КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 454321 томов
Объем библиотеки - 650 Гб.
Всего авторов - 213294
Пользователей - 99982

Впечатления

медвежонок про Федотов: Пионер гипнотизёр спасает СССР (СИ) (Альтернативная история)

В этой книжке много сюжетных линий. Все они довольно скучные, невнятные. В СССР жили алкоголики, стукачи-доносчики и злые чиновники. Когда в одном колхозе все бросили пить (под воздействием Глав Гера), колхозников арестовали и сослали за полярный круг. Ну и правильно, там водки нет.
Короче, мы и сейчас все живем в СССР.
Без оценки, тк многое просто пропускалось из-за отсутствия интереса к тексту.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
argon про Хайд: К терниям через звёзды (Космическая фантастика)

Не, народ, я всё понимаю, художник так видит, афтар так пишет, но после того, как дошел по тексту до:"... и даже смотрители его побаивались, из-за чего, наверное, ПОДДАВАЛИ самым жестоким истязаниям..." (выделено мной),- подумал мало ли? может автор ашипся, может и впрямь надзиратели так поддают. Однако, по прочтении нескольких абзацев...внезапно:"Бежавшие приковали взгляды к экрану...",- мой ассоциативный аппарат нарисовал картину как люди, прилагая физическиеморальныементальныесампридумайкакие усилия, приковывают... и пришлось воображение притормозить, а чтение прекратить. Фиг его знает, создаётся впечатление, что русский язык автор знает, а вот с общением в этой языковый среде, или чтением художественной литературы у него не очень

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Санфиров: За наших воюют не только люди (Фэнтези: прочее)

Очередная «краткометражка» от автора порадует читателя очередной фентезийно-попаданческой историей, которая так же (как и прочие) будет начата, но не закончена...

Если серьезно не цепляться к сюжету, данное произведение читается вполне легко и сносно. Как и в других рассказах автора, здесь пойдет история «сплетения» нашей привычной реальности (на этот раз это время 2-й МВ) и некоего фентезийного мира (в котором все оказывается тоже не «комильфо»). Переходя от одной реальности к другой, автор показывает нам непростую жизнь ГГ, совершенно не озаботившись ответить на те или иные вопросы (например какова в итоге цель ГГ и его миссия в нашем мире)

В общем, ГГ сперва начинает удивлять всех своими подвигами на фронте, потом попадает «под карандаш», и... влипает в одно происшествие за другим, по пути «в застенки гэбни» (заинтересованной таким феноменом).
Данный подход мне очень напомнил Злотникова (с его «Элитой элит») и прочих «чудотворцев» из СИ «Блокада» (Венедиктова). Впрочем — если указанные СИ все же были довольно неплохо проработанны, то именно эта вещь (по своей сути) является лишь очередным наброском, без какой либо серьезной мотивировки и финала...

С одной стороны — увлекшись тем, что стал вычитывать все «незаконченные сетевые публикации» я (в итоге) неплохо отдохнул, с другой, чувствую что с данной тематикой «придется пока завязать» ибо процент субъективных претензий уже «заоблачно высок». Хотя... если рассматривать все это (чисто) как фантазию... то почему бы и нет)) Очень «в духе времени» и очень патриотично... только вот опять кажется что это «продукт для подрастающего поколения»))

Продолжение? Ну … может быть когда-то!))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
DXBCKT про Санфиров: Вторая жизнь (СИ) (Альтернативная история)

Очередная попытка автора как ни странно, удалась практически «на четыре с плюсом»... При всем обилии незаконченных произведений (из разряда «сетевая публикация»), данная вещь даже была издана (что само по себе, уже о чем-то говорит).

Сюжет данного романа очень прост и прозаичен: автор вместо того что бы «менять реальность», прогрессорствовать и совершать прочие (стандартные) «телодвижения», просто «проводит работу над ошибками»)) Ошибки же он «исправляет» преимущественно в своей личной судьбе, и вся книга (по сути) представляет сплошное описание «личностного роста» и прочих достижений «на ниве соц.труда». Плюс ко всему — несколько настораживает поименование ГГ своим собственным Ф.И.О, словно автор в третьем лице описывает самого себя в «перепрошитой версии 2.0».

В остальном же, никак нельзя сказать что данная книга не интересна... Да — «деяния попаданца» хоть и стандартны, но весьма изобретательны... По мимо них очень хорошо передана атмосфера жизни в провинции и дел творящихся «за подсобкой» социалистической витрины...

Если же мерить все происходящее мерками настоящего времени, то ГГ сразу можно охарактеризовать как весьма делового (не в уголовном смысле) и перспективного молодого человека, который «двигается в правильном направлении» и не тратит свою жизнь на «лирические сопли по поводу и без». Так же в числе «позитивных моментов», хочется отметить, что «тут» все же нет (того) всезнающего попаданца, которому лишь «достаточно шевелить левым мизинцем» (для того что бы «усе було»). Нет... в данном случае, герою «ништяки» не падают с небес, т.к он их «выгрызает сам». Так что хотя бы этим, он никак не похож на «среднестатистического иждивенца из будущего».

Кроме того, хочется отметить что (автору) гораздо лучше удаются именно мужские персонажи (в его произведениях). «Девчачьи» же (героини) у него в основном представлены в образе всяческих фентезийных персонажей (оборотни там или вампирши), обуянных склонностью не столько к магическим подвигам, сколько к подвигам в … иной плоскости)) Так что — мой субъективный вердикт: если хочется почитать что-то «более-менее проработанное», то это туда где ГГ «мужик»)) Если же хочется чего-то другого, милости просим «к дефчатам» и там... потом не плюйтесь господа, т.к здесь «жанр пойдет уже иной»)).

И да... самое занимательное: наткнувшись на одну неказистую «незавершенку» (и «вдоволь потоптавшись на ней» в комментах) я тем не менее (через определенное время) стал вычитывать все другие «нетленки» автора одну за другой)) Так что... несмотря на все субъективные претензии, это о чем-то да говорит.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Фрай: Лабиринты Ехо. Том 1 (Фэнтези: прочее)

Комментируемая часть-Дебют в Ехо

Давным давно, лет 10-15 назад я открыл для себя эту СИ и прям таки влюбился)) И в самом деле, где еще «стандартный неудачник» может обрести свое место в этой жизни? И плевать что для этого нужно сменить жилье, работу, город... и мир (под этим или другим солнцем). Зато ты обретешь именно все то, чего тебе в «прошлой жизни» так не доставало и все то, о чем ты даже не смел и мечтать))

Именно такой «радужный взгляд» (по прочтении каждой новой части) я имел тогда, и... хотел бы иметь и сейчас)). Самое забавное (при этом), что довольно таки долгое время я собирал недостающие части этой СИ и просто ставил их в ряд на полке)) Одно только эстетическое созерцание этих корешков, приносило мне чисто ностальгические настроения по (тому) времени...

В общем, как там ни было, но на «этих долгих» каникулах, я наконец решил освежить свои впечатления о данной СИ. И разумеется я несколько опасался, что (как это очень часто бывает) все то что ты «когда-то» считал «божьим откровением», «сегодня» может принести только недоумение... Недоумение от того, что как «это» вызывало когда-то подобные эмоции?

И само собой все эти «метания» понятны, ибо мы все растем и меняемся... но порой кое-что из «тех прежних вещей» не только не вызывает чувства отторжения, но и... сохраняет свой первоначальный вид (несмотря на все возможные и небезосновательные претензии))

К числу последних — разумеется я лично отношу данную СИ и эту (ее) часть соответственно. Ну а постольку здесь, содержимое представлено «отдельными рассказами», а не единым томом — то я постараюсь (по мере возможности) охарактеризовать все их «эпизоды» отдельно))

Итак в первой части (данной части) да простят меня за тавтологию, станет описание нового мира (его гос.устройства и прочих особенностей в предисловии) и... первый эпизод «хроники малого сыскного войска». И знаю, знаю... «по ходу пьесы» эта СИ обросла многими «предисториями» (рассказанными в т.ч и от прочих лиц), однако я сейчас имею ввиду именно СИ «Лабиринты Ехо» (а не полную его версию).

Итак — в первой части нам лишь даны некие «вводные» по миру и первая часть впечатлений «Сэра Макса». Все что происходит так или иначе повествует об «обретении им уверенности» в деле обретения себя и (попутно) в истреблении некой нечисти (меняющей свой разряд и категорию от рассказа к рассказу).

И все бы казалось вполне обыденно — ну «вот тебе» (подумаешь!!): очередной Гаррет (Глена Кука) «в отечественной прошивке»... ну что там еще? Магия, ордера и магистры? Новая работа, почет и «уважуха от местных», «респект и презент» от короля? Все довольно обыденно и привычно... за одним единственным исключением!!! То как автор «с полпинка» оживил данный мир и заставил «играть его такими незабываемыми красками» — навеки отделило его «от прочих творений» иных «создателей миров»))

Продолжение (как и раньше) просто вынуждает отложить все дела и...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Арх: Лучший фильм 1977 года (Альтернативная история)

Дальше третьей книги не продрался. Может кому больше повезёт.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
greysed про Федотов: Пионер гипнотизёр спасает СССР (СИ) (Альтернативная история)

странная хрень

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Ветер Стихий том 2 (fb2)

- Ветер Стихий том 2 (а.с. Ветер Стихий-2) 991 Кб, 253с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Дмитрий Ш

Настройки текста:



Дмитрий Ш
Ветер Стихий Том2




Ветер стихий 2



Глава 1



     Пробуждение вышло настолько плавным, спокойным, естественным, что некоторое время, чувствуя приятную расслабленность, на полном серьёзе полагал, будто нахожусь у себя дома. Сегодня суббота, соседи спят, жена у матери, поэтому вокруг так тихо и спокойно. Благодать. Как же иногда хорошо беззаботно поваляться в постельке в свой выходной день.


     Открыл глаза счастливым человеком, выспавшимся, хорошо отдохнувшим, и в этом состоянии блаженного неведения пробыл ещё несколько секунд, пытаясь сообразить, когда успел обшить спальню вагонкой. С чего вдруг она так уменьшилась в размерах. По мере того, как с большой скоростью вспоминались события последних дней, прекрасное утро превращалось в ещё один хреновый день.


     С осторожностью ощупал под одеялом плечо и грудь, ощущая некоторое стеснение движений. Так и есть, они были плотно перебинтованы. Ещё и отвратительно воняли какой-то медицинской мазью.


     – Господин Амир, вы проснулись? – обрадовалась Абра, сидящая на соседней кровати в позе лотоса, скрестив ноги.


     Застигнутая в разгар медитации.


     – Надеюсь, что да, но возможно, и нет. Ведь моё пробуждение может оказаться не более чем сном. Твоим, – пояснил тихим, монотонным, лишённым эмоций голосом. – Чтобы убедиться в этом, ущипни себя и скажи, чувствуешь ли ты боль? – глубокомысленно выдал с серьёзным выражением лица.


     Пару секунд Абра смотрела на меня не моргающим, застывшим взглядом, после чего медленно потянувшись, ущипнула себя за руку.


     – Я чувствую боль, – подтвердила с таким же серьёзным видом.


     – Тогда, я действительно очнулся, – глубоко вздохнув, озвучил очевидное.


     – И когда вы это поняли? – прищурившись, уточнила Абра, начиная «что-то» подозревать.


     – Ещё до того, как ты спросила, – невозмутимо признался, принимая сидячее положение.


     Грудь почти не болела, да и слабости не чувствовал. Отдаю должное медицине этого мира. Я её сильно недооценивал. Казалось бы, тут живут сущие дикари, но умеющие приятно удивлять.


     От такой прямолинейности Абра опешила, не зная, чтобы такого сказать, случайно не оскорбив благородного господина. Дружба дружбой, но границы дозволенного переступать не следовало. К тому же не настолько она и крепка, пока. Если так подумать, мы знакомы всего ничего, и то, благодаря посредничеству Риадина.


     – Пожалуйста, больше так не делайте, – сердито попросила с несколько натянутой улыбкой.


     Откинув одеяло, посмотрел на свои голые ноги и вернул его обратно.


     – Ничего не могу обещать, – отстранённо заметил, думая о совершенно иных вещах. – Как тут говорится, на всё воля Канаан, – привёл универсальную отговорку. – Ты не знаешь, кто украл мои штаны? И почему сосед по каюте, благочестивый муж, неожиданно превратился в невнимательную, неопытную девушку. Одетую, – зачем-то дополнил, вызвав подъём одной из бровей у хмыкнувшей Абры.


     – Твои штаны, о мудрейший кундар Амир из Шаль-Аллмара, забрала твоя же невежливая кунан Нурадин. Надо думать, чтобы постирать после той страшной ночи, которой ты незваным вломился в мою спальню, – перешла на старомодный, высокопарный стиль речи. – Видимо, слишком уж переусердствовал, пачкая их во время поспешного бегства, – пояснила с едва заметной, на грани приличия, ехидной двусмысленностью.


     – Надо думать, кровью врагов? – невинно предположил, не поддаваясь на столь простенькую провокацию.


     – Не могу ответить на этот вопрос. Воспитанным, благочестивым дэрра, – использовала незнакомое мне слово, – из хороших семей, незачем присматриваться к грязным пятнам на чужих штанах, – показательно поморщилась, с лёгкой брезгливостью.


     Смотрю на неё и радуюсь. Девица-то бойкая, с острым язычком. Вот кому-то «повезёт» с невестой. Возможно, ошибаюсь, именно из таких получаются самые примерные, послушные жёны, но что-то пока сильно в этом сомневаюсь.


     – Где бы только встретить таких замечательных девушек. Почему их от меня прячут? Что за несправедливость? – наигранно огорчился. – Ты не знаешь? – обратился за советом.


     – Это будет долгий день, – вымученно улыбнулась Абра, сокрушённо покачав головой. – О Канаан, дай мне терпение.


     – И штаны. Пусть штаны не забудет прислать, – обеспокоенно попросил расширить перечень желаемого. – Как же я без штанов? Вдруг завтра война, а мы не готовы. Непорядок. Враг подумает, что брать с нас уже нечего и уйдёт. Даже не выслушав наших требований. Не в таком же виде их зачитывать. Смех один, – сокрушался, сильно переживая по этому поводу.


     – Вижу, вы уже полностью поправились, господин Амир. Это хорошо. Это радует.


     Что-то прозвучало не слишком убедительно. Да и посмотрела на меня как-то странно. Пытаясь понять, что творится в моей голове. Не стукнули ли по ней чем-нибудь тяжёлым.


     – Пойду позову вашу кунан. Пусть сама со всем разбирается. В конце концов я приставлена охранять вас, а не нянчить, – пояснила специально для меня.


     – С каких пор? И почему именно ты? – заинтересовался, становясь серьёзным.


     Эту перемену Абра чётко уловила, так что рассказала всё как есть, без утайки и ёрничества. С момента моего появления в её палатке. За что искренне поблагодарил девушку, заодно извинившись за доставленные неприятности. Узнав о том, какая поднялась шумиха, после покушения на меня. Почему отец девушки решил ненадолго нас здесь спрятать.


     Пользуясь случаем, Абра захотела прояснить сильно беспокоящий вопрос, как я оказался в палатке и почему выбрал именно её. Ненадолго погрузился в раздумья, решая, что можно сказать, а о чём лучше умолчать. Девушка притихла, дожидаясь ответа с плохо скрываемым волнением.


     – Можешь дать слово, что сохранишь услышанное в секрете? Это не такая уж страшная тайна, чтобы за неё умереть, однако не хотелось бы, чтобы об этом знало много народу. Обсуждая её за спиной.


     – Твои секреты, мои секреты, – с важным видом произнесла ритуальную фразу, сначала прикоснулась ладонью к моей груди, а потом к своей. – Если они не несут угрозы моим клятвам, роду и господину, – дополнила формулу, обезопасив себя от конфликтов интересов.


     – Ты же помнишь, что я заклинатель, одарённый духом пространственного типа? Мой хранитель, о чём узнал только той ночью, как оказалось, в случае опасности способен ненадолго спрятать меня на изнанке этого мира, в тени Крылатого древа. В которой он способен свободно перемещаться, становясь большим и сильным. Оказавшись там, понял, что у меня оставалось мало времени. Из-за раны я быстро слабел, теряя силы и ясность мыслей. Поэтому, забравшись на спину своему хранителю, попросил его отнести к ближайшему другу или союзнику. Шисса'ри на тот момент никого в лагере не знал. Поэтому решил, что только кто-то из компании, в которой я провёл большую часть дня, заслуживает хоть какого-то доверия. Не знаю, на что ориентировался, на запах, на след души, на ауру, но это он привёл меня к тебе. Так что можешь гордиться и хвастаться перед друзьями. Ты чем-то приглянулась Шисса'ри, – переплёл правду и ложь, оставляя пространство для манёвра.


     Помня, все свои карты никогда не следует раскрывать, если не хочешь оказаться в дураках. Упоминание о секретах тоже сделал не случайно. Общие тайны объединяют людей. Создают точки пересечения интересов. Придают словам больший вес. С расчётом, сегодня она помогает мне по велению долга, а завтра, надеюсь, сделает то же самое по велению сердца. Казалось бы, результат один и тот же, но разница между ними весьма существенна.


     Девушку моя история одновременно и порадовала, и успокоила. Приятно же, когда тебя хоть в чём-то признают лучшим, выделяя из толпы. Тем более, когда в конкурентках значилась сама дехи Ирдис Аллмара. Да и считалось, что приглянуться духам весьма хорошая примета. Тут этим реально гордились. Считая, что они гораздо требовательнее, осмотрительнее и беспристрастнее смертных в отношении оценки достоинств и потенциала последних.


     Не став показывать, насколько мои слова ей понравились, Абра отправилась за Дехи. Мой самоназначенный мастер слуг примчалась сразу же, как услышала хорошую новость. Сияя от радости и воодушевления. Ведь её положение вновь упрочилось, обретя стабильность. Уже неважно, что её в любом случае довезли бы до столицы закатных пустынь. Дальше-то, что делать, если господин Амир вдруг помрёт, так и не проснувшись. Кому нужна одинокая беженка без поддержки какой-либо общины, без связей, денег, секретов. Неспособная выдать потенциальным работодателям уникального предложения. Таких, как она, в Шаль-Сихья тысячи, а то и больше. Не говоря уже о том, что на высокие позиции в чужие рода никогда не брали дари со стороны, без рекомендаций или проверенных временем родственных связей. Если и доверять кому-то ответственный пост, то своим.


     Дехи, не обращая внимания на Абру, которая отвечала ей тем же, достаточно быстро решила все мои затруднения. И пропавшую одежду нашла, и напоила, и последние новости рассказала, и снова попыталась уложить в кровать, аргументируя тем, что мне ещё рано напрягаться. Подумаешь, в туалет захотелось. Сейчас ночной горшок принесёт и делай свои дела прямо здесь. Судя по предвкушающей ухмылке Абры, мне будут мстить и мстя её страшна. Какая злопамятная девушка. Глупая, не понимает, как ей со мной повезло. Ничего, объясним, подскажем, ещё спасибо скажет, потом, если не придушит.


     – Хватит. Не спорь, – решительно отстранил Дехи в сторону. – Я уже належался на декаду вперёд. Мне нужно ноги размять, кровь разогнать, подышать свежим воздухом. Не бумажный, от небольшой прогулки не порвусь. Компанию дашун Абры Фальсин же как-то выдержал, значит, и это выдержу, – добавил с улыбкой.


     Возмущённая девушка, гневно сверкнув глазами, с трудом удержалась от грубых слов. В присутствии Дехи предпочитая вести себя более сдержанно, чем наедине. Подобными высказываниями и поведением я закладывал в её голову простую мысль, мы друзья не на словах, а на деле. Чем быстрее выйдет за нарисованные там же границы предписанного, тем скорее обнаружит, что я совсем не против неформального общения. Ещё на прошлой работе запомнив одну простую истину. Чем больше друзей, тем проще жизнь.


     


     Поднявшись на верхнюю палубу, увидел всю ту же однообразную картину раскалённых солнцем, безжизненных пейзажей и укрытых тентом, разморённых жарой пассажиров. Заполонивших забитый вещами и товарами корабль, разместившись, где только возможно. В основном, представленными пёстро одетыми горожанами, ремесленниками, воинами, сидящими или лежащими в обнимку со своими нехитрыми пожитками. Кое-где выделялись отдельными, хорошо организованными группками представители мелкой аристократии. Нежелающие смешиваться с общей массой. Считая, можно лишиться дома, денег, друзей, но нельзя потерять гордость. Становясь такими же, как они.


     – Как красива наша саванна с высоты птичьего полёта, – оценил открывшуюся передо мной картину. – Девушка, вы не знаете, далеко ли до Воронежа? – на фоне этого вспомнился старый добрый Советский мультфильм.


     Дехи озадаченно моргнула, пытаясь сообразить, где это находится. Стало совсем грустно от понимания того, насколько далеко меня занесло от дома. О котором тут и поговорить-то не с кем. Придётся с окружающими общаться на понятном им языке. Ведь когда тебя не понимают, то, либо обижаются, либо злятся, либо избегают.


     – До Шаль-Сихья, – поправился, сделав вид, будто случайно оговорился.


     – Завтра утром будем на месте, – обрадовалась кунан, сумев дать требуемый ответ. – Эту ночь флотилия Шаль-Аллмары проведёт в пустыне. Без обустройства лагеря. Сухопутные караваны к этому времени уже будут в столице. Ночью в порт такое большое скопление кораблей никто не пропустит, поэтому нам придётся провести её за пределами внешних стен великого Шаль-Сихья. Рядом с городом достаточно безопасно, так что неприятностей для нас уважаемый бахи Раван Аллмара не ожидает, – дополнила подробностями.


     – Спасибо, – поблагодарил лёгким кивком.


     – О, мой дорогой друг. Я вижу, вы в прекрасном здравии, – лучась улыбкой, к нам подошёл Димир Фальсин. – Это несказанно радует.


     Полностью повернувшись к нему, слегка поклонился, приложив руку к груди, приветствуя главу рода Фальсин. Выражая таким образом своё уважение и признательность. Пусть он ниже по статусу, но в данный момент, именно я у него в гостях, а не наоборот.


     – Уважаемый Димир, разделяю ваши чувства. Тоже очень рад вас видеть. Сама возможность дышать, разговаривать и видеть собеседника приносит истинное удовольствие. Означая, что я всё ещё жив и нахожусь среди друзей, – блеснул красноречием.


     На что он добродушно рассмеялся. Обменявшись несколькими традиционными фразами, передав свои поздравления в связи с моим пробуждением, Димир пусть и в вежливой форме, используя мягкий подход, всё же устроил нечто вроде допроса. Задавая вопросы по поводу той ночи, когда я получил ранение. Интересуясь, узнал ли кого-нибудь из нападавших. Подозреваю ли кого. Были ли причины для этого. Не замечал ли чего подозрительного до нападения. Не враждовал ли с кем.


     Раз уж его семья стала невольным участником тех событий, то Димиру необходимо было знать, чего следует ожидать. Будут ли у кого-нибудь к Фальсин претензии. С самым честным видом заявил, что, к сожалению, рад бы помочь, да нечем. Как мог, описал нападающих. Сообщив, что никогда их до этого не видел. Не понимаю, с чего вдруг такая агрессия. Об объявившемся откуда-то заклинателе духов, тем более, никогда не слышал. Единственные, с кем в последнее время имел небольшой конфликт, это с семьёй убитого Аюни аристократа. Высказав осторожное предположение, если кому и хотелось моей смерти, то им.


     На что пришла очередь Димира меня «радовать». Оказывается, той же ночью к упомянутым дари наведались слуги владыки Аллмара, расследующие неудавшееся покушение. Достаточно быстро обнаружившие доказательства их вины. Которые не особо-то и прятали, посчитав, из-за смерти какого-то бродяги никто даже не почешется. Однако, почесались, да ещё как. Разыскали свидетелей, видевших, как они о чём-то договаривались с наёмниками, часть из которых была посже убита в руинах. После чего, всех членов семьи, не откладывая на потом, отвели на скорый, но справедливый суд владыки. Не став разбираться, кто непосредственно нанимал убийц, кто знал больше, кто меньше, а кто, вообще, ни при чём. Применив к ним принцип коллективной ответственности, что в обществе дари было достаточно распространённым явлением.


     Рассмотрев найденные улики, владыка Аллмара признал их виновными в попытке убийства своего личного гостя и друга семьи. О чём объявил во всеуслышание. Всех приговорённых к смерти, в количестве тридцати четырёх дари, включая женщин, детей, стариков, публично казнили за столь дерзкое, непростительное преступление по отношению к высокородным бахи. При большом скоплении народа, который специально собрали для этого дела. Живьём закопав в песке до восхода солнца, что по местным обычаям считалось страшной, позорной смертью. Ведь так их души обречены по ночам скитаться неприкаянными призраками, боящимися солнечного света и огня. Становясь врагом всех живых. И это-то при повсеместном почитании культа Крылатого огненного древа.


     Умерших в мире Пекла полагалось сжигать, а не закапывать. Позже, их прах либо развеивали по ветру, проводя определённую церемонию прощания, либо хранили в специальных вазах, в усыпальницах, для особо известных и уважаемых личностей, либо использовали в качестве удобрения в садах, взращивая фруктовые деревья и цветы. Ничего зазорного в этом не видя. Считая, что таким образом даже после смерти дари могли приносить пользу обществу и своим потомкам, помогая сохранять и приумножать жизнь в этом суровом мире.


     Выслушав новости, несколько оторопел, не ожидав такого жуткого результата. Наивно полагая, если и должны было кого-то казнить за преступление, то одного, двух взрослых мужчин, непосредственно виновных в попытке моего убийства. Но никак не всех, поголовно, включая женщин и детей. Хотя, насколько помнил, в нашей истории практиковалось что-то подобное, и не только в Азии. Старушка Англия тоже в своё время отметилась на этом поле.


     Расспросив Димира о подробностях расследования, особенно интересуясь, какие именно доказательства вины были найдены, у меня сложилось стойкое впечатление, что тут не всё так просто, как кажется. Будто кому-то было выгодно от них избавится. Оно вышло слишком уж простым, быстрым, образцово-показательным, с незамедлительным приведением сурового приговора в исполнение. Да и доказательства, у нас бы сказали, притянуты за уши. Поэтому сделал умную вещь, не став озвучивать свои сомнения. Наоборот, похвалив слуг владыки за хорошо проделанную работу. Помня, что Фальсин тоже к ним относятся. А то, как бы и у меня под подушкой чего интересного не нашли, тянущего на смертную казнь. Как у самого умного и болтливого.


     Пообщавшись с Димиром, после, недолго побродил по палубе. Выполняя квест, проберись из точки А в точку Б, не сломав себе ногу и не переругавшись с другими пассажирами. Отчасти испытывая ностальгию по старым добрым переполненными автобусам в родном городе. Особенно зимой. Свежим воздухом на верхней палубе и не пахло, скорее душным, пропитанным потом и смолами воздухом, так что, разочаровавшись в путешествии на «круизном лайнере», вернулся в каюту.


     Своей компании, в которой можно приятно провести время, на чайке Дирхама не имел, так что пришлось остаток дня развлекать себя разговорами с Аброй, столкнувшейся с той же проблемой. При этом выбор тем был до отвращения скуден. Мне существенно не хватало знаний местных реалий, системы ценностей, правил поведения в обществе. Свободно болтать обо всём на свете, как случайные попутчики, встретившиеся в одном купе поезда, у нас не особо получалось, но мы старались. Несколько раз ловил на себе недоуменные, а иногда и настороженные взгляды Абры, когда затрагивались некоторые деликатные темы. После этого приходилось начинать заново, меняя русло беседы.


     Ночь прошла спокойно. Даже незаметно. Рассчитывая увидеть интересное зрелище, испытать волнительные юношеские ощущения, столкнулся с очередным напоминанием о необходимости обзавестись губозакаточной машинкой. Абра ночевала в другом месте. Вместо неё, мой сон охранял здоровенный, мускулистый, неразговорчивый детина с каменным, невыразительным лицом. Причём прямо в каюте, не сводя глаз. За дверью на коврике разместился ещё один, отрезая путь к… бегству. Хорошо хоть эта ночная няня не была бородата и любвеобильна, заняв соседнюю кровать. Я больше его опасался, чем возможных злоумышленников.


     Поставив Аюни возле себя, громко отдал приказ никого к будущему вождю маленьких девочек не подпускать. Без исключений. Любого подобравшегося на расстояние вытянутой руки, укоротить на всё, что только можно. После чего, спал как младенец. Утром безымянного здоровяка вновь сменила Абра, выглядевшая посвежевшей, принарядившейся, до отвращения жизнерадостной. Внимательно её оглядев, с ног до головы, заставив отчего-то поёжиться, задумчиво озвучил свои условия.


     – Так и быть, разрешаю за мной ухаживать. Цветы можешь не покупать, конфеты дарить не меньше четырёх раз в неделю, в ресторан водить не реже двух, целовать в щёчку без счёта. Остальное только с письменного разрешения отца. Рекомендательные письма от сестёр приветствуются.


     Несколько раз растерянно моргнув, Абра ненадолго зависла с приоткрытым ртом, после чего сказала только одно слово, немного наклонив голову набок.


     – Что? – попросила повторить, усомнившись в том, что правильно меня расслышала или поняла.


     – Я спрашиваю, мы уже подходим к городу? Его видно? – незамедлительно ответил с той же интонацией, выражением лица и сохраняя ту же позу.


     – Город? – повторила со всё ещё стеклянным взглядом, впрочем, быстро обретающим осмысленность. – А, да. Через полчаса войдём в порт Шаль-Сихья. На палубе сейчас достаточно оживлённо и шумно, так что мой уважаемый отец просил вас пока не подниматься наверх во избежание досадных недоразумений.


     Передала новость, всё ещё продолжая переваривать первое предложение, пытаясь понять, что именно её подводит, память, слух, логика, или знакомство со мной.


     – Спасибо, дэрра Фальсин, – учтиво кивнул, благодаря за новость, усиливая сомнения.


     После чего с уверенным видом направился на выход.


     – Вы куда? – удивилась, рефлекторно сдвигаясь в сторону, чтобы освободить дорогу.


     – Хочу издали рассмотреть столицу закатных пустынь. Не знаю, когда ещё выдастся удобный случай.


     – Но мой отец…, – нахмурившись, попыталась напомнить, но была вежливо остановлена жестом.


     – Я помню, просил наверх не подниматься, – сделал едва заметное ударение на слове просил. – Не волнуйся, буду осмотрителен и осторожен. Спрячусь за её широкой спиной, – показал на бесстрастную автокуклу.


     Я действительно очень сильно хотел увидеть великий город, преисполнившись ожиданиями. Испытывая необычайное волнение и трепет. Не зная, какое он произведёт на меня первое впечатление. Самое важное, запоминающееся и отчасти, самое правдивое. С этим городом связано моё будущее, как тут не волноваться. Можно сказать, именно сейчас я в полной мере ощущал свою вынужденную эмиграцию на чужбину, на которой либо добьюсь успеха, либо сгину в безызвестности. На ум даже пришло сравнение с чувствами первых переселенцев Старого Света, отплывающих на кораблях в Новый. Когда из старушки Европы в Америку потянулись люди, бегущие от голода, разрухи, войн, болезней, революций, порой, не имея в кармане ни гроша. Без знаний языка, связей, уверенности в завтрашнем дне. Напротив, чувствуя страх перед неизвестностью. Конечно, во всём сравнивать себя с ними неуместно, но в малом, почему бы и нет.


     Поэтому во что бы то ни стало, решительно настроен увидеть Шаль-Сихья до того, как в него попаду. Хотелось запечатлеть в памяти момент пересечения его границы. Аюни, получив приказ, действовала без колебаний. Народ, что не удивительно, перед автокуклой расступался куда охотнее, чем перед человеком. Инстинктивно чувствуя, когда лучше отойти, а когда можно ругаться. Вы же не будете спорить с падающим на вас шкафом, убеждая его либо подождать, либо сменить направление. Так и в этом случае.


     


     Шаль-Сихья находился в невероятно огромном кратере вулкана, выросшему на краю небольшой горной гряды, вряд ли способной породить подобное чудовище. Низенький, с крутыми скалистыми склонами и очень обширной внутренней областью. Как-то сомнительно, что матушка природа могла это учудить. По крайней мере, в таком виде. Явно не обошлось без вмешательства нескольких могущественных духов земли, не знаю, наверное, полубожественного ранга. Или как они тут назывались, непостижимые.


     Разместившийся внутри этого грандиозного укрытия, город со стороны пустыни был совсем не виден. Казалось, что это обычный, полуразрушенный вулкан, почти стёршийся до основания с течением времени.


     Войти в порт, распложённый позади кратера, зажатый между ним и грядой, где образовалась своеобразная долина, можно было только через, искусственно созданное ущелье с отвесными стенами, на дне которого пролегала песчаная река. В котором в специальных нишах установили многочисленные гигантские статуи то ли воинственных богов, то ли демонов, то ли каких-то неведомых зверолюдей. А также, его стены были обильно украшены искусными барельефами, придающими этому место особую величественную атмосферу и красоту.


     Судя по тому, что от каменных фигур ощущалось нечто вроде призрачного, эфирного ветерка, пробирающего до самых кишок, вызывающего тревожное чувство, сильно сомневаюсь, что они тут только для красоты. Казалось, сквозь глубокий, спокойный сон, статуи рассеянно разглядывали жалких смертных букашек, проплывающих прямо у них под носом. Только разбуди, вмиг познаешь, каков у них скверный характер и разрушительная мощь. От всех этих наваждений, народ на кораблях инстинктивно стал вести себя значительно тише, стараясь не проверять, насколько иллюзии реальны. Поэтому ущелье мы пересекали тихо, неторопливо, под скрип снастей и завывания ветра.


     Помимо подозрительных статуй, вход в ущелье стерегли высокие, мощные крепости, по одной с каждой стороны, мимо которых незаметно не проскочишь. Утыканные рядами орудийных портов. Видимо, местные правители разделяли точку зрения старой земной поговорки, – На бога надейся, но верблюда привязывай покрепче.


     Кроме загадочных статуй, ещё меня заинтересовала песчаная река, проходящая по дну ущелья. На которой не было заметно ни единого следа, ни травинки, ни камушка, ни любого другого постороннего предмета. Идеально ровная, чистая поверхность, почти как на пляже. К тому же, этот песочек заметно светлее, чем тот, что лежал за границей ущелья. При взгляде на него внутренний голос подавал какие-то неразборчивые сигналы, вызывающие чувство опасности, как бы не сильнее, чем от статуй.


     Непонятно, почему так чисто в окрестностях столь оживлённого, крупного столичного порта. Где мусор, грязь, случайно оброненные вещи, разбитые части кораблей, не могли же они тут совсем обходиться без столкновений. Где рытвины на земле, следы диких животных или караванов, которые наверняка не только летают, но и ходят. Движение через ущелье было достаточно оживлённым и без прибытия целого флота из Шаль-Аллмара. Не говоря уже о множестве юрких, небольших, остроносых судёнышек, шныряющих туда-сюда подобно рыбкам. Выполняющих мелкие поручения, ради которых гонять крупные суда либо слишком накладно, либо неудобно. Этот вопрос задал Абре, на что та улыбнулась, позабавившись незнанием таких простых вещей. Оживая, а то долгое время стояла с задумчивым видом, то и дело, косясь на меня подозрительным взглядом. Пребывая в сомнениях, что именно ей послышалось в каюте и как к этому относиться.


     – Потому что за этой территорией присматривают песчаные духи, во множестве скрывающиеся под землёй. Они её охраняют, убирают, следят за всем, что здесь происходит, избавляясь от мелкой живности и вредителей. Хоть на двух ногах, хоть на четырёх. Ещё гоняют диких духов, пришедших из пустыни. Словом, приносят городу много пользы.


     – И что произведёт, если поймают нарушителя? – заинтересовался.


     – Утащат в песок и сожрут, – сообщила, будто о какой-то мелочи, не стоящей внимания. – Оставшийся несъедобный мусор потом отнесут на свалку. Как и любой другой предмет, упавший с кораблей. Однако не советую тут ничем разбрасываться, – предупредила, предвосхищая следующий вопрос. – Храм Песчаных дюн, которому принадлежат эти духи, не любит тех, кто намеренно подкидывает им лишней работы. Особенно, связанной с наведением порядка на своей территории. Могут наказать, прислав парочку таких малышей порезвиться в твоём доме. Потом замучаешься выгребать из него тонны песка, разбитого хлама, а то и чьи-то трупы. Хорошо, если упокоенные, – предупредила на полном серьёзе.


     Весёлые ребята. Запомню, шутить с ними не стоит.


     – Случайно, не знаешь, чем заниматься этот храм? – заинтересовался, услышав знакомое название. – Чем он знаменит?


     – Этот храм широко известен и почитаем в нашем регионе. Он выполняет очень почётную работу, – заявила с полной серьёзностью. – Поэтому постарайся не оскорблять его жриц. Они поклоняются великому мировому духу земли Дай'лаяра. Известной как божественная хранительница песков. Храм занимается делами, связанными с заботами о мертвецах, охраной их имущества, покоя, знаний. Если нет законных наследников. Чтобы никто не тревожил, не грабил, не осквернял усыпальницы. Не рушил памятники. Нигде не валялась разная падаль, служа источником заразы. Следит, чтобы наши глупцы не лезли в дела тёмного мира, а его беспокойные, безумные обитатели, в наши, вопреки воле Канаан. Не позволяя вечной тени покрыть этот мир, сохранив его природную красоту и гармонию, в чём видит свою главную задачу. В чём-то схожую с деятельностью храма Огненного древа. Только, его служители больше заниматься вопросами бессмертных душ, а не их сосудов и наследий. Отправкой к Крылатому огненному древу, помощи в перерождении, просветлении, развитии, обретении крыльев, обращению с ними.


     – Охотники на нежить? – попытался упростить объяснение.


     – Не совсем. Скорее владельцы и тюремщики. Следящие за тем, чтобы она находилась под контролем. В случае, если не удалось отправить обратно за грань или не заслуживает этого. Раз уж обитатели тёмного мира и мятежные души как-то находят сюда лазейки, то пусть лучше находятся у них под замком, на цепи, чем своевольничают непонятно где. Принося пользу. Поэтому жриц Дай'лаяра так почитают. Если тебя беспокоят мертвецы, призраки, злые духи, теперь знаешь, к кому обращаться. Или у кого искать тело своего пропавшего родственника, если он умер и не был сожжён по всем правилам на погребальном костре. У кого в бездонных хранилищах можешь отыскаться ваши семейные ценности, украденные когда-то у предков, родовой перстень, похороненный вместе с любимым дедушкой, а в архивах, обнаружить много чего интересного. У них потрясающая библиотека. Одна из самых полных и лучших в мире, касающаяся его истории.


     Не совсем понял, тогда при чём тут уборка и охрана территории, прямо за городским портом. Или в этом ущелье принято хоронить мёртвых. Непонятно. О чём уточнил у Абры, чтобы в дальнейшим не поставить себя в глупое положение. Оказывается, действительно, здесь раньше частенько находили трупы. Проскочившие мимо всех ритуалов прощания с ушедшими за грань. А что, по ночам место тихое, укромное, безлюдное, рядом с городом. Кругом полно потайных ходов. Днём, кто здесь только не шастает, не особо глядя под ноги, за всеми не уследишь, вот и повадились различные тёмные личности прикапывать в песочке неугодных. Избавляясь не только от тел, но и от опасного мусора, постепенно превращая это место в свалку. Таким образом, появилось стихийное, незаконное кладбище. Естественно, это сильно не понравившееся ни властям города, ни храму Песчаных дюн, для которых эта тема весьма чувствительна.


     Понимаю, кому понравится рассадник заразы, злых духов и беспокойных мертвецов, прямо у порога. Они в этом мире не всегда лежат тихо и спокойно по своим могилкам, если похоронены не по правилам. Вот храм Песчаных дюн и взялся наводить порядок, щедро оплаченный из городской казны. Мертвецов растащили куда нужно, мусор вымели, спрятанные сокровища, зарыли ещё глубже. Сторожевых псов всюду наставили, чтобы не шлялся кто попало со своей контрабандой, пленниками, неучтёнными грузами, шпионами, без уплаты им смотрителям пошлины. Заплатил, можешь и дальше спокойно занимайся своими делами. Ну а если в результате появится парочка другая новых трупов, ни беда, о них позаботятся. В тишине, не разглашая эту информацию. Храм не официальная власть и не служба правопорядка, чтобы делать чужую работу. Их задача, чтобы мёртвые лежали спокойно, где положено и как положено. Кого на костёр, кого на удобрение, кого в морозильник, кого в приличный склепик, кого в лабораторию или на рынок. Каждому найдётся своё место и применение. Весьма практичный подход. Храм Песчаных дюн не был ни светлой, ни тёмной организацией, у них просто были свои взгляды на мир, нравилось это кому-то или нет.


     «Миленькая организация. И им я должен отдать девочку?» – мысленно подивился.


     


     После того как корабль прошёл в узкую, длинную долину, имеющую форму полумесяца, стало не до этих мыслей. Я был поражён масштабами и сложностью большого портового городка, выстроенного в несколько ярусов на горных склонах. С хорошо развитой портовой инфраструктурой. С разделением на отдельные зоны для военных, торговых, транспортных кораблей, для гостей, для избранных, куда уж без них. Всё продумано, учтено, встроено в общую систему. Приятно посмотреть.


     Нашу пёструю свору разномастных кораблей, без лишней суеты направили к отдалённым причалам на нижнем ярусе, расположенным в тени, выглядящими несколько обшарпано. Судя по внешнему виду, они предназначались для бедных, провинциальных перевозчиков не самых желанных или востребованных грузов. Этим нам показали, насколько тут рады нежданным гостям из далёкого Шаль-Алммара. Впрочем, ничего другого и не ожидал. Когда бы кто-нибудь радовался большому наплыву беженцев. Их ведь нужно где-то расселять, чем-то занимать, кормить, следить, чтобы не безобразничали. Словом, с ними много мороки. Если только вы не фрау Меркель, которая, не находя времени на путешествия по миру, решила последовать старой поговорке про гору и Магомеда. Привезти кусочек Ближнего Востока вместе с Африкой к себе домой, как сувенир, на память. Лучше бы марки собирала.


     Выехала утром из дома на работу и пока едет, ощущает себя путешествующей по экзотическим странам с их диким, самобытным населением. Любуйся, покупай сувениры, фотографируйся, только желательно вместе с охраной и переводчиком, который сможет смуглокожему, без пяти минут коренному населению, объяснить, что эту женщину не стоит трогать где попало.


     


     Сколько времени заняла процедура выгрузки пассажиров и грузов, без содрогания, не вспомню. Такого количества хаоса, шума, мелких происшествий, жуткого столпотворения, в моей жизни ещё никогда не было. От всего этого стало плохо. Чем-то напомнило митинг на строящемся вокзале, куда завезли грузовик денег и сказали, через час приедет комиссия, а сдать объект должны были ещё вчера, на фоне прибытия и отправления всё новых и новых поездов, которых как-то не удосужились учесть в своих грандиозных планах.


     Так получилось, что я со своими слугами, Аброй, и парочкой тех самых угрюмых, неразговорчивых здоровяков, оказался оттеснён в сторонку. Нас чуть не затоптали. Там и встали, не зная, что делать дальше, куда идти, чем заняться, за кем следовать. Никому до нас совершенно не было дела. Знакомых лиц поблизости не наблюдалось. Всё руководство как-то незаметно рассосалось по сторонам, жутко занятое организационными вопросами. В окружении толп помощников, слуг, охранников, родственников. Только нас там не хватало для полного счастья.


     Задумался, можно ли считать себя предоставленным самому себе. Или о нас просто на время забыли, погребённые под кучей других, более срочных дел. Нужно ли самостоятельно искать пристанище на ночь. Или сначала следует найти моего дорогого друга Риадина, чтобы набиться ему в кампанию.


     – Что планируешь делать дальше? Вернёшься к своим? – обратился к Абре за подсказкой, также выглядящей несколько растерянной и одинокой на фоне окружающей деловитой суеты.


     Высматривающей в толпе родных.


     – Нет, буду ждать, пока не позовут. Думаю, им сейчас совсем не до меня. Не хочу мешаться под ногами, доставляя беспокойство. У Фальсин ведь нет в Шаль-Сихья своего жилья, родни или полезных связей. Мы здесь чужаки. Придётся много чего сделать и разузнать, чтобы поскорее смогли завершить переезд с наименьшими потерями, – в том, что они будут, практически не сомневалась.


     Не уверен, о каких именно упомянула, о денежных или людских.


     – К тому же, мне доверили охранять тебя, так что пока не получу дальнейших распоряжений, буду выполнять поставленную задачу, – ответственно заявила, скорее, как маленький солдат, а не молодая, легкомысленная девушка. – Пусть об остальном отец думает.


     Всё время забываю, подкупаясь на миленький внешний вид и возраст, что она из кастовых дашун. Для которых военное ремесло, не работа, а скорее образ жизни. Без которого они себя не мыслят. И своих детей готовили к нему с пелёнок, не делая различий на пол, возраст, телосложение, даже здоровье. Вбивая, где, словом, где, палкой, основы послушания и готовности в любой момент пожертвовать собой в интересах рода, если потребуется. Для них приказ главы, командира или господина, всегда стоял выше собственных интересов.


     У меня в этом отношении свободы побольше. Хотя, надо будет проверить, чем и займусь в ближайшее время. Не стоять же как овца, в ожидании пастуха. Приняв решение, с уверенным видом отправился в сторону видневшихся вдали мостов, ведущих в сторону кратера. В центральные районы Шаль Сихья можно было попасть только через туннели, пробитые в горном кольце, представляющие собой мощную, естественную защиту от вторжения неприятеля. Мосты, подходящие к ним, ещё сильнее осложняли эту задачу. Не завидую тем, кто будет штурмовать столицу.


     


     Если рассматривать Шаль-Сихья с высоты птичьего полёта, то он разделялся на семь больших районов, имеющих чёткие границы, сильно отличавшихся друг от друга. Внешний, нижний, верхний, железный, янтарный, серебряный, золотой и небесный. Внешний занимал всю долину, где мы сейчас находились. Его сердцем являлся порт, верфи, многочисленные склады, возведённые вокруг него, которые обслуживал целый рабочий городок. Нижний район разместился у внешнего подножья гигантского кратера. Представляя собой плотную жилую застройку из многоэтажных, многоярусных зданий, вперемежку со всевозможными мастерскими, производственными зданиями, площадками, небольшими торговыми лавочками. Изобилуя ремесленными кварталами. Верхний, уже находился внутри кратера, соединяясь с нижним, сетью тоннелей. Выглядя значительно богаче, просторнее и солиднее предыдущего. По большие части состоя из так называемых, спальных кварталов. Железный, прижимался к крепостям, выглядя самым защищённым и упорядоченным среди остальных. Настоящий военный городок. Далее шёл янтарный, выделяясь своими площадями, рынками, аренами, всевозможными торговыми и увеселительными заведениями. Деловой центр города, граничивший с серебряным районом, местом проживания аристократии, чиновников и прочих власть имущих богатеев.


     В центре кратера, где находилось крупное глубоководное озеро, в его живописнейшей части, в окружении парков и красиво обустроенных каналов, высились роскошные дворцы, объединённые в единый комплекс. Золотой район города. Его сердце и символ власти. Последний, небесный, он же храмовый район, был вырублен прямиком в скалах, наверху, по всей внутренней окружности кратера, откуда тот просматривался как на ладони. Самый красивый и величественный.


     Все вместе они занимали немногим больше половины внутренней площади кратера. Всё остальное было отдано под поля и сады, опутанные ирригационной сетью, питаемой от озера. На те поля, напоминающие лоскутное одеяло, что лежали выше по уровню, на горных террасах, вода подавалась с помощью цепочки простеньких насосов, труб и лотков, завязанных в хитроумную систему. Как говорится, ничто так не развивает смекалку, как сложные жизненные условия.


     Каждый из районов чем-то выделялся, являясь чуть ли не отдельным поселением, со своими особенностями, порядками, специализацией жителей, всячески старающихся это подчёркивать. Чтобы казаться более важными, значимыми, независимыми на фоне соседей. Гордясь этим. Мол, у нас здесь свой город, свои порядки, своя жизнь, а то, что происходит у вас там, за границей, нас не интересует. Всё это удалось выяснить из разговоров с Аброй, ещё на корабле.


     


     – Могу я узнать, куда вы направляетесь, господин Амир? – с некоторой официальностью, сухо осведомилась Абра, не отставая от меня ни на шаг.


     Идя чуть позади, за левым плечом. Мой уход из зоны видимости членов клана Аллмара её явно не обрадовал.


     В отличие от Абры, Дехи, Дайя и Сами было всё равно, куда я их веду. Лишь бы там нашлось где спать, что есть и где укрыться от палящего солнца. Желательно поближе, чтобы быстрее скинуть тяжёлые, неудобные узлы и сумки, которые подобно гружёным осликам тащили на себе. Отчего я испытывал некоторое смущение и стыд. Сам-то шёл налегке. Попытку им помочь, строго пресекла Дехи, заявив, господину неуместно брать на себя работу слуг, которую они сами в состоянии сделать. Будь иначе, другой разговор, а так, неуместно. Не стоит позорить ни их, ни себя. Что обо мне подумают. Уважать не будут. Тут на подобное смотрят косо, с неодобрением. Каждый должен заниматься своим делом.


     Моё состояло в том, чтобы решить наши насущные проблемы с жильём, продовольствием и деньгами, в чём они мне не помощники. Вопрос доставки багажа в целости и сохранности до указанного места, заботы Дехи, за которые она несёт личную ответственность. Потребуется, наймёт столько носильщиков, сколько потребуется. Их тут вокруг как тараканов, не знаешь, как разогнать. То же самое касалось и найма паланкинов, конных колясок, карет, да хоть ездовых яков. Мягко, в вежливой форме, попросив направить энергию в нужное русло и, наконец, поставить перед ней чёткую задачу, а то уже устала маяться от безделья, чувствуя себя бесполезной и лишней.


     – В город, – ответил Абре, продолжая идти туда, где по моим представлением должна располагаться стоянка транспортных средств.


     Неважно в какой эпохе, в какой стране, принцип, был бы спрос, а предложение найдётся, действовал безотказно. Не поверю, что уважаемые люди любят ходить пешком. Чем мы хуже.


     Закатив глаза к небу, Абра чуть сварливо уточнила, не удовлетворённая столь очевидным и лаконичным ответом.


     – Нельзя ли чуточку поточнее? Здесь кругом город. Куда не пойдёшь, не промахнёшься. Хоть с завязанными глазами.


     – Меня интересует недорогая таверна. Не знаю как ты, а я жутко проголодался. Хотелось бы посидеть в тенёчке, промочить горло. Совсем хорошо, если в ней ещё и пожить можно. Заодно узнать цены на одарённых заклинателей духов. В гостях у вас хорошо, но нужно и совесть иметь, – привёл вескую причину.


     – Совесть? – насмешливо переспросила Абра, мимикой изобразив крайнюю степень удивления.


     Зааплодировал бы, но не захотел баловать.


     – Да, знаешь, недавно услышал такое странное слово. Ещё не выяснил, что это, но уже заинтересован в её приобретении. Говорят, девушки любят обладателей большой совести. Или чего-то похожего. Не дослушал до конца. Ты же согласна со мной? Предпочитаешь смелых и решительных или совестливых? – с интересом оглянулся через плечо, коварно улыбаясь.


     Абре потребовалось некоторое время, чтобы сориентироваться.


     – Я предпочитаю не противиться воле отца. Как он решит, так и будет, – изобразила скромную, послушную дочь.


     – Понятно. При встрече спрошу у него, – задумчиво кивнул.


     – О чём? – тут же встревожилась Абра, резко повернув голову.


     – О том, не могут ли Фальсин продать мне дохи пространства, которым владеет уважаемый мастер Закир сын Мушрафа из рода дашун Фальсин, – назвал его полным именем. – Не задирая цену до небес. Как родному сыну. Сделав большую скидку за то, что я провёл два дня с его младшей, любимой, – особо подчеркнул, – дочерью и ни разу не попытался от неё сбежать или искать спасения в вине. Стоически перенося все тяготы и лишения, – поднял руки ладонями вверх, страдальчески взглянув в небо.


     Двое воинов Фальсин продолжали бесстрастно идти за нами, однако у одного из них явно дрогнули уголки губ, а второй зачем-то отвёл взгляд в сторону. Абра, набравшая полную грудь воздуха, открыла рот, чуть подумала, закрыла. Выдохнула с несчастным видом. Сокрушаясь о том, что я не из их круга. После недолгого молчания, неожиданно попросила с жалостливыми нотками.


     – Ты не мог бы при следующей встрече с моим отцом, нагрубить ему, проявив неучтивость?


     – Зачем? – вот теперь растерялся я, не зная, как реагировать.


     – Чтобы появился законный повод тебя поколотить и меня за это похвалили, – честно призналась, сразив наповал своей детской непосредственностью.


     Я не знал, что меня намеренно оставили как бы без присмотра. Предоставив самому себя. Желая посмотреть, что буду делать в подобных условиях. Куда пойду. Парочка сопровождающих нас воинов Фальсин, упорно делала вид, что не замечает потянувшихся следом шпионов клана Аллмара. Среди которых был хорошо мне знакомый Валид. Правда, преобразившийся так, что не узнал бы, пройдись он прямиком перед моим носом. Как сильно, оказывается, одежда меняет человека, красит, а порой и раскрашивает в различные цвета.


Глава 2



     Наняв карету, попросил кучера отвести нас в недорогую таверну в верхнем районе города, поблизости от которой можно найти приличный доходный дом. Изъявив желание снять там несколько комнат, надеясь опередить других переселенцев. Сразу предупредив, ищу и не какой-нибудь клоповник, и не дворец, а что-нибудь похожее на второе, но, по цене первого. Вызвав короткое замешательство противоречивыми описаниями.


     Посмотрев на мой браслет, а затем чуть дольше задержав взгляд на Аюни, худощавый, синелицый, голубоглазый мужичок, то ещё сочетание, ну прямо вылитый "индус", понятливо кивнул. Не став задавать лишних вопросов. Он, вообще, старался поменьше открывать рот. Хлестнув ездовых ящеров в намордниках, чтобы кого по дороге не покусали, лихо погнал их в сторону кратера.


     За длиннющим мостом, проезжая через туннель, обратил внимание на несколько солидных укреплений, с многочисленными постами стражи, намекающих, что о мерах безопасности тут думали в первую очередь. Оценил и гигантские каменные ворота, неимоверной толщины, украшенные светящимися узорами, по сравнению с которыми врата Мории казались так, хлипкой калиткой, ведущей на огород с капустой.


     Верхний район Шаль-Сихья, ослепивший своим сиянием после длинного тёмного туннеля, ещё сильнее поразил размахом, красотой и величественностью, не говоря уже о плотности застройки, преимущественно многоэтажной и многоуровневой. Особо крупные жилые комплексы, чуть ли не в обязательном порядке, имели закрытые внутренние дворики, а то и павильоны, неизвестного мне назначения. И над всем этим великолепием возвышались тонкие изящные минареты. Правда, не совсем понял, почему они стояли как бы сами по себе, а не являлись храмовыми пристройками. Может, выполняли другую задачу.


     


     Таверна, куда нас привезли, размещалась в большом трёхэтажном здании с многоскатной, черепичной крышей, окружённая верандами и крытыми галереями, украшенными колоннами, ажурными решётками, не имея ни вывески, ни указателей. В уличной рекламе, судя по всему, не нуждалась. Зато обзавелась парочкой мордоворотов привратников в неплохих стёганных куртках с длинным подолом, перетянутых алыми кушаками, в тюрбанах. С заткнутыми за них тяжёлыми палашами. Нарядно вырядившийся помощник управляющего, отирающийся там же, осуществлял фейсконтроль, определяя, какого гостя, куда направить или послать, в зависимости от обстоятельств. Отделяя мух от котлет.


     Оказывается, для представителей разных каст полагались отдельные залы. Дабы не оскорблять взор и не портить аппетит уважаемых дари. Разделяя их на четыре категории. Низшие, простолюдины, благородные, они же знать и повелители. К слову, к которым каста бахи, высокородных, вот уж неожиданность, не относилась. Они считались высшей знатью, её последней ступенькой. Если быть точным, шестого круга пути просветления. Только начиная с четвёртого, куда выпал пятый, мне так и не объяснили, становились повелителями. Для которых, в этом скромном, маленьком заведении, мест не предусматривалось от слова совсем. Настолько важные персоны по таким местам не шлялись, в поисках острых ощущений для их владельцев. Тут и приезд бахи восприняли бы как появление президента в привокзальной пельменной славного города Урюпинска. Положив две, нет, чего уж мелочиться, три ложки сметаны на каждый шедевр своего кулинарного творчества. Надеясь, что пронесёт.


     Отправив слуг обедать в отдельное крыло, вместе с Аброй, с важным видом прошёл в зал для благородных. После проверки подлинности моего родового браслета артефактом, похожим на янтарную палочку. Никаких вопросов нам не задавали, оружие оставить на входе не просили, то, что девушка из дашун, нареканий не вызвало. Провёл с собой в качестве сопровождения. Имел полное право. Заработав понимающий взгляд от распорядителя залов. Подумавшего о том, чего не было.


     В отличие от Абры, парочку воинов Фальсин, так и не разобрался, кого охранявших, то ли меня, то ли её, завернули вслед за кунан. Чему нисколько не препятствовал. Кто-то же должен за ними присматривать. Хотя больше всего меня сейчас беспокоила необходимость раскошелиться за обед в приличном ресторане. От немедленного ухода останавливало только нежелание терять перед девушкой лицо, да и хоть немного побаловать Сами, чего ей пообещал ещё в карете. Хотя старалась держаться молодцом, но было видно, давалось ей это нелегко. Всё ещё не отошла от траура по семье.


     Ещё одним аргументом в пользу данного выбора, стал обычный здравый смысл. Сразу после приезда в незнакомый город идти в ближайшую, дешёвую, портовую забегаловку с толпой беззащитных женщин и ребёнком, во время наплыва беженцев, не самая лучшая идея. Я без магического кристалла туда и без них не рискнул бы соваться. Помня, что скупой платит дважды, а то и трижды. Не расплачусь. Девять жизней, согласно поверьям, только у кошек. У меня же, ни усов, ни хвоста, ни сапог не имелось, за что отдельное спасибо загробному работодателю. Более того, по словам Светки, я вообще, не милый котик, а свинья оборотень, поскольку временами превращаюсь в козла. Причём только она могла отличить их друг от друга.


     Внутреннее убранство таверны мне понравилось, как и всё остальное. Персонал радушный, расторопный, всё чистенько, светленько, колоритненько. Не сказал бы, что вокруг сплошная роскошь, обстановка вполне нормальная, без изысков. Эта таверна отнюдь не считалась самой элитной в столице, несмотря на размеры.


     Народ чинно, неспешно вкушал маленькие радости жизни, от вида которых слюна выделилась ещё на подходе к нашему столику. По пути обратил внимание на Абру, которая, сохраняя достоинство, держа невозмутимую маску на лице, всё же стреляла любопытными глазками по сторонам. Стараясь не выглядеть впечатлительной простушкой из глухой дыры, впервые посетившей столицу. Для той, кто привык к дворцу владыки Аллмара, в этом не было ничего сложного. Как и для меня, после наших ресторанов, которые приучили ничему не удивляться.


     Недовольство этим местом возникло чуть позже, из-за нескольких уставших от жизни посетителей. Группа из четырёх молодых, хорошо одетых дари, разя запахом обильно, сказал бы вылаканного, алкоголя, проявили повышенный интерес к Аюни. Которая, выполняя роль хорошо вышколенной прислуги, разливала нам с Аброй ароматный чай. Выглядя красивой, безобидной, изысканной игрушкой для богатеньких бездельников. Вот они к ней и подошли.


