КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474898 томов
Объем библиотеки - 700 Гб.
Всего авторов - 221239
Пользователей - 102862

Последние комментарии


Впечатления

a3flex про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Класс! Я думал авторов расстреляют, а им позволили преподавать))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Рокоссовский: Солдатский долг (Биографии и Мемуары)

Книгу, правда, не читал, а слушал :), но...

Порадовало, что маршал ни разу не ездил на Малую землю посоветоваться о том, как проводить ту или иную операцию, с полковником Брежневым... Да и Хрущев упомянут только один раз.

Зато постоянно прорывались его нестыковки с Жуковым. Рокоссовский корректен, но мы-то привыкли читать (и слушать :)) меж строк. Особенно грустно было ему, как я понимаю, отдавать в конце войны I Белорусский и взятие Берлина...

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
Serg55 про Генералов: Пиратский остров (СИ) (Фэнтези: прочее)

надеюсь на продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
max_try про Кронос: Лэрн. На улицах (Фэнтези: прочее)

феерическая блевотина

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Ордынец про Новицкий: Научный маг (Боевая фантастика)

детский сад младщая группа. с трудом осилил десяток страниц

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Генералов: Адъютант (Фэнтези: прочее)

начало как-то не внятное, потом довольно интересно.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Качество djvu плохое из-за отвратительного качества исходника. Сделал все, что мог.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Ученицы монастыря святой Анны [Лена Даль] (fb2) читать онлайн

- Ученицы монастыря святой Анны [СИ] (а.с. Невесты королевства Дальгор -1) 1.3 Мб, 397с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Лена Даль

Настройки текста:



Ученицы монастыря святой Анны. Книга 1 Лена Даль Цикл: Невесты королевства Дальгор

Глава 1

— Выпей-ка лекарское зелье, детка. Сама матушка Акулина варила. Вот умница, а теперь спать. Утром будешь почти здорова.

Я вслушивалась в ласковый голос и послушно глотала горькое варево. Лекарство никогда не бывает вкусным, зато полезно. Так я себя успокаивала, проваливаясь в тяжелый сон, навалившийся на меня как черное душное одеяло. Было жарко, все тело ломило, но даже во сне я верила, что поправлюсь и все у меня будет хорошо, как и всегда. Подружки называли меня ходячей удачей, и завидовали моему везению, но видно и ему пришел конец, но узнала я об этом только серым осенним утром, когда открыла воспаленные глаза. Я тупо пялилась в потолок и не могла понять, что с ним не так. Серый каменный, очень высокий с тяжелыми темными балками, стены из того же камня, маленькое оконце с решеткой. Я что в тюрьме? Недоумение было столь велико, что я даже приподнялась на локтях в просторной кровати, в которой лежала под толстым одеялом, укутанная до самого носа. Голова закружилась, и я рухнула на большую подушку. Я услышала скрип двери и повернула голову, распахнув глаза пошире. В дверь вошла монахиня.

— Очнулась, маленькая? Вот и славно! Святая Анна услышала наши молитвы, и ты пошла на поправку. Болотная лихорадка отступила. Теперь все будет хорошо, милая! Сейчас умоемся и покушаешь, выпьешь еще зелье и снова поспишь, — ворковала добрая женщина. Не высокая, уютно полненькая и с очень милым лицом, сразу располагающим к себе.

Я только кивнула, не зная, что на это сказать. Я в монастыре? И что я здесь забыла? Вроде на экскурсию по святым местам не собиралась, а лежу в келье, правда просторной. Может это местный лазарет? Где я заболеть умудрилась, а главное когда? И что я вообще здесь делаю, а где собственно "здесь"? Монахиня уже вернулась из соседней комнаты, неся небольшой глиняный тазик с водой, в нем плавала чистая салфетка. Женщина аккуратно выжала ткань и стала обтирать мое лицо и руки чуть теплой влажной тряпочкой. Я следила за ее движениями и чуть снова не провалилась в забытье от шока, увидев крохотные ручки. Мои руки, руки взрослой женщины за сорокет были ручками маленького ребенка. Я потеряла дар речи и именно это спасло мне жизнь.

Меня напоили легким бульоном, влили горькое зелье, и я снова провалилась в сон, уже не такой тяжкий. Когда я снова проснулась были сумерки. Утро или вечер? Да не важно! Важно, что я вспомнила, что ехала на дачу на своей малолитражке Киа и не доехала, потому что мне на встречу выскочила огромная фура, похоронившая мою машину под собой и меня вместе с ней, а очнулась я здесь. Кто я теперь? Что делать? Не понятно. Я теперь меленькая девочка, это первое, что я определила, пощупав себя под одеялом, снова уставилась на крохотные ручки, подергала себя за тоненькую свалявшуюся косичку неопределенно грязно-серого цвета. Ночнушка была допотопной, простой и широкой из небеленого полотна с длинными рукавами. Впрочем, раз я в монастыре, то шелка и бархат отменяются. И в каком я здесь статусе? Воспитанница, послушница или просто заболевшая какой-то лихорадкой, которую отдали на лечение? Как бы все узнать и не спалиться? Вот в чем вопрос. Значит молчать и слушать, больше вариантов нет. Никто не поверит в переселение душ, да я и сама бы не поверила, если бы все не было настолько очевидно и случилось не со мной. Ну и главный вопрос: я на Земле или уже нет?!

Любой человек мира Земля, любящий книги или смотрящий аниме и фильмы фэнтези, знал о попаданцах. Во времени, в другой мир, в другое тело, да вариантов куча. Даже в тела животных умудрялись попадать наши бедные соотечественники. Я хотя бы человек, а не бездомная кошка или хрюшка. Опять же девочка, не мальчик. Есть шанс вырасти во взрослую девушку, так что все не так и плохо. Если я на Земле, вообще нет проблем. Мой счет на предъявителя я прекрасно помнила наизусть, пока вырасту набегут приличные проценты. Даже если я сирота не страшно. Детский дом не сахар, конечно, ну похожу в школу еще разок, переживу, второй раз учиться будет легко и в ВУЗ поступлю без проблем. В общем-то все не плохо, в любом случае я жива. А вот если это не мой мир?

Вот тут засада. Хотя… Я же ребенок, никто не удивится, что я ничего не знаю об окружающем мире, судя по крохотной ладошке мне теперь лет пять не больше. Главное себя не выдать, вдруг здесь средневековье? Спалят еще на костре во славу божию, и хана котенку. На Земле и так понятно, что нужно молчать в тряпочку, просто умненькая девочка, которая хорошо учится никого не заинтересует, а вдруг у меня есть родители? И плохо, и хорошо, в детский дом не охота, а родители могут и заподозрить что со мной что-то не так. Психушка хуже детдома, это однозначно. Впрочем, что за родители такие, которые отвезли больного ребенка в монастырь, а не в больницу? Сектанты? Еще не хватало, лучше детдом! Шифруюсь в любом случае. Так каких девочек любят? Тихих, спокойных, прилежных, послушных и доброжелательных. Будет сложно. Все, кроме доброжелательности, не про меня… Придется потерпеть. Как говорится, Господь терпел и нам велел, а я в монастыре и не известно в каком качестве. Излишняя набожность у пятилетней крохи как-то не очень реально, а вот послушной и тихой придется побыть, пока не разузнаю что здесь и как. Сбежать всегда успею.

Дверь снова заскрипела, и я искренне улыбнулась уже знакомой монахине, та расцвела. Улыбка ребенка творит чудеса, этого и будем держаться.

— Ну как ты, Анни? Лучше? — заворковала женщина в смешном чепце и простой серой рясе, подпоясанной толстой веревкой. Я закивала. Вот и славно! Слава святой Анне!

— Слава святой Анне! — искренне повторила я писклявым голоском.

— Умница моя! Сейчас тебя снова умою, покушаешь, зелье выпьешь и снова поспи, моя хорошая, а я за тебя помолюсь. Твой батюшка правильно сделал, что отдал тебя именно сюда на воспитание, наши ученицы лучшие хозяйки в королевстве. Подрастешь, выучишься и настоятельница присмотрит тебе хорошей дом для работы, если замуж не выйдешь, наших выпускниц очень ценят, не пропадешь, — сюсюкала монашка споро умывая меня, а я только кивала и благостно улыбалась.

— Не будешь больше плакать по батюшке? — осторожно спросила добрая женщина. Я отрицательно покачала головой. Та удовлетворенно улыбнулась и напоила меня крепким бульоном с кусочками размякшего хлеба. Снова влила в меня зелье и видя, что я снова закрываю глаза, погладила по головке и ушла.

Чего мне плакать по незнакомому мужику? Раз ему собственный ребенок в тягость, убиваться по родителю глупо. Значит я теперь не Анна Стоянова, а Анни. Бедняжка все же умерла от этой лихорадки, я тоже, но в автокатастрофе, и вот я здесь. Ничего нового, если верить фэнтези. Дааа…Но поверить все равно трудно, а придется. Надо как-то жить, раз уж выпал второй шанс. А по поводу родителей, может отец из лучших побуждений меня сюда отправил, на учебу? Может семья совсем бедная, а так у девочки неплохие перспективы в королевстве. Королевстве! Я точно не в России. Святая Анна есть у нас и в Европе почитается, и в Латинской Америке, и США. Либо я на Земле, либо не на Земле. Опять ничего не ясно. Готовят в этом монастыре управляющих, домоправительниц или экономок, судя по всему, пятилетней девочке объяснили попроще, чтобы поняла. Ладно, посплю, может что еще выяснится завтра. Вреда мне никто не желает, а учеба дело хорошее, учиться я люблю. Экономка дело знакомое, я это уже переросла и была до вчерашнего дня хозяйкой неплохого клинингового агентства, небольшого, но уважаемого и с хорошей репутацией. Работы хватало, но и зарабатывали мои девочки хорошо, и я с ними само собой. Ну и что день грядущий мне готовит?

Болела я еще недели две. Здоровье у девчушки было неважным. Придется закаляться и заняться спортом, физкультурой однозначно. Но как? Меня навещали мелкие подружки от пяти до семи лет и по их лепету я поняла, что на Землю мне уже никогда не попасть. Я отлично знаю географию, особенно Европы и точно знаю, что королевства Лурдиана на Земле нет, как и горных лордов королевства Дальгор. Об этом чирикали мои подруженции, те, что постарше, у одной из них старшую сестру отправили туда невестой в качестве откупных в проигранной нашим королевством войны. Оказывается, наш безголовый король, не помню, как его зовут, эту дурацкую войну начал и проиграл, козел такой! Горцы накрутили ему хвоста и в качестве контрибуции за каким-то фигом затребовали невест из хороших семей. Впрочем, скорее заложниц, чтоб впредь воевать неповадно было. Ну, тут тоже ничего нового, повсеместная практика в средневековье. Меня порадовало, что пятилетки точно никому не нужны в качестве невест, а в то, что я из благородной семьи не верилось, а зря. Позже выяснилось, что я-таки графская дочка, вот так — получи фашист гранату!

Я расстроилась, честно. Быть аристократкой в средневековье удовольствие сомнительное, спихнут замуж в восемнадцать лет какому-нибудь старикашке и все. Ни прав, ни свободы выбора, ничего. Сиди на попе ровно, рожай наследников от какого-нибудь придурка, следи за домом, если позволят. Все развлечения — вышивка, книги только те, которые муженек одобрит, в основном жития святых, изредка балы у соседей, опять же если у супруга будет хорошее настроение. На мой взгляд женщины 21 века, практически рабство. А если муженьку не угодила отправят в глухое поместье помирать или в монастырь опять же. То есть, с чего начала в этом мире, тем и закончу. Нет уж! Что-нибудь придумаю, я не местная овечка безропотная. Обучусь всему, вырасту и сбегу куда подальше. Но зачем меня папаня в монастырь спихнул? Чем ему мешала маленькая девчушка? Судя по отношению ко мне подружек, Анни девочка была хорошая, добрая и наивная, как все пятилетки. Это я узнала из болтовни монахинь, которые вывели меня гулять с остальной мелочью. Я сидела на лавочке, изображая слабость и бессовестно подслушивала, делая вид что любуюсь цветочками.

— Граф Виндор женился, опять, — косясь на меня тихо сообщила одна монашка другим. Я и ухом не повела, не зная папашину фамилию, ее вроде называли девчонки, но я ее не запомнила.

— Поэтому он малышку нам отдал, — кивнула вторая сплетница. — Баронесса Роззери, конечно, красавица, но характер у нее тяжелый. Девочке у нас лучше будет, подлечим, научим всему что знаем и будет у нее очередь из женихов, а если отец от нее все же откажется, настоятельница сама подберет ей приличный дом для работы. А может королевским указом в Дальгорское королевство отправят. Там к женщинам, особенно аристократкам, лучше относятся, чем у нас. И свободы у них больше.

— Да с чего ты взяла?! Горцы же дикари все. Чем же там лучше-то?

— Никакие не дикари, у меня, между прочим, лучшую ученицу туда отправили, она мне весточку прислала. Помните нашу Лил, рыженькую с канапушками? Пишет, что и не надеялась на такое счастье. Все женихи были красавцы на подбор, жен на руках носят, отказа ни в чем нет. Она хозяйка в их домене. Там как узнали, где она училась, еще больше ее зауважали, Лили пишет, что горцы будут у нашего короля невест просить из нашего монастыря. Воины они сильные, а с хозяйством беда, женщины нужны разумные, деятельные, чтоб все умели и их людей, и детей научить могли, особенно девочек. Лили пишет, что, когда она по моему рецепту им мыло сварила, они на радостях не знали, как и благодарить. Мылись какой-то дрянью вонючей, как будто дегтем. Ужас! И с кухней у них беда, мясо жаренное, мясо вареное, каши и все, кошмар как они там питаются. Лил всю кухню перетрясла, пока добилась нормальной пищи. Муж счастлив, домочадцы в восторге, повезло нашей девочке. Хорошо бы Анни туда пристроить, коль своему родителю не нужна, так пусть хоть семья мужа будет девочке рада.

— Ну, если нашим девочкам там лучше будет, то выучим их как следует. Монастырь святой Анны всегда лучших хозяек за свои стены отпускал. Надо как-то наших сироток туда отправлять, переговорю-ка я с настоятельницей Эстер, может она как-то посодействует. Сиротам у нас в королевстве одна дорога — в прислуги, хоть и ценные, но хороший муж и семья, к тому же богатая и любящая для наших малышек всяко лучше.

Я сползла со скамейки и побрела к девчонкам, чтобы не вызывать подозрений. Интересно девки пляшут, если снизу посмотреть. Значит я графиня Виндор. Папаша от меня технично избавился, что бы под ногами не мешалась и не злила молодую красавицу жену своим существованием на белом свете. А может от женушки спрятал чтоб не гнобила падчерицу или, грешным делом, не извела. Кому нужны чужие дети, если свои есть? Хорошую мачеху днем с огнем не найдешь, даже в наше время таких мало, правда я видела парочку женщин, не делающих различия между детьми, но это все же исключение из правил. В любом случае пока для меня все складывается не плохо, будем учиться средневековому хозяйству. Интересно, а здесь есть магия? Я чуть не споткнулась, было бы здорово, особенно если бы магия была у меня. Достаточно просто бытовой. Воевать я ни с кем не собираюсь, великой магичкой быть не хочу, у тех вечно какие-то проблемы, то мир спасай, то пророчество исполняй, да ну на фиг! Хочу нормальную интересную жизнь в достатке с любимым мужем и детьми. Обычное желание любой женщины в любом мире.

В таком ракурсе королевство Дальгор, само собой, предпочтительнее, чем женишки от папаши или мачехи, та может назло подсунуть какого-нибудь урода, про такое я где-то читала. Жуть. В то что брак по принуждению может быть счастливым, верилось с трудом. В средневековом антураже женщины о любви читали лишь в рыцарских романах, в жизни ничего такого и близко не было. Муженьки спокойно заводили кучу любовниц, а статусная жена сиднем сидела дома под надзором слуг и охраны, чтоб не дай бог не изменила и не осчастливила супружника заслуженными рогами, ну и не родила бастарда от какого-нибудь конюха. Такое тоже бывало. Причем бастарды от мужчин были делом нормальным, а опозорившуюся даму отправляли в монастырь, это в лучшем случае, могли и ядом угостить, что бы место не занимала и можно было снова жениться на какой-нибудь затюканной дурочке.

Резюме: либо побег после окончания учебы, либо Дальгор. Побег дело хлопотное, нужно как следует изучить мир, подготовится, денег собрать, чтобы знать куда податься и как безопаснее выкрутиться из этой передряги. Одинокая девушка — добыча, если она не боевой маг. То, что здесь девушек будут учить боевой магии, даже если она есть в этом мире — из области фантастики, большинство моих подруг из благородных семей, отданных на обучение хозяйству. Родня за это прилично заплатила монастырю, папаша мой тоже раскошелился, и за это большое ему спасибо. Сирот среди нас мало, но и те голубых кровей, война проредила ряды местной аристократии и этих девочек называли "дочери короля", потому что за них платила корона. Принцессы, етить… Есть ли тут магия нужно как-то аккуратно узнать, не вызывая подозрений. Девочки любят сказки, на том и стоим.

Итак, план на ближайшее десятилетие, а то и больше — учиться, учиться и учиться, как завещал великий Ленин, наивно мечтавший, что кухарки будут управлять государством. Дааа, вот у нас и на управляли, кризис за кризисом и дефолтом погоняет. Все же есть в монархии что-то правильное, стабильность что ли, никаких поддельных выборов каждые пять лет, только деньги на ветер. Впрочем, меня это уже не касается, теперь я дитя другого мира. Король здесь, правда, умом не блещет, зачем-то войну развязал и ладно бы выиграл, так нет же. Миры разные, а суть одна, за все ошибки сильных мужчин всегда расплачиваются самые слабые — дети и женщины. Я подгребла к подружкам, сидевшим на травке и мастерившим кривые веночки из каких-то одуванчиков, и принялась за то же занятие. Мой венок был таким же кривым, как и у всех, ни дело. Я принялась за следующий, тот получился поровнее, что меня вполне устроило. Девчушки болтали о родителях и доме. Я мотала на ус и, (о, чудо!), выяснилось, что магия есть! У Софи старший брат учился у какого-то местного Мерлина. Академий тут не было, так как магов было мало, взрослые маги просто брали учеников и учили тому, что знали сами. Система так себе, но не мне тут свои порядки наводить. Я закосила под дурочку и радостно изрекла:

— Софи, как здорово! Твой брат будет магом, значит ты тоже волшебница?

— Я?! Ты что Анни? Из-за болезни ты, наверное, забыла, женщин магов не бывает! — опешила мелкая.

— Почему? Мужчины же бывают? А девочки не бывают? — искренне расстроилась я.

— Ну конечно нет! Да и зачем нам это? Вот вырастем, выйдем замуж, и зачем нам магия?

— Да просто так. Разве это не интересно?

— Да ничего там нет интересно, — ответила Стефани, которой было около семи лет, и она была самая старшая, а значит умная. — У меня брат тоже учится у мага. Я заглянула в его записи — ничего не понятно. Какие-то значки, кружки, квадратики, скука. Даже картинок интересных нет.

— Даже картинок нет? — разочарованно протянула я. — Тогда, конечно, скучно, — и даже головой покивала. Подружки нас поддержали, монахини одобрительно улыбались.

Вот значит как. Магия есть, но девочек не учат, а те и не стремятся, так как им в голову уже вложили другие цели в жизни. Впрочем, может одаренные магией девочки и не рождаются, а только мальчики. Кто знает как устроен этот мир. Поживем — увидим.

— А что будут делать ваши братья когда доучатся? Дальше писать в своих записях или сидеть в башне и на звезды смотреть? — прикидывалась я маленькой дурочкой.

— Почему в башне? — давились от хохота подружки, особенно умудренная жизнью Стефи. — Анни, ты такая выдумщица! Королю будут служить, кто в армии, кто во дворце. Кто-то дома будет сидеть, как мой брат. Он же наследник, хоть и маг. Папенька его будет учить землями управлять, а магия это так, баловство. Хоть магов и уважают, но быть наследником рода гораздо почетнее.

— Нас тоже будут учить хозяйством управлять. Это же хорошо? — наивно состроив глазки домиком спросила я у старших подруг.

— Конечно хорошо! Управлять домом и поместьем очень сложно, но нас всему научат. У нас будет много женихов! — поддержала меня Софи.

— А если они нам не понравятся? Вдруг будут за косички дергать? — я продолжала валять дурочку. Монахини, присматривающие за мелюзгой, захихикали.

— Не бойся, Анни, это будут воспитанные лорды и не будут дергать своих невест за косички. У наших выпускниц будут самые лучшие женихи, мы проследим, не волнуйтесь малышки. Пора на обед, — подняли нас наши няньки.

И мы всей небольшой толпой малявок поскакали на обед. Кормили нас хорошо, хоть и без изысков. После обеда сон, затем полдник, потом гуляние на свежем воздухе, совмещенное с легким трудом. Мы собирали падалицу в яблоневом саду монастыря, потом монахини уносили полные корзинки на кухню. Старшие девочки резали яблоки и отправляли в сушку, что бы зимой у нас был компот из сухофруктов, зачем добру пропадать, так нам объяснила наставница Мари. На следующий день мы собирали с кустов какие-то вкусные ягоды, не забывая отправлять их не только в корзину, но и в рот. Нас за это никто не ругал, а ягоды назывались живица. Девочки постарше варили варенье под присмотром наставниц. Все ученицы были при деле. Со следующего года, с утра у нас будут занятия, а пока такая легкая помощь в саду. Отправляли нас и на огород, показывая и рассказывая о растениях, чтобы мы могли отличить культурное растение от сорняков. Полоть не заставляли, но мы обрывали что-то похожее на баклажаны к ветвистых кустов. Высоко достать мы не могли, но где дотягивались, там и обрывали синенькие, как их здесь называли, рос здесь и разноцветный сладкий перчик, не такой крупный как на земле, но гораздо душистее. В целом, овощи и фрукты мало чем отличались от знакомых мне по моему прежнему миру Земля. Ну и хорошо, мне же легче будет, когда нас начнут учить готовить местные блюда.

Дни шли за днями, из болтовни с подругами и разговоров монахинь между собой, я все лучше узнавала свой новый мир. В общем и целом, он мне нравился. Если бы еще у женщин было больше свободы выбора и магия была бы, то вполне можно жить. А так… Не буду расстраиваться раньше времени, сначала нужно вырасти, время все расставит по своим местам, решила я, засыпая после сытного ужина в комнате с еще тремя подружками Софи, Стефи и Ники. Спаленка у нас была уютная, но скромная, без роскоши, монастырь все же не дворец.

Глава 2

Прошло десять лет. Я смирилась с новым миром Астарика и со своим статусом ученицы монастыря святой Анны. Я старалась изо всех сил постигнуть нелегкую науку ведения средневекового хозяйства в доме и поместье, а с этого года, лучших учениц собирались учить управлению баронством, а затем и графством, что было уже не принципиально, лично для меня. Я наивно рассуждала, какая разница управлять одним баронством или шестью. Дело только в колличестве, но время показало, как я была не права. Ну а пока, я с воплями неслась от пчел, до глубины души возмутившихся наглым воровством меда. Видимо возраст нового тела брал свое. На Земле, мне был бы уже полтинник и я бы никогда не поспорила с подругой, что раздобуду меда с нашей пасеки ей на день рождения. Мед я получила, но пчелам было плевать на наш спор.

— Ааааа! — вопила я ускоряясь, злобные пчелы догоняли и уже куснули меня раз пять как минимум. Я отбросила горшочек и прыгнула в монастырский прудик. "Только бы не разбился!" — изо всех сил мечтала я, ныряя поглубже от противных кусачих насекомых. Мне снова достанется от наставницы Мари. Ученицей я была хорошей, но тихой и послушной быть получалось не всегда. В основном после наказания от наставницы.

— Анни! Ты опять?! — возмущалась наставница, когда я мокрая и покусанная предстала пред ее грозные очи.

— Да я просто хотела подарить Софи мед на день рождения! У меня же нет денег, чтобы купить подарок, отец никогда не присылает, — надулась я.

— Ты могла бы как другие девочки что-нибудь сшить или вышить. Ты же это делаешь лучше всех в группе, расшила бы сумочку бисером, Софи была бы рада.

— Из чего? Перешить свою старую форму и подарить ее Софи? У меня же ничего нет! Ни ткани, ни ниток, тем более бисера, — не сдавала я свои позиции.

— Ладно уж, иди, — махнула на меня рукой наставница. — Завтра узнаешь свое наказание.

Я вздохнула и поплелась в комнату, переодеваться. Все знали, что я единственная из воспитанниц, кого никогда не поздравляли с днем рождения из дома, не дарили подарков и, конечно, не давали карманных денег на разную мелочь, на каникулы и праздники в графстве меня тоже не ждали. Никто ни разу меня этим не попрекнул, девчонки прятали глаза и потихоньку подбрасывали мне ленты, сладости и девичьи мелочи, уверяя что им это вовсе не нужно и вообще лишнее. Я с благодарностью принимала небольшие, но такие важные для меня презенты. То, что родной отец Анни вычеркнул ее из своей жизни меня удивляло, но и одновременно радовало. Значит нет у семейства Виндор на меня никаких матримониальных планов, вот и славно. В свой день рождения я получала отличные подарки от подружек, чья родня была в курсе такого странного для аристократов Лурдианы отношения к своей дочери. Детей здесь любили, а девочек баловали, всех, но не меня. По большому счету, я ни в чем не нуждалась, но самой дарить подарки было проблематично.

У Софи завтра день рождения, а я приду с пустыми руками. Это меня расстраивало больше, чем укусы пчел. Тяжко вздыхая, я заползла в комнату и переодела одно серое платье на другое такое же, зато сухое. Вытерла голову, посидела на кровати и вернулась к пруду, вдруг горшочек не разбился или можно хоть что-то собрать в миску, которую я прихватила на кухне. Мне повезло, горшочек был целым.

— Ура! У Софи будет подарок! — скакала я по саду.

Проходящие мимо монахини, с улыбкой качали головой. В монастыре святой Анны нас всех любили как родных, но и наказывали за шалости, могли оставить без ужина, отправить на грязные работы на кухню или в птичник, овчарню или даже в коровник. Лично меня это не расстраивало, на кухне я узнавала новые рецепты, а в птичнике училась сажать наседок на яйца, чтобы были птенчики. В овчарне натирала кровавые мозоли, но стригла шерсть у овечек, а в коровнике работала на сепораторе, отделяя сливки от молока. Вот с пасекой лоханулась, надо бы напросится на учебу к матушке Февре. Мед мы все любили. Училась я легко, особенно географии, экономике и математике, писала грамотно и девочкам своим помогала. Их матушки брали меня на каникулы и там я старалась помочь в качестве добровольной гувернантки младшим детям. Мои рассказы и объяснения нравились детям больше, чем у нанятых гувернеров и учеба шла весело, но продуктивно. Мелкие меня любили, их родители обожали и от души одаривали нарядными платьми, как у родных дочерей. И именно матушка Стефи прозрачно намекнула, что семейство Виндор меня вовсе не забыло.

Как-то летним вечером, когда я отдыхала на каникулах в поместье Мейфордов, она пригласила меня в свой роскошный будуар и начала издалека провещать по чем сейчас фунт изюма, а если точнее то какова моя котировка на рынке невест Лурдианы. Новости не радовали, моя стоимость стремилась к нулю. В активе только молодость, красота и обучение в монастыре, что не мало, но не достаточно для удачного замужества.

— Анни, ты уже взрослая девушка и должна понимать, что тебя ждет в будущем. Ходят слухи, я подчеркиваю, лишь слухи, что твой батюшка отписал твою долю наследства твоей младшей сестре, своей средней дочери от леди Роззери. Возможно это и не так, но я краем уха, на балу слышала о переговорах графа Виндора и барона Клейна Пориша о твоей помолвке.

Новости, что я бесприданница не сильно меня расстроили, что-то такое я и ожидала, но помолвка!

— Помолвке?! Но мне лишь пятнадцать! И кто этот барон, раз согласен на бесприданницу? Наверняка ничего хорошего меня в таком браке не ждет, — возмутилась я. Вот же батюшка, скотина! Оставил без гроша, а еще замуж решил спихнуть не пойми за кого!

— По законам нашего королевства, в шестнадцать уже можно выходить замуж, — тяжко вздохнула герцогиня Мейфорд. — Кнечно, среди аристократов это не приветствуется, ты ведь не крестьянка, раньше двадцати лет мы своих дочерей замуж не отдаем. Но барон настаивает на твоем скорейшем замужестве.

— Да кто он такой?! Я ведь графская дочка, а он всего лишь барон! — продолжала негодовать я.

— Ну, барон Пориш очень богат, потому твое приданое ему и не нужно, но…

— Но?! Стар, болен, уродлив? — перечислила я возможные грехи, навязаного родней, женишка.

— Да, причем все сразу, — опустила глаза герцогиня. — Прости меня, детка, я пыталась сдлать все, что в моих силах. И я и Стефи, и, конечно же, Ричард были бы рады принять тебя как члена семьи, я просила своего супруга герцога Мейфорда одобрить твой брак с нашим сыном, но он отказал нам троим. Ричи даже поругался с отцом, но ты же знаешь лорда Майкрофта, спорить с ним бесполезно. Причем его беспокоило не отсутствие твоего приданого, а нежелание роднится с твоим отцом и мачехой, в высшем свете ими очень недовольны.

Я хмыкнула, умный мужик этот герцог, я бы тоже не хотела родниться со своей мачехой, а теперь и с отцом тоже… Кто бы мог подумать, что Рич готов был жениться на мне, лишь бы спасти от этого старого барона. Маленький и толстенький Ричи никогда не был мой девичьей мечтой, но у него был отличный характер, веселый и добродушный, да и титул герцога он унаследовал бы после отца. Жених со всех сторон выгодный, мы бы с ним поладили, если не любовь, то дружба в браке была бы обязательно, а это для Лурдианы уже хорошо. К тому же Ричард Мейфорд был сильным магом, все что я знала о магии, я знала от него, видя мой искренний интерес и даже преклонение перед магией и его способностями он соловьем разливался о теории и практике древнего искусства. Пожалуй, он ждал меня в поместье Мейфордов на каникулы не меньше младших сестер и Стефи, найдя в моем лице сподвижника и верного товарища в его опытах, иногда довольно опасных. Не удивительно, что он рассорился с отцом ради меня. Где он еще найдет такую жену, которая всегда на его стороне и рада помочь во всех его диких начинаниях? Но никакой романтики между нами и близко не было и это все прекрасно знали, была лишь прекрасная детская дружба.

— Ну что Вы, леди Миранда, о каких обидах с моей стороны может идти речь. Наоборот, я благодарна, что Вы так своевременно меня предупредили о надвигающейся беде. Я обращусь к матери настоятельнице нашего монастыря, может мы что-нибудь и придумаем.

— Это вряд ли, моя девочка. Ты несовершеннолетняя, а твой отец от тебя не отрекался и имеет на тебя все права, к моему огромному сожалению. Весь высший свет возмущен его поступком, но ему все равно. Леди Виндор плохо на него влияет, это все понимают, но закон есть закон. Он твой отец.

— А могу я сама отречься от него?

— Что ты, детка, это же такой позор! Прежде всего для тебя! Как же тебе замуж после такого выходить?!

— Да лучше никак замуж не выходить, чем за этого барона!

— Девочка, ну что ты такое говоришь. Барон стар, болен, но очень богат. Немного потерпишь и останешься богатой вдовой и тогда никто тебе не указ, даже сам король! Я слышала, что твое имя было в списках в королевство Дальгор, но лучше ведь дома остаться, чем ехать неизвестно куда. А мы тебя всегда поддержим, даже когда ты будешь замужем, в обиду не дадим, а уж как овдовеешь, я сама найду тебе прекрасного достойного мужа. Ричард, конечно, ужасно расстроится, но что уж тут поделаешь, милые мои, — тяжко вздохнула герцогиня и даже слезу смахнула с глаз.

Добрая женщина искренне надеялась на наш с Ричи брак, а теперь все разваливалось у нее на глазах. Она никак не могла придумать как избавить эту славную девочку от позорного брака, о такой невестке только мечтать можно, она верная подруга ее дочери и сын ее любит, пусть как подругу, но на других девушек Рич вообще не смотрит. Он всех сранивает с Анни, и те, по его мнению, уступают ей во всем. И страшные они, и глупые и криворукие, и ведут себя как дуры, вечно строят глазки всем подряд, и в магии ничего не смыслят, не то что его подружка Анни — образец ума и добродетели и вообще самая нормальная из девчонок.

— Леди Миранда, пожалуйста, не расстраивайтесь так. До моего шестнадцатилетия еще есть время. Но я бы попросила Вас об огромной услуге, если это, конечно, в ваших силах. Брак с бароном — это худшее, что со мной может случится. Я не уверена, кто из нас переживет друг друга, вполне вероятно, что барон останется богатым вдовцом, а не я вдовой. Поэтому у меня к Вам просьба. Стефи рассказывала, что Ваш супруг очень близок к Его Величеству, а Вы к королеве.

— Да, это правда, но они не будут лезть в семейные дела графа, — грустно ответила герцогиня.

— Это и не нужно. Мне лишь нужно, чтобы мое имя так и осталось в списке невест для королевства Дальгор. Уж лучше в холодные горы, чем в темную могилу, — похлюпала носом я.

— Анни! Да что ты такое говоришь! Ты же там никого не знаешь, о горных лордах ходят ужасные слухи, у них водятся страшные чудовища. Ни одна невеста, что была туда отправлена больше никогда не была на Родине! Подумай, что может быть ужеснее?

— Леди Миранда, я Вас умоляю, выполните мою просьбу, ваша семья и семья Софи и Никки единственные мои родные люди. Кроме Вас мне некого просить об этой услуге, — и я, как в плохой мелодраме, рыдая, бросилась на колени перед герцогиней.

— Хорошо-хорошо, моя девочка, — рыдала вместе со мной герцогиня Мейфорд. — Я выполню твою просьбу, но не уверена, что это поможет тебе избежать замужества с бароном. Он страшный человек, будь осторожна. Его люди и выкрасть тебя могут.

— Из монастыря?!

— Из монастыря не получится, а вот где-нибудь в дороге… Но я надеюсь, что на такую низость он все же не пойдет. Это уж слишком! Никто его не примет в своем доме после такого! Весь высший свет от него отвернется!

— Вот только мне уже будет ничем не помочь! Я могу на Вас надеяться, ваша светлость?

— Да, моя хорошая! Я завтра же отправлюсь во дворец к королеве и мужа попрошу переговорить с королем, — твердо пообещала герцогиня и слово свое выполнила.

Герцог так же обратился к королю с необычной просьбой и тот удовлетворил прошение супругов Мейфорд. Мое имя осталось в списке невест, а список короля в приоритете, нежели желания родителей. Я время тоже не теряла, на герцогов надейся, а сам не плошай. Под охраной людей Мейфорда я сгоняла в монастырь к матери настоятельнице прямо посреди каникул. Та, увидев мою встрепанную персону, тут же протянула чашку с ромашковым чаем.

— Матушка Эстер! — и я второй раз в жизни рухнула на колени перед женщиной. — Мой отец хочет выдать меня замуж в шестнадцать лет, а я ведь даже не доучилась! Он отдал все мое приданое младшей сестре, а меня продал старому барону Поришу! Умоляю, помогите! Я не хочу замуж за барона, я учиться хочу! — выдала я укороченную версию беседы с герцогиней Мейфорд.

— Откуда такие сведения, дитя мое? — опешила от таких новостей настоятельница и я подробно изложила все, что узнала от леди Миранды.

Мы выпили еще по две чашки ромашкового чая, пока обе приходили в себя от шокирующих перспектив моей дальнейшей жизни.

— То что ты попросила оставить тебя в списках, очень смело, дитя мое. Пожалуй это лучшее решение, и все же, я боюсь твой отец вправе настаивать, но…

— Но? — с ужасом ждала решения мудрейшей из женщин.

— Но и мы не лыком шиты! У нас как минимум пять учениц уже в Дальгоре и все довольны своей судьбой. Нам бы девочки врать не стали, а то что не приезжают сюда, так не к кому, они все сироты. Отказываться от отца пока преждевременно, да и ты несовершеннолетняя, но кое-что предпринять мы сможем. Я тот час напишу нашим девочкам в королевстве Дальгор. Они попросят своих супругов обратиться к королю Дальгора, что бы тот настаивал на твоей кандидатуре особо, как на нашей лучшей ученице. Есть у него такая привилегия. Наш король не посмеет ему отказать. Главное успеть, а времени у нас всего полгода. Будем молиться святой Анне, что бы у нас все получилось, а ты отправляйся обратно к Мейфордам и из поместья без охраны ни ногой. Вернешся вместе со Стефи, выдать тебя замуж отец не посмеет до твоего бала дебютанток во дворце, а вот там уже нужно держать ухо востро, но об этом мы еще поговорим. Отдыхай и не беспокойся, я сделаю все что в моих силах и даже больше. Если будет необходимо, сама к королю съезжу.

У меня отлегло от сердца, дай святая Анна здоровья нашей настоятельнице, а ко мне пусть вернется моя удача, ведь на Земле у меня все всегда получалось! Каникулы прошли весело, мы с Ричи ставили опыт за опытом и чуть не разнесли его лабораторию. Выползли оба в в клубах черного дыма, чумазые и со стоящими дыбом волосами. Отлеживаясь на травке, вяло переругивались:

— Я тебе говорила, что целая унция серы — это слишком много и вот результат! — тихонько шипела я на своего лучшего друга.

— Ой, да что ты понимаешь в алхимии, малявка! — слабо отбрехивался Рич, слегка оглушенный взрывом.

— Ничего, но и ты не мастер, как оказалось!

— Тебе бы только мыло варить, да мази всякие для вашей девчачьей красоты, — не сдавался юный шовинист.

— А ты и этого без риска для жизни не можешь! — не сдавалась я.

Герцог Мейфорд наблюдал за нами из-за дерева и с трудом сдерживал смех.

— Ну что, живы, юные алхимики? Не думай обо мне плохо, Анни, но я даже рад, что ваша свадьба не состоится. Страшно представить во что превратился бы наш родовой замок, будь вы вместе круглый год и целые сутки напролет. Боюсь, внуков я бы так и не дождался, — уже в голос хохотал лорд Майкрофт.

Тут прибежала Стефи и герцогиня, ахая и причитая, эти две клуши поволокли нас к лекарю. Старичок Стейн только вздыхал и качал седой головой. А ведь мы говорили, что с нами все в порядке, зато у герцога было прекрасное настроение и он написал учителю Рича по магии о результатах наших стараний. Тот еще отыграется на своем ученике, когда вернется после отдыха. Ричарда наказали двухчасовой медитацией, а я уселась рядом, дабы не бросать друга в тяжких испытаниях и похоже даже задремала чуток, потому что сон был уж больно необычным.

Я висела в воздухе и рассматривала самого красивого мужчину из всех которых видела в обеих своих жизнях. Атлетически сложенный яркий брюнет с тонким обручем-короной на голове принимал своих придворных в огромном кабинете. Пятеро красивых мужчин вежливо кланялись королю, а затем уселись в кресла перед массивным столом.

— Рад вас видеть, друзья мои. Что вас привело в столицу? Как вы нашли силы оторваться от своих любимых женщин? — с усмешкой спрашивал король.

— Ваше Величество, мы все здесь с одной единственной просьбой. Наши любимые супруги получили письма от настоятельницы монастыря святой Анны. Вы ведь знаете как хороши ученицы в этой обители?

— Знаю, конечно. Этот жмот Альфред Лурдианский с трудом расстается с такими сокровищами. Ваши жены, все что мне удалось выдрать из его загребущих лап. Так какие новости от настоятельницы Эстер пришли в ваши дома?

— Плохие и хорошие одновременно. Настоятельница Эстер буквально умоляла нас встретиться в Вами и уговорить настоять на кандидатуре некой Анни Виндор в наших списках, ее имя уже есть в списках невест для наших земель, но ее отец настаивает на раннем браке девушки с неподходящей ей кандидатурой. Речь идет о бароне Порише. По нашим данным старик совсем обезумел, и девушка в опасности, он всегда любил жестокие игры с женщинами, но девочка совсем юная, зачем ей эта грязь и боль? — высказался красавец с огненной шевелюрой.

— Наша разведка доложила, что у барона регулярно пропадают горничные, а потом изуродованные трупы женщин всплывают далеко от его владений вниз по течению реки. Это совпадение мы считаем, по крейней мере, странным, что наводит на некоторые нехорошие размышления, — добавил платиновый блондин.

— Этого уже достаточно для внесения ее в список обязательных кандидатур, — хмуро постановил король Дальгора, а я почему-то была уверена, что это именно он. — А что еще можно сказать о девочке?

— Леди Анни Виндор, старшая дочь графа Виндора, который лишил ее приданого, отдав его ее сестре. Дело в том, что старшая дочь от первой, уже покойной, супруги графа и с пяти лет воспитывается в монастыре святой Анны. Отзывы все исключительно положительные. Одна из лучших учениц, весьма разносторонне одаренная особа. Дружна со Стефани Мейфорд и ее старшим братом Ричардом, регулярно проводит каникулы в их поместье на юге Лурдианы. Отлично ладит с детьми, является лучшей помошницей юного Мейфорда в его алхимических опытах. Не будучи магически одаренной, прекрасно разбирается в алхимии и теории магии, — отчитался шатен.

— А учитель у Ричарда Мейфорда сам Аристарх Бальтезо, один из сильнейших магов Лурдианы, что уже говорит в пользу младшего Мейфорда. Бальтезо никогда не стал бы брать бездарного ученика, будь тот хоть принцем, — добавил блондин.

— Вот как, интересно. Жаль она не маг, было бы еще интереснее, — задумчиво вертел в руках перо король.

— Кто знает, может после обряда в ней проснется магия, а она уже теоретически подкована, да еще детей любит учить. Не плохое приобретение для нашего королевства, — вставил свое слово рыжий.

— К тому же леди Анни редкая красавица, золотоволосая блондинка с темно карими глазами и характер отличный, довольно боевой. Не плакса и не размазня, храбрая девочка, но добрая, — добавил шатен.

— Еще лучше! Что ж, убедили. Сейчас же отправлю Альфреду Лурдианскому письмо с нашим пожеланием видеть леди Анни Виндор в нашем королевстве после окончания учебы в монастыре святой Анны. Я так понимаю ей учится всего три года осталось?

— Совершенно верно, милорд.

— Вот и чудно! Как ваши супруги поживают?

— Моя Лили снова беременна! — счастливо выдохнул рыжий.

— Поздравляю, дружище! — искренне улыбнулся король Дальгора.

— Моя Марика тоже! — светился счастьем шатен.

— А мы над этим работаем, — отчитались остальные хитро улыбаясь.

— Молодцы какие! Так держать! Ваши дети бесценны для нашего королевства, а супруги просто сокровище. Понятно, почему Альфред так не любит отпускать из своего королевства выпускниц монастырской школы. Ваши леди способны делать золото из воздуха. Ваши пять доменов приносят прибыль, как остальные десять, — хохотнул король.

— Как только добавятся еще ученицы из монастыря, можно будет забыть о прорехах в казне нашего королевства, — польщенно заметил платиновый блондин.

— Очень на это надеюсь. А что, герцогиню Стефанию Мейфорд не удасться затащить к нам в королевство? Отличная партия для моего брата, она ведь тоже учится в монастыре.

— С ней сложнее, все же род Мейфордов силен и богат настолько, что отец откупится даже от короля. Но есть еще парочка приличных кандидатур. Пока наши разведчики изучают девиц получше, но конечно выпускницы монастырской школы в приоритете. А почему бы Вам самому не женится, Ваше Величество? Брат у Вас младший, а стране нужен прямой наследник от Вас. Вы бы присмотрелись к невестам из Лурдианы, раз уж наши Вам не нравятся.

— Присмотрюсь, уговорили. Но боюсь, если королевой станет лурдианка, Альфред совсем обнаглеет. Просто счастье, что у него нет ни дочерей ни племянниц, — хмыкнул король Дальгора.

— Анни, Анни! Просыпайся! Медитация это точно не твое! Не выйдет из тебя мага, — хихикал надо мной Рич.

— А? Уже два часа прошло? Вот это время летит! Ты не поверишь какой сон я сейчас видела! — подскочила я.

— Небось красавца какого-нибудь? — ревниво насупился Ричард.

— Да нет, что ты! — пошла на попятный я. — Просто красивая природа была, море такое голубое, красота!

— Ну если море, то ладно! Пойдем ужинать, Жак приходил звать нас к столу, а тебе еще переодеваться. К счастью, ты это делаешь быстро, не то что мои сестрицы, — похвалил меня друг.

И мы потопали на ужин. Лето подходило к концу и мы со Стефи собирались возвращаться на учебу.

Глава 3

Бал дебютанток совпадал с летним солнцестоянием. Звезда, согревающая мир Астарика, называлась Зара, спутник был один, но крупнее нашей Луны и ярко-желтого цвета, за что был прозван Златой. Зара и Злата красовались в небесах нежно голубого цвета, почти как на Земле. Я не забывала свой родной мир и, к своему удивлению, из памяти не исчезали знания, полученные на моей первой Родине. Лица родных и друзей стирались из памяти, а науки оставались, что сильно облегчало мне учебу, но лишними знаниями я не светила, опасаясь себя выдать. О переселении душ здесь знали, но относились к этому резко негативно, как к явному злу, вот я и затихарилась.

Мою сообразительность приписывали к природному уму, взятому от покойной матушки, которая тоже была ученицей этого славного монастыря. Именно она, в свое время, привела графство Виндор в порядок, и оно стало приносить все больший доход, превращаясь из бедного надела в богатые владения, но болотная лихорадка скосила нас обеих. Тело ее дочери выжило, но его заняла я, а вот матушка была похоронена в фамильном склепе. После ее смерти дела в графстве медленно пошли под откос, видимо это и сподвигло папеньку сбагрить меня без приданного старику Поришу. Слухи о нем ходили мерзкие, я старалась об этом не думать и забивала голову учебой, наставницы были мной очень довольны.

