КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451308 томов
Объем библиотеки - 641 Гб.
Всего авторов - 212185
Пользователей - 99543

Впечатления

Serg55 про Шелег: Нелюдь. Факультет общей магии (Героическая фантастика)

Живой лед недописан? и Нелюдь тоже?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шелег: Глава рода (Боевая фантастика)

Нелюдя вроде автор закончил? Или пишет продолжение по обоим темам?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Самошин: Ленинск (песня о Байконуре) (Песенная поэзия)

Эта песня стала неофициальным гимном Байконура.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Калистратов: Мотовоз (песня о байконурцах) (Песенная поэзия)

Ребята, работавшие в военно-космической отрасли, поздравляю Вас с днем Космонавтики! Желаю счастья, а главное, здоровья! Я тоже 19 лет оттрубил в этой сфере.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Таривердиев: Я спросил у ясеня... (Партитуры)

Обработка простая, доступная для гитариста любого уровня. А песня замечательная. Качайте, уважаемые друзья-гитаристы.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Serg55 про Шелег: Боярич Морозов (Фэнтези: прочее)

странно, что зная, что жена убирает наследников физически, папаша не принимает ни каких мер

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Stribog73 про Высотский: Как скоро я тебя узнал (Редакция Т.Иванникова) (Партитуры)

Еще раз обращаюсь к гитаристам КулЛиба. Если у Вас есть "Полное собрание сочинений" Сихры и Высотского, сделанные Украинцем, пожалуйста, выложите в библиотеку!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Интересно почитать: Преимущества чтения на ночь

Контрабандисты во времени (fb2)

- Контрабандисты во времени (а.с. Контрабандисты времени-1) 1.82 Мб, 340с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Дмитрий Шмокин

Настройки текста:



Дмитрий Шмокин Контрабандисты во времени

Глава 1. Заказчик

Две черные, большие вши, поблескивая хитиновыми чешуйками, упали с бороды старика на стол. Одна из них медленно проскальзывая лапками по деревянной столешнице, поползла в сторону Демьяна. Он, немного помешкав, поочередно надавил на их вытянутые, как капля тела ногтем – они противно хряскнув перестали двигаться. Демьян, не скрывая брезгливого выражения на лице, сбил их обоих щелчком ногтя с поверхности, подальше от себя.

«И их они называют божьи жемчужины. Какая же мерзость!», подумал он про себя.

Старик, как ни в чем не бывало, смотрел слезящимися глазами на Демьяна. Отвратительный вид старика навевал на него смертельную тоску. Бугристая лысина похожая на неровное колено покрыта пигментными старческими пятнами, седые волосы длинными, белыми, сосулистыми паклями свисали по бокам, прикрыв виски. Нос, как кривой пупырчатый огурец – крупный и слегка крючковатый нависал над верхней губой, едва не упираясь в нее. Криво улыбаясь, старик приподнимал ее, губу, обнажая темные десна, с редкими гнилыми зубами. В довершении всего от старика исходил противный запах. Хотя Демьян уже обвыкся к запаху из смеси обычных «ингредиентов средневековья»: не мытого тела, конского навоза, кож животных выдубленных с помощью мочи, вездесущего запаха человеческих экскрементов льющихся из каждого окна на улице, разлагающихся продуктов с рынка, что свалены в многочисленные кучи, рыбьей, говяжьей, свиной требухи, букета дешевой сивухи из таверн. Но особую нотку всему этому смраду придавал сладковатый запах ладана, доносящийся из близлежащей церкви. Этот коктейль запахов и «ароматов» обладал свойством «вездесущего присутствия», он буквально пропитал все вокруг и единственное спасение от него могло быть только одно – привыкнуть к нему.

«И вот теперь вши! Не-на-ви-жу вшей», – медленно проговорил он про себя.

Но разве только вши раздражали его. Он вздохнул, вспомнив о постели в комнате, наверху, над лавкой. Постель буквально являлась райским садом для клопов и всевозможных жалящих и кровососущих тварей. Он первое время жестоко страдал от их укусов, нещадно расчесывая красные точки – отметины, оставшиеся от пиршества этих мелких несносных существ. Они настолько его одолели, что он твердо настоял, и Бруно, также страдающий от их нападений, согласился – притащить баллончик с отравой, фумигатором «Рэйд» и как следует обработать помещение.

Демьян незаметно опустил руку и вытер ноготь о шерстяные шоссы. Проклятые шерстяные штаны похожие на женские чулки, которые одевались утром мокрыми и в течение пары часов они сохли прямо на теле, безжалостными тисками, сжимая ноги. Иначе они висели, как кожа на носороге. А они с Бруно не могли себе позволить неопрятный вид.

«Проклятые аборигены! Как, как они могут носить эту гадость?»

Его вообще раздражала эта одежда. Шерстяные шоссы, рейтузы, подвязанные с помощью шнурков и крючков к камзолу, неудобные сапоги, доходящие до бедер, туфли с тупыми носами, похожими на радиаторную решетку бульдозера, из мягкой кожи, шапки из колючей шерсти и другая одежда – в которой счастливый обладатель средневекового прет-а-порте чувствовал себя жарко, неуютно, противно. Но для Демьяна право выбора ограничивалось двумя вариантами или нужно выглядеть, как местные обыватели Парижа, их он презрительно называл аборигенами или прослыть колдуном-чернокнижником и стать участником популярного средневекового реалити-шоу под названием «Костер на Гревской площади». Так что приходилось носить их проклятую одежду.

И если бы не дела, сулящие хорошие деньги и различные обязательства, которые валились на него с четкой переодичностью, он давно бы забросил путешествия через «лавку». Вот толи дело Бруно ему им дела нет до клопов, вшей, еды, приносящей диарею, и конечно проклятой одежды средневековых аборигенов. Он каким – то образом познакомился с милой дочкой пекаря и всячески пытался ей понравиться и кажется, в этом весьма преуспел. Дочка пекаря и впрямь обладала приятной наружностью, очень хороша. Румяная, легкой необременяющей полноты с русыми волосами, заплетёнными в большую тугую косу, она казалось в отличие от всех окружающих людей, одна благоухала свежеиспечённым хлебом и розовым маслом. Большие глаза широко открывались, являя миру потрясающий голубой цвет зрачков, уголки губ, подергивая вверх нежные щеки, приоткрывали полные розовые губы, обнажая белые нетронутые кариесом зубы. Так она улыбалась только одному человеку сеньору Бруно, считая его удачливым торговцем и аптекарем. Ее отец, пекарь Жан по прозвищу Хромец, прозванный так за то, что в молодости уронил себе на ногу большой мельничный жернов, когда покупал муку, тоже благоволил к любезному господину Бруно.

«Любе-е-е-зный господин Бруно», – язвительно подумал про себя Демьян.

Пекарь настолько проникся к Бруно чувствами, что даже пригласил его на празднование дня святой Елизаветы покровительницы пекарей. И наверно рассчитывал, что Бруно попросит у него руки его дочери. Не то, что бы Демьян ему завидовал, просто его злило, что все самые сложные и опасные ситуации по вопросам контрабанды товары, всегда решал он.

Поэтому что оставалось ему Демьяну?

Сидеть напротив этого вонючего старого хрыча и уговаривать его написать картину. И чтобы он действительно написал ее, а не продинамил, как это он сделал с известной особой, герцогиней Сфорца. Нужно как-то уговорить его нарисовать не просто одну из своих картин, это должно быть величайшим его полотном. А потом оно уже станет «найденным случайно великим шедевром великого мастера». Но задача номер один это заманить его к себе в лавку, что весьма не простая задача и очень трудное дело, а уж потом уговорить написать шедевр. На первый взгляд это казалась неразрешимая задача. Но, похоже, Демьян подобрал к нему небольшой ключик. Правда пришлось для этого протащить через «лавку» несколько таблеток Виагры и продать этому старому сластолюбцу молоденьких юношей под видом любовного зелья из далекой страны китайских императоров.

«Проклятая Виагра!», – подумал Демьян.

Надо сказать, что на эту же наживку попался и другой грешный мастер Бенвенутто Челлини. Он долго упирался, но, в конце концов, высек из великолепного феррарского мрамора статую, которую Демьян и Брунно протащили через лавку и продали на аукционе Sotheby's через подставных продавцов. Славное выгорело дельце! Они тогда заработали кучу денег. И вот теперь этот мерзкий старикан, но такой нужный для дела, сидел рядом с Демьяном и разбрасывал вшей со своей бороды.

– Ну что уважаемый мессир, давайте обсудим условия нашей сделки.

Демьян абсолютно не испытывал никакого благоговения перед сидевшим перед ним Леонардо ди сер Пьеро да Винчи. Все что ему нужно, это лишь заставить написать его картину.

И ни один эксперт не будет сомневаться, что это полотно «от руки» великого итальянца. Картина пройдет любые экспертизы. Демьян давно уже прикидывал, хотя и не без сожаления, что пора бы закрывать «лавку» и это будет их последним делом, в их контрабандной деятельности. Так как становилось очень опасно. Шпионы проклятой инквизиции следили за ними уже несколько дней. Один неверный шаг и можно попасть в лапы этих безумных святош. Он хорошо помнил, как он первый раз пройдя через лавку, попал в застенки городской тюрьмы Шатле, ну а там едва не дошло до костра, на Гревской площади рядом с ратушей, где заседал городской Прево и вершил суд епископ Парижа.

Глава 2. Лавка

Демьян отвлёкся от старика Да Винчи – вспоминая, как все начиналось, как он первый раз, благодаря своему другу, прошёл через лавку. Как они решали, чем будут заниматься здесь. Все началось с того, что лучший друг Демьяна без его согласия купил полуразваленное помещение в старой части города. Трудно сказать, что подвигло его вложить последние средства в кособокую двухэтажную никому не нужную развалюху, примостившуюся в конце улицы. Это Бруно будь он неладен, всегда ввязывал своего друга в очередные авантюры, из которых они с трудом выпутывались, а чаще именно Демьян, иногда рискуя жизнью и здоровьем …

– Бро? – неуверенно позвал Демьян и медленно потянулся рукой к повязке на глазах. Сюрприз затягивался, и ожидание начинало утомлять. В стороне раздался пронзительный звук царапанья по полу неизвестного предмета. Демьян вздрогнул.

«Какого черта?!»

– Не снимай повязку – ты всё испортишь! – крикнул Бруно.

– Ты что решил подмести пол, пока я стою с завязанными глазами?! – Рука замерла у повязки.

Чувствуя подвох, Демьян решился и потянул повязку с глаз. Какая же дурацкая идея с самого начала – прийти сюда с завязанными глазами.

«Зря повелся!»

Он снял повязку, несколько секунд ушло, чтобы проморгаться и отереть выступившие слезы.

Демьян настороженным взглядом обводил помещение. Пустые полки из почерневших от времени, грубых не оструганных досок. На стенах, выбеленный очаг в углу, аккуратно сложенные дрова, непонятные глубокие борозды, на выложенным крупным диким камнем полу, диковинная, деревянная оконная рама с мутными стеклами, и противный запах гнили, затхлости и нечистот, который раздражал его с самого начала пока он стоял с завязанными глазами – грязный и вонючий сарай.

Посреди этого великолепия стоял сияющий от счастья Бруно.

– Ну что? Что скажешь?

Оторопевший Демьян никак не мог понять, в чем проблема.

– И на это ты блять, потратил наши последние деньги?

Демьяна душили слезы от отчаянья.

Бориска, который предпочитал, чтобы его звали Бруно, погрустнел, опустил руки. И тут у Демьяна в изумлении поползли наверх брови. Эффект настал. Он наконец-то разглядел друга. Кожаная куртка вместо пуговиц шнуровка и красные дутые шорты. Малиновое перо на приплюснутой бархатной шляпе, приколотое вместо кокарды большой янтарной брошкой, загибаясь, оно уходило за спину. На ногах черные ботинки из мягкой кожи с длинными носами. А на боку красовалась длинная шпага концом ножен упирающаяся в пол. Демьян попятился назад. И наконец, странная стрижка. Выглядела все крайне дурацкая.

– Нет! Стой! Ву-у-а-ля, сеньор Бруно, разрешите представиться! – закричал институтский друг и метнулся к прилавку из почерневших от времени досок. Потом он поднял руки в изящном па и замер истуканом, явно ожидая похвалы от эффекта.

– Ты полный кретин! – Демьян задыхался от злости, – ты потратил деньги, которые мы должны мафиозам и вырядился клоуном, – и, взвыв от отчаянья, закончил, – они сделают из нас по твоей милости мясной фарш.

«Может не все так плохо? Может он закупил какой-нибудь товар?» – подумал Демьян.

Но тут же отмахнулся от этой мысли – Бориска мог потратить последние деньги и, толком не разобравшись в недельном спросе, ухнуть остаток денег в непродаваемое барахло.

На всякий случай спросил, выгадывая время:

– Где товар?

В ответ молчание и восторженное лицо Бруно, по которому так хотелось ударить.

– Дай угадаю, – задумался Демьян, нерешительно поглаживая столешницу прилавка. Он скорее сказал так чтобы действительно удержаться и не вмазать своему другу.

– Дуб, – подсказал, кивая Бориска, – прилавок – это гордость нашей лавки. – Потом он вскинулся, смешно махнув пером, и повернулся, скрежетнув длинной шпагой по каменному полу, входя в роль. – Продолжайте, господин.

– Ты сегодня моряк, пират, разбойник? – отрешенно предположил Демьян.

– Какой моряк? – обиделся старый друг. – Это одежда торговца из пятнадцатого века. Думал, оценишь. – Бориска стал доставать из-под прилавка коробки. – Тебе.

– Мне? – насторожился Демьян, беря в руки первую коробку. Разорвал цветную упаковку. Извлек кафтан с кожаными полосками и с дутыми рукавами, тяжелую холщовую рубашку, длинную с завязками-затяжками на конце рукавов. Развернул шерстяные чулки. Запутался в ремешках «портупеи» небольшой сумочки и пустыми ножнами. Вначале он принял потертую кожу искусственную, так выглядела натурально и дорого. Но несло от нее каким-то перекисшим ароматом – китайской химией, как подумал Демьян.

Бориска, он же Бруно понимающе кивнул:

– Ничего привыкнешь, – немного замялся и сказал, – возникли непредвиденные затраты, – и тут же не давая открыть рот продолжил, доставая из-под прилавка новый сверток, – это лично от меня.

Судя, как он глухо стукнулся об столешницу, Демьян оценил тяжесть. Руки сами потянулись к свертку.

– Что это? – Бумага легко порвалась. Компаньон вертел в руках короткий кинжал. Лезвие угрожающе поблескивало. Обтянутая кожей ручка оканчивалась набалдашником в виде черепа.

– Свинокол. Сделали по спецзаказу! Давай. Одевайся…

Он не успел закончить, как Демьян взвыл, схватил все добро, что вывалил перед ним Бруно и швырнул на пол.

– Идиот, ты нас погубишь.

Потом развернулся и решительно шагнул к темному дверному проему за прилавком.

– Подожди Демьян! – крикнул где-то позади Бруно, – я не сказал тебе самого главного!

Но в ответ Демьян показал средний палец, рванул на себя дверь, почти выпрыгнул на улицу.

Демьян с недоумением смотрел на узкую улочку. Сзади тарабанил в дверь и что-то невнятно кричал Бруно. Демьян так сильно хлопнул дверью, что ее заклинило.

«Что за чертовщина?!» – пронеслось у него голове.

Он смотрел на узкую улочку и дорогу мощенную камнем. В воздухе стоял неприятный запах чужого незнакомого города. Вокруг его окружали дома с черепичными крышами и узкими окнами с мутными неровными стеклами, из некоторых труб валил дым, однозначно, там печное отопление или камин. Что в современном городе уже вряд ли встретишь. По улице ходили люди одетые по моде средневековья. Женщина в платке повязанным чепцом в грязном коричневом фартуке несла корзину сельдерея и свеклы. Какой-то мужик катил перед собой деревянную тачку с деревянным же колесом. Она подпрыгивала на каменных ухабах мощеной улицы, роняя с доверху нагруженных мокрых кож желтые капли. Мимо пробежали босоногие дети в грязной одежде. Внезапно раздался дробный стук, и все люди мгновенно прижались к стенам узкой улочки. Демьян один стоял посреди нее. На него скакал всадник одетый примерно, так же как и Бруно. Только одежда у него черного цвета и расшита, как успел заметить Демьян, поблескивающими нитями, а на груди, на цепи из металла желтого цвета подскакивал в такт движений всадника большой медальон в виде собаки. Однозначно видно, что актер отнюдь играет роль не простолюдина и во всем его виде первым планом присутствовало надменное отношение к окружающим. Демьян едва успел прижаться к двери, как всадник пролетел мимо, чуть не сбив лошадью, со словами.

– Attention au bâtard!

У Демьяна было высшее образование, он закончил престижный университет, на историческом факультете, знал три языка и автоматически перевел фразу, сказанную на странном французском языке и которая могла быть переведена, как «Поберегись мерзавец!». Он привык отвечать наглецам тем же и сам того не понимая ответил хаму на его же языке.

– Va te faire foutre![1]

Сначала Бруно с его проклятой развалюхой теперь это происшествие. Окончательно ошалевший от окружающего Демьян продолжал стоять посреди незнакомой улицы – его рациональный ум отказывался верить в происходящее и в то, что видели глаза.

«Я, наверное, окончательно рехнулся! Господи да что же происходит?»

Он начал размышлять, пытаясь найти рациональное объяснение происходящему.

«Наш город очень старый, почти ровесник Суздаля, и в нашем городе часто снимают исторические фильмы. Да, да это просто декорация, о которой мне еще неизвестно. Да все просто. Какой же я дурак!»

Он даже улыбнулся от этой мысли и немного успокоился.

Но тут он увидел, что всадник возвращается и на ходу вынимает из ножен предмет очень похожий на шпагу. Демьян пошел к нему на встречу.

– Так товарищ, э-э-э простите. Я не хотел вмешиваться в съемочный процесс. Я тут совершенно случайно оказался. Это все мой друг Бруно, будь он не ладен…

Но всадник даже ухом повел, надвигаясь на обидчика, словно огромная гора со словами:

– Vous allez payer pour cela![2]

Он ловко ткнул шпагой в сторону Демьяна, который едва успел увернуться, но шпага прошла всего паре сантиметров от тела, распоров джинсовую куртку, скользнула по щеке и сильно оцарапала ее.

– Ты что делаешь! Я тебя в полицию сейчас сдам!

Всадник спешился, выставил вперед шпагу и попрыгивая на ногах, стал грозно надвигаться на Демьяна. На смуглом лице, из под широкополой войлочной шляпы, сверкали гневные глаза, а усы, распушенные на кончиках яростно подрагивали.

На острие шпаги краснела кровь.

У бедного Демьяна пересохло от страха во рту, он понял, что его противник совсем не шутит, вокруг все возможные свидетели исчезли.

– Оставь меня или тебе хуже будет!

И путая слова французского языка завизжал.

– Loin de moi fou! Sinon, vous serez pire[3].

Всадник, от этих слов яростно вращая глазами, взревел как раненый бык и кинулся на Демьяна. Но Демьян в кармане куртки уже нащупал спасительный балкончик с перцовым спреем, он быстро выхватил его и направил струю в багровое от злости лицо, идущего в атаку противника. Тот выронил шпагу и заорал от бессильной ярости, изрыгая проклятья и ругательства на старинном французском языке. Демьян не стал долго думать, размахнулся посильнее и что было мочи, врезал всаднику ногой в пах. Поверженный враг с воплем упал и откатился на другую сторону улицы. Он, лежа на спине, бессильно крутился на месте, тер красные глаза, из которых градом лились слезы. Наконец сзади раздался звук открываемой двери, и кто-то с силой втащил дрожащего от страха Демьяна вовнутрь. В полумраке помещения он пытался отбиваться, клацал зубами стараясь укусить человека, держащего его, пока не услышал.

– Ты что горе историк, так ничего и не понял! Да успокойся уже, наконец!

Бруно, закадычный друг Бруно!

Демьян сидел на деревянном табурете рядом с дубовым прилавком. Бруно вытащил откуда-то стеклянный бутыль с кривым горлышком. Налил ее содержимое в жестяной стакан.

– Вот возьми выпей.

И почти насильно всунул его в дрожащие руки товарища. Демьян не без труда поднес жестяной стакан к губам и выпил. Напитком оказалось вино. Вино хорошее, правда, с некоторым привкусом затхлости, которая свойственна старым винным бочкам.

– Ну как? – Бруно с довольным лицом стоял рядом, – это тебе брат не какое-то вино из Дютика с консервантом диоксида серы, это настоящее вино, – он хлопнул в ладоши и потер ими друг об друга, – натур продукт.

– Что это только что было?

Демьян наконец-то пришел в себя. Бруно облегченно вздохнул и сел напротив друга на такой же деревянный табурет. Не спеша налил себе вина, выпил и сказал.

– Я хотел тебе сразу все рассказать, но ты бы мне не поверил. Поэтому пришлось импровизировать.

– Хорошая, черт побери, импровизация! Сначала я узнаю, что деньги, которые мы должны отдать Сёме Молотку ты потратил на покупку какой-то вонючей развалюхи, потом ты вырядился в костюм пятнадцатого века, потом какой-то полоумный француз из массовки пытался растоптать меня лошадью и довершение всего хотел меня проткнуть шпагой… Мне очень понравилась твоя импровизация. Ты наконец-то объяснишь мне, что происходит вокруг и почему ты одет как последний городской сумасшедший?

Бруно задумчиво покрутил жестяным стаканом в воздухе.

– Временная дыра, – коротко сказал он, – я так думаю.

– Что? – переспросил Демьян.

– Это временная дыра, брат. Мы в другом времени. Ты еще этого не понял?

Демьян понял другое, что его друг окончательно спятил. Наверное, он, таким образом, хотел закосить под сумасшедшего и уйти от ответственности за растрату денег принадлежащих бандитам. Демьян уже хотел открыл рот, чтобы сказать, что такой номер с Семой Молотком не выйдет и он, Демьян, сейчас же ударится в бега пока не поздно. Но Бруно его остановил.

– Хорошо расскажу по порядку. Как ты помнишь, я повез деньги Сёме. А по дороге я наткнулся на это строение. Понимаешь, деньги должны работать и приносить прибыль.

Демьян простонал про себя. Каким местом он думал, поручая этому идиоту отвезти деньги. Которые они с таким трудом собрали, чтобы отдать бандитам.

– Так вот, – продолжал Бруно, – я увидел строение продается, сам видишь его состояние, поэтому цена думаю, будет копеечная. Быстренько созвонился с владельцами. Это какие-то внуки какого-то старого деда, которому принадлежал этот дом и он умер. Они рады радехоньки, избавится от этой рухляди, наследства, которое он им оставил и даже не знали, что продают. Я естественно прикинул, что если мы вложим сюда наши денежки…

– Стоп, стоп… Ты хотел сказать не наши деньги, а деньги Семы Молотка, – перебил его Демьян.

– Неважно, – парировал Бруно.

– Нет, это очень важно, – проскулил Демьян, – потому что мои суставы уже чувствуют, как Сёма будет своим молотком их разбивать, и мои колени чувствуют, как я буду ползти в луже крови, пытаясь спрятаться от него и его любимого молотка. Как буду умолять его сжалится надо мной…

– Ну, хватит ныть! Никто тебя еще изувечил. Мы не только расплатимся с Сёмой, но и разбогатеем.

– Как! – взвился Демьян, – предложим ему этот вонючий сортир?

– Ты лучше дослушай меня до конца! – рявкнул Бруно.

Демьян обреченно уставился на друга.

– Так вот, я прикинул, что дом хоть и развалина из него можно сделать неплохой магазинчик или автосервис. В общем, выгодно вложить деньги. Думаю, Сёма подождал бы с месяц, другой, пока мы раскрутимся, и мы бы ему вернули в два раза больше.

В этом весь Бруно.

– Но то, что я нашел. Сделает нас не просто богатыми, а очень богатыми.

Бруно замолк и торжественно произнес.

– Та дверь, в которую ты так глупо выпрыгнул, это выход во Францию пятнадцатого века. Ну, я думаю не только во Францию, а вообще переход в пятнадцатый век.

Демьян уже не стал спорить. Лишь тихо сказал.

– Хорошо пусть будет так, даже если ты не окончательно свихнулся и там действительно средневековье. Но как мы с тобой можем на этом разбогатеть.

Бруно вскочил, топнув ногой воскликнул.

– Посмотри на меня! Я одет в одежду пятнадцатого века, настоящий ориджинал от средневекового кутюр.

Потом подошел к Демьяну обнял его за плечи.

– Брат, мы с тобой будем брать вещи здесь, – он показал на дверь в темном проеме, – продавать, как редкий антиквариат там, – он показал на входную дверь, через которую вошел пару часов назад Демьян.

– Этого нельзя делать, – помотал головой Демьян.

Его даже не удивило, что он поверил своему другу и обсуждает с ним полную ахинею.

– Это еще почему? – Бруно насупился и сложил руки на груди.

– Мы создадим парадокс времени. Это может непредсказуемо отразится на будущем. Эффект бабочки Рэй Бредбери и все такое.

– Я тебя умоляю, – засмеялся Бруно, – ничего не будет. Я вчера загнал торговцу с рыночной площади свой старый смартфон. И что? Мы с тобой в динозавров не превратились. Зато он за эту диковинку отвалил кучу бабла.

– Ты с ума сошел! Этого нельзя делать!

– А на что, как ты думаешь, я купил одежду себе и тебе.

Демьян сжал кулаки, дыхание сбилось, он был вне себя.

– Это так же незаконно!

– Покажи мне статью в УК, где написано, что это незаконно. Нет такой статьи!

– Это какая-то контрабанда во времени, – не унимался Демьян.

– Да хоть бы и так, – Бруно твердо стоял на своем.

Потом он тихо добавил.

– У нас с тобою нет другого выхода. И знаешь, я рад то ты мне поверил.

– Я верю тебе. У меня действительно нет другого выхода, только поверить тебе.… И все же смартфон надо вернуть.

Бруно немного замялся.

– Тут такое дело. Не получится уже.

– Почему?

– Того торговца что купил у меня смартфон, вчера сожги инквизиторы на площади, как колдуна. Кто-то написал донос, что он якобы с помощью него делает колдовские заклинания и может вызвать всякие беды. Что типа из маленькой шкатулки говорят бесы. А там еще как на грех оказалось пару порно роликов. Вот и не повезло парню, сожгли вместе с бесами и блудницами из маленькой диковинной шкатулки.

Демьян вздохнул и вспомнил недавний случай с всадником и понял что здесь все серьезно. Но еще одно обстоятельство не давало ему покоя.

– А я смотрю, ты здесь уже освоился. Побывал на местном рынке. Ты не появлялся почти три дня! Я думал, что ты отвозишь деньги, переживал, не случилось ли чего плохого. А ты? Даже не сказал, что ты не отдал деньги Сёме. И я полагаю, они нас с тобой уже ищут, именно в этот момент. Ты подвел меня.

– Ну прости, – Бруно примирительно взял Демьяна за плечо, – сам знаешь, это того стоило. Ты ведь историк, представь, какое тебе счастье привалило! Побывать в настоящем средневековье. Увидишь все своими глазами, ты прикоснешься к истории. Не парься, уладим мы все дела с Семой.

– Как в тот раз? Когда меня везли в багажнике в лес по твоей милости, – язвительно сказал Демьян.

Бруно виновато наклонил голову.

– Ладно тебе, все же обошлось. Ты же знаешь, этот душегуб испытывает к тебе скрытую симпатию и тебе, в отличие от меня, ничего негрозило. Тебя просто попугали. Ну что ты мне теперь будешь до конца жизни припоминать. Давай-ка лучше переодевайся, и мы с тобой прогуляемся по-настоящему Парижу пятнадцатого века.

Демьяну опять захотелось вмазать Бруно, но вместо этого он начал молча одеваться.

– Сходи лучше посмотри, не стоят ли у нас под дверью дружки этого полоумного из массовки со шпагами наперевес, – зло сказал Демьян.

Он хотел отослать от себя Бруно сейчас подальше, так как на самом деле совсем не ручался за себя. Он согласился с другом пойти прогуляться по средневековому Парижу, но это совсем не означало, что он поверил во весь этот сумасшедший бред про временную дыру. Демьян решил разобраться со всей этой ситуацией по ходу дела. Выяснить, что за чертовщина творится снаружи, что за декорации такие достоверные стоят. Возможно, он стал участником передачи «Розыгрыш» и Бруно решил таким образом посмеяться или ещё что-то. Но только это не мог быть Париж пятнадцатого века.

«Хорошо, приятель я тебе подыграю», – подумал он, – «а потом когда все выскочат со словами ро-о-о-зыгрыш! Я вас всех посрамлю».

Демьян почувствовал, как от всех пережитых событий у него страшно разболелась голова. Он покопался в своем рюкзаке и вытащил пачку обезболивающих таблеток. Покрутил блистер в руке – запить не чем, кроме, как налить в бокал еще вина. Будучи искренне уверенным, что лекарства нельзя запивать алкоголем отказался от этой мысли. Вернулся Бруно. Демьян со вздохом положил пачку таблеток в поясной кошелек омоньеру, в надежде выпить их, где ни-будь по дороге.

– Окей. Все Тип-Топ, на улице никого. Думаю, ты хорошо его обработал газовым баллончиком. Он даже не понял, куда ты делся. Кстати хорошая мысль запастись газовым баллончиком, – он задумчиво посмотрел на Демьяна, – еще бы я захватил бы с собой электрошокер.

Увидев широко открытые от удивления глаза Демьяна ответил.

– Тут не фиг делать, нарваться на дуэль или на грабителей. Мы то с тобой фехтовали шпагами в далеком детстве и то ветками и прутиками, а тут настоящее оружие от которого, остаются очень глубокие колотые и резаные раны. В общем, сам все увидишь.

«Эх, как же ты хорошо свою роль играешь», – злорадно подумал Демьян.

– Тут есть зеркало? Хочу посмотреть у меня такой же идиотский вид, как и у тебя?

Бруно кивнул и поднял палец вверх.

– Кажется наверху, там есть четыре комнаты. Спальни гостиные и все такое. Может в одной из них есть зеркало.

– Смотрю, ты уже весь дом обследовал.

– Да толком еще нет. Видел одну комнату. Здесь, кажется, есть еще подвал.

Он указал на темный проем с низкой деревянной дверью и широкими железными полосами поперёк нее.

– Ну, если мы с тобой в средневековье туалета здесь быть не должно, – язвительно сказал Демьян, – горшок, окно, улица. Кажется, так выглядят вся канализация.

– Правда родственники того старого пня, что владел домом не отдали мне никаких ключей. Думаю, они вообще здесь ни разу не появлялись. Да и признаться честно я их даже не видел.

– Ты с ума сошел! Как же ты купил его?

– Да все просто, я заехал к нотариусу, которого они назвали, забрал договор и оставил ему деньги. Все переговоры шли по мобильнику.

– Если мы по твоей милости нарвемся на мошенников, нам конец. Мы Семе Молотку даже эту развалину отдать не сможем, – негодовал Демьян.

– Ну, хватит тебе ворчать, пошли уже. Решим мы проблему с Семой и с туалетом решим. Притащим тебе сюда биотуалет. А деньги мы быстро поднимем на нашем предприятии.

Они вышли на улицу.

Глава 3. Рыночная площадь Мортен

Идти в средневековой одежде для современного человека непривычно. Шерстяные чулки, шоссы, пришлось одевать сырыми, поэтому первое чувство – холодно, в добавок они натирали и кололись. Дутые шорты с прорезями и полосками из кожи терли не меньше. Льняная рубашка заправленная, в них собралась в кучу и обосновалась на пояснице тугим комом. Бархатный берет или же нечто похожее между беретом и шляпой, постоянно съезжал на бок и в нем очень жарко. Раздражало большое перо, которое постоянно лезло то за шиворот, то в глаза. Обувь ужасна, скроена без учета ортопедического контура стопы. Пулены, ботинки, с удлинёнными носами сшитые из мягкой кожи, по идее должны быть удобными, но из-за низкого подъема натирали голеностоп. Вдобавок длинные носы постоянно сгибались, что мешало ходьбе. Демьян, топая в них, проклинал герцога Бургундского, который ввел их в моду, чтобы скрыть уродство своей стопы. Большой кинжал, висевший сбоку беспрестанно колотил по бедру. Демьян никак не мог понять Бруно. Почему тот идет во всем этом, как ни в чем, ни бывало. Но через некоторое время он полностью переключился на осмотр окружающего его города. Так как вокруг действительно его взору предстал средневековый город и он, как не пытался, не смог найти не ни одной причины сомневаться в этом. Все его догадки относительно постановочных декораций или розыгрыша блекли, превращаясь в туман. Наконец пройдя короткую улицу с узким переулком, они оказались на рыночной площади. И вот тут у Демьяна от удивления «отвисла челюсть». Это главное железобетонное доказательство, что они в настоящем и достаточно большом для своего времени средневековом городе.

– Этого просто не может быть, – ошеломленно прошептал он, – я не могу в это поверить.

– Ну, а я что тебе говорил, брат, – восхищенно сказал где-то сбоку Бруно.

Рыночную площадь со всех сторон облепили невысокие двух и трех этажные дома. В основном с остроконечными крышами из почерневшей от времени черепицы. За ними высились острые шпили соборов, городской ратуши. У большинства домов последние этажи возведены из дерева, а над крышами, как деревья без кроны торчали дымоходы. По-видимому, качество стекла оставляло желать лучшего и чтобы дать доступ солнечному свету в жилище, во многих домах створки решетчатых окон хозяева распахнули настежь. Первые этажи использовались хозяевами, как торговые помещения или же сообразно ремеслу владельца: лавки, склады, конторы менял и ростовщиков, стряпчих, адвокатов. Здесь же небольшие помещения цирюльников, которые не только стриги, брили, завивали разогретыми на углях щипцами, распространяя вокруг запах паленых волос, но и оказывали медицинские услуги: рвали несчастным зубы, зашивали раны, вправляли вывихи. С ними соседствовали ряды пекарен, которые выставляли на прилавки круглые, как огромный речной камень хлеб, с черной коркой и ноздреватым донцем. В лавках продавались различные товары, начиная от шелковых тканей с Востока, и тканей привезенных со всего Света, до кружев из Флоренции, Шантильи, Алансона. Оружие из Милана, цветное Муранское стекло из Венеции и предметы роскоши. Во многих лавках, где продавали металлические изделия, тут же слышен стук молотков и хриплое сипение горничных мехов. Над многими лавками, чтобы обозначить свою принадлежность к ремеслу, висели на железных штырях и роспусках деревянные вывески, где краской выведены название заведения или же рисунок чаще написанный неумелой рукой самого владельца. Продукты же продавали на площади с крестьянских возов уставленных большими плетеными корзинами. Здесь все, что выращивали в ближайших деревнях. Большие капустные кочаны, белели, как отрубленные головы роялистов, по приказу безжалостного Робеспьера. Большие и малые деревянные кадушки, глиняные горшки со свежим молоком и сыром стояли пирамидами. Мешки из грубой холстины, словно монахи францисканцы выстроились рядами, предлагая покупателям купить брюкву, репу, яблоки, зерно. Возы с рыбой, которая на расцвете каким-то чудом доставлена на рынок в более менее свежем состоянии, расторопными торговцами с побережья. И чтобы не купленная за день рыба не пропала, она потрошилась и солилась прямо на возах, прямо на рынке. Тут же продавалась блеющая, мычащая, и гогочущая живность, начиная от коров и заканчивая цыплятами кур. Особо стояли ряды мясников. Они важно опирались руками на прилавок в покоричневевших от их кровавой работы фартуках, держали в руках большие ножи. За их спиной на массивных крюках висели большие свиные туши и разделанные на части говяжьи. Иногда живность забивали тут же на рынке, и кровь несчастных животных текла прямо под ноги покупателям. Крестьяне, торгующие на возах, торговцы, посетили рынка, справляли нужду здесь же, не отходя далеко от торгового места или у стен домов. Да и из окон иногда выбрасывали мусор и нечистоты. Надо ли говорить, какой смрад стоял над рыночной площадью. В основном площадь и некоторые дороги уже щеголяли поверхностью вымощенной камнем, но все же некоторая часть представляла сбой грязное месиво из земли, протухших продуктов, навоза и отходов человеческого быта. Чтобы не потонуть во всем этом по площади проложили широкие дорожки из толстых грубо распиленных досок. По ним ходили не только покупатели, но и сновали туда-сюда многочисленные лоточники, неся на голове большие деревянные стеллажи, заваленные всевозможными товарами или готовыми к употреблению продуктами. У стен в тени углов нашли приют многочисленные попрошайки, выставив напоказ свои увечья, чем пытались разжалобить проходящих мимо людей, чтобы выпросить у них свой заветный грош. Из-за их многочисленности казалось, что казалось в углах и у стены шевелится некая дурно пахнущая и стонущая бесформенная масса, состоящая из гигантских насекомых. Эти бедолаги, по большей части стали жертвами только что закончившейся Столетней войны, а также крестьянами, разорившимися и лишившимися земли в результате ее опустошающего воздействия на народ.

Демьян, морщась от неприятного запаха, удивленно смотрел на раскинувшийся перед его взором рынок и средневековый город. Он наконец-то поверил в то, что рассказал ему Бруно, правда, чистейшая, правда – как бы неправдоподобно это не звучало. Хотя какое-то сомнение, что это может быть сон или галлюцинация в нем осталось.

Бруно хлопнул его по плечу.

– Ну что сеньор Демьян пора изучить, что нам может предложить местная экономика. С чего начнем?

– Не знаю, – растеряно ответил Демьян.

– Знаешь, давай-ка зайдем тут в одну лавочку. Думаю, ты будешь в восторге. А потом зайдем во-о-он в ту местную «кафэшку», посидим, обмозгуем наше предприятие.

Он подхватил Демьяна под руку и потащил приятеля к домам, где на первых этажах обосновались разные мелкие торговые заведения.

Торговцы, на крестьянских возах заприметив двух прилично одетых господ тут же наперебой стали предлагать свой товар. Бруно подошел к одному крестьянину, который подобострастно склонился пред ним, обнажив в улыбке, десна из которых торчали всего несколько почерневших зубов и купил у него с пяток яблок.

– Сеньор, это превосходные яблоки, – шамкал крестьянин, – сам монсеньор Де Шамонтэ покупает у меня их.

– Да, да, конечно ври больше деревенщина, – со смехом сказал Бруно.

– О, нет сеньор, это чистая, правда! Они собраны в день святых Доротеи и Теофилы и Нечистый очень не любит плоды, собранные в этот день, – оправдывался старый крестьянин.

Бруно протянул ему мелкую монету и повернулся к Демьяну.

– Угощайся брат.

Демьян взял одно яблоко посмотрел на мешок, из которого они только, что перешли в руки Бруно и на окружающую грязь.

– Помыть бы их не мешало. Здесь заразы столько, что нескольких тон хлорки не хватит.

Бруно усмехнулся.

– Оставь ты эти свои привычки цивилизованного человека из двадцать первого века. Ну, где ты сейчас возьмешь чистую воду для мытья. Весь местный люд все моет вон в том бассейне.

Он указал пальцем на огромную, как бассейн деревянную лохань наподобие деревянной бочки, собранную из нескольких десятков досок стянутых по кругу толстым канатом. Из нее один крестьянин, как раз большим пучком сена захватывал воду и обмывал навоз с задних ног лошади. С другой стороны стоял огромный детина без верхней одежды. Он, позевывая и сплевывая, умывал свое раскрасневшееся лицо.

Демьяну сразу расхотелось есть. Он положил яблоко обратно в руки Бруно.

– Нет, что-то мне не хочется.

Бруно сделал удивленное лицо.

– Ну и зря это тебе не яблоки из супермаркета обработанные воском.

Крестьянин, стоявший рядом, чуть приподняв одну свою седую бровь, похожую на пучок тонкой алюминиевой проволоки, внимательно слушал не понятную ему речь. Демьяну очень не понравилось его лицо.

«Проклятый старый хрыч уже, небось, нафантазировал не бог весть что».

Он взял яблоко обратно и подавляя брезгливость откусил сочную мякоть, к аромату которого примешались и ароматы всего рынка.

– Очень вкусно месье, – сказал он крестьянину.

Тот облегченно вздохнул и спросил.

– Простите, меня сеньор, можно вас спросить?

Демьян понял, что сомнения у старика остались и их надо, во что бы то ни стало развеять, иначе можно попасть в скверную историю.

– Валяй Жак, спрашивай, – ляпнул, стоявший рядом Бруно.

У крестьянина вытянулось от удивления лицо.

– Сеньор откуда вы знаете мое имя?

«Ну, зачем ты это сказал?! Я убью тебя Бруно».

Демьян чуть не взвыл от досады.

– Понимаешь… Жак, – он стал подробно объяснять удивленному крестьянину, – имя Жак самое распространённое имя среди французских, крестьян. Ну, так же как самое распространённое имя среди немцев Ганс или среди англичан Джон. Поэтому мой друг это сказал лишь наугад и видишь, сразу попал в точку.

Демьян весело рассмеялся, ну, по крайней мере, постарался сделать, так что бы смех выглядел непринужденным и искренним.

– Все правильно, даже известное восстание французских крестьян…

Бруно не успел закончить свою историческую справку, посвященную Жакерии – Демьян больно ткнул его бок и оттеснил за свою спину.

– Заткнись, полоумный идиот, – прошипел он, – из-за тебя мы сейчас же окажемся на виселице.

К счастью крестьянин не понял толком, что хотел сказать Бруно.

– Сеньор, вы иностранцы? – напрямую спросил крестьянин, пристально рассматривая обувь Демьяна и Бруно.

– О, да уважаемый месье, – ответил Демьян, – мы прибыли из далеких земель Великого князя Московского Иоанна. Купцы, вот хотим открыть здесь свое предприятие.

– Где это? – спросил любознательный продавец яблок.

– Очень, очень далеко на Востоке, – кивнул Демьян.

Он нервно затоптался на месте, что не ускользнуло от цепкого взгляда крестьянина.

«Надо срочно убираться, пока Бруно не ляпнул еще чего-нибудь», – подумал Демьян.

Поэтому он потянул друга за рукав.

– Нам нужно идти, месье Жак. Благодарю вас за яблоки.

Бруно хотел еще что-то сказать, но он поспешно толкнул его и они пошли прочь от торговца яблоками.

Демьян буквально кипел от злости.

– Прежде чем мы продолжим осматривать рынок в поисках, – Демьян помолчал, подбирая слова, – контрабандных товаров из пятнадцатого века, давай где-нибудь присядем и серьезно поговорим.

Но Бруно остановился возле одной небольшой лавки.

– Демьян, мы должны сюда зайти. Обещаю, тебе это понравится.

Глава 4. Свет Великого Знания

Не ожидая, когда Демьян даст свое согласие, Бруно чуть ли не силой затолкнул его в небольшую лавку. Демьян едва удержался на ногах, и чуть не покатился кубарем вниз, так, как ступени вели в полуподвальное помещение. Соответственно внутри стоял полумрак и для человека зашедшего снаружи, после солнечного света, требовалось некоторое время, чтобы привыкнуть и осмотреться. За освещение отвечали несколько толстых свечей, от которых распространялся вокруг подрагивающий желтоватый свет и поднималась вверх копоть, к уже почерневшему от нее потолку. Вокруг большими пирамидами лежали или стояли на боку, словно солдаты в плотном строю книги.

О, да! Бруно знал, как задобрить Демьяна, который испытывал страсть к книгам. Впрочем, сам Бруно не разделял ее и всегда с насмешкой относился к увлечению друга чтением книг.

Настоящая средневековая книжная лавка. Демьян стоял посреди всего этого великолепия и не мог шелохнуться от переполняющих его чувств. Его дыхательная система, в виду нервного потрясения, потеряла способность выполнять свое предназначение. Это не просто книги, которых полно, в каком-нибудь книжном магазине «Читай – Город». Корешки книг говорили о том, что это самые настоящие средневековые фолианты. Обложки из толстой прокрашенной кожи украшенные позолотой и горячим теснением. Листы из толстой бумаги ручного производства или дорогого пергамента. Большая часть их них по некоторым признакам являлись, по-видимому, рукописными. Некоторые имели серебряные полосы в виде петель и могли закрываться на замок. В углу небрежной стопкой сложены несколько книг. Демьян рассмотрел их и ахнул. Это первые библии, отпечатанные великим Иоганном Гутенбергом! И это не просто библии Гутенберга, а самые настоящие инкунабула – книги, отпечатанные до 1500 годов. Книги настолько редкие, что их можно пересчитать по пальцам, а здесь они запросто лежали в углу лавки, ожидая своего покупателя.

Раздалось осторожное покашливание. Это вышел из полумрака владелец лавки – сухонький старичок в черной бархатной шапочке расшитой жемчугом и серебряными нитями. Он появился, словно призрак отделился от стены. На вид довольно состоятельный торговец, обладающий богатством и определенным весом в торговых кругах Парижа. Он очень внимательно осмотрел вошедших к нему покупателей, немного задержал взгляд на обуви, удивленно приподняв брови испросил.

– Чем могу служить, благородные сеньоры?

Демьян онемел от восхищения, увидев столько великолепных книг, к которым он даже не мечтал прикоснуться в его современности, поэтому за него ответил Бруно.

– Мой друг большой ценитель книг.

– О, я могу вам предложить великолепные книги. Недавно я купил несколько книг у известного купца Иогана Фуста. Мне их помог купить мой давний приятель Петер Шеффер, мы с ним в молодости вместе работали переписчиками рукописей. Это книги, напечатанные известным Иоганном Гутенбергом. Весьма жаль, что этот великий человек разорился.

Торговец еще раз очень внимательно осмотрел внешность друзей стоявших перед ним, и сделал незаметное движение, одел на средний палец перстень. Потом положил руку на стопку книг, чтобы Демьян и Бруно могли рассмотреть рисунок на перстне. Демьян рассмотрел на нем круг, в который вписана пятилепестковая роза, в центре ее вырезано выпуклое сердце, на котором выгравирован крест. Для Бруно, который едва окончил университет этот рисунок не сказал ничего, а вот пораженный Демьян расшифровал рисунок на перстне.

«Роза Лютера!», – расшифровал рисунок Демьян, – «Вот так дела!»

Демьян прикинул время, в котором они сейчас возможно находятся.

По его прикидкам лютеранство еще пока не должно распространиться по Европе. Это, скорее всего один из последователей легендарного Христиана Розенкрейцера.

«Потрясающе!», – Демья от счастья забыл обо всех обидах на Бруно и даже заочно простил ему все его будущие прегрешения, – «Эх! Как жаль, что ос нами сейчас нет Петра Вениаминовича, нашего преподавателя по истории средних веков. Вот бы он был сейчас счастлив».

– Ave, Frater! – сказал Демьян наугад.

– Ave, Frater! – ответил старик и его тусклые глаза заблестели от радости.

«А может это сам Христиан Розенкрейцер!»

Старик отвел в сторону руку, предлагая им пройти.

– Что ты сказал этому старому мухомору? – прошептал Бруно Демьяну на ухо.

Но Демьян лишь отмахнулся от него, ведь сейчас он чувствовал себя Алладином в пещере с сокровищами. Он плыл среди этого нескончаемого великолепия – книг. Его глаза метались с одного корешка на другой: Гальфрид Монмутский «Жизнь Мерлина», Гартман фон Ауэ «Бедный Генрих», Снорри Стурлусон «Круг Земной», Хросвита Гандерсгеймская «Пафнутий», «Дегенис Акрит», Вольфрам фон Эшенбах «Парцифаль» – они шли бесконечным потоком, знакомые названия или совсем незнакомые и это его радовало, так как ему представилась возможность узнать об этих неизвестных книгах.

– Меня зовут Оле Ворм, – представился старик, – я уже много лет торгую книгами в Париже. Рад принять своих братьев, ищущих Свет Знания в моем скромном жилище.

– Ну, скромным его не назовешь, очень даже неплохое, – как всегда «брякнул» Бруно.

– Вы иностранцы? – вежливо спросил месье Ворм.

Демьяну вдруг, очень захотелось дать Бруно подзатыльник, но он решил досадить ему по-другому. Тем более для приятной беседы с торговцем необходимо на время избавиться от Бруно.

– Да я путешествую вместе со своим слугой, – не без удовольствия ответил Демьян, – меня зовут Демьян Садко купец из Новгорода, а это мой слуга Бориска, на французский манер Бруно.

Старик удивленно кивнул.

– О! Благородный месье вы из далека к нам пожаловали.

– Да из земель Великого князя Московского.

– Я слышал, что ваш государь обладает грозным нравом и даже разорил и пожег ваш родной город Новгород.

«Ну что ж врать так, врать до конца!», – махнул рукой Демьян.

– Да уважаемый месье Ворм. Мы едва спаслись. И вот сейчас в поиске безопасного пристанища. Хочу заняться в вашем славном городе торговлей. Слава Богу, у меня остались связи, которые помогут мне с Божьей помощью открыть прибыльное предприятие.

Ворм задумчиво посмотрел на Демьяна, как будто обдумывая что-то свое.

– Позвольте спросить уважаемый месье Демьян. Кто донес до вас Свет нашего знания? И как давно это случилось, – он немного помолчал и добавил, – я не хочу вас ничем обидеть, но у вас пока еще нет своего перстня Креста и Розы. Смею предположить, что вы новопосвященный в таинства Великих знаний.

Демьян стал лихорадочно вспоминать хоть кого-то из иностранцев посетивших Россию в пятнадцатом веке.

«Черт, черт! Ну как хоть одного вспомнить!»

– Это один из венецианских купцов, почтенный Амброджо Контарини, хвала Великому Созидающему Разуму.

Оле Ворм немного смутился от такой формулировки, но все же просиял от счастья.

– О! Это один из наших старших братьев, – удовлетворенно кивнул торговец книгами.

У старика заблестели глаза. Он потер руки и улыбнулся. Демьяну показалось, что торговцу книгами очень хочется чем-то поделиться. Провидимому это желание столь сильно им овладело, что он даже пренебрёг осторожностью и решил показать нечто сокровенное человеку, впервые вошедшему к нему в лавку.

Он подошел к двери запер ее на засов и обратился к Демьяну.

– Ну что ж месье Демьян, прошу вас пройдемте в мой кабинет побеседуем с глазу на глаз. Я понимаю ваш слуга верный человек. Но все же слуги бывают очень болтливы.

– Я вас понимаю, – засмеялся Демьян.

Месье Ворм слегка взмахнул сухонькой кистью руки в сторону Бруно обиженно смотрящего из под насупленных бровей на Демьяна.

– Присмотри за лавкой, пока мы с твоим господином обсудим некоторые дела.

Они прошли в кабинет торговца книгами, оставив Бруно за дверью, в помещение лавки.

Свет почти не проникал, через небольшие окна с мутными стеклами и поэтому в кабинете стояла темень еще сильнее, чем в помещении лавки. Вокруг также высились большие стеллажи с книгами. На большом столе стояла свеча, пламя подрагивало, распространяя вокруг подрагивающий свет. Предметы вокруг отбрасывали причудливые тени, словно вокруг плясали незримые духи.

«Как в кабинете доктора Фауста, только черного пуделя не хватает», – подумал Демьян.

Но он ошибался, собака присутствовала. Рядом со столом на каменном полу лежал огромный пес. Он поднял голову и с интересом посмотрел на вошедшего с хозяином гостя, принюхался, вытянув шею.

– Тибальд, спокойно, – сказал ему месье Ворм, – это наш друг.

Старик подошел к небольшому книжному шкафу и со скрипом отодвинул его в сторону. Сверху, со шкафа упала небольшая рукописная книга. Демьян поднял ее и не поверил своим глазам. Это рукописное издание «Декамерона» великого Боккаччо. Его украшали великолепные рукописные рисунки с позолотой, а поля содержали множество веселых маргиналий.[4] Возможно от руки самого Джованни Боккаччо. Демьян восхищенно смотрел на книгу – он готов душу продать за нее.

Снова раздалось осторожное покашливание.

Отодвинутый шкаф скрывал небольшой темный проем. Из него несло сыростью и странным запахом, как с химического завода. Проход настолько узкий, что взрослому человеку трудно протиснуться в него. Торговец взял со стола горящую толстую свечу.

– Ступайте за мной мой друг, – сказал он и шагнул в проем.

Ступая по крутым ступенькам, они прошли по узкому коридору, и попали в большую комнату. Торговец книгами зажег несколько свечей.

Это поистине тайная комната месье Вормса. Ее наполняли не только стеллажи с книгами, но и различные предметы, говорившие о том, что здесь проводят алхимические опыты, а может, делают другие вещи, что похуже, за которые можно угодить в лапы инквизиции и следовательно на костер. В стеклянных колбах, ретортах, банках отсвечивали различными цветами жидкости и порошки. Некоторых банках из хорошего венецианского стекла плавали погруженные в мутный бальзамический раствор различные животные, и даже человеческий зародыш. Демьян передернул плечами, смахивая с себя незримые флюиды этих существ, которые.

«Как живые», – отметил он про себя.

Заспиртованная змея застыла кольцами в мутном растворе ее открытый глаз смотрел прямо на Демьяна, которому от окружающей обстановки стало по-настоящему жутко. Его обволакивал застоявшийся запах затхлости и какая-то очень резкая, имеющая химическое происхождение вонь. Демьян закашлялся и потер глаза.

На большом столе лежала раскрытая, невероятных размеров книга. Демьян невольно сравнил ее на записной книжкой великана. Толстая обложка из почерневшей от времени кожи выглядела зловеще. Рядом с ней лежала большая стопа бумаги, придавленная сверху человеческим черепом.

– Вот, уважаемый месье, посмотрите, – торжественным голосом произнес Оле Ворм.

– Что это за книга? – спросил Демьян.

– Это древнейший манускрипт, под названием «De vermis mysteriis», или «Тайны Червя», ее увековечил в IV столетии до рождения нашего Спасителя, римский легионер Терцием Сибелиусом со слов чернокожего мага-эфиопа по имени Талим. Вы видите, мой друг, последний и единственный сохранившийся список этой величайшей книги. Все остальные уничтожены глупцами отрицающими Свет Великого Знания.

– С ума сойти, – прошептал ошарашенный Демьян, – «Некромикон», я думал, что он выдумка Лафкравта, а он существует на самом деле.

– Кто такой месье Лафкравт?

– Это один из малоизвестных писателей, там у нас, в Московии. Он говорил о существовании этой книги, но ему никто не верил.

«Черт», – выругался про себя Демьян, – «надо быть осторожнее».

Старик не без удовольствия смотрел, какое впечатление произвела на Демьяна тайная книга, его глаза не просто блестели, а «горели адским пламенем».

– Я взял на себя величайший труд переписать эту книгу, чтобы сохранить ее от полного уничтожения. В некоторых местах я добавляю описание своих знаний.

«Да уж, представляю, о чем ты там накалякал», – подумал Демьян, с трепетом в душе окинул он взглядом комнату.

Демьян подошел, словно подкрался к книге.

– Вы позволите? – спросил он стоящего рядом книготорговца.

– О, да уважаемый месье Демьян, почту за честь. Не правда ли, прикосновение к этой книге скрывающей самые сокровенные знания есть великое событие в нашей жизни.

– Да-да, уважаемый месье… – неопределенно сказал Демьян и обратил внимание, что вокруг стола кто-то мелом очертил круг, и нарисовал звезду, по углам которой той же рукой нанесены замысловатые символы.

«Представляю, чем ты тут по ночам занимаешься! Костер по тебе плачет это точно».

Демьян перевернул страницу. Книга, написанная на латыни, и наполнена огромным количеством различных текстов мистического, колдовского, эзотерического содержания. Здесь в изобилии присутствовали целые списки из текстов на различных языках, так называемые гримуарии – описывающие магические процедуры и заклинания для вызова духов, демонов, всевозможных зловещих потусторонних сил. Колдовские рецепты соседствовали с философскими, религиозными текстами, с описанием зашифрованных алхимических опытов. Иллюстрации, в этом полутемном подвальном помещении выглядели пугающе. Демьяну казалось, что бесы, демоны, прислужники сатаны смотрели на него со страниц «Некромикона», заставляя его сердце сжиматься от страха. Он задержал дыхание, боясь произвести шум – это по-настоящему темная книга, вобравшая в себя весь ужас человеческих страхов перед неизведанными силами.

– Недавно, – прошептал где-то рядом месье Ворм, – когда я ночью переписывал одну из страниц, меня посетил темный демон по имени Перупта Мим.

«Да здесь дышать нечем в этом темном склепе, может привидеться все что угодно», – подумал Демьян, – «небось, какой ни будь еще своей химией-алхимией надышался, вот и поперли глюки во все стороны».

Но тут он вспомнил, что оказался в пятнадцатом веке благодаря какой-то, как предположил Бруно, временной дыре, что невозможно ни по каким физическим законам. Так что все теперь возможно во Вселенной. Ему стало жутко. И очень захотелось выбраться из этого зловещего, пахнущего химическим зловонием подземелья. Подальше от этой книги. Из которой того и гляди, полезет наружу всякая нечисть, готовая схватить за сердце чтобы вытащить из тебя бессмертную душу.

Он отошел от книги.

– Душновато тут у вас.

Демьяна начало немного мутить, он посмотрел на подвешенное под потолком сухое чучело крокодила, на пучки трав в углу, на возгонные кубы, реторты, банки, на горки различных порошков в медных чашках, на череп на бумаге, на подрагивающее пламя свечи и на сморщенное лицо Оле Ворма, торговца книгами. Ему вдруг показалось, что его глаза стали черными с красноватым оттенком раскаленных углей. Тонкие губы неестественно вытянулись, обнажив два ряда острых рыбьих зубов. А тонкие пальцы рук, которыми владелец лавки постоянно потирал друг об друга, заканчивались острыми черными ногтями. Они издавали противный шелестящий звук, словно паук в углу подбирался к своей жертве. И правда, Демьяну померещилось, что месье Ворм весь как-то обмяк, сгорбился, приник к полу. Его речь приобрела шипящий, мерзкий звук. Над верхней губой появились тонкие усики, превратившиеся в длинные клацающие хелицеры – ротовые придатки пауков.

У Демьяна от страха, что-то внутри сжалось, и он попятился на ослабевших ногах к темному проему, через который они пришли.

«Матерь Божья, спаси и сохрани», – зашептал он про себя, пожалев, что снял маленький алюминиевый крестик, что дали ему в церкви при крещении.

У темного проема, он упал на четвереньки, он хотел закричать, позвать Бруно на помощь, но не смог. Его немного обдало сквозняком, который приносил в подземелье более мене чистый воздух. Отдышавшись, он повернулся, и увидел удивленного книготорговца. Но уже без всех предыдущих превращений.

– Простите месье Ворм, я очень устал с дороги, а у вас тут немного душновато, – пролепетал он.

– О, это вы меня простите месье Демьян, конечно, конечно, пойдемте, – засуетился старик, видя бледное лицо Демьяна.

«Старый дурак!» – обругал про себя Демьян месье Вормса, – «если ты не сделаешь себе вытяжку в своем клоповнике, ты, когда-нибудь здесь точно задохнешься».

Они выбрались в кабинет владельца книжной лавки. Огромный пес стоял у стола, ожидая появления хозяина. Он подошел к Демьяну и тщательно обнюхал. Потом лизнул его лицо.

– Это хорошо, – сказал Оле Ворм, – Тибальд отметил вас, как своего друга. Позвольте, я предложу вам немного вина и фруктов.

– С превеликим удовольствием.

Демьян уселся в глубокое кресло рядом со столом и с наслаждением вытянул ноги. Тело немного потряхивало. Легкие судороги сводили кончики пальцев. Во рту появился железистый привкус. Торговец книгами поставил небольшой стеклянный кувшин с красным вином и два стеклянных бокала, поднос с окороком, грецкими орехами и разрезанным пополам лимоном.

«Прямо как на натюрмортах голландского живописца Виллема Клауса Хеда», – отметил про себя Демьян.

После еды стало немного легче.

– Вам лучше? – поинтересовался старик.

Демьян кивнул.

Старик довольно потер руки.

– Слава создателю! Так как вы наш брат в поиске Света Знаний я могу вам дать приличную скидку в своей лавке. Можете купить любые книги с гораздо меньшей ценой. Вы ни где до самых стен Флоренции не найдете такого большого собрания книг как у меня.

«Ну да, дружба дружбой, а табачок врозь. Бизнес на первом месте, а не Свет Знаний».

Демьян взял со стола рукописное издание «Декамерона».

– Месье Ворм, я бы очень хотел приобрести у вас это великолепное творение Боккаччо и пожалуй один экземпляр библии Гутенберга.

Старик согласно кивнул. Они еще некоторое время побеседовали, разговаривая на разные темы, касаясь научных и философских знаний. Демьян иногда сам того не желая, оговаривался, выдавая книготорговцу знания доступные людям в двадцать первом веке. Потом приходилось витиевато врать, объяснять, шифровать, делать намеки на собственное предвидение. К концу беседы Оле Ворм сидел с вытаращенными глазами, не в силах побороть потрясение от знаний его нового друга. К удаче Демьяна изумление лишило месье Вормса алчной жилки торговца настолько сильно, что он решил подарить Демьяну приглянувшеюся книгу Боккаччо. Но с одним условием, что Демьян будет к нему непременно заходить. Особенно ему понравились спонтанные рассказы про больших стальных птиц, способных перевозить в своем чреве сотни людей и рассказ об особых устройствах передающих не только голос, но и движущиеся изображения. Провожая его из расположения своего кабинета, он, расчувствовавшись, сказал:

– Уважаемый месье Демьян, я обязательно должен вас представить своему старому другу великому Леонардо ди сер Пьеро да Винчи.

Демьян остановился как вкопанный.

– Какой Леонардо да Винчи? – его сердце сильно забилось, а на глазах выступили слезы, – сам Леонардо да Винчи!

– Да! Да! Месье Демьян, – восторженно воскликнул Оле Ворм, – великий живописец, скульптор, ученый, механик и мой старинный друг. Он переехал в небольшой замок Кло-Люсе в Амбуаз, по любезному приглашению его величества Франциска I. Он часто, насколько позволяет его здоровье приезжает в Париж чтобы навестить нашего доброго монарха и меня. Я считаю, вы мой друг обязательно, должны с ним встретится.

Демьян потрясённый этим событием, даже не обратил внимания на язвительное замечание Бруно.

– О, мой господин, хорошо провели время?

Он только махнул другу рукой.

– Бруно расплатись за библию Гутенберга.

Старик владелец книжной лаки назвал цену. Демьян как в тумане услышал возмущение кряхтение своего «слуги», потом легкое позвякивание монет и они с другом вышли на улицу.

– Что тебя так двинуло по мозгам, что ты не можешь прийти в себя? – спросил Бруно.

– Брат мы с тобой в настоящем, в самом настоящем средневековье. Примерно в конце пятнадцатого века.

– А до тебя наконец-то только дошло!

Бруно пару минут возмущённо вышагивал рядом, потом не выдержал и спросил.

– О чем перетирали с этим старым мухомором? И для чего мы купили за сумасшедшие деньги Библию? Ее можно купить в любой церкви нашего города, для чего нам ее тащить? – не унимался Бруно.

– Я отдал за нее 35 флоринов! – завопил он.

Демьян наконец-то пришел в себя и остановился.

– Какой же ты кретин… Экземпляр Библии, что ты держишь в руках стоит не меньше 25 миллионов вечнозелёных и нетленных баксов.

Теперь уже у Бруно отвисла челюсть.

– Не может быть!

– Может, может, – Демьян похлопал друга по плечу, – я слышал, что в прошлом веке, я имею ввиду прошедший двадцатый век, неполный том Библии Гутенберга, на аукционе «Кристис» был продан примерно за четыре с половиной миллионов долларов. А это… – он постучал костяшками пальцев по книге, – полный том и это не поздняя копия, а книга, отпечатанная в первой партии в 1456 году руками самого Гутенберга. Представь его полную стоимость.

– Брат, – тихо сказал Бруно, – я же тебе обещал, что я сделаю нас богатыми. Мы можем сейчас вернуться и прикупить у него еще пару-тройку этих книг. Ты только представь, как мы разбогатеем.

Демьян задумчиво посмотрел на друга.

– Знаешь, ты действительно кретин. Мы не можем таскать отсюда десятками Библии Гутенберга! Это вызовет подозрения, и наша лавочка будет очень быстро прикрыта. И знаешь в чем еще наша проблема? Во-первых, как продать нам эту книгу? Это тебе не Донцову впарить в электричке. Во-вторых, нам нужно уладить дела с Семой Молотком. Иначе все вырученные средства нам придется потратить на дорогостоящее лечение.

– С Семой мы разберемся. Есть у меня кое, какая идея.

Он подхватил Демьяна под руку и потащил к рядам на рынке, где слышался дробный стук молотов.

Они зашли под навес и прошли в довольно просторную лавку, где на стенах блестели начищенные до зеркальности рыцарские латы и на больших крючках свисали, словно гроздья стальных молний мечи и шпаги. На полках поблескивали начищенные кирасы, рыцарские шлемы с поднятым забралом и прочие изделия из железа для людей, привыкших более сражаться на поле боя, чем торговать в овощных рядах на рынке. Их встретил мальчуган, который тут же исчез за занавеской, а вместо него вышел мужик огромного роста в кожаном фартуке и войлочной остроконечной шапке. Он снял шапку, отёр мокрый от пота лоба и спросил густым басистым голосом.

– Чем могу быть вам полезен благородные сеньоры?

Потеребил огромной пятерней бороду и молча уставился на друзей. По-видимому, кузнец не привык много разговаривать, поэтому переговоры стал вести Бруно.

– Тут такое дело, любезный, мы ищем подарок для своего старого друга. Холодное оружие. Не меч и не шпага, а что-то такое, чем можно бить.

И Бруно несколько раз опустил кулак сверху вниз, демонстрируя принцип действия оружия.

«Да, да, для самого лучшего друга», – съязвил про себя Демьян.

Тут до него дошел смысл того, что задумал Бруно и он не на шутку разозлился. Вся его натура категорически протестовала – дарить Семе Молотку рыцарское орудие для убийства, которым впрочем, при сложившихся обстоятельствах могли, искалечить именно их.

Кузнец пожал плечами.

– Могу предложить кистень или дубину окованную железом с шипами.

«Да точно!» – подумал Демьян, – «Как раз дубиной с шипами нас Сёма и отходит за милую душу».

Бруно замотал головой.

– Нет нужно что-то изящное и благородное.

Кузнец почесал свой большой рукой, больше похожей на лапу медведя затылок.

– Что-то что больше похоже на молоток. И в то же время не молоток.

– А-а-а, так это вам нужен bec de corbin клюв ворона. Отличное оружие, убивает с первого раза. Но есть один недостаток, почти всегда застревает в латах. Так что надо с первого раза.

Он повернулся и крикнул за ширму.

– Себастьян! Где тебя черти носят? Принеси клевец.

Демьяну стало грустно.

«Слава Богу, хоть с первого раза! Мучиться не будем!»

Появился мальчишка. Он принес два стальных прута, на конце которых хищно острилось короткое лезвие, действительно похожие на клюв ворона, а с другой стороны боек, как у обычного молотка. Но не для забивания гвоздей, а для того чтобы сбалансировать оружие. Украшенная резьбой по металлу рукоять покрывала серебряная накладка и защитным диском. Самому клюву, выкованному из металла, перевитому древку искусный кузнец предал огранённый вид.

– Вот! Это то, что нужно! Вот этот с витым древком.

Демьян не выдержал и прошептал другу на ухо.

– Ты что всерьез решил купить?

– Да, – удивленно ответил Бруно, – когда ты пойдешь к Семе, нужно его, чем-нибудь задобрить, а этот подарок будет в самый раз для этого мясника.

– Я пойду!? – завопил Демьян.

– Ну не посылать же для важных переговоров слугу, – прищурив презрительно глаза, сказал Бруно, делая акцент на слове «слуга», – пойми, брат если я поеду, то ты меня больше уже не увидишь. Ты же понимаешь – мое решение купить лавку самое верное, но надо, чтобы Сёма нам отсрочил долг, а это можешь сделать только ты.

Демьян выхватил из рук кузнеца сверток из промасленной животным жиром рогожи, в котором отозвался устрашающей тяжестью клевец, грозное оружие средневековых рыцарей.

– Расплатись, и пойдем, – кипя от злости, он бросил Бруно, – всего доброго вам месье, – он поклонился кузнецу и вышел из лавки.

«Чтоб тебя Бруно!» – Демьян с трудом сдерживался, чтобы самому не двинуть своего друга этим оружием.

Глава 5. Таинственная дама. Немного любви

Снаружи кипела обычная средневековая рыночная жизнь. Все на своих местах, крестьянские возы и разносчики товара с большими лотками на голове, покупатели, придирчиво осматривавшие товар, нищие жалобно тянущие руки. Все размеренно текло, как это положено в средневековье. И даже ужасный смрад стоящий вокруг никак не менял этого течения. Мимо двое дюжих слуг пронесли паланкин какого-то очень состоятельного господина. Демьян посторонился, пропуская их и невольно посмотрел на небольшое окошко кабинки обтянутой сверху дорогим шелком, а снизу подбитую толстым слоем кожи, для защиты от грязи и истирания. Но он ошибся в своем предположении – не господин, а госпожа. Из маленького оконца, чуть отодвинув шторку тонкими пальчиками, на него посмотрела миловидная женщина. Большие глаза на бледном лице, темные волосы тщательно расчесаны на пробор посередине. Тонкая золотая нить пропущена под прядями гладких волос, на которой сияла перламутром одинокая жемчужина. Одно мгновение, одна секунда, но ее хватило Демьяну, чтобы ухватить этот образ таинственной средневековой дамы.

«Наверное, за таких вот дам и бились мужики, закованные в стальные латы», – подумал он.

Он почувствовал, как образ прекрасной незнакомки, стал для него непросто промелькнувшим лицом, а нечто большим. Тем о чем он будет думать и вспоминать в надежде когда-нибудь еще раз его увидеть.

– Прекрасная дама, позвольте отдать вам мое сердце, – задумчиво сказал он, декламируя давно забытое, но вот именно сейчас всплывшее в памяти произведение.

