КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 454414 томов
Объем библиотеки - 651 Гб.
Всего авторов - 213342
Пользователей - 99993

Впечатления

vovih1 про Бурносов: (Сборники, альманахи, антологии)

Спасибо!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Хьюз: Параллельное и распределенное программирование на С++ (Параллельное и распределенное программирование)

Уважаемые читатели! Пожалуйста, оценивайте и комментируйте компьютерную и техническую литературу. Пишите - какие книги вы ищите и на какую тематику.
И сами тоже добавляйте книги!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
vovih1 про Хьюз: (Параллельное и распределенное программирование)

Спасибо

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Найтов: Оружейник: Записки горного стрелка. В самом сердце Сибири. Оружейник. Над Канадой небо синее (Альтернативная история)

Не надо школьников называть школотой или ЕГЭшниками. Мы сами когда-то были школьниками и интересы у нас были соответствующие. Правда тогда книг в жанре АИ практически не было.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про Найтов: Оружейник: Записки горного стрелка. В самом сердце Сибири. Оружейник. Над Канадой небо синее (Альтернативная история)

Для школоты. Открывание ногой двери к Сталину и рояли в виде инопланетной техники.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Забытое прошлое (СИ) (fb2)

- Забытое прошлое (СИ) 325 Кб, 31с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Руслан Марсович Тимерханов

Настройки текста:



  Горфаген, стоя перед массивной двустворчатой дверью, легенько поправил кружевные манжеты камзола и выпрямился в ожидании. В полированной поверхности двери он прекрасно видел свое отражение: огромный рост, грубая кожа с чуть зеленоватым оттенком, густые черные волосы, заплетенные во множество изящных косичек и украшенные серебряными зажимами, блестящие кольца с драгоценными камнями, одетые на торчащие из-под нижней губы клыки, и бархатный камзол с белоснежной рубахой. Он выглядел достойно для сына градеймейстера и отпрыска богатого рода Грастанов. Через несколько секунд, отвлекая Горфагена от самолюбования, дверь бесшумно приоткрылась, и выглянувший слуга пригласил его войти. В широком и залитом солнцем кабинете воздух был на удивление свеж и насыщен ароматом роз и фиалок. Возле открытого окна, под сенью развевающейся на сквозняке тюли, сидел приконт Сената - тучный орк в клетчатом домашнем халате с чашкой крепкого чая.



  - Приветствую вас приконт Дюрган. - Горфаген подошел ближе и склонился в почтительном жесте.



  - Привет-привет, мой мальчик. Бери кресло, садись, хватит спину гнуть! - густой бас приконта раскатился по кабинету, и Горфагену на секунду показалось, что даже занавески дрогнули от его громкости. - Виктор!



  В кабинет поспешно вбежал невысокий человек и, остановившись возле приконта, услужливо нагнулся.



  - Чего изволите, дир?



  - Приготовь-ка еще кружечку Веринского черного, и прихвати несколько кусочков черничного пирога. Горфаг, ты пьешь с сиропом или без?



  - Предпочитаю без, но от цитруса бы не отказался.



  - Виктор, добавь в чай пару ломтиков цитруса. Только недолго, негоже гостю ждать.



  Слуга кивнул и быстрой походкой скрылся за дверью.



  - Замечательная сегодня погода, не так ли Горфаг? - Приконт с прихлюпыванием потянул из кружки ароматный чай. - Вот за что больше люблю провинцию, так это за тишину и неизменно прекрасный вид из окна. А воздух! Какой тут воздух! Ты только понюхай! - зажмурив глаза, Дюрган повел носом по струйкам сквозняка и глубоко вдохнул. - Великолепие!



  Горфаген уважительно кивал головой на утверждения приконта, но прекрасно понимал, что он позвал его не для любования пейзажами.



  - Тебе повезло, мой мальчик! Родится и вырасти в таких замечательных краях! Я бы с легкостью отдал свой сенатский сан и сменил бурную политическую жизнь в столице на сладкую старость в уютном домике у озера. - Дюрган мечтательно закрыл глаза и задрал подбородок к потолку, распрямив массивные складки на шее.



  В кабинет бесшумно вошел слуга с круглым серебряным подносом. В воздух вплелись тонкие струйки аромата свежей выпечки. Фарфоровая кружка с темным чаем исходилась паром. Придвинув поближе к Горфагену чайный столик, Виктор водрузил на него поднос и с поклоном удалился.



  - Угощайся Горфаг. Моя кухарка печет замечательные пироги. Для моего возраста и клыков вредно столько сладкого, но ничего не могу с собой поделать. - Потянувшись к столику, приконт отломил ложечкой небольшой кусочек и отправил его в рот.



  - Достопочтенный Дюрган, я предполагаю, вы вызвали меня не только для утреннего чаепития? - Горфаг вдохнул густой, пряный аромат свежего чая и, сделав глоток, чуть поморщился от кислоты попавшего в рот цитруса.



  - Прозорливости тебе не занимать, юный Горфаг. Что же перейдем к делу, - приконт поставил кружку на стол и сложил пальцы рук на массивном животе. - Сейчас Оркана в самом пике своего могущества: нам покорились все приграничные государства, армады нашего флота несметны, все торговые артерии в наших руках. И как следствие, во всем государстве началась резкая волна культурного подъема: строятся театры, концертные залы, художественные школы. Но есть одна большая проблема... - Дюрган замолчал и перевел вмиг погрустневший взгляд на вид за окном.



  Горфаген проследил за взглядом приконта, и вернулся к чаю, ожидая окончания затянувшейся паузы. Но Дюрган все так же молчал, тоскливо смотря за окно.



  - Э-э-э, приконт Дюрган? Так что это за проблема? - почти шепотом проговорил Горфаг.



  - Эх, юноша. Это очень большая проблема! Я бы даже сказал - государственного масштаба! - Приконт взял чашку обратно и, сделав несколько больших глотков, вздохнул. - Понимаешь, после всех воин и переворотов наступило спокойное время, и граждане стали задумываться о своих корнях, истории, традициях. Всем интересно, откуда проистекает наш великий и просветленный народ. Все хотят возрождения древних традиций для выражения нашей самобытности. Но все дело в том, что наша история до начало правительства Сената потеряна, а это было каких-то восемьсот лет назад! Она могла быть неточной или смутной, или источники могли расходиться, но её вообще нет! Нет легенд, передающихся из уст в уста, нет сказок, нет древних летописей, картин, памятников культуры. Вообще ничего! Даже в летописях других народов нет упоминаний о нашем народе, как будто мы просто появились тут в один прекрасный день из воздуха.



  - Но, как же так...?



  - Вот точно так же задумался и весь Сенат! Ты только представь себе: самое могущественное государство в мире и не помнит своей истории! Да нас даже карлики с Орстакских островов на смех поднимут, как только об этом узнают!



  - Да-а-а... Я как-то раньше об этом не задумывался, а ведь действительно, я ничего не слышал об истории Орканы! И что решили предпринять в Сенате?



  - В Оркантагаре был собран совет, на который созвали всех светил современной науки. Было много споров и разногласий, но, в конце концов, совет пришел к решению. За несколько сотен лиг к югу от Орканы, на пределах государства Саилмана - наших заклятых врагов, есть гора Когниторра. По легенде, если принести к алтарю, расположенному в недрах этой горы, сердце дракона, то можно получить ответ на любой вопрос. - Дюрган тяжело вздохнул и поправил массивный живот. - Совет решил собрать команду из великих воинов и ученных, для выполнения задания по восстановлению утерянной истории нашего народа.



