КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 469148 томов
Объем библиотеки - 685 Гб.
Всего авторов - 219204
Пользователей - 101757

Впечатления

Stribog73 про И-Шен: Сила Шаолиня. Даосские психотехники. Методы активной медитации (Самосовершенствование)

Конечно, даосская техника активной маструбации весьма интересна для тех, у кого нет партнера по сексу, как у шаолиньских монахов. И это весьма оздоровительное занятие в прыщавом возрасте.

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Алекс46 про Круковер: Попаданец в себя, 1960 год (СИ) (Альтернативная история)

Графоманство чистой воды.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
чтун про Васильев: Петля судеб. Том 1 (ЛитРПГ)

Дай бог здоровья Андрею Александровичу; и чтобы Муза рядом на долгие годы!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Шаман: Эвакуатор 2 (Постапокалипсис)

Огрызок, автор еще не дописал 2 книгу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Кощиенко: Айдол-ян - 4. Смерть айдола (Юмор: прочее)

Спасибо тебе, добрая девочка Марта за оперативную выкладку свежего текста. И автору спасибо.
Еще бы кто-нибудь из умеющих страничку автора привел бы в порядок.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Жарова: Соблазнение по сценарию (Фэнтези: прочее)

Отрывок

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Адвокат Дэв (СИ) (fb2)

- Адвокат Дэв (СИ) 630 Кб, 101с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Евгения Александровна Демина

Настройки текста:









<p>


Адвокат Дэв</p>






<p>


I</p>





   - Что вы будете? Чай или кофе?



   Дивьяни сладко зевнула и выглянула из-под одеяла. Над кроватью почтительно склонилась нарядная Амрита, сверкая белоснежными зубами и солнечной мангалсутрой.



   Дивьяни приподнялась на локте и взъерошила волосы.



   - Аму, мы ж договорились: давай без этого официоза-а-а... - снова глубокий зевок. - Ты ещё моих ног коснись.



   Амрита снова улыбнулась, но уже с закрытым ртом.



   - Я делаю то, что должна делать хорошая жена. Разве об этом нужно договариваться?



   Дивьяни потянулась, медленно подняла правую ногу, вздымая одеяло, - и резким рывком села.



   Зря она вчера полночи проторчала на Фэйсбуке...



   То есть уже сегодня...



   А сегодня тащиться в участок...



   И выглядеть надо хорошо.



   - Давай тогда по кофе?



   - Я уже позавтракала, - поджала тёмные губки Амрита.



   Так. Понятно. С утра выкрутасы.



   В облаке зелёного бханглапурского шёлка маленькая Аму горделиво уплыла в сторону кухни.



   Дивьяни приняла позу лотоса, потянулась ещё раз и глубоко вдохнула - горячий утренний воздух Старого Гоа.



   Она жила в многоэтажке - в одной из новостроек, которые так портили колониальный вид города. Дивьяни могла бы себе позволить и коттедж в средиземноморском стиле в каком-нибудь старом квартале, где ещё можно услышать португальскую речь - но предпочитала нечто более урбанистическое. Хотя фишки цивилизации по полной так и не использовала - квартиру купила всего лишь на третьем этаже. Точнее, две квартиры. И объединила их, так что получилось шесть комнат, мини-бар во второй кухне и два санузла. Окна спальни выходили на солнечную сторону: это очень бодрило утром, экономило электричество днём и тянуло гулять вечером. И сейчас хозяйка наслаждалась первой опцией, сделав пару асан йоги, погоняв велотренажёр и сбегав в душ, пока Амрита суетилась на кухне.



   Французская коса в гирляндах белого жасмина то и дело мелькала в пустом дверном проёме: Дивьяни решила, что дверь на кухне ей без надобности, всё равно с закрытой жарко, а открывать неудобно, если руки заняты подносом.



   Амрита настояла, что будет готовить сама. Сначала Дивьяни думала, что бывшая горничная оторвётся в новом статусе и даже пальцем лишний раз не шевельнёт - но, к удивлению своему, с появлением Аму отправила домработницу на полставки: та приходила убираться по утрам, когда Дивьяни уезжала на работу, а Амрита отправлялась за покупками. И, собственно, всё. Амрита же оказалась расторопнее служанки - успевала и вести хозяйство, и заниматься собой, и посвящать время Дивьяни. Так что Дивьяни считала, что ей очень повезло.



   Но иногда Аму вставала не с той ноги, и день начинался с разборок.



   - Аму, что всё-таки случилось? - спросила Дивьяни, выключив фен. В такие моменты она старалась держать в голове, что Амрите всего семнадцать, и, будучи на двадцать лет старше, проявлять снисхождение.



   Амрита утихомирила кофеварку и состроила грустную мордашку:



   - Я опять буду совсем одна.



   - Ты же хотела сходить куда-то?



   - Хотела, но расхотела. Я эти тэ-цэ уже все исходила вдоль и поперёк.



   - Ну так Ручика придёт, посидите, поболтайте, посмотрите что-нибудь.



   - О чём с ней разговаривать? - от этой реплики нататуаженные брови Дивьяни уползли высоко на лоб. Когда Амрита работала горничной, они всегда находили, о чём поговорить, да и особого приглашения ей не требовалось.



   - Ну заведи подружек-ровесниц. Это так сложно?



   - Ага, они все в школе или в колледже.



   - Поступи сама в колледж - разве кто-то возражает? - Дивьяни поняла, что удовольствия от кофе не получит. - Или просто на какие-нибудь курсы. Там быстро все знакомятся.



   - Ага, - набрала дыхание в грудь Амрита. - Там все будут спрашивать, замужем ли я. А анкету как заполнять?



   Дивьяни проглотила кофе залпом и встала из-за стола:



   - Так, дорогая моя. Тебя насильно никто не тащил. Ты сама согласилась.



   - Не тащил. Но всё равно, - зашмыгала носом Амрита.



   - Амрита. Мне сегодня предстоит очень насыщенный день. Так что не выноси мне мозг - он мне сегодня очень пригодится. Скажи сразу, чего ты хочешь.



   - Я сто раз уже говорила, - Амрита тоже встала, но опустила голову и принялась хрустеть пальцами и звенеть браслетами. - Надо было остаться в Голландии. Мы бы сейчас делали что хотели, и ни от кого бы не прятались, и...



   - А здесь мы от кого-то прячемся? - Дивьяни проверила, не встаёт ли укладка дыбом, и пошла за сумкой. - Чего ты так боишься? Все видят, что у тебя синдур и мангалсутра? Видят. А за кем ты замужем - это не их дело. Так и отвечай, - она взяла со стола две папки и прикинула, что в сумке они не поместятся. Ладно, понесёт в руках. - И вообще, мой дом - здесь. И все мои связи, и друзья. Кому мы сдались в этой Голландии?



   - Но тогда...



   - Тогда мы были туристами. А теперь будем эмигрантами. Это две большие разницы, - Дивьяни потёрла виски, обулась в "лодочки", не выпуская ношу, и проверила ключи от машины. - Закрой за мной.



   Продолжая пытать собственные пальцы, Амрита послушно вышла в прихожую. Ни слова не говоря, она открыла перед Дивьяни дверь и, как дворецкий, ждала, когда можно будет закрыть.



   Дивьяни не оборачивалась.



   Она ткнула костяшками в кнопку лифта - чтобы выпустить пар и чтобы не попортить маникюр - и шагнула в бездну.



   Вдох.



   Выдох.



   Ключи. Удостоверение личности. Кошелёк.



   Салфетки... Блин! Ладно, купит по дороге.



   Залог.



   Не успели двери лифта как следует разъехаться - проход уже заслонила картонная глыба. Какой дурак с холодильником прётся?



   - Грузовой лифт там, - Дивьяни отвоевала пространство и указала вправо.



   - Спасибо, - выглянул из-за коробки смуглый парень в солнечных очках.



   - Я же говорил: есть грузовой, - с другой стороны показался парень посветлее. Очки у него были подняты на лоб - прижимали пышные волнистые волосы, вместо ободка.



   - Ты говорил, что он работает через раз.



   - Э-э... можно пройти? - напомнила о себе Дивьяни.



   - Переезд... - хором начали оба и улыбнулись, - ...такой переезд, - закончил тот, что посмуглее.



   - С новосельем? - Дивьяни решила проявить вежливость.



   - Вроде того. Мы теперь в триста четвёртой.



   Триста четвёртая? Это на их площадке.



   - Кстати, там почему-то нет триста третьей, - решил поделиться сомнениями его товарищ. - Вторая - и сразу четвёртая.



   - Пошли уже, - одёрнул его смуглый. - А потом говорят, что южане все трёпла... Суровый Пенджаб, суровый Пенджаб...



   Белокожий прокашлялся.



   - Там сдвоенная, - заполнила паузу Дивьяни. - Вторая и третья вместе. Это моя.



   - О, значит мы соседи! Коди! - радостно представился темнокожий парень.



   - Шакти, - подключился светленький.



   - Дивьяни. А вы, значит, из Пенджаба?



   Шакти хотел кивнуть, но почему-то передумал:



   - По национальности. Родился здесь.



   - В Старом Гоа? - уточнила Дивьяни. Её насторожила такая неопределённость. Чисто инстинктивно.



   - Извините, нам пора. Коди, поднимай.



   Соседи, значит. Коди и Шакти.



   Точно не братья.



   Улыбаясь своим мыслям, она села в "Гранд Чероки", припаркованный сразу у подъезда.



   Сначала звонок.



   - Чанду!



   - О, привет! - с надеждой в голосе отозвался Чандрасена. - Птичка моя...



   - Что? - рассмеялась Дивьяни.



   - Это я не тебе. Повиси секунду... Иди померяй то, красное, - голос друга утонул где-то за кадром.



   - Ты чё там, по магазинам с утра шляешься?



   - Прикинь. Покупаем Эми свадебное сари. Точнее, никак не можем купить. Это уже двадцатое! Вот какая замечательная традиция в Европе - чтобы жених не видел платья невесты до свадьбы!



   - Ещё один любитель Европы.



   - В смысле?



   - Да так, ничё, - Дивьяни не спеша пристегнулась и опустила стекло, впуская в салон душную сладость цветения. - Слушай, а ты Итану давно звонил? Чё у них там?



   - Там всё реально плохо, - понизил голос Чандрасена. - Оксана была у врача. УЗИ показало тройню.



   - Пипец, - Дивьяни вставила ключ зажигания.



   - Вот! Ты нас понимаешь! А то все заладили: "Ой, детишки! Ой, какая прелесть!" А у меня перед свадьбой и так мандраж... Да, а ты чего звонила?



   - Да, точно. Сегодня залог вносить. Пришли человечка с деньгами. Только не говори, что ты забыл. Или что всё спустил на свадьбу.



   - Ну что ты, Ди! Ради тебя я хоть почку продам, хоть две, а денег всегда найду!



   - Ты мой золотой! Так... я там буду... к десяти. К полодиннадцатому присылай.



   - Договорились... Только, слушай, этот тип чё-то какой-то мутный. Ты уверена: его реально стоит отмазывать?



   - Вот именно, что слишком мутный. Чтобы совершить такой очевидный промах. Короче, всё сложно.



   - Ну ладно, я понял. Кто бы он там ни был, ты попросила - я сделаю. Давай.



   - Давай.



   Телефон лёг на переднее пассажирское - рядом с папками и сумочкой.



   Мотор приятно загудел - как крупная собака, радуясь встрече с хозяином.



   Всё-таки - как хорошо, что семейная жизнь не влияет на дружбу. В их тройке первой не устояла Дивьяни - перед чёрными глазами и белоснежной улыбкой Амриты. Очень скоро сдался Итан - когда прекрасная Оксана из далёкого Красноперекопска приехала на Дивар на недельку пожить. Дольше всех держался Чандрасена - пока не встретил Эми Альвас, совершенно не похожую на всех его прежних подружек и уже поэтому достойную внимания...



   Ясное небо, стройные пальмы и бесконечный пляж как никогда настраивали на романтику.



   У полицейского участка уже ждала стайка журналистов. Обычно Дивьяни общалась с прессой только у здания суда, но сейчас, похоже, четвёртую власть любопытство распирало заранее. Едва Дивьяни хлопнула дверцей джипа, камеры, микрофоны и диктофоны дружно обернулись к ней, как кобра к дудочке факира.



   - Намасте, Дэв-Джи, - улыбнулась хорошенькая журналистка.



   В школе у Дивьяни было два прозвища. Когда она на правах дочки богатых родителей включала принцессу, её называли Леди Ди. А когда феминистку - Дэв-Джи или просто Дэв. Второе прозвище вернулось к ней уже в зрелости, во время одного очень и очень скользкого процесса, когда возмущённый ответчик в сердцах воскликнул, что в зале суда есть только один настоящий мужчина - адвокат со стороны потерпевшего госпожа Дивьяни Сингх. Дивьяни это очень польстило, и она не возражала.



   На крыльце козырнул комиссар. Помощники комиссара застыли с дубинками. А те, кого они били, забыли о синяках.



   Подобно утренней заре, сверкающей золотом первых солнечных лучей сквозь розово-сиреневую дымку, госпожа Дивьяни Сингх - в любимом сиреневом сари и новом золотом гарнитуре - снизошла на бренную землю, прямо к полицейскому участку.





<p>


II</p>





   - Доставка пиццы! - бодро прозвучало за дверью.



   Рагхав оценил курьера в глазок, не заметил ничего подозрительного и открыл.



   Отсчитал триста двадцать пять рупий без сдачи и принял плоскую коробку у заученно улыбавшегося доставщика.



   Путь через прихожую лежал мимо зеркальных дверец шкафа, и Рагхав не удержался от соблазна поиграть бицепсами и трицепсами. Живот, конечно, не идеально плоский. Но ничего, скоро там будут все восемь кубиков, и он заселфится без футболки, и девчонки набегут как саранча.



   На автомате проследив, как мопед курьера лавирует между вазонами и оградой, Рагхав вернулся к обеду - и, конечно же, к компьютеру.



   Приправляя френдленту оливками и курицей в томатной пасте на ещё горячем тесте, он очень быстро заскучал. Перепосты идей для дизайна интерьера и фоток из Инстаграма Шрути Хасан - у всех, как по команде. Надо будет как-нибудь разнообразить подписки. Походу, он уже повторяется в выборе...



   Правду говорят, все женщины одинаковы. И развивается всё по одному сценарию.



   И ники у всех какие-то...



   Пора развести Чёрную Жемчужину на свидание.



   Хоть денег поиметь.



   Хотя - вряд ли её есть чем шантажировать. У таких пафосных обычно никаких секретов - одни фантазии. Между кухней и сериалами.



   На соседней вкладке замигал маячок - видеозвонок.



   Рагхав переключился.



   О нет. Опять она.



   Однажды он имел несчастье пригласить в друзья Прию Сатьямурти. На фоне всех Чёрных Чемчужин и Железных Дев она выглядела самой адекватной. Но позже Рагхав понял, что адекватно у этой девушки только имя.



   Сначала ему, конечно, льстило, что Прия комментила каждый пост. Он наступил на собственные грабли и посчитал её восторженной поклонницей. Как настоящий мачо, он верил в собственную неотразимость и охрененность. И вера эта вышла ему боком.



   Рагхав банил её, заводил новые страницы, жаловался админам, вычислял её по номеру телефона, к которому привязан аккаунт, по местонахождению сигнала... Но Прия была воистину непотопляема. Она тоже меняла ники, аккаунты, симки, заходила через другие соцсети, даже притащилась за ним из Тамил-Наду в Гоа. Он определил это по пейзажу за её спиной во время одного из разговоров. (Скайп она тоже оккупировала прочно.) Собственно, она особенно и не скрывалась. Рагхаву тоже надоело бегать, и он решил встретить врага лицом к лицу.



   Но кто сказал, что война ограничится одним боем? У противника оказалось бесконечное количество жизней, и он явно собирался взять Рагхава измором.



   Сначала он подумал, что Прия - тоже шантажистка. Но она не преследовала никакой выгоды. Она преследовала его. Он соврал, что уже занят - она пропустила это мимо ушей. Он думал оттолкнуть её грубостью - обида не длилась долго, и вечером того же дня она опять строчила километровые сообщения с фотками и гифками. Он пробовал притвориться геем, но вышло неубедительно, и она приняла это за шутку и сказала, что любит его ещё больше. Он высказал всё прямо, но она сказала: "Ну что ты такое говоришь, мы ведь обязательно будем вместе, ведь правда?"



   Но на сей раз Прия, кажется, поняла, что его протест серьёзен.



   Её раскрасневшееся личико вплотную прильнуло к монитору, как будто она хотела прочитать что-то в глазах возлюбленного, но шрифт был слишком мелким.



   - Рагхав. Нам нужно серьёзно поговорить.



   - Говори, - разрешил Рагхав, откусывая пиццу.



   - Рагхав...



   Раньше она казалась ему красивой. Пока он не понял истинную причину её страстного взгляда и загадочной улыбки.



   - Ну чего тебе?



   - Рагхав...



   - Я тридцать лет уже Рагхав! Говори быстрее! Видишь, я обедаю?!



   Прия судорожно сглотнула, как будто вспомнила, что тоже голодна.



   - Извини. Я очень сильно тебя люблю. Ты ведь тоже меня любишь, я знаю.



   - Нет.



   - Ты просто пока не успел понять, - лицо украсилось нежной улыбкой, совершенно не вязавшейся с застывшим, стеклянным взглядом. - Иногда люди всю жизнь общаются с кем-то, не осознавая, что это и есть их лучший друг. Так бывает. Ничего страшного. Я же вижу, что я тебе нравлюсь...



   - Так. Прия. Слушай сюда, - Рагхав чуть не ткнул в монитор пиццей. - Ты. Мне. Не. Нравишься. Я. Тебя. Не. Люблю.



   - Я понимаю: ты смущаешься. Здесь совершенно нечего смущаться. Я же не требую каждый день признаваться в любви, дарить цветы, и всё такое. Мне достаточно того, что ты рядом.



   - Говорю тебе последний раз. От-ва-ли.



   - Но ты же разговариваешь со мной сейчас...



   - Только чтобы вдолбить это в твою башку! - аппетит мгновенно пропал.



   - Не надо так со мной, - медленно покачала головой Прия. - А то я обижусь. Лучше скажи, когда мы уже поженимся?



   - Что?! - Рагхав чуть не снёс стол вместе с пиццей и компьютером. - Прия! Ты - больная! Тебе лечиться надо! Ещё один звонок, и я заявлю в полицию! И тебя посадят в психушку, и ты больше никогда не выйдешь замуж! Понятно?!



   - А мне больше и не надо. Я хочу замуж только за тебя, - кокетливо склонила голову на бок Прия. Длинный "конский хвост" лёг на плечо.



   - Всё. Я звоню, - Рагхав быстро вытер руку о штаны, и демонстративно взял телефон, и нацелился пальцем на тачскрин.



   - Как ты можешь?! - взвизгнула Прия. - Я уехала из дома ради тебя! Я поругалась с родителями! Неужели ты не понимаешь, что ради тебя я бросила всё?!!



   - Прия!..



   - Нет! Теперь ты будешь меня слушать! - Прия рывком поднялась. На экране крупным планом замаячил её бюст. Который уже ни разу не возбуждал.



   Прия подбежала к кровати, поставила на неё табурет, схватила с изголовья длинный шарф, забралась на табурет и дотянулась до вентилятора на потолке.



   Рагхав замер с телефоном на отлёте. Вот счас реально пора звонить в полицию...



   Прия уверенно скрутила из шарфика петлю. Как будто заранее тренировалась.



   - Прия! Прекрати этот спектакль! Я на него не куплюсь!



   - Если ты не женишься на мне, я покончу с собой! Прямо сейчас! Женишься?!



   - Нет! Прия!..



   - Всё! Ты разрушил мою жизнь! Разрушил! - она сунула голову в петлю и раскачалась на табуретке.



   Блин, он же адреса не знает.



   Но может вычислить...



   - Прия!



   Но табуретка беззвучно опрокинулась на цветастое покрывало. Ноги Прии задёргались, и даже издали, через веб-камеру, было слышно, как звенит подвеска на браслете.



   Да ну ещё, подставляться из-за этой психички.



   Под последний хрип Прии он вышел из Скайпа.





   Два дня Рагхав был сам не свой. Ему снилась Прия. Она наблюдала за ним через окно и соблазнительно улыбалась. Он даже почувствовал уколы совести. Но убедил себя, что совесть - это ненужный рудимент, так же как копчик или аппендикс, и решил отвлечься.



   Он позвонил Мальти - которая ему действительно нравилась и с которой ему хотелось подольше покрутить, прежде чем развести на бабки.



   Не успели они поздороваться, как комнату Мальти, обычно такую светлую, окутала тень. Как будто кто-то напускал дыма в окно. Сама хозяйка будто вовсе не обращала внимания на метаморфозы... Кстати, её видно было чётко. А вот прямёхонько у неё за спиной сгустилась тень - и так знакомо склонила голову набок.



   - Куда ты смотришь? - удивилась девушка и обернулась. - А, да. Я повесила новую занавеску. Совсем по-другому смотрится, правда?



   Рагхав покивал, сослался на внезапную работу и отключился.



   Тень Прии мерещилась ему за каждой занавеской.



   А вечером заявилась полиция.



   Наверняка нашли эту чокнутую в петле над собственной кроватью. Но он-то тут причём? Да, поссорились. Но за это в тюрьму не сажают.



   Но полицейские пришли не из-за Прии.



   И даже не из-за жалоб на Рагхава - от любовниц или от их мужей.



   Мальти пропала.



   Пришлось признать, что он был последним, кто виделся сегодня с Мальти Арора. Пусть даже по видеосвязи. А поскольку он был одним из самых близких её знакомых (хотя что она о нём знала?), а родня без вести пропавшей возбухает не на шутку и вообще места себе не находит - то проедемте с нами, молодой человек, до выяснения обстоятельств.



   Уже сидя в полицейской машине между двумя крепкими сотрудниками правоохранительных органов, Рагхав вспоминал, как подкрадывалась к Мальти тёмная фигурка с занавески, и как Прия преследовала его все эти дни. Точнее, уже призрак Прии... Или она жива? Она не может быть живой, она повесилась у него на глазах...



   Каким бы циником он себя ни считал и как бы ни любил почитать главу-другую из Стивена Кинга перед сном, он не мог предложить полиции ни одной версии. Поэтому пришлось принять их правила игры.





<p>


III</p>





   - Вот, собственно, всё, - Рагхав развёл бы руками, но мешали наручники.



   - На наркомана вы не похожи, - вздохнула Дивьяни, забыв держать лицо и дёргая сама себя за ступенчатые пряди.



   - Вы хотели всё в подробностях - я рассказал, - нервно рассмеялся подозреваемый.



   В комнату свиданий заглянул конвойный:



   - Всё в порядке, мадам?



   - В полном, - откликнулась госпожа Сингх. - Принеси мне водички, а то душновато здесь у вас.



   Полицейский хотел скрыться за дверью, но Дивьяни достала из сумочки купюру и приманила ей парня. Попросила купить воду в магазине, чтобы прямо из холодильника, а то у них в кулерах вечно тёплая. И шепнула, что сдачи не надо.



   - Старая как мир уловка? - то ли одобрил, то ли упрекнул Рагхав. - Вы и правда думаете?..



   - Давай на "ты". Так проще, - налегла на стол Дивьяни. - По крайней мере, влипли мы с тобой на равных.



   Рагхав измерял её взглядом. Вроде приличная дама, в сари, при ювелирке, при деньгах, макияж салонный, семья уважаемая, а вот манеры...



   - Значит, так, - Дивьяни похлопала ладонями по столу. - Чем я счас реально могу тебе помочь - это добиться освобождения под залог.



   - А-а... разве не через суд?



   - Зачем время терять? Кто у нас тут заведует? Майор Шанкар...



   - Этот слишком честный, - покачал головой Рагхав. - Я встречался с его женой. Смог из неё вытянуть только четыре миллиона. За двадцать пять лет службы это всё, что он накопил, прикинь?



   Дивьяни присвистнула.



   - Лучше сходи к капитану Редди. Который дело ведёт...



   - Я уже в курсе.



   - Погоди. Ему часто звонят с незарегенных номеров. Называют разные адреса и цифры. Нетрудно догадаться, что это. Так что, во-первых, он всегда пойдёт навстречу, а во-вторых - будет чем на него надавить.



   - Раз ты такой умный, зачем тебе адвокат?



   - Ну... - Рагхав обвёл глазами помещение. - У наручников-то нет QR-кода. Нужны старые добрые аналоговые методы.



   - А, ну да, - согласилась Дивьяни. - Значит, ты считаешь, что Прия жива?



   - То есть ты веришь в мою невиновность?



   - С мёртвых-то денег не срубишь, - логично рассудила адвокат. - Я ж навела о тебе справки: клеишь девочек на Эф-бэ, задруживаешься, узнаёшь про них всё-всё-всё, разводишь на свидание и шантажируешь этим всем-всем-всем. Ну или самим свиданием, если больше нечем. А мокруха - не твой профиль.



   - Я о тебе тоже справки навёл. Так что, если вдруг у тебя не получится... - подозреваемый многозначительно посмотрел на собеседницу, - ...то все твои интересные знакомства выплывут наружу.



   Дивьяни вскинула брови - потерпела пару секунд - и искренне рассмеялась:



   - Ну ты открыл Америку. Ещё возмутись, что наркомафия кинематограф спонсирует. Да ты идеалист, мой дружочек.



   Вернулся конвойный с бутылкой минералки, влажной от конденсата - только что из холодильника. Дивьяни натянуто улыбнулась. Она рассчитывала, что в это время в магазине очередь побольше.



   - Ладно, пойду договариваться.



   Она сделала долгий глоток, передала бутылку подзащитному, похлопала его по колену и направилась дискутировать с полицией.



   Её походка не оставляла никаких сомнений в успехе, но на душе всё равно скребли кошки. Когда минут через двадцать она притащила за собой конвойного, а конвойный притащил ключ от наручников, кошки спрятали коготки, но ненадолго. Ровно за порогом они снова потеряли берега и впились во всё, что подвернулось под лапы.



   Весь тротуар занимала цветастая толпа женщин всех возрастов и мастей, которые без перерыва вопили то "Позор!", то "Наказать!". Причём непонятно, относилось это к нему или к полиции.



   - У-у, да нас тут с музыкой встречают, - оценила обстановку Дивьяни. - Пошли, я тебя подвезу.



   - Мадам Сингх! Какими судьбами! - раздалось над ухом.



   Дивьяни и её подзащитный дружно вздрогнули. Дивьяни обернулась и увидела молодого мужчину в чёрном костюме.



   - Санджай-сэр! Намасте! - осклабилась она и даже сложила ладони. - А я здесь по работе. А вы?



   - И я тоже. Дело теперь под моим личным контролем...



   - Какое дело? - Дивьяни нагло вскинула голову, потому что смотреть приходилось снизу-вверх. - Состав преступления не установлен.



   - Исчез человек, мадам Сингх.



   - Массовку - это вы собрали? - перешла к делу адвокат.



   - Не совсем. А если серьёзно - поступила информация из Тамил-Наду. О том, что в полицию и прокуратуру Ченнаи поступило несколько заявлений на вашего подзащитного.



   - А какая связь между этими заявлениями и нашим делом?



   - Связь очевидная. И мы начали искать жертв шантажа и в нашем штате. Собственно - вот они все, - Санджай-сэр обвёл широким жестом всех присутствующих дам.



   Дивьяни показала Рагхаву большой палец и продолжила:



   - Так значит, прокуратура тоже ведёт расследование?



   - Да. Именно.



   - Ну поздравляю, будет чем заняться, - Дивьяни зажала в зубах сигарету и щёлкнула зажигалкой. - Пойдём, Рагхав.



   В них успели пару раз щёлкнуть вспышками, как Санджай позвал:



   - Дивьяни?



   Дивьяни обернулась в идеальном ракурсе для фотографов и выпустила из накрашенных матовой нюдовой помадой губ струйку дыма.



   - Зачем тебе это надо? Вот чисто по-человечески - нафига ты вечно ввязываешься куда не надо?



   Дивьяни заломила перманентно накрашенную бровь.



   - То тебе срочно надо эвтаназию. То родительские права восстанавливать для какой-то алкоголички. А теперь интернет-скандал национального масштаба. Дивьяни, остепенись уже. Выйди замуж. Потрать свою энергию на созидание.



   - Ещё слово - и тебе эвтаназия понадобится, - процедила сквозь зубы девушка, а вслух сказала:



   - Санджай, здесь пресса и ТВ. Хочешь публичный скандал? Оно тебе надо?



   Она затушила сигарету подкованным каблуком.



   Рагхав предложил даме руку и проводил её до джипа как по красной дорожке.



   - Это кто? - спросил он, устроившись рядом с водительницей.



   - Санджай Васудев. Главный прокурор штата Гоа, - Дивьяни посигналила митингующим, чтоб не бросались под колёса. - В должности совсем недавно.



   Она не стала посвящать Рагхава в подробности, как предыдущий главный прокурор не выдержал счастья быть отцом Жуана и безвременно отошёл в мир иной прямо при встрече с сыном.



   - Больно борзый. Хочешь, я компромат на него нарою? Вот прям счас, как домой приеду.



   Они остановились на перекрёстке, где поцеловались одновременно четыре машины, затормозив движение по всем четырём направлениям.



   - Спасибо, но не надо. Все сочные подробности я и так знаю, - Дивьяни стучала маникюром по рулю. - Мы на юрфаке вместе учились. Он у меня на экзаменах списывал.



   - Отличницей была?



   - А то. Но без фанатизма, - Дивьяни снова включила сигнал и медленно, но верно пошла таранить тех, кто замешкался впереди.



   Пробка потихоньку рассасывалась.



   - Кстати, - спросила она, когда "Гранд Чероки" снова почуял свободу и разогнался на свободной трассе, - ты уверен, что хочешь домой? После сегодняшней демонстрации? И после версии, что Прия жива и следит за тобой?



   - Не уверен, - признался Рагхав. - Но больше некуда.



   - Ой, да ладно? Можно за пять минут снять нормальное бунгало. Знаток интернета. Сразу видно, ты у нас недавно.



   - Допустим. И чё делать?



   - Есть идея. У нас квартирка соседняя пустует.



   Рагхав недоверчиво покосился на адвокатессу.



   - Надувной матрас организуем прямо счас. А остальное приложится.



   - Ну... это самое лучшее, что можно на данный момент предпринять... А правда - зачем тебе это скандальное дело?



   - Азарт, - Дивьяни поправила чёлку перед зеркалом заднего вида.



   - И всё?



   - А что ещё? Вот ты зачем занимаешься тем, чем занимаешься?



   - Как зачем? Ради денег, конечно.



   - Ну хакнул бы какой-нибудь банк и вывел тихонько денежки. Но тебе же процесс интересен. Вот и мне тоже.



   Интересная девушка. Таких он ещё не встречал.



   Рагхав отвлёкся на моторикшу у обочины. На переполненные сиденья-скамейки продолжали протискиваться пассажиры, так что с противоположного конца уже свалились два человека... Он заснял эту сцену.



   - Вылазь. Приехали.



   Рагхав критически осмотрел двор между высотками, в котором благодаря этим высоткам всегда была тень.



   - А я-то думал, ты в особняке живёшь. В трёхэтажном. С бассейном.



   - Зато здесь полно народа, и в основном неформалы. Иностранцев много. А бассейн у нас есть - на крыше, - проводила экскурсию Дивьяни, пока они шли до лифта.



   Кабина проглотила их, подмигнув красным глазом.



   - Нам на третий, - объявила хозяйка.



   - А ключи?



   - Уже договорилась.



   Она давно уже договорилась с вахтёром, что ключики от триста первой, девятьсот второй и от подвала она себе продублирует - за умеренную плату.



   - Квартира большая?



   - Трёшка. Устроит?



   - Устроит, - усмехнулся подзащитный. - Как-то прям слишком хорошо.



   - Погоди, ты ещё квартиру не видел.



   - Ты случайно риэлтором не подрабатываешь?



   - Это хобби.



   Не успели железные челюсти лифта клацнуть у них за спиной, как наперерез новоприбывшим выскочил парень в форме курьера и принялся названивать в триста четвёртую.



   - Посылка! - нетерпеливо объявил он в дверной глазок.



   Дверь открыл Коди.



   - На имя Кодивиран Трипати.



   Коди огляделся по сторонам, заметил соседку и её спутника, поморщился, как от зубной боли, и сказал:



   - Это я.



   Расписался в накладной, забрал небольшую коробку, вяло помахал Дивьяни и закрыл дверь.



   Странный какой-то, подумал Рагхав. Дивьяни тем временем направлялась к двери с табличкой "302".



   - Э-э, нам не туда, - одёрнул её Рагхав.



   - Сначала ко мне. За матрасом.



   Амрита открыла буквально через секунду. Как будто стояла под дверью.



   - Странный у нас сосед какой-то, - объявила она, пропуская обоих в прихожую.



   - О да, - Дивьяни чмокнула её в щёку. - Они только сегодная переехали, я ещё утром их встретила.



   - Они? - Амрита потеребила усыпанную цветами косу. Коса была до пояса и очень толстая, запястья её хозяйки казались даже тоньше.



   - Ну да. Два парня. Коди и Шакти.



   - А это?..



   Дивьяни вспомнила про Рагхава.



   - Короче, это мой подзащитный, ему надо перекантоваться. Найди надувную кровать, пожалуйста. Она в кладовке должна быть.



   Амрита кивнула одними ресницами и ушла искать.



   Госпожа адвокат повернулась к подзащитному:



   - Губу закатай.



   - Для горничной слишком гламурная, для дочки - у вас масть разная. Кто она?



   - Это - Амрита, - исчерпывающе объяснила Дивьяни. - Если тронешь её хоть пальцем - отстрелю все причиндалы. Понятно?



   Вернулась Амрита, с объёмистым свёртком в объятиях и насосом под мышкой. Даже в том, как она тащила в охапке эти вещи, Рагхав отметил много достоинства и грации. Он хотел освободить её шоколадные ручки от ноши, но груз перехватила Дивьяни и вручила ему сама.



   - Вы вернётесь в офис? - нежным голоском спросила Амрита.



   - Нет, сегодня дома поработаю, - улыбнулась Дивьяни. - Это нам к чаю, - она достала из сумочки коробочку сладостей. - А это тебе, - сунула в задний карман джинсов Рагхава ключ. - Но первое время лучше не высовывайся. Вообще совсем.



   Они снова вышли на площадку.



   - Ну если Амрита будет приносить мне еду, то я с удовольствием посижу дома.



   Дивьяни опять полезла в сумочку.



   - Насчёт отстрелить я не шутила.



   Она достала пистолет и щёлкнула предохранителем.



   Путь до квартиры триста один был преодолён быстро и слаженно.



   Из-за двери триста четвёртой показались две головы. Они внимательно наблюдали, как соседка конвоирует незнакомого мужика в пустую квартиру, и дружно исчезли, когда Дивьяни вернулась.



   В убежище Рагхава была вода, свет, газ и даже мебель. Правда, на ней лежал толстый слой пыли.



   - Вот и займись.



   - Да я не против. Физическая нагрузка всё равно нужна. Только можно мне как-нибудь забрать вещи из дома? Одежду хотя бы?



   - А почему нельзя? - раздобрилась Дивьяни. - Давай ключи.



   - А-а... я их не взял, когда меня забирали... - растерялся Рагхав. - Я просто дверь захлопнул...



   - Ясно, - прищёлкнула языком Дивьяни. - Ладно, что-нибудь придумаем, - и полезла за телефоном. - Не скучай.



   Уже на ходу она с кем-то активно спорила, упрашивая обнести дом номер десять на улице Сан-Мартин.



   Рагхав попросил богов, чтобы, по крайней мере, обошлось без взрывов и пожаров. От молитвы его отвлёк шум - нет, не за стенкой. Напротив. В триста четвёртой. Значит, там двое жильцов? Что же там происходит?





<p>


IV</p>





   - Коди! Можно поаккуратнее?!



   - Извини, - Коди поднял уроненный манекен и бережно протёр краем рубашки.



   Шакти сидел на полу среди обклеенных скотчем коробок и пытался прочитать, что на них написано. Так, вот здесь должны быть нитки. В тех трёх - ткани. Ножницы - вместе со швейной машинкой... а сантиметр куда делся?!



   - Блин! - возмущался тем временем Коди. - У меня от штатива что-то отвалилось.



   Шакти поднял укатившуюся прямо к нему круглую пластмассовую коробочку:



   - Это не от штатива. Это сантиметр. Только почему он был там?



   - Наверно, где место было, туда и сунули... Слушай, я всё думаю, кто такая эта Дивьяни? Она случайно не из полиции?



   - Скорее уж наоборот. Ты когда-нибудь видел у полицейских такой маникюр? Что-то я её побаиваюсь, если честно.



   - Ну так даже лучше. Попросим у неё помощи. Всяко лучше, чем в полицию идти.



   - Я подумаю. Давай перекусим?



   Они окинули взглядом холмы и сопки неразобранного багажа и стали расчищать тропу на кухню. С неё новосёлы начали в первую очередь, поставив холодильник, проверив плиту и вытяжку, устроив и заполнив шкафчики для посуды и несколько раз прокипятив новый электрический чайник уютного карамельного цвета.



   - Когда опробуешь новый объектив? - поинтересовался Шакти.



   - Как только разгребёмся, - Коди щедро нарезал сыра для бутербродов и заботливо укрыл его листиками салата. - Не возражаешь, если на тебе?



   - Только если фотки никуда не пойдут.



   - Как же ты собираешься прославиться?



   - Ну я же не моделью буду, а модельером, - Шакти заправил за ухо волнистую прядь. Постричься совсем коротко ему было жалко, и остатки его пенджабской роскоши постоянно лезли в лицо.



   - А зря. Я всегда тебе говорил.



   - Слушай, давай пиццу закажем? - сменил тему начинающий дизайнер, и фотограф охотно на неё переключился.



   Доставка сработала супербыстро, и через двадцать минут они уже встречали на пороге свой завтрак, а может быть обед.



   Сосед из триста первой выволакивал на площадку мешок с мусором.



   - Не может быть, - проводил его взглядом доставщик. - Я на днях ему пиццу привозил. Только совсем по другому адресу.



   - Да? - машинально переспросили заказчики.



   - Точно. Я ещё засмотрелся, какой дом роскошный... А теперь - здесь, в этой квартирке... Не, я ничё плохого не хочу сказать. Квартиры тут хорошие. Но после того дома... - курьер разочарованно покачал головой.



   - Ну может, срочно продать пришлось? - предположил Шакти. - Может, долги?



   - Или от кого прячется? - подхватил Коди.



   - Не иначе, он мне сразу странным показался, - согласился Шакти.



   - Вот-вот, - закивал доставщик. - Он меня ещё тогда с ног до головы разглядывал. Я ещё подумал, у него не все дома.



   - А может, он вообще маньяк?



   - А зачем она тогда его с пистолетом провожала?



   - Кто - она? - полюбопытствовал доставщик.



   - Да неважно. Вот, держи. Сдачи не надо.



   Они наконец распрощались с курьером и поспешили вернуться на кухню, чтобы поскорее разделаться с этим западным блюдом.



   Но у пустого дверного проёма остановились.



   Между коробок с тканями и фурнитурой прохаживалась незнакомая девушка, явно заинтригованная обстановкой.



   - Ой, как здорово, - приговаривала она.



   Новосёлы переглянулись: они всё это время провели на пороге и, хоть и увлеклись беседой, просмотреть появление девушки ну никак не могли.



   - Сестрица! Ты к кому? - первым обратился к гостье Коди.



   Девушка испуганно дёрнулась - и налетела на многострадальный манекен. Шакти уже взял низкий старт, чтобы спасать своё сокровище. Но девушка - как в кино или во сне - пролетела сквозь обитый тканью корпус и бесшумно улеглась на пол.



   Парни застыли на месте. Все инстинкты дружно им отказали, и они просто уставились в её сияющие дружелюбием глаза.



   - Простите, - смутилась она. - А Рагхав Джасрадж здесь живёт?



   - Кто? - одними губами произнёс Коди.



   - Рагхав Джасрадж. Мой жених, - с надеждой повторила девушка и приблизилась к ним, не касаясь ногами пола - и даже, кажется, не шагая.



   - Он твой жених, а ты не знаешь, где он живёт? - нашёлся Шакти, лихорадочно нащупывая под майкой медальон со свитком-молитвой.



   - Он внезапно уехал, - в огромных глазах отразились мольба, горечь и нежность. - И на связь не выходит. Я подумала, что-то случилось. Он ведь не мог просто так пропасть. Мы ведь скоро должны пожениться, - она совсем побледнела и стала почти прозрачной.



   - Послушай... Как тебя зовут? - осторожно начал фотограф.



   - Прия. Прия Сатьямурти.



   - Послушай, Прия. Ты уверена, что твой жених... жив? И ждёт тебя?



   - Конечно, - оторопела призрачная девушка. - Если бы он умер, я бы точно его встретила.



   - А как же вы?... - отчаялся понять Коди. - Если он живой, а ты... Как же вы поженитесь?



   - Разве это имеет значение? - захлопала ресницами Прия. - Ведь главное - любовь. А для любви нет никаких преград.



   - Не поспоришь, - кивнул Шакти. - Только мы навряд ли сможем тебе помочь. Мы только сегодня въехали. Никого ещё не знаем.



   - Жалко, - опустила голову Прия. - Вы не возражаете, если я его ещё тут поищу? По подъезду?



   - Да кто мы, чтобы возражать против таких чувств, - развели руками парни.



   - Ну если вы меня снова увидите, то не пугайтесь, - улыбнулась девушка и ушла прямо в стену.



   Хозяева где стояли, там и сели.



   Но рано они расслабились: голова Прии вновь выросла из бежевых обоев и приветливо качнула длинными прямыми волосами, забранными в простой хвост:



   - Я с вами так и не познакомилась. Вас как зовут?



   Заикаясь, они назвали свои имена.



   Прия вежливо попрощалась и скрылась.



   Через секунду подъезд огласил дикий вопль.





   Рагхав не выдержал затворничества и, оправдываясь наведением чистоты, прогулялся по двору до мусорки и обратно. Двор как вымер, и парень совсем расслабился. Присел на скамейку и залез в смартфон.



   Двадцать пять сообщений от Прии.



   Значит, он не ошибся. Она жива.



   Значит, выследила.



   Рагхав мигом вскочил, поозирался и умчался в подъезд, размышляя, не лучше ли было остаться в камере.



   Не успел он поднести ключ к замочной скважине, как от стены отделилась тень и решительно двинулась на него.



   Прия буквально летела на него, не касаясь ступнями пола и вытягивая носки точно так же, как в том видеозвонке. У неё были очень изящные ступни, как у балерины...



   Не отрывая взгляда от украшенного синими жилками подъёма, Рагхав попятился и кинулся к лестнице.



   - Милый! Постой! Как я рада, что с тобой всё в порядке!



   - Не подходи!!!



   Он упёрся поясницей в подоконник.



   Прия неумолимо приближалась.



   - Не бойся, милый. Просто я умерла. Ты же сам видел...



   На крики выбежали соседи из триста четвёртой.



   Коди и Шакти вцепились в ноги свесившегося с подоконника Рагхава и дружно обернулись к перепуганной девушке:



   - Прия, ну вот нафига, а?!



   Из триста второй вылетела обсыпанная мукой Амрита, сама похожая на призрака, а за ней - Дивьяни в пижаме с зайчиками.



   - Вы что делаете?! - хором взвизгнули соседки. - Вы зачем его в окошко выкидываете?!



   - Мы не выкидываем! Мы держим! Можете помочь!



   Вчетвером они вернули Рагхава в замкнутое помещение, а потом все пятеро синхронно переводили дыхание, сидя прямо на полу на лестничной клетке.



   - Клёвый прикид, - кивнул Дивьяни Рагхав.



   Дивьяни кивнула молча.



   - Вы не поранились? - Амрита белыми руками убрала волосы с его лба.



   - Эй! - напомнила о себе Прия. - Вообще-то он мой жених!



   - О нет... - простонал Рагхав, изо всех сил стараясь потерять сознание, но на адреналине оно не терялось.



   - Это она? - лаконично спросила Дивьяни.



   - Она...



   - Кто - она? - растерялась Амрита.



   - Труп невесты, - отозвался Коди.



   - Не труп, а призрак, - обиделась Прия.



   - Ну что ж, - сказала Дивьяни. - Зато теперь мы точно знаем, что Прия мертва и не могла причинить вред Мальти. И не придётся задавать неудобные вопросы её родственникам.



   - Какой ещё Мальти? - нахмурилась Прия.



   Все притихли.



   - Той девице, с которой ты переписывался у меня за спиной?! Знать не знаю, где она. Но в любом случае, туда ей и дорога!



   - Девочки, можно я у вас переночую? - взмолился Рагхав.



   - Ты издеваешься?! - всхлипнула Прия. - Прямо на глазах у невесты?!



   - Иди к нам, - предложил Шакти.



   - Шакти. У него есть невеста. А у тебя есть я, - напомнил Коди.



   - Спасибо, я воздержусь, - согласился Рагхав.



   - Не волнуйтесь, я о нём позабочусь, - мигом забыла обиду Прия. - Пойдём, любимый. Я уже была у тебя дома, пока ты выходил. Ну и бардак, я тебе скажу. Но ничего, теперь я с тобой, всё будет хорошо...



   - Кара нашла своего грешника? - фыркнул Коди.



   - Слушай, Дивьяни, а ты кем работаешь? - воспользовался случаем Шакти.



   - Адвокатом.



   - А. Ясно.



   - Встречный вопрос, - объявила Дивьяни. - Коди, ты почему так озирался, когда тебе курьер посылку передавал? Что там вообще было?



   - Новый объектив. Я фотограф.



   - А чё саспенса нагнал тогда?



   - Да это не саспенс...



   - А что?



   - Ну ты слышала, как меня зовут?



   - Слышала. Но не помню.



   - Вот именно. Ну что это за имя - Кодивиран Трипати?



   - Тамилец?



   - Малаяли...



   - Ой! - пискнула Амрита. - Доса! Счас сгорит...



   Из триста второй и правда тянуло дымом.





<p>


V</p>





   Целый день устраняя последствия локального пожара, Дивьяни поняла, что работать сегодня не способна. Развлечения ради она принялась помогать Амрите в попытке номер два. Она подумала сначала, что можно заказать обед из кафе, но решила, что процесс будет важнее результата, потому что главное - общение. Правда, вот так общаясь, Амрита всё время расспрашивала о Рагхаве. Кажется, даже не замечая, что даёт повод для ревности. Дивьяни пожалела, что поселила подзащитного не на девятом этаже и не в подвале. Тем скорее нужно разруливать это дело.



   Пока на сковородке весело ворковало масло, а мучное облако делало солнечные лучи над столом осязаемыми, мозг Дивьяни лихорадочно генерировал идеи. Но кроме того, что они сами должны отыскать Мальти - быстрее, чем полиция и тем более прокуратура - ничего своей владелице выдать не смог.



   И тем обиднее, что Чандрасена выпал из обоймы. Всерьёз и надолго. Кажется, этот свадебный переполох его доканывал.



   В принципе, Рагхав мог помочь себе сам. В принципе, даже со смартфона - вычислить последнее местонахождение телефона Мальти, определить, с кем она общалась - ну и всё такое. Но желательно, конечно, с компьютера - он помощнее. А как достать его компьютер, если Чандрасена не сможет это организовать?



   Решение нашло её само, на следующее же утро, разбудив телефонным звонком и сказав голосом Итана:



   - К подъезду спустись.



   - Да заходи, чё уж, - раздобрилась Дивьяни.



   - Ну те в ломак? Выйди.



   - Ладно. Счас, - Дивьяни погромче зевнула в трубку, чтоб ему стыдно стало.



   Амрита ещё спала. Дивьяни укрыла её получше, заметила под подушкой краешек планшета - но вытаскивать не стала, боясь разбудить, полюбовалась на гладкие, жёсткие волосы, проверила, хорошо ли задёрнута штора, чтобы, не дай бог, ни единый лучик не упал на лицо возлюбленной... Набросила на плечи палантин, взяла ключи и вышла.



   Итан и Оксана ждали её, лениво прислонившись к блестящему капоту новенького кроссовера, занявшего аж целых два парковочных места поперёк. Краска с эффектом металлик небрежно поблёскивала в пастельном утреннем свете.



   - Охренеть, - мигом проснулась Дивьяни. - "Инфинити"! Восьмидесятый!



   Хзяева машины послали друг другу нежный взгляд и хотели что-то сказать, но восхищённая Дивьяни перебила их ещё до начала реплики:



   - Да-а, мы с моим "Гранд Чероки" нервно курим... Сколько "лошадей" - не меньше трёхсот, наверно?



   - Четыреста пять. Слушай...



   - Офигеть! - Дивьяни заглянула сквозь стекло, пытаясь разглядеть салон сквозь отражение листвы. - Да там жить можно! Можно я залезу? - и тут же споткнулась обо что-то.



   У колёс "Инфинити" совершенно неромантично пристроились три дорожных сумки.



   Дивьяни чуть не поцеловалась с чужой обновкой и вернулась в реальность.



   - Мы вещи твоего этого привезли. Вроде всё собрали, - сказала Оксана. - Сан-Мартин, десять. Правильно?



   - Чандрасена очень просил, - добавил Итан. - Сказал, тебе по работе надо.



   - А как вы... сами лезли, что ли? - Дивьяни недоверчиво посмотрела на подросший живот Оксаны.



   Оксана инстинктивно положила на живот ладонь:



   - Да не, зачем? Жуан в замочную скважину просочился, открыл изнутри. Правда, немножко наследил там, когда ключи искал... Но Димпл всё подтёрла...



   - И Димпл с вами???



   - Они не с нами - они через водопровод, - объяснил Итан. - Так быстрее... ну и вообще. Счас, наверно, дома уже.



   - То есть вы - вот прям счас оттуда?



   - Ну да.



   - Зря, - вздохнула Дивьяни, то ли от разочарования, то ли от зависти. - Больно машина приметная.



   - Да никто нас не видел...



   - Вообще-то видел, - возразила Оксана. - Только вот этот вот, - она указала на мужа, - взял и сожрал его! Отравишься с полицейского - не буду тебя лечить!



   Итан скромно повертел в пальцах латунную звёздочку и убрал в карман джинсов:



   - А чё он до нас докопался? "Кто" да "зачем"...



   - Полицейского?! - Дивьяни еле удержалась, чтобы не крикнуть в полный голос. - Ё!..



   - Да что вы к нему пристали? - внезапно вылезла с заднего сиденья Мария. - Ну съел - и на здоровье. Только в следующий раз кости козе оставь, ладно? А то у нас на пляже туристы закончились.