– Да-а, хороша девушка слов нет, – сказал стоящий рядом Бруно.

Демьян вышел из состояния задумчивости.

– Кто? О ком ты говоришь?

– Да вон! Полюбуйся.

Бруно указал на идущую метрах в десяти от них девушку. Демьян посмотрел. Она шла по рынку с небольшой корзинкой в сопровождении сгорбленной старухи и огромного детины со светлыми волосами. Он шел впереди парочки, девушки и старухи, словно мощный ледокол, расталкивая всех и освобождая им дорогу. Девушка и впрямь очень хороша. Волосы цвета светлой соломы, заплетённые в колосок или, как ее еще называют французская коса. Кожа белая, гладкая с чуть заметным розовым оттенком. Глаза настолько большие, ясными, что их чистоту видно с расстояния, на котором они стояли их чистый голубой цвет. Девушка обладала прекрасной полнотой свойственной юным девицам, которых еще не тронула тяжелая жизнь домохозяйки. Она сияла словно драгоценный камень среди всего этого смрада, непролазной грязи, небритых рож, беззубых ртов, из которых на несколько метров несло луком и чесноком, плевков, харканий, гниющих культей попрошаек.

Бруно остановил одного из разносчиков с большим лотком на голове.

– Любезный, ты не знаешь, кто эта ангельская особа?

Разносчик посмотрел на девушку.

– Это Анна, дочь пекаря Жана Хромца.

– Она прекрасна, – восхищенно проговорил Бруно.

– Может и прекрасна сеньор, – весело сказал разносчик, – но лучше вам не пялиться так на нее, иначе познакомитесь с дубинками ее пяти братьев. Они не одного уже отходили так что дух выбили из бедняг.

«Нам это не нужно», – подумал Демьян, – «еще не хватало ввязаться в историю с этим братьями».

Он потянул Бруно за рукав.

– Давай-ка ловелас средневековый, миннезингер доморощенный пойдем, обсудим наше предприятие, которое замутим, здесь в пятнадцатом веке, чтобы разбогатеть в двадцать первом. И побыстрее, пока нам не наломали бока пять ее здоровяков братьев.

Бруно поплелся за ним, не отводя восхищенного взгляда от Анны. Что-то в душе Демьяна говорило о том что, его друг не последует предупреждению веселого разносчика и начнет ухаживать за дочерью пекаря Жана Хромца. Демьян вздохнул, понимая, что он не сможет отговорить его. Но прежде чем это случиться он должен поговорить с Бруно и решить все вопросы относительно их деятельности, чтобы сразу же не попасть в скверную историю.

Глава 6. Выпей от души и сердца

Демьян еще злился на друга из-за того что тот в течение почти трех дней он путешествовал по Франции пятнадцатого века, вместо того чтобы отвезти деньги Сёме Молотку и что именно ему придется теперь ехать просить отсрочки. Вручать безжалостному бандиту подарок в виде орудия убийства, пускай и рыцарского, то, что используется на поле боя в честном бою. Но обиды обидами, а что-то предпринимать нужно, лучше всего это сделать за столом с бутылкой вина и вкусной едой. Бруно предложил зайти в небольшую таверну в конце рынка, обещая в неплохую уютную обстановку и неплохую домашнюю кухню из натуральных продуктов.

– Брат, обещаю тебе, там готовят мясо, пальчики оближешь. Прямо на углях при тебе. Гарантирую отвал башки от вкуса. Все натуральное, все свежее без всяких антибиотиков и стимуляторов. Поросенок еще только утром бегал, и теперь, опля уже на вертеле.

Уютная обстановка и домашняя кухня сильно шокировали Демьяна. Открыв замызганную дверь они вошли в помещение таверны. Вонь так «ударила» в нос Демьяна, что едва не сшибла его с ног. Запах мочи, не мытых тел, дрожжевой запах браги, кислой капусты, запах жарящегося на вертеле мяса и соответственно запах горелого сала, больше похожий на запах паленой щетины, смесь сильных ароматов лука и чеснока – все это висело в атмосфере кабака немыслимым ароматным коктейлем, вызывающим резь в глазах. Но он абсолютно не мешал, примерно двум десяткам людей, сидеть на скамьях за грязными, блестящим от жира и пролитого пива столами. Одни, похоже, крестьяне сидели за столом и горланили песни, пропивая часть вырученных средств во время торговли. Несколько человек сидели за столом и играли в кости, сосредоточено наблюдая, как лягут маленькие кубики с точками. Пару человек уже свалились под стол, на грязный, заваленный объедками и разным мусором пол, издавая громкий храп и нечленораздельное бормотание. Между ними сновала небольшая свинья, как робот-пылесос iBOTO, она лавировала между ножек столов стульев, табуретов, обходила уже лежащих на полу людей и подбирала весь этот мусор. Демьян посмотрел на тушу жарящеюся на углях в очаге. Похоже, он знал, чья очередь оказаться на вертеле. В углу рядом с входом стоял один раскачивающийся тип. Он уперся рукой в стену и мочился прямо в кабаке, водя пьяной рукой из стороны в сторону, что угрожало ногам вошедших друзей – мог ненароком обмочить обувь Демьяна.

«Это уже слишком!».

Демьян с отвращением толкнул его в сторону. Тип с проклятьями упал прямо в лужу сделанную им.

Гомон в кабаке резко затих. Похоже, заведение уже созрело для хорошей драки, так как градус поднялся приличный, крестьяне уже спели все свои песни и не хватало лишь небольшой искры. Все молча уставились на Бруно и Демьяна. На них посмотрели даже игроки в кости. Чем не преминул воспользоваться хитрый мужичонка со стаканом, который только что вытряс кости. Он незаметно, пальцем аккуратно перевернул кубик и также, как ни в чем не бывало, уставился на вошедших. Демьян нутром почувствовал, что будет хорошая драка, в которой им двоим не выстоять против двух десятков человек… Положение спас Бруно.

– Эй, хозяин, налей парням за наш счет, – крикнул он и швырнул монету здоровенному мужику, стоящему впереди всех со сложенными на груди руками.

Тот очень отточенным, хищным движением поймал её. Он схватил ее, как пес схватывает на лету пластиковую летающую тарелку. Покрутил в пальцах. Его глаза сначала вылезли из орбит от удивления, а потом лицо просветлело от неслыханного счастья.

– О, сеньор, флорин! – благодарно покачал он головой и подобострастно, как "уже верный" слуга посмотрел на Бруно, но на Демьяна посмотрел с легким презрением.

Кабак ответил восторженным воплем, столь щедрая плата предполагала очень хорошую выпивку. Даже тот тип, что упал от толчка Демьяна и все еще лежал на полу, благодарно пробормотал глядя на него глазами полными любви:

– Премного благодарен сеньор. Вы очень щедры.

Прослышав о бесплатной выпивке в кабак, осторожно ввалился попрошайка с улицы. Он скромно улыбнулся и подставил глиняную кружку под струю браги льющейся из бочки, откупоренной хозяином таверны.

– Ты мой должник, – прошептал на ухо Бруно, – если бы не я, твой покорный слуга, мы бы по твой милости здоровыми отсюда не ушли. И знаешь что? Я по твоей милостиотдал целый флорин, а это золото! Понимаешь золото! Не думаешь что это слишком щедрая плата за твои целые ребра и кости?

Хозяин, почуяв двух невероятно состоятельных клиентов, метнулся к ним. Но он уже "прочел тему" – кто заправляет финансами в этом дуэте. Его сальные глазки буквально источали ласковые лучи любви в отношении Бруно.

– Сеньоры очень, очень рад принять у себя. Таверна «Благочестивая девица» в полном распоряжении благородных господ. Я смотрю вы иностранцы. У нас есть гостевые комнаты, в которых вы можете благополучно расположиться, отдохнуть с дороги.

Он показал пальцем наверх.

«Обалдеть! Это кому пришло на ум придумать такое название?», – Демьян в замешательстве от слов трактирщика смотрел на него, застывшим взглядом, как на картину Малевича «Черный квадрат».

– Для вас о благородный сеньор, я выделю комнату с окном на луга его преосвященства. Свежий воздух, мягкая постель… – и чуть сосив многозначительно глаза, как бы между прочим сказал, – комната Катерины рядом, по соседству, – посмотрев на Демьяна он снисходительно сказал, – вам тоже что-нибудь подберем.

Посмотрев на палец трактирщика с грязью под ногтями, Демьян с досадой прикрыл глаза.

«Ну да у такого пройдохи только остановись. Ночью мерзавец прирежешь и обчистишь подчистую. Знаем мы вас, читал про таких, как ты у Дюма и Вальтера Скота».

Но он приветливо улыбнулся, понимая, что сейчас совсем не время спорить о происхождении названия питейного заведения и об уровне гостиничного обслуживания.

Хозяин умело растолкал завсегдатаев и гостей кабака очищая дорогу пинками и тумаками перед двумя сеньорами. Он провёл Бруно и Демьяна к столу стоящему рядом с очагом. Похоже, это по мнению этого мошенника самое почетное и дорогое место в его грязном заведении.

– Располагайтесь благородные сеньоры, – заискивающе сказал он, – сейчас Катерина принесет, благородным господам мясо и вино.

Он подошел к очагу, большим, как римский меч ножом, отрезал добрый кусок мяса с туши висевшей над огнем и положил его на железную тарелку, подставленную молодой женщиной. Она же, виляя полными бедрами и подрагивая большой грудью, которая, как поднимающееся пирожковое тесто выпирала сверху зашнурованного на груди бархатного корсета, подошла к Бруно и Демьяну. Не спеша поставила ее на стол, за которым сидели друзья, при этом наклонилась над столом пониже, чтобы они могли оценить все ее прелести. Демьян брезгливо вздохнул и отвел глаза, что заметила Катерина, а вот Бруно восхищено крякнул, что она, конечно же, отметила, набрав полную грудь воздуха, отчего она едва не вышла из хлипких берегов корсета.

– Вот господа, – она очаровательно улыбнулась, улыбкой, в которой как минимум не хватало трех-четырех зубов.

Потом она вернулась, принеся к мясу кувшин с вином, хлеб и несколько головок чеснока.

– Натуральное, все без антибиотиков и гормонов, – восхищенно сказал Бруно, достал кинжал из ножен и отрезал ломоть мяса, а потом ломоть ржаного хлеба.

– С кучей глистов и прочих паразитов, – язвительно заметил Демьян.

Бруно недоуменно уставился на друга.

– Послушай, вот что ты все время ворчишь и ноешь? У нас с тобой намечается прибыльное дело, которое нас сделает невероятно богатыми. Мало того ты даже не оценил того, что мы оказались в настоящем средневековье. Это же фантастика! Об этом писали только в фантастических книжках. А ты всем не доволен. Наслаждайся друг! Бери от жизни все. Вот посмотри на Катерину, дочь трактирщика, мы в ее вкусе.

– Не обобщай, это ты в ее вкусе.

Демьян вздохнул.

– Эй, хозяин!

Владелец трактира подошел с радушной улыбкой риелтора из XXI века, желая угодить господам.

– Вы не могли бы хотя бы стереть со стола, – раздраженно сказал Демьян.

На лице трактирщика сначала возникла гримаса растерянности, потом недоумения и наконец, непонимания.

– Немного грязно.

Демьян брезгливо постучал пальцем по столу, но в то же время он пытался быть любезным и вежливым. Он еще раз кивнул, застывшему трактирщику, указав на столешницу из грубых досок сверкавшую озерками жира, в которых островами и полуостровами торчали хлебные крошки и куриные кости. Несчастными жителями этих островов были мухи, были, потому что хозяин таверны, тут же, снял грязную засаленную тряпку с плеча и раздраженно, огромным астероидом, шлепнул ей об стол.

Бруно поднял обе руки вверх.

– Меня все устраивает. Проблемы антисанитарии, дизентерии, золотистого стафилококка, волнуют исключительно моего друга, но никак не меня.

Трактирщик конечно же не понял ничего из того что сказал Бруно, но он хорошо понял, что один из этих господ сидящих перед ним законченный зануда и чистоплюй. Его брови взметнулись вверх, и лицо приняло выражение саркастического понимания проблемы. Полные губы поджались, он, медленно кивая, многообещающе зажмурил один глаз.

– Катерина! – рявкнул он.

Девушка быстро подбежала, волнительно потрясая своими формами.

– Один из этих сеньоров, – он указал пальцем на Демьяна, при этом четко, громко продолжая говорить, – желает, чтобы ты помыла стол, за которым он сидит. Я так понял сеньор? Вы пришли в «Благочестивую девицу», но вас здесь что-то не устраивает? Вы хотите, чтобы моя дочь отмыла ваш стол, который не мыли со времен открытия трактира? А вы же знаете, что мытье вещей, так же как стирка одежды их только портит. Вы хотите нанести вред моему имуществу и тем самым оскорбить «Благочестивую Девицу» и всех ее гостей?

Шум в кабаке угрожающе затих. Все молча смотрели сцену, что разворачивалась у стола рядом с очагом. Даже поросенок остановился и укоризненно смотрел своими маленькими глазками на Демьяна.

– Нет, я не так имел в виду, то есть уважаемый месье, – начал робко Демьян, – я никак не хотел обидеть вас, вашу официантку и пришедших отдохнуть в кафе посетителей, прошу прощения уважаемый месье, я беру обратно свою просьбу. Меня все устраивает в вашем превосходном заведение.

Трактирщик продолжал смотреть на Демьяна презрительным взглядом, похоже он не удовлетворился его извинениями, рассчитывая на нечто более действенное. Он не стал затягивать ситуацию и хотел уже махнуть рукой, чтобы отдать поступок Демьяна на суд пьяницам, крестьянам, игрокам и попрошайке.

Но Демьян его опередил, он отчаянно пнул ногой Бруно под столом.

– Всем выпивка за наш счет! – крикнул тот.

И швырнул очередную монету, но уже серебряную, в лапу трактирщика. Весь кабацкий люд одобрительно рявкнул и с улицы осторожно ввалился еще один попрошайка охочий до бесплатной выпивки.

Но трактирщик не уходил.

– Сеньор может вам не нравится наше угощение? – ехидно спросил он, приподняв брови вверх.

Демьян, чтобы доказать свою лояльность «Благочестивой Девице», героически отрезал кусок мяса и засунул его себе в рот. На удивление он почувствовал, что у мяса очень хороший и натуральный вкус, если бы не привкус всего трактирного душка, что едва «не сбил» его с ног. И про себя он все же наметил – по возвращении принять несколько таблеток «Вермокса» или «Пирантела», для профилактики.

– Отнюдь, уважаемый месье мясо вам удалось, оно превосходное. Очень бы не дурно еще бы сюда кетчуп добавить, ну или на худой конец горчицы.

Демьян для пущей профилактики закинул в рот еще пару долек чеснока и с хрустом их сжевал.

Хозяин удовлетворенно хмыкнул, как настоящий победитель и отправился по своим делам. Через пару минут пришла Катерина. Она бухнула со всего размаха небольшую кадушку с горчицей, из которой торчала длинная деревянная ложка, так сильно, что горчичный фонтан едва не обрызгал несчастного Демьяна. Потом она очаровательно улыбнулась Бруно и призывно вильнув задом ушла, сопровождаемая его восхищённым взглядом.

– Ты уже второй раз мой должник. По твоей милости у меня остались только мелкие серебряные монеты, и если дело дойдет до очень серьезного замеса, откупиться просто так не получится. А этот шельма трактирщик похоже забыл, что я ему с дуру вручил флорин, а это целое состояние.

– Иди к черту! – выругался Демьян, отодвигая кадушку с горчицей.

– Нет, брат, ты просто злишься на меня за то, что я все-таки оказался прав. Ты так и не можешь этого принять. Ты не можешь принять и того что именно я сделаю нас богачами.

Демьян спокойно выслушал эту самодовольную тираду друга и сказал.

– Но прежде чем мы разбогатеем, нам, думаю, нужно четко обговорить основные пункты плана по развитию нашего предприятия. Чем мы будем заниматься. Торговля, ремесло, может какие услуги. Нам нужен хотя бы небольшой бизнес план.

– Вот это дело, валяй, – согласился Бруно.

– Во-первых, ты не должен делать необдуманных шагов. Иначе из-за тебя мы можем попасть в неприятную ситуацию. Это средневековье здесь за косой взгляд могут вызвать на дуэль.

– И это говорит человек, из-за которого нам чуть пару раз не начистили морду, – обиженно сказал Бруно.

– Ты прекрасно понял, о чем я сейчас говорю. Нам нужно определить свою деятельность так, чтобы не привлекать пристального внимания. Например, если мы займемся торговлей, то нужно понять, что мы будем продавать. Мы с тобой не можем продавать то, что содержит, к примеру, пластик, по той простой причине, что его не существовало в пятнадцатом веке. Тебе ясно.

– Мы можем продавать продукты, – предложил Бруно.

– И что же ты будешь продавать? Кока-колу, печенье «Орео» и чипсы?

– А почему бы и нет? – взвился Бруно, – что в этом такого? Думаю, это будет хит продаж.

– А то, что мы не можем выставлять в лавке шоколад, томаты, картофель, киви, консервы, кетчуп, кофе, мороженое и прочие прелести. Мы не можем таскать через временную дыру то, что еще не производили в пятнадцатом веке. Разве не понятно? Так же мы не можем контейнерами таскать отсюда антиквариат. Иначе нас также очень быстро «запалят» и не просто прикроют нас, а я так думаю, отправят в тюрьму.

– Ладно, ладно, мы можем продавать перец, он являлся очень дорогим во времена пятнадцатого века. Уж перца мы можем притащить целый чемодан и маленькую тележку.

Идея сама по себе не плохая. Но все же было одно, но… Демьян задумался.

– В принципе можно, но нужно правильно подойти к этой теме. Понимаешь, чтобы торговать специями мы должны с тобой быть крупными купцами, имеющими пару кораблей, склады, отправлять караваны, иметь представительства в других странах. Мы с тобой пока к этому не готовы. Так как у нас нет ни кораблей, ни караванов. Это будет довольно подозрительно.

– Вот чтобы я не предложил ты все отвергаешь. Ты один у нас умный, ты один учился в университете…

– Да пока ты прогуливал пары, я учился и заметь, сдавал за тебя зачеты и экзамены.

Демьян начал злиться. Бруно умел выходить из всех передряг, в которые они попадали по его же милости «сухим из воды». Но вот все шишки сыпались почему-то именно на Демьяна.

– Знаешь что! Ты загнал в средневековье смартфон. Даже не подумав, к каким последствиям это могло привести в будущем. К счастью этого торговца вовремя сожгли вмести с ним.

Увидев удивленные глаза Бруно поправился.

– Нет, конечно же, это несчастье, что этого бедолагу по твоей милости обложили дровами и спалили на костре. Подчеркиваю – твой не обдуманный шаг привел к гибели невиновного человека. И еще я имел в виду, хорошо, что он, смартфон, не всплыл нигде, как загадочный артефакт из пятнадцатого века. Представь, какой бы переполох наделал эта находка в научном мире.

– У меня в тот момент в карманах было пусто, понимаешь ничего, того что можно выгодно продать. Я продал первое, что попало под руку. А деньги как ты видишь нам весьма пригодились.

Демьян не выдержал и воскликнул.

– Ну, нельзя же продавать этим безмозглым дуракам, сидящим вокруг нас все что попало! Нужно думать прежде!

По наступившей вокруг тишине, Демьян опять почувствовал, как в воздухе сгустились тучи, и запахло грозой.

«Черт побери, Бруно мы опять из-за тебя влипли».

Бруно словно читал его мысли.

– И ты хочешь сказать, что я зря продал ему смартфон, – прошептал он.

– Ребята, всем выпивка за наш счет! Наливайте не стесняйтесь!

Он кинул очередной флорин хозяину трактира, тот, надо сказать уже стоял в стойке, как натренированный ловить лакомство пес. Выпивохи радостными воплями отметили очередной промах Демьяна. А с улицы осторожно ввалился очередной попрошайка. Похоже, новость о том, что в «Благочестивой девице» можно выпить задаром, уже разнеслась по всему рынку.

– Ты трижды мой должник, – мрачно сказал Бруно, – у меня остался всего один флорин. Заметь, что я потратил все на тебя и на покрытие твоих косяков.

Но Демьян посмотрел на него задумчиво.

– Что ты так на меня смотришь? – заерзал Бруно.

– Как говорил, управдом Иван Васильевич Бунш, «меня терзают смутные сомнения», я бы сказал подозрения.

– О чем ты? – неуверенно спросил Бруно.

– Вот смотри, ты купил нам одежду, которая в средние века стоит совсем не дешево, ты купил мне книгу, которая тоже не дешево стоит, ты купил подарок для Сёмы Молотка, а теперь ты наливаешь в кабаке всем на халяву. И делаешь это уже в который раз.

– Ты хочешь, чтобы я этого не делал, и нам пришлось отбиваться от целой орды аборигенов из пятнадцатого века.

– Не-е-е-т, приятель, я хочу понять, откуда у тебя столько денег? Неужели можно было загнать старый смартфон тому бедолаге, что сожги инквизиторы за такую большую сумму? Есть еще что-то, что я не знаю?

Бруно молчал, делая вид, что его оскорбляют необоснованные подозрения.

– Хорошо мы сейчас проясним ситуацию.

Демьян подозвал хромого нищего попрошайку, что зашел с улицы в поиске дармовой выпивки.

– Приятель ты не помнишь случайно сожжение на костре некого торговца два-три дня назад?

– О, сеньор как же не помню! Превосходно помню, Шарль Бонэ текстильщик, торговец тканями. Знатно его зажарили. Храни Господи Святую инквизицию! Визжал, прислужник сатаны, что ваш поросенок.

Демьян поморщился.

– А ты не помнишь, каких либо подробностей? Или что-то необычное?

Попрошайка прищурился и подозрительно посмотрел на Демьяна, потом на его обувь.

– А что вас интересует сеньор? Все как обычно, сначала мастер Жиль продемонстрировал свое высокое мастерство. А он, уж поверьте, он свое дело знает. Жирный Бонэ кричал так громко, что его нечестивые вопли слышно прямо в преисподней.

Попрошайка довольно улыбнулся, чуть прикрыв глаза, наверное, вспоминая подробности казни. А Демьян укоризненно посмотрел на притихшего Бруно.

– Мастер Жиль сначала отсек его блудливый член, а потом выколол глаза. Чтобы он не мог видеть своего мерзкого господина из гиены огненной. И маленьких дивных блудниц из диковиной шкатулки.

Демьян, почувствовал, как комок подкатил к горлу, он налил нищему полный стакан вина и протянул. Тот схватил стакан, шумно отпил половину, довольно крякну и причмокнул.

– Да наградит Господь вашу щедрость сеньор? Что вы еще хотели узнать? Он вам родственник или друг?

– Он нам совсем не родственник и не друг… – подал голос Бруно.

Но Демьян остановил его, задав вопрос попрошайке.

– Ты говоришь, его поймали с колдовской, диковиной шкатулкой, из которой раздавались сатанинские голоса.

– О да сеньор! Сам преподобный Томазо, что вел следствие, говорил, что в шкатулке жили заточенные колдовским умением несколько демониц, принявших образ прекрасных дев. Они пытались соблазнить всех кто на них смотрел, бессовестно обнажая свои греховный прелести. Они так громко стонали, вводя в греховные помысле всех кто видел, что преподобному Томазо пришлось опустить шкатулку в сосуд со святой водой, потому что ни одна молитва не имела на них воздействия.

Попрошайка засмеялся.

– Святая вода, сделал свое дело, демоницы исчезли навсегда. Будь проклят нечистый.

Нищий несколько раз перекрестился, и сипло сплюнул беззубым ртом. Потом допил вино и вдохновенно уставился на Демьяна. Тот намек понял и налил ему еще вина.

– Говорят, ему диковинную шкатулку продал какой-то торговец одетый странно, якобы он появился из ниоткуда и исчез, прямо провалился сквозь землю. Но я вам сеньор скажу, я знаю, кто это был. Это являл свой безобразный лик сам сатана, будь он проклят на веки вечные!

Нищий опять несколько раз перекрестился.

Бруно взволновано заерзал и закашлял.

– Ну, все хватит приятель!

Он протянул монету.

– Возьми, любезный, выпей за спасение души, – Бруно попытался подстроиться под ментальность пятнадцатого века, – ну как там у вас принято – поешь тело Христово, попей крови Христовой. Не знаю, что там христиане делают в том случае, чтобы Богу угодить.

Нищий вытаращил глаза. А Демьян в очередной раз больно пнул Бруно ногой под столом. Все это не осталось не замеченным от хитрых глаз попрошайки.

– Сеньор, я бедный человек, – сказал он, – но я благочестивый католик и добрый христианин. Вы богохульствуете. А такие проступки, на суде епископа Парижского, да дарует ему Спаситель долгие годы жизни, могут стоить выжженных каленым железом губ, до самых зубов, месье! Не надо меня так обижать.

Но монету взял и быстро спрятал ее под лохмотьями свой одежды.

– Ну, все! Иди сердешный.

Бруно поспешно повернул попрошайку и легко подтолкнул в спину, а повернувшись к Демьяну сказал.

– Ну и что ты хотел узнать? Вечно ты мне не доверяешь…

Но он не успел закончить, как его перебил нищий, сказав так тихо, чтобы это могли слышать только Бруно и Демьян.

– Сеньоры, я могу вам сказать, кто взял чудесный член этого блудника Бонэ. Я видел кому продал его мастер Жиль.

– Нас это не интересует! – хором ответили Демьян и Бруно.

Попрошайка вытащил из своих многочисленных грязных лохмотьев несколько кусков материи, по-видимому, испачканный кровью. Взял один и протянул.

– Вот, мастер Жиль, да дарует ему наш Спаситель Иисус Христос долгие годы жизни, позволил мне пропитать кровью из околдованного члена Бонэ. Это теперь вещь целебная. Если вы в момент любовного бессилия потрете свои чресла к вам вернётся невероятная мужская сила, что сатана дал нечестивцу Бонэ.

– Постойте месье…

– Жозеф, зовите меня просто Жо калека из Амбуа.

– О какой ты силе говоришь?

Демьян снова начала подозревать, что Бруно что-то не договаривает. Нищий хромая вернулся к столу, оперся на него, демонстративно встав, между Бруно и Демьяном, демонстрируя первому, что он будет говорить не с ним – многозначительно посмотрел на пустой железный стакан. Демьян наполнил его и протянул Жо калеке из Амбуа.

– Так вот сеньор, когда нечестивец Бонэ продавал душу дьяволу он получил в подарок от нечистого не только демониц в шкатулке, и еще дьявол, дал ему колдовские порошки, что наделили проклятого Бонэ неуемной мужской силой. А я вам скажу, что этот нечестивец старый и жирный хряк, уже лет десять как не возлежал в объятьях девиц, по причине своего полного бессилия. Но преподобный Томазо, да храни Господи Святую Инквизицию, попрал планы проклятого Сатаны и спас душу несчастного Бонэ, сжигая его греховное тело.

Бруно протянул нищему еще одну монетку, которая как предыдущая потонула в его грязных лохмотьях. Нищий допил вино, поставил стакан и похромал довольный к выходу.

Демьян молча смотрел на Бруно. Решив, что длительности этой паузы достаточно спросил.

– Ну что Сатана, что ты продал несчастному месье Бонэ? – спросил он, хотя ответ уже знал.

Бруно наклонился к Демьяну.

– Я хотел тебе сказать. Но ты так остро реагируешь на все, что я делаю здесь, что решил немного повременить. Потом уже когда мы с тобой определимся со своим бизнесом здесь. Я бы конечно тебе рассказал все.

Демьян боковым зрение увидел, что нищий которого он сейчас так щедро угощал вином стоит у входа и внимательно смотрит на них. Демьян обратился к Бруно.

– Так что ты ему продал? – он хотел услышать ответ именно от друга, а не догадываться самому.

Бруно немного помешкал и ответил.

– Пачку Виагры.

Демьян, почему-то не удивился, но у него уже больше не осталось сил обсуждать поступок Бруно, он встал.

– Все, на сегодня с меня хватит, нужно двигать отсюда. По дороге решим насчет своей деятельности. Думаю, продав Библию Гутенберга, у нас теперь есть возможность расплатится с долгами, и будут деньги на первые, обдуманные шаги.

Демьян особенно подчеркнул слово «обдуманные».

Глава 7. Предательство

Они вышли из таверны на улицу. Вокруг город погрузился в состояние позднего вечера, принесший с собой прохладу и унесший с собой в ответ кипучую рыночную жизнь. Лишь несколько костров в железных решетчатых ящиках, похожих на небольшие клетки горели, едва освещая опустевшую рыночную площадь. По ней ходили бездомные собаки, подбирая остатки выброшенных за день продуктов с крестьянских возов и с прилавков мясников. Некое подобие корзин из железных полос, закрепленных на небольших древках, на каменных стенах, исполняли роль уличного освещения. Демьян остановился в нерешительности – как же быстро пролетело время. Они даже не заметили. День прошел так быстро, что он даже не успел посмотреть ни одной достопримечательности, о которых говорила Симона Ру, рассказывая в своей замечательной книге о жизни средневекового Парижа. Он даже не сходил посмотреть на строящийся собор Нотр Дам, а лишь ходил по лавкам средневекового рынка и сидел в вонючей таверне. Но рядом стоял Бруно в руках которого две великолепных книги и Демьян предвкушал как он, вернувшись домой, в двадцать первый век будет сидеть всю ночь и листать их, тщательно просматривая каждую страницу. Смеясь над маргиналами оставленными рукой самого Боккаччо.

– Глянь, что там за движуха, – встревоженно спросил Бруно и медленно отступил за спину Демьяна.

– Да какая разница, – беспечно ответил Демьян, – давай двигать до дома, завтра куча дел.

Со стороны одной из улиц к ним приближалась небольшая группа людей, двое шедших впереди держали факелы. В свете факелов поблескивали начищенные кирасы и большие топорища алебард на длинных древках. Тот, что шел посередине, держал в руке жестяной фонарь, в котором горела и нещадно чадила толстая свеча их животного жира непригодного в пищу. Треск горящего сала слышался даже им, стоящим метрах в двадцати от этой вооруженной группы.

Они подошли к Демьяну. Из темноты появился тот самый нищий, которого он угощал вином из своего стакана, он вышел вперед и указывая пальцем на Демьяна завопил.

– Вот они! Вот они! Прислужники сатаны!

Демьян не понимая, что происходит, сделал несколько шагов к нему.

– Позвольте любезный, как там тебя? Жо калека из Амбуа, кажется. Ты что-то путаешь.

– Ничего я не путаю! – продолжал вопить попрошайка, – Это вот один друг нечистого, а где-то должен быть еще и второй! Слуги Диавола!

Демьян покрутил головой и действительно он стоял в полном одиночестве, рядом с ним пустое место, Бруно пропал.

– Это какое-то недоразумение, – жалобно залепетал он, понимая что ситуация становится очень опасной.

– А то, как же! Нацепили когти дьявола! И расхаживают с ними по всему городу, выспрашивают все про нечестивца Бонэ.

– Уважаемый Жо ты что-то путаешь! – взмолился Демьян.

– Я путаю!

Нищий выпрыгнул вперед и указывая пальцем на пулены закричал.

– Это я путаю?! Смотрите преподобный Томазо! Когти сатаны! Попрали указ нашего святейшего папы! А ведь так и до богохульства недалеко! До еретизма!

Из-за спин двух стражников тихо, словно кошка появился человек небольшого роста в рясе монаха францисканца.

– Именем Святой Инквизиции…

Демьян начал понемногу понимать что происходит.

– Прошу вас позвольте, я все объясню…

До Демьяна наконец-то дошло, в чем его обвиняют – в ношении пулен, остроконечных туфлей с длинными носами. Их запретили по особой буллой римского папы Пия VI как туфли, созданные самим дьяволом. Их так и прозвали «когти сатаны» их даже назвали одной из причин появления эпидемии чумы. Римский папа утверждал, что из-за пулен добрые католики меньше молились стоя на коленях. Демьян вспомнил это слишком поздно. Он тщетно попытался объяснить стоящему перед ним в монашеской одежде человеку, что они купили эти пулены по ошибке, так как они иностранцы и не знают еще обычаев страны, в которую прибыли.

Демьян проклинал про себя Бруно. Он так растерялся, что даже не задался вопросом, куда подевался его друг.

«Господи, вот же идиот! Ну, где? Где он умудрился купить эти проклятые пулены».

Но человек стоящий перед ним в монашеской рясе францисканцев его не слушал.

– Я уполномочен Святым отделом расследований еретической греховности, произвести арест и препроводить в тюрьму Шатле. Произвести дознание и отдать дело на суд городского магистрата под председательством королевского прево Гуго Обрио, для приведения решения высокого суда в исполнение.

«Мама родная, меня уже приговорили!» – пронеслось в голове Демьяна.

От такого потока слов за каждым, из которых поднимался дым костра, подкосились ноги от страха. Он очень хорошо учился на истфаке в университете и прекрасно знал, что его может ожидать в застенках инквизиции.

«Бежать!» – эта мысль прямо таки выстрелила в его мозгу.

Где-то в животе противно скрутило, кровь прилила к голове, глаза лихорадочно забегали в поиске направления бегства. Ноги сделали едва заметное движение…

Но не тут-то было. Стражники, пришедшие его арестовывать, стреляные воробьи и опытные псы они знали, на, что способен человек в отчаянном положении. Едва они почувствовали, что Демьян готов сорваться в бега, один из них ловко и очень сильно ударил его обратным, тупым, концом древка алебарды в живот. У несчастного Демьяна от удара, словно бомба взорвалась в животе. Он согнулся пополам, судорожно хватая по-рыбьи воздух. Больше не имея возможности говорить, он лишь протянул вперед руку моля о том, что бы его больше не били. Стражники хрипло засмеялись, похоже, такой поворот событий их только развеселил.

– Ой, он что-то просит у тебя Гийом, – сказал стражник, ударивший Демьяна тупым концом древка, и уже обращаясь к стоявшему рядом попрошайке, спросил, смеясь, – это ты его научил своим фокусам?

Второй стражник также хрипло загоготал.

– Знаю, знаю, что он просит. Вот что он просит… Чтобы щедрый дядюшка Ги добавил ему своей милости. На-ка друг, вот тебе еще, раз ты говоришь что тебе мало!

Он размахнулся и ударил Демьяна другим тупым концом древка от алебарды по голове.

– Получи дьявольское отродье!

На этот раз у Демьяна в голове взорвался яркий фейерверк. Вспыхнул и распался множеством ярких точек. От удара он уже плохо соображал, что происходит вокруг и он сам того не желая отдался на волю событий не зависящих от него. Стражники подхватили обмякшее тело Демьяна подмышки и поволокли через всю рыночную площадь. Перед его глазами в диком круговороте мелькали факела, бородатые лица, открытые рты с гнилыми зубами, что-то ему говорящие, смеющиеся, плюющие в него, жестяной фонарь с сальной свечой, от которой почему-то невыносимо пахло серой, а копоть горящего сала попадала в носоглотку, вызывая спазмы. Промелькнуло лицо преподобного Томазо, похожее на лисью морду с человеческими чертами. Алебарды кружились вокруг него в диком хороводе, норовя стукнуть его топорищем по шее, чтобы отсечь ее. Демьян пытался увернуться, но тело его не слушалось. Мимо промелькнуло лицо Семы Молотка. Он ржал во весь голос.

– Мо-о-о-и бультерьеры нашли тебя…

– Мама, дорогая спаси! – жалобно завыл Демьян, не в силах сопротивляться.

Его проволокли лицом по куче навоза, потом несколько секунд раскачивали из стороны в сторону. Он почувствовал кратковременный свободный полет, словно падал, но падал во сне. На долю секунды показалось, что он свободен, что все уже закончилось.

Он грохнулся со всей мочи на деревянный пол и вдохнул запах прогнившей соломы и разлагающейся плоти. Демьян мотая головой, сначала инстинктивно встал на четвереньки и раскачиваясь из стороны в сторону, на «нетвердых ногах» попытался осмотреться, потому что перед глазами все плыло, как в тумане и качалось. Он на ощупь протянул руку, ухватился за железные полосы, пытаясь привстать. Но деревянный пол под ногами дернулся, руки соскользнули с железных прутьев, и он кубарем полетел на пол, с которого только что встал. Голова со страшным треском ударилась об толстые железные прутья клетки, в которую его закинули, как мешок с репой. В глазах потемнело. Последнее что он услышал.

– Вот тебе благословение от Святой Инквизиции за верную службу.

И прежде чем глаза Демьяна медленно закрылись, он увидел, как преподобный Томазо протянул несколько мелких монет нищему попрошайке, стоящему в подобострастном поклоне пере ним.

Небольшая повозка с железной клеткой, мрачно громыхая на кочках, не спеша тронулась в путь, увозя Демьяна в застенки Святой инквизиции тюрьмы Большой Шатле.

Глава 8. Неправильные связи

Ярко вспыхнул свет. Демьян от долгого нахождения в темном багажнике легковой машины отвык от него и, повинуясь защитной реакции, зажмурил глаза.

– Давайте вытаскивайте его, – голос принадлежал Сёме Молотку.

Демьян почувствовал, как его бесцеремонно подхватили несколько сильных рук и вытащили из «уютного» нутра автомобильного багажника. Потом, они же, эти руки равнодушно швырнули на землю. Он проморгался и посмотрел перед собой. Перед ним на корточках сидел сам Сёма Молоток. Бандит и преступный авторитет их города и всей области. Демьян знал его еще с самого детства, так как они росли в одном дворе. Сёма был всего на год старше Демьяна, но с ранних лет приобрел статус «гроза двора» уже с детского возраста занимаясь мелким рэкетом, вытрясая из дворовой ребятни деньги и гарантируя им свою защиту от налетов шпаны из соседних дворов. Потом Сёма возмужал и возглавил уже целую банду, таких как он беспощадных молодых подростков преступников. Они сначала обирали пьяненьких мужичков, шедших домой с работы, потом осмелели, поднаторели и уже занялись более серьезными преступлениями. Будучи подростком, Сёма совершил первую ходку по «малолетке», совершив первое разбойное нападение и убийство. С нее же он совершил переход во взрослую тюрьму, что не сломало его, а только закалило характер и натуру. В итоге он вернулся домой уже «образованным» но еще молодым и полным сил преступником в прямом и переносном смысле. Сёма ничего другого в жизни не умел и снова начал сколачивать банду, которая активно стремилась подмять под себя не только город, но и область. На этом жестоком пути он столкнулся с такими же, как и у него, беспощадными преступными сообществами. Борьба не на жизнь, а насмерть необходимое условие для восхождения на преступный олимп города и области. Именно в этот период сам того не желая Демьян спас Сёму.

Однажды, как говорил небезызвестный Остап «конкурирующая фирма» нарушителей закона, застала начинающего авторитета врасплох, и Демьян спрятал его у себя. Сам же Демьян попал под подозрение у ищущих Сёму бандитов. Его долго избивали, пытаясь выяснить, где скрывается Сёма. Но Демьян так и не сказал. Он до сих пор сам не знает, почему он так поступил, в чем заключалась причина его упорства, ведь ничего кроме ненависти к Сёме Молотку он не испытывал. Полуживого его бросили на улице, решив, что он действительно ничего не знает. Сёма запомнил и оценил то, что сделал для него Демьян и это стало началом их особых отношений. Сёма сначала активно пытался завлечь Демьяна в деятельность своей шайки, ведь такие твердые ребята ему нужны. Но Демьян четко дал ему понять – этого никогда не произойдет, им не по пути. Сёма чувствовал, что Демьян хоть и не сдал его другим бандитам, но сам он его ненавидит. Что бесило Сему и выводило из себя, ведь он не мог объяснить этого, но Демьян или как он его звал Дёма, все же остался для него на особом положении. Не имея причин покарать Демьяна за непокорность, он в отместку, любил устраивать ему показательные «уроки жизни», которые его, наверное, очень веселили и давали ему кратковременное чувство, что он может уничтожить этого ботаника в любой момент. Демьян же продолжал его ненавидеть и иногда всерьез думал, а правильно ли он поступил, тогда не выдав его. Свое прозвище Сёма Молоток получил за свой любимый инструмент пыток, которым он разбивал неугодным суставы и черепа. Делал он это с удовольствием и азартом, явно наслаждаясь садистским процессом.

– А где твой геморройный дружок? – спросил, радушно улыбаясь, Сёма.

Демьян приподнялся и сел на землю – смотрел на него и молчал.

– Понимаешь Дёма, ты всегда попадаешь из-за своего дружка в опасный вартель. И каждый раз ты в роли терпилы, а он в роли красавчика. Вот сейчас ты только что приехал пассажиром багажника, а твой друганело в этот момент где-то кайфует. Разве это справедливо? Мне кажется, нет. Я даже уверен в этом.

Сёма «философским» взглядом посмотрел вокруг.

– Знаешь, я к тебе испытываю какую-то симпатию… И по этой незамысловатой причине, я тебя не порешу. Моя черная совесть не позволяет, – он засмеялся, – а вот они могут. Вот я им скажу фас. И все!

Он показал на своих товарищей стоявших неподалёку и с интересом ожидавших дальнейших событий.

– Ты не переживай, они тебя не больно зарежут. Только, чик ножичком и ты уже на небесах!

Он снова засмеялся, явно наслаждаясь ситуацией.

– Предлагаю тебе очень простой способ решения абсолютно всех твоих проблем. Я сейчас отправлю за твоим геморройным дружком пару своих бультерьеров, и ты навсегда избавишься от своего замороченного друга. Ну как идет? Это такая тебе от меня бесплатная услуга, овердрафт.

Демьян, конечно же, очень злился на своего друга, но он даже в шутку не допускал мысли, чтобы отдать его на расправу этому садисту. Сёма не трогал Бориску лишь только из-за заступничества Демьяна, понятно, если бы не он Бориска уже давно обрел покой закопанный в земле, его тело скрытое и забытое лежало здесь в лесу, в безымянной могиле с перебитыми ногами и руками.

– Я не могу, он мой друг, – твердо сказал Демьян.

– Ну да, да! Помню, ты никогда не предашь. А зря. Я вот всех своих друзей, лично закопал в этой округе и после этого сплю спокойно. А вот ты нет.

Он ткнул пальцем в лоб Демьяну, тот замотал головой.

– Нет! Это мой выбор. И мне решать, что мне совсем этим делать.

– Ладно, – с деланой разочарованностью произнес Сёма, – будь, по-твоему, но только запомни, вы мне очень сильно задолжали, понимаю, понимаю деньги брал твой верный друг и ты тут ни причем. Только ты за него просишь, а значит подписался и не хочешь, чтобы мои пацаны с ним поработали. А моему терпению может прийти конец и следующий раз сюда привезут твоего геморройного друга. С ним разговор будет абсолютно другим, – Сёма усмехнулся, – я тебе потом пришлю видеоотчет и заставлю его посмотреть несколько раз.

Он посмотрел задумчиво на Демьяна.

– И еще. Знаешь, почему тебя сегодня привезли сюда? Место, освященное кровью моих зажмурившихся друзей. Так сказать с воспитательными мерами. И почему я хочу, чтобы ты запомнил этот урок?

Демьян ничего не ответил, только продолжал смотреть Семе в глаза.

– Мы с тобой хорошие приятели и я помню о том, что ты для меня сделал, но если я почувствую, что ты начинаешь мной рулить, а это уже дружба – я лично, без всякого сожаления, тебя закопаю рядом со всеми моими притихшими друзьями.

Он весело рассмеялся.

– Это значит, что ты повысишься в ранге, так сказать прокачаешь свои скилы. Но это будет последнее, что ты сделаешь в своей жизни. С другой стороны я буду тебя здесь навещать, так сказать, это тоже привилегия.

Демьян очень хорошо понял, что Сёма Молоток не шутит и это очень серьезно. Сёма встал и чуть присвистнув, кивнул своим бандитам.

– Давайте, этого малахольного в багажник и аккуратно доставьте на место туда, где его взяли.

Демьяна снова подхватили несколько сильных рук и положили на дно багажника. Сёма подошел и взялся за крышку.

– Дёма, помни о том, что я тебе сказал. Не тяни с отдачей долга, если не хочешь посмотреть триллер с элементами кровавых ужасов про своего закадычного дружка.

И он захлопнул крышку багажника. Демьян снова погрузился в кромешную темноту. Поток воздуха от движения от хлопка багажника создал кратковременное давление в замкнутом пространстве – это больно ударило по ушам.

Глава 9. Правильные связи

Демьян открыл глаза. Вокруг мрак и темень, глаза чуть обвыкнув, различили слабый свет неясного происхождения, он подрагивал, отбрасывая отсветы на стены. Это мог быть свет от факела или от свечи, а может от открытого очага. Демьян перевернулся на живот, попытался присесть, но почувствовав страшную ломоту в груди и животе замер. Поэтому так и остался стоять на четвереньках. Ему казалось, что его сознание и его голова два разных объекта независимых друг от друга. Голова разламывалась от боли, а сознание отказывалось верить, что эта боль вызвана пережитыми недавно событиями. Ему привиделся, Сёма Молоток – может он, все-таки осуществил свои угрозы? Демьян теперь находится где-то глубоко под землей? Просто это остатки сознания еще живут своей жизнью. Превозмогая боль он сел и облокотился спиной на холодную стену.

Рядом раздался неприятный легкий скрежет, как будто скрежет когтистых лапок об каменный пол. Что-то мелкое и противное взобралось на его втянутую ногу. Он инстинктивно дернул ею, это «что-то» пискнуло, снова раздалось шуршание и скрежет маленьких когтей о камни.

«Крысы!» – догадался Демьян, – «Откуда они тут!»

Все еще с трудом понимая, где он находится Демьян пошарил вокруг рукой. Рука нащупала лишь ворох осклизлой полусгнившей соломы.

«Как же здесь холодно!»

Хотя тело ломило от боли, но больше страданий приносили нестерпимый холод в компании с кромешной темнотой. Бесполезно покрутив головой из стороны в сторону, он понял, что это не лучший вариант, каждый поворот шеи отзывался жуткой болью. Эти движения стали причиной головокружения, его начало мутить и наконец, вырвало.

«Господи милосердный, ведь это совсем не сон», – промелькнула мысль.

Его неловкие движения снова спугнули крыс. Рядом раздались писк и шуршание, быстрый тихий скрежет маленьких когтистых лапок. Вернулось обоняние, оно принесло ему обычный парфюм средневековой тюрьмы – мощный запах нестерпимой вони. Он застонал. Ему по-настоящему стало страшно. Ведь если он здесь сгинет, в застенках инквизиции – его никто никогда не найдет. И никто из близких и родных не узнает о его последних минутах жизни. Ведь даже никому не придет в голову искать его здесь. А Бруно, скорее всего, как только заикнется о существовании временной дыры в средневековье – попадет прямиком в дурдом.

Рядом раздался легкий свист.

Демьян осторожно повернул на него голову.

– Кто здесь?

– Я смотрю, ты очухался. Ты сам-то кто будешь? – ответил голос.

– Я Демьян. Я… Я купец из Московии. А ты кто?

– Я Гастон, вольный человек.

– Скажите, пожалуйста, как отсюда выбраться?

– Чаще всего через веревочную петлю на эшафоте мастера Жиля. Ну, есть варианты с плахой и топором, колесованием, сожжением, раздиранием двумя лошадьми. Тебе какой вариант больше по сердцу?

У Демьяна подкатил ком к горлу.

– Нет, вы не поняли, я абсолютно ни чем не виноват! Это какое-то страшное недоразумение. Это страшная ошибка!

– Конечно, приятель, так оно и есть! Здесь все ни в чем не виноваты. Так зашли полюбопытствовать и загостились, – раздался веселый смех.

Глаза Демьяна стали немного привыкать к темноте, и он рассмотрел в полумраке человека сидящего в соседней деревянной, как и у него клетке. Он сидел, облокотившись на нее спиной и вытянув босые ноги вперед. Его глаза чуть поблескивали, отражая слабый подрагивающий свет от жестяного фонаря на стене с сальной свечой или факела.

Помолчали, каждый думая о своей участи. В тишине тюрьмы слышался лишь звук потрескивающего огня и писк крыс по углам.

– Так как ты здесь оказался Демьян, купец из Московии?

– Понимаете мой друг, не зная местных обычаев, нечаянно купил туфли с длинными носами, пулены. Мы, к сожалению, не знали, что их запретил Его Святейшество Папа Римский. И вот, случилась же такая оказия, нас по недоразумению обвинили в связях с Сатаной. Вы представляете Гастон. Как глупость я и Сатана!

По идее, Гастон тоже должен также удивиться, но его наоборот это лишь в очередной раз развеселило.

– Вот как! – весело фыркнул Гастон, – мд-а-а, приятель это как минимум попахивает обвинениями в колдовстве, ведь это как ни крути отношения с дьяволом, если мастер Жиль постарается, то и еретиком себя назовешь. Костер, приятель! Тебя зажарят, как пить дать.

Перед глазами Демьяна пронеслись средневековые гравюры с жуткими черно-белыми сценами сожжения еретиков и ведьм. Веселые лица палачей орудующих длинными кочергами и их подмастерьев, ловко подбрасывающих дрова под ноги несчастных жертв. Лица самих жертв искаженные от боли, страха и раскаяния, распростёртые над ними персты молящихся, не знающих пощады, священников. Демьян судорожно сглотнул.

– Скажите Гастон, а вы за что сюда попали?

Демьяну так не хотелось, что бы в случае чего одному идти на костер. И он с надеждой думал, Гастон вольный человек составит ему компанию – так будет не так страшно, можно сказать веселее.

– Ты нечаянно купил пулены, а я вот совершенно нечаянно попал рукой в чужой карман.

– Как это?

– А вот так, приятель! Полез рукой в свой карман за монеткой и не заметил, как попал рукой в карман стоящего рядом сеньора. И вот же незадача! Никто не верит, что я не виновен, так же как и ты. Я же сделал это совершенно случайно!

Демьян понял, что Гастон смеётся над ним.

– А что за это бывает?

– В моем случае так, как моя рука, совершенно случайно, оказалась в кармане благородного сеньора, это недоразумение обойдется тем, что мастер Жиль отрубит мне сначала мои кисти рук, потом он их выгодно продаст, как талисман, а в довершение печального земного пути Гастона Ман Дуо, вздернет меня на верёвочном платке повыше к небесам.

– А костер? – с надеждой спросил Демьян.

– Нет, приятель, на костре зажарят тебя, как раз на Гревской площади ты займешь место на огненном пьедестале, – засмеялся Гастон.

Некоторое время помолчали, каждый думая о своем. Потом Гастон спросил.

– А ты вот так, что запросто разгуливал в пуленах, а потом бац! И тебя схватили?

– Нас сдал один нищий с рынка.

– Нищий?! Это кто?

– Какой-то Жо калека из Амбуа.

– Да я знаю его… Этого вонючего пса. Давно уже поговаривают, что он продажный Иуда.

Раздались приближающиеся шаги. К клеткам, где они сидели, приблизились три вооруженных человека. Двое стражников с факелами в руках, опоясанные мечами и один тип небольшого роста с приплюснутым лицом французского бульдога. Он держал большую связку ключей в руках и обладал большим устрашающим кинжалом, тоже на поясе, как и у двух своих товарищей.

– Добрый день или добрый вечер Вилиьре, не знаю, что там за стенами сейчас за стенами Большого Шатле. Ты не хочешь перевести меня из этой вонючей крысиной норы в апартаменты повыше, где есть окна и свежий воздух.

Тюремщик ничего не ответил Гастону. Переваливаясь на кривых, нога он подошел к клетке, где сидел Демьян, взял у одного из стражников факел, приподнял его повыше и близоруко щурясь, посмотрел на Демьяна.

– Да, вот он. Этого сатанинского слугу велел притащить преподобный Томазо.

– Ну, так открывай не мешкай, – приказал один из стражников.

Загремели ключи, решетчатая дверь в клетку Демьяна отворилась. Он весь сжался от ужаса, видя, как к нему подошли два коренастых стражника и грубо приподняли его подмышки, так как ноги у него от страха ослабли, и он сам не мог встать.

– Стойте! – бросил им низкорослый тюремщик, – Снимите с него одежду. Все рано мастер Жиль ее разорвет, прежде чем будет жечь тело этого колдуна железом.

Демьяну стало дурно от этих слов. Два стражника, легко, словно шкуру с тушки кролика стянули одежду с Демьяна и бросили на ворох пожухлой соломы.

– Приятель, похоже тебе назначил свидание мастер Жиль! – весело прокомментировал, действие стражи и тюремщика Гастон, – удачи тебе приятель.

– Закрой свою пасть! – рявкнул тюремщик, – Скоро и тебя поведут к эшафоту на брак с веревочной дочкой мастера Жиля. Только жаль она девка не столь горячая, что ожидает этого сатанинского слугу.

Стражники и тюремщик громко засмеялись над удачной шуткой тюремщика.

Вдруг к Демьяну вернулось самообладание. Он, сам встал на ноги и что есть силы, двинул ногой в пах стоящему перед ним тюремщику. Тот охнул и выронил связку ключей и факел. Потом оттолкнулся обеими ногами об пол и повалил обоих стражников, державших его под руки. Они явно не ожидали такого от Демьяна, рухнули, гремя мечами и кирасами. Демьян абсолютно голый, громко шлепая босыми ногами, рванул по каменному коридору. За спиной он услышал, как весело улюлюкал Гастон восторженно, подбадривая его. Он бежал, ошалев от страха и от мощного притока адреналина в крови. Готовый бежать быстро как ветер, перепрыгивать, словно опытный уличный паркурщик через все препятствия. Сокрушать кулаком всех возникающих на пути него тюремщиков. Это был лучший в его жизни забег на короткую дистанцию. Он не сомневался – его никто не догонит. Крылья свободы и воли несли его из стен мрачной тюрьмы. Это будет славный, единственный побег в истории тюрьмы Большое Шатле, он войдет в ее мрачную историю. И он удался бы…

Если бы перед ним не возникла дверь из толстых грубо отесанных досок перехваченных поперек толстыми полосами железа. Демьян схватил железное кольцо служившее ручкой и что есть силы, рванул на себя.

Дверь не поддалась.

Он, задыхаясь от быстрого бега, стоял и как безумный дергал дверь за кольцо. Упирался ногой, тянул до хруста в суставах, издавая при этом громкие стоны, но дверь не шелохнулась. Демьян упал перед ней на колени и зарыдал. За его спиной раздались вопли преследователей, их приближающиеся шаги. Через секунду на него обрушились сильные удары ногами и кулаками.

– Сатанинской отродье, получай!

– Сбежать хотел, дьявол?!

– От Азарио Агро еще никто не уходил!

– Я сейчас из тебя дух выпущу! Бесовский прихвостень!

Через некоторое время его подхватили под мышки и потащили по узким коридорам тюрьмы. Ноги больно бились коленями о камни. Голова моталась из стороны в сторону, разбрызгивая из разбитого носа кровь. Но, несмотря на боль, унижение и страх Демьян решил не сдаваться, а выжить любой ценой, чтобы потом «набить морду» Бруно за все его злоключения.

Его притащили в достаточно просторное помещение. После холодной темницы обдало адским жаром хорошо протопленной комнаты. Пахло горячим железом, кровью, паленой плотью и экскрементами. В углу, на деревянной балке, на веревке, пропущенной через роликовый блок, висел обнаженный человек. Беднягу подвесили за неестественно вывернутые руки. Голова обессилено уперлась подбородком на худую грудь – похоже сознание его покинуло, дав спасительное забвение. Кожа на теле несчастного испещрённая множеством ран и ожогов свидетельствовала о принятых муках и боли. Ногти на ногах в большинстве своем содраны и кровоточили. А по самим ногам стекала каплями моча. Пред Демьяном сложив на груди руки, стоял огромный, как медведь человек. Абсолютно лысый с большой головой, маленькими глазками, мясистыми губами и огромным, как хороший баклажан носом. Обнажённый по пояс, в черном кожаном фартуке. Кожа с большими, зачерневшими от копоти, порами на его жирном теле лоснилась от смеси собственного пота и крови, наверное крови того человека что висел на дыбе. Но вот лицо источало достаточно добродушное, можно сказать даже приветливое выражение, как и глаза, «зеркало души» говорили, что этот человек испытывает радость от своей очень нелегкой работы, сравнимую с детским восторгом от новой игрушки.

Перед Демьяном стоял сам Мастер высокого искусства Жиль Сансон.

«Ну, все ***ец!» – обреченно подумал про себя Демьян.

Мастер Жиль одной рукой, не испытывая напряжения, деловито подтащил Демьяна к свободной дыбе, умело завернул руки за спину, связав их хитроумным узлом, протащил свободный конец веревки через блок и закрепил его на небольшом железном кольце в полу.

– Готово преподобный, можно тянуть – сказал он достаточно писклявым голосом для такого бугая как он, – если, конечно у вас нет вопросов.

Демьян, чувствуя, что его вот-вот, как говорится, вздернут на дыбе, посмотрел в угол, где находился очаг. Там за большим столом сидел преподобный Томазо. Священник в рясе монаха францисканца. Тот самый, которому на Демьяна указал Жо калека из Амбуа.


Услышав слова мастера Жиля, писавший что-то на листе бумаги священник, отложил перо и внимательно посмотрел на Демьяна с заломленными назад руками.

Он кивнул Демьяну.

– Назовите свое имя сеньор.

– Я купец из Московии мое имя Демьян Садко, – прохрипел в ответ Демьян, чувствуя, как веревка больно натянулась, выворачивая его руки.

– Признаешь ли ты себя пособником Сатаны, что есть злейший враг нашего Бога? И то, что нося непотребные вещи преданные проклятию нашим святейшим папой, ты замыслил богохульство, осквернение святой веры?

– Нет, святой отец.

Священник чуть шевельнул указательным пальцем, и Демьян почувствовал, как его руки за спиной начали идти вверх – выворачиваться. Суставы жалобно хрустнули. Он закричал от боли, слезы брызнули из глаз. Мастер Жиль удовлетворенно хмыкнул и чуть ослабил.

– Святой отец, прошу вас, выслушайте меня! – закричал Демьян, – Мы с моим другом лишь недавно прибыли в Париж. Мы даже не знал что эти, как вы правильно сказали, проклятые пулены, преданы справедливому проклятью. Но мы же не знали! Это страшная ошибка, страшное недоразумение. Я всецело предан его высокопреосвященству.

Монах развалился на стуле и отер вспотевшую выбритую лысину на макушке ладонью.

– Твоего приятеля мы еще найдем! От нас еще никто не уходил. Даже на тот Свет от нас надо получить разрешение. А вот то, что ты говоришь – вы не знали… Не знание законов не освобождает вас от суровой ответственности за их нарушение.

– Я понимаю, я понимаю святой отец, – отчаянно завопил Демьян, – все вы правильно говорите. Отсутствие у нас судимости это не наша заслуга, а просто ваша недоработка! Но все же…

– Хм, – довольно буркнул Томазо, – а ведь, как хорошо сказано!

Он наклонился над столом, взял перо.

– Постой милейший Жиль. Как ты сказал? Повтори еще раз. Отсутствие…

И сделал жест указательным пальцем вниз, давая понять мастеру Жилю. Чтобы тот ослабил дыбу.

– Отсутствие у вас судимости – это не ваша заслуга, а наша недоработка!

Радостно воскликнул Демьян, стремясь воспользоваться любым шансом потянуть время, что сделал бы на его месте любой человек попавший в такую жуткую ситуацию.

Томазо записал. А потом опять обратился к Демьяну.

– Так ты лицезрел нечестивый лик Сатаны? Говори, где и когда, и при каких обстоятельствах ты продал свою бессмертную душу, этому врагу рода человеческого?

«Проклятый фанатик!» – мысли Демьяна метались, в попытке найти решение и хоть как – то облегчить свою участь.

Но не успел Демьян ответить, как скрипнула дверь, зашел полный человек в красной мантии кардинала. Преподобный Томазо вскочил и бросился к нему.

– Ах, монсеньор!

Он преклонил одно колено и поцеловал протянутую ему руку в красной перчатке. Тот, мучительно морщась, словно испытывал одолевающую его боль, вперевалку медленно подошел к креслу у стола и со вздохом, выражающим крайнюю усталость сел в него. Несколько секунд он сидел, не шевелясь, держа правую руку у лба, медленно кончиками пальцев потирая виски. Потом внимательно посмотрел на Демьяна.

– Преподобный, это тот иностранец?

– Да монсеньор, – живо ответил Томазо, – один из наших людей указал на него. Он утверждает, что купец из Московии по имени Демьян Садко. При нем мы обнаружили это…

Преподобный Томазо многозначительно поклонился и положил перед кардиналом пачку обезболивающих таблеток, которые Демьян так и не успел принять. Кардинал аккуратно взял таблетки, в упакованные в блистер, покрутил задумчиво перед глазами.

– Прозрачная основа как будто сделана из рыбьего пузыря, а сверху покрыта тонкой серебряной фольгой. Вы думаете, преподобный это сделано с помощью Дьявола? Или имеет отношение к колдовству?

– А то, как же монсеньор, я еще ни разу не встречал подобного. Это может быть предмет, вызывающий демонов и бесов. Тем более он и его товарищ нагло расхаживали в пуленах, преданных нашим Святейшеством Папой проклятию. По-видимому, надеялись на заступничество нечистого.

Кардинал снова поморщился, как от приступа боли.

«Подагра, болезнь благородных господ», – вспомнил Демьян.

И тут ему на ум пришла одна очень своевременная мысль, которая могла его спасти от талантов мастера Жиля.

– Накануне мы схватили некого текстильщика и торговца тканями по имени Шарль Бонэ. Какой-то торговец, очень странно «одетый», – на слове одетый преподобный Томазо сделал акцент, – продал ему некие колдовские порошки. Эти порошки, прошу прощения монсеньор, возбуждают настолько сильное плотское желание, что давно угасшая мужская сила, нужная лишь для размножения людей, как созданий Господа нашего, возвращается стократно!

Лицо кардинала на несколько мгновений оживилось, глаза заблестели, но потом он снова поморщился и потер пальцами виски, отчетливо видно, что его мучает сильная головная боль.

– Так вы утверждаете, что вы купец, подданный государя Московии? Я слышал, ваш государь очень суров.

– Да монсеньор, именно так я купец Демьян Садко из Великого Новгорода.

– Я кардинал Франции Жорж Д Амбуаз.

Убрав пальцы от висков, но, не меняя положения головы, он пристально посмотрел на Демьяна.

– Что это? Колдовские порошки или вы прибыли с миссией кого-то отравить?

Он указал на блистер с обезболивающими таблетками.

– Никак нет, уважаемый монсеньор это просто лекарство от боли. Например, от головной боли, зубной боли, мигрени, подагры, ломоты в костях.

– Хм, мой лекарь утверждает, что лучшее средство от подагры это кровопускание, уксусные клизмы и натирание целебной кровью попугаев или сицилийских канареек, чтобы «сбалансировать соки нормальной жизни», как он говорит. Из-за этого у меня болят запястья, я не могу сидеть и ходить, а подагра увы, никуда не делась.

– Я не могу противоречить вашему лекарю, – с осторожничал Демьян, – но это пилюли более действенное средство, чем кровопускание или кровь птиц. И они не приносят таких страданий человеку и так уже страдающему от боли.

В глазах кардинала «зажегся» неподдельный интерес. Демьян понял, что попал в точку. Но тут кардинал задал ему вопрос, который требовал очень обдуманного ответа, так как Демьян каким-то очень обостренным чутьем понял – здесь замешана политика и ему нужно быть очень осторожным.

– Вы аптекарь, сеньор Демьян?

Демьян решил, что если у него обнаружили лекарство, то нужно соответствовать образу.

– Да монсеньор. Я аптекарь из Московии. Я с Божьей помощью и благодаря трудам Галлена, Гипокарта, Авицены, которых святая католическая церковь считает непререкаемыми светилами медицины, лечу людей с помощью лекарств.

– Лучшие аптекари итальянцы, – задумчиво проговорил кардинал Жорж Амбуаз.

«Спасибо, вам Петр Вениаминович, за то, что так строго заставляли нас изучать Средние века!»

Демьян понял, куда клонит Жорж Амбуаз, тщетно добивавшийся быть избранным папой, он являлся врагом римской курии в католической церкви и поэтому он хотел удостовериться, что Демьян не имеет никакого отношения к итальянцам, которые действительно считались лучшими аптекарями в средневековье.

– О, монсеньор я никого отношения не имею к макароникам. И даже ни разу не путешествовал в краях Италии.

Жорж Амбуаз тихо засмеялся.

– Ах, какое хорошее прозвище для этих чернявых выскочек с развалин Великого Рима!

Но потом он конвульсивно дёрнулся и опять начал тереть пальцами виски.

«Так же, как и для тебя – лягушатник!» – подумал Демьян, но естественно этого не сказал.

– Монсеньор, предположу, что вы мучаетесь от приступов подагры. Попробуете мое средство от боли, уверяю вас – вам станет легче. Вы убедитесь, что я никакой не слуга проклятого Сатаны, будь его имя проклято навеки вечные. А простой аптекарь из Московии.

Услышав эти слова преподобный Томазо нервно заерзал в своем кресле, а мастер Жиль несколько разочаровано поджал толстые губы.

– Я надел проклятые пулены, по незнанию, ведь одежда, которую носят в Московии совсем другая. Вы как высокообразованный человек знаете это!

«Если останусь в живых и сохраню здоровье, я не только морду набью Бруно, но и выясню где этот тупой остолоп умудрился купить пулены!»

– Монсеньор, это очень опасно принимать лекарственные средства от этого человека, – вставил, молчавший преподобный Томазо, – возможно он может вас отравить, и вы примите яд из рук этого человека.

– Если вы считает, что я могу отравить уважаемого монсеньора Жоржа Амбуаза, я готов принять целых две пилюли сам. И вы тогда убедитесь, что я говорю чистую правду.

– Может ты таким образом хочешь избежать общения со мной, – подал свой голос мастер Жиль.

– Нет, я, как преданный слуга церкви Христовой, только хочу помочь монсеньору. Облегчить его страдания от подагры.

Кардинал чуть кивнул мастеру Жилю. Преподобный Томазо хотел что-то возразить, но Жорж Амбруаз остановил его жестом поднятой руки, видимо он так страдал от подагры, что готов решиться и пойти на рискованный шаг и выпить пилюли. Мастер Жиль со вздохом подошел к деревянной бадье стоявшей посреди пыточной и зачерпнул небольшим ковшиком воды. Демьян рассказал, как нужно достать из блистера две таблетки и, взяв их в рот из перепачканных кровью и золой рук палача запил их дурно пахнущей водой из ковшика. Он объяснил, что необходимо выждать немного времени. Демьяну ослабили натяжение веревки, мастер Жиль подставил ему табурет.

– Почему вы решили обосноваться у нас в Париже? – Жорж Амбуаз начал вести с ним непринужденную беседу.

– Монсеньор, как вы справедливо заметили, наш государь очень суров. Он подверг опустошению мой родной город Великий Новгород. Я чудом избежал смертельного избиения. Вовремя покинув свой край на корабле одного из знакомых мне ганзейских купцов.

– Как звали этого купца? – быстро спросил преподобный Томазо.

– Адольф Дасслер из Любека, – не задумываясь, ответил Демьян.

Кардинал укоризненно посмотрел на Томазо, но тот сделал какую-то запись на листе бумаги перед собой.

– Продолжайте сеньор Демьян, – ласково сказал он.

– Мы прибыли в Париж так, как слышали о великодушии и доброте вашего монарха Людовика XII.

– А где тот человек, что был с вами в таверне? – снова влез в их беседу преподобный Томазо.

– Я думаю он испугался настолько сильно, что не отдавая отчета своим действиям решил бежать, вместо того чтобы отдаться в ваши справедливые руки.

– Его имя!? – резко спросил преподобный Томазо.

Кардинал повернулся к нему, его лицо выражало гнев. Монах тут же осекся, вжал голову в плечи.

– Я сказал довольно, преподобный!

Кардинал поморщился от боли и уже обращаясь к Демьяну вежливо поинтересовался.

– Ну, раз уж вы решили обосноваться у нас во французском королевстве – вы готовы войти в лоно католической церкви и признать ее единственной верной и истинной?

– Да!

Ответил Демьян с таким жаром, какой только мог изобразить, чтобы ни у кого не возникло сомнений.

– Ну, вот видите преподобный, а вы решили несчастного аптекаря из Московии обвинить в связях с Сатаной.

Демьян с ликованием чувствовал, что сам кардинал на его стороне.

– Монсеньор, я жив это истинное доказательство того, что мои пилюли не приносят никакого вреда. Вы облегчите свои приступы подагры. И ненужны будут уже ни клизмы, не отворение крови.

Кардинал Жорж Амбуаз сделал легкий жест кистью руки. Преподобный Томазо скрылся за дверью через минуту вернулся, неся стеклянный кувшин с чистой водой и стеклянный бокал на высокой ножке. Жорж Амбуаз выпил так же две таблетки. Демьян про себя молился всем богам и православным и католическим, только чтобы они подействовали.

Они еще некоторое время беседовали с кардиналом не обращая внимание на приунывших святого отца Томазо и мастера Жиля, который стоял рядом с подвешенным на дыбе человеком и задумчиво посматривая на Демьяна раскачивал его из стороны в сторону. Через некоторое время кардинал оживился, настолько, что начал шутить, рассказывая разные забавные истории из своей молодости, когда он, уже в 14 лет, посвященный в чин епископа в Монтобане, стал придворным духовником Людовика XI. Демьян с надеждой в сердце видел – кардиналу стало легче.

– Ну что ж сеньор Демьян Садко из Великого Новгорода, думаю и в самом деле вы стали жертвой недоразумения и неприятной ошибки. Вы станете добрым католиком и нашим верным слугой.

Он махнул рукой мастеру Жилю, приказывая развязать Демьяна.

– Освободите сеньора Демьяна и верните ему все его вещи.