Перед балом меня уже трясло от волнения и страха за свою свободу. Настоятельница и наставницы успокаивали меня как могли.

— Детка, поспокойнее. Ну что ты так нервничаешь? Король Дальгора Конрад внес твое имя в список обязательных невест, наш король не посмеет отказать. Барон, хоть и гадкий тип, но против воли двух королей не пойдет, он ведь не самоубийца. Правда, мачеха твоя в ярости. Пориш обещал за тебя серебряный рудник, а теперь это богатство уплыло из-под ее жадного носа.

— И это меня должно успокоить?! Мне от этого еще страшнее, может ну его, этот бал? Я лучше здесь посижу, повышиваю или посуду пойду расписывать в мастерскую. Вот и фреска в южном пределе не закончена, столько дел! А я еще Софи браслет обещала на день рождения и Ричу тоже.

— Не придумывай, все успеешь. Бал посетить придется, герцогиня Мейфорд тебе платье прислала, там все семейства твоих подруг будут, просто не отходи от них никуда и все. К тому же на балу будут представители королевства Дальгор, они настаивали на твоем присутствии, хотят познакомиться с будущей жительницей их королевства, — увещевала меня наставница Мари.

— Вот теперь мне еще страшней! Лучше бы Вы меня не успокаивали! — и я присосалась к кружке с успокаивающим сбором, который сама и собирала прошлым летом у Мейфордов в саду.

— Ладно, пойду найду Никки с Софи, они где-то рядом были, — и наставница, недовольно фыркнув, удалилась из нашей комнаты.

Через несколько минут в комнату вихрем ворвались подружки и заморочили мне голову своими нарядами, женихами, которые обязательно найдутся на балу и другой чепухой. Наставница Мари знала меня как облупленную, в компании верных подружек я успокоилась и даже начала смеяться со всеми с остальными. Тут из дома приехала Стефи и веселье началось по новому кругу.

Дело в том, что на бал дебютанток в королевский дворец Лурдианы, ученицы монастырской школы всегда отправлялись прямо от сюда, а не из домов, где они отдыхали на каникулах. Своих учениц представляла свету сама настоятельница и это было огромной честью, что резко повышало рейтинг невест на рынке Лурдианы. Если бы девчонки услышали мои циничные мысли, покрутили бы пальцем у виска. Этот жест они непроизвольно переняли от меня еще в раннем детстве, от них их родные, прислуга и пошло-поехало. Я изо всех сил надеялась не разочаровать представителей Дальгора и свалить туда под их охраной сразу же после окончания учебы. Оставалось всего два года, управление баронством уже освоено, осталось графство и герцогство. В королевы никто не метил, да и прав у нее особых не было, балы да благотворительность, вот и вся развлекуха. Я и на деревенского старосту была согласна, лишь бы подальше от своей семейки и барона-извращенца.

Успокаивало то, что, если мою кандидатуру одобрят представители Дальгора, моя персона будет неприкосновенна. Мне вручат браслет с гербом Дальгора и я буду практически подданной этого королевства. Я уже полгода переписывалась с бывшими ученицами нашего монастыря, с Лилианой, Марикой, Николеттой, Жустинианой и Даниэлой. Они осторожно посвящали меня в тонкости проживания в Дальгоре. Рассказывали о доменах и чем мне все это грозит. Перспективы радовали, и я упорно грызла гранит науки даже летом. Ричард продолжал просвещать меня в искусстве магии. Я периодически затевала с ним споры, мой технократический ум никак не мог смириться с тем, что магия не хотела поддаваться никакой логике, системе и упрощению, как точные науки. Ричард смеялся надо мной и с умным видом изрекал, мол магия не наука, а искусство, поэтому не терпит моих упрощений и прочей ерунды. Но я упорно пыталась нащупать рациональные зерна в той куче сведений, которые он щедро выливал на мою голову. Я вела записи, чертила таблицы и графики, но что-то всегда ускользало. Не могут быть знания бессистемными, я просто не вижу этого. Но если я этого не вижу, это не значит, что этого нет! И я как последний баран билась в стены своего непонимания. Ну должна тут быть своя таблица Менделеева или хотя бы таблица умножения! Не может такого быть, что бы все было бессистемно разбросано абы как!

Наконец прибыли маги из королевского дворца, чтобы открыть нам портал сразу в бальную залу. Мы все стояли наряженные по всем традициям Лурдианы, светлые изящные платья, украшения в волосах из живых цветов, минимум драгоценностей. Настоятельница Эстер с удовольствием оглядела нашу трясущуюся от волнения стайку и подбадривающе улыбнулась, затем кивнула мне, и мы первые вошли в портал. Бальная зала сверкала магическими огнями, благоухала живыми цветами и пестрела нарядами и драгоценностями придворных. Мы были воплощением скромности и вкуса на фоне разряженных обитателей дворца. Настоятельница чинно представляла каждую дебютантку, особо подчеркивая наши сильные стороны в обучении, по ее словам, мы были самим совершенством, а будем еще лучше после окончания учебы.

Сразу после представления высшему свету, я намертво прилипла к семейству Мейфордов, рядом было семейство графов Дормейн месте с Софи, семя баронов Кроули с Никки также не отходила далеко от нас. Мне стало спокойнее на душе, отличные у меня подружки, жаль с ними расставаться, но кто знает, что будет дальше? Вдруг они приедут ко мне в гости в Дальгор, да и мне навещать их не возбранялось, но зная свою семейку, я решила, что из Дальгора ни ногой. Береженого святая Анна бережет.

Мы с Ричи открывали бал дебютанток, которые со своими сопровождающими кружили в танце похожем на наш вальс, но чуть попроще. Он не выпускал меня из поля зрения, сам приносил попить и выглядел довольного грустно.

— Рич, что с тобой? Ты чем-то расстроен? Опыт не удался?

— Да причем тут опыты, Анни. Вот увезут тебя в Дальгор, где я себе еще такую занозу найду? — негодовал друг детства.

— А ты на Софи посмотри или на Никки, они же мои подруги, а значит мы похожи. И вообще, мне кажется, что Никки к тебе неравнодушна, как к молодому человеку. Иногда у меня ощущение, что она тебя ко мне ревнует. Представляешь?

— Вот дурочка! Мы же лучшие друзья! А что, правда ревнует? — встрепыхнулся Ричард, он за последний год повзрослел, подрос и даже постройнел. Симпатичный такой парнишка получается. Никки стрельнула в него глазками, а я ткнула ему в бок локтем и сделала страшные глаза.

— Что? — не понял этот балбес.

— На танец девушку пригласи, — зашипела на него кошкой.

— Мы же только что танцевали, — не доходило до этого тугодума.

— Да не меня! Никки пригласи, раз тебе Софи не нравится, — и я подтолкнула этого обормота к подруге.

Та разрумянилась и опустила глазки. Рич приосанился и с поклоном пригласил подругу на медленный вальс. Баронесса Кроули благодарно улыбнулась, а барон лихо подмигнул и пригласил на танец… меня. Баронесса захихикала, ясно, что дело не во мне, а папаша собирается пасти дочурку во время такого откровенного, по местным меркам, танца. Я вежливо приняла руку и не удивилась, что мы постоянно вертимся около Ричи и Никки.

— Ну как они тебе? — прошептал барон Кроули.

— По-моему прекрасная пара. Они отлично смотрятся! — похвалила я друзей.

— Ричард достойный молодой человек, но уж больно увлечен своей магией, никого вокруг не видит. Никки уже вся извелась, даже немного ревнует тебя к нему, — сдал подругу с потрохами любящий отец.

— Да Вы же знаете, ваша милость, мы с Ричи друзья с детства. А если Никки хочет, чтобы Рич обращал на нее внимание, то ей придется помогать ему в его опытах и интересоваться магией вместе с ним. Без этого никак. Он же маг, а они все по уши в своем искусстве.

— Да? Отличные советы! Но он вроде на тебе мечтал жениться? Разве нет? Или я что-то не так понял на старости лет? — допытывался родитель Никки.

— Только для того, чтобы спасти меня от брака с бароном Поришем. Этот тип набрался наглости и приезжал в монастырь ругаться с самой настоятельницей, представляете какое неуважение к сану и достоинствам этой выдающейся женщины? — возмущенно шептала я, а барон в шоке даже глаза вытаращил.

— Неужели? Это просто скандал! О чем думал твой отец, давая согласие на такой ужасный брак?

— Не знаю о чем думал отец, а вот мачеха думала о серебряном руднике, который за меня обещал Пориш, — честно сдала свое семейство мстительная я.

Может это не по-родственному, но и они вели себя не как любящая семья, а как стервятники, так чего мне с ними церемонится? Я прекрасно знала, что у барона нет тайн от супруги, а та быстренько растрезвонит скандальные новости уже на этом балу. Так этим гадам и надо! Думали я буду молча терпеть всю эту грязь? Не угадали. Я все равно уеду в Дальгор, чего бы мне это не стоило, а им тут еще жить. Посмотрим, как моя младшая сестричка удачно выйдет замуж с моим наследством с такой репутацией! Ха! Совесть меня не мучила ни капли, с волками жить по волчьи выть.

После танца нас с Никки чинно проводили к нашей дружной компании. Герцогиня уже во всю шепталась с баронессой, а лорд Майкрофт с бароном решили принять по рюмашке и обсудить свои мужские дела в сторонке, не выпуская из вида свои семейства. Меня это более чем устраивало. Всем кавалерам я отказывала без зазрения совести, доверяя лишь семьям своих подруг. Старший брат Софи Донован так же пригласил меня потанцевать, мы с ним обсудили последние опыты магистра Бальтезо и довольные друг другом расстались у нашей группки.

— Анни, осторожно, — зашептала мне Стефи. — Здесь твой отец и мачеха.

Меня перекосило, не к добру это, ох не к добру. Ко мне двигалось семейство Виндор. Высокий статный блондин, мой отец, и миниатюрная брюнетка, которую можно было бы счесть красивой, если бы не стервозное выражение лица. Они неторопливо дефилировали по залу в нашу сторону, я в панике уставилась на настоятельницу, которая беседовала рядом с нами с каким-то благообразным господином. Он-то и спас меня от преждевременной встречи с моей жадной семейкой.

— Анни, дорогая, позволь представить тебе лорда Байтора, представителя королевства Дальгор. Он хотел бы побеседовать с тобой в более спокойной обстановке. Остальные представители ожидают нас, я лично буду тебя сопровождать.

Мой облегченный вздох вызвал легкую улыбку у горного лорда. И чего их все бояться? Такой приятный дяденька, просто прелесть и располагает сразу к себе. Тот сверкнул глазами и предложил мне локоть. Я уцепилась за него как утопающий за борт единственной лодки в океане и краем глаза заметила перекошенное от досады лицо мачехи. Я поняла, что это мой единственный шанс на свободу, хотя бы временную, я должна во чтобы то ни стало получить браслет Дальгора, иначе мне крышка! Такие как леди Роззери ни перед чем не остановятся.

В уютной гостиной нас уже ждали два представителя Дальгора, я их сразу узнала по высоким статным фигурам с яркими волосами с проседью, как у моего сопровождающего. В кресле так же сидел представитель королевства Лурдиана, готовый задокументировать итог собеседования. Если меня примут в горные невесты, я получу браслет и бумагу о моем новом подданстве, если нет… Даже думать об этом не хочу.

Собеседование шло легко и даже приятно, просто беседа милых лордов и молодой леди. Мои ответы и уровень знаний оценили по высшей шкале и браслет был практически у меня в руках, как вдруг один из лордов задал провокационный вопрос:

— Леди, а вы лично хотели бы обладать магией?

— Да, — честно ответила я ему, каким-то шестым чувством зная, что врать нельзя ни в коем случае. — Причем меня интересует не только и не столько практика, сколько теория. Ни для кого не секрет, что мы с Ричардом Мейфордом друзья с раннего детства, а лорд Ричард сильный маг. Я многократно ассистировала в его опытах и меня очень вдохновляют его изыскания, но я никак не могу ухватить суть и это меня раздражает. Я привыкла доводить начатое до конца и разбираться в основах, поэтому теоретические изыскания близки мне по духу. Не буду лукавить, что, обретя защиту в виде магии, я бы чувствовала себя гораздо увереннее.

— Но что может грозить такой очаровательной юной леди?

— Да что угодно, — пожала я плечами. — Например физическое насилие или принуждение, которое я не приемлю всей душой. Я не желаю быть ценным трофеем или добычей. Я, конечно, наивна, но не глупа. Можете считать меня маленькой дурочкой, но я верю в любовь, — закончила я почти шёпотом.

— Прекрасный ответ! Отныне и навсегда леди Анни Виндор является подданной королевства Дальгор. Именем короля Конрада я вручаю вам браслет принадлежности к королевскому дому Дальгора и прошу засвидетельствовать это документально представителя королевства Лурдиана лорда Стафорда.

Все дружно поднялись со своих мест, на мою правую руку одели красивый браслет с гербом Дальгора и мне вежливо поклонились, я присела в реверансе, не веря своему счастью. Обошлось, обойдется мачеха и без серебряных рудников! Лорд Стафорд заскрипел пером, под документом все дружно расписались. Одна копия осталось у лурдианца, одна уйдет в Дальгор а третью взяла настоятельница Эстер. Я получу этот свиток сразу же после окончания учебы. Ура!!!

Мои новые соотечественники, а теперь я вроде как из Дальгора, проводили нас с матушкой Эстер к нашей компании, а сами отправились прямиком к моему отцу и мачехе. Не знаю уж что они им сказали, но эту парочку как ветром сдуло. Стараниями баронессы Кроули почти весь свет уже знал о жадных и коварных Виндорах, от которых родная дочь готова бежать в горы. Подруги, увидев браслет бросились с объятьями. Ричард тоскливо вздохнул и поцеловал ручку.

— Рич, ну что ты как маленький! Я еще два года буду учиться, и у тебя в том числе. К тому же кто тебе мешает приезжать ко мне в гости, как только я устроюсь. Дальгорцы очень гостеприимны, какую бы чушь про них не сочиняли — не верь. Это достойный народ, это я знаю из первых рук, не грусти, дружище! Жизнь продолжается! Девочки это и к вам относится! Не грустить, мы на балу!

Меня пригласил на танец лорд Брайтор и по мере нашего диалога у меня все шире распахивались глаза, а сердце пело от восторга:

— Милая леди Анни, вы, наверное, не до конца осознаете важность этого события, — с улыбкой начал просвещать меня горный лорд.

— Ну почему же? Могу совершенно честно Вам признаться, что этот день самый счастливый в моей жизни! А что есть еще что-то чего я не знаю? — насторожилась я.

— Вы, вероятно, думаете, что вы будете такой же невестой, как и остальные приглашенные нами кандидатки, но, уверяю Вас, это не так, — продолжал интриговать этот… Не знаю, как его назвать!

— А в чем различия? — округлились мои глаза.

— Вы теперь подданная нашего королевства, а не просто претендентка на сердце одного из лордов. Указом Его Величества Вам выделены земли во владения. Пока это сопоставимо с баронством, ведь управление именно такими землями вы успешно освоили под руководством настоятельницы Эстер, но зная ваши таланты, Вы вполне можете увеличить ваши земли до графства или полноценного домена, что соответствует вашим герцогствам.

Хорошо, что он меня держал, а то я бы прямо там и рухнула, прямо посреди танцевальной залы.

— Но как же? Я ведь девушка… Разве в Дальгоре владельцем земли может быть незамужняя особа?

— Только если доказала свое умение распоряжаться землями. Я уверен у Вас все получится, и Вы с честью выдержите испытательный срок в один год. Если за год ваши земли начнут приносить доход или как минимум перестанут быть убыточными, Вы получите грамоту на вечное владение выделенных Вам земель, — улыбался этот змей искуситель. Я с трудом пришла в себя, но практичная земная жилка взяла свое.

— Тогда я хочу иметь всю информацию о своей земле и карту королевства с указанием на ней моего надела. И еще я хочу провести следующие летние каникулы на своих землях и это не должно считаться началом испытательного срока, — выпалила я, отдышавшись и решила, что если наглеть, то по полной. Лорд весело засмеялся и уверил, что еще до окончания бала у меня все будет на руках.

— Так я уже владелица? Но как же управлять землями, будучи еще в монастыре? — запаниковала я.

— Не волнуйтесь, эти два года не считаются, но вы можете начинать переписку с управляющим. Его координаты я Вам оставлю вместе с почтовой шкатулкой, это подарок от Его Величества Конрада лично Вам, — чинно раскланялся со мной лорд Байдор, провожая меня к семейству Мейфордов.

— Это просто потрясающе! Не передать словами, как я благодарна Его Величеству! Мне, наверное, следует написать благодарственное письмо королю Конраду, или у вас так не принято?

— Ну почему же не принято? Его Величеству будет приятно получать письма от такой милой юной леди, — с усмешкой ответил хитрый лорд.

— На что это Вы намекаете? — подозрительно прищурила глазки.

— Абсолютно ни на что. Адрес личной почтовой шкатулки Его Величества я так же укажу, — и этот жук смылся под моим ошеломленным взглядом.

Мои друзья набросились с расспросами, похоже моим подружкам не до женихов и друзьям не до невест. Я вкратце рассказала о нашем разговоре с горным лордом. Девчонки ахнули и пригрозили родителям сбежать в горное королевство если их не устроят женихи. Рич надулся и посверлил Никки грозным взглядом, та втихаря показала ему язык. Детский сад, ей-богу! Еще даже не обручены, а уже семейные разборки, хихикали мы с Софи и Стефи.

— А вот интересно, нам можно с тобой на каникулы или этот не принято? — загорелись глаза друзей и подруг.

— Я непременно напишу королю Конраду и испрошу разрешение на дружественный визит, вряд ли он откажет. Мне кажется, он замечательный человек! — радовалась я поддержке друзей.

— Девочки, куда это вы собрались! Леди неприлично шастать по чужим королевствам в одиночку, а вы даже еще не обручены! — строго отчитала подруг герцогиня Миранда, баронесса и графиня присоединились, и подружки понуро притихли.

— А вот нам с Ричардом этого никто не запретит, верно, Рич? — развеселился Донован. — Мы поедем с тобой Анни, может наша магия пригодится в твоих землях.

— Еще как пригодится! Вы самые лучшие друзья на свете! — радовалась я. — Но леди Миранда, может вы все же отпустите с нами мою подругу, в сопровождении конечно и с охраной. Леди Кроули, леди Дормейн, я вас умоляю! Все будет очень прилично, как же иначе? Мы ведь вместе столько лет! Да мне и советы их пригодятся. В чем-то я сильнее, а в чем-то Софи и Стефи гораздо успешнее меня, я вас очень прошу! Впереди почти год, неужели мы ничего не придумаем? Я была бы счастлива если бы, и Вы леди Миранда лично отправились с нами, но боюсь лорд Майкрофт Вас от себя не отпустит.

— Конечно не отпущу! Такое сокровище нужно самому. Я бы сам с вами поехал, но дела герцогства и королевства держат меня в Лурдиане, но мы обязательно что-нибудь придумаем! Может барон отправится с вами? Или граф? — пообещал герцог Мейфорд переглядываясь с отцами семейства, те кивнули.

— Ура! Ура! — верещали мы всей компашкой.

Родители девочек только посмеивались, глядя на наш энтузиазм, но что-то нам подсказывало, что на каникулы мы поедем все вместе!

Глава 4

Мы сидели в библиотеке поместья Мейфордов и пыхтели над картой Дальгора, где были красной линией обозначены мои новые владения. Излишне говорить, что вся теплая компания прямо с бала навязалась в гости к герцогам, а они были лишь рады друзьям сына и старшей дочери. Чета Дормейнов и Кроули лишь посмеивались, считая это прекрасным опытом для своих детей. Герцог тоже взглянул на карту, хмыкнул, но в наши дела не лез. Ждал пока сами придем за советом, мудрый политик прекрасно знал, что нам следует дойти до кондиции и дозреть.

Мы не сдавались, но информации было до смешного мало. Ну карта и что? Мои земли располагались на юго-востоке королевства и что нам это дает? Не вдалеке были ничьи горы, на моих землях небольшие озера, немного леса, какие-то холмы, непонятные белые камни, болото и все. Пять деревень с нелепыми названиями, которые мы дружно решили переименовать и подать прошение королю Конраду о внесении изменения на карты королевства Дальгор. "Хромая Лошадь", "Гнилые Мостки", "Лысые Холмы", "Черная Грязь" и "Большое Болото", как вам, а?! Каково?! Это кто же так удружил деревенским или сами постарались? Быть хозяйкой болота, пусть и большого не хотелось, что я жаба? Все дружно ржали над моими деревнями, а я надулась как самая настоящая жаба.

— Ну хватит ржать! Переименуем эти безобразия и все дела! Мы практически ничего не знаем о королевстве Дальгор, — угрюмо констатировала я, как хозяйка и владелица холмов и болот. — Нам не известен климат, я не знаю, насколько плодородные земли мне выделили. Может там один бурьян растет? Еще и болота эти, будь они не ладны! Что у меня в активе? От чего отталкиваться? Какие в моем хозяйстве сильные и слабые стороны? Что у меня там сеют на полях и разводят из скота? Без полной информации это все равно что вилами по воде писать! Одни вопросы!

— Верное замечание, но что-то из этого все равно можно выжать. У нас целая библиотека перед носом, — добавила Стефи.

— А в монастыре она еще больше! — возразила Никки.

— Будем искать! — постановил Дон, как самый старший. — Кроме того нужно знать соседей. Чем они занимаются, за счет чего живут, чем дышат? Любая информация не будет лишней.

— Так нам дальгорцы все и рассказали, — бухтел Рич. В чем-то он был прав.

— Но я-то теперь одна из них! Точно! Нужно срочно написать нашим сестрам, выпускницам нашей школы! Уж они-то все знают. Заодно и об управляющем пусть расскажут, а если ничего не знают, то пусть муженьков напрягут, те им не откажут. Что-то у меня сомнения на его счет. Судя по словам лорда Байдора, мои земли в глубоком минусе, за год нужно хотя бы выйти в ноль по доходам и расходам. Что это за управляющий такой бестолковый? Ну ладно прибыли нет, но почему минус то? И насколько большой? — возмущалась я.

— Твоя правда, Анни. Девочки, пишите письма своим подружкам в Дальгор, а мы начнем собирать сведения из всех возможных источников. Наши наставники путешествовали по Дальгору, что-то они да знают, видели или хотя бы слышали. Дальгор закрытое королевство, но шила в мешке не утаишь. Купцов надо порасспрашивать, те точно много чего примечают, ремесло у них такое. У нас фора в два года. Летом съездим и разведаем все на месте, а пока Рич пиши своему наставнику, а я своему письмо набросаю, — пристроил всех к делу Дон.

Мы засели за письма. Никки скопировала часть карты с моими землями в центре и размножила для семи писем. Мы написали Лили, Дани, Летти, Марике и Жули, а Дон и Рич своим наставникам. В каждое письмо мы вложили по копии карты, ребята заряжали подаренную мне почтовую шкатулку, внося в нее нужные адреса. И что бы мы без них делали? Затем я написала письмо управляющему с требованием отчетов о состоянии хозяйства на данный момент и такие же отчеты за последние десять лет. Мне нужна была динамика, чтобы понять, что там не так, где тонкие места и слабые звенья. Меня интересовали мельчайшие подробности о каждой деревне, площади посевных земель, поголовье скота, домашняя птица, охотничьи угодья, количество проживающих людей в каждой деревне, их материальное благополучие, количество детей в семьях. Есть ли полезные народные промыслы, которые дают доход. Какие породы деревьев растут в моих лесах, какая рыба водится в озерах и еще много необходимых мелочей, которые мы скрупулёзно вспоминали с подружками. Ребята нас даже зауважали.

— У твоего управляющего глаза на лоб полезут, когда он твое письмо прочтет, — ехидничал Рич.

— Пусть привыкает, это только цветочки, ягодки еще впереди. Точно! Ягодки! И грибы! Вносим в перечень вопросов к плодородным деревьям и кустарникам! Дары леса немаловажная статья дохода, еще по поводу полезных трав нужно уточнить, еще мед, есть ли пасека, — постановила я, Софи честно внесла дополнительные пункты.

Когда с толстенным письмом к управляющему, имени которого я даже не знала, было покончено и Рич отправил его адресату, я пошла сдаваться леди Мейфорд. Писать самому королю Конраду было страшновато. Мы освоили деловую и светскую переписку в монастыре, но королю Дальгора в первый раз писать было все же боязно. Рич прихватил Дона и Ники и они ушли в его лабораторию, Софи и Стефи отправились в сад к своим любимым цветочкам, которые они уже который год разводили в оранжерее, подаренной старшей дочери герцогом на десятилетие. Дело у подруг спорилось, и они получали разные сорта. Стефи гордилась своими розами, особенно сортом Миранда абрикосового цвета, названным в честь любимой матушки, а Софи незабудками и ромашками гигантских размеров. Я им потихоньку завидовала, цветы я тоже обожаю, но поплелась в кабинет герцогини, выбрав ее своей наставницей по части общения и переписки с коронованными особами.

С помощью леди Миранды письмо королю Дальгора было составлено со всем уважением и пиететом, и немедленно отправлено адресату, пока он не заподозрил меня в неблагодарности и не отнял земли обратно.

— Ваша светлость, а не сможет Его Величество отобрать эти земли, когда они начнут приносить доход. Мы с друзьями будем два года тратить на них свои силы и время, я потом год буду безвылазно торчать в своем баронстве, а мне потом сделают ручкой. Мол, молодец девочка, но можно было бы и получше постараться? — заволновалась я.

— Это вряд ли, все же это будет не по-королевски. Но следовало бы уточнить это у Майкрофта. Он был с делегацией в Дальгоре, так что с королем Конрадом знаком лично. Давай-ка оторвем моего благоверного от дел, все равно обед скоро. А где остальные дети?

Я отчиталась о том куда свинтили друзья, и мы зашли в кабинет к герцогу.

— А, пришла все же? Молодец! Глупая гордость ни к чему, — похвалил меня лорд Майкрофт.

— Да при чем тут гордость, ваша светлость? У Вас своих дел целое герцогство, что там мои пять захудалых деревенек? — понуро ответила я.

— А что случилось? Поняла, что тебе выделили самые гиблые земли?

— Что?! Я так и знала, что это подстава! — я расстроилась почти до слез.

— Скорее традиционное для Дальгора испытание, — усмехнулся герцог и рассказал в чем соль этой самой традиции.

С древних времен горцы промышляли набегами на богатых соседей и охотой, а также разведением скота. Крестьянский труд был не в почете. Но по мере усиления соседей, лавочка прикрылась, и пришлось по большей части торговать, в чем они были не мастера и заняться наконец хозяйством на земле, что давалось им еще сложнее. Прекрасные воины, были откровенно плохими хозяйственниками и управленцами поместий и даже доменов. Поэтому выиграв эту нелепую войну, король Конрад не требовал золото или обозы с зерном, а потребовал благородных леди, обученных с младых ногтей именно ведению дел в земельных наделах, которых был избыток, а управленцев острый дефицит. Выпускницы монастырской школы и для Лурдианы были лучшими, а уж для Дальгора вообще манной небесной, поэтому для женщин там были введены беспрецедентные в других королевствах законы, дающие равные права с мужчинами в управлении землями. Собственно, на женщинах там все и держалось. Женщин уважали и слушались хозяек беспрекословно.

Был принят закон, что каждая совершеннолетняя леди из благородного семейства может подтвердить свою способность в управлении землями, если выдержит испытание. Им выделялись проблемные или захудалые наделы из трех-пяти деревень, которые за год за два надлежало привести, если не к процветанию, то хотя бы к нормальному существованию и выплате налогов в казну. Кто-то справлялся и земли отдавались им в вечное пользование, а кто-то проваливал испытание, но мог повторить подвиг еще один раз, не больше. Второй шанс давался, а третий уже нет — замуж и точка! Так как на моем запястье красовался браслет с гербом королевского дома, то и мужа мне выберет король лично. Меня чуть кондратий не обнял, а как же лубофф? А лубофф будет, если я справлюсь, то и мужа выбираю сама. Это обнадежило, и я готова была камни грызть под ногами лишь бы справиться с испытанием. Герцог глянул еще раз на карту и покачал головой.

— Ну что сказать, места паршивые, почва там так себе. Холмы я эти проезжал, на них даже домики какие-то лепились кособокие. Лес не плох, но его мало, болото опять же занимает одну пятую часть земель. Что делать будешь?

— А озера? Рыба то хоть есть, или одни головастики?! — с отчаяньем возопила я.

— Рыба есть, но так себе сорта, костлявая мелкая речная рыбешка. Скот не плох, в основном овцы, шерсть стригут и мешками продают. Охотники они хорошие, но леса на дичь жидковаты, не разбежишься особо. Птицу разводят, в каждом подворье по курятнику, лошадки мелкие, горные низкорослые породы. В общем тебе повезло, что у тебя два года форы и ты уже сейчас можешь что-то предпринять.

— Анни боялась, что если она справится, то у нее земли отберут, — подлила масла в огонь герцогиня.

— Не велика потеря, такие земли и даром не нужны, — припечатал лорд Майкрофт. — Ну а что, Анни, может лучше замуж? Будешь мужем верить как хочешь, ты у нас красавица, да и у лордов всяко земли получше, чем этот кошмар. Там и развернешься во всей красе, все будут в выигрыше.

— Ну уж нет! Тут дело принципа! Зря я что ли столько лет училась, чтобы сразу лапки сложить. Не могу я опозорить свою школу, со мной настоятельница Эстер и здороваться не будет. Буду делать все что могу и что не могу все равно буду делать!

— Упрямая, горцы таких любят! Если провалишь испытание за тебя местные лорды передерутся, а если справишься, то мучаться тебе с этими деревушками всю жизнь, не знаю что для тебя хуже. Как бы еще таких же земель не добавили, — рассмеялся герцог.

— Ничего смешного, милый, — осадила супруга герцогиня. — Лучше дай девочке дельный совет, чем насмехаться.

— Конечно дам, куда ж я денусь, после обеда поговорим. Ты письмо управляющему отправила?

— Да. Вот копия, — и я протянула копию письма герцогу, тот прочел одобрительно кивая головой.

— Не плохо, есть над чем подумать. Дождемся его отчетов и тогда решим, что делать дальше.

— Что делать, что делать? Снимать штаны и бегать, — бурчала я плетясь за герцогской четой на обед. Герцог веселился от души, подкалывая горе-землевладелицу.

Вечером пришли ответы на наши письма от сестер нашей школы, ныне гордых владелиц процветающих доменов. Новости были неутешительные, но девушки обещали помочь всем чем могут, взаимовыручка у сестринства святой Анны была на высоте, мы своих в беде не бросали. Об управляющем мало что было известно, вроде бы какой-то вояка в отставке, но Лили обещала выяснить подробнее, так как ее супруг управлял военным ведомством, каким именно даже она не знала. Даниэла обещала подбросить мальков рыбы для разведения в моих озерах, она давно наладила такое хозяйство, копченая и соленая рыба в Дальгоре шла на ура и была в дефиците. Это можно было сделать уже сейчас, что безмерно радовало, причем о деньгах даже речи не шло, да и откуда они у меня бесприданницы возьмутся. Потом как-нибудь сочтемся, уверяла Дани.

Жустиниана сетовала на то, что мои крестьяне за гроши продают неплохую шерсть мешками, вместо того чтобы довести ее до ума. Если уж ковры ткать не умеют, то пусть хотя бы ниток напряли и покрасили, доход бы сразу вырос втрое, а то и в пятеро если из них хоть что-то связать. Советы были дельные. Жули так же намекнула, что Марика владеет несколькими мастерскими по производству ковров и она не откажется купить ковровую пряжу, цветовую гамму нужно с ней обсудить отдельно, а уж составы красителей все мы знаем наизусть. Я сразу же отправила письмо Дани с благодарностью и советовалась как провернуть операцию "Малек", а Жули благодарила за хороший совет.

Летти отписалась, что хорошая древесина в Дальгоре на вес серебра, и как задел на будущее советовала засадить проблемные земли хорошим лесом, у нее свой питомник, с саженцами поможет, верну потом как-нибудь древесиной или рыбой. Марика тоже писала о шерсти и готова была выкупать у меня саму шерсть по честным ценам, пока я не налажу производство ковровой пряжи или сама не начну ткать ковры или шерстяное сукно на свои землях, правда это требует приличных вложений и хорошо обученных ткачих. Станки мне никто даром не подарит, а обучение людей займет время, которого у меня нет… Вот такие пирожки с котятками.

Мужчины хихикали надо мной, а подружки поддерживали советами по изделиям из шерсти.

— Вряд ли они умеют вязать что-то путное, но уж шарфы и носки связать в состоянии. Не безрукие же они совсем?

— Интересно, а на чем они спят? Не на сене же? Если с пряжей и вязаньем проблемы, хоть бы матрасов и одеял настегали, они тоже прекрасно продаются, в городе особенно, — размышляла в слух я.

— Если птица домашняя есть, можно подушки продавать, — подкинула идею Никки.

— Для этого должны быть большие птичники и птицу на продажу растить. А чтобы птицу растить ее нужно кормить, а там земли плохие, похоже с урожаем беда. А у них, я так поняла, маленькие птичники на семью, если и делают подушки, то только для себя скорее всего. Ох, чует мое сердце, ехать туда нужно уже теперь, хоть на пару недель, а то проиграю испытание и здравствуй очередной барон Пориш. Не известно кого мне там король выберет, права выбора у меня не будет, — тяжело вздыхала я.

— А что, это идея! Можем прокатиться втроем. Ты, я и Рич, — предложил Дон. — Я за вами присмотрю, я все же самый старший. Договорись с королем о разрешении на открытие портала и можем хоть завтра отправляться, — Донован как всегда быстро принимал решения.

— Мне нужно еще у настоятельницы отпроситься, теперь она за меня отвечает, сначала ей напишу. Если она одобрит, то тогда и короля можно просить об одолжении. Я все же боюсь, что эти мои метания и вмешательство в дела моих же земель могут счесть за нечестную игру и не засчитать победу в испытании, — поделилась наболевшим я с верными друзьями.

— А вот об этом лучше сразу спросить лорда Байдора, играть нужно честно, чтобы не подставляться, — подкинул идею лорд Майкрофт.

— Сейчас напишу. И о том можно ли открывать порталы на свои земли из Лурдианы тоже спрошу, — согласилась я и уселась за письмо с подсказками от герцога и герцогини.

Письмо от лорда Байдора пришло утром, прямо к завтраку, чтобы испортить мне аппетит. Я похвалила себя за предусмотрительность и поблагодарила чету Мейфордов за дельные подсказки в написании письма. Действительно, такое явное вмешательство как заселение моих озер ценными сортами рыбы, высадка леса и даже обучение людей таким простым вещам как матрас или одеяло, могло быть сочтено нечестной игрой. Но так как руководить я буду на расстоянии, а посещение своих земель летом не преступление, то на это можно закрыть глаза. Но вообще-то, так как мне выделили пять деревень, а не две-три, то испытание длится два года и если я собираюсь что-то предпринимать уже сейчас, то эти два года моей учебы могут зачесть за год присутствия на своих землях.

— Вот гадство! И что делать? Ждать два года до окончания моей учебы, а потом два года сидеть одной на своих землях или начинать сейчас и уложиться в один год после учебы?

— Пока своими глазами не увидим, что там творится, что-то решать глупо, — как всегда четко сформулировал мысль Донован. — Пиши настоятельнице, от нее зависит сейчас мы начнем или будущим летом. Впрочем, может будущим летом начинать и надо, тогда Байдор пролетит со своим условием и можно будет увеличить твой срок присутствия на своих землях хотя бы до полутора лет, а не до года, как он предлагает.

— У меня вообще ощущение, что нашу Анни хотят поскорее выпихнуть замуж, а все это испытание дань традициям и тонкая манипуляция. У короля наверное и жених уже готовый у алтаря стоит с цветами и брачными кольцами, — сказала Стефи.

Все уставились на нее, а она лишь пожала плечами.

— Ну а что, похоже на правду, — поддержал сестру Ричард.

— Обломаются! Я пройду это испытание и мужа сама выберу! У меня после барона Пориша на навязанных женихов аллергия! — отрезала я и села писать письмо настоятельнице честно описывая все свои терзания и результаты переписки с сестрами святой Анны.

Ответ пришел вечером, когда мы с девчонками в одних ночнушках болтали о жизни, сидя на кроватях. Настоятельница не советовала бросаться в омут с головой. Она была согласна, что следует все увидеть своими глазами уже этим летом, а к началу следующего лета проработать детальный план и начать воплощение его в жизнь, а уже после окончания учебы довести все до логического конца. В моей победе матушка Эстер не сомневалась, обещала помогать советами, это по условиям испытания не возбранялось. Так же эта святая женщина лично написала лорду Байдору и прижала его к ногтю с его аппетитами. Никакого года, а как минимум год и девять месяцев и то если я проторчу в Дальгоре все лето, то есть все три летних месяца. Эти месяцы и вычтут из положенных двух лет и ни днем больше!

Мы подружками визжали от радости и скакали на кроватях, к нам прибежала перепуганная до полусмерти герцогиня и толпа слуг. Мы натянули халаты и отдали ей почитать письмо, леди Миранда предвкушающе улыбнулась.

— Отличная новость, Майкрофт будет рад. А теперь спать. Завтра напишем королю Конраду и если он даст разрешение на открытие портала и координаты, отправишься с мальчиками и охраной на свои болота и холмы, — остудила наш пыл герцогиня.

— А мы?!

— А вы дома останетесь, следующим летом все поедем, герцог почти сдался, пойду дальше уговаривать, — хитро улыбнулась Миранда и поправила пышную грудь в вырезе роскошного пеньюара, а мы тихонько захихикали и улеглись спать.

Утром, еще до завтрака мы сочинили с леди Мирандой изящное письмо королю Конраду и поспешили к столу, где уже собралась вся шайка-лейка заговорщиков из Лурдианы. Все превозносили настоятельницу Эстер и славили святую Анну — покровительницу учениц монастырской школы. Завтрак подошел к концу, и мы получили ответ от Его Величества. Король сухо и по-деловому сообщал о своем согласии на мое посещение и дал разрешение и координаты для открытия портала на мои земли в Дальгор. Так же оговаривалось количество сопровождающих и охраны. Двое сопровождающих и десяток гвардейцев из личной охраны герцога Мейфорда. Мы помчались собираться, каждый час был на счету. Лето шло к концу, но пара-тройка недель у нас еще была. Ну держись Дальгор, мы идем!

Глава 5

Собрались мы быстро, по распоряжению леди Миранды нам набивали мешки с провизией.

— Не известно, что там на твоих землях творится, не хватало еще жить в впроголодь, — волновалась добрая женщина.

— Мама, ну неужели мы оставим Анни голодной? У нас деньги с собой и отец командиру тоже денег дал на фураж и на другие расходы, не помрем, — стонал Ричи.

— Леди Миранда не беспокойтесь, мы будем писать письма каждый день, — добавил ответственный Донован.

— С нами все будет хорошо, не волнуйтесь за нас, ваша светлость, — задорно улыбнулась я.

Подружки нам жутко завидовали, особенно Никки, ей хотелось быть поближе к Рику, такая возможность побыть почти наедине! Путешествие без старших, романтика! Никки как-то забыла, что вообще-то с нами еще десять гвардейцев, но ей это было совершенно не важно. Мы бодро, верхом на отличных лошадях из конюшни Мейфордов, потрусили в портал.

Вышли у подножия довольно высокого холма с крутыми склонами, погода нам благоволила, тепло и солнечно. Мы вертели головами, пытаясь сориентироваться куда нас занесло по координатам дальгорского короля.

— Дааа, Анни! Уж повезло тебе так повезло, — протянул Рич.

— Видимо это твой дворец, — хмыкнул Дон.

Гвардейцы окружили нас на всякий случай, во избежание так сказать, зорко оглядывая совершенно безлюдные окрестности. Я во все глаза смотрела на каменный сарай на вершине крутого холма, больше всего он годился для овчарни, но, судя по всему, там кто-то жил. Из трубы вился дымок, а с холма, прихрамывая, нам на встречу торопился мужчина в летах с выправкой бывшего военного.

— Наверное это управляющий. Спешиваемся, — как всегда скомандовал Дон.

Мы слезли с коней и спокойно ждали мужчину у подножия холма, лезть по камням вверх, ломая ноги, не было ни малейшего желания. И как он с больной ногой туда-сюда бегает каждый день, тут и здоровому человеку тяжело. Я осуждающе покачала головой, управляющий нахмурился, видимо принял это на счет своего ранения, а я ведь ему просто сочувствовала чисто по-человечески. Но мужчины, такие мужчины…

— С кем имею честь, господа? — строго спросил абориген, ничуть не смущаясь дюжины вооруженных до зубов мужчин, двое из которых были сильными магами.

— Доброе утро, уважаемый! Я леди Анни Виндор. Этот земельный надел мне выделил король Конрад для прохождения испытания. Это мои друзья, лорд Ричард Мейфорд и лорд Донован Дормейн, а это сопровождающие нас лица. Вот письмо от Его Величества Конрада с разрешением посетить мои земли для осмотра, — и я протянула управляющему письмо короля.

Тот внимательно прочел и представился:

— Кер Стретер, к вашим услугам миледи. Управляющий этим наделом. Странно, что Его Величество раздает наши земли лурдианцам, — не смог скрыть своего отношения к бывшим врагам вояка.

— Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними, — ответила я латинской фразой этому буке. — У короля Конрада непредвзятый взгляд на лурдианцев. Если мы можем принести пользу короне, то почему бы и не использовать наши знания на пользу Дальгора.

Стретер хмыкнул, мой ответ ему понравился.

— Чем я могу быть полезен вам, миледи. Каковы ваши планы?

— Мы собирались объехать мои земли, чтобы составить свое мнение о их дальнейшем развитии, начнем с деревень, взглянем на озера, поездим по лесам и болотам, — улыбнулась я.

— Значит вы на долго, я сейчас же освобожу господский дом, — сделал вывод управляющий.

— Пожалуй не стоит, не будем теснить Вас, уважаемый. Мы все равно там не поместимся, лучше разместимся в деревне, где она, кстати. Судя по открывающемуся виду это и есть "Лысые Холмы"? — не смогла сдержать смешок я.

— Вы ошиблись, миледи, за этим холмом деревня "Хромая Лошадь", — не оценил шутку абсолютно серьезный Стретер.

— Что не удивительно. Если скакать по таким холмам, любая лошадь охромеет, — чуть слышно прокомментировал местность Рич.

Я пнула его в бок. Хромой управляющий мог принять шутку на свой счет, зачем портить с ним отношения раньше времени. Вот получим письмо от Лил, узнаем, что он за фрукт, тогда и посмеемся, а может и нет. Мужик вроде не плохой, но уж больно серьезный, тяжело с такими. А с другой стороны, кто сказал, что хороший управляющий — обязательно весельчак и балагур?

Мы объехали довольно большой холм и увидели деревеньку домов на тридцать, может чуть больше.

— Расскажите мне об этой деревне. Сколько людей живут, на что и как живут, сколько в ней жителей, ну и все что сочтете важным, — попросила я управляющего. Тот начал доклад:

— В деревне тридцать шесть дворов, всего двести пятьдесят душ включая стариков и детей. Живут в основном огородами, держат домашнюю птицу, овец и коз. Крупного рогатого скота нет, слишком дорого, да и кормить хлопотно. По весне стригут овец, шерсть везут на ярмарку в город Перт, там продают мешками и на эти деньги покупают соль, сахар и крупы. Все.

— Все?

— Все!

— Не густо, а что с землями, совсем плохо? Те же крупы посеять проблематично?

— Земля каменистая, что-то вырастить спина отвалится.

— Сколько овец всего в деревне?

— Около четырех сотен.

— То есть по десятку на двор. Почему не увеличивают поголовье?

— А зачем?

— Что бы было больше шерсти, мяса и, как следствие, денег. Например, для этого.

Управляющий пожал плечами. Я внимательно посмотрела на него. Может издевается? Да нет, вроде серьезный.

— Овечий сыр делают?

— Да, для дома.

— А почему на продажу не делают? Что в городе не нужен никому? Спроса нет?

— Овец не хватает, сыр только для семьи и молоко детям.

— Я не очень понимаю, нашим людям деньги совсем не нужны? Или они считать не умеют, а может просто работать не хотят и их все устраивает?

Снова пожатие плечами.

— Ясно, нужно поговорить с хозяйками. Похоже от них будет толку больше.

Рич и Дон старались не смеяться, но весело улыбались, что суровые жители приняли на свой счет. И правильно сделали. Народ был одет плохо, но выглядел довольно сытым, не голодают уже хорошо. Я присмотрелась к домам. Дом от овчарни отличить было трудно, но я смогла, все же трубы выдавали человеческое жилье. Вряд ли овцы в Дальгоре умели топить свои овчарни сами, но меня уже одолевали сомнения. А вдруг здесь овцы умнее людей и домовитей? Народ собрался на деревенской площади, мощеной неровными камнями и исподлобья наблюдал за нашей нарядной делегацией. Гвардейцы напряглись.

— Здравствуйте, люди дорогие! — с радостной улыбкой приветствовала деревенских.

— И вам не хворать, — вперед вышел старик с седой бородой до груди, видимо староста деревни с поэтичным названием "Хромая Лошадь".

— Это новая хозяйка прибыла, — пояснил управляющий плебсу.

Все дружно скривились. Похоже мне не рады, ну да я от них тоже не в восторге, посмотрим, как дальше пойдет. Чумазая ребятня выглядывала из-за спин взрослых с любопытством сверкая глазками. Хорошенькие какие, я им весело подмигнула, раздалось хихиканье. На мелюзгу шикнули.

— Король Конрад предложил мне пройти испытание на ваших землях, и я решила попытать счастья. Меня зовут леди Анни Виндор, и я из Лурдианы, — честно призналась я народу.

Те тяжко вздохнули.

— Еще одна бестолочь!

— Принесло на нашу голову!

— Совсем дите, толку от нее не будет.

— И чего король нам всяких сюда присылает, других мест чтоль нету?

Что-то в этом духе вполголоса бухтели деревенские.

— А что много до меня было желающих вам помочь?