     Окинув пару раз меня оценивающими, немного высокомерными взглядами, по-хозяйски принялись обсуждать Аюни, чуть ли не ощупывая. Восхищаясь качеством работы неведомого мастера. Оценивая её предполагаемые характеристики, происхождение, стоимость, совершенно не обращая на нас с Аброй внимание. до поры до времени. Пока наглейший из них, по-видимому, с самым высоким положением и ощущением собственного бессмертия, не обратился ко мне с властными нотками человека, привыкшего, что перед ним все должны склонять головы.


     – Послушайте, уважаемый, не подскажите, из какой вы семьи? – начал с прощупывания собеседника, выбирая линию поведения.


     Всё же основы осмотрительности в него надёжно вбили. В отличие от рассудительности.


     – Увы, уважаемый, – в ответ на прямое обращение, пришлось проявить встречную любезность, – из-за некоторых личных обстоятельств я не могу этого открыть. Поэтому, можете обращаться ко мне Амир из Шаль-Аллмара, – одарил дружелюбной улыбкой, нисколько не веря, что она поможет избежать назревающего конфликта.


     К такому же выводу пришла и незаметно напрягшаяся Абра, чьё лицо застыло бесстрастной маской. Она продолжила размеренно пить чай, глядя прямо перед собой. Не знаю, как у этих господ, чьи инстинкты притуплены вином и завышенным ЧСВ, но моя чуйка начала тревожно на неё коситься. Чтобы не выдать приготовления Абры, на неё не только ни разу не посмотрел, но и показательно расслабился, беззаботно развалившись на стуле.


     Мой ответ на несколько секунд вызвал замешательство молодёжи, не ожидавших такой самоуверенности. Впрочем, она их не остановила. Ребята уже настроились поразвлечься за наш счёт.


     – Шаль-Аллмара? – озадаченно задумался лидер кампании, в роскошной накидке, расшитой узорами из золотой нити. – А, владенья клана Кукольников, – обрадовался оттого, что вспомнил, где это. – Узнаю их работу. Всё верно, – кивнул, подтверждая собственные выводы. – Скажи, – тон стал немного более фамильярным, а взгляд, снисходительным, – кукла твоя, или принадлежит роду?


     Не спрашивая разрешения, бесцеремонно уселся за наш стол. Следуя заложенной программе поведения, Аюни, не получив от меня дополнительных указаний, принялась сервировать стол на третью персону, обслуживая и её. Аккуратные, плавные движения автокуклы, пришлись парню по душе. Он окинул Аюни довольным, любующимся взглядом. Чем-то вспомнился мой первый ужин в пустыне. Опять та же головоломка. Непонятно, кто кого должен оберегать от опасностей, я её, или она меня. Пока Аюни действовала с эффективностью рожка для имитации голоса лося в ночном лесу, в котором полно приезжих, нервных охотников, где отродясь не водилось ничего крупнее зайца. Лучше бы подарили ружьё и ящик коньяка, для храбрости.


     – Моя, – лаконично ответил парню.


     – Сильно нужна? – не скрывая интереса, холодно улыбнулся незваный гость.


     – Как воздух, мой дорогой, неназванный друг, что пьёт мою воду, ест мой хлеб, и кажется, хочет меня обидеть.


     Компания разом перестала улыбаться. Собеседник отставил в сторону чашку, будто она обожгла ему руку. Это было довольно серьёзным обвинением, способным вызвать общественное осуждение.


     – Что ты хочешь этим сказать, мой, – сделал ударение, – столь же таинственный друг? – вкрадчиво поинтересовался переставший улыбаться парень, с оттенком угрозы.


     – Ну что вы, ничего. Лично мне от вас ничего не нужно. Я всего лишь хотел насладиться едой в тишине и покое, как и эти уважаемые дари, – напомнил, что мы здесь, вообще-то, не одни.


     – А мне, кажется, нужно, – сдержанно не согласился со мной нахмурившийся собеседник, не повышая голоса. – Иначе, зачем ты хотел оскорбить меня Газиза сына Хамиша из рода кундар Кибас клана Хайас. Обвиняя в нарушении законов гостеприимства, которых не было. Я не твой гость и тем более, не твой друг. Мы встретились случайно.


     Опасный тип, умный. Между подлецом и разбойником большая разница, влияющая на отношении к ним окружающих. Хотя и тот и другой, могут преследовать одну и ту же цель.


     Похоже, обступившим нас ребятам слишком скучно. Они сошлись во мнении, вечеринка была, а где же заказанная драка. Непорядок.


     – Ты прав, брат Кибас, – поддакнул один из его дружков, тип, гоблин обыкновенный, стадный, предпочитаемый класс, бард-подпевала. – Сдаётся мне, этот деревенщина нас ни во что не ставит. Смотрит свысока. Откуда он такой взялся? Раньше я его здесь что-то не видел.


     Краем глаза заметил, как в сторону зала для простолюдинов быстрым шагом удалился один из слуг, обслуживающих это помещение. Перед этим, переглянувшись с кем-то из четвёрки молодых дуралеев. Сдаётся мне, не ради того, чтобы проверить, нет ли там жалоб.


     – Если не хочешь говорить кто ты, тогда скажи откуда? – насел на меня постепенно распаляющийся парень, которого лидер что-то не спешил одёргивать.


     – Неужели, вы настолько невнимательны. Как уже было сказано, из Шаль-Аллмара. И не стоит так кричать. Я прекрасно вас слышу, – сокрушённо поморщился, выставляя его несдержанным глупцом.


     Мелочь, а приятно. Мельком пробежавшись взглядом по их рукам, отметил наличие украшений, инкрустированных кристаллами дохи. Мысленно уже рассчитывая свой следующий шаг.


     Плохая новость, у двоих парней, включая Газиза, браслеты с кристаллами. Плюс, у него ещё в довесок имелся и фамильный перстень с крупным камнем. Ещё у одного идиота заметил статусный браслет, без инкрустации. Одарённый воин или что-то вроде того. У последнего же было то ли обычное украшение, то ли знак принадлежности к какому-то братству, роду или фиг знает, чему ещё. Не встречал подобные. Статусная вещь, не более. Единственная черта, которая их объединяла, это материал изготовления. Все браслеты были серебряным, с особым узором, обозначающим принадлежность к касте кундар. Следовательно, передо мной знать. Призывать их к соблюдению приличий и законов, пустая трата времени.


     Есть и хорошая новость. Ребятишки меня определённо недооценивают. Не увидев ни знаков власти, ни камней силы, а значит, чтобы в дальнейшем не произошло, всегда могут подыскать для себя оправдания. Наивно полагая, раз схема наезда на простых кундар в прошлом срабатывала раз, два, три, так и будет продолжаться до бесконечности. Иначе не вели себя в общественном месте столь самоуверенно, если бы это была их первая подобная выходка.


     – Да? – наигранно удивился парень, – Я думал ты глухой. Поэтому специально говорил громче, оказывая услугу, а на самом деле, всего лишь медлительный, – вывернул мои слова в свою пользу. – Не знал. Постараюсь исправиться. Объясняя так, что даже до самой старой черепахи дойдёт.


     – Теперь понятно, откуда такое невежество, – с удовольствием поддержал его лидер компании. – Наш друг, – произнёс, нескрываемой издёвкой, – не поспевает соображать, что происходит. Может, ему помочь? – обратился к приятелям.


     Дальше последовал монолог, какие они хорошие, прямо герои в белом, а я плохой, в коричневом. Для кого спрашивается, стараются, непонятно, поскольку пропускал их слова мимо ушей. Спокойно допивал чай, оценивая реакцию обслуживающего персонала и других посетителей на поднятый шум. Которой не было. Нас, демонстративно не замечали, предпочитая не вмешиваться в чужие дела, что говорило о многом. Этих дари тут знали, и, скорее всего, опасались, а нас, нет.


     Неожиданно, среди вереницы незнакомых лиц, увидел дари, с которыми ранее успел посидеть у одного костра, где и познакомились. Отец небольшого семейства Муссир, свободного аристократического рода, что считалось довольно редким явлением. Он был одним из тех, кто подсел ко мне на первую ночь нашего путешествия из Шаль-Аллмара в Шаль-Сихья. Захотев поговорить, выпить вина, обменяться добрыми пожеланиями, оставив о себе приятные впечатления. Судя по накрытому, почти нетронутому столу, он со своими двумя сородичами только недавно зашёл в таверну, ещё не успев как следует приступить к трапезе. Вот так случайная встреча. Наверное, это заведение значилось первым в списке у кучеров с той стоянки, где я нанимал карету. Само собой, на взаимовыгодной основе.


     В данный момент троица Муссир с некоторой настороженностью и напряжением наблюдала за нашим столиком. Выбирая, как им поступить, протянуть руку помощи, попытаться погасить назревающий конфликт, сделать вид, что мы незнакомы, упорно не замечать очевидного, или же уйти, не дожидаясь худшего развития событий. Не в силах так сразу определить, кем выгоднее прикинуться, дипломатом, зрителем, союзником или трусом.


     У меня вариантов меньше. Называется, захотел избежать драки в портовом кабаке со всякими отбросами общества. Выбрав приличный ресторан. Действительно, от судьбы не убежишь, с какой бы скоростью ни переставлял ноги на беговой дорожке. Помню, у нас на стройке был один тип, помешанный на технике безопасности. Всё время ходил в каске, не снимая её даже в туалете. Боялся до паранойи, что ему на голову что-то прилетит. Задерёт её вверх и ходит, кружит, выбирая самые безопасные маршруты. Пока в недавно вырытую яму не свалился, переломав ноги. Зато каска осталась целенькая, чистенькая, без единой царапинки, почти как новенькая.


     – Уважаемые, – устало попросил, – опустим церемонии и перейдём к главному. Вам чего от нас надо то? Отдать кошелёк в обмен на жизнь? – поинтересовался с лёгкой иронией, – Купить вам выпивки и семечек? – прервал чужие словоизлияния, выставив их мелкими уличными бандитами и попрошайками.


     По сути, публично унизив. Раз уж конфликта не избежать, его следует возглавить. Лидер, несмотря на хмель, быстро сообразил к чему я веду, резко подняв руку, прерывая своего друга. Велев остальным молчать. Слухи вещь такая, живучая и прилипчивая.


     – Нет. Узнать, где и как ты получил бессмертную куклу. Хотел попросить её ненадолго одолжить, чтобы произвести на кое-кого впечатление. Разыграть. Разумеется, за щедрое вознаграждение. А теперь, уже и не знаю, что потребовать в качестве компенсации за оскорбление. Официально заявляю, – повысил голос, говоря громко и чётко, – Ты оскорбил меня и моих друзей. Я требую извинений!


     Залпом допив остатки чая, аккуратно поставил перевёрнутую чашку на стол. После чего забрал чашку у Абры, опешившей от неожиданности, поступив точно так же. Преследуя этой выходкой две цели. Освободить руки ей и Аюни, которая растерянно замерла, перейдя в режим ожидания.


     – Хорошо, – доброжелательно улыбнулся, пойдя ему навстречу. – Можно твою правую руку? Хочу посмотреть на ладонь.


     – Зачем? – удивился парень, не понимая, чего я замыслил.


     – Чтобы понять, насколько серьёзно стоит относиться к твоим словам, – любезно пояснил. – Не бойся, не откушу. Всего лишь посмотрю на линии судьбы. Смелее, – с плохо скрытой насмешкой, протянув свою, показывая, что она пуста, вынуждая сделать ответный шаг.


     Не давая время на раздумье, брал на банальное слабо. Он был слишком молод, горяч и достаточно пьян, чтобы прислушаться к голосу интуиции, а не гордости. Не захотев прослыть трусом. Взяв его за ладонь, с задумчивым видом несколько секунд внимательно изучал линии на руке, усыпляя бдительность. Все, включая Абру, затаив дыхание, ждали результатов гадания. Под их пристальными взглядами мигом стянул с его пальца перстень, а заодно, второй рукой, сдёрнул браслет с кристаллом дохи.


     – Аюни, выруби его, – резко отдал приказ, указав на второго одарённого стихиями, пока они не очухались, сообразив, что происходит.


     Кукла, не раздумывая, молниеносно впечатала кулак в лоб указанного парня, снося его с ног. Надеюсь, выживет и не превратиться в дурачка. Хотя тому, у кого нет мозгов, не грозит их сотрясение. Третий участник уже проигранной схватки, успел только развернуться к Аюни, принимая защитную стойку, после чего упал без сознания от мощного удара по шее. За его спиной очутилась Абра, отреагировав инстинктивно. Стремительно обогнув стол так, чтобы не попасться в его поле зрения и не мешаться Аюни. Попутно локтем выбив дыхание из третьего парня, не являющегося одарённым. Чтобы и этот не мешался под ногами. За компанию.


     – А? Что? Какого… – запоздало вскочил побледневший лидер разгромленной команды лоботрясов.


     – Аюни, будь добра, повтори, – расслабившись, спокойно попросил служанку, со зловещей улыбкой на лице.


     Кто сказал, что я должен играть в чужую игру по их правилам. Рефлексы и скорость Аюни не шли ни в какое сравнение с его, не оставив ни шанса избежать отправки в мир беспамятства. С безразличием бросив на стол перстень с браслетом, слишком приметные вещицы, чтобы попытаться их прикарманить, предупредил открывшего рот смотрителю зала, что во все глаза, с ужасом разглядывал парня в расшитой белоснежной накидке.


     – По старой непреложной традиции первых дари, за всё платит проигравший. Счёт за обед отдадите ему, как очнётся. Советую и вам, уважаемые, воспользоваться щедростью нашего благодетеля, – сделал учтивый поклон в сторону случайных свидетелей этого представления.


     Увеличивая шансы на успех избежать последствий.


     – Что вы натворили? – завопил смотритель зала.


     – Исправлял вашу оплошность. Почему в этом заведении не следят за безопасностью клиентов? – грозно на него посмотрел. – Позволяя нарушать наше право на спокойный отдых. Здесь приличная таверна или какой-то бандитский притон? Если да, почему нет соответствующий вывески? – рассерженно начал наседать на вспотевшего мужика, не давая и рта раскрыть. – Где расписание грабежей, изнасилований, убийств?


     Под смешки других посетителей, которых мои слова явно забавляли, пошёл прямо на него, держа в поле зрения находящийся справа выход. Как назло, ретироваться прежде, чем возникли серьёзные проблемы, не успели. Из зала для простолюдинов прибежала дюжина злых, обнаживших оружие воинов из охраны прилёгших отдохнуть молодых людей. Настроенных весьма решительно, хорошо мотивированных и обученных. Совершенно трезвых. Перекрыв выход, вознамерились задержать нас во что бы то ни стало, чтобы хозяевам было на кого спускать свой гнев. Не самим же подставляться.


     Досадливо цокнув языком, отступил за спины Аюни и Абры, сильно переживая по поводу своей беспомощности. Эх, мне бы тот неудобный, тяжёлый кристаллический булыжник, с которым бегал по Шаль-Аллмара, но, чего нет, того нет.


     – Дорогая, – специально не стал называть её по имени, – кажется, они о тебе плохого мнения. Особенно крайний справа, лопоухий. По глазам вижу. Можешь их за это побить. Разрешаю. Обещаю, вмешиваться не буду. Только постарайся не затягивать. Удовольствия должны быть в меру, – напомнил, поучительным тоном. – Нас уже ждут в условленном месте.


     Постаравшись скрыть тревогу, начал лихорадочно прикидывать, как бы выкрутиться из сложившегося положения. На запрос о помощи, сделав его прямым, выразительным взглядом, Муссир всё же определились со своей позицией, оставшись нейтральными наблюдателями. Решив, дружба дружбой, но твоя война, не моя. Примерно так перевёл его столь же молчаливый ответ. Жаль, но могу понять. У мужика большая семья, о которой нужно заботиться. Враги в среде местной аристократии ей точно не нужны. Ну что же, это его выбор. Винить не буду, но обязательно припомню, если выживу.


     Искренне надеюсь, кунан Дехи, дочь Алии из рода Нурадин достаточно смышлёная лиса, держащая нос по ветру. Если станет совсем худо, под шумок слиняет из таверны вместе с Сами. Не привлекая внимания. У кого искать защиты, думаю, разберётся. Вариантов не так много, зато, относительно надёжных. Пустыми обещаниями в высшем обществе не принято разбрасываться, иначе они потеряют всякий вес. Аллмара, вроде как, мне благоволили. Должны помочь.


     После этих слов, Абра как-то странно, задумчиво на меня посмотрела, чуть задержав взгляд. Вроде не рассердилась. Догадается или нет, что этим я пытался предупредить о своей неспособности противостоять хорошо обученным воинам.


     Тем временем, они уже обступали нас, беря в кольцо. Не спеша кидаться в атаку. Мой самоуверенный, небрежный тон, заставил их осторожничать. Ближайшие столы были спешно освобождены застигнутыми врасплох зрителями, опасающимися оказаться втянутыми в серьёзную драку. В коридоре уже замаячила охрана таверны, не заходя внутрь, предпочтя заявиться под конец заварушки, подозреваю, на стороне победителя. Больше нельзя мешкать. Всё что нужно, уже увидел.


     – Аюни, убей этих дари, – отдал быстрый, решительный приказ автокукле, указав на охранников пальцем.


     А то ещё перепутает и начнёт вырезать, вообще, всех подряд, включая сторонних наблюдателей.


     Из запястий Аюни выскользнули кристаллические вибролезвия, загудевшие и засветившиеся от влитого в них эфира. Стремительным вихрем налетела на чужих бойцов, заставив их отступить под её натиском. Вот ещё секунду назад стояла на месте, а уже в следующую, порхала среди них. Благодаря мощному дохи стихии воздуха, встроенному в ядро, Аюни владела довольно обширным арсеналом как атакующих, так и защитных техник. Могла плеваться стальными играми, запускать складной гарпун на длинной цепочке, которым ещё и управляла в полёте. Усиливать остроту клинков, увеличивая диапазон атаки, а также, создавать вокруг себя воздушный вихрь, доставляющий противникам кучу неприятностей. И не только.


     Подловив подходящий момент, резким выбросом плотной ударной волны, раскидала насевших на неё охранников в разные стороны. Устроив воздушный взрыв, чувствительно ударивший по ушам. Хорошенько приложив о стены, мебель, пол, сбитых с ног зрителей, на время дезориентируя. Не давая опомниться, безостановочно продолжила безжалостно атаковать противников, кромсая вдоль и поперёк, не позволяя приноровиться к своим движениям. Нагоняя страха даже на меня, что уж говорить о них.


     Следом, оказывая поддержку, в бой вступила предельно сосредоточенная Абра. Благоразумно держась позади неё. Не страдая избытком самомнения, равняя себя со взрослыми воинами, прошедшими полное посвящение. Поэтому предпочла оставаться на второй линии, прикрывая спину, не давая обойти автокуклу, чтобы добраться до меня. Правильно оценивая свою реальную силу и возможности.


     Как одарённая стихий, пусть и начальных ступеней развития, девушка на весьма высоком уровне овладела контролем над низшими элементалями, компенсируя недостаток силы и их количества. Что и продемонстрировала. Почти моментально, не задумываясь, создавала заученные до автоматизма простые формы, придавая им повышенную прочность. Даже простенькими огненными пулями, обстреливая противников, умудрялась сбивать им концентрацию и атаки, доставляя много хлопот. Помимо того, придав элементалям форму длинного, изогнутого кинжала сахен, традиционного оружия дари, принялась демонстрировать неплохой уровень владения им. Заставляя противников беспокоиться.


     После взрывной атаки Аюни, выгадав несколько секунд передышки, Абра развеяла кинжал в облачко ярких искр, к которому добавила ещё больше низших элементалей, выжимая себя до предела. Обратившись за помощью к родовому духу, применила самую сильную, коронную технику, понимая, что скрывать её и дальше становится опасно. В результате чего обзавелась роскошными огненными крыльями, состоящими из уплотнившегося красного света. Дополнительно к которым, вооружилась коротким копьём из него же. Идеально контролируя свою силу, придала огню высокую твёрдость, практически кристаллизовав его, не позволяя образоваться пожару, понимая, что иначе наше положение сильно ухудшится, а количество врагов, только возрастёт. Вот теперь, по-настоящему став похожей на воительницу, а не на какую-то богатую купеческую дочку. Даже залюбовался на секунду прекрасным огненным ангелом.


     В отличие от мастера Закира, Абра могла воплощать в реальность не самого духа, а только частичку его силы. Позаимствовав крылья огненного воробья, жалкое подобие которых в своё время видел у Ситаи и Харима. В виде отдельных, пламенных перьев. У Абры же получились полноценные крылья, выросшие из спины, не мешая пользоваться руками. Управлялась она ими с той же лёгкостью, применяя в самых различных целях. Для защиты, нападения, повышения мобильности, в качестве уловок. Крылья обеспечивали почти круговую защиту, прикрывая одновременно с двух сторон, не давая к ней приближаться. Потрясающая техника, аж зависть брала. Сразу видно, насколько Абра талантливее Ситаи с Харимом. Неудивительно, старшая ветвь, дочь главы, хорошая наследственность, имеющая наиболее сильную связь с хранителем рода.


     Несмотря на успешные действия Аюни и Абры, показавших себя с лучшей стороны, не сказал бы, что игра шла в одни ворота, без лишних усилий. Всё же, мы столкнулись не с уличными бродягами, а с хорошо обученными, элитными воинами, у которых хватало своих козырей. Других в охрану этих молодых идиотов просто не взяли бы. Они довольно быстро приноровились к техникам моих защитниц, найдя способы им противостоять. Но, как хороший летописец, подробности того, как нам давали по шее, описывать не стану. История должна запомнить нас гордыми победителями, а не жалкими везунчиками.


     Подловив удачный момент, и я оказал посильную помощь Абре и Аюни. Не в силах больше справляться, сгорая от беспокойства за них. С пафосным кличем, – За моего отца! За Лордерон! – яростно метнул в противника сначала один стул, потом второй, пытаясь хоть на секунду отвлечь их на себя, чтобы подставить под удар девушек.


     Ничего умнее крикнуть не придумал, да и не особо этим заморачивался. Что запомнилось, тем и воспользовался. Охваченный жаждой действий, всё же благоразумно не стал вступать в схватку на ближней дистанции. Следуя принципу, не умеешь драться, не лезь под руку профессионалам, доказывая, какой ты храбрый дебил. О чём непременно напишут в протоколе вскрытия. И даже скажут хорошие слова над могилкой, только ты их всё равно не услышишь.


     На нашей стороне положительную роль сыграли скорость и решительность, внёсшие основной вклад в разгром неприятеля, а также появление засадного полка, в лице двух воинов Фальсин. Они неожиданно вломились с тыла в ряды противника, внося в них неразбериху и беспорядок. О том, что нас ещё скрытно страховали с улицы, я не знал, но думаю, это уже ничего не меняло.


     Результаты, как по мне, вышли очень даже неплохими. Были убиты всего трое чужих охранников, остальные, лишь ранены. Пологая, чем меньше прольётся крови в этом конфликте, тем лучше. Всё ещё не оставляя надежды, если не погасить его, то хотя бы не раздувать сильнее, снизив накал страстей до минимума.


     Пройти на выход мимо охраны заведения, так и не вступивших в быстротечную схватку, трудов не составило. Они особо не рвались положить свои жизни ради каких-то пьяных дурней. Живых и здоровых. Даже не ограбленных. Видя, как мы спокойно уходим, никому не причиняя беспокойства. Не пытаясь ещё кого-то убить или что-то сжечь. В отличие от владельцев таверны, считая нас в своём праве. О чём, конечно же, вслух сказать не могли.


     Нескольких слуг, отправленных к семьям пострадавшей стороны перепуганным распорядителем зала и помощником управляющего, по пути перехватили воины Фальсин, скрывающие свои личности. Выиграв нам достаточно времени для отступления. Задержав распространение новостей, насколько возможно.


     


     Удалившись на изрядное расстояние от таверны, затерявшись на запутанных улочках старого города, остановились ненадолго передохнуть. Чувствуя, как постепенно сходит горячка схватки, успокаивается сердцебиение, возвращается хорошее настроение. Чему способствовало ощущение победы, обошедшейся без потерь с нашей стороны. Гордясь собой.


     – Ну вот и отлично, – объявил, широко улыбаясь.


     Радуясь жизни больше остальных.


     – Поели, размялись, посмотрели город, – сильно приукрасил, не до того было, – ушли, не заплатив, день, можно считать, удался. Теперь быстренько возвращаемся к нашим Аллмара и делаем вид, что ничего не произошло. Мы тихие, кроткие и примерные как котятки, пока хозяева не ушли из дома.


     Абра с озабоченным видом, пыталась приладить к нарядному платью висящий на ниточках рукав, раздумывая, так оставить, или проще до конца оторвать. Не зная, как будет лучше смотреться. Что делать с прожжёнными на одежде мелкими дырочками, даже думать не хотелось и это она ещё спину не видела. В качестве дополнительной вентиляции, конечно, они полезны, но красоты точно не прибавляли. Ещё у неё на лице наливался здоровенный фиолетовый синяк, начала опухать разбитая губа. Словом, видок был ещё тот, лихой и придурковатый, какой и положен бравому вояке. Лишь Аюни оставалась чистенькой, свеженькой, красивенькой, в местами подранной одежде. Этакий манекен для неё из собачьего питомника, подобранной четвероногими дизайнерами с французскими корнями, типа Шари́к де Полканэ.


     Услышав мои слова, Абра вновь одарила долгим, нечитаемым взглядом, что-то тихонько проворчав под нос.


     – Что-что? – заинтересовался.


     Захотев узнать, как ругаются в таких случаях, для пополнения словарного запаса.


     – Сказала, начинаю понимать, что чувствовали Джонах и Риадин, когда мы собирались вместе. Шутя, что знакомства с ещё одним таким же беспокойным другом их родители не переживут. И что чувствовала мать, когда я в детстве радостно рассказывала, как провела день, выглядя примерно так же, как сейчас. Самое обидное, развлекались вместе, а влетит за это только мне. Жизнь несправедлива, – огорчённо вздохнула, покачав головой.


     Расстроившись из-за потери своего лучшего платья, которое специально приготовила для первого посещения столицы. Чтобы остальные не смотрели на неё, ну вот как сейчас.


     – За что влетит? – полюбопытствовал, не испытывая чувства вины.


     – За недосмотр. Я же за тебя отвечаю. Возникновение угрозы твоему здоровью, наносит урон моей чести, – серьёзно объяснила, искренне веря в свои слова.


     – Тогда, чего сразу не вмешалась? Не предотвратила? – растерялся от такой постановки вопроса.


     – Во что? – рассердилась. – В разговор мужчин, да ещё благородных кундар? – огорчилась моей недогадливости. – В который меня не приглашали. Ты даже не удосужился представить свою спутницу, чтобы она получила право голоса. К тому же, на тот момент твоей жизни ещё ничто не угрожало. Ни как подруга, ни как телохранитель, я не могла вмешиваться в твои личные дела. Может, вы стали бы лучшими друзьями. Кто вас поймёт.


     Так и напрашивалось пропущенное между слов упоминание дураков.


     – Хорош-хорошо, – поднял руки, показывая, признаю, виноват, сдаюсь. – В следующий раз заранее попрошу сломать руку тому недоумку, который начнёт меня раздражать одним своим видом, – попробовал разрядить обстановку шуткой.


     – Знаешь, Амир, ещё года два назад, всецело бы поддержала эту идею, а сейчас, почему-то хочется обойтись без подобных выходок. Ну, или хотя бы успеть пережить три десятка сезонов бурь, прежде чем отправиться к предкам. Достойной их дашун Хладных сердец. Исходившей вдоль и поперёк четыре пустыни и три моря. Не потерявшей ничего из доверенного мне, – поделилась мечтой. – Надеюсь, в будущем позволят охранять принцессу Аллмара, у которой будет более спокойный, тихий, понятный характер. Отличный от моего, и как вижу, твоего тоже. Ту, что сможет крепко держать меня в руках, – высказалась о себе как о неодушевлённом предмете, оружии. – Иначе, боюсь, принесу ей одни беды, что недопустимо. Если же не смогу пройти посвящение в члены братства Хладных сердец, заняв положенное место в одном ряду со своими братьями и сёстрами, то продолжу славный род дашун Фальсин в качестве хранительницы очага. Подготавливая нам достойную смену. Позаботившись, чтобы у неё было меньше изъянов и появилось больше шансов пройти посвящение, – пафосно пообещала.


     Такое ощущение, в первую очередь себе. Выплеснув наружу то, что долгое время копилось внутри. Страхи и надежды. Ненадолго обнажившиеся после недавней встряски.


     Не пойму, то ли отчитала, то ли пожаловалась, то ли призналась.


     – Так говоришь, будто я специально устроил ту драку, – прозвучало, как оправдание. – Если будут ругать, спихивай всё на меня. Скажи, пока вёл себя как последняя свинья, ты героически, грудью закрыла в час нужды. Можно сказать, прижала к ней как родное дитя. Разъярённой львицей расшвыряв ту свору шакалов. Кстати, вот когда она подрастёт, – добавил уже другим тоном, неожиданно переменив тему, – тогда и думай о серьёзных вещах, а пока продолжай быть ребёнком, наслаждайся жизнью. Обратно вернуться и насладиться моментом уже не получится. Поверь, дом, семья, работа, сожрут твою свободу, мозги и беззаботное время. К тому же, когда ещё удастся накопить запас баек, которые будешь скармливать лопоухой, доверчивой принцессе. Чтобы слушала, открыв рот от восхищения и зависти, а то так и будешь молча тапочки по утрам приносить.


     – Чего подрастёт? – грозно нахмурилась Абра, услышав только то, что хотела.


     Вот как они это делают? Где у них речевой фильтр встроен? В каком месте? Покажите настройки. И, желательно, кнопку сброса до заводских, начинающихся со слов, а мама сказала…


     – Говорю, как подрастёшь, станешь взрослой, тогда и будешь выбирать, какой дорогой пойдёшь, – моментально ответил, не моргнув и глазом.


     – Амир, как твой телохранитель, пусть и ненастоящий, я промолчу, но как друг, – выделила это слово, – попрошу что-то сделать либо с твоим раздвоением личности и забывчивостью, либо с моими слуховыми галлюцинациями. Иначе произойдёт что-то плохое, – то ли улыбнулась, то ли оскалилась. – Даже думать боюсь, что будет, когда твои слова влетят не в те уши.


     – Понимаю. Поэтому постараюсь произносить их только в кругу своих, – заверил.


     – У тебя нет своих. Как ты не видишь этого. Свои те, в ком течёт та же кровь, что и в твоих же венах. Амир из Шаль-Аллмара, за тобой ничего нет, кроме собственной тени, – попыталась объяснить, как настоящий друг, которому ты небезразличен.


     – Хорошо. Я тебя услышал. Мои кунан будут молчать, – строго на них посмотрел, – Твои родственники, надеюсь, тоже, – после короткой паузы, с сомнением оглянувшись на парочку крепких, бесстрастных Фальсин, упорно делающих вид, что их тут нет.


     Даже не смотревших в нашу сторону, контролируя улицу. Проследив за моим взглядом, Абра сокрушённо поморщилась, сильно удивив.


     – Неужели у вас принято распускать слухи и разглашать личную информацию об объектах охраны?


     – Нет, конечно, – даже фыркнула от такого нелепого предположения. – Это одно из самых закрытых, организованных братств. Из нашего круга наружу не просочиться ни капли информации. Однако внутри, всё мы единоутробные братья и сёстры, между которыми нет секретов. Для своих, дом братства порой хуже уличного базара, где обмениваются всем, чем только можно и нельзя. На котором, если ты забыл, поставлены лотки рода Фальсин, за которыми сидит моя ближайшая родня. Завтра о том, что я коротконогая, плоская доска, над которой смеётся даже пришлый слабак вроде тебя, будут зубоскалить всё сёстры. Завалив подарками из мазей, припарок, мягких накладок, да пошлыми книжицами с методиками массажа груди, – поразительно открыто поделилась такими откровенными подробностями.


     Ничуть не смущаясь. Не понимаю я их общество, просто не понимаю, что дозволено, считаясь нормой, что нет. Или это Абра такая уникальная, прямолинейная особа.


     – Тогда, может ещё не поздно всё исправить? – с надеждой, уже и не зная, дурачусь или на полном серьёзе. – Давай я её похвалю. Очень красочно. Могу даже в стихах. Завтра все сёстры будут тебе завидовать, а не насмехаться.


     По-моему, она тихонько зарычала сквозь стиснутые зубы, плотно зажмурив глаза. Пытаясь удержать себя в руках. Хуже дурака, может быть только инициативный дурак.


     – Чему завидовать?! – не выдержала, сорвалась, топнув ножкой от гнева. – Эти сучки точно придут посмотреть, чего ты там такого разглядел, что они не смогли. Все до единой. Ещё и большое праздничное собрание устроят, заставив им позировать да выпивку разносить. Смерти моей хочешь?


     Как у них всё сложно. Тут же поспешно закрыл рот ладонью, показывая, что больше ничего не скажу. Чтобы не ляпнуть очередную глупость. Не пойму, отчего она рассердилась.


     – Глаза мои закрой, чтобы тебя не видеть!


     Немедленно так и сделал, посчитав прямой просьбой. Приложив ладонь второй, свободной руки. Боясь разозлить её ещё сильнее.


     – Риадин!!! – по улице разнёсся яростный крик души, виня во всём его.


     


     Чтобы на первое время найти жильё, пришлось идти на поклон в столичное поместье Аллмара, вокруг которого разросся небольшой клановый квартал, набившийся народом под самый узелок. И все этому были только рады. Считая, лучше так, чем никак. Планировал попросить пожить у них в гостях ещё с недельку, если не доставлю неудобств или беспокойства. Рассчитывая, что за это время страсти после драки в таверне несколько поулягутся.


     Как назло, на входе в поместье, пройдя через два поста охраны, столкнулись с несколькими Аллмара, выполняющими какое-то поручение старших. Из троих молодых дари, одного подростка и ребёнка, мне были хорошо знакомы только двое. Риадин и Ирдис. С остальными до этого ещё не пересекался. Их всех очень заинтересовал внешний вид Абры. Выпустившая пар, успевшая успокоиться девушка, держалась поразительно невозмутимо, будто ничего необычного не произошло. Игнорируя чужие взгляды с достоинством сытой королевы.


     Риадин, приподняв в изумлении бровь, на правах старшего и знакомого со мной, заговорил первым.


     – Друг мой Амир, позволь узнать, всё ли у вас в порядке? – проявил дипломатичность, взглядом спрашивая, не нужна ли помощь.


     – Да. Всё хорошо. Прости, немного заблудились по дороге, поэтому задержались. Надеюсь, нас никто не искал?


     – Кажется, нет, – не припомнил такого, удивился.


     Прищурившаяся Ирдис, несколько раз перевела внимательный взгляд с меня на Абру, туда и обратно, что-то высматривая.


     – Амир, не удовлетворишь моё любопытство, почему одежда Фальсин, – пропустила приставку дашун, переводя беседу в неформальное русло, – порвана, а твоя нет? Вы пробирались к нам разными путями? – сознательно использовала это слово.


     – Нет, дорога у нас была одна, а вот испытания, да, разными. Мы до этого кое о чём поспорили. В результате чего ей пришлось немного пожертвовать красотой ради победы. Признаю, думал, не решится, но нет, выиграла наш спор, доказав, что является крайне храброй, умелой девушкой. Я полностью повержен, – горестно вздохнул, изобразив несчастный вид. – Склоняю голову перед дашун Фальсин, которых сильно недооценивал. Поэтому, как зачинщик спора и проигравшая сторона несу полную ответственность за её неподобающий внешний вид. За что приношу свои извинения, если он вас как-то обидел или расстроил.


     Вдохновленно принялся перекрашивать чёрное в белое. Вот только Абра, зараза, не догадалась не смотреть на меня с таким же удивлением, как и Аллмара. Не поняв замысла пусть и гениального, но непризнанного художника. А что, такого абстракционизма могу на стене намазюкать, все ахнут. Или охнут.


     – И в чём же заключался ваш спор? – расслабился заулыбавшийся Риадин.


     – Это секрет, который раскрою не менее чем за, – повернувшись к Абре, незаметно подмигнул, намекая, что пора подыгрывать, – за сколько? – спросил у неё.


     – Пятьдесят золотых динар, десять средних духовных камней и артефакт серебряного ранга, – выдвинула требование, глядя только на меня.


     – Всё верно. Сто золотых динар, десять средних духовных камней и артефакт серебряного ранга, – невозмутимо передал Риадину, не моргнув и глазом.


     – Она ведь сказала пятьдесят, – озадачился недогадливый юноша.


     – Тебе послышалось, – бесстыже возразил, широко улыбаясь, чтобы даже дурак понял в чём тут дело. – И потом, я же как-то должен компенсировать свой проигрыш.


     – Сестра, а кто этот дари? – восьмилетняя девочка аккуратно подёргала Ирдис за подол, желая получить объяснения.


     Чувствуя, что происходит что-то интересное, но пока не понимая, что именно.


     – Это очень нехороший дари Наяс. Не разговаривай с ним. Постарайся в будущем его избегать. Потому что дяденька Амир приносит неудачи, а ещё он нехороший обманщик, – принялась учить ребёнка плохому. – Он научит тебя плохому, – словно прочла мои мысли, перевернув всё с ног на голову.


     – Тогда, почему папа его не прогонит? – удивилась доверчивое дитя.


     – Она шутит, – пришлось вмешаться, пока не узнал о себе много нового, а ещё возгоржусь. – Твой папа так не сделает, потому что, в отличие от сестрицы Ирдис, дяденька Амир ему нравится. Я подозреваю, что и ей…, – замолчал, выразительно посмотрев на неё.


     – Он тоже скоро заморочит голову, втеревшись в доверие, чтобы поскорее обмануть, – вовремя вывернулась эта змеюка, смерив меня убийственным взглядом.


     Обжигающим не хуже, чем пламя Фальсин.


     – Как у вас всё запутанно, – усмехнулся подросток, стоявший по правую руку от Риадина.


     – На том и стоим, – охотно согласился, довольный собой, – Милая Наяс из славного рода бахи Аллмара, – обратился к девочке, наклоняясь ближе, – если вдруг захочешь быть обманутой, обращайся. Всегда рад помочь. Поверь, это выгодно. Помни, каждая третья из них получает в дар ценный подарок, каждая десятая, сокровище, каждая сотая, полцарства. Если приведёт с собой пятерых подруг, также желающих быть обманутыми, получит дополнительную скидку в половину стоимости, – не уточняя чего.


     Быстро, на одном дыхании, с уверенным видом прорекламировал свои услуги. В этом деле, главное — напор и железобетонная вера в свою правоту. А также обаятельная, лучезарная улыбка. Ничто так не помогает мошеннику, как желание клиента получить что-то даром. Несколько раз растерянно моргнув, Наяс заинтересованно уточнила.


     – А что за подарок?


     Приняв всё за игру. Теперь пусть попробует старшая сестра настроить против меня этого милого ребёнка.


     – Драный башмак, – забеспокоилась Ирдис, испугавшись, что окончательно задурю голову Наяс, перетянув на свою, тёмную сторону.


     – Пусть это будет моим маленьким секретом, – заговорщицки подмигнул девочке.


     Продолжая сеять семена сомнения в словах Ирдис.


     – А ты опасный тип, Амир, – покачал головой ухмыляющийся Риадин.


     – Ну что ты. Зря наговариваешь. Ладно, светлого дня. Пойду, поищу вашего отца. Попрошу разрешение и дальше радовать вас своим присутствием. Дерра Фальсин, – учтиво обратился к Абре, решив и её не задерживать, предоставляя хороший повод уйти, – пожалуйста, передай господину Димиру мои поздравления. Если у него появятся ко мне вопросы, буду готов в любое время на них ответить. Если кто другой будет спрашивать, что произошло, пока не заплатят, ничего не рассказывай. Не забудь, половина моя. И ещё, – понизил голос, добавив вкрадчивых интонаций. – Чем быстрее сделаешь кружок по поместью, не заходя к себе, тем дольше будешь гулять по базару, выбирая обновки.


     Судя по реакции, этакого озарения, подобная мысль ей в голову ещё не приходила. Глядишь и вовсе в плюс после сегодняшнего происшествия выйду.


     – Я же говорила, – с удовлетворением от подтверждения своих слов, Ирдис тихо напомнила Наяс о том, какой я плохой.


     Эй, не понял, а Абра-то чего кивнула.


     


     Решить вопрос с заселением удалось довольно быстро. Практически на ходу, поскольку отец Риадина был очень занят, а владыку Амередина и вовсе не смог найти. Поймал господина Умара в коридоре, в сопровождении толпы секретарей, делающих обход долгое время пустовавших владений. Это же не комната в общаге, где пыль протёр и можно жить. Всё что там без присмотра могло сдохнуть, давно сдохло, а что не желало, ушло в поисках пропитания к соседям. Поэтому был рад даже маленькой комнатушке в гостевом доме, больше похожем на то самое общежитие для персонала, прекрасно понимая, что у Аллмара сейчас не лучшие времена. Но даже так, по старым добрым традициям средневековья, гости за развлечения, еду и проживания не платили.


     Но, даже зная об этой особенности, не желал слишком уж здесь засиживаться, становясь нахлебником. Голова и руки на месте, значит, буду думать, как прокормить себя, и тех, кто мне доверился. Иначе, перестану себя уважать.

Глава 3



     После обеда, отправил на разведку Дехи. Поручив выяснить, где можно достать дохи пространства, без особого риска для жизни. Заодно, пусть расспросит народ, где находится ближайший храм Песчаных дюн и как туда пройти. Выяснит, кому требуются услуги одарённого духом специалиста. Что твориться в городе. Не намечается ли очередная войнушка, а следовательно, рост спроса на наёмников. Кто здесь власть. Завалив её кучей работы. Сама же просила. Отправился бы лично, да меня одного из поместья не выпускали, под благовидными предлогами, плюс, я плохо разбирался в местных обычаях и реалиях. Пускай и обидно, но Дехи с этим справится лучше.


     Впрочем, этим вечером тоже не скучал. Сначала пришёл Риадин, выпытывать, что же с нами сегодня произошло. Мучимый любопытством. Жалуясь, что все у него спрашивали, а он, ни сном, ни духом. Затем нашёл время меня навестить мастер Закир. Немного посидели, поговорили за бутылочкой вина, которую принёс с собой. Не ради того, чтобы что-то выяснять, уже обо всём узнав из первых рук, а чтобы успокоить. Передать, у рода Фальсин ко мне нет обид. Произошло вполне рядовое событие, никак от нас не зависящее. Из которого вышли достойно, заслуживая похвалу за разумные действия. Что не стали доводить дело до настоящей вражды с семьями тех недоумков, лишь проучив их. Убитые и раненные охранники не в счёт. Пустяк, не стоящий внимания. Чужая жизнь в этом мире ценилась мало, особенно, когда её теряли те, кому положено и те, кого не жалко. Если клан Хайас при таких обстоятельствах начнёт раздувать публичный скандал, то больше потеряет, чем приобретёт. Выставив себя в плохом свете. Понятно, что по мелочи, при удобном случае, обязательно отыграется, но в разумных пределах. Поэтому расслабляться не стоило, как и слишком переживать по этому поводу.


     С Аброй всё в порядке. Подумаешь, синяки да царапины. Её готовили не ромашки собирать, да стишки сочинять. Получила по морде, поделом. Значит, мало тренировалась. Будет усерднее стараться, чтобы в следующий раз не разгуливать по городу в таком виде. Позориться. Откуда-то же нужно набираться опыту. Можно считать, проходила полевую практику. То, что я вернулся без единой царапинки, было высоко оценено наставницами и отцом. Показав её результаты. Именно поэтому на неподобающий внешний вид дочери решили закрыть глаза. Вот если бы ещё и сама такой же пришла, то заслужила награду, а так, лишь одобрение.


     После душевных посиделок пригласил на тренировочную площадку, позаниматься духовными практиками. Разогнать жирок. Намекнув, не дело бездельничать, бесцельно слоняясь по поместью, отвлекая других от работы. Подавая им плохой пример.


     С большим удовольствием согласился. До позднего вечера не вылезал из специального, хорошо укреплённого зала для одарённых стихиями, тренируясь до изнеможения. Дорвавшись до хоть какого-то полезного занятия. Кто знает, когда в следующий раз найду подходящее для этого место, инвентарь и если не личного тренера, то хотя бы опытного советчика. Кроме того, науку заклинателей рядом со мной постигали ещё несколько совсем юных детишек, входящих в группу, которую готовил Закир. Основное внимание он уделял именно им, а я так, пристроился за компанию.


     Оказавшись в рядах младшеклассников, вызвал у них повышенное веселье и подъём энтузиазма, от желания покрасоваться. Показывая, какие они талантливые. Через полчаса, сжалившись над одним глупым, неуклюжим взрослым, убедившись, что я им не соперник, принялись давать советы, показывая, как правильно выполнять то или иное упражнение. Объясняя, в чём хитрость. Закир не вмешивался, с улыбкой предпочитая наблюдать за этим со стороны. Понимая, что, уча других, они в первую очередь сами глубже осваивали подаваемый материал.


     Призывать Шисса'ри Закир строго запретил, так что ребята приняли меня за обычного заклинателя стихий. Более того, не имеющего связи с хранителем рода. Не знаю, зачем так было нужно, но опровергать слова учителя не стал, сохраняя его авторитет.


     Закончив тренировку, малыши разбежались по своим делам, а я, едва передвигая ноги от усталости, чувствуя себя выжатой тряпкой, побрёл отсыпаться. Однако до своей комнатушки дойти не успел. По пути меня перехватила служанка, вежливо, но настойчиво пояснив, что настолько потным, вонючим, неряшливым жильцам, не следует ходить по дому в таком виде. Будьте любезны пожаловать в баню, привести себя в надлежащее состояние. Приятное глазу и полезное телу.


     Получив согласие, отвела меня в это райское место, в котором вскоре появились четыре очаровательных, легко одетых, фигуристых барышни, попытавшиеся не столько помыть, сколько изнасиловать. Ну хорошо, пускай совратить, но результат-то был бы тот же. Поскольку их намеренья выглядели слишком уж очевидными, то, заподозрив подвох, отбивался, как только мог. Отстаивая свою честь. Стараясь не показывать, насколько меня эта ситуация смущала и настораживала. Одно дело, охотимся мы, другое, на нас.


     Они были слишком упрямы и настойчивы, не понимая простых слов, так что пришлось переходить к откровенной грубости и угрозам применения насилия. Даже так, с трудом удалось выгнать их отсюда за пару минут до того, как совершил бы четыре покушения на фонд выдачи материнского капитала. Держась из последних сил, на морально-волевых качествах. Больно уж дамочки показались мне ухоженными, смелыми, сказал бы мотивированными на результат. Непохожими на обычных горничных. Если только из немецких кинофильмов времён наших девяностых. Я, может, и идиот, но не настолько же. Раньше никого из четверых девушек, в том доме, куда меня определили, не видел. Да и слишком уж мастерски уклонялись от попытки выяснить их происхождение и мотивы. В то, что вдруг воспылали страстью, изголодавшись по любви, не поверил от слова совсем. К тому же, как удивительно вовремя они здесь оказались, голенькими. Совпадение… не думаю.


     После такого нервного стресса долго отмокал в небольшом бассейне, выложенном красивой бело-голубой, глазурованной плиткой, в горячей воде, подаваемой по керамическим трубам. Насыщенной какими-то приятно пахнущими солями или минералами. Накрыв голову полотенцем, настолько расслабился, что сам не заметил, как заснул. Убаюканный плеском воды, теплом и покоем. Сказалось сильное истощение как физических, так и умственных сил. Сколько проспал, угадать сложно, поскольку и пять минут, и пять часов, пролетали как одно мгновение.


     Не зная о том, что где-то в главном доме пятая старейшина сурово отчитывала тех самых барышень, стоящих перед ней в рядок, на коленях, понуро опустивших головы. Объясняя, что у неё найдутся и другие задачи, посильные их слабым умишкам, например, очистка выгребных ям или вычёсывания блох у собак, если не могут справиться с этой. Ведь всё устроила, практически ягодку им в ротик положила, осталось только разжевать да проглотить, а они, дуры такие, подавились косточкой. Разочаровав «добрую» старушку.


     


     Проснулся оттого, что кто-то чем-то мягким, округлым, задел мою ногу, спросонья не разобрав, что это вышло случайно, из-за тесноты.


     – Пошла вон, озабоченная самка, – раздражённо рявкнул на упрямую дуру, – Сказал же, не буду я тебя трахать ни так, ни за деньги, ни за…, – открыв глаза и сдвинув в сторону полотенце, резко замолчал, увидев смутно знакомую девушку лет двадцати пяти, явно не из той четвёрки озабоченных.


     – А не боишься умереть от перелома носа? – тут же пригрозила, ошалев от таких возмутительных слов.


     Испустив сильную жажду крови. Однако, мне уже было не до неё. Растерянно разглядывал остальных купающихся, коих в бассейне оказалось ещё двое. Какой-то незнакомый жилистый мужик в шрамах и женщина, с худощавой, поджарой фигурой, чем-то напоминающей гончую собаку. Несмотря на зрелый возраст и проблески седины в волосах, не набравшую ни грамма лишнего жира. Отмокающих в бассейне по отдельности друг от друга. Плюс, возле стены с лавками, тазиками и моющими средствами, заметил ещё одного парнишку лет шестнадцати, с короткими рыжими волосами, усердно натирающего себя жёсткой, обильно намыленной мочалкой. Больше всего, эта сцена напомнила о существовании общественных восточных бань, увиденных как-то в кино. Смешенных, что самое пугающее.


     То-то удивлялся, помещение слишком большое для одного человека. Впрочем, если хорошенько над этим подумать, неудивительно. В мире, с дефицитом воды, слишком расточительно тратить такие объёмы на одного человека. Если он, конечно, не настолько богатый и могущественный. Насколько помню, где-то читал, в Японии в одной и той же воде в ванне могла помыться вся семья. Поочерёдно. И это в наше-то время.


     Эти мысли промелькнули буквально за какое-то мгновение, сменившись узнаванием сестры Абры, которая прижигала мне рану. По глазам понял, она тоже только что вспомнила тот эпизод, отчего сильно удивилась.


     – Что ты здесь делаешь? – полностью повернулась в мою сторону, ничуть не смущаясь открытой груди.


     Поубавив воинственности, несколько растерявшись.


     – Спал, – ответил обескураживающе искренне.


     – Здесь? – повторила, удивившись сильнее.


     – Ну а где ещё? – за этим вопросом спрятал смущение, стараясь не смотреть вниз.


     Чувствуя себя очень неуютно. Будто поймали за чем-то постыдном прямо на месте преступления.


     – Например, на кровати. Не пробовал? – посмотрела, как на дурака.


     – Пробовал. Но тут показалось удобнее. О прямом запрете так не поступать не слышал, а всё, что не запрещено, разрешено. Разве нет? – начал морочить голову, уводя в сторону фокус внимания от своих первоначальных слов.


     – Нет. В воде нельзя спать. Можно захлебнуться, – попыталась объяснить общеизвестную истину.


     – Правда? Тогда почему у меня не получилось? – прикинулся простаком.


     Открыла рот, чуть подумала, закрыла, став в этот момент очень похожей на застигнутую врасплох Абру. Нахмурившись, внимательно вгляделась мне в глаза, поинтересовавшись с пугающе мягкими интонациями.


     – Ты сейчас надо мной издеваешься?


     – Чуть-чуть. Вот настолько, – показал зазор, между близко сведёнными пальцами. – Это я от смущения несу всякую чушь, поскольку буквально сражён твоей красотой, о дивный цветок пустыни, спасший мне жизнь, – напомнил, что нехорошо обижать собственноручно спасённых. – Да простят меня боги, но в голове внезапно стало настолько пусто, что забыл обо всём на свете. Подлое сердце перегнало всю кровь в какое-то другое место, лишив возможности, здраво размышлять. Если кажется, что я улыбаюсь как глупец, знай, ты тому причина. Не раскроешь ли имя, манящий мираж, обещающий скорое обретение всех земных и небесных радостей? Обласкав им мой слух.


     Её брови от изумления взлетели вверх, а взгляд стал несколько стеклянным. Ненадолго зависла, переваривая мои слова. Под безудержный хохот свалившегося с низенького табурета парня, уронившего мочалку, даже не заметив этого.


     – Кадир, заткнись, пока не прибила! – очнувшись, ненадолго переключилась на него, поморщилась от дико раздражающего её сейчас смеха.


     – Всё-всё, замолкаю, цветочек. Пополз я, а то ещё прирежешь, как опасного свидетеля, – с трудом сдерживая смех, заверил парень, закрывая рот ладонью. – Мне бы только до двери добраться, а там уже всё и всем, – туманно выразился. – Минут за пять управлюсь.


     Девушка, смерив разделяющее их расстояние, огорчилась. Поняв, что не успеет перехватить болтуна. Кажется, случайно задел какую-то их внутрисемейную традицию или шутку.


     – Лучше своё мне напомни, смертник? – со злостью на меня посмотрела.


     – Амир из Шаль-Аллмара к вашим услугам, о услада моих очей.


     Насколько мог, учтиво поклонился, приложив руку к груди. Окунув голову в воду, чтобы взбодриться и поскорее собраться с норовящими уйти куда-то в сторону мыслями. Заодно проверить, не слишком ли кровь отлила туда, куда сейчас не нужно.


     – А, тот самый, – многозначительно хмыкнула, расслабившись, – Абра уже поделилась впечатлениями о своём новом друге. С которым хлопотно и тревожно. Особенно, когда он открывает рот. Пожелав, чтобы её пока оставили за тобой присматривать, а то ещё ненароком убьётся, – поделилась внутренней информацией. – Назвав шумным, глупым, бестолковым цыплёнком чаркара, не знающим чувства меры. В поисках вкусненького, заглядывающего в пасть каждому льву. Кто-то же должен их отгонять. Попросив доверить это дело ей.


     – Да? А мне другое говорила, – обиженно удивился. – Сама она чур... чаркара. Предупредила, что мы слишком похожи, поэтому должны держаться друг от друга подальше. Что лучше займётся домашним хозяйством и воспитанием детей, чем останется такой же и дальше. Испугавшись, что буду плохо на неё влиять.


     – Это малышка Абра так сказала? – развеселилась её сестра, недоверчиво покачав головой. – Уверен, что речь о тебе шла? Уж кто бы говорил о желании стать серьёзнее и ответственное. Её ни к детям, ни к домашним делам на расстояние выстрела лучше не подпускать. Теперь понятно, чего на тебя так сильно жаловалась. Опасалась, отец откажет, посчитав, выпрашивает не испытание, а очередное развлечение.


     Это прозвучало несколько обидно, вызвав ответную реакцию.


     – На вас она тоже жаловалась. И что? И ничего, – сам же подсказал правильный ответ. _ Собака лает, сосед жену радует, пока муж из похода не вернулся. Раз друг на друга повлиять не могут, так чего же из-за этого останавливать процесс, приносящий и удовольствие, и пользу.


     – А собаке-то какая польза? – опешила девушка.


     – Похлёбка наваристее будет. Её ведь кормят на чужих кидаться, а не мух над миской считать. Свою работу выполняет хорошо? Хорошо. За это принято награждать, а не наказывать.


     – Какой же это хорошо? – оспорила утверждение, взглянув на него со своей стороны. – Вот если бы она яйца отгрызла тому мужику, тогда другое дело.


     Зачем-то начала вдаваться в детали пришедшейся, к слову, поговорке, переиначенной на местный лад. Входя во вкус. Такое ощущение, выбрав сторону, интересы которой намеревалась отстаивать. Близкие ей по духу.


     – Шутишь? Если не умеет переваривать толчёное стекло, спать в мешке и не любит загорать под солнцем, я бы не рекомендовал ей обижать хозяйку, которая поит, кормит и знает, где можно купить ещё пяток щенят. Поумнее.


     Сестра Абры задумчиво нахмурилась.


     – А кто собаку в дом привёл? Муж или жена? – заинтересовалась.


     Решив в зависимости от ответа, признать бедное животное либо правым, либо виноватым. Задумавшись над тем, как бы сама поступила в такой ситуации. Окончательно развернувшись в мою сторону, подсела поближе, чтобы было удобнее разговаривать. Заинтригованная загадкой.


     Женщина, с закрытыми глазами лежавшая у противоположного края бассейна, отдыхавшая от дневных забот, облокотившись о бортик, лениво приоткрыла один глаз.


     – Младшая, хорош языком чесать. Пока кольцо в нос не вдели и не поставили в стойло, глупое ты животное, – ворчливо отругала. – Что-то водичка остыла, подогрей. А ты, бойкий на язычок юноша, – усмехнулась, – в следующий раз шёл бы в купальню для благородных господ, а не простых воинов. Тем более, после дневной смены. Ради собственной безопасности. Наши кобылицы уж больно впечатлительны и норовисты. Привыкшие к простой, непритязательной пище, – искоса, с насмешкой взглянула на мужика в шрамах, сохраняющего каменное выражение лица. – Над которой не нужно долго думать. Начхать, что с тобой будет, отбить-то всегда успеем, если успеем, – непрозрачно намекнула на вариативность, – но не хватало, чтобы ещё друг дружке кровь начали пускать, по поводу и без, – послышался скрытый упрёк с предупреждением.


     Встрепенувшаяся сестра Абры тут же поспешила выполнить просьбу ветерана, так понимаю, своего братства. Со всем старанием. У женщины на предплечье, спускаясь до груди, виднелась большая, сложная татуировка, подобие которой, неполная, ограничившись только плечом, имелась и у моей собеседницы. Нужно отметить, на тёмно-синей коже багровый, либо же ярко-алый цвет смотрелся довольно красиво. Придавая им ещё больше загадочности и экзотичности.


     С помощью огня, воспламенив даже находящуюся под водой часть тела, быстро подогрела водичку до нужной температуры. Интересное применение боевых способностей в бытовых целях. Заодно, хорошее напоминание, обниматься с этой горячей, во всех смыслах девушкой, лучше всего, когда она в хорошем настроении. По обоюдному согласию, а то одними обгорелыми ресничками, боюсь, уже моё тело может не ограничиться.


     Заметно подняв температуру воды, вынудив забеспокоиться, что меня не греют, а варят, исполняя чей-то завистливый план, чуть успокоившаяся девушка вдруг вспомнила об одном упущенном моменте. Более важном, чем остальные. Пододвинувшись поближе, чтобы не мешать чужому отдыху, тихонько спросила. Такое впечатление, здесь и сейчас воспринимая меня только как интересного собеседника, а не мужчину. Правду говорят, в бане все равны, и директора, и уборщики, почти ничем друг от друга не отличаясь. Другое дело, что обычно они в одной и той же бане не пересекались, но кому важны эти детали.


     – Слушай, а что там Абра по поводу нас говорила? На что жаловалась? – уточнила, хищно прищурившись с опасным блеском глаз.


     Не выдержав прямого, испытывающего взгляда, вильнул своим в сторону, как назло, вниз.


     – Уже и не помню, – ушёл в отказ, не желая поднимать данную тему, – Но точно о какой-то несерьёзной мелочи, не стоящей внимания.


     Проследив за моим взглядом, остановившись где-то в районе своей груди, женщина с задумчивостью хмыкнула.


     – Значит, на мелочь, не стоящую внимания? – зачем-то повторила, но уже с другими, пугающими интонациями, переиначивая смысл слов.