Мастер Жиль опустив голову, как пес не поймавший мячик хозяина, понуро поплелся к Демьяну. Весь его грустный вид показывал, что он крайне разочарован, ведь он ожидал, что будут пытки и веселье, а тут приходится отпускать человека, даже немного не познавшего его высокое мастерство. Преподобный Томазо тоже сидел, подперев рукой голову в крайне разочарованном состоянии, но старался не подавать вида. Чтобы не навлечь на себя гнев кардинала. В свою очередь кардинал не зря считался при дворе человеком умным и поэтому знал, что псу жаждавшему вцепиться свою жертву, который уже почувствовал запах крови, нужно что-то дать иначе он может затаить обиду на своего хозяина. И он давно подозревал, что преподобный Томазо назначенный папским легатом главным инквизитором Парижа, не совсем верен французской короне, предпочитая всесильную длань Рима. Он встал и небрежно бросил.

– Мой лекарь, Франсуа де Лорм. Кажется, практикуется в алхимических опытах.

– Так, монсеньор, – очень заинтересованно произнес оживившийся преподобный Томазо.

– Любезный, мой друг проверьте, не увлекается ли он кроме этих опытов, чем-то похуже. Например, в черной магией, вызывая души умерших или образы самого Сатаны.

Жестокая месть за кровопускание, уксусные клизмы, которыми потчевал незадачливый лекарь Франсуа де Лорм своего высокородного пациента. И жертва на алтарь медицинской науки. Преподобный Томазо и мастер Жиль сразу повеселели – еще бы в их руки попадает сам кардинальский лекарь, который тайно по ночам препарировал краденые трупы с кладбища Невинных Душ. Но схватить они его раньше не могли, так как понятное дело он находился под негласной защитой самого кардинала Франции.

– Обязательно проверю и доложу вам, – преподобный Томазо не удержался и потер в предвкушении руки.

– Сеньор Демьян, – обратился кардинал Жорж Амбуаз, – буду рад скором времени принять вас в своем скромном замке Гайом. Думаю, вы будете Нам чрезвычайно полезным человеком. И вам будет, кстати, мое покровительство.

– И позвольте, я возьму ваши спасительные пилюли? – сказал он, пряча блистер с таблетками в кармане свой красной мантии.

Разве Демьян хотел возразить что-то против?

Он лишь искренне бросился к протянутой ему руке и с неподдельной благодарностью поцеловал руку в красной перчатке.

«Ну, блять, Бруно берегись, хана тебе!» – подумал он, лобызая руку кардинала.

Выходя кардинал внимательно оглядел помещение, пристально посмотрев на каждого, остановился взглядом на Демьяне, потом перевел взгляд на преподобного Томазо.

– Вы говорите колдовские порошки возбуждающие угасшую плоть?

Глава 10. Гопники с улицы Рыбьей Требухи

Пришел тот же, с бульдожьим лицом, низкорослый тюремщик. Глядя на унылые физиономии мастера Жиля и святого отца Томазо, он сразу просек всю тему. Этому иностранцу, каким-то чудом удалось избежать не только умелых пыток палача, но и костра, а тюремщик парень не промах и он заметил, каким благосклонным взглядом провожала этого иноземца высокая церковная особа в лице кардинала Амбуаза. Он также понял, что его заключенный теперь уже не заключенный, а в некоторой степени находится под покровительством кардинала вершащего судьбу всей Франции, и теперь надо «ухо держать востро». Так как за неправильные действия со своей стороны можно угодить в гости к мастеру Жилю. Конечно же мастер Жиль по старой дружбе сделает некоторые скидки и поблажки, но все же «плясать на дыбе» очень не хотелось. Он вежливо сопроводил Демьяна до клетки, в которой тот сидел, но тут обнаружил, что одежды уже нет.

– Ах, сеньор простите, кто-то унес вашу одежду, испуганно, – заголосил он, – наверное, эти бездельники Азарио и Гуго. Один момент благородный сеньор я сейчас быстро узнаю, возможно, они просто решили привести ее в порядок. Почистить или зашить прорехи.

И он быстро исчез в полумраке, вручив в руки Демьяна горящий факел.

– Эй, приятель. Я смотрю, ты жив и на своих ногах.

Послышался голос из соседней клетки.

Демьян подошел к прутьям соседней темницы. Там сидел человек в опрятной, но немного рваной одежде, но выглядевшей не смотря на это человеком обладающим силой и достоинством. Его взгляд насмешливых и лукавых глаз похожий на «проникающий в душу» витиеватый бур отличался прямотой и достоинством. Длинные, волнистые волосы, спутанные и крайне грязные, все равно правильно очерчивали красивое вытянутое лицо. По-настоящему благородный и поэтому такой редкий лик, с картин Брейгеля или Босха. Наконец-то он смог рассмотреть Гастона.

– Тебя отпускают? – удивленно спросил он.

– Да, за меня вступился кардинал Жорж Амбуаз, – ответил Демьян.

– Ой, ля-ля! Да ты полон секретов! Кого ни будь, продал им взамен себя?

– Нет! – воскликнул Демьян, – я никогда так не поступаю! Я аптекарь и помог кардиналу с его недугом.

– Вон оно что… – задумчиво протянул Гастон.

Он о чем-то сосредоточено думал несколько секунд.

– Слушай приятель, раз такое дело, у меня есть к тебе просьба. Дай мне слово, что выполнишь ее. Я в долгу не останусь. Если ты не поможешь мне, то меня завтра утром мастер Жиль вздернет в одном из скворечников Монфокона.

Демьян немного замялся, он не хотел рисковать, организуя в счастливый момент своего освобождения, побег малознакомому человеку. Тем более он сейчас даже не имеет одежды и стоит в чем мать родила. Но все же спросил, чем он может помочь Гастону.

– Вот держи.

Он сунул в руку Демьяна половину небольшой золотой монеты.

– Это старая римская монета. Когда выйдешь отсюда, иди сразу на улицу Рыбьей требухи. Это примерно в полу лье отсюда. Найди там Пьера Удачливого Рыбака отдай ему эту монету.

– Пьеру Удачливому Рыбаку… – повторил Демьян.

– Скажи ему вот что «Черные вороны пленили сокола, но солнце ему дадут увидеть на тридцати скворечниках, только соколу лететь вдоль реки».

Демьян кивнул.

– Повтори, что я тебе сказал, – серьёзно сказал Гастон.

Демьян повторил. Послышались шаги.

– Да вот еще, что передай ему «Хромая сорока стрекотала на соседнее дупло, да вот с ветки упала». Это тебе от меня подарок.

– Хромая сорока стрекотала на соседнее дупло… – повторил Демьян.

– Только, как выйдешь, сразу найди Пьера. Иначе, приятель следующий раз ты увидишь Гастона болтающегося в петле в окружении ворон клюющих его глаза.

Появился из полумрака тюремщик.

– Вот благородный сеньор. Ваша одежда, – он заискивающе протянул Демьяну ворох всякого верхнего и исподнего белья.

– Но мне кажется, мне кажется это не моя одежда, – удивленно протянул Демьян.

Гастон, внимательно смотревший на разворачивающееся события громко рассмеялся.

– А что каналья, ты уже успел продать одежду благородного сеньора!

Тюремщик положил на одежду свои небольшие волосатые ручки с короткими пальцами и глядя, как побитый дворовый пес, в глаза Демьяну жалобно «заскулил».

– Ах, мой благородный сеньор. Это все эти бездельники Азарио и Гуго, будь он неладны. Вы не извольте беспокоиться это одежда такая же, как и ваша. Вот посмотрите ничуть не хуже.

– Давай все сюда мошенник. Где ты ее взял?

Бросил он тюремщику, смотревшему на него своим бульдожьим лицом так подобострастно, что, наверное, все камни этой страшной тюрьмы могли расплакаться от умиления.

– Да так, позаимствовал у одного сеньора, которому она уже больше не нужна.

Уклончиво ответил тюремщик.

«Вот же… Похоже это одежда того бедняги, что сейчас висит на дыбе в пыточной мастера Жиля».

Демьян содрогнулся. И всплывший в его сознании образ висевшего на дыбе замученного человека заставил его быстрее одеться.

«Да черт с этой одеждой. Выбирать не приходится. Не оставаться же здесь, в самом деле», – махнул рукой Демьян, – «надо убираться отсюда пока есть возможность».

Одетым Демьян почувствовал себя более уверено.

– Следуйте за мной благородный сеньор.

Тюремщик, легко переваливаясь на коротких ногах, засеменил по каменному коридору. Он вел его по узким коридорам, только ему одному знакомым маршрутом. Наконец они вышли во внутренний двор тюрьмы.

– Сюда, сюда благородный сеньор, – позвал Демьяна тюремщик, выводя его к большим арочным воротам, расположенным между двух башен с остроконечными крышами. Снаружи тюрьмы ночь, но Демьян проведший время в темнице Большого Шатле, потерял счет времени и не мог понять, что сейчас вечер или раннее утро, когда солнце еще не взошло. У ворот на страже «стояли» два солдата с алебардами. Один прикорнул у стены, сидя на небольшой бочке. А другой, оперев свое оружие об стену, грел руки у небольшого решетчатого ящика с горящими поленьями.

– Поднимайтесь бездельники, – прикрикнул на них тюремщик, и тут же очень ласково, – за мной, мой благородный сеньор.

Один солдат вяло поднялся и взял алебарду в руки, другой почесав зад, широко зевнул и спросил.

– Какого черта Вилирье, тебя принесло в такой час?

– Его Высокопреосвященство Жорж Амбуаз своим высочайшим повелением освобождает этого человека. Пропустите его без промедления.

Демьяну показалось? Или речь тюремщика с неким оттенком досады, он посмотрел на бульдожью физиономию, она сияла гордостью от того, что именно, ему, этому маленькому человеку миссию по освобождению доверил такой влиятельный человек.

Когда ворота за спиной Демьяна с грохотом сомкнулись, он очутился в темноте улиц средневекового города. Вокруг хоть глаз выколи. Кое-где, как призрачный оазис в пустыне горели редкие фонари, осыпаясь красными угольками, которые падали в небольшие ведра, подставленные под них, в некоторых окошках подрагивал отблеск горящей свечи. Но это никак не разгоняло окружающий мрак, а только делало его более жутким и непроницаемым. Звенящую тишину, иногда нарушал лишь лай собак и свист пролетающих в ночи летучих мышей. Демьяну стало одиноко и страшно, радость от того, что он избежал страшных истязаний в застенках мастера Жиля, сменилась новым страхом. Он уже в который раз стоял в нерешительности, не зная куда идти. Первая мысль – бежать сломя голову в поисках, их с Бруно, лавки, чтобы как можно скорее вернуться в свою современность. Забыть это приключение в средневековье, как дурной сон. Но он дал слово Гастону, что передаст его друзьям слова, сказанные ему в страшной тюрьме. Слова, которые могут спасти человека от виселицы. Демьян никогда в своей жизни не видел казнь, да что говорить, он и трупов то настоящих не видел. Но ощутил близкое дыхание страшной смерти на костре, почувствовал, что «курносая» может коснуться и его. А так же он запомнил запах подгоревшей человеческой крови в пыточной палача и примешанный к нему запах экскрементов. Эти доказательства человеческого страха, ужаса, боли – все они говорили о правдивости опасности. Это уже не шутки, не приключенческий фильм или игра «Ассасин Крид». Если тебя здесь убьют, то убьют на самом деле. Если тебя будут пытать здесь, то мучения будут самыми настоящими – невыносимыми. Поэтому надо, преодолеть страх и разыскать улицу Рыбьей Требухи, чтобы попытаться помочь Гастону.

Но где она?

Демьян стоял и размышлял, в каком направлении ему идти. Мелькнула мысль постучаться в ворота тюрьмы и попросить факел или фонарь – он отбросил.

«Если уж один раз выбрался из этого адского места, то лучше не пытаться сюда вернуться, даже прося помощи», – решил он, – «Гастон сказал что, как выйду, надо идти примерно половину лье от тюрьмы Шатле. Вот только куда дорогой Гастон».

Он посмотрел прямо перед собой.

– Не видно не зги, хоть набей под обоими глазами фонари, – усмехнулся он.

Вышла из-за облаков полная Луна. Это значительно облегчило его задачу. Он увидел в лунном свете перед собой мощенную камнем улицу. Остроконечные крыши домов смотрелись в лунном свете, как сошедшими с знаменитых миниатюр Жана Фуке. С правой стороны двухэтажный дом с торговой лавкой на первом этаже. Слева высокий пирамидальный вестовой столб, за ним высокие трех двухэтажные дома. В одном окне едва мерцал слабый отсвет от свечи. Улица перед ним достаточно широкая для средневековья. Чем не направленье?

«Один лье это примерно 4 версты, а одна верста примерно около одного километра. Нужная мне улица где-нибудь на окраине этого проклятого города», – Демьян постарался про себя вычислить хоть какое-то расстояние.

Он решительно двинулся вперед и сразу же угодил в кучу скользкого конского навоза. Матерясь и кляня на все лады Бруно, затащившего его сюда, он продолжил свой путь. Хотя понял ориентироваться в средневековом городе очень сложно. Улица, казавшаяся достаточно широкой, вдруг неожиданно сузилась и запетляла, как дворовая собака, гуляющая без какой либо цели. А когда улица сузилась, стало еще темнее. Ни людей, ни указателей – ничего, что бы могло подсказать направление. Несколько раз он спотыкался и падал. Два раза его окатили из раскрытых окошек мочой вылитой из ночных горшков. И теперь заслышав звук, открывающегося окна, он резко останавливался, пытаясь определить, откуда исходит угроза. Через некоторое время он окончательно выбился из сил, понимая, что заблудился. Демьян сел на ступеньки чьего-то крыльца.

«Где же может быть эта проклятая улица Рыбьей Требухи?» – в отчаянье он задал вопрос самому себе, – «так можно сутками бродить».

За его спиной тихонько скрипнула дверь. Демьян вскочил готовый бежать, но не успел. Из темной щели между дверью и косяком появилась тонкая белая женская рука и протянула ему небольшой квадратный конвертик.

– Вот возьмите и передайте своему господину, – тихо сказал приятный, но очень печальный женский голос.

Демьян хотел что-то возразить, но вместо этого, повинуясь рефлексу, взял конвертик. Дверь мгновенно закрылась и легкие шаги, отдаляясь от двери, затихли где-то в глубине дома.

«Да что же, черт возьми, такое происходит?!» – Демьян едва не завыл от злости.

Теперь его с кем-то спутали, и он должен передать письмо. Он сделал шаг, намереваясь постучать в дверь и вернуть его, но благоразумно передумал. Поднять шум посреди ночи – можно попасть в неприятную ситуацию. Оставить здесь письмо, на ступеньках. А вдруг это любовное письмо, написанное для возлюбленного, а женщина замужем. И тем самым он навлечет на женщину гнев ее мужа. А наказывали неверных жен в средние века довольно жестоко. Десятки сценариев пролетели в голове Демьяна одним потоком. Мало того у него есть обязательства перед Гастоном, так теперь еще он случайно стал почтальоном любовников.

Не зная как поступить, Демьян решил больше не останавливаться и поплелся вперед в надежде выйти хоть к какой-то улице по признакам, которые свидетельствовали, что это улица Рыбьей Требухи.

Небо немного просветлело. Скоро должен начаться рассвет. Демьян дико устал, хотелось пить, есть, спать он буквально валился с ног от усталости. Перед его глазами все плыло, как в муаре, сознание путалось он шел «на автомате» не обращая внимание на грязь, вонь, холод.

Он даже не придал значения легкому свисту, раздавшемуся рядом. И вкрадчивый голос произнес.

– Куда собрался благородный сеньор?

Ему перегородил дорогу, молодой парень лет двадцати пяти. На голове щегольская шляпа с короткими полями и тульей в виде усечённого конуса. Длинные волосы ниспадали на плечи интересного костюма, состоящего из куртки с дутыми рукавами и шерстяных шосс. Костюм странного фасона – двухцветный. Одна часть красная, а вторая зеленая. Правую руку парень держал на рукояти длинного кинжала висевшего на поясе. Его усмешка не сулила ничего хорошего. Демьян резко развернулся, пытаясь уйти от парня в другом направлении.

– Извините, я всего лишь заблудился, – сказал Демьян, как можно более миролюбивым голосом.

Но он тут же уткнулся в коренастого коротышку неровно подстриженного наголо. Он осклабился редкозубой улыбкой и нахально смотрел ему в глаза. Одна кисть у коротышки отсутствовала, а другая с короткими, грязными нечищеными ногтями, судя по тычку в спину, оказалась очень сильной.

– Ну не надо так спешить сеньор, мы только начали нашу с вами беседу, а вы так не вежливо уходите, – послышалось за спиной.

«Сейчас он попросит закурить, а у меня нет, потом попросит мобилу, а я не дам, и семок у меня, конечно же, с собой нет. Потом он скажет: «А если найду?» Потом будет удар по лицу. И так далее. Господи, ну ничего не меняется в этом мире», – предугадывая события, подумал Демьян.

Он повернулся к парню обратно и тут же почувствовал, как что-то очень твердое и острое уперлось ему в спину под ребра в районе почек.

«Ну, все! Это конец.… Так жаль избежать всех опасностей и в конце концов умереть от рук гопников из пятнадцатого века».

– Пожалуйста, забирайте все что хотите, только не убивайте.

Он поднял руки.

Коротышка сзади напирал и Демьяну пришлось подойти к парню поближе.

– Вы благородный сеньор иностранец? – спросил парень.

– Да я недавно прибыл в Париж из Московии.

Парню это ничего не говорило, он лишь медленно приближался к нему с улыбочкой на устах.

– Какая нам разница кто он, – раздался за спиной хриплый голос коротышки, – обчистим его как окуня, я пущу ему кровь, а там спустим его в Сену «в чем мать родила».

– Ну, ну Тиль осади, не нужно быть таким не гостеприимным.

И обращаясь к Демьяну сказал.

– Сеньор ваши деньги и одежду.

Демьян быстро разделся, оставшись стоять голым, посреди улицы и протянул одежду парню.

«И опять я без всего. Да что ж у них тут за хрень такая всех раздевать!?»

Протягивая ему, ворох своей еще теплой от тела одежды он, дрожа от холода, прикидывал – сколько у него шансов, швырнув ее в лицо грабителя, выиграть время и убежать. Но куда бежать? Сзади острый нож коротышки, больно упираясь, уже надрезал кожу, и Демьян почувствовал, как тонкая теплая струйка крови потекла по пояснице. Во всем теле появилась предательская слабость, а на душе опустошенность и покорность судьбе.

«Пусть будет так, как будет», – обреченно думал Демьян.

Внезапно из кучи одежды выпала половина монеты, что дал ему Гастон. Парень быстро подобрал ее, внимательно посмотрел и сказал:

– Где ты ее взял?

В его голосе уже отсутствовало угрожающее ехидство, а появилась странная заинтересованность.

– Я – я, – заикаясь от холода, ответил Демьян, – мне ее дал один человек в тюрьме.

– В тюрьме? – удивленно переспросил парень.

– Да, он просил меня найти какого-то его друга Пьера Удачливого Рыбака с улицы рыбьей Требухи, отдать ему эту половину монетки.

Парень протянул ему одежду обратно.

– Ну-ка, расскажи мне, как он выглядел этот твой приятель из тюрьмы.

Демьян описал ему внешность Гастона.

– Он не просил тебя, что-либо передать Пьеру Удачливому Рыбаку.

– Это я могу сказать только самому Пьеру, – уперся Демьян.

– Вот балда, – усмехнулся парень, – а кто ж перед тобой стоит!

– Это улица Рыбьей Требухи?

– А то какая же! Вон взгляни-ка, налево, видишь там река? Это, святая девка Сена, утром здесь рыбаки продают свой улов. Здесь же и потрошат рыбу. Ну что усек? Я и есть Пьер Удачливый Рыбак.

Демьян посмотрел налево и действительно там поднимался клубящийся белый туман от реки, которая отдавала дневное тепло накопленное водой прохладному утру. В воздухе стоял запах гниющей рыбы, который он даже не заметил. Не он нашел улицу, а улица сама нашла его.

– Тысяча чертей, – выругался Пьер, – мы все гадали, куда запропастился Гастон. А он оказывается, в тюрьме прохлаждается.

– Миленькое дело, – засмеялся коротышка Тиль.

– Там мало приятного, месье Пьер, – Демьян совсем не разделял его веселья.

– Я верю тебе приятель, но у мастера Жиля не заскучаешь. Так что тебя просил передать Гастон?

– Черные вороны пленили сокола, но солнце ему дадут увидеть на тридцати скворечниках, только соколу лететь вдоль реки. И потом он еще сказал. Хромая сорока стрекотала на соседнее дупло, да вот с ветки упала.

– Очень хорошо приятель, – задумчиво проговорил Пьер, – его хотят вздернуть не на лестнице правосудия епископа Парижского, а на королевской виселице в Монфоконе. Наш монарх не обидел своего собрата. Вот так дела, королевские почести!

Демьян к этому времени уже оделся.

– Месье Пьер, вы не могли бы мне помочь добраться до дома. Я, как вы верно заметили иностранец и еще очень плохо ориентируюсь в Париже.

– Сам я не смогу, у меня появилось очень важное и неотложное дело. Мне нужно собирать ребят, чтобы отбить Гастона, когда его отправят по дороге вдоль реки на виселицу. Скоро рассвет, нужно торопиться. Видишь ли, ты только, что оказал услугу королю воров и бродяг всего Парижа Гастону по прозвищу Божественная рука, он же и наш ночной король Франции.

Он немного подумал и сказал.

– Ну и тебя отпускать одного, тоже не с руки. Тиль, я пойду, соберу ребят, а ты проводи нашего друга до дома.

Демьян посмотрел на коренастого коротышку, который стоял рядом и продолжал криво улыбаться своим редкозубым ртом.

«Как же мне везет на такие знакомства, даже здесь в пятнадцатом веке мне никуда не деться от организованной преступности», – подумал он.

– Месье, не смотрите на его культю, поверьте, он и одной клешней управляется с ножом за десятерых. Кстати, что за сорока вас сдала в лапы святош?

– Какой-то калека Жо из Амбуа. Представляете месье Пьер, до этого я его щедро угощал вином и он вот так со мной.… Вот такая оказия, – пожаловался ему Демьян.

– Ну, это известное дело, в Париже никому нельзя довериться. Вот что, Тиль, проводишь нашего друга и загляни на рынок, найди нашего общего знакомого, этого вонючего пса Жо из Амбуа.

Коротышка Тиль теперь не просто улыбался, а просиял от счастья.

– В общем, навести эту сороку. Сначала отрежь ему язык, а потом выпусти ему кишки. Нужно чтобы все нищие попрошайки знали за что. Ну все мне пора, время дорого, а то придется Гастону болтаться в петле.

Он, прощаясь с Демьяном, махнул рукой, повернулся и пошел, насвистывая какую-то песенку. Но через пару шагов остановился, словно что-то забыл.

– Эй, приятель, – окликнул он Демьяна, – возьми!

Он швырнул ему половину монеты, что дал Демьяну Гастон.

– Это теперь твое, можешь без боязни ходить ночью по всему Парижу.

Демьян стоял и смотрел на уходящего в речной туман Пьера Удачливого Рыбака. Коротышка Тиль потянул Демьяна за рукав.

– Пора месье.

Через несколько минут они вышли на рыночную площадь уже знакомую Демьяну. А еще через пару минут Демьян нашел вход на улицу, на которой спасительным маяком чернела дверь – вход в их с Бруно лавку. Он поблагодарил Тиля за заботу о нем и пошел по улице, ища заветную дверь. Тиль на прощание в очередной раз осклабился своей улыбкой похожей на прореженный забор из короткого штакетника и чуть ли не вприпрыжку побежал по своим делам. Демьян увидел спасительную дверь, только он взялся за кольцо, чтобы постучать, как услышал где-то в районе торговой площади душераздирающий вопль. Демьян содрогнулся.

«Похоже, коротышка Тиль отыскал, несчастного Жо калеку из Амбуа. Я не хотел этого», – подумал он, искренне жалея попрошайку и твердо постучал в дверь.

Глава 11. Первые бизнес планы

За дверью раздались тихие, осторожные шаги.

– Открывай Бруно, это я!

Дверь сначала немного приоткрылась, Демьян увидел испуганные глаза Бруно. Потом дверь широко раскрылась, впуская Демьяна вовнутрь.

– Дёма! – радостно завопил Бруно, бросаясь ему на встречу.

Но не успел он обнять своего друга, как Демьян сильно размахнулся и ударил со всей силы Бруно в лицо. Тот отлетел к деревянному прилавку.

– Прости друг, – запричитал он в ответ, – прости, я сам не знаю, как так получилось. Я бы тебя не бросил, я бы тебя выручил.

– Как? – зло спросил Демьян, – вызвал бы ОМОН из нашего времени? Или может сам пошел штурмовать тюрьму Шатле?

– Ну, прости Дёма, – пролепетал Бруно, вытирая кровь из разбитого носа, – ведь все же обошлось…

– Да! Обошлось по совершенно чистой случайности! Ты никогда не висел голым на дыбе с вывернутыми назад руками? Ты хоть раз смотрел в глаза мяснику-палачу мастеру Жилю? Ты ожидал казни через сожжение Гревской на площади? А может ты попадал на гоп стоп ночью в средневековом Париже, когда коротышка садист готов проткнуть тебе почку, только лишь чтобы снять эти проклятые штаны из вонючей шерсти!?

Демьян замахнулся над лежащим перед ним Бруно.

– Ну, прости брат, – жалко сказал Бруно.

Демьян опустил руку. На прилавке стояла та самая бутыль с кривым горлышком, он подошел к ней и прямо из горла выпил все вино. У него прошла злость на Бруно. Хотелось спасть, есть, это две самые главные потребности организма, одолевавшие его в этот момент. Он вдруг почувствовал страшную усталость, она навалилась так, словно кто-то огромный как медведь навалился на плечи, придавливая к полу, хотелось упасть прямо здесь на полу и забыться во сне.

– Ладно, хватит об этом. Здесь в доме есть кровать или диван? – устало спросил он.

Бруно вскочил.

– Да на втором этаже, пойдем я тебя провожу.

Они поднялись по скрипучей лестнице на второй этаж. В одной из комнат стояла старая кровать с балдахином покрытая толстым слоем пыли, в углах паутина висела огромными сосульками.

«Да уж, апартаменты», – подумал Демьян, – да плевать!»

Так как иного варианта не намечалось, он с размаху, словно подрубленный ствол дерева, упал на кровать, подняв вокруг себя клубы пыли. Пыль кружилась над ним как дым, казалось, он плыл в этом дыму по реке, мимо Гревской площади, мимо Большого Шатле, мимо Монфакана, мимо Нотр Дама мимо его горгулий на стенах, все дальше и дальше. Дышать свободно не давала плотная куртка из кожи с рукавами из сукна. Демьян решил развязать шнурки на куртке и нащупал маленькое письмо в конверте. Он достал его, покрутил и решительно подковырнул бордовую восковую печать, с хрустом развернул лист бумаги сделанный вручную. От бумаги исходил грустный аромат розы. Черные чернила, буквы с красивыми завитушками, несколько букв растеклись, словно кто – то капнул на них несколько капель воды.

«Si tu m'aimes, parce que tu m'en parles, je t'en prie, laisse – moi tranquille. Je ne vous aime pas et je ne peux pas rendre votre attention. Vos tentatives infructueuses pour changer cela ne feront que détruire mon nom honnête et m'apporter des souffrances imméritées. Hélas, je n'ai personne en qui avoir confiance, il n'y a personne pour qui trouver une protection, et vous l'utilisez perfidement. C'est tellement cruel, ça fait tellement mal. Désolé si mon refus vous a offensé, il ne sera pas autrement.

Sybil[5]

– Что это? – заискивающе спросил Бруно?

– Так письмо, просто письмо, – нехотя ответил Демьян.

Бруно сидел напротив него на табурете с виноватым видом нашкодившего школьника. Но Демьян знал это ненадолго. Скоро Бруно все забудет и все будет по-прежнему.

Демьян еще раз перечитал письмо.

– Так, что мы сваливаем отсюда, – снова спросил Бруно, очень осторожно, – навсегда?

Засыпая, Демьян уронил письмо себе на грудь. Прижал его ладонью.

– Нет, – сказал он, погружаясь в глубокий сон, – Мы открываем аптеку.

Глава 12. Не расслобляться!

Сквозь цветной витраж, из дорогого венецианского стекла в церковь проникал первый солнечный свет раннего утра, расцвечивая внутреннее пространство бликами красного, синего, желтого, зеленого цветов. Но даже ему оказалось не под силу разогнать застывший полумрак и стылую прохладу, каменной кладки стен, тесаных каменных плит пола. В его первых теплых лучах медленно, словно медузы в морской воде, поднимались пылинки. Отсвечивали маленькими вспышками и уплывали дальше в глубину темного церковного пространства.

У алтаря, под большим деревянным распятием, тихо и монотонно бубнил себе под нос молитвы на латыни священник, готовясь к заутренней службе. Прихожане еще только подтягивались, поэтому Демьян, лениво поеживаясь от прохлады, сидел на скамье один, благостно смежив глаза. На лице беспричинная улыбка – признак душевного спокойствия и ожидания приятных переживаний.

За спиной, с правой стороны, раздался осторожный звук, похожий на шуршание шелковой ткани. Женщина с покрытым белой вуалью лицом тихо присела за ним. Демьян, чувствуя, как от сладострастного озноба по спине побежали мурашки, выпрямился и искоса аккуратно посмотрел по сторонам.

– Monsieur, я одна. Служанка задержалась у входа. Господь не оставил нашу любовь, к нашему счастью, он послал на помощь нам монаха из их деревни, я позволила ей поговорить с ним. Он защитил нас от лишних глаз и ушей… – тихое шептание девушки лишило Демьяна возможности дышать, как лишает любого другого влюбленного человека, – Mon seigneur, я так ждала нашей краткой встречи. В предчувствии мое сердце теплилось надеждой, что я увижу вас сегодня, здесь, чтобы отдать это. Поэтому вот…

Демьян почувствовал легкое прикосновение к локтю.

– Письмо, которое я написала для вас, мon seigneur, там все мои чувства к вам.

Демьян изловчился, вывернув назад руку, так чтобы не привлекать внимания, взял небольшое письмо, при этом благодарно, больше чем позволяют приличия, коснулся нежной кожи рук собеседницы.

– Merci madame. Я тоже ждал нашей встречи, – тихо прошептал он в ответ.

Он чуть повернул голову, чтобы увидеть лицо скрытое вуалью. Сквозь тонкую ткань проглядывалась тонкая золотая нить, вплетенная в гладко расчёсанные волосы, она заканчивалась небольшой петелькой, на которой покачивалась крупная капелька жемчужины. Ткань не смогла скрыть влюбленный взгляд грустных, широко открытых глаз. Встретив его, Демьян, замер, боясь спугнуть его и потерять. Сердце билось в груди с силой и наглостью коллектора, который крепкой ногой высаживал хлипкую дверь несчастного должника. Он вдруг ощутил неодолимое желание протянуть руку, чтобы коснуться бледной, белой кожи лица. Взять ладонью за шею притянуть к себе и поцеловать. Но от нахлынувших чувств: счастья и любви – защемило сердце, и рука безвольно отнялась. Он заерзал на скамье, пытаясь побороть внезапный недуг, но решил для начала спрятать письмо. Демьян, чуть приподнялся над скамьей, сунул руку в карман, чтобы убрать дорогой его сердцу клочок плотной бумаги. Но тут же сел от неожиданности, почуяв тяжесть в конечности. На ногу навалилась небольшая, но довольно тяжелая тушка церковной крысы, с хамоватым выражением мордочки. Существует мнение, что церковные мыши и крысы весьма худы, слабы от частого недоедания и нужды, но эта крыса обладала упитанной фигурой Гаргантюа. Она сидела на его ноге, приподняв голову, тщательно принюхивалась розовым носом, водя им вокруг. Черные бусинки глаз нагло смотрели прямо ему в глаза. Наконец она опустилась на передние лапы, и ловко карабкаясь, используя острые коготки, как альпеншток, поднялась по его ноге. Демьян, держа одну руку с письмом в кармане, другой попытался схватить настойчивого зверька за шкирку, одновременно он с брезгливым отвращением тряс ногой пытаясь скинуть непрошеного гостя. Но крыса изворачивалась, как бесстрашный боец, клацала острыми зубами и не давалась. Мало того она стала рвать зубами ткань кармана где лежало письмо. Сдвоенные передние зубы грызуна, работала с частотой швейной машинки – беспощадно опускаясь, и с каждым разом вырывая нитки и клочья шерстяной ткани. Серая бестия методично рвалась к письму, чтобы заполучить его. Демьян не мог допустить, чтобы честь прекрасной дамы пострадала, он в отчаянном порыве начал лупить свободной рукой по крысе, но та не унималась и настойчиво шла к цели.

– Пошла к чертовой матери тварь! – не выдержав закричал Демьян.

– Дема! Ты чего братишка? – в ответ закричала крыса, приняв антропоморфный образ Бруно.

Демьян открыл глаза. Едва сдерживая хаотичное дыхание, он сел и бессмысленно уставился на Бруно. Несколько капель пота быстро стекли по затылку за шиворот и дальше по спине. Демьян потряс головой, чтобы сфокусировать расстроенный взгляд. Бруно стоял чуть в стороне от него, подняв руки, словно пытался защититься от невидимого противника.

– Ты чего?

– Ты чего!? – обиженно воскликнул Бруно, – совсем офанарел, что ли? Драться лезешь, как сумасшедший.

– Это ты о чем? – спросил, все еще не пришедший в себя, Демьян.

– Мне нужно было достать из твоего кармана кое-что, а ты набросился на меня, крича во сне по-французски!

– Прости братуха, – покачал головой Демьян, – мне снилась всякая ахинея. Полный бред. Как будто мы с тобой попали в средневековую Францию. Я попал в тюрьму, инквизиция, дыба и все такое… Жуть. Крыса еще какая-то приснилась… Дурдом, одним словом. Ладно, не злись.

Но тут же осекся глядя на притихшего Бруно. Осмотрелся по сторонам и посмотрел на свою одежду.

– Вот, черт возьми! – простонал Демьян.

Он откинулся обратно на кровать, подняв клубы пыли.

– Да брат мы в средневековье, – пробормотал Бруно.

«Проклятье, это все-таки, правда», – подумал Демьян, вздохнул и спросил:

– Чего ты хотел найти?

– Да там пришел какой-то мухомор, денег просит.

– Денег? – безучастно спросил Демьян глядя в потолок.

– Ага. Лепечет про какие-то то ли налоги, то ли подати в пользу аббатства. Не могу разобрать этот старофранцузский язык. Нахальный такой средневековый абориген. Приперся с большим детиной. Думает, напугал! Нашел с кем потягаться! С двадцать первым веком! У тебя где-то был баллончик? Сейчас угощу их обоих «перцовыми пироженками», в миг успокоятся.

– Где-то в джинсах, – равнодушно махнул рукой Демьян в угол, где со стула свесилась штанина небрежно брошенных штанов.

– Хорошо, брат, отдыхай дальше, я без тебя дальше сам справлюсь.

Демьян хотел снова прикрыть глаза, чтобы вернуться в сон, где в церкви его заждалась прекрасная дама, но опять сел на кровати и с досадой сказал.

– Ты чего, совсем сдурел? По твоей милости уже сожгли человека. И меня едва не отправили на костер. Мы не в 21 веке, чтобы направо и налево поливать всем в глаза перцовым спреем.

– А что ты предлагаешь? – спросил Бруно, застыв над джинсами, – он ничего слушать не хочет, не понимает, когда ему по-русски говорят.

– Еще бы! – огрызнулся Демьян, – так все, отбой газовая атака. Я сам разберусь. Иди, скажи, что я сейчас спущусь.

– Что, я опять слуга? – обижено, вскинул голову Бруно.

– Можешь сказать, что я старший брат, мы типа… компаньоны, семейный бизнес, но я как старший брат главный, все решаю в нашем деле, – Демьян встал, отряхнулся, поправил одежду, приводя себя в порядок, – все, иди.

– Вот это другой разговор! «Не халявщик я, а мы партнеры!», – осклабился Бруно.

Внизу, на первом этаже его ожидал грузный человек в тёмно-зелёном камзоле без рукавов отороченным воротником из меха бобра. Рядом с ним стоял тот самый большой детина с дубинкой в руке, о котором говорил Бруно. Он лениво поглядывал по сторонам, понимая, что здесь ему ничто не угрожает.

– Николя Пьер Анри де Монфокон, – представился грузный гость, – уполномочен святой католической церковью должностью сборщика налогов для аббатства Сен-Жермен.

Понимая, что перед ним два иностранца снисходительно пояснил.

– Земля, на которой находится ваша лавка, стоит на земле принадлежащей аббатству Сен-Жермен.

«Что ж тут не понять – рэкетир пришел за крышу тереть», – подумал про себя Демьян.

– Очень хорошо, месье де Монфокон, – ответил он, – чем мы можем служить вашему аббатству?

Тот в недоумении уставился на Демьяна. Потом склонил голову к левому плечу и презрительно, скривив губы в «едкой» улыбке ответил.

– Вы денег задолжали нашему аббатству за участок земли, на котором стоит ваша развалюха. Этим и можете служить. Аренда вашего клочка обходится 12 денье, а так как старый хрыч, у которого вы опрометчиво прикупили сей участок не платил уже пару лет то можете подсчитать, сколько вы должны нашему достопочтенному аббату, – он поднял указательный палец вверх и тут же его опустил вертикально вниз, – а так как я получаю неплохой процент со сборов, долгих лет жизни нашему щедрому аббату, то это значит, вы должны и мне кругленькую сумму, которую я, – он сделал акцент паузой, – намереваясь получить незамедлительно.

Детина, стоявший рядом перестал поигрывать дубинкой и заметно напрягся, вернее, принял стойку английского пойнтера, готовый в любой момент бросится по щелчку пальцев своего хозяина и начать крушить головы противника. Де Монфокон вальяжно развалился на стуле, говоря всем своим видом, что вы на это вы скажете.

Демьян бросил вопросительный взгляд на Бруно, но тот закатил глаза и покачал головой – денег нет.

– Уважаемый Николя, дорогой Коля, – Демьян придал своему голосу, как можно больше елейности и подобострастия, – мы не можем как-нибудь решить вопрос иначе. Например, вы предоставите нам рассрочку. Так сказать выплаты частями.

Сборщик налогов небрежно фыркнул.

– Ну что же, я благочестивый христианин и добрый человек. Конечно, могу предоставить вам рассрочку, но только после внесения половины долга и прибавим к этому, вам, в знак моего расположения, небольшой процент сверху. Ма-а-а-ленький процентик.

– Понимаете, у нас сейчас нет столько денег, сколько мы задолжали. Тем более мы же не знали, что этот дом имел в своем активе двухлетние долги. И к тому же достопочтенный месье де Монфокон, мы иностранцы, а гостей Франции нужно встречать, как подобает радушным хозяевам. Мы можем вам принести необходимую сумму.… Скажем так завтра.

«Если Сема-молоток не убьет меня», – подумал про себя Демьян.

– Согласен! – Николя Пьер Анри де Монфокон шлепнул руками себя по коленям, – Идет! Как вас там?

– Месье Демьян Садко, – радостно воскликнул Демьян.

Сборщик налогов, сложил короткие руки на груди – снисходительная улыбка и зажмуренные от удовольствия глаза не предвещали ничего хорошего.

– М-м-м, – промычал де Монфокон, – в этом случае, месье Демьян Садко, у нас в налоговом кодексе аббатства предусмотрена такая оговорка, – он кивнул в сторону Демьяна, – Дижо, возьми-ка этого мошенника и препроводи в тюрьму при монастыре Сен-Жермен, пусть посидит там с крысами пока его младший братец не соберет требуемую сумму долга. А не выкажет согласия, угости его парой добрых тумаков, как ты это умеешь.

Детина ловко заткнул дубинку за пояс, с хрустом повел из стороны в сторону толстой, как быка шеей. Демьян невольно попятился назад, пытаясь спрятаться за Бруно, который держал в за спиной баллончик с перцовым спреем, но Дижо опередил, схватив его за шиворот и не спеша размахнулся.

– Стойте! – отчаянно завопил Демьян, – вы не можете арестовать личного лекаря его преосвященства кардинала Франции монсеньора Жоржа де Амбуаза, министра французских королей Людовика XII и Франциска I! – ему так не хотелось снова очутиться в тюрьме, что он собрал все титулы кардинала Франции.

Дижо, хоть и производил впечатление глупого малого, но предусмотрительно застыл, держа Демьяна за шиворот, он вопросительно посмотрел на Монфокона. Тот, выпучив маленькие глазки, в свою очередь изучающе, посмотрел на должника, трепыхающегося в крепких руках его помощника. Демьяну казалось, что он прямо так и видит деревянные средневековые шестеренки и архимедовы винты, вращаются в голове сборщика налогов, и как балансировочные грузы в виде мешков с песком, перетягивают рычаги-коромысла, «за» и «против», пока он пытался сообразить, что к чему. Внимательность его взгляда через некоторое время иссякла, глаза озабоченно забегали, осматривая окружающее его пространство. По-видимому, он уже что-то прослышал, но обстановка вокруг не вызывала доверия, поэтому он решил уточнить, на всякий случай контрольным вопросом.

– А куда делся прежний лекарь, доктор Франсуа де Лорм?

– Его перевели на другую работу, – уклончиво ответил Демьян.

– Ну да, дьявол его побери, говорил я ему быть осторожным, – задумчиво хмыкнул Николя де Монфокон, – всегда знал, что эти его увлечения наукой доконают беднягу. Не надо было выкапывать усопших с кладбища Невинных душ. Теперь внутренне устройство создания божьего человека он будет изучать вместе с добрым мастером Жилем, по своим кишкам, на дыбе.

Кислая мина на лице мытаря на известие о злоключениях доктора Франсуа де Лорма свидетельствовала, только что накрылось маленькое, но выгодное дельце. Он, разочарованно кряхтя на все лады, поднял свое грузное тело со стула и равнодушно махнул рукой своему молодчику. День для Николя Пьера Анри де Монфокона не задался – два провала в его стабильном предприятии. «Крыша» у двух этих тщедушных иностранцев оказалась более авторитетной.

Дижо немедленно оставил Демьяна.

– Вот что месье Демьян. Необходимо уладить одно небольшое и совершенно неожиданное дельце, – вежливо сказал сборщик налогов, – вы благородный человек и думаю, понимаете, что я выполнял свой долг, возложенный на меня нашим достопочтенным аббатом, – он досадливо поморщился, покачал головой и тут же расплылся в радушной улыбке, – не держите на меня зла, сударь. Думаю, впредь мы станем с вами добрыми приятелями. Я иногда подрабатываю вне своей юрисдикции, так сказать.… Ну, вы понимаете, аббат добрый человек и хороший католик, дает мне иногда возможность поработать в свободное от основных занятий время. Поэтому если у вас вдруг возникнут недопонимания с вашими клиентами мы с Дижо в разумных пределах к вашим услугам. Мы работаем чисто, вежливо и аккуратно.

Демьян облегченно вздохнул и кивнул головой в ответ.

– Хорошо месье де Монфокон, связи среди фискальных органов мне не помешают.

Когда дверь за разочарованным сборщиком налогов и его помощником закрылась, Демьян сел на стул, на котором только что сидел месье Николя де Монфокон.

– Мы по твоей милости очутились в пятнадцатом веке, – начал он нравоучительную проповедь, – но ты так и не понял, что здесь нельзя размахивать баллончиками с перцовым спреем, бегать с автоматом Калашникова, торговать палеными сотовыми телефонами, – Демьян начал переходить на крик, – но почему, черт возьми, все время отдуваюсь я?! Почему, ты, идиот, не понимаешь простых вещей? Мы же с тобой договорились, что ты не будешь делать ничего без моего ведома!

– Я всего-то хотел выставить его за дверь. И знаешь, ты же сам возложил на себя все руководство, типа ты старший брат и все такое, – жалобно промямлил Бруно и тут же с улыбкой добавил, переключая тему, – где ты завел такие важные связи?

Демьян вздохнул. Ну как можно злиться на своего лучшего друга.

– На дыбе с вывернутыми руками назад, на которой я оказался голышом, опять же по твоей милости, когда ты меня бросил, – он выплеснул остатки злости и ненависти.

Демьян несколько минут сидел, молча повернув голову набок и уставившись в угол. Бруно молчал.

– Так, ладно, хватит об этом, – Демьян поднялся, – надо что-то делать, нечего рассиживаться. Избавились от одного рэкетира, но придется ехать к другому, чтобы избавится и от него. Иначе он заявится сюда лично и нам уже не помогут связи с кардиналом Жоржа Амбуазом. Тащи Библию Гутенберга.

Демьян окинул помещение лавки взглядом.

– Пока я буду улаживать дела в настоящем времени, наведи порядок в нашей э-э, аптеке. Чтобы это действительно напоминало аптеку, – сказал он Бруно, беря из его рук увесистый холщовый мешок.

Глава 13. Долги надо платить

Сема Молоток перерос статус мелкого провинциального бандита из небольшого провинциального городка и стал крупным провинциальным бандитом из небольшого провинциального городка. Следовательно, он сменил не только машину отечественного производства на импортный «автомастодонт» с хромированным кенгурятником, он и свою родную квартиру в многоэтажке на престижный двухэтажный особняк из красного кирпича на окраине города. Дом скрывался за высоким глухим забором, напоминающим крепостную стену и массивными коваными воротами, которые по бокам охраняли огромные гипсовые львы и между ними маячил, как одинокий дрессировщик Запашный, один из его верных бандитов. Причем по желанию заказчика скульптор сделал львов с хищно открытыми пастями и большими острыми клыками. Одну из своих мускулистых лап львы приподняли, словно намеревались нанести смертельный удар, разбивая череп несчастной африканской косули и раздирая когтями ее шкуру, чтобы добраться до теплого еще трепещущего жизнью мяса. Они стояли на страже подобно ассирийским шеду, воплощая в себе все мировоззрение и натуру владельца дома. Жестокость, беспринципность, страх, как инструмент превентивных мер воздействия, дерзость, основанная на хорошо продуманной стратегии и в противовес всем этим качествам осторожность, достойная гиены. Бандитов своих он называл «мои бультерьеры». Держал их жестко раз и навсегда, введя правила строгой дисциплины, но платил щедро, каждый раз благосклонно премируя за хорошую кровавую работу, благодаря чему его банда заметно выделялась среди других ОПГ области своей сплоченностью и долговечностью.

Именно мимо такого «бандита-бультерьера» прошел Демьян, чуть заметно ему, кивнув, приветствуя. Демьян вел про себя воображаемый диалог с Семой, в котором старался подобрать весомые аргументы и главное донести до собеседника то, что он имел веские причины, так сказать форс-мажорные обстоятельства, и ввиду этого обоснованно задержал выплату очень большого долга. Поэтому он даже не заметил оторопелый взгляд охранника и сразу направился в кабинет своего криминального приятеля. Тот только проводил удивленным взглядом Демьяна, поднеся рацию к губам и пробормотал.

– Тут это.… К тебе твой кореш малахольный пришел. Не в себе кажется…

Демьяна знали, как давнего приятеля Семы еще из времен детства и никому в голову не пришло останавливать его. Он беспрепятственно прошел знакомой дорогой в кабинет бандита и застал его в тот момент, когда он подносил к губам рюмку с водкой с намерением запрокинуть голову и вылить в рот содержимое.

– Вот Дема, хочу отговеть за упокой твоего дурного друга. Мои бультерьеры уже собираются за ним. Так что ты вовремя…

Сема искоса кинул быстрый взгляд на Демьяна и застыл с поднятой рюмкой. Его глаза округлились от удивления, он несколько секунд подержал рюмку у открытого рта и поставил ее обратно на стол.

– Ты че, черт возьми, в «Игре престолов» снимаешься что ли? Или в рекламу мужских колготок подался? Ты это брось нехорошее это дело такие лансы[6] носить.

Демьян подготовился было с ходу начать очень убедительный монолог, но вдруг позабыл его обескураженный таким неожиданным приемом. Проследил за взглядом бандита. Опустил голову и посмотрел на себя.

«Да чтоб тебя!», – он едва не завыл про себя от досады.

Как был в средневековой одежде, так и пришел. То-то всю дорогу на него все странно смотрели. Шерстяные шоссы, дутые панталоны, камзол и льняная рубаха весь щегольской костюмный комплект из пятнадцатого века. Не хватало черного берета с пером.

– Тут вот какое дело… Я в театральную студию хожу, ставим пьесы Шекспира, – пролепетал, оправдываясь, Демьян.

Выдумывать пришлось, что говорится на ходу. В ответ Сема вальяжно развалился в кожаном кресле. Вид Демьяна его развеселил, он явно такого маскарада не ожидал, поэтому пришел в доброе, почти благостное расположение духа.

– Да, да, – он кивнул головой, – а в мешке у тебя деньги, которые вы мне должны или может череп несчастного Йорика? Дай угадаю, ты так увлекся постановкой, как там говорил ваш Смоктуновский? А да! Не верю! И тут на тебе! Вспомнил, что ты задолжал своему хорошему приятелю чуть-чуть бабла. И как был в образе принца датского, так и сразу рванул сюда.

Он громко засмеялся. Схватил рюмку со стола и одним махом опорожнил ее. Демьян перевел дух. Сема Молоток пошарил на полке за столом, вытащил еще одну рюмку.

– Давай малахольный трамбуйся сюда, поддержи бензуху[7]. Только давай сначала выкладывай деньги. Как говорится «делу время потехе час».

– Сема это не совсем деньги. То есть это конечно деньги, большие деньги, но не такие деньги, которые ты от нас ждешь.

Лицо бандита стало серьезным.

– Ты чего, черт возьми, такое несешь?

Демьян набрался смелости, вытащил из мешка библию Гутенберга и положил на стол перед Семой-молотком. Тот уставился на книгу, потом преодолев нахлынувшее недоумение, медленно растягивая слова спросил.

– Ты какого хера приволок мне букварь?

Бандит пребывал в явном замешательстве.

– Это не букварь и не простая книга. Это Библия Гутенберга.

– Да мне плевать что это! Тем более! – заорал Сема, – я хожу в церковь и даже креститься умею, попам денег на бензин для их Ауди даю, но я не собираюсь сидеть и читать библию, сопереживая Мойше, который водил ораву жидов по пустыне! Где мои деньги Бельмондо?![8] Я тебя предупреждал, чтобы ты не смел мной манипулировать!

Демьян на всякий случай, если будут бить, сделал шаг назад. Из мешка с железным стуком выпал клевец. Сема схватил оружие средневековых рыцарей, удивленно рассматривая, повертел его в руках.

– Это тебе подарок от нас с Бруно, – выдохнул Демьян, пытаясь переключить его внимание.

Сема Молоток сразу понял назначение предмета в его руках. Криво усмехнулся и процедил сквозь зубы.

– Вот сейчас я его и опробую на твоем балабасе[9].

– Ты даже не выслушал меня, – взмолился Демьян.

– У тебя есть пять секунд, чтобы переубедить меня.

Сема пару раз размашисто всем плечом нанес клевцом удар по воздуху, приноравливаясь к оружию.

– Отличная вещь. Сразу видно мастер знал свое дело, – удовлетворенно хмыкнул он, – в руке лежит, как влитой, сбалансировано идеально. Тебе зачтется. Испытаю на твоем друге, давно жажду его черепушку раскрыть.

– Да послушай ты ненормальный! – уверенно и громко сказал Демьян.

Сема застыл и заинтересованно посмотрел на него. Это что-то новенькое.

– Ты чего духарик? – начал он медленно приближаться к Демьяну..

– Это очень, очень старая и очень редкая книга. Она стоит очень дорого! Так дорого, что можно целый остров купить в Средиземном море.

– Ты предлагаешь мне открыть по такому случаю книжный магазин? – язвительно заметил он.

– Она стоит несколько миллионов!

Сема хоть и пребывал в социальном статусе бандита, но дураком отнюдь не был. Он с сожалением отложил полюбившийся ему клевец на стол – явно оружие ему пришлось по душе. Что в свою очередь расстроило Демьяна, он на все лады проклинал Бруно за то, что тот засунул в мешок вместе с Библией орудие убийства. Сема вернулся за стол и внимательно посмотрел на Демьяна.

– О чем ты говоришь? – спросил он, подзывая его взмахом ладони.

– Она стоит несколько миллионов… Долларов. Думаю около двадцати. Потому что это один из первых полностью сохранившихся экземпляров Библии выпущенной Гутенбергом в пятнадцатом веке.

Сема присвистнул. Посмотрел на Библию и небрежно раскрыл ее.

– Ты хочешь сказать, что эта книга, выпущенная каким-то евреем, стоит двадцать миллионов гринов?

– Он не еврей, а немец. Да, она стоит двадцать миллионов долларов. Когда мы ее продадим, мы полностью с тобой рассчитаемся, и ты еще отдашь нам нашу долю от продажи, – твердо сказал Демьян.

Сема оторвал взгляд от Библии и посмотрел на Демьяна. По жадному блеску его глаз тот понял, что их доля будет очень незначительной. Но Демьяна это мало расстроило, главное чего он добивался – это избавится от влияния жестокого бандита. Сема обхватил себя ладонью за подбородок и в задумчивости массировал его несколько секунд.

– Да это ты правильно сказал «не те деньги», что я от вас с твоим другом алямс-трафуля,[10] ожидал. Да ты прямо золотая рыбка, курочка несущая золотые яички.

Он еще некоторое время листал Библию Гутенберга. Внимательно рассматривая страницы и пробуя их пальцами на плотность. Принюхивался к кожаной обложке. Иногда пытался растереть букву – задумчиво смотрел на почерневший кончик пальца.

– Вот что приятель, – так же задумчиво произнес он, – расскажи-ка мне реальную историю того, как тебе досталась такая дорогая ксива от Всевышнего? Только давай так, не крути варганку[11], как ты это постоянно делаешь со своим геморройным другом. Говори, как все случилось на самом деле.

Демьян ожидал такой поворот событий, поэтому начал спокойно и убедительно излагать заготовленную историю.

– Ты помнишь моего деда Евсея Семеновича?

– Как же конечно. Старый пердун дядя Евсей был суровый мужик. Помню, попался я ему однажды за своим неосторожным промахом. Он меня очень сильно приложил кулаком. Старый и сухой, как перец у тети Фроси на кухне, жбан[12] весь инеем покрыт[13] трясется от контузии, но рука как железо…

– Так вот, его призвали на фронт, когда он отучился на факультете истории всего-то два года. Был дважды ранен один раз тяжело. Он прошел всю войну и закончил ее в Германии в звании лейтенанта. Но он не отказался от своей мечты стать историком и закончить университет. С этой мечтой он прошел все фронтовые дороги. И как ты помнишь, стал профессором в области исторических наук.

– Дема, не тяни за нафталин, давай по существу.

Демьян кивнул. Сема чтобы общение пошло более быстро придвинул к приятелю рюмку и налил алкоголь.

– Давай, помяни своего лихого деда Евсея, не тебе малахольному чета.

Демьян выпил и продолжил свой рассказ.

– Когда бои за Берлин уже закончились, он решил посмотреть исторические места немецкой столицы, понимаешь, такова натура историка. Он взял разрешение и отправился посмотреть, ну, все что от них осталось, случайно набрел на один из музеев Берлина. Он сильно пострадал, но здание не обрушилось. Там он обнаружил этот экземпляр Библии Гутенберга. Он не поверил своим глазам такой удаче. Взял книгу и привез ее, как трофей с войны. Она лежала у него в сейфе в кабинете много лет скрытая ото всех. Да что говорить, он редко доставал Библию и мало кто знал о ее существовании. Я так видел ее пару раз мельком, но и то даже не придал значения. Просто толстая книга в черном переплете.

– Ну, да-а, – задумчиво протянул Сема Молоток, – иначе вас давно бы уже обнесли.

– Я, честно говоря, не знал, как отдать тебе долг, уж слишком он большой, – Демьян, как мог, собрал свою волю в кулак, и широко открыв глаза, смотрел прямо в лицо бандиту, – решил ее продать, чтобы рассчитаться, да и мне самому нужны деньги. Но я ее продать не смогу. Нужны связи.

Сема опрокинул очередную рюмку. История его возбудила, он откинулся на спинку кожаного кресла.

– Вот дядя Евсей! Старый хрыч! Меня тогда так отмудохал, что бишкауты[14] целую неделю ныли, а я всего-то хотел у него пачку цивильных сигарет из заднего кармана вытащить. А он сам не промах, всю немецкую нацию выставил на двадцатку лямов долларов! Профессор ети твою мать! Интеллигентный человек.

Демьян почувствовал прилив крови к лицу и стыд. Его дед, профессор истории Евсей Семенович, чистейший человек, в жизни не брал чужого, а тем более не занимался мародерством. И вот теперь его внук прикрывается честным именем своего достойного предка, искажая память о нем.

«Прав Сема: не чета я своему деду. Недостойный внук».

Ему вдруг пришла в голову мысль – написать историческое исследование по Франции пятнадцатого века и посвятить его своему деду. Тем самым реабилитироваться перед его памятью. Спасительная мысль показалась ему отличной идеей. Она отодвинула муки совести на задний план, выдвинув на передний страстное желание рассчитаться с бандитами и дальше жить спокойно.

Сема взял со стола клевец, потяжелил в руке.

– А это я думаю, он прихватил там же?

– Да, – отчаянно врал Демьян, смотря немигающим взглядом в лицо бандита, – он рассказывал, что когда уже покидал здание, то наткнулся на небольшую группу хорошо вооруженных фашистов. Завязался неравный бой. Когда кончились патроны, он геройски отбивался от них оружием средневековых рыцарей, взяв в одну руку щит, а в другой бился клевцом, потому что им хорошо пробивать каски.

Демьян уже не мог остановиться и его, как писали Ильф и Петров, понесло как Остапа.

– Двух он уложил ударом этого благородного оружия, а одного сильно ранил, – он кивнул в сторону клевца в руках бандита, – там кажется даже осталось немного крови. Раненый оказался высокопоставленным офицером Вермахта, который хотел скрыться, покинув территорию Германии на подводной лодке. И благодаря моему деду он предстал перед международным трибуналом в Нюрнберге, а мой дед получил орден Красной Звезды за храбрость!

«Дедушка! Если ты меня слышишь на том свете, прости меня!» – взмолился про себя Демьян.

Сема Молоток совершенно обескураженный сидел напротив него с вытаращенными глазами.

– Ну-у-у, – протянул он после небольшой паузы, – оружие, обагренное кровью врага, вдвойне достойный подарок. Можешь не сомневаться, он в надежных и умелых руках, – Сема усмехнулся, – я продолжу дело дяди Евсея, буду обагрять его кровью своих врагов, они для меня не лучше фашистов.

Демьян, испытывая страшные угрызения совести готов, был, провалится сквозь землю.

«Господи, что же мы натворили!».

– Тем более у меня уже есть на примете кандидат, – задумчиво сказал бандит, – черт возьми, мне не терпится попробовать.

– Так мы тебе больше ничего не должны?

– Да Дема, разбежались.[15]

Сема перекладывал клевец из руки в руку не в силах от него оторваться. Но все же отложил грозное оружие в сторону, на край стола, ласково проведя по его стальной ручке украшенной витой ковкой.

– Так, надо порешать вопросы с книгой. Дело очень жирное.

Он взял со стола рацию.

– Полкан, прием? – позвал он одного из своих «бультерьеров».

Рация щелкнула.

– Чего?

– Вот что, вызови из дома за место себя толкового атасника,[16] а сам отправляйся за нашим делопроизводителем. Тема очень серьезная нашлась. И давай шевелись.

Раздав указания, Сема откинулся в кресле. Помолчал думая о чем-то своем.

– Давай с тобой, Дема, по “крайней” выпьем. Хотел я с сегодняшнего дня на кочергу присесть[17], но дело ты принес очень важное. Отложу. Всегда верил в тебя.

Он посмотрел на Демьяна взглядом, пронизывающим до самых костей.

– У тебя ведь еще есть какое-то дело ко мне?

Демьян немного поерзал на стуле.

– Есть, – обреченно сказал он, – мне нужно немного денег. Ты же можешь их вычесть из тех огромных денег, что мы получим за продажу Библии Гутенберга.

– Я получу за продажу, – поправил его Сема.

– Да ты получишь, – согласился Демьян.

Сема Молоток засмеялся.

– Успокойся Дема! Дам я тебе белок. Грех не инвестировать в тебя после того, как ты такую бебеху[18] приволок.

Демьяну очень не понравилось слово «инвестировать», потому что Сема никогда ничего в пустую так не говорил, даже с ним. Его чутье опасности, как у древнейшего предка людей зверька пургаториуса жившего среди динозавров Юрского периода и позволившее ему выжить среди этих ужасных существ, подсказывало – они с Семой-молотком совсем не «разбежались». Он никогда не отпустит его от себя, потому что их навсегда связала между собой ментальная и неразрывная связь. И рано или поздно бандит обнаружит их чудесную временную лавку.

Примерно через полчаса приехал юрист Семы-молотка в сопровождении мрачного вида бандита по кличке Полкан, бывший ему правой рукой. Юрист, молодой человек по имени Игорек работал на Сему, ведя все его юридические дела. Лет десять назад Сема заприметил его, когда тот еще учился в школе, получая только отличные отметки. Но так как его мать работала в больнице санитаркой и одна воспитывала сына, его будущее оставляло желать лучшего. Сема же оплатил его обучение в престижном учебном заведении на факультете юриспруденции и тем самым заполучил себе почти римского вольноотпущенника наподобие знаменитого Поска – очень толкового и умного юриста для ведения всех своих дел. Он оберегал его от всех кровавых и жутких сторон своей деятельности, стараясь не запятнать его репутацию. Но все знали, кто такой Игорек и Демьян не сомневался, если Семе-молотку будет грозить опасность он, не раздумывая пустит Игорька «в расход».

Сема сидел, за столом широко разведя руки и положив их на столешницу, как итальянский мафиозный дон.

– Пока мы не начали обсуждать за дела, предупреждаю всех собравшихся здесь, – он обвел взглядом всех на мгновение, останавливаясь на каждом лично, – чтобы никто не смел, даже в тихую разнуздать звякало[19]. Если что, я лично вырву у него его ботало[20] и заставлю сожрать, а потом его самого превращу в фарш для собачьих консервов с помощью этого, – он погладил клевец лежащий на краю стола.

Каждый знал цену этих предупреждений, поэтому все промолчали и слушали Сему.

– Игорек, в столице у меня есть один очень хорошо знакомый шмуль. Хитрый, как и все их богом, избранное иудейское племя. Но дело свое знает и имеет серьезный проход в Европе. Завтра же мы с тобой возьмем пару самых диких человек из братвы и отправимся к нему порешать дела с этой книгой.

Он пододвинул рукой Библию к Игорьку. Тот посмотрел на нее, открыл и перелистнул несколько листов, потом перевел удивленный взгляд на Демьяна.

– Это то, что я думаю?

Демьян неопределенно кивнул.

– Да этого просто не может быть! – воскликнул Игорек.

Сема хохотнул и ударил ладонью по столу.

– Чего не может быть?! Да ты на него посмотри. На его карнавальный костюм. Он ко мне с этим букварем в таком виде и заявился, словно Гамлет принц датский. Дема у нас, как Герберт Уэллс только что из машины времени вылез. Не иначе оттуда все богатства припер.

У Демьяна похолодело внутри. Если бы сема только знал, как его шутка близка к правде.

– Так что, Игорек, сегодня вечером не Машу свою с литаврами четвертого размера между ягодиц будешь жарить, а займешься делом. Почитай там все про торговлю антиквариатом. Чтобы завтра стал лучшим экспертом в этом вопросе. Полкан, ты останешься на хозяйстве, пока я буду в командировке, присмотришь тут за всем. К завтрашнему экипируй в цивилизованный макинтош и благослови напутственным словом в путь Беса и Красного, пусть будут готовы.

Он достал из стола две пачки по пятьдесят тысяч и бросил на стол.

– Дема, твои две белки по пятьдесят косых. И еще, – он пристально посмотрел на Демьяна, – все время будь на связи.

И в очередной раз обведя всех взглядом, сказал.

– На этом все. Свободны. Можете щупать ноги[21].

Он положил руку на клевец.

– Полкан, подай машину к парадной, хочу к одному очень раздражительному человеку прокатится.

Демьян в который раз за вечер мысленно направил проклятья в адрес Бруно.

Глава 14. Начало лекарской практики

Общение Демьяна с Семой-молотком лишило его душевных и физических сил, он зашел домой, в свою квартиру из двадцать первого века. Прямо в прихожей, не раздеваясь, Демьян долго стоял перед зеркалом, неотрывно смотря в свое отражение. Потом со вздохом отвернулся и стал медленно снимать с себя средневековую одежду. Бросив все на пол, остался полностью голым. Еще раз посмотрел на себя в зеркало и покачал головой.

«Даже не верится, что я только вот недавно висел в таком виде на дыбе в тюрьме пятнадцатого века», – подумал Демьян, – «безумие какое-то».

Но темные линии на запястьях, оставшиеся от грубых веревок дыбы, напомнили ему о правдивости событий произошедших с ним. Он в полголоса простонал и яростно пнул кучу ненавистной одежды.

От шерстяных шоссов дико чесались ноги, Демьян яростно расчесывая их, поплелся первым делом к холодильнику и съел практически все, что не требовало готовки на плите. Закончив часть трапезы, сел у холодильника, облокотившись на его холодную дверцу спиной и, дожевывая кусок вареной колбасы, стал думать о том, что в первую очередь необходимо прикупить в аптеку пятнадцатого века. Но сосредоточится, ему мешали мысли о Семе-молотке. Они навязчиво лезли, нагло перебивая любые размышления о деле. Без сомнения, рано или поздно у бандита возникнут вопросы.

«Нет, конечно, Библия Гутенберга пройдет все экспертизы и будет подтверждена ее настоящая подлинность», – размышлял Демьян, – «вот только в Германии нет, и никогда не существовало музея, в котором якобы ее нашел мой дед. Стоимость артефакта такова, что в научном сообществе полный экземпляр Библии Гутенберга произведет сенсацию. Неизбежно возникнут вопросы, и весь мой наспех выдуманный рассказ о мародерстве моего деда разрушится, как карточный домик».

Демьян наконец-то дожевал колбасу, встал и пошел в душ. Стоя под струями теплой воды, он наслаждением закрыл глаза, оперся руками об стену и опустил голову. Струи колотили по затылку, выбивая непрошеные мысли и он на несколько секунд отвлекся, отдаваясь удовольствию, недоступному средневековому жителю Парижа. Но, выйдя из ванной, они снова к нему вернулись и к тому же он так погрузился в размышления, что забыл побриться. Рыжевато-пегая, некрасивая щетина росла у него странными козлиными кочками на подбородке и щеках. Он еще раз пнул подвернувшуюся ему под ноги средневековую одежду.

– Будь ты проклята!

«Рано или поздно, а, скорее всего, после продажи Библии, Сема придет за ответами. И когда он придет, к этому нужно быть готовым», – Демьян несколько помедлил с окончательным выводом, – «и это будет для кого-то из нас последняя встреча», – подвел он итог.

Он на несколько мгновений застыл, удивляясь своей решительности, потому что страх перед безжалостным бандитом сидел в нем, как застарелый солитер. По этой причине он отложил план окончательного избавления от Семы-молотка «на потом» и сосредоточился на текущих делах аптеки.

Демьян решил составить список лекарств, которые, по его мнению, можно купить, а потом реализовать в пятнадцатом веке без ущерба для будущего и получить необходимую «средневековую валюту» для покупки антиквариата. В первый пункт вошли обезболивающие и антисептики. Он немного подумал и составил второй пункт, куда добавил различные биологически активные добавки и витамины. Далее пошли лекарства от простуды, от расстройства желудочно-кишечного тракта и прочих различных заболеваний, о которых он знал, что они лечатся именно этими лекарствами. Но он сознательно поставил табу на антибиотиках и Виагре. Антибиотики могли повлиять на будущее человечества, а с последним лекарством связаны неприятные события, произошедшие по их вине. Демьян немного подумал и внес во внушительный список еще справочник по лекарствам, имеющим мудреное название фармакопея, вещь для его предприятия очень нужная, так как справедливо предполагал, что там есть все про лекарства и их применение. Еще пару медицинских книг дающих общие знания о лечении разных заболеваний и на всякий случай пополнил список трехтомником “Частная хирургя” 1937 года издания, раритетные книги что остались от деда. Он быстро окинул взглядом листок перед собой. Вроде бы все предусмотрел. Оставался вопрос с оборудованием и упаковкой. Эту проблему предстояло решать уже на месте. Ведь не потащишь же пластиковую тару в пятнадцатый век.

«Черт!», – выругался Демьян, – «а во что упаковывать лекарства? Стекло вещь безумно дорогая в средние века. Можно конечно накупить банок из темного стекла и притертыми пробками, но лекарства в них продавать только постоянным покупателям с условием возврата».

Но как бы то ни было, понятно, что ацетилсалициловую кислоту придется толочь в ступе и продавать в виде порошков или готовить какие-то пилюли, похожие на те, что делали в средние века. Демьян, недолго думая, забросил в рюкзак пачку ксероксной бумаги. Туда же полетела средневековая одежда.

«Ну, вот и все…», – Демьян потер подбородок, трехдневная щетина неприятно кололась – «Но пора по аптекам», – он подвел итог.

Прежде чем отправится «бомбить» источники фармакологических товаров, как он прозвал про себя действия по мелкооптовой закупке лекарств. Он зашел в ванную комнату и засунул в боковой карман рюкзака помазок, мыло и дорогой ему предмет, оставшийся от деда, опасную бритву ‘My Orchid’ 6/8″ Золинген. Трофейная, очень редкая, коллекционная бритва с костяной ручкой. Именно ей дед показал ему, тогда еще подростку, у которого едва пробивался пушок над верхней губой, как надо правильно бриться мужчине.

Закупить все лекарства оказалось не таким уж простым делом. Пришлось изрядно помотаться по всему городу. Провизоры в аптеках смотрели на него косо, когда он набирал целые пакеты лекарств. Одна наотрез отказалась продавать десять пузырьков марганцовки. На все увещевания Демьяна пригрозила ему вызовом полиции. Он сначала никак не мог взять в толк, что происходит, но потом до него дошло – она подозревала его в изготовлении наркотиков, так как некоторые вещества являлись прекурсорами, в том числе это относилось к обычной марганцовке. Так возникла еще одна небольшая проблема. Если он будет часто скупать большие объемы таблеток и микстур в некоторых аптеках родного города, его заподозрят в изготовлении наркотиков или спекуляции лекарствами. И, главное, об этом неизбежно станет известно Семе-молотку. И вот тут-то начнутся очень серьезные проблемы. Думая об этом, Демьян загрузил огромные пакеты с покупками в старую потрепанную ладу Калину, захлопнул дверцу машины сильнее, чем следовало. Кузов отозвался жалобным скрежетом.

