КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 468493 томов
Объем библиотеки - 683 Гб.
Всего авторов - 219002
Пользователей - 101678

Впечатления

Shcola про Анон: Анима (Альтернативная история)

Хорошая погремуха, Анон, звучная. А брат твой, Отсос? Во у вас семейка. Сеструха случаем не Ковырялка?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Кощиенко: Айдол-ян - 4. Смерть айдола (Юмор: прочее)

Спасибо тебе, добрая девочка Марта за оперативную выкладку свежего текста. И автору спасибо.
Еще бы кто-нибудь из умеющих страничку автора привел бы в порядок.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Жарова: Соблазнение по сценарию (Фэнтези: прочее)

Отрывок

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Касперски: Техника отладки приложений без исходных кодов (Статья о SoftICE) (Статьи и рефераты)

Неправда - тихо подойдешь
Па-а-просишь сторублевку,
Причем тут нож, причем грабеж -
Меняй формулировку!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Алекс46 про Фомичев: За гранью восприятия (Боевая фантастика)

Посредственно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Алекс46 про Фомичев: Предел невозможного (Боевая фантастика)

И снова отлично.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Ведьминский патруль (fb2)

- Ведьминский патруль [СИ] 845 Кб, 186с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Анна и Сергей Литвиновы

Настройки текста:



Глава 1

Задаваясь в очередной раз вопросом о своей адекватности и нормальности, я медленно кралась вдоль стены очередного заброшенного дома. «Всякая чертовщина», как было указано в характеристиках многих очевидцев, здесь начала твориться около месяца назад. Скорее всего, опять домовой с прочей нечистью территорию делят, дом то уже заброшенный – следовательно, жилым не считается, и права могут на новое место жительство предъявить многие.

Я сделала еще три осторожных шага к темнеющему проему, ведущему в большую комнату, когда отчетливо услышала скрип половиц и шебуршание в углу за стенкой. Удовлетворенно улыбнулась – сейчас наведу порядок, объясню правила поведения и положение о недопустимости обнаружения людьми и все, вуаля! Можно будет топать домой и завалиться спать с чистой совестью и чувством выполненного долга.

Темнота вокруг стояла довольно плотная, даже я со своим ведьминским зрением видела не слишком четко. Новолуние сегодня – мелькнуло в голове не к месту… и тут же засосало под ложечкой от тревожного предчувствия. Тряхнув головой, отгоняя непрошенные ощущения, я сделала еще несколько беззвучных шагов и заглянула в проем. В углу копошилось в каких-то тряпках нечто бесформенное и довольно вонючее. Я непроизвольно скривилась. Странно… Даже нечисть очень редко позволяет себе так смердеть.

Тем временем существо вскинулось и принюхалось, повертев головой из стороны в сторону. А я все еще не могла понять, кто это передо мной, отчего напрягалась с каждой секундой все сильнее, привычным движением обняв ручку небольшого арбалета. Деревянные стрелы с металлическими острыми наконечниками прекрасно решали порой проблемы без пыли и шума. Все эти предрассудки, что это непременно должно быть заговоренное серебро, годились только для детских страшилок. На самом деле, и обычной стали было более чем достаточно. А то, что дело одним экскурсом в нормативные акты не закончится, становилось все более очевидным.

Внезапно существо, издав мерзкий писк, развернулось ко мне и оскалилось в добрые три десятка мелких острых зубов. Я вздрогнула, ощутив, к своему стыду, липкий страх вперемешку с безмерным удивлением.

Подселенец!

Сейчас поясню свою реакцию. Обычно мы имеем дело с домовыми, лешими, лесными духами, мавками, русалками и прочей, адекватной и не очень, аудиторией. В принципе, мы стараемся сохранять гармонию и равновесие, защищая людей от нечисти, а также не допуская людей на привычные для нечисти места обитания. Все довольны. Стычки, которые происходят не так уж и часто, носят кратковременный характер, и довольно быстро решаемы либо разъяснением «кто прав кто виноват», либо изоляцией совсем уж буйных для вправления мозгов и воспитания гражданской ответственности. Это рутина.

Здесь и сейчас была ситуация из ряда вон. Про подселенцев нам рассказывали много и подробно в академии охраны порядка и равновесия, но вживую никогда не показывали. Эти существа были крайней редкостью. Люди их обычно называли «полтергейстами». На самом же деле это была обычная нечисть, но, по какой-то причине, порабощенная злыми духами из-за грани. Это всегда были взрослые существа с большими дырами в ауре и проблемами с родовой защитой. Существа под действием духа закономерно сходили с ума, становясь злобными агрессивными тварями без малейшего понятия о совести и морали. Они вселяли ужас во все живое, что их окружало, не гнушаясь убийствами, питаясь страхом и жизненной силой. Иначе духа утягивало обратно за грань, а порабощенная нечисть умирала. Само собой, они подлежали немедленному уничтожению. Вот только их сила была чудовищной, а изворотливость, жестокость и желание убивать безмерными, что делало такие встречи смертельно опасными для патрулей. Последний такой экземпляр был описан около 5 лет назад на другом конце страны.

Я судорожно перебирала в голове варианты развития событий, стараясь не шевелиться и задержав дыхание. Подмогу я вызвать не успею, а пытаться обезвредить эту тварь в одиночку может закончиться моим некрологом в мелкой газетке. Убежать тоже не успею – если прыгнет на спину, раздерет все до костей вместе с одеждой, а защитного панциря на мне нет. Мдаааа…

Тем временем, существо мелко затряслось, завизжало и кинулось ко мне, быстро перебирая и руками и ногами, как животное. Я мельком отметила, что это, скорее всего, в прошлом был домовой. Отпрыгнув в сторону, я выпустила две стрелы, вскользь задев существо по ноге и заставив откатиться в противоположный угол.

Перезарядить арбалет я не успела, тварь оклемалась раньше. Я чудом заметила мелькнувший силуэт и тут же правую руку обожгло болью. В ладони стало мокро и липко. Не давая мне передышки и злобно вереща на уровне ультразвука, что изрядно отвлекало, мне попытались вцепиться когтями и зубами в горло. Я успела перехватить его руки, но не слишком удачно. Противник был с полметра ростом, но силой не уступал взрослому мужику. Мы покатились по полу – я судорожно пыталась прижать заразу к полу и дотянуться до внутренней закладки с зельями, а существо просто и незамысловато орудовало зубами и когтями.

Жаль, я не волшебник. Махнула правым рукавом…потом левым…и все! Все у тебя есть – и лебеди, и каравай, и принц в придачу. А не обезумевший домовой, который хочет тебя прикончить во славу преисподней, ночью, на каком-то грязном полу в какой-то халупе…и ему плевать, что ты девочка, а девочек обижать нельзя.

Сверху посыпался мусор, и раздалось злобное шипение.

«Ну, наконец-то!»

Я крутанулась вновь так, чтобы существо оказалось сверху. Но удача сегодня явно на меня была обижена. Мелкие зубы впились мне в плечо, раздирая одежду вместе с кожей. Я рявкнула от боли и досады, дернувшись всем телом. В тот же момент, спикировав темной тенью, в шею твари впились длинные зубы. Как вовремя! Откинув ее, захлебывающуюся от боли и крови, я мгновенно выхватила флакончик и свистнув, кинула. Зелье разбилось рядом с верещавшей нечистью и мгновенно окутало ее голубым дымом.

Громкое верещание смолкло практически мгновенно, резанув тишиной по ушам. А еще через секунду передо мной было бездыханное тело, ни чем не напоминавшее того, кто мог меня прикончить, если бы помощь чуть запоздала.

С негромким стоном я села, зажимая ладонью рану. Пальцам было все еще тепло, значит кровь пока не остановилась. Черт!

Выругавшись сквозь зубы, я подошла и перевернула тварь на спину, рассматривая. Это был довольно молодой домовой, не старше 200 лет, что было странно. Обычно духи порабощали нечисть довольно возрастную… В ноге у него торчала моя стрела – она даже не замедлила его движений, хотя он успел потерять довольно много крови. Я с трудом вытащила передатчик из-под одежды здоровой рукой и нажала кнопку вызова дежурной группы.

О мою ногу деликатно потерлись. Я подошла к стене и тяжело села, опершись на нее спиной. Ко мне тут же подошла красивая черная кошка, размером с крупную рысь и прижалась головой к шее. Я ее обняла, благодарно поглаживая по спине.

- Спасибо, мой хороший. Без тебя я бы пропала…

- Муррр…

Это прозвучало, как «что бы ты без меня делала, взбалмошная глупая хозяйка».

Или: «вечно найдешь на свою жопу приключений, а я потом расхлебывай»

В любом случае, что-то укоризненное.

- Ты сегодня кот? Как то даже неоригинально…

Меня боднули в плечо, на что я ойкнула. Аккуратно сняв изрядно пострадавшую куртку, я провела ревизию. Неутешительно – правая рука довольно глубоко разодрана от плеча до кисти, между плечом и шеей кожа в нескольких местах прокушена. Хорошо, никаких крупных сосудов не достал, а то было бы хуже. Левая рука и лицо исцарапаны, на спине и бедре наливаются крупные кровоподтеки – в комнате была куча всякого хлама, так что катались мы с препятствиями. Ладно, переживем. У дежурной группы должна быть аптечка. А если нет, то и до дома дотерплю.

Кот подошел к углу, в котором до этого копошился домовой и издал жалобный звук. Я с трудом встала и подошла, даже не подумав проигнорировать зов.

- Что тут такое, Тим?

Я не сентиментальна, но и мне стало не по себе. Там лежали две распотрошенные собаки и одна внешне целая кошка. По крайней мере, понятно, откуда смердило. Я аккуратно пощупала кошку и обернулась.

- Прости, Тим. Ей уже не помочь…

Тим вздохнул и лизнул меня в щеку, успокаивая.

Тим, а если официально, то Тимофей Аркадьевич, был моим чауром. Что само по себе было невероятным. Чауры были весьма необычными существами и мне, как ведьме, нечего даже было надеяться на встречу. Они как ангелы-хранители, защитники и няньки в одном лице, были мечтой всех, кто про них слышал хоть раз в жизни. Удивительные животные, очень умные (только что не говорят), преданные и самоотверженные, они выбирали себе спутников жизни по понятному только им признаку, и находились рядом всю жизнь, редко создавая пары.

Помимо физической защиты, чауры за метр чуяли яды, экранировали остаточную и атакующую магию и вообще были лапочками. Сколько их в принципе бродило в мире, никто не знал, но в нашей академии на примерно 500 человек преподавателей и учащихся, их было не больше десятка. Чаще всего они выбирали стихийников, но, бывало, везло и оборотням, и даже обычным людям. К ведьмам же чауры не приходили, по крайней мере, это было настолько редко, что мне никто ничего объяснить так и не смог. Хотя ведьма из меня довольно дефективная, может поэтому…

Прошло еще минут десять, когда я услышала топот снаружи. Уже с довольно громким стоном поднялась на ноги – тело болело, как будто по мне танк проехал. Завтра будет еще хуже. Может смалодушничать и взять отгул?

Первым я увидела своего начальника и даже кривовато улыбнулась. С Сергеем Палычем отношения у меня сложились довольно доверительные. Подтянутый высокий мужчина с сединой на висках и возрастом «слегка за 50» руководил отделом грамотно, не давая распускаться, но и не затягивая удила. Грамотно и даже с юмором. И никогда еще я не ловила его на лжи, что для меня было основой нашего сотрудничества-недодружбы.

Увидев тело на полу, он споткнулся и тревожно перевел взгляд на меня, рассматривая.

- Ты его одна?

- Ну, без Тима, думаю, все могло закончиться довольно печально, - без лишнего кокетства выдала я, хмыкнув.

- Цела? – он как всегда был лаконичен.

- Пустяки, бинтами и зеленкой обойдусь, - снимать куртку и показывать боевые отметины мне расхотелось от слова совсем. Не переносила, когда надо мной начинали причитать и суетиться. А уж жалость могла предложить сразу засунуть в… В общем, место весьма известное.

- Это же подселенец, верно? – я спрашивала просто для поддержания разговора. Сомнений не было.

- Да.

- «Счастливчик» мое второе имя, - хмыкнула я, - их же пять лет уже не видели.

Только договаривая фразу, я поняла, что что-то не так. Начальник был обеспокоен, но не особо удивлен. И если мне не показалось, то…

- Нет. Не пять. Уже не пять…

В груди неприятно похолодело. Одна такая тварь могла испортить жизнь небольшому поселку тысяч в пару-тройку жителей. А если больше… Две предыдущие твари оставили след в истории похлеще Чикатило, даже думать о тех событиях не хотелось.

Я пытливо всматривалась в лицо начальника, пока он подробно осматривал тело домового. Молчание затягивалось, а мои нервы звенели от напряжения все громче.

- Нет.

- Что нет? – не сообразила я.

- Сегодня ничего больше не скажу. Завтра в 10 утра жду тебя в конторе. Там все узнаешь.

Я молча кивнула и вышла из дома, едва сдержавшись, чтобы не топнуть ногой. Терпение никогда не было моей сильной стороной, и решение начальника вызвало сильное раздражение. Вот только его решения были всегда железобетонными. Продолжать разговор смысла не было, а просто поболтать я никогда особо не любила. Хотелось домой.

Уже в своей квартире, приняв душ и обработав повреждения зельями, я с удовольствием забралась под одеяло, выкинув все мысли из головы. Завтра будет завтра.

Глава 2

Утро началось как обычно – одеяло медленно поползло на пол. Я поджала под себя ноги, которые мгновенно покрылись мурашками, и крепче обняла подушку, отказываясь просыпаться. Но на этом диверсия не закончилась. Меня ощутимо боднули в живот, грозно зарычав.

Приоткрыв один глаз, я с любопытством посмотрела на чаура – сегодня возле кровати сидел красивый тигр, мечта любого питомника мира.

- Тимка, брысь…

Я закрыла глаз и повернулась спиной к раздражителю. Тогда в ход пошло последнее средство – Тим вскочил на кровать, значительно прогнувшуюся под его весом и со вкусом начал облизывать мое ухо, жутко мокро и слюняво. Я взвизгнула и, обхватив животное за шею, повалила его на постель, прижав всем телом. Чаур порыкивал и отпихивал меня лапами, а я пыталась завернуть его в одеяло. Так мы барахтались еще несколько минут, в течение которых на простыни осталась пара сотен рыжих с черным волосков, а я окончательно проснулась. В моем доме сроду не водилось будильников – Тимофей справлялся с этой задачей на отлично.

Я проживала в большой трехкомнатной квартире, ключи от которой на двадцатилетие торжественно мне вручили мама с бабушкой. Откуда у них такая роскошь, я так и не выяснила, но от подарка само собой отказываться не стала. Обстановка была минимальной – в моей спальне красивый светлый гарнитур из шкафа, двуспальной кровати и тумбочки, в зале – большой угловой диван, стеклянный столик, огромный пушистый серый ковер на полу и большой же современный телевизор на стене. Одна комната стояла практически пустая, изредка используясь для сушки белья. Много ли одинокой девушке надо.

А девушке было уже, страшно сказать, 27 лет… Тот возраст, когда одинокой быть становилось для общества практически неприличным. А ввиду отсутствия детей, для общества ведьм я была неприлична вдвойне. Спасало только то, что Ковен был далеко, а наведывалась я туда крайне редко.

Около 5 лет я уже работала в конторе, патрулируя город вместе с Тимофеем и пресекая различные безобразия, творимые местной нечистью. Моя жизнь меня вполне устраивала – я была человеком самодостаточным и не испытывала тоски и грусти наедине с самой собой…и Тимкой.

Напарника у меня не было, точнее им являлся Тимофей. Ведьмы в принципе в конторе встречались редко, а связываться с нами хотели еще реже. Наша стезя – лес, где обычно в чаще, с помощью леших, русалок и прочих нелюдей, ведьма охраняла флору и фауну, разгребая местные проблемы и наводя порядок. Из леса уходили крайне редко, причины не озвучивали. Вот и сейчас во всей конторе нас было всего две ведьмы – я и Василиса, а также один ведьмак Аркаша (он полностью соответствовал своему имени).

Василиса в результате одного из массивных пожаров, устроенных людьми для оправдания вырубки леса, потеряла мать и дочь, случайно выжив сама. После этого жить там не смогла, перейдя в контору на работу в архив. Это была женщина лет около сорока, с множеством шрамов от ожогов на руках и лице, немногословная и нелюдимая.

А ведьмак служил секретарем у директора конторы, выполняя множество мелких поручений. Мальчики у ведьм рождались редко, не наследуя никакого дара при этом. Так и с Аркашей – будучи весьма общительным и исполнительным парнем, никаких сверхспособностей у него не наблюдалось.

В моем случае все получилось совсем удивительно. Моя мать умудрилась родить двойню. До пяти лет мы с сестренкой росли обычными ведьмочками, приручая собственный дар. Только потом я начала замечать, что общение с природой мне дается намного хуже, чем сестре. Ее лес слушался беспрекословно и с удовольствием, а мне приходилось просить и уговаривать. Бывало, что и безрезультатно. А в десять лет, когда должен проводиться обряд принятия молодой ведьмы природой, лес выбрал мою сестру. А через 4 года я поняла, что у меня есть еще один дар…или проклятие… Я осталась не в обиде, нет. Я была очень рада за Ярославу, которая сейчас и жила в нашем доме с мамой и бабушкой, уже входя в полную силу. Но привыкнуть жить одной оказалось сложным…

Я тряхнула мокрыми волосами, разбрызгивая капли на зеркало и крутившегося рядом Тиму. На меня протестующе рявкнули, когда одна из капель попала на черный нос, вызвав громкий чих. Я расхохоталась - настроение было приподнятым. Наскоро расчесавшись и натянув привычные джинсы с пуловером, я выскочила за дверь. Через двадцать минут уже зашла в контору, здороваясь со знакомыми и направившись сразу к начальнику. Любопытство изрядно подгоняло.

Стукнув по двери, я резко ее открыла, как делала сотни раз до этого и получая каждый раз укоры от Палыча, и сделала пару шагов, когда заметила, что начальник не один. В одном из двух кресел возле стола сидел высокий и довольно привлекательный парень, удивленно обернувшийся на мое вторжение. Я резко затормозила, успев оценить необычный яркий рыжий цвет волос незнакомца – отличительной черты огневиков.

- Мне зайти попозже?

- Нет, не нужно. А вот и наша Рада, я тебе про нее рассказывал, - обратился Сергей Палыч к рыжему, который теперь сдержанно улыбался, разглядывая меня.

Настроение из хорошего моментально трансформировалось в раздраженное. Терпеть не могла, когда меня так разглядывали. Да и когда меня обсуждали, тоже очень не любила. Приподняв правую бровь и стерев с лица всю приветливость, посмотрела на начальника, ожидая продолжения.

- Рада, познакомься, это Антон, твой напарник с сегодняшнего дня.

Я поперхнулась от изумления, издав неопределенное хмыканье. У ведьм не было напарников, никогда. Слишком непредсказуемые, нравные и отличающиеся абсолютным неумением работать в команде, ведьмы слыли одиночками. А тут напарник, да еще и стихийник…обосраться…

- С чего такое счастье привалило? – протянутую стихийником руку я пожала вскользь, и решила выяснить все на месте.

- Я тебе вчера не рассказал, но ситуация с подселенцами ухудшилась за последние две недели катастрофически. Ты убила пятого за это время…из наших уже один погиб. Среди мирного населения около сотни пострадавших, из них 31 труп.

У меня перед глазами на мгновение все поплыло. Пятый!!! Это хуже чумы…и Палыч не сказал, что я убила последнего, а это значит…

- Сколько их еще?

- По разным сводкам от трех до семи, точнее пока сказать не могу. Поэтому патруль не ходит в одиночку ни в коем случае. Ни днем, ни ночью. Это приказ. Патрулирование осуществляется по графику, узнаете у Аркаши. Дополнительное оружие можете получить на складе, если нужно.

- А почему я ничего не знала? – ошалело выдохнула, чувствуя, как зашевелились волосы на затылке.

- Если бы ты соизволила являться на утренние планерки, то была бы в курсе еще со вчерашнего утра. Все, свободны. У меня работы дохрена.

В свой кабинет дошла на одном дыхании, даже не заметив, что новоявленный напарник идет следом. Поставив чайник кипятиться, я задумчиво смотрела в окно, постукивая пальцами по подоконнику.

- Кофе угостишь? – я вздрогнула от неожиданности и резко обернулась.

Антон сидел на моем любимом кресле, медленно поворачиваясь из стороны в сторону и с обворожительной улыбкой глядя на меня. Вот только он не учел три момента – я жуткая собственница, любые взгляды на меня давно уже не действуют, и основное – я ведьма!

- Брысь с моего кресла…

Мой голос был тих и почти доброжелателен. Совсем-совсем не раздраженным.

- А как же гостеприимство? А познакомиться с напарником поближе? В конце концов, мы теперь будем очень тесно общаться, - в голосе Антона появились соблазняющие нотки, а взгляд демонстративно скользнул по моей фигуре сверху вниз и обратно.

Мое терпение закончилось еще на втором слове. Практически незаметным движением спустила из рукава в ладонь маленький пузырек, пальцем сковырнула крышечку и метко бросила его парню на колени. Он в последний момент дернулся, но было уже поздно – желтоватое сияние окутало его, дивно сочетаясь с цветом волос. В тот же миг тело парня застыло, а я удовлетворенно улыбнулась.

Прекрасное обездвиживающее зелье дает около 5 минут нейтрализации объекта. При этом слышать, видеть и ощущать он продолжает все как обычно. Единственный минус – к мечущейся беспокойной цели не применишь. А вот для воспитания одного самоуверенного, наглого и любвеобильного муд…индивида оно подходило как нельзя лучше.

Я подкатила кресло к небольшой кушетке около дверей, которая чаще всего была завалена различными бумагами, и бесцеремонно скинула парня на нее.

- Давай сразу поясним, - я прикатила любимый элемент мебели обратно на место и с удобством в нем устроилась, - поближе мы знакомиться не будем. И я не гостеприимна. Совсем. И не надо искать во мне вежливость, совесть, а также прививать мне свое видение мира. Твое мнение интересует меня исключительно по рабочим вопросам, остальное – оставь при себе. Объясняю вежливо и подробно только один раз, а потом…в общем это «потом» будет продолжаться, но тебе это будет уже совершенно не интересно. Надеюсь, что мы договорились, напарник…

Последнее слово я выделила легкой нотой сарказма. Парня уже начало отпускать и он с кряхтением сел на кушетке в нормальной позе. Все-таки даже за пять минут мышцы успевают прилично затечь.

- Понял, был не прав, - Антон поднял руки, сдаваясь, - давай начнем сначала?

Я улыбнулась уголками губ и пошла к чайнику налить кофе…с коньяком… Нервное выдалось утро…

Глава 3

К моему удивлению, дальнейший разговор прошел максимально продуктивно и быстро. Антон оказался неплохим парнем, когда выключил все замашки «я – лучшее, что случилось с вами в жизни». Я искоса периодически поглядывала на него с легкой нотой удивления – парень был явно не глуп, отлично ориентировался на местности, толково планировал и даже (о Боже, да простит меня весь женский пол за эту крамольную мысль!) был логичен и последователен. Я ощутила, как во мне разрастается чувство неправильности происходящего – зачем такого ценного, с какой стороны не посмотри, сотрудника отдали напарником к какой-то ведьме? С чего такое счастье-то? Да мне даже форму моего размера выписали только через три месяца работы, не говоря уже об отдельном кабинете, который, к слову, достался мне только через два года приседания на мозг и совесть начальству. А тут такой подарок – красивый, толковый, просто сплошное золото в блестящей упаковке с бантиком сверху.

- Рада, ты меня совсем не слушаешь? – упс, кажется, я слишком сильно задумалась о подарках судьбы…

- Извини, задумалась, - ну бывает со мной такое, что ж теперь, - так о чем ты говорил? Повтори, пожалуйста.

К извинениям добавила легкую улыбку, а Антон почему-то напрягся.

- Что-то не так? – я похлопала демонстративно-невинно ресницами, чем, похоже, окончательно добила психику парня.

- Нет, просто сейчас появилось ощущение, что меня ждет какой-то подвох…

Вот так всегда – начинаешь себя вести, как нормальный воспитанный человек, а все вокруг подозревают тебя в очередной гадости. Проще становится людей не разочаровывать…

Антон тряхнул головой и потер руками лицо, отчего длинные рыжие пряди в беспорядке упали на лицо и пальцы, красиво переливаясь от цвета яркого апельсина до темной меди. Я невольно залюбовалась – ну а что? Я все-таки взрослая девушка, с нормальной ориентацией.

Кстати, что-то в личной жизни наблюдается довольно-таки длительный перерыв в последнее время, надо исправлять, а то вон, уже на напарника заглядываюсь. А это табу. В моей жизни было довольно много ограничений, которые я сама себе устанавливала. Отношения на работе стояли в первой пятерке жесточайшего «запрещено». Хуже могли быть только отношения с начальством. После такого либо увольняться сразу, либо застрелиться. Оба варианта меня категорически не устраивали.

- В принципе, мы все уже обсудили, - Антон залпом допил остывший кофе, - остальное доработаем непосредственно по ходу дежурств. Давай договоримся, где встретимся завтра? Наш с тобой объект, – он заглянул в график дежурств, который нам принес Аркаша около часа назад, – западная промзона.

Я только тяжело вздохнула – добираться до нее в самый час пик придется больше полутора часов. Дежурства начинались с 7 вечера, продолжаясь до рассвета. Нечисть днем активизировалась крайне редко, поэтому днем хватало одной-двух дежурных постоянных групп, состав которых вот уже как года четыре не менялся.

Антон истолковал мой вздох по-своему:

- Не бойся, вдвоем не страшно.

Я подняла на него недоуменный взгляд, а через секунду громко расхохоталась.

- Уточняю – втроем. А я сейчас вся в предвкушении от зарядки в общественном транспорте в вечерний час пик.

Антон криво улыбнулся. Видимо картинка в роли героя-защитника в своем лице выглядела куда интереснее, чем давка в переполненном автобусе среди потных дядечек и усталых тётенек с неподъемными сумками.

Я глянула на часы и ахнула – незаметно пролетело уже четыре часа. Хорошо поработали… Парень встал и потянулся с легким хрустом в спине.

А фигура у него тоже очень даже ничего. Я вновь зависла – прям как для меня подбирали. Стройный, высокий, с красивой подтянутой попой в хорошо сидящих темно-синих джинсах, подкачанными руками, хорошо выделяющихся под тканью черного тонкого джемпера. Мдааа…

Антон поймал мой заинтересованный взгляд и с понимающей улыбкой подмигнул.

Черт! Черт! Черт!

Рада, приди в себя и подбери слюни! А то этот ходячий феромон подумает, что ты не против совместить работу с ни к чему не обязывающим сексом. Придав лицу равнодушное выражение, я сделала вид, что ничего не поняла. Встав с кресла, тоже потянулась и подошла к двери, взяв куртку с вешалки – дел в конторе больше не было, хотелось быстрее сбежать домой.

- Встретимся возле северных ворот около будки сторожа в семь. И не опаздывай, ждать не буду, - мой ответ прозвучал грубо, я злилась на себя за несдержанность.


Но Антон похоже на мой тон не обратил никакого внимания. Медленно подойдя к выходу, он почти взялся уже за дверную ручку, когда вдруг обернулся, наклонился к моему уху и тихим низким голосом выдохнул:

- Не волнуйся, я не заставлю себя ждать…

По моему телу вниз ринулся табун мурашек, а я, широко распахнув глаза, неотрывно смотрела в пронзительные карие глаза, которые гипнотизировали. Парень не улыбался.


Странно, но его близость не вызывала чувства отторжения, хотя я очень плохо переношу вторжение в свое личное пространство. Даже его запах, легкий и ненавязчивый, с нотками апельсина и мяты, вызывал желание уткнуться в шею и вдохнуть поглубже. Что со мной творится-то? Антон, не отрывая от меня пристального взгляда, с усилием сглотнул, и на какую-то секунду мне показалось, что он не меньше меня поражен новыми ощущениями. Но только на секунду. Я сморгнула и сделала шаг назад, наткнувшись на шкаф. Зрительный контакт был разорван, и я сделала глубокий вдох, восстанавливая дыхание.

- До завтра, - Антон улыбнулся и, коротко махнув рукой, быстро вышел из кабинета, будто сбегая.

А я осталась. В полном душевном раздрае. Что это было, вашу мать? С каких пор я, как малолетняя дурочка, впадаю в ступор от красивого тела и смазливого личика с колдовскими глазами?

Я раздраженно помотала головой, легко похлопав себя по щекам.Всю жизнь стремилась стать независимой, самостоятельной, трезвомыслящей. Когда-то и я была наивной девушкой, верящей в то, что добро побеждает зло, а любовь должна быть одна и на всю жизнь. Но эта самая жизнь очень вовремя преподнесла мне очень поучительный урок, который в момент разбил мои розовые очки и научил, что верить можно только себе… С тех пор я всегда сама решала куда идти, чему учиться, кем работать, как и с кем спать. В душу я не пускала никого, даже родных, одним махом закрывшись от всех. Так было намного спокойнее.

Окунувшись в воспоминания, напомнила себе еще раз, почему и как я оказалась именно здесь. Из кабинета выходила, уже успокоившись и трезво разложив все по полочкам. Никаких рыжих напарников ни в голове, ни в душе! Только работа. А чтобы гормоны не вызывали временного затмения нежного девичьего разума, сегодня встречусь с Сергеем и все станет нормально… стабильно… как обычно…

Глава 4

Едва я зашла домой, как под ноги пушистым колобком выкатился Тим и с размаху поставил мне лапы на плечи, лизнув в лицо.

- Ээээй! – я возмущенно вытерла нос, привычным движением отпихивая радостного кошака.

Это было наше стандартное приветствие – я делала вид, что мне не нравится, а Тим все равно всегда делал по-своему. Вволю начесав мурчащего друга во всех доступных частях тела, я двинулась на кухню.

Ревизия холодильника вызвала тоскливый вздох у меня и недовольное фырканье у Тима. Я еще неделю назад собиралась съездить в гипермаркет неподалеку, но все откладывала. Вот и результат – три яйца, помидор с огурцом, пара замороженных куриных окорочков, кусочек сыра и корка хлеба. Сразу видно, что мужиком в доме и не пахнет…

Я предложила Тиму курицу, которую он взял с легким укором на морде. Знаю, знаю я, что мясо куда как лучше. Сейчас пообедаю и сразу в магазин!

Кошка на глазах трансформировалась в небольшого дракона, который положил кусок курятины в миску и дыхнул струйкой огня. Через несколько секунд перед животным лежало абсолютно размороженное и местами даже приготовленное мясо. А еще через минуту миска была абсолютно чистая. Вообще, чаура кормить было совершенно необязательно. Отличные охотники, они могли прокормить себя, хозяина, и еще с десяток человек, особо не напрягаясь. Но условия жизни в городе накладывали свои особенности на нашу жизнь.

Ожидая, пока пожарится яичница и, настругав простейший салат, я взяла в руки телефон. Через пару гудков знакомый голос отозвался восторженным воплем:

- Рада! Я тебя уже потеряла!

С Настей мы подружились около полугода назад, сразу найдя друг в друге родственные души. Девушка училась в педагогическом институте на четвертом курсе, обещая стать в будущем неплохим учителем истории. Мы познакомились, когда она переезжала из общежития в съемную однушку на первом этаже.

Я с Тимом возвращалась с прогулки, когда увидела, как во дворе стоит растерянная девушка среди кучи вещей, а на нее громко вопит Ильинична (вроде) – местная склочная бабка, вечно сующая нос во все происходящее. Наше с ней знакомство началось и закончилось громким посылом старой перечницы в известные всем дали и захлопнутой дверью, когда она пришла с целью сообщить мне, что моя животина громко топает и мешает ей смотреть телевизор. И вообще животным в квартире не место. И вообще… Вот на третьем вообще я в очень некультурном, но крайне доступном выражении сообщила, что мне это неинтересно, и захлопнула дверь. Больше меня не тревожили.

И сейчас на моих глазах, этот громкоголосый раритет напирал на девушку, требуя немедленно убрать вещи с прохода и не загораживать вход в подъезд. К слову, проходу не мешало абсолютно ничего, кроме богатого воображения бабки. Я ускорила шаг и, подойдя к девушке, тихо поинтересовалась, что же случилось. Оказалось, что парни, перевозившие вещи, отказывались их поднимать в квартиру, требуя доплаты, хотя это все оговаривалось изначально. Недобросовестные грузчики, почувствовав слабину, беззастенчиво угрожали уехать и бросить вещи тут, уже предвкушая легкую наживу. А бабка материализовалась, как вишенка на этом торте неприятностей.

После очередного посыла и, в довесок, приближающегося и демонстративно облизывающегося Тима, бабку сдуло в подъезд. А незаметно использованное зелье сговорчивости, заставило девушку сначала удивленно распахнуть глаза, а потом облегченно выдохнуть. Парни с невероятной скоростью и широкими улыбками схватили вещи и наперегонки ринулись в подъезд. Я еле удержалась, чтобы не рассмеяться. Мое обостренное чувство справедливости порой приобретало интересные формы. Грузчики предлагали расставить мебель по фэн-шуй,разложить вещи по полкам, а также приколотить и повесить все, что нужно, когда мы их наконец-то выпроводили из квартиры.

Затем пили чай с шоколадкой, потом я принесла немного мартини. Проговорив часа три, мы расстались хорошими знакомыми, почти подругами, и с тех пор частенько встречались. Я познакомилась с ее компанией, периодически участвуя в походах в клубы и выездах на природу. Ребята в своем большинстве оказались интересные и адекватные. Мне доставляло удовольствие пообщаться и расслабиться, без оглядки на прошлое и работу. Разница в возрасте не чувствовалась совершенно.Но все они были людьми, поэтому Настя думала, что я работаю в полиции. Так было проще.

Вот и теперь, услышав голос подруги, я улыбнулась.

- Прости, моя хорошая, работы было невпроворот. Как у тебя дела? Что новенького?

Минут десять я слушала про задолбавшего препода, который из принципа не хочет ставить зачеты, про симпатичного парня из соседней группы и о распродаже в довольно дорогом бутике нижнего белья в одном из торговых центров. Я успела за это время поесть и даже помыть за собой посуду.

- Кстати, мы сегодня идем в Атлантиду, ты с нами?

Вот ради этого, честно признаться, я и звонила. Очень хотелось развеяться, а одной идти не интересно. Теперь компания была обеспечена отличная, да и Атлантида считался одним из самых приличных клубов.

- Я с удовольствием, ты же знаешь.

- Тогда я зайду за тобой в девять, будь готова.

Еще маленько поболтав, я попрощалась – надо было сегодня все-таки добраться до магазина. Да и сборы займут пару часов. Уже положив телефон на стол, я вспомнила еще про одно дело и взяла его обратно в руки.

«Привет. Как насчет встретиться?»

Сергей был тоже из компании Насти. Веселый парень, без лишних заморочек, и сразу мне понравился. Ни он, ни я серьезными отношениями не интересовались, поэтому периодическое приятное времяпрепровождение устроило обоих как нельзя лучше.

«Привет. Для тебя я всегда готов, как пионер. В Атлантиду идешь?»

«Да. Тогда там и встретимся».

Улыбнувшись довольно сама себе в зеркало, я схватила сумку и поехала решать насущные проблемы.

Глава 5

В клуб мы, конечно же, опоздали. Настя, вихрем залетевшая ко мне в квартиру без стука, сначала меня обнимала и целовала, потом тараторила местные новости, затем картинно закатила глаза и напрочь раскритиковала мой наряд. В результате последнего, я в настоящий момент, сидя на кровати, наблюдала за налетом на мой шкаф, который, впрочем, кроме дикого бардака, ничем толковым закончиться не грозил.

- Как же мы тебя выдадим замуж, если у тебядаже нормальной юбки нет? – с обреченностью в голосе вопрошала меня подруга.

Ну да, не ношу я юбок, не люблю. Да и куда? Нет, конечно, эта деталь гардероба у меня была, даже в количестве трех экземпляров, но место их нахождения я Насте не открою даже под пытками. Особенно Насте!

Что-то мне подсказывает, что тогда меня заставят еще и шпильки найти, а это вообще полный абзац. Поэтому я молча сидела на кровати, спокойно взирала на ворох одежды, и меланхолично ожидала развязки. Наступила она минут через сорок – Настя с глубоким разочарованным выдохом плюхнулась рядом со мной.

- Устала? – участливо поинтересовалась я, глядя на слегка растрепанную подругу.

- Угу, - кивнула она и после этого, для восстановления душевных и физических сил, мы совершили налет на холодильник (не зря ж с магазина приперла три полных пакета), уничтожив большую плитку шоколада и еще немного поболтав.

Кстати, я так и не поняла, чем же не впечатлил Настю мой наряд. Черные леггинсы с белым топом и белой же кофтой с длинным рукавом в крупную сетку сверху выглядели, на мой взгляд, вполне приятно и сексуально. Хотя, глядя на серебристый топ до пупа и голубую юбку в обтяг до середины бедра с 10-сантиметровыми шпильками у подруги, я понимала, что похожа на школьницу. Но, честно говоря, меня это волновало мало. Главное – было удобно.

Тим на время этой вакханалии предусмотрительно залез под кровать и не отсвечивал. В клуб он обычно меня провожал чуть ли не до дверей, а затем дожидался неподалеку – на крыше чаще всего. Таким образом, если вдруг что-то произойдет, он был в шаговой доступности. Но пока, тьфу-тьфу, ничего, ни разу не происходило.

На часах уже было около 23:00, когда мы открыли двери клуба. Ребята нам звонили уже раз пятнадцать, обещая различные кары за опоздание. Даже Сергей уточнил, не прокатила ли я его. Нееет, дорогой, уж точно не сегодня. Я усмехнулась своим мыслям, в предвкушении.

Обнявшись и поприветствовав всех, я махнула Насте в сторону бара и, не дожидаясь, пошла к стойке. Бармен сегодня был знакомый – мы часто ходили именно в это заведение и успели примелькаться даже охранникам – приветственно кивнул мне.

- Привет, красавица, - он мельком тронул мою ладонь в знак приветствия, не отвлекаясь от раздачи напитков.

- Привет, Сеня, - я с удовольствием улыбнулась парню. Весьма симпатичный, темноволосый, стройный, он привлекал немало внимания среди представительниц женского пола и не только. Но уж точно не мое. Парень был полукровкой, полувампиром – познакомились на одном из дежурств, где он несколько увлекся с молодой девушкой в темном переулке, и отнюдь не любовными играми. Сене было сделано внушение и выданы талоны на наш склад на получение донорской крови, девушка доставлена домой, а полукровка остался глубоко мне благодарен за столь незначительные последствия. Он только неделю тогда, как приехал в город из глубинки, никого не знал и пошел на этот шаг, уже прилично оголодав, но не желая причинять существенного вреда. Я ведь могла забрать его в отдел, где за такое «питание» могли выставить из города без права появляться вновь или, что хуже, отправить на принудительные работы в какие-нибудь шахты для перевоспитания, так сказать. Я ни разу не пожалела о своем решении – Сева оказался нормальным парнем, став студентом технического вуза и подрабатывая в этом клубе барменом вот уже больше года.

Взяв пару коктейлей, я направилась обратно к ребятам. Они заняли столик с диванчиками на втором этаже, тогда как танцпол с баром находился на первом. Меня встретили громкими возгласами, приглашая поднять первый тост, к которому я с энтузиазмом присоединилась. Сергей похлопал по диванчику рядом с собой, приглашая. Я не стала отказываться, с удовольствием вытянув ноги под столом.

Но расслабиться до конца так и не смогла. Непонятное тревожное ощущение не давало мне покоя, мешая окунуться полностью в разговоры и веселье. Сергей наклонился к моему уху, всколыхнув волосы дыханием – сегодня я оставила их распущенными для разнообразия.

- Что-то не так?

- Нет, с чего ты взял? –улыбнулась другу, погладив его по бедру.

- Ты какая-то напряженная, - я удивилась его проницательности и серьезному взгляду.

- Все хорошо, просто устала немного, - парень кивнул, расслабляясь, и вернулся к разговору с ребятами. А я попыталась отвлечься от этой непонятной тревоги.

Минут через сорок меня утянули на танцполе, где я окончательно расслабилась, полностью отдавшись ритму. Танцевала я неплохо, отвлекаясь и полностью погружаясь в мир музыки и танца. Вот и сейчас двигалась под очередную ритмичную композицию, практически не вспоминая о непонятных ощущениях.

Руки, бедра, ноги – все жило своей жизнью, освободившись от оков разума. Здесь можно было не сдерживать себя, не ограничивать, не обращать внимания на оценивающие взгляды и ухмылки. Какая разница, если энергия течет по телу, поднимаясь снизу вверх и наполняя живительной силой? На моих губах медленно расцветала улыбка удовольствия…

Смену быстрой музыки на медленную заметила только тогда, когда знакомые ладони легли мне на талию, а сзади прижалось крепкое тело. Я откинула на мгновение голову на мужское плечо, затем повернулась в объятиях и обняла парня за шею, прижимаясь. Внутри все еще подрагивало от ощущений, но постепенно близкое присутствие желанного мужчины вытеснило другие мысли. Сергей погладил одной рукой меня по спине, вызвав толпу мурашек по позвоночнику. Приятные ощущения туманили мозг, наполняя жаром тело изнутри, а у меня появился соблазн свалить из клуба прямо сейчас.

Но тут я вновь почувствовала этот дискомфорт. Какого хрена происходит сегодня?!!

Я машинально посмотрела по сторонам, чуть передернув плечами, пытаясь в очередной раз избавиться от свербящего ощущения между лопатками. Что за черт?

И тут меня озарило – за мной наблюдают! Исподтишка, качественно затерявшись в толпе незнакомых людей, но весьма прицельно. Своей интуиции я доверяла на все сто, недаром была ведьмой, так что сомнений не оставалось. Вот только кто это делает? И какие цели преследует?

Медленно поворачиваясь в танце, я незаметно оглядела зал, но ничего подозрительного не заметила. Да это и неудивительно – полный клуб людей, не захочешь – потеряешься. Страха, кстати не было. Только легкое любопытство, приправленное недовольством от вмешательства в свою жизнь.

- Ты опять напряглась, - губы парня скользнули по моей шее, вызвав еще один табун мурашек, - надеюсь, это не из-за меня, Рада?

В этот момент между лопатками потеплело на мгновение, словно наблюдавший разозлился. А я испытала мимолетное удовлетворение.

Что, не нравится, когда тебя игнорируют? Тогда можешь начинать топать ногами, неизвестный соглядатай, у меня на вечер в планах тебя точно нет…

- Нет, конечно, - я даже развеселилась этому нелепому предположению, прогнав окончательно тревогу из глаз Сережи,- просто появилось ощущение, что за мной наблюдают.

Вслух это звучало смешно, если честно. Вроде уравновешенная барышня, паранойей не страдаю. Но все же это неспроста, особенно в свете последних событий…

- Давай уйдем отсюда, - Сережа прижал меня чуть крепче, давая понять, как сильно соскучился. И я совершенно определенно не имела ничего против.

