КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 468630 томов
Объем библиотеки - 683 Гб.
Всего авторов - 219046
Пользователей - 101698

Впечатления

чтун про Васильев: Петля судеб. Том 1 (ЛитРПГ)

Дай бог здоровья Андрею Александровичу; и чтобы Муза рядом на долгие годы!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Шаман: Эвакуатор 2 (Постапокалипсис)

Огрызок, автор еще не дописал 2 книгу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Кощиенко: Айдол-ян - 4. Смерть айдола (Юмор: прочее)

Спасибо тебе, добрая девочка Марта за оперативную выкладку свежего текста. И автору спасибо.
Еще бы кто-нибудь из умеющих страничку автора привел бы в порядок.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Жарова: Соблазнение по сценарию (Фэнтези: прочее)

Отрывок

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Касперски: Техника отладки приложений без исходных кодов (Статья о SoftICE) (Статьи и рефераты)

Неправда - тихо подойдешь
Па-а-просишь сторублевку,
Причем тут нож, причем грабеж -
Меняй формулировку!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Алекс46 про Фомичев: За гранью восприятия (Боевая фантастика)

Посредственно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Эмиссар с планеты Земля (СИ) (fb2)

- Эмиссар с планеты Земля (СИ) (а.с. Эмиссар с планеты Земля -1) 1.49 Мб, 429с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Вадим Петрушин

Настройки текста:



Эмиссар с планеты Земля. Книга 1

Глава 1

От автора.

Что наша жизнь — продолжительное путешествие.

Путь к самому себе, или ещё куда-то.

Это не просто затянувшееся странствие,

А движение, по календарным датам.


Какой длины тот маршрут,

Никто не скажет уверенно.

Куда дорога свернёт,

Сколь много кому отмерено…


Что таится за дальними далями?

Какие скрываются истины?

Приходится только гадать

Стремиться постичь, и узнать…

— 1 -

— Тьфу ты, опять заглохла, — в сердцах сплюнул Влад и соскочив с подножки грузовика направился к открытому капоту.

«А что ещё следовало ожидать от такой развалюхи?» — досадливо поморщился он, вспоминая недавний разговор с Николаем Захаровичем — начальником «Рембазы»…


— Чем не доволен? — поинтересовался тот, определяя Влада на эту «убитую» машину. — Ты же сам просился в водители. Я решил пойти навстречу и доверить тебе автомобиль.

— Вы специально мне самый убогий подсунули? — насупился Владислав. — Автомобилем он был лет двадцать назад. Он же не на ходу, вон как в землю врос, скоро корни даст.

— А ты как хотел? — наигранно удивляясь, приподнял брови Захарыч. — Считай, что находишься на испытательном сроке… в качестве молодого специалиста. Вот проявишь себя — приведёшь в надлежащий вид вверенное тебе транспортное средство, тогда и поговорим.


О чём говорить-то? Не было на их базе новой техники.

Всё её хозяйство, оставшееся в наследство от бывшей во времена СССР солидной государственной организации, ранее имеющей в своём распоряжении большой автопарк и множество различных механических приспособлений для обработки земли, теперь состояло из нескольких старых грузовиков марки «ЗИЛ», да колёсного трактора, в неисправном и крайне изношенном состоянии.

Вместительный ангар, протянувшийся почти на треть её территории, также оставлял желать лучшего.

В нём хранилось оборудование, оснастка и инструменты для технического обслуживания и ремонта автотранспортных средств.


Всё наличествующее имущество «Рембазы», уцелело благодаря председателю сельсовета — Прохору Кузьмичу.

После распада СССР — в «лихие 90-ые» годы, он грудью встал на защиту предприятия, вдруг ставшего нерентабельным, не дав окончательно разграбить и растащить его по деталям на металлолом.

В тот трудный период многое в жизни здешних сельчан изменилось не в лучшую сторону — село потихоньку чахло. Лишних денег не было, вот и выкручивались кто как мог.

— 2 -

— Забытый Богом уголок, — буркнул Владислав и засучив рукава рубахи, заглянул под капот, осматривая содержимое моторного отсека.

— Почему забытый, вовсе нет, — тут же добавил он, не согласившись с крылатым выражением. — До центральной трассы рукой подать, а там и до райцентра недалеко — час езды на машине. По здешним меркам, считай, рядом.

Места у нас красивые: живописные холмы и долины сменяются вечнозелёным царством хвойных лесов, протянувшимся на многие сотни километров. Опять же озера с чистейшей прозрачной водой…


Влад вспомнил, как совсем недавно в этом отдалённом от городской суеты таёжном уголке, затерявшемся на огромных лесных просторах центральной части России, жизнь била ключом, кипела работа.

— Да-а, было времечко! — задумчиво протянул он. — Теперь у нас наступило затишье — с работой стало туговато и значительная часть местного работоспособного населения подалась на заработки, в крупные города.

Молодёжи в селе заметно поубавилось — большей частью остались люди пожилого и преклонного возраста.


Внезапно в памяти Влада всплыли приятные эпизоды из безоблачной и беспечной поры детства.

Он отчётливо увидел, как по утренней зорьке ходил на рыбалку с местными пацанами, как после школьных занятий все весело и дружно гоняли на велосипедах, играли в «казаки-разбойники», прячась в стогах сена.


Владислав хорошо помнил, как будучи ещё мальчишкой, стал обладателем разбитого в хлам соседского мопеда. Питая огромную любовь к технике, он находился на седьмом небе от свалившегося счастья.

Доводя его «до ума», Влад все вечера пропадал на «Рембазе», выспрашивая у слесарей и автомехаников различные хитрости и секреты ремонта транспорта.

Видя неподдельный интерес и тягу пацана к сложным механизмам, те охотно делились своими знаниями, давали советы, помогали, если у него что-то не получалось.

Зная, что Владик растёт без отца и после смерти бабушки остался вдвоём с матерью они, обучая его своему ремеслу, проявляли особое внимание и заботу, стараясь привить парнишке необходимые для мужчин навыки.


Бывало, заинтересовавшись разборкой снятых с автомобиля узлов и агрегатов Влад, неотрывно наблюдая за уверенной и проворной работой слесарей-ремонтников, всякий раз поражался: «Это ж всё потом собрать нужно и каждую фитюльку вернуть на прежнее место».

Чтобы не путаться под ногами и быть полезным, он ненавязчиво предлагал ремонтникам свои услуги — сбегать за водой, подержать, подать или принести какой-нибудь инструмент.


Работяги дружелюбно относились к пареньку и когда тот под вечер появлялся на базе, не гнали прочь. Им было известно, если в доме Влада «гостит» дядя Жора — водитель «большегруза», то парнишке желательно быть подальше от него.

Не испытывая к Жоре никаких симпатий, Влад старался избегать его общества, дабы не нарваться в очередной раз на оплеуху или затрещину.


Понимая, как несладко живётся мальчонке, некоторые из автослесарей заработавшись допоздна, предлагали ему остаться ночевать на базе, вместе с ними — места в ангаре предостаточно, на всех хватит.

— 3 -

За долгие годы работы водителем-дальнобойщиком, колеся по дорогам российской глубинки, Жора обзавёлся кучей знакомых и приятелей в попутных селениях. Приобретя таким образом немало самых разнообразных связей — полезных как для трудовой деятельности, так и для приятного времяпрепровождения на отдыхе.

Как правило, доставив груз по месту назначения, возвращаясь обратно «пустым», он не гнушался их скромным гостеприимством и, наведываясь «на огонёк», частенько оставался на постой чтобы, смыв дорожную пыль, провести время в весёлой компании за чаркой вина.

Бывало сворачивал он и к «Рембазе», на день-другой, чтобы подремонтировать автомобиль и передохнуть от долгих разъездов — благо рядом с недорогим и не особо затейливым ремонтным комплексом притулилось небольшое село, с одноимённым названием.

Селение как говориться не бог весть какое, но недостатка в женском обществе не испытывало — зачастую имелась возможность разнообразить свой досуг. Среди местных дамочек нередко попадались любительницы острых ощущений, весьма падкие до быстрой любви и ласки, приваживающие в свой дом одиноких странников типа Жорика. В основном это были те женщины, мужья которых в послеперестроичные годы разъехались по крупным городам России на заработки и подолгу не навещали своих ненаглядных.

Вот во время одной из своих побывок Жора и заприметил молодую привлекательную селянку.

Выяснив что зовут её Лена, что мужа у неё нет и никогда не было, он решил приударить за приглянувшейся ему сельской красоткой. А почему бы и нет — незамужняя женщина, приятной наружности, да ещё и дом с подсобным хозяйством имеется. Что ещё залётному водиле нужно?

Местные охотно выложили ему, что после окончания школы она ездила в город, поступать в институт, где, отучившись какое-то время, «нагуляла» ребёнка и вернулась обратно в село, к маме, уже беременная. Также ему было известно, что сейчас, после смерти матери, Лена ведёт домашнее хозяйство одна с десятилетним сыном.

Узнав все интересующие его подробности, Жора зачастил к ней с визитами, всяко выказывая при этом своё глубокое почтение и повышенный интерес к её персоне.

При каждой встрече, даже «случайной», он пытался одарить Лену дорогими подарками, но так и не смог произвести на неё должного впечатления. Всегда получал «от ворот — поворот».

Лена знала, что он выпивоха и бабник, любивший повздорить во время своих празднеств. Холостой ведь, безответственный, одним словом — баламут.

В очередной раз уйдя в пьяный загул, «доблестный труженик рулевого колеса и монтировки» с собутыльниками, наглым образом, среди ночи вломился на Ленин участок и не дожидаясь, когда ему снова укажут на ворота, направился к крыльцу.

Еле сдерживая какое-то сумасшедшее, остервенелое желание обладать этой неприступной женщиной, он решил действовать грубо и напористо.

В пьяной голове Жоры, замутнённой алкоголем, ещё вполне отчётливо звучали обидные замечания его дружков — любителей угоститься за чужой счёт: «Ты мужик или кто?! Что ты перед ней стелешься? Было бы перед кем, она ж давно уже не девочка — ребёнок имеется, а всё принцессу из себя строит. Другая б рада была что не обошли вниманием, а эта кочевряжится. Видно цену себе набивает, а ты за ней бегаешь как собачонка».

Когда речь заходила о Лене, они не скупились на уничижительные эпитеты в её адрес, стараясь отвратить Жорика от предмета его вожделений. Понимая, что семейные узы, к которым тот всячески стремился, могут лишить их такого щедрого и верного спонсора, не чуравшегося ни одной тусовки, если дело касалось выпивки.

Прежде чем войти в дом Жора украдкой заглянул в окно.

— Да чо ты ныкаешься? — донеслось сзади. — Небось не маленькая, понимать должна что тебе от неё надо. Если по-хорошему не поймёт — припугнём её посерьёзнее, глядишь и нам чего обломится.

— Я ща сам кого-то пугну, — зло осклабился Жорик, — мало не покажется.

— «Сопатый», со мной пойдёшь, — обратился он к высокому парню, окинув недобрым взглядом свою братию, — а вы пока тут побудьте, на шухере.

Лена уже спала и не сумела дать достойный отпор неожиданно навалившимся на неё двум мужикам, которые, дыша перегаром, быстро заткнув ей рот, прижали к кровати…

Надругавшись над молодой хозяйкой, Жора застращал Лену тем, что спалит всё её имущество вместе с ней и ребёнком, если кто узнает о случившемся безобразии. После чего, ссылаясь на обуявшую его страсть, вызванную переизбытком чувств и как бы показывая своё великодушие, сделал ей предложение о совместном проживании.

Лена, едва прикрытая напрочь разорванной ночнушкой, свернувшись калачиком и поджав ноги чуть не до подбородка, уже не силясь унять бившую тело дрожь, скривилась от отвращения:

— Ну и сволочь же ты! Справился… теперь доволен?

— Значит, с городскими пижонами хвостом крутить, это нормально! — зло пробурчал Жора. — Чем же я хуже? За меня любая пойдёт, только свистни. А я, вот, тебя выбрал.

Всё произошедшее казалось Лене столь чудовищным и омерзительным, что путало все мысли.

Ей было противно состояние унизительной подавленности и вынужденной покорности, но внезапно нахлынувший страх за сына сковал её волю. Нашарив откинутое на спинку кровати одеяло, она укрылась им с головой, скрывая свой стыд и беспомощность.

Жора воспринял её затянувшееся молчание как знак согласия и нащупав под одеялом её оголённое бедро заявил:

— Ну вот и добренько! Не боись, со мной не пропадёшь, заживём не хуже других. Вон оно как ладно всё получилось, а ты упрямилась.

С тех пор, как ни в чём не бывало, он перебрался в дом Лены и стал с ней сожительствовать на правах мужа.

Первое время, стараясь загладить свой гнусный поступок, Жора проявлял неподдельную заинтересованность к её желаниям, нуждам и потребностям, даже косметический ремонт дома затеял, убеждая Лену в серьёзности своих намерений.

Некоторые бабы поначалу завидовали ей — «одиночке с довеском», отхватившей такого видного парня, ведь по всем Жоркиным замашкам выходило то, что заработок у него был немаленький, ни в чём себе не отказывал, ни в каких удовольствиях. Презентабельный мужчина, когда не пьёт, но трезвый к сожалению, он был не часто, поясняя, что выпивка помогает ему снять стресс после долгих и утомительных поездок.

Увы, терпимости Жорика надолго не хватило, сомнительные компании и тяга к «зелёному змию» взяли верх над его влечением к Лене. Он снова принялся за старое — стал кутить с приятелями, впадая в длительные запои.

Со временем Лена смирилась с происходящим — куда деваться-то.

Сельчане и так относились к ней «не очень», после того как она беременная, не окончив обучение в институте, возвратилась домой из города. Нашлись злые языки, напридумывали про неё не бог весть какую ерунду.

Когда у Лены родилась девочка, Жора взаправду посчитал себя полноправным хозяином и, если что-то было ему не по нраву давал волю кулакам. Хотя, какой там хозяин…

В село, к Лене, он наведывался раз-два в месяц, да и то ненадолго.

Немного отдохнув и расслабившись с сотоварищами по стакану, Жорик вновь отправлялся в дальний рейс.

— 4 -

Обычно, когда приезжал Жора, Владик сбегал из дома.

Днём, ему было чем занять себя, коротая время — уроки в школе, общение с приятелями, а когда начинало темнеть, и вся детвора расходилась по домам, он отправлялся на Рембазу в поисках ночлега.

После трудового дня рабочие базы частенько собирались возле костра, пропустить рюмашку-другую перед уходом домой чтобы, прогнав усталость взбодриться и бывало, засиживаясь допоздна, травили разные байки.

Среди прочих, Владу особенно нравились про «Каменную гряду» — их местную достопримечательность, овеянную тайнами и многочисленными легендами.

Разные небылицы ходили про это место. Людская молва гласила, будто на «гряде» и в её окрестностях, непрестанно происходят непонятные и странные вещи.

Очевидцы рассказывали, что нередко наблюдали возле неё, при ясной, сухой погоде, целые серии ослепительных вспышек мощных электрических разрядов, похожих на молнии, без сопутствующих громовых раскатов.

Кто-то утверждал, что видел барражирующие над грядой, яркие серебристые объекты дискообразной формы, непохожие ни на что «земное».

Лёжа на земле, прогретой за день летним солнцем, глядя в звёздное небо, Владик слушал эти россказни и мечтал: «Вот вырасту, выучусь и стану космонавтом. Посмотрим тогда, живёт ли кто-то ещё, кроме нас, в бескрайних просторах Вселенной».

— 5 -

Услышав за спиной слабый шорох, Влад резко оглянулся — нет ли кого рядом.

Смутившись от захлестнувших его воспоминаний, словно кто-то мог их подсмотреть, он громко произнёс:

— Да, хорошо быть маленьким — жизнь видится весёлой и беззаботной, а вырастая понимаешь — всё не так просто, как казалось в детстве. Чтобы чего-то достичь, надо немало потрудиться.

Смахнув тыльной стороной левой руки пот со лба, он бросил взгляд за территорию Рембазы — сквозь раскидистые ветви деревьев, стоящих вдоль ограждения, виднелось не вспаханное поле, заросшее сорняками, граничащее с зарослями кустарника и молодым березняком, за которыми начинался сосновый лес.

Там в лесу, в получасе пешего пути и находилась та самая, таинственная и загадочная «Каменная гряда» — невысокие холмы с нагромождениями каменных глыб, переходящих в небольшой горный кряж, километра три длиной. Непонятно по какой причине, он будто из-под земли вырос среди лесного массива.

Ещё не так давно, лет 10–15 назад, «Каменная гряда» была излюбленным местом для фанатов аномальных мест и просто любопытствующих. Даже из Москвы несколько раз научные работники приезжали.

В последнее время желающих увидеть НЛО или повстречаться с пришельцами из Космоса поубавилось. Видно другие появились у народа заботы, не до этого стало.

Правда, вот уже второй месяц как возле «гряды» обосновалась бригада здоровенных мужиков в «камуфляжной» форме, разбив палаточный лагерь у её основания.

«Что они там решили затеять? — задумался Влад. — Раньше на них никто и внимания не обратил бы. Туристы и разные отряды студентов из города, толпами приезжали к “Каменной”, а сейчас…»

«Да какое мне до них дело, своих хлопот хватает», — спохватился он и принялся выворачивать свечи зажигания.

В душе Влад искренне радовался, оказавшись за баранкой «ЗИЛа». Прежде ему приходилось обретаться на базе в составе ремонтной бригады, выполняя различного рода вспомогательные и подсобные работы. Теперь у него есть неплохая профессия, востребованная в сельской местности — вот уже целый день, как он числится водителем.

«Поначалу много денег не заработаешь, — размышлял Владислав, — заказы на перевозку грузов мне доверят не сразу. Первое время придётся разное хламьё повозить, но есть перспективы.

Это мне ещё повезло, некоторые на работу в город ездят, а я считай возле дома устроился».

— Сухие… и зазоры в норме, — ввернув свечи, он очистил насвечники от пыли и нахлобучил их на прежние места. — Значит, ща проверим карбюратор и бензонасос. Крутану-ка я ещё разок, может заведётся.

После нескольких тщетных попыток двигатель автомобиля запустился:

— Вот! Сразу бы так, а то копайся тут…

Покидая салон грузовика Влад спрыгнул на землю и разминая мышцы потянулся, зажмурившись от вынырнувшего из-за тучи солнца, медленно скатывающегося к горизонту: «Рабочий день, к концу идёт. Пожалуй, хватит на сегодня, не век же с этой железякой возиться. Завтра продолжим».

Внимательно прислушиваясь к рокоту мотора, парень поковырял ногтем потрескавшуюся и отшелушивающуюся от времени краску на кузове: «Главное, чтобы машина на ходу была, а внешний вид на скорость не влияет. Ничего, потихоньку приведу её в порядок. Мне скоро всё равно в армию, а там видно будет. Может в город переберусь, после службы. Обустроюсь, и заберу к себе маму с сестрёнкой, если захотят».

— Влад, Вла-а-ад! — послышалось издалека. — Скорее… Там твой отчим буянит.

Резко обернувшись, он увидел соседку Нинку, мчащуюся к нему на велосипеде.

— Насилу нашла тебя, едь домой, — сходу сообщила женщина. — Жорик совсем разошёлся. Как ополоумел.

Я в огороде возилась, когда услышала за оградой матерщину. Смотрю Жорка с дружками-собутыльниками объявился…

— Как он мне надоел со своими закидонами, — раздражённо скривил губы Влад. — Небось опять целую ораву домой приволок?

— Да вроде немного их было, — пожала плечами Нина. — Я троих с ним видела. Не знаю, что уж они наплели ему, но он всё орал: «Убью эту сучку, Ленку».

— Вот скотина!

— Кабы не натворил чего с мамкой твоей, спьяну-то.

Захлопнув капот, Владислав запрыгнул в кабину и вдавил педаль газа в пол, направляя «ЗИЛок» в сторону села: «Не заглох бы, движок глушить нельзя».

«Ничего, здесь недалеко», — успокоил он себя, подпрыгивая на очередном ухабе.

Подъезжая к дому Влад ещё издали увидел свою младшую сестру — Таню. Она выбежала за изгородь, на дорогу и кинулась к нему навстречу:

— Владя, Владечка, там маме плохо!

Остановившись возле калитки, парень выскочил из грузовика и бросившись к крыльцу крикнул:

— Что стряслось? Где Жора?

Сестрёнка, не поспевая за ним, быстро тараторя и смахивая кулачками слёзы, сбивчиво пыталась объяснить, что произошло…

«Ведь не первый случай, — билось в его голове. — Сколько раз пытался поговорить с мамой на эту тему, предлагая выгнать Жору, но она всё время мягко уводила разговор в сторону».

Вбежав в дом, Влад увидел до боли знакомую картину: на кровати, широко раскинув руки, валялся в дупель пьяный отчим, он спал.

За столом ещё удерживая себя в сознании, продолжали гулять его приятели.

Возле самой двери, на полу, опершись спиной о стену сидела мама — на лице застыла маска боли, голова опущена, глаза закрыты.

В её спутанных русых волосах, над ухом, Влад увидел сгусток тёмно-красного цвета, из которого неспешно скатывались капельки крови. Соскальзывая по щеке на подбородок, они срывались вниз, собираясь в большое кровяное пятно, расплывшееся на груди.

Из-за стола послышались хмельные выкрики, отражающие общее недовольство пирующих, к его персоне — своим появлением он нарушил их идиллию.

Не обращая никакого внимания на пьяную брань Владислав склонился над матерью:

— Мама, мам… Ты меня слышишь?

Она так и не отозвалась, её глаза по-прежнему оставались закрытыми.

«Такое уже случалось, — пронеслось в голове Влада, — но раньше всё обходилось синяками и ссадинами. Видать в этот раз отчим превзошёл все ожидания — оторвался по полной программе и вломил ей от души».

«Опоздал, — горестно выдохнул парень и в бессильной злобе разжав кулаки подхватил на руки бесчувственное тело. — Быстрее к машине. Надо срочно к врачу. Может в райцентр рвануть, а ну как у мамы череп проломлен?»

«Не выронить бы, — торопливо спускаясь по ступеням крыльца, забеспокоился Владислав и перехватил поудобнее руки. — Ничего, донесу. Здоровьем Бог не обделил».

Крепко прижимая мать к груди, он направился к оставленному за калиткой «ЗИЛку».

Рядом, спотыкаясь и падая, семенила всхлипывающая сестрёнка, размазывая по щекам слёзы, испачканными в чернозёме руками.

«Прежде всего надо кровь остановить, — замерев на месте, подумал паренёк и начал судорожно перебирать все возможные варианты действий, приходящие на ум. — Нужно чем-то перевязать рану».

Вдруг, где-то внутри себя, Влад явственно уловил нарастающую пульсацию.

Стараясь перевести дух и отдышаться, он несколько раз глубоко вздохнул и замер в растерянности.

Весь его организм начал мелко вибрировать. Очень скоро возникшая в нём дрожь охватила и тело матери.

Внезапно начавшаяся трясучка прекратилась, а перед глазами, утрачивая свой обычный облик и окрас, запестрели расплывчатые силуэты окружающих его предметов, приобретая странные цветовые конфигурации.

— Что за хрень? — задыхаясь от злости, захрипел он и пытаясь стряхнуть наваждение резко замотал головой.

Всё вокруг начало преображаться и изменяя характерный вид, переходить в иной диапазон восприятия — вместо привычных взгляду образов, всюду виделись какие-то многоцветные скопления замысловатых формообразований.

— Этого мне ещё не хватало, — не веря собственным глазам, пробормотал Влад, обескураженно осматриваясь по сторонам.

Хлопец перевёл свой взгляд от овала лица матери, размытого яркими разноцветными тонами, на стоящий за забором «ЗИЛок», обозначившийся крупной цветистой кляксой.

В передней его части, в районе двигателя, ярко выделялась мерцающая красным цветом тонюсенькая полоска.

Неожиданно им овладело странное чувство покоя — все переживания и тревоги не исчезли, а словно сместившись на задний план, уступили место чему-то совершенно новому, непознанному, только что пробудившемуся внутри него.

Владислав ощутил необычайную лёгкость, тело стало невесомым. Пропала тяжесть в руках, удерживающих маму. Ему показалось что, воспарив над земной поверхностью, он очутился во власти удивительно огромного мира красок и невообразимого множества их цветовых комбинаций.

Пытаясь осознать, что с ним приключилось, Влад никак не мог собраться с мыслями, но когда ему всё же удалось сосредоточиться на ближайших объектах, то они стали приобретать отчётливые, вполне определённые формы.

— Такого не бывает, я же не в зеркало смотрю, — изумился он, увидев себя держащего мать на руках и рыдающую рядом сестрёнку.

Являясь как бы сторонним наблюдателем вершащихся событий, Владислав хорошо рассмотрел, как к нему (стоящему рядом) и телу матери, точно шустрые змейки, отовсюду устремились гибкие энергетические жгутики разной толщины, похожие на вьющиеся, тонкие и нежные стебельки растений.

Некоторые протянулись к ним из земли, начала остальных не было видно — они терялись вдали. Одни пройдя через него шли дальше, в бескрайнее пространство, другие соединяли с матерью.

Ему стало жутковато от необычности обстоятельств и непонимания происходящего.

Его разум устрашившись соприкосновения со свершившейся действительностью, исключающей всякую логику, подкинул вполне здравое объяснение — этот сбой в нервной системе, вероятно повлиявший на мозг, мог случиться в результате полученного стресса.

Успокаивая себя, Влад вспомнил — нечто подобное с ним уже было, в прошедшие выходные на вечеринке, в честь его 18-летия. Когда в тесном кругу друзей он отважился опорожнить на спор бутылку шампанского, но тогда всё списалось на выпитое спиртное.

Наконец, овладев собой, Владислав обнаружил, что окружающие звуки становятся всё более разборчивыми, ясными. Появилась тяжесть тела и твёрдая опора под ногами — он снова стоял на земле.

«Что ж это такое-то?!» — пристраивая мать в кабине грузовика, недоумевал он, пытаясь навести порядок в своей голове.

Вскочив за руль, Влад приготовился резко рвануть с места и, включая передачу, нажал на педаль газа.

— Не понял, — медленно протянул он, зациклившись на собственных ощущениях, не сразу сообразив, что автомобиль заглох и всё ещё стоит на месте.

— Ну же! — Влад повернул ключ в замке зажигания, но вместо бодрого урчания, мотор пару раз чихнул и из-под капота раздалось лишь натужное завывание стартера.

«И что теперь? — встрепенувшись засуетился он, злясь на свою как ему казалось минутную слабость, на свой страх перед необъяснимостью ситуации, который липким холодным потом катился по спине. — Как что, ехать надо!»

Выскочив из кабины, Влад метнулся к переднему бамперу, лихорадочно прокручивая в мозгу вероятные причины поломки и вдруг точно прозрел: «А ведь та жилка, возле мотора, мерцающая ярко-красным цветом, не что иное, как…»

— Влад, Влад! — закричала сестра. — Иди скорее сюда. Мама очнулась, тебя зовёт.

Парень подбежал к распахнутой двери:

— Мама, мамочка! Ты как? Где болит?

— Сейчас уже получше, — пытаясь улыбнуться, тихо прошептала мать и скашивая глаза постаралась рассмотреть окружающую обстановку. — Никуда ехать не надо.

Грузовик обступали подходившие сельчане:

— Она же вся в крови!

— Скорее вези маму в больницу.

— И в милицию сообщи, пусть Жорку арестуют.

— Да мы сейчас сами этого хулигана…

— И дружков его…

— Пусть уж лучше милиция разбирается, знаешь какая шпана у Жорки в друзьях?!

— Пропустите! Расступитесь, граждане. Да позвольте же пройти!

Сквозь толпу зевак протискивался местный участковый терапевт — худощавый мужчина, чуть выше среднего роста.

В свои 54 года, доктор был одет как студент, вернувшийся из похода: кроссовки, джинсы, брезентовая куртка, за спиной полупустой рюкзак.

— Что случилось? — не получив ответа, врач заозирался по сторонам и заметив Влада, стоящего возле окровавленной матери, быстро подошёл к кабине грузовика.

— Леночка, ты меня слышишь? — внимательно вглядываясь в глаза женщины и нащупывая пульс, спросил мужчина.

— Да. Только голова сильно кружится.

— Успокойся и полежи спокойненько, мне надо тебя обследовать.

Вдруг оживлённый гомон толпы притих — рядом с домом послышался хруст ломаемых веток и невнятные голоса.

— Гляньте, — вновь загалдели собравшиеся возле автомобиля люди, — Жоркины приятели сбегают.

— И впрямь дёру дали! Смотрите, они и Жорку с собой прихватили.

— Во дают, прям через кусты шуруют!

По огороду, мотаясь во все стороны, волочилась пьяная компашка. Несмотря на то, что сами с большим трудом передвигались, собутыльники тянули за руки Жору, еле переставлявшего полусогнутые в коленях ноги. Спотыкаясь на грядках, они спешили добраться до изгороди.

— Надо бы задержать! — возмутился кто-то из толпы.

— Куда они денутся. От милиции не убежишь, найдут!

Когда удаляющиеся фигуры скрылись из виду, взгляды сельчан вновь обратились к доктору, производившему осмотр пострадавшей:

— Как там Леночка?

— Что с ней?

Тот, в недоумении пожав плечами, развёл окровавленные руки в стороны:

— Ничего не понимаю. Как будто повреждены кости черепа — затылочная или височная, а где не найду. Крови много натекло, вон, аж волосы все слиплись.

— Несите-ка её в дом, — велел он, ещё раз ощупав голову Лены, — надо рану обработать. Кровь больше не идёт, но её и так пролилось предостаточно.

На Влада навалилась чудовищная усталость. В голове шумело, тело сковала слабость и чувство внутренней опустошённости. Все мышцы ныли, словно после тяжёлой физической нагрузки. Его ноги подкосились, и он опустился на землю.

Перед глазами всё ещё стояла картина произошедшего, а в голове крутились мысли: «Это всё правда было, или привиделось? А если было, я один всё это видел?

Надо Таньку расспросить, может она тоже, что-то успела разглядеть. Только аккуратненько, чтоб не наболтала потом чего лишнего. Никому нельзя про такое говорить, не поймут ведь».

— Не сиди на земле, простудишься, — услышал Влад.

Обернувшись на голос, он увидел вышедшего из избы доктора, который чуть постояв возле крыльца направился к нему.

— Идём в дом. Расскажешь, как всё было. Лена просила в милицию не заявлять, но разобраться кое в чём надо.

— Да я и не знаю, что тут приключилось, — огрызнулся Влад, понимая, что врач что-то заподозрил, а у него нет времени на раздумье.

«Жаль, с сестрой переговорить не успел, — внутренне сокрушался он. — Как сейчас вести рассказ о случившемся?»

— Когда я приехал всё уже закончилось, — начал объяснять Владислав. — Нечего мне сказать, вы медик, вам видней.

— Было бы виднее, я не задавал бы глупых вопросов, — оборвал его врач, рассуждая в уме: «Надо бы с ним полегче, а то замкнётся в себе и всё».

Видя, как внутри паренька идёт борьба чувств, доктор подошёл к нему и положив руку на плечо, заглянул в глаза:

— Ты же знаешь, что зовут меня Иван Петрович. Для тебя, просто — дядя Ваня, или Петрович. Давай поговорим.

— Теперь-то что говорить, — продолжал гнуть своё хлопец. — И вообще, при чём здесь я?

— Подожди, не ерепенься, — Иван Петрович приобнял парня и увлёк с собой, направляясь в сторону дома. — За мою многолетнюю врачебную практику такое случилось впервые. Всякое видать приходилось, а здесь не пойму.

Возле изгороди ещё толпился народ, не желая сразу расходиться.

По всему было видно, что произошедшее внесло хоть какое-то разнообразие в монотонный ритм жизни сельской глубинки.

— Расходитесь, расходитесь, человеку отлежаться надо, — суетился Прохор Кузьмич — бывший председатель сельсовета, выпроваживая со ступеней крыльца самых любопытных. — Нормально всё с ней. Спит она. Завтра, всё завтра.

В селе его уважали, он пользовался непререкаемым авторитетом, и народ неохотно потянулся к калитке.

Прохор подошёл к Владиславу:

— Говорил я Лене, добром это не кончится. Ей давно бы выгнать Жорку, а она мне всё — в доме мужик нужен, как жить буду одна, с детьми. Ладно, пойду я. Ты, если что… Ну, сам знаешь, не маленький.

Он пожал Владу руку и повернулся к Ивану Петровичу:

— Доктор, с Леной точно всё будет хорошо?

— Не переживайте, я присмотрю за ней. Крови она, видать, много потеряла, а так состояние стабильное. Лене сейчас покой нужен. Я ей укольчик сделаю.

Войдя в дом Влад остановился, в нос шибануло сивухой и запахом кислой капусты — мама солила её на зиму.

В погребе всегда имелся небольшой ассортимент солений и вяленых продуктов — в семье не густо было с деньгами, вот и приходилось делать разные припасы.

Иван Петрович приблизился к окну и распахнул его настежь: — Помещение сильно прокурено, и приток свежего воздуха не помешает.

Возле мамы, лежащей на кровати, хлопотала сестра, укутывая её пледом.

У стены, рядом с входной дверью, взгляд Влада выхватил валяющийся табурет. Наверно он и угодил маме в голову.

Иван Петрович приподнял его и внимательно осмотрел окровавленный пол около двери:

— Видишь ли, дружок, я долго работаю врачом. У меня за плечами огромный опыт… но, чёрт возьми, я ума не приложу, как такое возможно!

— Что возможно?

— Скажи, Владислав, что здесь произошло?

«Ну да, так я тебе всё и выложу, — призадумался Влад. — Тогда больным уже буду я, причём на всю голову».

— Вроде всё обошлось, — вяло промямлил паренёк.

— Да, да, конечно. Если бы не море крови и подозрение на очень серьёзную травму головы, то я бы сказал, что тут ничего и не было, — надевая очки и начиная сердиться, проворчал Петрович.

— Дядя Ваня, я и правда, не могу ничего объяснить, — коротко бросил Влад и осёкся.

«Ну, вот и прокололся», — спохватился он.

— А объяснять ничего и не надо, ты просто расскажи, — доктор как клещ уцепился за соскочившую с языка Влада фразу. — Я тоже хотел бы объяснить… Многое, очень многое.

— Ты, наверно, знаешь, что я ушёл с престижной работы, — начал он, присаживаясь за стол на лавку, взглядом приглашая Влада сесть напротив, — квартиру в Москве брату оставил и сюда переехал чтобы разобраться, кое в чём. Понимаешь, не всё можно объяснить.

Иван Петрович, локтем, аккуратно сдвинул чуть в сторону тарелки с закусками и продолжил:

— После окончания мединститута, поработав врачом-хирургом, я по зову сердца отправился в Афганистан, оказывать помощь дружественному народу. Молодой был, глупый. Романтики, острых ощущений захотелось, да и деньжат подзаработать. Насмотрелся там всякого…

Потом поступил в университет и устроился в элитное заведение, психологом — вправлять мозги солидным бизнесменам. И вот, однажды…

Доктор вышел из-за стола и заходил по комнате.

— В общем, попался мне один богатый клиент увлёкшийся, как тогда считалось, «экстравагантным» видом отдыха — турпоходы по аномальным зонам.

Сложный попался случай, такого мне нарассказывал, не поверишь.

Вот и предложил он мне, съездить с ним в «зону». Все расходы, говорит, беру на себя.

Согласился я, интересно стало. Сталкеры там всякие, НЛО, уфологии, зелёные человечки…

Так и оказался я в этой местности. Глухой край по сравнению со Столицей.

К вам, в село, я уже потом перебрался. Здесь наверно и доживать придётся.

Понимаешь, много тут есть противоестественного, непознанного. Вот, например, о «Каменной гряде» слышал?

— Угу, — кивнул Влад. — У нас о ней много чего сказывают. Учёные вроде даже нашли объяснение этому феномену.

— Учёные… нашли, — Иван Петрович поправил очки и пристально уставился на Влада. — Каждый имеет своё мнение на этот счёт. Многие из них предполагают, что весь секрет оного «чуда» заключается в его особом месторасположении — как правило, аномальные зоны обнаруживаются в эпицентре скопления геологических разломов и карстовых пустот.

Они считают, что Земля, как и любое другое физическое тело, имеет как внутренние энергетические поля, так и внешние. Вот и получается, по их мнению, что взаимодействия этих энергополей, в местах глубинных тектонических разломов, приводят к различным, пока необъяснимым современной наукой явлениям.

— Выходит, вы думаете иначе?

— Отнюдь, но имею на этот счёт несколько иное суждение и ищу подтверждение своей гипотезы.

— А причём тут, всё это?! — удивился Влад. — Зачем вы мне про «гряду» рассказываете?

— А притом! Всё, что произошло с твоей матерью, иначе как «чудодейственным» исцелением и не назовёшь. Может это аномалия, как-нибудь повлияла? Недалеко ведь она.

Я и не про такие чудеса наслышан от тех, кто по зонам этим ходит.

— Но, это не с ней, «это» со мной что-то произошло.

— Что произошло? Ничего не понимаю. Расскажи.

— Дядя Ваня, а вы никому не скажете? Может я уже, того… С катушек съехал?

— Ну это, брат, ты ещё не видел, что такое — съехал, — рассмеялся Иван Петрович и кивнув на творящийся на столе беспорядок, перевёл взгляд на Таню: — Надо бы похозяйничать чуток. Ночь впереди, а разговор у нас с твоим братом долгий предстоит. Танюш, а ты ничего необычного не заметила после приезда Влада?

— Я? Нет, ничего не видела. Очень страшно было, за маму, — засуетилась сестра, освобождая стол от мусора и использованной посуды.

— Сейчас укольчик мамке вашей поставлю и продолжим разговор. Не против, Влад?

— Делайте, что считаете нужным.

— Где я могу сполоснуть руки?

— Тань, проводи доктора…

Вернувшись в комнату, врач положил свой рюкзак на лавку и начал доставать из него какие-то медицинские препараты, выставляя на чисто прибранную поверхность стола.

— Значит, говоришь с тобой что-то происходило? — взглянул он на Влада, наполняя шприц лекарством.

— Да, вроде бы…

— И как это было? — поинтересовался Петрович, сделав укол Лене.

Влад, путаясь и сбиваясь, стараясь как можно подробней описать произошедшее, начал рассказ.

Иван Петрович слушал внимательно, иногда останавливая повествование хлопца своими вопросами, чтобы обговорить интересующие его детали.

— Да-а-а! — протянул доктор, выслушав всё до конца. — Ну а, сейчас, ты сможешь всё повторить? Конечно, я понимаю, что теперь не тот случай, но попробуй, может получится войти в то состояние, пока не забылось.

— Я и сам не понял, как это случилось. Очень маме помочь хотел.

— Помог ты ей, очень помог. С того света можно сказать вытащил. А мне поможешь?

— Чем?

— Заинтересовал ты меня, дружок, — улыбнулся Петрович. — Хотелось бы разобраться в некоторых анатомо-физиологических особенностях твоей личности.

— Да я же говорю, что не знаю, как…

— Успокойся, от тебя многого не потребуется. Завтра, если всё пойдёт нормально, мы с тобой сходим в нашу амбулаторию, где ты сдашь анализы и пройдёшь тест, ответив на несколько несложных вопросов.

— И всё? — подозрительно покосился на врача Влад.

— Посмотрим. Может, проведём сеанс гипноза.

— Дядь Вань, вы и гипнозом владеете? А это сложно?

— Не сложнее, чем ты тут всего навыделывал. Значит, вот что, голубок — отгонишь завтра машину на базу и отпросишься у начальства на пару деньков. Скажешь, что за матерью уход нужен.

— Ладно, отпрошусь.

— Мама до утра будет спать, лекарство я ей такое вколол, а вы дверь и ставни покрепче закройте, как бы Жоркины приятели за выпивкой не вернулись.

Я у вас ещё часок-другой побуду. Для верности. Не возражаешь?

— Ну, что вы… Конечно, оставайтесь! Может заночуете?

— Если найдётся свободная кровать, то не откажусь.

— Найдётся!

— 6 -

Утро застало Влада спящим за столом.

Ещё вечером он хотел посидеть возле мамы, подежурить, но, глядя как у неё под боком, сладко посапывая, расположилась Таня, решил попить чайку, да видать так за столом и остался.

Разбудило его чьё-то нежное прикосновение.

— Устал, Владенька? Поди, и не выспался, толком? Спасибо тебе, сынок, — этот голос, он отличил бы от тысячи других.

— Мама, — пробубнил Влад, не спеша гнать дремоту, так и продолжая сидеть, уткнувшись лицом в подложенные под голову руки.

Ласковые ладони продолжали гладить его голову, ероша волосы.

— Вставай, сынуля, — опять услышав этот нежный мамин голос, Влад окончательно проснулся и открыл глаза.

Перед ним стояла мама, здоровая, помолодевшая на несколько лет и весело улыбалась.

— Мама! — вскрикнул Влад и резко вскочив, бросился в её объятья. — Как же так, тебе ещё нельзя вставать, что скажет доктор?

— Мы с ним уже побеседовали. Он мне уже всё сказал, и рассказал…

— Привет, Влад! — из дверного проёма смежной комнаты высунулась взлохмаченная голова Ивана Петровича. Он попытался изобразить улыбку, но по его лицу было видно, что для него эта ночь тоже прошла неспокойно.

Присев за стол, мама поставила на него небольшую, отливающую золотом шкатулку.

— Подходите ближе, садитесь, — тихо сказала она, покосившись на кровать со спящей сестрёнкой. — Хорошо, что Танька ещё спит, маловата она для таких бесед.

Раз уж всем всё известно, то мне остаётся только одно — выполнить поручение… Нет, не так, просьбу. Нет, всё не то…

Не зная, как продолжить начатый разговор Лена сильно разволновалась. Не в силах овладеть собой, она придвинула шкатулку поближе к Владу:

— В общем так… Сынок, твой отец поздравляет тебя, с днём 18-ти летия…

Тут мама не сдержалась и глухо зарыдав прикрыла лицо ладонями.

— Он рассказывал… а… я… не верила… — послышалось сквозь всхлипывания, — сказал, что когда тебе будет 18-ть, я всё узнаю и пойму… Я думала, что Эдвард бросил меня… что обманул… а он… он говорил правду! Это тебе Влад… от отца.

Иван Петрович вышел из-за стола и направился в другую комнату. Оттуда он вернулся, неся в руках мензурку, наполненную лекарством.

— Выпей, Леночка, это немного успокоит.

На койке завозилась Таня.

Открыв глаза, она окинула сонным взглядом всех сидящих за столом. Увидев слёзы на щеках матери, которые та старательно пыталась скрыть, Танюшка откинула плед и подбежала к ней:

— Мама, ма-а-а-мочка! Почему ты плачешь?

— Успокойся, детка, это от радости.

Влад, отказываясь что-либо понимать, тупо глядя на шкатулку, по инерции, начал доставать из неё странные предметы и выкладывать на стол: четыре тонкие стальные полоски с какими-то иероглифами, небольшая пирамидка с четырьмя серебристыми гранями; плоский камешек с дырочкой, в которую была продета бечёвка и пять металлических кругляшек — чуть крупнее нашего железного рубля.

Когда на дне шкатулки остались три маленьких разноцветных шарика, размером с горошину и один прозрачный, чуть объёмнее других, Влад встряхнул головой и, выходя из охватившего его непонятного состояния, подумал: «Пусть лежат, а то раскатятся, собирай потом».

С самого дна шкатулки он подцепил ногтями и вынул круглую блямбу массивного вида.

Золотистый диск был наполовину тоньше спичечной коробки и целиком перекрывал ладонь.

— Не гнётся — похоже, металлический, но очень лёгкий, — оценивающе рассматривал Влад, приглянувшийся ему предмет.

На нём барельефом выступало изображение большого ящера, стоящего на задних лапах. Его тело тугими кольцами обвивал огромный змей. Оскаленная пасть змеюки стремилась вверх, к напоминающей крупное яйцо полусфере, расположенной над головой рептилии.

По бокам изображения, на всю длину поверхности медальона, находились два меча, лежащие каждый на своём щите. Остриё одного меча было направлено вверх, а у другого вниз.

— Дай-ка его мне, — доктор резко протянул руку, попытавшись выхватить блестящий кругляк у Влада.

На что тот быстро среагировал и прижимая медальон к груди выпалил:

— Ни фига, это моё.

Но, посмотрев в ошалелые глаза Петровича, аккуратно положил его на стол:

— Только посмотреть.

— Конечно, конечно, я только взгляну, — достав очки, ответил врач. — Где-то я уже видел что-то похожее.

Иван Петрович потёр лоб и сосредоточенно задумался.

— 7 -

Из маминого рассказа стало ясно, что познакомилась она с отцом в городе, куда ездила поступать в институт железнодорожного транспорта.

В селе жизнь несколько однообразна, а когда ты молод хочется побольше всего узнать, попробовать себя в чём-то новом, мир посмотреть. Да всё что угодно только не сидеть на одном месте. Вот и стремилось молодое поколение в город — где, как не там, можно найти применение своим способностям.

Юная Лена не была исключением.

Приехав в город, она подала документы в институт и приступила к поиску какой-нибудь, приемлемой для девушек, работы, чтобы иметь достаточно средств для проживания, после поступления.

Экзамены Лена сдала успешно и была зачислена на первый курс, а вот с работой всё обстояло куда сложнее — везде, где принимали молодёжь, без необходимой квалификации и профессиональных навыков, зарплата была маленькой. Там, где платили чуть больше, не устраивал сменный график, идущий вразрез с часами учебных занятий.

Привезённый с собой провиант и денежные сбережения быстро таяли.

Совершенно случайно ей на глаза попалось объявление, наклеенное на придорожном столбе, возле остановки рейсового автобуса.

В нём сообщалось, что требуется разнорабочий в городской цирк.

Лена обратилась по указанному адресу и после собеседования была принята на работу, с испытательным сроком — месяц.

Ей, как сельскому жителю, предстоящее занятие было знакомым — убирать за животными, чистить клетки и выносить мусор.

Там она и увидела отца — иллюзиониста цирка.

У Эдварда — так его звали, в программе выступления были фокусы с дрессированными животными. Частенько по окончании номера он, уходя с арены, лично водил своих любимых питомцев в клетки.

Так произошла их первая встреча, с тех пор и завязалось знакомство, переросшее в дружбу.

Он был на 12 лет старше мамы. Знал много интересных историй, любил рассказывать про звёзды, другие планеты и галактики. Это была его любимая тема.

Бывало, увлёкшись рассказом о космосе, Эдвард обрисовывал какую-то планету так подробно, что казалось он прожил там не один год, или пролетал на ракете, чуть ли не ежедневно.

Когда Лена говорила ему об этом он, смущённо отводя глаза отвечал:

— Извини, дорогая, я так увлёкся, что перекинулся туда сознанием.

— Такого не бывает, — преувеличенно-удивлённо кокетничала с ним Лена. — Это просто невозможно.

Он целовал её и вкрадчиво шептал на ушко:

— Ты забываешь кто я, нам волшебникам всё возможно.

А она нарочно, чтобы подтрунить его, язвила:

— Где же здесь волшебники? Я вижу только фокусника, который мучает бедных животных на арене.

Однажды Эдвард словно, не выдержав её ласковых и безобидных подковырок, театрально вздохнул и сделал вид что очень обиделся. Отойдя от подруги на несколько шагов, мужчина широко расставил ноги, вытянул перед собой руки и медленно разводя их в стороны страшным голосом произнёс:

— Ну берегись, маленькая проказница!

Закрутившийся шустрым волчком воздушный вихрь окружил Лену блестящими разноцветными огоньками, устремившимися к ней со всех сторон.

Переливаясь всеми цветами радуги, они завертели вокруг неё хоровод и плавно оседая к ногам девушки, неспешно растворились в воздухе.

— Такого, я не видела в твоей программе, — только и сумела выдохнуть Лена. — Ты так никогда не делал.

— Этот фокус не для всех, — скромно опуская глаза, сообщил Эдвард. — Ты мне очень нравишься Леночка. Я рад, что мы с тобой встретились.

Потом они ещё долго гуляли по парку, где сидя на лавочке целовались.

— 8 -

Эдвард обрадовался, когда Лена сказала, что ждёт от него ребёнка, но его тёмно-зелёные глаза выражали тоску и печаль.

— Что с тобой, ты не рад?

— Очень рад! — оживился Эдвард и его взгляд наполнился теплом и нежностью. — Как думаешь назвать сына?

— Сына?!

— Да, у нас будет мальчик.

После короткой паузы он тихо произнёс:

— Прости меня, Леночка.

— За что?!

— За то, что не решился, не смог рассказать всю правду о себе.

— Эд, о чём ты говоришь?

— Я люблю тебя, но не могу сейчас, оставаться с тобой. Я не такой как все.

— И это всё, что ты мне можешь сказать?! — слегка отвернув от него голову, удивилась Лена, как бы давая понять, что пора прекращать этот, теперь уже бессмысленный разговор. — А я тебе поверила.

Эдвард приблизился к ней вплотную, но Лена попыталась отстраниться. Тогда он, ласково приобняв её за талию привлёк к себе и страстно поцеловал в губы.

Когда их взгляды снова встретились, мужчина волнительно прошептал:

— Я не могу рассказать тебе обо всём происходящем, но могу кое-что показать. Хочешь?

Инстинктивно облизнув губы, девушка с сомнением кивнула. Эд улыбнулся, заметив, как беспокойно забегали её глаза, и глубоко вздохнув, прислонился своим лбом ко лбу Лены.

«Почему он что-то утаивает от меня? — быстрым ручейком побежали мысли в её голове. — Зачем? Ведь нам так хорошо вместе. Неужели у него…»

— Ой, что это?! — вдруг дёрнулась в испуге Лена чувствуя, как быстро иссяк поток нерешённых вопросов и в образовавшейся пустоте, её мысленному взору, открылся удивительный пейзаж: на горизонте взошло Небесное Светило, непривычно огромное, не похожее на наше, земное Солнце. Его первые лучи озарили вершины отвесных скал, неприступной стеной возвышающихся над гладкой площадкой, где расположились несколько больших строений, цилиндрической формы. Они отчётливо просматривались сквозь отблески энергетических разрядов какого-то силового поля, которое как перевёрнутая вверх дном чаша, окружало их со всех сторон — нечто подобное Лена видела в фантастических художественных фильмах.

Затем, подобно кадрам на киноленте, сменяя друг друга, стали появляться сюжеты дивной природы, завораживающей своими необычными формами и многообразием расцветок.

— Это мир где я родился и жил, прежде чем попал на Землю. Поверь, Леночка, в настоящее время я не принадлежу самому себе, но вскоре мой контракт закончится, и мы будем вместе.

Он решительно взял её за руку:

— Я сейчас веду себя глупо, мне бы скакать козликом и веселиться, но в данный момент обстоятельства сильнее нас.

Эдвард повернулся к ней боком, сделал несколько быстрых пассов обеими руками и из тёмной дыры, образовавшейся перед ним, в воздухе, извлёк небольшой блестящий сундучок.

— Возьми, — предложил Эд, протягивая Лене шкатулку. — Если всё пойдёт не так… Вернее, если вдруг меня не станет.

— Как не станет? — испугано отшатнулась Лена.

— Я говорю: «если… вдруг». Это вовсе не означает, что всё именно так и случится.

Лена всем телом прильнула к нему, уткнувшись лицом в грудь, чтобы скрыть выступившие слёзы, но не выдержав разревелась:

— Я ни…че… го… не понимаююю, Эдва-а-а… ард. Я тебе не нужна?

— Ну что ты, моя хорошая, конечно нужна! — ответил он, прижимая её к себе и нежно чмокнул в горячую, чуть влажную щеку. — Но, даже если я тебе всё расскажу, ты ничего не поймёшь, да и не поверишь…

— А ты расскажи!

— Я выполняю важную миссию… — Эд запнулся и кивнув на шкатулку продолжил: — Там есть ключ и ответы на многие вопросы. Если я сам не смогу, тогда ты вручишь её нашему сыну. Отдашь, когда ему будет 18-ть лет. Поняла?

— Так долго? Эд, ты что, шпион?

— Лучше! — улыбнулся он.

Эта встреча была последней, Эдвард пропал.

Чтобы хоть что-то выяснить об его исчезновении, Лена аккуратненько поинтересовалась у администрации цирка — почему из графика выступления артистов убрали сценические номера с демонстрацией фокусных трюков.

Толком ей ничего не ответили, проворчали что-то типа: «Иллюзионист — мужик одинокий, загулял наверно. Когда протрезвеет появится. Пришлось из-за него всю концертную программу менять».

В те далёкие времена «застоя» нередко случалось, что человек «малость подзагуляв», мог не выйти на работу и прогулять несколько дней.

Таких обычно не увольняли — жалели. Обсуждали на товарищеском суде или собрании трудового коллектива, брали на поруки и, как правило, строго наказывали — считалось, что лишение премии и 13-й зарплаты было для них жёстким наказанием.

Свои романтические отношения любовная пара старалась не афишировать и Лена боясь, что лишние вопросы могут привлечь повышенное внимание посторонних, помешав Эдварду выполнить порученную миссию, сделала вид что удовлетворилась полученным ответом.

«Хотя, какую миссию? Запудрил девушке мозги — показал пару фокусов из области гипноза, получил удовольствие и отделавшись сувениром смылся», — всё ещё, не теряя надежды дождаться Эдварда, размышляла она.

Все её ожидания были напрасны.

— 9 -

Утром следующего дня, Влад с Иваном Петровичем, отправились на «Рембазу».

— А вот и начальство, — кивнул Владислав, указывая на круглолицего высокого мужика, шедшего в сторону ангара с каким-то работягой.

Периодически останавливаясь, тот всякий раз поворачивался к идущему следом за ним парню в замасленной спецовке и, нервно размахивая руками перед его лицом, что-то кричал.

«Видать, за пьянку ругает», — Влад сразу узнал того, с кем беседовал руководитель.

Это был Лёшка — тракторист. Любитель выпить и погулять за чужой счёт.

— Дуй за ними! — скомандовал Петрович, ускоряя шаг.

— Одну минутку, господа, — крикнул он вслед уходящей парочке и легонько подтолкнул Владислава в спину. — Действуй.

Прервав нравоучительную беседу, круглолицый повернулся.

— Ты зачем грузовик забрал с базы? — сурово взглянув на Влада, жёстко спросил начальник. — Кто разрешил? Это тебе не самокат, чтоб по селу куролесить!

— Я по делу, — нахмурился хлопец. — Моей маме было совсем плохо.

— Знаю я ваши дела! — энергично отмахнулся круглолицый. — Ладно, иди работай.

— Я хочу отпроситься на пару дней. Очень надо.

Иван Петрович предложил подтвердить его просьбу соответствующей медицинской справкой о состоянии здоровья матери, но услышал в ответ:

— Не хочет деньги зарабатывать не надо. Других найдём, пусть гуляет.

Поняв, что разговор окончен, доктор похлопал Влада по плечу:

— Не переживай, всё устроится! Идём отсюда.

Покинув «Рембазу», они направились в амбулаторию, где трудился участковым терапевтом Иван Петрович.

Влад сдал несколько анализов и раздетый догола, был осмотрен и прослушан фонендоскопом.

После чего Петрович усадил его в кресло и попытался провести сеанс гипноза, но увы, ничего не получилось.

— Так бывает. Ты просто закрылся от всего постороннего.

Вечером попробуем другую методику… у меня дома, там нам никто не помешает. Не возражаешь?

— Хорошо! — быстро согласился Влад.

— Тогда, до вечера… и не забудь взять шкатулку, со всем содержимым.

— Возьму, возьму. Обязательно.

Вернувшись домой, Влад уединился в маленькой комнате, и чтобы не томиться без дела в долгом ожидании, достал шкатулку.

Он очень хотел во всём разобраться.

Больше всего его напрягала мысль: "Вся жизнь ещё впереди, а у меня в голове уже бардак. Может моё теперешнее состояние каким-то образом связано с отцом?"

Присев на диван, он бережно повертел в руках отполированный до зеркального блеска сундучок:

— Интересная вещица. Целых 18-ть лет эта штуковина была у мамы, а она ни словом не обмолвилась о её существовании.

Влад мало знал об отце. Мама очень редко сама заводила о нём разговор, но когда маленький Владик спрашивал, то она рассказывала ему где и как они повстречались. Говорила, что он работал фокусником в цирке, не забывая упомянуть о его доброте и таланте.

— Эдвард был хороший, — вспоминала Лена, — как славный волшебник из сказки. Только сказка оказалась страшной, и злые силы разлучили нас, но он, победив их обязательно вернётся.

Повзрослев, Влад старался не приставать к матери с расспросами, боясь причинить новую боль видя, что она, всё ещё на что-то надеясь, продолжает его любить и ждать.

«Что отец имел в виду? — продолжая рассматривать шкатулку, думал Владислав. — Какой ключ и ответы? На какие вопросы?»

Никакого «ключа» там точно не было. Он отлично запомнил, что находится внутри.

— Ребус какой-то. То, что все предметы пригодны для фокусов — факт, но, чтобы дать ответы на вопросы…

— 10 -

Иван Петрович, сидя за письменным столом, внимательно просматривал свои конспекты в поисках нужной информации. На полу, возле книжного шкафа, лежала стопка книг и журналов по гипнотерапии, психотерапии, аутогенной тренировке…

«Раз парень не пускает меня в свою голову, — размышлял он, прокручивая в мозгу рассказ Влада, — то пусть сам попробует во всём разобраться, а я ему помогу».

«Где же я видел рисунок, что был изображён на медальоне из шкатулки? — мучительно пытался вспомнить доктор, но вдруг нервно дёрнулся и хлопнул ладонью по шее. — Не о том думаешь, дурачина, сосредоточься».

«Такой случай упускать нельзя, — Петрович отшвырнул конспект в сторону и беспокойно заходил по комнате. — Может хоть теперь повезёт, удача сама идёт в руки. Как же мне тебя родимая не хватало!»

Последнее время ему и правда не везло: приходилось скрываться и прятаться, чтобы продолжать «дело всей его жизни» — как частенько любил говаривать он, имея в виду поиск причин проявления аномальной активности и их влияния на окружающее пространство.

Нехватку денег на научное оборудование для проведения анализов отобранных проб, Петрович старался компенсировать усердием и верой в положительный результат.

Выглядело это наивно, но он был фанатом и никакие трудности не могли заставить его прервать своё любимое занятие.

Когда доктор, два месяца назад, в очередной раз (а Петрович придерживался определённого, составленного им графика) сунулся к «Каменной гряде», для выполнения измерений, взятия образцов грунта и осмотра местности, то был пойман людьми в камуфляжной форме.

Его не избили, а слегка попинали и отпустили, словно давая понять — «пришлым» здесь делать нечего.

Теперь, чтобы попасть на «гряду» ему приходилось подыскивать более безопасные пути. Повторная встреча с «камуфляжниками» не сулила для него ничего хорошего.

Из своей личной переписки с товарищами по походам в аномальные зоны Иван Петрович знал, что в некоторых других подобных точках дела также обстоят не лучшим образом.

На протяжении последнего времени, многие его соратники испытывали сложности, а порой и непреодолимые препятствия при попытке посетить ту или иную зону.

Складывалась интересная картина, как будто хорошо организованная структура, возможно не без причастности государственных служб, или местных властей, пытается установить некий контроль над определёнными участками поверхности Земли, которые выделяются на общем фоне планеты явно выраженными отклонениями от нормы — в виде необъяснимых наукой природных явлениях.

— 11 -

— Дядя Ваня, можно к вам? — донеслось через приоткрытое окно, заставив Петровича вздрогнуть от неожиданности.

— Это ты, Влад? Заходи.

— Что случилось? — бросив недоумённый взгляд на Влада, спросил доктор и покосился на задёрнутые занавески, сквозь которые пробивались яркие лучики солнца — до заката было ещё далеко.

— Я как почувствовал, что они греются, так сразу к вам побежал.

— Ты о чём? — поинтересовался Петрович. — Мы ж на вечер договаривались. Я подготовиться хотел — видишь, конспекты листаю, как в студенческие годы. Учебники штудирую…

— Те шарики, что из шкатулки. Если их в руку взять, нагреваются.

— Я смотрю, ты зря время не терял? — сварливо пробурчал Иван Петрович. — Может чаю попьём, а потом приступим к делам? У тебя как со временем?

— Вы же знаете — я свободен, как птица в полёте!

— Присаживайся к столу, я сейчас.

— Ты с чем будешь? — уточнил он, возвращаясь с двумя баночками варенья. — Вот земляничное, а это с клюквой. Сам собирал, рекомендую!

— Дядь Вань, я не чай пить пришёл…

— Не торопись, Владя, давай-ка вместе поразмыслим с чего начать.

— Да я же говорю, шарики нагреваются если в руке подержать!

— Сначала мы займёмся теми шариками что в твоей голове. Ты пей чай-то, да слушай…

Было видно, как Влада распирает от нетерпения. Он достал из сумки шкатулку и выставил на стол:

— Вот, сами посмотрите!

— Погоди… Чем меньше народа будет знать про то, что случилось тем лучше. Мамку предупреди, чтоб из дома ни ногой. Ей, как минимум неделю, следует соблюдать «постельный режим». А народ пусть думает, что ко мне ты ходишь за лекарствами для неё.

— Я уж ей сказал, чтобы на люди не показывалась, — понятливо закивал головой Владислав. — Слишком подозрительно получается — при смерти была и вдруг здорова.

— О том, чем мы с тобой занимаемся тоже нужно молчать, — вяло улыбнулся Петрович, серьёзно глядя на Влада. — А то и мне не поздоровится. Всё ясно?

— Ясно.

— Дядь Вань, а если узнают?

— Если узнают, то тебя в Москву заберут, на обследование, или сразу в дурдом определят, а там… Не должны узнать, Владюша, не должны.

— Всё, я готов, — сказал Влад, отодвигая пустую чашку. — Спасибо. С чего начнём!

— С самого начала, — Иван Петрович указал на большое кожаное кресло с потёртой обивкой, стоящее в углу кабинета. — Присаживайся и располагайся поудобней. Прежде всего, тебе надо расслабиться и попытаться вспомнить, как и что тогда происходило. Всё в мельчайших подробностях. Как бы вернуть себя в то состояние, которое было. Ни о чём другом не думай, если получится. Только не засни. А я гляну пока, как шарики нагреваются. Можно?

Влад кивнул.

Иван Петрович составил посуду на край стола, придвинул к себе шкатулку и стал аккуратно выкладывать её содержимое перед собой.

Влад, сквозь прикрытые веки, наблюдал за его неторопливыми движениями.

Вот доктор достал пирамидку, медальон, камешек с бечёвкой, металлические кругляшки, тонкие полоски, сложив их плотно — одна к другой.

Тут он замешкался, очевидно пришёл черёд, доставать шарики, но на гладкой поверхности стола они не удержатся — раскатятся и упадут.

«Видать, за тряпкой пошёл, — взглянув на удаляющуюся спину Петровича, подумал Влад. — Ой, мне же надо расслабиться и ни о чём не думать!»

«Так дело не пойдёт, — оставшись в одиночестве, решил Владислав, — надо на чём-то сосредоточиться, чтоб не отвлекаться».

Вдруг его взгляд зацепился за пирамидку, стоящую на краю стола. Он заметил над ней слабое колебание воздуха, который словно подрагивал и колыхался.

Не веря своим глазам Влад привстал и не моргая уставился на отливающий серебром предмет.

Её боковые грани, мелко вибрируя, стали быстро увеличиваться в размере, заполняя собой внутренний объём помещения.

Краем глаза Влад увидел Ивана Петровича с тряпкой в руке, вошедшего и застывшего в изумлении возле двери.

Пирамида, сделавшись прозрачной, явно прибавила в размерах, расширяясь во все стороны, поглощая собой все большее и большее пространство комнаты. Вот уже внутри неё оказались стол, стул, тумбочка…

Одна из граней приблизившись к доктору, прошла сквозь него и продолжила своё движение дальше.

«Сейчас и до меня достанет», — встревожился Влад, видя быстро надвигающуюся на него стекловидную, просматриваемую насквозь, плоскость пирамиды.

Он вскочил с кресла, но отбежать в сторону не успел, уж очень стремительно развивались события. Зажмурившись Владислав напрягся всем телом и почувствовав тёплое прикосновение, услышал лёгкий хлопок и вслед за этим тихое, еле различимое жужжание.

Открыв глаза, он обнаружил в нескольких метрах от себя незнакомого мужчину. Высокого, стройного, в костюме и при галстуке.

— Здравствуй, сынок, — произнёс незнакомец и сделав короткую паузу шагнул к нему. — Я твой отец, точнее его зеркальное отображение.

— Пирамидка запрограммирована на мой, а соответственно, и твой энергетический код, схожая часть которого принадлежит всем членам нашего рода», — услышал Влад и заметил, как по телу чужака пробежала едва заметная мелкая рябь.

— Привет, — неуверенно процедил сквозь зубы Владислав, в недоумении уставившись на незваного гостя.

«Это же голограмма», — облегчённо переводя дух, догадался он и всё ещё ожидая подвоха, опасливо ретировался за кресло.

— Ну и ну, — тихо пробормотал Иван Петрович, продолжая стоять на прежнем месте, только тряпка выпала из его руки и валялась на полу.

— Твой организм достиг «уровня зрелости». В этой космической системе «период созревания» соответствует восемнадцати Земным годам.

Никто другой, кроме тебя, не сможет получить это сообщение. Как не сможет воздействовать на «ключ», которым является пирамида.

Каждый «ключ» индивидуален и неповторим. Он представляет собой уникальное творение наших далёких предков Асгронтов с планеты Весалтирон.

«Ключ» многофункционален — по сути это компьютер, наделённый подобием жизни.

К сожалению, наше общение не может проходить на ментальном уровне, ты не полностью адаптировался и естественно не готов для подобного контакта, но это поправимо если употребить «керивазоты» — те небольшие шарики, что находятся внутри шкатулки. Поэтому для простоты общения был выбран метод голографии.

Для чего служат эти пилюли и инструкции по применению других артефактов изложены ниже.

Цель этого послания состоит в том, чтобы помочь разобраться в новом восприятии окружающего мира, объяснить, что с тобой происходит и возможно ещё произойдёт. Научить тебя правильно использовать, развивать и совершенствовать уже имеющиеся и вновь приобретённые способности своего организма.

Сынок, прости меня что не могу лично пообщаться с тобой… и мамой.

Мне очень хотелось быть всегда рядом с вами. Значит, такой возможности нет.

Объёмное изображение отца стало мерцать и мигнув в очередной раз пропало, а поверх звукового сопровождения голограммы наложилась другая речь, похожая на монотонный голос робота:

— Общение методом световых или звуковых волн требует повышенный расход энергии.

Энергетическая ёмкость, то есть заряд «ключа» не безграничен, требуется периодическая подзарядка.

Во избежание полного истощения энергоресурса, требуется отменить, или подтвердить готовность к продолжению контакта, как можно скорее.

Для этого надо поместить корпус пирамиды между ладонями.

Влад быстро подбежал к столу, где на прежнем месте, как ни в чём не бывало, стояла пирамидка.

Не обращая внимания на стоящего рядом доктора, вытирающего тряпкой вспотевшее лицо, он схватил четырёхгранный артефакт и сомкнул ладони.

Его трясло от бессилия, что-либо изменить: «Вдруг пирамидка прекратит работать, а я не знаю, как она подзаряжается. Восемнадцать лет прошло — немалый срок. Тоже мне, высший разум… ментальный уровень… Да первая фраза должна быть — привет, мой заряд не безграничен, требуется периодическая подзарядка. И инструкция чем, где, и как она заряжается».

Когда пирамидка оказалась в руках Влада, голограмма отца вновь пробудилась и как-то сориентировавшись на его местоположение в пространстве, развернулась к нему лицом.