«Да чтоб тебя! Твою дивизию!», – выругался он про себя.

Заводя машину, он обратил внимание на отражение в зеркале заднего вида человека, который стоял недалеко от его автомобиля и пристально смотрел в его сторону. Демьян был готов поклясться, что странный тип смотрел именно на него. Он резко повернулся и посмотрел в ответ. Подозрительный тип едва заметно кивнул ему и скрылся за углом ближайшего дома. У Демьяна перехватило дыхание.

«Неужели Сема приставил ко мне одного из своих бультерьеров?»

Но внешность наблюдателя совсем не соответствовала тем людям, что окружали бандита. Очень странный человек в странной одежде. Демьян тряхнул головой. Но другая версия не появилась.

«Вопрос с этим проклятым рэкетиром надо решать!»

И снова смутился от своей решительности.

До лавки он добрался уже под вечер.

Демьян постучал в почерневшую от времени дубовую дверь. Ждать пришлось долго, и он уже начал беспокоится, не случилось ли чего опять с его незадачливым другом. Наконец загремели засовы, поворот ключа в замочной скважине и дверь приоткрылась. Из полумрака на него смотрели испуганные глаза Бруно. Он неожиданно сильно втащил Демьяна внутрь и обнял.

– Куда же ты пропал, братишка! Я уж думал все, прибил тебя твой криминальный дружок! – заголосил Бруно.

– Да что случилось? – недоумевая, спросил Демьян.

– Ты ушел и пропал на три дня!

– Как на три дня? – спросил ошарашенный Демьян, освобождаясь от объятий своего друга, – меня всего-то не было несколько часов.

– Да так! – не успокаивался Бруно, – три дня ты пропадал черти где! Я что только не передумал!

Демьян озадаченно уставился на своего товарища.

– Похоже, пространственно-временная аномалия имеет эффект разной скорости течения времени в разных эпохах, – предположил он, – рехнуться можно. Столько всего свалилось и теперь еще это.

Демьян такого поворота не ожидал.

– Да черт с этой аномалией, главное, ты вернулся. Пойдем, я тебе кое-что покажу… Эх завязать бы тебе глаза, чтобы сюрприз произвел более сильный эффект.

– Нет уж, благодарю, в прошлый раз, когда такое случилось, я оказался в пятнадцатом веке и меня едва не проткнули рапирой – моя психика больше не выдержит таких перегрузок.

– Да ладно тебе, нашел, что вспомнить. Пока ты шлялся неизвестно где, я старался изо всех сил. Братишка, клянусь, ты оценишь…

Бруно нетерпеливо потянул его за рукав.

Демьян присел на табурет, вернее сказать, осел, как тонкая взвесь в плотном растворе глицерина, медленно едва двигаясь вниз под воздействием непреодолимой силы тяготения.

Лавка изменилась до неузнаваемости. За уже знакомым ему почерневшим от времени дубовым прилавком стоял внушительный стол с крепкой массивной столешницей. На ее поверхности расположились не менее массивные склянки из толстого, неровного, но прозрачного стекла. На стене справа от него на вощеных дощатых полках выстроились ряды стеклянных, глиняных, деревянных сосудов, готовые принять в себя либо уже готовые лекарства, либо сохранить в «свежести» и неизменности своего первичного состояния исходные ингредиенты будущих целительных препаратов. Там же, чуть ниже, примостились медные и каменные ступки, из которых торчали, как жерла старинных пушек, спрятанных за толстой крепостной стеной тяжелые пестики. Их уж зарядили, и они изготовились к перетиранию, дроблению, разбиванию и толчению всевозможных трав, минералов и даже сухих костей, также входящих в средневековые снадобья. Под полками нашлось место для двух кадушек, наполненных пахучим топленым животным жиром и маслом, субстанциями, необходимыми для приготовления мазей, притираний и тошнотворных микстур.

Демьян молча обводил глазами окружающую обстановку, потеряв от удивления дар речи.

Бруно даже успел вычистить очаг, над которым свисали на тонких длинных ручках, как руки скелетов, медные ковши всевозможных калибров. Тут же на полу вальяжно примостился большой, важный, словно монарх, медный перегонный куб. Вещь для средневековья безумно дорогая. Демьян даже предположить не мог, как его другу удалось найти столь редкостную вещь. Его начищенные бока сверкали ярким медным сиянием, отбрасывая огненные блики на стены, а по соседству с ним, являя собой некую свиту безликих придворных, стояли почерневшие от копоти железные треноги и рядом набор из трех изысканных своими изгибами двух стеклянных и одной медной дамы-реторты. На противоположной стене на штыре с крючком, от легкого сквозняка покачивались чуткие весы с чашами на изящных витых цепях. Комплектом к ним, немного в стороне, полка с гирьками в виде множества железных шаров разного размера, увенчанных небольшими петельками. Они, так же как и склянки на противоположной стене выстроились, подобно солдатам в строю по росту, начиная от шаров размером с теннисный мяч и заканчивая небольшими шариками чуть меньше человеческого ногтя. Довершил весьма колоритный интерьер сушеный крокодил с хищным оскалом острых зубов, висевший под потолком. Чучело грозного земноводного с вытянутыми в стороны лапами висело неровно, чуть завалившись на бок, отчего казалось, что крокодил идет, а посадку с подветренной стороны, как перегруженный пассажирами и багажом Боинг 747 «Джамбо Джэт».

– Ты… Просто сумасшедший чувак, братишка, – пролепетал Демьян.

Бруно стоял, облокотившись на прилавок. Вот если кто-то видел редкий фильм «Зардоз» с британским актером сэром Шоном Коннери, в пору его брутальной молодости, там он дефилировал полуголый в красных плавках бикини, черных ботфортах и с маузером в руке, опоясанный ярко-красными пулеметными лентами, тот легко представит себе выхолощенный самодовольный вид Бруно в тот момент.

– Как же тебе удалось провернуть столько работы? И, главное, где ты все это смог найти?

– Ты же знаешь, что я мастер переговоров, лучший решала в мире решал.

Демьян хотел сделать критическое замечание по поводу бахвальных речей своего друга, но промолчал.

– Так вот, как только ты уехал по делам в мир современности и научного прогресса, я, не чураясь черной работы, засучил рукава. Все отмыл, отскреб, привел в порядок. Избавился от пыли, что так тебя сильно раздражала на втором этаже, – Бруно для верности многозначительно показал пальцем вверх.

Демьян, зная своего друга, понял, что его долгая вступительная речь преамбула к чему-то по-настоящему важному, что ему может, не понравится.

– Бруно давай ближе к делу, – нахмурился он.

– Дело в том, братишка, что все это барахло очень дорого стоит. Простая стеклянная бутылка стоит, как чугунный мост. Я тоже кое-что понимаю в истории, все-таки университет я закончил вместе с тобой.

– Ну да, – фыркнул Демьян, – ты хотел сказать, я его закончил за нас двоих. И плюс мой дед, добрая душа, все время заступался за тебя в деканате.

Бруно не обратил внимания на язвительное замечание своего друга.

– Я пробежался по здешним аптекам, посмотрел, как все устроено. Ну, ты понимаешь, чтобы мы главенствовали, так сказать, в местном тренде, нужно знать, как устроена данная отрасль. Потом отправился по лавочкам закупаться оборудованием. Местные барыги, я тебе скажу, еще те скряги и мошенники. Денег у нас с тобой, как ты понял, не осталось совсем. Поэтому я смог все взять в долг. А с помощью лекарств, что ты сегодня припер из двадцать первого века мы быстренько отобьём все долги и попрем в гору финансового счастья и благоденствия.

– Да кто же тебе дал в долг? Здесь целое состояние, – обвел рукой помещение Демьян.

– Братишка, все просто, я прикрылся твоими связями, что ты завел в тюрьме. Никто не смог отказать личному лекарю кардинала Франции и главного советника короля Жоржа Амбуаза. Ведь мы будем поставлять лекарства не только его преосвященству, но, – Бруно сделал паузу и, улыбаясь во весь рот, закончил, – и его величеству тоже.

Демьян молчал.

– Ловко я все провернул? Скажи что я молодец.

– Ты дурак, – сказал Демьян и, обхватив голову.

– Ну, знаешь…, – обиженно протянул Бруно.

Он, как говорят, надул губы, сложил руки на груди и, сердито топая, ушел за прилавок. Там он поставил на стол большую картонную коробку с аптечными покупками Демьяна. В тишине слышалось шуршание перекладываемых упаковок с таблетками, хруст блистеров, треск витаминок «Це» в пластиковых пузырьках и обиженное сопение Бруно.

– Прости братишка, – начал Демьян, – дело в том, что мы пока еще официально не признаны лекарями кардинала Амбуаза и тем более короля. Мы просто открываем аптеку. Нас могут обвинить в мошенничестве.

– Но ты же сам сказал, что ты лекарь его преосвященства, как только начались серьезные терки со сборщиком налогов.

«Да, черт побери, так оно и было», – с досадой подумал Демьян.

– Ладно, Бруно, не кисни на радуге зависни. Было такое, говорил, – примирительно сказал Демьян, – дело в том, что мы теперь по уши в долгах, что там, – он показал на дверь, выходящую в двадцать первый век, – что здесь во временах мрачного средневековья.

– Но ведь Библия Гутенберга все окупит!

Он не стал посвящать Бруно в свои тревожные размышления по поводу Семы-молотка, лишь подумал про себя.

«Я когда-нибудь точно свихнусь от всего».

– Окупит-то окупит…, – неопределенно пробормотал Демьян, – не все так просто. Даже закупка лекарств не такое простое дело, как оказалось. Возможно, нам придется открывать для прикрытия аптечный пункт в нашем городе и осуществлять фиктивную деятельность по закупке лекарств, чтобы их на самом деле продавать здесь. Получать местную валюту, покупать артефакты здесь, чтобы продавать их там, – Демьян снова показал на дверь, выходящую в современность.

Но свихнуться в тот же момент ему помешал стук в дверь.

Друзья переглянулись.

– Это кого еще принесло? – спросил Демьян.

Но Бруно в ответ пожал плечами.

– Ты, это, давай-ка скройся, – ответил он, – вид у тебя не совсем средневековый. Один раз мы уже попали в переплет, когда наши шузы не понравились этому больному фанатику Томазо.

Демьян кивнул и взял рюкзак с вещами.

– Хорошо. Я наверх, переоденусь, а ты посмотри, кого нелегкая принесла, – с этими словами он поднялся по лестнице на второй этаж.

За дверью стоял мальчуган лет десяти. В руках он держал внушительную склянку с желтой жидкостью.

– Тебе чего? – спросил Бруно.

Паренек переменился с ноги на ногу.

– Месье меня прислал сеньор Огюст Де Фабри.

Бруно вопросительно уставился на мальчишку.

– Он прислал вам свою мочу, чтобы вы определили причину его acedia.[22] Не кроются ли в этом козни полуденного беса?

Бруно кашлянул для важности, чуть посторонился от большой склянки с мочой.

– Ты можешь более конкретные симптомы назвать?

– Он жаловался на меланхолию и вялость.

Мальчик, чуть понизил голос, обернулся по сторонам и продолжая зашептал.

– Он не испытывал благоговейного рвения свойственного ему на утренней молитве. А уж днем пополудни подвергся искушению бесом полуденным, о коем говорится в 90 псалме, и о чем говорил Иоанн Кассиан. Вот и прислал вам мочу, для установления причины сей меланхолии. Раньше ему помогал доктор Франсуа де Лорм, но поговаривают, что его прибрал в свои справедливые руки преподобный Томазо, храни Господь Святую католическую церковь и нашего святейшего папу. Доктор говорил, что меланхолия есть болезнь души. А душа, сеньор, как известно подвержена влиянию светлой воли Бога или грязным помыслам Сатаны. Мой господин беспокоится о своей душе.

Бруно помотал головой из стороны в сторону и жалобно посмотрел на лестницу, ведущую на второй этаж.

– Моча и Душа… Старина Фрейд отдыхает. Вот что! Давай заходи и расскажи-ка все поподробнее. Тут понимаешь дело такое, психология человека очень тонкая вещь. С ней нельзя вот так навскидку во всем разобраться.

Мальчик прошел, осторожно неся на вытянутых руках склянку. Потом аккуратно присел на предложенный ему табурет.

– Ну вот и хорошо, – сказал Бруно, – а теперь давай по порядку. Как давно у твоего господина накатил депресняк?

Мальчик виновато моргнул глазами и непонимающе посмотрел на Бруно.

– Ну, когда у него началась эта меланхолия или, как ты сказал, бес полуденный в него вселился?

Мальчуган поставил на прилавок склянку и испуганно перекрестился.

– О двух днях, как уже, сеньор.

– Та-а-к. И в чем это проявляется? Я имею ввиду симптоматика.

Мальчик снова виновато моргнул, но ответил.

– Он не может отдаться всей душой и сердцем молитве.

– Вот проблема! – крякнул досадливо Бруно, – хм, тут вот что важно, щегол, необходимо, как бы проследить клиническую историю недуга, поразившего твоего господина. Так сказать, развитие. Другими словами, перенять пациента от одного специалиста к другому.

Мальчик на всякий случай кивнул головой.

– Что в таких случаях говорил предыдущий наш коллега Франсуа де Лорм?

– Ну, он по вкусу мочи определял ее сладость, которая влияет на пары черной желчи, что поднимаются к мозгу, тем самым затемняют сознание.

– Нет, парень, в нашей поликлинике так уже не делают, – поспешно заговорил Бруно, – анализ на сахар и оксалаты мы определяем сегодня другими способами, более техничными и точными.

Он аккуратно на всякий случай, отодвинул указательным пальцем от себя склянку и снова бросил вопросительный взгляд на лестницу, ведущую на второй этаж.

– Я уже по цвету вижу, что у твоего господина небольшое депрессивное расстройство, вызванное неудовлетворенностью полуденного беса. Твоему боссу нужно просто хорошо выспаться, выпить от души, повеселится. Сходить куда-нибудь потусить, принять чего-нибудь. Я как-то клубился пару дней, закинулся таблетками, да так, что мне казалось, два дня в космосе летел навстречу к звездам…

У мальчугана заблестели благоговейно глаза.

– Это как к Богу, к нашему Спасителю, смею спросить сеньор?

– Да чувак, к нему самому. Летел, вокруг звезды, чувство…, – Бруно повращал указательными пальцами, подбирая слова, – такой ангельской легкости и, знаешь, кажется, видел его лик, вот так, как сейчас тебя! Я уже хотел протянуть руку, нет палец, как картине этого, как его там, Малевича, и коснуться его пальца.

– О, сеньор! – воскликнул восторженный паренек, – у вас было божественное видение!

На его глазах выступили слезы.

– Да, да оно самое, а ведь у меня была в тот момент тоже непруха и настроение ни к черту, ни к дьяволу…

Мальчик поспешно перекрестился.

– Я к тому, что вот бывает так, – продолжал разглагольствовать Бруно.

Сверху по лестнице спустился Демьян. Он подошел вплотную к Бруно, с силой сжал его плечо и тихо процедил сквозь зубы.

– Иди, займись чем-нибудь.

– Ну, вот опять…, – начало было Бруно, но увидев грозный вид друга, встал и со вздохом ушёл к столу с ретортами и склянками.

– Я так понял у твоего господина меланхолия и плохое настроение.

Мальчик утвердительно кивнул головой. Демьян прошел коробке, достал пузырек с настойкой элеутерококка, немного подумал, добавил биологически активные добавки с L-карнитином и пачку с комплексом витаминов.

– Пересыпь таблетки в пакетики из бумаги, – сказал он Бруно.

Но не успел он протянуть руку, как в дверь постучали, и в помещение вошла старуха. Где-то Демьян ее уже видел, но не мог припомнить. Зато, похоже, ее вспомнил Бруно. Он, беспардонно, не говоря ни слова, оттер своего друга от прилавка.

– Сударыня, чем могу служить?

– Ох, сеньор! – запричитала беззубым ртом старуха, – наша единственная кровиночка, наша радость, украшение всей улицы пекарей, Анна, дочь пекаря главного мастера Жанна Хромца, помогая на кухне, обварила кипятком локоть. По лицу старухи текли слезы, которые она вытирала подолом грязного холщового передника.

– Ах, беда, беда какая! – начал суетится Бруно, – так, сударыня, не извольте беспокоиться, вам поможет супергерой первой медицинской помощи Бруно, к вашим услугам.

Он схватил Демьяна под локоть и утащил за стойку.

– А ты подожди, сопляк, ничего с твоим унылым господином не сделается за пять минут, видишь, дело первейшей важности, – бросил он мальчику, сидевшему на табурете, и который, несмотря на то, что его назвали сопляком, восхищенно смотрел на него.

– Дема, выручай, мое сердце и душа в твоих руках, – зашептал он, – давай чем лечить! Братишка, выручай! Я до конца жизни буду твоим должником! Клянусь, буду выполнять все твои указания!

Демьян хотел что-то возразить, но Бруно напирал на него и заглядывал в глаза, как цирковой пес перед первым трюком в новом гастрольном сезоне. Демьян немного поупорствовал и сдался.

– Думаю надо обработать антисептиком, Левомеколем или Бепантеном. Можно дать обезболивающее. Хотя Бепантен охлаждает и обезболивает немного.

Бруно схватил из коробки нужные тюбики с мазями и блистер с обезболивающим средством. Но Демьян был начеку.

– Таблетки из блистера выдави какой-нибудь кулек, а мазь в подходящую емкость, – он показал на полку с небольшими баночками из дерева, – не вздумай так все тащить, иначе мы с тобой наворотим проблем для всего человечества и в том числе для себя, – схватил он его за руку.

Бруно, похоже, уже забыл о данных только что клятвах и пару раз возмущенно дернулся, но покорился, вытащил из пачки офисной бумаги лист и щелкая блистером быстро выдавил на него таблетки, потом взяв с полки две небольшие деревянные баночки и также выдавил в них содержимое тюбиков.

– Спасибо братишка! – прошептал он, и уже обращаясь к старухе, радостно декламируя, воскликнул, – идемте, сударыня, я должен лично помочь пациентке. Так сказать, долг зовет, клятвой и знаменами Гиппократа. И знайте же, вам оказывают помощь высокопрофессиональные личные лекаря его преосвященства кардинала Франции Жоржа Амбуаза и…

Но он не успел закончить фразу, упомянув французского короля, как получил болезненный лоу-кик от Демьяна в колено.

– Ты что, охренел? – прошипел Демьян, – ведь только что с тобой говорили.

Мальчик и старуха не заметили хлесткого удара произведенного под прилавком, им просто показалось, что Бруно закрыв глаза в глубоком почтении, резко поклонился своему коллеге и компаньону аптекарю, принимая от него пакетики с порошками и баночками с мазями, и благодарно промычал звук «ммм». Но уже через мгновение он, прихрамывая на одну ногу и, потирая колено, потащил старуху к двери.

«Идиот, ты нас погубишь», – простонал про себя Демьян.

Дверь хлопнула, оставив мальчика, притащившего склянку с мочой своего господина и Демьяна одних. Все произошло так быстро, что Демьян даже не успел дать несколько напутственных слов своему другу. Он лишь молча смотрел на закрывшуюся дверь, злясь и проклиная его за бахвальство и неумение держать язык за зубами.

– Сеньор, а правда, что ваш компаньон лицезрел лик Господа нашего среди звезд на небесах? – осторожно спросил мальчик.

– Как тебя зовут?

– Жак.

– Ну да… Как же тебя еще могут звать-то. Нет, Жак, ему это однажды приснилось и он решил, что видел. Это просто чудесный сон. Ты же видишь хорошие сны?

– Да сеньор. Мне однажды приснилась пресвятая дева Мария. Она гладила меня по голове и прижимала к себе.

– Вот и ему однажды приснилось, что наш Спаситель Иисус протянул руку.

«Думаю, Господь понял с кем имеет дело и, боясь, что вляпается какую-нибудь историю, руку предусмотрительно убрал обратно в облако. Никого нет в домике!», – подумал про себя Демьян, предчувствуя, что в порыве очаровать дочку пекаря, Бруно наплетет «невесть что» Жану-Хромцу и его дочери.

Но тут же увидев разочарованный вид паренька, с удовлетворением констатировал, что одной проблемой стало меньше. Он вздохнул.

– Давай вернемся к меланхолии твоего господина.

Демьян аккуратно упаковал в бумажные кулечки таблетки пищевых добавок и приложил к ним пузырек с настойкой. Тщательно рассказал, как принимать препараты, взял плату и выпроводил паренька за дверь.

Но не успел он присесть отдохнуть и собраться с мыслями, как в дверь постучали. Два крестьянина завели под руки третьего, по-видимому, своего приятеля или родственника. Он стонал и мотал головой, обмотанной вокруг подбородка тряпьем, в разные стороны.

«Да что за, черт возьми, сегодня такое?» – возмутился про себя Демьян, – «ни секунды покоя».

Но сказал.

– Что у вас случилось?

Крестьяне сняли шапки.

– Сеньор, у Жака зуб разболелся, спасу нет, – сказал один крестьянин, – чего уж мы только не делали. И спаржу, варенную в уксусе и соке плюща прикладывали к уху, и чеснок к деснам. В три дня натирали его десны сырыми заячьими мозгами. Цирюльник Денье окуривал его зубы и десны сухим алоэ, чтобы изгнать зубных червей. Ничего не помогает. Раздуло десну, что старую жабу, страсть. Вчера приложили его к мощам святой Хильдегарды Бингенской с упованием на святую молитву. Но ничего. Вот добрые люди подсказали, что ноне аптеку открыли лекари его преосвященства, да дарует ему Господь долгих лет жизни. Говорят, что вы излечили нашего достопочтенного кардинала от болей подагрических. Умоляю вас, добрый сеньор, помогите.

«Вот же черт!», – мысленно выругался Демьян, – «не так я себе представлял наше предприятие. Бруно как всегда смотался. Ну, вот как ему всегда удается увильнуть в самый ответственный момент?».

Но деваться некуда. Он решительно махнул рукой.

– Давайте его сюда, – Демьян указал на табурет, на котором только что сидел мальчик.

Крестьяне усадили своего охающего и стонущего товарища. Демьян, преодолевая порывы брезгливости, заглянул в открытый рот крестьянина. Но ничего не понял из увиденного «стоматологического ландшафта», кроме того что десна сильно опухла и изо рта шел нестерпимый смрад едва не сбивающий с ног. Помня свои походы к стоматологу, Демьян начал выяснять какой из зубов причиняет Жаку нестерпимую боль, постукивая маленьким железным пестиком по «штакетинам» зубов в опухшей, как весенняя пахота десне. Пестик, хоть и обладал небольшими размерами, но все же не годился для этих целей, явно постукивание отдавалось ударами хорошего кузнечного молота в голове несчастного Жака. От ударов он безумно вращал глазами, морщился, дергался и стонал, а на одном из зубов Жак громко заорал и закатив от боли глаза, потерял сознание. Его товарищи едва успели его подхватить.

– Надо рвать зуб, – сам испугавшись такой реакции, дрожащим голосом, но уверенный и решительный, сказал Демьян, – иначе заражение крови и все такое. В итоге приведет к смерти.

– А это не вредно, господин? – спросил второй крестьянин.

– Чего не вредно? – отстраненно спросил Демьян, понимая, что ему сейчас придется проводить небольшую хирургическую операцию.

«Бруно! Мерзавец! Как ты все время умудряешься сбежать, когда ты так нужен?!», – проклинал он про себя своего друга.

– Я слышал, что больной зуб обеспечивает связь между мозгом и легкими. Можно умереть. Так сказал цирюльник Денье.

– Ну, ребята, так и идите к цирюльнику Денье. Пусть он вам его и лечит.

Пришедший в себя крестьянин замахал руками, а его приятели, извиняясь, загалдели.

– Простите сеньор лекарь. Мы уж к вам! Не извольте гневаться на нас. Этому плуту Денье только монету и подавай, а помощи нет никакой.

– А кстати, почему вы у него не стали удалять зуб, а притащились ко мне?

Крестьяне, опустив головы, молча смотрели в пол.

– Ну? – требовательно спросил Демьян.

Несчастные труженики земли грохнулись ему в ноги.

– Нет у нас господин денег! Спаси! Сжалься великодушно!

«Вот черт!», – выругался Демьян, – «так мы не хрена не заработаем! Похоже, мошенник Денье не пожелал удалять зуб бесплатно».

– Мы все отдадим после ярмарочной торговли на день Святого Мартина! Сеньор, мы яйцами и добрым свиным окороком отдадим часть платы!

Крестьяне скулили и ныли, стоя перед ним на коленях, им подвывал их несчастный товарищ с тряпьем на голове. Демьян сначала попятился назад, но крестьяне на коленях не отставали.

– Хорошо, черт с вами! – закричал он, – давайте попробуем.

Крестьяне быстро утерли слезы и молча посмотрели на него, ожидая указаний.

У Демьяна в голове трепетали и путались два варианта удаления зуба – выбить сильным ударом или вырвать, используя инструмент. Какой из них выбрать он не знал. После некоторых раздумий он решил, что вырвать будет проще, тем более бить людей, и бить сильно он не умел. Но как? Инструментов для удаления он как раз и не купил. Да и как ими пользоваться? И потом он совсем не ожидал, что ему кроме торговли таблетками и пилюлями придётся дергать зубы. Ему вдруг пришла в голову мысль, что, если все так пойдет, ему, может быть, придется принимать роды. Но вспомнил – роды в средние века – занятие для повитух. Он облегченно вздохнул и, забывшись, хотел уже было достать смартфон, чтобы загуглить «Удаление зубов при воспалении десны». Но вовремя спохватился и отказался от этой мысли.

«Думай, думай Демьян!», – подбадривал он себя.

– Вот что парни надо его очень сильно напоить, до потери сознания. Пока он будет в отключке, ничего не соображая и не чувствуя, мы раскачаем больной зуб. Привяжем к нему веревочную петельку, и вы как следует, дерните своими здоровыми ручищами.

«Пациент», как назвал про себя крестьянина с больным зубом, Демьян, затих и напрягся. Но услышав, что предстоит дармовая выпивка, повеселел.

– Вино не пойдет, нужен крепкий спиртной напиток. Что-то вроде спирта. Что бы гарантированно свалило его с ног.

– Дух вина? – спросил один из крестьян.

– Spiritus Vini, – произнес Демьян, – да, он самый.

Демьян достал из коробки два флакона с антисептическим раствором. Посмотрел на «пациента» – здоровяк, такого не вырубишь двумя флакончиками. Можно добавить в алкоголь известный антигистаминный препарат, но это очень опасно. Во-первых, большая дозировка может привести к летальному исходу, а во-вторых, маленькая дозировка вызовет сильные галлюцинации и неадекватное поведение, что, того и гляди, обвинят в колдовстве. Демьян хотел предпринять вторую попытку, избавится от «пациента», но страдающий крестьянин имел такой жалкий вид, что у Демьяна не хватило силы духа выпроводить их за дверь. Поэтому он вздохнул и, кивнув кому-то невидимому, задумчиво спросил в пространство.

– Где еще можно взять хорошего Spiritus Vini?

Крестьянин, тот, что стоял поближе почесал затылок.

– Не знаю, уважаемый сеньор. Возможно в ближайшем монастыре за стенами Парижа в обители Бийет. Я слышал, монахи, там делают сию «воду жизни» и продают ее.

– Конечно, кто же еще будет в средние века делать крепкое бухло, как не монашеская братия, – усмехнулся Демьян, – а, что долго туда добираться?

– За день управиться можно, сеньор.

Крестьянин с зубом застонал. Теперь уже Демьян почесал затылок.

– Ок, сегодня мой первый день и по такому случаю я очень добр. Я напишу записку своему приятелю, думаю, у него есть немного Spiritus Vini. Знаете торговца книгами с рынка Мортен, господина Вормса?

Крестьянин утвердительно кивнул головой.

Демьян в самых учтивых выражениях свойственных французскому обществу средневековья составил записку, где просил месье Оле Вормса о великодушном одолжении, дать ему взаймы небольшое количество Spiritus Vini.

– Вот, – он протянул ему записку, – отнеси господину Оле Вормсу от меня.

– Не извольте сомневаться, обернусь быстрее молнии, сеньор, – сказал крестьянин, нахлобучил шерстяную шапку с воткнутой в нее деревянной ложкой и исчез за дверью.

Демьян радостно хлопнул в ладоши от того что удалось оттянуть неприятное событие.

– Ну что ребята можете пока передохнуть, а я пока займусь некоторой подготовкой.

Но не тут-то было.

Дверь открылась от мощного пинка. Склянки жалобно звякнули во всех углах аптеки, предчувствуя недоброе. В помещение не вошли, а ввалились трое очень хорошо одетых мужчин со шпагами и кинжалами на поясе. Один из них, самый крупный, нес на руках четвертого. Его окровавленный камзол, расстегнутый по всей длине, свисал подобно шкуре убитого медведя попавшего в руки неопытного охотника, освежовывающего свою добычу. Белая шёлковая рубаха, поддетая под камзол, залита алой кровью так обильно, что кровь стекала с гладкого полотна частыми каплями, орошая пол под ним, оставив лужицу. Спутанные длинные черные волосы облепили мокрое бледное лицо, имеющие синеватый мертвенный оттенок и на котором отсутствовали признаки жизни. Руки безжизненно свисали по обе стороны крыльями погибшей птицы, а воздух в пространстве аптеки наполнился пугающим железистым запахом крови.

Демьян узнал раненого. Это был тот самый всадник, что напал на него и который получил от него в лицо струю из перцового баллончика.

«Ну вот», – подумал он, – «похоже, доигрался хер на скрипке. Нашел себе экстремальных приключений».

– Лекарь! – заорал здоровяк.

– Чего? – Демьян вздрогнул и отозвался заплетающимся языком.

Здоровяк и еще один из его товарищей прошли за прилавок. Один из них бесцеремонно, сгреб рукой все со стола на пол, абсолютно не заботясь о сохранности реторт и глиняных емкостей. Тот, что держал на руках раненого, осторожно положил его на стол.

– Я не особенно лекарь, месье, я как бы простой аптекарь, – подал голос Демьян, чувствуя, как внутри все сжалось в маленький комом, и тот быстро подкатил к основанию горла.

Здоровяк не говоря ни слова подошел к нему, похрустывая битым стеклом разбросанным на каменном полу, отчего Демьяну стало еще больше не по себе, схватил за его шиворот и не испытывая особых усилий подтащил к столу, словно тряпичную куклу.

– Это Анри де Сегюр, дьявол тебя побери! Он смертельно ранен на благородном поединке, отстаивая честь дамы. Ты вылечил нашего святошу кардинала от болей в его кривых ногах. То, что не смог сделать эта худая клистирная жаба Де Лорм. Так что помоги моему другу, иначе, клянусь честью дворянина из Пуатье, я проткну тебя своей шпагой, как свинью вертелом.

И тут Демьян понял, что он «попал» по-настоящему.

Глава 15. Я как лист упавший на ветру…

Люди, стоявшие вокруг своего раненого товарища всем своим видом, особенно запачканной кровью одеждой пугали Демьяна. Видно, что они убивали в своей жизни не раз и не два, это их ремесло. Они мастерски владели рапирой, кинжалом и еще Бог весть каким холодным оружием. Даже тем клевцом, что Бруно купил у кузнеца в подарок ужасному Семе-молотку. Шрам, неровным зигзагом пересекающий все лицо здоровяка, говорил, что его обладатель получил его или в кровавом сражении, в жарком бою или на бескомпромиссной дуэли, где его противники владели оружием не хуже него. Шрам не просто отметина на коже, а заслуженная печать, освящённая кровью и болью, некий профессиональный сертификат, дающий им право смотреть на таких, как Демьян, свысока и с презрением. Он кожей чувствовал, от них несло кровью, смертью и славой. Демьян медленно попятился назад, испытывая единственное желание – бежать.

Но тут же остановился.

Он подумал о Бруно, который вернется назад, сюда, в их аптеку и застанет здесь этих разъяренных смертью своего товарища господ. Они, не раздумывая убьют его, так же как, не раздумывая убьют несчастных крестьян, забившихся в темный угол маленькими беспомощными мышами. Только и видно их поблескивающие, широко открытые от страха глаза. И ко всему этому эти мастера рапиры и кинжала бросятся за ним вдогонку, попадут в двадцать первый век, а там дальше станет известно всем о временной аномалии. Их с Бруно предприятие рухнет, как рухнет вся его жизнь. Потому что проклятый Сема-молоток «спросит» с него за Библию Гутенберга, вскрыв тем самым его ложь. И на этот раз он точно его убьет, потому что Демьян не посвятил его в свое предприятие, что он истолкует по-своему, не просто как манипуляция его расположением к нему, а как серьезный ущерб его доходам. И никакие доводы он не примет. Бегство – это серьезная ошибка. Он должен предпринять попытку спасти раненого, применив весь свой ум и навыки данные ему жизнью в двадцать первом веке, а, если не получится, то будь что будет. Тогда он начнет «размахивать» именем кардинала Жоржа Де Амбуаза и возможно более действенным аргументом: именем самого короля.

– Сеньоры вы хотите, чтобы я помог вашему другу, прошу отойти от стола и не мешать мне. Я постараюсь сделать все, что смогу, чтобы спасти его от смерти.

– Да уж постарайся, дьявол тебя побери, – выругался один из мастеров рапиры и, отвернувшись от Демьяна, сказал, – неплохо было бы сейчас хорошенько выпить доброго вина. Как вы думаете милейший Де Линь? – обратился он к здоровяку.

Тот в ответ расхохотался.

– Тысяча чертей, дорогой Корвиль, я очень люблю выпить и закусить после хорошей кровавой драки! И выпьем за здоровье нашего храбрейшего друга де Сегюра. Как же он неосмотрительно пропустил нижнюю терцию этого выскочки туренийского пса Аржансона. Ах, мой друг!

Пока они предавались дорогим им воспоминаниям групповой дуэли, Демьян решил максимально воспользоваться временем, когда никто ему не мешал.

Что делать, он не знал и пытался вспомнить хоть какие-то знания из области не то что хирургии, а хотя бы из области первой медицинской помощи. На ум приходили только картинки с лангетами и иллюстрации наложения повязок из учебника ОБЖ, что он проходил в старших классах. Но одно дело смотреть картинки и другое дело применять на практике. Он подошёл к столу, несколькими глубокими вздохами попытался подавить сильные приступы тошноты. Демьян на несколько секунд прикрыл глаза и дал себе указание абстрагироваться от запаха крови и вида раны, которые могли вызвать рвоту.

«Пусть это будет просто достоверная картинка из мясного магазина. Это не человек, это говядина или свинина. Я же не какой-то там вегетарианец. Я ем мясо. Я очень люблю мясо. И я знаю, что мясо получается с помощью убийства животных. А если я ем мясо, то значит, не должен обращать внимание на кровь. Мясо это просто мясо…», – мысленно увещевал он себя.

Но едва он закончил эту спасительную мантру, как его тут же едва не вырвало. Провести аналогию между мясом животных и окровавленной человеческой плотью – оказалось очень плохой идеей. Он уже находился на грани истерики, как его взгляд упал на маленькую красную баночку с золотой звездой. Вот! Демьян понял, что тошноту вызывает сильный запах крови, а насчет вида самой крови и раны, оставленной ударом рапиры, он попробует абстрагироваться, представляя, что это просто искусный методический тренажер из медицинского института. Хотя он не знал, бывают такие или нет, но если есть макеты для стоматологов, акушеров и пластмассовые кости для ортопедов, значит, есть тренажеры для хирургов из мягкого пластика. А может это просто желе, политое клюквенным соком или кетчупом, как в фильмах ужасов. Эта мысль его немного успокоила, и он густо намазал желтой плотной мазью над верхней губой. Сначала невыносимое щиплющее ощущение едва «не завязало губу в узел», на глазах выступили слезы, а в нос ударил сильный запах ментола и мяты. Но главное – теперь сильный запах крови перемешался с запахом ментола, ослабил его, и не вызывал таких сильных рефлексов тошноты, а кроме того, холодящий эффект имел отвлекающее действие. Теперь осталось собраться с силами, сжать волю в кулак и приниматься за дело. Он подошел к столу, убрал с тела раненого бойца шелковую рубаху, поднял над ним руки и…

«Что дальше-то?», – спросил он сам у себя.

Но тут же его чутье подсказало дальнейшие действия. Он взял левую руку Анри де Сегюра и попытался найти пульс, чтобы определить, жив он еще или нет. После нескольких неумелых попыток он все же нащупал его – слабый, но довольно устойчивый. Где-то он слышал, что это признак сильной потери крови и даже, кажется, читал, что частоте пульса можно определить объем потерянной крови. Демьян сразу же приободрился. Пульс есть, он ровный, значит, крови из этого дуэлянта-лузера вылилось прилично, но не фатально.

– Господа помогите мне освободить вашего друга от одежды, – деловито сказал он.

Друзья де Сегюра, не говоря ни слова, умело помогли освободить его от окровавленной рубахи. Грузный, подобно огромной скале, де Линь двигаясь, как слон в посудной лавке, неосторожно раздавил пузырек с нашатырным спиртом. Раздался звук лопающегося стекла, и помещение наполнилось резким запахом. От едких паров заслезились глаза.

– Пахнет, словно моча дьявола, этой вонью можно поднять всех мертвых с кладбища Невинных Душ, – сказал один из его приятелей.

– Сеньоры, сеньоры прошу вас, осторожнее, – вежливо попросил Демьян, – вы сбросили на пол лекарства и препараты для лечения. Если вы так будете делать, мне нечем будет лечить вашего приятеля.

– Займись делом! – грубо оборвал его де Линь.

Демьян вздохнул и поднял с пола большой пузырек с перекисью водорода.

– Ну, с Богом! – заручился он поддержкой высших сил.

Он обработал рану и выяснил что удар де Сегюр получил один, вниз живота с правой стороны. Как пояснил де Линь, его соперник, будучи левшой, неожиданно отбросил свой кинжал, схватил рапиру де Сегюра правой рукой, встал на левое колено и снизу нанес неожиданный, слегка закрученный по оси, удар в низ живота, оставив небольшое ромбовидное отверстие. Демьян почувствовал, как заныл его шрам от аппендицита. Но тут же одернул себя, направив всю свою волю, чтобы отвлечь себя и собраться с силами, мысленно поблагодарил свое предвидение за то, что захватил три книги о хирургии. Пускай они старые, изданные еще в прошлом веке, но все равно для него сейчас очень полезные. К ним-то он и собирался обратиться. Аккуратно надавливая на область живота вокруг раны, и периодически обращаясь к разделу книги, посвященному проникающим ранениям, Демьян, таким образом, изо всех сил старался придать своим манипуляциям вид осмысленной деятельности настоящего лекаря. Это помогло ему выиграть время и избежать раздражения де Линя и его приятелей. Единственное заключение, которое он сделал на основе своего беглого экспресс изучения курса хирургии это то, что данное ранение может быть двух видов проникающие и не проникающее. Если же госпожа Фортуна повернулась к де Сегюру задом то у него проникающее ранение с повреждением внутренних органов и он со стола аптеки отправится прямиком на свое последнее танцевальное рандеву в обществе угрюмой курносой девушки в белом балахоне и с косой на плече. А если игривая Фортуна ему улыбнулась то это непроникающее ранение с повреждение кожных покровов, рассечением мышц и парочки сосудов. Поэтому даже такой дилетант как Демьян может побороться. Он прикинул примерный алгоритм действий: первое – остановить дальнейшее кровотечение, второе – продезинфицировать рану и предотвратить размножение болезнетворных микробов и, в-третьих, восполнить каким-то образом потерю крови, хотя если организм у де Сегюра сильный это может и не понадобится.

Всего-то делов!

Демьян облегченно вздохнул и даже заулыбался. Но одно ему не давало покоя, края раны, немного смятые «вовнутрь». Он покосился на лежавшую рядом рапиру самого де Сегюра: острый кончик и идеальный ромбовидный клинок с острой кромкой не могли оставить такие края раны. Демьян хоть абсолютно и не имел хирургического опыта, но, как человек умный и наблюдательный, сразу заметил такое несоответствие. И еще вызывало беспокойство упоминание в книге по хирургии того, что скопившаяся внутри кровь может привести к загноеннию и последующему заражению. Антибиотики он в своем списке табуировал и теперь оставался один единственный способ – немного увеличить разрез раны и тканевыми тампонами убрать натекшую кровь, после промыть антисептиком. Потом установить временный дренаж и наложить чистую тугую повязку, чтобы предотвратить дальнейшее натекание крови. В нем решительность характера уже взяла верх над страхом и предательскими позывами тошноты, кроме того он привык делать любую работу хорошо и ответственно, но перспектива резать и копошится в человеческом животе всё равно отозвалась слабостью в ногах и предательским комком в горле.

– Ты чего застыл Доктор Баландзоне?[23] Позабыл свою мудрёную ахинею на латыни? Думается мне, ты должен поспешить, иначе наш милейший приятель де Сегюр с твоего стола отправится прямо в преисподнюю. А нам этого очень не хочется, – прорычал здоровяк де Линь, видя что Демьян снова застыл в нерешительности.

– Надо увеличить рану, – сказал Демьян, – чтобы посмотреть, не натекла ли кровь, и нет ли посторонних предметов в ране.

– Ну, так режь! Дьявол тебя побери! – рявкнул де Линь, – чего ты на нее уставился!

– Как вы знаете, я только недавно прибыл в Париж. И у меня еще нет инструментов, – попытался аргументировать свое промедление Демьян.

– И что тебе нужно клистирная твоя душа?

– Какой-нибудь ланцет, нож или кинжал…

Де Линь вытащил из ножен кинжал с искусным корзинчатым эфесом и размахнувшись воткнул его в прилавок. Демьян, пару раз беспомощно дернув его за рукоять, вытащил, но кинжал не годился для этих целей – его ромбовидный клинок предназначался для нанесения сильных колющих ударов. Конечно, в схватке таким лезвием можно наносить рубящие удары, но никак не аккуратно разрезать кожные покровы, проводя операцию. И тут он вспомнил про опасную бритву Золинген в рюкзаке. Демьян в который раз поблагодарил своего деда, обещая в память о нем написать лучший научный труд по истории средневековой Франции.

Он вытащил из рюкзака бритву, раскрыл ее одним лихим движением, как легендарный гайдовский хулиган с Лиговки. Сделал короткий взмах… И застыл над телом де Сегюра – он ни разу в жизни не резал живых существ, даже с целью спасти их.

– Ты чего снова замер, протухшая микстура! – нетерпеливо заорал де Линь и угрожающе двинулся к нему.

Демьян в отчаянии запел про себя, заглушая свое оторопелое сознание.

«И моё сердце остановилось,
Моё сердце замерло.
Моё сердце остановилось,
Моё сердце замерло…»
Но тут же отказался от темы абстрагирования, потому, что почувствовал, что его сердце откликнулось, и начало действительно сокращать свои удары. Он лихорадочно перебирал в голове все образы, что могли отвлечь его и дать нужный настрой. И вот, преодолевая последний рубеж нерешительности, завопил, вспоминая любимые дзисэй.

– Всё прекрасно, как сон,
Сон придёт и уйдёт,
Наша жизнь – сон во сне…
Оторопевший де Линь замер, медленно поднял руки и в задумчивости закрутил кончики усов. Его два приятеля застыли двумя удивленными истуканами с острова Пасхи по оба его плеча. Из темного угла поблескивали глаза двух крестьян с плотно сжатыми ртами. Время замерло для Демьяна. В вязкой тишине, в которой маленькие пылинки плыли подобно легким лепесткам сакуры, Демьян опустил на тело де Сегюра, как короткий сёто, опасную бритву Золинген.

Он рассек кожные покровы, чуть больше чем намеревался. Но сделал это совершенно решительно, не испытывая ни малейшего трепета, так же решительно раздвинул края раны и заглянул в глубину человеческого подкожного, но ближнего «микрокосмоса». Крови из раны натекло изрядно. И еще Демьян не ожидал, что кровь обладает таким липучими, почти адгезивными свойствами, способна пачкать любую поверхность быстро распространяясь по всей поверхности, как инопланетная субстанция из фильма ужасов. Ручка бритвы, перемазанная кровью, скользила и крутилась в руке, готовая воспользоваться неосторожным движением самого Демьян и нанести ему глубокий порез. Но хуже всего был выступивший на лбу пот. Он обильно стекал, легко преодолевая барьер из бровей, попадал в глаза. А так как рядом не стояла внимательная медсестра в маске, которая могла быстрым движение отереть его лоб, то Демьян это делал сам. И уже через некоторое время он почувствовал, что все его лицо покрыто противно пахнущей кровью, которая перемешалась с потом и влагой из слезящихся глаз.

«Взойдёт ли солнце,
Останется ль в небе луна,
Ах, уже всё равно».
Продолжал он декламировать про себя предсмертные стихи самураев.

Демьян взял моток бинта, отмотал большой кусок, свернул тампоном и сунул в раздвинутую рану. Потом еще один и еще один, пока не убрал почти всю кровь. И тут он увидел то, что сделало края раны такими «вмятыми». Небольшой черный объект, странный клочок, застрявший в рассечённых мышцах. Одна из кожаных лент панталон вырванная мощным ударом рапиры сыграла роль буфера, безопасной втулки, отвела в сторону лезвие рапиры, не дав проткнуть живот и дальше внутренние органы дуэлянта, но и она же могла, оставшись внутри привести к очагу загноения, что без сомнения привело бы к мучительной смерти де Сегюра.

– Да! – торжествующе воскликнул Демьян, – Бинго, твою мать! Повезло же тебе, чувак. Вот эта штуковина может привести к воспалению и гангрене, но она же спасла ему жизнь.

Де Линь одобряюще хмыкнул.

Демьян решительно потянул за кусок ленты, но тут почувствовал, как кто-то схватил его за руку.

– Что за…

На него смотрел пришедший в себя де Сегюр. «Подрагивающий» взгляд обессиленного человека. По-видимому, и до него дошел едкий запах нашатыря.

– Я тебя знаю дьявол, – прошептал он.

У Демьяна сердце предательски, как говорится, скользнуло в пятки, но он силой воли вернул его назад.

– Это вряд ли, – парировал Демьян, но ситуация приобрела неприятный, даже угрожающий характер.

И обращаясь к его друзьям воодушевленно сказал.

– Пациент очнулся! Па-ба-ба-ба-а! Лучше нет наркоза, чем удар в лоб паровоза.

Он, весело улыбаясь, словно ничего не произошло, схватил самый увесистый пестик из ступки и коротко размахнувшись, заехал им в лоб опрометчиво пришедшего в себя раненого дуэлянта. Тот жалобно охнул в ответ и откинулся назад. Глядя на ошалевшего де Линя и его приятелей, не теряя инициативы, Демьян деловито скомандовал:

– Хорошо зафиксированный больной в обезболивании не нуждается, так что держите его крепко, парни! Если он вдруг снова очнется, то может помешать дальнейшей операции.

Те, не совсем понимая, что происходит, подчинились, уцепившись за руки и ноги своего безмятежно лежащего без единого намека на сопротивление товарища.

– Так держать, парни! – похвалил их Демьян.

«Нам бы только упасть,
Лепесткам вишни весной,
Столь же чистыми и сияющими!»
Демьян невольно сравнил свое состояние, как – «поймал и оседлал ветер». Теперь его ничего не остановит. Сегодня свой путь он пройдет до конца. Широко расставив ноги, с опасной бритвой в одной руке и с измазанным кровью лицом он являл собой образ безудержного, но романтичного самурая, отсекающего головы врагов в бою не ради убийства, а ради искусства. Воина, слышащего тонкой душой эстета, поющий на ветру тростник, из которого он после жестокого сражения сделает свирель для печальной мелодии. Главное, чтобы ничто в этот момент не вывело его из равновесия.

Глава 16. Все под контролем брат!

Всем известно, что психологическое равновесие вещь относительная. Оно может рухнуть в любой, самый непредсказуемый момент. Поэтому оно иногда нуждается в существенной подпитке и страховке. А что это такое? Наверное, знают все. Демьян, как раз оказался в такой ситуации, когда поддержка со стороны оказалась бы кстати. Именно так он смог сохранить контроль над ситуацией.

Дверь приоткрылась, из-за нее, вежливо сгорбившись, протиснулся крестьянин, посланный за Spiritus Vini. Но он в ужасе застыл, видя, что трое мужчин, явно благородного происхождения, крепко держат за руки и ноги четвертого полуголого уложенного на стол, а над его рассеченным животом нависает, со сверкающим взглядом дьявола, с красным от крови лицом Демьян. Несколько ее капель быстро стекли с его подбородка, и несчастному крестьянину померещилось, что Демьян, слегка тряхнув головой, алчно облизнулся, смахивая их раздвоенным, как у змеи языком. Вдобавок ко всему это сдобрено ужасным запахом аммиака, а источником его, по мнению крестьянина, могла быть только преисподняя, царство Сатаны. Он слышал разные истории, что иные благородные господа склонны заниматься всяческими подобными богохульными непотребствами и его несчастные товарищи уже, наверное, стали их жертвами, потеряв свои бессмертные души.

– Чего тебе нужно, грязный мерзавец? – грозно проревел де Линь.

Одуревший крестьянин, промаргивая слезящиеся глаза, попятился назад, шепча молитвы, но Демьян остановил его окриком.

– В самый раз! У тебя то, что мне сейчас нужно более всего!

– Пресвятая Дева Мария! – завопил несчастный крестьянин, думая, что у него хотят забрать его душу, – Спаси мой бессмертный дух, ибо есть он собственность Господа нашего Иисуса и избавь меня от дьявольских рук. Отведи его мерзкие помыслы…

Демьян выхватил из его ослабевших рук выпадающую склянку со спиртом и, не мешкая ни минуты, опрокинул в рот. Спирт, не самой хорошей крепости, все же обжег гортань и теплым водопадом упал в желудок.

– То, что надо, – благодарно заметил Демьян, – возвращайся к сеньору Вормсу, и попроси еще. Передай, что я отдам вдвойне и самого наичистейшего медицинского качества! Пусть раскочегарит очаг, пусть запускает все свои перегонные кубы. Пусть его зловещий помощник Перупта Мим начинает свое черное дело. Па-ба-ба-ба!

Перепуганный крестьянин не стал дожидаться повторного приказа, крутнулся на ватных ногах и молниеносно исчез за дверью.

Демьян вдруг почувствовал, что близок к нервному срыву и лишь невероятные усилия воли удерживали его от черной бездны безумия.

«В дороге на ночлег,
Под деревом остановлюсь,
Усну в его тени.
Пускай вишневые цветы,
Дадут мне этой ночью кров».
Произнес он про себя свой самый любимый дзисей. Но и спирт сделал свое дело – он успокоился. Руки Демьяна приобрели более четкие, без дрожания и суетливых подергиваний движения. Человек, не сведущий в хирургии, глядя со стороны мог бы предположить, что перед ним орудует настоящий уверенный в себе профессионал. Потому что Демьян, изредка поглядывая, и пролистывая перепачканными кровью пальцами книгу, остановил кровотечение, перевязав шелковыми нитками из рубашки де Сегюра кровоточащие сосуды. Не обнаружив, посторонних предметов, продезинфицировал. Сделал дренаж для оттока крови.

Вот со швом, пришлось, очень сильно повозится. Сшивать края раны пришлось обычной швейной иглой, которую он предусмотрительно изогнул дугой – подсмотрел в одном из фильмов. Но в фильме одно, а в жизни совсем другое, как, оказалось, проткнуть плотную вязкую человеческую кожу, удерживая скользкую от крови иглу не так-то просто. Но он приспособился, используя своеобразный зажим из двух деревянных щепок.

Наконец, Демьян туго забинтовал де Сегюра и облегченно скомандовал.

– Все ребята я сделал все, что мог.

– Ты забыл привести нашего приятеля в чувство, – прорычал де Линь.

Демьян подвинул тело де Сегюра так, чтобы его голова свешивалась со стола и была ниже всех остальных частей тела.

– Поднимите ему ноги и руки. Кровь должна приливать к голове.

Он задумался на несколько секунд и достал с полки большую, сделанную из дерева и кожи, клизму. де Линь подозрительно покосился на костяную отполированную трубку примитивного агрегата прямого вливания жидкости в кишечный тракт и, по-видимому, ему уже знакомый.

– Ты чего удумал доктор Баландзоне?

– Я постараюсь возместить в его обескровленном организме жидкость. Дайте мне одну его руку.

– Каким образом? – удивленно пробормотал де Линь.

В его глазах промелькнула некая беспомощность и растерянность.

«Подобно бумажному змею,
Рвётся душа
На ветру».
«Если я буду вливать глюкозу или физраствор в кровеносную систему, с помощью этого говнонасоса, то зафигачу ему туда чёрт знает что… Нет!» – Демьян поменял решение и раздраженно откинул клизму.

– Хорошо, – он решительно кивнул невидимому собеседнику, – используем более современный способ вливания жидкости.

Он достал из опрокинутой грубым движением де Линя коробки большой одноразовый шприц.

– Последняя новинка заморской медицины! Изобретение китайских императорских лекарей, – он покрутил шприц перед носом у де Линя и его товарищей, и, еще больше напуская тумана в их сознание, продолжил, – поршневая система подачи жидкости в кровь больного, сделанная из целебного кварца и слоновой кости. Введение в кровь недостающих жидкостей позволяет восстановить не только правильное течение жизненных соков, но и вернуть жизненные ритмы в единый непоколебимый ритм божественного эфира, что нас окружает. От того, как мы соответствуем ритму божественного эфира, зависит и сила нашей жизни, – пояснил он.

«Бред!», – вздохнул про себя Демьян, – «ну а что мне еще остается, чтобы держать этих аборигенов в послушном состоянии».

Де Линь и его товарищи ответили молчанием, лишь несколько раз глупо, но дружно моргнули. Сам же де Линь хотел что-то сказать, но сделал неопределённое жевательное движение нижней челюстью, в очередной раз подкрутил усы и кивнул. Демьян освободил иглу от упаковки, немного «поковырявшись», как это характеризуют несчастные пациенты действия неумелых, равнодушных или мстительных медсестер, вел иглу в вену на руке. Ему повезло что на сильных руках Анри де Сегюра они определялись хорошо, их четкие и крупные голубые линии тянулась по всей руке, как современные автомагистрали. Демьян, периодически наполняя шприц, влил в раненого изрядное количество глюкозы, физраствора и даже чудом оказавшегося в коробке полиглюкина. Через несколько минут кожа де Сегюра заметно порозовела, грудь стала более ритмично подниматься и он наконец он открыл глаза.

– Ты жив мой друг, дьявол тебя побери! – завопил де Линь.

Но слабость де Сегюра не позволяла ему разделить радость товарищей, он бессмысленно смотрел на них из-за полуприкрытых век, а Демьяну же хотелось спровадить из как можно быстрее из помещения аптеки, пока к тому не вернулась память.

– Сеньоры, – заговорил он важным тоном, – ваш друг нуждается в покое и отдыхе. Советую вам незамедлительно отнести его домой и уложить в постель, чтобы он отдохнул.

Де Линь громко рассмеялся.

– Он нуждается в хорошем вине и большом куске сочного мяса! А еще насадить на острый конец своей рапиры парочку своих врагов.

Демьян лишь махнул рукой. Но они все же послушали его, осторожно приподняли своего товарища и вынесли его из помещения аптеки. У самого выхода де Линь повернулся к Демьяну и швырнул небольшой кошель, который упал на пол с глухим позвякиванием. Но сил у Демьяна нагнуться, чтобы поднять его, не осталось, он в наступившей тишине устало опустился на табурет и обхватил голову руками в засохшей крови.

«Омыта и ясна,
Теперь луна сияет.
Гнев бури миновал.
Теперь все сделано,
И я могу уснуть
На миллионы лет».
Но уснуть на миллионы лет ему помешал осторожный шорох из угла, где все это время сидели, забившись, как мыши двое крестьян. Третий так больше и не появился.

– Ах, да зуб, – безучастно произнес Демьян, – давай обвяжем его веревкой и дернем. Теперь я могу все.

– О нет, – заискивающе пролепетал крестьянин с больным зубом, – я все это время пока вы спасали достопочтенного сеньора, шатал его пальцами и читал молитву, обращенную к святому Власию. И вот же чудо! С его благословения окаянный зуб выпал!

Он протянул ладонь на котором, как обрубок старой дубовой коры, лежал почерневший от кариеса коренной зуб и скривив губу оголил часть десны где он до этого находился.

– Обалдеть, – таким же безучастным тоном сказал Демьян, – похоже, ты его со страху шатал, как пьяный зять забор у ненавистной тещи, очень сильно. Ну, с другой стороны одной проблемой у меня теперь меньше.

Радостные крестьяне не стали растрачиваться на суету и видя, что лекарь пока еще не в себе, быстро убрались восвояси, даже не заикнувшись об оплате. А Демьян, придя немного в себя решил навести порядок в помещении. Не так он представлял их с Бруно предприятие по контрабанде раритетных артефактов из пятнадцатого века.

– Черт возьми, если так все будет продолжаться дальше, я точно рехнусь, – сказал он сам себе вслух.

И оказался прав. Не успела его рука поставить картонную коробку обратно на стол, как на него обрушился целый поток посетителей. Весь оставшийся день Демьян снова дергал зубы. Вскрывал огромные, похожие на болотные кочки фурункулы, из которых камчатским гейзером вырывались на его одежду фонтаны дурно пахнущего гноя. Вправил челюсть кузнецу, которого лягнула лошадь, и едва не лишился двух пальцев. Он пересмотрел десятки образцов мочи и экскрементов. Резал, колол, удалял, вытаскивал, бинтовал, прописывал лекарства, слушал плач и вой страждущих. Сам несколько раз не выдержал и, не стесняясь «аборигенов» громко выражался нецензурно по-русски, что те, кто слышал по-своему истолковали – магические заклинания. Дважды отказал странной дамочке в продаже «хорошего незаметного» яда, чем нажил себе тайных и могущественных недоброжелателей. К концу дня он едва стоял на ногах, и весь мир проносился перед ним в каком-то в туманном «кроваво-плачущем» угаре, меняя один обрывистый образ на другой. Он окончательно выбился из сил, выкинул почти силой последнего стенающего больного и закрыл дверь. Выждал примерно полчаса, посвятив это время восстановлению дыхания и расстроенного сознания.

После чего Демьян аккуратно приоткрыл дверь. За ней никого. Он вышел из дома, оставив за спиной немыслимые запахи смрада и вони, такие сильные, что человек, вошедший с улицы неминуемо упал бы в обморок или лишился рассудка. Но чистый свежий воздух возымел обратный эффект, у него закружилась голова, и Демьян сел на ступеньку, прислонился к прохладной стене.

– Господи, – прошептал он, – что это, черт возьми, со мной весь день происходило?

Сверху ему ответила легким скрипом большая деревянная вывеска. На ее поверхности красовалась надпись «Лучшие лекари-аптекари Парижа». Демьян вскочил, некогда белая льняная рубаха хрустнула от засохшего гноя и крови. Он отошел на несколько шагов и посмотрел на фасад своего заведения со стороны. На больших деревянных щитах в лучших традициях партизанского рекламного агентства из какого-нибудь провинциального городка России было написано крупными, яркими, бросающимися в глаза, буквами и снабжено соответствующими картинками из дурного «средневекового фотошопа».

«Лечим любые болезни!»

«Самые лучшие лекарства во всем Париже!»

«Удали ДВА зуба по цене одного!»

«Поставщики лекарств кардинала Франции!»

«То, что не лечит НИКТО, лечим МЫ!»

«Приведи с собой еще одного пациента и получишь скидку!»

«Сегодня горячие скидки на такие-то лекарства!»

«Мы лечим, а другие КАЛЕЧАТ!»

«Если зад горит в седле, свечи от Бруно надо тебе!»

Демьян не стал читать дальше, а лишь закрыл глаза. Если бы Бруно сейчас стоял рядом, участь его была бы страшной. Демьян подпрыгнул на месте, издав невообразимый животный крик, и бросился отдирать продукт рекламного творчества своего друга. Он швырял их в стороны, как Зевс несчастного Кроноса в бездонный Тартар. Крушил ногами, высоко выпрыгивая и опускаясь на них одновременно двумя ногами. Поднимал над головой и разбивал об землю. Издавая гогочущий клич «па-па-ба-па!» рвал руками тканевые основы, натянутые на деревянные рамки. И после того как последний щит и вывеска лежали поверженными на земле, яростный запал вымещения гнева иссяк, забрав последние силы, он упал на колени и его вырвало. Запоздалая реакция на все тошнотворные события сегодняшнего дня.

Сколько прошло времени, пока он, стоя на коленях, делая немые, по-рыбьи, движения ртом, чтобы исторгнуть остатки утренней докторской колбасы из своего желудка, Демьян не заметил. Он пришёл в себя, когда услышал веселый голос Бруно. Его друг пытался петь, нещадно перевирая французскую речь.

– Женуа-а, женуа-а, женуа-а-а дзефирэээ!

Демьян отполз к ступенькам, обернулся. По улице шел Бруно его держал под руку один из братьев Анны дочери пекаря Жанна-Хромца. Явно, оба, будучи навеселе они весело пели, каждый на свой манер. Бруно узрел сидящего на ступеньках Демьяна.

– Братишка я самый счастливый человек в мире! – улыбаясь, сказал он, – она настоящий ангел небесный, – сказал он заплетающимся языком.

Демьян молча смотрел на друга.

– Я оказал ей помощь, потом пообщался с ее отцом и братьями. Вот, знакомься: младший брат Жильен.

Детина повел хмельными глазами из стороны в сторону и пару раз неловко кивнул, что означало приветствие.

– Я немного ангажировал к нашему очень хорошему знакомому, который здесь при важной должности кардинала и патронирует наше предприятие. Жан-Хромец сразу же просек тему, что с нами надо дружить и все такое… Пригласил на обед, потом на ужин. Вино бла-бла-бла, мы друзья, – Бруно, покачиваясь, оперся рукой на плечо Демьяна, мечтательно закатил глаза, – завтра брат, завтра я пойду, проведаю нашу пациентку. И знаешь, чует мое сердце, что я наконец-то после долгих лет одинокого гусарства в полях, обрету свое маленькое счастье в лице настоящего ангела Анны Ле Шиньон, дочери главы цеха пекарей Жанна-Хромца.

Демьян сжал кулаки, но та злость, что еще несколько минут назад в нём кипела магмой в жерле вулкана, прошла, остыла.

Бруно обнялся с Жильеном, тот хлопнул Демьяна по плечу и, напевая песенку про маленький кораблик, отправился домой.

– Ты чего такой кислый, брат? – Бруно присел рядом.

– Понимаешь, – жестко ответил Демьян, и продолжил говорить уже, как говорил Бруно «в режиме радио», – я сегодня один крутился, как сумасшедшая белка в колесе. Я провел впервые ужасную операцию по не проникающему ранению. Меня поливали кровью и гноем. Я стал разбираться во всех оттенках и цветах мочи. Я так упахался, что едва стою на ногах… И все это по твоей милости. Я просил тебя не делать ничего без моего ведома. В результате ты раструбил всему Парижу, что мы чудесные лекари его преосвященства, свалил на меня всю работу, на которую я не подписывался и которую мы не планировали. А сам ты сбежал!

Демьян сделал паузу, чтобы перевести дух. Но рядом раздался храп спящего человека и он понял, что его возмущенный монолог прозвучал в пустоту. Его друг спал благостным сном и, пожалуй, во сне развлекался с дочкой пекаря. Демьян раздраженно сплюнул, втащил Бурно в дом и запер дверь на засов. Утром он заказал скромную вывеску с простой надписью «Аптека». Потом немного подумал и прибавил еще одну вывеску с надписью «Мы НЕ лечим, а только продаем лекарства».

Глава 17. Два флорина и конкурирующая фирма

Подсчет средств, вырученных от лекарской деятельности Демьяна, увы, оказался весьма скромным. Небольшая жменька монет мелкого достоинства и плюс к ней предметы примитивного натурального обмена: большой каравай ржаного хлеба, головка вонючего сыра, мешок брюквы, зерно, мука, солонина, бочонок молодого вина и полмешка яблок – составили выручку Демьяна за тяжкий день, что он провел в роли средневекового лекаря. Не считая тех двух золотых дукатов, брошенных де Линем, в качестве оплаты за лечение своего товарища. Демьян после всех подсчетов сальдо-бульдо пришел к неутешительному выводу – фирма терпит убытки, едва открывшись. Оборотных средств катастрофически не хватает. Чтобы купить на вырученные средства какой-нибудь раритетный товар и с выгодой загнать его в современности, не может быть и речи. Тем более, что о нем вспомнил кардинал Жорж Амбуаз. Камерарий из дворца Гийом принес письмо содержащее мягкую просьбу навестить его преосвященство и захватить спасительных пилюль от подагры. Игнорировать своего защитника, заступника и благодетеля Демьян никак не мог. Он подбросил в руке два золотых флорина и со вздохом решил продать их по цене золотого лома, но, немного поразмыслив, отказался от этой затеи. Появилась идея получше – обратиться к одному своему знакомому из современного ему мира по имени Володя. Сделка обещала быть более выгодной, чем просто продать монеты, как золотой лом, но в этом прорисовывался определенный риск…

Все его в глаза благородно величали Спец, а за длинный острый нос и два больших передних зуба, звали за спиной Крыса. В иных случаях, более нейтрально Барыга. Он занимался скупкой и оборотом золотого лома, мелкого антиквариата, не брезговал ворованными вещами, если они не имели серьезной криминальной предыстории и не несли ему явной угрозы оказаться в местном отделе полиции. Брал вещи в заклад и давал деньги в долг под высокий процент, в этом деле он состоял в доле с Семой-Молотком, а также с местным начальником полиции и горе тому должнику, что затянул с выплатой долга. Сначала его обрабатывали безжалостные представители криминала, а потом он, если имел наглость сопротивляться, попадал под пресс государственной карательной машины. Обладая патологически жадной натурой, тем не менее, он обладал магической чертой – все к чему прикасался Володя Спец-Крыса-Барыга, приносило прибыль, многократно окупая все его вложения. Местная беднота, работяги, живущие от зарплаты до зарплаты, опустившиеся алкаши, несущие последние вещи из своих несчастных семей – все нуждающиеся, так или иначе, попадали в его липкие сети, внося в его карму черный цвет. Возможно, где-то в недрах небольшого старинного русского городка уже народился на свет местный Родион Раскольников, на безвестном заводе уже отлито стальное полотно топора и выросло в лесу дерево для его топорища, когда-нибудь, эти три разных фактора сойдясь вместе, чтобы оборвали паучью жизнь Володи Спеца. Но на тот момент Демьян собирался именно к нему. Потому что именно Володя был экспертом по старым монетам, к коим он питал особую, невероятную, маниакальную страсть и, надо признать, в нумизматике он разбирался очень хорошо. Поэтому Демьян оставил аптеку на Бруно, который уже было засобирался проведать дочку пекаря и, переодевшись, «нырнул» в современность. Поручить такое важное дело ему Демьян не решился, памятуя все его предыдущие прегрешения и «косяки».

– Как сам? – поприветствовал Демьяна скупщик золота, едва двигая губами.

– Да ничего, по-тихому, – ответил Демьян.

Он выдержал паузу, неловко переступил с ноги на ногу перед Володей-Спецом и сказал.

– Спец, у меня есть парочка монет старых. Достались от деда, так сказать, наследство…, – Демьян чуть повременил и выложил свой главный козырь, – золотые.

Глаза у скупщика золота сверкнули и приобрели особый, драконий взгляд. Он еще сильнее поджал губы и сказал.

– Засвети пшеничку.

Демьян вытащил кошель, тряхнул его, перевернув над ладонью, и выложил перед Барыгой два флорина. У того не дрогнула ни одна мышца на лице, он лишь бесстрастно посмотрел на монеты. Но Демьяну на миг померещилось, что зрачки человека сидящего напротив него сузились тонкими щелочками, почернев, как у настоящего комодского варана.

– Что скажешь? – спросил Демьян, – это золотые средневековые монеты. Я думаю, примерно пятнадцатый век. Франция.

– Англия, – поправил его Володя Спец.

Он долго смотрел на лежащие перед ним монеты, потом молча подвинул к себе один из флоринов, аккуратно взял его за края, и медленно переворачивая то одной стороной, то другой, стал изучать. Демьян пытался, чуть наклонив голову заглянуть в глаза Володе Спецу, чтобы понять его реакцию. Но тот, как нарочно, поворачивал голову, рассматривая монету так, чтобы избежать встречи взглядами. Прошло несколько томительных минут, прежде чем он посмотрел Демьяну прямо в глаза и равнодушно сказал.

– Если это не свежак,[24] то это обычный флорин, отбитый при английском короле Эдварде III. Почти безнадега.[25]

– Она настоящая! – воскликнул Демьян.

Володя Спец с прищуром посмотрел на Демьяна, верхняя губа чуть приподнялась, обнажив два крупных передних зуба.

«Крыса!», – мелькнула мысль в голове у Демьяна.

– Не надо так потеть Дема, – спокойно ответил скупщик золота, – внешне она действительно производит впечатление правильной монеты. Но она слишком рельефная, обычно монеты из того времени уже «немые»… Я должен изучить ее. Удостоверится, что это не фуфел.

Демьян упорно смотрел ему в глаза. Володя дождался когда Демьян обреченно махнул рукой.

– У тебя есть свободные полчаса? – так же беспристрастно спросил Володя Спец.

– Да, – выдохнул в ответ Демьян.

– О'кей, – сказал Володя Спец.

Он вытащил из холодильника небольшую баночку Колы и протянул Демьяну.

– Освежись, чутка, а я пока поковыряю твои рыжики.

– Не сильно только ковыряй, а то ведь золото все-таки! – попытался пошутить Демьян.

Володя Спец ответил улыбкой, едва растянув тонкие губы.