Мы быстро попрощались с ребятами, вызвав понимающие усмешки на их лицах, и покинули заведение. На улице заметно похолодало, а безлунная ночь удачно скрыла парня с девушкой, петляющих по узким улочкам. До дома мы дошли быстро – слава Богу, жила я всего в паре кварталов от клуба – всю дорогу бесшумно сопровождаемые Тимом. Именно поэтому я не оглядывалась и не опасалась преследования. Тим чуял даже мышь в радиусе полукилометра – не проскочишь.

Но только закрыв за собой входную дверь, я почувствовала, что ощущение слежки отпустило. Даже дышать легче стало. В голову лезли разные мысли, на предмет кто или что, да и зачем за мной наблюдали, но я их отмела одним волевым усилием. Меня ждало более приятное времяпрепровождение, а над остальным успею подумать завтра.

Скинув обувь, я прошла в кухню, налив себе воды.

- Чай, кофе, или…? – теплые руки парня пробрались под майку, поглаживая мой живот и поднимаясь выше, а губы прижались к шее, прокладывая дорожку из мягких поцелуев к ключице.

- Или..., - выдохнул он, разворачивая меня и целуя в губы. Одновременно его руки сжали мои ягодицы и рывком посадили на кухонный стол.

Дааа, это определенно лучше чая…

Глава 6

Проснулась я в великолепном расположении духа. Сергей ушел около семи часов утра, тихо поцеловав меня на прощание и захлопнув дверь. Я же проспала едва ли не до обеда – время на часах давно перевалило за полдень. Наглая собачья морда возлежала на соседней подушке, положив на меня переднюю лапу. Идиллия…

За оставшееся до дежурства время я успела сходить в душ, покушать, одеться и даже немного подкраситься. На кой ляд мне это понадобилось, объяснить так и не смогла. Можно подумать, что нечисти есть дело до моей неземной красоты. И как на это могло уйти почти четыре часа вот, честное ведьмовское, не представляю…

Когда я вывалилась из переполненного автобуса, слегка взъерошенная и совсем чуточку с желанием убивать, Антон уже стоял на остановке, подпирая фонарный столб. Какой, к лешему, макияж?! Мое лицо было перекошено так, что краска роли не играла. Уже заметно стемнело - я опоздала почти на час. Оттоптанные ноги и вдыхание смеси жесткого многодневного перегара с нечищеными зубами не способствовали демонстрации моей чуткой и воспитанной натуры, поэтому я буркнула что-то среднее между «привет» и «не беси меня» и прошла мимо парня к ближайшему посту охраны промзоны.

- Вечер добрый и я тоже рад тебя видеть, - Антона ничуть не покоробила моя выходка, даже улыбаться, гад такой, не перестал.

- Ага, - отмахнулась я, проглотив посыл в места недалекие, но всем знакомые, - как будем двигаться?

- Предлагаю «змейкой», так меньше шансов что-либо пропустить, - предложил парень и придержал передо мной створку ворот.

Я удивленно вскинула брови от этого, в общем-то, обычного жеста, чуть растеряв боевой настрой.

- Что-то не так? – я видимо слишком долго удивлялась, - только не говори, что ты из этих, как их,феминисток, которые готовы даже бубенчики себе отрастить, лишь бы доказать, что они ничем не отличаются от мужика.

- А ты что-то имеешь против феминисток? – мы пошли вдоль первого ряда складов и непонятного назначения построек, периодически прислушиваясь и сканируя местность на «живность». Я собралась, заперев все эмоции, и максимально сосредоточилась на работе.

- В целом нет, но если ты хочешь быть равной мужику, то не ной потом, что мужик тебя не хочет и не видит как женщину.

Интересная мысль…не сказать, что прям дико оригинальная, но интересная…

- А ты предпочитаешь исполнять роль брутального альфа-самца? – я задумчиво глянула на крышу одного из складов, где промелькнула черная тень, – Тим сопровождал меня на всех дежурствах без исключения.

- Нет, я предпочитаю роль мужчины, который заботится о своей женщине, - Антон подергал железную дверь, которая бессовестно его проигнорировала, не шелохнувшись, - но никак не наоборот.

- Ага…а она бы сидела дома, рожала детишек, варила борщи, смотрела бразильские сериалы и штопала носки любимому мужу, встречая его у порога с подвигов с тапочками в зубах, - сарказм в моем голосе не услышал бы только глухой. Знаю я таких – за волосы и в пещеру. И все, медовый месяц на этом закончился, начались трудовые будни.

- Это в тебе неудачный пример родителей говорит или тех самых сериалов пересмотрела? – парень даже поморщился от описанной мной картинки.

А я понять не могла, что со мной творится. Антон меня и притягивал и отталкивал одновременно, заставляя язвить и даже порой огрызаться. Никогда раньше такого не было, я всегда гордилась своей «светлой» головой и хладнокровием в отношении мужского пола. Я глубоко вдохнула и выдохнула, пытаясь поймать дзен:

- Нет, не угадал. Ведьмы не заводят семей, это общеизвестный факт. Нас вырастили мама с бабушкой.

Потянуло легким ароматом ели…странно, в городе? В промзоне? Не думаю, что кто-то заготавливает дрова из свежих елок и сушит их на одном из складов. Я внимательней принюхалась и просканировала мельком пространство.Живых существ в радиусе полукилометра не наблюдалось, а вот формально не очень живых… Я целенаправленно двинулась между складами, ориентируясь по ощущениям и запаху.

- Рада? – я даже застыла на секунду от неожиданности. Вот что значит привыкнуть работать одной. Тим не в счет – он друг, а не напарник.

- Извини, - прозвучало не очень убедительно, - метрах в пятистах, предположительно, орудует мелкая нечисть, навскидку - лесная.

Надо отдать должное парню – он не стал задавать лишних вопросов, а молча пошел рядом, периодически присматриваясь и прислушиваясь. Дойдя до очередного поворота, я остановилась, пытаясь определить дальнейший маршрут. Было тихо, да и ночь, как назло выдалась безлунная – приходилось часто переходить на повышенную остроту зрения, что уже отдавало легкой резью в глазах и предвестниками головной боли.

Меня упорно тянуло к большому двухэтажному ангару со старыми строительными лесами – было видно, что ремонт остановился очень давно, а за собой, как известно, большинство ремонтников убирать не любит. Я уже сделала пару шагов в том направлении, когда сдавленное шипение с визгом и грохотом раздалось с крыши ангара.

- Тим! – я рванула с места с энтузиазмом скаковой лошади. От визга чаура внутренности сжались ледяным комом, заставляя меня шустрее переставлять ноги.

Подлетев вплотную к лесам, я услышала громкое хихиканье с хрюкающими нотами. На краю крыши виднелся серый мохнатый колобок с множеством наростов на голове и теле. Его глаза довольно зловеще светились в темноте.

- Кто это? – Антон вглядывался в крышу за моей спиной. Бесшумно передвигается, зараза! Я едва сдержала крепкое ругательство от неожиданности.

- Лесовик вроде…

- Почему вроде?

- Они не живут в городе, какого лешего его сюда занесло? – я перевела растерянный взгляд на лицо Антона, в очередной раз мельком отметив приятные черты, - они обычно очень привязаны к месту обитания. Да и ведет он себя странно очень – они обычно…как это сказать…умом не блещут, поэтому устраивать диверсии это не их стиль.

Словно в опровержение моих слов, сверху послышался непонятный скрежет. Мы синхронно вернули взгляды на крышу, но упустили буквально пару секунд. Вся конструкция из старых проржавевших труб с дивным скрежетом, достойным самых лучших ужасов Голливуда, начала валиться на нас. Машинально схватив меня за руку, парень кинулся прочь от ангара, буквально сдернув мою тушку с места. Будто в замедленной съемке, мы максимально широкими шагами удалялись от ангара, а трубы заваливались по касательной, не в силах сопротивляться земному притяжению. Но мы не успевали…совсем немного…не надо было даже оглядываться, чтобы понять, что нам не хватит буквально пары метров…

Внезапно резкий рывок сбил меня с ног и я с визгом полетела на землю, даже не успев толком выставить руки и ободрав кожу на подбородке. Тут же сверху на меня рухнуло что-то, выбив остатки воздуха из легких и заставив за секунды попрощаться, если не с жизнью, то с частью здоровья точно. Я громко клацнула зубами, едва не откусив себе язык, приготовившись к тому, что сейчас долетит все остальное. Лязг и грохот вокруг стоял ошеломительный, но на меня, как ни странно, ничего больше не падало.

Стихло все так же резко, как и началось. В ушах даже зазвенело от тишины. Я попыталась встать, стряхнув все навалившееся сверху, но «навалившееся» тут же заохало и зашевелилось. Я в очередной раз замерла, поняв, что Антон специально сбил меня, прикрыв своим телом от труб и досок. Меня, незнакомую, в сущности, ведьму, которая даже не соизволила сегодня поздороваться. Этот парень просто в хлам разносил все мои стереотипы. Знать бы только, к добру ли…

Тем временем Антон, кряхтя и стряхивая с себя мусор, встал на четвереньки, мотая головой. Я быстро перевернулась и села на корточки перед ним, внимательно осматривая парня на предмет повреждений.

- Ты как? – голос слегка дрожал от пережитого стресса, в такт ходуном ходили руки.

- Вроде нормально, - спаситель мой был преувеличенно бодр, но неубедителен, - только в голове звенит и шея с плечом жжется.

Я тут же пальцами быстро перебрала волосы на голове стихийника, наткнувшись на липкий участок в области затылка.

- Можешь зажечь светлячка? Плохо видно.., - я бы не стала просить, напрягать лишний раз сейчас парня не стоило, но видимость была близка к никакой.

Антон молча щелкнул пальцами и слабый светящийся шарик повис рядом с моими руками. Я тут же разглядела рассеченную кожу на голове и мокрую на спине куртку, которую не стала снимать – только немного отогнула для осмотра кожи. Скорее всего, острый отрезок трубы проткнул его одежду и оставил глубокий разрез на шее и левой лопатке. Надо было обязательно обработать – само не заживет.

Тем временем, сзади раздалось шуршание и я резко обернулась, держа в руках парализующее зелье. Но тут же расслабилась, увидев Тима.

- Ты-то цел? – пантера раздраженно муркнула, хлестнув по бокам хвостом. Скорее всего, он попытался схватить лесовика на крыше, но из-за чего-то не удержался и, соскользнув с нее, упал в кучу строительного мусора на другой стороне ангара. Жить будет, пострадала только гордость.

Антон уже встал на ноги, покачиваясь, и тоже поглядывал на злополучную крышу.

- Его там уже нет, - со вздохом озвучила я реальность, - в радиусе километра абсолютно точно никого нет.

- Мда, так себе из нас патруль сегодня, - парень был огорчен, но в этот раз дежурство однозначно закончилось. Тем более, до рассвета осталось не более трех часов, а на промзоне сегодня уже никто не появится, пошумели мы изрядно. Да и лесовик, как показало недавнее знакомство, не дурак и наверняка успел умотать достаточно далеко.

- Пошли, надо обработать твои порезы, - я отряхнула штаны и куртку насколько возможно, но все равно вид был печальный.

- Ерунда. На мне, как на собаке все заживает, - попытался отмахнуться напарник, но наткнулся на мой снисходительный взгляд и замолк. Надеюсь, это просто победил здравый смысл.

К сожалению, такси отпадало – мы немногим не дотягивали до бомжей или жертв бандитских разборок, да и в три часа ночи с промзоны нас заберет только отмороженный на всю голову или в край отчаявшийся таксист с несомненной склонностью к суициду. Поэтому оставался крайний вариант.

- Не пугайся, - я взяла его за руку, а Тим тут же прижался к моему бедру.

Парень только усмехнулся, но через секунду его глаза округлились от изумления, увидев серебристо-изумрудный флакон в моих руках. Даже рот слегка приоткрылся, честное слово. А я улыбнулась уголками губ и с силой разбила сосуд около наших ног…

Глава 7

Через мгновение мы уже стояли в коридоре в моей квартире. Антон чуть покачнулся и, кажется, слегка позеленел. Согласна, с непривычки очень неприятное ощущение – будто все органы разом подкатывают к горлу, а в полной темноте тебя переворачивает вверх тормашками несколько раз. Но со временем привыкаешь.

Тим довольно мявкнул и понесся на кухню, намекая на поздний ужин или ранний завтрак. Я сняла куртку и задумчиво вертела в руках, раздумывая, удастся ли ее реанимировать или проще купить новую. Куртку было жалко - любимая черная кожанка служила верой и правдой мне всего второй год.

- Это невероятно…

Как его зацепило-то, уже минут пять от потрясения отойти не может.

- Что именно? – я была спокойна, как мамонт, делая вид, что ничего особенного не произошло. Да и вообще, у меня тут куртка любимая погибает…

- Я думал это невозможно, но если все-таки… то почему же тогда мы… нам… ведь это столько всего можно было… ух!

На последнем «ух» я не выдержала и поморщилась. Парень сейчас вел себя, как мальчишка, которому впервые показали пневморужье и дали пострелять по банкам. Даже глаза заблестели от предвкушения.

- Нет, нельзя. И на поток поставить тоже нельзя. И рецепт охраняется Ковенами Ведьм лучше ядерных запасов всех держав мира.

- Но почему? – парень искренне недоумевал.

Я внятно и медленно пояснила:

- Потому что есть всегда другая сторона медали. Можно телепортом воспользоваться с благими намерениями и тогда возможности патрулей неограниченно возрастут. Но представь, если те же возможности использовать в преступных целях? Всегда найдутся желающие подзаработать и продать формулу. Да и приготовление зелья занимает в среднем месяц, с непрерывным наблюдением. Плюс редкие ингредиенты, что исключает приготовление в больших количествах. Плюс место конечной точки телепортации вплетается в последнюю очередь в каждый флакон отдельно.

На лице напарника отразилась мучительная работа мысли. Он с каждой секундой грустнел, теряя первичный запал. И я ведь ему не сказала еще самое главное.

- И еще, - я немного помолчала, задумавшись, не чересчур ли разговорилась сегодня, - на каждую ведьму наложено заклятье неразглашения. Поэтому при всем желании, даже если бы оно у меня было, я бы не смогла о нем рассказать.

И это было абсолютной правдой. Заклятье на меня наложили еще лет в 16, когда впервые доверили приготовление этого зелья. Меня всегда завораживал его красивый серебристо-металлический оттенок, окрашивающийся в дополнительные тона при вплетении конечной точки. Дорога домой была именно такой – серебристо-стальной. Каждый отпуск, возвращаясь к родным, я обновляла запас - времени как раз хватало.

Антон глубоко и разочарованно вздохнул. А я добавила с улыбкой:

- Хотя надо признать, что ты вообще первый, кто узнал о том, что оно у меня в принципе есть. И тем более первый, кого я транспортирую подобным образом, Тим не в счет. Так что запомни этот аттракцион, очень вероятно, что он был первым и последним в твоей жизни.

В глазах парня мелькнул озорной огонек. Ну-ну…надейся…

Я скинула ботинки и направилась прямиком в спальню, выудив из шкафа полотенце и большой махровый халат, в который любила заворачиваться целиком зимними вечерами перед телевизором. Молча вручила вещи Антону и кивком указала ему на дверь ванной. Уговаривать его не пришлось.

Я успела переодеться в домашние шорты с футболкой, вскипятить чайник и сообразить несколько бутербродов с сыром, ветчиной и помидорами в микроволновке, скормив парочку всеядному Тиму, когда на пороге кухни появился Антон. Он неловко потоптался на пороге, а затем присел на стул, наблюдая за мной.

- Предлагаю сначала обработать все порезы, а потом перекусить. Не знаю как ты, а я зверски проголодалась, - я насыпала в вазочку конфеты и достала свою аптечку.

- По твоей фигуре и не скажешь, что ты любитель перекусить ночью, - улыбнулся парень, разряжая обстановку.

- А на кого я тогда похожа? – задумчиво спросила, разглядывая пузырьки и вспоминая, что еще мне пригодится. Комплиментами меня уже давно было не смутить.

- На фанатку фитнесс-центра с их вечным «еда после 6 вечера – это вселенское зло!».

Я рассмеялась.

- Терпеть не могу фитнесс-залы. Просто удачная наследственность.

Подошла вплотную к парню, заставив его наклонить голову и спустить с плеч халат. Хорошо, что он в этот момент не видел мое лицо. Красивые мышцы и гладкая кожа, чуть тронутая загаром, так и притягивали взгляд, навевая неприличные мысли. Ночь с Сергеем явно не принесла ожидаемый результат. Странно, раньше такого не было…

Я аккуратно обработала раны антисептиком, стараясь сделать это быстро и максимально безболезненно. Дальше наступил самый неприятный момент.

- Терпи, - коротко предупредила и щедро плеснула из флакона на самый глубокий порез на шее и спине.

Антон сдавленно зашипел от боли, машинально стиснув мое колено рукой. Я поморщилась, но не стала заострять на этом внимание, и подула несколько раз на раны, стараясь облегчить жжение. Я часто обрабатывала мелкие порезы сестренке, осталась такая привычка. Выждав несколько секунд, сбрызнула порез на голове, вызвав на этот раз у парня только прерывистый вздох. Не удержалась и мягко погладила его по рыжим волосам. Через несколько минут на месте глубоких порезов розовели аккуратные шрамы. Пару дней покоя и заживление будет окончательным.

- Антон! Антооон? – протянула я, заставляя парня посмотреть на меня.

- Что? – в его взгляде еще плескалась боль, но выражение было вполне осмысленным.

- Отпусти меня, пожалуйста.

Парень с неохотой выпустил мою ногу и аккуратно пошевелил плечами – судя по всему, боли практически уже не было.

- Спасибо тебе большое, Рада. Теперь я точно знаю, что под маской гордой и неприступной ведьмы скрывается очень заботливая и нежная девушка.

- Это тебе спасибо, - сдавленно произнесла я, отходя к столу и упаковывая все обратно, на этот раз мучительно краснея от слов парня. Нежной меня уже очень давно не называли, - за то, что я не осталась лежать там под трубами. Думаю, это самое малое, чем я могу тебя отблагодарить.

- Знаешь, я мало кому об этом рассказывал, но… - Антон встал и подошел ко мне вплотную, заставив посмотреть ему в лицо, - я ведь вырос в детдоме…и был при этом довольно упрям, непослушен, постоянно влезал в какие-то драки и разборки. В общем, особой любовью среди воспитателей я не пользовался, а уж о предложении усыновления в хорошую семью даже и речи не шло… и ты не представляешь, как приятна такая забота, когда кто-то просто может подуть на ранку, чтобы она не болела. Спасибо тебе за это…

Он взял мою ладонь и поднес к губам, мягко целуя и не отводя взгляда. А я с ужасом понимала, что крепкая броня внутри начинает трескаться и осыпаться под ростками симпатии к парню. Напоминая о давно забытых чувствах и эмоциях, делая меня слабее и сильнее одновременно.

Образ маленького рыжеволосого мальчугана, который настолько одинок, что его даже некому погладить по голове, вызывал в душе смесь недоумения, острого сочувствия и желания защитить. Я тряхнула головой, пытаясь унять этот раздрай, и мягко отняла руку. Антон не удерживал меня, присев обратно на стул. Видимо сам поразился своей выходке.

Чай мы пили в задумчивом молчании, впрочем, дискомфорта это не доставляло.

Я была в смятении, не зная как дальше себя вести. Я боялась отношений, боялась доверять людям, и эта боязнь уже стала частью меня, лишив возможности завести не только парня, но и близких друзей. Настя с Сергеем были единственными исключениями за много лет. Но к Антону меня ощутимо тянуло, заставляя откровенничать, раскрывать мало-помалу себя. И к чему это приведет никому неизвестно.

Так ничего и не решив, я решительно встала и поставила чашку в раковину.

- Предлагаю тебе сегодня остаться у меня, - на часах был уже пятый час утра, а к восьми уже с отчетом следовало прибыть на работу.

- Если для тебя это удобно, то я не откажусь, - парень зевнул в кулак, следуя за мной в гостиную к дивану. Больше спальных мест, кроме моей кровати, в квартире не было.

Я вытащила из шкафа плед и подушку, кивнув на диван:

- Надеюсь, лунатизмом ты не страдаешь. И не храпишь.

Тим деловито проскользнул мимо меня в спальню, запрыгивая на кровать. Я тоже не стала задерживаться.

- Спокойной ночи, - тихо раздалось мне в спину, когда я прикрывала дверь в свою спальню.

- Спокойной… - я вытянулась под одеялом и мгновенно провалилась в сон.

Глава 8

Страх и паника накатывали волнами, мешая дышать, не позволяя думать, лишая остатков воли. Я задыхалась, пытаясь хоть что-то сделать…хоть что-нибудь изменить. Я прекрасно знала, что будет дальше и безумно этого боялась, но сделать все равно ничего не могла.

Земля под ногами ходила ходуном, издавая непрерывный утробный гул. Я стояла на улице возле недостроенной на уровне седьмого этажа многоэтажки, и в очередной раз смотрела, как падает бетонное ограждение, рассыпаясь местами в пыль. Очередной столб пыли взметнулся в воздух, ненадолго ослепив. Солнца за этой завесой было уже практически не видать, и дышать становилось все труднее. С недостроенного дома сыпался строительный мусор, не задевая меня. Вот-вот здание должно было рухнуть. Но пугало меня не это…

Напротив меня стоит симпатичный высокий парень, с ужасом глядя мне в глаза. И в следующую секунду происходит то, чего я больше всего боюсь…боюсь до одури, до крика, до всепоглощающего отчаяния, которое когтями раздирает грудь каждый раз, как впервые…но все равно это происходит, а я не могу даже отвести взгляда… немой вскрик и с оглушительным хлопком парень растворяется в воздухе.

- Коля, нет!!! Нет, пожалуйста!! – я кричу в истерике, но меня не слышно. Слезы ручьем катятся по лицу, а я уже точно знаю – я никогда его больше не увижу…ничего уже не смогу исправить.

Все вокруг продолжает рушиться, здание с диким скрежетом начинает клониться в мою сторону, угрожая раздавить кусками перекрытий. А я стою, не в силах пошевелиться. В отчаянии протягивая руки к тому, кого я не могу вернуть. И даже не вздрагиваю, когда меня сшибает на землю большая черная тень… А я продолжаю кричать…

- Рада!!! Рада!!!

Знакомый голос слышен глухо, словно через вату. А еще меня ощутимо трясет…или трясут?

- Рада, да очнись же ты!!

Я с трудом открываю глаза, пытаясь прийти в себя. Получается медленно. С полминуты я непонимающим взглядом таращусь на Антона, морщась от непонятного громкого звука. Но Антон уже молчит, тревожно вглядываясь в мое лицо. А я внезапно понимаю, что полуголый парень сейчас находится в моей спальне, на моей постели, и сжимает мои плечи. За которые, собственно, и тряс. А громкий звук – это утробное рычание Тима, который возмущен бесцеремонным вторжением парня в нашу комнату.

- Что случилось? – я попыталась высвободиться из крепкой хватки и отодвинуться. Получилось не сразу. Я подтянула одеяло на себя – все-таки хорошо, что сплю не голышом, но майка была тоже довольно откровенной.

- Тебе видимо приснился кошмар. Ты очень громко кричала, я испугался, - с некоторой заминкой ответил мой напарник. В его взгляде мелькнуло какое-то непонятное выражение, но выяснять, что оно означает, мне в данный момент совершенно не хотелось. Я зарылась пальцами и лицом в густую шерсть Тима, успокаивая его и окончательно успокаиваясь сама. Этот кошмар снился мне уже больше десяти лет с различной периодичностью. Последний раз – около полугода назад. И меньше всего мне хотелось, чтобы кто-то стал этому свидетелем. В любом случае комментировать произошедшее я не собиралась. Неловкое молчание затянулось.

- Спасибо за беспокойство, - выдавила с трудом. В сторону парня я по-прежнему не смотрела, упорно разглядывая свои колени под одеялом. Хуже всего было увидеть в его глазах жалость - в ней я точно не нуждалась. На одеяло что-то капнуло - лицо было еще мокрым. Остатки слез я вытерла ладонями.

Черт! Как же это не вовремя!

- Не за что, - Антон встал с кровати, потянувшись, - обращайся, если что. Пойду тогда в ванную, что ли, до будильника все равно минут десять от силы осталось.

Я проводила его фигуру рассеянным взглядом. Шрама на спине было не видать, а рельеф мышц, упругая задница и длинные ноги завораживали. Красивый мужик, что уж говорить.

- Закрой рот, Рада! А то сейчас не только слезами, а еще и слюнями одеяло закапаешь! – мысленный подзатыльник отрезвил, и я начала поспешно одеваться.

Как Антон вышел из ванной, я уже не увидела – услышала только звук хлопающей двери и шаги парня в комнату. Сама в это время суетилась на кухне – подогрела чайник, поджарила сосиски в микроволновке, соорудила бутерброды. А если короче, то делала все подряд, лишь бы не думать о том сне. Тим нервно крутился возле ног, постоянно ласкаясь – он чувствовал меня лучше себя самой и понимал, что хозяйка совсем не в порядке. Но руки уже не тряслись, а на лицо я привычно нацепила маску уверенности и спокойствия. Что-что, а в этом искусстве я напрактиковалась до уровня профессионала.

- Чем это так вкусно пахнет? – Антон зашел на кухню и потешно потянул носом, слегка облизнувшись.

- Извини, но по части кулинарных шедевров – это не ко мне, поэтому все просто, вкусно и сытно, - улыбнулась уголками губ я, выкладывая сосиски на стол и разливая кипяток по чашкам.

- Да и я, в общем-то, не аристократ, - невнятно ответил парень, запихнув в рот половину бутерброда сразу.

- Не стесняйся, а я пока в душ.

И только вытирая мокрые волосы полотенцем, я сообразила, что никакой сменной одежды с собой не прихватила. Черт! Вот что значит привычка обитать одной. Я с минуту стояла, прильнув ухом к двери, и пытаясь понять, где находится в данный момент мой гость. Еле слышный вздох и стук чашки о стол убедили меня в том, что дорога свободна. С кухни дверь в ванную практически не просматривалась, если только стоять на самом выходе. Я быстро завернулась в большое полотенце, которое правда доставало только до верхней трети бедра, и пробежала в свою комнату, даже не заметив парня за своей спиной. Тогда бы я стала свидетелем того, как напряглось его лицо, резко потемнели глаза, а руки сжались в кулаки от моего вида. Но к счастью, судьба решила, что стрессов мне на сегодня вполне достаточно. Когда я вышла из спальни, одетая и сосредоточенная, Антон уже ждал меня на диване, залипая в телефон.

- Пошли?

- Для девушки ты неприлично быстро собираешься, - с улыбкой встал парень и направился в прихожую.

- Тебе не угодишь, - странный комплимент, как мне показалось, - в следующий раз специально потрачу не менее полутора часов на сборы.

Осознание смысла моих слов дошло до меня не сразу. Лишь увидев веселый взгляд парня с долей иронии и предвкушения, я прикусила язык.Договоришься ты, Рада...

В полном молчании мы дошли до конторы, разделившись лишь в коридоре. Антон, как он пояснил, в благодарность за спасение (видимо больше от голода), отправился на ковер к начальнику в гордом одиночестве, освободив меня от нудного доклада и бесполезной траты времени. А я направилась в свой кабинет – у меня появилось одно дело, ради которого, собственно, я сегодня в контору и отправилась. Зная себя, доклад я бы могла сделать и по телефону, недовольство начальника меня особо не пугало.

Зайдя в свой кабинет, я подошла к правой стене и отодвинула большой плакат с изображением красивой лисицы с потомством на лоне природы.

За плакатом находилась еще одна дверь – ради этого помещения и велась долгая и нудная борьба за свой отдельный кабинет. Приложив ладонь к двери, я легко ее открыла, попав в большую комнату, одна половина которой была оборудована несколькими высокими стеллажами. На двух из них находились различные пузырьки с разноцветными жидкостями – все мои запасы зелий. На остальных трех стеллажах располагались различные компоненты и ингредиенты. В комнате стоял насыщенный запах травяных настоев, смешанный с чем-то сладким.


Вторая половина комнаты была отдана под особую установку с небольшой плиткой, котелком и системой трубочек. Тут и происходило основное таинство приготовления моего боевого, и не только, арсенала. В данный момент, правда, котелок стоял пустой. Подойдя к ближнему стеллажу с зельями, я задумчиво рассмотрела запасы и вздохнула – любимого парализующего состава осталось всего пять штук. А сложившаяся магическая обстановка требует более внушительных запасов. Минут десять я потратила на поиск и сортировку необходимых составляющих, после чего достала нежно лелеемый мною толстый фолиант «Рецепты молодой хозяйки» и открыла на нужной странице, придвинув к себе поближе.

Вар в котелке уже почти закипел, когда меня отвлекли:

- Ух ты!

Я вздрогнула от неожиданности, выронив веточку беладонны и громко матернувшись. Хорошо, что на пол, а не в котелок – пришлось бы начинать все заново.

- Как ты сюда попал? – я обернулась, увидев стоящего в дверях Антона.

- Дверь была не закрыта, а я решил рассказать тебе о том, как прошел допрос у начальника, - улыбка парня слегка подувяла, напоровшись на мой не дружелюбный ни разу взгляд, - видимо зря…

А у меня внезапно всплыли остатки совести – все-таки парень мне пока ничего плохого не сделал, вон, даже к начальнику сам сбегал, сэкономив мне полчаса драгоценного времени, а я… Тем более, сама дверь забыла запереть, не в первый раз, кстати. Просто гостей ко мне отродясь не ходило, кроме разве что начальника, да Аркаши…раза три за все пять лет.

Я вздохнула и потерла пальцами переносицу.

- Проходи, чего уж стоять на пороге.

Парень продолжал топтаться, а выражение его лица приобретало все более удивленное выражение.

- Я не могу.

А я окончательно расслабилась и рассмеялась. Вот точно – весь день наперекосяк идет. Я совсем забыла…

- Авентум расс... – я прикоснулась двумя ладонями к полу и вокруг парня вспыхнуло голубое свечение на долю секунды. Комнату я оборудовала с умом – вытяжка, обработка составом против возгорания, обработка от всех разъедающих и токсических воздействий, от механических повреждений, от вредителей… По сути, даже если на здание сбросить бомбу – комната устоит в первозданном варианте без малейших повреждений находящегося внутри добра. И, конечно же, защита от проникновения. В отличие от стандартного магического плетения, которое использовали маги и стихийники, и которое можно было распутать при достаточном количестве времени и желания, я использовала ведьминский заговор на всех природных составляющих этой комнаты – дерево, земля, камень и прочее. В итоге получалось, что комната – это живой организм, который воспринимал меня, как часть себя, считывая мою ауру. Проникнуть нереально, не имея специального допуска от меня же лично. Этот допуск сейчас и получил Антон, правда, временный – действие примерно на сутки.

- Ух ты…

- У тебя всегда такой ограниченный словарный запас? – я уже отвернулась к котелку, сосредотачиваясь на зелье. Тем более что вар уже закипел.

- Нет, только со времени знакомства с тобой, - Антон сосредоточенно рассматривал содержимое стеллажей, не делая, к его чести, попыток потрогать/понюхать/попробовать.

- А чем ты занимаешься? – присел рядом на корточках, заглядывая в книгу. Зря, она тоже у меня своенравная – не покажет ничего и никому, кроме меня. А если руки протянуть без разрешения, так и покусать может.

- Парализующее зелье, мало осталось совсем, - я бросила кусочек лиственничной смолы и помешала варево, оставив минимальный огонь.

- Помню, помню…хорошая штука, - Антон передернул плечами, вызвав еще одну мою улыбку, - а…

- Чшшш, - приложила я палец к губам и прошептала пару десятков слов на латыни, проведя руками над варевом. Цвет состава мгновенно сменился на стальной, затем на бурый, а через несколько секунд стал желтоватым и в воздухе запахло грецким орехом. Я мгновенно выключила огонь и сняла котелок, переставив на маленький деревянный столик. Парень наблюдал за мной, не отрываясь, будто за волшебством. Как ни странно, в его присутствии я не чувствовала себя скованно или неудобно, даже его еле слышные вздохи и вопросы совершенно не раздражали и не мешали. Такое ощущение у меня было только с бабушкой, остальные даже не приближались ко мне в это время.

Быстро слив вар в большой сосуд с краном, я буквально за десять минут приготовила с полсотни пузырьков с составом. Сложив все в нужную коробку, я поманила парня за собой на выход. Напоследок прикоснувшись к двери ладонью, я заперла ее и вернула плакат на место.

- Кофе? – я включила чайник. Понятно, что разговор не на пять минут.

- Со сгущенкой? – парень ловко выудил мягкий пакет с лакомством из кармана.

- Оооо, - с восхищением протянула я, облизываясь, - откуда у тебя эта вкуснятина?

- Забежал к себе, решив угостить красивую девушку вкусненьким. Для поднятия настроения, так сказать.

- Смотри, могу подумать,что ты вдруг решил за мной поухаживать, - рассмеялась я, разливая кофе по кружкам.

- И совсем не вдруг... – еле слышно пробормотал Антон.

- Что? – я обернулась, передавая ему кружку.

- Ничего…

Через полчаса, обсудив последние новости, которых было не очень много – все патрули вернулись, пострадала только наша группа, убийств на патрулируемых территориях не зафиксировано, - мы разошлись.

Следующая смена у нас стояла только завтра. Парень, махнув на прощание рукой, хлопнул дверью и убежал. А я поймала себя на мысли, что уже жду наше дежурство с нетерпением…

Глава 9

На этот раз наш район находился практически в центре города. Как это часто бывает в больших городах с большой историей, рядом с красивыми современными высотками и бизнес-центрами частенько соседствовали «старые кварталы» с одно- и двухэтажными деревянными домами, наполовину вросшими в землю, резными ставнями и покосившимися крышами. Вот и сейчас мы с Антоном шли вдоль одной из таких улиц, постепенно удаляясь от освещенного центра в темноту, озаренную только лунным светом. Романтика во всей красе, чтоб ее.

На этот раз я приехала вовремя и в гораздо лучшем расположении духа. Отчасти это было связано с тем, что ехать было не очень далеко и оттоптать ноги и нахамить мне не успели, а отчасти, в чем я не признавалась даже себе, мне была приятна компания парня. Настолько, что я даже улыбнулась и поздоровалась при встрече, получив в ответ озорной взгляд.

Эх, Рада, Рада…вот ничему тебя жизнь не учит – красавчики с обворожительными улыбками не для тебя…

Я тряхнула головой, прогоняя непрошеные мысли и сосредоточилась на окружающих звуках – света категорически не хватало. По сводкам поступила жалоба на непонятный шум по ночам в одном из заброшенных домов. Это вполне могли быть бомжи или любители горячительного, нашедшие уютное местечко для возлияний небольшой компанией, но это следовало проверить. Тем более, что пару раз наряды полиции уже обыскивали эти места, но ничего не обнаруживали.

С момента нашей встречи мы перебросились парой ничего не значащих фраз и сейчас шли молча. Я никогда не тяготилась молчанием, поэтому просто сосредоточилась на периметре, попробовав просканировать пространство на наличие полноценно живых существ. Идея была не самая лучшая, как показали результаты. В большинстве домов жили люди, поэтому живых аур и ее следов было множество, что свело к нулю весь результат. В такой каше и в районе десяти метров ничего не разберешь. Я вздохнула.

- Тоже попробовала скан? – понятливо хмыкнул напарник, вызвав мой хмурый взгляд. Антон рассмеялся, - не сопи. Я еще на остановке попытался это сделать и ощутил себя полным болваном.

- Я не сопела! – как любая девушка, я уловила только самую ценную информацию для себя.

- Сопела, сопела, - парень опять рассмеялся и легко щелкнул меня по носу.

От жестокой немедленной расправы его спасло какое-то шебуршание в подворотне, резко оборвавшее все веселье. Мы, не сговариваясь, нырнули в темноту, чтобы увидеть спасающуюся бегством обыкновенную толстую крысу. Я непроизвольно передернула плечами. Фуу…

- Оооо, наша боевая ведьма боится этих милых зубастых грызунов? – вот знаю же, что специально меня подкалывает, но удержаться не могу, хоть убей!

- Не боюсь, - отчеканила я, поддаваясь на провокацию, - но и любить их не обязана. Брр, мерзкие твари…

- Странно, я думал, что…

- Что? – перебила я стихийника, - что я, как уважающая себя ведьма, должна засовывать в печь маленьких детей и иметь полы, мелко усыпанные костями?

- Ну, нет… - озадаченно протянул парень, - просто мышиные хвосты для ингредиентов там…жабьи глаза…крысиная печень…в смысле их же доставать надо…готовить то есть…

Последние слова я еле разобрала, так как громкость ушла на уровень шепота, а Антон окончательно стушевался, очевидно, боясь сказать лишнего. Теперь уже я громко расхохоталась, разрядив ситуацию.

- Вот так всегда, начитаются сказок, а потом клевещут на честных людей. То есть ведьм, - я откровенно веселилась, - к твоему сведению это все можно давно купить или заказать у поставщиков. Никто уже давно не отлавливает и не потрошит живность лично.

- Теперь действительно чувствую себя дураком, - парень улыбнулся и расслабился.

- Не переживай, - я ободряюще хлопнула его по плечу, - не в последний раз.

Его лицо неуловимо изменилось, а я инстинктивно сделала несколько шагов в сторону. И оказалась права – следующие пару минут я убегала и уворачивалась от парня, который обещал догнать и защекотать за насмешку и предлагал сдаться добровольно на его милость. Но где вы видели добровольно сдавшуюся ведьму? Поэтому мы с хохотом бегали и дурачились, как маленькие дети, пугая местную живность.

На очередном обманном выпаде я попалась и оказалась в крепких объятиях парня, тесно прижавшего меня к себе. Уткнувшись носом в его грудь, обтянутую черной футболкой в разрезе черной же кожаной куртки, я глубоко вдыхала его запах, понимая, что гормоны начинают шалить с новой силой. Хорошо, что он не телепат, иначе бы очень сильно удивился, насколько мои мысли далеки от дежурств, подселенцев и прочего.

Антон тяжело дышал, не ослабляя хватки и не шевелясь, а я понимала, что мы стоим и обнимаемся посреди пустынной темной улицы непозволительно долго и надо что-то делать. Но желания отстраниться не было от слова совсем. Внезапно мне показалось, что его губы прикоснулись к моим волосам, а дыхание коснулось кожи головы.

От удивления я резко дернулась, разрушив очарование момента. Парень без сопротивления разжал руки, освобождая и глядя на меня серьезным непроницаемым взглядом, будто прожигая насквозь. На миг его взгляд скользнул по моим губам или мне только показалось? Я непроизвольно закусила нижнюю губу…

Неизвестно, чем бы все это закончилось, но в лучших традициях триллеров, нас отвлекли – в заброшенном доме в полусотне метров от нас, что-то упало и покатилось, гулко прогрохотав по деревянному настилу. Я метнулась на звук, малодушно радуясь, что не надо разруливать этот неловкий момент между нами.

У дома мы оказались практически одновременно. Нежилой двухэтажный барак с выбитыми окнами, полуразрушенным дверным проемом, горами строительного и обыкновенного мусора и соответствующим запахом выглядел недружелюбно. Я уже было направилась ко входу, когда почувствовала хватку за плечо.

- Погоди, я вперед, - Антон не спрашивал, а ставил перед фактом, одновременно обходя меня и первым входя в дом. Желание взбрыкнуть и доказать свою состоятельность, как бойца, я проглотила – ни к чему хорошему глупые противостояния еще не приводили. Хочет лезть первым – удачи. Я приложила руки ко рту, проухав совой три раза – мой знак Тиму, что мы заходим на разведку. Черная тень на крыше возникла буквально через пару секунд, а я шагнула в темный проем.

Антон двигался вдоль левой стены, внимательно оглядывая помещение и закоулки и запуская кратковременные пульсары для подсветки. Я шла в трех шагах позади, контролируя территорию за нашими спинами. На первый взгляд дом был окончательно заброшен и не посещаем даже бомжами – никаких приспособлений типа лежанок и импровизированных столов/стульев мы не видели. Конечно, мусора хватало, но никакой организации не наблюдалось и близко.

- На первом этаже чисто, - озвучил тихо парень очевидную мысль в последней комнате. Я кивнула больше машинально, чем отвечая.

Мы тихо и быстро вернулись к лестнице. Антон подергал перила и остался доволен – лестница должна была быть довольно крепкой. Немало ребят ломало и вывихивало ноги, проваливаясь на трухлявых ступенях. Мы успели подняться на один пролет, двигаясь вдоль стены, когда наверху что-то опять ухнуло и затрещало. С трудом подавив желание двигаться быстрее, мы продолжили подниматься, вглядываясь в пространство.

В комнате напротив лестницы было тихо и пусто. Я махнула парню, предлагая разделиться и направляясь влево. Через две комнаты в оконный проем внезапно запрыгнул Тим, напугав меня до усрачки. Как удержалась от вскрика, ума не приложу. Щелкнула животину по уху, показывая, что так делать больше не надо. Но Тиму и этого не требовалось – он уже почувствовал мой испуг и осознал свою вину, лизнув мою ладонь. В последней комнате тоже было пусто – я разочарованно вздохнула, когда с дальнего края дома раздался приглушенный вопль и громкий шелест. Я, уже не стараясь передвигаться тихо, бросилась к Антону.

В руках уже было парализующее зелье, когда я ввалилась в проем дальней комнаты. Но застала там только тихо матерящегося парня, разглядывающего свою куртку.

- Стой, стой, все в порядке! – он даже отшатнулся, увидев меня, приготовившуюся метнуть зелье.

- Я услышала шум, - спрятав пробирку обратно, подошла к нему.

- Да я по привычке зажег пульсар, а тут мыши…летучие, мать их за ногу…кто ж знал…

Я подняла голову и представила всю нелепость ситуации – мыши спокойно жили себе, когда их ослепили и подогрели одновременно пульсаром.Поэтому всем дружным составом они быстро покинули зону дискомфорта, по пути обгадив источник неприятностей.Вернувшись взглядом к парню, я честно попыталась не хихикать, но получалось откровенно плохо. По крайней мере, принять мое сдавленное хрюканье за проявление сочувствия не смог бы даже законченный оптимист с очень богатым воображением.

- Рада! – стихийник попытался воззвать к моей совести, но куда там. Даже Тим подозрительно фыркал в углу.

Через секунду дружный хохот отдался эхом во всех помещениях заброшенного здания. Я вытирала слезы, не в силах остановиться. Стресс последнего получаса отпускал, заряжая нас позитивом. Мы уже спускались с лестницы, все еще посмеиваясь, когда меня накрыла такая простая и логичная мысль, что я схватила парня за руку, вынуждая остановиться.

- Что? – обернулся он.

- Антон, а мыши ведь ничего уронить, тем более тяжелого, точно не могли…

В глазах парня мелькнуло понимание нашей беспечности одновременно с моим вопросом:

- А где здесь подвал?