— А кто нам желал помочь? Все токмо о себе и думали. Нужны мы больно, что б нам помогать. А было их семеро, ты, девонька, восьмая ужо, — за всех ответил староста.

— А что они тут целый год делали тогда? В том сарае на холме сидели?

— Почему это в сарае? Там дом господский. Все чин по чину. И кухня и спаленка, и кабинет. Все отстроили как было велено, но зимой сбегали все как одна, — хмуро пояснил староста.

— Может там холодно? На вершине холма ветер сильный? А зимы-то у вас поди суровые, морозные и длинные, — продолжала разговор я.

— Зимы как зимы, — пожал плечами староста. — Ветра у нас не сильные, горы закрывают. Снег есть, конечно, но к первому месяцу весны уже тепло, все тает. В конце месяца уже трава зелена, овечек на выгон отпускаем.

— Ну если такие зимы хорошие, то чего они убегали-то? Не пойму никак?

— Да скучно нашим барышням, вот почему, — отрезал староста и народ согласно загудел.

— Ах вот они какие! Да зимой же у женщин самая работа! Пряжи напрясть, связать чего, одежды на лето нашить, вышить все по-ярче, чтоб семья на ярмарку красивая да нарядная поехала всем на зависть, разве ж это скучно? Мыла наварить, чтоб ребятки наши чистенькие были, а не как поросятки. Посуду расписать цветами да птицами, украшений сделать из бус и лент, девушкам по весне наряжаться охота! Что ж мы не живые?

Женщины и девушки уже благожелательно смотрели в мою сторону.

— А ты, поди, все это умеешь? Ты ж благородная!

— И что? Шитье да вышивка самое благородное дело. Дворянки только этим и занимаются, когда от хозяйства отдыхают.

— Да какое у них хозяйство, у вас же слуги для каждого дела приставлены, — не поверил староста и его поддержали.

— Так все деревни и есть мое хозяйство! Разве у вас дел мало?

— У нас-то много. А ты чего умеешь?

— Да все чему научили в монастыре святой Анны, то и умею, учат нас по двенадцать лет. Мне еще два года учиться, но на ваши земли знаний и сейчас хватит. У кого разместиться можно? Кто гостей примет, мы заплатим за постой, — прекратила дискуссию ни о чем.

— К нам можно!

— И к нам!

— У нас тоже место есть!

Ага! Значит нужны деньги! А что ж не зарабатываем-то? Или они думают, что я лично за них все сделать должна, а они будут на печи бока греть? Этот номер не пройдет. Нас разобрали по домам, меня, конечно, в дом к старосте. Ну держись, дед! Распустил народ, обленились все. Вон мужики здоровые какие, да на них пахать можно без коней. Поле расчистить не могут! Хоть бы одно расчистили под просо для птицы, все прибыль бы пошла. Цыплята не ягнята, растут быстро. Лодыри.

Я никогда не видела саклю, но войдя в дом старосты почему-то назвала его так. Каменные стены, каменная печка, пол правда деревянный, деревянные перегородки, не достающие до потолка, отделяющие каморки для сна. У печи большой грубый стол из дерева с лавками по бокам. На лавках домотканые коврики, довольно милые. Я нагло прогулялась по всему дому и залезла везде, куда достала. В сундуках шарить постеснялась, но мне хозяйка и так все покажет если попрошу.

— Не богато живете, — удрученно покачала головой.

— Да откуда уж тут богатству взяться? Земли бедные, только овечки да огородик и спасают, — по деревенской привычке стала жаловаться хозяйка Гленна, жена старосты Брюса.

— Что уж тут поделаешь. Живем как можем, — мрачно поддержал супругу Брюс.

— У нас говорят, что под лежачий камень вода не течет. Если сидеть сиднем, так и не разбогатеешь. А если есть желание жить лучше, то советом помогу, научу всему, что сама знаю, да и подруги и сестры мои помогут. Они у меня все умные.

— Да разве ж тут можно что придумать? Глухомань тут у нас. Сбежишь же в первую же зиму. Поди замужем-то лучше? — хитро прищурился старик.

— Если б я замуж хотела, то уже была бы замужем за богатым бароном в Лурдиане, а я тут с вами сижу, разговоры разговариваю.

— И чем ты нам помочь сможешь? Лошадей нам купишь? Шелка нашим девкам подаришь? — развеселился староста.

— А вот тут, дед, важный момент. Ты сам запомни и другим передай. Помочь это не значит все сделать за вас. Все что дается даром, никогда не ценится. Я могу научить делать красивые дорогие вещи, но делать их вы будете сами. Я могу помочь вам выгодно продавать все что вы сделаете, но это ваш труд, ваше время и ваши деньги. Но если вы работать не хотите и хорошая жизнь вам не нужна, то тут я вам не помощница. Налоги вам все равно платить придется, но у вас отсрочка почти четыре года.

Староста опешил от моей отповеди, слыханное ли дело сопля малолетняя старика жизни учит, а потом спросил:

— А почему четыре года? Вас же всех на два года присылают, да только не выдерживал никто, да и толку от них не было.

— Мне еще два года учится в монастырской школе святой Анны. Следующим летом я приеду и начну уже работать, но если от вас помощи не будет, то не серчай. Не можешь научим, не хочешь заставим. Меня в монастыре с пяти лет работать учили, так что я не белоручка, все умею, хоть и графская дочка.

— И где вас таких умных берут только? А чего ж другие-то сбёгли?

— Про других не знаю и знать не хочу, но я своему слову хозяйка. Вот только чается мне, что другие не из Лурдианы были и к монастырю святой Анны отношения не имели.

— Твоя правда, наши все были, местные. А ты-то чем лучше?

— Темнота ты деревенская, дед. Про нашу школу весь мир знает, одни вы не слышали, — рассмеялась я.

— Леди Анни, так вы что и вправду там учитесь? Может и леди Лилиан знаете? — откуда-то вылез управляющий.

— Я и вправду там учусь, леди Лилиан знаю, и она меня знает, и леди Даниэлу, и леди Марику, и леди Жустинианну и еще много кого. Они мне помочь обещали, но и я у них в долгу не останусь. В нашем сестринстве по-другому не бывает, мы друг другу ближе кровной родни. В беде сестер не бросаем.

— Дак это ж совсем другое дело! Дед, неужто нам повезло наконец, и удача к нам лицом повернулась?

— А ты чего всполошился-то так? Я про этих ледей и не слыхал ничего, — не оценил душевного подъема моего управляющего старый Брюс.

Гленна притихла у печки, осторожно шурша мешочками с травами, но ушки держала востро. Будет о чем соседям рассказать, миледи видать другая совсем, не такая как прежние, вон как Стретера проняло, а он мужик бывалый.

— Ты дед говори, да не заговаривайся, — строго одернул старосту управляющий. — Правильно миледи говорит, видать деньги вам не нужны, раз делать ничего не хотите. А про монастырь святой Анны я тебе так скажу, выпускницы их школы лучшие в мире хозяйки, они все умеют. Про них даже молва ходит, что они золото из воздуха делать могут. Ну это, конечно, для красного словца, но от правды не далеко. У моего командира лорда Ирвина Дальвейга супруга леди Лилианна из той же школы ученица. Так она за десять лет в домене таких дел наворотила, что у нее крестьяне чуть не с серебряных тарелок едят, но трудиться приходилось по первости много. Зато сейчас как сыр в масле катаются.

Гленна ахнула и стала шустро накрывать на стол. Вот уж новости так новости, неужто и им счастье привалило?

— Гленна, а ну-ка давай свою лучшую вышивку, пусть миледи оценит, — насупился Брюс.

Жена метнулась за перегородку, стукнула крышка сундука и она принесла вышитый рушник.

— Ну как? — гордо приосанился дед. — Какова моя мастерица?

Я внимательно рассмотрела вышивку с геометрическим узором, простенько, но аккуратно.

— Не плохо, стежки все ровные, нитка натянута в меру, узелков мало и незаметные они почти. Хорошая вышивка, качественная, — похвалила я хозяйку, та расцвела.

— А у тебя что есть похвастаться? — допытывался вредный дед.

Я достала из своей сумки тонкий шелковый палантин, который зачем-то засунула впопыхах во время утренних сборов в дорогу, вот и пригодился. Ярко бирюзовый палатин был вышит мной гладью, райские птички сидели на веточках с экзотическими цветами и клевали золотистые ягодки из бисера. Длинные кисти украшали концы. Как-то от скуки я вышила его в китайском стиле, имитируя их роспись по фарфору, получилось ярко и броско. Мне не очень нравилось, но девочки пришли в восторг и повторяли эти рисунки в разных вариациях.

— Вот моя работа, смотрите на здоровье, — и я отдала палантин Гленне, та заохала и даже накинула на себя мою поделку.

— Красота! Никогда такого не видала, — восхищалась Гленна. Дед сопел, но сказать ему было нечего. Стретер ухмылялся.

— Ну что старый, получил по сусалам? Понял какая разница между вашими мастерицами и рукодельницами святой Анны?

— Да понял я понял, хватит уж меня носом тыкать, не щенок, — огрызался дед. — Гленна давай обедать уже. Уж извиняйте, если наша простецкая еда вам по вкусу не придется.

Вот противный дед, но смешной.

— Почему это не придется? Я в еде не прихотливая. Давай, хозяюшка, помогу, — и я не чинясь стала накрывать на стол вместе с Гленной. Дед притих.

После обеда мы с Гленной прогулялись по деревеньке, она уговорила меня набросить свой шарф на плечи чтоб все видели и не говорили потом, что она врушка. Заодно мы прихватили пару носовых платочков с кружавчиками и косынку на волосы. Я поняла, что с косынкой придется расстаться, уж больно жена старосты влюбленно на нее смотрела, а ведь ткань простой хлопок, да и вышивка совсем простенькая. Ну и ладно, не жалко, пусть носит. Завидев нас, выходили женщины и девушки поболтать и узнать, что я собираюсь дальше делать.

— Пока ничего делать не могу, уж не обессудьте. Иначе это сочтут за нечестную игру в испытании. Вот следующим летом приеду и начнем. А пока мы поездим, посмотрим, как народ живет, в лес наведаемся на болота.

— Ох ты ж! Да что там на болотах делать-то?

— А там торф есть? — спросила я.

— Да кто ж его знает, может и есть. А на кой он нам?

— Пригодится. Удобрение это на поля хорошее и еще для одного выгодного дела вещь необходимая, — нагоняла я тень на плетень.

Мы прошлись по огородам, полазили в курятниках, посмотрели овчарни, полюбовались на козочек и козлят, пощупали овечью шерсть, залезали в погреба и на ледники. Хозяйки диву давались, откуда я все знаю. Я посмеивалась, говорила, что учили хорошо. Обсудили вышивки, вязание и рецепты. Зашли попить чай к Лесли. Вкусные пироги с ягодной начинкой я искренно хвалила. Спрашивала с чем еще делают, женщины перечисляли начинки, все сводилось к мясу и ягодам. В общем не плохо. Печенье здесь печь не умели, про торты не слыхали. Пирожное видели на витрине в кондитерской лавке в Перте, но не пробовали, потому как дорого.

— А давайте торт испечем? Только форма нужна хорошая, ровная и глубокая. Вы мясо в чем запекаете?

Мне притащили с десяток форм, шесть из них пришлось забраковать.

— Сливочного масла нет? Коровьего? Хотя чего это я, нет конечно, а значит и сгущенного молока нет. Ладно. Яиц наверняка много, и варенья полно, так?

— Так, хозяйка! Говори, что делать надо.

— Все просто, — и мы испекли четыре бисквитных коржа.

Разрезали их пополам, пропитали сиропом из варенья, смазали посередине слоем растертых ягод из того же варенья, джема тут не водилось. Верх украсили взбитыми белками и ягодками опять же из варенья. Получилось просто, но нарядно. Рецепт все запомнили, а потом позвали детей, отмыли им руки и уселись в саду за большим столом пить чай толпой около тридцати молодок. Всем досталось по маленькому кусочку, я от своей порции отказалась. Для меня это не новость, пусть местные пробуют. Не "Черный Лес" конечно, но тоже не плохо.

Любопытные бабы пытались меня раскрутить на информацию, и я "как бы случайно" проговорилась, что у меня есть договоренность с леди Даниэллой. Если я их озера признаю годными, то меня снабдят мальками хорошей речной рыбы, которая стоит жуть как дорого. Рыба та и копченая, и соленая пользуется в столице большим спросом и все равно ее на всех не хватает. А рецептов я знаю десяток минимум, а в школе еще целую книгу перепишу. Это конечно, если их мужчины захотят работать, а то овец пасти конечно легче. Овечки пасутся, пастух на облака любуется, не работа, а праздник. А если б рыбка была, то такие шелковые палантины у каждой девчонки были бы.

Тетки растопырили уши и вытаращили глаза. Мой палантин всем понравился. Я при всех вручила Гленне косынку на память и подарила Лесли носовой платочек, женщины растрогались до слез, и я поняла, что рыбному промыслу быть. Они теперь со своих мужиков живьем не слезут, пока не получат по куску шелка и не научатся его так же вышивать, как я, а для этого нитки шелковые нужны, бисер и еще много чего.

Так мы и протрещали до вечера. Я клятвенно пообещала всех научить вышивать, показать узоры для вязания, шить невестам модные платья на свадьбу, поделиться рецептами и еще много чего. Те посетовали что до следующего лета далеко, а я посоветовала им напрясть побольше шерстяных ниток. Мы с ними перебрали все травы, собрали вкусный чайный сбор от простуды для детей. Я рассказывала про нашу школу, те слушали не шевелясь, народ прибывал, но мы не обращали на них особого внимания.

Утром тепло распрощавшись с селянами, мы в сопровождении управляющего выдвинулись в сторону "Лысых Холмов".

Глава 6

За десять дней мы объехали все деревни, и картина у меня начала складываться. В общем-то народ ленивым не был, просто не понимал зачем еще что-то если и так хватает. Вот такая философия, пришлось подключать двигатели прогресса — женское желание сделать свой мир красивее и мужскую лень, в том смысле что проще уступить супруге, чем с ней бодаться, оставаясь без обеда и ласки. Вот таким шантажом и будем действовать, пока эти тугодумы сами не войдут во вкус хорошей жизни.

Домишки их удручали, но начинать стройку века я не торопилась, сначала выиграю испытание, а потом уж мы с моими верными соратницами сподвигнем мужиков на перестройку и перепланировку. Лес однозначно сажать, древесина нужна и не только на продажу, но и на строительство в своих землях, мебель нормальная нужна как минимум. Те лежаки, на которых мы спали были ужасно жесткими. Тюфяк, набитый комковатой шерстью и слой овечьих шкур, слава святой Анне, без насекомых и близко не стоял с нормальной постелью. Козины народ плел красивые, а вот кресла и диваны, да ту же кровать плести просто не догадывался, кто-то плел люльки для малышей и то дело. Если я видела что-то в нужном мне ключе сразу нахваливала хозяев. Так в одной из деревень на кузне вместо лавок были перевернутые корзины в качестве табуретов, я расхвалила хозяина, а потом, будто невзначай постелили на табуретку маленькую подушку и уселась за стол.

— Как удобно! Гораздо мягче чем на лавках, у тебя золотые руки Кирк и люлька для малыша просто красавица. Повезло Мэйси с мужем.

— Спасибо, хозяйка, она у меня тоже замечательная, — покраснел здоровенный бугай от похвалы.

— Да Кирк у меня такой, что увидит сразу к делу пристроит, все диву даются, откуда только что берется.

— Это называется талант! — похвалила я еще раз супруга Мейси.

— А чего себе люльку не сплетете, только побольше? — хихикала я. — Спать мягче было бы чем на досках.

— А что? Тут подумать надо, — загорелся идеей Кирк.

— Ты подумай, а если не надумаешь я тебе следующим летом подскажу, — кивнула одобрительно.

— А правда говорят, что все леди хорошее мыло варить умеют? — загорелась Мэйси.

— Для этого и леди быть не нужно. Летом научу простым рецептам, у любой получится, у кого руки и голова на плечах есть. Вот для детишек на козьем молоке хорошее мыло получается, да и для женщин она полезней, кожа мягкая да гладкая от него и запах приятный.

— Ох скорей бы лето! — так вздыхали почти все женщины в каждой деревне.

С женщинами я быстро находила общий язык, мужчины недоверчиво присматривались, но мой управляющий Стретер был целиком на моей стороне и просвещал мужскую часть населения, что пользы от меня будет много, нужно только не лениться и учиться делать как я говорю, вновь приводя в пример моих старших сестер из благополучных доменов.

— Как бы нашу хозяйку потом к себе лорды не переманили. Выйдет замуж и снова мы никому не нужны, — бухтели самые прозорливые.

— Даже если и выйдет, как без этого? Она у нас красавица, да только наука ее при нас останется. Если мы не будем бока отлеживать, так и все одно будем жить лучше прежнего, — убеждал Кер электорат.

Так и передвигались от деревеньки до деревеньки. Как-то проезжая у деревни "Гнилые Мостки» я увидела холмики густо поросшие эрикой. Это ж почти горная лаванда! Лавандовое масло для духов и отдушек в Лурдиане пользовалось огромным спросом. А тут растет под ногами никому не нужная лаванда, не порядок. А ведь лавандовое мыло, которое мы варили в монастыре по большей части уходило в королевский дворец из-за своей дороговизны.

— Рич, Дон, смотрите что я нашла! — тыкала в нос ребятам кустиком лаванды.

— Опять цветочки. Ты их Стефи с Софи отдай, они тебе спасибо скажут, — скривился Рич, а Дон кивнул.

— А вот и возьму! Помогите аккуратно с корешками кустики накопать. Вот эту сиреневую, и красную и тот белый кустик тоже, и тот темно фиолетовый, и розовый обязательно и побольше копайте. Кустов по пять. Может мы за пару лет с подругами и матушкой Катлин окультурим эти кусты и будет у нас целые поля душистой лаванды, будем эфирное мало добывать и мыло дорогое варить.

Ребята вдохновились, даже наша доблестная охрана, которая чувствовала себя в отпуске, стала помогать. Мы нарыли полную корзинку разноцветных душистых кустиков и Рич открыл небольшой портал к леди Миранде с сопроводительным письмом, та обожала лавандовое мыло и должна была быстро смекнуть к чему этот подарочек. Вторую такую же корзину мы отправили матушке Катлин с письмом о моих чаяниях, я знала, что меня без поддержки не оставят и мои соученицы, и наставницы сразу же примутся за работу. Монастырские оранжереи были лучшими в Лурдиане. Если не за два года, так за три что-то да получится. Может скрестят мою дикую лаванду с культурной и получат новые сорта, и монастырю хорошо и мне.

— Были "Гнилые Мостки", а станут "Лавандовые Луга", — постановила я.

Мужчины рассмеялись. Названия местных деревень жутко веселили Лурдианцев. К обеду пришло письмо от матери Эстер, та благодарила за находку, сестра Катлин в восторге и уже трясется над кустиками, просила еще для селекции. Мы пошли еще копать, отправили по полной корзине каждого вида. Местные не понимали, чего мы там ползаем, но не мешали, уже смирившись с моими причудами. Стретер единственный понял куда ветер дует и одобрительно хмыкал, но молчал как партизан, хороший мужик.

Как-то на привале я стала расспрашивать что у него с ногой и нельзя ли ее вылечить. Тот хмуро сказал, что магические раны не лечатся. Рич сказал, что это бред, еще как лечатся, да только он не целитель, а алхимик. Я написала в монастырь матушке Акулине, нашей целительнице, с просьбой сделать хотя бы лечебную мазь, снимающую боль, та отписалась что будет над этим работать. Кер воспрял, вечно ноющая нога не давала о себе забыть от того и характер у него угрюмый. Чем сможем, поможем. Письмо, пришедшее от Лили, характеризовало управляющего с самой лучшей стороны — верный, надежный, честный, трудолюбивый. О таком помощнике можно только мечтать. С Кером мы установили теплые деловые отношения, мне казалось, что он ждет меня больше, чем все женщины моих деревень вместе взятые. Деятельный мужчина дождаться не мог, когда мы уже начнем претворять мои идеи в жизнь, особенно его впечатлили рыбные озера и он собирался после моего отъезда отправиться с моим письмом к леди Даниэле, что бы своими глазами посмотреть как у нее устроено рыбное хозяйство. Я на всякий случай его предупредила, что вдруг это сочтут нечестной игрой с моей стороны.

— Нет, хозяйка. Мои дела к тебе отношения не имеют. Мало ли как я свой отпуск провожу, люблю рыбалку, вот и все дела. Не докажут, — хмуро отрезал Стретер.

— Как скажешь, но ты уж меня не подводи. Я все же хотела бы остаться на этих землях на долго, а не отправиться в храм не пойми с кем, — тот только кивнул.

— Слушай, старина, а чего ты таскаешься на этот холм в "Хромой Лошади"? Дался тебе этот дом? Живи в деревне, с твоей ногой целее будешь, — как-то спросил его наш десятник Грэг, подружившийся с Кером.

— У меня в деревне дома нет, вот и ломаю ноги. Кто только придумал на нем этот дом построить? — шипел Стретер, растирая нывшую ногу.

— Ну так построй себе дом в деревне, какие проблемы-то? Нагони мужиков, они тебе за лето такой же смастерят в деревеньке вашей.

— Я управляющий, могу проживать только в господском доме, вот и мучаюсь.

— Но это же бред! — возмутилась я. — Я точно не собираюсь в нем жить. Я же не горная коза по камням скакать, зачем мне этот каменный сарай. Я себе лучше на озерах деревянный дом построю, он и легкий, и теплый и воду я люблю, опять же рыбка рядом.

— На озерах? — с надеждой уставился на меня Кер. — Так мы его вам за лето соберем. Я могу уже сейчас распорядиться лес валить под вашу застройку.

— Вот и чудно! Доберемся до озер, выберем местечко покрасивее, я тебе план начерчу, что бы мне хотелось, а ты себя рядом дом поставишь, какой тебе самому нравится. Ты у нас мужчина молодой, может еще хозяйку в свой дом приведешь. Ногу тебе подлечим и будешь у нас жених на зависть.

— Если Вы мне позволите, то я с радостью!

— А глина у вас есть? Кирпич нужен, да и черепица на крышу, не соломой же ее крыть.

— Глина есть. Я распоряжусь, налепим кирпичей на фундамент, для печи и черепицу, как раз к лету успеем.

— Ха! Да ты просто сокровище! Ребята, а жизнь-то налаживается, — друзья весело рассмеялись, даже Кер улыбался от души.

Так с шутками и прибаутками, мы добрались до озер. Озерца были в ложбинках между холмов. Самое большое было по форме похоже на фасолину и именно там мы нашли очень удачное место для просторного дома хозяйки надела, рядом была деревенька "Черная Грязь", так что скучно не будет.

— А почему "Грязь"-то? — негодовала я.

— Да тут по весне так дороги размывает, что грязи и впрямь по колено, — повинился управляющий.

— Ну это не дело, надо бы дорогу хорошую проложить, широкую. У нас тут в перспективе рыбное хозяйство, как товар вывозить будем?

— Да кто ж ее строить-то будет? У нас одни крестьяне, — отбрыкивался Кер.

— Они и будут. Соберем мужиков покрепче и парней со всех деревень и сделаем нормальную дорогу. Никакой больше "Черной Грязи". Еще не хватало, чтоб я в грязи жила. "Серебряные Озера", так я назову эту деревушку.

— Анни верно говорит. Все жители заинтересованы в доходах от рыбного хозяйства, а дорогу мы с Ричем магией укрепим, будет она у вас вечная, — поддержал меня Донован.

— Я только за, я тут один декокт изобрел, это что-то. Дело быстро пойдет, я помогу, никакой грязи, подружка, — согласился с другом Ричи.

— Ну если лорды-маги помогут, то деревенские бегом прибегут, хотя бы из любопытства. Песчаный карьер здесь не далеко. А дорог, укрепленных магией у нас почитай нет, один только королевский тракт, во дела! Повезло нам с тобой, хозяйка!

— А что за песок, если белый кварцевый, то можно стекло делать и посуду из стекла. Я столько составов знаю, даже цветное стекло делать можно, — похвасталась я, каюсь не удержалась, уж больно лицо забавное у Кера было.

— Да это ж секрет, никто не знает как цветное стекло делать! — выдохнул Стретер.

— Что за ерунда? У вас может и секрет, а у нас каждая ученица от десяти лет и старше знает, как это делать, мы на стеклодувне по году работали, уж в этом ничего сложного нет. Физически тяжело, от печей жарко, но освоить все можно если есть желание.

— Анни даже алхимическое стекло делать умеет, а оно кучу денег стоит, я сам у нее беру себе для лаборатории, — добавил мне очков Ричи.

— Едем на карьер, — скомандовал Дон, всегда зрящий в корень. Золото, а не парень!

Песок действительно был кварцевым, но не белым, а с золотистым оттенком. Я набрала целый мешок песка для работы в нашей монастырской стеклодувне. Надо обкатать производство и продумать все для мастерской, год будет тяжелым, но интересным.

— Еще лучше! — радовалась я. — Красивая посуда будет и для окон годится, только Кер ты пока никому ни гу-гу!

— Само собой, хозяйка. Когда начнем, летом?

— А успеем мастерскую поставить?

— Успеем. Спать не будем, а успеем, — сурово сдвинул брови Кер. Эк мужика разобрало.

— Значит стекла в наших с тобой домах будут из собственного стекла. Пока вы дорогой будете заниматься, я стекловарней займусь, — меня поддержали. — Пока будем простое оконное стекло делать, ты уж сам проследи за мастерской, а как учебу закончу, будем цветное делать для витражей. Можно бусы цветные стеклянные делать и бисер, это отлично продается везде. Бусы подешевле будут, а бисер дорогой. Но у меня насчет бус идеи есть, так что наши будут по цене самоцветов.

— Это Анни может. У нее лучшие украшения в группе из бус, бисера, да из всего, что под руку попадется, — рассмеялся Рич, красуюсь в моем кожаном чокере. Кер только головой качал.

— Людей у нас маловато, нам бы населения чуть больше и пошли бы дела, — вздыхала я.

— Когда о нас молва пойдет к нам многие переехать захотят, люди будут. Тебе бы хозяйка испытание пройти и все у нас наладится, — по-своему поддержал меня Стретер.

— Пройду, куда денусь. Охота пуще неволи, — улыбнулась я. — А то подсунет мне ваш король женишка, от которого меня удар хватит и на одну хозяйку в Дальгоре будет меньше.

— Да что он себе враг что ли? Женихи будут загляденье. Точно, кто-нибудь из владетелей доменов, у нас их еще десять без хороших хозяек, на них, наверное, и расчет у величества. Он у нас такой, сам не женат, а лучших хозяек друзьям раздает, — осуждающе покачал голой Стретер.

— Личная жизнь короля не наше дело. А вот ты мне скажи, мы к какому домену относимся, а что-то не пойму. Карта какая-то бестолковая у меня. Мои земли обозначены и все.

— У нас считаются свободные земли, потому и раздают их для испытаний. Врать не буду, тебе достались самые негодные, но я уверен, что ты справишься. С рыбой да со стеклом мы хозяйство быстро на ноги поставим. И лаванду ты ведь не просто так собирала? — хитро прищурился вояка. Я лишь пожала плечами, он и так догадался.

— Вот и я про то же. А граничат с нами сразу два домена и владетели в них оба холостые, — с намеком выдал Кер. — Лорд Дениэл и лорд Камерон весьма достойные господа. Сильные воины и маги. Ты бы присмотрелась к ним хозяйка, — попросил Кер, смекнувший, как и замуж меня выгодно пристроить и хозяйки не лишиться. После моего замужества мои земли войдут в состав домена супруга, а расставаться со мной ему не хотелось. С другого конца Дальгора не наездишься, вот и сватал мне соседей.

— Давай, я сначала испытание пройду, а там и к соседям присмотримся, — ухмыльнулась я, читая управляющего как открытую книгу.

На следующий день мы достигли болот. Ну что сказать, болота они и есть болота. Слава святой Анне, торфа было в избытке и верховой и глубинный, то, что нужно для моей задумки. Тут тебе и удобрение на поля и подходящий торф для копчения ячменя чтобы начать производство виски. И брикеты для отопления, с деревом здесь плохо, а торфа завались. Этот напиток здесь был не известен, а вот я рецепт и приблизительное производство этого дорого алкоголя знала не плохо. Даже была на экскурсии на вискокурне, путешествуя по Великобритании. Надигустировались мы тогда, еле из подвала выползли, хозяин посмеивался над русскими, но признал, что пить мы горазды не хуже кельтов.

— А скажи-ка мне, друг дорогой, у нас ячмень на землях расти может? — вцепилась я в Кера.

— Может, климат подходящий, но уж больно земля каменистая. Тяжко поля расчищать.

— Понимаю, но придется. Хотя бы на первое время свой ячмень нужен, а как разбогатеем можно и покупать будет.

— А ты чего такое задумала? — сверкнул глазами Кер принявший охотничью стойку.

— А не скажу! Сначала до ума довести идею надо, а потом уж воздух сотрясать. Наберите-ка мне торфа пару тройку мешков, да вот этого. А теперь объедем болота и из каждого места что я укажу берем по мешку, мешки пронумеруем, и я на карте отмечу, где брали торф.

Я знала, что от состава торфа напрямую зависит вкус и дымность старинного напитка. Может на этом болоте торф одинаковый, а может и есть разница. Чем больше сортов торфа, тем разнообразнее вкус и соответственно будут разные сорта виски. Пока будем делать односолодовый, а там может и до купажных сортов дело дойдет. Если все получится, то мои земли будут в золоте купаться. Нужны бочки из дуба. Дуб у меня растет, но нужно увеличить посадки для будущего задела производства драгоценного напитка.

— Кер, у меня к тебе большая просьба. Не разрешай никому дубы валить. Это дерево только для моей задумки. Будут нужны дубовые бочки и много.

— Как скажешь хозяйка, — покладисто согласился Стретер, не понимая, что я задумала, но уже доверяя моему чутью.

— Ну что, друзья, все самое главное я выяснила, жить можно и жить хорошо, но не сразу. Кер с тебя древесина на мой дом, дубовые бочки к следующему году, когда я совсем сюда перееду. И намекни хозяйкам чтобы всю шерсть не продавали, пусть оставят хотя бы половину, им же лучше будет, надеюсь такие просьбы не сочтут чем-то чрезмерным. Лето будет интересным. Дорога и мастерская для стекла — наша основная задача на следующее лето. А уж потом развернемся как следует.

Мы переночевали на берегу большого озера на том самом месте, где решено было ставить мой будущий дом. Мы с ребятами высунув языки чертили планы и рассчитывали нужное количество дерева. Я даже нарисовала как в итоге он будет выглядеть. Кер замер и захотел себе похожий, но поменьше. Мне дом нужен был большим, во-первых, статус, во-вторых, гости, которых следовало селить не в шалаше, а в приличных покоях. Три семьи аристократов, которые стали мне родными не должны чувствовать себя дискомфортно у меня в гостях. Ребята обещали помочь магией. Секла нужно было много, я все же фанат панорамного остекления. Как выяснилось климат здесь был довольно мягкий, так что стеклянные фасады не помеха, не замерзну. Особенно Керу пришлась по душе огромная открытая терраса, расположенная перед фасадом, смотревшим на озерную гладь, она простиралась практически до берега и переходила в широкие мостки уходящие в глубину озера. Заядлый рыбак потирал руки, удобно, сидишь себе на мостках и рыбку вкусную ловишь.

Рыбу решили запускать уже следующим летом, как раз подрастет, размножится и можно приступать к производству, копить, солить, мариновать. Рабочие руки не проблема. Вся деревенька, теперь называющаяся "Серебряные Озера" была готова работать в рыбном хозяйстве. Меня это только радовало, но коптильни я решила ставить подальше от своего дома и с учетом розы ветров. Рыбу я люблю, но не настолько, чтобы постоянно нюхать ее копченый дух. Душистых трав тут море и торф под боком, не пропадем. Но лучше, конечно, деревянная щепа и не в коем случае не хвойная.

Через две недели мы тепло распрощались с моим управляющим, я сплела ему на память красивый мужской кожаный браслет, Кер был польщен и сразу нацепил его на руку. Дон поколдовал над ним и боли в ноге Стретера донимали гораздо меньше. Матушка Акулина прислала большую банку мази и зелья от болей, и мой управляющий наконец почувствовал себя человеком, а не калекой, у него даже плечи расправились во всю ширь и взгляд поменялся, орел! Я была уверена, что он сделает все как надо.

Ребята открыли портал, и мы вышли в поместье Мейфордов. На нас налетела родня и друзья-подружки, и затисканные и зацелованные мы отправились по комнатам мыться, а потом обедать. За обедом Софи и Стефи, захлебываясь от восторга, рассказывали, как им понравились присланные мной цветы. Вроде лаванда, а разноцветная. В Лурдиане росла обычная лиловая лаванда, а тут такой простор для селекции и выведения новых сортов и гибридов. У них уже руки чешутся начать. Мужчины посмеивались над энтузиастками цветоводства. Софи спросила не было ли там особенно интересных сортов луговых трав и цветов для ее коллекции.

— Я все-таки надеюсь, что следующим летом мы вместе поедем ко мне, и все луга будут в твоем распоряжении, — ответила подружкам.

— Было бы здорово, жаль у вас розы не растут, — вздохнула Стефи.

— Розы не растут, но я видела несколько сортов интересного шиповника, правда кусты там в два моих роста, так что извини, привести эти колючки не смогла, — хихикнула я.

— Да ты что?! Мама, мы просто обязаны там побывать! Декоративный высокорослый шиповник, это же сказка! Расскажи, как они выглядели, — потребовала розовая маньячка.

— Ну цветы уже отцвели, но я видела красивые листья темно бордового цвета с крупными желтыми плодами, смотрелось очень эффектно. Мои селянки рассказывали, что у них растет красный и белый шиповник, но сама я его не видела.

— Оооо, — застонала Стефи. — И ты даже не собрала плоды!

— Извини, не до того было, — повинилась я.

— Анни, у меня к тебе предложение. Пойдем выпьем чаю в саду и поговорим, — пригласила меня герцогиня на тет-а-тет, но не тут-то было. Софи и Стефи увязались за нами.

Мы уселись в красивой беседке, увитой розами, в роскошном саду, гордости герцогини Мейфорд, и она начала:

— Анни, эти замечательные цветы, которые ты назвала Эрика, кстати красивое название, дают огромный простор для селекции и соответственно для продажи рассады. Жаль, что в них слишком мало эфирных масел, но все равно они достойны украшать лучшие сады Лурдианы. Мои питомники пользуются заслуженной славой, так что проблем со сбытом не будет. Даже королевский садовник предпочитает покупать рассаду у меня. Как ты смотришь на то, чтобы войти в долю по продаже Эрики. Мне бы хотелось иметь монополию в Лурдиане на продажу этих интересных растений. Лавандой у нас никого не увидишь, а это что-то новое, к тому же с широкой цветовой гаммой. Мы еще поработаем над сортами и уверена, что это будет очень популярное растение в садах нашего королевства.

— Я, конечно, согласна, но как я могу войти в долю, если у меня нет и медяка за душой, — вздохнула я.

Деньги мне были нужны позарез, особенно для приобретения оборудования для стекольной мастерской и стеклодувне. Одна муфельная печь стоит дорого.

— Это не проблема, я готова выделить тебе треть доходов от продажи. Это, конечно дело не одного года, но со временем ты стань неплохо зарабатывать на одной только Эрике, а если и шиповники хороши, то еще лучше. Ты согласна?

— Ну конечно, я согласна. Я все равно не потяну сама целый питомник, не разорваться же мне, да и условий у меня для этого нет.

— Вот и отлично, мы подготовим бумаги и я открою тебе счет в нашем семейном банке, куда и буду переводить тебе деньги. Я надеюсь, что, если ты найдешь еще что-то интересное из растений, ты про нас не забудешь.

— Ваша светлость, как я могу про вас всех забыть. Вы и родители Софи и Никки стали для меня настоящей семьей! Я всегда буду рада вас видеть в своем доме, мне бы только испытание пройти!

— Ты обязательно справишься, мы в тебя верим! Спасибо, милая, ты не пожалеешь, — чуть не прослезилась леди Миранда, даже девчонки зашмыгали носами.

Лето подходило к концу и нам пора было собираться на учебу. Девочки собирались продолжать работу с Эрикой в монастырских оранжереях под руководством наставницы Катлин, а я мечтала о стекольной мастерской и виски, увозя с собой песок и торф для экспериментов.

Глава 7

Время неслось стрелой. Я грызла гранит науки, девчонки не вылезали из оранжерей, наставница Катлин была в восторге от эрики и упорно работала над селекцией в пользу увеличения эфирных масел, активно помогая себе с помощью магических амулетов. Перспективы были хорошими. Лурдианская лаванда не выдерживала климата Дальгора, а эрика легко с этим справлялась как аборигенный сорт. Первые пробы эфирных масел радовали, запах отличался от классической лаванды, причем разные цвета, давали разные оттенки запахов. Матушка Эстер уже наложила вето на продажу эфиросодержащих сортов в Лурдиане. Декоративные сорта забрали себе Мейфорды, и это ее ничуть не беспокоило, а вот эфироносы, она собиралась оставить при монастыре, ну и я, как основной поставщик материала для селекции, имела все права на ее выращивание в Дальгоре и производство масел, мыла и другой косметической продукции с этими отдушками.

Рынок огромный и тесно нам не будет. У нее целая Лурдиана, а у меня Дальгор. Другие государства будут покупать продукцию у нас, а здоровая конкуренция не повредит, наоборот дает толчок к развитию. Я понимала, что пока монастырю не конкурентка, но время у меня есть. Все были довольны. Этой весной первая рассада появится в королевском саду, а о такой рекламе можно только мечтать. Главный королевский садовник пищал от восторга, увидев новые растения, многолетние и долго цветущие эрики станут хитом продаж на следующий год, когда леди Миранда увеличит количество рассады и появятся новые сорта. Герцогиня не пожалела денег и наняла сразу двух магов-природников, которые и вкалывали в ее питомнике с небывалым энтузиазмом. Работать на Мейфордов было большой удачей, платили они более чем щедро, и маги старались, дабы не потерять теплое местечко.

В свободное время я торчала в стекольных мастерских, замучив мастеров и выпытывая малейшие нюансы производства стекла, а также новые веяния в изготовлении посуды. Из моего мешка получился приличный подарочный набор бокалов, и я раздарила их леди Мейфорд, Дормейн и Кроули. Те пришли восторг от золотистого цвета и сделали заказы на большие партии для своих нужд, балы приходилось давать регулярно, особенно герцогине, а бокалы имели обыкновение биться. Мы с ними обсудили дизайн, количество и я завела себе тетрадку для стеклодувни. Леди Миранда намекнула, что мое стекло может войти в моду и как бы сама королева не захотела получить такие бокалы.

— Но я не могу работать только на Лурдиану. Вдруг и король Дальгора закажет мне партию, а стеклодувни у меня еще нет, — жаловалась я леди Мейфорд на зимних каникулах. — У меня пока даже на оборудование денег нет.

— Чепуха, моя дорогая, я выделю тебе необходимые средства и покрою расходы на твои стекольные мастерские из продажи эрики. Строй сразу большую мастерскую, не мелочись. Будут ли покупать твое стекло в Дальгоре, еще вопрос, а Лурдиана точно захочет твое "Богемское Стекло".

Я как-то брякнула это название, и оно очень понравилось герцогине, обожающей красивые названия. Она поддержала мое желание переименовать мои деревеньки. "Серебряные Озера" и "Лавандовые Луга" пришлись ей по вкусу. По поводу остальных деревень вопрос был открыт. Но время есть, все успею. Когда я получу все права на свои земли с этим проблем не будет и прошение будет удовлетворено в течение года, но я уже сейчас называла свои деревушки новыми названиями.

Стретер все же поднапрягся и прислал мне полный отчет по моим владениям, подробно отвечая на все пункты. С этим письмом я и потопала к настоятельнице Эстер за консультацией.

— Дааа, уж! Удружил тебе Конрад, ничего не скажешь. Все везде плохо. Какие планы, кроме стекла и лаванды, то есть эрики. Про это уже все знают, так что можешь эту тему опустить.

— Овец разводить, организовать производство ковровой пряжи, у меня ее Марика будет покупать. Со временем хочу производить свои ковры и шерстяное сукно, но тогда нужны тонкорунные овцы, а у меня на них пока денег нет. С красителями проблем нет, по отчету моего управляющего видно, что мы можем вполне успешно производить растительные красители. Они, конечно, не такие стойкие как минеральные, но для ковров вполне сойдут. Хочу организовать этим летом мастерские по производству шерстяных матрасов и одеял. Шерсти много, но с тканями беда, придется как-то выкручиваться, что-нибудь придумаю. Сыроварню можно будет открыть, когда наберется достаточное поголовье овец. Я лично овечий сыр не люблю, но горцы эту вонючую гадость обожают.

— Ну тут все просто, первая же партия твоего Богемского Стекла перекроет все расходы, денег я тебе одолжу, не проблема, — поддержала меня настоятельница, похихикав над моей нелюбовью к овечьему сыру. — Что еще? Все это хорошо, но недостаточно, ты же понимаешь?

— Конечно понимаю. Даниэла обещала мне мальков хорошей речной рыбы, которую любят в Дальгоре, у них с ней беда, рек почти нет, да и мелкие они у них, только небольшие озера, да и то не везде. Мне в этом смысле повезло, у меня их целых пять, хоть и маленьких, но нам хватит. Летом запустим мальков, озера для этого достаточно чистые, внизу бьют ключи и ручейки в них впадают. Вода подходящая, дно богато водорослями, даже подкармливать не нужно. Рыбка приживется и размножится, а через годик можно уже коптить и солить, добывая свою рыбу. Рыбаки у нас есть, целая деревня, работать хотят, оборудование куплю на деньги со стекла или с эрики. Мне бы еще эрику с эфирными маслами рассадить, можно будет получать масло, со временем открою мыловарню и небольшой цех по производству косметики с отдушками из моих сортов.

— Ну почему же небольшой. Строй сразу нормальный и мыловарню ставь солидную. Чего мелочиться-то?

— Ну это как с деньгами будет. Мастерские еще достроить можно и мыловарню еще одну открыть, да хоть в каждой деревне по мыловарне, женщины мои готовы там работать. Со временем все получится, я уверена. Сначала нужно наладить получение эфирных масел, они стоя гораздо дороже мыла, на деньги с их продажи и буду покупать оборудование и растительные масла с щелочью для производства мыла.

— Отлично, может ты и права. С эрикой твоей поможем, Катлин от нее в восторге. Мы на ней тоже хорошо заработаем, монастырь у нас большой, траты на его содержание огромны, на одних податях далеко не уедешь, а тут дополнительный стабильный доход, очень вовремя ты эти цветочки нашла, детка, спасибо тебе.

— И вам спасибо, сама бы я несколько лет нужные сорта получала и то не факт, что получилось бы, а матушка Катлин гений селекции. Уверена года за два, за три у нее все получится, а то и раньше.

— Я тоже так думаю. Что еще? Я же чувствую, что у тебя свербит, — подколола меня настоятельница.

— Есть задумка, — вздохнула я. — Но уж больно дорогостоящая и по времени растянутая, я, наверное, это начну, только когда вступлю в полное право на своих землях, а пока поэкспериментирую.

— И что это? — загорелась любопытством настоятельница.

— Есть у меня идея производства крепкого алкогольного напитка. Я его решила назвать "Золотая Слеза" из-за цвета и крепости. У меня на землях все есть для его производства, дубы для бочек, ячмень вырастим, вода подходящая, но его же нужно выдерживать в бочках минимум три года. На основе "Золотые Слезы", можно будет производить сливочный сладкий ликер, будет вкусно, особенно с кофейными напитками, кофе у нас экзотика, но зерна продаются, да и кофейни в Лурдиане открываются постоянно. Кофе входит в моду, может сделаю похожий ликер с кофейным вкусом, тоже должно понравиться нашим аристократам и купцам. Цены, конечно, будут кусаться, но это не пиво. Кто ж крепкий алкоголь ведрами пьет?

— А почему бы тебе и пиво не варить?

— Его в Дальгоре и так хоть ноги парь, а вот своего крепкого напитка нет, только привозные и вина из Лурдианы. У них хороший виноград не растет, холодно. Правда есть сорта довольно безвкусные, может со временем начну еще один продукт производить на основе виноградного спирта, посмотрю стоит ли овчинка выделки. Вдруг мой алкоголь станет чем-то вроде визитной карточки королевства. Не сразу, а со временем, кто знает, как пойдет, но мне кажется, что "Золотая Слеза" горцам понравится. В крайнем случае буду сбывать ее в Лурдиане, через Дормейнов, у них большой винный дом, лорд мне не откажет. Он как знаток и любитель оценит оригинальный букет. Если ему понравится, "Золотая Слеза" войдет в моду, тогда с деньгами у меня проблем вообще не будет уже никогда. Оборудование, конечно дорогое, один перегонный куб чего стоит, медные емкости для солода, но начну потихоньку, а там и расширяться можно. Надеюсь, производить несколько сортов.

— Вот это уже хорошая перспектива, я тобой довольна, дочь моя. Давай-ка я тебе выделю отдельную лабораторию и оборудование, что бы ты отработала все тонкости производства своей слезы, ключ будет только у тебя и у меня, никого туда не пускай, а то знаю я этих любопытных. Рецепт пока в секрете держи, а то не успеешь оглянуться и плакали твои "Слезы", — под конец пошутила настоятельница,

Мы с ней отправились в пустующие помещения, годные под мои эксперименты с виски. На его основе я со временем собиралась выпускать Бейлиз, свой любимый ликер. Я прикидывала, что на вискаре свет клином не сошелся, у меня на лугах и в лесу достаточно интересных травок и ягод, пока виски будет три года, а лучше пять, семь, двенадцать и двадцать лет настаиваться в дубовых бочках, можно производить ликеры, горькие травяные настойки и бальзамы. Чего время зря терять? Как только перееду, на свободные деньги куплю перегонный куб. Рецептов наливок и настоек с ликерами у меня толстая тетрадь, спрос будет. Климат там зимой довольно холодный и крепкие напитки для "сугреву" народу понравится. Конечно, дальгорцы производили настойки на травах и ликеры у них были, но чем разнообразнее ассортимент, тем лучше. И у них точно нет кофейных ликеров, кофе горцы не любили, а я вот очень даже, особенно с добавкой пары капель Бейлиза. В России одних водок бесконечное количество марок, а в сущности что это такое, разведенный водой спирт. Так почему бы мне не наладить производство своих фирменные напитков, если время летом будет присмотрюсь к травам и ягодам повнимательнее. Софи со Стефи помогут, Никки точно понравится ягоды собирать, а особенно пробовать.