Вскоре он подсел за стол перед Демьяном.

– Что хочешь за них?

– Ну вот! – выдохнул Демьян, – я же говорил тебе, что они настоящие!

Володя продолжал смотреть, не мигая на него в ответ. И все бы ничего, но Демьяну снова мерещился этот жадный драконий взгляд. К тому же вопрос обескуражил его – он даже представить себе не мог, сколько могут стоить эти два золотых флорина.

– Ну, я не знаю, – неуверенно начал Демьян, – я пришел к тебе, как специалисту по нумизматике. Ты мне скажи, сколько они могут стоить. И, зная тебя, добавь к этому еще пятьдесят процентов, если возьмёшь их! – весело закончил Демьян.

Скупщик золота растянул губы, в тонкой улыбке обнажив два больших передних зуба, глаза снова по-драконьи сверкнули.

– По сорок косых за каждый рыжик. Цена христианская, это в память о нашей дружбе, – предупредительно подняв руку, он пояснил, – два нюанса, золото порченое, не самой лучшей пробы и в сбере рыжик такой массы стоит тридцать пять рублей.

Восемьдесят тысяч, Демьян не ожидал такой большой суммы.

– Идет! – поспешно воскликнул он, – только все деньги сразу.

– Без «б», – ответил Володя и положил перед Демьяном уже приготовленные две пачки купюр.

Демьян закупил в аптеках города на все восемьдесят тысяч рублей лекарств и с триумфом возвратился в лавку. Бруно озадачил его прямо с порога.

– Приходил слуга этого книжного червя, как его там, месье Вормс, что ли… Принес тебе письмо. Я так понял, нечто срочное. Хотя ни слова не разобрал, что он там тебе написал.

– Ты читал письмо, адресованное мне? – возмутился Демьян.

– И чего, – парировал Бруно, – у нас с тобой бизнес один на двоих…

– Заметь, – Демьян не дал ему договорить, – я тащу его в одну упряжку, пока ты прохлаждаешься с дочкой пекаря!

Бруно возмущенно фыркнул.

– Вот что ты за человек? А? Я впервые влюблен, как никогда в жизни. Неужели нельзя немного потерпеть, пока у меня все наладится? Вот какой же ты черствый, даже не можешь порадоваться за друга! Вот если бы ты сейчас замутил роман с какой-нибудь дамочкой, я бы был только рад за тебя. Помогал бы тебе…

Но Демьян не уступал.

– Я надеюсь, ты понимаешь, что твои отношения не имеют дальнейшего развития?

– Это почему же?! – обиженно огрызнулся Бруно.

– Да потому что она из средневековья, а ты из современного мира, идиот!

– Мы сейчас с тобой, – Бруно ткнул пальцем, в сторону двери выходящей в Париж, – и живем, к твоему сведению, в средневековье. Так что скажи мне, что не так?

– Не так то, что если нам вдруг придется сворачивать нашу деятельность, ты не сможешь утащить дочь пекаря в наше время.

– И кто мне помешает это сделать?

Демьян хотел что-то сказать и застыл с открытым ртом.

– Знаешь, – с улыбкой победителя заявил Бруно, – ты мне страшно завидуешь. Да-да, так и есть. Потому что мою Анну ты даже по имени не хочешь назвать.

Бруно скривил лицо и противным голосом проголосил, изображая Демьяна.

– Твоя-а-а дочка пекаря-я-я.

Подошел к двери, взялся за ручку и, сделав серьезное лицо, с горечью в голосе сказал.

– Еще друг называется.

Дверь захлопнулась, а Демьян так и остался стоять с открытым ртом. Какие последствия ожидают мир, если этот дурак попытается переселить девушку из средневековья в двадцать первый век, стоит только гадать. Перед Демьяном снова замаячил трагический образ Экельса.[26] Он закрыл рот и мысленно дал себе клятву не допустить этого ни под каким предлогом.

Но нужно заниматься делами. Демьян вздохнул, взял письмо с надломленной коричневой печатью, развернул. Он понял, почему Бруно не смог прочитать ни строчки письма. Автор написал его зеркальным способом, характерным для интеллектуалов средневековья. Он поставил зеркало и погрузился в чтение.

«Ave, Frater! Mon Cher ami monsieur Демьян.

Спешу вас уведомить о прекрасной новости. Нас посетил наш друг и брат во пути к Великому Знанию истинный Искатель Знания Филипп Авреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм. Мы же наслышаны о вашей великолепной операции, сделанной известному нам всем в городе задире и дуэлянту Анри де Сегюру. Мы наслышаны о том, какое вы проявили знание в исцелении человека, явно не заслуживающего всеобщей любви, в этом ваше великодушие, достойное настоящего Искателя Великого Знания. Наш брат Филипп Бомбаст фон Гогенгейм будет проводить показательное вскрытие тела одного преступника, в жизни совершившего немало прегрешений, но его бренное тело послужит Науке и будущему человечества. Сие торжественное действие, Mon Cher ami, как вы понимаете, будет происходить в анатомическом театре для узкого круга людей, к нему будут допущены только посвященные на Пути к Великому Знанию. Если вы любезно принимаете мое приглашение, то мой верный слуга придет за вами после полуночи, чтобы сопроводить к месту Сияния Знания.

Votre ami dévoué et fidèle Оле Ворм.»

Час от часу не легче! Такого поворота Демьян не ожидал. Он уже думал, что его лекарская деятельность закончилась лечением непроникающего ранения и удалением зубов, а тут еще хуже: вскрытие трупа. К счастью он будет лишь наблюдателем. Но это совсем никаким образом не облегчало его задачи – сидеть всю ночь в обществе алчущих знания маньяков, потрошащих несчастное тело человека, пускай даже и преступника. А с другой стороны, размышлял Демьян, выхода у него другого нет, придется пережить и это. Он встал, закрыл аптеку изнутри и решил хоть немного выспаться перед событиями предстоящей ночи. Но не тут-то было. Раздался настойчивый стук. Демьян остановился. Варианта два: это очередной покупатель лекарств или, возможно, посланник из дворца кардинала Франции. Демьян не стал гадать, раздраженно сплюнул и пошел открывать дверь.

За дверью стоял не покупатель и не посланник кардинала. Демьян сначала даже отпрянул от неожиданности, до того был похож человек на Володю Спеца. Высокий, как длинный хлыст. Тонкий, острый, длинный нос, два больших передних зуба, настолько большие, что их полностью не покрывала верхняя губа. Но это не он. Человек бесцеремонно вошел и надменно обвел взглядом помещение аптеки.

– Чем могу служить? – спросил Демьян.

– Я Фредерик Кристоф ле Бертран.

Видя, что его имя совсем не произвело надлежащего воздействия на собеседника, Фредерик ле Бертран пояснил, при этом еще больше подняв свой тонкий нос кверху.

– Я глава старшего цеха аптекарей города Парижа. Сия должность была дарована моим предкам нашим Великим монархом Карлом VII Победоносным за безупречное мастерство изготовления целебных снадобий, оное мастерство взращено в нескольких поколениях моего рода. И подтверждено в ордонансах всех последующих французских королей Людовика XI Благоразумного, Карла VIII Любезного, Людовика XII Отца народа и нашего нынешнего досточтимого Франциска I.

Демьян поморщился и потер виски от нахлынувшей головной боли.

– Тебе чего надо? – спросил он главу цеха аптекарей.

В данный момент он поддержал бы желание Бруно прыснуть из перцового баллончика в наглую крысиную морду ле Бертрана но, повысив голос снова переспросил.

– Тебе чего надо, конкурирующая фирма? У меня мало времени, чтобы меряться тобой статусом.

Лицо главы цеха аптекарей приобрело насыщенный красный цвет. Он сжал тонкие губы, а на худом лице под кожей на скулах волнообразно проступили мышцы лица.

– Я смею напомнить вам месье, что являюсь главой старшего цеха аптекарей Парижа. Это один из пяти старших цехов. Моими лекарствами пользуют при дворе нашего монарха. И под моим началом объединены несколько мелких цехов: медики, цирюльники, аптекари, бакалейщики, торговцы красками, продавцы галантереи и даже кожевенники. Я один из главных консулов цехового совета. Вы открыли аптеку без дозволения нашего высокого совета и одобрения всех консулов.

Демьян с тоской посмотрел на лестницу, ведущую наверх, в комнату в которой он может отдохнуть и расслабится, а в итоге ему приходится слушать напыщенного идиота.

– И что? – Демьян продолжал общаться с ле Бертраном односложными выражениями.

– В моей власти подвергнуть вас аресту, ваше имущество перейдет в собственность цеха, а вы после суда будете, подвергнуты телесному наказанию вплоть до отсечения кисти руки или головы. В зависимости от тяжести содеянного.

«Ну, ни фига себе!», – с Демьяна сразу же слетело дремотное состояние.

Глава старшего цеха, это достаточно серьезно, они имеют даже своих констеблей, выполняющих полицейские функции и входят в городской совет с правом решающего голоса – это действительно, не самые последние люди города. Как совет пятисот серебряных поясов в Великом Новгороде, они призывали или низвергали князя и не подчинялись ничьей власти, пока Иван Грозный не перебил их всех. Но то, что ле Бертран притащился в аптеку один без констеблей и своих приятелей из высшего совета – значит тут что-то не так.

– Так что же вас все-таки, любезный месье ле Бертран, привело к нам, – дружелюбно спросил Демьян, – и кивнул в сторону бутылки вина стоящей на столе.

Тот намек понял совершенно четко, шмыгнул пунцовым носом и подсел к столу как кот, захлопнувший мышеловку. Он употребил бокал вина, нацепил на нос очки с хорошими венецианскими стеклами и стал с бесцеремонным любопытством восточного покупателя рабов, рассматривать обстановку аптеки. Алкоголь сделал свое коварное дело, и посетитель размяк, разговорился.

– Я понимаю, что вы попали под покровительство некого влиятельного лица, и всецело пользуетесь его благосклонностью, – осторожно начал старший глава цеха аптекарей, – но вы обязаны строго блюсти требования цеховых уставов, заручится поддержкой и разрешением всех мастеров нашего влиятельнейшего цеха, предоставив на их обозрение свои умения и мастерство. Я мог бы, как главный в нашем деле помочь вам, взять под свой патронаж. Тем более мои связи с королевской семьей…

«Так вот где собака зарыта», – подумал Демьян, – «этот напыщенный гусь Фредерик ле Бертран, первым приперся сюда разведать, так сказать, обстановку. Взять меня на пушку. А в случае чего, по его соображениям, поживиться секретами мастерства. Хм, а если я дам слабину, так и вообще прибрать все наше предприятие к своим рукам. Но главное, его длинный крысиный нос учуял, что вслед за кардиналом Франции мы с Бруно можем оказаться при дворе французского короля. И тогда прощай, могущество главы старшего цеха аптекарей Фредерика ле Бертрана».

Демьян подошел вплотную к Фредерику ле Бертрану. Действовать нужно жестко и быстро.

– Вот, что напыщенный дурак! Если бы ты действительно отважился утащить нас в тюрьму Шатле, против воли его преосвященства, ты бы приволок с собой цеховых констеблей и явился «на коне» в окружении своих дружков из цехового совета, таких же жадных и подлых. Но ты, крыса, пришел один, даже не поставив их в известность, в надежде забрать нашу аптеку, угрожая могуществом всего цехового совета, который не в курсе всех твоих хитростей.

Фредерик ле Бертран вскочил как ужаленный.

– Что? Что вы себе позволяете?! – заикаясь, заголосил он.

«Завтра же, нужно наведаться к его преосвященству и выпросить какую-нибудь охранную грамоту, вот от таких идиотов», – подумал Демьян.

Он за последние дни так дико устал, что у него просто не осталось сил спорить с главой цеха аптекарей, увещевать его или подстраиваться под него. Ему предстояла непростая ночь, и он хотел лишь одного: выспаться.

Демьян схватил Фредерика ле Бертрана за нос известным всем приемом под названием «сливка», сжал что есть мочи, чем добыл весьма бодрый вопль боли и обиды своего противника и так его повел к двери. Тот шел, поскуливая, не сопротивляясь, лишь потряхивал руками как самый настоящий гусь на крестьянском дворе. Демьян открыл дверь, поставил несчастного старшего главу цеха аптекарей к себе спиной и пинком вышиб его на улицу.

– Как тебе такой финал, пустой и плоский? – сказал Демьян в пространство невидимому собеседнику, захлопнул дверь и направился к лестнице, ведущей наверх.

Если бы он только знал, какого смертельного врага себе приобрел, то, пожалуй, постарался с ним все же договориться, но в тот момент силы душевные, отвечающие за нервное равновесие, его покинули и Демьян совершил опасную ошибку.

Глава 18. Парни из ближайшей анатомички

Незаметно накатил обычный средневековый парижский вечер. Хозяева домов накрепко закрывали ставни первых и вторых этажей, запирали на крепкие засовы прочные двери. За окнами пропевали свои последние вечерние серенады окрестные петухи, изредка полаивали собаки, давая понять хозяевам, что службу они несут и не зря едят свой хлеб. В пику им парижские воры тихо, не привлекая внимания, выходили на свой опасный и нелегкий промысел, а пылкие влюбленные мужчины занимали места под окнами в темных переулках, ожидая тайного знака от своих прекрасных дам, чтобы влезть в окно и предаться плотским наслаждениям. Нередко эти же влюбленные, погрузившись в сладкие грезы и потеряв бдительность, становились жертвами тех самых парижских воров, которых воспели в своих бессмертных произведениях классики французской литературы Золя, Стендаль и Гюго. И если отвага и острая рапира их все же не спасали, то утром их несчастные тела с перерезанным горлом или проткнутой грудью, с пустыми карманами или вовсе без одежды, вылавливали рыбаки из Сены. Вот так, вдохновляющая любовь и печальный исход жизни смерть – заложенная природой страсть к совокуплению с предметом обожания и страсть к наживе любым путем, даже совершая убийство, соседствовали на парижских улицах, по которым Демьян шел, озираясь со слугой своего друга книготорговца Оле Вормса. И дело его было отнюдь не любовным и не криминальным, он шел на сияющее пламя огня, излучающего Свет Великого Знания – еще одна сильнейшая страсть человечества, страсть к научным знаниям. Ради которой, гордо подняв голову, взошел на костер Джордано Бруно. Чутка не дотянул до самоотверженного подвига, но все же в последний момент невнятно пробормотал, так чтобы не услышали инквизиторы, свои не менее великие слова великий Галилей. Возможно, и Демьян хотел в некотором роде приобщиться к великим научным подвигам, но он испытывал двойственное ощущение от своего предприятия. С одной стороны ему очень не хотелось идти, ночью в анатомический театр, а с другой стороны… А с другой стороны – разве у него был другой выбор?

– Сюда, за мной, синьор, – изредка тихо шептал слуга.

А маршрут представлял собой достаточно сложный квест. Пройти и не вляпаться во что-нибудь дурно пахнущее, не налететь в темноте на стену, не столкнуться со столбом, не провалится в яму или не напороться на засаду дерзких грабителей, было сложно. Демьян невольно поглаживал в кармане, половинку старой римской монеты, оберег от парижского гоп-стопа, а в остальном, чертыхаясь про себя, всецело доверился навыкам ориентирования и чутью слуги Оле Вормса по имени Пикке. Тот вел умело, лишь изредка доставал из-под плотного шерстяного плаща небольшой жестяной фонарь со свечой и, подняв над головой, указывал пальцем направление движения. Демьян пытался хоть что-то разглядеть в направлении пальца Пикке, но, не будучи коренным парижанином, каждый раз оставлял эту безнадежную затею и просто шел.

Наконец, после долгих запутанных хождений по извилистым и узким улицам они уперлись в массивную деревянную дверь особняка на окраине Парижа.

– Здесь, сеньор, – тихим, но торжественным голосом сказал Пикке, – дальше вы пойдете один, мой господин строго-настрого запретил мне проходить через эту дверь.

– А где он сам, кстати? – спросил Демьян.

– Моего господина задержали коммерческие дела, но не беспокойтесь, он придет чуть погодя.

«Ну да, конечно, коммерческие дела», – с сарказмом подумал Демьян, – «небось, надышался какой-нибудь дряни в своем подвале и сидит сейчас со своим воображаемым приятелем, бесом по имени Перупта Мим, торгуется, продавая ему свою душу. Наверное, в этом закрытом сообществе нужен какой-то инвайт от него».

Он спросил слугу Оле Вормса.

– А меня пустят без твоего господина?

– О да, сеньор! Все предупреждены, что вы близкий друг моего господина и пользуетесь его безграничным доверием. Я же буду ожидать здесь снаружи.

«Интересно», – подумал Демьян, – «сколько таких доверчивых уже оказалось в цепких лапах преподобного Томазо. Как-то слишком просто Оле Вормс доверился мне».

Пикке прислонился спиной к стене и тут же задремал чутким сном слуги. Демьян посмотрел на него, покачал головой, ну прямо, как дневальный дух первогодок на тумбочке. Он мог бы проспать грохот ударной волны от ядерного взрыва, или выдержать удар молнии в свою голову, но расслышал бы тихий щелчок пальцами своего господина в безвоздушном пространстве космоса на расстоянии пары парсеков. Демьян постучал в дверь. Ждать пришлось довольно долго, он уже хотел толкнуть в бок Пикке, но наконец-то раздался скрежет открываемой маленькой дверцы, заменяющей в средневековье оптический глазок, и из полумрака сверкнули чьи-то внимательные глаза.

– Ave, Frater! – сказал Демьян.

– Ave, Frater! – ответили глаза.

Но дверь так никто не открыл.

– Что ищешь здесь? – спросили глаза.

– Я месье Демьян Садко, пришел по приглашению книготорговца Оле Вормса для…

Демьян замолчал. Он не мог открыто назвать причину того зачем он сюда пришел. А «глаза» тоже хранили молчание, лишь продолжали поблескивать в полутьме помещения.

«Вот хрень собачья!» – раздосадовано подумал Демьян, – «достали эти игры! Наверное, надо сказать нечто замысловатое, для этих идиотов важно соблюсти все ритуалы. Так ладно. Попробую…»

– Я пришел постичь Великое Знание, – наугад сказал он.

– Назовись, человек, – сказали глаза.

– Искатель Света Демьян Садко.

За дверью раздался грохот отодвигаемого засова и его впустили вовнутрь.

– Прошу, Искатель Света, иди за мной, – сказал мужчина в черном балахоне с капюшоном, поверх которого был надет передник с каббалистическими символами. Половина его лица скрыта белым платком. В руке он держал нечто вроде посоха с набалдашником в виде солнца или бутона розы, Демьян в полумраке не разобрал, лишь констатировал:

«Ну-ну, начинается маскарад», – вздохнул он и пошел за провожатым.

Судя по уклону каменного пола, коридор вел вниз, куда-то под здание, вероятно, в подвал. Через пару минут они уперлись в железную дверь. Церемониймейстер, так прозвал про себя провожатого Демьян, открыл дверь и впустил его в достаточно просторное помещение, освещенное множеством свечей. Демьян, окинув взглядом пространство, застыл на месте.

«Твою же…», – пронеслось у него в голове.

Посредине большой залы стоял массивный овальный стол, на нем тело человека, покрытое тканью.

«Похоже, это наш несчастный объект. Да-а, неплохую они себе нору здесь оборудовали, наверное, частенько эти вурдалаки себе такие научные медицинские вечеринки устраивают», – подумал он и взмолился про себя, – «Господи! Я-то что здесь делаю?»

А прийти в замешательство неподготовленному человеку было от чего. Вокруг стола стояли полукругом широкие скамьи, отгороженные от него перилами. На скамьях сидели несколько человек в черных мантиях, вполголоса ведущих неспешный разговор. У основания стола, где у покрытого тела находились ноги, стояло помпезное деревянное кресло на высоких массивных ножках. На нем, повалившись на бок, в позе Вакха, с важным видом восседал человек. В одной руке он держал огромную кружку, из которой постоянно прихлебывал, а в другой длинную тонкую палку, выполняющую роли указки. За его спиной на высокой спинке кресла, отсвечивал, как дьявольское око, рельефный тайный знак, что Демьян назвал бы логотипом Общества Искателей Света Великого Знания. Вписанная в круг композиция – обезличенная рука из облака держала за запястье другую, словно кто-то из облака пытался нащупать пульс у отрубленной руки. Повсюду в стенах темнели ниши, в которых на специальных деревянных подставках висели настоящие человеческие скелеты, тут же скелеты парочки животных, рядом большой «плакат» с какими-то звёздными системами, тайными надписями и изображение человека без кожи. Два типа в черных мантиях «с умным видом» стояли возле одного скелета и о чем-то оживленно спорили, перехватывая друг у друга толстую белую кость. Спор шел жаркий, Демьяну даже показалось, что еще чуть-чуть, и они начнут лупить друг друга, этой костью, доказывая оппоненту свою единственную, непререкаемую точку зрения.

Он перевел взгляд на закопченный потолок. В нем на двух крючьях висели небольшие блоки с продетыми через них веревками. Что напомнило ему уже знакомое приспособление из веселого заведения мастера Жиля и его шустрого промоутера преподобного святого отца Томазо.

Еще один зловещий объект интерьера находился в дальнем углу – отбрасывая красно-оранжевые блики в пространство, горел очаг. В нем стоял большой черный котел с кипящей водой, источая сладкий запах наваристого бульона с тошнотворной ноткой протухшего жира. Из котла торчали бедренные кости, а в всплывающих пузырях кипятка поднимался к поверхности и снова тонул гладкий человеческий череп. Демьян почувствовал, как у него по телу побежали мурашки, язык прилип к небу и волосы зашевелились на голове. Возникло неопределимое желание бежать отсюда и бежать как можно быстрее. Усиливал это желание нестерпимый смрад разлагающейся плоти и влажная духота.

«Представляю, какое тут начнется веселье… Если на наш фестиваль научных поисков ворвется преподобный Томазо и накроет всю нашу безумную тусовку», – он коротко вздохнул, боясь втянуть в себя больше этого ужасного воздуха, чем это необходимо для дыхания, и задался вопросом, – «Вот почему, почему мне все время достаются такие жуткие мероприятия, а с милой дочкой пекаря весело развлекается Бруно?», – думал Демьян, борясь с рвотными позывами.

Церемониймейстер провел его за перила и указал на место рядом с каким-то стариком в большом черном берете. Тот недовольно глянул на него, но потом его недовольство сменилось улыбкой.

– И вам доброй ночи Искатель Знания, – предупредительно сказал ему Демьян, – не знаете где здесь попкорна взять и большой стакан Колы? – пошутил он.

Старик, продолжая улыбаться, вежливо сказал.

– Простите месье, небольшая просьба, подвиньтесь немного в сторону. Мне нужно больше света для того чтобы делать наброски, пока мастер Парацельс будет давать объяснения.

У Демьяна отвисла челюсть. Он, читая письмо от Оле Вормса, пропустил, что Филипп Бомбаст фон Гогенгейм и есть тот самый известнейший врач и целитель средневековья, великий Парацельс. Это его именем назвали ежегодную, самую престижную премию в области фармакологии в Европе. Он посмотрел на восседающего, на высоком кресле человека, вливающего в свою запрокинутую голову последние капли из большой кружки и эта жуткая вечеринка приобрела для него новый смысл.

– Да, конечно же, – пробормотал он, двигаясь чуть в сторону.

– Благодарю вас месье, – кивнул старик.

Демьян кинул взгляд на листы бумаги, лежащие на коленях старика, и обомлел. В то что он видел своими глазами, разум отказывался верить – это были известные анатомические рисунки Леонардо Да Винчи.

До него еще раз дошло то, что он находится в средневековье, как бы его мозг это не отрицал.

– Прошу прощения месье, – заплетающимся языком сказал Демьян, могу я узнать ваше имя?

Старик слегка пожал плечами.

– Леонардо ди сер Пьеро да Винчи, – ответил он, – я могу, в ответ, узнать ваше имя молодой человек?

– Демьян Садко, месье Демьян Садко аптекарь из Московии.

– А-а-а, – дружелюбно протянул старик, – мой любезный друг Оле Ворм говорил о вас. Я рад нашему знакомству и польщен вашим присутствием.

У Демьяна пропал дар речи.

«Это ты-то польщен?! Я сейчас сознание потеряю от того, что вижу и с кем общаюсь… Леонардо Да Винчи, Парацельс – это невероятно!

Его уже не пугал смрадный запах и скелеты в нишах, жуткие типы в черных балахонах и булькающий котел с человеческими костями, стоящий на очаге.

– Наш с вами общий друг Оле Ворм, запаздывает, – сказал Демьян.

– Любезный месье Ворм будет сегодня вместе с мастером Жилем Сансоном ассистировать мастеру Парацельсу.

Ошарашенный такой новостью Демьян в течение нескольких секунд молча смотрел на Леонардо да Винчи.

– Вы хотите сказать что сеньор Ворм и мастер Жиль Сансон будут помогать мастеру Парацельсу потрошить труп?

– Да, – удивленно посмотрел на Демьяна старик.

Но Демьян не мог поверить в то, что он только что услышал.

– Стоп, стоп… Вы имеете в виду Жиля Сансона, парижского палача?

– Да, именно его я имею в виду. Кто профессиональнее палача сможет грамотно вскрыть тело человека?

– Мд-а, железобетонная логика…, - протянул Демьян.

– И, кроме того, мастер Жиль всю жизнь мечтал стать врачом и лечить людей. Лишь несправедливая слепая судьба распорядилась так, что он занялся презренным ремеслом, женившись на дочери палача. Но мы, мужи науки, настоящие агностики, не можем подчиняться таким обстоятельствам, – раздраженно ответил Леонардо да Винчи.

– Но постойте, любезный монсеньор, я просто иностранец и еще толком не освоился в землях французской короны. Разве вскрытие и изучение трупов не запрещено? Разве католическая церковь, «по заказу» которой Жиль Сансон пытает и казнит бедолаг, не запрещает сие действие с человеческим телом? Если нас тут всех накроют, этот же Жиль Сансон примется и за нас!

Леонардо да Винчи отложил свой альбом в сторону.

– Мы соблюдаем все законы. Я понимаю, вы как иностранец не знаете, но дело в том, что университет Монпелье, где анатомия является одним из главных предметов, в 1376 году получил особое разрешение от правителя Лангедокского Людовика Анжуйского, который был братом французского короля Карла V, ежегодно анатомировать один свежий труп казненного преступника. Исключаются только тела людей принадлежащих добрым католикам и вообще правоверным христианам, а преступники, бродячие актеры, иноверцы или дикари, пожалуйста, режь в свое удовольствие. Естественно, Париж не мог отстать от Монпелье и французский король Карл VIII утвердил особой грамотой в 1496 году право «брать ежегодно один труп из тех, которые будут казнены». Ну а там, где один труп там и два. В прошлый раз было весьма интересно, мастер Жиль Сансон ассистировал известному доктору и хирургу Амбруазу Паре, кстати, вышедшему из цирюльников. Он производил вскрытие живого преступника, потому что нам нужно было изучить движение крови и иных соков жизни в теле человека, что мой уважаемый коллега, как вы понимаете, в мертвом теле изучить нельзя.

Демьян вытаращил глаза.

«Да вы просто садисты, вашу мать!»

– Фашисты! – Демьян не удержался от восклицания.

– Простите, что вы сказали, – Леонардо да Винчи наклонился к нему левым ухом, подложив под ушную раковину трясущуюся ладонь.

– Ничего, – угрюмо произнес Демьян.

Его отношение к происходящим вокруг него событиям снова поменялось. Резать еще живого человека, путь и преступника – это уже слишком.

– А вон видите того очаровательного молодого человека, прекрасного, как юный библейский Давид?

Прервал его невеселые мысли Леонардо да Винчи. Демьян посмотрел в сторону, куда кивнул старик и буркнул.

– Да вижу, кучерявый сопливый пацан.

Леонардо да Винчи покосился на Демьяна.

– И несмотря на свою цветущую раним цветом юность, он весьма одаренный юноша, не только своей привлекательной внешностью Аполлона, но и своим пытливым умом. Это Андреас Везалий из города Брюсселя. Еще в детском возрасте в нем обнаружили страстную склонность к анатомии. Он с превеликим увлечением вскрывал и тщательно препарировал домашних животных. Дома не осталось ни одной кошки или собаки, кои избегли его таланта. Его рекомендовал сам Жак Франсуа Фернель…

– Да что вы говорите?! – язвительно заметил Демьян, – с детства любил препарировать домашних животных. Судебный психиатр Джон Макдональд из Новой Зеландии назвал бы это в своей триаде маньяков совсем по-другому – зоосадизм.

Но глуховатый Леонардо да Винчи не заметил его ехидного замечания.

– Здесь очень много знаменитых мастеров врачевания, – продолжал да Винчи, – Николай Флорен и Гвидо-Гвиди, – указал он на двух типов, которые уже так эмоционально спорили, оба одновременно схватившись за кость, что напоминали двух бродячих псов, готовых вцепиться друг в друга из-за лакомства. А вон там, Иоганн Гюнтер и рядом с ним тот самый Франсуа Фернель. Последний, один из самых лучших знатоков коварного заболевания люэс, недуга ниспосланного нам, как кара за похоть и плотскую распущенность…

Демьян незаметно поднял руки, чтобы заткнуть уши – голова кружилась от духоты, тошнотворного запаха, который он снова стал ощущать и от монотонной речи Леонардо да Винчи – от всего ему стало, как это принято говорить, «нехорошо». Помотав головой, Демьян склонил ее, пытаясь найти в себе силы очистить свой разум. В глазах потемнело, даже показалось, что он на пару секунд отключился. А пришел он в себя от того, что кто-то тронул его за плечо. Демьян поднял голову и увидел перед собой лицо Оле Вормса. Тот стоял перед ним в кожаном переднике и в своей неизменной бархатной шапочке расшитой жемчугом.

– Мой друг, вам плохо? – озабоченно спросил он.

– Здравствуйте, – в ответ пробормотал Демьян.

– Прошу вашего великодушного прощения, что вам пришлось идти одному, меня задержали важные дела, – поклонился Оле Ворм.

Демьян махнул рукой.

– Все в порядке, Пикке меня предупредил.

Но Оле Ворм не отставал.

– Мне показалось, что вас настиг внезапный недуг, дурнота чувств, – в его голосе прозвучала скрытая, некая «радостная заинтересованность», и он поспешил обнадежить своего друга, – мы непременно поможем, ведь здесь присутствуют лучшие доктора Европы. Каждый из них почтет за особую честь оказать вам помощь своим умением и знаниями.

От этих слов Демьяну сразу стало «хорошо».

– Нет, мой друг, – он сел прямо и выпрямил спину, лицо выражало бодрость, веселость, жизнерадостность – все нормально!

Оле Ворм разочарованно посмотрел на него, очевидно, он уже рассчитывал попрактиковаться на своём приятеле, а тому вдруг, неожиданно, стало «хорошо».

– Ну-у-у, как пожелаете, – вздохнул он, – если что, не стесняйтесь. Вы можете рассчитывать на каждого из нас.

– Я понимаю, – пробормотал Демьян, оглядываясь вокруг и видя, как все ученые мужи в черных балахонах замолчали, окружая его, словно стая голодных и наглых ворон, – вы действуете из добрых побуждений.

«Но я у меня нет желания стать тренажером в вашей милой живодерне», – мысленно закончил он.

Рядом с книготорговцем стоял здоровяк Жиль Сансон. Он, конечно же, признал Демьяна и с интересом смотрел на своего бывшего «клиента». Мастер Жиль протянул руку и по-приятельски потрепал его по плечу.

– Рад видеть вас в добром здравии и целости. Надеюсь, вы не держите на меня зла? Знайте, ничего личного, это просто работа. В следующий раз я, как ваш друг на пути к Истинному Знанию проявлю больше участия в вашем положении.

Перспектива снова оказаться в заведении мастера Жиля Сансона не прельщала Демьяна, он не знал, как разрулить ситуацию и что ответить палачу, и лишь растерянно улыбнулся, дурашливо пожимая плечами.

Пока Демьян гримасами лица выказывал свое дружеское расположение мастеру Жилю, он почувствовал на руках влажное дыхание, опустив глаза, увидел верного пса Оле Вормса Тибальда. Тот, в свою очередь, тоже узнал Демьяна, радостно проскулил, встал передними лапами на перила и дружелюбно лизнул его в лицо. Оле Ворм хихикнул.

– Тибальд всегда рад видеть моих друзей, – и, выражая общее мнение, спросил мастера Парацельса, который, будучи под винными парами, немного прикорнул на своем кресле, – уважаемый монсеньор, не пора ли начинать?

Оле Ворм и мастер Жиль Сансон, потеряв интерес к самочувствию Демьяна, заняли свои места у овального стола рядом с телом. Парацельс вскинул голову, повел осоловевшими глазами, грязно выругался и буркнул:

– Да гспда-а ученые, за сим начнем!

«У-у-у, да ты, ваше благородие, нарезался», – подумал Демьян, глядя на великого Парацельса.

Тот приосанился в кресле и произнес с особым пафосом.

– Сегодняшний праздник науки проходит под знаком гармоничной природы Венеры. Эманации планетных начал таковы, что согласуются с особым музыкальным магистериумом природы. Надеюсь, произведение моего личного сочинения, – Парацельс заранее благодарно поклонился, – поможет создать необходимую атмосферу.

Появились музыканты с двумя лютнями, рожком, небольшой арфой и инструментом напоминающим виолончель и шарманку одновременно. Музыканты не стали долго рассусоливать, настраивать инструменты, дергать струны, продувать рожки – присели недалеко от кресла Парацельса и завели вдохновляющую мелодию, от которой в голове любого нормального человека в данной ситуации, в данном месте, сами собой рождались жуткие образы вампиров, оживших мертвецов и прочей нечисти. Демьян на пару секунд прикрыл глаза, и хоть будучи неверующим человеком, все же сказал сам себе.

«Господи, милосердный, дай мне сил не повредится сегодня рассудком и сохранить свой разум».

А мастер Парацельс продолжал тем временем:

– Перед нами есть тело человеческое, созданное по подобию божьему и по воле божьей. Сие тело лишено духа и разума, что есть всего лишь телесная оболочка, то, что в конечном итоге вскоре станет прахом. Сей человек при жизни сделал много плохого, был грешником, убивцем и попирателем всех моралей человеческих…

«Это ты-то, пьяная морда, потрошащая трупы, будешь говорить о морали», – саркастически подумал Демьян.

– Нет ничего, что могло бы избавить смертное тело от смерти, но есть нечто, могущее отодвинуть гибель, возвратить молодость и продлить человеческую жизнь. Это Знание. Поэтому этот человек после своей смерти послужит великой цели – получению знаний. Прошу вас господа, – Парацельс ткнул в лежащее тело длинной палкой.

Ассистенты скинули покрывало. Демьян не выдержал и ахнул, не в силах скрыть накатывающие чувства, болезненного удивления и неожиданного сожаления, той мгновенной печали, впрочем, быстро проходящей со словами «ух, слава Богу это не я», что иногда вызывает в нас потеря знакомого, но совсем не близкого человека.

Глава 19. Только в бою рождается научная истина

На столе лежал коротышка Тиль.

Осклабившееся побелевшее лицо немного распухло от притока впоследствии разложившийся крови, а из открытого рта вывалился язык, характерный признак висельника. На шее, еще туго стянув горло, болталась веревка от виселицы. Остекленевшие глаза, подернутые мутной пленкой, казалось, смотрели прямо на Демьяна. Эх, коротышка Тиль, похоже, он попался в руки правосудия и в итоге угодил на виселицу, которой избежал Гастон по прозвищу Счастливая рука. Демьян искренне пожалел Тиля, несмотря на то, что тот пытался его ограбить и ткнуть ножом в бок. Тиль все же в какой-то степени был на стороне Демьяна и даже отомстил нищему, сдавшему его инквизиции.

Мастер Жиль Сансон достал из кармана фартука железный крюк с хвостовиком в виде острого винта. Оле Ворм обхватил обеими руками голову несчастного Тиля и крепко зажал ее, а палач, который в данный момент представлял собой образ не палача, а профессионального анатома, с хрустом вкрутил крюк в лобную кость черепа мертвеца. Демьян почувствовал, как его снова немного качнуло от нахлынувшей дурноты. Книготорговец тут же помог Жилю Сансону завязать веревку и перекинуть ее через небольшой блок в потолке. После чего они немного приподняли труп Тиля так, чтобы было его удобнее препарировать и чтобы все их действия попали под всеобщее одобрительное обозрение. Сидевший рядом Леонардо да Винчи оставил Демьяна и увлеченно сосредоточился на своих набросках. Все вокруг внимательно наблюдали за работой двух анатомов. Наконец Сансон взял нож с широким лезвием, деловито обтер его о рукав и разрезал живот мертвого Тиля, а Оле Ворм запустив руки в брюшину, с чвакающим звуком начал поднимать внутренние органы, а Сансон, орудуя ножом в глубине живота, что-то там резал. Наконец, через пару десятков секунд Оле вытащил на стол все внутренности.

– Сие есть микрокосм тела человеческого, созданного божественным замыслом и его вселенским гением, – рокотал откуда-то сверху голос Парацельса поясняющего все действия своих ассистентов, – сейчас мы рассмотрим каждый орган человека по отдельности и установим, для чего Господь их предназначил.

Демьян почувствовал, как начал медленно сползать со скамьи. Позывы на рвоту и нервное истощение сделали свое дело. Он попытался затормозить этот процесс ватными руками, но не смог и силы его покинули.

Парацельс в очередной раз влил в себя хорошую порцию вина.

– Сие есть кишки, но они необходимы не только для получения дерьма и производства дурно пахнущих ветров, что мы испускаем после обильной еды, – он чуть приподнялся над креслом и издал характерный громкий звук, – я сим способом отгоняю дьявола от себя…, – пояснил Парацельс, – но вернемся к предмету изучения. У кишок есть предназначение, что пища принятая нами по мере продвижения в нем постепенно превращается в дерьмо. Как я уже утверждал ранее, тело человеческое состоит из всяких природных элементов тех же самых ртути, серы, железа, сурьмы, солей и других элементов.

«Бухло!», – отчаянно подумал Демьян.

Он увидел стоящего у стены распорядителя и замахал ему руками. Мужчина в балахоне подошел. Демьян быстро взглянул ему в лицо, и вдруг поймал себя на мысли что оно ему, хоть и смутно, но знакомо. Кто это? Но думать об этом, в данный момент он не стал, иначе рисковал оказаться под лавкой в ногах у остальных. А если брать в расчет всеобщее возбуждение «вурдалаков», как окрестил всех присутствующих людей Демьян, он мог запросто оказаться на столе рядом с несчастным Тилем. И его без всяких церемоний могли также пустить в дар Великому Знанию и алчущей человеческих жертв вечно голодной девке Науке. Чего он сам очень не хотел.

– Выпить есть? – без всяких пояснений спросил он.

Распорядитель понимающе кивнул и через пару минут принес большой медный кувшин, вложил его в трясущиеся руки Демьяна. Тот запрокинул кувшин, жадно глотая и проливая на себя двумя тонкими струйками по бокам, выпил половину емкости крепкого вина. Вскоре полегчало настолько, что Демьян слегка покачиваясь из стороны в сторону, забыл про тошноту и с интересом подключился к общей научной работе.

– В кишках идет интересная работа, – бухой Парацельс невпопад тыкал тонкой указкой в вытащенный наружу кишечник Тиля, который на вытянутых руках держал Оле Ворм, – пища, также состоящая из всяких элементов, что и тело человека, распадается на эти элементы и замещает необходимые в теле человека. Если допустим, в организме не хватает ртути, то организм получает ртуть из еды. Возникает философский вопрос. Мы знаем, что ртуть вещество крайне ядовитое. Может ли человек безопасно употребить то небольшое количество ртути без нанесения себе вреда. Я утверждаю, да! Всё есть яд, и ничто не лишено ядовитости; одна лишь доза делает яд незаметным.

– Ахренеть! Ты сейчас всех еще ртутью и серой накорми! И сурьмы на булку намажь, – крикнул опьяневший Демьян.

– Чего? – спросил удивленный Парацельс.

– Я хочу сказать, что функции кишечника намного сложнее, чем просто замещение каких-то веществ. Там идет расщепление продуктов питания на белки, углеводы, минералы, витамины, сахара и усвоение их организмом. Затем питательные вещества поступают в организм. И не надо жрать ртуть и серу. Если они и нужны организму, то в таких микроскопических количествах, – Демьян попытался продемонстрировать это, соединив два пальца, – что их даже не рассмотреть человеческим глазом.

Парацельс выпрямился в кресле. Его лицо приняло сосредоточенный вид. В наступившей тишине, кто-то восхищенно прошептал.

– Будет диспут!

– И кстати! – воскликнул Демьян, – Секундочку! – он взял кувшин, допил остатки вина, – вот ваши все эти увлечения клизмами. А ведь это дело дурное для всех жоп, что вы мучаете! Вы вымываете из кишечника полезные микроорганизмы, бактерии всякие!

– Что есть бактерии и что есть микроорганизмы? – Парацельс еще не до конца пришел в себя, но уже понял – этот выскочка бросил ему вызов.

«Вот черт!», – подумал Демьян, – «как же объяснить этому дураку?».

– Ну, это типа такие очень маленькие животные, которые даже нельзя увидеть невооруженным взглядом. Они помогают усвоить пищу. Ну, что-то вроде того, поедают ее и тем самым разлагают ее на составные части, конечно же, этому способствует еще и щелочная среда самого кишечника. А потом питательные вещества всасываются кишечником и…, – Демьян понял, что его знаний по биологии не хватает, – и разносятся дальше кровотоком по всему организму, – неуверенно добавил он.

Парацельс заулыбался и весело откинулся на спинку кресла. Неуверенность Демьяна не ускользнула от его внимания.

– Вы, хотите сказать, уважаемый колле-е-е-га, – язвительно сказало он, – что в кишечнике живут животные?

Демьян хотел было пояснить, что это не совсем так. Но мастер Парацельс остановил его поднятой рукой. Обвел всех взглядом и пояснил за Демьяна.

– Да, да мы все прекрасно слышали. По вашему мнению, в каждом из нас в кишечнике бродят несметные стада маленьких животных, подобных коровам, овцам, козлам, всяким птицам и щиплют травку, клюют червячков. Му-у-у, Бе-е-е… Ах, простите не травку, а едят нашу пищу, что мы употребляем. Может они еще и навоз производят? Тогда я понимаю, откуда в кишках образуются такие дурные ветры.

Все дружно засмеялись, кроме Андреаса Везалия и двух-трех человек.

– Вы не понимаете, скоро их откроет Антонио Левенгук с помощью своего мелкоскопа в 1665 году. Так что вы зря смеетесь!

Смех прекратился, и Демьян увидел устремленные на себя взгляды.

«Вот черт! Палево…»

– Простите господа, я пишу книгу, про одного учёного из Фландрии по имени Антони ван Левенгук. События происходят в 17 веке. Это так сказать мои размышления и фантазии на тему будущего развития науки о живых организмах, – нашелся Демьяна, все же понимая, как жалко звучат его оправдания.

Парацельс поджал губы и, подняв лицо кверху, покачал головой. Не хватало еще лишь его победного клича завершающего полный разгром этого неизвестного ему выскочки.

– У вас еще есть что-нибудь заявить, по поводу роли кишечника кою ему уготовил наш Создатель? – язвительно спросил он.

– Нет, кроме того, что, по мнению ученых, кишечник напрямую связан с человеческим иммунитетом.

– Что есть этот ваш иммунитет и кто эти воображаемые ученые мужи? – жестко спросил Парацельс, намереваясь добить оппонента.

– Immunitas в переводе с латыни значит «освобождение»!

– Мерзавец! – завопил Парацельс, – ты выдумываешь всякую ахинею, чтобы используя грязные методы упрекнуть меня в том, что я не знаю вашей проклятой латыни. Врач должен уметь собственными глазами читать книгу природы и понимать написанное в ней. И для этого ваша мерзкая латынь абсолютно не нужна. Читай книгу жизни!

– Нет! – с жаром воскликнул Демьян, – это способность организма защищаться от вирусов, также бактерий и других микроорганизмов, способных нанести вред человеческому организму. А также от любых чужеродных веществ и клеток! Простая функция организма обезвреживать патогены…

Демьян тут же «прикусил язык», понимая, что наговорил за вечер уже очень много лишнего. Но ему пришел на помощь сам Парацельс, который предпринимал все попытки уничтожить своего оппонента по диспуту и тем самым вернуть себе неожиданно пошатнувшийся авторитет.

– Это тоже, вы, любезный коллега, описывает в своей фантастической книге? – с преувеличенным снисхождением спросил он.

– Да, – коротко ответил Демьян и поднял обе руки.

– Что ж, я с превеликим удовольствием почитаю ваш труд, когда вы его окончите, и надеюсь, там будет больше веских доказательств ваших слов. Ибо хочу сказать вам, Человек должен уметь руководить своим воображением и не давать воображению руководить собой, – так Парацельс великодушно принял капитуляцию Демьяна.

«Сука!», – воинственно подумал про себя Демьян, – «ну хорошо, я тебе устрою Сталинград, дай только время!».

Он затаил обиду, как это умеют делать пьяные люди, плохо отдающие себе отчет в своих действиях.

– Демьян Валентинович, не пора ли нам немного освежиться?

Демьян, оторопевший от такого обращения к нему на русском языке, обернулся, рядом стоял человек, которого он где-то уже видел. Точно распорядитель. Но почему-то его лицо ему снова показалось знакомым.

– Кто вы? – спросил он.

– Что вы сказали, любезный месье Демьян? – в ответ растерянно спросил распорядитель и поспешно отошел в сторону.

Потом он подошел к стене открыл небольшую потайную дверь в стене и исчез в ее темноте, как сумасшедший кролик из «Алисы в стране чудес». Демьян поспешил за ним. Но войдя в небольшой каменный коридор, выведший его в небольшой флигель с открытым окном, он никого не обнаружил, распорядитель бесследно исчез. Но зато Демьян с наслаждением вдохнул свежий воздух. Немного постоял, медленно приходя в себя.

«Всё, глюки накрыли…», – обреченно подумал он, – «не мудрено, черт возьми».

Он вернулся обратно в душное помещение анатомического театра и погрузился в работу.

Через какое-то время общество, ищущее Свет Великого Знания поднабралось не только знаний, но также изрядно поднабралось вина. Ожесточенные «диспуты» во время продолжающегося вскрытия возникали все чаще и чаще. Незаметно поиски истины привели к образованию двух партий: прогрессивных последователей ятрохимии, пространных рассуждений о целительной силе магии, астрологии, убеждённых адептов философского камня – всех тех, кто напрочь отвергал авторитет врачей древности Галена, Авицены и Асклепия. Возглавил эту партию сам Парацельс, который высокомерно заявил, что «его башмаки больше смыслят в медицине, чем эти авторитетные врачи древности». Вторая партия сформировалась вокруг Демьяна. Первый с ним заключил союз Андреас Везалий. Совсем еще юный малый, с детских лет, проявивший в себе один из признаков характерных для маньяков и серийных убийц. Он, незаметно подсел к Демьяну, предложил вина, и вполголоса попросил его рассказать о тех медицинских знаниях, коими владеет Демьян. Его изумило утверждение Демьяна, что кровь человека стоит разделять на два типа: артериальную и венозную. Соответственно это логически подразумевало в теле человека, несмотря на замкнутый цикл, двух типов кровообращения. Тем более что раньше все были уверены, что более темная венозная кровь темна лишь от содержания в ней дурных веществ, а не от содержания в ней растворенного газа под названием кислород. Везалий в категорической форме потребовал тут же произвести исследование на доступном им всем трупе. Парацельс, утверждавший обратное сначала противился, но потом опрометчиво разрешил. Гипотеза, как осторожно назвали утверждение Демьяна, блестяще подтвердилась, что нанесло серьезный удар по авторитету Парацельса. К ним немного погодя присоединились Жак Франсуа Фернель, Гвидо Гвиди и еще четверо ученых мужей. Великий Леонардо да Винчи отложил свои гениальные рисунки, его крайне заинтересовали параллельные комментарии Демьяна относительно извлеченных органов из тела несчастного Тиля. Оле Ворм тоже краем уха прислушивался к Демьяну, задумчиво поглядывая на органы в своих руках, и с сомнением покачивал головой при каждой эскападе Парацельса. Естественно это не осталось незамеченным со стороны Парацельса, он чаще стал прикладываться к кувшину с вином, и его багровое лицо свидетельствовало о кипящей лаве негодования. Таким образом, с двух сторон оказались, почти равные численно, группы людей, разделенных не только столом и лежащим на нем распотрошённым трупом, но и разделенные идейно, что страшнее всего в обществе, исповедующем высокие моральные убеждения и интеллектуальные достоинства. Потому что искренняя убежденность в своей правоте лишает каждого представителя такого общества желания вникать во мнение другого человека, имеющего иное представление об устройстве мира. Неизбежность конфликта осознавали все. Когда критическая масса бабахнет, было лишь вопросом времени.

Наконец дошла очередь до сердца. Парацельс взял в свои руки неутомимый мотор человеческого организма поднял над собой и торжественно произнес.

– Сердце! Вместилище человеческой души! Красная тинктура нашего тела!

– Вранье! – в ответ крикнул Демьян, – сердце орган, предназначенный для перекачки крови в теле человека и всего лишь. Насос. Также как печень человека предназначена для очистки организма, – он вскочил со своего места, – Душа! Находится в мозге человека это его сознание!

Парацельс издал безумный вопль и швырнул сердце Тиля в Демьяна.

– Получи мерзавец!

Демьян пригнулся. Сердце просвистело над его головой, до пола оно не долетело, потому что его в изящном прыжке поймал Тибальд. Пес схватил свою добычу мощными челюстями и все услышали хруст разрываемых мышц. До этого Оле Ворм уже отгонял его пару раз от деревянной бадьи, в которую он свалил кишки Тиля. Но теперь грозный вид, и злобное рычание собаки, говорило само за себя – свою добычу он теперь не отдаст ни под каким предлогом.

– Идиот! – воскликнул Андреас Везалий, – мы теперь из-за тебя потеряли сердце, а мы его хотели самым тщательнейшим образом препарировать. Теперь этого ждать по твоей милости целый год! Тебя надо проучить…

– Заткнись, щенок! – рявкнул Парацельс, – скажи своему другу спасибо. Сборище неблагодарных дураков. Попробуй меня проучить!

Это прозвучал вызов. В мгновение ока все скелеты в нишах лишились своих больших берцовых, бедренных и плечевых костей. Кое у кого в руках, как гранаты белели два черепа. Две группы вооруженные костями заняли позиции с двух сторон стола. Почти в полной тишине, нарушаемой лишь бесцеремонным чавканьем и урчанием Тибальда, они стояли друг перед другом, как на предварительном перед боксерской схваткой «поединке взглядов», сверля противника ненавистным взором.

– Побереги в бою свое прекрасное лицо, мой ангел, я хочу написать твой незабываемый лик, – прошептал Леонардо да Винчи, ласково щипая за попу Андреаса Везалия.

Обе группы с безумным криком бросились друг на друга.

– Давайте парни, веселее! Задайте жару этим выскочкам! – подбадривал Парацельс своих последователей, восседая на кресле, как полководец.

Демьян, к сожалению, оказался не таким расторопным, поэтому не успел вооружиться увесистой костью. Видя, как обе группы сошлись в непримиримом бою, он решил сбить Парацельса с его стратегически выгодной возвышенности, запустив в него подходящий снаряд. Демьян выхватил из кипящего котла череп, несколько раз подбросил его на руках, как горячую картошку и на распев со словами: «Артиллериста-а-ам Ста-а-а-лин дал приказ!» – швырнул его в Парацельса, угодив ему прямо в лоб.

Тот, получив сокрушительный удар, ругаясь, на чем Свет стоит, рухнул со своего кресла. Но не так-то просто повергнуть закаленного в студенческих схватках средневековых школяров Теофраста. Он вскочил на ноги, оторвал от скелета в нише последнюю руку, состоящую из плечевой и локтевой кости, запрыгнул на стол, на котором лежало тело несчастного Тиля и начал махать ею, как нунчаками, известным оружием японских каратистов. Демьян оказался перед ним совсем беззащитным. На помощь ему пришел Андреас Везалий. Он протянул ему хорошую берцовую кость.

– Держи учитель! – крикнул он и бросился в гущу схватки, работая кулаками и ногами.

Демьян и Парацельс скрестили кости. Причем через какое-то время Демьян пропустил несколько хлестких ударов по шее и по спине, но изловчился, и огрел Парацельса берцовой костью по голове. Отчего она с хрустом разлетелась, рассыпавшись, на куски. Тот в очередной раз упал, но лежа на спине, схватил с пола лежащую рядом тяжелую медную кружку и запустил ею в Демьяна. Удар пришелся прямо в нос. У него, как это принято говорить «посыпались искры из глаз», на мгновение потемнело, а затем хлынула кровь из носа. Демьян упал на четвереньки, поскуливая и зажимая разбитый нос, решил незаметно отползти куда-нибудь в сторону, тем самым позорно, как последний трус, покинуть поле жаркой битвы.

А она была в самом разгаре.

Вокруг слышались крики, сопение, ругань, удары и треск сухих костей. Кому-то вырвали часть бороды, и победитель размахивал клоком волос, демонстрируя всем свой трофей. А кто-то, поваленный на пол, по-собачьи пытался прокусить обидчику ногу, чем вызвал уважительное урчание Тибальда. Черные мантии уже давно превратились в рваные лохмотья. Часть из них валялись на полу. То и дело кто-то из ученых мужей, бьющихся за научную истину, получал хлюпающий удар в нос или шлепающий удар в глаз. И вот среди этого гвалта раздался громкий крик.

– Где труп?!

Схватка мгновенно остановилась, потеря объекта исследований стала бы наихудшим итогом битвы для всех. Все ученые мужи тяжело дыша, отирая кровавые подтеки из разбитых носов и разлепляя заплывшие от точных ударов подбитые глаза, молча уставились на пустой стол, на котором только что лежало тело Тиля. На всех лицах застыло недоумение и удивление. Трупа не было. Все проследили взглядом за осклизлой дорожкой, тянущейся за потайную дверь.

– Что за дьявольские козни? – пробормотал мастер Жиль и перекрестился, – клянусь девственностью святой девы Таисии Египетской Фиваидской, он был мертв! Я сам его вешал… А это дело профессиональной чести палача.

Ученые мужи, медленно перехватив уцелевшие кости, двинулись, молясь и крестясь к потайному входу.

За дверью лежал труп бедняги Тиля, его тащил в укромное место, чтобы всласть попировать, Тибальд. Они как раз его застали, когда он, упираясь всеми четырьмя лапами, тащил тело по каменному полу. Могучая псина, размерами с хорошего тигра, злобно зарычала, чуя, что сейчас придется биться за свою добычу.

– Плохая собака! – вперед вышел Оле Ворм, – ты уже получил сегодня свою вкусняшку! С тебя хватит, плохая собака!

Видя, что хозяин им не доволен, и главное, что численный перевес на стороне людей, Тибальд обиженно проскулил, выпустил из захвата мощных челюстей ногу мертвеца и, понурившись, отошел в сторону.

– Вот сейчас ты хорошая собака! – продолжал Оле Ворм, – господа, забирайте тело.

Останки Тиля торжественно водрузили на место, но последние силы необходимые для продолжения научных изысканий отняла битва за Истину, похмелье и усталость от отсутствия сна.

– Монсеньеры, предлагаю прервать наше увлекательное мероприятие для того чтобы привести себя в порядок, немного отдохнуть и хорошо позавтракать, – предложил Оле Ворм, – я думаю, уже наступило утро. Приглашаю вас в великолепную баню для благородных господ рядом с часовней Бенедикта Нурсийского. Там можно помыться, отдохнуть и вкусить пищи, что послал нам наш Господь и там же…

– Великолепно! – воскликнул Парацельс, прижимая к шишке на лбу медную кружку, – там, как раз, кстати, расположился очень хороший бордель с весьма горячими и недорогими девками.

Ученые мужи одобрительно загалдели и сразу засобирались.

Появился распорядитель, чье лицо показалось Демьяну очень знакомым.

– Сеньоры, не извольте беспокоиться, тело будет на время перенесено в ледник для сохранности, а в помещении будет наведен порядок. Вы видите, что нынешний диспут оказался достаточно эмоциональным.

Демьян, едва переставляя от усталости ноги, ввалился в помещение Аптеки.

– Куда ты пропал братишка? – завопил Бруно, – я всю ночь просидел, ожидая тебя.

Он кинулся навстречу Демьяну, но тут же отпрыгнул от него, словно его отбросила невидимая сила или волна.

– О, черт! – заорал он, зажимая рукой нос, – от тебя так несет, что сдохнуть можно от этой вони! Где ты был, твою же…?

Демьян устало опустился на корточки и прижался спиной к стене и махнул рукой.

– Так, немного потусили с ребятами.

– Какими ребятами? Что ты несешь? – продолжал вопить Бруно.

– Слушай, ну что ты орешь? С ребятами… Парацельс, Леонардо да Винчи, Везалий, Гвидо-Гвиди, Пьетро Помпонацци, Франсуа Фернель, Иоган Гюнтер, Фичини Марсилио, Оле Ворм, мастер Жиль Сансон и еще пару десятков достойных парней.

Бруно широко открыв глаза, смотрел на своего друга, не понимая, говорит ли он правду или он окончательно свихнулся.

– И что же вы делали?

– Вскрывали труп в анатомическом театре.

– Мама дорогая…, – прошептал ошарашенный Бруно, он заметил разбитое лицо Демьяна, – а кто тебя так отделал? Надеюсь не этот труп?

Демьян провел рукой по лицу и поморщился от боли.

– Ерунда-а, немного поспорили, пытаясь найти Истину, сам понимаешь, наука она такая, а перед этим хорошенько выпили. Парни сейчас в баню рядом с борделем рванули, а я вот домой. Сил нет.

Бруно предпринял еще одну попытку подойти к другу. Его шея характерно дернулась от рвотных позывов.

– Нет, не могу, – сдался он.

Демьян поднялся.

– Вот что, мне нужно помыться и постираться. Немного отдохнуть и чесать в замок Гайон к его преосвященству.

– Что за необходимость? – спросил, гнусавя из-за зажатого носа Бруно, – таблетки кончились у кардинала?

– Нет. Надо закрепить административный ресурс. И еще заручиться какой-нибудь серьезной грамотой. На нас наехала конкурирующая фирма.

– Это кто посмел!? – воинственно вскинулся Бруно.

– Серьезная контора, – Демьян прошел мимо посторонившегося Бруно к двери, выходящей в двадцать первый век, – цех парижских аптекарей. Короче, брат, меня ни для кого нет, а ты остаешься на хозяйстве.

Глава 20.Предательство № 2

Демьяну показалось, что стиральная машина поперхнулась от смрадного запаха средневековой одежды, но современная техника, поднатужившись, в итоге успешно справилась. Да и химические вещества, входящие в состав стирального порошка, не подкачали. Отдушка с ароматом весенних цветов беспощадно отбила зловонный запах, заменив его на тонкое амбре углеводородных соединений, имитирующих запах альпийских луговых цветов. Он сам, стоя под душем, намыливался гелем с десяток раз, и каждый раз оставлял гель на себе не меньше пяти минут для полноты воздействия. Через некоторое время упорная борьба со зловонием принесла свои плоды, тошнотворный аромат, что он принес с собой из анатомического театра, стал ощущаться гораздо меньше. Демьян с наслаждением лег на диван, расслабился и вытянул ноги.

«Господи, как же хорошо», – потягиваясь, подумал он.

Рядом на лежащем с ним смартфоне засветился экран, и заиграла музыка имперского марша из кинофильма «Звездные войны». Улыбка медленно сползла с его лица. Демьян осторожно повернулся на бок и долго смотрел на экран смартфона, не нажимая кнопку ответа. Звонил Сема Молоток. Смартфон настойчиво подавал сигнал и не «думал» умолкать. Демьяну хотелось накрыть его подушкой и больше никогда не слышать. Но он решился. Протянул руку и провел пальцем по экрану, отвечая на вызов, одновременно коснулся кнопки громкой связи.

– Ну, здравствуй гнилая дыхалка[27]. Очень долго я пытался до тебя дозвониться, – Демьян услышал голос бандита, – молчишь крысиное сердце? И правильно делаешь.

Демьян еще никогда не слышал от своего криминального приятеля голоса с такой жуткой интонацией. От нее в груди все сжималось от страха и возникло неконтролируемое желание перестать дышать. Он инстинктивно подтянул сначала ноги, потом локти рук к груди, приняв позу эмбриона, и затаил дыхание.

– Я думал ты батушный[28] человек и между нами все ровно, все чисто, – продолжал Сема Молоток, – но ты решил заминехать[29] наши отношения. Опаскудил их, загоняя мне фуфло про букварь, что ты мне приволок. Нет, он настоящий, даже вызывал настоящий гандель[30] среди таких же яйцеголовых как ты. Хотя у всех на первых порах зашевелились сомнения относительно его ровности,[31] но поповская ксива от немчуры прошла все экспертизы.

– Так что ты хочешь от меня? Ты получил все что хотел. Деньги…, – сказал Демьян, выдавливая из себя слова.

– Я поясню тебе. На меня вышли очень серьезные люди. Они притащили своих лепил из области истории, те напрягли свои гнилуши[32] и вот что поведали. Букварь самый настоящий, подлинный и отпечатанный лично этим хером Гутенбергом, мало того что это очень редкий экземпляр отпечатанный на настоящей шкуре, инкунабула. Видишь, Дема я даже выучил несколько ваших терпильных слов. Так он еще и лично иллюминированный[33] самим Гутенбергом. Сука, я никогда не любил раскраски. М-да-а…Так вот там даже есть несколько десятков листов, где этот мужик делал записи собственной рукой.

У Демьяна перехватило дыхание, он держал в своих руках и сам лично отдал в руки бандита единственный в своем роде, экземпляр Библии Гутенберга с его личными правками, что делало его самым редчайшим из всех существующих Библий. Он притащил из средних веков двадцать вторую полную Библию, мало того – она хранит на своих листах записи сделанные рукой самого Иоганна Гутенберга. Это по-настоящему сенсация в мире истории, атомная бомба в мире исторических артефактов.

– Самое дурное в этой канители то, что самого букваря не должно существовать. Слышишь меня? По понятиям этот полный, правильный экземпляр, взялся «из ниоткуда». Его потеряли еще пятьсот лет назад, есть записи в архивах, которые держат мазу,[34] что этот экземпляр сгорел во время пожара. Ты все время валил на безглазого[35] втирая мне туфту. Не было никогда нафталинового склада[36] – музея, в Германии, где хранилась эта Библия. Не было геройских похождений твоего деда старого хрыча Евсея. Вместо того чтобы батушить, как человек, ты лживый мутила, вола вокруг меня водил. И по твоей милости… Так у вас говорится? За меня взялись даже мусора из Интерпола. Какие-то порхатые гансы из немецкого города Майнц настолько ошалели, что обратились к ним. Хотят вернуть этот экземпляр, на их фашистскую родину. Обратились к нашим мусорам. И пока тут вокруг меня закручивается весь этот гандель, я узнаю, что ты спихиваешь бабаю[37] Крысе две желтые пшенички[38] по несколько десятков лямов каждый.

– Это не совсем было так! О чем ты говоришь?!

Демьян схватил смартфон и сел на диване.

– Я смотрю, ты очухался духарик, пытаешься басить на академика[39]. О том, что – ты крыса. Дема, барную[40] комбинацию ты набакланил[41], чтобы подставить меня. Я оценил, сученок. По-братски оценил. Решил сыграть со мной на заманку, а потом запереть, забагрить меня всей мировой мусарне, а сам нашел источник, из которого по-тихому будешь жиры нагонять без помех.

– Ты не прав, – пролепетал Демьян.

– Нечего баланду травить. У тебя есть два путя, вернее, один. Ты выкладываешь мне все. И я потом решу, что с тобой делать, был бы ты благородным человеком, я устроил бы тебе правило, но ты этого не достоин. Поэтому у меня к тебе есть вопросы. И еще дружку своему ты уже подписал смертный приговор. Это плата за твой косяк. Не вздумай его отмазать и тише дыши[42] с ним, иначе я тогда лично накину тебе гаврилу[43] на шею и перемешаю гнилуши в твоей черепушке вашим подарком. Отличная вещь кстати. Черепушку раскрывает на раз.

– Постой Сема! Ты просто не понимаешь. В это очень трудно поверить!

– Базар окончен, Дема. Мы с братвой отдыхаем здесь по-черному, еще не всех европейских лакшовок[44] отжарили по полной, поэтому у тебя есть время, чтобы я поверил. Но твой дружок бажбан[45] уже мертвец… Ты знаешь что делать. Полкан там, на хозяйстве, он в теме. Или у тебя есть вариант, выбирай – ты!

Сема Молоток завершил вызов.

Демьян встал с дивана, руки тряслись так, что он выронил смартфон. Он прекрасно понимал угрозу – Сема Молоток не шутил и не играл с ним. Он убьет или Бруно или его, а возможно их обоих. Все будет зависеть от того что решит Демьян.

Он поднял смартфон и набрал в поисковой строке Флорин короля Эдварда III.

«Во время правления Английского Короля Эдуарда III в 1343 году была возрождена чеканка золотых монет. Эта новая золотая монета равнялась флорину по французскому образцу Florin, или Double Leopard (двойной леопард). Изображение на аверсе – Сидящий на троне Король, держащий державу и скипетр, по обеим сторонам – два Английских геральдических леопарда, над Королем – готический балдахин с геральдическими лилиями, что прямо указывает на его претензии, на Французский трон, включая титул в легенде: Король Франции. Чеканка золотого флорина была произведена в начальном периоде "Столетней войны" 1339–1453. В связи с небольшим периодом чеканки "Двойные леопарды" являются исключительно редкими: они имеются всего в трех экземплярах, причём два находятся в Британском музее, а третий был продан на аукционе в июне 2006 года за 460 тыс. фунтов стерлингов».

Демьян посмотрел курс английского фунта к рублю, ноги подкосились, он сел обратно на диван и ударил себя со всей силы ладонью в лоб.

«О Господи! Ну как же можно быть таким идиотом!», – завопил он про себя.

Стоимость одного флорина английского Короля Эдуарда III колебалась в пределах от пятидесяти до шестидесяти миллионов рублей. Сема Молоток решил, что Демьян его подставил, всучив ему туза, Библию Гутенберга баснословной стоимости. Продать такой экземпляр просто так не получится слишком высока цена книги, вернее, она совершенно бесценна. А Демьян тем временем, пока Сему заметут и замотают правоохранительные органы, откроет торговлю уникальными артефактами. Сема убежден, что у Демьяна с Бруно открылся неизвестный источник супердорогих исторических предметов.

«Так оно, конечно, и есть», – размышлял Демьян.

И еще бандит уверен, что Демьян решил его таким образом вывести из игры. Если он все узнает, а Демьяну придется ему все рассказать, то он точно убьет Бруно. Он не оставит лишнего человека знающего о временном портале. Тогда он, возможно, оставит в живых Демьяна так, как он еще будет ему нужен, если конечно он не станет спасать своего друга. В ином случае он «пустит в расход» их обоих. Куда не кинь, везде клин.

«Какой же я идиот», – повторил про себя Демьян, – «неужели нельзя было посмотреть, что это за чертовы флорины в Интернете. Как я мог так опростоволоситься? Даже не подумал, что пару каких-то небольших монет могут стоить больше ста миллионов!».

Он быстро собрал вещи и поехал в лавку.

Бруно сидел за прилавком и отпускал порошки из активированного угля какой-то старухе. Демьян ворвался в помещение аптеки и сразу поднялся по лестнице на второй этаж переодеваться. Через пару минут поднялся Бруно.

– Никак не могу привыкнуть к этой отсечке времени, когда ты уходишь туда, – он неопределенно ткнул в стену, – и возвращаешься через пару дней. Хотя говоришь, что отсутствовал всего два часа.

Демьян бросил на него взгляд, и хотел было уже поведать ему о разговоре с Семой Молотком, но, подумав секунду, промолчал.

– Братишка, ты чего такой? – спросил Бруно.

– Какой? – односложно в ответ спросил Демьян.

– Ну, я не знаю, – пожал плечами Бруно, – какой-то странный. Ничего не случилось? Молоток доволен?

– Да все норм, – ответил Демьян, заканчивая переодеваться.

Он выдавил из себя фальшивую улыбку, больше похожую на гримасу глиняной маски из древнегреческого театра, чем на характерное легкое движение мышц лица, выражающее доброжелательность.

– Братишка, тут такое дело…, – замялся Бруно.

– Что?

– Слушай, ты сам не свой, – перескочил с темы Бруно.

– Все хорошо, – Демьян развел руками, старательно демонстрируя благодушие.

– Ну, хорошо, так хорошо, – заключил Бруно, – я хотел тебе вот что сказать. Э-э-э, даже не знаю, как сказать… Дай слово, что ты не станешь сразу орать, а просто выслушаешь меня. Хотя ладно. Семь бед – один ответ. Ну, в общем, слушай! Я хочу жениться на Анне ле Шиньон.

– Женись, – спокойно ответил Демьян.

Бруно стоял перед ним с зажмуренными глазами, словно ждал мощного шквалистого ветра с дождем. Но реакция друга оказалась непредсказуемой. Он медленно открыл глаза шире, но уже от удивления. Сначала один, потом второй.

– Правда?!

– Да конечно.

– Я хотел бы, чтобы ты был моим дружкой. Ну, у них тут так свидетеля зовут.

Демьян, молча соглашаясь, кивнул, прошел мимо оторопевшего Бруно и спустился в торговую комнату аптеки. Бруно спустился за ним.

– Как раз после празднования дня святой Елизаветы, покровительницы пекарей. Думаю, ее папаша не против. Он сам мне пару раз уже намекал.

– Не сомневаюсь, – буркнул Демьян и прошел к полкам со ступками, чтобы приготовить порошки для кардинала.

– Она тебе очень понравится, – Бруно стоял рядом и тараторил без умолку, – она такая умница. Я даже удивляюсь, как среди всей этой грязи могла родиться такая девчонка. Она почти сама научилась читать и писать, знает немного математику. У нее очень передовые взгляды для своего времени. Братишка, я гарантирую, ты будешь ею очарован. А еще она читала Аристотеля и многих древних авторов. Мне кажется, что она могла запросто родиться в двадцать первом веке, среди нас, и мы бы даже этого не заметили…, – не унимался Бруно.