Глава 10

Вход в подвал, несмотря на темноту, мы нашли довольно быстро. Он оказался на самом виду, напротив входа. За неприметной дверью в стене обнаружилась лестница с уходящими в непроглядную темень ступеньками. Она была довольно узкая, спускаться можно было только по одному, причем Антону – пригнувшись и полубоком. Мы немного постояли возле входа, внимательно прислушиваясь, но редкие шорохи давали минимум информации. Сканирование тоже ничего определенного не выявило – внизу был практически ровный голубоватый фон, без выявления каких-либо отдельных организмов. Странно…

Антон приложил палец к своим губам, призывая к тишине и максимальной осторожности, и начал медленно спускаться вниз, осторожно ставя ногу на каждую ступеньку так, что ни одна даже не скрипнула. Оборотни в роду были, что ли? Я шла след в след, оставив Тима наверху – в тесном замкнутом пространстве он мог пострадать, не имея места для маневра. Примерно на пятой ступеньке у меня закружилась голова и я сообразила, что от напряжения забыла, что надо дышать. Внутреннее чувство опасности просто вопило от нехороших предчувствий.

Мы спустились на узкую площадку сразу после последней ступеньки и уткнулись еще в одну деревянную дверь, на первый взгляд незапертую. Антон знаком показал прижаться к стене и поднял вверх три пальца, медленно загибая их по одному.

Три…два…один…

Быстро распахнутые двери и яркий пульсар над головой…и две сотни абсолютно охреневших глаз, из которых только четыре – наши. Каюсь, на секунду меня даже парализовало от неожиданности…

Шишуги! Нет, в самом наличии этих маленьких и, в общем-то, не особо агрессивных существ, ничего удивительного не было. Но не в городе…не в ТАКОМ количестве…и не с такой злобой в алых зрачках глаз…

Эта мелкая нечисть водилась повсеместно, являясь своеобразными санитарами – они уничтожали остаточные магические следы после различных ритуалов, а также гибели магических существ, не гнушаясь при этом вполне материальной падалью. Сохраняя ровный магический фон среды, не позволяя образовываться различным аномальным зонам ввиду гиперконцентрации различных энергий.

Встречаясь с ними не единожды, я обращала внимание, что к живым людям и существам они, в целом, довольно равнодушны, занятые своими делами и проблемами. Сбиваясь в маленькие группы по две-три особи, они не являлись стадными существами – это неудивительно, большой группе таких существ было бы сложно найти достаточное количество пропитания. Но те шишуги, которые сейчас смотрели на нас… они были и такие и не такие одновременно. Как отличается единорог от обычной лошади, так и в этих существах было что-то не то…в первую очередь смущали алые горящие зрачки…как будто демонские…

Существа отмерли первые, вразнобой издав мерзкий утробный вой на уровне ультразвука, заставляя нас с Антоном зажать уши руками.

Размер подвала не превышал пары десятков квадратных метров, пол возле дальней стены был усеян каким-то мусором, в котором, видимо, и копошились твари до нашего вторжения. Хоть шишуги и доставали нам едва ли до середины голени, численное преимущество было неоспоримо. Сотня существ создавала эффект своеобразного «ковра», поэтому кстати сканирование и было таким неопределенным – как можно разграничить такую массу.

Внезапно вся эта толпа хлынула к нам, весьма неоднозначно демонстрируя зубы. И тут же, практически синхронно, полыхнули две вспышки – моя голубоватая и ярко-огненная от напарника. От моего зелья с пяток впереди бегущих упали мгновенно, парализованные, а пульсар Антона поджег еще с десяток тварей, заставив их откатиться назад, а некоторых – забраться на стены под самый потолок. И так к немалому смраду, добавилась вонь паленой шерсти и жареного мяса. Вой обожженных шишуг добавил колорита, как и затлевшие доски прогнившего пола.

Еще пара зелий и несколько пульсаров уничтожили всего пару десятков существ, но при этом заполнили помещение едким дымом.

- Антон, мы сгорим или задохнемся раньше, чем эти сволочи помрут, - крикнула я, с трудом стараясь не кашлять.

- Да я понял уже, - в голосе напарника была досада, - нужна идея.

Тем временем мы совершенно забыли о тех, кто полз по стенам, увлекшись процессом. Когда мне на голову шлепнулся весьма увесистый комок, расцарапав попутно кожу головы, я громко взвизгнула от неожиданности и, выхватив небольшой нож из крепления около ботинка, одной рукой отодрала тварь с себя, одновременно располосовав ее пополам.

- Антон, сверху, осторожней!

Мое предупреждение оказалось своевременным – парень вовремя увернулся от двух шишуг, располовинив их уже на полу небольшим огненным хлыстом. Я бы полюбовалась, но твари наседали. Я метнула еще три зелья из разряда смертоносных, уничтожив чуть больше десятка особей.

Прикинув, что осталось не больше трех смертоносных и пары парализующих составов, я судорожно придумывала план Б…и С…и еще какие-нибудь. Антон хлыстом прицельно рассекал тварей, но они быстро сообразили, что к чему и начали весьма эффективно отпрыгивать от испепеляющего огня.

Я крутилась на месте волчком, отшвыривая, отпинывая, вспарывая, рассекая и умертвляя буйные тушки. Руки онемели, сжимая лезвие ножа, а ноги начали наливаться заметной тяжестью, но останавливаться было сродни самоубийству. Я смахивала пот с лица, смешанный с чужой кровью, и молилась, чтобы нам хватило сил и везения выбраться отсюда целыми. Или хотя бы живыми.

Острые зубы впились мне в ногу чуть ниже колена – тварь подползла сбоку, и тут же на плечо спрыгнула вторая. Пока убила одну, вторая успела укусить еще несколько раз, разодрав штанину. На запах крови ко мне, будто по команде, со всех сторон двинулись десятки шишуг, весьма красноречиво открыв пасти с капающей слюной с мелких зубов. Со всеми одновременно я не справлюсь, а умирать в этом зачуханном подвале хотелось меньше всего. Думай, Рада, думай!

- Антон! – идея была самоубийственная, но другой на ум не приходило, а времени было в обрез.

- Что? – парень подпалил очередную тушку и брезгливо отпихнул ее ногой.

- Можешь полыхнуть сплошной стеной огня?

- Ты с ума сошла? – он быстро оглянулся на меня, видимо проверяя, не двинулась ли я кукушечкой на фоне легкого стресса.

- Долго объяснять, просто сделай, как я прошу, - Антон нерешительно дернул головой, и я заорала в полный голос, рассекая очередную шишугу в покушении на мое бедро, - пожалуйста! Или нас сейчас просто сожрут живьем!

Вокруг раздался громкий визг, как сигнал к атаке, и оставшиеся твари бросились на нас всем скопом.

Парень схватил меня за руку, подтягивая вплотную к себе, и свел руки вместе буквально на две секунды, затем резко разводя их в стороны. Я распахнула, а потом с силой зажмурила глаза, спасаясь от ослепительного света и жара. Сплошная стена чистого пламени хлынула от нас, не оставляя ни сантиметра спасения ни на стенах, ни на полу, ни на потолке. Шишуги вспыхивали порохом, не успевая даже взвизгнуть, но одновременно с ними вспыхивал каждый миллиметр деревянной обшивки подвала. Не успели сгореть последние тушки, как языки огня лизнули подошвы наших ботинок. Буквально секунды отделяли нас от неминуемой гибели…

И тут был мой выход – зашипев от боли, когда огонь весьма недружелюбно опалил кожу лица и рук, я молниеносно разбила три абсолютно прозрачных пузырька. Оставалось только надеяться, что мой расчет оказался верен. Иначе…иначе нам будет совершенно все равно, похоронят ли нас коммунистами. Если опознают…

Раздалось громкое шипение и наступила звенящая тишина…в полнейшей темноте…

Еще через мгновение над нашими головами вспыхнул тусклый мерцающий пульсар и тут же рядом раздался пораженный вздох Антона. Я только глубоко вздохнула, чувствуя, как саднят легкие.

А смотрелось и вправду красиво. Абсолютно черная обугленная комната была покрыта внушительной, в два пальца, идеально ровной коркой льда с витиеватыми узорами, как на окнах в сильный мороз. В подвале было холодно, не меньше десяти градусов ниже нуля, и легкий пар вырывался вместе с нашим дыханием, довершая нереальную картину.

- А почему ты сразу не заморозила их? – напарник говорил шепотом, разглядывая подкопчённые стены.

- В замкнутом помещении было чревато, большая вероятность, что мир обогатился бы на две реалистичные ледяные скульптуры в нашем с тобой лице. А шишуги, кстати, устойчивы к замораживанию. Твой огонь решил обе проблемы,- я провела рукой по левой ноге и только раздраженно рыкнула, почувствовав разодранную ткань штанины и противную липкость крови. До свадьбы заживет, но до чего неприятно…

На Антоне вроде повреждений не было, по крайней мере, парень двигался без ограничений, да и внешне все выглядело терпимо.

Внезапно я вспомнила, что шишуги до нашего прихода чем-то были очень заняты возле дальней стены. Аккуратно переставляя ноги, чтобы не поскользнуться, я направилась туда, отметив, что Антон идет следом. Попинав ногой груду мусора, намертво замерзшую, я была аккуратно отодвинута в сторону. Напарник поводил руками над мусором, вызвав образование приличной лужи вокруг и возвращение забытой было вони. Пульсар стал еще тусклее, еле-еле освещая пространство.

- Тебе надо отдохнуть, хватит, - положила я руку парню на плечо, прерывая разморозку. Никогда бы не призналась, но остаться бес света мне сейчас стало очень страшно. Даже зная, что в живых остались только мы втроем.

- Я в порядке, - оглянулся он на меня с улыбкой, но не убедил. Улыбка была вымученной, очевидно, что вызванный напалм измотал его изрядно.

- Да, да, я знаю…ты мужчина, могуч, бесстрашен, непобедим, неутомим…

Я разгребла ногой смердящую мокрую кучу и ошеломленно замолчала…кости, человеческие, обглоданные, явно не один комплект…. От открывшейся картины по коже пробрал мороз…

Шишуги – идеальные помощники. Магические следы они уничтожили в первую очередь, а через несколько часов и костей бы не осталось – такой ораве этого будет мало. Кто-то очень умело заметал следы, а мы случайно наткнулись на этот «безотходный цех».

Антон стоял рядом, молча разглядывая страшную находку. Теперь понятно, почему мы не слышали в последнее время о пропавших и убитых…их весьма успешно прятали…Как теперь узнать, от скольких успели избавиться эти всеядные чудовища? Организатор всего этого был безумен и гениален одновременно. И причин найти его как можно скорее стало намного больше.

Я развернулась и начала подниматься наверх. Светало…

Погладив подбежавшего Тима по голове, я посмотрела на часы – до начала рабочего дня оставалось чуть меньше полутора часов. Смысла возвращаться домой не было – назрел серьезный разговор с Сергей Палычем, и откладывать его стало уже некуда.

Антон подошел ко мне вплотную, заставляя поднять лицо и взяв аккуратно меня за подбородок.

- Ты как? – судя по стягивающему ощущению на коже лица - похожа на папуаса, забытого в солярии. Надеюсь, что брови остались на месте. Антону же свой огонь был явно нипочём.

- Нормально, - выдала стандартный ответ, а парень уже осматривал мою ногу.

- Нужно обработать, хоть и порезы неглубокие совсем.

- Антон! – я заставила его встать, отступая на пару шагов - я не маленькая, разберусь, хорошо? Не надо со мной нянчиться.

Во взгляде парня мелькнула обида. Да, я понимала, что это прозвучало грубовато, но мне было откровенно неловко от того, как его пальцы гладят мою кожу на ноге, особенно на бедре. А лучшая защита, как известно…

- Ладно, дежурство закончилось, иди домой. Тебе надо хорошенько выспаться, - примирительно сказала я, покидая негостеприимный дом.

- А ты?

- А мне еще на работу забежать надо. Хочу обсудить все с начальством, - немного подумала, но пояснила, - слишком нетипичное поведение нечисти в прошлый раз и сейчас. Все наши находки и облавы успешны чисто случайно. Мне кажется, что нас успешно водят на веревочках в нужном направлении, как тупую послушную скотину, опережая каждый раз на пару шагов точно.

- Тогда пошли, - парень взял меня за руку и потянул за собой.

- Куда? – я в недоумении шла следом, даже не думая отдернуть конечность.

- Тут недалеко есть неплохое кафе, в котором варят очень неплохой кофе. Там все и обсудим. В конце концов, мы же напарники, практически единый организм. А отдохнуть всегда успею.

Я весело хмыкнула на предпоследнюю фразу. Да и последняя, в свете случившегося недавно, обрела особенный смысл. За последнюю неделю я уже дважды была в шаге от гибели. Определенно стоило пересмотреть тактику и озадачиться получением информации, но…я теперь не одна, Антон прав. Может, стоит попробовать довериться? Как же это все не вовремя…как же сложно…

Ай, к черту все! Именно сейчас кофе мне хотелось сильнее, чем спорить, поэтому я бодренько зашагала рядом с парнем, выкинув из головы ненужные размышления.

Глава 11

Кафе располагалось через два квартала и, как ни странно, уже было открыто. Галантно распахнув передо мной двери, Антон слегка подпихнул меня в спину, когда я замешкалась на пороге. Внутри было потрясающе – легкие занавески и светлые скатерти, светло-зеленая плитка на полу и большие фотографии на тему природы на стенах создавали очень уютную атмосферу и ощущение свободного пространства в небольшом помещении. В воздухе разливался умопомрачительный аромат свежесваренного кофе и домашней выпечки. Я сглотнула слюну и испытала легкий дискомфорт – все же разодранные штаны и запах гари от одежды еще не украсили ни одну девушку. Да и вообще наш внешний вид меньше всего вписывался в окружающий уют.

- Не переживай, - ободряюще обнял меня Антон за плечи, увлекая к столику в углу, - хозяин из наших, поэтому наше появление никого не удивит.

- Из наших?

- Да, стихийник-водник. Мы с ним вместе начинали в патруле, но через пару лет он решил уйти и открыл это вот замечательное заведение. Говорит, что здесь ощутил себя именно на «своем» месте.

Я пожала плечами, принимая информацию к сведению. Не так, чтобы очень удивительная ситуация, каждому свое.

И тут за стойкой появился высокий полноватый мужчина с удивительными голубыми глазами. Будто голубое небо отражалось в кристально чистой морской воде, разбавляясь искрами солнечных лучей. Он с улыбкой подошел к нам, сердечно обнявшись с Антоном и похлопав его по спине. Затем взял мою руку и галантно приложился к ней губами.

- Кирилл, очень рад знакомству с такой очаровательной девушкой, - я не любила откровенную лесть. Наверное. Нет, все-таки вру, я же девочка. Губы против воли расплылись в смущенной улыбке, необычные глаза водника завораживали.

- Кир, познакомься, моя напарница – Рада, - голос Антона отдавал легким металлом, отчего мы с Киром синхронно повернулись и удивленно посмотрели на парня. Антон сделал вид, что рассматривает меню.

- Рада…красивое имя, необычное, - Кирилл улыбнулся мне еще раз и отпустил руку, - заглядывайте на огонек, я буду очень рад.

- Кир, мы слегка торопимся, поэтому…

Я вновь уставилась на Антона в полнейшем недоумении – что с ним творится? Вроде заходили в хорошем настроении…

Кирилл лишь усмехнулся, подмигнул мне и направился за стойку делать кофе. Я тоже решила не обращать внимания на закидоны напарника.У каждого свои тараканы…и у кого-то они мадагаскарские…

Через десять минут я уже блаженно прикрывала глаза, откусывая от потрясающей булочки с корицей маленькие кусочки и запивая ее вкуснейшим кофе со сливками. Гастрономический оргазм…

- Так что там с ненормальной нечистью? – Антон стряхнул пальцем крошку с моего подбородка, привлекая внимание. Я чуть нахмурилась на такой фривольный жест, но обострять дальше не стала.

- Ну, смотри – в наше первое дежурство мы встретили лесовика. Учитывая, что в городе они не живут в принципе, да и с людьми стараются не контактировать даже в лесу. Причем нарвались мы с тобой на конкретную диверсию, направленную на наше, если не уничтожение, то выведение из строя так точно. Шишуги – абсолютно нетипично для них сидеть огромной толпой в подвале, организованно нападать, а особенно уничтожать человеческие тела вместе с костями, - на последней фразе меня непроизвольно передернуло, но, слава Богу, аппетит не испортился, - и еще – люди пропадают в тех районах, где патрулей наверняка нет, иначе кто-то бы что-то слышал. У меня ощущение, что нечистью кто-то руководит, плюс знает о наших примерных перемещениях. Если бы не грохот в том доме, мы бы шишуг сроду не обнаружили. Да и подселенцы как сквозь землю провалились, хотя их явно в городе с полдесятка. А это не домашние зверушки, которые будут тихо сидеть и слушаться…

Что-то еще меня смущало во всей этой ситуации, но мысль мелькала на задворках, не давая поймать себя за хвост.


Антон молчал, перемешивая машинально ложечкой кофе в чашке. Моя чашка почти опустела, когда напарник подал голос:

- Но сгруппировать нечисть - это из разряда фантастики, у них интеллекта на организованную деятельность не хватит. Даже под чьим-то руководством.

- Ты прав, но этот горящий взгляд…

- Думаешь зомбирование?

- Нет, зомбировать их сложно, интеллекта мало…по одному что ли? А вот полное порабощение с составленной минимальной программой поведения…типа сожрать-сидеть на месте-убивать незваных гостей…вполне осуществимо, в теории…

Я одним глотком допила остывший кофе и теперь ждала ответа. Вопросов пока было больше, чем ответов, а вся моя теория трещала по швам.

- Ладно, - хлопнул он легонько по столу, подводя итог разговору, - пошли к Сергею Павловичу, три головы лучше, чем две. Может, он еще подкинет информации.

Поблагодарив Кирилла и клятвенно пообещав забегать почаще, мы направились в контору.

Добрались довольно быстро. Тим решил против обыкновения сопровождать меня и в конторе. Как оказалось – не зря… Здороваясь с удивленными коллегами – еще бы, чего нас после бурного дежурства, судя по нашему слегка потрепанному виду, понесло в контору с утра пораньше? – мы добрались до кабинета шефа.

- Можно? – стукнув костяшками по двери для приличия, Антон ввалился в кабинет, не дожидаясь ответа. Я протиснулась следом, иронично хмыкнув. А еще меня воспитывать пытаются...

Начальник сидел за столом и нервно сжимал трубку телефона. На лице была смесь злости, тревоги и какого-то отчаяния. Это было настолько на него не похоже, что мы в нерешительности остановились около стола, не решаясь присесть.

- Чего застыли-то? Давайте, вещайте, раз пришли, - устало вздохнул Сергей Палыч и аккуратно положил трубку на аппарат. Слишком аккуратно.

А на меня легкий ступор напал – было ясно и понятно, что мы совершенно не вовремя. Делиться своими догадками расхотелось в момент, но Антон решил довести дело до конца. Отодвинув для меня стул и усадив, он плюхнулся на соседний и отрапортовал:

- У нас состоялось очень бурное дежурство, - начальник красноречиво поднял бровь в вежливом интересе, - судя по всему, мы нашли место для утилизации пропавших тел и прочих «отходов» жизнедеятельности подселенцев.

- Где? И почему сразу на себя группу не вызвали? – Сергей Павлович был человеком конкретным, поэтому получив адрес и ориентиры, тут же позвонил экспертной группе и обозначил цель и место выезда. Я мельком глянула на часы, висевшие на стене, и прикинула, что прошло больше двух часов с того момента, как мы покинули подвал. Теперь эксперты смогут нормально работать, а не ковырять ледяную корку ломиками. Что и озвучил Антон в ответ на последний вопрос.

- У вас еще что-то? – Сергей Палыч, не глядя на нас, что-то просчитывал в календаре.

- Да. У Рады созрели некоторые соображения по поводу последних нападений, - Антон ободряюще мне подмигнул.

Я глубоко вздохнула и в общих чертах изложила все то, что говорила напарнику в кафе. Начальник ни разу за время моего монолога на меня не посмотрел, слушая вполуха. Когда я закончила говорить, в воздухе повисло неловкое молчание.

- Это конечно интересные рассуждения, но судить по двум эпизодам считаю неинформативным.

- Дело не в эпизодах, а в том, что этой нечисти такое поведение в корне не свойственно, - меня задело пренебрежение в голосе начальника.

- Это всего лишь нечисть, что ты от нее хочешь? У нее интеллекта даже на разделение поляны на туалет и столовую не хватит. Просто вам не повезло в первый раз и, по всей видимости, ненадежная старая конструкция не выдержала собственного веса от времени и рухнула, и во второй раз, когда вы просто напоролись на их случайное большое сборище. Не думаю, что стоит искать в этом какой-то сакральный смысл.

- Но они не живут такими кучами, да и вообще, что они делали в этом подвале? Их явно кто-то туда собрал специально! – я начала откровенно нервничать и заводиться. Я ж не глупая наивная девица, которая умеет только отращивать маникюр и раскладывать пасьянсы на компьютере. Моя успеваемость была одной из лучших в выпуске, а с нечистью я контактировать начала раньше, чем ходить! А Сергей Палыч делал вид, что я просто выдумываю ерунду на ровном месте!

Тим подскочил ко мне вплотную и положил голову на колени, заглядывая в глаза. Я запустила руку в мягкую шерсть, пытаясь успокоиться. Страшно подумать, что бы было, если бы он со мной не пошел. Еле видимые радужные всполохи скользнули по чауру, а я чуть расслабилась.

- Что делали, что делали…скорее всего пришли, привлеченным запахом тел, которые действительно туда скидывали, вот и все.

- В таком количестве? Это просто невероятно. Я в жизни ни разу таких скоплений даже на скотомогильниках и кладбищах не видела, что им какой-то подвал?

- Так, хватит, Рада! – Сергей Палыч повысил голос, - я тебя выслушал, этого достаточно. У меня и без твоих домыслов проблем хватает.

- Но что, если нечисть специально привлекают для грязной работы? Если это прикрытие для создания подселенцев? Почему наши патрули дежурят всегда вдали от районов, где пропадают люди? Почему не могут отловить подселенцев? Как они так эффективно прячутся? Никогда не умели, а тут прям скачок эволюционного развития произошел! Ведь явно кто-то очень продуманный и хитрый стоит над всей этой ситуацией! Я считаю, что надо обратиться в Ковен ведьм хотя бы для консультации, не говоря уже о помощи. Ведь если этот маг может подобное, то это невероятно сильный противник…

- Куда обратиться? В Ковен? Рада, ты в своем уме? – Сергей Палыч резко оборвал меня, хлопнув ладонью по столу, - ты намекаешь на утечку информации из конторы и тут же предлагаешь растрепать это еще паре десятков ведьм? Ради чего? Сомнительной помощи? В конторе не хватает сейчас только толпы своенравных неуправляемых ведьм с их советами! Мне и тебя за глаза хватает!

Я вскочила со стула, резко отодвинув его, и направилась к двери. Антон попытался поймать меня за руку, но безуспешно. На выходе я обернулась на напарника и с издевкой добила:

- «Может еще подкинет информации»? Ты прав, информации было более чем достаточно.

И я вышла, не потрудившись закрыть за собой дверь. На сегодня с меня хватит.

Глава 12

Я кивнула Сене, принимая рюмку с абсентом. Обычно я любила потягивать белый ром с колой, но сегодня было желание напиться и хоть на время забыть обо всех проблемах. Вернувшись из конторы, я фурией пронеслась по квартире, кипя как чайник на плите. Хотелось топать ногами и ругаться отборными многоэтажными конструкциями, которые приличной девушке знать вообще-то не положено даже в теории. Тимка носился следом как приклеенный, периодически недовольно ворча. Спаситель мой…

Надо сказать, что взбесило меня даже не то, что Сергей Палыч не принял мои доводы во внимание. В принципе, ничего удивительного в том, что мои теории могли показаться ему неубедительными. Вопрос состоял в другом – я была ведьмой.

С тех самых пор, как только научилась сознательно воспринимать мир и общаться со сверстниками, я заметила, что понятия «ведьма» и «авторитет» несовместимы. Будь я даже самой посредственной стихийницей, мое мнение воспринималось бы куда с большим энтузиазмом. А так… подумаешь, бред какой-то ведьмы…что она может вообще понимать во взрослой серьезной жизни? Наше дело шариться по лесу, да леших с русалками строить. А как только с моих губ слетело предложение обратиться в Ковен - забрало начальника захлопнулось с громким треском, отрезая поток воспринимаемой им информации. Это же означает упрашивать каких-то второсортных недомагичек помочь…признаться в том, что самостоятельно справиться такие сильные маги не в состоянии. А это уже из разряда фантастики, как бы аргументированно не звучало.

Вот поэтому так и разозлилась. Я ожидала этой реакции от каждого, с детства привыкнув к стандартному отношению окружающих. Да и жизнь не раз подтверждала это правило. Но от Палыча услышать такое было подобно камню в спину. Как только я устроилась в контору, то отказалась от напарника сразу же, не доверяя свою спину никому, кроме Тимки. Но Сергей Палыч постепенно растопил недоверие, установив вполне уважительные отношения между нами, позволившие довольно плодотворно сотрудничать все пять лет. Не то, что бы мы откровенничали друг с другом и гоняли чаи вечерами, но наши отношения были ближе к дружбе, чем к обычному взаимодействию между начальником и подчиненной. И поэтому эти его слова ударили так больно.

Пометавшись по комнатам, не в силах выпустить бурлящие эмоции, я приняла единственно правильное решение в этой ситуации – отвлечься. И вооружившись тряпками и ведром, я организовала крупномасштабную генеральную уборку «а-ля скоро Новый Год». Уже выходя из своей спальни и принимаясь за гостиную, я почувствовала, что градус злости снижается. К кухне я стала способна вполне рационально мыслить без желания кого-нибудь пристрелить. А домывая санузел и следом прихожую, я совершенно успокоилась и попутно выбилась из сил. Еще через полчаса, лежа в ароматной пене в горячей воде, я подумала, что прекрасным окончанием этого вечера будет изрядная доза крепкого алкоголя в организме вкупе с танцами. Ни с кем общаться не хотелось, поэтому звонить ни Ленке, ни Сергею я не стала - никогда не умела плакаться в жилетку, не мое это.

- Что-то случилось? – Сеня поставил передо мной третью рюмку абсента и пододвинул тарелочку с небольшими бутербродами.

- Ничего такого, с чем бы я ни справилась, - криво улыбнулась я, опрокидывая в себя крепкий алкоголь. Аппетита не было, но пить на голодный желудок заведомо глупо. Не хотелось бы бродить полночи по улице в поисках дороги домой. Хотя тут Сеня точно подстрахует.

- Девушка скучает в одиночестве? – смазливенький блондин подсел рядом на барный стул, положив руку мне за спину, - разрешите составить вам компанию?

- Не разрешу, - коротко бросила я, одновременно кивнув Сене с просьбой организовать привычный любимый коктейль. Абсента на сегодня достаточно, на приключения не тянуло. А от блондина несло дешевым виски вкупе с табаком, вызывая лишь тошноту.

- Девочка с характером? Мне нравится, - протянул этот кандидат на лишение всех технически важных частей организма, придвинувшись поближе.

- Отвали, - предприняла я последнюю попытку вежливо отшить навязчивого Казанову. Видимо, прозвучало недостаточно убедительно, так как рука парня переместилась на мою коленку.

Я медленно опустила взгляд на его руку, разрываясь между вариантом избавить его от ненужной конечности и приложить головушкой о стойку бара, когда тело вместе с его отвратными конечностями со стула исчезло с негромким воплем. На его месте тут же возникла другая фигура. Еще до того, как я подняла глаза и встретилась с карим взглядом, я узнала этот запах. Ставший с недавнего времени самым притягательным для меня среди множества мужских ароматов.

Антон сделал знак Сене и повернулся всем телом ко мне.

- Я вовремя?

- Ты даже не представляешь насколько, - пробурчала я, отпивая напиток, - но я бы прекрасно справилась и сама.

- Да я за тебя и не волновался, - я издала возмущенный вопль, едва не подавившись, - парень явно недооценивал степень опасности, а на твоем лице была уже оформлена мысль о конкретном членовредительстве. А единственное, в чем он провинился – это в недостатке мозга в черепной коробке и отсутствии чувства самосохранения. Причем первый вопрос адресован скорее производителям, чем этому недомерку.

Настроение плавно поползло вверх, как всегда в его присутствии.

- Решила утопить злость в вине? – он заглянул в мой пустой бокал и принюхался, - или в абсенте?

Парень красноречиво поднял одну бровь, удивившись выбору напитка. Да, согласна, не женский вариант, но напоить меня было довольно затруднительно, поэтому могла себе позволить.

- Не дождешься, - слабо улыбнулась я. Злость уже улетучилась, а я и вправду была рада его видеть. Тут подоспел Сеня с нашими коктейлями – Антон тоже пил ром с колой, тут наши вкусы совпадали.

- Ты не держи зла на Палыча, ему сейчас и так тяжело, а утром…

- Чшшшш, - прервала парня на полуслове я, - не хочу сейчас о нем ни слушать, ни говорить. Все, забыли. К черту работу!

И слегка чокнувшись о его бокал, сделала большой глоток, смакуя вкус напитка. Антон пожал плечами, принимая уговор, и сменил тему.

- Ты сегодня одна, без друзей?

- Не хотелось ни с кем разговаривать, - отмахнулась я.

- А как же возможность выговориться? Говорят, что становится легче, - Антон улыбался, крутя бокал в руках.

- По себе знаешь? – я подняла глаза и успела увидеть промелькнувшее выражение упрямой непримиримости на лице парня, - вот и я о том же. Тоже не страдаю излишней откровенностью.

Я залпом допила коктейль и поставила бокал на стойку. Заиграла одна из моих любимых композиций и мне хотелось танцевать. Поэтому я молча направилась на танцпол, затерявшись в толпе.

Танец – это язык тела, внешнее выражение внутреннего «я». Тут не надо думать, не надо отвлекаться ни на свои мысли, ни на окружающих. Поэтому я просто закрыла глаза и начала двигаться. Бедра, руки, талия – все жило своей собственной жизнью, в полной гармонии с собой и с этим ритмом. И в эти минуты мне было абсолютно хорошо.

Композиция сменилась, но я едва ли это заметила, легко подстроившись и под нее. Сегодня я была в обтягивающих джинсах и ярко-алой майке на тонких лямках. Просто и удобно, без намерения соблазнять. Но мне было все равно, цель была другая.

Внезапно чьи-то руки мягко легли мне на талию, слегка скользнув сверху вниз. Мне не надо было оборачиваться, чтобы понять кто это. Мне казалось, что я начала узнавать даже его ауру при приближении, но такое же невозможно, верно? Или возможно? Сейчас я бы поверила во что угодно.

Меня мягко развернули и прижали к себе, оставляя при этом пространство для маневра. Именно так, чтобы не было желания вырваться, и одновременно оставляя возможность выбора. Впрочем, для меня сегодня выбор был очевиден. Я обняла Антона за шею и плавно покачивалась на волнах медленного танца. Сейчас мне это было нужно – просто объятия, просто чувство защищенности. Никаких разговоров, никакого подтекста. Он это понял.

Но все когда-нибудь заканчивается, и этот момент не стал исключением. Когда заиграло вступление нового танцевального трека, я отстранилась и мягко высвободилась из объятий парня.

- Хорошего помаленьку? - Антон пристально посмотрел мне в глаза, а я, повинуясь внезапному порыву, приподнялась на носочках и мягко поцеловала его в щеку. Я не знала, как выразить весь клубок чувств внутри словами, поэтому этот молчаливый жест стал наилучшим выходом. Затем резко повернулась и направилась к барной стойке.

Сеня заботливо сохранил наши стулья свободными, поэтому я с удовольствием плюхнулась на свой и в несколько глотков осушила очередной коктейль, сделав знак «повторить». Настроение было замечательным, компания еще лучше, поэтому, что плохого в еще одной дозе алкоголя? Могу я хоть изредка расслабиться и побыть обычной девушкой? Антон через секунду полностью повторил мои действия.

- Можно задать тебе вопрос?

- Попробуй, - улыбнулась я, принимая холодный бокал из рук полувампира.

- Почему именно патруль?

- А почему бы и нет? – пожала я плечами в ответ.

- Не особо доходная деятельность, опасная и довольно грязная работа. Да ты в любой деревне на любовных зельях бы заработала больше, - логика парня была понятна. Я не раз видела этот вопрос в глазах окружающих, правда спрашивать до этого момента никто не отваживался.

- Это долго объяснять, - попробовала я отмахнуться. Не любила раскрывать себя, да и не умела по большому счету.

- Мы вроде никуда до завтра и не торопимся? – отсалютовал напарник мне бокалом, отпив приличный глоток.

- Когда мама забеременела, то произошло невероятное – вместо одной девочки родились двойняшки. Поэтому, когда пришло время, мы пришли в лес, оставив за ним право выбора новой хранительницы. По определенным причинам лес выбрал мою сестру, а я продолжила учиться в школе, а затем поступила в институт. Так сложилось, что… - я запнулась и поспешно отпила из бокала, не желая окунаться в воспоминания, - доучиться у меня не получилось. Ведьмам трудно жить за пределами ковена – слишком много предрассудков и предубеждения. Поэтому я поступила в академию – хотела обеспечить себе спокойное существование и приносить пользу. Не знаю, как выразить точнее.

- Я понял, Рада, - Антон коротко кивнул, принимая такое объяснение. А больше я бы все равно не сказала.

- А ты?

- А я, так сказать, был без права выбора. Из детдома распределили, пришлось идти, - парень безразлично пожал плечами – видно и вправду эмоции уже остыли. Или он себя реализовал и на этом поприще.

- Ни за что не поверю, что ты была прилежной ученицей, - карие глаза глядели с хитрецой.

- Была! – я была искренне возмущена, - до пятого класса точно! Может даже первое полугодие шестого…

Мы расхохотались. Странно, но я не ощущала привычной скованности и напряжения, расслабившись полностью. Даже откровенничать с ним было просто и легко.

Ох, Рада…что-то заигрываешься ты…

- Наверняка в старших классах ни одна разборка или пакость без тебя не обходилась?

- Ты прав, но… - я специально поддразнила любопытство напарника долгой паузой, - но доказать никогда ничего не могли. За руку ни разу не ловили, а честные глаза в ответ на претензии сводили на нет весь воспитательный эффект.

- Ведьма! – зловеще выдохнул Антон, и мы опять рассмеялись.

- А ты, наверное, был душой класса и капитаном сборной по баскетболу? И толпа алчущих девиц делала за тебя всю домашнюю работу?

- Неееет, совсем не угадала, - жалобно протянул он.

- Неужели? – я картинно приподняла одну бровь, выражая крайний скепсис.

- А был худым долговязым ботаником в смешных очках и в веснушках по всему лицу. Поэтому все, что могу вспомнить о школе, это книги и библиотека. И еще секцию шахмат. Уже в академии я начал посещать тренажерный зал и сменил образ жизни.

- Мой напарник – долговязый ботаник в веснушках…кому рассказать – не поверят, - я с трудом сдерживала хохот, подначивая парня.

За это меня ощутимо дернули за прядку волос у лица и возмущенно засопели. Я вновь расхохоталась и заказала нам еще выпить в качестве компенсации.

Окончание вечера я не запомнила…

Глава 13

Мы сидели в аудитории и слушали лекцию по основам экономики. Препод монотонно бубнил что-то у доски, периодически рисуя малопонятные формулы. Я честно пыталась записывать, но глаза предательски закрывались, а количество зевков давно перешагнуло за второй десяток. Однокурсники занимались кто чем – большинство дремали, положив головы на руки, кто-то слушал музыку и смотрел видео в наушниках, некоторые тихо переговаривались, а на задних рядах шел чемпионат по морскому бою.

Внезапно мужские руки обвились вокруг моей талии, а к чувствительному месту за ухом прижались чьи-то губы. Я вздрогнула от неожиданности, вызвав легкий смешок у парня.

- Испугалась? – шепнули на ухо.

- Немного, - улыбнулась я, с удовольствием прижавшись к мужскому телу, - как ты здесь оказался? И где, кстати, был?

- Да так получилось, а сюда попал через верхний вход, его снизу не видно.

Мы с Колей встречались уже около шести месяцев, но знакомы были довольно давно. С тех пор, как в восьмом классе учительница представила нового паренька, переехавшего в наш поселок с родителями. А свободное место оказалось только рядом со мной. Мы довольно быстро сдружились, благо даже жили через пару домов друг от друга. Он помогал мне с физикой и геометрией, я писала за него сочинения. Он помогал мне с физкультурой, а я ему с черчением. Так и жили в прекрасных дружески-бартерных отношениях, пока на выпускном вечере он не признался, что друга в моем лице ему категорически мало. Мы процеловались до рассвета, а затем поступили в один институт. Туда поступила минимум половина класса, благо факультетов хватало. И вот уже почти полгода, как мы официально были парой. Хотя, если честно, то только три месяца – на все лето Коля уезжал на море к бабушке, а я в Ковен на дополнительное обучение. Коля был обычным человеком, но поселок, где мы ходили в школу, был небольшой, поэтому мою принадлежность к ведьмам скрыть не получилось. Его это не волновало, но и говорить о моей «ведьмовской» стороне жизни парень не любил.

А сейчас я откровенно наслаждалась родным запахом и теплом крепких рук. Со времени школы Коля вымахал в высокого сероглазого брюнета с подтянутой фигурой. Однокурсницы обращали внимание на красивого парня, но поводов к ревности он мне никогда не давал. А я верила ему, как себе. Хотя наши отношения еще и не стали настолько близкими, какие уже были у большинства наших ровесников. Я не хотела торопиться, а Коля не настаивал, принимая мой выбор.

- У меня для тебя сюрприз, - дыхание парня опалило мою щеку.

- Какой, - я попыталась повернуться, чтобы взглянуть ему в лицо, но Коля только крепче сжал в объятиях, молчаливо возражая.

- Всему свое время, - он подогревал мое любопытство, одновременно успокаивая легким поцелуем в затылок.

Я только вздохнула, купаясь в ощущении абсолютной любви и счастья, греясь в тепле его тела…

Внезапно мокрый шершавый язык прошелся по моему лицу, заставляя вынырнуть из сна. Я протестующе замычала, отказываясь терять это давно забытое ощущение умиротворения и радости. Но, к собственному удивлению, ощущение объятий никуда не делось. Извилины шевелились медленно, голова соображать категорически отказывалась. Я шевельнулась, проверяя, не показалось ли. В ответ услышала глубокий вздох над ухом и меня прижали крепче, пресекая все попытки подвигаться.

Я мгновенно проснулась и распахнула глаза. Свет резанул не хуже лазерного луча, вызвав всплеск головной боли, и заставив поморщиться. Сквозь прикрытые ресницы я убедилась, что нахожусь в собственной спальне, а надо мной навис Тим в виде красивого леопарда, тихонько урча. Скорее всего намекал, что пора завтракать…или скорее всего – обедать.

Обернувшись, я увидела спящего Антона, который и прижимал меня к себе. На полноценное удивление сил уже не хватило. Я быстро оглядела себя – наличие одежды на мне и на парне подняло настроение на полсотни пунктов сразу. Не хотелось бы оказаться участницей пьяной оргии, судорожно потом пытаясь вспомнить что было, как было, предохранялись ли, понравилось ли…Но пить определенно надо меньше.

Воспоминания обрывались на ожесточенном споре о дружбе между мужчиной и женщиной и двенадцатом, вроде бы, коктейле. Пару раз Арсений даже подходил к нам, боясь, что мы подеремся, так бурно мы отстаивали свои точки зрения. Дальше полный провал – я абсолютно не помнила, ни как мы добрались до дома, ни как доползли до спальни. Ни-че-го. Хорошо посидели, ничего не скажешь.

Я не без труда отцепила от себя руки парня и села на постели, сжав руками голову. Сдавленный стон за спиной продемонстрировал, что примирение с реальностью у Антона тоже пошло туго.

- Боже, за что? – я не выдержала и ухмыльнулась. Все-таки чужие страдания значительно облегчают собственные.

- За то, что пытался вчера споить бедную девушку.

- Да эта девушка фору даст трем мужикам в одном лице! – возмущенно откликнулся напарник и помассировал виски пальцами.

- Зависть – плохое чувство, - выдала я и медленно приняла вертикальное положение. Голова тут же отозвалась всплеском новой боли, а тело упорно отказывалось синхронно двигаться.

- Ооооххх, - выдохнула я, не выдержав и присев обратно.

- Что, железная леди? Ген неуязвимости дает сбой? – я, не глядя, схватила подушку и запустила в парня.

- Я убит, - Антон картинно раскинул руки в стороны и закрыл глаза.

- Клоун, - беззлобно выдала я, глядя на тело, прикрытое подушкой, - ты лучше расскажи, как мы здесь оказались.

- Мы выпили с полтора десятка коктейлей, покорили весь клуб своим танцевальным талантом, потом допекли Сеню просьбами побороться на руках, после чего он вызвал нам такси. До тебя ехать было значительно ближе, а так как отрубилась ты практически сразу в машине, то я решил, что молчание – знак согласия. Затем завел тебя домой, где ты накинулась на меня тигрицей. Начала срывать с меня одежду, расстегнула штаны и умоляла сделать тебя своей прямо там…

Мои глаза по мере рассказа увеличились ровно в три раза, а брови потерялись похоже где-то на затылке. У меня даже дар речи пропал, я только хватала воздух ртом и пыталась вспомнить хоть что-то из этого непотребства.

Антон, глядя на меня, замолк, а затем начал громкохохотать, периодически похрюкивая в мою подушку. Я с минуту растерянно смотрела на него, пытаясь собрать мысли в кучу, а потом… От немедленной и мучительной смерти его спасло только замедленная реакция моего организма и остатки крайнего офигевания от рассказа. Я выхватила подушку из его рук и с наслаждением начала лупить его по голове. Антон продолжал ржать, прикрываясь, насколько возможно, руками.

- Ах, ты засранец! Да я…да с тобой…убью! – словарного запаса категорически не хватало, к сожалению. Через пару минут я выдохлась и отбросила подушку, тяжело дыша. Антон уже не смеялся, глядя на меня сквозь ладони, которыми прикрывал голову.

- Прости, но это того стоило, - парень улыбнулся, открывшись, - ты бы видела свое лицо. Бесценный момент…

- Да ну тебя, - отмахнулась я.

- Меня хватило только на снять с нас верхнюю одежду и обувь и дойти до кровати. Извини, но на большие подвиги я был не способен. Да и ты немногим отличалась от трупа. А я не извращенец и не Буратино.

Я непроизвольно улыбнулась, представив Буратино…ну, в общем…абзац…

- Ладно, я в душ первая, - потянулась, хрустнув всеми суставами, как бабка со стажем, и поплелась в сторону ванной комнаты.

- Спинку потереть? – раздалось сзади соблазняющим тембром.

Я чуть обернулась на пороге, смерив парня оценивающим взглядом и прикусив нижнюю губу. Улыбка сползла с лица Антона, а глаза потемнели на полтона. Выждав паузу, я неопределенно хмыкнула и отвернулась, захлопнув дверь в ванную за собой. Я еще и не так могу…

После душа я почувствовала себя в разы лучше. Сейчас еще одно волшебное средство и жизнь заиграет новыми красками. Вышла, завернувшись в мягкий халатик, и направилась на кухню.

- Душ свободен? – окликнул Антон меня из спальни.