Главное оборудование и хорошо обученные мастера, и рабочие, ну конечно хороший управляющий. Может у Кера верный друг есть, абы кого к вискокурне допускать не собиралась. Конечно, со временем народ прочухает что и как, но пока суд да дело, мои сорта уже завоюют свою нишу на рынке и у моего виски будет имя, а также любители и почитатели именно моих марок. А остальные? Это их проблемы, не мои. Когда производство наладится можно будет вздохнуть с облегчением и заниматься тем, что мне больше всего нравится, вышивка гобеленов и картин, роспись посуды, украшения.

Кстати, о посуде! Глина у них есть, обычная красная, ну и ладно, жаль, что не фарфор, но не все коту масленица. Но почему у моих деревенских друзей посуда такая убогая, даже без глазури, о росписи я уж и не говорю. А ведь красивая посуда тоже денег стоит, что-то я там ни одного гончара не помню. Придется самой учить, хорошо, что гончарное дело мне всегда нравилось. Печи у них есть, раз мне Кер кирпич обещал с черепицей. Странно, что я ничего такого не заметила, мой косяк, мне и исправлять. Значит еще проще, наберу подростков и приставлю их к гончарному делу. Гончарные круги дешевые, купить не проблема, а я с девочками росписью займусь. Будет еще одна статья дохода. Да и бутылки для своих настоек и ликеров можно будет самим делать по моим эскизам, это тоже своего рода реклама. Ликер выпьют, а бутылку оставят, как пить дать, рука красивую бутылку выбросить не поднимется, по себе знаю, и будет она у них перед глазами маячить.

Что еще? Когда будем делать одеяла и матрасы на продажу нужно к ним сразу же постельное белье предлагать, с кружевом и вышивкой народу понравится. Нам бы красители стойкие, можно было бы покупать дешевое полотно, самим красить и продавать нарядные комплекты, с вышивкой или набивным рисунком. У дальгорцев есть такие мастерские, но хорошего постельного белья много не бывает, оно не вечное, да и новенькое всегда хочется, понаряднее и спальню освежить. Новые шторы и покрывало на кровать всегда мне поднимали настроение. Шить я люблю и умею, мне это только в удовольствие, а алкашкой пусть мужики занимаются. Мое дело все отладить, а дальше все на них будет. За мной лишь контроль и идеи по расширению и новым сортам. Если из виноградного спирта коньяк будет паршивый можно выпускать виноградную водку Граппа, на нее тоже любители найдутся. В Дальгоре что-то такое вроде было, но не с русскими тягаться в производстве национального напитка, правда для русской водки нужна пшеница, а она в Дальгоре дорогая. Время покажет, удача снова со мной, спасибо тебе святая Анна за второй шанс!

Все свои планы и умные мысли я тщательно записывала в тетрадку, подружки и наставницы тоже щедро подкидывали идеи. Софи проболталась отцу, что я собралась на своих землях производить крепкий алкоголь и тот, навещая дочурку, устроил мне четырехчасовую лекцию по производству и продаже алкоголя, а также пригласил меня в свои пенаты, посмотреть, как это устроено у настоящих мужчин. В следующий же выходной за нами пришла карета с гербом Дормейнов, и мы в сопровождении серьезной охраны отправились всей компашкой на экскурсию.

Цеха Дормейнов меня впечатлили, и я решила взять себе их за образец, что и объявила лорду Грею, тот гордо сверкнул глазами и, расправив плечи, продолжил экскурсию. Я ему клятвенно пообещала присылать для дегустации все новинки собственного производства и если ему что-то особо понравится он был готов продавать новый напиток в своих многочисленных винных домах. Я посмеивалась, если дальгорцам мои напитки не придутся по вкусу, то уж в Лурдиане у меня точно есть сторонник. В качестве благодарности и как задел для будущего сотрудничества я подкинула лорду Грею Дормейну свою идею по производству кофейного ликера. Тот застыл на пару минут и рванул в лабораторию отдавать приказ о немедленной разработке нового продукта, который должен, по его мнению, взорвать рынок. Мы поняли, что экскурсия закончена, лорд для нас как собеседник потерян и мы отправились обратно в обитель.

Весна приближалась неумолимо, леди Миранда писала, что они получили еще два гибридных сорта и уже засеяли семена на рассаду, должна получиться желтая и голубая эрика. Заказы сыпались на ее голову как из рога изобилия, королевский садовник растрепал на всех углах о новом замечательном кустарничке, и все стремились урвать свою долю рассады, она ввела лист ожидания заказов, аристократы роптали, но терпели, с герцогиней шутки плохи. Будешь скандалить и останешься без рассады. Она сдержала слово и выделила мне приличную сумму для закупки оборудования для моего Богемского Стекла, я посоветовалась с настоятельницей Эстер и заказала его в мастерской, которая была известна своим качеством. Я не роптала на цены, качество важнее, из Дальгора в Лурдиану за запчастями не набегаешься. Запчастей я тоже прикупила и вытребовала себе мастера для установки и наладки оборудования, за дополнительную плату мне пошли навстречу, Дон обещал открыть для мастера портал и это решило дело.

Настоятельница тоже не подвела и от своего имени заказала для меня большую партию полотна для матрасов и одеял, я даже сомневалась, что столько понадобится, но скидка для монастыря была такой впечатляющей, что я решила — запас карман не тянет. Часть можно будет покрасить для постельного белья, для Перта это уже новинка, может в их столице Абердине было что и получше, но столица далеко, а мы рядом.

На весенних каникулах я пристала к Ричу, алхимик он или нет? Приперла его к стене взяв с него слово, что он обязательно придумает закрепитель для растительных красителей, список трав я ему торжественно вручила. Тот расщедрился и пообещал, что ткань еще и выгорать не сильно будет. Я и Стефи, удовлетворенные проделанной работой в оранжереях леди Миранды, вернулись с весенних каникул в монастырь и стали готовиться к экзаменам. Софи доложила, что кофейный ликер почти готов, но батюшка капризничает, добавляя новые оттенки вкуса и почти не появлялся дома. Дон штудирует свою магию и ей было жутко скучно, но было жаль бросать матушку одну, а так бы она примчалась к нам помогать с рассадой и вообще. Никки пытала нас как там Рич, мы ответили, что, как всегда, торчит в своей лаборатории и ему было не до нас.

Иногда, что бы разгрузить голову я уходила в стекольные мастерские и там экспериментировала с бусами. Моей целью было получить аналог муранского стекла, годный для украшений. На моих землях нет ни рудников, ни шахт, одни болота и пещаный карьер, но разве можно настоящую женщину оставить без украшений. Было ясно, что цветочную технику мне не освоить, нужен помощник тянуть стеклянные трубку. Но бусы получались красивые, особенно в сочетании матового и прозрачного разноцветного и контрастного стекла. Я вспомнила о браслетах Пандора, и попыталась сотворить такие же бусинки, получалось так себе, но терпение труд все перетрут. Я делала несколько заготовок для колец и серег и решила вручить их подружкам в день сдачи последнего экзамена, не бриллианты, конечно, но где мне их взять. Для леди Миранды получилась очень милая полосатенькая вазочка, для леди Глории Дормейн сделала конфетницу, а для леди Марии Кроули пресс-папье. Подарки готовы. Мальчикам сделаю брутальные браслеты из кожи с черными и темно синими бусами и подвески на кожаных шнурках. Я отправилась в обувную мастерскую за обрезками разноцветной кожи, которых мне щедро собрали целый кулек.

Я не забывала про свою лабораторию и еще ранней осенью начала свои эксперименты, на кухне мне выделили целый мешок ячменя, в мебельной мастерской я набрала дубовую щепу, торф у меня был, маленький перегонный куб мне выделила матушка Акулина из своей лекарской лаборатории, посуда подходящая у меня была. Я старалась точно вспомнить всю технологию, труднее всего было организовать копчение торфяным дымом солода, в тетрадке я отмечала температуру и длительность копчения каждого пронумерованного образца. После двойной перегонки в кубе я разлила спирт по большим ретортам, в которых уже красовалась дубовая щепа, поплотней заткнув свою продукцию, тщательно запирала лабораторию и отправлялась спать. Теперь только ждать. Конечно щепка не бочки, но процесс должен был ускорится и уже в следующем году будет хотя бы приблизительно ясно какой из образцов самый удачный, можно даже посоветоваться с Дормейном, тот конечно тот еще жук, но надеюсь, что он не сразу сообразит что я ему подсунула для дегустации, хватит с него кофейного ликера.

Для совсем уж качественного вкуса нужна была мягкая аэрированная вода для получения из спирта самого виски, потом его так же следовало месячишко подержать в сосуде, а потом уж к Дормейну на поклон. Все же я не знаток крепкого алкоголя, а так на уровне — нравится-не нравится, а мне нужен именно специалист. Иногда я задумывалась, насколько случайно моими подругами стали именно Стефи, чья мама помогала мне зарабатывать на эрике, Софи, чей отец готов помогать в алкогольном бизнесе и Никки. Семья Кроули были крупными коннозаводчиками и по богатству не уступали Дормейнам, но пока в моих планах ничего такого не было, разве что денег занять. Но кто знает, как повернется жизнь. Все же все мои встречи и события в новом для меня мире носили странный привкус предопределенности. Вот так и уверуешь в судьбу. Видимо земли Дальгора в моей жизни появились не просто так.

Экзамены были успешно сданы, и мы с подружками отправились к Мейфордам, а уж оттуда в Дальгор, там меня уже с нетерпением ждут. Я это чувствую всем сердцем.

Глава 8

Настал день перехода на мои земли. Подружки все же уболтали родителей и отправились со мной в сопровождении барона Кроули. Дормейн застрял со своим ликером, Мейфорда припахал король с какой-то очередной миссией на краю географии, а ребята были с нами. Леди остались на хозяйстве в своих землях, а мы рванули на встречу приключениям, груженые оборудованием для стекольной мастерской и флягами с таинственным декоктом Рича для строительства дороги и необходимым мне закрепителем для окрашивания тканей и самими тканями. Нас сопровождали те же гвардейцы, напросившиеся с нами и подружившиеся со старостами и моим управляющим, предвкушая отдых на озере, наивные маргаритки.

Наш караван из повозок медленно вползал в портал. Встречали нас всей деревней как родных, меня и подружек облепили женщины и дети, а ребят оттащили в сторону мужчины. Женская часть населения вняла просьбе Кера и решила не продавать шерсть вообще в надежде на мою изобретательность и знания. Мы с Софи и Стефи похвалили их за предусмотрительность и поблагодарили настоятельницу за огромное количество тканей. Работа предстояла огромная. Я спихнула ее на подруг, а сама вцепилась в Стретера.

— Кер! Здравствуй! Отлично выглядишь. Как нога? Я тебе еще лекарства привезла и еще оборудование для мастерских. Ты рад?

— Здравствуйте, миледи! Даже не представляете, насколько, а лекарства очень вовремя, нога получше, но я так подозреваю лето будет жарким и здоровье мне понадобится как никогда раньше. У меня тоже хорошие новости, лес для вашего нового дома готов, можно начинать стройку. Мужчины готовы к дорожным работам, место под мастерскую я нашел недалеко от карьера рядом с деревней "Лысые Холмы".

— Господи, когда я только избавлюсь от этих диких названий?! Раз там будет стекольная мастерская назовем ее и деревню "Богемия", потому что я привезла кучу заказов на наше новое стекло, а в Лурдиане его называют "Богемским Стеклом". А само здание есть? Оборудование рассчитано на крупную мастерскую, с мастером я договорилась. Донован откроет ему портал, и он поможет его правильно установить и отладить. Процесс нелегкий, да и людей учить нужно с нуля, не каждый подойдет, нужны сильные руки и легкие, выносливость, еще верный глаз и терпение.

— Под это описание подойдет любой охотник и воин, — хохотнул Кер. — А задание есть. Мы отремонтировали большую старю овчарню, думаю подойдет. Сама посмотришь, если что расширим помещение.

— Нужен управляющий мастерской, ты же не можешь разорваться. Есть кандидатуры на такую ответственную должность? Я ведь в конце лета уеду и все будет на тебе и на управляющем "Богемией". Не обязательно выбирать из деревенских, можно пригласить кого-то из твоих надежных товарищей и однополчан. Жалование будет хорошее, в Лурдиане цены на стекло высокие, будет получать процент от продаж.

— Я напишу несколько писем, думаю желающие найдутся. А почему заказы только из Лурдианы? Может наши тоже захотят? У нас цены должны быть пониже.

— Обойдутся, цены везде будут одинаковые, еще не хватало, что бы на нас зарабатывали спекулянты и перекупщики. У нас дешево купил, в Лурдиане дорого продал. Работаем только на заказ, а цены для всех фиксированные. Если заказ будет очень большой сможем давать небольшую скидку, если оригинальный дизайн, будет дороже.

— Ну если смотреть на это с такой стороны, то ты права. Когда отправляемся?

— Сейчас!

— ????

— Ладно после обеда.

— Но тебя так женщины ждали!

— Я оставлю им Софи и Стефи, они их научат стегать матрасы и одеяла, мы же вместе учимся. Вышивают они тоже отлично. Ткань я им отдам, они за всем проследят и рассчитают себестоимость. Ткань я в долг брала и оборудование тоже, имей в виду. Стефи отлично делает краску для ткани, Ричард наварил нам закрепителя, ткани не будут линять и выгорать. Девочки все знают, мы с ними все обсудили, они готовы помогать. Ведь по условиям испытания сестры могут помогать друг другу?

— Но выто не сестры!

— А кто же мы?

— Я хотел сказать не родные.

— У меня есть одна родная и из-за нее меня оставили без медяка в кармане, а Никки, Стефи и Софи для меня больше, чем родные сестры. Они как часть меня. Настоятельница оговорила этот момент с лордом Брайдоном, он в курсе, не волнуйся.

— Ну если так, то после обеда выдвигаемся. А с кем охрану оставим?

— Поделим, плюс с нами три мага, а это уже сила. Никки едет со мной, ее отец лорд Алекс Кроули тоже.

— Это да, ну что ж пройдемте к столу миледи, — и он протянул мне локоть, я захихикала и мы пошли к столу.

— О! Да у нас здесь праздник!

Я уставилась на длинные столы, где восседала вся деревня и ждали только нас. Женщины уселись поближе к Софи, Стефе и Никки, те уже коротко объяснили задачу и все женское население мечтало начать немедленно стирать и сушить шерсть, чтобы завтра с рассветом начать постигать искусство изготовление матрасов и одеял. Под командование Стефи были выделены два десятка девочек для сбора трав для красителей, остальные были в распоряжении Софи, лучшей из нас по изделиям из шерсти. На ней так же было обучение как прясть шерстяные нитки для ковров, разница с обычными нитками была невелика, но Марика просили нити чуть толще чем обычно.

Все наши действия мы оговорили еще у Мейфордов и каждый из нас знал, что ему делать, так на лорда Алекса ложилось строительство дома, вернее организация и контроль. Барон был не самым сильным магом, но для этого дела его сил хватало с избытком. Подсушить и выпрямить дерево, ускорить работы с фундаментом, что бы он поскорее "встал", вот и пригодились его знания. Будучи в армии, он строил форты и крепости, а простой, хоть и огромный, деревянный дом для него просто развлечение, к тому же он любитель порыбачить. По дороге в Богемию мы прихватывали с собой мастеровых выбранных Кером для строительства нового господского дома. Как только мы установим оборудование, первым делом мы с мастером научим наших новых работничков изготовлять простое оконное стекло, а потом уж более кропотливый труд стеклодувов, по-хорошему этому учатся несколько лет, но я надеялась на чудо и магию.

Еще в Лурдиане мы наметили дорогу, необходимую нам для перевозки товара, но сглупили и ориентировались больше на рыбное хозяйство, рыбу мы собирались возить в Перт, а вот стекло начнем производить уже скоро, планы пришлось менять. Рыба будет только через год-полтора, а стекло уже скоро. Всю дорогу мы прикидывали и так, и эдак, как бы нам убить двух зайцев одним арбалетным болтом. Выручил снова барон, обещавший помочь ребятам, стекло товар нежный и нашу дорогу мы собирались тянуть до королевского тракта, а это далеко. Деревня Богемия была в середине моих земель и до озер получался приличный круг, вечером мы снова уткнулись в карту и было решено со временем построить сеть хороших дорог. Одна дорога соединяла все деревни между собой и петляла меж холмов, вторая дорога присоединялась к неплохому тракту на Перт, который был в дне пути от моих земель, а третья должна была соединиться с королевским трактом. За лето не успеем, но в следующем году, ребята обещали доделать все до конца, а я обещала им заплатить. Дружба дружбой, но бесплатно пахать на меня два лета, это уж слишком, так поступать мне совесть не позволяла. Ребята на меня махнули рукой, мол как сможешь, так и заплатишь, мы ребята не бедные.

Поздно вечером, практически ночью, мы добрались до деревни, повозки вместе с оборудованием загнали вместе с лошадьми в приготовленное здание для мастерской. В темноте разглядывать что-то не было никакого желания, да и устали все, лошадей распрягли и вывели пастись у деревни, а бывшую овчарню заперли на здоровенный замок. Разбудили хозяев и завалились на ночлег. Утром нас разбудили петухи и я пообещала себе, что лично у меня ни одного петуха ни в доме, ни рядом не будет, сама голову откручу и суп сварю. Уплывая ночью в сон, краем сознания удивилась, что местные не боятся хищников, козы и овцы паслись практически сами по себе, если не считать мелких пацанов. Странно это, подумала я и вырубилась.

Мы стояли дружной компанией в бывшей овчарне и прикидывали что делать, места не хватало и потолки были низкими. Стеклоплавильные печи греются до 1600 градусов, при таком помещении сюда не зайдешь и под страхом смерти, тепловой удар гарантирован. Ребята предложили срочно увеличить пололки, сломать одну торцевую стену и удлинить получающийся ангар. Все же три мага это сила. Посмотреть на это сбежалась вся деревня, народ у меня любопытный. Под удивленные ахи и охи крыша просто поднялась и спокойно улеглась в сторонке. На глазах у всех одна стена аккуратненько так рухнула, а камни сами стали летать, выстраивая стены и увеличивая их высоту. Камни летели со всех окрестных лугов собираясь в кучу, это Ричи постарался. Из кучи они разлетались к стенам да так там и оставались буквально припаянные друг к другу. Маги дико устали, но к обеду все было готово, мужчины поели и рухнули поспать. Крышу оставили на завтра.

Мы с Никки, не теряя времени, собрали женщин и спросили, что они надумали начет шерсти. Будут ли они делать матрасы и стегать одеяла или все же будут делать нитки для изготовления ковров для леди Марики. Мнения разделились, Ники взяла на себя прядильщиц, а я провела ликбез по постельному вопросу, и это вовсе не о сексе. Женщины принялись мыть шерсть, а я снова пристала к Стретеру.

— А где глина? Где черепица и кирпич? И где эти печи для сушки глиняных изделий? Почему нет ни одного гончара?

— Твой кирпич и черепица рядом с озером, древесина там же. Глиняный карьер на берегу небольшой речушки, которую ты обозвала ручьем. Это недалеко от "Хромой Лошади", печь сушильная там же в деревне. Тебя просто наши хозяюшки заболтали, ты и не заметила. Гончар у нас один всего, дед уже старый. Еле работает, бедолага.

— А почему учеников не берет? Вы посуду в Перте покупаете?

— Посуду да, в Перте. Ученики к нему сами не идут, уж больно характер противный. А что? Ты хочешь сказать, что ты и в этом мастерица? — заулыбался Кер, а я только глаза закатила.

— Мы с семи лет лепкой занимались и в гончарной мастерской, по полдня пропадали. Обливали керамику глазурью, расписывали узорами и картинками, так что да, это я умею. Ничего сложного, главное навык и терпение, а главное, что бы работа нравилась. Конечно, для росписи желательно иметь талант, но по большому счету и это не обязательно, если есть хорошие образцы и их уметь копировать. Пойдем, что покажу.

Я отвела его к дому старосты и достала из баула свои работы и работы своих девочек. Расписные тарелки, нарядные чашки, сахарница, вазочка для варенья или меда, все было нарядным и красиво аккуратно сделанным.

— Это ты делала? Красиво, — похвалил меня удивленный Стретер.

— А теперь переверни посуду и прочти что написано на дне.

- Никки, Софи, Стефи, Анни, и дата, семь лет назад. Это что значит?

— Это значит что семь лет назад мы сделали и раскрасили эту посуду, нам было по десять лет приметно. Это тарелка от Никки, эта вазочка моя, ну и так далее.

— Я понял…

— Вот и славно, значит будем развивать гончарное дело. Главное глина, гончарный круг и старательные ученики.

— А продавать в Перте? Там этой посуды полно и без нашей.

Я взяла в руки все наши детские творения и пошла к женщинам, вовсю намывающим шерсть и развешивающим ее на натянутые во дворах веревки, солнышко жарило, но ветра не было, не разлетятся эти комки по деревне и то хорошо. Я нашла глазами кучку хозяек и узнала среди них жену старосты:

— Морна, глянь сюда! И вы, уважаемые, полюбуйтесь, — пригласила любопытных кумушек. — Вот, ты в Перте такую же посуду видела?

Женщины расхватали чашки-плошки и с горящими глазами загомонили:

— Ох ты ж! Красота-то какая! Сроду такого не видала! Это где ж такую красоту делают?

— Это мы с моими подружками делали в монастыре святой Анны, под наставлениями матушки Глафиры, она так посуду расписывает, что ее просто для красоты покупают, из нее даже есть боязно, чтоб не испортить. Нам тогда по десять лет было, — рассказала я всем и сразу.

— Вот видишь, Кер, нет в Перте такой посуды! — радостно постановила я. — А что, бабоньки, захотят ли ваши дети, мальчики и девочки такому ремеслу научиться?

— Да, конечно, захотят! Такую красотищу делать, а стоит-то, наверное, дорого! Семьям какой прибыток!

— Вот и я о том же! Нужно учить молодежь! Пока нас здесь четверо, кого-то да обучим, пусть хоть десяток, а уже дело пойдет!

— Я все понял, нужно покупать гончарные круги, да только глину возить далековато.

— Дороги хорошие будут, а сырая глина не фарфор, пока научатся на продажу что-то путное мастерить, уже все наладится.

— Ладно, отправлю старосту из Больших Болот за гончарными кругами в Перт. Сначала здешних учить будешь? Печи-то для обжига здесь нет.

— В Хромой Лошади есть, я девочкам напишу, что бы присмотрелись к местным, да и гончарный круг там один есть. Или вредный дед не даст свой инструмент неумехам на поругание?

— Не даст, как есть не даст! Совсем старик Марк от старости мозги растерял. От него такие убытки, посуду в Перте покупаем за дорого! Его сыновья только кирпич да черепицу делают и в Перте продают, а до посуды он их и не допускает, старый. И сам не делает и другим не дает, — нажаловались на старого гончара кумушки, которых поприбавились. Тут и Никки подошла:

— Значит сами купим. Никки, мне кажется, местных лучше к стеклодувне приставить, чем глину месить. Ты как думаешь?

— Думаю ты права, но почему только местных? Для стеклодувни талант нужен и навык, и знания. Мастеров обучать долго. Пусть со всех деревень приходят те, кто хочет новому ремеслу обучиться, а уж мы отберем подходящих для такого дела. Нанять что ли мастера в Лурдиане, да денег нет!

— Давай я с отцом поговорю, как он проснется. У нас на землях есть стеклодувня маленькая, мы там в основном призы для скачек, кубки именные да фигурки лошадей наших, особенно медалисток, делаем, но и оконное стекло и посуду тоже делаем, чуть-чуть только для своих. У мастера сын молодой способный, да только тесновато ему уже с отцом, да и скучно одних лошадок да кубки делать. Мужчина молодой и семья у него хорошая. Может наймешь его лет на пять, он себе денег на свою мастерскую заработает, а твоих обучит в лучшем виде.

— Никки! Ты сокровище! Конечно поговорим. Вот только за обучение приплачивать придется, да это уж я с ним сама договорюсь.

— Кер, здесь дом свободный есть?

— Да откуда же ему взяться-то?

— Эээ, хозяйка, если снова из дерева строить собралась, то дерево у нас дороже камня, — напомнил мне мой управляющий.

— Значит из камня построим или из кирпича. Если твой управляющий приедет с семьей ему дом тоже нужен будет.

— Да чего уж теперь, Богемия твоя разрастаться будет. Постоим два домика, не вопрос.

— Никки, а у твоего мастера семья большая? Жена есть, а детей сколько?

— Детей двое мальчишек, он их уже учит, у них славные фигурки получаются. Птички, котята, помнишь мы делали? Так вот у них еще лучше!

— Да у них талант! Может и наших детишек обучат, ребенок ребенку всегда лучше объяснит, что да как, а отец поправит и присмотрит если что. Он вообще, как, детей любит? Такие фигурки денег стоят, помню у нас их мадам Розетта скупала для своего салона с украшениями, шли на ура!

— Конечно он детей любит! Кто ж их не любит? — возмутилась Никки, а потом виновато посмотрела на меня.

— Да ладно тебе, подружка. У каждого правила всегда есть исключение, — хмыкнула я, понимая, что она вспомнила о моей родне. — Я уже давно не маленькая. За учебу заплатили и на том спасибо.

Перт хмуро смотрел на наши переглядки, уже догадываясь, что не все в моей короткой жизни было гладко. Да только я давно уже не ребенок, мне не семнадцать лет как моему телу, а уже за полтинник.

— Я денег на гончарные круги из своих накоплений дам, не переживай хозяйка. Зачем мне они, да из дом отблагодарить хочу, я свой почти поставил, стоит окон дожидается.

— Да ты что? Поздравляю! Нужно будет съездить как-нибудь, посмотреть, как посвободней буду.

Кер отправился в Большое Болото к старосте с деньгами, за одно переговорить с девочками в Хромой лошади о намечающемся обучении гончарному делу. За одно кирпич и черепицу заказать у сыновей старого Марка. Те будут рады подработать. Начнем с малого. Тарелки, блюда, чашки, пиалы, а там как пойдет. С глазурью проблем не будет, у нас своя стекольная мастерская, а глазурь, тоже стекло. Можно будет совместить производства.

Как выяснилось на все деревеньки было целых десять лошадей, а держали их как раз в Большом Болоте, это я про деревню, там трава была хорошая и сено заготовить было легче. Земля получше, камней почти нет. К ярмарке или по мере надобности крестьяне из других деревень одалживали у местных лошадок, когда за деньги, а когда и натуральным обменом платили. Телеги были там же. Не очень-то удобно для наших дел, но довольно разумно в свете уклада моих деревенек. Если ездить на ярмарку раз в год, а пахать нечего, то зачем целый год держать лошадь? Лошадки были крепенькие и совершенно беспородные, низкорослые горные и мохнатые, но выносливые и довольно сильные. Барона Кроули удар хватит, когда он увидит это чудо, заядлый лошадник в сотом, наверное, поколении, любил свои табуны почти как родных детей.

Вечером наши маги очухались и после плотного ужина водрузили крышу на место, вот только размерчик подкачал, местные умельцы с утра пораньше полезли чинить крышу. Мы с Никки продолжали агитацию и пропаганду среди населения. Те всему верили и ко мне потянулась стайка подростков, желающих попробовать себя на поприще гончарного искусства. Я их отправляла пока работать в семью, мол, когда глину привезут и гончарные круги, тогда и начнем. Дон и Рик ржали над нами и советовали не надорваться от такого количества учеников.

Барон принял мою просьбу о хорошем мастере, способном обучать народ, близко к сердцу и тотчас отправил письмо в свой столичный городок баронства Кроули, где и была мастерская стекольщика и стеклодува мастера Нормана, но нам нужен был его старший сын Вильям.

Следующий день прошел плодотворно. Ученицы Никки были и так неплохо подкованы в работе с прялками, она лишь давала советы и слегка направляла работу. Я покачала головой, женщины, конечно, работают быстро, но с такой скоростью нитки будут прясть до зимы. Зато с одеялами и матрасами дело спорилось. Мы нарезали длинных гибких прутов из лощины, росшей в овражке рядом с деревней, и шустро разбивали комковатую шерсть до состояния облака. Вручную теребить было долго и я научила их простому приему. Сидишь себе на травке на тряпочке и только прутик свистит, безрукими селянки не были и дело у них спорилось с огромной скоростью. Мы вытащили большие столы в садики при домах, установили их в теньке чахлых кривоватых местных яблонь. Яблони и другие деревья росли у них плохо, камни в почве не давали как следует развиваться корням и деревья довольно быстро погибали. Но пока для нашего дела были пригодны.

Мы раскатывали рулоны с плотной тканью для матрасов, начать решили с них, это проще чем одеяла, Ники тоже крутилась рядом, помогая женщинам. Мы решили стандартизировать размеры одеял и матрасов, так легче шить постельное белье. Ширина была метр, земные девяносто сантиметров здесь были не приняты. Метр, полтора и два, такой ширины кровати делали в Лурдиане, мы решили оставить ту же систему, на двух метровую кровать стегалось по два матраса, а на полутора метровую по желанию, или один широкой или два по семьдесят пять сантиметров, такой же ширины были детские кроватки, но в Дальгоре не заморачивались с детской мебелью, зачем? Дитё вырастет и, что ж опять новую кровать и новую постелю городить? Так высказались женщины, мы не стали их переубеждать, в деревне свои законы, может это и правильно. Полутораметровых кроватей здесь тоже не делали. В деревне с кроватями вообще было туго, дерево дорогое, да и мало его.

Матрасы вышли на загляденье, ровные, пышные и мягкие, красота! Хозяйки потащили их по домам стелить детям, малыши спали по двое в кроватях по метру и было им не тесно, кто-то укладывался "валетиком" и не скучно и не холодно. Пряхи, осмотрев на это дело, наплевали на нитки и рванули стирать свою шерсть. Никки тщательно записывала, кто сколько ткани взял, дарить я ее не собиралась. Продадут матрасы в Перте и вернут деньги за ткань. В дальнейшем пусть сами ее покупают и стегают хоть километрами. После обеда принялись за одеяла. Я предложила самый простой способ, стегать квадратами, а не ромбами или узорами. Это уже посложнее, да и зачем усложнять, если все равно сверху будет постельное белье. Одеяла стегали полуторные, то е сть шириной по полтора метра и длиной по два. Двуспальные здесь никому были не нужны. Супруги просто сдвигали две кровати рядом и все, и это те, у кого кровати вообще были, женщины постановили что спать под одним одеялом не удобно. Зачем тянуть край на себя, если каждому удобнее под своим?

Мы с Никки объяснили, что есть зимние одеяла, они толстые, а есть тоненькие — летние. Решили начать с летних. Хозяйки решили, что, если будет холодно двумя укроются или овечьи шкуру сшитые вместе сверху накинут. Мы пожали плечами и начали мастер-класс. Никки решила выпендрится и шустро состегала одеяло красивыми цветочными узорами, тетки ахнули, но решили, что им это ни к чему, от добра — добра не ищут. Я хихикала над возмущённой подружкой.

— Ну а что ты хотела? Народ в деревнях практичный. Женщины смекнули, что квадратами стегать быстрее и удобнее, а под пододеяльниками все равно ничего не видно, — ржала я над Николеттой.

— Вот когда они дозреют для красивых покрывал на своих кроватях, вот тогда я тоже посмеюсь, — дулась Никки, пораженная в самое сердце деревенской черствостью.

— Боюсь это будет не скоро, а покрывал они себе из шерсти крючком навяжут, вот и все дела. И просто и красиво, и практично, тепло опять же, — защищала я деревенских.

Тетки умильно кивали головами. Хорошая у них хозяйка, с пониманием.

Глава 9

Вечером, прямо за ужином, пришёл ответ из Кроули. Виллиам Норман готов принять приглашение, а затем шел перечень таких условий, что я чуть с лавки не упала.

— Такое впечатление, что к нам собирается сам король со свитой. И дом ему белокаменный в три этажа и жалование больше моего дохода со всех земель и сад с беседкой. Он у вас что, голубых кровей?

— Уверен, что это старик Норман чудит. Не хочет, старый ворчун, сына отпускать, вот и наглеет. Ну я сейчас ему сам напишу, он у меня попляшет, совсем спятил на старости лет. Если его сынок не хочет работать на землях выпускницы монастыря святой Анны, найдем кого и попокладистей, на Норманах свет клином не сошелся, — рассмеялся барон и застрочил письмо, отстаивая мои интересы и спуская зарвавшегося мастера с небес на землю.

— Не расстраивайся Анни, если Вилл с семьей не приедет, то средний сын Мартин точно согласится, он ничуть не хуже Вилла. Тот наследник, вот папаша и забеспокоился. А среднему сыну все равно ничего не светит, да отец? — успокаивала меня верная Никки.

— Твоя правда, надо было сразу Мартина звать, у него семьи пока нет, так что может он из местных себе красотку присмотрит, да здесь и останется, — поддержал дочку родитель и отправил еще одно письмо Мартину лично.

Ответ пришел через пару часов, мы еще даже спать не легли. Мартин был готов выдвигаться хоть сейчас, на дом не претендовал, условия выдвигал нормальные и мы подтвердили приглашение. Дон сказал, что откроет ему портал, как только тот соберётся и Мартину Норману ушло второе письмо. Тот ответил немедля, что к обеду будет готов. Вот это я понимаю, тяга к труду! А может папаша достал до печенок, вот парень и рад рвануть из дома на вольные хлеба. Кому охота у старшего братца всю жизнь в подмастерьях ходить? А тут сам мастер.

— Дон, тогда уж и мастера-наладчика нужно забирать, раз мастер у нас есть, пусть принимает участие в установке оборудования, ему там работать. В каждой избушке свои погремушки, мало ли как он привык работать. А дом мы ему все равно построим, пока у вдовы Малли поживет, а потом уж к себе переедет, — попросила друга.

— Твоя правда, пиши мастеру. Ночь на дворе, ну да ничего, ему уже за все заплатили, пусть собирается, — поддержал меня верный товарищ. Я и написала, Рич подзарядил почтовую шкатулку.

— Вот что бы я без вас бы делала? — вздыхала я. — Останусь одна, даже письмо написать не смогу, будет несколько месяцев идти с караванами.

— Мы тебе кристаллов побольше зарядим, на пару лет хватит. Ты же не думаешь, что мы не будем тебя навещать? — прищурился Дон.

— Да я только рада буду! Хоть каждое лето приезжайте на рыбалку на мои озера! Вы же знаете, что вы для меня родные люди, моя настоящая семья! — барон потрепал меня по белокурой макушке как в детстве.

— Ну что, дочка, — обратился он ко мне. — Завтра с утреца забираю мастеров и начинаю тебе домик на озере мастерить, отсюда до твоих озер не так уж далеко, за день доберемся. Пора начинать, а то так и лето пройдет, а я еще не рыбачил. А мальчикам пора за дорогу браться. Как твой управляющий народ пришлет, так и начнут.

— И то верно, милорд. Спасибо Вам огромное. Вы так много для меня делаете, — я даже слезы смахнула и пошмыгала носом, Никки тоже присоединилась к слезоразливу.

— Ну что вы, девочки. Кто ж еще поможет своим детям, как не родители, а вы нас потом не забывайте, — засмущался барон, обнимая нас с подружкой.

— Никки, я так понимаю ты здесь останешься, Анни помогать?

— Да, папуля. Мы потом к вам приедем на домик полюбоваться, а пока дел много. Завтра Мартина встречу и мастер станков приедет. Будем помогать чем можем. А там и Кер глину привезет, гончарные круги, наверное, дня три ждать, пока до Перта доберется, пока назад. Мы пока с женщинами постельным бельем займемся и поможем с одеялами, еще не все научились. Дело простое, но сноровка все равно требуется.

Я обняла Никки, хорошая у меня подружка, верная. Рич любовался на нашу парочку, Дон светло улыбался. Вечер удался, и мы разбрелись по домам спать.

Утром дон и Рич припахали деревенских начинать строительство дороги ведущей к тракту.

— Мы, конечно, можем забирать твое стекло и порталами, но для Дальгорцев все равно дорога нужна. У них маги только владетели доменов, ну и еще верхушка приближенных к королю Конраду. Без хороших дорог не обойтись. Дорогу от озер до Перта сделаем следующим летом, ты уже на совсем здесь поселишься, и мы можем с тобой тут до зимы куковать, — обнадежил меня Дон.

— Но Ричу еще учиться! — возмутилась я.

— Рич уедет, а я останусь, может еще приятеля притащу, он как раз по дорогам мастер. Деньги у тебя уже будут. На стекле хорошо заработаешь, заплатишь ему, я договорюсь.

— Спасибо тебе, Дони! — бросилась на шею к парню я, тот засмущался и погладил меня по голове.

— Ну что-ты, малышка. Ты мне как Софи, такая же родная. Я бы ее никогда одну не оставил и тебе помогу всем чем могу.

Я утерла глаза и чмокнул Дона в щечку, деревенские умилялись и радовались, что у них будут хорошие дороги. После завтрака барон погрузил мастеровых с инструментами на три телеги, и они отбыли на строительство моего дома. Мне жутко хотелось с ними. Свой дом! Я уже и забыла, как это, но чувство долга держало меня в Богемии.

Мы снова впряглись в постельный бизнес. Те, кто еще не научился крутились около Никки, остальные шустро справлялись сами, я только бегала между столов, помогая советом, но те и так уже вошли во вкус. Я собрала девочек-подростков и постановила:

— Хватит прохлаждаться. Мамки вас потом сами всему научат, у них отлично получается. Прекрасные мастерицы в Богемии. А вы начинайте белье постельное шить. Тащите беленое полотно тонкое для нашего рукоделия. Крючки кружево вязать и нитки с иголками. Вон еще один стол пустует, на нем и разложимся.

Те бегом рванули к старосте, куда и было сгружено все полотно. Они принесли белый хлопок, и мы начали. Ничего сложного пока делать не собиралась. Простыни подрубить, пододеяльники-мешки и наволочки.

— А какие подушки в основном у населения, что-то я с размерами не могу определиться. Перьев у нас на подушки нет, но наволочки все равно сошьем.

— Да какие наволочки сошьем, такие и подушки будут. Если наше постельное белье понравится, то подушку перешить дел на полчаса. Перья пересыпал в другой наперник и вся недолга, — ответила мне Моран.

— Твоя правда. Тогда так, предлагаю собирать комплекты таким образом: одна простынь, один пододеяльник и две наволочки. Одну наволочку делаем квадратную, а одну прямоугольную. Все украшаем кружевом. Квадратные наволочки можно с воланчиками делать, отделанные кружавчиками которые крючком свяжем. Красиво будет, а прямоугольные наволочки оставим простыми. Пододеяльники тоже кружевом украсим. Можно сделать на пуговицах поперек длины, но с пуговицами у вас проблема, ладно тогда сделаем вставку из кружева на лицевой стороне, тоже красиво.

Никки меня поддержала, и мы начали урок кройки и шиться. Швейных машинок здесь в глаза не видали и не только в Дальгоре, а вот в Лурдиане маги делали швейные артефакты, но они стоили дико дорого и покупали их профессиональные портные в элитные ателье для знати, придется все ручками. Но как только разбогатею, себе такой артефакт точно прикуплю.

— Начнем с самого простого. Подрубаем простынки, я сейчас покажу постельный шов. Крючком кружева вязать все умеют?

Девчонки закивали головками. Мы раскатали рулон белого хлопка.

— Так как постели у всех метр шириной, а полотно у нас чуть более полутора метров, а точнее метр шестьдесят, мы его будем резать только поперек. Длина кроватей у вас по два метра приблизительно, но простынь нужно убирать под матрас со всех четырех сторон, чтобы она не сбивалась комом и спать было бы удобнее. Оставляем по тридцать сантиметров с каждой стороны. Длина у нас будет два метра шестьдесят, а ширина метр шестьдесят.

Я достала портняжную ленту из кармана штанов, в которых и разгуливала на диву деревенским, местные отмеряли длину веревочками с узелками, тоже вариант. Мы тщательно отмерили длину и отрезали ее портняжными здоровенными ножницами, которые я так же прихватила из дома. У местных ножницы были дефицитом. Для стрижки овец — пожалуйста, а для дома бегали к соседям одалживать, я молча осуждающе качала головой. Все жительницы дали себе и мне слово, что озаботятся инструментом в Перте, как только продадут свои первые изделия. Девчонки быстро учились и уже подрубили с десяток простынок, когда прибежали мальчишки и доложили, что едет Стретер на телеге полной красной глины. Быстро он!

Мы с Никки пошли встречать героя, малышня увязалась за нами.

— Кер! Здравствуй, ты быстро, мы тебя сегодня и не ждали, — обрадовалась приятелю.

— Я короткими дорогами ехал на прямик, гнал как ветер. А с телегой пришлось уже по дороге тащиться. Вот ваша глина! Куда сгружать будем?

— Пока никуда, пусть в телеге лежит, пока ты нам место под гончарную школу не организуешь, — хитро улыбнулась Никки.

— Ваша правда, миледи. После обеда займусь, есть у меня идея куда вас пристроить. А где обжигать-то будем? В Хромую Лошадь возить? Побьем половину по нашим дорогам.

— Пока нигде. Пусть сначала научатся, изделие сутки сохнуть должно по-любому. Если работать хорошо начнут, придется печь для обжига мастерить. Какие новости?

— Новости хорошие. Я через Хромую Лошадь проезжал, — я скривилась как от зубной боли от названия. — Леди Стефани уже с девчонками насобирали какой-то травы, ее теперь сушат, она говорит, что пока нашли на красную и желтую краску, а если смешать, то оранжевая получится и еще какие-то оттенки, но я таких названий не слыхивал, так и не запомнил, что-то морское вроде и цитрус какой-то, еще что-то фруктовое.

— Для начала не плохо, наверное, она имела в виду коралловый цвет и красный апельсин, и скорее всего абрикос и персик. Угадала?

— Точно, они. Софи бегала по лугам какие-то цветочки собирала, а потом они с женщинами опять стегать постель стали. А у вас как дела?

— У нас тоже все хорошо. Наши тоже прекрасно справляются и с матрасами, и с одеялами, девочки за простыни взялись, после обеда наволочки и пододеяльники шить будем. Ах, да! Самое главное! После обеда приедет мастер-наладчик и мастер-стекольщик из Лурдианы, его мне барон Кроули рекомендовал. Он из его баронства. Парень холостой, вдруг здесь женится и останется на совсем, было бы хорошо, но дом ему все равно строить придется. Пока наши маги забрали всех местных здоровых мужиков и парней на стройку дороги, к обеду вернутся. В общем ты очень вовремя!

— Вот это дело! А я старосту Клина за гончарными кругами в Перт отправил, десять штук пока купим, пять твоим подругам оставим, а пять сюда, молодёжь тоже к нам собирается, хотят стекло варить и горшки лепить, — развеселился Кер.

— Горшки тоже дело нужное, как без посуды жить? Фарфоровой глины, каолина, у вас тут нет, мы бы озолотились, но нам и красная подойдет. А белой глины у вас тут нигде нет? Как стекольную мастерскую наладим, там и глазурь сварим, пока просто прозрачную, а может и цветную потянем, если сможем себе позволить окись меди и олова. Тогда у нас будет синяя, белая и красная глазурь. Даже без рисунков такая посуда выглядит дорого и даже благородно, если мастер не косой на оба глаза и обе руки у него правые, а не левые. Ну, а пока стеклянный бой из нашей мастерской и будет нашей глазурью, нужна просто хорошая мельница для стекла, на худой конец большая ступка каменная, и очень-очень мелкое сито для муки. Думаю, это мы найдем, на худой конец из Лурдианы выпишем. Такая красивая посуда дешевой не будет.

Стретер удовлетворенно кивал, но белой глины на моей земле не водилось. Тут его почтовая шкатулка тренькнула, он вытащил ее из-за пазухи и достал письмо, радостно заулыбавшись увидев адресата. Он быстро прочел письмо и доложил:

— Удача благоволит нам, миледи. Мой друг офицер Фергус Юдар гототов приступить к работе, он уже в пути. Хороший человек и командир. После ранения его отстранили от службы, и он теперь без работы. Но у него отец мастеровой, правда кузнец, но думаю со стекольной мастерской он справится.

— А у нас ни одного кузнеца на пять деревень, — с намеком попеняла я управляющему, тот рассмеялся.

— Не все сразу, миледи. Кузнецы у нас народ капризный, хороших кузнецов мало. Может со временем переберется к сыну.

— Капризный пусть дома сидит, у меня и так дел куча. Кузня дело хорошее, но перед дедом я плясать не буду. В крайнем случае кузнеца из Лурдианы привезу, там они не хуже местных, а то и получше.

— Как скажете, хозяйка, — покладисто согласился довольный Кер и повел лошадку, тянущую телегу куда-то вверх по деревенской улице.

— Кер! А далеко ли твоему другу до нас добираться?! — крикнула ему вслед.

— Из Перта, утром будет! — порадовал меня Кер.

Ура! Все в сборе, пусть начинают работать, а я помогу и прослежу. Мы вернулись к женщинам, те интересовались что за новости. Мы их порадовали, что все новости только хорошие и вкратце рассказали о встрече со Стретером, те еще с большим энтузиазмом взялись за дело. Девочки отлично справлялись с простынями, и я стала показывать, как раскроить пододеяльник и сделать квадратный вырез в середине, через который и будет запихиваться одеяло. Были бы у них пуговицы или ткань красивая, можно было бы делать просто мешки с прорезью по шву. Можно в ногах, а можно и с одного бока, но белое постельное белье будет выглядеть совсем уж просто, а нам нужно его хорошо продать.