Демьян повернулся к нему.

– Что ты пристал ко мне? – прошипел он, – что ты все ходишь за мной? Прилип как банный лист к жопе.

– Да что с тобой!? – Бруно в недоумении уставился на него.

– Ничего, – злобно сказал Демьян.

Наконец он приготовил необходимое количество порошков, выдавил в фарфоровые баночки несколько тюбиков с мазями для растирания с обезболивающим эффектом, потом повернулся к другу и, не глядя ему в глаза, сказал.

– Бро, пока я буду перетирать наши дела в кардиналом Амбуазом. Ты не мог бы отвезти пакет?

– Да конечно, – согласно пожал плечами Бруно, – кому?

– Молотку, – спокойно сказал Демьян, протягивая небольшой пакет, приготовленный еще дома в двадцать первом веке.

Бруно замер и отдернул руку, которую протянул к нему, чтобы взять пакет.

– Братишка, я не знаю… Ты ведь понимаешь, он меня так ненавидит, что готов разделаться со мной, как только я ему попадусь на глаза.

– Не дрейфь, – хохотнул Демьян, – он сейчас в Европе, после продажи Библии Гутенберга по публичным домам таскается. Еще несколько дней там будет. Так что отдашь Полкану и всего-то делов.

– Ну-у-у, хорошо, как скажешь, – ноткой сомнения в голосе протянул Бруно.

Демьян быстро сгреб в кожаную плечевую сумку порошки, мази и молча вышел из аптеки. За дверью, он, мучимый тяжелой нервной одышкой, прислонился к стене, чтобы успокоится и восстановить дыхание. Руки тряслись от учащенного пульса.

– Черт, будь оно все проклято, – пробормотал он и пошел по направлению к рынку Мортен.

Примерно через час, намеренно петляя по улицам в обход, тем самым удлинив себе путь, Демьян пересек рынок. Но он натолкнулся на мрачную процессию, медленно движущуюся по одной из мощеных улочек. Клетка, стоящая на повозке, в которой его однажды отвезли в страшную тюрьму Большой Шатле, преградила ему дорогу. В ней, едва удерживаясь на ногах, стоял несчастный доктор Франсуа де Лорм. Он держался разбитыми пальцами с сорванными ногтями за перекладину и покачивался из стороны в сторону. Его лицо, перекошенное от страданий, все же, не смотря ни на что, имело вдохновенный вид стоика и свидетельствовало о том, что ему уже абсолютно все равно на свою судьбу и на судьбу окружающего его мира. И хотя в него со всех сторон летели кочаны гнилой капусты, порченые яблоки с треском разлетались на куски, попав в толстые прутья клетки, и рыночный люд, охочий до всякого рода ужасных развлечений, кричал ему вслед ругательства, состоящие из грязных оскорблений, эскулап стоял с гордо поднятой головой, обращенной к солнцу. Остроконечный колпак, расписанный рисунками в виде чертей, ведьм и всякой другой нечисти, съехал набок, открыв грубо остриженную клоками голову с подтеками запекшейся кров и следами жестоких пыток. Во главе процессии шел отец Томазо с одухотворенным лицом религиозного фанатика и несколько стражников из тюрьмы. За повозкой не спеша брели уважаемые люди города Парижа, богатые торговцы, священники, цеховые мастера, чиновники короля и магистрата города. Хвост процессии протянулся до конца улицы, ведшей на Гревскую площадь, где на небольшом помосте, рядом со столбом и кучами хвороста, его ожидал мастер Жиль Сансон со своим сыном, который должен ему помогать в деле и заодно учиться семейному ремеслу. Рыночная площадь почти опустела. Остались немногие крестьяне и торговцы для охраны товара и лавок, но и они вышли на середину улицы, привстав на цыпочках, вытянули шеи в надежде хоть немного захватить взглядом захватывающее зрелище казни доктора Франсуа де Лорма, обвиненного в колдовстве и сношениями с дьяволом.

Демьян проводил взглядом процессию, постоял минут двадцать в задумчивости, развернулся и со всех сил побежал обратно.

– Бруно! Прости меня! – прошептал Демьян, несясь по улице в направлении аптеки.

Он ворвался в пустую аптеку. Бруно нигде не было.

«Я опоздал! Будь я проклят! Где же ты, братишка?»

– Бруно! – заорал он и упал на колени.

Он хотел еще раз вскрикнуть, но его голос сорвался, нисходя в беспомощный всхлип раскаяния. Сверху из комнаты раздался подозрительный шорох и тихие голоса. Демьян вскочил и, склонив голову на бок, посмотрел на лестницу, ведущую на второй этаж. По ней осторожно поглядывая, спустился Бруно в одежде двадцать первого века.

– Ты чего орешь? Напугал, черт возьми, всех…

– Братишка, как я рад тебя видеть! – запричитал Демьян.

– Ты чего? Совсем умом тронулся?

Бруно смотрел на Демьяна, вытаращив глаза.

– Не надо отвозить пакет! – Демьян подбежал и обнял друга, – я его сам потом отвезу.

– Ну не надо, так не надо. Не очень-то и хотелось. Только чего орать-то?

Он внимательно посмотрел на Демьяна.

– Странный ты какой-то сегодня.

В свою очередь Демьян подозрительно посмотрел на Бруно.

– Это кого я «всех» напугал?

Бруно воровато оглянулся назад, взял его под руку и настойчиво потащил вниз по лестнице.

– Братишка, тут такое дело… Понимаешь… Ты попросил оттараканить пакет этому упырю Молотку. Ну, вот я и подумал. Я быстренько отвезу, всучу пакет Полкану, а потом… Что делать в свободное от дел время? Ну, как бы тебе это сказать? Мы с Анной… Я хотел показать ей город, наш мир, ну может, где-нибудь в кафешке посидели, потусили. Сам понимаешь дело молодое. Любовь и все такое.

– Ты охренел, что ли?! – Демьян отстранился от друга.

– Да не ори ты так, – зашептал Бруно, – странный ты какой-то сегодня, ей Богу. То молчишь, то орешь, то обнимаешься, снова орешь. Ты уже как-нибудь определись с линией поведения.

– Ты не понимаешь! Ей нельзя туда! – запротестовал Демьян.

– А что здесь такого? Скажи мне на милость. Кто сказал, что моей девушке туда нельзя?

Бруно встал перед ним, уперев руки в бока.

– А то, что она из пятнадцатого века и ты ее тащишь в двадцать первый!

– И чего? Мы с тобой из двадцать первого века приперлись сюда в пятнадцатый! И что? Реверсивное движение, да и только.

– А то, что у нас и так куча проблем! На нас наехали цеховые мастера, и если я не возьму охранную грамоту от кардинала, нам придется очень туго. Этот безумный фанатик преподобный Томазо так и смотрит, чтобы нас сцапать. Наша аптека не приносит нам никого дохода кроме постоянных трат и проблем. Мало этого, так Сема Молоток хочет убить нас, потому что считает, что мы его кинули. Что я его кинул. Причем он угрожает больше всего тебе! А я просто облажался и подставил нас обоих. И плюсом ко всему ты хочешь, чтобы ее озверелые пятеро братьев забили нас дубинками до смерти!

Бруно долго и молча смотрел на Демьяна, а потом тихо сказал.

– Так ты хотел меня…

– Нет, братишка я бы этого не сделал! Честно…, – воскликнул Демьян.

– Уже сделал. Ты хотел меня отправить прямо к нему в лапы. Ты заключил с ним сделку. Моя жизнь в обмен на твою.

– Нет, черт возьми! – завопил Демьян, – нет, я никогда так не сделал бы. Я не смог бы после этого жить.

Демьян сдался и сел на стул.

– Прости меня братишка. Я сам не знаю, что на меня нашло. Я так его боюсь. Он чудовище. Я просто испугался, не выдержал. Но я же вернулся, что бы этого не случилось.

– Как ты мог? Ты же знаешь, что он со мной может сделать. А если бы схватили не только меня, но и Анну? Ты хоть представляешь, что сделали бы с ней?

– Я не знал-л-л, – завыл Демьян, – ты меня тоже предавал, – он попытался припомнить своему другу старые грехи, – и вообще, зачем ты ее тащишь туда?

– Очень слабый аргумент, – парировал спокойно Бруно.

Демьян в отчаянии со всей силы ударил кулаком по столу. На полках звякнули склянки, а за их спинами раздался испуганный тоненький женский всхлип.

– Ой!

Они резко повернулись.

Перед ними стояла Анна. Демьян и Бруно на время потеряли дар речи. Дочь пекаря стояла перед ними в голубых джинсах, в футболке в стиле Bad Romance. Поверх нее тонкая трикотажная толстовка кремового цвета на молнии. На ногах, с лососево-розовым верхом и серебристой подошвой, кроссовки Nike. Волосы светлой соломы все также заплетены тугой французской косой, как и в первый раз, когда они увидели ее на рынке Мортен. Ее свежий вид, красота и очарование могли в современном мире сделать ее весьма успешной фотомоделью. Ей даже не требовался макияж.

В руках он держала ворох своей серой средневековой одежды.

– Твою дивизию…

Все что смог сказать Демьян, глядя на Анну.

– Простите господин Демьян, – сказала она тихим голосом, едва не плача, потом опустила голову, не смея взглянуть на него, – сеньор Бруно не виноват, это все я. В вашей власти наказать меня. Я взываю к вашему милосердию, Господь наказал нам прощать и вы, следуя великодушию нашего Создателя, простите сеньора Бруно.

Не успел Демьян, что-либо сказать, как она встала перед ним на колени.

Он вскочил, от растерянности сначала схватил ее одежду на полу, потом они с Бруно бросились к ней, и как она не упиралась, подняли с колен и усадили на стул.

– Ты чего?! У нас так не принято!

– Черт возьми, ты чего удумала, Анна?!

Когда все успокоились и пришли в себя, Демьян нравоучительно сказал.

– Вот что Анна. У нас так женщины не делают. В нашем мире женщины равны во всем мужчинам. У них такие же права, как и мужчин. Каждая женщина или девушка имеет право высказывать свое мнение без опасения быть подвергнутой осуждению. Если раньше курили только мужчины, то теперь женщина тоже может курить, не прячась за углом, как стеснительная пэтэушница. Те времена, когда женщина занимала более низкую ступень в обществе, когда она была лишена возможности получать образование или принимать участие в голосовании давно прошли. Даже…, – Демьян вздохнул, понимая, что события разворачиваются помимо его воли, – раз уж этот идиот, втянул тебя во все это, тебе надо научиться вести себя, как современная женщина.

«Что я несу? Какие выборы, какое курение, какие, черт побери, социальные ступени», – подумал он.

Она посмотрела на Демьяна своим обезоруживающим взглядом – большими глазами с радужкой небесно-голубого цвета. Демьян сконфузился и чтобы не подать виду пару раз кашлянул.

– Священник, отец Ренье говорил, что мужскую одежду одевают только распутные женщины, одурманенные бесовскими кознями или колдуньи одержимые сатаной, – она быстро перекрестилась, – господин Бруно дал мне только такую одежду. Она больше похожа на мужское платье. Я правильно ее надела?

«Ты очень сообразительная, тут уж тебе не откажешь», – подумал Демьян, видя просвечивающий под футболкой бюстгальтер, – «сообразила, куда его приладить без подсказок. Титьки припарковала, так что даже «двери машины не поцарапала». Я бы если жил в пятнадцатом веке, наверное, его на голову себе надел. Интересно, когда этот «генератор неприятностей» успел смотаться за одеждой и заглянуть в салон женского нижнего белья?».

– Она тебе нравится? – спросил Бруно.

Анна густо покраснела и парой коротких стеснительных киваний дала понять, что очень.

– Да все правильно, – прервал ее Демьян, – у нас женщины носят мужскую одежду и им за это ничего не бывает. У нас даже некоторые мужчины с бородой носят женскую одежду. Потому что, как я уже тебе говорил, женщины у нас равны с мужчинами.

Стоявший рядом счастливый Бруно сиял, как хорошо начищенный медный чайник, но при этих словах он, молча в недоумении, развел руками, показывая своему другу, что это уже совсем лишнее.

– Анечка, я сейчас с братишкой кое-что решу, и мы с тобой отправимся в самое удивительное в твоей жизни путешествие, – проворковал Бруно, повернулся к Демьяну похлопал его по плечу, – бро дай ключи от тачки.

«Охренеть, мало у нас проблем, от которых у меня голова кругом идет, так он еще одну добавил. Вот теперь у нас полный комплект проблем. Втянул в такую авантюру, что просто слов нет. А ему все ему трынь-трава!», – с тоской подумал Демьян.

– Вот что друзья мои, – сказал Демьян, – вам придется отложить поход в Мак Дак, аттракционы в детском парке, кинотеатр, захватывающие катания на эскалаторе и лифте в ближайшем торговом центре. Потому что, во-первых мне нужно в замок Гайом для…

Но Бруно не дал ему договорить.

– Вот хорош тебе все усложнять братишка! Аня вырвалась всего-то на недельку. Официально она сейчас у своей тетушки в Арронвиле. А чего ей там сидеть у старухи.

– Ты с ума сошел! – не удержался Демьян, – ее пятеро братьев нас просто убьют. Мало тебе того что со дня на день объявится Молоток.

– Но ты же что-нибудь придумаешь. И кстати мы всего на пару деньков затусим, поколбасимся, а потом к той бабке сгоняем подтвердить алиби. Так что-то все будет шито-крыто!

Демьян покосился, на стоявшую потупив глаза Анну.

«Сама невинность. Господи, вот как ему удалось обработать несчастную девушку из пятнадцатого века, так что она не стала, вытаращив от суеверного страха глаза, отбиваться от нас распятием или не сдала нас инквизиции или своему папаше с пятью братьям?», – спросил он сам себя, и тут же сам ответил, – «хотя чего удивляться, он и меня сейчас уговорил».

Демьян протянул ему ключи от машины.

«Но с другой стороны, теперь уже все, она в курсе и хуже всего будет оставить ее любопытство неудовлетворенным, и пока я буду у кардинала, безопаснее будет их обоих отправить именно туда, в нашу современность».

Но тут же он вспомнил про смертельную угрозу, исходящую от Семы Молотка.

«Черт! Я совсем запутался! Ну почему снова я? Почему снова я должен искать выход?»

Пока он стоял, размышлял Бруно и Анна подошли к двери, выходящей в двадцать первый век. Но Анна остановилась, подбежала к Демьяну, слегка присела перед ним сделав изящный книксен и также потупив глаза в пол благодарно пролепетала.

– Мерси, господин Демьян. Да возблагодарит Пресвятая Дева Мария ваше великодушие! И подарит вам большую любовь.

Не успел Демьян хоть что-то сказать в ответ, как она быстро прильнула к нему и поцеловала в щеку. Потом так же быстро вернулась к Бруно. Это мимолетное касание так растрогало его, что он не нашелся ничего сказать, лишь вяло помахал им рукой и подошел к двери, чтобы запереть ее, потом закрыть прочной дубовой сдвижной панелью и завесить старым толстым гобеленом. Им с Бруно казалось что, предприняв такие меры, они закроют проход в двадцать первый век для посторонних глаз. Но как показала пример Анны они сами же стали инициаторами такого проникновения.

– Давай, – тихо сказал Бруно.

Девушка протянула подрагивающую от волнения руку. Они медленно вступили в черную темноту пространственно-временного прохода. Закрывая за своим другом и его девушкой дверь, Демьян услышал дикий визг Анны.

– А ты думала все так просто… – сказал он, закрывая дверь, – ты еще банджи-джампинг не попробовала.

Он устало опустился на стул и с силой приложил руку к щеке, которую она поцеловала.

«Да, я знаю, я вам не пара,
Я пришел из другой страны,
И мне нравится не гитара,
А дикарский напев зурны»
Потом закрыв глаза, он медленно сдвинул руку к губам, немного подержал, стараясь уловить отголоски тепла и аромат от поцелуя девушки и, убрав ладонь грустно усмехнулся.

– Кто же ты?

В тишине Демьян достал из небольшого кармана письмо, которое ночью ему сунули по ошибке. Это письмо не давало ему покоя, оно создало в его душе призрачный подрагивающий образ девушки. Он видел ее лишь один раз, может быть во сне, а может быть в том паланкине на рынке Мортен.

«Не по залам и по салонам,
Темным платьям и пиджакам –
Я читаю стихи драконам,
Водопадам и облакам»
Демьян со злости ударил рукой по столу. Стук гулко раздался в пустом пространстве аптеки, но даже склянки и ступки, обычно отвечающие на всякий стук дружным позвякиванием, не ответили ему, усиливая ощущение тишины и пустоты.

– Да чтоб тебя Бруно! Иди-ты к чертовой матери!

Демьян поднялся, вышел из аптеки и, заперев ее, отправился через рынок Мортен на аудиенцию к кардиналу Жоржу Амбуазу.

Глава 21. Друг

Как, оказалось, добраться до замка Гийон не так-то просто. Маршрутки туда не ходят, такси еще не придумали и навигатора тоже нет. Конечно, у Демьяна промелькнула мысль сесть на лошадь и поскакать, как это происходило в фильмах про бравых мушкетеров, но он, вынужден себе признаться, что ездить на лошади он тоже не умеет. Был в ранней юности небольшой опыт, когда он оказался в деревне и местные пацаны предложили ему взобраться на коня, уверяя, что он смирный. Вся затея едва не закончилась трагически. Он свалился с лошади, чуть не сломав руку, и очень сильно ударился спиной. Вдобавок ко всему его слегка укусил конь, поняв, что на его спину залез человек, недостойный сидеть в седле. Поэтому вторая мысль – протащить через портал велосипед, показалась сначала очень привлекательной. Он даже где-то в своей памяти отыскал образ велосипеда, придуманный еще Великим Леонардо. Но живо представив себя, катящего по улицам средневекового Парижа на современном горном велобайке мимо удивленных парижан, со вздохом отмел ее, как несостоятельную.

«Хотя не такой уж и великий этот Леонардо», – подумал Демьян, вспоминая ожесточенную ночную драку в анатомическом театре.

Но как бы то ни было, добираться надо, и он, еще раз вздохнув, направился на рынок Мортен. Потому что именно на рынке можно узнать дорогу к замку Гийон и что-то подсказало ему подсказала, что возможно есть какие-то варианты «поймать» крестьянскую телегу, движущуюся в ту сторону.

«Или, может уже есть нечто вроде службы дилижансов или перекладных, которые доставят меня к кардиналу Жоржу Амбуазу», – размышлял он.

К своему удивлению, на рынке он очень быстро нашел крестьянина, который уже распродал свои товары и направлялся, как раз в Нормандию. Там, на границе с герцогством, в провинции, где протекала река Эр приток Луары, находился замок кардинала. Слух о лекарских способностях Демьяна уже достиг рынка поэтому и крестьянин сговорился за небольшую плату довезти до самого замка. Самым неприятным известием стало, что добираться туда придется примерно целые сутки.

«Проклятый поп, чего ему не живется в Париже», – со злостью подумал он, забрасывая дорожную сумку на крестьянскую повозку, – «ладно, черт с ним, все равно другого выхода нет».

С другой стороны, Демьян был не против совершить небольшое путешествие по средневековой Франции. Ведь он все время проводил только в Париже, хотя и по нему ему удалось прогуляться только дважды. Первый раз, ночью, когда его выставили из тюрьмы Шатле и второй раз, когда тоже ночью, когда он шел в анатомический театр. И еще он очень хотел отвлечься от аптеки и Бруно – нужно решать, что делать с угрозами Семы Молотка. Логика подсказывала ему, что перво-наперво ему нужно укрепить свое влияние здесь, а потом уже решать, что делать с бандитом. Это даже отодвинуло на второй план его переживания по поводу Бруно и дочки пекаря.

«А ведь Бруно в чем-то прав. Я ему завидую. И поэтому действительно не хочу ее называть по имени», – признался он сам себе, шагая за повозкой крестьянина из Нормандии.

Они прошли по улочкам Парижа и наконец, через крепостные ворота Сен-Мартен, минуя стражу, вышли из города.

За стеной потянулись крестьянские поля и огороды. Демьян, с позволения крестьянина, влез на повозку и с любопытством смотрел по сторонам. По полю лошадь тащила деревянную борону. Перед ней шел босой крестьянин в подвернутых штанах и из мешка с петлей, надетой на шею, раскидывал зерна. Река Сена, вытекающая за крепостную стену с поросшими камышом, невысоким кустарником и деревьями берегами, текла, неспешно неся свои воды, прочь, унося мусор и городскую грязь. На берегу виднелись несколько охотников с луками, охотящимися за птицей. А по самой реке плыла лодка, в которой два рыбака выбирали сеть с рыбой. Он словно смотрел на ожившую картинку с обложки знаменитого учебника шестого класса по истории Средних веков под редакцией Агибаловой и Донскова.

«Мд-а уж», – разморенный спокойствием пейзажа, подумал Демьян, – «сейчас в Париже уже не порыбачишь и на уток не поохотишься. Как пить дать, здесь сейчас уже какой-нибудь густонаселенный мигрантами из Африки район, которые уже сожрали всех уток живущих на реке и отравили своей мочой всю рыбу. А может черт с ним, с этим Семой. Останемся здесь навсегда. Вон, Бруно уже решил жениться. И пусть этот упырь ищет нас там до конца своей жизни. Я тоже найду себе какую-нибудь дамочку. Наши знания не дадут нам помереть с голоду».

Крестьянская повозка внезапно свернула на обочину. Демьяна тряхнуло, и он пришел в себя из полудремотного состояния. По дороге вскачь неслись несколько всадников.

– Поберегись мерзавец! – закричал один из них крестьянину, пролетая мимо них на всем скаку, – дорогу Мартену дю Белле!

Подняв пыль, они, ни на секунду не замедляясь, ускакали в сторону Парижа.

«Нет», – подумал Демьян, – «это совсем не выход. Здесь не лучше, чем там. Не имея земли и дворянского титула, вот так и будешь ходить оглядываться, чтобы тебя не затоптал какой-нибудь аристократ. Тем более, что Интернета здесь нет, с тоски сдохнешь».

Через несколько часов они прибыли в небольшой городок Мант ла Жоли. Демьян предложил было крестьянину не спеша ехать дальше по темноте, чтобы к утру уже прибыть в замок. Но тот перепугано замахал руками.

– Нет, нет сеньор! Как можно?! Храни нас от подобного путешествия Пресвятая Дева! По ночам в лесах рыщут ведьмы и колдуны. Они прибирают в свои нечестивые руки души несчастных путников, которые не успели найти кров и убежище под защитой церкви. Уж скольких несчастных нашли с растерзанными телами, без сердец. А сказывают, что у многих глаза вылезли от вида самого дьявола, – он перекрестился, – вот мы переночуем на постоялом дворе рядом с церковью Пресвятой Богородицы и засветло, после заутренней, с божьей защитой двинемся. А что может быть сильнее защиты Богородицы? Ничего, я вам скажу! Поэтому побереги нас Господь, не чего лезть в лапы Сатаны…

Демьян попытался ему объяснить, что все это чушь несусветная, но тот и слышать не хотел об этом. Плюс к этому стал подозрительно коситься на самого Демьяна. Тот скрепя сердце согласился с доводами крестьянина, подумав, что если колдунов и ведьм не существуют, то по ночам на дороге вполне могут промышлять разбойники.

Небольшой город Мант ла Жоли находился на берегу Сены. Они прошли через городские ворота, заплатив небольшую пошлину, и вдоль самой реки, которая делила город на две части, направились к величественному собору Нотр Дам де Мантес, который уже почти достраивало могущественное светское братство, посвященное Успению Богородицы, куда входили богатые торговцы, главы ремесленных цехов и даже безземельные дворяне. Это братство де-факто управляло этим стратегически важным городом, получив грамоту на особый статус городской коммуны королем Людовиком VI. Несмотря на свои весьма скромные по сравнению с Парижем размеры, город Мант ла Жоли имел очень выгодное военное и торговое положение. Торговля приносила большую выгоду, а в память о королевском указе, давшему ему особые и единственные в своем роде привилегии во всем королевстве, горожане хранили преданность королевской власти.

Демьян, увидев соборную церковь Пресвятой Богородицы, потерял дар речи. Надо признать, что он в своей жизни ни разу не выезжал за пределы России. Никогда не видел достопримечательностей других стран. А тут он столкнулся с собором, равным по красоте и великолепию знаменитому Нотр Дам де Пари. На несколько мгновений он позабыл обо всем на свете и лишь созерцал рукотворную красоту созданную прекрасными зодчими средних веков.

– Да-а сеньор, – благоговейно произнес стоявший рядом с ним крестьянин из Нормандии, – только с божьей милостью, дарующей силы нам, грешным, возможно сотворить такое чудо. Град Божий на земле.

Постоялый двор располагался почти рядом с церковью, на берегу реки. Множество народа со всей Франции сошлись в одном месте, чтобы переночевать и дальше отправиться по своим торговым делам. Тут же пристроилась внушительная пристань, на которую с больших крутобоких лодок выгружали товары. Деревянные краны с помощью системы блоков и канатов, приводимых в движение руками десятка работников, поднимали тюки, бочки, сети с товарами и грузили на лодки. Рядом находился довольно крупный для этого времени, рынок, облепленный по периметру большим количеством контор ростовщиков и менял. Торговая жизнь кипела. Крестьянин встретил знакомых из Нормандии, поставил свою повозку рядом с земляками, распряг лошадь, дал ей воды и сена на ночь. Съел кусок хлеба с куском сыра и парой головок печеного лука, запил все объемистой баклагой пива. Покончив с ужином, которым, Жак, как звали крестьянина, хотел поделиться с Демьяном, но тот отказался, брезгливо помотав головой. Тогда он в ответ пожал плечами, кряхтя сунул под телегу большую охапку соломы и примостился там же, предварительно тщательно спрятав на груди, под рубахой, кошель с деньгами. Через минуту он уже крепко спал, прикрывшись рогожей с повозки.

«Обалдеть», – подумал Демьян, – «мне куда? Туда же под телегу лезть?».

Он осторожно заглянул под повозку. Крестьянин храпел вовсю, периодически крепко испуская газы от перевариваемых продуктов простой крестьянской еды.

«В кучу навоза к этому грязному и вонючему Жаку? Ну, нет, уж извольте».

Демьян поморщился и, перекинув дорожную сумку с лекарствами для кардинала, направился в трактир расположенный на постоялом дворе, в надежде найти комнату для ночлега.

Демьян осторожно зашел и внимательно оглядел помещение.

Хмельная жизнь в трактире кипела так же как и торговая. Этот трактир отличался от «Благочестивой девицы» – первого питейного заведения, посещенного Демьяном, лишь размерами, будучи намного больше. Демьян, памятуя свой первый поход, решил держать ухо востро и не допускать тех оплошностей, что его постигли тогда. А опасаться было чего. Подвыпившие крестьяне, дюжие работники с пристани, с десяток солдат, парочка подозрительных типов, завернувшихся в плащи, трое господ явно благородного происхождения, пришедшие сюда за приключениями и в поиске хорошей драки, мелкие торговцы, один пьяненький монах францисканец и остальные личности неизвестного рода и занятий, но явно с темными намерениями. Градус в помещении уже достаточно поднялся, не хватало лишь искры, чтобы началось настоящее веселье в виде хорошей потасовки, и никого не смущала близость собора Пресвятой Богоматери. Наоборот, каждый уповал на ее помощь в бою.

Он увидел за прилавком здоровенного мужика в переднике и понял, что это хозяин. За прилавком вверх на второй этаж уходила лестница.

«Вот почему у них всех вид пройдох и душегубов?», – с досадой подумал Демьян.

Он прикинул примерный маршрут, чтобы никого не задеть и, ловко лавируя между посетителями, направился к хозяину.

«Лишь бы у этого мошенника оказалась подходящая комната на втором этаже».

До хозяина таверны остались какие-то жалкие пара метров, когда он слегка задел ногу сидящего за столом человека, впрочем, Демьяну показалось, что тот нарочно выставил ногу у него на пути.

«Бли-и-и-н», – Демьян едва не взвыл от досады.

– Любезный сеньор, – обратился он к сидевшему незнакомцу, укутанному в темный плащ, – прошу вас великодушно простить мою крайнюю неосторожность. Я очень сожалею, что нарушил ваш покой всего лишь одним своим неаккуратным действием. Не сочтите мою оплошность за непочтительность или вызывающее поведение. Это произошло случайно, и я приношу вам свои глубочайшие извинения. Я готов в разумных пределах возместить…

Демьян пригляделся к типу. Его насмешливые глаза показались ему знакомыми. Тот откинул полы плаща.

– Гастон! – вскрикнул Демьян.

– Тише друг, тише, – усмехнулся Гастон, – не стоит так громко.

– Гастон, – уже тише сказал Демьян, – как же я рад тебя видеть. Ты жив.

– Как видишь, друг благодаря тебе я сижу здесь, жив, цел и невредим. Если бы не ты, то мое бренное тело уже давно бы высохло, болтаясь в петле на виселице в Монфоконе, а глаза склевали птицы. Я сразу тебя увидел, как только ты зашел и начал красться. Присаживайся, – пригласил он.

Гастон немного повернулся в сторону и, вытянув ногу, сильным пинком сбил на пол одного из посетителей трактира.

– Прости приятель, я забыл сказать, что уже оплатил этот стул для своего друга. Спасибо, что ты его подогрел своей задницей, так как снаружи прохладный вечер, а мой друг промерз до костей.

Тот вскочил и хотел броситься на Гастона, задиристо посмотрел на него, злобно сверкнув глазами, но увидел поблескивающий эфес рапиры на поясе и заискивающе улыбаясь отошел в сторону, потирая при этом ушибленный зад.

– Конечно сеньор. Рад всегда вам услужить.

Гастон подтянул той же ногой массивный стул к своему столу и Демьян, оглянувшись по сторонам, сел на него.

«Черт, видимо, мой друг Гастон тут в большом авторитете».

– Как ты здесь оказался, друг мой? – спросил Гастон.

Демьян рассказал ему историю своего конфликта с Фредериком ле Бертраном. И о своих планах выпросить нечто вроде охранной грамоты у кардинала Жоржа Амбуаза. У Демьяна мелькнула мысль обратиться к Гастону с просьбой помочь ему как-то решить дело с Семой Молотком. Но как это сделать, он не знал, поэтому промолчал.

– Глава цеха аптекарей – это очень серьёзно, мой друг, он не простит тебе такой обиды, – Гастон засмеялся, – надо же, ты оттаскал его за нос! Тебе действительно нужно заручиться влиянием кардинала, иначе, поверь мне, этот гусь ле Бертраном не спустит тебе такой унизительный поступок, и ты можешь оказаться либо на эшафоте либо ночью тебя кто-то случайно проткнет пару раз рапирой. Этим кем-то вполне мог бы быть и я, но ты мой друг, да еще и спас мою жизнь. А Гастон Счастливая Рука своих друзей не предает. Но тебе нужно поспешить. Я слышал, наш кардинал болен и слаб.

«Похоже, нам не получится спрятаться от Семы Молотка в средних веках, – грустно подумал Демьян, – «здесь спокойствия не будет, так же, как и там».

Он рассказал Гастону печальную историю про то, как ему пришлось участвовать в анатомическом вскрытии Коротышки Тиля. Гастон грустно кивнул.

– Бедняга Тиль, я всегда ему говорил, что жадность его погубит, но он не слушал меня. Жаль парня, да спасут его грешную душу Святой Януарий и Святой Никола Чудотворец.

Он поднял руку и позвал хозяина.

– Марселон! Принеси нам хорошего вина и еды.

Через несколько минут хозяин таверны принес высокий жестяной кувшин вина, блюдо с куском еще дымящегося мяса, лук, чеснок, большую миску с вареными овощами и два больших ломтя хлеба.

– Давай выпьем за упокой нашего друга Тиля из Нанта. Пусть он попадет в рай за все страдания, что он пережил в своей собачьей жизни здесь.

Гастон приподнял медный кубок с вином и выпил. Демьян последовал его примеру.

– А ты что делаешь здесь? – спросил Демьян.

– Я вольный человек, мой друг. Мы в городе, где много богатых людей, поэтому здесь можно хорошо разжиться деньжатами.

Демьян смотрел на Гастона – он ему нравился. Перед ним сидел представитель криминального мира, наверное, убийца, ловкий вор, но в нем отсутствовала страшная сущность, что жила в циничном и безжалостном преступнике из его времени. Гастон обладал каким-то благородством и великодушием, не свойственных Семе Молотку.

– И как хорошо разжился? – улыбаясь, спросил Демьян.

– Неплохо мой друг. Но в данный момент я бретёр. Видишь вон тех благородных господ?

Демьян посмотрел в сторону, куда кивнул Гастон.

– У них назначена дуэль четверо на четверо ранним утром, но им не хватало одного хорошего бойца. Они прилично заплатили за мои услуги. И вот мы решили скоротать вечер здесь в веселой компании, а потом хорошенько выспаться перед поединком в гостинице моего приятеля Марселона.

– Но ведь ты можешь умереть за чужие интересы! – вырвалось у Демьяна.

– Мы все умрем, мой друг, – улыбнулся Гастон.

Он наклонился к Демьяну и похлопал его по плечу.

– Ты мне очень нравишься, мой друг. Есть в тебе некая божья печать, ты как не от мира сего, – задумчиво сказал Гастон – поверь, есть вещи намного пострашнее смерти. Например, бесчестье, – на миг в его глаза промелькнула такая печаль, что лицо исказила гримаса, словно какая-то боль терзала его изнутри, он поднял голову и весело сказал, – как по мне, так лучше сложить свою голову в жарком бою.

Но его веселье не веселило, от него веяло холодом.

– О чем ты говоришь Гастон?

Демьян поставил на стол кубок с вином и, наклонив голову, заглянул в глаза своему другу. Гастон, отвернувшись, молча смотрел на горящий очаг.

– Я не всегда был Гастоном Счастливой Рукой…. Это не настоящее мое имя. Когда-то вор считалось для меня низким занятием. Хочешь я расскажу тебе печальную историю рыцаря Роберта де Аркур Амбле? Это мое настоящее имя.

Демьян взял кубок и допил остатки вина, и поставив его обратно, приготовился слушать.

Глава 22. Печальная история рыцаря

Жил в Нормандии один рыцарь по имени Илберт де Аркур Амбле. Происходил он из старого и знатного рода Аркуров, произошедшего от викинга Бернара Датчанина. Сей славный воин пришел в Нормандию вместе с отважным викингом Роллоном, и получил из его рук феод, где стал первым основателем герцогства Нормандия. Часть семьи Аркуров последовала за Вильгельмом Завоевателем на острова Британии, а часть осталась во Франции на землях, полученных их предком. Они разделились на несколько ветвей: самые богатые и знатные, Олондэ и Беврон, олицетворяли силу и мощь Аркуров. Но была еще одна небольшая ветвь Амбле. Несмотря на то, что Амбле считались храбрыми рыцарями и умелыми воинами, богатством они не обладали, да и земли им во владение достались худые – заболоченные, непроходимые, малолюдные. И весь доход семьи шел от торговли торфом, да несением рыцарской службы в войске своих более богатых, могущественных и очень дальних родственников. Илберт окончательно потерял знатность, когда однажды он привез из Фландрии девушку, захватив ее силой в одном из своих походов. Отряд рыцарей, в котором состоял Илберт, наткнулся на шайку дезертиров, ограбивших и убивших местного торговца. Они как раз сидели под большим деревом, на котором повесили несчастного купца и делили кровавую добычу. Рыцари напали на разбойников и, убив многих, захватили их добычу. Среди богатого добра они нашли связанную девушку. Ее Илберт, как первый ее нашедший, забрал себе, отказавшись от части своей доли. Сначала Элиза жила в его доме как прислуга, а потом он женился на ней, чем заслужил осуждение представителей всего своего рода. И хотя жена рыцаря умела читать, писать, знала счет, пела красивые, но грустные фламандские песни, в их глазах он пал очень низко, женившись на женщине не благородного происхождения. Но Илберт чувствовал себя счастливым человеком, потому что любил свою жену и вскоре у него родился сын, которого назвали Роберт. Малец рос сильным, храбрым и сообразительным не по годам. Его дядька, старый и бездетный Жерар де Амбле, который прошел не одно сражение и даже побывал в крестовом походе в Святой Земле, всем сердцем полюбил своего племянника. Он, будучи опытным воином, и занялся его воспитанием.

Впервые отец и его дядя Жерар посадили Роберта на коня, когда ему едва исполнилось пять лет. Мальчик уверенно сидел в седле и крепко держал поводья.

– Добрый выйдет из него рыцарь, – улыбаясь, сказал Жерар де Амбле, – смотри, как в седле сидит. Не вышибешь его и громом.

– Нашей крови! – засмеялся в ответ Илберт.

– А ну, дай-ка ему подержать меч, что ты привез с собой из священных Земель Гроба Господня.

Принесли меч. Жерар вытащил его из ножен взял за лезвие и протянул рукоять мальчику.

– Возьми парень его, но смотри не урони его. Меч это душа и честь рыцаря. Ты можешь потерять все кроме своей чести и души.

Роберт протянул руку и взял тяжелый меч из рук старого рыцаря. Тяжела оказалась ноша. Он с большим трудом поднял его двумя руками над собой. Детские руки задрожали, но мальчик упорно держал меч над головой. Боль от напряжения всех мышц сковала тело, но он держал, ибо знал: нельзя уронить меч, потому что в нем душа и честь рыцаря.

– Добрый, добрый рыцарь растет, – кивнул довольный Жерар.

И стал он его обучать всем премудростям воинского мастерства. Мальчик без устали тренировался со своим дядей. Жерар научил его всем приемам владения мечом, копьем. Кузнецы еще не изготовили для юноши и его коня доспехи, и он еще не получил свои золотые шпоры, но уже все бывалые воины, увидев как он сидит в седле, одобрительно кивали – равных ему в схватке верхом вряд ли кто найдется в Нормандии. Научил его Жерар правильно держать щит и даже стоять в строю.

– Не всегда рыцарь может быть на коне, – поучал он паренька, – иногда приходится становиться в строй с простыми воинами и плечом к плечу держать натиск врага. Никогда не чурайся простых воинов, там, в Святой Земле, каждый из них твой товарищ.

Мать научила Роберта писать, читать, считать, петь, что выгодно выделяло юношу на фоне всех его сверстников, грубых и неотесанных. Илберт смотрел на сына с гордостью рассчитывая увидеть его, несмотря на презрение своих богатых и могущественных родственников Аркуров, в окружении влиятельного феодала. Он думал о короле, который очень сильно нуждался в помощи сильных молодых феодалов и предпочитал возвышать выходцев из незнатных семей. Тех, кто мог послужить ему силой своего меча и не мог в силу своей бедности смотреть на него, как равного себе, что делали отпрыски герцогов и графов Бургундии, Прованса, Бретани, Наварры и других могущественных феодалов. Будущее Роберта де Аркур Амбле обещало воссиять яркой и славной звездой.

Но не все были уверены в этом.

На заболоченных берегах Сены, недалеко от Руана, в темных и непроходимых лесах жила старуха Бергдис. Все подозревали, что она ведьма, поклоняющаяся старым языческим богам. Ее боялись, но жители близлежащих деревень и городов иногда обращались к ней за помощью в разных делах, когда они считали, что им требовалась помощь колдовства и магия. Поговаривали что ей уже не одна сотня лет, что она появилась здесь вместе с первыми викингами. Местные предания гласили, что она пришла вместе с отважным Роллоном, будучи его первой возлюбленной. Но когда храбрый викинг принял христианство, чтобы получить от французского короля Карла III Простоватого обширный феод, она не смогла вслед за ним отречься от старых богов. Сам же Роллон всячески поощрял и даже принуждал переходить норманнов в христианство. Бергдис якобы пыталась колдовскими чарами помешать этому, но не смогла. А через некоторое время Роллон женился на дочери французского короля Гизеле, позабыв свою бывшую любовь. Несчастная Бергдис проклиная своего неверного возлюбленного, покинула его и ушла жить в темные леса и болота среди дикого зверья, где продала свою душу дьяволу и продолжала поклоняться старым богам.

Она очень редко появлялась среди людей. И когда ведьма медленно шла по деревне или по городу, все, замолкали и расходились в стороны, пропуская сгорбленную старуху в грязных лохмотьях. Даже самые отчаянные смельчаки опускали глаза, боясь столкнуться взглядом с ее большими, желтыми как у волка, глазами. А уж коснуться ее не смел никто.

Однажды она появилась в городе, когда в нем оказались славный рыцарь Илберт, его брат Жерар и юный Роберт. Они вышли со службы в церкви, раздали нищим немного мелких монет и сели в седла, чтобы отправиться в свой небольшой замок. Она шла им навстречу, опираясь на корявую черную клюку, не встречая на своем пути препятствий, но они преградили ей дорогу.

Старая колдунья стояла перед тремя всадниками, даже не думая уступать им путь.

– Ты никак причаститься решила перед смертью, старая ведьма? – засмеялся Илберт, завидев старуху.

Бергдис, поправила торчащие как старая пакля седые волосы, подняла крючковатый палец и скрипучим голосом спросила, указывая острым птичьим ногтем на Роберта.

– Это твой отпрыск, славный Илберт?

– Да, это мой сын Роберт!

– Славный, славный парнишка, – захихикала она, широко открыв один глаз и зажмурив другой.

– А тебе что за забота, что ты спрашиваешь? – спросил Илберт, теряя терпение и натягивая поводья.

– Мои старушечьи заботы не сравнить с твоими рыцарь, – ответила колдунья, – было бы тепло, чтобы не мерзли ноги и руки, чтобы брюхо было сытым и не урчало от голода… Не сравнить с твоими заботами.

– Так отойди в сторону, и я кину тебе монету, чтобы ты могла хорошенько поесть и в твоем жабьем животе не будет урчать.

Старуха, опираясь на клюку, отошла в сторону на обочину дороги, обойдя небольшую лужу. Рыцари и Роберт проехали мимо нее. Илберт потянул поводья и остановился.

– Перекрестись старая ведьма, – сказал он, – и скажи мне, что ты веришь в нашего христианского бога Иисуса.

– Я этого не сделаю, – ответила Бергдис.

– Тогда ты не получишь монету и останешься голодной! – воскликнул Илберт, – я подаю лишь людям с христианской душой. А не тем, кто ее продал сатане, врагу нашего Спасителя.

– Славный рыцарь Илберт, – засмеялась старуха, – тебя распирает тщеславие, и от этого ты становишься глупым. Ты даже не подумал, что я не просто так пришла сюда и спрашиваю тебя о твоем сыне.

– Меня мало волнуют бредни выжившей из ума старухи! – горячился Илберт.

Он потянул поводья, конь поднялся на задних ногах и резко опустившись, ударил передними ногами по луже. Грязные брызги окатили Бергдис. Роберт и дядя Жерар засмеялись.

– Что ж, – сказала она, вытирая костлявой рукой лицо, – обмануть, а потом обидеть и унизить беззащитную старуху много доблести не нужно. Но я скажу тебе то, что хотела сказать тебе, придя сюда.

Она повернулась к Роберту и, протянув руку сказала.

– За спиной у твоего мальчика ворон со сломанными крыльями, голова его опутана паутиной, и глаза его закрыты, не смотрит он на белый Свет.

– Что ты этим хочешь сказать старая карга? – задыхаясь от гнева, спросил Илберт.

– Только то, что уже сказала, – спокойно ответила она и, повернувшись, пошла своей дорогой.

– Когда же тебя сожгут на костре, проклятая ведьма?! – закричал ей в спину Илберт.

Старуха остановилась, повернулась и, усмехаясь, ответила.

– Смерть не так страшна, как бесчестье, славный рыцарь Илберт. С дымом костра, на котором меня сожгут, я вознесусь в чертоги мертвых Вальхаллы, там меня примет Один, а богиня Фрейя вернет мне молодость и красоту. Потом она отведет меня на поля и луга Фолькванга, где меня встретят души самых храбрых воинов. И поверь это намного лучше, чем сложить свою голову, воюя против своего короля! – громко засмеялась Бергдис.

– Проклятая колдунья! Клянусь честью, когда тебя будут сжигать, я принесу пару дубовых поленьев, чтобы твой костер пылал жарче! – не выдержал юный Роберт, поддерживая отца.

Но старуха лишь еще громче засмеялась.

– Когда это произойдет, у тебя чести уже не будет.

Вечером, стоя у горящего камина, Илберт стоял и задумчиво смотрел на треугольный геральдический щит своей семьи. На его поверхности в красную и желтую полоску, распростер крылья черный ворон, символ их семьи – Аркуров Амбле.

Через несколько месяцев умерла во время родов жена Илберта, что в те времена было обычным делом. Несчастный рыцарь долгое время горевал, оставшись без любимой супруги. А вслед за утратой пришли другие несчастья – денег отчаянно не хватало, и славный рыцарь впал в крайнюю нужду, так как торговля торфом шла из рук вон плохо. Замок сильно обветшал, часть его разрушилось, и развалины успели даже порасти кустарником и травой. А сами торфяные болота подступили едва ли не к самым стенам. Словно со смертью Элизы, из семьи славного рыцаря ушло не только счастье, но и достаток. Раньше ведением хозяйства занималась его жена, рожденная в семье торговца из Фландрии, имевшая от рождения острый ум и предпринимательскую жилку, сам же Илберт к этим делам не имел склонности, поэтому поместье быстро приходило в запустение.

С востока Франции пришли известия о новой войне между Бургундией и Швейцарским союзом. К швейцарцам присоединились Эльзас и Лотарингия и герцог Бургундии Карл, прозванный Смелым, очень нуждался в хороших рыцарях. Но главное он обещал очень щедро заплатить за службу. А что еще нужно рыцарю, впавшему в нужду? Деньги и Слава.

Илберт посоветовался со своим братом Жераром, собрал отряд с два десятка хорошо вооруженных человек, отчего мужчин способных вести хозяйство, в его землях сильно поубавилось. Но многие сами были не прочь отправиться в поход, все равно, под какими флагами лишь бы им щедро заплатили, и у них появилась возможность захватить добычу в богатых швейцарских и лотарингских землях. Как принято говорить у итальянских кондотьеров – скорее бы началась война, да пограбить мирное население.

Взяв с собой Роберта, он отправился в Бургундию. Жерар ввиду своего весьма преклонного возраста уже не мог крепко сидеть в седле, да и руки уже не удерживали меч, поэтому он остался управлять ветшающим замком и небольшим феодом, принадлежавшим семье де Аркур Амбле.

Карл Бургундский радушно принял рыцаря из Нормандии и его людей, так как знал его еще с тех времен, когда Илберт в составе его войска участвовал в походе во Фландрию.

– Илберт! Мой славный рыцарь!

Карл Бургундский подошёл к Илберту и обнял его.

– Я слышал, тебя не слишком жалуют в Нормандии высокомерные Аркуры. Ты поступил мудро, придя на помощь своему старому и верному товарищу! Мне нужны такие храбрецы, как ты.

Он сел за стол и жестом приказал слуге налить вина в два кубка.

– Клянусь честью, я щедро награжу тебя и твоих людей за службу, – он показал пальцем на Илберта, – подай вина моему старому товарищу… А кто этот юноша рядом с тобой?

– Это мой сын Роберт, ваше Высочество, – поклонился Илберт.

– Славный юноша! – воскликнул Карл Бургундский, – я, пожалуй, возьму его к себе оруженосцем. Мой Сисар как раз погиб. Несчастного парня проклятые швейцарские собаки, пикинеры, сначала подняли на пики, а потом, когда бедолага упал, то попал под копыта.

Он встал, обошел, вокруг Роберта, осматривая его с ног до головы, похлопал сильной рукой по плечу.

– Парень, похоже, сильный и, надеюсь, более расторопный, чем его несчастный предшественник.

Илберт склонил голову и просиял. Еще бы, его сын станет оруженосцем у такой влиятельной особы, как Карл Бургундский. У человека, по своему величию и богатству едва ли не равному королю Франции.

– Ваше Высочество, я и мой сын благодарим Бога за ваше великодушие.

Илберта немного беспокоили напряженные отношения Карла Бургундского и короля Франции, но то обстоятельство, что его сын стал приближенным герцога, равного монарху, успокоили его волнения.

В первом же бою, несмотря на свою юность, Роберт показал себя храбрым и умелым воином, чем вызвал любезные похвалы от герцога. Он не только со знанием дела помог одеть доспехи Карлу, но вовремя оказывался рядом с ним в бою, и достойно бился, не уступая взрослым опытным воинам. Стоя рядом с Карлом, он, благодаря провидению, оказал ему услугу, спас от неминуемого ранения, когда один из швейцарских ландскнехтов коварно подобрался к герцогу с алебардой и готов уже был стащить его с коня. Но Роберт вовремя мощным ударом обрушил на голову ландскнехта боевой молот, чем спас герцога от зловещего крюка. Острый наконечник клевца вонзился до основания в шлем барбют подкравшегося негодяя и пробил его череп, оставив в нем хорошую дыру. Карл увидел, как враг с залитым кровью лицом выронил алебарду и мертвый осел на землю. За такой достойный поступок, в благодарность герцог чуть склонил голову перед юным Робертом.

А этим же вечером на небольшом пиру в честь победы он поставил его за своей спиной в знак особого уважения и расположения. Но Роберт удивил герцога не только своей удалью, в самый разгар веселья Карл Бургундский захотел услышать песни менестрелей. Илберт обратился к Его Высочеству с просьбой, чтобы его сын спел одну из его любимых песен, что научила его мать. Удивленный властитель позвал старого миннезингера из Меца, тот коснулся струн лютни и Роберт запел.

С веток сорвутся листья
Вздрогнут в лесу олени –
то венценосная Хедвиг
обходит свои владенья
Ветер играет с нею
Птицы летят с доносом
Пляшут над облаками
Её золотые косы
Щедрой рукой одарит
Бардов и менестрелей
Что про неё баллады
В Тёмных Веках оставят
И на любом турнире
Самый великий воин
В победоносной схватке
Щедрость её прославит
Шьёшь ли ты покрывала
Сидя в высоком замке
Или коней горячих
Сотнями объезжаешь
или свиней на мясо
осенью забиваешь
О, Золотая Хедвиг
Солнце твоё безмерно
Что над великим краем
Славу тебе сияет![46]
Карл Бургундский так растрогался от пения юного Роберта, что, не выдержав, воскликнул.

– Клянусь Бургундией! Из моих рук, ты храбрый Роберт, сын славного рыцаря Илберта де Аркура Амбле получишь свои золотые шпоры. И моей рукой ты будешь опоясан мечом!

Но, к сожалению, война для Карла складывалась не слишком удачно. Герцог Бургундии будучи превосходным полководцем, вел войну умело. Но он воевал практически со всеми своими соседями, которым помогал могущественный и коварный король Франции, а такая ситуация сильно распыляла его силы, поэтому войско таяло на глазах. Карл стал мрачным и озлобленным. Всю свою злость за неудачи он вымещал на пленных и жителях захваченных городков. В ярости он мог приказать перебить всех жителей небольшого города не щадя никого, ни детей, ни женщин, ни стариков. К его благородному прозвищу Смелый даже прибавилось пугающее имя Ужасный. Юный Роберт чувствовал, как сердце его черствеет от созерцания всех ужасов войны. Он мечтал о благородных битвах и славных подвигах. А ему приходится принимать участие не только в сражениях, но и в безобразной резне жителей герцогства Лотарингии. Его отец Илберт тоже сомневался в шансах Карла на победу. Но верил в его полководческий талант и, что немало важно был тверд своему рыцарскому слову – послужить герцогу до конца войны. А также Карл щедро ему платил, да и в грабеже городов рыцарям иногда, если город был богатым, доставалась неплохая добыча.

Самым тревожным предзнаменованием стало сражение у города Грансона, именно после него исчезли все сомнения, что дни Бургундского герцогства сочтены и тем более планы Карла создать своё королевство неосуществимы. В этом кровопролитном сражении Роберт оказал своему покровителю еще одну важную услугу, которую герцог оценил по достоинству.

Силы противников были примерно равны. На стороне бургундцев мощь и сила закованных в доспехи рыцарской конницы, а на стороне швейцарцев отличные пехотинцы, вооруженные длинными пиками. Начало битвы удачно складывалось для бургундцев. Но через некоторое время переменчивая фортуна повернулась к ним спиной. Из-за досадного недопонимания своего же маневра воины Карла Смелого обратились в бегство, бросив на поле боя не только оружие и значительную часть артиллерии, но и самого властителя Бургундии.

Если бы не Роберт, то герцог мог оказаться в окружении швейцарских пикинеров, откуда ему уже не вырваться. Он увидел, как третья линия бургундского войска обратилась в бегство, а противник заходит с фланга, уже захватив все их орудия. Юный Роберт обратился к герцогу с такими словами.

– Ваше Высочество, незамедлительно отходите, – но зная его безудержную храбрость, немного схитрил, – все наше войско отступает в лагерь, если вы не поспешите возглавить его, то нашему врагу достанутся все наши последние припасы в нем, и мы более не сможем продолжать войну во славу вашего Высочества. А войско наше, без вашего управления, вскорости будет перебито в самом же лагере окончательно и самым жалким образом.

Карл в отчаянье смотрел, то как бежит его войско, то на ощетинившиеся ежом ряды швейцарских пикинеров, заходивших с двух сторон. На его лице гневно сверкали глаза, но разум подсказывал, что слова его юного оруженосца справедливы – еще немного и клещи сомкнуться, он окажется в смертельной западне.

– Проклятье! – закричал Карл.

Он развернул коня и ринулся в еще остававшийся проход. Роберт же с небольшим отрядом наемников остался прикрывать бегство герцога Карла Смелого, чем без сомнения спас его жизнь в очередной раз.

К вечеру битва закончилась. Швейцарцы не решились атаковать хорошо укрепленный лагерь бургундцев. Хоть бегство и было для Карла вещью ниже его достоинства, но благодаря ему он смог сохранить значительную часть своего войска. Роберт чудом сумел выбраться из кровавой схватки, выведя с собой несколько израненных человек. Он стоял у большой бочки в лагере намереваясь помыться и привести себя в порядок. Повсюду слышались предсмертные крики искалеченных битвой людей. Многие воины мрачно молчали, страшась гнева своего герцога. С некоторых пор Карл ввел жесткую дисциплину в своей армии и поэтому многие его солдаты понимали, что на рассвете будет следствие, скорый суд и зачинщики отступления окажутся на виселице. Несмотря на холод, Роберт снял с себя окровавленную одежду и с наслаждением смывал куском подаренной ему герцогом итальянской губки кровь. Еще одно такое сражение и нас всех перебьют, грустно размышлял он, вытирая мокрые волосы от которых на холоде шел пар.

Подбежал Фоке, слуга герцога.

– Мастер Роберт, – немного заикаясь, сказал он, – Его Высочество требует вас к себе.

– Передай Его Высочеству, что я приду немедля. Я уже почти закончил, – он отжал губку и снова погрузил ее в воду, – ступай Фоке.

Роберт быстро смыл остатки крови, наскоро вытерся, прошел в свою палатку, нашел чистое белье и предаваясь невеселым мыслям, отправился к герцогу.

Герцог Бургундии Карл Смелый сидел за столом в окружении нескольких рыцарей, был среди них и его отец Илберт. Здесь же присутствовал священник. У Роберта вдруг закралось подозрение, что суд начнут над ним, так, как именно он посоветовал монсеньору спасаться бегством.

– Не в таких печальных для нас условиях я рассчитывал вручить тебе, мой юный Роберт, знаки рыцарского звания. Но храбрость твоя и благоразумие вместе с волей божьей уже давно взывают ко мне. Ты будешь верен всем своим клятвам быть на защите своего сюзерена, защищая его право и земли.

Он тяжело встал. У Роберта перехватило дыхание.

Фоке внес сложенный сюрко красного цвета и торжественно помог одеть его на смущенного юношу. Он тут же следом принес небольшую бархатную подушку, на которой лежали золотые шпоры, признак рыцарского звания. После того, как шпоры оказались на ногах у Роберта, герцог Бургундии повел рукой в сторону отца Роберта. Илберт подошел к сыну и опоясал его рыцарским поясом. Карл Смелый сказал.

– Преклони колени, рыцарь Роберт де Аркур Амбле.

Фоке быстро подложил под них бархатную подушку. Герцог подошел и, размахнувшись, ударил Роберта по щеке, а потом дал ему подзатыльник.

– Будь храбр!

Это единственный в своей жизни подзатыльник, который рыцарь, получал, не возвращая. С этих пор любая другая пощечина для него страшное оскорбление чести, и ее позор смывается лишь кровью врага. Подошел священник и начал читать молитвы.

– О пресвятой Господь, Отец всемогущий, Ты позволил на земле использовать меч, чтобы обуздать злобу дурных людей и отстоять справедливость, для защиты народа пожелал создать рыцарей, склонив их сердце к добру; сделай же так, чтобы Твой слуга, находящийся здесь, не применял никогда этот или иной меч с целью нанести несправедливую обиду человеку, но чтобы он всегда служил для защиты справедливости и права.

Карл принял из рук Илберта меч, и поочередно перекладывая с одного плеча Роберта на другое, закончил церемонию посвящения в рыцари.

– Давайте отметим это событие, как следует, – мрачно сказал Карл Смелый, – тем более, что завтра на расвете нас ждут не такие уж приятные заботы.

Утром после коротких разбирательств и еще более короткого суда под бормотание все того же священника, перед всем войском, повесили с дюжину солдат, якобы виновных в позорном отступлении.

Роберт стоял рядом с отцом во время казни и у них состоялся странный разговор. Тот находился в мрачном расположении духа. На вопрос Роберта, о причинах немного подумав, ответил.

– Мы проигрываем войну. Недалек тот час, когда бургундскому герцогу придется принять последнее сражение. И я думаю, оно будет не в нашу пользу. Швейцарцы объединились в князьями Фридриха и Рене Лотарингского. В Пикардии мятеж. И все явственнее во всей этой сваре просматривается лисий нос нашего короля Луи. Меня также беспокоят кондотьеры из Италии. Они недовольны, их все труднее удерживать в рядах нашего войска.

– Мы не можем сейчас оставить Его Высочество, – воскликнул Роберт.

– В том то и дело, что уже не можем. Он сегодня связал нас с собой узами чести. А мы Аркуры из Нормандии, мы всегда принадлежали королевскому домену. Мне пришлось вызвать к нам из наших земель еще три десятка людей. Черт побери, там скоро вообще не останется мужчин. И поверь, нам не забудут службу у герцога Бургундии. Остается лишь полагаться на волю Господа нашего и на великодушие короля Франции, – немного помолчав, добавил, – если мы останемся живы.

В подтверждение слов Илберта вскоре состоялось судьбоносное сражение при Нанси. Карл смог второй раз осадить эту столицу Лотарингии, недавно отвоёванную у него герцогом Рене. Успех уже почти был у него в руках, так как несчастные жители города готовились сдаться из-за голода и болезней на милость победителя, как к городу подошло союзное швейцарско-лотарингское войско под командованием самого Рене. Оно по многочисленности в два раза превосходило войско Карла Смелого. Но бургундцы, несмотря на это, имели в своем распоряжении больше артиллерии. На что и рассчитывал сам Карл.

– Я огнем бомбард раскидаю швейцарских пикинеров, перемешаю со снегом и мерзлой землей их собачьи мозги, а потом мои славные рыцари одним неудержимом ударом сметут их обратно в ад, откуда они пришли, – сказал он во время военного совета в своем шатре накануне битвы.

Но все сложилось не так, как он рассчитывал.

Началась сильная метель. Роберт стоял в первых рядах рыцарского строя готовый по приказу герцога броситься на врага. Впереди шли какие-то невнятные передвижения неприятеля. Он повернулся к отцу.

– Ни черта не видно. Что они там затеяли?

Тот в ответ лишь мрачно кивнул, сбивая железной рукавицей, снег с забрала.

– Лучшим сейчас для нас исходом было бы отступить в лагерь. Не нравится мне их крысиная возня перед нашим носом.

Через некоторое время с правого фланга послышались выстрелы бомбард. Рыцари приободрились. Роберт повел плечами, разминая их перед битвой. Метель немного стихла, хотя еще редкие снежинки кружились над озябшими рыцарями. Но тут раздались крики с левого фланга. Роберт повернулся и увидел, как из небольшого леса, на который Карл рассчитывал, как на естественную преграду для войск своего врага хлынули швейцарские пикинеры ощетинившиеся своими длинными и крепкими пиками. Спереди, те же острые пики швейцарцев.

– Проклятье посмотри туда! – указал рукой Илберт, на правый фланг.

Лотарингская конница прошла по другому берегу быстрого ручья, не получив урона от выстрелов бомбард и устремилась на врага.

– Ну, готовься сын мой, пришел наш час, – сказал он, – да хранит наши души Пресвятая Богоматерь, пусть просит она сына своего Иисуса смиловаться над нами и простить наши грехи совершенные нами с умыслом и без умысла. Храни нас Господь! Аминь!

– Аминь! – повторил Роберт.

Илберт перекрестился и закрыл забрало.

Удар союзного войска швейцарцев и лотарингцев с двух сторон был страшен. Главную ударную силу войска Карла Смелого – строй конных рыцарей, смяли с двух сторон. Они словно попали в беспощадный лязгающий водоворот. Тысячи длинных пик вонзились в гущу людей, закрытых от вражеского помысла крепкими доспехами, даже не дав им развернуться. Все вокруг наполнилось криками, руганью, проклятиями, лязгом железа, ржанием раненых коней, треском сломанных пик и предсмертными воплями. Тяжелые рыцари, стесненные пиками, стали легкой добычей солдат, вооруженных алебардами с крючьями. Их стаскивали с коней и добивали на земле, рубя топорами алебард. Многие швейцарцы, вооруженные молотами, высоко подняв их над собой, били что есть силы по шлемам упавших рыцарей стараясь размозжить им черепа. Рыцари пытались подняться прикрываясь щитом или рукой в доспехах, но снова падали сбитые с ног. Наиболее проворные швейцарские воины вонзали мечи, стараясь попасть в щели между доспехами. Роберт убрал меч и, закинув щит за спину, вооружился боевым молотом. Он крепко держа поводья кружился на месте, разбрасывая телом одоспешеного коня врагов и одновременно бил изо всех сил сверху клевцом, пробивая барбюты и тем самым круша головы швейцарцев. С десяток их уже лежало под ногами его коня, когда Роберт понял – в пылу сражения Илберт и Карл пропали из виду. Полотнища их знамен не трепетали на холодном ветру. Он уже получил несколько чувствительных ударов пикой, но продолжал наносить удары. Вокруг стоял невообразимый гул сражения и рыцарь потерял ориентиры, говорившие ему, где он находится. Роберт пару раз пытался приподняться в стременах и оглядеться, насколько это позволяло забрало, но тут же получил хороший удар алебардой по щиту, висевшему на спине. Удар сильный и неожиданный, который его едва не выбил из седла.

– Проклятье! – выругался он и резко развернул коня, – Получи, дьявол!

Роберт ударил клевцом по голове пробившегося к нему через общую свалку битвы пикинера, натянул поводья и, безжалостно топча копытами своего коня смертельно раненого швейцарца, воспользовавшись моментом, направил коня в самую гущу, где по его соображениям должен был находиться его отец. Боевой конь, хорошо приученный к сражениям, шел вперед, как скала среди морских волн, рассекая своей одоспешеной грудью солдат неприятеля. Они пытались бить его по глазам, чтобы ослепить животное и сделать его неуправляемым. Но Роберт вовремя, управляя поводьями, склоняя голову коня, подставляя крепкие латы и бил в ответ клевцом на длинном кованом древке круша головы смельчаков ставших у него на пути и стараясь ненароком не ударить бургундцев. Скользя по перемешанному с мерзлой землей и кровью снегу, конь вынес его таким образом на небольшое пространство, где сражаться уже было некому. Зато в большом изобилии лежали изрубленные мертвые тела бургундцев и швейцарцев. У основания небольшой кучи тел и изувеченных останков Роберт увидел тело своего отца в измятых доспехах. Один из предплечников, по-видимому, сорванный крюком алебарды, лежал рядом удерживаясь на одном ремешке, а сквозь не защищённое пространство, в подмышку вошла швейцарская пика – гроза всех рыцарей. Ее большой обломок сжимал в мертвых руках пикинер, лежавший на Илберте, а во рту у него торчал меч славного рыцаря, последний его удар на поле битвы.

Тяжело дыша, Роберт спешился и подбежав к отцу откинул его забрало. Он был еще жив. Пика войдя в подмышку, пробила грудь рыцаря и вышла через шею. Илберт умирал. Роберт держал на руках отца, чувствуя, как по лицу текут слезы.

– Мой мальчик…, – слабеющим голосом сказал Илберт, – прощай мой славный сын… Хорошая была битва.

Залитое кровью лицо исказила гримаса боли.

– А ведь она была права… Ста… Будь она…

– Кто? – воскликнул Роберт.

Илберт коротко вздохнул и, собрав последние силы, сказал.

– Совсем скоро я увижу свою красавицу Элизу… Прими Господи душу мою грешную… Каюсь перед ликом твоим во всех своих прегрешениях… Да Элиза, я вижу тебя, возьми меня за руку! – вскрикнул Илберт и тело его обмякло.

Роберт, стоя над телом своего отца, огляделся и увидел, как бургундцы побежали, преследуемые конницей Лотарингии и легковооруженными швейцарцами. Стяга Карла Смелого нигде не было. Это означало, что битва, как и война, окончательно проиграны и теперь будет настоящая резня побежденных – горе им.

Но его это уже мало занимало. Роберт с большим трудом поднял тело Илберта, положил на спину своего коня, вытащил меч из головы пикинера, хорошенько очистил от крови, вытер и вложил в ножны. Теперь нужно добраться до Нормандии, где в их небольшом семейном склепе тело славного рыцаря Илберта найдет свое последнее пристанище. Возвращаться в лагерь, чтобы забрать деньги, вознаграждение, полученное от Карла, и награбленное в городах Лотарингии, не имела смысла. Сейчас там хозяйничают союзные войска швейцарцев, австрийцы и солдаты герцога Рене. Роберт развернулся, и, пока появилась возможность беспрепятственно покинуть поле битвы, направился в Нормандию.

Уже на пути в родные земли Роберт услышал печальные известия о кончине Карла Бургундского Смелого, которого враги называли Ужасным. Его обмороженное и полностью обнаженное тело нашли через два дня в ручье. Оно лежало в воде с расколотой от удара алебарды головой, с обезображенным дикими животными лицом, грудь и поясница в многочисленных ранах от ударов копий. Его личный лекарь едва смог опознать и подтвердить, что это тело Карла Смелого, последнего герцога Бургундии.

Рене II, герцог Лотарингии, повелел с почестями перенести и захоронить останки последнего настоящего рыцаря Европы в Нанси.

Вернувшись в Нормандию, Роберт застал свои земли в полном запустении. Жерар плохо справлялся со своими обязанностями. Он нанял управляющего, но попался пьяница и хитрый плут, который окончательно загубил остатки торфяного промысла. Роберт в гневе выхватил меч и уже приготовился зарубить мошенника, но, на счастье для пройдохи, пришел сельский священник и, взывая к великодушию юного рыцаря, выпросил для управляющего помилование. Как Роберт узнал позже, с этим священником управляющий и пропивал те небольшие деньги, что шли от торфяной торговли. Денег же, которые Роберт привез из Бургундии, хватило лишь на то, чтобы достойно поместить тело Илберта в семейный склеп рядом с останками жены.

Снова бедность и неизвестность.

Но в истории человечества войны занимают, пожалуй, большую ее часть. Началась очередная война с Англией, которая, несмотря на свое поражение в Столетней войне, не отказалась от своих притязаний на французский престол. А раз война, значит, есть и работа для рыцаря. Французский монарх собирал под свои знамена всех рыцарей и воинов, обещая деньги и королевские милости. Роберт, недолго думая, собрал отряд из десятка человек. Это, пожалуй, были последние мужчины в его землях, способные к ратному делу. Больше собрать он уже не мог. Основу небольшого отряда составили семеро солдат, что вернулись с ним из Бургундии.

Попрощавшись с Жераром и помолившись у могилы отца, он отправился к Амьену, где король собрал войско под предводительством одного из своих маршалов Филиппа де Кревкёра. Последнего Роберт знал хорошо, так как раньше тот занимал должность маршала у Карла Смелого, а после его смерти перешел на сторону Людовика XI, заслужив его доверие тем, что подписал от лица Бургундии Арасский договор, по которому земли Карла отходили Франции. Поэтому Роберт без тени сомнения в душе отправился в Амьен, чтобы присоединиться к войску короля.

Как он и рассчитывал, де Кревкер принял его радушно, чего нельзя было сказать о его дальних родственниках Аркурах, тоже состоящих в войске. С одним из них дело едва не дошло до поединка, если бы в ссору не вмешался сам король, строжайше запретивший дуэль и пригрозивший нарушителям виселицей – казнью, позорной для благородного человека.

Батист Аркур, выходец из богатой ветви этого славного нормандского рода принадлежал к тому типу людей, которых принято называть задирами и наглецами. Он, пользуясь своим положением, большую часть времени проводил в веселых кутежах и веселье. Едва Роберт объявился в войске, как сразу же стал мишенью для его наглых выпадов. На приеме у главнокомандующего он бесцеремонно подошел с приятелями к Роберту, и вызывающе оглядев его с головы до ног, спросил.

– А что любезный кузен, бургундский пес не успел щедро заплатить тебе, перед тем как отправился в ад?

– А тебе что за забота? Хочешь, чтобы я тебе кинул пару денье? – ответил Роберт.

Батист рассмеялся.

– Я смотрю, ты научился у него хорошо кусаться! Я видел твои доспехи, они похожи на сковороды моей кухарки. Вот я и беспокоюсь, чтобы ты выглядел, как настоящий Аркур.

– У тебя есть великолепная возможность опробовать их крепость в честном поединке. Уверяю тебя, мой любезный кузен, тебе станет также жарко, как куску оленины на сковороде твоей кухарки.