  - Я все понимаю, достопочтенный приконт, но для чего вы вызвали меня?



  - Члены Сената наслышаны о воинских подвигах твоего отца, и о твоих успехах в Военной Академии. К тому же в состав команды должен обязательно входить член знатного рода. Ты как никто другой подходишь для этого.



  - Это большая честь для меня! Но справлюсь ли я с возложенной на меня ответственностью? Может следует взять умудренного годами и опытом война? Среди знати Оркантагара множество таковых.



  - Мальчик мой! Стоит ли тебе сомневается в своих возможностях! Ты первый за последние десять лет сдал выпускные испытания Академии досрочно и с превосходным успехом. К тому же, подумай, имя героев, вернувших Оркане её историю, будут воспеты в веках, легенда о вашем походе будет передаваться из уст в уста. Любой мальчишка с только пробивающимися клыками будет восхищаться вашей доблестью и отвагой!



  Слушая слова приконта, Горфаген выпрямился, раздвинул плечи и четко представил себе, как он под звук фанфар и приветствие народа, гордо шествует по Сенатской площади столицы, как девушке при виде его падают в обморок, как брусчатку под ногами его буйвола засыпают цветами.



  - Да, заманчивое приключение. Достопочтенный Дюрган, я могу поинтересоваться, кто еще входит в эту команду и кто будет ей руководить?



  - Разумный вопрос. Но, я думаю, расписывать все подробности сейчас будет лишнее, если согласишься сам, все увидишь. Так что, ты согласен?



  - Когда мы выдвигаемся в Оркантагар? - Горфаг встал с кресла и гордо выпрямился. - Я сейчас же прикажу, чтобы седлали буйволов и готовили мои доспехи!



  - Вот это достойный ответ сына рода Грастанов! Молодец, мальчик мой, твой отец может по праву тобой гордится! - кряхтя, приконт встал и крепко пожал руку Горфагену. - Выезжать будем послезавтра, так что можешь спокойно собраться и погулять на дорогу. Не смею больше тебя задерживать, ступай домой и обрадуй отца.



  - Спасибо вам, Дюрган, за оказанную честь. - Чуть склонив голову в знак почтения, Горфаг вышел из кабинета и окрыленный предвкушением предстоящего приключения отправился домой.





  Солнечные лучи пробивались через багровые шторки на двери кареты и окрашивали весь салон в алый цвет. Горфаген лежал, раскинувшись на все оббитое бархатом сидение и время от времени прикладывался к большой фляге с водой. Камзол висел рядом на крючке, верхние пуговицы рубашки небрежно расстегнуты, оголяя широкую волосатую грудь. После шумных проводов голова гудела, как гномий барабан, а в желудке плясали огненные черти. От многоголосых трелей птиц и стука колес об неровное покрытие тракта головная боль все усиливалась. Кучер что-то фальшиво напевал и подхлестывал лошадей. Горфаг застегнул рубаху, пригладил волосы рукой и, приоткрыв окно, окликнул кучера.



  - Валкри, позови-ка, мне нашего лекаря, что-то меня укачало.



  Худощавый возница широко улыбнулся и громко крикнул двигающейся впереди группе сопровождения. Вскоре карета остановилась и по ступенькам в салон поднялся широкий гном в просторной мантии. Длинная рыжая борода закрывала всю грудь, ее завитый в косичку конец был намотан на широкий пояс, к которому крепилась массивная сумка. Сев в сидение напротив, гном тщательно осмотрел Горфагена.



  - Укачало, говорите? Так-с... Да, гномий эль с неразбавленным Старканским еще не так укачивают! Сколько же вы выпили достопочтенный дир? - сощурив глаза, гном широкими пальцами отодвинул веки орка и посмотрел на покрасневшие глаза.



  - Откуда же мне было знать, что их лучше не мешать. Впервые отец устроил такой пир в мою честь, и по неопытности я перебрал с хмелем. Стыдно сказать, но я даже не помню, чем все закончилось. - Горфаг еще раз пригубил флягу, туша огонь дерущий горло.



  - Не волнуйтесь, дир. Все прошло замечательно, вы вели себя очень пристойно и под конец просто уснули на одном из диванов. Вот возьмите, - гном достал из недр своей сумки стеклянную флягу с голубоватой жидкостью. - Выпейте, вам в момент полегчает. Как-никак уже к вечеру будем в столице, и при встрече с Сенатом вы должны выглядеть достойно.



  Содержимое фляги оказалось горьким на вкус, но в голове тут же прояснилось, боль ушла, а пожары в горле угомонились. Гном, заметив перемены на лице орка, улыбнулся и вышел из кареты. Горфаген открыл шторки, посмотрел на густую зелень по краям дороги, улыбнулся яркому солнцу и довольный откинулся на сидение. Дальнейшая дорога показалась ему простой прогулкой.





  Оркантагар встретил Горфагена шумными улицами, пестрыми крышами домов и звучащей со всех сторон музыкой. Орки всех сословий наполняли широкие проспекты, не смотря на наступающий вечер. Почетный кортеж из городской стражи, встретивший Горфага со свитой у ворот, сопровождал их до самого Дворца Сената. Как только колеса кареты застучали по мостовой Сенатской площади, Горфаген приоткрыл окно и с нескрываемым любопытством стал разглядывать все великолепие столичной архитектуры. Оркантагар славился своими высокими соборами и башнями, возвышающимися, подобно короне, вокруг Сенатской Площади, в апофеозе которой, исполинским левиафаном распологался Сенатский Дворец. Огромное здание из серого камня с множеством шпилей и башен, с фасадом украшенным прекрасными барельефами и арками, моментально приковывало к себе взгляд и поражало. В этом дворце была воплощена вся мощь Орканы. Возле парадного входа дежурила Почетная гвардия в помпезных парадных доспехах с шелковыми плащами. Завидев приближающуюся карету, они выстроились вдоль лестницы и отсалютовали вышедшему Горфагену. Ему на встречу уже спускался слегка полноватый орк в парадном камзоле, вышитом драгоценными камнями.



  - А вот и вы, Горфаген из рода Грастанов! Я Куаран, советник Сената. Рад вас приветствовать в столице! Извините, что не провели вас в гостиницу, дабы отдохнуть и привести себя в порядок. Но Сенат уже вас ожидает! - взяв слегка растерявшегося Горфагена под руку, советник повел его по лабиринтам роскошных дворцовых коридоров.



  Встреча с Сенатом прошла довольно обыденно для такого случая. В просторном зале с куполообразным потолком тринадцать самых уважаемых и почетных орка восседали на своеобразных тронах за столом в виде полумесяца. Горфагена вывели в центр зала и советник, подобно герольду, огласил все его титулы и достижения. Председатель Сената с усталым лицом зачитал основные цели задания, еще двое сенаторов дали несколько советов и отправили знакомиться с остальными членами команды. Возникало чувство, что Сенат не горит энтузиазмом по поводу этого похода, но советник позже пояснил, что престарелые сенаторы заседали с рассвета и были порядком измотаны.