     Что-то появились нехорошее предчувствие по поводу завтрашних благодарностей от Абры. Очень злой и не выспавшейся. Уж больно знакомый взгляд у её сестры. Где-то я уже такой видел. Означающий, неважно, что услышу, важно, что додумаю. Поэтому, старайся лучше.


     В общем, кое-как съехал с опасной темы. Отговорившись, что мне уже пора идти, завтра рано вставать, дел по горло, устал и тому подобное, поспешив покинуть баню под довольные смешки второй женщины и одобряющие, мужчины. Но ушёл недалеко, ровно до раздевалки, обнаружив, что из корзины, куда сложил свою одежду перед посещением бани, всё пропало. Ну и куда идти в таком виде. Возвращаться нельзя. Сестра Абры, боюсь, неправильно поймёт. Ладно бы только она, а вдруг ещё и её многоуважаемый отец. Что же делать. Уловив краем глаза, как кто-то возник за моей спиной, сумев незаметно подобраться очень близко, резко обернулся, прижимаясь к стеллажу с ячейками для хранения бельевых корзин. Не знаю, кого больше всего ожидал там увидеть, но точно, не его. Передо мной предстала автокукла в виде образцового, лощёного дворецкого в форменном костюме, переделанным на местный лад. Держащего в руках стопку чистой, аккуратно сложенной одежды цветов дома Аллмара. Не той, в которой я сюда пришёл. Определённо намного лучше и качеством, и фасоном.


     – Кундар Амир из Шаль-Аллмара, прошу, ваша одежда, – пусть и механическим, но хорошо поставленный, ровным, почтительным голосом произнесла бесстрастная автокукла, глядя на меня оранжевыми огоньками глаз.


     – Мне поручено проводить вас в ваши покои, – тоном, не терпящим возражений, довели до меня распоряжение хозяев дома.


     Деваться было некуда, да и незачем, поэтому послушно позволил помочь одеться. После чего в сопровождении аж двух автокукол проследовал заранее кем-то составленным маршрутом. По безлюдным, пустым, слабоосвещённым коридорам. Немного более длинным и кружным путём. В комнату, где уже был подготовлен столик с обильным, хорошим ужином, сервированный на одного человека.


     Видимо, у Алмара этим вечером возникли какие-то свои дела, о которых мне лучше не знать. Глядишь, потом не в том месте, не в то время, намеренно или по глупости расскажу то, чего не следовало. Например, с кем и когда встречались Аллмара, насколько близко общались, чем занимались, куда какие ящики переносили, как себя вели. Был ли кто-то болен или и вовсе, отсутствовал на ужине. Слышал ли подозрительные шумы за стенкой. Сопоставив подобную информацию, собрав её из разных источников, по этим вроде бы пустякам, можно многое узнать о своей цели.


     В пользу этого предположения говорили сложные замки на дверях, через которые проходили. Выполненные в виде двух механических паучков, хитрым образом, плотно сцепившихся между собой. При нашем приближении, оживая, они самостоятельно разъединялись, освобождая заблокированную дверь, украшенную узором паутины. Вновь соединяясь за нашими спинами, как только створки смыкались. Не знаю, насколько надёжен и крепок такой замок, но выглядел он весьма красивой, завораживающей игрушкой. Явно дорогой.


     Ещё обратил внимание на установленные на специальные постаменты полные латные доспехи, у которых под забралами шлемов просвечивали знакомые оранжевые огоньки. Навязчиво чудилось, будто они вот-вот повернут вслед за нами головы, крепче сжимая в латных рукавицах древка алебард или двуручных мечей. Прямо как в фильмах. Но, ничего подобного не происходило. Доспехи продолжали оставаться неподвижными.


     Так вот, все боковые двери на нашем пути были плотно закрыты, а с потолка на тонких паутинках, свисали маленькие костяные паучки, так понимаю, выполняющие роль камер видеонаблюдения. С ярко светящимися красными глазками, что в темноте выглядело довольно зловеще, особенно по тёмным углам, под самым потолком. Днём я что-то не припомню, чтобы видел их там. Наверное, набежали из небольших круглых отверстий, которые раньше принимал за вентиляцию.


     Этот мир не переставал меня удивлять невероятным совмещением старинных традиций, быта, законов, с использованием высоких технологий, в здешнем исполнении. Наверное, такие же чувства вызывали у наших туристов в Монголии сочетания юрты, установленной в голой степи, где совершенно ничего нет, кроме песка и травы, с наличием плазменного телевизора, спутниковой тарелки и компьютера, работающих от солнечных батарей. Где, в той же самой юрте, по ночам спасались от холода сжиганием овечьего навоза, а за ней, напротив новенького джипа, ни разу не видевшего гаража, спокойно спал вьючный верблюд. Скорее всего, по моему убеждению, эти монгольские пастухи не только переживут конец света, но даже и не заметят его. Некоторое время поворчат на сломавшуюся технику, да продолжат заниматься повседневными делами. Уповая лишь на небо, да, на самих себя, а не на чью-то внешнюю помощь.


     


     Утром ни о каких вчерашних ограничениях уже ничего не напоминало. Все двери и окна были открыты. Повсюду оживлённо работали слуги, куда-то спеша, что-то перенося, убирая, обсуждая, решая какие-то проблемы, не обращая внимания на других, пока они не мешались под ногами. Таких, как многочисленные гости поместья. Я ведь не единственный постоялец, которого приютили Аллмара, обладающие довольно обширными связями и знакомствами. Гостевые домики были забиты как гостиница в пик туристического сезона. Поэтому слуги и носились повсюду, обслуживая эту толпу благородных бездельников.


     Кстати, мои кунан, что оказалось несколько неожиданным, тоже включились в общую работу, став частью действующий системы по обслуживанию поместья. Загруженные ею наравне со всеми. Перейдя во временное подчинение главному управляющему, пусть и на особое положение. Ведь у них имелся свой господин, обязанности, приоритеты, секреты. Более того, даже не входящий в клан Аллмара. Поэтому их не могли просто так наказать или заставить что-то делать против воли. Без моего одобрения. Как и привлечь к некоторым работам, допустив в закрытые для посторонних места.


     При этом мои слуги выполняли только распоряжения старшего кунан поместья, находящегося на этой должности, и ничьи больше. Во всём остальном, работали наравне со всеми, питаясь из общего котла, проживая в одном месте, проводя свободное время, помогая друг другу или подменяя, при необходимости. Воспринимаясь здешними кунан как часть своего, единого сообщества, практически одной дружной семьи. Считая, ну и что, что служат разным хозяевам, пока те союзники, тем более, проживающие под одной крышей, у них общая цель. Нужно хозяйством заниматься, а остальное, не их заботы. Пусть воины воюют, строители строят, учителя учат, жрецы молятся, знать правит. У каждого своя песочница, свои игры, свой круг общения.


     Конечно, даже при таком подходе, никто не собирался моих слуг допускать к вещам, связанным с тайнами, безопасностью или материальными ценностями Аллмара. Как и Дехи не стала бы откровенничать или вести себя беспечно, в первую очередь заботясь о наших собственных интересах. У всего имелись красные линии, за которые не переступают.


     Не скажу, что разделяю подобную точку зрения, всё же привык к иному, но возражать не стал. Другой мир, другие правила. Я не посольство США, учить всех правильно жить. Объясняя, как сделать так, чтобы мне было хорошо.


     Главное, понял, в данном случае их взаимоотношения регулировались чётким сводом внутрикастовых правил и заморочек, в которым не кунан лучше не лезть. Не только не поймут, но и начнут сопротивляться навязанным извне решениям, противоречащим их пути, традициям, верованиям.


     Из всего услышанного, забавным узнать было то, что пока Дехи руководила доставкой воды на кухню, а Дайя подметала двор, кто-то из свободных слуг мог спокойно штопать мою одежду или менять постельное бельё. Принцип коллективной ответственности и общих обязанностей работал в обе стороны. Так будет продолжаться до тех пор, пока проживаю в этом поместье или пока не начну враждовать с Аллмара. Тогда начнёт действовать уже другой, в котором, каждый сам за себя.


     Мне что-то ещё пытались объяснить про отдельную категорию личных слуг, но я уже не слушал. В маленькую голову большую умную мысль не запихнуть, если сильно не комкать. Или, не подавать частями. Так и не узнал, чем они отличались от остальных. Мои, кстати, значились как родовые. Так сообществу кунан представилась Дехи дочь Алии из рода Нурадин, многозначительно улыбаясь. По «секрету». С гордой уверенностью потомственной слуги, знающей меня чуть ли не с пелёнок. Часто повторяя на расспросы о моём происхождении, не велено говорить. Вот ведь хитрая лиса. И это при том, что я о себе заявил, как о вольном бродяге. Ага, с полноценно привязанным через кровь браслетом родовой знати, пусть и без гербовой метки. Вхожим в ближний круг самих бахи Аллмара. Являясь близким другом Риадина. Гуляющий в сопровождении младшей дочери главы рода Фальсин. Словом, для опровержения этого утверждения, не хватало только водить за собой знаменосца с флагом и барабанщика. Обязательно в шортиках с подтяжками. Так что в среде кунан больше поверили ей, нежели мне. Считая эти слова очередными хитрыми играми благородных, в которые им лучше не лезть.


     Вспомнился старый анекдот, – Штирлиц ещё никогда не был так близок к провалу, прогуливаясь по Блюмен Штрассе в будёновке, с волочащимся сзади парашютом, недоумевая, что же его выдаёт оборачивающимся вслед прохожим, то ли широкие плечи, то ли волевой взгляд…


     


     Отбросив в сторону все лишние мысли, чего зря портить настроение, первым делом отправился на тренировку. Поставив перед собой чёткую цель, как можно скорее стать сильнее. Благо, вчера запомнил, куда идти. Посчитав количество поворотов направо и налево, иначе бы точно заблудился в этом лабиринте однотипных зданий. Воспользовавшись этим нехитрым методом, наконец, нашёл нужный тренировочный зал. Их тут насчитывалось несколько штук, для самых разных нужд и персон. Не будет же владыка любоваться потными, напряжёнными, ну пусть будет спинами конюхов, решивших поддерживать хорошую физическую форму.


     Войдя в зал, убедился, я далеко не ранняя пташка, а, скорее, поздняя черепашка. Внутри уже вовсю занимался мастер Закир со своими учениками. Как приятно встретить те же лица, на том же месте. Как будто и не расходились. Тепло поприветствовав знакомых ребят, с молчаливого одобрения мастера присоединился к занятиям, уже вполне спокойно, будто привычно, взаимодействуя с его учениками. Поймав себя на знакомом ощущении, похожем на то, когда записался в спортивную секцию. Да, пускай тогда было обидно, когда надо мной по началу смеялись, как сейчас, зато отлично мотивировало подналечь на тренировки, чтобы догнать и отвесить пинка зазнавшимся соплякам.


     Занятия продолжались до тех пор, пока на тренировку Фальсин, все ученики были из их рода, не заглянул один из братьев Риадина, которого вчера вместе с ним встретил у ворот. Немного понаблюдав со стороны за моими неуклюжими действиями, предложил немного посоревноваться, кто быстрее или лучше сделает то или иное упражнение. Подумав, что подобное меня подстегнёт к жажде прогресса ещё сильнее, опрометчиво согласился. Не стоит говорить, кто в итоге победил. Разгромив всухую, не дав ни шанса сократить чудовищный разрыв хотя бы на чуть-чуть.


     Паренёк-то оказался довольно тщеславным засранцем. Когда соревнования ему быстро наскучили, нисколько не удовлетворив жажду найти достойного соперника, предложил провести парочку учебных поединков под присмотром мастера, чтобы окончательно выяснить, способен ли я хоть на что-то, или же ничего собой не представляю. С чего-то же старшие Аллмара, таланты которых признавал, к коим причислял Риадина и Ирдис, уделяли мне столько внимания. Предположив, может разглядели какой-то скрытый потенциал. Ещё его раззадорили слухи о моих сражениях с ифритами и наёмными убийцами, придавая этакий героический ореол. Которому втайне завидовал. Считая, что справился бы намного лучше, оказавшись на моём месте. Только почему-то ему пока не доверяют серьёзные задания в отличие от старших, а ведь давно пора. Что за несправедливость.


     Под неодобрительные покачивания головой мастера Закира, он разнёс меня в пух и прах, вдоволь поваляв по полу. Развлекаясь. Сознательно или нет, несколько раз поставив перед присутствующими в неудобное положение. Его техники марионетки оказалось крайне коварной штукой, заставляющей пережить не самые приятные моменты жизни. От них никак не получалось защититься. Чёртов пацан. Постоянно своими незримыми, эфирными нитями, перехватывал контроль над моим телом или отдельными конечностями. Сплетая целую паутину, на которую подвешивал и впрямь как безвольную марионетку. Которую при желании, мог легко заставить станцевать, встать на колени, либо же надавать себе пощёчин до посинения, а то и придумать ещё чего похуже. Хорошо хоть рядом находился мастер Закир, сдерживая его творческие порывы.


     Самое пугающее при этом, чувство собственной беспомощности. Всё видишь, понимаешь, но сделать ничего не можешь. Ненавижу тех, кто играет от контроля, выстраивая вокруг него весь процесс.


     Принеся не самые искренние, формальные извинения, со словами благодарности за уделённое время и обмен опытом, вскользь упомянув, или напомнив, не разобрал, о причинённой мне боли, разочарованный паренёк ушёл. Не оборачиваясь. Не получив в полной мере того удовольствия, на которое рассчитывал. И, такое чувство, что-то замыслив на будущее, когда ему уже не будут мешать веселиться.


     – Ты как? – с сочувствием спросил Закир, подавая влажное полотенце.


     Младшие ученики Фальсин, обступившие меня, как могли, принялись подбадривать, убеждая, что провёл все бои достойно, а вот мой противник, напротив, повёл себя некрасиво. Какой-же это учебный поединок. Не понимая, в чём радость победы заведомо сильного над слабым, с элементами унижения и связывания. Маленькие ещё, не испорченные знакомствами со всякими уродами. Глядя на них, почувствовал себя немного лучше.


     – Хорошо. Даже лучше, чем раньше, – поморщившись, потрогал простреливший болью бок.


     Вроде, рёбра целы. Что ни говори, а всё же он сдерживался.


     – Шутишь? – Закир в удивлении приподнял брови.


     – Нет. Вполне серьёзен. Тело-то быстро заживёт, а вот опыт борьбы с сильным противником, со вкусом поражения, надеюсь, отложиться в памяти надолго. И это хорошо. Я увидел, чего мне не хватает, за что юному бахи Аллмара большое спасибо. За осознание собственных недостатков, над которыми следует поработать, – пояснил для любопытных ребят, – Ведь, чтобы подняться на ноги и крепко на них стоять, сначала нужно упасть. Не упав же, не узнаешь, каково это. Не увидишь мир под другим углом, расширяя кругозор. Вот только не уверен, что он смог извлечь из нашей встречи столько же пользы, – многозначительно изрёк с умным видом, стараясь сгладить впечатления от своего поражения.


     Как говорят англичане, делая хорошую мину при плохой игре. Неважно, что произошло на самом деле, важно, как это будет представлено публике.


     – Хочешь сказать, ему тоже чего-то не хватает? – недоумённо подивился один из учеников мастера Закира. – Он же победил.


     – Рассудительности не хватает нашему юному бахи Аллмара, – поделился секретом. – Как и дальновидности. Слишком вспыльчив, импульсивен, самовлюблён. Любит лесть. Легко поддаётся на провокации. Сильно не любит проигрывать. Предпочитает красоваться перед другими. Критически недооценивает слабого противника, – начал загибать пальцы, анализируя прошедшие поединки. – Несерьёзен в неинтересных лично для него вопросах. Не скрывает истинных мыслей и отношения к противнику, – сделал вид, что удивлён этим и разочарован. – На короткой дистанции, бесспорный талант в духовных искусствах приведёт его к славе, а вот на дальних, боюсь, к беде. Он, безусловно, будет отличным воином и прославленным героем, но плохим командиром. Вот что я понял за короткое время нашего тесного, – болезненно усмехнулся, – общения. Впрочем, о собственных недостатках в техниках и стратегии узнал ещё больше. К сожалению, боюсь, бахи Аллмара удовлетворился куда более простым результатом, подумав, этот парень бездарный слабак, можно расслабиться, продолжив спокойно сидеть на попе, на самой высокой, нагретой солнцем кочке. В ожидании достойного, – снисходительно улыбнулся, формируя нужное к нему отношение, – соперника.


     Мастер Закир, приятно удивлённый моими рассуждениями, согласно улыбнулся, придерживаясь того же мнения. Однако, посчитав себя не вправе публично обсуждать и тем более критиковать недостатки Аллмара, разогнал учеников по местам, вернув к тренировкам. Мне же посоветовал на сегодня закончить. Напомнив, не стоит перенапрягаться, за раз замахиваясь на то, на что потребуется длительное время.


     Прислушавшись к умным словам, попрощавшись со всеми, неторопливо заковылял на выход, про себя мысленно матеря чёртового пацана. Не сдерживая настоящих, негативных эмоций. Мало ли что говорил про него вслух. То другое.


     Поскольку не оборачивался, чтобы оставшиеся позади дари не увидели моих гримас, то не заметил более яркий свет огоньков в глазах Аюни, как и осмысленный, внимательный взгляд, направленный в спину. Несвойственный автокукле. Когда спустя несколько минут обратил на неё внимание, Аюни уже была прежней.


     Немного прогулявшись на свежем воздухе, проветрив голову и успокоившись, решил сходить ополоснуться. Припомнив вчерашний совет, в баню, которая наверняка доступна не круглосуточно для любого желающего, слишком уж расточительный расход драгоценной воды, направился в другую сторону. Даже если ошибаюсь, наткнуться на «Красиво плывущую группу в полосатых купальниках», не хотелось бы. Могу плохо кончить. Баню же для благородных мне так и не удосужились показать.


     По специфическому запаху, который ни с чем не спутать, нашёл то ли конюшню, то ли хлев, то ли зоопарк, то ли всё, вместе взятое. Возле неё, как вчера и запомнилось, в тени, под навесом, располагался накрытый крышкой колодец. Раздевшись до одних штанов, закатанных до колен, с помощью длинной верёвки, вытянул наверх ведро воды. Глубина до неё была немалая, так что пришлось потрудиться. Зато результат многократно окупил эти труды. С большим удовольствием принялся обливаться холодной водой, чувствуя себя заново родившимся. Вот где пригодилось полотенце Закира, которое предусмотрительно захватил с собой. Радостно отфыркиваясь, сдувая с носа и длинной чёлки капли воды, наслаждаясь приятной, расслабляющие ноющие мышцы прохладой и свежестью, под фырканье и сопение зверей, почуявших живительную влагу, ощутил себя почти как в далёком детстве. Когда в летнем лагере прятались с пацанами за конюшней, куда ходили поглазеть на девчонок из кружка конного спорта. До сих пор помню, как классно на них сидели обтягивающие бриджи для верховой езды. Остальное, как в тумане. Сколько там держали лошадей, каких, для чего, не ничего не сохранилось. Молодым был, дурным, водясь с компанией таких же охламонов, жаждущих найти приключения на свои источники принятия решений. Хорошие были времена, весёлые. Жаль, что уже не вернутся. На этой волне ностальгических воспоминаний настроение поднялось до планки, жизнь прекрасна.


     – Гхм-гхм, – позади деликатно прокашлялись хорошо знакомым голосом. – Господин Амир, какая удивительная картина. Вижу, вы наконец-то нашли место, в котором счастливы? Куда так стремились. Стесняюсь спросить, неужели вам так сильно нравятся животные? Считаете, их компанию намного лучше нашей? – послышались обиженные нотки. – А я-то всё думала, почему вас нигде не видно. Неужели вы нас избегаете? – продолжила направлять смысл своих слов в нужную сторону.


     Подталкивая к определённым выводам. Намекая, где мне самое место.


     – И как вам здесь? – поинтересовалась с выражением искреннего сопереживания на лице.


     Желая мне добра. Старик Станиславский чихнул бы в гробу и постучал по крышке. Порываясь что-то сказать.


     – Спасибо, бахи Аллмара, за то, что беспокоитесь о моём здоровье. С ним всё хорошо. Мне сообщили, вы несколько раз заходили проведать, пока я был без сознания. Приносили цветы и фрукты. Признаюсь, сильно тронут вашей добротой, – приняв подобающую позу, вежливо поклонился, в благодарность. – Жаль, не смог сказать это ещё там, на корабле, – опечалился.


     Мои слова несколько сбили девушку с толку. Заставив растеряться, затронув другую, неожиданную для неё тему. Вынуждая перейти от нападения, к обороне.


     – Простите, – натянуто улыбнулась, чувствуя некоторую неловкость, – но я вас не навещала. Отец оставил меня в лагере. Дальше, до столицы, добиралась вместе с ним, – попыталась развеять недоразумение.


     – Как? – изумлённо воскликнул, повышая голос. – Неужели те цветы и фрукты не от вас? Но ведь мне сказали…, – растерянно захлопал ресничками, – Разве вы не само воплощение доброты и милосердия? Не прекрасная дева? Не мой друг?


     Замолчал, давая ей слово. Теперь пусть попробует опровергнуть это, объяснив, какая она на самом деле и как ко мне относиться, а то нашла с кем состязаться в остроумии. Да я месяц на четырёх сайтах одновременно, в одиночку отбивался от сетевых троллей.


     Соображала Ирдис быстро, так что спотыкаться о брошенный под ноги камушек не захотела. Решив перепрыгнуть.


     – Конечно же, твой друг, – заверила, тут же улыбнувшись, перейдя на неформальный стиль общения.


     Подтвердив сказанные ранее, на корабле, слова.


     – Говоришь, моя служанка передала цветы и фрукты? – последовал то ли вопрос, то ли утверждение.


     – Да. Или это всё приснилось мне в бреду? – недоумённо нахмурился, усомнившись в собственных словах.


     Подготавливая основания, чтобы потом отказаться от этих слов. Мало ли что послышалось или показалось Ирдис. Пусть попробует что-то доказать.


     – Сейчас узнаем. Не напомнишь, как её звали? Хочу поблагодарить за хорошо выполненную работу, – мило улыбнулась, не сводя с меня глаз.


     Пытаясь понять, что тут происходит. Не прикрывается ли кто-то её именем. Или же это я задумал очередную ловушку, желая выставить её в плохом свете. Наученная горьким опытом. Уже заранее меня остерегаясь.


     – Она не представилась. Да я и не расспрашивал. Плохо было. Голова почти не соображала. Поверил на слово после упоминания твоего имени. Но ведь подарки были от тебя, верно? – забеспокоился, чуть поднажал на Ирдис, вынуждая подтвердить.


     Что-то подозрительно разволновалась, хотя и попыталась это скрыть. Не заигрался ли, чего-то не учтя. Или же хитрая паучиха мастерски поворачивает невинную шутку против её создателя. Сплетая встречную интригу. Я её уже бояться начинаю. Не знаю, что выкинет в следующую минуту.


     Рассмеялся бы, расскажи кто, насколько мы одинаково думали в тот момент.


     – Не совсем, – уклончиво. – Я попросила позаботиться об этом вопросе свою личную кунан. Рада, что подарки тебе понравился, – проявила осторожность, – но это был всецело её выбор, – отчего-то предпочла от него дистанцироваться.


     Тоже подстраховалась, чтобы в случае чего избежать ответственности.


     – Правда? – удивился. – Но, в любом случае, спасибо. Ведь это ты отдала ей распоряжение, – упрямо гнул прежнюю линию.


     Ещё раз поклонился. Тема была временно отложена, но своё дело сделала. Вынудил Ирдис почувствовать себя неуютно, одарив незаслуженной благодарностью. Теперь, пусть попробует после такого наезжать. То же мне хозяйка положения. Тыкая словесными шпильками в моё мягкое место, пытаясь вывести из себя. Правда, непонятно зачем. Сложно сделать гадость человеку, который испытывает к тебе симпатию, если не считаешь его врагом. Для Ирдис я был кем угодно, но точно не врагом.


     Думаю, позже, при первой же возможности, обязательно расспросит своих слуг, а потом Абру, пытаясь выяснить, кто же эта неизвестная благодетельница. Хотя бы из-за банальной осторожности. Поняв, что обвёл её вокруг пальца, вынуждена будет сделать вид, что этого разговора не было. Ведь всегда можно напомнить, если попросила служанку передать подарок, о чём только что сказала, то, где он. Не будет же признавать себя лгуньей.


     Впрочем, чуть успокоившись, отойдя от эффекта неожиданности, проанализировав мои слова, или же интуиция подсказала, Ирдис сообразила, что что-то тут нечисто. Возможно, сказался опыт общения со мной.


     – Постой. Ты ведь всё это только что придумал. Верно? – подозрительно на меня уставилась долгим, прищуренным взглядом.


     Оказывая психологическое давление. Требуя дать чёткий, однозначный ответ, за который меня потом сможет подвесить на крючок. Вот ведь скользкая рыбка. В кого только такая.


     – Верно, – легко признал обман.


     Прямая ложь слишком опасна, да и ни к чему. У любой шутки есть граница, за которой она превращается сначала в глупость, а после, в проблему. Хотел смутить её, заставить растерять боевой настрой и мне это удалось. На большее особо не рассчитывал.


     – Но я рад, что ты подтвердила нашу дружбу и свои добрые пожелания. Всё остальное, неважно, – попытался сгладить неприятный эффект от разоблачения. – Вот за это и благодарил.


     – Ах ты…, – возмутилась, не сумев сразу подобрать нужных слов.


     – Да-да, вот точно так же подумал, услышав твою фальшивую историю о потерявшемся, бедном Амире, которого уважаемые бахи Аллмара никак не могут найти в собственном доме. Смешнее шутки не слышал.


     Вернувшись к колодцу, спокойно принялся заканчивать водные процедуры, не побоявшись повернуться к ней спиной. Ну, не утопит же. Автокукла не даст.


     Некоторое время стояла тишина, сопровождающаяся плеском воды. Судя по своеобразной щекотке, мой голый торс стал предметом пристального изучения. Особенно синяки, начавшие наливаться тёмным цветом.


     – Будь добра, подай рубашку, – вежливо попросил. – Пожалуйста.


     Ирдис подала, но отпустила чуть раньше, чем следовала, едва не уронив на землю, вроде как из-за собственной неловкости. Пришлось перехватывать на лету, резко дёрнувшись вперёд, испытав болезненные ощущения.


     – Прости, – фальшиво повинилась. – Не удержала. Засмотрелась на твоё тело, – даже, вроде как засмущалась.


     – Всё хорошо, – кривовато улыбнулся, несколько секунд постояв без движения. – Другого от тебя и не ожидал. Ничего не можешь сделать как надо.


     – Что ты хочешь этим сказать? – тут же взвилась уязвлённая девушка, гневно сверкнув глазами.


     – Что хотел, сказал, но не сделал того, о чём подумал.


     Осторожно натянув рубашку на быстро высыхающее тело, неудивительно, при таком-то климате, обойдя Ирдис, отправился на поиски столовой. Не обращая на неё внимание, чем вывел из себя ещё сильнее. Девушка была вынуждена догонять. Не оставаться же одной у задних ворот конюшни. Сомневаюсь, что пришла сюда проведать животных.


     – Тебе не кажется, что переходишь границу? – спросила несколько резковато.


     – Не кажется, а точно знаю, что её перехожу. Но я украдкой, пока никто не видит, – доверительным, располагающим тоном поделился своими соображениями, окончательно запутывая её. – Знаешь же, не пойман за руку, не вор.


     – Я вижу! – возмутилась Ирдис, поражаясь такой наглости.


     – Ты не считаешься. Мы же вместе её переходим, без разрешения, на одном участке, а значит, считаемся сообщниками, а не соперниками, – поправил заблуждение.


     Ирдис потребовалось время, чтобы найти в моей логике изъян. Прекрасно поняв подтекст. Невольно испытав уважение к идущему рядом, изворотливому, несносному, загадочному парню, временами заставляющему чувствовать себя то ли в чём-то проигравшей, то ли отстающей. Но точно не идущей в ногу, что сильно задевало самолюбие, привыкшее совсем к другому. В целом он был прав, опять, но не признаваться же в этом открыто. Иначе, тогда придётся признать справедливость его упрёков в её сторону.


     – Да, но мы движемся в разных направлениях, а не в одном, – возразила.


     – И что? Это может считаться оправданием? – заинтересованно обернулся, заставив её на мгновение смутиться.


     – Это может считаться объяснением, – поставила точку в этом вопросе.


     Заметив движущееся впереди Нечто, перекрывшую дорогу, пришлось остановиться, пропуская его. Длиннющая костяная сороконожка, у которой каждая секция панциря была размером с широкий стол, и такая же плоская, этаким паровозиком, в сопровождении двоих мастеров кукольников перевозила на себе множество здоровенных, глиняных кувшинов, объёмом, чуть меньше бочки. В каких лучше всего хранить не воду, а вино или масло.


     «Ничего себе, транспортное средство. Кусок ходячей конвейерной ленты» – мысленно подивился.


     Припомнив повышенную, на мой взгляд, утреннюю суету слуг, попытку отмыть и принарядить поместье, обрывки разговоров, какую-то предпраздничную атмосферу, поинтересовался у Ирдис.


     – Подскажи, в ближайшие дни никаких праздников не предвидится?


     Проследив за моим взглядом, насмешливо фыркнула, снизойдя до объяснений глупому парню, которых он недостоин.


     – Праздников, нет, а вот торжественных мероприятий, да. Наш клан устраивает официальный приём по случаю переезда в столицу. На котором здешней знати и владыкам Шаль-Сихья будет объявлена позиция и ближайшие планы клана Аллмара. С заверениями, что мы по-прежнему поддерживаем правителей Закатных пустынь, дом Сихью. Подтвердим все прежние договорённости. Преподнесём щедрые дары, – едва заметно поморщилась на этом моменте, – Попросим покровительства. Если получиться, заручимся дополнительной поддержкой. Нужно будет получить одобрение не только на право жить здесь, именно как отдельный, сильный клан, но и на право занять достойное место в кругу других бахи Шаль-Сихья. А значит, придётся много договариваться и в чём-то уступать, – последовал ещё один недовольный взгляд в сторону сороконожки. – Хотя наш владыка постарается на этом приёме продемонстрировать, что мы по-прежнему сильны, богаты, едины и многочисленны. Наши флаги всё так же гордо реют в небесах. Поэтому им тоже придётся пойти нам навстречу, договариваясь о взаимном сотрудничестве и добрососедских отношениях.


     Понятно, высокая политика. Надо будет узнать, когда она начнётся, чтобы хотя бы на денёк другой покинуть этот дом, держась от него подальше. Карась, считающей себя акулой, съедается с тем же аппетитом, что и возомнивший себя креветкой. Тут нужно не заблуждаться, а мутировать. Поскорее отращивать клешни, зубы, игры или ядовитые железы. Или же отъедаться до размеров кашалота. Пока я ещё маленький для таких игр.


     – Удовлетворишь и моё любопытство. Кто тебя так разукрасил? – спросила Ирдис после затянувшейся паузы, искоса бросив на меня быстрый взгляд.


     – Твой младший брат. Имени не знаю. О чём нисколько не жалею, – дал знать, что мне нет до него никакого дела.


     – Можно поподробнее? – искренне удивилась, предполагав, что это следы вчерашних приключений.


     Поведал о сегодняшней тренировке, заставив её нахмуриться и о чём-то задуматься.


      – Извини, если он доставил тебе неприятностей.


     – Ничего страшного. Я не злопамятный. Поэтому предпочитаю записывать, так надёжнее, – привычно пошутил, безо всякой задней мысли. – Правда, Аюни? – обратился к автокукле за поддержкой, как молчаливому свидетелю моих привычек.


     Ирдис, со странным выражением лица, одарила Аюни долгим взглядом.


     – С тобой ведь так же, – благодаря хорошему настроению, не остановившись на достигнутом, продолжил мысль.


     – Как? – с подозрением.


     – Тоже ведь повсюду таскаешь с собой кошку, чтобы напоминала, какая ты добрая.


     – Я не добрая, – поспешно сказала, чуть громче, чем следовало, не сводя глаз с Аюни.


     – Добрая.


     – Не добрая, – упрямо оспорила моё утверждение.


     Не знаю, до чего бы договорились, если бы вовремя не появилась Дехи. Удивительно, как только нашла нас в этом лабиринте зданий и стен.


     – Слушаю, – переключился на неё, заметив, что она хотела что-то сказать, дожидаясь, пока мы не закончим разговор.


     – Ваше поручение выполнено, господин Амир, – почтительно склонилась Дехи в присутствии Ирдис.


     – Какое? – удивился, не сразу сообразив о чём она.


     Замешкавшись, Дехи бросила быстрый взгляд в сторону Ирдис, раздумывая, стоит ли говориться, или лучше подождать, пока она уйдёт. Припомнив всё, о чём её просил, расслабился.


     – Ты о храме? – уточнил, не видя смысла это скрывать.


     – Да, господин Амир. Я узнала, где он находится и как туда пройти. Какие будут дальнейшие распоряжения?


     Прикинув список дел на сегодня, точнее, его отсутствие, загорелся желанием немедленно туда сходить. Зачем откладывать на потом то, что можно сделать прямо сейчас. Чем быстрее передам с рук на руки Сами, тем быстрее завершу миссию. К тому же, за девочкой раньше начнёт присматривать могущественная организация, у которой и ресурсов, и возможностей её защитить куда больше, чем у меня. Тут о своём-то будущем не знаешь, как позаботиться.


     Перед походом в храм сходил переодеться, отправив Дехи за Сами. Напоследок, издали, крикнув раздосадованной Ирдис, которая не прочь была прогуляться, но младшему поколению Аллмара не дозволялось до приёма выходить в город, – И всё-таки ты добрая!


     Сразу же поспешно покинул это место, не оборачиваясь, не дожидаясь ответа. Иначе бы узнал, насколько сильно ошибаюсь. Оставив последнее слово за собой. Мелочь, но приятно. Почему-то этот комплимент её особенно злил, заставляя инстинктивно искать оправдание или опровержение. Завтра посмотрим, к чему это приведёт. Можно ли сближаться с Ирдис, или лучше, держаться от неё подальше.


     


     Пока клан Аллмара официально не представился высшему обществу Шаль-Сихья, показав, как именно собирается становиться его частью, на каких условиях, местные идиоты, которых везде хватало, вроде тех, с которыми вчера столкнулся, могли представлять для детей Аллмара некоторую угрозу. Ошибочно не воспринимая их всерьёз. Признавая равными себе. Видя перед собой лишь лёгкую добычу. Серьёзные игроки на политической арене города в любом случае будут дожидаться ясности с тем, чего на самом деле хотят и на что способны Аллмара. О чём с ними можно договариваться. И стоит ли. Только после этого Аллмара будет позволено, или не позволено, разбираться со всякими уважаемыми идиотами, не опасаясь сплотить против себя все городские силы. Показав себя чужаками, незаинтересованными задерживаться здесь ненадолго.


     К тому же, Аллмара и самим требовалось выяснить сложившуюся в столице обстановку, кто, с кем, против кого, за что, прежде чем выпускать на волю молодёжь. Учитывая её поразительное свойство легко и быстро заводить знакомство или устраивать ссоры со своими ровесниками из других кланов. Без особого повода, не задумываясь о последствиях. Им лишь бы подраться, повеселиться, покрасоваться перед друзьями, хорошо провести время. Так пускай развлекаются, пока есть возможность, ведь юность мимолётна, но имея чёткие инструкции, с кем разрешено драться, веселиться, перед кем красоваться и в каких районах. Совмещая приятное с полезным. Поэтому молодое поколение на пару дней ограничили в свободе передвижения. Но это касалось только наследников, младших принцев, принцесс, основных учеников, детей из главных аристократических семей. Ни о каком осадном положении всего клана в целом речи не шло. Это показало бы всем не осторожность, а страх, спровоцировав агрессию.


Глава 4



     У ворот поместья меня поджидала хмурая Абра в более практичной, в отличие от прошлого раза, повседневной, неброской одежде, которую носили все дашун. Неподалёку от неё, в тенёчке заметил вчерашних знакомых, бесстрастных здоровяков, считающих себя невидимками. И даже как-то умудряющихся убеждать в этом других.


     Её появлению ничуть не удивился, поскольку сам же отправил слугу предупредить о своём желании отправиться в город на прогулку. Предложив составить компанию. Помня о словах девушки по поводу ответственности за мою безопасность. Вдруг её с Абры позабыли снять. Подозреваю, ради того, чтобы свести нас вместе, заставив присматривать друг за другом, не давая чудить. Рассчитывая, мне помогут её знания и советы, а девушке, опыт общения с разными, необычными дари, в непривычной обстановке. Для расширения кругозора, налаживания полезных связей, что может пригодиться в будущем. Став ещё одним испытанием, позволяющим узнать, на что она способна. Помимо остальных целей, которые тоже наверняка стояли за этим решением.


     Не поверю, что её действительно приставили ко мне как настоящего телохранителя. Абру ещё учить и учить этой профессии, не говоря уже про обеспечение её собственной безопасности, как ценного члена главной семьи, не подходящего на роль расходного материала. Димир, несомненно, найдёт для своей дочери куда более лучшее применение в интересах рода. Рядовых исполнителей у него и так хватает.


     Другое дело, что сама Абра думала иначе. Приняв всерьёз просьбу отца о моей охране. К тому же как ни стыдно признавать, но мне это только на руку. Не хотелось шляться по чужому, наверняка, опасному городу, без вооружённой охраны. Пусть даже в первую очередь охраняли бы её, а меня так, по остаточному. Привык как-то, что столица обычно лидирует во всём, включая криминальные хроники. Не знаю, как здесь обстоят дела, но, рисковать не хотелось. По крайней мере, не раньше, чем сдам Сами на хранение.


     Кроме Абры, мне больше позвать было некого. Риадин отпадает. Мастер Закир, узнавал, занят. Другими знакомыми, обладающими камнями духов, так и не обзавёлся. Не просить же составить компанию уважаемого главу рода. Или потребовать у него выделить мне вооружённую охрану. Это уже будет чрезмерно нагло и стыдно. И так немало задолжал что Аллмара, что Фальсин. Эх, выбора нет, опять буду вынужденно прятаться за широкую спину Абры.


     Прямо как мужик двадцать второго века, по версии американских феминисток. Изнеженный, избалованный, накрашенный, ни на что не способный. Какой-нибудь бьюти-блогер, тьфу на него с башенного крана. К мамонтам бы и тех и других, помахать каменным топориком на благо общества. Рассказывать саблезубым тиграм о пользе вегетарианства, а соплеменникам, о запрете на сжигание угля, поскольку он, видите ли, вредит экологии. Вот уж воя-то будет, на всю пещеру. Причём, непонятно от кого, современного мужчины, женщины, саблезубого тигра, или неандертальцах, бьющихся в припадке хохота.


     Что поделать, какие времена, такие и стандарты. Прогрессивные, иначе откуда взялись аж три с лишним сотни гендерных идентичностей, без которых, ну никак не обойтись. Непонятно, как раньше-то жили, в темноте, всего с двумя. Но я уже с Титаника спрыгнул, дальше пусть сами определяются, что у них будет кружевным, занавески или трусики. Или трусики из занавесок, поскольку для современной моды нет никаких запретов. Раз уж платья из мусорных пакетов или гнилых капустных листьев появились, то дальше, больше. Нет пределов совершенству. Как говорится, что-то пациент слишком рано помер, а ведь у меня ещё оставалось столько прекрасных идей, чем его лечить. Вот ведь неблагодарная скотина. Санитары, тащите следующего.


     


     Подойдя ближе, жизнерадостно поприветствовал Абру, лучась энтузиазмом.


      – Ну что подруга, пойдём по второму кругу? Уж сегодня-то мы им покажем, – воодушевлённо погрозил кулаком в сторону ворот.


     Абра слегка вздрогнула, сглотнула, после чего с тревожным выражением лица уточнила.


     – Им, это кому?


     – Всем, кто будет стоять у нас на пути, – бодро заявил, принимая горделивую позу.


     – Пожалуй, я лучше дома останусь, – неуверенно заявила, заворожённо разглядывая меня немигающим взглядом.


     Не выдержав, расхохотался. Долго пришлось убеждать недоверчивую Абру, что это была всего лишь шутка. Ничего такого не планирую.


     – Я думал, наоборот, поддержишь мою тягу к приключениям. Что с тобой случилось? Неужели, заболела? – с участливым видом посмотрел на девушку.


     – Будь ты из наших, или хотя бы из адептов пути просвещения не выше девятого круга, сам бы зарёкся со мной куда-либо ходить, – обиженно проворчала, с оттенком сожаления. – Мастер все уши продул наставлениями, как себя следует себя вести с охраняемым лицом. Не говоря уже про отца и мать. Хочешь развеять их старания по ветру? Признавайся, вы сговорились меня проверить? – с подозрениями на меня уставилась. – Заставить оступиться? Так вот, по хвосту вам от мёртвого осла, а не вид опозорившейся Абры дочери Надии из рода дашун Фальсин, братства Хладных сердец, – гордо выпалила на одном дыхании, сложив на груди руки, чтобы выглядеть внушительнее.


     При её росте, смотрелось скорее умильно.


     – О Канаан, нас раскрыли, – невозмутимо подтвердил, ничуть не удивившись. – Скажу твоему отцу, всё пропало. Пускай поскорее выдаёт замуж, а то слишком умной стала. Потом поздно будет. Точно, пошли скорее, пока на улице не стало ещё жарче, – опомнившись, посмотрел на небо.


     Подавая пример, первым отправился в путь. Абра отчего-то замешкавшись, не сразу бросилась догонять.


     – В следующий раз, когда тебя захотят побить, отойду в сторонку, – ворчливо предупредила, едва сдержавшись, не сказав кое-что другое.


     – А если они сами не справятся, поможешь? – с улыбкой задал коварный вопрос.


     Постепенно остатки настороженности и скованности, всё ещё сохраняющееся с нашей первой встречи, окончательно растаяли. Абра убедилась, что я не заносчивый, высокомерный, благородный упырь, требующий к себе соответствующего отношения. Не позволяющий низшим сословиям приближаться к себе слишком близко. Вдоволь уже на таких насмотрелась. С бахи Риадином была знакома с самого детства, а со мной, всего несколько дней. Требовалась время, чтобы узнать Амира из Шаль-Аллмара получше. К тому же во время первой встречи, между нами стоял Риадин. Сохраняя вероятность того, что я хорошо отнёсся к ней только из уважения к нему. Не стремясь наладить те же отношения и с окружением Риадина. Плюс, моё текущее положение создавало некоторую неопределённость с тем, как следовало себя вести. Вот Абра и пыталась поначалу действовать в рамках предписанных правил. Насколько получалось.


     Теперь же, расслабившись, уже вполне свободно начала со мной ругаться. Больше не скрывая свой настоящий характер. Как с близким другом. Припомнив не только мои последние возмутительные слова, но и кое-что другое. За что начала отыгрываться.


     – Признавайся, ты нигде вчера с моими сёстрами не пересекался? – испытывающее на меня посмотрела, с большим подозрением.


     – Э, – на секунду растерялся, подыскивая безопасный ответ. – Нет. А что? – уточнил, с осторожным любопытством.


     – Да так, ничего, – поморщилась Абра, облизнув пересохшие губы, вспомнив о чём-то неприятном. – Просто интересно стало, – уклонилась от ответа.


     Искоса бросил быстрый взгляд на невозмутимые лица воинов Фальсин, по которым ничего не смог прочесть. Знали ли правду, или нет, о моих вчерашних, неожиданных встречах. Может у них традиция, увидел голую женскую грудь, женись. Отказался, умри, а не как у нас, родился ребёнок, подумай, не пора ли взять на себя ответственность, или можно ещё подождать.


     


     Поскольку в этот раз спешить было некуда, устроили себе полноценную экскурсию по городу. Решив поближе с ним познакомиться, узнать, что же он из себя представляет. Если до этого Шаль-Аллмара виделся мне крупным, богатым, развитым городом, то теперь, получив возможность сравнить, вынужден был признать, до Шаль-Сихья ему как курице до павлина. Совсем не те масштабы, не те впечатления. Столица смотрелась намного старше, красочнее, величественнее, потрясая воображение. Здесь даже дышалось как-то иначе. Воздух был заметно насыщеннее духовной силой, пронизывающей всё вокруг, нежели, чем в Шаль-Аллмаре. С непривычки, вызывая ощущение лёгкого опьянения от переизбытка энергии. Удивительно подвижной, живой, легкодоступной, имеющей свой особый привкус. Скорее всего, из-за того, что там божественный хранитель земли к моменту моего появления уже был мёртв, а здесь, всё ещё оставался жив. Ещё, его незримая аура, накрывающая весь кратер, неплохо защищала от опаляющего дыхания солнца.


     Вчера, спустившись с корабля, не обратил на это должного внимания. Списав необычные ощущения на действие лекарственных трав.


     Не считая схожих архитектурных стилей и цветовых палитр, города довольно сильно различались между собой. Если в Шаль-Аллмара повсюду виднелись следы почитания пауков, то тут властвовали змеи. Что отражалась в скульптурах, фресках, узорах кованых решёток, частично даже в одежде и ювелирных украшениях горожан. И так же, как в Шаль Аллмара, местные жители открыто гордились и поклонялись своим духовным покровителям, практически обожествляя их. Только непонятно, был ли божественный хранитель Шаль-Сихья змеем, или же он занимал ступеньку повыше, относясь к совсем другому виду, а то и царству. Вроде как, это бог нашего народа, а это бог земли, на которой он живёт. И кто из них главнее, для меня оставалось загадкой.


     С горожанами, кстати, дела тоже обстояли довольно интересно и запутанно. Они тут все на одно лицо. Одинаково тёмные, синекожие, остроухие «ельфы». В подавляющем большинстве. Изредка на глаза попадались дари, отличающиеся немного другим оттенком кожи, глаз или чертами лиц, но их насчитывалось довольно мало. Держащихся особняком от остальных. Старавшихся не задерживаться в местах скопления народа.


     Из представителей других рас, на глаза попались разве что несколько зараджи, человекоподобных зверя. Пребывающих в качестве, если не ошибаюсь, домашних питомцев или рабов. Совсем не похожих на миленьких девочек в костюме горничных с кошачьими ушками и хвостиками, по версии японских отаку. Глядя на которых, что-то не тянуло кричать моэ и радостно хлопать в ладоши. Скорее промолчать, чтобы случайно не привлечь к себе их внимание. Не дай Крылатое древо заинтересую, особенно в этом плане.


     Вместо всяких гномов, орков и прочих книжных персонажей, иногда на улицах города встречались самые разнообразные, диковинные духи, на которых тут мало кто обращал внимание. Прекрасно вписывающиеся в окружающие реалии. К ним уже давно все привыкли. Подумаешь, куда-то идёт бабуин, состоящий из одного песка, размером с дом, или летит плоская бабочка из шёлка, размером с одеяло. Видать, выполняют поручения хозяев. Обычное дело. Глядя на них, вспомнился двухметровый огненный воробей, которого выпускал мастер Закир. С добродушной усмешкой уверяя, что по-настоящему продемонстрировать весь его потенциал и величие, мог только Димир Фальсин. Как ни крути, духовная проекция всегда уступает истинному телу.


     


     На центральных улицах Шаль-Сихья наблюдалось довольно оживлённое движение, которое никто не контролировал. Вперемежку, в разных направлениях могли двигаться конные экипажи, лёгкие прогулочные коляски, вьючные животные, пешеходы, или целые организованные колонны и процессии. Каким образом обходилось без столкновений, ума не приложу. И ведь как-то само всё регулировалось в этом кажущимся со стороны бардаке. Одни уступали дорогу, прижимаясь к обочине, другие ускорялись, третьи, напротив, замедлялись, четвёртые пристраивались за спину к пятым, шестые пёрли вперёд, словно они тут одни единственные, избранные. Конечно, не обходилось без ругани, выяснений отношений, шума, нервов и прочего, но до прямых столкновений дело ни разу не дошло. Как-то все участники дорожного движения на глаз определяли, с кем можно связываться, а с кем, лучше не стоит.


     Помимо прочего, заметил интересную особенность. Дари, особенно обличённые хоть какой-то властью или имеющие высокое положение в обществе, предпочитали, чтобы все это видели. Редко передвигаясь по городу без свиты, чем больше, тем лучше, на какой-нибудь невзрачной коляске с открытым верхом. Золотую пыль тут в глаза пускать умели и, похоже, любили. Правильно, если постоянно не напоминать окружающим, какой ты великий, то они об этом и забыть могут. Товарищ Ким, не даст соврать.


     Увлёкшись разглядыванием города, на время позабыл о цели нашего похода, о чём мне вскоре напомнили. Заставив пережить несколько тревожных секунд. Упустив из вида, что мы тут с Аброй не одни.


     Сами, которой вскоре стало скучно, следуя за нами самой последней, как и всякий ребёнок, про которого забыли взрослые, слишком засмотрелась по сторонам. С большим интересом разглядывая прилавки уличных торговцев. На одном из которых ей что-то сильно приглянулось. Продолжая идти, поворачивая голову всё сильнее, в какой-то момент времени остановилась, погружённая в свои мысли. После чего, опомнившись, попыталась нас нагнать, продолжая оглядываться, чуть не попав под ноги ездовой птице, напоминающей помесь толстого страуса и попугая, чаркары, что тут держали заместо лошадей. Поскольку она была запряжена в небольшую, двухколёсную повозку, доверху заставленную расписными, лакированными вазами, то просто так остановиться не смогла. Дёрнувшись в сторону от неожиданности, быстроногая пернатая бегунья заставила понервничать сидевших на козлах мужчин, едва не скинув их с лавки. Один из них, с поводьями в руках, разразился отборной руганью, пытаясь вернуть контроль над испугавшейся птицей. Под дребезжание плохо закреплённых, качающихся ваз, стукающихся друг о друга. Скорость у повозки была достаточно большая, видимо, куда-то торопились, так что плавно остановить средство передвижение ему не удалось.


     – Куда прёшь?! Сдохнуть захотела? – разозлился мужик, видя перед собой девочку в скромной одежде кунан. – А ну, пошла отсюда, овца слепая, – замахнулся хлыстом, желая преподать урок, отыгрываясь за свой кратковременный испуг. – Будет мне ещё под колёса лезть всякая дрянь.


     – Простите господин, я не хотела, – испуганная Сами, тут же начала извиняться, часто кланяясь, опасаясь навлечь на себя ещё большие неприятности.


     Сожалея о случившемся. Услышав громкий шум и клёкот за спиной, удивлённо обернулся.


     – Эй, – тут же грозно окинул мужика, пока тот не успел ударить. – Стой! Только попробуй, – увидев эту сцену, испугался не меньше самой Сами.


     – Ты ещё кто? – оглянулся на меня раздражённый владелец повозки.


     – Хозяин этой кунан. Простите, уважаемый, если она доставила вам хлопот. Я обязательно её накажу. Позже, – дал обещание, которое не собирался выполнять.


     Пытаясь разрядить обстановку. Бросив быстрый взгляд на мой браслет, мужик не очень-то им и впечатлился, что говорило о наличии у него как минимум хорошего покровителя. Ещё обратил внимание на отсутствие браслетов или колец, содержащих в себе кристаллы дохи, что придало дополнительной смелости.


     – Не указывай, что мне делать, господин, – добавил последнее слово, с заметной неохотой. – Мы тут как-нибудь сами разберёмся. Глядишь, впредь внимательнее будет.


     Мне решительно не понравился его тон. День, что ли, не задался, раз на нас срывает своё плохое настроение.


     – Уважаемый, ты палку-то не перегибай. Она ведь и сломаться может, – нахмурился.


     На секунду опешив, мужик только ещё сильнее побагровел от гнева. С немым вопросом обернулся на сидевшего рядом щуплого, пожилого дари, в дорогой, чистой одежде и тюрбане, с украшением в виде длинного пера фазана. В поисках поддержки.


     – Господин, вы нам угрожаете? – сухо осведомился второй мужчина, с недовольством в голосе.


     – Напоминаю, – ответил, не отводя взгляда в сторону.


     Мой ответ ему явно не понравился.


     – Придержи эту девку, чтобы не сбежала, – приказал возничему, переступив через низкий бортик в заднюю часть повозки.


     Быстро проверяя сохранность ценного товара.


     – Идиот. Почему не сложил их как следует, – почти сразу же обругал своего соседа, сняв самую верхнюю вазу из сильно накренившейся стопки.


     Показывая на едва заметную трещинку у горлышка, появившуюся от удара по рядом стоящей. Ничего серьёзного, но сопровождающий груз младший кладовщик посчитал иначе. Сначала обругав своего нерадивого работника, пообещав позже спустить с него шкуру, а потом требовательно обратившись ко мне, потрясая зажатой в руке вазой.


     – Видите? Товар испорчен. Что я с ней теперь буду делать? Кто за неё заплатит?


     Начал на меня сердито кричать, почувствовав себя увереннее.


     – Тот, по чьей вине она испортилась.


     – С вашей кунан? – обрадовался кладовщик, посчитав это её признанием с нашей стороны.


     – Нет. Вашего питуха, которую моя слуга даже пальцем не тронула. Твой друг слишком сильно разогнался, а потом резко затормозил, на повороте. Вот с них и требуй компенсации. Радуясь. Если бы задели мою кунан, с вами сейчас не разговаривал, а раскладывал мелкими кусками по горшкам. На куриное рагу. В итоге, их бы ещё и не хватило.


     Кладовщик чуть не задохнулся от возмущения, однако перепираться со мной по этому поводу не захотел. Не ожидав, такого жёсткого отпора. По достоинству оценив украшения на руке Абры, как и присутствие двоих головорезов Фальсин, подошедших ближе. До этого ему трудно было с ходу определить, со мной ли они, или просто шли по своим делам, из любопытства, остановившись посмотреть, что происходит. Теперь же, ясно видел, все мы из одной компании. Перевес сил явно не на их стороне. Мало ли у кого больше прав, важно, у кого больше сил. Иначе этими правами он мог смело подтереться. Не сможет сам, так мы поможем. Для этого тут и стоим, о чём прочёл в моих глазах.


     Настроение после встречи с братцем Ирдис у меня было боевое. Самое время на ком-нибудь выпустить скопившийся внутри пар.


     – Господин, а не специально ли всё это подстроено, чтобы доставить нам неприятности? Неужто у вас есть какие-то недобрые помыслы в адрес уважаемого рода кундар Дарсах? – угрожающе уставился, пологая, это имя должно произвести на меня большое впечатление.


     Заставив пересмотреть свою точку зрения. Увы, ему не повезло. Не знаю таких, и знать не хочу. Вот если бы упомянул какого-нибудь Капельмана или Голдштейна, тогда да, сильно впечатлился.


     – Все же ясно видели, ваша кунан специально бросилась под копыта нашей лошади, – выдвинул обвинения, ссылаясь на авторитет толпы, стараясь запугать ею.


     – Да пыль с тобой. Солнышком, что ли, голову напекло? – кровожадно усмехнулся. – Кто все? Покажи этих дари. Каждого, кто посмеет лгать мне прямо в глаза?


     Кладовщик с надеждой заозирался по сторонам, но быстро понял, помощников ему тут не найти. Особенно после моей недвусмысленной угрозы. Всё же, ненадолго задержал взгляд на патруле городской стражи, случайно оказавшейся поблизости. Из братства Красных палок. Судя по тому, как переглянулся с парочкой воинов, знакомых с ним лично, тут же что-то задумал, меняя план. Повысив голос, вновь обвинил нас в нападении, став увереннее.


     – Да проваливай куда хочешь, – начал терять терпение. – Кто тебя тут держит? Но не вздумай трогать мою кунан, – ободряюще улыбнулся Сами, посылая сигнал, всё в порядке, в обиду не дам. – Иначе не расплатишься за неё.


     – Это твоя вина, недоумок, – кладовщик сорвался на вознице, не желая, продолжать унижаться на глазах у других дари. – Сколько загрузил в лавке ваз, столько и должен будешь сдать на склад. Целых! – подчеркнул. – А эту, можешь себе оставить. На память. Поехали. И так сильно задержались.


     Перекинув вазу в руки вознице, с независимым видом уселся на прежнее место. Что-то очень тихо, незаметно сказав ему. Мужик, недолго подержав увесистый предмет в руках, с крайне раздосадованным видом, внезапно кинул её Сами со словами, – Повезло тебе. Дарю.


     После чего, сразу же хлестнув несчастную чаркару, беря с места в карьер, сбежали от нас, аж пыль поднялась столбом. Очень предусмотрительно. Поскольку, намеренно сильно брошенная ваза, которую Сами не успела поймать, не ожидав такого, сбила её с ног, чуть не сломав руку.


     – Извини, случайно промахнулся, – донёсся с уносящейся вдаль повозки его довольный голос.


     Успев заметить мстительный, ехидный взгляд кладовщика, брошенный на нас через плечо, рассвирепел. Поняв, что они специально так сделали. Хотел было погнаться за негодяями, да вмешалась стража, быстра перекрывшая дорогу, недоброжелательно на нас посматривая. С ухмылками. Потом и вовсе прицепились с расспросами, кто такие, откуда, почему пристаём к честным, уважаемым горожанам. Чего хотели от членов рода Дарсах. Пришлось, сдерживая злость, объяснять, что произошло. Если бы не упоминание Аброй о том, что она клановая, лично знает самих бахи, так просто от них не удалось бы отделаться. Нет, в тюрьму не посадили и не побили бы своими знаменитыми дубинками, по такому-то пустяковому случаю, но время потеряли. Не говоря уже о нервах. Судя по всему, род Дарсах в Шаль-Сихья занимал далеко не последнее место. К счастью, и не первое, иначе бы нас заставили заплатить за разбитую вазу.


     – Вот сволочи, – продолжал разоряться, после того как разошлись разными дорогами. – Я им это ещё припомню. Земля маленькая, круглая и скользкая, рано или поздно встретимся.


     Дехи проверила надёжность сделанной из платка петли, перекинутой через шею Сами, в которую та осторожно положила пострадавшую руку.


     – Как она. Сильно болит? – заботливо спросил у девочки, переживая за неё.


     – Немного. Спасибо господин, – смущаясь, искренне поблагодарила за то, что заступился.


     – Как вернёмся, порошу целителя осмотреть. – пообещал, всё ещё беспокоясь. – Потерпи чуть-чуть.


     – Кость цела. Всего лишь сильный ушиб, – со знанием дела сообщила Абра, осмотрев пострадавшую руку. – Через несколько дней само всё заживёт. Мы по таким пустякам к целителям не бегали, – похвасталась.


     – Так я же не тебя поведу, а Сами. Кстати, на что хоть засмотрелась? – поинтересовался у ещё сильнее смутившейся девочки.


     Признание из неё пришлось почти вытягивать. Сильно не хотела говорить, боясь нас расстроить. Показаться избалованной, изнеженной и выпрашивающей подарки особой. Убедил, что это не так. Неохотно рассказала, что её привлёк прилавок, торгующий какими-то сладкими, жареными клубнями, с труднопроизносимым названием, нанизанными на палочки. Популярное детское лакомство, которым раньше часто баловала мама. Напомнив о ней. Растрогавшись, потребовал у Дехи немедленно купить пару больших порций, поскольку сам я их название точно не выговорю. Предупредив, чтобы рассчитывала на двоих детей. Мне выбирать самую лучшую не нужно.


     – А вторая для кого? – удивилась Абра.


     – А ты разве не будешь? – с невинным видом уточнил у девушки таким же изумлённым тоном.


     На удивление, реакция последовала не та, на которую рассчитывал. Абра уже вполне освоилась в моей компании, поэтому незамедлительно, шутливо возмутилась. – Тогда почему так мало? Не скупись, давай ещё на пять порций, – протянула раскрытую ладонь. – Сама выберу. Раз уж угощаешь, не буду расстраивать отказом.


     Пришлось раскошелиться. Подумав, может, зря я растряс это пчелиное гнездо, пытаясь узнать, что внутри. Не расслышав, о чём там они между собой жужжат.


     


     После этого происшествия, программу экскурсии по столице, пришлось резко сократить. Следующей точкой нашего пути стал храм Песчаных дюн. В каждом из районов Шаль-Сихья располагалось по одному такому, являясь небольшими, внешними отделениями единой сети. Основа, включающая школы, казармы, мастерские, жилые корпуса, штаб, хозяйственные службы и прочее и прочее, что логично, находилась в храмовом районе, куда доступ для посторонних был сильно ограничен. Туда пускали по специальным приглашениям, на время, в сопровождении кого-нибудь из касты жрецов, для которых являлся домом. Одним им дозволялось свободно приходить и покидать его в любое время. Исключение составляли лишь паломники, да те счастливчики, кто владел там какой-нибудь личной собственностью, что считалось очень почётным достижением, поскольку ни продавать, ни покупать её не разрешалось. Только получить в дар за какие-нибудь значимые заслуги. Общедоступной такую собственность, разумеется, не назовёшь. Но даже получив приглашение, ты не мог ходить там всюду, где вздумается. Жрецы надёжно и ревниво хранили свои секреты.


     Ещё от Абры узнал, подобные, закрытые районы, предназначенные для проживания отдельных каст или братств, были довольно распространённым явлением. Где-то посторонним попасть в них было проще, где-то труднее. Если рассматривать столицу, то по сложности доступа в небесный район, с ним соперничал лишь золотой, дворцовый. Куда без приглашения войти могли только представители определённых родов из касты знати. Не считая особых братств, выполняющих функции их прислуги и охраны. Аллмара, к примеру, подобной привилегией не обладали, несмотря на тот же статус высшей знати.


     Поэтому в главную обитель Песчаных дюн попасть никак не могли. Пришлось довольствоваться малым.


     Небольшой храм в серебряном районе города, где мы сейчас находились, выглядел довольно своеобразно. В виде четырёхугольной, вытянутой, усечённой пирамиды. Собственно, больше напоминая высокое здание со скошенными, гладкими стенами, сложенными из крупных блоков золотистого песчаника. Узких, вертикально вытянутых окон, на мой взгляд, в нём было маловато и то, располагавшихся ближе к вершине, напоминая скорее глубокие ниши. По ним смог определить, что внешние стены храма обладали весьма солидной толщиной. Скорее перед нами возвышался какой-то пустынный замок, нежели религиозное сооружение. В котором хорошо держать осаду.


     У входных ворот, узких, чрезмерно вытянутых вверх, по бокам, в нишах стояли скульптуры мускулистых, голых, безликих здоровяков в набедренных повязках, держащих в руках массивные посохи, состоящие из слипшегося, сухого песка. Удивительно, как они ещё не распались в пыль. Ко входу вела аккуратно разглаженная, белая песочная дорожка, удивительным образом не оставляющая на себе следов от наших ног, по бокам которой высились храмовые колонны, ничего не поддерживающие. Так понимаю, расставленные для красоты.


     Внутри, в приятной, сумрачной прохладе, непонятно откуда взявшейся, ведь кондиционеров-то тут не имелось, нас встретила младшая жрица. Не знаю как Абру, но меня немного напугав. Появившись весьма неожиданно и эффектно. Порыв странного ветра принёс облако песка, из которого перед нами выступила жрица в красно-жёлтом балахоне. Втянув его в себя, или скорее собравшись из него. Ладно бы стала песчаной фигурой, но нет, перед нами предстала самая что ни на есть живая и реальная женщина. Даже потрогать захотелось, чтобы убедиться в этом. Верхняя часть лица у неё была скрыта повязкой с нарисованным по центру большим глазом, как у какого-то циклопа. Однако, до чего техника дошла. Подавив желание вытянуть руку, вежливо поздоровался, по всем правилам. После чего изложил просьбу полюбоваться храмом изнутри, в тех местах, где можно. Узнать побольше о нём и его деятельности. Аргументировав интересом к их покровительнице Дай'лаяре. Пообещав помолиться и пожелать ей всего наилучшего. Если, конечно, нам будет дозволено.


     Жрица не возражала, благосклонно сообщив, в храме всегда рады тем, кто желает обратиться к их фактически богине с просьбами или благодарностями. Кто пришёл с добрыми намереньями, желая узнать о ней или почтить. Она же провела для нас обзорную экскурсию. С интересом послушали жрицу, осматривая красоты храма, который изнутри больше напоминал музей искусств. Как-то не так я себе представлял логово зловещих некромантов.


     Дождавшись подходящего момента, отлучился под предлогом отойти в туалет. О чём-то догадывающаяся Дехи, блеснув глазками, тут же помогла отвлечь внимание остальных. Забросав их вопросами. Изобразив непонятливую, но любознательную натуру.


     Отыскав ещё одну служительницу Дай'лаяры, которая ходила своими ножками, а не перемещалась в пространстве через песчаных клонов, обратился с просьбой, могу ли как-нибудь увидеться со старшей жрицей Ниссэя из рода Рифа. Выслушав меня, серьёзно удивилась. С неодобрением объяснив, что почтенная хигир Ниссэя находиться в главном храме, занимая высокое положение второй хозяйки башни заданий. Единственный способ встретиться, это получить персональное приглашение. Либо же разрешение вышестоящих иерархов храма. Иначе, никак. Даже если вдруг выберется в город по своим делам, никто не позволит к ней приблизиться. И писем от меня жрица передавать не станет, отказавшись заранее. Если сильно надо, могу отправить в храмовую канцелярию, а там уже сами разберутся, что с ними делать. Без объяснения причин и уведомления отправителя.


     Пришлось выбирать длинный путь. Постарался разузнать, планируются ли в ближайшее время какие-нибудь большие публичные мероприятия, на которых будет присутствовать вторая хозяйка башни заданий. Приёмы, праздники, службы, благотворительные акции, от волнения упомянул даже парады. Всё что смогла вспомнить жрица, уместилось в два варианта. Большой приём у главы города, на котором будут распределяться задания городского совета. Куда приглашены представители различных кланов, братств, храмов. Но опять же, кто меня туда пустит, поскольку не вхожу в их верхушку и ничего не решаю.


     Второе, касалось большого праздничного пира во дворце владыки Сихья. У нас бы сказали бала, по случаю ежегодного чествования духа земли, божественного хранителя Шаль-Сихья. Опоры правящего рода. Туда будут приглашены лучшие члены влиятельных семей города. Практически весь столичный цвет родовой аристократии. Включая самых знаменитых представителей других каст. Так понимаю, скорее в качестве дорогих экспонатов, нежели посетителей. На этом приёме пройдёт церемония награждения особо отличившихся из присутствующих, небольшой турнир, выступления артистов, танцы, гуляния, раздача подарков и тому подобное. Мероприятие планировалось провести с размахом, по-королевски.


     Вот только дворец владыки не резиновый, всех желающих не вместит, да и не собирается, так что списки приглашённых будут составляться заранее, в ограниченном количестве, по согласованию с главами этих семей. В которые войдут только самые достойные, кого будут продвигать вперёд, демонстрируя всем, на кого сделана ставка. Что они из себя представляют. Намереваясь по случаю и своих показать, и на чужих посмотреть, с учётом чего, при необходимости, подправив планы на будущее. Если я из таких, тогда да, шансы увидеть хигир Ниссея появлялись. При сильном везении.


     Поблагодарив за ответ, в мрачной задумчивости вернулся к своим спутникам. Завершив обход храма, изрядно устав от затянувшиеся прогулки, повёл всех обратно в поместье Аллмара. Несколько раз поймав на себе задумчивый взгляд Дехи, которая так и не решилась задать вопроса.


     На обратном пути обошлось без происшествий. Хотя одна неприятная встреча всё же произошла, окончательно испортив настроение. В поместье столкнулся со старым знакомым из рода Дархан. Не знаю, с чего вдруг, но в этот раз он сделал вид, что не заметил нас, и вообще, мы незнакомы, невозмутимо пройдя мимо. Не обернувшись, не замедлив шага, сохраняя непроницаемое выражение лица, однако, при этом, окатив вполне ощутимой волной неприязни и настороженности. Благодаря Шисса'ри, у меня значительно повысилась чувствительность к чужим эмоциям, так что скрыть своего отношения ко мне ему не удалось, хотя и попытался.


     


     Откуда же было знать, что одна из банд головорезов, которая гоняла меня по руинам крепости, была нанята Дарханами с целью запугать, склонив к сотрудничеству на более выгодных условиях, но никак не прикончить. Теперь же, из-за поднятой шумихи, учитывая, как отреагировали Аллмара, Дархан поняли, что просчитались в оценке моей значимости, серьёзно подставившись. Ищейки владыки кружили вокруг них подобно голодным псам, чуявшим кровь. Более того, Дархан искренне полагали, что это из-за меня на них начали давить всё сильнее, навязывая невыгодные сделки, поскольку именно я вынуждал Аллмара продолжать расследовать то нападение с целью поквитаться с обидчиками. Став для них прямой угрозой. Ещё их сильно тревожили неизвестные, которые на самом деле пытались убить парня, прислав за его головой аж заклинателя духов. Где гарантии, если они начнут сближаться с Амиром, чтобы усыпить бдительность Аллмара, не подставиться под удар уже этих неизвестных. Свою силу, как и готовность идти на прямой конфликт с бахи Аллмара они уже продемонстрировали. Что им какие-то торговцы хайдар. В итоге Дархан перехитрили сами себя, загнав в ловушку, в которой каждый шаг приносил лишь убытки.


     Вернувшись в поместье, узнал потрясающую новость. Сегодня утром кто-то спалил один из амбаров с зерном, принадлежащих клану Аллмара. Сторожа нашли мёртвым, с перерезанным горлом. Поэтому в поместье к нашему возвращению царила обеспокоенная атмосфера. Это не было объявлением войны, скорее, посланием. Иначе сожгли бы и соседние амбары. Кто-то передал пламенный привет, поздравив с переездом. Напомнив, что это не повод расслабляться и забывать о своих старых врагах. Они ведь о них помнят.


     Словом, у каждого из нас возникли свои проблемы, у Аллмара, у меня, у Дархан, из которых затянулся знатный узел. Остаётся надеяться, не на петле.


Глава 5



     Резко проснувшись, в поту, на скомканной простыне, с громко стучащим сердцем, не сразу сообразил, где нахожусь. Сильное чувство тревоги и страха никак не хотело меня покидать после ночного кошмара. В отличие от его подробностей, быстро растаявших туманной дымкой, как только открылись глаза. Некоторое время лежал без движения, в темноте, чутко прислушиваясь к окружающим звукам. Постепенно тишина и ночная прохлада помогли успокоиться, расслабиться, убедить себя, что это был всего лишь сон.


     Хорошо запомнилось только начало сна, до того, как перешёл в фазу кошмара. Вроде бы я куда-то шёл по ночной, бескрайней равнине, утыканной огромными валунами. Выделяющимися светлыми пятнами в окружающем царстве безмятежного мрака. На безоблачном небе сияла нереально огромная, яркая луна, с несколько другим оттенком и рисунком поверхности, непохожая на нашу, земную. Что странно, её было хорошо заметно, а вот звёзд, напротив, ни одной.


     Даже не видя своими глазами, каким-то образом твёрдо знал, где-то поблизости, над самой землёй парил пернатый усатый змей, азартно охотясь на бабочек со светящимися крыльями, прячущимися в высокой траве. Практически невидимый из-за своей обсидиановой чешуи. Сливаясь с фоном, поскольку и трава, и небо, были одинаково чёрными. Помню, бесцельно брёл в этом мрачном, пустом, безмолвном мире, лишённым звуков, озарённым лишь луной, пока не увидел вдали источник приятного, тёплого света.


      Залюбовавшись им, радостно устремился навстречу подобно мотыльку. Надеясь встретить хоть кого-то, похожего на себя, развеяв гнетущее одиночество. Обрести цель своего существования. Вместо этого, нашёл изящное, остролистое дерево, растущее в центре мелкого пруда, глубиной, едва ли по колено. Серебряные листья очень красиво переливались в лунном свете, будто купаясь в нём. На ветвях дерева заметил маленькие, круглые, ярко-красные плоды, светящиеся изнутри. Именно они привлекли моё внимание. Глядя на которые, почувствовал сильное, непреодолимое желание попробовать эти плоды. Только тогда поняв, насколько же на самом деле голоден и истощён.


     


     Помню, добрёл по леденящей воде до дерева, одновременно отражаясь в ней несколькими забавными, искажёнными отражениями, будто на небе светила не одна луна, а сразу пять, разноцветных. Ловко забрался на дерево, не сводя глаз с манящих, желанных плодов. Помню, наткнулся на змея, обвившего ветвь. Обругав жадного, бестолкового Шисса'ри, не вовремя вернувшегося, захотевшего полакомиться теми же плодами, бесцеремонно сбросил его на землю, чтобы не мешался. Дотянувшись до них, сорвал ближайший, тут же жадно забрасывая в рот. Помню невероятно восхитительный вкус, ни с чем не сравнимый, а дальше… всё как-то смутно, не разобрать. С кем-то подрался прямо на дереве, кто меня всего расцарапал, метя в глаза. Или это ветки были, на которые напоролся, когда от кого-то убегал. Не уверен. Под конец странного, невероятно реалистичного сна, превратившегося в кошмар, стало очень страшно. До мокрых простыней.


     Встав с низенькой, широкой кровати, квадратной формы, заваленной маленькими пухлыми подушками и несколькими одеялами, направился к табуретке на длинных ножках, на которой стоял таз с кувшином воды. Намереваясь напиться, слегка ополоснуть лицо, окончательно избавляясь от неприятных ощущений. За этим занятием меня и застали врасплох.


     В какой-то момент внезапно осознал, что я в комнате больше не один. Ощутив спиной чей-то внимательный взгляд. Резко развернувшись, инстинктивно поднимая руки и сжимая кулаки, принял защитную стойку, приготовившись бить на опережение, если потребуется, однако, никого не увидел. Тёмная комната, была пуста. Не такая уж она и большая, захламлённая, чтобы некто смог укрыться от моего взора. На всякий случай, осторожно, стараясь не споткнуться, добрался до прикроватного столика, такого же низкого, на котором стояла ночная лампа. Небольшая, удобная, латунная подставка на ножках, с длинной, изогнутой ручкой, со встроенным световым кристаллом. При наполнении эфиром, начинающим сиять мягким, тёплым светом, пока вновь не опустеет. На случай если постоялец окажется простым дари, не одарённым Канаан духовной силой, рядом стояла ещё одна лампадка, масляная, с фитилём. По-другому комнату не осветить. До электричества в этом мире ещё не додумались. Да и особой нужды в нём не было, при таких-то кристаллических технологиях.


     Накрыв подставку с наполненным эфиром камнем специальным колпаком, лёгкой, квадратной деревянной рамкой, обтянутой тонкой тканью, получил что-то вроде китайского бумажного фонарика. Рассеяв тьму, ещё раз осмотрел комнату, убедиться, что мне почудилось. Или нет. Прислушавшись к своим ощущениям, с удивлением обнаружил, эффект чужого присутствия, взгляда со стороны, всё равно оставался, хоть и стал намного слабее. Всё такой же холодно-нейтральный, без намёка на враждебность. Озадаченно почесав голову, принялся исследовать комнату. Сюрпризы мне не нужны.


     Через некоторое время, путём нехитрых вычислений, играя в горячо-холодно, определил место, откуда он ощущался наиболее сильно. Там уже и направление было несложно вычислить. Итог меня поразил.


     – И ты Брут? – с обидой посмотрел на растение оранжево-зелёного цвета, с узорами волнистых разводов на длинных, широких листьях.


     То, что в горшке, в котором оно росло, не имелось посторонних предметов, проверил заранее, ещё вчера. Здравая паранойя полезна, по заверениям психиатров, зарабатывающих на ней большие деньги. Они же нам врать не будут, правда. Поэтому, если не сошёл с ума, значит, за мной подглядывает неведомый фикус в горшочке. Вот уж от кого ожидал в последнюю очередь.


     Тщательно ощупав листья, стараясь не повредить их, ни глаз, ни ушей не нашёл. На мои прикосновения растение никак не реагировало, продолжая казаться самым обычным. Такие использовались в домах состоятельных горожан для освежения и увлажнения воздуха, привнося в интерьер помимо красивого вида, ещё и приятный запах.


     – А не появилась ли у меня мания преследования, друг мой? – озабоченно поинтересовался у растения, но ответа так и не дождался.


     Ещё раз почесав голову, решил плюнуть на эту загадку. Загадка не обиделась. Либо неразумна, либо, очень осторожна и сдержанна, не поддаваясь на эмоции. Полил цветочек из кувшина, аккуратно протерев мягкой тряпочкой, чтобы блестело. Несколько раз извинился за свой неразумный поступок, с низкими поклонами. Вреда от этого точно не будет. Пожелав Аюни спокойной ночи, погасив светильник, лёг спать дальше. Надеясь, поутру всё станет, как прежде.


     


     Как прежде, не получилось, зато стал понемногу привыкать к необычному ощущению, переставая его замечать. Раз уж ни автокукла, ни вечно спящий змей не переживали, то и мне не стоило.


     По заведённому с некоторых пор порядку сначала зарядил энергией Аюни, разговаривая с ней как с живым человеком, протирая от пыли, расчёсывая, приводя в порядок одежду, попросив выполнить несколько простеньких разминочных упражнений, словом, занимался техническим обслуживанием. Моё единственное серьёзное оружие всегда должно быть в полной готовности, исправным и заряженным. Мог поручить эту работу кунан, но… как можно отдать свою прелесть в чужие руки, вдруг они её поломают. Потом шёл лёгкий завтрак, который принесла Дайя, всё ещё держащаяся по отношению ко мне настороженно. Утренние тренировки с Закиром и его малолетней бандой. Водные процедуры, на том же месте, что и вчера, за конюшней, пока никто не видит. Потом наступало время составления планов, – «Как управлять миром, не привлекая внимания санитаров».


     Сегодня наши тренировки с Закиром никто не прерывал. Видимо, вчерашнего братцу Ирдис хватило, чтобы потерять ко мне интерес. Кстати, она, как и Риадин, всё ещё была сильно занята подготовкой к празднику, по случаю переезда, совмещённому с приёмом гостей, намеченному уже на завтра. Сегодня меня тоже не доставала. Даже как-то скучно без неё стало. Три дня на подготовку к такому серьёзному мероприятию считалось довольно маленьким сроком, поэтому поместье напоминало разбуженный пчелиный улей. Хотя пару раз замечал знакомую бронзовую пантеру, крутящуюся неподалёку. Такое впечатление, следившую за мной.


     От лёгкого помешательства на почве подозрений, что за мной, помимо комнатного фикуса, с этого дня начали следить ещё и пальмы, цветы, декоративный кустарник, который у них за главного, спасла служанка, передав, что меня хотел видеть господин Умар. Он работал в библиотеке, за столом, заваленным грудами исписанных бумаг, куда меня любезно проводила. Библиотека у Аллмара, как и многое другое, заставила меня раскрыть рот от восхищения, позабыв, зачем сюда пришёл.


     Высоченные, до самого потолка, секционные стеллажи, забитые книгами и документами, устанавливались на специальные роликовые платформы, позволяющие их как угодно передвигать, благодаря родовой технике Аллмара. Более того, даже квадратные плиты пола оказались передвижными, позволяя играться с ними в своеобразные пятнашки. Благодаря этому, не вставая из-за стола, Умар мог легко передвинуть себя к двери, к окну, в угол читального зала, выстроив вокруг настоящий лабиринт из стеллажей, образующих сплошные стены. Сделанные из особой древесины, не позволяющей пользоваться духовным чутьём. О том, что лестницы, без которых не достать до верхних полок, также самостоятельно могли передвигаться по библиотеке, не стоило упоминаний.


     Глядя на всё это великолепие, подумал только об одном, – Хочу! Почему мне не дали духа с такой же способностью. Практически наяву представил картину, как лежу на диване, а в рот сами прыгают вареники, предварительно окунаясь в миску со сметаной. Где-то уже такое видел. Как говорится, – Что понравилось одним, почему бы не украсть другим.


     Поздоровавшись с господином Умаром, последовав его приглашающему жесту, уселся на свободный стул, стоящий с другой стороны стола.


     – Светлого дня Амир. Как поживаешь? – доброжелательно поинтересовался моими делами.


     – Спасибо, бахи Умар, вашими стараниями, хорошо. Хотели меня видеть? Чем-то могу быть полезен славному роду Аллмара? – ответил встречной любезностью.


     – Полагаю, да, – не стал отказываться. – Наверное, уже слышал, что мы устраиваем большой открытый приём по случаю переезда в столицу Закатных пустынь? Так вот, позволь от лица моего брата официально пригласить тебя на него в качестве почётного гостя. Всё же, хотелось бы сгладить тот досадный инцидент, произошедший в руинах заброшенной крепости, когда на тебя напали какие-то негодяи, прямо у нас под носом. В нашем же лагере, – расстроился. – Это заставляет нас чувствовать вину перед тобой. Так позволь её поскорее развеять по ветру. Чтобы больше ничто не омрачало нашего знакомства.


     – Ну что вы, бахи Умар, – польщённо улыбнулся от повышенного внимания к своей персоне. – Вам незачем говорить такие смущающие меня слова. Я ни в коей мере ни в чём вас не виню. Напротив, считаю, клан Аллмара оказал мне множество почестей, за которые даже не знаю, как благодарить, – горячо заверил Умара. – Ваше приглашение переполняет чашу моей признательности. Не считайте это отказом принимать ваше великодушное приглашение…


     Мысленно добавив, не меняя выражения лица, – «Как удачно всё складывается. На приёме наверняка будет кто-то знакомый лично с Ниссэи Рифа, или знакомый знакомого. Раз не могу подобраться к ней напрямую, попробую через кого-то».


     – … но будет ли уместно моё присутствие на этом мероприятии? Не брошу ли тень на ваше светлое имя, оказавшись среди самых уважаемых лиц города? Не посчитают ли неуместным сравнение с простым бродягой, вместе с ними приглашённым на приём, без монеты за душой, не помнящим своего прошлого. К тому же, боюсь, из-за незнания простых вещей могу доставить кому-то лишнее беспокойство, – озаботился рисками, радея за благополучие моих друзей Аллмара.


     Заранее поделился опасениями о возможности всякого разного. Ведь действительно мог сказать что-то не то, или сделать. Не хотелось бы, чтобы кто-то пострадал. Особенно я. Ещё стало интересно, это приглашение подразумевает свободу выбора, или же, явка строго обязательна. В зависимости от ответа, станет понятно, это жест доброй воли с их стороны или попытка решить свои интересы. Лучше, второе, поскольку, появляется поле для торга.


     – Всё будет в порядке. Голова может забыть, но кровь помнит всё, – усмехнулся Умар. – Верю, ты не подведёшь ни нас, ни своих предков, ни себя. Будь более уверен в себе, юный Амир, – покровительственно кивнул, – мы проверили, ты, несомненно, истинный кундар, прошедший в храме полноценный обряд обретения имени. Он не даст соврать, – указал на серебряный браслет. – Нет никакого урона чести пригласить тебя на этот приём. Ты будешь равным, среди равных. Ну а непривычное поведение, привычки или стиль речи, подумаешь, знать этим не удивишь. Среди нас хватает разного рода чудаков, всех возрастов, – откровенно признал Умар, не видя в этом ничего предосудительного. – Напротив, считается чем-то полезным, особенным, выделяющим их из толпы. Поэтому сильно нас расстроишь, если не придёшь, – настоял на своём.


     – Тогда моё сердце спокойно. С большой радостью принимаю ваше приглашение, – уважительно поклонился.


     – Вот и славно, – довольно улыбнулся Умар. – Надеюсь, хорошо проведёшь время. Там будет много возможностей завести полезные знакомства. Кое с кем из приглашённый сам с удовольствием познакомлю. Теперь позволь перейти к следующей теме. Возможно, она покажется тебе неприятной, поэтому заранее прошу меня простить. Я узнал, что у тебя возникли некоторые трудности с деньгами. Это так?


     – Всё верно, – подтвердил, не видя смысла скрывать очевидные вещи.


     Напротив, скажи о том, что у меня карманы пухнут от золота, тут же начнут подозревать в нехороших вещах.


     – Ещё, насколько понимаю, у тебя сейчас нет подходящих вещей для приёма. Прийти на него в повседневной одежде, старой рубахе и рабочих штанах, будет несколько…, – чуть замялся, подыскивая сравнение помягче, – вызывающе. Неудобство могут доставить и некоторые косые взгляды моих соклановцев, посчитавших твоё присутствие, в какой-то мере, наглостью. Желанием поесть и покрасоваться за чужой счёт, по их мнению, незаслуженно распоряжаясь нашей добротой. Не принося пользу. Совершенно напрасно так считая, – озвучил их с братом позицию, чтобы не подумал плохо. – Злые языки есть во всех кланах, – сокрушённо вздохнул, признавая такой недостаток, – и наш, не исключение. Вряд ли скажут тебе в лицо, называв неблагодарным, но обсуждать за спиной будут наверняка. Чтобы этого избежать, у меня найдётся для тебя хорошее предложение. Прийти на приём разодетым не хуже этих самовлюблённых павлинов, с дорогими подарками, которые при всех вручишь только тем, кому посчитаешь нужным. Так, злые языки будут вынуждены на какое-то время утихнуть. Ну а потом, убеждён, ты найдёшь своё место в этом мире, засияв на небосклоне яркой, утренней звездой, заставив их пристыженно замолчать. Иногда, для этого достаточно всего лишь небольшого толчка в нужном направлении. Ну, и немножко везения, – рассмеялся. – Что скажешь?


      – Звучит заманчиво. Могу услышать подробности того, как это осуществить? – не стал преждевременно соглашаться.


     – Конечно. Разыграем небольшую сценку, которая пойдёт на пользу как мне с братом, так и тебе. Я дам в долг достаточно денег на первое время. Пока твёрдо не встанешь на ноги. Без чётких сроков возвращения, дополнительных обязательств и процентов. Как сможешь, так и отдашь. Взамен, перед приёмом, мой доверенный слуга передаст одну вещь, которую должен будешь торжественно вручить Амередину. Все гости придут с какими-нибудь символическими подарками. Дело в том, что он недавно приобрёл для своей коллекции кое-какую редкость, появление которой, теперь нужно как-то объяснить старейшинам и жёнам. Не хотелось бы вдаваться в причины того, почему ему приходится скрывать от них это приобретение, скажем так, полученное за не совсем приемлемую цену. Однако, даю слово, у тебя из-за этого не будет никаких неприятностей. Наши внутрисемейные разногласия не коснутся посторонних, – намекнул, что не стоит интересоваться подробностями. – Напротив, постараются скрыть, не позволив узнать о самом их наличии.


     Предложил какую-то мутную сделку.


     – А мне поверят? Не зададут вопросов, как я заполучил эти самые редкости? Откуда взял деньги? Ваше упоминание вызовет у них закономерные подозрения.


     – Конечно, зададут, – заверил Умар. – Но мы с братом всё продумали. У меня есть доверенный продавец на чёрном рынке Шаль-Сихья. Не самый приятный и праведный тип, но своё дело знает. Сходишь к нему, купишь какие-нибудь необычные безделушки. Любые. Подороже. К ним добавишь тот предмет, который перед самым приёмом передаст мой личный слуга. Только не перепутай, – строго на меня посмотрел, прося отнестись к просьбе серьёзно, – что передать брату, а что оставить себе. Остальные, служащие для отвлечения внимания, можешь смело раздать друзьям, слугам, знакомым, да кому угодно. Говори чистую правду, не знаешь, что эти вещи из себя представляют и насколько ценны. Увидел, понравились, захотел купить в качестве подарков. Торговец подтвердит твои слова, если кто-то начнёт слишком усердствовать в расследовании. Дойдя до него. С ним уже всё обговорено. Тоже будет уверять, понятия не имел, что именно оказалось в его руках, продав тебе за бесценок, лишь бы получить хоть какую-то прибыль. Но, не думаю, что его слова потребуются. Таким образом, и хорошее впечатление на окружение моего брата произведёшь и запомнишься уважаемым дари, присутствующим на приёме, и окажешь нам услугу. Ещё и золотишко за поясом останется. Сплошная выгода.


     Несмотря на расписываемые плюсы участия в этой авантюре, не думаю, что всё так радужно, без минусов. Иначе незачем было бы меня уговаривать. Нашлось бы кому выполнить простенькое поручение. Но и сидеть на попе, без движения, тоже не дело. Чтобы чего-то добиться нужно двигаться, рисковать. Пока Аллмара вызывали у меня только положительные впечатления. Посмотрим, что будет дальше.


     – Мне нравится, как это прозвучало. Можете на меня рассчитывать.


     – Замечательно. Сейчас дам записку с картой, на которой указанно, где найти нужного торговца. Скажешь ключевую фразу, и он поймёт, что ты от меня. И ещё. Постарайся соблюдать осторожность. В том районе, где обосновался чёрный торговец, у верхнего рынка, достаточно безопасно, но всё же, не стоит вести себя беспечно. От дураков и неудачи спасения нет, – напомнил местную поговорку. – Мало ли кто там будет проходить мимо. В случае чего, твоя бессмертная служанка справится, – заявил с уверенностью и гордостью за творения лучших мастеров Аллмара. – Держись к ней поближе. Но не забывай, самая надёжная гарантия безопасности не в силе, а в неприметности. Я знаю, ты умный, осмотрительный парень, уже не раз это доказав, поэтому, верю в успех.


     Умар на секунду отвлёкся, после чего из пола поднялась квадратная каменная колонна, в центре которой были сделаны отделения, для хранения ценных вещей. Неплохая замена сейфу, оценил её толщину и гладкие стенки. Своими силами из пола такую каменюку не выковыряешь.


     Вынув из хранилища два кошелька, увесистый кожаный и маленький шёлковый, передал мне, не заглядывая внутрь. Отыскав на столе, среди других бумаг нужную записку, также вручил и её.


     – Золото тебе, а кристаллы торговцу. Их возвращать мне не требуется. Буду ждать хороших новостей. Послал бы доверенных слуг, да их участие в этом деле будет намного труднее скрыть от старейшин, как и объяснить причину такого поступка, – раскрыл часть причин, почему именно я. – Ты же человек новый, никому не интересный. Приходишь, уходишь когда пожелаешь. Можешь сделать любой, самый неожиданный подарок, безо всякого умысла.


     Стоящий за стеллажами Амередин, с книгой в руках, скрытый ими от меня, тихонько улыбнулся.


     – Это ещё не всё, – загадочно сказал Умар, с видом фокусника, достающего из шляпы очередного кролика. – Вне зависимости от твоего решения, согласился бы, или нет, мы хотели предложить следующее. Как насчёт того, чтобы поработать на клан Аллмара? Пока не поправишь свои дела. Не подумай, ничего опасного или предосудительного не предлагаю, – сразу развеял тревоги. – Ты же одарённый пространством. Это довольно редкий, особый дар Крылатого древа. У нас скопилось немало артефактов и накопителей, взаимодействующих с этой загадочной стихией. Их нужно время от времени проверять, заряжать, ремонтировать. Работа довольно сложная, ответственная, доступная только таким, как ты. Кроме того, наши мастера выразили большую заинтересованность в твоём даре. Хотят сделать несколько бессмертных кукол, на основе пространственных дохи. На рынке они на вес огранённых брильянтов. Размером с кулак, – рассмеялся. – Работая с ними, сможешь не только быстро вернуть долг, но и сказочно обогатиться. Как видишь, это очень выгодно нам обоим. Что скажешь?


     Предложение, действительно, заманчивое. Непонятно, тогда почему не зовут в клан на постоянной основе, предлагая, ограничится сотрудничеством. Ведь намного выгоднее прочно привязать меня к своей семье обязательствами, чем плодить конкурентов. Если не буду трудиться на них, значит, найду кого-то другого. Это же самое очевидное решение, усиливающее Аллмара. Либо, я пока чего-то не понимаю. Может, сперва хотят проверить в деле, убедиться, что не опасен для них, прежде чем приглашать в клан. Принять намного проще, чем потом выгнать, хотя бы из-за репутационных потерь. Ведь тогда у них могут спросить, а куда раньше смотрели, кто за него поручился, почему, возьмут ли на себя ответственность за причинённый ущерб.


     – Скажу, что с удовольствием поработаю на ваш клан. Не вижу никаких препятствий. С моей стороны, – уточнил.


     Поблагодарив за согласие, Умар, пригласил в библиотеку своего личного слугу, познакомив нас, чтобы знали в лицо, от кого и кому должен перейти особый подарок для Амередина, из рук в руки. Кроме того, вручил браслет с давно желанным, искусно встроенным в него пояском орнамента, выточенным из дохи пространства. Медный браслет мастерства, соответствующий этому же рангу. Подогнанный прямо под мою руку. Теперь любой, едва взглянув на него, мог понять, что я заклинатель, видящий пространство.


     – Пусть он принесёт тебе удачу. Честно говоря, без этого инструмента, ты бы ничего и не смог для нас сделать. Оставшись, как дровосек без топора, а кузнец, без молота. Раз уж пока не обзавёлся своим, пользуйся нашим. Накладка съёмная. Именно в ней вся его значимость. Сможешь сдать на более высокий ранг, в любой момент заменишь основу. Доберёшься до золотого ранга, так и быть, – добродушно пообещал, – я тебе её просто так подарю. Не дело это, постоянно просить мастера Закира доставать из хранилища их единственную слезу пространства. Пусть они и не могут её использовать, но вещь сама по себе очень ценная и хрупкая.


     Напоследок поговорили о разных мелочах, сказали друг другу много приятных слов. Среди которых, Умар озадачил меня советом, оброненным, как бы между делом.


     – И Амир, позволь дать дружеский совет. Не стоит сильно сближаться с дочерями Димира. Поверь, они не самая лучшая для тебя компания, – обеспокоился моим окружением. – Это не значит, что со всеми Фальсин не стоит общаться, среди них много других дари, достойных твоей дружбы. Хотя бы его сыновья. Присмотрись к ним, убедишься, что я прав. У Димира замечательные девочки, но поверь, лишь зря потеряете время, разочаровав друг друга. Вы из разных миров.


     – Спасибо, я запомню ваши слова, – поклонился на прощание, пытаясь понять, что это было.


     Просто так, такие дари как Умар, ничего не говорят. Значит, меня в мягкой форме попросили перестать видится с Аброй, но при этом, продолжать поддерживать хорошие отношения с её семьёй. Да и с выдачей браслета, подозреваю, не всё так очевидно. Избавив от необходимости лишний раз обращаться к Закиру или Димиру с просьбами. Если в дальнейшем обнаружу, что меня начнут опекать воины из других родов, а совместные с Фальсин тренировки «случайно» станут невозможными, значит, всё гораздо серьёзнее, чем думаю. У Аллмара уже имеются на меня вполне определённые планы, в которые Фальсин не вписываются.


     Выйдя из библиотеки, почувствовал себя несколько непривычно, чуть легче и свободнее, чем раньше. Будто сбросил с плеч невидимый груз. Не сразу сообразив, что преследующее меня с самого рассвета ощущение слежки, бесследно исчезло. Всё стало как раньше. Проведя простенькую проверку, оставив браслет в спальне, совершив прогулку без него до дальней границы поместья, убедился, что он тут ни при чём. Бронзовую кошку Ирдис в расчёт не брал. С этим-то и так всё было в порядке. У кого-то мания преследования, у кого-то мания величия. По поводу неё, кстати, Умар ни слова не сказал.


     


     В маленьком мешочке находилась горсть крупных эфирных кристаллов фиолетового цвета, стоивших явно куда дороже золота. Не удивлён. Сильно сомневаюсь, что за горсть монет у подпольного торговца можно приобрести что-то по-настоящему хорошее. Не связку же бусин на шнурке покупаю. Для чего совсем не требовалось к нему обращаться.


     – Уж лучше так, чем мешок золота на спине переть, надрываться. У нас с этим попроще. Взял бумажку, нарисовал на ней кучу ноликов и радуйся, что можешь её обменять на всё что угодно. Ты им клочок бумаги, они тебе бочку красной икры. Равноценно? Ещё как. Главное, найти, кому нужны твои циферки.


     Спрятав кристаллы за пояс, вместе с частью денег, остальные передал Дехи, чем её сильно обрадовал. Даже не стала спрашивать, откуда привалило столько счастья. Взвесив его в руке, как только получила, оценила, кого из нас можно осчастливить, кого обрадовать, а кто и простой улыбкой обойдётся.


     Хранить их под подушкой посчитал глупым. В чужом-то доме. Если не пройдёт этой проверки, не страшно. Лучше уж пусть Дехи на такой простой мелочи погорит, чем на чём-нибудь серьёзном.


     Разобравшись с делами, проведав Сами, отправился на задание. Вдвоём, с автокуклой, не став в этот раз никого с собой звать. С браслетом, скрытым под длинным, широким рукавом, чувствовал себя намного увереннее. Как ковбой, с только что купленным кольтом, выходя из оружейного магазина. Аж руки зачесались. Плохо помыл, наверное.


     Умар настоятельно советовал, по возможности никому его в городе не показывать, призывая к осторожности. Напоминая, всегда найдётся немало желающих заполучить себе такое украшение. Прямо на месте и даром. Вместе с владельцем, или по отдельности, как получится. Пологая, мертвецам оно ни к чему, а им пригодиться. Иметь хороший меч и уметь им пользоваться, две большие разницы. Другое дело, что воплощённый змей сильно поубавит у таких желающих прыти, но повышенное внимание к себе точно обеспечит. Оно мне надо? Ведь во второй раз придут уже серьёзные дяди с таким предложением, от которого нельзя отказываться. Рассчитанное именно на юных, неопытных одарённых духом. Не имеющих за спиной надёжного тыла.


     Сильно повезёт, если оно мне понравится, а если нет? Я не мастер Закир, который мог свободно разгуливать по городу, сверкая браслетам одарённого духом в поисках, чью бы задницу подпалить от скуки. Мне пока до такого уровня далеко. Словом, Умар хорошенько застращал, объясняя, какие все вокруг алчные и жестокие, а они, белые и пушистые. Сдаётся мне, Билли, у этих кроликов под губками тоже прячутся отнюдь не резцы, так что мушку на кольте всё же придётся спилить. Эк на вестерны-то потянуло. К счастью, Аллмара зубки пока не показывали. Незачем.


     


     Найти нужный дом в верхнем районе Шаль-Сихья не удалось даже с помощью карты. Не город, а муравейник какой-то. Особенно в старых, бедных кварталах. Хаотичное переплетение узких улочек, лестниц, переходов, зажатых между высокими, многоэтажными зданиями. Перекинутые сверху, по крышам мостики и арки. Картинка разительно отличалась от широких, прямых улиц серебряного района, радующих глаз обилием цветов и форм. Сразу видно, где одну руку приложило искусство, а где в две руки работали необходимость и экономия.


     Зато, отсюда открывался прекрасный вид на центральную часть кратера, его низменность, с озером, кольцом густой растительности, в окружении роскошных дворцов. Лазурной жемчужиной, ласкающей взор, сияющей в лучах солнца. Насколько далёкой, настолько же недостижимой для местных жителей. Прямо как мечта.


     Помимо сложностей с запутанностью улочек, все здания, словно на подбор, казались похожими друг на друга родными братьями. Отличаясь лишь в мелочах. Где карниз двойной, где арка другая, где-то не два, а три, узких, вытянутых окна, с иным обрамлением наличников. Где-то полоса орнамента из лепнины имела другой рисунок. Либо же, чем-то выделялось крыльцо или крыша. И всё это великолепие, на которое потрачена уйма сил и времени, выполнено одним, золотисто-красноватым цветом. Строительный материал разнообразием не баловал, вот и получилось, как получилось. Из-за этого, при постоянной череде повторяющихся декоративных элементов, ещё сильнее сбивалась ориентация в пространстве. Дорожные указатели и таблички с номерами домов отсутствовали, поэтому не поймёшь, то ли по кругу ходишь, то ли у кого-то с воображением плохо.


     Одежда на жителях верхнего района была под стать их жилищам, такой же схожей. Красные, оранжевые, бежевые или чёрные, просторные одежды из тонкой, хорошо выделанной ткани. Под цвет распространённого пустынного пейзажа за пределами кратера. Тут он намного темнее и насыщеннее, чем у нас. Были широко распространены накидки, напоминающие индейские пончо, не стесняющие движений, только не такие пёстрые и плотные, с полосами простеньких, традиционных орнаментов, хорошо скрывающими, что находиться под ними. Головные платки, куфии, закрывающие не только голову, но и лица. Одинаковые, что у женщин, что у мужчин. Опять же, для сравнения, на Земле это считается только мужским головным убором. Поэтому, попробуй догадайся, кто перед тобой и чем он или она занимается. Укроп продаёт на рынке или глотки режет в подворотне, а может, гениальный музыкант или писарь, чернильная его душа.


     Чтобы не привлекать внимание, я был одет точно так же, как и Аюни замотал в тряпки с головы до ног, лишь глазки тускло сияли фонариками из-под клетчатого, чёрно-красного платка. Скромно семенила позади, изображая покорную, восточную женщину. Опознать нас даже знакомым было бы проблематично, так что за это не переживал.


     Ещё не дойдя до торговца, обосновавшегося где-то на окраинах верхнего рынка, в каждом районе имелся свой, помимо городского, центрального, уже дважды вынужденно доставал деньги. Останавливая продавцов водой. Дари, с вытянутым, объёмным металлическим чайником, закреплённым за спиной, с длинным изогнутым носиком, и привязанными к поясу жестяными кружками. За один фельс, мелкую медную монету, тебе наливали полкружки живительной влаги. Денежная система здесь достаточно проста, разобрался быстро. В ходу были медные монеты, называющиеся фельсы, серебряные дирхамы и золотые, динары.


     Устав наматывать круги по окраинам рынка, не заходя на него, судя по шуму, там и без меня веселье в самом разгаре, честно признал, что заблудился. И ведь не спросишь дорогу у первого встречного, – Где находится ближайшая торговая лавка чёрного рынка? Да-да, та самая, на которой можно купить краденое, и запрещённое тоже. Ладно, что подумают, неизвестно, кого предупредят.


     – Светлого дня, дерр, – уважительно ко мне обратились.


     Услышав голос парня, ненамного младше по возрасту, заставшего врасплох, одетого в такую же безликую накидку и куфию, только тёмно-синего оттенка, вздрогнул, отвлекаясь от невесёлых дум. Не заметив, когда он подошёл.


     – Не подскажете, где находиться лавка шрамолицего Торбы, торговца редкостями с верхнего города? – с оборотами речи потомственного аристократа, напрямую спросило это чудо, вызвав кратковременный ступор.


     Ну да, можно было и так пораспрашивать прохожих, опустив пару незначительных деталей. С другой стороны, те, кто поймёт, о ком идёт речь, необязательно окажется другом этого самого Торбы.


     – И тебе. Не поверишь, сам её ищу уже второй час. Четыре раза эту улицу прошёл, – доверительно пожаловался с печальным вздохом.


     – Правда? – удивился парень. – Я только дважды. Видимо, ты упорнее меня.


     – Скажи лучше, дурнее. Даже карта не помогла.


     – Карта? – оживился парень. – Могу я взглянуть?


     – Почему нет. Карта, которая никуда не ведёт, никому не нужна.


     На ней ничего компрометирующего, кроме, набросанной от руки схемы с крестиком, не имелось. Трижды повернув карту в разные стороны, долго её разглядывая, удивился.


      – Какой идиот её рисовал?


     – Тебе лучше не знать, – мысленно добавив, – «И ему о твоём мнении тоже.»


     – Прости, – извинился, подумав, что это кто-то близкий мне. – Кажется, я понял, где находится это место.


     – Веди, о путеводная звезда по имени Моисей. К ночи, надеюсь, дойдём?


     – А когда у тебя наступает ночь? – в тон мне, шутливо поинтересовался парень, не раздумывая ни секунды.


     – Когда закрываю глаза дольше, чем на тридцать три тысячи шестьсот ударов сердца.


     – Я не знаю, сколько это в поворотах песочных часов, но звучит угрожающе. Уважаю тех, кто способен так долго просидеть с закрытыми глазами. И каково это? – заинтересовался.


     – Не знаю, обычно я сплю, лёжа.


     – Аааа, – глубокомысленно протянул парень, поняв, в чём суть. – Тогда, да. Пойдём, – не стал затягивать с церемониями.


     Следуя карте, прошли несколько перекрёстков, преодолели два подъёма по лестнице, обогнули какое-то здоровенное здание, состоящее из крупных, грубо обработанных, каменных блоков, поднялись выше по склону, петляя по извилистой улочке. Возле одного из узких, тёмных переулков, которых вокруг было полным-полно, он неожиданно остановился, засмотревшись на едва заметный рисунок, нанесённый углём на стену ближайшего дома. Если не знать, куда и на что смотреть, скорее всего, пройдёшь мимо и не заметишь.


     – Наконец-то. Именно такой знак я искал, – заметно обрадовался. – Символ братства Чёрных мышей. Судя по карте, нам нужно обогнуть квартал. Через этот проход удастся срезать дорогу, пройдя напрямик к лавке Тобы. Найти подобные ей без подсказок, очень трудно. Время от времени они перекочёвывают на новое место, меняя прикрытие, – поделился информацией. – Наверное, именно поэтому не нашёл нужный проход. Не зная, на что обращать внимание. Как и я, без карты не понимал, где искать подсказки.


     Поделился выводами.


     – Спасибо, – протянул её обратно. – Дальше его лавку уже сам найду.


     С сомнением посмотрев на карту, убрал от греха подальше. Хватит с меня на сегодня квестов. Понятнее с прошлого раза она не стала.


     – Если позволишь, с тобой пойду.


     – Зачем? Не боишься, что я с вами, – оглянулся на неприметную Аюни, тихонько стоявшую рядом, – сделаю что-нибудь нехорошее? Проход укромный, тёмный, безлюдный. Ты при деньгах. Меня видишь первый раз в жизни.


     Оголив руку, продемонстрировал браслет с жёлтым кристаллом дохи. Предупреждая на случай, если это мы замыслили в отношении него нечто плохое. Как и засветил краюшек кланового браслета, не позволив разглядеть герб, только его наличие.


     – Да-да-да, боюсь, очень страшный и очень грозный, – нетерпеливо проворчал, вглядываясь вглубь переулка, – но свою подругу, которой пытаюсь найти подходящий подарок на завтрашний праздник, опасаюсь гораздо сильнее. И тебе советовал бы рычать потише, не дай Канаан услышит, обоим головы откусит, по самые причиндалы. Боюсь, одними деньгами не откупимся. Так что, заканчивай представление и пошли быстрее. У нас осталось мало времени.


     Несколько секунд изумлённо меня разглядывал, пытаясь понять, насколько я серьёзен.


     – Что, настолько страшная? – сочувствующие спросил, понизив голос.


     – Внешне или внутренне? – уточнил.


     – Понятно. Те же проблемы. Видимо, сама судьба свела нас вместе, брат, – добавил, после короткой заминки.


     – Что, тоже к завтрашнему дню вынь да положи? – поражённо ахнул, до конца отыгрывая роль.


     – Нет, у меня времени побольше, но выбор тот же. Либо ей понравится, либо не понравиться мне. Или использовала слово поздоровиться, не помню, – так же переигрывая, доверительно признался парень.


     – Обычные магазины никак? – предложил другой вариант, пытаясь помочь.


     – Пробовал, не помогло. Настроение как ленточка на копье, колышется под капризами ветра в разные стороны. В зависимости от погоды, времени суток, температуры, настроения, завтрака, цвета туфелек и демоны знает, чего ещё. Сегодня ей нравится, завтра не нравиться, послезавтра, хочу новую. Лучше уж один раз хорошенько потратиться, но надолго её занять, чем каждую декаду носиться по городу бешеным хомячком, с копьём в попе. Это дико неудобно, – пожаловался, будто испытал на себе.


     – Нет, настолько далеко мы в своих играх ещё не заходили, брат, – растроганно похлопал его по плечу, пытаясь поддержать, решив, объятья покажутся перебором.


     – Рамиз, – представился не полным именем, опустив приставку касты.


     – Амир, – поступил так же.


     С чувством выполненного долга, довольные собой, уверенно вошли в проход. Аюни на секунду задержалась напротив знака, внимательно его разглядывая, после чего проследовала дальше.


     


     Откуда мне было знать, что этот путь ведёт совсем в другую лавку торговцев с чёрного рынка, никак не связанных с Аллмара. О том, что Рамиз, как и я, чуть раньше, неправильно держал карту, на которой отсутствовала привязка к сторонам света. Постыдившись признаваться в неспособности по ней сориентироваться на местности. Особенно, после своего хвастливого заявления, что уже во всём разобрался. Поэтому постарался не подавать вида, насколько сильно обрадовался, случайно наткнувшись на этот проход. Выдумывая причину, как бы безболезненно для своей гордости выпутаться из щекотливого положения. Впрочем, даже скажи правду, я бы всё равно поблагодарил, поскольку, иначе ходить нам кругами до самого вечера. Ведь я тоже постеснялся бы признаться Умару, что ничего не добился.


     Недолго поплутав по переулкам, вышли в один малоприметный, безлюдный дворик. Немногочисленные окна задних фасадов домов, выходящие на эту сторону, были плотно закрыты глухими ставнями. Возле единственной крепкой двери на деревянной лавке скучал охранник. Взглянул разок, да продолжил сонно перебирать чётки, думая о чём-то своём. Рядом с ним приметил толстый брусок дерева, прислонённый к стене. Им легко можно было снаружи заблокировать оббитую металлом дверь, вставив в специально предназначенные для него крепления.


     Оригинально, полагал, от непрошенных гостей принято запираться изнутри, а тут снаружи. Видимо у магазина Торбы несколько входов-выходов, блокируемых с двух сторон, что наводило на некоторые размышления.


     – Лавка открыта? – поинтересовался Рамиз.


     – Да. Иначе меня бы тут не было, – равнодушно ответил охранник.


     – Мы войдём?


     – Входите.


     Встав с лавки, несколько раз стукнул в дверь, показавшись выглянувшему через открывшееся окошко привратнику. После того как тяжёлый засов убрали, нас запустили внутрь. Второй, столь же неразговорчивый охранник, длинными коридорами, через несколько дворов и пристроек, с большим количеством боковых проходов, провёл в нужное место. Расположенное через несколько домов, на другой улице. Где на первом этаже разместился большой магазин ковров, доверху забитый товаром, в уютно обустроенных, обжитых помещениях. Как и думал, имеющих несколько входов и выходов.


     В магазине встретили довольно колоритных личностей. Трёх вооружённых телохранителей, торговца с помощником и служанку, в закрытой, чёрной одежде, с вуалью на лице. Чьи руки и ноги обильно украшены золотыми браслетами и кольцами. У худого, невысокого торговца, с несколько крупноватой головой для такого хилого телосложения, одетого в роскошный, золотистый халат и чалму оранжевого цвета, была совершенно обычная, невыразительная внешность мужчины средних лет. На поясе, на видном месте, висел знак принадлежности к касте торговцев, выполненный из янтаря.


     До нашего появления он с помощником распивал чай за небольшим, квадратным столиком на низких ножках, сидя на одном из толстенных, пушистых ковров, с цветным, замысловатым узором. Лениво обмахиваясь веером из резных, деревянных пластинок, чуть толще бумажного листа. Заметно оживившись при нашем появлении, тут же поднялся из-за стола.


     – О, дорогие гости, рад приветствовать вас в своей скромной лавке. Желаете приобрести ковёр? – радушно нас встретил.


     – Нет, – сразу возразил Рамиз, придя сюда совсем за другим.


     Я пока решил не торопить события, передав инициативу спутнику, недоумевая, почему у торговца на лице незаметно шрамов и не ошиблись ли мы адресом. Отступив чуть назад, чтобы не находиться на одной линии с Рамизом, визуально выставляя его главным.


      – Зря, молодые дерры. Очень даже зря. Покупка ковра никогда не помешает, – расстроился торговец, впрочем, не удивляясь такому ответу. – Ничто так не красит дом, пищу и женщину на нём, как роскошный ковёр. И ей удобно, и вам приятно, – сделал двусмысленный намёк. – К тому же с годами он не потеряет своей красоты и ценности, в отличие от недолговечных вещей.


     Так и тянуло подсказать, что тогда уж лучше купить глиняный горшок или золотую тарелку, вот уж какие предметы точно переживут и нас самих, и наших потомков. Сотни лет пролежат в земле безо всякого ухода.


     – Нас больше интересуют древности, редкости и чудесные диковинки из дальних краёв, – напрямик высказался Рамис, не желая впустую тратить своё время.


     – Не понимаю, тогда почему вы пришли за этим ко мне? – как-то слишком спокойно отреагировал торговец, изобразив недоумение от таких запросов. – Продажей подобных вещей занимаются мои собратья хайдар из братства Удивительных шкатулок. Их торговые дома и павильоны легко можно найти в янтарном районе Шаль-Сихья. Я же член братства Трёх нитей. Скромный торговец ковров, – широким жестом показал на развешенные повсюду товары, подтверждающие эти слова.


     – С нескромным количеством охраны, – не удержавшись, иронично хмыкнул.


     – Так времена сейчас неспокойные, а у меня сердце слабое. Мне нельзя волноваться, – посетовал торговец.


     – Послушай, уважаемый, мне всё равно, что там у тебя слабое. Голова или сердце, – начал терять терпение мой прямолинейный друг. – Если у тебя продаются только ковры, тогда мы уйдём, а если редкие диковинки и артефакты, не хуже, чем у Удивительных шкатулок, тогда станешь намного богаче, – посулил.


     Слово «намного», зря сказал. Только что цена на товары этого хитрого торговца взлетела минимум вдвое. Понимать же нужно. Или он не умел торговаться.


     – Тогда почему бы вам не обратиться напрямую к ним? – посоветовал в ответ, не поддаваясь на искушение.


     – Потому что только у Чёрных мышей можно купить то же самое, но намного дешевле, без их дурацких ограничений, правил, в большем количестве. Из недоступных для простых покупателей товаров. Шкатулки слишком зазнались из-за того, что вся торговля древностями и диковинками идёт только через них.


     – Правильно, через них, – подтвердил торговец. – За чем зорко следят и наказывают тех, кто пытается нажиться на этом, не являясь членом братства Удивительных шкатулок. Напомню, таких как я.


     Какие интересные открываться подробности. Я-то думал, речь идёт о продаже чего-то совсем уж незаконного, вроде запрещённого оружия или наркотиков, а тут, оказывается, замешана конкуренция с монополиями.


     – Может, всё-таки ковёр купите? – с нескрываемой надеждой. – Хороший. Качественный. С ворсом, мягким как пух, но крепким, как шёлк, вот такой толщины, – показал на пальцах. – Практически неотличимый от настоящей картины. С прекрасными девами, животными и сказочными пейзажами, – принялся расписывать его достоинства.


     – Оставь себе, – хмуро отказался Рамиз, – Лучше скажи, зачем тогда на своём доме поставил знак братства Чёрных мышей? Только не говори, что не знал об этом.


     Охранники торговца напряглись, подойдя ближе. Из глубин лавки показался дедуля с браслетом одарённого стихиями, ранее скрытый в одной из крохотных комнатушек, прикрытых коврами. И таких тут, прикидывая по размерам здания и планировке, должно быть много. Все стены ими увешены. Судя по серебряному браслету с бледно-синим дохи, перед нами владеющий ветром. Опасный противник, способный устроить нам быструю смерть от удушения или опутать паутиной, как паук муху, превращая в кокон. Кроме того, духовное чутьё подсказало, в глубине дома активировались какие-то защитные артефакты. Да и узоры на коврах больно уж подозрительно начали напитываться эфиром. Не лавка, а крепость какая-то. Показательно то, что и торговец, и его помощник, и служанка, по-прежнему оставались спокойны, уверенные в своей безопасности. Даже не зная, кто мы, и на что способны. Значит, имели на то основания.


     – Не понимаю, о чём вы. Я честный торговец. Хотите обидеть, сравнив с этими недостойными обманщиками?


     – Позволь, я попробую, – положил руку на плечо Рамизу, пока ещё чего не сказал.


     – Уважаемый, почему же обидеть, похвалить. Ваша осторожность похвальна, но всему своё время. Вы прекрасно понимаете, зачем мы здесь. Если за коврами, то вошли бы через другую дверь. К тому же для обычного торговца у вас слишком хорошая защита лавки. И я говорю не про охранников, с уважаемым заклинателем стихий, – кивнул дедуле, имея в виду защитные артефакты и подозрительную ауру ковров, которых тут великое множество, – хотя и они избыточны. Тогда бы вам пришлось торговать ювелирными украшениями, а не коврами, чтобы оплатить их услуги. И ещё, мы не стали бы так неосторожно разбрасываться словами, не будь в этом уверены. В окружении ваших головорезов, у которых на лице написано, какие они законопослушные жители Шаль-Сихья, – предположил, с уверенным видом.


     – Кто знает, – не смутился торговец, спокойно меня выслушав. – Одно дело знать, другое, искать подтверждение. Я рад первым, но не рад вторым, а ещё, вдруг бы и вправду удалось продать ковёр.


     Вот ведь хитрый жук.


     – Только если вы в него что-нибудь интересное для нас завернёте. В качестве подарка за покупку. Скажите, нашли на улице, выкинул кто-то, оно вам и не нужно, но не оставлять же на дороге. Почему бы не порадовать покупателей. Продолжая считаться честным членом братства Трёх нитей.


     – В мои ковры можно много чего завернуть. Хоть золото, хоть барашка, хоть дари, – намекнул на трупы, не подтверждая, но и не опровергая мои слова, – хватило бы у покупателей денег. Но, это обсуждаемо. Если, конечно, есть с кем. Могу ли я взглянуть на ваши родовые браслеты, уважаемые дерры?


     -Зачем? – нахмурился Рамиз, которому не понравилась эта просьба.


     – Убедиться, не братья ли вы мои хайдар, которым всегда рад, как родным, – произнёс последнее слово с некоторой многозначительностью. – Не происходите ли из славных родов, оставивших о себе долгую память, помогая им в делах наших.


     – Вас устроит моё слово, что не имею никакого отношения к братству Удивительных шкатулок и здесь не по их просьбе, – опять напрямик предложил Рамиз, догадавшись, на что намекал торговец. – Могу поклясться в этом перед образом Крылатого древа.


     – Конечно, устроит. Как и вас, моё, о том, что я всего лишь скромный торговец ковров, не более того, – улыбнулся в ответ.


     Поняв, что на уступки не пойдёт, искоса на меня взглянув, Рамиз пожелал показать свой браслет так, чтобы его никто, кроме торговца, не видел. Отойдя от меня в сторонку. Не знаю, на что рассчитывал, но торговец не повёл и бровью, узнав происхождение парня. Не удивившись, не испугавшись, не преисполнившись уважением, что в полной мере продемонстрировал, разглядывая мой, который показал открыто, при всех. Чего стесняться, всё равно на нём нет никаких опознавательных знаков. Сам хотел бы знать, к какому роду принадлежу.


     – Какой замечательный браслет, – многозначительно хмыкнул торговец, покачав головой.


     – Самому нравится, – с гордостью. – Красивый, а главное, совершенно подлинный. Заверенный старшим жрецом, – рассеял его сомнения.


     – Ну, если старшим жрецом, то, конечно, в нём можно не сомневаться, – заметил с иронией. – Хорошо. А ваша молчаливая спутница?


     – Ей нечего показывать за неимением такового. Не положен.


     – Ещё лучше, – прокомментировал торговец, поверив на слово. – И последнее. Прежде чем попробую ещё раз уговорить вас купить ковёр, упоминая о своих девятерых детях, трёх внуках и четырёх жёнах, голодных, раздетых, несчастных, развейте мои страхи, кто же сказал такую глупость, что я продаю разного рода древности и диковинки? Хотелось бы узнать имя этого недостойного дари.


     Потребовал раскрыть, кто навёл нас на его лавку. Один из проверенных временем покупателей, друзей или недругов. Всё ещё сомневаясь, доверять нам или нет. Я назвал имя из сопроводительной записки господина Умара, вместе с ключевой фразой. Рамиз тоже кого-то упомянул в свою очередь.


     – Первый раз о них слышу, – невозмутимо сообщил торговец. – Странно. Думал, знаю обо всех злых языках верхнего города. Ошибся. Ну да ладно. Раз уж твёрдо намеренны что-то забрать из лавки бедного Кадима, – тут я едва заметно вздрогнул, постаравшись сохранить прежнее выражение лица, – пойду, взгляну, что предложить дорогим, – косой взгляд на Рамиза, – гостям. Присаживайтесь. Чувствуйте себя как дома. Подай им нашего лучшего чая и сладостей – распорядился для служанки. – Хоть я вас и не знаю, но, как говорит моя младшенькая, любимая, – подчеркнул, –доченька, это ещё не повод отказываться от ваших денег. Кстати, о них. Кемаль, сходи проверь, не завелась ли у нас моль, объедая моих жён. Предложи ей душистого мыла, чтобы хотя бы не пачкала дорогие ковры. Мне их ещё продавать, дважды.


     Помощник торговца понятливо поклонился, отправившись вглубь лавки проверять сохранность товара. Сам он ненадолго отлучился, вернувшись ещё с несколькими охранниками, несущих три окованных металлом сундучка. В сопровождении очень опасного дари, на уровне заклинателя стихий, высокого, плечистого дари, с пугающим лицом, наискось перечерченным шрамом. В одежде безликих воинов пустыни, лишённой каких-либо отличительных знаков. Мне сразу не понравился его тяжёлый, холодный взгляд опытного убийцы. Вызывающий подсознательное сравнение с туго сжатой пружиной, готовой в любой момент распрямиться.


     Ещё в нём почувствовал небольшую искорку постоянно тлеющего эфира, выделяющею духовную энергию. Как горящая свеча, не дающая много света и тепла, но тем не менее, с которой в темноте всяко лучше, чем без неё. Даже непробиваемо самоуверенный Рамиз отнёсся к появлению этого дари насторожённо, с лёгкой опаской и уважением. Увидев, куда больше, чем я.


     – Итак. Вы уже решили, с чего хотите начать? С того, что подороже, подешевле или получше? Или интересует что-то конкретное?


     – Подороже, – попросил Рамиз.


     – Подешевле, – ответил одновременно с ним, столь же уверенно.


     Тут же переглянувшись, неодобрительно друг на друга посмотрели.


     – Понятно, – широко улыбнулся торговец. – С кого начнём?


     Жестом уступив право первого выбора Рамизу, заслужил его благодарный кивок. Сам же, с большим интересом принялся наблюдать за происходящим.


     – Тогда открываем слева направо. От лучшего, к вашему, – мельком взглянул на меня, расставляя приоритеты.


     Поставив в ряд сундучки, раскладываемые на несколько лоточных секций, подобно шкатулкам для бижутерии, принялся демонстрировать и нахваливать свой особый товар, давая небольшие пояснения к той или иной вещи. Нам показали всевозможные артефакты, камни стихий, редкие материалы, украшения, искусные механизмы, которые объединяло одно правило. Они все обладали чем-то уникальным, отличающим их от точно таких же предметов. Какое-то особое свойство, необычное сочетание материалов, мутации, выверты природы. Либо же, их базовые характеристики чем-то дополнялись или усиливались.


     К примеру, кусочек кварца, через который можно видеть металлические предметы сквозь одежду. Самого обыкновенного, распространённого. Или травку духовного цветения с тремя стеблями, хотя в природе она встречалась только с одним. Может, кристалл льда, самостоятельно поглощающий из окружающего мира эфир, охлаждая воздух безо всякого на него воздействия. Или пластинка металла, тягучая как горячая карамель, но прохладная на ощупь. Это что касалось материалов под заголовком, мечта алхимика, а ведь имелись и уже готовые предметы из них же. Статуэтка девушки из кремовой кости, от которой исходило непрерывное, очень тихое, мелодичное пение. Маленький нож, без усилий режущий камень, как кусок мягкого сыра. Но, только его. Ожерелье из деревянных крохотных колечек, дарившее обладателю способность обходиться неделю без сна и отдыха. Монетка, при контакте с кожей вытягивающая через неё любой яд. Стеклянная, живая бабочка. Стихийные камни тоже радовали слух описанием. Каких только не было, с двойственной, тройственной природой, дополнительными эффектами, необычным внешним видом, парные, усиливающие только мужчин или женщин.


     Большое количество этих диковинок и поделок древних мастеров, обладавших невероятными родовыми способностями, чьи секреты ушли с ними в могилу, до сих пор оставались неразгаданными. Храня тайну своих возможностей и предназначения. Так что, в каком-то смысле, эта торговля была ещё и лотереей. Не известно, приобретёшь ли что-то, что тебя спасёт или погубит. Ведь та самая монетка, предложенная Рамизу, что вытягивала яд, могла через какое-то количество срабатываний стать бесполезной или начать возвращать его обратно, в гораздо более концентрированном виде. Инструкции к ней не полагалось. Торговец рассказывал только то, что знал.


     Пока увлечённо разглядывали набор чудесных предметов, помощник торговца, из отдалённой комнаты, находившейся у нас за спиной, прячась за коврами, выполнял распоряжение хозяина, переданное кодовой фразой. Достав из сумки артефакт, напоминающий увеличительное стекло, скрытно принялся через него рассматривать Аюни и меня. Торговец всегда предпочитал знать, с кем имеет дело. Не только для того, чтобы разоблачать шпионов, врагов, конкурентов, но и ради понимания, кому и какой товар предлагать. По какой цене. Когда следует торговаться. Кого можно раздеть догола, если понадобиться, обмануть, прирезать, сдать старейшинам братства, а кому, лучше уступить, ради будущих выгод или спокойной жизни. В его опасном ремесле было довольно много правил, написанных кровью предшественников.


     Взглянув через волшебное стекло, Кемаль сильно испугался, увидев, как из тела загадочного парня наполовину высунулся чёрный обсидиановый змей в своей призрачной форме, недовольно на него посмотрев. Незамеченный остальными, поскольку находился на другом плане реальности. Стекло приобрело тёмно-синий окрас с особым узором, означающим стихию пространства. На его поверхности из туманного эфира соткались многочисленные символы. Кемаль внимательно вгляделся в них, не веря своим глазам. Если Око истинного взора не врало, то, в этом дари, скрытом под тёмной накидкой и куфией, закрывающими лицо и тело, находилось непосредственное воплощение могущественного духа. Не отражение, не благословение, не часть его силы, переданная через духовную связь, а он сам. Вспомнив, кому принадлежат змеи из царства Пустоты, помощник торговца покрылся холодным потом.


     Быстро убрав артефакт обратно в сумку, чтобы не злить духа, Кемаль вернулся в главный зал. Стараясь не смотреть в сторону устрашающего парня, на ухо хозяину, прикрыв губы ладонью, тихонько рассказал об увиденном.


     Торговец, только что успешно продавший Рамизу лучшее из представленного, за огромную сумму, уместившуюся в несколько эфирных кристаллов повышенной чистоты, замер, осмысливая сообщение. Продолжая держать их в руках. После чего улыбнулся, сделал шаг и захлопнул прямо перед моим носом крышку третьего сундука, крайнего справа. Я даже не успел толком разглядеть, что внутри.


     – Прошу прощение, произошла досадная промашка моих слуг. Что поделать, иногда исполнительность, заменяет догадливость. Это не тот сундук, который вам нужен. Подождите минутку, сейчас схожу и лично принесу другой. Как вы сказали, с товаром подешевле? Хотелось бы узнать, насколько? А то так случайно и черенок от метлы могу предложить. Завернув в самый дорогой ковёр, что у меня есть, – постарался сгладить шуткой ситуацию с захлопнутой крышкой.


     Пришлось задуматься. В ценах на подобный товар я не разбирался, как и в нём самом. Что не скажу, могу поставить себя в дурацкое положение. Достав все фиолетовые кристаллы, что у меня были, небрежно высыпал с ладони на стойку с сундуками, делая вид, их стоимость ничто. Не подозревая, Умар рассчитывал, на покупки мне хватит всего одного-двух. Самых мелких. Остальные должны были составить основу моего благополучия. Запомнившись в качестве жеста щедрости.


     – Меняю на пять одинаковых предметов из вашего последнего поступления, для личной коллекции, равной стоимости. Вот такого размера, – показал сжатый кулак.


     Нужны были именно удивительные диковинки, а не обычная мелочёвка с рынка, чтобы среди них спрятать настоящее сокровище. Чем дороже, тем лучше, достовернее. Подешевле же просил специально, рассчитывая сбить цену. Пусть сомневается, что у меня, кроме них, ещё что-то осталось.


     Торговец как-то по-особенному на меня посмотрел. На секунду, перестав улыбаться.


     – Кемаль, нерадивый дурень. Я же просил внимательнее искать мерзких насекомых. Похоже, у меня тут не моль, а сверчки завелись, которых слышно аж на другом конце города. Ох, Канаан, дождёшься, всё-таки женю на своей младшенькой. Она тебя научит любить чистоту и порядок, – недовольно отругал помощника. – Думаю, я знаю, что вам нужно. Сейчас принесу.


     На этот раз Кадим отлучился надолго. Вернувшись один, с небольшой шкатулкой, зажатой под мышкой. Блестящей, лакированной, украшенной рисунками небесных птиц. Вызвав у заинтересованного Рамиза подозрение, что его обманули, продав не самое лучшее из имеющегося.


     – Что там? – требовательно указал на неё пальцем.


     – Да так, старинные ракушки. Ровно пять штук, как мне позавчера и доставили.


     Бережно открыв крышку, показал пять белых ракушек, размером немногим меньше ладони, выложенных на бархатной подушечке.


     – И что в них особенного?


     – Понятия не имею. Их секрет мне пока не открылся. Никогда таких не видел. Возможно, вашему другу повезёт больше, – усмехнулся, будучи уверенным, что я уже им владею. – Но вещь явно непростая. Доставшаяся мне случайно, чуть дешевле, чем предложили сейчас. Думаю, разница всего на пяток динаров. Поэтому, честно говоря, пребываю в растерянности. Даже не знаю, кто кого сейчас грабит, я вас, или вы меня.


     Аккуратно закрыв крышку, протянул мне шкатулку.


     – Забирайте. Теперь она ваша, – уважительно склонил голову.


     – И вы согласны их отдать, не торгуясь? – не поверил Рамиз. – Ничего с этого не получив?


     – Почему бы и нет? – удивился торговец, сцепив руки за спиной. – Только сегодня и только ему. Ваш друг напомнил о бедном мальчике, давно погибшем сыне, которого у меня никогда не было. Жёны, стервы, словно сговорившись, одних девок рожают. Скоро ими придётся торговать, а не коврами, – посетовал, спокойно глядя ему прямо в глаза.


     Рамиз не был идиотом, поэтому понял, что ответов у него не получит. Чуть подумав, решил закрыть эту тему, не захотев портить с нами отношений, непонятно ради чего. Завершив сделки, торговец со смущённом видом попросил.


     – Уважаемые, не сочтите за оскорбление, но не могли бы выйти через ту же дверь, что и вошли? Не хотелось бы беспокоить соседей зрелищем дари, выходящих из моей лавки, не входя в неё. Как и выполнить маленькую просьбу. Не рассказывать никому, где вы были. В свою очередь, обязуюсь забыть о вас уже… да вот прямо сейчас. Здравствуйте уважаемые. Чем могу вам помочь? – обратился, будто впервые нас видит.


     – Пожелать нам хорошего вечера, чего и мы вам желаем, – согласно кивнул торговцу. – Не забудьте позвать на свадьбу Кемаля и младшенькой. С вас жареный барашек, с нас, тост за счастье молодых, скромные подарки, и нескромные пожелания.


     Кадим, звонко рассмеялся. Поняв, что этим пытался сказать.


     – Непременное. Будет время, заглядывайте к бедному Кадиму, проведать, как он. Надеюсь, смогу и в следующий раз чем-нибудь порадовать. Помимо приглашения на свадьбу. Если получиться, в качестве жениха. В приданное отдам пять больших ковров. Размером десять шагов на десять. Из лучшей шерсти и шёлка. Ничего не пожалею для родной кровиночки.


     


     Выйдя на тот самый перекрёсток, со знаком Чёрных мышей, по дороге не проронив ни слова, остановились.


     – Ну что, брат, пора расставаться, – с лёгким сожалением сообщил Рамиз. – Спасибо, что выручил меня сегодня. Боюсь, сам бы я не справился. Умение плести кружева бесед не для меня. Мне больше по душе что-нибудь простое, понятное. Слава богам я не старший сын в семье.


     – Так и подумал, брат, – улыбнулся. – Ничего страшного, у каждого свои добродетели и достоинства. Лёгких тебе дорог, Рамиз.


     Где-то в Верхнем районе Шаль-Сихья прогремел сильный взрыв, поднявший в воздух облако пыли. Над крышами домов, за несколько кварталов отсюда, в противоположной стороне от лавки Кадима, замелькали всполохи стихийных техник.


     – И тебе Амир. Даст Крылатое древо, ещё увидимся, – не обращая на это внимание, попрощался Рамиз.


     Так и разошлись, каждый своей дорогой, тихо, мирно, без приключений. Не став торопиться с завязыванием дружбы.


Глава 6



     Вот и наступил долгожданный день приёма. Чем меньше до него оставалось времени, тем больше обитатели поместья сходили с ума. В отличие от меня, для них это событие значило очень многое. Чтобы не ошибиться с подходящей к данному мероприятию одеждой, не проходить через все круги ада, по магазинам, с женщинами и без, скинул возникшую проблему на Риадина. Друг он мне, или кто.


     Выловив в поместье, озадачил просьбой подсказать, что от меня нужно, а лучше, одолжить что-нибудь из своего гардероба. Комплекция у нас похожая, тряпок у Риадина не меньше, чем у сестры, на все случаи жизни. Отказывать не стал, не видя в этом проблем. Управились довольно быстро, сэкономив обоим кучу свободного времени и сил. В отличие от сестёр, которые, как по секрету шепнул ухмыляющийся парень, выбирали наряды уже второй день. Став злыми, нервными, бросающимися на других за любое невинное замечание или косой взгляд. Кое-кого из слишком болтливых слуг, даже выпороли. Посоветовав в ближайшее время им на глаза не показываться. Не дай боги совета попросят.


     – Как я выгляжу? – вернувшись к себе, поинтересовался мнением Дехи, используя её в качестве зеркала.


     – Превосходно. Как и подобает молодому, благородному господину, из уважаемой семьи, – с гордостью и восхищением заверила мастер слуг, стряхивая невидимые пылинки и разглаживая столь же невидимые, крохотные складочки.


     Внося завершающие штрихи, наряжая как новогоднюю ёлочку. Осталось только собрать вокруг меня хоровод и зажечь. Не знаю, почему, но в этом наряде чувствовал себя немного неудобно и самую капельку, стыдно. Слишком уж яркий, броский, напыщенный. Наверное, с непривычки.


     – Если только семьи индюков, – выпятил грудь, приложил ладони к бокам, задрал подбородок и сделал губки бантиком. – Похож?


     – Нет, господин, – с трудом сдерживая улыбку, Дехи поспешила перейти за спину.


     Вернув прежний вид, сокрушённо вздохнул. Сбить внутреннее напряжение перед ответственным приёмом не удалось. Не хочется идти, но придётся. Оттягивать неизбежное глупо. Передав большую деревянную шкатулку с ракушками нарядно приодевшейся Дехи, сопровождающую меня на приём, отправился на выход. Она буквально лучилась воодушевлением, сгорая от волнения и предвкушения чего-то грандиозного, считая это большой честью. Не сомневаюсь будет потом хвастаться перед другими слугами как каким-нибудь достижением. Ну, каждому своё. Кому повесить голову дракона над камином, кому найти второй носок у кровати.


     За дверью, чуть не столкнулся с личным слугой господина Умара, который, вот уж «повезло», как раз проходил мимо по пустому коридору. Не останавливаясь, передал мне прямоугольный предмет, завёрнутый в обычную серую тряпку. Убедившись, что посылка получена, не говоря ни слова, ушёл дальше. Перед выходом из дома забрав у неприметного слуги, задержавшегося у лестницы, такой же предмет, в такой же обёртке, ловко вынутый из мешка с грязной одеждой. Видимо, в стирку нёс.


     Оглядевшись по сторонам, быстро избавился от тряпки, под которой обнаружилась маленькая шкатулка, красиво расписанная узорами из небесных птиц. Поставил её поверх той, которую несла Дехи, соорудив из них миниатюрную пирамидку. Чтобы не попасть впросак на простейших вопросах, заглянул внутрь. Подарок Амередину представлял собой исписанную мелким текстом каменную табличку. Неожиданно лёгкую, для таких размеров.


     – Мы сейчас никого не видели и ничего не получали, – невозмутимо проинструктировал женщину. – От кого угодно услышу что-то другое, мне понадобится новый мастер слуг, в связи с преждевременной смертью прежнего.


     Ресницы Дехи дрогнули. Сориентировалась мгновенно. Удивление сменилось серьёзным выражением лица.


     – Не понимаю о чём вы. Ведь всё на самом деле так и было, – открыто посмотрела мне в глаза.


     Кивком показав, что услышал и запомнил, спокойно пошёл дальше.


     По традиции все приглашённые гости должны были войти через арку главных врат, где их лично приветствовала хозяйка дома. Выдавая разрешение переступить его порог. Такие вещи, как дом, земля, имущество, рабы, принадлежали жене, а вот она сама, как и другие члены семьи, мужу. Несовершеннолетние дети и личные слуги считались исключением. Поэтому нередко при дележе собственности или захвате новой, женщины переходили из рук в руки в качестве ценного приза. Являясь от неё своеобразным ключом, доказательством права собственности. Эта традиция в смутные времена позволяла обеспечить безопасность женщин и детей, вместе с гарантией, что они не останутся на улице с голой задницей. Заодно, существенно снижая количество спорных моментов при выяснении, кто чем владеет. Правда, зачастую захватчики приходили уже со своими жёнами, которые сами были не прочь прибрать к рукам тот или иной лакомый кусочек. Бесхозный, если оказывались достаточно сильны и безжалостны.


     К сожалению, даже в мирное время в кругу семьи, с домохозяйками тоже могло произойти всякое разное. Например, когда муж находил новую жену, разочаровавшись или устав от старой. Или, увидев в обновлении семьи значительную выгоду. По закону развести супругов могла только смерть одного из них. Поэтому мало кто удивлялся, когда несговорчивая хозяйка дома неожиданно отправлялась погостить к предкам, насовсем. Чаще всего, не одна. Либо же, понимая, к чему всё идёт, заранее соглашалась подвинуться, передавая власть в чужие, цепкие ручки.


     Многожёнство в этом мире выполняло сразу несколько задач, служа не только ради приумножения богатств, гарантий различных договоров, но и как последняя страховка. Шанс обойтись без совсем уж радикальных мер, стёрших в пыль истории огромное количество когда-то известных, особенных, могущественных родословных, ослабляя этим всё царство смертных в целом. Ещё нужно было как-то восполнять численность населения, сокращающегося из-за постоянных войн, внутренних конфликтов, нехватки ресурсов, не самого миролюбивого образа жизни, отчего так быстро множилось число вдов и сирот.


     


     Через заднюю калитку покинув поместье Аллмара, обогнув его, с достоинством, неспешно, не обращая ни на кого внимание, влились в общий поток нарядно одетых гостей, направляющихся к главным вратам. Как и было принято. Несколько выбивалась из общего ряда наша малочисленность, привлекая отдельные, косые взгляды, но не сильно. Из-за того, что подобное считалось признаком низкого социального положения или бедности. Либо, всё гораздо проще, заключаясь в отсутствии интереса либо уважения к приглашающей стороне. Были тут и такие, идя на приём лишь для галочки, формально поприветствовать новый клан.


     На входе в поместье нас встретила одна из трёх жён владыки Амередина, с которой раскланявшись, обменялись положенными, ритуальными фразами. Радушно поприветствовав, с улыбкой пригласила проходить в дом. Выделив в сопровождение одну из служанок, чьё освободившееся место тут же заняла следующая, неотличимая от предыдущей. Скромно глядящая в землю в ожидании следующего гостя. Видно, что процесс был хорошо отлажен и поставлен на поток.


     – Сюда, пожалуйста, уважаемый господин, – с поклоном, выделенная нам служанка вежливо попросила идти за ней.


     Даже прекрасно зная дорогу, не стал отказываться от помощи. Всё равно не поможет. У неё чёткие инструкции, как и у охраны поместья. Шаг вправо, шаг влево, не приветствуется.


     Через маленький, красивый, аккуратный садик, по дорожке, мимо уличных фонарей и декоративных скульптур, нас проводили в просторный, главный зал поместья, где уже насчитывалось немало гостей. Разбившись на группы по родственным, деловым и союзным обязательствам, они наглядно показывали истинное распределение сил в этом городе. Для тех, кто разбирается. Дождавшись, пока от Амередина, рядом с которым стояли ключевые руководители клана и старейшины, отойдёт группа важных аристократов, прибывших чуть ранее, подошёл их поприветствовать. Стараясь от волнения ничего не перепутать. Действуя строго в рамках этикета, без неформальных обращений, шуточек, развязанного поведения. Держась, как и подобает лицу моего благородного происхождения, о чём частенько забывал. Следя за походкой, осанкой, взглядом, выражением лица, не позволяя ничего лишнего. Всё же на официальный приём пришёл, а не на дружеские посиделки к школьным приятелям. Те посмеются над оплошностями и забудут, а эти, сделают выводы. Казалось, ничего сложного в умении контролировать себя нет, но кто бы знал, как же это утомительно.


     Под конец заранее отрепетированной речи, с цветастыми пожеланиями долгих лет жизни, солнца над головой, неугасающего огня, милости Крылатого древа, вручил подарок. Упомянув, что он предназначен лично для владыки, а не для клана, в качестве персональной благодарности. Чем многих заинтриговал, а некоторых, щёлкнул по носу. Большая часть свиты владыки на это лишь усмехнулась, не принимая всерьёз, ведь, что такого ценного мог преподнести напыщенный, безродный мальчишка. Меньшая, продолжила бесстрастно смотреть на меня, как на пустое место, а кое-кто, кого запомнил отдельно, презрительно скривился. В любом случае жест сделан, жест запомнен, а позже, надеюсь, будет по достоинству оценён. Я не юная девица, а они не пылкие кавалеры, так что на любовь с первого взгляда и не рассчитывал.


     Завершив выступление, по-другому не назову, уложившись в отведённое время, не один же тут такой, умный, присоединился к собравшимся в зале. Ну, как вручил, ни я, ни Америдин, шкатулки даже не коснулись. Дехи передала стоящему поблизости слуге, находившемуся тут как раз для таких случаев, который отнёс её к другим дарам, выставленным на специальном столе. Чтобы ничего не перепуталось и тем более, не пропало, за ними следил неприметный дедок в одноцветном халате, делая в повешенный на шею блокнот очередную запись. Непростая задача, учитывая, что большинство ларцов, шкатулок, сундучков и прочего, выглядели практически одинаково. Заглядывать внутрь было нельзя. Если вдруг обнаружится ошибка, ответственного за учёт вешали на том самом шнурке от блокнота возле ворот, по ту сторону стены.


     Отойдя от Амередина, в поисках «тихой гавани», начал обход зала, держась поближе к стенам, стараясь ни с кем не столкнуться. Осматриваясь по сторонам в поисках знакомых. Распределение гостей по принципу, – брильянты в центр, золото по окраинам, медь по углам, слишком уж бросался в глаза. Поэтому лезть в сердце кружащих в центре водоворотов не посмел. Я пока маленькая, тощая рыбка. Осторожно пробираясь между гостями, среди большого числа прислуживающих им автокукол, так понимаю, призванными поражать их родовым мастерством Аллмара, вызывая восхищение и зависть. Не сомневаюсь, включая опаску. Никто же не знает, что на уме у марионеток, на что они на самом деле способны.


     Помимо них, в зале присутствовали и другие творения. Например, механический краб переросток, заменяющий собой целый оркестр. Такое ощущение, состоящий из всевозможных музыкальных инструментов, собранных в кучу, которым придали внешнее сходство с этим ракообразным. Какая-то многорукая хрень на стойке, выполняющая роль вешалки. Самодвижущиеся диванчики и столики, которых достаточно поманить пальчиком. Даже думать не хочу, чьи души пошли на их изготовление.


     Некоторое время побродил по залу, присматриваясь к собравшимся. Спешить с завязыванием знакомств со всеми подряд не стоило, если не планируешь ограничиться фразами, здравствуйте, до свидания. Нет взаимных интересов и общих тем для разговора, собственно, не будет и его самого. Пускай для начала освободится Умар, пообещавший познакомить с кем-то из местной элиты, а дальше, посмотрим по обстоятельствам. Моя основная цель узнать, кто из этих разодетых индюков лично знаком с Ниссеей Рифа. О чём кричать на каждом углу всё же не следовало.


     Пока приём выглядел довольно скучно, напоминая деловую встречу пожилых джентльменов в элитном загородном клубе. Всё чинно, пристойно, без шумных выходок, пьянок, суеты. Никаких откровенных нарядов на дамах, заигрываний. В зале даже дети присутствовали, с родителями. Наблюдал сплошные встречи, обсуждения, обмен новостями, повышенное внимание к тому, что здесь происходит, кто присутствует, с кем разговаривает, сдобренное морем неискренних улыбок.


     Для тех, кто не желал вариться в большом котле на главной площадке, предлагались многочисленные комнаты: отдыха, переговорные, музыкальные, игровые, выставочные, с предметами искусств, чайные, уставленные столами с напитками и изысканными блюдами. Даже термы подготовили для особо щепетильных. На заднем дворе на кострах целиком зажаривались туши животных. Словом, тут было на что посмотреть.


     Первым на глаза попался Риадин, общавшийся с тремя неизвестными мне парнями примерно одного с ним возраста из клана Аллмара. Уже научился примечать такие вещи.


     – Бахи Риадин, рад тебя видеть, – подошёл поздороваться. – Чуть не прошёл мимо. Едва узнал. Выглядишь, прямо как настоящий владыка. Аж глаза слепит от сияния твоего величия, – восхищённо похвалил заметно преобразившегося друга.


     – Светлого тебе дня Амир, – улыбнулся, пусть и постаравшийся не показывать этого, польщённый парень. – Ты тоже выглядишь сегодня иначе. Взрослее и серьёзнее, что ли, – оценивающе меня осмотрел. – Красавец, – одобрил результат.


     – Это ты речь для дашун Абры на мне проверяешь? – поинтересовался, задавая тон беседе. – Хочешь узнать, что бы она на это ответила?


     Риадин, вопросительно приподняв бровь, жестом предложил продолжать. Единственный из парней, оценивший сравнение. Что его особенно позабавило.


     Подойдя ближе, с милой, невинной улыбкой, показал, будто бью его ладонью по носу, сверху вниз, естественно, не доводя движение до конца.


     – Ах, господин. Простите, – наигранно испугался, искажая голос, делая похожим на женский. – Мне показалось, вам на нос село злобное, кровососущее насекомое. Всё, я его прогнала. Так что вы там сказали по поводу моего незрелого возраста и глупости?


     Характерным жестом Абры поправил прядь воображаемых волос, заправляя её за ухо.


     – Ты что спятил? – ахнул один из парней, посчитав мой поступок оскорбительным.


     – бахи Риадин? – забеспокоился другой, враждебно на меня посмотрев, ожидая команды наказать, или хотя бы прогнать наглеца.


     – Всё в порядке, – рассмеявшийся Риадин поспешил их успокоить. – Не уверен, что Абра отреагирует столь уж…, – на секунду задумался, – бурно. Хотя да, это было вполне в её духе… ещё лет семь назад, – уточнил после короткой паузы. – Смотрю, неплохо её узнал.


     – Ты неправ, – сокрушённо вздохнул, продолжая игнорировать парней. – Она как бездонный колодец. Чем глубже заглядываешь, тем хуже видно. Но ведь для этого и существуют друзья. Помогать с тем, с чем не справляешься сам. Или, на что не решаешься, – сыграл бровями, показывая, что это всего лишь дружеская шутка, а не подначивание.


     Оставляя самому решать, что же имел в виду.


     – Ах да, не подскажешь, почему я не вижу в зале Фальсин? – переключился на интересующую меня тему.


     Меня по-прежнему сопровождала Дехи со второй, большой шкатулкой. Внимание к ней уже привлечено достаточно. Пусть этого никто и не показывал, предпочитая привычно не замечать слуг. Словно они существовали в разных измерениях.


     – Потому что этот приём для знати. Для членов большого круга ал’дерра, – объяснил Риадин, удивившись очевидному вопросу. – Встреча равных. Слуги празднуют отдельно в своём кругу, войны, отдельно. Те, кто свободен.


     Вспомнив о моей амнезии, о которой ему рассказывал, дал чуть больше подробностей.


     – Знать делиться на младшую, старшую и высшую. Младшая, шочи. Старшая, кундар. Высшая, бахи. Далее идёт уже совсем другой большой круг, – ас’дерра, повелители.


     – Зачем ты ему всё это объясняешь, – с недовольством спросил один из парней.


     – Потому что он этого не помнит. Знакомьтесь, Амир из Шаль-Аллмара. Мой хороший друг. Амира ранило в голову во время осады Шаль-Аллмары. К сожалению, вместе с памятью, он потерял связь с прошлым. Включая семью. Оставшись совершенно один, подобно оторванному перу Крылатого древа. Моя семья ему многим обязана, – предупредил ребят, чтобы меня не задирали.


     Добившись обратного результата. Как обычно, хотел сделать как лучше, а получилось, как всегда. Его ровесники, одноклановцы, не обрадовались тому, что кто-то чужой, да ещё столь жалкий, почти изгой, претендует на место в их компании, отбирая на себя часть внимания Риадина. Придя на всё готовое благодаря случайному стечению обстоятельств. О чём, конечно, не напрямую, без грубости и оскорблений, но чётко дали понять во время последовавшего далее разговора. Ну раз нам тут были не рады, не буду дразнить собак. Днём, при свидетелях.


     – Ладно, пойду я. Нужно ещё кое с кем увидится.


     Жестом подозвав Дехи, достал из шкатулки одну из необычных, окаменевших древних ракушек, белых, словно снег.


     – Это тебе, мой друг Риадин. Постарайся не потерять. Вещь очень старая, ценная. За неё и убить не жалко. Даже такого, как ты, – нагнал таинственности, накручивая значимость подарка. – Если парень неглупый, в чём не сомневаюсь, сам выяснишь, для чего она нужна, – подмигнул, отказываясь признаваться, что сам этого не знаю. – Как и то, насколько можешь доверять своим друзьям, – не удержавшись, сделал ребятам гадость. – Надеюсь, Зара оправдает твои ожидания, – с многозначительным взглядом упомянул его телохранительницу.


     – Какой-то камень – разочарованно скривился парень, стоящий по правую руку от Риадина.


     – Несмешная шутка. – с презрением отметил другой. – Тут к таким не привыкли, – намекнул, что мне здесь не место.


     Не задерживаясь, кивнув на прощание, отправился дальше блуждать по залу. Как Риадин распорядиться ракушкой, его выбор. В этот раз сосредоточил внимание на охране, жавшейся к стенам, а не на гостях. Среди которой, помимо латных доспехов, скульптур Аллмара и автокукол, нафаршированных различными дохи, везде, где только можно, за колоннами, в альковах, боковых галереях, в тенях прятались воины Аллмара и приглашённых гостей. Стараясь быть максимально незаметными.


     Несмотря на все заверения и гарантии безопасности от Аллмара, знать Шаль-Сихья, тем более, высшая, без телохранителей и особо доверенных слуг, считай, сильнейших, на чужие приёмы не ходила. Тем более, организованные пришлыми кланами.


     Как назло, все воины были с закрытыми лицами, в одинаковой форме, если не ошибаюсь из братства Хладных сердец. Кто из какого клана или рода, не разобрать. Подойдя к ближайшей, большой колонне, цепочка которых опоясывала весь зал, обратился к стоящему за ней воину, с виду, такому же безоружному, как и коллеги по ремеслу.


     – Ты из Хладных сердец? – спросил напрямую.


     – Да, господин, – из-под маски послышался бесстрастный мужской голос.


     – Служишь дому Аллмара? – с надеждой.


     – Хаяс, – поправил.


     – Можешь показать, кто из твоих братьев и сестёр из Аллмара? Мне нужно увидеться с Ясирой, дочерью Анаи из рода Фальсин, – припомнил, как звали сестру Абры. – Чем быстрее, тем лучше.


     – Ожидайте.


     Не задавая вопросов, мужчина отошёл, пошептаться со своими товарищами. Не прошло и пяти минут, как Ясира меня сама нашла, незаметно подобравшись со спины подобно тени.


     – Господин Амир? – вновь услышал безэмоциональный, тихий голос, характерный для Хладных сердец, перешедших в рабочий режим.


     – дашун Ясира Фальсин? – на всякий случай уточнил, не до конца уверенный, она ли это.


     – Подтверждаю, – моргнула, продолжая смотреть на меня холодным, пугающим взглядом.


     – Правда? Не могла бы оголиться? Достаточно показать грудь. Это единственная часть тела, которую хорошо запомнил в нашу прошлую встречу, – озабоченно зачастил. – Просто чтобы убедиться, ты это, или не ты? – добавил вопросительных интонаций. – Но, если не хочешь, не надо, – поспешно замахал рукой. – Я пойму. Придумаем что-нибудь другое. Полегче. Ведь ты же болеешь. Бедненькая. Горло простудила? Принести попить? Горяченького? – с надеждой взглянул в её глаза, пытаясь прочитать в них реакцию на эту чушь.


     Ненадолго повисла тяжёлая пауза, аж мурашки по спине побежали. Как говорят потерянные для жён геймеры, – Есть пробитие. Бровь у девушки дёрнулась, а в глазах отразилось…, зарево будущего пожара.


     – Господин Амир, в качестве доказательства могу напомнить слова, с которых началась наша вторая встреча. Вы не боитесь умереть от перелома носа? – в голосе Ясиры промелькнули пробившиеся на поверхность эмоции, не предвещающие ничего хорошего.


     Скорее пригрозила, чем напомнила.


     – Вот теперь верю, ты, это она, которая не претворяется ей, – рассмеялся, рассевая возникшее напряжение. – Слушай, хотел спросить, Абру ведь не пригласили на этот праздник жизни. Верно?


     – Подтверждаю.


     – А можешь ненадолго перестать изображать замороженную рыбу? – поинтересовался, находя это смешным.


     – Отказано.


     – Ну, ладно, тебе виднее, о опаляющий моё сердце цветок пустыни. Поиграем в эту игру, раз она тебе по нраву. Видишь, какой я покладистый. Будь добра, передай сестре просьбу. В этом доме я доверяю только ей.


     Поманив Дехи, старающейся выглядеть как можно бесстрастнее, что не совсем получалось, забрал у неё увесистую шкатулку. Вынув одну из ракушек, спрятав за поясом, буквально впихнул её в руки Ясиры, заставив автоматически перехватить, чтобы не упала на ноги.


     – Позаботься, чтобы попала к Абре. Пусть постережёт. Как освобожусь, заберу. Украдут ещё. Сегодня проходимцев, полон дом. За всеми не услежу. Вон, посмотри какие у них ловкие пальчики. Не то, что в карман, в казну залезут, никто и не заметит. Вещь же безумно дорогая. Очень-очень, – усмехнулся. – А за оказанную услугу, Абра может выбрать один из предметов, лежащих в шкатулке. Они все разные, так и передай, слово в слово. На выбор. Не дожидаясь меня. Я же ей верю, как себе. Хотя себе-то я точно не верю. Потому что хорошо знаю этого проходимца. Примерно, как ты, – сплетал словесные кружева.


     Мысленно добавив, – «Надеюсь, ей понравится выбор из трёх одинаковых ракушек».


     – Можешь идти, – приказал Дехи, отпуская её по своим делам.


     Пусть развлекается, а не таскается за мной с дурацкой шкатулкой весь вечер. На пол не поставишь, в чужие руки не отдашь. Свою задачу она уже выполнила.


     Смерив меня долгим взглядом, Ясира едва заметно улыбнулась под маской, нарушая хвалёную выдержку Хладных сердец.


     – Я запомню ваши слова господин Амир. Передам, кому следует. Если позволите, дам совет. Вы бы поскромнее себя вели, чтобы не привлекать слишком много внимания. Избавиться от него будет… трудно. Сестра была права, – к чему-то добавила.


     – С чем её и поздравляю.


     Кивнув на прощание, отправился искать следующую цель. Заметив младшую сестрёнку Ирдис, ту, которую пугала мною в день заселения, удивился, гадая, она-то что здесь делает. Вроде ещё мала для серьёзных мероприятий. Нарядно одетая Наяс держалась поближе к матери, с некоторой робостью и затаённым испугом, взирая на столпотворение в главном зале поместья. Никуда от неё не отходя.


     Похоже, происходило первое знакомство Наяс с клановой знатью. Взаимное, поскольку тут хватало родителей, у которых имелись как планы на будущее, так и сыновья, подходящего возраста. Несомненно, последнее слово за хранителями крови и чистоты, но первое-то тоже нужно сказать. Ещё лучше, наглядно показать. Ободряюще улыбнувшись ей, помахав рукой, пошёл дальше.


     Следующей на глаза попалась Ирдис. В компании нескольких парней и девушек. Причём некоторые из них явно принадлежали другим кланам. Помня, как встретили знакомые Риадина, узнав, что за мной никого нет, я беден и слаб, из непонятно какой семьи, решил не повторять предыдущих ошибок. Мне пока не о чём с ними разговаривать. Если члены клана Аллмара из-за связи с семьёй Риадина могли отнестись лояльно, об уважении речи не шло, то для знати Шаль-Сихья я облачко пыли, не стоящее внимание. Нет, приложив достаточно усилий, с помощью подхалимства, лести и прогиба, определённого расположения добиться можно, но этот путь не для меня.


     Встав в сторонке, дождался, пока Ирдис, время от времени посматривающая в зал, не заметит меня. После чего приложив палец к губам, призывая к тишине, с загадочной улыбкой поманил её ладонью. Девушка удивлённо замерла. Некоторое время смотрела на меня долгим, нечитаемым взглядом, сохраняя прежнее выражение лица, после чего, извинившись перед остальными, что-то сказав им, покинула группу. Не зря же говорят, любопытство сгубило кошку, а кубик Рубика, енота.


     – Светлого дня Амир. Ты выбрал довольно интересный способ поздороваться, – неодобрительно заметила девушка.


     Правда, сказала это тихим голосом, подойдя поближе. Встав так, чтобы спиной загородить меня от покинутой ранее компании.


     – И тебе того же, светлая дерра, – подыграв, тоже снизил голос, стрельнув глазками по сторонам, проверяя, нет ли кого поблизости.


     Вспомнив сценку из фильма про встречу шпионов на вокзале.


     – Прекрасно выглядишь, – сделал комплимент, совершенно искренне оценив её внешний вид.


     Тёмно-синее платье с белыми узорами, изящные, витые драгоценности, усыпанные мелкими брильянтами, вплетённые в длинную косу ленточки, всё это смотрелось на ней великолепно. Даже диадема с сапфирами была идеально подобрана под фасон платья.


     – Зря отпустила кошку. Украдут же. Я бы украл. Слепые глупцы, – презрительно бросил в сторону зала.


     – Спасибо, – Ирдис смутилась, почувствовав неловкость. – Гхм, ты тоже выглядишь лучше, чем было. Наконец-то стал на шаг ближе к званию благородного господина, а не оборванца с большой дороги, – словно через силу признала очевидное.


     – Всего на шаг? И сколько их ещё осталось, чтобы соответствовать всем твоим ожиданиям?


     – Столько же, сколько требуется льву, в погоне за своим хвостом.


     – Остроумно. Показала ещё одну грань таланта? Не боишься остаться совсем без секретов? Прочитанная книга быстро теряет привлекательность.


     – Пока жив автор, ни одна история не может считаться завершённой, а значит, полностью раскрытой, – тут же возразила, приняв вызов.


     – Но захочет ли читатель дожидаться её продолжения, зависит от первой книги, а не от второй.


     – Дурак, не стремящийся понять, какое сокровище попало ему в руки, так им и останется. Невелика потеря, лишиться десяти глупцов, лишь бы, не упустить одного мудреца.


     – Нет лучшего способа собрать всех дураков, указав на обложке, что книга, только для умных.


     – Сколько бы…, – начала Ирдис, но была перебита.


     – Стоп! Вижу, по-прежнему упряма, своенравна, горда, истинная дочь Аллмара. Мне тебя не победить. Униженный и растоптанный Амир из Шаль-Аллмара признаёт поражение в споре о том, насколько толста твоя… книга, и отдаёт победительнице самое ценное, что у него есть. Мой ум, честь и сов…, а, нет, это не то. Ночь любв…, да что же такое, тоже не для тебя припас. Дай подумать, что ещё осталось.


     Наигранно расстроившись, порылся за поясом, нащупывая ракушку. Стараясь не смотреть на Ирдис, чтобы не видеть её лица, иначе не сдержусь. Кому пять минут смеха продлевает жизнь, а кому, за две обрывает.


     – Вот оно! – обрадовавшись, громко воскликнул. – Давай руку.


     Проявив инициативу, спокойно взяв за руку, насильно вложил в её ладонь ракушку, загибая пальчики, чтобы не уронила.


     – Амир! – вспыхнула поражённая девушка, испытывая сильнейшее желание оторвать мне голову.


     – Обратно не приму. Даже не уговаривай. И не проси. Нет, я сказал. Ничего не хочу слушать. Женщина, оставь мне хоть капельку гордости. Пойду, поплачу где-нибудь в сторонке. В одиночестве. Не провожай.


     С трудом сдерживая улыбку, скрылся в толпе. Понимая, что прямо сейчас мне ничего не грозит, а потом, посмотрим.


     


     Гневно раздувая ноздри, девушка с силой сжала ракушку, до боли в пальцах, продолжая смотреть в спину удаляющемуся парню. Не бросаться же в погоню. Что этим добьётся. Только поставит себя в глупое положение. Быстро успокоившись, задумалась, ради чего он всё это затеял. Не просто же так подозвал, чтобы поиздеваться. Слишком примитивно и глупо. Что-что, а Амир уже приучил относиться к нему всерьёз. Доказав как минимум, наличие острого ума. К тому же первым он никогда не пытался поточить об неё коготки.


     Обратив внимание на переданный предмет, Ирдис в который раз за короткое время широко распахнула глаза. Узнав ракушку по описанию, прочитанному в одной старинной книге.


     – Вот, сволочь, – вышла из образа благородной, воспитанной дерры.


     Теперь многое стало понятно. Точнее, она так подумала.


     – Не мог ничего попроще придумать? Несносный дикарь. В какой пещере его воспитывали?


     Но даже так, оставлять без ответа нахальную выходку Ирдис не желала. И так уже слишком многое себе позволял. Привыкнет ещё. Посчитав её совсем уж беззубой, ручной, перестав уважать. Внимательно оглядевшись, задумчивая девушка остановила взгляд на Даяре, младшем брате Риадина, что недавно хорошо повалял Амира в тренировочном зале Фальсин. На губах появилась хищная улыбка.


     


     Взяв паузу, остановился передохнуть, найдя укромный уголок. Я же не спортсмен на время круги наматывать по стадиону. Забрав у одной из автокукол чашу с каким-то фруктовым, слабоалкогольным напитком, присел на диванчик. Рассеянно поглядывая на гостей, большую часть из которых уже успел хорошенько рассмотреть. Везде, где нужно, побывал, с кем удалось, поговорил. Самое время проанализировать предварительные итоги.


     После встречи с Ирдис, достаточно освоившись, приглядевшись к присутствующим, предпринял несколько попыток подыскать подходящего собеседника. Ожидаемо, никто с первым встречным обниматься и вести откровенные беседы не спешил, поэтому выяснить удалось немногое.


     Ниссеи из рода Рифа на этом приёме не было. От храма Песчаных дюн пришла всего пара управленцев среднего звена из Серебряного района Шаль-Сихья. Что показывало их отношение к клану Аллмара. Пусть служители храма и не относились к знати, но всё же имели достаточную власть, чтобы приходилось с ними считаться. Наиболее представительный и многочисленный состав на приём выставила младшая знать, шочи, в лице своих глав, первых старейшин, старших жён. Кундар, откликнулись на приглашение с несколько меньшей охотой. Высшая же знать, бахи, ограничилась отдельными представителями, и то, кто-то пришёл, кто-то нет, где-то их возглавлял глава клана, где-то его близкий родственник или старейшина. Вот вокруг них и закручивались основные маршруты движения гостей. Алммара пока ещё не приобрели в городе достаточного влияния и политического веса, чтобы приглашение на их приём воспринималось большей частью аристократии Шаль-Сихья как большая честь. Редкой возможностью, которую не стоит упускать. Не сомневаюсь, не меньше трети присутствующих пришла сюда вовсе не ради Аллмара. Воспользовались чужой переговорной площадкой для решения собственных вопросов.


     Это не значило, что приём не удался, всего-то имел несколько меньший успех по сравнению, если бы его организовал кто-то из сильнейших столичных кланов. Именно поэтому присутствие в зале представителей обоих, можно сказать, градообразующих родов Сихья и Ханай подняло среди гостей невероятную волну оживления. По величине уделённого им внимания, затмив даже хозяев этого дома. Амередин молодец, знал кого приглашать, чтобы мероприятие наверняка запомнилось. Те, кто на него не пришел, будут потом локти кусать, от досады и зависти, тем, кто отговорил их приходить. Пусть даже, что от великого, что от древнего рода пришло всего по двое посланцев, старейшина и один из мастеров, за компанию. Формальный визит вежливости, не иначе, за который, наверняка, Амередину дорого пришлось заплатить.


     Зная о том, что их рода между собой не ладят, одну группу обхаживал Амередин, а вторую, Умар, разведя в разные стороны.


     Серьёзные переговоры между посетителями приёма будут чуть позже, без посторонних. Пока обсуждались только общие вопросы, без согласования которых приступать к чему-то большему не имелось смысла. Это же касалось и всех остальных. Я видел, как в гостевые комнаты ненадолго уходили и возвращались гости, чтобы в приватной обстановке решить свои вопросы, не требующие огласки. Без участия Аллмара. Поскольку находились на чужой территории, то, либо применяли надёжные способы уберечь свои секреты от прослушки, либо, вообще их не затрагивали.


     Среди таких групп заметил старого знакомого. Несколько гостей покинули одну из комнат отдыха в сопровождении чем-то довольного Дамира из рода Дархан. Ведя себя, как хорошие знакомые. Попрощавшись с благородными господами, рассыпаясь в любезностях и поклонах, он сразу же покинул зал, в котором ему было не место. Издали видно, считая себя добившимся нужных результатов.


     


     Надежда отсидеться в сторонке, избежав проблем и чужих интриг, успехом не увенчалась. Меня за каким-то чёртом нашёл младший брат Риадина, которого сейчас хотелось видеть меньше всего.


     – Смотрю и удивляюсь, ты-то что тут забыл? – нахально поинтересовался, отбросив вежливость.


     – Как вспомню, отвечу, – беззаботно улыбнулся, тоже опустив соблюдение этикета.


     Постаравшись скрыть своё раздражение.


     – Тебя разве приглашали?


     – Представь себе, да.


     Перестал улыбаться, догадываясь, что явился этот недобрый молодец с недобрыми намереньями. Бабу ягу ему в жёны. Каноничную.


     – Да? Странно. А зачем? – показал, что сильно удивлён и озадачен, но взгляд у него почему-то не изменился, подтверждая подозрения.


     – Значит, так было нужно. Можешь потом спросить у отца. Если посчитает необходимым, то откроет тебе эту тайну, – дал отпор, намекнув, что нечего детям совать нос во взрослые дела.


     Ответ мальцу явно не понравился. Ожидал иного.


     – Будь повежливее, Амир. Всё же я бахи, а ты всего лишь кундар, – нахмурившись, указал на моё место. – То, что тебе многое спускает с рук мой брат, ещё не значит, что и остальные позволят того же. Так что потрудись ответить на вопрос, как следует. Для начала встань, когда я с тобой разговариваю.


     Остро пожалел, что не позволили взять с собой Аюми. С ней мне было как-то спокойнее. Не понимаю, какая вожжа ему под хвост попала.


     – Может, попробуем поговорить спокойно, без эмоций. Оставшись друзьями. Разве я тебя чем-то обидел? – примирительным тоном предложил избежать конфликта.


     – Встать я сказал! – повысил голос разозлившийся Даяр, решив, что я его ни во что не ставлю.


     Вот теперь точно останусь сидеть. Будет меня отчитывать какой-то сопляк. В протянутую руку перемирия он плюнул, значит, остаётся только растереть. Желательно, по лицу, его, снизу вверх, всей пятернёй.


     – А если откажусь, как поступишь? Бросишься на меня с кулаками? – издевательски закинул ногу на ногу, облокотившись о спинку дивана. – На глазах всей знати Шаль-Сихья и Шаль-Аллмара? С криками, что тебя не уважают. Ну давай, вперёд, разбей моё лицо в кровь, чтобы я мог показать её владыке и при всех присутствующих спросить, почему его слово о безопасности его гостей, в его доме ничего не значит. Попробуй угадать, что на это ответит? – сухо вбивал в него слова, словно гвозди, с тем же эффектом.


     Даяр вздрогнул, побледнел, представив себе эту пугающую картину. Рискну предположить, мальчишка пожалеет, что родился на свет. Как бы потом со мной ни обошлись уже после приёма его родители. Выход нашёл быстро. Всё же не совсем дурак, этого не отнять.


     – Амир из Шаль-Аллмара, я бросаю тебе вызов на поединок чести. Ты оскорбил мой род, не отнёсшись с должным уважением к его членам. Прямо сейчас, на арене для поединков. До первой серьёзной раны. Проигравший признаёт вину, приносит публичные извинения, выплачивает двадцать динаров победителю и на одну декаду запечатывает свой рот. Не смея открывать его без разрешения. Сколько бы крови ни пролилось в круге чести, наше личное дело. Я в праве этого требовать.


     То, что меня не хотят убивать, хорошо. Плохо другое, победить не получиться. Выпущу змея, он убьёт брата Риадина, а это, ещё хуже, чем проигрыш. Ведь из круга чести рано или поздно придётся выходить. Вряд ли меня простят за красивые глазки. Победить, не убивая, не хватит ни умений, ни подготовки. На тренировке он это наглядно доказал.


     – Поединок чего? Тела, оружия, стихий, духов, или без ограничений? – поинтересовался, затягивая время на обдумывание возникшей проблемы.


     – Стихий. Я слышал, ты одарённый. Вот и узнаем насколько, – высокомерно ухмыльнулся, ничуть не сомневаясь в своей победе.


     Скорее всего, могу отказаться. Не потащит же за ногу через всё поместье в круг чести. Не хватает информации. Но то, что ославит на всю столицу, к гадалке не ходи. Назовёт трусом, испугавшимся противника, младше, мельче и легче себя, почти ребёнка. Далеко не самого сильного в клане Аллмара. Будучи не правым, с его слов. Будет глумиться над званием героя, убивавшего ифритов. Кто же после такого в меня поверит. Ой как не хотелось терять репутацию. Отсидеться в домике не получиться. Найдёт способ, как вынудить. Я бы на его месте точно нашёл. Плох, что один, что другой выбор.


     К счастью, судьба любит подкидывать самые неожиданные подарки. Когда приятные, когда вот такие, дурно пахнущие.


     – Брат мой, какие громкие слова я слышу, – с соседнего диванчика, на который давно перестал обращать внимание, раздался хорошо знакомый голос. – Неужели нашёлся дурак, который не может различить гору Киндар, даже уткнувшись в неё носом? Самое смешное, от кого, от какого-то дерзкого пацана, которого самого из-за стола не видно. Брат, не обидишься, если я с большим удовольствием открою ему глаза вместо тебя?


     По соседству обнаружился ехидно улыбающийся парень в белых одеждах, принятых у аристократии, пусть без изысков, но изготовленных очень качественно, из самой дорогой материи. Короткие светлые волосы, миленькое личико, необычный цвет золотисто-голубых радужек глаз, натуральный бисёнэн, как сказали бы некоторые.


     Посмотрев в его глаза, вспомнив, где уже слышал этот голос, сильно удивился. Насколько же тесен этот мир. Рамиз, собственной персоной, также узнал меня по голосу, отчего и решил вмешаться. Прислушавшись к интуиции, а может, ему просто стало скучно, или ещё по какой причине.


     – Ну что ты, брат, – мгновенно подстроился под изменившуюся ситуацию, радуясь удачному стечению обстоятельств. – Какие обиды. С большим удовольствием позволю доказать, что титул гения духовных искусств юного поколения нужно заслужить, а не присвоить. Нет, конечно, если желаешь добровольно его передать этому несдержанному птенцу, воля твоя, но мы-то всё равно будем знать, кто из вас гора Киндар, а кто, песчаная кучка, нанесённая ветром из великой пустыни, – плеснул спирта в костёр их тщеславия, полагаясь на заявленную самоуверенность Рамиза.


     Будем надеяться, у него есть не только гонор. Попробуем стать мудрой обезьяной на горе двух тигров.


     – А что, он действительно называет себя гением? – заинтересовался Рамиз.


     – Да. Имеет на то все основания. Ведь он не был знаком с тобой, раз. Побил меня на прошлом поединке, два. Был одним из лучших, в другом городе, три. Найдётся ещё в четыре, но как благородные дари, обойдёмся без пошлости.


     – Ооу, – восхищённо воскликнул Рамиз, вставая с дивана. – Тогда я просто обязан посмотреть на юного героя в деле. Быть может, это он откроет мне глаза на истинную силу, а не наоборот. Не представишь нас?


     – Увы, не могу. Понятия не имею, как его зовут. Не посчитал нужным узнавать, – извиняясь, сокрушённо разведя руками.


     Отвесив Даяру моральную пощёчину, объявлением, что не считаю его достойным противником. Парень побагровел от гнева, сжимая кулаки. Посмотрев на него, Рамиз рассмеялся.


     – Занятно. Похоже, вечер будет не настолько скучным, как полагал. Где же ты раньше был, брат? – с укором.


     – Ходил по женщинам. Составлял список самых лучших красавиц на этом приёме. Вот, присел отдохнуть, в сомнениях, кто же из них выиграл и как бы наградить победительницу, наедине, оставшись после этого в живых.


     Рамиз изумлённо на меня посмотрел, наклонив голову. Поняв, о чём он вероятно подумал, смущённо признался, заговорщицки понизив голос.


     – Её, – сделал страшные глаза, нахмурив брови, – здесь нет. Могу немного расслабиться. А…? – недоговорив, повесил в воздухе вопрос.


     – Счастливчик, – вздохнул Рамиз, тоже поняв меня с полуслова. – Моя здесь. Напряжно. Прячусь.


     – Хватит меня игнорировать! – взорвался окончательно выведенный из себя Даяр, позабыв про обещание Ирдис.


     Не выдержав зрелища, как мы спокойно общаемся, что называется, находясь на одной волне.


     – А, ты ещё здесь? – фальшиво удивился, оглянувшись на него. – Брат, что за дела? Почему он ещё здесь?


     – Сам не знаю, – ухмыляясь, пожал плечами Рамиз. – Ладно, мы ненадолго отойдём. Ты с нами?


     – Всей душой. Только не задерживайся. Сейчас пойду стащу нам пару больших кувшинчиков вина. Найду тихую комнатку, где-нибудь подальше отсюда, и четырёх, – припомнил обворожительных, страждущих меня искупать, – красавиц. На тебя брать?


     Проверил, насколько далеко он готов зайти. По всем направлениям.


     – Ты сначала из круга чести выйди, – прошипел Даяр, мне, с опаской восприняв энтузиазм самоуверенного Рамиза.


     – Тому, кто не вошёл, незачем и выходить. У нас замена, по состоянию здоровья. Я не могу сражаться из-за старой раны. Только что открывшийся. У меня это, обострение фантомных болей, – схватился за правый бок, скривившись, играя тяжелобольного. – А нет, стоп, не этот, – тут же переложил руку с правого на левый, на секунду перестав морщиться.


     Рамиз расхохотался, похлопав в ладоши. Раз уж с братом Риадина не удаётся разойтись миром, то, кто к нам с мечом придёт, тот с ним в попе и уползёт. После вмешательства Рамиза спустить всё на тормозах уже не удастся. Неважно, будет ли поединок, кто победит, он мне в любом случае припомнит своё унижение.


     Оценивающе смерив взглядом Рамиза, Даяр не стал доводить дело до драки. Включив голову, подумав о последствиях.


     – Я этого так не оставлю, – угрожающе пообещал.


     Развернувшись, быстрым шагом ушёл.


     – У тебя потом проблем не будет? – спросил Рамиз уже спокойным тоном, провожая Даяра задумчивым пугающим взглядом.


     – Будут. Но что нас не убивает, то, делает сильнее, – после паузы добавив. – Спасибо за помощь.


     – Не за что. Мне это ничего не стоило. Хотя бы знаешь, чей он? Из какого рода?


     – Аллмара.


     – Бахи Аллмара? – поразился. – Хозяева этого дома? Смотрю, ты и тут решил не мелочиться.


     – Пусть по мне этого не видно, но я скромный дари. Как-то само так вышло.


     Заметив приближающуюся к нам семью, разминувшуюся с Даяром, мысленно чертыхнулся. Что-то сегодняшний день определённо не задался. Отец семейства с женой были мне не знакомы, как и старший сын, а вот младший, похожий на них, хорошо запомнился. Именно с него я снял родовой перстень и браслет одарённого в едва не сожжённой таверне. Даже имя запомнил, Газиз сын Хамиша из рода кундар Кибас клана Хайас. Обрадовавшись случайной встрече, он смотрел прямо на меня многообещающим, убийственным взглядом, позволяя легко догадаться, что ему нужно. Ведя за собой родителей.


     – Кстати, о скромности. Сейчас подойдут очередные желающие испить моей крови из моего же черепа, использованного в качестве чаши. Лучше пересядь. Сделай вид, что мы незнакомы, – предупредил Рамиза.


     Имена у них похожи, надеюсь, не родственники, иначе будет совсем невесело. Проследив за моим взглядом, оценив серьёзность отца и злобное предвкушение мести сына, Рамиз удивился ещё сильнее.


     – Клан Хаяс? – узнал их с первого взгляда. – Им-то что от тебя нужно?


     – Не поверишь, всего один раз виделся вон с тем парнем. Сидел в ресторане с девушкой, никого не трогал, даже её, не успел ещё, а тут эта пьянь нарисовалась с дружками и всё испортила. Пришлось их немного побить. До потери сознания. Ну и по мелочи ещё. Отобрал родовой перстень, браслет одарённого, поубивал телохранителей, заставил платить за наш обед. Видать, обидевшись, нажаловался родителям. Сейчас мне будет делать ата-та.


     – Вот теперь мне ещё сильнее захотелось узнать, как зовут твоего отца и из какого он рода. Почему я о тебе раньше ничего не слышал? – изумился светловолосый парень.


     – Говорю же, потому что скромный. Позволь представиться, Амир из-Шаль-Аллмара, путешествующий философ, охотник, герой и гуляка. Идеальный во всём, кроме одного маленько недостатка. Сам догадаешься, какого. Потерявший на войне память, отчего не помню ни своего прошлого, ни своих родителей, ни своего дома.


     – Тогда твои поступки меня ещё больше впечатляют. Одно дело жить в удовольствие, когда спину прикрывает крепостная стена с пушками, а другое, пустынная колючка, продуваемая всеми ветрами.


     Показалось, что в его голосе промелькнула зависть.


     – Ты бы ещё сравнил, где лучше спать, – невесело хмыкнул, – на мягкой перине в замке, или на жёсткой земле, на улице.


     – Ну вот мы и встретились, Амир из Шаль-Аллмара, – объявил о своём прибытии Газиз. – Ничего не хочешь мне сказать?


     – Нет, а должен?


     Вежливо поздоровался с его родителями, строго в рамках этикета, склонив голову не ниже положенного. Приветствуя равных себе. Посмотрим, что мне попробуют предъявить. С этими мыслями открыто посмотрел в глаза господину Хамишу, вызвав помимо недовольства участия в детских разборках, невольное уважение.


     – Да ты должен умолять меня о прощении, – возмутился Газиз от такой наглости, чувствуя себя хозяином положения.


     Внимательно посмотрев на Рамиза, с узнаванием, вежливо кивнув ему, господин Хамиша строгим тоном представился сам и попросил меня сделать то же самое.


     – Прежде чем продолжим разговор, могу я услышать твою версию событий? Своего сына я уже выслушал. Теперь хотелось бы выслушать и вторую сторону, чтобы составить полное понимание случившегося.


     Одобряю разумный подход. Рассказал всё как было, ничего не приукрашивая. Проверить мои слова легко.


     – Спасибо. Я тебя услышал. Своё наказание Газиз уже получил, – бросил быстрый, недовольный взгляд на сына, вздрогнувшего от неприятных воспоминаний. – Обойдись более простыми мерами, без последствий, пришлось бы приносить тебе извинения от имени всего рода. За недопустимое поведение моего сына, порочащее нашу честь. Однако, вы пересекли черту дозволенного. Если оставлю всё как есть, завтра кто-нибудь другой посчитает себя вправе поднимать на нас руку. Понимаешь?


     – Вполне.


     Мне не нравилось, к чему он ведёт.


     – Хорошо, – удовлетворённо кивнул. – Поскольку взять с тебя нечего, как и не с кем договариваться о взаимовыгодном решении вопроса, остаётся самый простой выход. Ты же одарённый, верно?


     Как-то смог почувствовать браслет, скрытый за широким рукавом.


     – Одарённый медного ранга. Видящий пространство, – подтвердил.


     Направление моего дара вызвало у него кратковременный всплеск интереса и задумчивости, очень уж полезный ресурс, который был бы полезен роду. Однако порыв жадности безжалостно задавил в зародыше. Если запихивать в рот всё, до чего можешь дотянуться, то рано или поздно он порвётся. Спокойная обстановка в семье была для Хамиша важнее.


     – Мой второй сын, Газиз, одарённый бронзового ранга. Постигающий землю. Через четыре декады на городской арене состоится ваш поединок чести. Там решите все возникшие в тот день между вами разногласия. Согласно кодексу круга благородных дари. Я не желаю слышать, чтобы вы двое, или кто-то ещё, потом, поднимал эту историю вновь. Считая её незакрытой. Не разрешаются замены, использование сторонней помощи, артефакты выше вашего ранга.


     Его размеренный, спокойный тон пугал больше, чем если бы был злым. Меня не уговаривали, не спрашивали, а просто ставили перед фактом. Старший сын и вовсе скучающе смотрел в зал, не считая меня стоящим своего внимания. Мысленно пребывая где-то в другом месте. Пологая, много времени я у них не отниму. Мать Газиза хоть и не лезла под руку мужу, невозмутимо молчала, но взглядом дала понять, что будь её воля, не оставила бы от меня и мокрого места. Дай только повод. Обойдясь без дешёвых эффектов, вроде проведением ребра ладони по горлу и прочего. Считая это ниже своего достоинства.


     – Пусть твои представители или слуги согласуют с моими точное время. Их будут ждать. Надеюсь, не нужно объяснять, что произойдёт в случае неявки на поединок? Вот и славно. Хочешь что-то сказать? – обратил внимание на Рамиза.


     Тот покачал головой.


     – Теперь ты? – переключился на меня. – Нет? Тогда, светлого дня, дерры, – не став задерживаться, взяв жену под руку, увёл её обратно к основному скоплению гостей.


     Даже не расспросив, где я живу, чем занимаюсь, буду ли в этот день свободен. Продемонстрировав уверенность в том, что, если нужно, они меня из-под земли достанут. Дав прилично времени на подготовку к поединку и завершение своих дел. Чтобы никто его не мог упрекнуть. Сильный ход. Подозреваю, в духе местных обычаев и законов, так что отвертеться не удастся, иначе, общество не поймёт, а мне в нём ещё жить, хорошо бы.


     В отличие от отца, сыночек не удержался от колкости. Ненадолго задержавшись.


     – Жду не дождусь встречи. Ты ответишь за то, что выставил меня на посмешище, пообещал.


     Не став опускаться до его уровня, промолчал. Всё что следовало, уже услышал.


     – Про Газиза я немного знаю, – опустив перед именем приставку кундар, показал, что не сильно-то его уважает. – Опытный, хороший заклинатель камня. На ранг выше тебя. Справишься? – дождавшись пока, он уйдёт, спросил Рамиз с сомнением в голосе.


     Его заметно смутило упоминание о медном ранге. Разочаровав. Рамиз считал меня намного сильнее, загадочнее, чем я был на самом деле. Частью какой-то значимой силы. Как бы ни посчитал, что это знакомство не принесёт пользы, разорвав, пока оно ещё поверхностное. К одиночкам отношение у дари было не самое благоприятное. Тем более, ничего из себя не представляющих. В принципе, как и у людей.


     Такая перемена его настроения меня расстроила, но постарался не подавать вида, насколько.


     – Куда я денусь. Не он первый, не он последний, – равнодушно пожал плечами, пытаясь сохранить остатки хорошего впечатления. – Не будем об этом. Лучше скажи. Тебе знакома старшая жрица храма Песчаных дюн Ниссэя из рода Рифа? Вторая хозяйка башни заданий.


     – Слышал о ней. Но лично не знаком. Зачем тебе? – не переставал удивляться Рамиз.


     – У меня для неё предложение, от которого она не сможет отказаться. Только она об этом ещё не знает, – подмигнул, заинтриговав Рамиза.


     Не став вдаваться в подробности. Запутав парня, который до сих пор не мог понять, кто же скрывается под маской Амира из Шаль-Аллмара. Отчего испытывал сложные, противоречивые чувства. Но в одном не сомневался, я определённо пришёлся ему по нраву.


Глава 7



     Посчитав, что благоприятный момент настал, с начала приёма прошло уже достаточно времени, Амередин отошёл от очередной группы аристократов. Со всеми гостями, с кем нужно, встретился, поговорил, выказал своё уважение. Наметил общие точки сближения. Дальше ими займётся один из старейшин Аллмара, с которым и будут обсуждаться детали взаимовыгодного сотрудничества. Его непосредственное участие на этом этапе уже не требовалось. Уделять своё время кому-то одному, в ущерб другим, непозволительная роскошь. Для развития клана требовалось работать сразу по нескольким направлением. Приходилось полагаться на целый штат помощников и специалистов.


     Жестом показав условленный сигнал, дождался, пока не подойдёт его личная марионетка, в костюме дворецкого. Продолжая идти, не поворачивая головы, зная, что как только остановится, к нему тут же кто-нибудь да подойдёт, посчитав освободившимся, тихо уточнил, – Он здесь?


     – Да владыка, – искусственным голосом подтвердила одна из самых умных марионеток в поместье.


     Куншуй, выглядящий пожилым, щуплым мужчиной, сделанным из необычного дерева, покрытого синим лаком, что только добавляло ему сходства с живым дари, коротко поведал, где находился интересующий владыку парень. Чем занимается в данный момент. Все марионетки в этом зале были между собой связаны в единую эфирную сеть, поэтому укрыться от их взора практически невозможно. Что видела одна, видели все.


     – С кем разговаривает? С отпрыском клана Руин? Смотрю, наш шустрый птенец времени даром не теряет, – усмехнулся, не став оглядываться в упомянутом направлении. – Ничего страшного. Это уже не играет роли. Присмотри за ним. Если попробует покинуть главный зал, остановить, но мягко, без насилия. Придумай какой-нибудь благовидный предлог.


     Отослав Куншуя, уже заметив свою цель, с радушной улыбкой устремился ей навстречу. Радуясь, что посланцы великого рода Сихья в этот момент как раз были свободны. Прерывать чужую встречу, непрошено вмешиваясь в разговор, считалось неприличным. Чтобы заманить их на приём, Амередину пришлось пойти на хитрость. Вместе с приглашением отправить в канцелярию великого рода письмо, в котором тонко намекнул, что владеет интересующей их информацией. Знанием об объекте поисков древнего рода Ханай, что крайне близки к статусу второго великого дома Шаль-Сихья. Нахождение которого способного окончательно убрать этот небольшой разрыв. О том, что они от него находятся буквально в одном шаге. Самое смешное, так оно и было. Почти. Амередин мельком посмотрел в другую часть зала, где его старший сын, наследник и гордость, Джамаль, в сопровождении присоединившегося к нему Куншуя, как раз подходил к посланцам древнего рода Ханай. Действуя в согласии с планом.


     От великих Сихья их скромное жилище почтили своим визитом старейшина Джару сын Шафира. Занимающий должность хранителя знаний. Дари, отвечающего за библиотеку, архив, канцелярию. Через чьи руки проходили все документы и отчёты. Благородно выглядящий, стройный мужчина средних лет, в белых одеждах, с внешностью учёного мужа или чиновника. Не особо общительный и улыбчивый. Складывалось впечатление, что рабочие бумаги для него уже давно стали важнее живого общения. Сопровождал Джару, мастер торговли, представившийся как Шифур сын Варжина. Выглядящий его полной противоположностью. Упитанный, крупный мужчина с мускулистыми руками, любитель поболтать и посмеяться. Не сильно заморачиваясь по поводу соблюдения этикета. Умел располагать к себе собеседников, не обижаться по пустякам, что при его роде деятельности шло только в плюс. Но вместе с тем, не следовало недооценивать хитрого лиса. Мастер был не так прост, как казался.


     Выбор этих двоих Амередину был понятен. Похоже, Сихья решили, что он хочет продать им важную информацию. Которую для начала необходимо оценить, стоит ли этого. Не особо рассчитывая на что-то ценное, иначе бы прислали хранителя тайн или богатств, главу разведки или казначея.


     – Великие, надеюсь, вы хорошо проводите время? Пришлось ли что-нибудь по душе? – радушно улыбаясь, проявил к ним внимание.


     – Спасибо, у нас всё хорошо, – поблагодарил жизнерадостный мастер торговли. – Кое-что действительно приглянулось. С удовольствием куплю, как только товар появится на рынке.


     Что в переводе означало, пока поводов для прямых переговоров он не видит.


     – Как насчёт ещё одной партии марионеток, стражей золотых щитов или служанок белого пера внутренних покоев? Могу ускорить вашу встречу, поскольку на рынок они попадут не скоро. Очень много заказов. Очередь расписана на сезон вперёд. Вдобавок появились задержки из-за перемещения производства на новое место. Пока всё подготовишь, перевезёшь, наладишь. Также могу прислать парочку весьма заманчивых новинок, которых ещё никто из наших покупателей не видел. Последнее достижение умельцев Аллмара. Первыми сможете оценить их потенциал. Уверен, будите в восторге, – попробовал разжечь его интерес. – Наши мудрецы убеждены, вскоре эти марионетки покорят столицу. Образцы достанутся вам совершенно бесплатно, в знак моего глубочайшего расположения к великому роду Сихья. После того как проверите в деле, с удовольствием выслушаем ваши предложения и пожелания, которые обязательно будут учтены. Более того, заменим их на новые с уже внедрёнными изменениями. Что скажете?


     – Не сомневаюсь, у вас найдётся чем меня удивить, – мастер торговли вновь ответил от своего лица, оставив род в сторонке. – Конечно же, присылайте. Всегда рад новым игрушкам. Люблю держать нос по ветру в ожидании перемен, способных встряхнуть эти зыбучие пески. Заодно сравню, чьи же лучше. Достойными называться моими любимыми. Бахи Аллмара, наверное, не знаете, но на днях нам уже прислали свои демонстрационные образцы три других дома Кукольников, один из которых, кстати, тоже родом из Шаль-Аллмара. Для полноты коллекции не хватало только ваших, – обрадовался мастер торговли.


     Амередин усилием воли удержал на лице доброжелательную улыбку. Естественно, он знал все рода, обладающие способностями Кукольников. Из тех, кто заслуживал отдельного внимания, два располагались в столице, а один, подконтрольный его клану, как раньше думал, до недавнего времени оставался в покинутом Шаль-Аллмара. Неприятная новость. Сами по себе конкуренты были намного слабее, мельче и не настолько искусны, в сравнении с Аллмара, появившись на свет гораздо позже, но даже тощий щенок способен вырасти в зубастого, матёрого волкодава, если его хорошенько кормить и дать достаточно времени.


     – Значит, вам повезло, – поздравил Амередин. – Теперь соберёте всех. Но всё же наши будут лучше. Не считайте мои слова пустым хвастовством. Мастерство Аллмара оттачивалось веками, – напомнил о разнице в опыте.


     – Это так, – благожелательно подтвердил мастер торговли. – Вы ушли намного дальше. Но они тоже не стоят на месте. Полагаю, найдут чем нас с вами удивить. Иногда свежий, пытливый взгляд со стороны, незамутнённый старыми подходами, видит намного дальше.


     – Соглашусь, великий Шифур. Однако мы тоже не стоим с закрытыми глазами. Неустанно работаем над тем, чтобы и дальше оставаться первыми, радуя наших торговых партнёров.


     – Давайте скажем прямо, и единственными, – понимающе усмехнулся мастер торговли, раскрыв мысли Амередина. – Сихья с большим интересом будет наблюдать за вашими общими успехами. Считая, иметь сразу несколько домов Кукольников в нашем славном городе гораздо лучше, чем ни одного. Ведь у каждого есть как свои достоинства, так и недостатки. Например, выложи прямо сейчас на стол знаменитые панцирные ядра чугунных мокриц Аллмара, горками, на золотых блюдах, унёс бы вместе со скатертями. Большой недостаток с вашей стороны, – добродушно рассеялся, указав, что простыми марионетками, представленными в этом зале, его не удивить.


     «Кто бы сомневался, что для тебя несколько продавцов схожего товара лучше, чем один, – недовольно подумал Амередн. – Больше предложений, ниже цена, масса возможностей для манипуляций. Значит, нам не дадут расправиться с Кукольниками Шаль-Сихья. Иначе к чему это предостережение, либо все, либо никто. Посмотрим, что скажет о нашей, отбившейся от стада паршивой овцы.»


     Их можно было понять. Пока Аллмара были далеко, поставки высококачественных марионеток оставались дорогостоящими, малочисленными, да к тому же постоянно подвергающимися угрозам срывов из-за бурь, пиратов, слуг Яхши и много чего ещё. Расходясь по всем городам Закатных пустынь, помимо столицы. Поэтому Сихья по мере возможностей поддерживали своих Кукольников, закрывая потребности знати более дешёвыми, простенькими, а главное, массовыми товарами. Но теперь всё по-другому. Клан Аллмара перебрался в столицу. Передел рынка был неизбежен. Как и изменение приоритетов.


     – Что же, посмотрим, насколько хороши дома Кукольников Шаль-Сихья. В скором времени наведаюсь к их главам. Обсужу, стоит ли нам организовать обмен опытом, учениками, заняться совместными исследованиями или производством. Аллмара тоже приветствует всё то, что идёт на пользу нашему общему великому искусству. Не боясь заимствовать чужой опыт, признавать ошибки, а также учиться чему-то новому. Однако, боюсь, количество домов Кукольников в Шаль-Сихья в скором времени всё же немного сократится. Из-за чего моё сердце переполняет горе. Ах как много мы потерям с уходом одного из них, – сокрушённо вздохнул. – Знания, опыт, да чего уж мелочиться, их особые умения. Если не слышали, то наши собратья по искусству из Шаль-Аллмара находятся на грани исчезновения. Вместе с потерей любимого города, на который делали ставку, лишились почти всего, что имели, денег, имущества, слуг, торговых связей, мастерских. Спастись от прихвостней Яхши удалось лишь немногим. Поэтому был столь удивлён, услышав, что они прислали свои новые разработки. О которых до этого никто ничего не слышал. Возможно, вы их последняя надежда получить хоть что-то перед падением дома.


     Мастер торговли переглянулся с молчаливым хранителем знаний, бесстрастно слушавшим их разговор.


     – Печально это слышать. Положение дел ваших родов и кланов, после потери Шаль-Аллмара, для нас до сих пор остаётся неясным. Если всё так и обстоит, то это действительно ужасная потеря. Надеемся, вы сможете преодолеть эти сложности, обретя здесь новый дом.


     По словам мастера Шифур, вмешиваться во внутренние дела жителей Шаль-Аллмара Сихья не станут, а значит, вскоре в столице останется только три дома Кукольников. Один крупный клан, занявший верхнюю, элитную нишу рынка, и два мелких местных рода, продолжающих удерживать за собой его нижнюю часть. Так, пожалуй, будет даже лучше. Охватить всё, и небо, и землю, Аллмара не могли, да и не хотели. Кто-то должен и грубые поделки на рынок выбрасывать, на фоне которых искусство Аллмара будет смотреться ещё лучше. Как и продаваться.


     – Торговые вопросы, конечно, важны, – заметил Джару, посчитав, что мастер торговли закончил обсуждать свои дела, – но можно узнать, это всё, о чём вы хотели с нами поговорить? Если да, то я, с вашего позволения, покину приём, оставив мастера Шифур завершить переговоры по упомянутым ранее сделкам с его коллегой из клана Аллмара. У меня накопилось несколько неотложных дел, которые требует непосредственного присутствия в другом месте. Не все из них можно доверить помощникам. Надеюсь, не нанесу этим обиды дому Аллмара? Уверяю, мне всё понравилось. Был рад засвидетельствовать наше расположение, мою личную благодарность и подтвердить все заключённые ранее соглашения. Обязательно передам главе ваши добрые пожелания.


     Амередин прекрасно понял, чего от него желал услышать высокий гость.


     – Что же, понимаю, дела рода превыше всего. Займу ещё совсем немного времени, – попросил задержаться. – Вместе с приглашением, я отправлял в вашу канцелярию сопроводительное письмо. Хотелось бы узнать, вы с ним ознакомились?


     Джару кивнул, сохраняя прежнее выражение лица. Вот только взгляд его стал намного пристальнее.


     – Тогда позвольте, перед уходом кое с кем познакомлю. Он даст ответы, за которыми вы сюда пришли, – Амередин стал серьёзен. – Но прежде, чем принимать какие-либо поспешные решения, советую всё хорошенько взвесить, обдумать, обсудить как со своим главой, так и со мной, – многозначительно на них посмотрел. – Моя семья очень тесно связана с этим дари, имея на него огромное влияние. Если честно, я не стал принимать парня в свой род только из-за глубокого уважения к великим Сихья и столь же великим, кто бы что на улицах не говорил, Ханай, – показал свою искренность. – Аллмара с ним объединяет не только глубокая привязанность, но и взаимные долги. Включая долг жизни. Поэтому заранее прошу простить, но передать его в ваши руки я не могу, пока не получу согласие всех, – подчеркнул, – сторон. Как верно заметил великий Шифур, мы бы хотели торговать с этим городом, а не враждовать.


     Предупредил, что Аллмара пусть и заведомо слабее них, но отнюдь не столь беззащитны и покорны, чтобы позволять вытирать о себя ноги. Они хотят получить что-то равнозначное, взамен своего посредничества. Упоминанием Ханай, дал подсказку, неважно от кого.


     – И ещё, мы ни от кого его не прячем. О том, что он мой личный гость и друг семьи знает практически вся знать Шаль-Аллмара, а после этого приёма услышит ещё и местная. Если захотите снова с ним встретиться, прошу, в любое время. Наши двери открыты для всех.


     – Мы вас услышали. Постараемся деликатно обращаться с вашим почётным гостем. Если он сможет рассказать нечто новое и неожиданное, то с радостью отблагодарим за эту информацию. Дом Сихья всегда щедр со своими друзьями и безжалостен с врагами. Прекрасно зная цену своевременно полученным сведеньям.


     – Благодарю, великие. Прошу за мной, – учтиво пригласил следовать за ним.


     Направляясь в уголок, в котором засел Амир, краем глаза отметил, как сын вывел посланцев Ханай на то место, откуда всё будет хорошо видно. Лучше, чем остальным. Амередин специально организовал встречу так, чтобы её заметили только те, кто мог что-то предложить или распространить нужные им слухи. Это было несложно, поскольку Сихья по-прежнему оставались в центре внимания. В качестве меры предосторожности, а также демонстрации собравшимся, что Аллмара, так или иначе, заручатся поддержкой одного из великих домов. Устроив всё перед основными переговорами, которые намечены на заключительную часть приёма, он значительно укреплял позиции клана Аллмара, добиваясь для него лучших условий.


     – Ещё раз, светлого тебе дня Амир, – подойдя к нему ближе, доброжелательно поздоровался, с тёплой улыбкой, словно любящий дедушка. – Не против, если мы ненадолго заберём твоего друга? – обратился к светловолосому, миловидному парню, с зеленоватым оттенком глаз.


     Выжидательно на того посмотрев, вынуждая уйти. Насторожённо встретив посланцев Сихья, узнав их, парень вежливо поприветствовал едва взглянувших на него дари.


     – Конечно, бахи Аллмара. Пожалуй, пойду, прогуляюсь, – с изумлением повернулся к Амиру. – Поищу сестрицу. Кажется, она меня уже заждалась. Если ещё и эти жаждут твоей крови, то склоняю голову в восхищении, – доверительно прошептал, значительно понизив голос. – Буду с гордостью вспоминать сегодняшний день. Но на похороны не приду, так и знай, – с этими странными словами, откланявшись, быстро ушёл.


     – Позвольте вам представить лучшего друга моего племянника, Амира из Шаль-Аллмары, – Амередин представил парня, с любопытством разглядывающего его Сихья. – Амир, это великие Шифур сын Варжина и Джару сын Шафира из великого рода Сихья, полноправных владык этого города.


     Амир, выглядя растерянным и удивлённым, низко поклонился, сложив перед собой ладони.


     – Рад знакомству, великие, – проявил осторожность, гадая, что всё это значит.


     – Будь добр, окажи небольшую услугу. Я тут немного поспорил с моими уважаемыми гостями по поводу цвета перьев Пожирателя солнца. Они полагают, их цвет должен быть чёрно-красно-желтым, а я настаивал, чёрно-красно-синий. Не мог бы ты разрешить наш спор. Как единственный, кто мог бы его показать вживую, из тех, кого я знаю.


     – Показать? – с некоторым сомнением, обеспокоенно уточнил парень, бросив быстрый взгляд на Сихья.


     – Да. Не волнуйся, всё будет в порядке. Достаточно только показать.


     После короткого раздумья согласился, доверившись Амередину. Посчитав, владыка знает, что делает. Раскрыв развёрнутую кверху ладонь, призвал в реальность своего змея из царства Пустоты. В уменьшенном виде. От меня разошлась слабая волна эфирного ветерка, сопровождающего его появление. С явственным оттенком пространственной стихии, на мгновение окрашивая всё в тёмно-синий цвет, с чёрными молниевидными прожилками. В ближайшем окружении сразу стало тише. Те, кто был занят своими делами, отвлеклись от них, почувствовав появление под боком неизвестного духа. Не сказать, чтобы их испугало слабенькое воплощение стихии, насколько смог, приглушил силу змея, до минимума, с чем он сам сильно помог, скорее, заинтересовало. Никто ведь не знал, для чего прямо на приёме потребовалось совершать его призыв. Вдруг кто-то спятил, решив устроить кровавую заварушку или всего лишь показать что-то особенное, для развлечения. Перед кем-то красуясь.


     Стоявшие наиболее близко, кому ничто не загораживало обзор, заметив пернатого Пожирателя солнца, сильно удивились, а некоторые, напротив, задумчиво нахмурились. Больше поразившись не самому факту появления змея, сколько личности призывателя. Ожидав увидеть его совсем не в тех руках. Но самыми ошеломлёнными оказались Сихья. В их широко раскрытых глазах можно было прочитать настоящий шок. В отличие от остальных присутствующих они наиболее полно смогли ощутить заключённую в нём глубину и чистоту родословной духа царства Пустоты. Более того, Джару, как хранитель знаний, сразу же опознал Пожирателя солнца. Вспомнив по описаниям, что тот из себя представляет. Благодаря чему понял даже намного больше мастера Шифура, полагающегося лишь на свои чувства. Пожалуй, в этом с хранителем знаний могла соперничать разве что посланница Ханай, которая, также позабыв обо всём на свете, недоверчиво разглядывала пернатого змея. С некоторым трепетом и беспокойством. Правда, спустя несколько секунд её эмоции вновь были взяты под контроль.


     – Я же говорил, чёрно-красно-синие, – удовлетворённо объявил Амередин, нарушив затянувшуюся неловкую паузу. – Хотите ещё что-нибудь узнать? Если да, то можете напрямую обращаться к Амиру. Надеюсь, не откажешь моим гостям в столь малой просьбе? – попросил парня, удивлённо озирающемуся по сторонам.


     – Конечно, бахи Аллмара. Чем смогу, помогу, – подтвердил Амир, понимая, что другого ответа от него и не ждали.


     – Можно потрогать? – обратился со странной просьбой Джару, протягивая руку.


     – Попробуйте. Только осторожно. Он достаточно своенравный и свободолюбивый. Я не совсем хорошо контролирую Шисса'ри, – честно предупредил парень, беспокоясь, как бы чего не произошло.


     В ответ на попытку погладить перья, внимательно следивший за его движениями змей, злобно щёлкнул челюстями, едва не отхватив пальцы, как только те приблизились на достаточное расстояние. Благо Джару вовремя успел отдёрнуть руку. Амередин постарался скрыть тревогу. Не хотелось бы, чтобы Сихью пострадали в его доме.


     – Всё в порядке, – успокоил их улыбнувшийся хранитель знаний, ничуть не расстроившись неудачи. – Змеи не любят, когда посторонние лезут на их территорию. Те ещё собственники. Подержи, пожалуйста, ещё минутку в таком состоянии, – вежливо попросил Амира, присматриваясь к змею, используя какие-то диагностические техники. – Подтверждаю, это воплощение истинного духовного тела Пожирателя солнца, а не его отражения или астральной копии. Перед нами не элементарный образ, что порой выдают за духов разные мошенники. Как вижу, через астральный мост между вами образована устойчивая, прямая связь. И ещё. Твой дух хранитель совершенно здоров. Не вижу никаких отклонений в его развитии, – дополнил свои наблюдения. – Могу узнать, – продолжил с прежней любезностью, – где ты его нашёл? Или он тебя?


     Амир рассказал то, что Амередин уже слышал от мастера Закира, ещё сильнее впечатлив взволнованного хранителя знаний, потерявшего своё привычное хладнокровие.


     – Потрясающе, – признал Джару. – Похоже, вы были созданы друг для друга. Большая редкость и удача.


     Загоревшись желанием провести эксперимент, не откладывая на потом, Джару призвал воплощение родового хранителя Сихья, Санаа'ду. Он был одним из немногих, одарённых духом. Однако в отличие от Амира, воплотив не её истинное тело, а всего лишь астральное отражение, внешне неотличимое от оригинала.


     Шисса'ри, до этого ведущий себя достаточно спокойно, встрепенулся, с подозрительностью уставившись на незваную гостью. Замерев в воздухе, излучая настороженность и угрозу. Красивая, белая нефритовая змея, на голове которой отдельные мелкие чешуйки, окрашенные в красный цвет, создавали видимость загадочного узора, так же замерла, будто в ошеломлении разглядывая сородича. Совсем не ожидав его тут встретить. Высовывая быстро появляющийся и исчезающий язычок, змейка осторожно начала приближаться к Шисса'ри, выгнувшемуся подобно вопросительному знаку. Гипнотизируя немигающим взглядом, до тех пор, пока тот, не выдержав некоего психологического давления, сердито фыркнул, выпуская на волю свою силу. Потерявшую чёткость Санаа'ду, порывом чистой стихии развеяло белым туманным пятном.


     Прислушавшись к своим ощущениям, Джару продолжил расслабленно улыбаться.


     – Ничего страшного. Первое знакомство, вот духи и нервничают, встретив себе подобных.


     Рядом с ним вновь появилась Санаа'да, выскользнув из пустоты. Выглядя гораздо оживлённее, чем раньше. Раздражённо на неё посмотрев, Шисса'ри нырнул в тело парня, скрываясь в недоступной для белой змеи месте, не желая продолжать знакомство. Стрелой метнувшись вперёд, она всё равно опоздала, упустив вредного, необщительного самца. Облетая Амира, с опаской на неё косящегося взглядом, тщательно обнюхала его со всех сторон, чуть ли не тычась мордочкой. Возможно, отыскивая лазейки в логово черныша.


     – Вы не могли бы её отозвать, – стараясь не совершать резких движений, настойчиво попросил Амир. – Боюсь, Шисса'ри на неё нападёт. Он разозлился.


     – Конечно. Не будем торопить события, – пошёл навстречу Джару, удовлетворённый увиденным, отзывая Санаа'ду.


     Дальше усадив парня на диванчик, устроившись рядом, хранитель знаний Сихья принялся расспрашивать Амира о том, кто он и откуда. Мастер торговли в разговор не лез, полностью отдав инициативу старейшине. Эти вопросы лежали вне его полномочий. В отличие от других.


     – Что же, похоже, мне теперь придётся бывать у вас чаще, – переключился на Амередина. – Так во сколько говорите, нам обойдётся ваше согласие? – припомнил недавний разговор, видя, насколько Джару заинтересовался парнем.


     – Что, вот так, сразу? – удивился Амередин. – Сами всё решите прямо на месте?


     – Нет, конечно, – рассмеялся мастер торговли. – Но я передам ваши пожелания хранителю богатств, чтобы он хотя бы примерно представлял, с чем к вам идти в гости.


     Готовых ответов у Амередина пока не было. Но это не страшно. Он знал, не завтра, не послезавтра вопрос с принадлежностью Амира не решится. Парень не мраморная статуэтка, которую достаточно переставить из угла в угол. Наивно полагая, что он там и останется. Сихья потребуется время на раздумья. На выяснения всех интересующих их деталей. Нужен ли он им, насколько сильно, какой ценой. Не несёт ли угрозы. Не чья-либо ли это ловушка. От чего и станут исходить. После, до чего-нибудь Аллмара с Сихья как-нибудь договорятся. К тому же им ещё нужно было наладить хотя бы минимально хорошие отношения с самим парнем. Будет очень неловко, сделать предложение, от которого он в последний момент возьмёт да откажется. Будь за ним семья, вопрос можно было бы решить через его голову, договорившись с родителями, однако, проблема в том и состояла, Амир слишком самостоятельный дари. Заставить силой, крайний вариант с низкой эффективностью и непредсказуемыми последствиями. Купить, тоже не особо надёжно. Где гарантия, что кто-нибудь не предложит больше. У парня слишком мало чувствительных точек и привязанностей на которые можно давить. Поэтому Амередин оправданно предлагал свои услуги в качестве действенного рычага влияния, намекая на это, как только мог.


     Пока он беседовал с мастером торговли, Джару с большим трудом удалось уговорить парня дать немного своей крови для проверки совместимости родословных. Убедив, что это поможет найти его родню. Для чего пожертвовал свой платок, на которой накапал из проколотого серебряной иглой пальца Амира.


     


     ***


     


     Кода Амередин со своими довольными друзьями удалился, облегчённо выдохнул, развалившись на диване. Испытывая моральную усталость. Все эти расспросы о моём происхождении изрядно выматывали. Приходилось тщательно следить за словами, чтобы не сболтнуть лишнего. Понятно, что причиной послужила заинтересованность в Шисса'ри, но непонятно, с какой целью. Слишком много вариантов.


     – Не помешаю, – услышав приятный женский голос, вновь сосредоточился на окружающей действительности.


     Возле дивана обнаружилась высокая статная женщина в чёрном, изысканном платье, под юбкой которого, если не ошибаюсь, проглядывали штаны. С головой, покрытой большим платком, на манер капюшона. Над изящной переносицей был приклеен маленький, приплюснутый сапфирный полумесяц, полагаю, для красоты. Подчёркивая её вдобавок к длинным, развесистым серьгам, выполненным на тематику дождя и ожерелью. Помимо красоты, от женщины исходило ощущение могучей духовной силы, острой как бритва, заставляющей не только ей восхищаться, но и бояться. Очень непростая дамочка, если обратить внимание на большое количество разнообразных браслетов, занимающих обе руки. За один, из которых, родовой, зацепился взглядом, пытаясь понять, кого ещё сюда принесло.


     У Сихья, как у великого рода, узорчатые вставки в браслет, выполняющие роль герба, были выполнены из обсидиана, у Амередина, из золота, у меня, серебряные. К слову, у Абры, они железные, а у Дехи, оловянные. Насколько могу судить, дари просто обожали расписывать и упорядочивать всё, что их окружает, до самых мелочей. Стукнутые на голову педанты. Мало того, играла роль и сложность узора. Чем он мельче, обширнее, с большим количеством декоративных элементов, тем старше стоящий за ним род. Так вот у этой дамочки гербовый узор выточен из цельного, бледно светившегося кристалла, настолько сложного и запутанного, что напоминал переплетение тончайших нитей. Даже у Сихья он был намного проще, а с Аллмара и сравнивать нечего. Как велосипед с самолётом. Понятия не имею, что бы это всё значило. Она важнее великих Сихья, или что-то с чем-то и сбоку бантик, находясь вне иерархической лестницы. Как к ней обращаться. С поклоном, становясь на колени, ложась пузом на пол, или с закрытыми глазами. Проследив за моим взглядом, правильно поняв затруднения, женщина показала добрую, понимающую улыбку.


     – Меня зовут шифу Янаби дочь Аримы. Скромная хранительница тайн древнего дома Ханай.


     В голове с большой скоростью закрутились шестерёнки, прокручивая полученную информацию. Древний дом находился на одну ступень ниже великого, несмотря на более долгую историю своего существования. Первый больше почитали, второй, боялись. Может в этом вся разница между ними и состояла. И тот и другой, занимали приблизительно одно социальное положение, повелителей всех дари. Царские рода, наверное, так о них можно было сказать. Щёлкнув, шестерёнки перескочили на другой вал, доставая из памяти то, что связано с должностью хранителя тайн.


     «Мать моя женщина, а папа бригадир. По-нашему, это же глава разведки, – мысленно ахнул, осознав серьёзность тётеньки. – Ей меня намазать тонким слоем на блинчик, что носик почесать. Как там у Некрасова, родись он синим и остроухим, – Слона на скаку остановит, в горящую шахту войдёт. Урановую.»


     – Рад встрече, уважаемая шифу Ханай, – осознание величины, посетившей меня з… персоны, заставило резво вскочить на ноги, сгибаясь в традиционном поклоне. – Простите, не сразу сообразил, кто вы.


     – Ничего страшного. Вижу, что застала врасплох. К тому же, насколько слышала, ты недавно потерял память, поэтому испытываешь некоторые сложности с пониманием наших реалий, – доброжелательно улыбнулась, не сердясь на мою медлительность.


     «Интересно, когда бы она это слышала. Рядом же не стояла, когда объяснял Сихья по поводу амнезии», – подивился, не подавая вида.


     – Вы совершенно правы, шифу Ханай. Это доставляет мне много неудобств, – сокрушённо признал. – Надеюсь, в скором времени удастся решить проблему с недостатком знаний. Поэтому, если вдруг скажу что-то не так, или сделаю, прошу, простите мою бестактность. Уверяю, если так и произойдёт, то совершенно непреднамеренно.


     – Хорошо. Буду иметь в виду. Не против уделить несколько минут своего времени?


     Разумеется, был не против. Сомневаюсь, чтобы просто так развернулась и ушла, ответь отказом. Украдкой осмотревшись по сторонам, постарался выяснить причину, с чего вдруг сюда зачастили важные персоны. Заметив множество заинтересованных взглядов гостей, задающихся тем же вопросом. Чьё любопытство только подстёгивал разделяющий нас мужчина в похожих одеждах, той же расцветки, что и на Янаби, вставший между залом и диванчиками. Присматривая за тем, чтобы к нам никто не приближался и не беспокоил. Судя по ощущениям, ещё и какую-то невидимую технику барьера поставил, отсекая все посторонние звуки. Вот почему вокруг внезапно стало непривычно тихо, будто, кроме нас тут больше никого не было.


     Усевшись напротив, под видом дружеской, непринуждённой беседы принялась расспрашивать обо мне. В отличие от Сихья, больше интересуясь будущим, а не прошлым. Планами, предпочтениями, желаниями, мыслями на ту или иную тему. Не пытаясь давить или играть словами, задавая провокационные вопросы, легко меняя тему, если та вызывала затруднения. Такое впечатление, пытаясь составить обо мне собственное мнение, закрывая пробелы, которые остались после разговора с Джару. Косвенно этим подтвердив, что прекрасно нас слышала. Столь же прямолинейно попросив капнуть и ей на платочек своей крови. Если так каждому присутствующему жертвовать, меня на всех не хватит.


     – Простите шифу, но не могу спросить, а вам-то это зачем? Тоже хотите найти моих родных? У вас к ним какие-то счёты? – забеспокоился.


     – Какие могут быть счёты к тем, о ком даже не знаешь? – показала лёгкое удивление. – Отчасти это позволит понять, не наш ли ты потерянный родственник, о которым до сегодняшнего дня ничего не знали, или же, великих Сихья. Возможно, именно здесь кроется секрет, откуда такая высокая врождённая предрасположенность к духам царства Пустоты, чем всегда славились наши рода. Тем более, близостью к змеям. Мастера крови легко смогут ответить на этот вопрос, учитывая, что в наших архивах хранятся образцы крови, ауры, отпечатков сознаний всех Ханай, когда-либо живших на свете. О ком стало известно, – уточнила. – Как и все ас’дерра, мы очень пристально следим за чистотой и историей развития нашей родословной. Неважно, прямой линии наследования, боковых, отрезанных или смешанных. Заодно узнаем, насколько она совместима с твоей. Каков потенциал слияния.


     – Простите? – слегка опешил от такой прямоты. – Для чего?


     Женщина снова улыбнулась, посмотрев на меня как на глупого маленького ребёнка.


     – Для их усиления, конечно. Если не знал, то встреча настолько схожих родословных достаточно редкое событие, и о том, к чему оно может привести, лучше знать заранее, чем не знать вовсе. Такой точки зрения придерживаюсь не только я. Не говоря уже про важность знакомства с первоисточниками. Создав прямую связь с духом Пустоты, став его вместилищем, ты, по сути, заложил основу чему-то новому. Либо, усилил хорошо забытое старое. Без последствий такие вещи бесследно не проходят. Поэтому нас так заинтересовала эта встреча. Возможностью узнать что-то новое. В том числе о себе.


     – Мне это чем-нибудь грозит? – понадеялся на искренность, раз пошёл откровенный разговор.


     – Сложно сказать, – уклонилась от прямого ответа. – Разве что повышенным вниманием. Владельцы духов всегда вызывали пристальный интерес со стороны окружающих. Предсказываю, в ближайшее время ожидай частых приглашений в гости. Как минимум для предложений поработать на какой-нибудь высокий дом Шаль-Сихья. Или для чего-то большего, – не исключила и такой вариант. – Заверения в дружбе. Попытки как сблизиться, так и организовать тебе неприятности, вплоть до несчастного случая. Известность всегда идёт под руки с завистью и ревностью. С нашими способностями, тем более. Кто-то грезит о собственном проводнике, тени, шпионе, кому-то достаточно артефактора. Можно пересчитать по пальцам умельцев, способных работать со стихией пространства. Аллмара сделали довольно умный ход, представив тебя на официальном приёме, в присутствии всех трёх родов повелителей, Сихья, Ханай, Язид. Хоть последние имеют совсем другую линию родословной, но кто сказал, что наше усиление или ослабление не стоит их внимания. Поэтому, если внезапно пропадёшь, у кого-то обязательно возникнут вопросы.


     Выждав немного, дав время осмыслить услышанное, продолжила.


     – Не стоит так волноваться. Это не значит, что прямо сейчас нужен всем настолько сильно, что мы аж кушать не сможем, или без тебя солнце перестанет всходить над горизонтом. Жили же как-то тысячи лет и ещё столько же проживём. Однако ударяться в другую крайность тоже не следует. Зачем закрывать глаза там, где они нужны открытыми? Главы всех серьёзных родов вынуждены смотреть в завтрашний день, а не сегодняшний. Именно поэтому то, что ты владелец столь могучего духа, пока ещё слабый, неопытный, не связанный родственными связями и прошлым, открывает перед ними множество заманчивых возможностей. Стоят они того или нет, покажет время и, – выдержала короткую паузу, подчёркивая значимость, – ты сам.


     – Вы говорите так, будто у меня нет выбора, – напрягся.


     – Почему же. Выбор есть всегда, – возразила с доброй, понимающей улыбкой. – Ты же не планируешь лечь и замереть без движения, ничего не делая, ни к чему не стремясь, ни о чём не думая. Или уйти в пустыню, скитаясь в одиночестве до конца своих дней. Значит, в любом случае придётся что-то делать, с кем-то вести дела. Хотя бы ради того, чтобы не помереть с голоду. Весь вопрос, с кем именно. И против кого, – упомянула обратную сторону монеты. – Нельзя соткать ковёр, не переплетая между собой нити. Можешь сделать выбор в пользу бахи Аллмара, кого-то другого, а хочешь, оставайся независимым. К чему это приведёт, опять же, покажет время.


     Вынужден признать, звучит разумно. Если посмотреть с этой точки зрения, то передо мной появились два потенциальных работодателя, более могущественных, чем Аллмара. Предлагающих сотрудничество. С которыми те не захотели враждовать, обзаводясь собственным заклинателем пространства, что говорило о многом. Или тут гораздо важнее видовая принадлежность духа, а не его стихийный окрас. Иначе зачем меня с ними сводить. В случайность этих встреч не верю от слова совсем.


     – Спасибо за разъяснения, шифу, – вежливо поблагодарил.


     – Не за что, – бросив быстрый взгляд в сторону центральной части главного зала, предупредила. – Пока тебя заметило не так много дари, а осознало ценность ещё меньше. Некоторые и вовсе не придали значения. Можешь не торопиться с выбором дальнейшего пути. Пользуясь случаем, тоже бы хотела кое-что для себя прояснить? Не подскажешь, кого собирались убить в заброшенной крепости, на вторую ночь пути из Шаль-Алмары в Шаль-Сихья? – удостоился пристального взгляда.


     – Меня, – не видел смысла скрывать.


     – Так и подумала. Знаешь, за что?


     – Нет, шифу.


     – Значит, та история ещё не закончилась. Рано или поздно она будет иметь продолжение.


     Ненадолго задумалась.


     – Как насчёт того, чтобы некоторое время погостить у меня? Устрою со всем комфортом. Нет, не в качестве заключённого, – рассмеялась, прочтя по моему лицу возникшие опасения. – Обещаю, в обиду не дам. Люблю, знаешь ли, загадки. Те презренные дари, напавшие на караван ведомый нашими Проводниками, откуда-то узнали, где будет разбит лагерь. Сумев незаметно в него попасть и безнаказанно уйти. Хотелось бы задать им несколько вопросов. Этим поможешь как мне, так и себе, – предложила помощь.


     – Не сочтите за недоверие, но мне здесь как-то привычнее. Спокойнее, – решительно отказался. – Надеюсь, бахи Аллмара, которых мучают те же вопросы, в скором времени смогут найти на них ответы. Думаю, на эту тему вам лучше поговорить с ними. Не хотелось бы оскорблять хозяев дома сомнениями в способности обеспечить безопасность своим гостям и друзьям.


     – Что же. Не стану настаивать. Спасибо за совет. У меня найдётся что обсудить с бахи Аллмара.


     По-моему, вложила в эти слова нечто большее, чем послышалось.


     – Надеюсь, между древним родом Ханай и Амиром из Шаль-Аллмара сложатся добрые, дружеские отношения.


     – Спасибо. Так и будет. Благодарю за беседу, шифу.


     Разговор завершился. После её ухода мне дали некоторое время спокойно посидеть в одиночестве, всё обдумать, после чего друг за дружкой потянулись желающие выведать о чём же вёл беседу с повелителями. И вообще, кто я такой. Как для себя, так и для других. Должность мальчиков на побегушках ещё никто не отменял. Вопреки ожиданиям, золотые горы мне не сулили, в гости не звали, дочерей не предлагали. Сыновей, к счастью, тоже. Некоторые и вовсе общались через губу, с видом, будто делают большое одолжение. Давили авторитетом своего положения. Видимо, что-то напутала уважаемая Ханай. Нагадав в духе старой цыганки с рынка, будут у тебя соседи, будет им тепло летом, холодно зимой, будешь любить красивые картинки в соцсетях, будешь радоваться зарплате и печалиться штрафам. Видишь, всю правду рассказала, ни в чём не ошиблась, гони десять тысяч или присмотревшись повнимательнее, найду мужское бессилие, а избавление от такой лютой порчи стоит дороже.


     Что примечательно, членов древнего рода Язид сегодня так и не увидел. Продолжая оставаться слишком малой величиной, неспособной расшевелить столь важных персон. Зато вновь объявился разодетый в яркие шелка франт из славного рода Насаим, который ещё на караванной стоянке, в первую же ночь предлагал свои услуги по введению меня в светский кружок выходцев из Шаль-Аллмары. Потом куда-то потерялся, а сейчас вновь нашёлся. Ещё более активно зазывая в ряды придворных «блестякусов лизапопусов».


     В этот раз, не требуя оплатить свои услуги. Прогресс, однако. Стоически выдержав расхваливания обширности круга его знакомств, благодетель выискался, послал на предмет их дальнейшего расширения в другой конец зала. Ну или чего там ему ещё захочется расширить. Этот надушенный франт меня сильно меня раздражал. Целую минуту боролся с искушением где-нибудь его прикопать в песочке, как кошачью какашку.


     Выкроив время, Умар выполнил обещание познакомить с некоторыми главами не самых крупных и сильных родов Шаль-Аллмара, входящих в его клан, представив как своего друга. На каждого из которых у нас ушло не более нескольких минут. Обратил внимание, группы молодёжи, как и упоминания моих талантов, он изящно обходил стороной. После разговора с Ханаи также старался на этом не заострять внимание. Помня высказывание, – Чем ярче сияет брильянт, тем больше желающих его украсть.


     Осторожные расспросы насчёт Ниссеи Рифа, к сожалению, результатов не принесли. Слышали-то о ней многие, да только не были знакомы лично, как и не могли организовать нашу встречу. Кажется, всё же придётся воспользоваться посредничеством Аллмара. Других знакомых бахи у меня не было. Зря, что ли, прокачивал с ними отношения.


     Разойдясь с Умаром, остановился передохнуть, раздумывая, как поступить. Стоит ли просить его о посредничестве или и дальше считать, что правильный попаданец должен всё делать сам.


     – Какого пекла ты творишь?! – нашла меня отчего-то злая Ирдис, сразу же накинувшись с обвинениями.


     – В смысле? – не понял, о чём она.


     – Ты что сделал с Даяром? Отчего он пышет жаром как раскалённый прут. Он же тебя по всей арене размажет. Тонким слоем, – рассерженно зашипела. – Мастер крови месяц потом будет мучаться, собирая по кусочкам. Повезёт, если не перепутает голову с задницей, а руки с ногами. Хотя, по-моему, не сильно много потеряешь. Немедленно иди и извинись, пока всё не зашло слишком далеко, – потребовала.


     – Кто? – растерялся, не сразу сообразив, что речь идёт о младшем брате Риадина, которого затроллили на пару с Рамизом. – А, это чудо. Пусть засунет голову в ведро с водой, остынет. Если не поможет, скажи, он у меня в очереди третий. Пусть занимает её через месяц, в полдень на центральной городской арене.


     – Что значит третий в очереди? – вот теперь сильно удивилась Ирдис, захлопав ресничками. – А кто второй? – сбавила тон.


     – Пока не знаю. Но первым точно будет кундар Газиз сын Хамиша из рода Кибас клана Хайас. Сокращённо Газик. Мой приятель сказал, знатный му…жчина, – вовремя исправил окончание, – знающий, с какого конца мясо насаживается на вертел. Хочет быть первым, пусть Даяр сначала с ним разберётся. Разрешаю.


     – Во что ты ещё успел ввязаться? – забеспокоилась, уже и не зная, чего ещё от меня ожидать.


     – Помнишь урода, который помешал моему свиданию с милой Аброй? Испортившему её любимое платье. Так вот он им и был. За это убивать надо. В принципе, Газиз со мной согласен, а его отец с матерью, которых притащил в качестве свидетелей, подтвердили наше обоюдное, – добавил побольше сарказма, – желание воплотить это в реальность. Собственно, Господин Хамиш данный срок и обозначил.


     – Когда только всё успеваешь, – раздражённо посетовала. – Ни на минуту нельзя оставить одного, без присмотра.


     – Что? – подумал, что ослышался.


     – Что? – вторила Ирдис, показав непонимание, о чём я.


     – Ты что-то сказала о присмотре?


     – Каком? – недоумевающе моргнула сама «невинность» во плоти. – Я сказала хорошо, поговорю с Даяром. Попробую уладить ваши разногласия. Неправильно обижать маленьких и слабых.


     Где-то я этот приём уже видел. Прищурившись, посмотрел на спокойную как удав девушку.


     – Спасибо. А то мне перед этим что-то не то послышалось. Какая-то глупость.


     – Мне тоже, – кивнула Ирдис.


     Ну что же, зло наносит успешный ответный удар, признаю, в этот раз она меня сделала. Но силы добра всё равно восторжествуют, одержат победу и займут положенное им место. Пристроившись сверху.


     В этот момент нас, как и многих других гостей, привлёк поднявшийся со стороны одной из боковых галерей. Увидев происходящее, у меня от изумления приоткрылся рот, а у Ирдис брови на лоб полезли. Несколько автокукол неизвестно отчего спятив, яростно сцепились между собой. С упоением ломая всё, что попадало под руки, круша, отрывая части тел. Устроив грандиозную королевскую битву. На наших глазах к ним присоединилась парочка тяжёлых латных доспехов. Также сойдясь в поединке. Сначала обезумивших марионеток попытались расцепить перепуганные слуги, а позже, когда стало ясно, что автокуклы игнорируют их команды, к делу подключились присутствующие в зале Аллмара. Вырубив марионеток чем-то серьёзным. Судя по задержке, попытка взять их под контроль успехом не увенчалась.


     В зале, среди гостей поднялось нешуточное оживление, сопровождаемое смешками и обсуждениями увиденного. Разгневанные старейшины Аллмара быстро навели порядок. Заменив выбывших из строя самоубийц живой прислугой, убрав мусор, разогнав других автокукол. Принеся всем свои извинения, заверив, больше подобного безобразия не повторится. Хотя многие были совсем не против понаблюдать за продолжением. Повеселившись. Даже дали несколько ехидных, так называемых, "полезных" советов. Один шутник даже поинтересовался, будут ли во втором раунде приниматься ставки.


     – Кажется, кто-то только что прилюдно надавал Аллмара пощёчин. Сомневаюсь, что ваши марионетки внезапно сошли с ума, начав выяснять между собой отношения. С членовредительством, – тихонько поделился с Ирдис своими соображениями.


     Слишком подозрительно. На гостей не совершено ни одной попытки нападения. Куклы избегали применять стихийные техники, отказываясь повиноваться командам прекратить это безобразие. С упоением дравшись на виду у всех только в одном месте. В небольшом количестве. Остальные, рассеянные по всему залу, как ни в чём не бывало продолжали выполнять свою работу, обслуживая гостей. По-моему, налицо диверсия. Попытка выставить марионеток Аллмара ненадёжными и опасными, а их самих, неумехами. Причём провернувший этот фокус должен хорошо знать и уметь пользоваться техниками Кукольников. В подтверждение теории вспомнился инцидент с подожжёнными механизированными амбарами, куда не могла проникнуть ни одна живая душа. Причём, кто бы это ни сделал, он не желал развязывать конфликт со знатью Шаль-Сихья. Все удары были нанесены исключительно по репутации Аллмара.


     – И этот кто-то, скоро за всё ответит, – пообещала помрачневшая Ирдис, сжимая кулаки.


     Как и большинство Аллмара, посчитав произошедшее личным оскорблением.


Глава 8



     С того переполоха на приёме прошло два дня. Выяснить его виновника так и не удалось. По крайней мере, публично об этом не объявляли. Все упорно делали вид, будто ничего особенного не произошло. Продолжая заниматься повседневной рутиной. Судя по моим наблюдениям, руководство клана всё же что-то выяснило, но пока предпочитало хранить молчание. Вынашивая на этот счёт какие-то далекоидущие планы. К чему-то скрытно готовясь. По крайней мере, такое сложилось впечатление. Другое дело, что злодей не собирался останавливаться на достигнутом, продолжая опережать Аллмара на шаг вперёд.


     


     Внезапно проснувшись посреди ночи, испытал необъяснимую тревогу. Прислушавшись, пускай не сразу, но смог различить в тишине слабые, щёлкающие звуки, раздающиеся из угла спальни. Как и ощутить присутствие вновь объявившейся неведомой сущности. В этот раз, не зажигая лампы, сразу отправился разбираться с безобразием к знакомому фикусу в горшочке. Вполне уверенно определив источник тревоги. Звук прекратился.


     – Ну и чего тебе не спиться? Укроп переросток. Хочешь, чтобы выпустил погулять? Окно подойдёт? Эх, давно не тренировался в метании горшков. Надо бы обновить навык, – недовольно проворчал, предупреждая, что у всего есть предел терпения.


     Широкие листья растения без видимой причины шелохнулись, указав в сторону окна.


     – Серьёзно? – опешил, не зная, как на это реагировать.


     В шутку же предложил.


     «Опасность», –затихающем эхом в голове отдалась чужая, отчётливая мысль.


     – Где?! – с подозрением резко оглянулся на открытое окно, ожидая, что сейчас оттуда полезет какая-нибудь тентаклевидная пакость.


     Ответа не последовало. Впрочем, как и пакости. Предупредив об опасности, неведомая сущность исчезла, оставив меня одного. Больше её присутствия не ощущалось. Если только едва-едва, бледной тенью застыв на самом краешке сознания.


     – Ты это слышала? – обратился к никогда не спящей Аюни.


     Автокукла продолжала спокойно стоять на прежнем месте, не проявляя никаких признаков беспокойства. Даже не моргнула, хотя бы ради приличия. Будет так себя вести и дальше, перекрашу в блондинку. Впрочем, сомневаюсь, что оставалась бы такой невозмутимой, услышь посторонний голос, доносящийся из пустоты. Зато по реакции Шисса'ри точно мог сказать, мне определённо не послышалось. Высокомерный змей прислал эмпатическую волну недовольства тем, что его потревожили всякие малявки и самую капельку, ревности. Не той, влюблённой, а скорее собственнической. Начав накапливать в себе духовную силу. Ощутив возросшую раздражённость змея, с серьёзностью отнёсшегося к чужому предупреждению, я насторожился.


     «Что-то не нравится мне это», – озаботился происходящим.


     Прокравшись к окну, прижавшись к стене, из-за края осторожно выглянул наружу. Двор как двор. Ничего не изменялось с того момента, как лёг спать. Дома и хозяйственные постройки вокруг него ожидаемо стояли тихими, тёмными, с закрытыми дверьми. Под стенами никто не таился, не скрёбся когтями. Пару минут чутко вслушивался в ночь.


     – Тихо. Даже слишком. Не нравится мне это, – в этот раз повторил ту же мысль вслух, пытаясь убедить в ней самого себя.


     Помня, что дым без огня бывает только на пепелище, всё же решился действовать не сразу. Хорошо представляя, что будет, если подниму панику, а ничего страшного не произойдёт. Может злопамятный фикус решил меня таким образом подставить. Но и вернуться в кровать, закрыв глаза, тоже не мог. Вспомнился анекдот, где старенького бородатого профессора, студенты спросили, как он спит, убирая бороду под одеяло, или укладывая её поверх. В результате профессор всю ночь промучился, так и не сомкнув глаз, не в силах перестать об этом думать. Выходило неудобно и так и так. Попробуем посмотреть на проблему под другим углом. Что я могу потерять при худшем развитии событий.


     – Аюни, переходи в боевой режим, – тихим голосом приказал автокукле.


     Её глаза в темноте засветились ярче, создавая пугающий эффект. Сойдя с места, плавно приблизилась, окутываясь облаком эфира, втягивающимся в искусственное тело. Став намного заметнее ощущаться духовным чутьём.


     Спешно одевшись, нацепив на руку браслет с дохи, ощутил себя увереннее. Тихонько покинув спальню, стараясь не шуметь, направился по освещённому лампами коридору в сторону парадного входа. Мои комнаты располагались на втором этаже, так что для этого пришлось спуститься на первый, где у двери располагалось что-то вроде поста дежурного по общежитию. Который бессовестно дрых, уткнув лицо в согнутый локоть, используя его в качестве подушки. Постучав кулаком по столешнице, чуть не довёл бедолагу до сердечного приступа. Дёрнувшись, он резко вскочил на ноги, вытягиваясь по стойке смирно, чуть ли не прокричав.


     – Я не спал мастер! Глубоко задумался. Простите, что сразу не заметил, – выпалил на одном дыхании.


     Похоже, спросонья перепутав меня со своим начальством.


     – Не прощу! – грозно нахмурил брови, переходя в режим злого барина, – но тут же смилостивился, – но могу забыть.


     – А, это вы, господин, – облегчённо расслабился слуга, опуская плечи.


     – И что, мастеру слуг Аллмара уже можно не рассказывать об этом? О том, я что полчаса не мог до тебя докричаться, пока не пришлось спускаться лично, чтобы пнуть твой ленивый зад? – вкрадчиво поинтересовался со зловещей улыбкой.


     Побледневший слуга невольно бросил быстрый взгляд на артефактную дощечку, с которой были связаны специальные колокольчики, имеющиеся у каждого из жильцов гостевого дома.


     – Простите господин, – согнулся в глубоком поклоне, – этого больше не повториться, – испуганно пообещал.


     – Надеюсь. Я хочу видеть свою служанку, – перешёл к причине визита.


     – Сейчас? – растерялся слуга.


     – Нет, завтра, после обеда, если у неё будет свободное время и ты будешь не против. Сейчас! – неожиданно для него рявкнул. – Живо! Через минуту не увижу её в своей спальне, через две жду там тебя, – потребовал. – Кто первый придёт, того и буду любить. В самой изощрённой манере и позах. Ничего, ты парень крепкий, до утра как-нибудь дотерпишь. Возможно, – усомнился, оценивающе оглядев его щупленькую фигуру.


     Многозначительно хмыкнув на прощание, с гордым видом ушёл обратно в свой номер. Переходя на бег в районе лестницы, откуда бледный слуга с выпученными глазами уже не мог меня видеть. Добежав до окна, с замиранием сердца принялся ждать, что произойдёт дальше. Если правильно помню, у него должна быть прямая связь с домом слуг.


     Воображение у парнишки оказалось весьма живым, я был достаточно убедительным, в своей неотразимости не сомневался, так что правильные слова для моих кунан подобрать смог. Мотивировав сонную, незнакомую ему дерру на подвиги, совершенно её сейчас не интересующие. Через несколько минут в нашу сторону рысью прибежала запыхавшаяся, непричёсанная Дайя, которую на улице, у самого крыльца встретил нервно расхаживающий из стороны в сторону слуга. Частенько тревожно поглядывающий на моё окно. Сказав несколько эмоциональных предложений на повышенных тонах, тыча пальцем вверх, чуть ли не подталкивая в спину, загнал женщину внутрь дома.


     Значит, пока в поместье ещё безопасно, раз слуги спокойно бегают по дворам. Связь между домами не нарушена. Прищурившись, подозрительно оглянулся на фикус. Мысленно прикинув, что поливать растение можно не только водой. В дверь робко постучали, не прикладывая сил. С надеждой, что я уже сплю и ничего не услышу. Аюми без команды прикрыла меня собой, встав напротив двери. Получив разрешение, в комнату несмело вошла Дайя, пытаясь скрыть своё беспокойство.


     – Господин, вызывали?


     Услышав интонации, чуть не рассмеялся. Даже интересно стало, что именно ей сказали. Чем застращали. Хочу взять на вооружение.


     – В коридоре есть ещё кто-нибудь кроме тебя?


     – Нет.


     – Тогда закрой дверь и подойди ближе, – приказал, приглушив голос.


     Не став ничего объяснить, принялся расспрашивать, что видела, что чувствовала, на что обратила внимание по пути сюда. Не встретила ли чего-нибудь странного, необычного. Сильно удивившись, женщина с татуировкой на лице послушно ответила на мои вопросы.


     – Что, совсем ничего необычного не заметила? – ещё раз уточнил, испытав облегчение и чуточку разочарования.


     – Нет, господин. Если только…, – нерешительно замолчала, о чём-то вспомнив.


     – Ну, – поторопил, – не тяни тигра за усы, с хвоста.


     – Мне показалось немного странным, что почти не видела паучков, прячущихся под потолками, за балками, под козырьками крыш, а те немногие, что попались на глаза, уснули. Обычно они по ночам выбираются из своих норок. Ловят мотыльков, мошек, наблюдают за всем, – описала привычный порядок вещей.


     – Что значит уснули? – чем-то зацепил этот момент.


     – Знаете, у них обычно глазки светятся красными бусинками, делая их заметными, а в этот раз они были тёмными, пустыми. Просто недалеко от нашей спальни находится гнездо одного из пауков-наблюдателей. Мы, то есть жильцы третьей женской спальни, давно к нему привязались. Назвав Тошэй. Иногда подношения ему носят, делятся своими бедами, просят о чём-то, ухаживают за чистотой. Вот я по привычке, проходя мимо, и обратила на него внимание, – объяснила Дайя.


     – На паука Гошу? – нашёл это имя забавным.


     – Тошэй, господин, – с серьёзностью поправила Дайя, не одобрив к нему такое пренебрежительное отношение.


     – А что насчёт других марионеток? Похожих на дари? У них глаза светились или нет?


     – Вроде нет. Вдоль забора целый строй марионеточных кунан стоял. Все с погасшими глазами.


     Вновь почувствовал сжатие внутренней пружины из плохих предчувствий.


     – А живых видела? Не марионеток. Например, ночной патруль, других слуг, загулявшихся аристократов.


     – Нет, – ответила, не задумываясь, с уверенностью.


     – Понятно. Вот что, бегом обратно. Только осторожно. Не привлекая внимания, держась открытого пространства, не приближаясь к теням и стенам. Приведи сюда как можно скорее мастера Нурадин и Сами. Если безопасно вернуться не удастся, бегите в главный дом Алмара или прячьтесь в ближайшем надёжном укрытии. Я сам вас найду. В дом слуг не возвращайтесь, – принялся отдавать распоряжения, пугающие Дайю.


     Которая сразу поняла, что они значат.


     – Господин? – попросила разъяснений немного изменившимся голосом.


     – Ещё ничего неизвестно. У меня просто плохое предчувствие. Поэтому не шумите. Если, подняв тревогу, ошибусь, у нас будут большие неприятности. Если нет, и без нас найдётся кому дуть в трубы. На этом свете или на том. Пошевеливайся, – помахал кистью, подгоняя.


     Понятливо кивнув, встревоженная Дайя убежала выполнять приказ. Я же принялся заполнять свой пространственный кристалл простейшими элементалями, слетающимися на мою духовную силу как пчёлы на мёд. Копя силы. Змей прожорлив не в меру. Кстати, о нём. Спросил, сможет ли в случае чего вытащить нас через изнанку пространства за пределы поместья. Ответ Шисса'ри не порадовал. Оказывается, у Аллмара была установлена антипортальная защита. Разумная предосторожность в городе, находящимся под властью Сихья и Ханай. Где насчитывалась наибольшая плотность пространственных попрыгунчиков на квадратный километр во всей Закатной пустыне. Будь я обладателем другой стихии, только порадовался бы данному факту, а так, помянул недобрым словом. С которым Шисса'ри был полностью согласен.


     Завершив приготовления, через окно вылез на карниз, по которому, прижимаясь к стене, добрался до ближайшего навеса, прикрывающему наружную галерею, ведущую вокруг гостевого дома. Чувствуя себя Индианой Джонсом, спустился на землю, надеясь, что не окажусь в дураках. Стараясь укрываться за кустами, пошёл занимать удобную позицию, откуда в случае возникновения проблем успею помочь своим кунан. Подстраховав их. Покидая место, где в первую очередь будут искать недоброжелатели, если опасность грозила лично мне, а не кому-то другому. Случайно попав под раздачу, за компанию.


     Аюни не отставала ни на шаг, повторяя за мной. Так же пригибаясь где нужно, прячась, прижимаясь к стене или замирая на месте. С каждым днём всё сильнее поражаюсь её способностям и сообразительности.


      Укрывшись за скудной растительностью напротив прохода через высокую стену, за которой находилась территория кунан, интуитивно ощутил, как та словно ожила, наполнившись едва ощутимой тенью души той самой непостижимой сущности, что с недавних пор начала за мной шпионить. Её влияние на мелколиственный кустарник с множеством корявых веточек было настолько тонким, слабеньким, что вполне могло сойти за игру воображения. В чём уже начинал сомневаться. Закрыв глаза, попытался понять, зачем она появилась, ощупывая окружающее пространство всеми доступными способами. Безуспешно. Кажется, ничего не изменилось.


     – Значит, решила остаться сторонним наблюдателем? – пришёл к выводу. – Пусть так, лишь бы не врагом.


     


     Все последние дни усердно занимался с мастером Закиром, обдумывая собственные приёмы «магического конфу». Отсутствие систематического обучения несло как недостатки, так и выгоды. Мой взгляд не был зашорен чужими правилами. Импровизация, пытливый ум и база знаний, почерпнутых из прошлой жизни, а также лучший учитель, нужда, натолкнули на несколько весьма многообещающих идей. Наглядно продемонстрированных в различных анимэ и фантастических фильмах. Осваивал их под руководством змея, которому в тот момент было банально скучно. Так что, к чему нужно стремиться, я знал, не понимал только, какой дорожкой. Пробираясь на ощупь.


     Местная система магии была основана на так называемых формах, базой которых выступали призванные элементали. Это для одарённых стихиями. У одарённых духом к ним добавлялось промежуточное звено в виде хранителя, выступающего своеобразным компьютером, способным запоминать, прочитывать, контролировать более сложные формы.


     Высвободив половину из запасённых низших элементалей, похожих на россыпь светящихся точек, слил их в единый шарик, из которого старательно принялся создавать нужную форму, названную мною, – Пространственная складка. Сообразительные, послушные малыши, охотно в этом помогали, исправляя мелкие недочёты, упрощая контроль, подсказывая, по мере возможностей. Без их помощи, думаю, у меня мозг бы закипел, выплеснувшись из ушей.


     Картина окружающего мира поплыла, слегка искажаясь, будто теперь смотрел на неё сквозь изогнутую, толстую водяную плёнку, надутую пузырём. Будем надеяться, расчёт окажется верен, внутри этой области заметить нас будет либо очень сложно, либо и вовсе, невозможно. По крайней мере, для заклинателей со слабым восприятием. Далее, потратил вторую половину элементалей, призвав в этот мир Шисса'ри. Щедро расходуя духовные силы. Думая о том, лучше быть вдвоём, чем одному.


     – Можешь слетать на разведку, посмотреть, что вокруг творится?


     Змей, игнорируя меня, недовольно принюхавшись к кустам, презрительно фыркнул. Понятия не имею, как он это сделал. Чем?! Те в ответ прошелестели листвой, качнувшейся под дуновением ветерка. Такое впечатление, обменявшись уколами острых шпилек.


     «Кто лучше, я или эта вкусная деревяшка?», – услышал мысленный голос Шисса'ри, который не спутал бы ни с чьим другим.


     – Ты, – ответил, не задумываясь.


     «Чем?» – выжидающе посмотрел на меня чёрными жемчужными глазками.


     Не знаю, что за чудо вынудило его пойти со мной на контакт, но я ему за это очень признателен. Сердитый голос Шисса'ри показался несколько детским, обиженным.


     – Ты во много раз сильнее её и красивее, – как можно убедительнее заверил змея.


     Понадеявшись, что не ошибся с оценкой возраста и характера.


     «Правда?» – за сомнениями в моей искренности скрывалось удовлетворение и радость.


     Ну точно, ведёт себя как ребёнок. Я почему-то думал, он взрослый, мудрый дух. Вот так сюрприз. Надо было внимательнее читать условия договора, который мне даже не показали.


     – Клянусь, – сделал жест американского бойскаута, которым никогда не был.


     С такими же самыми честными глазами и абсолютной уверенностью в своей правоте убеждал проверяющих, что все разрешения на строительство в полном порядке, подписи собраны, журналы заполнены, работяги трезвы как стёклышко от лимонада Буратино, бетон нужной марки и прочее и прочее. Особенно в конце месяца, когда премия висела на волоске.


     «Хорошо. Обманешь, съем. Сначала тебя, потом её», – грозно зашипел Шисса'ри, угрожающе распушив перья.


     – Потом себя, – невозмутимо дополнил. – Я помню. Начинать нужно с хвоста, – авторитетно посоветовал. – Твой родственник Уроборос именно так и поступил. Настолько понравилось, до сих пор оторваться от него не может.


     «Ты смеёшься надо мной?» – заподозрил в страшном преступлении против высшего существа.


     – Нет. Как можно смеяться над своей второй половиной? Это всё равно, что потешаться над самим собой. Ты для меня ближе и дороже всех на этом свете, – заверил Шисса'ри. – Мы будем неразлучны, до самой смерти.


     Перечислять всё сказанное Светке перед свадьбой, не пришлось, а ведь я только начал разогреваться, входя во вкус. Впрочем, Шисса'ри хватило и этой малости.


     «Хорошо младший. Ты мне нравишься. Великий Шисса'ри готов и дальше охранять младшего, пока не вырастет большим и сильным. Самостоятельным головастиком», – покровительственно объявил довольный-довольный змей, опуская распушенные перья.


     Одобрительно посмотрев на пространственный пузырь, легко, без малейших затруднений пролетел сквозь него, растворяясь в ночи. Печально, рассчитывал, что эта форма будет не только прятать, но и защищать находящиеся внутри объекты. Видимо, чего-то не докрутил.


     Спустя пару минут Шисса'ри передал, что ничего особенного не видит. И вообще, ему скучно, хочет обратно, в тепло и уют. Заставив вновь усомниться в правильности моих действий. Однако присутствие некой тени на краю сознания, которую змей обозвал вкусной деревяшкой, по-прежнему не пропадало. Значит… нужно срочно посоветоваться. Воспользовавшись подсказкой, звонок другу.


     – Шисса'ри, метка на той девушке, пахнущей огненным воробьём, ещё не стёрлась? Нет? Тогда, можешь её срочно найти? Я помню, что тебе мешают разрывать пространство, но не запретили же летать, – указал обленившемуся змею на самый лёгкий способ до неё добраться.


     Буду надеяться, сожранных элементалей, которых использовал в качестве подзарядки, хватит ему ещё минут на десять экономного полёта. Ну и на несколько простеньких фокусов. Не факт, что она спит с открытыми окнами.


     Через некоторое время услышал его недовольный голос с нотками надежды, – «Эта дурная самка слишком шумная. Зачем-то пытается меня побить. Щекотно. Можно я её съем?»


     Так, похоже, произошло некоторое недопонимание. Догадываюсь, как он мог её разбудить, и какая на это последовала естественная реакция организма. Воображение услужливо нарисовало увлекательную картинку с рейтингом плюс восемнадцать. Обнаружить здоровенного обсидианового змея под одеялом определённо не способствовало обретению душевного спокойствия.


     – Шисса'ри, её есть нельзя, – поторопился запретить. – Это моя добыча. Пожалуйста, передавай Абре мои слова, а мне её, без задержек. Как есть. Готов? – попросил послужить ретранслятором.


     Надеюсь, ничего не перепутает, иначе завтра бедного попаданца жизнь будет в ещё большей опасности, чем сейчас. И отнюдь не мнимой.


     – Абра, стой! Этот змей принадлежит мне, Амиру. Пожалуйста, успокойся и внимательно выслушай. Возникла срочная необходимость поговорить. Прямо сейчас.


     – Амир?! Это и вправду ты? – услышал её ошарашенный голос.


     Либо змей гениальный пародист, либо умеет передавать звук напрямую.


     – Не совсем. Это мой дух хранитель, Шисса'ри. Единственный и неповторимый, – упомянул специально для змея, чувствуя его недовольство, нежелание что-то объяснять или доказывать глупой человеческой самке. – Сейчас я использую его как артефакт дальней связи. Времени нет, поэтому не перебивай. У меня появились нехорошие предчувствия, что сегодня ночью в поместье произойдёт что-то очень плохое. Возможно, уже происходит, прямо сейчас. Я вышел проверить их лично и обнаружил, что местами отсутствуют ночные стражи, а пауки-наблюдатели либо пропали, либо отключились. Ещё такое чувство, будто во дворе, в тенях кто-то прячется, используя сложную технику маскировки.


     Посмотрел на безмолвные кусты, умалчивая некоторые детали.


     – Можешь проверить, всё ли в порядке? Или у меня разыгрались ночные страхи. Если нет, пришли, пожалуйста, свою сестру Ясиру. Прямо сейчас. Скажи, зову на романтическое свидание, а чтобы не боялась за свою честь, пусть захватит братьев. И побольше колюще-режущего инструмента, вдруг руки распускать буду, – шуткой попытался несколько разрядить обстановку, давая время прийти в себя, успокоиться. – Хотя нет, слово вдруг тут лишнее. Замени на обязательно.


     – Я сейчас сама приду, руки распускать. Может, ещё и ноги подключу, – зловеще предупредила Абра. – Ты где? – требовательно.


     Описав своё укрытие, после коротких раздумий попросил со всей серьёзностью, – Жду… и, будь осторожна.


     Приказав Шисса'ри возвращаться, принялся накапливать в браслете новую порцию элементалей. Делая заготовки боевых форм. Бережёного бог бережёт, и злая Абра не догонит.


     Раньше неё с территории кунан вышли мои слуги, всей троицей. Спеша быстрым шагом в сторону гостевого дома. Им навстречу, двигаясь по тропинке, из ночного сумрака вынырнула одна из автокукол, наряженная в одежду прислуги. Что-то в её внешнем меня насторожило. Может слегка испачканный чем-то тёмным рукав, или то, как она ускорилась, заметив кунан. С явно повышенным вниманием. Да и красноватый оттенок глаз навевал ощущение опасности, являясь отличительной чертой злодеев в земных кинофильмах. Стоп, задумался, вспоминая, какого цвета они были раньше у бытовых автокукол Аллмара.


     Мои кунан, не посчитав обычную марионетку слугу опасной, продолжили идти дальше. Привыкнув к ним за время пребывания в поместье. До тех пор, пока между ними не осталось каких-то десяти метров. Резко выхватив нож, автокукла внезапно атаковала с намереньем убить. Безо всякого предупреждения. К счастью, бдительная Дехи успела вовремя вскинуть руку, на которой блеснул браслет одарённого стихиями, как позже узнал, постигающего камень. Короткий заострённый колышек, гранитный, с глухим стуком наполовину вошёл в грудь марионетки, отбрасывая назад. Впрочем, неживой, спятившей игрушке Аллмара эта мелочь пришлась как слону дробина. Резко вскочив на ноги, вновь стремительно бросилась вперёд, не обращая внимание на торчащий из груди кол. Всё так же молча, сосредоточенно, не чувствуя ни страха, ни боли. Двигаясь гораздо быстрее обычного человека.


     В этот раз ей помешал я, ударив в спину экспериментальной, хитро вывернутой формой. Вершиной моих безумных размышлений и упорных трудов. Повезло, что попал с первого раза. Иначе бы лишился одной из кунан. Мгновенно в районе груди у марионетки пространство схлопнулось в точку, оставив после себя пустоту. Понятия не имею, куда делась исчезнувшая верхняя часть её туловища, с ровными, округлыми краями среза, по обе стороны корпуса. Сам не ожидал такого результата. Думал, тело разорвёт при расширении сферы, а вместо этого, частично стёрло из реальности при сжатии. Вот что значит недоучка. Но, так тоже хорошо получилось.


     Повисший в воздухе огрызок деревянной руки, более ни с чем не соединённый, упал на землю. Следом, безвольно осела оставшаяся часть марионетки с потухшими глазами и головой, свесившейся набок на ополовиненной шее. Похоже, энергоядро находилось в той половине корпуса, что отправилась в неведомые дали.


     – Получилось эффектно, но затратно. Назову эту хрень, дырокол. Аюни, приведи их сюда, пока ещё кто-нибудь не заявился, – приказал телохранительнице.


     Не успел перевести дух, как сначала услышал частый стук по камню многочисленных железных лапок, а потом увидел полутораметрового рукастого паука-мусорщика, с большой переносной корзиной на спине. В которой уже лежало чьё-то тело. Эта марионетка сначала туда же сноровисто закидала остатки уничтоженного собрата, очистив дорожку, а потом, не удовлетворившись этим, напала на сбившихся в кучу испуганных кунан. Решив не останавливаться на достигнутом.


     Точнее, попыталась. С треском её пробил гарпун Аюни, дёрнув назад. Притянув их друг к другу стремительно втянувшейся цепью. Практически прилетевшая следом телохранительница, за несколько секунд обкорнала тушку паучка виброклинками, отделив конечности от тела. Сделав его совершенно безбедным. Не колобок же, без ручек, без ножек, далеко не убежит, никого не съест. И такую страшную сказку тоже слышал.


     – Следуйте за мной, – механическим голосом приказала Аюни моим кунан, уже не знающим, чего ещё ожидать от марионеток.


     Желая держаться от них подальше. Не понимая, кто друг, а кто враг. Всё же, немного подумав, Дехи решила довериться костяной, симпатичной куколке. Прекрасно понимая, если та захочет их убить, помешать ей она не сможет. Заставив Дайю и Сами успокоиться, приободрив, повела за собой, обходя всё ещё дёргающегося паука-мусорщика по широкой дуге.


     – Сегодня прямо волшебная ночь. Все становятся такими разговорчивыми, аж жуть пробирает. А ты, ничего не хочешь сказать? – обратился к кусту. – Не стесняйся, я весь во внимании. Нет? Ну, как знаешь, – не сильно расстроился.


     Убеждён, правильный куст, молчаливый куст. Этот был правильным, а значит, безопасным.


     Когда Аюни пересекла ослабленную, истончившуюся границу пространственной складки, оставленную для прохода, исчезнув из видимости, кунан тут же намертво встали. Потеряв всякое стремление идти дальше.


     – Куда она делась? – испугалась Дайя, растерянно вглядываясь в темноту.


     – Тихо ты, – шикнула на неё хмурая Дехи, раздумывая, что делать дальше.


     – Идите вперёд, – негромко позвал их. – Я укрыл эту область пологом невидимости, – предоставил понятное объяснение.


     – Господин Амир? – обрадовалась Дехи.


     – Да-да, он самый. Не стойте на месте. Входите. Здесь безопасно, – поторопил.


     Преодолев нерешительность, войдя в пределы пузыря, кунан сразу меня увидели. Только после этого полностью успокоились.


     – Господин Амир, что происходит? Почему на нас напали бессмертные слуги Алмара? Они теперь наши враги? – забросала вопросами Дехи.


     – Не думаю, что это их рук дело, – высказал своё мнение. – Впрочем, подождём, посмотрим. Я уже предупредил кое-кого. Скоро всё либо разъяснится, либо, сильно усложнится, – не исключил и такой вариант. – Пока же, располагайтесь. Время ещё есть. Если станет опасно, мы немедленно покинем поместье.


     – А как вы узнали, что на нас нападут? – не успокоилась на этом.


     Ей показалось подозрительной не только моя осведомлённость, но и появление в нужное время в нужном месте. Чему хоть и была рада, но хотела бы ясности. Чтобы знать, чего ожидать дальше.


     – Интуиция, – сухо ответил, с недовольством посмотрев на Дехи, давая понять, не следует слишком глубоко копать.


     Двух метров в глубину, двух в длину и метра в ширину вполне достаточно. Раскрывать связь с неведомой сущностью мне не хотелось. Что-то такое она в моих глазах и прочитала, слегка вздрогнув, зябко поведя плечами. Больше вопросов не последовало.


     – Присаживайтесь. Хоть мы и под пологом скрытности, но мало ли кто заявится. Из глазастых.


     Подавая пример, уселся на землю, не боясь испачкаться.


     – Извините, покрывал не взял. Ты как? – участливо спросил у бледной Сами, даже сейчас крепко державшейся за Дайю, когда вроде бы всё закончилось.


     Похоже, вспомнила свои злоключения у Дархан. Вновь переживая тот трагичный день. Напоминая испуганного котёнка.


     – Иди сюда, садись, – с улыбкой похлопал по коленке. – Обещаю, в обиду никому не дам. И сам не трону, иначе тётушка Нурадин будет на меня ругаться. Не хочу её сердить. Она страшная, – сделал испуганные глаза. – Будешь меня защищать от неё, а я тебя, от злых марионеток. Договорились?


     – Кто-то идёт, – предупредила Дайя, показав в нужную сторону, спасая сильно смутившуюся девочку.


     Это была всего лишь Абра, не особо стараясь, кравшаяся вдоль кустов. Заметив разделанного паука-мусорщика с заполненной телами корзиной, издали не разобрать, чьими, ненадолго остановилась. Недоверчиво разглядывая получившуюся композицию. После чего, нахмурившись, пошла дальше, уже пригибаясь ниже и двигаясь медленнее, осторожнее. Пытаясь высмотреть меня за относительно чахлой растительностью. Прекрасно, значит, в складке пространства, изнутри кажущейся намного просторнее, чем снаружи, а может, и не только кажущейся, нас не видно. Жалко поддерживать её я смогу ещё совсем недолго.


     – На шаг правее, лицом к стене, три шага вперёд, – подсказал. – Мы под покровом невидимости. Осторожно, здесь высокий порожек, – не удержался от шалости, видя её серьёзное, сосредоточенное выражение лица. – На четвёртом шаге перепрыгни.


     Абра, в отличие от кунан, не задавая вопросов, чётко выполнила инструкции. Ожидаемо спросив, после прыжка.


     – А где порожек?


     – Там же, где через минуту будет и полог невидимости. Исчезнет без следа. Я пока ещё видящий пространство, а не единый с ним, – невозмутимо пояснил распрямившейся девушке под робкую улыбку Сами и сдержанную, в исполнении Дехи.


     – Понятно, – гася раздражение, вздохнула одетая в полевую форму Абра, с кинжалом сахен в украшенных ножнах, засунутым за пояс. – Что происходит? – сосредоточилась на главном, откладывая несущественное на потом.


     – Почему все спрашивают у меня? – пожаловался Сами. – Откуда я знаю, что происходит в этом сумасшедшем доме? Я же гость, а не хозяин. Это у тебя хотелось бы узнать, да вижу, бесполезно.


     Со стороны казарм раздался протяжный звук боевого горна, вслед за которым, почти сразу, от главных ворот послышались звонкие удары по гонгу, поднимающие тревогу. Во многих окнах начал зажигаться свет, мелькать чьи-то силуэты, доноситься встревоженные голоса. Как-то незаметно, тихая, спокойная ночь, превратилась в кипящий котёл страстей, поскольку следом за этим началась полномасштабная атака заполонивших поместье враждебных марионеток. Лишившихся своего главного преимущества, элемента неожиданности и скрытности. Большая часть из них не принадлежала Аллмара, проникнув в поместье заранее, извне. Так что это не было полноценным восстанием марионеток, как показалось вначале.


     Не прошло и нескольких минут, как повсюду вспыхнули яростные локальные стычки. Возникали вспышки пущенных в ход стихийных техник. Послышались боевые кличи и призывы то о помощи, то об объединении сил, то о переходе в атаку. Кто-то отчаянно звал врача. Зазвенело железо, прерываемое частыми ружейными и редкими пушечными выстрелами. Послышался треск балок, сопровождающийся грохотом обрушивающихся стен. Это в дома Аллмара вламывались отряды марионеток противника, встречаясь с точно такими же, только охраняющими покой хозяев, а не пытающимися его нарушить. Система защиты поместья была выведена из строя не полностью, да и состояла не из одних лишь неживых слуг. Осторожные Аллмара превратили свои дома в самые настоящие крепости, так что нападающим приходилось нелегко. Не стоило забывать и о них самих. Слабаками и трусами бахи не назовёшь, так что сражение быстро набирало обороты.


     На наших глазах по дорожке в сторону домов для проживания кунан организованно пробежала толпа разномастных марионеток, вооружённых чем попало. Самыми опасными из которых были боевые куклы, напичканные оружием и кристаллами дохи. Крепкие, живучие, сильные, не ведающие ни усталости, ни жалости, ни сомнений. Я по Аюни мог судить, насколько они опасны. Вовремя мои кунан оттуда ушли.


     Через несколько минут после их ухода над стеной взметнулись яркие лепестки огня, озаряя ночь. Складываясь в иллюзорную форму крыльев, обрушившихся вниз, поднимая огненный ветер. Выглядело это завораживающе красиво. Похоже, кто-то из родственников Абры тепло встретил пробежавший ранее отряд, применив мощную технику, бьющую по площади. Абра с волнением вслушалась в донёсшиеся следом звуки боя.


     – Нам нужно им помочь, – с решимостью обратилась ко мне. – Объединив силы, нам будет проще отбиться. К тому же очистив от марионеток территорию кунан, обезопасив тылы, сможете там переждать, пока всё не закончится. Я не верю, что нападающие рассчитывают нас так просто перебить одними лишь бессмертными слугами. Для этого требуются силы куда серьёзнее.


     – Думаешь? – удивился её уверенности.


     – Конечно. Поверь, мы бы их появление точно не пропустили. При схватке одарённых высоких рангов с равными противниками, тут бы уже крыши домов летали над поместьем. Вместе с нами. Среди одних только бахи Аллмара семеро одарённых духом и одиннадцать стихиями. Следовательно, противник должен противопоставить им что-то равноценное, а не кучу марионеток, не все из которых даже боевые, лезущие ночью в окно. Разве что рассчитывал кровь рядовым жильцам дома пустить, да и только. Вырезав молодняк, слуг, женщин. Обескровив и ослабив Аллмара, – проанализировала ситуацию.


     В небо со стороны главного дома выстрелил луч синего света, пробивший стену. На время своего существования окрасив окружающие постройки в этот цвет. Из образовавшегося пролома вырвались клубы белого пара, вызывающего мгновенное обледенение поверхностей. Знакомое явление. Если не ошибаюсь, главное оружие бронзовой пантеры Ирдис. В другом конце поместья разбушевалась многометровая железная статуя какого-то божества. Тоже являющаяся марионеткой Аллмара. Давя врагов ногой словно грибы. Чтобы полностью встать во весь немалый рост, ей пришлось разрушить склад, в котором хранилась, скрючившись в позе эмбриона. Занимая весь его объём. Неподалёку резвилась боевая кукла в виде гигантского шипастого крокодила, раздирающая своих врагов в клочья. Возле ворот вовсю стреляли. Непонятно в какую сторону. Туда сейчас тоже лучше не соваться. Кто будет выяснять, за красных мы, за белых, а может, и вовсе, за серо-буро-малиновых, в крапинку.


     В районе гостевых домов стало столь же неспокойно. Их осаждало несколько пауков мусорщиков вместе с толпой каких-то скелетообразных, худющих, обтянутых кожей упырей в костяной броне. Обладателей пылающих глаз, длиннющих когтей и огненного дыхания. Этакие накаченные огнесмесью кожаные, ходячие бурдюки, пропитанные специальными алхимическими составами, натянутые на анатомический каркас марионетки. Мало того что работали передвижными огнемётами, так ещё при сильных повреждениях не слабо взрывались, поджигая всё вокруг подобием напалма.


     Поглядев, как они зажигали, понял, пора принимать поздравления, я вновь остался без крыши над головой. Придётся теперь спать с женщинами, то есть со своими кунан, ну, в смысле в их общаге… женской, если и её в итоге не спалят, только уже свои, Фальсин. Какая же чушь лезет в голову. Тут бы горевать, что всё сгорело. Хорошо хоть до сих пор не забрал у Абры оставшиеся ракушки, опасаясь хранить их без присмотра в выданном на время гостевом номере. До сих пор не разобрался, что они из себя представляют. Чего вдруг вокруг меня стала виться крайне любезная Ирдис, чуть ли не облизывая, строя глазки, выспрашивая, где взял, куда дел, где прячу и вообще, почему подарил только одну, тупой мужлан. Последнее не сказала, но подумала, по глазам видел.


     – Не возражаю. Веди, – передал лидерство Абре.


     Не знаю, что чувствовала Дехи и компания, возвращаясь туда, откуда совсем недавно сбегали, где сейчас шёл бой, но мне было немного не по себе. Войнушку предпочитал смотреть, как и большинство соотечественников, сидя на диване с алюминиевой банкой пива, возмущаясь, – Ну кто так воюет, кто, дебилы, да я бы…, да мы бы…, да вот бы…, мысленно представляя себя стоящим на барабане в новеньком, чистеньком мундире Наполеона. Подсознательно понимающих, как только окажутся по ту сторону экрана, сразу начнут разделять точку зрения, что лучшая война та, которой не случилось.


     По пути нам попались всего три марионетки. Две из которых Абра закидала огненными копьями, пробивая их насквозь, а последнюю я рассёк надвое пространственным клинком, выученным ещё в Шаль-Аллмара. Вот дальше, уже на территории кунан, пришлось поднапрячься. Несколько воинов и заклинателей Фальсин, вместе с Аллмара разбирались с лезущими со всех щелей марионетками. Частично не просто боевыми, а высокоранговыми.


     Призвав россыпь красных огоньков, Абра придала им форму изысканного копья, столь же твёрдого, сколь и обжигающего, повисшего рядом с ней в воздухе, параллельно земле.


     Волевым усилием запустив его в двухметрового бронированного рыцаря в шлеме маске, выполненной в виде черепа. К сожалению, противник оказался слишком крепким. Призванное стихийное оружие в нём застряло, едва подрагивая от погашенного импульса, войдя в грудь всего на половину фигурного, копейного острия. Марионетка легко выдернула его из себя, не обращая внимание на раскалившуюся латную перчатку, отбросив в сторону. Возле неё появилось несколько голубых светящихся огоньков элементалей, большего размера, чем вызывала Абра. Охладив внешнюю броню в местах соприкосновения с копьём, растерявшую красноватое свечение, рыцарь тут же запустил в нас этой россыпью. Произведя залп ледяной картечью.


     Абра успела создать перед собой большой круглый шит, оказавшийся не настолько прочным, как ей бы хотелось. Разлетелся на куски, не пережив силы первого же залпа. Я, в свою очередь, спасся другим способом. Встречным выстрелом дырокола, с объёмным хлопком исчезнувшего воздуха, устранил летящие в мою сторону стихийные снаряды, радуясь тому, как кучно они собрались.


     От ответной атаки огненных пуль Абры рыцарь также закрылся техникой щита, слив в неё треть вновь появившихся элементалей холода. Создав перед собой толстенную ледяную плиту, в полный рост, которая легко пережила обстрел, отделавшись лишь незначительными выемками, окутавшимися шипящим паром. Разница в наших силах была очевидной. Не убирая висящего в воздухе щита, дополнительно нарастив на нём шипы, рыцарь превратил оставшиеся элементали в устрашающие ледяные топоры с широкими загнутыми лезвиями. «Нам пи…», – додумать не успел, поскольку отвлекла Абра.


     – Сможешь снять с него щит? – напряжённо спросила девушка, не поворачивая головы, чтобы ни на секунду не упустить противника из вида.


     Не желая лезть в ближний бой к жуткой машине смерти.


     – Могу сделать в нём большую дыру. Дважды. Максимум трижды. Потом выдохнусь, – честно предупредил.


     – Как скажу, давай. Давай! – тут же заорала, без предупреждения, опережая потерявшего терпение рыцаря.


     В верхней половине щита схлопнулась невидимая сфера, проделав в нём идеально круглую дыру. Не мешкая, продемонстрировав отличные рефлексы и меткость, Абра всадила в глазницу шлема трёхгранное огненное лезвие, которое сразу же растеклось жидкостью, залившийся внутрь. Прожигая тяжело бронированную марионетку изнутри, от головы до самых пяток. Разрушая все эфирные связи, приводящие её в движение.


     Покончив с серьёзным противником, немного расслабились. Теперь перевес сил оказался на нашей стороне. Мастера Аллмара и Фальсин, разделив самых опасных марионеток, быстро с ними разобрались, разбив поодиночке, после чего совестными действиями покончили с оставшейся мелочью. Показав хорошую выучку и слаженность. Алмара обездвиживали цель, Фальсин выжигали энергоядро или фонарь души. Не тратя время на полное разрушение крепких, зачарованных оболочек. Под конец к защитникам поместья ещё и подкрепление подошло в виде нескольких худых, двухметровых рыцарей, с удлинёнными конечностями. Закованных в пластинчатые, составные латы красного цвета, украшенных искусным узором. Выделяющиеся, помимо прочего, необычными, безглазыми забралами, напоминающими вытянутый клюв, с длиннющими плюмажами багрового цвета, подобными пучкам перьев спускающимися аж до поясницы. Вооружённых тяжёлым двуручным оружием, помимо которого могли призвать себе в помощь с десяток низших огненных элементалей, подобно поверженному нами черепоголовому рыцарю. Эти элитные боевые марионетки Аллмара довершили разгром врага.


     – И много у Аллмара таких игрушек? – кивнул Абре на ближайшую к нам грозную автокуклу с двуручным мечом, благодаря элементалям наделив его огненной аурой.


     – Этих, – Абра едва на неё взглянула, – мало. Чтобы создать марионетку Огненной крови феникса, нужно потратить не только большой кристал высококачественного дохи, но и душу одарённого, рангом не ниже владеющего стихиями. Сам понимаешь, какая это редкость.


     Оставив для охраны кунан минимальные силы, воины с заклинателями не задерживаясь ушли в главную часть поместья, где всё ещё продолжались бои. Постепенно снижающие интенсивность. Как Абра и предполагала, в нападении участвовало не так уж и много марионеток. Рассчитанных на единственную решительную атаку. Живая сила врага и вовсе не объявлялась. К тому же основной удар, как позже выяснилось, пришёлся на мастерские, склады, жилища ремесленников, а не на главный дом. Вот куда были направлены по-настоящему опасные марионетки. У них имелась и ещё одна важная цель.


     Под прикрытием ночной атаки, в неразберихе скрытно выкрали несколько детей из главного рода Аллмара, с наиболее чистой родословной. О чём позаботились прокравшиеся в их спальни специальные ловчие марионетки. Избегающие драк. Обошедшие защитников поверху. Одну из таких совершенно случайно заметил бегущей по крышам, вдоль территории слуг. Перепрыгивая с одной на другую, она двигалась в сторону внешней стены.


     Ловчая марионетка выглядела как скелет гигантской обезьяны, сделанный из её же костей, с непомерно раздутой, закрытой со всех сторон грудной клеткой. Именно в ней содержался пленник. Проблема состояла в том, что эти кости подавляли духовную и жизненную силу одарённых, из-за чего самостоятельно выбраться у них практически не было шансов. Более того, специальные блокираторы, встроенные в кости, подавляли не только личную силу, но и амулеты связи, метки отслеживания, духовное оружие, кристаллы дохи, создавая непроницаемый барьер. Искусство охоты на себе подобных оттачивалось дари тысячелетиями, так что недооценивать его было глупо.


     Разглядев запертую меж рёбер маленькую детскую фигурку, в одном нижнем белье, выглядящую беззащитной и жалкой, испытал потрясение. Кроме меня её заметило ещё несколько дари, вот только сделать они уже ничего не успевали. Ловчая марионетка была очень шустрой. Догнать чёртову обезьяну с нашими силами нереально. Атаковать дальними техниками опасно, из-за угрозы задеть ребёнка. Соревноваться в ловкости, глупо. Только и оставалось, что наблюдать, стискивая зубы от бессильной ярости.


     Не знаю, что на меня в тот момент нашло, озарение, желание сделать хоть что-то, злость, вспышка воспоминаний, но отреагировал не раздумывая. На одном волевом усилии выбросил из внутреннего мира Шисса'ри, отдавая приказ. Даже не допуская мысли о каком-либо промедлении или провале.


     – Метку! Ставь на неё метку! Быстро!


     Змей, читающий мои чувства как открытую книгу, исчез, не успев появиться. Через несколько секунд вновь вернулся в мой духовный мир. Значит, успел. Всё что мог на данный момент, сделал. Бежать за обезьяной, зная, что точно не смогу догнать, заставили оставаться на месте. Я же не человек паук и не Алладин с летающим ковриком, способными на такое. Если Аллмара сами не смогут вернуть ребёнка, вот тогда и буду думать, что делать дальше, а пока, подожду. Вокруг меня мир не вращается. Я же не китайский культиватор, который всё должен делать в одиночку.


     


     Абра, переговорив с кем-то из уходящих воинов, осталась с нами на территории кунан. На вопросительный взгляд, чего так, объяснила, там и без неё прекрасно справятся. Пока по настоянию старших побудет в резерве. Я же не отправился в гущу событий по другой причине. Моя цель обеспечить безопасность Сами, а не показывать молодецкую удаль в первых рядах. Не потащу же её с собой прямо туда. Значит, лучше оставаться здесь. Знаю я эти фокусы сюжета, не успеешь разделиться, обязательно произойдёт какая-нибудь гадость.


     Как и предрекала Абра, шумы и вспышки мощных стихийных техник, доносившихся аж досюда порывами лёгкого эфирного ветерка, постепенно стихали. В гонг перестали лупить, раздражая этим звоном. Повсюду начали появляться слуги с фонарями, мётлами, тряпками, наводя относительный порядок, как только стало ясно, что ситуация взята под контроль. Проверять, не требуется ли кому оказать помощь, не скрываются ли где недобитые марионетки, заглядывая в каждый угол, нет ли где очагов возгорания. Тут ещё взвод стрелков с мушкетами объявился, присланный из казарм больше для успокоения нервов кунан, чем для реальной помощи.


     Старшие слуги при поддержке одного из помощников мастера взяли на себя руководство уборкой территории, трупов, затиркой кровавых пятен, восстановлению разбитых ставен и дверей. Заранее собирать рабочие команды, которые отправятся в главную часть поместья, как только там станет безопасно.


     Усевшись на веранду одного из домов, сделанную в виде крытого навесом деревянного настила, рассеянно наблюдал за тем, как вокруг становилось светло от обилия зажжённых фонарей, многолюдно, шумно. Удивляясь тому, как быстро меняется картинка окружающей действительности. Ведь времени-то с объявления тревоги прошло всего ничего. Чудеса. Это на меня после всплеска адреналина лёгкая апатия накатила.


     – Господин, не ходите воды? – подбежала молоденькая служанка с большим кувшином.


     Обходя всех, не занятых делом. В первую очередь, принимавших участие в сражении. Мимо прошла ещё одна, внимательно осматриваясь по сторонам, с корзинкой бинтов и мазей, так понимаю, местной аптечкой, проверяя, не требуется ли кому первая помощь. Поблагодарив всё ещё нервную, взбудораженную девушку, не отошедшую от пережитого стресса, промочил горло. Взбодрившись, сразу почувствовал себя намного лучше.


     – Госпожа? – вежливо обратилась к Абре.


     Кажется, для неё все, кто стоял ступенью выше кунан, являлся важными персонами, перед которыми нужно заискивать и гнуть спину. Абра жестом отослала служанку прочь, мысленно пребывая где-то в другом месте.


     – Значит, ты у нас одарённый духом? – неожиданно спросила, позабыв про формальное, вежливое обращение к аристократу.


     – Чем я только не одарён. Не одарён деньгами, славой, богатством, удачей, конной статуей Чингизхана, – философски пожал плечами, показывая, это мало на что влияет.


     – Могла бы догадаться, – словно не услышала. – Знаешь, он тебе подходит, столь же скользкий, хитрый и пронырливый. А ещё, до ужаса наглый. Так и чешутся руки придушить.


     Не ограничившись словами, сделала хватательный жест, сжимая пальцы на воображаемом змеином, надеюсь, теле. Что-то смущала толщина его шейки. Это чем же ей так запомнился всего за одну короткую встречу.


     – За что? – наигранно испугался.


     – Он тебе что-нибудь рассказал? – «ласково» на меня посмотрела, как инквизитор на некроманта, в полночь, на папском кладбище.


     – О чём?


     – Обо всём! – припечатала, придвинувшись ближе.


     – Обо всём, нет. Только…, – задумался.


     – Только…? – вкрадчивым тоном протянула прищурившаяся девушка, побуждая, продолжать исповедоваться.


     – Да успокойся ты, – не выдержав, отодвинулся от неё под воздействием инстинкта самосохранения. – Ничего он там не видел. Поэтому не о чем рассказывать.


     «Что ты видел?» – тут же мысленно спросил, сгорая от любопытства.


     – Правда? – недоверчиво. – А то смотри у меня…


     – Показывай! – преждевременно обрадовался.


     – Что показывай? – разозлилась. – Это такая фигура речи. Правду говорят, каков хозяин, таков и питомец. Давай сюда свой летающий ремень, язык ему отрежу. Для верности, – схватилась за кинжал.


     – Две верности пояс с замком вешают, а не языки режут, – возмутился.


     – Куда, на голову? – ахнула Абра.


     – На …, – вовремя остановился. – Дуракам можно и на голову, – не стал углубляться в детали. – И вообще, бессовестный оговор. Он у меня белый, ласковый, и пушистый, – мысленно добавив, – «где-то очень глубоко в душе». – Шисса'ри никогда бы не стал заниматься плохими вещами, – опять же продолжив, – «без меня».


     – Это в каком же месте от белый и пушистый? – с ещё большей недоверчивостью.


     – Во всех! – гордостью. – Вот видишь, как ты его плохо знаешь. Дать погладить? – неожиданно предложил доверительным тоном. – Нет? Сами, а ты не хочешь? У него очень мягонькие, приятные на ощупь пёрышки, – принялся соблазнять ребёнка новой игрушкой, уходя от первоначальной темы.


     Что высказал на этот счёт сам змей, предпочёл проигнорировать. Ни к чему детям такое знать. Рано ещё. Надо ли говорить, что подумали, решили и сказали девушки, ведь это три совершенно разные вещи.


     После того как все нападающие были уничтожены, начался разбор полётов и залётов. До самого утра поместье напоминало разворошенный муравейник, набитый толпой народа, в основном, до зубов вооружённого. Хватало и тех, кто искренне сокрушался, опоздав на «веселье», добравшись сюда из отдалённых уголков кланового квартала к моменту, когда всё уже закончилось. Завидуя отличившимся, обсуждающим друг с другом, кто из них оказался лучше. Сравнивая достижения. Как-то слишком легко приняв случившееся. С изрядной долей фатализма. Нет, конечно, не радовались нападению, особенно те, кто потерял родных и близких, но и не сильно печалясь. Больше всего буйствовали, не находя себе место, родители похищенных детей, предпринимая все возможные меры для их возвращения. К чему охотно подключился весь клан. Пылая праведным гневом, желанием отомстить за оскорбление и унижение. Ещё бы, такой удар по лицу, о котором ещё долго будут говорить по всему городу.


     


     Под утро, немного подремав на веранде, вернулся в гостевой дом, который сейчас представлял из себя обгорелый остов. Что же, фикус, ты умер героем, предупредившим об опасности, буду помнить тебя вечно, ну, где-то до обеда. Не сомневаясь, истинное тело неведомой сущности уж точно не пострадало во всех этих перипетиях.


     Абра, выразив сочувствие, показав кулак, в ответ на просьбу пустить пожить у неё, отправилась отчитываться перед отцом, планируя хоть немного поспать в нормальных условиях. Перед уходом попросив в следующий раз, как одолеет бессонница, присылать письмо, а не всяких извращённых змеев. За два дня до запланированного мероприятия, любого, ибо, как и любой приличной девушке ей требовалось время собраться, одеться, передумать. Напоследок озадачив стандартной фразой, – Спасибо за приятно проведённую ночь. Было весело. Так и не понял, то ли подшучивая, то ли на самом деле благодаря за помощь, то ли за приглашение на саму драку, а то и на что-то намекая. Причём, такое чувство, будто и сама не знала правильный ответ.


     Бесцельно блуждать по разворошённому поместью, смотреть на то, как другие заняты делом, наскучило довольно быстро. Куда бы податься, банально не знал. Вот об этом и думал, расстроенно наматывая круги по дорожкам с умным, занятым видом. Отпугивая желающих лезть со всякими глупыми расспросами или просьбами. С половины кунан меня выдворили при первой же возможности, пускай и очень вежливо. Попросив без крайней необходимости на их территорию не заходить. Проявив завидную настойчивость, как только объявили, что над всем поместьем восстановлен контроль.


     Пришлось переехать в ближайшую недорогую гостиницу, никого не предупредив. Надеясь, если моих слуг и выпрут следом, что было бы логично, то, не сразу. Там меня к обеду нашёл посыльный от господина Умара, с приглашением посетить его как можно скорее. В том, что будут опрашивать по поводу ночных событий, как и всех остальных участников, нисколько не сомневался. Правда предполагал, это произойдёт несколько по-другому. Прямо тут посетит парочка хмурых, неулыбчивых типов из клановой службы безопасности. Подозревая если не в организации, то, как минимум в соучастии преступлений против Аллмара. Каких именно, сам признаюсь, слёзно умоляя дать мне эту возможность. Понимаю, работа у них такая. Искать и находить, удивляться и оправдываться. Поэтому столь обходительный подход со стороны Умара откровенно порадовал.


     Попасть в поместье оказалось намного тяжелее, чем его покинуть. Меры безопасности значительно усилились. Не скажу, что оно перешло на осадное положение, но количество воинов и заклинателей на его территории заметно увеличилось. Среди которых появилось много новых лиц, прибывших из кланового квартала, проявлявших повышенную бдительность с желанием выслужиться. На глазах у начальства, которое прямо тут и жило. Пришлось часто останавливаться, доказывать, что ты не верблюд, а тот, кем назвался. Правда, стало немного непонятно, зачем тогда сняли защиту от пространственных перемещений, о чём нашептал на ушко обрадовавшийся Шисса'ри.


     В сопровождении посланника относительно легко смог попасть в кабинет господина Умара, миновав несколько постов стражи и секретарей. Послужившего универсальным пропуском. Где встретил хмурого брата Амередина, выглядящего осунувшимся, усталым дари. Но даже в таком состоянии, отложив в сторону текущие дела, тепло меня поприветствовал. Справившись о самочувствии, вызвал служанку, почти сразу принёсшую поднос с чаем и сладостями. Значит, меня здесь ждали. И только после того, как мы ополовинили чашки за приятной беседой, пригласил в кабинет невзрачного типа в сопровождении писаря, который в его присутствии меня допросил. Под запись. Подробно расспрашивая, откуда узнал о нападении, в какой момент времени, видел ли раньше похожие марионетки, почему поступил так, а не иначе. Где находился, что делал.


     Рассказал всё как есть, только списав предупреждение об опасности не на неведомую сущность, а на Шисса'ри, который якобы забеспокоился, почувствовав нарушения работы защитных артефактов, встроенных во внешнюю стену поместья. Проявившихся в виде пространственных колебаний, к которым он особенно чуток. Поскольку я на тот момент не знал истинных причин возникновения искажений, то не стал поднимать панику. Вместо этого связался с тем дари, которого хорошо знал и кому доверял. Полагая, что Абра лучше меня разбирается в их работе. В крайнем случае всегда сможет посоветоваться с кем-нибудь, а то и напрямую предупредить отца, отвечающего за безопасность Аллмара. Если за этим кроется что-то серьёзное.


     Задав несколько каверзных вопросов, пытаясь поймать меня на нестыковках, непредставившийся дари, убедился, что больше ничего полезного выжать не удастся. За что можно зацепиться. Не скажу, что расстроился, оставив его без медальки за поимку опасного шпиона. Да, можно было попенять меня за излишнюю осторожность и неуверенность, за то, что сразу не бросился к воротам с криками, «шеф, усё пропало», спасайте женщин и детей, начиная с моих, бестолково размахивая руками, но наказывать за это глупо. Не я должен заботиться о безопасности поместья, не с меня и спрос. Благодарно кивнув молчаливому Умару, следователь удалился вместе с писарем.


     – Прости. Это была пускай и неприятная, но вынужденная мера, – извинился Умар, как только за ними закрылась дверь.


     – Вам не за что извиняться бахи, я всё понимаю. Если мои слова хоть как-то помогут найти виновных, буду только рад, – искренне заверил, вызвав у него грустную улыбку.


     – С этим-то как раз всё понятно. Опознать марионетки рода Самех труда не составило. Помнишь невоспитанного дерра, что требовал от тебя переметнуться под их знамёна? На караванной стоянке, – подсказал.


     Того невоспитанного типа, что не дал нормально поужинать, испортив аппетит, да, я хорошо запомнил. Считающего, что все почему-то должны знать кто он такой, восхищаясь оказанной чести. Гораздо интереснее, откуда о том разговоре известно Умару.


     – Неужели они вот так, в открытую посмели на вас напасть? – изумился подобной тупости.


     – Как оказалось, да. Между нами и раньше были напряжённые отношения, ухудшившиеся с момента ухода из Шаль-Аллмара, а сейчас и вовсе, скатившиеся до состояния вражды. Они такие же Кукольники, пытающиеся захватить столичный рынок товаров и услуг, что и мы. До вчерашнего дня Аллмара считали, у них не хватит ни духу, ни сил на подобное нападение, да, как видишь, ошиблись. Недооценили чьи-то амбиции. По секрету скажу, мы и сами планировали что-то похожее, да вот, не успели. Мой брат, старейшина Шахрум, хранитель порядка Аллмара, с чьим подручным ты только что виделся, разбирается не столько с тем, кто напал, сколько, кто им помог и какие цели этим преследовал. Наша разведка уже подтвердила причастность Самех к нападению.


     – Тогда не понимаю, почему вы всё ещё спокойно сидите здесь, пьёте чай, а не сжигаете в отместку их дом? – удивился такому спокойствию.


     – Не всё так просто, к сожалению, – сокрушённо вздохнул Умар. – Устроить открытую резню на улицах Шаль-Сихья его владыки нам не дадут. Для этого должен быть весомый повод. Очевидный, даже сказал бы. Который удовлетворит большую часть местной знати, а это весьма непростая задача.


     – Простите, не понял, а нападение на ваш дом разве не является достаточным основанием? – с недоумением на него посмотрел.


     – Знать и доказать, две разные вещи, – разъяснил Умар с лёгкой усмешкой. – Эти наглецы уже прислали делегацию с фальшивыми заверениями, что они тут ни при чём. Предложили помощь в поиске виновных, в восстановлении поместья. Не бесплатную, конечно же. Объяснив большое количество марионеток Самех, уничтоженных ночью под нашими окнами, их продажей на свободном рынке неустановленным лицам, совершённой более месяца назад. Ещё в Шаль-Аллмара. Увезённых на кораблях в неизвестном направлении. Нам нечего предъявлять городскому совету кроме давно проданных марионеток, на что у Самех сохранились соответствующие договора, наших неприязненных отношений и подозрений. Все члены рода, согласно их словам, этой ночью спали в своих постелях. Как понимаешь, этого недостаточно, чтобы требовать от властей официального разрешения на месть. Не сомневаюсь, совет быстро узнает правду, но правила игры нарушать не будет. Как и лезть в наши внутренние дела. Иначе, сегодня одним позволишь вырезать своих врагов на их территории под прикрытием голословных обвинений, завтра так поступят другие, на том же основании, а послезавтра, третьи сделают ещё более смелый шаг.


     – Но вы же не спустите Самех это с рук? – убеждённо.


     – Верно. Вот только ответ будет таким же. Без поднятых знамён. Без объявления войны. Тайным. В рамках, установленных ими правил. Не создавая угроз для других горожан. Не давая поводов себя обвинить или выставить в дурном свете. На что они, по-видимому, пытались спровоцировать своим визитом. Желая показать всем кровожадных дикарей, вспыльчивых и злопамятных, которые по малейшему поводу кидаются в драку. Нарушая традиции. В таком случае уже Самех смогут запросить у властей официальной защиты. Требовать найти на нас управу или выселить из города.


     – Спасибо за разъяснения, – поблагодарил Умара.


     Теперь хотя бы буду знать, кого обходить стороной.


     – Попрошу не сильно распространяться о виновности Самех. Все и так всё знают. Ничего не изменится, но у тебя могут возникнуть неприятности, если они потребуют публичных извинений, либо доказательств, – предупредил о возможных последствиях. – Что касается будущего, – перешёл к другой теме. – Ты уже думал, чем планируешь заняться в ближайшее время? Наши мастерские запустятся в лучшем случае в следующем месяце. Возможно, даже придётся подождать до конца сезона полуденного солнца. Это нападение серьёзно ударило по нашим производственным мощностям. Да и там непонятно, какой срок потребуется на проект с твоим участием. Получится он, не получится.


     Предупредил о необходимости иметь на этот случай запасной вариант.


     – Честно говоря, всё ещё думаю над этим. Скорее всего, пока не накоплю на собственный домик в городе, – варианты за пределами кратера даже не рассматривал, – подыщу какого-нибудь артефактора, которому пригодятся мои способности. Напрошусь в подмастерья. Поднабраться опыта, прежде чем приступать к чему-то серьёзному. Освоить хотя бы азы ремесла. Глядишь, когда-нибудь и свою мастерскую открою, – поделился планами.


     Заниматься работой, связанной с опасностью для жизни, пока не разовью дар, преждевременно. Да и как-то не тянет выбирать стезю боевика, способного лишь убивать. Вечно они пропадают в каких-нибудь разъездах, командировках, рискуя не дожить до того счастливого момента, когда настанет пора тратить честно заработанные деньги. Терпят лишения, вызывают у окружающих страх. Профессия уважаемого в обществе ремесленника с уникальными навыками мне казалась перспективнее. Безопаснее, сытнее, размереннее, обещая широкий круг полезных знакомств, да и какая-никакая известность им полагалась. У талантливого мастера шансов встретить старость в собственном особняке, в окружении внуков, а не с железкой в боку, в какой-нибудь заднице мира, сдохнув по молодости за чужие интересы, гораздо выше. Однако, Пекло имело на этот счёт другое мнение.


     – Похвальное стремление к знаниям, – одобрил. – Лишним умение разбираться в устройстве артефактов точно не станет. Преимуществ много не бывает. Сможешь припрятать в рукаве парочку скрытых возможностей. Только не слишком увлекись новыми знаниями, а то станешь таким же одержимым как хамди, из касты ремесленников, – рассмеялся Умар. – Не вылезающими из своих мастерских. Не видящих света солнца.


     Где-то внутри кольнуло неприятное предчувствие. Постарался скрыть возникшее беспокойство. Только сейчас сообразив, что упустил из вида ограничения сословного общества.


     – Разве брать с них пример плохо?


     – Почему же. Во многих вещах у них есть чему поучиться, – спокойно согласился мой собеседник. – Но одно дело брать пример, заимствуя что-то полезное, хорошее, расширяя кругозор, другое, становится вровень. Ни к чему это. Всё равно, что пытаться впихнуть чаркару в мышиную норку. Ты же кундар, а не хамди. Как представитель старшей знати должен стремиться к большему.


     – Например? – заинтересовался.


     Неужели сейчас укажут, где моё место. В рамках действующей системы.


     – К обретению собственных владений и прославлению рода, – пояснил Умар, постепенно подводя к нужной ему мысли. – Правда, обычно знати всегда больше, чем владений, но, что поделать. Её численность растёт быстрее размеров освоенных территорий. Так уж сложилось. Остаётся либо сражаться за место под солнцем, либо, уйти в тень, либо, договориться с тем, кто его занял раньше. Согласившись потесниться ради закладки прочного фундамента дома, в котором планируешь прожить не одно поколение. Собственно, многие так и поступают. Не имея сил сражаться или желания кочевать по великой безжалостной пустыне. Зная, что лучший залог выживания и процветания, это объединение.


     Целую поучительную лекцию прочёл, неспешно потягивая чай, показывая, что никуда не торопится.


     – Ещё можно стать очень сильным, отстояв или навязав свои интересы другим, но на это нужно время и ресурсы. Которых у тебя, прости за откровенность, нет. Зато есть заманчивые способности и статус беженца сироты. По определённым причинам, Аллмара, – плавно перешёл на серьёзный разговор, – не могут принять тебя в клан.


     Тон его голоса изменился.


     – Не потому, что нам не подходишь или не нравишься, а из-за твоего хранителя родословной. Будь у тебя паук из царства Облаков, перед тобой ещё вчера лежал бы список с нашими дочерями, на котором оставалось лишь выбрать имя и дату свадьбы. Да, даже без хранителя, как обычного дари, с удовольствием бы пригласил в наш клан. Пусть и не показывая упомянутый список, – честно признал, не желая обидеть. – Но..., – замолчал, выразительно на меня посмотрев.


      – У меня змей с атрибутом пространства, – закончил предложение, понимая, к чему Умар ведёт.


     – Верно. Ссориться с Сихья или Ханай нам не с руки. Тем более, при таких обстоятельствах. Не подумай, мы тебя ни к чему не принуждаем и не гоним из нашего дома. Ты по-прежнему остаёшься желанным гостем Аллмара, спасителем и другом моего сына. Тебе всегда здесь рады. Я лишь решил объяснить сложившуюся ситуацию.


     Умар раскрыл причину, по которой в клан меня не возьмут.


     – Спасибо, бахи Аллмара, – вежливо кивнул. – Значит, полагаете, в скором времени Сихья или Ханай сделают мне предложение, от которого нельзя отказаться? – пришёл к логичному выводу.


     – Отказаться можно всегда, – возразил бахи. – Другое дело, любое решение ведёт к последствиям. Неважно, согласишься, откажешься, найдёшь другой выход. Скажу, как это вижу я. Тебе всё равно рано или поздно придётся искать жену. Создавать семью. Осесть где-нибудь. Озаботиться наследниками. Возраст уже позволяет. Вариант первый. Сохраняя независимость, строишь новый старший дом, принадлежащий Амиру из Шаль-Аллмара. С собою во главе. Лучше, конечно, подобрать другое прозвище. Старший дом Амира, погибели Ифритов. Согласись, так лучше звучит. Или что-то подобное. Как первый владелец духовного хранителя родословной, имеешь на это полное право. Второй вариант. Породниться с какой-нибудь подходящей семьёй, войдя в её состав. Через женитьбу или усыновление, не суть. От её имени решая дальнейшие вопросы. Третий вариант, стать оторванным от дерева пёрышком, отдавшимся на волю ветра. Не обзаводясь связями. Пока не решишь где-нибудь осесть, возвращаясь к этому же выбору. Четвёртый, исчезаешь в ночи, уходя куда-нибудь далеко-далеко, где тебя никто не знает. Скрывая свои таланты. У каждого из перечисленных вариантов есть как недостатки, так и преимущества.


     Умар подробно объяснил, что в первом случае, скорее всего, возникнет конфликт интересов. Великим, конкуренты не нужны. Не потому, что боялись меня или моих будущих детей, а из-за вероятности спустя какое-то время столкнуться с уже разросшимся, укрепившимся, многочисленным родом, пустившим глубокие корни, ни в чём им не уступающим. Пусть даже на это уйдут столетия. Обладающим теми же способностями. К которому, несомненно, потянутся как враги, так и союзники. На второй вариант, но без их участия, согласятся, только если мне заблокируют силу родословной. Или же им предложат что-то очень выгодное. Покрывающее риски. При условии, что принимающая меня сторона будет достаточно сильной и независимой. Либо же, их сферы деятельности не будут пересекаться. Четвёртая возможность не только самая простая, но и опасная. Как говорил усатый товарищ с трубкой, нет человека, нет проблем.


     Все эти пляски с бубном крутились вокруг единственного камня преткновения, Шисса'ри. Открыто намекая, хочешь свободы, избавься от него. Хочешь безопасности, стать полезным. Хочешь, богатства, будь послушным. Хочешь превратиться в безмозглого бычка производителя и батарейку, в одном флаконе, на цепи, где-нибудь в глубоком секретном подвальчике, не проблема, покажи себя наглым и жадным. Ещё лучше, слабым и беззащитным. Я решил, что хочу быть умным.


     Понятно, что прилетевшая из космоса блуждающая планета в любой звёздной системе никому не нужна. Как фактор нестабильности. Всё равно во что-то да врежется, если не займёт устойчивую орбиту, вращаясь вокруг более тяжёлого тела. Превратившись из одной большой проблемы тысячей мелких, разлетающихся во все стороны. Я пока на планету не тянул. Так, на маленькую комету, на которую некоторые астрономы обратили внимание.


     На этом вечер сюрпризов не закончился. Умар растолковал, что хоть выбор домов, с которыми могу безбоязненно иметь дела, когда захочу завести семью, сократился, ограничившись первой десяткой, но он же существенно поднимал ценность итогового приза. Одно дело породниться с обычным плотником, другое, с шейхом.


     Ещё объяснил, насколько важно правильно подбирать партнёра, не просто для продолжения рода, а для его усиления. Поскольку чем сильнее расхождение в силе и развитии родословной родителей, совместимости, тем ниже шанс на успешное рождение здоровых детей. Не говоря уже про величину их потенциала. В первую очередь это касалось одарённых. Тем более, таких как я. Простые дари с подобными ограничениями не сталкивались. Поэтому ткнуть пальцем в первую встречную симпатичную девочку и сказать, хочу вот эту, неразумно. Посоветовал над этим как следует подумать. Не спешить.


     Под конец обрадовав совсем уж неожиданной новостью.


     – Знаешь, а мы ведь выяснили, кто напал на тебя в заброшенной крепости, – «обрадовал» Умар, вызвав холодок, пробежавшийся по спине.


     – Правда? И кто же? – сдержанно поинтересовался, гадая, к чему тогда был нужен весь этот спектакль.


     – Помимо отметившихся там Самех, приславших наёмников, чтобы показать всем нашу слабость, сплотив и воодушевив остальных недовольных, ещё был опознан заклинатель духа. Известный наёмник, выполняющий грязную работу для ифритов. Похоже, ты убил кого-то важного из них, раз не поскупились нанять этого убийцу, доставив в заброшенную крепость. У ифритов имеются свои подземные пути, не уступающие в эффективности теневым тропам Проводников. Жаль не выяснили, кто их навёл на лагерь, поскольку точно знали, куда доставить заклинателя духов и как в нём тебя найти. Без посторонней помощи такое не провернуть. Старейшина Шахрум сейчас над этим работает, выясняя личность шпиона. Вряд ли ими были Самех. Иначе бы убийцы не мешали друг другу. После неудачного нападения ифриты забрали заклинателя с собой. Незаметно уведя у нас прямо из-под носа. В Шаль-Сихья им попасть намного труднее, однако, имей в виду, они на тебя нацелились и так просто уже не отступят. Про мстительность, злопамятность и настойчивость этих тварей, – не сдержался, – недаром ходят слухи. Память у них долгая, как и жизнь. Надо будет, подождут подходящего момента хоть десять лет.


     Несмотря на предупреждение, почувствовал, как потихоньку отпускает напряжение. Значит, мой маленький трюк пока не раскрыт. Какое облегчение. Поблагодарил за информацию, заверив, что приму её во внимание. Больше ни о чём серьёзном не разговаривали. Попытку осторожно прояснить вопрос с похищенными детьми, Умар жестко зарубил на корню. С каменным выражением лица посоветовав не лезть в это дело.


     После встречи, не став задерживаться в поместье, отправился искать новый дом. Аллмара о помощи в разборках с Самех не просили. Убедив, что сами с ними разберутся. Значит, делать мне здесь больше нечего. Пора выбираться из тихой гавани в открытое море, полное возможностей. Посмотреть, чем тут кормят акул. Или, кем. С учётом прошедшего разговора не думаю, что клан Самех решит бросить все силы на моё устранение. Зачем им теперь это. У них на носу конфликт с Аллмара, перешедший на другой уровень. К чему это приведёт, покажет время. В любом случае, если друзьям понадобится помощь, упрашивать меня не придётся.


Глава 9



     Странное дело, вновь оказавшись в верхнем Шаль-Сихья, на окраинах города в кратере, почувствовал себя намного свободнее и увереннее, чем в богатых, центральных районах. Там, среди знати, постоянно приходилось следить за своими манерами, внешним видом, поступками, словами, опасаться сделать какую-нибудь глупость из-за незнания этикета или простейших вещей. Стараться соответствовать высокому статусу, что подсознательно постоянно держало в напряжении. Даже не с кем было как следует напиться и поговорить по душам. Сделать какую-нибудь глупость. Ни я не был свободен в своих поступках, ни мои друзья. Так и получилось, там был чужим, среди своих, а тут, словно стал своим, среди чужих.


     Старинные кварталы верхнего города показались мне куда более интересным и оживлённым местом, отличным от серебряного Шаль-Сихья, района роскошных особняков и культурных центров. Они были наполненные какими-то своими случайными событиями, неповторимой атмосферой, простыми радостями и горестями. В скоплении пёстрых, извилистых, тесных улочек, наполненных всевозможными ароматными запахами, дымками, толпами разнообразно одетых горожан, уличными торговцами, музыкантами, бегающими меж дворов полуголыми детишками, занятыми какими-то одним им понятными играми, горластыми носильщиками и толкателями рикш, требующими, чтобы им поскорее уступили дорогу, ненадолго ощутил себя почти как дома. В те далёкие, лихие времена, когда граждане великой страны не просиживали штаны по тесным бетонным коробкам, погружённые в свой маленький виртуальный мирок, уткнувшись в телефоны и компьютеры, а вели активный, местами суматошный образ жизни. Ударяясь из крайности в крайность.


     Если же рассматривать окружающую меня обстановку как нечто знакомое, то можно легко представить, будто я отправился в отпуск, в жаркие страны, где постоянно что-то происходило, то война, то революция, то очередной экономический кризис. Причём не на побережье, а куда-нибудь подальше, в глубинку, ради того, чтобы прогуляться по настоящему восточному базару, свободному от вездесущих, наглых туристов. Посетить оазисы великой пустыни, прикоснуться к самобытной культуре древних народов. Посмотреть на величественные дворцы и храмы, поражающие воображение своей красотой и масштабностью. Где до меня совершенно никому не было дела. Хотя бы помечтаю об этом, ведь любой отпуск рано или поздно заканчивается.


     Как обычно, на прогулке меня сопровождала закутанная в просторные одежды, с накинутой на голову и плечи накидкой, Аюни. Сегодня я был полон надежд решить часть насущных вопросов, таких, как работа, жильё или планы на завтрашний день. Звонких динаров, благодаря Умару, у меня оставался ещё полный мешочек, но, как будущему тёмному властелину, на что намекал облик духовного питомца, нам нужно больше золота. Мне и моей жабе, Дехи, не первый день намекающей, в гостях хорошо, а дома лучше. Обязательно с бассейном, колоннадой и маленьким фруктовым садиком, иначе другие аристократы не поймут, а значит, не примут за своего. Надо было вместо неё на эту должность назначить Сами. От неё откупиться куда проще.


     Устав бесцельно разглядывать фасады домов, перестав надеяться на чудо, за пяток фельсов нанял первого попавшегося чумазого мальчугана, играющего с детворой в прятки. Воспользовавшись золотым правилом, обошедшимся мне в скромную горсть меди, – Не знаешь, спроси. Так и поступил. Попросил отвести в лавку ремесленника, мастера по артефактам, которому срочно нужны наёмные рабочие, а лучше, подмастерья. Самого известного из доступных. Или доступного из известных. Как получится.


     Мальчишка, почесав тыковку, не сводя зачарованного взгляда с горсти монеток, решил, что он уже достаточно взрослый, чтобы продолжать баловаться в детские игры. Позабыв про прятки, никого не предупредив, а вдруг делиться придётся, повёл меня к уважаемому мастеру, всю дорогу нахваливая его, как кондитер торт, у которого до истечения срока годности остался всего один час.


     Юный проводник завёл нас вглубь квартала, где было намного спокойнее, чем на центральных улицах. Домовые хозяйства здесь росли не столько вверх, сколько вширь, объединяясь в группы из нескольких домов или даже дворов. Это у нас родственники предпочитали жить самостоятельно, подальше друг от друга, а тут большие семьи предпочитали собираться вместе. Ещё и нередко объединяясь с соседями, чтобы на всех разделить общие тяготы. К тому же, поручительство друг за друга играло немаловажную роль. Ведь ни компьютерных баз данных, ни паспортных столов на Пекле отродясь не водилось. Их заменяли личные связи. Поэтому выдавать себя за кого-то другого было не просто проблематично, но и рискованно.


     Подведя к воротам зелёного цвета с затейливым орнаментом, ведущими во двор, окружённый несколькими домами и вспомогательными постройками, радостный мальчуган объявил.


     – Вот, господин. Здесь проживает уважаемый мастер хамди, Дарил сын Язида из рода Амун. Лучший артефактор в квартале ремесленников Рыжего скорпиона.


     В качестве доказательства показал на латунную эмблему, прибитую к воротам в виде пяти пересекающихся колец, внутри которых помещались узорчатые пирамидки.


     – И что это значит? – обратился за пояснением.


     – Знак братства Зачарованных вещей, господин, – удивился малыш моей несообразительности.


     Задумчиво оглядел кирпичный забор, высотой с человеческий рост, такой же, как у соседей. Особо обратив внимание на парящий над воротами небольшой красивый фонарик в деревянной рамке, привязанный на верёвочке, наподобие воздушного шарика. Вот это я понимаю наглядное доказательство того, кому именно принадлежит этот дом. Хотя любопытно, что же тогда вывешивают над воротами золотари.


     – Значит, мастер Дарил изготавливает артефакты. А где их продаёт? Что-то я не вижу поблизости торговой лавки. Или она устроена прямо в доме?


     – Нет господин. Свой товар мастер сдаёт достойным хайдар в лавки братства Весов. Как и остальные. То, что им не удастся продать, потом забирает обратно. Если покупателям нужно что-то особое, под заказ, или хотят напрямую поговорить с мастером, тогда приходят сюда, – объяснил мальчишка, нетерпеливо переступая с ноги на ногу, желая поскорее вернуться домой, похвастаться заработком.


     Отпустив проводника, постучал дверным кольцом о пластину, к которому оно крепилось. Простенькая зачарованная пара сигнальных артефактов должна была предупреждать хозяев о приходе гостя. Не прошло и трёх минут, как ворота открыла симпатичная девушка в синем традиционном халате, с красивым платком на голове, на руке которой заметил браслет касты ремесленников, хамди.


     – Светлого дня, дерр. Чем могу помочь? – полюбопытствовала, мельком пробежавшись взглядом по нашим одеждам, пытаясь понять, что за незнакомцы объявились на пороге этого дома.


     Свой браслет, как обычно, я держал скрытым от чужих взоров.


     – Это дом мастера хамди, Дарила сына Язида? – уточнил, а то мальчишка уж больно торопился смыться.


     – Всё верно, дерр, – вежливо подтвердила.


     – Тогда я хотел бы встретиться с уважаемым мастером. Переговорить по поводу работы.


     Заметно обрадовавшись, заулыбавшаяся девушка тут же широко распахнула ворота, пропуская нас внутрь.


     – Проходите уважаемые. Не стойте в дверях. Позвольте поприветствовать вас в нашем скромном жилище, – поклонилась по всем правилам. – Мой дед, уважаемый мастер хамди Амун, с удовольствием с вами встретится. Сюда, пожалуйста.


     Провела нас в гостиную главного дома, по пути шуганув пацана, без особого желания выбивающего у беседки выцветший половичок. Время от времени лениво стуча по нему палкой, не прикладывая сил. Чтобы этот лентяй не бросался в глаза уважаемым гостям, не позорил хозяев и зря не шумел.


     – Но ты же сама…, – попытался он возразить, но тут же был перебит.


     – Тихо. Рот закрыл и потерялся на полчасика. Пока этой же палкой штаны не начала выбивать, прямо на тебе, – шепотом пригрозила, сделав страшное лицо, продолжая натянуто улыбаться.


     В достаточно скромно, даже скудно обставленной гостиной, усадив на лучшие места, попросила немного подождать.


     – Простите, он сейчас за работой, но совсем скоро освободиться, – энергично заверила, задержав внимательный взгляд на Аюни, чуть дольше положенного. – Пожалуйста, подождите здесь.


     По её настрою стало понятно, если дед вскоре сам не освободится, она ему поможет. Лично сюда притащит, если понадобится.


     – Пойду сообщу мастеру Амун о вашем приходе. Что-нибудь будите, уважаемые гости. Чай, охлаждённую воду. Осталось немного свежего ягодного сока, – заискивающе улыбнулась, пытаясь угодить.


     Кажется, меня не так поняли, перепутав с покупателем. Прикинув, сколько стоит сок, ещё и богатым. Как-то жалко стало её разочаровывать. Рушить надежды. Судя по обстановке, дела у рода Амун в последнее время шли не очень хорошо. Хромая на обе ноги. Но, стоит отдать им должное, в доме было чисто, светло, приятно пахло какими-то специями. Повсюду во множестве были разложены и развешены красивые циновки, занавески, коврики, создавая ощущение уюта.


     – Достаточно холодной воды, если можно, – благодарно кивнул, захотев сначала увидеться с её дедом, раз уж пришёл.


     Пообещав принести, поспешно скрылась в задней части дома, миновав плотную занавеску, крепившуюся на кольцах, висящие в воздухе сами по себе. Очередные зачарованные безделушки. В гостиной таких было полно, служа не только для удобства, но и для наглядной демонстрации возможностей мастеров Амун, превратив её в выставочную комнату. Теперь понятно, почему нас сюда привели. С любопытством оглядевшись по сторонам, заинтересовался статуэткой оленя с ветвистыми рогами, толщиной в палец, на которые нанизана целая куча разнообразных колец. По большей части, инкрустированных кристаллами дохи. Отметил весьма тонкую, ювелирную работу.


     Относительно быстро вернулась внучка мастера с подносом, на котором стояла объёмная металлическая крышка в форме куба, отделанного замысловатой резьбой. Под ней стояли два стеклянных, запотевших от холода стакана, наполненных чистой водой. Как бы между делом, девушка рассказала, что крышка также относится к зачарованным предметам. И мы, никогда бы не догадался, можем её купить. Прямо сейчас. Получив в подарок поднос, выполненный в том же стиле. Увлечённо начала что-то объяснять про сложное, двухуровневое плетение воздушных потоков, отводе тепла, узловых точках, и прочих премудростях, перейдя на технический язык, которого я не понимал, но продолжал с умным видом кивать. Вспомнив институтскую практику, на которой отточил это умение до автоматизма.


     Остановить её удалось только перезвону колокольчика, подвешенного на специальной подставке. Несколько секунд удивлённо на него смотрела, прежде чем опомнилась.


     – О, ещё гости. Прошу меня простить. Пойду их поприветствую, – её радостная улыбка расцвела ещё сильнее. – Никуда не уходите. Я скоро.


     Быстрым шагом упорхнула из гостиной, обдав слабым запахом цветов.


     – Какая энергичная девочка. Если у неё и папка такой же, боюсь сегодня я стану беднее, а не богаче, – пожаловался Аюни, которая уже в который раз незаметно переместилась мне за спину, где привычно замерла.


     Некоторое время просидел в тишине, наслаждаясь тишиной и покоем. Неспешно потягивая прохладную водичку. Когда радушная хозяйка стала сильно задерживаться, из мастерской, пристроенной к задней части дома, прямо в рабочей одежде, в гостиную прошли мастер Дарил с сыном. Пожилой дари, уже седой, в морщинах, но со всё ещё ясным взглядом и твёрдой рукой. Сын был очень на него похож, только моложе. Те же широкие скулы, горбинка на носу, глубоко посаженные глаза, придающие им вид суровых восточных горцев.


     – Чем могу помочь, дерр? – уважительно ко мне обратился старый мастер. – Хотите заказать что-то особое? – воодушевился, желая поскорее приступить к интересной работе.


     Задумался, не зная, как подступиться со своей просьбой. В этот момент во дворе послышалась ругань, постепенно усиливающаяся. Переходя на повышенные тона, в которых грубый мужской голос переплетался с мелодичным женским, принадлежащим внучке старого мастера.


     Он с сыном встревоженно переглянувшись, поднялся на ноги, но выйти во двор, посмотреть, что там происходит, не успели. Сильным ударом распахнув дверь, грубо оттолкнув в сторону мешающую пройти девушку, упавшую на землю, в дом вошли пятеро мускулистых бандитов, сразу расходясь в стороны. Трое из которых, в красных головных платках, держали в руках широкие, изогнутые тесаки.


     – Дарил, старый ублюдок, хватит кормить меня своим дерьмом, – злобно заорал на мастера один из мужчин, прилично одетый, чьё выпирающее брюшко поддерживал широкий шелковый пояс, на который ткани ушло не меньше, чем на весь его костюм. – Сколько можно откладывать? Только и слышу, завтра, завтра, завтра, – передразнил его. – Либо заплати сейчас, либо выметайся из этого дома, – чуть ли не брызгая слюной, ткнул коротеньким пухлым пальцем в сторону открытой двери.


     Не менее злая, раскрасневшаяся внучка мастера, отряхиваясь, поднялась на ноги, но лезть в драку не посмела. На улице заметил ещё нескольких громил, окруживших дом. Похоже, зашёл не вовремя. Моё везение начинает пугать.


     – Санжар, мы же вроде договорились, – напомнил мастер, едва сдерживаясь от гнева, сжимая кулаки. – Я заплачу тебе к концу сезона.


     – Я не соглашался на такую отсрочку. Лишь обещал подумать. Так вот, подумал и решил, меня это не устраивает. Хочу получить свои деньги прямо сейчас, – грозно потребовал, судя по браслету, дари из касты торговцев. – Лучше сегодня получу хоть что-то, чем потом, ничего.


     – Правильно, мастер Санжар. Я тоже так считаю, – с гадкой улыбкой поддержал его вставший рядом, высокий, неприятный тип откровенно бандитского вида.


     Лысый, худощавый, со шрамом на лице, начинающимся от правой брови. С обожжённым кусочком уха и татуировкой паука во всю левую щёку. Однако судя по браслету, он всё же относился к касте ремесленников, такой же хамди, как и мастер Дарил. Да уж, внешность бывает обманчива. В отличие от сопровождавших его головорезов в красных платках, у которых, что написано на лице, то и подтверждено на тяжёлых, железных браслетах. Чёрные узоры, напоминающие оплётшие их шипастые лозы. Насколько помню, символизирующие принадлежность к касте отверженных, состоящей из преступников и отбросов.


     – Согласно договору, если не сможешь расплатиться с нами обоими, – напомнил лысый и о своих притязаниях, – то недвижимое имущество рода Амун переходит ко мне. Я ведь внёс за тебя залог, который мне так и не вернули.


     – Я выплатил больше половины, – возмутился мастер Дарил. – Следующую часть должен отдать к концу этой декады. Не сегодня!


     – Но не выплатил же полностью, – лысый дари нагло усмехнулся ему прямо в лицо. – Отдай оставшееся и не забудь решить тот же вопрос с мастером Санжаром, и тогда всё закончится. Иначе он всё равно отберёт ваши дома, мастерские, дворы. Угадай, кому они потом достанутся?


     – Сговорились, мошенники, – Дарил заскрежетал зубами. – Думаете я такой слепец, не вижу вашего обмана? Как же был глуп, поддавшись на лживые обещания. Облезлый хвост получите от дохлого осла, а не мой дом, построенный вот этими самыми руками, – показал обоим по кулаку.


     – Кого ты назвал мошенником, старый пёс? – в гневе заорал упитанный торговец, сложив руки на поясе. – Давай пригласим уважаемого судью, попросим нас рассудить. Ты правда этого хочешь? Оказаться в долговой яме, вместе со своей семьёй?


     Слушая разгоревшийся спор, выяснил, перспективы у артефактора, мягко говоря, неважные. Лысому ремесленнику были нужны дома и мастерские Амун, освобождённые от бывших владельцев. Из-за их удобного расположения. Хотел одним камнем убить двух куропаток. Расширить собственное дело и увеличить влияние среди других хамди этого квартала. Заполучив известность, а значит, лучшие заказы. Ну и заодно припугнуть конкурентов, чтобы никто в будущем не посмел ему перейти дорогу.


     Шрамолицый, с татуировкой паука на щеке, возглавлял небольшую группу оружейников, для которых подыскивал новые производственные площадки, работников, покупателей, подкупал чиновников, активно расширяя своё маленькое, воображаемое цеховое королевство. Не брезгуя никакими, даже сомнительными методами. Не имея отношения к производству артефактов, не пытался заполучить самих Амун, а нацеливался только на их имущество.


     Схема по отъёму чужой собственности была проста как чайник. Втеревшись в доверие, этот тип как-то убедил Дарила вложиться в один рискованный проект, сулящий огромные выгоды. Разделив поровну и доходы, и расходы. Приманка оказалась не только очень заманчива, но и прожорлива. Вначале всё работало просто прекрасно, а выглядело ещё лучше. Потом горизонты расширились и потребовались новые вливания. Без потерь остановиться уже было крайне сложно. Вкладываться в проект на равных с лысым оружейным бароном, Дарил, естественно, не смог. Пришлось привлекать заёмные средства. Сначала брал в долг у своего партнёра, а потом, тадам, звук гонга, на сцене появляется купец, давний знакомый, через которого сбывались артефакты. Щедро дающий в долг столько, сколько нужно. Понятно, к чему всё в итоге пришло.


     Торговец, познакомившись с лысым мастером Дарсаном, рассудил, выгоднее иметь дело с одним известным, крупным поставщиком оружия, обладающим множеством полезных связей, нежели с несколькими мелкими лавочниками. К тому же Амун были далеко не единственными артефакторами верхнего Шаль-Сихья, и, чего скрывать, не самыми выдающимися. Да, у них имелись собственные уникальные разработки, секреты мастерства, талант, репутация, но торговца интересовало совсем другое. Объёмы выпуска продукции и итоговая прибыль. Чаши весов склонились в сторону оружейника Дарсана.


     Во всей этой истории меня привлекло другое, упоминание, что мастерская Амун так и не стала убыточным предприятием, принося пусть небольшую, но стабильную прибыль. С которой они постепенно погашали долги. И это с учётом того, как Санжар организовал им проблемы со сбытом артефактов, пытаясь окончательно загнать в долговую яму. Для чего подговорил знакомых торговцев больше не иметь общих дел с Амун. Плюс ко всему, если приведённые Дарсаном головорезы сейчас разгромят этот дом, как обещали, то выбраться из ловушки станет практически невозможно.


     Как выяснилось, мрачные типы с чёрными браслетами тоже считали, что мастер им что-то задолжал. За защиту от самих себя. Так что одним погромом дело могло не ограничиться. Некоторые из бандитов открыто бросали похотливые взгляды на внучку мастера Дарила, оказывая на него ещё больше психологического давления.


     Стороны конфликта так увлеклись выяснением отношений, яростно ругаясь, что совсем позабыли обо мне, тихонечко сидящим в сторонке.


     – Простите, уважаемые, а о какой сумме долга идёт речь? – мой вопрос прозвучал для них громом посреди ясного неба.


     – Уважаемый, а почему вы всё ещё здесь? Уходите. Не видите, эти дари сейчас не в состоянии вам помочь, – недовольно попросил толстяк. – Найдите их позже. Уверяю, сможете купить то, за чем сюда пришли, значительно дешевле. Почти даром.


     – Да пусть совершат сделку, – снисходительно разрешил Дарсан. – Много времени она не займёт, а лишняя монетка им пригодиться. С нами расплатиться, – глумливо усмехнулся. – Эй, старик, чего он хотел?


     – Покупай быстрее и проваливай, – угрожающе посоветовал бригадир бандитов, указав мне тесаком в сторону выхода.


     – Сами проваливайте, шелудивые псы! – воинственно рявкнул покрасневший старик, у которого от всего происходящего подскочило кровяное давление. – Это пока ещё мой дом. Не указывайте, как Амун следует поступать со своими гостями. Иначе клянусь Канаан, я поотрываю вам головы.


     Похоже, сейчас начнётся очередной раунд выяснения отношений на грани членовредительства. К которому присоединится ещё несколько дари, домочадцев Амун. Жёны, невестки, дети старого мастера, внуки, вооружившиеся нехитрой домашней утварью и, что опаснее, результатами своих трудов.


     – Могу я всё-таки услышать, о какой сумме долга идёт речь? – любезно повторил свой вопрос.


     Несколько обычных уличных бандитов с парочкой агрессивных мошенников на фоне всего пережитого, смотрелись откровенно жалко. Ничуть не впечатляя. Мне нечего было их бояться, особенно с учётом стоящей за спиной Аюни, способной за пару секунд нашинковать смертников в салат из баклажанов с томатной пастой. Другое дело, за ними могли стоять более серьёзные дяди, но так и я не герой одиночка. Натравлю на них одну плохую девочку, у которой много хороших братьев.


     Дарил, посмотрев на меня с подозрением, озвучил сумму. Чудом, не иначе, можно считать тот факт, что она почти равнялась полученному от Умара количеству золота, за вычетом всего двух динаров. Размышления заняли всего какую-то пару секунд. С одной стороны, мешок, предположим, рыбы, с другой, удочка. Вопрос, что из них полезнее.


     – Позвольте ещё узнать, Амун свободный род, или чьи-то вассалы?


     – Свободный, – коротко пояснил сын Дарила, в чьих глазах появился огонёк интереса и надежды на благополучный выход из тупика.


     – Тогда, уважаемый мастер хамди, Дарил сын Язеда из рода Амун, выслушайте моё предложение. Принимать его или нет, решать только вам. Меня зовут кундар Амир из Шаль-Аллмара по прозвищу Погибель Ифритов, – почему бы не взять на вооружение хороший совет. – Из свободного рода. Я недавно прибыл в Шаль-Сихья.


     Сдвинув рукав, продемонстрировал браслет, подтверждая свой статус. Впервые оценив удобство этого способа знакомства.


     – Если не возражаете, то под гарантии, заверенные храмом Крылатого древа, я могу выплатить ваш долг этим уважаемым, – подпустил в голос иронии, – дари. Со своей стороны, вы обязуетесь вернуть мне в два раза больше, равными, ежесезонными выплатами, оговорёнными письменным соглашением. Он будет храниться в храме, чтобы никто из нас не посмел его нарушить или неверно истолковать. Ставясь до полного погашения долга деловыми партнёрами. Ни на вашу землю, ни на ваше имущество, я не претендую. Если же по какой-то причине, – озвучил на всякий случай, рассчитывая, а вдруг, – изъявите желание пойти ко мне на службу, дав клятву верности, то, как ваш господин, возьму на себя не только долги, но и защиту от всяких проходимцев, – бросил косой взгляд на ошарашенного купца и лысого ремесленника, – а также помогу выйти со своими изделиями напрямую на знать Шаль-Сихья. Вплоть до повелителей. Есть у меня среди них некоторые знакомства, – скромно улыбнулся, припомнив, скольких мне это стоило сгоревших нервных клеток.


     – Что-то ты заврался, парень, – нахмурился Дарсан, не желая в последний момент упускать добычу из рук.


     – Пожалуйста, проверяй. И попрошу мне не тыкать, простодарин. Пока твоя голова всё ещё находится на плечах, а не лежит в корзине, – жёстко его одёрнул.


     – Не слишком ли много на себя берёт какой-то заклинатель стихий медного ранга? – как бы ни к кому не обращаясь, подивился бригадир бандитов. – Я таких с десяток приведу, если нужно.


     – Столько, сколько унесу, – отрезал с холодком в голосе.


     С этим придурком любезничать не собирался. За его убийство с меня даже штрафа не спросят.


     – Не думал, что скажу это, но…, – призвав Шисса'ри, указав на него пальцем, разрешил, – можешь его съесть. Заслужил.


     Змей, в отличие от побледневшего бандита, обрадовался. Даже поблагодарил, назвав хорошим головастиком. Стрелой метнувшись к цели, широко разинув рот, втянул его в себя как пылесос пылевое облако, окружённое волнами искажённого пространства. Не захотев чулком натягиваться на тушку, подобно удаву.


     «Нужно обязательно в ближайшее время выяснить, на что же способен Шисса'ри, а то такое чувство, будто мне дали микроскоп, а я им только и делаю, что забиваю гвозди», – сделал себе строгое внушение.


     Только сейчас сообразив, я ведь до сих пор так и не разобрался, что же за кота в мешке получил от загробного работодателя. Пользуясь им от случая к случаю. Дальше это продолжаться не должно.


     Появление Шисса'ри вызвало шок и трепет. Присутствующие смешно выпучили на него глаза. В этот раз решил пренебречь скрытностью ради зрелищности. Всё равно наличие у меня Пожирателя солнца уже мало чем отличается от секрета Полишинеля. Впрочем, поторопился радоваться. Меня быстро спустили на землю, доказав, что зазнаваться ещё ой как рано.


     Испуганно дёрнувшись, близкий приятель проглоченного бандита, рефлекторно выхватив метательный нож, метнул его в меня. В первую очередь стараясь избавиться от заклинателя. На близком расстоянии уклониться было практически невозможно. Едва не отправился в райские кущи собирать голышом крапиву, если бы не сверхбыстрые рефлексы Аюни, отбившей лезвие голой рукой. Метко плюнув в ответ стальной иглой. Загнав её в лоб головорезу, уже замахивающемуся для второго броска.


     – Ещё несогласные есть? – с трудом удалось сохранить внешнюю невозмутимость.


     Сложив пальцы вместе, чтобы не дрожали. Пытаясь выглядеть расслабленным и самоуверенным, как раньше. Зная, перед такими типами нельзя показывать свою слабость или страх.


     – Ты за это ответишь, – фальшиво храбрясь, пригрозил другой бандит, нервничая под взглядом Шисса'ри, разглядывающего его с явно гастрономическим интересом.


     Разве только не облизывающимся.


     – За что? – действительно удивился. – За то, что на аристократа напал грязный бандит из низших слоёв общества и он был вынужден защищать свою жизнь? Ты, правда, идиот?


     Не дожидаясь его реакции, вновь повернулся к Дарилу.


     – Решайте. Если не услышу вашего ответа в течение минуты, я ухожу. Не вижу причин здесь оставаться.


     – Деда? – просительно посмотрела внучка на задумавшегося мастера Дарила.


     – Это серьёзное решение. Так просто его не принять, – неуверенно заколебался старый артефактор.


     – А у нас хватит времени на размышления? – ядовита заметила девушка, насев на него, требуя быстрее определяться.


     Ситуация зависла в подвешенном состоянии, балансируя на краю пропасти.


     – Отец, нам и правда не помешает нормальная защита, а не эти наёмники, которые сегодня здесь, завтра там. Да и кто будет разбираться со знатью, если потом эти упыри приведут её к нашему порогу. Ты? – с сомнением высказался старший сын. – Господин Амир из Шаль-Аллмара предлагает решение наших проблем.


     – Взамен, свалив нам на голову свои, – проворчал Дарил, но не настолько убеждённо, чтобы считаться ярым противником моего предложения.


     – Отец, я поддержу любое твоё решение, – высказался второй сын, занявший нейтральную позицию.


     – Говори сразу, старый дурак, – раздражённо попросила жена Дарила, грозно уперев руки в бока, – мне продолжать готовить обед или всё бросать и собирать вещи? У меня бульон уже закипает. Возился бы и дальше со своими украшениями, не примеряя золотых штанов хайдар, так нет же, загорелся желанием зарезав курицу, съесть лошадь, – применила местную поговорку, означающую стремление к быстрому, необоснованному обогащению.


     – Уймись женщина. Куда глядели мои глаза, когда я выбрал тебя, а не твою подругу, дуру, – вздохнул несчастный мастер. – Иди, готовь свой бульон. И не забудь перца побольше насыпать. Чтобы аж до слёз пробивало. Господин кундар Амир из Шаль-Аллмара, род Амун готов уйти к вам под руку, обменявшись клятвами верности, – с самым серьёзным принял решение.


     Низко поклонившись, по всем правилам. Его дети и внуки облегчённо выдохнули, расправив плечи, будто скинули незримый груз. Передав право говорить от их имени. Понадеявшись, что теперь решатся все проблемы рода Амун. Подсознательно больше полагаясь на мой статус члена старшей знати, нежели личность и уж тем более миловидную внешность молодого парня. Но решающим аргументом, о чём узнал позже, стало наличие родового хранителя. Посчитав такой выход из сложившегося положения вполне нормальным явлением. Особенно ему обрадовалась внучка Дарила.


     – Господин Амир, можете наказать вот этого дари? – тут же мстительно пожаловалась, указав на одного из нервно сглотнувших бандитов. – Он был со мной очень груб.


     Скорчив умилительно-просительную рожицу. Проигнорировав предостерегающее, грозное шиканье матери, опасающейся, что вздорная девица всё испортит.


     – Аюни, сломай ему руку и выкинь из дома, – с важным видом отдал приказ автокукле. – Теперь давайте решим с вами, уважаемый хайдар и хамди, – будучи в хорошем настроении, обратился к лысому и толстому, – как завершим наше знакомство к обоюдной выгоде, – хищно улыбнулся.


     Разговор надолго не затянулся. Особенно после того, как попросил своего духа сожрать убитого, избавляясь от тела. Заполучив от мастера Дарила пишущие принадлежности и бумагу, написал письмо, после чего объяснил, куда его следует доставить, чтобы получить свои деньги. За которые с них потребуют расписку, о чём отдельно указал в послании для Дехи. Вряд ли эти мошенники рискнут создавать проблемы возле поместья Аллмара. Да и нужное впечатление оно на них произведёт. Ну а нет, мне же лучше, и золотые овцы останутся целы, и жадные волки будут истреблены.


     Выпроводив под присмотром Аюни незваных гостей, плюнув им вслед, Амун в полном составе собрались на большой семейный совет. Посадили меня на почётном месте, рядом с главой. Начавшегося с главного вопроса, что для них с сегодняшнего дня изменится. Объяснил, да почти ничего. Будут и дальше спокойно жить, трудиться, растить детей. Никуда их переселять не собираюсь, разделять, заставлять заниматься непонятно чем, гнать на войну. Вместо этого, в качестве налога буду забирать необременительную часть доходов. Определять направление работы и перечень лиц, с кем можно или нельзя иметь дела. Всё, как полагается. Помимо прочего, затронув тему моих обязательств по отношению к ним.


     – Как ваш господин, я буду не только требовать выплату положенной доли с прибыли, выполнения распоряжений и уважения, – выглядело несколько забавным, когда старому мастеру об этом заявлял бездомный и безработный юноша, – но и выполнять свои обязанности. Такие, как выступать в защиту, отстаивать интересы, заботиться о роде Амун, – перечислял с серьёзным видом. – Помогу крепче встать на ноги, ведь отныне ваша сила, моя сила, – добавил пафоса. – Как, верно, и обратное.


     Не забыв в нескольких словах намекнуть, что не позволю садиться себе на шею, а то мало ли, примут за неопытного, мягкосердечного юнца. Без жизненного опыта.


     Правда, общаясь с Амун, немного не учёл, что моё представление о широте полномочий господина из старшей знати основывалось на аналоги из земной, средневековой истории и культуры. С последствиями чего столкнусь несколько позже, узнав много нового. В самый неожиданный момент.


     Произнесённые слова собравшимся понравились. Одобрительно закивали, неразборчиво зашептавшись между собой. Выступать перед рабочими мне было не привыкать, так что не особо робел и смущался, переживая по поводу того, как всё это смотрелось со стороны. Импровизировал, чувствуя эмоциональный подъём. Даже если с этой затеей ничего не получится, не страшно. Найду что-нибудь другое. У меня через месяц состоится несколько смертельных поединков. Вот о чём нужно волноваться по-настоящему. Отчасти поэтому без сожалений расстался с деньгами. Да и костюм благодетеля, чего скрывать, примерить было приятно. Видеть то, как они на меня смотрели.


     Я понимал, отношение Амун ко мне может быстро измениться. Пока оно завышено авансом, под воздействием внешних угроз, ожиданий, и хороших впечатлений, полученных при первом знакомстве. Ни о какой верности, любви, глубоком уважении, пока речи не шло. Этого можно только заслужить, а не купить.


     Закончив вступительную речь, сказав то, чего от меня желали услышать, приступил к расспросам мастера Дарила. Выяснив следующее. Род Амун считался довольно малочисленным по местным меркам. Подумаешь, всего-то одиннадцать дари. Своего духовного хранителя не имел. Одарённых в семье, всего четверо. Сам старый мастер, оба его сына и внучка. Большие надежды возлагались на ещё одного внука, годовалого малыша, который, по всем прогнозам тоже должен вскоре обрести дар Канаан. Сильнейшим из присутствующих, как и ожидалось, являлся мастер Дарил, сумевший дотянуть аж до владеющего воздухом, что соответствовало серебряному рангу. Старший из его сыновей, недавно взял бронзовый, а младший и внучка, прочно застряли на медном. По словам главы рода, изготовлением артефактов, их семейным делом, Амун занимались уже много поколений. Передавая секреты мастерства от родителей детям, если у них обнаруживалась искра одарённости. Без этого никак.


     Что касалось предметной стороны вопроса, то тут новости были похуже. Амун специализировались на разработке и изготовлении артефактов защитного типа на основе стихии воздуха, по большей части, в виде ювелирных украшений. Кольца, цепочки, браслеты, ожерелья. В последнее время им ещё пришлось заниматься бытовыми артефактами. Простенькие, дешёвые, неприхотливые, охотно раскупаемые жителями близлежащих кварталов, у которых имелось не так много денег, как и необходимостей обзаводиться мощными защитными артефактами. Запасов материалов и готовых изделий, на складе, пока хватало. Основная проблема возникла со сбытом. Прежние крупные покупатели из-за сговора с Санжаром отказались вести с ними дела, а новые, товар брали неохотно, в малом количестве. Несколько постоянных клиентов среди аристократов и наёмных отрядов не сильно спасали положение.


     Прикинув свои возможности, вспомнив первоначальный план, объявил.


     – У меня есть выход на высшую знать, но сомневаюсь, что им нужна разная мелочёвка со стороны. У них и так всё есть. Свои мастера, торговцы, договорённости, планы. Не слышал, чтобы искали что-то новенькое. Амун для моих друзей слишком незначительная величина, а сам я, к сожалению, общих дел с хайдар не имею. Разве только с братством Чёрных мышей, – признал, вызвав у ремесленников некоторое удивление и кратковременный всплеск оживления. – Поэтому предлагаю следующее. Чтобы вызвать у покупателей интерес, суметь заставить их самих нас искать, – сознательно не стал разделять себя с родом Амун, добиваясь дополнительных положительных очков репутации, – нужно предложить что-то новенькое, необычное, трудно получаемое. Желательно, чего больше ни у кого найти не смогут. Продажа зачарованной посуды и безделушек только окончательно оттолкнёт от вас знать. Они не будут ценить защитные артефакты с клеймом Амун. Доверять им, – высказал свои мысли.


     Судя по тому, как меня внимательно слушали, ремесленники и сами это прекрасно понимали.


     – В чём-то вы правы, – степенно согласился мастер Дарил. – Всегда нужно стремиться к большему. Развиваться. Однако наши возможности ограничены. Мы не можем взять и резко переключиться на что-то другое, незнакомое, несвойственное нашей силе. Лежащее за её границами. На сегодняшний день Амун могут сделать почти любые артефакты стихии воздуха, до серебряного ранга включительно. Сложные, составные, комплектные, комбинированные, с хитростями и особенностями, которые можем сделать только мы. Поэтому у нас есть что предложить вашим друзьям из высшей знати, – попытался пойти привычным путём, стремясь поднять свою значимость в моих глазах, ради благополучия рода. – Как раз на такой случай держим несколько готовых изделий. Почему бы не попробовать их предложить? Уверяю, они этого определённо стоят. Стыдиться вам не придётся.


     – Не сомневаюсь, у вас есть что предложить. Как и многим другим хамди, – напомнил, что они не единственные артефакторы в Шаль-Сихья. – Почему бы не попробовать пойти другим путём. В обход очереди. Совместив ваше мастерство и мою родовую силу? Да, у меня всего лишь медный ранг, но это временное явление, призванное отвлекать чужое внимание, – приврал. – К нему прилагается очень высокий контроль стихии пространства, а также наличие сильного духа хранителя, чем могут похвастаться весьма немногие, – усмехнулся, положившись на мнение мастера Закира.


     Вспомнив какой у меня дух, а также его стихию, народ побледнел, проникшись перспективами возможных неприятностей. Пришлось успокаивать.


     – Не волнуйтесь. И великие Сихья и древние Ханай прекрасно обо мне знают. С некоторыми из них знаком лично. Проблем из-за этого у Амун точно не будет.


     Как бы сказали на бирже, цена моих акций стремительно подросла. Как у весельчака Маска, под воздействием косячка с марихуаной, рассказавшего на камеру об очередном суперпроекте с гипер чего-то там лупой.


     – Если удастся скомбинировать наши способности, все проблемы решатся. Клеймо Амун приобретёт совершенно новое значение, – щедро раздавал обещание. – У меня есть на примете один хороший заказ, с которым к вам и пришёл, но его буду обсуждать только в более узком кругу, как секрет, который ни в коем случае не должен уйти на сторону, – предупредил со всей серьёзностью.


     А то, кто его знает, как в этом мире обстоят дела с авторским правом.


     – Понятие секреты ремесла нам очень хорошо знакомы, – со всей ответственностью заверил Дарил, под одобрительный гомон родни. – Не волнуйтесь господин. У нас к подобным тайнам допущены только те, кто непосредственно с ними работает. Впрочем, как и у всех настоящих мастеров, – не захотел ставить Амун выше остальных.


     Договорились, что совместной работой займёмся прямо с завтрашнего дня. На сегодня у меня ещё были неоконченные дела. Вспомнив о них, поинтересовался, не знает ли Дарил, где поблизости можно снять жилой дом на четверых дари. Пусть даже с хозяйкой, с подселением. Не дороже динара за декаду. Гостиница с её проходным двором меня не устраивала. Как, по соображениям безопасности, дороговизны, так и по наличию посторонних глаз, от которых хотелось держаться подальше. Понадобится о чём-то сообщить всему городу, напишу в газету, если она здесь есть. Нет, открою свою, на жёлтой бумаге, под названием, – Вестник главного героя.


     На некоторое время задумавшись, Дарил сообщил, что знает подходящий вариант. Через три улицы, на окраине соседнего квартала кунан, Чистые камни, проживает род Хаян. Один из самых авторитетных среди них. Старый, многочисленный, с давней историей, без ведома которого на территории Чистых камней мало что происходит. Другое дело, Хаян старались в чужие дела не лезть и в свои никого не пускать.


     Контролируя почти половину съёмного жилья и доходных домов в том квартале, они вполне могли предложить хороший вариант. Всё что для этого требовалось, договорится с главой, вовремя платить и соблюдать их правила. Поскольку в квартале слуг, как несложно догадаться, всем заправляли кунан, разделяющие точку зрения, моя земля – мои правила, мой дом – моя крепость. Пускай даже формально земля им не принадлежала. Однако помимо центральной власти где-то там, всегда существовала местная, гораздо ближе, чем хотелось бы. Не договорившись с последней, спокойной жизни не увидишь, а то и её самой. В подтверждение вспомнилось поведение кунан Аллмара на их части поместья. Где главными были именно они. Справедливости ради стоит отметить, не выходя за определённые границы, не забывая, кто кем должен вертеть, собака хвостом, или хвост собакой.


     – Какому знатному роду служат эти кунан? – захотел заранее прояснить важный момент.


     Список моих недругов заполнялся с пугающей скоростью. Как бы случайно не засунуть голову в пасть крокодилу.


     – Никакому. Хаян свободный род. Не самый сильный и богатый. Когда-то у них были хозяева, даже дважды. После того как первых вырезали на какой-то давней войне, много веков назад, им посчастливилось приткнуться ко вторым, но тех тоже постигло несчастье. Подробностей не знаю, но вроде, сильно ослабев после длительной вражды с другими знатными домами, их раздёргали на части, поглотив самые вкусные кусочки, а бывших слуг, за ненадобностью разогнали. С тех пор так и сидят, прозябая на окраинах верхнего Шаль-Силья, в нашей дыре. Ожидая лучших времён, когда вновь смогут возвыситься, обретя великую цель. В кварталах кунан таких почти каждый второй. Остальным, либо уже всё равно, выгорели изнутри, живя сегодняшним днём, либо отчаявшись, ударились в крайности, либо бросив всё, отправились странствовать в поисках смысла жизни.


     – Неужели не могут найти себе работу? – посочувствовал им.


     – Почему же, какую-то временную находят, как-то крутятся, выживают, но ведь желают совсем не этого. Вот вам господин Амир случайно несколько сотен слуг Чистых камней не нужно, почти даром? – с улыбкой предложил, заранее зная ответ.


     Иначе я бы здесь не сидел и такие речи не вёл.


     – Нет, – оправдал ожидания.


     Как представлю, что с ними делать, чем кормить, чем занять, чем платить, где разместить, как объясняться с властями, сразу головная боль подступает. К тому же чем крупнее добыча, тем активнее хищники, для каждой свои. Если кто-то скажет, что кунан и сами вполне способны о себе позаботиться, тогда возникает другой вопрос, зачем я им нужен. Вряд ли ищут себе господина ради того, чтобы всё осталось по-прежнему.


     – Вот и другие аристократы отвечают также, – грустно вздохнул Дарил. – Кому не нужны, у кого уже есть, получше, из родовых, а иногда такая сволочь попадается, что её проще сразу сжечь в присутствии жрецов Канаан. У вас, не обижайтесь господин, забавы такие, резать друг друга, за власть, косой взгляд, амбиции, или какие старые обиды, а слугам потом, что делать? Куда податься? – мягко укорил. – К врагам, за объедками? На помойку? В пустыню? Вон, оттуда недавно целая толпа обескровленных, разорённых войной беженцев из Шаль-Аллмара подвалила, пополнив ряды наших бездельников. Это новых высоких домов в Шаль-Сихья давно не появлялось, – посетовал старый мастер, – а лишних ртов, что ни сезон, то прибыток. Та знать, что переехала сюда вместе с ними, в дополнительных рабочих руках не нуждается. Вояк, правда, ещё берёт, но только потому, что пушечное мясо всегда быстро заканчивается. Да и у нас, мастеровых, та же печаль. Сделать-то мы можем многое, вопрос, для кого? Кто всё это купит? Что завтра в голову высоких господ зальётся, хмель, кровь или моча, – поделился наболевшим. – На что нам ориентироваться? Плуги зачаровывать, новые курильницы благовоний, а может ещё вчера надо было на пушки переключаться.


     Ну да, у каждого свои печали. У кого-то брильянты мелкие, у кого-то бородавки крупные. Что-то старик совсем расстроился. Поднимем-ка боевой дух.


     – Вот завтра и скажу, что будем делать. Пока наводите порядок, готовьте материалы, место, инструменты. Для работы нам понадобится порошок из пространственного дохи, несколько видов различных металлов, а также инструмент для работы с ювелирными изделиями. Какие именно понадобятся металлы, пока не скажу. Найдёте?


     – Найдём, правда, немного. Кое-какие запасы порошков у нас на складе ещё остались, – сообщил Дарил, переглянувшись с женой, которая едва заметно кивнула.


     – Много нам и не понадобится, – успокоил Амун. – Тогда, завтра утром увидимся, – поднялся на ноги, завершая собрание.


     


     Проводить нас до нужного места мастер отправил одного из сыновей. Показав этим своё уважение.


     Покинув квартал ремесленников, оправдывающий своё название, перешли в квартал слуг. Разница между ними визуально бросилась в глаза. Не только улицами, мощенными плиткой из светлого камня, откуда и пошло его название, идеально выметенными, но и простором, высотностью зданий, чистотой, опрятностью фасадов. Здесь встречалось куда больше зелени, заботливо рассаженной в кадки и горшки, поливаемой вручную, из кувшинов. Почти вся она была переносная, карликовая, являясь гордостью хозяев, выставляемая на балконы, окна, крыши, заборы. Не только радуя глаз, но и принося определённую пользу. В части дворов из них целые оранжереи и крохотные садики разбивали, с которых собирались различные травы, цветы, свежие плоды и овощи. По полной используя их потенциал. Из здешней песчано-каменистой земли, не знавшей дождей, самостоятельно, крайне мало что могло вырасти.


     Ещё в квартале Чистых камней проживало заметно больше народа. Одетого в характерные одежды кунан строго определённой расцветки и фасона. На видные места, где любили отдыхать горожане, раскладывались многочисленные ковры, половички, циновки, завешивались яркими тканями, а уж сколько на улицах разновидностей плетёных корзин повидал, не передать словами. Носимых в руках, на спине, на головах, больших, маленьких, плоских, с ручками и без.


     Зато здания в квартале ремесленников были украшены намного разнообразнее, красивее и изысканнее. Их архитектура на голову превосходила по большей части однообразные и однотонные постройки кунан. Те, что они возводили сами. Не говоря уже про основательность и размах. Хамди не могли похвастаться старательностью ухода за вещами и постройками, откуда возьмут столько свободного времени, однако, если надо было что-то сделать с нуля, в этом им равных нет.


     Стоило упомянуть и о следующем. Железного занавеса между кварталами не наблюдалось. Касты активно взаимодействовали между собой. Уравновешивая сильные и слабые стороны друг друга. Пока рабочие бригады хамди возводили в Чистых камнях новые дома, ремонтировали лестницы, чинили печи, организованные группы кунан наводили в Рыжем скорпионе чистоту, занимаясь доставкой вещей и готовой еды, вывозом мусора, что-то подкрашивали, поливали. Дашун тем временем, патрулировали улицы, хайдар завозили сырьё, обратно вывозя готовые товары. Все четыре касты простолюдинов, входивших в один большой круг би’дерра, такие как кунан, хамди, хайдар, дашун, в порядке возвышения, гармонично друг друга дополняли. Несмотря на наличие тараканов в голове, у каждого своих. Вот кого в квартале Чистых камней редко встретишь, так это представителей другого большого круга, ал’дерра, то есть знати. Насчитывающей аж три касты, непонятно зачем разделённых на шочи, кундар и бахи. Из них сюда забредали редкие единицы, в основном ненадолго, по делам.


     – Пришли, господин, – сын Дарила, остановился возле массивных ворот, оббитых металлом, ведущих в просторный двор. – Это главная резиденция рода Хаян.


     За стеной, в отдалении виднелось несколько черепичных крыш одноэтажных, длинных построек. С них перевёл взгляд на молодого мужчину в лёгкой укороченной одежде и в чалме, скучающего около ворот. Стоящего на страже с одной лишь длинной палкой, что, похоже, его нисколько не смущало.


     – Спасибо Найбих. Возвращайся. Дальше я сам, – поблагодарил за помощь.


     – Уверенны, господин? – задержался мужчина, беспокоясь о благополучии свежи обретённого хозяина.


     – Да. Разве только Амун хорошо знакомы с Хаян, – вопросительно на него посмотрел.


     – К сожалению, не настолько, – искренне огорчился. – Мы как-то делали им ледник под домом, для хранения продуктов, да продали несколько стационарных щитов воздушной завесы. Были проблемы с шумом и неприятными запахами в одном из доходных домов Хаян. – объяснил Найбих.


     Велев ему возвращаться, под любопытный взгляд сторожа, не чинившего препятствий, прошёл внутрь. Там меня оставила кунан, которая, выслушав просьбу, проводила к главе. В большой комнате, похожей на открытую веранду с плетёной мебелью, в окружении приземистых плоских сундуков и обилия подушек, меня приняла старая, полноватая женщина с редкими седыми волосами, морщинистая, как сухофрукт. Чья кожа со временем поблекла. Впервые видел настолько пожилого дари. Её собранные в клубок волосы были крест-накрест закреплены деревянными спицами. Отличительными чертами главы Хаян выступала чёрная повязка, закрывающая левый глаз, клетка с попугаем, подвешенная на стоящую рядом вешалку и курительная трубка с длинным мундштуком. Не болтайся на её руке браслет кунан, принял бы за прожжённого ветром и морской солью капитана пиратского корабля, на пенсии.


     – Госпожа Флинт, – вежливо склонив голову, сказав не подумав, под воздействием ассоциаций.


     – Зови меня мать Кифая, юноша, – спокойно поправила женщина, затянувшись ароматным, терпким табачком. – Что привело тебя в наш дом? – неторопливо спросила, изучающе меня разглядывая всё ещё ясным взором.


     – Светлого дня, мать кунан Кифая. Я бы хотел на время обрести приют у вашего очага. Если это не нарушит твой покой. За скромные дары. Поскольку такому путнику, как я, нужен отдых, – начал излагать просьбу в духе традиций. – Не надеться ли у вас свободного домика для меня и моих спутников. На четверых дари, – Аюни не в это число включать не стал.


     Надеясь провести с собой как рабочий инструмент, то есть бесплатно.


     – Так отчего же не пошёл в гостиницу? – полюбопытствовала со всё тем же безмятежным выражением лица.


     – Мне больше по нраву домашний уют и покой. Да и еда в нём, кажется, вкуснее. С этим у Хаян, насколько вижу, лучше, чем у многих, – польстил. – К тому же мой кошель изрядно отощал в последнее время. Вскоре он вновь наполнится, но как минимум пару декад до этого счастливого момента где-то нужно переждать.


     Намекнул, что не стоит ожидать от меня слишком многого. В плане денег. Отвечая на вопросы матери Кифая, рассказал, что с несколькими женщинами сбежал из сожжённого Шаль-Аллмара. С работой вопрос уже решил, осталось разобраться с жильём. Описав себя как тихого, скромного, безобидного парня. Прямо мечту, а не квартиранта. Такого, как бедного студента медицинской академии с большим багажом знаний по химии. Изворачивался, как умел, рассказывая о себе, избегая прямой лжи. Подумаешь, о чём-то умолчал, заботясь о её крепком сне. Пусть за это спасибо скажет. Она и сказала, только немного другими словами, не о том и не обо мне, указав трубкой на Аюни.


     – Отчего твоя спутница постоянно ходит в маске, закутавшись в платок? Надеюсь, ничего заразного?


     – Стеснительная она у меня. Очень. Только это не маска. Аюни, сними платок, – приказал.


     Рассмотрев автокуклу, слегка изогнув губы, с иронией уточнила, – Говоришь, бедный странствующий философ и писатель? Мухи зря не прихлопнешь?


     – Истинно так, – ещё раз скромно поклонился, не моргнув и глазом. – Аюни, свет очей моих, единственный подарок от хорошего друга, за подставленное ему в час нужды плечо.


     – Точно плечо? – скосила взгляд единственного глаза значительно ниже, заставив почувствовать себя несколько неловко. – Многие за такой подарок…, – замолчала, сделав очередной долгий затяг, разжигая угли в трубке.


     Выдохнув колечко дыма.


     – А у вас можно грубо браниться? – невинно уточнил.


     – Мне, да. Вот что, юноша, покажи-ка для начала руку. Если всё ещё не передумал воспользоваться нашим гостеприимством.


     Без промедлений закатал рукав на той руке, на которой не было браслетов.


     – Смешно, – бесстрастно прокомментировала старуха.


     – Видите, не пробыл здесь и получаса, а уже принёс вам хорошее настроение, – улыбнулся старой жабе.


     Я не обидчивый, я злопамятный, а это другое. Закатав второй рукав, показал родовой браслет кундар, не вызвавший у неё удивление.


     – Где-то так и подумала, – прежним тоном высказала свои мысли совершенно непрошибаемая бабка.


     Немного поторговавшись, сошлись на цене по золотому динару в декаду за небольшой двухкомнатный домик. Без включения в предоставляемые услуги питания, стирки, уборки, сказки на ночь про кошечек, что царапают спинку. Ничего, у меня свои кунан простаивают без дела. Вызвав служанку, позвонив в бронзовый колокольчик, мадам Флинт повелела ей отвести меня в третий дом двора Каменной сливы. Предупредив, что оплату за две декады вперёд она должна получить уже сегодня, до заката солнца. Иначе будет как вчера. На вопрос, а как было вчера, с доброжелательной улыбкой поведала, – Плохо. Кому-то было очень плохо. Но, не мне.


     


     ***


     


     Некоторое время посидев в тишине, отдыхая после разбора счетов и отчётов от сестёр хозяек доходных домов, мать Кифая снова позвонила в колокольчик. Особым образом. Через несколько минут в комнату зашёл крепкого телосложения мужчина дари с короткой причёской.


     – Да, мать Кифая, – почтительно поприветствовал главу рода.


     Которая уже и не помнила, когда взвалила на себя эту тяжёлую ношу после смерти мужа и старшей сестры. С удовольствием бы от неё отказалась, уйдя на заслуженный отдых, да всё никак не могла выбрать, кому же передать дела. У кого-то опилки в голове, у кого-то руки не оттуда растут, у других детство до сих пор в одном месте играет, а некоторых и вовсе, будто роженицам подкинули бродячие обезьяны, выдав за детей Хаян. Удавила бы их всех, чтобы и себя не мучили, и других, да что тогда от рода останется. Рожки да ножки, на радость собакам.


     – Ирим, отправь своих детишек разузнать насчёт нашего нового гостя. Который только что вышел из этой комнаты. Я его поселила в третьем доме двора Каменной сливы.


     – Вас что-то беспокоит, мать? – стоя на прежнем месте, тихо спросил мужчина, стараясь не повышать голоса.


     – Вот ты и выясни, что меня может побеспокоить, – немного сварливо заметила глава, помассировав виски. – Слишком уж этот соловей красиво поёт. Да, Бульон? – ласково посмотрела на старого, сонного попугая.


     Услышав свою кличку, обрадованная птица тут же взбодрилась, встопорщив хохолок, закричала, переступая с ноги на ногу, – Дерьмо, дерьмо, дерьмо, дерьмо…


     – Вот и я так думаю. Если в песне поётся про розы, то откуда запах дерьма, – недовольно проворчала мать Кифая.



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9