Не успел его противник ответить, как в зал вошел Филипп де Кревкёр. Все замолчали и обратили свои взоры на маршала короля. Он прошел через весь зал и молча встал у стола. По толпе пронесся легкий шум, словно небольшой ветер, тронул листву деревьев. Вошли два королевских стражника с алебардами и встали по обе стороны у входа. За ними вошел распорядитель в синем камзоле, расшитом белыми королевскими лилиями, и громко объявил.

– Его Величество король Франции!

После того, как он перечислил все титулы, вошел худой, болезненного вида юноша лет семнадцати. За ним вошли люди из свиты, но самыми важными были Анна де Божё и Луи де Ла Тремуй. Несмотря на свой надменный вид, регентша Анна де Боже, дочь короля Людовика Благоразумного, была женщина достойная и великолепная. О ней ее отец говорил, что она – наименее глупая из всех женщин Франции и восхищался ее умом и дальновидностью. Ее правая рука Ла Тремуй начинал свою службу при дворе еще пажом и снискал особое расположение монарха. После смерти короля он поддержал Анну де Боже в борьбе за регентство и в данный момент осуществлял общее руководство войной.

Король не спеша прошел через весь зал в сопровождении своей сестры, сел за стол и оглядел всех присутствующих. Анна де Боже встала у него за спиной, как и полагается регенту.

– Я приветствую всех благородных людей, откликнувшихся на призыв своего короля в эту трудную для нас минуту. Всех рыцарей чести, верных своим клятвам защищать своего короля силою своего оружия и твердостью своего духа. Я с прискорбием и величайшим сожалением сообщаю о дурных замыслах троюродного брата моего усопшего отца на монарший престол, который я занимаю по праву своего рождения, данного мне Богом и подданными.

В зале прошел легкий шум от возмущенных вздохов и шепота. На лице Анны промелькнула едва уловимая тень удовлетворения.

– Представляю вам нашего коннетабля, доверенного друга нашего. Это наша длань с мечом, Филипп де Кревкёр, сеньор д’Экёрд. Он возглавит нашу справедливую войну против англичан и войск императора Максимилиана, призванных нашим же троюродным дядей герцогом Орлеанским. И мятежными благородными людьми из северных и восточных земель нашего государства, возбуждаемые все тем же нашим троюродным дядей, и которые создали мятежный союз «Лига общего блага».

После приема этим же вечером был званый ужин в шатре Филиппа де Кревкёра, на который он пригласил по старой дружбе Роберта, что стало весьма неожиданно для Батиста Аркура. Ужин проходил в присутствии короля, что являлось событием необычайно важным.

Роберта усадили за стол, где сидели рыцари из Нормандии и почти рядом с ним оказался Батист. Увидев Роберта, он изобразил отвращение на своем лице и сделал жест, словно отгонял от себя мух или неприятный запах. Роберт никак не мог взять в толк, почему он вызвал такую неприязнь у него. Он просто еще не ведал то, что уже знал Батист де Аркур – крестьяне, из близлежащих деревень добывая торф на болотах земель Амбле, обнаружили самородное серебро. И богатые Аркуры из ветви Олондэ задумали забрать себе эти земли, ранее не представлявшие для них никакого интереса.

– Тебе дурно, любезный кузен? – участливо спросил Роберт.

– Мне всегда дурно, когда рядом со мной находятся бастарды, зачатые кухарками от болотного рыцаря. Попахивает тиной и дурной кухней.

Друзья Батиста громко и весело засмеялись. Роберт почувствовал, как ярость закипела в нем, и он уже был готов схватить нож со стола, чтобы воткнуть его в грудь наглеца. Но подавив гнев, спокойно ответил.

– Я знаю одно очень полезное средство от всех видов дурноты, присущее напыщенным болванам вроде тебя, любезный кузен. Оно лечит один раз и навсегда – это мой меч. Если ты согласен, то я пропишу тебе лечение, которое тебя излечит, как я обещал, раз и навсегда.

Батист наклонился вперед и прошипел.

– Я к твоим услугам, сын болотного рыцаря. Когда я надену твою голову на свое копье, оно станет особенным украшением моей коллекции.

Они оба встали и, поклонившись королю, обратились с просьбой разрешить поединок чести.

Карл Любезный нахмурился. Он чуть наклонил голову к Ла Тремую. Король выслушал его, и поджав губы поднял ладонь, отстраняясь от советника. Несмотря на свой юный возраст и прозвище Любезный, характерам он обладал довольно жестким.

– Мне требуется от вас сила вашего оружия в борьбе за мои священные права, а вы вместо этого устроили здесь грызню, как два пса. Объявляю вам моей волей запрет на ваш поединок и под страхом наказания за дерзкое нарушение оного. К нарушителям в пределах моего домена будет применена самая суровая мера, причем не достойная благородного человека.

Он раздраженно повел ладонью давая понять, чтобы оба рыцаря больше не смели обращаться к нему с подобной просьбой.

– Знай же, мерзкий пес, – сказал тихо Роберт, – придет время и я предъявлю тебе счет.

– С нетерпением буду ждать, – парировал Батист, оглядываясь на друзей, как бы беря их в свидетели.

Роберт отложил свою месть, не смея нарушить запрет монарха и всецело посвятил себя ратному делу. Кревкер проявил себя осторожным полководцем. Он предпочитал затянуть противника вглубь французского королевства и измотать его долгими переходами по недружелюбной территории. Но, так или иначе, сражение должно состояться, как бы он этого не хотел и оно произошло в Пикардии под небольшим, но очень важным городком Амьен, как раз в годовщину знаменитого и позорного для французов сражения под Азенкуром в нескольких милях от Амьена, когда превосходящие силы французов получили поражение от небольшого войска англичан. Сейчас же король Ричард, лично возглавлявший свое войско, вышел к Амьену и всем стало ясно, что это и есть очень важный переломный момент в войне. Анна де Боже потребовала от осторожного Филипа де Кревкера решительных действий, и он скрепя сердце решился дать серьезное сражение англичанам. Тем более, что до него дошли хорошие известия, что войско английского короля сильно измотано бесцельными походами по территории Пикардии, дезертирством и болезнями. Подкреплений ему ждать неоткуда, так как все подкрепление – это большой отряд наемников из немецких земель под предводительством Мартина Шварца, набранных на деньги Маргариты Бургундской.

Пришел день сражения.

Англичане попытались нарушить плотный строй французов, осыпая их стрелами и выстрелами из аркебуз. Но видя, что они не причинили особого вреда рыцарям в крепких доспехах, Ричард отдал распоряжение наступать рыцарской коннице. И сам выступил в ее рядах. Роберт стоял в первой линии, когда англичане пошли в наступление. Он спокойно смотрел, как приближается неприятель с поднятыми пиками, чтобы в самый последний момент опустить их и сшибиться с врагом в смертельной схватке. Молодой рыцарь вдруг не почувствовал того азарта и прилива возбуждения, что еще недавно испытывал в начале каждого боя. Он неожиданно, с удивлением для себя, подумал о бессмысленности сражения. Но долг и честь превыше всего. Поэтому он отмел все сомнения – осталось еще немного и начнется кровавая битва. Он прочитал короткую молитву, одел шлем, прикрылся щитом и приготовился опустить тяжелое копье. Топот нескольких сотен лошадиных копыт, что слились в один неумолкающий гром, сопровождал несущийся ему навстречу вал, из закованных в сверкающее железо людей. Роберт даже почувствовал на лице движение воздуха, что двигала перед собой эта огромная масса людей.

– Сант-а-а Джорджиан! В-а-айт драго-о-о-н!

Закричали приближающиеся англичане и опустили копья.

– Монжуа-а-а! Сен-Дени-и-и!

Закричали французы.

– Монжуа-а-а Сен-Дени-и-и! – подхватили Роберт опуская забрало.

Он немного пригнул голову и приготовился принять удар. В душе не осталось колебаний только решимость и твердость духа.

Сшибка едва не опрокинула французов.

Затрещали ломающиеся копья, раздалось ржание коней и крики первых смертельно раненых воинов. Роберт получил сильнейший удар в щит и едва не оказался на земле. Удар пришелся в левый верхний угол, отломив внушительный кусок, наконечник скользнул и ушел в сторону. Это открыло английского рыцаря для удара, и он на всем скаку налетел на копье Роберта, задний конец, которого тот упер в специальную полочку в седле. Острый граненый наконечник попало прямо в голову противника. Раздался хруст сломанных костей, голова англичанина откинулась назад, он мгновенно обмяк, откидываясь на спину и выпал набок из седла. Конь Роберта немного подсел на задние ноги и сделал несколько шагов назад. Да и вся линия французов сильно прогнулась под сильным натиском английских рыцарей, но устояла.

Первая линия французских рыцарей, оставив длинные и тяжелые копья, бесполезные в тесноте кровавой толчеи, вооружилась боевыми молотами, клевцами, кистенями, топорами и принялись добивать прорвавшихся в их строй англичан. Роберт, как он это делал раньше, закинул покореженный щит за спину, держа в одной руке длинный тяжелый кинжал, которым он парировал удары, а в другой клевец, грозное оружие для разящих и смертельных ударов. Подоспела вторая линия французских рыцарей. Они, вооружённые длинными копьями, двигаясь между своих товарищей, начали сильно теснить англичан, а через некоторое время те не выдержали совместного натиска первой и второй линии французов, прогнулись по флангам рваной дугой и отступили. Французы бросились в контрнаступление, преследуя врага.

Роберт устремился вперед, снова чувствуя азарт и упоение битвой, как вдруг увидел в самой гуще схватки Ричарда III. Английский государь, не обладая силой и удалью своего предка Ричарда Львиное Сердце, бился все же как лев. Все его удары имели сокрушительное воздействие, являясь примером для всех его воинов, но остановить уже натиск французов не под силу даже такому храбрецу как он. Мало того, он оказался в опасной ситуации грозящей ему гибелью или позорным пленом. Роберт устремился к нему. Сразиться с таким противником или взять в плен – наивысшая доблесть для простого рыцаря. Но на его пути встал отряд наемников Мартина Шварца. Они стали единственной силой, защищающей английского короля.

Роберт и еще несколько французских рыцарей смело бросились на наемников, но тут же встретили умелый отпор. Парни из немецких земель с младых лет занимались войной и обладали большим опытом в ратном деле. Их алебарды на длинных древках стали непреодолимым препятствием для рыцарей. И последним очень не хотелось попасться на большой крюк с другой стороны топорища. Один из рыцарей, опрометчиво бросившийся на них, уже стал их добычей. Они ловко стащили его с лошади крюками с двух сторон, разомкнулись на пару мгновений, утащили вглубь своего построения, где на беднягу обрушились сильные удары боевых молотов, и сам Мартин Шварц прикончил неудачника кинжалом, воткнув его в голову через щель забрала. Постепенно наемники, умело обороняясь, отошли назад к отступающему войску и отвели угрозу от английского короля. Подошли французские аркебузиры и арбалетчики, сделав залп из аркебуз и арбалетов, они разрушили оборону наемников Мартина Шварца.

– Монжуа-а-а! Сен-Дени-и-и! – рыцари сразу устремились в образовавшуюся брешь, круша и сметая все на своем пути.

Но было уже поздно, так как король отошел к основному войску, а Мартин Шварц, этот достойнейший воин и храбрейший человек, преданный своим клятвам, погиб от выстрела аркебузы. Роберт тоже ощутил на себе воздействие аркебуз. Несколько пуль попали в него, ударив с силой боевого топора и оставив в нижней части нагрудника глубокие вмятины.

Внезапный рывок группы рыцарей, в которой находился Роберт, оголил левый фланг французов, чем незамедлительно воспользовались англичане, они подтянули артиллерию и аркебузиров. Обстрел из огнестрельного оружия остановил рыцарей, заставив их прекратить преследование, потому что не всем так повезло, как Роберту, отделавшемуся лишь несколькими вмятинами. Одного из его товарищей, рыцаря из Шампани, с синим щитом и косой белой полосой, пробило небольшим ядром насквозь, оставив в той же нижней части нагрудника, на спине, приличную дыру с рваными и окровавленными краями железа.

Небольшое отступление воодушевило англичан настолько, что они восстановили боеспособность своих войск и, переставив орудия, начали обстреливать французские шатры. Одно из ядер попало в шатер самого де Кревкера и повалило королевское знамя, убив при этом знаменосца. Командир правого крыла французов решил, что маршал убит, сражение проиграно и велел отступать, чем еще сильнее оголил левый фланг. Началось позорное и беспорядочное бегство. Призрак поражения при Азенкуре замаячил над несчастными французами. Роберт в пылу жестокой сечи находился рядом с шатром и попал под обстрел английских аркебуз. Он видел, что маршал на самом деле жив, что лишь убит знаменосец. Молодой рыцарь развернул коня и поскакал под яростным обстрелом аркебуз и луков к поваленному шатру. Но дым от выстрелов заволок позиции англичан, поэтому они не смогли прицельно стрелять во французского рыцаря.

Роберт поднял королевское знамя, как можно выше над собой. Французы на левом фланге, что его увидели, остановились, перестроились и продолжили сопротивление, немного потеснив англичан. Храбрый поступок Роберта спас все войско от полного разгрома и дал маршалу возможность принять решение. Осторожный Кревкер все же сделал непростой выбор – отступить, так как боеспособным оказался лишь левое крыло войска, и поле битвы осталось за англичанами. Но это уже была пиррова победа, так как она не решала исхода войны, а лишь продлевала ее.

Вскоре всем воющим сторонам стало понятно, что война отнимает слишком много сил и денег, и больше нет возможности ее продолжать. Кроме этого, изменилась и вся политическая ситуация в странах участниках. Император Максимилиан занялся разделом венгерского наследства, король Ричард срочно вернулся в Англию подавлять большое шотландское восстание, а Карл наконец-то был коронован и многие мятежные герцоги присягнули ему на верность, тем самым разрушив «Лигу общего блага» направленную против регентства его сестры. В конце концов, и сам троюродный дядя его, герцог Орлеанский Луи, будущий король Франции под именем Людовик XII, смирился и принес присягу верности. А в народной памяти эта война получила название безумной.

Роберт немного задержался по любезной просьбе де Кревкера в Париже, который хотел представить его своей дальней племяннице, очень милой девушке из небогатого рыцарского рода. Марго де Гранпре оказалась прекрасной девицей, воспитанная, скромная, в меру набожная и что немало важно обладала отменным здоровьем. Через некоторое время, будучи под очарованием этой юной особы, он вернулся в родной дом уладить дела. И тут он обнаружил, что пока он сражался во славу французской короны, его владения подверглись настоящему разграблению со стороны Оландэ, а его любимый дядя Жерар убит при весьма темных обстоятельствах. Но все – ситуация и факты указывали на одного человека, весьма заинтересованного в преступлении. Батист де Оландэ вернулся с «Безумной войны» раньше и пока Роберт отсутствовал, завел с Жераром сору по землевладению. Наняв хитрых и пронырливых стряпчих из Парижа, он поставил под сомнение настоящее владение некоторых земель, якобы которые его далекие предки Оландэ отдали в лен предкам Амбле на определенный срок, который уже якобы истек. Он дошел до того, что оскорблял его дядю и унижал в присутствии благородных людей. Старый Жерар не выдержал и призвав Бога в свидетели своей правоты, вызвал наглеца на поединок, чтобы решить вопросы земли и чести силой оружия. Ранним утром старый рыцарь отправился на условленное место, но был убит по пути якобы напавшими на него разбойниками. Но все поговаривали, что это молодой Батист подстерег его с товарищами и вероломно убил его. Доказательства, указывающие на него, отсутствовали. Но Роберт не нуждался в доказательствах, он, не вдаваясь в мотивы преступления, воспылал праведным гневом. Недолго думая, он надел тонкую кольчугу, не раз спасавшею ему жизнь в бою, поверх нее камзол, опоясался мечом и, взяв в руки клевец, поскакал к замку Оландэ. В его каминном зале шел небольшой, но пышный праздник, устроенный вероломным семейством, с приглашенными гостями достаточно высокого положения в Нормандии. Замок с недавнего времени потерял свои свойства настоящего военного укрепления и представлял собой особняк, сложенный из тесаного камня, окруженный некогда крепкой крепостной стеной, давно нечищеным рвом и остатками валов. Вокруг небольшой парк украшенный флагами, цветами и лентами, а из окон особняка слышалась музыка и веселый смех.

Ворота опущены, но охрана из двух солдат вооруженных алебардами и мечами преградила ему путь.

– Остановитесь сеньор! Назовите ваше имя.

Роберт спешился.

– Передайте вашему господину, что я пришел получить по счетам! – задыхаясь от гнева, закричал он, вынимая меч из ножен.

Два солдата переглянулись между собой, перехватили алебарды и угрожающе двинулись к нему, стараясь зайти с двух сторон. Но разве могут два стражника в бархатных ливреях, нагрудных латах и в беретах с пером, остановить опытного рыцаря, закалённого на поле битвы. Они привыкли понукать и грубо обирать пугливых крестьян, что везли на своих возах продукты. Роберт сделал ложный выпад мечом, потом резкий шаг в сторону и, оказавшись сбоку от охранника, ударил его клевцом в живот, пробив нагрудник. Бедняга охнул, выронил из ослабших рук алебарду. Роберт, не мешкая и прикрываясь раненым, как щитом, одновременно воткнул меч ему в горло. Второй страж, понял, что оказался в невыгодной ситуации. Он высоко поднял алебарду, пытаясь ударить рыцаря сверху. Но тот выдернул клевец и подставил железное древко. С трудом выдержав сокрушительный удар, он вытащил меч из первой жертвы и, сделав быстрый выпад, вперед всем телом, ударил противника острием меча в пах. Солдат упал на колени, непроизвольно опустив голову, которой он тут же лишился.

Разделавшись с охраной ворот, Роберт незаметно вошел в низкую дверь за массивными створами. Она вела в небольшой коридор, начинающийся ступеньками. Быстро поднявшись по нему, он попал на стены, где он встретил еще одного охранника, более опытного, чем его погибшие товарищи. Он вытащил меч и встал в стойку. Роберт сделал, как и раньше, ложный выпад мечом и нанес удар клевцом, метясь в голову, но солдат не среагировал на обманный маневр и увернулся от клевца, ответно нанеся рубящий удар. Роберт едва не потерял руку. Он тут же развернулся и, не имея возможности ударить острием клинка, ударил противника гардой в лицо, выбив ему глаз. Кровь обильно залила лицо стража, лишив его возможности четко видеть своего врага. Он зарычал, как зверь, беспомощно махнул наугад мечом пред собой, полностью раскрывшись. Роберт размахнулся и нанес сильный косой рубящий удар по плечу ближе к шее, перерубив ключицу. Раздался вопль наполненный болью – меч остановился, застряв в костях. Силу удара также погасили железные пластины под кожаным жилетом. Поэтому Роберт оставил меч в ране и, перехватив клевец двумя руками, добил стражника ударом в голову. Он быстро вытащил меч, пока страж падал. И вовремя… Из боковой двери опрометчиво выпрыгнул еще один стражник, но сразу напоролся на выставленный ему на встречу меч. Из той же двери выбежал совсем еще юный мальчишка. Роберт не нашел в себе сил убить его, он просто опустил меч дав ему уйти. Мальчик увидел лежащих в крови своих товарищей и опрометью бросился от Роберта.

– Дьявол! – выругался рыцарь.

Скоро все в замке узнают, что он здесь. Пока молодой де Аркур Амбле продвигался к дверям, ведущим в зал, за ним протянулась кровавая дорога и за его спиной остались лежать еще пять мертвецов.

Звуки музыки затихли. По-видимому, о его приближении уже знали. Он подошёл к двери, ведущей в зал и, ударив ее плечом, отпрыгнул назад. Дверь беспрепятственно распахнулась. Роберт крикнул.

– Ты знаешь проклятый пес, что я здесь, и я пришел получить свой долг! Ты ответишь мне за подлое убийство Жерара де Аркур Амбле! И клянусь честью, если ты не выйдешь, я перебью всех в этом замке!

И дверей вышел Батист в руках он держал меч. Он начал осторожно обходить Роберта вокруг, занимая лучшую позицию для схватки.

– Я ждал тебя, бастард, рожденный от болотного рыцаря и кухарки из Фландрии. Твоя вонь идет впереди тебя.

Он резко бросился вперед. Но Роберт уклонился в сторону, отведя от себя лезвие меча гардой. Сделав движение похожее на петлю, Роберт попытался нанести рубящий удар по плечу Батиста. Удар не получился, так, как Роберт получил сильный удар в спину, в область поясницы. Кто-то пытался проткнуть кинжалом ему почки. Несмотря на очень сильный удар, рыцарь все же устоял на ногах – его защищала кольчуга, и вероломный враг сломал клинок.

– Проклятье! – выругался неизвестный за его спиной.

Это были его последние слова. Роберт отбросил клевец, резко опустился на одно колено и, развернувшись телом, держа двумя руками меч, рубящим ударом ударил человека, по ногам. Меч почти перерубил ногу, она заломилась назад, еще держась на куске кожи и подрубленном сухожилии. Боец упал, крича от боли на спину. Роберт вскочил, наступил ему на горло ногой.

– Проклятый трус! Хотел, ударит меня в спину? Получи по заслугам!

Он размахнулся и воткнул меч ему в горло.

Батист пытался воспользоваться этим моментом, когда его противник отвлекся и прыгнул вперед на Роберта, высоко подняв свой меч над головой. Но рыцарь, уклонившись в сторону, сначала ударил острием лезвия меча по груди, а потом когда Батист прошел по инерции чуть вперед, роняя меч, он оказался у него за спиной и с силой воткнул острие ему в область позвоночника. Навалившись всем телом, Роберт постарался провернуть меч в ране. Батист страшно закричал от боли и повалился к его ногам.

Он перевернулся на спину и, корчась от боли, стал умолять сохранить ему жизнь. Роберт, все еще пылая от ярости, прижал его к земле коленом и приставил меч к его горлу.

– Что ты теперь скажешь своим змеиным языком, когда мой меч у твоей шеи? Как ты посмел убить Жерара дьявол?

– Именем короля приказываю вам остановиться! – раздалось за его спиной.

Роберт повернулся. Из дверей вышли несколько гостей приглашенных в замок на праздник. Впереди стоял королевский коннетабль Луи де Линьи, назначенный управлять Нормандией и Пикардией от имени короля. Но рыцарь, ослепленный гневом, покачал головой и воткнул меч. Батист де Оланде, издав предсмертный вздох, выгнулся всем телом и затих. Роберт поднялся, вытер меч об одежду лежащего Батиста.

Дело сделано.

Он развернулся и не спеша пошел к выходу из замка.

– Клянусь честью, ты будешь болтаться в петле за свое преступление! – прошипел Луи де Линьи ему в спину.

* * *
Вернувшись в свой замок, Роберт прошел в склеп и долго молился у каменных саркофагов отца, матери и дяди Жерара. Потом тщательно почистил меч от крови и частиц кожи, рассматривая серебряные рисунки на клинке, протянувшиеся вдоль всего углубления дола до острого кончика.

– Эх, дядя Жерар… Ты говорил, что когда-то наш бесстрашный прадед, основатель рода Амбле убил этим мечом чудовище, что пило кровь людей. А теперь этот славный меч некому будет передать…

Роберт горько вздохнул, обильно смазал меч гвоздичным маслом и, вытащив несколько плит рядом с саркофагом, спрятал его в потайную полость.

Вечером прибыл небольшой отряд под предводительством королевского прокурора. Прокурор не спешиваясь, прямо сидя в седле, достал небольшое письмо с печатью и, сломав его зачитал.

– Роберт де Аркур Амбле обвиняется в вероломном убийстве благородного графа Батиста де Оландэ, чем нанес оскорбление своему сюзерену, законам права и морали королевства. Вверенной мне королевской рукой властью, я коннетабль Франции, королевский наместник Нормандии и Пикардии Луи де Линьи имею суверенное право наложить на вас, Роберт де Аркур Амбле, арест и препроводить в тюрьму замка Харкорт для последующего разбирательства, суда и приговора.

Закончив читать, он сложил письмо и махнул рукой солдатам.

– Сеньор прошу вас сдать оружие и подчиниться воле короля.

– Я в вашей власти сеньор, – кивнул Роберт, – у меня нет намерения чинить вам препятствия.

Его поместили в темную холодную камеру в подвале замка Харкорт. Роберт, не в силах стоять от душевных переживаний, опустился на затхлую кучу соломы и опустил голову на колени.

– Ну, вот и все, теперь меня повесят, как какого-то грязного вора с рынка, – сказал он сам себе.

В темноте раздался глухой каркающий смех и скрипучий голос произнес.

– Не совсем так мой мальчик.

– Кто здесь? – вскочил Роберт.

Из соседней темницы на него смотрели из черной тьмы два желтых волчьих глаза.

– Ты, наверное, уже забыл меня юный Амбле.… А когда-то ты клялся, что принесешь пару поленьев на мой костер!

Два глаза стали ярче словно приблизились к нему.

– Бергдис!?

– Она самая, юный Амбле, – снова засмеялась старуха.

– Что ты здесь делаешь?

– Того же что и ты – жду своей участи. Скоро, моя душа вознесется с дымом костра в Вальхалу. Там среди героев прошлых столетий я обрету свой покой и свое место.

– А рядом в петле буду болтаться я, – заметил Роберт, – хорошая компания для рыцаря. Висеть рядом с костром ведьмы.

Старуха засмеялась.

– О нет юный Амбле. Тебе еще рано!

– О чем ты говоришь ведьма?

Ее желтые глаза погасли и тут же снова вспыхнули, приблизились так, что казалось ведьма, стоит рядом.

– О том, что я вижу ворона со сломанными крыльями и опущенной вниз головой, а не болтающегося на веревке. Я хочу тебе дать маленький подарок от старой Бергдис… Если я оставлю ее себе, палач заберет, как часть оплаты за свою грязную работу. А это вещь не для его лап мерзких…

Рядом с Робертом что-то звякнуло.

– Подними! – прохрипела старуха, – это старая римская монета ею расплачивались со шлюхами в лупанарии, она будет жечь алчные ладони святош, но тебе она принесет удачу.

– О какой ты удаче говоришь, когда меня скоро вздернут.

В ответ ведьма лишь очередной раз засмеялась своим противным смехом.

– Терпение мой мальчик, терпение.… Всему свое время.

Через пару дней к нему в подземелье спустился сам де Кревкер. Он сунул монету тюремщику и махнул рукой, чтобы то убрался.

– Что же ты наделал! – горько воскликнул старый маршал, – ты убил сына одного из влиятельнейших людей королевства и мало того, нарушил волю самого нашего сюзерена!

– Я не мог поступить иначе, – ответил Роберт, – это дело чести. А оно требовало отмщения.

– Честь…, – задумчиво произнес де Кревкер, – я умолял его Величество пощадить и сохранить тебе жизнь. Поведал ему о том, как ты сражался за него с англичанами и поднял королевский флаг, спасая тем самым войско от полного разгрома. Но кто-то при дворе донес до Его Величества, что ты также сражался и за Карла Бургундского против королевской короны. Но он поддался на мои мольбы и милостиво разрешил сохранить тебе жизнь. Если только это можно назвать жизнью…

– Что? Договаривай! – Роберт схватился за прутья клетки, – Ну?!

– Тебя лишат рыцарства, – тихо произнес де Кревкер.

– О нет, лучше смерть! – воскликнул Роберт, чувствуя, как по лицу потекли слезы, – как же мне жить дальше без чести?!

Из темноты раздался хриплый каркающий смех.

* * *
Суд над ним прошел быстро. Двадцати уважаемым рыцарям из Нормандии герольдмейстер огласил обвинение, тщательно перечислив преступления Роберта, убитых им людей и перечислил имена важных особ, что стали свидетелями его злодеяний. После короткого совещания королевский судья, прочитал приговор, где объявил о лишении Роберта де Аркур Амбле поместья, всех наград, о ничтожности всех его заслуг, всех привилегий и публичном лишении рыцарства и последующей казни. В конце он ударил деревянным молотком по столу, что означало – решение вынесено и должно быть исполнено. Теперь уже рыцаря-изменника вернули обратно в тюрьму ожидать наказание..

В назначенное время Роберта вывели из подземелья и отвели в комнату с занавешенными черным сукном стенами. Там лежали его доспехи, щит и меч Илберта. Мрачную комнату освещали две толстые свечи и два монаха в накинутых на голову капюшонах читали заупокойные молитвы с имен Роберта. Ему казалось, что он уже находится в могиле.

Вошел еще один священник. Монахи замолчали.

Священник сделал жест рукой. Монахи сняли с рыцаря всю одежду, из нее выпала римская монета. Священник поднял ее и внимательно осмотрел.

– Дьявольская мерзость… Но вполне сгодится для виатикума[47], – кивнул он, – омойте его.

Один из них окатил Роберта ледяной водой. Служка собрал с пола уже грязную воду обратно в ведро.

Священник перекрестился.

– Через это святое помазание по благостному милосердию Своему да поможет тебе Господь по благодати Святого Духа. Аминь. И, избавив тебя от грехов, да спасет тебя и милостиво облегчит твои страдания. Аминь, – произнес священник.

Он взял сосуд с елеем и начал соборовать Роберта, словно тот должен умереть. В конце ритуала он положил монету в рот Роберта и кивнул монахам. Те не спеша стали облачать Роберта в доспехи. Рыцарь едва был жив, он не чувствовал рук, ног и даже не видел перед собой ничего. Словно душа его уже отлетела, оставив телесную оболочку здесь, на земле. Зато ему постоянно мерещилось смеющееся лицо Бергдис.

Облаченного во все доспехи его вывели из замка. Рыцаря-изменника ожидали два помоста стоящие друг против друга. На одном украшенным коврами и дорогими тканями сидели те самые двадцать самых уважаемых рыцарей, а другой сколоченный из грубой древесины предназначался ему. На нем шест, на котором висел перевернутый и измазанный черной смолой геральдический щит де Аркур Амбле, с черным вороном на фоне из красных и желтых полос. С обеих сторон помоста предназначенного для публичной казни, стояли священники, одетые в стихири. Помощники герольдмейстера, два герольда толкая Роберта в спину, заставили подняться его на помост и встать на колени. Священники сразу же начали читать заупокойную всеношную молитву, они делали паузы перед каждым псалмом и в это время герольды снимали один из доспехов.

Первым сняли шлем. Герольдмейстер высокого поднял его над собой.

– Посмотрите же на шлем предателя и бесчестного рыцаря! – воскликнул он и зачитал обвинение вынесенное судом уважаемых рыцарей.

После этого герольды разбили шлем молотами и ногами сбросили остатки с помоста. Монахи снова начали читать заупокойные молитвы и снятие доспехов продолжилось. Сняли латный воротник, наплечники, налокотники, панцирь, железный подол, тассету, набедренники, латные рукавицы, меч, золотые шпоры – все разбивали и мяли молотом и сбрасывали с помоста, как мусор.

Наконец Роберта снова поставили на колени, перед его глазами сломали меч Илберта и, сняв с шеста измазанный черной смолой щит, разбили молотом. Священники поднялись на помост и встали вокруг несчастного Роберта, они запели сто девятый псалом.

– Deus laude mean ne taqueria…

Этот псалом содержал особенные, самые страшные проклятия в адрес рыцаря-изменника.

А на соседнем помосте уважаемые рыцари начали облачаться в черные траурные мантии, готовясь к заупокойной мессе. Подошел герольд, держа в руке ведро с грязной водой, чтобы начать ритуал омовения.

Сам же герольдмейстер трижды сказал.

– Я хочу видеть благородного рыцаря Роберта де Аркур Амбле сына благородного Илберта де Аркур Амбле!

Герольд трижды ответил, что нет здесь такого. Герольдмейстер взял из рук помощника ведро с грязной водой и окатил ею Роберта. Сначала голову, а потом тело.

– Меня обманули этот человек, что передо мной стоит на коленях без имени, без рода, без чести, предатель своего короля. Я не знаю его! Передо мной чернь, дурная кровь. Прочь!

Все священники, герольдмейстер, его помощники герольды и уважаемые рыцари в траурных одеждах покинули помосты и направились в церковь на заупокойную службу по Роберту де Аркур Амбле, где рыцаря заживо отпели, как мертвеца.

Роберт в одиночестве продолжал стоять в течение всего этого времени на коленях посреди помоста. Когда месса окончилась и все разошлись, к нему поднялся палач, он только что срезал с виселицы, заготовленную для рыцаря, веревку. И, накинув петлю ему на шею, стащил его с помоста, по ступенькам обнаженное тело, как мертвое животное. Внизу, вместе со своим сыном, он закинул несчастного рыцаря на траурную повозку, прикрыли ритуальным погребальным покровом, словно он уже мертв и повезли через весь город к воротам.

Роберт лежал под покрывалом бессмылено смотря в пустоту, ему казалось что он и в самом деле умер. И лишь его душа еще смотрит на этот несправедливый мир пытаясь тщетно его покинуть.

За городом тело рыцаря со сломленной душой, пиная ногами скинули с повозки в грязь придорожной канавы. Где он остался лежать не шевелясь до вечера.

"Лучше умереть, чем жить без чести" – последнее о чем подумал Роберт перед тем, как навсегда закрыть глаза.

* * *
– Вот так, друг мой, умер Роберт де Аркур Амбле. И в грязи придорожной канавы родился другой человек, вор и убийца Гастон Счастливая рука.

– Господи-и, – невольно вырвалось у Демьяна, – как же ты все это смог пережить? И почему Гастон?

Но его друг не ответил. Он наклонился к Демьяну и похлопал его по плечу, потом поднял руку.

– Эй! Марселон! Лучшую комнату для моего друга!

Повернувшись к Демьяну сказал.

– Пора хорошенько выспаться, друг мой. Про Гастона я расскажу тебе в другой раз. Уверен, наши пути еще не раз пересекутся.

Они встали. Демьян попрощался с Гастоном и пошел за Марселоном.

– Знаешь, что сказала мне Бергдис, когда меня уводили на казнь? – спросил его в спину Гастон.

Демьян остановился и замер. Он каким-то странным чутьем уже знал общую суть ответа – что они теперь с Гастоном связаны узами судьбы.

– Она сказала, чтобы я отдал половину старой римской монеты странному человеку. И еще она сказала, что этот странный человек сделает меня королем нового мира. Не знаешь, что хотела сказать этим старая ведьма?

Демьян помотал головой и молча поднялся по лестнице за трактирщиком на второй этаж.

Глава 23. Настоящие приключения кота в сапогах

Но спокойному сладкому сну, о котором мечтал уставший Демьян, не суждено было сбыться. Марселон проводил Демьяна в лучшую комнату, на деле оказавшуюся тесной каморкой квадратной формы с один маленьким, остекленным мутным стеклом окном.

– Это была крошечная клетушка, шагов в шесть длиной, имевшая самый жалкий вид с своими жёлтенькими, пыльными и всюду отставшими от стены обоями, и до того низкая, что чуть-чуть высокому человеку становилось в ней жутко, и всё казалось, что вот-вот стукнешься головой о потолок, – грустно продекламировал Демьян и вздохнул, – ну это конечно не комната Родиона Раскольникова, но примерно близко к ней, – в итоге заключил он.

Одна стена примыкала к каменной кладке трубы, шедшей от очага, что, конечно же, само по себе вещь хорошая, особенно если снаружи прохладно и сыро. Но если на очаге что-то готовилось, к примеру, на вертеле крутился доброго размера поросенок, которого полночи запекает мальчик по имени Маню, помощник трактирщика, то можно представить, что ожидало постояльца – жуткая духота и запах горелого мяса всю ночь.

«Вот черт побрал бы эту шаурмячную Марселона» – с тоской подумал Демьян, оглядывая помещение, втягивая носом, запах жареного мяса и с тоской вспомнил свой диван в квартире.

Но как оказалось, это не самое неприятное, что его ожидало в эту ночь. Он оглядел кровать, на которой предстояло скоротать время до утра. Огромный, как небольшой необитаемый остров, холщовый мешок, набитый сеном, лежал на основании, из кое-как сколоченных грубых досок. Те же доски пошли на спинку кровати, что не добавляло ей красоты. Всю конструкцию венчал облезлый дырявый балдахин, в пору своей далекой молодости бывший бархатным. Изрядный клок сена свесился из надорванного угла тюфяка.

– Чертовы крысы, дьявол их побери, – сказал Марселон и подошел к тюфяку.

Он поднял чадящую сальную свечу и осветил кровать, вернее то, что можно было назвать кроватью. Так как Демьян про себя назвал это ложе сна и отдыха «стогом прошлогоднего сена засунутого в мешок из под картошки».

– Адские создания, спасу от них нет никакого!

Он прицелился и двумя сильными пинками вернул пучок соломы обратно в тюфяк, подняв облако пыли.

– Ну, вот порядок сеньор, – хмыкнул он, – можете почивать.

– А что у вас есть крысы? – осторожно поинтересовался Демьян.

– А то, как же! – воскликнул он и удивленно уставился на Демьяна, – как и в любом уважающем себя трактире! Непременно имеются! – заверил он его.

– Вот что приятель, я как-то очень не люблю крыс, – пролепетал Демьян.

У него сразу всплыли в голове несчастные случаи, когда крысы отгрызли у спящих людей разные части тела, носы, уши, пальцы.

– Ну-у…, – Марселон потер небритый подбородок, – я понимаю вас сеньор… Не извольте беспокоиться. Я пришлю вам в покои на ночь арбалета.

Демьян посмотрел на него, не понимая, смеется он или нет.

– Ты хочешь сказать что вместо того чтобы спать всю ночь, я собрался охотиться на крыс? По-твоему я должен сидеть в темноте на дырявом соломенном тюфяке и обороняясь стрелять из арбалета по чертовым крысам? По чертовым крысам, которых вы тут развели, как на свалке?! – завелся Демьян.

– О нет! – осклабился довольный трактирщик, – это мой кот! Славная зверюга доложу я вам. Нет во всей округе более знаменитого истребителя крыс, чем мой Арбалет. Дикий и беспощадный, как английский король Ричард Львиное Сердце и весьма охочий до этих маленьких бестий. Бывало за ночь, он убивал по паре дюжин. Так что вам не о чем беспокоиться.

«Похоже, крыс здесь до хера! Раз за ночь он мочил по четверть сотни», – подумал Демьян и вздохнул.

Он совсем не против того чтобы с ним здесь ночью находился кот. Так веселее. Тем более, что животных он очень любил, а теплый и пушистый кот – это даже как-то по-домашнему. Лежит себе, мурлыкая, баюкает, а если что, то действительно крысы не сунутся сюда, если почуют запах кота.

– Сей момент сеньор, – сказал Марселон, – сейчас я доставлю этого бездельника.

Он развернулся и вышел. Демьян тем временем положил дорожную сумку под бугристую, словно набитую камнями подушку. Она тоже была набита сеном и еще какой-то, похоже, душистой травой.

«Сервис… Черт бы побрал это трактир!».

Демьян стащил облезлое рогожное покрывало, украшенное для красоты такими же облезлыми бархатными полосками и обозрел давно не стираную холщовую простынь.

«Пипец…», – подумал он, – «спать придется одетым, иначе здесь можно будет получить чесотку, кожный грибок, быть покусанным клещами и заполучить лишай…».

Его мысли прервало натужное дыхание Марселона, казалось, он тащил по лестнице мешок с цементом и сильно устал. Чертыхаясь и дыша, как паровоз, он ввалился в комнату. При свете свечи Демьян сразу не разобрал что такое с ним, ему показалось, что он действительно тащил на спине большой мешок. Трактирщик перевел дух и свалили «мешок» на пол. Мешок медленно встал, потянулся, кряхтя и зыркнул на постояльца двумя огромными зелеными глазами.

Демьян обомлел.

Перед ним предстал кот по имени Арбалет. И это совсем был не мягкий пушистый зверь. А самый настоящий монстр размером едва ли не с рысь. Драные уши кота говорили о том, что он часто дрался и делал это с большим удовольствием. Похоже дрался не с котами, а с большими сторожевыми собаками или волками и может быть лесными кабанами. Не хватало только ожерелья из кабаньих клыков. Наглая морда с длинными усами, как из тонкой арматуры вся в кривых шрамах и боевых отметинах, а когти, которые он, зайдя в комнату, привычно поточил о деревянный пол напоминали небольшие турецкие ятаганы.

– Мама дорогая, – пролепетал Демьян, глядя на завитки деревянной стружки, что кот струганул своими когтями из пола, – вы хотите сказать любезный Марселон, что это кот?

Тот внимательно посмотрел на зверя и удивленно развел руками.

– А что же это еще? Если это не кот… То скажите мне на милость, кто это? Вот это и есть знаменитый Арбалет! А я вам скажу сеньор это самый настоящий кот, просто немного крупноват и только. Но если вы против чтобы он здесь половил немного докучающих вам крыс, то, пожалуйста…, – обиженно протянул он.

– Нет, нет, – поспешно сказал Демьян, – я вижу что это кот. Только он немного крупноват вы, не находите?

– Есть такое дело сеньор, – расплылся в улыбке трактирщик, – я его подобрал еще котенком. Хотел зашибить его, но что-то видно Господь и святой Франциск Ассизский вселили мне в душу милосердие к этой твари и я его забрал домой, пусть уж ловит мышей. Кормил его и поил и вот видите – не зря! Он будет почище любой собаки, я вам скажу. А польза от него несравненная.

– Посмотрим, какая будет польза от этого тираннозавра. Лишь бы он меня не сожрал ночью, когда будет охотиться на крыс.

– Вы не извольте беспокоиться, если Арбалет начнет вести себя не по-приятельски, то просто налейте ему в миску немного вина, и он вмиг станет вам первым другом. Уж больно он охоч до крепкого бургундского.

– Черт побери, Марселон, – выругался Демьян, – мало того что котяра похож на машину смерти, так он еще бухой будет всю ночь охотиться на крыс!

– О, сеньор! – воскликнул трактирщик, – поверьте моему слову, подвыпивший Арбалет расправляется с крысами во сто крат лучше!

Коту, похоже, надоели разговоры двух людей, он неспешно, с достоинством залез на кровать и издав протяжный хрип, похожий на рык, растянулся на тюфяке, заняв половину кровати. Демьян посмотрел на Марселона, потом на кота. Он вдруг почувствовал, как дико устал.

– Хорошо, дорогой Марселон, я надеюсь как-нибудь справлюсь. А сейчас я хочу просто спать.

– Да, да, конечно, сеньор!

И он, поклонившись быстро ретировался. Через пару минут пришел Маню и притащил кувшин вина и еды на ночь и утренний завтрак.

* * *
Демьян, памятуя, что все трактирщики, по мнению Вальтера Скотта, шельмецы и пройдохи, закрыл дверь на небольшой засов. Поставил свечу на стол, чуть прищипнул фитиль и накрыл ее специальным глиняным стаканом с маленькими дырочками, чтобы приглушить свет. Но оставался вопрос с двумя последовательными действиями, одно из которых стоило выбрать сейчас – спихнуть кота на пол или прилечь рядом. Демьян признался себе в том, что спорить с животиной у него нет сил. Поэтому остался единственный разумный выход: повалиться на кровать рядом и уснуть, предоставив тому охрану от крыс. Демьян лег на кровать и блаженно, до хруста, вытянул ноги. Он уже хотел расслабленно вздохнуть, как вдруг услышал рядом недовольное рычание.

– Знаешь что? – угрожающе процедил Демьян в ответ, – сейчас выставлю тебя за дверь. Будешь там свое неудовольствие показывать. Ты меня понял?

Но кот, похоже, не внял его угрозам, а продолжил рычать. Вдобавок к этому, Демьян почувствовал, как на спине сквозь плотную ткань камзола проникли тонкие острые иголки и очень осторожно придали весомый вполне понятный аргумент от противоположной стороны. Демьян вдруг осознал каким-то далеким чутьем своего сознания, что его ночные приключения только начинаются. И он уже приступил к перебору безопасных способов выставить наглое животное за дверь, как внутри тюфяка раздалось легкое шуршание, настойчивое поскребывание и противное попискивание.

– Ты слышишь Арбалет? – шепотом спросил он, – У нас гости. Парень, тебе пора оправдать свое имя. И «пристрелить» серую тварь.

Но кот и ухом не повел.

– Черт бы тебя побрал! Ты не собираешься заниматься своей работой?!

На Демьяна накатило бешенство. Он вскочил и, взяв со стола кувшин с вином, налил в миску для кота.

– Может это, на тебя подействует!

Он поставил миску на пол. И сам отхлебнул немного вина для храбрости.

– Твое здоровье мерзавец! Давай прими на грудь и принимайся за свои должностные обязанности, – Демьян покачал головой, – вот кому расскажи, ведь не поверят.

Кот едва только учуял, что в его миске появилось вино, то его тут же словно ветром сдуло с кровати. В темноте раздалось аккуратное похлюпывание. Арбалет лакал алкоголь.

– Па-ба-ба-ба!

Демьян воспользовался моментом, и торжествующе улегся на кровать, раскинув во все стороны руки – звездочкой.

– Все приятель задницу поднял, место потерял! – сказал он Арбалету.

Но крыса, похоже, поднялась в тюфяке выше к поверхности, так как ее шевеления слышались громче и отчетливее. Демьян чувствуя, как мурашки побежали по спине, спрыгнул с кровати. Кот как-то странно кашлянул, что весьма напоминало человеческий злорадный смешок. Он не долго думая, взобрался обратно на кровать, покрутился на месте, проминая лапами небольшое уютное углубление и свернувшись калачиком улегся. Через пару секунд раздался ровный храп довольного собой существа.

– А-а-хренеть! – Демьян был вне себя от ярости, – ты собираешься, ловить эту крысу или нет?!

Кто проигнорировал вопль Демьяна.

– Ну, хорошо.

Демьян снял глиняный стакан со свечи, поднял ее над головой.

Из дырки тюфяка на него смотрели маленькие блестящие бусинки – глаза грызуна, а нос крысы быстро подергивался, совершая круговые движения, как радар в поисках цели. Демьян замер, на лбу выступила испарина, для него всегда было загадкой, почему человек превышающий крыс в размерах и весе, панически боится их.

– Эй, Арбалет…, – тихо позвал он, – слышишь приятель? Она вылезла. Тебе только стоить напасть на нее сверху и дело сделано.

Кот лежал не шелохнувшись.

– Я за это еще налью, – решил он его соблазнить.

«Господи, слышал бы сейчас кто-нибудь меня… Сказал бы идиот! Предлагает коту на полном серьезе выпить!», – подумал Демьян.

Но кот лишь приоткрыл глаз и снова его закрыл.

– Вот так значит?! Ну ладно, сученок, я без тебя справлюсь.

Демьян решительно вытащил кинжал, подаренный ему Бруно еще в тот памятный день, когда он впервые пришел в лавку и, держа в одной руке его, а в другой свечу осторожно двинулся на крысу. Арбалет снова сначала открыл один глаз, затем второй, поднял голову, потом сел и с любопытством стал смотреть на представление. Крыса вылезла уже наполовину. Она учуяла человека и повернулась к нему. Демьян замер, в позе первобытного охотника ощутив в себе неизведанный доселе азарт. Осталось лишь подкрепить его своими действиями, что конечно же сложнее.

– Ну, иди же сюда мерзкая тварь…, – прошептал Демьян, – давай иди к папочке…

Крыса выгнулась и неожиданно прыгнула на него. Демьян выронил, из ослабших в миг рук, кинжал со свечой и с неподдельного воплем ужаса запрыгнул на кровать. Там он схватил Арбалета, с надрывным стоном поднял его и попытался швырнуть в крысу, которая приподнялась на задних лапах, удивленно обнюхивая вокруг себя воздух, недоумевая, куда делся человек. Но кот, конечно же, был не дурак он вцепился всеми своими когтями в Демьяна. А тот, преодолевая сопротивление, помотал животное из стороны в сторону и, рыча от натуги, потянул его, пытаясь оторвать от себя. Раздался треск рвущейся ткани, кошачий вой, они не удержались и кубарем скатились с кровати на пол. Свеча, предательски издав звук «пых» погасла. В полной темноте Демьян лежал на полу затаив дыхание. Он каждым миллиметром кожи чувствовал, что крыса здесь и она готова к нападению. Но еще его положение осложнилось тем, что Арбалет, оказался более ловким и сидел у него на спине, припечатал его к доскам пола тяжелым гнетом.

– Братишка слезь с меня…, – взмолился Демьян, – она же меня сожрет.

В ответ Арбалет завилял всем телом. Демьян догадался, кот видит цель и готовится к прыжку. Ради такого стоило потерпеть.

– Давай братишка кончай ее! Только не промахнись! – подбодрил она кота.

Внезапно кот выпустил все свои когти, вонзив их в его тело и резко оттолкнувшись, прыгнул. У Демьяна от боли потемнело в глазах, хотя вокруг и так его окружали темень и мрак.

– Млять! – сдавленно закричал он, – ты с меня всю кожу содрал.

Но это стоило того, поэтому превозмогая боль, еще не понимая, что происходит, закричал.

– Да! Да! Красавчик! Ты сделал ее!

Вдруг совсем рядом с его лицом раздался писк. Сердце Демьяна ушло в пятки. Арбалет, как оказалось, прыгал не на крысу, а обратно на кровать.

Действовать нужно решительно.

– Бонзай!

Демьян протянул руку на звук, схватил крысу и быстро швырнул в темноту. Где-то в черном пространстве раздался кошачий недовольный возглас.

– Мяк!

И громкий писк.

«Получи сученок!» – торжествующе подумал Демьян.

Он тут же перекатился с живота на спину, сшибая по пути табурет со столом, и в заключение своего маневра разбил кувшин. Ободранная спина отозвалась болью, словно на нее плеснули кипятка, Демьян не сдержался и протяжно закричал.

За дверью раздался топот шагов, бегущих по лестнице и раздался стук в дверь.

– Сеньор Демьян! Что с вами? – тревожно вопил Марселон.

Наконец, он вышиб ее своим грузным телом и ворвался, держа над собой свечу, а в другой руке острый вертел вместо рапиры.

– Что с вами? – он удивленно посмотрел на лежащего в обломках Демьяна в рваной одежде.

– Ваш проклятый кот! Мерзавец каких только стоит поискать еще! – воскликнул он не в силах сдержать слез, – Вместо того чтобы ловить здоровенную крысу он нажрался пьянчуга и спал! А я к вашему сведению, вместо того чтобы спать и уповать на его защиту вел неравный бой с этой гадиной! Он мошенник, ваш Арбалет, господин Марселон! Я вам говорю форменный мошенник!

Но Марселона просто так на крик не возьмёшь, он отвел свечу в сторону кровати и, повернувшись обратно, обиженно поджал губы.

– Как не совестно вам любезный сеньор Демьян наговаривать напраслину на добрейшую и самую покладистую животинку?

Демьян вскочил.

– Что ты несешь?

Но посмотрев на Арбалета тут же умолк. Кот сидел на кровати и держал в зубах здоровенную крысу.

– Вот видите, – укоряя Демьяна, сказал Марселон, – Арбалет с честью несет свою службу. Смотрите, как умеючи он разделался с адской бестией.

– Хорошо, – смирился Демьян, понимая, что все его доводы перечеркнул кот, держащий в зубах крысу, – пусть так! Забирайте своего кота и дайте мне, наконец, возможность хоть немного поспать.

Марселон деловито оглядел комнату, делая это нарочито показательно.

– Что это значит? – с нетерпением спросил Демьян, видя в хитрых глазах трактирщика начало некого процесса по извлечения прибыли.

– Ну, посудите сами благородный сеньор. Ночлег…, – трактирщик начал загибать пальцы, – ночной ужин, то есть вино, мясо…

– Постойте, – запотевал Демьян, – все вино выпил ваш кот! И неплохо закусил мясом, что принес Маню.

– Ах, и не совестно вам снова наговаривать на несчастную зверюгу, – перебил его Марселон, – называть безответную животинку грязной пьянчугой.

Демьян готов был завыть от досады и обиды. После небольшой паузы трактирщик продолжил.

– Как я уже сказал ночлег, ночной ужин, поломанный стол, сломанный табурет, разбитая посуда, выбитая дверь и вы нарушили покой постояльцев.

– Сколько? – перебил в свою очередь его Демьян.

– По половине денье за каждый пункт и прибавьте еще пять денье за услуги Арбалета. Согласитесь, что не каждый кот так верно и отважно несет свою службу.

Он указал пальцем, на кота, держащего в пасти крысу.

– Куклачев со своим цирком отдыхает, – прошептал ошарашенный Демьян, – вы обманщик.

– Я попрошу вас оставаться благородным человеком, и не говорит оскорбительные для меня слова.

Марселон сжал плотно губы и, сложив руки на груди, всем своим видом дал понять, что правда на его стороне.

За окном зачинался рассвет.

– Черт с вами, – сдался Демьян, – только заберите своего кота и дайте мне возможность хоть немного отдохнуть.

Он расплатился с трактирщиком и, приладив обратно дверь, рухнул на кровать. Но не тут-то было. Проваливаясь в сон, как в яму Демьян ощутил сначала один болезненный укол, потом другой, а через минуту живот и спина буквально горели пламенем. Он, матерясь, на чем свет стоит и едва не плача от злости, снова вскочил, расчесывая ногтями кожу. Демьян скинул камзол, задрал рубаху и осветил свечой живот. Кожа была покрыта маленькими, медленно ползающими красными точками.

Он завопил.

Через минуту ворвался Марселон.

– Да что с вами такое? – раздраженно спросил он, – Из-за вас, замечу сеньор Демьян, не спит весь постоялый двор.

– Посмотрите Марселон! Что это?

Тот подошел к нему и поднес свечу.

– Это просто клопы, – спокойно сказал он, – сейчас они напьются крови и сами спокойно уйдут по своим делам. Но если вы хотите ускорить этот процесс то, пожалуйста.

Он поднес к животу Демьяна свечу и, быстро опаляя его словно курицу, с треском сжег клопов на поверхности кожи. Запахло палеными волосами и чем-то еще очень мерзким и противным.

– Порядок сеньор, – удовлетворенно хмыкнул он, – теперь они вас не побеспокоят.

– Ну, нет! Не порядок! – топнул ногой Демьян, – идите вы к черту, любезный Марселон, и пусть туда же идут ваш мошенник кот, ваш трактир и весь ваш постоялый двор.

Демьян собрал вещи и, проклиная на все лады трактир, вышел наружу. На постоялом дворе стоял предрассветный туман. Утренняя прохлада вызывал озноб, от которого тело покрывалось гусиной кожей.

– Капец дубяк, – Демьян, запахнув плотнее камзол, трусцой пробежал к телеге, под которой спал Жак.

Он залез под телегу и, устраиваясь на охапке мягкого и душистого сена, стащил рогожу с крестьянина.

– Господи как хорошо-то, – потянулся он.

Рядом раздался рядом послышался смачный зевок. Жак вылез из-под телеги. Он встал, потянулся как следует, прочитал короткую утреннюю молитву. Совершенно непринужденно помочился рядом с телегой и сказал.

– Сеньор, пора подниматься утро. Я запрягу лошадь и можно отправляться.

Глава 24. Не верь своим глазам, не верь разуму своему

Оставшаяся дорога до замка Гийом стала для Демьяна настоящей пыткой. Но он, не спавший всю ночь, все же захотел взбодриться, поэтому шагал за телегой, ежась от утренней прохлады. Его очень сильно беспокоил ворох серьезных проблем, которые неожиданно образовались в его жизни.

«Хотя когда было по-другому?», – грустно подумал он.

Демьян, топая за телегой, оказался как бы наедине с самим собой, а это лучшие условия, чтобы обдумать сложившееся непростое положение. Нужно что-то срочно решать с Семой Молотком, которого придется тащить сюда – нет другого выхода. А если тащить сюда, то необходимо действовать решительно и беспощадно, совсем не так, как он привык себя вести с ним. Демьян вздрогнул от мысли, что ему придется вступить с бандитом в опасную смертельную игру, из которой ему нужно выйти победителем, что весьма не просто. В этой схватке кто-то из них погибнет. У него мурашки пробежали по спине от этой мысли. Ему очень хотелось сделать это чужими руками, «дистанционно», чтобы не пострадать самому. Демьян снова вернулся к замыслу попросить помощи у Гастона.

«А что еще остается делать? Ведь этот упырь Молоток убьет нас с Бруно обоих. Нет в этом, теперь уже никаких сомнений. Я проигнорировал его приказ принести в жертву своего друга и теперь пощады мне не будет. Я же не справлюсь с ним. Он раздавит меня, как таракана, одним ударом».

Демьян вздохнул. Но как объяснить Гастону появление Семы Молотка? Ведь бандит не просто парижский обыватель или «путешественник из Московии».

«Черт возьми, что делать?», – и он снова отложил решение проблемы Семы Молотка, рассчитывая найти более изящный выход, сто стопроцентным результатом и переключился на другие проблемы.

«Надо что-то решать с главой цеха аптекарей и контрабандой раритетов средневековья, потому что такую промашку, какую я допустил с двумя флоринами Эдварда III, больше допускать нельзя, иначе рухнет все предприятие и можно угодить в еще более сложную ситуацию. Еще этот идиот Бруно со своей дочкой пекаря… Потащил ее в современность. Зачем, спрашивается? А что будет, если она разболтает об их тайне?».

Но через некоторое время усталость взяла свое и его походка, стала напоминать походку в конец оглодавшего зомби, когда монстр идет в раскачку, едва переставляя свои ноги и вот-вот упадет. Наконец, когда его ноги сами собой переплелись от усталости, он упал. Крестьянин пожалел его, почесывая озабочено затылок, предложил ему забраться на телегу.

– Сеньор я не вижу причин, для того чтобы истязать себя так. Да и обувь ваша уже совсем мокрая от травяных слез. Полезайте на повозку, – предложил он.

Демьян, собравшись с силами, влез на телегу и рухнул на небольшую охапку сена. Но уснуть несмотря на усталость неполучилось. Старая крестьянская телега не имела рессор, поэтому тряслась на всех ухабах и кочках, словно старый пьяница с похмелья.

«Господи, за что?!», – подумал Демьян.

Стоило ему чуть задремать, как обязательно колесо наскакивало то на камень, то на ухаб, то проваливалось в яму или наезжало на толстый корень дерева. Через некоторое время все сложившиеся обстоятельства привели его в какое-то одурманенное состояние, голова напрочь отказывалась адекватно соображать. Он даже потерял счет времени, ему казалось, что он и не спал вовсе, поэтому удивленно сел в телеге, когда крестьянин остановил ее и сказал.

– Ну, вот сеньор, здесь наши с вами дороги расходятся. Мой путь лежит в другую сторону, в Ле Монтье, а вам… Ступайте вот по этой дороге. У трактира «Старый Галеон» поверните направо и еще до заката доберетесь до замка. А если хотите вдвое сократить путь, то можете пойти по этой тропе прямиком через лес. Дойдете до небольшой деревни Фур Байон и там уже увидите свой замок.

– А что это за тропа?

– Я сам по ней никогда не ходил, – пожал плечами крестьянин, – но мой свояк, Жан Косой, добрый каменщик, я вам скажу, бывал в этих местах. Он как раз имел честь наниматься в хозяйство нынешнего кардинала, да хранит Господь его от всяческих бед и несчастий, для перестройки части подворья. Так он пока здесь работал, нашел себе жену вот из той деревни, что я вам говорил. Хорошая жена, я вам доложу, родила ему восьмерых здоровых детей. Из них шесть парней и две дочери, – он растопырил пальцы, – все как один…

– А что, разбойнички здесь шалят? – перебил его Демьян, с сомнением поглядывая в чащу леса.

– Господь с вами! Здесь места тихие, отмеченные Богом. Кто же будет душегубствовать рядом с домом Божьим?

– Ну и замечательно.

Демьян поблагодарил крестьянина, расплатился с ним и задумался. Идти по дороге делая большой крюк или по тропе напрямки через лес?

«Ну, если верить этому олуху, лес безопасный. Да и какие на хрен в Европе могут быть леса!» – усмехнулся он и смело зашагал по тропе.

– Так стоп! – сказал сам себе вслух Демьян и остановился, – это сейчас леса во Франции больше похожи на парки, а тогда это были настоящие дикие леса.

Демьян еще немного постоял и махнул рукой.

– Так все, хорош! Пойду через лес! Топать вокруг, просто сил нет. Тем более, крестьянин сказал, что здесь все норм.

Он на всякий случай пощупал баллончик с перцовым газом в кармане камзола и углубился по тропе в лес. Тропа оказалась достаточно нахоженной, видно, что ей часто пользуются, поэтому Демьян успокоился настолько, что стал насвистывать под нос какую-то мелодию, продолжая свой путь. Через некоторое время он вышел на залитую солнцем поляну. Безветрие. Трава приятно зеленилась в лучах. Где-то сверху беззаботно чирикали птицы, жужжа, проносились мимо жуки и мухи, стрекотали кузнечики.

– Ну вот, а ты очканул! – подбодрил он сам себя, – эх, сейчас бы кока-колки ледяной жахнуть!

Но тут он увидел на краю поляны девочку с корзинкой, она увлеченно собирала цветы и даже не заметила его. Демьян окликнул ее. Она подняла голову и, убрав красный капюшон накидки ответила.

– Здравствуйте сеньор.

– Привет, привет. Ты чего здесь делаешь одна? Тебя вообще как родители-то отпустили?

– Ах, сеньор. Моя бабушка, храни господь ее доброе сердце, заболела, и моя мама послала отнести ей немного пирожков и горшочек масла.

Демьян оторопел. Мысли в голове перемешались, как стекляшки в калейдоскопе, но ясности не наступило.

«Охренеть!»

– Постой, – сказал он, – ты хочешь сказать, что твоя бабушка больна и твоя мать отправила тебя через лес отнести ей пирожки и горшочек масла? Что-то мне это напоминает… Я бы сказал, очень напоминает…

– Да так и есть, благородный сеньор.

Демьян переступил с ноги на ногу и задумчиво посмотрел на красную накидку с капюшоном.

– Тебя случайно не Красная Шапочка зовут?

– Нет сеньор, меня зовут Марта.

– Ну да…, – задумчиво протянул Демьян, – там и не сказано, что это было твое имя.

– О чем вы говорите, смею спросить, сеньор? – улыбаясь, спросила девчушка.

Он пребывал в крайне затруднительном положении. Все говорило о том, что он встретил ту самую легендарную Красную Шапочку, но его рациональный ум отказывался в это верить.

«Хорошо», – размышлял он, – «я понимаю пространственно-временной портал – это тоже фантастика. Но его хоть как-то можно объяснить теорией относительности, но, черт возьми, как можно объяснить Красную Шапочку?! Это сказка! И больше ничего! Сказ-з-ка-а! Это какой-то попаданец Петя в мультфильм про Красную Шапочку! Какой нахрен Сема Молоток? Когда тут такое твориться. Я, наверное, с ума сойду скоро…»

Он решил задать пару уточняющих вопросов.

– Скажи мне, пожалуйста, ты всегда ходишь в этой красной накидке с капюшоном?

Девочка удивленно посмотрела на него.

– Да сеньор всегда. У меня другой нет.

«Та-а-к, все складывается», – к нему все большее и больше приходила уверенность, что эта девочка, стоящая перед ним Красная Шапочка.

– А не подскажешь ли ты мне, как тебя называют в деревне, когда ты ходишь вот в этой самой накидке?

– Я не понимаю вас, сеньор, – она явно растерялась, – иногда зовут просто: «Эй, красная шапочка!». Иногда даже мама называет меня так в шутку. А что здесь такого, сеньор?

Для нее это совершенно очевидные вещи.

«Есть!», – ликовал Демьян.

– Вот что, Марта, – решительно сказал он, – тут такое дело… Тебе, я думаю, грозит смертельная опасность.

– О чем вы говорите сеньор? – испугано округлила глаза девчушка и выронила от страха корзинку из рук.

«Ну вот, дурень, этот крестьянин из Нормандии. Лес безопасный! Душегубов нет! Хотя я сам виноват! Про разбойников спросил, а о диких животных даже не подумал поинтересоваться! А здесь здоровенный волк шныряет по тропинкам в поисках вкусных маленьких детей!»

– Я так думаю, здесь по лесу гуляет огромный волк, – Демьян припомнил сюжет сказки и уточнил, – возможно, оборотень.

– Да что вы говорите, – испуганно прошептала Марта, прижимая ладошки к губам, – на глазах выступили слезы – по лесу ходит бзоу?![48]

– Ты его еще не встречала?

– Нет сеньор…

– Так хорошо, – деловито произнес Демьян, – значит, бабка еще жива и он ее не сожрал. Шансы повышаются.

Девочка всхлипнула и ойкнула в ответ. Он огляделся вокруг в поисках крепкой палки.

«Так нужно какой-нибудь длинный дрын с заостренным концом».

Он нашел подходящую палку, заострил кинжалом один ее конец. Немного подумав, Демьян снял с себя нательный серебряный крестик, расщепил заостренный конец, вставил его туда и крепко-накрепко примотал его, как миниатюрный наконечник, получив, таким образом, импровизированное копье для оборотней.

«Как-никак, все-таки дело придется иметь с оборотнем», – подумал он с каким-то внутренним сарказмом и иронией, в его голове все еще никак не укладывалось, что это абсолютно фантастическая история, сказка, – «ну в Трою тоже никто не верил, а Генрих Шлиман – оп-ля и нашел ее!», – Демьян отмел последние сомнения.

Уверенности еще придавал тот самый перцовый баллончик, что лежал потайном кармане, а к поясу угрожающе пристегнут ремешками кинжал.

«Справлюсь, если что».

– Ну что Марта, одну я тебя отпустить не могу, давай-ка я тебя провожу до дома бабушки, – и неуверенно добавил, – а если встретим волка-оборотня, я с ним быстренько разберусь.

– Да! Сеньор, да отблагодарит вас Пресвятая Дева за вашу доброту и заботу!

Он быстро подняла корзинку и цепко схватила Демьяна за руку.

«Бедный ребенок напугался», – он свободной рукой поправил ей капюшон.

– Нам туда, – она показала на малоприметную тропинку, уходящую в сторону от хорошо натоптанной крестьянами тропы, – бабушка живет в лесном доме, далеко от деревни и мама сказала мне никуда не сворачивать с этой тропинки.

Он покосился на тропу.

«Вот родители идиоты!», – возмутился про себя Демьян, – «отправили ребенка одного по глухому лесу бабке пироги с маслом отнести! А бабка тоже хороша, живет в каком-то доме одна и не парится, что малолетнюю внучку гоняют по лесной чаще. Хорошо, что она меня встретила».

– Идем, – скомандовал он, – и ничего не бойся, если что вставай за меня и не высовывайся. Ясно?

Девчушка посмотрела на него большими глазами и, сделав серьезное лицо, кивнула. Демьян, все еще, где-то очень далеко в подсознании, не веря, что это происходит с ним на самом деле, повел ее по тропинке, уходящей вглубь леса. А в глубине леса все было не так весело как на полянке. Темно, мрачно и любой шорох даже, треск ветки под ногами Демьяна и Красной Шапочки, как он называл про себя свою спутницу, приводил к трепету и испуганному замиранию сердца.

– Сеньор, позвольте мне спеть песенку, – попросила Красная Шапочка.

– Валяй, все веселее будет.

Она вздохнула и запела приятным тонким голоском.

Qui a peur, qui a peur, qui a peur du loup?
C’est pas moi, c’est pas moi,
C’est peut-être vous!
Она повернулась к нему и, улыбаясь показала на него указательным пальчиком, а потом продолжила петь.

Qui a peur, qui a peur, qui a peur du loup?
C’est pas moi, c’est pas moi,
C’est peut-être vous!
Она снова радостно ткнула в него указательным пальчиком.

Je l’ai vu courir dans les bois,
Gueule ouverte et les dents comme-ca!
Je l’ai vu courir dans les bois,
Cherchant une proie![49]
Она смешно закатила глаза и произнесла.

– Р-р-р-р…

Демьян остановился.

– Послушай Марта, а у тебя нет других песен в репертуаре? Веселых, детских… Тили-тили там, трали-вали, это мы не проходили, это нам не задавали…

– Вы не довольны мной сеньор? – грустно спросила она и на глазах выступили слезы.

– Нет. Все норм, просто песня как-то не подходит к нашей ситуации. Ты не находишь?

– А что такое репертуар?

Но тут он краем глаза уловил какое-то движение на тропе.

– Ничего, забей…

Демьян резко повернулся.

– Что забить?

– Марта, замолчи, – прошептал Демьян.

Он силой завел девочку себе за спину. Перед ними стоял здоровенный косматый мужик в помятой широкополой войлочной шляпе и лениво почесывал бороду. Его наглая улыбка, обнажившая один немного длинноватый клык, ничего хорошего не предвещала.

– Вот он, оборотень, – все также шепотом сказал Демьян, – но ты, чудовище, не получишь ни ребенка, ни ее бабку! – обратился он к нему.

Он быстро перехватил заостренную палку, не сводя с мужика глаз.

– Ну что волчара, хочешь полакомиться несчастной девочкой и ее безобидной бабушкой? Но ты не угадал! Давай превращайся, где твоя шерсть? Где твои клыки? Я тебя сейчас серебром угощу!

Но тут Марта выскочила из-за его спины и с криком:

– Папа! – бросилась навстречу мужику.

А тот обнял ее одной рукой и добродушно прижал к себе.

– Папа? – удивлено спросил ошарашенный Демьян.

Мужик протянул к нему руку, и словно смеясь над ним, высокопарно произнес.

– В каком ты виде, бабень, и откуда ты?[50]

– Какого…, – начал было Демьян не понимая что все это значит.

Но последующие события произошли так быстро, что он даже не успел ничего понять. Мужик обнял Марту обеими руками и издал тонкий свист. За спиной Демьяна раздались осторожные шаги, треск от удара, неожиданно из глаз посыпались искры, и его голова словно взорвалась. Теряя сознание и падая, он увидел над собой еще одного мужика с небольшой дубинкой в руках.

– Что за херня? – пролепетал он отключаясь.

* * *
В темноте было холодно и жутко. Такое чувство, что под ногами нет земли, а вокруг пустота. Внезапно из черноты появилось лицо Семы Молотка.

– Ну что крыса, будешь и дальше баланду травить?