Я хвалила девочек, их мамаши светились от радости, мы уже сшили пару пододеяльников, и я показывала какое кружево хочу для украшения нашего изделия. Юные мастерицы вооружились крючками и белыми нитками и принялись за дело, я подозвала половину девчушек к столу для шитья, и мы занялись наволочками.

— А потом поменяетесь, вы буде пододеяльники шить, а они наволочки, так и научитесь, — объясняла я ученицам. Никки носилась между женщинами, следя за матрасами и одеялами, что б не накосячили.

Квадратную наволочку мы украсили воланчиками по пять сантиметров шириной и также обвязали их полоской кружева. Смотрелось свежо и очень миленько. Вообще я любила чисто белое постельное белье, тем более с кружевом или мережкой, это мне напоминало детство в деревне у бабушки, поэтому я с удовольствием учила девчушек. Прямоугольную наволочку я хотела сделать простой, но мои ученицы вошли во вкус и настояли на воланчиках и кружеве на этом изделии тоже. Я пожала плечами, хотите-делайте, так еще дороже будет. Матушки поддержали дочерей, кося глазами на наше рукоделие.

Солнце было в зените, когда мы услышали цокот копыт и увидели своих бледных магов верхом на лошадях. За ними тянулись телеги, с не менее уставшими мужчинами из моей Богемии. Женщины отложили свою работу и бросились кормить мужиков. Мы подошли к ребятам.

— Сильно устали? — сочувственно заглядывала ребятам в глаза Никки.

— Ага, а еще больше проголодались.

— Нужно вам собирать перекусы с собой, а то вы у нас ноги протянете. Дорога это хорошо, но вы мне нужнее, — повинилась я о своей непредусмотрительности.

— Завтра так и сделаем, давайте уже поедим чего-нибудь, — взмолился Рич, а Дон только покивал.

Накормив ребят, мы им кратко рассказали о том, что Кер уже здесь и вообще все новости, которые он нам привез.

— Вот и хорошо, сейчас пару часов передохнем и откроем порталы, заберем мастеров. Только, Анни, сегодня мы уже не работники, после порталов в Лурдиану только спать будем.

— Вот и ладно, отдыхайте, набирайтесь сил. Мастера прибудут, и мы их сами встретим и расселим. Пока они все осмотрят, пока решат, что к чему, пока договорятся, уже вечер будет. А вы отдыхайте. У нас пока наш кружок кройки и шитья работает, — успокоили мы с Никки друзей.

После обеда женщины снова потянулись в сад, мы с Никки пили холодный компот и прикидывали планы на ближайшие дни. Женщины учились быстро, девочки еще быстрей, но и постельное белье мы делали простеньким, воланчики да кружавчики дело не хитрое, а хлопок не шелк и не бархат.

— Думаю еще дня три и можно перебираться в мои Лавандовые Луга, народ организовать на кройку и шитье. Как ты думаешь, Никки?

— Вполне, здесь ничего сложного нет. Руку они набьют, да и шерсти у них не так много. Можно будет перебираться к твоей эрике поближе, если ее овцы всю не съели, — хихикнула Никки.

— Лопнут их овцы, да и не вкусная она. Там этой эрики целые холмы.

— Тебе бы пасеку. Лавандовый мед дорогой. У тебя пасечники есть?

— Откуда? Ни пчел, ни пасеки. Разбогатею, может куплю несколько ульев для себя и вам на подарки. Твоя мама его как раз очень любит. Сделаю ликер медовый, назову "Горная лаванда", Дормейна удар хватит, — мы с Никки рассмеялись, вспоминая энтузиазм графа с кофейным ликером.

— А что идея хорошая, но тогда тремя ульями не обойдешься.

— Да я же только для своих! Ограниченный выпуск, эксклюзив!

— Тогда он твою идею точно в дело возьмет!

— Да пусть берет, я не жадная. Всех дел не переделаешь, а всех денег не заработаешь. Если только на перспективу пасеку открывать, а еще пасечников учить самой, — я тяжело вздохнула.

— И то правда. У тебя и стекло и рыба, уже это будет давать хороший доход. Женщины тоже молодцы, если овец побольше разведут, то у них приличный доход будет. А шерсть ведь тоже красить можно и вязать дорогие вещи, одежду и ковра даже, хоть и хлопотно. Что еще в деревне зимой делать? Скука. Ни балов, ни гуляний, ни рестораций и театров, шей да вышивай, еще вяжи. Керамику делать начнешь, расписывать посуду мастериц обучим, опять деньги. Не стекло, конечно, но все равно доход. А ты еще и алкоголь делать собиралась.

— Ну это дело дорогое и долгое. Переселюсь сюда следующим летом, прикину как дела идут и если пойму, что испытание выиграю, то тогда и начну. Но скорее свего дождусь пока все бумаги оформят. Я и так кучу денег вложила в стекольную мастерскую, обидно будет, если кто-то придет на все готовое, а я получу пинок под зад как от родного отца. Ни земли, ни денег. Так что идею с "Золотой слезой" я пока придержу.

— Вот и правильно. Но я уверена, что ты выиграешь. Кто если не ты? От сюда семь претенденток сбежало, а ты себе дом строишь на озере, значит убегать не собираешься. Король Конрад хороший правитель, не думаю, что тебя здесь обидят и народ тут славный, мне нравится. Если бы не Рич, я бы тоже на испытание согласилась. Жили бы где-нибудь рядышком, было бы здорово.

— Ага, и еще Софи со Стефой к нам для компании, — рассмеялась я. — Вас ваши семьи от себя не отпустят, это я сама по себе.

— Ни сама по себе, Анни, а с нами, Мы тебя не бросим! Ты наша сестра!

— Я знаю, милая. Я знаю…

У наших учениц выходило все лучше, пожалуй, трех дней много на обучение. Женщины уже во всю помогали советом друг другу, а девочки настолько увлеклись, что не обращали ни на что внимание. Мы с Никки собрали обрезки ткани, оставшиеся от наволочек, и накроили носовых платков или маленьких салфеточек. Сидеть сложа руки мы не привыкли и стали украшать салфетки мережкой и обвязывать их крючком кружавчиками. Руки у нас были к этому привыкшие, узоры мы брали простенькие, особо не мудрствуя, и уже сделали по десятку платков каждая. Скоро очнулись наши маги и ушли порталами, чтобы забирать мастеров. Ушли-то они от сюда, а выйти могли только в разрешенном королем месте, так что мастера будут в лучшем случае к ужину.

Мы закончили салфеточки и раздарили их девочкам, те вскочили кланяться, я только рукой махнула, а Никки улыбалась ученицам.

— Раз у вас все так здорово получается, вы продолжайте. Если будут вопросы мы у Морны в доме. Пойдем мастерам что-нибудь вкусное приготовим из лурдианской кухни. Девчушки хотели было увязаться за нами, но строгие мамаши быстро пристроили их к делу. Выкройки были уже готовы, оставалось шить и девчушки послушно уселись за работу.

Уже в сумерках мы увидели верховых, это были наши друзья и два мастера. Наладчик был солидным мужчиной с пышными усами, а Мартин молодым улыбчивым рыжим парнем. Местные красотки, уже зная, что тот не женат, побежали наряжаться. Мы с Никки с улыбками встречали гостей. Пристроив их на постой, привели ужинать к старосте, где Морна с дочкой уже накрыли стол. Гости учтиво раскланялись и уселись ужинать. Я обратилась к Мартину:

— Спасибо что откликнулся на мое приглашение, Мартин! Хорошо, что вы с уважаемым Тодом приехали одновременно. Завтра осмотрите мастерскую, если что-то не так, то мы переделаем. Люди для работы по установке у вас будут и маги тоже. Лорды Ричард и Донован готовы нам помочь. Но все дела завтра, скоро уже стемнеет, а сейчас приятного аппетита!

После ужина мы посидели в саду, я коротко обрисовала ситуацию и свои надежды, мужчины задумчива кивали, а затем их проводили отдыхать, да и мы с Ники устали. Утро вечера мудренее.

Глава 10

После завтрака мастера вместе с нашей командой отправились в бывшую овчарню, ныне гордо именуемую стекольной мастерской "Богемия". Кое-какие изменения внести пришлось, и маги взялись за дело. Мартин и Тод обсудили установку оборудования и пришли к консенсусу. Мартин захотел взглянуть на песок. Пришлось его отправлять на песчаный карьер в сопровождении старосты. Кер ждал друга, мастер Тод вовсю командовал мужчинами, выделенными ему в помощь. Техника была тяжелой и Ричу с Доном пришлось попотеть, пока ее расставили по своим местам. Самое дорогое и трудоемкое — сама плавильная печь. Работать она могла как на магических кристаллах, так и природном топливе. За зиму наш управляющий на последние деньги запасся углем, а я договорилась с Летти и Жули о поставке соды и мела, без них хорошего стекла не получишь. Они уже писали мне, что караваны вышли и намекнули, что не против получить по комплекту бокалов из моей мастерской, дизайн на мое усмотрение.

Я только вздыхала, еще ничего нет, а уже долги. Никки подбадривала, мол ничего, только мама Стефи заказ сделала на четверть стоимости оборудования.

— Да, но девочки ждут что-то особенное. Давай дизайн придумывать.

— Чего тут придумывать, их мужья горные лорды, от сюда и плясать будем.

Мы свалили из мастерской, где только мешались у всех под ногами и ушли под яблоньки. Женщины упорно стегали одеяла, матрасы они решили на продажу не делать, я не возражала, это их дело. Девочки уткнулись в шитье, а мы достали альбомы и грифели и стали делать наброски бокалов для Даниэлы, Жустинианну, Лилианы, Марики и Николетты, тезке моей Никки.

— А у них гербы есть? У них же мужья все как один владетели доменов, — опомнилась я.

— Понятия не имею. Но судя по тому, что у тебя на руке браслет с королевским гербом, то и у них быть должны.

— Ты знаешь, у них какой-то запутанный принцип вассалитета. Я даже в нашей монастырской библиотеке ничего толкового не нашла. Надо Стретера попытать, но он сейчас занят. Вот интересно, когда я получу документы на полное владение этими землями, у меня титул будет? И какой? Баронесса? Давай напишем нашим сестрам и попросим картинки с их гербами, а я заодно расспрошу что и как с ленными владениями.

— А давай! — согласилась подружка и мы быстро разослали письма, и снова занялись эскизами, потом Никки переключилась на эскизы рисунков и узоров для керамики, а я стала делать наброски для постельного белья и штор, которое я сошью себе в дом. Вдоволь нарисовавшись, мы обошли своих учениц и поняли, что мы здесь, в общем-то, больше и не нужны.

— Тогда завтра отправляемся в Лавандовые Луга. Что здесь зря сидеть? Стретер и без нас справится. Ой, а это кто? — уставилась мне за спину Никки, деревенских мы уже почти всех знали.

— Добрый день, леди. Я Фергус Юдар, к вашим услугам, — вежливо раскланялся горец среднего возраста, чем-то похожий на нашего Стретера.

— Добрый! А я леди Анни Виндор, а это моя подруга леди Николетта Кроули. Приятно познакомиться. Пойдемте, я провожу Вас в мастерскую, там все нужные нам люди, за одно и поговорим. К сожалению, сам мастер-стеклодув отправился песок смотреть, но Кер здесь и мастер-наладчик тоже.

Все кумушки побросали работу и уставились на нового гостя. Никки осталась дальше рисовать и объяснила женщинам, что это и есть будущий управляющий мастерской. Тетки интересовались женат управляющий или нет, на что Никки округляла глаза и пожимала плечами. Она-то откуда знает? Я вела Фергуса к нашей мастерской и с удивлением поняла, что тот тоже слегка прихрамывает. Везет же мне на хромых! То лошадь хромая, то оба управляющих, интересно, когда придется искать управленца на рыбное хозяйство, тот тоже будут хромым?

— Господин Юдар! Не поймите меня неправильно, я просто хочу помочь. Что у Вас с ногой, тоже магическая рада?

— Да, миледи. Это проблема и я Вам не подхожу? — напрягся Фергус.

— Это для Вас проблема, а не для меня. Кер же работает спокойно и меня все устраивает. Я просто буду заказывать еще одну банку с мазью и еще одну бутылку зелья у матушки Акулины из нашего монастыря. Керу это хорошо помогает, значит и Вам поможет.

— Благодарю Вас, миледи, — вежливо поклонился Фергус. — Буду только рад. А Вы так запросто называете Стретера по имени. Вы друзья?

— Скорее сподвижники и товарищи, но у нас установились теплые доверительные отношения и нас это устраивает. Он мне очень помогает, как и мои друзья. Все же хозяйство запущенное, а сроки испытания жесткие. Приходится привлекать родню. Моих сестер и братьев. Вы сейчас с ними познакомитесь, это лорд Ричард и лорд Донован.

— Буду стараться заслужить Ваше доверие, миледи.

— Очень на это надеюсь, господин Юдар. Мне необходимы верные и надежные люди. Планы у меня большие, но самые дорогостоящие и прибыльные проекты, я собираюсь воплощать только после прохождения испытания и только если эти земли станут по-настоящему моими.

— Разве стекольная мастерская будет не основным доходом?

— Это лишь верхушка горы. Есть дела еще более успешные, но нужно время, а мне его дали не много. Стекло станет довольно быстро давать прибыль, у меня целый список крупных заказов. Хороший мастер прибыл еще вчера из Лурдианы, оборудование я купила самое лучшее, вся надежда на вас и на мастера Мартина. Он хоть и молод, но как мастер один из лучших, да и я не новичок. Думаю справимся. И к концу лета мастерская заработает хотя бы в половину мощности. На данный момент меня интересует оконное стекло для моего дома и дома Кера, а то мы с ним пока бездомные, — пошутила я.

— Я тоже миледи, но Кер обещал мне строительство дома по какому-то интересному проекту.

— Наверное по тому же, что и его дом на озере. Проект действительно удачный. Выбирайте место под строительство. Кирпич и черепицу мы для Вас уже заказали.

— Было бы интересно взглянуть, что он там себе отстроил.

— Будет время, съездите с ним на рыбалку, а пока не обессудьте. Время — деньги, а для меня еще и свобода выбора. Мастерская для Вас пока прежде всего.

Мы дошли до мастерской, и я представила нового управляющего всем, кто его еще не знал. Кер и Фергус обнялись как братья. Я оставила их общаться, а сама решила взглянуть на глину. Дааа уж! Глина-красная-обыкновенна-грязная-ужасно. Прямо новый сорт. Придется попотеть. Я выглянула из-под навеса, под которым стояла телега. Он был на окраине деревеньки, но на улице болтались без дела мальчишки и маялись от скуки. Из мастерской их вытурили, а занять себя они не умели. Сейчас я вас развеселю!

— Эй, пацаны! Идите-ка сюда!

— А чего надо-ть?

— Собирайте остальных, кому делать нечего, будем с глиной работать!

— Тюууу! Мы хотим на стеклодувню! Разные штучки из стекла делать! — не впечатлились мелкие нахалята.

— Сначала из глины научитесь, а я посмотрю, допускать вас к стеклу или нет! — строго осадила я мелких.

Те смекнули, кто тут главный, и разбежались собирать подельников, а меня нашла Никки.

— Что, решила припахать местных мальчишек? Дело хорошее. Ты прямо как наставница Мари, та нам тоже отдыха не давала, — рассмеялась подружка.

— Ты лучше на глину посмотри, веселье как рукой снимет.

Никки подошла к телеге и скривилась. Потом взяла маленький комок и скатала жгутик толщиной в палец, согнула его осторожно и высказалась:

— Ну хоть пластичная, но грязная, жуть! А вот и наши помощники.

Передо мной нарисовалось десятка три пацанов от десяти до пятнадцати лет.

— Отлично! Слушай мою команду, бойцы! — гаркнула я, те захихикали вместе с Никки, но вытянулись и даже плечи расправили. — Задача на сегодня! Разгрузить телегу с глиной, но не просто так. Нужны доски, не обязательно прямые, но обязательно сухие. Вперед! За Родину!

— Ну ты даешь! — рассмеялась подружка.

— А чего они, лбы здоровые, дурака валяют. Все при деле, а они гуляют. В мастерскую собрались, я еще посмотрю кто на что годен!

Скоро стали подтягиваться мальчишки с грубыми занозистыми досками на перевес.

— Укладывайте туда, где тени нет и не будет, ни утром, ни вечером. Так, разделяйтесь пополам. Одни снова за досками идут, а другие начинают вытаскивать комки глины. Комки должны быть маленькими, с детский кулачок, а то мы ее все лето сушить будем.

Двое старших ребят шустро разбили толпу на две команды. Мы с Никки только следили за ними, что бы не халтурили.

— Куда ты такой здоровенный ком потащил? Из него четыре сделать можно, — это я.

— Ты зачем комки впритык укладываешь? Они так до осени не высохнут, оставляй расстояние с ладонь, — а это уже Никки.

Бригады поменялись местами. И все стало повторяться с начала. К обеду полтелеги уже опустело, а всю полянку занимали доски, утыканные кусочками глины. Старшие ребята доложили, что больше ненужных досок в деревне нет.

— Жаль, придется дожидаться пока это все высохнет, а потом все повторить.

— Леди, а зачем мы вообще все это делали? — спросил серьезный темноглазый и черноволосый парнишка, который лихо командовал малышней, а те его слушались беспрекословно.

— Тебя как зовут?

— Юэн, миледи.

— Назначаю тебя бригадиром! После обеда подойди, а мы с леди Николеттой тебе все подробно объясним. Можешь прихватить самых старших и смышленых, мы будем в садике у старосты. И, Юэн, сполоснись в воде как следует. Ты весь в пыли, тебя девчонки побьют если такого чистого увидят, у них там ткань белоснежная в работе.

После обеда наши маги снова вырубились, умаялись бедные в мастерской, но больше от них ничего в ней не требовалось. Свою задачу они выполнили на отлично. Фергус и Кер сияли, Тод был доволен, но объявил, что все равно недели две возиться. Я согласилась, а что тут поделаешь? Мы с Никки отправились в сад, там нас уже поджидали ребята. Явилось пятеро ребят во главе с Юэном, все отмылись до блеска. Матушка Юэна Малли была здесь же и страшно гордилась сыном — бригадир! Что это такое никто не знал, но звучало солидно.

— Ну что, бойцы? Устали? Это с непривычки, потом легче будет, — порадовала их Никки, они хмыкнули.

— Раз все здесь, давайте знакомиться. Меня и леди Николетту вы знаете. А вас как зовут? — спросила я.

— Леит! Кирк! Джок! Грег!

— Вот и познакомились. Ну что я вам хочу сказать, от того как вы себя покажете зависит ваше будущее. Дел у нас впереди много. Кто захочет может заниматься гончарным делом, искусство это сложное, но интересное. Посуду будем делать красивую и качественную, а значит дорогую. Вот посмотрите, что вы будете делать в мастерской, это лишь малая часть того, что вам предстоит освоить, — я протянула ребятам наши образцы, те с любопытством разглядывали посуду.

— Тем, кому работать с глиной будет не интересно или если не будете справляться, можно будет работать в стекольной мастерской. Но тут уж мастер Мартин сам будет выбирать людей, я ему не указ, но посоветовать, что бы он к вам присмотрелся, смогу. Кто не захочет или не сможет работать в этих двух мастерских может работать в рыбном хозяйстве. Скоро прибудут мальки хороших пород речной рыбы и уже следующим летом, после путины, можно будет начинать ловить, коптить, солить и еще много чего делать с рыбой. Заработок там тоже будет хороший. Такая рыба в Дальгоре редкость, стоить будет дорого. У меня задуманы еще проекты и открытие других мастерских, на для вас подойдет пока только один вариант, остальное интересно будет женщинам и девушкам. Впрочем, ткать ковры и расписывать посуду могут и мужчины. Дело это интересное и почетное, а главное прибыльное.

— А что мы с этой глиной, которую сушиться положили дальше делать будем?

— А дальше мы ее будем очищать. Глина эта грязная, в ней много песка и камешков, ее нужно будет очистить. Из такой глины хорошую посуду не получишь, а плохой и без нас полно. Если коротко, то очистка делится на шесть шагов. Сначала мы ее сушим, потом молим в муку, затем просеиваем на мелком сите как ту же муку. Потом замесим очень жидкое тесто, после этого она будет отстаиваться, лишнюю воду мы уберем, а глину снова будем сушить, но уже не насухо, а пока она не станет как крутое тесто и перестанет прилипать к рукам. Вот только тогда из нее можно будет лепить хорошую посуду на гончарном круге.

— А потом?

— А потом вашу керамику снова будем сушить. Сначала на воздухе несколько дней, потом в муфельной печи. Потом обливать глазурью и снова сушить. А только потом продавать, — рассмеялась Никки, глядя на вытянувшиеся мордахи мальчишек.

— А глазуть это чё такое?

— А глазурь это жидкое стекло. Она бывает прозрачная, а бывает цветная.

— А как ее делают?

— А об этом я буду рассказывать своим ученикам, когда они научатся делать хотя бы ровные тарелки, — отрезала я, подозревая, что на вопросы мы будем отвечать до утра.

— А правда говорят, что вы знаете, как делать цветное стекло?

— Правда. И леди Николетта знает, и мои подруги и друзья тоже знают.

— А почему у нас этого не знают?

— А может это было раньше никому не интересно? Поэтому и не знали.

— Но с глиной что-то долго все и муторно.

— Это потому что глина плохая. Нужно искать чистую и хорошую на ваших землях, а если не найдем, то может лучше и покупать, годик отлежится и можно будет работать. Чем глина дольше отлеживается, тем она лучше, пластичнее, это значит гибче и мягче, жирнее. С такой глиной приятно и легко работать и изделия из нее можно сложные делать, красивые. В старину глину отлеживали по тридцать, а то и сто лет, но мы с вами столько ждать не будем, — снова развеселилась Никки, глядя на вытаращенные глаза слушателей.

— Мы завтра с Николеттой уедем в соседнюю деревню, там женщинам тоже помощь нужна, ваши умницы-мастерицы уже всему научились. А если вам делать нечего, пробежались бу по окрестностям, может глину и получше бы нашли. Походите вдоль ваших ручьев и речек, может и найдете что. Смотрите внимательнее, она может быть белого, желтого, синего, зеленого и даже черного цвета. Так что щупайте подозрительные комки. Руки вас не обманут, вы уже знаете какая сырая глина на ощупь. Если что найдете интересное, сразу мне несите, разберемся.

Впечатленные отроки отчалили, но было слышно, что они в серьез приняли задание по поиску глины.

— Как думаешь, найдут? — поинтересовалась Никки.

— Что-нибудь да найдут. Удача детей любит. А карьер этот у Хромой Лошади видно совсем истощился на кирпичи пойдет, а на посуду… Очищать замучаемся. Ты права, будет проще покупать. Посуда у нас все равно будет лучшая в Перте, так что вполне можем себе позволить покупать глину у соседей телегами, сырец стоит дешево.

Женщины шушукались, но больше ничего интересного они не узнали, а мы отправились к нашим стекольщикам посмотреть, что да как. К вечеру вернулся довольный Мартин.

— Отличный песок! Можно уже завозить на площадку в мастерскую, просеивать и промывать. Пока печи наладят, у нас уже будет задел для работы. Я так понял, что сода и мел уже в пути?

— Да, Мартин уже едут. Думаю, как раз доедут к моменту пробного запуска.

— Эх, нам бы мага, чтоб кристаллы заряжал. На угле долго не протянем. Я бы тогда круглосуточную работу организовал.

— А спать тебе не надо?

— Ну вообще-то со мной еще один парнишка просился, мой подмастерье. Если вы его примете, то можно и ночами работать.

— Вряд ли наши деревенские на это согласятся. Они ночью спать привыкли.

— Как привыкли, так и отвыкнут. Не страшно. Ночные смены дороже оплачиваются, думаю найдутся желающие.

— Ну сам смотри. Тебе их еще учить и учить. Вот тебе список заказов, а вот пожелания по дизайну. Мы тут с Никки кое-что набросали, но и ты тоже мастер хороший. Как запустимся, я тоже работать начну, нужно герцогине Мейфорд заказ исполнить. Оборудование на ее деньги покупала, в долг. Надо долги возвращать, — я не стала говорить, что об оплате мы уже договорились с ней давным-давно, пусть не расслабляются.

Вечером снова пришли письма. Первое письмо мы получили от леди Миранды. Та интересовалась как у нас дела. У нее все было хорошо, но она жутко по нам всем скучала, так как привыкла, что мы каждое лето с ней. А тут она совсем одна, даже мужа в стране нет, ни то что в доме. Эрика наша на расхват, только успевают засевать и продавать, цену она держит высокую и пока это горячая новинка, будем снимать сливки. Ну и конечно приветы, поцелуи и ожидание нас всех домой. Пришли письма и от сестер по монастырской школе уже прижившихся в Дальгоре. Дани писала, что отправила нам выводок рыбешек, но ехать будет долго, чтоб не передохли. Придется останавливаться и менять воду на чистую, а это займет время. Рисунок герба прислала, передавал всем привет и надеялась, что в следующем году увидимся.

Остальные тоже прислали гербы с какими-то чудовищными зверюгами и интересовались как там у нас дела, и только Лил, которая жила здесь больше десяти лет, смогла внятно ответить на мои вопросы о вассалитете. Оказывается, в Дальгоре была клановая система. Вся территория страны была поделена между кланами, а король ее разделил на пятнадцать доменов. Внутри домена располагались земли самых разных кланов, и занимали они совершенно разные по размеру земельные ленны. Один клан мог занимать землю равную моей, а второй располагался на территории размером с три графства. По какому принципу делились земли в незапамятные времена даже она не знала. Вот такая петрушка. Владетель домена был скорее представителем короля, нежели реальной властью, основная сила была за советом кланов этого домена. Существовал также дальгорский совет кланов, а король был его бессменным главой. Слово короля было решающим, но представители кланов, вхоящие в совет имели огромный вес и влияние в стране.

— Дурдом! — констатировала я.

— Ну и путаница у них. Но я так и не поняла, что будет с тобой, когда ты получишь эти земли насовсем.

— И я не поняла, но Стретер говорил, что это свободные земли. Теперь я поняла, что это значит. Свободные земли это те, которые не принадлежат кланам.

— А если какой-нибудь сильный и многочисленный клан захочет наложит лапу на твои земли, когда у тебя здесь все уже будет цвести и колоситься?

— Не пугай меня так! На мне браслет с королевским гербом. Может я уже в клане, который принадлежит королю, а я и не в курсе?

— Жуть! Нужно Стретера и Юдара расспросить, а то у меня сейчас голова взорвется.

— Аналогично.

Глава 11

С утра за завтраком мы с Никки объявили о своем временном отъезде в очередную деревню. Старое название я не упоминала принципиально. Нам собрали телегу с полотном, охранники собрались с нами, а я прошла в мастерскую и выцепила Стретера из кучки митингующих мужиков. Мартин вводил в курс нового управляющего, наладчик Тод комментировал, а остальная массовка стояла, разинув рты и слушала, что говорят умные господа и мотала на ус.

— Кер, у меня один вопрос. У вас в Дальгоре клановая система. Так вот, я отношусь к какому-то клану или нет? И о чем говорит королевский браслет у меня на руке, — взяла я быка за рога.

— Нет, миледи, ты ни к какому клану не относишься, а войти в него можешь, если только замуж выйдешь за одного из клановых. А браслет говорит, что ты под королевской защитой, так что бояться тебе нечего. Если кто-то тебе вред нанесет, то это прямое оскорбление его величеству, а это — позорная казнь.

— Уф! Ты меня успокоил. Тогда последний вопрос. Когда я земли свои получу, никто из клановых не захочет их к рукам прибрать? Дела-то у нас хорошо идти будут!

— Ну, прямо грубой силой не посмеют, а так-то ты кусочек лакомый. Обхаживать будут, но выбор будет за тобой.

— И то хлеб. Спасибо тебе! Мы с Никки поедем в Лавандовые Луга, дня через три вернемся, а может заедем к барону на мой дом глянуть, тогда через неделю жди. Если что пиши, я на связи. Удачи!

И я радостно вскочила в седло, трястись на повозке не было ни малейшего желания, я же не тюк хлопка. Через полдня нас, как водится в Дальгоре, встречали всей деревней. Мне все больше нравился мой народ, все недомолвки или подозрительность сразу исчезли, едва они поняли, что бросать я их не собираюсь, а наоборот намерена остаться здесь навсегда. Все уже знали, что я привезла подруг и друзей магов и те во всю помогают дальгорцам. Наверное, если бы наш король Альфред Лурдианский захотел намерено создать лурдианцам хороший имидж у него ничего бы не получилось, но у нас это выходило само собой и по нам судили по всему королевству. Особенно моих горцев впечатлило, что я на свои деньги купила дорогущее оборудование, наняла мастера из самой Лурдианы и у них будет свое красивое стекло, которое стоит бешенных денег в Перте. Женщины приняли меня как родную еще летом.

Мы с Никки ушли на постой к Мейси и Кирку, любителю лозоплетения. Те обрадовались, Мейси была беременна, мы ее от души поздравили и обещали помогать на кухне, пока мы здесь. Здоровенные псины встречали меня у ворот, махая пушистыми хвостами.

— Дюк, Мун! Ну вы и вымахали, а какие были крошечные щеночки! — рассмеялась я.

Дюк вырос в огромного кобеля в холке под метр двадцать, Мун немного уступала в росте. Никки замерла от восторга.

— Вот это да! Вот это я понимаю — собака. А у моей матушки маленькие такие, вечно тявкают и тапки грызут, а толку никакого, зато денег стоят…

— Красавцы! Мейси, а щенки у них будут?

— Дак есть уже!

— Ой! А можно мы их погладим? — взмолилась Никки.

Хозяин со смехом отвел нас в сарай для инструмента. Там в большом ящике сопели слепые клубки меха черного и пятнистого окраса в количестве пяти штук.

— Ну какая же милота! Анни, тебе нужно будет взять парочку дом охранять! Смотри, два кобелька и три сучки.

— Да они пастушьи овчарки, а не охранники.

— Да какая разница, раз овец охраняют, то и твой дом сберегут! Отличная была бы порода. Дальгорская пастушья овчарка! Может займемся, а? Такие красавцы кучу денег стоили бы!

— Никки, в тебе заговорила кровь отца! Тот лошадей разводит, а ты за собак принялась. Ну, где мне на все время взять? А щенков я возьму. И для охраны и что бы скучно не было, но из следующего летнего помета. Не в монастырь же мне их тащить с собой, настоятельница Эстер не позволит.

— Вот ты бестолочь! Это ж как интересно и прибыльно. Я тебе набросаю план, а ты только делай. Я буду приезжать отбирать сук и кобелей для разведения, мы с тобой еще всех переплюнем, такую породу выведем, что у нас на щенков очередь будет на годы вперед! У нас в Лурдиане таких точно нет, а овец и у нас полно, пасти нужно. Наши овчарки на треть мельче, и шерть не такая богатая.

— Шерсть у них, потому что в горах зимы суровее чем в Лурдиане, им там с таким подшерстком жарко будет.

— И все равно, я считаю такую породу пускать на самотек нельзя! — припечатала Никки.

— Вот и разводи, раз ты такой специалист. Будешь приезжать, покупай щенков и развлекайся, а я лучше хозяйством займусь, но, если оставишь рекомендации выполнять буду, ладно уж, но кураторство на тебе. Я собак люблю, но заниматься только ими у меня ни сил, ни времени не будет.

— Договорились!

Нас потащили обедать, а потом набежали женщины и все закрутилось заново. Шерсть мыли, разбивали прутьями сидя на покрывалах в саду махая прутиками, затем стежка матрасов, одеял и пошив постельного белья. Для Лавандовых Лугов мы выбрали другой дизайн чтобы было разнообразие. Пришло письмо от Стефи и Софи, те уже закончили с шерстяными работами и принялись за окрашивание ткани. Стефи писала, что цвета получаются оригинальные, красители здесь отличаются от лурдианских, но получается красиво. Как истинная дочь своей матери, она напридумывала красивых названий, типа "Рассвет в горах" и была довольна собой и своими помощницами. Они писала, что если производство красителей поставить на поток, то в Лурдиане будет хороший сбыт, да и для Дальгора цветовая палитра расшириться. Закрепитель Ричи был выше всяких похвал. Софи набрала семян каких-то цветочков и тоже была в восторге. Мы написали, как у нас дела, что мы уже в соседней деревне, ведь ткань мы не красили, а работаем с беленым полотном. Никки поддразнила девчонок, рассказывая, как прекрасны холмы, усыпанные цветущей эрикой, и запах стоит обалденный, даже овцы не помеха.

— Хорошая идея с красителями, пожалуй, следующим летом займусь, — решила я, Никки поддержала и посоветовала взять образцы для настоятельницы Эстер, она сможет оценить их профессионально, а может и совет дельный даст.

Пока я с Кирком занималась его плетеными изделиями, она собрала девчушек и научила их плести декоративные венки из эрики.

— Когда они высохнут, их можно вешать на стены в изголовье кровати или в большой комнате. И красиво и запах приятный. Еще можно сделать саше из сухих цетков, оборвав их с веточек. Сушить их нужно в тени, и чтобы был сквознячок.

— А что это суше такое? Мы никогда такого не слышали…

— Саше это красивый мешочек, наполненный душистыми травами. Его кладут между постельным бельем или одеждой, это сделает вашу одежду душистой и от вредных насекомых убережет. Можно вешать в изголовье кровати чтобы сны были приятными, дело это доходное и легкое, как раз для девочек. Нужно лишь руки приложить, — поучала девчушек Никки.

Идею с саше я поддержала. Эрики тут целые холмы, и мы научили девчушек делать простенькие мешочки и подушечки с набивкой из душистой эрики. Красивые мешочки украшенный кружевом и вышивкой веточкой эрики ужасно понравились женщинам. Мы посоветовали насушить цветов и нашить саше побольше на продажу. В Перте новинка должна понравиться горожанкам. Ткань, предназначенную для постельного белья, мы им не отдали, только обрезки, но у тех в закромах было небеленое полотно, которое смотрелось еще лучше, придавая саше рустикальный вид. Выяснилось, что ничего такого в Перте они не видели и идея им понравилась, младших девочек и мальчиков отправили за душистой добычей, те ответственно отнеслись к делу и соблюдали все наши рекомендации. Девочки постарше шили мешочки. Вскоре все сараи и сенники благоухали эрикой. Никки посоветовала разделять цветки по цвету, утверждая, что запах у них немного разный, но и смесь была потрясающе душистой и приятной.

Кирк дозрел до идеи плетеной кровати, и мы с ним тщательно разработали схему плетения и начертили чертеж каркаса. Кровать должна быть двуспальной, конечно, доски для нее тоже нужны, но изголовье и боковины должны были радовать красивым плетением. Мэйси была счастлива, спать на досках полезно, но спина у нее уже болела, все же беременность такая штука…

— Кирк, я у тебя следующим летом себе такую кровать куплю. А ты бы мне еще кресла, диван и столик сплел для террасы. Знаешь как удобно?

— Кирк, и вправду, чего вы на табуретах мучаетесь, у тебя руки золотые. Сплел бы любимой жене кресло уютное, а лучше кресло-качалку, малыша кормить и укачивать очень удобно. Да и стулья бы вам не помешали, — присоединилась Никки и тоже принялась за дело.

По традиции все работы велись в саду под деревцами, особо радовало, что не было дождей. Стояла сухая солнечная погода, вечерами с гор прилетал легкий ветерок, лепота! Мы курировали работу женщин и заодно с Кирком плели первые стулья. По большому счету плетеным было только сиденье и спинка, но уже это понравилось женщинам. Мужчина вдохновился успехом и сплел первое плетеное кресло в деревне, в других я такого тоже не видела, хотя корзины плели исправно и стар и млад, благо исходного материалы росло в избытке. Лещина росла везде и были даже оригинальные сорта с красной корой и даже с синим оттенком, просто простор для фантазии и человека с хорошими руками.

Кирк не остановился на достигнутом, и вдохновленный Никки принялся, пока мы здесь, за первое кресло-качалку из красной лещины, у которой даже древесина была розовой. Общими усилиями кресло удалось на славу. Сначала из толстых прутьев был собран каркас, в соответствии и чертежом, потом его сушили трое суток, а потом уж взялись за оплетку. Пришлось задержаться в деревеньке на неделю, пока все не довели до ума. Кресло-качалка стало любимым у женщин и на Кирка посыпались заказы от деревенских женщин, тот отправлял их к мужьям. Я посоветовала ему сделать несколько штук на продажу в Перте, для малыша нужны деньги, а кто кормилец семьи? Кирк принял мои слова за команду к действию и занялся плетеной мебелью всерьез.

— Похоже у тебя намечается еще одна мастерская и источник дохода, это не говоря о детском промысле с саше, — радовалась Никки, глядя как к Кирку потянулись мальчишки в ученики и взрослые мужчина за консультациями, жены довели их до ручки требованиями о плетеной мебели. "И чтоб было не хуже, чем у Мэйси!". Вот он двигатель прогресса в действии!

— Вот и хорошо. Дело нужное, не все же им на лавках сидеть. Стулья и кресла гораздо удобнее. Нужно написать Стефи, что бы организовала народ с этой же целью. Софи плести из лозы не любит, но все равно поможет, а у Стефи отлично получается. Я правда с лозой работать тоже не очень люблю, пальцы устают, но плетеную мебель обожаю, особенно в саду и на террасах с беседками. Подушек женщины нашьют, так может и денег заработают.

Мы написали подружкам, те ответили, что уже думали над этим, но по уши увязли в красильне, и пока им не до этого, но еще все лето впереди, успеют. Но они постараются выкроить время и организую себе хотя бы стулья, от местных лавок у них уже попы болят, никакие коврики не спасают, подушки подкладывают. Местные по-доброму шутят над лурдианскими леди, смотрите какие нежные. Лозой, как и положено, народ запасся еще зимой, так что с материалом проблем нет. У Кирка тоже был целый сарай прутиков и веток потолще.

Тут прискакал мальчишка из Богемии с приказом от управляющего, всем свободным и здоровым мужчинам и парням отправляться на дорожные работы. Те стали собираться. Все понимали, что хорошие дороги необходимы, Кер за зиму вправил местным мозги и те понимали, что это дело общее, а благодаря нашим магам дороги их пра-пра-внукам достанутся, не то, что детям и внукам. Кирк страдал, что его отрывают от постройки кровати, но собрав каркас и тщательно его закрепил брусками и толстыми веревками, стал собираться вместе со всеми.

Пора было и нам честь знать, потискав и расцеловав щенков, которые уже открыли глазки, и тепло распрощавшись с друзьями, мы выдвинулись обратно в Богемию большим табором. К озеру решили съездить вместе с караваном с мальками рыбы. Никки убедила меня, что смотреть там пока не на что и я была с ней согласна.

Мы вернулись, а нас уже ждал Юэн со своей бригадой. Мы велели найти большой ящик с толстыми стенками и трамбовку для разбивания уже высохшей глины в мелкий порошок. Сито взяли в мастерской, их привезли туда большое количество для песка, который уже вовсю возили во двор стеклодувни.

— Для первого просева неплохо, но нужно еще мельче, — постановила Никки.

Пришлось отбирать у хозяек самые мелкие сита для муки, какие мы только нашли. Комки глины позвали разбивать взрослых сильных мужчин, трамбовка была тяжелой, даже самые здоровые из наших помощников рисковали сорвать себе спину и заработать грыжу. Пришел местный великан Грант и за час размолотил наши кусочки с мелкую пыль. Ребята уже тащили старые, но все еще крепкие бочки для отмучивания глины. Мы показали места, где нужно просверлить дырки и плотно заткнули их пробками. Глиняную муку развели до состояния очень жидкого теста и залили в бочки, осталось только ждать пока посветлеет верхний слой воды и ее можно будет слить, выдернув самую верхнюю пробку и так далее, пока не сольем максимум воды. Затем глину аккуратно вычерпаем, оставляя камешки и песок на дне, и зальем в старые корыта с ушатами, ну, и в конце наших мучений, выставим все это добро на солнышко для просушки. Время от времени ребята будут ее перемешивать лопатами и когда она достигнет консистенции густого теста, начнем уже лепись из не посуду. Гончарные круги уже дожидались нас в сарае. Хорошие такие круги, педальные, а главное новенькие.

Это очень вдохновило наших помощников и те шустро разгрузили оставшуюся в телеге глину, разбивая крупные комья на маленькие, что бы быстрей высохло. Пока первая часть глины отстаивалась в бочках и вторая сушилась, мы спросили у ребят есть ли у них заготовленная с зимы лощина. Оказалось, что у всех есть для корзин.

— Миледи собираются плести корзины? — удивился Юэн.

— Вот еще! Кресла и стулья, у нас уже спина болит и то, что пониже отваливается от ваших лавок, — фыркнула Никки, ребята заржали, но взялись помогать.

Лощину замочили в горячей воде, а когда она стала гибкой принялись за работу. Ребята схватывали все на лету и дело пошло. Малли стала первой обладательницей кресла в деревне и гордилась сыном как никогда ранее. Нам тоже досталось по удобному креслу и уже через четыре дня мы стали счастливыми обладателями плетеной мебели. Мы сшили из небеленого полотна себе подушки под попу и спину, вышили их шерстяными нитками и счастливо устроились в саду Моран под яблоней.

— Какие-то у них деревца чахлые, ужас просто. Смотреть на них больно, — разглядывала сад Никки.

— Почва внизу один сплошной камень, странно, что они вообще растут.

— Нужно написать леди Миранде. Она в основном занимается цветами, но может что-то посоветует дельное, — предложила подружка.

— Посоветовать и я могу, но ты права, у нее маги и питомник. Нужно ее попросить вывести специальные карликовые сорта под наш климат, что бы не замерзали, были низкорослыми и соответственно, чтобы корневая система не была такой глубокой. Если делать высокие подпорные стенки из камня, которого здесь избыток, высотой метр-полтора и засыпать их плодородной почвой, то вполне можно получать хороший урожай.

— Отлично! Пиши! Идея ей понравится, она, конечно, не упустит возможность сделать декоративные сорта, но и плодоносные у нее хорошо получатся. И почему только яблони? Можно вишню, сливу и другие фрукты, подходящие здесь по климатическим условиям. Черноплодная рябина здесь должна отлично расти, а из нее варенье — пальчики оближешь! Я его обожаю, правда я зык потом синий, — хихикнула Никки.

— А и вправду. Я себе тоже хороший сад хочу, тут такой простор для ландшафта! Закачаешься! Когда поедем мой дом смотреть, нужно прикинуть перспективы с разбитием сада и цветников. В крайнем случае невысокие деревца можно на зиму и утеплять, пока они акклиматизируются и окрепнут. Решено, пишем письмо матушке Стефи, давно мы ей не писали, она будет рада!

Мы засели за письма. Я писала леди Мейфорд о своих трудностях в садоводстве и предлагала ей новый проект, если он ее заинтересует. Я уповала на ее знания в садоводстве и огромные возможности ее питомника, отмечала, что карликовые декоративные деревца очень мило украсят сады, особенно в детских частях, принятых у аристократов Лурдианы. А мне были нужны плодоносные саженцы яблонь, вишни, сливы и аронии, ну и всего, что леди сочтет пригодным для нашего климата.

Никки строчила подружкам о наших мучениях с глиной, описывала интерес жителей к плетеной мебели, и особо подчеркнула свое начинание с изготовлением душистых саше из эрики. Софи быстро отписалась, что мол они тоже не лыком шиты, и пусть эрика здесь не растет в больших количествах, но саше из луговых душистых и пряных трав и цветов они тоже наделали. Рядом они нашли большую куртину луговой мяты, так что варианты с производством эфирного масла удвоились. Она собирается собрать целый мешок семян для селекции и с нами поделится. Стефи писала, что она с такой глиной и работать не будет, это издевательство над ней и гончарами и тоже советовала ее просто покупать. Но жадный староста отправил всех подростков искать новые залежи глины, может повезет и что-то да найдут.

Леди Миранда ответила уже через час. Герцогиня прибывала в восторге от перспектив и готова нанять еще одного мага на этот проект. Она была уверена, что красивые карликовые деревца для "Детских садиков" будут раскупаться молниеносно. Она даже отдаст кусок своего сада в столице под смотровую площадку, где ее ландшафтники разобьют низкорослый садик с детской садовой мебелью в качестве украшения. Она собиралась так же заняться карликовыми цветущими кустарничками и миниатюрными плетущимися розочками для детских домиков в садах и парках Лурдианы. Леди Миранда отдавала мне весь доход за плодоносные саженцы, а себе забирала декоративные растения. Как только я приеду, мы сразу же подпишем еще один договор и это даже не обсуждается. Как-будто я против! Впрочем, она предупреждала, что даже с помощью магов выведение таких сортов фруктовых деревьев, что бы еще и вкус не страдал займет от трех до пяти, а то и до семи лет. Ну мне и не к спеху, подожду, и так дел выше крыши королевского замка. Я зачитала письмо от герцогини своей подружке.

— Вот видишь! Я уже хочу для себя и своих будущих детей такой карликовый садик. В герцогине Мейфорд я уверена, уж если она задумала такую штуку, то все будет просто отлично! Уверено, что и королева захочет себе новинку, а там уж и все аристократы налетят, тряся золотыми монетами.

— Да мне-то что? Мне не декоративные сорта нужны, а чтобы фрукты у моих людей были хорошие, а не эта кислая мелочь!

— Думаю фруктовые карлики тоже придутся всем по вкусу в Лурдиане, а уж в Дальгоре у тебя будет монополия, если, конечно, наши сестры сами за это не возьмутся. Впрочем, это даже лучше, будет больше сортов и больше разнообразие фруктов и ягод.

— Ты права подружка! Может напишем нашим сестрам об этой идее? Или пока рано?

— Ну почему, можно и написать, не знаю кто у них увлекается садами. Хотя можно и подождать пару-тройку лет. Когда ты сюда переедешь, может и сама этим займешься. У тебя будут отличные помощники и управляющие. Мастерская по производству стекла у тебя считай в кармане. Шерстяные дела наладятся, как только женщины войдут во вкус и получат первую прибыль от продажи своих изделий, поголовье скота они увеличат без всяких понуканий. Если овец будет много, то откроешь сыроварни. Избыток мяса так же можно коптить или делать тушенку. В общем со временем, когда все наладится свободного времени у тебя будет больше, вот и займешься цветочками, почему бы и нет.

— Все может быть, но у меня такое чувство, что в ближайшие лет пять мне будет не до цветочков. Кстати, о них! Еще нужно дождаться эфироносной эрики. Она, конечно, душистая, но эфирных масел в ней недостаточно для производства. Еще думаю, что пора подбирать человека для управления рыбным хозяйством. На нем будет отлов рыбы, коптильни, сушильни и другое рыбное производство. Думаю, придется защищать наши озера от браконьеров. Рыба дело дорогое, а халявщики всегда найдутся.

— В ближайшей перспективе у тебя только рыба и стекло. На саше много не заработаешь. Одеяла и матрасы тоже так себе доход. Вот увидишь, скоро в Перте откроют такие же мастерские. И дизайн нашего постельного белья скопируют. Тут ничего не поделаешь.

— Ну и что? Дизайн можно каждый год менять, а рецепты красок я никому не отдам, обойдутся. Закрепитель будем у Мейфордов закупать со скидкой. Откроем красильню, наши ткани будут пользоваться спросом, у Стефи отличный вкус и чутье на краски и цветовую гамму. А на Перте свет клином не сошелся. Дороги у нас будут хорошие, можно товар и дальше возить. Кстати, мяту нужно бы этой осенью рассадить на больших площадях, она богатый эфиронос. Конечно, это масло гораздо дешевле лавандового, но мятное мыло должно всем понравиться, особенно детям и женщинам. Со следующего года можно будет хотя бы мятное эфирное масло получать, нужен всего лишь хороший пресс, стоит он не дорого, стеклянные флаконы под эфирное масло будем делать у себя в мастерской. Мыло наварим, тоже деньги хорошие.

— Перспективы радуют. Давай-ка напиши Софи, что бы она занялась мятными полями, у нее чутье на то где она будет хорошо расти. Может еще что на твоих лугах унюхает. Интересно что с шиповником, нашла Стефи что хотела или нет? Она же не успокоится пока не засадит колючками весь свой сад. А вот еще! Масло из плодов шиповника тоже отлично подходит для косметических кремов и мыла, а сами плоды отлично идут в травяные чаи.

— Это я прекрасно знаю и уже думала об этом. Интересно, здесь облепиха растет? Прекрасное растение, и варенье, и масло отличное. Нужно написать девчонкам, да и проведать бы надо, пока стеклодувню не открыли. У нас с тобой еще одна деревня не охваченная, пятую деревеньку на себя взяли подружки.

— Пиши! С глиной разберемся и снова в дорогу!

Глава 12

Глина дозрела, и мы засадили своих учеников за гончарные круги, предварительно научив их ее как следует вымешивать. Желающих попробовать свои силы было много, и девочек, и мальчиков, в смысле подростков, совсем малышню мы пока не брали. Для них это игра, а нам нужны были хорошие работники. За несколько дней, как мы и ожидали, большая часть отсеялась, решив, что это не для них. Мы никого не держали, те кто ушли и впрямь гончарами не были. Нет у них к этому ни тяги, ни способностей. Осталось полтора десятка подростков, которыми мы и занялись всерьез. Успехи были переменными, но ребята старались и потихоньку набивали руку и обзаводились личным инструментом.

— Может заберем гончарные круги из Хромой Лошади? Стефи и Софи не до этого, а у нас ученики хорошие. Да и глазурь проще делать будет, стеклодувня-то рядом. Печь можно будет там же поставить. Совместим мастерские.

— Думаю, так и сделаем. Нужно Керу сказать, чтобы распорядился, на десяти гончарных кругах у нас дело быстрее пойдет. Я думаю, что нужно разработать свой оригинальный стиль керамики и ее роспись. Знаешь, что бы нас сразу узнавали, увидел посуду и сразу ясно, что это Богемия.

— Ты абсолютно права, но для этого нужно съездить в Перт и посмотреть, чем там мастера дышат, что бы не повторяться.

— Так и сделаем. Все равно нужно провести разведку боем. Одеяла и постельное белье готово, можно ехать продавать, заодно и на рынок сбыта глянем. На стекло, которое там продают, на керамику, по лавкам пробежимся, на ткани посмотрим. Следующим летом начну краски производить в больших масштабах, можно будет их продавать и свою красильню открыть с оригинальными цветами, которые мы никому продавать не будем. Придется покупать большую мельницу, специально для измельчения травы в мелкую муку и точные весы, опять траты. Софи и Стефи уже вовсю готовят земли для разведения нужных трав. С мятой уже разобрались, ждут пока отцветет и семена даст. Она еще и корневищами размножается, но с этим им возиться некогда.

— Ну да, я знаю. Стефи писала, что не даст нам ни клочка ткани, пока всю не перекрасит. Больше белого постельного белья в народном стиле не будет, только цветное, колора "вырви глаз", как ты говоришь. С такими подругами у тебя Хромая Лошадь превратится в село Красильное, — рассмеялась Никки.

— Почему Красильное, пусть будет просто Красное, чем не вариант? Все лучше бедной лошади.

— Мне твои ребята рассказали откуда такое дурацкое название взялось. Там эта их речка, где глину берут, уж больно шустрая и каменистая. Там один мужик в брод ее переезжал и его лошадь ногу подвернула и стала хромать. Так и повелось, мол "Куда едешь?", " Да туда, где лошадь хромой стала". Так и привыкли Хромой Лошадью называть.

— Ну и бред! Ничего, привыкнут к новым названия, никуда не денутся. А ты заметила, что наши сельчане себя Богемией называют. На другие названия даже не откликаются. Мои люди! — с гордостью возвестила подружке.

— Красивое название. Где ты его взяла?

— Сама не знаю, как-то на ум пришло. Я при герцогине Мейфорд ляпнула, а та уже всем наболтала о богемском стекле. Так и прилипло.

Ну не говорить же подруге, что это знаменитое стекло из Европы.

— Знаешь, я тут подумала, что название Лавандовые луга или холмы слишком длинное. Может назовешь его просто Эрика? Думаю, что и Богемия, и Эрика станут больше известны под такими названия, почти имена нарицательные.

— Пожалуй ты права. Эрику, как цветок, в Лурдиане и так уже знают, про Богемию слышали от ваших мам, можно и вправду сократить. Все же лаванда почти что символ Лурдианы, а здесь Дальгор. Пусть будет аборигенное название. Тогда Хромую лошадь Мятой придется назвать, — развеселилась я.

— Что-нибудь придумаем, может у девчонок тоже идеи есть. Софи наверняка какой-нибудь цветочек предложит.

По нашей просьбе Кер распорядился привести гончарные круги сюда. Стефи написала, что староста Брюс устроил скандал, как будто его лично обирают. На что Стефи ему ответила, что если ему нужен гончарный круг, то пусть он сам съездит в Перт и купит его себе за личные деньги и сам учит ребят работать, а они с Софи с такой гадкой глиной работать не собираются, у них дел и так не в проворот. Тот заткнулся, но ходил насупленный несколько дней. Мы с Никки посмеялись над старым жадюгой, и принялись за обучение с новыми силами. Вместе с гончарными кругами приехала молодежь из Хромой Лощади и Большого Болота. Старый гончар Марк кривился и утверждал, что ничему хорошему ребят эти леди не научат. Малы еще, молоко на губах не обсохло, а уже учеников берут. Женщины его быстро затыкали, и тот удалялся к себе во двор.

Из приехавших, так же большая часть отсеялась, но они надеялись в дальнейшем устроится к стекловарам и ходили вокруг мастерской, заглядывая в окна и открытые ворота. Кер любопытствующих приставил к делу, просеивать и промывать песок. Хотели здесь работать — нате вам, начинайте уже сейчас! Те не роптали и упорно трудились, надеясь, что и до самого стекла их допустят. Вскоре пришли караваны с содой и мелом. Мартин запустил дробильню, превращающую крупные куски в муку, их тоже просеивали, закрывая лица масками от пыли. Под управлением Мартина работники начинали готовить шихту для печей, установка оборудования была закончена, и пора было запускать цех для его обкатки и наладки.

Наконец наступил долгожданный день, все село радовалось как дети, запустили стеклоплавильную печь и наивный народ думал, что "вот прям щас" и появится первое стекло. Мартин остудил горячие головы, объяснив, что оно будет варить не меньше шестнадцати часов, но расслабляться рано, шихты можно наготовить впрок, пока тепло и сухо. Все отнеслись к этому с пониманием и продолжили работу. Склады были забиты содой и мелом под завязку, на несколько месяцев работы хватит, а потом придется покупать еще. Мартин надеялся выполнить заказы в рекордно короткие сроки, мы с Никки то же собиралась учить народ, так что первые бокалы к концу лета должны быть готовы. Для оконного стекла был собран целый конвейер, который вытягивал стекло в тонкую ленту. На магических кристаллах работать было бы легче, но пока был уголь, тратить на них деньги не имело смысла. Но я всерьез этим озаботилась и советовалась с Ричем и Доном как это сделать так, чтобы не разориться. Те обещали подумать.

Наконец час икс настал, стекломасса было сварена и конвейер заработал. Мы с Никки, Кером и Фергусом стояли в сторонке затаив дыхание и чуть не плакали от радости. Вот оно, воплощение наших стремлений, то, на что было положено столько сил и нервов — всего лишь тоненький листик стекла. Мартин обнимался с Тодом, вся Богемия ликовала, но мы понимали, что это лишь начало пути, наш первый шаг к успеху. В общем-то начать выдувать бокалы мы могли начать хоть сейчас, стекло есть, трубки и весь необходимый инструмент тоже, но другие дела требовали завершения. Наши гончары уже освоили тарелки блюдца и чашки, им понравилась версия чашки без ручки — пиала, и те, кто уже хорошо с этим справлялся стали натаскивать новичков. Новички прибыли еще из двух сел, Богемия уже трещала от наплыва гостей и работников. Кер хватался за голову, я предложила строить общежитие. Кто захочет себе дом, пусть сам строит на свои деньги, а пока пусть живут в общаге, а как-только получат первое жалование, то и за общежитие и столовую будут платить. Никакой халявы разводить я не собиралась.

Пришлось снова отрывать наших магов от дорожных работ и строить ударными темпами два довольно больших корпуса общежития, так сказать с прицелом на будущее. Причем в одном корпусе были семейные апартаменты, в другом небольшие комнаты для холостяков, соответственно цены будут разные. Готовили пока работникам под навесом во дворе мастерской, денег катастрофически не хватало, и мы приняли волевое решение собирать караван в Перт на воскресный рынок. Женщины собирали свое добро на продажу. К нам должны были присоединиться из Эрики и Хромой лошади. В остальных селах роптали, Кер принял волевое решение и написал старостам, что мол кто хочет учиться пусть со своим добром и продуктами приезжают в Богемию или в Хромую Лошадь к леди на учебу. А у них времени нет села объезжать, после поездки на ярмарку мы ожидали наплыва новых учениц, но на наше счастье общаги были полупустыми и переночевать всем места хватит. Комнаты там были практически без мебели, был лишь грубо сколоченный топчан для сна и все. Мартин и Фергус забрали себе самые просторные апартаменты в торце общаги и заявили, что дома им без надобности, семей у них нет, они вечно на работе, а отдохнуть и поспать и тут можно. Дон и Рич поднапряглись и сделали им одну общую ванную комнату, отделив их комнаты стеной в коридоре и сделав вход со двора. Этакий таунхаус на две квартирки с общей ванной. Мужчин все устроило, им выдали матрасы, одеяло и подушку, по плетеному стулу со столиком и тумбочкой работы нашего ученика Джока. Он так увлекся мебелью из лозы, что забросил гончарное дело. Его никто не осуждал, у парнишки были золотые руки, он так втянулся в работу с лозой, что мы с Никки только идеи подкидывали, а до ума он доводил их сам вместе с младшим братом.

В счастливый день, когда вся деревня, а теперь ее можно смело именовать поселком, все же у нас целых две мастерских, одна из которых крупнейшая в ближайших доменах, мне снова приснился знаменательный сон. Снова король Конрад и его люди с докладом обо мне….

— Как там наша хозяйка? Приехала уже, наверное, давно?

— Да, Ваше Величество! Леди Анни Виндор прибыла в первый день лета в сопровождении трех подруг и трех магов, один из которых барон Кроули. Остальных вы знаете это Донован Дормейн и Ричард Мейфорд. Так же с ней прибыл большой караван и десяток гвардейцев для охраны. По нашим данным в караване привезли оборудование для стекольной мастерской. Встретили ее дальгорцы с радостью, местные ее вообще полюбили и очень доверяют, что для них странно. Подруги, небезызвестная Стефани Мейфорд и София Дормейн, остались в деревне Хромая Лошадь, где начали обучение женщин и девушек работе с шерстью. Они готовят на продажу матрасы, одеяла и постельное белье. Нам доложили, что леди Стефания занимается приготовлением растительных красителей для полотна, которое леди Анни привезла в огромном количестве. Сама леди Виндор отбыла в деревню Гнилые Мостки, которые местные называют Богемией. Там началась сборка оборудования для по производству оконного стекла и стеклодувни для посуды.

— Однако! Шустрая девица! Эдак она у нас испытание пройдет, а мне ее замуж выдать нужно. Брайдон меня уверял, что там места гиблые, семь претенденток сбежали и эта сбежит, а она смотри-ка еще трепыхается. Подруг привезла, магов. Мы сможем это преподнести как нечестную игру?

— К сожалению, не сможем. Настоятельница Эстер заранее оговорила этот вопрос и предъявить леди Анни будет нечего. Как оказалось, земли очень даже перспективные, просто с хозяйками им не везло. Песчаный карьер оказался годным для производства стекла, несмотря на желтоватый цвет, а теперь соседний клан Грэхемов рвет на себе волосы, как это они просмотрели такое сокровище.

— Так им и надо! Раз не увидели того, что у них под носом, значит не достойны. Что еще у нее нового?

— По нашим сведениям, леди Даниэлла Нэрдег выслала ей караван с мальками речной рыбы нетта для заселения озер. Во владения леди Анни входят четыре небольших озерца и одно довольно крупное. Озера пригодны для разведения рыбы. Спорить с леди Даниэллой бесполезно, она высказалась очень резко в том плане, что кому хочет, тому свою рыбу и раздает, тем более не бесплатно, а в долг. И вообще со своей сестрой она сама разберется. Леди Николетта и леди Марика выслали ей караваны с содой и мелом для производства стекла и тоже в долг. Правилами это не запрещено. Все законно.

— Да чтоб их! Женщины они во всех смыслах достойные, но это их сестринство!

— Вы сами ввели законы об особом положении женщин в Дальгоре, Ваше Величество. Отмените законы и все, это Ваше право.

— Да если бы не эти законы, то не видать бы нам тех денег, что идут в казну из их доменов. И вы это прекрасно знаете! А теперь и эта выкрутится! На рыбе и стекле проиграть невозможно, она ведь не дура, а одна из лучших учениц настоятельницы Эстер!

— Это еще не все ее задумки. Что-то очень важное и прибыльное леди Анни держит в секрете, она об этом открыто говорит, что не начнет это дорогостоящее предприятие, пока не получит земли в полное владение. Наши люди слышали, как она говорила о том, что когда все наладится то проблем с деньгами у нее и ее людей не будет никогда.

— Вот зараза! Теперь я спать не смогу, пока не узнаю, что она там задумала.

— Она ведет активную переписку с леди Мейфорд, а та известна своими питомниками растений. Может что-то из этого?

— Даже леди Мейфорд не сможет вырастить сад на камнях этих земель. Она, конечно, умная женщина, но не Богиня.

— Кто знает, Ваше Величество? Леди Мейфорд ведь тоже выпускница монастырской школы и имеет право помогать леди Анни.

— У нее пятая часть земель болота, что там сделать можно, какие еще сады и питомники? Это же просто топь!

— Ученицы монастыря святой Анны очень изобретательны. Их с шести лет обучают ремеслам, хозяйству, управлению людьми и землями, а главное видеть выгоду во всем. В этом их сила, наверное, поэтому наши претендентки не смогли пройти на этих землях испытание, а она за десять дней прошлого лета объехала земли и придумала что делать.

— Вы должны в лепешку разбиться, но узнать, что они там задумали. Ясно что испытание она пройдет с такой-то поддержкой, но я должен знать все в мельчайших деталях. Что еще там за проекты у них такие? Нужно брата к ним отправить, может ему удастся вскружить голову Стефании Мейфорд.

— А может ему переключиться на леди Анни?

— Нет, пусть девочка доведет свои дела до конца, мешать не будем, но мне ужасно любопытно. В любом случае она теперь наша подданная и чем бы она не занималась налоги пойдут в нашу казну. Держите меня в курсе новостей, все свободны.

И я проснулась. Вот ведь! Приснится же такое! Только почему мне кажется, что это не сон? Нужно, на всякий случай пошептаться со Стефи. Я-то только за, чтобы она стала нашей принцессой, а вдруг она против? Король красавец, а вот каков его братец? Но как сказать об этом подругам? Я ведь не маг, ясновидением не обладаю! Придется рассказать, как есть, если принц появится, значит сон был не сон, а… А черт его знает, что это было! Ну хоть мешать мне работать не будут, и то радость. Но за нами шпионят и это очевидно, ведь вроде никого чужих… кроме Фергуса! Неужели это он докладывает обо всем королю? А ведь все сходится, я ведь ему сама говорила, что не начну свой проект, пока земли не станут окончательно моими! Вот блин! И не предъявишь ему ничего! Сон ведь не доказательство, если сказать Стретеру тот может обидеться за своего друга, а такой управляющий на дороге не валяется. С другой стороны, у меня там будет производство цветного стекла, которое в Дальгоре редкость. Он же все наши секреты разболтает кому не надо, а я еще хрусталь собиралась делать! Об этом даже в монастыре не слышали. Что же делать? Нужно будет поговорить с девочками, а потом с лордом Мейфордом с глазу на глаз, держать у себя шпиона под боком я не собираюсь. А он еще и про виски сможет пронюхать. Может и саму технологию в точности и просто идею украсть, а я не собиралась ни с кем делиться знаниями в этой области. Пусть своим умом доходят.

Мы гуляли по Перту, пока наши хозяйки шумно торговались на рынке за свои изделия. Прижимистые горожане не желали расставаться со своими деньгами и по-привычке считали моих жителей растяпами у которых можно покупать все за копейки. Но праздник под название Халява для городка Перт прошел навсегда. Мы с подругами просчитали себестоимость товара, сам труд наших женщин, добавили денег за окрашенный текстиль, оригинальность идеи и увеличили цену в трое. Вот так вам! Сначала мы хотели увеличить цену вдвое, но побродив по рынку подняли цену. Жители Перта торговались до хрипа, наши им не уступали, но в конце концов товар расходился. Быстрее всего ушло постельное белье, особенно цветное.

— Подозреваю, что наши простыни и пододеяльники пустят на платья, — грустно сказала Стефи разглядывая унылые блеклые ткани на прилавке какой-то лавочки.

— Да нам-то какая разница, деньги заплачены, крашенная ткань стоила бы дешевле, чем изделие из нее, так что мы не в накладе, — ничуть не расстроилась я.

— Согласна, деньги заплатили и пусть наволочками хоть полы моют, — поддержала Никки, а Софи кивнула.

— Керамика убогая, а стекло бракованное или низкого качества, ничего интересно не вижу, — снова Стефи.

— Мне кажется, это потому, что Перт заштатный городишко, поэтому и выбор плохой, и качество никакое, — высказалась Софи.

— Мне тоже так, кажется, нужно возить товары в столицы доменов, у нас их тут два рядом, поручу Стретеру узнать, когда там крупные ярмарки и ездить только туда. Мотаться в Перт только время тратить, не нравится мне этот городишко. Даже и не знаю, прокладывать сюда дорогу или обойдемся, — резюмировала я, подружки согласились, и мы отправились в ближайший трактир, который сочли приличным.

— Мне тоже кажется, что на наш товар у них денег не хватит. Хорошая глазированная керамика с росписью красивой глазурью будет стоить дороже того убогова стекла, которое здесь продается. Однозначно, Перт не наш торговый город, жители слишком бедные, а подавать им милостыни в виде высококачественной продукции, которая будет стоить дешевле себестоимости — с какой стати? Пусть на паперти стоят, — раздражалась Стеффи на общую унылость Перта.

— Уууу, тут еще и готовят плохо, — прошептала Никки, отставляя тарелку с какой-то размазней, по утверждению хозяина это было рагу из ягнятины.

— Вино отвратное, — скривилась я от этой кислятины.

— Пиво еще хуже, — сморщилась Софи просто взяв маленькую кружку на пробу.

— Пойдемте в кондитерскую, может здесь хоть пирожные съедобные, — попросила Стефи.

Мы еще немного поковырялись в тарелках и пошли искать пирожные. Нашли кондитерскую без единого покупателя, уселись за столик, нас мило обслужили, и мы наконец нормально перекусили.

— Вот еще одно доказательство. Хорошее заведение, приличная еда и оно совершенно пустое в обеденное время и это в выходной день! А в каком-нибудь клоповнике с тараканами, наверняка полно народа, — резюмировала Никки, крыть нам было нечем, и мы согласились.

— Скажите, а почему у вас так мало посетителей, ведь кондитерская прекрасная?

— Ну, все говорят, что цены высокие, — зарделась официантка она же хозяйка заведения, принимающая деньги за заказ.

— Нормальные у вас цены, я бы еще выше подняла. Значит жители настолько бедные, что не могут себе позволить хороший десерт?

— Да не только десерт, а вообще…

— Но почему? — не выдержала я, женщина опасливо оглянулась и зашептала.

— Перт принадлежит клану Грэхемов, а они очень любят поднимать налоги. Вот жители и нищают.

— А чего они тогда в другое место не передут? — не догоняла Софи.

— Ну мы ведь принадлежим к клану Грэхем, куда нам ехать?

— Вы что рабы?! — подскочила на мягком стуле Стефи.

— Нет, конечно, но такие законы, что мы не можем покидать клановые земли, а так мы абсолютно свободны.

— Просто ваши земли одна большая тюрьмы от куда нет выхода до самой смерти, — с обычной прямотой мрачно резюмировала Никки.

— В Перт больше ни ногой, не нравятся мне эти Грэхемы, — решила я. — Девчонки, мне нужно вам кое-что рассказать, кое-что важное. Но так чтобы никто не слышал, где бы нам это сделать?

— Точно, не на ярмарке. Давайте с Доном и Ричем соберёмся вместе, они нас магией прикроют, тогда поговорим, — предложила Стефи.

— Вообще-то это и тебя касается, — с намеком посмотрела в глаза подруге.

— Тогда на шкатулку пиши. Ее кроме меня никто не откроет и не сможет ничего прочесть. Отец с Ричем сами зачаровывали.

— Да?! А вот моя шкатулка подарок от короля Конрада, — снова выразительно уставилась на подружек.

До них стало что-то доходить, девушки округлили глаза, и мы решили обратиться к Дону и Ричи, и поскорей.

Глава 13

Наш табор закупил все необходимое в Перте, где мы все распродали за день, даже саше из эрики шли на ура, и мы вернулись в Хромую Лошадь. В общем-то делать там было нечего. На излете лета мы сюда вернемся засевать мяту и марену, дающую прекрасный красный цвет тканям. С виду неказистое растение было прекрасно известно в Лурдиане и других странах и повсеместно применялось для окрашивания шерсти, шелка, льна и хлопка. Стефи убедила меня что местная марена обладает каким-то необыкновенным оттенком красного, который я в упор не видела, но верила подруге. Заросли дрока, дающего красивый желтый цвет, радовали своими размерами, его подсаживать не надо.

— Эх, нам бы вайду найти, хорошо красит в синий и даже зеленый цвета, особенно шерсть роскошная получается, — вздыхала Софи.

— Ага, и была бы целая палитра, — кивала Стефи.

— Что-то такое я видела у нашей Богемии. Не уверена, что прям вайда, может какой-то местный сорт?

— И ты молчала!

— Я же говорю похоже, а не точно вайда! Доедем до Богемии и сами посмотрите.

— Едем, нам тут делать нечего. Мастерские все там, женщины на учебу сами туда доедут, жить там есть где. Попросим ребят сделать для нас апартаменты и спокойно работаем до конца лета! — разкомандовалась Стефи.

Староста Брюс не хотел отпускать подруг и разбухтелся, что мол работы еще полно, а они собрались уезжать, вертихвостки. У меня от такой наглости глаза на лоб полезли, а Софи и Стефи взглянули на меня с видом "Опять начинается!".

— Брюс, наверное, тебе пора на отдых и уступить свое место кому-нибудь помоложе, с хорошим зрением! — одернула я деда.

— Я прекрасно все вижу!

— А по-моему ты совсем ослеп от старости и не можешь отличить герцогиню и графиню от поденщиц! — рявкнула я.

— Ох, простите миледи, и вправду чего это я?

— Оставшуюся краску грузите на телегу! Мы в Богемии красить будем. К нам туда из двух деревень женщины приедут.

— Ну ка же! Краска-то ведь моя! — завелся Брюс.

— Краска моя! — рявкнула я. — Ты ничего, старый, не перепутал? Я хозяйка, значит все мое! А ты только староста, которого пора заменить на молодого и умного!

Жители, собравшиеся на наш скандал, одобрительно загудели. Брюс всех достал, вместе со своим дружком гончаром Марком. Два старых пенька почему-то считали себя умнее всех на свете, при этом не удосужившись за всю жизнь разучить ни одной буквы. Я церемонно поклонилась своим подругам:

— Леди Стефания, леди София, леди Николетта, приношу вам свои искренние извинения за неподобающее поведение моего человека. Он будет наказан отлучением от должности старосты. Смею вас заверить, что подобное больше не повторится. Прошу следовать со мной в Богемию.

— Ваши извинения приняты, леди Анни! — церемонно раскланялись подружки.

Вы можете подумать, что это просто цирк и показуха, но нет. Я уже двенадцать лет в Лурдиане и портить отношения с тремя благородными и уважаемыми мной семьями из-за старого дурака не собиралась. Аристократы есть аристократы. Это мне они ровня и лучшие подружки и сестры, а для него они ЛЕДИ, и забывать об этом нельзя для его же здоровья. Другая бы старосту кнутом отходила, а во мне еще теплились демократические устои мира Земля, но Брюс перегнул палку и за это должен быть наказан.

— Добрехался, старый кобель! А я тебя предупреждала! — накинулась на старика жена, но мы уже не слушали семейные разборки и уехали в Богемию.

Прибыв на место, мы застали там ребят шаставших по мастерской и болтавшими с Мартином. Первая удачная партия оконных стекол была готова. Я отдала ее Керу для его дома. Мой еще не был построен, а его вполне можно и остеклить, это был как возврат долга за гончарные круги. Кер засветился и стал организовывать доставку стекол на озеро, мы его отпустили. Фергус хорошо справлялся и Мартин здесь, пусть едет, но я отвела его в сторонку и рассказала о неприятном инциденте в Хромой Лошади. Тот обещал, что напишет туда Шону Бакстеру и назначит его новым старостой, мужик молодой, хваткий и надежный. Кер признался, что давно мечтал убрать Брюса, а тут так удачно все случилось. Я только рукой махнула и отдала ему мешочек с деньгами, заработанными в Перте и расчетный лист с записями, кто сколько чего продал и на какую сумму. Керу следовало расплатиться с мастерицами, остальные деньги шли на поднятие хозяйства. Я на свою долю не претендовала, взяла лишь немного денег на плетеную мебель, просила оставшиеся деньги копить для закупки оборудования для красилен, которые я собиралась ставить в Хромой лошади под руководством нового старосты Шона.

Стефи и Софи с Никки уже утащили ребят доводить наши апартаменты в общаге до ума. Я отправилась к Джоку за плетеной мебелью для нас. Самим плести у нас времени не будет, на нас стеклодувня и обучение наших юных мастеров под командованием Юэна. Тот влюбился в работу с глиной и задавал мне кучу вопросов обо всех нюансах. По дороге к Джоку я его встретила, и мы отправились к приятелю вместе. Джок радостно нас встретил и похвастался новыми поделками. Я сделала пару мелких замечаний и дала советы по постройке каркасов для кресел и дивана, который он начал творить.

— Джок, я к тебе за покупками. Показывай, что есть, — попросила я, парень расцвел, а его младший братец Каллум приосанился. Их матушка Милли выскочила к нам, приглашая к столу.

— Милли пока не до этого, извини, я к твоим мальчикам за покупками.

— Ох да ка же это! Они тебе, миледи, и так всем обязаны, — засуетилась женщина.

— Они уже не плохие мастера, так что много не дам, но бесплатно работать — себя не уважать, не дело это.

Мальчишки повили мня в сараюшку, который стал их мастерской. Я выбрала четыре тумбочки, пару этажерок на кухню, забрала обеденный стол, и все шесть стульев. Кресла были не готовы, как и диван, но я застолбила изделия себе.

— Джок, а ты кровати делать собираешься?

— Кровати? — вытаращил глаза Джок, Каллум толкнул его в бок. — Ах да, кровати, конечно, миледи! Сколько надо?

— Четыре. Мне и моим подругам. С нами леди Софи и леди Стефи приехали, будем обживаться в апартаментах в общежитии, как у Мартина с Фергусом.

— Ага, ага! Ясненько! Туда и доставим. Через неделю кровати будут в лучшем виде, миледи! Не извольте беспокоится, — затараторил Каллум, похоже вот кто у них менеджер, ухмыльнулась я и расплатилась с начинающими мастерами. Те гордо отдали первые заработанные деньги матери, и та утирала глаза платочком. Дождалась, кормильцы выросли!

— Буду ждать! Юэн, пойдем, посмотрим как твои люди работали все это время, — Юэн важно кивнул и мы потопали в мастерскую гончаров, которая была просто навесом на краю деревни, надо что-то с этим делать.

— Это никуда не годится, это не плохо, над этим нужно еще поработать, а в целом перспектива есть, — резюмировала я, глядя на то что налепили мои старатели без меня и Никки. Юэн понурился.

— Ну что-ты! Все не так плохо, как ты думаешь. Вы же еще учитесь, у нас все лето впереди, главное руку набить, а мы поможем! — подбодрила я бригадира.

Мы отправились к общаге, куда уже братцы Джок и Каллум Неилы на двух тачках притащили нашу меблировку. Девчонки рассматривали изделия на улице, потому что Дон и Ричи вовсю трудились в нашем новом временном доме. Впрочем, я собиралась оставить эту квартирку за собой, со временем доведя ее до ума. Все время сидеть на озере я не собиралась, а в мастерских буду торчать большую часть времени, нужно где-то жить. Кто-нибудь из подруг все равно поедет со мной следующим летом, Дон и Рич точно собираются, а так у нас будет своя крыша над головой, о чем я и сказала Керу, который пришел попрощаться пред отбытием на озеро.

— Кер, ты можешь и не возвращаться. Скоро подъедет караван с рыбой, и мы сами к тебе приедем, так чего тебе мотаться с больной ногой.

— Спасибо, миледи, у меня там и вправду еще кое-что доделать нужно, но вы имейте в виду мой домик. Вам с леди будет где остановится на озерах, он у меня просторный, — пригласил нас в гости управляющий.

— Спасибо, очень кстати! Счастливого пути! И со стеклом осторожнее, оно хрупкое, — напутствовали мои подруги Кера.

— Уффф! Анни, я в жизни столько не работал как у тебя за неполный месяц! — вывалился из нашего таунхауса Рич, Дон согласно кивнул.

— А мы так все двенадцать лет вкалывали с перерывом на теоретические лекции, — рассмеялись подружки.

— Да ладно вам, так уж и вкалывали, — пробурчал Ричи.

— Ну ладно Дони, он не в курсе, Софи ему мало рассказывала о нашей жизни, то ты-то Рич. У нас же мама там училась, уж она-то все время говорила как у нас в монастыре обучение организовано. Теория, а потом много-много практики! Мы годами не вылезали из мастерских монастыря, — укорила брата Стефи.

— Да я особо и не слушал, у меня голова своим забита была, — повинился Рич, который еще подрос и совсем исхудал на нашей каторге, но стал только симпатичнее, Никки любовалась предметом своих воздыханий, а мы хихикали над ней.

— Рич, ты так и не рассказал, что там за декокт ты привез и как он помогает в дорожных работах. Ах да! Закрепитель твой просто супер! Вы собираетесь его выпускать в цеху на продажу? Я бы покупала партии в свой красильный цех со следующего лета.

— Пока нет, у вас тут испытания его свойств, Стефи вела дневник результатов. Ну и как он, сестрёнка? Хорош?

— Отличный закрепитель, братик. Еще одну партию ткани окрасим, которую мы выделили для двух оставшихся деревенек, и тогда отдам тебе отчет, но можешь взглянуть на записи и сейчас, — похвалили брата Софи.

— Давай! — загорелся алхимик-маньяк.

— Сначала расскажи о декокте! — потребовала Софи, которой тоже не терпелось узнать, что там опять придумал старший братец.

— Да, Рич, у меня к тебе еще просьба. Если закрепитель пройдет испытания, ты не мог бы его для меня выпускать в виде порошка? Или плотной массы, которую нужно просто разводить в воде. Одно дело телега с порошком, а другое целый караван с бочками или флягами. Мои земли теперь от Лурдианы на другом конце света, а я не маг, порталы открывать не умею, — попросила друга детства жалобно состроив глазки. Рич поднял брови, а затем просиял:

— Анни, ты просто клад!

— Ага, где бы закопать, — хихикали девчонки, а Рич махнул на них рукой.

— Да это же прекрасная идея! Правда он будет двух или трех компонентным, но если есть точные весы и чистая кипяченая вода, то без проблем.

— Весы будут и не одни, рассказывай, что там за декокт такой, — обрадовалась я. — Может я его тоже покупать буду, у меня тут сплошной камень! Вдруг пригодится?

— Я сам расскажу, Рич для нас уже потерян, — вступил в разговор Донован, зная дружка как облупленного. Тот уже вырвал журнал с записями у Стефи из рук и жадно вчитывался в результаты опытов с красителем и таблицы, составленные ответственной младшей сестренкой.

— Декокт отличный и тебе, Ани, он точно пригодится. Идея в том, что декокт размягчает камень и приложив усилия, правда не маленькие, можно из неровных камней формировать ровные пластины нужной формы. Это здорово облегчает нам, как магам, жизнь. Люди обрабатывают камни, укладывают их на подготовленную подушку из песка, и мы магией просто спаиваем их вместе и укрепляем полотно. С декоктом строительство дорог идет в разы быстрее. Самое долгое это подготовить саму дорогу и подушку, утрамбовать ее и выровнять по уровню, а остальное уже гораздо легче. Ты распорядись, чтобы к лету основные дорожные работы были закончены и камни готовы. За зиму твои мужики успеют, работают они быстро и здоровые как буйволы, а мы летом доведем все до логического конца.

— Да это просто фантастика! Такие перспективы, и не только с дорогами, — загомонили подруги, уже прикинув варианты использования декокта.

— Согласен, я вижу у вас уже мозги заработали в эту сторону. А заселяться вы будете? Там мебели нет, одни топчаны кособокие.

— Неделю потерпим, нам Джок кровати сделает, а остальную мебель мы сами внесем, чай не чугун. Спасибо вам, ребята, огромное, вы замечательные! — дружно нахваливали парней подружки, Рич ничего не слышал, а Дон просто улыбался и под локоть потащил Рича обедать. Тот так и шел, уткнувшись в тетрадь.

— Да, Никки, тяжело тебе с таким мужем придется, — подкола ее Стефи.

— Да ладно вам, — надулась Никки и мы, перешучиваясь, стали обставлять комнаты минимумом мебели, а потом перекусили тем, что нашлось в дорожных сумках. Хлеб, сыр и колбаса, чай подогрели в новой кухне.

Две комнаты мы забрали под спальни, заселяясь парами, а две ребята совместили большой аркой, объединив кухню и гостиную-столовую. Ванная комната это было громко сказано. Скорее душевая кабина с потолка которой из лейки текла теплая вода и уходила в поддон, все из камня, ну и ладно. Туалета не было, но нам оставили закуток для этих дел. Мы повздыхали, но это лучше, чем ничего. Может и до канализации дело дойдет через пару лет, а пока вода самотеком по каменным трубам уходила в ближайшую канаву. Зато у нас была своя кухня. Ребята сделали нам каменную столешницу вдоль всей длинной стены, импровизированную плиту, нагревающую камни-конфорки кристаллами, заряженными магией, и большую каменную мойку с краном из которого текла теплая вода, горячей и холодной воды не было. Под крышей были установлены большие бочки, на которые разорился Кер и в них каждое утро помповым насосом, который шел комплектом к стеклодувне для промывки песка, из колодца вручную закачивали воду, за день она нагревалась. Водопровод тоже необходим, хотя бы в таких больших домах. А что-то мне подсказывает, что таунхаусы придутся по вкусу из-за удобства в первую очередь. Мы планировали с Кером оборудовать со временем котельную, одну для обеих наших общаг и с отоплением и горячей водой проблем не будет. Котел можно будет купить в одной из столиц соседних доменов. Канализацию сделаем, можно жить припеваючи. Меня и душ вполне устраивает, в ванне разлеживаться дома буду.

Посуду из металла мы купили в Перте, несколько чугунков, пару сковородок и ножи для продуктов, а также столовые приборы. Половник был из глины, чашки и миски тоже, всего купили по минимуму. Керамика была плохонькой, без глазури, но со временем мы себе сделаем сами то, что нам нужно. Этим и занялись до вчера. Никии осталась готовить еду, Софи рванула в поля на поиски нового сорта вайды, а мы со Стефи отправились к гончарам. Небольшая муфельная печь шла подарком к оборудованию стеклодувни, который я выбила из хозяина мастерской по его изготовлению. Мартин уже оборудовал нам уголок для керамики. Печь была тщательно установлена и было места для изготовления глазури и облива ей готовой посуды. Осталось изготовить саму посуду, чем мы и заняли остаток дня.

Мы со Стефи согнали двух учеников с табуреток у гончарного круга и принялись за дело, давая попутно мастер-класс. Руки сами помнили, что и как нужно делать, а мы поясняли ребятам тонкости изготовления, те толпой стояли как приколоченные, не упуская ни одного слова, часть около меня, часть около подружки. Время от времени они переходили туда-сюда, ловя разные нюансы. К вечеру посуда была готова, и мы объясняли все этапы правильной просушки. Сначала мы установили посуду в тонкие ящики с ровным дном и накрыли их простой холстиной.

— Так она будет сохнуть пару-тройку дней. Нужно периодически снимать холст и проветривать ящики. Потом на пару суток выставим ее в тенек на воздух, а только потом будем сушить в печи. Затем глазирование и снова просушка, посуда готова, — поясняли мы.

— Нужно построить хорошую светлую мастерскую, не дело торчать под навесом. И нужны ровные стеллажи для просушки и коробок побольше, картона здесь нет, но ящики даже лучше, дольше служить буду. Надежные столы для раскатки глины и лучше бы специальные ручные валки для этого купить. Производство будет не маленьким, месить и раскатывать глину вручную тяжело и долго. Опять тебе траты, подружка. А ребята молодцы, — хвалила работников Стефи.

— Да, они стараются. Думаю, будет толк.

— Ну, ты же понимаешь, что росписью будут заниматься другие люди и их тоже придется учить.

— Конечно понимаю. Откроем еще один цех в следующем году. За лето натаскаю на роспись подходящих женщин и девушек, даже девчонки могут рисовать что-то простое. Пока и без росписи с хорошей глазурью будет продаваться. Я хочу продавать сразу наборами, а не по одной миске.

— И правильно. У тебя, вроде, хорошо лозу плетут. Можно будет продавать наборы, уложенные в корзинки, и не разобьются по дороге и стоить будет дороже. Нужно организовать мальчишек на плетение коробок, когда определимся с размерами посуды и количеством предметов в наборах.

— Отличная идея, спасибо тебе Стефи!

— Да ладно тебе, сестричка. Мне мама писала, она вне себя от счастья от идеи карликовых садов. Наняла еще трех магов. Отца все равно дома нет, и она практически живет в оранжереях и питомнике. Эрика идет на расхват, она ей почти не занимается, спихнув это на своего помощника. Через годик твой долг на стекольное оборудование будет полностью погашен и пойдет чистая прибыль. Я за тебя рада!

— Спасибо тебе святая Анна, что не оставляешь меня своей помощью и защитой! — от души поблагодарила свою заступницу и мне, наверное, показалось, но меня будто кто-то нежно погладил по голове.

Мы пришли на ужин, у Никки уже все было готово, она смоталась к старосте и забрала нашу постель, припахав для переноски ребят и девчонок, заодно прихватив по комплекту матрасов и одеял с подушками для подружек. Постельное белье у нас было свое, привезенное из Лурдианы. В Богемии уже все были наслышан, как Брюс вылетел с треском со своего места и Никки не посмели отказать, отдав все что она просила без звука. Прискакала радостная Софи с полной корзиной травы и подтвердила, что это неизвестный пока в Лурдиане сорт вайды. Какой цвет получится не известно, но не попробуешь — не узнаешь, и она разложила травку сушиться по всей нашей пустой гостинной на чистый холст, который хозяйственная Никки прихватила на всякий случай. К тому же она сбегала в стекольную мастерскую и забрала стекла для наших четырех окошек, организовав мастеров на остекление оконных рам. Еще днем наши окна закрывали плотные ставни, а сейчас мы любовались прозрачным стеклом отличного качества с чуть золотистым оттенком, но нам нравилось. На ужин подгребли ребята, и мы плотно накормили друзей да и сами наелись. Продукты Никки просто забрала с общественной кухни в мастерской, а приготовила сама, даже успела пирожков нажарить в сковородке.

Когда все наелись, я попросила поставить ребят полог от прослушки и подробно пересказала свой сон. Все дружно чесали затылки, а Стефи сидела, вытаращив глаза.

— Я тебе верю, Анни! Придумать такое просто невозможно, — первый отмер мой лучший друг Рич.

— Стефи, а ты у нас будущая принцесса Дальгора? — подколола ее не менее ошарашенная Софи.

— А знаете, вполне может такое быть. Семья Мейфордов одна из самых родовитых и влиятельных в Лурдиане, почему бы нашей Стефи и не стать принцессой. А ты принца видела? — поинтересовался Дон.

— Нет, только короля Конрада, — призналась я, слегка порозовев, ребята хмыкнули.

— Это был твой единственный сон? — проницательно спросил Дон.

— Нет, — пришлось рассказывать самый первый, когда король принял решение настаивать на моей кандидатуре особо.

— Ну и дела! — выдохнула Никки.

— Мне кажется нужно предупредить лорда Мейфорда. Мало ли что, он все же отец и лучший дипломат королевства. Вдруг и вправду нашу Стефи будут сватать за принца Дальгора, а так лорд Майкрофт будет к этому готов. Сможет потребовать для нее особые условия, которые облегчат ей жизнь здесь, — предложила я.

— Это обязательно, мы сейчас же отправим ему письмо со своей почтовой шкатулки. Такие сны просто так не снятся, даже странно, что ты не маг, — согласился самый старший из нас Дон, ему уже было двадцать пять и он тоже собирался на дипломатическую службу. Сильные маги там тоже были нужны.

— Хорошо бы тебя сюда с посольством отправили на работу, — вздохнула я зная о планах своего друга Дормейна.

— Думаю это можно будет устроить, — покивал Рич. — Я поговорю с отцом. Если Софи и впрям заберут в Дальгор, то близкий человек рядом в столице ей не помешает. Ты будешь далеко, сестры ваши тоже сидят в своих доменах, а так рядом будет близкий друг семьи для поддержки.

— Покажи-ка мне свою шкатулку Анни, что-то мы упустили этот момент. Еще и шпионы вокруг, впрочем, это не удивительно. Столько лурдианцев в Дальгоре, нас не могли оставить без надзора. Мы дадим вам кристалл-глушилку. Все дела обсуждайте здесь под пологом, — строго наказал Дон, мы дружно закивали, и я ему протянула подарок короля Конрада.

Ребята уставились на шкатулку, повертели ее в руках, похмыкали, многозначительно переглядываясь, и постановили:

— Хитрецы какие! Прочесть письма они не могут, нет у них таких знаний, а наши делиться не будут таким секретом, но адресатов отслеживают. Ты кому писала, Анни? — спросил Дон.

— Девочкам, матери настоятельнице Эстер, леди Миранде и все! — отчиталась я.

— Вот и славно! Ты же не шпион Лурдианы. Мы в эти плетения лезть не будем. По большому счету тебе от этого вреда никакого, ну пишешь ты подругам и настоятельнице, ну и что? Если мы уберем эти плетения, это будет выглядеть подозрительно.

— Все равно неприятно! А как же тайна переписки? — надулась я.

— Для королей не бывает тайн. Привыкай, ты теперь землевладелица, так что присматривать за тобой все равно будут, хотя бы первое время, пока не начнут доверять. Радует то, что ты под защитой королевского дома. Мне эти Грэхемы тоже не нравятся. Думаю, вы правы и ездить нужно в столицы доменов в Гринок и Стерлинг. Там и цены на ваш товар будут выше и безопаснее, браслет покажешь и все от тебя и шарахаться будут, — прокомментировал Дон.

— Мы с вами съездим в оба города, заодно посмотрим, что там и как, — решили ребята, мы были только рады.

— Подушки для дорог и без нас сделают. Работать с декоктом мы мужиков научили, можем небольшой пресс купить на ярмарке. Дело быстрее пойдет, да и тебе пригодится.

— Нам бы еще гончарную мастерскую построить, а то сидим там как куры под навесом, — пожаловалась Стефи.

— Сделаем. Декокта много, дело быстрее пойдет, завтра и начнем, — решили ребята и ушли к себе спать, заняв апартаменты рядом, мы тоже улеглись, вымотавшись за длинный день.

Глава 14

С утра пораньше Никки отправилась дрессировать гончаров, Стефи ушла к подъехавшим вечером ученицам по кройке и шитью и изготовлению матрасов с одеялами. Женщины уже смекнули, что одеяла с постельным бельем идут лучше и шерсти на них идет меньше, а матрасы делали себе для дома. Стефи скрупулёзно записывала расход ткани, чтобы вычесть ее стоимость. Мне матери настоятельнице еще долг отдавать, следующим летом побольше ткани куплю, все же у монастыря бешенные скидки. Здесь тоже присмотрюсь, цены по мониторю, может в здешних мастерских тоже буду закупаться. Эх, ковры бы еще ткать, но уж больно долго и муторно, через пару лет начну, не раньше, когда будут деньги на мастерскую по изготовлению ниток, а красильня будет своя. Это не дорого, котлы да весы, а остальное сами сделаем. Скажу Стретеру, что бы начинали строить красильню в этой несчастной лошади. Как бы ее обозвать по-человечески? Может Марена? Софи собрала детей и ушла за вайдой, а мы с ребятами выбирали место под мастерскую.

— У меня здесь целый рабочий поселок наклевывается. Нужно сразу планировать территорию, вот здесь хорошее место, от общежитий не далеко, когда сделаем котельную, проведем сюда отопление тоже. Предлагаю совместить под одной крышей сразу два цеха, так будет проще. В одном гончары, в другом рисовальщицы. И вода там нужна обязательно, как с глиной-то работать? Вы как, не сильно устанете?

— Нет, дня за три-четыре управимся. Декокт у нас здесь хранится, сейчас сделаем фундамент и пристроим парней камни формировать. Из ровных блоков стройка быстрее пойдет, чем из кривого камня.

— Вот и здорово. Давайте окна в гончарной мастерской выведем все на юго-восточную сторону, что бы светло было с утра и до заката. Можно всю стену оставить стеклянной с низким подоконником до колена, под трубы отопления пойдет, а то мои мастерицы зимой околеют. Зимой дни короткие, а освещают тут свечами и лучинами. Свечи здесь дорогие, ужас. Пасек мало, воск в дефиците, вот и сидят с лучинами.

— Вы бы с девочками масляных ламп наделали. Глина своя, раз металла мало, стекло тоже свое. Подвесим над рабочими местами и все дела. Масло для ламп можно будет на ярмарке купить, должно быть не дорого, оно для еды не годится, а для ламп вполне сойдет, посоветовал Дон.

— Мы их для твоих цехов зачаруем, будут небьющиеся, — согласился Рич.

— Точно! А в цехе для росписи на все три стороны большие панорамные окна делайте. Застеклим и на масле сэкономим, все равно идет обкатка оборудования, стекло неплохое, но для продажи рановато. А для цехов вполне сойдет, даже с небольшим браком, — решила я.

— Так еще лучше, меньше камня нужно, — согласились ребята и, собрав своих работяг, принялись за фундамент.

Я отправилась в стекольную мастерскую озадачить Мартина и начать самой делать лампы, пока девочки заняты, нужен только колпак, остальное сделаем из глины. Еще нужны ровные стеллажи для просушки готовых изделий, кривая посуда никому не нужна. Придется озадачить лорда Кроули, тот забрал всех мастеров по дереву на стройку моего дома на озере. Дерева там у них с избытком, пусть нам стеллажи смастерят, когда будут точные размеры гончарного цеха, для мастериц по росписи стеллажи и полки будут нужны непременно, но это в следующем году. Озадачив Мартина размерами остекления, я сбегала к Никки, что бы она принялась за нижнюю часть ламп, лучше бы лампы из металла, а еще лучше на магических кристаллах, но чего нет, того нет. Может со временем и разорюсь на маг-кристаллы, а лампы все равно пригодятся, мастерам раздадим, если они сами себе не сделают похожие.

— Никки! У меня к тебе дело!

— Даже странно, а я думала ты просто так пришла, — подколола меня верная подружка.

— Да ладно тебе, мы с утра уже виделись!

— И что случилось за час?

— Нужны лампы для освещения цехов, масляные. Колпаки я пойду прямо сейчас делать, с тебя глиняное основание. Ребята обещали зачаровать, что бы они не бились. Здесь же зимой в обед уже темно! Как народ работать будет?

— И правда. Мы привыкли что у нас везде маг-кристаллы светят, а у тебя здесь глухая деревня. Сделаю, не боюсь, давай с размером определяться, лампы большие нужны. Где масло брать будем?

— На ярмарке, где же еще? И сразу большими бочками, так дешевле. У меня тут ничего путного не растет, хорошо хоть с красками все отлично. Заодно и посмотрим что-почем для мыла, не их овечьего же курдюка нам его варить. Эфирное масло из мяты получим уже следующим летом. Если хорошие масла для мыла слишком дороги в Дальгоре можно будет в Лурдиане покупать или просто продавать только эфирное масло. Софи говорит, что мята здесь тоже особенная, она ее назвала леденцовой.

— Ну давай, начнем новое дело. Если с мылом не выгорит, будешь леденцы делать, нужен только сахар и пищевые красители. Мята у тебя своя, красители подходящие найдем и будут твои мастерицы всю зиму леденцы вместо мыла варить. А ты знаешь, лампы тоже можно на продажу делать, но не большие, а для домов горожанам, твои деревенские тоже прикупят. Денег заработают и не захотят с лучинами сидеть. К хорошему привыкают быстро. Думаю, это будет интересно, мы красивых налепим, тоже деньги!

— А давай! Но для цехов лампы ты сама сделай, наши пока только учатся. А про леденцы я подумаю. Вопрос, где столько людей брать?

— Да ты знаешь, они у тебя молодцы. Быстро все схватывают. Мы с ребятами даже первую партию тарелок на сушку в ящики разложили. Ящиков правда маловато. А леденцы и дети делать могут, если только не лопнут от сладкого. Помнишь, сколько мы леденцов ели пока работали в мастерской на их производстве? Меня от них до сих пор тошнит, видеть их не могу! — пожаловалась Никки.

— Меня тоже! Я твоему папе сегодня напишу, он же всех мастеров забрал. А нам еще стеллажи на оба цеха нужны!

— На оба? Их уже два?! С утра, вроде, об одном речь шла.

— Ну как же, один для гончаров, второй для рисовальщиц. Не дома же им под лучиной сидеть, а то они нам такого нарисуют, что опозоримся всей Богемией, — ответила я, Никки захихикала и взялась за дело, освободив себе один круг.

— Нужно еще гончарных кругов закупать, как цех готов будет, посмотрим сколько туда человек поместится и еще докупим. Если твои тетки хотят еще постельное белье шить, пусть сами ткань закупают, — посоветовала Никки.

— Я следующим летом много куплю, деньги уже будут. Мне настоятельница наша с большой скидкой обещала закупить как для монастыря, но это в последний раз. На ярмарку поедем, глянем что тут у них с тканями. Придется у местных закупать.

— Мне наши портнихи говорили, что хлопок здесь редкость, а вот льна навалом.

— Ну и ладно, будем лен красить. Какая нам разница. Часть на постельное белье пойдет, а часть мы портняжкам продавать будем рулонами или на ярмарке населению отрезы продавать. Тоже вариант.

— И то дело. Кстати, в Лурдиане лен как-раз дорогой. Имей в виду.

— Хороший тонковолокнистый лен дорогой. А какой здесь еще не известно, — вздохнула я и удрала в стекольную мастерскую ваять колпаки для ламп.

С помощью Мартина я выбрала необходимый по размеру инструмент и принялась за колпаки для ламп. Сначала небольшие, для дома, настольные. Выдула штук пять, выбирая удобную форму. Это был скорее бокал для вина без ножки и дна, но смотрелось не плохо. Мартин поглядывал на мою работу и улыбался. Да, работа в горячем цеху не большая радость. Учитывая, что горелок здесь еще не изобрели, приходилось периодически бегать к печи подогревать остывающее стекло, а потом бежать и убирать его в печь для охлаждения. Звучит странно, да? Но в печи для охлаждения стекло именно постепенно остывало с температуры под тысячу градусов до пятидесяти. Мартин покачал головой и высказался:

— Знаете, миледи, научили вас отлично, но боюсь для размера такого колпака, который вы задумали для своей мастерской, у вас дыхалки не хватит. Давайте-ка я лучше сам. А вы рюмочки для ликера поделайте. Пора за заказ герцогини Мейфорд браться, раз у Вас время свободное есть.

— Твоя правда, Мартин. Рюмки и бокалы это мне по силам, а что-то такое большое не смогу. Сил не хватит, — согласилась я с мастером.

Я сунула нос в записи и освежила память об эскизах, утвержденных самой леди Мирандой. Ничего особо сложного не было, даже ножки не нужны для крошечных ликерных стаканчиков. И мы с Мартином принялись за дело, но и отобранных им учеников припахали, пусть набивают руку на рюмках, а там уж и за бокалы примутся. Рюмок нужно было пятьсот штук. Размах герцогский, но я не в обиде. На каждую рюмку у меня уходило минут пятнадцать, а вот сложные бокалы будут забирать по сорок минут времени, а то и больше, если ножка навороченная. Еще край обрезать, полировать и оплавлять, тоже время.

Я разогналась и за три часа сделала первую дюжину рюмок для леди Мейфорд. Мартин гонял учеников, и я была готова принять на работу его подмастерье, с такими темпами мы до зимы только для Мейфордов бокалы делать будем. Я одна рюмки буду два месяца выдувать и, если вкалывать по 12 часов. Понятно почему стеклянная посуда такая дорогая, до автоматики здесь еще далеко, хотя производство развивалось семимильными шагами. Можно даже сказать, что начинался индустриальный бум. Эдак мы скоро на самолетах летать будем на магической тяге. Но лучше бы они железную дорогу изобрели и автомобиль, хотя бы с паровым котлом вместо двигателя, караваны эти достали меня до печенок. Мальков мы ждали третью неделю, а Дальгор не Россия, не те здесь расстояния, в разы меньше, может размером с Францию, но не больше.

— Мартин, вызывай своего подмастерье, я согласна. Кто-то будет на оконном стекле работать, а кто-то народ учить, а то мы так все сроки пропустим. А мне наша репутация дорога. И еще, у меня предложение. Нужно разделить труд. У кого лучше будет получаться выдувать пусть делают тело бокала, а у кого с этим проблемы, пусть ножки делают. Потом спаяем вместе и все. Думаю, так быстрее пойдет.

— Ну как же, миледи. Каждый должен уметь все! — возмутился мастер.

— В идеале и для небольшой мастерской так и будет, но у нас заказы пока большие, а времени мало, так что ты присмотрись к народу кто на что лучше годен и сделай как я тебе говорю. Уверяю, дело быстрее пойдет, да и беготни по цеху меньше.

Мартин задумался, что не мешало ему автоматически работать, а я снова принялась за ликерные стопарики. Скорость у меня увеличилась и каждые пять-семь минут у меня получался новый крохотный стаканчик. К концу дня я сделала полсотни рюмок без брака и еле приползла домой на ужин, красная как рак от жара печей. Девчонки охнули и принялись меня кормить. Я еле двигала челюстью, руки отваливались, но после еды взбодрилась и выслушала отчеты подруг.

— Мои горные орлы наваяли полсотни тарелок, все сушатся. Я сделал нам десяток оснований под лампы. Завтра за миски примемся, половина брака, а так бы и сотня вышла, но ничего, еще пара недель и научатся. А у тебя как со стеклом?

— Колпаки делает Мартин, у меня дыхалки не хватает, но я сделала пятьдесят рюмок для леди Миранды. Самых маленьких, для ликера.

— Быстро ты, молодец! За неделю ликерные стопки будут готовы, — похвалила Стефи. — У меня все отлично, твои женщины сами учат своих товарок, а я сегодня занималась краской. Жду результатов местной вайды и палитру можно будет расширить.

— Я собрала по максимуму, дети помогали, там ее даже подсеивать пока не нужно целых два здоровенных холма. Самосевом размножится. Завтра к тебе присоединюсь, помогу и народ поучу.

— Пусть их Мартин сам учит, его люди, сам набирал, сам пусть и учит. А мы с тобой заказ выполнять начнем. Я сказала Мартину чтобы приглашал своего подмастерье. Кто-то должен оконное стекло контролировать, а то один брак будет, а мастер пусть народ учит, боюсь пара лет пройдет пока они нормально работать смогут, а то и больше. Как будут деньги еще рабочих найму, им хоть жалование платить не жалко. Боюсь наши в учениках долго ходить будут, а денег захотят хороших, когда во вкус войдут.

— Ничего, Кер и Фергус своих горцев быстро приструнят, это Мартин для них чужак, а своих они уважают и даже побаиваются. Оба бывшие вояки, у них разговор короткий, могут и силу приметить, за ними не заржавеет. Здесь это в порядке вещей, — сказала Стефи.

— Фергус сказал, что ты слишком добрая. Надо было старосту при всей деревне кнутом отходить, чтоб другим не повадно было, — наябедничала Никки, которой ее ученики все выбалтывали за работой.

— Кнут им в руки, а я тут им не помощник. И вправду, за что я им жалование платить буду? Два управляющих, пусть сами свой народ в руках держат. Нужно Керу еще приказать, что бы к следующему лету нанял управляющего рыбным хозяйством, там точно твердая рука будет нужна, — вздохнула я.

— Давайте уже спать, устали мы сегодня, как у них здесь лошади не устают, — зевала Стефи, набегавшаяся по холмам и камням.

С утра, до завтрака, я села за письма и написала сначала барону Кроули о трудностях со стеллажами и ящиками, а потом написала матушке Эстер. Я ей рассказала, что на моих землях найдено три уникальных растения, одно из которых новый вид вайды, но мы еще не знаем какой цвет она дает. Марена, дающая новый тон красного цвета и горная мята, которую Софи назвала "Леденцовой" за легкий прохладный аромат. Я благодарила ее за ткань, обещала осенью вернуть деньги и спрашивала, где можно купить недорого приличный пресс для производства эфирного масла мяты путем холодного отжима. Рассказала о поездке в унылый город Перт и что мы собираемся за лето посетить две крупные ярмарки в Гриноке и Стерлинге.

После завтрака получила ответ на оба письма. Лорд Кроули рассказывал, что фундамент уже готов, огромный дом получается, солидный. Прямо деревянный дворец, со стеллажами обещал помочь, как только мы озадачим его размерами. Ребята ему писали, и он в целом в курсе как у нас дела. Спрашивал, когда придет рыба. Сама бы хотела знать. Ответ от настоятельницы Эстер, как всегда, радовал. Монастырь собирался менять свои прессы на новые, но монастырские были в прекрасном состоянии просто уже не справлялись с объемами. Обещала мне их подарить за семена новой мяты и вайды с мореной. Я сразу же ответила согласием. Такая удача! Пять прессов за какие-то семена, которых у меня целые холмы. Включив кристалл-глушилку, рассказала девчонкам, те порадовались, и мы снова отправились на работы. Так и пахали неделю без отдыха. Затем Стефи объявила волевым решением выходной и заставила нас отоспаться, да и сама она замудохалась с красильней. Котлы здесь были не большие и те собирали по всей деревне, красили короткими кусками, и работа была тяжелой и муторной, несмотря на помощь местных любителей красок.

Весь выходной мы только ели и спали. Нас только к вечеру подняли ребята принимать работу. Мастерская, состоящая из двух цехов была готова, даже окна были на месте. Мы скакали зайчиками от радости. Цеха были просторные, светлые, стены ровные как в королевском замке, полы еще ровнее, вода была в каждом цехе с большой каменной раковиной под краном. Мы расцеловали друзей и отправились на праздничный ужин. Там под пологом тишины я доложила о прессах, которые мне отдавал монастырь. Ребята впечатлились.

А ночью опять сон…

— Брат, отправляйся немедленно в земли Анни Виндор и присмотрись к ее подругам. Но я тебе настоятельно рекомендую обратить внимание на леди Стефанию Мейфорд. Этот брак был бы прекрасной партией. К тому же она в следующем году выпускается из монастырской школы святой Анны, а каковы там ученицы ты знаешь. Такая принцесса нам просто необходима, — наставлял братца его величество.

— А почему ты на ней сам тогда не женишься, раз она такое сокровище? — ухмылялась его молодая копия, только цвет был разным, у короля зеленые, а у его брата синие.

— Ты же понимаешь, что королева лурдианка это плохое решение.

— Зато леди Анни теперь наша подданная. Чем не королева, и со Стефанией они подруги не разлей вода, раз помогает своей товарке.

— Она для меня слишком молода, — нахмурился Конрад.

— У нас разница в год. Значит для меня леди Стефания в самый раз, а для тебя Анни молода. Говорят, она красотка, а у тебя всегда была слабость к блондинкам. А леди Виндор к тому же не принадлежит ни к одному клану, и родня ее на тебя давить не будет. Ты подумай, сплошные плюсы, — веселился младшенький.

— Как и у тебя! Стефания тоже белокурая и голубоглазая, все как ты любишь! Хватит болтать, утром отправляйся с отрядом к будущей жене в гости! Не зли меня, — отрезал старший брат, младший расхохотался и шутливо откланялся.

Утром за завтраком я врубила глушилку и начала:

— Все Стефа, встречай жениха! У меня снова вещий сон был. Принц уже к нам выехал!

— А он хорошенький? — валяла дурака ржущая Софи, а Стефи подавилась булочкой.

— Может это просто сон? — с надеждой взмолилась подруга.

— Если принц все же приедет, значит не сон. Вот и проверим. А принц точная копия брата, оба красавцы — глаз не оторвать и блондинок любят, — добавила я.

— Тогда я в пролете, — расстроилась Стефи с густой гривой шоколадных волос.

— А я и не претендую, я Ричи люблю, только ему не говорите, — попросила Никки.

— Об этом уже все королевство знает и даже Рич. Поздно стесняться. Твою помолвку с моим братцем родители одобрили, просто вам пока не говорили. Ждут, пока ты школу закончишь, — отрезала Стефи.

— И ты молчала! Подруга называется! — ахнула Никки.

— А вот сейчас и говорю. Хотела сюрприз сделать, но проболталась. А ты сделай вид, что не в курсе, — попросила Стефи.

— Обалдеть! Одни мы с тобой, Анни, не пристроенные остались, — опешила от новостей Софи.

— Да какие проблемы. Переезжай в Дальгор невестой. Тебя величество быстро за горного лорда замуж пристроит. Вот у меня оба соседа не женаты, выбирай любого, будем в гости друг к другу ездить, — захихикала я.

— Давай! А ты за другого замуж выходи, будем две герцогини при ее высочестве Дальгора Стефании! — развеселилась окончательно Софи.

— Досмеётесь у меня! Выйду замуж за принца и выдам обеих замуж поближе ко дворцу, — пригрозила Стефи со смехом.

— Я что, одна в Лурдиане останусь? — заныла Никки.

— У тебя муж будет маг. Портал откроет, и ты у нас в гостях, — ржали мы уже над Никки.

— Ну ладно, посмеялись и хватит. Приедет ли принц еще не известно, а работа сама себя не сделает. Я с краской закончила, осталось местную вайду попробовать и к вам в стеклодувне присоединюсь, — пообещала Стефи.

— Хороша ты будешь, такая румяная во все лицо, а тут принц на смотрины прибыл, — подкололи мы сестричку.

— А я ему в жены не напрашиваюсь, не нравлюсь, мне и дома хорошо, а здесь еще и розы не растут, — привела убойный аргумент подружка.

Мы залились хохотом и отправились работать.

Глава 15

В прекрасном настроении мы отправились на работы. В обед Стефи нас порадовала, что местная вайда дает потрясающий глубокий синий цвет, прямо индиго, который возили за тридевять земель с другого континента.

— Ты представляешь какое это богатство! — восхищалась подружка.

— Ага! Нужно увеличивать площадь ее произрастания. Двух холмов будет недостаточно. В конце лета займемся, я еще семена для настоятельницы Эстер обещала, и мяты с мореной. Главное не забыть.

— Я напомню, не бойся. Сама прослежу. И мяты себе для дома наберу. Матушка, в отличие от меня, чай с мятой уважает, — успокоила меня Софи.

— Ну да, она же с нами леденцы не делала, — смеялись мы.

— А мы уже с ликерными рюмками давно закончили за стаканы для сока взялись. По эскизам они тоже без ножек, половину уже сделали за прошлую неделю. Еще дня три и с ними закончим, за чаши для пунша возьмемся. Леди Миранда заказала целых тридцать штук больших чаш и к ним сотню стаканов, да еще стеклянные черпаки для пунша в комплект. Но это ерунда, ножек-то нет, чаша бокала сразу крепится его к основанию. Правда большие чаши довольно вычурные и с крышками, но мы справимся, и не такое делали. Ученики пока тупят, но мастер их гоняет, как бы половина не разбежалась, — рассказала я.

— Новые придут, плохой ученик не велика потеря. Только место занимает и брак будет гнать, — отрезала Никки. — Вот у меня остались самые толковые, на них и будет мастерская держаться. Мы уже миски почти закончили, гончарные круги еще нужны и срочно, мы после обеда в мастерскую будем переезжать. Я сама отцу напишу, что нам нужно из деревянных изделий, — рассказала о планах Никки.

— А я к вам сейчас иду, красить больше нечего, ткань закончилась, а шьют они и без меня хорошо. Белье простое, ни кружева, ни другого украшательства, цветом берем. Я распорядилась делать пододеяльники из двух разных цветов. Одна сторона красная — другая желтая, одна сторона желтая — другая синяя. И наволочки в том же духе. И интересно, и если кто на одежду покупает, то придется сразу несколько комплектов брать, — похвалилась хитрая Стефи.

— Это ты здорово придумала! — рассмеялись мы и только вышли из-за стола, как прибежали мальчишки, с докладом, что пришел большой караван с бочками, а там рыба живая.

— Наконец-то!!! — вопили мы и бросились встречать долгожданную рыбешку.

Караванщики были уставшие и их разместили в общаге для одиноких мастеров, те поели в столовой и отрубились. Мы загнали телеги с мелкой рыбешкой во двор мастерской, где всегда был народ и вертелся Фергус. А ночью, просторный двор, огороженный массивным забором, закрывался на замок. Я, конечно, всем доверяю, но уж больно искушение велико нахватать халявной рыбки. Если каждый по паре возьмет себе у нас бочки будут полупустыми, а ее и так в дороге прилично передохло.

— Зато выжила самая сильная! Почти естественный отбор, — успокаивала меня Никки.

— Да ладно, чего уж там. Жива и ладно. Может не за год, так за два расплодится как надо. Утром отправляемся на озера. Все поедут?

— Я бы съездила с отцом повидаться. А рыбы и следующим летом докупить можно, — сказала Никки.

— А мы останемся, — решили Софи и Стефи. — Не будем бросать начатое. И гончаров будем натаскивать и стекло дуть, а вы и так нам все расскажете.

Утром караван потянулся к озерам, за сутки доедем, все же хорошо, что у меня все деревни рядом и озера от Богемии не так далеко. Я написала Керу, чтобы нас встречал, и мы с Никки, сидя верхом в седле в амазонках, от которых мы, наплевав на приличия, отстегнули юбки, болтали о жизни.

— Я одного не пойму, до меня было семь хозяек, у каждой два года испытательный срок, а они убегали уже зимой. Зачем тогда вообще ввязываться в такое безнадежное предприятие?

— Ну, может они думали, что здесь все и так уже отлично, и нужно просто поддерживать хозяйство на плаву?

— Тогда, получается их просто обманывали, чтобы побыстрее спихнуть замуж без права выбора.

— Похоже на то. Думаю, что с тобой был такой же расчет, — рассуждала Никки.

— Допустим у них не было таких отличных подруг и верных друзей, поддержки старшего поколения как у меня, но семья-то у них была! Давать деньги просто так запрещено, но помогать в долг можно. И деньгами, и советом, и даже физически, и рыбой, как в моем случае.

— Значит им не хотели помогать, а хотели спихнуть за нужного им человека. Девчонки убегали на испытание, но не справлялись, вот и весь расклад. Это такая ловушка для невест. Ты первая кто из нее выкрутится, я уверена!

— Я уже тоже. И все равно не сходится. Ну ладно она в травах как мы не разбирается, с шерстью не дружит, шить не умеет, это я еще могу понять, но озера и рыба! Это же очевидно!

— Ты всерьез думаешь, что Даниэлла дала бы какой-то непонятной девице из местных целый караван рыбы? — хмыкнула Никки.

— Даниэлла нет, но она же не единственная кто рыбой занимается. Даниэлла в нас уверена, мы из одной школы и знает, что даже если рыба передохнет до последнего головастика, долг я ей все равно верну.

— Вот и ответ. В тебе уверены. И Даниэла, и настоятельница, и леди Миранда и все остальные. А что это были за местные красотки и из каких они кланов мы не знаем. Твои люди даже имен их вспомнить не могут, что бы справки навести. А было бы интересно, что это за девицы были и чем они сейчас занимаются.

— Думаю ничем. Сидят замужем, наследникам постылого супруга сопли подтирают.

— Скорее всего. Может и не так все так уныло и мужья у них не плохие, и детей они любят, но результат — навязанный брак. У нас в Лурдиане тоже монархия, но родители никогда не дадут согласие на брак если дети не любят друг друга или хотя бы дружат. Ты скорее исключение из правил, поэтому Виндоров так осуждали в высшем свете. Никто бы не поверил, что ты влюбилась в этого жирного извращенца, — виновато посмотрела на меня Никки.

— Слава святой Анне, с Поришем все обошлось, но я все равно боюсь выходить за ворота монастыря одна и без охраны. Поэтому я и рада, что попала в Дальгор. Испытание так испытание, зато потом — свобода. Я лет до двадцати пяти вообще замуж не хочу. Ну нафиг! У меня еще столько дел здесь, столько начинаний, — мечтала я.

— Ага, а муж тебе только мешать будет! С детьми приставать, в постель тащить. Ужас какой! Анни, ты просто ни в кого не влюблена, поэтому так относишься к браку, — смеялась Никки.

— Ну да, ну да. Ты еще скажи: "Никуда не денешься, влюбишься и женишься!"

Никки расхохоталась, даже наша охрана и охрана каравана смеялась, и погонщики посмеивались.

Утром следующего дня нам из-за очередного холма на встречу выехали Стретер с бароном. Тот не смог пропустить такое событие. Вечерами он рыбачил и поносил местную рыбу последними словами, не стесняясь в выражениях, Кер ему поддакивал. Рыбак рыбака увидел из далека, буквально. Парочка спелась и предвкушающе потирала руки.

— Никки, Анни, девочки мои! Дайте-ка я вас обниму! Почти месяц не виделись! — вскричал обрадованный барон, наплевав на все великосветские церемонии. Мы бросились к нему в объятья, спрыгнув с седел.

— Мы тоже соскучились, папочка! — повизгивали от восторга и улыбались во весь рот я и Никки.

— Неужто рыбу дождались? Я уж и не надеялся, — пошутил барон.

— А я верил в леди Даниэллу и леди Анни, — признался счастливый Кер.

— Ну, дочка, следующим летом жди всю нашу семью в гости! Я рыбалку не пропущу, а моя женушка захочет все тут посмотреть, — сказал барон.

— Да я всегда рада своей семье, дом же не просто так такой огромный. У каждой семьи будут свои постоянны апартаменты, ну и плюс гостевые на случайных приезжих, которым не откажешь. Так что считайте, это общий рыбацкий домик, — ответила я.

Барон с моим управляющим рассмеялись.

— Отличный домик, миледи, королю под стать. Вы молодец, не мелочитесь. Стекольная мастерская, так самая большая в ближайших доменах, керамика, так лучшая, а рыбацкий домик, так размером с дворец! У нас у многих глав кланов такой красоты нет, — посмеивался Кер.

— А что, неужели такой огромный? Размеры Рич проставлял, с меня была общая планировка и рисунок фасадов, — перепугалась я.

— Это даже хорошо, Анни, семьи у тебя большие, потом своя добавится, тесно не будет, — подбодрил меня барон, а я не знала, что и думать. И как это я ушами прохлопала размеры? На картинке дом довольно большой, но на дворец точно не тянет.

Разговоры о рыбе отвлекли меня от беспокойства о доме, ну большой и ладно, главное не маленький. Так как рыбы было меньше, чем я рассчитывала, то я высказалась в таком ключе:

— Не вижу смысла размазывать эту рыбу тонким слоем по всем озерам.

— В каком смысле? — опешила Никки.

— В том смысле, что лучше полноценно заселить три озера, чем пять. Когда рыба у нас размножится, остальные два мы и сами заселим, бесплатно. А три озера удобнее в том плане, что не нужно мотаться по территории, выберем два озера, самых близких к самому большому на котором стоит мой дом и они же самые близкие к деревне и на этом остановимся.

— Согласна! Лучше богатый улов на трех озерах чем бедный на пяти, и на коптильнях сэкономишь и на охране, и на работниках.

— А вы у меня соображаете, — протянул барон.

— Папа, нас что зря столько лет учили по-твоему? Или ты думаешь, что мы там как в пансионате благородных девиц только стихи пишем и платочки вышиваем?

— Ну что уж ты так, детка! Конечно, я знаю куда тебя отправлял и за что платил, — успокоил дочку папа.

Охрана каравана из дальгорцев удивленно косилась, такие девочки молоденькие, а рассуждают как взрослые. Командир охраны признался себе, что скорее всего расселил бы рыбу по пяти озерам, а оказывается это не выгодно. Мы с Никки пересчитали еще раз бочки, пометили, где рыбы совсем мало, а где ее побольше и отправились к ближайшему озерцу. В него-то и выселили рыбу из полупустых бочек.

— А почему с них начали? — интересовался любопытный дальгорец.

— А зачем бочки с водой возить? Там рыбы было мало. Пусть лучше пустые бочки с телегами здесь и остаются, ждут, когда остальные вернуться, чего пыль по дорогам гонять?

Командир охраны каравана так и распорядился, погонщики радостно стали собирать хворост для костра, закинули удочки и поспешили в теплую воду наконец помыться от пыли и пота. Слегка в стороне было еще одно озерцо, туда мы расселили третью часть оставшейся рыбы, и со спокойной душой, уже к обеду добрались до моего Серебряного озера. Лепота! Караванщикам с пустыми бочками приказали отправлять к товарищам, после того как они аккуратно выливали воду с рыбешкой. Завтра поутру они налегке отбудут в родные земли.

— О, господи! И как я могла забыть, что Ричи не в коем случае нельзя поручать расчеты и замеры? Мало я натерпелась на его опытах? Как жива до сих пор осталась не знаю, мы столько раз взрывались только из-за того, что он не там поставил запятую в расчетах, — причитала я, а Никки покатывалась со смеху.

— Ладно, подружка! Хорошо смеётся тот, кто смеётся последним! Я-то в Дальгор уеду, а тебе с ним жить, — шипела я на Никки, а та закатывалась еще пуще.

Вы спросите, чего я так убиваюсь? А просто мой лучший друг Ричард Мейфорд опять перепутал запятые и вместо размера 10Х10 метров у меня рос домик размером 100Х100!!! Ну зачем мне такая махина из дерева. Это же не крепость! Да, конечно, лиственница красива! Не гниет, практически не горит и насекомых не боится, они ее попросту сожрать не могут, слишком древесина твердая, но она холодная! Мало кто знает, но дома из лиственницы на треть холоднее домов из простой сосны. А здесь зима снежная, горы, как я такую махину топить буду?! Я же на одном угле разорюсь!

Естественно, такая лошадь, в смысле дом, не вписался в ландшафт, он просто не влезал весь в ту ложбинку между холмами, куда я его собиралась впихнуть. И вот теперь межу двух холмов красовался фундамент огромной центральной части, а два готовых фундамента гостевых крыльев лежали как крылья подбитой птицы на ближайших холмах. Барон был прекрасным строителем, и я уверена, что смотреться все будет великолепно, но размер! Хорошо, что с высотой не ошибся, если бы и крыша была на высоте ста метров, я бы Ричи вообще прибила.

Барон успокаивал меня как мог, мол нежилые помещения можно зимой не топить или вообще жить здесь только летом. К варианту "дача" я теперь и склонялась. И вправду, чего я распереживалась? У меня в Богемии милая квартирка с двумя спальнями и всем необходимым. Обустрою ее по своему вкусу и будет мне не жилье, а мечта. У меня на Земле и такой не было. Двушка в хрущевке влезла бы сюда два раза. Ванной нет и не надо. Холодильник в Лурдиане большой куплю. Уж на него-то я разорюсь на кристаллы. Мебель здесь сделаю, ковры сама натку, шторы сама нашью, картины сама нарисую, буду развлекаться рукоделием по выходным дням или вечерами. Так я себя успокаивала и, действительно, в конце концов расслабилась.

— Лорд Алекс, у меня в моем пристанище, в Богемии полы каменные, а я хочу деревянные, если доски останутся, имейте в виду и мои полы и стеллажи гончарам.

— Должно немного остаться, думаю на стеллажи хватит и на полы останется. Ну что, малышки мои, ужинать или купаться?

— Сначала поплаваем, а потом кушать, — и мы с визгом помчались на берег озера, барон посмеивался нам вслед.

Мы погостили у Кера еще денек, его дом мне понравился гораздо больше моего, и засобирались к подружкам и своим неоконченным делам. Заказ леди Мейфорд лежал на моих плечах мертвым грузом, и я торопила свою лошадку.

Девчонки нам обрадовались, я рассказала о подлянке от Ричи и все долго веселились, а Рич не мог понять, что не так.

— Анни, согласись, больше не меньше. Каково бы тебе пришлось в домике метр на метр? — недоумевал Рич, и мы дружно попадали от смеха под стол.

Время летело как на крыльях, и пора было выдвигаться на ярмарку в Гринок. Она была в конце второго месяца лета. У нас уже были готовы наборы из керамики, уложенные в красивые плетеные короба с кожаными завязками. Из остатков ярких тканей девочки нашили нам веселеньких салфеток по нашему образцу и часть мы вложили в виде подарка в корзины. Наборы делали на три персоны, шесть и девять. Кому нужно больше пусть берут два набора. Наборы делились на обеденные и чайные, в большие наборы входили сахарница и молочник, а маленькие состояли из четырех чашек с блюдцами и все. Мы просчитали себестоимость и прикинули цены, которые откорректируем еще раз на ярмарке, когда оценим конкурентов. Масляные лампы выпросили местные хозяйки в долг, обещали после ярмарки вернуть полную стоимость, нам было все равно кто их купит, еще лучше, не тащить хрупкую продукцию два дня в Гринок.

Девчонки решили тряхнуть стариной, и мы быстро наделали из стекла хорошенькие фигурки зверюшек. Никки патриотично ваяла лошадок, а мы кто во что горазд. Котята, щенки, зайчата, птички, рыбки и бабочки со стрекозами были уложены в большой короб, укутанные в сено, дабы не побить такую милоту. Каждая зверюшка красовалась на круглой подставке с оттиском мастерской "Богемия" красивыми буквами. Поехало и оконное стекло. Я махнула на свой озерный дом рукой и дала добро на продаже стекла для своей резиденции на озере. Такая махина из дерева будет год отстаиваться без окон и дверей, что бы дерево не растрескалось, следующим летом и застеклим. Дорога к королевскому тракту была готова на две трети и часть пути будем тащиться по кочкам, но так как с нами маги и барон Алекс Кроули, за сохранность товара мы были спокойны. Кер остался присматривать за стойкой, но мы подозревали, что присматривать он будет за рыбой. Он клятвенно пообещал найти хорошего управляющего для рыбной фермы. Хозяйки оставляли все больше ягнят на шерсть, не забивая их на мясо надеясь на барыш в следующем году.

Гринок нас порадовал, не чета унылому Перту. Все же многое зависит от хозяина. Жители были сытыми, нарядными и не жадными. Стеклянных зверюшек и оконное стекло разобрали еще до обеда, постельное белье ушло за день вместе с одеялами, керамику тоже разобрали, хоть и бухтели, что дорого. Но хорошее качество, стильный дизайн и яркая глазурь делали свое дело. Корзинки нравились хозяйкам и презент в виде салфетки они принимали благосклонно. Нечего и говорить, что на каждой керамической посудине на дне стоял оттиск "Богемия" и на салфетке красовалась вышивка с тем же названием.

Мы с удовольствием гуляли по Гриноку большой компанией в сопровождении пары гвардейцев. Приценивались к маслу для ламп и маслам для мыла, щелочи, эфирным маслам и красителям. Обошли большое количество лавок с тканью, мы завели новую тетради записывали цены на все что нас интересовало и помечали лавки, в которых нас устраивало качество и цена. Таких было немного, но они на наше счастье были. Местные тоже к нам присматривались, с подозрением к мужчинам и с удовольствием к нам. Наша четверка выделялась из толпы, мы были в амазонках по Лурдианской моде, и каждая была хороша в своем роде. Две блондинки и две темноволосых красавицы притягивали взгляд. Не удивительно, что мы привлекли внимание власть имущих и были приглашены на обед к мэру города, когда выяснилось, что мы все аристократы, а то так не видно. Девчонки сверкали фамильными драгоценностями, а я подаренными украшениями от их мам.

Обед прошел в дружеской обстановке, мэр был милым мужчиной преклонного возраста, и они как-то быстро сошлись с бароном на теме рыбалки. Тот невзначай "проболтался" о рыбе и ее скорых поставках следующим летом в этот прекрасный город. Самого владетеля мы не застали, о чем добрый мэр Гордон сокрушался, поглядывая на нас со значением. Мы весело переглядывались, но любезно соглашались, что нам тоже очень жаль. Может следующим летом нам больше повезет, а может ему, кто знает? Сейчас лорд был у короля на каком-то клановом сабантуе. Мы пригласили мэра с семьей следующим летом на рыбалку, тот расцвел, барон уверял, что он нас не стеснит, мы еле сдерживали смех. Не стеснит, как бы не заблудился бедняга в нашем новом замке из дерева. Моя летняя резиденция была не меньше местной мэрии, а то и побольше. Супруга с дочерями нам тоже понравились, и мы легко поддерживали разговор о лурдианской моде и другой такой же ерунде. Те строили глазки нашим друзьям, и Никки злобно щурилась на Рича, который, не подозревая ни о чем, просто болтал со старшей дочерью о Лурдиане.

Домой мы возвращались в приподнятом настроении, через три недели ярмарка в Стерлинге, и мы уже решали, что там продавать. Постельного белья не осталось и одеял, керамики можно еще налепить, будет еще оконное стекло.

— Давайте еще наших зверят из стекла сделаем? Они так быстро разошлись и стоят прилично, к тому же это отличная реклама нашей мастерской. Можно сделать немного цветного стекла, добавим в отдельную емкость для варки немного присадок, например оксид меди стоит дешево, да и марганец не дорогой. Будет у нас красное и фиолетовое стекло.

— Давайте, я как раз купила немного на пробу, чтобы понять, как это будет работать с нашим песком. Не факт, что получится однозначный цвет, но это даже интересней. Можно еще бус наделать, это еще быстрее, — согласилась я с Софи, фанаткой зверюшек и цветочков.

— Давайте, это сделает товар интереснее и поднимет его стоимость, — поддержала меня практичная Никки, а Софи только кивала.

В Богемии нас встречали чуть ли не все жители, умирая от любопытства, что да как. Барон сразу отчалил к Керу на рыбалку, то есть на стройку. Мы отдохнули и принялись за работу с новыми силами. Мастерская гончаров была полностью укомплектована. Мы привезли из Гринока еще десять гончарных кругов, и работа закипела. Мы менялись мастерскими и по очереди работали с гончарами. У каждой из нас были свои приемы, а еще хотелось отдохнуть от полыхающих жаром печей. Так мы и жили.

Глава 16

Утром была моя очередь учить наших юных гончаров. Мы уже сделали приличную партию посуды, поставили в печь сушиться часть изделий, сделанных несколько лет назад, и я, усевшись перед тазиком с водой и отмывая грязные по локоть руки, читала лекцию о глазурях. Ребята слушали, распахнув глаза и растопырив уши.

— Как вы уже знаете, глазурь это тоже стекло, но как ее для нас делает мастер Мартин?

— А как?

— Мастер Мартин как следует нагревает стеклянный лом и бой или бракованное стекло, а потом бросает его в ведро с холодной водой. Как вы думаете, что будет со стеклом после такого издевательства?

— Оно разобьется?

— Оно не просто разобьется, оно побелеет и растрескается на кусочки. По-научному это называется тепловой удар!

— Оооо! — протянули пораженные дети.

— Ага! Затем мастер Мартин сделает из этого стекла стеклянный порошок, снова его расплавит и получит жидкую глазурь, в которой мы и будем купать наши чашки и другую красоту, которую мы с вами налепили. Это очень простое объяснение, на самом деле Мартин добавляет в глазурь еще интересные добавки, одни для красивого блеска, другие для того, чтобы после обжига наша посуда оставалась гладкой и блестящей и не покрывалась сеточкой, которая называется цек. Другие добавки нужны, чтобы глазурь была жидкой и ровно омывала наши изделия, и еще много чего для того, чтобы наши шедевры выглядели красиво и богато. А теперь вопрос какая бывает глазурь?

— Разноцветная?

— Верно! Но прежде всего она бывает прозрачная и непрозрачная, а потом уже идет цвет. Цветную глазурь, которую еще называют "глухой", мы получаем, добавляя в стекло нерастворимые в нем добавки. Какие именно? Для этого нужно много знать и долго учиться. Вот скажите мне, а зачем мы с вами и дядей Мартином вообще мучаемся и делаем эту несчастную глазурь?

— Для красоты!

— Правильно! А еще?

— Так посуда крепче?

— Да, но ненамного. Главное свойство глазури какое? Никто не знает? Я думала вы догадаетесь. Благодаря тонкому слою стекла на нашей керамике посуда становится устойчивой к влаге, то есть не промокает насквозь как ткань, например, еще не сохраняет запахи от пищи или того, что там хранилось в такой посуде ранее. Помыл такой сосуд как следует с мылом и снова можно пользоваться!

— А как делают цветное стекло?

— А это еще сложнее. Например, чтобы получить красное стекло, мастер Мартин добавляет туда…

— Что? — затаили дыхание ребята

— Кусочек меди! Но не простой, а его оксид. Что это такое вам долго рассказывать, но уверяю вас, что если вы закинете кусочек медной проволоки в чан с расплавленным стеклом, то ничего хорошего не выйдет. Работа мастера со стеклом требует многих знаний и хорошего образования. Кто из вас умеет читать?

Тишина в ответ.

— Никто? Вы серьезно?

— Леди у нас нет школы, вы же знаете.

— Но я думала вас учат родители или вы ходите к старосте зимой учиться.

— Старосте не до нас, да нам кажется он и сам не шибко грамотный.

— Ясно, — тяжело вздохнула я. — Нравится вам или нет, но со следующей осени учеба для вас обязательна. Вы мои будущие матера, лучшие из лучших учеников. Если мы найдем у себя хорошую глину, то мы будем расширяться. Такие мастерские можно поставить в каждой деревне и уже вам придется учить учеников. А как вы будете их учить, если вы даже читать не умеете?

— Ну мы же научились без чтения и других научим.

— Да? А кто вам будет цветную глазурь варить, делать краски для росписи, опять дядя Мартин? У него работы будет все больше и больше. У него своих учеников целая толпа, хорошо хоть он себе помощника из Лурдианы вызвал. Я привезу вам книги о керамике, по которым сама училась, и мы будем с вами читать эти книги. Вам понравится, там все очень подробно и картинки красивые, — постановила я.

От двери раздалось осторожное покашливание. Оказывается, у нас был зритель, а мы и не заметили!

— Прошу прощения миледи, Ваша лекция очень познавательная, даже я заслушался хоть и не мастер, но мне хотелось бы разыскать леди Стефанию. Вы случайно не знаете где сейчас ее светлость?

Я во все глаза уставилась на принца и чуть было не ляпнула приветствие, но он же не знает, что я знаю…

— Простите, милорд, Вы не могли бы представиться? — очень вежливо попросила я, вставая с низкого стульчика.

— Ах, простите меня невежду! Меня зовут лорд Стюард, а Вас милая Леди?

— Меня зовут леди Анни. Прошу прощения за свой вид, но работа с глиной не предполагает приличного туалета. Я провожу Вас к леди Стефании, но думаю будет удобнее дождаться ее в доме у нашего уважаемого старосты. Вы же не против?

— Нет, я подожду, — раскланялся со мной принц и легко шагая удалился, я проследила через огромные окна за ним и рванула в стеклодувню.

Накаркали! Принц приехал, а Стефи сейчас в простых штанах и рубашке красная как спелая помидорка. Надо спасать подругу от позора! Мне за него замуж не выходить, а Стефи лучше появиться при параде. Я пулей влетела в мастерскую и со всех ног бросилась к подружке.

— Стефка! Жених приехал! Это был не сон! Бегом наряжаться, я его пока к старосте сплавила, хватит и того, что я как чучело выгляжу, ну я-то в принцессы не гожусь, а ты в самый раз. Бегом, говорю, чего пристыла?

— Да как это? Что, правда приехал? Ты его узнала?

— Я его узнала, но не призналась. Он тот еще жук! Не сказал что принц, говорит я лорд Стюарт и все!

Мы все вместе подхватили потрясенную Стефи и поволокли ее домой, благо бежать не далеко и сразу запихнули ее в душ. Софи выбирала платье, Никки вытащила ее шкатулку с украшениями, а я корзинку с косметикой. Пока Стефи мылась девчонки набросились на меня с расспросами:

— И как он?

— Как и положено принцу, красивый и наглый, Стефке понравится! — девчонки захихикали.

— Представляете мое состояние? Сижу я на табуреточке, по уши в глине, ребятам о глазури рассказываю, а тут кашель из дверей. Я оглянулась, а там — ОН! Я чуть не поздоровалась с реверансом. В грязных штанах сама как чушка: "Здравствуйте, Ваше Высочество! Я леди!". Не знаю, как он бы отреагировал, — девчонки уже ржали в голос. Тут из душа на подгибающихся ногах выползла бледная Стефи.

— Подруга, ты что так перепугалась? Ну принц! Ты что принцев не видела? А ты у нас герцогиня Мейфорд, а не крестьянка из Хромой Лошади!

— И вправду. Возьми себя в руки, Стефи! Мы тебе уже наряд и все что нужно подготовили, давай одевайся, мы тебе прическу быстро соберем, украшения нацепишь и вперед.

— И вправду, что это я? Что я принцев не видела? А вот не видела! Наш точно мне в женихи не набивался!

— А на балу дебютанток разве нашего принца не было? — пыталась вспомнить я.

— Что-то я его тоже не помню, — насупилась Софи.

— Да и Бог с ним! Стефи одевайся! Мы с тобой, девочки я в душ! Вы за мной, — скомандовала Никки.

— Я грязнее, — заверещала я, пытаясь проскочить первой.

— Вот именно, мыться будешь долго. К тому же, принца ты уже видела, а мы еще нет! — отрезала Никки и захлопнула дверь у меня перед носом.

— Ну вообще! — у меня слов не было, Софи тем временем помогала Стефи одется, а потом усадила ее на стул и стала приводить волосы в порядок расческой-артефактом, подаренной ей Доном.

Точно! Дон! Ричи! А они дорогу строят! И барон далеко! Вот засада, опять самим выкручиваться. Даже моего управляющего нет на месте! Но я все же написала короткие записки и ребятам и лорду Кроули. Принц здесь не на один день, а поддержка наших мужчин нам срочно нужна. Софи прошмыгнула в душ, пока ради всех старалась прикрыть тылы. Никки вовсю собиралась, а я ехидно поинтересовалась:

— А как же Рич? Ты принца собралась очаровывать?

— Да ну тебя! Любопытно же! Что мы там в монастыре видели, да и летом больше по домам сидели с семьей, визиты к соседям не в счёт. А тут настоящий принц!

— Все с вами ясно! Только девочки, не признавайтесь, что вы его узнали пока этот прохиндей сам не представится. Так интересней! И еще, посерьезнее, вы все же леди Лурдианы, так что делайте выводы.

Стефи, уже пришедшая в себя, серьезно кивнула. Софи выскочила из душа, а я поторопилась в кабинку. Отмывалась долго и не удивилась, когда обнаружила комнату пустой. Я зашипела от досады:

— Вот поганки! Удрали без меня. Ну ладно, я вам еще устрою, — и вдруг расхохоталась над собой.

Ну Аня, ты даешь! Совсем забыла сколько тебе лет, ты уже и думаешь, и реагируешь, будто тебе семнадцать! Стоит все же признать, что я все больше Анни Виндор и все меньше Ана Стоянова. Я прекрасно помню свою жизнь на Земле, кто я, но этот мир берет свое. Ну и ладно! Было бы странно, если бы девушка вела себя как старая бабка, главное у меня душа молодая, а теперь и тело! И я стала, не торопясь собираться, простив своим подружкам мелкое "предательство", скорее всего Стефи не терпелось, а подружки не отпустили ее одну, это и страшно и не прилично в обществе. Я только собралась выйти за дверь, как из портала выскочили ребята вместе с бароном.

— Оооо! Как вы вовремя! А эти три кумушки уже ушли знакомится с принцем Стюартом. Даже меня не дождались, пока я от глины отмывалась, — сдала девчонок я.

— Анни! Это правда он?

— Точно он! Мой сон не врал. Явился лично очаровывать нашу Стефи, но может и Никки ему приглянется!

— Еще чего! — взвился Рич, уже считая Никки чуть ли не своей женой. Дон рассмеялся и ребята ушли мыться и переодеваться, а мы с нарядным бароном Кроули отправились к дому старосты.

— Что за сны, Анни? — осторожно поинтересовался лорд Алекс.

— Не здесь, ваша милость! Вокруг могут быть шпионы короля Конрада и еще неизвестно кого. Главное, что бы девочки сами не разболтали все наши секреты, принц умеет быть очаровательным.

— Ты права, наша компания слишком привлекает внимание местных, — согласился мудрый лорд.

Мы, не торопясь подошли к дому старосты, вся компания сидела в саду и весело смеялась. Принц во всю окучивал девчонок, кобель! Никки первая заметила отца и встала с плетеного кресла под яблонькой и плавно проследовала к отцу, девушки тоже встали, отвесив великосветские реверансы, Стюарту тоже пришлось встать.

— Отец! Я так рада, что ты нашел время и навестил нас! — щебетала подружка, осторожно подмигивая так, чтобы принц не видел. У меня отлегло от сердца, значит мозги не растеряли, молодцы.

— И я соскучился, девочка моя, — барон поцеловал ручку дочери и аналогично приветствовал остальных подружек.

— Леди Стефания! Леди София! — продолжал раскланиваться барон. — А что это за приятный молодой человек с вами? Уважьте старика, представьтесь, пожалуйста.

— Лорд Стюард! — отвесил поклон принц.

— Просто Лорд? Просто Стюард? Позвольте представится, барон Алекс Кроули, намекнул лорд как следует представляться, принц хмыкнул.

— Лорд Стюард Рэнулф Руэрих, — представился полным именем принц.

— Руэрих, это ведь фамилия королевского дома Дальгора? — прикидывался валенком лорд.

— Совершенно верно. У нас большой клан и у его величества огромное количество родственников. Можно сказать, что мы все одна огромная дружная семья, — улыбался хитрец. Ну не хочет говорить кто он и не надо.

— А могу я поинтересоваться как хозяйка земель, пусть пока и временная, что привело в мои скромные владения столь высокого гостя? — не утерпела и влезла в мужской разговор. Стюард благодарно улыбнулся моему вмешательству в допрос и честно ответил:

— Любопытство! У нас в Абердине уже наслышаны, что одна из леди Лурдианы решила пройти нелегкое испытание и я не утерпел, явился представиться и познакомится.

— Странно, что вы ехали ко мне, а спрашивали о леди Стефании, — не утерпела указать на косяк его высочеству.

— Ах, да! Простите! Наверное, я что-то перепутал и подумал, что испытание проходит именно она, — выкрутился хитрюга, отмазка так себе, но все сделали вид, что поверили.

— Мне очень жаль, что как хозяйка, я не могу устроить вам приличный прием. Моя резиденция в стадии строительства и мой названный отец лорд Кроули как раз этим и занимается, а сестры помогают с хозяйством. У меня тоже большая дружная семья и тоже огромное количество родственников, — подколола я принца, заодно обозначив, что правил я не нарушаю.

— Я так и понял. Леди Анни у меня к Вам огромная просьба, не могли бы Вы показать мне свою знаменитую мастерскую? — просил высочество-инкогнито.

— А разве она уже знаменита? Мы только начали.

— В Гриноке я останавливался у лорда Гордона, а его младшая дочка собирает фигурки из стекла. Так вот, жемчужиной ее коллекции являются милые зверюшки на подставочках, на каждой из которых красуется надпись "Богемия". Так что да, в какой-то мере вы знамениты, — улыбнулся принц.

— Ну, если так к этому относится, то да. Конечно, лорд Стюард мы с сестрами покажем вам нашу мастерскую, — пригласила я принца на экскурсию.

Все вместе мы отправились к мастерской, по дороге встретив ребят. Приветствия начались по новому кругу и в мастерскую мы ввалились небольшой толпой удивив Мартина и Фергуса, который пробовал себя на поприще стеклодува и у него даже что-то получалось. Мы снова всех представили друг другу и спихнули принца в объятия Мартина, тот мог заливаться о работе мастерской часами, а кто лучше о ней расскажет, как не мастер. Барон Кроули вертелся рядом, задавая какие-то вопросы. Мы вышли во двор подальше от жара печей.

— Ну как он тебе? — уставились мы на Стефи, та томно закатила глазки. Ребята только фыркали, а мы захихикали.

— Ну и что смешного, ты сама говорила, что принц красавчик, а теперь мы в этом убедились, — нахмурилась будущая принцесса.

— Интересно, он здесь на долго?

— Хороший вопрос, если мы будем вечно вертеться около него всей компанией, это будет подозрительно. Думаю, нам нужно вести себя как обычно, — поддержала меня Никки.

— Только Стефи нужно убрать из стеклодувни, — предложила Софи.

— Да, Стефи, лучше займись гончарами, — посоветовала я.

— Ну конечно, и тогда я буду не красная от печек, а грязная от глины, — вспылила будущая принцесса Дальгора.

— А ты не пачкайся! Они уже и так хорошо работают, ничего сложного мы пока не делаем, просто ходи между гончарными кругами, читай лекции обо всем на свете и указывай пальчиком что не так, — посоветовала я.

— Вариант, — закивали подруги и Стефи согласилась, что это выход.

— Можешь начать грамоте учить, они у меня даже читать не умеют, — мрачно призналась я.

— Ужас! А что, Стефи, сделай им алфавит из глины, и им интересно, и ты при деле, — влезла Никки.

— Пожалуй. Будущие мастера все-таки, ребята перспективные во всех отношениях, завтра и начну, — решила Стефи.

День клонился к вечеру и мы, спихнув принца на лорда Алекса ушли к себе, готовить ужин и поболтать, включив глушилку от прослушки. Ребята отправились с нами. Мы сидели за столом в нашей кухне, которая уже радовала глаз новой посудой собственного производства и мыли кости принцу.

— Ну каков, а? И ведь не признается, кто он на самом деле! — возмущалась Никки.

— У меня вообще сложилось впечатление, что мастерская ему интереснее меня, — дулась на жениха Стефи.

— Ну а что вы хотели? Принц есть принц, это его страна и ему хочется, чтобы здесь жили не хуже, чем в Лурдиане, — зачем-то защищала высочество я.

— Ты права, подруга. Уверен он еще с нами завтра увяжется на дорожные работы, мы практически закончили наш тракт, соединяющий твои земли с королевским. Он сегодня проезжал по нему со своей охраной, но нам было не до него, и мы как-то упустили это из вида. А когда ты прислала записку, мы уже поняли, что к чему, — согласился со мной верный друг и товарищ Рич.

— Знаете, а мне он понравился. Не плохой принц у дальгорцев, лучше нашего принца, а я его хорошо знаю, — поддержал нас Дон. Девчонки дружно зашипели на нашу коалицию.

— Дон, а мы ведь нашего принца даже вспомнить не смогли. Он был на балу дебютанток? — спросила брата Софи.

— Нет, он тогда был в отъезде, ездил на смотрины невесты в Кастаду. Поэтому вы его и не помните, но смотреть там особо не на что. Стюард гораздо интереснее и это я не о внешности, — усмехнулся Дон.

— А Конрад все-таки красивее, — вздохнула я. Все рассмеялись и стали меня по-доброму подкалывать.

— Анни, может все-таки в королевы пойдешь? А что, будем жить в одном дворце, будет не скучно! — веселилась Стефи.

— Да ну вас! Какая из меня королева, мне бы здесь порядок навести, а целое королевство это слишком.

— Ну-ну! Скромница ты наша. В этом году будем учиться управлять герцогством, а там уже размер не имеет значения, — смеялась Софи.

— Тьфу на вас! Слова больше не скажу! И по сны рассказывать не буду! — надулась я.

— А знаешь, мы с Ричем долго думали о твоих снах, а теперь, когда есть подтверждение, мы уверены, что сны вещие. И это очень странно, огромная редкость. Но еще страннее, что ты видишь только короля Конрада, — вслух рассуждал Дон.

— Я его вижу, только когда это касается меня лично, все остальное время я сплю спокойно и счастлива своим неведеньем, — отрезала я, тоже не понимая, чего этот король ко мне привязался.

— И все равно, это очень странно, — пробормотал Рич.

— Поздно уже, давайте расходится по спальням, — отправила всех на боковую Стефи, и мы разбрелись спать.

На следующее утро мы разошлись по своим рабочим местам, Стефи принципиально не стала наряжаться, а оделась, как всегда, для гончарных работ твердо решив научить моих мастеров грамоте, хотят они того или нет. Настоящая принцесса! По дороге мы наткнулись на свеженького принца, который раскланялся, сказал нам кучу комплиментов и переключился на Ричи и Дона. Ну конечно, сейчас навяжется с ними смотреть на мои дороги. Ууу, шпион королевский! Девчонки философски пожимали плечами, даже Стефи. Выспавшись и успокоившись, она снова смотрела на мир без иллюзий.

Принц ошивался у нас еще неделю, стараясь выведать о планах, но мы были кремень, тот хмурился, но отступал. Параллельно он окучивал Стефи, та принимала знаки внимания благосклонно, Стюард ей нравился. Принц приглядывался и к Софи, мы напряглись, чего это он? Одной невесты мало? О двоежёнстве в Дальгоре мы никогда не слышали, но мало ли что? Софи наконец сдалась под нашим напором и повинилась, что, как-то болтая с принцем, ляпнула, что не против пройти такое же испытание как я и была бы рада быть моей соседкой. Мы схватились за голову.

— Софи!!! Твой отец нас убьет, а меня так уж точно! Дальгорцы теперь вцепятся в тебя руками и ногами, не отвертишься. Они знаешь какие настырные? — голосила в панике я.

— А ты что, не рада? Летом вместе бы приехали! — дулась эта дурочка.

— Я-то рада! А как к этому отнесется твоя семья! Ведь из-за меня они потеряют любимую дочку! — вопила я на подругу.

— И ничего не любимую, — упиралась эта коза. — У них еще три есть, одной больше одной меньше.

— Ты точно спятила! А вдруг твои родители решили тебе устроить такой же сюрприз как Никки и Ричу и у тебя уже жених дома есть, а ты сюда на выселки собралась! Это у меня не было выбора! А тебя ждут балы, красивые наряды, женихи. А что ты здесь делать будешь? Сидеть по уши в глине? Одеяла стегать? Эрику собирать?

— Это мне нравится гораздо больше! Подумаешь балы! Пройдем испытание и будем шастать по балам и здесь тоже! — не сдавалась эта… Дура короче!

— Софи, мне кажется Анни в чем-то права, — осторожно начала Стефи, как самая разумная.

— В чем-то?! Да я во всем права! — взбеленилась я. — Это еще ее родители и Дон ничего не знают!

— Анни, не кричи! — осадила меня Стефи. — Успокойся. Софи уже не маленькая и у нее есть право выбора. Но все же, дорогая, ты уверена, что хочешь именно этого? Если я стану принцессой, я буду только рада, что вы здесь в Дальгоре. А если нет? Нам с Никки будет вас ужасно не хватать. Да и лорд Дормейн точно не придет в восторг от твоего решения. Мы, конечно, уже совершеннолетние, но стоит ли ссорится с семьей из-за желания приключений. Анни права, жизнь здесь не мятный леденец. Ей придется много трудится, а первые несколько лет ОЧЕНЬ много трудится. Конечно, мы и дальше будем помогать ей чем можем, но мы не сможем жить здесь постоянно, нас просто не отпустят наши семьи, — взывала к разуму подруги Стефи.

— А мне нравится трудится и мне нравится Дальгор, здесь такие растения уникальные, — завела свою шарманку Софи, а мы только застонали.

— Будем надеется, что лорд и леди Дормейн вправят ей мозги, — резюмировала Никки, хмуро глядя на мечтательную мордашку подруги.

В конце недели принц отбыл восвояси, так и не признавшись кто он на самом деле. Ну и ладно! Мы занялись своими делами. Заказ леди Миранды был выполнен уже на две трети. Стефи сказала, что гончары прекрасно справляются и без нас. Юэн за всеми бдит, мы лишь будем контролировать качество, и она присоединилась к нам в стеклодувне. Скоро пора было выдвигаться в Стерлинг на ярмарку, затем подсеять красильные травки и можно собирать обратно в Лурдиану.

Оставался последний год обучения и снова в Дальгор. Теперь уже навсегда…

Глава 17

На ярмарку в Стерлинг ехали большим обозом. Подмастерье Мартина был большим молодцом и взялся за производство оконного стекла всерьез, натаскав наших работяг. Брака было мало, и мы забрали его на глазурь. Керамика радовала, ребята делали тарелки, миски, чашки, пиалки и сахарницы с молочниками не хуже нас. Дизайн мы выбрали лаконичный, но это добавляло стиля нашей продукции. Я разорилась еще на деньги и теперь наша керамика радовала ярко красным цветом на глянцевых боках. По мимо десятка телег, груженых стеклом, с нами ехало пять телег с керамикой, упакованной в нарядные плетеные коробки. Красивых салфеток у нас больше не было, но мастерицы предлагали давать в подарок крошечные саше с эрикой. Маленькие сувенирчики радовали кружавчиками и милой вышивкой нашего цветочка. Большие саше были уже на продажу, женщины Эрики постарались, и мы везли пять огромных коробов с этой новинкой в столицу домена Стерлинг.

Путь наш лежал на север и добираться было полных два дня, так же, как и в Гринок, который был на западе. В Перт мы даже не совались, не наш город. Мы с подружками тоже поднапряглись и выдали на-гора по сотне маленьких зверюшек каждая. Цветное стекло мы оставили на подставки для нашего зоопарка, а также на носики и глазки маленьких фигурок. На каждой подставке на видном месте красовался золотой штамп "Богемия" сделанный мной лично, сусальное золото я прикупила еще в Гриноке, так же, как и глянцевый красный картон и золотистую тонкую тесьму. Мы усадили девушек Богемии за работу и с нашей помощью они сделали пятьсот маленьких сувенирных коробочек красного картона на крышке каждой из которых красовался золотой бантик с маленькой красной стеклянной бусинкой по середине. На каждой коробочке красовался золотой оттиск "Богемия", раз принц сказал, что это делает нас знаменитыми, будем держать фасон. Каждая стеклянная фигурка была уложена в вату в коробочку, а они в огромные короба, перестеленные серым, но мягким и дешёвым картоном.

Кер ехал с нами, мы собирались договориться о продаже оконного стекла, поставляя его местным стекольщикам на постоянной основе, если получится заключить выгодный контракт. Нет, значит будем сами возить по мере заполнения складов и сами продавать. Барон куковал на озере, но его это ничуть не расстраивало, дом был почти готов благодаря его магии, просто руками, мы бы строили его еще год. Затык случился с черепицей, которая категорически не нравилась своим качеством лорду Алексу. Он мне написал, что таким позорищем он не станет крыть крышу такого прекрасного дворца. Мы с девчонками схватились за голову. Придется самим налаживать еще и это производство, хотя бы только для меня. Барон предлагал временно покрыть крышу тесом, пусть дом за зиму выстоится, и следующим летом уже сделать все как надо. В этом был смысл, но у нас оставалось совсем мало времени.

— Юэн справится! — убеждали меня подруги. — Нужно только купить хорошую красную глину и много, пусть отлеживается до лета, чем она дольше будет лежать, тем лучше. Успеем сделать ямы для глины, а весной ребята начнут работать. Мы им все подробно расскажем и покажем. В крайнем случае сами летом начнем, а они уже продолжат. Покроем твою черепицу красной глазурью и прямо королевский замок!

— Да мне-то и в Богемии хорошо! А вдруг гости? Куда я ваши семьи селить буду? У меня там ни окон, ни дверей, я уж не говорю про мебель.

— Ничего страшного. Ты же выделила нам по огромным апартаментам, наши матушки захотят сами все обставить, купят себе мебель какая им нравится. Не горюй! На все лето они все равно не собирались, а как закончим крышу, так и их пригласим, — поддержала меня Никки.

— И кто проедет со мной? А вдруг Стефи уже замуж отдадут? А Софи собралась испытание проходить, ей не до нас будет, наоборот нам ей помогать придется. Никки будет помолвлена с Ричем. Мне еще красильню ставить, производство эфирного масла начинать, хотя бы из мяты, мыловарня нужна и еще много чего по мелочи, — стенала я.

— Да не переживай, не так много это времени и займет. Красильня дело простое, мастеров натаскаем, оборудование купишь и пусть красят до посинения или до покраснения. Стеклодувы руку набьют. Мартин внял твоему совету, теперь у него разделение труда, одни чашу бокала выдуваю, другие ножки крутят, дело быстрее пошло. С маслодавильней вообще все нормально, прессы у тебя будут бесплатные. Семян мы матери настоятельнице уже по мешку набрали, Рич отправил. Все наладится, — приводила меня в чувство Стефи, я успокоилась. И вправду, что за паника, детский сад какой-то.

— Настоятельница Эстер писала, что работа над нужными сортами эрики идет к концу, может уже будущим летом можно будет рассаживать культурные сорта, — добавила Софи. — А за меня не переживай. Мне не обязательно бежать на испытания в следующем же году. Я могу отложить на год, если меня еще позовут, конечно, и родители отпустят. Годик с тобой поработаю, а потом на испытание пойду. Ты же меня не оставишь без помощи?

— Да куда ж мы от тебя денемся? Но Софи, мне за тебя страшно. Даже и не знаю какую гадость тебе дальгорцы подсунут. Мы тебе, конечно, все поможем, но ты все же подумай, оно тебе надо? Если бы у меня были нормальные родители, как у тебя, я бы в Дальгор и не сунулась. Жила бы рядышком с вами, вместе бы гуляли по городу, затеяли бы что-нибудь интересное, повыходили бы замуж и вместе с нашими детьми возились. Но у меня-то выбора нет, а у тебя есть!

— Анни, ты не понимаешь! Это же так интересно, попробовать свои силы! Начать что-то с нуля и успешно завершить. Вот как у тебя теперь! И стеклодувня своя, и мастерские и еще много чего будет! Я тоже так хочу! — убеждала меня эта романтичная дурочка.

— Софи, а ты знаешь, что если не справишься, то король лично отдаст тебя за муж за того, кого сочтет нужным? И твое мнение ничего не будет значить! — попыталась спустить подругу с небес на землю Стефи.

— Ну и что? Во-первых, я справлюсь. Анни справилась, и я смогу! А если все горные лорды такие красавцы как твой Стюард, то я и не против за такого замуж выйти! В любом случае я ничего не теряю!

— Вот дурында! А если он будет старый для тебя или хромой как Кер и Фергус?!

— Вылечу! А старые наверняка уже женаты! Они у нас уже больше десяти лет невест забирают, наверняка остались только молодые и красивые!

— А если он страшный и характер ужасный?

— Разберусь! — не сдавалась эта неугомонная, мы только вздыхали. У Софи был на все готов ответ, спорить бесполезно! Авантюристка мелкая!

Стерлинг нам тоже понравился. Светлый и чистый город, жители любили цветы и вообще растения. У входа в богатые лавки стояли в больших глиняных кашпо маленькие хвойники разных оттенков. Я их опознала как декоративные туи, у хозяек на окнах стояли горшочки с цветочками и пряными травками и вообще Стерлинг навивал мысли об уюте и домашних пирогах, которыми пахло из приветливо распахнутых дверей чайных и едален.

— Так Кер, ты говоришь владетель домена еще не женат? — промурлыкала Софи, а мы только глаза закатили.

— Совершенно верно миледи, лорд Камерон Торберн Стерлинг не женат, как и владетель Гринока лорд Дениэл Гринок Аллен, — и Стретер хитро прищурился, а Софи подмигнула мне.

— Чур, Камерон мой! — как в детстве рассмеялась Софи. — Мне Стерлинг нравится, значит и владетель такой же. Каков хозяин, таков и город. А еще жители Стерлинга любят цветы, как и я.

— Софи, о чем ты только думаешь, — вздохнула Стефи. — Ты его даже не видела, а уже замуж за него собралась.

— Я пока никуда не собралась! Кер, а он красивый? — снова пристала к управляющему эта стрекоза.

— Ну я не знаток в мужской красоте, но женщинам он нравится.

— Вот видишь, значит — бабник, — припечатала я.

— Да ну тебя! Что за дикие выводы? Если я красива и нравлюсь мужчинам, то сразу легкомысленная или еще что похуже, так получается?

— Извини, я не то хотела сказать, — повинилась я.

— Не ссорьтесь, девочки. Пора заняться делом. У меня тетрадка с собой. Сравниваем цены в Гриноке и здесь, нужно определиться что где выгоднее покупать и желательно оптом на все пять деревушек, — привела нас в чувства Стефи, вот кого надо в королевы! Хватка как у дальгорской овчарки.

Кер повел караван на рынок, заплатив пошлину на торговлю, а мы с ребятами и тремя гвардейцами отправились по местным лавкам, заодно зашли покушать в одно симпатичное местечко с прекрасной кухней, рустикальным интерьером и очаровательной хозяйкой, командовавшей здоровенным супругом и здоровыми лбами сыночками, которые были выше ее на голову, но слушались маму беспрекословно. Настоящая женщина!

Та подрулила к нам, ненавязчиво выпытав кто мы, откуда и с какой целью прибыли в славный город Стерлинг. Мы особо и не скрывали кто мы такие, та сначала удивилась, что лурдианцы спокойно гуляют на востоке их королевства, а потом, когда смекнула что к чему, радостно разулыбалась.

— Так вы, наверное, невесты наших лордов! — обрадовалась госпожа Эдме. — Как я сразу не догадалась, лурдианские красавицы у нас на вес золота. Эх, хорошо бы наш милорд женился на одной из вас! Вы все такие милые, — и эта туда же. Ребята давились от смеха чаем, Софи расцвела, а я закатывала глаза. С такой подругой я так и буду ходить по жизни с глазами на лбу.

— Нууу, мы еще с ним не знакомы, — протянула эта коза.

— Ой, да он вам понравится! Не сомневайтесь. Лорд наш красавиц, образован, детишек любит и хозяин хороший, но хозяйка все одно нужна, как без женской руки-то? — и она зыркнула на отвлекшегося на нас сынка и тот стрелой умчался на кухню. А она мне нравится!

— А что вы скажете о лорде Дениэле, владетеле Гринока? — зыркнула на меня горе-подруга. Я подняла брови и уставилась на нее. Этак все подумают, что я на Аллена нацелилась, а у меня и в мыслях такого нет. Эдме расплылась в понимающей улыбке.

— Лорд Дениэл тоже хорош, но наш лучше, — агитировала за свою кандидатуру на пост мужа Эдме. Ребята уже тряслись от смеха, а я толкала неугомонную Софи локтем.

— А что у вас и впрямь в Лурдиане так хозяйки хороши? — любопытствовала хозяйка.

— Не жалуемся, отрезал Рич, — грозно взглянув на хихикающую Никки.

— Да, наши хозяйки замечательные, особенно выпускницы монастыря святой Анны, — улыбался во весь рот Дон.

— Да, что-то такое мы даже здесь слышали. Говорят домены, где они хозяйствуют лучшие в королевстве. Вот бы нам такую, — мечтала Эдме, на наше счастье ее окликнул муж, приехал поставщик и дама, распрощавшись рванула принимать товар.

— Уфф! Ну Софи! Кто тебя за язык тянет? — зашипела на подругу Стефи.

— А что такого? Я же ничего особенного не спрашивала, — и та, пожав, точеными плечиками, принялась за пироги с ягодами.

А мадам Эдме, зорко принимая товар и оценивая его на качество, вовсю уже сплетничала с зеленщиком, который привез ей свежий зеленый лук и зелень для знаменитых пирогов с сыром Эдме.

— Ты представляешь, Оэн! Четыре красавицы! Одна другой лучше! Сидят мои пироги кушают, а наш лорд и не чешется! — возмущалась она. — Опять уведут у него лурдианок из-под носа. Эх, хоть сама к нему беги и за руку тащи знакомиться.

— Целых четыре?

— Да, две светленькие и две темненькие, как наш лорд любит!

— Откуда тебе знать, что любит наш лорд? — ревниво насупился муж.

— Да ладно тебе, Рон! Все знают, что наш Камерон предпочитает брюнеток, а его дружок Дениэл блондинок!

Супруги потихоньку переругивались, но как-то без злобы, любя. Мы покинули заведение и пошли дальше шерстить товар Стерлинга на предмет закупок, сравнивая цены с Гриноком. В целом все было почти идентично, но масла для ламп и мыла было выгоднее брать здесь, а ткань в Гриноке. Лен там был хорошим и не дорогим. Потихоньку мы определялись, но понимали, что цены за год могут и поменяться, но не сильно. Дальгор еще не знал финансовых кризисов и дефолтов, слава святой Анне!

Я смотрела на многочисленные кашпо и прикидывала будут ли покупать такие же из нашей мастерской, облитые глазурью и украшенные венками из цветов и во сколько мне обойдется декокт Рича, если использовать его для производства каменных кашпо. Не будут ли каменные кашпо по цене золотых? Дон говорил, что просто нужен пресс, но пресс ведь может быть и не простым, а делать красивые оттиски на камне, а эскизы я сама набросаю. Я шла, задумавшаяся о своих производственных делах и не заметила, как едва не наткнулась на двух нарядных лордов. Те с интересом рассматривали меня и подруг, поэтому я взяла под руку Дона и удалилась от греха подальше. Софи постреляла в них глазками, но ее утащил Рич стой же целью не нарываться на местных. Еще не хватало разборок с лордами Дальгора из-за этой вертихвостки. Причем брюнет сверлил глазами меня, а блондин Никки и Софи. Да ну их!

Мы закончили торговлю уже к вечеру, товар шел на ура. Жители даже особо и не торговались, так для порядка, все же ярмарка. Кер нашел поставщика хорошей глины, мы уточнили, глина из карьера или уже отлежалась. Тот с уважением на нас посмотрел и сказал, что есть и та, и другая, но вторая немного дороже. Кер принялся торговаться. Нам нужна была и та, и другая. Рич и Дон нашли мастерские, где торговали приличными ручными прессами, один из них был вполне пригоден для выдавливания рисунка, главное сделать правильный вкладыш. Купили и тот, и другой. Мне еще дороги строить, да и дома проще строить из такого прессованного камня, чем из кривых кирпичей от старого Марка. Черепицу от его сыновей я распорядилась продать в Перт, там все равно ничего лучше не продается, хоть часть денег верну. Пусть дальше сами там торгуют как хотят, но без меня.

Мы дружно решили, что дорога в Перт нам не нужна, если к нам захотят ездить из Перта, то пусть сами и делают дорогу. У управляющего были четкие инструкции, подготовить дорогу, объединяющую все деревни, получилось кривое кольцо, от которого шел довольно широкий тракт, соединяющий нас с королевской дорогой, а по ней можно хоть в Абердин ездить торговать, если кто захочет. Мне же на данный момент было и Гринока со Стерлингом достаточно. Кер купил десяток бочек с маслом для ламп, уверяя, что деревенские будут все равно просить у нас, я разрешила продавать по той же цене, что и закупочная, своих людей обирать я не собиралась. А вот с тканями и тканями из моей красильни будет другой разговор. Покупать прямо из мастерской можно, и цена на мой товар будет чуть дешевле, считай самовывоз, но халявы больше не будет.

По дороге домой мы примерно прикидывали с Кером перспективы и его задания до следующего лета. Первое, следить за рыбой, чтобы не разворовали наши озера и найти управляющего. Вторая важная задача — дороги, впереди длинная теплая осень, зимы холодные, но короткие, а весна ранняя, должны успеть к нашему приезду. Третье построить здания для красильни в Хромой Лошади, которую я переименовала в Морену, и здание цеха для производства эфирных масел в Эрике, который я собиралась совместить с мыловарней. Один пресс для мяты, я решила отправить в Марену и организовать-таки производство леденцов, хоть я их терпеть не могла со времен монастырской практики в конфетном цеху. Но это все следующим летом, даже скорее осенью.

Мои хозяюшки вошли во вкус продажи одеял и постельного белья и будут все лето заняты этим делом. Сахар купим да пищевые красители и будут у нас разноцветные леденцы с мятным вкусом в красивых глиняных круглых коробочках. Даже не знаю, что понравится больше — леденцы по монастырскому рецепту или коробочки-шкатулки, которые я планирую расписывать и выпускать сезонными коллекциями. Уверена, найдутся любительницы просто коллекционировать такие мини-шкатулки, а леденцы будут вторичны.

Мы договорились о поставках глины. Отлежавшаяся сразу пойдет в работу. Наша продукция нравилась, нравилась и яркая глазурь с золотистым отливом, короба в которых продавалось все только наборами. Саше расхватали женщины для своих сундуков и шкафов с одеждой, эрика была первым средством от моли в Дальгоре. Стекло разобрали стекольщики, но крупных мастерских, способных выкупать целыми партиями дорогой товар, в Стерлинге не было. Кер философски пожал плечами, будем сами раз в месяц возить, дорога у нас теперь отличная. Дорожного разбоя в Дальгоре нет, лорды давно всех вывели, живописно развесив разбойников на деревьях вдоль королевского тракта. Кер в Стерлинге уже пустил слух что Богемия будет торговать каждое последнее воскресенье месяца и надеялся, что наш товар будут ждать.

— Эх, зверюшек никто делать не умеет. Пятьсот штук за четыре часа продали! И ведь дорого продавали, по золотому, — сожалел Кер.

— Ничего, летом еще наделаем, я же на совсем приеду, так даже лучше. Захотят наши стеклянные фигурки купить — а нету! Впрочем, Мартин все это прекрасно умеет, но на нем крупные заказы из Лурдианы, а это огромные деньки, так что фигурки подождут. Это и цену на них поднимет. Я хочу выпускать их ограниченными партиями и дорого, коллекции повторятся не будут, и кто не успел, тот опоздал. Это создаст интерес вокруг этих поделок. Бусы будем делать и бисер. Он у вас тут неважнецкий. Вот еще что, разузнай цены на красильное оборудование в Дальгоре, а я в Лурдиане. Где дешевле, там и купим. Краски дело хорошее. Их можно продавать в другие красильни, но себе оставим самые интересные цвета. Лён будем в Гриноке брать, а масло в Стерлинге.

— Можно еще в Трун ездить, это другой домен он на северо-западе от нас. Там тоже торговля хорошая. Я все узнаю, миледи. Деньги у нас теперь есть и за зиму еще заработаем. Знаете, если бы мы занимались только керамикой и стеклом, вы бы и так выиграли испытание, а у вас еще и красильня, и мыловарня и рыба у нас будет своя, — и Кер счастливо зажмурился как большой кот.

Мы с девочками улыбались, глядя на своего хорошего приятеля. Но вопрос со шпионом пока был открыл. Ну пока ничего секретного у нас и не происходило. Стекловарне в Дальгоре были, гончарных мастерских завались, и ткани красили и леденцы делали и мыло варили. Америку я не открывала, все дело было в деловом подходе, стремлении к качеству и оригинальности и красивой упаковке, и подаче товара. Кружки делают все, но таких как у нас пока нет, наборами не продают, подарков покупателям не делаю, и все в таком же духе. Понятно, что со временем кто-то начнет делать так же, как я, но первые будем мы с Богемией, Мореной и Эрикой. А кто первый встал — того и тапочки!

— Кер, как думаешь? Может нам построить небольшой постоялый двор у себя в Богемии? Мне кажется, что скоро к нам купцы сами потянутся, выпрашивая скидки и мы их дадим, это будет правильно, но не на стеклянную посуду. Будут у нас ткани с красильни выкупать, мыло, керамику, оконные стекла, мы еще что-нибудь придумаем. Думаю, Богемия со временем вырастит в небольшой городок мастеров. И это будет удобно, не растаскивать все производства по деревням. Например, эфирное масло будем получать сразу на местах, а вот большую мыловарню стоит строить в Богемии. Общежития у нас есть. Когда дела будут совсем хорошо идти, выстроим целый поселок для мастеровых из таунхаусов. Это удобно. С одной стороны у тебя вроде свой дом как ты привык со своим входом и кухней и комнатами, а с другой отопление и горячая вода в доме круглый год, потому что котельная и водопровод общий. Вот я так и буду в нашем общежитии жить и Мартин с Фергусом живут. Это почти таунхаус. И не забудь, с тебя котельная до начала холодов. Люди не должны мерзнуть зимой ни в моей гончарной мастерской, ни в общежитиях!

— Надо подумать, мне сразу трудно угнаться за вашей мыслью. Но раз вы говорите, то так и будет. Время есть, думаю испытание вы за год пройдете, как бы вам еще земель не подбросили, — ухмыльнулся Кер.

— Ну уж нет! Я девушка, а не ломовая лошадь! Свои земли в порядок приведу и буду жить как нормальный человек себе в удовольствие. За весь Дальгор пахать я не собираюсь. Да у вас и так все не плохо, чего за нашими невестами такая гонка не пойму. Вот Гринок и Стерлинг очень даже милые города и жители живут в достатке. Перт, конечно, ужасный, значит там просто хозяин плохой, вот и все. Причем здесь лурдианки. Вот буду я жить под носом у Грэхемов и что? У них что-от этого изменится? Они только на меня озлобятся и завидовать будут, но вряд ли станут что-то у себя менять.

— Кто знает, госпожа? Может это их чему-то и научит. Время покажет.

Приехав в Богемию, мы перечитали еще раз выручку и расплатились с нашими работягами, моя доля тоже была приличной. Я взяла себе на мелкие расходы, а остальное осталось у Стретера на хранении и для закупки всего необходимого для мастерских, я отсчитала деньги для настоятельницы Эстер и вздохнула более свободно. Заказ герцогини был готов на треть, и мы забирали уже готовую продукцию с собой. Кер обещал присылать ежемесячные отчеты и часто писать обо всем что у нас здесь происходит.

Гончары сделали ямы для отлёживания глины, а с остальной принялись работать с новым пылом. Кер обещал достать небольшой станок-пресс для черепицы и ребята начнут ее делать для моего дома на Серебряном озере. Можно было бы открыть еще один цех именно под нее, но без своей глины слишком накладно. Какой бы распрекрасной наша черипица не была, цена будет слишком высокой. Я дала Керу задание организовать народ на поиск новых залежей глины, вдруг нам повезет. Объяснила, что она совершенно не должна быть только красной, может быть любого цвета, хоть черная, хоть белая, главное, что бы была. Он обещал этим заняться всерьез. Кер надеялся, что при постройке дорог можно наткнуться на глиняный пласт, но окрестности они все равно обшарят.

С такими напутствиями мы и отправились домой, провожали нас со слезами на глазах, особенно дети и женщины. Просили моих любимых подружек не забывать их и обязательно приезжать гостить каждое лето, а лучше переехать насовсем!

Глава 18

Весь следующий год я готовилась к переезду. В первую очередь, конечно, старательно училась. Эксперименты с виски дали неплохой результат. На данный момент выдержка спирта, настоянного на дубовой щепе, составляла всего год, но можно было проконсультироваться с Дормейном уже на этом этапе. Я отлила образцы из больших пронумерованных реторт в такие же поменьше, грамм на двести, заполнив их на треть и развела мягкой водой обогащенной кислородом, снижая градус спирта до положенных 40 и оставила еще на месяц. Образцы для дегустации были готовы, и я отправилась с Софи к ее папуле, раз уж он прислал за нами экипаж и охрану. Дормейну не терпелось похвастать своим кофейным ликером, а Софи намекала ему, что мне нужна консультация инкогнито. Что-бы никому ни гу-гу. Граф впечатлился, но понял по-своему — конкуренция! Хотя, это тоже не далеко от истины.

— Ну-с, и что там у тебя, детка? Что-то придумала?

— Да нет, это дальгорский напиток, просто я решила довести его до ума. Это лишь начальная стадия выдержки, всего год, по моим прикидкам нужны още два года, а лучше пять. Попробуйте оценить разные варианты, это совсем молодой виски не судите строго, — попросила я эксперта.

— Виски? Не слышал о таком от дальгорцев.

— Это я его так назвала, случайно получилось. Хочу потом переименовать.

— Ну почему же? Звучит не плохо. Так давай-ка оценим букет, — и мастер набулькал себе буквально глоток из образца номер один в широкий бокал. — Дымный напиток? Оригинально! Может кому-то и понравится. Интереееесно. Резковат пока, но ты говоришь выдержке год?

— Да, всего год.

— Ну тогда объяснимо. Вот этот выдерживать меньше четырех лет не советую, будет слишком грубым на мой вкус, но дело твое. Детка, у тебя явный талант к моему делу, мне бы такую дочь, — и он с укором глянул на Софи, которой наши эксперименты были до лампочки, а она только хмыкнула и уставилась в окно на парк. — Так, а это у нас что?

Так и тестировал знаменитый магнат алкобизнеса Лурдианы и фанат алкогольных напитков мои варианты производства виски. В целом он их одобрил, но из десяти отобрал четыре класса «Люкс», остальные сойдут для кого угодно, так высказался аристократ. Я тщательно записывала в журнал его комментарии по каждому образцу. Где-то перебор с дымность — перекоптила, где-то отдает горелым — пережгла на слишком высокой температуре, когда коптила солод и так далее. Четыре удачных образца это уже огромная удача, я ведь не вискокур, как вернусь в монастырь продолжу. Лаборатория при мне и торф еще есть. Кстати, в понравившихся графу Дормейну образцах торф был из разных мест моих огромных болот и это давало еще больший простор для экспериментов с дымностью. И чуткий нос профессионала это уловил. Мне казалось, что все пахнет одинаково, а не тут-то было. Для себя я решила оценить вискарь звездами как коньяк на Земле. Мне так проще, три звезды — три года выдержки, пять — соответственно пять лет, пометки VS и VSOP тоже оставлю, но на здешний лад. Будет "ОС" — очень специфический и "ОССС" — Очень специфический состаренный светлый. Может "светлый" и уберу, но цвет вырисовывался красивый, янтарный и Дормейн уже ломал голову, что это такое я ему притащила, но профессиональная гордость требовала разобраться без подсказок.

Интересно что у него в итоге получится? Какой-нибудь бренди? Но это же просто фруктовый самогон. Никто пока не коптит солод кроме меня. Были бы у меня яблоки, я бы "Кальвадос" гнала, но с садами у меня все плохо. Впрочем, у меня лес есть, хоть и плохонький. Малиновый бренди, который на Земле знают как "Фрамбуаз" тоже весьма неплох и нравится женщинам. Дикая малина слаще и душистее садовой, и сама прекрасно справляется с ролью дрожжей, но винные дрожи справляются лучше, особенно если добавить немного сахара или фруктозы, то выход продукции будет выше. Такой бренди не нужно хранить в дубовых бочка, дуб лишь перебьет нежный малиновый аромат и привкус, так что малиновая самогонка — дело быстрое и выгодное. Месяц-полтора выдержки в стекле и можно продавать. Придется купить себе личный самогонный аппарат для экспериментов с алкашкой, до промышленных масштабов далеко, зато нужны четко выверенные рецепты и отработанные технологии. Какое счастье что в этом мире нет алкоголиков! Нет привыкания к алкоголю ни у лурдианцев ни в других королевствах и пьянеют они с трудом, отличная печень у жителей всего мира! В монастыре делали легкое малиновое вино, необыкновенно душистое и стоящее хороших денег, но перегонять его на самогон у монахинь рука не поднималась, а у меня поднимется, еще как.

Алкогольный бизнес всегда дает хорошие деньги, и я мечтала, что со временем мои земли будут не только богатыми, но и красивыми и удобными для жизни всех моих людей. Сидеть на золоте и смотреть, как мои люди десятый хрен без соли доедают, я не собиралась. Будут у них и школы и больницы бесплатные и еще много чего. И городок мы в Богемии отстроим и сады посадим. У Мейфордов мы застали ажиотированную герцогиню, которая белкой носилась по своей экспериментальной площадке с будущими карликами. Маги начали свое воздействие еще на семечку или косточку выбранных плодов и теперь из горшков торчали хилые прутики будущих яблонь, вишен и еще чего-то непонятного.

Леди Миранда была одной из богатейших женщин королевства не только благодаря замужеству с лордом Мейфордом. Герцог был баснословно богат, и его любимая супруга могла делать все то же самое просто для души, он бы и слова не сказал. Но выучка монастыря, вбитая с пяти лет девочкам на подкорку, давала себя знать. Абсолютно все может и должно давать доход! Миранда таскала нас между горшками и взахлеб рассказывала, что это такое в них торчит и как прекрасно получится, когда они доведут все до логического конца, но она все равно собиралась работать дальше по получению новых сортов и даже их гибридов. Только вперед! Вот девиз леди Миранды Мейфорд и этим она вызвала глубокое уважение у всех, а королева Лурдианы Анн-Мари считала ее своей подругой.

Матушка Катлин радовалась, глядя на результаты по получению эфирного масла у моей эрики. Леди Миранда, зная, что это для монастыря и меня тоже очень важно, отправила к ней на все лето одного из своих магов, который работал у нее с эрикой, и общими усилиями был совершен прорыв. Нашу эрику, сортов, разработанных матушкой Катлин, смело можно считать эфироносами и получать отличное масло, но не лавандовое, а со с схожими свойствами и основной нотой запаха, но все же другое. Это масло так и назвали "эрика". От нашей горной мяты она тоже пришла в восторг. Девочки ей отправили не только семена, но и насушили мяты со с стеблями и листьями, как молодую, так и в цвету, зная, что для матушки Катлин нужны все нюансы. Она пообещала, что, если получится интересный гибрид, она насыпит мне семян. За красильные травки отдельное спасибо, Стефи подробно ей написала о каждом растении, особенно ее интересовала незнакомая в Лурдиане вайда и морена. Стефи отдала ей кусочки тканей, окрашенных в чистые цвета этих растений. Настоятельница Эстер была очень довольна.

Я пошла к ней за советом по оборудованию красилен и производства самой краски на продажу. Кстати, Мейфорды собирались выпускать закрепитель для краски тканей Ричи в промышленных масштабах, как успешно прошедший серию испытаний в Дальгоре. Монастырь уже заключил предварительный договор о поставках. Я тоже. Так вот, матушка советовала обратится в те же мастерские, где покупала оборудование, и она для монастырских красилен, но обратится не к главному мастеру, а его сыну. У того своя мастерская и тот похоже переплюнул папочку по качеству и нововведениям, мы решили съездить туда вместе. Настоятельница Эстер говорила, что года через три красильни нужно обновлять, слово модернизация здесь было не известно, но все и так понимали, что на старье далеко не уедешь. Мы съездили, посмотрели, обсудили цены и решили, что мне это нужно брать.

Кер уже отчитался о том, что он нашел в Дальгоре и это никуда не годилось, прошлый век, а цена дороже чем в Лурдиане. Поддерживать такого отечественного производителя я не собиралась. Если не хотят шагать в ногу со временем это их проблемы, но тащить себя назад я не позволю, так ему и написала. Кер порадовался за нас, написал, что дорожные работы ведутся во всю и до холодов успеют половину, остальное весной. Здания под красильню и прессы еще не начинали, но заложили фундамент, пусть до весны стоит, а там быстро поставим стены из формованного камня и покроем их крышей. Нашлись мужчины, которым очень нравилось работать с камнем именно так, прессуя его с помощью химозы Рича и собиралась докупить еще прессов и приставить народ к делу уже всерьез. