?» – тут же прилетело в ответ.

– Не-а.

«Ладно-ладно! Попросишь еще меня помочь!..»

– Бу-га-га!

«Ну хотя бы на первом у лотерейщиков споровики почисть! Пожалуйста!))»

Вот блин, прилипала – мертвого достанет.

– Сделаю.

«И еще на втором, заодно)))»

Мля! Да какого хрена!..


Но прервав отдых, и занявшись потрошением споровиков тварей, я, разумеется, не ограничился только квартирами первого этажа и, закончив с нижними лотерейщиками, двинулся вверх, Белке на встречу.

Похищения брошенной внизу грозной головы питона-элитника я ничуть не опасался. Разумеется ее драгоценный споровик являлся предметом мечтаний любого здравомыслящего Игрока. Но, во-первых, было маловероятно, что так глубоко в мертвый город, не привлекая внимания тварей и ботов, сможет забраться группа других Игроков. А, во-вторых, даже если такое чудо вдруг случится, вероятность того, что из тысяч окрестных подъездов они выберут именно ничем не приметный наш, была меньше десятой процента. Что же до тварей – их гигантская башка питона-элитника, в качестве источника биомассы, тоже еще как могла заинтересовать. Но из-за не выпотрошенного споровика в голове, окрестные твари до сих пор воспринимали питона живым и дьявольски опасным, и сторонились его логова, как плюющегося лавой вулкана.

В итоге, я вычистил споровики тварям с первого по третий. А, поднявшись на четвертый, встретил уже заканчивающую там Белку. Переложил в уже солидно оттопыривающийся с боков пакет подруги добытые трофеи, и мы вместе спустились на первый к по-прежнему завернутой в скатерть голове.

Перед следующим рывком устроили короткий перекус. Умяли по банке тушенки с сухарями, и запили пивом, заряженным белыми звездами из моих запасов.

Несмотря на обилие добытых в подъезде трофеев, с молодых топтунов и матерых лотерейщиков (все обретающие рядом с питоном твари оказались с двадцатого по двадцать второй уровень) прилетело с добрый десяток черных, но, увы, ни одной белой звезды. Привычно заартачившаяся было подруга, не желая увеличивать и так изрядный долг, предложила вскрыть споровик элитника, где спопудово есть белые, а может даже и золотые, звезды, но я уговорил ее с этим повременить. Под прикрытием ауры ужаса, внушаемой окрестным тварям не вскрытой головой, я планировал спокойно подобраться к зданию института, и там, укрывшись в каком-нибудь закутке, уже вычистить споровой мешок питона.

Уболтать подружку мне таки удалось. Но принять от меня банку с раствором белой звезды упрямица согласилась только после моего клятвенного заверения потом забрать из споровика элитника, без дележки, самый ценный трофей.

А вот с белым горохом у нас был полный порядок. В белкином пакете уже имелось с десяток белых горошин, накопленных еще до сегодняшних сборов. И еще примерно столько же добавилось от здешних топтунов с лотерейщиками. Потому употребление после раннего обеда (или второго завтрака) разведенных в уксусе горошин прошло без пререканий со стороны подруги.

Запивая кислятину живцом, я бегло пробежался по загоревшимся строкам уведомлений:


!!!Внимание! Вы употребили белую звезду!

!Опыт: +341!

!Шкала Удовольствия: +2. Показатель Интеллект: +2. Характеристики: +89 к Знаниям, +78 к Наблюдательности!

!Шкала Спорового баланса: +2. Показатель Атака: +2. Характеристики: +39 к Физической силе, +89 к Рукопашному бою!

!Шкала Бодрости: +1. Показатель Ловкость: +1. Характеристики: +78 к Интуиции!


!!!Внимание! Вы употребили белую горошину!

!Характеристики: +10 к Силе Стикса, +9 к Броне Стикса, +8 к Медитации, +9 к Познанию скрытого (Дух Стикса +1)!


И до кучи решил усилиться жемчугом (благо, с момента употребления последней зеленой жемчужины прошло уже больше двадцати четырех часов). Из имеющегося в ячейках красного и черного жемчуга (единственную белую жемчужину берег на черный день и в качестве трофея для прокачки не рассматривал) выбрал, разумеется, наиболее эффективную красную.

Проглотил, запил живцом, и красные стрики перед глазами тут же ожидаемо изменились:


!!!Внимание! Вы употребили красную жемчужину!

!Красная жемчужина открывает 2 ячейки инвентаря, позволяющие хранить предметы весом до 1 килограмма!

!Опыт: +5000. Очков свободного распределения характеристик: +2500!


И все. Увы, в этот раз я пролетел с открытием нового Дара или скрытой ступени уже имеющегося. Что ж, видимо весь лимит удачи ушел на недавнее противостояние с питоном, и на лакомую плюшку от жемчужины пятидесятипроцентной вероятности красной оказалось не достаточно. Впрочем, пара новых доп. ячеек в инвентаре и две с половиной тысячи очков свободного распределения тоже совсем неплохо, и можно считать, что в этот раз я сработал на перспективу.

Прежде чем выдвигаться, из-за приоткрытой подъездной двери мы тщательно осмотрели двор. Часового бегуна в видимой глазу округе не заметили. Потому решили рискнуть, и пересечь открытое пространство по диагонали до зарослей высокого кустарника, тянущегося вдоль дороги мимо пятиэтажек до высотки меда.

Утвердив нехитрый план, стали собираться. Вернее, я стал – Белка-то, с закинутым за спину рюкзаком, и так была готова к выдвижению.

Закрепил спереди свой рюкзак, закинул на шею ремень винтовки, и вновь взгромоздил на спину тяжеленный тюк с головой элитника.

– Мля! – зашипел сквозь зубы, чувствуя как многострадальные мышцы спины снова трещат от натуги.

– А я предлагала вскрыть споровик здесь, – не без издевки «подбодрила» кваз. – Сам захотел носильщиком поработать. Типа, понравилось башку такать – спасу нет…

– Хорош трындеть, пошли уже, – прокряхтел я.

И заковылял следом за распахнувшей дверь Белкой на выход…


Тащить полтора центнера по ровной земле конечно же было гораздо легче, чем по ступеням лестницы. Но, сука, долго! Снова семь потов сошло, пока до кустов дотащил. Да еще Белка – зараза! – подгоняла то и дело, типа: прибавь шагу, Рихтовщик, плетешься хуже черепахи… Млять! Ей бы на горб этакую тягу взвалить, посмотрел бы, как тогда заскакала.

Одно радовало. Как и рассчитывал, ни одна тварь не сунулась преградить нам дорогу. Да че там преградить – Белка заверила, что, пока в открытую шли по двору, в окнах окружающих домов не заметила ни одной подглядывающей за нами рожи. Объяснение тут могло быть только одно, почуявшие Тихий Ужас во дворе твари, боясь привлечь внимание питона, поспешили забиться в самые дальние уголки своих квартир, затаились там и не отсвечивали.

Чувствуя, что, если сброшу тяжкую ношу со спины на землю, по новой взвалить ее обратно себя уже не заставлю, отказался от предложения подруги устроить в кустах короткую передышку, и попер груз дальше. Благо, теперь, под прикрытием густого кустарника, из окон домов нас стало практически не видно, можно было сбавить ход, и двигаться дальше без нервной суеты.

С черепашьей скоростью преодолев длинный кустарник, мы остановились у стены высокого гаража, буквально в десяти метрах за которым возвышалось здание института.

С белкиной помощью я сбросил на землю голову и тут же плюхнулся рядом на кучу листвы отдыхать. Белка же, призвав из инвентаря резаки, нетерпеливо срезала узлы тюка-упаковки, и приступила-таки к долгожданному потрошению спорового мешка элитника семьдесят третьего уровня.


Интерлюдия 2

(Разговор в радио эфире)

– Ну, что там еще у вас? – раздался в динамике усталый голос куратора.

– Объект номер четыре, сэр!.. – начал доклад дежурный.

Но тут же был прерван раздраженным окриком куратора:

– Лейтенант! Я же просил: не дергать меня по пустякам!

– Но, сэр! Он впервые выбрался из логова!

– Ну так отслеживайте его перемещения, черт возьми!.. Лейтенант, почему я должен учить вас элементарным вещам?!

– Он движется целенаправленно, сэр! В нашу сторону, сэр!

– Да ерунда, – устало вздыхает куратор. – Не накручивайте себя лейтенант. На крупных тварей подавитель действует не так ярко, как на прочую мелочь. Сейчас элитник попадет в зону прямого воздействия…

– Он углубился в нее минуту назад, сэр! – осмелился перебить дежурный. – Движение объекта, при этом, замедлилось, но не остановилось. Объект номер четыре продолжает целенаправленно приближаться к базе, сэр!

– Вот как?.. Да, вы правы, это любопытно.

– Разрешите объявить серую тревогу, сэр?!

– Как близко тварь подобралась к базе?

– Объект номер четыре находился в двадцати метрах, сэр!

– ДВАДЦАТЬ МЕТРОВ!!! Черт возьми! Разумеется, объявляйте.

– Так точно, сэр!

– Стоп. А почему находился?

– Вероятно, технический сбой, сэр. В двадцати метрах от базы объект исчез с экрана споровизора. Я подтянул к месту исчезновения пару дежурных дронов. Это оказался большой кустарник за гаражом, сэр. Из-за зарослей кустарника, для камер там мертвая зона, сэр.

– Черт знает что! Почему заросли не вырубили?

– Не могу знать, сэр!

– Так, с эти я позже разберусь… Исчез, говоришь, с экрана споровизора. И перед этим подавитель на него не подействовал… Это, лейтенант, очень интересно. Пожалуй, с тревогой-то пока повремените.

– Так точно, сэр!

– И организуй мне в район исчезновения объекта динамичного призрака. Лично хочу полюбоваться на это чудо.

– Слушаюсь, сэр!

– И не отключайтесь, оставайтесь все время на связи. Если моя догадка верна, одной серой тревоги для устранения проблемы может оказаться не достаточно.

– Так точно, сэр!


Глава 16, в которой старый знакомый ломает планы, и я топлю напролом

– Держи.

Я поймал брошенный подругой изумрудный шарик.

– Зеленая жемчужина?

– Как договаривались: самый ценный трофей твой, – откликнулась Белка, деловито перекладывая в пакет добычу из споровика элитника.

– Благодарю за щедрый подгон! – кивнул я, пряча неожиданный подарок в ячейку инвентаря.

– Да не за что, – фыркнула подруга и заворчала о своем: – Вот ведь зараза! Снова в самый угол завалилась…

– Похоже, нехилый урожай собрать удалось, – хмыкнул я, наблюдая за энергичными потугами кваза добраться когтистыми пальцами до трофея, закатившегося в угловую щель споровика.

– Не то слово!

Подруга выдернула руку из споровика, и радостно продемонстрировала мне зажатую когтями черную жемчужину.

– Прикинь, аж три жемчужины было: твоя, и еще две черные. Остальные трофеи без разбору я в пакет свалила. Но точно разглядела две золотые звезды. Возможно, их было и больше, золотых вкраплений среди трофеев было с добрый десяток, но это могли быть и горошины…

– Какая неожиданно приятная встреча, – от радостного детского голоса, вдруг перебившего белкину болтовню, между лопаток побежали табуны мурашек.

Знакомый десятилетний пацан обнаружился у стены гаража… Млять! Я готов был поклясться, что пару секунд назад его там точно не было. Но вот уже стоит и, как ни в чем не бывало, приветливо нам улыбается, как лучшим друзьям.

– Рихтовщик, кваз, в предыдущий раз вы так быстро от меня убежали. Мне даже толком не удалось вас ни о чем расспросить.

– Валим! – вскочившая с колен Белка, попятилась от фантома, на ходу запихивая пакет с трофеями в рюкзак.

Шипя сквозь зубы проклятья, я тоже поднялся на ноги.

Меж тем, ничуть не опечаленный нашей реакцией пацан бесшумно приблизился к огромной, как каменный валун, голове питона-элитника и, сунув ладонь в щель развороченного споровика, изрек:

– А занятно чертяки придумали.

– Рихтовщик! – позвала отбежавшая уже на несколько метров подруга.

– Эй, тебя, кажется, кваз зовет, – глянув мне в глаза, хихикнул фантом. – Можешь идти, я не задерживаю.

– Вот хрена тебе лысого, сопля малолетняя! – зло рыкнул я в ответ.

И решительно зашагал к захваченному ботами зданию, на ходу перекидывая за спину рюкзак, и снимая винтовку с предохранителя.

– Вот и правильно, че тянуть-то! – расхохотался мне в спину пацан.

«Рихтовщик, млять! Ты че, нахрен, творишь?!» – прилетело в отрядном чате возмущенное послание от Белки.

– Спрячься и не высовывайся! Это не твоя война! – надиктовал я ответное послание.

«Да пошел ты!»

– Береги трофеи…

На дальнейшую переписку, увы, не хватило времени. Выскочив из-за угла гаража, я чуть не ослеп от лучей десятков наведенных прицелов. Невольно остановившись, прикрыл ладонью глаза, и разглядел впереди у крыльца здания три преградивших дорогу ботовских БТР. А по характерному стрекоту над головой догадался о множестве парящих неподалеку дронов.

От обилия красных точек снующих взад-вперед по лицу и телу, с непривычки даже зарябило в глазах.

– Все кончено, Рихтовщик, – раздался за спиной насмешливый детский голосок. – Я же обещал, что мы встретимся и спокойно поболтаем… Бросай винтовку. Руки вверх, и без глупостей!

– Ага, щас! – хмыкнул я. – Пламя!

Вокруг тела загорелась защитная аура активированного Дара, под прикрытием которой я, петляя, как заяц, рванул ко входу в здание.

– Вот идиот!.. – донесся сзади возмущенный мальчишеский вопль.

Тут же заглушенный грохотом десятков пулеметов.

Против объединенной ударной силы десятков крупнокалиберных стволов моей защитной ауры хватило бы ненадолго. И вряд ли я успел бы добежать до двери здания, если хотя бы треть из лавины выпущенных в мою сторону пуль достигла цели. К счастью, вместе с защитой «Лунное пламя» активировало и читерский скрыт, под прикрытием которого я стал невидимкой для стрелков. И пулеметы вслепую поливали свинцом периметр, в надежде зацепить скачущего невидимку.

Несмотря не мои отчаянные старания увернуться, некоторые пули, разумеется, доходили до цели. Но отдельные попадания – это не беспрерывная очередь, с такой ерундой защитная аура справлялась играючи, полностью поглощая убийственный урон выстрела.

Разумеется, об ответном огне с моей стороны под свинцовым ливнем не могло быть и речи. За время бега я даже не попытался вскинуть винтовку для выстрела, зажал ее в руках и использовал, как противовес, против заносов на резких поворотах.

И после серии отчаянных прыжков, рывков и беготни, с наполовину просевшей защитной аурой, я добрался-таки до двери здания.

На пороге я невольно вновь попал под плотный огонь заметивших рывок двери пулеметчиков. И к тяжелым пулям в спину тут же присоединились хоть и меньшего калибра, но повешенной убойности, маслины в грудь от автоматчиков. Как и пулеметчики снаружи, расставленные вдоль дальней стены холла автоматчики вслепую ударили по открывающейся двери. Моего спасительного отскока с линии огня к безопасной стене, никто из ботов уже не заметил. Но роковая секунда под плотным огнем обошлась мне очень дорого, разом уполовинив и без того изрядно просевшую защитную ауру.

Пользуясь невидимостью, я беспрепятственно проскочил разделяющие нас десять метров. На бегу, в дополнение к винтовке, извлек из кобуры пистолет, и с двух рук практически в упор за считанные мгновенья расстрелял всю восьмерку жаждущих моей крови автоматчиков.

С момента активации Дара прошло еще меньше минуты, но уже основательно просевшая защита торопила ускориться. И хотя теоретически действие «Лунного пламени» должно было продлиться еще четырнадцать минут, истончившаяся аура своим потрепанным видом красноречиво намекала, что моя читерская неуязвимость на деле может закончиться куда как раньше.

Рассудив, что на первом этаже боты вряд ли рискнут держать ценную пленницу, расходящиеся в стороны коридоры я проигнорил, и продолжил движение по широкой центральной лестнице, уводящей прямо из холла на верхние этажи.

Но спокойно взбираться наверх мне, разумеется, не позволили. Через развороченную пулеметными очередями дыру входного проема в холл друг за дружкой стали залетать дроны. Стремительные винтокрылы в два счета меня нагнали. И лестничный марш под моими ногами тут же завибрировал от частых ударов пуль.

Не замечающие меня – ПОКА! – дроны лупили вслепую, тупо заливая лестницу свинцовым ливнем. Приняв на защиту еще несколько случайных пуль и рикошетов, я поспешил на втором этаже сбежать из-под обстрела.

Но моя уловка сработала ненадолго. Словно почуяв мое исчезновение с лестницы, уже через десять секунд дроны огромной жужжащей стаей рванули в коридор второго и, разделившись на два потока, устремились в обоих возможных направлениях разыскивать сбежавшего меня.

Я же, свернув вправо, оказался в длинном прямом коридоре, скромно меблированном редкими столами и стульями. На всем протяжении коридора по обе стороны я насчитал здесь всего три двери. Все одинаково массивные, двустворчатые, обитые стальным листом. Без привычных замочных скважин, но со стальными таблетками магнитных запоров на косяках. По неприступному виду несложно было догадаться, что это двери складских помещений. Было б здорово спрятаться за любой из этих дверей, и пересидеть погоню на складе, но быстро вскрыть такую дверь без магнитной отмычки, увы, было невозможно. Потому пришлось тупо бежать по коридору до конца, в надежде отыскать за поворотом менее прочную дверь.

До появления дронов в коридоре, свернуть за поворот я не успел.

Опасения, что очередного затянувшегося обстрела моя защита не выдержит, вынудили из пассивного бегства перейти в фазу активного противостояния преследователям. Благо узость коридора лишала дроны простора для маневра, и превращала их в легко поражаемые цели.

Рухнув на колени за ближайшим столом, используя столешницу в качестве опоры, я навел винтовку на преследователей и, поймав в окуляр прицела винт первого дрона, плавно потянул за спусковой крючок.

Едва слышный хлопок винтовки померк на фоне оглушительного грохота потерявшего управления и вдребезги расколовшегося о стену дрона.

Не мешкая ни мгновенья, я тут же сместил прицел на винт второго дрона, и снова надавил на курок. Очередная боевая летающая машинка от удара о стену превратилась в груду исковерканного металла и пластика.

Подбитые дроны дружно зачадили. Коридор стал быстро заполняться дымом. Сработали противопожарные датчики, и из-под потолка хлынул искусственный дождь.

Растерянно заметавшиеся в дыму и воде дроны стали биться о стены и друг о дружку без моей помощи. Усиливая панику, я снес точными выстрелами еще пару летунов. И с пяток столкнувшихся в начавшейся неразберихе дронов разбилась о стены без моей помощи.

Урон мог оказаться гораздо большим, но вмешались боты-операторы. Отменив автопилот дронов, они взяли управление уцелевшими агрегатами под полный контроль, и увели винтокрылы из «дождливого» коридора.

В отличии от пуль, от падающих сверху капель воды «Лунное пламя» не могло меня уберечь, потому радость победы над летучей погоней оказалась реально подмочена накрывшим меня прямо в одежде ледяным душем. Спасаясь от «дождя», я рванул дальше по коридору, свернул за поворот… И практически нос в нос столкнулся с парой выходящих из торцевой двери автоматчиков.

Льющиеся непрерывным потоком сверху струи воды невольно обозначили контуры моего невидимого тела, скрыт оказался засвечен, и боты увидели вынырнувшего из-за поворота меня точно так же, как я увидел их.

Оглушительно загрохотали автоматы, и бесшумно дважды огрызнулась в ответ винтовка.

Мертвые боты рухнули на пол. А я, пережив дуэль, остался стоять на ногах. Вот только, увы, окончательно уже распрощавшись с читерским скрытом. Выпущенные практически в упор очереди двух автоматов добили жалкие остатки моей защитной ауры. Как я и опасался, «Лунное пламя» деактивировалось гораздо раньше положенного срока. Я остался без прикрытия в здании, каждый закуток которого просматривался подвешенными всюду камерами, по-прежнему не имея ни малейшего представления: в каком месте двенадцатиэтажной махины содержится плененная ботами Мараджела.

– М-да, млять, ситуевина, – пробормотал себе под нос.

И словно прочтя мои мрачные думки, в отрядном чате настрочила послание переживающая снаружи Белка:

«Рихтовщик, ну ты как там?»

– Зашибись, мля! Просто, зашибись.


Глава 17, в которой я старательно выпутываюсь из западни, и у меня почти получается

Жив всем гадам назло. А ты как? – надиктовал в отрядном чате.

«Тоже держусь))» – тут же прилетела ответка от Белки.

Удачи!

«И тебе!»

Вот и поговорили…

Странно, что на грохот автоматных очередей до сих пор не сбежалась подмога. Этому у меня было единственное разумное объяснение: боты опасались нарваться в коридоре на мою засаду, и не спешили соваться в логово невидимки. Но все выходы из коридора, наверняка, уже оцепили и заблокировали.

От разоблачения пока что меня спасает лишь продолжающийся «дождь», струи которого, заливая местные камеры, временно лишают ботов возможности отслеживать периметр. Только поэтому врагам до сих пор неизвестно, что маскировка слетела с меня, и серьезной проблемы для группы захвата я уже не представляю.

Противопожарный «дождь» начал ослабевать. Необходимо было срочно принимать какие-то меры.

– Вся надежда на вас, парни, – пробормотал я, присаживаясь на корты у тел застреленных врагов.

И, прислонив к стене винтовку, стал обеими руками выворачивать карманы их разгрузок.

Первый бот мое ожидание не оправдал. Кроме запасных обойм и сигарет с зажигалкой в его карманах ничего больше не оказалось. Зато в первом же кармане второго автоматчика мои пальцы нащупали связку магнитных отмычек.

Прихватив винтовку, я рванул к ближайшей складской двери, и стал лихорадочно приставлять к таблетке магнитного замка найденные отмычки. На третьей дверной запор радостно пискнул и, ухватившись за приваренную к стальному листу ручку, я потянул на себя тяжелую дверь.

Несмотря на день снаружи, за дверью меня встретил кромешный мрак. Зато здесь было сухо, и я без колебаний шагнул в неизвестность, спасаясь от опостылевших ледяных струй с потолка.

Стоило переступить порог склада, как автоматически загорелись все потолочные лампы, и в огромном помещении стало даже светлее, чем на улице. Всюду, куда не кинь взор, расходились ряды высоченных стеллажей, заставленных вереницами коробок и тюков с каким-то добром. В глаза невольно бросились запененные прямоугольники в стенах на месте окон – боты не стали заморачиваться со шторами, а просто намертво закупорили все прочие выходы наружу, кроме двери.

Млять! Да это же гребаный бункер. А не загнал ли я сам себя в ловушку? – пронеслась в голове паническая мысль.

Дверь за спиной с тихим щелчком захлопнулась, отрезая сухой склад от залитого водой коридора.

– Да ну, блин, какая нахрен ловушка, – вслух одернул сам себя. – У меня же есть отмычка. И я в любой момент могу… Млять!

Обернувшись, вместо двери я обнаружил ровную гладкую стену, без намека на таблетку магнитного замка.

– Как же эти суки отсюда выбираются-то?

И словно в насмешку над моим резко просевшим настроением перед глазами загорелись строчки победного уведомления:


!!!Внимание! Вами лично в отрядном бою ликвидировано: 9 дронов и 10 ботов 19-го, 20-го и 21-го уровней!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +22581. Характеристики: +1 к Знаниям, +12 к Картографии, +1 к Наблюдательности,+11 к Удаче, +11 к Физической силе, +1 к Рукопашному бою, +13 к Фехтованию, +14 к Меткости, +2 к Физической броне, +1 к Выносливости, +1 к Регенерации, +2 к Скрытности, +13 к Скорости, +4 к Реакции, +4 к Гибкости, +1 к Интуиции, +9 к Силе Стикса (Дух Стикса +1), +4 к Броне Стикса, +1 к Медитации, +3 к Познанию скрытого. Навыки: +32 к Алкоголизму, +48 к Легкой атлетике (Ловкость +1), +49 к Тяжелой атлетике, +33 к Стрелку (Атака +1), +52 к Хамелеону (Защита +1), +25 к Палачу, +28 к Стайеру!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Лунное пламя!

!Характеристики: +8 к Удаче, +3 к Физической броне, +3 к Скрытности, +8 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Легкой атлетике, +30 к Хамелеону!

!!!Повышение Уровня +1!

!Все показатели: +1. Характеристики: +24 к Картографии, +16 к Меткости, +67 к Физической броне, +20 к Скорости, +88 к Силе Стикса!

!!!Внимание! Остальными членами отряда в отрядном бою ликвидировано: 1 топтун, 3 лотерейщика и 7 бегунов!

Награда за участие в ликвидации:

!Опыт: +4197. Характеристики: +7 Картографии, +7 к Меткости, +3 к Скрытности, +7 к Гибкости, +6 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Хамелеону!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Ну, хоть десяток ботов успел завалить, – мысленно рассуждал по мере прочтения строк уведомления. – Ого, тридцать восьмой уровень прилетел… Ишь ты! Ай да Белка! Нашла себе развлечение. Окрестные твари не успели обрадоваться избавлению от Тихого Ужаса, как вакантное место питона узурпировала кровожадная кваз, с читерскими резаками.

Вдохновленный примером неунывающей подруги, я вспомнил о резаке и Шпоре в своем инвентаре, и с облегчением осознал, что с их помощью запросто могу вскрыть любую из четырех стен своего узилища. А раз так, выходит, никакая это для меня не ловушка, а как раз таки относительно безопасное убежище.

Разумеется, не обнаружив меня в коридоре, боты рано или поздно догадаются проверить склады, но какое-то время на поиски невидимки в коридоре они, по любому, потратят. И эту фору мне нужно суметь грамотно потратить…

Рассуждая, я прохаживался среди стеллажей, рассматривая содержимое многочисленных полок. И случайно зацепился взглядом за вскрытый тюк с форменным камуфляжем ботов.

Вид стопок сухой чистой одежды принес понимание: что я ужасно замерз в своих мокрых, куцых обносках.

Я мигом разделся и, перебрав несколько тюков, нашел камуфляж подходящего размера. Когда одевался, в голову пришла смелая мысль: полностью экипироваться ботом. В таком виде, после выхода со склада, мне будет гораздо проще слиться с враждебной окружающей средой, и, даже засветившись перед объективами камер, я не привлеку к себе внимания.

В ящиках соседнего стеллажа я отыскал подходящие по ноге ботинки. Еще через два стеллажа нашел на себя комплект шлема и разгрузки. А в самом дальнем конце – у стены – обнаружил стопки ботовских ранцев, и, выбрав самый большой, плотно забил его старой мокрой одеждой и калошами, сверху прикрыв содержимым рюкзака.

Единственное, что нигде тут я не смог найти – полок с оружием. Оно и понятно, это был склад с амуницией, а оружейный арсенал располагался в другом месте. С винтовкой вместо ботовского автомата я мог подставиться. Но накрутив камуфляжного тряпья на ствол, оптику и рожок, я придал винтовке отдаленное сходство с ботовским автоматом. При целенаправленном разглядывании оружия, обман, конечно, легко вскрывался, но если особо не приглядываться, со стороны винтовка теперь вполне могла проканать за камуфлированный автомат.

Полная экипировка и маскировка винтовки заняли у меня около получаса.

Я прислушался к своим ощущениям. Интуиция вроде не подавала сигнала тревоги. Значит, искать меня на складах боты еще не догадались. И у меня в запасе имеется достаточно времени, чтобы проделать в стене дыру, и свалить отсюда подобру-поздорову.

Осталось только определиться с направлением безопасного отхода. Глупо было бы прорубить коридор на улицу, в коридор и на соседний склад. Все эти три варианта мгновенно раскроют меня перед ботами – и не спасет уже никакая маскировка.

С определением единственной подходящей для бегства стены вопросов у меня не возникало. Благодаря очевидному ориентиру, в виде запененных окон, уличную стену с прочими перепутать было невозможно. Напротив уличной находилась такая же длинная – коридорная. Слева от уличной – стена между складами. А вот справа – как раз и была та единственная, подходящая для побега.

Но прежде, чем приступить к сверлильно-дробильным работам, решил подстраховаться, и активировал «Всевидящее око».

– Сквозняк!

Стеллажи с вещами и стены за ними мгновенно сделались полупрозрачными, и я невольно отшатнулся, обнаружив всего в пяти метрах за коридорной стеной внушительную группу подсвеченных красным автоматчиков напряженно всматривающихся куда-то вбок. Проследив их взор, я заметил призрачные контуры коридора, в дальнем конце которого обнаружилась еще одна группа подсвеченных красным автоматчиков. А между призрачных стен коридора, выстроившись в ряд, неспешно летели три полупрозрачных дрона, от которых вниз уходили три широких красных тепловых луча и, накладываясь друг на друга, практически полностью перекрывали красной завесой коридор от стены до стены. Похоже, за стенкой дроны так сканировали пустой коридор на наличие неуловимого меня.

С трудом оторвавшись от фантастического зрелища, сосредоточил внимание на правой стене, и обнаружил за ней призрачные очертания лестничного марша. Причем в соседствующем с коридорной стеной углу лестничный марш просматривался хуже, чем в остальной части правой стены. Приглядевшись, за подозрительным углом я обнаружил еще одну стену – похоже, там располагалось что-то вроде чулана с выходом на лестничную площадку. Отодвинув крайний стеллаж, и пройдя непосредственно в заинтересовавший меня угол, я тщательно рассмотрел тамошний кусок стены вблизи, и обнаружил, что толщина ее в одном месте, на участке шириной примерно в метр и высотой в два, гораздо уже, чем стена вокруг. Дальше несложно было догадаться, что здесь, скорее всего, под слоем штукатурки замурована самая обычная дверь. Уж не знаю кто это додумался так почудить: сами строители института, или переделавшие институтские помещения для своих нужд боты, да это и не важно, главное – я обнаружил идеальное место для безопасного выхода со склада.

Стена перед глазами, утратив прозрачность, снова стала прежней. Действие «Всевидящего ока» закончилось.

Призвав Шпору, я сделал пробный пропил понизу, и шипастый диск играючи вгрызся в сухую штукатурку. Каменная пыль через секунду сменилась древесной стружкой. А еще через пару секунд я почувствовал, что диск пробил преграду и частично вылез с другой стороны.

Разумеется я не стал выпиливать в стене целиком всю дверь. Ограничился квадратом примерно шестьдесят на шестьдесят сантиметров в нижней ее части, полный пропил которого занял меньше минуты.

Прежде чем лезть в получившуюся дыру, используя, как подсветку, яркое освещение склада, я заглянул в соседнее помещение. Это на самом деле оказался маленький чулан, со старыми ведрами, швабрами, закаменевшими половыми тряпками, и обилием паутины на стенах и потолке. Боты чуланчиком явно не пользовались, потому как здешний хлам хранился стопудово еще с институтских времен.