- Да, полотенце возьми в шкафу сверху, - крикнула я в ответ и открыла нижний дальний шкафчик кухонного гарнитура. Там лежало несколько десятков бумажных свертков и ощутимо пахло разнотравьем. Отобрав три из них и поставив небольшую кастрюльку на плиту, я отмерила чайной ложкой нужное количество из каждого свертка. В закипевшую воду закинула все разом и, отсчитав ровно полторы минуты, сняла вар с плиты и процедила. Теперь оставалось самое сложное. Зелье помогало на сто процентов – уже через пару минут отпускала головная боль, полностью уходила тошнота, а еще через пять минут организм был уверен, что он прекрасно выспался и готов к подвигам минимум в течение 10 часов. Но! Как всегда было одно но…на вкус это было даже не отвратительно – это было в сто раз хуже. Горькое, склизкое, отвратительно пахнущее варево сводило с ума даже с расстояния в метр. Так что я находилась в состоянии моральной подготовки, когда Антон вышел из ванной в одном полотенце, намотанном на бедра. Я даже не обратила на это внимание, полностью сосредоточенная на зелье.

- Здесь кто-то сдох и разложился? – лицо парня красноречиво скривилось.

- Это самый лучший антипохмелин в мире, - ответила я, отлив себе в стакан половину. Главное, не вдыхать глубоко.

- Дааа? – скептически протянул парень, - а ощущение, что это новый подвид пыточной камеры…

Я зажмурилась и в три глотка выпила противную жидкость, зажав нос. И тут же глубоко задышала, борясь с тошнотой. Антон с жалостью глядел на меня, присев на стул, к счастью, молча. Через пять минут я уже с цветущим видом, напевая какую-то попсовую навязчивую мелодию, накрывала на стол. Парень с недоверием глядел на мои перемещения и, наконец, не выдержал.

- Давай сюда свою отраву.

- Уверен? Это не для слабонервных, - ехидно протянула я. Антон все еще отливал нездоровой бледностью с легким оттенком зелени.

- Рада! Не начинай!

- А что мне за это будет? – не сдавалась я. Ведьма ж, надо соответствовать.

- Плюсик к карме и неоскверненный санузел, - Антон тяжеловато сглотнул, позеленев чуть больше.

Я вылила остатки зелья в чистый стакан и протянула ему, не став дальше мучить. Видимо, решив не растягивать удовольствие, парень залпом проглотил все содержимое и слегка поменялся в лице, задышав глубоко ртом.

- Твою ж мать…

- Она здесь точно не при чем, - ровно ответила я, - это бабушкин рецепт.

Парень сдавленно промычал что-то нечленораздельное. Хочется думать, что что-то хорошее в адрес бабушки. Ну, или хотя бы не матом… Я тем временем успела налить кофе и пожарить несколько гренок из батона с молоком. Обернувшись через несколько минут к столу с тарелкой, я увидела удивленное лицо напарника.

- Что такое?

- Рада, это же чудо какое-то! Я как заново родился, это невероятно!

Я довольно улыбнулась, пододвигая к нему кружку с напитком.

- Все, решено! – Антон легко хлопнул ладонью по столу, - выходи за меня замуж!

Я громко рассмеялась, присаживаясь за стол.

- Как мало же у тебя требований к будущей супруге – всего лишь эффективное средство от похмелья.

- Много ты понимаешь, - невнятно ответил Антон, откусив сразу половину гренки, - это приравнивается к спасению от смерти.

- Теперь буду знать, какая я исключительная невеста, - я откровенно веселилась.

С Антоном было легко и просто. Я расслаблялась в его присутствии, ловя себя на мысли, что воспринимаю его как нечто само собой разумеющееся. Мне не мешало его нахождение в квартире, не раздражало то, как он ест, я ровно относилась к использованию им своей ванной и, о Боже! – даже в моей постели он смотрелся как родной. Это было странно и необычно. Уже несколько лет не испытывала ничего подобного. Болезненные воспоминания шевелились в душе, пробуждая давно забытые и тщательно запрятанные в дальние уголки души чувства.

Завтрак прошел в довольно веселой атмосфере, но дела текущие требовали дальнейших действий.

- Какие планы на сегодня? – Антон ждал, пока я обуюсь и найду ключи. Тим, как всегда крутился под ногами.

- Надо восстановить запасы зелий – последнее дежурство оказалось довольно затратным, - мы направились в сторону конторы вместе.

- Я тебя провожу, заодно сдам долги по отчетам, - я только пожала плечами в ответ. Вдвоем веселее…

Глава 14

Следующие два дня мы с Антоном не виделись, как бы это странно не прозвучало.

Правда вечером первого дня он позвонил и поинтересовался моим самочувствием. Поболтать нам удалось всего несколько минут, после чего он попрощался, сославшись на какое-то срочное дело. Я только вздохнула, чувствуя, как в груди шевелится неприятное чувство, больше похожее на разочарование. Но он ведь мне ничего не должен, не так ли? Взаимный интерес и одна на двоих грандиозная пьянка - это же не повод забрасывать меня цветами и звонить каждый час? Я одергивала себя на этой мысли, чувствуя невообразимой малолетней романтичной дурой. Если не ждать многого от жизни, в общем, и от людей в частности, жить становится намного проще и веселее.

Эти дни я практически с раннего утра и до поздней ночи проводила в своей каморке, восстанавливая запасы зелий. Как показала практика, того, что я обычно беру с собой, в нынешних реалиях было совершенно недостаточно. Мне и так просто невероятно повезло дважды, третий раз искушать судьбу не стоило. Порывшись в рецептах, я даже изготовила несколько зелий, по эффекту напоминающих свето-шумовые гранаты у военных. При сильном ударе они взрывались с очень громким звуком, оглушая на пару минут, а если смешать их с зельем из второй пробирки, то возникала кратковременная крайне яркая вспышка. Хороший состав, который отнял у меня около шести часов времени.

- Тук-тук, к тебе можно? – знакомый голос вызвал улыбку, а настроение сразу взлетело на несколько пунктов вверх. Я приложила привычно руки к полу, прошептав формулу допуска. Затем подумала и добавила пару слов – теперь Антон мог заходить сюда в любое время, правда только в моем присутствии.

- Привет, заходи, конечно, - я встала и с хрустом потянулась, сделав наклоны в стороны и пошагав на месте. Только что доварилась последняя партия «гранат» и ровный ряд из пары десятков пробирок лежала на столике, красиво переливаясь красным и желтым цветами. Но ноги и спина затекли настолько, что я не сдержала стона даже при этой простейшей зарядке.

- Устала? – Антон оглянулся и подтянул в себе стул спинкой вперед, усадив меня в него, - а я пробегал мимо конторы и увидел свет в твоем кабинете. Вот решил зайти.

Парень положил руки мне на плечи и начал легко поглаживать и сжимать затекшие мышцы, отчего толпы мурашек начали бегать вдоль позвоночника. Я издала еще один стон – теперь от удовольствия.

- Больно?

- Нет! – слишком поспешно возразила я, испугавшись, что он уберет руки, - ты мой спаситель! Только не останавливайся!

- Слова, которые мечтает услышать каждый мужчина, - хмыкнул Антон, увеличив нажим и переместившись к лопаткам и пояснице, - правда немного в других обстоятельствах.

Я только улыбнулась на этот подкол, окончательно расслабившись под умелыми руками. За такой массаж можно было продать и душу и тело. Не жалко.

- Чем занимался сегодня? – мне и вправду было интересно, что могло привести его к конторе вечером в законный выходной.

- Да, в общем-то, ничем существенным. Выспался, сходил до магазина, а то общепит уже поперек горла стоит, навестил старого товарища. Вот, собственно, возвращался домой и зашел сюда.

Я слушала через слово бархатистый глубокий голос парня, медленно уплывая в страну блаженства. Но резкий стук в дверь кабинета заставил меня вздрогнуть.

- Рада, к тебе можно? – мерзкий высокий голос окончательно развеял остатки удовольствия. Я встала со стула, подарив благодарный взгляд Антону, и вышла из каморки в кабинет. На пороге топтался Аркаша со стопкой бумаг в руках.

Не знаю почему, но с самого первого момента нашего знакомства, он вызывал во мне чувство глубокого неприятия и глухого раздражения. Я пыталась разобраться в этой, в общем-то, не самой адекватной реакции на незнакомого человека, но ничего не получалось. Я даже не знала, что бесило меня больше – его вечная заискивающая манера разговора, сальный взгляд, не особо чистая шевелюра или неприятный затхлый запах от одежды. Наверное, все вместе, оптом.

- Чего тебе? – получилось совсем не позитивно.

- Вот расписание дежурств на неделю с локацией принес, - взгляд Аркаши стал испуганным, а голос к концу предложения совсем затих. У меня шевельнулась совесть…где-то очень глубоко. Отсюда не видать.

- Спасибо, - сдержанно кивнула, принимая пару листов в руки, не разглядывая. Потом с Антоном вместе сразу и обсудим.

Аркаша переступил с ноги на ногу и потеребил золотую сережку с правом ухе – нелепая подвеска в виде пятиугольной звезды с мелким бесцветным камушком в центре – не делая попыток уйти.

- Что-то еще? – я пыталась подавить накатившее раздражение.

- Тебя вызывает Сергей Палыч, - Аркаша помолчал и добавил, - с напарником. Только я его не могу найти.

- Ясно, сейчас будем, - я слегка поморщилась от накатившего неприятного запаха, когда Аркаша развернулся и наконец-то покинул мой кабинет. В носу свербило от какой-то бешеной смеси легкой гнили и щедрой дозы мужского парфюма. Жесть…

- Ну, что? На ковер к начальству? – Антон подошел сзади незаметно и слегка приобнял за талию, подталкивая к двери, - меня почему-то раздражает этот секретарь до зубовного скрежета. С чего бы это?

- Не знаю, - честно выдохнула я, - но солидарна с тобой полностью.

Сергей Палыч нас ждал, нервно расхаживая вдоль кабинета. На наш стук нетерпеливо махнул головой в сторону стола и стульев. Затем сел в свое кресло и нервно потарабанил пальцами по столу. Мы удивленно переглянулись с Антоном – нервозность начальника была явлением сродни звездопаду. Я невольно занервничала тоже.

- Так! – резко опустил ладони на стол Сергей Палыч и придвинулся к нему вплотную, - буквально час назад пришли запросы с подконтрольных нам районов. Причем сразу с трех. Они просят немедленно выслать минимум по одному патрулю для решения вопроса с выраженной аномальной активностью неизвестной нечисти.

Мои брови взлетели выше некуда. Контора находилась в городе и, естественно, обслуживала территорию области, разбив ее на районы. У нас таких было пять – обычно активность нечисти там была низкая, чему немало способствовала деятельность ведьм в небольших деревнях и поселках. Своих патрулей в районах не было – при необходимости делали запрос в контору и оттуда уже присылали людей. Вроде бы ничего удивительного, не правда ли? Правда…но…

Последний запрос с района приходил полгода назад – пара домовых дурили из-за передела одного дома и смены хозяев. Ничего интересного – старого домового прежние хозяева с собой не забрали, а нового привезли покупатели. Домовые договариваться не захотели, поэтому две недели дом ходил ходуном, напугав не только новых владельцев, но и их соседей вокруг. Вызванный патруль справился с этим за пару часов, даже не вспотев. Поэтому три вызова одновременно, без уточнения конкретной причины, выглядел как минимум подозрительно. А в свете нынешних событий просто пугающе. Даже допустить мысль, что в районах появились подселенцы, было страшно.

- А уточнить причину вызова нельзя? – я все-таки задала этот очевиднейший вопрос, неосознанно ерзая на стуле.

- Нет, нельзя, к сожалению, - Сергей Палыч вздохнул и продолжил, - запросы пришли факсом и с тех пор я не могу связаться с районами. Ни по стационарным, ни по сотовым телефонам, ни по электронной почте. Никак.

Все чудесатее и чудесатее. Антон положил свою ладонь на мою руку и успокаивающе сжал пальцы, одновременно поглаживая. Я еле заметно улыбнулась ему, бросив быстрый взгляд. А начальник тем временем продолжил:

- Завтра с утра вы отправляетесь в Белозерье и отрабатываете вызов. В остальные районы тоже отправятся бригады. К сожалению, проигнорировать вызовы я не могу.

- А вам не кажется, что кто-то хочет выманить патрули и ослабить город? – я произнесла это раньше, чем удержала язык за зубами. Считать себя умнее начальства обычно чревато. Но Сергей Палыч только в очередной раз вздохнул.

- Кажется, Рада. Но выхода все равно нет. Связи нет, поэтому исключить возможность того, что там пострадали люди, я не могу. С собой берете все доступные средства связи – рации и артефакты получите на складе. Оружие с собой в полном объеме, на всякий случай.

- Поедем на моей машине, - подал голос Антон, - так у нас будет больше возможностей для маневра. Да и доберемся быстрее и комфортнее.

- Договорились, - кивнул Палыч, - деньги получишь в кассе.

Он быстро черкнул пару строк на бланке и отдал Антону, отпуская нас. Мы уже были около дверей, когда в спины прозвучало:

- Будьте осторожнее, ребята. И постарайтесь вернуться побыстрее.

- Постараемся, - ответил Антон за нас двоих.

В коридоре мы разделились – Антон пошел в кассу и на склад, а я в свой кабинет за зельями. Договорились, что он займется амуницией и тяжелыми вещами, а я продовольственным обеспечением. Обговорив, что он заедет за мной в шесть утра, я отправилась домой собирать вещи. В голове вертелся миллион разных мыслей и вопросов, в основном не слишком радужных.

Я раз пять вытряхивала сумку и собирала ее заново, раз десять прикрикнула на Тима, путавшегося под ногами и выпила бессчетное количество чая. Устав от самой себя, я позвонила Насте и проболтала с ней около часа. Поговорив обо всем на свете и ни о чем конкретном, наконец-то успокоилась и взяла себя в руки.Попрощалась с подругой уже в обычном настроении. Окинув задумчивым взглядом сумки и пакеты, махнула на все рукой и пошла сначала в душ, а затем и спать. Утро вечера мудренее.

Глава 15

Белозерье было самым отдаленным пунктом нашей подконтрольной территории, добираться предстояло около 400 км, что, учитывая качество наших дорог, означало около 6 часов в пути при самом лучшем раскладе. Сам городок мне нравился – я там уже была года три назад и тоже по работе. Население около 10 тысяч человек, никаких многоэтажек – максимум трехэтажные кирпичные небольшие дома и тех немного, чистота и спокойная доброжелательная атмосфера. Все-таки большие города портят людей, заставляя ускоряться, чтобы успеть, урвать, опередить тех, кто волей случая оказался рядом. В большом городе никого уже не удивляет, что все стараются пролезть без очереди, оттолкнуть, захлопнуть перед самым носом дверь. Здесь же царила атмосфера большой семьи. Естественно, попадались и хамы, и воры, и просто злые, обиженные судьбой, индивидуумы, но они скорее были исключением, чем правилом. Поэтому на них не обижались, воспринимая в качестве контраста, чтобы лишний раз увидеть, как хорошо вокруг.

Антон, как и обещал, подъехал к шести. Чтобы посидеть в машине десять минут и подняться ко мне – я как истинная девушка опаздывала.

Распахнула дверь, не поглядев в глазок, и тут же услышала, как присвистнул парень. Еле удержалась от ехидного комментария – можно подумать никогда не видел полуголую девушку в одном банном полотенце.

- Проспала, - буркнула на ходу и умчалась одеваться в спальню.

- Ага, я так и понял, - услышала насмешливое вслед, - небось, до утра не спала, в предвкушении поездки с потрясающим парнем наедине.

- Не дождешься, - пробормотала я, судорожно втискиваясь в джинсы и майку. Затем расчесала волосы и быстро соорудила «конский» хвост. Дополнила образ серой теплой толстовкой и вышла из спальни.

Антона в обозримом пространстве не было, зато с кухни доносился потрясающий аромат свежесваренного кофе. Я сглотнула набежавшую слюну и направилась к источнику запаха.

Антон очень ловко орудовал на моей кухне, без проблем найдя все составляющие. Я сначала хотела возмутиться, а потом с удивлением поняла, что меня это совершенно не раздражает. Ну, вот ни капельки. Даже нравится смотреть, как быстро он снимает турку с плиты, не расплескав ни капли и разливает ароматный напиток по чашкам, добавив в мою немного молока. Запомнил… А ведь ты, Рада, даже уже и не вспомнишь, когда тебе вот так просто варили кофе, не забыв добавить туда молока…Мда.

- Спасибо, - я приняла из рук парня чашку с любимым напитком, с удовольствием вдохнув запах.

- Я тоже не успел позавтракать, - признался напарник, глядя на меня жалостливым взглядом.

Я рассмеялась.

- Что, тоже всю ночь фантазии одолевали по поводу совместной поездки? – сделала глоток и стрельнула взглядом поверх чашки.

- Конечно, даже просыпаться не хотелось, три раза будильник переводил, - парень одарил меня в ответ нечитаемым взглядом. Я улыбнулась, но внутри царило замешательство – было непонятно, пошутил он или всерьез. Решила не заморачиваться.

- Разрешаю ограбить мой холодильник, - торжественно кивнула я в сторону хладоагрегата, - а то вдруг по дороге свалишься в голодный обморок, и я останусь без личного водителя.

Приглашать дважды не потребовалось. Антон мигом соорудил три приличных размеров бутерброда, один из которых даже достался мне. Мы быстро перекусили, попутно организовав термос с кофе и бутерброды в дорогу, взяли мои две сумки и вышли из подъезда.

Я удивленно вздернула бровь при виде красивого черного внедорожника, к которому подошел Антон с моими вещами.

- Впечатляет? – в голосе парня была неприкрытая гордость. Неудивительно – красивая игрушка, можно и похвастаться.

- Весьма, - решила не разочаровывать напарника, - обалденная машина.

Антон расплылся в довольной улыбке, открывая передо мной переднюю пассажирскую дверь и приглашая сесть. Тим решил на этот раз ехать на заднем сиденье, вместе с нами, заняв его почти полностью. Со двора мы выехали с опозданием всего в полчаса.

В дороге ничего интересного не произошло. Антон водил машину аккуратно, не лихачил, поэтому большую часть пути нагло проспала, как и Тим. Пара остановок, чтобы размять ноги и найти заведения с буквами «М» и «Жо», в расчет можно было не брать.

В Белозерье мы приехали в обед, как и планировали. На первый взгляд в городке все было нормально – по крайней мере, ни разрушений, ни паники на улице не наблюдалось. Антон припарковался около администрации и заглушил мотор. Мы направились прямиком к главе администрации – в курсе нашей деятельности был он и начальник полиции. К нашему удивлению в здании было тихо, кабинеты закрыты, а по пути не попалось ни души.

- Странно, - протянула я, - неужели все в полном составе обедают, включая охрану и уборщиц?

На лице напарника отражалось такое же недоумение. Если бы не одинокие прохожие на улице, легко можно было подумать о локальном зомби-апокалипсисе.

- Поехали к начальнику полиции, может там кого найдем? – Антон направился обратно к машине, не дожидаясь моего согласия. Все равно лучше предложения у меня не было.

В полиции нас остановил дежурный, от которого мы и узнали, что ничего особенного не случилось. Просто сегодня дочь главы администрации выходит замуж и все мало-мальски важные люди города находятся в доме отдыха неподалеку, забронированному специально для этих целей. На наш вопрос, не произошло ли за последнее время чего-либо из ряда вон, дежурный выразительно пожал плечами и ответил, что за последние пару недель даже мелких краж в магазинах не было, не говоря уже о чем-то более серьезном.

В легкой растерянности мы вышли на улицу и уставились друг на друга. Вызов патруля был делом серьезным. Поверить в то, что кто-то ради шутки решил сгонять боевую пару неведомо куда, было сложно. На таких должностях буйные шизофреники с откровенно суицидальными наклонностями не работают. Нам категорически не хватало информации.

- Делать нечего, поехали в этот санаторий – все равно главу надо найти. Но, похоже, ты была права – нас специально выманили из города. Надо связаться с Палычем.

Я была согласна с Антоном, но тут-то и начались первые проблемы. Связаться с начальником мы не смогли – все средства связи сообщали, что абонент недоступен. Даже артефакт, который, по идее, работал совершенно по иному принципу, показывал только помехи и шум. Попытки связаться с кем-либо из конторы тоже потерпели фиаско. Такое ощущение, что вся контора была накрыта непробиваемым куполом. Мне становилось все тревожнее и неуютнее, даже показалось, что воздух вокруг начал сгущаться от дурного предчувствия. И вдруг меня осенило.

- Антон, у меня есть идея! – парень заинтересованно взглянул на меня, прекратив мучить артефакт, - попробуй связаться с Кириллом.

Антон на пару секунд замешкался, осмысливая мое предложение, а затем схватил свой телефон. Заблокировать контору, хоть и тяжело, но возможно. Изолировать весь город – это вряд ли. Так и получилось – Кирилл взял трубку практически сразу. Не вслушиваясь в разговор – все равно нормально расскажет, как закончит – я окликнула прохожего и подробно расспросила, как проехать в дом отдыха. Нарезать круги вокруг городка и терять время не хотелось. Организм уже настойчиво намекал, что перекус уже переварился, и неплохо было бы нормально пообедать.

- Все в порядке, - Антон подошел ко мне через несколько минут, - Кирилл уже на пути в контору.Как только поговорит с Палычем, так сразу отзвонится.

Я удовлетворенно кивнула. Осталось дело за малым – убедиться, что нас никто не вызывал и возвращаться. Я надеялась с этим разобраться буквально за час и даже не предполагала, что все пойдет совсем не по плану…

Глава 16

Дом отдыха мы нашли довольно быстро – только выехали из городка, минут десять по единственной асфальтированной дороге, еще пять минут после поворота в лес и мы на месте. Еще не доехав до места, я поняла, что направление правильное. Вдоль дороги были расставлены автомобили средней и высокой ценовой категории, там же прогуливались бравые ребята в костюмах – как потом выяснилось, на такое количество автомобилей парковка дома отдыха явно рассчитана не была, поэтому оказалось проще организовать охрану.

Сам дом отдыха представлял собой довольно красивое двухэтажное современное деревянное здание, вокруг которого стояла еще пара десятков небольших «семейных домиков». Отдельно располагался банкетный зал. Все было украшено лентами, фонарями и гирляндами, которые пока еще не горели, дожидаясь темноты. В целом на фоне леса это смотрелось очень красиво.

На небольшой расчищенной поляне возле банкетного зала была установлена беседка для выездной регистрации, обвитая цветами и какой-то невесомой прозрачной тканью, создававшей ощущение воздушности и какой-то нереальности. Выйдя из машины, я несколько минут просто разглядывала это великолепие, отдавая должное дизайнеру. На секунду даже представила себя – в красивом белом кружевном платье, с небольшим букетом разноцветных ярких гербер в руках, медленно идущей к такой беседке, в которой меня ждет ОН…Видение оказалось настолько ярким, что почувствовав прикосновение к своей талии, я ощутимо вздрогнула от неожиданности.

- Романтично, правда? – Антон подошел сзади и наклонился к моему уху, - хотела бы такую свадьбу, Рада?

Я тряхнула головой, выгоняя из нее весь романтический бред. Нужно быть реалисткой. А я так давно разучилась мечтать, что проще было уже не вспоминать об этом.

- Очень красиво, ты прав, - ответила спокойным голосом, - но мне такое не грозит.

- Почему?

- Как много ты знаешь желающих добровольно жениться на ведьме? – я попыталась пошутить, но в слова все-таки просочилась капля горечи, - да и свадьба должна быть в черных тонах с атрибутами в виде летучих мышей, метел и шабаша. А еще жертвоприношение, как кульминация церемонии.

- Мне кажется, что ты преувеличиваешь, - в голосе напарника явно слышалось недоумение и любопытство, но продолжать разговор мне не хотелось. Слишком горько было вспоминать о том времени, когда я думала, что такая свадьба в моей жизни возможна…когда во мне еще жила вера и любовь. А сейчас на их месте лишь могильные плиты…

Я дернулась из рук парня и зашагала к главному зданию – судя по количеству толпившегося и бегающего народа, там сейчас и проходило главное действие в виде подготовки невесты к торжеству. На фоне разодетых гостей мы смотрелись как минимум странно, что сыграло только на руку – нам без лишних вопросов показали дорогу к отцу невесты. Столкнулись мы с ним в коридоре, когда он инструктировал фотографа насчет предстоящей съемки.

- Здравствуйте, - я решила быть максимально лаконичной, - Аристарх Львович, уделите нам пару минут, пожалуйста.

Высокий подтянутый мужчина в красивом темно-сером костюме, сшитом, вероятно, на заказ, цепко и быстро оглядел нас, нахмурился и молча проводил в ближайшую пустую комнату.

- Патруль? Чем обязан? – мне понравился его деловой подход. Я уже представляла, как через полчаса мы будем на пути домой. Даже улыбка на лице чуть обозначилась, стирая неприятный осадок от недавнего разговора с Антоном.

- От вас поступил срочный вызов вчера вечером, после чего связаться конторе с вами не удалось. Учитывая напряженную обстановку в городе, нас направили незамедлительно, - я уже понимала, что нас никто не вызывал. Удивление на лице собеседника было неподдельным. Да и не шутят с вызовами.

- Я вынужден извиниться, правда, нашей вины в том нет. От нас никаких заявок не было, да и никаких происшествий уже несколько месяцев не фиксировали. Не знаю, откуда могла взяться в конторе заявка от нас, но совершенно точно мы никого не вызывали. Тем более, сегодня, - он тепло улыбнулся, кинув взгляд на дверь. За дочь он явно был рад.

- Тогда, я думаю, вы нам распишитесь в бумагах и мы поедем. Хотелось бы быстрее вернуться, - я протянула карту вызова мужчине, когда в его глазах мелькнуло выражение, очень похожее на смесь надежды, озарения и какой-то непонятной радости.

- А вы не могли бы задержаться?

Вопрос прозвучал очень неожиданно, и мы с Антоном удивленно переглянулись. Смысла в задержке лично я не видела.

- Зачем?

Мужчина сцепил руки в замок и нервно заходил по комнате. Я совершенно растерялась – только что перед нами стоял уверенный в себе начальник, а теперь вся эта нервозность абсолютно не сочеталась с его обликом. Аристарх Львович подошел к стоящему в комнате шкафу и достал оттуда бутылку с янтарной жидкостью и три бокала. Плеснув во все понемногу и предложив нам, он залпом выпил из своего и слегка ослабил галстук. Затем предложил присесть в кресла около стола.

- Аристарх Львович, давайте не будем тянуть кота за…причинное место, - Антон вовремя кашлянул, изменив формулировку моего любимого выражения на более культурную.

- Да-да, конечно, только вот, - мужчина замялся снова, - можно мне поговорить с вами наедине, госпожа ведьма. Вопрос очень…интимный…

Антон резко встал с кресла и подошел ко мне, положив руки на плечи.

- Нет, - его отказ прозвучал резко, заставив меня удивиться, - не вижу ни одного вопроса, тем более интимного, который вы могли бы обсудить с моей…напарницей. Тем более, наедине.

И какая муха его укусила? Мне на мгновение показалось, что это банальная ревность, но такого точно не могло быть.

- Нет-нет, вы ничего такого не подумайте, - Аристарх Львович слегка покраснел, - просто вопрос касается моей дочери.

Я положила свои ладони поверх рук Антона и обернулась, заглядывая ему в глаза. На его лице застыла стальная решимость, а в потемневших радужках играли всполохи огня. Ого…

- Все хорошо, если что я буду кричать, - я улыбнулась, чувствуя, как парня отпускает напряжение, - и ты сможешь прийти на помощь.

- Кому? – после выразительной паузы и обмена взглядами напарник весело хмыкнул, цепляя на себя привычную маску балагура, и направился к выходу.

Дождавшись хлопка двери, свидетельствующего о том, что мы остались одни, я вопросительно уставилась на собеседника. Выходка Антона меня весьма озадачила, и я с трудом заставила себя выкинуть из головы хаотично носившиеся мысли.

- Как я могу к вам обращаться? – вопрос был неожиданным.

- Рада, просто Рада, - пресекла я попытку узнать мое отчество. Мужчина напротив понимающе кивнул, принимая такой ответ.

- Рада…простите, я ведь не ошибся, вы же ведьма?

- Не ошиблись, - я взяла пузатый бокал с алкоголем и сделала небольшой глоток – ром, весьма неплохого качества. Жаль только, колы нет.

- У меня к вам есть большая просьба, Рада, - просьба к ведьме? Вот теперь стало интересно.

- Дочь у меня единственная и очень любимая. Сегодня вот замуж выходит…И парень даже попался замечательный – и честный, и добрый, и ее любит без памяти. Вот своей правой рукой хочу сделать со временем… - мужчина плеснул себе еще в бокал, - только есть одна проблема. Они вместе уже десять лет – успели и в институтах отучиться и поработать в свое удовольствие. Современная молодежь со свадьбой не торопится.

Аристарх хмыкнул и сделал глоток рома. Помолчал, собираясь с духом, и выпалил:

- С детьми совсем не получается. Уже больше пяти лет. Дочка, конечно, храбрится, но смотреть на нее уже больно – видит чужих ребятишек, нянчится с радостью, а глаза будто гаснут. Уже и обследовались, и лечились, даже за границу ездили, но эффекта нет. Врачи разводят руками – вроде абсолютно здоровы, а ничего не получается.

Я молчала, переваривая информацию. Как любая нормальная представительница женского пола, я прекрасно понимала желание девушки стать матерью, тем более рядом любимый мужчина. Но я так давно этим не занималась, сосредоточив свои умения в боевой области, что сомневалась, что из того выйдет толк. Тем временем, Аристарх Львович продолжил.

- Лет пятнадцать назад я рассорился с местной ведьмой…Нет, никаких проклятий напрямую в свой адрес я не слышал, но вдруг дело именно в этом? Разговаривать со мной она наотрез отказалась…

Мужчина снова замолчал. Да, ведьмы мстительные и злопамятные, но проклясть и заговорить детей обидчика на бесплодие? Ну, это слишком даже для нас…последствий потом будет столько, что до конца жизни не расхлебаешь. Откаты никто не отменял, тем более такие…Ради банальной ссоры никто на такое не пойдет.

Я озвучила свои сомнения насчет квалификации Аристарху, но он только улыбнулся.

- Я буду невероятно благодарен, даже если вы просто попробуете, госпожа ведьма. А также приглашаю, конечно, присоединиться к нашему торжеству в качестве почетных гостей вас и вашего напарника. Всем необходимым я вас обеспечу, не волнуйтесь.

Я все еще колебалась, когда внезапно дверь кабинета открылась и в комнату впорхнула очень красивая девушка в невероятно нежном струящемся белом платье с открытыми плечами. Она открыто улыбнулась моему собеседнику, а затем мне, непринужденно поздоровавшись. Вокруг нее растекалась теплая волна такой радости, чистоты и доброжелательности, что я невольно задержала дыхание. Мельком глянув на ауру, я залюбовалась – она переливалась нежными золотистыми и молочными всполохами, выдавая очень хорошего человека. Невеста быстро подошла к отцу и что-то проворковала ему на ухо, получив в ответ кивок с ответной улыбкой.

Я резко поставила бокал на стол и улыбнулась им обоим. Выбор был сделан.

- Хорошо. Я попробую.

Аристарх Львович облегченно выдохнул и даже помолодел лет на десять.

Глава 17

Распахнув дверь, я увидела Антона, подпиравшего стену напротив, сложив руки на груди. Лицо парня было внешне спокойным, но напряжение явно ощущалось. Я подошла к нему вплотную и заглянула в глаза.

- Нам сделали невероятное предложение посетить свадьбу, не зная ни молодоженов, ни гостей, ни географии, - я улыбнулась, глядя на то, как увеличиваются глаза напарника от удивления.

- Цель мероприятия?

- Ты не поверишь – у меня приступ небывалого альтруизма.

- Ты права, не поверю, - мы не спеша пошли по коридору к лестнице, - а если серьезно?

- А если серьезно, то мне очень захотелось помочь одному очень хорошему человеку, - я уже в уме прикидывала, что мне для этого нужно. Выходило, что прогулка вокруг дома отдыха решит вопрос с необходимыми ингредиентами.

На самом деле объем работы был не таким уж и большим – просканировать ауру, отдельно более глубоко оценить состояние по «женской части» и определить возможное наличие сглаза или иного воздействия подобного уровня. Вот для последних двух пунктов мне и нужна была пара травок, желательно сухих, но можно и не привередничать. Просто выбрать помещение без пожарной сигнализации и с хорошей вентиляцией.

- Ведьма с большим желанием безвозмездной помощи ближнему? Надо лотерейку купить, такой день раз в десять лет бывает, - хохотнул Антон, придерживая меня за талию на ступеньках. Лестница была довольно крутой – спьяну и ночью можно было легко сломать шею.

- Есть только одна проблема, - протянула я, останавливаясь уже на улице. Обижаться на слова напарника даже не подумала, слишком беззлобно смеялся.

- Какая? – волосы Антона красиво переливались на солнце, когда парень с удовольствием подставил лицо теплым солнечным лучам, зажмурив глаза. Я загляделась, и он повторил вопрос, приоткрыв один глаз и подмигнув мне. Я тут же отвернулась, слегка даже покраснев. Блин!

- Палыч просил вернуться как можно скорее, а нам, в таком случае, придется задержаться до утра, - дилемма конечно. Врать начальнику не хотелось, да и получалось довольно редко. А учитывая напряженную обстановку в городе…

- Об этом можешь уже не беспокоиться, - я даже обернулась, вновь уставившись в лицо напарника, - Кирилл отзвонился. Все патрули уже вернулись, быстро выяснив, что их никто нигде не ждал, поэтому наше отсутствие погоды не сделает. Палыч просил передать, чтобы мы выспались и не гнали в ночь – нет смысла. Тем более так далеко уехали только мы, остальные управились еще до обеда. Так что, давай, вперед, порти себе репутацию.

Я рассмеялась на последний комментарий. Действительно.

Минут через 20, накормив местных комаров и собрав всю паутину с деревьев, под редкие, но крепкие выражения напарника, мы вернулись с охапкой травы в руках.

- Я будто окунулся в школьное время, класс эдак в пятый, - пробубнил рыжий, - это был последний раз, когда я собирал гербарии. Вернее, я надеялся, что последний.

- Не будь занудой, - мне такие вылазки были в радость, когда еще выберусь в лес, - смотри, какую красоту собрали.

По скептическому выражению лица парня, я поняла, что в следующий раз ближе, чем на сто метров, он к природе приближаться не намерен. Он подошел ко мне практически вплотную и вытащил березовый лист, застрявший в ремне джинсов, задержав руки на моей талии. Я не сдержалась и взлохматила его волосы, стряхнув с них застрявшие иголки и веточки. Взгляд парня потяжелел, задержавшись на моих глазах и медленно спустившись к губам.

Моя рука замерла у него на затылке, а я непроизвольно сглотнула и облизала нижнюю губу. Сердце застучало быстрее, а в голове билась только одна мысль – насколько мои фантазии соответствуют реальности? Только от одного этого внутренности скрутило в тугой узел, заставив задержать дыхание. Карие глаза и не думали отпускать, а мир вокруг сузился до маленького пятачка, где стояли только мы вдвоем. Я вновь увидела легкие всполохи жидкого огня в зрачках…а его лицо медленно приближалось, будто боясь спугнуть…

А в следующую секунду громко хлопнула входная дверь корпуса, развеяв волшебство момента. Антон прижался на секунду своим лбом к моему, пробормотав что-то нецензурное. Я только вздохнула, отстраняясь.

- Я не вовремя? – голос Аристарха Львовича раздался за моей спиной.

Хорошо, что ответ Антона услышала только я. Даже мельком удивиться успела весьма извращенным с точки зрения анатомии и физиологии эпитетам.

- Все в порядке, - я обернулась и увидела, что мужчина крутит ключи с простеньким брелоком в руках.

- Возьмите, - он протянул ключи и прокомментировал, - это от вашего домика, номер на брелоке написан. Он двухкомнатный, поэтому, я думаю, проблем возникнуть не должно?

- Нас это устроит, - слишком поспешно ответила я, отдавая ключи Антону.

Думать о ночевке с парнем было почему-то волнительно. Странно, уже ведь ночевали вместе, что сейчас изменилось то? Надеюсь, Тимофей найдет нас по запаху – как только мы приехали сюда, он с веселым рыком скрылся в лесу. Отрывается по полной, скорее всего. Я не переживала – мы с ним довольно хорошо чувствовали друг друга, чаур не уйдет далеко, чтобы иметь возможность в случае чего быстро вернуться.

- Аристарх Львович, организуйте мне комнату, и минут через десять можно будет начать. И предупредите, чтобы на дым не реагировали – это часть ритуала.

- Хорошо. Пройдемте на второй этаж, я уже все приготовил, - мужчина уверенно направился в дом.

- Рада, - Антон легко коснулся моей руки, - я тебе там нужен?

- Нет, думаю лучше я одна, - я улыбнулась, полуобернувшись, - это между нами, девочками.

- Тогда я пока обустроюсь и вещи принесу, - парень нехотя выпустил мою ладонь и направился к машине. А я выкинула лишние мысли из головы и уверенно направилась в дом.

Комната была небольшой, но с кушеткой – то, что надо. Я сразу распахнула окно, чтобы потом не отвлекаться. Невеста появилась через пару минут и теперь нервно перетаптывалась на пороге.

- Волнуешься? – я указала ей жестом на кушетку, предложив прилечь.

- Немного, - ответила девушка, - я не боюсь, вы не подумайте, госпожа ведьма.

- Рада, просто Рада, мы же почти ровесницы, - меня повеселило обращение. Госпожой еще ни разу не величали до сегодняшнего дня. Узнала бы бабушка, знатно бы повеселилась.

- Хорошо, - невеста улыбнулась, и будто даже светлее стало в комнате, - что мне нужно делать?

- Просто лежать, - я разложила травки по небольшим пучкам и приготовила зажигалку, - и иногда отвечать на вопросы, если они у меня появятся.

Девушка кивнула и прикрыла глаза. Хорошо, что она решила помолчать – не люблю болтать во время работы.

Аура невесты была чистой, нежной, именно такой, как я ее видела в первый раз – никаких повреждений и разрывов не обнаружилось. Более подробно просканировав организм по органам, я нахмурилась – девушка была физически абсолютно здорова. Если так дальше пойдет, то придется обследовать ее отца и молодого человека – может проблема в них? Я выбрала два нужных пучка и подожгла их, по комнате тут же поплыл дым. Через пять минут и еще три вида травок я глубоко вздохнула и присела на стул.

- Что-то не так? – тревога в глазах девушки плескалась через край.

- Нет, все так. Настолько так, что я не вижу у вас проблем совершенно никаких.

Девушка заметно погрустнела и села на кушетке.

- Вот это самое сложное, - она кашлянула, убирая эхо слез из голоса, и опустила голову, - каждый раз начинать надеяться, а потом…

У меня внутри все перевернулось от горечи в ее словах. Она не рисовалась, не искала сочувствия или утешения – она просто страдала внутри…одна…молча. Я подошла и присела перед ней на корточки, взяв ее холодные ладони в свои.

- Я найду причину, слышишь меня? – в этот момент я была готова абсолютно на все, хоть и не знала, как это сделать, - я обязательно все выясню!

Девушка подняла на меня глаза и слегка улыбнулась сквозь не выкатившиеся из глаз слезы.

Ну, мужчины, держитесь! Теперь я доберусь до вас…

Глава 18

Через час я была готова взвыть от досады – пора было признаться в собственном бессилии или некомпетентности, но врожденное упрямство не позволяло сдаться. Жениха я обследовала еще быстрее, чем невесту – ничего криминального на нем не было, даже намеком. Отца сканировала намного дольше, естественно, с его работой карму он себе подпортил, НО! В свете проблем дочери это были мелочи.

В итоге я распсиховалась и чтобы успокоиться, все почистила на совесть. Теперь аура у Аристарха Львовича была белее снега, но радости от этого я не испытывала. Окончательно расстроившись, подошла к шкафу, стоящему возле кушетки, вынула оттуда бутылку с коньяком (как оказалось) и глотнула прямо из горлышка, не обращая внимания на вытянувшиеся лица невесты и ее отца. В полнейшей тишине я сделала еще глоток и закрыла бутылку, поставив ее на место. В голове бурным роем носились мысли, не давая сосредоточиться. Я что-то явно упускала, но что? Вариант, что девушка с отцом преувеличивают или надумывают, я отмела сразу. Но что тогда? Если только…

Мысль мелькнула быстрее молнии, невероятная и одновременно такая простая, что я даже замерла на несколько секунд, недоверчиво разглядывая своих «пациентов». Затем быстро подошла к невесте и, мгновенно выхватив тонкий длинный нож из специального крепления на куртке, уколола ее палец. Девушка успела только тихо вскрикнуть, когда я выдавила несколько капель на лезвие ножа и поднесла к своему носу. Аристарха Львовича, дернувшегося в нашу сторону, остановила моя довольная ухмылка. Так и есть – еле уловимый аромат сокольника щекотнул ноздри. Как же все было просто… Оставалось выяснить несколько вопросов, но особенно тщательно только один – намеренно или по незнанию невеста употребляла эту травку.

- Александра, - обратилась я к невесте, вытирая нож, - теперь я точно могу сказать, что проблемы с зачатием у вас от употребления одной довольно простой и в целом безвредной травки. Но для противозачаточного стойкого эффекта вы должны ее употреблять в достаточном количестве и практически ежедневно. Поэтому у меня к вам простой вопрос – каким образом она попадает к вам в организм и при этом вы ничего не знаете о ее свойствах?

Александра растерянно подняла глаза на отца, который одарил ее не менее ошарашенным взглядом в ответ. Я прям слышала, как у них в головах жужжат мысли и перебираются все возможные способы и варианты. Все-таки основной версией событий оставалось пока целенаправленное воздействие от недоброжелателя.

- Мы с дочерью живем уже года три как раздельно. У меня есть домработница, но она живет с нами уже больше двадцати лет, и еду готовит только она. А Саша сейчас живет в своей квартире с Никитой, поэтому хозяйство преимущественно ведет сама.

Саша только кивала головой, подтверждая слова отца.

- Думайте, - я была непреклонна, присаживаясь на краешек стола и готовясь к длительному «психоанализу», - употребление возможно только внутрь. Это могут быть витамины, выпечка, алкоголь, что-то, что практически каждый день есть на столе…

Внезапно Александра побледнела и приложила руку ко рту, озаренная пониманием.

- Папа, - голос девушки звучал подавленно и неверяще, - травяной чай. Специальный, который Нина Васильевна сама готовит.

Аристарх Львович сначала тоже побледнел, а потом пошел красными пятнами. Он нервно дернул галстук и рванул ворот рубашки от переполнявших его эмоций.

- Если эта карга старая специально все это творила, я..ее…

- Стоп, стоп, - попыталась остудить взбешенного отца я, пока он на самосуд не решился, - что за чай и кто такая Нина Васильевна?

- Еще когда мама была жива, к нам пришла домработница Нина Васильевна. Она была соседкой маминых родителей, поэтому мы решили ей помочь и взять на работу. Она и вправду оказалась чудесной женщиной – обязанности выполняла хорошо, отношения с нами сложились замечательные, она стала членом нашей семьи. После смерти мамы вопрос о ее дальнейшей судьбе даже не стоял. Лет десять назад она съездила в отпуск на Кавказ к каким-то дальним родственникам и привезла оттуда несколько травяных сборов, которые следовало добавлять в чай. Как она сказала – для здоровья, хорошего сна и тому подобного. Один из сборов нам настолько понравился, что мы теперь постоянно пьем с ним чай. Даже когда я переехала, Нина Васильевна всегда передает мне его с собой, чтобы не пришлось отказываться от привычного любимого напитка. Но я даже подумать не могла…что она специально…

- Так! – я хлопнула в ладоши, привлекая внимание, - давайте не будем пороть горячку. Учитывая, что ваша Нина Васильевна дама преклонных лет, да и в травках разбирается на уровне «читаю и перевожу со словарем», вполне возможно, что это досадное недоразумение. Надо бы поговорить с ней и все выяснить. Линчевать всегда успеете. Зато теперь, когда причина выяснена, можете смело плодиться и размножаться. Травка выводится из организма максимум через 10 дней, так что ждать придется совсем недолго.

Сначала лицо невесты не выражало ничего, кроме неприятного удивления от открывшихся обстоятельств, но потом…это был рассвет необычайного счастья человека, потерявшего практически всякую надежду. Невеста теперь была похожа на ангела – заблестевшие глаза, легкий румянец и удивительная улыбка сделали ее просто неотразимой. Александра, легко взвизгнув, повисла на шее у отца, а затем вылетела за дверь, где ее ждал взволнованный жених. Вскоре оттуда начали доноситься звуки легких поцелуев и счастливый смех пары.

- Рада, - Аристарх Львович уже немного успокоился и подошел ко мне ближе, – я теперь ваш должник. И это не пустые слова – все, что будет нужно. Возможное и невозможное.

Я просто кивнула, принимая его слова к сведению и одновременно вставая со стола. Рассуждения и благодарности были излишни.

- И окажите мне честь сегодня видеть вас с напарником в качестве самых почетных гостей на празднике. Я настаиваю. Все необходимое уже доставили в ваш домик, но если что-то понадобится – обращайтесь лично ко мне.

Я улыбнулась, соглашаясь. А почему бы собственно и нет? Меня распирало внутри от удовлетворения и удовольствия. Я чувствовала, что мы оказались не зря именно здесь и именно сегодня, кардинально изменив жизнь отдельной небольшой семьи.

В домик залетела буквально на крыльях, едва не сбив с ног Антона, который успел поймать меня в объятия и закружить по комнате. Я счастливо рассмеялась от переполнявших меня эмоций и поцеловала его в щеку, вывернувшись из обнимавших рук.

- У меня получилось! – я покрутила попой, пританцовывая.

Антон впал в легкий ступор – я редко позволяла себе так открыто выражать эмоции, поэтому парень увидел новые грани моей натуры. Но сейчас мне было все равно, хотелось танцевать и прыгать одновременно.

- А что именно получилось, не расскажешь? – отмерев, парень прошел за барную стойку, отделявшую небольшую кухонную зону, - чай кстати будешь? Я успел уже перекусить, а то перспектива голодного обморока не радовала.

- Не скажу, но поверь, на трех счастливых людей в этом мире стало больше, - последние слова прозвучали невнятно – я отгрызла внушительный кусок предложенного мне бутерброда с бужениной и сыром. Вкусно!

- Я так понял, что мы остаемся на праздник?

- Угу, - кивнула я, допивая чай, - заметь – в качестве почетных гостей. Нам тут должны вещи принести были.

- Вещи…ага…тут еще две девушки какие-то пришли…в комплекте с одеждой…

Оказалось, что о нас действительно распорядились позаботиться со всех сторон. Поэтому ближайший час мне делали прическу и макияж, выпроводив Антона из одной из двух спален от греха подальше.

Когда я увидела платье, то не удержалась от восхищенного вздоха. Это было ярко-алое шелковое безобразие с открытыми плечами, тонкими лямками в виде золотого плетения и полуоткрытой спиной. Поясок был тоже выполнен в тон лямкам, подчеркивая мою талию. Само платье доходило мне до лодыжек и имело разрез до середины правого бедра, отчего летящая юбка красиво обрисовывала ноги при каждом шаге. Дополняли образ красивые босоножки на высоком тонком каблуке и небольшая сумочка. В целом и общем девочка внутри меня прыгала и визжала от восторга.

Волосы мне уложили на одну сторону, и теперь они красиво спадали на одно плечо длинным черным шелковистым каскадом. Макияж сделал образ загадочным и чарующим, завершив мое преображение. Девушки, весьма довольные результатом, покинули комнаты, предварительно сообщив, что церемония через полчаса.

Я посидела еще несколько минут, любуясь отражением, и тоже вышла. Антон откликнулся с первого этажа, когда его позвала. Судя по голосу – заждался. Я успела спуститься до середины лестницы, когда он вышел ко мне навстречу.

Парень споткнулся и замер, разглядывая меня снизу вверх расширившимися глазами. Я увидела, как он с трудом сглотнул, рассеянно проведя рукой по своим волосам. Что уж говорить, я надеялась именно на такой эффект. Мне хотелось быть для него именно такой – сексуальной и очень красивой. Чтобы без слов тонуть в резко расширившихся зрачках, упиваясь своей властью…Я уже преодолела оставшиеся ступени и подошла вплотную, а напарник продолжал молчать и глядеть на меня потемневшими глазами.

- Антон, - тихо позвала я его, уже порядком смущенная таким пристальным вниманием.

- Рада, - он медленно взял мою ладонь и поднес к губам, - ты просто невероятна.

Легкий поцелуй обжег кожу…

Глава 19

Накинув на плечи легкое полупальто, которое было доставлено с платьем, я вышла из домика и подождала, пока Антон закроет дверь. Солнце уже практически село, значительно окрасив окружающий мир в алые тона. Свет пробивался сквозь деревья, красиво освещая беседку и поляну для бракосочетания, придавая сказочность и романтичность всему процессу.

Нас ненавязчиво проводили на места в первом ряду, где сидел уже Аристарх Львович и еще несколько человек. Я с интересом огляделась – на свадьбах мне не доводилось еще бывать ни разу, поэтому мое любопытство было вполне ожидаемым и понятным. Гости постепенно рассаживались – мужчины в костюмах, а женщины и девушки радовали глаз платьями и украшениями на любой вкус. Невесту с женихом пока было не видно, а в беседке суетилась, по всей видимости, регистратор.

Вдруг спину неприятно обожгло чьим-то взглядом и я невольно обернулась, слегка поморщившись. На меня в упор смотрел крупный высокий мужчина в костюме цвета бургундского вина, возрастом около 40 лет, блондин, с крупными чертами лица. Он сидел через пять стульев от меня и слащаво улыбался, без стеснения разглядывая. Его взгляд откровенно пробежался по моему лицу и, слегка задержавшись на губах, скользнул в декольте. Я резко отвернулась, не желая в этом участвовать. И тут же наткнулась на внимательный взгляд Антона.

- Что-то случилось? – он взял мою руку в свои ладони, легонько ее поглаживая.

- Нет, - быстро ответила я, для убедительности покачав головой. Не хватало еще обращать внимание на всяких извращенцев.

- Ты очень плохая обманщица, Рада, - улыбнулся и склонил голову набок парень. А я расслабилась под этим теплым ласкающим взглядом, сразу же забыв и о неприятном типе, и вообще обо всем плохом.

Неизвестно, чем бы закончился наш разговор, но в этот момент зазвучала музыка, а все гости синхронно развернулись назад. Церемония началась…

Сказать, что это было красиво, значит не сказать ничего. Невеста светилась в лучах заходящего солнца, бережно поддерживаемая не менее счастливым отцом за локоть. Жених не сводил взгляд с нее, будто увидев впервые. Очень красивые слова о семье и заботе звучали не заезженными штампами, а действительно напутствием этим двум, несомненно, половинкам друг друга. На клятвах молодоженов друг другу, которые они готовили специально для церемонии, я незаметно промокнула уголки глаз - настолько это было трогательно, что даже вызвало бурю эмоций в душе одной молодой ведьмы. Антон не отпускал мою руку, не меньше меня поглощенный происходящим. Затем был красивый поцелуй, обмен кольцами и белоснежные голуби, которые улетели вместе, не рискнув нарушить традиции.

Далее мы переместились в банкетный зал, где опять же нас проводили за стол к молодоженам и их близким. Столы были рассчитаны на 10 человек, поэтому нас представили родителям жениха, их свидетелям, а также, к моему крайнему неудовольствию, неприятному мужчине в бордовом костюме. Его звали Евгением, и он оказался партнером Аристарха Львовича по бизнесу. Мдаааа… Антон почувствовал, как я напряглась, но на его вопросительный взгляд я лишь улыбнулась, решив, что общаться и быть любезной со всеми я не обязана. Да и при таком обилии гостей явно можно выбрать собеседника посговорчивее.

В какой-то степени мой расчет оправдался – тамада был профессионалом, гости не скучали. Конкурсы, поздравления и музыка не оставляли много времени для разговоров, и я постепенно увлеклась праздником. Антон оказался очень галантным, внимательно следя, чтобы я попробовала все деликатесы и мой бокал не был пустым. А я просто наслаждалась атмосферой, все чаще непринужденно смеясь и даже поучаствовав в одном из предлагаемых нехитрых конкурсов. Пару раз Антон приглашал на танец, но я отказывалась. И сама себе не могла объяснить почему…

Внезапно надо мной нависла тень, и раздалось легкое покашливание, привлекая внимание. Мы с напарником подняли глаза практически одновременно, прервав разговор. Возле меня стоял Евгений.

- Разрешите пригласить вас на танец, - он отвесил галантный полупоклон и бесцеремонно взял мою ладонь, лежавшую на спинке стула.

Я краем глаза заметила, как напряглось и закаменело лицо Антона. Евгений по незнанию или специально даже не посмотрел в его сторону, хотя не заметить у меня наличие спутника было невозможно. Нескрываемая самоуверенность и высокомерие во взгляде говорили о том, что на мнение окружающих Евгений плевал с высокой башни. Что ж, не на тех нарвался…

- Я не танцую, - попыталась высвободить свою конечность, но Евгений крепко ее удерживал. Улыбка его слегка поблекла, а в глазах появилось раздражение.

- Может, для меня сделаете все-таки исключение, как для партнера отца невесты? – интересно, он всех девушек склоняет к «правильному» решению своим статусом? Мне стало противно, и я еще раз попыталась высвободить руку.

- Нет, не думаю, - я надеялась все еще избежать конфликта. Обращать на себя внимание всех гостей таким образом не хотелось.

Тем временем Антон резко встал со стула и сжал запястье Евгения, отчего его хватка мгновенно ослабла, а я машинально прижала обе руки к груди.

- Какие из слов девушки вам показались недостаточно понятными? – от моего напарника волнами исходила ярость, но лицо было удивительно спокойным. Окружающие, если и обратили на нас внимание, то мимолетом – складывалось впечатление обычной беседы. С лица Евгения окончательно сползла улыбка, сменившись злобой и раздражением.

- Ты еще об этом пожалеешь, щенок, - бросил он сквозь зубы и тут же приторно улыбнулся. Я опешила, но лишь на мгновение.

- Рада, Антон, как вам праздник? – Аристарх Львович подошел незамеченным, а нам тут же стала понятна реакция Евгения.

- Спасибо, все на высоте, - как можно натуральнее улыбнулась я, встав и обняв Антона за талию, - никогда не была на таком замечательном празднике, спасибо за приглашение.

- Это пустяки, Рада, - Аристарх Львович хлопнул Евгения по плечу и, пожелав нам хорошо отдохнуть и повеселиться, отошел к следующей группе гостей.

Евгений тоже не стал задерживаться, еще раз полоснув по нам злобным взглядом. Может намекнуть Аристарху Львовичу насчет смены партнера? Прям очень захотелось…

Антон успокаивался медленно, неохотно откликаясь на мои усилия отвлечь его разговором. Через несколько минут безуспешных попыток, я схватила его за руку и утянула в сторону танцполя. Как раз объявили белый танец, а из динамиков полились звуки вступления известной зарубежной песни о неразделенной любви.

- Только заранее прошу прощения за оттоптанные ноги, - смущенно призналась я, - сто лет не танцевала на таких каблуках.

Антон медленно привлек меня к себе, взяв в одну руку мою ладонь, а вторую опустив на мою талию. Между нами расстояние сократилось до десятка сантиметров, но мне сразу стало труднее дышать. Казалось, температура в помещении поднялась на несколько градусов.

- Ты мне доверяешь? – раздался тихий глубокий голос возле уха, заставив внутренности сладко сжаться.

- Да..., - практически прошептала я.

- Тогда просто следуй за мной…

Я медленно двигалась, чутко реагируя на все движения мужчины и одновременно расслабившись в его руках. Его рука внезапно отпустила мою ладонь, положив ее к себе на шею, и скользнула по моей спине, прижав нас вплотную друг к другу. Я задержала дыхание – спина была открытая и сейчас пальцы мужчины скользили медленно вдоль позвоночника, обжигая голую кожу.

В памяти всплыл наш первый медленный танец, тогда, в клубе…но это было все равно что сравнивать неуверенные шаги по земле и виртуозный полет в облаках…

Я обвила шею Антона руками, чувствуя, как сильно бьется под моей грудью его сердце, ускоряя ритм. Со стороны наш танец был практически целомудренным, но в моей душе царил хаос. По телу разбегались мурашки, а внутри нарастал дискомфорт – мне было мало этого! Хотелось чувствовать его руки, прижаться ближе и сильнее, почувствовать вкус его губ. Я чуть подняла голову и тут же попала в плен глубокого темного взгляда. Антон ничего не говорил, не пытался поцеловать, но и не отпускал из омута карих глаз. Тихо вздохнув, я приоткрыла губы…

Внезапная тишина и яркий свет резанули по ушам и глазам похлеще свето-шумовой гранаты. Танцевальная пауза закончилась, тамада вновь принялся за работу, разрушив в один миг все волшебство.

Антон с явным сожалением отстранился и, взяв меня за руку, повел к нашему столику. Я автоматически переставляла ноги, пытаясь придти в себя. Если такая незначительная близость вызывает такую бурю эмоций, то что будет, если мы…когда мы…Да, врать себе было уже бессмысленно. При таком притяжении, секс был лишь вопросом времени…или выдержки…или упрямства…

Я залпом выпила полный бокал красного вина, остудив пылающую кожу и возвратив ясность мыслей. Мы молчали, но о чем здесь говорить? Все было ясно без слов…

Примерно через час Аристарх Львович встал и попросил минутку внимания. После длинной и красивой речи с пожеланиями всех возможных благ молодоженам, в особенности будущего потомства – на что невеста так счастливо покраснела, что стало понятно, что тянуть с детьми никто не планирует – нас пригласили выйти во двор. Гостям предлагалось посмотреть красивое световое шоу с последующим фейерверком. Мы с напарником выходили из зала одни из последних – не хотелось толкаться в толпе. Антон извинился и отлучился в известное место, а я, решив не караулить его под дверями ватерклозета, медленно пошла одна по коридору на выход. Заблудиться вроде не должна…

Чувство опасности сработало с опозданием, сама виновата – алкоголь, да и расслабилась на празднике непозволительно сильно. Одна из боковых дверей внезапно распахнулась и сильные руки клещами сомкнулись у меня на плечах, втянув в незнакомую темную комнату и с размаху припечатав спиной к стене. Испугаться я не успела, а визжать так вообще не умела никогда. Лишь вздрогнула, когда знакомый голос раздался около лица в полной темноте:

- Ну что, моя хорошая? Теперь никто не помешает тебе меня порадовать...

Твою ж налево! Ну почему нельзя хотя бы один вечер нормально отдохнуть?

Глава 20

Мои глаза уже привыкли к полумраку, и я увидела как Евгений ухмыльнулся.Омрачал мое настроение один только факт (ну, кроме отвратного нетрезвого животного напротив) – переодеваясь в эти красивые, но, как оказалось, жутко непрактичные вещи мне пришлось выложить все зелья. Так что мои возможности сейчас оказались существенно ограничены.

Я сосредоточилась, размышляя – мужчина был значительнее крупнее меня и по росту, и по весу, поэтому возможностей освободиться у меня будет немного. Тем более, что прижимался он ко мне весьма плотно, не давая даже шанса пошевелиться. Против воли, но холодок страха и отвращения пробежал по позвоночнику.

Я постаралась выдохнуть и вдохнуть, успокаиваясь. Нервничать нельзя ни в коем случае! До последнего надо постараться сохранить хладнокровие, иначе эта свадьба войдет в историю. Причем весьма невеселую. Но в этом был и положительный момент – Тим мгновенно откликнулся на мои эмоции и бросился ко мне. По моим ощущениям ему понадобится минут 7-10, чтобы добраться. Следовало продержаться это время, во что бы то ни стало. И еще Антон… Но на него надеяться сейчас не стоило. Нет, я не сомневалась в парне, но он думает, что я вышла со всеми на улицу и пока в толпе будет меня искать… В общем это может занять кучу времени. Мысли пронеслись вихрем в голове, заняв не больше пяти секунд.

- Ты надеешься, что тебе это просто так сойдет с рук? – я добавила дрожащих ноток в голосе, чтобы соответствовать образу напуганной девицы. Похоже, что Евгений и вправду не представлял на кого он напал. Думаю, что собственные желания и здравый смысл одновременно в его голове не уживались.

- Милая, это ты не понимаешь до сих пор, - мои запястья стиснули и вздернули вверх, а мужчина всем телом вдавил меня в стену. Его вторая рука медленно двинулась по моему бедру вверх, скользнув по талии, ребрам, а затем довольно болезненно сжав грудь, - кто ты и кто я? Даже если побежишь жаловаться, тебе никто не поверит. А мне никто не помешает вывезти тебя за город и выкинуть на трассе. Так что веди себя хорошо и, возможно, останешься довольна. Да и я умею быть благодарным…

- Мне кажется, что Аристарху Львовичу это точно не понравится…

Еще не успела договорить, как рука мужчины жестко схватила меня за шею, сжав пальцы. Я замолкла, ощущая, как становится труднее дышать.

- Ты дура, если до сих пор не поняла – я второй человек в этом городе после Аристарха. Мы с ним двадцать лет ведем совместный бизнес, а это явно важнее какой-то второсортной девицы. Не ты первая, не ты и последняя…

Евгений выдохнул эти слова мне в лицо, и меня обдало парами крепкого алкоголя. Мдааа…и так мозгов нет, так еще и с такой дозой горячительного в крови…

Прикосновение языка к шее обожгло кожу, а мокрые губы двинулись от ключицы к шее, вызывая еле сдерживаемый рвотный рефлекс. Но я не шевелилась, замерев в ожидании. Надо было, чтобы процесс полностью увлек ублюдка и он ослабил контроль. Внутри меня клокотали эмоции – было мерзко, противно, хотелось раздавить этого таракана со всем его самомнением, а заодно избавить от вторичных мужских признаков. Стекло на единственном окне в комнате пошло трещинами, что заставило меня мгновенно собраться и значительным усилием воли успокоиться. Евгений ничего не замечал вокруг, да и громкая музыка с улицы значительно приглушала все звуки.

Его губы спустились ниже, а рука резко оголила одну грудь, вновь с усилием сжав ее. Синяки останутся, как ни крути…убью гада. Его губы приблизились к груди, когда я решила, что пора и резко развела руки в стороны. Полностью поглощенный моим телом, Евгений ослабил захват, решив, что жертва полностью деморализована. Сколько ж девушек пострадало от этого чудовища…

Не теряя времени, я резко пальцами с силой ткнула в глаза недомерка, а затем с размаху ударила головой в нос – благо, его голова так удачно была опущена, увлеченная моим бюстом. Громкий болезненный вопль прозвучал для меня музыкой. Одновременно раздался звон разбитого стекла, пострадавшего на этот раз не по моей вине, а в комнате возникла взбешенная химера. Я даже рот приоткрыла от удивления – этой формы у Тима я еще не видела. Черной тенью метнувшись в сторону моего насильника, он вонзил зубы в его бедро и оттащил на пару метров от меня. Еще один громкий болезненный крик Евгения слился с оглушительным рычанием чаура.

В тот же момент с яркой вспышкой и грохотом распахнулась дверь, ударившись в стену с такой силой, что вылетела одна из петель. Я инстинктивно отшатнулась в сторону, неловко завалившись набок, и прикрыла глаза рукой, защищая их от яркого света. Антон выглядел, как божественный посланец из древнегреческих мифов – его окутывал яркий свет так, что складывалось впечатление о танцующих языках пламени на его коже. В руке был огненный хлыст, а глаза будто горели. Но одно его объединяло с Тимом – он был нереально зол.

Антон не теряя времени, едва бросив на Евгения мимолетный взгляд, подлетел ко мне.

- Что эта сволочь от тебя хотела? Ты не пострадала? – его взгляд упал на мою шею, где уже, скорее всего, проступали синяки, на растрепанное платье с все еще оголенной грудью, и желваки заходили на скулах. Теперь парень был не просто зол, он был в крайнем бешенстве.

В два шага он оказался рядом с моим мучителем и вздернул его на ноги. Евгений уже не кричал – только тихонько скулил, не сопротивляясь. Тим благородно вынул зубы из добычи, но рычать не перестал. Хвост чаура хлестал по бокам, а оскаленные зубы были в крови.

- А сейчас мы будем выяснять, кто и с кем связался, - словами Антона можно было сталь резать, а его руки любовно гладили огненный хлыст. Даже мне стало не по себе от садистского предвкушения, прозвучавшего в голосе напарника.

- Патруль? – в голосе Евгения было столько неверия, что я расхохоталась от комичности ситуации, поднимаясь на ноги и одергивая платье. Как бесстрашный самоуверенный самец мгновенно превратился в трясущуюся крысу…

- Сюрприз, бл..ть, - прокомментировала я, поправляя лиф. Надеюсь, капли крови не испортили мне платье, мне оно очень понравилось, и расставаться с ним я не планировала.

- Как ты думаешь, Рада, что нам с ним сделать? – задумчиво процедил Антон, медленно обходя Евгения по кругу, - убить? Слишком просто… Кастрировать? Слишком быстро…

- Отпустите меня, пожалуйста, - проблеял мужчина, пытаясь упасть на колени, но громкий рык Тима заставил его замереть на месте, - я заплачу…очень щедро…

- Заплатишь, конечно, ты заплатишь, - ухмыльнулась я с предвкушением, подходя ближе, - потом. А сейчас мы проведем профилактическую работу – помнишь, как в школе? Чтобы ты точно запомнил, что так делать нельзя…

Я медленно подошла к Антону и прошептала пару фраз ему на ухо. Напарник понимающе улыбнулся и взмахнул хлыстом… А за окном раздались первые залпы красивейшего салюта…

Глава 21

Через полчаса, когда оживленные и впечатленные представлением гости возвращались, они могли наблюдать довольно странную картину – по коридору им навстречу быстрым шагом на выход продвигался бизнес-партнер Аристарха Львовича, прихрамывая на одну ногу, в окровавленной и разодранной одежде и прикрывая лоб рукой.

Мы с Антоном не нанесли существенного вреда его тушке, но отомстила я весьма изощренно. Теперь на его лбу красовалась выжженная надпись «я никогда не буду принуждать девушек к сексу». На его спине мелким почерком (насколько хватило каллиграфических способностей моего напарника) эта же надпись повторялась ровно тринадцать раз, расположившись от шеи до самых ягодиц.Кроме того, этот ублюдок обязался разыскать всех девушек, которым повезло значительно меньше, чем мне и выплатить им значительную компенсацию с искренними извинениями в коленопреклоненной позе.

После того, как на его кожу легли последние буквы, Евгений, казалось, готов был готов на все, что угодно. Как он будет объяснять свое поведение окружающим и избавляться от надписей нас волновало мало. Напоследок я заглянула в его измученное болью лицо и сообщила о желании приехать с проверкой выполнения его обещаний, скажем, через пару месяцев. Кажется, это добило его основательно – не надо было быть экстрасенсом, чтобы понять, что повторной встречи Евгений жаждал еще меньше, чем внезапного конца света.

Мы выглянули в пустой коридор, прежде чем покинуть злополучную комнату, но никого в обозримом пространстве не наблюдалось – гости уже поднимали очередной тост за молодоженов. Тим опять умчался в лес, убедившись, что все опасности устранены и лизнув меня в щеку напоследок. Антон аккуратно прислонил дверь на место, надеясь, что до утра она продержится. Разбитое стекло тоже осталось на нашей совести, которая, как ни странно, признаков недовольства на этот раз не проявляла.

Уже в коридоре Антон притянул меня за руки и крепко прижал к себе, поглаживая по волосам. Я сначала напряглась, а потом с удовольствием прижалась к крепкому торсу, вдыхая такой родной запах.

- Ты не представляешь, как я волновался, пока искал тебя, - выдохнули мне в макушку, - а потом, когда увидел…думал просто убью его в тот же момент…

- Я же не какая-нибудь нежная девица, - попыталась я пошутить, - все было под контролем…почти…

Парень прерывисто вздохнул и слегка отстранился.

- Вот именно, что почти. Даже думать не хочу, что могло случиться, если бы… - он не договорил, сжав руки в кулаки, - все-таки надо было ему сломать пару конечностей для профилактики. И селезенку вырвать…

- Ты же прекрасно знаешь, что это было бы чревато долгими разбирательствами в конторе, - я не удержалась от удовольствия и взъерошила ему волосы, а затем погладила по щеке, - а сейчас он даже пожаловаться никому не сможет…самолюбие не позволит…

Антон улыбнулся в ответ на мой довольный хитрый прищур.

- А ты коварная девушка, Рада. Я тебя начинаю побаиваться, - парень окончательно расслабился и уже открыто мне улыбался, не выпуская из объятий.

- Не стоит обижать ведьму, - протянула я и, привстав на цыпочки, захватила в плен его губы.

Антон ответил мгновенно, крепче прижав меня к себе и углубив поцелуй. Фактор внезапности дал мне контроль всего на несколько мгновений, но я не жалела. Он целовал жадно, нетерпеливо, будто выплескивая весь свой страх за меня, ярость и напряжение в этом нехитром танце губ. Я стремительно теряла ощущение реальности, погрузившись в ощущения. Его язык чутко реагировал на малейшее мое движение, заставляя гореть и плавиться в сильных руках. На мгновение я почувствовала спиной прохладу стены и мимолетно порадовалась – ноги стремительно слабели, требуя опоры. Одна рука парня уже гладила обнаженную кожу спины, вызывая массовый забег мурашек по телу, а вторая обхватила мое бедро в вырезе платья, заставляя поднять ногу и прижимаясь ко мне еще ближе, демонстрируя, насколько он готов к продолжению...

- Кхм-кхм, - раздалось не очень деликатное громкое покашливание.

Мы с трудом оторвались друг от друга, рассеянно пытаясь найти источник постороннего звука. Антон даже что-то рыкнул негромко, демонстрируя, насколько невовремя нас отвлекли. Я выглянула из-за его плеча, предварительно опустив ногу и поправив платье, и увидела улыбающегося Аристарха Львовича.

- У нас, конечно, все гости уже достигли совершеннолетия, но все же лучше переместиться куда-нибудь в более уединенное место. Хотя, если вас не смущает наличие камер наблюдения…

Весело насвистывая, он продолжил путь дальше по коридору и скрылся в банкетном зале.

Я почувствовала, как пунцовым цветом расцветает лицо. Стало невероятно стыдно – в такую ситуацию я еще точно не попадала. От смущения я не могла поднять глаза и взглянуть в лицо напарника, поэтому попыталась молча «слиться» в направлении банкетного зала. Но мне не дали…

Антон снова схватил меня за руку и притянул к себе, не давая сбежать.

- Рада… - его шепот электрическим разрядами отдавался внизу живота, опять затуманивая мозг. Меня аккуратно взяли за подбородок, заставляя поднять голову. Я зажмурилась…

- Рада, посмотри на меня, - я вновь распахнула глаза, чтобы увидеть практически черный взгляд напарника, который настойчиво задавал только один вопрос…обещая…убеждая…но все еще давая возможность выбора…


Я с трудом сглотнула и медленно кивнула, не давая себе шанса передумать. Да и не хотелось мне думать…не в этот раз.

Парень, не выпуская мою ладонь из цепкого захвата, решительно развернулся и повел меня на выход.

Дорога до домика показалась бесконечной, хотя заняла не больше пяти минут. Антон целую вечность открывал замок ключом - его руки ощутимо дрожали, а ключ норовил выскользнуть. И только захлопнув за нами дверь, он громко выдохнул, будто боялся, что на каком-то этапе я просто напросто сбегу.

В полумраке коридора слышалось только наше дыхание. Я слегка ахнула от неожиданности, когда меня подхватили на руки и двинулись вверх по лестнице. Мне, по правде говоря, сгодился бы и диван в гостиной, но у парня было свое мнение на этот счет. Я обхватила его шею руками и прижалась губами к ключице, медленно проведя языком вверх. Антон еле слышно ругнулся и ускорил шаг. Ногой распахнув дверь в одну из комнат – я даже не заметила в какую из двух - меня плавно опустили на кровать.

Я попыталась сесть, но сильные руки удержали. Антон скинул пиджак и опустился на колени передо мной. Я приподнялась на локтях, внимательно наблюдая за ним. Теплые мужские руки прикоснулись к колену, вызвав очередную толпу мурашек, и медленно заскользили вниз, избавляя меня от одной из босоножек. Затем аналогично я лишилась и второй, а руки парня теперь двинулись вверх, поднимая подол платья. Язык обжег кожу над чулком, вынудив меня чуть застонать от нетерпения. Игра была захватывающей и новой для меня, заставляя одновременно желать и продолжения и ускорения. Я откинулась на постель, когда его язык прочертил дорожку по голени и сменился дорожкой поцелуев по внутренней стороне бедра, и издала тихий стон.

Антон тут же навис надо мной, подарив невесомый поцелуй в губы. Но мне было мало, поэтому я обхватила его за шею, притянув к себе и впившись далеко не нежным поцелуем. Легкое сопротивление было сломлено практически мгновенно и меня прижали к постели всем телом. Его рука зарылась в мои волосы, не давая ни миллиметра для маневра. Но мне и не надо было, в этот раз я следовала за мужчиной, подчинялась… это было настолько ново для меня, что возбуждение накрывало волнами, вытесняя все мысли из головы.

Конечно, у меня было несколько сексуальных партнеров в жизни, я никогда и не претендовала на звание самой целомудренной девушки года, но всегда контролировала весь процесс. Мужчине была отведена определенная роль и отступлений от сценария не признавалось. Я сразу и четко объясняла, что и как люблю, давая удовлетворение телу, но не более того. Кроме Коли, но эти воспоминания я давно похоронила очень глубоко внутри. Так было проще. С Антоном все было не так…

Как он успел стать для меня чем-то большим, чем просто напарник по работе?

Когда была пройдена та точка невозврата?

Когда мне захотелось заглянуть к нему в душу..?

Когда захотелось открыть перед ним свою..?

Когда я позволила себе задуматься, что «вместе» это не только слово..?

Столько вопросов, и ни одного ответа…

Тем временем мужские губы переместились на мою шею, стирая поцелуи Евгения и даря невыносимое наслаждение. Мои пальцы вцепились в мощные плечи, наткнувшись на ткань. Неправильно! Я попыталась расстегнуть его рубашку, но попросту оторвала большинство пуговиц, избавив от раздражающей преграды. Ладони ощутили горячую кожу, а я не сдержала довольный вдох, исследуя широкую спину, красивую грудь с единичными волосками, спускаясь к рельефному прессу. Рука Антона перехватила мои ладони, переместив их вверх.

- Рада, не провоцируй, - последовал хриплый комментарий, - иначе я за себя не отвечаю.

И тут же его рука обхватила мою грудь, нежно сжав сосок, отчего я выгнулась и громко застонала. Разум затуманивался все сильнее, а накатывающее волнами удовольствие вынуждало сдавленно вскрикивать, царапать мужские плечи и прижиматься крепче, требуя большего. Когда его пальцы сменились губами, я нетерпеливо захныкала от невероятно острых ощущений. Я была уже на грани…

- Рада…девочка моя… - выдохнули мне в губы, а я замерла. Совсем другой голос сейчас произнес это. Голос из прошлого, который я так старалась забыть. Так старалась, что у меня почти получилось. Почти…

- Что случилось? – Антон чуть отстранился, почувствовав мое внезапное напряжение, и заглянул в глаза, - я что-то сделал не так?

- Да…то есть, нет… - я тряхнула головой, избавляясь от наваждения. Помогло плохо. Тело требовало разрядки до боли, а внутри стало так муторно, что едва сдержала слезы. Вот только их сейчас и не хватало.

Я упрямо попыталась вновь поцеловать Антона, но он только легко прикоснулся губами к моим и чуть отстранился, ожидая моего ответа. А у меня не было для него объяснений. По крайней мере, я к ним была не готова.

- Не обращай внимания, - улыбнулась я почти естественно, обняв его за шею. В конце концов, клин клином… это тактика всегда срабатывала. А то, что в душе…это только мое. И мне с этим жить.

Но и эта попытка провалилась.

- Рада, скажи мне что случилось. В конце концов, это не случайный секс, а мы не чужие друг другу люди, чтобы просто «не обращать внимания».

- В смысле? – вопрос вырвался сам, я не успела остановиться. И тут же поняла, что этими словами испортила окончательно все, что только могла.

Черт! Черт! Черт!!!

- Вот оно как? Я всего лишь очередной парень для одноразового приключения? Ты серьезно, Рада?

Антон одним рывком встал с постели, не сводя с меня напряженного взгляда. Я тоже села и подтянула колени к груди. Что я могла сказать? Что действительно допускала мысль, что это просто секс на несколько раз? Что я сама не могу себя понять, хочу ли я отношений? Звучит бредово даже у меня в голове. А чтобы все это понять, надо рассказать о прошлом, а это невозможно…невыносимо…

- Когда, интересно, я дал тебе повод думать, что это разовое приключение? Ты настолько мне не доверяешь? Или ты настолько заперлась в своей раковине, что ничего вокруг не замечаешь? Ну конечно, ты же такая самостоятельная, такая независимая! Неужели ты до сих пор ничего не поняла? А что, если мне не нужно на один раз? И на два тоже не нужно! Я хочу быть с тобой, Рада! С тобой, а не только с твоим телом пару раз в неделю. Пойми, все так или иначе боятся и сомневаются. Не только у тебя есть пятна в прошлом. Подумай над этим, пожалуйста. Иначе ничего у нас с тобой не получится…

Антон вышел из комнаты, чуть хлопнув дверью. А я сидела на постели и думала, думала, думала…

Глава 22

Мучительные размышления затянулись. Я столько лет жила в своем коконе, отгородившись от родных, друзей, знакомых. В принципе от всего мира. И теперь мне предстояло переосмыслить несколько последних лет своей жизни. Я знала, что когда-нибудь этот момент наступит, но не ожидала, что так скоро. И тем более не могла представить, что это будет так больно.

После ухода Антона внутри разлилась пустота, будто от сердца оторвали что-то важное и очень нужное. Внутри было очень горько, стало тяжело дышать, а я с удивлением обнаружила катившиеся по щекам слезы. Сколько же я не плакала? Очень давно…с тех самых пор, когда дала себе клятву, что больше ни один мужчина не увидит моих слез. Что ж…он их и не видел.

Я тихо всхлипывала в подушку, чувствуя, как отпускает многолетний холод, ядом разлившийся по венам когда-то, и оттаивает что-то в груди. Я практически физически ощущала, как освобождается душа от сковывающего страха, недоверия и одиночества.

Антон сделал все, чтобы исцелить меня, нашел путь к моему сердцу. Теперь последнее слово оставалось за мной. Захочу ли я его принять? Опасения, или даже скорее предубеждения, боролись во мне с желанием почувствовать себя счастливой и…любимой? Сможет ли он по-настоящему всей душой любить ведьму? Смогу ли я? Голова разболелась от обилия мыслей, а за окном тем временем отчетливо посерело. Я перевернула подушку мокрой стороной вниз, прижала еще одну к себе, и всего на минутку прикрыла глаза…

Солнечные лучи ласкали мое лицо, и даже возможные веснушки не мешали наслаждаться первыми днями лета и ласковым теплом. Я шла домой медленно, счастливая и беззаботная. Сегодня была наша вторая годовщина, и я потратила битых три часа, чтобы купить потрясающий комплект белья, ослепительное ярко-желтое платье, которое очень красиво подчеркивало фигуру, и босоножки в тон.

Подарок для Коли я забрала еще накануне и теперь он дожидался своего часа в шкафу у дальней стены – он давно мечтал о прыжке с парашютом, поэтому соответствующий сертификат дожидался его в красивой открытке с небольшим бантиком. Последнее время Коля ходил немного напряженный, но на мои вопросы говорил, что у него небольшие проблемы по учебе и просил не обращать внимания. Я ему верила, тем более, что ко мне его отношение никак не изменилось. Я надеялась, что романтический ужин, подарок и обалденно красивая я ночью немного его отвлекут от проблем. Оставалось еще зайти в магазин и приготовить ужин.

О нем я и размышляла, когда увидела Николая в окружении местных «мажоров». О ребятах ходила довольно дурная слава и я представить себе не могла, что могло между ними и Колей быть общего…

А затем вновь это… моя дикая ярость…его липкий страх…

- Нет! Нееееет...Пожалуйста, нет!

- Рада! Рада! – и теплые руки вновь обнимают меня, даря такое нужное чувство защищенности. Я не одна…наконец-то я не одна…Против воли на глазах снова выступили слезы.

- Как хорошо, что у нас отдельный домик, - усмехнулся знакомый голос над ухом, укладываясь позади меня на кровать и продолжая прижимать к себе, - а то ты перебудила бы добрую половину гостей…и злую тоже…

Я уже успела основательно проснуться и теперь старалась прогнать остатки страха и успокоить дыхание и колотящееся сердце. Тело было липким от холодного пота, и мне срочно захотелось в душ, смыть с себя все, что так упорно терзает столько лет. Попытаться мочалкой оттереть собственную совесть…

Мельком глянув на часы на стене, я обнаружила, что спала всего пару часов и еще довольно рано. Теснее прижавшись к Антону, с приятным удивлением отметила, что, несмотря на неприятный инцидент ночью, парень без раздумий пришел успокаивать одну истеричную ведьму с кошмарными сновидениями.

Я немного подумала и, решив, что душ подождет, аккуратно развернулась лицом к напарнику, уткнувшись носом в обнаженную мужскую грудь. Скосив глаза ниже, выяснила, что он спал в брюках – так же, как и ушел от меня. Решение пришло ко мне моментально и легко. Хватит жить сомнениями…хватит жить прошлым. Антон показал мне, насколько ущербна моя жизнь была и какой она может стать с ним. И я была уверена в том, что как раньше уже не хочу и не могу.

Подняв глаза, наткнулась на внимательный и совершенно не сонный взгляд карих глаз, внимательно вглядывающийся в мое лицо.

- Все хорошо? Давай тогда досыпать, еще очень рано, - прозвучало очень неожиданно. Расспросов не было.

Но я уже все решила и не собиралась отступать. Надеюсь, что он не пожалеет о своем выборе.

- Выслушай меня…только не перебивай, пожалуйста. Для меня это все довольно сложно, - я глубоко вдохнула и выдохнула, собираясь с мыслями.

- Рада, я не хочу на тебя давить и тем более принуждать к чему-то, - глубокий голос придал мне недостающей решимости, и я перебила парня.

- Нет, Антон. Это мое решение. Я хочу, чтобы ты узнал. Я устала носить это в себе. И очень хочу, чтобы у нас получилось что-то большее, чем секс без обязательств, - слова давались с трудом, но так и должно было быть. Исцеление не может быть безболезненным.

Парень молча кивнул, поддерживая и ободряя меня.

- Я родилась и выросла в семье потомственных ведьм, довольно далеко отсюда. Меня вырастили бабушка и мама, отца я никогда не знала. В принципе, довольно стандартная ситуация у нас, ничего удивительного. Единственное, что отличало нас от большинства – мама родила двойню. Так что у меня есть любимая младшая сестра, которая и стала преемственной ведьмой на смену матери. Ее выбрал лес, мы никак не могли повлиять на его решение. Да и смысл? В результате этого я пошла учиться в обычную школу, переехав с бабушкой в небольшой городок неподалеку. Мы жили довольно уединенно, общаясь с ближайшими соседями – во все времена дружбу с ведьмами водили с опаской. Но нам было комфортно вдвоем. В школе одноклассники общались со мной неплохо, хоть и чуть отстраненно, так что обилия друзей у меня не было. Но и врагов особых тоже не замечала. А в восьмом классе все изменилось – к нам в класс пришел новенький, а его родители, по стечению обстоятельств, поселились недалеко от нас. Мы сидели за одной партой, ходили периодически друг другу в гости, стали постепенно лучшими друзьями. Пока на выпускном балу он мне не признался, что друга в моем лице ему категорически мало.

Я вновь вздохнула, переводя дыхание и вспоминая мое неверие, радость и счастье после тех, таких долгожданных слов. К тому времени я была влюблена в него больше года и верила, что наши чувства – это навсегда.

Антон все так же молчал, легко поглаживая меня по спине. Я продолжила.

- Мы переехали в город и поступили в один университет на один факультет. Правда бабушка была против, но кто бы ее слушал. Она всегда относилась довольно прохладно к нашим отношениям, но никогда откровенно не запрещала, давая возможность жить своим умом. Все было прекрасно – любовь, романтика и прочая чепуха совершенно затуманили мой разум. Да и не ждала я подвоха – не было поучительных грабель в моей жизни, а советов я никогда не слушала.

- Это и был Коля? – прозвучал неожиданный вопрос, - ты пару раз звала его, когда тебе кошмары эти снились.

- Да...он. После первого курса мы съехали с общежития и начали жить вместе, сняв небольшую квартирку. Коля нашел какую-то подработку и у нас появились деньги, хоть нерегулярно, но все же. Если бы я сразу узнала обо всем…но в то время я даже подумать не могла, что меня могут так жестоко обманывать...

Снова молчание, недолгое, но все же. Горло перехватывало, а воспоминание едкими червями выползали из всех щелей, разъедая нутро. Но в этот раз я была к этому готова...

- Так беззаботно мы прожили вместе год, даже толком не поссорившись ни разу. Мы уже строили совместные планы, решив пожениться после получения диплома и планируя свадебное путешествие и минимум троих детей. Я была счастлива, что меня минует судьба большинства ведьм – матерей-одиночек. И втайне гордилась этим, отмахиваясь от бабушки, которая все чаще говорила мне про плохое предчувствие. Какой же была дурой…

Я опять помолчала, сглатывая ком в горле. Антон крепче прижал меня к себе, чувствуя, что сейчас и начнется самая неприятная часть истории.

- В тот день была наша вторая годовщина, и я возвращалась домой, планируя небольшой романтический ужин. Коля последнее время ходил сам не свой, и я надеялась, что это торжество отвлечет его от проблем. Приготовила подарок, долго выбирала платье, составляла меню... И уж точно не думала, что все пройдет совершенно не так... Я увидела его в компании трех местных парней, отличающихся сомнительной репутацией - они стояли и что-то обсуждали на улице, а затем зашли на территорию заброшенной стройки. Мне это показалось очень подозрительным и, волнуясь за Колю, я побежала следом за ними. Переживала, что они могут навредить ему…наивная…

Мой голос дрогнул, воспоминания по-прежнему вызывали жгучую боль внутри.


- Я тихо подошла к ним, скрывшись за ближайшей стеной. Думала, если будут избивать – успею позвать на помощь. Но они мирно разговаривали…обо мне. Я сначала подумала, что мне показалось, но, к сожалению, слух меня не подвел.

- Коля оказался игроком?

- Даже ты догадался, - невесело хмыкнула я, - а мне эта мысль в голову не пришла ни разу. Из разговора я узнала, что у Коли очень большой проигрыш. Он уже полгода пытался отыграться, но долг только увеличивался, достигнув невероятного размера. Даже если бы мы с бабушкой и его родителями продали все, что имели, этого бы и на половину суммы не хватило. Поэтому они обсуждали альтернативный вариант.

Руки Антона непроизвольно сжались, а сквозь зубы вырвался сдавленный выдох.

- Он решил расплатиться тобой? – в голосе парня была незамутненная бессильная ярость, почти ненависть. Даже волосы вспыхнули ярче, а руки стали из теплых – горячими.

- Да…я должна была стать такой оригинальной бесплатной игрушкой для тех мажоров на неделю. Им было очень интересно, чем же может удивить их ведьма…Коля даже про это им рассказал…видимо от этого факта моя цена возросла.

- Рада…

Я мотнула головой, заставляя Антона замолчать. Слеза все же скатилась по щеке, капнув ему на плечо. Я должна была договорить. Сейчас или никогда.

- Они договаривались, что Коля в тот день пригласит меня в один небольшой ресторанчик на набережной, но сам будто задержится. В это время ребята должны будут меня «упаковать» и доставить в какой-то загородный дом, где и будет происходить «оплата долга»… Своеобразный подарок на годовщину, не правда ли? Самое страшное было не в этом, на самом деле. Коля поставил условие, чтобы я ни о чем не узнала. То есть для меня это должно было оказаться похищением, а он потом, как настоящий рыцарь, собирался быть рядом со мной – утешать, строить дальнейшие планы, жить…спать…

Я не выдержала и разрыдалась. Антон обнимал меня, вытирая слезы и шепча ободряющие слова. Я не слышала, какие именно, но это было и не важно. Аура защищенности и надежности окутывала меня, успокаивая.

- Ты сбежала?

- Нет, - голос был хриплый, но эту исповедь надо было закончить. – Я тогда очень сильно разозлилась и вышла из-за стены.

Я ненадолго замолчала. Врать всегда тяжело. А всю правду рассказать Антону я все еще была не готова. Позже, обязательно расскажу ему все, но позже.

- Я все же ведьма, поэтому зелья тоже были с собой. Я швырнула, не разбирая, все флаконы в тех уродов. Эффект получился неожиданным – они просто исчезли, растворившись в воздухе. Но Коля стоял рядом, поэтому его накрыло тоже. И последнее, что я увидела в его глазах – это не любовь, не сожаление, не раскаяние, а банальный страх. В последний момент жизни он меня боялся…

Тишина накрыла нас куполом, и несколько минут раздавались только мои всхлипы.

- Рада, ты же понимаешь…

- Понимаю, - тихо перебила я Антона, - ты не он. И я уверена, что ты бы никогда так не поступил. Я тебе доверяю. И я устала…от себя, своих страхов, кошмаров и постоянного напряжения. Но жить иначе я просто не умею…забыла, как это бывает – по-другому. Ты должен был это узнать.

Я чувствовала опустошение. Рассказ вытянул из меня все силы – и физические, и моральные. Но постепенно пришло невероятное облегчение – я больше не носила это в себе. Я освободилась от всего этого дерьма и теперь пришло время новой жизни. Новых эмоций. Новой Рады.

Антон поцеловал меня легонько в лоб, поглаживая по волосам, и я постепенно расслабилась. Уже проваливаясь в сон, пришла неожиданная мысль, что завтра будет долгожданное «по – другому». И я с удовольствием жду этот новый день.

Глава 23

Когда я вновь открыла глаза, на дворе уже вовсю кипела жизнь, а часы показывали полдень. С удовольствием потянулась и зевнула. Рядом со мной завозились, и тут же родные руки притянули меня к себе, крепко прижав. Антон уткнулся носом в мои волосы, глубоко вздохнув и пробормотав что-то неразборчивое, отказываясь просыпаться. Я безо всякого стеснения провела ладонью по щеке и еле ощутимой щетине, за что получила невесомый поцелуй в кончик носа.

- Доброе утро, принцесса.

- Доброе утро, рыжик, - Антон так и не открыл глаз, но улыбнулся на это прозвище.

Я, в отличие от него, уже выспалась, поэтому с сожалением вывернулась из теплых объятий.

- У тебя есть еще полчаса на подремать, а я, пожалуй, в душ, - сообщила поморщившемуся парню, явно недовольному моим демаршем. Подарила легкий поцелуй в губы и, ловко увернувшись от загребущих рук, убежала в ванную.

Ванная комната была довольно большая, правда, совмещенная с санузлом. Красивая зеленоватая плитка с морским орнаментом, вместительна душевая кабина и пушистые коврики на полу радовали глаз. Я с удовольствием разделась и встала под струи воды, постепенно увеличивая температуру. Всегда предпочитала принимать горячий душ, получая на выходе полную комнату пара и запотевшие зеркала. Мурлыкая под нос себе одну известную песенку, и смывая пену с волос, я еле услышала, как тихонько хлопнула дверь ванной комнаты.

Улыбнувшись, не стала оборачиваться. От предвкушения внутренности свело в приятном спазме, но я мужественно держалась, стараясь дышать спокойно. Хотя кожей чувствовала, как жадно мужской взгляд скользит по моей обнаженной фигуре, обжигая даже на расстоянии.

Через минуту дверь кабинки открылась, и мужское тело прижалось к моей спине, ойкнув от температуры воды. Широкие ладони легли на мою талию, не давая обернуться, а губы прижались к шее, заставив чуть охнуть от побежавших вниз мурашек...

И на этот раз нам никто и ничего не помешало осуществить все то, о чем мечталось столько времени…

Через час мы все-таки покинули ванную комнату, потратив месячную норму воды для семьи из трех человек, счастливые и удовлетворенные. Быстро собрав вещи и прибрав за собой, закрыли домик и направились в основной корпус. Нам повезло – навстречу вышел сам Аристарх Львович.

Мы тепло попрощались, получив настойчивое предложение приехать в гости еще раз. Попутно я узнала, что состоявшийся накануне разговор с домработницей подтвердил, что женщина была абсолютно не в курсе «побочного» эффекта любимого чая. Она, узнав, что стала невольной причиной многолетних страданий любимой младшей хозяйки, корила себя так, что в итоге, ее же и успокаивали всем семейством, еле отговорив от увольнения. Я была очень рада этому – чем меньше в мире предательства, тем лучше.

Дорога обратно пролетела незаметно. Мы разговаривали обо всем и ни о чем, и периодически рука Антона находила мою ладонь и прижимала ее к губам, вызывая приятное тепло внутри. Я была счастлива и глупо улыбалась, получая в ответ такую же довольную мужскую улыбку и милые смешинки в карих глазах. Конечно, периодически маленький червячок поднимал голову и предупреждал, нашептывал об осторожности, осуждая мою беспечность. Но я отмахивалась от него, решив позволить себе, наконец, расслабиться и не думать о плохом. Мне надоело постоянно жить с оглядкой. Думать о том, что произошло в прошлый раз, когда я так же отмахивалась от предчувствий, я себе запретила. Антон - не Коля.

В город мы прибыли уже к вечеру, сразу направившись в контору. Начальник нас ждал. Разместившись в креслах напротив, мы вкратце доложили о поездке. Подробно рассказывать было не о чем – уже и так было понятно, что все вызова в районы оказались подставными. Теперь надо было придумать ответный и эффективный ход, опережающий действия неведомого противника. Однозначно «крыса» была в конторе, сомнений это уже не вызывало. Теперь осталось придумать, как сделать так, чтобы наши действия остались в тайне.

- У меня есть предложение, - неуверенно начала я. Мысль мелькнула внезапно, но не очень мне понравилась. Ну не любила я вторжений в «свое» пространство.

- Я готов уже согласиться с любым предложением – в голове ни одной здравой идеи, - с кривой ухмылкой признался начальник. Антон ободряюще смотрел на меня, машинально положив руку мне на колено. Я поймала понимающий взгляд Палыча на этот нехитрый, но такой показательный жест, но с удивлением поняла, что мне все равно. И на его мнение по этому поводу, и на любое другое.

- Тогда прошу пройти в мой кабинет, - после паузы продолжила я, вставая с кресла и направляясь на выход. На лицах мужчин были написаны удивление и жгучий интерес, но, к счастью, у них хватило здравомыслия не задавать вопросов. Открыв дверь, я прямиком направилась к картине и быстро распечатала свою «лабораторию», приглашая всех внутрь. Антону я, слегка поколебавшись, дала полный допуск, как себе, а начальнику только разовый. Это был еще один маленький шаг к доверию между мной и парнем.

- Здесь нас точно невозможно подслушать и что-либо подсмотреть, - пояснила наконец-то я, усаживаясь прямо на пол – стульев у меня в таком количестве не водилось.

Сергей Палыч молча кивнул, с интересом рассматривая зелья и ингредиенты для их создания на стеллажах. Кроме Антона никто ни разу не был допущен в «святая святых», поэтому любопытство было вполне ожидаемо. Подойдя к ближнему стеллажу и протянув руку к красивому зеленоватому зелью, он получил ощутимый шлепок от внезапно выросшей из деревянной полочки ветки. Комната чутко реагировала на мое молчаливое недовольство. Начальник все понял с первого раза и больше руки никуда не тянул, рассматривая на расстоянии.

- В общем и целом, мы обсудили всю ситуацию по дороге, и пришли к простому, но логичному решению, - начал Антон, присаживаясь рядом со мной на пол, скрестив ноги по-турецки, - у нас есть ежедневный план дежурств всех патрулей, с указанием обследуемых территорий. Наш противник в курсе этих планов, думаю, не стоит пояснять, почему.Мы будем выходить в патруль не согласно нашему графику, а в наиболее удаленный и, по возможности, непредсказуемый участок города. Пока это единственная идея, как застать этих тварей врасплох.

Сергей Палыч опустился напротив нас на пол, замыкая наш небольшой круг. Он задумчиво постукивал пальцем по подбородку, обдумывая наше предложение.

- Вы будете в довольно уязвимом положении – остальные патрули удалены, подмога не сможет быстро среагировать. Может дать вам в помощь еще пару человек?

- Нет, - поспешно отозвалась я, мотнув отрицательно головой, - чем больше людей, тем хуже конспирация. Если что – сразу связь с вами, а там уже скоординируете помощь, если понадобится.

- Не самый лучший план, - резюмировал начальник, - но лучшего у нас и вправду нет. Решено! – он хлопнул ладонями по бедрам, одновременно вставая, - пусть будет так. Но перед дежурством ставить меня в известность о вашем планируемом местоположении. И минимум три средства связи с собой!

Мы с Антоном только согласно кивали. План был опасным, безрассудным…но другого выхода не было. Уточнив, что следующее наше дежурство по расписанию завтра, мы разошлись. Внеплановые дежурства решили не устраивать, чтобы не привлекать лишнего внимания. Оставалось надеяться, что наша тактика даст результат максимально быстро.

Сергей Палыч быстро попрощался и покинул мой кабинет, а мы с Антоном остались. Нарастала неловкость – мы не обсуждали, как будут развиваться наши отношения в дальнейшем, и сейчас я мучительно размышляла, как поступить. Пригласить его сразу к себе домой с молчаливым приглашением жить вместе или разойтись каждому к себе? Не слишком ли я форсирую события? И не получится ли так, что в глазах парня я буду выглядеть сразу на все согласной и готовой? Секс был, конечно, фееричным, и я совсем не против повторить, но…

Антон стоял, облокотившись на мой стол, пока я закрывала свою комнату с зельями и приводила все в порядок. И в итоге, когда я смахнула со своего стола папку с какими-то бумагами на пол, а затем уронила ключи, решительно подошел ко мне и аккуратно взял за руки, притянув к себе.

- Рада, что с тобой происходит?

- Ничего, - попыталась я отделаться стандартной отговоркой, но мне не позволили.

- Я же вижу, что тебя что-то беспокоит. Что ты опять себе там надумала, признавайся?

Антон уверенно смотрел мне в глаза, и я вдруг успокоилась. Действительно, чего это я, как школьница?

- Просто все так быстро у нас с тобой…я немного растерялась, - выдавила из себя, прижавшись лбом к его плечу.

- Рада, мы с тобой взрослые люди. Нам должно быть хорошо и комфортно друг с другом, иначе все это не имеет никакого смысла. Я не хочу, чтобы ты себя к чему-то принуждала. Если ты хочешь, чтобы я сегодня ушел – я уйду. Просто и без обид.

Антон стоял передо мной, такой спокойный и уверенный в себе, что я вдруг ощутила себя маленькой девочкой, которую оберегают и защищают. Мне было настолько хорошо рядом с парнем, как ни с кем до этого. Я проанализировала свои ощущения и с удивлением поняла, что совершенно не хочу, чтобы он уходил. Придется, видимо, выделять полочку в ванной и в шкафу. Однако… Я подняла глаза и улыбнулась.

- Я хочу, чтобы ты остался со мной. И сегодня, и завтра, и послезавтра тоже.

В его глазах я увидела облегчение, и только сейчас заметила, как он был напряжен, ожидая мой ответ. Ведь он тоже сомневается, боится ошибиться… Это открытие настолько поразило меня, что я даже пропустила момент, когда его губы вплотную приблизились к моим. Дальнейший поцелуй наконец-то стер все мысли из моей головы, позволив расслабиться и отвлечься. Универсальное средство для одной беспокойной и чересчур мнительной ведьмы.

Через полчаса мы не спеша направились домой, взявшись за руки и вызывая неподдельное удивление у немногочисленных коллег, попавшихся навстречу.

Глава 24

Вопреки моим опасениям, нам с Антоном было очень комфортно вдвоем на одной жилплощади. Он не разбрасывал носки и не храпел, а Тим очень быстро привык к его постоянному присутствию в моей квартире и даже позволял периодически себя погладить. Для чаура это было удивительно – он плохо переносил любое вторжение в свое личное пространство. Кроме меня, конечно.

Мы приходили домой, в четыре руки готовили что-нибудь незамысловатое, а потом с удовольствием смотрели фильмы, обсуждали работу, жизнь, книги и даже пару раз просто гуляли по ночным улицам. И постоянно обнимались…и целовались. Ночи были по-настоящему особенными. Меня любили, меня боготворили, мною не могли никак налюбоваться и насытиться. Казалось, что Антон ждал меня минимум последние лет десять и теперь не мог поверить своему счастью и нуждался в постоянном подтверждении того, что это не сон и не игра его воображения. Иногда, правда, мне казалось, что во взгляде и выражении лица парня мелькает какое-то странное выражение, из-за чего он хмурился. Но на все вопросы Антон отвечал, что мне это все кажется. А я перестала спрашивать, понадеявшись, что со временем сам расскажет.

Но полная идиллия на личном фронте омрачалась полным провалом на рабочем. За две недели наших дежурств сдвигов не было никаких. Мы обследовали уже шесть районов, но там было тихо, как в детском саду ночью. Странным было и то, что количество пропавших людей не увеличивалось и никак не связывалось по территориальному признаку. Хотя, по логике, количество переселенцев должно было увеличиваться, следовательно, и жертвы должны были быть. Я весь мозг себе сломала, постоянно гоняя эти мысли. Мне все время казалось, что мы что-то упускаем. Что-то очень существенное. Но вот что именно?


Антон в такие моменты садился рядом, клал мою голову к себе на колени и снимал резинку с волос, рассыпая пряди. А затем начинал медленно массировать кожу головы, вызывая у меня вполне натуральное мурлыканье от удовольствия. Естественно, что через пару минут беспокойные мысли улетучивались, давая мне такой долгожданный отдых. Я боялась себе признаться, но чувство симпатии к парню уже давно переросло в крепкую влюбленность…если не в любовь…

Сегодня мы опять дежурили, поэтому сейчас склонились над столом с разложенной на нем картой города, и бурно обсуждали, куда следует направиться.

- Смотри, эта зона у нас совершенно никак не обследована, - настаивал Антон, тыкая пальцем в участок на карте, - даже предыдущий патруль последний раз тут был три месяца назад.

- Нет, - энергично мотнула я головой, отметая его предложение, - пустая трата времени.

- Почему? – я в который раз обратила внимание на замечательное качество парня не обижаться по пустякам и спокойно воспринимать чужое мнение.

- Посмотри внимательнее – это же парк с большим лесным массивом. Практически нет построек, особенно достаточного размера. Не норы же они здесь копают, в самом деле.

Антон медленно кивнул, соглашаясь, и опять уткнулся в карту. А я стояла и мучительно размышляла. Мы что-то опять упускали…

Через несколько минут у меня мелькнула одна, не сказать, что гениальная, но хоть какая-то мысль.

- Антооооон, - протянула я, схватив с холодильника висевшую на магните ручку, - давай-ка отметим все места, в которых истребили переселенцев, где мы столкнулись с нечистью и точки пропажи людей за это время. Мне кажется, что мы никак не можем увидеть общей картины.

В глазах парня зажегся огонек азарта. Скинув для удобства карту на пол, мы с энтузиазмом ползали вокруг, отмечая все нужные точки. Если честно, то я думала, что ничего особо результативного у нас не получится. Но как же я ошибалась…

- Рада, ты это тоже видишь? – пораженно выдохнул Антон, когда была поставлена последняя галочка и картина целиком предстала перед нашими глазами.

- Угу, - это было невероятно. Все отметки располагались вокруг трех районов, причем эта зона находилась недалеко от конторы, буквально в паре километров. И самое удивительное, что судя по информации, предоставленной Палычем, последние дежурства патрулей в этих районах были от месяца до трех назад. Странно, так близко от конторы и такое «невнимание»…надо будет проверить, кто составляет расписание патрулей и вообще имеет к этому хоть какое-то отношение. Не вписывалась в эту картину только наша встреча с лесовиком в промзоне, но если предположить, что лесовик просто направлялся в другое место, а мы случайно возникли у него на пути…тогда все получалось более чем логично.

- Ну и с чего начнем? – Антон только руки не потирал от нахлынувшей жажды деятельности. Я его прекрасно понимала – тоже хотелось скорее начать обследовать территорию, да и что скрывать, хотелось, чтобы все это быстрее закончилось. Пока что контора и мы, в том числе, напоминали слепых котят, которые тыкались в стенки коробки, еще не зная о том, что можно просто перелезть через бортик.

- Давай с этого, - я показала рукой на крайний левый из трех участков, - тут две заброшенные стройки и полуразвалившееся здание бывшего детского сада. Думаю, нам хватит.

Парень без возражений согласился. До начала дежурства оставалось полтора часа, и мы начали собираться.

На первый недострой мы потратили больше трех часов. На улице уже давно стемнело, а стрелка часов подбиралась к полуночи, когда мы выползли за остатки ворот, отряхиваясь от строительной пыли.

- Очередная пустышка, - невесело озвучила я очевидную мысль. Затянувшиеся неудачи ввергали меня в уныние. Кратковременное, но все же.

- Не переживай, - обнял Антон меня за плечи, привлекая к теплому боку, - рано или поздно мы обследуем все доступное пространство и обязательно их найдем.

Я не выдержала и рассмеялась. Если даже примерно прикинуть количество неохваченной территории на нас троих, то максимум через полгода мы закончим… если к тому времени эта гоп-компания не решит куда-нибудь переехать.

Следующая стройка порадовала количеством этажей – их успели поставить только три. Поэтому через пару часов и несколько десятков непечатаемых выражений, мы с удовольствием удалились и от этого архитектурного сооружения. Я ощущала себя уже взмыленной и хотела только одного – устроить заплыв минут на полчаса в любимой ванне с какой-нибудь ароматной пеной, коих у меня было штук пять под разное настроение. Оставалось только обследовать разрушенный детсад советских времен постройки.

До него мы дошли пешком минут через тридцать. Шагали молча, периодически попадая в свет редких фонарей на плохо освещенных улицах. Я чувствовала, как внутри нарастает напряжение и не могла определить его происхождение. На улице было пустынно, район не блистал особой криминальной статистикой, но мне стало откровенно не по себе. И чем дальше – тем больше. Тим, против обыкновения обследовать территорию в отдалении от нас и желательно с высоты птичьего полета, шел рядом со мной, периодически чуть ворча. Я поглядывала на чаура, пытаясь понять, что же его и меня так беспокоит. И вдруг резко остановилась, вызвав недоуменный взгляд Антона – до детсада оставалось метров двести.

- Антон, тебя ничего не беспокоит? - парень на секунду задумался, а потом пожал плечами. Мужчина, что с него взять…

- Тебе что-то не нравится? – он подошел вплотную ко мне. На улице было темно – фонари в радиусе сотни метров отсутствовали, а ночь выдалась пасмурная и луна выглядывала ненадолго и редко.

- Тихо очень...

- Ну, в три часа ночи это и неудивительно, мне кажется, - успокаивающе погладил меня по руке напарник.

- Да как сказать, - не согласилась я, - никаких шорохов – ни крыс, ни мышей, ни кошек, ни бродячих собак. Вообще никаких шорохов, будто мы не на улице… Да и посмотри на Тима – его явно что-то беспокоит.

Антон нахмурился, принимая мои доводы. Он редко игнорировал мою интуицию.

- В любом случае отступать поздно, - улыбнулся он.

- Предлагаю не разделяться, - ответила я, улыбаясь в ответ.

Мы медленно двинулись к видневшимся полуразрушенным стенам.

Глава 25

Стараясь держаться в тени стен и буйно разросшейся неухоженной растительности, мы с Антоном практически бесшумно двигались по территории бывшего детского сада. Кусты акации вымахали больше двух метров и, переплетаясь с пышными ивами и кленами, создавали нам прекрасное прикрытие.

Садик в прошлом представлялся довольно большим – здание было трехэтажным, кирпичным, со множеством лесенок и пристроек. Третий этаж пострадал больше всего – кое-где отсутствовали куски стены, окна зияли темными провалами. Вокруг валялось много битого кирпича и стекол. Я успокаивающе погладила Тима по голове – чаур по-прежнему отказывался отходить от меня дальше пары метров - и тихо предупредила, чтобы он не поранил лапы. Антон шел на пару шагов впереди меня, подняв руки в стандартной боевой позиции.

До стен здания мы добрались без каких-либо приключений. Зайти решили с парадного входа, решив, что чему быть, от того не убежишь. Пристроек вокруг здания значилось еще три, но их решили оставить на потом – тем более, что на них сохранились окна с решетками и двери, хотя бы внешне, были заколочены.

Тим на входе трансформировался в небольшого темного крылатого дракона, повысив плотной чешуей свою обороноспособность. Жаль, что он не умеет разговаривать, у меня к нему накопилось уже с десяток вопросов. Как минимум, поведение чаура было необычным.

Мы медленно продвигались по первому этажу, стараясь двигаться максимально бесшумно. Мне порой казалось, что даже дышим мы чересчур громко. Антон так и продолжал красться чуть впереди, прикрывая меня спиной и периодически коротко оглядываясь. Света, проникающего в окна, категорически не хватало, но зажигать пульсар было сейчас в высшей степени неразумно. А тратить силы на «ночное» зрение - недальновидно.

Я придержала Антона за рукав куртки и бросила «поиск». Но, к собственному изумлению, вокруг нас вспыхнул бледный голубой контур и потух, не распространившись ни на сантиметр. Я глянула мельком на напарника, зацепив выражение крайнего изумления на его лице, и повторила все заново. Результат был тем же.

Я ни разу не сталкивалась с такой реакцией простейшего заклинания и была обескуражена. Тряхнув головой, возвращая трезвое мышление, я постаралась мыслить конструктивно. В голову приходило только две более-менее логичные мысли. Первая – на здании стоит такой же «купол», как и на нашей конторе. И вторая – вызвать подмогу отсюда мы не сможем, надо бежать обратно за ворота. Антон пришел к тем же выводам, которые мне и озвучил.

После недолгих размышлений, решили, что кроме подозрений у нас пока ничего нет. Поэтому обследуем здание, а при значимой опасности быстро поворачиваем назад и вызываем подмогу.Антону я не сказала, но запасной план у меня был еще один и свой – в кармане лежала пробирка с телепортационным зельем. На крайний случай…

Мы продолжили движение вдоль стены, обследуя первый этаж буквально по сантиметру. Тиму в какой-то момент надоело плестись в хвосте и он бесшумно вылетел в окно, взмыв на крышу. Раздалось тихое цоканье когтей и все опять стихло. Через полчаса мы дошли до конца коридора, не обнаружив ничего существенного. Мусор был старый, а недавних следов пребывания кого-либо не обнаружилось.

Мы вернулись в главному входу и так же медленно пошли в другую сторону. У меня дрожали ноги от напряжения, а лоб я уже минимум раза три вытерла рукавом. Да и нервозность не способствовала расслаблению. До конца этого коридора мы тоже дошли без приключений. Я тихо и протяжно выдохнула, пытаясь успокоиться. Антон обернулся ко мне и ободряюще сжал мою ладонь. Осталось еще два этажа…

В конце коридора обнаружилась лестница на второй этаж, так что повторно возвращаться не пришлось. На втором этаже картина, навскидку, не отличалась от первого. А если приглядеться повнимательнее…Что-то было не так – я это чувствовала всем телом, интуиция вопила, что отсюда надо валить в ускоренном темпе. Видимо почувствовав мое настроение, Тим влетел в разбитое окно, заставив меня подпрыгнуть от неожиданности. Подошел ближе и виновато лизнул мою руку, успокаивая и извиняясь одновременно. А я обозвала себя мысленно в очередной раз истеричкой. С такими нервами надо не в патруле ходить, а коров пасти на лужайке. В конце концов, смыться мы всегда успеем.

Мы прошли уже больше половины, когда Антон подошел к следующей закрытой двери, чтобы осмотреть очередное помещение. Но тут чаур дернулся и еле слышно заворчал, привлекая внимание. Мы остановились и внимательно осмотрелись. Ничего подозрительного…Тогда я переключилась на «второе» зрение и напряглась – на двери была кровь. Немного, но все же ее наличие плохо сочеталось с самой идеей детского сада.

Антон вновь потянулся к дверной ручке, но дверь внезапно оказалась запертой. Мы переглянулись, раздумывая, как бы открыть ее наиболее бесшумно. У меня был бутылек с кислотой, но шипело и воняло бы знатно, поэтому этот вариант пока отмели. Антон поднял левую руку и внезапно резкий яркий луч ударил по глазам, лишая зрения на несколько секунд. Я зашипела от неожиданности.

- Предупреждать надо! – буркнула, открывая через пару мгновений глаза.

- Извини, - шепотом отозвался Антон, - других идей все равно не было.

Дверь поддалась теперь легко. Оставалось надеяться, что с другой стороны никто ничего не заметил…

Мы сделали пару шагов в абсолютную темноту и синхронно остановились – со всех сторон раздавался тихий шорох, усиливающийся с каждой секундой. Было ощущение, что мы проникли в пчелиный улей и резко зажгли свет, заставляя его обитателей проснуться. Скрываться было уже явно поздно, и Антон резко выбросил вперед руки, зажигая пару пульсаров над нашими головами.

- Твою ж мать… - протянул Антон, и чаур еле слышно заскулил. А я…я молча прижала руки ко рту, не в силах поверить увиденному…

Мы находились в большом зале с тремя заколоченными окнами – снаружи их не было видно, видимо они выходили на противоположную стену здания. Это была наша ошибка, конечно, надо было осмотреть здание со всех сторон. Но что ж теперь…

По всей комнате копошились мохнатые серые островки, постепенно сливаясь в одну кучу. Знакомые злобные красные глаза буравили нас, не оставляя сомнений, что выпускать отсюда живыми никто никого не собирается. Шишуг, а это были именно они, здесь было никак не меньше пары сотен.

У меня мелькнула мысль, что этого количества мало, чтобы сформировать такой «купол» над зданием. Следовательно, где-то скорее всего есть еще… Да и только их ли это работа?

Теперь понятно, почему мой «поиск» поглотился, не успев начать распространяться. Но шишуги оказались не единственными обитателями этого помещения - я заметила основную лежанку возле одного из заколоченных окон. Там медленно шевелились пять небольших тел, которые были мне чуть выше колена, но подробно разглядеть мне их все не удавалось.

А через минуту, когда они встали и начали медленно поворачиваться к нам, я остолбенела от сдавливающего все внутри страха. То, что было до этого – не проблема. Подселенцы, которых мы уничтожили до этого – не трудности. Две сотни шишуг, которые хотят нас сожрать без соли – вообще сказка. На меня смотрели трое домовых и два леших. Вроде ничего необычного, правда? Кроме одного – это были дети… И их глаза не оставляли ни капли сомнений – это были подселенцы…

Как? Кто? За что их? За всю историю этих тварей не было описано ни одного случая, когда порабощали детей – слишком сильна родовая защита, слишком опекаемы они родителями. Да и заставить полубезумное, измученное жизнью и возрастом, существо творить бесчинства намного проще, чем чистую детскую душу. Но, видимо, кто-то изобрел способ…И эту тварь надо найти и убить как можно скорее.

Представить направление мыслей этого чудовища я не могла никак, в моей голове не укладывалось подобное. Но внезапно всплыл ответ на один из вопросов, который давно крутился у всех в голове – почему так мало подселенцев за такой долгий срок? Детей найти было явно сложнее, да и сам ритуал должен был отнимать кучу сил. Но и результат в теории должен был быть сногсшибательным – молодые выносливые тела для подселенцев с запасом жизни в пару-тройку сотен лет. Страшно…очень…настолько, что к горлу подкатывает тошнота, а руки вопреки воли начинают мелко подрагивать.

Внезапно за нашими спинами хлопнула дверь, заставив вздрогнуть и резко обернуться. Антон дернул за ручку, но безрезультатно – дверь держалась, как литая. Ситуация стремительно ухудшалась – нам требовалось быстро покинуть это место, у нас не было шансов против всех этих тварей… Но неизвестный «доброжелатель» явно не хотел, чтобы мы рассекретили это логово.

Антон в ярости хлестнул огненным хлыстом по дверному полотну, проломив его в двух местах, но толку от этого не было. Я, взглянув «вторым» зрением на дверь, остановила его следующий замах.

- Не трать силы, это бесполезно, - мой вскрик получился обреченным, - она замурована магически. Мы не успеем распутать заклинание…

Я не договорила, но Антон все понял – за нашей спиной уже сформировалась большая масса из шишуг, в центре которой были подселенцы. До нападения оставались секунды…

Глава 26

Ярко полыхнуло пламя и первая волна из десятка пушистых тварей-камикадзе осталась лежать в виде обугленных и жутко смердящих кучек в паре шагов от нас. Тим сразу же распахнул крылья и взлетел под потолок, и теперь одиночными меткими плевками пламени обстреливал особо подвижные мишени. Я судорожно перебирала свои запасы и пыталась продумать ход наших действий, чтобы в конце хотя бы остаться в живых...

Шишуги тем временем рассредоточились в три направления – одна волна направлялась медленно ко мне, вторая – к Антону, а третья скучковалась метрах в сорока от нас, вокруг подселенцев, будто охраняя. Странно, у шишуг мозгов на это хватить не должно было…Хотя в последнее время столько всего происходит, что не вписывается в мою устоявшуюся картину мира, что все странности становятся относительными.

Антон размотал свою плеть и точными ударами рассекал тварей поодиночке, пытаясь отсрочить их нападение. Выжечь полностью помещение он не мог, как в прошлый раз – во-первых, площадь была намного больше и после такого напалма ему на восстановление понадобятся минимум сутки, а во-вторых, учитывая запертые окна и двери, мы раньше погибнем от температуры и угарного газа, чем выберемся. Мои зелья так далеко тоже не действовали. До противоположной стены было минимум метров шестьдесят…Мдааа, задача.

Тем временем мохнатая масса медленно приближалась к нам. Визг стоял просто оглушительный, а вонь вызывала непроизвольные слезы на глазах. Я вертела в руках парализующее зелье, не решаясь швырнуть его. Надо было, чтобы пробирка обязательно разбилась, причем на достаточном расстоянии от нас, чтобы не зацепить. А толпа шишуг давала большую вероятность, что пробирка до пола просто не долетит. Внезапно меня осенило.

- Тим! – чаур повернул голову, давая понять, что слышит, - освободи место на полу, дыхни огнем.

Для верности я показала направление. Друг меня понял и точным огненным плевком заставил шишуг кинуться в стороны и освободить буквально полметра пространства. Мне этого хватило с лихвой и пробирка приземлилась точно в центр квадрата.

- Антон, давай! – напарник понял с полуслова и еще пара десятков тварей отправились в мир иной.

К сожалению, на этом выжидательная тактика нечисти закончилась и на нас ринулись оставшиеся сплошной стеной…

Мы с Антоном, не сговариваясь, одновременно вскинули руки. Три пробирки разбились одновременно, парализуя, останавливая, убивая. Антон короткими всполохами огня уничтожал пораженных зельями шишуг, отчего перед нами уже образовался небольшой вал из останков. Тим кружил над нами, стараясь отсекать одиночных тварей, пытающихся забраться к нам за спины. Еще десяток пробирок и несколько струй пламени и шишуг осталось уже меньше половины. Я даже успела подумать, что возможно у нас есть шанс…

И в этот момент наше везение дало сбой.

Антон громко охнул, когда очередной злобный комок впился зубами ему в бедро чуть выше колена. Я мгновенно выхватила кинжал и рассекла его пополам, получив в ответ благодарный взгляд. Но эта секундная заминка стоила нам дорого – самые резвые и настойчивые особи успели приблизиться к нам вплотную.

Три твари одновременно повисли у меня на рукавах, вцепившись в кожу куртки – какое счастье, что я поборола соблазн расстегнуть ее при входе в сад и сейчас она была застегнута под горло. Еще одна тварь успела вцепиться в сапог, разодрав боковой ремешок. Я крутилась юлой, на зависть любого японского самурая со стажем. Шишуги под ударами кинжала разлетались в стороны, обдавая напоследок меня зловонной жижей. У меня было ощущение, что я вылезла из компостной ямы. Если выберемся, то неделю буду отмокать в ванной…с хлоркой…

Антон выглядел не лучше – он тоже успел выхватить нож и вокруг теперь росли кучки из уничтоженной нечисти. На виске у него запеклась кровь, штанина на левой ноге была бурая от нее же. Тим порывался несколько раз спуститься к нам и помочь, но мой гневный окрик заставил его раздумать. На полу у него не было шансов – шишуг все еще слишком много. Хоть потоки ко мне и Антону значительно поредели, центральная свора вокруг переселенцев была еще значительная. Они шевелились, визжали, но оставались на месте, не пуская никуда своих подопечных.

Я взвизгнула, когда три особи одновременно прыгнули на ноги и прокусили штаны, разодрав правое бедро и левое колено. Одной твари я отсекла голову, двух других посекла на неровные запчасти. Надо было срочно что-то придумать, иначе мы раньше истечем кровью, чем эти сволочи выдохнутся. Правая нога уже начала неметь, не хватало только упасть на пол.

- Может все-таки выжечь это к чертям собачьим? – Антон с чувством пнул мохнатый комок, прыгнувший на него.

- Наши шансы выжить при этом? – хмыкнула я, рассекая очередное тельце.

- Процентов 20, я думаю…

- Да вы, батенька, оптимист, - Антон коротко хохотнул. На большее дыхания не хватило.

Мы торчали здесь уже больше часа, силы заканчивались. Порой наше тяжелое дыхание было слышно сквозь визг и шуршание нечисти. Срочно нужна была идея. По правде говоря, она у меня была, но такая сырая, что как бы вреда не было больше, чем пользы…

А! была не была!

- Антон, - привлекла я внимание напарника, - у меня есть экспериментальное зелье, но за эффект я не поручусь.

- Боюсь, даже это лучше, чем есть сейчас, - откликнулся парень, в очередной раз пытаясь быстро обтереть скользкие от крови и слизи ладони об одежду, - дерзай!

- Задержи дыхание на минуту!

Я улучила момент и выхватила две пробирки болотного цвета. Успела разрубить еще пару шишуг, прежде чем раздался треск разбитого стекла. И что тут началось!

Было ощущение, что это какое-то шоу. Серая масса распалась на отдельные элементы, которые принялись бегать, сталкиваться друг с другом и нелепо размахивать конечностями. Некоторые особи принялись драться между собой, нанося беспорядочные удары, порой себе вместо противника. Мне под ноги подкатилась шишуга, но вместо того, чтобы вцепиться в сапог, начала «копать ямку» в полу. Я рассекла ее мимоходом. Антон наблюдал за внезапной анархией с нескрываемым изумлением.

- Не стой столбом! – крикнула я, приводя его в чувство.

- Что это за состав? Зачем столько ждала? Можно было сразу… - напарник короткими струями пламени сжигал шишуг, убрав нож.

- Я его еще не успела ни на ком опробовать и боялась, что эффект подведет, - ответила я, швырнув последние две пробирки со смертоносным составом, добивая оставшихся рядом шишуг кинжалом. Зелий практически не осталось, остатки больше полусотни пробирок валялись на полу.

Тем временем центральные шишуги, которых практически не зацепило зельями ввиду дальности, пришли в движение. Видимо, оценив ситуацию, они поняли, что придется справляться самим. Их было около полусотни, что само по себе было не так страшно. Но одновременно с этим раздался новый звук – с противным скрежетом несмазанных шестеренок встали подселенцы. Сверкая красными зрачками, они медленно расходились в стороны, рассредоточиваясь. Наши шансы вновь устремились к нулю…

Тим выдыхал языки пламени все реже и реже, все тяжелее хлопал крыльями. Скоро ему придется или упасть от усталости или приземлиться самостоятельно. И тот и другой вариант так себе. Силы Антона тоже начали давать сбой – освещающие комнату пульсары начали подмигивать и терять яркость. Моя раненая нога болела все сильнее, практически не давая на нее опереться в полной мере, куртка была липкая от моей крови – успели прокусить плотную кожу несколько раз. Царапины на лице и прочих открытых частях тела даже не считала. Я быстро похлопала себя по куртке – осталось всего три пробирки. Я мельком глянула – одно смертоносное и два замораживающих зелья. Негусто…и времени на составление детального плана нам точно не дадут…

Рядом резко хлопнули крылья, и я вздрогнула от неожиданности, а Тим тяжело приземлился рядом со мной. Коротко лизнул мою ладонь – я ощутила, что он считает себя виноватым, что не смог продержаться дольше, что не может вытащить меня отсюда и спасти. Уверенно похлопала его по шее, ободряя. Не его вина, что мы оказались слишком самонадеянными и попали в ловушку.

- Рада! – я и не заметила, что Антон приблизился ко мне вплотную, - попробуйте с Тимом прорваться к окну. Я полыхну огнем по доскам, а вы выбирайтесь по возможности наружу. Прыгать недалеко – второй этаж, ничего страшного.

- Нет! – резко перебила я парня, не желая слушать, - предлагаешь потом на твою могилку цветочки таскать и вспоминать, какой ты смелый и отважный, кинулся грудью на амбразуру? Я не собираюсь сбегать и бросать тебя здесь одного. Тем более ты на эти доски последние силы потратишь…

- Как ты не понимаешь! У нас что втроем, что по одному, шансов один на миллион. Зачем гибнуть всем? Может, успеешь еще подмогу вызвать…

Я злобно хохотнула. Ага, успею. Катафалк я успею вызвать если только. Но эта машина уже никуда и не торопится, поэтому я пас.

- И не подумаю!

- Не будь дурой! – Антон с чувством полыхнул по первому ряду подобравшихся близко шишуг. Наши противники времени даром не теряли, быстро перебирая конечностями в нашу сторону. Подселенцы наступали намного медленнее, между нами расстояние было еще метров пятнадцать.

- Да пошел ты, - буркнула я в ответ, рассекая парочку противников кинжалом. Вот и поговорили.

Тим прыгал рядом, разрывая зубами ближайших тварей и стараясь не подпускать их ко мне. Я метнула последнюю пробирку в наибольшее скопление серой массы, умертвив еще три десятка особей. Нечисти осталось немного, но один подселенец был опаснее всех шишуг вместе взятых. И что с ними делать я никак не могла решить – у меня перед глазами стояли дети… В голове навязчиво крутились фразы из «Энциклопедии нечисти и им подобных» - подселенцев невозможно изгнать без уничтожения подчиненного тела. Но ведь можно их изолировать и поискать способ? Ведь можно же?

Я краем глаза заметила движение и обернулась на Антона. Вовремя – он развел руки в характерном жесте и оставалось всего пара секунд до выброса стены огня…

- Неееет! – с громким криком я кинулась к напарнику и толкнула всем телом его в бок и по ближайшей руке. Не удержав равновесие, а может больше от неожиданности, Антон упал на бок, увлекая меня за собой.

- Твою мать, Рада! Что ты творишь? – парень был явно зол, по волосам пробегали частые огоньки.

- Это же дети! Совсем маленькие! Мы не можем их просто убить, как ты не понимаешь!

Мы быстро вскочили на ноги, отступив от приближающихся подселенцев на несколько шагов.

- Ты права, не понимаю! А что ты предлагаешь? Они-то нас не пожалеют! – Антон рассек огненным хлыстом оставшихся несколько шишуг и повернулся ко мне.

- Нет способа им помочь! Его просто нет! – он схватил меня за плечи и слегка встряхнул, пытаясь привести в чувство. Помогло мало.

- Давай их просто обездвижим... – скептический взгляд парня не позволил мне договорить. Я и сама понимала, как глупо и наивно это звучит.

С диким визгом подселенцы бросились на нас, все одновременно. На одного с моей стороны кинулся Тим и теперь этот визжащее-рычащий комок из двух тел катался по полу, угрожая в любой момент сбить нас с ног. Антон хлестнул ближайшего подселенца огнем, отчего он откатился назад и заверещал…почти заплакал…

У меня в душе все перевернулось. Да, это было зло. Но он плакал…ему было больно…Я замерла, не в силах отвести глаз и пошевелиться. Это стало моей роковой ошибкой.

Я успела уловить боковым зрением движение, но отреагировать уже не смогла. Меня сшибли с ног. Два подселенца – это были домовые, везет мне на них – насели сверху. Один тут же вцепился в мою многострадальную ногу, а второй глубоко оцарапал шею, пытаясь разодрать горло. Я застонала от боли, но успела ткнуть наугад кинжалом в того, который сидел на ноге. В голове мыслей не было, а чувства я постаралась отсечь, включив только голый расчет. Нам нужно было выжить.

Кинжалом видимо я попала куда надо, потому что тяжесть с ноги скатилась, а боль начала утихать. Но кинжал из руки я выпустила, не удержав в скользкой ладони. Тем временем, второй подселенец несколькими движениями распорол когтями куртку на груди, добираясь до тела. Я попыталась перехватить его руки и скинуть с себя, но получила несколько укусов в запястья и разжала ладони. Яркая вспышка на миг ослепила меня, и на груди стало легко и свободно. Я тут же вскочила на ноги, опасно покачнувшись, и увидела Антона, который своим хлыстом сдернул домового с моей груди. Рядом с его ногами лежало бездыханное тельце лешего. Минус один. Второй кружил вокруг стихийника, выбирая удобный момент.