  Советник проводил Горфагена в отдаленную часть замка, где на широкой площадке под открытым небом уже вовсю готовились остальные участники похода. На деревянных бочках сидели трое абсолютно одинаковых эльфов с длинными, торчащими чуть выше затылка, острыми ушами. Эльфы кидали острый нож в расчерченный на желтом песке круг, стараясь покрасивее его закрутить в воздухе. Без разницы, втыкался нож или нет, но эльфы реагировали очень бурно, то и дело, прикладываясь к небольшому бочонку. На противоположной стороне площадки, под замшелой каменной стеной стоял лекарь Горфагена вместе с еще одним гномом. Они смотрели на страницы широко раскрытого фолианта и о чем-то шумно спорили. Огромный огр, превосходивший ростом Горфагена почти на три головы, стоял возле широкой клумбы у края площадки и рассматривал алые бутоны роз. Закатное солнце играло зайчиками на его грубой и, казалось, стальной коже. Яркие цветы в пальцах огра выглядели как крошечнее маргаритки. Возле деревянного истукана для тренировок скакал невысокий ворлинг - существо похожее на смесь человека с котом. Короткая серая шерсть, удлиняющаяся только на загривке, где была заплетена в косу. Длинный, почти во весь рост самого ворлинга, пушистый хвост. В лапах кошкоподобный держал своеобразные лезвия, прикрепленные к кастетам - катары, с обычным холодным оружием он управляться не мог, за неимение больших пальцев. Горфаген откровенно недолюбливал ворлингов, в основном за их неприязнь к воде и своеобразному образу "купания" - вылизывать свои гениталии ему казалось очень неприличным.



  - Вот и вся ваша команда, достопочтенный Горфаген. - советник, опять походя на герольда, обвел рукой всю площадку.



  - Э-э-э-э... На поиски истории Орканы со мной отправятся трое эльфов, два гнома, огр и ворлинг? - Горфаген застыл в откровенном изумлении. - Против гномов я ничего не имею, но вот остальные?!



  - А это еще не все, с вами будет еще Гельда Варкот, кто-то же должен стирать ваши вещи и готовить в походе? Было бы досадно, если бы ваш поход провалился из-за голода или от того, что враги вас учуют за лигу по запаху, - советник тихо захихикал. - Что же на счет членов команды: гномы это маги и лекари, вы уже сами это поняли, огр - ваша основная сила, вдруг понадобится в пещерах камни подвигать или еще что, да и воин он хороший. Ворлинг замечательный шпион, видит в темноте, идеальное обоняние и слух, ну с блохами вы, наверное, свыкнитесь. А эльфы это так, для массовки, вдруг понадобится отвлекающий маневр, а их и не жалко. Глупые степные кочевники, они даже сейчас от баклажки не отходят. Но войны они достойные, не зря сам Сенат охраняют. Руководство всем походом доверено тебе, так как у тебя есть военное образование.



  Увидев вошедших, эльфы оторвались от своего занятия и подошли к Горфагену, за ними последовали и гномы.



  - Приветствуем тебя. Если я не ошибаюсь, ты Горфаген из рода Грастанов? - заговорил один из эльфов, подойдя к орку ближе всех. - Я Талис, это мой братья Салис и Валис. Но, что бы ни путаться можешь называть нас всех просто Алис. - Длинноухий протянул руку, но тут же опомнился и склонил голову в знак почтения, остальные эльфы последовали его примеру.



  Горфаген ответил эльфам легким кивком и осмотрел их с головы до ног. Легкие кожаные доспехи, коротко остриженные каштановые волосы и одно лицо на троих. Даже родинки и маленькие шрамы были одинаковыми, словно они наносили их специально для сходства.



  - Достопочтенный дир, как самочувствие? - сказал знакомый гном-лекарь. - Меня удостоили чести сопровождать вас в этом нелегком пути. Я уже познакомился с некоторыми нашими спутниками, - лекарь чуть подтолкнул вперед второго гнома, который стеснительно поправил очки. - Фариус Виндисборн, маг в третьем поколений, главный архивариус библиотеки Оркантагара.



  - Рад знакомству, достопочтенный маг. Буду счастлив путешествовать с вами в одной команде. - Горфаген выставил правую ногу вперед и сделал замысловатый жест рукой, выказывая почтение высокородному магу.



  - Для меня будет большой честью, занести все ваши подвиги в летописи Орканы, достопочтенный дир. - Фариус согнулся в поясе так, что его пышная борода коснулась песка. - Надеюсь, мои знания окажутся вам полезными.



  - О, Горфаген, если бы вы знали, какое несметное количество знаний хранится в его книгах! - не сдержав эмоций, лекарь выскочил вперед и выставил перед собой книгу мага. - А какие чудные заклинания с воздухом он может творить, просто загляденье!



  - Подумаешь, ветер гоняет! Мы, ворлинги, тоже горзды ветер пускать, особенно если на ужин бобов отведаем, мр-р-р-р. - подал голос ворлинг, уже давно прислушивающийся к разговору. - Я Меркус Длиннохвостый, лучший шпион и разведчик на всем континенте! - ворлинг напыщенно приподнял голову и провел лапой по усам. - Решил воспользоваться случаем занести свое имя в анналы истории. Да и звонкая монета, обещанная Сенатом, не помешает.



  А как зовут нашего огра? - Горфаген повернулся к советнику и кивнул головой в сторону молчаливого гиганта.



  Стоан, он очень не разговорчив. Его главной страстью являются цветы и растения. Сенату еле удалось уговорить его пойти в поход, единственное что помогло, это обещание подарить ему огромную оранжерею, где он сможет наслаждаться своими зелеными друзьями бесконечно.



  - Понятно. Что же, перейдем к делу. Каков наш план?



  - Секундочку. - Советник извлек из-под пол своей мантии широкий кожаный свиток и развернул его. - Фариус вы не поможете? - маг сделал несколько пассов руками и развернутый свиток завис в воздухе, в центре между говорящими. На выделанной коже пестрила красками карта Орканы и всех прилежащих территорий. Советник подошел поближе и указал пальцем на нарисованный город. - Это Оркантагар. По этому тракту вы отправитесь на юг в сопровождении Сенатской гвардии. За границей Орканы двигаться на каретах будет не безопасно, так что придется ехать верхом. Сначала вам следует проехать в графство Нокрад, где обитают последний дракон. Вам предстоит схватиться с ним и добыть его сердце. Дальше ваш путь лежит еще южнее, через границу Саилманы, к горе Когниторра. Там необходимо найти проход в ее недра, где и находится Источник Познания.



  - И как он выглядит? Как нам получить у него ответы и что делать там с драконьим сердцем? - Горфаген слегка задумался над неточным планом.



  - Ну... Точно никто не знает, что из себя представляет этот Источник, но я думаю вы там на месте разберетесь. Не зря же вы закончили академию с отличием, - советник одобряюще похлопал Горфагена по плечу. - Можете начинать собираться, завтра с рассветом выдвигаетесь в путь. Желаю вам удачи!





  Путь до границы Орканы больше походил на увеселительную прогулку, чем на героический поход. Яркое летнее солнце, пробиваясь через сочную листву придорожных деревьев, играло сотней бликов на кирасах сопровождающих гвардейцев. Воздух пестрил ароматами медоносных цветов и жужжал сотнями пчелиных крыльев. Меркус сидел на крыше одной из карет и наигрывал на лютне банальную мелодию, то и дело фальшивя. Стоан ехал в широкой повозке позади всех и с довольной улыбкой рассматривал разноцветные огоньки цветов, то тут то там мелькающие на обочинах. Горфаген с головой погрузился в изучение объемистого трактата о драконах, выбираясь из кареты лишь на привалах, которые время от времени устраивала Гельда. Кстати, эта пышнотелая фрау заслуживала особого внимания: Гельда была не из робкого десятка и строила бывал вояк и магов, так же легко, как и управлялась с котелками и поварешками.