На Владислава снова смотрел высокий мужчина с обаятельной улыбкой и твёрдым взглядом:

— Подзарядка «ключа» производится многими способами…

В вашей планетной системе, при вашем уровне развития и соотве-е-етствующих этому… предлагаю наиболее доступные…

Поместить на пять минут в энергетически насыщенное место…

Самый простой спос… сто дней… луч… звезды Солнце…

По голограмме побежали крупные волны ряби. Яркость цветов поблекла и видимость картинки сделалась прозрачной, затем, замерцав изображение вовсе пропало.

Голос робота продолжил:

— Испытываю энерг… истощение…

Голос стих. Наступила тишина.

Влад схватил с тумбочки какой-то подвернувшийся под руку журнал, с вложенной между страниц авторучкой и быстро стал записывать услышанное — побуквенно.

— Да, дела-а-а! — только и сумел произнести Иван Петрович видя, что Влад закончил писать. — Серьёзные у тебя родственники.

— Надо будет маме всё рассказать. Как думаешь, дядь Вань?

После продолжительной паузы тот пожал плечами и задумчиво ответил:

— Если прознают, что мы с тобой с «пришельцами» общались нас… на нас настоящую охоту объявят.

— Всё настолько серьёзно?

— Конечно! — тряхнул головой Петрович. — Мне чуть рёбра не сломали, когда я на «гряду» замеры ходил делать, а тут инопланетяне!

Выдержав паузу, он улыбнулся:

— Глупый, ты даже не представляешь, что сейчас произошло!

Нервно заходив по комнате, он продолжил:

— Этой информацией надо правильно распорядиться. Если она попадёт не в те руки нам несдобровать. Давай не будем торопить события. Сначала надо эту штуковину зарядить и всё поподробнее узнать. Вдруг «они» уже давно на Земле живут и сотрудничают с властями.

— Позволь, — протянул он руку к пирамидке.

— Видать и правда, вчистую разрядилась, — отдавая фигурку доктору, констатировал Влад, — из блестящей превратилась в блекло-серую.

Петрович повертел её в руках:

— Вроде обычная железяка и не подумаешь, что такие чудеса вытворять умеет.

Чтобы хоть как-то разрядить обстановку и прервать затянувшуюся паузу он, смущённо опустив глаза в пол, сказал:

— Я чуть было не описался от общения с твоим папашей.

— Я тоже, — рассмеявшись подхватил его шутку Влад, но переведя взгляд на стол осёкся и замолчал.

Шутка ли, на столе лежало множество предметов с неизвестными свойствами.

Их назначение оставалось неизвестным.

Поймав его взгляд, доктор тоже посерьёзнел:

— Правильно мыслите коллега. Пока мы не зарядим «ключ» и не узнаем все подробности про остальные вещицы, их следует убрать, куда подальше.

— Так-с, давай почитаем, что ты там нацарапал, — сказал он, беря в руки журнал.

Через пару минут Петрович обратился к Владу:

— Поправь меня если я где-то, что-то неправильно понимаю.

Если мы оставим пирамидку на свету… вернее, в доступном для солнечных лучей месте, то через сто дней, может больше, ведь солнышко светит не всегда, да и интенсивность свечения бывает разная.

В общем, через полгода она сама автоматически зарядится, если не заржавеет.

Или мы можем, как было сказано, поместить её… Не подключить, а «поместить»… в энергетически насыщенное место. Хотя о чём я, на ней же нет никаких разъёмов.

Иван Петрович сел в кресло и продолжил размышлять вслух:

— О типе энергии ничего не говорилось. Это может быть любая энергия: ядерная, электромагнитная, химическая, тепловая, световая…

Возможно, для зарядки подойдёт какой-либо мощный электроприбор.

— Погоди, — Петрович заёрзал на кресле и обратил свой взгляд на Влада, который собрав все артефакты в шкатулку, вертел в руках пирамидку, — энергетически насыщенное место…

Где на нашей планете происходят достаточно сильные энергетические выбросы?

Парень, тупо уставившись на шкатулку, молча пожал плечами.

— Эх, ты! Конечно в аномальных точках, вернее будет сказать — зонах, ведь они не концентрируются в одной точке, их протяжённость бывает разная, несколько десятков, а то и сотен метров, или километров.

Понял о чём я толкую?

— Пока нет.

— Да как же? А Каменная гряда! Там такой завышенный энергофон, что даже приборы напрочь отказываются работать!

— Точно! — оживился Влад. — Подходящее местечко!

— Слушай дальше, — прервал его Иван Петрович. — Знакомые экстрасенсы утверждают, что самый насыщенный фон, как бы эпицентр этого необычного места, фиксируется в районе грота.

Слышал про такой? В нём ещё тоннель есть, который под «гряду» уходит.

— Уж мне ли не слышать, — отмахнулся Влад, — я же местный. Будучи совсем мальчишками, мы там всю округу излазили, когда в войнушку играли.

— Что, и в тоннель спускались?

— Не-е, если честно, жутковато там. Бывало, что кое у кого из пацанов кровь носом шла, когда пробовали заходить в проход.

— Пробовали, — проворчал доктор. — Разве мамка тебе не говорила, что на «гряде» гулять небезопасно.

— Она много чего говорила, да кто ж в таком возрасте слушает родителей.

— А зря!

— Был у меня такой случай, — припомнил Петрович. — Мне, в качестве врача, предложили участвовать в экспедиции на «Каменную». Так и оказался я первый раз в ваших краях.

Приятель мой — бывалый походник и руководитель нашей группы, сразу проинструктировал всех новеньких и меня в том числе, чтобы держали ухо востро: «Место интересное, но и опасное из-за высокой геомагнитной активности. Поэтому старайтесь держаться кучнее — не разбредаться по сторонам, чтоб не пропасть поодиночке».

Дабы маленько остепенить наш пыл и неуёмную тягу к приключениям, он понарассказывал много жутких историй. Вдаваться в подробности не стану, ты и сам поди немало страшилок слышал о «гряде», но когда я посетил грот и вошёл в проход, то меня и впрямь охватило полуобморочное состояние — голова закружилась, лоб покрылся холодной испариной, а ноги стали ватными…

Тогда приятель и растолковал мне что такое частенько бывает с новичками. Оказывается, с непривычки трудно выдержать повышенный электромагнитный, или ещё какой-либо фон, наличествующий там — кто ж знает эту аномалию.

— Так вот, — продолжил Петрович, — один из новеньких — студент-физик, не внял его предостережениям и наплевав на осторожность задумал разведать далеко ли ведёт тоннель и куда.

Этот студентик с самого начала показался мне немного странноватым — остановится, приложит руки к горе, закроет глаза и стоит не шелохнувшись, словно прислушиваясь к чему-то.

Отговаривали его, говорили, что нельзя одному — ходили мол и покрепче тебя да сознание теряли. Хорошо не поодиночке ходили, выбираться удавалось.

А тот талдычит своё: «Экстрасенс я, внеземное чувствую. Надо проверить».

Никакие наши уговоры и запреты старшего группы на него не подействовали — всё-таки пошёл, и долго не возвращался.

Хотели уже спасать идти, а тут и он появляется. Бледный, из ушей и носа кровища, одежда вся в грязи перепачкана. Ясно было, что еле выбрался. Стали расспрашивать его, что да как, а он молчит, трясётся весь — совсем, видать, умом тронулся.

А ты говоришь — всё излазили!

— Дурное дело не хитрое, — резюмировал Влад. — Дядь Вань, а вы-то зачем к «Каменной» ходите?

— Занимаюсь исследованием паранормальности.

— Эк завернул! — ухмыльнулся довольный собой Петрович.

— И, как?

— Ты бегаешь быстро? — ответил он вопросом на вопрос.

— Не жалуюсь. Призов не брал, но в классе самый быстрый был.

— Может придётся ещё побегать. В войнушку поиграть… на «гряде».

— Зачем?

— Я предлагаю использовать её аномальный фон для насыщения пирамидки — может подзарядится. Сейчас, по моим подсчётам самая пиковая активность зоны. На днях, я как раз собирался идти туда.

— А бегать-то зачем?

— Ах да, ты же не знаешь, что там теперь вояки какие-то обосновались, в камуфляжной форме. Всех из зоны гонят. Я у некоторых ружья и карабины видел.

Встречаться с ними нежелательно, если нас заметят придётся давать дёру.

— А что, попробовать можно! — охотно согласился Влад. — Может что-то и получится.

— Попробовать?! А если из карабина бабахнут. Места у нас глухие, сам знаешь…

Я не боюсь, мне раньше частенько доводилось под пулями лазить, в Афгане. Тебя жалко.

Да и дело можем завалить.

— Я тоже не из пугливых и гораздо шустрее вас.

— Рискованное мы с тобой мероприятие затеваем, — помрачнел Петрович. — Если поймают они нас, да ещё с пирамидкой…

— Она ж только меня слушается. Сказано же было, что только я могу её включить, а про остальное мы им ничего не скажем.

— Если им очень будет надо, то узнают. Лекарство такое есть, стоит дать его человеку и тот утаить что-либо не сможет. Помимо своей воли всё расскажет.

— А мы осторожненько, дядь Вань.

— Идея конечно неплохая, — доктор почесал затылок. — Да и немного их. Я видел семерых.

Бывает, под вечер к ним из города фургон приезжает… Это ещё человек пять-шесть.

Привозят они что-то тяжёлое, в ящиках.

Но мы ведь, не будем вечера дожидаться. Быстренько соберёмся и в путь.

Засветло должны обернуться.

Я им тогда по дури попался, не знал ещё что они такие «сердитые».

Теперь в обход хожу, через болото. Туда никто из них не суётся — топи остерегаются.

— Есть правда ещё одно предложение, — замялся Петрович, продолжая почёсывать затылок, задумчиво глядя куда-то вверх. — Съездить завтра в город. Посоветоваться.

Там живёт мой давнишний приятель — Макар Александрович. Мы с ним в Афганистане познакомились.

Он майором в батальоне специального назначения служил. Хороший человек!

— А ему можно доверять?

— Саныч мне жизнью обязан. Он поступил к нам в медсанчасть с осколочным ранением в грудь.

Коллеги-врачи посчитали, что хирургическое вмешательство бесполезно — дескать, не жилец.

Всё же я не отступился и успешно провёл операцию.

— Поеду пораньше, чтобы к вечеру вернуться.

— Может и меня с собой возьмёте? УАЗик-то у вас старый, вдруг в дороге чего сломается, а я помогу. Я умею!

— А с мамкой кто останется? Ну как Жорка с дружками заявится, что тогда?

— Не заявится, вон они как ломанулись, когда поняли, что тюрьмой запахло. Только забор трещал. Мама то совсем плохая была.

— Это верно.

Доктор с озорной искоркой в глазах уставился на Влада:

— В таком случае давай выбирать, как мы с тобой поступим — в город поедем или пойдём на «гряду».

— 12 -

Путь к «Каменной» не доставил особых сложностей. Они успешно миновали болото и обойдя стороной палаточный лагерь камуфляжников, добрались до грота.

Завидев впереди зияющий тёмный проём в скальном основании, Иван Петрович остановил Владислава:

— Побудь здесь. Укройся пока за выступом, а я схожу выясню обстановку.

Вскоре запыхавшийся Петрович, трясясь от возбуждения, рассказывал Владу:

— Там у стены, возле входа в тоннель, глыба лежит, большая и плоская. Да знаешь ты, рядом с ней, то ли столбики каменные, то ли идолы какие-то стоят.

— Конечно знаю. И, что с той плитой-то?

— Ну так вот, я мусор с неё смахнул, — Петрович растопырив пальцы продемонстрировал испачканные глиной ладони, — расчистить хотел местечко, чтобы пирамидку поставить…

— Не томи, дядь Вань, выкладывай дальше.

— Посветил фонариком, а на ней знак как на медальоне. Вот, значит, где я его видел, да подзабыл. На идолах такие же символы есть, только поменьше.

— Ничего себе совпаденьице!

— Не верю я в такие случайные совпадения, — неуверенно пробубнил Петрович и торопливо вытер руки о штаны. — Чего ждёшь? Вынимай снаряжение.

— Стоило его таскать, — пробухтел Влад, скидывая рюкзак. — Он же почти пустой. Всё его содержимое можно было по карманам рассовать.

— Не скажи! Рюкзак, в любом походе незаменимая вещь. Ну что ты копаешься? Давай поживее.

На этот раз они подготовились более основательно: две видеокамеры — цифровая и плёночная, три фонарика, запасные батарейки, блокнот с фломастерами и свёрнутая в бухту верёвка.

Было решено использовать две разных «камеры», так как Петрович не без оснований заметил, что цифровая может засбоить.

— Плёнка тоже может засветиться и для верности надо иметь при себе ещё и блокнот, — уточнил Влад.

Цифровую камеру договорились установить поодаль, с таким учётом чтобы объектив мог охватить всё помещение грота, а плёночная останется у Петровича — сам снимать будет.

Когда перед выходом, Владислав положил в рюкзак шкатулку с артефактами, доктор предложил оставить её дома, сославшись на то, что зарядка нужна только пирамидке.

Он попытался объяснить, что таскать с собой все вещественные доказательства внеземного разума, которые можно случайно потерять, непростительная роскошь. Но, Влад был категорически против его доводов, настаивая на том, что если удастся получить инструкции как ими пользоваться, то они могут понадобиться в любой момент.

Перед входом в грот, Петрович счёл не лишним определить порядок их совместных действий и начал инструктаж:

— Заходишь внутрь и оставляешь пирамиду на плите, для зарядки.

Я у входа цифровую камеру установлю и проверю, чтобы всё в объектив попало.

Не забудь засечь время, с запасом. Думаю, шесть минут будет достаточно.

Батя твой говорил, что и пяти минут хватит. Если, конечно, этот тип энергии подойдёт для подпитки.

Немного помолчав, он продолжил:

— Я тоже стану минуты отсчитывать, про себя. Мало ли что с часами может случиться.

Отведённое время ждём снаружи — контролируем ситуацию и следим за прилегающей местностью. Сам знаешь слишком долго там находиться нельзя, сознание потерять можно, поэтому делаем всё быстро.

Затем, как подойдёт назначенный срок, ты идёшь активировать пирамиду, а я включаю цифровую камеру и начинаю снимать на плёночную. Не забудь приготовить блокнот с фломастером.

Ну, вроде, как-то так.

Неожиданно над неширокой площадкой, где они расположились, послышалось шуршание, что-то сухо хрустнуло и сверху посыпались мелкие камешки.

Скользя по откосу, они сталкивались с другими, попавшимися им на пути, увлекая за собой вниз.

Казалось, что шум произведённый этой осыпью взбудоражил все окрестности.

Немного погодя всё стихло.

— Что это было? — как можно тише, спросил Влад.

— Не знаю, — пожал плечами Петрович. — Может зверьё какое наверху лазает. Что, струхнул?

— Ещё чего! Всяких шорохов бояться.

— Не передумал, или ну её? Подзарядим и сразу домой, там сообщение дослушаем. Мы ж не знаем какой оно длины, на пару минут или больше. Долго торчать внутри нам аномалия не позволит.

— Что, так и будем туда-сюда бегать, а если опять заряда не хватит, — нахмурившись зашипел Влад. — Значит за несколько заходов всё узнаем. Делов-то…

Выглянув из-за уступа скалы Петрович насторожённо всмотрелся в мелкий кустарник на вершине склона и пытаясь что-то разглядеть, прошептал:

— В город надо было ехать к Санычу. У них, у военных, голова по-другому работает. Глядишь и подсказал бы что-нибудь дельного. Да и риска меньше.

Может ничего не получится у нас здесь — энергия не та, или мощности мало будет.

— Петрович, сейчас-то что рассуждать, полдела уже сделано. Осталась ерунда.

— Не спокойно мне, Владя, предчувствие у меня нехорошее. Пошёл у тебя на поводу, думал просто всё будет — придём, поставим, зарядим, проверим. А что получилось?

— Что?!

— Ты действительно не понимаешь или прикидываешься? Я же говорил — символ там, как на медальоне, точь-в-точь.

— Да мало ли похожих рисунков!

— Скажешь тоже. Ладно, разберёмся.

Они постояли ещё несколько минут в полной тишине.

— Вроде тихо, — заулыбался Влад. — Дядь Вань, давай начинать. Быстрей начнём, быстрей уйдём.

— Проверь, часы нормально работают?

— В порядке!

— Ну, тогда пошли. Ступай вперёд.

Войдя в грот, Влад прямиком направился к плоской глыбе, под которой начинался тоннель.

В одной руке он держал блокнот, с прикреплённым к нему фломастером, в другой, в кулаке, сжимал пирамидку.

Владислав не задумываясь выбрал правильное направление. С тех пор, как они ещё пацанами прятались здесь, играя в разведчиков, ничего не изменилось.

В лицо пахнуло влажным теплом и запахом прелости.

«Дождей давно не было. Наверно из прохода тянет», — промелькнуло в его голове.

Иван Петрович быстро установил «цифровик» у входа и теперь добросовестно подсвечивал ему фонариком, сжимая в другой руке плёночную камеру.

Влад, ещё снаружи немного мандражирующий, с каждым шагом чувствовал себя всё увереннее: «Ну и Петрович, умеет же страху нагнать».

Подойдя к плите, он разжал кулак с пирамидкой, выбирая куда её поставить.

— Вон, видишь нарисовано, туда и ставь, вернее будет, — сзади, ярким лучом фонарика, Петрович пытался указать ему то место, где обнаружил символ.

— Смотри-ка, неужто вновь заблестела или свет на неё так падает, — обратил внимание Владислав, скользнув взглядом по серебристым граням артефакта.

Сразу после этого он почувствовал тепло, исходящее от корпуса пирамидки к его ладони.

Послышался лёгкий хлопок и слабое жужжание — грот озарился жёлто-зелёным свечением.

Перед Владом, как и прежде, возникла голограмма.

— Вот это да, сработало! — обрадовался он. — Даже ждать не пришлось.

Завершение рискованного мероприятия расслабляло — теперь не надо ничего придумывать и ломать голову над тем, где искать подходящий для зарядки энергоисточник.

— У нас всё получилось, — облегчённо выдохнул Владислав, но тут же уловил внутри себя странное, неизъяснимое чувство сомнения: «Что-то не так, как было раньше. Пирамидка не расширяется в разные стороны, а спокойно лежит у меня на ладони».

«Прошлый раз я был в нескольких метрах от неё, и чтобы произошло включение, пирамида сканировала пространство ища источник, который пытался её активировать, для подтверждения энергетического кода», — быстро сообразил он.

Придя в себя от нежданно нахлынувшей эйфории, Влад собрался: «Всё только начинается. Рано успокаиваться. Неизвестно какого рода информация содержится в сообщении и вообще, я не только ничего не понял, а в конец запутался от сменяющих друг друга неизвестностей».

— Да-а… — протянул Петрович, — вот уж действительно подфартило.

— Дядь Вань, не тупи, включай скорее «цифру».

— Ой, ну, конечно! — спохватился доктор и бросился к выходу. — Сейчас. Готово!

Когда Влад повернулся к голограмме она ожила, словно вычислив его заинтересованный взгляд, подтверждающий готовность слушать:

— Сынок, если ты получил это сообщение, и я не смог пообщаться с тобой лично, значит, мои опасения подтвердились — произошёл худший вариант развития событий.

Так как за всё это время я не нашёл способа связаться с тобой, то вероятно меня нейтрализовали.

В вашем понимании это смерть — прекращение существования физического тела.

При высоком уровне развития нашей… нашей с тобой цивилизации, это не так страшно.

Оставшееся после гибели физического тела сознание, перемещается в искусственно созданную «форму-оболочку» — изоморф, заранее выращенный из твоих собственных клеток. Этот процесс в нашем мире давно отработан и происходит автоматически — срабатывает «особая программа-диспетчер» поддерживающая связь между заготовленной «оболочкой» и подлежащим замене организмом.

Это сопоставимо с очисткой оперативной памяти компьютера, которое лечится обычной перезагрузкой, или реинсталляцией из архива.

Но, если при помощи магии сознание вместе с телом было блокировано — помещено в специальную изолирующую камеру, то самому оттуда не выбраться.

Ты не ослышался, я сказал магии.

В вашем мире этот термин из разряда сказок, а мы давно и успешно используем её. Но об этом чуть позже.

После «блокировки», пойманные подвергаются процедуре сканирования, где из них пробуют извлечь нужные сведения. Когда ничего добыть таким образом не получается, то их за ненадобностью, как правило, развоплощают.

Это уже гораздо хуже — сравнимо с низкоуровневым форматированием основного жёсткого диска компьютера.

Есть малая вероятность спастись — в момент блокировки, успеть перекинуться сознанием, в более тонкие, верхние планы мироздания, в другую реальность.

В теории, я допускаю этот вариант, но осуществимость возврата оттуда, не рассматриваю, т. к. это будет пребывание на альтернативной грани бытия, совсем в ином формате.

После того, как отзвучали инструкции по применению артефактов из шкатулки, были названы географические координаты какого-то убежища, где хранились личные вещи отца.

Пирамидка выдала короткое пояснение касаемо означенного хранилища: «Подробно про это место не рассказываю. Если понадобится, то используя полученные сведения ты с лёгкостью во всём разберёшься».

Далее следовал десятизначный цифровой код и фраза — «Добро и зло неотделимы».

— Теперь немного о себе, — продолжил вещать голос отца, исходящий от пирамидки. — Моё настоящее имя, данное при рождении — Логенарто. Я житель планеты Эльсияна из галактики Пейкинара, расположенной на расстоянии полутора десятков миллиардов световых лет от Земли.

Сейчас она пребывает за пределами видимой вами части Вселенной, но, возможно, когда-то вы обнаружите её и узреете наше прошлое — дошедшие до вас отблески далёких звёзд позволят наблюдать начальные стадии формирования нашей планетной системы, тогда как на самом деле пройдёт достаточно большой срок её существования. Ведь скорость света не столь велика, когда речь идёт о необозримых просторах Космоса.

Наша раса очень древняя и за долгие годы своего развития мы добились огромных успехов.

Постигая единую природу пространства-времени, мы сумели создать устройства, изменяющие форму объективной реальности, характеризующуюся протяжённостью и объёмом.

Это дало нам возможность перемещать звездолёты на огромные расстояния космического пространства, за относительно короткие промежутки времени.

Меня направили к вам на Землю, в статусе старшего агента секретной службы Центра.

Далее был указан его именной код и позывные…

Вот уже много лет, с научной целью, мы ведём наблюдение за планетой Земля, как и за многими другими небесными телами, в самых разных уголках мироздания.

Как мне известно, помимо нас, за вами осуществляется наблюдение ещё двумя расами — это Гетронтисы и Заркалы.

Ведётся только наблюдение, без вмешательства. Мелкие соприкосновения на бытовом уровне не учитываются.

С недавних пор к планете Земля, населённой разумом, стала проявлять интерес раса космических разбойников. Они называют себя Геонмии. У них всегда одна цель — завладеть энергоресурсами.

Когда стало известно, что Геонмии готовятся к захвату вашей планеты, чтобы использовать её как очередную сырьевую базу, я получил задание отслеживать их подготовку к осуществлению вторжения и докладывать об этом в Центр — главенствующий орган сложной структуры исполнительной власти.

За этим сообщением последовало лаконичное изложение мер, предпринятых для предотвращения попытки вторжения на Землю, «убедивших» Геонмий отказаться от своих коварных замыслов.

Потом шёл короткий рассказ о жизни населения планеты Эльсияна, её животном мире, природе, природных ресурсах, которые не были исчерпаны до конца — в отличии от того, как предрекают нам наши Земные учёные.

Далее шла речь о том, как эльсиянам удаётся преодолеть неизбежное старение физического тела, путём применения пилюль многоразового употребления — «керивазотов».

Затем было рассказано о существовании магических школ и даже академий, обучающих всех тех, кто изначально предрасположен к восприятию и работе с определёнными видами энергий.

Развитию магии как науки способствовал более насыщенный, чем на Земле, общий энергофон планеты Эльсияна.

Закончилось сообщение короткой фразой:

— Прости меня сын, всё должно было быть иначе.

Наступила тишина.

Влад, резко присев на корточки, накрыл пирамидку ладонью — голограмма пропала.

Нагнувшись за блокнотом, он незаметно промокнул рукавом выступившие слёзы:

— Хорошо бы маме дать послушать. Слышь, Петрович? Всё-таки я не понял почему о том, как заряжать пирамидку упоминается вскользь и не придаётся должного значения. Может это слишком просто и допускается использование обычного обогревателя, а мы в тайгу попёрлись. Ну конечно, раз инопланетяне значит должно быть что-то экстраординарное!

— Надо будет дома попробовать, — взглянув на напарника, предложил Владислав. — Как думаешь?

— Теперь много чего, надо… — вяло пробормотал тот, безвольно опуская голову и начал оседать вниз, сползая спиной по стене.

Засовывая в карман куртки пирамидку с блокнотом Влад подскочил к нему и подхватил под локти.

— Сейчас, сейчас, уже уходим, — скользя и оступаясь на камнях, он вытащил доктора наружу.

— Как не вовремя тебя прихватило, дядь Вань, — посетовал Владислав и только теперь обратил внимание на то, что руки Петровича судорожно сжимают включённый фонарик и камеру.

Не сумев разжать пальцы, сомкнутые мёртвой хваткой, он оставил это бесполезное занятие и просто выключил их.

— Давай-ка уберёмся отсюда, куда подальше, — захрипел от натуги Влад, волоча бесчувственное тело по тропе, пока, выбившись из сил, не рухнул на землю.

Отдышавшись, он сначала слегка, затем всё сильнее начал трясти и хлопать по щекам Петровича:

— Очнись. Дядь Вань. Очнись же, ты. Даже не пошевелился.

Нащупав на его шее пульс, Владислав немного успокоился: «Сердце бьётся — живой. Значит должен прийти в норму».

«Для начала надо с тропы уйти, — подумал он, присматривая временное убежище, — хотя бы вон за тот пригорок».

— Тяжеленный какой, зараза, — засопел парень и ухватив Петровича за подмышки потащил к небольшому холмику, густо заросшему высокой травой и кустарником.

«Довольно укромное местечко», — удовлетворённо отметил свой удачный выбор Влад.

Предприняв ещё несколько тщетных попыток растормошить напарника, он собрался с мыслями: «Путь назад не близкий — по лесу, да ещё вдоль болота, я бы его всё равно не донёс, а здесь нас не видно — можно отсидеться. Главное — не суетиться и сохранять спокойствие.

Доктор верно сказал — мы владеем ценными сведениями, и любая ошибка может стоить нам очень дорого. Пока всё идёт нормально и, если бы не эта досадная оказия, мы, наверно, уже в город ехали бы, к Санычу. Придётся чуток обождать, вот очнётся Петрович, тогда и решим, как поступить.

Думаю, что один день особой роли не сыграет».

Солнце скатилось за верхушки деревьев. Наступили сумерки.

«Скоро совсем стемнеет — надо готовиться к ночёвке, — озаботился Влад. — Жаль, что костёр разводить нельзя — камуфляжники могут заметить».

Решив чем-то занять тягучее время ожидания, он начал было снимать со спины рюкзак чтобы осмотреть его содержимое — не завалялось ли чего съестного, как вдруг, вскочил на ноги и рванул к гроту, чуть не заорав: «Там же, “цифра” осталась! Бог с ней с камерой, но информация…»

«Отснятое видео, нельзя оставля… а-а-а… ать», — споткнувшись о камень, он со всего маха ухнул лицом в песок.

Вставая и отряхиваясь, парень потёр ушибленное колено: «Вот чёрт! Надо фонарик достать, а то как я в потёмках цифровик найду?»

«Так вроде и не темно, — внезапно обнаружил он, удивлённо озираясь по сторонам. — Чудеса — на небе звёзды, а светло как днём!»

Владислав, специально глянул вдаль, для проверки зрения — отчётливо, но с зеленоватым отливом, был виден выступ на скале, за которым они прятались с доктором, перед тем как войти в грот.

Чуть дальше, так же чётко, просматривался и сам вход.

Всё ещё не веря в происходящее Влад, прихрамывая, подошёл к проёму, ведущему внутрь скалы: «Это ж надо, какие у меня способности открылись!»

«А что тут такого — мой отец инопланетянин и его гены передались мне по наследству», — как бы скромно рассудил он, испытывая в глубине души небывалый восторг от новых возможностей своего организма.

Его так и распирало от гордости — вот он какой, никому ранее неизвестный, из глухого таёжного села которое не на каждой карте отыщешь, теперь наверняка станет популярной личностью.

Конечно, трудно удержаться и не помечтать, когда у тебя имеется то, чего нет у других.

Влад выпал из реальности наслаждаясь собой. Это плохие мысли стараешься вытряхнуть из головы, а приятные…

И волна неуёмной фантазии нахлынув бурным потоком, ублажая его самолюбие вскружила голову, подпихивая всё более и более невероятные сюжеты: «Подумаешь, аномалия! Она на меня теперь не действует. Вон Петрович, до сих пор не оклемался, а я как огурчик!

Это лишь начало. Посмотрим, что будет, когда я использую артефакты из шкатулки.

Да за одно это… за это… я готов… да я-я-я…»

Себя он осознал в туннеле.

Под кроссовками противно хлюпало, ледяная вода доходила до щиколоток и не промокни ноги, он, наверно, так и не опомнившись наскочил на стену, которой обрывался проход.

«Какого чёрта? — Влад осмотрелся. — Тупик».

— Где я? — удивился он и стал напряжённо копаться в своей памяти, пытаясь вспомнить, что же такое с ним стряслось. — Да это ж тот туннель, что рядом с плитой начинается и ведёт вглубь «гряды». Ну Петрович, мастак байки травить — тупик здесь. Правильно тот «молодой» экстрасенс-разведчик говорил. Правда, непонятно от чего он тут мозгами съехал?

«А сам-то как думаешь? Как ты под землёй очутился? Неужто не понимаешь, что с тобой не всё в порядке?» — промелькнуло у него в голове.

«А ведь и правда, здесь что-то ненормальное творится, — одумался Влад, борясь с нарастающим головокружением и с трудом удержался на ногах. — Это ж надо, какая бредовая фантасмагория привиделась. Чего это я навыдумывал? Сроду такого не было».

Волны тщеславия так приятно ласкавшие его, по-юношески наивный рассудок, куда-то схлынувшие, с новой силой ударили в голову: «А что собственно и было-то?! Чего такого хорошего я видел в жизни, кроме огорода, разбитого мопеда, да отчима-пьяницы?

Я только сегодня по-настоящему понял, и думаю, что знаю…»

«Знаю? — он резко осёкся, мысли прояснились. — Ничего я не знаю, даже отца.

Как холодно, ног совсем не чувствую. Да они сырые насквозь».

«Нужно скорее выбираться из этого места, — спохватился Влад. — Если со мной что-то случится, то я так и останусь в туннеле. Никто не догадается искать меня здесь».

«Ну вот, опять…» — он обеспокоенно насторожился чувствуя, как по телу растекается тепло и накатывает уже успевший понравиться поток наваждений, увлекающий в водоворот сладостных грёз и соблазнов.

Лёгкий ветерок рассеивая мысли, пробежал по затылку, унося с собой, в никуда, оставшиеся крупицы здравости.

Пьянящий дурман обволок мозг и блаженная, сладкая истома овладела Владом:

— Так хорошо! Может я сплю? Лежу где-то там, рядом с Петровичем и всё что произошло и сейчас происходит — сон. А может меня уже вообще нет?

— Довольно, — испугался Влад, — это уже перебор.

Нечто, внутри него, распространяющее свои цепкие щупальца по всему телу, вдруг сжалось и холодной тяжёлой каплей соскользнуло вниз. Ноги обдало холодом…

«Как сыро! — вздрогнул Владислав и очухавшись саданул ладонями о стену, находившуюся перед ним, чтобы ощутить реальность случившегося. — Тупик? Ну конечно, я в туннеле!»

Ладони обожгла боль, и Влад с ужасом увидел, как они наливаются красным пульсирующим светом.

Он поднёс их ближе, к самым глазам и коснулся лица. Пунцовые ладони, застыв перед ним на прежнем месте, на уровне груди, так и продолжали мерцать.

«Не может быть, вот это доигрался, — шлёпнув себя по щекам, ужаснулся Влад. — Как же так, я ведь чувствую их? Ну вот же они! Так и есть, я кажется рехнулся».

Рассудок, устав бороться с необъяснимыми страхами, решив облегчить тягостные страдания, попытался покинуть его, отключив сознание. Слишком много всего и сразу навалилось на паренька сегодня.

Перед глазами всё закружилось — пошатнувшись, Владислав вскинул руки и оперевшись о стену заметил, что его ладони оказались рядом с теми, которые ввели его в заблуждение.

«Ну надо же, а я уж подумал…» — Влад на мгновенье впал в ступор, но быстро пришёл в себя. Его охватило какое-то необъяснимое чувство — долгожданного облегчения и радости, наверно, сродни тому, которое испытываешь после первого прыжка с парашютом. Когда не совсем понятно, чему больше обрадовался — тому что сумел проявить характер, преодолев свой страх или тому, что парашют раскрылся и ты благополучно приземлился.

Сначала тихо, а затем всё громче и громче, он начал смеяться:

— Слава Богу! Я, это «Я», и я не сошёл с ума!

Пытаясь восстановить сбившееся дыхание, Влад мизинцем (не так жалко), быстро прикоснулся к самому краю одной из ладоней, мерцающих на стене.

Ничего не приключилось, только внутри головы, что-то вновь пробудилось.

Влад резко оборвал это состояние, продолжающее накатывать тёплыми волнами.

— Хватит мне голову морочить, — закричал он, приходя в ярость, поднимая планку злости до максимума. — Думаете, одни вы, умные? Ни фига. Свой урок, я уже получил. Это просто защита тут у вас такая — психотропная.

— Я всё понял, не дурак, — что есть силы крикнул Владислав и как бы в подтверждение сказанного зачем-то хлопнул по ладоням что были на стене.

«Совсем сбрендил, решил с инопланетянами в ладушки поиграть?» — хватился он, прежде чем его руки, не встретив никакого ограничения, проскочили в пустоту за стеной.

Не найдя опоры, теряя равновесие, Влад вверзся во что-то мягкое и тягучее…

Возникшее ощущение погружения в желеобразную массу, сопровождалось лёгкой вибрацией, волнообразно прокатившейся по всему телу. Вдруг, одновременно с появившейся лёгкостью, как будто было преодолено какое-то препятствие, он скользнул сквозь стену и вывалился с другой её стороны. Во всяком случае она оказалась у него за спиной, где на уровни груди по-прежнему красовались «красные перчатки».

Оказавшись по ту сторону преграды, Влад машинально встряхнул плечами — рюкзак на месте.

Он снова стоял в туннеле, только под ногами ничего не хлюпало — было сухо.

— Вот это чудеса, я даже не понял, успел закрыть глаза, или так и провалился, с открытыми.

Ощутив, как к низу живота опять стало подбираться что-то тёплое и до боли знакомое, он зло ухмыльнулся: «Урок номер два? Ну сколько ж можно, не боюсь я вас. Уже учёный».

Пока не зная куда попал, Влад решил не шуметь и осторожно сделав несколько шагов вперёд, остановился, оказавшись на перекрёстке.

Тот тоннель, в котором он сейчас находился, пересекался более широким, и через несколько метров оканчивался, упираясь в тупиковую стену с мерцающими на ней отпечатками ладоней жёлтого цвета.

«Ещё одна дверь, — отметил для себя Влад. — Вернее, вход, или выход. Любопытно.

Выйти я всегда успею, попробую-ка выяснить что находится в этом подземелье».

Решив обследовать широкую ветвь, он осмотрелся, запоминая своё местоположение и свернул направо.

Через десяток метров, он вновь оказался на перекрёстке. Основной, как предположил Влад, широкий проход, перекрещивался с такими же узкими тупиковыми ответвлениями, как те, откуда он вышел — шагов по пять, в каждую сторону.

На стенах, в которые они упирались, тоже имелись мерцающие на уровне груди отображения ладоней. С одной стороны — синие, с другой — оранжевые.

Продвигаясь по основному проходу, Влад ещё пару раз натыкался на пересечения, с тупиковыми боковыми отводами, подобными предыдущим. Все они были одинаковыми — по пять шагов, в каждую сторону и в каждом из них присутствовали мерцающие, разноцветные ладони — их окрас нигде не повторялся.

Постепенно проход стал забирать влево и вскоре Владислав увидел, что этот широкий коридор заканчивается, натыкаясь на стену со светящимися ладонями яркого белого цвета.

— Тупик, надо поворачивать обратно.

Возвращаясь, Влад насчитал четыре перекрёстка.

Самым последним из них был тот, откуда можно вернуться домой.

«Вот и мой поворот. Пройду-ка я ещё немного дальше, по прямой, не сворачивая, а то заплутаю. Надо же посмотреть, что в конце коридора — куда он приведёт. Может я на инопланетную базу наткнулся. Ведь не просто так кто-то эти ходы прорыл. Целый подземный комплекс отгрохали — вон сколько входов-выходов, только странствующих туристов не хватает, для полноты картины».

«Идиот, не расслабляйся, — мелькнуло в голове, — чужое здесь всё. Они только этого и ждут».

Словно в подтверждение его опасений внизу живота ощутился жар, который жгучими ручейками начал шустро распространяться по телу.

«Ну вот, началось, — встревожился Влад. — Если они как-то воздействуют на моё сознание, может стоит отвлечься разными посторонними мыслями?»

Он собрался и сделав над собой усилие стал вести внутренний диалог, уничижая себя обидными фразами: «Возможностями своими необычными возгордился, а что ты можешь? Лично ты, что можешь? Пока, за тебя всё папочкины гены делают.

Помочь ему захотел? Думал найдёшь его, и он похвалит — какой ты у меня герой».

— А и вправду, нехорошо получается, — замедляя шаг, рассудил Влад. — Петровича бросил… маму, сестру. Наверно пора возвращаться.

Он попытался здраво оценить ситуацию, но внутри него всё так и бурлило от закипающей злости.

От нахлынувшей волны возмущения и негодования Влада затрясло: «Возвращаться?! Как бы не так! Эти “неземные” убить меня надумали. Пытались в разум влезть…»

Сам того не замечая, он сильно разозлился, его рассудок охватил пламень гнева: «Богами себя возомнили?! Можно им всё понимаешь ли! Какие-то козявки вроде меня под ногами мешаются?! Теперь моя очередь. Что, попрятались?! Сволочи-и-и…»

Владислав побежал вперёд, размахивая кулаками, разбивая их в кровь о стены прохода.

Он бежал не замечая, как каменные стены уступили своё место выложенным из кирпича.

Он бежал, и глаза ему застилала ярость.

Влад машинально выставил перед собой руки, не успевая остановиться, когда внезапно его внимание выхватило возникшую на пути преграду.

Не встретив препятствия, но ощутив уже знакомую вибрацию, он со всего разгона проскочил через что-то, блеснувшее серебром и выскочив из тоннеля плюхнулся в воду.

Коснувшись ногами дна, он быстро распрямился и с изумлением обнаружил, что стоит почти посередине небольшого проточного водоёма округлой формы, глубиной чуть выше его пояса.

— Ух ты… хорошо хоть невысоко, — поёжился Влад, оглянувшись назад.

За спиной, откуда-то сверху, перекрывая тоннель в стене, из которого он вывалился, спадали упругие струи холодной воды, наполняя собой чашеобразное вместилище этого бассейна.

Он осмотрелся по сторонам: «Это куда ж меня занесло? Никогда не видел таких больших пещер. Да она, видать, рукотворная».

Её размер был много больше футбольного поля.

Из-под высокого свода, в некоторых местах, в огромный зал проникал рассеянный дневной свет.

На гладко отшлифованных каменных стенах, кое-где крепились факелы.

Его слуха коснулся отдалённый монотонно-протяжный хор голосов.

Мелодичное пение, приглушаемое шумом водопада, гулким эхом разносилось по всему залу.

В центре этого огромного помещения горел костёр, вокруг которого сидели люди в чёрных балахонах, полностью скрывающих их тела.

Один из них одетый во всё белое, спадающее до самой земли, стоял возле огня с воздетыми вверх руками.

«Наверно это монахи, — предположил Владислав. — Отчего же нет, ведь похожи».

Все это зрелище и мрачноватая обстановка помещения, как бы являли собой сценические декорации для реконструкции исторических событий раннего средневековья.

Влад сразу вспомнил как недавно смотрел приключенческий фильм, где было нечто подобное и его воображение захватила та призрачная атмосфера, в которой размываются границы между реальностью и фантазией.

В растерянности, так и продолжая стоять в воде, он никак не мог решить, что делать дальше и вдруг поймал себя на мысли: «Почему не сработал инстинкт самосохранения — вместо того, чтобы где-то притаиться, стараясь быть незамеченным, я остаюсь у всех на виду?

Может потому, что я попал сюда совершенно случайно, без злого умысла, хотя вначале был очень сердит на пришельцев, за бесцеремонное вторжение в мой разум. Вернее, не на них, а на установленную ими систему защиты от проникновения посторонних.

Кроме того, если я, появившись из ниоткуда, сразу побежал бы прятаться, то это могло бы насторожить монахов, что сидят возле костра — ведь тому, кто хочет утаиться, есть что скрывать».

— Может они вовсе и не люди? — засомневался Влад.

— Как не люди, а пальцы, лица, одежда, пение… — услышал он свой внутренний голос. — Тебе ведь удалось разглядеть их. К тому же, ты бы вряд ли приложил свои ладони к тем светящимся отпечаткам на стене, если вместо человеческих, там были отображены какие-нибудь звериные лапы.

— Да, действительно, — согласился он, прерывая внутренний диалог.

— А я оказывается стал неплохо видеть, с такого большого расстояния, — поразился своей новой способности Владислав и не спеша стал обходить водопад чтобы, заглянув за него, получше рассмотреть то место, откуда вывалился в пещеру.

«Если я сейчас пойду к костру, весь мокрый и чумазый, то неизвестно как отреагирует эта братия, — стараясь следовать логике, рассудил он. — Вдруг у них, что-то важное происходит, а тут я — здрасьте вам.

Наказать могут — казнить, например. Я же не знаю где оказался и какие здесь порядки.

Пусть себе поют, а я тем временем осмотрю тоннель, приведший меня сюда — мне же по нему назад возвращаться. А может самое время домой рвануть, пока не поздно?»

Стена отделялась от водоёма невысоким парапетом, шириной в пару метров.

Сразу за водопадом была ниша, а в ней сиял большущий, яркий квадрат, отливающий серебром.

По нему частыми волнами, сверху вниз, пробегали энергетические всполохи.

— Вот и выход из тоннеля, — определил паренёк, решив подойти поближе, чтобы более внимательно обследовать проход.

Шум падающей воды заглушил пение и повернувшись к центру зала Влад увидел, что головы монахов обращены в сторону водоёма, а тот, в белых одеждах, которого он принял за верховодца, быстро приближался к водопаду.

«Надо было сразу покинуть бассейн, — с досадой подумал Владислав, направившись ему навстречу. — Как знать, может находясь в нём я оскверняю их святыню».

Шёл он нарочито медленно, стараясь не уронить достоинства и ничем не выказать своё беспокойство.

Монах убавил резвость и постепенно замедлил шаг. Не дойдя несколько метров, он остановился и молча, не отрывая глаз уставился на Влада, словно чего-то ожидая.

От этого тяжёлого взгляда у того по коже побежали мурашки, а в верхней части головы возникло ощущение лёгкого покалывания.

— 13 -

Открыв глаза Иван Петрович увидел небо.

Из-за горизонта показались первые лучи солнца. Летний день только начинался.

Стараясь согреться, он поёжился и опёршись на локоть привстал, чтобы осмотреться.

«Что случилось, как я сюда попал? Почему лежу на земле?» — недоумевал Петрович, с удивлением обнаружив покоившийся в руке фонарик.

Силясь вспомнить подробности минувшего дня, доктор заставил себя подняться.

Заметив возле ног плёночную камеру, он просиял: «Пирамидка зарядилась и заработала! Мы дослушали послание…»

— Что же было потом, где Влад?

Так и не сообразив до конца, что произошло, Петрович неторопливо спустился на тропу и слегка пошатываясь, побрёл в направлении грота.

Возле входа в грот, среди камней, заиграл солнечный отблеск.

«Что бы это могло быть?» — попытался угадать Иван Петрович, пристально всматриваясь в блестящий предмет.

— Вот засранец, «цифровик» забыл забрать, — заворчал доктор. — Я столько денег отвалил за импортный аппарат, а этот мальчишка… Куда ж его унесло? Владя, ты где? Вла-а-а-ад…

Вдруг, обрадовавшись своей идее, Петрович кинулся к цифровой камере, установленной на большом валуне при входе: «Вот только, записалось ли?»

— Сдохла, — огорчённо вздохнул он, и, что-то вспомнив, начал лихорадочно шарить по карманам.

— Где-то должен быть запасной аккумулятор. Я же брал…

— Ага, нашёл! — его лицо просветлело, а в глазах мелькнула искорка надежды.

— Это я помню… дальше… дальше, — забубнил Иван Петрович, просматривая видеозапись.

— Стоп! — вскрикнул доктор, увидев себя, теряющего сознание. — А вот отсюда, поподробнее.

— Выходит, пещеру мы покинули вместе, — заключил он, наблюдая как Влад выволакивает его наружу.

Видя, что изображение долгое время остаётся без изменений, Петрович переключил воспроизведение записи в режим ускоренного просмотра.

— Погоди, а это что? Почему он вернулся?

Всматриваясь в откидной дисплей камеры, доктор прислушался:

— Не разберу о чём он говорит. Вроде ругается… Уж не на меня ли? Куда тебя понесло, дурында?

Убедившись, что Влад спустился в проход и не вернулся, Петрович сник: «Эх, Владя, я же рассказывал, нельзя туда…

Что теперь я скажу твоей мамке? Зачем потащил тебя на гряду?»

«Найти Владислава живым нереально — прошло слишком много времени, — бились мысли в его голове. — Нужно хоть тело вынуть, негоже его там оставлять».

«Сумею ли я это сделать? — усомнился он и тут же одёрнул себя. — Ну-ка соберись, болван старый! Не по твоей ли вине парень сгинул?»

Наконец, взяв себя в руки, Петрович стал соображать, как поступить дальше: «Насколько далеко, мог уйти Влад по тоннелю? Предположим на километр или ближе.

Он шагом шёл, а я побегу — по молодости километр за 3,5 минуты преодолевал.

Сначала найду, а уж потом, за несколько раз, с передыхом вытащу. Самому бы там не остаться.

Меня это не страшит, но тогда никто ничего не узнает про инопланетян.

Может в село вернуться? Передать Лене видеокамеры и обратно…

А вдруг парнишка ещё жив? В таком случае чего зря время терять?»

Перед спуском в проход Иван Петрович проверил шнуровку ботинок и работу фонарика, затем глубоко и часто дыша провентилировал лёгкие.

«Вперёд!» — скомандовал он себе и начав мысленный отсчёт времени, опрометью бросился в зияющий чернотой проём.

Доктор бежал быстро, стараясь не обращать внимания на противное хлюпанье под ногами.

Прямой тоннель позволял фонарику доброкачественно высвечивать внутреннее пространство и вскоре луч упёрся в стену.

— Правду значит говорили — тупик. А я-то думал, что этот ход длиннее, под всей «грядой» идёт. Где же Владюха?

Обстукивая свободной рукой поверхность тупиковой стены, он закричал, зовя Влада, но никто не отозвался.

Чувствуя, как быстро кончается отведённое на поиски время, Петрович решил не задерживаться на одном месте, а идти назад шагом и более подробно осмотреть внутренности тоннеля.

Наплевав на осторожность, он медленно продвигался в обратную сторону, освещая фонарём все неровности, силясь обнаружить боковые ответвления и скрытые проходы, которые мог пропустить во время быстрого бега.

«На видео хорошо видно, что Влад не возвращался, — размышлял доктор. — Тут и деться-то некуда. Где ж его тогда искать?»

«А как всё удачно сложилось — пирамидку даже заряжать не пришлось, вошли в грот она и включилась, — вспомнил он. — В город собирались ехать, к Санычу…»

Внезапно Петрович почувствовал, как в груди занимается огонь, распространяя свой жар по всему организму. В теле появилась тяжесть, в ушах зашумело, а в голове зазвонил колокол, каждым своим ударом вызывая сильнейшие приступы острой боли.

«Пора на выход, что-то я здесь подзадержался», — смахнув рукавом, выступивший на лбу пот, он ускорил шаг, с большим трудом переставляя ноги, словно налившиеся свинцом.

Ощутив сильное головокружение, доктор припал к стене скрючившись от приступа тошноты, который немного облегчил его мучение — боль отступила. Голова прояснилась и нахлынувшие воспоминания из далёкой и буйной молодости, бурной рекой понеслись внутри неё, стараясь подменить собой все другие мысли. Стремясь размыть и унести в своём потоке, желание выбраться наружу.

Неожиданно в его воображении всплыл образ Лены.

— Леночка?! Прости дорогая, не уследил я за твоим парнем, — как бы оправдываясь пробормотал он, пытаясь объяснить свою, как теперь оказалось, непростительную глупость.

— Я ж как лучше хотел… Думал так быстрее будет…

Придём, зарядим пирамидку и дослушаем до конца послание.

Кто ж знал, что так получится.

Нет его здесь, хорошая ты моя…

Куда делся, не знаю, но я найду…

В первый раз Иван Петрович увидел Лену в местном «Сельпо», куда зашёл купить хлеба и сушек к чаю.

Он сразу приметил стоящую возле продавца довольно милую молодую женщину.

Петрович всего месяц как перебрался из Москвы в таёжную глушь и мало кого знал из сельчан. Вот и решил наладить контакт с приятной незнакомкой, даже заигрывать с ней пытался, на выходе из магазина. С тех пор и запала она в его душу.

Повезло ему в тот день. Настроение было хорошим, на душе радостно от того, что успел заснять на видеокамеру странное свечение. Он как раз собирался возвращаться из леса, с «Каменной гряды», когда в небе, метрах в трёх, над огромной глыбой завис ярко светящийся шар размером с большой арбуз, чуть смещаясь вверх-вниз.

Как только Петрович решился подойти к нему поближе, чтобы получше рассмотреть, неизвестный объект устремился вниз и соприкоснувшись с землёй исчез.

Всё это ему и удалось запечатлеть на «цифровик», а также посчастливилось набрать достаточное количество образцов грунта с места падения НЛО, которые можно было отвезти в город, на экспертизу.

Общение Ивана Петровича с Леной было недолгим — затянула его «гряда», некогда было шашни крутить, а там и Жорик с дружками объявился, так не вовремя.

Возникший образ любимой женщины, постепенно тускнея, начал отдаляться.

Видя, что теряет её, доктор рванулся вслед, вытянув руки:

— Не обижайся… Останься Леночка, позволь хотя бы издали на тебя посмотреть.

Зацепившись ногой за камень, Петрович поскользнулся и упал, окунувшись лицом в холодную жижу.

— Где я? — встрепенулся он, чувствуя, как по телу пробежал неприятный озноб, а в груди заныло от нарастающей тревоги. — Всё ещё в тоннеле?

— Нельзя внутри оставаться, надо выбраться и рассказать Лене, про мужа, про сына, — не найдя в себе сил подняться, незадачливый спасатель полз к выходу, продолжая бороться с навалившимся на него необычным состоянием тоски и безысходности.

— 14 -

Выключив звеневший будильник, Иван Петрович позволил себе ещё немного полежать в кровати, прокручивая в голове всё случившееся за прошедшие сутки.

Слишком уж много проблем образовалось, за столь короткое время.

После того как доктор перебрался из Столицы в эту, как ему показалось, всеми забытую глушь, он не сразу сумел подстроиться под размеренный ритм глубинки. Все дни которой были как близнецы.

Редко каким интересным событиям удавалось достичь этих мест. Похоже, все они вязли в гуще леса, окружающего близлежащие окрестности, так и не добравшись до села.

В последнее время, эти события, да какой там события — сенсации, сыпались на его голову как из рога изобилия, а вместе с ними и загадки.

Создавалось впечатление, что чем больше головоломок он старался решить, тем больше их становилось.

«Куда делся Влад, войдя в тоннель? — в который раз спрашивал себя Петрович и не найдя подходящего объяснения строил предположения. — Выйти с другой стороны он не мог, там тупик. Если бы потерял сознание и упал, выбившись из сил, то его тело я обязательно обнаружил бы. Ну, некуда там деться.

А вдруг Влад в скрытую западню угодил? Неосторожно задел за что, сдвинул или наступил, что-то открылось и он куда-то провалился.

Вопрос, зачем всё это кому-то делать, если там и так смертельно опасно?

Ответ, значит это не ловушка, а какой-то тайный проход, или ещё Бог знает что. Чтобы это “невесть что” найти нужно время, много времени, а находиться там долго нельзя.

Итак, какие выводы? Никаких, опять только одни вопросы и догадки.

Но ничего, вот приеду в город, может Саныч что подскажет».

Доктор заставил себя встать с кровати и подошёл к окну: «Пора, надо собираться».

Утро встретило его проливным дождём, который судя по множественным лужам, успевшим накрыть половину двора, начался ещё ночью.

Иван Петрович не занимался посадкой огорода, и не собирался обустраивать территорию вокруг дома — сажать деревья или ставить парник. Везде была трава, лишь вдоль забора, кое-где росли кусты дикой малины.

Практически всё своё личное время он посвящал «гряде» и амбулатории где, оставаясь после работы, проводил различные исследования.

Ему, как бывшему жителю крупного города, трудно было привыкнуть к сельскому образу жизни, состоящему в основном из занятий по дому и работе на земле.

Когда сельчане интересовались, почему он не облагораживает свой садовый участок, Петрович отвечал:

— Лес окружающий нас даёт мне всё — грибы, ягоды, мясо. Следовательно, зачем тратить время на огород и всякую ерунду, когда и так всего в избытке.

Жены и детей я не имею, а для меня одного многого не требуется.

До того, как они с Владом отправились в грот, доктор и вправду убеждённо верил в то о чём говорил, но после всего произошедшего понял — пришло время менять жизненные устои.

Когда он чудом выбрался из тоннеля и еле живой добрался до села, то прямиком направился к дому Влада. Он наконец-то твёрдо решил признаться Лене в своих чувствах. Ведь его сердце давно и бесповоротно принадлежало только ей.

«Не время сейчас распинаться о любви, не до того, — удручённо думал он, отворяя калитку, — но, если бы не она… Не её образ, столь милый моему сердцу, не жить бы мне на белом свете.

При первой же возможности откроюсь ей, а там будь как будет.

Надо бы Ленусе помягче всё выложить про сына, ведь толком ничего ещё не известно. Зачем зря тревожить».

Лена с дочкой была дома.

Рассказав ей о приключившемся, Петрович подробно описал сложившуюся ситуацию и продемонстрировав запись с видеокамеры, сразу засобирался ехать в город, к своему другу.

— Тебе отлежаться надо, Иван, хоть денёк, — тихо произнесла Лена, то и дело смахивая неудержимо накатывающиеся слезы. — Ты же на ногах еле держишься. Ещё в аварию попадёшь, куда ты такой хворобый поедешь. Случившегося не воротишь.

— Не убивайся ты понапрасну, Леночка, не терзай свою душу, — как мог, пытался успокоить её Петрович. — Отыщется Владька. А вот папка его…

— Да я всё поняла, Ваня, из просмотренного видео. Эдвард там как живой.

— 15 -

— Только этого не хватало, — недовольно проворчал Иван Петрович, глядя в окно на хмурое небо. — Не отменять же поездку в город. Нет, больше тянуть нельзя, и так времени много упущено.

«Ничего, потихоньку доеду, — успокоил он себя, и снова посмотрев на непрекращающийся ливень прикинул. — УАЗик — хорошая машина, как раз для такого случая».

При подъезде к городу небо прояснилось и щётки лениво смахивали редкие дождевые капли с ветрового стекла автомобиля.

— Слава Богу закончилась эта срань, — отметил Петрович, наблюдая за удаляющимися тёмными тучами, которые ветер гнал прочь из города.

Доктор, достал мобильный телефон и решив разыграть однополчанина, набрал нужный номер.

Дождавшись ответа, стараясь изменить голос, Петрович начал разговор густым басом:

— Макар Александрович? Добрый день. Это вас из скорой помощи беспокоят.

— Куда пойти?

— Зачем идти, я на машине!

— А-а-а, узнал старый хрыч!

— Мой номер определился? Понятно.

— Откуда звоню? Из города. Я к твоему дому подъезжаю.

— Где встретишь? На улицу выйдешь? Договорились.

— С кем я? Один.

Петрович порадовался за хорошую и устойчивую мобильную связь — в их районе сигнал был слабый, а порой и просто отсутствовал.

«Может надо было заранее предупредить? — подумалось ему, но он решительно отогнал эту мысль. — Так надёжнее».

Через пару минут к его машине шёл высокий плотный мужчина, в щеголеватом дорогом костюме, без галстука и пиджаком нараспашку.

«А ведь ему уже под шестьдесят — старик, но как здорово выглядит. Видать, старается поддерживать физическую форму и не сдавать позиций Костлявой», — решил Иван Петрович и отворив дверцу автомобиля поспешил навстречу.

Они обменялись рукопожатием, затем обнялись и застыли в этой позиции, изредка похлопывая друг друга по плечам.

— Что ж мы на улице-то стоим? — спохватился Саныч. — Пойдём я тебя чаем поить буду, там и расскажешь, что у тебя случилось.

— А почему ты думаешь, что у меня что-то случилось?

— Да тебя в хорошую-то погоду в гости не дозовёшься, а тут как снег на голову.

— Ты как всегда прав. Один дома?

— Экий ты осторожный стал, Ваня.

— Да дело уж очень серьёзное. Слишком много я за последние дни приобрёл, а ещё больше потерял.

— Мудрёно говоришь. Пошли, ты же знаешь, что я один живу.

— 16 -

Макар Александрович и Петрович расположились на кухне. Перед ними, на столе стоял электрический самовар, вазочка с печеньем и две чашки с чаем, наполненные до краёв.

Было видно, что к чаю так никто и не притронулся.

Когда Петрович после предварительных объяснений, изложил суть своего неожиданного визита, лицо Макара Александровича приняло выражение глубочайшего изумления:

— Не думал, что меня на старости лет что-то может так удивить!

— Саныч, не переигрывай. Допустим, что у нас в стране это единичный случай, а кто сказал, что таких как Эдвард нет в Америке или где-то в другой части света?

— При таком раскладе это ещё сильнее накаляет ситуацию, — посмурнел Макар Александрович и аккуратно придвинул к себе чашку с остывшим чаем.

Видя сникшую физиономию друга, Петрович удивился:

— Неужели наши спецслужбы не отслеживают аналогичные инциденты?! Их невозможно утаить, что-то уже давно бы просочилось.

— Знаешь сколько подобной информации к нам поступает? Ты даже не представляешь, как много сейчас развелось прощелыг, желающих задурить людям голову всякого рода сверхъестественной несуразицей и неплохо на этом заработать. Правда есть и солидные организации, интересующиеся необычными явлениями, ведущие научные поиски и…

— Слушай, Саныч, а территории аномальных зон они не скупают?

— Не мели ерунды, Иван, кто ж им это позволит?!

— Макар, ты же знаешь я намеренно покинул Москву и перебрался поближе к «гряде», чтобы ничто не могло помешать мне заниматься излюбленным делом… Короче, нет теперь у меня никакой возможности проводить исследования.

Саныч пристально посмотрел в глаза Ивана Петровича:

— Ты о чём говоришь, Вань? Выкладывай, что у тебя там ещё стряслось, помимо сказанного.

Ему было хорошо известно про увлечение друга, вернее про «смысл всей его жизни», который бросив всё уехал в глушь только для того, чтобы быть поближе к любимому занятию.

— Не пускают меня туда, Макарушка, посторонний я!

— Кто не пускает? Куда? Что ты мне как школьник ябедничаешь. Изъясняйся по существу!

Иван Петрович поведал ему свою историю, а в конце рассказа добавил:

— Ты связь не улавливаешь?

— Какую? Чего с чем?

— Вооружённого отряда камуфляжников на «гряде» с загадочным исчезновением Влада.

— Ещё символ, красующийся на плите… — не унимался Петрович. — Помнишь, я говорил? Ну на той что в гроте лежит, над самым входом в тоннель. Что-то слишком много случайных совпадений.

— Пока не вижу никакой связи, но разберёмся. Я пробью по своим каналам.

— Подозрительный ты стал, Ванюша, — улыбнувшись похлопал его по плечу Саныч. — Не узнаю я тебя.

Жаль, что ты сразу со мной не связался, надо было сюда «ключ» привезти. Тогда и Влад никуда не пропал бы. Конспираторы хреновы.

Мы бы аккуратненько, в «закрытом институте», попробовали его зарядить, всеми известными на сегодняшний день видами энергий. Но ничего, будем решать проблемы по мере их поступления.

— Тогда бы, про тайный ход ничего не узнали, — тяжело вздохнув, заявил Петрович. — Хоть какую-то пользу извлекли.

— Ты серьёзно?! — как-то странно взглянув на него, поинтересовался Макар Александрович.

— Да нет конечно. Глупо прозвучало, что ж я не понимаю…

— Очень необычную историю ты мне рассказал, Иван. Надеюсь записи с видеокамер ты привёз?

— Только с «цифровика», я на флешку всё скопировал.

— Так давай же её сюда, посмотрим о чём ты толкуешь. Мне не терпится увидеть всё своими глазами.

— 17 -

— Заходи, Макар Александрович. Докладывай, с чем пожаловал.

— Товарищ генерал… — начал было Саныч, но был остановлен. — Давай без чинов, что за ребячество, Макар? Не первый год вместе работаем.

— Соблюдаю субординацию.

— Да хватит уже! — перебил его убелённый сединой мужчина лет 60-ти, расположившийся за массивным столом в широком кожаном кресле. — Присаживайся.

— Людочка, сообрази-ка нам чайку! — требовательно бросил он в переговорное устройство громкой связи.

— Заварил ты кашу, Макар Александрович, а ведь на покой собирался. Не было у нас никогда, понимаешь, звёздных войн.

— Чай, Фёдор Ильич, — в кабинет руководителя краевого УФСБ вошла его секретарь, миловидная женщина лет 40-ка.

— Спасибо, Людочка. Поставь на стол. Меня ни для кого нет — я занят.

Фёдор Ильич вышел из-за стола и расправив широкие плечи неспешно прошёлся по кабинету.

Закурив, он повернулся к Санычу:

— Мне из Москвы звонили. Хотят своего человека к нам направить.

— Пока «там», — он поднял указательный палец вверх и посмотрел на потолок, — решают какому ведомству передать предоставленные тобой материалы дела, о космических пришельцах, ты всем этим будешь заниматься.

Сроку нам дали две недели чтоб во всём разобраться и с отчётом к…

В общем в Москву поеду. К тому времени подготовишь мне всё — кто, где, почему, зачем… и видео, обязательно. Я смотрел. Впечатляет! А о каком хранилище идёт речь в сообщении? Узнали его месторасположение?

— Если следовать указанным координатам, то это хранилище находится на территории поверхности планеты Марс. Слетать и проверить не представляется возможным.

— Забавно. Фантастика, понимаешь, какая-то. Вообще-то наш край всегда изобиловал всякими явлениями, пока необъяснимыми наукой, но такого… А вдруг это очередная…

— Фальсификация исключена, — опережая вопрос начальника, отрапортовал Саныч. — Мы проверили на подлинность цифровой носитель и плёнку с камеры.

— В таком случае рассказывай, что нового у нас, на Земле. Как продвигается дело?

— Фёдор Ильич, мои ребята землю роют. Свидетелей трудно искать, давно ведь это было-то. Поразъехались многие, кто куда. Пока найдёшь…

— Подробней. Что конкретно известно на данный момент? Какие мероприятия проводятся? — бесцеремонно прервал его хозяин кабинета.

— Двадцать лет назад, в составе постоянной труппы, на манеже нашего цирка выступал фокусник-иллюзионист — Эдвард Эдуардович Морик. Почти два года он там трудился и как-то внезапно исчез.

Где родился, кто такой, откуда прибыл — устанавливаем.

Время-то тогда, какое было… Многих вообще по паспорту на работу принимали, фикцию делали.

На данный момент известно, что кроме взаимных отношений с нашей подопечной — Еленой Ивановной Скворцовой, он имел привычку периодически посещать «Лавку букиниста» на шоссе Космонавтов.

Пока всё в начальной стадии, но мы работаем не покладая рук — выясняем круг общения, возможных родственников…

— Что касается Влада, то тут совсем ничего не ясно, — выдержав короткую паузу, сообщил Макар Александрович. — Пропал парень. Рассматриваем все версии. Вплоть до похищения инопланетянами.

В настоящее время на «Каменной гряде» работает наша бригада, под прикрытием киносъёмочной группы — снимают документальный фильм об НЛО.

— А менее масштабно нельзя было обойтись?

— Мы навели справки и узнали, что сейчас на «Каменной» работает научная экспедиция, в составе которой, как эксперт-консультант, присутствует швед Лукас Андерссон — сотрудник иностранной фирмы «Meeting Time», из её Московского филиала.

Эта фирма якобы выискивает по всему миру доказательства существования внеземных цивилизаций.

— Знаю, читал твой отчёт. Выяснили каким ветром Андерссона занесло в наши края?

— Параллельно поискам Влада и им занимаемся. Очень сильно нам затрудняет работу аномалия на «гряде». Надо бы хороших специалистов привлечь.

— Так ты пока проконсультируйся с… как того доктора? Он ведь фанат всяких паранормальностей. Променял, понимаешь, Столицу на лесную глухомань…

— Иван Петрович Терехов. Университетское образование. Доцент-медик.

Знакомы мы с ним, ещё по Афгану. Грамотный мужик.

— Вот и славно! Побеседуй с ним, пока наши спецы подтянутся. Может он чего посоветует.

— Хорошо, поговорю.

— Вот и мы дождались, скоро звёздных, или как там… космических Пинкертонов готовить будем, — задумчиво сказал Фёдор Ильич и, посмотрев на Саныча, добавил: — Ты сам то, в это веришь?

— Приходится. Факты указывают…

— Факты, факты! Вот и давай мне эти факты! Время, конечно, маловато нам дали. Что такое две недели? Так ты уж, Макар Александрович, постарайся…

Что ещё по этому делу?

— Согласно вашему указанию, Фёдор Ильич, доктора и мамашу с дочкой определили в расположение военной части — «Д1». Будут находиться под нашим круглосуточным присмотром.

Я договорился с руководством института — «Х», чтобы их медики провели обследования наших подопечных.

— Подожди, нельзя им в город. Они единственные свидетели, понимаешь ли…

Чтобы из части, ни ногой, пусть в лесу сидят! Следует исключить все неожиданности.

Надо бы уговорить этих «эскулапов» перевести своё оборудование к нам… точнее, в часть, в «Д1».

— Сделаем.

— 18 -

С тех пор, как Влад вступил в диалог с первым представителем планеты Лонтидора, в

Храме Драконов (как потом выяснилось), прошло почти полгода.

Воспоминания всё ещё были свежи…

Этим первым представителем был Верховный жрец Храма Драконов.

Мужчина высокого роста и плотного телосложения, с глубоким грудным голосом.

Его цепкий пронзительный взор глубоко посаженных глаз казалось насквозь прожигал собеседника.

Выступающий округлый подбородок, большой нос и нависшие над глазами брови, придавали ему уверенный властный вид.

Когда Влад не совсем обычным способом очутился в храме, то это никого не удивило — своим появлением он только подтвердил легенду о пришествии Посланника от Великих магов — Весалтиронцев и их неизменных спутников, огнедышащих крылатых монстров — драконов.

Его приход был ожидаем.

Местный провидец — Майсидор, живущий при храме, давно изрёк: «Вижу, идёт он к нам. Идёт Дорогой Драконов».

Выйдя из бассейна, который считался Святым источником, Влад попытался изъясняться с Верховным жрецом посредством речи, но был не понят.

Рослый монах стоял молча и глядя в глаза Влада чего-то ждал.

Владислав, чувствуя себя крайне неуютно под этим пристальным взглядом, в мокрой одежде, находясь неясно где и неизвестно чего ожидая, начал жестами и мимикой показывать, что приносит свои извинения за незваное вторжение.