   - Благодаря кому, интересно? - Итан повернулся к жене.



   - Мне можно, - сделала оскорблённое лицо Оксана. - У меня токсикоз.



   - А у меня стресс.



   - А коза совсем оголодала, бедняжка! - настаивала на своём Мария.



   - Ты приехала, чтобы это сказать? - не выдержала Дивьяни.



   - Нет. Я приехала на вас посмотреть. Мои зайки, - Мария тоже не удержалась, рассмотрев пижаму Дивьяни.



   - Ну вас нафиг. С такими друзьями...



   - Да ладно, зачётная пижама, - успокоил Итан.



   - Да я не про пижаму! Кто тебя просил есть полицейского?! Как ты вообще умудрился это сделать?!



   - Сам не знаю. Как-то очень быстро получилось.



   - Семейка, блин... Если Чанду вам ещё хоть раз чего-нибудь поручит, я его...



   - Отстань от Чанду, у него трагедия. Он уже все бутики в городе наизусть знает.



   - Ну, трагедия, я так поняла у Эми.



   - Вот именно. Проблема у неё, а страдает он. Несправедливо, скажи?



   - Да уж, подумать только... Индианке не идёт сари... - расфилософствовалась Дивьяни.



   - Этой Эми ничего не пойдёт, - отрезала Оксана. - Пока она не похудеет! Так и будет как баба на чайник!



   - Просто она у Оксаны тоже платье просила, - объяснил Итан. - И молнию сломала.



   - Тебе смешно! - демонстративно всхлипнула Оксана. - Моё любимое платишко! Пудровое! С закрытой горловиной! С вышивкой зардузи! Я его так любила! Хотела на годовщину надеть! А эта корова!..



   - На тебя оно счас всё равно не налезет...



   - Налезет! У меня ещё не такой большой живот! В любом случае меньше, чем у неё! Вот теперь вы понимаете, почему я не люблю никому давать свои вещи?! - этот вопрос назначался скорее Дивьяни, которая, как женщина, пусть даже из ЛГБТ-тусовки, уж всяко должна была её понять.



   Но Дивьяни только переглядывалась с Итаном и тихонько фыркала в кулак. Она прекрасно помнила пафосную Оксану на венчании - в европейского фасона платье, с традиционной вышивкой по горловине и груди, и с подвеской-джумаром в гладкой причёске. Хорошо хоть фату не надела. Дивьяни видела, как некоторые индианки носят фату прямо с сари. То ещё зрелище.



   - Ну, пойдёмте что ли, я вас кофе напою, - Дивьяни просмеялась и взяла одну сумку. Итан взял оставшиеся две. Оксана и Мария поставили машину на сигнализацию и пристроились в хвосте.



   Сначала стоило избавиться от багажа, и Дивьяни позвонила в дверь с номером триста один.



   - Там никого нет! - Коди выковыривал из почтового ящика утреннюю газету. - Они с Прией ушли в магазин.



   - А, ну если с Прией, то я спокойна.



   - Я Коди, - сосед увидел новые лица и пошёл знакомиться. - Не хотите семейную фотосессию? Я фотограф.



   - Ладно, будем знать, к кому... - начал Итан. Но Оксана перебила:



   - Хотим. Очень хотим.



   - Ну ладно, хотим так хотим. Мне пофиг.



   - Что значит пофиг?



   - Сочувствую, - шепнул Коди. - Мне Шакти так же мозг выносит.



   - И давно она тебе мозг выносит? - Итан приготовился сплетничать.



   - Пять лет уже. Только это не она, а он.



   - Я смотрю, у вас тут коммуна.



   - Наш весёлый третий этаж, - улыбнулась Дивьяни. - Ну пойдёмте, чё встали. Коди, вы с Шакти тоже заходите - на кофе.



   - Окей, - сосед не заставил себя долго упрашивать и побежал расталкивать Шакти:



   - Помнишь "Тайну 5"? Это они! Точно!



   Шакти мгновенно проснулся - и тоже не заставил себя долго упрашивать. Он стал просить сам - автографы.



   - Роксана - правильно? - он перегнулся через стол к новой знакомой. - Мне так понравилась ваша игра. Вы мне напомнили Кальки Кёхлин из фильма "Эта сумасшедшая молодёжь". Особенно в сцене, где они ещё студенты.



   Оксана благосклонно принимала комплименты, хотя понятия не имела, кто такая Кальки Кёхлин.



   - Аккуратно, а то захвалишь, - предупредил Итан. - Придётся срочно корону заказывать.



   - Это без проблем, - вклинился Коди. - Он дизайнер украшений. Так что вы по адресу.



   - Ну, начинал с украшений, - поправил Шакти. - А теперь, пожалуй, на одежду переключусь. Простора для фантазии больше.



   Мария оценила простой металлический браслет у него на правой руке:



   - Ты сикх?



   - Да.



   - Прямиком из Пенджаба, - заложил друга Коди. - Но он не любит говорить о прошлой жизни... Ты ведь тоже снимался? - обратился он к Итану. - Жалко, роль маловата. В следующий раз на главную иди, а портфолио мы тебе организуем.



   - Зачем портфолио? Сами снимем, - Мария достала из кармана портсигар.



   - Мария! Ну не кури при мне! - возмутилась Оксана.



   - Да какая тебе разница? Тебе всё равно ничего не будет, - кухарка закурила.



   - Что значит ничего? - поддержали Оксану соседи. - Это для ребёнка вредно.



   - Ребят, я вам потом рассажу, - пообещала Дивьяни.



   - Да ладно, - сказала Оксана. - Это не секрет. Нам с девочками ничего не будет...



   - Ты уже знаешь, что будут девочки? - Амрита отвлеклась наконец-то от кофеварки и равномерно расставляла чашки по подносу. Окно на кухне она открыла настежь, и с улицы к ним поднималась сладкая пыльца с деревьев, а во двор спускался терпкий аромат кофе.



   - Да, уже определили, - Оксана взяла себе чашку. - Только врач испугался, что у них сердце не бьётся. Но я сказала, что это у них прибор неисправный. У нас будет тройня, - поделилась она с Коди и Шакти.



   Дивьяни поёжилась.



   - Вот у Катрины вообще тридцать, - Итан, как всегда, умел утешить. - И она справляется. Ранвиру, конечно, "скорую" вызывали - у него обострение случилось. Ну оно бы и так случилось. А мы что, с тремя не управимся?



   - Просто Катрина - нагиня, - объяснила Оксана. - Очень удобно: все детишки в одну колыбельку помещаются. Ну это пока они змейки. А там - да, будет трудно. Я своим тоже одну большую колыбельку закажу - пусть будут всегда рядышком.



   Чашки перед Коди и Шакти потихоньку переставали дымиться, а вот кофе в них не убывал.



   - Э-э... мы пойдём, пожалуй. Много дел.



   - Жалко. Приятно было познакомиться, - улыбнулась Мария, не вынимая сигару.



   Дивьяни воспользовалась паузой и позвонила Рагхаву. Он уже поднимался по лестнице.



   Смотрел ли он "Тайну 5", осталось тайной. То ли соседи, выбегая из триста второй, предупредили его, то ли Прия испортила настроение, но он молча стал перетаскивать сумки, даже не проверяя их содержимое.



   - А если там бомба? - спросила Оксана.



   Рагхав покосился на неё как на сумасшедшую.



   - Какой-то он у тебя недружелюбный, - шепнул подруге Итан.



   - Не обращай внимания. У него чёрная полоса в жизни, можно понять. Любимая девушка пропала, вместо неё пристал чокнутый призрак, его подозревают в похищении, пришлось провести несколько дней в КПЗ, домой возвращаться нельзя...



   - Вот не повезло, - покачал головой Итан. - Надо помочь человеку.



   - Чем я и занимаюсь, - развела руками Дивьяни.



   Амрита закончила кухонные заботы и села на барный табурет, чтобы обозреть всю компанию свысока:



   - А я хочу пойти на курсы кройки и шитья. Дивьяни давно советует чем-то заняться. А тут Шакти на Фэйсбуке ссылку запостил с онлайн-уроками...



   - А вы уже на Фэйсбуке задружились? - мгновенно отреагировала Дивьяни.



   - Ну да, - широко улыбнулась Амрита. - Соседи же.



   - Вот и молодец, - одобрила Мария. - Такое дело всегда пригодится.



   - Слушайте... - задумалась Оксана. - А этот Шакти сможет что-нибудь для Эми сшить?



   - Хорошая идея, - кивнул Итан. - По крайней мере, пусть попробует.



   - Я его спрошу, - пообещала Дивьяни.



   Честно говоря, она прослушала, о чём надо спросить Шакти. Она думала, не задружилась ли Амрита на Фэйсбуке с кем-нибудь ещё... С Рагзавом, например.





<p>


VI</p>





   Рагхав не поблагодарил гостей Дивьяни. И, честно говоря, ему было не очень стыдно. Эти люди не внушали доверия. Старуха с сигарой и парень с золотым запасом в ушах явно не дружат с законом. А девушка - вообще иностранка. Вдруг она какой-нибудь агент ФБР...



   Тем не менее вещи были в полной сохранности. Их собрали очень аккуратно - вплоть до зубной щётки. Что ж, спасибо и на этом.



   Первым делом он достал самое главное сокровище, выглянул за дверь - Прия парила под потолком, вкручивая лампочку на кухне - и зашёл на Фэйсбук.



   Сначала он хотел заблокировать страницу - пока скандал не утихнет. Но зачем самому себе отрубать доступ к информации. Правда, дверь во внешний мир сильно сузилась: половина дам его забанили, предварительно наприсылав гневных сообщений. Даже со ссылками на репортаж из полицейского участка. А они с Дивьяни неплохо смотрятся перед камерой.



   Выслушав, что о нём думает общественность, Рагхав нажал на кнопку "Друзья". Главное, что есть доступ к странице Мальти. Конечно, в случае чего, можно взломать. Но сначала изучим то, что лежит на поверхности.



   - Что делаешь? - спросили за спиной.



   Рагхав вздрогнул.



   Прия подошла ближе и заглянула ему через плечо:



   - И не стыдно тебе?! Стоит мне отвернуться!



   - Прия... - Рагхав попытался представить, на что способен разъярённый призрак. - Это по делу. Нужно выяснить, с кем общалась Мальти, может, это наведёт нас на след.



   - Этим же полиция занимается, разве нет? - Прия скомкала в пальцах оранжевую тряпочку из микрофибры - специально для уборки.



   - Ты так искренне веришь в полицию? После того как они забрали меня без суда и следствия? В Тамил-Наду полицейский, с женой которого я... в общем, я её тоже шантажировал... хотел повесить на меня ещё парочку нераскрытых убийств. И здесь тоже: если они так и не найдут настоящего преступника, могут вернуться за мной. Нужно провести своё расследование.



   Оранжевая салфетка упала ему под ноги.



   - О нет... - простонала Прия. - Тогда тебя посадят! Ты прав, нужно самим скорее что-то делать! Я готова тебе помогать, всё что угодно, только скажи что делать!



   Кажется, подробности про жену полицейского из Тамил-Наду она пропустила мимо ушей.



   Ну и хорошо.



   - Хочешь чего-нибудь поесть? Тебе понадобится много энергии.



   - Да не, не надо... Хотя... закажи пиццу.



   - Я могу сама испечь. Скажи, с чем хочешь. Друзьям в колледже нравилось.



   - На твой вкус, - изобразил улыбку Рагхав.



   Прия тоже заулыбалась и радостно улетела на кухню сквозь шкаф.



   Рагхав поморщился: не очень приятно, когда какая-нибудь девушка без спроса трётся о твои рубашки. Особенно мёртвая. Ну ладно, хотя бы она при деле. Не будет мешать.



   Так-так...



   Ни фига себе! У Мальти в друзьях Таманна и Чёрная Жемчужина?! Вот уж никогда не думал, что его подружки будут дружить между собой, пусть даже виртуально. Хочется надеяться, что они дружат не против него...



   Обеих этих барышень он знал недавно, и аватарки у них были, скажем так, абстрактные. Рагхав загорелся любопытством - и из спортивного интереса начал разыскивать их фотки. И обломился: других аккаунтов у них не было, а на ФБ они принципиально не делились селфи. Можно, конечно, через Фэйсбук влезть в их компьютер - но это слишком скучно. Он решил разгадывать эту головоломку не торопясь, чтобы посмаковать, и оставлял этих девушек для задушевных бесед.



   Как полагается, куча лайков. Правильно, Мальти так много пишет о косметике и моде - и сама, и репостит. Все эти многочисленные видео с мастер-классами и показами мод он пропускал - но иногда лайкал, если на заглавном кадре было что-нибудь экстравагантное.



   С кухни доносился тихий стук: Прия что-то резала. Судя по частоте ударов, поваром она была опытным. Может, она и правда хорошо готовит?



   Угадывая овощи по запаху, Рагхав подобрал пароль к странице Мальти.



   Первым делом он узнал собственную переписку. "Как дела?", "Давай встретимся?", "Как настроение сегодня?" - все эти фразы, по сути безличные и ничего не значащие. Словесный мусор. Белый шум. Мегабайты и гигабайты ни о чём. Но без которых почему-то никто не начнёт разговор... Попробуй заговорить напрямик, без вступлений и прелюдий - тебя или проигнорируют, или назовут хамом. Цитаты из европейских философов... Макиавелли - почти по-тамильски... Подборки детективов... У Мальти были очень разносторонние интересы, она присылала ему чуть ли не больше ссылок, чем он ей... Хотя - почему в прошедшем времени? С ней ведь всё в порядке? Они ещё увидятся? И ещё будут смеяться над лицом капитана Редди, которому придётся лично извиниться перед Рагхавом.



   Пожалуй, нужно сказать Дивьяни.



   Чуть позже.



   Ещё раз проверив, плотно ли занята Прия, он набрал в строке поиска "Амрита Сингх". Он не знал её фамилии. Но если догадки верны...



   Она. Белоснежная улыбка во все зубы - кажется, так беззастенчиво и упоённо улыбается только Амрита. И сплошь цветы иланг-иланга фоном. Интересно, где это? Точно не у них во дворе...





   Проводив гостей, Дивьяни собралась в офис. Секретарь написал, что её ждут подробности по делу Мальти.



   Адвокатская контора находилась в двух кварталах от дома госпожи Сингх. Контора была частной: владел ею господин Кападия, сначала Дивьяни работала у него помощником, потом арендовала офис, а теперь потихонечку приходила к мысли, что пора метить в совладельцы. Наставник не должен быть против...



   Ресепшен был один на всех. За стойкой посетителей встречала милая девушка - дочь господина Кападии. Она провалила вступительные в несколько колледжей, и даже за свои деньги отец отчаялся куда-либо её пристроить. Поэтому временно определил на должность секретаря, а сам активно подыскивал дочери жениха. Девушка, кажется, понимала ситуацию и очень старалась выполнять свои обязанности: всегда нарядно выглядела, встречала всех вежливо, исправно носила отцу кофе и чай и очень быстро оповещала его и его помощников, если кто-то звонил или присылал что-нибудь. Правда, иногда путала документы и вручала ничего не подозревающему адвокату совсем не ту папку. Тогда отец обещал выбрать ей самого страшного жениха и ругал - сильно, но не долго. В такие моменты Дивьяни благодарила судьбу за то, что родилась гораздо более умной и не зависит от воли родителей. И старалась вести себя доброжелательно.



   - Привет, Крити, - поздоровалась она с секретаршей.



   Крити, в нежно-персиковом сари и браслетах в тон, мгновенно отложила в сторону айфон и поздоровалась:



   - Твой запрос из полиции - вот только что прислали.



   Дивьяни приняла распечатку в серой пластиковой папке и тут же внимательно пролистала. Слава богу, на сей раз Крити ничего не перепутала.



   - Там просто куча документов. Хотя дело вроде совсем недавно открыли, - наблюдала за её действиями Крити.



   - Да уж, взялись как следует. Неужели у неё такие влиятельные родители? В смысле, у пропавшей девушки.



   - Не знаю, - пожала плечами секретарша. - А мне вот тут прислали документы на английском - и сплошные опечатки, представляешь? А ещё профессора. Даже не знаю, как папе показать.



   Дивьяни участливо перегнулась через стойку и заглянула в монитор. В правом верхнем углу красовалась круглая эмблема с подписью "UniversitДt Leipzig". В верхних строчках мелькнула фраза "Библия Гутенберга". На днях в курилке обсуждали, что будет много проблем с этим иском: якобы незаконный вывоз раритетного издания.



   - Покажи как есть. Я думаю, он разберётся.



   - Ты уверена?.. Ну ладно.



   Дивьяни поднялась к себе в кабинет и погрузилась в чтение.



   Семья Мальти Арора не была ни богатой, ни влиятельной. Шумиху поднял владелец квартиры, которую снимала девушка: приближался срок оплаты, а квартирантки и след простыл. В квартире уже провели обыск: все личные вещи, в том числе телефон и ноутбук, остались нетронуты. Шкаф был полон одежды. То есть, фактически, Мальти ушла в чём была, с кошельком и удостоверением личности в кармане. Или в сумочке. Но почему не взяла телефон? Забыла? А если её похитили из дома - почему не было следов борьбы? И почему забрали только документы и деньги?



   Дивьяни повернулась к окну и некоторое время созерцала, как морской бриз колышет пальмовые листья.



   Следующая страница подшивки объяснила эту нестыковку: в день исчезновения около одиннадцати приходила домработница. В своих показаниях она пожаловалась на жуткий беспорядок. ("Какие же неряхи современные девушки! А ещё студентка!") Целых два часа она потратила на уборку - читай на уничтожение улик.



   Ну, хотя бы можно установить более-менее точное время исчезновения: между восьмью шестнадцатью и одиннадцатью утра. Именно в восемь шестнадцать был видеозвонок от Рагхава. Они часто общались утром, перед её учёбой, когда Мальти нужно было в колледж ко второй или третьей паре.



   Итого, у нас немногим меньше трёх часов... Ну, за это время можно весь город обойти.



   А вот показания однокурсников. В колледже Мальти хватились не сразу: она периодически пропускала занятия, потому что подрабатывала фотомоделью. В дни съёмок она просила подружек прикрыть её, поэтому преподаватели тоже не всегда были в курсе отсутствия одной из студенток. Правда, в этот день Мальти их ни о чём не предупреждала и не просила, но добрые одногруппницы подумали, что она просто забыла, и по собственной инициативе вписали её фамилию на перекличке.



   Подруги говорили, что Мальти была доброй, весёлой и очень независимой. Редко просила у родителей денег и редко ездила домой. Она мечтала о собственном жилье и о хорошей работе, но ботаничкой-карьеристкой не была. Парня у неё не было. По крайней мере, так она говорила подругам. Но пара девушек догадывалась, что у неё кто-то есть: иногда она долго переписывалась с кем-то или отлучалась поговорить - и не объясняла, с кем.



   Значит, что мы имеем? Девушка энергичная, явно амбициозная, но на учёбе не зациклена. Значит, мечтает о какой-то другой сфере деятельности (училась она по специальности "бухгалтерский учёт"). Подрабатывает моделью, много переписок и звонков, снимает отдельную квартиру... Эскорт-услуги? Похоже на правду.



   Пока Дивьяни раздумывала, делиться ли догадками с Рагхавом и не поспрашивать ли Кэти на предмет новеньких на её территории, телефон с торжественным сигналом преподнёс ей смску. "Включи новости", - писала Оксана.



   В кабинете был телевизор, и Дивьяни немедленно ткнула красную кнопку пульта.



   "Таинственные исчезновения в Старом Гоа продолжаются. Комиссар полиции капитан Маули Редди, расследуя дело об исчезновении студентки экономического колледжа Мальти Арора, отправился к дому подозреваемого для осуществления следственных действий. И не вернулся в участок, хотя, по словам коллег, планировал провести срочное совещание. На связь капитан Редди не выходит, но его телефон запеленгован в районе дома десять на улице Сан-Мартин. Управление уклоняется от ответа на вопрос, будет ли объявлять своего сотрудника в розыск, хотя явно не ожидало от капитана Редди такой безответственности..."



   Дивьяни немедленно застрочила ответ и Оксане, и её мужу: "Этот коп вёл наше дело. Выигрываем время. Рагхава могут подозревать. Неизвестно, кому поручат теперь дело".



   Пришёл ответ от Итана: "Пусть Чанду найдёт кого-н своего. Свяжусь с его людьми".



   А потом от Оксаны: "Блин, зачем мы туда попёрлись?! Да ещё на новой машине!"



   Дивьяни снова ответила обоим: "Хорошо, что телефон не съели".



   Итан прислал много смайликов.



   Оксана - "НЕ СМЕШНО". Капслоком.



   Дивьяни написала ей: "Хватит смотреть всякие страхи. Подумай о детях".



   А потом спросила Итана, было ли у Редди ещё что-нибудь с собой, кроме телефона.



   "Только мотоцикл. Может быть, оружие. Я не посмотрел".



   Дивьяни утешила себя, что служебный пистолет уже точно нигде не всплывёт, и следующее смс набрала для Рагхава:



   "Есть ли у тебя рядом с домом камеры наблюдения?"



   "Только муляжи. Я проверял".



   Ну и ладно.



   Минут через пятнадцать пришло ещё одно сообщение от Рагхава:



   "Есть пара идей. При личной встрече".



   "Буду к 6".



   Дивьяни собрала бумаги обратно в папку, сделала несколько звонков, проверила почту, окинула печальным взглядом стеллаж с полками, не разобранными, кажется, с прошлого года, подумала, что неплохо бы тоже завести помощника, заперла дело Мальти в сейф, передумала, забрала с собой, опечатала кабинет и поехала домой.



   Дома она сразу зашла к соседу. В триста первой сегодня было гораздо чище и уютнее: занавески поглажены, пыль протёрта, посуда расставлена по полочкам, и даже посреди стола красуется ваза с фруктами. Явно чувствуется женская рука.



   Рагхав сварил ей кофе, а Прия угостила домашней пиццей. Оказалось очень вкусно.



   Потом они обменялись новой информацией. Дивьяни пообещала съездить к Таманне и к Чёрной Жемчужине завтра: Рагхав уже выяснил их адреса.



   О своих соображениях насчет древнейшей профессии Мальти Дивьяни умолчала.



   Вечер она провела за сериалами, с удовольствием сменив тёмно-синее сари с бордовым чоли на полюбившуюся всем знакомым - и в первую очередь ей самой - пижамку.



   Амрита сидела в кресле напротив дивана с планшетом. Сказала, что ищет выкройки. Время от времени отвлекаясь от экрана, Дивьяни замечала на её лице таинственную улыбку. Навряд ли она означала предвкушение удовольствия от рукоделия. Дивьяни могла бы встать, отобрать у Амриты планшет и посмотреть, что она там делает. Или глянуть украдкой, когда Амрита отлучится. Но что-то удержало её от обоих вариантов.



   Дивьяни сама не заметила, как заснула прямо на диване. Амрита тихонько забрала у неё пульт, на цыпочках принесла ей одеяло и удалилась в спальню. Дивьяни зарылась поглубже в толстые складки и наслаждалась уютом. Пока за стенкой что-то не грохнуло и кто-то не закричал.





<p>


VII</p>





   Дивьяни рывком села и принялась лихорадочно соображать, откуда в её покой ворвались эти звуки. Справа или слева? Кажется, слева... Значит, триста четвёртая...



   Она освободилась от одеяла, нашла тапки и начала как можно быстрее красться к двери.



   Но конспирация пропала даром. Потому что на пороге уже прильнула к глазку Амрита.



   - Ты тоже слышала? - прошептала она.



   - А то, - Дивьяни подхватила манеру шептать, хотя больше никого разбудить они не могли.



   - Проверим, всё ли в порядке?



   - Проверим.



   Девушки дружно выскочили на лестничную клетку и принялись стучать и названивать в соседнюю квартиру.



   Дверь открыл зевающий Шакти:



   - Вы с ума сошли? Посреди ночи?



   - Это ты мне скажи! - перешла в наступление Дивьяни. - Сами шумите, будите всех в округе, а мы должны невесть чего думать? Что у вас там происходит?



   - Да ничего не происходит, - Шакти на ходу пытался разобраться в собственной футболке. - В темноте наткнулся на коробку, у нас ещё не всё разобрано.



   - А кричал ты? - уточнила Дивьяни.



   - Ну да, - Шакти прислонился к косяку. - И что?



   - Но крик был сначала, и только потом уже шум! - погрозила пальцем Амрита.



   - Да что вы привязались?! Вам кошмары никогда не снятся? Никогда с кровати не падаете?



   На шум выглянула сквозь дверь триста первой Прия. Вместе с дверью её отодвинул Рагхав.



   Шакти наконец включил в прихожей свет и надел футболку.



   - Эй! Стой! - перед глазами Дивьяни мелькнули два белых пятна.



   Два круглых шрама на левом боку спрятались под бежевым трикотажем.



   - Чего? - сосед расправил футболку и скрестил руки на груди - как бы для дополнительной защиты.



   - Огнестрел? - строго спросила адвокат.



   Шакти вздохнул и отвернулся.



   Из комнаты выглянул заспанный Коди.



   - Ладно. Раз уж все тут собрались. И никто не спит. Пойдёмте. Вам особое приглашение? - обратился пенджабец к Рагхаву и Прие.



   Тени потянулись к жёлтому квадрату дверного проёма сквозь тёмную площадку.



   В квартире Коди и Шакти и правда царил беспорядок, так что, пробираясь по коридору, гости не единожды на себе испытали, каково это быть нарушителем спокойствия и привлекать чужие взгляды.



   Основу интерьера составляли коробки и пакеты. Мебель сиротливо жалась к стенкам и служила только фоном. Самой аккуратной выглядела кухня - но туда хозяева гостей не повели. А пригласили в спальню. Там пока царил сумрак, сквозь который проступали очертания...



   - Здесь кто-то есть? - прижалась к Дивьяни Амрита.



   Коди включил свет: посреди комнаты стояли два манекена, заслоняя собою святая святых - стол со швейной машинкой. Вот там царил идеальный порядок. Но в уголок мастера простых смертных не пускали, поэтому предложили всем сесть на надувную кровать.



   Коди ушёл на кухню.



   Шакти сел на пол перед гостями и сложил в стопку рассыпанные по коврику фотографии:



   - Хорошо, что Коди не видит...



   - Зато всё слышит! - отозвались с кухни. - Это была коробка с моими фотографиями?



   - Ну... в общем да.



   - Сгреби в кучку и отодвинь подальше. Я сам потом разберу.



   - Окей, - Шакти потёр глаза.



   - Так что случилось? - вернула его к более важной проблеме Дивьяни. - Если что серьёзное, могу реально помочь. Тебя хотят убить? Преследуют?



   - Последнее время именно такое чувство. Что преследуют. Но шрамы от другого.



   - Хватит саспенс нагонять, не томи.



   - Ну... в общем... это я отцу признался о своей ориентации.



   - Офигеть... - протянула Прия. - Чтоб вот так...



   - Это Пенджаб, - развёл руками Шакти. - Мой отец был очень уважаемым человеком у нас в деревне. А я был его старшим сыном. Он очень хотел выгодно меня женить... но я всё время отказывался...



   - Прям начало для кино, - оценил Коди, пнув дверь, потому что руки занимали чашки. Он принёс шесть, хотя не был уверен, что Прия захочет пить.



   - А ты знаешь эту историю? - спросил Рагхав.



   - Конечно. Я без иронии.



   - А почему не женился - для прикрытия? - спросила Амрита.



   - Рано или поздно это всё равно бы вылезло. Зачем портить жизнь ни в чём не повинной девушке? Я решил: скажу всё как есть, он же отец, он же поймёт... - Шакти выдержал паузу и промочил горло. - И думал я так ровно до того момента, когда он снял со стены ружьё и направил на меня. И сказал, что лучше никакого сына, чем такой.



   - Кошмар! - ахнула Амрита.



   - Ужас, - шепнула Дивьяни.



   - Вот урод, - хором сказали Рагхав и Прия.



   - Самый кошмар не это, - повёл идеально ровной бровью Шакти. - А то, что в доме было полно народа. И никто слова не сказал. Наоборот, только двери заперли и окна позакрывали. Чтобы соседи не видели. Позор же.



   Вернулся Коди с тарелкой печенья и сел рядом, обняв своего парня.



   - Но одну дверь, видимо, забыли. А тут ещё женщины прибежали: что за шум? Кто стрелял? Короче, мне каким-то чудом удалось убежать... ну это громко сказано. Уползти. Потому что две пули я всё-таки словил.



   Амрита и Дивьяни пооткрывали рты, представляя скандал в почтенном сикхском семействе. Прия, наоборот, от стресса захрустела печеньем ещё быстрее. А Рагхав даже не обращал внимание, что его призрачная невеста вполне себе ест и пьёт и ещё тянется за добавкой.



   - Как вышел на дорогу, не помню. На автопилоте, наверно. Там меня кто-то подобрал и отвёз в больницу. А когда я вылечился - не заходя домой, прям теми же ногами, ушёл куда глаза глядят. Добрался автостопом в Дели...



   - А в больнице тебя никто не навещал? - перебил Рагхав.



   Шакти покачал головой.



   - А в Дели я очень скоро познакомился с Коди. И дальше история уже становится веселее. Началась новая жизнь. Сменил имя. Снял тюрбан. Нафиг такие традиции. Занялся любимым делом. Пули вправил в браслет. Это было моё первое произведение искусства... Это не он, - Шакти заметил, что все дружно уставились на его запястье. - И вроде бы всё стало налаживаться. Только по ночам иногда... снится, в общем. Сегодня как раз тоже. В общем вот. Но в последнее время - как будто кто-то за мной следит. Трудно объяснить - но есть такое ощущение. Как будто кто-то в спину всё время смотрит. Представляете, наверно.



   Гости дружно закивали.



   - И началось это недавно, - взял слово Коди. - Когда мы уже жили в Гоа. Собственно, поэтому мы переехали.



   - Понятно, - с трудом собралась с мыслями Дивьяни. - Я думаю, это решаемо. Я поговорю с друзьями...



   - С теми, которые утром приезжали? - с опаской поинтересовались соседи.



   - И с ними тоже, - Дивьяни улыбнулась. - Завтра порешаю этот вопрос. Не парьтесь.



   - А ты, Коди? - спросил Рагхав. - Тоже ушёл из дома?



   - Да, но у меня всё было наоборот, - Коди мечтательно отвёл взгляд. - Родители догадывались - и говорили, что меня поймут и всегда поддержат... А мне всё время чего-то не хватало. Никто меня не понимает. Общество совершенно нетолерантное. Всё такое. Уехал в поисках лучшей жизни... Но мы созваниваемся. Я по ним скучаю.



   - А где живут? - поинтересовалась Прия.



   - В Палаккаде. Это не провинция - окружной центр. Но всё равно чего-то не хватало... Ну, вы понимаете, - улыбнулся кералец.



   - А твои родители знают о ваших отношениях? - задала вопрос Амрита.



   - Знают. И приглашают нас вдвоём. Ну вот мы устроимся тут немножко. И тебя ждёт знакомство с моими родителями, - обернулся он к Шакти.



   - Вы индуисты?



   - Христиане, - Коди вытащил из-под майки крестик. - Ну это просто у меня родители такие - широких взглядов. Религия тут ни при чём.



   - Вы такие разные, - умилилась Прия. - Прям "противоположности притягиваются". Вы... хотели бы пожениться?



   Коди залился румянцем, зато Шакти ответил быстро:



   - Конечно. Но не в этой жизни, наверно... А вы?



   - А мы уже, - засияла от гордости Амрита. Рагхав поперхнулся чаем. - Мы в Голландию ездили.



   - Круто. Фотки есть?



   - Конечно. Заходите завтра на чай, я вам альбом покажу.



   - Родители знают? - шутливо нахмурился Коди.



   - Не-а, - ответила Дивьяни. - Я как-то пробовала им рассказать. В старших классах. Ну, что я... Сказала маме, что мне нравится одна девочка в нашем классе. Она сказала, это просто детские фантазии, это пройдёт. Не приняла всерьёз. Сделала вид, что ничего не происходит.



   - А отец?



   - Он не в курсе. Учиться я поехала в другой город, то есть жила отдельно. Слава богу, родители дали мне доучиться, - Дивьяни заправила волосы за ухо и покусала губы. - Зато потом каждый день принялись женихов водить. Я поселилась отдельно и сказала, что хочу посвятить себя работе. Родители считают, что я просто до сих пор страдаю фигнёй и никак не повзрослею.



   - А друзья?



   - Итан знает. Это который сегодня приезжал. Он даже меня прикрывал одно время, типа я с ним. Что характерно, все верили. А Чандрасена - это который женится - узнал, только когда я его на свадьбу пригласила. Если честно, я боялась, он меня просто застрелит. Он как-то однажды резко высказался. По поводу ЛГБТ. Я реально испугалась.



   Коди и Шакти переглянулись. Рагхав поёжился. Прия хлопала ресницами.



   - А я сама себе хозяйка, - заявила Амрита. - В деревне у меня родных не осталось, я одна жила. Потом устроилась работать горничной - жила там же, где работала. А потом переехала к Дивьяни.



   - Можно нескромный вопрос? - пристально смотрел на неё Коди. Амрита кокетливо повернулась к нему. - Сколько тебе лет?



   - Семнадцать.



   Коди покивал - как взрослый, который поддакивает детским фантазиям, чтобы не нарушить игру. А потом укоризненно посмотрел на Дивьяни.



   Дивьяни опустила взгляд. Внезапно ей пришло в голову: а вдруг для Амриты всё это тоже игра? Детская влюблённость? И она не понимает, что всё это не понарошку?



   И ей стало вдруг очень-очень одиноко. Все дружеские посиделки, чай и коробки с фотками как будто отодвинулись и разлетелись по безвоздушному пространству в разные концы галактики...



   - Ты чего? - подтолкнули её в бок.



   Это был Рагхав.



   - Что-то в сон клонит, - вымученно улыбнулась она.



   - Ну, мы, наверно, тогда по домам. Тем более что мне и рассказать-то нечего, - перевёл он всё в шутку.



   - А мою историю вы уже знаете. Не будем лишний раз о грустном, - подхватила Прия.



   На редкость единодушный порыв, отметила сквозь рефлексию Дивьяни.



   Они допили масалу и разошлись парами по домам. Дивьяни перенесла одеяло в спальню и присоединилась к Амрите, желая нащупать ускользающую ниточку, чтобы удержать эту связь. Рагхав и Прия занялись каждый своими делами: он наслаждался ночным трафиком, а она бесшумно летала по кухне, заглядывая то в холодильник, то в шкафчики, совершенно не хлопая дверцами и составляя список покупок назавтра. Они не пытались нащупать никакой связующей нити: ему было не до связей, а она даже не сомневалась в её существовании. Коди и Шакти улеглись поближе друг к другу на надувной кровати, обнимаясь во сне, в твёрдой уверенности, что их свела судьба, а судьбу, как известно, не следует искушать.





<p>


VIII</p>





   Бывают такие дни, когда все радости, которые подсовывает мироздание, совершенно не радуют. Сегодня как раз такое утро наступило для Дивьяни. А, собственно, чего можно ожидать после ночного бодрствования? Хотя госпожа Сингх наивно полагала, что две чашки кофе исправят ситуацию. Но делать нечего, она пообещала.



   Она включила силу воли, завела машину, подняла глаза к зеркалу, чтобы оценить, насколько хорошо консилер скрыл печать бессонницы - и вздрогнула. С заднего сиденья на неё, точнее, в зеркало смотрела Прия.



   - Я с тобой. Хочу посмотреть на этих подружек.



   - Ты знаешь?



   - Конечно. Я же тоже там была. Вы думаете, с кухни ничего не слышно?



   Не то чтобы Дивьяни боялась привидений - просто не знала, насколько они надёжны в таких делах.



   - Ты уверена, что сможешь держать себя в руках? Если ты устроишь сцену, они могут отказаться говорить.



   - Не волнуйся, - взмахнула своими бесконечными ресницами призрачная девушка. - Я останусь в машине и буду наблюдать со стороны. Я же всё понимаю, что главное - получить показания. Это же ради Рагхава.



   Дивьяни с улыбкой согласилась и с приятным удивлением отметила про себя, что Прию можно применять с пользой.



   Она забила в навигатор первый адрес и врубила третью скорость, чтоб ненароком не убаюкаться по дороге.



   Чуть опустив стёкла, она наслаждалась свежим утренним ветерком. В память о только что завершённом сезоне дождей он был прохладным и влажным, и за ним ещё следовали плотные сероватые облака. Но поднимется день, и они растают в сентябрьской жаре.



   Под приветливые кивки пальм "Гранд Чероки" вышел из сумрака от теней многоэтажек и начал петлять по низкорослой застройке. Если Гугл-карта не обманывала, нужный дом находился рядом с церковью Франциска Ксаверия.



   Церковь была закрыта, но из-за стрельчатых арок доносилось стройное пение. Наверное, репетировал хор. Обе девушки с удовольствием бы послушали его, но в другой раз.



   - Дом двадцать семь, - объявила Дивьяни. - Так, это направо.



   Одноэтажный коттедж сиял нарядным жёлтым цветом в утреннем солнце. Женщина средних лет в клетчатой курте заботливо поливала цветы на веранде.



   Дивьяни попросила спутницу следить за домом и, в случае чего, сигналить, а сама направилась к умиротворённой домохозяйке. Она решила не раскрывать истинную причину визита, чтобы не напугать даму, и сказала, что расследуется дело об интернет-мошенничестве, и, возможно, её дочь тоже с этим столкнулась. Попросила приватной беседы и не забыла предъявить адвокатское удостоверение.



   - Моя дочь сегодня занимается в церковном хоре, - заулыбалась хозяйка. - Скоро вернётся. Вот только у неё нет страницы на Фэйсбуке. У неё есть Инстаграм, ВотсАп и ещё этот... ТикТок.



   - Подождите, - Дивьяни открыла приложение в смартфоне и показала женщине, - Чёрная Жемчужина - это не её аккаунт?



   Тётушка присмотрелась - и смущённо улыбнулась:



   - Это не её. Это мой. Только меня никто не взламывал, здесь какая-то ошибка, дочка.



   - Ваш? - с трудом удержалась от смеха Дивьяни. Кто бы мог подумать, что эта полненькая седеющая мать семейства...



   - Black Pearl - Б.П. - Бипаша Прасад. Меня так зовут, - пояснила хозяйка дома. - Хочется иногда, знаете, пошалить, - она игриво хихикнула. - Скучновато как-то дома сидеть.



   - Вы умеете удивлять, - нашлась Дивьяни, сообразив, что такой комплимент поможет поддержать беседу.



   - Ой, ну что вы, - махнула рукой Бипаша. Аккуратно наманикюренной, между прочим. - Проходите, не стойте на улице. Что это за дело? Мне уже любопытно.



   Они устроились на веранде, в плетёных креслах.



   Дивьяни решила быть откровенной, и это заинтриговало собеседницу ещё сильнее.



   - Подумать только! Бывает же - круче, чем в сериалах!



   - Мальти есть среди ваших друзей на ФБ. Вы часто с ней общались?



   - Вот не припомню, - задумчиво подёргала серёжку Бипаша. - А покажите её страничку.



   Они вдвоём склонились над экраном.



   - Ах да, я на неё подписалась, потому что она постит мастер-классы по макияжу и маникюру. Я некоторые себе качнула. Вот, тоже сделала, - она похвасталась бежевыми ногтями с ярко-розовыми полосками из блёсток.



   Дивьяни оценила маникюр, вежливо отказалась от чая, погладила на прощание упитанную кошку Бипаши и пошла седлать скакуна.



   - Прикинь, это она! - запрыгнула в салон Дивьяни.



   - Кто? - по привычке захлопала ресницами Прия.



   - Чёрная Жемчужина!



   - Эта тётечка?



   - Да-а!



   - Фигасе!



   Они хихикали как добрые подружки, и Прия на радостях призналась:



   - Знаешь, я сначала дико к вам ревновала. К вам с Амритой. Но, когда про вас узнала, перестала. А теперь я понимаю, что и к ней не надо ревновать! Это прямо подарок! Поехали дальше!



   Они проехали несколько кварталов на юго-запад.



   В маленьком дворике пахло морем. Чайки клевали печенье, рассыпанное по песку. Стайка детей заворожено наблюдала, как птицы управляются с угощением. Чуть поодаль на качелях устроилась компания постарше и не обращала на чаек совершенно никакого внимания, потому что под рукой были развлечения поинтересней.



   - Ребят! - отвлекла их от планшета госпожа адвокат. - Дом восемнадцать который?



   - Вон тот, - дружно указали налево два мальчика.



   - А вам кто там нужен? - подозрительно спросила девочка лет тринадцати - хозяйка планшета.



   - Таманна.



   - А зачем? - продолжала допрос девочка, слегка раскачиваясь на качели.



   - Я разыскиваю одного человека, она может что-то о нём знать.



   - Там таких нет, - упорствовала тинейджерка.



   Мальчики и девочка помладше захихикали. Их хитрые взгляды были направлены на экран. Дивьяни почувствовала подвох и тоже заглянула в гаджет.



   Вот совпадение - там был открыт Фэйсбук.



   - Так это ты Таманна? - Дивьяни крепко взяла её за плечо. За ухо ей показалось жестоко. Её саму никто никогда за уши не драл.



   - Таманна - это ник! - попыталась вывернуться из-под тяжёлой руки обманщица. - Потому что я люблю Таманну Бхатия! Видите аву?



   - Ясно. А по жизни?



   - Шрути, - девочка ответила не сразу.



   - Понятно. Шрути, у тебя в друзьях есть Мальти Арора, - кивнула на экран Дивьяни. - Она пропала. Когда ты в последний раз с ней общалась?



   - Вы что, её подозреваете?! - вскричал один из мальчиков. - Не имеете права!



   - Никто никого не подозревает. Опрос свидетелей...



   Пока Дивьяни отвлеклась на её приятеля, Таманна-Шрути снова попыталась вырваться, и тогда Дивьяни оставила церемонии.



   - Ай, больно! - схватилась за ухо девочка.



   - Не груби взрослым, и не будет больно.



   - Вы что, из полиции?



   - Ты слишком хорошего мнения о полиции.



   Друзья Шрути, которые уже приготовились бежать, услышали это и развернулись.



   - Вот это вы правы, - внезапно усмехнулась девочка. - У папы недавно байк угнали, а они даже пальцем не шевельнули.



   - Вот-вот, - Дивьяни, кажется, нащупала верный путь. - А сейчас они хотят арестовать ни в чём не повинного человека, якобы он похитил Мальти. Я его адвокат. И нам важны любые сведения о Мальти. Вдруг она жаловалась, что ей кто-нибудь угрожал? Или планировала куда-нибудь поехать?



   - Ничё такого, - задумалась Шрути, созерцая аватарку подруги по переписке. - Мы в реале не встречались. Я её зафрендила через одну игру - вот, смотрите - там если объединяешься в клубы, дают всякие бонусы. Вот мы зафрендились. Поздравили друг друга с ДР. Вот и всё.



   - Понятно... - вздохнула Дивьяни.



   - Дело ясное, что дело тёмное? - с пониманием осведомилась Шрути.



   - Да уж. Всё очень запутано. Но всё равно спасибо.



   - Вы бы сразу сказали, в чём дело, я бы не стала так...



   - Проехали. У тебя фамилия как?



   - Фернандес... Это для показаний надо? Мне надо будет в суде выступать?



   - До суда ещё далеко. Просто формальность. А номер байка знаешь?



   - Конечно!



   Они расстались почти подругами.



   Дивьяни со светлой грустью вернулась за руль. Зато Прия веселилась от души:



   - Ничё себе! Она вообще малолетка! Знал бы Рагхав, на кого он тратит время!



   - Мы обязательно испортим ему настроение. Вечером, - подмигнула Дивьяни. - Счас подожди, позвонить надо.



   Минуты три она терзала Чандрасену, не подгоняли ли кому с их района краденый мотоцикл. Чандрасена очевидно разрывался между подругой и невестой, которая настойчиво всхлипывала за кадром, и передал телефон своему помощнику. Тот обещал всё выяснить.



   - Всё, можем ехать.



   - Окей. Только давай купим мороженое? - попросила Прия.



   - Призраки тоже любят мороженое?



   - Ещё как. Почему всех так удивляет, что мы тоже хотим есть? Вы же приносите подношение духам предков. И в храм носите фрукты, кокосы. Думаете, кто всё это ест - брахманы? Они к вечеру же лопнут... А вообще, я жутко рада, что могу теперь не ревновать! Это надо отпраздновать!



   Дивьяни завела джип и подумала, могла ли она быть такой уверенной.





   Амрита не спеша пересекала двор, размахивая сумочкой. Она любовалась на разноцветные клумбы и ещё цветущие живые изгороди и перебирала в голове всю информацию с первого занятия по кройке и шитью. Сегодня им объясняли устройство машинки, показывали разные строчки и вещали о технике безопасности.



   На скамейке отдыхала пожилая датская пара с пятого этажа. Амрита поздоровалась с ними и продолжила мечтать. На следующем уроке, в субботу, они будут шить наволочки. Надо найти какую-нибудь старую занавеску. Или вдруг у Дивьяни есть старое сари...



   Неподалёку залаяла собака. На стоянке обитал бездомный пёс, он постоянно бегал по двору и лаем напоминал о себе жильцам. Вот и сейчас кого-то заприметил.



   Амрита оглянулась на звук: собака радостно делала стойку перед куриным крылышком, которым его дразнил Рагхав. Скоро новый сосед сжалился и накормил зверя, не поскупившись аж на целых три крылышка. Под мышкой у него был внушительный бумажный пакет, и, надо думать, сам Рагхав не оголодал бы.



   - Привет! - окликнула его девушка.



   - О! Амрита! - обрадовался сосед. - Я вот в местный "Оксфорд" смотался.



   - А у меня было первое занятие. По шитью, - похвасталась Амрита.



   - Понравилось?



   Они пошли рядом.



   - Ничё так. Только вся группа - одни тётки за сорок. Я думала, подружек найду...



   - Молодёжь не хочет учиться шить? Ты лучше в спортзал ходи или танцами займись.



   - Да ну... - Амрита помолчала. - А ты уверен, что поможет?



   - Уверен. Я много раз так знакомился.



   - С друзьями? Или с девушками?



   - Со всеми.



   - Надо подумать... Кстати - угадай, из чего эта сумка!



   - Э-э... Из кожи? - Рагхав немножко растерялся.



   - Нет. Попытка номер два?



   - Дай поближе посмотреть... Экокожа?



   - Не-а.



   - Сдаюсь.



   - Апельсиновая корка!



   - Гонишь!



   - Честное слово! В Голландии такие делают. Это я там купила.



   - Чокнутые люди.



   - Ага. Типа экологично. Я купила для прикола.



   Они вошли в подъезд. После яркого солнца там было непривычно темно. Но красная кнопка лифта чётко указывала путь.



   - Можно вопрос? - они встали друг напротив друга в кабине.



   - Ну?



   - Ты всегда только с девушками встречалась?



   - А почему такой вопрос?



   - Не похожа ты на лесбиянку.



   - А ты прям знаешь.



   - Знаю.



   Они вышли на лестничную клетку.



   - Раз ты такой опытный, угадай: были у меня парни или нет?



   Рагхав посмеялся. Чем моложе девушка, тем смелее.



   - Ну, встречалась с двумя. Но это всё была фигня.



   - А счас типа серьёзно?



   - Ну да. А что?



   - И больше к парням не вернёшься?



   - Чё за вопросы? Я замужем вообще-то, - Амрита начала искать ключи. Но было видно, что разговор её веселит.



   - Жить долго и счастливо, как в сказке?



   - Я уже не читаю сказки.



   - Бывают сказки и для взрослых.



   - Да ну тебя! Всё, мне пора. Сегодня гостей жду.



   Ему показалось, или Амрита подмигнула?





<p>


IX</p>





   Коди наконец сложил все фотографии, что пострадали сегодня ночью от снов Шакти. В той коробке обитали не очень удачные кадры, выбросить которые рука не поднималась. Вот, например, попытка поймать своё отражение в стекле автомобиля, но оно невовремя опустилось, и пассажир хотел воспользоваться пробкой, чтобы проучить папарацци. Пришлось бросать мопед посреди дороги и пешком петлять огородами. Сейчас он вспоминал об этом с улыбкой, а тогда было не до смеха. Или пофоткал друга, дожидаясь, когда можно будет зайти в кабинет директора модельного агентства - уточнить условия для фотосессии. Но директор уже был прочно занят спором с кем-то из своих подопечных, и Коди решил развлечься. Но - как всегда, в самый ответственный момент, когда должна вылететь птичка - дверь открылась, и весь огонь сражений вылился в коридор на ничего не подозревавшую очередь... Шакти, позировавший, естественно, на фоне двери, получил этой дверью по спине и вылетел из кадра. Но свет хорош, хорош...



   Кодивиран Трипати с упоением погружался в воспоминания, но его выдернул из дайвинга звонок в дверь.



   Амрита не забыла о своём обещании.



   Поэтому скоро все трое склонились над квадратным кремовым альбомом с сиреневыми лентами на уголках.



   - Я думал, только я настолько устарел, что печатаю все фотки подряд, - подколол Аму Коди.



   - Ну как же, это же романтично - целый альбом держать в руках, - улыбнулась Амрита. - Но у нас и в компьютере есть, альбом мы уже сами делали.



   - Вот честно, не представляю, чтоб Дивьяни-мадам клеила эти ленточки и розочки, - всплеснул руками Шакти.



   - Прикинь, вместе сидели клеили, - с серьёзным видом закивала хозяйка. - И даже розочки она выбирала.



   И пока гости изучали виды Амстердама и подписи к фотографиям, каллиграфически выведенные гелевой ручкой на крафтовой бумаге, пошла приготовить ещё масалы.



   А потом вернулась, поставила поднос на стол и рассказала всё обо всех своих знакомых, в том числе как простая русская девушка Оксана буквально исцеляет прикосновением.



   Коди задумчиво вертел чашку с остывшим чаем:



   - Неужели зомби тоже заводят детей?



   - Это единственное, что тебя волнует? - массировал кожу под волосами Шакти.



   - Значит, они среди нас? - хихикнул Коди. - Слушайте, на показе Анвиты Шарма была одна вешалка, она всё время от солнца пряталась. Может, она вампирша???



   Аму и Шакти хотели было обеспокоиться его истерическим весельем, но тут Амриту прострелило:



   - Анвита Шарма?! Это которая TwoPointTwo?



   - Она самая, - ответил за друга Шакти. - Он снимал лукбук для презентации новой коллекции. Это было ещё в Дели.



   - Ты тоже её знаешь?! - завизжала от восторга девушка. - Познакомьте меня с ней! Пожалуйста-пожалуйста! Она такая необычная! Пожалуйста!



   - Если пересечёмся ещё раз - обязательно познакомим, - пообещал Шакти. - Коди! Эй, Коди!



   Коди продолжал нервно хихикать:



   - Слушайте! Я знаю просто классный фильм в тему! Называется "Злющие мертвецы"! Не зловещие, а именно злющие! Давайте посмотрим! Только я за чипсами сгоняю и за пивом. Хотя - Амрита, ты, наверно, пиво не пьёшь, тебе лимонад.



   И ускакал в прихожую.



   - Эй! Коди! - погнались за ним друзья.



   Запала Коди хватило на то, чтобы сбежать по лестнице и выйти из подъезда. А во дворе истерика поутихла, но он решил всё-таки выполнить обещание и заодно развеяться. Поэтому проверил, на месте ли карточка, и направился прямиком в "Оксфорд". Его всегда прикалывало, что супермаркет называется в честь британского университета, и он часто шутил с друзьями: "Англичане в Оксфорде учатся, а мы - еду покупаем".



   Он шёл не спеша и пропустил вперёд парня, который шагал за ним. Тот пересёк парковку, часто оглядываясь, и как будто не торопился зайти в магазин. Но потом затерялся в торговом зале, и Коди не придал этому значения.



   Потом они пару раз столкнулись у полок с чипсами и орешками, а потом Коди нашёл холодильник с лимонадом и хотел уже успокоиться - но случайный встречный окопался у соседнего холодильника - с минералкой. Он долго и придирчиво выбирал напиток, но так и не выбрал. Его корзинка вообще до сих пор пустовала.



   Подсознание Коди заподозрило что-то неладное. Шакти не раз говорил, что за ним следят, но Коди списывал это на нервы - из-за таких-то семейных проблем. Но теперь, кажется, начинал понимать, что нервы тут ни при чём.



   Предоставив страхам и подсознанию разбираться друг с другом, фотограф напустил на себя самый беззаботный вид, на какой только был способен, и спросил у подозрительного парня, можно ли одолжить у него дисконтную карту.



   - Дома забыл, - буркнул тот.



   И стал скорее пробираться к выходу.



   Коди пристроился в самую длинную очередь, чтоб не спеша проследить, куда он пойдёт.



   Тот бросил корзинку и тупо свернул за угол.



   Но очередь была настолько длинной, что Коди оставил корзинку на полу, предупредил следом стоящих и выскочил на улицу.



   Клетчатая рубашка маячила за мусорными ящиками. А рядом с ней - огненно-рыжая шевелюра какой-то девицы.



   Классическое сочетание - парик и тёмные очки.



   Парень и девушка говорили шёпотом, но жестикулировали очень яростно. Коди включил все ресурсы своей профессиональной памяти, чтобы запомнить эту парочку. И вернулся на кассу.



   Обратно он шёл очень быстро, проигнорировал соседей во дворе и лифт - и буквально влетел в квартиру Амриты.



   - Кажется, за мной следят!



   - Кто? - перешёл к делу Шакти.



   Коди описал смуглого парня с курчавыми волосами, в клетчатой рубашке и джинсах с потёртостями - и ярко замаскированную барышню.



   - А за тобой кто следил? - спросила Амрита.



   - Я не определил...



   - Ребят, что вы такое сделали, что вас пасут? - Аму без спроса отобрала у керальца манговый лимонад и быстро расправилась с крышкой зубами.



   - В том-то и дело, что ничего. Банки не грабили, секреты спецслужб не подслушивали, машину с наркотиками в багажнике не угоняли.



   - Вот блин... А ссорились с кем?



   - Кроме моей семьи - ни с кем, - ответил Шакти. - Но если они так хотели избавиться от меня, навряд ли будут специально отслеживать. Свалил и свалил.



   - А я вообще ни с кем, - сказал Коди. - Я вообще очень мирный, дружелюбный и покладистый человек, - он порвал пакетик с чипсами и загрёб целую горсть.



   Амрита глотнула из горла.



   Шакти вскрыл пиво.



   - Я звоню Ди, - сказала Амрита.



   Дивьяни уже подъезжала.



   Она вернулась не то чтобы в плохом настроении, но чем-то сильно озабоченная. Кинула в морозилку охапку мороженого, сбросила туфли и налила себе воды.



   Прия, наоборот, лучилась позитивом, попросила лимонада и предложила всем брать мороженое.



   - Вы тоже берите, - сказала Амрита Дивьяни. - Вот. Апельсиновый. Вы же любите.



   Дивьяни кивнула, но не взяла.



   - Что случилось?



   - Дохлый след. Эти друзья с Фэйсбука - чисто номинальные. Они Мальти ни разу в глаза не видели.



   - Ой! - осенило Прию. - Если она подрабатывала моделью, может быть, вы с ней где-нибудь пересекались? - она нашла аватарку Мальти и показала Коди и Шакти.



   - У нас тоже проблема, - вздохнула Аму и рассказала про слежку.



   Коди рассматривал фото пропавшей девушки. Крупно завитые каштановые волосы, широкие скулы, светло-карие глаза, родинка над бровью... Как будто где-то её видел. Он начал листать другие фотографии. Селфи, селфи... Эта совсем мелкая... Вполоборота со спины...



   Каштановые локоны - резкий поворот - порывистый жест - убирает волосы.



   Хлопнула дверью.



   Дверь кабинета директора.



   Модельное агентство "Divine".



   - Я счас, - крикнул Коди и помчался домой.



   Высыпал на пол все фото из злополучной коробки и начал искать.



   - Пересекались! Мы пересекались! - выдохнул Коди, тряся в воздухе неудавшимися снимками Шакти.



   Глаза Прии засияли надеждой.



   Дивьяни отвлеклась от диалога с Шакти.



   Шакти - почему-то - несмотря на все перипетии - был очень воодушевлён.



   - Коди. А у меня заказ. Свадебное платье, - шёпотом признался он. - Я так давно мечтал...



   Дивьяни изучала фотографии.



   Амрита с монументальным спокойствием ела чипсы.



   Прия ушла в стенку за Рагхавом.



   Госпожа Сингх взяла телефон и набрала Чандрасену.





<p>


X</p>





   Чандрасена приехал часа через два под конвоем друзей. Потому что первым звонком Дивьяни не добилась ничего: невеста его не отпустила. Тогда она связалась с четой с Дивара и попросила потормошить товарища и оказать всяческое влияние. Итан и Оксана поняли это по-своему, взяли лодку, съездили за Чандрасеной и доставили до двери.



   Дивьяни, конечно, была им благодарна, но не удержалась, чтобы не пожурить подругу:



   - Вот зачем ты ввязалась? Сиди дома, пинетки вяжи.



   - Сколько можно их вязать-то? - огрызнулась Оксана. - У... в общем, у таких, как я беременность может очень сильно затянуться. Потому что замедлен обмен веществ. И что мне, три года дома сидеть?



   - А с чего ты решила, что три года?



   - На форуме прочитала.



   - Зомби-мама-точка-нет, - снова нервно захихикал Коди.



   - Точка-ком, - на полном серьёзе ответила Оксана и полезла в айфон за доказательством.



   - Иди, Амрите помоги на кухне, - услала его хозяйка квартиры.



   Всё это время соседи тусовались у Дивьяни, выпили всё молоко с масалой, съели все чипсы и сладости и перемыли все кости Мальти, обсуждая, где же её искать. Почти сразу к дискуссии присоединился Рагхав, которого позвала Прия. Соседи из триста первой принесли свежеиспечённую пиццу, идли и палак панир (Прия экспериментировала, сочетая южную кухню с северной и индийскую с европейской) и этим спасли приём гостей.



   Глубоко прочувствовав важность собственной персоны в этом мероприятии, Чандрасена не торопясь пообедал, отыскал в толпе встречающих самого светлокожего молодого человека, с самыми волнистыми волосами, и обратился непосредственно к нему:



   - Шакти. Мне сказали, что ты хороший портной.



   Шакти всегда задевало, если непосвящённые не видели разницы между портным и дизайнером, но на всякий случай он промолчал.



   - Ты уже знаешь, что моей невесте нужно свадебное платье. И я тебя очень прошу: постарайся как следует...



   Любитель жестикулировать, Чандрасена прижал обе руки к груди и горестно покачал головой.



   - А... есть какие-нибудь пожелания... по цвету, фасону? - Шакти подошёл ближе, но не смел сесть перед важным гостем и стоял в позе пенальти, нервно похрустывая пальцами.



   - Вся фигня в том, - Чанду артистично вздохнул, - что моя невеста сама не знает, чего хочет. И посоветовать ей некому...



   При этих словах Итан ткнул Оксану локтем, а Оксана скрестила руки на груди и прошептала что-то очень недовольное.



   - ...Поэтому просто - сделай красиво. На свой вкус. Единственная просьба: чтобы было прилично. Потому что на свадьбе будет много пожилых родственников. Они хотели бы видеть невесту скромной. Ну ты понимаешь. А уж сари это будет, лехенга-чоли, шальвар-камиз или европейское платье со шлейфом - не суть важно. Мы уже отчаялись и на всё согласны.



   - Я постараюсь, - кивнул начинающий модельер.



   Чандрасена печально склонил голову набок:



   - Не постарайся. Сделай. А я тебя озолочу. Вот тебе задаток, - он двумя пальцами вынул из кармана своего белого пиджака пачку наличности. - Купи, там, ткани, ниток - всё что нужно.



   - Спасибо, - принял деньги Шакти. - Вы не переживайте так, у меня есть пара идей...



   - Если сошьёшь два наряда - выкуплю оба, - поторопился согласиться заказчик. - Об этом не думай. Делай хоть целую коллекцию. На твой вкус. Только не подведи.



   - Хорошо, - почти шёпотом произнёс Шакти. Он уже осознал всю серьёзность положения. И не сразу сообразил убрать деньги в карман.



   - Ну что стоишь? - подался вперёд Чандрасена. - Иди в магазин.



   - Ага... - Шакти как под гипнозом развернулся на пятках, но тут же повернулся обратно. - А-а...



   - Какие-то вопросы?



   - Мерки. Можно снять мерки с вашей невесты?



   - Ах, да, - Чандрасена полез в другой карман. - Вот, я всё записал, - он нашёл в "Заметках" нужных файл. - Счас пришлю, скажи номер... Я уже даже знаю, что такое вытачки и потайной шов - представь, до чего докатился.



   Шакти сочувственно покивал, проверил полученную смску с мерками, убрал телефон в карман - и ощутил, что там очень мало места, потому что пачка денег очень толстая...



   - Девушки, - шепнул он Прие и Амрите. - Тут недалеко есть магазин тканей, составите мне компанию?



   Ему хотелось поскорее унести ноги от этого грустного мафиози - а ещё унести весь задаток, пока не отобрали назад.



   - Конечно! - сказала Аму. - Я как раз поищу какие-нибудь остаточки для курсов.



   - А я - можно, буду тебе помогать? - вдохновилась Прия и от волнения попрозрачнела, только глаза горели. - Это же так интересно!



   - Спасибо! - шепнул пенджабец.



   И все трое дружно смылись из квартиры триста два. Причём Прия смылась мимо двери, а Шакти забыл обуться.



   Но Чандрасена не обратил на это ровно никакого внимания. То ли друзья отучили удивляться, то ли настолько был поглощён заботами.



   - Простите, а фотограф на свадьбу не нужен? - Коди отчаялся докричаться до друга, чтобы вернулся за сандалиями, и решил тоже попытать счастья.



   - Фотограф уже есть, - пожал плечами Чандрасена. - Её сестра, в смысле, моей невесты, при жизни была замечательным фотографом и оператором. Она обещала этим заняться.



   Коди напрягся на словах "при жизни".



   - Но ты приходи - как гость. Я вас всех приглашаю. И тебя с твоей девушкой, - обратился он к Рагхаву.



   Рагхав тоже напрягся.



   - Ну а теперь к вашим делам, - Чандрасена мгновенно переменился в лице, голосе и манерах. - Охрану я вам всем предоставлю...



   - Как мне тогда? - вполголоса произнёс Итан.



   - Кто слишком умный - пусть держит свой ум при себе, - назидательно отозвался жених. - А у нас, кажется, есть зацепка.



   - Директор модельного агентства "Divine", - кивнула Дивьяни.



   - Хорошо бы узнать, о чём они говорили с Мальти. Если был скандал - он явно что-то значил, - поддержал друзей Итан.



   - Только как-нибудь... неофициально, - подхватила Оксана. - А то в несознанку уйдёт.



   - А это ващще не круто, - высказался Чандрасена.



   - Здравствуй, Капитан Очевидность, - подытожила Дивьяни.



   - Не язви, - одёрнул её подзащитный. - Я могу взломать его почту, мессенджеры там всякие, на мобильник прослушку поставить.



   - Это долго, - не оценил Итан.



   - Ну удиви, - обиделся Рагхав.



   - Ну есть одна идейка, - он достал телефон и поудобнее расположился на диване, потеснив жену и друга. - Кэтинька, солнышко! Как жизнь?



   - Скучно, - капризно протянул женский голос по громкой связи. - Ахмал всё время на работе, ты меня больше не зовёшь, остальные клиенты какие-то беспонтовые... Вот сижу сценарий переписываю...



   - Опять переписываешь? - Итан закинул ногу на ногу и обнялся с подушкой. Очевидно, разговор обещал быть долгим.



   - Ага. Прикинь, Яш Чопра обещал его купить, если я исправлю две сцены. Я исправила, а он всё завернул. Теперь обратно переписываю. Стоило кромсать, если всё равно не собирался снимать.



   - Ну и не надо нам никаких Яшей Чопра. Сами снимем. Только не расстраивайся.



   - Хватит там ворковать, - вклинилась Оксана. - А то Ахмаду позвоню.



   - Ой, как страшно, - хором откликнулись оба собеседника. - Опять подсвечником получит вместо нас, бедняга.



   - Дружная, счастливая, весёлая, чёрт возьми, шведская семья, - не удержался от комментария Коди.



   - Слушай, Дивьяни, дай ему валерьянки! - не выдержала Оксана. - Задрал уже своими истериками.



   - Валерьянка - прошлый век, - возразил Итан, достал то ли из рукава, то ли откуда травку и лист ареки и, продолжая внимательно слушать Кэти, начал сворачивать косяк.



   - Кто у вас там истерит? - заинтересовалась Кэти.



   - Вот как раз из-за этого парня мы тебе звоним. Короче, слушай...



   Короче не получилось: Итан рассказал всё дело Рагхава, а заодно историю Рагхава, Коди, Шакти, Мальти и Прии, скрутив за это время косяки Рагхаву, Чандрасене и себе.



   - Хватит трепаться! Я тут ночевать не собираюсь, - подтолкнул его Чанду, дотянувшись через Оксану.



   Вернулись из магазина Шакти с девушками, похвастались мешком покупок и отнесли их в триста четвёртую.



   Телефонный разговор продолжался.



   - Э-э... не слишком ли он много ей рассказывает? - усомнился Рагхав.



   - Это что, - шепнула Оксана. - Он с моим бывшим два с половиной часа трепался.



   - И тот в отместку отдал ему тебя? - спросил Коди.



   - Вроде того, - кивнул Чандрасена.



   Они чокнулись окурками.



   - Я по делу, - откликнулся Итан. - Ну ладно, Кэти, нас тут торопят. Поэтому я сразу к делу. Разведи этого директора на интервью.



   - Да ну, какая из меня журналистка? К тому же, он мог меня по ТВ видеть.



   - А ты скажи, что пишешь сценарий, и нужна консультация. Ну ты же у нас умница. Вытяни из него эту историю.



   - Если вы мне его приведёте? - решила покапризничать Кэти.



   - Контакты у меня есть! - крикнул взбодрившийся Коди. - Могу даже проводить - хоть завтра!



   - Провожать не надо, - напомнила Дивьяни. - Тебе тоже придётся заныкаться. Как Рагхаву. Шакти желательно тоже.



   - Ну вот, - расстроился фотограф. - А он хотел ещё в конкурсе поучаствовать...



   - Кто-то контакты обещал, - напомнила Кэти.



   - Записывай, - Коди продиктовал адрес и телефон. - А рекомендацию я ж могу и по телефону дать. Совсем уж внезапно не стоит.



   - Согласна. Но у меня ещё одно условие, - Кэти выдержала паузу. - Пусть Оксана даст мне своё платье. Чтобы я окончательно внушила ему доверие.



   - Ещё чего! - возмутилась Оксана. - Чтобы опять молнию сломали!



   - А ты дай без молнии, - логически рассудил Чандрасена.



   - Лучше надень джинсы и пуловер оверсайз, - принялся советовать Коди, на подъёме после косяка. - Счас вся богемная тусовка так ходит.



   - Тогда это к Катрине, - обрадовалась Оксана. - Это она у нас любительница.



   - А я хочу платье! - настаивала Кэти. - Иначе сами раскручивайте своего Винода Тхакура на откровенности.



   - Иди куда подальше, а?



   - Это куда?



   - В магазин! Там и купишь!



   - Зачем, если мне на один раз?



   - Ну ты же публичная личность теперь, интервью даёшь



   - Просто Оксана завидует, что у неё всего два раза интервью брали, а у тебя - семь, - догадался Итан. - Оксан. Помнишь бриллиантовое колье, которое ты на день рождения заказала? Будешь плохо себя вести - не куплю.



   - Ах ты, нехорошая девчонка, - подсела рядом Дивьяни. - Нельзя быть такой жадной.



   - Ну накажи меня, - с вызовом посмотрела на неё Оксана.



   Коди снова засмеялся.



   - Ну ладно. Хорошо, - нехотя согласилась Оксана. - Только я сама выберу.



   - На тебе, боже, что нам негоже?



   - Я нормальное выберу.



   Наконец они договорились и распрощались.



   Чандрасена послал Коди многозначительный взгляд, как бы говоря: "Теперь ты видишь, с кем мне приходится иметь дело".



   Только страсти вокруг платьев и модельного бизнеса утихли, телефон зазвонил у Дивьяни. Домашний телефон. Определитель номера высветил незнакомую комбинацию, и громкую связь она не включила. Но после небольшой паузы громко поздоровалась с господином Васудевом.



   - Дивьяни, зачем ты так официально? - спросил прокурор. - Мы всё-таки давно друг друга знаем. Мне стало известно, ты ведёшь независимое расследование. Это очень хорошо, потому что полиция в полном тупике...



   Что-то должно было доделать этот день. Дивьяни тяжело вздохнула и вспомнила золотые студенческие годы:



   "- Дивьяни, дай списать. А я за тебя в буфете заплачу.



   - Не дам.



   - Ну пожалуйста. Целую неделю буду угощать обедом.



   - Прекрати. Если кто-нибудь из преподов увидит?



   - Дивьяни, ты не понимаешь, это вопрос жизни и смерти!



   - Санджай. Учи сам".



   - Зато прокуратура, наверно, продвинулась?



   - Видишь ли, некоторые сведения гораздо проще проверить тебе - по своим каналам.



   - О чём ты?



   - Мы оба понимаем, о чём я.



   - Санджай. Расследуй сам.



   Дивьяни повесила трубку.



   Гости дружно зааплодировали.



   Итан и Чанду прекрасно знали, как Санджай Васудев донимал Дивьяни в университете, требуя от неё помощи на экзаменах и угрожая отправить её родителям фотки с последней вечеринки, если она не напишет ему курсовую. И однажды уже разбирались с ним. Только это было не как в кино, где парни из трущоб дружно подворачивают лунги и дружно пинают богатого мальчика на спортивной площадке. У парней из трущоб уже было своё дело, они одевались получше Санджая и подкараулили его не на задворках кампуса, а в ночном клубе. Собственно, это был клуб Чандрасены, только Санджай об этом не подозревал и наивно пришёл туда повеселиться с друзьями. Друзья Дивьяни мирно подошли к нему и предложили дурь. И пригласили в туалет, от посторонних глаз подальше. А там, закрывшись в кабинке, вместо дури угостили хорошим ударом под вздох и объяснили, в чём он не прав. И на память оставили ему в кармане дозу кокаина. Нет, они не звонили в полицию: он бы отмазался так же легко, как они, потому что его отец занимал важный пост. Расчёт был на то, что сюрприз найдут дома. Расчёт не обманул: родители действительно устроили Санджаю весёлую жизнь на пару месяцев. Увидев драматическую сцену у деканата, когда Санджай на коленях молил отца не забирать его документы, Дивьяни упрекнула друзей, зачем они так жестоко с ним обошлись. Но со временем осознала, что такие как Санджай по-другому не понимают. Не то чтобы он взялся за ум, но теперь взамен за подсказки водил её с подругами в кафе и в кино. А в клуб она и так пройдёт бесплатно.



   И теперь, спустя почти двадцать лет, этот человек выговаривал ей, что пора бы остепениться.



   Дивьяни положила телефон на место и мечтательно улыбнулась. Хорошее всё-таки было время.





<p>


XI</p>





   - Включаю видеосвязь? - Кэти выбралась из такси и показала водителю в окошко двести рупий.



   - И как ты собираешься телефон держать всё это время? - Дивьяни перехватила у Итана телефон. - Включи просто громкую связь.



   Водитель показал три пальца.



   - Окей, - согласилась Кэти, прижала телефон щекой и достала из кармана ещё полсотни.



   - Погоди, - Итан припал к телефону с другой стороны, - нафига нам прямой эфир? А если он там нас услышит? Включи просто диктофон, да и всё.



   Водитель категорически покачал головой



   Кэти укоризненно воздела ладонь к небесам.



   - Да, так будет лучше, - согласилась Дивьяни.



   Водитель нахмурился и потёр пальцы в щепоти.



   - Ладно, мне, честно говоря, пофиг, - ответила Кэти, - лишь бы не вхолостую прошло. А то катаюсь тут зря, на такси разоряюсь.



   - Ну, можно попросить Рагхава прослушать звонок, - продолжала Дивьяни. - Хочешь, я его позову? Но в любом случае будет незаконно - что прослушка, что запись без ведома господина Тхакура.



   Водитель удержал пассажирку за руку и постучал ногтем по её золотому браслету.



   - Слушай, ты прям как доказательства в суд добываешь, - Кэти отдёрнула руку. - Как это к делу-то пришить?



   При этих словах водитель тоже отдёрнул руки, с самым благодарным выражением лица принял двести пятьдесят рупий и газанул подальше отсюда.



   - Я пишу, пишу, не отключайся! - подал голос Рагхав на заднем плане.



   Кэти отогнала от себя густой дым выхлопных газов.



   - У меня денег на телефоне мало...



   - Я тебе счас положу, - не отставал голос Рагхава, и тут же защёлкала клавиатура.



   - Ты там Госбанк взламываешь? - Кэти стрельнула глазами вправо-влево, чтобы какой-нибудь придурок не зарулил на тротуар парковаться и не зарубил в ней Джеймса Бонда на корню.



   - Не шути так, - шепнула Дивьяни. - Вдруг нас прослушивают!



   - Да кому мы нужны? - включила цинизм Кэти и как можно увереннее приблизилась к блистающему стеклом зданию с карликовыми пальмами в кадках вдоль фасада.



   Робкой Каншана Дхарам никогда не была, но в чужом платье чувствовала себя не в своей тарелке. Как будто плохо загримировалась, и сейчас её раскроют. Да, она сама выклянчила гламурное платишко, и Оксана не стала отделываться абы чем, подобрав ей чёрное платье-рубашку с длинным рукавом - чтобы закрыть провокационные татуировки. Кэти надела его с джеггинсами, чтобы закрыть профессиональную травму - синяки на ногах, подобрала чёрный шарф с крупным розово-бордовым принтом и осталась очень довольна этой смесью городского стиля и традиций. Ровно до того момента, пока не переступила порог агентства.



   Она сообщила охране, что ей назначена встреча (и даже не соврала: Коди постарался), и приготовилась ловить на себе пристальные и презрительные взгляды проходящих по коридору моделей.



   Но на неё никто не обратил внимания, а совершенно немодельного вида девушка на ресепшене даже приветливо улыбнулась.



   Кэти дождалась аудиенции и наконец вошла в кабинет директора.



   - Здравствуйте, - кивнул ей упитанный мужчина средних лет, не отвлекаясь от компьютера, и протянул руку.



   Кэти замешкалась, не понимая, к чему этот жест. Не собирался же он ей руку пожать. Тогда Винод-сэр поднял на неё глаза.



   - Ну? Давайте своё портфолио.



   - Я не по этому вопросу, - улыбнулась Кэти. - Каншана Дхарам. Сценарист. Мне на сегодня назначена встреча.



   - Ах, да, - сообразил директор агентства, развернулся к ней целиком и предложил сесть.



   Секретарь принёс кофе.



   Кэти засмотрелась вслед этому молодому человеку - но любовалась недолго, потому что в дверях его сбила с ног разъярённая девица, завёрнутая в пляжное полотенце. Кажется, под полотенцем на ней ничего не было.



   Директор собрался излить на секретаря весь свой гнев, но барышня не дала ему и рта раскрыть:



   - Вы мне недоплачиваете! По закону, я, как иностранная гражданка, должна получать не менее двадцати пяти тысяч в год! Долларов! А у меня от силы тысяча в месяц набирается!



   - Ты что устраиваешь при посторонних? - не остался в долгу работодатель. - Да ещё в таком виде! И вообще, какая ты иностранная гражданка? Не смеши меня.



   - Я гражданка Пакистана! - топнула босой ногой модель.



   - Пакистана? Значит, мусульманка? Так где же твоя скромность?



   - Там же, где твоя совесть! - парировала девушка. - У меня в этом месяце всего одна фотосессия была! И в прошлом тоже!



   - Так что же ты ворон считаешь? - упрекнул директор, на всякий случай отодвинув от неё подальше пресс-папье, пепельницу и монитор.



   Кэти пригнулась и попыталась слиться с окружающей средой.



   - Если все мои контракты вы отдаёте другим?! Это всё потому, что я пакистанка? Мусульманка? Это нетолерантно! Я буду жаловаться! В комиссию по правам человека!



   - Да хоть в Страсбургский суд! Сама выйдешь, или мне охрану позвать?



   - Почему вы не направили меня на съёмки для NorBlackNorWhite? Или на открытие "Феникс Маркетсити"? Мальти всё равно не явится, кого-то же вы пошлёте? Почему не меня?! - модель хлопнула ладонью по столу.



   Кэти услышала знакомое имя и навострила ушки.



   - Хорошо, как только появится заказ из-за границы, я тебя пошлю на целый год в какую-нибудь Скандинавию, чтоб ты там остыла! Вон отсюда! Позоришь меня!



   Девица гордо выплыла из кабинета и от души хлопнула дверью.



   Господин Винод Тхакур тут же обернулся к гостье и принял самый любезный вид.



   - Сами видите, ситуации бывают разные. Так что смело можете описывать самые разные скандалы, не ошибётесь.



   - О да, это была сцена, - оценила Кэти. - А что это за девушка?



   - Ох, знаете, со сколькими моделями мы работаем?.. Хотя да, хорошо бы узнать, кто её нам привёл, и поговорить с ним по душам, - на Кэти посыпалась статистика и общие фразы.



   Подавляя зевоту, она поблагодарила за столь ценный материал и откланялась.



   Но... есть зацепка.



   Кэти со спокойной душой и лёгким сердцем покинула кабинет директора. И принялась искать бунтарку в полотенце.



   Так, что бы делала она на месте этой девушки?



   Пошла бы выпустить пар. В какой-нибудь укромный уголок.



   И Кэти отправилась в странствие по зданию агентства, открывая то оранжерею, то комнату отдыха, то съёмочную студию, то бухгалтерию.



   Кажется, она уже засветилась везде, где только можно...



   - Всё глухо, - она на секунду приложила к уху телефон. - Возвращаюсь.



   Завидев на горизонте охранника, она выскочила в первую попавшуюся дверь. Это оказался один из служебных выходов. И, похоже, для самой нижней касты персонала, потому что вёл прямиком к мусорным ящикам и обшарпанному тылу соседнего здания.



   На удивление, девушка нашлась именно там. Поверх полотенца она набросила потёртую джинсовку и обулась в босоножки. А волосы закрутила узлом на макушке. Она прохаживалась туда-сюда и созерцала двух кошек, добывающих обед из урны.



   - Привет, - окликнула Кэти.



   Модель смерила её откровенно враждебным взглядом.



   - Я услышала, ты говорила о Мальти...



   - И ты туда же? Всем она нужна... Ты скаут?



   - Что?



   - Понятно. Значит не скаут. Это тот, кто моделей в агентство приводит.



   В обшарпанной стене открылась дверь, в ней показался ящик, доверху наполненный зеленью, а следом за ящиком показался тот, кто его нёс. Смуглый парнишка водрузил груз на край ящика, остановился - выбрал пучок посвежее и, аппетитно похрустывая, вывалил всё остальное. Кошки тут же прыгнули на еду и ещё позвали товарищей.



   - Вегетарианцы, - хмыкнула модель из Пакистана. - Так что, она тебе денег должна?



   - Нет же! Она пропала. По всем каналам трезвонят.



   - Я не смотрю телевизор.



   - Короче, мы её разыскиваем. Приветствуется любая инфа.



   - Ты не коп, я надеюсь?



   - Тьфу-тьфу. Сигаретку?



   Девушка посмотрела дружелюбнее.



   - Тя как зовут?



   - Кэти.



   - А я Фатима. Ты с ней не дружишь, я надеюсь?



   - Нет. Я дружу с тем, кого обвиняют в её похищении.



   Фатима присвистнула.



   - Ни хрена себе. Короче, она редкостная стерва, эта Мальти. Прямо эксклюзив.



   - Мальти Арора. Ты про неё?



   - Ну да. Та, которая пропала.



   - Ага?



   - Ты же слышала, я говорила про NorBlackNorWhite. Нам всем хотелось попасть на этот показ, и Мальти тоже. Она такой скандал устроила нашему Винни... Ну в смысле Виноду-джи.



   - Ага-ага, - подбадривала рассказчицу Кэти.



   - Ну, короче, то, что я ему сейчас наговорила - это супервежливо по сравнению с ней. Она даже угрожала. Сказала, знает нужных людей, кто за один её несчастный гонорар замочит десяток таких как он. Прикинь? Прям слово в слово так и сказала.



   - Ни фига себе...



   - Ну его этим пугать - как ежа голой... Короче, он её вышиб. Только я тебе ничё не говорила, окей? Я надеюсь, ты не сольёшь никому?



   - А как же скандалы-интриги-расследования? - прищурилась Кэти и стряхнула пепел.



   - Это не для нас. Это для верхушки. А я контракт потеряю. Я как бы не для этого из дома сбегала.



   - Ага.



   - Если дома узнают, кем я работаю, меня вообще зарежут, наверно.



   - Как я тебя понимаю. Я так же актрисой хотела стать.



   - Не стала?



   - Сценаристом стала.



   - Ну тоже неплохо. Прилично устроилась, молодец.



   Кэти не стала спорить, только улыбнулась и кивнула.



   Похоже, Фатима что-то заметила в её улыбке, потому что смущённо отвела взгляд.



   - Знаешь, я не удивлюсь, если её похитили, - быстро сменила она тему. - Уж больно любила по головам ходить. Мало кому это понравится.



   - А ты хорошо её знала?



   - Ты так говоришь, как будто её уже нет.



   - Тебе ж её не жалко?



   - Ну человек всё-таки... Знала постольку-поскольку. Она ни с кем особо близко не дружила. Карьеру только делала.



   - А ты, походу, жалеешь, что приехала делать карьеру?



   - Знаешь, да, - Фатима прицелилась и бросила окурок в ближайший мусорный ящик. - Только я вернуться не могу... Ладно, у меня ещё съёмки, счас перерыв кончится.



   - Слушай, запиши мой номер. На всякий случай. Обещаю хранить всё в тайне.



   - Мне некуда, - развела руками Фатима.



   - Счас... - Кэти нашла в сумочке ручку, но не нашла ни одной бумажки. Недолго думая, она написала десять цифр на пачке сигарет и ловко просунула пачку Фатиме под полотенце.



   Та хихикнула:



   - Ну и повадочки. У меня карман есть.



   - Карман есть, а телефон не положила?



   - В гримёрке забыла.



   - А, ну да, на нервах всё-таки... Ладно, давай.



   Нашла выход из двора и достала телефон:



   - Ну, вы всё слышали?



   - Ага... - только успела произнести Дивьяни.



   - Слышали и записали! - раздалось вдалеке.



   - Дивьяни, смотри, какую я наволочку сшила! - раздалось ещё дальше.



   - Короче, счас приеду, - Кэти наконец отключилась и пошла ловить такси.





<p>


XII</p>





   - Прия! Какая ты молодец! Прямо миллиметр в миллиметр!



   Шакти склонился над выкройкой подкладки для чоли, которую соседка-призрак перенесла на ткань. Прия напросилась к нему помощницей, потому что с первого взгляда влюбилась в его рукодельный арсенал, хотя тогда он представлял собой только торчавшие из коробок лоскутки, лекала, ножницы и пакетики с пайетками. Особенно её восхищали два манекена - мужской и женский - стоявшие посреди комнаты, точнее посреди половины комнаты, отведённой под рабочее пространство. Девушка с удовольствием гладила шершавую, немного ворсистую ткань, и крутила яркие колёсики, расположенные друг под другом по оси симметрии, и наблюдала, как текстильный корпус делится на сектора, которые раздвигаются и как будто парят в воздухе - как призраки.



   Шакти после некоторых раздумий допустил Прию к своему алтарю искусства: даже если она касалась чего-то, то не могла это столкнуть или разбить, потому что проходила сквозь предметы. Возможно, если верить фильмам ужасов, она и могла, как многие призраки, перемещать вещи с помощью телекинеза, но к швейной фурнитуре относилась с явным уважением, и модельер решил, что ей можно доверять.



   К тому же, вдвоём они экономили время и силы.



   Вдвоём они полностью освободили стол, даже швейную машинку отодвинули в самый угол, и расстелили тонкий плотный хлопок. Шакти куил его сразу десять метров, потому что ко всем нарядам с люрексом, пайетками, кружевами и всяческим металлизированными нитями потребуется в первую очередь приятная к телу подкладка. В зависимости от дизайна её можно будет покрасить.



   Выкройку основы и рукава Шакти сделал ещё вчера, сразу после похода в магазин, а юбку собирался расчерчивать прямо по ткани.



   Сегодня он поручил Прие выкроить подкладку для чоли с коротким рукавом, а сам подбирал ткань для верха. Чандрасена дал ему мерки, но не показал фото своей невесты. Как угадать, какой оттенок красного ей подойдёт, какой вырез лучше будет смотреться?..



   На кухне двое охранников скучали за настольной игрой, которую подобрал для них Коди. Сам Коди в сопровождении ещё двоих уехал на фотосессию на пленэр, очень довольный тем, что есть кому тащить штатив и светоотражатели.



   Шакти попробовал попытать счастья и у своей охраны, но те развели руками: шеф не давал никаких указаний. Очень уж он дорожит репутацией невесты: мало ли куда может просочиться фото Эми, даже если сам Шакти никому его не покажет, телефон могут просто взломать.



   Пенджабец признал, что это разумно. Но ему-то что делать??? Может быть, фотография есть у Дивьяни?



   Он вернулся в комнату, ещё раз похвалил Прию, о нереальной аккуратности которой Рагхав бы нашёл что сказать - шизофрения, обсессивно-компульсивное расстройство и все дела, и загрустил.



   Тем неожиданнее прозвучал стук в дверь и тем радостнее было её открыть: на пороге стояла Амрита. Она хвасталась первым подвигом на курсах кройки и шитья. Шакти оценил весёленькую наволочку и посочувствовал, что она не подходит к интерьеру квартиры. Прия услышала их разговор и сказала, что как раз подумывала, чем бы украсить диван у них в триста первой.



   - Ой, хочешь, я подарю вам? - просияла Амрита.



   - Спасибо! - Прия тоже засияла, причём буквально: если в плохом настроении она становилась прозрачной, то в хорошем яркость зашкаливала. - Как мило! Только я сейчас занята, извини... ты зайди к нам, Рагхав сейчас дома.



   Аму кивнула и умчалась в противоположный конец лестничной клетки.



   Шакти вздохнул и пошёл искать телефон, чтобы достать Дивьяни напрямую.





   Дивьяни испытывала не меньшие муки творчества. То, что выяснила Кэти, давало только характеристику личности, но не давало ни намёка на местонахождение Мальти. Каншана возразила, что намёк-то как раз есть: задний двор, если можно так выразиться, прямиком смотрит на служебный вход то ли кафе, то ли магазина. Теоретически, Мальти могла туда заходить и встретить кого-то из сообщников. Если, конечно, они реально были и она не блефовала.



   Если сопоставить всё это с недавним опытом Коди, то Мальти и её друзья могли следить за ним, потому что он случайно зафиксировал момент, как она угрожала Виноду. А девушка, с которой ругался шпион в супермаркете, могла быть даже самой Мальти...



   За такими рассуждениями гости задержались допоздна. Но схватился за голову и поспешил домой один только Чандрасена. Итан с Оксаной остались ночевать. Дивьяни подозревала, что это месть за её многочисленные "Ну я поживу у тебя недельку", но выставить за дверь беременную Оксану рука не поднималась.



   Поэтому она смиренно постелила супругам в соседней спальне и ночью терпела через стенку их развлечения, отвлекая себя мыслью, что комнаты для гостей на то и существуют.



   Амрите, кажется, было пофиг.



   "Наверно, старею", - подумала Дивьяни и вспоминала, как не спала ночи напролёт, отрываясь на дискотеках. Считая лампочки в светомузыке, она незаметно заснула.



   А тут ещё с утра пораньше прикопался Шакти: пришли ему фото невесты Чанду, где хочешь, там и возьми. Но после чашки кофе мозг заработал, и Дивьяни осознала, что может правильно использовать гостей. У них наверняка осталось много фоток со съёмок фильма в Нандасе. Сама Дивьяни не присутствовала: работы было завались, но все остальные развлекались по полной. Насколько она поняла, Эми Чандрасена встретил именно там. А может, и не там, но именно на съёмках понял, что это девушка его мечты, и вернулся в Гоа уже с твёрдым намерением жениться.



   Оксана с мужем с горем пополам отыскали самую приличную фотографию, где было поменьше народа и получше было видно Эми, и переслали модельеру. Там было чётко видно, что невеста Чандрасены на полголовы ниже Оксаны, а Оксану его опытный взгляд, кажется, успел изучить.



   С чувством выполненного долга Дивьяни собралась расслабиться на тренажёрах - ну или взбодриться, с какой стороны посмотреть, как проклятый телефон опять сорвал все планы.



   Звонила Крити.



   - Дивьяни! Сегодня к тебе из полиции приходили! Мне так страшно!



   - Погоди. Из полиции - или из прокуратуры?



   - Из полиции. Девица такая - белобрысая. Я ещё спросила, где она такой хороший парик заказала. А она взяла и ушла.



   - Стой-стой-стой. С чего ты решила, что из полиции?



   - Она удостоверение показала.



   - И что ей надо было?



   - Материалы дела. Она сказала, что она новый инспектор. Потому что прошлый пропал. И пытается разобраться с его делами. И поэтому пришла к нам...



   - И ты отдала ей все документы?



   - Ну да... А как бы я сказала - "нет, не дам"?



   Дивьяни беззвучно выматерилась.



   - Ладно, Крити, не плачь. Я сейчас еду.



   Девушка в парике. Опять Мальти играет в конспирацию? Повезло же ей нарваться на такую дурочку, как их секретарша...





   Рагхав со вчерашнего вечера гипнотизировал монитор. Ему пришло в голову проверить все мобильные, которые засветились рядом с модельным агентством и кафе по соседству (а это оказалось именно кафе). Взломать базу данных труда для него не составляло - гораздо сложнее отсеять ненужные номера. Он собирался обратить внимание на незарегистрированные. Хотя никакой гарантии, что Мальти не зарегистрирует номер официально на новое имя по новым документам. Но попытка не пытка.



   Вечер плавно перетёк в ночь, а ночь - в утро. Прия уже отступилась от Рагхава и не пыталась уговорить его лечь спать, только поставила рядом с клавиатурой блюдо с его любимой пиццей, приклеила на край тарелки стикер "не забудь разогреть" и ушла к соседям помогать Шакти со свадебной коллекцией.



   Честно говоря, Рагхав даже не заметил, как она ушла, и несколько раз делился радостью с пустотой. Ему удалось найти несколько незарегенных симок. Нужно бы послушать...



   От грандиозных планов отвлёк стук в дверь.



   Рагхав снял наушники, потёр покрасневшие глаза, потянулся и поплёлся открывать.



   Амрита принесла очень уместный подарок - подушку. Узор Рагхав оценить не смог, как ни силился, а брать подарок в руки побоялся. Вдруг моргнёт слишком медленно.



   Амрита улыбнулась его сонному виду:



   - Уложить тебя спать?



   Рагхав согласно зевнул.



   Амрита положила подушку на диван и похлопала по сиденью, подзывая Рагхава. А когда он улёгся - села рядом и в шутку укрыла его краешком сари. Золотисто-жёлтый шёлк пах жасмином и мускусом и приятно холодил плечо.



   Рагхав улыбнулся и зарылся лицом в жёлтый анчал с розовой вышивкой.



   Амрита засмеялась и сказала, что ей пора.



   У неё под сари что-то зажужжало.



   Аму достала телефон. Дивьяни написала: нужно срочно на работу. Дома никого не будет, ключ под ковриком.



   Амрита убрала телефон на стол.



   И легла рядом с Рагхавом.





<p>


XIII</p>





   Крити сидела за своим столом-стойкой, разложив по всей поверхности бумажные носовые платочки разной степени скомканности. По вестибюлю адвокатской конторы гуляло эхо её плача. Дивьяни сразу поняла, что офис пуст: от свидетелей, а особенно от своего отца, секретарша обычно пряталась в туалете, а сейчас позволила себе пострадать прямо на рабочем месте.



   - Все поехали к клиентам, - простонала Крити и высморкалась так, что колечко-натх с розовой жемчужинкой вылетело у неё из носа.



   Пока Оксана делилась с ней своими платочками, а Итан приносил воду из кулера, Дивьяни подвинула локтем белое поле хлопчатника и начала допрос:



   - Крити, постарайся вспомнить в подробностях: как она выглядела?



   - Я же уже говорила, - капризно отозвалась Крити, промакивая глаза новым платочком. - Блондинистый парик, тёмные очки, модные такие, рубашка... такого цвета, как полицейская форма...



   - Про очки ты не говорила, - придралась Дивьяни. - Ну ладно, а лицо? Какие-нибудь детали? Например, там... родинка над бровью?



   - Не знаю, за очками было не видно. Но накрашена очень хорошо. Хайлайтер - я о таком давно мечтаю...



   - Дэв-Джи! - позвал с другого конца стойки Итан. - Отстань от девушки. У вас чё, камер нет?



   - Блин! Точно! - хлопнула себя по чёлке Дивьяни. - Я к охране тогда.



   Она скрылась за неприметной дверью, очень подходящей для подсобки, но гораздо более прочной, чем кажется на первый взгляд.



   Охранник с громким именем Балакришнан на бейдже не отрываясь от обеда отыскал самые недавние записи. На одной из них к стойке подошла барышня модельных параметров, бесцеремонно ткнула Крити в лицо удостоверение и начала о чём-то расспрашивать.



   Сюда бы Коди. Он бы наверняка узнал девушку по фигуре, походке, ну и так далее. Или бы не узнал.



   Дивьяни скопировала эту запись и попросила ещё видео с камеры над входной дверью. Кападия-сэр не экономил на безопасности: адвокатскую карьеру он начал незадолго до рождения госпожи Сингх, поэтому знал что делает.



   Дивьяни вернулась в фойе с приличным урожаем и застала Крити улыбающейся и даже заново накрашенной.



   - Анашой вроде не пахнет. В чём подвох?



   - А обязательно с допингом? - вопросом на вопрос ответил Итан.



   Дивьяни помахала флэшкой:



   - На видеозаписи чудесно видны номера такси.



   - Крити тоже вспомнила, как эта девица садилась в авторикшу, - Оксана кивнула на окна, которые давали хороший обзор, в противовес глухой двери. Впрочем, стекло тоже было бронированное. - Дилетантка эта ваша Мальти. Приехала бы на джипе - ни у кого бы вопросов никаких не возникло...



   - Копов часто на халяву подвозят, - возразил Итан. - Если таксист знакомый.



   - Вот наверно и у неё был знакомый. Или это подельник и есть, - сделала вывод Дивьяни.



   - ...И вообще сама бы не поехала, а послала бы кого-нибудь левого за двести рупий, - продолжала Оксана. - Если знакомых в полиции нет.



   - Вот нету капитана Редди, - досадовала Дивьяни, - а он бы, может, за умеренную плату вывел бы нас на кого-нибудь... Такая стройная система поломалась...



   - Ну извините, - развёл руками Итан. - Зато нашлось его удостоверение. Он его, оказывается, выронил. Рядом с мотоциклом.



   - Наверно как вас увидел, - съязвила Дивьяни. - Стоп... Вы что, ещё раз туда ездили?!



   - Ага. Оксане прогуляться захотелось...



   - Хватит мной прикрываться, - проворчала Оксана. - Это тебя туда понесло.



   Дивьяни в который раз схватилась за голову, портя укладку своего "каскада".



   Крити наблюдала их диалог с открытым ртом. Правда, скоро все трое поняли, что секретарша смотрит не на них, а сквозь. А когда из её рук выпала папка-скоросшиватель, уже не сомневались, что дело плохо.



   - Ой. Я дала ей не те материалы... Она же вернётся и меня убьёт... А папа больше не разрешит мне работать...



   И шумно набрала в грудь воздуха для новых рыданий.



   Дивьяни завладела папкой.



   - И правда. Наше дело. А что ты тогда отдала?



   Крити пошарила на столе.



   - Где было по-английски с кучей ошибок. Помнишь, я тебе показывала?



   Дивьяни не удержалась от смеха - и хихикала заливисто и с упоением.



   - Тебе смешно, - обиделась Крити. - А мне опять всё печатать. А то папа вернётся, убьёт меня...



   И засуетилась над компьютером и принтером.



   - Да я не над тобой. А над тем, что ей придётся вернуться сюда - за настоящим делом! И тогда мы узнаем, кто она! Крити, ты моё золотко!!!



   Дивьяни потянулась через стол и оставила на щеке секретарши след тёмно-вишнёвой помады.



   - Это если она вернётся. Второй раз, может, и не сунется, - обломала кайф Оксана.



   - Зато не узнает лишних подробностей, - сказал Итан.



   - Ну хотя бы, - нехотя согласилась Оксана.



   - У нас ведь есть ещё зацепки, - Дивьяни окончательно настроилась на позитив. - Номер такси - это раз. И удостоверение - явно поддельное - это два. Кто-то же его делал.



   - Про документы я узнаю... - то ли заявил, то ли спросил Итан. - А номера пусть Чанду пробивает. Пусть делом займётся.



   - Вот-вот, - подхватила Оксана. - А то целыми днями ноет как девчонка.



   - Точно. Он меня уже достал своими жалобами, - признался Итан.



   - Лучше бы бегал по утрам, - высказала Оксана. - Вместе со своей невестой. Ей бы тоже на пользу пошло.



   - Эк ты её невзлюбила, - восхитился муж.



   - Потому что она на святое замахнулась. На моё свадебное платишко!



   - Хорошо, что она у тебя ещё бриллианты не попросила, - обнял её муж.



   - Которые я в своё время отжала у тебя, - улыбнулась Оксана. - Помнишь, Дивьяни, ты в декольте прятала?



   - А ты думаешь, почему я с ними так легко расстался? Не клади все яйца в одну корзину, - Итан помахал на прощание Крити, мягко подтолкнул Оксану к двери и потянул Дивьяни за анчал сари.



   Дивьяни успела попрощаться с Крити и засеменила вон из этого офиса - на солнышко, на свежий воздух и на запах свежих бананов, которыми торговали прямо на улице, прямо через дорогу.



   - Хочу бананов, - тут же заявила Оксана. - Кстати, Дивьяни, ты не выяснила, кто теперь занимается делом Рагхава и Мальти?



   - Не успела, - повинилась адвокатесса.



   - Ну позвони Санджаю, - посоветовал Итан.



   - Не буду я ему звонить!



   - Пусть теперь он тебе помогает.



   - Не буду!



   - Господи, детский сад, - вздохнул Итан, взял покрепче обеих женщин и повёл к машине.





   Дивьяни так и не стала звонить Санджаю. Он позвонил ей сам. Снова спрашивал, как продвигаются дела, и между прочим обмолвился, что новый инспектор Джива подозревает их с Рагхавом в сговоре. Адвокат с подзащитным и так в какой-то степени в сговоре, так что Дивьяни не сильно насторожилась, а вот на имя Джива обратила внимание. Значит, это ему передали дела Редди. Надо будет познакомиться поближе.



   Итан тоже принёс хорошие новости:



   - Документы делал Арья. Ну, у которого на набережной чайная.



   - А, помню его. И чё?



   - Говорит, пришёл какой-то мусор, просил сделать новую ксиву сотруднице. Типа потеряла. Чтоб начальство не убило. Имя сотрудницы, конечно, левое, но по фотке опознал. А мусор, понятно, не представлялся.



   - Чё, он реально полицейский? Или Арья чутьё потерял?



   - В том-то и дело, что не потерял.



   - Ну да, счас многие полицейские выглядят - как будто наоборот, - согласилась Дивьяни. - А Чанду нарыл что-нибудь?



   - Чанду конкретно тормозит... О, вот и он.



   Чандрасена выполнил договорённость и отзвонился: авторикша зарегена на некого Дэвида Энтони.



   - Обычный чел, - жизнерадостно сообщал несчастный жених, - ни с кем из наших не светился. Давно таксует или нет - не знаю... Я же на такси не езжу...



   - Что-то больно ты весёлый, - усомнилась Дивьяни.



   - Работаю над собой, - таким же развязным тоном ответил Чандрасена. - В конце концов - свадьба же, а не похороны.



   - Ты чё там, шыряешься без меня? - прислонился к телефону с другой стороны Итан.



   - Да не... пропустил рюмочку... нервы успокоить... - было слышно, как он зевнул.



   - Ладно, смотри, а то бабушка расстроится.



   - Что-то он мне не нравится, - сказала Дивьяни, повесив трубку. - Рагхав, пробей Дэвида Энтони. Таксист, - тут же набрала она другой номер.



   - Давай-ка навестим Чанду, - шепнул Итан.



   Не успели они собраться, как в дверь яростно зазвонили. Едва Амрита повернула ключ в замке, в прихожую ворвался Рагхав, босиком и в пижаме, с гантелей под мышкой и ноутом на отлёте:



   - Я отследил номер! Он сейчас на Олд-Гоа-Роуд!



   И торжественно поставил перед ними ноутбук и показал на движущуюся точку на карте.



   - Конспирация, восьмидесятый левел, - Оксана тоже подошла посмотреть. - Слушайте, там же рядом тату-салон!



   - Точно! - Итан скорее достал телефон. - Кэти! Ты на работе?



   - Ну да, - лениво ответила Кэти. Она, как всегда, скучала за столиком администратора салона и ждала, пока Фатиме закончат татуировку: она сегодня пригласила новую подругу.



   - Счас подъедет такси, быстро садись туда и будь на связи!



   - Стоп, а работа???



   - Хрен с ней! Быстро в такси!



   - Иди знаешь куда! - Кэти схватила сумочку и выглянула в окно.



   Из кабинета мастера вышла счастливая Фатима.



   - Кэти! Ты куда?! - протянула она руки к подруге, которая, не успев как следует с ней пообщаться, уже ускользала в неведомом направлении.



   - Извини! Очень надо! - выпалила Кэти и распахнула дверь.



   - Я с тобой! - не стала мешкать модель и побежала за Кэти, громко цокая шпильками.



   Через секунду на горизонте показался жёлтый тук-тук. Над лобовым стеклом лихо развевалась цветочная гирлянда.



   Каншана и Фатима хором вытянули руки и принялись кричать "Такси! Такси!".



   В такси был всего один пассажир, и девушки расположились с комфортом в переднем ряду.



   - Мы к часовне святого Антония, - поспешил предупредить водитель.



   - Да-да, нам как раз туда, - защебетала Кэти.



   Пассажир углубился в тень от навеса и, кажется, дремал.



   "Едем к часовне Св Антония", - написала Кэти.



   "Скоро будем", - ответил Итан.



   - Хорошая погодка, леди, - шутливо завязал беседу таксист.



   - О да! - заулыбалась Кэти. - Дома не усидишь!



   Вечер и правда был чудный. Тёплый ветер дул в сторону моря, и, кажется, это он подгонял темноту, которая потихоньку топила солнце в воде.



   Рикша ехала не то чтоб быстро, но и не прохлаждалась. Скоро она свернула с трассы в переулок, где пряности пересилили запах дыма, потом в другой, потом запетляла совсем, цепляясь цветочной гирляндой за ветки, проскочила мимо церкви и остановилась у небольшого кафе-бара. Неоновые лампочки вокруг окна-витрины и светильники сквозь окно замечательно освещали улицу. На заднем плане тоже мигал свет - в окнах и на стеклянных панелях высокого здания, уже очень знакомого Кэти. Как раз между этими двумя домами они задружились с Фатимой.



   "В баре Куттикар", - отщёлкала Кэти и обернулась на такси: водитель и пассажир из глубин рикши тоже направились прямиком в кафе.



   Как следовало ожидать, они заняли самый дальний столик. Но в этом же и прокололись: сели они у самого клозета, откуда можно попытаться подслушать.



   Она проплыла мимо двоих мужчин.



   - Так и тянет погулять? - спросил водитель.



   - Мы ждём друзей, - кокетливо сказала Кэти.



   - Дэвид, давай сначала о делах, - одёрнул таксиста товарищ.



   Кэти толком ничего не удалось услышать, и она хотела забыть телефон где-нибудь на полке для цветов, но телефон в самый неурочный момент завибрировал.



   Друзья уже прибыли.



   Оксана и Итаном тащили за собой унылую Дивьяни.



   - Я задолбалась с этими пробками, - простонала она и бухнулась на стул.



   - Пустила бы нас за руль и отдыхала бы.



   - Вас только пусти куда-нибудь.



   - Они там, - осторожно указала себе за спину Кэти. - Из разговора я ничё не поняла, но они называли друг друга Дэвид и Джива.



   - И здесь Джива? - отметила Оксана.



   - Кто такой Джива? - на всякий случай снизила голос до шёпота Фатима.



   - Знакомьтесь, это Фатима, - представила её Кэти. А сама с удивлением наблюдала, как из джипа выбрался Рагхав с ноутом в обнимку (из-за него, наверно, и отстал) и, не отрываясь от монитора, пошёл, руководствуясь боковым зрением, к нужному столику.



   - Рагху! Подожди! Почему ты не захотел ужинать дома?! - бежала за ним сквозь стекло Прия.



   - Конспирация, восемьдесят восьмой левел, - процедила сквозь зубы Оксана.



   - Прия, ты очень вовремя, - обрадовались Итан и Дивьяни. - Просочись где-нибудь сквозь стенку или барную стойку и послушай, что говорят те два чувака.



   - Хорошо, - захлопала ресницами девушка-призрак. - Ради моего Рагху я на всё готова!



   И тут же растворилась в окружающем пространстве.



   Стеклянная дверь снова хлопнула.



   - Вот вы где! - навис над всей компанией долговязый кудрявый парень в шортах. - Зачем Кэти с работы сорвали?! Кэти, ты почему не отвечаешь на звонки?!



   - Ахмад, не ори! - зашипела Кэти. - Братец! Принеси молодому человеку выпить!



   Официант, отдыхавший у барной стойки, кивнул.



   - Я не пью! - возразил Ахмад, тяжело дыша. - Сделай лучше бирияни.



   - Извините, у нас европейская кухня. В основном морская.



   - Ну сделай исключение, братец, - подхватил Итан и помахал бумажником.



   - Вам с курицей или с бараниной?



   - С бараниной, конечно, - обиделся Ахмад.



   - Вы, индийцы, не умеете баранину готовить, - изрекла Фатима.



   - Всё равно с бараниной. На всех, - распорядилась Оксана.



   - Ещё одну порцию с собой, - поднял руку Рагхав, продолжая глядеть в монитор. И шёпотом объяснил. - Для Прии.



   - Бедная Прия, - хмыкнула Дивьяни. - Старается за нас за всех.



   - Не знай, что вы так сложно, - снова внесла лепту Фатима. - Я могла бы притвориться проституткой, они бы сняли меня на ночь, я бы всё выяснила.



   - Вот блин, а я приличной притворяюсь, - вздохнула Кэти.



   Ахмад прокашлялся.



   Джива и Дэвид покосились на эту толпу и бочком-бочком пошли на выход. За ними заскользила тень - замаскированная Прия.



   - Ничего, я пишу их телефоны, - сообщил Рагхав. - Джива действительно звонил этому вашему Арье. И ещё на незарегенную симку. Если это и есть Мальти, скоро её найдём.



   Минут через десять вернулась Прия и растерянно сообщила, что объекты слежки говорили про какую-то девчонку, которая в чём-то прокололась, и собираются встретиться "где обычно".



   - Ничего-ничего, - потирал руки Рагхав. - Скоро всё найдём.



   - Ах, милый, ты всегда меня поддерживаешь! - обняла его со спины Прия.



   Дивьяни с аппетитом поглощала бирияни. Она верила в хакерский гений Рагхава. А ещё у них было фото на телефоне, отснятое мельком, когда подозреваемые проходили мимо их столика. Если Коди кого-то из них узнает, то вообще всё сойдётся и головоломка сложится.



   А к Чандрасене они завтра съездят.





<p>


XIV</p>





   Окно на солнечной стороне буквально раскалилось под солнцем. Даже голуби улетели с подоконника. В комнате становилось душно.



   Но Шакти не спешил ни открывать окно, ни ключать вентилятор.



   Он боялся, что сдует пайетки.



   Ярко-красное анаркали были надето на манекен, и модельер прикалывал вокруг выреза ажурную аппликацию и отмечал маркером, куда потом пришьёт золотые и светло-розовые пайетки.



   В приоткрытую дверь просунулась рука Коди и постучала по косяку.



   - Да-да! - отозвался Шакти.



   - Зафоткал я твоё творчество. Но ты уверен, что нужно делать это одновременно? Пусть сначала выберут для невесты, а остальное ты уже отправишь на конкурс.



   - Я понимаю. Но завтра крайний срок подать заявку. А Чандрасена не отвечает на звонки. Не хочется упускать такую возможность.



   - А тебе уже есть что ему показать?



   - Ну да. Всё, что ты фоткал. Три костюма и два шарфа.



   - Может, секьюрити в курсе? Парни!



   - Мы сами до него не дозвонимся, - отозвались с кухни, причавкивая. Охрана добралась до запасов маринованных манго, которые Коди прислали родители. Но Коди не любил консервы и разрешил телохранителям поживиться.



   - Тогда схожу к Дивьяни, - решил Шакти. - Прия! Приколи, пожалуйста, до конца и сними с манекена. Можешь померить, только аккуратно.



   - Хорошо! - отозвались из шкафа. - Только найду тот остаток шёлка, про который ты говорил!



   - Давай! Я скоро вернусь!



   Шакти вошёл в другую комнату, которую Коди целиком приспособил под фотостудию, собрал готовые лехенга-чоли со всех поверхностей, где их разложили для фотографии, чтобы была видна ширина подола, осторожно свернул до состояния мелких квадратиков и уложил в сумку. Потом подумал, что Дивьяни наверняка ещё дома, и не стал размениваться на предварительные звонки.



   Он застал соседку уже на пороге.



   - Я как раз собираюсь на поиски. Могу передать. Или поедешь с нами?



   - Мне ещё нужно кое-что доделать...



   - Ну ладно-ладно, я поняла. Передам. До скорого.



   - До скорого. Кстати, тебе идёт такой стиль. Зря ты всё время в сари.



   - Работа. Дресс-код, - Дивьяни подхватила сумку под мышку, сунула телефон в задний карман джинсов и побежала вниз по лестнице, не дождавшись лифта.



   У подъезда её уже ждали.



   - Надо было Жуана отправить, - спорил с женой Итан.



   - Ну конечно, по водопроводу-то оно быстрее! - Оксана жестикулировала уже почти по-индийски.



   - Потому что за мной ты всегда увязываешься!



   - А что мне прикажешь - в стенку замуроваться, пока не рожу?! Чандрасена и мой друг теперь! Я тоже за него волнуюсь!



   - Привет! - подскочила сзади Дивьяни.



   - Вот счас я правда чуть не родила, - проворчала Оксана.



   - А ещё за руль просилась.



   - Потому что у меня права есть.



   - Я тоже уже купил.



   - За руль сяду я! - скомандовала Дивьяни.



   - Нет! - хором вскрикнули Итан и Оксана.



   - Уж лучше пусть он, - заторопилась согласиться Оксана. - Ты слишком гоняешь.



   - Что я слышу, - Итан открыл ей заднюю дверцу.



   С другой стороны забралась Дивьяни и обняла покрепче сумку со свадебными нарядами.



   И тут же чуть не вылетела из машины.



   - Легче поворачивай! А ещё говорите, я гоняю.



   - Тише там сзади.



   Слава богу, извилистый выезд закончился, и началась прямая, ровная дорога.



   Дом Чандрасены было видно издалека. Даже если бы ни водитель, ни пассажиры никогда не бывали здесь прежде, мимо бы точно не проехали. Высоченный забор был сплошь увит цветочными гирляндами, а дом и деревья в саду оплетены гирляндами с разноцветными лампочками, которые только и ждали наступления темноты. А над воротами красовался плакат размером с хороший рекламный щит: "EMY WEDS CHANDRASENA".



   За забором царила предпраздничная суета. Нарядные женщины весело носились туда-сюда то с подносами, то с гирляндами. Мужчины с энтузиазмом руководили рабочими и прислугой. Рабочие и прислуга вкладывали в свою работу всю любовь. Охранники покачивали автоматами в такт громкой музыке.



   Троим гостям пришлось очень сильно постараться, чтобы избежать тётушек, которые нацелились на них сладостями, дядюшек, которые только и ждали момента открыть бутылку, и их детишек, которые уже набрали полные пригоршни риса и цветочных лепестков.



   Миновав эти препятствия, они нашли в гостиной Эми, пытающуюся просунуть носовой платочек под очки, чтобы вытереть слёзы.



   - Он закрылся в спальне и не отзывается! Джесси тоже застряла...



   Пришлось всем вместе подниматься и по очереди заглядывать в замочную скважину.



   Но в замочной скважине было подозрительно темно.



   А потом начал сочиться дым...



   Чёрное облачко вылетело в коридор, опустилось на пол и начало стремительно расти. Скоро дым материализовался в фигуристую барышню с пышными волосами, которая печально вздохнула и растерянно развела руками:



   - Он в отключке. Тормошила-тормошила. Ноль эмоций.



   - Ах, сестра! - кинулась ей на шею несчастная невеста. - Что же делать?! Гости все собрались, а у меня ни платья, ни жениха... Какой позор!



   - Платья мы привезли, - тут же поспешила избавиться от ноши Дивьяни. - Вот померяй. Джесси, поможешь ей?



   Она вытолкала девушек обратно на первый этаж.



   Дверь оказалась не заперта: видимо, Джесси уже открыла её изнутри.



   Чандрасена лежал поперёк кровати и блаженно похрапывал. Одну руку он подложил под голову, другая свесилась с кровати, почти касаясь пола. На полу, прямо под пальцами, лежала белая картонка.



   - Это же упаковка от лекарства, - Дивьяни опередила друзей и схватила улику. - Надо погуглить, что это такое.



   - Он что, таблеток наглотался? - испугалась Оксана.



   Итан перехватил коробочку:



   - Это успокоительное. Очень сильное. Мне как-то прописывали, но я через неделю отказался. Там побочек дофига.



   - Так, значит, вспоминаем годы золотые. Как меня откачивали на твоём ДР, - сказала Дивьяни.



   - Такое не забывается. Оксан, принеси минералки. У него в холодильнике всегда есть.



   Оксана уже не раз побывала в гостях у Чандрасены и прекрасно знала, где находится кухня, поэтому ушла без лишних вопросов.



   - Ну я всяко была адекватней, чем он сейчас, - Дивьяни заблаговременно открыла дверь в санузел.



   - Конечно-конечно, - Итан подхватил бесчувственного Чандрасену под мышки, а Дивьяни - за ноги.



   Когда вернулась Оксана, тело уже погрузили в ванну. Оксану попросили выйти.



   - Может, врача? - на всякий случай спросила она.



   - Не-не. Мы сами. А то положат в больницу на две недели, и плакала свадьба вообще.



   - Логично, - согласилась Оксана. - Ладно, я за дверью. Зовите.



   Она честно ждала снаружи, слушая, как шумит вода, стонет Чанду, шипит минералка, а два голоса, мужской и женский, приговаривают: "Все хотят жениться, не выдумывай".



   Через энное количество времени, когда она уже измерила шагами всю длину и ширину коридора, все диагонали, периметры и площади, из-за двери выглянул Итан и сказал, что она может спокойно идти попить кофе. А ещё лучше, если и для них сделает.



   - Он там живой вообще?



   - Куда он денется-то.



   Оксана ощутила, что и правда не прочь перекусить. Она возвратилась на кухню и набрала всего побольше: за фигуру она не беспокоилась, а вот проголодаться боялась. Она послала служанку с подносом в хозяйскую спальню, а сама со своим комплексным обедом присоединилась к Эми и Джесси.



   Они уже забыли все тревоги и прыгали босиком на ковре посреди гостиной, держась за руки, как маленькие девочки. На Эми была роскошнейшая пурпурная лехенга и фиолетовое чоли с пурпурными вставками. При каждом движении сверкали стразы в узорах зардузи и шуршали многочисленные слои сетки и нижних юбок.



   Оксана на миг замерла и даже чуть не поставила поднос мимо низкого столика перед диваном.



   В этом наряде Эми даже казалась стройной.



   - Ура! Ура! - вопили сёстры. - Свадьба состоится!



   А про жениха и не вспоминают, мысленно отметила Оксана, а вслух похвалила:



   - Как тебе идёт!



   - Да! Я выберу этот костюм! - Эми так радовалась, что не поблагодарила за комплимент. - Чоли так хорошо держит грудь, даже утягивает немножко! И талия высокая у юбки, в бёдра не врезается, и бока не висят сверху! Как удачно! А с этим цветом у меня кожа кажется светлее! Не надо куркумой вымазываться!!!



   - Какая ты красотка! Я тоже такое хочу! - вторила ей старшая сестра, гоняясь за Эми со сверкающей золотыми нитями дупаттой.



   - А ты возьми второе, изумрудное! За всё ведь заплачено? - только сейчас обратила она внимание на Оксану.



   - Конечно, - Оксана скромно присела на диван и с достоинством начала трапезу. Вот починит молнию на своём подвенечном платье...



   - Девочки! - перегнулась через перила Дивьяни. - Ух ты, какая красота! Чанду жив и почти здоров, идите к нам!



   Чандрасена, зеленоватый, в тон шторам в комнате, томно лежал на кровати и причитал:



   - Зачем вы меня откачали?! Скоро я навсегда потеряю свободу!..



   - Чанду, - ласково склонился над ним Итан. - Это не больно. Честно-честно. Тебе понравится.



   - Вот вы как поженились - так и начали ругаться каждый день! Я прекрасно помню! - упорствовал в своих страданиях хозяин дома.



   - Ну это просто мы такие, - присела на краешек постели Оксана. - А вы совсем другие. У тебя Эми просто замечательная, она никогда не будет тобой командовать.



   - Дорогой! Мы можем хоть завтра сыграть свадьбу! Я выбрала! - дрожащим голосом прошептала невеста. - Тебе нравится?



   И покружилась.



   - Главное, что тебе нравится, - ответил вместо Чандрасены Итан.



   Слово за слово, и замечательная Эми, совершенно не умевшая командовать, назначила дату свадьбы на завтра, и ни один астролог не посмел бы ей перечить.



   - А вы оставайтесь, считайте себя уже гостями.



   - Ну что вы, мы и одеты неподходяще, - отнекивалась Дивьяни. - Мы всё-таки домой, а завтра - чуть свет - к вам.



   На том и распрощались. Чандрасена внезапно осознал, что помощь сейчас испарится и растворится в пыли из-под колёс Nissan Infinity, и выскочил из дома следом за гостями, и долго звал и простирал к ним руки. Но они уже вероломно сбегали из этой обители любви и оставляли его один на один с неотвратимым роком...





   - Поздравляю с первым заказом! - Коди радовался ещё больше, чем Шакти.



   - Да, всё удачно получилось. Я боялся, что на этих покупателей не угодишь.



   - И отправить заявку ты успеваешь. Это надо отметить! Давай сходим куда-нибудь?



   - Секьюрити не испортит нам романтику?



   - А мы попросим их держаться на расстоянии.



   - Ну пойдём. Только ненадолго. Завтра ведь нас ждут на свадьбе.



   - Надо ещё придумать, что надеть...



   Решив убить двух зайцев сразу, они поехали в "Exotic Gems". Там можно было и прилично закупиться в сток-маркете на цоколе, и попробовать тайскую кухню - на четвёртом этаже.



   Парочка остановилась у эскалатора, выбирая, куда направиться в первую очередь. Толпа более предприимчивых покупателей оттеснила их, и они оказались меж двух людских потоков: один, как все нормальные потоки, устремлялся вниз, а второй потёк вспять, возомнив себя гейзером.



   Столько народу мелькало туда и обратно, что они не сразу заметили, как из нормального потока вынырнул красный тюрбан, и обладатель этого тюрбана усердно махал им рукой. Но понял, что зря старается, и начал пробираться ближе.



   - Рави! Рави!



   Шакти вздрогнул.



   Молодой сикх похлопал его по плечу и, не дожидаясь реакции, развернул к себе.



   - Рави! Слава богу!



   - Вы ошиблись, - холодно ответил пенджабец. - Я не Рави, и я вас не знаю.



   Парень на секунду растерялся.



   Но Коди было не обмануть. Как фотографа, разбирающегося в лицах, и как человека, знающего, что творится на душе у близкого друга.



   Шакти лгал. А сикх был очень на него похож.



   - Проблемы? - выросли из ниоткуда, а точнее, просочились сквозь толпу телохранители. Вид у них был помятый, но решительный.



   - Всё в порядке. Это знакомый, - успокоил их Шакти. - Что, искали меня? Не добили?



   - Ты что? Я так рад, что ты жив и здоров! Вот уж не ожидал тебя здесь встретить!



   - Тогда что ты здесь делаешь?



   - Так, по делам приехал... Какая разница?



   - Родственник? - шёпотом спросил Коди. - Не бойся, здесь полно народа, он тебе ничего не сделает.



   И заслонил собой друга, создав ещё больший затор у эскалаторов.



   - Эй! Оставь его в покое! Ему от вас ничего не надо, он даже имя сменил, ваша проклятая семейка может спать спокойно!



   Сикх бросил презрительный взгляд на этого чужака, но сдержался.



   - Рави, братец, я просто хочу, чтобы ты знал. У отца...



   - Это он тебя прислал?



   - У отца было три инфаркта за пять лет. Третьего он не пережил. И когда умирал, вспоминал о тебе...



   Шакти недоверчиво смотрел на брата из-за спины Коди.



   - ...А от матери только тень осталась. Она верила, что ты жив, и просила тебя найти.



   - Я не вернусь. Даже не заикайся.



   - Рави! Мы очень виноваты, мы раскаиваемся, и ни на секунду не переставали думать...



   - Конечно, теперь-то - чего не раскаяться. Коди, пойдём отсюда.



   - Стой! Послушай! - брат обогнал их и снова оказался перед лицом Шакти. - Что мы могли сделать против воли отца? Это же честь семьи...



   - Вот и целуйтесь со своей честью, - перебил его Коди. - Называете себя мужчинами, а сами трясётесь: что скажут соседи. Вот он - настоящий мужчина, если всё это пережил. Пойдём, дорогой.



   - Рави! Рави! Стой! Мамин номер... - он успел сунуть брату в карман куртки листок, прежде чем охранники вежливо, но твёрдо его отстранили.



   - Я не Рави, - глухо отозвался Шакти.



   Но листок не выбросил.



   Позже он снова забьёт его в телефон.



   А сейчас они с Коди прыгнули на эскалатор - навстречу кулинарии Таиланда. Самое время заесть горечь.





<p>


XV</p>





   На следующее утро все три квартиры на третьем этаже дружно опустели. Дивьяни и Амрита были приглашены на свадьбу по умолчанию; Шакти пригласили, потому что без его участия свадьба не состоялась бы никогда; Коди - потому что невежливо было бы пригласить одного Шакти; Рагхава - потому что оставлять его в одиночестве было бы опасно; а Прия увязалась за возлюбленным сама.



   Чандрасена держался уже гораздо веселее, чем вчера, в предвкушении, что скоро всё это церемониальное безумие закончится и он сможет снова окунуться с головой в семейный бизнес и заняться делом. Поэтому он вполне бодро вышагивал вокруг священного огня, вот только мангалсутру завязал не с первого раза: руки слегка дрожали, сказывался вчерашний передоз.



   Но невесту это не беспокоило. Для Эми существовала сегодня только она сама и её новое лехенга-чоли. Она дождаться не могла, когда иссякнут пять кругов вокруг костра, чтобы шестой и седьмой пройти впереди мужа. И без конца позировала призрачной сестрице Джесси, которая заведовала фото- и видеосъёмкой, вселившись в камеру и летая по всей территории между беседками и главным шатром, раскинувшимся прямо перед особняком.



   Почти весь шатёр занимали многочисленные родственники жениха, во главе с его бабушкой - старой тамилкой с оттянутыми до плеч мочками. Затканное золотыми нитями шёлковое сари жёстким коконом оборачивало её сухонькую фигурку, как статуэтку божества. И все седые родственницы смущались как школьницы под её суровым взглядом, а широкие чёрные полосы на нижних веках и татуированное бинди придавали её лицу ещё большую свирепость.



   Надо ли говорить, что на свадьбе был строгий дресс-код, и никакие лишние слова и жесты не поощрялись. Без разрешения Шри Арундати ни одна крошка сажи не падала мимо светильника и ни один цветок не смел оторваться от гирлянды. А уж если какая-то лампочка начинала моргать невовремя - то пиши пропала.



   Справедливости ради, бабушка Чандрасены относилась так сурово только к ритуалу, а все дни до и, как обещал Чандрасена, после, разрешались обычные вечеринки.



   Дивьяни и Амрита сочли своим долгом находиться рядом с женихом - для моральной поддержки. Оксана с удовольствием фотографировалась в новом анаркали и новом бриллиантовом колье. Коди и Шакти селфились с охраной и автоматами. Рагхав вообще не доставлял проблем, сидя в уголке с айфоном и на халяву потягивая дорогой виски. Прия познакомилась с Джесси и обсуждала с ней плюсы и минусы призрачной жизни. Итан, единственный, кто осмелился здесь одеться по-европейски, слился с толпой, отыскивая знакомые и незнакомые лица. Кажется, он единственный пришёл непосредственно ради праздника.



   Наболтавшись с Рахимом, он ждал, когда Ранвир и Катрина уложат всех своих тридцать малышей и присоединятся к банкету, а Кэти и Ахмад им помогут.



   Пока буквально у него перед носом не прошли трое полицейских.



   Мало того, что они вообще имели наглость сюда заявиться - они имели наглость прийти в форме.



   А когда главный в этой тройке обернулся к своим подручным, Итан узнал... Дживу, за которым они всей толпой пытались проследить позавчера.



   Джива, кажется, тоже его узнал.



   Первой Итан разыскал жену.



   - Я знаю, как его задержать, - сказала Оксана. - А ты иди к нашим.



   Она подошла к живописной стайке девушек, скучавших у бассейна. Барышни уже наелись, напились, напелись и натанцевались - и думали, чем бы ещё занять себя. Оксана указала им на полицейских и убедила, что это друзья жениха:



   - Девочки, у нас в России принято придумывать для жениха и его друзей всякие разные задания, а если не выполнят - то должны заплатить, пускай какую-нибудь мелочь, неважно. Это типа выкуп за невесту. Давайте их разыграем!



   - Давайте! Давайте! - охотно подхватили девушки и через пару секунд взяли полицию в плотное пёстрое кольцо.



   Но Джива оказался скучным человеком и на девушек не отвлёкся, хотя чтобы прорваться через них понадобилось, конечно, некоторое время.



   В общем, полиция гналась за Итаном, Чандрасена за полицией, за Чандрасеной, значительно отставая, бежали Коди и Шакти, им в спину дышал Рагхав, а за Рагхавом тянулся шлейф из женской половины компании, а сверху, над гирляндами из лампочек и цветов летели Прия и Джесси.



   - Они на кухне! - сообщила сестра невесты и храбро нырнула сквозь крышу.



   Прия немного задержалась у препятствия, но всё-таки последовала за новой подругой.



   Пока дам задерживали каблуки, интересное положение и цепляющиеся за всё шарфики и анчалы, Итан и Чандрасена уже попирали представителей закона ногами, а также всеми подручными средствами, благо арсенал на кухне был большой.



   Коди и Шакти тоже появились, когда веселье было уже в разгаре.



   - Это он! Это он! - закричал фотограф, указав на одного из полицейских. - Он следил за мной в магазине!



   Через секунду влетел Рагхав и с разбегу нацелился ботинком в нос Дживы:



   - Где Мальти?! Что ты с ней сделал?!!



   - А обо мне ты никогда так не беспокоился! - захныкала Прия.



   Дивьяни, Амрита, Оксана и Кэти оттаскивали Рагхава, уговаривая, что бойцы и двое на трое справляются. А ещё подозреваемый должен быть в состоянии отвечать на допросе.



   Тогда Рагхав решил сам начать допрос, чтобы куда-то направить энергию:



   - Нафига ты в полицейскую форму вырядился???



   - Потому что он и есть полицейский, - пыхтел Чандрасена, заламывая Дживе руку. - Это я его послал расследовать вместо Редди. Вы ж сами просили. Дивьяни, тебе же Санджай звонил.



   - То есть как? - пытался сообразить Шакти. - Он и преступник, и полицейский в одном лице?



   - Так чё ж ты не сказал, что он твой человек?! - Итан замахнулся сковородкой на товарища.



   - Не успел. Мне, знаешь, как-то не до того было.



   - А хрен ли ты его колотишь?!



   - Потому что он на тебя набросился. Я за тебя родную мать побью, ты же мой лучший друг! - они обнялись, сидя на полицейских.



   - Слезьте с меня уже! - простонал Джива. - Я готов дать показания!



   Его и его коллег подняли, отряхнули и вручили обратно разбросанные по кухне фуражки.



   - Ах, матушка! Почему ты так рано меня оставила? - расчувствовался тем временем Чандрасена. - Не дожила до моей свадьбы!..



   - Ну что ты, дружище! - помятый Джива кинулся утешать жениха. - Всё хорошо!



   Они с Итаном синхронно протянули Чандрасене по стакану.



   - Я ж тебя шёл поздравить, - спохватился Джива. - Только подарок в беседке оставил. Пойдём, отдам.



   - Чё ж ты от меня побежал тогда?



   - Потому что ты за мной нёсся как ракета.



   - Потому что за мной они бежали, - показал Чандрасена на Коди и Шакти. - В смысле, потому что ты бежал за ним, - он показал стаканом на Итана.



   - Мысли путаются, - хихикнула Дивьяни. - Ну чё, Джива-сэр, показывай, где девушку прячешь.



   - Да с удовольствием, - полицейский шмыгнул разбитым носом. - Ещё я из-за этой дуры кастрюлями не получал.



   - Мальти не дура! - встрепенулся Рагхав.



   - Счас как дам! - Прия забрала у Итана сковородку.



   Звеня килограммами украшений, в подсобное помещение вбежала раскрасневшаяся невеста:



   - Чанду! Милый! Я везде тебя искала! С тобой всё в порядке? У тебя бровь разбита...



   - Ребят... я с вами не поеду, - мгновенно сник жених.



   - Ничего, мы справимся, - заверила Кэти, шаря по карманам полицейских и по очереди выдавая Оксане наручники. Второй помощник инспектора забыл их в машине, поэтому Оксана связала ему руки своим шарфом.



   - Между прочим, мы сделали за тебя всю грязную работу, - заявила она Дивьяни. - С тебя причитается.



   - То же самое я скажу Санджаю. Спасибо, что подсказала.



   На стоянке они принялись делить трофеи, то есть полицейских, и вообще места в машинах. Делёж затянулся, а ещё заявился Ахмад и снова потребовал у Кэти объяснений. В общем, сбежать со свадьбы незаметно не удалось. Волны дошли до Шри Арундати, и она не поленилась проверить, кто проявляет такое неуважение к молодожёнам.



   Увидев, как Оксана трамбует пленников на задних сиденьях, а сама садится рядом с водителем - на самое опасное место, да ещё где-то потеряла свою завесу скромности, бабушка Чандрасены пронзила её самым острым взглядом из своего арсенала. Но Оксана была непроницаема, и тогда Шри Арундати переключилась на её мужа:



   - Жениться надо на приличных девушках, таких как наша Эми. А не на всяких иностранках бесстыжих. Вот нету рядом матери, некому тебя вразумить.



   Итан покивал и завёл машину.



   Как Чандрасена её каждый день выдерживает?





   - Эта дура наняла моих же людей, чтобы угрожать какому-то идиоту! - дорогой возмущался Джива.



   - Мальти не дура! - высунулся из Дивьяниного джипа Рагхав.



   - Я предупреждала! - на его затылок со звоном опустилась сковородка.



   - Ещё какая дура, - почувствовал поддержку инспектор. - Это она на Фэйсбучике всем пыль в глаза пускала. А на деле - спалилась вместе с Прабху на самой ерунде, - он наступил на ногу сидевшему рядом сотруднику. Тот виновато вздохнул и не сопротивлялся. - Тогда я объяснил ей что почём, и упрятал в надёжное место, и сам этим делом занялся. И я бы всё успел, если бы не эта свадьба. Которая всё откладывалась, а тут вдруг - нате.



   - Для нас встреча тоже была внезапной, - облокотилась на опущенное стекло Дивьяни.



   - Я уж понял.



   - Значит, ты ещё рэкетом подрабатываешь? - спросил Коди, охранявший пассажиров.



   - Я грязной работы не боюсь. Если надо, сам кого уберу, за это Чанду меня и ценит. А Редди чистоплюй. Был. Организовал у себя на участке пункт приёма валюты - и ЧСВ до небес. Не знаю, как он сгинул, но туда ему и дорога.



   - А почему я тебя раньше не видел, если Чанду тебя так ценит? - спросил Итан.



   - Я недавно перевёлся. Из Мангалура. Он там бывал, пересеклись пару раз. Он и организовал мой перевод.



   - А с Мальти в том кафе познакомились? - спросила Кэти.



   - Она Дэвида подцепила. Он на это быстро ведётся. Потом они с Прабху вдвоём напортачили, тогда уж мне доложил. Официально он мой информатор, мы спокойно встречаемся. Ну я познакомился с этой горячей штучкой... Короче, она счас у меня под домашним арестом, вся в шоколаде. А дело о похищении я бы прикрыл как-нибудь...



   - Вот и прикрой, - весело откликнулась Дивьяни, - за отсутствием состава преступления. И мы все дружно будем в шоколаде.



   - Лады. Только спроси этого борзого, как он к ней подкатывал. Чё она любит?



   - Через ФБ, - сказал Рагхав. - Она книги любит. Моду. Косметику.



   - Ну это ни о чём, - расстроился Джива. - Это все девчонки любят. А есть что-то особенное?



   Рагхав молчал. Похоже, ничего-то он толком не знал о своей подружке.



   - Понятно. Сам придумаю.





   Неудачливая шантажистка, похищенная собственными подельниками, сидела на диване перед телевизором и смотрела что-то чёрно-белое. Кажется, Хичкока. Похоже, она уже настолько натренировалась в саспенсе, что толпа незнакомых людей во главе с закованным в наручники Дживой нисколько её не удивила. Мальти только скрестила на груди руки и заломила бровь.



   - Ну? - сказала она. - Я жду объяснений.



   - Во наглость, - поделился со своими конвойными Джива. - Уже как у себя дома.



   - Ваще беспредел, - согласилась Дивьяни.



   - Если вкратце, - полицейский обратился к Мальти, - можно всё замять. Но при одном условии.



   - Каком это условии? - девушка подошла к нему, и маленькая родинка над бровью подпрыгнула ещё выше.



   - Выходи за меня замуж.



   - Чего??? - задохнулась Мальти.



   - Слушай, ты, нам обоим тюрьма светит. Думай быстро, потом поздно будет.



   - Вот это поворот, - шепнула Амрита.



   - Да, Лейпцигскому университету привет, - Джива кивнул на тумбочку, где лежала коричневая папка. - И уволь уже свою секретаршу.



   - Она не моя секретарша, - Дивьяни забрала папку. - Но в целом ты прав.



   - Ты знаешь немецкий? - вытаращила глаза Мальти.



   - Да, - гордо выпятил грудь Джива. - Я, между прочим, был на стажировке в Австрии. И ещё по Европе поездил.



   - Круто, - одними губами произнесла Мальти.



   - А ты думала? - Джива разве что усы не подкручивал - потому что наручники не давали.



   - Ну это полностью меняет дело, - стрельнула глазами Мальти и потянула его в сторону дивана. - Mein liebe...



   - Эй, БДСМщица! - позвала Кэти. - Ключик не забудь!



   Мальти поймала ключ и подмигнула.



   - А нам ключи? - взмолились двое других полицейских.



   Их отпустили с миром.



   - Она даже не посмотрела в мою сторону, - жаловался Рагхав.



   - Вот так вот, - вторила Дивьяни, - поманил девушку заграницей, и она уже растаяла.



   Амрита смущённо опустила ресницы. Зря она вообще поехала на эту свадьбу.



   - А у нас говорят: какая свадьба без драки, - успокаивала её Оксана, скромно накручивая на палец кисти своего шарфа.



   - Тогда я предлагаю продолжить, - сказал Итан. - В смысле свадьбу. Как-то там наш Чанду?



   - Джива! - крикнул на прощание Коди. - Будете жениться, свадебное платье шейте только у него! - он указал на Шакти. - А меня приглашайте фотографом! Скидку сделаю!



   - Кажется, я нашёл свою специализацию, - кивнул Шакти. - Прям сапожник без сапог. Когда же мы с тобой, Коди?



   - Я тоже могу снимать! - возразило облачко-Джесси под потолком.



   - Тогда ты делай видео, а он пусть фотографирует, - нашла компромисс Прия. - Пойдёмте же скорее! Там уже, наверное, без нас всё съели!





<p>


XVI</p>





   Тяжёлая окованная дверь захлопнулась со звуком потревоженного гонга. Дивьяни и Рагхав вздрогнули и дружно выдохнули: здание суда выпустило их и закрылось от них - Рагхав надеялся, что навсегда; Дивьяни надеялась, что ненадолго, потому что её ждало ещё много дел.



   Адвокат и подзащитный крепко обнялись и чуть ли не вприпрыжку сбежали по ступенькам.



   - Отличная речь, Дивьяни, - госпожа Сингх снова вздрогнула - от голоса за спиной.



   - Спасибо, Санджай, - она изящно обернулась, чтобы зря не стоять толпой журналистов и чтобы толпа журналистов не зря жарилась на солнце перед судом.



   - Все хлопоты наконец позади, все отделались малой кровью - может быть, отметим наш общий успех? Приглашаю тебя в ресторан.



   - Эта девушка с нами, - перед Санджаем снова выросли из ниоткуда эти двое, которые вечно вертелись около Дивьяни и не давали им спокойно пообщаться.



   - Вы ещё не скурились? - снисходительно посмотрел на них прокурор.



   - А ты ещё не сел за взятки?



   - Не ссорьтесь, - встал между ними Рагхав. - Давайте оставим все прения в зале суда. А сейчас у нас есть дела поинтереснее.



   - Совершенно верно, - согласилась Дивьяни. - Нам ещё нужно успеть на показ мод, - она взяла Итана и Чандрасену под руки и двинулась прочь от дворца правосудия, не забыв послать воздушный поцелуй объективам камер.





   Под показом мод Дивьяни подразумевала финал конкурса модельеров: Шакти прошёл первый тур, где требовались только фотографии с подробным описанием, и теперь правила требовали представить коллекцию во плоти. Площадку предоставлял уже известный ему "Exotic Gems", а организационные вопросы решали уже известное им всем агентство, а также журналы "Glamour" и почему-то "Business Today". В любом случае, Дивьяни не читала ни того и ни другого.



   Шакти единственный из пяти финалистов обратился к классическому стилю и посвятил всю коллекцию - шесть образов - свадебной моде. Последние два он дошивал поздно ночью буквально на коленке, а для заявки Коди фотографировал всё на булавках, Шакти очень волновался и повторял, что его коллекцию выбрали только благодаря качеству фото.



   И чтобы выделяться до конца - пригласил только двух профессиональных моделей: Фатиму и Катрину, обеих по наводке Кэти. Фатима согласилась участвовать без гонорара, потому что и так собиралась увольняться. А Катрине надоело сидеть в декрете, но детей она оставлять не хотела, и в раздевалке все по очереди дежурили над коляской, набитой выводком новорождённых змеек. А когда пришло время занимать места в зрительном зале, с малышами осталась Димпл, примчавшаяся в самый последний момент, потому что слегка заблудилась в водопроводе. Она начала жаловаться, что больше никогда не будет спрашивать дорогу у Жуана, а лучше полетит по воздуху, но увидела детишек, принялась над ними ворковать и забыла обо всём на свете.



   Волонтёрами же стали коллеги Кэти по съёмкам: Неха, Швета и Анушка, с которыми они с Катриной познакомились на кастинге у Викрама Бхатта. Кэти вообще усердно поработала эйч-аром - за гарнитур бижутерии в её любимом стиле "готик-метал". Конечно, Чандрасена был не против поспонсировать проект и дальше, он вообще не имел привычки жадничать, но Шакти принципиально хотел обойтись своими средствами.



   Четвёртой моделью-любительницей стала Прия. Она надела то самое красное анаркали, которое мастер разрешил ей померить в процессе изготовления, и пылала краской смущения почти что под цвет своего наряда. Чтобы не сделаться прозрачной, она потратила тонну тональника, а чтобы не провалиться сквозь подиум, парила в нескольких сантиметрах от пола, что создавало впечатление особенно грациозной походки, да и просто делало её выше ростом.



   Коллекция представлялась под номером три, а это значило, что у создателя было предостаточно времени и до, и после, чтобы понервничать. И когда объявили перерыв, чтобы жюри конкурса подвело итоги, он вышел из раздевалки, блуждал по коридорам и нашёл-таки укромный уголок, где долго гипнотизировал собственный телефон. А потом поддел ногтями силиконовый футляр - и вытащил сложенный вчетверо листок, вырванный из блокнота. И набрал десять цифр.



   Ему понадобилось три минуты, чтобы решиться нажать на "вызов".



   Тем временем в раздевалке собрался девичник. Все поздравляли Прию с дебютом, а Фатиму - с завершением карьеры.



   - Вернёшься всё-таки домой? - спросила Кэти.



   - Не-а. Там никаких возможностей.



   - Да уж. Что бы тебе подыскать...



   - Нам в колледж нужен секретарь в деканат, - сказала Неха.



   - Чё ей там делать? - возразила Швета.



   - Дивьяни, у вас там Крити замуж не намылилась? Место не освободилось?



   - Нет пока... - Дивьяни задумалась. - Крити на месте.



   - Жаль. Ну ладно.



   - Счас результаты объявляют! - заглянул к ним Коди. - Где там наш кутюрье?



   - Пошли искать, - сорвалась с места Дивьяни. Ей не хотелось участвовать в посиделках. Ей хотелось найти не столько Шакти, сколько Амриту, которая отлучилась "подышать свежим воздухом" и до сих пор не возвращалась.



   Чтобы исследовать лабиринты подсобок, они разделились. Коди отправился налево, а Дивьяни - направо. Прямо перед ней нарисовался пёстрый прямоугольник открытого служебного входа. И прямо у двери, вжавшись в какие-то трубы, стоял к ней спиной мужчина. Это был Рагхав.



   Спину Рагхава обвивали смуглые руки в зелёных и розовых стеклянных браслетах. Такие знакомые.



   Дивьяни пожалела, что оставила сумочку в раздевалке. Потому что в сумочке был пистолет.



   - Эй, там в углу! - собрала она всё своё равнодушие. - Счас результаты конкурса объявят. Кому интересно, идите.



   Рагхав вздрогнул и замер, как будто она действительно в него выстрелила. Медленно и боязливо он обернулся, а из-за него так же осторожно выглянула Амрита.



   Дивьяни бросила на них полный презрения взгляд и вернулась откуда пришла.



   Коди уже отыскал своего парня, и вся группа поддержки дружно двинулась в зал. Дивьяни пристроилась в хвосте, стараясь прятаться за спинами более высоких друзей и подруг.



   Они как раз успели к самому главному объявлению: свадебная коллекция заняла второе место. Шакти нисколько не расстроился. Не только потому, что главное - участие, а не победа. Ведь главным призом была стажировка в Европе, а второму и третьему месту полагалась денежная сумма. Вполне достаточная, чтоб если не открыть своё дело, то хорошо в него вложиться. А Шакти уже думал над арендой помещения - и над поездкой в Пенджаб.



   - Эй! Ди! - Дивьяни вывели из транса, тряся со всех сторон за плечи. - Поедем праздновать!



   - Поедем, - кивнула она. - Если б вы знали, как я хочу сейчас напиться...





   - Я не собираюсь перед тобой оправдываться, - Амрита смотрела в окно, застыв у кухонного стола, как ответчик в суде за своей кафедрой. - Ты знаешь почему.



   - Нет, не знаю, - сказала Дивьяни. - Будь добра, объясни.



   - Только не надо драматизировать, - пришёл на помощь Амрите Рагхав. - Мы-то с тобой взрослые люди.



   Выяснения отношений они отложили до утра. Ночь Дивьяни провела в гостиной. Голова гудела просто кошмарно, но она хотела разобраться со всем сразу. По горячим следам. Сердце - оно ведь не камень, а скорее металл. Остынет - снова станет неподатливым.



   Амрита, как выяснилось, тоже не ночевала в супружеской спальне. Посреди ночи она проснулась и улизнула к соседу. Которому тоже не спалось и который дождаться не мог развязки. Они ждали вместе и пытались предугадать реакцию Дивьяни.



   - Какая же ты сволочь. Что со мной, что с Прией. Мы столько для тебя сделали.



   - Сердцу не прикажешь. Ты, как никто, должна понимать. Ей нужен мужчина, ей нужны чувства, страсть, новые впечатления...



   - А тебе что нужно?



   - Быть с ней.



   - Надолго ли? Впрочем, меня это не должно волновать. Делайте, что хотите.



   Амрита уверенным шагом присоединилась к любовнику - и тут же спряталась за его спину:



   - Почему ты всё время должна быть права?



   - Разве я на чём-то настаиваю? Здесь наше свидетельство о браке недействительно. Собирайся и иди.



   - Между прочим, Рагху меня лучше понимает, чем ты. Он предложил мне уехать в Европу.



   - Ах, вот в чём дело. Ну смотри, Рагхав. Поездит на тебе и перескочит на транспорт подороже.



   - Прекрати говорить гадости! - взвизгнула Аму.



   Дивьяни шагнула навстречу.



   Рагхав отгородил их друг от друга.



   - Большой чемодан в кладовке, - сказала Дивьяни и ушла на лестничную клетку покурить.



   Над почтовыми ящиками рыдала Прия.



   - Знаешь, если ты захочешь их обоих придушить, я не буду препятствовать, - Дивьяни меланхолично выпустила колечко дыма.



   - Да пошли они! - выдохнула Прия. - Я давно уже поняла, что он на неё глаз положил. Но всё надеялась. Хотела поверить, что если не он, то хотя бы она порядочная.



   - Приянка, ты достойна лучшего, - протянула к ней руку Дивьяни, не сразу сообразив, что не сможет погладить её по щеке.



   - А вот журналисты - сволочи, - продолжила Прия. - Ты посмотри, что они написали про нашу коллекцию. И даже про меня конкретно! - она развернула скомканную в сердцах газету. Над ней-то она и плакала.



   - Ах, вот ведь!.. - вскипела Дивьяни. - За такое в суд подают!



   Дверь триста четвёртой открылась, и к девушкам подлетели возмущённые соседи в неглиже:



   - Вы видели статью на третьей полосе?!



   - Парни, вы можете иск подать, - Дивьяни мгновенно осушила слёзы и даже протрезвела. - Прие не предлагаю, потому что она официально мертва... Хотя, вообще, над правами призраков тоже следует задуматься. Слишком много уже прецедентов на моей памяти.



   В кармане пижамы сквозь принт с зайчиками засиял и завибрировал телефон.



   - Дэв-Джи, выручай! - затараторил Чандрасена. - Мы счас на вилле, там у Катрины истерика. Про неё такое в "Fashion Today" понаписали! У неё же молоко пропадёт! Мы с Эми даже медовый месяц подумали отложить...



   - Точно та же фигня, - ответила Дивьяни. - Читаем "Times of India", бесит не по-детски. Ждите нас...



   - Слушай, а если я ей дам таблетки, от которых вы меня откачивали? Это на молоко не повлияет?



   - Таблетки - это к Итану, он те всё расскажет. Мы счас едем! Ребят, на Диваре были? - обратилась она к соседям. - Счас побываете, ноги в руки!



   Где-то за стенкой Рагхав и Амрита утрамбовывали чемоданы. Но это была лишь мелкая капля досады на периферии сознания. А настоящая жизнь начиналась здесь и сейчас. Потому что Дивьяни выбирала профессию по велению сердца.





<p>


Эпилог</p>





   - Составь, пожалуйста, письмо в редакцию "Fashion Today", - попросила Дивьяни, не отрываясь от бумаг. Весь её стол в кабинете был погребён под документами, как под горой белого пепла.



   - Претензии такие же, как к "Times of India"? - спросила помощница, не отрываясь от монитора.



   - Ага, - кивнула адвокат, старательно не глядя на мини-юбку младшей коллеги.



   Сначала Дивьяни хотела предложить должность помощника адвоката Рагхаву: они ведь так быстро сработались и очень слаженно вели расследование. Рагхав отыскивал любую информацию и в этом плане был просто бесценен.



   Чего нельзя было сказать о его моральных качествах.



   У Фатимы не было образования, и компьютером она владела не настолько хорошо. Зато в полевых условиях работала идеально. Дивьяни уже успела это оценить. Ну... и Кэти очень её просила.



   Училась Фатима очень быстро, выглядела всегда хорошо - Дивьяни поняла, что здесь не прогадала.



   Стразы на накладных ногтях сверкнули над клавишей "Enter" и скрылись под бумагами, как звёзды за облаками.



   - Ди-и?



   - Что? - подняла голову Дивьяни.



   - Есть одна просьба... - Фатима помялась и покусала губы. Помаде это не вредило - у неё был татуаж.



   - Какая?



   - Не знаешь, где можно недорого снять квартиру? Любую.



   - Всё-таки выселяют? - Дивьяни заглянула в телефон. Смс от Оксаны: "Прия - замечательная горничная. Теперь не надо напрягать невестку".



   - Ага, - пропела помощница. - Когда я моделью работала, их моя репутация не беспокоила, а сейчас чё-то зарыпались.



   - Ну, говорят же, что адвокаты - ещё большие, чем... - повела глазами Дивьяни.



   Фатима наморщила нос и рассмеялась.



   - У нас на площадке как раз квартира пустует, - Дивьяни задержала взгляд на декольте Фатимы - с точёными, мощными и в то же время очень изящными ключицами.



   - Дорого, наверно?



   - Могу договориться... Слушай...



   - М-да? - почти мурлыкнула Фатима.



   - Я бы пригласила тебя к себе... но... я же не какая-то там... ладно, забей.



   Фатима оставила работу и подпёрла подбородок ладонью.



   - А что если... я не против?



   - Ты счас серьёзно?



   - Ну-у, мы с тобой взрослые девочки. Имеем право развлекаться как хотим.



   Дивьяни раздвинула гору бумаг и подалась вперёд:



   - И... как скоро ты готова на переезд?



   - Дай-ка подумать, - Фатима посмотрела на часы. - Через два часа тридцать восемь минут. Как только работу закончу. Если начальница не задержит.



   - Ну и стерва твоя начальница.



   - Я тоже не подарок. Так. На всякий случай.



   - А я не жду подарков от судьбы.



   - Мы сами себе судьба, разве нет?



   Кажется, все оставшиеся два часа тридцать восемь минут грозят пройти в подобной беседе.



   Если только не перенести её на вечер.



   Кажется, завтра утром она снова проснётся с трудом.




<p align="right" style="color: rgb(0, 0, 0); font-family: "Times New Roman"; font-size: medium;">


 </p>


<p>


</p>