  Спустя несколько дней, за макушками деревьев замаячили пики пограничных башен. Возле ворот их встретил начальник заставы и, тщательно ознакомившись с сенатским добром на проезд, приказал стражникам открыть ворота. Вся команда вылезла из облюбованных карет и нехотя пересела в седла. Верный Тарнас - буйвол Горфагена, недовольно затряс ушами, когда принял на спину грузное тело орка. Долгая поездка налегке сильно всех расслабила. Гномы пересели на ширококостных пони, ездить на лошадях они боялись - слишком высоко над землей. Стоан по прежнему остался в совей телеге - ни одно животное не способно было выдержать на себе этого гиганта. Единственными, кто был доволен смене мягких сидений на седла, были эльфы. Это и не удивительно: кочевые степные племена с колыбели приучают детей к лошадям. Гельда ехала на крепком осле и вела за собой еще двоих, навьюченных тюками с провизией и походным скарбом. Тарнас, укрытый шикарной попоной и стальными щитками защищающими тело, гордо нес своего хозяина впереди всей команды. Горфаген с серьезным лицом осматривал обочины и подлесок, изредка сверяясь с картой.



  До нужного перекрестка Горфаген с группой доехали довольно спокойно, лишь иногда им встречались редкие купеческие обозы, да спешащие из деревни в деревню крестьяне. Остановившись под большим деревянным столбом с указателями направлений, Горфаген достал карту и проверил маршрут.



  - Нам туда, - кивнул головой орк в сторону отходящей от центрального тракта дороги. - Углубимся в графство на пятьдесят лиг. Примерно в тех местах находиться логово дракона.



  - Это что же, мы так, на рожон, полезем на громадную огнедышащую ящерицу? - Меркус спрыгнул с телеги Стоана и подбежал ближе к Горфагену. - Не, я пас, а вдруг эта рептилия мне всю шерсть попалит?



  - Успокойся, блохастый. Огнедышащие драконы перевелись давным-давно, а этот даже не летает, - присоединился к разговору один из эльфов. - Мы этому змею-переростку вмиг чешуйки по отковыряем!



  - Да я то не переживаю. А вот тебе, ушастое продолжение лошади, теперь стоит бояться. - Меркус оскалил клыки и поднял трубой хвост. - За блохастого я тебе твои уши в бантик завяжу!



  -Так! Быстро всем успокоиться! - Горфаген рявкнул басом так, что все лошади прижали уши. - Конфликты в рядах команды неприемлемы! Любого, кто еще раз нарушит этот запрет, по возвращению в Оркану пущу под трибунал.



  Ворлинг опустил хвост и, посмотрев с призрением на эльфа, запрыгнул обратно на тележку. Эльф недоуменно развел руками и с невинным видом затерялся среди близнецов.



  Когда до места назначения оставалось около десятка лиг, Горфаген скомандовал разбить лагерь на ночлег. Солнце уже опустилось за верхушки деревьев и воздух наполнился вечерней сыростью и прохладой. Гельда зазвенела котелками у разведенного костра и через полчаса поплыли ароматы, вызывающие урчание в животе. После хорошего ужина, оставив огра и Меркуса на дозоре, все улеглись спать. Стоан нашел невдалеке от поляны раскидистый куст цветущего шиповника и уселся рядом с ним, любовно гладя и разглядывая цветки в свете луны.





  Утром Горфаген проснулся от болезненного толчка в бок. Еле продрав глаза он увидел, что край небосвода только-только засветился бирюзой и вставать было еще рано. Толчек повторился и орк Горфаген сквозь сонную пелену рассмотрел стоящего рядом с собой человека в зеленой кожаной куртке, тычущего в него древком алебарды.



  - Вставай, рожа зеленая! Дрыхнешь тут, как у себя дома!



  Горфаген уже было хотел напасть на человека, но несколько нацеленных на него арбалетов быстро остудили пыл. Один из разбойников тут же подскочил к нему и стянул руки за спиной тугой петлей. Возле костра орка уже ждала почти вся его команда. Они сидели спиной к огню со связанными руками. Не было только Стоана и Меркуса. Горфагена посадили среди его людей и приставили к горлу алебарду. "Понадеялся на кошатину и огра! О чем я думал! Вот так все провалить в самом начале!" - досадные мысли лезли в голову Горфагена: - "Вот попадется мне этот блохастик в руки - придушу, если живыми конечно останемся." Осмотревшись по сторонам, орк увидел Стоана, сидящего чуть поодаль и обмотанного цепями.



  - Судя по одежке, ты зеленый тут старший? - к Горфагену подошел крепкий человек с курчавой короткой бородой. - Сам скажешь, чем вы в графстве промышляли, или пытать придется?



  Горфаген оскалил клыки и презрительно посмотрел на бородача.



  - Ладно, как хочешь. Мне то все равно, скажешь ты ли нет. Скарба у вас дорогого много, а за твою голову еще и граф золотишка подкинет, - бородач пихнул Горфагена сапогом в грудь, опрокинув его навзничь. - А из твоей шкуры я смастерю сынишке барабан, зеленый, ему понрави....



  Не успел бородач договорить как об его голову звонко щелкнул и отлетел в сторону камень. Глаза разбойника замерли на месте и он в неуклюжей позе рухнул на землю.



  - Что? Кто это? Откуда кидали? - тут же всполошились остальные разбойники.



  - Вроде из-за того куста шиповника, скорее всего стреляли из пращи.



  Несколько разбойников тут же кинулись к окраине поляны. Добежав до шиповника, они не стали утруждать себя продиранием через его колючки, а просто достали клинки и изрубили куст.



  - А вот это они зря! - Наблюдая за происходящим, проговорила Гельда.



  До этого спокойно сидящий, Стоан поднял голову, чуть прищурил глаза и, открыв пасть зарычал. От рыка трава по поляне пошла волнами а стоящие рядом всадники подскочили на месте. Огр резко встал на ноги и одним рывком разорвал сдерживающие его цепи. Один из разбойников ткнул в него алебардой но древко не выдержало удара об твердую кожу и сломалось. Через секунду этот разбойник пролетел на костром с диким криком. Стоан, подобно тарану, промчался к шиповнику, расшвыривая могучими ударами разбойников. Нагнувшись над останками куста, огр заревел еще сильнее и бросился на оставшихся разбойников. Те, поняв, что их не ожидает ничего хорошего, побросали оружие и бросились в рассыпную.



  Бородач пришел в себя и, кряхтя, приподнялся над землей. Потерев пробитый затылок, он подтянул к себе брошенную кем то алебарду и, с перекошенным от ярости лицом, двинулся к Горфагену. Но не успел он сделать и пары шагов, как очередной камень, пущенный из сумрака леса, угодил ему прямо про меж глаз. Не издав ни звука, бородач повалился на землю и затих. Из кустов возле костра послышалось шуршание и через мгновение среди листвы сверкнули два кошачьих глаза. Ворлинг, осмотревшись по сторонам, прокрался к сидящим и разрезал путы.



  - Ах ты хвостатый! - один из эльфов схватил освободившего его Меркуса, за хвост. - сейчас я те... А-а-а зараза мохнатая! - теперь уже эльф держал не ворлинга а расцарапанную до крови руку. - Ну только попадись мне! Я с тебя шапку сделаю!



  Меркус встал на четыре лапы, прижал голову к земле и, выгнув спину дугой, зашипел.



  - Молчать! - Горфаген подскочил с места и встал между эльфом и ворлингом.



  Неугомонный эльф кинулся к Меркусу, стараясь обогнуть вставшего на его пути орка, но тут же рухнул на колени от тяжелого удара кулаком в челюсть. Стоящие чуть в стороне, братья эльфа тут же кинулись к бессознательному телу и оттащили его в сторону.



  - Все эмоции в сторону. - Горфаген, сам еле сдерживался, что бы не разорвать ворлинга, но старался говорить сдержаннее. - Меркус, почему оставил пост? Как нас смогли взять спящих? Что вообще тут случилось?



  - Достопочтенный дир, если бы наша остроухая братия так не храпела, то я бы их услышал. - Меркус встал обратно на две ноги и, облизав лапу, пригладил шерсть за ухом. - Да и зашли они со стороны огра нашего, а он даже не сопротивлялся. Когда я повернулся они уже повязали гномов. Я не мог допустить, что бы схватили весь отряд и укрылся в лесу, выжидая хорошего момента. Ну а дальше вы сами все знаете.



  - Стоан, почему ты не сопротивлялся или не отбил разбойников? Ты же один легко с ними бы справился? - Горфаген повернулся в сторону сидящего с грустным лицом огра.



  - Я не люблю драться. - Проговорил огр, не отрывая взгляда от земли.



  - Да разве ж вы не видите, что он даже мухи не обидит. - В разговор вступила, молчавшая до этого Гельда. - Если бы не этот куст, он бы так и сидел - не пошевелившись. Ему кроме цветника ничего в этой жизни не нужно.



  - Все понятно. Так, больше Стоана в карауле не оставляем. Вы трое - следите друг за другом ночью, если услышу еще храп, все вместе ночами в карауле стоять будете. - Горфаген осмотрел остатки лагеря и поднял голову на небо. - Уже почти рассвело. Собираем все что осталось от лагеря и двигаемся к логову дракона. Мы и так время потеряли.



  Собрав остатки лагеря, команда выдвинулась к предполагаемому логову дракона. Гельда пересела на телегу к Стоану, который после ночного происшествия еще больше замкнулся в себе. Скула одного из эльфов изрядно опухла и налилась синевой, хотя сам он на это не обращал внимания.



  Утреннее солнце уже успело довольно хорошо прогреть воздух когда они подошли почти к самому логову. Горфаген был очень удивлен увиденным зрелищем, он ожидал увидеть одичавшие места, голые камни, заваленные скелетами, но перед ним раскинулась широкая поляна, покрытая луговыми цветами, на краю которой высился покатый холм с аккуратным зевом пещеры. К в входу в грот вела хорошая дорога с невысоким заборчиком по краю, деревянные ворота закрывали саму пещеру. На поляне паслось несколько коров и овец, ни как не отреагировавшие на появление путников.



  - Э-э-э-э... Это и есть логово ужасного дракона? - по лицу Меркуса было видно, что он находится в явном замешательстве. - Что-то не очень похоже.



  - Не будем расслабляться. Это может быть обманный маневр. -Проговорил Горфаген, спрыгивая с буйвола и захлопывая забрало шлема. - Алисы, Меркус и Стоан, вы идете со мной. Остальные остаются снаружи и сторожат лошадей. Если мы через три часа не вернемся, возвращайтесь в Оркану.



  Эльфы спустились с лошадей на землю и достали короткие мечи. Меркус пристроился позади Горфагена, держа наготове катары. Горфаген старался идти тихо, не звеня доспехами. Деревянные ворота были на удивление открыты. Приоткрыв их, орк заглянул внутрь готовый к любым неприятностям. Пещера имела вид длинного коридора, и на расстоянии около сотни метров поворачивала направо. Внутри было на удивление сухо и чисто, стены были ровно обтесаны и отшлифованы. В небольших нишах горело множество масляных ламп. Показав остальным что бы они следовали за ним, Горфаген нырнул в приоткрытые ворота и вдоль стены пошел по коридору. За поворотом пещеры слышались звуки, походящие на кипение воды в большом котле. Выглянув из-за угла, Горфаг увидел внушительного зеленого дракона, свернувшегося клубком возле стены. Рядом с ним крутились несколько человек, один мешал густое варево в кипящем на огне котле, другой подтаскивал ему мешки с ингредиентами и помогал их высыпать, а третий наводил порядок. Дракон слегка приоткрыл один глаз, повел носом и приподнялся на всех лапах, потягивая спину, как кошка.



  - У нас гости! Приветствую тебя, молодой орк! - на удивление голос дракона оказался довольно мягким и спокойным. - Проходите, проходите!



  Горфаген, ошарашенный таким гостеприимством опустил меч и вышел из-за угла, эльфы и огр тут же поспешили за ним.



  - Ну проходите, не стесняйтесь, и железки свои уберите, не к чему они вам. - дракон подошел к котлу, понюхал содержимое и довольно сощурился. - Вы наверное порядком удивлены, ожидали увидеть здесь кровожадного монстра, жрущего скот и девственниц на завтрак?



  Горфаген не знал, что ответить говорящей рептилии и лишь согласно пожал плечами.



  - Так реагируют почти все, кто меня видит. Вы присаживайтесь не стойте. - дракон указал мордой на несколько укрытых шкурами лавочек. - Вы, как я понимаю, пришли по особо важному делу? Ну там коготь драконий для меча, или чешуи для доспехов, а может и еще чего-то в этом духе? Ну, рассказывайте!



  - Вообще-то, у нас более деликатное дело. - Горфаген не знал, как разговаривать с драконом, которому он собирается вырезать сердце. - Наша группа направляется к Источнику Познания в горе Когниторре...



  - Знаю, знаю! Вы не первые, кто ко мне приходить. - дракон лег напротив Горфагена и подпер голову лапой. - Вам нужно мое сердце, и вы наверное хотели меня зарубить, как подобает великим рыцарям, и с почетом забрать свой трофей?



  - Ну... - Горфаген звучно сглотнул, собираясь с мыслями.



  - Да ладно вам, можете не переживать, кровопролития ни кто не хочет. - рептилия зевнула, широко раскрыв пасть и опять уставилась на орка. - Вы думаете, если бы каждому страждущему драконы отдавали сердца и прочие части тела, хоть кто-нибудь бы остался из их рода? Хотя.. я то единственный и остался, да и то только благодаря своему практическому подходу. Понимаете, сейчас дракону жить нелегко, понапридумывали баллист, катапульт, магов развелось. Поди, укради хоть одну корову, вмиг отправишься к праотцам. А кушать-то что-то надо! И вот посетила меня одна мысль: а что если мне продавать части своего тела желающим? От меня много не убудет, мы драконы на редкость живучи, и любой потерянный орган восстанавливается за какой-то месяц. Да и количеством я не обделен, тех же сердец, аж семь штук, а жить можно и с одним. А желающих всегда было в достатке. Вот так я теперь и живу: обмениваю части себя на золото и прочие драгоценности, и покупаю на них еду и плачу вот этим слугам. - Дракон кивнул головой в сторону копошащихся у котла людей.



  - Очень умно. - Горфаген поразился находчивости дракона. - и какова же цена одного из твоих сердец?



  - Будем исходить из того, что вы можете предложить!



  - Драгоценностями мы не богаты. В общем на весь пятьдесят монет золотом и двести серебром.



  - Негусто, негусто. А что еще можете предложить? Как у вас с провизией?



  - Только своя, походная, пара навьюченных ослов.