У меня было еще две пробирки, но как их использовать? Вблизи есть риск заморозиться самим. Пришедшая в голову безбашенная идея попахивала баловством…или идиотизмом, тут как посмотреть…но других все равно нет. Ко мне уже приближался подселенец, которого я ткнула кинжалом – он прихрамывал на одну ногу, но выглядел довольно бодро. И бесконечно зло. Я медленно опустилась на колени, вытягивая одну руку к домовому, будто желая погладить по голове.

- Рада, ты с ума сошла? Он же тебе ее откусит! Рада!

Я раздраженно мотнула головой, чтобы не отвлекал. А домовенок тем временем, широко разинув пасть с мелкими острыми зубами, кинулся на мою руку, намереваясь впиться в ладонь. А я в последний момент бросила пробирку в распахнутую пасть и бросилась в сторону. Позади себя услышала хруст лопнувшего стекла и легкое шипение. Обернувшись, я с удовлетворением обнаружила, что на месте домовенка осталась стоять ледяная статуя. Минус еще один.

Второй домовенок приближаться ко мне не спешил, пытаясь обойти по кругу. Я двигалась зеркально, внимательно следя за ним. Один удачный момент, один взмах ножом…вдох-выдох…

И тут моя удача отвлеклась. Тим практически разделался со своим противником, но в самый последний момент домовенок кинулся мне под ноги, а чаур попытался меня оттолкнуть и защитить. Я коротко вскрикнула, падая, не успев даже выставить руки, и Тим всей массой навалился на мою левую ногу. Раздался жуткий хруст, а через несколько секунд на меня накатила дикая волна боли. Я взвыла, не контролируя себя, отчего даже подселенцы замерли на мгновение, видимо пораженные моим вокальным талантом.

Я только-только почувствовала неконтролируемый всплеск своей силы, а Тим уже начал переливаться, как новогодняя елка, пытаясь экранировать ее. У него не получилось, второй раз за все время нашего знакомства. Слишком неожиданной и интенсивной оказалась боль, слишком большим – выброс. Доски на дверях и окнах в одно мгновение разлетелись в пыль, взорвавшись вместе с остатками стекол. Воздух наполнился пылью, забивая легкие и раздражая глаза. Не в силах сдерживаться, мы закашлялись. Впрочем, нечисти тоже было не очень комфортно.

Мне стало чуть-чуть полегче, и следующий выброс я огромным усилием воли сдержала. Рядом с мерзким хрустом Тим сомкнул челюсти на шее домового. А затем меня опалило диким жаром. Короткий взвизг этих тварей ударил по барабанным перепонкам и резко стих, а комната мгновенно погрузилась в темноту.

Тишина поначалу показалась воистину гробовой, но через несколько секунд я разобрала наше тяжелое дыхание, ворчание Тима и легкий треск догоравших останков нечисти и досок. Глаза привыкли к темноте тоже быстро, тем более, что три больших окна теперь были просто проемами на улицу.

- Рада, ты в порядке? – Антон аккуратно провел руками по моему телу, а затем мягко прошелся по рукам и ногам, вызвав шипение сквозь зубы, когда задел место перелома...


- Нога, скорее всего, сломана, - констатировал напарник очевидную вещь, - так что придется тебе немного потерпеть.

- А что ты…

Я еще не успела договорить, а парень уже максимально осторожно, стараясь не касаться сломанной голени, взял меня на руки и понес прочь из этого страшного места. Выйдя из здания, он донес меня практически до ворот и усадил под раскидистую иву, стараясь устроить поудобнее. Я не смогла сдержать стон боли, но всплесков магии, слава Богу, больше не было. Тим прихрамывал на переднюю лапу, трансформировавшись в пантеру, и практически не светился уже. Антон ничего не спрашивал, а я очень надеялась, что в пылу боя он просто не обратил на это внимания. Хотя сложно не заметить резкое исчезновение окон и дверей…

Все потом.

Антон заглянул мне в глаза и сел рядом, крепко обняв. Меня начинало трясти, запал боя проходил и меня «накрывал откат».

- Я так испугался за тебя…что мы не выберемся оттуда…что ты погибнешь из-за меня… - голос Антона звучал глухо, а слова перемежались с невесомыми поцелуями в висок.

- Почему из-за тебя? – мой мозг вычленил только эту информацию.

- Я тебя туда затащил и не смог защитить…

- Эй! – я слегка отстранилась и погладила его по щеке, - ты слишком много на себя берешь. Я всегда все решаю сама. Или ты все еще надеешься воспитать ведьму?

- Я тебя люблю, - признание прозвучало тихо и уверенно, - в том зале я сожалел только об одном – что не успею тебе об этом сказать. Я очень тебя люблю и боюсь потерять, - Антон глядел мне прямо в глаза, а затем легонько поцеловал в губы.

А я внезапно вспомнила о том, с кем мы сражались. Чувства накатили девятым валом, и горло резко сжало спазмом.

- Что случилось? Нога? – не на шутку встревожился парень.

Я отрицательно помотала головой, уткнувшись лбом в его плечо.

- Антон, как же это…мы убили детей…я убила… - и без предупреждения горько разрыдалась, громко всхлипывая в мужскую куртку. Не как бесстрашная и самоуверенная ведьма, а как обычная девчонка, у который выдался чертовски отвратный день. И ночь. Антон прижал меня одной рукой, а второй медленно гладил по голове, не успокаивая, а просто понимая и поддерживая.

- Это не твоя вина. У нас не было выхода, - умом я это понимала, но сердце не принимало этой дикости. Когда по вине одних взрослых другие вынуждены убить детей…

- А вдруг был? Может мы просто о нем не знаем? – я громко шмыгнула носом, не желая признавать очевидное.

- Рада, послушай меня, - Антон взял мое лицо в ладони и большими пальцами вытер бегущие слезы, - не накручивай себя. Не надо искать того, чего нет. Ты же умная девочка, ты же понимаешь, что если бы можно было что-то сделать, мы бы об этом наверняка знали. Это не наш выбор. Это не наша вина. Не твоя. Ты меня слышишь?

Я кивнула и глубоко вдохнула, пытаясь успокоиться. Я это переживу. Но когда найду эту сволочь, которая сотворила такое, то для начала сниму с него кожу…живьем…медленно буду отслаивать лоскут за лоскутом, не давая умереть от болевого шока или сойти с ума...

Антон встал и отошел вызвать подмогу и поговорить с Сергей Палычем. Я была благодарна ему за это – разговаривать ни с кем не хотелось. Только бы быстрее оказаться дома, залезть в горячую ванну и смыть с водой и грязью все события этой ночи...

Сидеть было не очень удобно – в ягодицу что-то впивалось. Я беспокойно заерзала, пытаясь убрать колючее нечто. Рукой наткнулась на что-то металлическое и, не без труда освободив от нее штаны, я попыталась рассмотреть, что это за ерунда. Уже светало, так что большой проблемы с этим не возникло.

У меня на ладони лежала очень знакомая серьга…и я точно знала, где я ее видела раньше. Смешок, вырвавшийся из груди непроизвольно, прозвучал истерически.

Твою же мать!

Все это время правда была у нас прямо под носом…


Глава 27

Буквально через десять минут к нам подтянулись два ближайших патруля. Они сразу же ушли обследовать злополучное здание, а Антон, проводив их до места нашего эпического сражения с нечистью, вернулся ко мне. Еще через пять минут прибыли целители, бригада зачистки и Сергей Палыч собственной персоной.

Внимательно нас выслушав, начальник глубоко вздохнул и…нет, нас никто не похвалил. И даже не выразил радость по поводу того, что мы остались в живых. Начальник орал, громко и со знанием дела. И самое интересное – за двадцать минут использования оборотов нецензурной речи он ни разу не повторился. Я сначала удивилась, потом разозлилась, а потом…мне стало все равно. Я поняла, что Палыч просто за нас переволновался и теперь ему очень нужно спустить пар. Я поудобнее откинулась на ствол дерева и прикрыла глаза. Антон, мягко поглаживающий мою ладонь, накинул на меня свою куртку и меня окончательно сморило.

- Рада! – я вынырнула из мягких лап дремы и приоткрыла один глаз.

- Мммм? – на большее меня не хватило.

- Нет, это просто невероятно! Ты меня совсем не слушаешь? – Палыч хмурил брови, но в глазах уже мелькали смешинки.

- Вы, кажется, вспоминали моих родственников и спрашивали, не было ли у нас в роду психически больных и умственно отсталых, - я откровенно зевнула, - звучало как песня, я даже заслушалась.

- Язва ты, - начальник уже не злился и улыбался уголками губ, - и я рад, что вы оттуда выбрались.

- Мы тоже, - откликнулся Антон, - а теперь, если позволишь, может целители займутся Радой?

Палыч, кажется, слегка смутился. Но мне могло и показаться. Он отвернулся и нервно махнул рукой целителям.

Меня долго щупали, мяли и задавали много вопросов. Залезли в рот, глаза и уши, раздражая неимоверно. Едва не раздели догола под этой самой ивой, демонстративно кривясь на мое матерное шипение сквозь зубы. А когда градус моего раздражения начал достигать критической отметки, грозившей посылом этих специалистов на край света без амнистии, они объявили, что надо доставить меня в медблок. У меня дернулся глаз. Пришлось несколько раз глубоко вдохнуть и выдохнуть, успокаиваясь. Тем более, что Тим начал ластиться ко мне, призывая не нервничать. Он тоже вымотался и хотел есть и спать…желательно часов 12, не меньше.

Антон молчал, соглашаясь с целителями, но, когда он уже наклонился, собираясь взять меня на руки, чтобы отнести в машину, я вспомнила про свою находку.

- Подожди, - остановила я парня, - мне нужно кое-что тебе показать.

- Может это потерпит до завтра?

- Нет, боюсь, не потерпит. Сергей Палыч! – окликнула я начальника. Он как раз закончил раздавать указания бригаде зачистки и подошел ко мне. Целители уже ушли к машине, поэтому можно было не опасаться лишних ушей.

Я разжала кулак и протянула мужчинам свою находку.

- Это зацепилось за мои штаны в том зале… - больше я ничего не сказала, да и не нужно было. И если у Антона на лице была задумчивость, то у начальника пронесся целый калейдоскоп эмоций – от удивления и узнавания до презрения и злости.

- Он был все время рядом, ближе некуда просто, - в голосе Палыча прозвучала горечь, пополам с бессильной яростью. Всегда больно, когда предают твое доверие, - а я его даже не подозревал…

- Прошу прощения, но я видимо один не понимаю, о ком вы говорите, - Антон выглядел смущенным и раздраженным одновременно.

- Это сережка Аркаши, - пояснила я.

- Аркаша? Тот кого мы ищем этот…этот, - напарник силился подобрать подходящий эпитет, но у него не получалась. Ситуация и вправду была аховая.

- Этот самый, - зло бросила я, - только как он все это провернул для меня все еще загадка. Он же не имеет дара…

- Ну, вот и выясним, - отрывисто произнес Палыч, - возьмем его и выясним. Нельзя исключать возможность совпадения.

Я скептически хмыкнула. Начальник отошел, вытаскивая артефакт связи. Вскоре он уже отдавал какие-то указания и что-то выяснял. И судя по голосу, отрывистому и жесткому, одному представителю нашего рода не поздоровится.

Я не вслушивалась - у моего организма медленно, но верно садились батарейки. Антон все-таки подхватил меня на руки и понес к машине. Я сжала зубы и даже сдержала стон, когда в ноге снова вспыхнула резкая боль. Целители уже нервно топтались около автомобиля, всем своим видом поторапливая нас. Ничего, подождут. Тем более не так уж часто мы их вызываем.

Удобно устроив меня на сиденье, а затем и Тима рядом со мной, Антон замешкался на пару секунд и поднял на меня виноватый взгляд.

- Иди уже, - мой голос прозвучал сварливо, но губы улыбались, - я не маленькая, целителей не боюсь. Тем более это затянется часа на три минимум.

- Я ненадолго, - Антон легко прижался к моим губам, - а потом отвезу тебя домой. Дождись меня.

- Куда ж я денусь…

Он закрыл дверь машины и быстрым шагом направился к Палычу. Я и не сомневалась, что без его участия захват Аркаши не пройдет. Слишком много личного накопилось у нас к этому недомерку с большими амбициями и полным отсутствием совести...

Вопреки моему оптимистическому прогнозу, провела в медпункте я чуть меньше пяти часов. Перелом оказался сложным, и понадобилось довольно много времени, чтобы всю кость собрать в первозданный вид. Целители изрядно попыхтели, попутно выслушивая мои едкие комментарии. Я старалась, честно старалась вести себя прилично, но…голодная и невыспавшаяся ведьма хуже колючки в пятке. Так что оставалось надеяться, что мое фото не украсит местную доску почета с рекомендацией сначала вырубить, а затем лечить.

На этапе наложения гипса я уже готова была сбежать оттуда без костылей. Целители смогли собрать кость и запустить процесс заживления, но в гипсе все равно предстояло неделю проходить.

Антон появился как раз, когда старший целитель давал мне последние рекомендации. Он согласился с тем, что дома мне будет значительно быстрее и веселее восстанавливаться. Хотя и предложил остаться под его присмотром, отчего персонал как-то единодушно хрюкнул. Вероятно от радости. И дружно все выдохнули, когда я наотрез отказалась.Какие-то они у него неустойчивые к стрессу…

Не то, что я.

Напарник с торжественным видом на руках донес меня до такси, а затем не менее торжественно доставил в родную квартиру. Ко мне прилагались костыли и длинный список того, что мне можно и нельзя делать эту неделю, который я потеряла практически сразу. Почти не специально.

Меня удобно расположили на кровати, накормили вкуснейшими в жизни бутербродами и попытались даже переодеть в домашнюю одежду. Последнему я категорически воспротивилась, после чего Антон был почти культурно послан в душ и готовить ужин, а я, прижав к себе сытого и мурчащего Тима, провалилась в такой долгожданный сон.

Глава 28

Неделя прошла как отпуск в филиале моего собственного рая. Антон носился со мной лучше любой няньки. Костыли мне практически так ни разу и не понадобились. Он порывался даже в туалет со мной ходить, но такие порывы я не оценила. Меня вкусно кормили, бегали в магазин за вкусняшками по первому требованию, обкладывали книжками и журналами, а также развлекали разговорами. Он даже в квартире сделал генеральную уборку, от чего у меня мелькнула мысль – а не выйти ли мне замуж за такой ценный экземпляр? И я даже не задавила ее в зародыше, позволив себе минутку помечтать.

Начальник звонил пару раз с дежурным вопросом про здоровье, отчего мне становилось тепло на душе. Как приятно, что о тебе помнят и даже маленько беспокоятся. На этой волне я попыталась намекнуть на премию за страдания и, что удивительно, получила не нагоняй, а обещание подумать.

Через день забегала проведать меня Настя. Она увидела в окно, как Антон нес меня домой из машины, и не смогла сдержать естественное женское любопытство, завалившись в гости, буквально этим же вечером. Подруга долго меня пытала на предмет наших отношений и демонстративно закатывала глаза каждый раз, когда к нам заходил Антон с одним и тем же вопросом - не требуется ли мне чего-нибудь. При этом он готовил что-то мясное на кухне, соблазняя нас вкуснейшими запахами и демонстрируя мой фартучек на своей спортивной фигуре. Короче, ушла подруга под боооольшим впечатлением и теперь навещала меня очень часто. Я не ревновала, ну вот совсем. Во-первых – Настя не раз уже мне показывала, что человек она порядочный и подлостей от нее нужно ждать меньше всего. А во-вторых – ну, не видела я от Антона в ее сторону никакого интереса.

На второй день моего «больничного» произошло событие, которые мы так ждали последние месяцы. Боевая группа с участием Антона (как же он мог такое пропустить то!) произвела захват Аркаши в его собственном доме. Он никуда не скрывался и, похоже, совершенно не ожидал, что его раскроют. Вопреки наивной надежде начальника на совпадения, Аркаша сразу признался во всем и даже показал алтарь, где проводил все магические манипуляции. Алтарь он установил в подвале собственного дома, который, кстати, находился всего через пару домов от того самого заброшенного детского садика. Больше никакой информации мне не сказали. Антон банально ничего не знал – его больше волновало, что преступника схватили и больше подселенцев не будет. А начальник быстро сослался на исключительную занятость и пообещал ответить на все вопросы после моего возвращения на работу. Я в тот момент со злостью отшвырнула от себя телефон и взвыла так, что Тим подпрыгнул и упал с кровати на пол. Оставалось еще пять дней…я ж помру от любопытства…

Был еще один момент, который значительно омрачал мое пребывание дома. Наступил он на третий день моего безделья – Тимофей подошел и виновато прижался ко мне мордой. Я уже давно подозревала, что в ближайшее время это произойдет, но как всегда событие застало врасплох. Тим должен был уйти, чтобы через пару месяцев мир стал чуточку счастливее от появления на свет одного-двух чауров. Понятно, что его отлучки меня не радовали, да и он не любил оставлять меня так надолго, но это был зов крови и от нас с ним ничего не зависело. Я долго обнимала друга и шептала в густую шерсть, что буду очень скучать, уговаривая вернуться поскорее. Тим урчал и порыкивал, будто отвечая. Он обычно отсутствовал от семи до десяти дней, дольше ни разу не задерживаясь. Самцы не участвовали в воспитании потомства, поэтому вопрос состоял только в поиске подходящей пары.

Мы с Антоном очень сблизились за эту неделю. Я с удивлением и непривычным удовольствием принимала его заботу, а он, похоже, получал искреннее удовлетворение от моей беспомощности. По вечерам мы уютно смотрели фильмы, долго препираясь по поводу его выбора. В итоге через пару дней решили смотреть сразу два – на его и на мой вкус. Поэтому сначала он закатывал глаза и отпускал ироничные комментарии, когда смотрел выбранную мной романтику, а потом я вздрагивала и закрывала глаза на особо жутких местах очередного триллера.

Но на фоне этой идиллии тревога нет-нет, но сжимала сердце. Я так надеялась, что о происшествии в зале с ликвидацией окон и дверей он забыл, но, как оказалось, зря. В день ухода Тима Антон завел этот разговор.

- Рада, - я отвлеклась от чтения какой-то ерунды в интернете и подняла глаза от ноута, - я бы хотел задать тебе один вопрос.

Он замолчал, глядя на меня, а я напряглась.

- Какой? – голос был спокойный, но руки, излишне резко захлопнувшие крышку ноутбука, слегка подрагивали.

- Помнишь, тогда, в зале…когда внезапно разлетелись окна и двери…это точно не моих рук дело, поэтому…ты ничего не хочешь мне рассказать?


Между нами повисла долгая и напряженная пауза. Антон вглядывался в мое лицо, оперевшись плечом о дверной косяк, а я молчала, обдумывая возможный ответ и разглядывая свои колени. Рассказывать о своем неконтролируемом даре совершенно не хотелось. Я не понимала, что же конкретно меня останавливает, но срабатывал какой-то внутренний стоп-сигнал и слова не подбирались. Я доверяла Антону больше, чем кому бы то ни было, кроме своей семьи, конечно, но все-таки… Мне нужно было время.

- Антон, я…ты не обижайся, но…

- Но, что?

- Я не готова сейчас об этом говорить. Прости меня, но давай отложим этот разговор… - я выдохнула последние слова еле слышно, не решаясь посмотреть парню в глаза. Я очень боялась, что недоверие испортит то хорошее, что уже было между нами.

Он сел на постель рядом со мной и взял мои ладони в свои руки, заставив поднять глаза.

- Рада, ты самое родное, что есть у меня в жизни, поэтому, если ты не хочешь рассказывать, то я подожду. Я хочу, чтобы мы доверяли друг другу, но это не значит, что я буду на тебя давить. Не надо так напрягаться каждый раз.

А я смотрела в карие глаза и понимала, что люблю…Люблю это рыжее недоразумение вопреки своим обещаниям и здравому смыслу. Вопреки сложившемуся не на пустом месте мнению, что ведьмы не приспособлены для семейной жизни…Вопреки тому, что союз ведьмы и мага это в принципе из разряда чуда…Вопреки всему. Я потянулась к парню и просто его поцеловала, пытаясь вложить в этот поцелуй всю благодарность, всю нежность, всю свою любовь…

Антон все крепче прижимал меня к себе, углубляя поцелуй. Все мысли из головы постепенно испарились, оставив место жгучему желанию. Да и воздержание давало о себе знать – со времени нашего «удачного» дежурства Антон позволял себе только целомудренный поцелуй на ночь и сон в обнимку. Я нетерпеливо потерлась грудью о крепкий торс мужчины и запустила ладошки под его футболку, проведя ноготками по спине и спустившись к ремню джинсов.

- Девочка моя, - парень мягко перехватил мои запястья, - остановись. Мы не можем…

- Все мы можем, - я высвободила свои руки и все-таки победила ремень и пуговицу, - я не стеклянная, не развалюсь. Но если ты не хочешь…

Я сделала обиженную мордашку, чуть надув губы и попытавшись пустить слезу. Получилось, скорее всего, так себе, актриса из меня всегда была не очень. Но попытаться определенно стоило, хотя бы для того, чтобы увидеть выражение лица парня в этот момент - Антон сначала невероятно обалдел, а потом громко расхохотался.

- Ведьма! – опрокинул он меня на кровать и навис сверху, - но любимая…

Дальше сценарий вечера значительно отличался от предыдущих. И нога совершенно не мешала…

Глава 29

И вот наступило это долгожданное утро!

Я с удовольствием потянулась, и хотела было спрыгнуть с кровати, когда крепкая рука притянула меня обратно к теплому телу, а хриплый шепот на ухо вызвал табун мурашек от затылка до пяток.

- Доброе утро, любимая, - Антон прижался губами к моей шее и проложил дорожку легких поцелуев к плечу.

- Доброе утро, - выдохнула я, жмурясь, как кошка. Мурчать тоже очень хотелось.

- Ты же помнишь, что тебе сказали целители? – ну вот, настроение упало на пару градусов.

Накануне целитель приехал ко мне на дом, наверняка вдохновленный моим начальником на этот небывалый порыв трудового энтузиазма, и снял гипс, попутно озвучив миллиард рекомендаций. Я бы забыла их еще раньше, чем целитель вышел за дверь, но Антон отнесся ко всему более чем серьезно. Поэтому в течение вечера мне напомнили весь список минимум два раза, выговаривая за халатное отношение к собственному здоровью. Я умилялась и раздражалась одновременно. Терпеть не могу рамки, ограничения и правила. У меня на них с детства аллергия…

- Да, да, ты же мне еще вчера десять раз об этом напомнил, - ворчливо отозвалась я, продолжая, впрочем, нежиться в объятиях любимого мужчины, - не прыгать, не бегать, каблуки не носить, ногу не перегружать…

- Угу, - Антон оторвался от моей шеи и легонько шлепнул по попе, - будь умницей.

Я демонстративно закатила глаза и фыркнула, аккуратно поднимаясь с постели. Обозвать ведьму умницей, хватило же фантазии. После этого так и тянет вытворить какую-нибудь гадость…

Я собралась в рекордные сроки и нервно притопывала около входной двери в ожидании Антона. А он, как нарочно, совсем не торопился. И только когда я пригрозила, что уйду без него, картинно вздохнул, намекая, что у кого-то нервы ни к черту, и начал обуваться.

По дороге на работу мы плелись как черепахи. Антон бережно обнимал меня за талию и пресекал всякие попытки ускориться. Я страдальчески вздыхала и кидала периодически на него жалобные взгляды, но эффекта не было. Точнее он был, но совершенно не такой, какой требовался. Парень перехватил один из взглядов и решил, что у меня нога болит от нагрузки. Еле отбилась, чтобы меня не донесли на руках.

Смирившись, я решила поговорить с Антоном о том, что меня уже неделю как беспокоило.

- Антон, а ты думал, что дальше?

- В смысле? Ты о чем? - недоуменно ответил напарник. А мне почему-то показалось, что он прекрасно понял, о чем я спрашиваю…и мало того, вопрос ему совершенно не понравился…

- Ну, Аркашу поймали, опасности больше нет. Смысла в усилении патрулей, стало быть, тоже уже нет. Так что нашу тройку, скорее всего, расформируют, - пояснила я, постаравшись списать свое «кажется» на очередное обострение собственной паранойи.

- Меня же не отправят на Северный полюс, в самом деле, - улыбнулся Антон, целуя меня в висок, - я постараюсь решить этот вопрос, не заморачивайся.

Я вздохнула. А напарник остановился и развернул меня к себе.

- Эй! Это же только работа, к тому же в одной конторе. Ты теперь никуда от меня не денешься. И даже не надейся, что я от тебя добровольно сбегу.

Но даже последовавший за этими словами поцелуй не унял тревоги внутри. Я не понимала, почему меня так волнует этот вопрос. Действительно – это только работа, тем более, что живем мы вместе. Ничего удивительно в такой ситуации не было бы. Но что-то не давало мне покоя, изводя изнутри. Весь оставшийся путь до конторы я напряженно размышляла о причинах моей тревоги.

И возле самых дверей я поняла, что же меня беспокоило. В глазах Антона уже не первый раз появлялось чувство вины. И сейчас, разговаривая о работе, он старался не смотреть мне в глаза…

Я так резко обернулась, заглядывая в лицо парню, что споткнулась на входе в здание конторы.

- Осторожнее! – Антон успел удержать меня от позорного падения, - ты как?

Да никак! Я внимательно вглядывалась в его лицо, но кроме заботы, нежности и искреннего волнения за меня, ничего не находила.

- Я в порядке, под ноги просто смотреть чаще надо, - наконец ответила, слегка отстраняясь.

- Что-то случилось? Ты какая-то не такая, - попытался прижать меня к себе парень, но я отступила еще на шаг. Мне надо было подумать, а в его объятиях это было категорически невозможно.

- Да вроде самая обычная, - слегка улыбнулась в ответ, внимательно глядя ему в глаза, - просто мне кажется, что ты мне что-то не договариваешь.

Ну вот, сказала. И даже приготовилась выслушать, что беспочвенные подозрения и мнительность достойны не боевой ведьмы, а банальной истерички. Да я до боли в сжатых кулаках хотела, чтобы он просто беззлобно посмеялся над моими словами!

Но реальность неприятно удивила… Антон не выдержал моего пристального взгляда, отведя глаза, а беззаботный тон ситуацию не спас. И опять это чувство вины…и еще страх. Я ничего не понимала.

- Нет, тебе кажется, - отмахнулся парень, с преувеличенным вниманием разглядывая дверь.

Ну хорошо… Только все тайное обязательно становится явным, рано или поздно. Надеюсь, в нашем случае это будет не второй вариант.

- Ты тогда иди пока к Палычу, я подойду скоро, - я сделала пару шагов по направлению к лестнице в подвал. Наши отношения могут подождать полчаса, сейчас меня чуть больше волновал другой человек.

- Рада, все в порядке? – Антон с тревогой смотрел на меня, не решаясь уйти. Между нами после последних вопросов явно ощущалось легкое напряжение.

- Да, все хорошо. Простоя хочу спуститься и поговорить с Аркашей, пока его не увезли для дальнейшего расследования в столицу, - я сказала чистую правду и действительно собиралась поговорить с этим чудовищем и прояснить для себя некоторые вопросы. Я чувствовала, что мне это просто жизненно необходимо. Тем более, что камеры для задержанных находились тут же, в подвале. Завтра Аркашу уже должны были перевести в столицу, для чего был вызван усиленный конвой, как для особо опасного преступника.

- Может мне пойти с тобой?

- Нет, это плохая идея. Он ведьмак, поэтому наверняка со мной будет более откровенен, чем с тобой. Иди, я скоро, - я все-таки подошла и поцеловала парня в губы, получив крепкие объятия в ответ.

- Не задерживайся, а то начну волноваться, - еще раз прижавшись своими губами к моим, Антон направился к начальству.

А я медленно начала спускаться по ступенькам, раздумывая, что же конкретно я хочу спросить и узнать.

С каждой ступенькой становилось все мрачнее. Здание конторы было довольно старым, поэтому и подвал являлся соответствующим. Воздух казался все более сырым и тяжелым, а свет был неприятно тусклым – факелов на стенах, конечно, не было, но единичные лампочки на потолке давали минимум освещения. Но тут и не библиотека, а для остального света хватало. По пути я встретила с десяток охранников, которые приветственно кивали, узнавая меня.

- Привет, - дружелюбно улыбнулся мне большой рыжий мужчина с густой растительностью на лице, - ты тоже к Аркаше?

- Тоже? – удивилась я, расписываясь в журнале и сдавая кинжал, - он пользуется популярностью?

- А то! – хохотнул рыжий, забирая у меня ручку, - у него уже человек десять побывало точно. Все пытаются выяснить, что и как. А этот гад не колется совсем. Только ржет, как ненормальный. Палыч уже целителя к нему вызывал, да только они говорят в своем уме он. Просто издевается.

Охранник открыл кованые двери в антимагический отсек, запуская меня. Двери неприятно лязгнули за моей спиной, закрываясь. Тут было еще мрачнее. Стены отсырели и давно покрылись плесенью, а единственная лампочка периодически моргала. Здесь располагались четыре камеры для особо опасных особей. Затхлый воздух ощутимо отдавал вонью отхожего места. Три камеры пустовали, а к четвертой – самой дальней – я и подошла, не рискнув приближаться ближе пары метров. В полумраке отчетливо виднелся силуэт железной кровати. В камере, казалось, никого не было.

- Пришла наконец-то? Я уже заждался, - раздалось из дальнего темного угла, а я вздрогнула от неожиданности. Голос звучал весело и беспечно, абсолютно не похоже на обычную заикающуюся манеру ведьмака говорить.

Раздался шорох и в тени показался силуэт человека. Аркаша вплотную подошел к решетке и провел рукой по прутьям.

- Тоже хочешь узнать, как я это сделал? Как бесполезное отродье ведьмы смогло то, что не под силу было никому? – он мерзко расхохотался.

Я молчала. Человека, который стоял передо мной, я не узнавала. От скромного, незаметного моего коллеги у него осталась только внешность. Теперь это было наглое, развязное существо, которое с превосходством глядело на меня. Даже за решеткой он был уверен, что на голову выше остальных.

- А знаешь, пожалуй, тебе я расскажу, - ведьмак смотрел на меня, не моргая, а я с трудом сдерживалась от того, чтобы закрыться хотя бы руками, - и даже отвечу на твои вопросы. Разумеется тет-а-тет. Не будем путать официальное признание с дружеской беседой, да, детка?

- Почему мне? – я проглотила фривольное обращение, желание все узнать из первых уст перевесило, - друзьями мы никогда не были.

- Говори уж прямо, что я тебе никогда не нравился, - ухмыльнулся Аркаша, - а ты у нас вся такая гордая, вся такая независимая, до мозга костей ведьма. Ну как ведьма… Такая же бракованная, как и я. Почему лес тебя не принял, Рада? Думаешь, я не понял, почему ты пришла в патруль и из кожи вон лезла, стараясь доказать всем свою значимость?

Я упорно не произносила ни звука. Растерянность и неприятное удивление сменились раздражением и злостью. Аркаша попал по самому больному – в глубине души нет-нет, но мелькали подобные мысли. Что не было мне места в родном лесу, и поэтому я так отчаянно пыталась вписаться в эту жизнь. Но, как бы я не убеждала себя в обратном, у меня это получалось плохо.

- Вот и встретились мы, два недоделанных создания природы. Поэтому, из чувства солидарности, что ли, я тебе все расскажу. Что ты хочешь узнать? – голос Аркаши стал вкрадчивым, гипнотизируя меня. Логика у него хромала на обе ноги, но сейчас это было неважно.

- Зачем? – я задала самый главный для меня вопрос.

- Зачем? – протянул Аркаша в ответ и задумчиво пошкрябал подбородок грязными ногтями, - это банально, моя дорогая. Бессмертие.

Я вопросительно приподняла одну бровь. Ответ прозвучал так же невероятно, как и находка разумной жизни на Луне.

- Не веришь? Думаешь, что я ненормальный, как и все вокруг, - тут парень злобно сплюнул на пол и опять уставился на меня, - нет, я вполне еще здоров.

- У тебя же нет дара, у тебя бы ничего не получилось… - слова вырвались у меня невольно, и я даже сделала маленький шаг к камере.

- Ошибаешься! – крикнул внезапно Аркаша, ударив кулаками по прутьям решетки, напугав меня, - ты ошибаешься! Вы все ошибаетесь! У меня всегда был дар! Маленький, конечно, но далеко не бесполезный. Просто вы так привыкли считать, что ведьмаки увечные с рождения, что даже не допускаете мысли, что могут быть исключения!

Он визгливо расхохотался.

- Я некромант, Рада. С о-очень небольшим потенциалом, но все же. И даже эта малость позволила мне воплотить мою идею в жизнь. Всю жизнь являясь ущербным, я смирился с этим, но потом…Я довольно рано понял, что это очень удобно – меня никто никогда не воспринимал всерьез. Да что там! Меня порой совершенно не замечали. Поэтому я без проблем ходил везде и всюду, слушая и наблюдая. Я имел доступ даже в особую библиотеку Ковена.

Я не смогла сдержать потрясенного, а если уж совсем честно, то завистливого, вздоха. Меня туда все еще не пускали, считая, что я не готова, а этого недомерка провели без проблем? Это же несправедливо!

- Что, обидно, да, Рада? – Аркаша читал меня, как раскрытую книгу, отчего мне стало совсем уж не по себе, - тебя, как я погляжу, достойной все еще не сочли для нее?

- И что же ты нашел в этой библиотеке? – я намеренно вернула разговор в прежнее русло. Копаться в моей душе я могу и сама, тоже мне психолог доморощенный. А внутри сейчас было довольно муторно от всего происходящего. Еще и Антон…

Он ухмыльнулся, давая понять, что прекрасно распознал мой маневр.

- А там было много чего интересного. Особенно несколько очень старых и пыльных свитков, спрятанных под половицами. Некромантия ведь не всегда была под запретом, всего-то последние лет сто-двести. А этим свиткам оказалось минимум лет пятьсот. И там нашлись очень интересные рассуждения одной полоумной ведьмы о вызове демонов. Особенно впечатляющей была часть о заключении действующих договоров о взаимном сотрудничестве. Создавать подселенцев просто так – какой в этом смысл? А вот договориться с демонами…

Аркаша мечтательно причмокнул и закатил глаза. А я судорожно пыталась осознать всю чудовищность этой затеи…


- А как ты нашел нужного демона? Весь обряд вызова предполагает случайный выбор? – я сама никогда не проводила этих обрядов, бабушка рассказывала в теории, почти на уровне легенд. И существующие на сегодняшний день ритуалы не позволяли вызвать определенного демона! В большинстве случаев на зов являлись низшие, мелкие бесы. Вызов более-менее серьезного демона был опасен тем, что это могло стать последним достижением в жизни. Вот такая лотерея. А уж договоры с демонами были из разряда «кота в мешке». Чаще всего вызвавший был обманут и сам не рад, что провел этот обряд.

- В этих свитках описывался один способ…думаю, тебе я его рассказывать не буду, - парень хитро глянул на меня и отошел к кровати. Он сел прямо на пол, оперевшись на кровать спиной.

- Почему? – извечное женское любопытство засвербело в известном всем месте.

- Потому что, рыбка моя, там требуется жертвоприношение и даже не одно. Кровь девственницы и тому подобное. Рецепт не для твоей ранимой психики.

Меня передернуло от омерзения. У него вообще есть хоть какие-то тормоза и понятия о недопустимом? Похоже, что нет… Я сделала несколько глубоких вдохов, борясь с внезапно накатившей тошнотой.

- И как все прошло? – подтолкнула я его к продолжению рассказа, когда тошнота отступила. На его понимающую ухмылку старалась не смотреть.

- Знаешь, замечательно, - на лице парня расплылось самодовольное выражение. Он явно собой очень гордился, - с первого же раза мне удалось вызвать одного из демонов средней касты. И довольно успешно - мы заключили с ним весьма выгодную для обеих сторон сделку. Я вынашивал эту идею несколько лет, поэтому все прошло без сучка и задоринки.

Аркаша вновь замолчал, вынуждая меня задавать вопросы. А я уже даже не скрывала отвращения.

- И каковы были его условия?

- О, тебе действительно хочется это знать? – парень вызывающе провел языком по зубам, улыбаясь, и резко встал, вплотную приблизившись к решетке.

Я понимала, что ничего приятного, да или просто нейтрального, не услышу, но уверенно кивнула. Знание было необходимо мне, как воздух. Иначе просто не смогу спокойно жить.

- Я должен был вселить сотню низших бесов и выпустить в наш мир. Небольшая цена вечной жизни, не правда ли, Рада?

Я остолбенела от услышанного. Сотня подселенцев? Сотня! От десятка уже созданных была куча проблем и человеческих жертв, а если бы их была сотня…Город был бы, скорее всего, стерт с лица земли. И не один…Вот она, цена вечной жизни одного человека…хотя, назвать его человеком было уже нельзя…

Чтобы взять себя в руки и продолжить, мне понадобилась пара минут, во время которых Аркаша сосредоточенно ковырял ногтями краску на прутьях. Он целенаправленно издевался надо мной и получал удовольствие. Мне было противно находится с ним рядом, тошно от того, что он мне говорил и совсем уж отвратно, что приходилось подчиняться и играть по его правилам. Но надо было потерпеть. Еще чуть-чуть, чтобы навсегда перевернуть эту страницу и сделать все, чтобы такое никогда не повторилось.

- Зачем ты сделал это с детьми? – я еле выдавила из себя этот вопрос. Еще свежи были воспоминания о недавней схватке.

- Детьми? – вскинул недоуменно на меня глаза Аркаша, - аааа, ты об этих. Рада, только не говори, что ты настолько сентиментальна, не разочаровывай меня. Это же нечисть, низшие существа, созданные, чтобы обслуживать нас и наш мир. Они всего лишь расходный материал, не более того.

Я еле сдержалась, чтобы не заорать и не кинуться на эту тварь. Будь моя воля, я бы голыми руками вырвала ему сердце, если оно у него вообще есть в наличии. У меня давно уже закрадывалась мысль, что комплектация у Аркаши с момента зачатия была неполной. А при мне, как назло, не оказалось даже самого безобидного зелья. Все были израсходованы на последнем дежурстве, а пополнить запасы я, естественно, еще не успела.

Аркаша, тем временем, стоял довольный произведенным эффектом и улыбался. Он откровенно наслаждался вниманием к своей персоне.

- Это было условием нашего договора. Демоны хотели задержаться здесь подольше, а для этого необходимо молодое и здоровое тело. А дети оказались так же уязвимы, как и старики. Особенно, когда оставались без поддержки семьи и просидев взаперти пару-тройку дней. Правда и сил для обряда требовалось намного больше. После каждого я с неделю был вынужден восстанавливаться.

- Ты чудовище, - выдохнула я в бессильной ярости, еле сдерживаясь, чтобы не подойти к камере вплотную, - твое место в аду!

- Разве? – парень злобно сузил глаза и уперся лбом в решетку, - я так не думаю. У меня была цель, и я к ней шел. Изо дня в день изображая законченного идиота, наблюдая жалость и презрение в ваших глазах! Глупцы! Мальчику на побегушках удалось добиться того, что не удавалось самому прожженному преступнику! Меня не замечал никто, зато мне было доступно все! А вы, словно стадо коров, шли в нужном мне направлении, даже не подозревая об истинном пастухе! Я оказался, в отличие от большинства, способен воплотить свою мечту в жизнь. А вы просто управляемая серая масса, ограниченная ненужными моральными нормами! Я всегда был выше вас! Жить в вечном болоте не для меня! Я мог бы в дальнейшем создать свой, идеальный мир! Вопрос был только во времени…

- Да пошел ты, выродок… - мое терпение закончилось. Слушать это я больше была не в силах. Резко развернувшись, я направилась на выход.

- А как же последнее желание заключенного? – донеслось мне в спину, - может, хоть поцелуешь на прощание?

- Гори в аду, сволочь! – бросила я через плечо, - хотя даже всех пыток девяти кругов для тебя будет мало!

Лязгнули двери, отсекая меня от мерзкого визгливого хохота. Надеюсь, что это наша последняя встреча. Хотелось в душ и напиться, но меня ждали еще дела. Вечером, - пообещала сама себе я и направилась к кабинету начальника.

Глава 30

По пути к начальству я быстро забежала в свою лабораторию. Там у меня оставалось три пробирки с телепортационным зельем, и я решила забрать их домой, чтобы сделать «привязку» к месту конечной точки выхода. Подумала, что будет лучше две из них «завязать» на свою квартиру, а третью – на бабушкину избу, мало ли что. Хотя сейчас, после уничтожения всех подселенцев и поимки Аркаши, должно было стать спокойно и даже скучно, как раньше.

Каморка встретила привычным травяным запахом и уютным полумраком. Я задумчиво постучала пальцами по полкам и выудила нужные пробирки. Постояла и подумала, не захватить ли с собой что-нибудь еще. А потом решила, что незачем - на дежурство в ближайшую неделю меня точно никто не выпустит, а пугать обездвиживающим составом местных бомжей было слишком расточительно. Тем более, что счастье, с недавних пор прочно обосновавшееся в душе, совсем испортило одну молодую ведьму. Потому что вопреки натуре, даже на мелкие пакости меня не тянуло.

Улыбнувшись собственным мыслям, я запечатала каморку и, не торопясь, направилась к кабинету начальника. Вспомнив про недавние неудобные вопросы Антона и сегодняшнее утро, снова нахмурилась. Слишком много недоговоренностей накопилось, и это грозило чувствительно подпортить то, что происходило сейчас между нами. Может, пора перестать прятаться за собственными страхами? Ведь парень еще ни разу меня не подвел, не разочаровал...

Может рассказать ему все? Да еще и этот разговор с Аркашей из колеи совсем выбил! В голове упорно всплывали отдельные подробности нашего диалога, заставляя поеживаться. И он даже не понимает, что натворил...

Подходила к кабинету Сергея Палыча я все еще под большим впечатлением от разговора с Аркашей, поэтому не сразу заметила, что дверь приоткрыта и оттуда доносятся знакомые голоса. Узнала голос Антона и улыбнулась. Все-таки как мне повезло встретить именно его. Красивый, сильный, заботливый, надежный…я могла перечислять бесконечно. Уже предвкушаю выражение лиц мамы, бабушки и сестренки, когда я их познакомлю. И как же радостно на душе, что я не разделю привычную судьбу всех ведьм, обретя личное счастье.

Мое имя прозвучало достаточно громко, чтобы привлечь внимание. Никогда не любила, когда меня обсуждали за моей спиной, а уж начальник с Антоном это знали наверняка. Может случайное упоминание? Но нет, меня вновь вспомнили. Я еще лишь задумалась, стоит ли опускаться до подслушивания или сразу завалиться в кабинет, а ноги уже сами понесли к двери. Стараясь дышать через раз, я прислушалась.

- Как там наша подопечная? – голос начальника звучал довольно весело.

- Лучше, чем можно было ожидать, - а вот это уже Антон, его голос я уж ни с чьим уже не перепутаю.

- Она сильная девочка, справится. А для тебя у меня хорошая новость – ввиду поимки Аркаши и устранения опасности, я могу спокойно расформировать вашу тройку. Слежка за Радой больше не требуется, да и ты сможешь вздохнуть спокойно – все-таки характер у нее не сахар, устал, наверное?

Я натурально остолбенела. Через минуту, когда перед глазами замелькали черные точки, я вспомнила, что дышать организму жизненно необходимо. Антон был приставлен следить за мной? Такого не может быть!