Аккуратно отодвинув в угол гремучие ведра и швабры, я стал перебираться. Сперва перетащил в чулан рюкзак, шлем с разгрузкой, и винтовку, затем, засунув ноги в чулан, как смог, постарался подтянуть к стене отодвинутый ранее стеллаж. И полностью перебравшись в чулан, приставил на место выпиленный кусок стены.

С последним пришлось провозиться дольше всего. Потому что работать пришлось в кромешной темноте. С моим исчезновением со склада тамошнее освещение тут же погасло, а в чулане тоже было темно, как в жопе негра. Пришлось заделывать дыру буквально на ощупь. Испачкав все пальцы в прозрачном клее (тюбик с которым надыбал на складе) и вдосталь изматерившись (про себя, разумеется), я таки справился, и надежно закрепил в стене возвращенный на место кусок.

Глотнув живца из призванной фляжки с НЗ, я на ощупь натянул на себя разгрузку, ранец и водрузил на голову шлем. Закинув на плечо винтовку, взялся за ручку двери, и…

Вот дерьмо! Похоже эта гребаная деревяшка оказалась заперта снаружи на висячий замок.


Глава 18, в которой все пошло не так, и мне прилетело по ногам

!!!Внимание! Активирован Дар: Всевидящее око!

!Характеристики: +2 к Наблюдательности, +9 к Удаче, +5 к Познанию скрытого. Навыки: +20 к Шпиону, +30 к Рентгену!


Широкая щель между старой рассохшейся дверью и косяком позволила легко определить местонахождение замка. Из опасения выдать себя звоном работающей по металлу пилы, я отказался от использования Шпоры, и решил перерубить дужку замка резаком. Благо места для замаха сверху было предостаточно, и раскалившийся после первого же удара белый металл читерского клинка входил в появившуюся на дужке зарубку практически беззвучно.

Перерубить стальную висюльку с мой мизинец толщиной удалось с девятого удара. Срубленный замок полетел на пол и ожидаемо загрохотал по ступеням лестницы. Я тут же распахнул дверь, и в каске с опущенным защитным стеклом замаячил на пороге.

– А ну стоять!

Из ведущей в коридор пластиковой двери на шум с лестничной площадки через пару секунд выскочили двое ботов с автоматами наизготовку.

– Спокойно, парни, свои, – ничуть не смутившись, откликнулся я.

– Откуда шум? – продолжил допрос заговоривший первым бот.

– Замок, вон, с двери срезал. А он, паскуда, из руки выскочил, и по ступеням загремел, – озвучил заранее придуманный отмаз.

– Нахрена ты вообще туда полез?

– Так приказ же был: проверить все схроны на втором этаже. А эта кладовка как бы тоже на этаже.

– Проверил? – решился подключиться к разговору бот номер два.

– Да когда?.. Только дверь открыть успел, и тут вы прибежали.

– Вряд ли там может быть беглец, – хмыкнул номер первый. – Вон, даже отсюда видно, что паутиной все затянуто.

– Ты все же как следует там пошарь, – возразил напарнику номер второй. – Начальству видней. И приказ есть приказ.

– Обязательно хорошенько пошарю, – кивнул я, шагая обратно в полумрак кладовки.

– Ладно, пошли, доложим командиру, что ложная тревога…

Как только боты смотались обратно на этаж, я, разумеется, тут же выскочил из кладовки на площадку, прикрыл хлипкую дверь и, подавляя страстное желание сорваться на бег, неторопливым шагом утомленного тяготами службы вояки стал подниматься по свободному лестничному маршу наверх.

Два следующих этажа прошагал без остановок, наращивая буферную зону между скопившимися на втором ударными группами ботовского спецназа. Расчет мой был предельно прост: я предположил, что, не обнаружив меня на втором, боты начнут планомерную поэтажную зачистку здания, с третьего по двенадцатый. И буфер в пару этажей позволит мне какое-то время относительно спокойно осматривать помещения верхних этажей. А там, даст Стикс, откатится «Пламя» – сейчас до окончания отката оставалось еще чуть больше полутора часов – и можно будет снова безбоязненно лезть на рожон. В идеале, за следующие полтора часа нужно было вычислить этаж с узилищем Мараджелы, чтоб потом, под прикрытием читерского Дара, атаковать тюремщиков, и вырвать подругу из заточения.

Поднявшись по лестнице до пятого, я свернул на этаж. Стандартная пластиковая дверь, отделяющая лестничную площадку от коридора, оказалась не заперта. Обнаруженный за дверью часовой бот мазнул по мне колючим взглядом, но опознав такого же рядового, опустил автомат и лениво проворчал:

– Ты че здесь забыл-то?

– Прислали в усиление.

– Кто?

– Лейтенант, – ляпнул интуитивно пришедшее на ум младшее офицерское звание и, на всякий пожарный, чуть отвел в сторону правую руку, приготовившись призвать Шпору и раскроить боту горло.

– Понятно, – хмыкнул часовой. – Ну, валяй, усиливай.

– Чего?

– Вставай рядом, говорю. Будем скучать вместе… Как там тебя?..

Глаза у бота будто остекленели, он уставился на меня пристальным взглядом, и тем подписал себе приговор.

– Рих-тов-щик, – по слогам прочитал часовой, – длиннющее какое имя, хрен выговоришь… Ого! Тридцать восьмого уровня! И до сих пор рядовой?!

Рефлекс сработал быстрее мысли. Появившаяся в руке Шпора стальным росчерком просвистела в воздухе и перерубила любопытному боту горло. Подхватив начавшего заваливаться бота, я тут же изгваздался в его крови.

– Млять! Да как так-то! – простонал я, озираясь по сторонам в поисках камер.

Обнаружил сразу две: в углу коридора, и над торцевой дверью на лестницу. Обе уже разворачивались в мою сторону.

Вот так мои грандиозные планы не выдержали столкновенья с суровой действительностью, и после первого же часового вся маскировка полетела в тартарары.

Таиться дальше стало бесполезно. Сорвав с плеча убитого автомат, отбросил бота на пол, и рванул в коридор.

Здесь, в отличие от второго этажа, по обе стороны было полно ничего не скрывающих дверей из стекла и пластика. Пробегая мимо первой, успел разглядеть внутри офисные столы и несколько сидящих за ними ботов, в легкой офисной форме.

Далеко убежать я не успел. На этаже протяжно взвыла сирена. И с противоположного конца коридора мне навстречу выскочил второй часовой-автоматчик. Уходя от грянувшей следом очереди, я рванул на себя ближайшую стеклянную дверь и ворвался в офис.

На меня изумленно уставилось пять пар глаз. Как назло, все пятеро заседающих здесь за столами ботов оказались бабами. Хладнокровно расстрелять безоружных женщин я не смог. И ограничился лишь грозным рыком:

– Ну-ка тихо! Все на пол! И чтоб ни звука!

Для убедительности, приказ сопроводил короткой очередью в потолок. И наряженные в парадную форму девицы проворно сиганули под столы.

Оставленная распахнутой дверь за спиной, словив очередную автоматную очередь, брызнула веером стеклянных осколков.

К несмолкающему автоматному треску в коридоре прибавились сухие хлопки одиночных пистолетных выстрелов.

Выглянув в коридор, я увидел рядом с набегающим автоматчиком группу местных белых воротничков с пистолетами.

На мое появление противники отреагировали градом пуль. Я, разумеется, успел отскочить обратно, но косяку изрядно досталось от попадания сразу двух автоматных и трех пистолетных пуль.

Потрясающая скученность стрельбы ботов меня впечатлила. Вступать в открытую перестрелку с такими снайперами было самоубийством чистой воды. Потому, сменив трофейный автомат на родную винтовку, я залег прямо на груду битого стекла и, укрывшись за непрозрачным пластиком нижней части изувеченной двери, навел ствол на приближающихся врагов.

Поймав в окуляр прицела уголок открытой шеи защищенного бронником и опущенным забралом шлема автоматчика плавно надавил на курок. Ощутил тычок отдачи от совершенно беззвучного в окружающей пальбе выстрела, и тут же сместил прицел на соседнего «воротничка»…

Сработал, как всегда, быстро и четко. Четыре выстрела – четыре трупа. Уцелевшие «воротнички», смекнув, что по ним работает снайпер, разбежались по соседним офисам. И в коридоре наконец-то воцарилась мертвая тишина.

Зато веселуха началась в моей комнате.

Отвлекшись на устранение внешней угрозы, я оставил без внимания оставленных в тылу заложниц. И дамы преподнесли неприятный сюрприз.

– А ну-ка отбросил оружие, урод! Живо! – донесся сзади злобный женский фальцет.

Разумеется, я и не подумал подчиниться. Но из-за острого стекла на полу, за которое зацепился карманами разгрузки, не успел достаточно проворно развернуться. И все пять гадюк, отчаянно завизжав, стали очередями разряжать обоймы автоматических пистолетов, превращая в кровавое месиво мои беззащитные ноги.

– Суки! – зарычал я, отбрасывая винтовку.

– Отставить стрельбу! – тут же прозвучал приказ писклявой командирши.

В наступившей звенящей тишине пискля продолжила раздавать команды, но я дальше ее уже не слушал. От чудовищной боли в развороченных пулями ногах сознание плыло. Но немеющие губы успели выдохнуть спасительную фразу-активатор:

– Отскок!

Моргнул… И снова с невредимыми ногами оказался лежащим на груде стекла, с «приклеенным» к щеке прикладом винтовки.

Выцеливаю в окуляр оптики очередного «воротничка». Нажимаю на курок. В плечо толкает отдача от выстрела. И третий последний «воротничок», споткнувшись, летит лицом в пол.

Все. В коридоре подстрелить больше никого не получится. И у меня есть всего секунда, до того, как по ногам саданет свинцовый град.

К счастью, в голове уже созрел отчаянный спасительный план.

– А ну-ка… – начинает верещать сзади истеричный фальцет.

– Пухом! – в параллель шепчу очередную фразу-активатор.

И, оттолкнувшись от пола руками и ногами, невесомой пылинкой взмываю под потолок.

А дружно среагировавшие на движение дамы шквальным огнем из пяти стволов начинаю поливать пустой пол под вознесшимся телом. Когда боты осознают свою промашку, исправлять ее становится уже слишком поздно.

Свирепым ангелом мщения я пикирую на растерянным дам, и с двух рук призванными Шпорой и резаком направо и налево срубаю все пять голов буквально за пару секунд.

От начала действия «Легче пуха» прошло менее пяти секунд, Дар будет действовать еще двадцать. Грех не воспользоваться имеющейся абилкой.

Возвращаю оружие обратно в ячейки и, ухватившись за ручку ближайшего окна, до предела распахиваю его подвижную створку.

Из коридора доносится топот набегающих с двух сторон ботов. Возвращаться за брошенной у порога винтовкой уже нет времени.

Энергично протискиваюсь в узкий проем. И, оттолкнувшись от короткого карниза, стрелой взмываю вверх…

До окончания действия Дара остается чуть более десяти секунд.



Интерлюдия 3

(Разговор в радио эфире)

– ЧТО ЗНАЧИТ: ТЫ ЕГО УПУСИЛ?! – от громыхнувшего из динамика львиного рыка капитана пробил холодный пот.

– Набрал в гарнизон болванов тупорылых! Такой силищей одного чужака на родной базе не смогли остановить! Вот нахрена мне такие бестолковые вояки, скажи на милость? – голос выпустившего в крике пар куратора начал успокаиваться.

– Солдаты не причем, сэр! – осмелился возразить попавший в немилость капитан. – Они четко выполняли мои приказы. Это целиком моя вина. И я готов понести…

– И понесешь! – раздраженно перебил куратор. – Вот закончим с чужаком, и я за все с тебя спрошу! Так и знай!

– Так точно, сэр!

– Докладывай, – приказал куратор.

– Чужак учинил резню в отделе кадров, оставил пять обезглавленных трупов, и ушел через окно, сэр, – залепетал капитан. – Странная деталь. В коридоре чужак очень профессионально расстрелял группу преследователей из снайперской винтовки, но разобраться с кадровиками предпочел холодным оружием. Винтовку демонстративно оставил у порога. И перерезал всех, как скот на бойне. Сам при этом – судя по отсутствию в помещении посторонней крови – не получил ни царапины, хотя кадровики активно от него отстреливались из автоматических пистолетов. Это просто дьявол какой-то во плоти, сэр!

– Избавьте меня от глупых домыслов и эмоций, – фыркнул куратор. – Меня интересуют только факты, капитан… Продолжайте.

– Группа захвата прибыла на место через пять секунд после его бегства. На земле под окном тело сбежавшего не было обнаружено. Поднятые по тревоге дроны обследовали все ближайшие с местом падения окрестности. К месту предполагаемого падения был отправлен патруль. На случай, если чужак снова задействует свой скрыт, поиски велись с использованием тепловизоров. Но беглеца найти не удалось… Отрабатывая версию: обманного маневра с открытым окном, отдел кадровиков изолировали от остального этажа, и тщательно просканировали весь периметр помещения. Но и здесь поиски ничего не дали.

– Твои выводы, капитан?

– Вероятно, беглец каким-то невероятным образом смог выпорхнуть из окна, как птица.

– А вот это, как раз, при наличии у чужака нужного Дара, очень даже может быть… Почему, в момент захвата объекта, дроны не прикрывали группу захвата снаружи?

– Да кто же мог предположить-то такое!..

– Впредь, имейте в виду.

– Так точно, сэр!

– Что предприняли для поиска?

– Я же уже докладывал: осмотрели территорию внизу, и просканировали периметр помещения.

– А с учетом предположения о наличии у чужака летучего Дара?

В этот раз ответом на вопрос куратора стало лишь досадливое пыхтение.

– Понятно… Значит так, капитан. Слушай приказ. Немедленно запустить дронов для осмотра верхних этажей здания. Цель поиска – открытые окна. Ко всем обнаруженным дырам немедленно отправлять группы захвата.

– Так точно, сэр! Будет исполнено, сэр!

– Толку-то от твоего исполнения, – устало фыркнул куратор. – Время уже безнадежно упущено. И вряд ли нам повезет… Все. Действуй, капитан.

– Так точно, сэр!


Глава 19, в которой лечу, задыхаюсь и проявляю милосердие

Подскочив с карниза разом на пару этажей, я оказался на уроне седьмого, где зацепился пальцами за водосточную трубу.

Огляделся.

Оказалось, я завис примерно на середине высоченной стены, метрах в двадцати от края здания.

Идеальным выходом из случившегося форс-мажора было отыскать какое-нибудь распахнутое окно и быстренько туда заскочить. Но, увы, все окна в зоне реального доступа оказались намертво закупорены. В дальнем конце широченного здания этажом выше вроде бы просматривалась нужная прореха в стене. Но, по паучьи карабкаясь по стене, дотуда я физически не успевал добраться даже за все двадцать пять секунд действия Дара, а уж за оставшиеся жалкие мгновенья и подавно.

9… 8… 7…

Когда вернется вес, я точно не удержусь на хлипкой трубе, стопудово рухну вниз и наверняка расшибусь в кашу. Еще оставалось время отпустить трубу и на последних секундах действия Дара безопасно спланировать вниз. Но что дальше? На земле боты начнут искать меня в первую очередь. Из-за беспомощности первых секунд отката, я не смогу сразу сбежать, и, пока буду биться в судорогах отходняка, меня схватят.

7… 6… 5…

Можно попытаться резаком или Шпорой снаружи вскрыть ближайшее окно. Но мгновенно и бесшумно сделать это у меня не получится. На раздавшийся звон бьющегося стекла, по любому, среагируют находящиеся в помещении боты. И пока я буду забираться внутрь через разбитое окно, они сто раз успеют поднять тревогу. Под действием все того же отката, оказавшись внутри, я тут же рухну на пол и забьюсь в судорогах. И меня запросто повяжут ближайшие боты еще до появления поднятой по тревоге группы захвата.

– Млять! Че же делать?

5… 4… 3…

Спасительная идея пришла в голову за пару секунд до окончания действия «Легче пуха».

За серию перелетов с дома на дом я как-то свыкся с мыслью, что, для активации скрытой ступени Дара, нужно оказаться на крыше дома. На самом же деле необходимо было лишь создать условия для беспрепятственного раскрытия за спиной огромных призрачных крыльев. За трубу я держался лицом к стене. Потому, отринув сомнения, решительно прошептал фразу-активатор:

– Крыло!

3… 2…

Стена перед глазами полыхнула бирюзой, и знакомый рывок могучих крыльев тут же отбросил меня от стены, играючи вырвав из пальцев спасительную трубу.

На мгновенье зависнув в воздухе, через секунду я резко рванул вдоль длинной стены. Одновременно с рывком закончилось действие основного Дара, в тело вернулась тяжесть, и я почувствовал себя огромным чугунным ядром, которое через секунду неминуемо сорвется в смертоносное пике. Но призрачные крылья за спиной возвращение веса тела словно и не заметили. Стремительный полет вдоль здания ничуть не замедлился, а набранная высота не только не уменьшилась, а даже чуть подросла.

Полет не только спас меня от неминуемого падения вниз, но и неожиданно стимулировал ускоренное восстановление скованного откатом тела. Рухнувшие поначалу неприподъемными болванками руки и ноги, невольно раскачиваясь на лету, за считанные секунды снова обрели чувствительность, и стали отзываться на мысленные команды. А превратившейся в гранитный валун голове поток встречного воздуха не позволил в роковые первые секунды безвольно свеситься на грудь. Приноровившаяся к нагрузке шея вскоре стала самостоятельно удерживать голову в вертикальном положении. И несмотря на дискомфорт первых секунд болезненного отката, я продолжал вокруг все видеть и управлял крыльями.

В этот раз, не ограничившись лишь крышами соседних домов, бирюзовая подсветка залила все вокруг: стены домов, землю внизу и между соседними домами. Таким нехитрым макаром активированная абилка давала понять, что, в принципе, я могу свалить от опасной базы ботов на несколько сотен метров в любом направлении, и спокойно приземлиться в приглянувшемся окрестном дворе, или на балконах невидимых отсюда стен ближних пятиэтажек, или, если уж таковым станет мое самоубийственное желание, на любой открытой крыше в «бирюзовой» округе.

Но я, как не сложно догадаться, выбрал целью полета замеченное ранее дальнее открытое окно на восьмом этаже.

Добравшись до намеченной цели буквально за три секунды, я заложил перед нужным окном пару широких виражей, позволяя телу окончательно оправиться от негативных последствий отката, и расходуя оставшиеся секунды действия скрытой ступени Дара. На втором вираже, почувствовав достаточную силу в руке, извлек из кобуры пистолет – за спиной еще болтался трофейный автомат, но это была слишком шумная игрушка, а хотелось произвести захват помещения по-тихому, без привлечения постороннего внимания.

Направленный финальным идеально выверенным толчком исчезающих крыльев, я на последней секунде действия скрытой ступени влетел в распахнутое окно и, ловко кувыркнувшись, вскочил на ноги.

Пара безликих типов, в заляпанных кровью халатах, шапках и масках, испуганно дернулись от громадного хирургического стола при моем появлении, и тут же словили по пуле в сердце из пистолета. И не успев даже пикнуть, мертвыми повалились на пол.

А в следующее мгновенье меня накрыло волной невыносимого смрада, и, задохнувшись, я невольно попятился обратно к открытому окну. Сразу стала понятна причина беспечного проветривания. Без доступа свежего воздуха в такой душегубке ботам было трудно дышать даже в защитных масках.

Отдышавшись, я набрал в грудь побольше воздуха, и решительно захлопнул окно – уж лучше задыхаться от вони, чем быть обнаруженным дронами, которые с минуту на минуту, наверняка, начнут кружить вдоль стены здания, как злые пчелы вокруг помятого края улья.

Отжав маску у ближайшего трупа, решился по новой вздохнуть, лишь закрепив защитный трофей на своем лице. Через маску вонь продолжала просачиваться, но стала вполне терпимой – по крайней мере от нее перестали слезиться глаза, и я смог, наконец, спокойно осмотреть захваченное помещение.

Увидел одинаковый белый кафель на полу и на стенах. Вместо мебели стеклянные шкафчики с какими-то банками, колбами и пробирками. Одинокий стальной стол у стены, с шикарным набором колюще-режущих инструментов. И огромный хирургический стол в центральной части… Я оказался в операционной – учитывая, что до захвата ботами это было здание медицинского института, наличие внутри такого помещения было вполне ожидаемо.

Гораздо больше операционной меня удивил распластанный на центральном столе пациент. Им оказался матерый кусач тридцать восьмого уровня.

Почти трехметровая гориллоподобная тварь находилась в глубоком ауте. Мощное тело удерживалось в неподвижном виде десятками стальных скоб и цепей, надежно фиксирующих конечности, голову и туловище на многотонной плите столешницы. Добрая половина роговой брони на брюхе твари была аккуратно выпилена и отложена в сторону, и огромный кусок открытой, пульсирующей плоти, судя по обилию торчащих оттуда зажимов, до моего появления здесь, по полной подвергался хирургическому вмешательству. Похоже, пока тварюшка не отъехала в мир грез от чудовищной боли, живодеры наживую ковырялись скальпелями в ее обездвиженных скобами и цепями потрохах. А чтобы кусач не отвлекал скулежом от операции, его пасть садюги заткнули толстым пластиковым кляпом, и сверху зафиксировали стальным намордником, чтоб тварь не выплюнула затычку.

Доведенная до отчаянья дикой болью тварь, во время операции, неоднократно опорожнила кишечник. Свежим дерьмом была изгваздана вся нижняя часть стола. Его вонь, в сочетании со смрадом вскрытых потрохов твари, и являлась источником дивного амбре, царящего в операционной.

– М-да, брат, не повезло тебе, – поморщился я, заглядывая в пульсирующее кровавое нутро твари.

– Интересно, а если я тебя сейчас добью, Система засчитает это полновесной ликвидацией? – обратился к кусачу, переместив взгляд на заляпанную клочьями окровавленной пены морду монстра.

И словно ответом на мой вопрос перед глазами загорелись красные строки победного уведомления:


!!!Внимание! Вами лично в отрядном бою ликвидировано: 12 ботов 16-го, 18-го, 19-го и 21-го уровней!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +11253. Характеристики: +18 Картографии, +18 к Меткости, +9 к Скрытности, +18 к Скорости, +17 к Силе Стикса. Навыки: +33 к Алкоголизму, +36 к Владению Шпорой, +23 к Ораторскому искусству (Интеллект +1), +38 к Легкой атлетике, +25 к Штопальщику, +52 к Левитации, +43 к Стрелку, +33 к Ножевому бою, +23 к Шпиону!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Второй шанс!

!Характеристики: +2 к Интуиции, +5 к Реакции. Навыки: +30 к Шаману, +30 к Телекинезу!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Легче пуха!

!Характеристики: +2 к Медитации, +5 к Гибкости, +5 к Реакции, +9 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Легкой атлетике, +40 к Левитации (Дух Стикса +1)!

!!!В процессе ликвидации, активирована скрытая ступень Дара: Легче пуха!

!Характеристики: +2 к Медитации, +5 к Гибкости, +10 к Скорости, +5 к Броне Стикса. Навыки: +20 к Легкой атлетике, +40 к Левитации!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Я едва успел дочитать, как строки перед глазами поплыли и изменились, явив еще аж три подряд новых уведомления:


!!!Внимание! Вами выполнено задание: в течение 5-ти дней ликвидировать 50 ботов!

!Награда за выполненное задание:

!Опыт: +366347. Очков свободного распределения характеристик: +12000!

!Повышение Уровня: +1!

!Все показатели: +1. Характеристики: +75 к Картографии, +57 к Фехтованию, +68 к Скрытности, +65 к Скорости, +69 к Силе Стикса!


!!!Внимание! Ваш показатель Атаки достиг 2-го предела неудержимости – уровня в 300 очков.

Награда за достижение:

!Опыт: +30000. Открытие в вашем инвентаре 3-х дополнительных ячеек, для хранения любого предмета весом до 1-го килограмма!


!!!Внимание! Вам предлагается задание: в течение следующих 36 часов освободить из плена Мараджелу и доставить в любой стаб 21-го Юго-Восточного региона!

Награда за выполнение задания: +150000 очков опыта и 7500 очков свободного распределения характеристик.

Штраф за провал задания: -100000 опыта и -5000 очков свободного распределения характеристик.

Принять задание: Да / Нет


Еще находясь под впечатлением от обилия вдруг просыпавшихся на голову плюшек, я не раздумывая принял новое задание – ведь один фиг собирался выручать подругу, а тут еще за тоже самое халявный опыт обещают… И лишь при повторном прочтении озадачился выставленным в задании лимитом времени.

– Да вы охренели! Я ж только досюда втихушку целый день практически добирался! И Мараджелу еще даже не нашел! Если все получится, и мы сбежим, за нами же стопудово погоня увяжется! Придется отсиживаться в убежищах, петлять, сбивать ботов со следа… Да какие тут, нахрен, тридцать шесть часов! За три дня бы управиться!

Увы, мой яростный спич ничего уже не решал. Над принятым заданием загорелся таймер обратного отсчета, остановить который теперь можно было единственным способом: выполнив гребаное задание.

Застилающие взор красные строки уведомлений исчезли, и я снова глянул на полумертвого кусача на столе. И невольно поразился потрясающей регенерации высокоуровневой твари.

На чтение уведомлений я потратил от силы минут пять. И за столь короткий промежуток времени добрая половина кровоточащих разрезов в развороченном нутре тварюшки благополучно срослась. На моих глазах между разведенными в стороны и зафиксированными зажимами концами разрубленной вены, из ниоткуда вдруг появилась тонкая, как паутинка, нить соединительного капилляра. Она стала стремительно разрастаться вширь… И вот уже о бывшем разрезе напоминают лишь по-прежнему удерживающие соединившиеся края зажимы.

В голову пришла авантюрная идея: не добивать живучую тварь, а попытаться использовать на вражеской территории в качестве помощника. Благо, полученный только что тридцать девятый уровень делал меня старше кусача, и теоретически все условия, для активации четвертой ступени Душелова, и превращения агрессивной твари в верного союзника, имелись в наличии.

Ускоряя восстановление потенциального помощника, я стал аккуратно извлекать из нутра кусача зажимы и складывать горкой на столе. Местами из открывшихся ран начинали хлестать фонтанчики крови, но их напор быстро ослабевал, в образовывающихся лужицах крови отпущенные на свободу разрезанные сосуда сами собой сходились рассеченными краями и срастались с потрясающей быстротой.

Почти мертвая несколько минут назад тварь начала оживать. Руки-ноги задергались в скобах фиксаторов. Заскрипели намотанные на груди и бедрах твари цепи. Из заткнутой пасти раздалось глухое утробное рычанье.

– Потерпи, громила. Сейчас мы тебе еще кольчужку подшаманим, и будешь, как новенький.

Подхватив со стола срезанный кусок роговой брони, я щедро намазал его края остатками клея из заныканного со склада тюбика, и с первого же раза на удивление ровно вложил его в прореху на животе.

Чтобы клей схватился, пришлось надавить прижимая выпирающие потроха. Гиганту кусачу, разумеется, столь бесцеремонное обращение с его телом сильно не понравилось. Он бешено зашипел и стал яростно елозить на столе. Но скобы и цепь не поддались напору неистовой тварюшки, и я смог спокойно довести дело до конца.

Через полминуты клей намертво схватился, и я отпустил живот будущего союзника.

– Ну че, громила, давай что ли дружить… Эхо!


Глава 20, в которой я ошарашен и заинтригован

Произнося фразу-активатор, я перехватил безумный взгляд распластанного на столе чудовища. И увидел, как огромные, во всю радужку зрачки твари, стремительно сужаются, а через мгновенье в серых глазах пропадает гастрономический интерес и просыпается человеческий разум.


!!!Активирован Дар: Душелов!

!Характеристики: +2 к Знаниям, +8 к Удаче, +8 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Ораторскому искусству, +30 к Телепатии, +30 к Гипнозу!


– Похоже, получилось… Эй, если понимаешь меня, закрой глаза.

Кусач тут же послушно зажмурился.

– Ишь, ты какой сообразительный. Или, может, случайность?.. Слышь, еще разок…

Я не успел договорить, а тварь уже повторно захлопнула гляделки.

– Будем считать, убедил… Значит так, громила, слушай сюда: сейчас сниму тебе намордник, и вытащу кляп… Но если попробуешь заорать, клянусь, перережу к хрустам свинячим горло! Это понятно?

Союзник снова покорно закрыл глаза.

– Ну смотри!.. Я предупредил.

Не заморачиваясь с поиском ключей от замка, я призвал резак и попросту срубил боковые стальные тросы намордника, фиксирующие стальную решетку маски на голове кусача. После чего намордник самостоятельно отлетел в сторону. А наполовину изжеванную затычку союзник выплюнул уже без моей помощи.

– В… ды! – прокряхтел монстр.

Я подскочил к стоящему в углу кулеру. Сорвал заполненную на две трети бутыль с крышки аппарата и, вернувшись с добычей, от души напоил союзника.

Здоровяк за один присест выжрал доброе ведро.

Глядя, как жадно хлебает кусач из запрокинутой над пастью бутыли, я тоже захотел воды. Но честно дождался пока союзник вдоволь напьется, и лишь потом, опустив маску, так же из горла напился сам. После меня в бутылке осталось еще литра два воды, ее отложил про запас.

Я было решил, что уже свыкся с вонью. Но без маски смог продержаться считанные секунды. Меня снова замутило от невыносимого смрада, и опасаясь выблевать только что выпитое, поспешил снова натянуть на лицо спасительную защиту.

– А представь каково мне, – сиплым, но вполне четким и членораздельным, голосом вдруг обратился ко мне кусач. – Нюх-то поострее твоего будет.

Я настолько растерялся от столь неожиданного конструктива, что в ответ понес сущую ахинею:

– Это… Ты че не это?.. А как это?

Но необычайно толковый кусач вновь ошарашил своей понятливостью:

– Так, тебя об этом лучше спросить. Подозреваю, что возвращение мне памяти – твоих рук дело… А ты, кстати, кто?

– Рихтовщик, – все еще пребывая в шоке от неожиданного сверх эффективного воздействия Дара на союзника, я безропотно назвался.

– А я Лува… Ну, будем знакомы, Рихтовщик. Уж не взыщи, руку пока пожать не могу… Кстати, может, уже меня освободишь?

Я, словно загипнотизированный, шагнул к столу, и уже даже потянул за штырь фиксатора, удерживающего одну из скоб на ноге кусача, но вовремя очухался от наваждения.

– Эй, как там тебя… Лува! Ты хрен ли тут раскомандовался?!

– Вот дерьмо, а раньше только в путь проходило, – посетовал кусач, ничуть не смутившись, и тут же ошарашил очередной новостью: – Вообще-то, я женщина…

Твою мать! – я мысленно «поблагодарил» щедрое на сюрпризы проведение.

– …Понимаю, сейчас это практически не заметно, – продолжила меж тем разглагольствовать говорливая особа. – Но все равно не приятно, когда обращаются, как к мужлану.

– Так! Стопе! У меня сейчас башка от тебя взорвется! – взмолился я. – Почему ты так уверенно себя ведешь? Почему не спрашиваешь: как здесь оказалось?

– А че спрашивать-то, и так все понятно. Я стала тварью, и добрые бывшие соратники решили на мне чутка навариться. Сейчас я в потрошиловке. Живот сильно кошмарит – из чего делаю вывод, что меня не так давно вскрыли, и уже начали резать. Но появился ты, и прихлопнул злодеев вивисекторов… Угадала?

– Да… То есть… Твою мать! КАК?!

– Все просто. Я сама когда-то промышляла такого рода заработком. Это гребаная карма, Рихтовщик.

– Ты что, БОТ?!

– Когда-то была… А теперь, как видишь, сама стала тварью для опытов.

– И ты так спокойно об этом…

– Я б с удовольствием исполнила перед тобой трагический спектакль с заламыванием рук. Да вот беда – до сих пор не могу пошевелиться. Не поможешь?

Снова лишь в последний момент я одернул руку, уже ухватившую штырь фиксатора.

– Прекрати мной манипулировать! Это ты должна выполнять мои указания, а не наоборот!

– Как скажешь, – кусач осклабилась, продемонстрировать два ряда кошмарных зубищ.

– Черт! За нашим увлекательным разговором даже забыла кто я теперь… Извини, я не хотела напугать. Это, типа, была приветливая дружеская улыбка.

– Я не из пугливых.

– Ага, я заметила. Наверное по этому ты до сих пор даму в колодках томишь?

– Да, млять!.. Ты кусач трехметровый! Гребаная машина убийства!

– Я понимаю твои опасения, Рихтовщик. И зла на тебя не держу… Клянусь Стиксом, я не причиню тебе вреда. Да и Дар твой мне сделать этого не позволит. Подозреваю, времени у нас не так много – ну же, решайся!

Она была чертовски права – с момента активации Дара прошло уже больше четырех минут. До окончания блокировки паразита в теле твари осталось менее тридцати пяти минут.

– Откуда ты знаешь: про Дар, про время?

– Освободишь – скажу. Уговор?

Заинтригованный неожиданной осведомленность бывшего бота о возможностях моего Душелова, я колебался не долго:

– Уговор!

– Вот и славно, – хмыкнула добившаяся своего кусач.

– Очень надеюсь, что об этом не пожалею, – проворчал я, начиная по очереди выдергивать штыри фиксаторов из удерживающих конечности скоб.

– Энергичнее, Рихтовщик. Не распыляйся на слова! Сосредоточься на деле!

Млять, я уже начал об этом жалеть…


Глава 21, в которой я доверяюсь врагу

– Фуу, гадость!

Освобожденная от скоб и цепей Лува резко села и, разумеется, тут же увидела гору дерьма в ногах.

– Вот уроды! На анестезии решили сэкономить.

Отодвинувшись от «ароматных» куч, кусач опустила со стола заляпанные ноги и, подхватив с пола ботовский халат – бывший хозяин которого, обернувшись угольным прахом, отправился на воскрешение – стала яростно им оттираться.

– Суки жадные! Ну вы мне за это ответите!..

Не приспособленные для уборки длинные когти сильно мешали кусачу. Они постоянно за что-то цеплялись и царапали броню ног. Но покрытой роговыми пластинами шкуре эти мелкие царапины были не опасны. А вот раздававшийся при этом мерзкий скрип (будто железом по стеклу) для моих ушей оказался крайне неприятен.

Но, не решаясь прервать разъяренного монстра, я сцепил зубы и терпел скрип. Благоразумно отодвинувшись подальше от кусача, решил еще на пару минут повременить с расспросами, и дать союзнице время остыть и успокоиться.

– Черт! Не оттирается!.. Рихтовщик, там у тебя, вроде, вода еще оставалась?..

Не дожидаясь моего ответа, Лува цапнула замеченную на полу бутыль, и тут же вылила все остатки на задницу. Отбросив изгвазданный халат, подняла с пола второй, и уже им вычистила себя практически до блеска.

– Ну вот – совсем другое дело!

Размочаленная в лоскуты мокрая тряпка шлепнулась на пол рядом с остатками первого халата.

– Что скажешь?

Кусач шагнула ко мне, повернулась задницей, и по-женски крутанула бедрами… Я невольно отшатнулся от просвистевших в считанных сантиметрах от лица шишкастых роговых пластин. И поспешил заверить:

– Все чисто!

– Отлично, – рыкнула кусач, разворачиваясь обратно. – Сколько там еще у нас осталось времени?

– Тридцать три минуты, – откликнулся я, и только после этого сообразил, что снова поддался удивительному магнетизму Лувы.

– Да какого!..

– Извини-извини, – поспешно затараторила союзница, – я все помню: ты начальник, а я лишь послушный исполнитель твоей воли.

Чтоб оказаться со мой на одном уровне великанша-кусач уселась прямо на кафельный пол.

– О, повелитель! Ваша покорная слуга ждет приказаний.

– Слышь, ты это…

– Да-да, мой повелитель!

– Комедию, говорю, эту прекращай!

– Фу, какой ты скучный, Рихтовщик. Мне жить, считай, осталось всего полчаса. И даже повеселиться перед смертью не даешь.

– Вот снова… Откуда ты все это знаешь?.. Отвечай, ты ж обещала!

– Да я и не отказываюсь, – пожала плечами кусач. – Десять минут на разговор у нас есть… Должны успеть.

– Почему десять?

– А ты сделал меня союзницей, чтоб потом тупо проболтать все время действия Дара?

– Да твою ж мать!..

– Спокойно, Рихтовщик, сейчас тебе все станет понятно… Я не просто бывшая бот, Рихтовщик. Я – бывший куратор!

Лува сделала паузу, подчеркивая значимость своего заявления, но прочтя недоумение в моих глазах, стала растолковывать:

– Мне подчинялись все боты подразделения, контролирующего этот город.

– Ты?! Предводительница всех местных ботов?!

– Была… Пока меня не предали.

– Да ну ладно! Хорош заливать-то.

– Не веришь на слово? Нужны доказательства?.. Изволь. Ты ведь не станешь отрицать, что совершал по моей, гм… просьбе некоторые поступки против воли. Так проявляется Контроль куратора – специфический Дар Стикса, пробуждающийся лишь у законно избранного лидера. Именно из-за него смещенного куратора недостаточно просто убить – убитый через несколько часов воскреснет, соберет вокруг себя сторонников и попытается вернуть власть. А это раскол и гражданская война.

– Поэтому тебя заразили паразитом?

– Да, я слишком доверяла своему помощнику. И прошляпила заговор, который этот прохиндей возглавил. Сместив меня, он стал куратором. Меня же, боты, которым я доверяла, заразили и сделали тварью.

– М-да, паршиво вышло. Сочувствую.

– Да забей! – рыкнула кусач. – Благодаря тебе я получила возможность громко хлопнуть дверью напоследок! Скоро на базе начнется такое веселье, что чертям в аду завидно станет! Я вся в предвкушении!

– А как ты узнала про мой Дар?

– Боты, в отличии от вас – игроков, не живут бесконечной войной и истреблением себе подобных…

– Не правда! Мы воюем только с тварями!.. – возмутился было я, но, вспомнив о собственноручно изведенной всего пару дней назад банде муров, прикусил язык.

– Мой народ охотится не за скальпами, а за знаниями, – продолжила, проигнорировав мой протест, Лува. – За многие годы у нас накопилась бездна информации о Стиксе, и, как куратор, я имела доступ к этим бесценным знания. Я наизусть знаю описание тысяч Даров Стикса. И, разумеется, среди них имелся твой Душелов.

– Что!? Значит, до меня уже были на Континенте игроки с этим Даром?

– Отвечу так. Душелов – очень редкий Дар. Вероятность его появления у игрока примерно один к миллиону. Но игроков на Континенте десятки миллионов… Вот и считай.

– Десятки миллионов?

– Это примерные данные с разведанных дронами территорий. Но Континент огромен. Его четкие границы до сих пор не установлены. Бытует мнение, что он вообще бесконечен… Так, что-то мы отвлеклись. На чем я остановилась? Ага, вспомнила… Осознав себя в теле твари, и увидев рядом игрока, я поняла, что мне невероятно повезло угодить под воздействие редкого Дара. Я получила уникальную возможность отомстить предателю, потому не туплю, и полна решимости начать действовать… Теперь твой черед, Рихтовщик, отвечать на вопросы.

– Э-э, полегче на поворотах.

– Да помню я правила игры. Ты – главный, я – на подхвате. Но, согласись, я гораздо эффективней смогу тебе помочь, если буду знать о цели твоего визита на базу.

Стремно, конечно, было раскрывать карты перед бывшим ботом. Но предыдущие откровения жаждущей мести экс-кураторши показались мне убедительными. А Интуиция, которой за последний месяц я приучился доверять, подсказывала, что Лува не врет. К тому же, кусач находилась под действием Дара, и не могла мне навредить… Взвесив все за и против, я решил рискнуть.

– Ваши боты похитили мою подругу. Я забрался сюда за ней. И не уйду…

– Без нее, – хмыкнула кусач. – Понимаю. Даже завидую. Повезло твоей девчонке, Рихтовщик.

– Мы просто друзья!

– Да ради бога, – отгородилась огромными бугристыми ладонями кусач. – Я в чужую личную жизнь не лезу… Скажи, а где ее похитили?

– Выкрали из квартиры в Вешалке – это стаб местный, он тут…

– Да знаю я… А теперь самый главный вопрос: что в твоей подруге настолько сильно заинтересовало ботов, что они решились на столь дерзкое похищение?

– Ну так-то она девка видная…

– Рихтовщик, у нас нет времени играть в угадайку. Пойми, от правдивости твоих ответов напрямую будет зависеть эффективность поиска подруги. Я знаю добрый десяток мест в этом здании, приспособленных под содержание пленников. Обойти все их за оставшееся время действия Дара мы физически не успеем. Я могу, разумеется, составить для тебя план. Но без меня, тебя схватит охрана у первой же камеры…

– Не факт!

– Ну, может пару раз тебе повезет. Потом все одно схватят. В одиночку противостоять поднятому по тревоге гарнизону базы не под силу даже игроку тридцать девятого уровня… Если же поделишься истинной причиной ее похищения, прикинув ценность пленницы, я гарантированно приведу нас к нужной камере.

– А откуда ты знаешь: что где здесь находится? Тебя когда с командирского поста сместили?

– Опасаешься, что приказ о похищении твоей девчонки отдала я?.. Клянусь Стиксом, я впервые от тебя узнала об этом похищении… Прекрати уже видеть во мне врага, Рихтовщик. Я твоя союзница, и моя преданность тебе гарантирована Даром! Забыл?

– Ты не ответила: когда тебя сместили?

– Да откуда ж я знаю! Меня заразили. Я лишилась рассудка и стала тварью! Уж извини, дни считать в таком состоянии невозможно.

– Значит, это могло быть и месяц назад?

– И полгода, и год… А может всего неделю… Блин, что за нелепые вопросы. Мы попусту теряем драгоценное время, Рихтовщик!

– Я к тому, что перезагрузка в городе случилась месяц назад. Боты вселились в здание еще позже. И если тебя сместили больше месяца назад…

Я шарахнулся от неожиданного рыка кусача. Но союзница тут же замахала лапами, и объяснила, что это был смех.

– И чего я такого смешного сказал?

– На моей памяти, Рихтовщик, город перезагружался раз сто. И последние двадцать перезагрузок я уже пребывала в ранге куратора. Но, да будет тебе известно, что и после всех предыдущих разов, когда кураторами были мои предшественники, и после произошедших при моем кураторстве перезагрузок, неизменно нашей базой становилось одно и то же здание… Ну, сам посуди, зачем искать иные варианты, когда здесь все знакомо и понятно. Мы снимаемся и уходим перед перезагрузкой, а после нее возвращаемся, делаем в здание нужный ремонт, заносим оборудование – по отработанной технологии это занимает всего полдня – и наша база снова функциональна и готова к работе… Как видишь, совершенно не имеет значения: когда меня сместили. Я это здание изучила вдоль и поперек, и лучшего проводника тебе не найти. Потому, повторяю свой вопрос: каковы истинные причины похищения твоей девчонки?

– Она первый иммунный представитель расы атланов на Континенте.

– О как!.. Выходит, для моего приемника это чрезвычайно ценный трофей. Куратор не рискнет отпускать ее далеко от себя, пока не выведает все секреты. Значит, ее содержат в Паучьем логове на одиннадцатом.

– Паучье логово?! Это еще че за хрень?

– Скоро сам все увидишь… Сколько осталось времени?

– Восемнадцать минут.

– Однако, мы заболтались… Значит так, как только выйдем в коридор, делай точно, как я скажу…

– Так-то, у меня, вообще-то, своя голова имеется…

– Хочешь поднять тревогу – да ради Стикса! – командуй сам.

– Не-не, Лува, я тебе доверяю. Все сделаю, как скажешь.

– Считай, что уговорил. Двинули.

Со скрипом брони, как средневековый рыцарь, кусач с раскачки вскочила на ноги, и решительно шагнула к единственной двери.


Глава 22, в которой нас лишают внезапности, и я пилю

Коридор, в котором очутился выскочив следом за союзницей, разительно отличался от увиденных ранее на втором и пятом этажах. Он был заметно уже и раз в пять короче, и двери боковых помещений здесь располагались лишь с одной стороны – слева.

Но гораздо больше преображения коридора меня напрягло внезапное исчезновение Лувы. Я вышел из операционной буквально через секунду после нее, а огромный кусач растворилась в воздухе, словно гребаный джинн.

– Эй, Рихтовщик, чего на пороге застыл? Догоняй!

Лишь после этого окрика, произнесенного знакомым хрипящим голосом, я разглядел на приличном удалении (уже практически в противоположном конце короткого коридора) полупрозрачную гориллоподобную фигуру высокоуровневой твари.

– Млять! Да я ж тебя потерял, – крикнул, бегом устремляясь вдогонку.

– А чего ты ожидал? – фыркнула поджидающая меня у выхода Лува. – Здесь, в седьмом секторе вивисекторов, еще мертвая зона. Но, как только на площадку выйдем, сразу попадем в объектив видеокамеры. Выходящий из сектора одинокий боец подозрений не вызовет. А вот выходящий на пару с кусачом… сам понимаешь… Пришлось активировать Скрыт – благо, этот Дар, после блокировки паразита, снова стал мне доступен.

– А то, что у меня форма кровью заляпана, камеру не смутит? – спросил, остановившись рядом с гигантской невидимкой.

– Главное, чтоб лица твоего не смогла разглядеть, иначе сверится с базой, и мигом чужака вычислит. Но из-за опущенной защиты на шлеме, так просто уличить тебя, считай, невозможно… Пятна же – ерунда. Кровь высохла давно, и уже мало заметна. Но, чтоб не думалось, ты автомат на груди сдвинь чуть правее – так он большую часть пятен прикрывает, и за ним вообще практически ничего не видно.

Я поправил оружие, как было сказано.

– Сойдет… Значит, сейчас первым выходишь – дверь закрывать не надо, она на доводчике, сама закроется, а я как раз успею проскочить… Ты же, не оглядываясь по сторонам, начинаешь быстрым шагом, с деловым видом, подниматься по лестнице. Что бы вокруг не происходило, не реагируй, продолжай идти вверх. Я буду рядом, и все улажу быстро и бескровно. Все понял?

– И долго мне так подниматься?

– Пока не услышишь моей команды остановиться.

– Командирша, мля…

– Рихтовщик, ты опять!

– Да понял я все, понял. Сделаю, как велела.

– Отлично. Тогда… Да поможет нам Стикс!

Обойдя незримую массивную фигуру, я широко распахнул дверь, решительным шагом пересек открывшуюся лестничную площадку и, как условились, стал подниматься по ступеням лестничного марша.

– Отлично держишься, – нагнал меня на межмаршевом переходе знакомый хриплый голос.

От неожиданности, я едва не оступился. И зашипел под нос проклятья.

– Все спокойно, командир, – продолжил хрипеть за спиной довольный произведенным эффектом голос. – Докладываю: камера тебя засекла, проследила, но опознала, как своего, и тревогу не подняла.

– И ты решила ей помочь! – зашипел, стараясь не разжимать губ.

– Обидно слышать… А, ты решил, что меня могут услышать?.. Не переживай. На лестнице нет микрофонов. Камеры снимают без звука. А отследить меня из-за Скрыта невозможно.

Пока невидимый кусач разглагольствовал за спиной, я без приключений миновал пустую площадку девятого этажа. И продолжил подъем.

– Приготовься к встрече, – раздалось предупреждение Лувы.

Этажом выше – на площадке десятого – хлопнула дверь, на лестнице появились двое ботов в офицерской форме и, о чем-то шепотом переругиваясь, стали спускаться мне навстречу.

– Иди, как идешь. Ничего не бойся. Я все улажу, – прошелестела мне в ухо союзница.

– О, боец! А ты какого лешего сюда забрался? Кто приказал? – заметил меня один из спускающихся.

Проигнорировав обращение, я продолжил подъем. И через считанные секунды мы встретились.

– Эй, я ком…

Голос преградившего мне дорогу офицера вдруг оборвался на полуслове, и сам он подался в сторону настолько резко, что едва не сбил с ног товарища.

– Зловдик, что за ребячество!? – возмутился второй офицер, потирая ушибленное о стену плечо.

Я поспешил проскочить в освободившийся проход.

– Извини, померещилось, – донеслось сзади.

Невероятно, но оба офицера разом утратили ко мне интерес и, как ни в чем не бывало, продолжили спуск, вернувшись к прерванному разговору.

– Уф! Тяжеловато было с двумя одновременно совладать! Еле справилась! – снова заговорить Лува решилась, когда пройдя десятый, я продолжил подъем к одиннадцатому, а офицеры, соответственно, миновав девятый, удалились от меня больше чем на этаж.

– Я так понимаю, сейчас в коридор сворачиваем? – прошипел я, стараясь не разжимать губ.

– Не правильно понимаешь.

– Так одиннадцатый же!

– И что?

– Ты говорила, подругу там держат.

– Все правильно. Но вход в Паучье логово располагается этажом выше.

Я поднялся до одиннадцатого и, не сбавляя шага, перешел на следующий лестничный марш.

– Как это? – спросил, выскочив из-под надзора проводившей меня видеокамеры.

– Шагай вверх, и не задавай дурацких вопросов. Скоро сам все увидишь.

– Задрали сюрпризы! Не хочешь предупредить: что там за дверью меня поджидать будет?

Но на этот раз ответа от союзницы не последовало.

– Лува, что за шутки, мля!?

Снова ни малейшей реакции на слова.

Я уже зашел в радиус обзора камеры над площадкой двенадцатого этажа, разворачиваться в попытке отыскать сзади прозрачную фигуру союзницы стало опасно. И мысленно обматерив отчего-то вдруг затаившуюся спутницу, я молча дошагал последние ступени, пересек пустую площадку и широко распахнул дверь.

Вместо ожидаемого коридора за дверью оказалась огромный зал-кабинет. С обилием мягких кресел вдоль высоких стен и шикарным подковообразным столом вдали напротив входа.

– Надо же! Какие люди к нам пожаловали! – резанул по ушам знакомый мальчишеский голос, когда, отринув сомнения, я решился-таки шагнуть через порог.

Над высоковатой для десятилетнего пацана столешницей взметнулась вихрастая шевелюра, и через секунду мальчик-фантом выскочил из-за стола мне на встречу.

Млять! Это что еще за гребаная подстава!

– Рихтовщик! А я ведь ему говорил, что ты прорвешься! Он же, представляешь, настолько не верил, что согласился на предложенное пари…

Затравлено заозиравшись по сторонам, я попятился к двери, но она резко захлопнулась за спиной, отрезая единственный путь к бегству.

– …Благодаря тебе, я две сотни споранов только что поднял… – продолжал меж тем вещать, неспешно приближающийся мальчишка.

Интуиция взвыла сиреной, предупреждая об исходящей от фантома смертельной угрозе.

– Стоять! Стреляю!

– Самые легкие бабки в моей жизни…

Мою угрозу фантом вновь проигнорировал. И, вскинув автомат, я зарядил по нему длинную очередь.

Прошившие хрупкое тельце пули не заставили пацана даже поморщиться.

– Напрасно ты, Рихтовщик, не захотел договориться внизу. Теперь все зашло слишком далеко…

Как ни в чем не бывало, продолжил вещать неотвратимо надвигающийся фантом.

Я попытался сбежать вдоль стены, но мгновенно среагировавший малец, резко ускорившись, рванул наперехват, тут же сократив между нами дистанцию до критичного метра.

Между потянувшимися ко мне руками фантома зазмеилась яркая белесая молния многотысячного разряда.

Отбиваться от нематериального фантома мне было нечем. Наверняка, существовали Дары Стикса эффективные и против призраков, но в моем скромном арсенале доступных Даров таких, увы, не было.

Сбежать от него, как показал недавний маневр, тоже мне оказалось не по силам. Под ускорением «Марафонца» на открытом просторе, мне б, без сомнения, это легко удалось – привязанный к конкретному месту фантом не смог бы перекрыть разом все направления – но в ограниченном пространстве приемной он был хозяином положения, а мне здесь не хватало места для нормального разгона.

Фантом не умел летать. И бегство от разряда под потолок могло продлить мне жизнь еще почти на полминуты. Но Дар «Легче пуха» у меня еще не откатился, потому даже эта короткая отсрочка смерти оказалась сейчас недоступна.

Но несмотря на безнадежность ситуации, я не стал безвольно опускать руки. Скакнув в угол, швырнул в надвигающего пацана оказавшимся под рукой креслом. Массивный снаряд, как и пули, спокойно пролетел сквозь слегка поплывшее в момент контакта с ним детское тело, и загрохотал дальше по полу.

Фантом же снова приблизился на критичный метр. И, зажатый в углу, я уже не мог никуда от него сбежать.

– Слышь, пацан, а взрослые дома есть? – попытался оттянуть я неизбежное. – Передай, что я готов договориться.

– Время переговоров прошло, – совсем не по-детски усмехнулся фантом. – Прощай, Рихтовщик. Был рад знакомству.

Между нацелившимися на меня ручонками снова зазмеился высоковольтный электрический разряд.

Еще секунда и…

Что-то впереди вдруг гулко громыхнуло, и почти дотянувшийся до меня фантом тут же исчез – а от бушевавшего в его руках смертоносного разряда остался лишь резкий запах озона.

Обернувшись на грохот, увидел тонкую струйку серого дыма поднимающуюся из-под стола.

– Вот ведь дерьмо дерьмовое! – донесся с места происшествия хриплый рык невидимой союзницы.

За столом в сплошном монолите дальней стены вдруг проступили контуры скрытой двери. Появление которой тут же преобразило принятый мною за кабинет зал в приемную.

Разумеется, я тут же поспешил к обнаруженному скрыту.

– Мне пришлось раздавить проектор призрака, – упреждая мои вопросы, пояснила Лува. – Это был единственный способ его остановить. Иначе, он бы тебя испепелил.

– Правильно сделала! От души благодарю!

– Да нихрена не правильно! – неожиданно взъерепенилась невидимка. – Ты должен был проскочить мимо призрака. Я бы активировала перед тобой скрытую дверь, и мы бесшумно проскочили внутрь. Вот это было б дело!.. Теперь же мы бездарно засветились на гребаном призраке. Разрушение проектора мало того, что заблокировало дверь, еще и выдала нас куратору. Пока будем ломать дверь, он успеет подготовиться к нашей встрече.

– Надо было в планы свои меня посвящать, – заворчал я. – Тогда бы и косяков таких не случалось.

– Да я ж понятия не имела, что он призрака на первый контур посадит. И дверь на проектор запитает!.. Млять! Сколько минут у нас осталось?

– Четырнадцать.

– Очень плохо. Можем из-за двери не успеть.

– Да, не психуй. Сейчас мы ее живо вскроем.

Я призвал Шпору.

– Пилкой этой, – пренебрежительно фыркнула союзница. – Тут дверь непростая, Рихтовщик. Из тугоплавкого сплава, повышенной прочности. И замки сейфового типа – ей под стать. В ней бронебойный снаряд застрянет.

– За минуту управлюсь. Засекай.

– Невозможно это! Неужели ты…

Дальнейшие слова кусача потонули в шуме вгрызающейся в стену Шпоры. Я не стал даже пытаться резать прочнейший металл. Вместо этого сосредоточил усилия на дверном косяке, который держался в стене из силикатного кирпича – и вот этот далеко не самый прочный материал шипам моей Шпоры уступил практически без боя.

За обещанную минуту я успел Шпорой трижды пройтись по контору косяка, сделав глубокий П-образный пропил вокруг двери.

И когда мы с союзницей дружно навалились в конце на преграду, толстая неприступная дверь, вместе с косяком, рухнула внутрь таинственного полумрака.

– Не хочешь предупредить: каких еще сюрпризов стоит мне там опасаться? – спросил я союзницу.

И даже не удивился, снова услышав в ответ лишь интригующую тишину.



Глава 23, в которой успеваю отомстить, но опаздываю выжить

Перед глазами вдруг загорелись строки короткого уведомления:


!!!Внимание! Остальными членами отряда в отрядном бою ликвидировано: 3 топтуна, 11 лотерейщиков и 16 бегунов!

Награда за участие в ликвидации:

!Опыт: +13279. Характеристики: +20 Картографии, +20 к Меткости, +10 к Физической броне, +20 к Скорости, +18 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Хамелеону!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Читать короткое уведомление целиком не было времени, потому, уловив суть из первой строки, нижнюю статистику я сморгнул, не глядя.

– А Белка там, походу, тоже ни разу не скучает, – губы самим собой растянулись в довольной улыбке.

Перед шагом в полную сюрпризов неизвестность, отчаянно захотелось перекинуться парой теплых слов с близким по духу человеком.

Гляжу, у тебя там весело? – надиктовал в отрядном чате.

«Ага, мля, просто обхохочешься!» – тут же прилетела ответка от Белки.

Ты там как, вообще? Цела? А то тон какой-то непонятный.

«Нормально все. Устала просто от тварей бегать… Ты там долго еще?»

– Уже на финишной прямой!

«Удачи тогда!»

– И тебе!

Вот и поговорили… Конечно, переписка – это слабая альтернатива полновесного разговора. Но даже от такого суррогатного общения на душе стало легче.

Беседа с Белкой задержала меня на пороге всего секунд на пятнадцать.

Но, как и упреждала союзница, за выломанной дверью меня уже с нетерпение поджидал хозяин базы. Настолько уверенный в себе, что не постеснялся даже меня поторопить:

– А ты, я гляжу, оригинал! – донесся из полумрака незнакомый властный голос. – Дверь выломал, а через порог ступить застеснялся. Персонального приглашения ждешь?

– Обойдусь! – фыркнул я громко и едва слышно выдохнул фразу-активатор: – Сквозняк!

Полумрак впереди, разумеется, не озарился солнечным светом. Но под воздействием «Всевидящего ока» разделяющая помещения стена стала полупрозрачной, и яркий свет из приемной, частично сквозь нее пробившись, худо-бедно осветил соседний зал, с четырьмя подсвеченными красным гуманоидными фигурами внутри и с добрым десятком дронов, беззвучно парящих под потолком, на манер стильных винтокрылых люстр.

Три гуманоидных фигуры и восемь дронов находились вблизи от входа – ежу понятно, что это была спешно состряпанная по мою душу группа захвата. Четвертая, сидящая в кресле, фигура под защитой оставшихся двух дронов находилась на значительном отдалении – это, наверняка, и был пресловутый куратор.

– Да ты будешь уже входить! – теряя терпенье, рявкнул властный голос.

– Да иду уже! – раздраженно бросил я в полумрак.

Прежде чем ломануться на встречу очередному смертельно опасному приключению, я извлек из ячейки инвентаря пробирку с зельем Духа и перелил в рот маслянистую жидкость сапфирового цвета. У зелья оказался на удивление приятный ментоловый вкус. Проглотив его, никакого физического дискомфорта я не почувствовал, но эффект от зелья увидел мгновенно – опустившаяся на самое дно шкала Духа Стикса на моих глазах стрелой взвилась вверх и застыла на максимуме.

Шагнув в полумрак, скачком к стене я вышел из освещенного контура развороченного дверного прохода и, вскинув автомат, саданул короткой очередью по пропеллеру ближайшего дрона. К моему безмерному удивлению вокруг парящего под потолком боевого автомата на миг обозначился защитный экран (формой и блестящими радужными переливами похожий на мыльный пузырь), отрикошетивший все мои пули в потолок. Ударившие в ответку пули дронов буквально изрешетили стену за спиной – у меня, разумеется, хватило проворства пригнуться и выскочить из-под обстрела.

Выбрав новой целью рванувшие наперехват красные фигуры, попытался подстрелить ближайшего охранника. И снова потерпел фиаско. Невероятно проворный тип исхитрился на бегу увернуться от всех трех посланных в него практически в упор пуль.

Больше выстрелить я не успел, мы сошлись в рукопашной.

В отличие от меня бот оказался вооружен парой дубинок. И в ближнем бою это примитивное оружие оказалось в разы эффективнее автомата. Первым же ударом бот деформировал мне ствол, и испорченный огнестрел стало опасно использовать по назначению. Из оружия автомат превратился в болтающуюся на шее досадную помеху, сковывающую движения и мешающую отбиваться.

Наскочивший на меня бот серьезно уступал мне в Атаке и Защите, но изрядно превосходил меня в Ловкости. Он волчком закрутился вокруг мена, осыпая градом увесистых ударов, многие я успевал отбивать локтями и кулаками, но часть все равно проходила. Опасаясь задеть своего, дроны прекратили стрельбу и стали окружать место драги.

За пару секунд я успешно отбил шесть ударов, и пропустил три. Мне дважды прилетело по лбу и один раз в плечо. Все удары были болезненными, но я стойко выдержал каждый, даже не шелохнувшись. Мой же, проскочивший в ответку, единственный апперкот буквально снес бота с ног. Сражайся и дальше мы с ним один на один, я б рано или поздно ловкача разделал под орех, все ж таки его тридцать второй уровень смотрелся жидковато на фоне моего тридцать девятого. Но, увы, у напавшего на меня бота имелось еще двое товарищей. И когда отставшая пара подключилась к драке, мне пришлось туго.

На первых секундах начавшегося избиения пытался отбиваться от троицы с помощью Шпоры и резака. Но ловкачи легко уворачивались от моих размашистых рубящих ударов, в то время как хлесткие удары их дубинок сыпались на мою открытую голову сплошным потоком. Кроме того пару раз весьма болезненно прилетело по пальцам кулака, сжимающего рукоять резака, и я едва не выронил читерский клинок.

Пришлось в спешном порядке убирать оружие обратно в ячейки, и накоротке отчаянно отмахиваться локтями и кулаками.

Сатанея под градом летящих со всех сторон ударов, я невольно вспомнил слова изуродованной подруги:

«Боты, Рихтовщик. Это были гребаные боты. Трое. Все выше тридцатого уровня. Спецы. Очень крутые. Уработали меня голыми руками. Я даже под Даром не успевала реагировать на их удары.»

– СУКИ! – взвыл я в отчаянье, стирая заливающую глаза кровь.

Отбитые руки отчаянно гудели, держать их в закрытой боксерской стойке с каждой секундой становилось все тяжелее. Драка неотвратимо перетекла в одностороннее избиение. Я перестал контратаковать и, экономя силы, сосредоточился лишь на защите.

В закрытой стойке бой не выиграть. И я прекрасно понимал, что, какой бы крепкой не была моя защита, под напором шести дубинок, беспрерывно обрабатывающих тело со всех сторон, долго мне не продержаться.

У меня имелось аж два Дара, позволявших на раз прекратить избиение: «Сокрушитель преград» с читерским Смертельным ударом и «Чужая лапа».

Но я продолжал терпеть, давая шанс крадущейся вдоль стены союзнице (невидимое тело которой прекрасно видел в полумраке зала из-за красной подсветки продолжавшего действовать «Всевидящего ока») незаметно подобраться к сидящей в отдалении одинокой фигуре куратора, упивающегося зрелищем моего избиения.

После очередного особо сильного удара, прилетевшего точно по затылку, я почувствовал предательскую слабость в ногах и рухнул на колени.

– Довольно пока с него, – донесся с кресла знакомый властный голос. – Передохните малость. А мы с гостем пока побеседуем… И поднимите его с пола, хочу видеть лицо этого героя.

Дубинки перестали охаживать избитое тело, боты подхватили меня под руки и поставили на ноги.

– Знаешь, ты разочаровал меня, Рихтовщик, – продолжил куратор. – После грозных посулов твоей подружки и всего, что ты натворил на базе, я так готовился к нашей встрече. А тебя запросто завалили всего трое моих охранников.

– Меня? Завалили? – я попытался расхохотаться, но от прострелившей бок боли, смех обернулся хриплым кашлем.

– Жалкое зрелище, – фыркнул куратор.

– Отдай, Мараджелу, утырок! И, обещаю, я убью тебя не больно!

– Похоже, бедняга умом тронулся. Кончайте его, парни.

– Круши! – выдохнул я фразу-активатор.

Мышцы вздулись от потока хлынувшей в них силы. Все набитые шишки, синяки и ушибы отошли на второй план. Я вновь почувствовал себя суперменом и, выстояв под слитным ударом шести дубин, приговорил обидчиков ответным Смертельным ударом:

– Умри!

Все трое ботов оказались в зоне поражения Смертельного удара, а поскольку они имели уровень ниже моего, их мгновенная ликвидация никак не отразилась на текущем состоянии моего здоровья.

Перед глазами замелькали секунды обратного отсчета:

… 14… 13…

Мертвые боты еще стояли с занесенными для ударов дубинами, я же, оттолкнувшись от пола десятикратно усиленными ногами, как гигантский кузнечик, подскочил с места на добрые два метра. И, перемахнув через голову одного из истуканов, дотянулся призванной из инвентаря Шпорой сразу до двух зависших круговом оцеплении дронов.

В момент нанесения ударов над летающими автоматами снова образовалась пленка защитного экрана, но, в отличие от пуль, направляемому усиленной Даром рукой шипастому диску без труда удалось пробить «мыльные пузыри».

Сбитые Шпорой дроны искря и дымясь рухнули на пол.

Для оставшихся под потолком шести дронов-наблюдателей моя атака оказалась полной неожиданностью. Высоким длинным прыжком я не только достал пару винтокрылов, но и выскочил из-под наведенных на меня стволов остальных дронов. Им требовалось хотя бы пара-тройка секунд для разворота орудий в другую сторону и прицеливания. Я же, разумеется, давать им эти роковые секунды не собирался.

13… 12…

Приземлившись. Я тут же перекатом ушел в сторону. И снова развернулся к заметавшимся в панике винтокрылым врагам.

Троица мертвых ботов синхронно завалилась на пол.

12… 11…

Я снова, оттолкнувшись, взмыл вверх и срубил сразу тройку дронов.

11… 10…

Уцелевшие три дрона рванули в разные стороны.

10… 9…

И в третьем прыжке я смог достать увы лишь один винтокрыл.

9… 8…

Пара других получили драгоценную паузу на разворот и прицеливание.

8… 7… 6…

Уходя от пуль дронов, пришлось бежать зигзагом, теряя на гребаной синусоиде драгоценные мгновенья утекающего, как вода в песок, времени действия Дара.

6… 5…

Отталкиваюсь. Взлетаю в прыжке. И срубаю к хрустам свинячим еще один дрон.

5… 4…

Оставшийся дрон, забив на стрельбу, рванул в сторону куратора, под защиту пары дальних винтокрылов. Которые, оставив своего ценного подопечного в одиночестве, решились-таки тоже вступить в бой и, поливая меня издали очередями, рванули навстречу уцелевшему собрату.

4… 3… 2…

Широкими скачками зигзагом несусь вдогонку за улепетывающим дроном. Пули проносятся в считанных сантиметрах. Одна шальная зараза, вопреки всем моим отчаянным усилиям увернуться, пробивает левое плечо. Инерцией удара меня едва не валит с ног. Чудом сохранив равновесие, я все же догоняю дрон. Толчок. Прыжок. Удар…

2… 1…

Шипастый диск врубается в крайний винт дрона, мгновенно превращая его в горсть перемолотого пластика. Подбитый винтокрыл неуправляемым снарядом несется к креслу куратора, и один из пары дронов-телохранителей вынужден спикировать ему наперехват.

Взрыв пары врезавшихся дронов на мгновенье озаряет полумрак зала. И время вокруг словно замирает.

Падая я успеваю зацепить пристальным взглядом сидящего на роскошном кресле, как на троне, седоволосого врага. Это бот аж сорок второго уровня. Он с издевкой мне улыбается и молча аплодирует – типа, а ты неплохо развлек старика, затейник Рихтовщик.

В голове невольно проносится мысль: «Не поторопился ли я со Смертельным ударом?».

Уцелевший дрон шарашит в мою сторону размашистой очередью. И я отчетливо прослеживаю траектории пяти пуль, вылетевших из жерла ствола, закрепленного под пластиковым брюхом винтокрыла. Четыре точно проходят мимо. Но одна пуля несется точно мне в грудь.

Пытаюсь в полете изогнуться, чтоб избежать рокового поцелуя смертоносного свинца. Но…

Аккурат в этот миг действие Дара заканчивается. Наступает жесткий откат. И я теряю контроль над телом.

Грудь ожидаемо взрывается ослепительной вспышкой боли. Я теряю сознание, и проваливаюсь в непроглядную черноту.


Интерлюдия 4

Последний дрон вдруг резко ускорился и с разгона врезался в стену, обратившись в груду искрящего пластика.

– Это еще что за дичь? – пробормотал куратор, изумленно взирая на груду дымящегося пластика у стены. – Да этот Рихтовщик просто дьявол какой-то!

– Не наговаривай на мальчика, – раздался над ухом куратора смутно знакомый хриплый голос.

– Ты кто?

Куратор попытался обернуться. Но мощная когтистая пятерня стиснула его плечо, придавив к креслу.

– А ты изменился, Сюльгент. С трудом тебя узнала. Постарел… Интересно, сколько лет ты уже держишь меня в отстойнике?

Куратора пробил холодный пот.

– Лува?!

– А жизнь полна сюрпризов, не так ли? Сукин ты сын!

Да, это была она. Его бывшая начальница. Превращенная им в лишенную памяти неразумную тварь.

Прошло уже больше шестнадцати лет, но, как наяву, сейчас всплыли перед глазами Сюльгента события той отчаянной ночи.

Навестивших базу гостей было всего лишь двое. А на стороне куратора – весь поднятой по тревоге гарнизон базы. Но огромный численный перевес не помог Луве отсрочить неизбежную расплату.

Угрюмые типы, в одинаковых черных пальто и таких же черных очках, без единого выстрела поднялись на двенадцатый этаж, погружая всех встретившихся по дороге ботов в глубокий сон, и поражая вирусами электронную начинку дронов.

Ментальному воздействию тенеловов смогли воспротивиться лишь посвященные – сам куратор и тройка его телохранителей. Два друга Сюльгента, отринув посулы гостей, подчинились приказу своего куратора и атаковали тенеловов. Бросившись вместе с ними, Сюльгент предал друзей, коварно ударив им в спину. И угрюмые типы, разумеется, легко их одолели. А потом тенеловы скрутили Луву. И предложили предателю сделать связанному куратору и двум оглушенным друзьям инъекции, приглушающие природный иммунитет ботов и подселяющие им паразитов. Сюльгент зашел уже слишком далеко, чтоб врубать заднюю, и отказываться от их предложения.

Когда гости покинули базу, на двенадцатом этаже появился новый куратор. А отстойник вивисекторов пополнился тремя высокоуровневыми тварями.

– Поверить не могу! Он вернул тебя Душеловом, – осипшим голосом простонал куратор.

– Да! Ублюдок! – торжествующе взревела невидимка за его спиной. – Нужно было доводить дело до конца!

– Я хотел. Но чертов Прукзак убедил, что из бывших ботов получились твари с уникальным геномом, и за ваши органы генералитет расщедрится на поставки новой техники и оборудования.

– Жадный ублюдок!

– Я ж не для себя!

– Мразь!

– Можно подумать, ты б на моем месте поступила по-другому.

– Я не предавала своего куратора.

– Ой ли?..

Лапа на плече впилась когтищами в тело куратора, марая форменную рубашку влажными пятнами пущенной крови. Когти второй лапы оцарапали щеку и шею жертвы, и замерли, нацелившись на горло.

– Че ж остановилась? Продолжай!.. И пусть уже, наконец, чертов Рихтовщик сдохнет от смертельной раны!

– Раз сразу не умер, выкарабкается, – прохрипела в ответ кусач. – А ты ему в этом поможешь.

– Да щас!

Впившиеся в плечо когти шевельнулись, расширяя и углубляя раны, и от них ударило разрядом тока. Тело куратора затрясло, окровавленная рубашка вокруг когтей обуглилась, из глубоких ран закурился дымок, и запахло горелой плотью.

– Ааа!.. – взвыл зажатый в кресле, как на электрическом стуле, бот.

– Ты видимо забыл о моем таланте уговаривать несговорчивых, – прорычала в ухо куратору Лува, прекратив экзекуцию. – У меня мало времени. И нет ни малейшего желания с тобой – мразь! – церемониться.

– Хорошо. Я все сделаю. Только не надо больше…

Из когтей ударил очередной разряд. Подпрыгнувший в кресле куратор прикусил язык и заткнулся.

– Открывай Паучье логово!

– Но эксперимент еще…

Третий самый длинный и болезненный разряд, едва не прикончив жертву, сломил остатки воли, и куратор подчинился.



Интерлюдия 5

Окружающее пространство поплыло, и доведенная до ручки женщина отчаянно разрыдалась.

В ушах раздалось отвратительное шипение, спровоцировавшее непроизвольную вибрацию тела. Через пять секунд с чавкающим звуком от лица отделилась силиконовая маска, и беззвучно взмыла под потолок.

Мараджела в очередной, бог весть какой по счету, раз обнаружила себя сидящей в жестком, неудобном кресле, с фиксаторами для рук, ног, туловища и шеи, где были намертво закреплены не только конечности, но и все тело целиком. Зажатая в притороченной к спинке шлемоподобной колодке голова тоже была полностью обездвижена.

– Да что опять не так-то?! – закричала женщина, глотая льющиеся по щекам слезы. – Вы издеваетесь?! Я ж почти уже вывела формулу! А теперь все придется начинать сначала!

Испугавшись собственной дерзости, Мараджела зажмурилась и сжалась в ожидании неминуемого болезненного разряда.

Но в этот раз наказания отчего-то не последовало.

Робко покосившись из-под прикрытых глаз на опостылевшие серые стены узилища, она обнаружила, что обычно транслирующий ее последние воспоминания экран на стене, сейчас в тон стенам серел шипящей пустотой.

Мараджела почувствовала комариный укус в плечо. Но на этот раз укол не спровоцировал сонливость, а наоборот стимулировал бодрость. Женщина почувствовала, как застоявшаяся от долгой неподвижности кровь ускорила циркуляцию, от чего все тело и особенно затекшие конечности закололо тысячами невидимых иголок.

Вдруг с громким слитным щелчком одновременно разомкнулись все стальные браслеты на руках и ногах, и с тихим шуршаньем ушли вглубь кресла сдавливающие туловище и шею стальные обручи. Последними разомкнулись фиксаторы на подбородке, и расширившаяся шлем-колодка, освободив голову, отъехала по полозьям высокой спинки на самый верх.

– И как это понимать? – растерянно пробормотала ошарашенная таким поворотом женщина.

– Разминай ноги, вставай, и пошли отсюда, – донесся из-за спины хриплый рык незнакомца.

Не уловив в нем гнусавого акцента истязателя, пленница испуганно спросила:

– Кто вы?

– Твой билет на свободу, – раздраженно фыркнул незнакомец.

– А тот, кто раньше здесь со мной был…

– Хорош болтать! – перебил хриплый голос. – У нас нет времени на пустой треп. Либо встаешь и без разговоров делаешь, что скажу. Либо я замолкаю, и ты навсегда останешься здесь.

Мараджела остервенело заколотила кулачками по бедрам и икрам, возвращая чувствительность отсиженным ногам. И через четверть минуты рискнула встать.

Ее слегка повело, и пришлось опереться на высокую спинку кресла. Ноги не подвели, и удержали в вертикальном положении.

Но на этом испытания решившейся на побег пленницы не закончились. Впервые с момента похищения получив возможность обернуться, женщина едва не рухнула в обморок, обнаружив за спинкой кресла черного паука размером со слона.

Паук беззвучно покачивался на мощных лапах, упирающихся в стыки стен с полом, грозно шевелил полуметровыми серповидными челюстями и таращился на пленницу россыпью ртутных глаз.

– Ай! Мамочкааа! Нееет! – взвизгнула Мараджела, когда ей показалось, что лапы монстра шевельнулись, и паук качнулся в ее направлении.

– Не ори, дура! – тут же цыкнул хриплый спаситель.

Но поскольку голос донесся от монстра. Вместо того, чтобы успокоить и подбодрить, он еще больше напугал женщину.

– Нееет! Ну пожалуйста! Не надооо!..

– Да не настоящий это паук. А иллюзорная проекция! – в параллель захрипел спаситель.

Но громадный паук на добрый метр качнулся к обезумевшей от ужаса пленнице, и кроме надвигающегося КОШМАРА Мараджела уже ничего вокруг не видела и не слышала.

Блестящие от яда серпы-челюсти надвигающего монстра стали расходиться в стороны. А у несчастной женщины от ужаса отнялись ноги, и она не могла даже отступить. Перегруженное кошмаром сознание поплыло, и Мараджела даже не почувствовала, как разом три иголки вошли в пальцы руки, мертвой хваткой вцепившейся в спинку кресла.

Тройной укол взбодрил женщину, приглушил панику, и не позволил ей сойти с ума, когда острые челюсти дотянувшегося до кресла паука «рубанули» ее тело.

А через секунду зажмурившаяся Мараджела поняла, что благополучно пережила укус монстра, и осталась жива-здорова. Гигантский паук же, откатившись обратно в противоположную часть комнаты, снова злобно гипнотизировал ее четырьмя парами ртутных гляделок.

Ужас неотвратимой смерти отступил, и Мараджела услышала, наконец, адресованные ей слова:

– …не живой! Иллюзия это! Чтоб напугать пленника, и не позволить отсюда сбежать!

– И что мне делать?.. Ой! – даже зная секрет стража, женщина невольно вздрогнула, когда гигантский паук снова качнулся в ее сторону.

– Иди к нему. Выход за иллюзией.

Мараджела нервно облизала губы… Легко сказать: иди к нему. Паук был точь-в-точь как настоящий. И добровольно шагнуть в раззявленную пасть такого монстра было до обморока страшно. Преодолеть этот животный ужас не смог даже бодрящий эффект от тройного укола.

«А что если…» – пришедшее на ум, простое, как дважды два, спасительное решение подарило надежду на выход их патовой ситуации.

Мараджела крепко зажмурилась и шагнула навстречу чудовищу. Не видя кошмарной иллюзии, она легко сквозь нее прошла и, нащупав вытянутыми руками похожую на дверь пластиковую поверхность, снова открыла глаза.

Увы, это оказалась не дверь, а спинка кресла-капкана. Каким-то непостижимым образом во время слепой ходьбы ее развернуло в обратном направлении, и вместо выхода она вернулась на точку старта.

Обернувшись, женщина снова затряслась от ужаса при виде надвигающихся челюстей паука.

– С закрытыми глазами найти выход не получится, – прилетело запоздалое ЦУ. – Ты должна преодолеть свой страх.

– Я не могу!

Паук качнулся к ней. И вместо шага навстречу, Мараджела невольно снова попятилась.

– Ну же, быстрее! Времени совсем нет! – стал подгонять хриплый голос. – Если не сделаешь это немедленно, подведешь не только себя, но и Рихтовщика. Который черти через что прошел, чтобы вытащить тебя отсюда!

– Рихтовщик? Он здесь?

– Разумеется. Лежит наверху. Тяжело раненный. И срочно нуждается в твоей помощи… Кстати, то что я тебе помогаю – целиком его заслуга.

Страх за здоровья друга пересилил ужас перед ядовитыми челюстями паука. Трясясь, как осиновый лист, Мараджела, разведя пальцами веки, с широко открытыми глазами шагнула навстречу надвигающемуся кошмару.

Она увидела, как расходятся блестящие от яда паучьи челюсти, и если б не удерживающие веки пальцы, от этого леденящего кровь зрелища точно б зажмурилась. Но глаза до конца продолжали оставаться открытыми. И это позволило женщине заметить, как в роковой момент удара челюстями по ее бокам из раззявленной паучьей пасти показался конец веревочной лестницы.

И как только Мараджела ухватилась за этот подарок судьбы, реалистичная иллюзия ужасного паука мгновенно развеялся. Она увидела над собой квадратный распахнутый люк в потолке, со спускающейся оттуда веревочной лестницей.

– Умничка! Ты сделала это! – пропел дифирамбы хриплый голос. – Теперь, скорее, наверх!


Глава 24, в которой меня штрафуют, и я прощаюсь с союзницей

Непроглядную черноту вдруг прорезали ослепительно яркие красные строки уведомления:


!!!Внимание! Бот Сюльгент активировал Дар Приста и предлагает вам воскрешение в точке гибели!

!Принять воскрешение от бота Сюльгента? Да/Нет!


Разумеется, я выбрал «Да».

Застилающая взор чернота начала проясняться. Вернувшаяся боль в раненой груди заставила зашипеть сквозь стиснутые зубы. Но появившаяся одновременно с болью интуитивная уверенность, что рана перестала нести угрозу жизни и в скором времени регенерация с ней обязательно справится, придала сил и терпенья.

Я затаился в ожидании очередной партии системных разъяснений, и не прогадал. Через пару секунд перед глазами загорелись красные строки уведомления:


!!!Внимание! Вы получили смертельное ранение и смогли выжить, находясь в шаге от смерти, только благодаря вмешательству бота с Даром Приста!

Штраф в пользу бота с Даром Приста:

!Опыт: -4354. Очки свободного распределения характеристик: -4350!

!!!Внимание! Вами лично в отрядном бою ликвидировано: 9 дронов и 3 бота 32-го и 33-го уровней!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +48137. Характеристики: +2 к Знаниям, +17 к Картографии, +2 к Наблюдательности,+17 к Удаче, +17 к Физической силе, +2 к Рукопашному бою, +19 к Фехтованию, +20 к Меткости, +3 к Физической броне, +2 к Выносливости, +2 к Регенерации, +3 к Скрытности, +18 к Скорости, +8 к Реакции, +8 к Гибкости, +2 к Интуиции, +12 к Силе Стикса, +8 к Броне Стикса, +2 к Медитации, +7 к Познанию скрытого. Навыки: +46 к Алкоголизму, +54 к Владению Шпорой (Атака +1), +28 к Ораторскому искусству, +45 к Кулачному бою, +53 к Легкой атлетике, +38 к Тяжелой атлетике, +33 к Штопальщику, +24 к Левитации, +21 к Стрелку, +35 к Палачу, +30 к Шпиону, +29 к Рентгену (Интеллект +1), +22 к Стайеру!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Всевидящее око!

!Характеристики: +2 к Наблюдательности, +8 к Удаче, +5 к Познанию скрытого. Навыки: +20 к Шпиону, +30 к Рентгену!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар Сокрушитель преград!

!Характеристики: +8 к Удаче (Интеллект +1), +2 к Рукопашному бою, +10 к Скорости, +8 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Кулачному бою, +20 к Легкой атлетике(Ловкость +1), +40 к Палачу!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Я едва успел пробежаться глазами по полотнищу уведомления, и от осмысления прочитанного меня отвлек требовательный рык союзницы:

– Рихтовщик, хорош жмуром прикидываться. Вставай. Она без твоей помощи там вечность будет самостоятельно выбираться. А у нас время на исходе.

Я попытался встать, и у меня на удивление легко получилось это сделать.

Видимо от того, что я удачно приземлился на спину, крови из раны на груди вытекло совсем немного – напротив сердца на куртке обнаружилось кровавое пятнышко величиной с пятирублевку. Зато пробоина в плече кровоточила будь здоров! Верх левого рукава пропитался кровью насквозь, и даже на полу, под раненым плечом, скопилась небольшая лужица.

– Посмотри направо, Рихтовщик, – продолжила наставлять союзница. – Видишь, в углу дыра в полу открылась. Там твоя подруга. Поспеши!

Но прежде чем последовать указанию Лувы, я невольно задержался на месте, разглядывая скорчившуюся в кресле фигуру бота. Его роскошный белоснежный китель был залит кровью. Особо плотное кровавое пятно бурело на правой половине, где в плечо бота на всю длину были загнанны огромные, как кривые кинжала, когти кусача.

Горой возвышающаяся за спинкой кресла пленника Лува полностью контролировала куратора. Не нужно быть гением, чтобы догадаться, кому на самом деле я был обязан своим воскрешением. С другой стороны, спася меня, Лува, в некотором роде, отстаивала собственные интересы. Ведь, паразит в ее теле блокирован под воздействием моего «Душелова», соответственно, с моей смертью мгновенно прервется действие Дара, и она тут же превратится обратно в лишенное памяти чудовище. Кстати, а сколько там на таймере осталось-то?

Скосив глаза на сдвинутый на периферию таймер обратного отсчета, с изумлением обнаружил, что до окончания действия «Душелова» осталось чуть более двух минут. А ведь когда я бросился в погоню за дроном там было восемь минут. Выходит, в чернильном беспамятстве я провалялся не меньше пяти минут.

– Ну че завис-то! – вывел меня из задумчивости хриплый рык союзницы. – Беги – кому говорят! – к ней. Она нифига сама не справляется.

Я побежал к указанному люку. А вслед мне раздалось злобное шипенье, в котором с трудом разобрал некогда грозный начальственный голос всемогущего куратора:

– Вы все равно отсюда не выйдете! И я заставлю тебя молить о смерти!

– Заткнись, Сюльгент! – осадила пленника союзница. – Еще одно слово без позволения и…

Кусач что-то с ним сделала. Что-то крайне болезненное. Седовласый куратор взвыл дурным голосом, и стал умолять мучительницу прекратить пытку.

Я же, добежав до края люка, заглянул вниз, и увидел раскачивающуюся на веревочной лестнице Мараджелу. Похоже женщина начала карабкаться вверх, но не рассчитала сил. Удержаться на ходящих ходуном веревочных перекладинах, ежесекундно норовящих выскочить из-под рук и ног, для ее не достаточно развитой мускулатуры оказалось тем еще испытанием. Запала у дамы хвалило лишь на половину пути. И теперь она болталась на месте, отчаянно вцепившись в ненадежную опору, и с тоской глядя на недостижимый вверх.

– Рихтовщик! – расплылась в улыбке подруга, заметив мое склонившееся лицо. – А мне сказали, что ты лежишь тяжело раненым.

– Полежишь тут с вами, – проворчал я, ухватываясь за свешивающиеся вниз веревки лестницы.

Раненое плечо по новой прострелило болью, в грудь словно вонзился раскаленный гвоздь, но, стиснув зубы, я потащил на себя застрявшую Мараджелу.

– Спасибо, Рихтовщик! – радостно взвизгнула спасенная дама и, после очередного рывка, оказалась у меня на руках.

Отбросив веревку, Мараджела мертвой хваткой впилась в ворот моей куртки и покрыла лицо россыпью жарких поцелуев.

Не то чтобы мне это не понравилось – даже наоборот, ее весьма постройневшая, с нашего расставания, фигура и еще больше налившаяся грудь произвели на меня должное впечатление. Эх, окажись мы в другом месте, в другое время… Но! Мы по-прежнему были на базе ботов. В самом ее эпицентре – апартаментах куратора. И только благодаря союзнице, каким-то чудом взявшей куратора под полный контроль, смогли встретиться и остались живы. А до окончания действия «Душелова» осталось всего полторы минуты – по истечении которых Лува превратится обратно в чудовище. И что-то мне подсказывает, что у бота сорок второго уровня в арсенале изученных Даров, помимо мирного Приста, найдется какая-нибудь убойная абилка против утратившего личность кусача тридцать восьмого уровня.

Я поставил даму на ноги и, подхватив под руку, поспешил вместе со спасенной пленницей за советом к союзнице.

Но даже не успев задать вопроса, услышал от Лувы слова прощания и неожиданную просьбу:

– Я чувствую, мое время на исходе. Видит Стикс, я честно выполнила условие Душелова. Помогла, чем смогла. Твоя подруга рядом с тобой, Рихтовщик. Береги ее. Я верю в тебя, ты справишься! Рада была знакомству. А теперь и ты, Рихтовщик, прошу, выполни мою маленькую просьбу: покинь со своей подругой это помещение, и оставь нас с куратором наедине.

– Тоже был рад знакомству! – кивнул я союзнице и, подхватив под локоть Мараджелу, ошалело озирающуюся на говорящего монстра, поспешил с ней в соседнюю приемную.

– Спасибо! – донесся вслед хриплый рык.

– Обещаю, в ближайшие пять минут ботом будет не до тебя. Постарайся сбежать и замести следы, – настигло последнее напутствие нас уже на пороге.

В огромном ярко освещенном зале приемной по-прежнему не было ни души. Пока мы сюда шли, у меня в голове родился безумный план бегства с базы, и не теряя ни секунды я приступил к его воплощению.

– Как у тебя с маной? – спросил Мараджелу, когда мы отдалились от раскуроченного входа на несколько метров.

Я был готов, при необходимости, пожертвовать зельем Духа для ее восстановления. Но не пришлось.

– Полная шкала Духа Стикса, – улыбнулась мне подруга, и тут же нахмурилась, разглядев при ярком свете кровавые пятна на моей куртке. – Рихтовщик?! Ты же действительно опасно ранен! Тебе нужно срочно в больницу!

– Точняк, сейчас туда и отправимся. Ты порталы-то создавать не разучилась?

– Конечно… В смысле: не разучилась. Только здесь же кругом стены. А нужно, чтобы на выходе было открытое пространство.

– Будет тебе открытое пространство…

Подхватив Мараджелу под локоть, подвел ее к уличной стене (в приемной не было окон, о наличии за этой стеной улицы я случайно узнал, оглянувшись на нее во время действия «Всевидящего ока») и ткнув в нее пояснил:

– Вот за этой стеной дохренища открытого пространства… Сможешь вывести туда портал?

– Попробую.

– Отлично. Тогда, забирайся мне на спину, и вызывай портал.

– Но как же? Ты раненый, а я далеко не крошка…

Не слушая ее причитаний, я перекинул со спины на грудь ранец, подступил спиной к нерешительной даме, цапнул ее за бедра и сам закинул на спину.

– Ну! Открывай уже!

В метре передо мной полыхнул знакомый желтый огненный овал. Шагнув в него, я тоже пробормотал фразу-активатор:

– Крыло.

Через мгновенье мы полетели в пропасть с высоты двенадцатого этажа. Мараджела за спиной отчаянно стиснула ногами мои бока и едва не свернула шею, стиснув сзади руками. Но эта ее судорожная реакция на страх падения оказалась сущим пустяком на фоне разразившейся следом катастрофы.

Млять! Сам виноват. Заторопился, и забыл упредить спутницу о скором появлении спасительных крыльев. Летя в пропасть, Мараджела, разумеется, решила, что я спятил, и задумал таким изощренным способом нас обоих угробить. Ну и заорала, блин, как резанная.

Появившиеся через секунду свободного падения невидимые крылья подхватили нас на уровне седьмого этажа и понесли прочь.

Подруга тут же успокоилось. Но было уже слишком поздно.

Визг Мараджелы привлек внимание ботов. С земли по нам загрохотали пулеметы (к счастью, очередной рывок стремительных крыльев вывел нас из-под плотного огня), и целая эскадрилья сорвавшихся с крыши дронов бросилась за нами в погоню – но винтокрылы не выдержали ускорение моих крыльев, и ни один летающий аппарат не смог удержаться у нас на хвосте.

Вот только действие скрытой ступени «Легче пуха» длится всего десять секунд. За которые, при всем желании, нам не успеть выскочить из зоны видимости преследователей. Значит, сбежать по-тихому не получится, и после приземления придется снова отбиваться от наседающих врагов.

Но это будет потом. Пока же прошло всего пять секунд, и мы стрелой летели к намеченной мною цели.


Интерлюдия 6

– И что дальше? – злобно прошипел куратор, когда они остались одни.

– Ты сдохнешь, – прохрипела ему в ухо Лува.

– Давно пора! – ни чуть не испугался, и даже довольно ухмыльнулся пленник. – Давай уже, не тяни!

– Я предупреждала…

Пробитое когтями плечо снова пронзил разряд тока. Седой ветеран захрипел и забился в конвульсиях.

– Сука! – прошипел бот, когда тело перестало трясти.

– Сам виноват. Сколько раз было говорено, что решение здесь принимаю только я.

– Твое время почти вышло, – осклабился куратор. – И теперь уже навсегда. Через час я вернусь после возрождения, и прикажу ботам распилить тебя на куски заживо.

– Меня? – хмыкнула Лува.

– Ну тварь, в которую ты превратишься.

– Да и ладно, это уже буду не я.

– А еще знай: когда мои боты схватят и приведут ко мне Рихтовщика…

– У меня нет времени выслушивать твой пафосный бред, – перебила Лува. – Сейчас ты умрешь. Но перед смертью исполнишь мой последний приказ.

– Да пошла ты…

Очередной разряд на корню задавил бунт сломленного куратора.

– Посылай Зов ботам!

Убедительности приказу придал второй более продолжительный и болезненный разряд. У забившегося в судорогах куратора струйки дыма, помимо чудовищных ран на плече, потянулись даже изо рта, носа и ушей.

Сюльгент с радостью почувствовал приближение смерти, но за шаг до спасительного конца пытка прекратилась. И в ухо прохрипел неумолимый рык кусача:

– Посылай Зов ботам!

На сей раз ветеран не посмел противиться. Сосредоточился и активировал «Призыв куратора».

Почувствовав невидимую волну «Призыва», Лува ударом второй лапы снесла пленнику голову, и брезгливо стряхнула с перемазанных запекшейся кровью когтей обезглавленное тело.

– Боты не смогут противиться Зову, и дружно вернутся на базу, – прохрипела в окружающий полумрак Лува.

Она предчувствовала надвигающийся конец. Ей было страшно. А звуки своего изуродованного голоса помогали с честью встретить неизбежное, и не сорваться в последний момент на жалкую истерику.

– Надеюсь, я не ошиблась в тебе, Рихтовщик, и ты нашел способ отсюда сбежать. У тебя ровно час, чтобы убраться, как можно дальше, и замести следы. Через час Сюльгент возродится, и снарядит погоню. Он бросит все силы на твои поиски. Сбежать от усиленных патрулей ботов вам будет не просто. Но я верю…

Хриплая речь резко перешла в звериное урчанье. Паразит вырвался на свободу, и сознание Лувы мгновенно сгинуло без следа.

Тварь обнаружила перед собой свежий окровавленный труп и тут же начала пировать…

Когда через минуту в апартаменты куратора ворвался усиленный дронами отряд ботов, от седовласого ветерана на кресле не осталось даже ботинок.


Глава 25, в которой проигранный бой оборачивается победой

Конечной точкой полета я выбрал крышу дальней двадцатиэтажки, чердак которой накануне послужил нам с Белкой спальней.

Крылья справились с поставленной задачей, как всегда, блестяще. И на последней секунде действия скрытой ступени Дара подошвы моих берцев хлопнулись на черепицу высотки.

– Все, приехали, – объявил я пассажирке, отпуская бедра женщины.

И Мараджела тут же скатилась сзади со спины.

Отставшие на пару сотен метров дроны, активно работая винтами, на глазах сокращали разделяющее нас расстояние. Точное их количество подсчитать не было времени, навскидку определил, что преследователей было не меньше трех десятков. Не дожидаясь, когда они выйдут на убойную дистанцию, и начнут расстреливать нас на открытой крыше, как в тире, я подхватил под локоть тихо охреневающую от происходящего с ней экшена подругу, и утащил на чердак.

Лишь оказавшись под защитой бетонных стен, сбросил ранец, извлек из него и закрепил на поясе колчан с остатками стрел. Вытащил из бокового кармашка ранца тетиву, и натянул на концы добытого из ячейки лука.

Безоружной Мараджеле для самообороны отдал свой пистолет.

Снаружи над крышей послышался отчетливый гул многочисленных пропеллеров.

Вернувшись к щели приоткрытой чердачной двери, увидел добрый десяток дронов, с закрепленными на нижних турелях короткоствольными пулеметными стволами, неспешно приближающихся к краю крыши. Судя по нарастающему шуму пропеллеров вокруг чердака, остальные винтокрылы заходили с других трех сторон, забирая крышу в плотное кольцо.

– Гребаные птички, – проворчал я, вскидывая лук.

Все три посланные друг за дружкой стрелы достигли цели, разворотив три винта и угробив пару винтокрылов. Третий подстреленный дрон каким-то чудом смог удержаться в воздухе на трех оставшихся пропеллерах, но стрелять в таком состоянии уже не мог, потому, дымя подбитым мотором, развернулся и полетел обратно на базу.

Увы, дальше безнаказанно охотиться за дронами мне не позволили. В ответ на мою диверсию заработали пулеметы, шквальный огонь которых буквально изрешетил хлипкую деревяшку чердачной двери. Я, к счастью, кувырком в сторону успел уйти с линии огня.

Вместе с Мараджелой, мы прижались к бетонным стенам убежища, пережидая яростную пальбу.

Превратившаяся в дуршлаг дверь продержалась не долго, и после очередной пробоины лопнула и развалилась десятком деревянных обломков.

Уничтожив дверь, дроны дружно прекратили стрельбу.

В наступившей оглушительной тишине снаружи снова донеслось многочисленное басовитое гуденье. Оно вновь стало приближаться. Из своего укрытия через распахнутый дверной проем я заметил мелькнувший силуэт дрона. Винтокрыл парил уже над крышей, в считанных метрах от чердачного входа.

Дроны явно нацелились прорваться внутрь, а у меня в колчане банально не хватило бы стрел, чтоб завалить всех летунов на входе. Да и то, сдерживать так я смогу их лишь, если дроны станут прорываться друг за другом, строго соблюдая очередность. При парном же прорыве винтокрылов, мои шансы сдержать одним выстрелом оба дрона были близки к нулю.

Укрыться от пуль на пустом просторном чердаке нам было трудно, для ворвавшихся же внутрь дронов здесь было предостаточно места для маневра. Потому я решил отступить, и переждать нашествие винтокрылов на лестничной площадке, куда спуститься через люк по приставной лестнице. Благо, знал в каком углу чердака (тщательно осмотренного утром, после ночевки) находится добротный стальной люк, пробить который своим невеликим калибрам у дронов не было шансов.

Сделав знак подруге следовать за собой, я вдоль стены на полусогнутых рванул к люку. На ходу призвал Шпору и, аккуратно просунув шипастый диск в щель между полом и люком, срубил запирающий люк с лестницы навесной замок.

Рывком распахнув люк, шепнул Мараджеле.

– Как только окажешься внизу, сразу отойди в угол, достань пистолет и стой на месте, дожидаясь когда я спущусь… Поняла?

– Да.

– Тогда, вперед.

– Подожди.

– Ну чего еще?!

– Рихтовщик, мне кажется они улетают.

– Кто?

– Ну эти, снаружи…

– Дроны?

– Да… Ты прислушайся. Гул их моторов становится тише.

Действительно еще недавно раздражающе близкий басовитый гул винтов дронов снова стал едва различимым.

– Сиди тут, я проверю.

Вернув люк на место, я крадучись на полусогнутых метнулся обратно к открытому выходу на крышу. Опасаясь ловушки, с наложенной на тетиву стрелой несколько секунд выжидал у порога, вглядываясь в хмурое осеннее небо. За этот короткий промежуток времени гудение дронов окончательно стихло вдали. Наконец, решившись, я выскочил с взведенным луком на крышу.

Но стрелять никуда не пришлось.

Эскадрилья дронов, в полном составе, обнаружилась снова на двухсотметровой дистанции. Только на этот раз не стремительно нарастающей грозной тучей, а, наоборот, на всех парах улепетывающей стайкой побитых собак. Удивительное дело! – почти одолевшие нас дроны отчего-то вдруг передумали штурмовать чердак, и всей толпой ломанулись обратно на крышу базы.

«Рихтовщик, ты часом не в курсе, че это дроны по небу разлетались?» – прилетело в отрядном чате послание от Белки.

Хмыкнув, надиктовал ответку:

Часом в курсе.

«Так и знала, что твоих рук дело. Не иначе по твою душу наведывались?» – тут же прилетела ответка от Белки.

Ну, типа того.

«Рихтовщик, млять! Ты же обещал: как только от ботов сбежишь, сразу меня наберешь!»

– Да мы вот только… Я как раз собирался. А ты опередила.

«Выходит, ты ее вытащил?»

Угу.

«Ну ты монстр))»

Да просто повезло.

«Скромняга… Ладно, жди, скоро буду))»

– Так я ж тебя даже не сориентировал???

«И не надо)) Ежу ясно, где вас искать! Судя по тому, как дроны от свечки двадцатиэтажной дернули, вы там засели))»

– Может, нам двинуть вниз, тебе навстречу?

«Внизу жопа творится, Рихтовщик. Вдвоем с тобой мы еще сможем прорваться. Но с обузой за плечами, боюсь, не вывезем… Короче, ща поднимусь, будем думать… И эта – там люк пока мне открой, ладно))»

– Уже сделано)

«Лады. Жди)»

– А ты с кем только что разговаривал? – спросила Мараджела, робко выглянув из развороченного проема.

– С Белкой, – откликнулся я на автомате.

А через секунду до меня дошло, что любопытная женщина наглым образом нарушила мой приказ и, вместо того, чтоб сидеть в укрытии, пошла за мной.

– Мараджела, какого хрена ты тут делаешь?! Я где тебе велел оставаться!

Но и ухом не поведя на мою гневную оповедь, она с радостным смехом сбежала обратно вглубь чердака.

– Ура! Он говорил с Белкой! Значит, подруга жива!

– Да угомонись уже, – раздраженно бросил я, двинувшись следом. – Тут твари кругом, шуметь нельзя… Хотя, конечно, после того, что тут дроны устроили… Но все равно!

– Ты не понимаешь! Я так ей обязана! Она…

– Вот сейчас она придет, и все ей расскажешь, – перебил я.

И через секунду об этом пожалел.

– Белка? Сюда?? Придет???

О, Стикс! Дай мне терпенья.


Глава 26, в которой незваный гость провоцирует конфликт, и я устраивая геноцид

!!!Внимание! Вами лично в отрядном бою ликвидировано: 2 дрона!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +1214. Характеристики: +2 Картографии, +2 к Меткости, +1 к Скрытности, +2 к Скорости, +2 к Силе Стикса. Навыки: +23 к Легкой атлетике, +27 к Левитации, +22 к Стрелку, +33 к Лучнику!

!!!В процессе ликвидации, активирована скрытая ступень Дара: Легче пуха!

!Характеристики: +2 к Медитации, +5 к Гибкости, +5 к Броне Стикса. Навыки: +20 к Легкой атлетике, +40 к Левитации!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Загоревшиеся перед глазами красные строки победного уведомления напомнили мне о невольном упущении, которое я тут же поспешил исправить:

– Мараджела, я послал тебе приглашение в отряд.

– Ага, спасибо, – откликнулась подруга, продолжая неотрывно пялиться на крышку люка в углу.

– Приглашение прими, говорю! – зарычал я теряя терпенье.

Подействовало. В отрядном чате рядом с аватаркой Белки появилась миниатюрная копия Мараджелы.

– Да когда же она уже придет? – снова забормотала дама.

– Угомонись, а. Пошли, лучше, поедим.

Я присел на груду мусора у стены (бывшая наша с Белкой кровать) и, порывшись в ранце, достал пару банок тушенки, пакет сухарей и фляжку с живцом.

– Не, я Белку подожду, – отмахнулась дама.

– Ешь и жди – одно другому не мешает.

– Я пока не хочу.

– Ну, гляди. Только Белка в лучшем случае минут через двадцать заявится. Ей, ведь, мало того до дома нашего нужно добежать. Потом еще по лестнице на двадцатый этаж подняться.

– Да я, правда, есть пока не хочу.

– Как знаешь. Неволить не буду. Мне больше достанется.

Но едва я призвал резак для вскрытия банки, как Мараджела удивила неожиданной новостью:

– Люк открывается. Вот и она…

Но не успел я толком подивиться потрясающей скорости Белки, как из угла донеслось хорошо знакомое урчанье. И все сразу встало на свои места.

– А ну в сторону! – рявкнул я на попятившуюся женщину.

Так и невскрытая банка тушенки полетела на расстеленную на полу тряпку с остальной едой.

Откинутая мощным толчком снизу массивная стальная крышка, с гулким звоном врезалась в бетонный пол.

С по-прежнему зажатым в руке резаком я бросился навстречу незваному гостю.

Сбитая с ног Мараджела, испуганно заверещав, полетела к безопасной стене.

Матерый топтун, уцепившись когтистыми лапами за края люка, могучим рывком забросил гигантское тело на чердак. Его костяные пятки при этом громко цокнули по бетону. И промедли я хоть на мгновенье, топтун встретил бы меня уже во всеоружии. Но я подскочил аккурат в тот момент, когда он еще не успел оторвать передние лапы от пола, и по рукоять вбил клинок в глаз твари, даруя гостю быструю и легкую смерть.

Раскалившийся читерский клинок обуглил края страшной раны. Поджарил топтуну мозг. И мертвая туша повалилась обратно в провал люка.

Но моя победная эйфория длилась не долго. Достаточно было увидеть в провал распахнутого люка десятки оскаленных урчащих голов, с вожделением уставившихся на мою «вкусную» тушку, и с горестным вздохом пришлось констатировать, что наши проблемы еще только начинаются.

Из-за Белки, к сожалению, нельзя было тупо захлопнуть крышку люка и завалить ее сверху тяжелым хламом. Подруга с минуты на минуту должна была зайти в подъезд и начать подъем по лестнице, и я просто обязан был, до ее появления на верхней площадке, очистить от тварей подход к чердаку.

Рухнувший топтун снес пару лотерейщиков, штурмующих следом за ним чердачную лестницу. Троица здоровенных мордоворотов, рухнув на бошки и плечи столпившихся на площадке тварей, образовала внизу кучу малу. Воспользовавшись этой невольной отсрочкой штурма, я вернул резак в ячейку инвентаря и стал лихорадочно раздеваться.

– Рихто-товщик, ты че-чего? – донесся от стенки заикающийся от страха голос Мараджелы.

– Сиди здесь, и никуда отсюда не уходи, – откликнулся я, сдирая с ног толком не развязанные боты.

– Ты го-голый ту-туда пойдешь?

– Права, трусы, пожалуй, оставлю… А ты пока, это, одежку мою собери, ладно. Пыльно тут на чердаке. Испачкается.

– Ла-ладно.

– Не скучай. Я скоро… Левак!

Левый глаз мгновенно ослеп, а слух и обоняние усилились в разы.

Я услышал изумленный вздох Мараджелы и, дабы не травмировать даму окончательным вариантом начавшейся стремительной метаморфозы, прыгнул в провал люка.

Падение с четырехметровой высоты длилось не дольше секунды, но за этот краткий временной интервал вытянувшееся в длину и в ширину тело обросло массивными плитами роговых пластин. Руки-ноги превратились в массивные бревна, с плотной роговой чешуей, вместо кожи, и кинжалами-когтями на толстых, как сардельки пальцах. Вокруг головы толстенные роговые наросты образовали естественный шлем с длинным острым гребнем по центру и шипами по бокам. И завершило картину окончательного перевоплощения в боевую личину появление сзади четырехметрового кнутовища увешанного розовыми бляшками хвоста, венчающегося метровым костяным шипом.

Мой текущий тридцать девятый уровень позволил «примерить» личину рубера. А учитывая, что в столпившейся внизу стае я не заметил ни одной твари уровня кусача и выше, свалившийся сверху «подарочек» мягко говоря озадачил урчащий коллектив.

Я же, с ходу придавив бронированными боками пару-тройку лотерейщиков, первым же ударом четырех лап и хвоста, снес бошки двум топтунам, проломил грудаки паре лотерейщиков, и сделал дуплет хвостовым шипом, пробив сперва башку бегуна, а следом и горло стоящего за ним лотерейщика.

Немногие уцелевшие возле меня твари попытались контратаковать. Но, во-первых, их ударам банально не хватило пробивной мощи, чтоб вскрыть роговой доспех гораздо более высокоуровневой твари. А, во-вторых, они оказались гораздо медленнее защитной реакции рубера, и большую часть направленных в меня ударов я легко опережал ответной неотвратимо убойной контратакой.

С начала боя прошло всего несколько секунд, а счет уже тринадцать ноль в мою пользу. На площадке у лестнице вокруг меня лишь груды изувеченных трупов.

«Ты сильный! Я хочу быть с тобой!» – нагло проурчал мне топтун в первом ряду скопившихся на лестничном марше тварей.

«И я! И я! И я!..» – тут же наперебой заурчала толпа за спиной смельчака.

В подтверждение серьезного настроя стаи, у меня перед глазами загорелись строки запроса:


!!!Внимание! Зараженные… (дальше шел длинный перечень из двухсот шестидесяти пяти разноуровневых тварей) …просят вас принять их в ближний круг!

!Согласны принять? Да/Нет!


– А вот хрен вам, – я раздраженно уркнул несостоявшимся подданным, и мысленно надавил «Нет».

Не желая продолжать дискуссию, провел окровавленной левой пятерней по роговым пластинам лицевой брони, блокируя способность общаться на языке тварей.

Догадавшаяся по моему решительному виду, что их всех ждет, стая ломанулась от меня, как от чумы. На нижних лестничных маршах тут же началась давка. Я же гигантским прыжком рухнул на головы тварей на ближайшем лестничном марше. Снова троих в центре придавил. А уцелевшим устроил геноцид, нещадно карая всех вокруг когтями, и влет сбивая жалом длинного хвоста всех хитрожопых образин, что под шумок пытались сбежать с лестницы обратно на зачищенный двадцатый этаж.

Четверть минуты жесточайшего мочилова – и зачищенный лестничный марш завален двумя десятками бьющихся в смертельной агонии тел бегунов, лотерейщиков и самого смелого топтуна. Я же прыгаю на следующий марш. Здесь тварей совсем немного, шестерка покалеченных в толчее бегунов, остальные, наблюдая учиненную мною резню, лавиной уносятся вниз, перепрыгивая через перила друг дружке на головы.

Добил шестерку инвалидов на марше. Прыжок. И добиваю еще четверку придавленных в толчее бегунов на площадке девятнадцатого этажа. Прыжок – ликвидирую еще пятерых на первом марше (на сей раз среди бегунов затесался один невезучий лотерейщик с поломанной ногой). Прыжок через перила. И настигаю задние ряды удирающей толпы.

Снова пришлось задержаться секунд на десять, пластая разбегающихся верх и вниз тварей. С захваченного мною марша живым не ушел никто из врагов. Девятнадцать трупов (один топтун, шестнадцать лотерейщиков и пара бегунов) остаются на залитой кровью и дерьмом лестнице.

Прыжок на площадку восемнадцатого, с мгновенным добиванием тройки полудохлых бегунов. Еще прыжок на следующий опустевший марш, с двумя отчаянно ползущими вниз на поломанных руках и ногах лотерейщиками. Добиваю и прыгаю на следующий марш. Здесь снова одни калеки: два бегуна и лотерейщик. Добиваю и, минуя пустую площадку семнадцатого этажа, через перила падаю на голову задних рядов толпы.

Снова устраиваю кровавую мясорубку секунд на десять и, сбившись со счета перебитых тварей, перепрыгиваю через перила. Кровавый марафон продолжается…

Так я гнал тварей до первого этажа. И перебил практически всю стаю. Сбежать на улицу удалось лишь четверке матерых топтунов, преимущество над остальными членами стаи в силе и скорости позволило им оторваться от толпы мешающих друг дружке лотерейщиков, и избежать фатального знакомства с моими когтями.

Добравшись до подъездной двери, я решил там задержаться и дождаться Белку.

Кровавый марафон от двадцатого до первого занял менее пяти минут. До окончания действия «Чужой лапы» оставалось еще пятнадцать. Теоретически времени хватало на зачистку еще пары подъездов в соседнем доме. Если б я был один, то стопудово решился бы на этот рисковый эксперимент. А на последней минуте действия Дара потом спокойно бы вернулся на чердак.

Но сейчас я был связан заботой о беззащитной Мараджеле. Бросать которую на четверть часа на произвол судьбы, даже на чердаке зачищенного от тварей подъезда, было крайне безответственно.

– Млять! Да куда же Белка-то провалилась? – прорычал я себе под нос.

И тут же получил ответку.

– Чего шумишь, громила? – неожиданно раздался с порога знакомый трескучий голос.

– Белка?

Только после того, как она заговорила, я разглядел практически прозрачную фигуру кваза.

– Это как это ты?..

– Сперва на мой вопрос ответь, – перебила боевая подруга и, не позволяя мне вставить ни слова, затараторила: – Рихтовщик, блин, мы ж договорились, что ты наверху будешь сидеть и не отсвечивать. Вместо этого, с какого-то хрена, активировал ценный Дар и поперся вниз. Млять! Я тебя в таком виде еле признала. Всю голову сломала пытаясь понять: с какого перепуга великан-рубер у дверей подъезда пасется, как жалкий бегун. В чат уже собиралась тебе писать, чтоб подсобил чуду-юду с прохода согнать. И вдруг чудо-юдо зарычало знакомым голосом… Ну, че молчишь? Отвечай.

– Так ты ж вопрос не задала.

– С хрена, спрашиваю, ты вниз-то поперся, умник?

Но ответить мне не довелось. Наш разговор вдруг прервал отчаянный вопль с верхотуры:

– РИХТОВЩИК!

– Млять! Ты че ее там одну оставил?! – возмутилась Белка.

Но я ее уже не слушал. А гигантскими прыжками несся по заваленным трупами лестницам наверх.


Глава 27, в которой я оказываюсь на грани провала, но фортуна преподносит приятный сюрприз

Как я не торопился, но подъем на двадцатый этаж занял минуту. Вопли Мараджелы же резко прекратились, когда пробегал мимо десятого этажа. И последние тридцать секунд гонка продолжалась в напряженной тишине.

Довольно просторный люк – метр на метр – показался мне узкой мышиной норой. Но влекомый чувством вины за оставленную без защиты подругу, я ухватился руками за края (благо, гигантский рост позволял проделать это прямо с площадки) и с первой попытки, обдирая бока, буквально ввинтил могучую тушу на чердак.

Обнаруженный рядом с люком труп бегуна, с прострелянной башкой, неприятно меня удивил. Пребывая в полной уверенности, что всех тварей в подъезде я уже успешно зачистил, в роли обидчиков Мараджелы ожидал застать вернувшихся дронов. Оказалось же, некоторые ушлые твари скумекали вовремя смыться из обреченной на поголовное истребление стаи, и пока я, как свиней на бойне, резал их соплеменников на лестнице, эти ушлепки таились в квартирах. Если бы, закончив резню, я сразу же рванул обратно на чердак, никакого нападения на Мараджелу вовсе бы не последовало. Перепуганные устроенным мною геноцидом тварюшки мечтали поскорее сбежать отсюда на улицу. Но поскольку выход из подъезда я им перекрыл, они ломанулись в противоположную сторону – вверх, на крышу. Волею случая Мараджела оказалась на пути беглецов, и была атакована тварями.

Одного из напавших отважная женщина завалила из пистолета на чердаке. Второго подстреленного Мараджелой бегуна я обнаружил выбравшись через развороченный дверной проем на крышу. Увы, напавших на нее тварей оказалось больше, чем патронов в обойме стечкина. Полностью разряженный пистолет позже я обнаружил у края крыши.

Самой Мараджелы на крыше отыскать мне не удалось. И кровавых ошметков растерзанного тварями тела тоже не обнаружил. Вероятно, спасаясь от зубов и когтей монстров, женщина предпочла спрыгнуть с крыши двадцатиэтажной высотки. От жестокой расправы с ее четырьмя убийцами: тремя бегунами и лотерейщиком, которых я в буквальном смысле порвал на части, мне легче не стало.

Мрачнее тучи я бродил по черепице, костерил себя последними словами, в ожидании уведомления о провале задания, и с тоской глядел на далекую базу ботов, мечтая, чтоб так глупо провалившего спасение подруги гребаного идиота немедленно накрыло каким-нибудь грандиозным ракетным ударом оттуда. К счастью, чаяниям моим не суждено было сбыться.

Вместо позорного уведомления, в отрядный чат вдруг пришло послание от Белки:

«Рихтовщик, спускайся на семнадцатый. Я ее нашла))»

Кого? – ошарашено надиктовал я ответку.

«Очень смешно – бу-га-га))… Мараджелу, блин, твою драгоценную!»

А как она там оказалась?

«Да черт ее знает. Она тут на полу в отключке валяется. Походу, башкой сильно саданулась. Сейчас попытаюсь растормошить. И ты пока, давай, тоже подтягивайся)»

Вдохновленный невероятной потрясающе-позитивной новостью, я пулей ломанулся обратно на чердак, едва не пробил там роговым гребнем низкий потолок, и уже успешно апробированным способом ввинтился в лестничный люк.

При моем появлении на пороге знатно разгромленной однокомнатной квартиры уже приведенная Белкой в чувство Мараджела едва снова не завалилась в обморок.

– Не бойся, дура! Рихтовщик это! – рявкнула на шарахнувшуюся при моем появлении женщину Белка.

– Это? Рихтовщик?!

– Он это, я те зуб даю – он! Просто, Дар активировал, и превратился в такое вот чудо-юдо.

– Какой страшный и огромный. Наверное, он здорово дерется.

– Сейчас на лестницу выйдешь, и охренеешь от того, как здорово.

– А что там на лестнице?..

– Мараджела! – рыкнул я, потеряв терпенье. – Ты как здесь, вообще, оказалась?

– Порталом перенеслась.

Ну конечно! – мысленно хватанул себя ладонью по макушке… Когда в пистолете закончились патроны, она отшвырнула бесполезное оружие и активировала своей единственный Дар. У которого, на ее счастье, оказался не длинный откат, и маны хватило на вторую за четверть часа активацию. Она открыла портал на двадцать метров вглубь дома, и провалилась в квартиру на семнадцатом этаже.

– Ну ты, мать, даешь! – насела меж тем на Мараджелу Белка. – Вслепую!.. Вглубь незнакомого дома!.. Порталом?!.. А если бы у тебя башка в бетоне между этажами застряла?

– У нее выхода не было, – ответил я за Мараджелу. – Лотерейщик с бегунами на крыше прижали. Пришлось рисковать.

– Да, все так и было, – закивала Мараджела. – Они полезли из люка. Я двоих застрелила. Но у меня кончились патроны. И я сбежала порталом.

– Здесь она появилась, похоже, довольно высоко над полом. Рухнула на стеклянный столик, – Белка показала на россыпь осколков на полу. – Чудом не изрезалась. Но знатно приложилась затылком об пол и отключилась… Я в этот момент пробегала мимо шестнадцатого этажа. Услышала наверху звон. Грешным делом подумала на затаившуюся тварь. Решила по дороге заскочить, разобраться… Но вместо твари обнаружила лежащую среди осколков Мараджелу.

– Походу, разобрались, – удовлетворенно хмыкнул я.

– Спасибо вам, друзья, что снова меня спасли, – улыбнулась дама.

– Вообще-то, Рихтовщик, это твой косячина, – ожидаемо наехала на меня Белка. – Это ж додуматься надо в доме, заселенном тварями, бросить ее одну на чердаке.

– Я пистолет ей оставил, – проворчал я.

– Благодетель, мля!..

– Белка, Рихтовщик, не ссорьтесь. Все же хорошо закончилось.

– Нихрена еще ничего не закончилось, – проворчал я.

– Не пугай ее! – включила вдруг наседку Белка.

Я раздраженно плюнул. И от кислотного плевка стал плавиться настеленный на полу ламинат.

– Ой! – охнула впечатлительная Мараджела.

– Рихтовщик, ну просила же, – закатила глаза кваз. – Ты специально что ли?!

– Короче, у меня до отката осталось всего восемь минут. Пойду вскрывать тварям споровики. И было б не плохо, чтоб, двинувшись следом, вы занялись сбором трофеев.

Не дожидаясь ответа, я вышел на лестничную площадку и, нагнувшись, вскрыл споровой мешок первому лотерейщику…

Через четверть минуты подтянулись дамы, и приступили к сбору трофеев.

Я к тому времени уже прошел один лестничный марш и, окучивая тварей на втором, спускался к шестнадцатому этажу.

Несмотря на внешнюю браваду перед дамами, досадная промашка с напавшими на Мараджелу тварями не давала мне покоя. Раздирая мощными когтями роговые пластины на затылках мертвых бегунов и лотерейщиков, я продолжал изводить себя самоедством. Пытался отыскать ответ на вопрос: что еще дополнительно мне следовало предпринять, дабы свести риск нападения на слабую подругу к минимуму?

И, добравшись до площадки шестнадцатого этажа, нашел-таки на него ответ. Параллельно с преследованием удирающей по лестнице толпы тварей, мне следовало активировать «Всевидящее око». Абилка, позволяющая разглядеть живое существо сквозь стену, помогла бы по ходу преследования тварей, находить квартиры с «сюрпризами», и валить таящихся там тварей – благо, скорость рубера и длинный хвост с шипом позволяли реализовывать эти отклонения от маршрута за считанные секунды. Гоня стаю, спустился до первого я примерно за четыре минуты – что идеально совпало со сроком действия Дара, значит, «подглядывать» по дороге в квартиры я мог до самого конца спуска.

Вдохновленный придумкой, я решил немедленно опробовать ее на деле. Конечно, обнаружить в квартирах много тварей я не рассчитывал, но, как говорится, чем черт не шутит.

– Сквозняк, – рыкнул под нос фразу-активатор.

И все стены и двери на площадке шестнадцатого этажа тут же стали полупрозрачными. Здесь за ними подозрительных красных фигур я не обнаружил. Быстренько вскрыл споровики тварей на площадке и, невольно ускоряясь, перешел на ведущие ниже лестничные марши.

Квартиры следующих трех этажей, подтверждая изначальный расчет, оказались тоже пустыми.

Но на площадке двенадцатого, я неожиданно засек в самой дальней квартире движение сразу трех красных фигур.

Отрабатывая вариант действия во время погони, я молнией метнулся к нужной квартирной двери. Распахнул ее, едва не сорвав с петель. В двухкомнатной квартире все три бегуна затаились на крохотной кухне, что облегчило мне задачу. Слитный удар хвоста и двух когтистых лап разом прикончил тройку тихушников. Через пару секунд я уже снова был на площадке и, как ни в чем не бывало, продолжил вскрывать споровики тварей, сплошным ковром застилающих площадки и лестничные марши.

Отставшие на пролет дамы моей стремительной отлучки даже не заметили.

Я продолжил эксперимент с «Всевидящим оком». И до конца его действия (которое растянулась аж до пятого этажа) успешно обезвредил еще четырех тихушников: лотерейщика на десятом, пару бегунов на седьмом, и неудачника бегуна на пятом… Ну а кто же он, как не неудачник? Посудите сами, тварюшка обнаружилась буквально на последних секундах действия «Ока».

Возможно квартиры последних четырех этажей так же хранили «сюрпризы», но проверять все подряд у меня не было ни времени, ни желания.

Эксперимент закончился, и его результатом я остался доволен, ну а затаившимся за дверями нижних квартир тварям, если они есть, сказочно повезло.

Последние этажи до первого я пробежал буквально за минуту, благо поток мертвых тварей на нижних этажах значительно поредел, и споровики вскрывать приходилось все реже и реже.

На первом метнулся к подъездной двери, чтоб забаррикадировать ее от греха. И неожиданно обнаружил, что это уже сделано до меня… Вот и раскрылась причина белкиной задержки внизу.

До окончания действия «Чужой лапы» осталось три минуты, а надо еще успеть вскрыть споровики тварей на площадках и маршах трех верхних этажей. Учитывая, что там как раз трупов скопилось больше всего, и туда еще надо добежать, я огромными скачками снова рванул вверх. Уже третьим прыжком лихо перемахнул через головы сборщиц, склонившихся над тварями на площадке второго этажа и, не слушая несущуюся в след ругань Белки, поскакал дальше.

Спустя примерно минуту, когда я уже вскрыл споровики на первом из двух лестничных маршей к площадке восемнадцатого этаже, в отрядный час прилетело послание от Белки:

«Все, мы внизу закончили, поднимаемся)) Тебе сколько осталось?»

Две минуты, – надиктовал я ответку.

«Ну ты там особо не упирайся. Ежели чутка не успеешь – не страшно. Сами вскроем) Главное озаботься себя до наступления отката нормально пристроить. А то помню я, как тебя тот раз колбасило(»

Договорились)

«Удачи))»

Еще через минуту Внизу послышался шум шагов и приглушенный разговор поднимающихся дам. Я прошел три марша и добрался до площадки девятнадцатого этажа. До окончания действия «Лапы» осталась минута, за которую я вполне успевал вскрыть споровики всех оставшихся тварей на двух последних площадках и двух лестничных маршах между ними. Но времени забраться на чердак, где осталась одежда, тогда у меня не оставалось. Я решил не рисковать и, следуя совету заботливой подруги, оставил все, как есть, и по заваленным трупами лестницам направился к чердачному люку.

Очередной рывок наверх, с уже отработанным винтовым преодолением узкого лаза, и я снова на чердаке.

Примечаю свою одежду в углу, аккуратно сложенную в стопку на ранце.

Сдвигаю к стенке труп бегуна. Укладываюсь прямо на пол в другой стороне чердака. Холод ледяного пола толстенной бронированной шкуре рубера до лампочки. А то, что кругом полно свободного пространства, и можно четырехметровому исполину без помех махать конечностями и бить хвостом – это, прям, зачет!.. В ходе обратной трансформы обойдусь без нежелательных случайных повреждений, благодаря чему первые мучительные секунды отката пройдут легче и быстрее.

До окончания действия Дара остается пять секунд, четыре… три… две… одна!

Накатывает волна нестерпимой боли. Я мычу сквозь до хруста стиснутые зубы и молю Стикс, чтоб пытка обратной трансформой поскорее закончилась.


Глава 28, в которой определяюсь с планом, и выбираю новую крышу

Судороги перестали терзать вернувшееся в первоначальную форму тело, и я смог, наконец, безболезненно вздохнуть.

Застилающий взор кровавый туман стал развеиваться, и перед глазами загорелись красные строки победного уведомления:


!!!Внимание! Вами лично в отрядном бою ликвидировано: 5 топтунов, 67 лотерейщиков и 101 бегун!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +159257. Характеристики: +4 к Знаниям, +33 к Картографии, +4 к Наблюдательности,+32 к Удаче, +33 к Физической силе, +4 к Рукопашному бою, +35 к Фехтованию, +36 к Меткости (Атака +1), +5 к Физической броне, +4 к Выносливости, +4 к Регенерации, +5 к Скрытности, +34 к Скорости, +20 к Реакции (Ловкость +1), +20 к Гибкости (Ловкость +1), +4 к Интуиции, +27 к Силе Стикса, +19 к Броне Стикса, +4 к Медитации, +17 к Познанию скрытого. Навыки: +52 к Алкоголизму (Защита +1), +21 к Владению Шпорой, +38 к Ораторскому искусству, +69 к Кулачному бою, +56 к Легкой атлетике, +47 к Тяжелой атлетике, +39 к Телепатии, +40 к Гипнозу, +73 к Ножевому бою, +57 к Палачу, +35 к Шпиону, +39 к Стайеру!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Чужая лапа!

!Характеристики: +2 к Регенерации, +2 к Выносливости, +5 к Броне Стикса. Навыки: +20 к Ораторскому искусству, +20 к Штопальщику, +20 к Телепатии (Дух Стикса +1), +20 к Ножевому бою (Ловкость +1), +40 к Шпиону (Интеллект +1)!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Всевидящее око!

!Характеристики: +2 к Наблюдательности, +8 к Удаче, +4 к Познанию скрытого. Навыки: +20 к Шпиону, +30 к Рентгену!

!!!Внимание! Вы в одиночку вступили в отчаянный бой с отрядом зараженных, многократно превосходящим вас в количественном выражении!

Награда за победу в безнадежном бою:

!Опыт: +4000. Очков свободного распределения характеристик: +2000!

!!!Внимание! Остальными членами отряда в отрядном бою ликвидировано: 2 бегуна!

Награда за участие в ликвидации:

!Опыт: +183. Характеристики: +1 к Физической силе. Навыки: +10 к Хамелеону!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Пока читал, поднялся с ледяного пола, натянул штаны и обул берцы. Залитую кровью майку надевать не стал. И в таком полуголом состоянии уселся на кучу мусора, перед расстеленной на полу тряпицей с так и не тронутой нехитрой снедью и запивкой.

Закончив чтение, обнаружил в руке пустую банку тушенки, а на коленях наполовину оприходованный пакет сухарей. Истощенное трансформой тело нуждалось в калориях для восстановления, потому, обнаружив внизу еду, руки сами потянулись к мясу и сухарям. Запив съеденной доброй порцией живца, понял, что нифига толком не наелся, но усилием воли заставил себя встать «из-за стола»… Потому как неправильно это – затачивать сухпай в одно жало, ведь девчонки тоже, поди, голодные, и фиг его знает: есть у Белки в рюкзаке еда или нет?

Осмотрев раненые плечо и грудь, ожидаемо не обнаружил на месте ран даже шрамов. Восстановленное после болезненной трансформы тело было идеально здоровым.

С голым торсом на холодном чердаке я долго не вытерпел, замерз, и побрел в угол к раскиданному тряпью утепляться.

Окровавленные майку с курткой одевать я побрезговал. Им на замену вытряхнув из ранца свою старую одежду. Короткая майка оказалась все еще слишком мокрой и полетела в сторону окровавленного тряпья. Переделанный в куртку плащ тоже еще оставался неприятно влажноватым, но понадеявшись, что на голом теле быстро высохнет, не застегивая, я накинул его на плечи.

– Все нормально, он уже не монстр. Можешь смело подниматься, – раздался от люка голос забирающейся на чердак Белки. И уже мне:

– Ты нафига ужас этот снова на себя напялил?

– Закончили? – обернулся к подруге.

– Да, – откликнулась, вместо запрыгнувшей на бетонный край Белки, карабкающаяся следом Мараджела. – Просто гору трофеев собрали! Вот, смотри, какой пакетище!

Дама задрала над головой пузатый увесистый пакет, и чуть было не загремела с ним обратно вниз. Но стоящая у люка кваз вовремя выхватила тяжелую ношу, и помогла подруге удержаться на шаткой лестнице.

– Потрясающе, – улыбнулась мне наконец забравшаяся на чердак Мараджела. – Рихтовщик снова такой же, как и был. Как хорошо, что ты перестал быть тем жутким страшилищем.

– Страшилищем?! – зацепилась за слово Белка. – По-твоему я тоже?..

– Что ты! Нет, конечно, – поспешила заверить ее Мараджела. – По сравнению с тем чудовищем ты очень-очень миленькая.

– Ишь ты! Складно врешь, продолжай.

– Белка, ты самая замечательная, добрая…

– Че, и жемчуг отыскать удалось? – поторопился я сменить тему.

– Представь себе, – удивила Белка. – У одного из топтунов, здесь, на верхней площадке, в споровике оказалась черная жемчужина. Я ее достала, считай, перед тем, как сюда лезть.

– О как! Выходит, подфартило на последних секундах сбора.

– Но если считать по совокупности всех добытых на лестнице трофеев, черная жемчужина не потянет и на десятую долю их общей стоимости.

Объясняя это, неугомонная Белка склонилась над простреленным бегуном, ловко вскрыла споровик, выгребла оттуда пару споранов и бросила в пакет.

– Пока сидел тут, мог бы и сам это сделать, – попеняла мне кваз, поднимаясь с колен.

– Да мне, знаешь ли, как-то было не до этого.

– Вижу, – хмыкнула Белка, поднимая и отбрасывая в дальний угол чердака пустую банку из-под тушенки.

– Ну да, мне есть захотелось. А че такого-то? Вам я, вон, тоже оставил…

– Спасибо, добрый человек, – скривилась кваз.

– Млять! Да ты задрала, в натуре, предъявами на пустом месте!

– Конечно, это ж я тут втихаря хавчик хомячила, пока подруги там над споровиками тварей горбатились.

– Ну, знаешь!..

– Успокойся, Рихтовщик, Белка же просто шутит, – встряла Мараджела. – Я вот, к примеру, есть совсем не хочу.

– А я хочу!

– Так вперед! Вон тушенка, сухари, живец… Ни в чем себе не отказывай!

– Скажи… он очень смешной, когда бесится? – Белка вдруг обратилась к перепуганной нашей перепалкой подруге.

– Чего? – опешила Мараджела.

– Особенно в этом дурацком наряде. Я просто не могла себе отказать в удовольствии позлить его.

– Ну ты, блин!.. – это уже я.

– Рихтовщик, я тебя умоляю: сними этот ужас немедленно!

– Остальная нормальная одежка у меня кровью залита.

– Че бы ты без меня делал, – фыркнула, довольная, как стянувший котлету пес, кваз. – На, вот, держи.

Она вытащила из своего рюкзака стопку одежды: джинсы, свитер и штормовку. Все аккурат моего размера.

– Я пока тебя ждала, от тварей по квартирам ныкалась. И в одной попались на глаза вещи твоего размера, – пояснила добытчица. – Ну, чего столбом встал?! Переодевайся, давай. Ежели стесняешься, мы можем отвернуться.

– Да смотрите, не жалко, – проворчал я.

Штаны у меня были вполне еще чистые, и их я менять не стал. И запасные джинсы забросил в опустевший ранец. Ну а нелепый и не до конца просохший плащ-маломерку с удовольствием сменил на теплый свитер и штормовку.

– Ну вот, совсем другое дело, – одобрительно хлопнула меня по плечу Белка.

– Спасибо за подгон, подруга, – промямлил я запоздалые слова благодарности.

– Я так рада, что вы помирились! – подытожила снова улыбнувшаяся Мараджела.

Висящий на периферии таймер обратного отсчета, отслеживающий откат скрытой ступени «Легче пуха», полностью обнулился. О чем я не преминул тут же проинформировать женщин:

– Дамы, мой полетный Дар только что откатился. Предлагаю: переместиться отсюда куда-нибудь подальше, на крышу другого дома, не засвеченную, как наша, перед дронами. А то соседство с базой ботов меня нервирует.

Вспомнив о высказанном Белкой недавно твердом намерении поесть, после короткой паузы поспешил добавить:

– Разумеется, после перерыва на перекус.

– Никаких перерывов! – твердо возразила возмутительница спокойствия. – Мы прекрасно сможем поужинать и на новом месте. А сейчас собираемся и летим… Рихтовщик, я гляжу: у тебя ранец почти пустой. Давай, тебе переложим пакет с трофеями, а то в мой рюкзачок, боюсь, такая махина уже не поместится.

– Да без проблем.

– Вот и ладушки.

Поимо трофеев, в ранец я закинул оставшиеся тушенку, сухари и живец. И через несколько секунд мы дружно вышли на крышу, где я перво-наперво подобрал и сунул в подмышечную кобуру валяющийся у края пистолет.

Перед полетом неожиданно возникла минутная заминка. Игноря мое шипенье, Белка наотрез отказалась лететь, пока не вскроет споровые мешки пятерки обнаруженных на черепице тварей. Для ускорения процесса мы разошлись потрошить разные споровики. Мараджела занялась добычей скудных трофеев из пристреленного ею же бегуна. Белка выбрала себе лотерейщика с самым матерым бегуном. А мне достались два доходяги бегуна, из споровиков которых удалось вытащить всего пару споранов.

– Не нравится мне, что боты так спокойно нас отпускают, – поделился я своими опасениями с подошедшей Белкой.

– Мне Мараджела рассказала о странном маневре дронов, – кивнула кваз, невольно оглядываясь на далекую крышу с замершими винтокрылами. – Согласна, выглядит такое внезапное отступление крайне подозрительно.

– Сразу после их отступления, ждал, что по нам из Града лупанут. Помнишь, как тогда, после парка?

– Такое захочешь – не забудешь, – хмыкнула кваз.

– Но стрелять не стали… Очень похоже, что Лува смогла-таки как-то прикрыть наш отход.

– Че еще за Лува? – тут же сделала стойку Белка.

– Она бывший куратор, раньше была ботом, а потом ее заразили… Короче, сейчас она – кусач...

– Чего?!

– Не важно… Долго рассказывать, потом как-нибудь. Главное, что она стала моей союзницей на базе, и помогла вызволить Мараджелу.

– Союзница, значит… Ну ты, Рихтовщик, неисправимый кобелина!

– Интересно, какую подлянку гады задумали? Вот нутром чую: удивят нас боты скоро не по-детски.

– Типун те на язык!.. Чем беспонтово запугивать, лучше подумай, как половчее их со следа сбить.

– А че тут думать-то… Сейчас отлетим подальше. И потом, даст Стикс, до наступления темноты, еще разок такой фокус провернем. Ну а ночью все кошки серы – пойди нас от тварей во тьме отличи. Спустимся, и двинем потихоньку…

– Ой, а вы уже свои трофеи добыли? И меня только ждете? – напомнила о себе, наконец, тоже управившаяся со своим споровиком Мараджела.

– Как улов, – подалась навстречу подружке Белка.

– Всего три спорана.

– Молодец! Рихтовщик, вон, с двух бегунов всего пару споранов добыл.

Сложив трофеи в пакет, я пристроил свой ранец на спину Мараджеле, и крупная дама запрыгнула мне на спину. Миниатюрная кваз точно также заскочила на меня спереди, и мощными ногами и руками намертво вцепилась в бока и плечи второй пассажирки. Зажатый между двумя телами, я тем не менее оказался с совершенно свободными руками и ногами, что позволяло легко контролировать полет призрачных крыльев.

– Крыло! – буркнул я фразу-активатор.

Неуклюже подпрыгнул. И, подхваченный рывком развернувшихся за спиной невидимых крыльев, вместе с «пассажирками» взмыл над черепицей разом на добрый десяток метров.

Заранее выбранная целью крыша самой далекой девятиэтажки окрасилась бирюзой, и мы рванули туда с сумасшедшим ускорением.


Интерлюдия 7

Из-за гаражного угла, за которым не вняв ее уговорам, скрылся Рихтовщик, раздался оглушительный грохот пулеметных очередей. С крыши высотки на звуки стрельбы рванули десятки дронов, и окружающий густой кустарник перестал казаться квазу надежным укрытием.

Белка рванула к ближайшей пятиэтажке. Ей повезло, сфокусировав все силы и внимание на отчаянном прорыве Рихтовщика, боты махнули на его сбежавшую спутницу рукой. Погони не последовало. Но, для перестраховки, уже забежав за угол дома, Белка, как угорелая, продолжала нестись вдоль стены пятиэтажки дальше.

Пробежала один дом, второй… Во дворе третьей пятиэтажки вовремя заметила часового бегуна, и юркнула в густой кустарник, огороженный чахлым заборчиком.

Постепенно затухающая канонада за спиной наконец полностью стихла. Во дворе дома повисла гнетущая тишина. Обеспокоенная судьбой боевого товарища, Белка шепотом надиктовала послание в отрядный чат:

Рихтовщик, ну ты как там?

И облегченно выдохнула, когда практически тут же под единственной аватаркой чата загорелся прилетевший ответ:

«Жив всем гадам назло. А ты как?»

Обменялись еще парой подбадривающих фраз и оборвали связь.

Белка снова оказалась предоставлена самой себе. Разумеется, у нее и в мыслях не было бежать из города, бросив отправившегося геройствовать в логове врага Рихтовщика, на произвол судьбы. Для себя она твердо решила, что будет до последнего ждать исхода его авантюры. А там уж, как карта ляжет. Сможет вытащить из плена Мараджелу – она тут же присоединится и поможет отбиваться от погони (которая, зная мнительный нрав ботов, Белка не сомневалась, увяжется за беглецами стопудово). Ну а ежели Рихтовщик не сдюжит… – попытается хотя бы сберечь и вынести из мертвого города с таким трудом добытые трофеи.

Часовой в середине двора закрутил башкой и стал к чему-то азартно принюхиваться. Продувающий двор легкий сквознячок вроде бы тянул в белкину сторону, а не от нее, и по логике учуять кваза бегун никак не мог, но… Мало ли? А вдруг?

Решив не искушать судьбу, подгадав момент, когда раскачивающийся на месте страж на пару секунд отвернулся, Белка юркнула в приоткрытую подъездную дверь и, забежав по короткой лесенке на площадку первого этажа, бесшумно протиснулась в широкую щель меду косяком и покореженной железной дверью первой квартиры.

Ударившая в нос волна зловонья заставила дышать только ртом. В прихожей Белка призвала из ячеек резаки и, ступив в полумрак коридора, тут же практически нос к носу столкнулась с вывалившимся из комнаты трехметровым великаном топтуном. На ее счастье, высокоуровневая тварь не ждала гостей, и появление вдруг под носом вооруженного игрока для топтуна оказалось полной неожиданностью.

Все решили даже не секунды, а их десятые доли – неуловимое нетренированным глазом мгновенье. Белка оказалась чуть-чуть быстрее могучего гиганта. Рванувшие наперехват кривые ножи когтей твари пронзили пустоту в месте, где Белки уже не было, а вытянувшаяся в отчаянно-высоком прыжке кваз по рукоять вогнала оба своих читерских клинка в глазницы великана.

Раскалившиеся резаки поджарили мозг твари. И едва начавшийся бой тут же закончился абсолютной победой кваза.

Великан с грохотом завалился на пол. Отскочившая Белка, переждав секунды агонии, вытащила из трупа свои резаки и, быстренько обежав заваленные грудами зловонного мусора комнаты, санузел и кухню, убедилась, что других затаившихся жильцов здесь нет.

Почувствовать себя на завоеванной территории в относительной безопасности, она приступила к потрошению споровика поверженного топтуна.

Каково же было ее удивление, когда в зарослях «паутины», среди обильного урожая споранов и гораздо боле скромного – желтого гороха, она отыскала притаившуюся у стенки спорового мешка одинокую черную жемчужину.

Поскольку топтуна Белка завалила в честном поединке один на один, этот неожиданный жемчуг был ее законной добычей. Она имела законное право: единолично распоряжаться ценнейшим трофеем, чем и не преминула тут же воспользоваться. Едва стерев с находки ошметки паутины, кваз тут же закинула жемчужину в рот и запила глотком живца из фляжки.

Определенно, удача в эти роковые минуты была на ее стороне. Белке снова невероятно повезло. Вероятность изучения нового Дара Стикса при употреблении черной жемчужины была всего двадцать процентов, но этих не самых высоких шансов квазу хватило – да еще как!

Белке достался не просто Дар. А подарок, о котором она мечтала буквально с первых дней осознанной прокачки. «Полог невидимости» – так называлось это чудо, позволяющее игроку погружаться в глубокий скрыт и, оставаясь практически невидимым, успешно охотиться на тварей и прочих врагов.

У Белки имелось достаточно накопленных очков свободного распределения характеристик, для активации сразу третей ступени свежеизученного Дара. На третьей ступени период действия «Полога невидимости» со стандартных двух с половиной минут (на первой ступени) растянулся уже аж до четырех минут.

Не откладывая в долгий ящик, Белка решила тут же проверить подарок судьбы в деле. Активировав Дар, она вышла из первой квартиры обратно в подъезд, и стала по очереди наведываться в остальные, постепенно перемещаясь с первого этажа на второй, со второго на третий, и так далее до последнего пятого.

Всего в подъезде пятиэтажки было пятнадцать квартир – по три на этаже. И лишь треть из них оказалась необитаемой (такие квартиры, как правило, с порога легко угадывались по низкой концентрации зловонья), в остальных же Белка находила урчащих жильцов. Твари до последнего не замечали скрытую под «Пологом невидимости» Белку. Поначалу кваз привычно таилась у стен, и резко выскакивала из засады лишь в момент атаки. Но ближе к верхним этажам, полностью уверовав в читерский скрыт Дара, осмелела и перестала так напрягаться. Три лотерейщика и семь бегунов, которых она упокоила за считанные минуты, в упор не замечали приближающегося убийцу, даже глядя в ее сторону. И лишь когда Белка пускала в ход раскаленные резаки, в ошалевших от ужаса глазах тварей вспыхивало узнавание карающего их палача. Вспыхивало, и тут же угасало, вместе с жизнью.

Убивая очередную тварь, Белка тут же, «не отходя от кассы», вскрывала споровик и вычищала трофеи.

Зачистив от тварей все квартиры подъезда всего за три с половиной минуты, Белка спустилась обратно на первый этаж и на последних секундах действия Дара рискнула выглянуть во двор. Ну улице по-прежнему все было спокойно, прекратив настороженно вертеть башкой, бегун мерно раскачивался с пятки на носок, и отсутствующим взором равнодушно пялился в одну, видимую лишь им, точку перед собой.

Аккуратно прикрыв подъездную дверь, Белка надежно ее забаррикадировала тяжелым хламом из нижних квартир. И таким макаром обезопасив себя от неожиданного вторжения, пошла более подробно инспектировать содержимое шкафов местных квартир, в поисках съестного и прочего ценного барахла.

Провонявшие тухлятиной и мертвечиной логова тварей Белка, разумеется, обходила стороной, наведываясь только в давно пустующие квартиры. Вскоре бока ее рюкзака затрещали под натиском трех увесистых пакетов с печеньем, с пряниками и с конфетами, двух жестянок со сгущенкой, литровой банки с земляничным вареньем и бутылки коньяка… Она могла б набрать и больше (в одной из квартир обнаружила основательно затаренный буфет настоящего сладкоежки), но в одном из ранее осматриваемых шкафов ей на глаза попались вещи, словно специально сшитые на Рихтовщика, и кваз не удержалась от соблазна прихватить несколько в подарок другу. Кроме того, в рюкзаке у нее оставалась еще пара банок тушенки и запасная фляжка с живцом, ну и добрую четверть полезного объема занимал разросшийся пакет с трофеями.

Устроившись за шикарным столом уютной, со вкусом обставленной однушки на четвертом этаже, Белка решила передохнуть, перекусить и, сочетая приятное с полезным, прочитать уже наконец уведомление, строки которого загорались перед глазами практически разу после убийства ею последней твари в подъезде.

Полоса везения продолжалась. Совокупно за личный и отрядный опыт ей прилетело повышение уровня. Подумать только, еще пару дней назад она грезила о двадцать четвертом уровне, как о едва достижимой в ближайшем будущем цели, справедливо рассчитывая накопить необходимую для него прорву опыта не раньше, чем недели через две… Но стоило вступить в отряд Рихтовщика, и вуаля… У нее уже двадцать пятый уровень! И интуиция подсказывает, что это еще далеко не предел.

Из открытых для проветривания окон вдруг донеслось азартное многоголосое урчанье. К скучающему во дворе часовому явно подоспела группа поддержки.

Приблизившись к окну, Белка осторожно выглянула наружу. И тихо присвистнула от увиденного. Во дворе, разбившись на несколько групп, топталась целая стая (под сотню голов, не меньше), с вожаком кусачом, важно возвышающимся по центру двора, в окружении тройки могучих топтунов, и множеством лотерейщиков и бегунов, разбитых на группы по пять-десять тварей.

Сорок минут отката «Полога невидимости» уже прошли. Но при виде собравшейся внизу толпы, Белке расхотелось спускаться вниз и выходить из безопасного подъезда во двор, как запланировала. С другой стороны наличие внизу целой стаи позволяло в полной мере испытать действие своего крутого скрыта. И кваз решилась рискнуть.

Спустившись вниз, Белка очень аккуратно, чтоб не привлечь внимание чутких тварей подозрительным шумом, разобрала баррикаду у двери и, активировав «Полог невидимости», выбралась во двор.

Дар сработал выше всяких похвал. Твари были повсюду, путаться укрыться от них за кустами сейчас было совершенно бесполезно, и Белка решительно зашагала прямиком через двор, лавируя между групп тварей. Но ни бегуны, ни лотерейщики, ни даже топтуны, с грозным вожаком кусачом, ее абсолютно не замечали. Похоже, замечательный Дар, помимо наложения невидимости, так же полностью отсекал от окружающих ее запах, и в сторону проходящий порой практически впритирку с тварями Белки не только не разу не покосились, но даже ни один зараженный не повел за ней носом.

Благополучно выбравшись из толпы, Белка направилась в сторону рядов девятиэтажек, возвышающихся на довольно приличном отдалении. По дороге ей пришлось пересечь еще несколько дворов, и везде она была вынуждена лавировать между группами азартно о чем-то урчащих меж собой тварей.

Неизвестно, что за сила выгнала стаи на улицу. Но интуитивно Белка догадывалась, что здесь не обошлось без воздействия ботов. Возможно, таким незамысловатым способом, хозяева мертвого города решили уничтожить сбежавшую спутницу Рихтовщика.

– А вот хрена лысого вам, ублюдки, – прошипела улыбнувшаяся своей догадке кваз. – Кишка тонка у тварей, так запросто меня словить!

План у Белки был прост, как песня – использовать время невольного простоя, в ожидании друга, для кача. Конечно, можно было далеко не ходить, а прочесать в поисках тварей следующий подъезд пятиэтажки. Но, как показал предыдущий опыт, из-за небольшого количества квартир много тварей там не обнаружишь – а с учетом выхода части «жителей» на улицу, в следующем подъезде тварей, наверняка, окажется еще меньше, чем в предыдущем. И получится, что Белка практически впустую потратит уйму времени (ведь до следующего активации Дара придется пережидать сорокаминутный откат), обыскивая малое количество квартир, с минимальным выхлопом.

Другое дело девятиэтажка. С четырьмя квартирами на площадке каждого этажа, это выходит тридцать шесть квартир на подъезд. Что практически в два с половиной раза больше, чем в подъезде оставленной за спиной пятиэтажки. Соответственно, и шансы обнаружить за дверями тамошних квартир тварей будут в два с половиной раза выше.

До ближайшей девятиэтажки Белка добралась за три минуты. В ее распоряжении оставалась еще минута действия Дара. Понимая, что прошерстить все квартиры подъезда за столь короткий срок не успеет, решила действовать в два захода. Сперва под действием скрыта по максимуму (сколько успеет) зачистить нижние квартиры подъезда. Потом спуститься, забаррикадировать подъездную дверь, и продолжить зачищать квартиры верхних этажей без маскировки, с расчетом, что неизбежный при этом шум из верхних квартир не будет услышан столпившимися на улице тварями.

За минуту Белка успела пробежаться по квартирам первых двух этажей, и с ходу завалила там в общей сложности двух топтунов, трех лотерейщиков и одного бегуна.

После запечатывания подъездной двери, она вычистила споровики убитых тварей на нижних этажах, и двинулась дальше.

Скучные убийства остались позади. Теперь, при обнаружении в квартире твари, Белке приходилось изрядно попотеть, чтоб выйти из короткой яростной схватки победителем. Но имея за плечами колоссальный опыт такого рода поединков, квазу такой кровавый экстрим был по душе. Серьезных проблем у нее не возникло даже с очередным топтуном в квартире на восьмом.

Белка зачистила оставшиеся семь этажей, в общей сложности ликвидировав еще одного топтуна, восьмерых лотерейщиков и пятнадцать бегунов. Уничтожая в квартирах тварей, она сразу чистила их споровики, потому закончив с осмотром последней квартиры на девятом, ей не пришлось по новой спускаться вниз и заниматься отдельно сбором трофеев.

Несмотря на ликвидацию в этот раз аж трех топтунов – в их споровиках не оказалось драгоценного жемчуга. И хотя здесь убитых тварей оказалось, как и рассчитывала Белка, в разы больше, по совокупной оценке собранных трофеев, добыча из пятиэтажки, изрядно проиграв в количественном выражении, из-за черной жемчужины значительно превзошла ценность здешних трофеев по выраженной в споранах общей цене.

Возвращаться на мрачную лестницу высотки не захотелось. И Белка решила устроить привал здесь же на девятом, облюбовав в качестве места отдыха приглянувшуюся трешку из заброшенных.

Примерно через минуту после ликвидации последней твари Белка получила победное уведомление. И едва стала его читать, как краем глаза заметила загоревшееся в отрядном чате неожиданное послание от Рихтовщика:

«Гляжу, у тебя там весело?»

Ага, мля, просто обхохочешься! – устало надиктовала в ответ Белка.

«Ты там как, вообще? Цела? А то тон какой-то непонятный.»

– Нормально все. Устала просто от тварей бегать… Ты там долго еще?

«Уже на финишной прямой!»

– Удачи тогда!

«И тебе!»

Так и не поняв с чего вдруг он решил выйти на связь, Белка продолжила изучать статы.

Когда закончила читать, до отката оставалось еще больше пятнадцати минут. От нечего делать стала бродить по комнатам просторной трехкомнатной квартиры, и, убивая время, тупо пялиться в окно. В какой-то момент очередного такого бесцельного разглядывая, она поймала себя на странной мысли, что если закрыть глаза на стоящих по центру высокоуровневых предводителей стаи, с высоты девятого этажа остальные группы сравнительно невысоких тварей, до комка в горле напоминали обычных людей, из практически забытого удивительно мирного прошлого.

При очередном взгляде в окно, белкино внимание вдруг привлекла огромная туча дронов, несущаяся в сторону находящейся неподалеку (примерно в полукилометре от девятиэтажки) двадцатиэтажной высотки. Белка вспомнила, что на чердаке этой башки она накануне заночевали с Рихтовщиком. И интуиция подсказала ей, что увиденный воздушный парад, наверняка, связан с другом.

Из окна толком разглядеть затевающиеся на высотке события было невозможно, и Белка решила забраться на крышу, благо опыт штурма чердачного люка уже имелся.

Выбежав на площадку, она вскарабкалась по приставной лестнице к люку, и промучившись почти минуту с толстой дужкой навесного замка, таки перерубила ее резаком. Откинула крышку, залезла на чердак, ударом ноги легко вышибла хлипкую деревянную дверь на крышу и… Разочарованно чертыхнулась, наблюдая, как развернувшиеся дроны, все той же дружной толпой, улепетывают обратно на крышу меда.

Рихтовщик, ты часом не в курсе, че это дроны по небу разлетались? – надиктовала Белка послание в отрядный чат.

И практически сразу получила от Рихтовщика ответ:

«Часом в курсе.»

Так и знала, что твоих рук дело. Не иначе по твою душу наведывались?

«Ну, типа того.»

Рихтовщик, млять! Ты же обещал: как только от ботов сбежишь, сразу меня наберешь!

«Да мы вот только… Я как раз собирался. А ты опередила.»

Выходит, ты ее вытащил?

«Угу.»

Ну ты монстр))

«Да просто повезло.»

Скромняга… Ладно, жди, скоро буду))

«Так я ж тебя даже не сориентировал???»

И не надо)) Ежу ясно, где вас искать! Судя по тому, как дроны от свечки двадцатиэтажной дернули, вы там засели))

«Может, нам двинуть вниз, тебе навстречу?»

Внизу жопа творится, Рихтовщик. Вдвоем с тобой мы еще сможем прорваться. Но с обузой за плечами, боюсь, не вывезем… Короче, ща поднимусь, будем думать… И эта – там люк пока мне открой, ладно))

«Уже сделано)»

Лады. Жди)

До окончания действия отката осталось еще пять минут, поэтому Белка не спеша спустилась с крыши обратно на площадку девятого этаже, сбежала по лестнице вниз, разобрала баррикаду у двери…

Как только обнулился таймер отката, она в третий раз активировала «Полог невидимости», выскочила из подъезда и бегом рванула к одинокой высотке, башней возвышающейся над округой…


Глава 29, в которой из-под овечьей шкуры появляется волк, и земля снова начинает гореть у нас под ногами

– …Ну, а что было дальше, вы и сами уже знаете, – закончила Белка пересказывать свои приключения.

Мы сидели на чердаке девятиэтажки, куда перелетели почти полчаса назад. Из найденных здесь старых ящиков на скорую руку соорудили некое подобие стола, который Белка буквально завалила извлеченными из рюкзака сладостями. Собственно, с моего вопроса об источнике неожиданного изобилия, и начался белкин рассказ. Она практически без умолку проговорила все эти полчаса, лишь изредка отвлекаясь, чтоб промочить горло живцом, и закусить макнутым в сгущенку кусочком печенья или пряника.

Мараджела тоже ела мала и, затаив дыханье, слушала приключения подруги. Я же отрывался, что называется, от души, вовсю налегая и на печенье с пряниками, и на конфеты, и на сгущенку с вареньем.

– Что ж, было очень вкусно, – я побарабанил себя по туго набитому животу. – Душевно посидели, но пора уже собирался. Полетный Дар откатится через пять минут. Давайте убирать все со стола, и потихоньку выдвигаться на крышу.

– А как же десерт? – хитро сверкнула глазками кваз.

– Что?! Снова сладкое! – закатила глаза Мараджела. – Белка, извини пожалуйста, я пас.

– Поддерживаю, – закивал я. – У меня и так в животе уже слипшийся ком от такого обилия съеденных сладостей. Живец, конечно, полезный напиток, но в качестве запивки к сладкому подходит не очень.

– Да успокойтесь, никто вас сладостями пичкать по новой не собирается, – рассмеялась Белка. – А в качестве десерта предлагаю каждому закинуться разведенным в уксусе горохом и звездным раствором. Я специально под это дело золотые горошины и белые звезды отложила.

Кваз постучала по карману куртки.

– У тебя есть пиво? – воодушевился я.

– Увы, Рихтовщик, пивом в этот раз порадовать тебя не судьба, – убила надежду кваз.

– Зато у меня есть коньяк и вода – можно разбодяжить один к двум в банке из-под варенья, и получится вполне себе слабоалкогольный напиток.

– Бурда это получится, – проворчал я.

– Тебе не пофиг?.. Один хрен звезда горчинку даст.

– Все равно, с пивом как-то поспокойней.

– Ну не хочешь, не пей. А мы с Мараджелой рискнем… Да, подруга?

– Вообще-то, я ни разу… – залепетала было Мараджела, с ужасом наблюдая, как лихо кваз булькает в освобожденную от остатков варенья литровую банку сперва коньяк из бутылки, затем воду из фляжки, и под занавес, до кучи, парочку извлеченных из кармана белых звезд.

– Вот и попробуешь, – перебила Белка, энергично встряхивая прикрытую ладонью банку.

– Че сразу не хочешь-то! – возмутился я. – Говорю же: у меня в животе слиплось все от сладостей. Запить-то, по любому, надо.

– Ладно, уговорил, тебе тоже потом смешаю, – осклабилась Белка.

Достав из кармашка рюкзака упаковку стерильного бинта, она оторвала кусок и, сложив в несколько слоев, стала процеживать через него получившийся раствор в пустую жестяную банку из-под сгущенки.

– Рихтовщик, хорош облизываться, это Мараджеле.

– Я могу уступить, – пискнула дама.

– Пей давай! – сунула ей в руки жестянку Белка.

– А ты, вместо того, чтоб пялиться, на-ка вот – и делом займись.

Кваз вложила мне в руку три золотых горошины, и я полез в карман ранца за уксусом и ложкой.

– Ой, горечь какая, – вся скривилась после первого глотка Мараджела. – Белка, можно я не буду это допивать?

– Тоже мне подруга, – фыркнула кваз, фильтруя остатки раствора во вторую банку из-под сгущенки. – Я для нее делала, старалась, звезду дорогую извела… А она, вон, нос воротит! Да, делай, че хочешь.

– Мараджела, всю порцию нужно обязательно выпить до конца, – подключился я к разговору. – Иначе эффекта от звезды не получишь.

– Да не цеди ты мелкими глоточками, это ж не коктейль, – фыркнула Белка. – Гляди, как надо!

И она большими глотками лихо оприходовала содержимое своей банки.

Глядя на подругу, я тоже закинулся уксусным раствором первой разведенной горошины. И поспешил зажевать жуткую кислятину кусочком пряника.

– Вот не разу ты, Рихтовщик, не кавалер, – тут же заворчала углядевшая мой маневр Белка. – Нормальные мужики, прежде себя, всегда о дамах заботятся.

– Дык, вы ж другое пили! – возмутился я.

– Мог бы чуть-чуть и подождать!

– Че ждать-то?.. Вон, глянь, вторая порция уже готова. На, не обляпайся.

– Ой-ой-ой! – оборвала нашу перебранку машущая перед лицом руками Мараджела.

– Выпила?.. Умничка! На-ка скорее заешь – это вместо лимончика, – выхватив у меня ложку с готовой порцией горохового раствора, Белка тут же сунула ее в рот задыхающейся подруге.

Несчастная женщина судорожно сглотнула жуткую кислятину, и под дьявольский хохот кваза ее перекосило…


!!!Внимание! Вами активирована скрытая ступень Дара: Легче пуха!

!Характеристики: +2 к Медитации, +5 к Гибкости, +5 к Броне Стикса. Навыки: +20 к Легкой атлетике, +40 к Левитации!


!!!Внимание! Вы употребили золотую горошину!

!Характеристики: +39 к Силе Стикса (Дух Стикса +1), +38 к Броне Стикса (Дух Стикса +1), +36 к Медитации (Дух Стикса +1), +41 к Познанию скрытого!


!!!Внимание! Вы употребили белую звезду!

!Опыт: +335!

!Шкала Спорового баланса: +2. Показатель Атака: +2. Характеристики: +38 к Физической силе, +91 к Рукопашному бою!

!Шкала Жажды и сытости: +2. Показатель Защита: +2. Характеристики: +65 к Выносливости, +81 к Регенерации!

!Шкала Духа Стикса: +2. Показатель Дух Стикса: +2. Характеристики: +99 к Медитации, +16 к Познанию скрытого!


Строки уведомлений загорелись перед глазами, как только я выпил сделанный специально для меня раствор белой звезды. Спутницам, судя по их отрешенным взглядам, тоже привалила своя порция информации.

После прочтения статов, обрадованная обилием прилетевших плюшек Мараджела мигом простила белкину злую шутку, и даже еще больше влюбилась в подругу, решительность которой помогла ей так запросто поднять сразу несколько основных показателей.

Употребление трофеев задержало нас за столом дольше, чем на пять минут. Мой полетный Дар благополучно откатился, и можно было немедленно отправляться на крышу для очередного перелета.

Но…

Увлеченные разбором остатков снеди по рюкзакам, мы с Белкой не сразу заметили странное поведение оставшейся не у дел Мараджелы. Когда же обратили внимание на странные дерганые движения подруги, было уже поздно.

– Эй, ты чего? – окликнула подругу кваз.

Ты чего? – мерзким скрипучим голосом передразнила вдруг ее Мараджела.

– Это плохая шутка, – набычилась Белка.

– Заткнись, кваз. Не до тебя сейчас, – скорчила ей презрительную ухмылку дама и, повернувшись ко мне, огорошила: – Рихтовщик, я же обещал, что тебя достану.

– Ах ты сука! – зашипела Белка.

И попыталась пощечиной привести явно ополоумевшую подругу в чувство. Но с невероятным для игрока одиннадцатого уровня проворством Мараджела увернулась от ее удара. А вот от посланного ей в ответку кулака игрок двадцать пятого уровня закрыться не успел. Более того, удар неискушенной в рукопашном бое женщины оказался такой чудовищной силы, что я услышал треск роговой брони на скуле кваза. Посланная в глубокий аут Белка вылетела из-за стола, и сломанной куклой раскинулась на бетонном полу.

– Ты че – млять! – творишь?! – я вскочил на ноги, и ударом ноги смел разделяющий нас стол.

– У-у, как страшно, – хмыкнула даже не шелохнувшаяся дама.

Мараджела продолжала спокойно сидеть на своем месте и насмешливым взглядом таращиться на меня снизу вверх.

– Тоже хочешь попытаться меня ударить? Ну попробуй. А вдруг получится… И ты убьешь эту неблагодарную сучку. Ну и шут с ней. Информацию от нее я уже получил практически в полном объеме. Сбежать же от меня тебе это все равно не поможет.

Мараджела снова заговорила со мной своим нормальным голосом, но, даже если не брать в расчет озвученную ею сущую ахинею, такая вызывающая манера поведения совершенно не вязалась со сложившимся образом тихой скромной женщины.

Я посмотрел на даму пристальным взглядом, и тихо выпал в осадок от загоревшейся, вместо привычных строк информационного описания, чудовищной надписи:


!!!Внимание! Игрок Мараджела пребывает под ментальным контролем куратора. Ее Уровень и Показатели временно завышены до значений куратора!


Если мне не изменяет память, у куратора сорок второй уровень развития – понятно теперь, как даме удалось так играючи расправиться с Белкой. И с беспечностью ее (его) все понятно – куратора удовлетворит любой результат нашей схватки. Запросто скрутить такую непростую «Мараджелу» у меня вряд ли получится – вероятнее всего, схлестнувшись, мы лишь хорошенько друг дружке наваляем, тем самым облегчив задачу уже, наверняка, отправленных за нами ботов. А пристрелить из лука у меня, попросту, рука не поднимется… Млять! Она же моя подруга, и у меня задание живой доставить Мараджелу в стаб.

– Че приуныл-то, Рихтовщик, – подмигнула дама.

– Сюльгент?

– Догадливый, – расцвела в улыбке Мараджела. – Хотя чего это я. Смешно было б, если не догадался – с такой-то Наблюдательностью…

– Слушай, отвали от нас, а, – без особой надежды попросил я.

– Не смеши. Ты положил полсотни моих бойцов. И должен понести за это наказание.

Мне показалось, что слышу вдали шум вертолетного винта.

– Извини, разговора у нас снова не получится. Нам пора.

– Что, бросишь своих девок на произвол судьбы, и дашь деру?

– Я возьму их с собой.

– Любопытно будет посмотреть, как ты станешь эвакуировать нас отсюда, – хихикнула Мараджела. – Предупреждаю, я буду кусаться и царап…

Договорить дама не успела, отправленная в аут мощнейшим ударом по затылку.

Захвативший ее сознание бот, увлекшись беседой со мной, совершенно выпустил из вида лежащую в стороне Белку. Меж тем очухавшаяся кваз, уйдя в свой читерский скрыт, подобралась к «подруге» со спины, и от души приложила по затылку сдвоенным ударом тяжелых рукоятей кинжалов.


Глава 30, в которой я совершаю роковую ошибку, и опора уходит из-под ног

– Не добивай! – бросил я в полумрак чердака.

Из-за плохого освещения находящаяся под скрытом Белка была совершенно неразличима. Даже моя Наблюдательность спасовала перед ее навороченным «Пологом невидимости».

– Рихтовщик, она ж не в себе! – раздался раздраженный голос Белки, задержавшейся у завалившегося на бетон тела.

Похоже, мой окрик раздался вовремя и остановил уже занесенный над Мараджелой кинжал.

– Ей боты, походу, мозги конкретно промыли. Убийство же разом решит все ее проблемы… За подругу не переживай, она через пару часов спокойно возродится в Вешалке, а я ей, когда вернемся, все объясню.

– Да не могу я сейчас дать ей умереть.

– Почему?! Нам же гораздо проще будет налегке вырваться из города.

– Позже объясню, сейчас некогда. Слышишь шум винта снаружи?.. Сдается мне, этот вертолет спешит по наши души.

– Твою ж мать!..

Белка метнулась на крышу, и подтвердила плохие новости:

– Млять! Там аж два вертолета, в сопровождении целой тучи дронов! Они, край, через минуту будут здесь!.. Может, через подъезд попробуем сбежать?

– Не успеем. Даже если на лестнице твари нас не задержат, на выходе из подъезда, по любому, с пасущейся внизу стаей схлестнемся. И боты нас догонят – без вариантов… Будем уходить перелетом, как и планировали. По воздуху от винтокрылов стопудово оторвемся.

– Да как ты с ней лететь-то собрался?!

– Не задавай тупых вопросов, – рыкнул я, запихивая в свой полупустой ранец рюкзак кваза, – а помоги, лучше, забросить ее мне за спину.

Невидимая Белка, закинув на плечи мой ранец (который, под действием скрыта, тут же благополучно сгинул в полумраке), подхватила Мараджелу за подмышки, и по муравьиному легко рывком забросила на меня тушу, раза в два тяжелее ее самой. Я обратным хватом цапнул сползающую даму за бедра и, страхуемый Белкой, выбежал с ношей на крышу.

Возглавляемая вертолетами внушительная винтокрылая кавалькада обнаружилась уже в сотне метров от нашей крыши.

Не дожидаясь указаний, невидимка кваз тут же по-обезьяньи ловко запрыгнула на меня спереди, и всеми четырьмя конечностями намертво вцепилась в висящую за спиной Мараджелу. Замерев в таком положении, Белка одновременно удерживалась на мне сама, и помогала контролировать за спиной бесчувственное тело.

– Крыло! – выдохнул я фразу-активатор.

Подпрыгнул…

И подхваченный раскрывшимися за спиной призрачными крыльями, привычно взмыл на десятиметровую высоту. Едва не угодив, при этом, под винт налетающего вертолета.

Бескрайнее море крыш под ногами призывно окрасилось бирюзой, и я мысленно обозначил целью самую дальнюю, из доступных, пятиэтажку… Такой выбор был обусловлен желанием: как можно быстрее, после посадки, оказаться внизу, на земле. Ведь на плечах висела погоня. И каждая секунда была на вес золота. Была б возможность, выбрал бы дом еще ниже. Но, увы, ниже пятого этажа в прямой видимости домов не наблюдалось.

Перед глазами замелькали десятые доли секунд обратного отсчета, и мы стрелой понеслись к указанной цели, легко вырывавшись из-под носа уже почти настигшего нас вертолета.

Примерно на пятой секунде полета, в просвете между высокими домами, среди однородного сиянья бирюзы я заметил спрятавшийся среди высоток квадрат крыши с иной – ярко-изумрудной подсветкой.

Крыша принадлежала крохотному двухэтажному дому, который находился заметно ближе намеченной целью пятиэтажки. Но! Там всего лишь два этажа, и добраться до земли можно было куда как быстрее. Плюс маленький домик стоял в окружении высоких ветвистых деревьев – что затрудняло подлет к нему даже дронов, не говоря уж о массивных вертолетах... Эти мысли пронеслись у меня в голове за доли секунды. И, мгновенно приняв решение, я сменил пункт назначения на зеленый квадрат.

По широкой петле, мы пошли на снижение, ворвались в тесный двор между высотками, и плавно опустились на «изумрудную» крышу.

Перед глазами мелькнули и обнулились последние мгновенья действия скрытой ступени Дара, могучие крылья за спиной исчезли, зеленая подсветка под ногами пропала. И я увидел до дыр изъеденное ржавчиной столетнее железо, опасно прогибающееся под обоюдным весом нас троих.

– Млять! Да какого хре!..

Мой досадующий вопль заглушил хруст гнилых перекрытий, и скрежет рвущегося старого металла. И мы дружно провалились внутрь изгрызенного временем бомжатника.


Глава 31, в которой коварный случай одним сковывает ноги, другим развязывает руки

Провалившись сквозь крышу, наша связка распалась. Отлетевшая от меня Белка загремела по гнилым доскам второго этажа – последним, хоть и со скрипом, но удалось выдержать ее сравнительно небольшой вес. Мы же с Мараджелой оказались чересчур тяжелыми для трухлявого пола, с сухим треском его проломили, и в облаке щепок и удушливой пыли полетели дальше.

Удар задницей об бетон первого этажа даже из моего нехило прокаченного тела на пару секунд выбил дух. Мараджелу же, прихлопнутую сверху моей спиной, это крайне неудачное падение, вообще, должно было прикончить на месте. Но многократно завышенные, благодаря куратору, параметры позволили ей чудом пережить жесточайшее приземление на спину. Впрочем, совсем без последствий, разумеется, не обошлось.

– Моя спина! – бешеной кошкой зашипела очнувшаяся после удара дама. – Слезь с меня, сволочь! А-а-а!.. Я не чувствую ног!..

В лицо, раздирая мои щеки в кровь, вцепились стальные пальцы ухоженных женских рук. И, чтоб не остаться без глаз, мне пришлось отчаянным рывком выдираться из болезненного захвата, и боковыми перекатами по полу откатываться подальше от женщины, одержимой дьяволом в ботском обличии.

– Что вы со мной сделали, ублюдки?! – продолжила бесноваться Мараджела. – Надеетесь, что расправа надо мной вам поможет?! Как бы не так! Вот вы у меня где!.. Ха-ха-ха!..

Меня передернуло от жуткого хохота. Я без остановки катился до самой стены и, только воткнувшись в нее плечом, решился обернуться.

К счастью, погони за мной не последовало. Дама осталась валяться на месте падения, безумно хохоча и отчаянно размахивая руками. Похоже, из-за травмы спины, ее, и впрямь, ниже пояса сковал паралич.

– Заткнись, сука! – донесся сверху раздраженный рык кваза. – Ща спущусь и вырву, нахрен, твой поганый язык!

– Сама сука! – злобно огрызнулась в ответ Мараджела. – Вам, по любому, крышка, ушлепки! Мои парни будут здесь через минуту! И вы пожалеете!..

Сухой щелчок стечкина оборвал исполненный ядовитой желчи спич одержимой… Млять! Хрен с ним с заданием, но я просто не мог поступить иначе. Невыносимо было наблюдать, как добрая женщина, по воле злобного маньяка, на глазах превращается в циничное чудовище.

С трех метров невозможно было промахнуться. Я засадил Мараджеле маслину точно в висок, расплескав выбитые мозги на добрый метр. Она умерла мгновенно. А я замер в ожидании уведомления о провале задания. И красные строки не замедлили загореться перед глазами буквально через секунду:


!!!Внимание! Вами выполнено задание: в течение следующих 36 часов освободить из плена Мараджелу и доставить в любой стаб 21-го Юго-Восточного региона!

!Награда за выполненное задание:

!Опыт: +150000. Очков свободного распределения характеристик: +7500!

!!!Внимание! Ликвидирован Игрок Мараджела: 42 (11) уровня (в момент ликвидации уровень Игрока был временно завышен до уровня ментального контролера – бота Сюльгента 42 уровня)!

!Поскольку Игрок Мараджела находилась под ментальным контролем враждебно настроенного бота, без штрафа за ликвидацию!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +29381. Характеристики: +1 к Знаниям, +15 к Картографии, +1 к Наблюдательности,+14 к Удаче, +14 к Физической силе, +1 к Рукопашному бою, +17 к Фехтованию, +17 к Меткости, +2 к Физической броне, +1 к Выносливости, +1 к Регенерации, +2 к Скрытности, +16 к Скорости (Ловкость +1), +7 к Реакции, +7 к Гибкости, +1 к Интуиции, +10 к Силе Стикса, +7 к Броне Стикса, +1 к Медитации, +6 к Познанию скрытого. Навыки: +28 к Алкоголизму, +33 к Ораторскому искусству, +28 к Легкой атлетике, +31 к Стрелку, +25 к Палачу (Атака +1)!

!!!В процессе ликвидации, активирована скрытая ступень Дара: Легче пуха!

!Характеристики: +2 к Медитации, +5 к Гибкости, +5 к Броне Стикса. Навыки: +20 к Легкой атлетике, +40 к Левитации (Дух Стикса +1)!

!Повышение Уровня: +1!

!Все показатели: +1. Характеристики: +13 к Картографии, +29 к Фехтованию, +80 к Физической броне, +100 к Скорости, +76 к Силе Стикса!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Дочитав текст сообщения, я тихо выпал в осадок… Это что ж получается: гребаный трухлявый домишко, в котором волею проведения мы оказались, это стаб?.. В принципе, судя по запущенному виду дома, клочок земли под ним много десятилетий не перезагружался. И сияние на крыше развалюхи имело отличный от окружающих домов цвет – везде крыши сияли голубоватой бирюзой, а здесь ярко зеленым изумрудом…

– Правильно сделал, что замочил, – раздавшийся рядом голос незаметно спустившейся со второго этажа Белки вывел меня из ошарашенной задумчивости.

Прямо на моих глазах в окружающем полумраке проступили очертания фигуры склонившейся над трупом кваза. Похоже, время действия читерского скрыта подружки только что подошло к концу.

– Да не парься ты так, – проворчала Белка, по-своему истолковав мой растерянный вид. – После возрождения в Вешалке, бот потеряет над ней власть. Хранитель об этом позаботится, зуб даю!

– Прикинь, а этот дом, оказывается, стаб, – удивил я подругу неожиданным поворотом беседы.

– Да иди ты! Откуда взяться стабу в середине мертвого города… Хотя, выглядит, конечно, похоже. Домина древний, как помет мамонта.

– Точно тебе говорю, это стаб. Мне только что задание засчитали. Я должен был…

– Твою ж мать! – перебила меня Белка, смотрящая в окно над моей головой. – Рихтовщик, у нас большие проблемы!


Глава 32, в которой мы бьемся, как тигры, но в конце появляется укротитель…

Приподнявшись, я тоже глянул в окно, и увидел, как по спущенным из вертолета тросам вниз спускаются трое старых знакомых.

– Эти суки меня в Вешалке поломали, – глухо прошипела рядом Белка. – Они чертовски быстрые.

– Угу, – откликнулся я. – Мне с ними тоже в логове куратора довелось схлестнуться. От пуль уворачивались шустрики только в путь! И в рукопашке, потом, они мне славно наваляли.

– Но ты, ведь, их сделал?

– С помощью Дара, который сейчас мне, увы, недоступен, из-за незавершенного отката, – убил я вспыхнувшую было у кваза надежду.

Меж тем троица высокоуровневых ботов-телохранителей спустилась в открытом дворе между двумя высотками, в полусотне метров от входа в наш дом. Стая зараженных, охранявшая двор до появления ботов, даже не попыталась напасть на «свалившуюся с небес» троицу. Более того, несмотря на многократное численное превосходство, твари испуганно разбежались в стороны, и сейчас теснились у стен домов, прячась за кустами, и затравленно зыркая оттуда на тройку грозных ботов.

Отстегнув страховочные карабины, боты с ленцой уверенных в своем абсолютном превосходстве хищников, дружно направились в нашу сторону, на ходу извлекая притороченные к поясам дубинки.

– Да вот хрен вам, суки! – прошипела Белка. – Поглядим, как вы с этим справитесь…

Кваз выхватила из кармана куртки шприц и, вогнав иголку в плечо, нажатием большого пальца мигом перелила в мышцу десять миллилитров бурой субстанции.

– Ух! А не слабо так меня торкнуло! – поделилась впечатлениями Белка. – Смотри, как я могу…

Она без разбега скакнула на стену возле окна, в прыжке оттолкнулась от рваных обоев обеими ногами и, крутанув обратное сальто, приземлилось на то же место, где только что стояла. Проделала все это она настолько быстро, что я даже рта не успел открыть, чтоб ей запретить.

– Будешь? – подмигнула кваз, показывая второй добытый из кармана шприц.

Шальной блеск, появившийся в глазах подруги, меня не хило так напряг. Но… Я понимал, что Белка пошла на этот отчаянный шаг, не ради кайфа, а чтоб усилиться. Помимо наркотического опьянения, спек давал ураганную встряску организму, на короткое время изрядно разгоняя основные боевые показатели. В предстоящем бою с невероятно проворными ботами наркотик давал шанс ускориться до их фантастической быстроты, и это был наш единственный шанс отбиться.

– Коли! – я вытянул руку.

В трицепс тут же воткнулась тонкая игла…

Руку словно опалило огнем. Волна жара от места укола тут же понеслась дальше, и через пару секунд шальной прилив необузданной энергии охватил все тело целиком.

Перед глазами загорелись красные строки уведомления:


!!!Внимание! Вы приняли дозу спека, и ваши параметры, под воздействием стимулятора, претерпели следующие изменения:

!Интеллект – дебафф 50% от номинала. Продолжительность дебаффа 10 минут!

!Атака – бафф 50% от номинала. Продолжительность баффа 10 минут!

!Защита – дебафф 50% от номинала. Продолжительность дебаффа 10 минут!

!Ловкость – бафф 100% от номинала. Продолжительность баффа 10 минут!

!Дух Стикса – дебафф 50% от номинала. Продолжительность дебаффа 10 минут!


Я реально вдруг серьезно отупел, и никак не мог сосредоточиться на прочтении даже первой строчки уведомления. Впрочем, долго мучиться в тщетных попытках сосредоточиться на этом ужасно трудном тексте мне не пришлось.

Молодецкий удар сорвал с гнилых петель единственную наружную дверь, и к нашей с Белкой безграничной радости в дом вломились враги. Наконец, появились те, на ком можно выплеснуть всю мощь распирающей изнутри дурной энергии.

Я смутно помню подробности круговерти отчаянной драки.

Белка, вроде бы, от дубин ботов отбивалась кинжалами. Я же работал голыми кулаками, превратившимися в неуловимые, размытые тени.

Не знаю, сколько прошло времени. Подозреваю, не много.

Вдруг я оказался единственным стоящим на ногах, в окружении трех упокоенных ботов, со зверски развороченными харями и свернутыми шеями, и еще одного хорошенько отметеленного, но живого, кваза, силящегося подтянуть поломанные ноги.

Мне тоже досталось изрядно. Сломанная левая рука висела бесполезной плетью. Лицо распухло от обилия шишек и гематом, с разбитых губ и носа по подбородку тонкой струйкой стекала кровь. Тело под одеждой тоже саднило от обилия синяков. Но для моей Регенерации все это сущая ерунда. Главное: поле боя осталось за нами, и крутой троице мы свернули набок задиристый нос.

– Руку дай! – зашипела подруга, отчаявшись самостоятельно встать на ноги.

– Да лежи уже, – проворчал я и, нагнувшись, дружеской оплеухой отправил Белку в аут.

– Ты пока отдохни, ладно, – продолжил разговор я уже с бесчувственным телом. – А то, чую, сейчас здесь совсем жарко станет.

Окружившие дом дроны – шум винтов которых я прекрасно слышал через лишенные стекол оконные проемы – не спешили переходить ко второй части операции по выкуриванию нас из убежища. Что драка закончилась, они не могли не отследить – доносящийся из дома шум яростной схватки стих. Но, видимо, боты-операторы, руководящие дронами из вертолетов, пребывали в уверенности, что победа досталась доселе непобедимой в рукопашных схватках троице, и терпеливо дожидались выхода своих чемпионов из дома.

Воспользовавшись короткой передышкой, я скоренько обежал первый этаж, нашел ванную комнату, выломал из стояка массивную чугунную ванну (с одной рукой сделать это было не просто, но все еще бушующая в теле энергия спека компенсировала неловкость дурной силой) и, затащив махину в комнату, укрыл ванной лежащую на полу Белку.

– Ну вот, теперь можно и повоевать, – хмыкнул я и, неожиданно развеселившись, от души расхохотался.

Дурацкий хохот тут же выдал меня с потрохами. Боты снаружи пришли к удручающему для себя выводу, что ставка на супер-рукопашников не проканала, и дали отмашку на штурм дронам.

Окружающее меня пространство взорвалось оглушительным грохотом десятков пулеметов. Старые бревна дома содрогнулись и жалобно затрещали. Увы, деревянные стены оказались не самым надежным укрытием. Практически с первых секунд обстрела одинокие пули стали прорываться внутрь, и вскоре они засвистели вокруг меня десятками. Но к такому повороту я был готов и, не прячась от смертельного свиста, произнес фразу-активатор давно откатившегося «Лунного пламени»:

– Пламя!

Вокруг тела тут же вспыхнуло белесое сиянье защитного поля.

Здоровой правой я вытащил из кобуры пистолет и, подскочив к окну, выпустил треть обоймы по винтам ближайшего дрона.

Добрая половина пуль ушла в молоко, но и парой удачных попаданий я вывел из строя два из четырех винтов, и потерявший управляемость дрон, зачадив, как подбитый самолет, рухнул на землю.

Чтоб не нарваться на ураганную ответку от дронов, я перевел пистолет в автоматический режим, и обстрелял дрон на вскидку, двумя короткими очередями. Собственно, из-за этого и вышел такой низкий процент попаданий. Плюс, снаружи начало смеркаться, и резко наступивший вечер тоже малехо сбил мне прицел.

Проморгавшие мой выпад дроны, дружно ударили очередями по уже пустому окну. Но в мою защиту влетела лишь пара непредсказуемых рикошетов. Живой и невредимый я перебежал на другой конец дома, и повторил номер с неожиданным обстрелом из дальнего окна. Снова стремительный, как удар кинжалом, выпад увенчался успехом, и я записал на свой счет еще один удачно подбитый дрон.

На этот раз к устроенному дронами ураганному обстрелу «засвеченного» окна присоединились очереди крупнокалиберных пулеметов с вертолетов, сверху насквозь прошивающие и гнилую крышу, и трухлявые доски перекрытия второго этажа. Одна такая тяжелая пуля, случайно на бегу угодившая в меня, разом сняла примерно десятую часть объема защитной ауры. И чтобы свести вероятность таких крайне неприятных случайностей к минимуму, я забился в угол дома с самыми толстыми бревнами по бокам.

Там меня вдруг пробил сильный озноб, одновременно с дикой трясучкой навалилась слабость, и горло буквально свело болезненной судорогой от острейшего приступа сушняка. Похоже, начался отходняк от спека… Млять! Как же не вовремя.

Едва не выронив из трясущейся руки пистолет, осторожно положил его на пол, призвал из ячейки фляжку с остатками НЗ, и, отбивая зубами чечетку по горлышку, в пару жадных глотков влил в себя весь живительный напиток. Живец подействовал буквально через пару секунд, слабость исчезла, озноб утих. Правда, по-прежнему хотелось пить – двух глотков для утоления страшного сушняка оказалось недостаточно – но с этой, далеко не самой угарной, проблемой, вполне можно было продолжать бой.

Яростный обстрел со всех сторон продлился не долго. А как только он стих, я снова высунулся в третье окно, и выпустил остатки патронов в очередного дрона. В этот раз удалось подбить лишь один винт из четырех, но неожиданно этот минус обернулся плюсом, когда управляющий дроном оператор, пытаясь вывести из боя подбитый винтокрыл, случайно протаранил соседа, и, к моему ликованию, на землю хлопнулось сразу два летательных аппарата.

Снова ураганно заработали по окну пулеметы слетевшихся мстить дронов. Я же, согнувшись в три погибели, улепетывал в надежный угол, от заколотившего следом по крыше пробивного крупняка.

Больше патронов в пистолете не осталось. Новые магазины имелись в кармане ранца, сейчас, вместе с Белкой, благополучно погребенного под чугунной ванной. Были б здоровы обе руки, возможно, я б решился приподнять тяжелую ванну, и стащить с плеч подруги ранец. Но однорукому мне проделать это быстро было нереально. А заминка со сдвинутой «крышей» могла стоить жизни Белке, беззащитной против шальных пуль. Кроме того, с таким трудом добыв магазин, все равно потом пришлось бы менять его в пистолете одной рукой – не имея подобного натренированного навыка, мне пришлось бы провозиться с заменой магазина чертову прорву времени. И вряд ли противник мне это бы позволил не позволил… Потому, я убрал отстрелянный пистолет обратно в кобуру, и призвал из ячейки Шпору.

Почему я вооружился оружием ближнего боя? Да все просто. Толстые бревна стен легкие пули дронов пробивали не часто, потому винтокрылы старались сосредоточить свой обстрел на окнах. Но если в начале нашей заварушки через разбитые окна помещения дома худо-бедно просматривались, то с наступлением темноты – а сумерки снаружи сгустились уже достаточно плотно – разглядеть что-либо в окна стало совершенно невозможно.

Загоревшиеся фонари на дронах помогали мало – слабые лучи света рассеивались, толком не достигая оконных провалов. Зато яркая подсветка в темном небе отлично демаскировали сами летательные аппараты. От мощных вертолетных прожекторов толку тоже было немного, они прекрасно заливали ярким светом подступы к дому, но подсветить дом изнутри, как не старались, не могли.

Я в окнах мелькать перестал. Бесцельно же расстреливать их, в надежде на авось, было глупо и нецелесообразно. В сложившийся патовой ситуации имеющие огромный численный перевес боты просто обязаны были решиться на штурм. В ожидании которого, я и вооружился любимым оружием ближнего боя на длинной рукояти.

Ожидание затянулось ненадолго.

Одиночные очереди по окнам вдруг разом прекратились. Шум винтокрылов снаружи резко усилился. Одновременно в три окна и в открытый дверной проем ударили лучи быстро приближающихся фонарей, и через пару секунд ко мне в гости ворвалась лихая винтокрылая четверка.

Я тут же заскакал между дронами, как охочий до бабочек энтомолог с сочком. Только, вместо сачка, в руках у меня была Шпоры, любое касание которой винтокрылых пришельцев сопровождалось надрывным скрежетом взрезаемых корпусов, снопом искр сгорающей электронной начинки, мини взрывом, едким дымом и неуправляемым падением дрона на бетон пола. Из-за низкого потолка, громоздким винтокрылам в помещениях не хватало маневра, и в окружающей тесноте они просто не успевали от меня уворачиваться. Разумеется, дроны пытались отстреливаться. Но, быстро перемещаясь между ними, я легко уходил с линии огня, а редкие шальные пули поглощала моя по-прежнему активная защитная аура.

Чтобы перебить четверку дронов мне потребовалось меньше десяти секунд. Последний, бросив отстреливаться, во всю мощь винтов рванул к ближайшему выходу на волю, но в отчаянном пряжке мне удалось задеть корпус краем шипа. Поцарапанный дрон повело в сторону, он чуть замешкался, я подскочил, и добил беглеца.

После столь оглушительного провала, боты не решились на повторную атаку. Десятки дронов снова вразнобой заработали по окнам отдельными очередями.

Похоже, враги решили больше не экспериментировать, а тупо взять меня измором. Как не горько мне было это признавать, но у ботов имелись все шансы добиться таким немудреным способом победы. Ведь до конца действия «Лунного пламени» оставалось всего три минуты, по истечении которых, я потеряю читерскую скрытность и стану уязвимым к пулям.

Теоретически я мог бы уже давно отсюда сбежать – усиленная в десять раз Скрытность делала меня в темноте абсолютной невидимкой. Но на деле, я, разумеется, не мог бросить Белку на растерзание врагам. А хладнокровно отправить боевую подругу на перерождение у меня не поднималась рука. Я и Мараджелу бы ни за что не застрелил, но бедняжка уже не была сама собой, ее телом завладел гребаный куратор, и, отправив на перерождение, я избавил даму от ментального контроля свихнувшегося на мести бота.

Но все неожиданно благополучно разрешилось гораздо раньше оставшихся трех минут.

Обстрел дома вдруг снова прекратился. Но шум винтов снаружи на этот раз не усилился, а наоборот стал отдаляться. Пропал заливающий окрестности яркий свет прожектора. И ночная тьма полностью окутала почему-то вдруг брошенный врагами дом.

Поначалу я воспринял неожиданный отход винтокрылов, как тактический ход. Мол, они типа улетели, но, как только я расслаблюсь, и на радостях высунусь наружу, затаившиеся где-нибудь за соседней высоткой боты резко вернутся, и атакуют меня на открытой местности всей мощью своих дронов.

Однако, через несколько секунд у меня перед глазами загорелись строки победного уведомления. Систему мои враги одурачить не могли, и раз она зачла мне победу, значит враги реально убрались восвояси, оставив поле боя за нами.


!!!Внимание! Вами лично в отрядном бою ликвидировано: 8 дронов и 3 бота 32-го и 33-го уровней!

Награда за ликвидацию:

!Опыт: +46713. Характеристики: +2 к Знаниям, +17 к Картографии, +2 к Наблюдательности,+17 к Удаче, +17 к Физической силе, +2 к Рукопашному бою, +19 к Фехтованию, +20 к Меткости, +3 к Физической броне, +2 к Выносливости, +2 к Регенерации, +3 к Скрытности, +17 к Скорости, +8 к Реакции, +8 к Гибкости, +2 к Интуиции, +11 к Силе Стикса, +8 к Броне Стикса, +2 к Медитации, +7 к Познанию скрытого. Навыки: +44 к Алкоголизму, +52 к Владению Шпорой, +59 к Кулачному бою (Атака +1), +38 к Легкой атлетике (Ловкость +1), +33 к Тяжелой атлетике (Защита +1), +21 к Стрелку!

!!!В процессе ликвидации, активирован Дар: Лунное пламя!

!Характеристики: +8 к Удаче, +2 к Физической броне, +2 к Скрытности, +7 к Силе Стикса. Навыки: +20 к Легкой атлетике, +30 к Хамелеону!

!!!Одерживайте славные победы дальше! Удачной игры!


Пока читал, закончилось действие Дара и просевшая всего лишь на треть белесая аура вокруг меня благополучно погасла.

– Ну что, суки, выкусили! – не сдержавшись, крикнул я окружающему мраку, закончив чтение.

И неожиданно я тут же получил из непроглядной тьмы ответ, от которого волосы у меня на загривке мгновенно встали дыбом.

– Ты слишком самонадеян, Рихтовщик, – произнес знакомый мертвый безликий голос, и после короткой паузы добавил: – Но мы это обязательно исправим.



Интерлюдия 8

(Разговор в радио эфире)

– На связи, сэр! – бодро отрапортовал в рацию пребывающий в отличном настроении капитан.

Но следующий приказ вогнал бравого вояку в ступор.

– Сворачивайтесь и уходите, капитан! – прохрипел из динамика сердитый голос куратора.

– Не слышу подтверждения! – рык из динамика вернул зависшего капитана к жизни.

– Извините, сэр, здесь у нас со связью беда. Я не расслышал, повторите пожалуйста приказ.

– Все ты расслышал! – раздраженно рявкнул куратор. – Отводи дроны, и возвращайся на базу!

– Но, сэр! – осмелился возразить ошарашенный неожиданным поворотом капитан. – Мы же почти их дожали! Разведка показала, что один из объектов нейтрализован, а защита второго продержится не дольше трех минут. По предварительным расчетам аналитиков, вероятность успешного захвата и пленения объектов при следующем штурме составит восемьдесят семь процентов.

– В задницу твоих аналитиков, капитан, с их запоздалыми расчетами, – устало проворчал куратор. – Считай, что время отведенное тебе на захват целей вышло. Выполняй приказ! Командуй отход.

– Да, черт возьми, сэр, неужели вы его отпустите?! И это после всего, что этот наглец натворил у нас на базе!..

– Ты забываешься капитан! – от шипящего голоса куратора собеседника бросило в холодный пот.

Голову осмелившегося возражать капитана прострела ослепительная вспышка боли, из носа у него закапала кровь.

– Простите, сэр. Все будет исполнено, сэр, – торопливо забормотал в рацию сломленный бот.

– Поверь, капитан, мне тоже было не просто на это решиться, – из голоса куратора исчезли змеиные ноты, и собеседнику сразу стало намного легче.

– А как быть с подбитыми дронами? – нашел в себе силы на уточняющий вопрос капитан. – Часть из них мы могли бы забрать с собой. Но потребуется время на их загрузку в вертолеты.

– Отставить загрузку! Ни секунды промедления, капитан! Уводи на базу всех способных летать. Уверен, с подбитыми развалюхами за ночь ничего не случится. А утром отправишь к ними патруль с бригадой техников… Все, время разговора вышло. Жду тебя на базе!

– Так точно, сэр!

– Не разочаруй меня, капитан, – в голосе куратора снова послышались шипящие интонации. – Если узнаю, что ты посмел ослушаться, и задержался хоть на секунду дольше необходимого, ты ОЧЕНЬ об этом пожалеешь!

– Нет, сэр! Я все понял, сэр! Я вас не подведу, сэр! – зачастил в рацию, корчащийся от боли и размазывающий по щекам кровь бот.

– До скорой встречи, капитан.

– Так точно, сэр!


Интерлюдия 9

На этот раз возрождение Мараджелы произошло без пугающего экстрима. Открыв глаза, она обнаружила себя лежащей на хорошо знакомом мягком диванчике, в уютной белкиной квартире.

Дома приятно пахло свежесваренным кофе и… дымом дорогих сигар?

Белка обожала кофе (особенно по утрам) и запах сваренного кофе в этих стенах был не в новинку. Но табачный дым кваз на дух не переносила. К тому же, судя по непроглядной темени за окном, сейчас еще было далеко до утра. Значит, кофейничала на кухне явно не подруга.

От ужаса перед непонятным чужаком женщина оцепенела и даже стала реже дышать, опасаясь неосторожным движением или шумным вздохом выдать свое присутствие в квартире, разом утратившей для нее статус убежища.

– Чё, так и будем в молчанку играть? – донесся с кухни насмешливый и слегка хамоватый мужской голос. – Можешь не притворяться, я даже через стену почувствовал твое появление в квартире.

Терпеливо выждав минуту, и не дождавшись от молчуньи ответа, ночной визитер раздраженно ей предъявил:

– Ну, знаешь ли, это черт знает что такое! Между прочим, я тут тебя пол ночи уже караулю… Короче, прекращай дурить. Поднимайся, и шагай сюда. Так-то я не кусаюсь. Но, ежели доведут, заживо сожрать могу. Шутка!

– А вы кто? – пропищала Мараджела

– Конь в пальто, мля, – проворчал незнакомец. – Чё, так и будем, как зеки в камерах, через стенку разговаривать? Эй, хорош чудить, а! Приходи, я тебя кофейком угощу. Заодно и познакомимся нормально.

Пересилив страх, женщина заставила себя встать с дивана и выйти на кухню.

На белкином мягком стуле, вальяжно закинув ногу на ногу, сидел невысокий мужчина средних лет с совершенно невыразительным лицом. Когда незнакомец улыбнулся вошедшей женщине, Мараджела невольно чуть отпрянула обратно в коридор – в сочетании с холодными злыми глазами, его «приветливая» лыба больше походила на людоедский оскал.

– Меня зовут, Скальпель.

– Мараджела, – представилась женщина, присаживаясь на краешек табуретки у стола.

– Ты уж прости хозяюшка, за столь поздний визит. Но уж дело у меня к тебе дюже срочное.

– Я не хозяйка здесь. Это квартира моей подруги – Белки.

– Да что ты говоришь, – хмыкнул Скальпель, с удовольствием затягиваясь толстой сигарой. – Оказывается, у нашего грозного кваза имеется подруга.

– Ну да, глупость сморозила. Разумеется, вы знали, что это ее квартира.

– Нет, так дело не пойдет. Прекращай мне выкать. Когда симпатичные барышни мне выкают, честное слово, чувствую себя столетним стариком… Ах да, ведь, я кофе тебе обещал…

Скальпель порывисто вскочил на ноги, по-хозяйски подхватил с плиты греющийся на медленном огне здоровенный медный кофейник, и одним отточенным движением лихо наполнил до краев его ароматным содержимым стоящую перед Мараджелой пустую кружку. Проделал все это мужчина одной левой, между пальцами правой продолжая удерживать любимую сигару.

– Прошу. Оцени мой кулинарный талант, – предложил Скальпель, возвращая пузатый кофейник обратно на плиту, и опускаясь на стул. – Признаюсь тебе по секрету, один известный в стабе ресторатор, попробовав однажды сваренный мной кофе, на полном серьезе неделю потом уговаривал пойти работать в его заведение.

Мараджела послушно пригубила обжигающий напиток. Кофе оказался приторно сладким, и с какой-то мерзкой ванильной добавкой, напрочь заглушающей любимую женщиной горчинку.

– Ну, что я тебе говорил, – подмигнул хамоватый тип.

– Очень вкусно. Спасибо.

– А вот врать ты, подруга, совсем не умеешь, – покачал головой Скальпель и, затянувшись, выпустил прямо в лицо Мараджеле белоснежную струю дыма.

– Мне пра-хв-хда п-хон-кх-кх… – раскашлявшись, женщина прекратила лепетать бессмысленные оправдания.

– Я так понимаю, поскольку ты тут, у Рихтовщика все получилось? – вдруг резко сменил тему Скальпель, и выжидающе уставился на собеседницу.

– Наверное, – осторожно ответила дама.

– Не стоит со мной играть, красавица, – Скальпель снова продемонстрировал фирменный оскал людоеда. – Просто, честно ответь на вопрос, и все будет хорошо.

– Да я правда не знаю, – всхлипнула Мараджела. – Гады похитители мне что-то вкололи, и я провалилась в очень долгий сон, полный кошмаров… А потом я, видимо, умерла. И возродилась уже здесь… Пожалуйста, не мучайте меня, я, правда, ничего не помню! – взмолившись в конце, женщина не выдержала и разрыдалась.

– Ну вот, слез нам только не хватало, – поморщился Скальпель.

– Извините.

– Мы же договорились, – всплеснул он руками.

– Ах да, извини.

– Послушай, красавица, меня прекрасно знают и Рихтовщик, и Белка. Мы с ними практически приятели. Не скажу, что добрые – по-разному бывает – но не враги точно! И расспрашиваю я тебя не просто так, а чтоб им помочь… Одна знакомая провидица – чтоб ей пусто было! – предупредила о грозящей им серьезной опасности. Поэтому, постарайся напрячь память, и вспомнить хоть что-то… Млять! Ну не может быть, чтоб ты совсем ничего не помнила! Уж поверь, боты ни за что не позволили бы тебе умереть, и сбежать на возрождение. Значит, наши друзья как-то вырвали тебя из их лап. Ты даже не понимаешь – они спасли тебе больше, чем жизнь. Так помоги же им тоже! Вспомни: где вы расстались? Я отправлюсь с отрядом им навстречу, и, быть может, нам удастся предотвратить беду.

Мараджела послушно напрягла память, но, как ни силилась, ничего, кроме вспышек боли и сопровождающего их мерзкого гнусавого хохота, вспомнить так и не смогла.

Молча понаблюдав несколько минут за ее бесконечными провальными попытками, Скальпель раздавил в пепельнице остатки сигары, тихо встал и ушел.

– Ничего не выходит, извини, – простонала Мараджела еще через пару минут, и обреченно распахнула глаза.

Наводящий ужас Скальпель сгинул без следа. На кухне, и во всей квартире, она наконец-то осталась одна.

Дама встала из-за стола и, брезгливо поморщившись, вылила практически не тронутое кофе в раковину.


Глава 33, в которой мне выставляют ультиматум, и я проваливаюсь в темноту

Замызганная лампочка, в одиноком патроне болтающаяся под потолком на облезлом проводе, вдруг сама собой стала разгораться, озаряя заваленный мусором и разбитыми дронами коридор, с рваными обоями на стенах. Невероятно, в обесточенном не один десяток лет назад доме снова появилось электричество.

Впрочем, мое удивление затухло, как угли под проливным дождем, стоило повернуть голову в сторону незваных гостей. Их снова было двое – в одинаковых длинных, до пят, черных пальто, стильных черных шляпах, и непроницаемо-черных очках, на бледных, как мел, лицах. Гребаные тенеловы замерли на пороге дома, и равнодушно меня разглядывали, как диковинную букашку. Этим угрюмым типам запитать одинокую лампу электричеством было так же просто, как мне высморкаться.

– Какая неожиданная встреча, – попытался я изобразить улыбку. – Давно не виделись… Снова Шпору проверить пришли?

– Нет. Твое оружие в данный момент нас совершенно не интересует, – откликнулся угрюмый тип справа. – Мы пришли…

– Минуту, – вдруг оборвал его напарник. – Она очнулась, и подслушивает.

– Это исправимо, – отозвался «правый».

Ни слова больше не говоря, он прошел мимо меня и свернул из коридора в комнату с перевернутой ванной.

– Э-э! Стопе, мужик! Не тронь, ее!..

Я хотел броситься следом, но второй тенелов каким-то чудом вдруг оказался рядом, и положил затянутую в черную перчатку руку мне на плечо. Обе мои ноги разом парализовало. И если б не стена, на которую успел опереться плечом, я бы тут же повалился на пол.

Из комнаты послышался обеспокоенный голос подруги:

– Рихтовщик! Чё тут происходит?! Ну-ка вытащи меня отс…

Крик кваза оборвался на полуслове.

– Ее-то зачем? – простонал я, обреченно закатывая глаза.

– Не переживай. Она жива. Я просто ее временно отключил, – «успокоил» вернувшийся тенелов.

Второй тенелов убрал руку с моего плеча, и я почувствовал, что ноги снова прекрасно меня слушаются… Но толку-то? Сбежать от угрюмых тварей все равно не смог бы, при всем своем желании.

– Что я вам сделал? Чего вы ко мне, как репей, прицепились?

– Как я уже сказал: ты слишком самонадеян, Рихтовщик, – снова заговорил «правый», без малейшей эмоции ни на лице, ни в голосе. – За короткий период нахождения на Континенте свои вмешательством ты кардинальным образом изменил судьбы многих игроков. Складывающийся десятилетиями баланс сил в двадцать первом Юго-Восточном регионе за последний месяц сильно нарушился. Если в ближайшее время он естественным образом не выровняется, регион ждет локальная катастрофа.

– А я-то здесь причем?!

– Ты один из вероятных факторов дестабилизации баланса сил.

– Да какой, в задницу, баланс!.. Я только друзьям помогал. Честно выполнял задания. И тварей валил, по возможности… Вы на статус мой посмотрите – там положительного рейтинга за пятьдесят штук перевалило!

– Ты не единственный фактор. Есть и другие. Какой именно из факторов приводит к дисбалансу установить не представляется возможным. Потому принято решение: временно изолировать все факторы.

– Что значит изолировать? – прохрипел я разом осипшим голосом.

Вместо ответа, на сей раз передо мной загорелись строки системного запроса:


!!!Внимание! Вам предлагается персональное задание «Вынужденная мера», по условиям которого вы даете добровольное согласие тенеловам о погружении вашего сознания на некоторый временной отрезок в летаргический сон!

Награда за принятие задания: +1000 единиц опыта за каждый год вынужденного забвения.

Штраф за отказ от задания: полное обнуление персонажа, с потерей 99% остающихся жизней.

Принять задание: Да / Нет


– За год забвения всего штуку опыта? Серьезно?! Да я за одну эту драку с ботами только что почти сорок семь штук получил!

Но тенеловы проигнорировали мое возмущение. На их бледных лицах-масках не отразилось ни единой эмоции. Они продолжали, как ни в чем не бывало, равнодушно пялиться на меня через непроницаемые стекла черных очков.

А под заданием появилась дополнительная строчка с таймером обратного отсчета:


!На добровольное принятие задания вам выделяется 1 минута. Не принятие задания Игроком в течение данного временного интервала, будет истолковано, как отказ от задания!

00:59… 00:58…00:57…


– Твою мать! Мне не нравится формулировка: некоторый временной отрезок. Это дерьмо какое-то, а не формулировка. Эдак вы меня навечно сможете изолировать! Хотелось бы точно знать, на какой срок вы меня собрались превратить в гребаный овощ?.. Эй! Ау! Вообще-то у меня дела неотложные в стабе! И я не могу вот так вдруг все взять, и бросить. Я обещал! У меня договор с Ртутью!

– На добровольное согласие осталось тридцать секунд, – равнодушно уведомил «правый» тенелов.

– Спасибо, млять! А то я без тебя не вижу!

Полное обнуление без подушки безопасности в виде дополнительных жизней (потому как потеря 99% от имеющихся сейчас в наличии девяти десятков, это всяко меньше единицы, а, значит, гребаный ноль) в середине полного тварей мертвого города – это гарантированный слив, без возможности воскрешения. Пойти на такое я не мог. Договариваться с тенеловами было бесполезно. Срок выставленного мне ультиматума неумолимо истекал… И я мысленно надавил «Да».

Красные строки перед глазами тут же погасли.

Последним, что я увидел, была закутанная в перчатку рука, закрывшая мне глаза.

Свет померк, ноги подкосились, я начал падать. И падение мое длилось долго. ОЧЕНЬ ДОЛГО! Целую гребаную вечность.


Эпилог

Белка очнулась, как от толчка, от предчувствия надвигающейся беды. Спросонья тут же подорвалась вскочить на ноги, и охнула от целой гаммы болезненных ощущений в отбитом об ванну затылке, и потревоженных резким движением переломов в ногах.

– Рихтовщи-и-ик! Су-у-ука! Что ж ты эту дуру-у с меня не убра-а-ал?! – в голос взвыла Белка.

Лишь прооравшись, вспомнила о подкрадывающейся опасности, и запоздало захлопнула ладонью рот.

К счастью обошлось, ни одна вражина снаружи на ее крик не среагировала. Но и Рихтовщик вызволять из беды не подорвался – а это уже было пипец как плохо.

Будь кваз здорова, она бы шутя отвалила ванну в сторону (для игрока двадцать пятого уровня чугунная махина весом в добрый центнер ни разу не проблема). Но теперь, из-за болезненных переломов лодыжек, она не могла толком опереться на ноги, а без твердого упора бесполезно было даже пытаться сдвинуть стокилограммовую ванну с места.

Но подстегнутый адреналином мозг быстро нашел выход из, казалось бы, безнадежной ситуации. Снова выручил спек, шприцы с которым, на всякий пожарный, запасливая Белка рассовала по карманам камуфляжа.

Вколов дозу наркотика, кваз ощутила резкий прилив сил и – что особенно важно! – перестала испытывать сводящую с ума колющую боль в покалеченных ногах. Теперь, пока на десять минут боль уменьшилась в разы, нужно было выбираться из ловушки, и шустро рвать отсюда когти. Потому что, когда действие спека пройдет, боль вернется, и начнет терзать ноги с утроенной силой. К тому времени, желательно было забраться куда-нибудь в тихое спокойное место, где можно было перетерпеть приступ неминуемого отходняка.

Подтянув под себя ноги, Белка уперлась в бетон коленями, и надавив спиной в дно ванны, оторвала края своей чугунной ловушки от пола. Даже через действие спека, задрожавшие от напряжения ноги скрутила острая вспышка боли. Белка заскрипела зубами, давя рвущийся из глотки крик, свободными руками ухватилась за правый край, и отчаянным рывком рванула его вверх.

С жутким грохотом перевернувшаяся обратно на ножки ванна встала на бетонный пол.

Позабыв о боли в сломанных ногах, Белка прильнула к полу и замерла, ожидая появления врагов. Ведь устроенный ей тарарам разнесся метров на сто во все стороны по округе.

И снова ей повезло. Ожидаемой расплаты за шум не последовало.

Кваз снова привстала на коленках и осмотрелась. В бледном предрассветном сумраке, проникающем в комнату из пары окон, видимость конечно оставляла желать лучшего. Но Белка смогла разглядеть многочисленные дырки от пуль на стенах, и даже в потолке, а еще она увидела в углу оплавленный остов разбившегося об пол дрона.

– М-да, лихо Рихтовщик погулял тут, – прошептала кваз и, обращаясь к разбитому дрону, спросила: – Но куда же он сам-то подевался?

Тут же мысленно себя обматерив за тугодумство, Белка сунулась в отрядный чат. И, не сдержавшись, выругалась уже вслух:

– Твою ж мать!

Аватарка друга была удручающе серой. И такому ее состоянию имелось двоякое объяснение. Либо Рихтовщик погиб в бою и, воскреснув в стабе, теперь находится слишком от нее далеко. Либо друга похитили боты… В поддержку последней версии Белка вдруг вспомнила, что, когда первый раз пришла в себя под ванной, она услышала приглушенный чугунной перегородкой голос Рихтовщика, с кем-то яростно спорящего. Она стала звать друга, и вдруг резко отключилась.

– Но если это были боты, чего ж меня до кучи не прихватили? – забормотала под нос Белка, ковыляя на карачках в коридор – Не нашли?.. Да быть такого не может – с их-то сканерами. Да и дроны разбитые в доме бросили – такая расточительность на ботов совсем не похожа. А ну как кто-то из промышляющих в городе игроков, привлеченный стрельбой, захочет помародерствовать, и прихватит пару сбитых дронов…

В коридоре она напоролась еще на пару раскуроченных винтокрылов, из-за которых, вместо быстрого движения по прямой, Белке пришлось изрядно попетлять.

– Сама б этот вот с удовольствием прихватила. Как раз в ранец поместился бы. А потом в стабе у меня менялы его в с руками бы оторвали. Эх!.. Но если это были не боты, то кто?.. Твою ж мать!

Последняя фраза адресовалась толпе тварей, снова оккупировавший ближний двор между двумя высотками.

– Че ж вам не спится-то?

Тяжко вздохнув Белка шепнула фразу-активатор, запускающую действие «Полога невидимости» и, превратившись в невидимку, заковыляла дальше в сторону ближайшего подъезда девятиэтажного дома.

Прекрасно осознавая всю несуразность себя, как бойца. Белка не очень-то рассчитывала выжить в населенном тварями подъезде. Но она надеялась успеть под действием скрыта, как минимум, незаметно проникнуть в подъезд, и, как максимум, отыскать свободную от тварей квартиру (определить которую надеялась по запаху). В подъезде, а еще лучше в квартире, она бы спрятала в каком-нибудь неприметном укромном закутке ценный пакет с трофеями, лежащий в притороченном к спине ранце. И потом, после гибели в неминуемой схватке с тварями (которые, по любому, ее быстро учуют даже в забаррикадированной пустой квартире), возродившись в стабе, Белка одна, или с Рихтовщиком, вернется за оставленной нычкой, и жестоко покарает своих убийц.

Вот такой незамысловатый план был у отчаянной авантюристки. И единственным слабым звеном в нем была с каждым шагом усиливающаяся боль в волочащихся по земле лодыжках. А поскольку до подъезда было почти сто метров, с ее черепашьей скоростью, за четыре минуты действия Дара она могла не успеть.

Читерский скрыт, как обычно, сработал выше всяких похвал – несмотря на вырывающееся периодически сквозь сжатые зубы надсадное сопенье сражающегося с болью калеки, в белкину сторону ни одна из столпившихся во дворе тварей даже не глянула.

До подъездной двери Белка добралась за полминуты до истечения действия Дара.

Сзади вдруг раздался оглушительный в утренней тишине рев моторов. Обернувшись, Белка увидела здоровенный ботовский грузовик, подруливающий к оставшейся позади деревянной развалюхе. Следом за грузовиком во двор въехали два бронетранспортера и, обогнув первую машину, расположились буфером между грузовиком и столпившимися во дворе тварями.

Мысленно возблагодарив Стикс за развитое на охоте чутье на опасность, сохранившее ей на этот раз даже большее чем жизнь, Белка, от греха, юркнула в приоткрытую дверь, и растворилась в подъездном мраке.



Спасибо всем, кто помогал дельными советами, лайками и наградами. Это вдохновляло сделать книгу интереснее.



Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1, в которой благодушное настроение портит дурной сон
  • Глава 2, в которой забираю, сбываю и приобретаю
  • Глава 3, в которой нас опережают, и я натягиваю тетиву
  • Глава 4, в которой я срываю сафари, и мы таримся шприцами
  • Глава 5, в которой отвоевываем тропу и оказываемся в Березках
  • Глава 6, в которой карусель преподносит сюрприз, и нас поливают свинцовым душем
  • Интерлюдия 1
  • Глава 7, в которой пулеметный огонь сменяется каменной шрапнелью
  • Глава 8, в которой пытаемся пробраться по-тихому, но нарываемся на глазастого бегуна
  • Глава 9, в которой я умываюсь кровью и начинаю битву за урожай
  • Глава 10, в которой читаю, одеваюсь и встаю на Крыло
  • Глава 11, в которой тянем жребий, и мне везет
  • Глава 12, в которой меня будят, и мы корректируем план
  • Глава 13, в которой сбываются мрачные предчувствия
  • Глава 14, в которой пилю, кряхчу и нахожу
  • Глава 15, в которой я чутка почиваю на лаврах, и снова впрягаюсь в пугало
  • Интерлюдия 2
  • Глава 16, в которой старый знакомый ломает планы, и я топлю напролом
  • Глава 17, в которой я старательно выпутываюсь из западни, и у меня почти получается
  • Глава 18, в которой все пошло не так, и мне прилетело по ногам
  • Интерлюдия 3
  • Глава 19, в которой лечу, задыхаюсь и проявляю милосердие
  • Глава 20, в которой я ошарашен и заинтригован
  • Глава 21, в которой я доверяюсь врагу
  • Глава 22, в которой нас лишают внезапности, и я пилю
  • Глава 23, в которой успеваю отомстить, но опаздываю выжить
  • Интерлюдия 4
  • Интерлюдия 5
  • Глава 24, в которой меня штрафуют, и я прощаюсь с союзницей
  • Интерлюдия 6
  • Глава 25, в которой проигранный бой оборачивается победой
  • Глава 26, в которой незваный гость провоцирует конфликт, и я устраивая геноцид
  • Глава 27, в которой я оказываюсь на грани провала, но фортуна преподносит приятный сюрприз
  • Глава 28, в которой определяюсь с планом, и выбираю новую крышу
  • Интерлюдия 7
  • Глава 29, в которой из-под овечьей шкуры появляется волк, и земля снова начинает гореть у нас под ногами
  • Глава 30, в которой я совершаю роковую ошибку, и опора уходит из-под ног
  • Глава 31, в которой коварный случай одним сковывает ноги, другим развязывает руки
  • Глава 32, в которой мы бьемся, как тигры, но в конце появляется укротитель…
  • Интерлюдия 8
  • Интерлюдия 9
  • Глава 33, в которой мне выставляют ультиматум, и я проваливаюсь в темноту
  • Эпилог