КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591437 томов
Объем библиотеки - 896 Гб.
Всего авторов - 235392
Пользователей - 108125

Последние комментарии

Впечатления

Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Михайлов: Трещина (Альтернативная история)

Я такие доклады не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Не ставьте галочку "Добавить в список OCR" если есть слой. Галочка означает "Требуется OCR".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lopotun про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Благодаря советам и помощи Stribog73 заменил кривой OCR-слой в книге на правильный. За это ему огромное спасибо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Ананишнов: Ходоки во времени. Освоение времени. Книга 1 (Научная Фантастика)

Научная фантастика, как написано в аннотации?

Скорее фэнтези с битвами на мечах во времени :) Научностью здесь и не пахнет...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Никитин: Происхождение жизни. От туманности до клетки (Химия)

Для неподготовленного читателя слишком умно написано - надо иметь серьезный базис органической химии.

Лично меня книга заставила скатиться вниз по кривой Даннинга-Крюгера, так что теперь я лучше понимаю не то, как работает биология клетки, а психологию креационистов :)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Лонэ: Большой роман о математике. История мира через призму математики (Математика)

После перлов типа

Известно, что не все цифры могут быть выражены с помощью простых математических формул. Это касается, например, числа π и многих других. С точки зрения статистики сложные цифры еще более многочисленны, чем простые.

читать уже и не хочется. "Составные числа" назвать "сложными цифрами"... Или

"Когда Тарталья передал свой метод решения уравнений третьей степени Кардано, тот опубликовал его на итальянском и

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Наперекор [Екатерина Васина] (fb2) читать онлайн

- Наперекор 559 Кб, 161с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Екатерина Юрьевна Васина

Настройки текста:



Екатерина Васина. Наперекор


Беги, иди, ползи к мечте

Свидание - это слово для девушки звучит как музыка.

Я же очень надеялась, что оно пройдет быстро и желательно безболезненно для моей психики.

Очередной “хороший мальчик”, просватанный на этот раз бабушкой. Внук близкой подруги сестры жены брата. Вроде это звучало как-то так. Я запуталась в генеалогических ветках уже на сестре. Потому остальное слушала обреченно, считая голубей на тротуаре. Шел обеденный перерыв, который переживала в ближайшем сквере. В такую погода, да в начале лета просто грех сидеть за компьютером, планшетом и так далее.

- Да-а-а, бабуль, - я бросила голубям еще кусок булки, - да, я понимаю, что жить одной в двадцать пять просто ужасно. Ага, и я просто вышедшая в расход старая кошелка, потому ты благородно поставляешь мне рыцарей. Что ты, я не издеваюсь. Ну… ай!

Бабушка проорала в телефон, что дала мой номер некоему Марату, так как желает дождаться правнуков. С ее то упрямством - дождется.

Скинула остатки булки голубям, те радостно заурчали, набросили как… стая голодных тигров.

- Слышали, да? - спросила у них. - И работа у меня дурная, и детей нет, и вообще я старая дева с дурью в голове. Это краткий перечень переживаний бабули. Хм, кто ж там на меня, красивую, польстился.

На самом деле, я тоже хочу любви. Жаль только, что она меня не сильно хочет.

Поплелась назад в офис, глядя как солнце играет на поверхности луж, на мокрой зелени. С утра прошла гроза, теперь воздух пах свежестью и куда-то делась вся городская пыль. Наш офис находился в старой части города, в двухэтажном старинном здании. На втором этаже. Говорят, по ночам тут можно увидеть призрака. Врут, наверное. Какой призрак выдержит круглосуточное дикое движение под боком. А наши окна выходят аккурат на проспект. По ночам нам в офис вечно светят фонари, а мимо проносятся машины.

- Кристина!

Млять, сходила за хлебушком, как говорится. Не успела войти в прохладный холл, где висел старинный телефон и стояло ободранное чучело волка, как меня перехватили.

- Кристина, где статья про быстрые диеты для отпуска?

- У вас на почте. - ответила я милым голосом. - Вот прямо перед обедом отправила, срок в срок.

Редактор нашего отдела смерила меня колючим взглядом. От него всем хотелось ежиться. Голубые глаза в обрамлении мелких морщин точно просвечивали насквозь. Кажется, Изабелла Владимировна, догадывалась о моей мечте, к которой я шла всю зиму и весну.

Я хотела перебраться в редакцию про известных личностей. Моя мания, моя мечта - брать интервью у известных людей, искать информацию о них. Речь не только об актерах или певцах. Наш журнал “Braselet” брал интервью у известных врачей и летчиков, у тех, кто стоял за охрану природы, у космонавтов.

Основали журнал двое братьев-близнецов. Достаточно давно. И до сих пор все шло хорошо, хотя в последнее время по офису бродили шепотки, что продажи упали. Нужно было что-то яркое и то, чего нет у остальных журналов. Все ломали головы. Каждый втайне надеялся, что вот именно он станет тем, кто выведет журнал на новый уровень.

Я не надеялась. Я была уверена.

- В моей почте писем от тебя нет.

Голос Изабеллы вернул в суровую реальность. Где за окном вовсю резвился первый день лета. Я почесала голову чучела, полысевшую от прикосновений. Бедный волк, знал бы он где будет стоять.

- Посмотрите в спаме, Изабелла Владимировна. Почему-то мои письма часто оказываются там.

Смерив меня недоверчивым взглядом, мой главный редактор прошла дальше по коридору. Я проводила ее взглядом и… пошла к Роману.

Роман как раз руководил отделом “Знаменитые лица”. Под его началом работали трое редакторов. Но одна на днях ушла в декрет. А нового еще не нашли.

Возле двери его кабинета я собрала всю свою наглость, волю и смелость. После чего постучала. Стук вышел нервный. Табличка на двери ехидно подмигнула надписью “Смирнов Р.М.”

- Ну! - послышался голос, резкий и деловой.

Так может говорить только очень занятый человек. Каким Роман Миронович и был. Если честно, я даже не в курсе, сколько ему лет. Сорок? Тридцать? Пятьдесят? Мужчина без возраста, в извечных джинсах и не менее извечной светлой рубашке. Хвост из длинных светлых волос, легкая щетина и очки в модной оправе - вот вам и облик Романа. Подчиненные его обожали. Любое замечание исправлялось сразу, а еще он умел слушать. И если был не прав, то умел извиниться.

Короче, я безумно хотела перейти к нему в редакцию.

- Ты кто? - уставился на меня Роман.

Перед ним стоял ноутбук, экран компьютера и планшет. Плюс из телефона доносился чей-то голос. Покосившись на стол, мужчина буркнул:

- Перезвоню.

После чего вновь поднял на меня взгляд. Его кабинет - смесь хаоса и художественной красоты. Со стены на меня таращилась африканская или чья-то там маска, с потолка свисал огромный паук с красными глазами. И постеры, много постеров, фотографий.

- Я слушаю.

- Роман Миронович, я хочу к вам отдел.

- Все хотят. - кивнул мужчина. - Из какого отдела хочешь дезертировать?

- Питание и здоровье. - вздохнула я. - Хочу с людьми, а не с диетами работать.

- О, как.

Роман покрутил в руках перо с золотым кончиком. Явно какой-то подарок.

- Ну хорошо, а что ты можешь предложить моей редакции? С людьми ведь работать надо, ключики находить. Это не диеты в Интернете искать, или по бабушкиным справочникам. Рецепт зелья из манго на тебя не наорет. А салат из одуванчиков капризничать не будет…

- Я возьму интервью у Дамиана Вольфа.

Роман прервал тираду на полуслове. Да, я выложила козырь!

- Как? - поинтересовался собеседник. - Как ты это сделаешь? Он твой потерянный в детстве брат? Вы учились вместе? Вы тайные любовники?

- Я нахальная и упорная. К тому же мои родители живут в Мванзе, это не так далеко от его заповедника. Они давно зовут меня приехать погостить, у меня есть виза и через неделю начинается отпуск.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

- О, как. - хмыкнул Роман. - Все продумала и пришла?

- Я возьму у него интервью. - заверила я. - Знаете почему? Потому что оно принесет нашему журналу международную известность. Да наш сайт раскалится!

Роман достал сигарету, покрутил ее и бросил обратно на стол. Я заметила, что там уже лежало несколько поломанных сигарет. Ну да, он же отучается курить.

- Раз все решила, то дерзай. Считай у тебя будет две-три недели. Получится - ты в моем штате. Не выйдет - не обессудь. Разговор останется между нами. Все, свободна.

Я развернулась, как оловянный солдатик и на негнущихся ногах вышла из кабинета. В себя пришла только уже за ноутбуком. Добровольно и с радостью влипла в авантюру.

- Крис.

Над пластиковой перегородкой возникла соседка по опенспейсу и близкая подруга по совместительству. Алена старше меня на пару лет, обожает яркую одежду и своего мужа. А еще она лихо находит самые интересные и необычные диеты, отчего наше начальство в ней души не чаит.

И ее письма никогда не попадают в спам. Вот как так-то?

- Изабелла опять мое письмо потеряла.

- У тебя талант. - хихикнула Алена. - Петруша из отдела моды сегодня на тачке со своим парнем приехал. Вот блин для девчонок облом.

Я хмыкнула. Все работники редакций находились в общей комнате по типу “опенспейса”, так что сплетни здесь не просто гуляли. Они чувствовали себя вольготно, точно на курорте. Не удивлюсь, если и про меня бродят шепотки. Мол, двадцать пять лет, шляется по своим горам, а парня все нет. А часики то тикают и все такое.

- Учитывая, что он никого не выделял и со всеми общался как друг, то прям да-а-а-а, удивительно.

- В женской душе всегда живет надежда. - хихикнула Алена. - А ты чего пришибленная то?

- Вечерком приходи, поболтаем.

Алена понятливо кивнула. Оно и верно, тут уши со всех сторон. Пластиковые перегородки высотой чуть выше плеча, понятное дело не звуконепроницаемые. Так что если шепнуть в одном месте “торт”, то в противоположном можно узнать как сожрать сладости после месяца жесткой диеты.

Я же развернулась к ноутбуку. Так, впереди статья о том, как можно совместить полезное и приятное. Вот же черт, и что придумать. Мой мозг пока не мог сочинить ни строчки. Там крутилась одна фраза “интервью с Дамианом”. Набрала в поисковике его имя, фамилию, подперл рукой подбородок.

Этот мужчина тридцати двух лет от роду не был ни певцом, ни актером, ни политиком, ни спортсменом, ни крутым бизнесменом, ни моделью. Короче сплошное “ни”.

Снова и снова я прочитывала наизусть выученные строчки. Старший сын очень влиятельной и богатой семьи. Даже с какими-то благородными корнями и все такое. То есть, его будущее было расписано идеально. Частный престижный колледж, затем не менее престижный университет и затем продолжение семейного бизнеса, связанного с разработкой и добычей руды, драгоценных камней и немного нефти. Выбранная родителями невеста из такой же семьи, чтобы жениться на ровне и сплотить капиталы.

Так вот Дамиан порвал все шаблоны где-то после университета. Когда продал свою долю в семейном бизнесе. Благо продал кузену, который давно облизывался на кресло в совете директоров. После чего забрал деньги, порвал помолвку и… уехал из Европы прямиком в Африку. А именно - в Танзанию. Где немедленно приобрел часть небольшого заповедника, который медленно загибался без финансирования.

С тех пор прошло пять лет. Заповедник стал недоступен для людей, получил кучу спонсоров и сытых довольных зверей. Дамиан со своим компаньоном жили где-то в его глубине, вели инстаграмм, канал на Youtube и свой сайт. У них в заповеднике, помимо диких животных, обитали те, которых спасли из разных ситуаций по всему миру.

И нигде ни слова о личной жизни Дамиана, о его планах и прочем. Куча видео и фото с животными, рассказы опять же о них.

И все.

При этом он оставался наследником. Несмотря на весь скандал отец не отлучил его от семьи. Но на переговоры ни с кем не шел. Только ответил коротко: “Наиграется, сам решит”.

Я опять вздохнула и закрыла вкладку. Дамиан никому не давал интервью. Вообще. Никак. Никогда.

А мне даст, подумала воинственно. Найду ключик, управу и так далее.

Остаток дня я потратила на то, чтобы списаться с родителями и друзьями. Первых обрадовала, что приеду. Вторым сообщила, что, кажется, меня опять сосватали. На что сразу пришел ответ, мол, пиши как понадобится помощь.

- Крис, до вечера.

Алена ненадолго задержалась у моего стола. Она обычно уходила чуть раньше, чтобы муж ее забрал по дороге. Сама она не водила, боялась и уверяла, что непременно попадет в аварию.

Я же хоть и водила с восемнадцати, но жила в районе на другом конце города. Так что нам было не по пути.

***
Звонок раздался ровно в шесть вечера. Я только - только вошла домой. Только-только бросила пакет с едой на тумбочку. На незнакомый номер покосилась с подозрением. Но мне часто звонили непонятные люди с непонятными предложениями. Такое чувство, что если я работаю в журнале, то могу слушать всякий бред!

- Слушаю. - ответила максимально нейтральным голосом.

Из комнаты, она же гостиная и спальня, выглянула Рыся, за ней маячил Рой с помятой усатой мордой. Мои дорогие кошаки явно дрыхли весь день.

- Это Кристина? - мужской голос, незнакомый.

- Она самая. - подтвердила осторожно. - А с кем…

- Меня зовут Марат. Марат Серов. Мне твоя телефон дала м-м-м, твоя бабушка. Говорит, ты занимаешься хайкингом. А я вот только начинаю, посоветоваться хотел.

Бонд. Джеймс Бонд. Так, бабушка с козырей зашла.

Занимаюсь - громко сказано. Скорее - иногда люблю побродить по природе и горам, чтобы расслабиться. Заодно и фоток наделать красивых.

И уж точно не подписываюсь водить по горам парней. Симпатичность в данном случае роли тоже не играет.

- О чем посоветоваться?

Согласна, возможно, мой голос прозвучал несколько грубовато. Но я только пришла с работы, мечтаю поесть и посмотреть очередную серию “Люцифера”. А тут звонят незнакомцы, да еще от бабушки.

- Где лучше начинающим ходить? Может, возьмете меня как-нибудь?

Я уже хотела сообщить, что, мол, извините, но нет. Не хватало еще вместо полученного удовольствия от прогулки получить ощущения воспитателя с дитяткой. Я этого парня не знаю, вдруг он тот еще нытик?

Ага, или вообще маньяк?

Насчет этого я тоже мысленно зарубку поставила.

С другой стороны…

- На этих выходных я хотела сходить на небольшую прогулку в горы. Так, в районе Иремеля. Ехать часа три, столько же на прогулочку и обратно. Выдержишь?

- Я люблю гулять. - сообщили мне в ответ.

Отлично, ты сам напросился.

- Ладушки. - я погладила возмущенных котов. - Тогда удобную одежду, немного перекуса и ботинки, в которых не пострадают ноги. Воды не забудь. Если есть лекарства, которые принимаешь постоянно, то тоже.

- Я никогда не принимаю химию.

Тут то мне б и прислушаться к звоночку. Но на меня смотрели две пары кошачьих глаз. И требовали, чтобы хозяйка немедленно покормила и погладила.

- Ну значит в субботу в семь утра встречаемся… - я назвала нужную улицу. - Там магазин “Добрый День” на углу. Ты на машине?

- Нет, я не вожу.

- Ладно, я буду за рулем. Все понятно? Давай тогда, мне кормить живность пора.

Так, с этим разобрались. Теперь живность и друзья. Заодно ужин в компании сериала, отдых и звонок родителям. Постепенно, не бросаться делать все сразу.

Пока запеканка крутилась в микроволновке, я досыпала корм двум котам. Рыся и Рой достались мне вместе с квартирой, когда родители уехали покорять здравоохранение Танзании. Понятное дело, что жилье с собой они утащить не могли, да и не особо хотели. Им там обещали домик со всеми удобствами и соседями-врачами. Животных не взяли так, как по договору они там не предусматривались. К тому же мама сомневалась что Рой выдержит дорогу. Коту десять лет, из пять лет он скачет на пару с диабетом и эпилепсией. Так что я стала их нянькой и рабынюшкой. Заодно немного медсестрой, чтобы уметь делать Рою уколы и мастерски запихивать в пасть таблетки.

Контракт у родителей заканчивался через три года. Они уже сообщили мне, что эту квартиру я могу забирать, себе купят новую. Потому я с чистой совестью постепенно обновляла обстановку. Например, содрала старые обои. За неделю, вместе с парой друзей, покрасила все стены в бежевый, в гостиной одну сторону сделала “под кирпич”. С мебелью тоже разобралась. Часть продала или отдала на Авито, часть - например еще бабушкино кресло - вытащила на помойку. Его даже бесплатно никто не забрал бы, там уже торчали пружины. И больно впивались в попу при попытке сесть. С мамой мы тогда немного поругались по Скайпу.

Я никогда не держалась за старые вещи, никогда ничего не копила. В отличие от родителей. Выкидывать бумаги я не рискнула, отвезла все на старую дачу и понадеялась, что их там не погрызут мыши.

Одно дело - хранить воспоминания в голове. Другое - прятать старый свитер лишь потому, что в нем кто-то когда-то впервые пошел. Подобные моменты проще хранить в виде фото.

Лере я позвонила во время ужина. Судя по чавканью в трубку, подруга тоже была занята набиванием желудка.

- Лера-а-а, у меня опять поклонник от бабушки.

На том конце телефона что-то звякнула, потом донесся блаженный вздох подруги.

- О да-а-а! Чай! Много холодного чая с мятой. Так, что там у тебя? Поклонничек адекватный.

- Пока не поняла. - я посвятила ее в свой план относительно субботы.

Лера слушала, хмыкала, пару раз хохотнула. А затем позвала нежным голоском:

- Кир, а Кир, тут мальчика надо по горам прогулять. Как насчет субботы?

Голос Кирилла - Леркиного мужа и моего еще детсадовского друга - я толком не расслышала. Так, неясный бас.

- Крис, он говорит, что нафиг на Иремель непонятного чела тащить. Тут местечко есть, час езды от города. Часа на два-три прогулки вокруг озера. Перепады нормальные.

- Хм… - я подумала, что так и правда лучше. - Ну… ладно.

- Слушай, Крис, - голос Леры перешел на шепот, - а если парень нормальный окажется.

Тут я не выдержала и фыркнула прямо в чашку, отчего чай с молоком обрызгал и лицо и сидевших рядом котиков. Эти фыркнули, но брызги слизали очень шустро. Нормальный парень! Да для меня это так же фантастически как встретить единорога.

За двадцать пять лет жизни я поняла одно: ко мне клеятся куча парней. Но при этом здравомыслящих или просто адекватных ровно ноль процентов. Причем некоторые свою неадекватность сначала весьма умело прячут под налетом таинственности. На такого со стороны взглянешь: ну просто темный властелин в изгнании не иначе. Но стоит познакомиться поближе, то понимаешь, что на самом деле рядом вурдалак обыкновенный.

- Если он нормальный. - я вложила в эту фразу все свое сомнение. - То, возможно, у меня будет секс. Первый за три года, блин.

Лера хохотнула и сообщила, что для секса необязательно проверять парня на выносливость в горах.

- Зато на адекватность проверю. - возразила я. - Сама же знаешь: в таких вот прогулках человека узнаешь быстрее чем на свиданиях в кафе и кино.

- Давай ее поспорим, что он не в курсе меня и Кира?

- И ваших собак. - кивнула я. - Заодно и с моими друзьями познакомиться. Ладно, Лер, тогда договорились. Ко мне скоро Алена забежит, хочу до ее прихода с предками поболтать.

Заодно я собиралась позвонить бабушке и выпытать подробности про “жениха”.

Коты сидели рядом и очень внимательно слушали. Иногда у меня чувство, что они все запоминают, а то и записывают. Иначе почему порой у них такие хитрые морды?

Из открытого окна тянуло вечерним теплым ветром и запахом асфальта вперемешку с листьями. Неподалеку от дома в очередной раз чинили дорогу. Залаяла собачка соседки. Обычный вечер авантюристки, которая собирается через неделю удрать в Танзанию.

Бабушка ответила на звонок сразу. Могу поспорить, что он лежал рядом, пока она наслаждалась очередными любовными страданиями в сериале.

- Кристина, очень хорошо, что ты позвонила! Я сделала пирог, будь любезна, заедь завтра и забери половину. Нам с дедом столько не съесть. Дяде я тоже отдам.

- Заеду. - согласилась я. - А с чем пирог?

- Малина, сверху безе.

- Пожалуй, я заберу и дядину порцию. Бабуль, откуда ты этого Марата откопала вообще? Я понимаю, что сонм подруг у тебя огромный, но…

- Сонечкин внук. Помнишь ее?

- Помню. - покивала я. - Это она, кажется, на твоей днюхе сообщила мне, что большая грудь для девушки - стыдобища? Мне тогда сколько лет было? Одиннадцать?

- Сонечка на язык не всегда сдержанна. - согласилась бабуля. - Но я с ней после этого поговорила. И потом, ты же и правда начала, кхм, рано созревать. Марат у нее прелесть, а не парень. Он интересуется природой, йогой, старославянским. Я ему подарила книги, которые еще от моей прабабки достались.

- Почему такой умный и классный еще себе пару не нашел?

- Так сейчас девчонки то на что смотрят?

- На мозги? - робко спросила я.

- На кошелек! - сурово отрубила бабуля. - Им машины, шубы, заграницы подавай, а не душу мужскую.

- Так и я за душой то не рвусь. - пробормотала себе под нос. - Я ж не этот, который с рогами. Ладно, бабуль, ради тебя увижусь с ним на выходных. Но пусть не обижается.

- Ты, Криска, не дури! Тебе двадцать пять стукнуло, я правнуков хочу! А тут здоровый парень, жениться хочет, детей.

- Отличное стремление. - похвалила я.

Бабушку очень люблю, как и всех родственников. Порой наша семья напоминает мне греческую. Все друг друга обожают, при этом могут громко ругаться и не менее шумно отмечать многочисленные праздники. Про свадьбы молчу. Обычно продолжаются три дня.

После бабушки обрадовала родителей о скором приезде. Не успела сообщить основную цель приезда: явилась Алена. Ей я рассказала все под большим секретом. Подруга поохала, но сказала, что мысленно будет со мной. Мол, ты упорная, Кристина, и даже немного упоротая. Так что Дамиан не устоит, согласиться на интервью.

Конечно, всю ночь мне снилась Африка. Хохочущие гиены, огромные львы и загадочный Дамиан верхом на жирафе. При этом он улыбался, а во рту сверкали клыки.

Сны у меня тоже вечно с придурью.

Не все письма одинаково полезны

Дамиан

Мне снилась бурная вечеринка. Одна из тех, которые мы порой закатывали в университете. Я начал отбиваться от слишком назойливой девицы, которая зажала меня в угол и принялась вылизывать лицо и шею. От ужаса проснулся, но прикосновения языка никуда не исчезли.

- Летта! - застонал я, отпихивая нахалку.

Меня и правда облизала женщина. Самка собаки. Наполовину волк наполовину борзая. Видок такой. что даже львы при виде нее крестились и бормотали, мол, да ну нафиг. Мартышки разбегались и верещали так, точно Летта каждый закусывала ими.

Кое-как отпихнув Летту, я приподнялся на локтях. Перед глазами стихали остатки вечеринки. Да уж, было б о чем скучать!

В отличие от подруги, Рик и Бат наблюдали за мной с пола. Сидели двумя копилками, только хвосты бешено лупили по полу. Могу поспорить, скоро в том месте может образоваться вмятина. Эти двое из хилых заморышей, которых приметил в приюте, выросли в громадин мне по пояс. Не знаю кто там топтался в их генеалогическом древе, но явно не болонка.

- Семь утра. - я глянул на часы. - Издеваетесь?

Обормоты молча бросились обниматься. В итоге я оказался под кучей собачьих тел, мне досталось по лицу хвостом и кто-то наступил мне… на то самое.

- М-м-мать!

От рыка собаки мигом спрыгнули на пол и все трое изобразили вселенскую преданность. Я только вздохнул и откинулся обратно на подушки. Сегодня вставать так рано было бессмысленно: никаких срочных дел или проверок. Волонтеры и сотрудники не прибегали с криками, что все пропало. Звонки не разрывали телефон, а финансовые дела даже пытались подмигивать и сообщать, что все не так уж и плохо с деньгами.

По крайней мере у нас есть спонсоры и пожертвования.

- Открывать “Дарнелл” для посетителей не буду. - сообщил собакам. - Даже если будут миллиарды сулить. Должно же быть место, где вы, господа звери, не будете под прицелом человеческих глаз.

Сквозь плотные шторы пытались пробиться утренние лучи солнца. Я покосился на подушку, но нет, раз уж проснулся, то надо вставать. В конце концов, дела найдутся всегда. Заодно проверю, подготовили ли фрукты для обезьян на завтрак. При нашей “берлоге”, как мы называли скопление трех домов, поселились три мартышки. Ну как поселились… изначально планировалось подлечить их от паразитов и выпустить обратно. Но они решили по-другому, после чего я понял: лечить обезьян лучше на месте. Особо тяжелых доставлять в наш госпиталь, но после выздоровления выпускать и не привязывать к себе. У нас заповедник, а не сборище домашних питомцев.

За окном птицы и животные вовсю приветствовали утро. Первое время я просыпался с восходом солнца и уже не мог уснуть, настолько шумно казалось вокруг. И при этом невероятно прекрасно.

Урчание и трели, визги и треск - все это сливалось в музыку Африки. Которую я не собирался предавать.

- Встаем. - сообщил собакам, чем вызвал новую волну ликования.

Оно и понятно. Раз хозяин встал, то сейчас будет завтрак, где можно выпросить кусочки. А затем пробежка, где можно поноситься по влажной от росы траве, а то и поваляться в ней.

В доме стояла тишина. Почти. Выйдя из спальни я прислушался. Ага, с первого этажа доносились звуки, кто-то смотрел телевизор и подпевал. Подпевал, кстати, ужасно. Точно слон сморкался.

- Вы тоже его облизали? - спросил шепотом у собак и начал осторожно спускаться.

“Высокое начальство” в лице меня и двух моих помощников захватило этот дом. Заодно устроив в нем госпиталь, администрацию, зал совещаний, тренажерный зал и записывающую студию. Остальные два дома занимали сотрудники и волонтеры.

Деревянные массивные ступени лестницы не скрипели, пока я спускался на первый этаж. Шаг… другой… и я оказался на просторной кухне, где часто устраивались совместные завтраки.

Но сейчас тут находился лишь Шон - моя правая рука, тот, с кем я приехал сюда в первый раз. И тот, который взял на себя полностью раскрутку заповедника в Интернете.

- Судя по воплям, тебя разбудила очаровательная рыжулька?

Я покосился на Летту с ее медным окрасом и бешено машущим хвостом.

- В общем и целом да.

Шон хмыкнул и добавил на сковородку пару яиц.

- Она и ко мне вылазку сделала. Но я не спал, так что - облом. Что по планам?

Я заглянул в холодильник. Так, надо или ехать самому или посылать кого-то в Мванзу. Продукты таяли с такой быстротой, точно львы и гиены по ночам пробирались в холодильник и жрали в три горла.

- Это вся ветчина?

- В морозилке нет. - откликнулся Шон.

- Мать моя женщина! Не успели встать и уже лопать. Одним словом - мужики.

Я обернулся на сильный веселый голос. Марита с ее многочисленными косичками буквально ворвалась на кухню. Она все так делала: быстро, с позитивом, с огоньком. В любимых брюках защитного цвета и с кучей карманов, в черной майке и курткой наперевес, она тут же сунула нос в сковородку и отругала Шона.

- Ты в курсе, что есть такая вещь, как овощи? Эй, хлеб и мясо это не все, что можно есть.

- Женщина, ты полна предрассудков. - тут же прорычал Шон. - То мы жрем как не в себя, потому что мужчины, то фрукты и овощи не уважаем по той же причине!

- Молчи! - наставила на него палец Марита. - Молчи и продолжай хлестать кофе, как ты делал ночью. Дам, он не лжился спать.

- Подглядывала? - заржал Шон.- А что на это Робби сказал?

Робби - муж Мариты и наш мастер на все руки - выглядел добродушным гигантом, обожал жену и трех детей. Все они жили на территории “Дарнелла”. Робби с утра отвозил детей в школу, а затем возвращался и занимался нашим водопроводом, канализациями, машинами и все, что должно было работать.

- Да за тобой и подглядывать не надо. - отмахнулась Марита. - Кашляешь, куришь, сопишь, чешешься. И все это ночь напролет.

Ее смуглое яркое лицо выдало ехидную улыбку. После чего Марита принялась так яростно резать овощи для салата, что я не рискнул к ней приблизиться. Тем более нож она выбрала самый что ни на есть угрожающий, похожий на тесак.

- Я просмотрела почту. - это Марита уже обратила внимание на меня. - Ты же сказал подписчикам, что волонтеры нам не требуются пока что?

- Сообщил. - кивнул я. - Везде сообщил. А что, просятся?

- Охохохо. - лишь вздохнула Марита. - Ладно, я настроила автоматический ответ, а там посмотрим. Там еще письмецо одно. Я тебе на почту перекинула. Только прочти до завтрака.

- А то что?

- Ну меня чуть не вывернуло от обилия сахарной ванили.

- Заинтриговала. - сообщил я, вытаскивая телефон.

От Мариты и правда пришло письмо. Обычно она пересылала мне наиболее интересные или которые, по ее мнению, могли заинтересовать. Остальное сортировала сама.

Едва взглянув на адрес, ощутил острую потребность выпить бутылку чего-нибудь крепкого. Это при том, что алкоголь употреблял два раза в год: на день рождение и на Рождество. Мои звери не выносят запаха виски, вина и так далее.

То, что Клэр упорная и упрямая я понял давно. Если вначале меня это восхищало: я люблю целеустремленных женщин, то затем стало откровенно раздражать. Она признавала лишь свое мнение, в спорах не слушала никого, к тому же не признавала ошибок, даже если на них указывало все.

Сейчас я склонялся к тому, что ее упорное желание вернуть меня основано на уязвленном самолюбии. Еще бы! Ее - отличницу, красавицу, леди - бросил какой-то там Дамиан Вольф. Предпочел ей - красоты Африки и животных.

Потому уже четыре года она упорно напоминала о себе. То просто письмо с предложением пожертвовать заповеднику крупную сумму. Я не был против, но вот встречаться отказывался. А такая просьба была в каждом письме. В итоге, Клэр, по-видимому, решила, что я ее денег недостоин.

И так четыре года. То якобы случайные фразы, что она будет неподалеку от заповедника, вот же совпадение! То присланное мне фото неглиже, а затем сообщение, что ой ошиблась, это не тебе. Ну да, ну да, ах, какая неосторожность. То попытки воздействовать на меня с помощью моих же родителей. А те в ней души не чаяли и едва ли не дочкой называли.

- Ого! Что-то новенькое.

На мое восклицание отвлеклись Марита и Шон, хотя до этого спорили о чем-то о своем.

- Что? Ты внезапно стал папой четверняшек?

У Шона с чувством юмора порой так себе.

- Наша упорное высочество решила стать журналистом. - сообщил я. - Причем не каким-то, а журнала “Экожизнь”. Как вам?

- Это те, которые обвиняли нас в приручении диких зверей? - уточнил Шон, дождался моего кивка и с чувством произнес:

- Пусть идут в глубокую задницу!

- Клэр сообщает, что она хочет приехать и посмотреть как мы тут живем. И напишет огромную роскошную статью.

Я отвлекся от письма и задумчиво проговорил:

- Чисто из интереса: кто ей дал такое задание, если она только устроилась в журнал?

- Папины деньги творят чудеса?

- Возможно. А еще упрямство. Думаю, главный редактор или кто там у них радостно перекрестился, выдав ей желаемое.

- Что отвечать будешь? - поинтересовался Шон.

Я молча отобрал у него свою кружку с кофе. Хотя желание поспать пропало окончательно. Клэр я видеть не желал. Да, она была первой любовью, первой девушкой, невестой, в конце концов. Но все проходит. Моя любовь к ней исчезла давно, как и хорошее отношение. В чем она, отчасти, виновата сама.

Не надо постоянно напоминать о себе тому, кому плевать.

- Отвечу вежливо. - проговорил отстраненно.

Даже завтрак получился безвкусным, хотя Шон, по обыкновению, всыпал туда кучу перца. Вот у кого любовь к остренькому. Если его очередь готовить, то еда точно будет жечь дважды: на входе и на выходе.

Кофе тоже потеряло вкус. Долбаная бывшая ухитрилась на расстоянии испортить завтрак. Я бы назвал ведьмой, но это комплимент. Потому мои мысленные эпитеты оказались менее цензурными, зато от души.

- Ладно, ты куда сейчас?

Я запихнул посуду в мойку. Негласный уговор: тот, кто готовит - не убирает. Потому мы с Маритой вытерли со стола, закинули остатки еды в холодильник. Будет чем перекусить днем. Обед готовил тот, кто оказывался самым свободным. Но сегодня начало недели, скорее всего, придется хватать сэндвичи на ходу.

- Проедусь, посмотрю как прайд и гиены, потом с волонтерами прокатимся по основной территории. Шон, что с видео?

- Сними сегодня парочку. - откликнулся приятель. - Завтра с тобой прокатимся с камерой. Сегодня я на обработке и на рекламе.

- Долбаные счета! - простонала Марита, кроме писем, заведующая еще и бухгалтерией. - Дам, нам надо еще спонсоров. Иначе придется пускать посетителей, чтобы пополнить счет в банке.

- Ни за что. - откликнулся я. - Найдем спонсоров, Марита, сейчас многие помогают защите природы. Прорвемся. Рация со мной, собак не закармливать. Шон, твоя очередь пробежки с ними.

- Волонтеров куда пока пристроить?

- Я им вчера повесил список заданий. У них с утра кормежка мартышек, дальше не помню.

Правда в голове уже перепутался план на день. С кухни я почти удирал. Скорее, скорее, впрыгнуть во внедорожник и рвануть по пыльной дороге.

Свежий ветер ударил в лицо, взъерошил волосы. В этот час и в это время года еще не жарко. После полудня начнется жар, когда вся живность заповедника спрячется в тени. Но сейчас я наслаждался утренней свежестью, глубоко вдыхал воздух, пропахший пылью и зеленью. Жаль нельзя разогнаться так, чтобы деревья вокруг слились в зеленую полосу. Но я и так развил приличную скорость.

Сначала - прайд. В заповеднике водились дикие львы, близко к домам они не подходили, к тому же тонкая, но прочная сетка забора мешала им делать подобные поползновения. А те, которые приехали сюда три года назад, диким не были.

Пранкера я выкупил из передвижного цирка, в России. Отдельная история как оформлялись документы на перевоз. Кажется, там я слегка поседел и озверел. Но в любом случае, львенок был спасен. Исхудавший и боязливый, он первый месяц сидел исключительно где-нибудь в укрытии.

Потом появились Бесса и Арита. Привезены из Сербии, из небольшого частного зоопарка, где за ними просто не могли ухаживать.

Эта троица жила на специально огороженной огромной территории с валунами, деревьями и вот этим всем. Раз в два дня им привозили туши зебр или быков. Я старался приезжать каждый день.

Первым меня заметил Пранкер. Имя ему подходило как нельзя лучше. Гривастый засранец обожал разыгрывать всех, включая бабочек. Любимым развлечением было подкрасться с одной из подруг, когда она пьет и рявкнуть над ухом. Брызги и рык во все стороны, а довольный Пранкер удирал подальше от разъяренной львицы.

Туша льва неслась огромными плавными прыжками. За ним мчались Бесса и Арита. Я едва успел вылезти из машины, не то бы снесли и его. А в следующую секунду оказался на земле.

- Ур-р-рк. - прохрипел, полузадушенный счастливыми львами.

Ну вот как тут не посещать тренажерный зал дважды в день? Я кое-как выпутался из счастливых объятий, хлопнул Бессу по лапе.

- Когти. - сказал строго.

Та ткнулась лбом мне в лоб. От зверя пахло природой и свободой. Ну и мясом. Из пасти.

Я не хотел показывать Клэр этот мир. Она не поймет. Она не сможет понять.

Пранкер пытался пожевать мне волосы, пока я вспоминал некстати как мы некрасиво расстались с бывшей. На мое предложение уехать вместе мне сначала не поверили. До сих пор помню этот взгляд, полный недоверия и надежды, что пошутил. Точнее, уверенности, что пошутил. Потому что ну разве станет разумный человек отказываться от всего? Это ее слова. кстати.

- Станет. - ответил сам себе вслух.

Арита проворчала что-то. Она была занята обнюхиванием моего ботинка. Лишь бы снова не начала жевать. Это пятая пара. Остальные почили в зубах львицы.

Ненавижу женские истерики. Каждый раз, когда женщина повышает голос, я вспоминаю лицо Клэр в тот день, когда мы расстались. Перекошенное, бледное от злости. Она не просто кричала, она визжала. Впервые кто-то поступал не так, как хотела она. И это понимание снесло крышу моей бывшей.

Нет, пускать Клэр в заповедник я не собирался. Как и других журналистов.

Тропками, тропами, тропищами...

Эта неделя пролетела как сумасшедшая. Я плохо засыпала, просыпалась с восходом солнца и неслась на работу так, точно мне обещали все земные блага за трудолюбие.

Обычное мое состояние перед каким-то важным событием. Билеты я купила, виза была в порядке, родители ждали и смотрели на календарь радостными глазами. Я же носилась как бешеная.

Вот так всегда. Перед экзаменами, важным свиданием, собеседованием, поездкой - всегда на меня нападал демон легкого безумия. Так я называла свое состояние.

Тут еще легкий хайкинг в субботу. Неудивительно, что проснулась я в пять утра. Минут пятнадцать слушала пение птиц за окном и кашлянье дворника, потом пришли коты. И все завертелось.

Дать котам пожрать, поесть самой, проверить рюкзак. Дать котам пожрать, одеться, вспомнить про солнцезащитный крем. Дать котам пожрать, вспомнить, что уже кормила.

- Монстры всеядные! - гаркнула, выбегая из квартиры.

Коты молча доедали огурец, который стащили с моей тарелки. Они к моим крикам относились философски. Мол, пусть орет, потом все равно покормит и погладит.

Сегодня за рулем была я. Обычно мы с Лерой и Киром договаривались заранее, кто берет машину. В этот раз выпало мне.

Сначала забрала друзей. Они сели в салон с таким видом, точно всю ночь продумывали темные делишки. Рыжие волосы Леры, не такие яркие, как у меня, зато более золотистые, торчали дыбом. Она лет с восемнадцати стриглась под мальчика. Огромные синие глаза прямо сияли.

- Крис, реально в Африку летишь?

- В Танзанию. - уточнил Кир.

В отличие от Леры, он носил длинные светлые волосы, за что в университете получил прозвище Эльф. За это и за одно заостренное ухо.

- Лечу. - кивнула я, выруливая со двора. - Ой, лечу! Мама как узнала мою цель так долго хохотала.

- Почему? - пробубнила с набитым ртом Лера.

Она успела достать из рюкзака шоколадку, и теперь уничтожала ее с явным удовольствием. Вот у кого не телосложение, а теловычитание. При этом подруга обладала ну очень хорошим аппетитом.

- Потому что она в курсе, кто такой Дамиан Вольф. Он из своего заповедника выбирается в крайних случаях. А уж чтобы к нему кто-то приехал… только ветеринары, если случается что-то действительно серьезное. Так-то у него свои врачи есть.

Так мы и болтали, пока добирались до места встречи с Маратом. Я гадала какая у него будет внешность, но понимала, что это бессмысленно. Мой новый знакомый мог оказаться как здоровяком под сотню килограмм и абсолютно лысым, так и высокой жердью с абсолютно хипарской шевелюрой.

Однако реальность превзошла все ожидания.

В этот ранний час, да еще в выходной день, на улице почти не оказалось народу. Так, бабулька с сумкой на колесиках, да любитель собак с питомцем на поводке. Еще у самых дверей магазина топтался высокий худощавый парень в светлой рубашке навыпуск и таких же брюках. Я осторожно притормозила рядом с ним, открыла окно и в лоб спросила:

- Ты Марат?

У него оказалось чуть вытянутое лицо, на виске большое родимое пятно, а глаза светло-зеленые и какие-то… странные. Серьезно, вот иногда бывает смотришь на человека, вроде все нормально, а ощущение странности не оставляет. Причем странности ненормальной.

- Я. - согласился парень - А ты Кристина, да? Мне твоя бабушка говорила, что ты рыжая-рыжая.

Я покосилась на кончик косы. Ну да, рыжая. Без красок и прочего.

- Садись давай.- велела. - Садись вперед.

А сама свирепо глянула на друзей. Те устроились сзади и мило улыбались, глядя на меня.

Марат скромничать не стал, устроился рядом со мной. А темно-зеленый рюкзачок бросил на пол. Я проследила взглядом, икнула…

- Ты босиком?!

- Ну да. - ощущение, что Марат удивился вопросу. - Так ярче чувствуешь природу. И оздоравливает. Я летом стараюсь все время ходить без обуви. Заодно и экономия.

- Ясно-о-о. - протянула я, снова глядя в зеркало заднего обзора.

Друзья ответили мне взглядом слегка округлившихся глаз. Так. надеюсь, мы с собой не взяли психа?

- Марат, - тактично начала разговор. - Даже легкий хайкинг требует хорошей обуви. Я не думаю, что боси…

- У меня подошва тренированная. Смотри!

- Я верю. - проговорила торопливо.

Колебалась еще пару секунд, но все же тронула машину с места. Едем мы недалеко, народу там ходит много, заодно и покажем типу, что Кристина Красова не его идеал.

Ехать оказалось и впрямь не очень далеко. Чуть меньше часа, по хорошему шоссе. Машин было не особо много: садоводы в основном уехали еще накануне, остальные только просыпались.

Неловкой тишины не было. Леру и Кира в принципе мало что может смутить, тем более странный тип босиком и с просветленным взглядом. Я же вела машину и мысленно посылала бабушке много слов. Очень много.

Что касается Марата, то он и не думал смущаться. Скажем так, кажется, ему это слово было незнакомо. Первое, что мне сообщили:

- Ты в курсе, что раньше рыжих и зеленоглазых сжигали как ведьм?

Друзья поперхнулись и замолчали, навострив уши.

- Надеюсь, ты не собираешься продолжить эту дивную традицию? - поинтересовалась я в ответ.

- Я абсолютно против такого варварства! - тут же возмутился Марат. - Женщины - это же символ женственности, их надо оберегать, восхищаться ими. Я вот иногда хожу по улицам и фотографирую милых девушек с косами, в платьях, юбках. Жаль, таких сейчас мало. Многие девушки носят джинсы, а они сужают бедра. И потом проблематично рожать. Я все о родах знаю. Моей любимой книгой в детстве была книга о гинекологии.

Я быстро глянула в зеркало заднего обзора, чтобы заметить как Лера зажала рот руками и свалилась Киру на колени. Ее муж притих и с задумчивым видом вставил наушники, а после закрыл глаза. Ну супер!

- Картинки рассматривал? - не удержалась я.

- И читал. - с серьезным видом ответил Марат. - Уже тогда знал, что буду жене помогать рожать дома. А еще лучше - уехать на природу, в поле и там. Представь себе: лето, солнце, ромашки вокруг и ребенок появляется в гармонии.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Я вдруг поняла, что это будет очень долгая поездка. Сильнее вцепилась в руль и постаралась вдыхать и выдыхать как можно спокойнее. Ну мало ли какие у людей интересы. Животных он не мучает, людей тоже… надеюсь.

К счастью, Марат не стал посвящать нас в подробности своих книжных интересов. Мы переключились на более мирную тему. Парень искренне интересовался природой. Правда, в несколько странном ключе, но все же интересовался. Мы с друзьями узнали, что у деревьев есть своя энергия, что она может лечить. Что в лесу дышится легче.

- Тут согласен. - не удержался Кир. - Без выхлопных то оно всегда лучше. Мы как-то на неделю умотали на озеро. Так с утра встаешь и красота! Дышится легко, похмелья нет, если накануне чуть перебрали.

- Я не пью. - сообщил Марат. - Это яд.

- Точно. - поддакнул Кир. - Все яд и все лекарство в правильной дозировке.

- Лекарство - природа. - парировал наш общий знакомый. - А не эти таблетки, которые делают нас инвалидами. Вот вы думаете почему сейчас столько больных? Ага, молчите! Просто везде пихают разные таблетки. Люди пьют и начинают болеть еще сильнее.

Моя логика затрещала по швам. Я молча следила за дорогой, пока друзья тоже переваривали информацию.

Марат продолжал нас просвящать, по бокам мелькали деревья, поля, случайные люди на полях, тракторы, деревеньки. В итоге, мне показалось, что мы ехали как минимум половину дня. И когда увидела знак стоянки, то едва не зааплодировала. Сейчас пойдем на прогулочку, тут Марат и заткнется, будет дыхание беречь.

Заодно я продумала прочувственную речь для бабушки. Неужели по ее мнению я должна клюнуть вот на “это”?

***
Малый Ямантау достигает где то тысячу пятьсот с хвостиком метров. На вершину приходится карабкаться по курумнику, а до него идти через лес. Тропки тут, как сказал Кир, были. Народ ходит. Хотя это и не самое популярное место.

Перед прогулкой я еще раз покосилась на ноги Марата, на его экипировку.

- Ты хотя бы запасную одежду взял, как я тебе сказала? Ветровку на случай дождя?

- Зачем? Не стоит бояться природу.

- Ну да. - покивала я. - Она же нам только полезное подкидывает. Клещей например.

- Меня клещи кучу раз кусали. - отмахнулся Марат.

Лера открыла рот, явно собираясь изречь нечто крайне саркастичное. Я взглядом попросила ее заткнуться. Пока. Не хватало только перед дорогой переругиваться.

По лесу идти легко. Тропок почти не видно, но они особо и не нужны. Подлесок тут не густой, деревья стоят довольно далеко друг от друга. Кир пошел вперед вместе с Лерой, оживленно о чем-то болтая. Я лишь вздохнула, поправила рюкзак.

Марат бодро топал рядом со мной.

- Ты чувствуешь эту энергетику? - спросил он.

Кир на ходу обернулся, смерив меня ехидным взглядом. Но промолчал.

- А? - сделала вид, что не поняла.

- Энергия леса здесь хорошая. - пояснил Марат. - Женщины это особенно чувствуют. Знаешь почему?

И, не дожидаясь моего ответа, продолжил:

- Потому что женщина - создание природы. Женственная и милая. Современная мода старается заглушить в вас это, но настоящие женщины все равно побеждают.

Я покосилась на брюки, поняла, что, видимо, не настоящая женщина. Тем не менее, скакать по горам и холмам в платье или юбке так себе развлечение.

Примерно за полчаса прогулки успела узнать о кучи того, что умеет женщина. Заодно уверилась в мысли, что сама я точно женщина неправильная. Так как таблетки пью, врачам доверяю, не медитирую на деревья, мужиками сильно не интересуюсь, создать гармоничный союз не планирую. Еще и отказываюсь называться Женчиной, через какую-то энергию “чи”. Тут мои мозги совсем запутались и робко попросили о помощи.

Лера с Киром шагали впереди и, кажется, молча хохотали. Я же скрежетала зубами и проклинала свою воспитанность. Именно она не позволяла мне послать Марата. Ну и тот факт, что по сути я несла за него ответственность. Этот босоногий молодец точно пропадет, если я психану и брошу его здесь.

В итоге, мы прошагали еще пару часов. Марат не устал, бодро шагал босиком, еще и успевал на ходу срывать травы, нюхать их и прятать в рюкзак.

- Кристина, ты знаешь, что рыжие девушки самые чувствительные?

- Угу. - сообщила коротко.

Я и правда сейчас очень чувствительно хочу кое-кого послать.

- И этого не надо стесняться.

Марат поднял вверх палец, покивал:

- Серьезно, не стоит. Мы привыкли, что нам внушают о том какой секс плохой и грязный. На самом деле с любимым человек это просто великолепно.

- Извини - перебила я его. - Я не считаю его грязным. Я считаю его частью жизни.

- Одной из самых приятных частей жизни. Я как-то снял видео, где показывал как тренировать себя перед занятиями любовью. Жаль, его сразу удалили с Ютуба.

Я закашлялась, так как воображение стало пасовать перед тем, что мог закачать Марат.

- О! Щеночки! - вдруг резко переключился Марат.

Он присел на корточки, тогда как идущие перед нами Лера с Киром резко замерли и начали осторожно пятиться.

Мой же спутник напротив попытался подобраться поближе к “шеночкам”, которые выглядывали из кустов.

- Марат. - шепотом проговорила я. - Это не щеночки, как бы. Это волчата.

Откуда-то донеслось рычание. И не одной глотки, а по меньшей мере трех.

- Иди сюда, придурок! - не выдержала я, оглядывая деревья. Все они казались не слишком пригодными для лазания.

Однако, когда из кустов, к волчатам, вылезли три волчьи морды, мы все очень резво оказались на ветках. А ведь я по деревьям не лазила с детства. Вот что страх животворящий делает!

- Зашибись. - прокомментировала Лера.

Она цеплялась за ствол дерева так страстно, точно это ее супруг.

- Волки. - констатировал Кир так, словно мы этого не заметили.

Марат молчал, но за ветки цеплялся основательно. Я же разглядывала волков, которые в свою очередь смотрели на нас.

- Крис, сделай что-нибудь. - проскулила Лера. - Только волками быть сожранными не хватало быть.

- Маловероятно. - встрял в спор Марат.

- Заткнитесь. - предложила я.

На самом деле, волки и правда вряд ли могли нас съесть. Один человек еще оказался бы в опасности. А тут четверо. Меня больше волновал вопрос бешенства. Тут он встречается не так уж и редко.

Вздохнула и заговорила. Тихо, но так, чтобы волки меня услышали.

- И чего? Чего мы смотрим? Мы просто гуляли, а тут ваши детки. Зачем их далеко отпустили? Они сами удрали? Дайте им по попе и пусть без взрослых не ходят.

Я говорила полную чушь. Тогда как мои спутники молчали. Марат попытался было вставить слово, но получил от меня такой взгляд, что, кажется, прикусил язык.

Волки подняли морды и слушали. Очень внимательно. Я продолжала говорить все тем же голосом, сохраняя тембр. Главное не охрипнуть и не сбиться, а то все насмарку.

Выдохнула, когда волки вдруг развернулись и скрылись в кустах.

- Давайте подождем полчаса. - предложила уже погромче. - Пусть точно уйдут.

- Это что сейчас было? - обрел дар речи Марат.

Он сейчас смотрел на меня как инквизитор на ведьму. Я же пожала плечами.

- Ну как что? Задолбала их речами, вот и удрали. Все просто.

Мы спустились минут через двадцать, когда мимо нас прошла группа туристов. При виде людей на деревьях они сначала замерли, потом начали оглядываться.

- Волки уже ушли. - успокоила я их.

После чего осторожно слезла, стараясь не свалиться. Остальные последовали моему примеру.

Остаток пути Марат то и дело косился на меня. Потом не выдержал. Мы как раз присели перекусить в живописном месте. Деревья начали сменяться курумником, тут и там огромные валуны поросли мхом. Периодически прилетали оводы, которых мы приветствовали аплодисментами.

- Знаешь, Кристина, ты просто настоящая женщина-природа.

У меня чай чуть носом не пошел. Лера сделала вид, что занята батончиком, а вот Кир прямо покачал головой.

- Согласен, согласен, природа такая. Вон и с животными болтает.

- И при этом ты можешь есть тех, с кем нашла общий язык?

Я скосила взгляд на кусок джерки в руках.

- Это не волк. - предупредила на всякий случай.

- Какая разница. Или ты только с волками умеешь договариваться?

- Со всеми. - вмешался Кир. - Ее на выставку кошек пускать нельзя. А если пускать, то рот завязывать. Только заговорит и все, кошаки к ней так и лезут.

- Раньше, - поднял палец вверх Марат, - раньше все девушки так умели. Пока их не растлили…

Я все-таки от неожиданности чай выплюнула. Так, ладно, главное пусть меня не заподозрит в непорочности. А то уже вон приглядывается.

- Слушайте, прекратите. Просто в моем голосе какие-то вибрации или что-то похожее. Животным нравится и все. Давайте двигаться дальше, нам еще назад возвращаться.

Остаток похода прошел мирно. Я переживала за Марата, все же он шел босиком. Но мой новый знакомый выдержал испытание. Даже не натер ничего.

- Ты и по городу так ходишь? - не выдержала, когда уже подходили к машине.

- Когда лето. Ходить босиком - естественная человеческая потребность. Когда я уеду из города в деревню, то попробую даже зимой так гулять.

- У тебя грандиозные планы. - одобрила я.

- Тебе тоже понравится в деревне. Свой дом, огород, живность, которая слушается. И куча детей.

Я молча села за руль, пока Марат делился радужными картинками. Лера с Киром восторженно слушали. Ну да, эти сегодня точно в цирк сходили. Подруга даже поддержала Марата, сказав как классно в деревне зимой чистить снег. И физическая нагрузка, и прогулка на свежем воздухе.

Остаток дня пролетел быстро. Я высадила Марата там же, где и забирала. После отвезла домой друзей и велела прекратить ржать.

- Извини. - выдавил Кир из себя. - Но почему ты все время находишь каких-то чудиков? По моему, только Алекс был еще туда-сюда.

- Зато он поднял на меня руку, за что и получил. Остальные хоть мирные. Ладно, давайте. Хорошо сходили.

Лерка дотянулась до меня, поцеловала в щеку.

- Пока, дорогая. Таких чудиков нам не надо. Ты когда летишь?

- Скоро. - вздохнула я. - Журнал документы тоже кое-какие подпишет и в путь.

Оставалось позвонить бабушке. Это я сделала уже после душа и ужина. Устроилась на диване с планшетом и телефоном, подгребла поближе котов и позвонила. Сказала все правду о Марата, мою оценку и выводы.

Бабушка оказалась не согласная.

- Перебираешь ты, Кристина,- ворчали мне в телефон, - поэтому и не замужем. Парень то хороший: не пьет, не курит, готовить умеет, вежливый.

- Это все, что нужно для счастья? - уточнила я. - А как насчет моих чувств? Типа любовь там, уважение, доверие. Извини, но у меня плохо выходит это делать по отношению к чуваку, который ходит босиком и считает, что скотина доится сама.

- А кто тебе мешает его всему научить?

- Лучше я свой пыл для будущих детей приберегу.

В общем, друг друга мы не поняли. Бабушка переживала, что мне двадцать пять, а я не замужем. Мне хотелось любви. Причем чтобы просто ах и огонь, искры, вот это вот все.

Пока же получалось как-то вяло и без всякого огонька. Те, кто за мной ухаживали, реально отличались странностями. У меня тоже тараканов в голове хватает, но там просто рассадник мутантов каких-то. Ощущение, что притягиваю неадекватов.

- Лучше уж с вами пока поживу. - сообщила одному из котов.

Тот согласно муркнул, боднул мою ладонь лбом. Договариваться с животными я умела с детства. Причем получилось случайно. Просто стала болтать с котиком смешным, как мне казалось, голосом. А котик замурлыкал и отказался от меня отходить.

Так и повелось. Стоило мне начать говорить с кем-то из животных таким тоном, как они начинали очень внимательно слушать. Попугаи так вообще пытались отвечать. Своим странным талантом я не злоупотребляла. Так, уличных собак отогнать, если начинают гавкать. Или помочь кота с дерева снять. Мне удавалось их уговаривать спуститься.

Следующие дни Марат пытался мне звонить. Я не брала телефон, но он оказался настойчивым. В конце концов, пришлось ответить и сообщить, что безумно занята. На вопрос, когда мы снова пойдем на свидание, честно ответила - никогда. И внесла телефон Марата в черный список.

А затем наступил день отлета. И самолет унес меня в Танзанию.

Навстречу львам, упрямым мужчинам и приключениям. 

В Африке большие, злые...

Африка!

Я про нее раньше только читала. Ну потом родители присылали видео и фото. А вот побывать самой до сих пор не удалось.

Зато теперь я вышла из самолета. Ранним утром, когда солнце только встало над горизонтом.

На меня обрушилась влажная жара и запахи. Едва не пошатнулась, устояла и машинально улыбнулась стюардессе. Эх, начинается что-то веселое!

Запахи кружили голову, пьянили. Здесь смешались и типичные аэропортовские, и экзотические, сладкие. Почему-то немного пахло тиной и солью, как на море. Хотя поблизости было только озеро. Небо над головой раскинулось такое яркое, что заслезились глаза. Пришлось вытаскивать из рюкзака очки. И кепку, так как солнце пригревало все ощутимее. Свежий ветер не давал жаре разгуляться.

Само здание оказалось внезапно не слишком большим. Зато с кондиционерами и кучей народу. Я буквально вывалилась из таможенной зоны слегка помятая, одуревшая от перелета и недосыпа, со сдвинутой набок кепкой. За мной послушно ехал мой любимый желтый чемодан. Любимым он стал буквально за сутки до отлета, когда обнаружилось, что большой походный рюкзак слегка протух. Просто после небольшого похода под дождем я забыла его просушить, бросила в кладовку и забыла. Пришлось зажимать нос, выкидывать его и плесень, что росла внутри и уговаривала меня с ней подружиться.

Маму увидела сразу. Папа сегодня был на срочной операции, так что с ним увидеться мы должны лишь вечером.

- Мамуля!

- Кристина!

Мама у меня невысокая и тоненькая, как балерина. Не знаю, как она, когда подрабатывала медсестрой, могла ворочать грузных пациентов. Волосами я пошла в нее: такие же каштановые, блестящие и волнистые. Тут они у нее и вовсе вились бешеными кудряшками. Мама загорела, сделала стрижку до плеч и носила белое платье до колен. В руке болталась шляпа с широкими полями. Я получила ею по голове, пока мы обнимались.

- Не верю, что ты здесь! Крис, Господи, что с волосами? Немедленно в душ.

- Прямо здесь?

Мама во второй раз треснула меня шляпой, попыталась забрать чемодан. Ношу я отбила и потребовала отвезти меня домой. Душ и правда хотелось принять, после долгого перелета, пятичасовой пересадки и жары.

- Не верю, что ты за рулем. - призналась я маме.

Они с отцом купили джип, где снимались окна, крыша и все, что можно. Так что поехали мы “с ветерком”. Я лишь надеялась, что встречное насекомое не залетит мне в рот или в глаз.

- А куда деваться? - призналась мама. - Тут с общественным транспортом тихий ужас, как по мне. Вечно он битком набит, ходит как получиться. Да и остановка от дома далеко. К тому же иногда могут срочно вызвать посреди ночи, если особо тяжелые роды будут.

Мама работала акушером-гинекологом. Очень хорошим акушером-гинекологом, если верить многочисленным знакомым. Они все очень огорчились, когда родители удрали в Африку. Все же он-лайн консультации во время родов как-то не так эффективны как личное присутствие.

Я вертела головой по сторонам. Экзотика! Тут же всюду должна быть экзотика!

До Мванзы мы доехали часа за полтора, потолкавшись в пробке на въезде. Я видела заборы, разрисованные графикой, деревья тут и там, светлые дома, не выше пяти этажей. Народу на улицах оказалось довольно много, дороги оказались забиты транспортом.

- Вечером съездим на озеро. - проговорила мама. - Вид открывается - шикарный. А вот и наш дом.

Родители жили в тихом районе с домами в два-три этажа, с плоскими крышами и белыми колоннами, которые смотрелись не к месту. Позади каждого домика - небольшой двор за каменным светлым забором. У родителей во дворе росли деревья, так что всегда была приятная тень. Я заметила гамак и прямо застонала от блаженной мысли, как буду там валяться.

После душа и роскошного маминого завтрака жизнь и вовсе заиграла яркими красками с ароматами манго, апельсина и других экзотических фруктов.

- Ты видела когда-нибудь владельца заповедника “Дарнелл”?

Я учинила маме допрос, когда мы обе устроились на террасе. Здесь обдувал приятный сквозняк, висели белые шторы, а на столике стояли стаканы с соком. Что еще надо для счастья?

Правильно! Интервью от Дамиана Вольфа!

- У меня немного другой контингент. - отшутилась мама. - А вот папа рассказывал, что этот мужчина привозил как-то волонтера. Тот вроде ногу сломал. Ах, не помню уже. Папа с ним тогда побеседовал немного.

Я поняла, что мне уже не терпится увидеться с папой и тоже учинить ему допрос.

- Ты у меня красавица. - вздохнула вдруг мама. - А парня так и нет.

Я покосилась в телефонное отражение, что вертела в руках. Ну как бы ничего так, да. Но ничего особенного. Темные волосы и карие глаза у кучи народу, нос вон с горбинкой после того как в детстве упала с дерева. Скулы… ну они тоже есть у всех. Как и другие части тела.

- Парень - не проблема. - ответила маме. - Дамиан - вот проблема. Мне нужно интервью с ним. В идеале с ним и с его львами, но боюсь они на мои вопросы будут отвечать однообразным порыкиванием.

- Не задави его своим сарказмом. - посоветовала мама.

Так мы болтали, пока я не поняла, что глаза начали слипаться.

- Ты куда?

На мамин вопрос я молча ткнула пальцем в окно.

- Хочу пройтись. Не стоит ложиться спать сейчас, ночью потом буду ворочаться как дура. Пройдусь пешком, посмотрю вокруг.

Мама как-то скептически на меня глянула.

- До центра ножками то далековато будет, дочь. Тогда такси хоть вызову тебе. Обратно доберешься на автобусе. Тут двадцать минут пешком до нашего дома от остановки.

- У меня есть Гугл Мапс. С ним точно разберусь как, куда и на чем ехать.

Мне выделили небольшую комнату с вентилятором, кондиционером, плотными шторами и медового цвета плиткой. В доме везде была плитка. Окна мама старалась держать закрытыми шторами, чтобы не так сильно шел жар с улицы. Хотя сейчас, как она объяснила, еще не так жарко. У них началась зима. Ну да, подумала я, глянув на градусник. Зима с температурой плюс двадцать семь выше нуля. И это в тени!

Солнцезащитный крем мне в помощь. Им я натерлась от души. На голову шляпу, на ноги - шорты, на грудь честного второго размера - футболку. Ну и сандалии, конечно. Специально купила для путешествия: легкие, на прочной подошве.

- Я часа на три. - крикнула маме, одновременно проверяя документы в рюкзаке и местные деньги.

- Погоди. - отозвалась она. - Довезу до центра. Мне все равно заехать кое-куда надо по делам. Обратно уже доберешься сама.

Я мысленно выдохнула. Ну надо же: несколько часов с родителями и уже чувствую себя маленькой девочкой, которой с мамой легче и не так страшно. Так дело дойдет до того, что стану звать ее с собой просить интервью у Дамиана.

Просто представила на миг картину: я тычу пальцем в ошарашенного владельца заповедника и капризно говорю: “мама-а-а, он не хочет разговаривать со мной”.

- Рада, что у тебя хорошее настроение. - отметила родительница, успевшая переодеться в голубой сарафан. - Но учти, что ржать в одиночку не самая здоровая привычка.

- Я не в одиночку. - парировала в ответ. - Я со своими мыслями беседую.

- Дочь, я не психолог и не психиатр, но разговаривать со своими мыслями нездорово вдвойне. Так, поехали.

Центр Мванзы выглядел… ну как центр. Светлые здания с плоскими крышами, в основном - административные. Дороги, наполненные автомобилями. Тротуары, где толкаются местные и туристы. Я прочитала, что здесь есть вполне интересные исторические места.

Мама высадила меня рядом с небольшой площадью, где бил фонтан. В разные стороны протянулись улицы, казавшиеся раскаленными добела из-за светлых строений и яркого солнца. Да уж, без солнцезащитных очков тут никак.

Я как раз раздумывала куда бы пойти, когда неподалеку раздался скрежет тормозов, а потом собачий визг. Следующий момент я запомнила отдельными кадрами. Вот с дороги вылетает собака, визжащая и подволакивающая задние лапы. Вот я бросаюсь к ней. Опять визжат тормоза, кто-то взвизгивает. Морда собаки прямо передо мной, она похожа на терьера. Боковым зрением заметила приближавшийся бампер автомобиля, зачем-то зажмурилась. Сбить не собьет, но задеть может. Я стояла на коленях перед собакой у края дороги.

Машина остановилась буквально сантиметров в двадцати. Собака продолжала визжать. Но дышала и, вроде, не собиралась умирать. Переломы?

- Идиотка! - заорали на английском. - Дура чертова, решила самоубиться? Давай лезь под другую машину!

Меня едва не снесло криком. Орал мужчина. Он вылез из машины, теперь подходил ко мне, продолжая ругаться. Английский я знала, ругаться на нем умела.

Только у меня дар речи пропал. Ко мне, пылая возмущением, приближался его заповедное высочество Дамиан Вольф. Собственной персоной в светлых штанах и белой футболке.

- Не ори! - одернула его.

Дамиан и сам осекся: увидел собаку. Потом обвел взглядом собравшуюся небольшую кучку людей.

- Не трогай ее. - приказал отрывисто. - Может укусить.

- Не укусит. - буркнула в ответ.

Трогать я не собиралась, пока не успокою. Собака продолжала повизгивать, когда заговорила с ней.

- Тихо, не бойся. - я разговаривала с ней по-русски. - Тебе больно, я понимаю. Давай мы поедем к врачу, посмотрим, что с тобой. Красивая собачка, умная, храбрая…

Я говорила все. что приходило на ум. Толпа постепенно рассасывалась, понимая, что ничего интересного не происходит. Собака перестала визжать, хотя ее и дрожала от боли. Но слушала внимательно. А потом… наклонила голову и лизнула меня в руку.

Пора.

Я поднимала ее очень осторожно. Знаю, многие бы сказали, что в голове у меня хлебушек. Брать раненную и явно бездомную собаку на руки, зная, что может укусить от боли и страха… ну так себе идея. Но в данном случае я слушала интуицию.

Собака не дернулась, только опять заскулила.

Я молча развернулась к Дамиану. Тот разглядывал меня круглыми глазами. Потом перевел взгляд на собаку, мотнул головой.

- Марш в салон.

Дважды повторять не пришлось. Я ухитрилась нырнуть на заднее сиденье, продолжая осторожно прижимать собаку к себе. В салоне оказалось прохладно, пахло древесным парфюмом. В меня буквально полетело то ли полотенце, то ли тряпка.

- Укрой ее. - произнес Дамиан, не оборачиваясь.

Мы влились в поток автомобилей, пока я лихорадочно и аккуратно накрывала собаку.

- Куда мы едем?

- А есть варианты? - огрызнулся Дамиан.

Я благоразумно проглотила достойный ответ. Он за рулем, да еще злой. Движение тут бешеное. Нам только аварии для полного счастья не хватает. Так что сидим молча и тихо разговариваем с собакой. Она прислушивалась к моему голосу, переставала скулить и тыкалась мордой в ладонь.

Нет, ну такое только в фильмах бывает! Первый же день, и я еду с Дамианом Вольфом в одной машине!

Правда, ехали мы недолго. Буквально через пятнадцать минут остановились рядом с небольшим и довольно замызганным зданием, вокруг которого росли чуть полинявшие от жары деревья. Тут было тихо, на длинном заборе лежали тощие кошки. Они проводили нашу машины сонными взглядами.

- Я так понимаю, это ветеринарка?

- Правильно думаешь. - кивнул Дамиан. - Вылезай.

Дверь он мне предусмотрительно открыл, но сам брать собаку не стал. Лишь поинтересовался:

- Не слишком тяжело?

- А у меня выбор есть? Тебя она цапнет.

Дамиан снова смерил меня странным взглядом, мотнул головой:

- Иди за мной.

Мне частенько приходилось бывать у ветеринара со своими питомцами, с теми, кого подбирала и пристраивала. Знакомый запах лекарств ударил в нос, в уши ввинтился визг. В следующий миг из дальнего кабинета вылетело нечто и, завывая, поскакало прямо на нас.

- … м-м-мать! - интеллигентно выразился Дамиан.

Я поняла, что ухитрилась запрыгнуть на один из стульев. Ага, вместе с собакой на руках. Она, кстати, притихла и круглыми глазами смотрела на завывающее нечто. Наш бравый владелец заповедника прижался к стене. Правильно. Неизвестно, что там за животное скачет.

Следом за воющим чудовищем выскочили ветеринар и, видимо, хозяйка чудовища.

- Хватайте Лисси!

- Она может убежать!

Орали они по-английски, но с сильным акцентом. Я поняла, что вот это воющее надо как-то поймать. Как? Плюхнуться на него в полете?

Но Дамиан нашел способ лучше. На входе висели занавески. Так он сорвал одну из них и, улучив момент, набросил на чудовище.

Оно взвизгнуло еще сильнее, запуталось и остановилось.

Тишина, правда, не наступила. Хотя ушам стало легче. То, что пряталось в занавеске, то и дело утробно рычало. Точно сообщало, что любому оторвет все выступающее при попытке поймать и вернуть в кабинет.

- Кто там? - поинтересовался Дамиан.

- Кошка! - отозвалась женщина. - Лиссандра фон Дайтерин, порода тойгер. Три тысячи долларов!

- Тогда я ее трогать не буду. - тут же сообщил Дамиан.

- Нет, трогайте! Трогайте и поймайте ее! Она милая и робкая, только слегка нервничает.

Милая и робкая издала урчание голодного вурдалака. Я вдруг подумала, что простыня очень тонкая.

- Нервничает? - переспросил Дамиан.

Он задумчиво посмотрел на рычащий сверток, точно прикидывая что-то. Надеюсь, в его привычки не входит отвешивать пинки неуравновешенным кошкам. Не успела представить эту дивную картину, как владелец заповедника просто наклонился и сгреб кошку и штору в один тюк.

Рычание захлебнулось, умолкло.

- Она упала в обморок, да? - прошептала хозяйка Лиссандры фон Дайтерин.

- Скорее почувствовала, что с ней не будут церемониться. - усмехнулся Дамиан.

Он прислушался, потом поинтересовался у врача:

- У вас есть полутемная комната?

Врач молча поманил за собой. Я и хозяйка кошки потянулись следом. Правда, дальше порога нас не пустили. Я вытянула шею, наблюдая, что там делает Дамиан.

Видимо, это была комната, где отдыхали врачи. Небольшой диван, стол и шкаф, забитый бумагами, банками кофе, еще чем-то. Оранжево-желтые шторы создавали теплый полумрак.

Дамиан погрозил нам всем кулаком, чтобы не шумели. После чего положил сверток на диван, осторожно распутал.

Я вытянула шею еще сильнее.

В свертке оказался очаровательный котенок. Уже не крошка, но еще не подросток. Расцветка шкурки повторяла тигриные полосы. Огромные круглые глаза уставились на Дамиана. Крохотная пасть раскрылась…

- Мяу.

Дамиан молча отошел к доктору.

- Пусть посидит тут пару часов. - сказал шепотом. - Дайте ей воды, пожрать и оставьте одну. Игрушек подкиньте. Ей прививки ставить?

- И кровь на анализы.- кивнул доктор.

- Ну это может и пару часов подождать.

Дамиан обернулся к хозяйке кошки. Та молча кивнула и присела на стул в коридоре.

- Я то не спешу, посижу тут, подожду. Моя девочка такая чувствительная, ранимая.

- Обращайтесь с ней как с кошкой. - посоветовал Дамиан. - А не как с любимой доченькой. Животные должны вести себя как заложено природой. Амин, - обратился он к доктору, - посмотри пока собаку, пожалуйста. Под машину попала, кажется, перебило лапы. Надеюсь, позвоночник не задет.

- Идемте.

***
Я продолжала разговаривать с собакой пока ее не погрузили в глубокий наркоз. Только потом отошла и буквально упала на стул в коридоре. Из кабинета нас вежливо выгнали.

Дамиан вышел следом, только садиться не стал.

- Я оплачу операцию. - проговорил он. - Собака хорошая, заберу с собой. Ты ведьма?

Меня уже второй раз за недолгое время пытались записать в ведьмы. Однако тенденция.

- Я не ведьма. Я - журналистка.

- Еще лучше. - скривился Дамиан. - Из какого журнала?

Я рассказала, описав работу как самое лучшее место на земле. И добавила:

- Ваше интервью помогло бы многим моим читателям понять важность охраны дикой природы.

Дамиан лишь кивал, пока я говорила заготовленную речь. Правда, произносить ее я планировала точно не в ветеринарной душной клинике. Но так даже лучше.

- Хорошо сказала. - одобрил собеседник, когда я закончила. - Прям вот гладко так, красиво, бездушно. С собакой лучше вышло. Ты сама ее под машину не толкала?

Я молча встала, отряхнула шорты, хотя они оставались чистыми. Лицо горело, точно ударили.

- Иди ты… крутой мужик. Бросаться обвинениями легко. Думаешь, ты один печешься о животных? Ну давай, показывай себя с лучшей стороны, посылай остальных в задницу. Удачи!

Пока-пока мое хваленое самообладание. Руки тряслись от возмущения. Ладно, обвинить меня в том, что я бездушная журналистка еще куда ни шло. Но намекнуть, что использовала собаку… да пошел он!

- Стоять! - донеслось мне в спину.

Обернулась лишь чтобы сообщить, какой Дамиан засранец. Но он оказался быстрее:

- Насчет собаки был неправ, согласен. Сядь!

Я осталась стоять, лишь скрестила руки на груди. Еще чего. Пусть своими львами командует.

- Полно других людей. - вздохнул Дамиан. - Что вы ко мне то лезете?

- Почему так не любишь журналистов?

- Потому что вы всегда переворачиваете все с ног на голову. Где уверенность, что мое интервью ты не переврешь?

- А смысл? - удивилась я

Дамиан продолжал разглядывать меня. Ну ладно, пусть смотрит. Еще и подбородок вскинула. Тоже мне, все врут, значит? Ну-ну. Зато сам, небось, правду рубит направо и налево?

Из операционной не доносилось ни звука. Хозяйка Лиссандры вышла на улицу и курила там. Запах сигарет изредка залетал в коридор из полуприкрытой двери. Перед глазами большой плакат предупреждал об обязательной вакцинации домашних животных.

- Ты вообще с дикими животными имела дело?

- Побег от волков считается?

Дамиан кашлянул.

- Не совсем. И как ты собираешься описывать мою жизнь? Спрашивать о том, что важно?

- А что, для интервью с тобой надо пройти курс молодого защитника природы?

- Две недели.

- Что - не поняла я.

Дамиан вздохнул с таким видом, точно мои вопросы его утомили.

- Две недели в “Дарнелл” в качестве волонтера. Выдержишь - дам интервью. Сломаешься - вали домой и больше не показывайся. Вопросы есть?

- Э-э-э…

Первые пару секунд я переваривала сказанное. Затем радостно закивала, даже в ладоши хлопнула.

- Да без проблем!

- Это ты так думаешь. - ухмыльнулся Дамиан. - Давай номер телефона, адрес. Сегодня в девять вечера заеду за тобой и вещами. Так что отправляйся домой собираться. И учти, никаких поблажек. Никаких дней для привыкания.

Я лишь радостно кивала на его слова. Ха! Нашел кого пугать! Да я десять дней в походе была, под моросящим дождем, когда одежда высыхать не успевала. Я горную реку вброд переходила. А тут волонерство! Напугал ежа тонкими джинсами!

Когда утро вечера ой как мудренее

- Я вот сейчас вообще не понял! Родная дочь приехала и уже собирается удрать! И куда? В дикие дебри! Ко львам! тиграм! Гиенам!

- Тигров нет. - осторожно проговорила я, когда папин бас стал чуть потише.

Ему бы в опере петь. Такой голосище! Вместо этого папа работал классным нейрохирургом, которого здесь едва ли не рвали на части. Сейчас он стоял рядом со столом, за которым примостилась я и чашка чая. Папа очень высокий, почти два метра. Прямо дядя Степа да и только. Особенно если сидеть.

- Зато есть гиены! И не спорь, я знаю как они ржут!

- Тявкают. - опять заметила я. - Тявкают. Ржут кони больше.

Мама едва заметно хмыкнула. Она возилась здесь же на кухне, разогревала ужин и варила кофе. Родители после года жизни здесь пристрастились к крепкому кофе без сахара. Меня же передернуло после первого глотка.

- Пап, но я же буду заглядывать в город. И потом, это всего две недели! А потом неделя будет ваша и моя! Мне реально нужно это интервью! А тут такая удача!

Папа сурово на меня зыркнул и сообщил, что в данном случае не удача, а собака помогла мне с какой-то радости обворожить Дамиана.

- Не надо! - чуть испугалась я. - Не обворожила, а заинтересовала. Я ж не дура, заметила как он стал смотреть, когда собаченьку уговорила не плакать и потерпеть. Еще и ведьмой обозвал.

- Ну это у вас семейное. - успокоил родитель.

Я покосилась на маму, заметила:

- Она не летает на метле.

- Метлы нынче не в ходу. - откликнулась мама. - Робот-пылесос удобнее. Так, садимся ужинать. И без скандалов. Кость, у дочери есть цель, она к ней идет. От нас, кстати, передалось. Ты вспомни как сам в медицинский прорывался. Тебя все в певцы прочили, а ты людей хотел лечить.

- То людей. - проворчал папа.

Но уже явно перестал так сильно возмущаться. За столом даже заулыбался, стал вспоминать как чудил в университете. Где с мамой и познакомился. Она училась на втором курсе, а он уже заканчивал пятый.

Потом я опять собирала вещи, а папа стоял, грозно говорил что-то про поведение, про недопустимость объятий со львом и мытье рук. Я кивала, а сама мысленно была в “Дарнелле”. Пока до сих пор не верилось, что Дамиан снизошел до общения со мной. Ну… ему повезло раз согласился так быстро. Иначе я могла каждый день приезжать к воротам парка и надоедать ему.

Ровно в девять за окнами раздался автомобильный гудок. Я мигом выглянула, чтобы увидеть как Дамиан выходит из мощного джипа. Похож на родительский лишь тем, что у него так же можно снять и крышу, и двери, и убрать все стекла. Суровый владелец заповедника переоделся в защитного цвета штаны с кучей карманов и белоснежную футболку. Отчего его загар выглядел еще темнее, а мышцы - внушительнее. Дамиан огляделся, а потом поднял голову и четко встретился взглядом со мной.

- А я готова! - обрадовала его.

Судя по выражению лица Дамиана, он не собирался падать в обморок от восторга. Лишь коротко кивнул и сообщил:

- Тогда спускайся.

Ясно, чемоданы придется тащить самой.

- А ну стоять! - от папиного рыка я аж присела.

Родитель легко подхватил чемодан, сумку и скомандовал?

- За мной. Тихо. Не вмешиваться. Поболтаю с молодым человеком.

- Папа, он мой… - тут я задумалась. - он моя будущая жертва интервью! С ним надо помягче!

- Лучше б твой парень заехал! С ним хотя бы понятно как себя вести.

В итоге я попыталась встать между Дамианом и папой, едва мы вышли из дома. Но на меня две пары мужских глаз посмотрели так, что пришлось срочно притвориться мышкой, шмыгнуть в джип и там затаиться. К счастью, разговор папы с мужчиной моего интервью был недолгим. Они даже над чем-то от души посмеялись, а затем Дамиан пожал руку папе. Тот погрозил мне кулаком, затем помахал, когда машина тронулась с места.

В вечернем воздухе чувствовалась подступавшая свежесть. Ветер, который днем нес зной, сейчас заставлял кожу покрыться мурашками. Не холодно, нет, но уже не так тепло. Я подумала, что можно было накинуть джинсовку. А то выбежала в штанах и майке. Но остальная одежда находилась в чемодане, а тот - в багажнике.

- Слушай и запоминай.

Дамиан говорил, глядя на дорогу. Вокруг уже стемнело, но профиль водителя я разглядеть могла. Свет фар выхватывал дорогу перед нами.

- Слушаю и запоминаю. - сообщила с готовностью.

- Штат волонтеров у меня заполнен. Люди меняются раз в полгода. Коллектив устоявшийся и дружелюбный, попытайся в него влиться. Ссор я не терплю, все проблемы мы обсуждаем, друг другу не гадим. Подъем в шесть утра. В выходные можно встать в девять.  Зверям плевать, они хотят жрать и внимания. Как и весь заповедник. Отбой как захочешь, но помни о времени подъема. Все, что я прикажу - выполнять. Выдержишь - интервью у тебя будет. Нет - до свидания.

В машине повисла тишина. Я обдумывала монолог, Дамиан ждал моей реакции. Чую, в душе надеялся, что передумаю и попрошу вернуть меня назад. Ага, как же!

- Отлично, я без проблем встаю по утрам!

Соврала и глазом не моргнула. Встать по утрам для меня было равносильно пыткам. Будильник переставлялся на десять минут, на пять… на три. Пока я не вскакивала и не неслась на работу, почти опаздывая. Зато посидеть ночью за сериалом или с друзьями - запросто.

- Как со спортом?

- Дружу. В походы люблю ходить, по горам.

- Вредные привычки? Молчи, сам догадаюсь. Болтливость?

- Я журналист! - возмутилась в ответ. - Мы должны уметь говорить.

- Личная жизнь? - продолжал допрос Дамиан. - Никто не приедет к заповеднику с воплями, что его девушку похитили?

- Во-первых, здесь у меня только родители. Во-вторых, реально думаешь, что я могу встречаться с подобной истеричкой?

- Дай подумать… - Дамиан аж подбородок потер картинным жестом. - Я знаю тебя несколько часов, ты странная… думаю - да!

- Ха. Ха. Ха. Нет, у меня нет таких отношений, ради которых вторая половина сядет на самолет и прилетит к тебе, чтобы поскандалить. Расслабься, мне нужно интервью. Ради него я встану в шесть утра, побуду волонтером и все такое. Только не проси подстригать когти львам!‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

- Они дикие. - вздохнул Дамиан. - Не надо им ничего подстригать. Расскажи про свой журнал. Что вы в нем печатаете?

Пока я рассказывала, мы выехали из города. По обе стороны шоссе, в темноте, пряталась Африка. Саванна, раскидистые экзотические деревья, пряные запахи. В какой-то момент поняла, что глубоко дышу, пытаясь насладиться ими. За городом ароматы природы ощущались еще сильнее, еще ярче.

Ехали мы часа полтора, а то и все два, прежде чем добрались до заповедника. Ворота, которые открылись при нашем приближении, высокая и явно прочная сетка. Асфальт закончился, началась широкая грунтовая дорога. По ней мы проехали совсем немного. Впереди уже горели огоньки.

- Добро пожаловать в “Дарнелл”.

С этими словами Дамиан соскочил на землю. Я же на время замерла, осматриваясь.

Два больших здания и несколько маленьких. Все двери и окна занавешаны от насекомых, тут и там моргают огни.

И люди. Я насчитала человек пятнадцать. Среди них радостно носились собаки. Все они сидели под большим навесом, болтали, смеялись и пили. В воздухе разносился запах мяса и овощей.

- Весело живете. - заметила я.

- После работы можно и нужно расслабиться. - отозвался Дамиан. - За мной.

- Ты в армии не служил? - спросила, спрыгивая с подножки машины.

- Нет.

- А приказы раздавать любишь.

Меня одарили не самым ласковым взглядом. Ну и ладно. Я порылась в сумке, вытянула толстовку и напялила. Сразу стало гораздо теплее и комфортнее. Я готова знакомиться со всеми!

Постоянных сотрудников тут оказалось семеро. Остальные - волонтеры. Шумные, веселые и бесконечно дружелюбные. Я немедленно оказалась в центре внимания, завалена комплиментами и заверениями, что мне тут понравиться. Вот ни разу не сомневалась. Выпила пиво, легкое и на удивление вкусное, попробовала жареное мясо, овощи, фрукты. Насекомых почти не было, а те, что прилетали, предпочитали кружиться возле фонарей, а не возле людей. За что я им была бесконечно благодарна.

Один Дамиан вносил диссонанс для меня лично. Нет, он широко улыбался, болтал и хохотал. Но в какой-то момент поймал меня за рукав и отвел в сторону.

- В шесть утра, леди журналист. - сообщил уже без улыбки. - Учти, не встанешь с первого раза - провал.

- Лучше скажи, где я буду спать.

Дамиан чуть нахмурился.

- Сегодня комнату подготовить не успели, поспишь в гостиной. Нет, не в доме волонтеров, там не выспишься. Ляжешь в том, где живет основной персонал. Там есть малая гостиная, самое то.

- Это волк? - перебила я Дамиана.

Среди людей мелькали собаки, много собак. Я насчитала штук пять точно. Но этой еще не видела. С виду - волк волком. И взгляд такой независимый, пока не подошла к нам.

- Это Лисса. Наполовину волк.

- Фигасе! - сообщила я, видя как морда наполовину волка растягивается в умильной улыбке. И предназначалась она исключительно Дамиану.

- Лисса приехала со мной сюда. Не суй ей руки в пасть и вы подружитесь.

Остальные собаки явно были смесками разных пород. Я погладила их всех. Они облизали мне руки, ноги и лицо. В общем, общий язык определенно нашли.

Поздний вечер, тем временем плавно перешел в ночь. После полуночи все разбрелись по комнатам. Я осталась в малой гостиной, в обнимку с простыней, одеялом и подушкой. А еще напутствием:

- По утрам часто бывает прохладно. Потому кинь в ноги этот плед.

Еще со мной остался Бер. Огромный пес, в чьем роду явно потоптались доги. Шоколадного цвета, весь поджарый и галантный, он отжал у меня половину дивана. После чего со вздохом положил морду на лапы и заснул. Я попыталась последовать его примеру, но возбужденный мозг отказывался спать. В тусклом свете ночника взгляд то и дело принимался скользить по светлым стенам, по окнам, за которыми расплескалась тьма, по ярким коврам, явно сотканными местными. Мебель кожаная, добротная и тяжелая. Диван, который я разделила с Бером, смело мог вместить попы семи людей. Напротив стоял телевизор. А еще висело куча полок. И все с какими-то статуэтками, масками, картинами. Причем, не все маски милые. Некоторые корчили такие рожи, что ночью увидишь - поседеешь. С такими вот мыслями я все же заснула.

И спала как младенец, пока кто-то на меня не прыгнул. Точнее, потом уже поняла, что прыгнули. А сначала просто проснулась, выдернутая из глубокого сна. Ничего не понимая, открыла глаза.

В свете ночника на меня смотрела… ожившая маска. Нет, ну первая мысль была такой. Кривляющаяся морда в обрамлении то ли шерсти, то ли волос. Пару секунд я хлопала глазами, а потом… заорала. Громко, от души, снеся звуковым ударом “маску” в сторону.

Наверху залаяли собаки. Я продолжала визжать, причем к моему визгу присоединилась и “маска”. Захлопали двери, что-то упало. Я на всякий случай кинула подушку, в надежде, что попаду хоть в кого-то.

Первым влетел Дамиан. В трусах и толстовке. За ним мужчина, которого мне представили как Шона. Следом протолкались собаки, немедленно подняли шум.

- Тихо!

От голоса Дамиана собаки сели. “Маска” тоже. Впрочем, я уже окончательно проснулась и поняла, что это не шаманское колдунство. А просто…

- Обезьяна. - прошептала виновато. - Простите, меня напугала обезьяна!

- Колобус кирка. - проговорил Дамиан.

Его помощник хмыкнул и вышел, поманив собак за собой. Я продолжала сидеть на диване и комкать одеяло. Теперь то видела, что передо мной вполне симпатичная обезьянка с длинной шерстью и еще более длинным хвостом. Она устроилась на столе и возмущенно на меня смотрела. Прямо вот укоряла взглядом.

- Что?

- Колобус кирка. - повторил Дамиан со вздохом. - Очень редкий вымирающий вид. У меня их всего пятеро. Это самка. И теперь она явно в стрессе и вряд ли захочет размножаться в ближайшее время.

Я снова глянула на “самку в стрессе”.

- В смысле ты меня обвиняешь в том, что у обезьяны может случиться сексуальное расстройство?!

- У них очень чувствительная нервная система. Орущая девица явно не помогает ей сосредоточиться на зове природы.

- Ну супер! Вот в чем-чем, а в том, что из-за меня обезьяна не сможет размножаться еще не обвиняли. Зачем она вообще сюда явилась?

Дамиан пожал плечами.

- Любопытство думаю. Хотя она и ее брат предпочитают спать в моей комнате.

Так и запишем: крутой хозяин заповедника дрыхнет в одной спальне с обезьянами. А те ночами пугают честных гостей. Отличное вступление. Так и вижу начало статьи: “Я проснулась оттого, что мне в лицо смотрит африканский призрак…”

Тем временем, Дамиан и не думал уходить. Глянул на часы, что красовались на запястье, хмыкнул.

- Пять утра. Признаться, давненько я не вставал так рано. Ладно, у тебя полчаса на одеться, умыться и осознать реальность.

- Чего?

Да, спросонья да в такой час я иногда соображаю долго. Тем более, искренне не понимала, что понадобилось мужчине в пять утра в моей спальне. Ладно, в его гостиной, которая временно моя спальня. В конце концов, мы все выяснили.

- Раз ты проснулась, то собирайся на пробежку.

Дамиан зевнул, потянулся так, что я услышала хруст суставов.

- Ну? - подбодрил опять. - Я же предупреждал, что будешь выполнять все. Или не хочешь интервью? - он подмигнул, отчего мне захотелось ответить другим жестом. Более непристойным. Кажется, хозяин заповедника начинает меня бесить. Ходит тут в пять утра, приказания отдает.

- Но я же не выспалась!

- Смотри, я тебе сейчас на пальцах объясню. Сейчас начало шестого, подъем в шесть. Ты сейчас перевозбуждена, потому не уснешь. Даже если успеешь задремать, то будильник поднимет. Только будешь ты чувствовать себя более разбитой. Так стоит ли игра свеч? Вставай, умывайся и давай, побегаем. Да, в этом время на улице прохладно.

Он вышел, не забыв закрыть дверь. Следом за ним убежала “самка в стрессе”.

Я продолжала сидеть и смотреть ему вслед.

- Ну нефига себе, - проговорила, наконец, - Поспала, блин. Ну… мужчина моего интервью, посмотрим кто кого. Думаешь, мне слабо? Ха! Три раза “ха”.

Я зевнула, потом еще раз… и еще. На самом деле спать хотелось. Уснуть удалось не сразу, да и в течение ночи пару раз просыпалась. Но тут вопрос встал ребром: или мы, или нас. Так что усилием воли и с помощью подбадриваний я встала. И даже нашла ванную комнату. Где холодная, нет, ледяная вода мигом прогнала сон. Я прошипела что-то, но продолжила умываться. Да, да, встретим врага во всеоружии. Думает, я изнеженная дамочка? Черта с два, Дамиан Вольф, черта с два.

***
Еще в гостиной, одеваясь, я подумала, что как-то прохладно. Но не придала этому значения. Утренняя свежесть и все такое. За окном уже рассветало. Еще немного и солнце покажется над дальними горами. Я на всякий случай решила надеть не шорты, а спортивные брюки. А сверху топа натянула толстовку. Тонкую, красивого бежевого цвета. Отлично подчеркивала рыжие волосы и зеленые глаза. Ну все, можно выходить. Я на всякий случай намазала все открытые части тела солнцезащитным кремом, выпорхнула за дверь.

Дамиан находился во дворе. Я невольно засмотрелась в окно на начало дня. Солнце только начало подниматься над горами, тут и там лежали длинные тени. Собаки сидели у ног Дамиана и зевали во всю пасть. Они явно хотели спать, но и оставить хозяина не могли. Сам мужчина что-то настраивал у себя в часах. Тоже щеголял в штанах, но… без футболки. Голый торс, где мышцы все, как надо. Я посчитала кубики на прессе, впечатлилась размахом плеч и вышла на улицу.

Бр-р-р-р! Кто сказал, что в Африке всегда жарко? Сейчас оказалось, что здесь бывает весьма свежо, очень влажно и зябко. Я взглянула на Дамина и молча рванула вперед по широкой грунтовой дороге.

- Направление верное. - он догнал меня без проблем. - А скорость большая. Выдохнешься раньше времени, будешь плестись как дохлая крыса.

Я сбавила темп, потому что соответствовать описанию Дамиана не собиралась. Не дождется.

Дорога тянулась и тянулась вперед. Цвет у грунта везде, куда ни кинь взгляд был оранжево-красный. На его фоне яркая зелень деревьев особенно бросалась в глаза.

А еще тут не было тихо. Со всех сторон слышались птичьи трели, вопли обезьян, потом кто-то вдали зарычал. Так, что я едва не присела на бегу.

- Кажется, Пранкер пожелал нам доброго утра. - проговорил Дамиан.

Он бежал неподалеку, выглядел бодрым и даже не думал уставать.

Собаки носились как бешеные вокруг нас, иногда ныряя в заросли вдоль дороги. Спунива стайки птиц.

А над головой небо становилось все ярче, приобретало пронзительно-голубой оттенок. Шум вокруг становился сильнее. Природа вокруг здоровалась с утром, приветствовала новый день.

Мы же продолжали бежать. Уже стало не зябко. Я бы сказала, что стало почти жарко. На бегу стянула толстовку, повязала вокруг пояса. Кожа отозвалась на свежий ветер мурашками.

Откуда-то опять донесся рык.

- Арита. - тут же сообщил Дамиан. - Опять с Пранкером поцапалась.

- Ты узнаешь их по голосам?

Мне достался снисходительный взгляд:

- А как родители узнают близнецов? Как их различают? Как вообще узнают голос ребенка из сотен таких же?

- Ну ты сравнил…

- Эти львы достались мне совсем маленькими. - отрезал Дамиан.

Он продолжал так же ровно бежать, глядя вперед. Ни разу - на меня. Что касается меня, то сердце и боль слева как бы намекали, что пора сделать передышку. Но вместо этого продолжала бежать. Стараясь дышать размеренно и глубоко.

- Чи… тала. - выдохнула в какой-то момент.

- Ну вот. Я их вырастил, я учил их рычать, я учил как играть и не царапаться. Это - лишь пара тех шрамов, что на мне.

Я с уважением посмотрела на отметины на груди.

- Это они разозлились.

- Это они забыли про когти. - откликнулся Дамиан. - Так что я узнаю их рык. Устала?

- Еще чего? - пропыхтела я

Боль в боку ушла, но теперь ноги стали наливаться свинцом. Так-то с физподготовкой у меня порядок. Но я не выспалась, долго летела, плюс разница в часовых поясах. В общем, пара деньков мне точно не помешала бы, чтобы прийти в себя.

Только их мне давать никто не собирался.

Не знаю как долго мы бы еще бежали. Сердце у меня уже стучало в ушах, перед глазами начала плавать пелена. Да ну нафиг! Если грохнусь в обморок, никто не оценить. Собаки еще небось и оближут с ног до головы. буду возвращаться без сил и в слюнях.

Я остановилась, уперлась руками в колени. Надо отдышаться. Так… вдох-вы-ы-ыдох.

- Надо сразу говорить, когда устала. - послышался голос над головой.

Не меняя позы, вскинула взгляд и молчаливо дала понять, что я думаю обо всем этом.

- Серьезно. - пожал плечами Дамиан. - Я же не монстр. Устала - надо отдохнуть.

А что, так можно было?!

Медленно выпрямилась. Очень хотелось лечь на землю и полежать минут десять. Просто полежать, посмотреть в небо. Там и силы появятся. Но мысли про насекомых, что здесь водились, не давали совершить это действие.

Дамиан выглядел по-прежнему свежо и бодренько. Он потянулся и помахал руками, пока я продолжала изображать загнанную лошадь.

- Нам еще обратно бежать. - напомнили мне.

Кажется, у меня сегодня есть объект для ненависти. У него слишком жизнерадостный голос.

Чтобы прогнать кровавые мысли в сторону Мужчины моего интервью, я решила спросить. Благо дыхание почти восстановилось.

- Как устроен заповедник? В Интернете я ничего толком не нашла.

- И не найдешь. Зачем это? К чему?

Обратно бежать он не торопился. Я тоже. Стояла, дышала теперь уже потеплевшим воздухом, вдыхала ароматы вокруг. И звуки… звуки со всех сторон! Казалось, вокруг пели сотни птиц. А, может, так оно и было.

- Чтобы люди знали, как выглядит твой заповедник.

- Зачем? - повторил вопрос Дамиан. - Все, что я хочу показать - показываю. Есть животные. Они важны. По ним видно, что тут им вольготно. Все.

Он говорил сейчас какими-то рублеными фразами. И выражение лица стало… каменным. Скулы с щетиной точно четче обрисовались под кожей.

- Я тебя задела?

Дамиан сплюнул в пыль под ногами. Красно-оранжевая пыль казалась очень мягкой на вид.

- Да. Ты меня задела девочка-журналист. Люди не хотят знать про заповедник. Те, что хотят, уже знают. Остальным надо видеть животных. И меня.

Я кашлянула. Он такой, блин, скромный!

- Ну так ты создал себе образ. Никогда не поверю, что это произошло нечаянно. Уж прости, но сложно не обращать внимание на мускулистого хозяина заповедника, который дружит со львами, носит модную щетину и вечно щеголяет голой грудью.

- Нравится?

Я сглотнула под его взглядом. Ладно, будем честными, выглядит Дамиан ошеломительно. Такие мужчины в кино обычно преодолевают все преграды, управляются с оружием и животными, а также с женщинами одинаково ловко. Но при этом у них обязательно уже есть избранница. Которой они остаются верны.

Мда, не о том я думаю.

- Меня твоя грудь не интересует. Мне бы в твой мозг залезть. - призналась честно.

Хотя взгляд мой сам собой да перепрыгивал на пластины мышц под загорелой кожей. Думаю, много девушек захотели бы прижаться к ним. Я то видела в инстаграмме видео с тренажерного зала. Там вспотевший Дамиан радостно ухмылялся в камеру и говорил, что каждый день уделяет внимание спорту минимум два часа.

Меня опять наградили странным взглядом.

- Пора обратно. - Дамиан глянул на часы. - Завтрак уже скоро. Кстати, готовим мы по очереди. В доме у волонтеров отличная кухня, закупаемся продуктами раз в неделю. После работы сегодня можешь переезжать в свою комнату, ее подготовят. И пожалуйста…

Он помолчал, потом добавил со смешком:

- Не пугай больше обезьян.

Я хмыкнула в ответ.

- Надеюсь, они на меня не обидятся и не будут специально караулить везде, где можно. Говорят, обезьяны еще и какашками кидаются.

- Я подкину им такую идею.

Наши взгляды опять столкнулись. На миг мне стало жарко, очень жарко. Дамиан не походил ни на одного из моих знакомых. Кажется, он понахватался от своих подопечных каких-то черт характера и повадок. Даже двигался по-особому: мягко, грациозно и очень быстро. Точно и правда какая-то его часть - львиная.

- Надеюсь, они проверят новые привычки на тебе. - ответила мило. - Ну что, побежали.

Одно я знаю абсолютно точно: нельзя спать с теми, у кого собираешься брать интервью.

Ну так я и не собираюсь. Хотя надо признать, Мужчина моего интервью оказался не только потрясающе брутальным и привлекательным, но и весьма умным. Правда, характер не сахар, не сахар.

Девушка, вашей маме зять не нужен?

Дамиан

Шон и Марита похитили меня во время завтрака. Не успел я допить кофе, как помощники и друзья по жизни с двух сторон оттеснили в малую гостиную, захлопнули дверь.

- Вы чего? - поинтересовался я. - Волонтеры все в другом домике.

- Мало ли. - зловеще проговорила Марита. - Ты зачем журналистку притащил?

- Походу, кое-кому решил на больную мозоль наступить? - прищурился Шон. - Из-за Клэр?

Я с тоской посмотрел на дверь. Обсуждать свалившуюся на наши головы Кристину не хотелось по многим причинам. Но друзья и соратники ждали ответа. К тому же, еще в самом начале мы договорились, что секретов по работе друг от друга держать не будем. Личные - пожалуйста. У всех свои тайны. Но заповедник - общее дело. И тайны тоже должны становится общими.

- Хочу показать, почему журналисты не получат моих интервью. Кристина не выдержит и недели здесь в роли волонтера. А она не такая изнеженная как Клэр. Если та узнает, что тут придется две недели провести в полевых условиях волонтером, то забудет о заповеднике и обо мне.

- Может получиться у других. - заметил Шон.

Мда, я не продумал все.

- Вряд ли. - улыбнулся в ответ. - Во-первых, мы не станем распространяться о таком испытании. Во-вторых, мы в волонтеры то берем далеко не всех. Прошения журналистов могут быть отклонены, причину придумать можно всегда. И повторюсь, Клэр это отвадит от заповедника.

- А если наоборот? - спросила Марита.

Я не выдержал и расхохотался. Ну-ну, плохо ты знаешь мою бывшую, если предполагаешь такое.

- Клэр любит свой маникюр, личного стилиста и дизайнерскую одежду больше чем меня. Тем более сейчас. Я расскажу ей про Кристину, если будет настаивать.

- Если Крис выдержит испытание? - прищурился Шон. - Чел, без обид, но кажется ты ее не оценил. Это не твоя избалованная бывшая. Она из России, она животных голосом привечает. Ты сам рассказал. Я твою рожу запомнил в тот момент. Ты сам в шоке был.

Я посоветовал ему на время обрести амнезию и забыть некоторые моменты. Шон заухмылялся еще сильнее.

- Все. - разговор мне надоел. - Все, все, все. Она остается здесь. И она вылетит в ближайшие три дня. Спорим?

- Спорим ты сам не отпустишь ее через три дня? - подала голос Марита.

- Ты о чем? - развернулся я к ней.

Моя дорогая помощница улыбалась как кошка, которой показали сметану. Аж глаза лучились особым блеском.

- А то я не знаю как мужчина смотрит на женщину, когда хочет ее.

Я закатил глаза. Все, этот разговор определенно зашел не туда.

- За работу! - отрубил вместо ответа и поспешно вышел из гостиной.

Ладно, я почти удрал. За мной тут же устремились псы, радуясь, что хозяин одумался и собирается на улицу. Мол, пора, пора, скоро жара.

Снаружи оказался одновременно с волонтерами. Их расписание висело в доме, так что каждый знал свои обязанности на сегодня. Одна лишь Кристина стояла и смотрела по сторонам. Даже на расстоянии я заметил как она пытается скрыть растерянность, едва подавил улыбку. Ну да, ее то в расписании нет. Да и откуда взяться, если оно составляется в выходные дни и сразу на всю неделю. Не повезло тебе, журналистка, попадешь лично под мое командование.

- Кристина, сюда. - позвал я ее.

Таких раньше на костре сжигали, мелькнула мысль. Рыжая, как огонь, глаза зеленые, сама тонкая и гибкая. Ведьма, настоящая ведьма. Как она нашла общий язык с собакой? Я по опыту знаю, что раненное и напуганное животное может укусить так, что самому операция понадобится. Здесь же собака даже не зарычала на Кристину. Да и она вела себя так, точно знала - ей не навредят.

Это глупость, интуиция, колдовство или опыт?

- Чего?

У нее оказалась легкая россыпь веснушек вокруг носа и на щеках.

- Поедешь со мной. - сообщил я ей.

- Меня нет в расписании?

Отлично, уже претензии.

- Простите, леди журналистка, что я не прорицатель. В выходные не думал, что вы у меня появитесь. Вписывать тебя в расписание сейчас не вижу смысла.

- Думаешь - сломаюсь? - тут же прищурилась она.

- Думаю, что и так найду чем тебя загрузить. - увильнул от ответа. - Крем от загара, защита от насекомых, все с собой?

- Нанесла и взяла. - она тряхнула небольшим рюкзачком.

- Тогда за мной.

Проверку своих личных подопечных я делал три раза в неделю. А раз в месяц устраивалась масштабная проверка всего заповедника. Находили больных животных, лечили, разбирались и так далее. Делать чаще не вижу смысла, тем более, мы не пускаем сюда туристов. Животные живут своей жизнью, мы вмешиваемся редко. Разве что видеокамеры по всему периметру и несколько внутри заповедника. Чтобы у браконьеров не оставалось ни шанса.

Кивком указал Кристине на сиденье рядом со мной. Верный и уже порядком потрепанный джип был готов к поездке.

- Как содержаться животные?

Кристина нацепила шляпу с короткими полями. Из-под них глаза блестели как у кошки. Ох уж эти вопросы.

- На воле. - ответил коротко.

- Имею в виду твоих львов и так далее. - терпеливо объяснила она. - Не придуривайся. Они же отделены от остальной территории заповедника.

- Я бы добавил, что они отделены друг от друга. Львы не могут мирно жить рядом с гиенами и так далее.

- Куда мы сначала?

Она не могла сидеть спокойно. Постоянно оглядывалась, вертелась. Живая мимика, улыбка до ушей и совершенно острый язык. Как бритва. Если его разглядеть он, небось, раздвоенный окажется.

- Сначала к Линси и Гэтсби. - сообщил. - Лучше это сделать до посещения львов, иначе начнут нервничать от запаха. Ты будешь за воротами. Не хочу объяснять твоим родителям и полиции почему журналистка превратилась из единого целого в нечто разорванное.

Кристина не обиделась. Что у нее за характер? Я пытался понять, но пока не мог. Она чокнутая, это точно. Примчаться из России сюда, собираясь вытребовать у меня интервью. Да еще из какого-то третьесортного журнала. Поржал бы, ну да ладно. Посмотрим, чем это закончиться.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Я собирался выжать из Кристины все соки. Но при этом, черт подери, надеялся, что она выдержит.

До гиен ехать полчаса. Заодно и покормим. Я заранее закинул еду в багажник. Кормим мы подопечных раз в два-три дня. До отвала. Но только тех, кто живет не в естественной среде заповедника. Мой прайд, две гиены и три гепарда. Ну и дорогие колобусы. Но они жили в огромном вольере у дома, так что с ними проблем было меньше всего.

- Слушай внимательно, пока мы едем.

- Слушаю.

Русский акцент у нее был ужасающий, но при этом… милый. Неужели и правда говорят, что это произношение у женщин звучит сексуально. Ну рыжеволосой ведьме он шел. Зачем себя обманывать.

Да, какая ведьма! Девчонка, которой повезло, что не укусили. Одно дело собака или кошка. Посмотрим, что скажет, когда увидит улыбку Линси. Эта дама ой как не любит других женщин. Ревнивая леди.

- Ты не заходишь ни к кому на территорию. Я дам тебе камеру, будешь снимать из-за забора. Не произноси громких звуков, не пытайся погладить животных. Тем более, не пытайся накормить. Потому что, в итоге, ты скорее всего покормишь своей конечностью.

- Я в курсе, что такое дикие звери. - перебила меня Кристина.

Она повернула ко мне загорелое лицо, подмигнула.

- Ты сам в Инсте рассказывал о том, как правильно с ними общаться. И не раз.

У нее были зеленые прозрачные глаза. С оттенком бирюзы, как у моря, пронизанного солнцем.

Я сам слегка ошалел от того какое сравнение родилось в голове. Не замечал подобных мыслей.

- Ну значит веди себя как положено.

Да, грубовато. В этом меня и Клэр порой упрекала. Но! Грубость по отношению к ней я позволять стал после разрыва. Когда она начала пытаться вернуть меня. Когда уже вовсю заработал “Дарнелл”. Когда я стал не сумасшедшим идиотом и бунтарем, а популярным чуваком, который любит животных. Все эти эпитеты придумал не я, поверьте. Так меня называла Клэр, так называли родители и многочисленные родственники. Кроме, пожалуй, бабушки со стороны отца. Она мне с гордостью заявила, что я перенял ее гены. Понимаю. У старушки всегда проживали минимум три собаки и пять кошек. При этом она сама следила за тем, чтобы они не болели, хорошо питались и не скучали.

Здесь же я ответил Крис с обдуманной грубостью. Она новенькая, думает, что легко может вертеть животными как хочет. Опасное сочетание. Ну и флирт ни к чему.

- Ты мне в глаза не смотришь.

От этой фразы я едва не дернулся.

- Смотрю. - возразил ей.- Они у тебя зеленые. В чем проблема?

- Мужчины не смотрят в глаза если они врут, бояться, что прочитают по взгляду, или если им нравится девушка, но они не хотят в этом признаваться.

- У тебя заодно диплома психолога нет? - спросил я ехидно. - Любишь цеплять ярлыки на всех подряд? Так вот, если мне нравиться девушка, я ей об этом говорю. И предлагаю провести вместе время. Если вру, то делаю так, что ты этого и не заметишь. Кстати! Флирт во время работы - не самое лучшее занятие. И еще… раз ты решила прицепиться ко взглядам, то возможно сама не прочь пофлиртовать?

Кристина присвистнула вытянув губы трубочкой.

- У-у-у-у. Хороший противник. Если я начну флиртовать, то у тебя нет шансов. Когда последний раз встречался с женским полом?

Я задумался. Встречался или проводил приятно время в постельке? Хотя, какая разница?

- Ну месяц назад.

- В Инсте об этом ни слова.

- Уж прости! Не люблю выставлять личную жизнь напоказ. Ты в курсе вообще, почему она называется “личной”? Да, да, именно поэтому.

Я вдруг понял, что наслаждаюсь разговором. Давно не было такого, чтобы с девушкой обменивался колкостями, подыскивал наиболее подходящий ответ, не старался произвести впечатление крутого мачо. Кристина казалась естественной, как природа вокруг. Она идеально вписывалась в пейзаж.

Территория Линси и Гэтсби появилась за поворотом. Я отвел им большой кусок земли, чтобы они не ощущали себя взаперти. Камни, деревья и кусты - идеальное место для гиен. И, конечно, искусственное озеро с чистой водой. В заповеднике жили и другие гиены, на общей территории. Но эти двое - мои питомцы. Я их выкормил, выходил и понимал, что со своими они не уживутся.

- Стой здесь. - приказал я Кристине, спрыгивая на землю. - Вплотную с сетке не подходи. Да, возьми камеру и снимай. Снимай вообще все время с гиенами. Потом Шон разберется, что вырезать.

Она спрыгнула следом за мной, огляделась.

- А где гиены?

- Если у Линси хорошее настроение, то обычно они прибегают сюда. Если нет - прячутся в глубине территории. Я не могу их позвать. Одно из важных правил при работе с дикими животными - не надоедать своим присутствием.

- Знаю. - вздохнула Кристина. - Тут кошка, если ее тискать больше положенного, может когтями треснуть. Представляю, что гиена сделает.

- Потому будь хорошей девочкой. - не удержался я. - Держи конечности и голову подальше от гиен.

Я вошел на территорию, придерживая на плече тушу ламы. Один раз позвал гиен по имени. Да, вот и они! Линси мчалась впереди, худощавая и юркая. За ней бежал более медлительный и ленивый Гэтсби. Впрочем, приветствовали они меня одинаково бурно. Гэтсби больше молча тыкался мордой в ладонь, тогда как Линси устраивала настоящий концерт. Гиены издают особенные звуки. Это среднее между хохотом, стоном и руганью сатаны из преисподней. Особенно мило подобный звук произносится прямо в ухо. Возможно, к старости я оглохну.

- Так, Линси стой. - я пытался увернуться от языка, но тщетно. Меня облизали с ног до головы. Гэтсби пытался пожевать шнурок.

- Так, еда приехала.

О, при виде туши мои дорогие гиены тут же решили, что очень голодные. Правда, спустя минут двадцать, Линси оторвалась от мяса. Окровавленная морда повернулась в сторону загородки.

Кристина снимала их на камеру, подойдя близко, но не вплотную к сетке.

Линси замерла, потом медленно стала подбираться к загородке. Я уже знал, что будет. Гэтсби плевать на людей, но его подруга любит только меня. Остальным показывает, что сделает с ними, если люди попадут в ее лапы.

Линси подошла вплотную к загородке в позе “ты мне не нравишься, и я хочу тебя убить”. Кристина продолжала снимать, при этом заговорила. Ощущение, что зажурчал ручеек. Опять тупое сравнение, но что поделать.

Линси издала звук голодного демона.

Кристина нежно проворковала:

- Какая ты смелая. И красивая. И умная.

Я не понимал какой у нее голос. Вроде нежный, но при этом твердый. Мягкий, но не заискивающийся. Что-то такое звучало в тембре, отчего хотелось слушать и слушать.

Линси тявкнула так, что даже Гэтсби прижал уши.

Кристина продолжала говорить и снимать одновременно. Она не повышала и не понижала голос. Он журчал и журчал.

Линси присела в более мирную позу. И сообщила, что откусывать Кристине голову она передумала.

Я молча чесал Гэтсби за ушами, заодно проверяя не подцепил ли он клещей. Мы с ним слушали Кристину. Гэтсби тихо подвывал, точно соглашался со словами девушки. Да, да, и умные они, и красивые, и смелые. Да и в принципе гиены самые-самые, чего уж тут!

Линси сдалась на пятнадцатой минуте монолога Кристины. Села и начала умильно улыбаться. Именно! Линси умела улыбаться. Подозреваю, подсмотрела у меня как это делается. В любом случае оскал на морде гиены зрелище не для слабонервных. Однако Кристина серьезным тоном сообщила, что Линси невероятная красотка. После чего вопросительно посмотрела на меня. А что я, только сделал знак, чтобы она выключила камеру.

- Теперь ко львам. - только и смог сказать, когда вышел от гиен.

Линси скулила и лапой теребила сетку, требовала, чтобы я вернулся. Гэтсби молча лопал, пока подруга занята. У гиен жесткий матриархат, не забалуешь.

- Кажется, я ей понравилась. - сообщила Кристина, когда мы сели в машину.

Воняло мясом из багажника, там уже начали летать мухи. Поскорее отвезти и отдать львам и гепардам.

***
- Мужик, это же просто… охренеть как круто!

Я кисло посмотрел на видеоряд, что монтировал Шон для Инстаграмм, нашего сайта и для Ютуба. То, что сняла Кристина. А потом - я. На самом деле снял по дурости. Захотел видите ли запечатлеть как она произведет впечатление на львов.

Ну что сказать, запечатлел. Вон теперь помощник слюнями исходит от восторга.

- Зачем тебе это?

- Ты тупой или не выспался? - Шон не стеснялся в выражениях. - Смотри, девчонка Пранкера просто словами сделала шелковым, как котенка. Да глаза разуй!

Я “разул”. Пранкер - предатель! Кристина поворковала с ним минут двадцать, а ему уже и еда не нужна. Сидел перед загородкой и косил на нее глазами. Нет, Пранкер не стал милым котенком, тут я поспешил. Но и игнорировать Кристину не собираля. Он жаждал знакомства. Я же ему в этом знакомстве отказал. Ко львам, как и к гиенам заходить мог только я. Гепарды принимали и других гостей. Я уж молчу о колобусах. Этих любили и баловали все жители “Дарнелла”. Человеческие жители, конечно.

- Что ты предлагаешь?

Шон посмотрел на меня с какой-то жалостью. Точно я и правда резко поглупел.

- Мужик, да у тебя подписчики кипятком писать от восторга станут! У того, с кем львы мурлычат появилась девушка, которая одним голосом повергает животных в восторг!

- Какая еще девушка? - в тихой панике спросил я. - Ты что задумал, сводник?

- Девушка в смысле не возлюбленная, а помощница. Это реально шикарная реклама! Донаты пойдут как бешеные. Нет, ну малость флирта приведет в восторг еще сильнее, но тут сам понимаешь…

- Никакого флирта! - отрезал я сурово.

- Уверен?

Вот черт, Шон меня насквозь видел. Уверен, он и тему эту поднял потому, что прочитал кое-какие мыслишки в моей голове. Телепат нашелся!

Я потер затылок. Хотелось ругаться. Еще сильнее хотелось плюнуть на все и удрать ко львам. Там куда все как проще. Их язык тела знал в совершенстве, потому проблем не возникало.

- Какой флирт, Шон? Во время работы это под запретом. И потом, она приехала и так же упорхнет в свой журнал, строчить статейки про моду.

- Ну допустим не про моду, а про тебя.

- Это мы еще посмотрим. - парировал в ответ. - Испытание только началось.

- Да выдержит она. - фыркнул Шон. - Что я, в людях не разбираюсь что ли? Короче, давай я материал приготовлю, ты посмотришь. Если одобришь, то зовем Кристину и разговариваем с ней. Ну? Не тупи, Дэм. После такого видео Клэр прокусит себе все локти и поймет, что ей тут делать нечего.

- Хм, хм.

Я не мстительный. Но Клэр реально достала так, что мои нервы подвергались серьезному испытанию. Я ее не ненавидел, не продолжал любить. Чувства к ней выгорели полностью. Осталось равнодушие, как к совершенно постороннему человеку.

Но именно поэтому ее попытки помириться вызвали глухое раздражение. Зачем? Зачем склеивать то, что уже рассыпалось в пыль и развеяно по ветру?

- Сделай видео. - подвел итог разговора. - А там посмотрим. Мне перекусить надо, жара дикая, работы море.

- Дэн, кстати, не смог до тебя дозвониться.

Я глянул на телефон.

- Связь в последнее время барахлит. Чего он хотел?

- Трех волонтеров просит, за камерами понаблюдать. Говорит, возле южной части забора каких-то личностей видел. Не пытались проникнуть, но крутились подозрительно долго.

- Туристы-дебилы, решившие, что звери голодные и надо их покормить своим телом?

Шон хохотнул.

- Ты иногда шутишь так, что вокруг все аж чернеет. Нет, не думаю, то туристы. Могли местные, могли заезжие. В любом случае, стоит понаблюдать несколько дней чуть внимательнее. Дэну - за камерами, тебе - за Кристиной.

- А вот не пойти ли тебе… - рыкнул я.

Помощник не пошел, а отвернулся к компьютеру. Еще и поржал. Я пару секунд мерил взглядом широченную спину. Очень хотелось бросить в нее что-нибудь. Но в итоге развернулся и отправился на кухню. Ленч я и Кристина пропустили, но в холодильнике должно было что-то остаться.

Шероховатости случаются

Я задумчиво разглядывала кроссовки.

- Ты чего? - спросил пробегавший мимо Алан.

Смуглый филиппинец, он всегда дарил широкую улыбку.  Невысокий и юркий, он, кажется, перемещался всегда только бегом. Вот и сейчас пробегая по коридору заметил мой взгляд и заинтересовался.

- Это мои кроссовки. - сообщила я ему.

- И?

- Я сегодня с Дамианом поехала в босоножках. Глупая идея, согласна. Там надо в кроссовках ходить.

- Ага. А в чем проблема то.

- Кроссовки бросила возле комнаты. Лиза сказала, что ее очередь мыть полы и попросила вынести обувь наружу. Ну и вот.

Я подняла один из кроссовков. Он был сырым. Насквозь. Точно его прополоскали в бассейне, а затем выжали и бросили. Загадка! Когда я уходила они были сухими.

- И что? Лиза пролила на них воду?

Тут же дверь в комнату открылась. Лиза - светловолосая и короткостриженная девица лет двадцати пяти - сверкнула глазами.

- Я ничего не проливала!

- Ок, ок!

Алан поднял вверх руки, точно сдаваясь и удрал по своим делам. Я же еще раз глянула на кроссовки. Высушить их на солнце.

- Ничего я не проливала.- продолжала ворчать Лиза. - Как тебе звери босса?

- Нормально. - не стала я вдаваться в подробности. - Слушай, мне кажется или от кроссовок запах странный? Он усиливается.

Лиза поднесла один к носу, осторожно понюхала.

- Фу! Это же не просто вода! Их кто-то описал.

- Кто?!

На меня посмотрели как на дуру.

- Не я. - ответила Лиза. - И на нюх определять не умею кто именно. У нас тут столько животных, что блин голова кругом. Можешь походить, понюхать. - добавила она со смешком.

- Ну вряд ли получится. - сообщила в ответ. - Я тут новенькая, на запах мочи еще животных различать не научилась. Поможешь?

Лиза фыркнула и скрылась в комнате. Отличная мне соседка попалась. Главное - приветливая. Я кожей и пятой точкой ощущала, что не все мне тут рады. Помощники Дамиана вроде пока присматривались, парни-волонтеры встретили нормально. А вот с парой-тройкой девчонок отношения сразу пошли со скрипом. Подозреваю, в душе они были влюблены в мистера “я крутой тип с заповедником”. Я же ворвалась в их мирок, вцепилась в Дамиана и чего-то от него требовала. Еще и сегодня уехала с ним рано утром, на пробежке была.

Ну вот только ревнивых разборок не хватало.

Я потащила кроссовки в помойку. А что с ними делать еще? Запах с каждой минутой точно становился сильнее и сильнее. Даже глаза резать стало. Теоретически можно попробовать отстирать, но сомневаюсь, что мне разрешат их сунуть в стиральную машинку.

- Это что?

Ну да, конечно. Хозяин заповедника должен быть в курсе всего, что творится на его территории. Даже если это описанные кроссовки.

- Думаю, это та мартышка, которую я напугала.

- Колобус. - поправил Дамиан. - Что она сделала?

- М-м-м, понюхай?

Собеседник почему-то отказался. И сообщил:

- Малышка не заходит в домик волонтеров. Никогда.

- Тогда она подговорила своего кавалера. Небось еще и обувь мою запомнила. Хотя…

- Что?

- Я ведь в босоножках приехала. - пробормотала задумчиво. - Кроссы новые совсем, купленные перед отлетом. Даже не надевала. Одежду вытащила и на кровать бросила, не успела повесить. Логично, написай обезьяна на нее.

- Ты требуешь логики от обезьянки? - поинтересовался Дамиан с округлившимися глазами.

- Просто рассуждаю. Это же инстинкты. Обезьяна запомнила мой запах и то, как я ее испугала. Допустим, просто допустим, что забежала в комнату. Там куча вещей, все пахнут мной, несмотря на стирку. Феромоны и все такое. За дверью же стоят новенькие кроссовки. Их я не метила, уж извини на сравнение.

- Главное не представлять эту фразу и все нормально. - успокоил Дамиан. - Так ты считаешь, что это не обезьяна?

- Откуда я знаю?! Не человек же!

- Ну да, волонтеры за таким замечены не были. Но я тебе больше скажу.  их домик никто из животных не заходит. Кроме собак.

Я тут же с подозрением стала разглядывать тех песиков, что валялись в тени неподалеку. Одна из них - Рикки - приподняла голову, вяло шевельнула хвостом и опять впала в последобеденную нирвану.

- А если зашли?

- Тогда у каждого волонтера есть указ осторожно выпроводить животное обратно на улицу. Те же колобусы не домашние питомцы, у них есть вольер. Максимум, что им можно: иногда забегать в дом администрации. Ладно, поехали. Только ключи от машины захвачу.

- Куда?

Дамиан закатил глаза, явно желая выставить меня тугодумкой.

- За обувью. Твои туфельки никуда не годятся.

- У меня есть старые кроссовки. - напомнила я. - Я в них утром бегала. Хм, тупой зверь какой-то попался. Описал новые, вместо того, чтобы сделать это со старыми.

- Я бы сказал наоборот, очень умный. - пробормотал Дамиан - Ладно, значит не поехали. Марш за мной.

Я молча развела руками, как бы прося объяснить. Что за мода командовать?

- Нам с Шоном надо с тобой поговорить. - снизошел он до объяснений. - Конфиденциально так сказать. Идем, пока все от жары отдыхают. Через пару часов опять за работу.

Я последовала за Дамианом. В каждой комнате здесь работали кондиционеры. Оно и понятно: температура за окном приближалась к температуре плавления металла. Ладно, немного преувеличиваю, но все равно находиться на солнцепеке не рискнула бы больше пяти минут.

Шон нашелся в комнате, которая явно играла роль кабинета. Такой художественный беспорядок, а посредине лежит Летта и грызет остатки игрушки. Помощник же Дамиана устроился за столом, где в боевой готовности стояли два ноутбука и один планшет. При виде меня мужчина помахал рукой.

- О, леди журналистка, идем сюда. Хочу тебе кое-что показать.

Сейчас облезу от любопытства. Я забыла про выброшенные в мусорку кроссовки. Здесь, в этом кабинете, Шон создавал имидж Дамиану. Понятное дело, что я хотела все изучить, потрогать и проверить.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Увы, мне лишь подтолкнули второе кресло. Сам Дамиан плюхнулся на диван, рядом со столом. Вид у него был такой недовольный, как у Пранкера, когда тому не доставалось мозговой косточки. Прям еще немного и рычать нужен.

Причем, господин крутой владелец заповедника опять щеголял в одних шортах! Нет я все понимаю: жарко, ты горячий парень, ты знаешь, что хорош. Но почему тогда мне не снять майку и не поражать всех сиськами?

Но затем Шон показал мне смонтированное видео. И я забыла про сиськи, про пресс, про мышцы и прочее.

- О-о-о…

- Как тебе? - поинтересовался Шон, когда видео закончилось.

Кажется, у меня глаза сейчас были круглые, как у кошки, что увидела любимую еду.

- Чува-а-ак, ты же того… я же там прям ух…

- Все на что ты можешь, леди журналистка? У тебя же должен быть язык подвешен.

- Ага. - я честно постаралась прийти в себя. - Зачем вы это сделали? Тут же. Блин, я честно не знала, что Дамиан снимает!

- Я скрытный. - буркнули с дивана.

- Дэм снимает все, что посчитает интересным. - голос у Шона стал чуть интригующим.

Я смотрела на видео, которое нарезали из моей съемки и из того, что успел снять Дамиан. Как ему удалось это сделать так незаметно? На видео я сидела на корточках напротив Пранкера. Между нами - сетка, на видео почти незаметная. Дамиан ухитрился поймать солнечный свет так, что мои волосы и грива льва казались одинакового оттенка.

- Зачем вам это?

- Ну как же! - Шон даже крутанулся в кресле. - Включи свой нюх. Это будет бомба! Красивая девушка-волонтер даже из матерых львов делает милых котят. И всего лишь силой голоса!

- Ну я не стала бы чесать пузико льву даже в таком случае. - заметила осторожно.

- И не надо. - опять подал голос Дамиан. - Не знаю, что там в твоем голосе им нравится, но за загородку ты не зайдешь.

Сама не собиралась. Нет, я не боялась львов. Ни капельки. Как и других животных. Давно уже поняла, что человек - самый опасный зверь. Как бы банально это ни звучало. Но и обнимашки с царем зверей в мои планы тоже не входили. Пусть с Дамианом обнимается, ему не привыкать.

- Ну а заголовок то какой хочешь сделать?

- Мне нравится: сирена для диких зверей.

Я закашлялась, примерно такой же звук раздался со стороны, где сидел Дамиан. Он что, тоже не в курсе заголовка? Обернулась. А, нет, это собака решила покашлять со мной. Из солидарности, полагаю.

- Будут вопросы. - подал голос Дамиан. - Например, все в курсе, что мы не пускаем журналистов. А эта вот проникла.

- Ну тут два варианта. - весело откликнулся Шон. - Либо мы просто недоговариваем правду о професси Кристины, либо я на коленке сейчас сочиню трогательную историю ваших взаимоотношений, которые оказались сильнее журналистофобии Дамиана.

Вот теперь закашлялись мы оба. Дружно. Как-то такой поворот воображения Шона я не ожидала. Он мне казался серьезнее что ли. Суровый мужчина, живущий на природе, бок-о-бок с дикими животными. И… просто любовный романчик какой-то.

- Давайте не надо придуманных любовных историй? - я едва не сорвалась на крик. - Мне же еще домой возвращаться с интервью. Как вы объясните это? Придумаете, что коварная журналистка разбила сердце Дамиану?

- Хм…

Я увидела в глазах Шона блеск и пожалела, что не откусила себе язык.

- Так! Никаких разбитых сердец! - это уже подал голос Дамиан.

Он встал с дивана, оперся о стол обеими руками. Мой взгляд сначала сам собой перескочил на его мышцы, что напряглись под загорелой кожей. Потом я тут же мысленно дала сама себе подзатыльник.

- О, ты меня поддерживаешь! Какая редкость.

На мою фразу Дамиан отреагировал весьма холодно. Лишь повел плечом. Мол, ты еще здесь? Вместе со своими глупостями?

- Шон, для всех она, - он ткнул в мою сторону пальцем, - просто волонтер. Напишем еще, что я сам позвал ее сюда, когда заметил как она спасла на улице собаку. Вроде не соврем, но и всей правды не скажем.

- У нее имя есть. - напомнила я.

Ненавижу, когда обо мне говорят в третьем лице.

Дамиан глянул на меня коротко.

- Как Кристина спасла собаку. - сделал он особый акцент на моем имени.

- Предлагаю сократить имя до Крис. - отозвался Шон. - Это звучит лучше. И сочетается с акцентом. О да, Кристина, ты в курсе, что твой акцент весьма сексуален? Его надо использовать!

- Вот поэтому я никогда не стану знаменитой. - проговорила куда-то в воздух. - Все обсуждают тебя так, точно ты кукла. Какие-то ярлыки навешивают, имя меняют.

- Уже обсудили. - хохотнул Шон, пока Дамиан смотрел на меня и, кажется, скрипел зубами. - Так ты не против выставить свою мордашку в Инсту?

- Моя мордашка там уже несколько лет, так что даю добро.

- А раз так, то можешь возвращаться к работе. - сообщил Дамиан.

- Меня нет в расписании. - добавила скромно.

- Конечно. Ты эту неделю в полном моем распоряжении.

- Так что мне тогда делать? - спросила смиренно, прикусив язык, чтобы не прибавить “хозяин”.

- Для начала поесть. Или ты успела пообедать?

- Так, перекусила. - отозвалась рассеянно.

Жара стояла такая, что думать о еде не хотелось. Другое дело - вода. Я так порадовалась, что купила новую бутылку для воды. Три раза уже наполняла ее сегодня. Скоро булькать начну и хвост отрастет.

- Так или перекусила?

- Ок, я поела. Еще вопросы? Сходила в туалет, переоделась, написала сообщение родителям…

- Отлично. - одобрил Дамиан под тихие смешки Шона. - Я понял, что ты склонна воспринимать все слишком буквально. Пошли. Надо покормить колобусов фруктами.

Идея мне не слишком понравилась. Судя по тому, что рассказал Дамиан, обезьянки эти отличались несколько истеричным нравом. А на истеричек у меня аллергия с детства.

Но интервью… оно маячило передо мной как морковка перед осликом. Вздохнув, я лишь спросила:

- Они какашками не кидаются?

- Пожалуйста, не подавай им такую идею. Они очень любят перенимать любой опыт.

Мы вышли под яркое солнце. Во дворе росли деревья, много деревьев. И вся живность перемещалась в основном в тени. Так как на солнцепеке возникало чувство, что еще немного и поджаришься. Я тем не менее поежилась, оглянулась. Показалось, что в спину кто-то смотрит. Не слишком добрым взглядом. Но ощущение быстро исчезло и больше не возвращалось. К тому же, совсем скоро стало не до взглядов.

День, начавшийся столь бурно и ярко, продолжился примерно так же. Из вольера колобусов я выползла. Едва ли не в прямом смысле слова. Оказывается, Дамиан обезьянок не только кормил. Он с ними еще и играл! Ну а в этот раз роль тамады для колобусов пришлось исполнять мне. Тем более, они как-то очень быстро решили, что я милая. Вам когда-нибудь пыталась обезьяна засунуть лапу в рот? И не надо!

Но вольером дело не закончилось. О, нет! Когда в одиннадцать вечера я буквально выползла из душа, мне не хотелось ничего. Вроде тяжести не таскала, ямы не рыла, траву не красила. Но при этом чувство, точно по тебе прошло стадо словно. Туда, а потом обратно. При этом еще и потопталось как следует.

Особо стойкие волонтеры еще веселились во дворе. Меня же хватило на легкий ужин, душ и падение на кровать. Пробежавший по полу представитель насекомых вызвал лишь равнодушный взгляд. Счастливый, у него есть силы двигаться.

Скрипнула дверь, пропуская Лизу.

- Крис, эй, Крис. - раздался в темноте ее шепот.

Потом послышался шорох, зажегся ночник. Я, приподняв голову с подушки, смотрела на Лизу. Вот кто полуночник. Она вообще спит? Я сама жаворонок. Если засидеться до полуночи, то потом глаза начинают съезжаться к переносице. Вот как сейчас.

- Чего тебе?

- О, ты не спишь! - обрадовалась Лиза. - Сильно устала? Там Дамиан все спрашивал где ты.

Я молча вновь обняла заветную подушечку.

- Сам довел до того, что коленки дрожат, а теперь спрашивает?

- Замучал? - Лиза при свете ночника переодевалась в майку и шорты. - Хочешь, я могу внести тебя в списки на неделю?

- Так их нельзя же менять.

- Нельзя, но если хочется, то можно договориться. Нэлл с радостью поменяется с тобой.

Я поняла, что даже под тонкой простыней очень жарко, несмотря на кондиционер. Еще и ноги ныли, особенно ступни. Завтра весь день буду в кроссовках. Никаких босоножек!

- В смысле она хочет стать на неделю личной тенью Дамиана?

- Почему нет? Нэлл тут уже три месяца, к нагрузкам привыкла.

Я зевнула. Предложение заманчивое, но лишь тем, кто слаб духом.

- Спасибо, но нет. Мне надо изучить принцип его работы и все такое. Спокойной ночи.

После чего отвернулась и буквально вырубилась. Мне не снились львы или обезьяны. Если честно, мне вообще ничего не снилось. Но даже во сне я чувствовала как гудят уставшие мышцы.

Проходя мимо... проходите!

Я только увлекалась сном. Только поняла, что мышцы расслабились и перестали ныть. И тут пришла суровая реальность в лице Дамиана.

- Вставай, Кристина, пока зарабатывать приз.

Я открыла глаза, увидела в розовом рассвете небритое брутальное лицо и едва не простонала. Не от восторга, просто мышцы начали жаловаться при одной мысли, что надо вставать.

- Кто… ой, привет, Дамиан! - это проснулась Лиза.

Он коротко ей кивнул, посоветовал:

- Ты спи пока, тебе повезло. Это Кристине отрабатывать ее волонтерство.

Лиза недоуменно похлопала глазами, но вопросы задавать не решилась. Зато проговорила:

- Кристину можно втиснуть в расписание. Дамиан, Нэлл отлично справиться вместо нее.

- Цыц. Захотел бы - сам бы сказал так сделать. Кристина, тебе пятнадцать минут на сборы. Потом выходи во двор.

Дверь за ним закрылась, а я со вздохом упала обратно на подушку.

- Глупо так заискивать. - проворчала Лиза. - Дамиан не оценит. Он так… по мальчикам.

Я приоткрыла один глаз. Оставалось четырнадцать минут для подготовки себя в нормальное состояние.

- Да хоть по пришельцам, мне все равно. Просто мы с ним поспорили, что я тут не продержусь и трех дней.

- Зачем? - изумилась Лиза.

- Надо. - ответила я коротко и все же сползла с кровати.

Мышцы сообщили, что сейчас устроят бунт. Ну просто отлично! Я даже после походов так себя не чувствовала. Сейчас же проковыляла в ванную, общую с туалетом, где постаралась уложиться в максимально быстрые сроки.

Мышцы стонали и заявляли, что они не будут бегать. Я уже ярко представляла как запутаюсь в ногах и грохнусь прямо в красную пыль. Будет эпично, чего уж там.

На дворе рассвет только занимался. Все вокруг окрасилось в золотистые и розовые тона, орали птицы, воздух пах джунглями и свежестью.

Как и Дамиан, который явно не терял времени. Возмутительно довольный и свежий, он делал разминку. При виде ковыляющей меня остановился.

- Ты вчера рано ушла спать. И все равно идешь так. точно всю ночь тусила на пати?

- Я вчера весь день носилась в прямом смысле слова. Не в самой удобной обуви. Сейчас мне бежать до хрена километров, и мои ноги плачут кровавыми слезами. Хорошо еще не в буквальном смысле.

Я рассеянно погладила подбежавшую Рикки. Та взмахнула хвостом, лизнула меня в колено и убежала дальше, гонять кого-то в кустах.

Дамиан, нахмурившись, разглядывал меня.

- Давай за мной. - скомандовал коротко и повернул в сторону своего дома.

Я поплелась, раздумывая зачем позвал. В голову приходили самые странные мысли. Видимо, от недосыпа. Но я даже представить не могла, что он задумал.

В большой гостиной было пусто и прохладно. Остальные обитатели дома просыпались ближе к семи утра, а то и к половине восьмого. Только собаки гремели на кухне мисками. Два больших кожаных дивана, цвета молочного шоколада, манили, звали прилечь и поспать еще немного. Я не удержалась и зевнула, когда уселась на один из них по приказу Дамиана. Чего ему надо? Хочет прочесть лекцию на тему “Как вести себя с дикими зверями?”

Но вместо лекции Дамиан опустился на одно колено. Я икнула от неожиданности, когда мужские руки обхватили мою лодыжку. В глазах, кажется, нарисовались сплошные вопросительные знаки. Они же запрыгали вокруг моей головы.

- Ногу мне сломать решил? - язык сработал быстрее мозга. - Чтоб точно проиграла?

Меня обожгли взглядом, после которого я свой язык реально прикусила. Пальцы на моей лодыжке чуть напряглись. Ну надеюсь, он поймет, что пошутила?

- Шутка тупая, леди журналистка. Я всего лишь хотел дать вам возможность встряхнуться.

О да, меня сейчас встряхивает только так. Покосилась на мужскую руку. Моя стопа в ней почти спряталась, проглотила слюну внезапно высохшим горлом.

Скажем так, в такой позе передо мной прежде мужчины не становились. Даже моя Первая Любовь. Впрочем, от него такого точно ожидать не приходилось.

- Массаж что ли делать будешь?

Меня слегка подбросило на диване потому что да, именно это Дамиан и задумал. Он лишь кивнул, а пальцы тем временем точно сами по себе пробежались по лодыжке, начали разминать ступни.

Оказалось, это необычайно приятное чувство. Такое… теплое. Вообще-то я боюсь щекотки, но тут ее не чувствовала. Только уверенные прикосновения.

Выше колен Дамиан не поднимался. И массаж не прекращал. Я же безумно хотела откинуться на спинку дивана и постонать. Потому что переносить молча такой восторг крайне сложно.

Даже заморгала, когда массаж прекратился резко как и начался. Дамиан встал с деловым видом.

- Можешь посидеть минут пять. - сообщил он мне все с тем же серьезным выражением лица. - Потом вперед, на пробежку.

Серьезно? У меня чувство, что мышцы в масло превратились! Я как-то многозначительно пошевелила ногой.

- Через пять минут сможешь великолепно бегать. - понял мой намек Дамиан. - Или сдаешься?

- Да размечтался!

Я тут разомлела что-то, а враг не дремлет. Мужчина моего интервью явно делал все, чтобы выиграть. Думаю, даже массаж - часть его плана. Ожидал, что разомлею, откажусь бегать.

Да он не на ту напал! Я год выковыривала из себя Первую Любовь. Буквально вырезала ее из сердца. Без наркоза.

А тут всего-то выдержать пару недель прессинга.

- Ну? - я встала, хотя ноги стонали, что им нужен массаж и денек отдыха. - Побежали?

Я всегда старалась отдыхать после походов. Но тут мне такой роскоши не давали. И одно дело просто бродить по лесам и по горам, не уходя в дебри. А другое - каждый день да совсем рано вытаскиваться на пробежку. Которую терпеть не можешь. Нет, я честно порой пыталась начать. Но… мне проще пройти кучу километров, чем пробежать пятьдесят метров. Не знаю почему. Может, до сих пор эта… психологическая травма от уроков физкультуры в школе. Когда учитель орал, а мы бежали на скорость. А он орал еще сильнее. А я не люблю, когда на меня орут.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

***
Во дворе по-прежнему никого не было, не считая собак, птиц и пары обезьян. Не наших, а диких. При виде нас они заверещали и умчались вглубь деревьев. Я помахала им рукой. Повернулась к Дамиану. Извини, Мужчина моего интервью, но теперь во мне азарт и желание выиграть. А это опасная смесь.

- Ну что, маршрут тот же?

Мы пару секунд смотрели друг другу в глаза. Пока Дамиан не махнул рукой куда-то в сторону.

- Давай за мной.

Говорить во время бега, пусть и неспешного, несколько проблематично. Тем более мой спутник болтливостью не отличался. С утра, по крайней мере. Так-то он поговорить любит, я уже догадалась.

Вдоль широкой красной дороги по обеим сторонам шла изгородь из прочной сетки. Я все косилась на нее.

- А что, - не выдержала все же. - Забор ни разу не рвали?

- Кто? - выдохнул Дамиан, глядя вперед и только вперед, точно стремился к цели. Что видна только ему.

- Ну… звери.

- Страшнее человека зверя нет.

- Это такая классика, что у нее уже борода растет. Седая. Так что? Рвали?

- Звери - нет. - отозвался Дамиан после недолгого молчания. - Браконьеры пытались. Теперь у нас везде видеокамеры по периметру и в глубине заповедника.

Дорога мягко ложилась под ноги. Мои верные старые кроссовки уже были запорошены красной африканской пылью. Крики попугаев смешивались с гудением насекомых. Перед глазами маячила широкая и загорелая спина Мужчины моего интервью. Хорошая спина, с мышцами, которые так и тянуло потрогать. Я отвела взгляд в сторону. Как раз, чтобы увидеть как по веткам ближайшего дерева скачут мартышки.

Я в глубине Африки! Обалдеть!

- А слоны у тебя тоже есть?

- Есть. - коротко ответил Дамиан.

Он медленно перешел на шаг, остановился. Я последовала его примеру и уперлась ладонями в подрагивающие колени. Отдышаться бы до обратного рывка. Сам Дамиан точно и не устал. Хотя… если он такие пробежки совершает каждый день, то ему нормально. Я же понимала, что приятное расслабление после массажа осталось далеким воспоминанием. Мышцы опять ныли, жаловались и требовали отдыха. Эх, дорогие мои, до вечера еще далеко.

- Какие сегодня планы? - спросила я.

Яркая и огромная бабочка пролетела совсем близко. Мне оставалось проводить ее завороженным взглядом. Здесь все было ярким, сочным, невероятно… праздничным что ли. Мне на миг тоже захотелось раскинуть руки, представить себя бабочкой и закружиться.

Вместо этого я мотнула головой, чтобы сбить с лица прилипшие мокрые пряди волос.

Дамиан разглядывал меня с таким видом, точно прикидывал, что со мной еще сделать.

- Сегодня много дел. - ответил, наконец. - Мне надо будет дать средство против клещей гиенам и гепардам. А заодно проверить видеокамеры. После этого посмотрим, что сделать в первую очередь. Иногда животные болеют. Если легко, то обычно вылечиваются сами. Но порой приходится им помогать. Наша задача - помочь им, спасти и показать людям, что Красная Книга не должна пополняться другими видами.

Он замолчал, точно испугался, что сказал лишнего. Я же поняла, что… что готова послушать его еще час… другой… третий. Сейчас Дамиан точно стал еще выше, глаза засверкали. Он говорил так горячо, что я сама подхватила его настрой.

Он и правда жил своей мечтой. Которую сделал явью. И продолжал двигаться вперед.

Люди вокруг него это чувствовали. Потому и тоже шли за ним.

Безумно притягательная аура, к которой тянулись те, кто видел Дамиана.

Снова показалось, что между нашими взглядами протянулось нечто невидимое и крепкое. Даже захотелось протянуть руку и попытаться это потрогать.

Но я лишь переступила запыленными кроссовками. И спросила:

- Когда обратно? Я хочу есть… нет, жрать. И пить. Много пить.

- Надо было брать с собой бутылку с водой. - отрезал Дамиан. - Ты же не ребенок, чтобы вечно обо всем напоминать.

Между нами что-то зарождалось? Так вот оно съежилось и уползло в ближайшие колючки.

- Надо было разбудить меня более нежно. - парировала в ответ. - А не гудеть над ухом. Как хочешь, а я обратно.

Уже развернулась, чтобы бежать первой. Пусть теперь он на мою спину посмотрит для разнообразия, когда услышала вопрос. От которого ноги точно прилипли к дороге, а внутри образовалось сплошное недоумение пополам с шоком.

- Хочешь, чтобы я разбудил тебя нежно?

***
Скромницей я не могу себя назвать, как и нахалкой. Есть наглость, но в допустимых пределах. Такая, чтобы людей не раздражать, но при этом не выглядеть забитой вороной.

Но вот именно сейчас я стояла как соляной столп и боялась оглянуться. Мало ли, что там за спиной. В голову лезли самые идиотские идеи от поигрывающего мышцами Дамиана, до него же, но полностью раздетого. Мое воображение когда-нибудь сведет меня с ума.

- Это попытка схохмить? - мой голос прозвучал как-то, точно горло внезапно пересохло.

Потому что чертово воображение эту фразу представило так, что даже уши покраснели. Вот эти вот белоснежные простыни, занавески, что колышатся под легким ветерком и смуглое сильное тело рядом.

Заткнись, Крис, заткнись. Ради себя же возьми и заткнись.

- А ты все воспринимаешь как шутку? - раздался ответный вопрос.

Блин, трижды блин. Вот уж чего не ожидала так такого разговора на грани. Я все еще стояла в той же позе, в которой замерла. Шея поворачиваться отказывалась.

- Шутки они помогают в жизни.

И разговор какой-то дурацкий.

Шаги за спиной я восприняла как знак действовать. Все же развернулась, чтобы увидеть как Дамиан улыбается. Точнее, ухмыляется, демонстрируя зубы. Голливудская, блин, улыбка.

- Ну тогда, шутница, побежали обратно. Лично у меня после пробежки зверский аппетит.

Я незаметно сглотнула. Вроде и фраза невинная, но вот слова “зверский аппетит” и взгляд Дамиана прозвучали как-то двусмысленно.

Или я перегрелась на жарком африканском солнышке.

Обратно мы бежали молча. Дамиан опять впереди, невольно притягивая мой взгляд. Хотя я честно пыталась любоваться природой. Увы, широкие плечи и узкие бедра хозяина заповедника привлекали все сильнее.

И это плохо. Потому что Мужчина моего интервью не должен становится Мужчиной моей мечты. Один такой был. Мечта сильно ранит, сильно. До крови в душе и на коже.

Так что я старательно вертела головой, бежала и старалась думать о позитивном.

А в штабе, как я назвала жилой участок заповедника, нас уже ждал сияющий Шон. Волонтеры разбрелись по делам, собаки лежали в тени и пыхтели, высунув языки. Птицы продолжали орать.

- Ребятки-и-и! - у него, кажется, даже волосы сверкали от радости. - Да вы ж взорвали Интернет.

- Эй, я за мирные переговоры. - тут же вмешался Дамиан. - Ничего взрывать не хочу. Что такое, Шон? Чувство, что ты сейчас кончишь.

- Это круче оргазма, братишка, круче. Идите за мной.

Сегодня день спятивших? Я последовала за Шоном и Дамианом, гадая, что такое могло случится.

Конечно, я совсем забыла о том видео, что Шон выложил в Сеть. А вот он не забыл. Потому сейчас с гордостью ткнул в сторону экрана.

- Смотрите! Смотрите и ликуйте! Дамиан, у нас такой прирост подписчиков… ну давно его не было.

Я осторожно посмотрела из-за спины Дамиана. Так, на всех ресурсах, где было видео, творился ажиотаж. Комментарии появлялись на глазах.

- Охренеть! - прошептала совсем тихо.

- Ты что-то сказала?

Дамиан обернулся, из-за чего я носом ткнулась ему в грудь, тут же отпрянула назад и откашлялась.

- Просто в шоке. Чего это они все?

- Они называют нас идеальной парой. - сухо проговорил Дамиан. - Шон, засранец, ты ведь рассчитывал на это?

Тот развел руками, продолжая улыбаться.

- Все любят такие штуки. Суровый владелец заповедника, который оставил за спиной все, включая невесту, находит девушку, умеющую разговаривать с животными.

- Я не умею с ними разговаривать!

- Хорошо, ты их забалтываешь, неважно. Но вы это видите?

- Шон, это … - тут Дамиан выдал совершенно неприличную фразу.

Но друга и верного помощника оказалось совсем непросто смутить.

- Донаты! - он поднял вверх палец.- Они тоже подскочили. Все в плюс, Дамиан. Тем более… это же Сеть! Они сами все придумали, а мы просто не станем отпираться. По сути не соврали.

- А когда узнают где  работаю? - спросила у Шона. - А они узнают. Сам же сказал - это Сеть. Человека в ней опознать сейчас - раз плюнуть. О, уже!

Я ткнула пальцем в только что появившийся комментарий на русском языке.

“Да это же Кристинка из нашего журнала! Она вроде в отпуск уехала. Нифига себе отпуск! Отжигает девка!”

- Синнамон триста одиннадцать. - прочитала я ник. - И кто ты такое? Еще и фотки на аватаре нет. Кто такой умный?

На Дамиана не хотелось смотреть по многим причинам. Тот тоже точно отводил от меня взгляд. Зато смотрел на Шона. Тот же и не думал смущаться.

- Шон, друг мой, ты не подумал, что волонтеры тоже видят твои посты? Почему моя, кхм, девушка живет отдельно? Сказать им правду? Тогда оно просочится в Сеть и будет скандал. Шон, ты вообще чем думал когда такое завертел?

- Мозгами я думал. - кажется, помощник чуть обиделся. - Это ты, Дамиан, сегодня не видишь того, что под носом. Ты же сам всегда говорил и говоришь, что романы и работа не должны смешиваться. Ну вот. Встретились, страсть и все такое, но! Как человек слова ты ничем не показываешь своего особого отношения к Крис. Хотя… может, ей переехать к нам в дом? А то совсем уж…

- Нет!

Этот вопль вырвался у меня и Дамиана одновременно. А Шон посмотрел на нас и захохотал.

- Детишки! Это решило бы многие проблемы. Дамиан, ты иногда не видишь ничего перед носом. Особенно если это касается не твоих любимых животных. И не заповедника.

- Что еще? - рыкнул Дамиан.

Наверное, у львов учился. Лично я аж присела. Ну и голосище.

- У тебя тут поклонницы, Дамиан. Ну да, ты ж у нас на девиц не смотришь, тебе ж все работать, куда-то спешить.

- Я смотрю. - в голосе Дамиана по-прежнему слышалось рычание. - Только в свободное время и не в заповеднике. Благо от города недалеко живем. Шон, ты…

- Просто хочу сказать, что Кристину могут попытаться ну…

- Травить. - подсказала я. - Выживать. Да?

- Типа того.

Дамиан потер подбородок.

- Всем молчать! Дайте подумать.

Шон поймал мой взгляд, прижал палец к губам. Да я и не собиралась выступать. Пусть думает. Мне от него только интервью нужно.

Только интервью, Крис, поняла? Это тебе не Макс, эта связь тебе сердце на куски разорвет и душу. Зачем? К чему?

- Значит так! - Дамиан думал ровно минуту, прямо как по часам. - Шон, на комменты о паре молчим. Не опровергаем, но и не подтверждаем. Если что, они все сами выдумали. Кристина, - он посмотрел на меня, отчего стало еще жарче, хотя кондиционер тут работал, - бери вещички, переселяешься в свободную комнату. Угловая, небольшая, но есть кондер. Без вопросов.

- Зачем? - все же не выдержала я.

Дамиан на миг закатил глаза. Но все же ответил:

- Потому что тебя наши девушки-волонтеры вопросами закидают. Где-нибудь да проговоришься. А так тихо-мирно сиди в своей комнате и ходи везде со мной. Тогда проблем не будут. Вопросы?

- Ты от меня с ума не сойдешь?

Дамиан опять посмотрел так, что жар по телу.

- Нет. - коротко ответил он и вышел из комнаты, бросив через плечо. - За вещами.

Вроде лев, а прайда нет

Дамиан Вольф

Шон догнал меня уже на кухне. Хорошо еще убедился, что Кристина ушла в дом волонтеров.

- Братишка, ты чем недоволен?

Я молча достал из холодильника ветчину, овощи, хлеб для сэндвичей. Подумал и сунул в микроволновку вчерашнее рагу. Через час выезжать к гиенам и гепардам. Сегодня по плану обработка от клещей, глистов, ну и в принципе глянуть как они. Еще и видеокамеры. Я поморщился: в висках чуть ломило. Видимо, к ночи пойдет дождь.

- Шон, я не то, чтобы недоволен. Просто мы позиционируем себя как заповедник, как те, кто пытается защитить природу. А не участники шоу “Любовная любовь”.

- Ну ты загнул! - хохотнул друг.

Он забрал у меня хлеб и сам начал резать его для сэндвичей.

- Тоже проголодался. - ответил на мой немой вопрос. - Вы там бегали, а я, бедный, задницу протирал за монитором. А насчет того, что мы пропагандируем. Да просто расслабься. Все будет как всегда, только чуток перчику добавим. Черт, Дамиан, я тебе покажу как наши рейтинги взлетели. Уже куча запросов на рекламу. Я цену подниму, если так дальше пойдет. Любят люди когда такое вот происходит. Тут ведь не просто шуры муры… ты в курсе, что вас уже окрестили “Лев и его львица”?

- У льва прайд. - мрачно ответил я.

- А ты особый лев. Тебе одна только нужна.

- Кстати об одной. - вздохнул я.

Мобильник ожил и разразился мелодией. Аж затрясся, поехал к краю стола. Я подхватил его, вздохнул еще раз. Все же интуиция при работе с дикими животными развивается неплохо.

- Анита? - догадался Шон.

- Думаю, она увидела видео и прочитала комментарии. - сообщил я все еще мрачно. - Сейчас меня ждут вопли и сцены ревности. Как задолбало то!

Действительно - задолбало. С Анитой я познакомился год назад. Она приехала в Мванзу, чтобы развивать филиал строительной компании. Деловая брюнетка, в которой причудливо переплелись испанские, норвежские и канадские корни. В итоге волосы напоминали крыло ворона, блестящие и гладкие, зато глаза оказались ярко-голубыми, а кожа - белоснежной. Дивное сочетание, на которое я повелся. Добавить к этому подтянутую фигуру с отличными округлостями и все станет ясно.

С моей стороны была страсть. С ее - не знаю. Но еще до постели предупредил, что кроме секса ничего дать не могу и не хочу. Мне было удобно, что она не любит соцсети и не публикует там фото. Да мы и не фотографировались. Встречались, иногда ходили в ресторан, просто на прогулку. Но в основном отличный жаркий секс. Все хорошо, но знойный нрав Аниты ограничивался не только им. Она любила показывать ревность. Что меня в последнее время особенно раздражало.

Кажется, меня сейчас ждет шквал претензий.

Шон подмигнул мне сочувственно и сказал, что пока доделает сэндвичи и порежет овощи.

- Тебе после разговора нужно будет подкрепиться.

Я кивнул и ответил на звонок.

- Анита, привет.

- Львица значит?! - голос Аниты звенел как натянутая проволока. - Меня точно стыдишься, а рыжую напоказ? Она что, лучше? Милее? Или просто на свежее потянуло? Может, решил собрать гаремчик, а, лев? Брюнетка, рыжая и блондинка?!

Я чуть отставил мобильник. Так Анита прежде себе разговаривать не позволяла. Вдруг понял, что устал. Просто устал. Эти отношения меня не поддерживала. Разве что физически чуть разряжали. А вот морально порой я правда приходи более уставшим, чем приходил к ней.

- Это все? - спросил спокойно. - Мы с тобой изначально договаривались, что никаких обязательств.

На меня обрушился поток жаркой речи и воплей. Я понял, что бабник, мудак и вообще со мной расстаются. Ну отличненько. Я так понимаю концерт отчетный и на “бис” его не повторят.

- Тоже рад был поболтать с тобой, Анита. - сообщил, когда в воплях возникла пауза. - Думаю, ты решила порвать со мной из-за вашего главного инженера? Он приехал месяц назад и подвозит тебя постоянно домой.

- Ты следишь за мной?!

- Отнюдь. Просто ты сама постоянно говорила про него. Фридрих то, Фридрих се.

- В отличие от тебя, ему есть, что предложить женщине!

Ясно, видимо, там предложили серьезные основательные отношения. Что ж, понимаю. Все совпало, и Анита решила сделать шаг первой. Бросить меня, чтобы гордо говорить об этом подругам. Потому как она же бросила, а не я разорвал отношения.

- Поздравляю, Анита. - ответил от чистого сердца. - Будь счастлива!

Она немного помолчала, а затем мне послышался всхлип. Хотя, возможно, это были лишь помехи.

- Сволочь ты, Дамиан. Хоть бы сделал вид, что я тебе дорога.

- Прощай, Анита. Ты очень красивая женщина. Думаю, твое счастье уже совсем близко.

- Да пошел ты! - ответили мне.

И она первой прекратила разговор. К моему внутреннему облегчению. Я даже постоял немного, прислушиваясь к себе. Нет, сожаления не было. Ни грамма. Эти отношения уже давно подошли к финалу. Я не романтик, черта с два. Но! Между двух людей либо есть искра, либо нет. В принципе отношения возможно в обоих случаях. Просто в первом варианте они иссякают быстро. Очень быстро. И они… пресные. Да, именно так.

- Ты свободен? - поинтересовался Шон.

- А? - я вынырнул из чуть философских мыслей. - Ну да. Я и не был занят. Надо поесть и ехать. Так, где там Кристина?

- Думаю, она выдирает волосы тем, кто хочет выдрать волосы ей. - сообщил Шон, зачем-то глядя в окно.

Конечно, я последовал его примеру. Увиденное не привело в восторг. У волонтерского дома, кажется, даже попугаи собрались. Я уже молчу про колобусов, эти аж подпрыгивали от восторга. Центром внимания оказались Кристина и Нэлл с Лизой. Так, что там происходит?

- Кажется, мордобой намечается. - ответил Шон.

Оказывается, я вслух задал вопрос. И теперь вздрогнул от ответа.

- Что? - удивился друг. - Ты как, женские бои без правил любишь?

- Нет!

- Ну тогда пошли устраивать мировую. А то потом разбирайся кто прав, да кто виноват.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Я молча первым выскочил из дома. Рыжие волосы Кристины просто полыхали на солнце. Во что опять она ввязалась?! Господи, с ней вообще бывает спокойно. Вряд ли. С такими зелеными глазами невозможно оставаться правильным и спокойным.

“Твоя вина, - кольнуло внутри. - Тебе то что с этого пиара, а девчонке и правда туго может прийтись”.

Хотя я всех волонтеров предупреждал: романы на территории заповедника только во внерабочее время. А такого у нас очень мало. Не нравится - всегда можно уйти. Тем более я никому и никаких знаков внимания не оказывал.

Тем временем, во дворе, события набирали обороты.

- Что за шум, а драки нет? - громко спросил я.

При моем приближении все как-то притихли. Запнулся о воинственный взгляд Кристины. Нет, такая себя точно в обиду не даст. Хрупкая, тоненькая, как фе. А внутри - ведьма. Причем с метлой, которой всех огреет. Если что не по нраву.

- Привет. - проговорил Алекс, один из парней. - Да тут девчонки раскричались. Мы их успокоить пытаемся.

- Спасибо. - кивнул я. - Давайте расходитесь по своим заданиям. Вечером, как обычно, отдохнем вместе. С меня пиво и мясо.

Под моим взглядом все волонтеры как-то поспешно разбежались в стороны, как и колобусы с собаками. Только попугаи продолжали орать среди веток деревьев.

- Та-а-ак. - я обвел взглядом трех девушек. - И что это было? Одно из правил волонтера: стараться не разжигать конфликты.

При этом я смотрел на Кристину. Ее сузившийся взгляд мне ничего хорошего не обещал. Вот же…

Я мысленно пнул Шона, что сейчас ухмылялся рядом. Втянул нас в авантюру.

- Эти две леди. - заговорила вдруг Крис. - Ну вот эти… короче, они стали мне вдруг с чего-то внушать, что я не могу тут находиться. И почему-то крайне недовольны нашим, кхм, общением.

Я со вздохом потер шею. Ну вот что такое, а? Ну вот нормально же все общались. Кристина, ты - ходячая катастрофа. С огнем в волосах. С искрой в груди.

- Я не понял. - обвел взглядом остальных девушек, что потупились. - Какие проблемы?

- Вы же сами говорили, что романы на территории запрещены. - промямлила Лиза.

Нэлл же то и дело стреляла в меня взглядами. Да чтоб тебя, а?!

- Во-первых, не запрещены. Я говорил, что романы крутить вне работы. Это важно. Чтобы не отвлекаться, так как работаете с дикими животными, а не с кошечками. Во-вторых, я не понимаю, что вас так взволновало? Вы… вы просите мою девушку удалиться?

Понизил голос, сделал его мягким, отчего взгляд собеседниц стал испуганным. Еще бы. Они то знают, что так я разговариваю, только если злюсь.

Кристина молчала. Хотя при фразе “моя девушка” я заметил, как ее зрачки на миг расширились.

- Ну это… мы просто…

- Вы просто устроили скандал, решив, что можете вслух обсуждать мою личную жизнь? - уточнил я мягко. - Просто решили, что можете диктовать, с кем мне встречаться?

На самом деле можно было уже заканчивать разговор. Лица Лизы и Нэлл стали пунцовыми, они окончательно уставились в пол.

- Скандалов на территории заповедника не приемлю, леди. Вы знаете, что делать.

Потом посмотрел на Кристину.

- Тебя тоже касается. Могла бы попытаться сгладить конфликт.

Кажется, она от возмущения потеряла дар речи. Я мысленно усмехнулся, махнул рукой:

- Бери вещи и переезжай. Надо было сразу так сделать, а не пытаться вот так. Видишь, в итоге минус два волонтера. Идем, Крис.

Блохи, пауки и прочие создания

Отлично! Великолепно! Гениально, Мистер Мужчина Моего Интервью! Я даже проглотила оскорбление, машинально послушавшись. Тем более, мне самой не терпелось оказаться подальше от гадюшника, которым оказался домик волонтеров. И всего из-за двух особей женского пола.

Это ж надо! Обвинить меня в том, что сплю с Дамианом! Когда интересно я бы успела? В саванне на травке? В кустах с колючками? А львы сидели и советы давали? А гиены ржали?

 Я не выдержала и сама хихикнула, понимая как это странно выглядит со стороны. Зрителей тут хватало. Волонтеры разбрелись по своим делам, но в домике оставалась пара человек. Хорошо еще с вопросами не лезли и делали вид, что заняты. Но явно следили за мной.

Да пошло оно все к… гиенам под хвост. Да, да, мне определенно нравятся эти милашки. Надо будет попросить научить смеяться так же. Думаю, будет производить неизгладимое впечатление.

Я покидала вещи в сумку. Спустилась вниз, где Дамиан уже находился один. Ну как один. Его собаки как всегда крутились рядом. Одна из них тут же ткнулась мне мокрым носом в ладонь, лизнула и потрусила дальше.

- Готова?

- А ты думал? Где эти… твои фанатки?

- Подписывают бумаги у Шона. - сухо ответил Дамиан.

Он щурился и кривился, точно съел нечто крайне мерзкое на вкус. Ну, признаться, у меня тоже от всего этого привкус остался не самый приятный. До этого мне предъявляли что-то из-за парней только в старших классах.

- Ты правда их выгоняешь?

- Отстраняю от волонтерства за грубые нарушения. Ты же подписывала документы, когда приехала. Читала?

- Ага. - ответила поспешно, потому что “читала” - громко сказано. Скорее - проскользила взглядом. Поняла, что берут не в сексуальное рабство и не на органы и подписала.

- Ну вот. Одно из правил: все конфликты решаем или мирно, или за территорией заповедника. Не можешь - уходи. Все личные переживания не должны касаться волонтерства и других коллег. Не можешь - уходи.

Дамиан потер затылок и неожиданно признался:

- Не понимаю! Никогда не давал никому даже намеков.

- А нам, женщинам, порой это не надо. - заверила я его. - Мы сами придумаем, додумаем и имена будущим детям выберем. Ладно, показывай мне новые хоромы.

“Хоромы” оказались вполне так ничего. Небольшая комнатка, с кроватью и шкафом. У большого окна примостился узкий стол и стул. Я сразу поставила туда ноутбук. Над головой лениво рассекали воздух лопасти вентилятора, едва слышно гудел кондиционер. Так что вокруг стояла приятная прохлада. Белые стены и деревянные балки под потолком завершали картину. Ну и, конечно, плотные шторы. Чтобы защититься от яркого света.

Пока осматривалась, кое до чего додумалась.

- Погоди, так выходит ты сам свои правила и нарушил.

От моей фразы Дамиан, что терпеливо стоял за спиной, кашлянул.

- В смысле? - на удивление спокойно спросил он.

- Ну ты решил свои личные проблемы, вмешав в него коллектив. И прогнал двух волонтеров за то, что они обвинили меня в том, что мы с тобой спим.

- Я решил личные, как ты говоришь проблемы, выгнав двух зачинщиков. Тебя обвинили в том, что спишь со мной?!

- Ты сам мне предлагал разбудить нежно. - сообщила я, а потом поняла, что сказала.

У меня, наверное, даже уши сейчас покраснели и заполыхали.

У меня, наверное, даже уши сейчас покраснели и заполыхали. Мой язык иногда болтает до того как мозг подумает. Увы, наверное, это семейное. Мама периодически тоже иногда выдает… перлы.

Вот Дамиан, между прочим, мог бы поддержать меня! Сказать, что пошутил. Может, даже посмеяться. А он взял и сказал серьезным тоном:

- Предложение в силе.

Все, я окончательно смутилась. Ну вот почему так всегда? Мне не шестнадцать лет! Я - взрослая и самостоятельная женщина. Но до сих пор, если мне кто-то нравится и отвечает взаимностью, то теряюсь.

- Иди отсюда. - попросила Дамиана. - Мне переодеться надо. Ведь скоро опять выезжаем.

- Сначала ланч. - этот… Мужчина моего интервью имел наглость подмигнуть мне. - Потом поездка. Будь хорошей… журналисткой.

Пока я лихорадочно подыскивала остроумный ответ, Дамиан ушел. Причем дверь прикрыл деланно аккуратно. Даже сообщил, что у меня есть замок, и я могу запираться, если хочу. Только вот мне упорно казалось, что в его голосе слышался смех.

Что-то ситуация начинает выходить из-под контроля. Я не планировала, чтобы Дамиан начал мне нравиться. Нет, он определенно хорош. Особенно, когда не показывает пакостные стороны характера.

Проблема в том, что не такие уж они и пакостные. Я даже начинаю понимать его суровость.

Вот это уже плохо. Очень плохо. Если воспринимаешь недостатки мужчины как не самое ужасное, то впереди начинает искрить влюбленность.

А в этого человека нам влюбляться ни к чему. Мне домой уезжать, он тут останется. Мы эти… корабли в разных морях. То есть он - яхта в море, а я - катер в речке. Ненадолго встретились и разошлись.

С такими мыслями я быстро приняла душ, еще быстрее переоделась в легкие штаны и светлую майку, потуже затянула кроссовки. Спокойно, Крис, ты - профи, ты справишься. Журналисты вон со звездами работают, с известными красавчиками, но при этом держаться. А у тебя всего-то харизматичный и мускулистый владелец заповедника, который предлагает проснуться поутру вместе.

Вашу мать!

- Ты сильная, Крис. Ты крутая. Ты непоколебимая. Во-о-от! Запомни это и вперед, к интервью.

С этими словами я закинула рюкзак за спину. Там, как всегда, аптечка, влажные и обычные салфетки, крем от загара и еще по мелочи. Поняла уже, что с Дамианом поездки растягиваются на два… три и больше часов.

За дверью меня ждала обезьянка. Как-то там… колобус вроде. При виде меня замерла, потом заверещала и удрала прочь.

- Отлично! - крикнула ей вслед. - Тоже рада видеть тебя.

- С новосельем.

Марита. Помощница Дамиана, его секретарь, финансист и так далее. В своем отношении к ней я пока не определилась. Вроде женщина неплохая, просто суровая и громкая.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

- Спасибо. - ответила осторожно. - Дамиан настоял.

- А Шон все это заварил. - фыркнула Марита.

Она уперла руки в бока, тряхнула гривой черных волос. В ней явно была итальянская или испанская кровь.

- Засранец! - припечатала она Шона. - Ради пиара на все пойдет. А ты куда смотрела? Не думала, что начнется такое?

- Не думала. - призналась честно. - Одно дело Дамиан, к тому же у него полно волонтеров-девушек.

- Но среди них нет такой, которая животных одним голосом превращает в милых котят. И ни одну из них Дамиан не снимал на видео.

Марита смерила меня взглядом, покачала головой.

- Хлебнешь ты, девочка, с этими мужчинами. Им то что, они только в плюсе будут.

- Я не звезда в отличие от Дамиана. - возразила в ответ. - И обо мне быстро забудут, когда уеду.

- Ну-ну. - как-то неопределенно протянула Марита. - Уедешь… ну-ну. Ладно, идем пообедаем. Пока побудешь в нашем доме. Пусть волонтеры успокоятся, Дамиан с ними поболтает. Хотя другие вроде к тебе хорошо отнеслись.

Ладно, я определилась. Марита все же мне нравилась. Чуть грубоватая, зато искренняя и заботливая.

***
После ланча, быстрого и сытного, Дамиан погнал меня в машину. Я тихо порадовалась, что солнце спряталась за облаками. Они набежали буквально за полчаса. Так что теперь жара сделалась менее палящей, зато более душной.

- Дождь будет. - Дамиан глянул на небо, когда мы тронулись.

- Тропический?

- Феерический. Скорее всего будет короткий, но сильный ливень. Но не сейчас, а часа через два-три. Как раз успеем вернуться.

Я покивала, снова покосилась вверх. Пока что облака выглядели совершенно невинно. Хотя где-то на горизонте они постепенно тяжелели, наливались синевой. Зато солнце перестало пытаться сжечь макушку даже через бейсболку. А птицы чуть умолкли, точно прислушивались к тому, что происходит вокруг.

- Ты даешь таблетки только тем, кто живет за общей территорией.

- Конечно. А как ты себе представляешь другой вариант? Бегать за каждым зверем по саванне и уговаривать выпить капсулу?

Дамиан говорил это, глядя вперед, на дорогу. За нами оставался красноватый пыльный хвост. Я крутила головой, боясь пропустить хоть что-то интересное. В итоге мне в лоб едва не врезался жук. С сердитым жужжанием он обогнул меня и улетел прочь.

- Ну а как вы за ними следите?

- У нас есть камеры, у нас есть машины, на которых мы объезжаем весь заповедник. Каждую неделю. Если животное сильно болеет, то да, его аккуратно изымаем, лечим и возвращаем. Понятное дело, мы не пытаемся отследить всех, до самых крошечных грызунов. У нас огромная площадь, много животных. Больше проблем с браконьерами.

- Уже ловили? - спросила я.

О чем-то таком в Инстаграме и других сетях и не читала. В основном Дамиан рассказывал о животных, показывал, обнимался с ними. Были видео о том, как он ездил в Австралию волонтером, когда там бушевали пожары.

- Ловили пару раз. После этого поставили камеры. В нашем заповеднике много зверей, что входят в красную книгу. Браконьерам же плевать. Они добывают ценный мех, рога, тот же мускус. Ну и, конечно, мясо редкого животного, как экзотика. Подозреваю, что частенько они выполняют заказ от кого-то. Ладно, в любом случае теперь у нас есть камеры. И там всегда кто-то следит за экранами.

Мы оба замолчали. Дамиан следил за дорогой, я продолжала глазеть по сторонам. Африка лежала передо мной. Жарко, душно и очень красиво. Зеленая и кое-где золотистая листва, яркая трава на красном фоне земли, цветы и бабочки, похожие на цветы. А еще темноволосый и небритый Мужчина моего интервью. У которого даже челюсть говорит о том, какой вредный характер достался ее обладателю.

Я незаметно ущипнула себя за руку. Думай про интервью, а не про кубики пресса. Проблема в том, что интервью оно где-то далеко. А кубики вот, под рукой практически. Дамиан поехал без майки, в одних лишь защитного цвета штанах.

Первыми были гиены.

Линси и Гэтсби встретили нас у забора. При виде Дамиана поднялась какофония из хохота, стонов и других звуков, которые извлекает гиена. При этом они носились взад и вперед, приседали и улыбались.

- Зубки просто чудо. - пробормотала я. - Ты как им будешь таблетки давать? Запасные руки есть?

- Сказать сколько раз я слышал этот вопрос.

Дамиан достал из контейнера несколько кусков мяса. Я следила как он запихнул в них таблетки. Гиены тем временем продолжали свои вокальные потуги. Могу сказать одно: теперь для меня они делят первое место с куккабарой. Я бы сказала гиены поголосистее будут.

- Свою задачу знаешь. - сообщили мне. - Снимаешь видео без перерывов. Руки гиенам не суешь. зубы им не заговариваешь.

- Так я их заговорю, если они заняты будут.

- Юмор продемонстрируешь вечером. - парировал Дамиан.

- С чего вдруг? - не поняла я.

- Вином угощу. Очень хорошим. Я его заказываю специально несколько бутылок раз в год.

Оставив меня переваривать свои слова, Дамиан пошел к гиенам. Я же машинально включила камеру, продолжая пребывать в легком шоке. Это меня сейчас на свидание позвали? Или поставили перед фактом? Или просто предложили выпить вина вечером? И часто он с волонтерами вино хлебает, да еще которое заказывает для себя лично?

Дамиана тем временем подобные мысли явно не терзали. Он скормил мясо гиенам, проверил, чтобы они все съели. А после растянулся на траве и позволил им лечь рядом. При этом гиены ни минуты не молчали. Они хихикали, тявкали, стонали, издавали нечто среднее между хохотом сатаны и гулом трубы. В любом случае я впечатлилась. Как и тому насколько просто и естественно Дамиан общался с дикими животными. Они не считали его хозяином, о, нет! Они видели в нем равного. И показывали ему как скучали. От души.

При этом продолжала снимать. Пока не ощутила легкое щекотание в районе правого локтя. Дернула рукой, стараясь не сбить кадр. Щекотание продолжалось. Навязчивое. Точно кто-то маленький ползал и перебирал крохотными лапками.

Я бросила взгляд на руку.

Кто-то действительно перебирал лапками. Но маленьким его я бы не назвала. Круглое черное брюшко размером с четверть пальца, длинные ноги и красные крупные точки.

Паук дружелюбным или милым не выглядел.

Я замерла. Превратилась в исткана. В камень. В эту… “морская фигура на месте замри”. На лбу у паука, конечно, не светилось “я ядовитый”, но почему-то не сомневалась, что так оно и есть.

Камера в моих руках продолжала снимать. Я продолжала изображать каменную статую. При этом ждала, что вот каждую секунду в меня вопьются паучьи клыки. Прямо видела их: кривые, с капельками яда. Мое богатое воображение сейчас играло против меня.

Даже заорать страшно. Вдруг он испугается и укусит?

Я скосила взгляд в сторону Дамиана. Едва не зарыдала от счастья, когда увидела как он подходит ко мне. Видимо, его смутила моя странная поза и нежелание шевелиться.

- Окаменела от восторга?

Но тут Дамиан тоже заметил паука. Я умоляющим взглядом попросила его успокоить и сказать, что это так, пустяки. И паучок милый, добрый, безобидный.

- Ух ты-ы-ы! - шепот Дамиана отдавал восхищением. - Ну ты прямо счастливица! Этот вид паука не так давно открыли. Родственник “черной вдовы”. Phinda Button по-латински. Вообще его в две тысячи четырнадцатом открыли. но классифицировали вот буквально год назад. Яд опасный, кусает больно.

Все, я сейчас в обморок свалюсь.

Но вместо этого взглядом потребовала убрать паука. Тот в свою очередь разгуливал по моей руке, точно примерялся где бы получше вцепиться.

- Кстати, - продолжал Дамиан, зачем-то роясь в траве рядом, - ты в курсе, что укус этой милашки вызывает потливость, сердцебиение, тошноту и еще кучу приятных ощущений?

Я его прибью!

- Но! - сообщил невозмутимо Мужчина моего интервью. - Смертельными укусы бывают редко. И вообще, их пожалеть надо. Популяция сокращается из-за влияния человека.

Ты себя лучше пожалей.

Дамиан выпрямился с веткой в руках. Теперь он двигался очень осторожно. Я бы сказала едва ли не парил. Втеку он аккуратно поднес к пауку.

Я закусила губу, стараясь не завизжать.

Паук задумался.

Паук сделал шаг.

Паук залез на ветку.

И отправился вместе с ней далеко в траву.

Я молча опустилась прямо на дорогу, наплевав на пыль и прочие мелочи. Ноги трясло, изнутри рвался совершенно неуместный смех.

Дамиан молча опустился рядом. Так мы и сидели посреди дороги. Я старалась не захихикать вслух и растирала изо всех сил руки. Они заледенели несмотря на дикую жару.

- Чего ты с ним не поговорила-то? - спросил Дамиан лениво.

- Насекомые меня не слушают.

- Смотри-ка, мелкие, а мозги есть.

- Я пауков боюсь. - объяснила непонятливому мужчине. - Сильно. До трясучки. Пауков и тараканов. Причем с детства, после того как таракан мне на голову упал, а паук в чашку нырнул, а я как раз чай пила.

- Они одновременно это сделали? - Дамиан аж присвистнула от восхищения. - Крутые парни! Теперь я знаю, кого подсунуть тебе в постель. Тут водятся просто шикарные тараканы.

- Детсад и штаны на лямке. - вздохнула я. - Все кого-то в постель подбросить.

- Могу сам подброситься, тогда тараканы не придут.

Я посмотрела на руки, они уже не дрожали, да и в целом состояние перестало приближаться в истерике. Паук был. Паука убрали. Теперь вместо него рядом мужчина с недвусмысленным предложением. Может, решил меня смутить? Мол, не выдержу и убегу?

- Хочу посмотреть на это. - заявила с самым ироничным выражением на лице. - Ну как ты подбрасываешься в постель. С потолка спрыгнешь или со шторы?

- Я подумаю.

- Удачи. Это дело нелегкое.

- Ну кому как. - Дамиан поднялся первым, заканчивая разговор. - Поехали. У нас леопарды еще не поглажены.

Я тоже встала, понимая, что красная пыль безнадежно въелась в штаны, прямо на попе. Ну да это мелочи, постираю. К словам Дамиана насчет постели даже не подумала отнестись серьезно. Он сам дал понять, что я здесь - гость не самый желанный. Так что скорее всего это попытки отвадить меня подальше.

Так я размышляла, пока мы ехали к леопардам. Заодно то и дело оглядывала одежду в поисках еще одного паука. То и дело казалось, что по мне бегают лапки. Наконец, Дамиан не выдержал.

- Ты или не вертись, или выйди и топай сама. Что происходит?

Я немедленно замерла. Впрочем, Мужчина Моего Интервью продемонстрировал догадливость.

- Пауков ищешь? Подкинуть парочку?

- Себе подкинь. - предложила я милым голосом. - Чтобы за язык укусили и ты меньше болтал.

- У тебя действительно очень сексуальный акцент. - сообщил вдруг Дамиан.

Если он хотел меня заткнуть, то поздравляю, у него получилось. Потому что от такой резкой смены темы я от неожиданности замолчала. Потом задумалась в очередной раз. Характер Мужчины Моего Интервью раскрывался совершенно неожиданными сторонами. Что с этим делать пока непонятно.

Но определенно что-то делать надо.

***
Мы вернулись когда уже начали спускаться сумерки. Мягкие, золотисто-розовые и с теплым ветром. К тому времени я уже поняла, что практически изжарилась на солнце, смирилась с тем, что нос начал облезать и мысленно обругала производителей солнцезащитного крема. Обещали ведь сильную защиту. В итоге вон, нос и плечи такие, точно я линять начала, как ящерица.

Ноги гудели, голова тоже, плечи ныли от солнца и усталости. Но при этом мне не хотелось лечь и уснуть. Нет. Внутри продолжала шуметь энергия.

Кажется, Африка покорила меня солнцем, яркими красками и той особой аурой, которую больше нигде не почувствуешь.

Под крышей широкой веранды уже вовсю готовили ужин. Волонтеры вместе с Маритой раскладывали на широкие тарелки мясо, овощи, рис, лепешки. Шон возился у гриля и огромной печки. В воздухе разносились такие ароматы, что рот сам собой наполнился слюной.

Дамиан опять вел себя как ни в чем не бывало. Я болтала с волонтерами, тогда как он что-то обсуждал с Шоном и Маритой. И еще двумя техниками. Их я видела редко. Ребята приезжали рано утром и уезжали поздно вечером, в заповеднике они не ночевали. Ночью за камерами следил дежурный.

К счастью, утреннее происшествие никто не обсуждал. Остальные волонтеры меня приняли, улыбались и с ними оказалось весьма комфортно.

Собаки носились под ногами, над головой летали летучие мыши.

Идиллия прямо.

- Я сегодня на камерах. - сказал Алан, когда мы наелись и уже просто лениво болтали. Время подбиралось к одиннадцати вечера. Скоро спать, а с утра опять в суматоху дня.

- Это сложно? - спросила я.

Меня вряд ли туда поставят. По сути я волонтер не самый желанный.

- Нет, но… - тут Алан понизил голос, так что едва стало слышно от шума голосов вокруг. - Говорят, надо отслеживать браконьеров. Замечали пару раз тут и там. Но на территорию не пробрались.

- Им тут медом намазано?

- Серьезно, Крис? Тут куча краснокнижных животных с ценными шкурами и рогами.

Я молча отхлебнула уже остывший чай. Да, ублюдки есть, что и говорить. Тут не поспоришь.

Подул свежий ветер, принес запах ночных цветов и немного озерного. Пора было идти в комнату, так как я подозревала, что завтра в шесть утра меня опять поднимут.

Ничего, вставать рано утром это не так уж утомительно. Главное, чтобы Дамиан и правда не подбросил в постель тараканов. С него станется.

Он не подбросил.

У этого Мужчины Моего Интервью оказалось крайне извращенное воображение.

Я уже приняла душ и переоделась в шорты и майку, когда за дверью раздалось подозрительное поскребывание.

- Рикки? Бат? Летта? - я перебрала имена собак.

За дверью молчали. Потом опять поскреблись. Может, обезьянки? Я стояла посреди комнаты и думала. За дверью, кажется, пыхтели и тоже ждали.

Да чего мне бояться? Точно кто-то из собак.

Я открыла дверь.

В комнату ворвалось нечто. В смысле спустя секунду я то поняла, что это Дамиан. Но сначала показалось - какой-то вихрь из щетины, загара и самоуверенности.

Он каким-то хитрым прыжком оказался на постели, удержав в руках бутылку вина и какой-то пакет. В штанах и белоснежной футболке, с широкой и нахальной улыбкой.

Когда вечер перестает быть томным

Дамиан Вольф

Если честно, хотелось шокировать рыжеволосую. Потому и решил “подброситься” в постель в прямом смысле слова.

Давно уже не хотелось произвести на женщину впечатление. Обычно это они пытались сделать. А тут рыжая особо не спешит растекаться сиропом. Вот и сейчас. Пока я приходил в себя после прыжка, она смерила меня взглядом, проговорила:

- Ты только сразу уточни: это сейчас сюда запрыгнул человек или таракан?

Ну то, что все рыжие - ведьмы, я и так знал. Теперь к этому знанию прибавилось еще одно: у них не язык, а бритва.

- Разве тараканы вино приносят? - удивился я. - И сыр. Французский. Острый.

- Я его запах учуяла. - кивнула Кристина.

Она не спешила орать, требовать моего изгнания отсюда или обвинять в приставании. Напротив, сохраняла спокойствие. Только в зеленых глазах сверкало что-то, похожее на смех. Кажется, все это ее изрядно забавляло.

- Ну давай свое вино.

Ого!

- Ты бокалы то взял, не таракан, а человек? - продолжала Крис негромко и насмешливо.

- Зачем? Здесь есть.

На стене у окна висел узкий шкафчик, который мы засунули сюда, чтобы не мешался. Я открыл его и продемонстрировал Кристине чуть пыльные, но вполне приличные бокалы. Между прочим, привезенные еще из прежней жизни. Такие могли стоять на любом званом вечере для высшего общества.

- Сейчас сполоснем. - рыжая схватила два и отправилась в ванную.

Я же торопливо сполз с постели, переместившись к столу. Одно дело прыгнуть и рассмешить, а другое - остаться на покрывале. Там мысли сами собой ниже пояса спускаются. Даже одна мысль, что Кристина будет спать здесь, обнимать эту подушку. Эти ее шорты и майка, сквозь которую видно…

На этой мысли я понял, что мне надо срочно успокоиться. Иначе волнение заметят и остальные. Взял и сделал глоток из бутылки. Как раз в тот момент, когда вернулась Кристина. Вздернула бровь и фыркнула.

- В смысле не дождался и начал прямо из горла?

У меня едва вино носом не пошло.

- Продегустировал. - парировал ей. - Проверял достаточно ли оно хорошо.

- Круто. - одобрила Крис. - Я то думала, дегустаторы смакуют, а не хлебают вот так.

- И часто ты с дегустаторами встречаешься?

Я уже успокоился. Забрал бокалы, Кристине сунул пакет с сыром и велел:

- За мной.

Вокруг нашего дома шла веранда. Широкая, продуваемая, с кучей потрепанных диванов и кресел. Также мы вытащили туда пару столиков. Иногда сидели там с кальяном, иногда с алкоголем. Или с хреновым настроением. Оно неизменно поднималось после созерцания пейзажа: зелень деревьев во все стороны, перемежаемая золотистыми и красными всплесками земли. Далеко впереди виднелись горы. Они окрашивались розовым каждое утро.

А еще там можно сесть так, что не будет любопытных взгляд волонтеров и остальных. Я сейчас хотел, чтобы мы остались вдвоем. Даже без собак.

Шорты Кристины оказались слишком короткими, слишком тонкими. Честно, пришлось смотреть куда угодно, лишь бы не на них. Я ее обогнал, тихо выдохнул. Отлично, так лучше.

На веранде два глубоких кресла рядом с деревянным столиком цвета кофе, показались мне отличным местом. К тому же сюда мы повесили москитную сетку. Так что вышло вроде балдахина. Даже слегка романтично.

- Ну давай, хвались своим вином.

Я устроился в соседнем кресле. Нет, она невозможна. После Клэр я не заводил больше серьезных знакомств. Легкие романы для обоюдного удовольствия - просто идеально. Ты встречаешься с женщиной в городе, проводишь с ней время и спокойно возвращаешься в заповедник. Никто не имеет мозги, не требует верности или чего-то еще.

В глубине души я признавал тот факт, что меня подкосил именно разрыв с Клэр. Первая любовь, закончившаяся предательством… ну такое себе удовольствие.

На Кристину мне хотелось произвести впечатление. Я даже решил ей простить увлечение журналистикой. Ну кто из нас без недостатков? Точно не я.

Вино оказалось красным, густым и ароматным. Оно как нельзя лучше подходило к томному теплу вечера, к темноте, к огонькам фонарей во дворе и на веранде. Лицо Кристины оказалось в полумраке. Сейчас эта рыжая особенно напоминала ведьму, что пробовала свое зелье.

- Ну как? - спросил я, когда молчание затянулось.

- Тут надо сказать что-то умное про букет, выдержку и бла-бла-бла. - откликнулась Кристина моментально. - Но так как я не разбираюсь, то отвечу просто. Вкусно. Особенно с сыром.

Искренняя или хитрая?

После Клэр я постоянно пытался понять врут ли мои спутницы. Понимаю, что так и до паранойи недалеко. Потом плюнул. Постель и ладно, там уже вранье не так сильно трогает.

- Ок, мистер Суровый Мужчина. Так к чему это все?

Кристина обвела рукой столик, кресла. От этого движения чуть шевельнулась противомоскитная сетка. Глаза собеседницы светились, как у кошки. Я допил бокал, поставил его.

- Хочу узнать тебя получше.

- М-м-м? Меня? Мерзкую журналистку? - теперь ее глаза откровенно смеялись.

- У всех свои недостатки. Я вот порой храплю.

- Кошмар! Бедные звери заповедника. Ок, так а зачем меня узнавать получше?

Кристина чуть наклонилась в мою сторону. На лице азарт, точно она неопытный игрок в покер. И не может скрыть своих чувств.

- Хочу. - ответил таким же тоном и тоже чуть подался вперед.

Ну вот, со стороны мы, наверное, как два заговорщика.

- Какое интересное желание. - голос Кристины опустился до полушепота.

- Я ужасно оригинальный.

- Ага, а еще дико застенчивый и страшно умный. Да здравствуют клише!

- Классика - вечна. - парировал я. - Ты всегда находишь ответ, да?

- Я ж журналистка. - и глазом не моргнула Кристина. - Мне положено находить ответ быстро и чтобы он оказался достойным. Так все же, зачем тебе это? Ты же меня сюда брать не хотел.

Я подался еще ближе. Сейчас нас, по сути, разделял лишь подлокотник ее кресла. Где-то внизу, под рукой.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

- Скажем так… у меня есть определенный интерес.

Когда ты не можешь без приключений

Он собирается меня поцеловать?

От волнения я едва не выпила махом все вино. Сдержало только, что рука почему-то задрожала. Ронять бокал не хотелось. Вот я и застыла в непонятной позе, глядя прямо на Дамиана. На такие мужские и четко очерченные губы, на скулы с щетиной, заглянула в глаза. Которые оказались слишком близко. Мы вообще оказались на опасном расстоянии друг от друга.

- Босс, тут…

Я на миг закрыла глаза, когда Марита влетела на террасу. То ли радуясь, то ли огорчаясь тому, что нас прервали. Не знаю, серьезно, не могла разобраться к том, что бушевало внутри. Это все воздух Африки, ее природа. Она меня околдовала, я начинаю делать глупости.

- Упс… - кажется, Марита тоже что-то заподозрила, так как резко остановилась, но не попятилась. - Босс, прости, но там проблема!

Миг, и Дамиан встал, точно между нами ничего не подрагивало.

Хотя, возможно, так и было. Просто я поддалась очарованию момента. Нормально, бывает.

Тряхнула головой и тоже встала. Сразу навалилась усталость, желание упасть на кровать и спать. Утро вечера мудренее и все такое. Заодно и слушала о чем там Марита говорит Дамиану.

- Трое с южной части пытаются забраться. Одну камеру заметили и разбили как-то. Остальные не видели. Зато их видно. Еще двое пытаются пробраться с западной части. Слушай, как так-то? Зачем с двух сторон?

- Чтобы мы растерялись. - процедил Дамиан сквозь зубы.

Он быстро глянул на меня.

- Кристина, сиди в комнате. Потом договорим.

- Эй, а ты?

- А он, - мрачно сообщила Марита, - сейчас будет изображать героя, вместе с охраной. Возьмет оружие и помчится бить морды браконьерам.

- А зачем морды, если оружие? - глупо спросила я.

- Затем, что просто так нельзя стрелять в человека. - ответил Дамиан. - даже если мародер, ублюдок и так далее.

- Я хочу с тобой!

- Ладно, я пошла. - заторопилась вдруг Марита. - Дамиан, без глупостей!

Она глянула на меня со странной жалостью и торопливо ушла, почти убежала.

Орали какие-то насекомые в темноте ночи.

- Волонтеры останутся здесь. - припечатал Дамиан. - Слишком опасно. Ваша задача - помогать мне с заповедником, а не бегать по нему в поисках браконьеров. Для этого у меня есть охрана, которая сейчас садится в машины и едет.

Во дворе и правда нарастало волнение, мелькали отсветы фар, зарычал двигатель автомобиля.

Я вздернула подбородок.

- Эй, я журналист, мне такие вещи нормально и…

- Марш в комнату! - рявкнул Дамиан. - Ж-ж-журналист! Это отморозки, которые могут начать стрелять. Сидеть. Не выходить. Спать!

Он рванул в сторону выхода, оставив меня с поднятым пальцем. Точно я собиралась толкнуть разгромную речь.

Только меня опередили и оставили тут.

В домике волонтеров из окон высунулись все, кто не спал. Я облокотилась о перила, слушая разговоры охраны. Пятеро вооруженных здоровенных местных жителей плюс Дамиан.

По спине прокатилась волна мурашек. В такое я не попадала. Чтобы рядом ходили личности с оружием. Да я опаснее перцового баллончика в реальности ничего не видела. Баллончик, кстати, тут мне дала мама. До сих пор валяется в сумке.

Две машины поехали в сторону южной части, одна - в сторону запада.

Я задумчиво вернулась к столу, где грелось забытое вино. В пальцах на руках и ногах возник уже знакомый зуд. Я это называла “зовом приключений, а мама - “зов проблем на задницу”. Потому что в детстве, поддаваясь этому чувству, я возвращалась исцарапанная, в синяках, с репьями в волосах и огнем в глазах. Я переживала Приключение! Мама же периодически седела.

Вот теперь меня тянуло разведать. Это же шикарный материал может войти в статью! Я лично участвовала в поимке браконьеров.

Конечно, дурой не буду и не стану соваться слишком близко. Две машины поехали на юг. Спрашивать у Мариты точное место не стоит, она меня запрет, так как слышала приказ Дамиана. Если я поеду на машине вдоль южной стороны то думаю не потеряюсь. Услышу машины, остановлюсь, выключу фары и послушаю что там. Если выстрелов нет, то можно перебежками добраться.

Уже потом, после всей этой истории, я поняла, что мой план отдавал идиотизмом по всем пунктам. Но тогда меня гнал “зуд приключений”. Противиться ему было невозможно.

Я прошмыгнула в комнату, торопливо натянула штаны и легкую куртку. Подумала и сунула в карман перцовый баллончик. С ним как-то спокойнее. Затем на цыпочках спустилась на первый этаж, прислушалась. Нет, все тихо. Марита с кем-то разговаривала на втором этаже, да во дворе лениво гавкала одна из собак. Волонтеры явно послушались и сидели по комнатам.

Я помнила, где стоят джипы заповедника. Если уехали три, то еще осталось как минимум три. Их то ли шесть, то ли семь, не помню.

Я точно ниндзя бесшумно прокралась через двор, к огромному гаражу в конце административной территории. Он был открыт, радушно звал к себе темной пастью. Решив не думать о змеях и огромных жуках, я шагнула в темноту, одновременно включая фонарик на телефоне.

Летучая мышь не врезалась в меня только потому, что успела в последний момент взмыть вверх, а сама я присела. От неожиданности. Сглотнула и огляделась.

Так, машины есть. Ключи от них хранятся в бардачке. Это я тоже запомнила. Теперь главное определить где южная сторона и найти забор. В темноте все виделось немного по другому. Несколько фонарей по периметру административной территории особой погоды не делали.

Я определилась со стороной, уселась в джип. В голове шумело от переизбытка адреналина. Ощущала себя идиоткой и героем одновременно.

Взревел мотор, забегал свет фар, и я рванула в южную сторону. Ну как рванула, через двор проехала аккуратно, а затем прибавила скорости. Кажется, кто-то мне что-то крикнул вслед. Но могло и показаться. В любом случае останавливаться я не собиралась.

Теплый ветер с запахом цветов ударил в лицо, растрепал волосы. Фары выхватывали из темноты кусты и деревья. Тут и там затаились темные тени, от которых на затылке пробегал мороз.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Южный забор я нашла. Ворота на территорию основной части заповедника были закрыты. И я помучилась минут десять. прежде чем открыла их, потом ее заперла. Иначе выскочат какие-нибудь жирафы или гиены.

Здесь дороги оказались гораздо уже, трава и кусты терлись о бока джипа. То и дело я замечала как свет фар и рев мотора вспугивал птицу или мелкое животное. Одного, правда, не напугал. Кто-то мелкий рявкнул в мою сторону и даже попытался преследовать автомобиль, но затерялся в темноте. Ненормальный! Медоед, наверное.

Ехала я долго. Иногда останавливалась, выключала мотор и прислушивалась. Но вокруг, кроме природных звуков, ничего не было. Да сколько же ехать?! В темноте еще время ощущалось по-другому. Мне казалось, что я еду вдоль забора уже несколько часов.

Остановилась в очередной раз и опять стала вслушиваться. Нет, тишина. Или… мне показалось, что где-то впереди шумит мотор и вроде доносятся голоса. Выскользнув из кабины, прошла несколько шагов в том направлении, продолжая прислушиваться. По дороге, конечно. кустов и прочей растительности я на всякий случай избегала. Помнила про паука.

Перцовый баллончик перекочевал из кармана в руку. Так, на всякий случай. Наверное, так же ощущали себя древние люди с копьем наперевес.

От копья я бы не отказалась. Потому что в темноте откуда-то справа послышалось особо зловещее шуршание. Руки затряслись, когда я щелчком брелка включила машину. Фары мигом залили дорогу и часть кустов вокруг. Из которых… выскочил человек.

Пару секунд мы смотрели друг на друга круглыми глазами. Потом моя рука точно сама по себе взлетела вверх, заряд перцового баллончика пришелся прямо в лицо незнакомцу.

Ружье из его рук упало на дорогу, следом повалился и его владелец. Орал он на незнакомом языке, но очень эмоционально.

- Извините. - проговорила я, как воспитанный человек.

Ответом послужила непереводимая игра слов. Незнакомец продолжал кататься по дороге и закрывать лицо руками. При этом еще и выл так, что птицы и насекомые притихли с уважением. Ну и голосища!

- Сами виноваты! - попыталась я оправдаться, при этом отпинывая ружье подальше. - Зачем из кустов вылезли? Тут браконьеров ловят. Кажется, вы один из них!

Тут я насторожилась. Вдалеке послышался рев моторов. С другой стороны, у браконьеров то явно машин не было. Выстрелов я тоже не слышала. На всякий случай подобрала ружье и спряталась за машиной.

Свет фар впереди нарастал. Потом я услышала как автомобили встали, скрипнув тормозами. Осторожно выглянула из-за своей машинки. Ничего не видны, свет бил прямо в лицо. Но вот он погас, вместо нему замелькали фонарики, послышался голос Дамиана:

- Мать вашу! Да это же третий! Кто его… мой джип?!

Я поняла, что пришло время показаться. И вышла. С ружьем.

При виде меня лица, кажется, вытянулись у всех. Шон едва слышно присвистнул и повертел пальцем у виска. Послание определенно предназначалось мне.

- Я его поймала. - сказала на всякий случай.

- Какого черта? - вопрос Дамиан задал очень тихим голосом.

Но мне что-то подсказало: владелец заповедника в тихой ярости. Сейчас лучше или бежать, или упасть в обморок. Ни того, ни другого я делать не могла. Потому протянула ружье и проговорила:

- Он выскочил прямо на меня и получил баллончиком в мор… в лицо. Что с ним будет?

- С ним? - так же тихо проговорил Дамиан. - На твоем месте я бы подумал, что будет с тобой.

Он повернулся к парням, рядом с собой. Явно охрана. Суровая и немногословная.

- Полиция подъехала к воротам. Этого и двух других передайте им. Вместе с оружием. Скажите, что еще двое смогли перелезть обратно и сбежать. Потом можете возвращаться. Шон, давай за руль и забери Кристину с собой. Я поведу другую машину.

У-у-у, как-то нехорошо выходит. Он меня отправляет с Шоном, даже не попытавшись забрать к себе в салон. Определенно злится. Хотя я помогла поймать браконьера.

Хотя без спроса взяла машину.

Хотя помогла поймать браконьера.

Но ослушалась…

- Ну ты даешь. - заговорил Шон уже в салоне.

Дамиан уехал вперед. И мне показалось, пока он шел к автомобилю, что даже его спина излучала злость. От которой хотелось ежиться.

- Я вам помогла!

- Да хоть трижды помогла. Крис, тебе же ясно сказали: сиди тихо, а еще лучше - спи. Зачем поперлась? Журналистский зуд в одном месте?

Я вздохнула, подтвердив правоту Шона. Тот покачал головой.

Некоторое время мы ехали молча. Ночь вокруг окончательно вступила в свои права. Стало свежо, запахло сыростью. Я прихлопнула то ли комара, то ли другое насекомое и опять вздохнула. Глубоко, с раскаянием.

- Не верю. - тут же отреагировал Шон.

- Он тоже не поверит?

- Ни капли. Он привык, чтобы его слушались. Тем более, дорогая, ты тут исключительно по его доброте, которой пренебрегла.

А вот зря это сказал. Меня буквально затопило волной стыда, даже щеки покраснели. Хорошо еще в темноте не видно. Ведь и правда здесь на птичьих правах.

- Шон, что делать-то?

- Молиться. - последовал совет. - Потому что Дамиан в гневе это не то, что я люблю.

Отличный совет! Мне прямо полегчало!

Остаток пути проделали молча. Шон явно не желал общаться с нарушительницей, я же думала как задобрить Мужчину Моего Интервью. В фильмах или книгах героиня умасливала героя поцелуем. Мне же что-то подсказывало - Дамиана этим не задобришь. Сейчас, по крайней мере.

Хорошо еще никто не видел как меня привезли и выпустили у дверей. Шон оглядел меня с ног до головы, еще раз присвистнул и погнал машину в гараж. Я же повернулась к дверям.

Заходить мне не хотелось. Слишком злым выглядел Дамиан, когда увидел меня. Потому продолжала переминаться с ноги на ногу, пока набиралась храбрости. Только потом на миг зажмурилась и рванула дверь на себя.

- А, приехали.

Дамиан сидел на диване, спиной ко мне. Телевизор был включен, но на минимальной громкости. Крутили какой-то клип с примесью мистики. Ему такое нравится?

- Ты успокоился, да?

- Ага.

Дамиан выпил что-то из бокала, продолжил:

- Иди в комнату. Вещи соберешь сейчас или завтра? Утром отвезу тебя к родителям.

Вот так и сказал, спокойным голосом, точно и не злился буквально полчаса назад. Я сглотнула. Нет, Крис, он продолжает злиться. Именно такая злость опасна. Лучше бы орал и швырялся вещами, а ледяное спокойствие верный признак того, что напопятную не пойдет. Тут даже умолять и плакать бесполезно. Только себя унизишь.

- Это твое окончательное решение? - почувствовала, как мой голос тоже стал по ледяному спокойный. Аж бесит!

Дамиан тоже ощутил перемену во мне, на миг обернулся.

- Ага. - кивнул после недолгой паузы. - Хватит тебе здесь торчать, наигралась.

В горле встал комок. Да уж, Крис, и правда наигралась, доигралась. Что, пошла по зову “зуда приключений”? Как тебе? Понравилось? Ну так можешь помахать рукой интервью и пойти собираться.

Но сказать что-то надо. Пусть для этого мне и пришлось откашляться. Комок никуда не исчез, просто стал скользким и противным.

- Отлично. Заодно подумай, что скажешь своим фанатам. И еще… я реально за тебя волновалась. Видимо… зря. Спокойной ночи.

Повернулась и начала подниматься по лестнице в надежде, что окликнет.

Но нет, за спиной стояла тишина, только ныл голос то ли певца, то ли певицы. Да ну к черту его.

К черту этот заповедник и его мудака-владельца!

***
К утру ничего не изменилось. Разве что я превратилась из желающей сенсации журналистки в крайне невыспавшуюся особу. Уснуть так и не вышло. Стыдно вспомнить, но я несколько раз попыталась поговорить с Дамианом. Он же заперся в своей комнате. Так что я просто в какой-то момент пнула дверь и удалилась к себе. Хотя на душе жгло от обиды. И от злости на себя. Хотела приключений? Ну вот, получи, кушай да не обляпайся.

Очень хотелось дать самой себе подзатыльник, только толку то?

В итоге, рассвет я встретила так и не сумев заснуть. А спустя час, в дверь постучали. От души надеясь, что это успокоившийся Дамиан, я распахнула дверь.

- Доброе утро. - Шон выглядел чуть смущенным. - Ты это, собралась? Тогда поехали, я отвезу.

Невероятно!

- То есть он… - я сделала акцент на “он”, - провожать меня не собирается?

- Он уже удрал на утреннюю пробежку. И был злым как, - тут Шон задумался, подбирая выражение, - как Пранкер, которому сели на яйца.

- А у самого яиц нет. - процедила я, понимая, что совершенно тупым образом хочу зареветь. Как обиженная девчонка, которую кинули со свиданием.

- Кристина, спокойно! Дамиан прав, он просил тебя никуда не лезть. С другой стороны, между нами, лучше бы тебе остаться здесь. Видео с тобой просто бомба. До сих пор лидирует в просмотрах. Я уж молчу о том как потянулись подписчики. Было пять миллионов, а за этот короткий срок стало почти семь!

Я присвистнула: это и правда круто. Тем не менее, внутри продолжало царапать от того как со мной обошлись. Да пусть мужчине моего интервью хоть в ноги кидаются, это не умаляет того, что он - засранец.

Молча подхватила сумку и вышла следом за Шоном. Как раз, чтобы увидеть пробегавшую мимо собаку. Подозрительно знакомую.

- Это же, которую сбили!

- Ага. - кивнул Шон. - Назвали Бертой. Добрая и умная зараза, сегодня прямо в шесть утра привезли ее.

Кажется, здесь все встают с первыми лучами солнца. А я вот как вернусь домой, так и буду высыпаться. Все равно отпуск не закончился.

Почему-то мысль о том, что смогу спать, сколько влезет, ни капли не обрадовала. Вообще ничего не радовало. Точно меня выставили из комнаты в разгар любимой вечеринки. Выставили на мороз, без верхней одежды, в глухую ночь. Как-то так.

В машине я мрачно молчала. Шон тоже молчал, но чуть более позитивно. Мне кажется, он в принципе не умел долго расстраиваться.

- Думаю, все равно тебе место выбьют. - проговорил он внезапно. - Ну в том отделе, куда хочешь попасть. Все же ты звезда, попала на видео с Дамианом, да не просто попала, а произвела фурор. Меня заваливают вопросами кто ты такая и в каких отношениях с нашим боссом. Хотя многие уже вас едва ли не поженили. Джейн и Тарзан, одно из прозвищ вашей парочки.

- Тимон и Пумба. - буркнула я. - Скорее так. Ну пусть радуется, скоро все это забудут.

- Я пыталась помочь. - повторила упрямо.

- Знаю, но Дамиан предупреждал. У вас был договор. Ты его нарушила. Все честно.

Ага, кристально честно и понятно. Я прикусила губу, понимая, что царапание внутри усилилось. Дура ты, Крис, дура. Ведь не плакала, даже когда тебя Великая Любовь избил так, что ребро треснула. А тут того и гляди ресницы намокнут. С чего бы это?

Потому что бездарно прос… упустила возможность взять интервью у Дамиана Вольфа.

Ну и потому что поддалась его обаянию. Впрочем, это пройдет. Оно всегда проходит.

Конечно, родителей дома не было. Но я позвонила маме еще из машины, так что ключи мне оставили. Мило так спрятали под коврик, еще и листиком сверху прикрыли. Шон передал мне сумку, потоптался рядом, зачем-то вздохнул и уехал. Точно сбегал. Точно ему стыдно было.

Вот пусть стыдно будет кому-то другому.

Уже в доме я приняла душ, рухнула на кровать и наконец-то уснула. Без сновидений, просто вырубилась.

Проснулась лишь ближе к вечеру. Когда дневной зной начал потихоньку спадать. Приподняла голову от подушки и пару секунд осоловело разглядывала стену напротив. Оттуда на меня взирал портрет какой-то кошки в короне. Мы смотрели друг на друга, пока не не распахнулась дверь.

- Встала. - мама покачала головой. - Идем ужинать, блудная дочь.

Ни тебе упреков, ни вопросов. Родители знали, что я всегда расскажу им, что случилось. Я же знала, что меня никогда ни в чем не будут обвинять. Ну только если не совершила преступление.

Ужин прошел как-то спокойно. Я рассказала, что произошло, родители в ответ сообщили свой вердикт. Никуда я не уеду. Поживу тут с ними, а потом вернусь домой. По понятным причинам сопротивляться мне не хотелось.

А затем мама с папой засобирались в гости. Кто-то позвал на юбилей или типа того. В любом случае вечер оказался у меня совершенно свободен.

Сидеть дома и жалеть себя? Ну нет! Я вооружилась электронной картой города в телефоне, переоделась в платье, нацепила шляпу и поехала в центр. Погуляю, выпью коктейль, расслаблюсь, в конце концов. Никто не будет на меня орать, командовать мной, поднимать в шесть утра.

У-у-у-у-у!

Вот так, внутренне подвывая, я прогулялась вдоль озера. Оно здесь огромное, чистое и возле него полно птиц. Когда они взмывали над водой, то напоминали орущее пернатое облако. Пахло водорослями, озерной водой и чем-то особенным, чем пахнет возле водоемов. Это не совсем туристический город, но тут было на что посмотреть. Так что то и дело меня обгоняли стайки туристов с фотоаппаратами или телефонами наперевес.

В конце концов, просто бродить мне надоело. Ну и ресторан подвернулся. Один из тех, кто заманивает приезжи и задирает цены. Зато тут был кондиционер и большой выбор коктейлей. А еще маленькие столики. Такие симпатичные столики с вычурными металлическими ножками и стеклянной толстой столешницей.

Я устроилась в углу, вместе с напитком и своими мыслями. Народу собралось много. За соседним столиком сидела парочка, женщина в которой показалась мне знакомой. Точнее, ее профиль. Я лениво пригляделась и… чуть не ахнула.

Клэр Ревингтон, бывшая Дамиана и дочь очень богатого и очень влиятельного дяди. Ее фото одно время мелькали везде. Еще бы: жених бросил все и удрал к диким животным. Прямо Тарзан наоборот.

Но что она делает здесь? Чувство, похожее на разъяренного ежа, заворочалось в груди. Она приехала к Дамиану? Они сошлись? Нет, вряд ли, тогда бы он так легко не отнесся к тому, что в Интернете нас объявили парой. Про флирт молчу, мужчины этим занимаются и когда женаты.

Я вся превратилась в слух. О чем может разговаривать такая леди с мужиком, что выглядел если не бомжом, то кандидатом в бродяги. С другой стороны, может, это так брендовые вещи сейчас модно носить? Может, я что-то пропустила?

Выцветшая и весьма потрепанная бейсболка лежала на столе. Я отметила как брезгливо, локтем, Клэр отодвинула ее подальше от себя. Донесся ее голос. Тихо, но я очень старалась расслышать. К счастью, народ вокруг не галдел, да и у меня слух хороший.

- Одеться поприличнее не мог?

У Клэр даже шепот звучал с оттенком брезгливости.

- Тебе одежда или толк нужен, леди?

Она побарабанила пальцами по столу.

- Ладно, часть денег я тебе перевела. Теперь рассказывай, как прошло.

- Хреново прошло. Парней перехватили. Одну камеру они успели разбить, Майкл даже пытался сбежать, но его тоже поймали. Вытаскивай их, леди, давай. Они сейчас в участке. Браконьерам тут нелегко.

- А попадаться не надо было. - огрызнулась Клэр. - Они хотя бы оставили, что я велела?

- Швырнули в кусты в южной части. Думаю, мясо уже начало пованивать, так что кто-то да прибежит, сожрет.

- Ну вот и поделом. - прошипела Клэр. - Тогда пишу своему человечку, пусть наблюдает. Как шум поднимется, надо действовать. Это ж сенсация! В заповеднике “Дарнелл” мрут хищники, да еще от яда. Наверное, хозяин заповедника не слишком то о них заботится.

- Леди, деньги. - напомнил мужчина.

У меня же задрожали пальцы. С трудом удержалась от того, чтобы вскочить и броситься вон из ресторана. Вместо этого мысленно досчитала до тридцати, а после знаком подозвала официанта. Не спеша расплатилась, так же не спеша встала и направилась к выходу. Не забыв нацепить шляпу перед этим. Внутри все дрожало, звенело, как натянутая струна. Казалось, еще миг и сорвусь, побегу. Но нет, выдержала.

Зато сразу за порогом ресторана прибавила шаг. Не помню как доскакала до ближайшего сквера, как плюхнулась на скамейку. Пальцы подрагивали, пока набирала номер Дамиана.

Он не отвечал.

- Дебил!- отреагировала я вслух. - Возьми трубку, дебил!

Но Дамиан предпочитал отмалчиваться. Мысленно рыкнув на его мыслительные способности, я принялась названивать Шону.Сердце колотилось где-то в ушах, потому не сразу услышала голос:

- Эй! Кристина, ты что ли? Ау, чего молчишь!

- Шон! - выдохнула я. - Дамиан не берет телефон. Шон, я услышала ужасное!

И подробно пересказала разговор Клэр с мужчиной. Шон молчал весь рассказ. Потом пробормотал нечто, похожее на ругательство.

- Говоришь, в южной части?

- Да! Вряд ли закинули далеко.

- Хорошо, что схватили мы их в приметном месте. Ладно, спасибо, Кристина.

Он разорвал вызов, не сказав “до свидания”. Но я не думала обижаться. Вместо этого еще минут пятнадцать посидела на скамейке, отклонила приглашение какого-то мужчины выпить вместе с в баре и только потом отправилась домой. Меня продолжало потряхивать.

Родители все еще были в гостях. Дома я включила свет везде, где смогла, заварила кофе и села на веранде. Тут со всех сторон обдувало ветром, думалось полегче. Вот я сидела и думала, думала, пока не поняла, что сейчас вырублюсь опять. Из сонливого состояния вывел звонок. Надежда, что звонит Дамиан, лопнула мыльным пузырем, едва взглянула на экран.

Звонила Аленка по WhatssApp. На меня обрушился шквал вопросов, обвинений, что пропала и прочего. Я лишь слушала и смотрела как солнце прячется за горами. Где-то впереди виднелся блеск озера. Шум машин с главных улиц почти не долетал, зато из соседнего дома звучала музыка и голоса. Там определенно что-то праздновали.

- Эй, эй! - попыталась я перебить Аленку. - Так, давай спокойнее, да? Чего тараторишь? Аааа, про Инсту. Да все, дело прошлое.

Я рассказала, как оступилась и что меня выгнали из заповедника. Алена помолчала, а затем разразилась эпитетами в адрес Дамиана. Мне ничего не оставалось как поддакивать. Уж больно точными словами она его называла. Потом рассказала как именно я оступилась, как мы с ним поругались и как я сейчас паршиво себя чувствую.

- Он тебе понравился?

Да уж, Алена умеет ударить вопросом. Не в бровь, а в глаз, что и говорить. Я аж едва не закашлялась.

- Кто?

- Дурой не прикидывайся, не получиться. Дамиан, конечно.

- Это хамло с завышенным ЧСВ?

- Да, да!

- Эта мужская особь с челюстью, которая так и просит ее сломать?

- Ага! - уже открыто хохотала подруга.

- Ну есть немного. - вздохнула я. - Впрочем, какая, нафиг, разница? Все, страница закрыта. Надо забить и забыть.

Мы еще немного поболтали, но Алена точно чувствовала мое настроение. Потому вскоре я опять оказалась наедине с мыслями и усталостью. Едва не уснула в кресле. Глаза просто закрывались сами собой. Видимо, усталость, нервы и немного алкоголя сделали свое дело. Я решила не сдаваться, даже села на диван смотреть кино. Но вырубилась в самом начале.

Смутно помню как вернувшиеся в полночь родители растолкали меня и отправили в спальню. Снилась мне какая-то непонятная гадость. Я то и дело просыпалась, смотрела на ночь за окнами, снова засыпала.

Разбудили меня рано утром.

- Вставай. - папа, небритый и малость мрачный, разглядывал меня. - Тут спать пытаешься, а тебя будят. Вставай и иди там, поговори.

- С кем? - пробормотала я, слабо понимая, что происходит.

Мозг, одуревший от снов и частых просыпаний, сейчас мог фиксироваться на чем-то одном.

- С этим своим. - неопределенно махнул рукой папа. - Иди давай, у нас с матерью в кои-то веки выходной, выспаться хочется.

Он ушел, я же еще с минуту сидела и тупо смотрела на пол. Там пятнами расплескался солнечный свет. Кто меня ждет? Может, приехал Шон, чтобы сказать “спасибо”? Эта мысль заставила встать с кровати, натянуть шорты и какую-то футболку, побрести в сторону выхода.

На улице солнце сверкало просто ослепительно, отражалось в каплях росы. Я аж зажмурилась, а когда открыла глаза, то решила, что все же опять уснула.

Дамиан стоял, прислонившись плечом к джипу. Мрачный взгляд, небритое лицо, белая футболка и мышцы, мышцы. При виде меня зачем-то повертел в руках телефон, потом сунул его в карман, опять достал.

Я молча смотрела на эти движения. В голове пока ситуация не складывалась. Хотя спать уже не хотелось, о да!

- Поехали.

Голос Дамиана поднял внутри волну эмоций.

- Куда?

И правда “куда”? Может, он утопить меня решил.

- Ко мне. - сообщил Дамиан с самым мрачным видом. - Обратно, Кристина, обратно. Возвращайся в заповедник. Заодно поговорить надо.

Мужчины возвращаются утром

Я очень быстро затоптала вспыхнувшую радость. Еще чего! То есть, захотел прогнал, а захотел - приехал возвращать? Кто-то слишком долго общался с животными и мало с людьми?

- А кто сказал, что я вернусь “обратно”?

- Кому-то нужно мое интервью. - прищурился Дамиан.

Мне захотелось треснуть его по голове кувшином. Большим и тяжелым. Прямо вот представила его, как наяву. Медный, с налетом зелени. И с тонкой вязью узора по кругу.

- Очень нужно. - процедила сквозь зубы. - Но еще нужнее - самоуважение.

- Для журналиста?

Так, все! Я сюда летела не за тем, чтобы выслушивать оскорбления от льва в человеческом обличье. Развернулась, понимая, что пора окончательно прощаться с возможностью интервью. Как раз подумывала не показать ли Дамиану средний оттопыренный палец. Чтобы так сказать, поставить в нашем общении яркую точку. И услышала его изменившийся голос:

- Так, я опять зашел не оттуда.

Не выдержала и стрельнула в него взглядом через плечо. Дамиан тер лоб с такой силой, точно решил протереть там дырку.

- Кристина, я начал не с того. Давай попробуем еще раз.

Такое чувство, точно ему каждое слово приходится выдавливать из себя. Не привык извиняться? Вопреки здравому смыслу я заинтересовалась. Настолько, что вновь повернулась к нему лицом и скомандовала:

- Ну давай, говори.

- Ты вовремя сообщила о попытке отравления. Спасибо огромное, мы нашли сверток с ядом. Никто не успел его съесть.

- Чудесненько.

- Не представляешь насколько. - вздохнул Дамиан. - Кристина, я вышел из себя, разозлился. Но за дело. У браконьеров были ружья, они легко могли пустить их в ход. Представь, что могло произойти, не растеряйся тот мужчина на пару секунд? Именно из-за таких вот моментов для волонтеров есть короткий и ясный приказ: не высовываться. Ну просто же!

Я же представила, что действительно могло случиться. И вспотела. За всеми этими обидами на Дамиана и сожалениями на тему утраченного интервью, как-то не задумалась о другом варианта исхода происшествия. А он мог легко наступить. Достаточно было всему сложиться чуть иначе.

Ненавижу признавать свои ошибки, но, кажется, сейчас именно такой случай.

- Вот бли-и-ин.

- Ага. - Дамиан явно прочитал что-то в моем взгляде. - Вижу  - проняло. Кристина, ты понимаешь теперь, почему я так разозлился?

У меня лишь хватило сил кивнуть. Понимаю, чего уж там.

- А вот поговорим мы тогда за завтраком. - тут же сменил тему Дамиан. - Поехали? Что думаешь насчет утреннего пикника на природе? Только мы и дивный пейзаж.

- И куча насекомых.

- Ты испугалась пары букашек?

- Я помню того милого паука, что сидел на мне и примерялся какой кусок лучше откусить. - проворчала я.

Но Дамиана такими доводами оказалось не пробить.

- Не хочешь на природе и не надо. - ответил он мирно. - Тогда заскочим в один ресторанчик. Я туда приезжаю, когда оказываюсь в городе. Очень неплохая кухня. раз ты боишься букашек, то там будет комфортнее побеседовать.

- О чем беседовать? - вздохнула я. - Хочешь сказать, ты реально собираешься позвать меня обратно?

Дамиан уже распахнул дверь автомобиля.

- Почему нет? - пожал он плечами.

- Другой вопрос: с чего взял, то  соглашусь? Ты меня обидел.

- Ты меня тоже. Но предлагаю не обмениваться обидами, а спокойно поговорить как взрослые люди. Я тебе нужен как пропуск на нужное место. Ты мне… так, ты садишься?

Я посмотрела на распахнутую дверь машины, потом обернулась к дому. То есть либо я вот прямо сейчас сажусь и еду завтракать с Дамианом, а заодно обсуждать наши с ним проблемы, либо возвращаюсь в теплую постельку и досматриваю сны. Нет ну тут выбор очевиден.

- Мне надо переодеться?

Дамиан окинул меня взглядом почти как тогда, вечером, перед ссорой.

- Если хочешь. По мне так нормально. Здесь для ресторанов не нужны вечерние платья.

Я подумала о том, что не причесалась и не умылась.

- Можешь подождать минутку?

- Если только минутку. К тому же столик нас ждет.

Я аж едва не подскользнулась, так как уже спешила к дому.

- Ты что же, был уверен, что я соглашусь?

- Ты прагматичная. - подмигнул мне Дамиан. - К тому же я чрезвычайно обаятельный.

Я лишь хлопнула себя по лбу рукой. Спорить было некогда. Во-первых, хочется есть, во-вторых, хочется уже поговорить и все выяснить. Так что я быстро плеснула воды в лицо, пригладила волосы и выскочила обратно во двор.

Дамиан терпеливо ждал у открытой двери. Он захлопнул ее, лишь когда я устроилась на сиденье, щелкнула пряжкой ремня.

- А что ты будешь делать с Клэр? - спросила, едва мы тронулись.

- Ничего. - пожал плечами Дамиан. - К сожалению, нет никаких доказательств.

- Браконьеры…

- Они получили заказ от другого человека, которого мы не схватили. Так что никакой связи с Клэр не прослеживается. Но! Мы просто усилим охрану заповедника, завтра у меня назначена встреча с мэром. В любом случае Клэр не добьется скандала вокруг “Дарнелл”, я не позволю. На хайпе можно выехать, но наша цель - сохранение и защита животных видов. На скандале этого не сделаешь. Мы привлечем внимание лишь тех, кто любит смаковать чужие неприятности.

- Логично. - кивнула я, подумав. - Но зачем это Клэр? Бывшая на тебя зла?

Дамиан постучал пальцами по рулю. Потом все же признался, чуть поморщившись:

- Она хочет вернуться. Дура.

Я едва не присвистнула. Не знаю эту Клэр, только видела. Но думаю ей бы такой эпитет от Дамиана не пришелся бы по душе. Судя по всему, девушка привыкла к танцам вокруг себя. А тут небритый грубиян, который с животными общается больше, чем с людьми.

Ресторанчик оказался неподалеку от того, где я вчера подслушала разговор. Все окна оказались распахнутыми, в помещение вливались потоки солнца и свежего воздуха. А еще пахло кофе и свежей выпечкой. Стоит ли говорить. что у меня едва не потекли слюни.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Мы устроились у окна, и нам сразу же принесли кофе и булочки. С корицей. С нежнейшим кремом. Я не вцепилась в них, урча, исключительно потому, что собрала остатки воли.

Завтрак оказался роскошен. Я не знала, что попробовать в первую очередь. Дамиан же просто ел с аппетитом здорового человека.

- Кристина, возвращайся. - сообщил после второго тоста с кучей овощей, ветчины и сыра.

Я отвлеклась от своей тарелки.

- Эту песню уже слышала. Ты меня сам выгнал.

- Испугался за тебя.

- Супер! - не удержалась я от сарказма. - Это теперь так называется? Когда орут и выгоняют то значит пугаются?

- У всех страх выражается по разному. Ты находилась, дорогая моя, в сильной опасности. Там огнестрельное оружие было, неадекватные браконьеры, которым терять нечего. Я молчу о диких животных, которых на территории заповедника много. Только потому просил соблюдать правила. Я за тебя испугался.

Я на миг опустила взгляд в чашку. Кофе почти допила, лишь на дне осталось немного. Вкусный. Ароматный. И отлично прочищает мозги. Как и мужчина напротив.

- Понимаю. Ладно, я виновата, признаю. Но ты меня выгнал, как собачонку.

Дамиан откинулся на спинку стула и поморщился уже в который раз.

- Ненавижу это сравнение. Что значит “как собачонку”. Тебя отвезли до дома, дали время отдохнуть. К тому же, я никогда ни одно животное не выкину за порог. Кристина, мы все имеем право обижаться. Но в той ситуации виновата ты. Так как нарушила правила. Они не слишком сложные.

- Тем не менее, ты хочешь, чтобы я вернулась. А как же железные принципы?

Мы смотрели друг другу в глаза. Честно, не могла отвести взгляд. Даже забыла про еду, про то, что вокруг. Сидела и смотрела, чуть подавшись вперед. Ну же, каким будет ответ?

- Дамиан?!

Кто здесь? Я вздрогнула, заморгала, точно очнулась от сладкого сна. На наш столик надвигалась незнакомая жгучая брюнетка. Такая испанская красотка со сверкающими голубыми глазами. Красный сарафан только подчеркивал южную знойную красоту. На английском она говорила с певучим акцентом.

А еще, судя по огням в глазах, она была очень недовольна. Очень.

- Анита. - а вот у моего спутника голос прозвучал скучающе. - Привет. Ты тут одна или со своим Фридрихом?

- Он уехал. - Анита встала в позу, в которой модели обычно снимаются в журналах. - Он уехал к своей семьй!

- Упс.  -прокомментировал Дамиан. - Вот это поворот.

- А вот ты я смотрю не скучаешь.

- А то! - улыбнулись ей в ответ улыбкой хищника. - Сидим с моей девушкой, общаемся. Хотя уже ехать пора, да. Хорошего дня, Анита.

Меня практически выволокли из ресторана. Я только успела обернуться, чтобы увидеть как красотка кусает губы и явно не знает, что сказать.

Хм, кто-то популярен в женском обществе?

***
- С моей девушкой?

Я заговорила только когда мы опять сели в машину и выехали на дорогу. Куда - не сразу поняла. Мне очень хотелось кое-что обсудить. Скажем так, всегда считала, что статус “моя девушка” устанавливается с согласия именно этой самой девушки.

- Что не так? - поинтересовался Дамиан.

Он смотрел на дорогу, что вполне объяснимо. Движение здесь бешеное. Я подумала и решила, что можно немного поугрожать.

- Поговорим, когда привезешь домой.

- Ага. - подозрительно легко согласился Дамиан. - Можешь подремать, я же тебя рано разбудил.

- Так тут ехать… - я огляделась, так как успела немного выучить некоторые места города, протянула, - не поняла-а-а-а. Куда ты едешь? Ты куда меня везешь?!

- Домой. - ответил этот… воспитатель львов и воспитанник гиен.

- Мой дом в другой стороне, я не страдаю топографическим кретинизмом.

- Ты страдаешь тем, что плохо выставляешь задачу. Мы едем домой.

- К кому? - заподозрила я неладное.

Дамиан ловко вклинился между двумя машинами, обогнал их. Я охнула и торопливо пристегнула ремень безопасности.

- Ты куда меня везешь?! - повторила уже более злым голосом.

Дамиан не напоминал маньяка с бензопилой. Но зато он вполне тянул на обаятельного злодея, который скармливает негодных львам. Шучу, конечно, но ситуация так себе. Везет в непо… а-а-а, нет, в понятном направлении. Так, кажется мы это проходили.

- Ты везешь меня в заповедник!

- О, да.

- Ты меня похищаешь!

- Типа того.

- Ты вообще в своем уме?

- Абсолютно. Недавно проходил проверку. Крис, в чем проблемы. Я сказал, что отвезу тебя домой. Не моя вина, что ты не уточнила к кому домой.

Спокойно. Я сделала пару глубоких вдохов. Ощущение, что посреди двадцать первого века и развитой цивилизации мне повезло столкнуться с Тарзаном.

- Дамиан, - мне пришлось вложить в голос максимум дипломатии, - ты сам выставил меня за ворота. Я не понимаю логики. Теперь же приезжаешь и увозишь меня без моего же разрешения. Это нормально по-твоему?

- Я хотел обсудить все в ресторане. Нам помешали. Значит, надо ехать туда, где не помешают. Логично?

- Не очень. Тебя в заповеднике всегда дергают туда-сюда. Вдруг лев решит забор сломать, или гиены заманят к себе хихиканьем волонтера?

- Я скажу, чтобы никто и никуда не заманивался. Меня не потревожат просто так. А в кафе вон…

- … бывшие приходят. - подхватила я ехидно. - Они к тебе через забор еще не прыгают?

- А ты думаешь для чего я камеры поставил? - с самым серьезным видом парировал Дамиан.

Я потерла лоб. Было сильное желание побиться этим самым лбом о бардачок впереди. Меня не слышали и не слушали. Меня цинично похитили и везли туда, откуда еще вчера выгнали.

Если бы не возмущение поведением Дамиана, то… да будь я проклята, если мне это не нравилось! Симпатичный мне мужчина решает извиниться и делает для этого все возможное. Но тут ключевое слово “симпатичный мне”. Потому что попытайся такое сделать Марат, и он получил бы от меня моральных и физических эээ… будем это называть внушений.

Дамиан же, при всей своей грубости и порой жесткости, производил впечатление адекватного человека. За исключением его стойкой нелюбви к журналистам.

- Ты не хотел брать меня в заповедник. - начала я перечислять. - Поставил мне там условия такие, что до сих пор не могу выспаться. Едва подвернулся случай, как выставил меня вон. А теперь везешь обратно, да еще с довольным видом. У тебя нет биполярного расстройства? Потому что поведение странное, мягко говоря.

- Мы все делаем ошибки. - откликнулся Дамиан. - В моем случае ошибка поправима, чем я сейчас и занимаюсь.

Я могла бы спорить и дальше. Но мне стало лень. Просто интересно, что он дальше задумал. Поэтому просто скрестила руки на груди и начала смотреть на Дамиана в упор. Спустя десять минут он, вроде бы, немного занервничал. Спустя еще пять минут он не выдержал:

- Что?!

- Ничего. - пожала я плечами. - Наблюдаю, что дальше будет.

- У меня от твоего взгляда мурашки по телу.

- По-всему? - уточнила я невинным тоном.

- Показать? - кажется, Дамиан разозлился.

Я подумала и решила отказаться. Еще в обморок от счастья упаду.

- Как новая собака?

- Маришка?

Я поперхнулась и закашлялась. Ну и имечко выбрал.

- Так вампиршу звали. - сообщила мрачно. - В Дракуле. Она у тебя там кровь не сосет?

- Если только нервы. - вздохнул Дамиан. - Ощущение, что у нее все мысли о еде. Только за стол сядешь, а она возникает рядом и в рот смотрит.

- Жалостливый какой. Так раскормишь до состояния шарика на ножках.

- У нее лечебная диета. - хмыкнул Дамиан. - Пока желудок в порядок не приведем. Не волнуйся, я знаю как вести себя с теми, кто смотрит голодным взглядом. Так что не вздумай ей косточки подкидывать.

Я пожала плечами. Мол, не больно то и хотелось. Про себя решила, что просто постараюсь не смотреть в сторону Маришки. А то не удержусь.

Знакомые уже ворота заповедника гостеприимно распахнулись, мы въехали на территорию “Дарнелла”. Я высунулась из окна, глядя по сторонам. Впереди уже вырастали постройки административной части заповедника. От них бодро пылили три джипа. Видимо, выехали на ежедневный осмотр территории.

Едва мы остановились у дома, как со всех сторон бросились собаки. Я заметила, что Маришка скачет вполне бодро на трех ногах, пока еще придерживая четвертую на весу. Так же бодро мимо пробежал волонтер. Я отвернулась от его любопытного взгляда. Тоже мне, слава пришла, блин.

- Все трудятся? - спросила, оглядывая двор.

- Как всегда. - пожал плечами Дамиан. - Шон колдует с видео, Марита уехала в город по делам. Прихватила пару волонтеров. Остальные разъехались по заданиям. Пошли.

Меня буквально вынесло из джипа. Я только успела пискнуть, а Дамиан уже тащил меня куда-то на второй этаж. Собаки проводили нас удивленными взглядами. Я успела помахать им рукой. Заодно и спугнула яркую бабочку. Мир на территории заповедника точно становился ярче, сочнее.

Дамиан притащил меня в свою спальню. Я огляделась и осторожно заметила, что не лучшее место для переговоров.

- Шон в кабинете. - отмахнулся тот. - Будет подслушивать, советы давать. Оно тебе надо? А сюда никто не войдет. без стука точно не войдет.

Он кивнул куда-то в пространство.

- Садись, где будет удобно.

Я торопливо заняла место у окна. Оттуда доносились легкие порывы ветра и птичий щебет. Дамиан устроился рядом, присев на край стола.

- Подавляешь. - подумав, сообщила я.

Он и правда стоял слишком близко и казался сейчас слишком высоким. Еще и эта его аура, от которой волоски на коже вставали дыбом. И внутри начинало что-то нагреваться.

Дамиан кивнул и… сел на пол, скрестив ноги. Я подняла палец… подумала… опустила.

- Так не подавляю? - поинтересовался собеседник.

Меня хватило на то, чтобы только помотать головой. Теперь он меня шокировал. Сидел совсем близко ко мне и смотрел прямо в глаза. Отвести взгляд мне не удавалось. Какие бы мысленные усилия не прикладывала.

- Чего? - проговорила почему-то резко охрипшим голосом.

Почему у него взгляд такой серьезный? Еще бы на колено одно встал, чтобы добить меня.

К счастью, Дамиан этого делать не стал. Он просто сцепил руки в замок и проговорил. Таким голосом, от которого перехватило дыхание.

- Ты мне нравишься. Я бы назвал это “сильно нравишься”.

Я бы меньше удивилась, завались сейчас в комнату Шон с воплем, что это розыгрыш. Но никто не вваливался. Дамиан продолжал смотреть на меня. Я - на него. И молчала. А что тут сказать? Тут сначала все переварить надо.

Признание - не повод расслабляться

- Кристина, не молчи.

Я погрозила Дамиану пальцем. Мы продолжали сидеть друг напротив друга. Прошло уже минут десять. Так, навскидку.

- Я ожидаю как минимум какой-то реакции. - сообщил Дамиан. - А ты изображаешь снеговика.

- Скорее уж столп. Соляной. - поправила я. - Снеговик в таком климате долго не проживет. Погоди, это вот “ты мне нравишься” можно расценивать как признание?

Брови у Дамиана точно сами по себе поползли куда-то вверх, к волосам.

- А как еще это можно расценивать? - поинтересовался он.

Я развела руками. Вариантов у меня не было. Но и в признание верилось… скажем так, проще поверить в инопланетян.

- Ты меня сначала на территорию заповедника пускать не желал. А теперь вон оно как.

- Это нельзя предугадать. Твою мать, Кристина! Даже попытка признаться тебе в чувствах похожа на какой-то долбаный дурдом!

Дамиан вскочил с пола, вцепился пальцами себе в волосы. Но они у него слишком короткие, чтобы дергать. Я тоже вскочила, непонятно почему начала немного заикаться.

- Извини...я… ох, черт!

- Точно! - подтвердил собеседник. - С рогами.

- Мне не признавались в любви очень давно. - проговорила тихо. - Это было один раз. И… все закончилось плохо, очень плохо. Может, просто внутри меня что-то сразу настораживается? Ну типа инстинкта защиты?

Дамиан вздохнул. Я же просто замерла, когда он шагнул ко мне навстречу. Что собирается делать?

Мужские сильные руки заключили меня в объятия. В теплый кокон, где невозможны страхи.С моих прошлых серьезных отношений я впервые оказалась в такой вот гавани. Все прошлые связи показались пустышками. Да они и были пустышками.

Даже если у нас ничего не выйдет, я постараюсь запомнить эти моменты. Они определенно будут согревать меня в холода.

- Крис,- проговорил Дамиан над моей головой, - мы с тобой взрослые люди, каждый со своим прошлым. У меня была невеста, я ее любил. У тебя явно тоже были отношения. Но это все - прошлое. Его можно помнить, его можно ненавидеть, но тащить за собой как щит от будущего - не стоит.

- Ты сумел отпустить прошлые отношения?

- Да. Я любил Клэр, потом почти ненавидел за предательство, а сейчас мне все равно. Если мы вдруг столкнемся лицом к лицу то я просто вежливо улыбнусь и поздороваюсь. Мне не будет больно или как-то некомфортно. Посторонние люди ведь не влияют на нас. Ну по крайней мере не должны.

Я молчала, уткнувшись носом ему в грудь. Ощущала как она мерно вздымается, как под белой футболкой колотится сердце. Хорошие слова, Дамиан. Им бы еще соответствовать.

- Мое прошлое всегда останется моим.

- И мое тоже. - откликнулся Дамиан. - Но жить надо сейчас, не оглядываясь. Это уже было, все. Это дало тебе опыт.

Я вскинула лицо, встретилась со взглядом мужчины. Люблю темные глаза. Особенно такие, с золотистыми точками. Мы сейчас поцелуемся? Момент подходящий. И губы, такие мужские и твердые, совсем близко.

Я почти прикрыла глаза, понимая, что начинаю первой тянуться к Дамиану.

Стук в дверь показался стуком по голове. Я даже дернулась. Дамиан крепче сжал меня и выругался.

- Что? - рявкнул он.

Никак у львов учился. Голосище вышел, что надо. На месте того, кто за дверью, я бы притворилась невидимкой и бесшумно удрала.

Увы…

- Босс, это я. - послышался голос Шона. - У нас тут виртуальное ЧП. Думаю, ты должен это видеть.

- Ненавижу Интернет. - прошипел Дамиан. - Заходи.

Шон буквально влетел в комнату, бросил на нас быстрый взгляд.

- О, вы помирились, это супер! Потому что у нас проблемы. Смотрите.

Он ткнул планшет в руки Дамиана. Тот смерил помощника мрачным взглядом, но решил посмотреть, что ему там предлагают.

Это оказалось какое-то Инстаграмм-сообщество типа “Разоблачаем фейки”. Подписчиков более чем прилично. Я из-под локтя Дамиана осторожно глянула, что там показывают.

О, вашу мать! Мне захотелось материться на родном языке. Громко и долго. Потому что “разоблачали” тот сюжет, где я беседую с животными. В частности, со львами. И их реакцию.

- Но это не фейк! - прошептала озадаченно. - Они не видят что ли? Да у них доказательств нет. Только и вопят, что видеомонтаж. И даже пытаются что-то разложить по кадрам. Бред!

- Хорошо оплаченный бред. - кивнул Шон. - Ну, мальчики и девочки, поздравляю. Там в комментах уже пишут, что мол может и правда. С чего бы Дамиану никого не пускать в заповедник? Может, он тоже со львами не общается так, как показывают на видео. Мол, если нечего скрывать, то почему вход туристам заказан?

- Интересное оживление. - протянул Дамиан. - То браконьеры, то попытка хайпа в соцсетях. Я бы мог поклясться, что за этим один и тот же человек, только доказательств нет.

- И достать никак? - взглянула я на Шона с надеждой.

Почему-то в голову пришли кадры из фильмов, где крутые хакеры парой кликов по клавишам находят преступников. Увы, реальность была более прозаичной.

- Если хочешь остаться инкогнито, то сейчас это сделать легко. Особенно, если у тебя много денег.

- А если просто опозорить хейтеров? - перебила я его.

Посмотрела на Дамиана и высвободилась из его рук. Мне это думать мешает. А сейчас как раз надо поработать мозгами.

- Смотрите! - идея медленно, но верно пробивалась через эйфорию влюбленности. - Не оправдываться, не говорить, что плохие ублюдки врут! Нет! Просто сделать прямой эфир, где я поглажу Пранкера! И он будет меня слушать.

Не успели у Шона загореться глаза, как ледяной голос Дамиана едва не заставил меня вжать голову в плечи.

- Даже думать забудь!

Спокойно, Крис, спокойно. Он просто привык все решать сам. Тем более, в основном общается со львами. А те не идеал вежливости. Я пару секунд помолчала, потом проговорила очень спокойно. Так с дикими животными разговаривают, чтобы те не психанули.

- Подожди, Дамиан, я не собираюсь бросаться в объятия Пранкеру. Именно это будет выглядеть маловероятно. Мы покажем в прямом эфире как я постараюсь коснуться Пранкера. Ключевое слово “постараюсь”. Предупредим зрителей, что мы не станем рисковать мной и в случае чего попробуем в следующий раз. Я пообщаюсь со львом. И… только если будешь уверен, то впустишь меня. Войдешь со мной.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Я смотрела на Дамиана широко распахнутыми глазами. Соглашайся, балбес! Тебе не нужен такой мерзкий хайп вокруг заповедника, это может испортить репутацию. И снизить пожертвования, на которые вы существуете. Давай, блин, я тебе предлагаю нормальный вариант.

Шон молчал, только переводил взгляд с меня на Дамиана. Хотя я чувствовала, что его распирает от слов. Но помощник Дамиана своего босса знал, понимал, что тому надо все взвесить.

- Я подумаю.

Эта фраза Дамиана отлетела от меня, упала на пол. Сам владелец заповедника вышел быстрыми шагами из спальни, бросив мне на ходу:

- Вечером поедем за твоими вещами. Шон, надо поговорить.

Тот прошел мимо меня, на ходу показав вздернутый вверх большой палец. Я ответила достаточно кривой ухмылкой. Ты то одобрил, понятное дело. А вот насчет Дамиана не уверена. Человек-загадка, мать его!

Меня бросили в пустой спальне Дамиана. Кажется, он так спешил сегодня, что даже не успел заправить постель. Я оглядела простыни салатового оттенка, вздохнула. Нет, спать не хотелось. Но за окнами уже наступила жара. Плечи и спина были влажными, футболка липла к телу. Я исследовала комнату, нашла ванную комнату. Отлично! Потому что у меня чувство, что не мылась дня три. В таком климате хоть каждый час принимай душ.

Я отыскала в шкафу полотенце, гель для душа. Мужской, ну и что? Вода лилась теплая, а не горячая, но так даже лучше. С удовольствием освежилась, одновременно размышляя о том, что творится вокруг заповедника. Это все проделки Клэр? Зачем? Мстит, что Дамиан не пытается ее вернуть? Хочет его разорить, а затем раскрыть свои объятия? Хм, серьезно думает, что ее никто не раскроет?

Я кое-как вытерлась и надела обратно свою одежду. Брать что-то из футболок Дамиана не решилась.

Как и выходить из комнаты. Пусть не спеша подумает, Шон с ним поговорит. Уверена, Дамиан придет к правильному решению. Я же пока села на постель и набрала Алену. Благо она не спала и сегодня выходной.

Алена ответила сразу, точно держала телефон в руках. На видео подруга выглядела весьма довольной и расслабленной.

- Я тебя не отвлекла? - спросила на всякий случай.

- Я пью вино, - сообщили мне, - смотрю кино и жду новостей от звезды Инстаграмма. Что смотришь, дорогая? Это ты, в смысле! Ну что, как оно?

- Это просто… хоть книгу пиши.

С этими словами я улеглась животом на постель и начала подробно рассказывать. Алена забыла про кино. Вино она пила, но чисто машинально. Глаза подруги сверкали, то и дело она ахала.

- Я точно сейчас любовный роман прочитала. - сообщила Алена.

Я кивнула.

- Ага, пополам с детективом и приключениями. Не думала я…

- Что на тебя западет самый суровый мужчина?

- Ну уж самый… - недоверчиво протянула я. - Знаешь, это похоже лишь маска. Ну то есть, он да, он привык командовать и все делать сам. Но внутри него есть что-то. Не зря животные к нему тянутся.

- Ага. - хихикнула Алена. - И женщины. Но что теперь собираешься делать? Останешься?

- Что? - я аж едва не закашлялась. - С какой радости? Меня никто не звал сюда насовсем. Возьму интервью и вернусь.

Я проговорила это очень уверенным голосом. Очень. Но вот вопрос: поверила ли мне Алена. Но она промолчала, лишь хмыкнула как-то недоверчиво. Тем не менее, развивать тему не стала. Лишь попросила:

- Скинь несколько фоток, а? Ну всего вокруг.

Это можно. Я еще немного поболтала с ней, пока не услышала шаги в коридоре. И они явно приближались.

- Алена, пока. Тут что-то новенькое назревает.

- Держи в курсе. - подмигнула подруга и сбросила вызов.

Я же зачем-то вскочила с постели, пригладила волосы, одернула футболку. Сделала еще кучу мелких и совершенно ненужных движений. Крис, успокойся! Дыши глубже!

Дамиан вернулся один. Остановился в дверях и смерил меня долгим и непонятным взглядом. Я пыталась угадать его настроение. Но это сложно. На небритом лице с нахмуренными бровями это сделать прямо вот совсем сложно.

- Играть в молчанку твое любимое занятие?  - не выдержала первой.

- Значит так.

Дамиан прошелся по комнате, встал передо мной и ткнул пальцем куда-то в район моей груди.

- Я сейчас буду говорить. - сообщили мне. - А ты будешь слушать. Потом задашь вопросы. Потом скажешь согласна ли ты с условиями. В принципе если не согласна, то никаких съемок в прямом эфире не будет.

- А ты диктатор. - заметила я. - Ладно, давай, говори.

***
У меня было вот прямо четкое ощущение, что мы обсуждаем брачный договор. Не знаю почему. Сначала хотелось хихикнуть. Но чем дольше Дамиан говорил, тем меньше мне хотелось улыбаться.

Ладно, признаем, с дикими животными я прежде так близко не общалась. И уж тем более не собиралась их трогать. Одно дело умиляться, глядя на снежного барса с безопасного расстояния. И совсем другое - когда киса стоит рядом с тобой. Там один удар мягкой лапой и минус половина Кристины.

- Сначала захожу я. - говорил Дамиан.

При этом он сидел напротив меня и смотрел прямо в душу. Аж ерзать хотелось.

- Хорошо.

- Ты стоишь за забором. Разговариваешь. Не торопишься, не отвлекаешься, не улыбаешься и не смотришь зверю прямо в глаза. Он может счесть это вызовом. Когда кивну, это значит можно заходить. Двигаешься очень медленно и плавно. Не перестаешь разговаривать, руки не тяни, чтобы погладить. Если захотят, сами ткнуться мордой. Если вдруг увидишь агрессию, то просто замри. Не шевелись, не моргай. Как скажу - выходишь обратно. Ты меня поняла?

- Ага.

Дамиан поморщился.

- Кажется, ты…

- Я понимаю! - перебила его. - Правда понимаю. Но кроме как “ага” сложно ответить по-другому. Слушать тебя, не смотреть никому в глаза, говорить, даже если на языке мозоль. Я почитаю львам стихи. Им понравится. Пушкин и Лермонтов, классика русской поэзии.

- В курсе. - кивнул Дамиан. - Я изучал ваших поэтов. Тогда пообедаем и поедем.

Он вдруг притянул меня к себе. Я ощутила как небритые скулы коснулись моей головы. Дамиан обнял меня так крепко, что на миг перехватило дыхание.

- Мой запах может остаться на тебе. Так львам будет спокойнее. - шепнул он.

А у меня ноги стали опасно подкашиваться. Не знаю, что он там пробормотал про запах, но объятия хозяина заповедника настоящая ловушка. Из которой не хочется вырываться. Я с трудом удержалась, чтобы не обнять его за шею. Но сделала кое-что более дерзкое. Приподнялась на цыпочках и… коснулась губ. Совсем легко, мимолетно. Но реакция была моментальной.

Мои губы просто смяли поцелуем. Горячим, напористым, таким, перед которым невозможно устоять. Я лишь старалась дышать ровно, но получалось плохо. Пальцами вцепилась ему в футболку. Дышала рвано, но не хотела прерывать поцелуй.

Все же пришлось. Дамиан отступил на шаг, мотнул головой. Пьяный взгляд постепенно сменялся на более пристальный.

- Ты… - в голосе, сейчас охрипшем, послышался далекий рык. - Будет продолжение. Ясно?

Я только кивнула, так как не могла быть уверенной, что смогу говорить. Губы горели, пылали, горло пересохло. В целом, мне стало резко не до съемок. Постель рядом нашептывала неприличные идеи того, как можно провести ближайшие несколько часов.

Я сделала пару шагов в сторону двери. Не скажу, что стало легче. Мне бы сейчас холодный душ и не менее холодной водички попить. А то чувство, что прервали на середине интима.

Молча спустилась в столовую, где уже сидели Марита и Шон. Надеюсь, они не поняли моего состояния. На всякий случай широко улыбнулась и проговорила:

- Рада вас снова видеть.

- Ты не приболела? - прищурилась Марита. - Вся раскраснелась.

- Жара. - ответила скромным голоском. - Не привыкла еще. И влажность ужасная.

- Я вот зиму не представляю. - усмехнулся Шон. - Как можно выходить на улицу и гулять при минусовой температуре.

- Не поверишь! Я еще в детстве лед грызла при минус тридцати. Как мороженое.

Шон передернулся и серьезно сообщил, что я - сильная женщина. И он меня прямо боится. Молча смерила его взглядом и решила отдать должное запеченному мясу, рису и фруктам. И чаю с молоком и пряностями. Удивительно, но он убирал жажду, несмотря на то, что был горячий.

Хотя мне и без пряностей внутри жарко.

Поели мы в тишине. Марита и Шон бросали на меня взгляды, но молчали. Думаю, они уже все обсудили с Дамианом. И сейчас не хотели доставать с вопросами. Это хорошо, потому что я вспоминала все стихи, которые когда либо учила.

Ко львам мы выехали вместе с Дамианом. Всю дорогу перебрасывались какими-то малозначащими фразами. Я смотрела вокруг, слушала как пение птиц смешивается с рокотом мотора. Иногда кивала на слова Дамиана.

Если получиться, я сегодня потрогаю льва. Или нескольких львов. Охренеть можно!

От такой перспективы кружилась голова.

- Крис!

- Я тебя слушаю.

- Ты где витаешь?

- Думаю. - призналась честно. - Думаю, как сделать все идеально. Но это вряд ли получиться. Потому надо постараться сделать так, чтобы получилось видео, которые заткнет рты хейтерам.

- Не смей ради этого рисковать собой. Только попробуй, Крис, и тебе не поздоровиться.

- Ага. - откликнулась я. - Типа если утонешь, то домой не являйся - убью.

Дамиан похмыкал и сообщил, что мое чувство юмора его иногда пугает. Уж кто бы говорил.

Вот и территория львов. Самих их пока видно не было. Я тихо перевела дыхание, пока Дамиан выключал двигатель и выскакивал наружу.

Львы. Большие, с гривами и клыками. У них лапы с мою голову.

При этом я понимала, что не боюсь. Да, лапы, да огромные. Да, могут снести мне башку одним ударом. Но одновременно знала, что не подставлюсь под удар.

Может, у меня правда с мозгами непорядок? Кто в здравом уме будет спокойно размышлять насчет таких вещей?

Ладно, поехали!

Пока я выбиралась из машины, Дамиан уже начал прямой эфир. Без привычной улыбки, он сейчас выглядел очень серьезным и максимально собранным. Я слушала как он объяснял зрителям нашу задумку. Как иногда наводил камеру на меня. Пару раз махнула рукой, но и только.

- … и напоминаю вам, что мы свернем эксперимент, если только почувствуем опасность. Следите. И… пожелайте нам удачи.

Он первым, как и договаривались, зашел на территорию львов. Я осталась у забора, разглядывая окрестности. Не мелькнет ли где-то рыжий бок?

- Итак, - продолжал Дамиан. - я сейчас жду, кто первым придет поприветствовать меня. Кажется… о да, это Бесса. Наша королева и просто красавица. За ней следуют Пранкер и Арита. Как всегда веселы и полны сил.

Я наблюдала как львы затеяли с Дамианом игру “кто сильнее обнимет друга”. Надеюсь, его ребра привыкли к таким проявлениям восторга. Интересно, как долго они не будут замечать меня.

Первой отреагировала Бесса. Я так понимаю, она здесь старшая львица. Пока Пранкер и Арита лежали рядом с Дамианом и щурились, Бесса медленно направилась ко мне.

Я заговорила.

Вы когда-нибудь читали Пушкина львам? У меня вот такой опыт появился. Читала спокойно, с выражением. При этом стараясь не смотреть львице в глаза. Эй, Бесса, ты любишь русскую классику?

Кажется, львица заинтересовалась. Она подошла вплотную к забору, прищурила глаза. У меня сердце заколотилось так, что вот-вот ребра проломит. Но я не сбилась, продолжала себе рассказывать письмо Татьяны к Онегину.

Бесса села и наклонила голову влево. Это выглядело даже забавно. Кажется, львица прониклась чувствами Татьяны. Я сглотнула пересохшим горлом, очень хотелось холодной водички.

Письмо закончилось, я переключилась на “у Лукоморья дуб зеленый”. Бесса едва слышно рыкнула, отчего у меня волосы начали седеть сами собой. Но страха не было, скорее - волнение. А волосы… ну это реакция организма на большую кошку.

Я так сосредоточилась на Бессе и стихах, что едва не пропустила знак от Дамиана. Он уже стоял ближе к Бессе, пока остальные львы вылизывали друг друга.

Ну вот, сейчас узнаем, хочет меня Бесса сожрать или нет. Продолжая рассказывать львице о том, какие чудеса ожидают в районе Лукоморья, я буквально просочилась между забором и дверью.

Бесса медленно встала. Я сообщила ей, что русалка сидит на ветвях и ей там круто. Львица опять тихо рыкнула и сделала шаг вперед.

Другим львам оказалось все равно. Пока. Дамиан стоял в двух шагах от меня. Далековато, как на мой взгляд. Бесса поближе будет. Я просто стояла и продолжала читать стихи, понимая, что идет прямая трансляция. И если меня сожрут, то у многих зрителей пострадает психика.

Но Бесса не спешила открывать пасть. Она подошла и принялась шумно обнюхивать мои руки, потом переключилась на ноги. Выбирала, что повкуснее?

Пушкин вылетел из моей головы со скоростью ракеты до Луны. Пришлось говорить первое, что приходило в голову.

- Какая ты красивая леди. - сообщила я Бесси. - Знаешь. я много львов видела, только не так близко. Но ты просто шикарно выглядишь. Такая блестящая шерсть, такие мышцы, а зубы то, зубы.

Бесса глухо то ли рыкнула, то ли издала нечто похожее на “угу”. После чего я ощутила как ее язык наждачкой прошелся по руке.

Ой мля-я-я-я-я-я!

Улыбка прилипла к лицу. Я продолжала бормотать, понимая, что Бесса вот прямо сейчас снимает мне с кисти кожу. Опустила взгляд. Ну нет… просто с тыльной стороны руки остался ярко-красный след. И горит, точно ожог. Уф-ф-ф! Дамиан, о таком ты не предупреждал.

Бесса лизнула еще раз, после чего ткнулась лбом мне в колени и неторопливо пошла обратно к своим родичам. Те вроде попытались встать, но львица рявкнула так, что они сели обратно. И сделали вид, что все нормально.

Я же прилипла к месту. Дамиан сделал страшный взгляд и едва ли не силой мысли пытался выпихнуть меня за территорию львов.

Ноги шагали сами по себе. Шаг, еще один… другой. Я поняла, что вернулась на пыльную дорогу и… села прямо на нее. Ножки отказывались дальше идти.

Меня только что обнюхала и облизала львица. Настоящая, мать ее, дикая львица.

- А теперь, друзья мои, я пойду разбираться как там моя дорогая и любимая. - краем уха услышала разговор Дамиана.

В следующий момент от бросился ко мне.

- Все нормально?

- Я поседела да?- спросила почему-то шепотом.

Дамиан честно поворошил мои кудри, зачем-то ткнулся носом и заверил, что цвет по-прежнему рыжий. Без проблесков седины. Потом поднял меня и… на руках отнес в машину. Там я направила на себя струю от кондиционера, выдохнула.

- Чуть не описалась. - призналась честно.

Дамиан вместо ответа потянулся и крепко меня обнял. От него пахло свободой, пылью и львами. Я прильнула и пробормотала:

- Надеюсь, теперь никто не вякнет, что мы тут развели фейки. Потому что тогда я лично наору на этих уродов.

- Я тоже. - успокоил меня Дамиан. - Ты - героиня, Крис. Как рука?

След от языка Бесси все еще краснел, но почти не болел.

- Как теркой.

- Ха! - хмыкнул Дамиан. - Представь, когда они решают, что тебе необходимо облизать голову? С чувством и расстановкой.

- Понятно, почему ты стрижешься так коротко.

Я еще немного поприжималась к широкой груди, потом отстранилась.

- Что там насчет видео пишут?

Дамиан с неохотой достал телефон.

- Ну… я не успеваю читать все.

Мы склонились над экраном. Зрители перебивали друг друга, писали, кидали смайлы, опять писали.

- Как говорит Шон, это бомба. - протянул задумчиво Дамиан. - Но нам повезло. Я вытолкал бы тебя, будь хоть малейшая угроза. Даже намек на нее.

- Верю. - ответила я просто. - Что дальше?

Пара человек, явно проплаченных Клэр, пытались вякнуть, что все равно видеомонтаж, но получили такую ответку, что трусливо ретировались.

- Дальше я отвожу тебя домой. - отрезал Дамиан. - Ты приходишь в себя и вечером поужинаем, поговорим, съездим заберем твои вещи.

Я кивнула. Говорить мне резко стало лень.

И еще… мы не обсуждали момент, когда мне придется вернуться в Россию. Не то, чтобы специально, но я точно подсознательно избегала этой темы. не поднимала ее первой. Дамиан тоже не начинал. Возможно, он просто пока не задумывался об этом.

Мой телефон разрывался от звонков. Звонили коллеги, друзья, мама с папой. Вот на их звонок я не могла не ответить.

- Это что?! - заорал папа так, что едва не оглохла. - Что ты там делала?

- Где? - спросила осторожно.

- Сегодня мой выходной. - рявкнул родитель. - Решил я посмотреть, чего там моя дочь в Инстаграмме делает. И тут прямой эфир, где ты обнимаешься со львом!

- Нет. Я с ней просто разговаривала.

- Она тебя лизнула.

- Ага. Аж больно было.

- Я мало тебя лупил в детстве. - сказал папа. - Вот серь…

- Ты вообще не поднимал на меня руку. - парировала я. - Все было под контролем. Дамиан…

- Не говори про него! Не говори! Я как представлю, что мог натворить тот лев… я, видишь ли, хирург, видел как звери могут пожевать.

- Папа! - повысила голос. - Все было под контролем!

- Дай мне. - Дамиан отобрал у меня телефон и, руля одной рукой, проговорил. - Добрый день. Вы только не…

Тут он умолк. Я же не удержалась от ехидной улыбки. Что, не ожидал? Мой папа знает много милых и приятных слов. Чую, сейчас он делится ими с тобой.

Дамиан слушал аж целых пять минут, пока не решил вежливо перебить.

- Я ценю и люблю вашу дочь. Мы с ней долго обсуждали этот момент. Она у вас - уникум. И еще… я следил за львами. И был готов по малейшему подозрению отправить ее прочь. Поверьте, мне эта идея тоже была не по нраву. но Кристина умеет убеждать. Но согласен, что рисковали. Да, конечно, моя вина в этом есть. Но риск он такой… он есть и будет в моей работе.

В конце концов, папа выговорился и первым прервал звонок.

- Уф-ф-ф.

- Проняло? - поинтересовалась я

- У него богатая фантазия. - ответил Дамиан, после чего потер лоб и опять выдохнул. - Отчитали, как пацана. Давненько такого не испытывал.

- Ты зачем меня назвал любимой? - перекинулась я на другую тему.

У Дамиана на лице ни один мускул не дрогнул. Он лишь ответил спокойно:

- Потому что так и есть.

Давайте расставим все по местам

Мне уже признавались в любви. Раза три точно. Один раз я ответила взаимностью, о чем потом жалела долго. С другой стороны, зато у меня есть обалденный опыт, который называется “не все то золото, что блестит”.

Мне пришлось помолчать минуты две, прежде чем смогла ответить спокойно. Сердце продолжало колотиться, как бешеное.

- Ты ждешь от меня ответа? Или я должна счастливо взвизгнуть и броситься тебе на шею?

Теперь помолчал Дамиан.

- Ты злишься.

Это прозвучало как утверждение. Молодец, все же чувствует других.

- Ты как думаешь? Всем вокруг внезапно спешишь сообщить, что я - твоя девушка. Хотя между собой мы еще ни хрена не обсудили! Знаешь как это называется? Это называется “я охренеть какой крутой мужик, мне никто не может отказать”!

Последнюю фразу я едва не рявкнула. Кое-как удержалась, замаскировав рык кашлем. Отвернулась.

Отлично, теперь мы поругаемся. Дамиан тоже не слишком сдержанный.

Но к моему удивлению, он не разозлился. Даже не обиделся.

- Извини, Крис, но я не понимаю твоей реакции. Я ничего не требую взамен, просто сказал как есть.

- Тебе не кажется, что о своих чувствах сначала надо сказать мне? И как минимум услышать ответ. А мы толком не поговорили.

- Зато пообнимались. - Дамиан попытался свести все к шутке, но мой мрачный взгляд эти попытки пресек. - Ладно, давай договорим как приедем.

- После того как ты сообщил моим предкам о своих горячих чувствах? Они сейчас уже звонят бабушкам, тетям и дядям. Через час нас поженят и придумают имена детям.

- Серьезно?!

- А ты думал? Свадебный костюм есть?

- Кристина!

- Что? Ты первый начал! У меня уже был парень, который всем говорил о нашей безумной любви. Я от него месяц в квартире пряталась, он мне кислотой лицо облить обещал! Мы встречалась два года, полгода я терпела его ревность и издевательства, пока не поняла, что это ненормально! Не знаю, зачем тебе это говорю. Просто сообщаю причину моей реакции.

Фух. Я выдохнула и на миг закрыла лицо ладонями. Вот блин! Дамиан, чтоб тебя мартышки покусали! Заставил раскрыться, рассказать этот отвратительный эпизод жизни. Мысленно сжалась, понимая, что если будут утешать, то пошлю по дальней дороге в известное место. Ненавижу жалость!

Не стал жалеть. Машину тоже не остановил. Я стрельнула взглядом, чтобы увидеть как Дамиан пожимает плечами.

- Понимаю, Крис. У нас у каждого свое прошлое. Но теперь я знаю причину твоей реакции. Извини. Ты голодная?

Хочет сменить тему? Отлично! Я и сама уже жалела, что начала этот разговор. Ведь загнала те воспоминания в самый дальний угол подсознания, заперла на замок. И вот, сама же и выпустила.

- Очень голодная. Тоже извини. Давай вечером поболтаем, а пока надо поесть и спросить у Шона какие у нас перспективы.

- Ты сказала “у нас”. - в голосе Дамиана слышалась улыбка.

Упс.

- Ну я тоже в этом увязла. Так что да, “у нас”. Скажи честно, ты бы правда прервал трансляцию в случае опасности?

- Моментально. - нахмурился Дамиан. - Ты сомневаешься?

- Нет. Извини, но мне кажется, что Шон бы не прервал.

- Потому Шон не подходит ко львам и другим зверям. Его дело - реклама, набор информации и советы как заинтересовать аудиторию и получить деньги. У него отлично выходит. Здесь каждый занимается своим делом.

- И все держится на тебе.

Дамиан промолчал, но по виду стало ясно, что доволен. Еще бы, комплиментов наговорили, голову не оторвали, да и прямой эфир вышел шикарным.

Мы вернулись, когда солнце уже начинало склоняться к горизонту. Длинные тени протянулись от деревьев, цветы стали пахнуть сильнее, ароматнее.

Во дворе администрации туда-сюда бегали волонтеры. Почти все уже закончили свои дела, кое-кто уехал в город до утра. Двое собирались заступать на ночное дежурство, в помощь охране. Я поздоровалась с Аланом и еще двумя ребятами. Они не косились на меня, как на врага. Чего не скажешь о девчонках. Но мне хотя бы не пытались делать пакости.

- Дамиан! - окликнул один из парней. - Шикарный эфир, мы все видели. Это что-то! Кристина, ты просто огонь!

Я вежливо улыбнулась, понимая, что женская часть волонтеров истекает ядовитыми слюнями. Хотя и сдерживаются.

Дамиан, видимо, тоже что-то почуял. Потому отправил меня домой, а сам задержался с волонтерами, обсудить прошедший день. Я же прошмыгнула на кухню, где столкнулась с Маритой.

- Как у тебя ума то хватило. - поприветствовала она меня.

- Чего?

- Садись! Поешь, а то на тебе лица нет. Говорю, как ума хватило повестись на эту идею со львами. Я Дамиану башку откручу! А если бы тебя порвали?

- Ну… не порвали бы.

А что я еще могла сказать? Марита закатила глаза, одновременно наливая в тарелку что-то вкусно пахнущее мясом и травами. При ближайшем рассмотрении это оказался гуляш. А еще свежеиспеченный хлеб, масло, сыр, куча овощей и несколько соусов. Глаза разбежались, а желудок довольно заурчал. После всех этих нервов есть хотелось ужасно.

- Сегодня я готовила.- сообщила Марита. - Завтра твоя очередь.

Она села напротив меня и подперла щеку рукой. Черные волосы рассыпались по плечам и спине. От ее взгляда я сначала начала ерзать, но потом приказала себе успокоиться. Особой вины за мной нет. Все вопросы к Дамиану, пожалуйста.

- Ты вообще понимаешь как рисковала?

- Да. Но… наверное, я доверяю Дамиану.

Марита фыркнула:

- Ну харизмы у него много, девочки штабелями укладываются. Только вот надо не только доверять, но и своими мозгами думать.

- Я и думала. - ответила тихо, но твердо. - Не полезла же ко львам с распахнутыми объятиями. Я в горы люблю ходить. Там несколько раз с дикими животными сталкивалась. Только вот каждый раз они меня слушались и просто уходили. Может, это талант, не знаю. Только вот общение со львицей, которую воспитал Дамиан более безопасно, что сидеть на ветке, а внизу возится медведь. Говори что хочешь, но мы это сделали. Сделаем ли еще? Не знаю, вряд ли. Лишний раз рисковать ни к чему. Зрители и так убедились, что меня звери слушаются, что это не фейк. Точка!‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

И склонилась над тарелкой, показывая, что разговор окончен. Еще Марита меня не пыталась пристыдить! Давайте все ткнем в меня пальцем и проорем что-нибудь умное о безопасности.

К счастью, на кухне появился Шон. Марита переключилась на него с обвинениями. Тот долго молчать не стал, наорал на коллегу, после чего удрал в свой кабинет вместе с тарелкой. Марита отправилась следом. Ее голос еще некоторое время гремел на весь дом. Потом она успокоилась, начала кому-то звонить. Я же выдохнула. Да уж, веселый отпуск выходит.

Уже почти доела, когда на кухню вошел Дамиан.

- М-м-м, у Мариты ужасный характер, но готовит она изумительно. - сообщили мне.

- Угу.

- Что, тебе уже высказали все о рисках, глупости и тому подобное?

- Иди. - посоветовала я Дамиану. - Теперь твоя очередь выслушивать.

- Спасибо, не тороплюсь.

Он не спеша положил себе еды, сел напротив меня. Я уже потягивала чай. Мы то и дело обменивались взглядами. Точно прикидывали, что же делать дальше.

- Завтра я готовлю. - сообщила зачем-то.

Дамиан кивнул.

- Отлично, покажешь как ты это делаешь. Продукты в кладовке и в холодильнике. А, в кладовке там есть два морозильных ящика. Все забитые мясом и рыбой. Завтракаем мы кто чем придется, так что на тебе обед и ужин. Ужин часа в десяти, не раньше. Справишься?

- А то что? Поможешь?

Дамиан неопределенно взмахнул вилкой в воздухе.

- Завтра ничего срочного не предвидится. Так что мало ли. Вроде закупки делали недавно, но ты посмотри все ли есть, что тебе нужно.

- Я приготовлю из того, что есть. Так будет проще.

И вот такой весь разговор. Ни о чем. Несерьезный. Легкий, как вечерний ветерок. Переходить на более личные темы я не спешила. Мне надо посидеть, подумать. Не надо напирать, а то реакция будет не такой, какая хотелась бы.

После ужина я самым нахальным образом оставила Дамиану засовывать тарелки в посудомойку, а сама убежала в свою комнату. Спаслась бегством от недомолвок между нами. От этих искр, которые так и летели. Их, кажется, можно разглядеть невооруженным глазом.

Мне надо с кем-то поговорить, сбросить напряжение, поделиться.

Лера не отвечала, как и еще пара подруг. Зато Аленка сразу ответила и предложила пообщаться с видео. Подруга выглядела уставшей, но довольной.

- Статью пишу. - пояснила сразу. - Пока секрет о чем, но будет бомба! Ты как там? Я видела прямой эфир. Ты спятила, да? Я тут сижу и боюсь тебе звонить. Может, там за кадром тебе руку пожевали!

- Не пожевали. Но я пока еще перевариваю то, что случилось.

- Расскажешь?

А то! Алена умела слушать. Впрочем, как и я. Мы должны уметь это делать. Потому я устроилась поудобнее на кровати и негромко поведала все, как происходило. Заодно призналась, что верила Дамиану. Мол, он не допустил бы, чтобы мною пообедали. Алена слушала, хмыкала и не перебивала. Я же разошлась, описывая золотистые глаза львицы и… пресс Дамиана.

- Ну он любит ходить с голым торсом. - подала голос подруга. - Там реально кубики что надо. Неужели не решила их пощупать?

Блин, я все же покраснела. Аленка это заметила и рассмеялась.

- Ага, значит мыслишки то были, были. И что, все же мимо?

- Мне уезжать через неделю. Какой смысл?

- Эх, Крис, вроде взрослая девочка, а все туда же. Это же будет роман века, то, что станешь вспоминать на пенсии. Ты в объятиях брутального и дикого, но нежного самца.

Я икнула.

- Так, давай не фантазируй дальше ладно.

- Ты в своем репертуаре. Вместо того, чтобы взять удовольствие от жизни, придумаешь проблемы. Ладно, фотками то поделишься?

- Ага, скину. Я много чего сделала. Как там на работе?

Алена с радостью поделилась со мной последними новостями и сплетнями. Кто-то уволился, пришли двое новеньких и один уже замутил с секретарем главного. И так далее, и тому подобное. Я слушала, понимала, что соскучилась по работе, по утреннему кофе в офисе. Хотя здесь мне тоже понравилось. Точно два разных мира.

За окном уже окончательно стемнело, в комнату залетела огромная ночная бабочка. Которую пришлось выгонять. Я закрыла окна и включила кондиционер. Не хватало только, чтобы на свет прилетели еще какие-нибудь гости.

- Ладно, Ален, я дико устала. Видимо, от стресса. Пойду в душ и спать.

- Давай давай. - кивнула подруга. - Фотки только пришли. Ты теперь звезда. Думаю, место тебя точно дождется.

Я бросила телефон на подушку рядом с собой. Да уж, шуму мы тут наделали много. Если в редакции в курсе… думаю да, я вернусь с победой.

Но почему то эти мысли не принесли того удовольствия, на которое я рассчитывала.

Мне пришлось встать, чтобы доплестись до душа. Там, под прохладными струями, я продолжала размышлять. Алена никогда не делала проблемы из отношений. Если парень ей нравился, она делала все, чтобы заполучить его. Не задумываясь о том, что дальше. Единственное - не связывалась с женатыми, поясняя, что там больше геморроя чем удовольствия.

Думаю, на моем месте она давно бы ответила взаимностью, не размышляя ни о чем. Ну да, скоро уезжать, так даже проще. Никаких обещаний, ревности и всего такого. Несколько дней удовольствия, а потом “будет, что вспомнить”.

Я выключила душ и потянулась за полотенцем.

Мне нравится Дамиан? Ну врать самой себе глупо - нравиться и даже очень. До мурашек по телу, до холодка в голове при виде него. Дело не в его роскошном прессе или заднице, или в темной щетине на подбородке, до которой хочется дотронуться и проверить какая она на ощупь.

Дело в том, что я его чувствую.

Опять, Крис, напридумывала себе.

Я вернулась в комнату и поняла, что кроме шорт и футболке у меня с собой ничего нет. Ну да, мы сегодня планировали все забрать и как-то забыли. Надо сказать Дамиану.

Да, да, именно сейчас надо сказать. В десять вечера.

Я натянула одежду, пригладила мокрые волосы. Разум говорил, что надо лечь в кроватку и поспать. А уже утром поехать за вещами, забрать их и вернуться обратно. Тем более, завтра я буду готовить. Так что вряд ли Дамиан куда-то потащит. К гиенам, например.

Сердце же заставляло делать странные вещи. Например, я то открывала, то закрывала дверь. К счастью, в коридоре никого не было. Волонтеры сегодня явно устали и даже не стали шуметь во дворе, а молча разбрелись по комнатам. Марита с Шоном тоже не показывались, но я слышала их голоса где-то на втором этаже, за углом. Дамиан же носа не высовывал из спальни. Может, у него мигрень? У него вообще бывают мигрени?

Я все же решила выскочить в коридор, когда время подбиралось к одиннадцати вечера. Голова у меня горела, хотя при этом мыслей внутри почти не было. Не помню как добралась до спальни Дамиана. Стукнула костяшками пальцев, почти надеясь, что он уже спит. Или может уехал в город. Ему же может понадобится что-нибудь в городе?

Но Дамиан не спал и не уехал. Он открыл дверь почти сразу. Я сглотнула, понимая, что ладони стали влажными, а губы, наоборот, пересохли.

- Крис?

- Я…

Так, мне надо сказать, что мы забыли привезти мои вещи. Да, да, именно это.

- Мои вещи. - проговорила почему-то севшим голосом. - В смысле мы… того… там.

Губы Дамиана чуть дрогнули.

- Хочешь сказать, что тебе не в чем спать?

- Да.-выдохнула, понимая, что краснею уже прямо вот вся.

- Дам тебе свою футболку. - заверил меня этот Мужчина Моего Интервью. - Утром. Как встанем.

Я лишь пискнула, когда меня втянули в спальню. С таким видом, точно так и должно быть.

Утро вечера веселее

У меня такого, чтобы проснулась и не понимала, где нахожусь, обычно не случалось. Вот и в это утро: открыла глаза и сразу вспомнила, что произошло накануне. Тело тут же отозвалось приятной усталостью во всех мышцах. А сзади меня обнимали, отчего внизу живота появилось тепло. Я приоткрыла глаза, скосила взгляд вниз. Мужская рука с темными волосками надежно обхватила мою грудь. Еще и стиснула по-хозяйски. Дамиан ухитрился к тому же закинуть на меня ногу. Отчего ощущения становились крайне интересными, несмотря на то, что бедро слегка затекло.

За окном рассвет только-только начинал робко о себе намекать. Возле кровати вповалку спали собаки. Я видела только чей-то хвост, да еще то одна, то другая глубоко вздыхали во сне.

Меня буквально переполняло умиротворение. Вот знаете, когда бежишь, спешишь, нервничаешь, а затем бах и понимаешь, что все сделала. И можно расслабиться. И такое наступает блаженство!

Примерно так себя и ощущала.

Сзади пошевелились. Дамиан выдохнул мне в волосы и сонно прошептал:

- Почему от тебя пахнет конфетами?

- Я их вечером ела.- проговорила в ответ.

Да, очень романтично ответила.

Дамиан фыркнул, что-то ниже пояса ощутимо уперлось мне… в спину. Я поняла, что утреннему сексу быть. Чему была совсем не против. Тепло внутри стало сильнее, я потянулась так гибко как могла. Дамиан тут же подхватил игру.

Хорошо, что собаки продолжали спать. На стоны и вздохи в спальне не обращали ни малейшего внимания.

Мы разжали объятия когда солнце уже поднялось над горами. Постель оказалась облита розовым и золотистым светом. Я точно растворялась в это свете. Лежала, раскинув руки и шевелиться не хотела.

Но надо мной, заслоняя всю эту красоту, склонился Дамиан. Суровый и небритый, всклокоченный и донельзя довольный.

- В душ.- командовал он деланно строго. - У нас есть пара часов, чтобы сгонять в город и привезти твою одежду. Потом мне надо будет встретить ветеринара. У нас жираф ногу сломал. Ночью вывозили ближе к администрации.

- Кто? - я аж подпрыгнула, отчего мы едва не столкнулись лбами.

Дамиан чуть отодвинулся.

- Я и волонтеры, кто же еще. Ты спала, будить не стал.

- Это я так дрыхла, что ничего не слышала?!

- Видимо, тебя утомили. - подмигнул мне этот мужчина Моего Интервью. - Все, в душ. Времени особо нет. Шон пока с двумя волонтерами присматривают за жирафом. Он на специальной территории для таких случаев.

Меня пулей сдуло с постели. Ну как сдуло. Я попыталась встать, охнула и Дамиан с усмешками поднял меня на руки. После чего отнес в душ, где я со стоном сначала включила теплую воду, потом холодную, потом опять теплую. Пока мышцы не перестали ныть.

- Господи, как же хорошо. - выдохнула, вытирая волосы.

Потом увидела ухмылку Дамиана, предупредила.

- Это я не про тебя, а про утро.

- Ну так и я к этому “Господи, как хорошо” приложил руку.

- И не только.

- О, да-а-а!

Я кинула в него полотенцем. Вот и поговорили. Дамиан не обиделся, а принялся его аккуратно развешивать на стуле, причитая какая женщина неаккуратная, не знает, что с мокрым полотенцем делать.

И никакой неловкости. Никаких пылких признаний в любви, от которых сводит скулы. Настолько они сладкие. Нет, я чувствовала себя совершенно свободно. Точно уже кучу дней просыпалась с Дамианом в одной постели.

Завтрак прошел в бурных обсуждениях. С нами за столом сидели Шон и Марита. Если вторая косилась на меня, видимо, не зная как отнестись к тому, что наткнулась на нас с Дамианом, выходящими из спальни, то Шон болтал за двоих.

- Письмами и сообщениями завалили. - делился он, ловко подчищая тарелку. -  Да блин тут даже волонтеры ходили одуревшие от впечатлений. Одно дело - ты. А тут какая-то девчонка, пардон Крис, которая просто болтает. Стихи, кстати, тоже впечатлили. Многие, как выяснилось, русскую классику знают.

Я молча отхлебнула кофе. Мда, известность точно не мое. Сейчас не испытывала ничего, кроме неловкости. Вроде как влезла не на свое место и теперь стою тут, как дура.

Остальные, похоже, считали иначе.

- Ждите этих, как их называют, хейтеров, - пробормотала Марита. -  Дамиан, предупреждаю, что по финансам у нас сейчас более-менее, но если репутация упадет, то все, можем и разориться.

- Не упадет. - мотнул тот головой. - Марита, ты со мной с самого начала. Ты и Шон. Вместе мы поднимали “Дарнелл”, вместе прорвемся через трудности, как делали до этого. Черт, да я первого щенка гиен в честь тебя назову.

Я не выдержала и фыркнула. Марита погрозила мне кулаком.

- Дамиан, я тронута, но это не обязательно.

- Подожди. - остановил ее Дамиан. - По поводу хейтеров. Мы не можем доказать, что основной поток негатива создает моя бывшая. Мы не должны ввязываться в это. Наше дело показывать, что мы не такие, какими нас выставляют хейтеры. Не обращаем внимания и работаем.

- Кхм. - не выдержала я. - Не обращать внимание это хорошо, но что делать, если они ударят по больному? Не говорю о том, чтобы постоянно оправдываться, но при каких-то обвинениях порой надо действовать жестко.

- Пока таких обвинений не было.

- Чудом предупредили. - почесал Шон затылок. - Если бы дрянь с отравой получилась, то сейчас был бы… ну вы поняли.

- Зачем это Клэр?

Кажется, я задала вопрос, который волновал всех. Потом что после него Шон и Марита дружно уставились на Дамиана. Тот же глотнул кофе с таким видом, точно мы беседуем о погоде.

- Я думал об этом. Как говорил раньше, скорее всего попытка вернуть меня в семейное гнездышко. К родителям, в смысле. Подозреваю, что действует она не без участия моего и своего папаши.

- У тебя есть братья и сестры, почему бы не оставить в покое именно тебя? - спросила я.

- Потому что отец не может смириться с фактом моего непослушания. Он расписал мою жизнь и карьеру еще когда я пинался у матери в животе. Он привык к тому, что все вокруг ходят по струнке. Я - вызов его власти. Клэр такая же. Я не бросился за ней, когда она меня оставила. А просто начал заниматься тем, что люблю. Она любит деньги, власть, свое положение. Наша свадьба сделала бы все это в два раза сильнее.

- Пусть выйдет замуж за кого-то из твоих братьев. - предложила я. - Ну а что, если она такая материалистка, то какая ей разница.

Вот я стерва!

- Один мой брат уже давно замужем, и с тремя детьми. Второй же, кхм, гей. Который объявил это во всеуслышании и поженился со своим партнером.  - тут Дамиан сделала в воздухе кавычки. - Так что сами понимаете. Клэр спит и видит как бы вернуть меня и заполучить часть акций компаний нашей семьи.

- Как все сложно. - пробормотала я. - Хорошо не быть миллиардером. Нет денег и не паришься за кого замуж выйти. В смысле можно по любви выходить, а не по толщине кошелька.

- И не говори. - покачала головой Марита. - Правда, возникают другие проблемы. Например, как эти самые деньги заработать. Ладно, давайте за дело. Дамиан, у вас два часа. Пото приедет ветеринар. Жираф возмущен тем, что его отделили от сородичей. Но поел. Но хромает.

- Мы быстро. - заверил Дамиан.

- Ха-ха. - протянула я.- Если родителей дома нет, то быстро…

И многозначительно на него покосилась. Дамиан сначала задумался, даже как-то опечалился, но потом расправил плечи.

- Через окно вытащим вещи. Поехали.

Вот что-что, а за словом он в карман не лезет.

Мысли о том, что уже скоро мне улетать, я старательно гнала от себя.

***
Вещи удалось забрать без проблем. Родители оказались на работе. Я подумала и оставила им записку, решив, что по телефону позвоню вечером. Тем более Дамиан хотя и не подгонял меня, но на часы посматривал.

Обратно в заповедник мы мчались на максимально разрешенной скорости. Я подпрыгивала на сиденье и старалась угадать от кого пришло сообщение. Телефон лежал в рюкзаке, доставать его не решалась. Так как боялась, что на такой ухабистой дороге меня банально укачает.

- Когда я готовилась приехать сюда и пытать тебя насчет интервью, то искала все, что с тобой связано. - заговорила я первой. - Я видела ваши фото с Клэр. ты правда не хочешь к ней вернуться?

- Нет. К чему вопрос?

- Вы выглядели молодыми и счастливыми. И любящими. Ты на нее так смотрел…

- Смотрел. - кивнул Дамиан. - Смотрел и любил. Первая любовь, первые серьезные отношения. Я думал, что безумно счастлив, так как мне повезло влюбиться в ту, которую сватали родители.

Я слушала, затаив дыхание. Вдруг стало больно даже физически. Да, бывшая, да, Дамиан явно показал, что не хочет возвращаться к ней. Но… это противное “но” висело между нами. Я никак не могла его прогнать, тогда как мой собеседник это противное слово не замечал.

- Ты не простил предательства?

- Именно. Она предала меня, она не поддержала, когда мне это было нужно. Она объединилась с моими родителями и обвинила в глупости и ребячестве.

- А если бы она сейчас сказала, что готова разделить?

Спросила и замерла. Дамиан и Клэр из одного круга, они росли вместе, вместе учились в одном университете. У них общий круг знакомых. Их семьи имеют одинаковый вес в обществе. А я что? Я могу с животными разговаривать и… и все.

- Она говорила.

У меня сердце упало вниз. Да что такое! Мы просто занимались сексом. Ну еще мы точно на одной волне. Я его знаю без году неделю. Почему так реагирую?

Потому что, Крис, ты дура. И влюбляешься быстро. И вообще, это не любовь, а влюбленность. Гормоны там всякие и так далее. Эйфория. Проходили. Знаем.

- Что же…- я не договорила.

Не знаю, мне кажется, я не имела право спрашивать насчет того, что он ей ответил. Хотя безумно хотела знать. С другой стороны, его ответ напрашивался сам собой.

- Как видишь, ее тут нет. - довольно сухо ответил Дамиан. - Клэр - прошедший этап из той жизни, где все было по-другому. Туда я не вернусь.

Слова про прошедший этап меня немного покоробили, но я смолчала. А потом и вовсе перевела тему. Так как не хотела показаться навязчивой в плане прошлых отношений.

Мы уже выехали за город. Еще немного и будем дома. Ну… ладно, в заповеднике. Для Дамиана - дом, для меня - интересное место отдыха.

- Ну а ты. - Дамиан заговорил, едва мы закончили обсуждать то, как трудно найти хорошего ветеринара для диких животных.

- Что я?

- Я так понимаю, твои отношения легкими не назовешь.

По некоторым причинам мне не сильно хотелось обсуждать того, кого я просто называла “он”. Ну он и он. Все.

- Первая любовь. - старалась говорить небрежным тоном. - Типаж плохого парня с ранимой душой. То, что он распускает руки узнала не сразу. Но сразу ушла. Преследовал долго, угрожал. Какое-то время я просто боялась выходить из дома. Это страшно. Потому что кроме друзей тебя никто не мог защитить. Родители - здесь, да и что они сделают? У этого ублюдка тогда конкретно поехала крыша.

- Но ведь что-то в нем было? Раз ты полюбила его.

- Мне было двадцать лет, ок? Он красивый брутальный парень, который красиво ухаживал. Потому уже поняла, что есть такой типаж мужчин. Они безумно любят, великолепно могут дать понять даме, что она единственная. Но в душе тираны. И очень скоро это вылезает наружу.

Я обхватила себя за плечи, передернулась. Хотя время подходило к полудню. И за окном простирался зной.

- Не люблю это рассказывать. Достаточно знать, что после него у меня больше серьезных отношений не было. В душе мне страшно подпустить близко.

- Я тоже ревную. - сообщил Дамиан мрачно. - Причем всех. Даже львов. Ты сейчас сбежишь?

- Я подумаю.

Так, за разговорами, доехали до заповедника. Уже вылезая из машины я поняла, что мы так и не обсудили мой отъезд. Что ж…

Кто мне присылал сообщения, пока мы ехали? нагрузив Дамиана пакетами, я нащупала телефон в рюкзаке. Пять сообщений с незнакомого номера.

“Привет, Кристина, думаю, нам стоит поговорить”.

“Это Клэр. Невеста Дамиана. Понимаешь, я тоже в этом городе, а ты с моим мужчиной”.

“Предлагаю увидеться и спокойно обсудить кое-что. Мы же цивилизованные люди”.

“Твой телефон дали твои родители. Милейшие люди, надо сказать. Люблю врачей”.

Несмотря на влажную жару, у меня похолодели пальцы и щеки. Телефон не уронила лишь чудом. Просто стояла и тупо смотрела на дисплей.

- Крис!

Голос Дамиана вывел из ступора. Надо решать и срочно, что делать. Намек про родителей я постаралась не вытаскивать на первый план. Возможно, придумываю, а возможно Клэр и правда таким образом намекает, что связи у нее обширные.

Что делать? Что, вашу мать, делать? Я кинула быстрый взгляд в окно, торопливо напечатала.

“Зачем нам встречаться?”

Ответ пришел так быстро, точно Клэр сидела с телефоном в руках. Хотя, возможно, так оно и было.

“Пообщаться. У меня есть к тебе интересное предложение. Поверь, тебе оно понравится”.

Ого, будет пытаться купить. Я поняла, что нервно хихикаю и усилием воли заставила себя заткнуться.

“Не понимаю, что и зачем ты хочешь предложить. Я в заповеднике только из-за интервью с Дамианом. Но если ты так хочешь, то могу сегодня вечером ненадолго подъехать. Центральная площадь, фонтан с рыбами”.

“Я бы предпочла ресторан, ну да ладно. Само собой, Дамиану о нашем разговоре знать не стоит. Жду в пять вечера”.

Отлично. То есть я все приготовлю и уеду. Так, а на чем ехать? На такси! А зачем? Скажу, родители пригласили в ресторан и прогуляться. Ненавижу врать, ненавижу!

Я сжала телефон так, что он жалобно начал трещать. Опомнилась, сунула его в карман шорт и кинулась в дом. Так, главное не нервничать, а поймать холодную и трезвую сосредоточенность.

Время откровений

Я плохо умею скрывать свои эмоции. Казалось бы, в работе журналиста это одно из важных качеств. Но… что есть то есть. Когда стараюсь держаться спокойно, все равно особо проницательные как-то догадываются, что я не в себе.

Меня даже порадовало, что Дамиан вскоре умчался обниматься с жирафом. На кухне было пусто, все разбежались по делам. Марита уехала в город. Чему я тоже порадовалась. Она могла с легкостью понять, что я психую и переживаю.

А так мое состояние отразилось лишь на овощах, да на мясе. Первые я искрошила с самым зверским выражением лица, а второе прокрутила в мясорубке, представляя, что это Клэр. Сама удивляюсь откуда столько неприязни к той, которую толком то и не знаю. Видимо, все дело в ее поступках. Пытаться отравить животных ради мести ну так себе идея.

В итоге, обед и ужин приготовились как-то неожиданно быстро. Я еще ухитрилась и лепешки испечь. Соль, мука, вода, яйцо и пару минут на раскаленной сковородке. После чего смазала маслом и убрала под полотенце. Фух, так и время пролетело. Я проверила, чтобы все было выключено, нырнула под душ и переоделась. Уверена, Клэр постарается выглядеть на все сто процентов. Глупо, если и я так сделаю. Тем более, собираясь сюда, как-то забыла прихватить брендовые вещи. Уж извините. Так что просто накинула белый длинный сарафан, а волосы распустила по плечам и спине. Высыхая, они становились кудрявыми и буквально полыхали огнем. Когда взглянула в зеркало, то увидела загорелую девушку с огромными зелеными глазами и ярким румянцем. То ли от злости, то ли от волнения. Я сама не могла понять, что сейчас чувствую. Просто мазнула по губам бесцветным блеском, подхватила рюкзачок и вышла. Такси заказала заранее, так что оно как раз подъехало к воротам.

А еще я не сомневалась, что Клэр потребует убрать телефон, не желая записи. Что ж, надеюсь, у меня получится задумка.

Все же поступки некоторых людей можно предугадать. Во-первых, я подозревала, что Клэр опоздает. Минимум на пятнадцать минут. Что и произошло. Впрочем, я не скучала, а вдоволь поболтала с какой-то старушкой о золотых рыбках, что плавали в фонтане. Их периодически кто-то жрал. Подозреваю, либо местные бомжи, либо забредшие дикие звери.

Во-вторых, Клэр оделась так, чтобы я ощутила себя дикой оборванкой. Не или как минимум, чтобы у меня появилась пара-другая комплексов. Нежно-розовый деловой костюм, который каждой линией говорил о том, что пошили его по индивидуальному заказу и из ткани заоблачной цены. Пиджак с подвернутыми рукавами надевался прямо на голое тело, отчего небольшое декольте выглядело чуть пикантно, но не пошло. Тонкая золотая цепочка и такой же браслет, едва заметная брошка на лацкане и светлые туфли на тонкой шпильке. То недоразумение в руке, очевидно, считалась сумочкой. Светлые волосы с продуманно-небрежной укладкой, макияж, наложенный так умело, что его не видно. Просто естественная красота.

А я вообще не красилась, кроме блеска для губ. Уж не знаю почему, но здесь моя кожа буквально светилась здоровьем и загаром. Ни прыщика, ни пятнышка.

- Убери телефон. - первое, что я услышала от Клэр.

Проговорила она это милым голоском и широко улыбаясь. Только вот голубые глаза смотрели расчетливо и внимательно. Она присматривалась к врагу. То есть, ко мне.

- Не поняла. - прикинулась дурочкой.

Клэр прищелкнула пальцами.

- Ты журналистка. Включать телефон на запись у тебя в крови. Так вот, я эти фишки знаю, дорогая. Просто выключи его и покажи это. Не хочу потом компроматов.

Я посмотрела на нее несколько секунд. Клэр еще раз щелкнула пальцами. Вид у нее был нетерпеливый.

- Это ты настаивала на встрече. - ответила ей. - Думаешь, сейчас время ставить условие.

- Твоя репутация под вопросом, дорогуша. Думаешь, я не могу это сделать? Но предпочитаю договариваться по-хорошему. Ну так что с телефоном.

Я с неохотой полезла в карман рюкзака. Клэр следила за моими руками, за тем, как достаю телефон и выключаю его. После чего потребовала его подержать, осмотрела и только потом успокоилась.

- Ладно, пошли поговорим.

Она огляделась, думая где бы пристроиться.

- Тут рядом скамейки. - сообщила я. - Присядем?

Судя по лицу Клэр, местность вокруг она считала как минимум ниже собственного достоинства. Но что поделать, личных парков тут не наблюдалось. Потому она последовала за мной. На скамейку присаживалась осторожно.

- Она не кусается. - заметила я. - Ну по крайней мере до полнолуния.

Мою шутку не оценили. Ладно, тогда уселась сама и попросила:

- Давай сразу к делу, да? А то мне еще львам надо колыбельную спеть, гепардов за ушком почесать и обсудить стул гиен.

- Без подробностей. - поморщилась Клэр. - Сколько тебе надо, чтобы ты уехала отсюда?

- Денег?

- Есть варианты? Акции, камни, золото. Можно будет организовать, но проще перевести нужную сумму.

- Так просто расстанешься с любой суммой?

- Я получу больше. - не стала кривить душой Клэр. - Мне нужно, чтобы Дамиан одумался и вернулся. Он может оставить свою игрушку-заповедник себе, только не жить в нем. Всегда можно нанять управляющего. Его отец ждет, что он займет полагающийся ему пост. Дамиан - владелец части акций семейного концерна.

- И ты, конечно, делаешь все для его же блага.

- Абсолютно. Дамиан заигрался в игрушки, хотя уже не маленький мальчик. Он должен взять семейный бизнес в свои руки. Его готовили к этому с детства.

- Ничего и никому он не должен. Тем более тебе. Ты пыталась отравить его животных!

- Такие обвинения без доказательств очень опасны.

- Предлагать деньги за то, чтобы я бросила Дамиана тоже не самый умный поступок. Не боишься, что я ему все расскажу?

- Миллион.

- Что? - не поняла я.

Клэр явно считала меня дурой.

- Миллион долларов и я тебя больше рядом с Дамианом не вижу.

Я на время потеряла дар речи. Клэр же нетерпеливо постукивала каблучком по мостовой.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

- Ты серьезно?! Ты предлагаешь миллион за то, чтобы я отошла в сторону?

- Исчезла. Испарилась. Чтобы тебя рядом с Дамианом не было, даже напоминания о тебе. Никаких интервью с ним, понятное дело.

- Ты готова отдать мне такие бабки за…

- Это мелочи. Просто скажи “да” и покончим с этим.

Я смотрела на Клэр и понимала, что она уверена в моем положительном ответе.

- Если откажусь будешь угрожать моими родителями?

- Не мои методы, я не хочу проблем с законом. Но ты же не откажешься.

- Так уверена?

- Миллион. Американских. Долларов. - по слогам проговорила Клэр. - Да, я уверена, что ты согласишься. Тебе в жизни таких денег не увидеть. А тут предлагают всего то за то, чтобы ты вернулась домой и забыла Дамиана. Думаешь, у вас есть общее будущее? Рано или поздно он вернется в свой круг.

Мне хотелось спросить у Клэр как она собирается вновь завоевать внимание Дамиана. Хотелось узнать как она вообще ухитряется быть такой уверенно-непробиваемой. Также спросила бы насчет того, что у человека может быть с совестью, если он так уверенно идет по головам к своей цели.

Много вопросов, много. Но я сделала проще.

- Иди ты в жопу, Клэр.

Я встала, посмотрела на нее сверху вниз. Кажется, эта надменная засранка впервые в жизни потеряла дар речи.

- Свои баксы засунь туда, куда я тебя сейчас послала. Они тебе пригодятся. Ты жить не можешь без капитала, думаешь, что деньги решают все. Упс! Сюрприз! Не все.

С этими словами я просто пошла через площадь. Сзади пели птицы, разговаривали люди. Только Клэр молчала. Интересно, она хотела сейчас совершенно не аристократично вцепиться мне в волосы?

Я обернулась и добавила:

- Дамиану я все расскажу.

- Без доказательств он не поверит.

Клэр быстро взяла себя в руки.

- Глупый поступок, Кристина. Будь уверена, я своего добьюсь.

- Я тоже. - показала ей средний оттопыренный палец, а тут и такси рядом остановилось. Это хорошо. Я поспешила в него юркнуть. Потому что хотелось уже откровенно полить Клэр ругательствами. Меня слегка потряхивало. Пыталась купить! причем была уверена, что соглашусь.

Дамиану я расскажу. И еще, не просто расскажу. Я мрачно ухмыльнулась. Клэр заставила выключить телефон, но она забыла про примитивные старые диктофоны. Еще с кассетной пленкой. Если его заранее включить, то он ничем себя не выдаст. Будет себе лежать в сумке и улавливать разговор.

Такой как раз я прихватила у родителей. То ли интуиция, то ли еще что. Думаю, Дамиану будет что послушать.

***
Отдать запись Дамиану сразу не получилось. Когда я вернулась, в заповеднике стоял сдержанный переполох. Это значит, что волонтеры продолжали заниматься делами, но ушки держали на макушке. А перед зданием администрации стоял… ну назовем это грузовик с очень длинным прицепом. тут же находились Шон и Дамиан вместе с незнакомым мне мужчиной. Тот серьезно объяснял что-то, остальные слушали и кивали. На мое появление только Дамиан коротко зыркнул. Я тихо подкралась и прислушалась. Судя по-всему, обсуждали перевозку жирафа. Куда? Зачем? У меня эти вопросы так и светились во взгляде. Дамиан незаметно показал мне жестом идти в дом. Хорошая идея, дико хотелось пить и есть. Хм, а я то думала, что встреча с Клэр отобьет аппетит напрочь. Вышло наоборот.

Мариту я нигде не увидела и не услышала, хотя эту женщину обычно слышно издалека. Такое чувство, что она тихо не умеет говорить в принципе.

- Ты как? - первое, что спросила у Дамиана, когда он вошел на кухню.

- Уезжаю. - ответил кратко.

Я молча наблюдала как он выпил подряд два стакана воды, после чего оперся руками о край стола. Глубоко вздохнул.

- Что такое?

- Нужна операция. Жирафу. Здесь не сделать, есть клиника в соседнем городе. Уеду дня на три максимум.

- Все так серьезно?

Дамиан провел рукой по коротко стриженным волосам.

- Да. Это случается.

Я не выдержала. Подошла совсем близко и коснулась его щеки.Щетина приятно колола кожу. Дамиан на миг закрыл глаза, прильнул к моей ладони, точно не желая, чтобы я разрывала касание.

Именно в этот момент я совершила огромную ошибку. За которой последовал ком других ошибок под названием “тяжелый приступ тупости”.

Я не стала говорить Дамиану о встрече с Клэр. Не стала класть ему на плечи еще одну ношу. Пусть вернется. Лишь провела рукой по колючей щеке и проговорила:

- Я в тебя верю.

Он посмотрел мне в глаза, так что внутри стало жарко. Очень жарко. И коротко ответил:

- Большего и не надо.

Мы продолжали глядеть друг на друга. Не прикасаясь телами, но я буквально ощущала как его взгляд проникает под кожу.

Ореол гармонии разбил Шон своим топотом, когда ввалился на кухню. Честное слово, он топал как тот слон в посудной лавке. Я вздрогнула, заморгала. Дамиан шевельнул губами, точно беззвучно выругался.

- Ехать пора. Машина дерет дикие суммы за каждую минуту простоя. Упс, пардон.

- Да, пора. - Мужчина Моей меч… интервью тряхнул головой. - До встречи, Крис. Оставайся здесь… пожалуйста. Мы вернемся…

- Максимум через три. - я кивнула.

Мне поцеловать его? Обнять? Дружески похлопать по плечу? Пока я размышляла, Дамиан привлек меня и сам поцеловал. После чего я поняла, что даже час в разлуке с ним будет сложно переждать.

Диктофон все так же уютно лежал в сумке. Дождусь возвращения Дамиана и покажу ему запись. Не сейчас. Пусть сначала разберется с проблемами в заповеднике.

Если бы я знала как сильно пожалею о своем решении через два дня!

Удар исподтишка

Гром грянул внезапно. Просто однажды утром я проснулась и буквально через несколько минут поняла, что оказалась в глубокой заднице.

Но, впрочем, по порядку.

Дамиан практически не звонил. Отделывался короткими сообщениями. Я на них отвечала, ездила встречаться с родителями и изучала историю заповедника, благо документов хватало. Пока Дамиана и Шона не было бразды правления временно взяла Марита. Я старалась особо не попадаться ей на глаза, зато волонтеров она гоняла только так.

Это случилось утром. Я только проснулась и просматривала Инстаграмм нашего журнала в поисках новостей. Заголовок бросился мне в глаза, а затем ударил по голове. С размаху.

“Наши захватывают сердца и заповедники”.

Чувство, что сплю. Пока читала, даже ущипнула пару раз за локоть. Потому что не верилось, что такое можно прочитать наяву. Это же… даже слов не нахожу.

Статья оказалась большая, очень большая. В ней рассказывалось как одна журналистка поехала брать интервью у Дамиана Вольфа, но в итоге взяла его сердце. И все в таком слащаво-умильном тоне, что у меня едва все не слиплось. И там были фотографии.

У меня загорелось лицо. Это были те фото, что я отправляла Алене. Что происходит?! У меня дрожали руки, пока я набирала ее номер. Странно, но Алена ответила почти сразу.

- Это что? - спросила я.

Она прекрасно поняла, что имею в виду.

- Это бомба. Извини, дорогая, но ты должна меня понять. Журналу нужна была бомбезная статья. После нее твое интервью станет еще круче.

- Нет! - у меня теперь тряслись, кажется, даже уши. - Нет, Алена, нет! если Дамиан это увидит, то решит, что я его предала! Эти фото, эти сведения, которые я тебе рассказывала…

- Крис, ты бы знала какой тут шум вокруг статьи! Ее уже переводят, первые переводы стали появляться в соцсетях! Это отличная реклама для тебя и заповедника!

- Если бы Дамиан хотел такую рекламу, то сделал бы ее сам! Ты написала статью без его ведома, без нашего разрешения! Алена! Так делают только… желтые низкопробные газеты и сайты!

- Прямого запрета не было, ты делилась фото и не говорила, что они конфиденциальные. Тем более, я просто сказала шефу, что у меня есть, а он поддержал идею о статье. Это протолкнет журнал на самые высоты.

- Ты меня предала.

- Да ты брось! Сама журналистка, могла бы поддержать меня.

- Иди в жопу. - сообщила в ответ, понимая, что одной подругой становится меньше.

После чего полезла по разным новостным англоязычным сайтам. Вот тут стало по-настоящему плохо. Даже голова закружилась. Везде пестрели заголовки о статье в “небольшом российском журнале”. Я ухватилась руками за голову и тихо застонала.

Дверь в спальню открылась без стука. Сначала вбежали собаки, а затем вошла Марита. По ее взгляду я все поняла. И едва не залезла под кровать.

Вины за мной не было, но тем не менее ощущала себя так, что хотела провалиться под землю. И вылезти где-нибудь в Австралии.

- Убирайся.

Отличное начало утра. Сразу все становится понятным.

- Марита, я…

- Просто убирайся отсюда. - отчеканила женщина. - Я так хотела верить, что ты не такая как другие падлы журналисты. Но нет, то же самое. Погналась за сенсацией. Ну как, приятно?

- Я не… - мне пришлось облизать пересохшие губы, - это все вышло без моего ведома. Моя подруга…

- Просто заткнись и вали отсюда, пока я не выволокла тебя за волосы.

Ну ок, Марита могла это сделать, так как по комплекции превосходила меня раза в два. С другой стороны, я быстрее. Боже, о чем вообще думаю!

- Марита, меня подставила подруга! Я рассказывала ей про наши с Дамианом отношения, отправляла фото! Но не думала, что она так поступит!

- Дамиану это объяснишь. Заодно и скажешь зачем трепалась. Мне ничего не объясняй, я слышать тебя не хочу. Все, пять минут на сборы и чтобы тебя тут не видела.

Ясно, тут кое-кто прикинулся глухим и слепым. Ну ладно, думаю, мне и правда лучше пока уехать к родителям.

Второй тупой поступок с момента отъезда Дамиана. Мне бы запереться в спальне и переждать осаду. Но вместо этого я просто решила отступить. Тем более с Маритой мне ссориться не хотелось. Как и что-то ей доказывать. Это дело мое и Дамиана.

Я оставила ему сюрприз. Ну хоть тут сообразила. Только не на постели, с Мариты станется выбросить все, что осталось бы после моего отъезда. Я положила на полку с футболками диктофон и записку “Пришлось уехать, прослушай запись. Статью написала моя подруга, я ничего не знала. Извини”.

Да, я сбежала. Но, во-первых, повторюсь, что ничего объяснять марите мне не хотелось. Во-вторых, не терпелось увидеться с родителями и под их крылом переждать бурю. Трусиха? Может быть, может быть. Но внутри все пекло от предательства Алены. Ведь столько времени считалась близкой подругой, а тут такое.

Прошло пять дней. От Дамиана не было никаких вестей, он даже перестал писать сообщения. Это не пугало, а скорее заставляло меня тихо грустить. Неужели все вот так закончится? Из Инстаграма я знала, что они с Шоном еще не вернулись, жирафу требовалось прийти в себя для того, чтобы ехать обратно.

Иногда, видимо исключительно, чтобы расковырять рану в душе, я заглядывала в Инсту Алены. Та явно не терзалась муками совести. После статьи количество ее подписчиков взлетело весьма резко и неплохо.

А еще Алена купила новую машину, на которую прежде могла лишь облизываться. Когда я увидела ее возле красавица с блестящими красными боками то задумчиво прищурилась. На зарплату журналиста это не купишь даже в кредит, богатых спонсоров у Аленки не было, да и семья считалась крепкой среднестатистической. Машинку же она взяла себе из элитных пород. Такие на дорогах увидишь редко. К тому же она присматривала себе квартиру не в ипотеку о чем хвасталась в сториз.

Ей столько заплатили за статью. Ой не верю, не верю. Завидовать нехорошо, и я не завидовала. Но вот мысли в голове копошились самые разные.

Только доказательств не было. Клэр пригрозила, что я пожалею об отказе. Но логически связать ее угрозу и статью не выходило. Потому что где она и где наш журнал. Да и вообще…

Да и вообще хреново мне было. Хреново. Я боялась написать Дамиану, боялась хоть как-то связаться с ним, потому что в глубине души понимала как станет больно если увижу наполненный презрением взгляд. Если он не поверит мне. Тогда можно будет возвращаться домой, снова собирать сердце по кускам.

Или же побороться?

Понятное дело, что из-за таких мыслей спалось мне так себе. К тому же, приближалось время отлета. И меня никто не пытался остановить. Никто, кроме родителей. Они не читала соцсети, а сама я не стала бы им все это рассказывать. Чтобы не расстраивать.

Итак, прошло шесть дней. Дамиан молчал, точно находился где-то в глуши, где нет связи. В Инсте за прошедшие сутки тоже стояла тишина. Все вокруг в принципе притихло. Прямо как перед грозой. Это выматывало почище скандала.

Ну а мне пришло время возвращаться домой. Не знаю, что буду делать на работе, как они станут смотреть в глаза. Хотя вру, в глаза они мне смотреть смогут.

В любом случае я накануне отлета написала Дамиану. Ничего особенного, просто сказала, что не буду вмешиваться в его решение. Что оставила ему в шкафу кое-что, что подозреваю Алену в нечистых делах, но доказательств нет. Ну и что все равно верю в него. Мысленно прибавила “и люблю”. Но написать не смогла.

***
Улетала я в час ночи. В аэропорт родители поехали со мной. Всю дорогу мама переживала как я долечу, требовала, чтобы позвонила по прилету, спрашивала как я приготовлю себе перекусить. Словом, точно забыла, что дочь ее давно самостоятельная человеческая единица. За окном автомобиля шел дождь. Настроение было под стать. Я оставляла тут маму с папой, оставляла тот мир, что успел мне открыться. Дикий и пьянящий, пряный и яркий.

В гулком и многолюдном аэропорту я молча села на чемодан, пока папа зачем-то проверял билеты, а мама отошла поискать мою стойку регистрации.

Дамиана я увидела сразу. Но сначала не поверила. Решила - глюки пришли. Закрыла на миг глаза, потом открыла.

Дамиан не исчез. Он подходил ко мне, ловко огибая других посетителей аэропорта. Высокий, белая футболка обтянула широкие плечи, все мышцы напряжены. Небритость на лице увеличилась за эти дни. Да и вообще Дамиан выглядел так, точно бежал от города до аэропорта без перерыва.

- Ты куда? - мрачно спросил он.

- Туда. - пискнула я, продолжая прирастать к чемодану.

Потому что вот такое эпическое появление происходит только в кино или в книгах.

- Бить морду этой своей Алене? - понимающе протянул Дамиан.

Я лишь кивнула, понимая, что между нами сейчас воздух стремительно накаляется.

Мама с папой так и замерли с круглыми глазами, слушая наш диалог. Еще бы, тут дочь сидит на чемодане, а напротив нее весьма известный тип.

- Ты тут. - проговорила, все еще не веря.

- А где мне быть? - возмутился Дамиан. - Я приезжаю! Моей женщины дома нет, зато какие-то непонятные записи. Марите я уже настучал по голове. лезет, куда не просят. Так, ты никуда не летишь.

- Молодой человек! - вмешался папа. - До отлета еще два часа. Давайте ка побеседуйте с нами лучше. Меня особенно заинтересовало выражения “моя женщина” в адрес моей дочери. Попрошу.

Мама с папой едва ли не под руки отвели Дамиана в сторону. Я, наконец, отлепилась от чемодана и как-то ошарашенно огляделась. Нет, аэропорт тот же, страна та же, да и мир не изменился. Разве что тот, который находился в моей душе.

- Он что, реально тут? - пробормотала сама себе и вдруг отчетливо поняла: да, тут! Он приехал сюда! Приехал за мной!

Меня едва не унесло теплой волной счастья. Я аж выдохнула, тряхнула головой, понимая, что сейчас начну просто смеяться.

Тут и родители вернулись. Довольные, как два слона. Дамиан же выглядел слегка задумчивым, но тоже весьма довольным. Он подхватил мой чемодан и сообщил:

- Билет сдадим. Или ты хочешь вернуться? Скажи, препятствовать не стану.

“Вот только попробуй”, - говорил его взгляд.

- Если я вернусь, то меня полиция арестует за избиение некоторых личностей. Но что тут делать буду? У меня там дом, коты, работа! Бабушка, в конце концов!

- Квартиру мы можем сдавать. - вмешалась мама.

Дамиан кивнул и продолжил:

- Бабушку с котами забираем, квартиру сдаем, с работы увольняемся. Будешь стихи львам читать. Как тебе?

- Офигеть прыжок карьеры!

- А то! Не у каждого так выходит.

- Мы в машине. - сообщил папа.

Он почти с силой утянул маму за собой. Та все оглядывалась, один раз продемонстрировала мне поднятый вверх большой палец. Я хлопнула себя по лбу и услышала сзади одобрительное хмыканье Дамиана.

- Они просили, чтобы ты не обнималась со львами.

- И все?

- Ну и чтобы не огорчалась. И то, и другое я им пообещал.

- Ну вот. - притворно огорчилась я. - Только помечтала как расчесываю Пранкеру гриву…

- Предварительно скрутив его цепями, да.

Он шагнул ко мне, я к нему. И молча обнялись. Так и стояли посреди аэропорта. Обнявшись. Я задрала голову, чтобы не разрывать нашего взгляда.

- Я почему то сразу понял, что с той статьей нечисто. - протянул задумчиво Дамиан. - Потом вернулся, не нашел тебя, но отыскал диктофон и записку. Мы выясним есть ли связь между Клэр и этой твоей дурой-подругой. Но запомни: я тебе верю.

- И я тебе. - прошептала совсем тихо.

Но Дамиан услышал. Наверное, для нас это было такое вот признание в любви. Без пафосных обещаний и коленопреклонений. Просто обещание верить.

Всегда. И во всем.

Эпилог

- Нет, Летта, я не дам тебе этот бекон. Он для тебя жирноват.

Объяснять такое собаке ну так себе идея. Летта всем своим видом показала, что она изнывает от голода. Я в ответ продемонстрировала ей язык и сурово отрезала:

- Ты пузико отрастила, дорогая! Ты! Собака, воспитанная рядом со львами. Это куда дело годится?

Летта еще раз покосилась на бекон, что шкворчал на сковороде, вздохнула и пошла греметь миской. Ну да, я бы поверила в ее голодный взгляд. Только вот буквально полчаса назад эта дама сожрала завтрак с добавкой.

В семь утра все вокруг просыпалось. В этот час я особенно любила стоять на кухне с чашкой чая со специями и смотреть в окно. Солнце вспыхивало над горами, освещало деревья и все становилось сразу ярким, сочным, пряным.

Этот мир меня покорил.

Интервью я так и не взяла. Да и к чему оно, если все и так знали кто такой Дамиан и кто такая я. Сначала Мужчина моего инте… Мечты хотел подать в суд на журнал, где я работала. Но уговорила этого не делать. Черный пиар все равно пиар. А эта статья не будет удерживать их на волне успеха вечно. Тем более, мы с Дамианом сами понемногу раскрывали тайны заповедника и нашей личной жизни. Совсем понемногу, с интригами, но это заставляло людей изнывать от восторга и любопытства.

Алена пыталась со мной помириться. Ах, да, Дамиан все же выяснил, что именно Клэр заплатила ей хорошую сумму. Бывшая подруга моего мужчины решила, что после такого он меня бросит, сочтет предательницей. Но вышло все наоборот. Мы точно стали еще ближе. Что касается Клэр, то не знаю о чем Дамиан с ней разговаривал, но она с тех пор притихла. Как и его родители.

Думаю, они так и не смогут смириться с его решением заниматься спасением редких видов животных. Главное, лишь бы не мешали.

Я повернулась на звук шагов.

- А я то считал себя ранней пташкой. - проворчал Дамиан.

В одних лишь шортах он выглядел потрясающе. Я сглотнула, понимая, что вот именно эти мышцы я гладила ночью. Именно к такому потрясающему мужчине прижималась и прикусывала его за плечо.

- Любуюсь природой.

Он встал позади меня, я же привычно оперлась затылком о могучую грудь.

Дамиан все сделал, чтобы я нашла здесь новый дом. Бабушка сейчас живет с родителями, все счастливы. Коты поселились с ними. Я же живу с Дамианом в заповеднике. И по утрам просыпаюсь не только от пения птиц, но и от хохота гиен, и от рычания львов.

Шон с Маритой также с нами. Марита извинилась передо мной, но я на нее даже не думала обижаться. Она работала с Дамианом, а я для нее малознакомый человек. Зато теперь мы стали близкими подругами.

Шон не нарадуется на то, как растет число подписчиков. Видео нашей скромной свадьбы посмотрело несколько миллионов человек. Мы поженились буквально месяц назад. Церемонию устроили на берегу озера. Из гостей - родители, бабушка, Шон и Марита.

Что еще сказать? Ну разве то, что Мужчина моего интервью стал Мужчиной моей жизни. И это, знаете ли, просто великолепно.


Конец


Оглавление

  • Екатерина Васина. Наперекор
  • Беги, иди, ползи к мечте
  • Не все письма одинаково полезны
  • Тропками, тропами, тропищами...
  • В Африке большие, злые...
  • Когда утро вечера ой как мудренее
  • Девушка, вашей маме зять не нужен?
  • Шероховатости случаются
  • Проходя мимо... проходите!
  • Вроде лев, а прайда нет
  • Блохи, пауки и прочие создания
  • Когда вечер перестает быть томным
  • Когда ты не можешь без приключений
  • Мужчины возвращаются утром
  • Признание - не повод расслабляться
  • Давайте расставим все по местам
  • Утро вечера веселее
  • Время откровений
  • Удар исподтишка
  • Эпилог