Высокий незнакомец сделал пару коротких шагов вперёд и указал рукой, вынырнувшей из-под складок белого балахона, на рюкзак Влада.

— Хотите взглянуть, что внутри? — догадавшись, что от него требуется, спросил паренёк и скинув с плеч лямки, опустил его на землю.

Присев на корточки, он развязал шнуровку и распахнув горловину рюкзака показал содержимое.

Стремясь объяснить, что попал в пещеру ненароком — по стечению обстоятельств, и причиной всего случившегося послужили попавшие к нему артефакты, Влад вынул шкатулку. Придерживая попытавшиеся раскатиться шарики, он высыпал перед собой всё что в ней было.

Увидев блямбу с барельефным изображением, монах пришёл в неописуемый восторг и склонив голову бухнулся на колени, что-то лопоча на своём языке.

— Вот бы понять, что ты говоришь, — досадливо процедил Владислав и желая предъявить истинного виновника произошедшего, достал из кармана пирамидку. От прикосновения она активировалась и анализируя создавшуюся обстановку проинтерпретировала непонятное бормотание монаха, послужив неплохим переводчиком в их диалоге.

— О, долгожданный луч надежды, явившийся вдруг в этот мир, — последовал перевод Пирамидки. — Я знал, этот день непременно настанет. Тот, кто пришёл «Дорогой Драконов», имея символ их власти — наш друг.

Мы ждали тебя, Посланник великих магов весалтиронцев!

Посланник, с твоей помощью мы сможем вернуть прежнее владычество над миром, былое величие и могущество нашего Ордена Дракона.

Когда, включившись, пирамидка сработала в качестве переводчика, то Владу ничего не оставалось как тянуть время, лихорадочно обдумывая услышанное: «То, что я сейчас говорил, извиняясь за своё внезапное появление здесь, монах не понял. Это очевидно. Он принял меня за кого-то другого, благодаря медальону из шкатулки. Как выглядит этот другой ему не известно.

Про весалтиронцев, вернее… о планете Весалтирон, я уже слышал. На ней когда-то жили Асгронты. Пирамидка является их творением. Она у меня в руках и это ещё одно подтверждение того что я именно тот, кого они ждали.

Не многовато ли совпадений? А если не совпадений, может меня совсем не случайно закинуло именно в это место? Да нет, уж мне ли не знать кто я на самом деле.

Некогда размышлять, оставим всё как есть.

Судя по всему, мне не желают зла, а даже наоборот, отнеслись с уважением и ждут помощи.

Но как я смогу помочь этим людям? Разберёмся».

Сработала юношеская любознательность Влада. Он, неожиданно для себя отметил что охотно стал входить в роль «галактического суперагента», коих показывают по телику в фантастических фильмах.

Владислав добавил уверенности в своих действиях и стараясь подражать телегероям, будто всё идёт так, как и должно быть, с невозмутимым видом начал снимать и выжимать мокрую одежду.

Подумаешь, какая ерунда — Посланник так торопился, что немного не рассчитал и угодил в воду.

«Это ж надо! — неожиданно мелькнуло в его голове. — Хрен знает где, вдали от дома, в незнакомом мире, я в ролевые игры играю.

Не расслабляться, взялся ходи. Нужно доигрывать роль до конца».

— Узнай у него кто он такой, — обратился Влад к пирамидке.

Та перевела его вопрос и тут же транслировала ответ:

— Посланник весалтиронцев, на меня возложено бремя власти — я являюсь Верховным жрецом Храма Драконов, главой Ордена Дракона и потомком бывшего правителя этой планеты.

— Можете называть меня Владом, — степенно ответил он Верховному жрецу, всё больше входя в образ супермена. — Путь мой был опасен и труден…

Сделав паузу Владислав замолчал, подбирая слова чтобы намекнуть монаху о требующейся передышке после долгой и утомительной дороги.

— Меня зовут Мерах, долгожданный Посланник, — перевела Пирамидка. — Продолжим беседу чуть позже, а сейчас разреши проводить тебя туда, где можно отдохнуть и переодеться. Я распоряжусь, чтобы принесли еду и сухое одеяние.

— Изволь следовать за мной, Влад, — склонившись в почтительном поклоне, произнёс жрец и пошёл впереди, указывая дорогу.

В голове Влада, сменяя друг друга роились мысли: «Ну почему всё происходит так стремительно? У меня даже времени нет на раздумье. Как только я открыл шкатулку события понеслись вскачь.

Может не стоило врать, вдруг не сегодня завтра появится взаправдашний посланец — тот, кто им действительно нужен? А что мне терять — своё странное появление всё равно, как-то пришлось бы объяснять. По сути я никого не обманывал, они сами всё за меня придумали.

Главное не заиграться и быть поближе к водопаду, который скрывает проход — если что, сразу домой.

Раз уж так всё сложилось следует узнать побольше подробностей».

Идти пришлось недолго.

Как оказалось, все жилые помещения находились тут же — внутри пещеры.

Владислав ещё издали обратил внимание на множество дверей, расположенных вдоль её стен.

Подойдя к одной из них Мерах остановился:

— Вот мы и пришли.

— Отдыхай, Влад-Посланник. Я распоряжусь, чтобы тебе принесли всё необходимое, — кланяясь выложил он и пятясь задом, удалился.

Владислав ощутил лёгкое покалывание в висках, голова слегка закружилась.

«Как не вовремя эта перестройка организма, не упасть бы», — посетовал он, облокачиваясь о стену и немного отдышавшись распахнул дверь.

Выразительный антураж и атрибутика жилища, как нельзя лучше вписывались в общую картину, представшую перед ним при появлении в этом мире — тайна, пещера, кострище, монахи…

Рассматривая внутреннее убранство временного убежища Влад заметил:

— Скромненько. Похожа на келью, или… как там она у них называется?

Вообще монахам свойственно вести подобный образ жизни, но я их желанный гость — Посланник.

Могли бы что и получше предложить. Ладно, переживём. Тут или порядки такие, или страна совсем нищая — узнаем.

Помещение было небольшим, прямоугольной формы.

Прямо перед дверью, в углу комнаты, был размещён широкий шкаф.

В другом углу, по той же противоположной двери стене стояла кровать, рядом с ней тумбочка.

Над кроватью, ровно посередине между полом и невысоким потолком находилось маленькое окошко, через которое пробивались яркие лучи местного Светила.

Справа от двери располагался стол, с двумя стульями возле него.

Над ним, на стене висела полка, заполненная нехитрой посудой и какими-то коробочками с засушенной зеленью.

Подойдя к столу Влад, положил на него пирамидку, достал из рюкзака шкатулку и поставил рядом.

Раздался стук в дверь.

Распахнув её, Владислав увидел пожилого монаха, который держал в руках сложенные в стопку постельное бельё и одежду.

— Милости просим! — поприветствовал он гостя, жестом руки приглашая войти и отступил в сторону освобождая проход. — Пожалуйте…

Тот поклонился, молча прошёл внутрь и оставив принесённые вещи на кровати удалился.

Решив переодеться Влад бросил благодарный взгляд на серебристые грани пирамидки: «Здорово ты мне помогла — как бы я без тебя смог общаться? Интересно откуда в твоей памяти язык этой планеты?

Ладно, что бы там ни было, но начало есть. Теперь давай соображать, что делать дальше».

— Жду дальнейших указаний, хозяин.

— Вот те раз, — вздрогнул от неожиданности Владислав. — Я ж тебя не касался, как же произошла активация?

— Она нужна только в самом начале. Чем чаще я взаимодействую с хозяином, тем лучше распознаю его мозговые импульсы и могу идентифицировать его энергетический код на достаточно большом расстоянии, если рассматривать проекцию на физическом плане.

Со временем я подстраиваюсь под свойственную ему манеру общения и могу вести диалог как в звуковом диапазоне, так и поддерживать контакт на подсознательном уровне.

Общение посредством звуковых волн требует повышенного расхода энергии. Поэтому предлагаю поставить стол поближе к окну, к лучам света.

— Какое у тебя имя? — спросил Влад, передвигая стол. — Как мне к тебе обращаться?

— Хозяин сам решает, как меня называть.

— Тут и думать не стоит, раз пирамида значит — Пира. Нет, лучше — Пир.

— А меня зови Владом, а то один Посланником величает, ты хозяином.

— Как скажешь, хозяин, то есть Влад, — ответил теперь уже Пир.

— Каким, ты говоришь, образом мы можем ещё контактировать, ну, если без голоса?

— Мысленно, не вербально. Но на данном этапе твоё сознание не полностью готово к такой беседе. Может произойти сбой, внутреннее перенапряжение…

— Это я с катушек слететь могу, что ли?! — рассмеялся Владислав. — Хорошо, буду иметь в виду.

Пир, я так и не знаю, а в инструкции не сказано, как часто тебе требуется подпитка? Насколько хватает полученной энергии?

— Мне заряд без надобности — я просто существую. Энергия нужна для общения — когда применяются звуковые и световые волны. Я не слишком сложно изъясняюсь?

— Нормально.

— Маги вдохнули в меня жизнь, но у меня нет души, я как живой компьютер. Меня наделили знаниями, вложив в память обширные базы данных.

— Раз ты живой, то можешь общаться со своими собратьями. Не один же ты такой? Сколько вас?

— Нас изготовили в большом количестве и вдохнув жизнь, ограничили определёнными запретами свободу выбора. Мной управляет хозяин.

Если снять блокировку, то думаю мы могли бы иметь контакт между собой в пределах звёздной системы.

— А кто был твой хозяин до меня?

— Никого не было — ты первый, если не считать общения с твоим отцом, когда записывалась адресованная тебе голограмма.

— А с кем ещё кроме меня и членов моего рода ты можешь общаться?

— В данный момент я улавливаю только твои колебания. Но если мне будет указано установить взаимосвязь ещё с кем-либо, то предварительно настроившись на частоту его мозговых импульсов я могу поддерживать этот новый контакт.

— Скажи, почему в своём сообщении мой отец назвал тебя ключом?

— Он мог называть меня как угодно — я просто вещь. Если хозяин решит использовать меня в качестве ключа, то это его право.

— Спасибо за исчерпывающий ответ, — задумался Влад. — Правда, я толком ничего не понял.

— Ладно, проехали, — махнул он рукой и сел на стул, придвинув его поближе к столу. — Мне надо поподробней разобраться с артефактами, пока есть время. Поможешь?

— Разумеется.

— Вот, смотри, меня интересует эта блямба, — Владислав достал из шкатулки медальон и положил на стол рядом с пирамидкой.

Теперь он не сомневался, что на нём был изображён крылатый дракон с обвивающей его тело змеёй, а не большой ящер, как можно было предположить ранее.

— Жрец сказал, что медальон принадлежит весалтиронцам, — Влад прислушавшись посмотрел в сторону входной двери и перешёл на шёпот. — Чей герб здесь отображён?

— Это герб асгронтов.

— Как это понимать? Почему он оказался у моего отца?

— Я не располагаю всей информацией об асгронтах, но мне известно, что весалтиронцы являются их потомками, которые покинув свою галактику, переселились в чужой мир, на планету Эльсияна.

Нет ничего удивительного что герб асгронтов перешёл к весалтиронцам как к их последователям, а от них к эльсиянам.

— Такие медальоны… — Пир, как бы на долю секунды задумавшись запнулся, но быстро возобновил диалог — как и многие другие предметы, содержащие их символику, повсеместно встречаются на Эльсияне.

Некоторые экспедиции отправляясь в космос, проводить исследования или наблюдение за жизнью и развитием общественного строя на «молодых» планетах, брали с собой талисманы подобного рода.

— Вполне может быть, — погрузившись в раздумье, предположил Влад, — что аналогичный этому медальон, был известен, или подарен местным аборигенам в качестве сувенира — «на долгую память».

Так выходит, что мы на планете за которой велось наблюдение экспедицией с Эльсияны? Возможно даже, что в ней мог быть мой отец! Теперь понятно откуда ты знаешь их язык.

— Эльсияне имеют контакты со многими представителями различных цивилизаций.

— А о каких драконах шла речь?

Пир продолжил:

В моей базе данных есть упоминание о драконах, как о разумных существах, населявших родную планету асгронтов.

— Ты имеешь в виду Весалтирон?

— Нет. Она не была их родиной.

— Откуда ж они?

— Мне неизвестно.

— Слушай, а в твоих записях ничего не упоминается об этом месте где мы сейчас находимся? Может есть какая-то информация?

— Нет.

— А есть возможность самим как-то определиться с местоположением, например, по звёздам? Ради интереса, чтоб знать.

— Попробовать стоит, но положительный результат не гарантирован.

— Почему?

— Скажем так, Эльсияна и ваша планета расположены в одной и той же плоскости пространства, а мы сейчас можем пребывать в параллельном или альтернативном мире.

— Ну и объяснил! Хорошо, будем считать, что я понял.

Ладно, с медальоном более-менее разобрались. Теперь — четыре стальные пластины с какими-то иероглифами. Это ключи. Ваша планета далеко и в ближайшее время они мне вряд ли понадобятся.

— Ты неправильно истолковал инструкцию, хозяин… Влад. Эти четыре универсальных ключа — артефакты асгронтов. Огромная редкость. Любым из них можно открыть и закрыть, какую угодно дверь, с электронной, или магической защитой. Прикладываешь пластину к препятствующей проходу преграде и твой путь снова свободен.

Жаль, что воспользоваться ключом можно только единожды, но если после применения его вновь зарядить магическим образом — наполнить энергетической составляющей определённого свойства, то он опять будет готов к работе.

Вообще-то асгронты много чего умели. На базе их знаний, на Весалтироне было сделано немало открытий.

— Идём дальше, — продолжил Влад. — Три маленьких, разноцветных шарика и один побольше — прозрачный. Это «керивазоты» — для адаптации тела после «периода созревания». С ними всё понятно.

— Если понятно, — сразу включился в диалог Пир, — то я настоятельно рекомендую, немедленно принять их внутрь.

— Да знаю, знаю, — отмахнулся Влад. — Я как раз хотел поинтересоваться у тебя об этом.

Что-то боязно мне. Если сейчас со мной творятся непонятные вещи, что будет после употребления «керивазотов». Может я в монстра превращусь?

— Ни в кого ты не превратишься, проглотил и всё — жители планеты Эльсияна используют эти пилюли столетиями. Перечислять все случаи их применения нецелесообразно, разновидностей и модификаций «керивазотов» очень много.

Тебе они требуются для стимулирования внутреннего природного потенциала тела, нормализации обмена веществ в организме, укрепления и наращивания мышечной и костной ткани.

Тот прозрачный, что чуть объёмнее остальных, ускоряет сложную умственную деятельность, углубляет так называемые «мыслительные процессы». Мозговых клеток от этого не прибавится, их и так у людей не задействовано 80 процентов, но поспособствует перераспределению…

Проще говоря, его активность поможет мозгу адаптироваться при расширении сознания. Чтобы, как ты говоришь «с катушек не слететь», увидев себя со стороны или, когда придётся принимать на веру то, что не поддаётся логическому осмыслению.

Эльсияне считают, что разум и сознание тесно связаны между собой, но обособлены по своему значению и восприятию окружающей действительности.

— Не тяни, глотай, — сымитировал просьбу Пир.

— Да сейчас, сейчас, — забурчал Влад, высыпая с ладони в рот скользкие шарики.

Достав из шкатулки маленький плоский камешек с дырочкой, в которую была продета бечёвка, он улыбнулся:

— Это что, амулет?

— Да, защита от Зла. Его надо незамедлительно одеть.

— Что, и мыться с ним? Неудобно, мешать будет.

— Не снимать, ни при каких обстоятельствах, — уточнил Пир.

Высыпав из шкатулки пять металлических кругляшек Влад потряс их на ладони:

— Это ваши деньги. Правильно?

— Да. Это ценная порода металла.

— Ясно.

— Пир, а почему ты, отвечая на мои вопросы, не задаёшь мне свои?

— Я выполняю команды хозяина, — пояснил Пир. — В мою программу заложены ограничения.

Если снять блокировку, то я смогу принимать самостоятельные решения — что и как делать, и никто мне будет не нужен.

Владеющий мной может снять некоторые установленные запреты.

— Я хочу, чтобы ты вёл со мной полноценный диалог, когда сочтёшь это нужным.

— Принято.

— Пир, а что ты вообще умеешь делать? Ну, допустим, что-нибудь из самого простого.

— Могу осуществлять аудио или видеозапись, с последующим воспроизведением в трёхмерном изображении при помощи голограммы.

Как обычный компьютер, быстро и беспристрастно анализируя ситуацию, предоставляю хозяину различные варианты решений обозначенной задачи.

— Тогда, может подскажешь, чем я могу помочь жителям этой планеты? Называя меня Посланником, они надеются, что я прибыл с какой-то миссией. От меня чего-то ждут.

— Самый оптимальный вариант — спросить их об этом.

— Подожди, подожди, как ты себе всё это представляешь? Да меня же в раз расколют — поймут, что я не тот, кто им нужен. Может пора домой пока не догадались?

В дверь постучали.

Влад хотел отключить Пира, но вспомнив что в этом нет необходимости крикнул:

— Входите, не заперто.

— Тому, кто находится за дверью вряд ли понятен твой язык, — напомнил Пир.

— Ах ты ж, точно. Поможешь с переводом?

— Разумеется!

— Добро пожаловать! — предложил Владислав, распахивая дверь перед очередным посетителем.

В комнату вошёл невысокий, смуглый паренёк, держа в руках поднос, заставленный какими-то кушаньями.

— Вот это вовремя! — обрадовался Влад, решив порасспросить хлопчика в дружеской беседе обо всём что тому было известно. — Проходи к столу.

— Проходи и ставь угощение на стол, — почти синхронно перевёл Пир.

Положив руку на плечо парнишки, Влад кивнул на стул:

— Присаживайся, давай вместе покушаем. Подскажешь мне что и из чего приготовлено.

Мальчугана не пришлось упрашивать дважды — поблагодарив за приглашение, он охотно подсел к столу.

Звали его Тир. Упомянув, что сейчас Влад пребывает в Храме Драконов, который расположен недалеко от огромного горного массива, северной части планеты Лонтидора, он продолжил балаболить:

— Здесь, на севере, редко кто держит большой скот — холодно и растительности маловато. Вот в южных районах есть ПУРЗОТЫ (аналог земных коров — как транслировал Пир).

— Это блюдо приготовлено как раз из них, — сообщил Тир, отрезая ножом от крупного куска мяса маленький ломтик.

— А вот это ТОКА, — он подцепил кончиком лезвия лист варёной зелени и придерживая рукой направил себе в рот.

Влад попробовал. По вкусу очень напоминало обычную варёную капусту.

Не забывая нахваливать вкусовые качества принесённых продуктов, Тир с нескрываемым аппетитом поглощал пищу, проворно работая ножом.

От его незатейливой болтовни было мало пользы, а Влад пригласил парня за стол, чтобы в непринуждённой обстановке выведать у него как можно больше информации об этом мире и его обитателях. Их уровне развития, образе и условия жизни, используемых ими технических средствах, оружии…

«С чего бы начать? — прикидывал он, прекрасно понимая, что молодой Тир может многого не знать. — Попробуем-ка сменить тему разговора».

«Попрошу Пира продемонстрировать ему движущееся голографическое изображение, — решил Влад. — Таким образом можно будет узнать, как здесь относятся к необычным ситуациям и диковинкам разного рода.

Послежу за реакцией пацана — если удивится или испугается, значит подобные вещи ему неизвестны, или случаются не так часто».

— А это что такое? — Влад указал пальцем на глиняный кувшин, доверху наполненный желтоватой жидкостью. — Очень пить хочется.

— Это ач, — улыбнулся юнец. — Он очень вкусный. Налить?

— Это сок, — перевёл Пир, подбирая синонимы из родной речи Влада.

Пока Тир разливал в кружки ароматный напиток, Влад незаметно взял со стола Пира, поднёс его к губам и прикрывшись ладонью тихонько прошептал:

— Сделай видеозапись, как я пью сок и покажи пареньку отснятый сюжет в режиме 3D-голограммы.

— Вкусно, — причмокнул Влад, хлебнув сока. Отставил кружку, встал и направился к двери.

Раздался лёгкий хлопок, жужжание и…

— Вкусно, — произнёс Владислав, глотнув из кружки и вышел из-за стола.

Уже стоящий у двери Влад сделал шаг в сторону, уступая место подошедшей к нему голограмме, чтобы она встала рядом с ним.

Хлопец, чуть не свалился со стула от удивления и испуга.

Второй Влад исчез так же внезапно, как и появился.

— Как это… Великий Посланник?! — только и сумел промолвить Тир.

— Магия, — без тени сомнения, солгал Влад. — Разве у вас такое не встречается?

— Сейчас нет, но, когда жили драконы всякое бывало, — робко ответил подросток, постепенно приходя в себя.

— Куда ж они все подевались? — спросил Владислав, присаживаясь за стол.

— Посланник, Вам это известно лучше меня.

— Верно, но мне хотелось бы знать, что люди об этом судачат.

Тир кивнул и начал повествование:

— Сказывают, что очень давно в небе Лонтидоры неожиданно образовался огромный серебристый шар. Он испустил на землю ослепительно-белый луч света из которого, подобно богам, сошли на землю живые существа — это были Весалтиронцы.

Не знаю, как происходила первая встреча и знакомство, но старцы упоминали, что между местными жителями и Великими магами — коими оказались прилетевшие незнакомцы, установились хорошие доброжелательные отношения.

Немного погостив, весалтиронцы продолжили странствие по звёздным просторам, оставив на Лонтидоре несколько десятков представителей своей расы и их верных помощников — драконов.

Обосновавшись в Северных горах, чужеземцы построили в предгорье огромный храм из камня, в котором охотно обучали всех желающих развивать свои собственные «скрытые» способности, щедро делясь с народом знаниями, неведомыми прежде в нашем мире.

Они, владеющие магией, помогали правильно понять законы природных явлений, используя их себе во благо.

Платой за приобретаемые навыки и умения было принятие веры Великого Дракона.

Тогда и образовался Орден Дракона.

К сожалению, общение с магами и двукрылыми огнедышащими гигантами было не столь долгим, как нам того хотелось бы — Лонтидора подверглась нападению пришельцев.

Воины-маги и драконы, оказывая своё покровительство лонтидорцам, сошлись в неравном поединке с неизвестными захватчиками — случилась «Великая битва».

Несмотря на то, что боевые действия происходили в воздухе, коснулись они и территории самой планеты.

Многие вражеские выстрелы, напоминающие молнии, горящие клубки и сгустки, выпущенные по драконам, не достигнув цели, врезались в землю, выжигая довольно внушительные участки — селения, угодившие под эти залпы, были полностью уничтожены.

Некоторые искрящиеся шары и огненные струи, выплёскивающиеся из пастей драконов в сторону нападавших, обрушиваясь на поверхность, причиняли не меньший урон.

Когда битва окончилась драконы пропали и больше не появлялись. Вероятно, все они погибли, но так как захвата нашей планеты не произошло, то победа считалась за ними.

Северная часть Лонтидоры пострадала сильнее всего, ведь основной бой шёл над Храмом Драконов. Хотя сам он при этом получил незначительные повреждения и остался цел.

В тех районах, куда падали неизвестные заряды, впоследствии зародилась опасная и неведомая ранее инфекция, уносившая жизни людей сотнями.

Лонтидорцы не скоро смогли оправиться от потрясения после короткой и безжалостной схватки, принёсшей разруху, болезни и смерть. В народе ещё долгое время ходили разные пересуды о том, что случилось бы с нами, если б пришельцам удалось высадиться на землю. Не вступись за нас драконы многие жители стали бы бесправными рабами.

Бо́льшая часть оставшегося населения желая увековечить память о своих бесстрашных заступниках, отдавая им дань благодарности и уважения, объявила Храм Драконов святым местом.

Та малая часть жителей, которая продолжала чтить своих прежних богов, перебралась в Южные горы считая, что каждый человек вправе сам решать кому поклоняться и лишь немногие из них остались жить на Северных землях.

Закончив рассказ, Тир, изрядно наполнив желудок, хотел выбраться из-за стола и откланяться, но стремящийся более детально разобраться в сложившейся обстановке Влад придержал его за локоть:

— Постой, ты ничего не сказал о весалтиронцах, тех воинах-магах, что остались на Лонтидоре. Куда они подевались?

— Про них в легенде мало сказано. Говорили, что в самом начале сражения они помогали формировать боевые отряды из сторонников веры Дракона.

— Ясно. А что у вас говорят о том портале…

— О чём?

— О проходе, — быстро нашёлся Влад, — по которому я вышел в храм? Мерах называл его «Дорогой Дракона».

— Это ж всем известно. Согласно легенде, через него к нам на планету должен прийти Посланник от весалтиронцев.

— Да я не об этом… Кто-то пробовал узнать куда он ведёт?

— Раньше многие пытались попасть внутрь, или хотя бы, что-то туда вбросить. Ничего, ни у кого не получилось. Отталкивает он всё.

— Что ж на всей вашей планете головастых людей не нашлось как защиту преодолеть? Неужто никому не интересно было что там внутри? Как у вас дела обстоят с учёными мужами, с науками? Школы-то какие-нибудь имеются?

— Имеются, в основном, при монастырях.

Задавая простенькие наводящие вопросы Влад собирался прояснить причины, побудившие Верховного жреца обратиться к нему за помощью и по возможности вызнать у Тира другие подробности того, что творилось на Лонтидоре по окончании «Великой битвы».

Вырисовывалась такая картина: эволюционные процессы, произошедшие на Лонтидоре, почти полностью соответствовали уровню развития Древней Руси.

Основным оружием у них являлись сабли, мечи, пики, примерно всё то, что использовалось и на Земле, в прошлые столетия.

Про огнестрельное оружие Тир не слышал.

Выяснилось, что магии на планете нет давно, но предсказатели и сильные провидцы есть и всегда были.

Разных ведунов и знахарок, про которых не забыл обмолвиться парнишка, Влад в расчёт не брал.

К тому же многие из них, как пояснил паренёк, были откровенными шарлатанами и могли назваться кем угодно, чтобы хоть как-то заработать себе на пропитание.

— Как думаешь, что от меня ждут лонтидорцы? — прощаясь с мальчуганом, поинтересовался Влад. — Что может изменить приход Посланника?

— Трудно сразу ответить, — пожал плечами Тир.

— И всё-таки…

— Все хотят, чтобы им было хорошо, как в прежние времена.

— Это слишком расплывчато, а поконкретнее.

— Вы Мераха спросите, он лучше знает.

— Спрошу.

После ухода Тира, у Влада сложилось такое понимание ситуации текущего момента:

Жители планеты испытывают не лучшие времена. Происходит раскол власти на две противоборствующие стороны — Северную и Южную, они находятся в состоянии войны.

Почитатели веры Великого Дракона, влияние которой ранее распространялось на всю планету, закрепились в северных районах.

Единый по всей Лонтидоре правящий орган власти — Орден Дракона, некогда сильный, сейчас настолько ослаб, что не может навести порядок даже в северной её части, где расположились его основные силы, не говоря про южные земли.

В Северных горах, где они сейчас и находятся, ещё чувствуется наличие власти, за счёт скопления боевых дружин Ордена, рядом с Храмом Драконов. На остальной территории Севера царят разруха и голод, смута и разлад в сердцах и душах. Начинает процветать работорговля, участились случаи вооружённых грабежей и разбойных нападений на людские селения. Вынуждая местных жителей оставить обжитые места и перебраться в другие менее опасные области, с более тёплым климатом, чтобы как-то выжить.

В Южной части Лонтидоры легче прокормиться, земля позволяет снимать урожай два раза в год, но неспокойная обстановка мало чем отличается от общего положения дел на всей планете.

Южное полушарие Лонтидоры, разоряемое бесконечными распрями между местными дворянами (как перевёл Пир, не найдя наиболее подходящего по смыслу, значения слова), тоже приходит в упадок.

Каждый дворянчик хочет иметь власть и править «Южной страной» — как они её называют.

Конечная цель которых — объединить Юг и пойти войной на Север.

В последнее время у Южан обозначился лидер — Элкилод, которому удалось собрать под своим началом большое воинство и захватить значительную часть земель Юга.

Его популярности способствовали откровения прорицателя Вара, живущего в пещере у самого подножия Южных гор. Он предрёк Элкилоду Великое будущее, а предсказания Вара имеют обыкновение сбываться и народ к ним прислушивается.

— 19 -

— Что скажешь, Пир? — спросил Влад. — Ситуация прояснилась? Нам удалось узнать, что от меня требуется?

— Мы немного приблизились к пониманию проблемы, решение которой ждут от Посланника, но достоверность полученных сведений…

— Пир, — остановил его Влад, — ты же говорил, что можешь подстраиваться под манеру общения своего оппонента? Так не умничай и говори проще. Я уже стал подумывать о том, что надо бежать отсюда как можно скорее.

— Не уверен, — возразил тот.

— Обоснуй.

— Я выделю положительные и отрицательные стороны, твоего бегства.

Пир начал перечислять:

— Положительные стороны — ты избегаешь разоблачения и возможного наказания.

Никто не пострадает от твоих неправильных советов, действий и поступков, либо помощи, которую ты мог бы предложить жителям этой планеты, если бы остался.

Отрицательные стороны — на Земле придётся объяснять своё внезапное исчезновение и учитывая неординарность отснятого на камеру материала, наверняка переданного властям твоим приятелем, ты будешь изолирован с целью…

— Этого достаточно, — зло оборвал его Влад. — Какие следуют выводы?

— Предполагаю, логичнее остаться здесь и дождаться окончательного «созревания» твоего организма.

У тебя появится запас времени — несколько месяцев, что будет способствовать принятию более правильного решения.

«Неизвестно где хуже, — задумался Влад, — но если чуток задержаться на Лонтидоре, то будет возможность хорошенько все обдумать и выработать стратегию дальнейших действий».

— Я здесь чужой и если останусь, как мне обезопасить своё пребывание в этом мире?

— Первым делом нужно проверить проход в Храме Драконов и убедиться, что ты сможешь им воспользоваться в любое время.

Второе — пообщаться с провидцем, который узрел твоё перемещение сюда.

Третье. Тебе нужен Тир, как помощник. Чтобы общаться первое время через него, избегая «главного» разговора. Исключая таким образом преждевременного разоблачения.

Четвёртое. Надо получше осмотреть место, откуда вылетали драконы.

Смею предположить, что на этой планете была расположена «Станция слежения».

Чтобы не выдать себя, наблюдатели использовали иллюзию.

— Какую иллюзию? Поясни.

— Это когда на какой-либо предмет накладывается воображаемая магом картинка.

В нашем случае звездолёты были закамуфлированы под драконов.

Это конечно гипотеза, но проверить её будет не сложно.

Если станция существовала, то мы её обязательно обнаружим — это должен быть большой комплекс построек.

— Кого ещё несёт! — вздрогнул от неожиданности Влад, услышав быстрые, приближающиеся шаги, и не дожидаясь стука, крикнул: — Входите.

— Дверь не заперта, — громко перевёл Пир.

— Посланник, это я — Тир. Верховный жрец Мерах послал предупредить Вас, что завтра он собирает Большой Совет Ордена Дракона и надеется, что Вы будете там присутствовать.

— Гляди-ка какой прыткий! — вспылил Влад. — Зря надеется!

Тут же взяв себя в руки, он испытующе взглянул на юношу:

— Скажи Мераху, что я собираюсь сделать тебя своим порученцем.

— Ты не против быть моим помощником?

— Я, с радостью! — глаза юнца засияли. — Это большая честь…

— Довольно, обойдёмся без церемоний.

— Как скажешь, Посланник.

— Можешь обращаться ко мне просто по имени.

— Хорошо, Влад.

— К собранию Совета я пока не готов — нужно более основательно ознакомиться со сложившейся обстановкой. Поэтому, с утра, мы с тобой отправляемся в Северные горы.

— Значит, на рассвете, я буду возле выхода из храма. А как же Большой Совет?

— Если он состоится завтра, то я не приму в нём участия. Пока не вижу в этом смысла. Можешь так и передать жрецу.

— Это всё?

— Если такое возможно, то сегодня я хотел бы встретиться с главным провидцем.

— Его имя Майсидор, — подсказал Тир. — Он здесь, в храме живёт. Я могу зайти к нему и сказать, что ты хочешь с ним побеседовать.

— Конечно, зайди.

— 20 -

Спустя некоторое время из-за двери донеслось осторожное покашливание.

— Да что ж такое! — проворчал Влад, поднимаясь из-за стола. — Просто отбоя нет от посетителей, хоть приёмные часы назначай.

«Кому ещё приспичило пообщаться со мной?» — подумал он, сердито отворяя дверь и слегка растерялся, увидев перед собой невысокого дряхлого старика.

Чёрный балахон с накинутым на голову капюшоном не скрывал худобы и немощи гостя.

— Приветствую тебя, Посланник! — монах откинул капюшон обнажая совершенно лысую голову. — Решил воспользоваться твоим приглашением, — сообщил визитёр, не переставая теребить в своих руках связанную в кольцо верёвку, очень напоминающую земные чётки.

По всей её окружности на одинаковом расстоянии друг от друга были завязаны узелки, между которыми болтались какие-то фигурки, вероятно изготовленные из камня.

Высказывая своё пожелание встретиться с главным провидцем, Влад не думал, что тот соизволит сам прийти к нему. Поэтому, несколько удивился, узнав, что перед ним стоит тот самый старец — видящий будущее.

— Никак не ожидал увидеться с Вами так скоро, — медленно произнёс он, позволяя пирамидке перевести свою речь. — Рад встрече!

— Проходите, — приглашая гостя внутрь, Владислав указал на стоящие возле стола стулья. — Располагайтесь.

— Да, ты именно тот, кого мы так долго ждали, — торжественно изрёк Майсидор, пристально рассматривая Влада.

— А вы ничего не путаете?

— Я видел тебя, Посланник. С твоим приходом, у нас на планете воцарится мир.

— Мне тоже хотелось бы в это верить.

— К сожалению, я не пророк, а провидец. В основном, мои видения показывают то, что произойдёт скоро, очень скоро.

Я не могу заглянуть далеко вперёд, если только моё сознание не подхватит Река Времени и не унесёт в далёкие дали.

Мой дар предчувствия подсказывает мне что у нас на Лонтидоре происходит что-то не так.

Давно происходит. Сколько живу, столько и…

Немного помолчав гость присел за стол и продолжил:

— Я чувствую, что драконы не погибли. Они просто спят.

Ты разбудишь их, и они помогут тебе.

Северные горы берут своё начало здесь, прямо от храма. Самая ближайшая высокая вершина это и есть их жилище — гора Драконов.

Улетая они всегда возвращались на прежнее место.

Раньше там частенько грохотало — как гласит людская молва. Сейчас тишина.

Мы посылали туда людей, но видимо драконы не пожелали общаться.

Владислав придвинулся поближе к старику:

— Скажите, Майсидор с чего мне следует начать, что надо сделать прежде всего?

Монах отложил на стол связанную в кольцо верёвку.

Всё это время он держал её в руках, вращая по кругу, перебирая пальцами узелки и фигурки.

Встав, он склонился над сидящим за столом Владиславом и обхватив его голову руками, начал что-то тихонько бубнить себе под нос.

Закончив невнятное бормотание, провидец разжал руки и сильно дунув над головой, в районе макушки Влада, энергично взмахнул правой рукой — словно желая поймать то, что сдул.

Будто схватив это нечто, старец резко сжал пальцы и медленно опустился на стул.

Положив руки на колени он, неторопливо размыкая пальцы, сложенные в кулак, принялся что-то растирать между ладонями.

Через некоторое время Майсидор замер и пару минут сидел неподвижно, с закрытыми глазами.

Вдруг, встряхнув руками, не открывая глаз, он заговорил:

— Вижу…

Ты находишься почти на самой вершине горы. Чуток до самого верха осталось.

Ровное место там есть.

Вижу два камня рядом, ты руки на них кладёшь…

Вот ты стоишь в огромном зале.

Не смогу рассказать, что вокруг тебя, не пойму…

Много там всего…

Вижу двух больших драконов. Не знаю живы ли — плохи они. Кожа с них слезла в некоторых местах. Кости наружу проглядывают.

Рядом три маленьких дракончика…

Ты садишься на дракона…

Летишь на нём…

Высоко…

Домики маленькие внизу видны…

Вижу пламя из пасти дракона вырывается…

Вот ты возвращаешься, на гору Драконов.

Провидец открыл глаза и откинулся на спинку стула:

— Старый стал, устаю быстро. Успеть бы передать все умения ученикам.

Он ещё немного посидел, затем с заговорщическим видом приблизился к Владу и тихо сказал:

— Посланник, уважь, покажи чудеса.

Всмотревшись в озорно заблестевшие глаза Майсидора, Влад спросил:

— Тир проболтался? Ну, я ему…

Старик оживился:

— Он мой ученик, самый младший. Пришёл ко мне твою просьбу передать, да проговорился.

Покажи. Никто больше не узнает — слово даю и с него возьму.

Влад прекрасно понимал состояние Майсидора — сам недавно испытал нечто подобное.

Пришлось уважить.

Увидев голограмму, провидец долго приходил в себя от изумления.

Влад, пользуясь случаем и благосклонностью старика попытался его разговорить, но ничего особо нового не узнал.

«Что же я не поинтересовался, как у них принято обращаться к кому-то из людей в рясе? — вспомнил он, после ухода старца. — Отче, например, или как-то ещё. Монахи всё-таки».

— Сопоставив рассказ Тира и видение Майсидора я всё больше склоняюсь к версии, что под личиной крылатых ящеров были скрыты звездолёты, — услышал Владислав очередное предположение Пира. — Используя магический полог можно создать любую иллюзию.

Вероятно, крупные драконы, это космические корабли, а маленькие — спасательные капсулы.

Надо идти в горы — искать убежище драконов.

— Значит, пойдём искать, — согласился Влад. — Примерное направление провидец нам указал.

— 21 -

На рассвете следующего дня, когда первые лучи местного светила пробились в маленькое окошко скромного жилища Влада, его келью посетил посыльный от Мераха.

— Верховный жрец приглашает Посланника разделить с ним утреннюю трапезу, — низко поклонившись сообщил тот и смиренно сложив ладони на уровне груди, застыл в ожидании ответа.

— Не следует отправляться в путь с полным желудком, натощак легче шагается, — отшутился Влад. — Я бы предпочёл прихватить провиант с собой и утолить голод где-нибудь на привале.

Прикинув, что застолье может затянуться, Владислав вежливо уклонился от лестного предложения, объяснив свой отказ тем, что спешно собирается в поход, к горе Драконов, и хочет добраться до неё засветло.

В его памяти всплыли образы из ранее просмотренных художественных фильмов. Так вот, там, выражение «разделить трапезу» вовсе не означало — быстренько перекусить, а подразумевало то, что уважаемому гостю предлагалось сначала ознакомиться с внутренним убранством дома хозяина, затем с придворными и только после этого следовало приглашение к столу.

«Надеюсь у них всё по-другому, но лучше перестраховаться, — здраво рассудил он, — вдруг “проколюсь” там на чём-нибудь, да и времени жалко. Ещё успеется, напируемся».

— Дорога в горах трудна и опасна, — уведомил посыльный. — Следует хорошенько подготовиться.

— Спасибо, я учту. Ты уж извинись перед жрецом за меня. Я действительно спешу.

— Как будет угодно, — услужливо ответил монах и отвесив глубокий земной поклон удалился.

— Голому собраться — только подпоясаться, — вздохнул Владислав и засунув в рюкзак шкатулку с артефактами посмотрел на пирамидку, стоящую на столе. — А тебя я в руках понесу, чтобы подзаряжалась под лучами… в общем, на свету. Без переводчика мне не обойтись.

— Присядем-ка на дорожку, — сказал он, опускаясь на стул, — и вперёд…

— Ты поступил правильно, — одобрила решение Влада пирамидка. Прежде всего следует выяснить куда мы попали, а уж потом трапезничать.

— Так и я о том же.

— Только этого не хватало! — удивился Владислав, притворив за собой дверь кельи. — Смотри что удумал, словно караулил меня.

На противоположной стороне огромного зала пещеры появилась небольшая процессия, возглавляемая Мерахом.

— Рад видеть тебя, Посланник! — донеслось до Влада. — Хочу предложить тебе надёжную охрану.

— Весьма польщён Вашей заботой, но мне достаточно одного помощника.

— Вы имеете ввиду самого младшего ученика Майсидора?

— Именно его. Могу ли я взять в поход к горе Драконов послушника Тира? — обратился он к Верховному жрецу, старательно избегая употребления званий и титулов.

— Если нужен, то берите. Только какая от него помощь — маловат он ещё? Может воинов снарядить?

— Обойдусь, — беспечно отмахнулся Влад, так и не решив, как вести диалог с Мерахом — на «ТЫ», на «ВЫ», или «ВАШЕ» святейшество.

«Ничего переживёт, — промелькнуло в его голове. — Пока я диктую здесь условия. Развалил Государство и ждёт от меня помощи чтобы всё на место вернуть. Так и управлять скоро не чем будет, сам в служки пойдёт.

Вот схожу к горе Драконов, тогда и о титулах поговорим.

А вдруг ничего не получится? Нет, не может не получиться — провидец всё конкретно обрисовал».

Оторвавшись от мыслей Влад взглянул на жреца. Тот ничем не выказав обиды и беспокойства по поводу того, что Совет Ордена Дракона придётся перенести, участливо поинтересовался:

— Посланник, может я составлю вам компанию? Людей побольше соберём. Здесь на Севере полностью наша власть — Ордена Дракона, но в пути всякое может случиться. Неспокойное сейчас время.

На НАМАХ (животное типа лошади, только крупнее и выносливее, это Влад сразу уточнил т. к. слово — «нам» в его лексиконе имело другое значение) не проедешь, а на себе много вещей не унести.

Как известно, в горах частенько бывает холодно и ветрено, особенно в вечернее и ночное время.

Тут хоть и недалеко, но скорее всего придётся делать ночёвку. Именно поэтому следует взять с собой тёплые вещи.

— Возьмём. Спасибо за столь сердечное участие, но мы вдвоём пойдём, а лишние люди могут привлечь внимание. Да и нечего разбойникам в горах делать. Кого там грабить? С голодухи они сами могут ноги протянуть.

— Какие ноги, куда протянуть? — не понял Мерах.

Сославшись на неправильный перевод, Владислав намекнул Пиру чтобы тот был поаккуратней с подобными выражениями и вещал не «по тексту», а с учётом местной лексики.

Внимательно выслушав Влада, Верховный жрец не стал настаивать на своём участии в походе, но распорядился, чтобы путников снабдили, помимо еды и необходимого снаряжения, короткими саблями в ножнах, очень похожими на длинные кинжалы.

— 22 -

Храм Драконов располагался в предгорье и нужная вершина, возвышаясь над остальными, была как на ладони.

Перед выходом из подземелья, Влад навскидку смерил взглядом расстояние, предстоящее пройти: «Если напрямую, то недалеко — приблизительно километров восемь-десять, но с учётом рельефа местности считай, что все пятнадцать будут, а может и побольше».

Он рассчитывал засветло добраться до логова драконов, чтобы осталось время на поиски.

По его прикидкам гора была чуть выше полутора километров. Не бог весть что, но даже издали были видны её крутые каменистые склоны.

«Придётся попотеть», — подумал Влад, глядя на Тира.

У того на одном плече висела свёрнутая в бухту верёвка, толщиной в палец, на другом узел с провиантом. В руках мешок с одеждой. На поясе короткая сабля.

— Не многовато на себя взвалил, может помочь?

— Я справлюсь, Посланник.

— Трос у меня уже есть, но и этот лишним не будет, — высказал свои соображения Влад, отбирая у Тира верёвку. — Давай уберём её в рюкзак. Вещи тоже туда сложим — руки должны быть свободными.

— Ну что, воин, готов в дорогу?

— Угу, — кивнул Тир.

— Тогда в путь!

— 23 -

Как и планировалось, они поднялись на вершину горы Драконов задолго до наступления темноты. То ли гора оказалась не слишком высокой, то ли путники очень торопились чтобы не пришлось ночевать на голом склоне.

Пока шли, Тир много рассказывал Владу о том, как живёт народ в Северной части планеты.

Их быт мало чем отличался от живших на Земле крестьян, в прошлых столетиях, — сельское хозяйство, рыбалка, охота…

Владиславу всё это было знакомо с детства, поэтому он попросил пацана рассказать о себе.

«Правда, что может быть интересного в жизни монаха? — задумался Влад. — Основное для Тира это учёба у Майсидора. Если парень станет хорошим провидцем, то всегда будет иметь кусок хлеба».

— Совершенно не помню, как оказался возле дороги, — донеслось до него.

— Я сидел на обочине, — пояснил Тир, — когда монахи Ордена Дракона возвращались в храм.

Один из них подошёл и спросил, как меня зовут.

Это был Майсидор.

Он поинтересовался почему родители оставили меня без присмотра, ведь тогда я был ещё ребёнком. Узнав, что я один, живу где придётся и хочу есть, Майсидор дал хлеба и взял с собой.

Прямо с дороги подобрал немытого, полураздетого и голодного. Привёл в храм.

Тир сообщил что сейчас ему шестнадцать лет, десять из которых он живёт в Храме Драконов.

Рассказал, как любит ходить на охоту со старшими учениками провидца и какие у них есть развлечения, куда ж без этого.

Несколько раз лонтидорец пытался вызнать у Владислава хоть какие-то подробности его миссии, но тщетно. Памятуя о том, как Тир растрепал Майсидору про чудо, которое он сотворил, Влад заставил хлопчика дать клятву, что всё увиденное им в походе будет забыто.

«Не стоит разубеждать Тира в том, что голограмму делал не я, — решил он. — Пусть все думают, что Посланник умеет магичить. Это только на пользу дела пойдёт. Хотя следует пожурить мальчугана за болтливость».

Чтобы немного утолить любопытство парнишки, Влад сообщил ему что надеется попасть в жилище драконов, до того, как наступит ночь.

— 24 -

— Посланник, иди скорее сюда. Я, кажется, нашёл… Здесь даже символ власти драконов есть!

Осторожно обойдя очередной выступ скалы по узкому карнизу, проходящему над глубоким ущельем, Владислав увидел большую площадку квадратной формы, метров по двадцать в каждую сторону. Издали она казалась идеально ровной и гладкой.

Подойдя ближе, он заметил, что вся её поверхность испещрена множеством мелких трещин, сквозь которые кое-где пробиваются короткие тоненькие веточки с пушистой зеленью.

— Где ты видел символ?

— Вон, там, — Тир указал на отвесную стену горы. В её основании образовался небольшой навес, прикрывающий двухметровую каменную глыбу, перед которой расположились два невысоких столбика.

«Нечто подобное я уже видел на Земле, в гроте, — припомнил Влад. — Только там, столбики потолще были, а здесь, наверно, погодные условия внесли свои коррективы — пообтесали их маленько».

На глыбе проглядывало тёмное тиснение символа власти драконов, на треть прикрытое мхом. Именно тиснение. Оттиск был не глубокий, но довольно чёткий. Словно кто-то поднёс клише с изображением и вдавил его в камень, как в пластилин.

«Похоже, фортуна нам улыбнулась!» — обрадовался Владислав.

— Кладу на них руки, — шептал он, накладывая свои ладони, то на верхушки столбиков, то на символ на глыбе. — Странно, ничего не происходит.

«Что-то я делаю не так», — усомнился Влад, вспоминая рассказанное Майсидором видение.

Тир молча ждал, глядя на него — без переводчика Пира, он ни слова не понимал.

Спустя пару минут Влад засыпал пирамидку вопросами:

— Что посоветуешь? Мы на верном пути? Может база под нами? Покопайся в своей памяти вдруг у тебя есть схемы расположения этих, как их там…

— В меня заложены только общие сведения, — сразу отреагировал Пир. — В них нет схем станций слежения, но база где-то рядом, я улавливаю мощную энергетику.

— Пир, скоро темнеть начнёт, — встревожился Влад, — придётся здесь ночевать, если внутрь не попадём. Не хотелось бы мёрзнуть снаружи. Постарайся как-то определить откуда исходит активность.

— Я пробую установить контакт. Ничего не получается.

Вообще-то, все энергопотоки идущие от засекреченных объектов должны блокироваться, чтобы никто из посторонних не смог их обнаружить, но вероятно что-то нарушилось — прошло очень много времени. Ведь судя по рассказам, этому комплексу несколько сотен лет.

Наконец Влад принял решение и обратился к Тиру:

— На сегодня всё, ищем место для ночёвки. Подойдёт всё что угодно, лишь бы было где укрыться от ветра. Погоди-ка… Пир, а вентиляция? Должны же быть отдушины какие-то. Может хоть их удастся отыскать.

— Помимо вентиляционных отводов, есть ещё и система канализации, — обнадёжила пирамидка. — Конечно, с установленными элементами защиты от несанкционированного доступа.

Станции слежения не бывают маленькими. Требуется много различной техники, электроники, вспомогательного оборудования и отработанные продукты деятельности, не подлежащие вторичному использованию, как правило, выводятся наружу.

— С утра обыщем ближайшую местность более тщательно, может имеется какой-то другой вход, а сейчас пора обустраиваться на ночлег.

— Слушай, Тир, а звери тут какие-нибудь есть? Может змеи здесь водятся ядовитые или насекомые, чей укус может быть смертельно опасен? А то влезешь куда-нибудь, и поминай как звали.

Тот непонимающе пожал плечами.

Пришлось порядком потрудиться чтобы объяснить ему, о ком идёт речь.

— На такой высоте вряд ли кто из животных встретится, — наконец сообразил Тир. — Про остальную живность не слышал, но бдительность терять не стоит.

Они разошлись в разные стороны, увеличив таким образом район поиска укромного местечка для отдыха.

С опускающимися сумерками ветер усилился. Холод, проникая под одежду, пробирал до самых костей.

«Кажется нам повезло, — облегчённо вздохнул Владислав, приметив неглубокую расщелину, чуть ниже по склону. — Другое, более подходящее пристанище на ночь, вряд ли удастся быстро найти. Значит, разместимся в ней, хоть от ветра укроемся. Надо позвать Тира».

— А это что? — замедлив шаг он остановился, уставившись на вырубленные в скалистой породе ступени, ведущие вглубь обнаруженной ущелины. — Тир, иди-ка сюда.

Осторожно спустившись вниз, Влад наткнулся на достаточно широкое углубление в скале.

Эта ниша оказалась чуть выше его роста, а на её правой боковой поверхности, на уровне глаз, красовалось чёткое тиснение, уже хорошо знакомого символа.

Под ним разместились два оттиска ладоней рук человека, размером чуть больше настоящих.

Из глубины этих отпечатков выступали выпуклые чашечки полусфер.

«Материал очень похож на метал, — прикинул Влад, поскоблив одну из них саблей. — Раз они расположены в глубине оттисков значит надо на них нажать или просто приложить руки».

«Прежде, следует обеспечить хороший контакт ладоней с металлическими выпуклостями, — рассудил он, счищая саблей наросшую на них корку грязи, — а уж потом нажимать».

Скоро обе полусферы блестели. Поднеся к ним свои ладони, Владислав с силой вдавил их вглубь.

Услышав, как что-то загудело в утробе скалы, он с полминуты ожидал что произойдёт.

Вдруг центральная часть ниши завибрировала, посыпалась каменная крошка, мелкие камешки, и полутораметровый кусок стены неторопливо пополз вниз.

Внезапно, пройдя чуть меньше половины пути, массивная плита замедлила своё движение. Раздался резкий металлический стук, что-то звякнуло, заскрежетало, и чуть осев вниз, каменный заслон застыл на месте.

Из проёма, образовавшегося над опустившейся плитой, потянуло теплом.

Тир, поёживаясь от сквозняка, с интересом наблюдал за разыгрывающимися событиями.

— Ты пока здесь побудь, а я посмотрю, что там находится, — сказал Влад, примериваясь за что бы получше ухватиться.

Подтянувшись на руках, он легко преодолел препятствие и забрался внутрь.

Как только его ноги коснулись земли внутреннее пространство осветилось тусклым белым светом.

«Вот и славненько, — удовлетворённо отметил Владислав, разглядывая матовый кожух над головой, пролегающий вдоль тоннеля неширокой светящейся лентой — не надо выключатель искать».

Осмотрев потолок и стены прохода, уходящего под небольшим уклоном куда-то вниз, он крикнул Тиру, стоящему снаружи:

— Залезай сюда и никуда не ходи, жди меня. Я скоро вернусь.

На стене, справа от себя, Влад заметил стальную панель с силуэтами ладоней, мерцающих красным светом.

В нескольких метрах от входа виднелась неглубокая выемка, вырубленная в теле горы, куда только и смогла поместиться стоящая там широкая деревянная лавка.

Осторожно идя по тоннелю, который вскоре резко повернул вправо, Влад вышел к металлической площадке с винтовой лестницей.

«Ну наконец-то мы тебя нашли!» — облегчённо выдохнул он.

Его взору открылся огромный технический комплекс, раскинувшийся внизу.

«Да это скорее завод, чем какая-то станция! — восхитился Владислав. — Вон сколько разного оборудования понапихано. Ну что ж, сегодня удача ко мне благосклонна. Сейчас посмотрим поближе.

Стоп, а куда это я так разогнался? Что меня там ожидает? Самое время расспросить Пира чего следует остерегаться. Может защита какая имеется от посторонних или что посерьёзнее».

От Пира он узнал, что если и были какие ловушки, то все они остались снаружи. Внутри должна быть нормальная обстановка, максимально способствующая работе — некогда отвлекаться на разные секретки типа скрытых ям или выскакивающих из стен дротиков.

Если ты уже попал внутрь, значит распознаёшься системой контроля как свой.

Единственным ограничением может быть секретная информация, доступ к которой имеют только строго определённые лица.

— Рекомендую прежде всего посетить командный пункт или диспетчерскую, — сообщил Пир. — Там может быть много полезного для нас.

— Дельный совет, — похвалил его Влад, заворожённо осматривая огромное пространство подземелья.

Лестничная площадка, на которой он стоял, примыкала к угловой части помещения секретной базы пришельцев и находилась на уровне четвёртого или пятого этажа Земного дома. С такой высоты отлично просматривалась практически вся внутренняя территория станции слежения.

Она была прямоугольной формы и находясь в массиве скальных пород, имела явно искусственное происхождение.

Бегло ознакомившись с наличествующим оборудованием и внутренним содержанием этого военно-технического объекта — произведя визуальный осмотр сверху, Влад условно поделил его на две основные зоны — с одной стороны станции расположен взлётно-технический сектор, с другой жилой, заканчивающийся отстойником — местом, отведённым для отстоя звездолётов, имеющих образы драконов — двух больших и трёх маленьких.

«Если я спущусь по лестнице, то попаду прямо в их лапы, — внутренне содрогнулся Владислав и его губы растянулись в лёгкой улыбке».

Несомненно, он сразу понял, что это не древние крылатые чудовища, а звездолёты, прикрытые магическим пологом. Из-под личины больших драконов, отливая металлическим блеском, проглядывали некоторые детали конструкций летательных аппаратов.

«То ли магическое воздействие ослабевает, то ли что-то в них неисправно, — постарался навскидку определить Влад, разглядывая крупных рептилий, чей облик внушал ужас. — Правильно Майсидор говорил, что “больные” они. Как ему удалось разглядеть? Видать, он и правда сильный провидец. Молодец, очень помог мне. Не забыть бы поблагодарить его».

«В отличие от больших, маленькие дракончики вроде в полном порядке. Что ж, это уже кое-что… А, кое-что, это уже неплохо», — порадовался он и всмотрелся вдаль.

Его заинтересовала противоположная сторона станции — техническая зона. Там раскинулся целый комплекс подъёмных механизмов с мощными толкателями.

Влад хорошо представлял, что это такое и для чего они служат.

Работая на Земле, на «Рембазе», он видел похожие устройства, которые поднимая автомобиль давали возможность ремонтникам обследовать его снизу, но эти, рассматриваемые им агрегаты, имели более внушительные размеры и выглядели гораздо массивнее.

«Видно, они поднимают и опускают какую-то часть той ровной площадки, поверхности горы, когда на неё садятся прилетевшие на базу звездолёты, — быстро смекнул Владислав. — А там, — переведя взгляд на двух громадных механических монстров, расположившихся чуть в стороне от подъёмников, — станки-роботы, или что-то очень похожее на них. Вероятно, в их задачу входит обслуживание всей техники. Ну конечно, вон сколько вокруг них всяких приспособлений понатыкано.

Может я и ошибаюсь, но без них, голыми руками вряд ли удастся отремонтировать какую-нибудь из находящихся здесь махин. Одни габариты чего стоят».

Вся территория технического сектора, по внешнему периметру, ограничивалась глубокими каналами, с перекинутыми через них мостками.

— Это наверно для того сделано, чтобы сливать в них отходы. Нет, скорее всего воду туда отводить, когда дождь снаружи идёт, чтоб не растекалась по всей станции.

При опускании платформы с прилетевшим звездолётом тоже много всякой срани может внутрь попасть — вот они и пригодятся.

В общем, кто их знает, для чего эти «канавы» предназначены.

«Ага, вот и второй вход отыскался», — внимание Влада привлекла центральная часть подземелья, где располагалась просторная лестница, с четырьмя пролётами и промежуточными площадками.

К этим лестничным площадкам примыкали горизонтальные продольные выступы, нависшие вдоль стены широкими козырьками, края которых были обнесены металлическими ограждениями.

Каждый козырёк-карниз вёл к большим проёмам, зияющим темнотой пустот.

«Это, наверно, этажи жилой зоны, — попытался угадать Влад. — Никаких других помещений для отдыха невидно, кругом только техника и оборудование. Должны же люди где-то спать?»

«Та лестница, поглавнее винтовой будет, — предположил он, — вон и лифт рядом с ней. Вернее, подъёмная платформа. Она наверно к основному входу ведёт».

Противоположная стена жилого сектора, была без всяких излишеств, только в самом верху, под потолком, по ней протянулись несколько толстенных труб уходящих в тело горы.

В нескольких местах они соединялись с другими трубами, потоньше, бравшими начало на территории техсектора, жилой зоны и отстойника для звездолётов.

Снизу, вдоль основания этой пустующей стены, пролегла бетонная дорожка, метров пятнадцать шириной, соединяющая отстойник с драконами и техническую зону.

«Хватит любоваться, пора действовать», — спокойно рассудил Владислав и начал медленно спускаться по узким ступеням винтовой лестницы. Ему с большим трудом удалось обуздать ребяческий порыв — во все лопатки припустить вниз, к звездолётам, чтобы оказаться за штурвалом самого что ни на есть настоящего космического корабля.

«Вот, пожалуй, я и подошёл к самой развязке своего необычного путешествия, — подумалось Владу. — Осталась самая малость».

«Спокойно, дружок, ты только в самом начале сложного пути, — словно что-то предостерегло его изнутри. — Не теряй голову. Тебе ещё успеет изрядно поднадоесть эта сказочка, в которой ты волей случая оказался. Разве ты до сих пор не осознал, что конец этого красивого приключения может быть совсем не таким прекрасным, как тебе нафантазировалось? Соберись и постарайся не наделать глупостей. В жизни порой всё не так просто, как того хотелось бы».

— Стоп, стоит разобраться, — остановился он и плюхнулся задницей на прохладную ступеньку, ужаснувшись от навеянной внутренним голосом мысли. — Куда меня несёт?! Зачем я всё время лезу в неизвестность, оно мне надо?! Я здесь один и помощи ждать не от кого. Не пора ли домой? Вернусь, расскажу всё что видел и пусть «умные» люди решают, что следует делать.

— Умные, вовсе не означает мудрые, — включился Пир, заставив Влада вздрогнуть. — Прежде чем что-то предпринимать, они начнут с тебя…

— Фу-у, как ты меня напугал.

— Бояться некого, станция пуста.

— Что-то мне расхотелось быть участником затеянной авантюры.

— Твоё предыдущее решение было более логичным и наиболее правильным. Нужно переждать какое-то время, прежде чем возвращаться. Месяца три-четыре достаточно, чтобы твой организм окреп. Ты должен суметь постоять за себя, если потребуется. По самым скромным прогнозам, на Земле тебя ждёт беспокойное будущее.

— Если я вернусь сейчас, меня поместят на обследование?

— Это в лучшем случае, а если сочтут…

— Довольно, хватит меня стращать! Будь как будет. Продолжаем действовать по первоначальному плану.

— Перед тем как спускаться, позови мальчишку, а то придётся потом подниматься за ним наверх, — посоветовал Пир.

Запрокинув голову, Влад закричал:

— Тир, ты слышишь меня? Ти-и-ир…

Дождавшись в ответ утвердительное — «Да», он продолжил: — Иди до конца коридора, я жду тебя возле лестницы.

Сначала Тир думал, что они ошиблись и попали совсем не туда, куда шли. Он по-другому представлял себе жилище драконов, ожидая оказаться в пещере с озером или в глубоких заброшенных тоннелях неведомого подземного мира.

— Это правда, они действительно существуют?! — ужаснулся юнец, едва ступив на площадку с лестницей. Узрев внизу крылатых чудовищ, он встал как вкопанный, парализованный страхом.

После долгих уговоров Влад чуть ли не силком заставил его спуститься.

Стоило огромных усилий убедить паренька в том, что драконы не нападают, а защищают жителей этой планеты. Пришлось напомнить, что он принадлежит к Ордену Дракона и уж ему-то, определённо, не стоит их пугаться.

Видя, как уверенно ведёт себя Владислав, Тир немного успокоился и стараясь не отстать, молча засеменил по ступеням.

Сойдя вниз, Влад устремился прямиком к жилому сектору предположив, что именно там следует искать диспетчерскую или командный пункт.

По пути он провёл краткий инструктаж:

— От меня не отходишь. В руки ничего не берёшь и ничего не трогаешь. Понял?

Тир кивнул и боязливо озираясь по сторонам, рассматривал странные предметы.

Было ясно, что его окружают творения человеческих рук, но для чего они предназначены он не догадывался.

Тир полностью положился на Влада, так как не знал где сейчас находится и что будет делать дальше.

— 25 -

Ознакомившись с оборудованием и техническим оснащением объекта Пир сообщил Владу, что они находятся на станции слежения принадлежащей весалтиронцам, а не современным жителям планеты Эльсияна, как предполагалось ранее. А уж о технике весалтиронцев Пир имел хорошее представление, являясь творением рук их предков. Хотя и в современной аппаратуре, в принципе, мало чем отличающейся от «древней», ориентировался не хуже.

Когда на первом этаже жилого сектора Влад обнаружил командный пункт, Пир заострил его внимание на небольших плоских предметах, лежащих практически на каждом столе:

— Эти электронные устройства способны выполнять…

— Я уже догадался, это компьютеры, — перебил его Владислав и взяв один из них в руки, раскрыл как книгу. Верхнюю половину раскладного корпуса целиком занимал экран, другую клавиатура, с нанесёнными на клавиши символами.

— У нас на Земле компы такого типа — ноутбук называются. Только наши чуть крупнее размером и корпус потолще, — не без гордости заявил он.

— Вот и хорошо, что ты умеешь обращаться с подобной техникой. Значит мы без особых проблем сможем подключиться к «мозгу» станции. Для «соединения» можно использовать любой компьютер в этом помещении.

Выслушав сомнения Влада по поводу того, что он пользователь, а не программист и смутно представляет, как это делается Пир успокоил его:

— Я сам всё сделаю, тебе надо будет только ввести код-ключ, который позволит компьютеру опознав меня, предоставить доступ к системе.

Влад, следуя подсказкам Пира, набрал на клавиатуре требуемую комбинацию символов.

Комп распознал пирамидку и воспринял как подключённое к нему, новое периферийное устройство связи. Получилось что-то типа консольного интерфейса, поддерживающего двустороннюю передачу данных.

После этого всё пошло как по маслу.

Пир перевёл компьютер в режим голографического экрана. Выведя на него информацию, он прокомментировал Владу какие процессы там происходят и что отображается.

— Современные жители Эльсияны для управления компьютером пользуются в основном голоэкранами — это удобно, — пояснил он.

— Хорошая штуковина, — оценил объёмный экран Влад. — Что ж ты меня заставил на клавиатуре пальцы ломать, или она специально рассчитана для таких как я?

— Не пришлось тратить время на лишние объяснения, — признался Пир. — А вообще малый дисплей и клавиши используют для того, чтобы скрыть сведения от постороннего взора.

— Если находящейся здесь аппаратуре несколько сотен лет, тогда какая же она сейчас у эльсиян? — поинтересовался Влад.

— Не особо отличается от этой, так как сделана по аналогии с техникой весалтиронцев — их оригиналы взяты за основу.

— Как мне всё это знакомо, — ухмыльнулся Владислав. — Конечно, зачем ломать голову и вкладывать средства в разработку чего-то нового, когда можно использовать чьё-то уже готовое. Интересно получается, я представлял себе всё несколько иначе.

Как только появится свободное время надо будет получше ознакомиться с жизнью моих собратьев по крови. Поднимешь архивные данные…

— Насчёт подробностей боюсь тебя разочаровать, в меня заложена только базовая программа без обновлений.

— Очень жаль. Ладно, обойдёмся. Сейчас и без этого дел предостаточно.

Ещё при спуске по винтовой лестнице на территорию станции Владислава брали сомнения, что блеклое освещение позволит ему хорошенько осмотреть весь комплекс прежде чем погаснет. Он хоть и помнил про своё ночное зрение, но считал, что при свете лучше и быстрее освоится с окружающей обстановкой.

Влад не был уверен в том, что ему удастся быстро разобраться со сложными инопланетными устройствами, электронной аппаратурой и вычислительной техникой. Или в том, что всё оборудование сохранилось в нормальном рабочем состоянии и не развалится под его руками, рассыпавшись в труху — ведь срок прошёл немалый. И если бы не рассказанное Майсидором видение, никогда бы не осмелился подумать, что сможет управлять боевым звездолётом.

А ведь именно это, требовалось ему для реализации намеченного плана.

Ещё будучи в храме Влад решил использовать звездолёты, закамуфлированные под драконов, как оружие устрашения. Для наведения порядка на Лонтидоре, установления мира, и сильной справедливой власти.

Вопреки всем ожиданиям парня, всё прошло буднично и просто.

Все его волнения по поводу осуществления задуманного были напрасными.

Пир объяснил ему, что станция законсервирована и находится в автономном дежурном режиме. Следовательно, включать свет на полную мощность нет надобности, он и должен быть таким тусклым. Рассказал, что запаса прочности и надёжности оборудования хватит на столько, сколько будет существовать энергофон планеты. Так как все предметы, имеющиеся внутри, запитаны на эту энергоструктуру.

Также он пояснил что на станции, находящейся в дежурном режиме нет никаких секретных сведений и поэтому «конкретно» закрывать доступ к технике и аппаратуре не имеет смысла.

Существует только одно ограничение — закрытый вход для посторонних.

А они с Пиром не чужие.

Единственное что насторожило Пира — не удалось установить точную дату постройки и начала работы этого комплекса.

Так как во вложенной в него базе данных не было сказано о том какая информация должна присутствовать на законсервированных объектах, то его не удивил тот факт, что не было отчётов о проделанной работе или наблюдениях, и нигде не упоминалось какие цели и задачи ставились перед её сотрудниками.

О возникновении и начале работы станции можно было судить только из дат производимой каждые три месяца инвентаризации и сохранившихся отчётов по техническому состоянию и исправности оборудования.

Может всё тщательно скрывали или для режима консервации — это обычное положение дел.

Исходя из доступных материалов можно было предположить, что данный объект существует около семи сотен лет.

К тому же, Пир наткнулся на обрывки архивных видеоматериалов, по которым стало понятно то, что станция была переведена в «дежурный режим» после военных действий — битвы драконов с пришельцами из космоса.

Влад догадался, что речь идёт о «Великой битве» — войне между незваными чужаками с далёких звёзд и драконами (как гласила местная легенда).

При просмотре этих коротких видеофрагментов из архива стало ясно, что нападения на планету, с целью её захвата, как такового не было.