А начальник тем временем продолжил разбивать мои очередные розовые очки.

- Хотя, судя по вашим очень теплым отношениям, ты решил совместить приятное с полезным? – он развязно хохотнул, намекая на характер этих отношений.

«Ну что же ты молчишь? Давай! Скажи, что все не так! Что ты меня и вправду любишь, что все остальное это неправда! Скажи!» - кричала моя душа, но никто ее не слышал.

В груди разливалась дикая боль от такого изощренного предательства. Значит, не зря мне казалось, что напарник постоянно мне что-то не договаривает, вот откуда это постоянное чувство вины в его глазах! Но зачем? Зачем было тратить столько усилий, чтобы заставить меня поверить в свои чувства? Зачем эти ухаживания и уверения в вечной любви? Я же сразу сказала, что секс без обязательств меня вполне устроит. Зачем надо было залезать в мою душу? Чтобы растоптать последние ростки веры в то, что есть мужчины, достойные доверия? Что ведьму на самом деле можно полюбить по-настоящему? Или…

Меня пронзила страшная догадка, стеганув не хуже плети по оголенным нервам… Недаром Антон постоянно расспрашивал меня, выясняя самое сокровенное. Да я его даже в святая святых впустила, в свою лабораторию! Начальнику не терпелось узнать все мои тайны? А я еще радовалась, что он обо мне заботится и взял на себя обязанность бегать на ковер к начальству. Дура, какая же я наивная дура! Удобно иметь послушную ведьму под рукой, не правда ли? Интересно, а когда я должна была узнать об этом? Когда на шее сомкнется ошейник, а я в зубах понесу поводок, как послушная дрессированная зверюшка?

Как же больно… Глаза жгло от подкативших слез, но чудовищным усилием воли я отогнала их, слушая дальше.

- Палыч, прекрати, - отозвался мой напарник недовольно.

« И это все, что ты можешь сказать? Неужели и вправду все? Как так?»

- Хорошо, хорошо, это не мое дело, - отозвался примирительно начальник, - давай вернемся к насущным вопросам. Как и договаривались, место начальника отдела надзора за патрулями твое, поставленную задачу ты выполнил отлично. Осталось еще узнать, поделился ли информацией с Радой Аркаша, может из солидарности хоть расколется, мразь…

«Ага, сейчас, бегу, прям волосы назад. Нихрена вы больше от меня не узнаете, двуличные сволочи!»

- Ты Раду в свой отдел теперь заберешь? – задал неожиданный вопрос начальник, а я затаила дыхание, ожидая ответа. Во мне еще теплилась надежда, что Антон просто не хочет разговаривать с Палычем о наших отношениях или, что я где-то неправильно все поняла. Глупое, унизительное чувство заставляло верить в чудо, а я никак не могла от него избавиться... Антон весь разговор молчал, поэтому вдруг…ну пожалуйста, пусть это будет "вдруг"...

Я с силой сомкнула зубы на нижней губе, но боли так и не ощутила, полностью обратившись в слух.

- Нет, это совершенно невозможно, - раздался голос напарника, а я услышала звон осыпающихся осколков. Моя надежда разбилась вдребезги усыпав все вокруг битым стеклом. И теперь мне предстояло босыми ступнями пройти по этому крошеву, кровью и болью расплачиваясь за собственную наивность и слабость...

Боль в груди резко утихла, а на ее месте разлилось ледяное онемение.

Все, Рада.

Это последний гвоздь в крышку гроба ваших отношений. Или правильнее сказать твоей иллюзии ваших отношений? Что ж, судьба преподала мне второй урок, раз первого не хватило. Но как же это жестоко…

Во мне медленно закипали обида и ярость.

- Палыч, я давно хотел тебе сказать…

- А вот и я! Не ждали, мальчики? - я зашла в кабинет бесшумно, заставив мужчин вздрогнуть от неожиданности. Антон, сидевший ко мне спиной, резко вскочил и повернулся. На его лице была растерянность и страх. Проклятый страх, так осточертевший мне за прошедшие недели… Теперь я понимала, чего он боялся – что я обо всем догадаюсь раньше времени и помешаю такому замечательному продвижению по карьерной лестнице.

Видимо, это мой крест - видеть страх в глазах тех людей, которые так настойчиво уверяли в своей любви. И сегодня мне предстоит по-настоящему повзрослеть.

Потому что невозможно полюбить ведьму. Бабушка и мама были правы, а мне пора избавиться от наивных иллюзий. И отныне этому чувству нет места во мне...

На моем лице застыло выражение равнодушного спокойствия, хотя внутри все бурлило от эмоций. Я чувствовала, что сила вот-вот выйдет из-под контроля, но мне было уже все равно. Лишь легкое любопытство – как быстро вся его мастерски сыгранная любовь сменится отвращением и ужасом, когда все откроется? Или он решит бороться до последнего и уничтожить неуправляемую ведьму? Вот только последствия меня, как и в прошлый раз, совсем не волновали. Точка невозврата была уже пройдена. С одним только отличием – теперь Тим не сможет мне помочь. Я слышала отголоски его эмоций – чаур был шокирован выплеском и метался от невозможности помочь. Он был слишком далеко. Он просто не успеет. Прости меня, Тим...

- Рада, ты давно здесь? – сбивчиво спросил Антон, намереваясь подойти, но я выразительно покачала головой и прищурилась, останавливая его.

- Интересуешься, что я успела услышать? – обманчиво мягко прозвучал мой голос, - достаточно, чтобы понять, какой я оказалась дурой.

- Радушка, ты.., - его голос прозвучал сипло, выдавая истинные чувства.

- Все не так поняла? – перебила его я и издевательски хохотнула, - довольно банально, ты не находишь? Попробуй еще раз, напарник, - последнее слово я выплюнула с нескрываемым презрением.

Антон посерел.

- Милая, давай я тебе все объясню…

- Уже лучше, но не намного, - опять прервала я Антона, улыбнувшись или оскалившись - уже не важно, - что ты мне объяснишь? Что с самого начала тебя приставили следить за мной? Ну, это я еще могу понять – сложная ситуация и все такое, да и какое тебе дело до какой-то незнакомой ведьмы, - Антон поморщился, словно ему самому была неприятна эта роль, - но потом? Что тобой руководило, когда ты залез ко мне в постель? Когда так страстно доказывал, что бездушный секс тебе не нужен?

- Все совсем не так… - парень выглядел таким потерянным, что мне на мгновение стало его жалко. Но только на мгновение.

- А как? Но это тоже можно понять – молодой парень, симпатичная девушка, что такого, правда? – я провела языком по пересохшим губам, ощутив привкус крови, - но зачем ты полез ко мне в душу? Зачем ты заставил меня открыться… поверить тебе… Зачем, скажи мне?! За что? – я сорвалась на крик.

Антон подлетел ко мне и попытался обнять, прижать к себе, но я с силой оттолкнула его. Теперь между нами было не несколько шагов, а пропасть. Сила клокотала во мне подобно кипящей воде, готовясь прорвать невидимую плотину. Оставалось всего несколько секунд…

На миг картинка перед глазами смазалась, а одна-единственная слезинка скользнула по щеке.

- Рада! – раздался командный тон моего начальника, скорее всего почти бывшего, - прекрати истерику или я…

- Что? – с угрозой в голосе спросила я и почувствовала, как глаза налились чернотой. Мир окрасился в серые цвета, и я уже знала, что это означает. Время разговоров закончилось. Хватит…


В глазах начальника мелькнули удивление и страх. И на этот раз мне это даже понравилось...

- Давай все обсудим, успокойся, - Палыч начал привставать с кресла.

- Сидеть! – рыкнула я, и на стол рухнул метровый кусок штукатурки, мгновенно заставив начальника прижать пятую точку обратно и заткнуться.

А я обернулась к Антону и прошипела:

- Ты же хотел узнать, что я скрываю? Что ж, у тебя появился прекрасный шанс!

В этот момент здание вздрогнуло, а стекла брызнули осколками, усыпав пол до самых дверей. Миг тишины и со всех сторон послышались взволнованные голоса сотрудников, сильно удивленных незапланированным землетрясением. Вот только это были всего лишь цветочки...

Второй толчок сотряс контору, а по стене до самой крыши проползла трещина. Здание заскрипело и застонало, как старик поутру, пытаясь размять конечности. А на моем лице застыла неестественная улыбка - сила все еще была во мне, заворачиваясь воронкой и только готовясь проявить себя в полную мощь. А я слышала в ушах лишь биение собственного сердца.

Начальник застыл куклой за своим столом, глупо вытаращив глаза. Да уж, сложная у него работа. Нервная.

- Рада! Я умоляю тебя! Не надо! - Антон попытался вновь подойти, но пол под его ногами вздыбился, откинув парня назад. Я хотела ответить, но меня скрутило очередным выбросом, отчего перехватило дыхание. Остановить это было уже немыслимо...

По стенам змейками разбегались трещинки, а пол под ногами мелко дрожал. Дребезжание предметов, скрип дверцы шкафа, шелест вздыбившейся краски...шумовое сопровождение набирало обороты.

- Что тут происходит? – кто-то из коллег попробовал войти в кабинет, но его тут же вынесло в коридор силовой волной. Дверь с грохотом захлопнулась, а через мгновение на ее месте была свежая кирпичная кладка. Куски штукатурки падали с потолка на пол, по пути разлетаясь в мелкую пыль. Здание вздрагивало и ходило ходуном, рискуя сложиться карточным домиком в любой момент.

- Интуитивная магия…но как так? Ты же ни разу… - раздалось потрясенно сбоку. Начальник был белый от пыли и страха, так и не решаясь сдвинуться с места. Шкаф рядом подняло на метр вверх и с размаху впечатало в пол, оставив от него кучу обломков. Папки, отчеты, договора - все взметнулось причудливым танцем в воздух, рассыпавшись на мелкие клочки. В одну секунду была уничтожена работа нескольких лет...

Но мне было плевать на проблемы начальства, теперь уже бывшего. Пришло время для самого главного...для последнего признания. А ведь я совсем не так себе это представляла. Но, видимо, не судьба...

- Ты же так хотел узнать, - голос прозвучал незнакомо, хрипло, а я не отрывала взгляда от Антона, застывшего среди этого хаоса. Делающего ко мне осторожные медленные шаги, боясь спровоцировать. Он слышал меня, несмотря на грохот, я это знала...чувствовала, - так вот, знай, я тебе соврала...

За окном полыхнула молния, на миг почти ослепив, а последовавший грохот грома сотряс здание до фундамента.

- Тех подонков… - я на миг запнулась, но тут же продолжила, - и Колю уничтожили не зелья... Их убила я…

И с последним звуком я закрыла глаза. Вот и все. Тайн больше не осталось. Облегчение было кратковременным, но почти радостным. Столько лет носить это в себе, столько раз переживать все это раз за разом…но вслед за ним нахлынули вина, сожаление, раскаяние. Боль в груди нарастала, становясь невыносимой, заживо сжигая меня изнутри.

Сила окутала меня плотным коконом, приподнимая над полом. Накатила боль от предательства и я взвыла, не в состоянии переварить этот чудовищный коктейль. Но кроме этого с назойливостью заевшей пластинки крутилась мысль – за что? За что они со мной так? Коля…Антон…Ведь я любила каждого из них, по-настоящему, без оглядки. И каждый из них предал меня, не задумываясь…

Я позволила силе затопить всю себя, прекращая всякое сопротивление, отстраненно наблюдая, как она уничтожает все вокруг. На меня накатили безразличие и отрешенность, замораживая душу до основания. Стирая эмоции вместе с памятью о том, как я могу чувствовать. Как я могу любить...

Я знала, что рано или поздно рухнут перекрытия и нас похоронит под ними. Но меня и это не волновало. Жить в этот момент мне тоже не хотелось. Казалось, что внутри было сплошное черное безжизненное ничто…

- Рада! – донеслось приглушенно, еле слышно из-за грохота, - остановись! Пожалуйста!

- Боишься погибнуть? – тихо и безразлично. Но только внешне. Глубоко в душе что-то йокнуло от мысли, что Антон пострадает. А затем пришло запоздалое понимание, что равнодушие обманчиво. Я не хотела быть виновной еще в чьей-то гибели. Особенно в его…

- Нет, - покачал головой он. Я смотрела в глаза любимому и не видела в нем страха за свою жизнь. В них был страх за меня… он боялся, что я наврежу сама себе.

Мое равнодушие сменилось удивлением, а затем вновь накатила обида, злость и разочарование. Нет, я не готова умереть. Да и похоронить под завалами здания еще несколько десятков людей не моя цель. В голове уже созрело решение, надеюсь, у меня хватит решимости воплотить его в жизнь. Я глубоко вздохнула и закрыла глаза, пытаясь вернуть контроль над собой.

Больно...это было по-настоящему больно... Я застонала сквозь зубы, не в силах сдержаться, но снова и снова пыталась обуздать эмоции и стихию.

С третьего раза у меня это получилось. Грохот вокруг резко стих. Крики все еще приглушенно долетали до нас, но это уже было неважно. Здание устояло, но вот кабинет восстановлению не подлежал.

- Выслушай меня, дай шанс все объяснить! Прошу тебя!

В резко наступившей тишине его слова прозвучали громче крика. Антон вновь попытался подойти, но я вскинула руку, запрещая. Искры, слетевшие в пальцев стали дополнительным аргументом - сила не успокоилась, только временно затаилась, готовая рвануть в любой момент и довершить начатое. Ей очень хотелось...

- Нет.

- Но почему? – отчаяние в его голосе поколебало мою уверенность, но я не привыкла менять решений.

- Потому что я тебе больше не верю, - я резко выдернула пробирку с серебристым содержимым из кармана, - и ведьмы никогда не дают вторых шансов.

- Нееет! Рада! Не делай этого, прошу… - крик парня совпал с ударом пробирки об пол. Стекло разлетелось, закидывая меня в портал и отсекая от всего случившегося невидимой чертой. Разделяя жизнь на «до» и «после».

Глава 31

6 месяцев спустя.

- Рада, подъем, - веселый бодрый голос вырвал меня из лап мучительного сна.

Этот сон снился мне практически каждую ночь, периодически меняясь в мелких деталях, но в основном сохраняя сюжет. В нем мой рыжеволосый и кареглазый кошмар брал меня за руку и вел по красивому зеленому лугу, заросшему моими любимыми разноцветными васильками. Я не знала, куда мы идем, но чувствовала, что это правильно. Еще меня переполняло чувство счастья, и Антон периодически подхватывал меня на руки и кружил, а я заливалась веселым смехом, обнимая его за шею.

Но потом красивое голубое небо затягивалось серыми тучами, и парень отпускал меня, поворачивался спиной и уходил прочь. А я, вспоминая все, что с нами произошло и его предательство, падала на колени и, чувствуя, как заливают слезы мое лицо, кричала то ли ему вслед, то ли в небо:

- За что?! За что ты со мной так?!!

Я просыпалась обычно на рассвете, чувствуя щекой мокрую подушку и остатки слез на лице. Время не лечило. Я до сих пор так и не смогла ни смириться, ни простить. Про то, чтобы забыть и отпустить, даже близко речи не было.

Тогда, полгода назад, разбив ту несчастную пробирку, я оказалась неизвестно где. Отсутствие привязки к месту сыграло мне на руку – я не хотела видеть знакомые лица, не хотела, чтобы меня жалели и утешали. На моей гордости и так достаточно потоптались, чтобы продолжать эту пытку. Я вывалилась из портала посреди какой-то чащи, в гуще малинника, оцарапав все доступные участки тела. Погода соответствовала моему настроению – было пасмурно, холодно и шел мелкий противный дождь.

Я с трудом приняла сидячее положение, уткнувшись лицом в колени, и даже не заплакала – завыла, периодически срываясь на горькие надрывные рыдания. В груди ворочался камень, мешая дышать, вызывая практически физическую боль. Так плохо мне не было даже тогда, когда узнала правду о Коле. Сейчас я просто задыхалась от предательства и жгучей обиды. Я пыталась со слезами и рыданиями вырвать из себя все хорошее, что было между нами, но это оказалось слишком сложно. Ощущения были такие, будто я пыталась препарировать себе сердце наживую.

Сила внутри меня просто взбесилась от противоречивых и неконтролируемых эмоций. Про контроль я даже не думала в этот момент – мне было настолько паршиво, что окружающее не воспринималось от слова совсем. Деревья со стонами и скрипом раскачивались под напором шквалистого ветра. Вся живность, почувствовав меня, спешно покидала гнезда и лежбища, спасаясь от стихии. Дождь усилился до ливня, в ближайшее дерево ударила молния, а раскаты грома начали оглушать. Рядом ветер вывернул пару небольших деревьев с корнями, повалив их в десятке метров от меня. Ураган набирал обороты.

Я сидела на грязной траве, вымокнув до нитки, и, закрыв глаза, постепенно проваливалась в своеобразный транс. Эмоции постепенно стихали, уступая место какому-то отупению. Душа напоминала выжженное поле – и я хотела, чтобы вокруг меня тоже осталась только выжженная земля. Так бы, наверно, в скором времени и произошло, но на мое плечо внезапно легла мягкая женская ладонь, выдергивая меня в сознание. Я резко обернулась от неожиданности и удивления.

- И что это ты, девонька, удумала-то? – раздался мягкий глубокий голос. Возле меня стояла женщина в годах, скорее даже бабушка, но язык не поворачивался ее так назвать. Невысокая, статная, в мягком зеленом платье и с шалью на плечах, она с легким укором смотрела на меня. Абсолютно седые волосы были заплетены в толстую косу и спускались чуть ниже талии, - лес-то чем тебе не угодил? Зачем берешь грех на душу?

Я открывала и закрывала рот, не издавая ни звука. Мысли бились в голове, как припадочные, не давая соображать упорядоченно и трезво. Я с силой провела ладонями по лицу, пытаясь придти в себя.

- Давай-ка успокаивайся, и пойдем в избу. В баньке попаришься, чаю ягодного на травках попьем – я сама собирала – и расскажешь что да как. Авось и придумаем вместе, как быть дальше.

Она развернулась и медленно пошла по малозаметной тропке, не оглядываясь. Даже и не сомневаясь, что последую за ней. А я вдруг успокоилась, словно согревшись волной тепла, шедшего от незнакомки. Ветер тут же стих, а тучи начали рассеиваться, пропуская несмелые солнечные лучи. Я глубоко вздохнула, отряхнула штаны и направилась догонять мою невольную спасительницу.

После бани с обязательным веником, я почувствовала себя значительно лучше, словно ворох мелких и неважных проблем скинула. Стало ненамного, но все же легче на душе.

Женщина попросила называть ее бабой Нюрой и оказалась местной ведьмой. Возраст ее перевалил уже за сотню лет, но выглядела и чувствовала она себя отлично. Жила отшельницей – до ближайшего поселения было больше десяти километров. Туда она наведывалась редко – раз в пару месяцев, чтобы пополнить некоторые продуктовые запасы. А к ней наведывались и того реже – найти избушку было очень непросто, да и леший гостей отваживал регулярно.

Рассказ мой прозвучал довольно сжато, осветив только основные моменты. Вспоминать и рассказывать подробности я была пока не готова. Но баба Нюра и не настаивала, удовлетворившись и этим.

- Значит так, милая. Оставайся-ка ты у меня пока, - озвучила ведьма, обдумав мой рассказ, - места у меня хватит, а тебе сейчас к людям никак нельзя. Нет у тебя в душе покоя, а раз так, то опасна ты с силушкой своей. И для себя опасна, и для других. Для себя особенно.

- Почему для себя? - вырвалось у меня невольно, перебивая женщину. Себе я вред не наносила ни разу.

- А ты не понимаешь? – я отрицательно мотнула головой на внимательный взгляд ведьмы, - физически ты себе не вредишь, это верно. Но сила эта не появляется ведь ниоткуда, она - неотъемлемая часть тебя самой. Поэтому при одном из таких неконтролируемых выбросов ты просто себя убьешь, сгоришь как спичка, отдав тепло в никуда.

Я потрясенно замолчала. Никто никогда мне об этом не говорил. Про интуитивную магию в принципе знали очень мало, так и я не распространялась о ней, будучи уверенной, что обучить управлять ею невозможно.

- А откуда ты...вы…

- Откуда я об этом знаю? – усмехнулась баба Нюра на мой невысказанный вопрос, - недаром ты сюда попала, девонька, ох недаром…

Ведьма на мгновение замерла, а потом ее глаза налились чернотой. Табурет рядом со мной взмыл в воздух на пару метров и вспыхнул ярким пламенем, заставив меня отшатнуться. Через несколько секунд остатки табурета осыпались пеплом на пол, и легкий порыв ветра выдул пепел за порог.

- А не хотела бы ты пойти в ученицы к одной старой противной ведьме, а, Рада? – женщина хитро глянула на меня поверх чашки с чаем.

- Я…да как…это же просто чудо какое-то, - я начала заикаться от открывшихся перспектив. Ведь даже мечтать никогда о таком не смела. Поэтому ответ прозвучал сбивчиво и поспешно, - я согласна.

- Ну, вот и славненько, - баба Нюра одним глотком допила чай и встала, - а теперь спать. У нас впереди много работы…


Уже полгода я жила у бабы Нюры и ежедневно она будила меня с первыми лучами солнца, обучая всему, что знала сама.

- Доброе утро, баба Нюра, - поприветствовала я ведьму, копошившуюся около печи. На завтрак сегодня были блинчики с брусничным вареньем. У меня даже живот заурчал от нетерпения, а слюну пришлось быстро сглотнуть, дабы не закапать пол и мебель. Наскоро умывшись и приведя себя в порядок, я села за стол.

- Какая программа на сегодня? – я слизнула варенье с губ, взяв еще один блинчик.

Обучение шло полным ходом и эффект был потрясающим. Я вполне прилично контролировала свою силу, призывая и гася ее по своему желанию. Всплески еще были, но кратковременные, да и они случались все реже. Тимофей уже не ходил рядом, все чаще отлучаясь то на охоту, то просто погулять.

Он нашел меня примерно через месяц после моего исчезновения. Долго демонстративно обижался на меня, фыркая и не даваясь в руки. Я раз за разом просила прощения и клялась, что такого не повторится, прежде чем наши отношения вернулись в прежнее русло. Теперь чаур был явно доволен моими результатами, наверное, даже больше, чем я сама.

- Пойдешь на нашу поляну и потренируешь направленные молнии, - ведьма убрала со стола и вытащила из кладовой большую сумку, - а я наведаюсь в деревню. Надо продуктов купить, да и еще кой-чего по мелочи.

В поселение баба Нюра всегда ходила сама, меня никогда не брала. Я поначалу предлагала помочь, но потом сообразила, что я там лишняя. Выяснять причины не стала, ни к чему.

Поэтому, расставшись с наставницей у тропы, направилась на нашу поляну. Она представляла собой поле порядка трех соток, заросшее травой и цветами. Удобное тем, что ни деревьев, ни лишней живности тут не было, поэтому, если случались непредвиденные ситуации, ущерб для флоры и фауны был минимальным.

Тим расположился неподалеку, облюбовав толстую ветку ближайшей лиственницы. Молнии я еще плохо освоила, поэтому контроль по-прежнему лишним не был.

Я сосредоточилась и глубоко подышала, нащупывая силу внутри себя и обретая абсолютное спокойствие. Затем собрала небольшой комок силы и резко выбросила из себя, трансформируя в электричество. Первая молния ударила в дерево рядом с Тимом, вызвав недовольный рык последнего.

- Прости, мой хороший, - покаянно произнесла я, загасив огонь. Беспокойная ночь давала о себе знать.

Следующая молния была послабее, и ударила в землю в десятке метров от меня. Я довольно хлопнула в ладоши. Следующий разряд я уже практически выбросила, когда сбоку раздался шум и рычание чаура. Молния сорвалась и ударила буквально в метре от меня, слегка опалив куртку. Я недовольно выругалась, поворачиваясь к источнику шума и формируя еще один заряд на всякий случай. Мало ли кого принесло.

И застыла через мгновение, разглядев силуэт человека на границе деревьев и поляны, а молния, в очередной раз сорвавшись с рук, ударила под ноги нежданному гостю, заставив того подпрыгнуть от неожиданности. В душе поднялась волна злости и всколыхнувшейся обиды, когда знакомый голос произнес пару крепких непечатаемых фраз.

Антон сделал шаг, ступая на поляну и пытливо вглядываясь в мое лицо…

Глава 32

Я не сдержала удивленного вздоха и машинально отступила на шаг. Сердце пропустило пару ударов, а потом забилось в два раза быстрее, выдавая мои истинные чувства.

Меня волной укутала радость, надежда, удовольствие от того, что он нашел, не сдался, значит я для него все же что-то значу…А потом, разглядев парня пристальнее, то же сердце облилось кровью, а меня затопило недоумение и сочувствие. Я еле сдержалась, чтобы не кинуться к нему и не обнять.

Антон был больше похож на тень самого себя прежнего – исхудавший, с многодневной щетиной, взъерошенный, в мятой одежде. Лицо заметно осунулось, а тени под глазами выдавали длительный недосып. Можно было подумать, что все эти полгода он непрерывно шатался по лесам на подножном корме.

Я нечеловеческим усилием воли подавила бушевавшие внутри чувства и постаралась сохранить равнодушное выражение лица. У меня почти получилось, по крайней мере, я на это надеялась. Голос уж точно не подвел.

- Какие люди, и без охраны, - иронично протянула, а комок силы в руках заметно заискрил, - соскучился? Или в прошлый раз острых ощущений не хватило?

Антон сделал пару шагов ко мне, но тут же резко остановился. Тим, до этого красивой большой кошкой лежавший на дереве, стрелой метнулся парню наперерез, трансформируясь на лету. И теперь между мной и парнем стоял большой матерый волчара и оглушительно рычал, не оставляя сомнений в серьезности своих намерений.

Нетрудно догадаться, кого Тим считал виноватым в произошедшем полгода назад, тем более, что Антон нашел подход к своенравному чауру. Теперь же на лояльность рассчитывать парню не приходилось. Бывший напарник рассеянно взъерошил свои волосы, но решимости не утратил.

- Рада! Я хочу, чтобы ты меня выслушала, - начал он, когда рычание Тима чуть стихло.

Я саркастически изогнула бровь и хмыкнула.

- Ты считаешь, что я недостаточно услышала в прошлый раз? Спасибо, мне хватило, можно без добавки.

Обида всколыхнулась с прежней силой, и я вновь не знала, чего мне хочется больше – убить его или все-таки дать шанс оправдаться.

- Ты все не так поняла… - начал было парень, но взглянув на выражение моего лица, осекся. – Рада, прошу тебя, дай мне пять минут. Я постараюсь уложиться. А затем, если ты захочешь, я уйду и не буду тебе надоедать. Просто дай мне пять минут, это же не трудно?

Я задумалась. С одной стороны, хотелось развернуться и уйти, чтобы не тревожить душевные раны еще больше, а с другой… Робкая надежда затеплилась глубоко внутри, не давая это сделать. Ведь он же нашел меня…

Я ругала себя за нерешительность, но не могла заставить сделать и шагу. Тим, почувствовав мои метания, глухо заворчал и лег, положив голову на лапы – чаур уже понял, что я сдалась. Впитав силу с рук обратно, я потопталась на месте, а потом села, скрестив ноги. Вряд ли разговор ограничится этими пятью минутами, а значит, стоило устроиться поудобнее. Антон, глядя на меня, уже не скрывал облегчение и радость.

- Время пошло, - напомнила я и подняла прутик, пытаясь занять чем-то руки и успокоиться.

В отличие от меня, парень не скрывал своего волнения, вышагивая туда-сюда.

- Пожалуй, начну с самого начала, - немного подумав, заговорил он, - ты уже знаешь, что вырос я в детдоме, и до сих пор ничего не знаю о своих родителях. Представить эту жизнь сложно, а уж назвать счастливой тем более. Недовольные воспитатели, стычки с товарищами по несчастью, презрение и жалость от остальных… Но во всем этом у меня было маленький лучик счастья, принадлежавший только мне одному. Это были сны…о тебе…

Я прекратила чертить прутиком по земле и удивленно уставилась на парня.

- Да, да, Рада, - улыбнулся мой рыжий кошмар, - ты мне снилась столько, сколько я себя помню. Сначала маленькой девочкой, затем постепенно подрастая и взрослея. Я будто смотрел очень интересный сериал, главной героиней которого была ты.

- Это невозможно, - вырвалось у меня, - ты же не провидец?

- Нет, дара предвидения у меня нет, - парень пристально смотрел на меня, перестав ходить, - и объяснить логически это я не могу.

Я медленно переваривала информацию, когда вдруг простая мысль озарила меня.

- А почему ты уверен, что эти сны - правда? Может тебе снились твои фантазии, а девушка была просто на меня похожа? Ну, типа, на уровне подсознания сформировался понравившийся образ…

- Это было очень реально, поэтому я не сомневаюсь в том, что это правда. Но это можно легко проверить, - улыбнулся Антон, а я почувствовала, как лед между нами начал потихоньку таять. Нет, обида никуда не делась, но… я так соскучилась, так была рада его видеть, что постепенно все плохое отступало на второй план. Господи, как же мне не хватало наших разговоров, его улыбки, взгляда карих глаз…как мне не хватало его всего…

- И как же? – вынырнула из своих мыслей я.

- Помнишь, как ты залезла в чей-то сад за яблоками, а там была собака. И ты, когда убегала и карабкалась на забор, умудрилась проткнуть ногу большим ржавым гвоздем. А потом долго отсиживалась за домом, боясь наказания от бабушки. Или когда в школе один старшеклассник тебя толкнул и высмеял при всех, а ты его так сглазила, что он покрылся прыщами от бровей до пяток. До сих пор, кстати, мучается, бедолага. Или как копила карманные деньги, чтобы купить любимые пирожные в дорогом кафе…

Я слушала, в прямом смысле открыв рот. Этого не могло быть. Просто не могло и все.

Антон все понял по моему выражению лица, лучше слов подтвердившему его рассказ.

- Я жил этими снами, смотрел, как ты росла, что ты делала, чем жила. Я влюбился в тебя задолго до нашей встречи и грезил мечтами о ней. Где искать тебя я не знал, но верил, что однажды мне дадут подсказку.

- Тогда почему… - я нервно сглотнула и замялась, - почему ты ничего не знал о Коле и… что было потом…

Антон помрачнел и отвернулся, преувеличенно внимательно изучая носки ботинок.

- Я видел, что он тебе нравился все больше и больше…и меня это несказанно злило. Я дико ревновал и бесился от того, что ты была с ним, а я ничего не мог сделать! Поэтому, не выдержав однажды, я проснулся среди ночи и вбежал на улицу. Там, сбивая кулаки о кору ближайшего дерева, я больше всего на свете хотел, чтобы эти сны прекратились и не мучили меня. Я не хотел видеть ваши счастливые лица, и не понимал, зачем мне этот дар…

Антон помолчал немного, сжимая и разжимая кулаки, чтобы успокоиться. А я была настолько потрясена услышанным, что слов не находилось…

- И все резко прекратилось, - он вновь поднял на меня глаза, криво улыбнувшись, - с тех пор ни одного сна больше не было. Я испытал облегчение, но совсем ненадолго. Забыть тебя я так и не смог, а вернуть сны обратно не получилось. Теперь я сожалею, что оборвал тогда нашу связь. Если бы знал, что эта сволочь хотела сделать…

- То что? – перебила его я, - что тогда? Ты бы не смог ничего сделать и прекрасно это знаешь. Да я и сама справилась прекрасно, все получили по заслугам…

- Но какой ценой? - возразил он, а я опустила глаза. Что уж теперь...

- Я просто хотел и хочу тебя защитить, - парень сделал ко мне шаг, но глухое рычание Тима напомнило нам, почему мы все здесь.

- Ты отвлекся, - довольно резко сменила я тему, вновь нахмурившись. Нещадно ругая себя за то, что расплылась безвольным киселем из-за нескольких фраз. А ведь клялась себе совсем в другом...

Антон вздохнул и продолжил:

- Мне повезло больше, чем многим. Проявившийся дар дал мне возможность вырваться из детдома, получить образование, а потом, по счастливой случайности, попасть в нашу контору. А когда увидел тебя… я знал, что рано или поздно мы обязательно встретимся, был абсолютно в этом уверен…но в тот момент испытал такое счастье, что никакими словами выразить невозможно. Я уже видел, как мы с тобой встречаемся, узнаем друг друга поближе… как зову тебя выйти за меня замуж, как у нас будут дети. Для меня все было предельно понятно, и я не сомневался в своих решениях.

Я не поднимала глаз, а картинка перед глазами предательски начала расплываться. Вот только этого мне сейчас и не хватало! Быстро заморгала, стараясь прогнать непрошеные слезы. Парень не врал, я чувствовала. Он действительно не сомневался, и сейчас не сомневается… Но почему все сложилось не так?

Антон еще помолчал, видимо ожидая от меня реакции, но не дождался. В горле першило, голос наверняка подвел бы меня, поэтому я упорно молчала.

- Но затем все пошло не по плану, - парень вздохнул, с трудом подбирая слова, - как-то меня вызвал к себе Сергей Палыч. Там он рассказал о ситуации с подселенцами и попросил помочь, очень убедительно попросил. Почему он выбрал меня? Не знаю, но думаю, что сыграла на руку моя репутация человека неболтливого и надежного. В любом случае, я благодарен небесам за этот выбор. Он сказал, что под подозрение попали все ведьмы в городе и округе…

Антон осекся, заметив мой потрясенный взгляд, и тут же пояснил:

- Да, да, он давно был уверен, что в деле замешаны ведьмы.

«Вот же жук!» - пронеслось у меня в голове. Меня даже угрызения совести перестали мучить за разгромленный кабинет! Было неприятно слышать, что меня подозревали, несмотря на сложившиеся достаточно доверительные отношения.

- Палыч попросил организовать за тобой слежку. Мне изначально эта идея не понравилась - я был уверен в твоей непричастности! Но как убедить в этом Палыча, не знал. Он принял мои возражения за недостаточную мотивацию и пообещал место начальника отдела. Но согласился я не поэтому…

- А почему же? – мой голос звучал глухо. Невесть откуда взявшаяся капля упала на листик клевера и я машинально стерла ее пальцем.

- Если бы я отказался, то он нашел бы более сговорчивого, вот и все, как ты не понимаешь! Мой отказ не изменил бы ничего! А я не хотел терять шанс быть с тобой рядом...

И как эта простая мысль мне не приходила в голову? Ведь и правда, а если бы на месте моего напарника оказался не Антон? Об этом даже думать не хотелось.

- И поверь, ничего лишнего я никому не говорил. Палыч знал только отчеты по нашим дежурствам, не более того… Я бы никогда себе не простил, если бы навредил тебе…

- А почему тогда ты отказался меня брать в свой отдел? – я не сдержалась и все-таки всхлипнула. Полгода мучений и терзаний оказались бессмысленными. Этакий изощренный садомазохизм… Антон ни разу не давал повода в нем сомневаться все это время, а я ему даже шанса не дала объясниться…какая же я идиотка...

- Я совершенно не хотел быть твоим начальником! Из нас получилась отличная команда, на равных. Да и был уверен, что ты никогда не пойдешь ко мне в подчинение…

Самое противное, что он был абсолютно прав – я бы не согласилась. От противоречивых эмоций не выдержала и вскочила, повернувшись спиной к Антону. Слезы текли по щекам, не давая говорить. По собственной дурости мучилась сама столько времени…и мучила его. А он все равно искал…и нашел. Не смотря ни на что, он меня нашел…

Теплые мужские руки ласково легли мне на плечи, мягко поворачивая к себе. Я уткнулась в крепкую родную грудь (чуть более костлявую, чем я помнила, но это поправимо) и, вдохнув такой родной запах, позорно разревелась. Антон нежно гладил меня по спине и волосам и уверял, что теперь все точно будет хорошо. Даже не смотря на мой мерзкий характер. И вспыльчивость. И упрямство. И умение сбегать в неизвестном направлении...

Я согласно всхлипывала и все крепче прижималась к любимому.

Наконец Антон отстранил меня и легонько чмокнул в губы.

- Теперь осталось самое главное, - он улыбался, а в глазах мелькало лукавство.

- И что же? – голос все еще был хрипловатым, но впервые за эти месяцы я искренне улыбалась.

- Прости, что без цветов и так банально, - парень опустился на одно колено и достал бархатную коробочку из кармана куртки, а я потрясенно ахнула, не веря своим глазам, - любимая, ты выйдешь за меня замуж?

- Да, - выдохнул за меня кто-то другой, но дух противоречия во мне был неискореним, - но маги не женятся на ведьмах!

- А где здесь ведьма? – Антон аккуратно одел мне на палец изящное колечко, - я вижу здесь только свою любимую девушку.

Я счастливо рассмеялась и притянула его к себе для поцелуя. И верно – кому какое дело?

- Теперь ты точно от меня никуда не денешься, - пробормотал он, думая, что я не услышу.

«Еще посмотрим, кто и от кого», - подумала я…

А Тимофей постепенно удалялся в лес, думая о том, что люди все-таки очень нелогичные существа…

Эпилог

2 года спустя…

Я лежала и с невероятной нежностью смотрела на маленькое чудо в моих руках. Ради этого можно было пережить многое. Три года назад я и подумать о таком не могла, но жизнь расставила все по своим местам.

После того, как Антон меня нашел, мы вернулись в город. Оказалось, что забросило меня очень далеко – практически за три тысячи километров. Я возвращалась неохотно, опасаясь реакции начальника. Мало бы кому мог понравиться локальный апокалипсис в собственном кабинете.

Но все оказалось довольно неплохо – Палыч был искренне рад нашему возвращению и даже неуклюже извинился за свои подозрения. Но начальство не имеет право ставить на первое место личные отношения, я это уже осознала и приняла. Правда, доверия это не вернуло.

Тогда же я узнала, что Аркаша так никому ничего больше не сказал. Его допрашивали больше двух месяцев, но безуспешно. Я о нашем с ним разговоре тоже не распространялась, понимая, что эти знания могут быть очень опасны. Решила рассказать Антону…попозже. Аркашу осудили и казнили незадолго до моего возвращения. Думаю, что это к лучшему.

На работу я вернулась с удовольствием и честным обещанием больше ничего не громить. Тем более, что Палыч переехал в новый кабинет с красивым ремонтом. Старый восстановлению не подлежал. Да и здание пришлось знатно реставрировать. Хорошо хоть имущественных претензий не предъявили...

Свадьбу мы сыграли довольно скромно, пригласив всего несколько человек. Настя стала моей свидетельницей, а Кирилл – свидетелем Антона. Ребята настолько сдружились, организовывая торжество, что теперь нас ждет еще одна свадьба.

Мама, бабушка и Василиса очень за меня рады, хоть и не скрывают опасений насчет недолговечности нашего союза. И их можно понять – слишком много неудачных примеров перед глазами. Но нам с Антоном абсолютно плевать на стереотипы и косые взгляды. Наша семья для нас самое главное.

Когда я забеременела, то сразу встал вопрос о родах. Как бы не тренировала я выдержку, но в обычном роддоме срыв контроля мог стать фатальным. Поэтому было решено рожать у бабы Нюры, тем более, что она была очень этому рада.

И вот теперь, когда часы схваток и боли позади, я с упоением разглядываю личико сына и целую его в нежную макушку. Баба Нюра ушла звать Антона, который бродил все это время вокруг избушки, дружно изгнанный нами, дабы не мешать процессу. Бьющийся в нервяке маг огня – это за гранью реальности, скажу я вам.

Послышались торопливые шаги и дверь резко распахнулась, явив моего всклокоченного и нервного мужа.

- Рада, ты как? – он подлетел к кровати и опустился на колени, - у тебя что-нибудь болит? Может тебе что-то нужно, ты только скажи, я мигом…

- Все в порядке, - прервала я его сбивчивый монолог. Антон и раньше опекал меня, но с беременностью стал хуже курицы-наседки. А когда начались схватки, то так метался за дверью комнаты, что был выгнан во двор.

- Смотри, какое чудо, - я протянула к нему сверток.

- Какой крохотный, - Антон неуверенно посмотрел на меня и попросил, - можно? Мне?

Я улыбнулась и кивнула, аккуратно переложив сына на руки к папе.

- Теперь я знаю, как пахнет счастье, - муж поцеловал сына в макушку, совсем как я недавно.

- Ну что, молодежь? – баба Нюра залетела в комнату небольшим вихрем, раскладывая пеленки, бутылочки и прочую мелочь, - как решили назвать?

Я посмотрела на Антона, а он мне подмигнул. Имя мы выбрали давно, пережив не один десяток споров, но все-таки найдя компромисс.

- Ярослав, - ответила я, удобнее устраиваясь на подушках.

- Хорошее имя, - одобрила баба Нюра и взяла младенца на руки.

Ярослав на миг приоткрыл глаза и тут же недовольно засопел и завозился. Баба Нюра с удовольствием заагукала и защебетала над малышом, но эффекта это не возымело. Ярослав все сильнее беспокоился и уже сморщил личико, чтобы заплакать. Я протянула руки, намереваясь взять сына, но баба Нюра просительно посмотрела на меня.

- Можно я еще понянчусь, Рада? Своих малышей у меня не случилось, так хоть твоего потискаю…

Я нерешительно кивнула, чувствуя, что что-то не так. Внутри нарастало ощущение, будто сын потерял меня и беспокоится. Я списала это на материнский инстинкт и гормоны, но беспокойство не проходило.

- Надеюсь, что у него не будет таких проблем, как у Аркаши, - озвучила я Антону давно нервирующую меня мысль, пытаясь отвлечься.

- Что ты имеешь в виду, любимая? – муж сел рядом со мной на кровать и обнял, когда я положила голову ему на плечо.

- Он ведьмак, Антон. Вероятность, что он будет обладать хоть каким-нибудь даром, стремится к нулю, - мой голос прозвучал огорченно, как я не старалась казаться бодрой. Не хотелось, чтобы сын ощущал себя ущербным.

- Никаких проблем у него не будет, не переживай, - Антон поцеловал меня в лоб и прижал крепче к себе, - мы его будем любить так, что ему и в голову не придет, что ему для счастья чего-то не хватает.

- Угу, - выдохнула я.

Беспокойство внутри приблизилось к критической точке. Я перевела глаза на бабу Нюру ровно в тот момент, когда раздался первый недовольный вопль сына, резанувший по ушам.

- Голосистый парень будет, - Антон тоже потер ухо.

- Дайте мне ребенка, баба Нюра. Быстрее, - я торопливо протянула руки, но женщина чуть замешкалась.

Сын издал еще один вопль, чуть громче предыдущего, и выгнулся в чужих руках, угрожающе засопев. Стакан рядом с моей кроватью подпрыгнул и разлетелся на мелкие осколки, обдав нас с Антоном брызгами. Не дожидаясь следующего голосового залпа, баба Нюра тут же передала мне ребенка. Ярик сразу успокоился, хотя по мягким волосам на голове все еще пробегали редкие золотистые искорки.

- Стремится к нулю, говоришь? – Антон перевел на меня ошалевший взгляд.

- Кажется, мы задержимся дольше, чем планировали, - улыбнулась я бабе Нюре, - не возражаете?

- Похоже, нас ждет то еще веселье, - согласно кивнула женщина с тихим смешком.

Но это уже совсем другая история…



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Эпилог