Демьян отпрыгнул назад, упал на спину и жалобно скуля, пополз от него. Но Сема не отставал. Он вышел из темноты и встал перед ним во весь рост. Испуганный Демьян потерял дар речи. Перед ним стоял гигантский черный кот с лицом Семы Молотка. Часть шерсти, на груди, плечах, руках отсутствовала, и на сероватой коже плясали, как живые рисунки, татуировки. В одной лапе он держал окровавленный клевец, а в другой отрубленную голову Бруно. С нее вытягиваясь длинными нитями, стекала кровь, глаза остекленели, но губы еще шевелились.

– Братишка… Помоги… Мне… Не бросай… Меня…, – сипела голова.

Демьян вскочил и, немея от страха, побежал на тонких крысиных ногах в темноту. За спиной леденящий душу хохот, топот лап и скрежет, словно кто-то тащил железку по каменному полу. Демьян упал, больно ударившись лицом. Он вскинул голову – вокруг костры. На кострах объятые пламенем человеческие тела.

– Иди-и-и к нему! – восторженно кричали горящие люди и счастливо улыбались.

Защищая от искр глаза, Демьян шатаясь пошел по алее из горящих еретиков пока не увидел пред собой преподобного Томазо. Мягкая улыбка, добрые глаза. Он распростер свои объятья и принял в них дрожащего всем телом Демьяна.

– Чего ты боишься, сын мой? – ласково спросил он.

– Его! – зарыдал Демьян.

* * *
Демьян медленно пришел в себя. Он сидел с крепко связанными за спиной руками у дерева. Голова страшно болела. Каждое неосторожное движение отдавалось тягучей ноющей болью. Он осторожно поднял голову. Перед ним свисала петля из веревки, перекинутой через толстый сук дерева, у которого он сидел. Два мужика сидели чуть поодаль у костра, рядом с ними его распотрошенная сумка. Марта в своей красной накидке собирала какие-то чахлые цветочки, так же как и тогда, когда он увидел ее впервые. До несчастного Демьяна дошло запоздалое понимание того, что Марта была простая наживка, которая завела его подальше в глухую чащу леса, в западню, где его встретили обычные разбойники. И никакая она не Красная Шапочка из сказки, а обычная дочь бандита с большой дороги. А он, Демьян, последний кретин, который вдруг решил, что встретил легендарную девочку в красной шапочке из сказок Шарля Перо.

«Какой же я идиот!», – застонал он, – «Дожил до тридцати лет, а все верю в сказки для детей семилетнего возраста».

Его стон привлек внимание разбойников. Один из них, того что Марта назвала отцом подошел к нему.

– Очухался? – довольно оскалился он, – ты уж прости приятель, что Пьер тебя хорошенько приложил, тут ничего личного. Мы выполняем то, что нам предназначил Господь.

– Занимаетесь грабежом и убийством, – закончил за него Демьян, морщась от боли.

Мужик засмеялся.

– Так решил Господь! Кто-то грабит, а кого-то грабят. Кстати не густо у тебя оказалось в твоей суме. Какие-то порошки и немного монет. Ты куда направлялся, мил человек?

Демьяну пришла в голову мысль, что возможно имя кардинала Амбуаза возымеет на разбойников какое-нибудь действие.

– Я личный лекарь кардинала Франции Жоржа де Амбуаза.

Разбойник невозмутимо почесал свою бороду.

– Ну, ясно. Ладно, ребята, – обратился он к остальным, – кончайте его. Дайте ему помолиться. Пьер, ты как бывший святоша, причасти несчастного, и на этом мы его вздернем, – он похлопал Демьяна по плечу, – ты уж не держи на нас зла, приятель, это просто божье Провидение.

У Демьяна от страха все похолодело внутри. Он посмотрел на едва покачивающуюся от легкого ветерка петлю, и ему стало очень страшно. Это уже совсем не сказка.

– Да вы с ума сошли, – пролепетал он заплетающимся от ужаса языком.

Подошел разбойник, местами сбиваясь, быстро прочитал молитву и, перекрестив его лениво зевая, сказал.

– Облегчи свою душу. Покайся в своих грехах, я тебе их отпущу.

Но у Демьяна от страха прилип язык к небу. Ноги и руки стали ватными, хотелось не каяться, а кричать. Он собрался с силами и жалобно завопил.

– Помогите!

Разбойник поморщился, вытащив из-за пояса грязную тряпку, скрутил и затолкал ему в рот.

– Давид, – обратился разбойник к главарю, – готово. Можно…, – он еще раз окинул Демьяна взглядом, – только давай с него снимем одежду. У него она неплохая, добротная. Зачем мертвецу одежда. Только добро переводить, – он заботливо потрепал камзол Демьяна уже, наверное, рассматривая его уже как часть своего гардероба.

Главарь махнул рукой.

– Снимай, а то и так добыча невелика, так хоть одежонка сгодится.

Тот быстро стянул с Демьяна обувь, шоссы. Несчастный только мычал не в силах, что-либо сказать и дрыгал голыми ногами. Пьер начал расстегивать камзол и одновременно пошарил в кармане. Он вытащил половинку старой римской монеты. Оставив брыкающегося Демьяна, задумчиво покрутил ее в руках.

– Давид, посмотри.

Он протянул ее главарю. Тот взял ее и в свою очередь задумчиво уставился на Демьяна. Потом кивнул своему подельнику. Пьер вытащил грязную тряпку изо рта Демьяна.

– Откуда она у тебя? – спросил он.

– Ее, ее, – задыхаясь, сказал Демьян, – дал мне мой близкий друг Гастон!

– Гастон Счастливая Рука? – Давид потеребил бороду, – а откуда ты его знаешь?

– Я встретил его в тюрьме Большое Шатле и помог избежать ему виселицы, за это он дал мне половинку этой монеты.

– Черт побери, – улыбнулся главарь и, обращаясь к подельнику, сказал, – похоже, небольшое недоразумение вышло. Развяжи его Пьер и верни одежду. Увы, веселья сегодня у нас не будет. Друг Гастона – мой друг.

Демьян взмолился про себя и поблагодарил Бога, что свел его в тюрьме с Гастоном.

– Ты не держи на нас зла, – сказал Давид, – мы с Гастоном хорошие приятели, поэтому я не могу тебя подвесить на этом дубе.

Демьян пару раз возмущенно схватил ртом воздух.

– А если бы вы меня повесили? Суки! – всхлипнул он.

– Ну ладно, ладно… У тебя же на лбу не написано что ты его друг, могли и вздернуть нечаянно. Но как я тебе уже говорил на все Божье Провидение, – засмеялся главарь, – одевайся, и пойдем к костру перекусим, чем Бог послал. К нам силки, как раз угодил хороший жирный кролик и Бартоломео знатно зажарил малыша, нашпиговал травами и лесными орехами.

Он протянул Демьяну руку.

– Жалость крокодила, – обиженно буркнул тот, и, продолжая дрожать от пережитого волнения, схватился за нее, – я просто хотел дойти до замка кардинала Жоржа де Амбуаза. Мне сказали что этот проклятый лес совсем безопасен и здесь нет ни разбойников, ни какой другой угрозы для одинокого путника.

Давид помог ему подняться.

– Понимаешь приятель, у каждого своя судьба, – философски заметил главарь разбойников, – Людская жизнь – что в кости, все равно, играть: Чего желаешь больше, то не выпадет, Что выпало – исправь, да поискуснее.[51] Вот сейчас мы и исправляем. Сегодня мы тебя вздернули, а завтра коннетабль Нормандии поймает нас и в свою очередь повесит нас сушиться на солнышке. Поэтому обчистив тебя, мы никак не могли отпустить свидетеля нашей темной работы. Пойми, если я попаду в лапы правосудия, то моя дочь останется одна одинешенька на этом белом свете и погибнет. Но все счастливо разрешилось.

Он ободряюще похлопал его по плечу.

– А где мать Марты? – спросил Демьян, – и вообще вы не пробовали честно зарабатывать на жизнь? Не вешая и не убивая невиновных людей…

Давид горько усмехнулся и приложил руку к сердцу. Его голос стал глухим, наполненным печалью, словно Демьян нечаянно тронул в его душе струну боли и сердечной тоски.

– Я не всегда был разбойником, друг, – сказал он, – я актер, у нас с Жанной, матерью Марты был театр. Мы переезжали из города в город, давали представления, веселили или заставляли плакать людей. Нам неплохо платили. Иногда нас приглашали богатые феодалы в свои замки, чтобы мы помогли им развлечься. Мы ставили пьесы Эсхила, Еврипида, Аристофана. Нам неплохо платили.

Давид замолчал, передвинув в костре веткой несколько угольков, покрутил ею в воздухе и кинул в костер.

– Но однажды на нас напали солдаты, дезертиры, которые сбежав из войска стали мародерами и убийцами. Мы, я, Пьер и Бартоломео были в городе, покупали припасы. Хотели податься дальше на юг, и предстояла дальняя дорога. А когда вернулись, то нашли наши три фургона разграбленными и сожжёнными. Жана успела спрятать Марту в большом дупле, и она видела, как дезертиры насиловали, – его голос дрогнул, – а потом убили ее мать. Они перебили всех остальных из нашей труппы. В живых осталась лишь она одна… Бартоломео давай немного перекусим и угостим нашего приятеля.

Бартоломео разломал тушку кролика и раздал всем. Он также вытащил из кармана баллончик перцовым газом и бросил Демьяну.

– Это твое.

По его красным, как у вурдалака глазами опухшему красному лицу было видно, что он уже успел очень близко познакомиться с содержимым неизвестного ему предмета.

Давид развел руками. Демьян хотел было с сарказмом сказать что, дескать, а вы теперь ничем не отличаетесь от этих мародеров и убийц, но вместо этого спросил.

– А откуда ты знаешь Гастона?

– Он с парой своих ребят направлялся на север по каким-то своим делам и вышел на нас, когда мы хоронили и оплакивали близких. Он помог быстро найти отряд дезертиров и помог перебить их всех. У него на шее висела половина той самой монеты, что мы нашли у тебя.

Сделав паузу, Давид, как бы оправдываясь, сказал.

– Ты, наверное, подумал, что мы ничем не отличаемся от убийц мародеров.

– А в чем различие? Вы едва не повесили меня, человека не сделавшего вам ничего дурного!

– Мы не убиваем женщин и детей. И, кроме того, как только я соберу новую труппу и разживусь хоть одним фургоном, мы забросим это постыдное кровавое занятие. Судьбу дают боги, но путь мы выбираем сами.[52] Поверь, когда Марта рассказала мне, что ты собирался защищать ее от какого-то волка-оборотня, мне очень не хотелось тебя убивать. Но оставлять свидетеля мы тоже не могли.

«Ну, так себе утешение», – с иронией подумал Демьян.

– Я надеюсь, ты не выдашь нас кардиналу.

Давид посмотрел на него с надеждой в глазах.

– Нет, – качнул головой Демьян.

Разбойники-актеры проводили его обратно до тропы, ведущей к деревне Фур Байон. На прощание Марта подарила ему небольшой венок из цветов.

– Никогда не бойтесь волков сеньор. Мой венок вас защитит, – улыбнулась она.

– А я тебе желаю, стать самой известной актрисой, каких даже нет в Голливуде.

– Что такое Голливуд?

– Забей…

– Что забить?

Демьян усмехнулся и зашагал по тропе в сторону замка Гийом.

Глава 25. Замок Гийон

– Фу-х! ну, вот наконец-то. Твою…

Демьян облегченно вздохнул. Наконец, он добрался до резиденции кардинала. Ему казалось, что прошла вечность с того момента, как он покинул свою аптеку. Он вышел из леса по тропе, с которой уже не сворачивал, дав себе слово что не свернет ни при каких обстоятельствах, даже если он увидит живого динозавра, Жанну д'Арк или Иисуса Христа – он не свернет. Замок стоял на небольшой возвышенности, а рядом с правой стороны, раскинулась небольшая деревня, о которой ему говорил крестьянин. Демьян, опасаясь каких-либо дополнительных приключений (кто знает, что взбредет в голову этим бесчисленным Жакам, когда они увидят иностранца), которые его преследовали всю дорогу, обошел деревню стороной и вышел к каменному мосту, построенному через небольшой ров, окружающий сам замок. Но о уже давно потерял свою оборонное назначение, его явно не чистили, стоячая вода зацвела, а поверхность покрылась белыми кувшинками, придав всей композиции, состоящей из замка и воды, умиротворяющий вид. У небольших ворот его встретила стража, вооруженная алебардами. Демьян назвал свое имя. Один из стражников молча склонил голову, приветствуя его, и повел рукой в сторону, приглашая следовать за ним. За створками ворот он передал его начальнику стражи, а тот в свою очередь вежливо поклонившись, повел его в расположение замка Гайон.

Он провел его через ворота во внутренний двор, в центре которого журчал небольшой фонтан.

– Прошу вас, сеньор, подождите здесь, я позову камерария Его Преосвященства.

Он ушел, оставив Демьяна. Вокруг тишина, но в ней органично переплелись между собой, абсолютно не противореча ей, тихое журчание фонтана, голоса птиц, едва слышимое пение сквозняков в маленьких оконцах остроконечных крыш, монотонное чтение молитвы, что кто-то вполголоса бубнил на латыни в небольшой пристроенной к стене замка часовенке и затихающие эхо шагов начальника стражи. Это добавило в тишину особый настрой – такой нужный человеку, что пережил за небольшой период времени большое количество опасных жизненных передряг, устал морально, и его душа требовала отдохновения, хотя бы на несколько мгновений.

– Как же хорошо…, – прошептал Демьян, чувствуя, как спадает напряжение последних дней и душа наполняется покоем.

– Его Преосвященство ожидает вас сеньор Демьян, – раздался голос за его спиной, – следуйте за мной.

Демьян обернулся. Пред ним стоял пожилой монах в рясе францисканца. Умные добрые глаза, лицо испещренное линиями тонких морщин, седые волосы, обрамляющие голову мягким венчиком вокруг старательно выбритой тонзуры, тщательно расчесаны – образ монаха францисканца, каким всегда его представлял себе Демьян. Камерарий по своим манерам разительно отличался от уже знакомого ему преподобного святого отца Томазо.

– Пожалуйста, сеньор, сюда, – он направил его в одну из дверей, ведущих внутрь, – осторожно, месье, здесь крутые ступеньки, да хранит вас Бог, – заботливо предупредил камерарий своего спутника.

Он повел его во внутренние покои кардинала через помещения замка. Демьян, увидев внутреннее убранство залов и переходов на время, позабыл о цели своего визита. Шествуя мимо великолепных картин, о которых даже никогда не слышал. Возможно, многие из них погибли в пожарах европейских войн и революций, были похищены, или уничтожены вандалами не сохранившись до его времени. Часть стен украшали великолепные гобелены, а в небольших нишах и углах стояли, поблескивая белым отсветом мраморные статуи. Демьян никогда не был во Франции и, конечно же, не мог сравнить нынешнее состояние замка Гайон с тем, как он выглядел в пятнадцатом веке. Но глядя вокруг, он понимал, что видит нечто великолепное и восхитительное. То, что до него не видел ни один из его современников и не увидит никогда, потому что часть этих раритетов не сохранится. Внезапно он увидел картину с изображением двух обнимающихся младенцев. Демьян, не являлся экспертом в области истории живописи, но кое-что хорошо помнил из истории средневекового искусства.

– Прошу прощения…, – тихо сказал он, – разрешите мне посмотреть эту картину. Уверяю вас, это не займет много времени.

– Да извольте, – мягко сказал камерарий, улыбаясь.

Демьян подошел к картине ближе.

«Черт возьми, это…»

– Это дар великого мастера Леонардо нашему кардиналу, – прервал его мысли монах.

– Это же «Лобзание святых Младенцев». Картина давно считается утраченной. Если я не ошибаюсь, она сгорела во время одного из пожаров, хотя есть версия, что она хранится в запасниках Ватикана, – задумчиво пробормотал Демьян, – обалдеть, да и только! Она совершенно целая, неповрежденная…

– О чем вы говорите сеньор? – спросил удивленный камерарий.

– Простите, я немного задумался и перепутал… Ну знаете, как это бывает, когда видишь работу великого мастера, – замялся Демьян.

Камерарий понимающе кивнул.

– Вот еще одна работа мастера Леонардо, – он кивнул на большое полотно в паре метров от них.

Демьян как говорится, обалдел. Этой картины не было ни в одном справочнике о наследие средневекового гения. Неизвестная картина Леонардо да Винчи.

«О Господи! Видел бы это сейчас мой препод по истории средних веков! Видел бы он то, что сейчас вижу я!», – он сделал к ней несколько шагов и застыл, не в силах пошевелиться, так она была великолепна.

Однозначно в картине чувствовался стиль Леонардо да Винчи, его рука и его непревзойденный замысел. Его сюжеты, вроде бы простые, взятые из библейских историй или античной мифологии, или же написанные по современным ему следам событий, в итоге всегда обладали таинственной силой, вселенской загадкой. Демьян вспомнил старика из анатомического театра, где Леонардо рисовал свои знаменитые кодексы. Его проницательный взгляд, то с каким вниманием он слушал Демьяна.

«Ты гений. Ты великий гений, мастер Леонардо!»

Демьян тут же вспомнил, как Леонардо да Винчи ущипнул за задницу Везалия, как после этого началась жуткая драка костями и черепами. Он невольно усмехнулся, он даже от этого эпизода гений великого мастера никак не померк.

– Как же ты велик, мастер Леонардо, – повторил шепотом свои мысли Демьян.

– Простите сеньор, что мешаю вашему восхищению работой мастера Леонардо, но Его Преосвященство ожидает вас, – поторопил его камерарий.

– Да, да… Конечно же…

Демьян поборол свои эмоции и пошел за секретарем кардинала. Пока они шли в его покои, он подумал о том, что неплохо бы еще более сблизиться с Леонардо да Винчи через их общего знакомого книготорговца месье Вормса. Демьян, к своему стыду, почувствовал, как в нем проснулся дух авантюриста и прожженного барыги, что перечеркнули в нем вдохновенные чувства от соприкосновения с великими шедеврами.

«Водить дружбу с самим Леонардо да Винчи и никак не воспользоваться этим! Это каким же нужно быть дураком?»

И, от этой мысли у него даже замерло сердце – попросить его написать картину для него. Если дело выгорит, то появление неизвестной картины великого средневекового мастера в современном мире вызовет эффект разорвавшейся атомной бомбы. Демьян даже не стал размышлять о цене такой картины. Если они с Бруно провернут это дельце, они станут несметно богатыми и тогда уже можно не думать о вечных поисках денег. Он сможет беспрепятственно наслаждаться своим пребыванием здесь, в средневековье. Путешествовать. Изучать.

«Я смогу написать такую научную работу по истории средневековья, что мне не будет равных среди всех мировых исследователей всех времен и народов! Все, абсолютно все, современные историки останутся в полной жопе по сравнению со мной! А эта проклятая аптека будет просто небольшим прикрытием», – мечтал он, распаляясь в своих фантазиях все сильнее и сильнее.

– Сеньор, – прошептал камерарий, возвращая его к действительности из фантастических грез, – мы пришли, – он легонько скосил глаза на массивную дверь.

Демьян едва не наскочил на него. Он собрался, тряхнул головой и кивнул камерарию.

– Да святой отец.

Камерарий поднял ладонь. Молча открыл дверь и, обращаясь кому-то во внутренние покои, объявил.

– Сеньор Демьян Садко, аптекарь из Московии.

– Прошу Рене, пригласи его скорее. К чему все эти формальности этикета, здесь в моей опочивальне, – раздался голос кардинала с нотками усталости и снисходительного раздражения.

Камерарий посторонился, пропустив Демьяна в спальню кардинала, а затем зашел за ним сам и закрыл дверь.

Демьян с любопытством окинул взглядом помещение. Просторная комната, меблированная потемневшей от времени, но добротной мебелью. У самой светлой части, у окна, большой, как площадка для тенниса, стол с кипами листов бумаги и свитками. С пяток чернильниц, из которых торчали гусиные перья и по краям стола ветвистые подсвечники с оплывшими восковыми свечами. Стены для сохранения тепла наглухо занавешены гобеленами, а на полу весьма симпатичный ковер. Бросалась в глаза протертая частым хождением взад и вперед дорожка из поредевшего ворса, ведущая от стола к противоположной стене. У нее, рядом с горящим камином, примостился стол поменьше, на нем пара кувшинов, из редкого в это время прозрачного венецианского стекла, высокие бокалы и большая серебряная ваза с вялеными фруктами. Демьян не стал задаваться вопросом – появилась ли она вследствие частых умственных размышлений кардинала или причиной ее возникновения стала его неодолимая любовь к вяленым фруктам. На самой стене слегка почерневшая, от каминной копоти, картина с библейским сюжетом. Что-то из судьбы Иоанна Крестителя и его несчастной головы, которую, как известно, принесли на блюде царю Ироду. А тот, как это полагается, вместо того чтобы совать потной рукой монеты за резинку на ляжке, Соломеи, что очень прилежно плясала перед ним на «шесте» преподнес ее ей.

«Ну да, Буше и Фрагонар еще не в моде…» [53], – с иронией подумал он, чуть задержавшись на живописном полотне, потом перевел взгляд в сторону – «ну, а там, похоже, коннект-комната, где наш кардинал общается с вышестоящим начальством».

Чуть поодаль, в сторону от стены с картиной, хорошо замаскированная гобеленом, который в этот момент был, откинут, виднелась ниша для моления. В ней ничего, что может помешать смиренной молитве – простое деревянное распятие, невысокая скамеечка для колен, а над ней, словно крепостная башня, нависал с покатой крышкой аналой, на котором лежала раскрытая Библия. У этой же стены, немного загораживая тайную молельню своими габаритами и забранным на тонкие стойки балдахином, стояла кровать с приступком, как это полагалось в средневековье. На ней лежал укрытый одеялом и бархатным покрывалом кардинал Жорж де Амбуаз.

– Ах, наконец-то, мой друг! – воскликнул Его Преосвященство.

Камерарий легонько подтолкнул немного замешкавшегося Демьяна.

– О! Ваше Преосвященство!

Он изобразил в голосе и на лице восхищение, свойственное людям, которые вдруг встретили обожаемого, но давненько не виденного человека. Кардинал вытянул из-под одеяла худую руку и протянул ее Демьяну. Тот, проклиная про себя церковный ритуал, чертыхаясь, подавил приступ брезгливости, и помня о своей настоящей цели визита почти искренне приложился губами.

– Прошу вас, мой друг, присаживайтесь со мной рядом.

Кардинал сделал лёгкое движение, указательным пальцем в сторону кресла рядом с кроватью.

– Ваши чудесные пилюли и порошки замечательно мне помогают. Я с ужасом вспоминаю, как Франсуа де Лорм потчевал меня уксусными клизмами, пиявками, серными пилюлями и ртутными каплями. А однажды он вдруг решил, что причина моей подагры – почерневший жизненный сок из позвоночника. И решил, что необходимо пробить седьмой позвонок, чтобы выпустить его наружу. Мой верный секретарь Рене предложил ему предварительно провести подобную операцию на свинье. Увы, несчастное животное, столь ненавидимое магометанами и иудеями, умерло в мучениях. Как и две овцы… А ваши средства отличаются потуг моего бывшего лекаря, как рай отличается от ада.

«Да уж пробить позвоночник, чтобы выпустить спинной мозг! Это настоящий жескач!», – подумал Демьян, – «бедняга де Лорм был настоящим медицинским маньяком. Кардинал видать так сильно натерпелся от его экспериментов, что с радостью сдал его в руки преподобного Томазо, не раздумывая особо».

Он тут же содрогнулся от мысли, понимая, что могли бы сделать с ним его приятели из анатомического театра, пытаясь помочь с внезапно нахлынувшей на него дурнотой. Уж их там было много, и каждый мог предложить свой уникальный способ лечения и к концу всех научных рвений их души, его бездыханное замученное тело с перебитым позвоночником могло запросто оказаться рядом с трупом несчастного Тиля.

– Ваше Преосвященство, я горд тем, что могу вам служить своими ничтожными познаниями в аптекарском искусстве, – скромно заметил Демьян.

– Ах, мой друг, не надо лукавить, – усмехнулся кардинал, – вы действительно принесли мне облегчение от всех моих болей, что годами мучили меня.

Он устало посмотрел на Демьяна.

– Те лекарства, что вы передавали мне, принесли мне покой, я могу заниматься важными делами, не отвлекаясь на сведенные судорогами ноги или ломоту в суставах. Некоторые из важнейших государственных дел я смог завершить именно благодаря вашей помощи.

Демьян изобразил благоговейное смирение и благодарно склонил голову, принимая признательность кардинала.

– Но дело в том… Что похоже мои дни здесь на грешной земле подходят к концу.

Демьян вытянул шею, округлил глаза и изумленно вскинул брови, чуть привстал – все выглядело очень натурально, и кардинал благодарно улыбнулся.

– Нет, нет мой друг, – остановил его Жорж де Амбуаз, – оставьте. Даже ваше искусство не сможет мне уже помочь, я это чувствую. Господь призывает меня и ничего нельзя изменить, так как это его воля. Именно поэтому я позвал, чтобы успеть наградить за то время что благодаря вам я провел в спокойствии, а не терзаемый демонами, причиняющими мне тяжелые мучения.

«Ого!», – Демьян не ожидал такого поворота событий, – «Награда! Это очень и очень кстати».

Он посмотрел на исхудавшее и изможденное лицо кардинала – похоже, он действительно долго не протянет, хотя Демьян, не будучи полноценным медиком, а скорее, пребывая в статусе вынужденного медика-любителя и ложного провизора-контрабандиста, не мог это точно сказать.

– Ваше Преосвященство, я взял с собой не только лекарства от подагры, я прихватил с собой порошки, которые придадут вам сил для решения новых дел.

Он достал из сумки витаминный коктейль.

– Прошу вас, дайте мне стакан воды, – деловито обратился он к камерарию.

Тот налил воду в один из высоких бокалов. Демьян растворил порошок, который, бурля и шипя, окрасил воду в приятный желтый цвет и придал ей апельсиновый вкус и аромат.

– Готово Ваше Преосвященство, – он протянул бокал кардиналу.

Жорж де Амбуаз с помощью камерария, который поддерживал его голову, выпил напиток приготовленный Демьяном.

– Отлично Ваше Преосвященство! А теперь примите еще парочку этих замечательных пилюль.

Демьян высыпал из маленьких пакетиков маленькие белые таблеточки для стимуляции мозговой деятельности. Накапал в стакан капли настойки женьшеня и элеутерококка. Немного подумал…

«Эх! Была, не была!»

Добавил порошок из растолченные таблетки милдроната, препарата более известного под другим скандальным названием – мельдоний. Кардинал, приняв все средства, откинулся на подушки и закрыл глаза.

«Бедняга», – искренне посочувствовал ему Демьян, – «похоже, тебе действительно очень хреново».

Но это сочувствие быстро прошло, и снова включилась часть его натуры, отвечающая за образ барыги.

«Та-а-к… братело, пока ты не склеил ласты окончательно и предлагаешь отблагодарить, нужно это делать как можно быстрее», – подумал он, видя, как бледное лицо принимает более здоровый вид.

И все же продолжая борьбу между двумя своими образами, Демьян жалел лежащего перед ним старика, хотя в данный момент его интересы, для него и Бруно имели более весомое значение. Так как ему предстояла смертельная схватка с Семой Молотком и чтобы сосредоточиться на ней, нужно прикрыть тыл, где напирал хитрый глава аптекарского цеха.

Камерарий слегка тронул его за плечо.

– Прошу вас месье, оставим Его Преосвященство, ему нужен отдых. Я провожу вас в ваши покои, чтобы вы тоже смогли отдохнуть с дороги.

Кардинал в подтверждение слегка кивнул с закрытыми глазами. Демьян вдруг почувствовал, как он страшно устал, поэтому был совсем не против покинуть покои кардинала Франции и немного поспать.

«Вот что Жорж, ты пока не смей преставиться», – подумал про себя Демьян, поднимаясь с кресла.

Рене проводил его по коридору в небольшую светлую комнату, разительно отличающуюся от комнаты на постоялом дворе, где ему пришлось коротать ночь с котом-мошенником. Чистые беленые стены аскетичные, но очень опрятные. Деревянный стол с подсвечником, рядом стул, тщательно заправленная кровать у стены, обязательное распятие над ней и в углу нечто вроде сундука или комода – вот и все убранство.

– Прошу вас месье, – впустил его в комнату камерарий кардинала, – располагайтесь. Я распоряжусь, чтобы вам принесли поесть.

Когда он ушел, Демьян стянул башмаки, снял камзол и повалился на кровать. Ему показалось, что пока его голова летела навстречу с подушкой, он уже уснул.

Лишь обрывок последней мысли завис эхом в его сознании.

«Только бы здесь не было клопов…»

* * *
Демьян лежал, распростершись лицом ниц в огненном круге, и ждал освобождения, но оно не приходило. Жар костров обжигал кожу. Еретики, горящие на костре, извивались черными телами и воодушевленно пели псалмы. Хотелось пить и зарыться глубоко в прохладную землю.

– У тебя нет хорошей доски для серфинга? Мою заколдовали проклятые ведьмы.

Он поднял голову и перекатился на спину.

Перед ним сидел на корточках преподобный Томазо в коричневой сутане, сброшенной до пояса, с оголенным торсом. На теле татуировка в виде руки с факелом поджигающей крест, а на плече левой руки голая красотка вертикально держит доску для серфинга. На голове белая ковбойская шляпа. Под его ногой шипела, извиваясь придавленная к земле двуглавая змея. Одна голова Семы Молотка, а другая главы цеха аптекарей Франсуа ле Бертрана. Томазо задумчиво смотрел на довольные лица горящих еретиков и теребил в пальцах травинку.

– Знаешь, люблю запах напалма поутру, – все так же задумчиво сказал святой отец, – это запах… победы… Да и еретики лучше горят.

Демьян схватил ртом горячий воздух и провалился в темноту. Он летел вниз на спине, махая руками, а из тарахтящих облаков, на которых восседали бородатые пилоты, ему вслед сыпались огненные пули.

* * *
Он проснулся от духоты. Солнце, минуя полуденную точку на небосводе, перекатилось ближе к западу и, нагревая стену его комнаты, медленно клонилось к горизонту. Демьян сел на кровати и потряс «чумной» головой.

– Нет, сон на закате вещь дурная, – пробормотал он.

Он зевнул пару раз. Опустил голову на грудь и сидел так, не шевелясь пару минут.

«Хорошо бы сейчас умыться и зубы почистить, да размяться немного, а то такое ощущение, словно каток по мне прошелся. Можно и чутка, пожрать», – лениво подумал он.

Не меняя положения головы Демьян, скосил глаза. На столе стоял кувшин и глиняная миска. В ней хлеб, хороший ломоть сыра и лук. Отдельно на плоской деревянной тарелке лежала запечённая рыба. Демьян так крепко спал, что даже не слышал, как все это принесли. Его камзол, аккуратно сложенный, лежал на сундуке, а обувь ровно выставлена у левого угла кровати.

«Сервис!»

Он слегка перекусил и выпил немного прохладного вина, разбавленного водой.

– Ну вот, теперь жить можно! Если бы не эта проклятая духота.

Демьян встал и, потягиваясь до хруста в суставах, подошел к окну. Вернее к небольшому оконному проему, закрытому рамой из тонких свинцовых полос и ромбов из мутного, толстого стекла с множеством мельчайших пузырьков. Открыв его, он с удовольствием вдохнул прохладный воздух. Окно выходило во внутренний двор замка – внизу журчал невидимый фонтан, а мимо оконца с криками проносились стрижи, занятые вечерней охотой на мошек и всяких других летающих козявок.

– Ляпота-а-а! – протянул он, довольный тем, что отдохнул и что его миссия так удачно складывается.

Внезапно раздался какой-то шорох, внизу, у фонтана, легкий перебор струн лютни и кто-то тихим приятным женским голосом запел песню.

Слез-а-а…
Ты верная жена,
Ты как всегда одна,
Ты смотришь из окна светом звёзд,
Озарен-а-а,
А там на мостовой,
Стоит, пленен тобой,
От страсти чуть живой,
Рыцарь молодой,
Жарким огнем горят глаза,
Но ты забыть их должна, забыть их должна…
И снова ты одна,
Ты плачешь у окна…
И медленно течет по твоей щеке
Слеза…[54]
– Что за…? – Демьян опустил руки, прервав очередное потягивание и замер.

Остатки сонливости сняло как рукой. Он уже где-то слышал этот грустный и приятный голос. Он запомнил его, потому что невозможно забыть его волнующий тембр, который мгновенно рождал в душе любого мужчины целый букет переживаний и фантазий. Демьян сделал попытку подпрыгнуть, чтобы выглянуть в окно, но толстые стены строения и маленький проем самого окна сделали эту попытку безуспешной. Он быстро метнулся к стулу, приставил его к стене и вскочил на него.

Выглянув в оконце, он увидел сидящую на каменной скамейке у фонтана молодую, очень прелестную девушку. Простое изысканное платье с декольте, тонкая полупрозрачная шелковая накидка на плечах. А в проборе гладко расчесанных волос жемчужина на тонкой золотой цепочке. Она задумчиво перебирала струны лютни и пела.

«Обалдеть! Откуда ты?», – спросил он, про себя обращаясь к ней.

Девушка словно почувствовала его взгляд, она подняла голову и перестала петь. Демьян смотрел на нее, понимая, что несколько переходит рамки дозволенного – так глазеть на девушку, но был не в силах оторвать взгляд. Она встала слегка поклонилась ему и, передав лютню служанке удалилась.

– Какой же я болван! Как малолетний пацан в женской бане уставился на нее! Идиот…, – прошептал он.

За спиной раздалось легкое покашливание. Демьян обернулся. В дверях стоял камерарий.

– Тут немного жарковато стало… Вот-с окно открыл, свежего воздуха… Проветрить, так сказать немного перед сном, – смущенно пролепетал он, слезая со стула.

– Да я понимаю, – кивнул Рене, – Его Преосвященству стало намного лучше благодаря вашим снадобьям и он приглашает вас присоединиться к нему за ужином.

Камерарий немного посторонился и в дверь вошел монах, неся в руках глиняную миску, похожую на небольшой таз и кувшин.

– Месье, можете привести себя в порядок, и отец Бартоломью проводит вас.

Он поклонился и вышел.

«Вот оно! За ужином я как раз и порешаю все свои дела с кардиналом…» – но мысли тут же снова вернулись к образу девушки, – «кто она?! Монахиня? Да ну нафиг! Какая еще монахиня?! Ну, может быть, дама, решившая уйти в монастырь. Таких дур в средние века было предостаточно. А с другой стороны здесь же совсем не монастырь, а резиденция кардинал».

Он перестал умываться, выпрямился и ошеломленный догадкой уставился на стену, даже не чувствуя, как капли воды стекают по лицу и шее за шиворот рубахи.

«Вот же черт! Точно! Она любовница кардинала. Куртизанка. Эти папы и их кардиналы содержали целые бордели при своих дворах…», – ему хотелось схватить глиняный таз и разбить о стену.

– Месье, – вернул его мысли в реальность стоявший рядом монах.

– Чего тебе святоша? – грубо спросил его Демьян.

Он готов был выместить свою злость и разочарование на ком угодно. Ведь в одно мгновение он пережил сладостные моменты пылкой влюбленности с первого взгляда, томительных надежд и горькое разочарование, смешанное с едкой ревностью и ненавистью к старику к кардиналу Жоржу де Амбуазу.

– Давай веди!

Он пошел за монахом, на ходу одевая камзол – к чему теперь какие-то приличия.

Отец Бартоломью привел его в небольшой каминный зал, в котором стоял большой стол и во главе него сидел закутанный в бархатное стеганое покрывало Жорж де Амбуаз. Рядом по правую сторону преподобный Томазо, а рядом с ним еще какой-то священник. А с левой стороны, отступив на один стул от хозяина замка, сидела она, девушка, что играла на лютне и пела у фонтана. Камерарий встретил Демьяна и проводил к этому пропущенному стулу.

– Прошу вас месье, – он усадил гостя и отошел, встав за спиной у кардинала.

Демьян, сидя радом с девушкой готов был поклясться, что чувствует тепло ее тела. Он хотел повернуть голову и посмотреть на нее, но не мог. В нем смешались чувства негодования, жалости к ней, злости, осуждения, ревности и неодолимого влечения свойственного людям, которые все свои самые страстные эмоции держат глубоко в себе.

– Это мой любезный лекарь, месье Демьян Садко из Московии, – представил его гостям кардинал, – благодаря его искусству я сегодня смог подняться с постели, чтобы присоединиться к вам за ужином и прекрасно себя чувствую.

Гости чуть склонили головы, приветствуя его, но преподобный Томазо при этом сверлил его взглядом, словно хотел сделать в нем дыру и вытащить наружу всю его душу.

– Месье Демьян, я слышал, вы недавно обратились в лоно нашей святой католической церкви, – сказал он, продолжая буравить взглядом несчастного Демьяна, – а вот ваш приятель, как там его, Бруно еще избег этого счастливейшего события в своей жизни.

«Бруно, придурок! Как ты умудрился тогда проспать заутреннюю службу?! Теперь я снова должен отдуваться за тебя», – с тоской подумал Демьян.

– Ему нездоровилось, – соврал он.

– Посещение церковной службы и искренняя вера принесли бы ему исцеление, как душевное, так и телесное… Или на сей счет у вас иное мнение, идущее против силы и веры нашей католической? – сказал преподобный Томазо, не сводя с него глаз.

– Нет, конечно же, я твердо убежден…

– Ах, оставьте преподобный! – перебил его кардинал, – вы не у себя в канцелярии. Мы здесь собрались для ужина, а не для того, чтобы обсуждать дела церкви. Давайте прочитаем молитву и приступим, наконец, к трапезе.

Он первым сложил руки, закрыл глаза и зашептал.

– Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь. ОТЧЕ НАШ. Благослови, Господи, нас и дары Твои, которые по Твоим щедротам мы будем вкушать. Через Христа, Господа нашего. Аминь.

Он перекрестил стол и перекрестился сам. Все последовали его примеру. Святой отец Томазо, крестясь, прищурил один глаз, а другим внимательно смотрел за Демьяном.

– Хочу представить вам, месье Демьян, моих гостей. Кроме преподобного, – он засмеялся, – вы с ним уже очень хорошо знакомы.

У Демьяна пошел мороз по коже от этих воспоминаний.

– Епископ Руана Робер де Круамар, мой самый близкий и старинный друг. А это…, – лицо кардинала просветлело и его черты стали мягкими, словно он уже при жизни приобрел особую святость, – моя дочь, Изабелль де Делоне.

Демьян изумленно уставился на кардинала.

– Увы, мой друг, я не такой святой, как всем кажется вокруг, – усмехнулся он, – и поверьте это мой не единственный грех. Но самый прекрасный и добрый из них. Я надеюсь, что когда предстану перед Создателем, он простит его мне, ибо именно Он одарил меня таким прекрасным ангелом, как моя любимая и единственная дочь Изабелль.

«Вот это да! А я такой идиот, уже придумал себе бог весть чего!»

– Ну, давайте уже приступим, – подытожил вступительную часть ужина кардинал.

Камерарий махнул рукой и четверо слуг внесли яства в каминный зал.

Кардинал наклонился к Демьяну.

– Рекомендую, попробуйте оленину, что сегодня утром нам прислали из графства Аллансон. Граф мой добрый приятель и лично подстрелил этого оленя на охоте, и мои повара потушили мясо в вине с грибами, сливками и яблоками.

После этой фразы Демьян расслабился, и ужин принял совершенно дружеский лад. Только преподобный изредка бросал на него испытующий взгляд, словно подозревал его в каких-то грехах. Перед завершением ужина принесли вино и засахаренные фрукты. Кардинал Жорж де Амбуаз обратился к Демьяну.

– Мой друг, я обещал вас наградить.

Он взял из рук камерария небольшой перстень.

– В знак моего расположения к вам, хочу преподнести перстень с моей монограммой. Я когда-то его вручил Франсуа де Лорму, но он не оправдал моих надежд.

«Неплохо», – удрученно подумал Демьян, – «потом мастер Жиль снял его в своей живодерне, сполоснул от крови и вот теперь его вручают мне».

Но сказал, конечно же, совершенно другое.

– О Ваше Преосвященство я так вам благодарен за вашу щедрость, – заулыбался Демьян.

Он взял перстень. Немного потыкав в него, примеряясь пальцами, надел на средний, правой руки. Впору.

– Может быть, мой друг, у вас есть ко мне какие-нибудь личные просьбы?

Демьян приложил персть к губам.

– Ваше Преосвященство не могли бы вы мне помочь в одном деле?

– Если это в моих силах, – кивнул кардинал.

– Тут вот какое дело… Я немного повздорил с главой цеха аптекарей Франсуа Бертраном.

– Да-а оттаскал его за нос, так что у бедняги нос на пару недель превратился баклажан, а потом выставил из его из своей аптеки, дав уважаемому во всем Париже человеку, хорошего пинка, да так что бедняга летел до самого рынка Мортен – заметил преподобный Томазо между делом, запивая засахаренный персик молодым вином.

Кардинал засмеялся.

– Вы унизили этого напыщенного болвана ле Бертрана, оттаскав его за нос и дав пинка?!

Демьян боковым зрением увидел, как Изабелль улыбнулась и смущенно прикрыла рот ладошкой.

«Как вы прекрасны, Изабелль», – мелькнула мысль.

Он отогнал свои мысли о девушке и переключился с сердечных грез, на реальную ситуацию серьезного «замеса» с цеховым главой Франсуа ле Бертраном.

– Ну, знаете, немного…, – стушевался Демьян, пытаясь сгладить выпад преподобного Томазо, – уважаемый святой отец немного преувеличивает.

Святой отец недобро зыркнул на него, потому, что имел немного иное мнение, на сей счет.

– Это, по-вашему, немножко?! Когда глава цеха аптекарей ходит с опухшим синим носом, как у распоследнего пьяницы.

– Он хотел нагло прибрать к рукам нашу аптеку! – парировал Демьян, – И действовал, кстати, без ведома цехового совета.

– Ах вот оно что, – задумчиво сказал преподобный Томазо, – он мне говорил, что вы используете в своих лекарствах колдовские методы.

– Наглая ложь! – воскликнул Демьян, – только достижения науки, – это могут подтвердить уважаемые ученые, например книготорговец сеньор Ворм и даже Леонардо да Винчи!

Наступила небольшая пауза.

– Ну, тогда это меняет дело, – миролюбиво заметил святой отец.

Кардинал Жорж де Амбуаз поднял руку.

– Я все понял, – он подозвал камерария, – Рене завтра составьте месье Демьяну Садко из Московии свидетельство, в котором обозначьте, что он является личным аптекарем и также лекарем Его Преосвященства кардинала Франции, главного советника французского короля Людовика XII. Я утром подпишу и приложу свою печать, – и, обращаясь к Демьяну, сказал, – мой друг, этот высокомерный плут ле Бертран больше вас не потревожит. А вы, преподобный, обеспечите защиту сеньора Демьяна силами нашей католической церкви.

«Йес! Да! Вот теперь на-ка, хрен выкуси, Франсуа ле Бертран, гусь парижский!»

Демьян представил, с каким удовольствием он сунет перстень с монограммой кардинала в его длинный нос. Он сразу размяк от того, что одной проблемой стало меньше.

– Ваша воля, Ваше Преосвященство, – склонил голову преподобный Томазо и тут же заметил, обращаясь к Демьяну – надеюсь в скором времени лицезреть на церковных службах вашего сраженного внезапным недугом приятеля.

* * *
После ужина Демьян решил немного подышать свежим воздухом и вышел во внутренний двор к фонтану. Но как оказалось, он там был не один. На скамейке сидела Изабелль. Он смущенно переступил с ноги на ногу.

– Простите, мадемуазель, что нарушил ваше уединение. Я не знал…

Он уже хотел было повернуться и уйти, но она его остановила.

– Не стоит просить прощения. Вы ничем меня не стеснили. Я буду рада вашему обществу. Здесь так редко появляются люди, не связанные с церковью.

Демьян осторожно присел на противоположный конец скамьи.

– И еще…, – вздохнул он, – простите меня за то, что я так бесцеремонно смотрел на вас из окна своей комнаты.

Он помолчал.

– Вы так красивы, что я не в силах был отвести взгляд. Причина в этом.

Изабелль тихо засмеялась.

– Ну, раз вы столкнулись с такой красотой, что невозможно отвести взгляд, разве есть в этом ваша вина? Забудьте.

– Я хотел сказать, что нарушил нормы приличия, – ответил он, еще больше скатываясь в бездну неловкой растерянности.

– Ах, месье Демьян, оставьте это. Лучше давайте вместе насладимся этим чудесным вечером. Расскажите мне что-нибудь интересное. Вы, наверное, много путешествовали и повидали много разных чудес. Московия так далеко от нас.

– Как вам сказать… Очень далеко, это верно.

Изабелль тихонько вздохнула.

«Мда-а, я никогда не умел развлечь девушку», – обреченно подумал Демьян, – «то ли дело Бруно».

Не зная, что сказать, он посмотрел на небосвод и начал говорить о том, что первое пришло на ум, как говорится «и Остапа понесло».

– Тут столько звезд. У нас в городе из-за уличного освещения, рекламы и машин никогда не увидишь столько звезд. А тут видишь настоящий бесконечный глубокий космос. Наверное, такой, какой видят космонавты на орбите, за пределами нашей планеты, на международной космической станции. Я, знаете ли, тоже, в детстве страстно мечтал стать космонавтом. Думал, что вот еще чуть-чуть и люди создадут атомные звездолеты, летящие выше скорости света, и я отправлюсь к самым далеким звездам и галактикам открывать новые миры. Меня за хорошую учебу однажды отправили на экскурсию в Звездный городок, и я видел, как взлетает космическая ракета с космонавтами на борту. Вокруг стоял грохот, пламя рвалось из двигателей и ракета, пронзая облака, уходила в ночное небо к звездам…

Демьян осекся и осторожно, скосив глаза, посмотрев в сторону Изабелль. Девушка, округлив глаза, завороженно смотрела на него.

– Пресвятая Дева Мария, – прошептала она.

«Вот черт! Палево…», – отчаянно подумал Демьян, – «Все! Кина не будет, электричество кончилось!».

– Ну, космонавтами у нас в Московии называют астрономов ну вот, как были Галилей или Коперни-и-к… Ракета это такая повозка. А галактики это волшебный мир, скрытый от человеческих глаз…

«Пипец!», – подумал он.

Демьян сконфуженно замолчал, понимая, что увяз еще глубже. Он, от влюбленности, потеряв бдительность и чувство реальности, уже наговорил столько, что бесполезно давать объяснения, все только усугубит ситуацию. И хуже всего было то, что он чувствовал – он влюбился в девушку из средневековой Франции, а она так далека от него. Ему хотелось схватить ее за руку и, не говоря ни слова, протащив сквозь пространственно-временной портал, показать ей свой мир. Сказать ей: Изабелль, вот, смотри, это мой чудесный мир! Как же он сейчас понимал своего друга Бруно. Но нужно спасать положение, иначе, если она испугается и в ужасе закричит – его дела будут плохи. Он может вообще угодить на костер. Проще всего сослаться на плохое самочувствие или прикинуться дурачком.

– Изабелль, что-то на меня нашло… Я до этого не спал уже почти два дня и это духота. Голова болит что-то. Сам не понимаю что несу.

Но она его остановила, взяв за руку.

– Сеньор Демьян, я перечитала все книги из библиотеки своего отца, но не встречала ничего подобного. Вы говорите много не понятных мне, загадочных вещей. От этого становится только интереснее. Заклинаю вас именем Пресвятой Девы Марии, продолжайте.

Демьян остолбенел. Уже который раз за сегодняшний день дело принимало неожиданный оборот. Если он хочет завоевать сердце девушки, то нужно действовать осторожно, постепенно и, если она ответит ему взаимностью, то ему придется перед ней открыться, как это сделал Бруно перед дочкой пекаря.

– Ммм… Изабелль, давайте для начала я вам расскажу замечательную историю про орден благородных рыцарей и противостоящего им могущественного черного рыцаря, наделенного невиданными колдовскими силами.

Изабелль немного придвинулась к нему и застыла, едва дыша в ожидании истории. Демьян задумчиво почесал затылок и начал.

– Давным-давно в далекой далекой галактике…

Прощаясь с Изабелль далеко за полночь, Демьян понял, что очаровал девушку. Уходя, она благодарно склонила голову и восторженно сказала.

– Я никогда в жизни не слышала ничего подобного. Это чудеснее всех сказок моей кормилицы Жаннет. Вы расскажите мне завтра продолжение волшебной истории про благородного рыцаря Люка Скайвокера с сияющим мечом, как у архангела Гавриила и принцессу Лейю? А этот черный рыцарь, что продал свою душу, приняв в нее дьявольское зло…, – она перекрестилась, – у меня прямо сердце сжалось от страха, когда вы, сеньор Демьян, показали, как он хрипло дышит через свое забрало.


Демьян улыбаясь, словно на крыльях, поднялся по лестнице и направился по коридору в свою комнату, но неожиданно столкнулся нос к носу с преподобным Томазо. Возможно, этот человек с треугольным как у лисицы лицом, следил за ним. Но в данный момент ему было все равно.

«Изабелль! Изабелль!», – все о чем только мог думать Демьян в это невероятный вечер.

– Спокойной ночи, святой отец.

Демьян уже хотел было пройти мимо него, но остановился. Его осенило.

“Стоп!” – скомандовал он сам себе. – Простите святой отец, – обратился он к преподобному, – вы можете уделить мне немного вашего внимания?

– Слушаю тебя, сын мой, – Томазо мгновенно оказался рядом с ним, словно телепортировался из одной точки в другую, и заинтересованно уставился на него.

Демьяна распирало тщеславие, от осознания, какой он умный и смекалистый парень. Еще бы, так толково решить два дела за всего лишь одну поездку в замок Гайон. Причем второе дело будет сделано не его руками, а руками этого фанатичного святоши. И плюс к этому всему он может рассчитывать на ответные чувства Изабелль.

– Тут вот какое дело… Вы как относитесь к борьбе с колдунами и ведьмами и прочей нечистью?

Лицо преподобного приобрело жесткие черты терминатора из первой, самой успешной серии.

– Как еще можно относиться к слугам дьявола? Их место на костре или с каменным жерновом на дне реки.

– А можно же как-то разделаться с ними, не прибегая к столь радикальным средствам. Этот человек скорее одержим дьяволом.

– Что может быть лучше очищающего костра? – заметил святой отец, – когда пособник сатаны горит, от его нечестивых криков небеса ликуют. И даже если этот человек просто одержим сатаной, то, как показывает моя практика, его душа навсегда потеряна. Очистить ее может лишь костер. Ну на худой конец можно конечно и повесить, если он раскаялся, но потом тело непременно сжечь. А у вас есть веские причины кого-то подозревать в пособничестве дьяволу?

– Есть уважаемый святой отец, очень даже есть. Прошу вас, давайте зайдем ко мне в комнату и кое-что обсудим за стаканчиком доброго французского вина, разлитого в святых католических монастырях, – улыбнулся довольный собой Демьян.

Глава 26. Предательство № 3

– Ну что, ляпаш,[55] раньше я тебя уважал, как человека, но вот пришла пора расставить наши точки над «и», давай разроем помойку[56] и покончим. Я сначала сам хотел пустить тебе кровоту, выпустить твои гнилуши на волю, отдать мухам на бесплатный харч… Но чувствую, сука, не могу! Старый, видать, стал, размяк душой и сердцем.

Желваки на скулах у Семы Молотка бугрились и ходили, словно под кожей извивалась небольшая змея.

– Но ты не воодушевляйся, я тебя своим бультерьерам отдам. Брошу им тебя, как вошь поднарную… Они вмиг тебе душник разберут по косточкам. У них нет гнилых привязанностей…

Всё это Сема прокричал не переводя дыхание, будто боялся, что остановившись, не сможет продолжить. И только прохрипев последнее слово, облегченно перевел дух. Лицо подергалось от нервных конвульсий.

– Лукни, бесогон[57], что-нибудь, дай шмальца мазы, прогони за свою гнилую душонку, чтобы я тебя, сейчас, сразу же, не отправил в земельный отдел.[58]

Демьян стоически выдержал натиск бандита. Даже не опустил трусливо голову и не отвел взгляда, хотя страх сковал сердце и в животе образовалась некая слабина, передававшаяся в ноги, вдруг сделав их ватными. Он знал, что сейчас главное выдержать, не сломаться – потому что в ином случае его слабость означает смерть. И еще он знал, что, пока Сема Молоток не выяснит настоящее происхождение Библии Гутенберга, он его не тронет.

– Я не предавал тебя, – тихо сказал он.

– Да ты меня коридорами водил[59], бесогон! Фуфло загонял! – начал снова заводится Сема.

– Я тебя не предавал, – твердо сказал Демьян, и действовал согласно своему плану, который обозначил для себя заранее, – правда настолько невероятна, что ты бы мне не поверил, принял за дурака и сумасшедшего. Я сам до сих пор не верю в то, что происходит. Это за гранью научного понимания мира, – Демьян посмотрел ему прямо в глаза, – выслушай меня и сам поймешь, что я не имел умысла тебя предавать.

Сема Молоток удивленно уставился на Демьяна. Потом вскинул в его сторону ладони, словно намеревался принять его в свои объятия.

– Говори! Я весь во внимании. Обоснуй все, так чтобы я тебе поверил. Только не вздумай попросту так елдачить боталом. У меня еще к тебе очень серьезные вопросы по твоему корешу, который уже пару недель, как должен в лесу лежать глубоко в земле глину охранять. И если сочту твои разъяснения ровными, то предположу, что ты его чутка, придержал мне на десерт.

Сема поднял указательный палец и направил его прямо в лицо Демьяну, давая понять, что вопрос решен и Бруно должен умереть в любом случае.

* * *
Демьян перед тем как пойти на встречу с бандитом, строжайше запретил Бруно появляться в современном мире. Тот, конечно же, как всегда, отмахнулся от него со словами:

– Да ладно тебе, братишка, не пыли, я понял, все будет чики-пики. Меня никто не заметит, я буду как тень, как ниндзя. Успокойся, и не из таких передряг выходил…

Но Демьян грубо схватил его за шиворот, швырнул к стене, что было сил, и прижал к ней.

– Слушай меня, придурок, – прошипел он, приблизившись к его лицу вплотную, – хоть раз в своей дурной жизни сделай так, как я тебе сказал или ты, кретин конченый, погубишь нас всех. Если ты не сделаешь то, что я тебе сказал, то именно твой окровавленный и изуродованный труп будет лежать в лесу. Меня заставят его закопать, и меня же потом превратят в животное, которое будет сидеть на цепи. А я останусь жить лишь только для того чтобы я обеспечил транзит артефактов из Средневековья.

Демьян легонько, но чувствительно стукнул его головой об стену.

– Ты меня понял, идиот? Это не шутки, не глупый бздеж… На кону реально стоят наши жизни, – злобно процедил он.

У Бруно дрогнули губы, он сглотнул, как рыба, выброшенная на берег.

– Да понял я, понял. Мы же всегда выходили из самых навороченных ситуаций…

– Нет, ты не понял, – Демьян хотел, чтобы он не просто осознал всю важность момента, а проникся тем страхом, что сейчас двигал им самим.

Но Бруно предложил свой вариант разрешения ситуации.

– Если так все серьезно… Мы можем просто остаться здесь и не возвращаться. Исчезнем во Франции пятнадцатого века, никакой Сема Молоток нас не найдет.

– Ты совсем идиот? Мы не можем разорвать свою связь с современностью! Мы не можем лишиться тех материальных вещей, что тащим из одного времени в другое. Потому что зависим от этого.

Он выложил следующий довод.

– И еще… Ты видел глаза своей дочери пекаря, когда она держала в руках ворох средневековой одежды, понимая, что ей сейчас придется снимать джинсы, футболку и влезать в жесткий корсет грубого шерстяного платья, а вместо кроссовок надевать деревянные сабо? Видел? Ты видел, с какой она тоской смотрела туда?! Ты ее туда потащил! – он указал на гобелен, скрывающий дверь в современность, – Удивительно, что она смогла так быстро адаптироваться в нашем с тобой времени. Но это случилось… Ее душе уже нет здесь места. Она в своем сознании опередила на двести лет Софию де Кондорсе! У нее уже в глазах решимость Симоны де Бовуар и улыбка Коллонтай![60]

– Кто это?

– Неважно, мать твою! Важно то, что мы уже не можем включить заднюю передачу. Все, поздно! А твоя дочка пекаря уже не сможет сохранить в тайне то, что видела своими глазами. Придет время и все неизбежно выплывет наружу. Это потащит нас, и ее тоже, на костер… Даже если мы сделаем, как ты говоришь, то мы рано или поздно все равно угодим или на костер или сдохнем здесь от нищеты, потому что нам придется бегать по всей Европе от инквизиции!

– Зачем ты так о ней? – обижено протянул Бруно.

– Речь сейчас не только об Анне, сколько о нас.

Демьян выдержал паузу.

– Я дам тебе письмо, адресованное преподобному Томазо. Я же уйду на встречу с этим упырем Семой, а ты через пару дней отнесешь это письмо этому сумасшедшему святоше…

– Братишка ты посылаешь меня в лапы…

– Заткнись Бруно! И слушай! Ты отнесешь это письмо ему и отдашь в руки.

Демьян посмотрел ему в глаза.

– Если ты не сделаешь этого: забудешь, потеряешь его, испугаешься или найдется еще какая-либо причина, мне плевать, насколько она будет веской – я буду считать, что ты меня предал. Знай же, я сдам тебя Молотку без сожаления и колебаний, потому что если ты меня подведешь, как ты это делаешь всегда, речь пойдет о моем выживании, о моей жизни. Убивать будут меня, так как ты не сделал самого простого – не передал письмо. Поэтому я клянусь – я отдам садисту Молотку тебя взамен себя и мне плевать, что они с тобой сделают, потому что ты меня предал.

По ответному испуганному взгляду Демьян понял – Бруно проникся ситуацией и все крепко уяснил.

– Я все понял, – подтвердил он, – я сделаю так, как ты сказал.

Демьян отпустил ворот его камзола.

– Что ты задумал? – спросил Бруно.

– Я хочу сдать Сему Молотка инквизиции, из ее лап он не вырвется ни за что. Это не коррумпированный начальник полиции, не продажный мент из областного управления с которым они обделывают свои дела.

– Но ты же думал попросить помощи у Гастона?

– Я не могу подвергать риску своего единственного друга из средневековья. Конечно, его ничем уже не испугаешь. Он, в отличие от нас с тобой, прошел через такие испытания, что нам и не снились. Он, друг, рыцарь бесстрашный, умелый боец, но ему придется столкнуться с двадцать первым веком. Тем более, что Молоток, придет не один и возможно вооруженный, я этого не знаю… Гастон, я боюсь, один не справится, а я или ты – самые херовые помощники в этом деле. Томазо приведет с собой целый отряд вооруженных людей, и они без труда скрутят Сему и всех его бультерьеров. Теперь тебе понятно, почему так важно, чтобы ты отдал ему письмо?

– Да.

Демьян вздохнул.

– И еще, теперь о хороших новостях… Я получил от кардинала бумагу. Она нас обезопасит от главы цеха аптекарей. Так что нам осталось лишь справиться с Молотком. И тогда нам уже ничто не будет угрожать.

* * *
Демьян молчал. Сема Молоток терпеливо ждал, смотря в упор на него. Пауза затянулась.

– Я слушаю, – напомнил он.

– Я думаю, нам надо поговорить с глазу на глаз, – сказал Демьян, кивнув в сторону стоящего рядом Полкана.

Тот все время стоял, рядом ожидая приказ от своего главаря.

– У меня нет тайн от своей братвы.

– Я расскажу тебе все наедине, а потом ты решишь, обсуждать это с остальными или нет. Это очень важно. Как говорил кто-то, что знают двое, знает и свинья.

Сема сделал головой движение словно разминал шейные позвонки.

– Ты прав. Некоторые вещи должны знать как можно меньше людей, – осклабился Молоток.

Он кивнул Полкану, указывая на дверь. Демьян понял, что означала его ухмылка.

«Черт, этот упырь ни за что не оставит в живых Бруно. Как только я ему расскажу, он только сильнее утвердится в своем решении его убить».

Полкан молча вышел. Сема вскинул брови и поджав губы процедил.

– Ну…?

– То, что мы обнаружили, не укладывается ни в какие рамки здравого смысла, – начал Демьян, – это противоречит всей современной науке, потому что это просто невозможно. Мы нашли пространственно-временную дыру.

– Какую еще, черт побери, дыру? – не выдержал Сема Молоток.

– Портал в прошлое, с выходом во Францию конца XV века, – терпеливо ответил Демьян.

– Ты что несешь, мать твою? – бандит привстал со своего кресла, – Вы нашли типа машину времени?

– Понимай как хочешь. Я не могу это объяснить. Но это так. Мы получили совершенно фантастическую возможность путешествовать на несколько веков назад. Я купил Библию Гутенберга в средневековой книжной лавке. А клевец мы купили у средневекового кузнеца. Я лично знаком с великим Леонардо да Винчи. У нас есть возможность переправлять исторические артефакты, которые пройдя через пространственно-временной портал, становятся здесь баснословно дорогими. Я получил два флорина за обычную работу средневекового лекаря, как две обычные монеты и даже не придал значения, что здесь они могут стоить несколько миллионов… И это все, правда, в которую, я сам до сих пор верю с трудом.

Сема Молоток долго сидел за столом не говоря ни слова. Потом встал, подошёл к Демьяну, схватил его одной рукой за шею и приблизил свое лицо к нему почти вплотную.

– Дема, ты же понимаешь, что если ты вдруг решил заныкаться от меня за юродивого,[61] и вскроется, что ты гонишь гнилой порожняк в очередной раз, делая из меня дешевого фраера[62], я лично потушу твои бебики и одену на тебя деревянный клифт?[63]

Демьян молча смотрел ему в глаза, ничего не отвечая.

Сема Молоток вернулся за стол.

– Ты покажешь мне эту блядскую дыру. И молись Дема…

«И ты молись Сема», – подумал Демьян, – «это будет твой последний вояж в Европу».

Как и предполагал Демьян, Сема Молоток решил взять с собой двух своих бойцов и своего верного «консельери» Полкана, которому он доверял, настолько насколько вообще можно доверять друг другу в преступном мире. Причем двух этих бойцов Демьян раньше не видел в его окружении. Молодые, сильные парни откуда-нибудь из промышленных окраин города, радостные от сознания того, что их приблизил к себе авторитет. Полные надежд, готовые проявить себя, лишь бы их заметили. Но тупые, чтобы понять, что они всего лишь расходный материал, от которого без сожаления избавляются в случае необходимости. Или безжалостно убивают, когда они уже становятся не нужными, или же равнодушно бросают в топку кровавого замеса, в котором они должны сгинуть, не оставив после себя даже имени в короткой памяти Семы Молотка.

Демьяну было их жаль, но жертвенный процесс уже закрутился, исключив попытку повернуть все вспять, иначе его попросту убьют самого. Мало того, Сема не отпустил Демьяна, оставив его у себя на ночь в особняке. А этих двух тупых быков приставил к нему. На случай, как он выразился:

– Если ваш пациент вздумает заточить копыта,[64] – вырвите ему ходули без сожаления и не ждите моего приказа.

Парни молча кивнули и тяжелым взглядом посмотрели в сторону Демьяна, чтобы у того не осталось сомнений – они его переломают и прибьют, как только он вздумает «навострить лыжи».

Демьян не мог уснуть всю ночь. Он лежал на диване в одной из комнат в темноте и смотрел в потолок. Бруно, наверное, уже передал письмо преподобному и тот начал действовать, как они с ним договорились тогда, в резиденции кардинала. Демьян рассказал преподобному отцу Томазо душераздирающую историю о том, как ему, Демьяну Садко, пришлось покинуть Московию, бросив все свое имущество, скрываясь от одержимого сатаной ужасного чернокнижника и колдуна. Он рассказал как этот колдун, раздевшись догола и демонстрируя тело, разрисованное мерзкими рисунками, восхваляющими дьявола, проводил кровавые жертвоприношения в лесу и что он сохраняет результаты богомерзких шабашей в диковинной волшебной шкатулке, наподобие той, что была обнаружена у несчастного текстильщика Шарля Бонэ. В ту ночь Демьян так живописно и страстно преподнес образ Семы Молотка, что и сам практически уверовал в наличие у бандита бесовских рожек, хвоста и копыт.

– И вот любезный святой отец, я получил известия, что это богомерзкое чудище скоро прибудет сюда, в Париж, чтобы найти меня, убить и принести мою бессмертную душу, дарованную мне Спасителем, дьяволу! А ведь я только обрел покой и благость в лоне святой католической церкви. Он узнал, что я собираюсь сделать весьма щедрое пожертвование церкви в благодарность за обретение истинной веры, – и Демьян заплакав, схватил руку преподобного благоговейно целуя ее.

Преподобный не ожидал такого, он растрогался, обнял его и прижал к груди.

– Сын мой, как искренне вы полюбили веру нашу и как преданы вы чистым сердцем нашему Богу. Знайте же, что вы под защитой нашей. Тем более, Его преосвященство поручил нам вашу защиту… Я думаю, вы подробно расскажете ему о том, как я вас защитил от козней нечестивца. Ах, мерзавец, позарился на богоугодный дар! Да горит его душа в пламени адском до скончания времен!

Они условились, что Демьян приведет колдуна на рынок Мортен, а там преподобный Томазо с вооруженным отрядом схватит его.

– Святой отец, – зашептал Демьян, размазывая слезы по лицу, – это очень могущественный колдун и пособник дьявола.

– Уж поверьте, любезный сеньор Демьян, нет ничего сильнее карающей длани истинной веры. А от меня еще ни один слуга Сатаны не ускользнул. Всех зажарили на костре или утопили, – усмехнулся преподобный, потирая руки, – а пожертвование очень щедрое? – между делом поинтересовался он.

Тем же утром Демьян отбыл в свите кардинала Жоржа де Амбуаза в Париж. Его витаминная терапия помогла настолько, что Его Преосвященство, несмотря на свое почти предсмертное состояние, решил заняться государственными делами, вернувшись к королевскому двору. И Демьян, с каждой милей приближавшей его к Парижу, понимал неотвратимость встречи с Семой Молотком, которой он так боялся, но подключив к своей схватке с бандитом святую инквизицию, уже избежать или изменить ее не мог. К счастью, Изабелль ехала рядом с паланкином кардинала и ему представилась возможность быть рядом с девушкой. Она скрашивала его тяжелые переживания своим присутствием и своим милым обществом. Он видел по румянцу на ее щеках, по ее ответному взгляду, полуоткрытым губам, в тот момент, когда она слушала его, что его общество для нее очень приятно. Еще он обратил внимание на то, как она подбирает слова и как произносит их. И на основании всего этого пришел к радостному выводу – она испытывает к нему не просто симпатию. И поэтому Демьян решил для себя – он должен, во что бы то ни стало избавиться от Семы Молотка, воистину сатанинского человека в своей жизни. Ведь с появлением в его жизни этой прелестной девушки, эта схватка сразу приобрела для него особый, очень важный смысл. Воображение создало в его сознании чудесную фантазию. Изабелль – его дама сердца, а он – бесстрашный рыцарь. И чтобы завершить в столь желанной фантазии свой образ, как рыцаря, он должен обязательно убить дракона, которым являлся Сема Молоток. Только вот голову дракона он получит с помощью чужих рук, впрочем, о методах и путях, он старался не думать.

Утром Сема лично растолкал его на диване, разрушив дремотные грезы, в которых он путешествовал в сверкающих латах в обществе Изабелль.

– Подъем, Герберт Уэллс. Разлепляй свои бельма, нечего бить пролетку на топчане,[65] давай, давай, пора отправляться к твоей дыре.

Они подъехали к зданию лавки. Сема вышел из машины и недоверчиво окинул взглядом ветхое строение.

– Это что? Вот эта бичхата и есть дыра, через которую мы будем фирму замшелую бомбить?

– А ты хотел увидеть вращающийся сгусток энергии, как в фантастических фильмах? – ответил Демьян, – просто заходишь в дверь и оказываешься в другом времени…

– Не баси, духарик, ты еще правило не прошел, чтобы квакушку свою равноправно раскрывать, – оборвал его бандит.

Он окликнул одного из быков.

– Давай, бугай, протарань вход, а мы за тобой, – он махнул всем остальным рукой, – Полкан, я заплыву в хату, а ты волоки Дему и свои мослы вслед за мной.

Один из бандитов, которому Сема поручил почетное право войти первым, открыл дверь и шагнул в черноту дверного проема и он тут же исчез, словно его и не было.

– Них…, – Сема удивленно посмотрел на черный, как космос дверной проем, – давай – ка, Дема, шагай вперед, – он толкнул Демьяна перед собой.

Демьян последовал за «быком». Он всегда испытывал странные чувства, когда проходил портал. Сначала легкая тошнота, как от резкого падения вниз и соответственно возникающей невесомости, а потом чувство словно вытянули все тело длиной ниткой и, наконец, восторг от воспарения, словно неведомая сила наделила тело способностью летать – это было приятное чувство.

Бандит, прошедший портал первым, стоял посреди лавки и удивленно осматривался по сторонам. Он кинул взгляд на Демьяна и глупо ухмыльнулся. За их спинами раздался легкий шелест и один за другим появились Сема молоток, второй бык и Полкан. Все удивленно смотрели по сторонам.

– А ничего, – усмехнулся, Сема Молоток, – берлога аутентичная, как сейчас принято говорить у этого писаки, как там его? Вязовский, что ли… Только не вижу, чтобы нас твой дружбан встречал с хлебом и солью. Ладно, позже порешаем. Дальше что?

Демьян сделал растерянное лицо и развел руками.

– Ну, я не знаю. Можно выйти в город, в Париж. Может пойти на рынок Мортен.

– Рынок это хорошо, – засмеялся Сема, – я на нем начинал свою трудовую деятельность, барыг ломил и блат-каинов на бабки ставил. Полкан, помнишь те барные[66] времена, – он хлопнул его рукой по плечу, – иногда вспоминаю молодость, аж слеза ностальжи прошибает.

– А то, – по