Всё происходило так: из подпространства, вблизи орбиты Лонтидоры, вынырнул огромный звездолёт, сигарообразной формы.

— Это боевой крейсер, — сразу определил его класс Пир.

Видимо система контроля не опознала «гостя» и в его сторону были произведены предупредительные выстрелы. Крейсер отреагировал вполне адекватно — замедлил движение, но из его открывшихся шлюзовых камер выскользнул целый рой малых космических судов и устремился к Лонтидоре.

С Цельхес и Кифортас — планет-спутников Лонтидоры (подобных нашей Луне), где располагались наступательно-оборонительные комплексы, обеспечивающие всестороннюю защиту при столкновении с противником, на перехват обнаруженных целей вылетели корабли охраны.

Звездолёты пришельцев разделились.

Основная масса нападавших стала облетать Лонтидору по орбите, стараясь укрыться планетой и уйти из-под прямого удара наземных средств защиты, размещённых на Цельхес и Кифортас.

Другие корабли налётчиков приняли открытый бой.

В результате этих манёвров как свои, так и чужие выстрелы достигали поверхности Лонтидоры.

На некоторых кадрах было хорошо видно сколь мощное оружие применялось. Одна из ракет упавшая неподалёку от небольшого поселения лонтидорцев, оставила на месте своего падения только выжженную землю.

В основном пришельцы вели огонь по объектам, расположенным на планетах-спутниках. Интенсивнее всего обстреливался Кифортас, как потом выяснилось, там располагался центральный командный пункт.

Со станции слежения, на которой находились Влад с Пиром, тоже послали два звездолёта. Они приняли участие в боевых действиях.

Произведя некоторое количество мощных залпов, крейсер несколько раз открывал шлюзовые камеры высылая малыми партиями корабли подкрепления.

Вскоре всё закончилось.

Спустя какое-то время оставшиеся звездолёты-агрессоры вернулись на крейсер, и он так же внезапно, как и появился, исчез в гиперпространстве.

— Видно это была разведывательная операция, — проанализировав ситуацию, выдал Пир, — и уничтожать Лонтидору не входило в их планы.

— Они, что, могли угробить планету?

— Да. Вооружение крейсера и не на такое способно.

После видеопросмотра можно было предположить — работа станции была временно прекращена потому, что после случившихся событий дальнейшее наблюдение за Лонтидорой не представляет интереса — её инфраструктура, и так находящаяся в зародыше, основательно пострадала. Развитие цивилизации этой планеты, в результате произошедшей военной заварушки, было отброшено на несколько столетий назад.

Вдобавок надо было перегруппировать состав экспедиции, в котором наверняка имелись потери, ведь члены её команды тоже принимали участие в сражении.

Вероятно, после консервации объекта дальнейшее наблюдение предоставлялось трём кораблям-спутникам, оставшимся на орбите Лонтидоры и аппаратуре, установленной на планете в специально оборудованных точках.

Все отчёты о проведённой работе наверняка были перенаправлены в центральный архив, находящийся у руководства, на планете-спутнике Кифортас.

«Второстепенными делами займёмся позже, сейчас нет времени, — подумал Влад, решив отложить “на потом” подробный анализ архивных данных. — Ещё так много надо успеть сделать, а то, что уже случилось, может немного обождать».

В первую очередь ему хотелось выяснить в каком состоянии находятся звездолёты и вооружение. Этот вопрос в данный момент волновал его больше всего. Без них его план неосуществим.

— Пир, узнай, как обстоят дела с боезапасом. Вдруг он весь израсходован.

Просмотрев выданные компом сведения, тот сообщил:

— Кроме посланных в бой звездолётов, которые не вернулись назад, никакие средства для ведения военных действий не были задействованы.

— Если оставшиеся звездолёты не принимали участия в сражении, то почему они в плохом техническом состоянии? Ты же говорил, что здесь всё запитано на общий энергофон планеты и защищено от разрушительного воздействия времени?

— Они исправны, просто надо заменить магические контейнеры, создающие эффект дракона. Если б ты был «полноценным» магом, то напитал бы их энергией и всё.

А так, придётся тебе менять контейнеры вручную.

— Если требуется, то поменяем, — сразу согласился Влад. — Что, думал откажусь? Не дождёшься!

Ты же прекрасно понимаешь, что звездолёты — основное звено, определяющее прочность всей цепи плана — выживания на этой планете. Они должны всегда быть в боевой готовности. Без них мне никак не обойтись.

Давай рассказывай, и показывай, что нужно делать.

Можешь не сомневаться, я справлюсь. На Земле приходилось и не такими ремонтами заниматься.

— Кроме того, необходимо проверить корабли в действии, — заявил он Пиру. — Не стоит затягивать, я должен быть уверен, что смогу реализовать задуманное, а для этого надо знать все их возможности, чтобы не сплоховать в самый неподходящий момент.

— Ты хочешь совместить замену контейнеров с предполётной подготовкой техники? — въедливо уточнил Пир. — Всё верно?

— Какой ты догадливый, — иронично заметил Влад. — Конечно хочу! Чего зря время терять?

— 26 -

Влад стоял на парковочной площадке, рядом с двумя большими драконами, три маленьких находились поодаль.

У его ног аккуратно расположились два небольших чемоданчика, чёрного цвета, размером чуть меньше коробок из-под обуви. Это и были магические контейнеры, взятые со склада, в секции — расходные материалы и запасное оборудование.

Установить их решили только на больших драконах, остальные пока не нуждались в этом.

Дело осталось за малым — войти внутрь звездолёта и произвести замену.

Рядом с площадкой, возле стены, на приставленных друг к другу длинных деревянных ящиках растянулся Тир. Он спал. У него сегодня был трудный день.

Когда хлопчик порядком утомил Владислава своими наивными вопросами, то он решил прекратить этот нескончаемый поток всякой пустяковщины и провёл для него краткий экскурс в историю развития науки и техники, сообщив обо всём понемногу.

Узнав о том, что на необъятных просторах космоса, есть другие планеты, на которых тоже живут люди тот, раскрыл рот от удивления и опустился на землю не в силах устоять.

Так и продолжая сидеть, он слушал рассказы о жизни на Земле. О том, как обычные люди — земляне, похожие на лонтидорцев, сумели достичь очень многого.

Тир, наверное, за всю свою жизнь не обрёл бы столько информации, которая в одночасье обрушилась на него, перевернув сознание. Его представление об окружающем мире, претерпело такие изменения, что мозг отказывался понимать происходящее. Наверно это его и сморило — голове требовался отдых.

Посмотрев на безмятежно посапывающего парнишку, Влад услышал приободряющее напутствие Пира «Не робей, всё получится! Вперёд!», и решительно направился к ближайшему дракону.

Ещё находясь в командном пункте, он получил от Пира все необходимые инструкции по производству предстоящих работ и был ознакомлен с внутренним расположением техсредств и различного оборудования звездолётов как больших, так и маленьких.

Теперь Влад знал, как пилотировать кораблём и осуществлять стрельбу из лазерных и плазменных излучателей.

Оказалось, что управлять звездолётами и вести огонь из имеющегося на его борту вооружения — не сложно. Для этого можно использовать немногочисленное количество кнопок приборной панели и рычаг управления, напоминающий игровой джойстик, или указывать все свои действия манипулируя на голоэкране.

Влад делал упор на управлении полётом корабля посредством джойстика — так привычнее. Ведь в детстве ему уже приходилось участвовать в воздушных сражениях и звёздных войнах, проводя время за игровой приставкой.

Новоиспечённый пилот блестяще выполнил намеченные задачи — к тому времени как проснулся Тир корабль был готов к старту.

По поводу вылета со станции Влад не очень беспокоился — Пир ознакомился с планировкой внутренних помещений, относительно горного массива и просчитав варианты, указал наиболее удобные места, которые можно прожечь насквозь лазерами.

Это на тот случай если механизм открытия шлюза для вылета «драконов» сломан или выйдет из строя в момент запуска.

Естественно, решено было лететь на большом корабле. В отличие от маленьких дракончиков, оснащённых лишь плазменными излучателями спереди, он располагал более грозным оружием и большей грузоподъёмностью. В то время как дракончики служили для перемещения только двух, максимум трёх человек, большие драконы позволяли брать на борт помимо экипажа и команды из четырёх десятков воинов, до двух тонн груза.

После испытания возможностей звездолёта Влад собирался покружить над храмом — пусть все знают, что драконы проснулись и снова готовы оказывать своё покровительство жителям Лонтидоры.

Этой зрелищной демонстрацией пробудившихся летающих монстров, он надеялся закрепить свой статус Посланника, дабы иметь более весомую значимость на предстоящем Большом Совете.

Кроме того, Влад рассчитывал, что наглядное подтверждение ожившей легенды позволит ему вести себя гораздо раскованней в разговоре с Мерахом. Оный диалог, по его задумке, должен был состояться до того, как соберётся Совет, чтобы узнать с какими предложениями Верховный жрец готовится там выступить и какие вопросы предполагает рассмотреть.

«В настоящее время раскрывать тайну драконов нежелательно, — размышлял Влад. — Во всяком случае пока не установится стабильная, признанная народом власть.

Необходимо исключить утечку информации. Значит жить придётся на станции, на пару с Тиром. Слишком много он теперь знает. Нельзя его от себя далеко отпускать — рискованно.

По этой причине следует запастись провиантом и кое-какими вещами».

Вообще-то вопрос о продовольствии не являлся острой проблемой — в зоне жилого сектора станции имелось достаточное количество спецаппаратов для производства синтезированной пищи.

По заверению Пира, приготовленная в инопланетных чудо-кухнях еда, по разным показателям, в том числе и вкусовым, превосходила натуральные продукты, но пока была возможность выбора, Владислав предпочёл питаться традиционными блюдами.

— 27 -

Кабина пилотов была в самой верхней части звездолёта. Её прикрывала прозрачная полусфера, позволяющая вести визуальное наблюдение за всем, что происходит снаружи — вокруг корабля.

Влад с Тиром расположились в креслах для пилотов, а Пир был пристроен на приборной панели, состоящей из пары рядов кнопок и размещённых над ними трёх цветных дисплеев, размерами чуть больше школьной тетради.

Они сообщали о результатах сканирования окружающего пространства, уровне повреждений и неисправности различных модулей корабля; показывали тепловые режимы, скорость, ускорение; отображали положение корабля в пространстве относительно выбранной плоскости и т. д.

Перед панелью находились два рычага ручного управления.

Вместе с тем находящийся за штурвалом имел возможность осуществлять все перемещения корабля в полуавтоматическом режиме — используя голоэкран.

Являясь неотъемлемой частью информационной структуры, объединённой с бортовым компьютером он, корректируя действия пилота, предоставлял гораздо большие возможности. Например, облегчал проведение сложных манёвров, выдавая надлежащие рекомендации, а при возникновении экстренных или аварийных ситуаций предлагал наиболее верные варианты решения создавшихся проблем.

После проведения серии теоретических тренингов по пилотированию, под руководством Пира, Влад уже не очень сильно переживал что впервые сядет за штурвал боевого звездолёта.

— У тебя не должно возникнуть особых трудностей с первым полётом, — успокоил его Пир. — В космос мы пока не собираемся, а перемещаться над поверхностью планеты можно и без помощи приборов.

— Это как?

— Вести визуальный обзор территории. Ведь у тебя уже есть определённый опыт управления транспортными средствами — сам же рассказывал, что работал водителем.

Кроме того, игры за компьютером тоже развивают определённые лётные навыки. Прибавь к этому ещё и сегодняшние занятия.

— Думаю, что в общих чертах всё более-менее понятно. Посмотрим, как получится на самом деле.

— Не волнуйся, я всегда рядом и сумею подстраховать тебя, если потребуется. В экстренном случае я смогу взять управление звездолётом на себя, включив режим автопилота.

— Надеюсь, — съязвил Влад, понимая, что на данный момент его всё вполне устраивает.

— А что ты говорил про Космос? — уточнил он. — Какое максимальное расстояние может преодолеть этот летательный аппарат?

— Пускаться в «Дальний космос» на этом корабле не имеет смысла, — проинформировал Пир. — Необъятные просторы Вселенной ему не по зубам — он не оснащён искривителем пространства. В крайнем случае, звездолёт можно использовать для непродолжительных межпланетных перелётов.

— 28 -

Влад вырулил на «бетонку», соединяющую между собой площадку с драконами и зону технического сектора.

— Открывай шлюз для вылета, — скомандовал он к Пиру. — Мы пока здесь постоим. Понаблюдаем, как сработает автоматика.

— Открываю.

Раздался сильный грохот. Было видно, как часть потолка над технической зоной содрогнулась и пришла в движение.

С краёв опускающейся платформы начали осыпаться куски налипшей глины, песок и прочий мусор.

Потолок, с площадкой для взлёта, неспешно перемещался вниз, а глубокие каналы, опоясывающие по периметру территорию технического сектора, заполнились потоками воды, уносящими с собой всю эту грязь в утробу горы.

Опустившаяся тяжеловесная плита заняла предназначенное для неё углубление в основании Станции, и гладкая плоскость взлётной площадки сравнялась с поверхностью пола подземелья.

— Попробуем взлететь, — Влад решительно потянул на себя рычаг управления, приподнимая звездолёт вертикально вверх и плавно сместил ползунок ускорения вперёд. — Поднимать платформу назад не будем, вдруг заклинит. Вернёмся, тогда и закроемся.

Малый космический корабль управлялся легко и послушно. Влад вывел его наружу и поднялся над горой Драконов метров на сорок.

— Ничего сложного, всё просто! — кивнул он Тиру, разворачивая звездолёт в сторону центральной части горного массива.

Он взял курс на самый отдалённый район Северных гор, желая провести испытания подальше от охотничьих троп и людских селений.

— Это место подойдёт, — произнёс он, выбрав подходящий объект.

Звездолёт сбросил скорость и завис на месте, напротив высокой скалы с отвесным склоном.

Окинув внимательным взглядом приборную панель Владислав вспомнил чему учил его Пир:

Большая квадратная кнопка ярко-белого цвета переводила режим стрельбы на плазменные пушки, одна из которых располагалась на выдвижной поворотной турели в нижней части корабля, а крупнокалиберные стволы другой, выставлялись наружу прямо перед кабиной пилота.

Две ракетные установки и четыре лазера, закреплённые на подвижных площадках и платформах выдвигаемых механических устройств, находящихся вдоль внутренних боковых поверхностей фюзеляжа, активировались квадратными кнопками жёлтого и красного цвета.

Тир сидел, ни жив, ни мёртв, внимательно наблюдая сквозь щёлочки прищуренных век за разыгрывающимися действиями.

Он вообще был немногословен — видно переваривал вчерашнюю информацию.

В отличие от него, Влад чувствовал себя совершенно нормально. Откинув предохранительные крышки, прикрывающие кнопки для производства выстрела, он начал вести неприцельный, беспорядочный огонь по воображаемому противнику.

— Сейчас ракеты испробуем, — прокомментировал он свои действия, когда дошла очередь до жёлтой кнопки.

Влад ожидал что корабль здорово тряхнёт, и внутренне напрягся, но ничего подобного не произошло.

— Вот это я понимаю — техника! — расслабившись выдохнул он, вперившись взглядом в бурое облако пыли, которое окутало дыбившуюся перед звездолётом вершину скалы. — Интересно, что от неё останется?

— Ого-о! — удивлённо вытаращив глаза, протянул Тир. — Куда ж она делась?

— Разрушилась, и обвалилась вниз.

— Будем считать, что испытания прошли успешно! Теперь займёмся наведением порядка. Где тут у вас, на Севере, самое неспокойное место?

Тир, ещё не до конца пришедший в себя, промямлил:

— Позавчера Южане захватили селение Вак. Почти всех жителей поубивали. Так и до нас скоро доберутся.

— Много ваших там осталось? — поинтересовался Владислав.

— Никого, — ответил Тир, пряча глаза. — Выжили только те, кто сумел укрыться в лесу.

Влад задумался, захлопнул предохранительные крышки и бросил Пиру:

— Бери курс на селение Вак.

— Мне требуются уточнения, или укажите направление. В моей базе данных нет карты этой местности. Если бы мы облетели планету и…

— Короче, — не сдержался Владислав. — Тир, покажи в какую сторону лететь.

— Туда… — угрюмо кивнул паренёк. — Только всё это зря, мы уже никому не поможем.

Перехватив управление кораблём, Пир мягко развернул «дракона» на указанный курс.

Всё время полёта Тир сидел зажмурившись. Губы его что-то шептали.

— Молится, что ли? — изредка посматривая на него, думал Влад. — Видать, боится, но держится молодцом, не ноет.

— Подлетаем, — сообщил Пир. — Приборы фиксируют большое скопление народа прямо по курсу.

Вскоре впереди показались небольшие деревянные строения, среди которых, кое где, зияли тёмные пятна кострищ.

Влад взял управление звездолётом на себя и замедлил движение.

— Ты бывал здесь? — взглянул он на Тира. — Узнаёшь что-нибудь?

— Вон там, за пригорком, у высокого дерева, молельный дом поселенцев Вак, — опасливо поглядывая вдаль, протянул хлопчик.

— Молельный… это церковь что ли? — спросил Влад и не дожидаясь ответа включил ускорение, резко накренив звездолёт.

Секунда и дракон оказался над высоким толстым стволом дерева, похожим на сосну.

Недалеко от него стояла большая добротная изба, вокруг которой суетились люди, с горящими факелами в руках. В нескольких местах, по бревенчатому срубу дома, змеились оранжево-красные языки пламени. В небо поднимались чёрные клубы дыма.

Увидев зависшего над землёй крылатого монстра поджигатели, показывая на звездолёт руками, стали разбегаться кто куда, не зная где можно укрыться.

Пальнув несколько раз из лазера, над головами удирающих вояк, Влад неторопливо потянул рычаг управления на себя, поднимая Дракона вверх.

Подъём был медленным, и он, внимательно осматривая окрестности заметил, как из-за реденького лесочка, показалась передовая часть колонны воинов, идущая в направлении селения.

— Это южане, — быстро определил Тир, — наших отрядов здесь нет.

— Дойдёт и до них очередь, — процедил сквозь зубы Влад, направляя звездолёт в сторону растянувшейся по грунтовой дороге колонне.

Ещё на подлёте было видно, как нестройная вереница воинов превратилась в толпу, которая в беспорядке бросилась врассыпную.

Довернув турель, Влад стал обстреливать бегущих из плазмомёта. Заботясь о меткости попадания, он нарочно стрелял мимо, стараясь не зацепить людей.

— Вас убивать нельзя — кто потом расскажет о разбушевавшемся «чудище», — зло хрипел он.

Влад специально летел на низкой высоте, часто зависая на месте. Давая возможность находящимся на земле южанам хорошо рассмотреть чешуйчатое тело дракона.

Затем он так же неспешно повёл звездолёт по широкому кругу.

Народ внизу совсем обезумел — все стремились как можно дальше убраться с траектории полёта двукрылого огнедышащего чудовища.

— Пир, бери управление, — приказал Влад, сделав несколько кругов. — Курс на Храм Драконов. Знаешь куда лететь, или заблудился?

— К храму я найду дорогу, — обнадёжил Пир. — Вернёмся к станции, а оттуда маршрут известен.

Только теперь, отстранившись от управления Влад обратил внимание на Тира. В глазах пацана был восторг и восхищение:

— Здорово ты их, Посланник!

— 29 -

— Мы на месте, перед нами Храм Драконов, — доложил Пир.

— Опустись пониже, — скомандовал Влад. — Надо привлечь к себе внимание, ведь внизу не слышно, как работают двигатели. Пусть народ видит, что драконы проснулись.

— Так можно салют устроить, разрывными зарядами, — предложил Пир. — Это будет громко.

— Огонь!

Возле храма стала расти людская толпа. Падая на колени, лонтидорцы смотрели вверх, указывая на звездолёт руками.

— Пир, они действительно видят только дракона? — уточнил Влад.

— Безусловно, — подтвердил тот.

— Думаю, что этого будет достаточно, — решил Влад, покружив над храмом. — Теперь стоит поискать где-нибудь поблизости место для посадки, укрытое от посторонних глаз.

Приметив густой и высокий кустарник рядом с небольшой кудрявой рощицей, он стал прикидывать где лучше совершить посадку.

— Тир, сейчас ты пойдёшь к Мераху. Скажешь ему, что я разбудил драконов и они согласились помочь нам восстановить порядок. Передай, что я хочу с ним встретиться до того, как он соберёт Большой Совет. Нужно обсудить кое какие вопросы.

Смотри не наболтай там лишнего. Помни, ты дал мне клятву.

— Я помню. А про селение Вак, тоже нельзя рассказывать?

— Можно и нужно. Скажешь, что по моей просьбе драконы напомнили бандитам о своём существовании. Теперь, прежде чем творить зло, они десять раз подумают, стоит ли им это делать.

Попроси жреца, чтобы распорядился собрать для нас немного еды и тёплой одежды, так как теперь мы с тобой будем жить у драконов. Нам так удобнее.

Пусть выдаст тебе НАМОВ (лошадей) запряжённых в телегу и двоих помощников.

К «дракону» не подъезжайте. Остановитесь на поляне.

После недолгих напутствий Тир отправился в храм, а Влад решил использовать время ожидания с пользой для себя — поспать.

— Пир, тебе же отдых не требуется? Понимаешь, я за последнее время так вымотался, что глаза сами закрываются. Да кому я всё это рассказываю, ты же рядом был. Присмотри за кораблём, а я чуток вздремну.

— Спи. Я подежурю.

— 30 -

Проснувшись, Влад осмотрелся.

«Раз моё ночное зрение просыпается, значит уже темнеет», — догадался он, заметив, что в очертаниях предметов окружающей обстановки преобладают зеленоватые оттенки.

— Всё нормально, ничего не случилось?

— В пределах допустимого, — коротко сообщил Пир. — Как спалось?

— Что-то мне не по себе, словно распирает изнутри и всё тело почёсывается. Я не мог чего-нибудь на станции подцепить?

— Ещё добавь, что в ушах закладывает, а голова будто ватой наполнена.

— Так оно и есть. Ты объяснишь, наконец, что со мной творится-то?

— Не переживай, это ответная реакция организма на применение сильнодействующих препаратов — «керивазотов».

— Слушай, Пир, а моё ночное зрение постоянно будет, или это временное явление?

— Оно станет лучше. Сейчас у тебя начальная стадия «созревания» — внутренние процессы ускорились, происходит обновление и преобразование твоего тела. Со временем ты обнаружишь в себе много других, непроявленных ранее способностей.

— Вот спасибо, утешил.

— Очень рад, — сымитировал участливость Пир.

— Да где ж этого Тира черти носят?! — не выдержал Влад и включил сканер.

Прибор показал, что в их направлении движется несколько точек. Одна, имела чуть большие размеры, чем у семи остальных.

— Очень вероятно, что крупное пятно — лошадь с телегой, — подсказал Пир.

— Ну даёт, — разозлился Владислав. — Он бы ещё всех поселенцев с собой притащил. Нельзя их сюда пускать. Пойду встречу, скажу, чтобы оставили поклажу возле дороги, на опушке.

Проследим по сканеру, когда они разгрузятся и уйдут подальше. Потом подлетим и всё заберём.

— 31 -

Пока загрузили вещи и привезённый провиант на корабль, совсем стемнело.

— Думал засветло управиться, куда там… — проворчал Тир. — Местные всё выспрашивали, как тебе удалось пробудить столь древних созданий, после долгих лет спячки.

— И что же ты ответил им? — полюбопытствовал Владислав.

— То же что и Мераху — кому как не тебе — Посланнику весалтиронцев, их будить-то…

— Верно! А про то как драконы наказали южан в селении Вак, ты рассказал своим?

— Ну а как же! Рассказал, с самыми мельчайшими подробностями. Так они, на радостях столько всего в повозку навалили — ели уехал. Думал колёса отвалятся.

— Передал Мераху, что я хочу с ним пообщаться?

— Конечно. Он сказал, что думает собирать Большой Совет через три дня и готов встретиться в любое, удобное для тебя время.

— Вот и ладненько, — удовлетворённо кивнул Владислав, запуская двигатели.

На станцию летели в полнейшей темноте, на автопилоте — Влад не рискнул управлять кораблём доверившись своему ночному зрению и приборам, с которыми ещё не полностью освоился.

После посадки, поставить подъёмную платформу на прежнее место, с первого раза не удалось — слишком долго она не использовалась. На каркас массивной плиты налипло множество чужеродных предметов, препятствующих занять изначальное положение.

Обслуживающего персонала, следящего за надлежащим состоянием, не было, вот и пришлось гонять её вверх-вниз, чтобы избавиться от ненужного балласта.

Платформу трясло и раскачивало в разные стороны, когда отваливались крупные камни и куски глины, присохшие к краям взлётной площадки.

Влад думал, что подъёмные механизмы, не выдержат и уже после второй попытки хотел оставить всё как есть:

— Подумаешь, щель небольшая осталась на потолке. Не век же мы тут сидеть собираемся, всё равно скоро снова опускать платформу.

Однако Пир пояснил:

— Если плита не займёт своё место, то чрезмерная нагрузка на несущие конструкции быстро выведет их из строя.

После нескольких подъёмов корпус платформы занял нужное положение и был зафиксирован в стопорных устройствах.

Уставший, но удовлетворённый проделанной работой Влад, разбудил закимарившего в звездолёте Тира, и отправил его ночевать в жилой сектор.

— 32 -

Утром следующего дня Владислав решил заняться осмотром станции: «Теперь нам с Тиром здесь долго жить предстоит, имеет смысл обойти всё подземелье и ознакомиться с его внутренними помещениями более детально.

До Большого Совета, ещё три дня и их стоит провести с пользой для дела».

— Начнём, пожалуй, с… — он задумался. — На данном этапе меня интересует арсенал оружия. Там должно быть много чего интересного и нужного уже сейчас.

Содержимое арсенала взбодрило Влада, вселив надежду и укрепив уверенность в то, что всё задуманное им обязательно получится.

Пир, поддерживая связь с сервером командного пункта, координировал маршрут его передвижения, подсказывая что и где располагается.

Особенно порадовали Влада находящиеся там спецаппараты синтезирующие различную продукцию для воинов, включая боекомплекты к оружию и запасные части, требующиеся для ремонта мелкой техники.

— Я о таких раньше и не слышал, — восхитился он. — Интересно, а сколько человек мы сможем вооружить?

— По имеющимся в компе данным, здесь есть комплекты боевой экипировки трёх сотен воинов, включающей в себя и защитные костюмы с антимагическими пластинами.

— Вот это подарочек!

— А это у нас что? — Владислав застыл напротив пирамиды для хранения оружия и взял в руки маленький короткоствольный бластер. — Гляди-ка, Великие маги ничем не брезговали. Видно и владеющим Силой без техники не обойтись. Не мешало бы его опробовать.

Устраивать стрельбы внутри станции Влад не рискнул и, воспользовавшись подъёмной платформой, покинул её через главный выход, который вывел его неподалёку от взлётно-посадочной площадки — ровного участка горной поверхности.

«Надо будет запасной вход как-то прикрыть, не забрался бы кто чужой, — вспомнил он и тут же успокоил себя: — Образовавшуюся щель, после не полностью открывшейся двери, можно заложить камнями, а управимся с делами, появится время, тогда и займёмся починкой».

— Посмотрим, на что ты способен, — подыскав подходящую мишень в виде высокой остроконечной каменюки, одиноко покоящейся в паре десятков метров, Владислав вскинул руку с бластером, прицелился и произвёл несколько выстрелов подряд.

— Неплохо, метко бьёт! — прокомментировал он, провожая взглядом осы́павшиеся в узкую расщелину большие куски камня, отколовшиеся от верхнего края глыбы. — Мне нравится эта штуковина! Маг я ещё никакой, вот и будет чем защититься.

Постреляв ещё немного по выбранным мишеням, с разной дистанции, он повернулся к стоящему рядом Тиру:

— На попробуй, тебе тоже надо уметь им пользоваться.

Бережно взяв в руки оружие, Тир изготовился к выстрелу.

— Вот сюда надо нажать, плавненько, — Влад показал на спусковой крючок и осторожно направил ствол бластера на крупный валун, лежащий неподалёку.

— Я попал! — радостно выкрикнул мальчуган, видя, как огненный разряд, чиркнув по краю камня, с шипящим свистом скользнул куда-то вдаль.

— Молодчина! Теперь сам давай, только не спеши. Прицелься получше.

— 33 -

Опробовав бластер, они вернулись на станцию.

Спускаясь по лестнице и прикидывая направление дальнейшего движения, Влад обратился к Тиру:

— Так и будешь за мной как хвост таскаться? Сам-то чем хочешь заняться?

— Хочу научиться летать на драконах.

— Так это же замечательно! Твоё желание стать лётчиком-космонавтом как нельзя кстати. Скоро они нам потребуются и в большом количестве.

— А когда?

— От четырёх авиаторов я бы уже сегодня не отказался. Так что не стоит откладывать твоё обучение.

— Пир, сможешь сделать из этого юноши космического пилота? — спросил Влад и не дожидаясь ответа продолжил: — Постарайся объяснить ему что и как работает. Практикой займёмся чуть позже, сначала пусть теорию освоит.

— Вот здорово! — обрадовался юнец.

— Тир, прежде чем пойдёте к звездолётам, отнесёшь Пира вон туда… — Владислав указал рукой в направлении техсектора. — Куда идти дальше, он сам тебе подскажет.

И смотри, без глупостей. Ты меня понял?

— Да, понял.

— Значит, вперёд, а я пока осмотрюсь тут получше.

Ещё в первый день пребывания на станции Пир выяснил, что на территории техсектора имеются электромагнитные устройства генерирующие высокочастотные импульсы.

Тогда он и намекнул, что знает место качественной подпитки своего внутреннего потенциала, но сразу не подвернулось случая отнести его на подзарядку, а потом и вовсе не до того было.

Позже, Влад не сильно огорчился выяснив, что некоторые из этих устройств напоминают земные микроволновые печи: «Может оно всё и к лучшему. Если бы мы с самого начала догадались, что пирамидку можно зарядить в обычной микроволновке то меня не занесло бы так далеко. Возможно, я никогда не попал бы в другой мир и не смог бы хоть на чуток приблизиться к разгадке внезапного исчезновения моего отца».

Конечно Влад чувствовал, что поступает неправильно, оставляя пирамидку с Тиром, но другого выхода не видел. Нет у него сейчас времени самому сидеть рядом с ним и разъяснять прописные истины. Это для него, человека более-менее развитой цивилизации, многое кажется понятным, а для аборигена с планеты Лонтидора, где техника и производство пребывают ещё в зародыше, порой самые простые, обыденные вещи находятся за гранью понимания.

— 34 -

— Хорошо, что от Тира отвязался, — осматривая зону жилого сектора, облегчённо вздохнул Влад. — Как он меня утомил своей простотой! Нет от него пока никакой пользы, только под ногами путается. Способности и желание научиться чему-то новому у мальчишки есть, вот пусть Пир ему и поможет поднабраться знаний.

Во всяком случае парень будет занят делом и не станет слоняться без присмотра где не следует.

Неожиданно его внимание привлекла решётка, отгораживающая от основной территории широкий проход, уходящий вглубь горы.

«Надо проверить куда он ведёт, — решил Владислав, скользнув взглядом по толстым металлическим прутьям, — только как это сделать?»

— А-а, вот и ключик имеется! — на стене, возле решётки, мерцали красным светом силуэты ладоней, вероятно активирующие подъёмный механизм.

Влад приложил к ним руки и массивное ограждение медленно поползло вверх, открывая доступ в тоннель.

Всё просто, путь свободен! — саркастически хмыкнул он, переместил бластер из-за спины на грудь и шагнул в просторный проём.

В скором времени новоявленный исследователь подземелья стал подумывать о возвращении: «Зачем зря ноги топтать, здесь можно запросто проехать на автомобиле, габариты прохода позволяют.

Надо взять дракончика и слетать на нём в разведку. Неизвестно как долго топать придётся — насколько далеко проложен тоннель?»

— Погоди-ка, что это там? — впереди показалось ответвление, чуть у́же основной ветки.

Через несколько метров боковой ход вывел его в большое помещение.

Нос уловил слабый специфический запашок лекарственных средств: «Это амбре трудно с чем-либо спутать. Значит у них тут и медицина наличествует».

— Вон какую «больничку» себе отгрохали, — заметил Влад, внимательно рассматривая инопланетную аппаратуру и технику, — а как же, без неё не обойтись — здоровье прежде всего.

— Странно, — удивился он, узнаваемости некоторых предметов, заканчивая обход обнаруженного медицинского пункта, — вроде две совсем разные цивилизации, а как много общего.

Опережая нас на сотни лет в своём развитии, они так и не сумели отказаться от «колеса». Вон та штуковина, например, напоминает Земную кресло-каталку.

Конечно, ведь легче катить чем нести.

Видать, в чём-то наши жизненные принципы совпадают.

— А тут что? — дойдя до дальней стены врачебного комплекса, Влад увидел небольшие секции, отгороженные от основного пространства прозрачными перегородками.

— По-видимому, хирургическое отделение, — решил он, бегло осмотрев внутренний интерьер комнатушек.

— Погоди-ка! Операционные столы, приспособления и захваты для удержания различных частей тела — понятно для чего, а вот крепёжные крюки, вбитые в стены, к которым тянулись увесистые цепи с металлическими ошейниками и кандалами…

Догадка, внезапно пришедшая в голову, острой болью отозвалась в его груди.

Влад представил себе, как прилетевшие с далёкой звезды «плохие» учёные проводят медицинские эксперименты над местными жителями.

— Вот ублюдки космические! Никакого вмешательства, мы лишь наблюдатели… только смотрим…

Желая убедиться в правильности своих домыслов, Владислав бросился к выходу: «Надо Пира сюда притащить пусть проверит здешние комп-ы. Может осталась какая-то информация.

Как же он мог прозевать всё это хозяйство, когда в серверном оборудовании ковырялся?

— Решено, беру Пира и на маленьком дракончике сюда. Так быстрее получится. Тоннель широкий, не застрянем.

Вот только Тира куда деть, нельзя ему это видеть? Да что тут мудрить-то, придумаю что-нибудь.

Навязался же на мою голову. Никчёмный. Только и делай, что присматривай за ним.

Так, стоп. Что-то я совсем разошёлся. Он мне нужен, я же сам взял пацана. Его только малость подучить надо. А, что касаемо научных исследований и опытов, то у нас, на Земле, тоже хватает всяких экспериментаторов. Они, может ещё и похуже чего придумали бы.

Немного спустя Влад вернулся в медсектор вместе с Пиром, который оперативно подключился к памяти местных компьютеров и доложил:

— При просмотре данных, оставшихся от исходного материала, мною выявлены некоторые интересные факты.

Основная задача проводимых экспериментов — это подбор средств, изучение и анализ новых методов воздействия на биоструктуры человека и других живых объектов.

— Какую же они цель преследовали? Чего хотели добиться?

— Я предполагаю, что более подробные сведения можно будет найти на центральной базе, которая находится на Кифортасе. Мне попалось несколько ссылок что все материалы отправлялись именно туда, в центральный архив.

Одно можно сказать уверенно — эта планета была выбрана не случайно и все опыты ставились нелегально. Кто-то не хотел афишировать своё пребывание на Лонтидоре.

— Кто же мог заниматься подобными делами?

— Медицинское оборудование и техника принадлежат не только весалтиронцам, присутствует довольно много современных образцов, которые используются на Эльсияне.

— Вот это да-а! Так выходит тут эльсияне бесчинствовали. Не понимаю, для чего им это? Намеривались промыть народу мозги, чтобы свою веру в Великого Дракона навязать? Зачем?

Обладая такой техникой можно без особого труда захватить планету.

Рассчитывали обойтись без крови и лишних жертв?

Так ведь не получилось у них ничего, даже здесь, на Севере. Люди недовольные ненавистным режимом перебрались на Южные земли.

Заметавшись по медлаборатории Влад, чуть не плача с досады, закричал:

— А я болван, устрашать Южан полетел. Ведь там, невинные люди пострадать могли.

Ещё неизвестно нужна ли Северянам помощь. Ведь Мерах при нашей первой встрече намекал, чтобы я помог ему вернуть власть и былое могущество Ордена Дракона. Он ни словом не обмолвился о том, что хочет вернуть былое величие и процветание Лонтидоры.

Немного успокоившись, он продолжил:

— Пир, нам надо срочно посетить Кифортас, а то мы тут такого наворочаем…

Только сначала давай дальше по тоннелю слетаем. Выясним куда он приведёт.

— Если ты собираешься на Кифортас, то необходимо сменить транспорт. На этом нет закрытого корпуса, а там безвоздушное пространство — Космос.

— Хоть ты не держи меня за идиота. Я что, не соображаю? Конечно пересядем на большого дракона.

Полёт до конца прохода не занял много времени, других ответвлений не обнаружилось.

Дракончик упёрся в стену Т-образного перекрёстка, и Влад сделал остановку, задумавшись в какую сторону лететь дальше.

«Опять, а я уж начал было забывать», — усмехнулся он, чувствуя, как по телу растекается приятное тепло. — Пир, ты что-нибудь определяешь? Может подскажешь как избавиться от этого чужого воздействия. Сейчас оно снова в мой мозг полезет.

— Очень скоро ты не будешь на него реагировать — реконструкция твоего организма ещё не завершена. Сконцентрируй своё внимание на чём-то очень важном. Займи себя другими мыслями и всё прекратится.

— Это я и так знаю. Думал ты посоветуешь что-то действительно стоящее, — огорчённо сказал Владислав и продолжил движение, повернув летательный аппарат направо.

Вскоре он опять остановил дракончика:

— Странно, но мне кажется, что я здесь уже был.

От прохода, где он притормозил, влево и вправо расходились короткие узкие ответвления.

На их тупиковых стенах, на уровне груди, мерцали блёклым светом отпечатки ладоней.

Справа — двух красных, слева — жёлтых.

«Подземный комплекс, для туристов», — неожиданно посетила его голову знакомая фраза.

— Да ведь это тот самый тоннель, из которого я с разбегу бухнулся в бассейн с водопадом! — вспомнил Владислав. — Здесь находится выход в мой мир. Ну точно, впереди ещё три перекрёстка и тупик, а если повернуть в обратную сторону, то мы попадём в Храм Драконов.

— Нам сейчас как раз туда и надо, — боясь лишиться здравомыслия и впасть в безумство, Влад быстро сдал назад и развернул дракончика к храму.

— Не будем повторять прежних ошибок, — твердил он, и для борьбы с навязчивым состоянием представил, как заявится сейчас к Мераху и выяснит всё, что его интересует. — Совет он будет собирать… Только после личной беседы со мной.

Пришёл на всё готовое и, пользуясь тем, что получил власть по наследству, управляет всеми. Разберёмся!

Наконец впереди заблистал серебрящийся квадрат.

— Вот и добрались, — соскочив с дракончика, Влад направился к выходу. — Что скажешь, Пир, как его отключить?

— Тебе он не опасен.

— Я знаю, что не опасен, — зло огрызнулся Владислав, всё ещё находясь под впечатлением навеянных образов. — Я спросил, как его выключить.

— Со временем ты приобретёшь навыки и сможешь…

— У меня нет этого времени, — еле сдерживая своё раздражение, стараясь не сорваться на грязную ругань, Влад уверенно перешагнул энергозащиту прохода.

Обойдя водопад, он окинул быстрым взглядом огромный зал храма и никого не обнаружил кроме одинокой фигуры, укутанной в чёрный балахон с откинутым капюшоном.

Это был Майсидор.

Глаза его были закрыты. Он медитировал, сидя перед бассейном.

— Ты тоже сгодишься, низкопоклонник, — сдвинул брови Влад, не в силах расслабиться после эмоциональной встряски и без лишних колебаний решительно устремился в его сторону.

В его голове мелькнула шальная мысль: «Сейчас я его в медлабораторию доставлю, привяжу покрепче и всё узнаю».

Влад подошёл к Майсидору и не раздумывая, схватив за капюшон балахона, поволок начавшего упираться старца за водопад.

Открывший глаза провидец, пытаясь сообразить, что происходит, забормотал:

— Посланник? Куда это мы? Объясни мне старику…

— Да хватит Вам, святой отец, овечку из себя разыгрывать, — еле успевал с переводом Пир.

— Сейчас всё мне расскажешь, — не унимался Владислав, продолжая тащить Майсидора к серебряному проходу в нише.

— Отпустите, мне больно, — вновь залепетал монах и посмотрел на Влада умоляюще-непонимающим взглядом. — Что случилось? За что такое отношение ко мне, ведь я…

Он не успел закончить фразу — Влад, направив бластер в сторону бассейна, пальнул несколько раз, не прицеливаясь.

Заряды со свистящим шипением врезались в воду, полетели брызги, воздух окутался клубами белого пара.

— Со мной пойдёшь, — обхватив старика за талию, Владислав настойчиво подтаскивал его к проёму прохода, — и прекрати орать, а то быстро весь дух из тебя вышибу.

— Я не смогу пройти, многие это пробовали, — словно оправдываясь, попытался возразить Майсидор.

— Я проведу, не упрямься, — подставляя свои тыльные поверхности стоп под босые подошвы провидца, Посланник приподнял лонтидорца и их плотно сомкнутые тела пересекли энергозаслон, преграждающий путь частыми серебрящимися всполохами.

Выпустив пленника из своих объятий, Влад резко скомандовал:

— Иди за мной.

Монах протянул руку, видно собираясь что-то сказать, но вдруг забился в истерике.

Сообразив, что начало терзать старца, Владислав подхватил его на спину и быстро понёс к дракончику.

— 35 -

— Старик, ты намекал на странное предчувствие — будто с вашим миром творится что-то не то. Верно? Взгляни вокруг, что можешь сказать?

Провидец сидел в кресле-каталке. Его руки и ноги были пристёгнуты к ней металлическими захватами.

— Влад, зачем ты связал меня? Думаешь, что я не стану говорить с тобой добровольно? Или беспокоишься, что осмелюсь поднять руку на Посланника Великих весалтиронцев?

— Хватит, Майсидор! Неужели ты, умный мужик, не видишь, что за приспособления окружают тебя? Может не догадываешься где мы?!

— Предполагаю, но не могу поверить, что Дорога Драконов привела нас сюда.

— Хватит мне голову морочить. Сам всё расскажешь, или помочь?

— Скажу всё что знаю, Посланник. Спрашивай…

— Ты давно в Ордене Дракона?

— С детства.

— И за всё время ты ни разу не слышал о коварстве весалтиронцев и их крылатых тварей? О том, что люди десятками… скорее сотнями, исчезали в этих, созданных ими лабиринтах?

— Не слышал. А если и рассказал бы кто, то не поверил бы. Все знают, что драконы нам помогали. Они воевали за нас, защищая планету от…

— От захватчиков, которые напали не на вас, а на них. Они себя защищали!

— Этого не может быть!

— Ты и правда так думаешь?

— Конечно!

— Пир, покажи и расскажи этому дяденьке обо всём, что нам стало известно о «нелегалах» и их средствах передвижения, скрытых под личиной драконов.

Когда Пир закончил своё повествование и показал видео о «Великой битве», Влад освободил конечности Майсидора от захватов и, глядя в его наполненные слезами глаза, спросил:

— Теперь всё понятно? Эти прохиндеи использовали вас, а сами ускользнули в неизвестном направлении, ввергнув планету в хаос. Оставив после своего пребывания на Лонтидоре разруху, голод, болезни и нищету.

— В это трудно поверить, — пробормотал провидец. — Но ведь ты их посланник…

— В большой семье не без уродов…

— Я видел, что с твоим приходом на Лонтидоре воцарится мир и благополучие.

— Так оно и есть. Будут перемены! Не сразу конечно, но думаю затягивать с этим не стоит. Сейчас самое подходящее время и ты мне поможешь.

Сам понимаешь — твой выбор невелик. Или со мной, или…

— Ты хочешь укрепить позиции Ордена?

— А что ваш Орден может предложить народу, кроме принятия веры Дракона и сказок в светлое и счастливое будущее? Что получал человек вступая в Орден? Что менялось? Ему становилось лучше?

Влада понесло. Он повёл рассказ о жизни простых людей на Земле, развитии культуры, искусства, науки, техники…

Майсидор слушал его очень внимательно. Затем высказал свои соображения, которые не противоречили представлениям Влада о положении человека в обществе — каким оно должно быть и что нужно сделать, чтобы все люди жили счастливо и свободно.

— Если ты всё прекрасно понимаешь, почему не пытался что-то изменить?

— Что может один человек в этом огромном мире? — удручённо ответил Майсидор. — Когда пришли знания, тело стало старым и немощным.

— Ты можешь сделать это сейчас! — воодушевлённо произнёс Владислав. — Тебе предоставится такая возможность, если будешь со мной заодно.

Их беседа продолжалась долго, со спорами и выяснением отношений…

Заканчивая разговор, они оба были убеждены — чтобы что-либо переустроить в привычном укладе жизни лонтидорцев, нужно, объединив всех общей идеей, изменить их отношение к самой жизни. И делать это надо постепенно, давая им возможность увидеть и осмыслить наметившиеся перемены к лучшему.

— Учитывая сложившиеся вековые традиции, малограмотность и узконаправленность мышления основного населения Лонтидоры, — как бы обобщая всё сказанное и подводя итог, заявил Влад, — путь этот будет долгий и трудный. А начинать надо со смены правящего режима. Те, которые не вникают в нужды и чаяния своего народа, заботясь только о своём достатке, не имеют права находиться у власти.

— Добровольно Мерах не уйдёт.

— Куда он денется! — резко выдал Владислав, окатив провидца гневным взглядом, — но если противостояние затянется, то мы должны быть уверены, что южане, воспользовавшись нашими распрями, не пойдут войной на Север.

Нам потребуется время, чтобы восстановить порядок.

Можно, конечно, пустить в ход силу и мощь оружия драконов и решить всё одним днём, но это будет не установление, а захват власти.

Как это воспримет народ, уставший от войн и насилия?

Надо попробовать сменить власть законными методами, использовав для нашей поддержки авторитет всё тех же драконов. Люди должны сами решить с кем им будет лучше.

Если население севера нас поддержит, то… думаю мы сумеем создать новое государство мирным путём.

Сразу соваться на Юг со своими новаторскими идеями не вижу смысла. Мы начнём с прорицателя Вара, он нужен нам для исполнения задуманного плана.

Южане прислушиваются к его мнению и хотелось бы узнать, как он отнесётся к нашим суждениям, какие мысли бродят в его голове.

Если удастся с ним договориться и прийти к общему пониманию назревших проблем, то его ежедневные «откровения» могут повлиять на умы многих южан.

Через него и на Элкилода выйдем. Наверняка он нередко обращается к прорицателю с разными личными заморочками.

— До Большого Совета, который собирает Мерах, ещё три дня, — напомнил Владислав. — У нас есть время подготовиться, чтобы выступить там с конструктивными предложениями. Правда, я думаю без «малой войны» с Мерахом всё же не обойдётся.

«Мне бы ещё узнать, какую игру затевает Майсидор — на моей стороне, или против. Стоит ли показывать ему хранилище? Хотя он и так о многом уже догадался, мужик не глупый. Конец сказочке о драконах», — на мгновение задумался Влад и тут же продолжил свою мысль вслух: — У тебя, старик, теперь два пути — первый — навстречу Вечности и воссоединению со своими предками, второй — жить дальше, оказывая мне посильную поддержку в борьбе с произволом и беззаконием.

— Это великая честь для меня, Посланник, если я смогу хоть чем-то помочь.

— Сможешь, Майсидор, — приободрил его Владислав. — Сейчас берём Тира и летим к Южным горам. Я правильно мыслю? Там живёт прорицатель Вар?

— Да. Он обустроил своё жилище в одной из многочисленных пещер, южного хребта.

— Если всё пойдёт как надо, то слетаем ещё и на Кифортас. Попробуем разобраться, что тут, на вашей планете, происходит. Так что! Ты со мной?

— Я с тобой, Посланник, — согласно склонил голову Майсидор.

— Кого надо предупредить в храме о твоей отлучке?

— О, не извольте беспокоиться. Моё отсутствие никого не удивит. Я частенько ухожу в горы и медитирую. Иногда по несколько дней.

— 36 -

Спустя час, Влад, Тир и Майсидор летели на большом драконе, в южном направлении.

Во времена своей юности провидец, достаточно поколесил по дорогам Лонтидоры и сейчас, уверенно подсказывал Пиру маршрут движения.

Пир, сверяясь с показаниями приборов, которые вывел на голоэкран, старался вести звездолёт по безлюдным участкам, не привлекая лишнего внимания, лишь изредка спускаясь к поверхности земли, чтобы старец мог сориентироваться.

Несколько раз они совершали посадку и монах, отойдя подальше от корабля, уточнял у проезжающих мимо путников нужное направление.

Многие жители обращались к прорицателю Вару с разными просьбами и где он находится, ни для кого не было секретом.

Влад нисколько не переживал по поводу непредвиденных ситуаций и внезапных нападений на старика. Они были рядом, стоя в укромном месте, или зависнув на большой высоте наблюдали по приборам за всеми его передвижениями.

На Майсидоре, как и у Влада с Тиром, находилась крохотная конструкция, представляющая собой гарнитуру рации.

Это нехитрое переговорное устройство крепилось за ухо и обвивая его тонкой похожей на сталь проволочкой, с пластмассовым наконечником, спускалось вдоль щеки в качестве микрофона.

Другой конец — динамик наушника, вставляющийся в слуховой проход уха, тоже имел пластмассовое утолщение с ограничительным буртиком.

Комплекты беспроводной гарнитуры для рации хранились на станции, и очень удачно были обнаружены Пиром, при более детальном просмотре файлов баз данных. На этой ревизии настоял Влад, справедливо полагая, что не все сотрудники обладали способностью ментального контакта и должно быть ещё какое-либо средство дистанционной связи.

Пир провёл краткий инструктаж как следует правильно использовать приёмно-переговорный аппарат и теперь команда Влада могла общаться между собой на довольно значительном удалении друг от друга.

Вот он, такой долгожданный, конечный пункт — озеро и три высокие горы рядом с ним. У подножия которых рассыпалось маленькими домиками, сделанными из камня, поселение почитателей прорицателя Вара.

Влад навскидку насчитал более двадцати строений.

Все постройки, как бы обтекали среднюю гору, оставляя перед ней свободное пространство.

— По всему видно, что Вар находится именно там, — Влад кивнул на эту пустующую площадку. — Садимся, Пир, прилетели. Вот паники то, ща будет!

При подлёте к селению Влад хотел дать выстрел вверх из пушек, чтобы привлечь внимание, но увидев, как внизу замельтешили маленькие точки, понял: «Всё нормально, нас заметили».

Немалая людская толпа бросилась в направлении пещеры, другие покидая свои жилища бежали кто куда.

— Действуем по ранее оговорённому плану, — строго предупредил Владислав, взглянув на Тира. — Как только Майсидор покинет звездолёт, поднимаемся на высоту десяти метров и обеспечиваем его охрану. Провидец нам нужен живой, так что не теряем бдительность.

С появлением рации отпала необходимость визуального контакта с применением условных сигналов, позволяющих понять, как проходит беседа.

Теперь имелась возможность беспрерывно слышать, о чём идёт речь и при необходимости вступать в диалог.

Проблема непонимания Владом чужого языка решилась просто — Пир заверил его, что легко справится с этой задачей и обеспечит качественный перевод, предварительно настроившись на частоту радиопередатчика.

Высадив провидца, большой дракон завис над землёй, напротив входа в пещеру.

Влад не рискнул вооружать Майсидора, так как старик ещё не заслуживал полного доверия, поэтому сейчас, вращая турель плазмомёта, внимательно осматривал близлежащую территорию. Вдруг что-то пойдёт не так, и придётся отсекать толпы нападающих «огнём», для того чтобы спуститься вниз и забрать своего посредника.

Выбирая какое оружие использовать, чтобы держать оборону по кругу, он остановил свой выбор на электромагнитном излучателе, выпускающем высокотемпературную струю плазмы.

После высадки Майсидор выждал некоторое время и видя, что набрасываться на него никто не собирается, направился к провалу, зияющему чернотой в скальном основании.

— 37 -

Влад лично отредактировал и отрепетировал со стариком примерный текст беседы.

Вкратце, основная тема предстоящих переговоров должна сводиться к тому, что пробудившимся от долгой спячки драконам пришёлся не по нраву тот бардак, воцарившийся на некогда красивой и благополучно развивающейся планете. Повсюду — хаос и беспредел.

Голодающий народ изнурён бесконечными военными конфликтами. Крупные селения захлестнула волна насилия и анархии.

В связи с этим драконы предлагают свою помощь и покровительство тому, кто будет стремиться к миру и процветанию Лонтидоры.

Конечная задача — прекращение войн и никому не нужной грызни между севером и югом.

Далее варианты, как прийти к устраивающему всех соглашению.

Переговоры длились долго и после детального рассмотрения высказанных Майсидором предложений, Вар полностью поддержал идею об единении юга с севером, согласившись что такое единство послужит основой для построения нового, более совершенного человеческого общества.

Очень понравилась ему задумка Влада о том, что люди вправе сами выбирать большинством голосов как Правителя, так и его помощников — руководителей различных исполнительных органов власти.

Любой желающий, выдвигая свою кандидатуру на всеобщее обсуждение должен был подробно изложить план мероприятий, придерживаясь которого можно преодолеть сложившийся кризис и вывести жителей Лонтидоры на следующий этап цивилизационного развития.

Вар, обещал почаще упоминать в своих проповедях с местным населением о прекращении вражды с Севером. Наставляя народ на урегулирование возникающих проблем мирным путём, без агрессивных проявлений.

Прорицатель обнадёжил Майсидора в том, что обязательно переговорит с Элкилодом о затронутых в беседе вопросах, касаемых предложений, высказанных драконами, а также согласился донести волеизъявление крылатых ящеров до других влиятельных господ Юга.

Перед тем как расстаться Майсидор договорился с Варом о новой встрече, справедливо заметив, что сложные задачи одним днём не решаются.

Прощаясь прорицатель серьёзно посмотрел Майсидору в глаза и тихо сказал:

— Я знаю, что ты Видящий, но твой внутренний взор сейчас затуманен.

Он немного помолчал и продолжил:

— Ты должен окунуться в Реку Времени чтобы узреть… Посланник, разбудивший драконов, скоро подвергнется смертельной опасности. Очень скоро.

— 38 -

Весь полёт к Кифортасу, занявший почти полдня, Майсидор периодически медитировал. Ему никак не давало покоя предречение Вара об опасности угрожающей Посланнику, произнесённое в конце их диалога.

Ссылаясь на предупреждение прорицателя, он так и не сумев отговорить Влада от посещения планеты-спутника, пытался «погрузиться» в Реку Времени чтобы, заглянув вперёд узнать его будущее.

Устало стерев рукавом выступивший на лбу пот, он грустно изрёк:

— Староват я стал, пора уступать место ученикам. Ничего не вижу про тебя Влад, не получается. Нынче столько всего навалилось… Правильно Вар говорил, взор мой сейчас затуманен. Он редко ошибается.

На Кифортасе их ожидала полная неразбериха, оставленная после боевых действий — вокруг основной базы виднелись размётанные по всей округе обломки, как самой станции, так и сбитых в результате боя звездолётов.

Практически все жилые комплексы, оборонительные сооружения и системы противоракетной защиты были разрушены.

Совершив облёт планеты и детально просканировав прилегающую к центральной базе территорию, Пир обнаружил несколько сохранившихся построек с посадочными площадками.

«Как повезло-то, — подумал Влад. — Отпадает необходимость напяливать на себя гермоскафандр и комплект снаряжения для выхода в открытый космос».

На данном этапе он не планировал основательно заниматься сбором сведений, а рассчитывал наскоро осмотреть содержимое центрального хранилища и командного пункта, чтобы выяснить хоть какие-то подробности произошедшего на Лонтидоре много сотен лет назад.

— Идём на посадку, — скомандовал Владислав. — Я уж и не надеялся найти здесь что-то неразрушенным.

Вероятно, система контроля опознала звездолёт как «свой» — ещё при подлёте, перед кораблём открылись створки ворот приёмного шлюза, беспрепятственно пропуская его внутрь.

— 39 -

Подключившись к компьютерам уцелевшего комплекса, связанным в локальную сеть, Пир сообщил:

— Кто-то тщательно скрывает следы своего пребывания в этой галактике — вся информация центрального архива удалена. Попробую покопаться на периферии.

— Интересно удалось ли этим «незнакомцам» покинуть базу и унести с собой копию стёртых документов, или останки их летательного аппарата валяются где-то рядом? — заинтересовался Влад. — Ведь вокруг шёл бой.

— В данный момент мы не готовы к проведению поисковых работ, — несколько охладил его пыл Пир, продолжая с педантичной скрупулёзностью собирать разрозненные фрагменты уцелевших данных, из не подключённых к общей сети устройств.

— Логично, — согласился Влад, бросив быстрый взгляд на прозрачную оболочку защитного купола, прикрывающего базу от безвоздушного космического пространства. — Не время сейчас этим заниматься, а жаль. Хотелось бы докопаться до истины.

Вскоре Пир всё же смог кое в чём разобраться — стало известно, что найденные Владом станции, построенные весалтиронцами, использовались «нелегалами» с планеты Эльсияна, в личных целях.

Оказалось, что подобные станции, такие же несанкционированные правящей властью Эльсияны, имеются и в других «закоулках» необъятного Космоса.

— Может статься, на одну из них они и передислоцировались с этой, кем-то обнаруженной, чтобы скрыть свои «грязные делишки», — резюмировал Влад. — Чем же они занимались? Чего хотели?

— Очевидно, интерес к этой планете был вызван неестественно завышенным количеством жителей, обладающих врождённым Даром, позволяющим заглядывать в будущее, — выдвинул свою версию Пир. — По-видимому, они хотели выделить ген, отвечающий за развитие уникальной одарённости лонтидорцев.

— Конечная цель проводимых экспериментов сводилась к созданию «особых субъектов», совместивших в себе врождённые сверхспособности с «привитыми» искусственно, — продолжил он делиться добытыми сведениями. — Вкупе с внедрёнными в их сущность различными магическими дисциплинами, завязанными на беспрекословное подчинение, это делало бы подопытных практически неуязвимыми и идеальными исполнителями воли своего хозяина. Таким суперменам всегда нашлось бы применение, соответствующее их «квалификации», в любых слоях общества.

Судя по найденным отчётам, результаты деятельности «нелегалов» в какой-то степени имели успех — у некоторых «изменённых» личностей, «привитые» им способности передались по наследству детям.

— Молодец, Пир, ты славно потрудился, — похвалил неутомимого помощника Владислав. — Выуженные тобой компроматы прояснили некоторые моменты таинственных махинаций, любителей половить рыбку в мутной воде. Правда, я не вполне представляю какую пользу можно извлечь из полученных сведений, в настоящее время. Давай оставим всё на потом, и как только разберёмся с неотложными делами, вернёмся к решению вопроса о «нелегалах».

— Это не просто мошенники, а хорошо организованное преступное сообщество, — предупредил Пир. — Судя по размаху их деятельности, они, определённо, располагают значительными финансовыми средствами.

— Ты хочешь сказать, что кто-то из очень влиятельных особ на Эльсияне, возможно входящий в правящие круги, оказывает им поддержку?

— Именно это я и говорю! — сымитировал возмущение Пир. — Этот инкогнито умело спустил всё происходящее на тормозах. Ведь если эта база, а следственно и другие, соединённые общим коридором, были обнаружены силовыми структурами правящей власти или кем-то сторонним, то почему их не захватили, или не уничтожили?

Можно же было, как-то изолировать порталы, или вообще закрыть к ним доступ. Наконец, выставить охрану, на случай если «нелегалы» вернутся. Почему не прислали других наблюдателей, настоящих?

— А если сюда уже мчится «тревожная группа»?

— Мчится! Самому-то не смешно?

— Что предлагаешь?

— Пока мы не можем что-либо изменить. Много непонятного.

— Ну, что ж, хоть что-то узнали. Считай не зря такой путь проделали. Пора отправляться обратно.

Заняв место пилота Влад, устало откинувшись на спинку кресла, обратился к лонтидорцам:

— Не скучали?

— С тобой соскучишься, — добродушно улыбнулся Майсидор и посмотрел на ученика: — Рассказывай.

— Влад, тебе нельзя идти на Большой Совет, — начал Тир, — это ловушка. Верховный жрец что-то замыслил и хочет застать тебя врасплох.

Было видно, что парень волнуется, но старается контролировать свои эмоции.

— Не понял?! — насторожился Влад. — Что ты имеешь в виду?

— Прогнозировать будущее сложно, но все общения с Мерахом следует исключить. Он замышляет против тебя что-то недоброе.

— Спасибо за предупреждение, но я и так не ждал ничего хорошего от этого гадёныша.

— Пир, возвращаемся, — скомандовал Влад, — летим к нам на станцию. Здесь пока всё подождёт. Скоро Большой Совет и надо успеть хорошенько подготовиться к такому серьёзному мероприятию.

— 40 -

Ещё до полёта на Кифортас Влад чувствовал себя неважно, а по возвращении его и вовсе начало лихорадить, бросая то в жар, то в холод.

Парню явно нездоровилось, но он старался не показывать вида. Никто не должен знать, что Посланник занедужил, это могло изрядно подмочить его репутацию.

Уединившись, Влад поведал Пиру о своих тревожных симптомах, желая выяснить причины плохого самочувствия и тот обнадёжил его:

— Я же уже говорил тебе — всё нормально. Так и должно быть после применения пилюль.

При ускоренном переходе на качественно новый уровень своего развития, любой человек будет испытывать нечто подобное. Можно считать, что ты ещё легко отделался.

Даже у коренных жителей Эльсияны бывает похожее состояние, а то и хуже…

Случается, что некоторые из них падают в обморок, или день-два находятся в состоянии прострации.

Единственное, что настоятельно рекомендовал ему Пир, это почаще делать небольшие перерывы для отдыха и восстановления сил, не изнуряя организм и так работающий в форсированном режиме адаптации, умственной и физической нагрузкой.

Прибегнув к помощи Майсидора, Влад, немного успокоившись, приступил к подготовке текста своего обращения к Большому Совету.

По ходу дела приходилось рассматривать многие проблемы, в том числе и затрагивающие разные стороны жизни и быта лонтидорцев. При обсуждении очередной злободневной темы Майсидор предположил, что «нелегалы» не случайно выбрали их планету для экспериментов, ведь их Дар и так передаётся по наследству от отца сыну, от матери к дочери. Можно сказать, что полдела сделано — остаётся только внедрить в личность, к уже имеющимся, новые способности.

— У лонтидорцев и без того нередко присутствует несколько врождённых особенностей, — что-то вспоминая, начал Майсидор. — Вот возьмём к примеру Тира. Когда я его встретил меня как остановило что-то. Я почувствовал Зов, идущий от него.

Маленький он тогда был, совсем ребёнок… без родителей. Я сразу понял нельзя его Дар в землю зарывать, развивать надо. Поэтому и взял с собой в храм.

Вот и считай — у парнишки есть способности к предчувствию и провидению, но самый сильный дар — Зов.

— Зов?! Что за дарование, такое?

— Это когда ты над другими людьми власть имеешь. Идут они на Зов, люди-то.

Только Тиру пока неизвестно о всех своих талантах, а я стараюсь не торопить события. Подрасти ему чуток надо, чтобы правильно распорядиться таким редким даром, а то возгордиться можно и столько дров наломать («дров наломать», — подумал Влад, — это ж надо как поднаторел Пир в переводах).

В храме у нас такой дар, вернее, что-то подобное, у Мераха есть. Сильная личность.

А Тир мал ещё. У него всё впереди.

Повернувшись к Владу, провидец осёкся увидев, как тот, забившись в конвульсиях, сваливается со стула. Старик поспешил к нему чтобы подхватить, не дав упасть на пол и разбить лицо, или голову.

Подбежал, поймал, да так и повалился вместе с ним на пол. Видать, старый и немощный стал Майсидор.

Склонившись над Владом, он приложил ухо к его груди и уловил еле слышное биение сердца:

— Живой!

— Пир, что с ним? — обратился к пирамидке монах. — Вот ведь как бывает, и она молчит.

— Странная хвороба с ним приключилась, — сухо констатировал старец, обращаясь к Тиру, так и не сумев привести Посланника в чувство. — Помоги-ка мне положить Влада на кровать. До утра подождём, если ему лучше не станет, в храм пойдёшь. Ты молодой, у тебя быстрее получится. Придёшь, подводу у Мераха попроси и сюда давай побыстрее, да смотри, чтоб не проследили за тобой.

— А если спросят зачем, что сказать-то следует?

— Я позже придумаю, — отмахнулся провидец и тут же добавил: — Мераха предупредишь, что на Большой Совет Посланник не придёт, так как дела неотложные появились. В подробности не вдавайся, нельзя им знать всю правду.

Вернёшься, повезём Влада в заброшенное селение Отков. Там мой старый знакомый ведун обосновался. Он поможет.

— 41 -

Очнувшись, Влад хотел открыть глаза, но вдруг отчётливо осознал, что и так видит всё происходящее вокруг него — на полу, возле кровати на которой он лежал, медитировал Майсидор.

Сидя на коврике по-турецки — поджав под себя скрещённые ноги, он размеренно раскачивался в такт своему заунывному мычанию.

Его глаза закрыты, мышцы лица расслаблены.

«Мы беседовали со стариком про “особые” способности жителей Лонтидоры, перед тем как мне поплохело, — вспомнил Влад. — У них, они передаются по наследству. Впрочем, ко мне тоже всё от отца перешло».

«Хорошо хоть не при всём народе этот кризис случился, что тогда люди подумали бы о Посланнике? — порадовался он, не торопясь открывать глаза и возвращаться из необычного состояния в привычную обыденность повседневной жизни, где его вновь ожидала куча нерешённых проблем. — Слава Богу всё обошлось. Теперь я чувствую себя превосходно!»

«Небось моё будущее смотрит, — подглядывая за старцем, пытался угадать охваченный любопытством Владислав. — Интересно, что ему там видится?»

Он сосредоточился, и… не успев подивиться той лёгкости, с которой у него всё получилось, как будто раньше только этим и занимался, обнаружил себя очутившимся возле широкой реки. Точнее, не только себя — рядом с ним, вдоль берега, шёл парень…

«Вот это дела! — озадачился Влад, изучающе посмотрев на попутчика. — Мы похожи — как две капли воды. Если я создан моим воображением, то это тогда кто?»

— Не тревожься, ты видишь своё внутреннее, второе «Я», — словно уловив его беспокойство, спокойно пояснил Влад № 2. — Мы всегда были вместе, только ты не придавал этому значения.

— Неужели?!

— Мне не нравится твоя ирония, — деланно оскорбился двойник. — Кто как не я стремился предостеречь тебя от необдуманных поступков? Кто поддерживал тебя в трудную минуту, стараясь утешить и подбодрить? Вспомни как что-то, внутри тебя, даже в самые трудные моменты жизни, не позволяло опустить руки от отчаяния.

— Так вот ты какой, мой внутренний помощник! — отшутился Влад, собираясь с мыслями. — Плохой из тебя советчик получился, раз меня так далеко от дома унесло. Слава Богу, что жив остался.

— Уж кто бы говорил! Не очень-то ты и прислушивался к моим рекомендациям. Вот и теперь, не успел очухаться и с койки встать, а уже в самые дебри лезешь. Ты хоть догадываешься где мы сейчас?

— В моей башке!

— Около того, но всё же не совсем верно. Мы в мире грёз — одной из множественных граней реальности.

— О какой реальности может идти речь, если мой образ перекинут сюда в результате фантазии?

— Те чувства, что присущи человеку с рождения, не раскрывают всей полноты картины мироздания. В меру скудности своего восприятия, люди живут в нём частично. Их разум ещё не способен вобрать в себя всю насыщенность окружающей действительности.

— Допустим. А ты-то как тут оказался?

— Я часть той реальности, в которой мы находимся. Ведь я, это ты, только внутри себя.

— Во, завернул! Знаешь, как в таких случаях отвечают?

— Конечно! Тот, кто не может уяснить, о чём ему говорят, считает бестолковым не себя, а собеседника. Ничего, очень скоро ты всё поймёшь.

— Смотри, — неожиданно оживился двойник, кивнув в сторону реки. — Видишь?

Речной поток, словно боясь расплескать свои обильные воды, неторопливо уносил их меж пологих берегов куда-то вдаль. Лёгкая дымка тумана, обволакивающая русло, стала быстро рассеиваться и внимание Влада привлекла одинокая лодка без вёсел, в которой находился Майсидор.

Подслеповато щурясь старик что-то сосредоточенно высматривал, пристально вглядываясь в горизонт.

Вдруг Майсидор привстал, чтобы получше рассмотреть то, что увидел. Его лодка, повинуясь неспешному течению, не колыхнувшись, продолжила плавно скользить по водной глади, продвигаясь всё дальше и дальше…

Какая-то неудержимая сила увлекла с собой сознание Влада и стремительно ускоряясь, понеслась по направлению потока.

Он будто окунулся в прошлое, видя быстро мелькающие картинки уже свершившихся событий. Одна сменяя другую, они пролистывали прошедшие этапы его жизненного пути, подобно видеофрагментам при ускоренном просмотре кинофильма: вот он в огороде возле дома, вместе с мамой и сестрой; вот пьёт чай с Иванычем; бежит по тоннелю; сидит за столом вместе с Тиром…

Владислав, явственно ощутил, как неудержимо проваливается сквозь череду эпизодов, к той части сюжета «видеоленты», которая условно отмечена как «нужная».

Наконец, перемещение в неком пространстве резко прекратилось и внутренний взор Влада упёрся в довольно наезженную дорогу, ведущую к большому сооружению из камня, пристроенному вплотную к пологому склону горы.

«Да ведь это вход в Храм Драконов, — догадался он. — Так вот куда стремился старик. Что же он хочет увидеть?»

Размер изображения начинает увеличиваться, окружающий пейзаж меняться и вот уже взгляд Влада скользит по грубой кирпичной кладке маленькой комнатушки.

Мерцающий свет от прикреплённого к стене факела позволяет разглядеть лежащего на полу Тира. Его руки связаны. На лице кровавые подтёки…

«Тир? Какого чёрта? Он же был с нами, на станции», — не понял Влад и рефлекторно зажмурился от ярких всполохов…

Общая картина внезапно сменилась — его сознание перенеслось к водопаду, предоставив возможность наблюдать за тем, как они с Майсидором выходят из прохода, прикрытого серебристым энергопотоком, плавно струящимся сверху.

«Это Дорога Драконов, по которой я пришёл в этот мир», — сразу определил Влад, всматриваясь в свою «копию», с болтающимся за спиной бластером.

«Что-то не припомню, когда я там…» — не успевает домыслить он, мгновенно оказавшись в другом месте.

Перед ним двустворчатая дверь, с медными кольцами вместо ручек.

Он осторожно тянет за кольца, на себя и повернувшись к Майсидору шепчет:

— Закрыто.

— Надо открывать в другую сторону, — тихо отвечает старик и легонько толкает дверные створки внутрь. — Там покои Верховного жреца.

Вот, его воображаемая копия уже внутри помещения.

Слышится окрик: «Посланник! Я знал, что ты придёшь».

«Это Мерах», — понимает Владислав, наблюдая как, стоящий посередине комнаты, близнец-двояшка, резко оборачивается на голос.

Нечто, подхватывает его двойника, сильно сдавив тело, и протащив по полу прижимает к стене.

Выскользнувший из рук бластер бесполезно валяется под ногами — двойник не может пошевелиться.

Перед ним, в белоснежном халате, стоит Мерах:

— Не ожидал? Говори, зачем пришёл на Лонтидору? Ты нашёл вход в пещеру? Ты был внутри?

Жрец продолжает наседать, мимика его лица ужасна:

— Не хочешь разговаривать по-хорошему, значит будет по-плохому.

— Эй, кто-нибудь, на меня напали! — кричит в распахнутую дверь Мерах.

Подойдя вплотную к Владу-двояшке, удерживаемому неведомой силой, он командует вбежавшему в комнату детине:

— Свяжи его. Этот мерзавец покушался на мою жизнь.

Тяжеловес, извлекая из складок тёмного балахона верёвку, направляется к стене, и Мерах, зло скалясь, начинает делать шаг в сторону, уступая место подходящему монаху. Полы белоснежного халата жреца слегка расходятся, открывая взору Влада рукоять кинжала, висящего на поясном ремне.

Вероятно, лонтидорец немного отвлёкся, ослабив контроль над пленником — ограничивающая подвижность двойника жёсткая хватка немного смягчилась.

Используя эту долисекундную передышку, тот выбрасывает руку вперёд и, выхватив из ножен клинок Мераха, вонзает стальное жало ему в живот.

Громко вскрикнув, жрец падает перед остолбеневшим от неожиданности бугаем, и вытекающая из его раны кровь начинает медленно расползаться тёмно-красным пятном на белом халате.

Опомнившись от увиденного Влад начинает громко кричать, зовя Майсидора, но чей-то мягкий, обволакивающий голос вещает:

— Это Река Времени. Здесь не шумят.

Владислав чувствует, как его тело, лежащее на кровати, сильно трясут.

Он хочет прийти в себя, но никак не получается сосредоточиться.

Щёки горят от несильных, но настойчивых шлепков.

Больно…

Открыв глаза Влад прищурился, наводя резкость:

— Где я?

— В пещере горы Драконов, — не скрывая беспокойства, ответил Майсидор. — Очухался, вот и хорошо.

Старик присел на краешек кровати и тихо прошептал ему на ухо:

— Посланник, «там» не разговаривают, только смотрят.

— Как самочувствие? — уже более жизнерадостно, но вполголоса, поинтересовался провидец, удивлённо уставившись на пирамидку, которая словно проснувшись, вышла из состояния безмолвия и как ни в чём не бывало стала исправно переводить его слова.

— Я в полном порядке! — стараясь приободриться, сообщил Владислав. — Видно сильно переутомился, вот и отключился.

— Не ожидал, что ты тоже можешь заглядывать в будущее, — признался монах. — Удивительным образом наши мыслепотоки… точнее, картины грядущих событий, пересеклись. Такого со мной никогда прежде не случалось. Ты был не один. Кто тот, второй?

— Мой помощник — дублёр, — быстро нашёлся с ответом Влад и хотел добавить, что сам в первый раз оказался в таких непривычных обстоятельствах, но с языка сорвалось другое: — Где Тир?

— Ты же видел, его схватили.

— Угу-у… — медленно протянул Влад и покосился на пирамидку.

«Привет! Благодарю за помощь, но я, похоже, только что, научился их языку. Надеюсь, переводчик мне больше не потребуется».

«Превосходно! — сымитировал радость Пир. — С возвращением!»

— Спасибо за участливость, — поблагодарил пирамидку Влад, поднимаясь с кровати.

Майсидор не слышавший предшествующего диалога, который проходил на ментальном уровне, приняв благодарность в свой адрес, вяло махнул рукой:

— Чего уж там… Полежал бы ещё, ни к чему так резко вскакивать-то.

— Расскажи мне всё по порядку, — потребовал Владислав, повернувшись к старику, — что вообще здесь происходит?!

— Когда тебе стало совсем плохо, я отправил Тира в храм, за подводой. Хотел везти тебя к моему старому приятелю, на лечение. Он хороший знахарь и умеет исцелять людей от разных недугов.

На исходе вторых суток я стал волноваться — не стряслось ли чего с мальчонкой. По всем подсчётам он должен был уже вернуться.

— И ты решил посмотреть?

— Да. Конечно, мне следовало заняться этим раньше — до того, как посылать его к Мераху.

— Теперь-то чего говорить! Ты предупреждал его молчать обо всём?

— Разумеется, — кивнул Майсидор.

— Надо выручать пацана, — разминая затёкшие мышцы, задумчиво проронил Влад, сосредоточенный на своих внутренних ощущениях. — Какие есть мысли по этому поводу?

— Всё просто. Мерах решил использовать Тира, чтобы добраться до тебя. Ему что-то нужно.

— Знамо дело, он мечтает вернуть утраченную власть и если сумеет добраться до драконов, то его трудно будет остановить.

Внутри Влада боролись сразу два чувства — с одной стороны, его распирало от удовлетворения, что он, наконец, начал преображаться, хотя, так и не разобрался до конца в происходящих изменениях, но результат очевиден. С другой, некогда радоваться, надо действовать. Ему даже подсказку дали, где, как, и что случится.

— Как бы там ни было, медлить нельзя, — решительно сказал он. — Место действий нам известно, а вот, когда, как и что делать, надо придумать. Что посоветуешь? Ты местный и должен лучше меня ориентироваться в подобных ситуациях.

— Сразу и не сообразишь, — замялся старец.

«Это ж надо, каким злодеем оказался Верховный жрец, — раскинул умом Влад, — как всё обстряпать сумел. Откуда он всё узнал? Неужели Тир проболтался, или того хуже — его пытали?

Подожди, подожди…

Мы общались с Мерахом всего пару раз — у водопада, при первой нашей встрече, да перед походом на гору Драконов и всякий раз я чувствовал какой-то дискомфорт.

Все эти симптомы были списаны на перестройку организма и на те странности, которые творились со мной в последнее время.

Наверно жрец как-то воздействовал на меня? Сумел покопаться в моей черепушке и выяснить, что я попал сюда не специально, а по неизвестной пока ему причине.

Он затаился и решил дождаться, когда рано, или поздно проявятся мои намеренья.

А если я вообще не в теме, и просто путешествую по мирам?

Ох уж эти “иномиряне”, поди разберись».

«Одно ясно точно — в отличие от тебя, Мерах не смог проникнуть на станцию», — услышал внутри себя Владислав.

«Пир? Ты меня слышишь?»

— Ещё лучше, чем прежде. Я следил за ходом твоих мыслей и вполне допускаю, что жрец просчитал тебя ещё при первом знакомстве.

— Может мы слишком преувеличиваем его возможности и всё обстоит гораздо проще? — усомнился Влад. — Ну откуда у местных такие таланты, Майсидор наверняка упомянул бы про них?

— Знать бы каким Даром обладали его предки, — заметил Пир, подхватив размышления Влада. — Не исключён вариант, что здесь не обошлось без вмешательства «нелегалов». Очень может быть, что кто-то из его прародителей оказался подопытным и в результате проведённых экспериментов обрёл новые сверхспособности, передающиеся по наследству.

В любом случае, с твоей помощью Мерах хотел открыть проход к драконам, ведь только весалтиронцы или их потомки могут попасть внутрь.

Когда ты направился к горе Драконов, у Мераха появился реальный шанс осуществить задуманное. Поэтому он любезно предоставил возможность найти вход в пещеру, чтобы по возвращении пленить тебя и принудить подчиниться его воле.

Правда, есть вопрос, откуда у него подобная информация и такая сообразительность?

С хитростью и изворотливостью ума всё понятно — дело наживное, а вот с информацией…

Уж, не от тех ли исчезнувших во время боевых действий воинов-магов?

«Стоп, — опомнился Владислав. — Строить предположения и задавать вопросы я тоже умею. Ты план действий давай. Делать, что будем?»

«Пока не знаю. Мне требуется время, для анализа всех обстоятельств».

— Майсидор, где могут держать Тира? — спросил Влад.

— Под храмом есть сокровищница Ордена и много пустых помещений — самое надёжное место, — сразу ответил монах.

— А где находится та двустворчатая дверь с кольцами вместо ручек, которая привела нас к Мераху?

— Это вход в его кабинет. Всё что ты видел именно в нём и происходило.

Личные апартаменты Верховного жреца расположены в верхней части Храма Драконов, туда ведёт лестница. Если встать лицом к входу в храм, то…

— Подожди, я нарисую схему.

— Чего?

— Сейчас поймёшь. Пир выведи-ка схематичное изображение храма на голоэкран, чтобы я мог объяснить старику о чём идёт речь.

— Предлагаю особо не мудрить, — высказал свои соображения Владислав, уточнив у провидца планировку комнат на 2-ом этаже. — Если всё будет проходить по сценарию, известному из видения, то наша встреча с Правителем Севера должна состояться в его апартаментах. Значит именно там и следует ожидать неприятностей.

Мерах не глупый. Он, конечно, готовится к моему визиту, но расставлять скрытые посты не станет — слишком много людей потребуется и каждому придётся что-то объяснять, придумывая историю порочащую Посланника. Проще обойтись одним, максимум двумя помощниками, что собственно и было нам показано.

После детальной проработки придуманного плана действий, заговорщики остановились на том, что вооружённый бластером Влад сумеет противостоять Верховному жрецу.

Главное — не дать застать себя врасплох.

Вариант прилёта к храму на драконе, для освобождения Тира и разборок с Правителем Севера, сразу отмели как мало прогнозируемый.

Не зная под каким предлогом Мерах заключил Тира под стражу нельзя рисковать репутацией «легендарных созданий» — слишком много на них поставлено.

Привлечение драконов могло повлечь за собой непредсказуемые последствия и помешать реализации далеко идущих замыслов.

Вместе с тем, не стоило отнимать у народа веру в своих покровителей, разрушая хорошее отношение к крылатым рептилиям, сложившееся за многие века.

— 42 -

Следуя задуманному, Влад с Майсидором подгадали начало проведения операции к тому времени, когда практически весь народ был занят на работах.

Они удачно миновали серебряный проход и ни с кем не повстречавшись, добрались до кабинета Мераха.

— Мы на месте, — сообщил старец, и протянул ладонь. — Давай Пира.

— Не забыл? Оставишь пирамидку возле двери так, чтобы оттуда просматривалось всё помещение.

Сжав в руках бластер, Владислав решительно толкнул дверные створки от себя и ворвался в кабинет.

Не успев сделать и двух шагов, он ощутил, как что-то резко обожгло грудь, и мелко завибрировало под одеждой.

«Сработал амулет, подаренный отцом, — догадался Влад. — По-видимому, Верховный жрец начал колдовать, и мне потребовалась защита».

Одновременно с этим на него навалилась некая сила и будто тяжёлым прессом придавила к полу.

— Я знал, что ты придёшь, — послышалось издали. — Не ожидал, что всё так получится?

Ты изменился, но это тебя не спасёт, я сильнее.

Влад сумел повернуть голову на голос, не оставляя тщетных попыток подняться и увидел, как к нему неспешно приближается Мерах.

Наверно ради такого торжественного случая — как эта встреча, он облачился в нарядный светлый халат, украшенный цветными затейливыми узорами вышивки вокруг ворота, на рукавах и по подолу.

Его левая рука, сжатая в кулак, была вытянута вперёд. Когда он протянул другую руку, и повёл ею в сторону, нечто, протащив Влада по полу, подхватило его тело вверх и прижало к стене.

— Так значит тебе удалось попасть в пещеру Драконов? — как бы между прочим, поинтересовался Верховный жрец и брезгливо отпихнул ногой, выпавший из онемевших рук Влада бластер. — Что молчишь? Рассказывай.

Мерах, со злорадной ухмылкой на лице, чуть согнув руки в локтях приблизился вплотную и неестественно выпучив глаза, зловеще прошептал:

— Не хочешь говорить, так я сам всё узнаю.

В голове Влада словно разожгли костёр, пламя которого стремясь вырваться наружу причиняло неимоверную боль. Под его черепной коробкой, физически, чувствовалось какое-то копошение.

Неожиданно сзади Мераха появился Майсидор и рванул того за халат, пытаясь вцепиться ему в горло.

Пошатнувшись, Верховный жрец энергично обернулся и размашисто ткнул локтем левой руки в лицо старика.

Невидимое крепкое объятие, удерживающее Влада, на мгновение ослабло и этого короткого мига он не упустил…

В тот момент, когда провидец одёрнул Мераха, между распахнувшимися полами халата жреца, Влад заметил кинжал.

В то же самое время он услышал, как к нему удалось пробиться Пиру, поддержки которого так не хватало на протяжении всей этой пытки: «Он качает из тебя информацию. Сопротивляйся. Проникни в его сущность и борись. Ты сумеешь…»

Новая волна невыносимой боли пронзила голову Влада, но сжатый в его руке клинок уже погрузился в плоть жреца, почти по самую рукоять.

Всё произошло настолько быстро, что не знай Влад, из видения, про эту свою последнюю возможность — использовать кинжал Мераха, то ничего могло и не случиться.

«О чём сказал Пир? — не понял Владислав, глядя как Правитель Севера медленно оседает на пол, не опуская рук, всё ещё направленных в его сторону. — Как я могу бороться, когда прилеплен к стене, словно муха, попавшая на густой мёд».

Всё на что он был сейчас способен, так это только смотреть в медленно тускнеющие глаза жреца.

— Что такое, где воздух? — ужаснулся Влад. — Мне тяжело дышать, я задыхаюсь.

Вместе с тем внутри него возникло чувство движения. Всё быстрее, быстрее…

Его несло куда-то с огромной скоростью.

Фактически он так и продолжал оставаться на прежнем месте, а ощущение этого стремительного ускорения — полёта в какой-то пустоте, было вызвано перемещением его сознания.

Едва лишь он сумел сосредоточиться, силясь осознать происходящее, его взору открылась странная картина.

Владислав увидел «себя» — того второго, встреченного на берегу Реки Времени, которого представил Майсидору своим помощником — дублёром.

Его двойник стоял с бледным лицом, покачиваясь и чуть не падая, а за спиной у него находился Мерах. Из живота Верховного жреца торчала знакомая рукоять кинжала, но его сильные цепкие руки, сомкнутые в замок, плотно обхватывали горло Дублёра.

Двойнику явно не хватало воздуха, но всё же он, хотя и вяло, сопротивлялся, пытаясь высвободиться из захвата.

Верхние части тел обоих противников окутывало прозрачное сизое облачко, сквозь которое просматривались яркие всполохи, напоминающие электрические разряды, проскакивающие тоненькими жгутиками из оболочки одной черепной коробки в другую.

Некоторые, уже успевшие укорениться между их головами лишь изредка подёргивались, другие, сверкнув извилистой змейкой, впивались в череп Дублёра и исчезали, чтобы возникнуть вновь.

Наблюдая со стороны, Влад хорошо видел все подробности этого поединка.

Оценив позиции соперников, он сразу понял — Дублёр выбрал неверную тактику ведения схватки и, теряя последние силы, по инерции, продолжает бесполезную возню.

Владислава охватило непонятное чувство — сейчас его самого, на его же глазах и прикончат.

— Нет, не так надо! — захрипел он и ринулся в атаку.

Дублёр, будто что-то услышав, отвёл левую руку за спину, силясь нащупать рукоять кинжала.

Приблизившись к поединщикам Владислав завладел клинком и стараясь не поранить свою «копию», начал быстрыми скользящими движениями наносить глубокие порезы на руках Мераха.

Хватка ослабла, стало легче дышать.

Стремясь не угодить в Дублёра, Влад аккуратно втиснул острое лезвие между рёбрами жреца.

Тот дёрнулся и рухнув на колени так и остался сидеть, склонившись на бок.

Двойник присел на корточки и разминая затёкшую от смертельного объятия шею, зашёлся в приступе сухого кашля.

Не раздумывая Владислав рубанул кинжалом по энергетическим жгутикам, соединяющим Дублёра с Мерахом. Раздался треск, но контакт не был разорван.

— Перенаправь поток, — пришла подсказка от Пира.

— Как?

— Просто подумай. Представь, как течение в энергоканалах изменило направление и идёт не от тебя, а к тебе.

— Ну, уж фантазии мне не занимать! — оживился Влад. — Попробуем так…

Он вообразил энергоканалы, как тонкие побеги вьюнка, стебли которого мгновенно увядая, один за другим отпадают на землю.

Тело Мераха обмякло и стало заваливаться, но Влад не позволил ему упасть. Крепко обхватив его руками, он уставился в удивлённые глаза:

— Ну что, дружок, ты готов поделиться своими умениями?

Влад, мысленно представил, как проникает руками сквозь оболочку головы монаха и начинает извлекать его знания, в виде обычных округлых камешков. Если познания какой-либо области обширные, то камешки крупные, если знаний мало — маленькие.

— Поторопись, он умирает, — донёсся совет Пира.

— Прежде всего мне нужны сведения о магии, — заторопился Владислав. — Без неё в этом мире не выжить.

Ему удалось добыть 11 камешков. Пять из них были чуть больше остальных.

Ещё два, которые он держал в руках, мелкой крошкой осыпались на землю.

— Всё, больше не успеть, — мелькнуло в голове. — Как там поживает моё измученное тельце? Пора возвращаться.

Возникло чувство движения. Всё быстрее, быстрее…

Парень открыл глаза.

Он лежал на полу возле стены, рядом с окровавленным трупом Мераха.

— Ты как? — поинтересовался хлопочущий над ним Майсидор.

— Нормально, — буркнул Влад, и пошатываясь, встал на ноги. — Что-то его прислужников не видно? Где ж они так подзадержались?

— Я уже всё осмотрел. Поблизости никого нет.

— Как это? — насторожился Владислав, подбирая валяющийся на полу бластер. — Я же прекрасно помню того здорового бугая…

— Неужели ты не заметил некоторые несоответствия между событиями, разыгравшимися здесь и виденными нами ранее. Так бывает. Разве тебе это не известно?

— Что?

— Подсмотренные картины будущего нельзя воспринимать как нечто свершившееся. Всё это только наброски, варианты того что может произойти.

Порой даже малозначимые события, какие-либо действия и поступки, могут внести существенные изменения в предстоящую перспективу.

— Ладно. Некогда тут ликбез устраивать.

Скрывая своё невежество в данном вопросе, Влад резко сменил тему:

— Что с покойником делать?

— Не знаю, — ответил провидец, потирая опухшую от удара щёку.

Перехватив поудобнее бластер, Влад посмотрел на старика:

— Может спалим?

— Его и так предадут огню. На Лонтидоре обряд такой — всех умерших сжигают на костре. Лучше подумай, как народу будем объяснять случившееся.

— Пир ты с нами? Подключайся, лишний совет не помешает.

— А что тут думать. У меня всё записано, как и планировалось. Прокрутим видео и всё станет ясно.

Если ты прокомментируешь видеозапись, то люди поверят… Никто не посмеет усомниться в словах Посланника, что их Правитель оказался коварным злодеем.

— Давайте сначала Тира освободим, митинговать потом будем — решил Влад. — А мертвяк пусть пока здесь полежит, куда он теперь денется.

Махнув рукой, как бы зовя за собой Майсидора, он направился к двери, но резко остановившись оглянулся и напряжённо взглянул на тело жреца:

— Надо бы ему голову отсечь.

— Я поражён! — сымитировал удивление Пир. — Откуда тебе всё это известно? Конечно ты потомственный маг, с рождения… Точнее, в тебе есть Дар, но он ещё не раскрылся полностью.

— Ты собственно о чём?

— О том, что ты там с Мерахом сотворил.

— Фантазия разыгралась, вот и решил попробовать, вдруг получится, — честно признался Влад. — К тому же, иной раз, у нас на Земле и не такое в кинофильмах показывают.

— Аналогичные приёмы визуализации изучаются на первых курсах различных магических заведений.

— Что ж ты меня совсем в убогие записал? Думаешь, если я не обучался в этих ваших школах, значит воображения не имею? Плохо же ты землян знаешь, хотя откуда тебе их знать-то.

— Наш народ смекалистый! — продолжил куражиться Влад, видно таким образом снимая напряжение после смертельной опасности. — Иной раз, в былые времена, чтобы что-то через проходную пронести, или через забор перекинуть, такое выдумывали, что вашим чародеям небось и не снилось.

— Подожди, — развернувшись, он подошёл к лежащему на полу трупу. — Майсидор, подсоби мне немного. Я приподниму, а ты сними с него одежду.

— Зачем?

— Хочу проверить кое-что.

Старик подошёл и молча начал помогать.

Как и предполагалось, Влад увидел синюшные рубцы на руках Мераха, а также небольшие, но отчётливые кровоподтёки на животе и левом боку.

— Ты смотри всё взаправду было, — ухмыльнулся он. — Постой, а это что такое?

На правом плече жреца красовалось довольно крупное родимое пятно, в виде пятиконечной звезды.

— Смотри-ка какая диковина, поистине чудесное творение природы! — засмотрелся на тёмную отметину Майсидор.

— Да-а, впечатляет! — подхватил Влад.

— Тоже мне, редкость! — урезонил их Пир. — Нашли чему удивляться. Не знаю, как здесь, а на Эльсияне, такие особые метки наносят на тело методом генной инженерии. Самостоятельно от подобной маркировки не избавиться. Она даже у далёких потомков проявляется, на том же самом месте.

— Выходит, это, что-то вроде клейма?! — удивился Влад. — Для чего же у вас их используют?

— Для различных целей. Правда, сейчас такие ярлыки редко ставят, вводят капсулы-датчики.

— Зачем потомкам Великих магов заниматься всякой ерундой? Им, наверно, и так видно человека насквозь.

— У нас не все маги. Основная часть населения — обычные люди.

— Спасибо за информацию, но ты не ответил на вопрос.

— Метка позволяет выделить нужный объект, среди множества однотипных. Следовательно, можно предположить, что это своеобразное клеймо и уникальные дарования, жрец унаследовал от кого-то из своих предков, с которым экспериментировали «нелегалы».

— Возможно…

— Надо поторапливаться, мы и так сильно задержались, — забеспокоился Майсидор.

— Жаль, времени не хватило выяснить кем был Мерах, — зло проронил Влад, проверяя боеготовность бластера. — Хотя, чего теперь говорить, дело сделано.

— 43 -

С тех пор, как Влад вступил в диалог с первым представителем планеты Лонтидора, в Храме Драконов, минуло почти полгода.

Воспоминания всё ещё были свежи…

Владислав мотнул головой, пытаясь вытряхнуть оттуда картины прошлого, желая прогнать сомнения мучившие его последние несколько месяцев, которые пришли вместе с тем грузом ответственности, что лежал теперь на его плечах.

После того как удалось избежать гибели, при вероломном нападении Верховного жреца, Владу пришлось долго и подробно разъяснять лонтидорцам, что устранение Мераха произошло в результате самообороны, когда он защищался, спасая свою жизнь.

Очень помог в его оправдательной речи просмотр видеосюжета, записанный Пиром.

Чашу весов сомнения, в пользу Влада, перевесил тот факт, что он — Посланник, человек, которого долго ждали. Многие связывали его приход в этот мир с чем-то новым, с изменениями и грядущими переменами к лучшему.

В скором времени был собран Большой Совет.

Взяв слово, Влад красочно обрисовал каким видит будущее Лонтидоры, затем высказал свои соображения, как и что нужно сделать для прекращения войн и нормализации отношений с южанами.

Он поведал народу, что инициаторами будущей перестройки всего общественного уклада на планете выступили проснувшиеся драконы.

Рассказал, что крылатые создания обещали свою поддержку и покровительство тому, кто будет прислушиваться к данным ими советам и делая соответствующие выводы воплощать их в жизнь.

Тем, кто будет препятствовать нововведениям, или вознамерится пойти против, грозила суровая кара, а как драконы умеют наказывать, ни для кого не было секретом — обросшая слухами и домыслами молва о том, что творилось в селении Вак, быстро разлетелась по всей округе и отдалённым участкам Лонтидоры.

Собравшиеся справедливо рассудили — кому как не Посланнику, разбудившему легендарных гигантов, занять почётный пост Правителя Севера. Лучшей кандидатуры не сыскать.

Таким образом, большинством голосов, Влад был избран главой Совета, получив неограниченную власть над северными владениями.

Конечно, нашлись и те, кто был против, но с мнением большинства не поспоришь — им пришлось смириться.

Вместо того, чтобы «заострить внимание» и взять на контроль этих недовольных, Влад пустил всё на самотёк, считая, что каждый человек имеет право на своё личное мнение.

Он не учёл того, что это другой мир, со своими устоявшимися законами и традициями, сложившимися за долгие века — недовольные новой властью сочли его «пассивность», проявлением слабости и очень скоро созрел заговор.

Если бы не Тир, оказавшийся рядом, случилась бы беда.

По своему обыкновению, прилетая с горы Драконов в храм, Влад всегда занимал бывший кабинет Мераха для отдыха, или проведения совещаний вновь избранного Совета.

В тот раз, в кабинете было немноголюдно, вместе с Владом находились: Майсидор, которого Влад представлял своим заместителем; Хор, избранный казначеем и Финотар, занимающийся хозяйственными вопросами.

Они закончили обсуждение текущих дел и просто болтали, на отвлечённые темы, в предвкушении предстоящего обеда — еду, вот-вот должны были подать к столу.

Тир, тоже присутствовал в кабинете, в качестве личного порученца Посланника.

Он-то и почувствовал «зло», исходящее от молодого человека, принёсшего поднос с отравленными кушаньями.

Не постеснявшись показаться паникёром и перестраховщиком, Тир высказал учителю свои опасения.

Очень ответственно относившийся к предчувствиям своего воспитанника Майсидор, решил проверить его предположения. Вошёл в транс и довольно скоро узнал жуткие подробности готовящегося преступления.

Выявленные соучастники заговора, все без исключения, а их набралось более сорока человек, были казнены прилюдно, по очереди — всем им отрубили головы.

«Жестоко, но пока, в этом мире, по-другому нельзя», — убеждал себя Влад, пытаясь оправдать жёсткий приговор, вынесенный злоумышленникам.

— 44 -

Время шло, обстановка на севере планеты стабилизировалась.

Понимая, что драконы не дремлют и зорко следят за порядком, совершая систематичные облёты северных районов Лонтидоры, взятых под опеку, крупные отряды разбойников грабившие мирные селения и бесчинствующие на дорогах, предпочли ретироваться в южные края.

Поумерили пыл и Южане, прекратив слишком явно демонстрировать свои амбиции по поводу захвата северных территорий, увязнув в собственных разборках и междоусобных войнах.

В связи с этим, у Влада постепенно отпала необходимость в содержании большой армии, и представилась возможность бросить все высвободившиеся силы и средства на развитие промышленности и восстановление сельскохозяйственных угодий.

Воспользовавшись выгодно сложившимися условиями Влад издал указ о снижении налогов на три года для тех, кто, занимаясь коммерцией хочет возобновить, или наладить новые торговые пути в южные земли Лонтидоры. Теперь купеческие караваны могли безбоязненно идти на юг зная, что находятся под неусыпным присмотром всевидящих драконов.

Те, кто имел своё собственное дело — кузни, столярные и плотницкие мастерские, фермы по разведению скота для получения мяса и производства сельскохозяйственной продукции, вообще освобождались от налогов на два года.

Решая неотложные общегосударственные задачи, Владислав не забывал выкраивать немного свободного времени для общения с Тиром. Ведь именно на нём лежала ответственность за поддержание легенды о пробудившихся огнедышащих гигантах.

Чтобы народ окончательно уверовал в то, что легендарные чудовищные создания полностью контролируют ситуацию, паренёк должен был ежедневно поднимать звездолёты в небо.

Перемещая их на малой высоте и минимальной скорости, он намеренно позволял лонтидорцам хорошенько рассмотреть крылатых рептилий.

Конечно, Влад понимал, что одного Тира недостаточно — масштабы планеты огромны, но доверять «тайну драконов» кому-то ещё, он не собирался и беспрестанно ломал голову над тем где взять недостающих пилотов.

«Близко подпускать случайных людей к своим секретам я не могу, — рассуждал он. — Задействовать Майсидора тоже нежелательно, на его счёт имеются особые планы. Он моя правая рука и находясь рядом, должен быть в курсе всего происходящего, чтобы суметь подменить меня и продолжить начатые реформы. Вполне вероятно, что рано или поздно мне придётся покинуть эту планету.

Если всё же задействовать и его, то это всё равно не поможет делу».

«У тебя вся башка забита какой-то ерундой, не пробьёшься», — внезапно нарушил ход его мыслей, внутренний голос.

— Никак не привыкну, — вздрогнув от неожиданности, пробурчал Владислав. — Привет, Дублёр, ты что-то хотел?

— Могу подсказать как разрулить проблему нехватки пилотов. Решение этой задачи давно плавает на поверхности.

— Знаю я, что там плавает, — не нашедшись с ответом, выдал Влад.

— Тебе виднее! — парировал его колкость Дублёр. — Ну так что, нужен совет?

— Чего уж там, сейчас любая помощь сгодится. Не поспеваю я за всем. Не тяни, выкладывай…

— 45 -

За то время, что Владислав провёл на Лонтидоре его организм, по заверениям Пира, завершил начальный период адаптации и был готов к следующей стадии «созревания» — расширению сознания и формированию личностных качеств мага.

В свои 18-ть, Влад выглядел вполне взрослым молодым человеком лет 26-ти. Похоже, даже в росте немного прибавил, а под просторным халатом угадывалась атлетически, хорошо сложенная фигура.

Его физическое тело претерпело множество изменений — кожа, сохранив упругость, уплотнилась; наросла и окрепла мышечная ткань, укрепилась костная, появилась живость в движениях.

Он стал более решительным и уверенным в себе, научился более трезво оценивать окружающую его действительность.

Осталось малое — развивать проявившиеся способности и полученные навыки, закрепляя их различными практическими упражнениями.

Обладая врождённым Даром, Владу нетрудно было усвоить, в общем-то, несложные магические приёмы.

В двух словах всё сводилось к тому, чтобы закачать из окружающего пространства определённое количество энергии, достаточной для задуманного, затем вообразить, что за этим последует — прокрутить в голове замысленный сюжет и высвобождая набранную энергию чётко представить, что, всё свершается именно так, как и должно произойти.

Можно было обойтись и без «закачки», используя лишь свою внутреннюю Силу, если на выполнение магического действия не требовалось слишком энергоёмких затрат.

Всё просто — создав мыслеформу, осуществить «посыл».

Это напоминало Владу его виртуальную схватку с Мерахом, там было нечто похожее.

Понять принципы работы магии оказалось просто, но, чтобы применять их автоматически — не задумываясь, нужны были годы тренировок.

В процессе происходивших изменений, Влад, без особых сложностей, научился контактировать со своим «двойником» — внутренним «Я», и уже давно именовал его «Дублёром».

Общение с ним, не причиняя никакого ущерба физической и умственной активности, ощутимо расширяло границы его возможностей, открывая необозримые перспективы — в то время как сам Влад продолжал жить обычной жизнью, Дублёр занимался изучением и анализом сведений, реквизированных у Верховного жреца.

Они пришлись как нельзя кстати, значительно пополнив его магический потенциал.

Для обработки исходных данных, изъятых из навыков Мераха, Дублёр брал в руку нужный камешек и дозировано перенаправлял полученные знания в кору головного мозга Влада.

Отдавая хранимый объём информации, камешек постепенно растворялся и исчезал полностью, когда перекачанный материал был осмыслен и усвоен.

В повседневной жизни, обновлённое состояние организма Влада не бросалось в глаза окружающим и не вызывало ненужных вопросов.

Если во время общения с кем-то к нему обращался Дублёр, то, как бы продолжая диалог (на физическом плане), он просто кивал головой, а сам погружался внутрь себя — в свой внутренний мир.

Общаться параллельно, сразу на двух планах сознания, Влад не умел, хотя Пир утверждал, что это возможно.

— У тебя просто не наработаны определённые навыки, — говорил он, — придёт время научишься. Многие жители планеты Эльсияна, где родился и жил твой отец, легко справляются с этим, а подготовленные маги могут пребывать одновременно в нескольких реальностях.

— Возможность общаться со своим внутренним «я» и перемещать сознание с физического плана в более «тонкие» материи других уровней мироздания, есть у всех людей, только им это без надобности, — просвещал его Пир, — потому-то она так и остаётся не востребованной. Если человеку всё же взбредёт в голову опробовать эту свою способность, то «незрелый» разум скорее всего окажется неготовым к такому расширению сознания и сей рискованный эксперимент может повлечь тяжкие последствия. Как минимум — умственное расстройство.

«Хорошо бы ускорить освоение этой новой для меня науки — магии, а то топчусь на одном месте, — частенько подумывал Владислав. — Выкроить бы побольше времени, да не получается — некогда».

Но, кое-что он уже умел. Например, закрутить небольшой воздушный вихрь способный повалить человека с ног.

Мог разжечь крошечный огонь на ладони или создать достаточно крупный файербол — энергетическую структуру, внешне напоминающую огненный сгусток, обычно шарообразной формы. Чем больше закачивалось в этот пламенеющий шар энергии, тем крупнее и мощнее он становился.

Как-то раз, ещё в самом начале своих тренировок, он сформировал и метнул вдаль пылающий шар, диаметром с баскетбольный мяч, после чего на целый день утратил возможность магичить.

То ли энергии затратил больше, чем выкачал из окружающей среды, и была потрачена часть его внутренних ресурсов Силы, то ли получил «откат» после неправильной материализации мыслеформы.

Кроме того, Влад научился создавать магический полог. Это когда физический предмет окутывается энергетической субстанцией, скрывающей его истинный облик и непосвящённому человеку, видится тот образ, который придумал маг.

Вот именно этим умением и предложил воспользоваться Дублёр, для некоторой корректировки легенды о драконах.

Его замысел заключался в том, чтобы убедить кандидатов в пилоты — молодых лонтидорцев, отобранных для посвящения в «тайну драконов», что какими бы сильными и выносливыми не были крылатые исполины, они являются живыми существами, которым периодически требуется отдых.

К тому же частые и долгие полёты над поверхностью Лонтидоры отнимают у них уйму времени, которого не всегда хватает на решение действительно важных задач.

Всё доводы Дублёра сводились к тому, что вышедшим из многовековой спячки ящерам, якобы понадобились надёжные и преданные помощники способные подменить их в случае необходимости.

Решение было найдено — драконы создали механические конструкции, по образу и подобию схожие с ними. Наделив своих «преемников» способностью подниматься в воздух, они снабдили их «мыслящими» устройствами.

Всё бы хорошо, но их летающим созданиям требовался надлежащий уход — они нуждались в обслуге. Кто-то должен был следить за их исправным состоянием.

— Прикрывшись магическим пологом тебе придётся выступить в роли настоящего живого монстра, — продолжал развивать свою идею Дублёр. — Думаю, проблем не возникнет — вряд ли кто откажется поступить на службу к самим драконам. Только успевай выбирать из лучших, самых достойных.

— Неплохая задумка, — согласился Влад, — но как сохранить тайну? Найти людей согласных стать пилотами это всего лишь полдела, основная задача соблюсти секретность.

— Чтобы ребята не взболтнули лишнего поставим им блокировку памяти, — подсказал Дублёр. — В знаниях Мераха имеется подробная информация об этой процедуре. Вот мы ей и воспользуемся. Проведём торжественный ритуал Посвящения, взяв с них клятву верности драконам и «под шумок» внедрим в их головы запрет на разглашение доверенных секретов. Если по неосторожности, или специально, кто-то попытается нарушить присягу, то отрезок памяти связанный с драконами будет навсегда забыт или утерян. Не волнуйся никто не догадается.

— Что-то я сомневаюсь в том, что, покопавшись в головах избранных кандидатов, удастся правильно определить этот участок, ведь в случае неверных действий может пострадать весь мозг.

— Да, такое возможно, но вспомни недавнее покушение заговорщиков, — напомнил ему Дублёр. — Надо подстраховаться, нельзя рисковать. Вдруг кто-то из «новеньких» решит захватить звездолёт. Трудно даже представить, что произойдёт.

Умопомешательство станет справедливым наказанием для клятвопреступника.

Если не будет попыток дать волю языку и проболтаться, то ничего и не случится.

Таким образом, буквально в считанные дни решилась проблема нехватки пилотов для непрерывных облётов планеты в «профилактических целях» — был сформирован лётный отряд в количестве ста человек.

Большие Советы Ордена Дракона теперь проводил Майсидор, которого Влад готовил на должность своего заместителя. Давая всем понять, что в скором времени собирается ненадолго покинуть Лонтидору, для получения дальнейших инструкций от Весалтиронцев.

Владислав надеялся, что уже недалёк тот день, когда он будет готов пуститься в обратный путь, на Землю.

Нередко советуясь с Пиром и Дублёром, по поводу своего возвращения, он приходил к такому умозаключению: «Энергофон этой планеты, конечно, более насыщенный, чем у меня дома, но это вовсе не означает, что я не сумею продемонстрировать на Земле некоторые магические навыки, приобретённые на Лонтидоре».

«Теперь я не просто какой-то сельский водитель, — думал он, — а Правитель северной части планеты Лонтидора. Это обстоятельство поможет мне выстроить правильный и конструктивный диалог с соответствующими госструктурами на Земле.

В качестве доказательства своего статуса, прокручу им видеозаписи.

Можно и припугнуть маленько сказав, что мой переход на Землю контролируют извне, вряд ли кто из землян это проверит. А если что-то пойдёт не так, махну обратно, к лонтидорцам.

В общем, прогнозировать сложно, но, что бы ни случилось, я смогу защитить себя».

— 46 -

Медленными, но уверенными шагами Влад продвигался к намеченной цели — созданию сильной и процветающей страны на планете Лонтидора.

Рушить старую и вводить новую систему управления государством он не решился, а постарался преобразовать прежние принципы руководства, сохранив все лучшее. Считая, что прежде чем что-то менять, надо основательно разобраться, как это сделать.

Исходя из этого, Владислав старался окружать себя толковыми и благопристойными людьми, полагая, что основную работу будут выполнять они, а он им поможет.

Со стороны казалось, что Влад самый главный, но он являлся всего лишь «стрелочником», в задачи которого входило правильно и своевременно перевести стрелку на рельсовых путях, чтобы направить поезд в нужном направлении.

Как выбрать верное направление он не знал, от чего частенько сокрушался по поводу нехватки специалистов разных профессий и областей знания.

В решении сложных вопросов, требующих принятия волевых решений, идущих вразрез с мнением большинства членов Совета, Владислав использовал непререкаемый авторитет драконов.

Выступая в роли посредника между лонтидорцами и двукрылыми созданиями, он прекрасно понимал, что в конечном итоге весь груз ответственности за корректность креативных предложений, рекомендованных к реализации, ляжет на него. Ведь фактически, драконы — всего лишь красивая легенда, позволяющая ему воплощать свои идеи в жизнь.

Успокаивало одно — начинать всё равно с чего-то надо.

Точно так же, как и Влад, Элкилод стремился объединить под своим началом разрозненные владения местных дворян и создать цельное государство в южной части Лонтидоры, а затем, овладев севером, сформировать единую для всей планеты структуру власти.

Не являясь сторонником всякого насилия, но желая единения Лонтидоры, лидер южан хорошо осознавал, что при проведении такого крупномасштабного мероприятия трудно будет избежать кровопролитных войн и неоправданных жертв среди мирного населения. Поэтому, когда прорицатель Вар передал ему предложение Владислава о личной встрече, без лишних колебаний согласился.

Ему было интересно пообщаться с новым Правителем — добровольно избранным северянами и выслушать его соображения по поводу предстоящих изменений в жизни лонтидорцев.

К тому же не стоило сбрасывать со счетов тот факт, что Влад пришелец с далёкой звезды — Посланник, тот, кто разбудил спящих драконов и, пользуясь их покровительством, в короткий срок навёл порядок на северных территориях планеты.

— 47 -

Отправившись в Южные края, на маленьком дракончике, в сопровождении всех остальных, управляемых новыми членами его команды, посвящёнными в тайну драконов, Влад непрестанно прокручивал в мозгу различные варианты развития событий при общении с Элкилодом.

В принципе, мнение лидера южан по объединению севера и юга Лонтидоры его не особо заботило — вопрос давно решён, но, чтобы обойтись без никому не нужного кровопролития, следовало попытаться урегулировать могущие возникнуть препятствия мирным путём.

Перед встречей с Элкилодом, Влад посетил пристанище прорицателя Вара, в надежде получить мудрый совет и окончательно определиться в каком ключе стоит вести предстоящие переговоры.

— Намеченная беседа обещает быть очень конструктивной, — не разочаровал его ожиданий Вар. — Тебе представится возможность решить многие проблемы, но смотри, не ошибись с выбором средств для достижения поставленных целей.

— Не переживай, я не собираюсь лишать жизни вашего лидера, — уныло взмахнул рукой Владислав. — От тебя, как от провидца, я ожидал услышать гораздо большего.

— Не стоит искушать судьбу, договаривая до конца всё то, что и так должно произойти, — как-то странно взглянув на Влада, развёл руками старик.

— Ладно, бывай. Мне пора…

— Счастливо добраться! — произнёс Вар, напутствуя его в дорогу. — Как прилетишь, обязательно попроси Элкилода чтобы он показал тебе свой необычный фруктовый сад.

— Спасибо, — кивнул Влад. — Думаю, Элкилод не разочарует меня, и мы достигнем взаимопонимания.

«Что такого необычного в том саду? — подходя к звездолёту, пожал плечами Владислав, теряясь в догадках по поводу пустяшной фразы, брошенной ему на прощание прорицателем. — Зачем мне это нужно? Может для установления более доверительных отношений в общении?

Похоже, эта фраза придётся как нельзя кстати если переговоры зайдут в тупик, чтобы было время обдумать дальнейшие действия.

Впрочем, чего тут гадать, Вар — прорицатель, ему видней».

— По-видимому, мы прибыли на место, — доложил Пир. — Всё как объяснили — следовать вдоль реки, до двух пологих холмов с фруктовыми посадками. Командир, прямо по курсу замок.

— Сделай-ка над ним несколько кругов, — скомандовал Влад. — Ознакомимся с местностью.

— Смотри как забегали, — заметил он, осматривая маленькие внутренние дворики и постройки, обнесённые высокой каменной стеной. — Ага, вот и большие ворота открыли. Видать, нас встречают. Вон кто-то из «благородной знати» пожаловал. Что ж, пора приземляться.

— Иду на посадку, — включив рацию, сообщил своим ребятам Владислав. — Остальные драконы контролируют обстановку с воздуха. Напоминаю, действуем согласно разработанного плана и полученных инструкций. Всем оставаться на связи.

Пир, садимся напротив главного входа.

Подойдя к опущенному через глубокий ров мосту Влад остановился.

Из распахнутых толстенных деревянных створок ворот, окованных металлическими листами, вышел статный мужчина в тёмном сюртуке нараспашку, белой рубахе и коричневых шароварах, заправленных в сапоги. На кожаном поясе, опоясывающем его поверх широких шаровар, оружия не наблюдалось.

Разведя руки в стороны, словно для дружеских объятий, он направился навстречу Владу.

— Впечатлён! Очень зрелищно! — состроив комичную гримасу, вместо приветствия, выкрикнул незнакомец. — Что ж сразу в замок не залетели?

— Во-первых, здравствуйте, — строго и с достоинством, ответил Владислав. — Во-вторых, я прилетел как гость, а не захватчик. В-третьих, я договаривался о встрече с признанным лидером южной части планеты — Элкилодом, а не с дворцовым комедиантом.

— Элкилод перед Вами, — лицо мужчины растянулось в самодовольной улыбке. — Прошу простить меня, Влад. Ваше эффектное появление, в сопровождении такого количества драконов, несколько смутило меня, и я решил…

— И вы решили, обескуражив меня своей бесцеремонностью посмотреть, как я отреагирую?

— Вы бы дракончика отпустили, вдруг укусит, — продолжал наседать хозяин замка, навязывая своё первенство в диалоге.

«Тоже мне, горе-переговорщик, — подумал Владислав. — В таком невыгодном положении, а хочет показать свой гонор».

— Он не кусается — успокоил его Влад, вспомнив «бородатый» Земной анекдот и еле сдержал улыбку.

— Правда? А с виду такой зубастый, — на полном серьёзе, удивился мужчина.

— Вы недослушали, — уже не в силах сдержаться от смеха, пояснил Владислав, — он сразу хребет перекусывает, напополам.

— Ха-ха, забавно — скупо улыбнулся лонтидорец. — Вы считаете это потешной шуткой?

— Посмотрел бы я на вас, будь вы на моем месте. Наверняка что-нибудь позабористей отчебучили.

— Вижу, вы своего не упустите, но ведь и я, так просто Юг не отдам, — ответил Элкилод, сохраняя на лице неестественную и напряжённую улыбку.

— А он мне и не нужен.

— Зачем же вы здесь? Я полагал, что Вы явились сюда именно за этим.

— Спасибо, что поинтересовались, — небрежно бросил Влад и решив взять длинную паузу,

принялся бесцеремонно разглядывать собеседника.

На вид лет сорок. Высокого роста и крепкого телосложения.

Седые пряди в густых чёрных волосах, правильные черты лица.

Несколько небольших шрамов на лбу и правой щеке, служили доказательством того, что их обладатель знаком с военным ремеслом не понаслышке.

Элкилод снял сюртук и бросил его на землю:

— Думаете оружие под ним прячу? Напрасно. Так какова цель Вашего визита?

— Пока не знаю, — пожал плечами Влад, а мысленно связался с Пиром и приказал ему отлететь метров на двадцать в сторону. — Никто отбирать у вас юг не собирается. Была бы в том нужда, всё решилось бы без вашего участия. Я пришёл поговорить о возможности мирного объединения юга с севером.

— А кто управлять всем этим будет? Вы?

— Нет, не я. У меня других забот хватает. Я, если знаете, родился на другой планете и не планирую надолго задерживаться в вашем мире.

— На Лонтидоре всем известно, что вы Посланник с далёкой звезды и согласно древней легенде…

— С моим приходом, в жизни людей вашей планеты, наступят большие перемены, — продолжил за него Владислав. — Вот они и наступили, эти перемены. Вы разве не заметили?

— А что будет после вашего ухода? Кто останется у власти?

— Народ! Люди сами будут выбирать правителей, на общем голосовании.

— Разве такое возможно?

— Возможно, но не сейчас. Пройдёт немало времени, прежде чем жители Лонтидоры поверят в себя и осознают…

«Господи, кому я всё это объясняю, у них же здесь средневековье», — подумал Влад, а вслух произнёс:

— В общем, в двух словах обо всём не расскажешь.

— Знамо дело, тёмный у нас ещё народец. Многого люди не понимают, а кто понимает тот не хочет…

— А правда, что у вас сад фруктовый есть, и славится он на всю округу? — неожиданно брякнул Влад, прерывая рассуждения предводителя южан.

— Есть такой! — после короткой заминки, с нарочитой гордостью ответил Элкилод. — Почти все плодовые деревья, растущие на нашей планете, там имеются.

Всем этим моя дочурка заправляет, а подруги ей помогают.

После смерти жены одна она, родная кровиночка, у меня осталась. Вот и потакаю её маленьким капризам, а что пусть тешится. Дочке приятно и мне в радость.

Её посадки у родника, в глубине сада.

— Покажете? Там и поговорим, в непринуждённой обстановке.

— Что ж, можно и показать.

— Здесь недалеко, — южанин махнул рукой в сторону двух невысоких холмов, расположившихся в паре километров от замка. — Сейчас распоряжусь, чтобы лошадей привели.

— Не стоит, давайте прогуляемся ножками. Разговор у нас длинный будет.

— Не пойму я Вас, Посланник. Если Вы не собираетесь взять всю власть в свои руки, после объединения юга и севера, то какой лично Вам прок от этого?

Вы что и правда святой, как гласит людская молва? Перемещаетесь по звёздам и творите добро?

— Зовите меня просто — Влад. Я не святой, а вполне обычный человек, в силу сложившихся обстоятельств попавший на вашу планету.

Тот мир, где я вырос, немного опережает ваш, в своём развитии. Так сложилось, что жители моей Родины создали устройства, позволяющие путешествовать между мирами. Вообще-то у нас много разных машин, которые облегчают нам работу, или вовсе заменяют людей.

— Это как мельницы, которые работают от воды?

— Сначала были мельницы, а потом…

Влад замолчал и мысленно обратился к Пиру: «Опусти дракончика на землю и покопайся в своих архивах. Надо найти какие-нибудь рекламные ролики или…

В общем, мне надо показать лонтидорцу, что могут создать люди, своими руками».

Элкилод, внимательно слушавший Посланника подумал, что, замолчав тот подбирает нужную фразу, но увидев, как в пяти метрах от них спикировал на землю маленький дракончик, насторожился.

— Это я пригласил дракона поближе. Сейчас он вам кое-что продемонстрирует, — успокоил его Влад и связался с Пиром: — Если готов, то можешь начинать.

«У меня имеется что-то подобное… но, не из жизни землян».

«Сойдёт, только показывай всё по порядку — по возрастающей».

Элкилод стоял не шевелясь, заворожённо наблюдая, как перед ним разворачивается поистине феерическое зрелище — масштабное мультимедийное шоу, неведомое ему ранее.

В воздухе, в уменьшенном формате, возникли ожившие трёхмерные видеоизображения людей и животных. Они были настолько реалистичны, что казались настоящими, только очень маленькими. Их можно было обойти и рассмотреть с разных сторон, что Элкилод и вознамерился сделать, немного придя в себя после первого потрясения от увиденного. Он решился, наконец, разглядеть их получше и подойдя ближе, протянул руку к голограмме. Послышалось лёгкое потрескивание, картинка исказилась и его пальцы прошли сквозь изображение.

— Это что, магия? — сдержанно выдавил из себя южанин, боясь спугнуть вершащееся перед ним действо.

— Нет. Всё сделано человеком, но не это главное. Дальше будет поинтереснее…

Видеофильм продолжался — показалась кузня, где крепко сбитый парень занимался ковкой.

Сюжет сменился — появился завод, цеха, и вот уже станки штампуют различные детали.

Так, по восходящей, Пир продемонстрировал пред взором Элкилода достижения технического прогресса, вплоть до покорения воздушного пространства и космоса.

— Вот это да! — восхитился лидер южан и не зная, что ещё можно добавить, тихо сказал: — Благодарю, Посланник.

— Это кино, но, если показанное узреть воочию, вот тогда будет действительно — «Да-а!»

«Спасибо, Пир. Это было великолепно! Поднимай Дракошу в воздух и на некотором отдалении следуй за нами», — мысленно распорядился Влад.

— Боюсь подумать. У нас на Лонтидоре это всё, тоже может быть?

— Надеюсь.

По мере приближения к саду Влад заметил, что речь и простодушно-нагловатые манеры, подчёркивающие самоуверенность его собеседника, уже не вызывают в нём раздражение — в интонации лонтидорца зазвучали доверительные дружеские нотки.

Ещё издали Влад услышал звонкие женские голоса — среди многочисленных рядов плодовых деревьев кипела работа.

Присмотревшись, он увидел, что к высоким деревьям были приставлены деревянные лестницы — взобравшись на них, женщины собирали урожай.

Кто-то складывал сорванные плоды в плетёное лукошко, кое-кто в фартук, а некоторые использовали тряпичные сумки с лямкой, перекинутой через плечо.

Возле них, от дерева к дереву, сноровисто сновали мальчишки, лет десяти-двенадцати, с большими корзинами.

Они по двое относили к стоящим на дороге подводам доверху наполненную фруктами тару, оставляя взамен, под ветвями, пустую.

Изредка слышался их задорный заливистый смех.

— Весело у вас работают, сразу видно, не из-под палки, — отметил Владислав, окидывая взором большущий сад, расположившийся между двух пологих холмов.

«Широкая, открытая для… “солнца” долина, прикрытая от ветра возвышенностями, — прикинул он. — Гектаров двадцать будет, а может и больше».

— Для себя работают, — донёсся до него голос Элкилода, — это всё общее. Любой житель замка может собирать урожай, или посадить дерево и ухаживать за ним.

Сторожа здесь есть, для порядка, но они не сад, а людей, которые там работают, оберегают от разбойников.

— Когда твои драконы погнали всякую шваль с северных территорий, многие лиходеи к нам, на юг переметнулись. Житья от них не стало.

Они теперь большую банду сколачивают. Обосновались в районе южных гор и оттуда совершают набеги на наши земли.

Верховодит всеми беглый преступник — Лукентор, приговорённый к виселице, за разбой.

Не усмотрели мы…

Вместе со своими подельниками ему удалось бежать в горы.

Теперь он народ баламутит и зазывает в боевые отряды, обещая всякие богатства.

Грозится пойти на меня войной. А ведь и пойдёт — его войско поболее моего будет.

Правда лошадей у них маловато и опыта боевого считай никакого нет, но неприятностей могут много наделать.

Если с дворянчиками ещё удавалось как-то договориться, чтобы урегулировать какой-либо военный конфликт, то с ними это не пройдёт, им терять нечего.

— Думаю, что кровавой битвой вас не испугаешь. Наверно не раз доводилось брать в руки оружие?

— Всякое случалось. Пришлось и повоевать маленько, объединяя южные земли.

— Ну и как успехи?

— По-разному. Не каждый желает встать под мои знамёна.

— Что так?

— Не многие хотят взять в ум — все вместе мы грозная сила для врага.

Да, не весь юг признаёт мой герб, но всё же большая половина земель уже находится под моей опекой.

Вот у тебя на севере, я смотрю всё на лад пошло, не то что у нас.

— Мне всегда верилось, что, заботясь о народе, а не о том, как набить свой карман, можно добиться неплохих результатов. Если люди хорошо жить будут, то и государство станет богатым — у нищих-то взять нечего.

— Красиво говоришь, Влад. Только в жизни всё по-другому происходит.

— Согласен. Чтобы навести порядок и возродить былое благополучие Лонтидоры, без репрессий не обойтись, но главное — не переусердствовать и не затягивать с реформами.

— Широко мыслишь. Слова у тебя мудрёные, но общий смысл мне понятен. Скажи, а где взять те знания, чтобы всё правильно сделать?

— У меня нет ответа. Этому надо учиться. В нашем случае будет верно, если мы наладим хорошие отношения между севером и югом. Когда народ поймёт, что планета одна и делить ничего не надо на север и юг, то всё остальное — лишь вопрос времени.

— Перейдём к делу. Может объяснишь наконец, зачем ты пришёл ко мне? Что от меня-то требуется?

— Если драконы помогут тебе стать полноправным правителем юга, ты согласишься прекратить все распри и вражду с севером?

Элкилод остановился, заложил руки за спину и задумчиво протянул:

— Не пойму я тебя, Влад. Обладая поддержкой драконов, ты запросто можешь стать единым властителем планеты. Какую роль ты отводишь мне, в своих планах на будущее?

Ты же прекрасно понимаешь, что даже верные друзья ссорятся, а уж про непредсказуемость отношений между обычными соседями и вовсе говорить не стоит.

Мы с тобой ничего друг о друге не знаем и вдруг, при первой же встрече — такое заманчивое предложение.

Я несколько иначе представлял нашу беседу. В более тёмных тонах.

К чему такая спешка? Что ты замыслил, Посланник? Может, я чего-то не знаю?

— Захватить власть, это полдела. Её ещё удержать надо. А в остальном, что непонятного? Ты признанный лидер у себя на юге, народ тебя уважает. Возможно через год, ты и сам придёшь к власти, так чего время тянуть и проливать кровь напрасно.

— Конечно, я согласен. Глупо отказываться от такой, своевременной поддержки, не абы кого, а самых настоящих драконов. Ты уверен, что они согласятся?

— Они сами меня направили к тебе и готовы оказать помощь уже сейчас.

— Влад, а почему они с тобой общаются? Чем ты заслужил их доверие?

— Это мои друзья. Я ведь предок Весалтиронцев.

— Если не секрет, много их осталось на Лонтидоре?

— Сколько на всей планете, не знаю, — слукавил Владислав, — но тех, которых я разбудил в пещере горы Драконов, ты видел. Маловато, конечно, для крупномасштабных военных операций, но они умеют летать и жечь огнём.

— Даже тех, которые прилетели с тобой, достаточно, чтобы нагнать ужас на всю Лонтидору.

— Почему бы вам не погостить у меня несколько дней? — с хитринкой в глазах, спросил Элкилод. — Оставайтесь! Предстоят серьёзные дела, нам есть что обсудить.

— Пожалуй, я соглашусь. Давно в гостях не был. Но предупреждаю, если ты решил затеять что-то нехорошее, то драконы находятся недалеко и месть их будет ужасна. Всем достанется.

— Успокойся, Посланник. Неужели я похож на простака? В моём доме, вся прислуга будет порхать вокруг вас, сдувая пылинки.

— Ну, коли так… Прости за сомнение.

— Чего уж там, я тебя хорошо понимаю. Нелегко быть у всех на виду.

Продолжая вести разговор, они не спеша брели вглубь сада, пока не вышли на свободное от посадок пространство.

Впереди показался родник, старательно обложенный камнями.

Из него, в сторону небольшого озера, журча и изящно изгибаясь по лужайке, бежал ручей.

Шуршащий кронами деревьев ветерок приятно освежал тело. В воздухе пахло нагретой «солнцем» зеленью и фруктами.

На лужайке, перелетая с цветка на цветок, озабоченно жужжали какие-то насекомые.

«Наверно это пчёлы, — непроизвольно подумал Владислав, охваченный состоянием душевного умиротворения и покоя. — Всё как у нас — на Земле. Как же давно я не был дома».

— Красота! — тихо произнёс Элкилод и замедлив шаг прислушался.

Где-то среди ветвей щебетали птицы, да изредка доносились отдалённые голоса работающих в саду людей.

Подойдя к роднику, Влад наклонился, и, зачерпнув пригоршню воды, плеснул себе в лицо.

— Ух, холодненькая, — взбодрился он и отгоняя нахлынувшие воспоминания, встряхнул головой.

— Ах, ты ж проказница! — донеслось до него, окончательно возвращая к окружающей действительности.

— Ну, я тебе сейчас задам, — сердито заворчал лонтидорец, торопливо обходя по краю поляны густые заросли кустарника.

«Куда он так подхватился?» — удивился Владислав и сорвавшись с места, устремился вслед за ним.

Свернув в посадки, Элкилод уверенно зашагал к девушке, взобравшейся на деревянную складную лестницу, стоящую возле невысокого, но раскидистого дерева, с крупными жёлто-оранжевыми плодами, округло-удлинённой формы.

На ней, поверх короткого свободного платьица с перекрещивающимися на спине бретельками, был накинут фартук. В подол которого, подобранный спереди на манер ковша, она укладывала сорванные фрукты.

Незатейливый наряд лонтидорки ещё издали привлёк внимание Влада — всякий раз, когда южанка, чуть подавшись вперёд, тянулась рукой к ветке, чтобы снять очередной плод, её стройные ножки обнажались чуть ли не до самых ягодиц, будоража его воображение. Трудно было отказать себе в удовольствии и не полюбоваться прелестными формами юной труженицы.

В двух шагах от неё, внизу, под деревом, переставляя корзины, суетился мальчонка лет десяти.

Они были так увлечены работой, что не сразу обратили внимание на Элкилода, подошедшего сзади.

— Где твоя охрана?

— Ой! — вскрикнула лонтидорка и обернулась, стряхнув спадающие на её чуть смуглые плечи, пряди светло-каштановых волос, выбившиеся из слегка растрёпанного пучка на макушке.

— Папка, как ты меня напугал, — улыбнулась девушка и осторожно переступая по узким ступеням, начала спускаться. — Ты специально со спины подкрался?

— Угу… Сколько можно тебе говорить, чтобы ты не уходила далеко от дома?

Боясь просыпать собранный урожай девица, бережно удерживая подол фартука, наклонилась чтобы переложить его в пустую корзину, подставленную мальчуганом.

Уловив на себе пристальный взор подошедшего Влада, она спохватилась и быстро выпрямилась.

Но и этого мимолётного движения было достаточно, чтобы тот успел рассмотреть через глубокое декольте, некоторые прелести молодого тела.

— Почему ты меня не слушаешь? — не унимался Элкилод. — Тебе было ясно сказано — не покидать замок без охраны.

Девушка хотела что-то ответить отцу, но подметив, как взгляд Влада то и дело соскальзывает ей на грудь, лишь слегка прикрываемую верхней кромкой платья, смутилась, и стараясь скрыть неловкость, повернулась к мальчику:

— Сейтрик, помоги снять фартук и собери с земли упавшие жгонты.

Мальчонка метнулся ей за спину и развязав узелок на пояснице, принялся шустро подбирать плоды, просыпанные мимо корзины.

Быстро смекнув в чём дело, Элкилод лукаво ухмыльнулся и уже более спокойно произнёс:

— Это, Влад, правитель Северных земель. Он согласился погостить у нас несколько дней.

Подойдя к дочери, он обнял её за плечи и обратился к Владиславу:

— Ну, а сие милое создание, ты уже наверно понял, моя наследница — Илкинара.

Прорицатель Вар предупреждал, что этот год — её шестнадцатилетия, очень щедр на разные события, как хорошие, так и не очень.

Он не исключает вероятность того, что мою дочь могут похитить разбойники.

Если им удастся пленить Илкинару, они, диктуя свои условия, смогут оказывать на меня давление.

— Взрослая стала, знает, что могут случиться большие неприятности, а всё туда же… — вновь заворчал Элкилод, но резко прервавшись на полуслове, слегка отстранил от себя Илкинару и окинув беглым взглядом от макушки до босых ног, с наигранной весёлостью выдал: — Видишь, как вырядилась? Словно знала, что у нас будет гостить молодой человек.

Как говориться — весь «товар лицом». Всё напоказ выставила или что осталось?

Девушка, скромно потупила глаза и переминаясь с ноги на ногу, тихо произнесла:

— Жарко ведь, а так работать сподручней. Я переоделась и оставила дворцовую одежду в повозке.

Что-то задумав, Элкилод подмигнул Владу и продолжил:

— Ты ж вроде одинокий, не семейный, вдруг приглянулась моя дочурка?

Хозяйственная, работящая, недурна собой, к тому же приданное немалое имеется.

Что ещё для долгой и счастливой жизни нужно? Бери её в жёны, и вопрос объединения Севера с Югом решён.

— Даже не знаю, что ответить…

«Почему она молчит? — терялся в догадках Владислав, видя, как под скромной одеждой южанки взволнованно вздымается грудь, а руки нервно теребят снятый фартук. — Неужели у них такие же обычаи, которые водились встарь у нас, на Земле, когда невеста узнавала кто её жених накануне свадьбы?»

Теперь уже неотрывно взирая на юную лонтидорку, Влад заметил как дрогнули её длинные ресницы, и девушка подняла глаза.

О, этот взгляд, с каким-то загадочно-таинственным огоньком внутри, наполненный душевным теплом и нежностью, лучащийся добротой и пониманием!

«От тебя ждут ответа, — прозвучал в его голове голос Дублёра. — Не стой как истукан, говори…»

— Илкинара, ты очень красивая, — начал Владислав, ловя себя на мысли что влюблён в эту милую очаровашку по уши и неудержимо тонет в глубоком омуте её изумрудных глаз. — Когда я шёл сюда, то не предполагал… не думал, что…

Не найдясь как закончить начатую фразу он на секунду сконфузился, но быстро овладел собой:

— В нашем мире браки заключаются по обоюдному согласию.

— Вот и потолкуйте, а мы пока подводу с собранным урожаем к амбару отгоним, — добродушно предложил Элкилод. — Думаю, не заблудитесь, сами домой доберётесь.

— Идём-ка со мной дружок, поможешь скотину запрячь, — кивнул он Сейтрику и направился к лошади, мирно пасущейся невдалеке.

— Долетим, с ветерком, — крикнул ему вдогонку Владислав, уловив краем глаза, как Илкинара, стараясь делать это неприметно, пытается очистить босые подошвы от налипшего и успевшего засохнуть чернозёма.

Она сначала потирала ногой о ногу, но видя, что ничего не получается, сделала небольшой шаг в сторону и встав на клочок земли с пышной растительностью, продолжила это бесполезное занятие.

— А про это добро забыли, или нам оставили? — Влад протянул руку к корзине с фруктами и выбрав, вынул оттуда самый крупный.

— Ничего с ней не станется, подождёт до завтра, — одёрнув платье, обнадёжила его лонтидорка.

— Выглядит очень аппетитно, — выпрямляясь сказал Владислав, покрутив в руках жгонт. — На моей родине растут похожие, только этот помассивнее будет. У нас его персиком называют. Можно попробовать?

— Конечно, — кивнула Илкинара.

Решив отведать чужеземный «персик-переросток» Влад никак не ожидал что мякоть плода окажется настолько нежной и сочной…

Ему показалось, что из откушенного фрукта, на грудь вытекло с четверть стакана приторно-сладкого сока, оставив на новом лётном комбинезоне довольно неприятные клейковатые подтёки.

— Нет, ну надо же! — с запозданием чертыхнулся он, не успев уклониться от обильного сокоизвержения.

Уловив на лице девушки виновато-плутоватое выражение, Владислав продолжил угощение, стараясь не выказывать излишней щепетильности, дабы не сойти за дворцового чистоплюя.

«Не иначе как эта чертовка задумала подшутить надо мной, — рассудил он, успокаивая себя. — Ведь наверняка допускала что всё случится именно так. Что ж проявим деликатность в отношении хозяйки сада, не стоит делать трагедии из-за ерунды».

— Спасибо, очень вкусно, — сообщил Влад, когда в руках осталась большая косточка и подбросив её на ладони подошёл к Илкинаре. — Что делать с семечком, может посадим?

— Не стоит.

— А почему ты одна работаешь, без помощниц?

— Я свернула сюда чтобы воды набрать, а заодно присмотреть за посадками. Эти деревья первый сезон как плодоносить начали.

— Ну и как?

— Вот, набрала несколько корзин для пробы.

— Что ж не предупредила, что эти жгонты такие… «текучие»? Смотри как я весь заляпался.

— Я понадеялась, что вы знаете, — наивно пожала плечами южанка, обнажив в лёгкой мимолётной улыбке ровные белые зубки и приступив к Владу робко провела ладошкой по его груди, стряхивая остатки сока. — Пойдёмте к пруду, я застираю Вашу одежду, на солнышке она быстро просохнет, а то вон какая липкая.

— Почему ты называешь меня на «Вы»? Мы ж теперь вроде жениха и невесты, с лёгкой руки твоего отца, — попытался пошутить Влад и сразу осёкся, увидев серьёзный взгляд лонтидорки.

— Вы — Посланник. Вы тот, кто разбудил драконов.

— Ну, ты святошу-то из меня не делай. А что касаемо драконов, это правда. Посмотри вверх.

Девушка запрокинула голову. Увидев дракончика, которым управлял Пир, она испуганно ойкнула и робко прижалась к Владу:

— Жуть какая! Я боюсь!

— Успокойся, — приободрил её Владислав, бережно обхватив за обнажённые плечи, — это наш друг.

Возбуждающий запах девичьего тела взбудоражил его чувства, вскружил голову.

В нём пробудилось и невольно напряглось мужское естество, бесстыдно оттопырив нижнюю часть комбинезона.

«Какой конфуз! И что прикажете теперь делать?» — наполнили его голову тяжёлые мысли.

«Попробуй абстрагироваться от эмоций, перенаправь внимание…» — отчётливо услышал он банальную рекомендацию Дублёра.

«Каким образом я отвлекусь, когда у меня в руках полуголая красотка? — сконфуженно возразил ему Влад. — Сейчас отпущу её, и всё откроется. Может не заметит?»

«Ну что ты так распереживался, дело-то житейское. Скажешь, что долго не общался с женщинами, а тут…»

«Вдруг бац, и я встречаю не кого-нибудь, а девушку своей мечты», — продолжил его фразу Владислав.

«Ну если так, то самое время окунуться в воду, но до неё ещё надо добраться».

— Чуть позже мы покатаемся на нём, вот только отмоемся, — тихо сказал Влад, не торопясь выпускать из своих объятий лонтидорку. — Теперь и тебе придётся постирушки устраивать. Небось перепачкалась об меня?

— Ну и пусть, — не унималась Илкинара. — Прикажи ему улететь подальше. Мне страшно.

— Ни за что, он нас охраняет, — чуть пригнувшись, прошептал Влад, слегка коснувшись губами краешка её уха. — Трусишка. Закрой глаза, а я скажу, когда открыть.

— Зачем?

— Чтобы не испугаться. Дракоша нас до озера довезёт, и мы спрыгнем с него в воду. Ты плавать-то умеешь?

— Умею. Меня папа ещё в детстве научил.

— А оно глубокое? — полюбопытствовал Влад, указывая кивком в сторону водоёма.

— Не очень… Его для поливки деревьев используют.

— Вот и славненько, значит не утонем.

— Я к дракону не подойду.

— Прекратить разговорчики! — шутейно скомандовал хлопец. — Закрывай глаза.

Илкинара прикрыла лицо ладонями и Владислав, осторожно подвёл её к дракончику, приземлившемуся рядом.

Усадив девушку на седло, он расположился позади неё, отсев как можно дальше.

«Не упала бы», — встревожился Влад и склонившись вперёд бережно положил ладони на её стройную талию.

— Ила, можешь открыть глаза.

— Как ты меня назвал?

— Ила. А что?

— Меня папа так частенько называл, в детстве, — обхватывая его руки своими, ответила она и плотно придвинулась к нему спиной, уткнувшись упругим задом в его мужское хозяйство.

Влад дёрнулся всем телом, стараясь отодвинуться, но упёрся в спинку седла.

«Ну, что стоим, давай к воде, — мысленно скомандовал он Пиру. — Только поаккуратней, в метре от земли».

«Всё понял. Взлетаем».

Дракоша взмыл над поляной и неторопливо заскользил в сторону озера.

Илкинара вдруг радостно вскинула руки над головой и размахивая ими в воздухе, возбуждённо закричала:

— Эге-гей! Мы летим!

— Ты что делаешь, осторожней! — встревожившись вскрикнул Влад, обхватывая её понадёжнее, чувствуя, что сжимает своими ладонями две характерные выпуклости женского тела.

Девушка, вероятно увлечённая полётом, никак не отреагировала и Владислав, набравшись смелости поцеловал её в щёку:

— Этот день перевернул всю мою жизнь. Ила, не хочу показаться поспешным, мы мало знакомы, но при встрече с тобой я совсем потерял голову. Я благодарен судьбе за то, что она привела меня к тебе. За то, что…

«Мы на месте», — доложил Пир и пожелав мягкой посадки наклонил корпус дракончика, сбросив седоков в приятную прохладу озера.

Они бултыхнулись в воду рядом с берегом. Глубина оказалась немногим ниже пояса.

— Как ощущения? — поинтересовался Влад, смахивая с лица воду.

— Здорово!

— А ты боялась.

— Совсем чуть-чуть, самую малость, а потом мне понравилось, — как-то странно взглянув на своего кавалера, ответила девушка.

— Вот и помылись… маленько… — задумчиво растягивая слова, произнёс тот, не зная, как продолжить объяснение в любви, прерванное неожиданным падением с Дракоши.

«Спасибо тебе, Пир. Вот уж удружил ты мне, помощничек. Не мог чуток подождать?»

«Всегда пожалуйста! Ты правитель Севера и не должен мямлить. Чтобы чего-то добиться надо быть понапористей».

«Да иди ты!»

— Так не пойдёт, снимай одежду, Влад, — деловито велела лонтидорка и загадочно сверкнув глазками, шельмовато прищурилась. — Её надо хорошенько прополоскать, чтобы не осталось разводов. Сюда никто не заходит, здесь только мои посадки. Подсматривать некому, а я отвернусь.

— Можешь не отворачиваться, — ответил безразличным тоном паренёк, стягивая прилипший к телу комбинезон. — В воде всё равно ничего не видно.

Илкинара застенчиво отвела глаза, но украдкой поглядывала на его великолепно сложенную атлетическую фигуру.

Поймав на себе её заинтересованный, вороватый взгляд, Влад широко улыбнулся:

— А ведь ты жульничаешь, обманщица.

— Вот ещё! — фыркнула южанка и зачерпнув пригоршней воду, плеснула в его сторону.

— Ах, ты так! Ну держись, озорница! — забросив снятую одежду на берег, крикнул Владислав, и решив подурачится ударил по воде рукой, окатив Илкинару целым фонтаном брызг.

Лонтидорка стала брызгаться в ответ, устроив настоящий водяной бой, оглашая округу радостными визгами и весёлым смехом.

Промокшее платье плотно облегая тело довольно соблазнительно подчёркивало достоинства южанки, и Влад всё чаще стал останавливаться, замирая на месте, с удовольствием любуясь её ладной фигуркой.

Чувствуя на себе его похотливые взгляды, юная проказница смутилась и сделав вид что нарезвилась вдоволь, скромно заметила:

— Хватит вымачиваться, давай выбираться на берег. Ещё обсохнуть надо.

— Подожди… — приблизился к ней Влад и деликатно подхватив под локоть, притянул к себе. — Ила, ты мне очень нравишься. Когда я увидел тебя, то был сражён твоей красотой и очарованием.

— Я догадалась, — в её глазах блеснули озорные огоньки.

— Я не успел договорить всё до конца, там в небе, на дракончике… — тихо произнёс Владислав, не отводя взор. — Ил, давай всегда будем вместе. Ты и я. Согласна?

Илкинара с готовностью, будто ждала этого, придвинулась к нему поднимая подбородок. Слегка склонившись, Влад медленно прижал свои губы к нежным и по-детски припухлым губам девушки. Она ответила ему сначала робко, неуверенно, затем более страстно, сливаясь с ним в затяжном и необыкновенно возбуждающем поцелуе.

Ласково поглаживая её шею и оголённую спину Влад, как бы случайно, зацепив пальцами бретельки платья неторопливо развёл их в стороны и потянул книзу, обнажая напрягшиеся груди.

Мягко заскользив по ним ладонями, он приник губами к набухшим от возбуждения соскам и целуя, взялся облизывать их по очереди.

Судорожно вздохнув, Илкинара выгнулась навстречу его ласкам.

— Довольно, Влад… — тонким голоском притворно-капризно запротестовала девица, пытаясь унять чувственную дрожь в теле. — Перестань, мне щекотно.

В интонации и телодвижениях этой симпатичной милашки сквозили замешательство, стыд и неутолённая жажда чего-то большего.

Влад опустил руки под воду и жадно облапав бёдра лонтидорки, сжал ладонями вздрогнувшие дольки её ягодиц:

— Какая ты хорошенькая, Илка-а-а!

— Идём на берег, — прошептала она.

— Погоди, — он задрал подол платья и легко подхватил девушку на руки.

Обвив руками его шею, юная очаровашка повисла на нём, обхватив ногами.

Влад, поудобнее перехватившись, стал прижимать оголённый низ Илкинары к своему паху.

Улыбнувшись, южанка распустила волосы и кокетливо взглянула на него:

— Ты хочешь сделать это прямо здесь?

— Да любимая, — несколько озадаченно, мотнул головой Владислав. — Мы же оба хотим этого, так зачем сдерживать чувства. Или я не прав?

— У нас не принято, когда женщины перечат своим мужчинам, — перебирая пальчиками по выпуклым мышцам Влада, мягко заметила Илкинара. — Только давай побыстрее свадьбу сыграем, я же приличная девушка.

— Конечно, радость моя!

Скрестив стройные ножки за спиной Влада лонтидорка, немного запрокинув голову назад, изящно прогнулась в талии и неспешно опустилась на воду спиной, грациозно разведя руки в стороны.

— Сам не дождусь, когда ты станешь моей женой, — еле сдерживая себя, ответил Владислав, поедая взглядом её подтянутый слегка округлый животик, с лёгким пушком волос возле лобка.

Поддерживая её одной рукой снизу за спину, а другой продолжая ласкать шею и грудь он склонился над ней, осыпая горячими поцелуями всё, до куда мог дотянуться.

Ласки становились настойчивее, напряжение нарастало…

Вот рука партнёра сползла вниз и ладонь цепко стиснула чувственные девичьи складки интимного уголка. Его проворные пальцы принялись оживлённо теребить, набрякшие над разгорячённой вагиной, плотные валики половых губ, меж которыми проворно юркнул в пышущий зноем омут средний палец.

Лонтидорка вздрогнула и теряя плавучесть схватила обольстителя за запястья.

— Безобразник! — заёрзала она, но уловив как неугомонный перст нащупал её заветное местечко, неожиданно смешалась и отвела глаза, всецело доверившись кавалеру.

Помогая Илкинаре удерживать равновесие и держаться на плаву, Влад осторожно, чуть подавшись вперёд всем корпусом, притиснулся к ней, направляя свой возбуждённый орган к её промежности. Девушка зажмурилась и ухватившись за его руки тихо вскрикнула, разрываемая одновременно болью и блаженством.

Упругая плоть, горячим стержнем скользнувшая между ног, напористо проникала всё глубже внутрь, заполняя собой её девственное лоно.

Несильные, но настойчивые толчки побудили тело южанки содрогнуться от нового прилива ощущений. Затмевая первоначальный дискомфорт, в ней зародилось и стало нарастать удивительно приятное волнение, доставляющее всё больше и больше удовольствия.

Испытывая смешанные чувства смущённости и жгучего желания близости, Илкинара отметила, что чем больше она стыдится того, что сейчас происходит, тем сильнее распаляется.

Уловив ритм, южанка, податливо разводя бёдра, на каждом движении, начала подаваться ему навстречу.

Заметив это, Владислав усилил напор, не в силах больше сдерживать себя и более решительно задвигал тазом, увеличивая темп.

Видя, как слегка прикусив нижнюю губу, девушка начала сладко постанывать Влад, распрямившись, подхватил восхитительную симпотяжку на руки и прижимая к себе, до упора погрузил в её тесный проход свой изнывающий от внутреннего напряжения фаллос.

— О-о-о! — вырвался сладостный вскрик из уст лонтидорки, мышцы промежности напряглись, а стенки влагалища ритмично сокращаясь завибрировали.

Сделав ещё несколько энергичных движений, понукаемый этим возгласом Влад почувствовал, как его детородный орган конвульсивно сжался и запульсировал, стремительно извергая обильный поток семени.

По его организму прокатилась волна удовольствия, фейерверком наслаждения ударив в голову.

Глубоко втянув в себя воздух, он блаженно застонал.

Прижав голову к его плечу Илкинара замерла и часто дыша прошептала:

— Ты такой темпераментный!

— Всё нормально, ну, ты понимаешь? — уперев губы в её щёку, спросил Влад. — Ты кричала…

— Глупый, всё уже прошло… мне сейчас хорошо. Просто я вначале немного испугалась, а после мне сделалось очень приятно. Пошли к берегу.

Разбросанная на траве одежда давно высохла, но они всё продолжали лежать голыми на тёплой земле, наслаждаясь друг другом.

— Ты такой сильный, — ласково поглаживая руками мускулистое тело Влада, нежно ворковала Илкинара.

— А ты такая аппетитная, — улыбнулся он и с удовольствием потискал её за попку.

Поднеся губы к уху девушки, Влад тихо сообщил:

— Я так боялся испугать тебя своей несдержанностью.

— Что-то я не заметила, — хитро прищурившись, улыбнулась южанка.

— Нет ну правда, я старался, — наивно признался он.

— Я оценила…

— Тебе понравилось?

— Всё было замечательно! — скромно опуская голову, ответила Илкинара. — Вообще-то, именно это я собиралась спросить у тебя. У меня никогда не было с мужчинами…

— Хочешь поговорить об этом? — усмехнулся Владислав.

— Дурачок, — притворившись обиженной, лонтидорка очаровательно надула губки и несильно ткнула его ладошками в грудь.

Ощутив неловкость Влад замолчал.

Воспользовавшись его замешательством, Илкинара игриво опрокинула парня на спину и не позволяя ему подняться, уселась верхом:

— Интересно, сколько дамочек ты осчастливил?

Поймав на себе её пристальный взгляд, обескураженный паренёк отвёл глаза в сторону:

— У меня и дома-то с этим не очень было. Так, пару раз на вечеринках.

— Продолжай, продолжай, — заскакала на нём девушка, словно лихая наездница, — не останавливайся, всё выкладывай.

— Больше чем полгода как я здесь и ни с кем из прекрасного пола… — не ожидая внезапного натиска, брякнул Влад, но спохватившись что слишком разоткровенничался, попытался перевести тему разговора: — Ни одна из женщин не запала мне в душу как ты. Да и некогда мне растрачивать время на любовные романы.

— Бедненький, всё в делах да заботах, — склонилась над ним южанка, осыпая нежными поцелуями его шею и подбородок.

— Милый, а сколько в твоём доме наложниц, — каким-то елейным голоском, с нотками язвительности, осведомилась она. — Ты такой молодой правитель…

— Кого?

— Рабынь, — потупив взор, тихо произнесла Илкинара и как бы оправдываясь добавила: — Я, конечно, не беру их в расчёт, но многие господа утоляют с ними свои плотские страсти.

— Нет у меня никого, — сварливо проворчал Владислав. — Мне никто кроме тебя не нужен.

— Правда?

— Можешь не сомневаться, — убедительно заверил Влад и, чувствуя очередной наплыв вожделения, снова принялся ласкать роскошное юное тело.

Его горячие влажные губы, покрыв поцелуями лицо девушки спустились на шею, продвигаясь по смуглой бархатистой коже всё ниже и ниже…

— Там что-то упёрлось в меня! — лукаво ойкнула Илкинара и поджалась.

— Что бы это такое могло быть? — шутливо заозирался Влад, бесцеремонно облапывая её ягодицы и ляжки. — Иди ко мне.

— Какой ты ненасытный, — шаловливо поёрзав на нём, прошептала южанка, и привстав, стала потихоньку погружать его вздыбленный член в глубину своего пылающего лона.

Отойдя от нахлынувшей эйфории Влад ощутил, как влажные стенки влагалища, плотно обхватив его встопорщенный орган, заскользили вверх-вниз.

С нескрываемым наслаждением он окинул изящную стройную фигурку и нежно массируя девичьи груди накрыл их ладонями, прихватив между пальцами затвердевшие соски.

Илкинара томно прикрыла веки и содрогаясь всем телом от нежных прикосновений, отдалась во власть всепоглощающему блаженству.

В сладостных судорогах подступающей страсти, она тихо и чувственно постанывала.

Небесное Светило, стало клониться к закату, когда они, пресытившись плотскими утехами успокоились.

— Скоро начнёт темнеть, давай одеваться, — Илкинара, выскользнув из объятий Влада, направилась к брошенной на берегу одежде.

— Постой, — приподнявшись на локте, Владислав шутя ухватил широкой крепкой ладонью её босую ногу и как бы не желая отпускать, слегка потянул на себя.

— Что ты делаешь, я же сейчас упаду, — озорно заулыбалась лонтидорка, стараясь удержать равновесие и застенчиво попыталась прикрыть ладошками свои голые прелести. — Пора домой, а то папенька будет волноваться.

— Побудем тут ещё немного, — сказал Влад, задумчиво взглянув на девушку. — Мне так хорошо с тобой!

Илкинара присела на корточки и чуть склонившись, быстро чмокнула его в кончик носа:

— Мы теперь долго будем вместе. Ты мой первый и единственный мужчина которого я полюбила.

— 48 -

Дракоша, управляемый Пиром, за считанные секунды домчал влюблённую парочку до замка.

Встретившая их возле крыльца прислуга сообщила, что в гости к Элкилоду съехалось много именитых особ из ближайших окрестностей, пожелавших засвидетельствовать своё почтение потомку весалтиронцев и подивиться на прилетевших вместе с ним древних чудовищ.

— Ну, началось… — не сдержался Владислав, — никакой личной жизни. Хотел поговорить с твоим отцом в спокойной обстановке о нашей свадьбе, провести с тобой романтический вечер, а тут на тебе — полный дом гостей.

— Думал казёнными делами с утра заняться, — обратился он к Илкинаре, — но чувствую, что открутиться не получится, придётся теперь ублажать понаехавших визитёров. Наверняка многие из них неспроста сюда притащились, а с официальными заявлениями, выражающими недовольство по поводу объединения территории Лонтидоры.

— У нас людская молва быстро расходится, — понимающе вздохнула девушка. — Не так часто наши владения посещают посланники других миров, да ещё и с драконами.

— Господин велел поставить столы для гостей, в Большом зале, — слегка склонив голову, оповестила Илкинару пожилая служанка. — Ужин уже готов. Все вас ожидают.

— А может ну их всех, — предложил Владислав, — без нас обойдутся. Отложим все встречи на завтра и проведём остаток дня вдвоём. Давай где-нибудь уединимся.

— Люди издалека ехали, негоже их обижать.

— Это верно, — согласился Влад. — Вот только костюмчик у меня не совсем подходит для торжественных приёмов.

— Хозяйка, — с поклоном сказала служанка, — ваш батюшка распорядился подобрать приличествующую одежду для вашего кавалера. Он велел отнести её к вам, в гардеробную комнату.

— Ко мне? — удивилась девушка.

Смутившись, южанка покосилась на Влада и подхватив его под руку, увлекла за собой:

— Идём, дорогой, переоденемся.

— Передайте папеньке, что мы скоро будем… — бросила она прислуге.

Они прошли в покои Илкинары, где девушка довольно быстро сменила свой простенький сарафан на роскошное платье и нацепив на себя кучу всевозможных «побрякушек» с драгоценными камнями, помогла Владу облачиться в пышные одеяния, подобающие его статусу.

— Изумительно выглядишь, сногсшибательно! — не смог сдержаться от комплимента Владислав, видя, как преобразилась его подруга.

— Ты тоже, такой красавчик!

— Не слишком вызывающе?

— Думаешь, что твой наряд будет сильно выделяться среди остальных? — усмехнулась Илкинара, коварно сверкнув своими изумрудными глазками. — Успокойся и доверься мне. Тебе просто ещё не довелось видеть, как у нас выряжаются, особенно по праздникам.

Обменявшись горячими поцелуями, они поспешили к ожидающим их гостям.

— 49 -

— Вот и пришли, — Илкинара кивнула на массивную двустворчатую дверь, путь к которой преграждали два воина, с пиками в руках.

Заметив приближение хозяйки дома в сопровождении молодого человека, стражники спешно распахнули тяжёлые деревянные створки и вытянувшись по стойке «смирно», застыли по обеим сторонам прохода.

Взору Влада открылся просторный зал, с дощатым полом, устланным коврами, огромным камином из тёсаного камня и высоким потолком.

— Ого-о, народу-то сколько! — протянул Владислав, рассматривая множественных посетителей, разодетых в пёстрые наряды.

Некоторые из них, собравшись в небольшие группки, что-то бурно обсуждали.

— Вся местная знать собралась, — шепнула ему лонтидорка.

— И впрямь, как попугаи разрядились, — подивился Влад и состроив кислую мину на лице, поспешил заметить: — Я думал нас покормят. Папенька твой вроде приказывал столы накрыть?

— Это Малый зал, Большой находится дальше, — выискивая кого-то глазами, пояснила девушка.

— Я сейчас… — встрепенулась Илкинара, увидев направившегося к ним Элкилода. Возбуждённая и счастливая она порхнула ему навстречу и, попав в распахнутые объятия, прильнула к плечу отца: — Папуля, мне так хорошо с ним! Я люблю его.

— Быстро время летит, — ласково улыбнулся тот, поглаживая дочь по голове. — Я и не заметил, как ты стала совсем взрослой.

Заглянув в счастливые глаза девушки, Элкилод окончательно убедился — скоро будет свадьба.

Взяв Илкинару за руку, он подошёл к остановившемуся в дверях Владу:

— Заждались мы вас. Я уж обеспокоился — вдруг что-то случилось.

— Покорнейше прошу простить меня. Я был так очарован вашей дочерью что не мог сдвинуться с места.

Элкилод окинул серьёзным взглядом Влада и добродушно усмехнулся:

— Сейчас вы скажете, что совсем потеряли голову и заниматься государственными проблемами в ближайшее время не намерены?!

— Ну что ж, прошу отведать угощения с нашего скромного стола, дорогой… — начал он, но Владислав опередил его, не дав закончить фразу и слегка склонившись, шепнул на ухо: — К чему такая помпезность между будущими родственниками? Я надеюсь вы не будете против, если Илкинара станет моей женой?

— Вот даже как! — тихо произнёс лонтидорец, многозначительно взглянув на Влада. — Быстро у вас всё сладилось!

— Ой, да ладно, а то вы не знали. Вам небось, давно обо всём доложили.

Элкилод не смог сдержать улыбку и тихо сказал:

— Видел бы ты себя со стороны, там в саду. Я сразу понял — дело к свадьбе идёт. Живо вы сговорились! Ты всегда так скоро всё делаешь?

— Не всегда и не всё, а только то, что необходимо.

— Тогда вперёд! По нашим обычаям жених прилюдно обращается к отцу невесты с просьбой отдать ему дочь…

— Не смею возражать, — вежливо склонил голову Владислав.

Привлекая внимание присутствующих, Элкилод поднял руку и громко, во всеуслышание объявил:

— Господа, а вот и тот, кого мы весь вечер ждали… Правитель севера — Влад.

В помещении воцарилась тишина.

«Ну и шельмец! — подумал Владислав. — Смотри ж ты, в каком нелепом виде выставил мою персону. Вроде всё хорошо — «правитель севера» и тут же как упрёк — «мы весь вечер ждали». На «слабо» решил меня проверить проказник, а может ещё чего задумал. Смело! Ну погоди!»

— И дождались! — немного повысив голос и широко улыбнувшись, выдал Влад. — А вот я, так и не дождался, решил сам вас навестить.

— Чего не дождался? — удивился Элкилод.

— Когда вы у себя на юге порядок наведёте и начнёте жить нормально.

Зазвучали нестройные выкрики из толпы:

— Это одним днём не решишь.

— А какое тебе дело до нас?

— Да как же его наведёшь-то. Вы всех бандитов к нам на юг выперли, вот они и бесчинствуют.

— Вам драконы помогают.

— У вас и без наших бандюг не всё гладко было, — возразил Влад. — Как в той байке: «Спят вместе, а одеяло каждый на себя тянет».

По залу прокатились лёгкие хохотки.

Вдруг кто-то робко выкрикнул:

— А ты значит, пришёл, и вовсе одеяло отобрать хочешь?

— У меня своё есть, — ухмыльнулся Владислав. — Я под двумя не усну — душно.

— Тогда расскажи, зачем пожаловал? — раздался чей-то громкий возглас из зала.

— Я пришёл к вам как друг, по поручению драконов. Им неуютно жить на планете раздираемой внутренними разборками и нескончаемыми войнами. Они не делят Лонтидору на две непримиримые части, а радеют за прекрасное будущее всей планеты, за единение Юга с Севером.

Здесь, на юге, есть славный воин, который не побоялся возложить на себя груз ответственности за судьбы многих людей и сумел в этот сложный для всех вас период сплотить раздробленные племена и кланы в единое государство.

Драконы хотят предложить ему свою помощь во всех благих начинаниях.

Влад сделал паузу и обвёл взглядом зал:

— Надеюсь вы поняли о ком речь? Это Элкилод.

Обширное пространство зала вновь наполнилось взволнованным гомоном, сквозь который доносились обрывки гневных фраз и ругани.

— Посланник, мне очень лестно слышать эти хвалебные речи, — опомнился хозяин замка, — но хотелось бы узнать перспективы. Я имею в виду конечный результат.

Сейчас вы являетесь правителем севера, а кем станете, когда мы объединимся?

— Как раз в этом я не вижу особых сложностей, слияние произойдёт автоматически.

— Авто… как?

— Всё произойдёт, как нечто само собой разумеющееся.

— Объясните, — насторожился Элкилод.

— Не хотелось бы смешивать решение важных государственных вопросов с житейскими заморочками.

— Так мы вроде ничего пока не решаем, а просто общаемся. Рассказывайте.

— Я хотел поговорить с вами наедине и обсудить планы на ближайшее время, но коль вы сами завели речь о наших перспективах, то не буду лукавить. С недавних пор у меня появился личный интерес к вам и вашей семье.

— Интересно, а если поподробнее…

— Когда вы великодушно согласились показать свой дивный сад, то мы встретили там юную красавицу, златокудрую богиню — девушку моей мечты и теперь я не мыслю, как буду жить без неё.

— Ну, не совсем богиню и не совсем златокудрую, видно Светемей так отсвечивал (Влад впервые услышал, как величают местное Светило аборигены), — весело улыбаясь, Элкилод охотно подхватил лирический настрой Влада, — но ход ваших мыслей мне нравится!

Вы ведь про мою дочурку толкуете?

— Конечно! Я с первого взгляда полюбил Илкинару и прошу позволить мне жениться на ней.

— Вряд ли кто отказался бы породниться с таким известным человеком, — ответил Элкилод, прямо-таки лучась от счастья. — На всей Лонтидоре не сыскать мужа для моей дочери лучше, чем ты, Влад.

Я не против, живите дружно, мои хорошие!

Предлагаю отпраздновать это замечательное событие!

— Милости прошу к столу, господа! — обратился к гостям хозяин замка и взмахом руки приказал прислуге отворить широкую дверь, ведущую в Большой зал.

Галантно отступив в сторону, он пропустил вперёд себя молодых:

— Проходите, детушки, будем трапезничать.

Разнопёрая «публика» оживилась, суетливо потянувшись к изобильно заставленному различными кушаньями и напитками, длинному столу, устроенному буквой «П» вдоль стен зала.

От обилия разнообразнейших закусок у Влада засосало под ложечкой, в нос шибануло умопомрачительными запахами. Но, внезапно его острый слух уловил едкую фразу, обронённую кем-то из многоликой толпы: «Уже и дочурку свою, успел ему подсунуть…»

— Ну это уж слишком оскорбительно, любезнейшие, даже для моей уравновешенной натуры, — Владислав резко развернулся, и, выискивая обидчика, скользнул взглядом по окружающим его лицам: — Я конечно понимаю, что многие парни хотели бы заполучить такую лапушку себе в жёны, но теперь-то чего зря языками трепать. Кто же такой смелый среди вас объявился? Покажись.

— А хоть бы и я! — пробасил здоровенный детина в шитых золотом одеждах, и, подбоченясь, выступил вперёд.

— Никак соседский сын — Клисарий, — всплеснула руками Илкинара, — известный забияка и бузотёр.

— И чо! — зло щерясь, вызывающе рыкнул здоровяк.

— Ой, останови их, папенька!

— Отстань, дочка, пусть дерутся… на кулаках, до первой крови, — насупился лонтидорец. — Какая ж у нас пирушка получится, без хорошей потасовки? Сколько разговоров потом будет.

Элкилод обернулся к Владу и без тени сомнения, громко, так, чтобы все услышали поинтересовался:

— Что скажешь, молодец? Твоё теперь слово.

— Ну прям как у нас на Земле, — не стушевавшись, улыбнулся Влад. — Вроде крепких напитков ещё не пили и вдруг на тебе — драка. Уймись, хлопчик, и разойдёмся по-хорошему.

— Боишься кровью умыться? — не желая отступать, продолжал наседать скандалист. — Слабоват ты, видать, без своих крылатых тварей.

Народ раздался в стороны и вокруг поединщиков образовалось вполне приличное свободное пространство.

— Никакой крови не будет, ты не с тем связался, парень, — спокойно ответил Владислав, медленно приближаясь к задире.

— Зашибу-у-у! — взревел Клисарий и чуть склонив голову, словно таран, ринулся на соперника.

Резко вскинув руки в направлении приближающегося дебошира, Влад замер на месте.

Возникший из ниоткуда, стремительно вращающийся воздушный поток, прикрытый магическим пологом, врезался в тело бугая и повалив с ног, вовлекая в свою круговерть, протащил пару метров по полу, изрядно попортив его роскошный наряд.

— Ух ты, вот это удар! — восторженно воскликнул кто-то в толпе видя, как огромная тяжеловесная туша Клисария отшатнулась от Влада и со всего маха грохнулась на пол.

— Поделом драчуну, нечего ссоры затевать, — Илкинара грозно сдвинула брови и погрозила пальчиком Клисарию.

— Очень уж быстро всё закончилось, — разочарованно вздохнул Элкилод, расправляя засученные рукава кафтана. — Не гневайся, Посланник, что с него возьмёшь — дерзослов.

— Вставай, Клисарий, хватит валяться-то, — обратился он к поверженному воину, который никак не мог сообразить, каким образом оказался на земле. — Сегодня не твой день.

— Я-то на него зла не держу, а вот «крылатые твари» могут рассердиться, — простодушно ухмыльнулся Влад, вмиг потерявшему всю свою напускную крутизну здоровяку. — Не боись, я замолвлю за тебя словечко…

Словно в подтверждение его слов, каменные стены здания содрогнулись от оглушительного громового раската.

«Всё под контролем, — раздался голос Пира в наушнике. — Не волнуйся, мы жахнули холостым зарядом. Теперь никто не усомнится в твоей искренности».

— Угу… — кивнул Влад, поправляя гарнитуру рации и посмотрел на Элкилода. — Мне надо бы выйти на двор.

— Что, драконы рассвирепели? — поинтересовался хозяин замка. — Как же они прознали о том, что тут случилось?

— Я же с ними — одно целое, они через меня всё чуют.

Прислушиваясь к тому что творится снаружи и стараясь не упустить суть разговора, их обступила приличная группа разномастных вельмож:

— Посланник, сделайте милость — успокойте своих друзей. Как бы они не разнесли здесь всё.

— Не волнуйтесь, господа, — обратился к присутствующим Элкилод. — Проходите и рассаживайтесь за стол. Посланник всё уладит и скоро вернётся.

Придержав Влада за плечо, он тихо спросил:

— К чему это представление?

— Не я его начал, — уточнил тот и послав Илкинаре воздушный поцелуй, устремился к выходу.

Несколько любопытствующих особ поспешили за ним, остальная же часть посетителей замка направилась в Большой зал.

Высоко в небе кружили драконы…

— Вам лучше остаться, — обратился Влад к сопровождающим его господам, и подойдя к воротам, ведущим за крепостную стену, удалился, размахивая над головой руками, словно призывая к себе огнедышащих рептилий.

— 50 -

— Что ж, гости дорогие, начнём пир на весь мир! — Элкилод поднял большой серебряный кубок с вином.

Со всех сторон послышались приветствия в его честь и традиционные поздравления, по поводу предстоящей свадьбы, в адрес его дочери и Посланника.

Застолье продолжалось до поздней ночи. Илкинара, как хозяйка дома, стараясь угодить Владу, буквально замучила его своей чрезмерной опекой. Она то и дело засылала прислугу за чем-нибудь вкусненьким, подкладывая ему всё новые и новые закуски, предлагая вина или сока.

— Это я за тобой ухаживать должен, — пытался урезонить её Владислав.

— Теперь ты мой мужчина, но в настоящее время являешься гостем в этом доме, так что сиди и кушай.

Конечно, Владу было очень приятно постоянно находиться в центре внимания Илкинары и он, откинувшись на спинку кресла, млея от удовольствия, с интересом наблюдал за её деловитой суетой.

Наконец, утомившись от безделья, он обратился к Элкилоду с предложением — использовать это праздничное мероприятие для решения назревших проблем.

— Опять бузу затеять хочешь, — улыбнулся захмелевший лонтидорец. — Славно! Весёлый ты малый!

Отдыхай, государственными делами займёмся завтра. Посмотри, все уже так наугощались, что едва стоят на ногах. С кем говорить-то?

— Это уж как посмотреть, — не унимался Влад. — У меня на родине стараются из всего извлечь выгоду. Иногда, специально устраивая подобные вечеринки, такие серьёзные дела обстряпывают…

К подвыпившему человеку проще найти подход.

— Так везде делают, — отмахнулся будущий тесть, — мы тоже торговаться умеем.

— Ты думаешь зачем они все сюда приехали? — указав рукой в сторону стола, довольно протянул он и уставился на собеседника.

— Вино и прочие разные вкусности с собой прихватили, — продолжил развивать затронутую тему Владислав. — Или скажешь, что всё из твоих припасов?

— Ну-у, вино-то точно моё, — нисколько не смутившись, заявил южанин и не сдержавшись расхохотался: — Извини, хотел как лучше…

— Признайся, ведь ты рассчитывал, их драконами немного постращать?

— Страшный ты человек, Посланник, ничего от тебя не утаишь. Я ведь когда из сада вернулся и правда послал к соседям пару вестовых, с приглашениями.

— Всего пару?

— Остальные сами припёрлись, — снова разразился смехом Элкилод.

— Ясно.

— Ты не подумай обо мне плохо. Я ведь для пользы дела. А то, что у вас с Илкинарой всё сладится я сразу понял.

— И велел столы накрывать, — подковырнул его Владислав.

— Велел. Не серчай родимый. Ну что такого нового я могу сказать этим олухам? Они всё и так прекрасно знают. А вот драконы…

— Ну и правильно, не о чём с ними говорить, — охотно согласился Влад. — С ними по-другому надо…

— Это как же?

Влад встал и привлекая внимание изрядно подпившей и жующей публики, громко захлопал в ладоши:

— Предлагаю выпить за хозяина дома.

Гости дружно загалдели, поддерживая его предложение.

— Подставляйте ваш бокал, любезнейший, — как можно более вежливо, обратился Влад к Элкилоду, во всю куражась над пьяной толпой, облепившей ломящийся от угощений стол.

Стоявший рядом с ним кувшин, медленно поднялся в воздух и подплыл к Элкилоду.

«Только бы не выронить», — стараясь изо всех сил сконцентрировать своё внимание на глиняной посудине, Влад понимал, как важно сейчас выглядеть уверенным и раскованным для сторонних наблюдателей.

Многие из собравшихся, не сразу сообразили, что происходит:

— Ой, гляди-кась, что деется!

— Во даёт! Сам по воздуху полетел. Чудеса!

— Ща упадёт…

— Ну надо же!

— Вы часом не забыли, что перед вами, Посланник?! — напомнил Элкилод, наблюдая как наполняется вином его серебряная чаша. — Только он смог разбудить драконов!

Некоторые соседи по столу неожиданно протрезвев, вытаращили глаза от изумления:

— Как ты это делаешь, Посланник?

— Ты колдун?

— Эка невидаль, — небрежно бросил Влад. — Это магия. В нашем мире на такое способен даже ребёнок.

— Может ещё чего покажешь? — одним залпом опорожнив кубок, возбудился Элкилод.

Послышалось множество голосов с разных сторон зала:

— Не откажи… просим, просим…

— Сделай милость, покажи, — попросил его Элкилод. — Порадуй честной народ.

— Я бы мог многое продемонстрировать, да боюсь твой замок порушить. То, что вы видели — баловство, а настоящая магия мощная и сильная штука.

— Тогда, покажи нам драконов поближе, — раздухарился Элкилод, не желающий угомониться. — Пусть покружат над нами, помашут крыльями.

Толпа взревела от восторга:

— Покажи, покажи.

— Ща-а всё у-устроим, — закивал Влад, прикинувшись захмелевшим. — П-пшли на двор.

Сделав несколько шатких шагов, он резко остановился, и обведя всех присутствующих недобрым взглядом, повернулся к хозяину замка:

— А чего им зазря летать-то? Может у тебя враги какие есть? Ты скажи. Они мигом решат все твои проблемы. Здесь всё в их власти.

В зале воцарилась мёртвая тишина.

— Как же не быть, есть, — подыгрывая Владу, посетовал Элкилод и сделал продолжительную паузу, окидывая хмурым взором притихших гостей.

Некоторые из сидящих за пиршественным столом, не на шутку встревожились и засуетившись поспешили к выходу:

— Что-то засиделись мы, пора домой сбираться. Да и хозяевам отдых нужен, вишь как осерчали.

— Все враги в Южных горах засели, — продолжил Элкилод и громко крикнул вслед выходящим из зала: — Возле меня одни товарищи остались, зложелателям тут не место.

— Значит, летим в горы, — подхватил его идею Влад.

— Успокойся, — обнял его южанин, — завтра, по трезвости, всё обсудим.

— Я не перестарался? — поинтересовался Влад, косясь на обеспокоенные лица вельмож.

— Ничего, переживут. К ним по-другому не достучишься.

— Теперь молва пойдёт — как я на Южной стороне шороху навёл.

— О тебе и так много разных небылиц ходит. Значит, будет на одну больше.

— Объясните мне непонятливой, что тут творится? — встряла в их разговор Илкинара. — Владечка, ты же кроме сока ничего не пил. К чему этот пьяный балаган? Что теперь люди-то скажут?

— Не переживай, дорогая, это мы с твоим отцом гостей пугаем, — шепнул ей на ухо Владислав. — Так надо, для дела.

— Зачем? — удивилась она.

— Психологическая обработка — в целях профилактики…

— Уймись, дочка. Все люди Лонтидоры ещё завидовать тебе будут. Такого жениха отхватила!

Протерев вспотевший лоб Влада своей заботливой ладошкой, Илкинара прижалась к нему:

— Притомился, любимый? Может в спальню пойдём?

— Мне бы поговорить с вами, наедине, — сказал Влад, решившись наконец выложить всю правду о себе. — Хочу развеять ваши ложные представления по поводу моей особы. Любой обман рано или поздно всё равно всплывает, как дерьмо.

— Боишься перепачкаться? — с лёгким прищуром, словно оценивая, посмотрел на него Элкилод. — Не ожидал от такого грозного соперника, каким тебя мне описывали, такой открытости. Таким ты мне ещё больше нравишься. Я даже зауважал тебя. Только учти, правда не бывает половинчатой, придётся всё рассказывать.

— Мне скрывать нечего.

— Интересно будет послушать, — слетело с уст Илкинары и, нервно сглотнув, она добавила: — Мне неважно кем ты был, главное кто ты сейчас, здесь.

— Так за чем дело стало, пошли в мой кабинет, — предложил Элкилод и обратился к оставшимся в зале лонтидорцам: — Веселье продолжается! Гуляем дальше.

— Посланнику отдохнуть нужно, — как бы между прочим, сообщил он. — Я провожу его и вернусь.

Покидая «бурное» застолье, Влад вяло взмахнул рукой гостям:

— Не прощаюсь, ещё увидимся.

— 51 -

— Я занят и никого не желаю видеть, — предупредил Элкилод двух стражников, стоящих у входа в его кабинет.

Пропустив вперёд молодёжь, он плотно прикрыл за собой дверь:

— Рассаживайтесь поудобней, дети мои. Мне думается, разговор будет долгим.

Владислав опустился на мягкую кушетку, возле двери. Илкинара, аккуратно расправив платье, присела рядом.

— В чём же ты решил нам признаться? — сходу начал Элкилод, повернувшись к Владу. — Неужели это так важно, что побудило тебя раскрыть перед нами свои секреты.

— Для меня важно. Я всё равно не смог бы утаить от вас то, кем являюсь на самом деле.

— И кто же ты?

— Это здесь на Лонтидоре мне приписывают сверхспособности и возвели чуть ли не в ранг святого, сумевшего разбудить драконов, а в нашем мире таких как я миллионы. У себя дома, на Земле, я обычный гражданин и надо мной есть много разных начальников.

— Ты хочешь сказать, что любой землянин смог бы прийти к нам и разбудить драконов?

— А чего их будить-то, запустил двигатель и полетел. Это вам они видятся драконами, но под их обликом скрывается обычный механизм, позволяющий человеку подниматься в воздух. Помнишь возле сада я тебе фильм про это показывал?

— Ты не ответил на мой вопрос, — произнёс Элкилод, после непродолжительного раздумья.

— Выходит, что не каждый, а если кто и сумеет попасть к вам то, не имея магического дара вряд ли поймёт, что драконы ненастоящие. Этот Дар перешёл ко мне от отца, по наследству.

— Значит, всё не так уж и плохо, как я ожидал услышать.

— И насколько бурной была ваша фантазия? — полюбопытствовал Владислав, облегчённо переводя дух. — Чего вы ожидали?

— Как и полагается в таких случаях — самого худшего. Давай-ка, дружок, выкладывай всё по порядку, с самого начала.

— Ты поступил правильно, поведав нам свою историю, — выслушав Влада, подвёл итог лонтидорец. — Между близкой роднёй не должно быть недомолвок, чтобы в последствии не возникало ненужных вопросов. Лучше сразу уладить все проблемы, за которые потом пришлось бы краснеть.

— Знаешь, а я ведь тоже не тот, за кого себя выдаю, — начал он и замялся, посмотрев на Илкинару. — Прости, дочка, что не нашёл более подходящего случая поговорить с тобой.

Видно теперь пришло то время… Дворянский титул, что я ношу, принадлежит не мне.

— Как же так получилось, папенька? — встревожилась девушка и её глаза наполнились слезами. — Я должна знать всю правду!

— Конечно, моя хорошая, сейчас всё узнаешь. Скажу сразу, тебе не о чём беспокоиться, ты настоящая аристократка, по матери. Остальное касается только меня.

Я родился в бедной семье плотника. Из четырёх детей — мальчиков, я был самый младший. Не пришлось мне познать «счастливого детства» — бесконечные войны, непосильный труд, болезни, голод и нищета, не щадили никого…

Когда семьи не стало, зарабатывал на жизнь как мог, а повзрослев подался в наёмники. Там и обучился воинскому ремеслу.

Не сладка жизнь воина, но позволяет сводить концы с концами.

Однажды, наш малочисленный отряд попал в засаду и был полностью разбит. Лишь немногим удалось спастись бегством.

С поля брани я вынес тяжело раненного командира нашей сотни — думал выживет…

Умирая он передал мне свою фамильную драгоценность — гербовый перстень, его давно обедневшей семьи дворян, являющийся неопровержимым доказательством социального статуса и подтверждающий принадлежность его носителя к древнему роду.

«Из родни всё равно никого не осталось, — прозвучали его последние слова. — Владей, мне он уже ни к чему, а тебе пригодится».

Так и стал я знатной особой, благородного происхождения.

— И почему я не удивлён? — съязвил Влад.

— Но, но! Ты не очень-то нос задирай! — тут же осадил его южанин и шутейно погрозил кулаком. — Я ведь не посмотрю, что ты теперь близкий родственник.

— Папенька?! Ну и шуточки у тебя, — надула губки Илкинара.

— Вот, и мамка твоя так же говорила — мужлан неотёсанный, — Элкилод уныло улыбнулся и хотел добавить что-то ещё, но Влад опередил его: — А как давно её не стало? Всё хотел спросить, да как-то к слову не приходилось.

Лонтидорец молча развернулся, подошёл к письменному столу и медленно опустился в удобное кожаное кресло с высокой спинкой:

— Ну, да… Ты же не в курсе, а я в этой запарке совсем упустил из виду.

Давненько это было, мы как раз сюда, в замок, перебрались.

Повздорил я тогда с одним прощелыгой — уличил его во лжи. На следующий день должен был состояться наш поединок на саблях.

Ты понимаешь о чём я говорю? Надо было выяснить отношения, до конца.

Этот негодяй был плохим воином и спасая свою шкуру, решил избежать предстоящей кровавой схватки.

Ночью он подослал к нам в замок наёмников, чтобы те разобрались со мной, раз и навсегда.

В общем, они искали меня, а наткнулись на жену.

— Фолорсия, мамка её, — Элкилод посмотрел на Илкинару, — имела Дар. Может знаешь о таком — когда люди идут на Зов?

— Слышал, — кивнул Влад.

— Так вот, встретившись лицом к лицу с вооружёнными незнакомцами, она не растерялась!

Фоля, живо смекнула в чём дело и подняла шум, чтобы привлечь внимание стражи. Тогда бандиты решили избавиться от ненужной свидетельницы, но это было непросто.

Используя Дар, Фолорсия сумела подчинить их своей воле и принудила драться между собой.

Когда подоспели стражники она, по неопытности, допустила оплошность — расслабилась. Чем воспользовался один из бандитов и вонзил ей кинжал в сердце.

— Простите меня, что причинил вам боль своими никчёмными расспросами, — сконфуженно пробубнил Влад, плохо представляя, как вести себя в подобных случаях и обняв Илкинару прижался к её мокрой от слёз щеке.

— Перестань, в том, нет твоей вины, — сказал Элкилод, поднимаясь с кресла. — Дело прошлое.

Пойду-ка я к гостям, отдыхайте.

— Утром увидимся, — бросил он, притворяя за собой дверь.

— Успокойся милая, — как можно мягче, сказал Влад, бережно поглаживая волосы на голове девушки.

Илкинара перебралась на его колени и обвила шею руками:

— Поцелуй меня, любимый.

Их взгляды встретились и Влада охватило смутное волнение. Его сердце гулко забилось: «Глаза — зеркало души», — скользнула хорошо известная фраза в его голове.

«Почему я так подумал? В её глазах опять промелькнул загадочно-таинственный огонёк. Ну конечно, к ней перешёл Дар, от матери.

Получается, она меня околдовала волшебными чарами, чтобы помочь своему папаше сделать успешную карьеру, а я дурак уши развесил? Не может быть. Илкинара ведёт себя так наивно и искренне, что трудно усомниться в её порядочности. И всё же не мешало бы порасспросить невестушку про утаённую от меня одарённость».

«Кому же тогда верить будешь, если во всех окружающих ты видишь одних аферистов, которые только и ждут, чтобы одурачить тебя, — вклинился в его размышления укор Дублёра, — Так и параноиком стать недолго».

«Спасибо, успокоил», — съехидничал Влад, уже вполне привыкший к неожиданным проявлениям своего второго «Я».

«Даже если Илкинара где-то немного и лукавит, у вас общая цель, — уверенно продолжал толковать Дублёр, — вы одна семья. Как говорят умные люди: "Никогда не зацикливайся на плохом, из-за этого можно пропустить что-то хорошее"».

«Время всё расставит по своим местам», — решил не торопить события Влад и, аккуратно завалив лонтидорку на кушетку, принялся нежно целовать её губы.

— 52 -

Радостная новость о скорой свадьбе быстро разнеслась по замку и ближайшим окрестностям, а во все концы южной части Лонтидоры были разосланы гонцы с этой счастливой вестью и депешами.

По совету Влада, каждый посыльный был снабжён особыми грамотами, в которых Элкилод сообщал означенным адресатам о завершающем этапе объединительного процесса южных земель.

Суть депеши сводилась к следующему: «В связи с тем, что Илкинара в скором времени становится супругой Влада — правителя Севера, то его верные сподвижники — драконы, обещают своё покровительство тем, кто проявит благоразумие и примкнёт к содружеству “Южных земель” под единоличным управлением её отца — Элкилода».

Всем противникам этой консолидации прочились большие неприятности.

Получателю данного известия предписывалось незамедлительно принять решение и дать ответ в письменном виде о своём согласии или отказе.

В то же время к южным горам были посланы все драконы, с обращением Элкилода к боевикам Лукентора, записанным при помощи имеющейся на борту аппаратуры.

Звездолёты, продолжительное время кружили над основным лагерем бандитов и соседними районами, где сосредоточились крупные формирования бандгрупп, передавая по внешним громкоговорителям обращение лидера южан, предлагающего бунтарям одуматься и разойтись по домам.

Им отводилось двое суток чтобы сделать соответствующий выбор. По истечении установленного срока тех, кто не пожелает сложить оружие, ожидала лютая смерть.

Спустя сутки, от южных гор к замку Элкилода прискакал вестовой.

— Бандиты продолжают вооружаться, готовясь к войне, — сообщил он. — Сдаваться они не собираются и скоро выступают в поход. Если отряды спустятся с гор и сольются воедино, то нам будет трудно их остановить.

— Всё же Лукентор решил затеять кровавую сечу — нахмурился Элкилод. — Выходит, зря мы сразу не уничтожили его банду. Нечего было с ними церемониться.

— Ничего не зря, — возразил Владислав. — Все знают, что мы поступили честно, дав им время на раздумье. У них был шанс остаться в живых, они его не использовали. Наша совесть чиста.

— Всем драконам, объявляю общий сбор, — обратился он к своей команде, нацепив на ухо гарнитуру рации. — Приступаем к выполнению плана «Ликвидация».

Ещё на подлёте к южным горам, драконы начали обстрел вражеских банд, из всего имеющегося на борту оружия, поражая множественные цели на значительных площадях, лишая злодеев возможности укрыться в подземных лабиринтах, ущельях и пещерах.

После проведения этой стремительной операции огромное войско Лукентора было напрочь разбито, а в некоторых местах южных гор образовались многокилометровые прогалины, окружённые сколотыми и оплавленными склонами.

Вскоре известие о довольно быстром разгроме многочисленной армии Лукентора разлетелось по всем, даже самым отдалённым, закоулкам Лонтидоры.

С южных окраин к владениям Элкилода потянулись гонцы, от всякого рода господ, спешащих сообщить об их намерении вступить в содружество «Южных земель», под его началом.

— Ну, вот и у вас дела пошли в гору, — порадовался Влад, обращаясь к Элкилоду. — Самое время производство налаживать, да сельское хозяйство развивать. Дворян, которые посмышлёней, следует послать ко мне, на север, пусть опыт перенимают.

— Экий ты прыткий, а с теми, кто недоволен моим правлением что прикажешь делать? Того и гляди мятеж поднимут. Таких немало найдётся. Следует сначала власть укрепить.

Это на севере тебя народ сам избрал правителем, а здесь, на юге, мы насильно власть установили, запугав всех драконами. Чувствуешь разницу?

— Мы никого не заставляли, они сами согласились.

— Это уж с какой стороны посмотреть…

— Главное, чтобы простые люди нас поддержали. Народ — это сила. А недовольных богатеев к палачу, под топор. Тех дворян кто лоялен к установленному порядку приблизим к себе и обласкаем.

— Это как так?

— Им отойдёт имущество казнённых, ну и посты при новом дворе подберём для них… Малозначимые, но почётные.

Прежде всего нужны заметные и ощутимые перемены для народа. Например, налоги снизить надо или помощь выделить совсем бедным, для подъёма хозяйства.

Сразу не сообразишь. Давай посидим и хорошенько подумаем.

— Знать бы над чем думать, — вздохнул Элкилод. — Слишком много возникло всяких проблем.

Как бы то ни было, но единение юга шло полным ходом. За те две недели что Влад гостил у будущего тестя, почти все из самых богатых и влиятельных южан признали Элкилода правителем южных владений Лонтидоры.

— 53 -

— Поймите меня правильно, — нежно поцеловав Илкинару, тихо произнёс Влад и выжидающе взглянул на Элкилода, — сейчас не самое подходящее время для бракосочетания.

— Я в ваши дела не лезу, — отмахнулся тот. — Вам решать…

— Отложим это радостное событие на пару-тройку недель. Вернусь, тогда и свадьбу сыграем.

Я приведу с Земли консультантов, они подскажут как наладить жизнь на Лонтидоре.

Никто особо не возражал против его решения — побывать в своём мире, где родился и вырос.

Элкилод прекрасно понимал, что с грамотными советниками, сплочение народных масс планеты, под единым началом, пойдёт быстрее, а если Влад заберёт на Лонтидору своих близких — маму с сестрёнкой, то это ещё больше укрепит брачный союз и родственные связи.

Только Илкинара была немного расстроена. Она с самого начала порывалась отправиться с Владом, но после наставлений отца поняла, что путешествие между мирами дело опасное. Вняв предостережениям Элкилода, лонтидорка перестала досаждать Владиславу своими никчёмными капризами и, попросив его не затягивать с возвращением, помогла собраться в дорогу.

После недолгих сборов, попрощавшись с новоиспечёнными родственниками, Влад, со своим немногочисленным лётным отрядом, направился в сторону северных гор.

Для сохранения тайны его отбытия на Землю было официально объявлено, что Посланник ненадолго отправляется на север Лонтидоры, чтобы раздать инструкции своим подданным, касательно предстоящей женитьбы.

— 54 -

Свой переход на Землю, Влад спланировал на утро следующего дня, после ночёвки на станции.

«Интересно, что творится в моём мире? — беспокойно думал он, лёжа на кровати, в помещении жилого сектора. — Столько времени прошло, мама наверно уже устала меня ждать. Как они там с Танюшкой? Надо было сразу домой возвращаться, а меня сюда понесло…

Знамо дело, приключений захотелось на свою голову. Когда бы я в своём селе такое увидел. Кому рассказать не поверит.

Хотя, кое-кто наверняка поверит и захочет проверить.

Если Петрович отвёз видеозапись в город к Санычу, то там такое могло начаться. Страшно подумать».

У противоположной стенки заворочался Тир:

— Влад…

— Что, не спится?

— Уснёшь тут!

— Волнуешься? Всё хорошо будет. Долетим на дракончике до красных перчаток, и на Землю.

Красными перчатками Влад обзывал ладони, светящиеся на стене.

— К тебе, как представителю другой цивилизации, особое отношение должно быть. Встретят как полагается.

— Я заглянул вперёд и как раз хотел про это рассказать. На Земле, нам предстоит столкнуться с большими неприятностями.

— Это я и так знаю, и чтобы нас не очень огорчили, мы возьмём с собой по бластеру, здесь их много.

Защитный амулет остаётся при мне, а Пир и другие артефакты из шкатулки временно побудут у Майсидора. Нечего их с собой таскать. Не навсегда идём. Вернёмся.

Я разрешил Пиру перенастроиться и теперь он сумеет контактировать с Майсидором. Поможет старику дельными советами, пока мы путешествуем.

«Это ж надо, на чужой планете впервые себя, по-настоящему, человеком почувствовал, — задумался Влад. — Живу как король, сам себе хозяин. Уважением и почётом пользуюсь. Опять же, любимую девушку здесь встретил.

Ничего, заберу на Лонтидору маму с Танюшкой и заживём мы в замке Элкилода как одна большая семья. Не жизнь, а сказка!»

Изнутри его так и подмывало — поскорее забрать семью и обратно, к Илкинаре, но неуёмный червячок сомнения бередил душу, терзая вопросами: "А ну как что-то пойдёт не так? Возникнут какие-то сложности на Земле, или после возвращения на Лонтидору настоящий Посланник объявится, либо того хуже — представители власти с Эльсияны нагрянут? Что тогда?".

Тогда приятного будет мало — начнутся вопросы, объяснения…

В общем-то плохого я ничего не сделал, но кто знает… Насколько были верны мои поступки?»

— Спи давай, завтра трудный день предстоит, — наставительно сказал он Тиру, а сам ещё долго ворочался с боку на бок.

Перед тем как окончательно провалиться в сон его посетила вполне здравая мысль: «Какая разница что будет — если и так плохо, и так нехорошо? Зачем мучить себя понапрасну, когда всё уже давно решено — возвращаюсь на Землю, а там посмотрим» — с тем и заснул.

Наступило утро. Влад ещё раз проинструктировал Тира, не забыв предостеречь о необычном психическом состоянии, которое возникает в тоннеле и предупредил:

— Я тебя вытащу, если упадёшь в обморок. Это не страшно. Ты главное не паникуй, а то палить ещё начнёшь сдуру. При оружии ведь будем.

— Да ты мне всё это уже десятый раз говоришь!

— Повторение — мать учения… — строго сказал Владислав и вспомнив окончание пословицы — «мать учения, но и прибежище для лентяев», — улыбнулся.

Простившись с Майсидором и новыми помощниками, многие из которых несли боевое дежурство и в связи с этим отсутствовали, они с Тиром отправились к порталу, ведущему на Землю.

— 55 -

— Вот и добрались, — сказал Влад, кивнув на стену где отчётливо выделялись отпечатки ладоней, мерцающие красным светом, — нам сюда.

— Посланник, я же не вижу куда прикладывать руки, — растерянно пробормотал Тир.

— Это не у всех получается, — пояснил Владислав, сжимая кисти паренька в своих ладонях. — Может в какое-то особое состояние входить надо, чтобы обнаружить портал.

Он плотнее прижался своим телом к Тиру и подтолкнув его в спину, сделал шаг вперёд…

Провалившись в пустоту, они оказались с другой стороны стены.

По глазам резанул яркий свет.

Прищурившись, Влад увидел протянувшуюся по потолку тоннеля гирлянду ламп.

Где-то далеко слышалось тарахтение дизель-генератора, пахло соляркой.

До его слуха донеслись приглушённые голоса.

Вдруг, прямо перед ними выросла фигура в комбинезоне химической защиты.

«Что тут такое творится? — успел подумать Влад, ошеломлённый произошедшей сменой обстановки и ослеплённый ярким лучом фонаря зажмурился. — Кто-то решил основательно обследовать проход. Может военные? Уж не меня ли поджидали? А если это “камуфляжники” здесь орудуют, про которых рассказывал Петрович? Тогда дело плохо».

Такого поворота событий он не ожидал и в замешательстве замер на месте.

Сквозь бьющий в глаза свет, ему удалось заметить на поясном ремне, накинутом поверх костюма химзащиты, кобуру, из которой был выхвачен пистолет.

Всё происходило очень быстро и Владислав, действуя на уровне рефлексов, не стал дожидаться развязки.

Подхватив Тира, он резко развернулся на месте в обратную сторону и шагнул к стене:

— Уходим назад.

Сзади послышался окрик:

— Стой, стрелять буду!

Когда они уже готовы были «ввалиться» в портал, Влад почувствовал, что кто-то сзади запрыгнул на него и ухватившись за шею, повис на спине.

Проскочив пустоту, Владислав понял, что протащил с собой в другой мир и этого навязчивого типа, который продолжая висеть на нём, хрипло орал: «Стоять! Я сказал — стоять!»

Плохо соображая, что делает, точно гонимый охотниками зверь, Влад ломанулся вперёд.

«Если напавший сразу не применил оружие, значит надеется захватить нас живыми, — крутилось у него голове. — Слишком не характерно для бандита. Как бы там ни было, не стоит провоцировать “прилипалу” — оказавшись под воздействием чужеродной “психотропной” защиты, он скоро сам “отвалится”».

Продолжая движение, толкая перед собой теряющего сознание парнишку, Влад по инерции проскочил в тупик с жёлтыми ладонями на стене, и не раздумывая наложив на них свои, нырнул в портал.

Выскочив с другой стороны, он еле успел подхватить Тира, оседающего вниз.

Чувствуя, как слабнет хватка и обмякает прицепившийся к нему человек, краем глаза Влад заметил падающий на камни пистолет.

Разжав руки, он выпустил лонтидорца и рывком сбросил с себя непрошеного наездника.

Оттолкнув ногой, подальше в сторону, валяющийся пистолет, Владислав хотел было навалиться всем весом на назойливого незнакомца и скрутить ему руки, но вдруг замер.

Что-то остановило его, может отхлынувшее чувство опасности, или отступившее ощущение своей беспомощности и панического страха.

«Откуда ты свалился на мою голову? — в сердцах подумал он. — Да и я тоже хорош… Можно идти на Землю, я маг и сумею постоять за себя!

Какой же я после всего случившегося маг?! Кого испугался — обычного человека?! Чего я побежал? Почему не выяснил, что этому хлопчику от меня нужно?

Ну, конечно, выяснишь тут, когда тебе пистолетом в лицо тычут. Нервы и так на пределе, а тут ещё — “стой, стрелять буду”. Вот козёл!

Да-а, непредвиденная ситуация получилась».

Стараясь успокоиться, Влад посмотрел на мужчину, неподвижно лежавшего на камнях.

К его кожаному ремню была привязана верёвка, оборванный конец которой торчал из-за спины.

— Цепкий зараза. В химзащиту вырядился — кретин, можно подумать, что она спасёт…

Всё произошло так внезапно, что Владиславу трудно было сразу определиться — возвращаться назад, или выбираться наружу. Впереди тоннель разветвлялся и в одном из проходов, метрах в двадцати, светлел широкий проём, за которым слышался тихий шум накатывающих волн.

— Долго оставаться здесь нельзя, аномалия их убьёт, — пробормотал Влад, лихорадочно перебирая в голове приемлемые варианты дальнейших действий. — Этого ухаря не жалко, а вот Тира надо спасать.

«Минуточку, что значит не жалко?!» — внезапно прозвучало в его голове.

— Ух ты ж! — вскрикнул от неожиданности Владислав и, выхватив из-за спины бластер, присел на корточки. — Фу-у, напугал, окаянный. Привет, дружище! Ты меня так заикой сделаешь.

— Ничего, как-нибудь переживёшь, — опуская приветствие, накинулся на него Дублёр. — Тебя не дозовёшься. Ты хоть немного соображаешь, что творишь?! Был бы это твой враг, стал бы он с тобой разговоры вести? Саданул бы рукоятью пистолета тебе по загривку и…

— Да ладно, ладно. Чего накинулся? Я тоже подумал, что парень нашенский и принадлежит к какому-то силовому ведомству. Он, наверняка, сотрудник ФСБ. А кто ж ещё? Ведь Петрович непременно сообщил, куда следует. Вот они меня и искали. Нет, не меня, ведь уже седьмой месяц идёт как я исчез. Скорее всего сам тоннель исследовали. Свет провели, пытаясь обнаружить скрытые проходы.

— Толково излагаешь, — согласился Дублёр. — Похоже, так оно и есть. Что собираешься делать?

— Не знаю, смогу ли я вынести обратно одновременно двоих, в один приём?

— Попробовать можно, но неизвестно какую встречу мне устроят его сослуживцы, — усомнился Влад, покосившись на незнакомца. — Не хотелось бы омрачать своё счастливое возвращение домой стычкой с военными. Если этот вояка стрелять собирался — чего теперь ожидать от других?

— Так или иначе, не стоит принимать поспешных решений, нужно чуток обождать, — предложил Дублёр. — Пусть ребята отдышатся, в себя придут, а после обстоятельной беседы с фээсбэшником, или кем он там окажется, станет ясно, как поступить.

— Стало быть, подождём, — гася злость на своё малодушие, продолжавшую бурлить в нём, рассудил Владислав и взвалив себе на спину бесчувственное тело лонтидорца направился к выходу.

Подойдя к проёму, он аккуратно уложил Тира снаружи и поспешил вернуться обратно, к порталу.

— 56 -

Вытащив фээсбэшника на небольшую площадку перед входом в подземелье, Влад озадаченно осмотрелся по сторонам: «Что за чёрт, куда Тир делся?»

Внизу, метрах в трёх, бились волны о скалы. Вокруг насколько хватало глаз было море.

«Остров что ли, или коса», — успел подумать он.

— Эй ты, чо застыл? Довай, таши яво сюды. Пусть вместе с энтим поляжит, — донеслось до него.

Площадка, на которой находился Владислав, представляла собой пятиметровый «пятачок», от которого вдоль склона скалы шёл широкий карниз, упирающийся в высокие ступени, ведущие наверх, на другую площадку — побольше.

На ней и расположились люди, поджидающие его с очередной ношей.

Мужичок, который вёл с ним диалог, стоял на ступенях.

«Пока я за этим воякой ходил они перенесли Тира в другое место, — догадался Влад. — Видать, знают, что внутри можно потерять сознание — не рискнули зайти.

Вылитые бандиты, вон у одного и глаз завязан чёрным платком. Погоди, а язык-то я понимаю. По оборотам речи похож на старорусский.

Как же я так расслабился? Имея при себе мощнейшее оружие, позволил этим ханурикам взять в заложники Тира.

Что теперь делать? Может вскинуть бластер и садануть по ним?

Не будем торопить события. Неизвестно сколько их ещё там наверху.

Был бы я один, тогда…

Да о чём я думаю?! Раз уж мы пришли в этот мир, то надо узнать кто они такие и чего от нас хотят. Стоит повременить».

Не считая мужичка, ожидавшего его на ступенях, Владислав насчитал на верхней площадке ещё пятерых.

— Давай-ка мы пособим, — сказал мужичок и обернулся к своим товарищам: — Эй робяты, подь сюды.

Влад, взойдя на несколько ступеней вверх, передал тело фээсбэшника в подхватившие его руки.

Только он хотел сдвинуть на грудь бластер, находящийся за спиной и коснулся приклада, как услышал:

— Эй молодец, не балуй, покаж руки-то.

Всё ещё поднимаясь по лестнице, Влад вытянул руки вперёд, ладонями кверху.

Не успел он это сделать, как сошедшие по ступеням два парня, помогавшие поднимать наверх «случайного попутчика», схватили его за кисти и резко потянули на себя.

Влад дёрнулся, пытаясь вывернуться, но тут же получил чем-то тяжёлым по лбу и если бы его крепко не удерживали, то, наверно, упал бы на землю.

— 57 -

Очнувшись, Владислав хотел потянуться и расправить затёкшие мышцы, но сразу почувствовал, что его руки туго связанны за спиной.

Он с усилием разодрал слипшиеся от засохшей крови веки и сквозь узкие щёлки заплывших глаз, разглядел рядом с собой Тира и фээсбэшника.

Раздетые догола, они сидели на полу. Их руки, опутанные верёвкой, были стянуты за спиной и привязаны к столбу.

— Очухался, дружок? — повернул к нему окровавленное лицо фээсбэшник. — Да не дёргайся ты, нас всех к мачте привязали.

— Мы что на корабле?

— На парусном пиратском судне.

— Слушай, не умничай и так тошно.

— Пленники мы. Думаю, нас на невольничий рынок везут, продавать будут.

— Откуда ты это знаешь?

— Я хоть и не понимаю языка, но сразу смекнул что к чему…

— Ты толком объяснить можешь?

— Когда они нас связали, то начали мышцы осматривать, в рот заглядывать. Потом долго спорили…

— Быстро же ты их вычислил. Сам додумался или вас этому в «конторе» учат?

— Да хватит уже ёрничать-то?

— Сам виноват!

— Что ты заладил: сам, сам. Может объяснишь где мы находимся и откуда тут эти пираты нарисовались?

— Неужто не знаешь? Плохо же вас инструктировали.

— Да, заволок ты меня, парниша. Раз ты всё просёк, зачем от меня драпанул, там в тоннеле?

— Ты, при встрече, перед всеми своей пушкой размахиваешь, или через одного?

Тир, устроился поудобнее, поджав под себя ноги и ничего не понимая в их диалоге, молча разглядывал незнакомца.

— Тебя ведь Владом зовут? Я не ошибаюсь? — продолжил фээсбэшник, не обратив внимания на сказанную колкость.

— А тебя? — огрызнулся Владислав. — Товарищ дурак?

— Сергей меня зовут, — ответил тот, ничуть не обидевшись. — Нам нет смысла ссориться, мы в одной упряжке… Вернее, на одном корабле.

— Что, как по кумполу настучали сразу поумнел? — начал остывать Влад. — Я домой шёл. Вон, жителя планеты Лонтидора, вёл к нам в гости. А там — на тебе!

— Я боец спецотряда, капитан по званию, — примирительно сказал мужчина. — Ты уж не сердись на меня. Видать, с перепугу я тогда так поступил. Представляешь, стою в тоннеле, а тут вдруг бац — вы… из ниоткуда. Не узнал я тебя. На том видео, что нам показывали, ты немного другой. Похож, конечно, но сильно изменился.

— Ладно, проехали. А где мы оказались, мне и самому хотелось бы узнать. До этого, я был совсем в другом мире.

— Как?! Вот так новость!

— Долго объяснять. Сейчас с Тиром переговорю, попрошу, чтобы заглянул в будущее, может что-то нужное увидеть сможет. Я и сам бы мог посмотреть, но башка раскалывается — здорово они меня приложили.

— Молодчина, хвалю за сообразительность! — пытаясь перехватить инициативу в свои руки, выпалил Сергей. — Тут, в этих мирах, все умеют «такое» делать?

— Дай в себя прийти, чуть позже поговорим, — озираясь по сторонам, ответил Влад.

В другом конце трюма он увидел второй столб, к которому были привязаны пять мужиков.

Неподалёку от них, облокотившись о стену, сидели три девушки со связанными руками.

Корабль, мягко покачиваясь, шёл не меняя курса. Это, Влад определил по солнцу, пробивающемуся сквозь решётку, преграждающую большой квадратный люк, от которого спускалась в трюм широкая, пологая лестница.

— Тебя били? — спросил Владислав, обращаясь к лонтидорцу.

— Стукнули пару раз для острастки, а так, вроде и не за что было. Я же не понимаю их языка, поэтому молчал всё время, а когда спрашивали кивал головой.

— Видишь, как оно всё получилось… — издалека начал Влад, стараясь не напугать парнишку плохим известием, — не попали мы на Землю.

Он вкратце объяснил Тиру текущее положение дел и попросил, используя дар провидения, посмотреть, что ждёт их впереди. Сам же решил заняться собственным здоровьем — голова пульсировала острой болью, а на теле, куда пришлись удары, сияли большие фиолетово-чёрные синяки.

«Это несложно. Кости и зубы целы, а остальное сейчас подлатаем», — подбодрил себя Владислав и, сделав глубокий вдох, прислушался к своим внутренним ощущениям…

«О, как! — донеслось до него. — Надумал целительством заняться?»

— Да не мешало бы, подправить самочувствие, — посетовал Влад.

— Вот и славненько, — захлопотал вокруг него Дублёр, обрадовавшись встрече.

— Ни фига себе, славненько! Вишь как меня отделали?

— Сам не находишь времени почаще заглядывать внутрь себя, так жизнь заставила. Давай-ка я тебя осмотрю.

— Давай, — быстро согласился Владислав, рассудив, что сейчас любая помощь не будет лишней.

— С теорией ты знаком — Пир, в своё время, очень доходчиво и подробно объяснял тебе основные принципы исцеления тела. Теперь будем усваивать всё на практике. Не волнуйся я хорошо проштудировал материалы по врачеванию, изъятые у Мераха.

— Доктор, может уже приступим к делу? — не сдержался Влад. — Голова болит, прямо сладу нет.

— Вот с неё и начнём, — серьёзно сказал Дублёр и размяв кисти рук надел, откуда-то извлечённый, белый халат.

— Это для пущей достоверности, — строго посмотрел на него двойник. — Чтобы ты смог получше сосредоточиться.

Для начала следует создать мыслеформу твоего тела. Будем работать с ней.

— Какую форму, мысленную? Мы ведь и так внутри меня.

— Не мешай.

— Такс, что у нас тут, — задумчиво произнёс Дублёр, внимательно рассматривая трёхмерную проекцию человеческого тела, образовавшуюся перед ним.

— Это я? — усомнился Влад, вглядываясь в полупрозрачный образ.

— Ну, а кто же ещё? Эти красные отметины означают очаги повреждений.

— А тут что, на лодыжке? Мне вроде ноги не выворачивали.

— Ты её подвернул, когда от фээсбэшника удирал. Помнишь? Вот она и светится. Разве не болит?

— Кажется нет.

— Всё равно полечим, чтобы впоследствии не беспокоила.

— Куда ж скелет делся, поначалу вроде был? — полюбопытствовал Влад, наблюдая, как внутренняя полость его копии стала приобретать многочисленные цветовые оттенки.

— Скрыл, чтобы не отвлекаться. Кости и рёбра я уже осмотрел — треснутых и сломанных не обнаружил.

Сейчас займёмся твоими мягкими тканями. Видишь эти пятна?

— Угу, — кивнул Владислав, глядя на своё отображение. На нём, в районе головы и груди, чётко обозначились крупные багрово-красные бляшки.

— Если от них избавиться, то тебе станет лучше — организм пойдёт на поправку.

— Так чего ты тянешь? Действуй…

— А что, по-твоему, я делаю?

— Смотри и учись, — Дублёр укрупнил созданную проекцию и принялся наполнять ярким жёлтым светом, тусклые, невыразительные участки фантома.

— Я регенерирую отмирающие ткани тела, направляя энергию в проблемные места, — пояснил он. — Теперь, предупреждая зарождение и развитие опухоли, мы займёмся участками с ярко-красным насыщенным фоном — размоем их, понизив приток энергии.

— Ловко у тебя получается!

— И у тебя получится. Я скинул тебе на «корочку» все сведения о целительстве, из знаний Верховного жреца. Твой мозг уже обрабатывает поступившую информацию, но понадобится время чтобы всё усвоилось и осозналось.

— Благодарю.

— Я закончил, — сообщил Дублёр, снимая халат. — Основные «болячки» мы залечили. Приятно было пообщаться. Наведывайся почаще.

— Непременно. Спасибо за урок.

— Уф-ф, вроде получше стало, — облегчённо вздохнул Влад и повернул голову к соседу: — Как у тебя дела, Сергей? Небось тоже крепко досталось?

— Сначала нормально было, — отозвался тот, — а когда понял, что попал в плен, стал возражать. Вот тогда меня и отметелили.

— Могу чуток подлечить расстроенное здоровьишко, — предложил Владислав. — Нужно быть в хорошей форме, чтобы выбраться отсюда.

— Было бы очень недурственно.

— Ты драться-то обучен, капитан, или только пистолетом махать умеешь?

— Да хватит уже! Я же извинился. Если можешь помочь, не откажусь.

— Здорово они тебе накостыляли.

— Били, когда я связанный был. Так бы у них вряд ли, что получилось. В нашей конторе без навыков рукопашного боя никак нельзя. Иначе на «полевые работы» не пошлют, оставят бумажки перебирать.

Я с детства САМБО занимаюсь. До КМС (кандидат в мастера спорта) дошёл, потом в армии ещё поднатаскали.

Влад посмотрел оценивающим взглядом на Сергея: «С виду и не скажешь, что он боец спецподразделения. Типичная внешность жителя средней полосы России. Ничего примечательного. 28–30 лет. Короткие чёрные волосы, рост средний, худощавого телосложения».

— В общем так, пока Тир «смотрит», я подлатаю твои раны.

— Может стоит от верёвок освободиться?

— Не торопи события, здоровье прежде всего. С верёвками я быстро управлюсь, сначала пусть Тир узнает, что да как.

— Расслабься, капитан, — закрывая глаза, скомандовал Владислав.

Сергей заметил, как спадает внутреннее беспокойство и по всему телу разливается приятное тепло.

Вскоре Влад легонько толкнул его локтем:

— Спишь, солдат?

И впрямь задремавший, Сергей не сразу сообразил где находится:

— Что, приехали?

— Пока нет. Наша планета ещё далеко.

— Понятно, — осматриваясь по сторонам, хмуро протянул Сергей. — Тир уже выяснил что-нибудь?

— Уж больно ты быстрый. Это тебе не в окно посмотреть, настроиться надо.

— Так может пока есть время расскажешь, что с тобой произошло?

— Расскажу, но только ничему не удивляйся. Я сам до сих пор не могу привыкнуть к разным внеземным выкрутасам.

— Хорошо. Я постараюсь…

Влад, без лишней суеты и эмоций, обстоятельно и с подробностями поведал ему, что с ним приключилось в чужом мире.

— Фантастика прям какая-то, — только и смог выдавить из себя поражённый Сергей. — Спасибо что не сжёг меня магией, там в тоннеле. Нас ведь предупреждали об осторожности…

— Не мели ерунды. Я об этом и не думал.

Чтобы сгладить затянувшуюся паузу, Сергей покосился на Тира:

— Может пора его разбудить, уж больно долго он молчит?

— Он не спит, а медитирует. Не будем его трогать, подождём. Ты лучше скажи, что вы в тоннеле делали и как «твои» восприняли известие об инопланетянах. Ведь Иван Петрович, как я понял, передал «куда следует» нашу видеозапись.

— Передал, но подробности мне неизвестны. Наше начальство говорит лишь то, что нам положено знать. А в проходе том, мы пытались найти замаскированные ловушки, на которые ты мог случайно наткнуться. Ну, или что-то подобное.

— Что ж так долго искали-то?

— Десять дней — это разве долго? Там же аномалия мешает.

— Десять?! Я уже полгода как здесь!

— Вот те на! Как же так получилось?

Собравшись с мыслями, Влад начал вычислять:

— Значит расхождение во времени, где-то…

— Подожди считать-то, — перебил его Сергей. — Две недели, без малого, мы только искали…

Плюсуй ещё неделю на подготовку, дело-то серьёзное — никому из нас не приходилось сталкиваться с «гостями из космоса».

Пока группу набрали, проинструктировали…

Прибавь то время, покуда спецоборудование подвезли…

Вот и получается, что с момента твоего исчезновения прошло около месяца.

— Месяц? — переспросил Влад и зло заметил: — Быстро же вы отреагировали! Да за это время можно…

— Погоди, не кипятись, — вежливо осадил его Сергей. — Это я тебе рассказал про оперативно-розыскные мероприятия, а «дело» твоё отдали в разработку, сразу после поступления «сигнала». Ещё в тот же день, к месту происшествия, выехала тревожная группа.

— Вот, молодцы! Это ж совсем другой расклад. Не зря, значит, свой хлеб едите.

— А ты думал мы в игрушки играем?

— Да ладно тебе. Так какая разница во времени выходит?

— Если примерно, то шесть дней здесь, равны одному на Земле, — быстро сообразил Сергей. — Могло и хуже быть. Я читал про такое.

— Смотри, малец глаза открыл, — кивнул он, на Тира.

— Тир, что увидел?

— Увидел не много, очень волнуюсь, — промямлил парнишка.

— А поподробнее?! — потребовал Влад.

— Та пещера, возле которой нас захватили, находилась на острове Дьявола. Он почти круглый, несколько километров в диаметре. К нему редко корабли подходят, там везде скалы.

Исстари считается, что в его недрах обитает нечисть.

На этой планете есть магия и половина населения свободно ею владеют.

Название нашего корабля «Быстрый ветер», а капитана зовут Осхонт.

Раньше это было торговое судно, где он трудился простым моряком.

Затем, захотев лёгких денег и роскошной жизни, Осхонт сколотил вокруг себя небольшую, но сплочённую группу головорезов из членов экипажа, подговорив их устроить бузу…

Убив прежнего капитана и часть команды, они захватили корабль и подались в пираты.

Сейчас Осхонт промышляет всем, чем придётся, ничего не гнушается — торгует, грабит и разбойничает.

На этом корабле команда из 23 человек. Это те, что мне удалось насчитать.

Выполняя заказ, он привёз на остров Дьявола несколько бочонков вина.

Некоторые члены его команды, пользуясь случаем, решили пособирать там камешки для магических амулетов и талисманов. В аномалии, такие «необычные» каменья, не редкость — часто попадаются.

Вот и наткнулись на нас.

Осхонт, принял тебя за ведуна и во мне магический огонёк разглядел, хочет нас колдунам продать. За таких как мы, на невольничьем рынке, хорошие деньги дают. Обладающие Даром бездомные бродяги, вроде нас, пользуются большим спросом у местных магов. Они на них свою Силу пробуют — совершенствуют навыки.

Скоро к нам в трюм спустятся два моряка. Они еду принесут. Двое других останутся снаружи, возле люка…

Ты пережжёшь верёвки, и Сергей убьёт тех, что будут внутри, рядом с нами.

Когда наверх поднимемся, на палубу, его смертельно ранят…

Нам удастся бежать с корабля, воспользовавшись лодкой.

Эта спущенная на воду лодка, следует за кораблём — привязана канатом к корме.

Ещё я видел монахов, которые помогут нам.

Вот, вроде всё…

Влад быстро пересказал услышанное Сергею, умолчав о том, что в намечающейся схватке того смертельно ранят.

— Я сейчас верёвки пережигать буду, — сообщил он, входя в состояние медитации, — а вы смотрите по сторонам. Нам лишние вопросы не нужны. Прикроете, если что…

«Не огнём жечь надо, а энергетическим импульсом, в виде электрической дуги, — послышался совет Дублёра. — С огнём сложно работать, пораниться можно, а энергию, если аккуратненько, куда хочешь направить можно».

«Я так и хотел сделать, — заявил Влад и задумался: Это моя идея, или его? Никак не привыкну».

Сосредоточившись, он направил тонкий энергетический луч к верёвке.

— Не спеши, концентрируй внимание, — услышал Влад. — Чуть левее… Теперь режь.

— Спасибо. Я уже почувствовал…

Электроразряд легко прошёл сквозь верёвку, с палец толщиной.

Раздался лёгкий запах палёного и её обуглившиеся концы расползлись в стороны, высвобождая руки.

Освободив от пут своих товарищей, Влад прошептал:

— Прижмитесь спиной плотнее к мачте. Никто не должен видеть, что мы свободны.

— Какие есть мысли по поводу нашего побега? — поинтересовался Сергей.

— Тебе видней, — хмыкнул Влад. — Ты же у нас спец по этой части.

— Вариантов немного. Самый доступный это дождаться, когда поднимут решётку. Нам ведь скоро принесут еду.

Если в трюм спустятся двое, как было в видении Тира, то я с ними справлюсь. Затем обезврежу тех, что будут стоять на палубе.

— Не многовато для тебя одного? Думаешь получится?

— Я только это и умею хорошо делать.

— Только это? — Влад многозначительно посмотрел на Сергея.

— Да ну тебя, — сконфузился тот и продолжил: — Потом, незаметно для команды корабля, мы проберёмся к лодке и уплывём на ней к берегу. Правда где он, этот берег?

— Про берег Тир ничего не говорил. Сказал, что видел монахов, которые должны нам помочь. Опять монахи. Везёт же мне на них. Откуда они здесь возьмутся, в море?

— Видать, какие-то отшельники, живущие на островах.

— Ты уверен, что всё именно так и будет, как ты планируешь? — засомневался Влад.

— Надеюсь. Другие варианты ещё хуже и безнадёжнее.

— Что ж, придётся рисковать. Я на подхвате. Может подстрахую…

— Думаю, не стоит вовлекать в это дело мальчонку. Пусть тут посидит — как бы не поранили его ненароком.

На всякий случай, объясни ему как можно доходчивее, что команда корабля — пираты и жалеть их не стоит.

— 58 -

Медленно и томительно тянулось время ожидания…

Никогда не участвовавший в боевых операциях Владислав, полностью положился на профессионализм опытного в таких делах Сергея, отведя себе второстепенную роль и решил подготовиться к предстоящей схватке по-своему. В борьбе с бандитами он хотел использовать огненные шары — то, что у него получалось лучше всего.

Набирая энергию из окружающего пространства, Влад почувствовал, что «внутренний сосуд Силы» наполняется быстрее, чем на Лонтидоре: «Видать, на этой планете энергофон мощней — неспроста многие из местных жителей, на “ты” с магией».

Эх, уметь бы мне магический полог на полную невидимость ставить, а не изменять образ, многих бы проблем удалось избежать. Слабаком я на деле оказался. В принципе ничего сложного, можно попробовать».

«Раньше надо было этим заниматься, — огорчённо вздохнул он, отбрасывая поздно пришедшую мысль. — Теперь нельзя ошибаться, надо действовать наверняка».

«А если нам не удастся выбраться из трюма незамеченными? — в который раз спрашивал себя Владислав и не находил ответа. — Как управиться с командой из 20-ти человек, среди которых могут оказаться настоящие маги?

Да, я многому научился за последнее время, но, к сожалению, моих способностей недостаточно.

Кому тут нужен огонь на ладони, или небольшой воздушный вихрь? Всё не то, что надо».

«Почему огонь на ладони? — удивился он, внезапно возникшей идее. — Пламя вспыхнет на палубе. Когда загорится корабль, им всем не до нас будет».

«Это уже кое-что, — приободрился Влад, и вспомнив предсказание Тира решил: нельзя допустить чтобы Сергея смертельно ранили. Надо опередить его и выйти из трюма первым».

Наверху, на палубе, послышалась возня, что-то лязгнуло и металлическая решётка люка с грохотом откинулась в сторону, освобождая проход, в котором тут же образовалась бородатая физиономия.

Бегло осмотрев полутёмное помещение, бандит загоготал и начал вальяжно спускаться по лестнице, придерживая рукой кинжал, висящий на поясе.

Влад, немедленно приступил к формированию задуманной мыслеформы — он представил огненный вихрь и напитав его энергией переместил на корму корабля.

— Пусть поближе подойдёт, — готовясь к атаке, прошептал Сергей.

— Сам решай, ты ж лучше меня в этих вопро… — не успел договорить Владислав, как за спускающимся бородачом показался второй бандит, с тёмной повязкой на левом глазу.

«С этим, Кутузовым, я уже знаком, — вспомнил он неожиданное пленение на острове. — Ничего, сейчас поквитаемся».

Оружия у одноглазого не наблюдалось. Спустившись на несколько ступеней, «Кутузов» развернулся к проёму люка, рявкнув стоявшим на палубе:

— Эй, чо вы там застыли? Спускай посудину.

«Судя по всему, те, что наверху, заметили огонь», — предположил Влад, провожая взглядом бородача.

Тот, сойдя с лестницы, неторопливо прошёл мимо, направляясь в дальнюю часть трюма, где находились связанные женщины.

Сергей, встал и крадучись, шагнул за ним. Резко ускорившись, он настиг бандита и накинул ему на шею верёвку…

«Этот, с повязкой, очень близко стоит к выходу, — забеспокоился Влад. — Если обернётся и всё увидит, то по-тихому нам выбраться не удастся».

Создавая воздушный вихрь, Владислав метнулся к лестнице.

Образовавшаяся воздушная воронка устремилась к одноглазому и закружив его над землёй, со всего размаху, шмякнула об корпус корабля.

«Серёга здесь сам управится, — прикинул Влад, взбегая по ступеням, — а мне наверх надо».

Формируя на ладонях огненные шары, он выскочил из тёмного проёма люка на палубу.

Как и предупреждал Тир, в нескольких метрах от себя Влад увидел двух небритых здоровяков, опешивших от его неожиданного появления.

Один из них выхватив саблю бросился в атаку, но встретив грудью пылающий сгусток, замертво рухнул на палубу. Следом за ним, прожжённый насквозь, повалился второй «флибустьер», конвульсивно дёргая конечностями.

«Картина Репина — “Не ждали”», — зло ощерился Владислав и заметив на корме ещё нескольких моряков, пытавшихся затушить неизвестно почему произошедшее воспламенение, хотел укрыться за мачтой, но не успел.

— Робята, гляди-кось — полонянин, никак сбежал, — указывая в его направлении, заорал самый толстый среди них.

Не раздумывая, Влад метнул в пиратов крупный файербол. Никого не зацепив, тот ударился о кормовую надстройку и прожигая доски, брызнул ворохом искр.

— Это маг… спасайся! — завопили морские разбойники и в испуге, бросились в разные стороны.

Оставшись в одиночестве, Владислав воспользовался удобным моментом и выпустил вдоль палубы три больших клубкообразных огненных вихря.

Видя, как рыжие языки пламени шустро расползаются по деревянному корпусу корабля, перебираясь на мачты и паруса, он крикнул в открытый люк:

— Тир, Серёга, скорее наверх. Надо уходить.

Услышав за спиной быстро приближающиеся шаги, шумный вдох и тяжёлый выдох Влад, инстинктивно пригнулся и резко обернувшись отпрянул вбок.

Перед его лицом блеснула сталь — кривая сабля, не дотянувшись до своей жертвы, досадливо вжикнув по воздуху, проскочила мимо.

Уходя от следующего выпада, Владислав спешно попятился назад, но зацепившись за прогоревший труп убитого бандита, повалился навзничь, ударившись затылком обо что-то твёрдое.

Это была рукоять сабли, торчащая из-за пояса другого покойника, лежащего по соседству.

«Как вовремя», — выхватывая её, успел подумать Влад и перекатился на бок, уворачиваясь от клинка, пронёсшегося где-то рядом, со свистом рассекая воздух.

— Получи… — прохрипел он и внезапно подавшись вперёд привстал на колено, хлёстко рубанув нападающего по правой ноге.

Едва успев уклониться от лезвия, направленного в грудь, Влад выпрямился и понимая, что атакующий враг теряет подвижность, постарался увеличить дистанцию. Отступив, он сумел сосредоточиться, возведя перед собой плотную стену огня. Как ни странно, это ему удалось без особых усилий.

«Вообще-то стоило раньше прибегнуть к магии, — укорил себя за нерасторопность Владислав, глядя как его противник заковылял прочь, сильно припадая на раненую ногу. — Как же, успеешь тут. Не окажись удача на моей стороне, неизвестно чем бы всё закончилось».

— Недооценил я тебя гадёныш, — прозвучал откуда-то сзади хриплый бас. — Мне следовало бы надеть на тебя антимагический ошейник.

Вздрогнув от неожиданности, Владислав повернулся на голос и увидел в трёх шагах от себя худого высокого мужика, в белой рубахе с длинными рукавами.

Его руки были вытянуты вперёд, а между растопыренными пальцами извивались яркие змейки энергетических разрядов.

— Думал, что, спалив моё судно сумеешь сбежать? Напрасно! От Осхонта, не так просто уйти, — сделав шаг вперёд, в направлении Влада, верзила остановился словно задумавшись и медленно оседая вниз на подогнувшихся ногах, растянулся на палубе.

Только теперь Влад заметил Сергея, с окровавленным кинжалом в руке.

— Много слов, дядя, — процедил тот сквозь зубы, склоняясь над упавшим магом и задрав ему подбородок полоснул остриём клинка по открывшемуся горлу. — Так вернее будет.

— Не спи! — гаркнул он, выводя Влада из ступора. — Хочешь, чтобы нас снова сцапали?

— В такой суматохе им не до нас. Смотри как эти черти заметались — барахло своё спасают.

Охваченный пламенем корабль, практически лишившись парусов, замедлив и без того нескорый ход, продолжал движение по инерции.

Суетливо снующие вдоль борта моряки сбрасывали в воду различные предметы утвари и провизию, хранящуюся в бочках.

Вот кто-то стал скатывать вниз маленькие бочонки. Они, один за другим, грузно плюхаясь в воду подняли фонтаны брызг.

«Нам тоже что-нибудь из съестного не помешало бы, — промелькнула мысль, но Влад тут же отогнал её прочь. — Живыми бы остаться».

— Что застыл? — толкнул его в бок Сергей. — Мотаем отсюда, пока они не успели сообразить, что происходит.

— Мы никого не забыли? Что-то я Тира не вижу.

— Догонит. Он остался пленных развязывать, а мне показал, чтоб к тебе поспешил.

— Только этого нам не хватало. Где мы его потом искать будем?

— Да вот же он, сам нашёлся!

Подбежавший к ним лонтидорец, протягивая Владу охапку тряпья, с ходу сообщил:

— Я пленных освободил. Вот, прихватил кое-что. Там, в углу, целая куча лежала. Не пристало Посланнику голышом бегать.

— Не до того сейчас, нам спешить надо, а ты время тянешь, — строго отчитал его Влад.

— Эй, малец, дай-ка и мне что-нибудь, свой срам прикрыть, — смекнув в чём дело, протянул руку Сергей.

— И ты туда же? — разозлился Влад. — Сам же поторапливал.

— Ушла наша лодочка, тю-тю, — огорошил его Сергей.

— Как ушла? Куда?

— А ты вон у них полюбопытствуй, — махнув рукой за корму, ответил Сергей, нервно озираясь по сторонам.

Вытянув шею, Влад устремил свой взор в указанном направлении, шаря взглядом по водной поверхности.

Среди волн, метрах в тридцати от горящего корабля, обнаружилась шлюпка, которую они рассчитывали похитить у пиратов. Двое из моряков уже находились за вёслами, ещё несколько, торопливо забирались на борт.

— Опоздали, — подавлено протянул Влад, поворачиваясь к Сергею. — Что теперь будем делать?

— Да ты не кипишуй, выберемся. Безвыходных положений не бывает. Судно-то деревянное — смастерим себе другое плавсредство.

Накинь на себя что-нибудь, плыть долго придётся. Здесь хоть и тепло, но одёжка не помешает…

— Смотри! — лицо Сергея вытянулось от изумления. — Вон там, в небе. Это же…

— «Летающая тарелка», — закончил за него фразу Влад. — Не иначе как нас ищет. Вероятно, сработала охранная система, или что-то ещё, когда мы пересекли портал. Непонятно почему они сразу не всполошились, а ждали столько времени?

— Бежим, — перебил его Сергей. — Надо где-то укрыться.

— Как же спрячешься от них, — пробубнил Влад, переходя в состояние транса. — У них такая техника…

— Да очнись же ты, — тряхнул его за плечо Сергей. — На каком принципе работает их аппаратура, например, сканеры? Может за горящим кораблём затаиться? Тепловые волны могут помехи дать.

Ты меня слышишь? Надо действовать!

— Я уже начал… — выдохнул Владислав, погружаясь в свой внутренний мир.

«Привет! — услышал он. — Вот уж не думал, что увижу тебя так скоро».

«Срочно требуется твоя помощь, или дельный совет», — сходу начал Влад, обращаясь к Дублёру.

— Вот так всегда, стоит чему-то случиться ты сразу ко мне спешишь, а раньше нельзя было…»

— Перестань привередничать. Поможешь?

— Конечно! Мы же с тобой одно целое.

Твоя прежняя защита вряд ли сгодится — в «тарелке» не дураки сидят, они тебя быстро вычислят. У них и аппаратура соответствующая, наверняка имеется.

— Я мог выдать себя, когда стал магичить, надо было прикрыться защитным пологом.

— Это и теперь ещё не поздно сделать. Приходи в себя — возвращайся обратно, пока «они» до тебя не добрались… и энергии накачай побольше, с запасом, будем комбинировать.

Влад резко ощутил прохладу и понял, что находится в воде.

Сориентировавшись, он увидел возле себя Сергея с Тиром, поддерживающих его тело на плаву.

Давая возможность отдохнуть уставшим мышцам, они, цеплялись руками за налипшие к поверхности борта морские ракушки и прочие наросты, образовавшиеся за продолжительное время плавания судна.

— Слава Богу, очнулся! — обрадовался Сергей. — Я уж подумал, что «чужие» твоим мозгом завладели и скинул тебя в воду.

— Чтобы в чувства привести?

— Ага!

— Не помогло?

— Не-а, — широко улыбнулся Сергей. — Ты хоть бы предупредил, что…

— После поговорим, а сейчас держитесь поближе. Я поставлю защиту.

Сквозь треск и сердитое шипение пламени, пожирающего древесную плоть судна, с палубы донеслись истошные крики:

— «Большое око»! Мы пропали!

За борт стали прыгать ещё оставшиеся на корабле матросы.

Вдруг, где-то внутри судна, раздался сильный скрежет, затем громкий хруст и мощный удар, от которого содрогнулся весь корпус парусника.

Разметав часть фальшборта, ломая крайние доски палубы, в воду рухнула мачта. В воздух устремились клубы чёрного дыма. Посыпались горящие обломки, щепки, мусор…

— Из трюма повалило, — предположил Сергей, проследив за взглядом Влада. — Скоро боезапас рванёт — у них две пушки спереди стояли. Что за пламя такое, несколько минут и всё сгорело?

— Магия, — ухмыльнулся Влад, и перевёл взгляд в небо, на летательный аппарат пришельцев.

Ему было хорошо видно, как из-под брюха «Летающей тарелки», зависшей над шлюпкой, ударил ослепительно яркий столб белого света.

— Эй, колдун, — донеслось до Влада. — Я здесь. Тахо, меня звать. Из трюма я. С тобой там, значица, все мы были.

К ним подплывал бородатый мужик.

— От рабства ты нас спас, значица. Благодарны мы тебе. Не кидай нас родимый. Спаси от «Тёмных». Они к себе в паству людей собирают. Защити. Век благодарны будем.

«Этих ещё не хватало», — подумал Влад, совсем позабыв в суматохе про освобождённых Тиром невольников.

«Пропадут, — встревожился он. — Надо помочь».

Подплыв вплотную мужик попытался улыбнуться:

— Сельские мы. У реки село наше стоит, вот эти разбойники и напали. Не убереглись мы — кто в лес не успел податься того и схватили.

Влада опять удивил перевод слова «сельские» (как на Земле), видно другого слова синонима в его голове не нашлось.

— Что-то не густо у вас в селе с народом-то, или остальные шустрее чем вы оказались?

— Всех, кто противился в полон идти, сразу на тот свет отправили. Только мы и уцелели — три мужика, да пятеро баб.

Двух девок, что покраше, они себе оставили, для забавы, а оставшихся решили вместе с нами выставить на продажу.

— Вас же пятеро было, мужиков-то, а остальные кто?

— Моряки с торгового судна. Пираты подобрали их в портовом кабаке. Напоили допьяна и уволокли на свой корабль.

— Защити, — стал канючить сельчанин, опасливо поглядывая в небо, — не оставь нас, колдун. Не позволь «Тёмным» забрать нас. Я как увидел, что ты защиту магическую на себя накинул сразу к тебе поплыл. За помощью, значица…

Наконец, до Влада дошло: «Никто не должен нас видеть, как людей. Мы прикрыты магическим пологом и со стороны, выглядим как три толстых бревна, прибившиеся к корпусу корабля».

— Ты тоже ворожить умеешь? — обратился он к бородачу.

Тот замотал головой:

— Не-е, я только вижу… С детства, значица, вижу. Сколь себя помню…

Он провёл рукой по бороде, от подбородка вниз, как бы сгоняя с неё воду и продолжил:

— Те двое, что из моряков, сказывали мне про остров. Он тут недалече. Бывали они там, значица.

Если плот какой смастерить получится, может повезёт, доберёмся до туда.

Всё лучше, чем здесь…

Тахо прервался на полуслове видя, как «Летающая тарелка», то и дело зависая над морем, направилась к догорающему паруснику.

— Где остальные? — быстро спросил Влад.

— Там… — махнул рукой сельчанин.

— Давайте все сюда! Поближе ко мне и как можно плотнее к корпусу корабля.

«Что можно сделать?» — лихорадочно соображал Владислав, наблюдая, как “Тарелка” нависла над плавающими на поверхности воды бочонками, за которыми затаилось несколько пиратов.

После того как испускаемое летательным аппаратом белое свечение угасло — никого из моряков, возле бочонков, не обнаружилось.

Вот, вновь вспыхнул яркий поток света и приближаясь к Владу, заскользил по волнам, но тот уже успел сформировать магическую завесу — создавая мыслеформу защиты, он представил, как его с приятелями и немалой компанией беглецов, накрывает зеркальная плёнка, скрывая от назойливых преследователей.

«Что ж они не улетают, вроде все варианты предусмотрел», — призадумался Владислав, наблюдая как серебряный диск, замерев на месте, продолжает висеть над головой.

Когда ему пришла мысль о зеркале, то он сразу решил — коль скоро придётся отражать, то отражать надо всё.

Не зная по какому принципу ведётся сканирование пространства, при поиске живых объектов, он ориентировался на то, что человек — существо мыслящее и если спрятать только само тело, то этого может оказаться недостаточно. Надо скрыть всё остальное — его страхи, различные желания и намерения. Поэтому, подстраховавшись, сделал отражательный эффект двусторонним, даже учёл некий коэффициент отражения для жидких и древесных структур.

Верхняя, наружная зеркальная грань, заслоняя собой их физические тела, должна была отражать посылаемые с летательного аппарата импульсы, словно от воды и деревянного борта корабля.

Другая, внутренняя сторона чуда-зеркала, не пропускала сквозь себя мысли, эмоции и чувства людей, которых укрывала.

В принципе, Влад догадывался почему инопланетный аппарат так долго остаётся на месте — идёт обработка информации.

«Выходит, что эта база действующая, — рассудил он. — Судя по предыдущей станции слежения, в распоряжении которой имелось много разных приборов и средств контроля, мы уже давно находимся под пристальным вниманием команды наблюдателей, или наблюдателя.

Несомненно, наш приход был замечен и не исключено, что все дальнейшие перемещения отслеживались из космоса — наверняка на орбите этой планеты тоже имеются искусственные спутники.

Вопрос — почему, в отношении нас, не было принято никаких действий? Почему, или для чего, кто-то позволил пиратам пленить нас? Почему «Летающая тарелка» предстала перед нами во всей своей красе, не используя маскировки?»

«Значит, никакой “легенды прикрытия” тут нет, — нарушил ход его мыслей Дублёр. — Кто-то занимается самодеятельностью.

Настоящий хозяин не пускает к себе в дом абы кого, не поинтересовавшись целью визита.

Следуя логике можно предположить — бывшие владельцы покинули эту планету, а станция оказалась в руках “самозванца”, преследующего свои цели. Он притаился и не знает, что предпринять — как себя вести с неожиданными нарушителями спокойствия».

«Похоже, ты прав, — согласился Влад. — Нелегалам здесь делать нечего. Зная, что один из объектов раскрыт, они не стали бы рисковать. Потеряв первую базу, они практически лишились всех остальных, порталы которых связанны одним тоннелем. Используя общий коридор, не составит большого труда отыскать оставшиеся.

Тогда кто тут хозяйничает? Может жители этой планеты тоже ждут своего Посланника?

Получается как всегда — вопросов больше, чем ответов».

«Одно можно предположить более-менее уверенно — нам здесь не сильно рады», — высказал своё суждение Дублёр. — В нашем положении ничего нельзя делать поспешно. Следует разбираться в ситуации, рассчитывая на самое худшее.

Хотя, может статься, что всё происходящее здесь и сейчас, всего лишь случайное совпадение. Возможно, никто не знает о нашем проникновении в портал».

«А если не совпадение?» — не сдержался Влад.

«Ну, тогда они не могут понять куда ты делся, ведь спутник наверняка сообщил твои координаты».

Выйдя из транса, Владислав взглянул на серьёзные и встревоженные лица окружающих его людей и толкнул Сергея в бок:

— Слышал, что говорил этот бородач — Тахо?

— Слышал, но ни слова не понял, — зло огрызнулся тот. — Я же не полиглот, как ты. А о чём говорил Тахо?

Влад вкратце изложил ему суть беседы с сельчанином, не преминув поделиться своими догадками, по поводу «инопланетян» — почему те сразу не всполошились, когда «кто-то» совершил к ним «переход» через портал.

— Так выходит, что они тебя сами боятся! — воспрял духом Сергей. — А вдруг ты с проверкой какой-нибудь сюда заявился, как официальный представитель власти.

— Очень может быть…

— Долго ты сможешь удерживать защиту? Если за нами следят спутники, то пока мы не придумаем что делать дальше, её нельзя снимать.

— Думаю, что долго, — обнадёжил его Влад. — Энергии вокруг предостаточно.

«Стоит переговорить с Дублёром, пусть возьмёт “защиту” под свой контроль, например, на время сна, — подумал он. — Да и при общении не хотелось бы на неё отвлекаться».

«Попрошу, чтобы он поработал над её структурой, не век же мы будем торчать возле тонущего корабля — наше внешнее окружение будет постоянно меняться.

Для всех защита не понадобится, прятаться нужно мне, ну и на всякий случай, Тиру с Серёгой», — продолжал размышлять Влад и, незаметно для себя, перешёл на внутренний диалог с Дублёром.

— Правильно мыслишь, — вступил в разговор двойник, — нужно задать переменную для окружающей обстановки. Что-то подобное встречалось в знаниях Мераха.

Я сейчас же всё поправлю и буду отслеживать ситуацию.

— Как хорошо, когда тебя понимают, — облегчённо вздохнул Владислав.

— Я знаю, — услышал он внутри себя.

Внезапно яркий столб света погас и «Тарелка», медленно пролетев вдоль борта корабля, вскоре скрылась за горизонтом.

— Кажись, всё, — глядя в небо, сказал Тахо. — «Большое око» улетело, значица. Что дальше, колдун?

— Владом меня зовите. Кто тут из моряков будет?

— Мы, — взмахнул рукой, коротко стриженный рыжеволосый парень лет 20-ти.

— Меня Рик зовут, а вон его — Полт, — кивнул он, на плотного мужика лет 40-ка.

— Мне известно, что вы неплохо ориентируетесь в здешних местах и знаете в какой стороне земля?

Полт, подплыл ближе и сразу вступил в диалог:

— Земля? Мелких островов в этой части моря хватает, да что от них проку — сплошные камни и скалы. Без воды и пищи там долго не протянешь. Торговые суда в эти воды заходят редко, а другой помощи ждать неоткуда, если только от пиратов.

Влад задумался и подбирая слова продолжил:

— Тахо сказал, что где-то рядом есть… подходящий для нас, остров. Сможете указать к нему дорогу?

— Я не говорил, что рядом. Ему было сказано — недалеко…

Он, как раз на пути к материку находится. Там люди живут. Они помогут нам попасть на «Большую землю».

— Куда?

— На материк.

— Понятно. А сразу плыть на «Большую землю» нельзя?

— Далековато, не осилим.

— А до острова сколько плыть?

— Идти на вёслах? Ежели навскидку прикинуть — дня три-четыре, а может и поболе будет. Коли течением отнесёт…

— Да, не близко.

— Ты не сомневайся Влад, мы знаем где он. Не заплутаем.

— Что ж выбор у нас невелик. Будем использовать что есть.

— Мы с Риком за шлюпкой махнём, освободилась она. А вы тут ждите, или давайте с нами…

Оттолкнувшись от борта Полт обернулся к Рику:

— Греби за мной.

Влад бросил короткий взгляд на корабль, заметно просевший в воду.

Когда над ними висела «Летающая тарелка» в трюме был взрыв — вероятно рванул боезапас для пушек и через пробоину набралось много воды.

— Надо осмотреть его внутренности, пока совсем не затонул, — обратился он к Тахо. — Чтобы добраться до острова необходима вода и съестные припасы.

Ещё нам понадобится рабочий инструмент и верёвка. Будем плот собирать — все на лодку не поместятся. Мы в неё провизию и прочий скарб положим, чтоб не замочить.

— Я всё понял, колдун. Сейчас переговорю с хлопцами — поныряем, поищем…

Вы, с бабами, отправляйтесь к упавшей мачте. Мы, что найдём, туда, к ней подтащим.

Тахо, начал что-то быстро обсуждать со своими сельчанами.

Владислав собрался плыть с ними и тоже принять участие в поисках, но услышал, как его зовёт Сергей:

— Влад, Вла-а-ад… Смотри. Кажется, эти ребята хотят свалить без нас.

Он всмотрелся в ту сторону, куда указывал Сергей.

Полт, уже забравшись в шлюпку, разворачивал её нос в противоположную кораблю сторону. Рик, заметно приотстал — он плыл, толкая перед собой деревянный бочонок.

«Правильно Серёга подметил, — промелькнуло в голове Влада, — что-то недоброе морячки задумали.

Припасы делают, продуктами запасаются. В этом бочонке солонина, или вода. Скорее вино, оно дольше сохраняется под палящими лучами солнца.

Места на лодке всем не хватит, вот и собрались улизнуть вдвоём. То-то они заботу решили проявить — за шлюпкой сплавать».

— Тир, Серёга, их нельзя отпускать, они знают дорогу. Давай за ними, в погоню.

— Уйдут, — крикнул Сергей. — Влад, сделай что-нибудь. Вдарь по ним магией, мы не успеем.

Владислав и сам прекрасно это понимал, но если кинуть файербол, то можно повредить лодку, или лишиться кого-то из проводников.

«Стоит попробовать, — наконец решился он. — Пульну над головами, чтобы припугнуть. Может хоть немного задержу шустряков.

Вон, как быстро плывёт Тир. Где ж он так поднаторел? А ведь и впрямь догонит!

Получится ли у меня из воды садануть? Опереться бы обо что».

Собравшись с силами, Влад постарался как можно выше вынырнуть из воды и почти подряд метнул два небольших огненных шара. Один прицельно — чуть выше голов, в воздух, другой в воду рядом со шлюпкой. Это не сдержало беглецов, а, наоборот, побудило действовать расторопнее.

Они уже затаскивали бочонок в лодку, когда Влад повторил атаку.

Тир, быстро приближался к шлюпке. Сергей тоже плыл бойко, но явно запаздывал и был позади него.

Вот, Рик начал забираться на борт, а Полт зажав в руках весло, приготовился к схватке с настигающими их конкурентами, тоже претендующими на похищенное плавсредство.

«Сейчас пацана по башке шандарахнет», — напрягся Влад и что есть сил закричал:

— Оставьте их, пусть уходят.

Движения Сергея замедлились, а Тир, не слыша его, продолжал погоню.

Поняв, что остановить удирающих моряков не удастся, Влад бросил ещё файербол, но уже целясь в Полта.

Возле шлюпки вспучилась вода, обдав её облаком пара и брызг.

Вдруг Рик, размахивая руками, стал указывать в небо.

Полт, спешно вложил весло в уключину и принялся круто разворачивать лодку на месте, чуть не зацепив подплывшего к ней лонтидорца.

Моряки, дружно навалившись на вёсла, стали грести изо всех сил в сторону Влада, а ухватившийся за корму Тир, волочился следом.

В небе, над самым горизонтом, отчётливо обозначилась яркая точка, быстро обретающая форму диска, возвращающейся «Летающей тарелки».

До Влада донеслись истошные вопли:

— «Большое око»! Спаси нас, колдун. Мы не хотели… Не держи зла, прости нас…

— Все в лодку, быстро! — скомандовал Владислав, опершись на весло, любезно подставленное моряками, продолжавшими умолять его о прощении и помощи.

— Молчать! — сурово посмотрев на них, рявкнул он. — Вами мы займёмся чуть позже.

— Да что ж такое-то, опять прилетели, — зло проворчал подплывший Сергей, помогая обессилевшему лонтидорцу забраться на борт. — Влад, почему инопланетный аппарат вернулся? Нас засекли?

— Я защиту не снимал. Видимо, их привлёк магический всплеск Силы в этом месте.

— Живо на вёсла, уходим! — приказал Владислав, грозно зыркнув на предателей, которые стоя на коленях и сложив руки в ладошки у груди, смотрели на него умоляющим взглядом, боясь что-либо промолвить.

За ними, на дне шлюпки, тяжело дыша полулежал Тир, уткнувшись затылком в борт.

Сергей примостился на корме, возле двух небольших бочонков, очевидно припасённых пиратами, покинувшими горящее судно.

— Сельчанам мы уже не поможем, — с сожалением вздохнул Влад, наблюдая как «Тарелка» зависла над плавающей на поверхности воды сломанной мачтой корабля. — Пополнить провиант, не обнаружив себя, тоже вряд ли получится. Теперь, они будут сканировать территорию более тщательно.

Словно в подтверждение его слов, столб белого света, струящийся плотным ярким потоком из-под днища серебряного диска, погас — его сменило слабое жёлто-зелёное свечение. Оно, равномерно расширяясь во все стороны, стало медленно расползаться в окружающей среде.

— Что расселись? — заорал Влад, глядя на Рика с Полтом. — Взяли вёсла! Навались! Нам здесь больше незачем оставаться.

Вскоре солнце скатилось к горизонту, опустились сумерки.

— Впереди ночь, не заблудитесь? — поинтересовался Влад, обращаясь к Полту.

— Не первый год в море. Можем по звёздам идти. Отдохнуть бы, колдун, замаялись мы. Тут свежие силы нужны — течение сносит шлюпку слишком далеко в сторону.

Сжалившись над ними, Влад попросил Сергея и Тира подменить их на вёслах.

— Значит так, ребята, — сказал он, обращаясь к морякам, — я не стану взывать к вашей добропорядочности, а повяжу вас клятвой. Думаю, не стоит напоминать, чем грозит несоблюдение…

— Мы согласны, колдун, — не дав ему закончить фразу, затараторили приятели, — только не губи. Мы знаем правила и готовы присягнуть тебе в чём угодно. Не серчай, прости нас, дураков.

— 59 -

Шёл шестой день плаванья.

Скудные запасы пищи и воды неумолимо таяли с каждым днём, хотя ещё в самом начале невольного морского путешествия расход провизии был строго ограничен.

Владислав не терял зря времени и использовал вынужденную бездеятельность для получения сведений о планете. Стараясь выведать обо всём как можно подробней.

Он, особо не скрывал что впервые пребывает в этом краю и перебрался сюда издалека, для пополнения и совершенствования магических навыков.

Такое объяснение своей неосведомлённости, касаемо этих мест, моряков вполне устроило, и они охотно делились информацией.

Приятели объяснили Владу что ближайший к ним материк называется Эйфинад. Среди других четырёх, имеющихся на планете Фатэйрис, он самый крупный. Видимо поэтому его землю облюбовали их предки — Урдулы и долгое время проживали на ней, прежде чем стали селиться по оставшейся суше.

Слушая истории моряков о жизни и быте на известной им части планеты, откуда они были родом, он ненавязчиво узнал и другие интересующие его подробности.

После всего услышанного, у Влада сложилось впечатление, что он попал в альтернативную реальность Земли — многие, культурные и социальные аспекты жизни населения походили на образ России XVI–XVII века.

Пожалуй, основной отличительной особенностью являлось наличие магии как науки, школ и академий где её преподавали.

Магами считались люди, которых природа наделила необычным внутренним Даром, позволяющим счастливым обладателям превратить желаемое в действительное.

Со временем они выделились в особые касты, состоящие из различных кланов, тайных сообществ и магических Орденов.

На Эйфинаде, среди прочих, был наиболее заметен — магический Орден Тёмных, наставники которого, возводя себя в ранг святых, кроме раскрытия внутренней Силы воспитанников, старались привить им свои правила и принципы.

В последнее время Орден очень активизировался и частенько прибегая к насилию, не гнушался различных сомнительных мероприятий, если речь шла об усилении и укреплении его политических позиций.

— На Фатэйрисе человек вправе выбирать кому из богов он поклоняется, — пояснил Полт, — а Тёмные принудительно набирают себе паству. Похищая людей, они приобщают их к своей вере, одаряя каждого из них магическими способностями.

Когда-то давно, много лет назад, король материка Эйфинада — Ишт, решив раз и навсегда покончить с Орденом, надоевшим всем своим беспределом, послал крупную флотилию, чтобы захватить остров Онот, где были сосредоточены основные силы Тёмных, но потерпел неудачу — чуть ли не все его корабли отправились на дно.

Флот Тёмных хотя и являлся малочисленным, на деле оказался хорошо вооружённым и более быстроходным.

Желая закрепить победу на море Орден высадил на материк своих воинов, которые, не понеся ощутимых потерь, сравняли с землёй два населённых пункта на побережье — крупный город-порт Сайти и небольшое селение Ба. По сообщениям очевидцев, помимо магии, Тёмными было применено секретное оружие, неведомое до того момента.

Тогда король Ишт собрал великое войско, призвав под свои знамёна множество именитых и сильных магов из разных каст, которые помешали Тёмным продолжить дальнейшее наступление вглубь материка.

Против умения Тёмных — воевать, было противопоставлено огромное количество магов, выступивших на стороне короля.

Тёмные оказалась не готовы к ведению столь масштабных боевых действий, или это не входило в их планы, и согласились на подписание двустороннего соглашения о невмешательстве. После чего оставили захваченную территорию и отошли на остров Онот.

Позднее жителям материка было объявлено, что битва объединённого воинства Эйфинада с силами Тёмных, случившаяся близ города Сайти, завершилась безоговорочной победой короля.

Несмотря на это соглашение Тёмные и по сей день продолжают бесчинствовать на море, совершая мелкие набеги на прибрежные селения материка.

Что касается «Большого ока», то люди считают это проделками всё того же Ордена Тёмных и всячески избегают встреч с ним. В основном оно появляется над морем, на суше его никто не встречал.

Про то, что творится на острове Онот, моряки ничего толком рассказать не смогли, или не захотели. Отговорившись тем, что по своей воле на него никто не попадал.

Теперь Влад почти не сомневался, что между Орденом Тёмных, «Летающей тарелкой» и порталами, находящимися на острове Дьявола, существует прямая связь.

Расспросив Рика с Полтом откуда они знают про остров, на который держат путь, Владислав получил подробное объяснение:

— До того, как пираты, опоив вином, неволили нас, мы ходили на торговом судне матросами. Бывало, наведывались и на остров Ультаян — так называют этот большой кусок суши.

От него полдня хода на корабле, до побережья Эйфинада.

Вообще-то ближе к материку есть ещё острова, но все они маленькие, а этот огромный. Лес на нём растёт, озеро и речки имеются.

Раньше Ультаян был необитаем — дурная слава о нём ходила, нехорошая.

Возле острова нормально себя чувствуешь, а как на землю ступишь, так всякая жуть пробирает. Сутки, двое, дольше никто не выдерживал — голова начинала болеть и мысли беспокойные одолевать.

Говорят, давно ещё, с материка на Ультаян магов посылали, чтоб разобрались, что к чему. Ничегошеньки у них не получилось — так ни с чем и вернулись.

Сейчас этот остров принадлежит великому магу Лерсодию, который лет сто назад, решил уединиться и выкупил его у властей материка, основав на нём своё поселение — своего рода островное государство, обособленное от остальной части общества своими правилами и взглядами на жизнь.

На острове помимо монастыря, есть несколько крестьянских селений, да два небольших портовых городка Фост и Рас.

Влада снова удивил перевод слова «крестьянских» (как на Земле), видно опять в его лексиконе не нашлось другого синонима.

— А разве Лерсодий жив?! — не сдержавшись спросил Владислав.

— Живёхонек, что с ним станется. У магов век долог.

— 60 -

Зная про умение Влада предвидеть будущее, Сергей поначалу беспрестанно допекал его своими расспросами, пытаясь выяснить, что их всех ждёт, но слышал всегда один и тот же ответ: «Всё будет хорошо».

— Не понимаю, почему ты не раскрываешь всех деталей? — недоумевал Сергей. — Не хочешь меня расстраивать? Не переживай я не из пугливых. Если скажешь, что в дальнейшем одна «пустота», плакать не стану.

— Нельзя слишком часто наведываться в грядущее. — пояснял Влад. — Своими бесцеремонными посещениями можно повлиять на перспективу. Я в этом деле человек новый и рисковать не хочу.

Подходила к концу вторая неделя их вынужденного путешествия.

— Жратва ещё вчера закончилась, скоро и без питья останемся, — Сергей отставил в сторону почти пустой бочонок, с остатками вина и посмотрел на Влада: — Слышь, кудесник? Может смагичишь нам чего-нибудь из съестного?

— Не умею, — отстранился Владислав.

— Тогда поведай простым обывателям, что принесёт завтрашний день, к чему готовиться.

— Я надеюсь, что ещё сегодня наш круиз закончится.

— Это что-то новенькое. А если в деталях?

— Мы доберёмся до острова и у нас появится возможность вернуться домой.

— Каким образом? Только не надо финтить, рассказывай до конца, если уж начал.

— Я не уверен, что стоит продолжать…

— Стоит. Чего же ты такого увидел, что даже намекнуть не можешь?

— После того как мы попадём на Ультаян начинается что-то непонятное — нам предоставится выбор. Этот остров как отправная точка, со множеством вариантов дальнейшего развития наших судеб. Точно таким же кульминационным местом стал для нас вход в портал, на Земле.

— Ты имеешь в виду непредсказуемость предстоящих событий?

— Вот именно!

— Может с Тиром посоветоваться, он тоже видящий?

— Я его уже спрашивал — парень, тоже узрел разветвлённость нашего жизненного пути.

— А если из этого превеликого множества, выбрать пару-тройку направлений и попытаться проследить…

— Думаешь не пробовал? Мне тоже было интересно хотя бы приблизительно знать, что там впереди.

— И что?

— Ничего.

— Например?

— Я наблюдал, как мы участвуем в каком-то сражении.

— Это не подходит. Что ещё видел?

— Как я общаюсь с Богом, вернее… с Высшими силами.

— Ого!

— А ты думал…

— Так когда мы доберёмся до берега?

— Вероятно, вечером.

Влад не стал рассказывать Сергею о том, что в этих видениях очертания Ультаяна представлялись ему несколько искажёнными, будто на остров был накинут прозрачный колпак с очень толстыми стёклами.

«Может защита какая стоит, — терялся в догадках Владислав, пытаясь угадать в следствии чего создаётся деформация панорамы наблюдаемых им фрагментов местности и береговой линии. — Сколько же надо иметь Силы чтобы суметь накрыть весь остров магическим полем! Видать, Лерсодий и правда Великий маг».

Как не старался Влад рассмотреть «хозяина» острова, ничего не получалось, но последние несколько дней плаванья и в данный момент, он постоянно чувствовал чьё-то постороннее присутствие, даже когда погружался в себя и медитировал.

Ему отчётливо слышался тихий голос, который вещал:

— Мы должны помочь друг другу. Чтобы наша встреча состоялась тебе зададут вопрос, на который ты ответишь: я пришёл из другого мира.

«Ерунда какая-то, — размышлял Влад. — Какой вопрос? Кому я должен это сказать? Уж не Лерсодий ли пытается говорить со мной, но у него не здорово получается. Очевидно, ему трудно пробиться через созданный Дублёром магический заслон. Откуда ж он обо мне знает? Как откуда, я же сам пытаюсь вызвать его образ. Остров недалеко, вот он и пробует установить контакт.

Узнать бы, чего он хочет.

А он ли это?

В любом случае магический полог снимать нельзя, нас сразу обнаружат пришельцы. Подождём. В таких случаях нельзя торопиться. Тем более если Лерсодию известно, что я из другого мира.

Интересно, что могло потребоваться Великому магу от пришлого чужака. В отличие от нас ему не надо искать дорогу домой — он у себя дома, а мы без сторонней помощи вряд ли обойдёмся.

Так что всё будет заключаться в цене за его услугу, которую он смог бы нам оказать».

— 61 -

Узнав, что вечером скитание по водным просторам должно наконец закончиться, Сергей на протяжении всего дня напряжённо всматривался вдаль.

Вдруг в лучах заходящего солнца, на линии горизонта появились едва различимые контуры суши.

Сначала Рик с Полтом, а за ними и Тир, каждые на своём языке, закричали:

— Земля!!!

По мере приближения к острову, стали вырисовываться гористые очертания его берегов.

— Далековато ещё. Причалим уже ночью, не наскочить бы на камни, — высказал свои опасения Полт.

— Я прекрасно вижу в темноте, послежу, — успокоил его Влад, подумав: «Проделав такой маршрут, было бы очень обидно разбить лодку о скалы, в самом конце пути».

Чем ближе они подплывали к острову, тем сильнее у Влада нарастало чувство тревоги: «Наверно надо связать наших морячков, как бы ни выкинули какой-нибудь фортель».

Не успел он поделиться своим беспокойством с Сергеем, как Полт, выставив руку в направлении берега, крикнул:

— Смотрите, огонь! Он мигает.

Действительно, чуть правее центральной части острова появилось ярко-красное свечение.

— Это, кто-то знак подаёт! — вскрикнул Рик.

— Да, надо забирать вправо, — согласился Влад, силясь определить источник, который мог являться причиной возникновения странной иллюминации.

Неожиданно, он отчётливо увидел внутренним зрением, как от острова к их шлюпке протянулся тонкий энергетический луч, красного цвета.

— Смотрите! — отчаянно завопил Полт. — Там… корабль!

Действительно — к ним, на большой скорости, приближалось судно.

Его свёрнутые паруса были привязаны к реям, а на корме развевался багряный флаг, с большим белым крестом, заключённым в зелёный круг. Не плюсиком, а крестом — вертикальная линия была много длиннее горизонтальной.

— Это флаг островитян! — оживились Рик с Полтом, замахав руками в приветственных жестах.

Подойдя ближе судно сбавило ход и словно включив заднюю передачу, сдало немного назад.

С корабля сбросили канат. Полт ловко поймал его, и шлюпку подтянули к борту.

— Крепи трос, — послышался голос с палубы и, чуть погодя: — Кто-то может сказать нужную фразу?

Владислав сразу понял о чём идёт речь и несмотря на то, что был несколько ошеломлён происходящим, крикнул:

— Я прибыл издалека. Я пришёл из другого мира.

— Мы доставим всех вас на остров, — прокричали в ответ, — а тебя, путник, ждёт встреча с Великим Лерсодием.

В порт заходить не будем, причалим как можно ближе к монастырю, там недалеко есть пристань.

Быстро набирая ход, корабль потащил за собой, лодку с командой Влада, привязанную к его корме.

— Разве возможно перемещаться без парусов? — спросил он, глядя на Рика с Полтом. — У них на борту маг?

— У них магический движитель.

Остров быстро приближался.

«Да он просто огромный», — всматриваясь в живописный ландшафт скалистого берега, прикинул Владислав.

На некоторых вершинах скал, заметно выделяющихся среди остальных более низких, он разглядел сторожевые постройки, сложенные из камня.

Корабль обходил остров справа и на всём протяжении пути, вдоль берега, на расстоянии прямой видимости между собой, встречались эти нехитрые сооружения.

Когда высокие скалы уступили место песчаным косогорам, спускавшимся к морю безлюдными узкими и широкими песчаными пляжами, взору Влада открылось высокое плато. Именно с него и исходили те ярко-красные всполохи.

Одной стороной оно вплотную подступало к отвесным склонам горного хребта, уходящего вглубь острова, другие его края были обнесены мощной крепостной стеной, выложенной из крупных каменных блоков.

Обогнув каменистый мыс, выступающий острым клином в море, корабль вошёл в большой залив, глубоко вдающийся в сушу скалистыми и обрывистыми берегами.

В средней его части расположилась уютная бухта, у причала которой стояли два корабля.

Парусники, как два брата близнеца, имели по две прямых мачты и одной наклонной, спереди.

Каждое судно было оснащено четырьмя пушками — две в носовой части и две на корме.

Вход в бухту прикрывал небольшой форт, грозно ощетинившийся длинными стволами орудий в сторону моря.

От причала, у подножия пологого песчаного взгорка шла дорога. Проходя вдоль берега впадающей в море неширокой речушки, она, повторяя все её изгибы, извилистой лентой поднималась к плато.

— 62 -

Когда Влад поинтересовался у монаха, встретившего их на причале, и сейчас находящегося с ними в качестве провожатого, почему они въезжают в крепость, а не в монастырь, как предполагалось, то получил исчерпывающий ответ:

— Монастырь стоит на территории крепости. Он обосновался по соседству с храмом, одной из стен которого является тело скалы, под которой есть проход, ведущий к пещере где находится главная особенность Ультаяна — святой Источник.

Лерсодий говорит, что сама земля из недр своих даёт этому месту силу, насыщая его мощной жизненной энергией. Таких мест на нашей планете немного.

В монастыре устроен приют для сирот и обездоленных, имеющих магические способности.

О сиротах заботятся служители монастыря, а всем неимущим, чтобы они могли прокормить себя, Лерсодий выделил земельные наделы в долине и помогает с постройкой домов.

В долине хорошая плодородная почва, позволяющая снимать богатый урожай, и ветер не такой сильный как на возвышенности.

Ранее недалеко от храма стояли деревянные бараки, приспособленные для проведения магических занятий и Сила, идущая из Источника, способствовала начинающим магам постигать азы сложной науки.

Со временем бараки снесли, а на их месте построили вместительное здание из камня.

Там сейчас образована школа магии, где любой обладающий внутренним Даром может обучаться бесплатно, обязуясь взамен, продолжать жить и трудиться на Ультаяне. Хотя, попавшие на остров люди, получая помощь и чувствуя постоянную заботу со стороны Лерсодия, сами не очень-то и стремятся покидать его.

Если отучившиеся и обрётшие печать мага всё же изъявляют желание отбыть на материк, то их не удерживают. С ними составляется долгосрочный контракт, по которому им полагается перечислять в фонд казны острова пятую часть своего заработка, полученного на Эйфинаде.

— Обучение в школах и академиях магии на материке стоит очень дорого, а в тех что подешевле — слабые наставники, — пояснил островитянин. — Поэтому некоторые желающие просвещаться у достойных преподавателей бесплатно, стремятся попасть на Ультаян чтобы, закончив обучение вернуться на материк в качестве искусного мастера магии.

Многие из приехавших обзаведясь семьями, так и остаются жить на острове.

Внимательно и терпеливо слушая длительный монолог провожатого, Влад не сдержался:

— Простите, достопочтеннейший, что перебиваю ваш удивительно познавательный рассказ, но мы люди не местные и нам было бы интересно узнать поподробней об энергоисточнике, который, как вы говорите, находится в пещере.

Монах как-то странно взглянул на Влада и стушевавшись буркнул:

— Здесь не принято обсуждать эту тему. Он просто есть. Вот встретитесь с Лерсодием его и порасспросите.

— Значит и про «энергию жизненной силы», которую он выделяет вы тоже ничего не скажете?

Видя, что островитянин, резко прервав общение, хочет замкнуться в себе, Владислав как бы между прочим поинтересовался:

— Я смотрю у вас и корабли есть?

— Имеются, — неохотно возобновляя диалог, ответил монах. — С постройкой собственных судов у нас появилась возможность развивать торговлю.

— Чем же вы торгуете, ведь рыбы на материке и своей хватает?

— Ученики школы магии мастачат защитные обереги и магические амулеты, которые пользуются неплохим спросом на Эйфинаде.

Сельчане везут на продажу собранный урожай, который благодаря необычным свойствам святого места вызревает быстрее и лучше — по два урожая за сезон снимать удаётся.

— Молодцы! Здорово вы тут устроились!

Монах глубоко вздохнул и угрюмо посмотрел на Влада:

— Подробностей я не знаю, давно это было, только не всегда всё так гладко у нас было.

В самом начале — когда Ультаян помаленьку стал обживаться, король Ишт свою флотилию присылал к нашим берегам. Грозился пойти войной, если Лерсодий ему остров не вернёт.

— Во как!

— Из учеников школы и обученных магов были созданы боевые дружины, чтобы дать отпор нападающим.

Да в пустую всё это. Не вышло у Ишта ничего. Не смогла его флотилия приблизиться к берегу.

— Как так?

— Это ты Лерсодия спроси, вон он, у храма, — ответил монах и поворотом головы указал на сложенное из крупных каменных глыб сооружение. — Поди вас встречает.

— 63 -

Возле входа в храм, в окружении десятка вооружённых саблями воинов, стоял убелённый сединой старик. То, что Влад был не один, похоже, не сильно его удивило.

Хозяин острова поманил Владислава рукой, приглашая приблизиться.

«Хочет со мной наедине поговорить, — понял Влад. — Какие плебейские манеры, мог бы и сам подойти поближе. Разве гостей так встречают? Видно в детстве его плохо воспитывали, а может уже и подзабыть успел. Ему ж получается годков-то сколько? И не сообразишь сразу — столько не живут. Молодец, бодрячком держится!»

Небрежно кивнув ему в ответ, Влад потянул Сергея за руку:

— Идём, постоишь со мной, за компанию.

— А вы куда? — повернулся он к потянувшимся следом за ними морякам и Тиру. — Побудьте пока здесь.

Состоявшаяся беседа была короткой, напряжённой и как показалось Владу не очень дружелюбной.

Всё время общения с Лерсодием он физически ощущал, как его пытаются сканировать.

«Что изменилось? — недоумевал он. — Судя по всему, маг мне не верит, а ведь сам желал встречи. Спасибо, что в кандалы не велел заковать».

Сославшись на позднее время и неотложные дела Лерсодий уже хотел было расстаться с ними, договорившись встретиться утром, но Влад дерзнул остановить его:

— Простите меня за настойчивость, но мне кажется, что мы впустую теряем время. А это играет на руку только нашим врагам — Тёмным. Нам надо более обстоятельно поговорить. Желательно, прямо сейчас.

Лерсодий пристально посмотрел на Влада и его рот исказила кривая усмешка:

— Вы действительно этого хотите? Вы, тот кто использует магию Тёмных. Тот, в ком течёт их кровь. Поправьте меня если я не прав.

— Кровь Тёмных, во мне?

— Несомненно!

— Может на мне, но никак не внутри меня, — тихо вымолвил Влад и постепенно отходя от шока, стал скрупулёзно перебирать в памяти все известные подробности о своём отце.

Это его ошеломлённое состояние не ускользнуло от внимательных глаз мага.

— Возможно, имеются некоторые моменты, которые требуют уточнения, — произнёс Лерсодий, прерывая зависшую паузу. — Мне мешает ваша защита.

— Я бы с удовольствием снял её, но от этого может быть хуже не только мне, но и вам.

Стоящие за спиной старика воины напряглись.

— Спокойно! — поднял левую руку в останавливающем жесте хозяин острова и властно потребовал: — Извольте объясниться, не люблю загадок.

— Вы считаете, что мне следует сделать это при всех?

— Не обязательно…

Не понимая ни слова, Сергей напряжённо следил за выражением их лиц, пытаясь хоть как-то уловить суть разговора. Осторожно осматриваясь по сторонам, он оценивал ситуацию чтобы сообразно складывающейся обстановке вступить в рукопашную схватку.

Словно уловив воинственный настрой Сергея, маг окинул его въедливым взором и проворно нагнувшись, поднял с земли маленький плоский камешек.

Поместив его между ладоней Лерсодий сосредоточился и сквозь щёлки неплотно сомкнутых пальцев наружу просочилось яркое жёлтое сияние.

Протягивая Владу ещё тёплый камень, маг пояснил:

— Передайте своему напарнику — это амулет-переводчик.

Дождавшись, когда Влад отдаст его Сергею, объяснив, что это такое, Лерсодий кивнул в сторону храма:

— Идите за мной.

Два рослых монаха стоящие возле высокой входной двери, склонив головы в вежливом поклоне, распахнули толстые створки, пропуская мага внутрь.

Влад с Сергеем последовали за ним, заметив, как сзади, отстав на несколько шагов, их неотступно сопровождают три статных воина.