  - Ну так уж и быть, уступлю я вам. Давайте все ваши монеты и провизию, вместе с ослами на том и порешим. Вы то ребята бравые, проживете. Поохотитесь или украдете, в общем, с голода не пропадете. А мне выживать надо. Тащите все сюда.



  Горфаген отправил эльфов за ослами и монетами обратно к выходу. Через несколько минут снаружи послышались крики и отборные ругательства Гельды, но затем все стихло. Когда эльфы вышли из-за поворота пещеры, один из них потирал ушибленный затылок. Ослы, увидев дракона, задергались и попытались вырвать поводья из рук эльфов. Горфаген снял одну перекидную сумку со спины упрямого животного и подойдя к дракону показал содержимое.



  - Замечательно, пересчитывать я не буду, понадеюсь на вашу честность. Уговор есть уговор, теперь моя очередь. - Дракон приподнялся на задних лапах и уперся головой в высокий потолок пещеры. Отодвинув когтем несколько чешуек на груди, он запустил пальцы внутрь себя. Покопавшись несколько секунд с серьезным мордой, дракон достал еще бьющееся фиолетовое сердце размером с голову человека. - Ну и больно же это делать! Все, забирайте и уходите. Мне теперь нужно время, прийти в себя, все-таки не каждый день свое сердце отдаешь.



  Горфаген завернул сердце в широкий кусок ткани и сунул его в сумку. Снаружи их встретила разгневанная Гельда, которая носилась по поляне с поварешкой в руках и причитала. Увидев орка, она тут же ринулась к нему.



  - Уважаемый дир! Как вы посмели отдать все наши продукты, да еще и вместе с животными! Что же нам теперь кушать? На голодный паек всех нас посадите? - Гельда трясла в воздухе поварешкой, придавая своим словами больше злости.



  - Да уймись ты, женщина! - один из эльфов, до сих пор держащийся за голову, выхватил из ее рук половник. - Это приказ командира. А за шишку на голове ты мне еще ответишь!



  - Мало я тебя приложила! Надо было посильнее, да только наверное без толку, все равно в голове ума-то нету, вышибать нечего! - Гельда вся тряслась от ярости. - Теперь будете сапоги свои жевать! Еще и осликов моих увели, урки ушастые!



  - Решения командира не обсуждаются. - отрезал Горфаген. - Выдвигаемся дальше, больше нас в графстве ничего не держит.





  На границах графства и Саилманы пейзаж резко изменился: поросшие густым лесом холмы сменили широкие равнины с редкими кучками деревьев. Небо затянули густые чернильные тучи, бурлящие и перекатывающиеся, как пар в бане под потолком. Воздух стал более влажным и душным, одежда моментально промокла и липла к телу. Горфаген все так же ехал впереди отряда и осматривал дорогу. Настроение у всей команды после посещения дракона резко изменилось: даже вечно веселые эльфы ехали хмуро осматриваясь по сторонам. В лесах графства еще удавалось охотится на водившуюся там дичь, но на равнинах Саилманы всем придется затянуть ремни. Горфаген это прекрасно понимал, и старался делать привалы, как можно реже. Только проворный ворлинг умудрялся выловить ящерицу или мелкую птаху, и, спрятавшись за телегой, уплетал свою добычу. Гельда постоянно ворчала и пару раз пыталась что-нибудь приготовить из собранных ей кореньев, но даже скромный Виндисборн ворочал нос от такого варева. Поход, начавшийся так легко и стремительно, превратился в долгое и томительное путешествие.



  Через пять дней равнины сменились на зловонные болота, которые раскинулись черными зеркалами топей до самого горизонта. Отмеченная высокими столбиками дорога пролегала казалось по единственному твердому участку земли. гнилостный запах, поднимающийся из болотных глубин лопающимися на поверхности пузырями, превратил воздух в смрадный кисель. Вся команда уже начинала выходить из себя от голода и в конец одолевших комаров. Буйвол Горфагена постоянно мотылял хвостом яростно тряс ушами, отгоняя назойливых кровопийц. Горфаг старался ему помочь как только мог: множество насекомых размазанных от в лепешку от удара плоскостью эспадона застыло на толстой шкуре быка. Эльфы, отборно ругаясь, отмахивались от москитов и чесали покусанные места. Меркус спрятался под толстой шкурой на телеге, из под которой торчал только его хвост. Спокойно сидели только Стоан и Виндисборн с лекарем: кожу огра комары просто не могла прокусить, а гномы же отгоняли их с помощью магии.



  Болото, казалось, было не радо незваным гостям. Горфаген то и дело замечал странных бледнокожих тварей с огромными выпученными глазами, которые наблюдали за путниками из-за поросших травой кочек. Над трясинами разносились тревожные крики болотных птиц и еще каких-то неведомых созданий.



  Когда и без того темное небо стало заливаться угольной чернотой, Горфаген высмотрел небольшой участок твердой земли, окруженный чахлыми и корявыми деревцами. Осмотрев полянку, он приказал разбивать лагерь. Эльфы отправились на поиски торфа для костра, а Стоан собрал несколько лежащих вокруг полусгнивших стволов деревьев, обломал ветки и сложил их в центре поляны наподобие скамеек. Виндисборн с лекарем возились с заклинанием для отгона комаров от лагеря, перебирая в сумках склянки с жидкостями и порошками. Когда ночь полностью овладела небосводом уже вовсю горел костер и можно было ложиться спать не переживая о занудливых насекомых. На ночное бдение остались Алисы, все трое эльфов не могли уснуть от мучавшего их голода и вони болот. Горфаген постелил толстое одеяло, подложил под голову небольшое поленце и, укрывшись дорожным плащом, уснул. Проснулся он ближе к утру от громоподобного урчания в животе. Его желудок всеми силами взывал хозяина насытить его. Принюхавшись, Горфаген понял что явилось причиной этим мольбам: густой армат жаренного на костре мяса вытеснил болотный смрад и окутал весь лагерь. Возле костра сидели все трое эльфов и уплетали за обе щеки массивные куски мяса.



  - О, командир проснулся. - заголосил один из эльфов завидев Горфагена. - Присоединяйтесь!



  - Заткнись, идиот! - пихнул его в бок сидящие рядом близнец. Совсем что ли от голода с ума сбрендил?



  Горфаген заподозрил что-то неладное и осмотрелся по сторонам: лагерь, как лагерь, вроде ничего необычного. Но тут его внимание привлекла сбруя, висящая на одном из деревьев. И тут до него дошла страшная истина: эти остроухие слопали его Тарнаса! Глаза орка налились кровью, ноздри яростно разулись и на шее вспухли вены.



  - Вы.... вы.... жалкие ушастые недомерки! Как вы посмели поднять руку на моего Тарнаса. - Горфаген медленными, угрожающими шагами пошел на Алисов.



  - Э-э-э... Командир, да не кипятись ты так! - один из эльфов тут же отложил в сторону окорок и, выставив руки вперед, попятился. - Подумаешь, съели. Это же просто... корова! Зато теперь запас мяса на несколько дней будет. Ну не помирать же было с голоду! Мы уже готовы были доспехи жевать! Мы тебе новую корову найдем, сильную, большую! Успокойся, команди...



  Тяжелый кулак угодил эльфу в нижнюю челюсть и отправил его в затяжной полет через костер. Остальные двое смекнули, что дело пахнет жаренным и уже собиралась по быстрому крыться от ярости орка, но она достигла и их. Один эльф с истошным воплем, описав приличную дугу от мощного пинка под зад, плюхнулся в вонючую жижу на краю поляны. Последнему эльфу повезло меньше всех: Горфаген схватил свежий кусок мяса и начал лупить им пытающегося прикрыться руками остроухого. Если бы не проснувшиеся во время маг и лекарь, то эльф в скором времени превратился бы в хорошую отбивную. Не придумав ничего лучше, Виндисборн приподнял Горфагена в воздух сильным потоком воздуха, дав тем самым полубессознательному эльфу успеть унести ноги. Горфаг пытался вырваться из воздушных пут, истошно размахивая руками и ногами, но все его попытки были тщетны. Лекарь подошел ближе к Горфагену и попытался его успокоить.



  - Достопочтенный дир, пожалуйста, успокойтесь! Я понимаю, что братья Алисы поступили очень непотребно, но если вы дадите волю эмоциям, это может повредить нашему заданию! Ведь вся Оркана надеется на нас! - мягким умиротворяющим голосом говорил лекарь.



  - Отпустите меня! Вы недорослики, я что сказал! Быстро поставьте меня на землю! - Горфаген не успокаивался и пытался достать до гнома рукой или ногой. - Эти ушастые у меня землю жрать будут! Они и копыта Тарнаса не стоили, твари степные!



  - Да уж, вы не оставили мне выбора, дир. - гном достал из сумки прозрачный флакончик с мутной жидкостью и отвернув крышку, выпрыснул содержимое на огра. - когда проснетесь, вам будет намного легче.



  Горфаген на миг застыл и тут же обмяк, его глаза закрылись, дыхание стало медленным и ровным, как при глубоком сне.



  Когда он проснулся был уже полдень, хотя понять это было сложно - небо над болотами почти не меняло свой серо-зеленый цвет, лишь слегка светлело. Чувствовал себя Горфаген замечательно, словно отдыхал целую неделю нежась в постели. Но воспоминание о Тарнасе прервало кратковременную идиллию и ярость опять начала овладевать им. Рядом с Горфагеном появился лекарь и тут же сунул ему под нос флакон с пахучей жидкостью. Ярость, как морской отлив, отступила.



  - Дорогий дир. Все хорошо. Я вас понимаю, мне тоже очень жаль Тарнаса и эльфы еще заплатят за него, но сейчас для нас другое главное. Возьмите себя в руки. Вы на нужны. - гном говорил и аккуратно поглаживал Горфагена по плечу, как маленького ребенка. - Кстати Алисам хорошо от вас досталось, я извел половину своих запасов, что бы поставить их на ноги.



  Горфаген посмотрел в сторону костра, возле которого сидели трое братьев. Даже не смотря на старания лекаря, выглядели они очень неважно. Орк неспешно приподнялся и подошел к ним.



  - Значит так, пока забудем произошедшее с Тарнасом, сейчас главное - наше задание. - Горфаген осмотрел грозным взглядом эльфов. - Но по возвращению в Империю вас будет судить Военный Совет. За любую попытку к дезертирству, сам лично придушу, ясно?



  Алисы покорно закивали головами, устремив обреченные взгляды на командира.



  - Пока этот вопрос закрыт, сейчас собираемся и выдвигаемся в путь. И так много времени потеряли. - Горфаген закинул в телегу перекидную сумку и меч в ножнах.



  Дорога по болоту тянулась еще несколько дней. Настроение команды изрядно улучшилось, смерть Тарнаса оказалась не напрасной. Мясо бедного буйвола решили не выбрасывать, но Горфаген даже не притронулся к приготовленной из него еде. Даже срывающийся время от времени холодный дождь уже так не вгонял в уныние. Братья Алисы старались держаться подальше от Горфагена, суровый взгляд орка не предвещал ничего хорошего.



  К середине третьего дня на горизонте замаячили пики гор, предвещающие конец болот. В воздухе проклевывались легкие порывы свежего прохладного воздуха. Лошади, учуяв твердую почву под копытами, прибавили ходу. Когда унылый болотные заводи уже почти перешли в редкое предлесье, дорогу отряду перегородили несколько десятков свапунов - болотных жителей с белесой кожей, выпуклыми лазами без зрачков и перепончатыми лапами. Они стояли, держа наготове костяные копья, и угрожающе урчали.



  - Это не к добру. - Меркус, сидящий на переднем крае телеги, спрятался за широкую спину огра. - Не нравятся мне эти лупоглазые.



  Из толпы свапунов вышел один, отличавшийся от всех ростом и более вычурными доспехами из рыбьих костей.



  - Урлаг тунгор санга! - невнятно пробубнил свапун, яростно размахивая копьем.



  - Ни чего не понял. - Горфаген слегка поморщился и повернулся к лекарю. - Ты их понимаешь.



  - Я знаю их язык, достопочтенный дир. - вступил в разговор Виндисборн. - Пока он только угрожает.



  Маг повернулся к толпе свапунов и что-то сказал им на их языке. Высокий, который скорее всего был командиром пучеглазых, опять забубнил в ответ.



  - Дир, они хотят, что бы мы отдали им наших лошадей. Иначе они сначала закидают нас копьями, а потом скинут наши тела в болото на корм болотным чвакшам. - перевел слова свапуна Виндисборн



  - Может им еще лошадок маслицем помазать да солью посыпать? - навящивые идеи сожрать их средство передвижения начали порядком бесить Горфагена. - А они не хотят по хорошему уступить нам дорогу, пока я не сказал Стоану, что они перевели все цветы на болоте в перегной?



  - Позвольте мне с этим разобраться, дир. - слегка смущенно проговорил маг.



  - Извольте!



  Виндисборн встал на телеге и, сложив руки в замысловатый символ, начал зачитывать нараспев заклинание. Воздух вокруг мага задрожал, как от раскаленного метала. Свапуны затихли и уставились на Виндисборна. Маг резко развел руки в стороны, словно птица расправляющая крылья, и со всего маху хлопнул в ладоши. Раздался оглушающий свист и грохот. В том месте где стояла толпа свапунов, с ужасным грохотом столкнулись два сильнейших потока воздуха. Белесые тела подбросило в воздух и разбросало вокруг как ребенок разбрасывает игрушки. через несколько секунд все стихло, и перед путниками открылась свободная дорога.



  - Ну маг, ну удивил. Беру свои слова обратно, даже если сотня ворлингов потрудятся, такого ветра нам не нагнать. - удивленный Меркус вылез из-за спины Стоана и смотрел на барахтающихся в грязи свапунов. - Что же ты так разбойничков не прихлопнул?



  - Да у меня тогда руки связанны были и сонный я был, не мог сконцентрироваться. - Виндисборн смущенно потупил взгляд.



  - Не зря мы тебя взяли, уважаемый маг. Преклоняюсь перед твоим талантом. - Горфаген почтительно склонил голову. - По возвращению в Оркану, подам прошение на имперскую награду.



  - Ну что вы, дир не стоит! Это так, пустячок. Вы бы и сами с этими болотниками за пять минут разобрались.



  - Не скромничайте, Виндисборн. Вы это заслужили.



  Дальнейшая дорога пошла еще легче. Лошади, отвыкшие от твердой земли, на радостях неслись с двойной скоростью. после фокусов Виндисборна в команде почувствовался прилив бодрости - присутствие рядом сильного мага поднимает настроение. Болото вскоре полностью закончилось и дорогу окружили высокие ели с редким подлеском. На второй день тучи на небе расступились, открыв бездонную голубую бездну неба. Солнце прогревало ковер из хвой, тем самым усиливая густой смолянистый запах елового леса. На удивление Горфагена они не встретили на пути ни застав, не патрулей, как будто Саилмана не находилась в затяжной вражде с Орканой.



  Когнитора показалась на горизонте когда солнце третьего дня пути по Саилмане уже клонилось к закату. Высота и размеры этой исполинской горы впечатляли: ее похожая на корону, состоящую из десятка острых зубцов устремленных в небо, вершина поднималась над землей на пару лиг. Подножие Когниторры было покрыто густым еловым бором, переходящим в высокогорные луга, которые в свою очередь сменялись ослепляющие белыми полями вековых снегов. Дорога упиралась в высокую каменную арку ворот, покрытую барельефами в виде древних божеств.



  - Скорее всего, эти ворота и ведут к источнику. - сказал Горфаген, задрав голову и осматривая ворота. - Но как же их открыть?



  Словно услышав орка, массивные створки дрогнули и беззвучно разошлись, открывая просторный коридор, освещенный тысячами факелов. Горфаген дернул поводья и лошади нехотя двинулись в прохладу пещеры. Цокот копыт звонким эхом отражался от стен и уносился далеко вперед. Факелы наполняли воздух густым маслянистым запахом, оранжевые языки огней терялись под сводами длинными черными хвостами. Коридор тянулся, казалось, бесконечно. Становилось все теплее и теплее, будто с каждым шагом они приближались к самому сердцу земли. Когда путников уже начало охватывать отчаяние, дорогу им перегородили еще одни ворота, намного меньше предыдущих, но с более замысловатыми узорами и барельефами. Так же по чьему-то неведомому велению, створки распахнулись. Перед путниками предстал огромный зал со сводчатым потолком, теряющимся в мраке. В самом центре зале стоял круглый стол и два кресла, освещенный ярким белым светом, идущим из ниоткуда. За столом сидели два человека, точнее человеком был только один из них, невысокий толстячок с забавными круглыми очками. Второй же был лишь прозрачным духом, переливающимся в лучах белого света. Странная парочка была увлечена игрой в кости, и судя по количеству странных прозрачных шариков возле духа, выигрывал именно он. Толстяк оторвал взгляд от игрального стола и посмотрел на Горфагена.



  - Привет, привет Горфаг. Я ждал тебя раньше, что-то ты задержался. Кидай Скорат, твой ход. - проговорил толстяк, повернувшись к духу. - Кстати, познакомься, это Горфаген, сын рода Грастанов.



  Дух кинул кости, повернулся к орку и почтительно склонил голову. В этот момент толстяк слегка взмахнул пальцем и несколько костей перевернулись на столе, сложившись в очень невыгодную комбинацию. Дух успел это заметить и со злостью ударил кулаком по столу.



  - Ну смухлевал, с кем не бывает! - толстяк виновато пожал плечами. - Не все же время тебе выигрывать.



  - Подождите, это Скорат? Великий древний мыслитель и философ? Светлейший из умов всех времен и народов? - Горфаген с изумлением смотрел на прозрачный дух.



  - Ну да. скучно мне тогда было, и решил я его в роли приятного собеседника и оппонента для игры в кости себе оставить. - с легкой улыбкой проговорил толстяк, поправляя очки.



  - Но кто же тогда ты, и откуда ты меня знаешь?



  - меня называют по разному: Создатель, Творец, Всевышний. но ты можешь называть меня просто - Бог. - толстяк слегка приподнял бровь и развел руками, представляясь.



  - К-к-кто? Б-б-бог? - Горфаген в момент потерял дар речи.



  - Ну да, Бог. А ты думал я большой дядька с белой бородой и сижу где-то на небе? Там скучно и сыро, мне здесь больше нравится.



  - Так ты и есть Источник Познания?



  - Ну можешь спросить все, что хочешь, я тебе отвечу.



  - мы принесли то, что требуеться тебе, согласно легенде. - Горфаген достал из сумки завернутое в тряпки сердце дракона.



  - А, сердце что ли? Можешь оставить его себе, как сувенир. Я просто помогаю бизнесу зеленого пройдохи, поддерживаю вымирающие виды, так сказать. Так что ты хотел узнать?



  - Меня послал с заданием Сенаты Орканы. Дело в том, что у нашего государства утеряна история. То есть, ее нет вообще, никаких упоминаний, легенд, летописей, ничего. Орки начинают интересоваться своим происхождением и скоро возникнет много вопросов.



  - А вам действительно так надо это знать?



  - в смысле?



  - Вы не думали, что прошлое может оказаться настолько дремучим и диким, что никто не захочет об этом знать?



  - Но я не могу вернуться с пустыми руками. народ жаждет узнать свое происхождение.



  - ну раз ты так хочешь то слушай. Издревле, все было совсем не так, как сейчас. Вы - орки, были диким варварским племенем, не знающим ничего кроме воин и шаманских обрядов. Эльфы были таинственны и величественны, жили вечно и обладали великой мудростью. Гномы рыли горные недра и не капли не соображали в магии. Люди отличались своей независимостью и находчивостью, и уж точно ни когда не прислуживались оркам. Все было иначе. И так было многие сотни лет. И если бы так было только здесь, но нет же, во всех соседних мирах ситуация повторялась. И, честно, мне это порядком надоело! Я решил: "А что если сделать все наоборот, взять и все перемешать?" И вот в один момент я просто взял и поменял все местами. Но я прекрасно понимал, что вы сами вернете все в привычное русло, поэтому пришлось стереть всем память. - толстяк взмахнул рукой и в воздухе перед Горфагеном возник массивный фолиант. - В этой летописи все подробно описано, но подумайте еще раз, оно вам надо? А теперь уходите, я должен сосредоточиться на игре. За две тысячи лет ни разу у него не выиграл.



  - Но подождите! У нас еще есть много вопросов! - набравшись смелости, Горфаген выступил вперед.



  Толстяк небрежно вскинул руку и орк со всей командой в мгновение ока оказались возле наружных ворот. Горфаген обвел глазами всю команду, произошедшие в пещере казалось сумасшедшим сном. Только древний фолиант, лежащий на телеге доказывал что все произошло в действительности. Виндисборн пришел в себя и подсел ближе к летописи. Открыв кожаный переплет он пролистал несколько страниц, на которых были запечатлены вехи истории каждой расы во всех деталях, доказывающие истинность слов Творца. Эльфы вели себя непрвычно тихо, словно уподобились своим высокородным предкам. Лекарь же больше походил на сумасшедшего: сидел уставившись в одну точку и бессвязно повторял: - "рудокопы, маги, рудокопы. Нет, не можеть быть, гномы - рудокопы..." Гильда, в силу своей далекости от всей сути похода, в недоумении смотрела на своих сопартийцев. Только Меркус, которого вся эта история с прошлым не затронуло, валялся на телеге с отрешенным видом. Горфаген молча подошел к книге и взял ее в руки. Для своих размеров она была неестественно легкой. Горфаг немного порассматривал покрытый затейливым орнаментом переплет и положил его на землю. Собрав побольше хвои и веток он водрузил их поверх раскрытой книги и достал с телеги огниво.



  - Я думаю, все согласятся с моим решением. - проговорил орк, выбивая яркие снопы искр над кучкой хвои.



  Вскоре из под коричневых иголок тонкой струйкой потянулся дымок, вслед за которым пробился язычок пламени. Спустя несколько минут уже весь костер ярко полыхал, пожирая древние страницы и весело потрескивая. История многих рас, которую врядли кто-то хотел бы узнать, так и осталась тайной, улетающей в голубое небо черными бабочками пепла.