Лерсодий уверенно зашагал через центр зала, равномерно освещённый магическими светляками, подвешенными в воздухе.

«Здесь достаточно просторно», — оценивая внутреннее пространство, отметил про себя Влад.

Храм был квадратный, с высоким куполообразным сводом, в который упирались массивные колонны, стоящие в каждом из его углов.

Кое-где были видны маленькие круглые столики с глиняными чашами. Никаких икон и прочей церковной атрибутики настороженный взгляд Влада не обнаружил.

Дальняя часть храма, с ровным прямоугольным проёмом в стене, озарялась красными рассеивающимися лучами.

Там, на полу, располагалась огромная каменная глыба, она-то и источала из себя этот необычный свет.

Поравнявшись с ней, Влад ощутил прилив сил и энергии. У него появилось чувство лёгкости, казалось, взмахни руками и полетишь как птица в небесную даль.

Когда маг шагнул в проём Влад чуть приостановился и проведя рукой по гладкой стене понял — это хорошо обработанная скальная поверхность.

Следуя за Лерсодием, напарники оказались в узком проходе, с вырубленными в горной породе ступенями, ведущими вниз, над которыми парили магические светляки размером с теннисные шарики.

Уводящий в чрево горного массива спуск не занял много времени и вскоре они вышли в довольно большую пещеру.

Как предположил Влад, здесь некогда произошёл геологический разлом, в результате которого возможно и образовалась эта пустотелость с широкой трещиной, протянувшейся вдоль её центральной части. Из глубины расселины мощным энергетическим потоком выбивалось наружу красное свечение.

Стены пещеры как бы напитавшись этой энергией с избытком, теперь делились ею с окружающей средой, мерцая бордово-красными отблесками. Возле них находились фигурки животных и каких-то экзотических растений, искусно вырубленные из цельного камня.

Влад был потрясён, его тело, распираемое переизбытком внутренней Силы, мелко вибрировало, а сердце отбивало барабанную дробь.

От волнения пересохло в горле, а на лбу выступили капельки пота.

«Успокойся и постарайся расслабиться, — услышал он голос Дублёра. — Вокруг очень насыщенный энергетический фон, но тебе это не опасно».

— Я вижу вы быстро освоились, — сказал подошедший к нему Лерсодий. — Здесь мощная энергетика. На этот Источник запитана охрана острова.

Создаваемый им фон не даст вас обнаружить. Снимите свою защиту, теперь вы в безопасности. Я хочу получше рассмотреть вас.

Он протянул свою руку к его голове:

— Вы позволите?

— Извольте! — согласился Влад, покосившись на стоящих у входа в пещеру трёх рослых молодцев, вооружённых короткими саблями.

— Я вижу, что вы не таите зла, но никак не могу понять, что общего у вас с Тёмными.

Впрочем, что бы вы мне не сказали, это будут всего лишь слова, а так получится быстрее и надёжнее, — продолжал говорить Лерсодий, накладывая ладонь руки на лоб Влада.

Быстро погрузившись в себя тот, в образе Дублёра, продолжил разговор уже на другом, внутреннем уровне:

— Я разделяю ваши опасения, но и вы поймите меня — мы не знакомы. Кто знает, чего от вас можно ожидать? Я могу только догадываться о ваших планах и намерениях в отношении нас.

Они стояли на поляне лицом друг к другу.

Их головы окутывала лёгкая синеватая дымка:

— Как и у Тёмных общая картина структуры ваших энергопотоков напоминает мне…

— Может, хватит ходить вокруг да около, бросая какие-то пространные намёки?

— Я просто хочу убедиться, что вы не имеете отношения к коварным планам моих врагов.

— Даже если я и обладаю Силой и техникой Тёмных. Что это меняет?

— Посмотрим…

— Смотрите! — коротко бросил Владислав и сконцентрировался, внимательно контролируя все действия Лерсодия, чтобы он не внедрил в него что-то своё.

— Странно, я вижу у вас большой магический потенциал, но почему используется такая необычная защита, рассчитанная лишь на то, чтобы скрывать, — услышал Влад. — Если добавить в неё пару-тройку конструкций, она сможет ещё и воздействовать на противника.

Видя, как Дублёр заинтересовался пластом памяти, связанным с его преподаванием в академии и рассматривает боевое плетение, Лерсодий замолчал, решив сделать некоторую паузу.

— В принципе я узнал, то, что хотел, — вновь послышался его голос. — А вы утолили своё любопытство? Предлагаю продолжить диалог у меня кабинете.

— Что же вы молодой человек так себя запустили? — донеслось до Влада.

Открывая глаза, он услышал укоризненный вздох:

— Упражняться нужно почаще. Разрабатывать энергоканалы.

Влад увидел, как Лерсодий, склонившись над упавшим Сергеем, начал выводить загадочные пассы руками:

— Вашему приятелю нежелательно здесь долго находиться. Я подправил ему внутренние энергетические потоки — сейчас очнётся. В нём тлеет магический огонёк, почему он не старается его разжечь?

— Он и так — парень хоть куда! — отшутился Влад. — В рукопашной схватке с ним лучше не сходиться.

— Помогите-ка ему ребята, — распорядился маг, — ведите ко мне, в кабинет. — И пусть принесут что-нибудь из одежды, — добавил он, скользнув взглядом по полуголым телам гостей.

Двое из воинов, ожидающих у выхода, помогли Сергею подняться и поддерживая за руки повели к лестнице.

— Спасибо за заботу, — сказал Влад, направляясь вслед за Лерсодием.

— 64 -

Кабинет хозяина Ультаяна представлял собой небольшую уютную комнату.

В противоположном от входной двери углу, находился письменный стол с массивным креслом. Сразу за этим креслом виднелась металлическая дверца встроенного в стену сейфа. Перед столом стояли два стула.

Слева от двери, на стене, висели несколько боевых сабель и кинжалов.

Справа от двери, вдоль стены, расположился широкий кожаный диван, а рядом с ним маленький деревянный столик, типа журнального.

Напротив дивана возвышались два шкафа. Тот, который побольше — для одежды, в другом виднелись толстые книги, рулоны и сложенные стопками исписанные листы бумаги.

Пройдя в кабинет Лерсодий устало плюхнулся в кресло за столом и шумно вздохнув, кивком предложил Владу с Сергеем занять пустующие стулья.

Бравые ребята сопровождавшие их всю дорогу, прикрыв за ними дверь, вероятно, остались ожидать дальнейших указаний в соседней комнате.

После посещения Источника негативное отношение Лерсодия к путникам резко изменилось в лучшую сторону.

Отвечая на их вопросы, он охотно давал подробные пояснения:

— Магия у нас существовала всегда, но не все умели ей пользоваться, да и не всем это было дозволено.

Долгое время простым людям, из низших сословий, королевским указом запрещалось пользоваться Силой. Существовали специально созданные карательные органы, которые тщательно следили за соблюдением установленных правил.

За последние несколько столетий, эти правила претерпели много существенных изменений.

Власти, устав бороться с повсеместным проявлением Силы, поняв бесполезность устаревших положений закона, смягчили ограничения на её применение.

Теперь, запрещается использовать любую волшбу только в крупных городах.

Запрет не касается лишь тех, кто закончил обучение в академии и имеет в подтверждение этого печать мага — именной перстень.

— А как вообще вы видите склонность человека к магии, как магичите? — поинтересовался Влад. — Вот, например, если вам надо создать энергетический шар, или маленький огонёк на ладони. Как вы это делаете? Представляете его формирование на ладони?

— Магический дар у нас видят, или чувствуют, по-разному. Я приверженец стихии огня.

Могу разглядеть внутреннюю Силу как крохотную искру, костёр или пламя — всё зависит от того каким магическим потенциалом обладает человек.

Если кто-то работает со стихией воды, то, он может увидеть насколько заполнен сосуд Силы — доверху, или наполовину.

Что касаемо самих магических действий — если кто-то хочет зажечь огонь на ладони, берёт и зажигает его, на уровне подсознания, рефлекторно.

Энергетический фон нашей планеты мощный и если есть магические способности, то их используют машинально — не задумываясь.

У нас эти способности передаются новорождённому от отца к сыну, от матери к дочери.

Однако частенько бывает, что они проявляются и у ребёнка из обычной семьи, где никто из родителей не обладает Силой.

Немного помолчав, Лерсодий продолжил:

— А «представляют» — как вы говорите, или визуализируют то, как всё происходит, очень немногие. Это неудобно и долго.

В бою или магическом поединке пользуются готовой «ключевой фразой», разнообразными символами или магическими амулетами.

Вот наши предки не могли обойтись без образов, при создании мыслеформы, но в то время, магия ещё не рассматривалась как предмет изучения и применялась спонтанно, по наитию.

Лишь спустя долгие годы, наработав определённый опыт, некоторые эйфинадцы обратили внимание, что, объединяя отдельные фрагменты мыслеформ в единое целое, формируя таким способом некую завершённую структуру, заключённую в особый специфический символ, можно усилить свой потенциал повысив эффективность магических действий.

С того момента и были заложены основы непростой науки — магии. Тогда и стали составляться всевозможные многофункциональные магические конструкции… в том числе для защиты, или нападения.

Наши предшественники оставили нам много готовых решений и подсказок, в виде различных «таблиц», где подробно представлены параметры взаимодействия основных компонентов природы и необходимый набор условий, сопутствующий проявлению Силы.

Эти тайные знания мы до сих пор передаём своим детям, из поколения в поколение.

Да кому я это рассказываю…

Влад, вы же маг и сами прекрасно понимаете, что гораздо быстрее и надёжнее воспользоваться уже готовой конструкцией, где отдельные элементы Силы объединены в один магический символ-знак, фразу, или ключевое слово. Магу много проще запомнить это слово, или символ, а не возиться с образами её составляющих.

Если кто-то, неожиданно напав, бросает в вас огненный шар, то можно не успеть представить прочную стену, которая надёжно прикроет от врага. А если и успеете, то не факт, что сумеете защититься.

Этот огненный шар наверняка будет нашпигован множеством различных компонентов, представляющих собой универсальную конструкцию для нападения. Редко кто станет бросаться «сырой» энергией.

Чтобы разрушить эту конструкцию, понадобится ещё более изощрённая, которая не только противостоит внезапной атаке, но и подпитает ваше защитное поле энергией нападающего, использованной против вас.

Вот и изучают в наших академиях виды и строения конструкций, где и каким способом их лучше употреблять, а образы, и последовательность действий — как всё происходит, рассматривают в школах, в самом начале обучения.

Конечно, необходимо знать, как взаимодействуют элементы, составляющие какую-либо магическую структуру, откуда чего берётся, но в бою важна скорость и мощь применяемой энергии.

Важно, сколько готовых к использованию конструкций будет иметь маг перед началом схватки — какое количество «ключевых» символов запомнит, и сколько времени ему потребуется на то чтобы, высвободив энергию применить их.

Следует иметь в виду ещё и то, что можно запомнить много «ключевых» символов, но хватит ли внутренней силы беспрерывно удерживать их при себе в состоянии полной боеготовности?

Поэтому большое внимание уделяется работе с энергоканалами, ведь чем лучше они разработаны, тем большее количество энергии смогут пропустить через себя. Чем лучше подготовлена и сбалансирована внутренняя энергетика мага, тем больше готовых конструкций он сможет пустить в ход.

Было время, когда я, преподавая в академии, помогал студентам постичь азы формирования магических конструкций или магических плетений, как будет угодно…

— А почему плетений? — вдруг выпалил Сергей.

Посмотрев на него, Лерсодий пожал плечами:

— Да это собственно и не важно.

— Судите сами, — предложил он. — Конструкция, представляет собой сложную композиционную структуру, чем-то схожую с сотканным ковром, состоящим из множества разных нитей, образовывающих рисунок его узора. В неё тоже вплетено множество звеньев, составных частей и отдельных элементов Силы. И именно от правильно скомпонованных мелочей зависит работа всего плетения, как и точность отображения законченного образа на ковре.

— Серёга, не отвлекай человека по пустякам, — пытаясь вернуть разговор в прежнее русло, проворчал Влад. — Лезешь со всякой ерундой. Тебе-то какая разница?

— Да так, любопытно, — неохотно буркнул тот.

— Пожалуйста, продолжайте, — обратился Влад к Лерсодию. — Только давайте по существу.

— Вы хотите узнать, чему преподают в наших магических школах?

— И это тоже…

— Ну что ж извольте, — охотно согласился Лерсодий. — Обычно всем начинающим магам хочется всего и сразу, поэтому подробности — мелкие детали, составляющие структуру плетения, мало кого интересуют. Ведь можно воспользоваться мощными магическими конструкциями, придуманными ещё нашими далёкими предками. Заучив их и освоив методику применения, даже вполне заурядная личность очень существенно повышает свои магические возможности.

Но, всё меняется, жизнь не стоит на месте. На смену старым понятиям и учениям приходят новые, которые порой опровергают прежние или развивают их дальше. Возникают свежие вопросы, требующие принципиально новых решений и тот, кто ищет…

Лерсодий замялся, подбирая нужные слова.

— Тот, кто хочет идти в ногу со временем, старается держать руку на пульсе, — подсказал Сергей.

— На пульсе?

— Серёга говорит, что тот, кто желает гармонично вписаться в новый ритм жизни, должен постоянно отслеживать ситуацию, чтобы поспевать за происходящими изменениями, — вступил в разговор Влад.

— Именно так, — несколько рассеянно пробубнил Лерсодий, стараясь что-то вспомнить. — О чём, собственно, я… Ах, да! Ещё остались у нас учёные мужи, которые пытаются разработать новые оригинальные, альтернативные решения.

Внося в структуру уже существующих плетений незадействованные ранее элементы Силы, они частично, а порой и полностью, изменяют их функциональную значимость.

Таких фанатиков единицы, и я, один из них.

Хотя, не побоюсь ошибиться, подавляющее большинство магов, в силу своей лености, ограниченных способностей, или личных убеждений, действуют по старинке — дедовскими методами.

К тому же, многие непрозорливые учителя магических школ и академий, не видя особого рвения воспитанников к изучению строения собственного тела, к безустанным тренировкам по расширению основных энергоканалов, увеличивающим их пропускную способность, не настаивают, чтобы те занимались самосовершенствованием. Изыскивая внутри себя потаённые ресурсы, могущие влиять на материю окружающего мира, разжигая, таким образом, свою магическую искру, как бы изнутри. Они идут простым путём — от обратного.

Эти бездари, обращают магическую искру в пламя, извне — используя сильные энергетические источники, или магические артефакты.

Пропуская мощные потоки Силы по энергоканалам обучающегося, они, не предлагая ему постичь самого себя и вникнуть в происходящие процессы, ссылаются на то, что работа над собой — долгий, изнурительный, а порой и опасный путь, который может привести к помутнению рассудка.

Это действительно правда, но только в том случае, если будет плохой наставник.

Оттого, как правило, в большинстве школ используются уже готовые плетения, составленные предками, которые, по заверениям преподавателей, способствуют более быстрому достижению желаемого результата.

Не спорю, хорошо иметь готовые решения, помогающие избежать многочисленных проблем на пути познания Силы, но адепт обязан иметь своё представление о том, что творится внутри и вокруг него.

Ведь пропуская часть энергии через себя, при применении мощных конструкций, можно, не рассчитав сил и огромной нагрузки на организм, стать инвалидом или вообще сгореть.

Этих недобросовестных, а порой и бесталантных учителей не заботит будущее начинающих магов, они заняты подсчётом выручки, выуженной из кошельков обучающихся.

Поэтому так много посредственных личностей, среди выпускников академий.

Конечно, со временем некоторые из них чему-то научатся, но раскрыть полностью свой магический потенциал вряд ли смогут.

Видя всё это, я мечтал открыть свою школу магии, создав собственную методику обучения.

За 40 лет преподавания в академии у меня накопилось достаточное количество денежных средств, чтобы выкупить несколько больших домов, или построить новые, где можно было бы собрать тех, кто действительно хочет чему-то научиться.

К сожалению, многие одарённые и талантливые юноши, желающие учиться, не имеют для этого финансовых возможностей.

Я хорошо понимал, что на материке реализовать свою мечту не удастся.

Жёсткая конкуренция и беспрерывное вмешательство властей, навязывающих свои условия, не позволят мне вводить какие-либо новшества. Там свои законы и порядки, с которыми придётся считаться.

Требовалось что-то иное…

Вот почему я перестал преподавать и ушёл из академии.

Лерсодий прервался и обвёл оценивающим взглядом Влада с Сергеем, как бы решая стоит ли продолжать дальше.

— Достойное решение! — уважительно посмотрев на мага, сказал Влад. — Что же было потом?

Эйфинадец утвердительно кивнул и продолжил:

— Это, что-то иное, имелось…

Собранные мной средства позволяли взять в аренду, на достаточно продолжительный срок, большой остров — Ультаян. До него от материка полдня хода на корабле.

Мне представлялось что территориальная удалённость Ультаяна оградит меня от нападок властей и излишнего любопытства недоброжелателей.

Единственное, что меня сдерживало, не позволяя принять окончательное решение, это бытующие в народе слухи о том, что на острове присутствует аномалия.

Случайно оказавшийся на Ультаяне человек начинает испытывать страшные головные боли. Им овладевает чувство тревоги и страха. Более двух-трёх суток там никто не выдерживал — все спешили как можно скорее покинуть это злополучное место.

Вот я и решил увериться насколько правдива людская молва — действительно ли означенная земля непригодна для проживания.

Вкратце, из рассказа Лерсодия следовало, что на зафрахтованном судне он отправился на этот остров.

Зная какое рискованное мероприятие ему предстоит, он предупредил капитана корабля:

— Ждёшь меня трое суток возле острова. Если к этому сроку я не вернусь, то можешь уводить свой парусник. Разыскивать меня не надо.

Площадь Ультаяна достаточно велика и заниматься поисками его пропавшего тела, подвергая риску жизни других людей, Лерсодий считал бессмысленным.

Три дня для мага высокой квалификации, с почти 40-летним стажем преподавания в академии, достаточный срок, чтобы выяснить можно ли жить на острове, или надо искать другой вариант для реализации своей мечты.

Ещё будучи на корабле Лерсодий провёл сканирование Ультаяна и его окрестностей, пытаясь обнаружить участок с наиболее сконцентрированным энергетическим фоном чтобы, исследовав его, выяснить первопричину возникновения необычных явлений.

Определившись с местом, где аномалия наиболее сильно проявляла себя, он указал капитану куда следует держать курс.

Судно зашло в бухту из которой, в глубине острова, хорошо просматривалось высокое плато, примыкающее одной стороной к отвесным склонам крупного горного массива.

Именно с этого плато маг и решил начать свой поиск. Вернее, с той его части, которую вплотную обступали скалы.

Лерсодий считал, что именно там и находится источник, вызывающий изменения в энергофоне острова.

Загрузив провиант и прочие необходимые вещи в шлюпку, он уселся за вёсла и решительно погрёб к берегу. Когда нос шлюпки уткнулся в песчаный мысок Лерсодий, выбрался на землю, воспользовался набежавшей волной и сильно потянув за швартовочный трос, почти наполовину выволок её из воды. Обмотав конец троса вокруг ближайшей остроконечной глыбы, он завязал его узлом.

Убедившись, что лодку не унесёт в море, маг закинул за спину дорожный мешок с нехитрыми пожитками и не теряя времени отправился на плато.

По мере удаления от побережья, на его пути несколько раз встречались остатки каменных построек и сгнившие, покрытые мхом фрагменты бревенчатых срубов.

Взобравшись на плато, Лерсодий наткнулся на большое обветшалое строение, сложенное из плоских камней.

«А ведь когда-то, очень давно, здесь было многолюдно, — предположил он, рассматривая зияющие провалы в стенах этого вместительного сооружения, — сейчас же блуждают лишь странники, вроде меня».

Приступив к обследованию намеченной заранее местности — в подступающих к плато скалах, Лерсодий вышел к расположившемуся там древнему капищу.

На площадке, перед отвесным склоном высокой скалы, находились изготовленные из крупных обломков горной породы фигурки животных и каких-то растений.

Стоя полукругом, они словно прикрывали собой тёмный прямоугольный проём с уходящими вниз ступенями, вырубленными в камне.

Оказавшись в узком проходе, ведущем вглубь горного массива, Лерсодий зажёг магический светляк, но вскоре стало очевидно — света и так достаточно. Дальняя часть тоннеля была озарена красным маревом.

Медленно продвигаясь вперёд эйфинадец почувствовал подступающую к горлу тошноту и сильное головокружение.

Остановившись, маг сконцентрировался и стал перераспределять энергопотоки в своём теле, успокаивая тревожные мысли: «Здесь очень мощный фон, нельзя допустить чтобы я, лишившись чувств потерял себя. Разгадка где-то рядом. Если сейчас мне не удастся ничего выяснить, то второго шанса не будет».

Сделав над собой усилие, он прибавил шагу и очень скоро оказался в просторном подземелье.

Через всю пещеру пролегал разлом, возможно, образовавшийся в результате смещения пластов горной породы. Из этой глубокой трещины и вырывались наружу энергетические пучки, озаряя всё вокруг ярко-красными всполохами.

На стенах пещеры были выбиты замысловатые крупные символы.

Лерсодий когда-то читал про нечто подобное и предположил, что это место — Святости и Силы.

В подобных святилищах Урдулы — народ, населявший в древности эту планету, поклонялся своим богам, спрашивая у них совета, прося помощи и поддержки.

«Вот я и нашёл причину возникновения аномалии — мощные энергоимпульсы, исходящие от разлома», — взбодрился он, ощутив прилив сил.

— Я, Дух острова — Владыка «места Силы», — раздался голос в его голове. — Мне не совсем ясна цель твоего визита. Зачем сюда пожаловал?

Извинившись за своё бесцеремонное вторжение, Лерсодий сообщил Владыке о своих намерениях.

— С тех пор как твои далёкие предки покинули остров, на мне лежит ответственность за сохранность этого Святого Источника, — пояснил Владыка. — Ультаян хоть и является безлюдным, но денно и нощно пребывает под пристальным присмотром Духов природы. Праздношатающимся визитёрам здесь делать нечего.

Поведав о своих долгосрочных планах более подробно, Лерсодий поделился своими соображениями по выбору оптимальных вариантов для достижения поставленных целей. Заверив Духа в том, что обязуется блюсти тайну и «чистоту» Источника, всячески способствуя возрождению некогда забытой Святыни.

— Мне понравились описанные тобой перспективы, — начал Владыка, — но не думай, что, став собственником большого участка земли с правом временного пользования, ты уйдёшь от всех проблем. Даже на приличном удалении от материка ничто не оградит тебя от нападок злопыхателей.

Ультаяну нужен сильный и полноправный хозяин, не имеющий юридической и финансовой зависимости от различных стряпчих и казначеев королевского двора. Конечно, в корне это ничего не меняет, но значительно сокращает количество нежелательных посетителей острова, мешающих реализации твоих замыслов.

— Я не настолько успешен и богат, — опешил Лерсодий, — мои возможности, увы, не безграничны.

Пожалуй, Вы правы. Быть может, действительно, я пытаюсь замахнуться на слишком многое?

— Я не это имел в виду, когда говорил о проблемах. Любое начинание всегда… почти всегда сопряжено с определёнными трудностями.

— Тогда объясните, что не так?

— Вряд ли ты поймёшь… полностью. Этот мир таит очень много загадок недоступных людскому разумению.

Мне весьма импонирует твоё стремление бороться с засильем невежества, даже в ущерб своему благополучию. Трудно не оценить твою душевную теплоту и человеколюбие.

Твои помыслы чисты, ты не стремишься к господству над своими сородичами, а наоборот стараешься им помочь.

— Польщён и глубоко признателен за высокую оценку моих личных качеств, — удручённо вздохнул маг, — но… вряд ли при означенном Вами положении дел…

— Что за упаднический настрой?! — взбодрил собеседника Владыка. — Не стоит отчаиваться! Я подскажу тебе путь к пещере, где спрятаны древние сокровища. Это станет ощутимой поддержкой твоему новаторству. Всё остальное зависит только от тебя.

Уладив проблему с проживанием на Ультаяне, надо было решать следующую — как его заполучить.

Теперь, финансовая сторона вопроса не особо беспокоила Лерсодия — в указанном Владыкой тайнике был найден сундук, полностью набитый драгоценностями. Настораживало другое — то, как просто всё у него получилось.

На материке достаточно магов высокого уровня, способных разобраться в несложной ситуации, сложившейся на Ультаяне, которым не составило бы особого труда понять причину возникновения аномалии.

Складывалось впечатление, что кто-то специально распространяет ложные слухи, окружая остров ореолом таинственности вместо того, чтобы развеять бытующие в народе мифы.

«Значит кому-то это надо, чтобы Ультаян был необитаем, — рассудил Лерсодий. — Зачем? Какая цель преследуется?

Прежде чем вносить плату нужно всё хорошенько разузнать, а то и деньги потерять можно и врагов нажить».

По возвращении на материк маг, желая разобраться в странных обстоятельствах затеянного им мероприятия, вплотную приступил к поиску ответов на возникшие вопросы.

Осторожно интересуясь через знакомых, общаясь с работниками библиотек, где имелись архивные материалы, он выяснил, что остров уже не раз выставляли на продажу, но до заключения сделки так и не доходило.

Некоторые из покупателей, польстившись на невысокую цену, узнав про аномалию, отказывались сами, другим мешали искусственно создаваемые кем-то препоны.

Внутреннее чутьё редко подводило Лерсодия, вот и в этот раз он был уверен, что без вмешательства какой-либо очень влиятельной особы тут не обошлось.

«Какой смысл в том, чтобы заключить договор купли-продажи, а затем, без видимых причин, дать “задний ход” сделке? — размышлял он. — Ведётся какая-то тёмная игра. Возможно, кто-то хочет показать, что все предпринятые попытки продажи не увенчались успехом — заявители, почему-то в самый последний момент, сами отказываются от покупки.

Вполне допустимо, что уже есть конкретный заказчик, готовый приобрести Ультаян и продажу острова специально придерживают для него, но тот никак не может решиться, или в данный момент не имеет возможности вести дела?

А может всем просто дурят головы, подыскивая наивного глупца, которого легко облапошить?»

В скором времени Лерсодий вышел на членов тайного общества которое, как выяснилось позже, было создано и спонсировалось очень богатым и вхожим в высшие круги власти вельможей.

Вернее, они сами вышли на него, предложив реальную помощь в решении заморочек подобного рода, ссылаясь на свои обширные и надёжные связи при дворе короля.

Лерсодий решил идти до конца — вступить в это общество и проверить, что может ожидать его если сделка по приобретению острова состоится.

После того как он изъявил своё желание вступить в ряды тайной организации, к его персоне стали проявлять повышенный интерес «особые» государственные службы.

В какой-то момент ему подумалось, что общество раскрыто, и он, как соучастник, может быть арестован и заключён под стражу.

Горько сожалея, что ввязался в эту сомнительную авантюру эйфинадец прекрасно понимал, что слишком увлёкся, переступив запретную черту, но отступать было уже поздно.

«Чего не жилось в своё удовольствие, как всем мало-мальски обеспеченным людям? — мыслил он, прогнозируя наиболее вероятные сценарии развития событий. — Накопленных за время работы в академии средств хватало, чтобы ни о чём не беспокоясь, беспечно прожигать жизнь, а вместо этого можно оказаться в тюрьме и провести остаток своих дней за решёткой».

Очень скоро к нему заявился молодой человек из дворца, с двумя сопровождающими его магами. Посыльный доложил, что имеет предписание сопроводить Лерсодия к министру внутренней и внешней политики — Дору.

Заподозрив самое худшее, незадачливый «искатель приключений» хотел скрыться, посчитав что пришёл конец его спокойному существованию, но уйти без боя не представлялось возможным.

Тогда, не желая рисковать, Лерсодий позволил отвезти себя во дворец. Полагаясь на то, что всё быстро прояснится. Ведь вступая в злополучную организацию он преследовал только одну цель — узнать, стоит ли ему затевать сделку с приобретением острова.

«Мне скрывать нечего, — пытаясь совладать с собой, думал он. — Если допрос будет проводиться при помощи магии, как в таких случаях и бывает, то древние артефакты подтвердят, что я говорю чистую правду. Мне же даже названия этого странного формирования неизвестно, не говоря уже о его роде деятельности».

Привезли Лерсодия не во дворец, а в загородную резиденцию министра Дора который, как очень скоро выяснилось, был одним из учредителей тайной фракции, вовлёкшей Лерсодия в свою опасную ловушку.

Цель этой поездки как раз и состояла в том, чтобы ввести новичка в курс дела и посвятить в некоторые тонкости предстоящей конспиративной работы.

Поздравив Лерсодия с правильным выбором, Дор вкратце обрисовал первоочередные задачи, стоящие перед членами Тайного Братства, довольно отчётливо выделив основное направление — подготовка и осуществление дворцового переворота с целью свержения короля.

Посетовав на нехватку времени, которое раньше отводилось на проведение процесса проверки и вступительных испытаний для новонабранных кандидатур, министр сообщил что, в силу сложившихся обстоятельств, процедура его приёма в состав Братства не завершена.

Теперь, для подтверждения своей преданности идеям организации, «новеньким» предлагалось принести «клятву верности», или присягнуть на крови, что в принципе было одно и тоже — пожизненная зависимость человека, давшего клятву, от того, кому она давалась.

Если это была клятва верности, то проводившийся магический ритуал воздействовал непосредственно на мозг человека, устанавливая некоторые блокировки в его разуме.

При проведении магического обряда на крови, на запястье инициируемого делался надрез для кровопускания и совершались соответствующие церемониальные действия. После чего присягнувший, под угрозой жизни не мог нарушить принятые на себя обязательства — передать кому-либо из посторонних доверенную информацию, или что-то иное, связанное с деятельностью этого таинственного братства.

Он должен был беспрекословно выполнять все поручения и распоряжения человека, или людей, принявших «его верность», если эти задания касались означенных в присяге условий.

В свою очередь, согласно взаимной договорённости, прописанной в тексте клятвы, присягнувший получал обещанные ему блага.

— Давайте не будем оттягивать и довершим начатое, — продолжая диалог, предложил Дор. — Сделаем это прямо сейчас. Право слово, осталась самая малость. Ритуал не займёт много времени. Мы уже всё подготовили.

Лерсодию ничего не оставалось, кроме как подчиниться и надеяться на то, что найдётся способ выбраться из всей этой передряги невредимым.

Он прекрасно осознавал, что теперь, его просто так не отпустят — слишком многое успел узнать.

Когда министру Дору доложили о неком маге высшего уровня, который отказавшись от преподавания в академии находится в свободном поиске, присматривая варианты чем заняться, то Лерсодия сразу взяли в оборот.

Наведя справки, агенты Тайного Братства довольно скоро выяснили, что магистр магии интересуется покупкой острова Ультаян. Вот тогда-то и созрело у Дора решение — предоставить ему такую возможность.

Всё было заранее спланировано и Лерсодия чуть ли не силком завлекли в раскинутые сети, лишив всех шансов пойти на попятную.

Для совершения задуманного — свержения королевской власти, заговорщикам требовались сильные маги и упускать такой удачный случай, как зачислить Лерсодия в свои ряды, они не хотели.

— 65 -

— Господин Лерсодий, я высоко оценил ваше «добровольное согласие» работать с нами, — произнёс министр, наигранно улыбнулся и искоса взглянув на собеседника, взял продолжительную паузу.

— Как складно у вас всё получилось, — иронично заметил маг.

— Не разочаровывайте меня. Я действительно придаю большое значение вашему магическому мастерству. Мы нуждаемся в таких как вы и в знак доброй воли хочу пообещать… клятвенно обещать — под присягой, разобраться с вашей проблемой. Не теперь, а в ближайшие пару дней, если вы того пожелаете.

— Никак не пойму о чём идёт речь?

— Да полноте вам! Неужто передумали и не хотите владеть Ультаяном?

— Вашему желанию суждено сбыться, — обнадёжил Дор, внимательно всматриваясь в зал, заполняющийся прибывающими членами Тайного Братства, — через два… максимум три дня.

Сейчас мы быстренько проведём ритуал посвящения и…

Кстати, какой вид клятвы вы предпочтёте выбрать?

— Когда в мой дом заявился посыльный из дворца с двумя сопровождающими я подумал, что меня арестуют и повезут в тюрьму, — медленно подбирая слова, Лерсодий специально тянул время, лихорадочно соображая, как поступить. — Признаться, не ожидал, такого поворота событий.

— Я смотрю вы не очень-то и рады нашему предстоящему сотрудничеству, — продолжал наседать на него Дор. — Вы же понимаете, что зашли слишком далеко и обратной дороги теперь нет. Вернее, есть, но боюсь она вам не понравится. Хотя, как вам будет угодно — выбор за вами.

— Я не предполагал, что всё произойдёт так быстро.

— Как? Вы же наверняка всё хорошенько взвесили прежде чем выказали свою готовность примкнуть к нашим рядам.

— Да не переживайте вы так, — смягчился Дор, видя некоторое замешательство в глазах Лерсодия. — В вашей жизни грядут большие перемены, сулящие большие барыши. Впрочем, у вас ещё есть пара минут для принятия окончательного решения.

— Я покину вас ненадолго, — бросил через плечо Дор, направляясь к кому-то из вошедших. — Не огорчайте меня.

В голове Лерсодия роились мысли:

«Ловко он всё обстряпал. Вот так, запросто, взял и заявил — выбирай…

Перед фактом меня поставил. Решай теперь, мучайся, какой из двух недопустимых вариантов клятвы более приемлемый.

Если я попытаюсь вырваться отсюда, то они меня просто сожгут — слишком неравны силы.

Что же предпринять? Может, создать двойника и отдать его на заклание? Как сделать так, чтобы ритуал прошёл впустую?

Нужно постараться расширить понимание действительности чтобы, обособив от единой сути какую-либо долю своего сознания, внедрить часть себя в подходящую личность.

Не выйдет — здесь ведь одни маги собрались. Любое чужеродное проникновение в чьё-то тело будет сразу замечено.

А вдруг, среди собравшихся, не все обладают Даром? Тогда, стоит попробовать».

Он начал быстро сканировать членов общества, на наличие магических способностей.

— Ну-с, любезный друг, Вы готовы? — послышался голос Дора, заставший его врасплох. — Ознакомьтесь с текстом присяги и моим обязательством перед вами.

Подошедший сзади Дор протянул ему пергамент с текстом:

— Вы же стремились заполучить землю? Скоро у вас будут огромные владения. Вы будете иметь покровительство влиятельнейших особ. У вас будет всё…

— Я хотел приобрести остров.

— Считайте, что он уже ваш. Так какой ритуал посвящения вы предпочтёте?

— «Клятву верности», господин Дор, — стараясь не потерять самообладания, твёрдо ответил Лерсодий, спешно перебирая в голове домашние заготовки магических конструкций. — С детства не переношу вида крови.

Дор повернулся к своему секретарю:

— Тикс, ты принёс, что я просил?

— Да, господин, принёс. Вот он… — выйдя из-за стола, к ним направился худощавый высокий юноша, неся в длинных тощих руках антимагический ошейник. Подойдя, он протянул его министру.

Дор покрутил в руках кожаный ремешок с приклёпанными к нему медными бляшками и передал Лерсодию, строго взглянув в его глаза:

— Сами наденете, или помочь? Мне известно, что вы хороший специалист по магическим плетениям разного рода, и я хочу, чтобы всё обошлось без никому ненужных эксцессов.

Лерсодий на секунду опешил, затем закрыл глаза, и покорно склонил голову.

— Тикс, помоги господину Лерсодию, — Дор обернулся к секретарю. — Тикс, я тебе говорю?! Ты что, оглох? Пошевеливайся. У меня, на сегодня, много важных дел запланировано.

Лерсодий не ожидал такой удачи — всё случилось настолько быстро, что никто не обратил внимания, как его «Я», одного из пластов сознания, перекинулось в Тикса и притаилось в нём, только и успев отметить: «Ну, конечно! Зачем Дору иметь в секретарях квалифицированного мага? Простым человеком удобнее управлять. Постой, а ведь у паренька проблёскивает крайне слабенький “огонёк Силы”. О чём я? Да такой Дар на Эйфинаде имеет каждый второй! Вряд ли кто из них сумеет самостоятельно разжечь из малюсенькой искры полноценное магическое пламя.

Что я делаю, ведь хлопец стоит как каменная статуя? Всё, молчок».

Процедура клятвоприношения началась.

Та часть Лерсодия, которая затаилась в Тиксе, наблюдая за собой со стороны, спокойно дожидалась, когда будет снят антимагический ошейник.

Наконец текст клятвы и ответная речь Дора были произнесены до конца — недолгий ритуал был завершён. Пришло время попробовать вернуться на прежнее место — в себя.

Стремление Лерсодия овладеть своим телом не увенчалось успехом.

— Я не могу тебя впустить — ты не посвящённый, — пронеслось в голове Тикса, после повторной попытки воссоединения. — Если я нарушу клятву наша плоть умрёт.

Тикс, в недоумении обернулся и не увидев никого за своей спиной, посмотрел на Дора.

Тот подошёл к Лерсодию и, похлопывая по плечу, начал возбуждённо говорить:

— Вы выбрали верный путь. Скоро начнутся великие дела, но об этом, чуть позже.

Сейчас мой помощник проводит Вас в комнату для гостей. Отдохните там, до вечера.

Впрочем, немного погодя я к Вам наведаюсь.

— Отведёшь господина Лерсодия в гостевую, — тихо, но властно распорядился министр, повернувшись к секретарю. — Пусть передохнёт и соберётся с силами. Покажешь ему где можно переодеться, ну и всё остальное… Да смотри не задерживайся надолго, балбес. Ты мне скоро понадобишься.

После того как новоиспечённому члену тайного формирования были высказаны поздравительные речи, собрание начало расходиться.

Когда Лерсодий с секретарём Дора покинули зал и оказались в коридоре, фрагмент сознания, отторгнутый от единого целого, перекинувшийся в сущность Тикса, попытался ещё раз вернуться обратно.

Увы, очередная попытка вновь оказалась неудачной, и тело мага сковали судороги. Он остановился, пытаясь облокотиться о стену, и медленно стал сползать по ней на пол.

— Господин Лерсодий, что с вами? — подскочил к нему перепуганный паренёк. — Вам плохо?

— Сейчас, сейчас… — услышал Тикс внутри себя, — мне нужно немного освоиться.

— Господин Лерсодий это вы со мной разговариваете? — спросил юноша, приподнимая лежащее на полу тело мага и стараясь придать ему сидячее положение, прислонил спиной к стене.

— Сейчас он придёт в себя… э-э-э, вернее… мне уже лучше, только мысли путаются. Ты не смотри, что у меня рот закрыт. Мы маги и не такое умеем. Если хочешь я тебя тоже чему-нибудь научу, не сложному, а ты за это никому не будешь рассказывать, что мне поплохело после клятвы. Не хочу, чтобы меня сочли за слабака.

— Успокойтесь, вы не первый кто бухнулся в обморок после обряда. Такое уже не раз случалось.

— Ты, видать, славный малый, и тоже не от хорошей жизни сюда попал?

— Надо было как-то жить, — неохотно отозвался паренёк, удивлённо уставившись в прикрытые веки мага, — я круглый сирота.

— Понятно…

— Ну так что, договорились? — прозвучало в голове Тикса. — Никому ни слова…

— Не волнуйтесь, я никому про вас не скажу. А как же вы меня учить будете, мы не сможем часто встречаться? Если кто прознает, или увидит нас вместе, вообще беда будет. Я ведь так же, как и вы, под присягой.

— Не переживай, что-нибудь придумаем.

— Конечно, я согласен! Правда, оплатить обучение мне нечем.

— И не надо. Нравишься ты мне — сам когда-то был таким же.

— А получится у меня? Я ведь никаким особым Даром не владею.

— Я покажу тебе магические приёмы, и ты сумеешь пробудить свою силу духа… свою суть.

— Кого разбудить?

— Своего неизменного спутника и верного товарища. У меня этакий помощник уже имеется, я его Вестником называю. Через них и станем общаться. Не боишься?

— Я ничего не боюсь, — твёрдо сказал хлопец, гордо вскинув голову.

Чуть погодя маг застонал, открыл глаза и постарался подняться с пола.

Помогая ему, Тикс подставил плечо:

— Опирайтесь на меня, я поддержу. Вам сейчас отдохнуть надо. Идёмте в гостевую, там и придёте в норму.

— Очухался? Извини, что так вышло, — донеслось до Лерсодия (то же отзвучало и внутри Тикса). — Я снова попробовал слиться воедино, но опять безрезультатно.

Услышав это, хлопчик обеспокоенно завертел головой, в надежде найти источник голоса и недоуменно пролепетал:

— Ничегошеньки не понимаю. Кто сейчас разговаривал?

Маг молча смотрел на него, опёршись о стену.

— Это мой Вестник. Дух моего тела — мой неизменный помощник. Я же рассказывал про него. Сейчас мы воспользуемся магическим символом, и ты обзаведёшься новым преданным другом, — услышал Тикс.

— Ну, что стоишь, рисуй знак! — продолжил, всё тот же, внутренний голос. — Видишь, юноша хочет магии научиться. Вы уже подружились, и ты обещал ему помочь. Не будь тупым, включи логику — нам же надо как-то общаться.

Слыша всё это Тикс недоумённо взглянул на мага:

— Не-е-е, вам точно отдохнуть надо, а то у вас всё перемешалось, не поймёшь, когда вы говорите, а когда ваш Вестник.

Маг, встав посередине коридора вытянул правую руку вверх и, медленно опуская её, стал выводить в воздухе замысловатые завитушки.

«А у парня-то есть магические способности, — подумал он. — Правда огонёк Силы едва теплится. Не беда, это дело поправимое. Было бы хуже если б он был полновесным магом. Вот тогда мне вряд ли удалось бы перекинуть в него частицу своего «Я», свободную от клятвы. Кстати, надо её хорошенько спрятать. Может равномерно распределить по всему-у-у…»

Почувствовав, как у него начинает прихватывать сердце, Лерсодий резко прервал свои размышления и сконцентрировался на Тиксе.

— Повторяй за мной, — кивнул он ему и видя, как парнишка старательно копирует движения, с улыбкой произнёс: — Теперь взмахни рукой, и назови имя своего друга.

— Рой.

— Отлично! Поздравляю, ты стал моим воспитанником.

Проводя над Тиксом традиционный обряд посвящения в ученики мага, Лерсодий конечно же слукавил, пообещав разбудить в нём «Духа тела», якобы являющегося «внутренним товарищем». Таким способом он хотел, усыпив бдительность паренька, наладить общение со своим «Я», отторгаемым связанной клятвой плотью.

Тикс, переходя в ранг ученика, конечно не догадывался что, участвуя в данном действе обретает умелого наставника, а часть Лерсодия, обустроившаяся в его теле, узаконивает своё положение.

«Привет, Тикс, я — Рой!»

— У меня получилось, привет, Рой!!! — обрадовался юноша и благодарно склонил голову перед магом.

«Давай проводим господина Лерсодия в комнату, — продолжил вещать Рой. — Пусть он немного расслабится, а мы его подлечим. Ты ведь хочешь узнать, как работает магия?»

— Да, да, конечно, — засуетился Тикс. — Господин, идёмте же скорей в гостевую, тут не далеко.

Войдя в помещение, Лерсодий не теряя времени, обратился к ученику:

— Твоя клятва, как и моя, запрещает лишь то, что касается нашего тайного общества? Значит всё остальное позволительно. Я правильно понял?

— Да, господин, её текст у всех одинаковый.

— Когда нет посторонних, можешь называть меня — учитель.

— Хорошо, учитель!

— Хочешь проверить свои магические возможности?

— Да. А как?

— Ничего сложного, присаживайся.

— Что мне нужно будет делать?

— Просто расслабься, а новый друг тебе поспособствует.

— Поможешь, Рой? — спросил Лерсодий, делая вид что обращается к «помощнику» Тикса.

«Ну разумеется!» — отозвался Рой.

— Рой, ты мне поможешь?! Ой, как здорово! Спасибо, учитель, — радостно запрыгал по комнате юноша.

«Вовсе не обязательно орать, — осадил пацана Рой. — Мы с тобой и без слов можем прекрасно общаться».

— Как это?

— «Молча. Если хочешь мне что-то сказать, просто подумай об этом. Я же внутри тебя».

«Я понял, не продолжай, — подумал Тикс. — Что дальше?»

«Успокойся, сядь на стул и наблюдай, — ответил Рой. — Только наблюдай. Глаза можешь закрыть».

— А как же я буду смотреть?

«Ты и так всё увидишь».

Тикс сомкнул веки и его внутреннему взору открылась необычная картина: перед ним находилось отображение человеческой фигуры. Ткани тела были прозрачны и достаточно хорошо позволяли рассмотреть особенности внутреннего строения организма.

Отчётливо вырисовывались мышцы, тёмные силуэты костей скелета, проходящая по всему телу кровеносная система, соединяющая собой внутренние органы.

В некоторых местах, внутренности окутывали полупрозрачные сгустки цветных пятен, в которых происходили какие-то процессы перемещения.

В области сердца просматривался яркий замысловато сплетённый узор соединённый, несколькими тонкими энергетическими жгутиками, с подобным творением в области головы. Проходя сквозь темя, они покидали тело, теряясь из виду среди великого множества пёстрых формирований и бесконечного разнообразия цветовых метаморфоз.

«Те привлекательные узоры, что ты видишь вокруг сердца и на макушке — печать клятвы, — пояснил Рой. — А, объединяющие их, уходящие вверх гибкие отростки — энергетические каналы».

— Как ты себя чувствуешь? — обратился к парнишке Лерсодий.

Тикс сидел с открытым ртом и закрытыми глазами. Он видно так увлёкся, что не обратил внимания на вопрос.

— Что молчишь? — не дождавшись ответа, поинтересовался маг.

— Какая красотища! — отозвался паренёк.

— С тобой всё в порядке? Мы можем продолжать?

— Да нормально я себя чувствую, — выйдя из оцепенения, затараторил Тикс. — Мы же просто смотрим, это не запрещается. Мы не нарушаем никаких обязательств.

— Если изменить, или вообще удалить эти узоры, то клятва будет разрушена, — продолжил Лерсодий.

«Такие же плетения и у тебя имеются, — уточнил Рой. — Выходящие из тела жгутики — энергоканалы, привязывают посвящённого к принявшему его “верность”. Стоит их перекрыть, и клятва не будет иметь силы, но не устранив плетения внутри организма, этого делать нельзя — повредится работа мозга, или остановится сердце. Если же приступить к ликвидации плетений, а одним взмахом руки их не уничтожишь — понадобится время, то принявший клятву моментально почувствует постороннее вмешательство и несомненно предпримет контрмеры. Видишь, как всё взаимосвязано?»

— Зачем ты мне это рассказываешь, Рой? — удивился Тикс. — Я и так знаю, что от клятвы ещё никому не удавалось избавиться.

«Чтобы ты имел представление, подробности не помешают».

В разговор вступил Лерсодий:

— Мне надо знать, можно ли на тебя рассчитывать. Ведь мы, оба, не по своей доброй воле оказались под присягой — ты, вероятно, от безысходности, а я, видать, по глупости. Рассчитывал выкупить землю, под постройку учебных заведений и… попался на крючок секретной агентуры министра.

Нас сделали рабами клятвы. Не слишком ли дорогая цена?

Я просто хотел открыть школу магии, где ребята вроде тебя, не имеющие средств на обучение, получали бы знания бесплатно.

— Обалденно!

— Согласен…

— Учитель, когда же мы продолжим занятия?

— Для того чтобы сделать из тебя настоящего мага нужны приемлемые условия. Дор сразу заметит происходящие с тобой перемены и тогда… конец нашей дружбе. Да что там… Вообще всему настанет конец. Мы ведь под клятвой находимся.

— Но вы же обещали… — насупился Тикс.

— Я привык выполнять свои обещания, — заверил хлопчика Лерсодий. — Когда мы освободимся от «печати клятвы», тогда я помогу стать тебе достойным магом, высшего уровня.

— Ух ты! А до высшего уровня долго учиться?

— Не так быстро, как тебе того хочется. Прежде всего нам нужна свобода.

— А как же мы освободимся-то?

— Нам необходимо попасть на Ультаян. Слышал про такой остров?

— Слышал. Гиблое место.

— Там, нам удастся блокировать одновременно, и плетения, и каналы силы, идущие к Дору. Но мы должны быть вдвоём — один я ничего не смогу. Мне понадобится помощь твоего Роя.

— А может каналы идут не к министру? — предположил Тикс.

— Как это?

— Слухи разные ходят, — опасливо заозиравшись по сторонам, робко начал Тикс. — Теперь мы с вами увидимся не раньше, чем через два-три дня.

— Почему?

— Дор приказал готовить корабль к отплытию.

— Какой корабль? — Лерсодий направился к зарешеченному окну. — Ты о чём?

— Отсюда порт не видно. Окна выходят во внутренний двор…

— Ты рассказывай, я слушаю, — уйдя в раздумья и что-то высматривая снаружи, произнёс маг.

— Так вот, когда вновь посвящённых в члены нашего общества набирается больше десятка, то всех их увозят в порт, где сажают на корабль…

— Любопытно, — оборачиваясь от окна Лерсодий увидел, как ноги парня подгибаются в коленях и он, заваливаясь на бок, оседает вниз.

— Потом привозят всех… обратно… — упав на пол, успел сказать мальчуган, перед тем как скрючился и забился в конвульсиях.

Лерсодий быстро подбежал к юноше и насыщая энергией, принялся ритмично массировать ему грудь.

Наконец, Тикс открыл глаза и тяжело дыша, трясясь всем телом, попытался подняться:

— Ох. Вот, видите, учитель… Нельзя нарушать клятву.

— Ты не спеши вставать. Я оздоровительную процедуру проведу, для профилактики. Это не займёт много времени.

— Я очень хочу быть вашим учеником. Только как нам на этот Ультаян попасть?

— Пока не знаю, — поглаживая по голове Тикса, задумчиво сказал Лерсодий. — Я надеялся, что ты мне подскажешь как отсюда выбраться. Кстати, а что ты делаешь у Дора?

— Стоп, молчи, — резко оборвал пацана маг. — Ты просто думай, а Рой мне перескажет. Ведь он не обременён никакими обязательствами перед Дором.

Постарайся сосредоточиться на чём-нибудь не особо важном. Аккуратненько, не увлекаясь.

— На чём? — замешкался Тикс.

— Например, на том, как долго ты находишься при Доре?

Паренёк сосредоточился…

— Ага-а, — ухмыльнулся Лерсодий. — Сработало! Значит, несколько лет. Хорошо, давай дальше.

«Рано радуетесь, — послышалось от Роя. — Если моё заключение слишком затянется, то я не знаю, чем всё закончится».

— А что такое? — поинтересовался Лерсодий.

«Мне тоже приходится бороться за свободу. Я устал отбиваться от этих чёртовых щупальцев. Они постоянно пытаются опутать меня».

— Вот оно как, — насторожился маг. — Выходит времени у нас совсем мало. Рано или поздно ты тоже станешь зависимым. Ну что ж постараемся не упустить наш шанс. Сопротивляйся Рой, на тебя все наши надежды.

— О чём он говорил? — всполошился Тикс.

— Сейчас, Рой единственный из нас, кто остаётся независимым. Интересно, надолго ли.

Узнав, что Дор частенько посылает своего секретаря в город, с разными поручениями, Лерсодий объяснил Тиксу где разыскать своих друзей и как попросить их о помощи.

Немного поразмыслив, он написал и передал пареньку записку, в которой предлагал вести диалог через Роя — при таком раскладе, организм парня не должен пострадать.

Помощь заключалась в следующем — чтобы избавиться от присяги и вновь обрести свободу, Лерсодию с Тиксом требовалось, как можно скорее, перебраться на Ультаян, к Источнику.

Теперь, когда был разработан план спасения, оставалось уповать на счастливый случай.

И случай этот не заставил себя долго ждать.

Спустя время, после того как Тикс с Лерсодием расстались, гостевую комнату посетил Дор.

— Как отдыхается? — начал он с порога. — Господин Лерсодий, нам предстоит непродолжительная поездка по важному делу. Вы готовы?

— Нет, господин министр. Я палец о палец не ударю пока не дождусь обещанного. Вы сказали, что Ультаян, практически считается моим. Если мы собираемся отбыть на какое-то время, то мне бы хотелось незамедлительно, получить документы, подтверждающие моё право собственности на владение островом.

— Экий вы прыткий, — съехидничал Дор. — Я от своих слов не отказываюсь. Все документы уже подготовлены, но… Вы думаете, что можете получить эту землю до того, как заплатите за неё? Вам ведь надо собрать деньги…

— Они уже давно собраны, — грубо оборвал его Лерсодий. — Перестаньте меня дурачить, несите купчую господин министр.

— Уж не намерены ли вы отправиться сейчас в город, за своими сбережениями?! — напрягся Дор. — Право же, друг мой, это звучит нелепо, но я не могу отпустить вас. Да и к чему? Мои обязательства перед вами строго оговорены в тексте нашего договора. Все обещания будут выполнены. Вы действительно думаете, что я глупец? Нарушение клятвы грозит неминуемой смертью.

— Если все бумаги готовы я не вижу смысла откладывать. Тем более, что это не займёт много времени. Максимум — час. Я укажу как найти моих друзей, и они вручат вам требуемую сумму. Или может вы что-то ещё задумали, господин хитрец? — зло выпалил Лерсодий.

— Что вы, что вы… Всё уже давным-давно придумано.

— Прекратите издеваться!

— Ну, хорошо, — согласился Дор. — Вот только, кого ж послать-то? Видите ли, дело слишком щекотливое…

— Отправьте своего секретаря, с охраной — предложил Лерсодий. — Пусть он укажет место куда следует доставить выкуп.

Когда мои друзья рассчитаются с вами, передадите им мои документы, на владение островом. Разумеется, я должен лично убедиться, что сделка состоялась.

— Пожалуй, так и поступим, — утвердительно кивнул Дор, протягивая магистру листы бумаги, — вам надлежит это подписать.

— Что-то связанное с моим приобретением?

— Да, «это» наш контракт — серьёзно сказал министр.

Перед тем как расписаться, Лерсодий пробежался глазами по тексту и усмехнулся:

— Я думал, что ваша организация тайная?

— Наша, — поправил его Дор и нарочито удивился: — А что Вас не устраивает?

— Как что-о-о?! — протянул Лерсодий, возвращая министру документы. — Ну вот же, смотрите! Вы предлагаете мне, подтвердить своё участие в ваших сомнительных манипуляциях.

— Всё верно. У нас серьёзная организация и ведётся строжайший учёт. Этот документ подтверждает Ваше согласие работать с нами. После чего Вам будет начислено неплохое жалование…

Вы поставлены на довольствие и какое-то время поживёте у нас.

— А если эти документы попадут в чужие руки, представляете, что будет? — не выдержал Лерсодий.

— Да, — спокойно ответил Дор. — Хочу, чтобы и вы это хорошо себе представляли.

— Не беспокойтесь, ни к кому они не попадут, ибо не к кому, — Дор хотел похлопать мага по плечу, но тот отстранился. — Если что-то случится, или пойдёт не так, то я узнаю первым. Все сведения подобного рода мимо меня не проходят.

— Я не буду это подписывать, — возразил Лерсодий, отступая в сторону.

— Поймите, это же простая формальность, — хотел успокоить его министр, но увидев, как маг схватился за грудь и скорчившись от боли, повалился на пол, улыбнулся: — Ах, простите, вы же новенький. Я забыл напомнить про долг клятвы. Перестаньте упорствовать и вам станет лучше.

Что ж, пожалуй, я вас оставлю. Подумайте хорошенько. Я навещу вас чуть позже.

Дор аккуратно положил тонкую стопку листов на стол и вышел из комнаты.

Спустя некоторое время он вернулся и подойдя к столу перелистал документы:

— Ну вот, вы всё подписали! Молодец! Давайте прогуляемся, следуйте за мной.

Они долго петляли по глухим коридорам и наконец вышли в зал с множеством окон.

— Сделка состоялась! — торжественно изрёк министр. — Хочу, чтобы вы лично убедились, что я выполнил одно из условий нашего совместного договора.

Он подошёл к окну, открыл его и, освобождая светлый проём, жестом подозвал Лерсодия:

— Можете пообщаться.

Выглянув наружу Лерсодий увидел маленький дворик, упирающийся в высокую крепостную стену с небольшой дверцей из толстых металлических прутьев.

Посреди двора, в пяти метрах от окна стоял его старый друг — Колтинарий.

Они когда-то вместе работали в академии магии, там и познакомились.

Колтинарий махнул ему рукой:

— Рад видеть тебя в добром здравии, дружище! Молодой человек, представившийся секретарём министра Дора, принёс мне хорошую новость — ты всё-таки приобрёл остров. Поздравляю!

Можешь не сомневаться, подписанные Иштом бумаги я отвёз в надёжное место.

Если что ещё понадобится обращайся.

Мне сказали, что ты очень занят неотложными делами, так я пойду, ещё увидимся.

— Спасибо, Колтинарий, — крикнул Лерсодий и отошёл от окна.

— Теперь можно спокойно заниматься другими делами, — решительно сказал он, внимательно посмотрев на Дора.

Тот не отводя взгляд и явно сканируя повеселевшего Лерсодия, вкрадчиво заметил:

— Не пойму я вас. Ну прям как мальчишка, который получил долгожданную игрушку.

Конечно соблазнительно отхватить такой лакомый кусок почти даром, но стоило ли так тратиться?

Неужели вы не понимаете, что эта сделка полностью завязана на вас и короля? Если Ишта не станет, то…

Не стану вас разубеждать, это ваше решение. Тем не менее при создании новой власти, согласно условию клятвы и моих обязательств, вы в любом случае получите в пожизненное владение высокий титул и замок с прилегающей землёй. Бесплатно!

Может, и ещё чего обломится.

Круто развернувшись на каблуках, Дор направился к широкой двери, в конце зала:

— Идёмте. Нас уже заждались. Как вы переносите морские прогулки?

— 66 -

Стоя на палубе корабля Лерсодий смотрел в сторону материка, на теряющий свои очертания берег.

«Стоило ли вмешивать в это грязное дело моих друзей? — думал он. — Всё очень серьёзно и могут быть неоправданные жертвы. Я во всём виноват, мне и отвечать. Впрочем, разве одному мне всё это надо? Для всех ведь стараюсь».

«Спокойно! — остановил он себя, намереваясь объективно оценить сложившуюся ситуацию. — Без поддержки друзей мне не обойтись, но надо и самому не плошать.

Поздновато спохватился…

Ну что ж, будем исходить из того что есть.

Итак, что же ты задумал, Дор? Какой курс держит наш корабль? Какова конечная цель нашего морского путешествия?

Интересно, а почему он не отправился вместе с нами?

Тикс… вернее, Рой упоминал, что из слухов, бытующих среди братии, можно сделать вывод о тайной связи министра с Орденом Тёмных. Возможно к ним нас и везут.

Вероятно, дача клятвы является первым этапом обработки новеньких, а вот по прибытии к Тёмным, нам основательно промоют мозги, не зря же нас в антимагических ошейниках держат. Ещё какие-то браслеты на запястья нацепили».

«Если нас везут на остров Онот, то ещё есть время чтобы что-то предпринять, — сумев обуздать свои эмоции, размышлял Лерсодий. — От материка до него почти день хода, на корабле. Если на остров Дьявола, то чуть поменьше…

Нарушать долг клятвы нельзя, но можно же хоть что-то придумать.

Сейчас, вместе со мной, на корабле 12 человек, вступивших в организацию за последние две недели — все неплохие маги.

Наверняка их, как и меня, заманили хитростью, поставив перед выбором — или с нами, или смерть.

Может всем нам стоит собраться вместе? Мне одному не справиться.

В команде корабля человек тридцать».

Вдруг сверху его накрыла большая тень.

Со всех сторон послышались голоса:

— Всем новеньким подняться на палубу. Общий сбор на корме.

К Лерсодию подскочили два матроса и подхватив под руки быстро потащили в заднюю часть корабля.

— Видите? Там «Большое око», — закричал он, пытаясь вырваться из крепких объятий.

— Не ваше дело, — рыкнул один из них. — Вы же слышали где вам велено находиться?

На корме собралась приличная толпа людей. Большинство из них, запрокинув головы, смотрели вверх.

— Никуда не расходимся, — орали матросы, окружив плотным кольцом пассажиров судна. — Кучнее, кучнее стоим.

Оказавшись среди таких же, как и он «новичков», Лерсодий поднял глаза к небу, стараясь рассмотреть, что происходит там, наверху.

Неожиданно по всему телу пошла сильная вибрация и его ослепил внезапно вспыхнувший яркий свет. Это было последнее, что он успел хорошо запомнить.

Дальше шли обрывки воспоминаний, не связанные между собой:

Вот он совершенно голый, с торчащей изо рта толстой гибкой трубкой, полностью погружён в большой прозрачный резервуар, доверху заполненный каким-то светлым тягучим раствором. Снаружи, за толстыми стенками этой стеклянной ёмкости, виднеются маленькие ящички с разноцветными огоньками, возле которых сидят люди.

Вот он полулежит в странном кресле. Очень холодно. Сверху бьёт яркий свет. Руки, ноги и шея, перехвачены чем-то металлическим, мешающим двигаться.

Вот его куда-то несут…

— 67 -

Лерсодий замолчал и неторопливо прошёлся по кабинету.

Видно было как он мучительно пытается что-то вспомнить.

Влад с Сергеем молча ждали продолжения рассказа.

— Как же вам удалось сбежать? — не выдержал Сергей.

— Всё было сделано без моего участия.

Получив сообщение от Тикса, мои друзья тотчас же установили наблюдение за местопребыванием Дора и начали обдумывать способы нашего вызволения.

Они не рискнули что-либо предпринимать сразу и прикрываясь защитным пологом приглядывали за всеми перемещениями возле его замка, стараясь не вызвать у охраны лишние подозрения своими действиями.

Увидев, как из ворот крепости выехало несколько крытых фургонов, окружённых многочисленной охраной, друзья, соблюдая осторожность и тщательную маскировку, скрытно отправились за ними.

Когда меня в составе команды «новеньких» доставили в порт и погрузив на корабль вывезли в море, они продолжили слежку, следуя на удалении, параллельным курсом.

Это сопровождение продолжалось до тех пор, пока в небе не появилось «Большое око».

— Им удалось разглядеть, как вас забрали? — поинтересовался неуёмный Серёга.

— Нет, но и без того нетрудно было догадаться что состоявшийся «контакт» спланирован заранее.

Как правило, любая встреча в море с этим загадочным летающим объектом заканчивалась гибелью судна или исчезновением его команды.

С кораблём Дора ничего не случилось. Он, развернувшись на 180 градусов, лёг на прежний курс и спокойно направился к берегу.

Дальнейшее наблюдение за парусником, принадлежащим министру, показало, что по прибытии в порт, кроме моряков и сопровождавшего нас конвоя, никто не сошёл с него на берег. Исходя из этого друзья сделали надлежащие выводы.

Оставалось только гадать каким образом меня с остальными «присягнувшими» магами, отправленными к Тёмным, вернут обратно.

Все предположения сводились к одному — возвращать будут где-то, через два-три дня и скорее всего, тем же способом, как и забирали.

Конечно не исключался и тот вариант, что нас могут привезти назад на другом корабле. Вследствие чего, мои друзья и приятели решили разбиться на три группы, ведя наблюдение в море, порту и на суше.

Ещё несколько человек не прекращали отслеживать все передвижения Дора и Тикса.

— Средств, отложенных мной для приобретения Ультаяна было предостаточно, много больше чем требовалось. За такой довольно сомнительный остров много не выторговать — сделка оказалась очень удачной. Поэтому мои доброжелатели не поскупились, наняв две пиратских бригантины, несколько одномачтовых маломерных судёнышек и около полутора десятков рыболовецких лодок.

— Войти в сговор с пиратами?! — оживился Влад. — Это уже интересно! Разве можно иметь дело с этим отребьем?

— Да, уж… — вставил своё словцо Сергей.

— Как вы говорите? — спросил маг и, взглянув на их застывшие в раздумье физиономии, улыбнулся: — Ну и словечки у вас, господа. Впрочем, это неважно. Важно то, что всё благополучно закончилось.

— Вот так всегда, — Сергей разочарованно развёл руки в стороны, — всё прерывается на самом интересном месте. Как же вы на остров-то попали? Как сумели создать своё государство?

— Это уже совершенно другая история, — отмахнулся Лерсодий. — Не думаю, что стоит тратить время на пустые разговоры.

— Ещё как стоит, — желая услышать продолжение, стал настаивать Сергей. — Неужели вы не похвалитесь как обвели вокруг пальца Дора с Тёмными?

— Все мои достижения вы сами скоро увидите, а как оказался на острове… я не знаю — пребывал в состоянии сна, как, впрочем, и все остальные «освобождённые».

— И всё-таки, как вас отбили у Тёмных? — не унимался дотошный Серёга. — Хотелось бы знать, они действительно настолько сильны и опасны, как о них рассказывают.

— Сражения с Тёмными не случилось. Сразу после того, как «Большое око» вернуло нас на парусник и скрылось из виду, мои друзья вступили в схватку с командой корабля Дора.

Благодаря внезапности и численному перевесу с нашей стороны, удалось избежать никому не нужного кровопролития — корабль министра был захвачен практически без боя.

Все «спасённые» обнаружились в трюме.

— Хорошие у вас товарищи, такую масштабную операцию провернули, — восхитился Сергей.

— Похвалы заслуживают не только они. Хоть и много у меня приятелей и знакомых, готовых прийти на помощь в трудную минуту, но для подготовки и проведения такого серьёзного мероприятия их оказалось недостаточно — требовалось гораздо большее количество надёжных людей.

В связи с этим было принято смелое решение — спасать, помимо моей скромной персоны, всех попавших в беду магов, которые дав клятву оказались в пожизненной зависимости от Дора.

Для реализации задуманного, мои друзья обратились за поддержкой к членам их семей, сообщив всю правду о том, кто в действительности повинен в случившейся трагедии.

Некоторые из родственников «пленённых», занимавшие высокие посты при дворе короля Ишта, узнав о готовящемся дворцовом перевороте поспешили во дворец с докладом.

Желая скорой мести они, все как один, предлагали убить Дора, или вызвать его на магический поединок, но король сумел отговорить разгневанных господ от скоропалительных решений.

Он обещал арестовать Дора, когда появятся веские улики, неопровержимо доказывающие его вину.

Увы, но никаких доказательств причастия министра к произошедшему никто предоставить не мог.

Вероятнее всего Ишт не хотел раньше времени вспугнуть Дора, рассчитывая полностью раскрыть всю сеть созданной им организации, задействовав своих специальных агентов из тайной канцелярии.

Проинформировав короля лишь о назревающем заговоре и месте сбора основных сил его противников, от Ишта утаили о начатой кампании по освобождению находящихся под присягой магов.

Все прекрасно понимали, если пленников удастся спасти, то не стоит дожидаться пока тайные агенты короля закончат своё собственное расследование, «присягнувших» нужно как можно быстрее переправить на Ультаян, где аномалия мощным фоном своей энергии перекроет «печать клятвы».

— А как же удалось узнать, что пора начинать действовать? — заинтересовался Влад.

— Я уже говорил, что в море и вдоль побережья дежурили люди. Помимо магического сканирования близлежащих окрестностей, они визуально перекрыли всю акваторию возле порта, особенно ту её часть, где происходила встреча «Большого ока» с парусником Дора.

Две пиратские бригантины, стоявшие на внешнем рейде, были готовы к нападению на любой корабль, который мог везти на берег обманутых коварным министром невольников.

Все суда были прикрыты пологом невидимости, на них находились маги готовые к боевым действиям.

Ещё одно быстроходное судно, на котором всех нас собирались переправить на Ультаян, затаилось среди мелких прибрежных островов.

На исходе третьего дня ожидания, наблюдатели за загородной резиденцией Дора известили, что в направлении порта выдвинулся вооружённый отряд в количестве двадцати человек.

Из порта тоже поступил тр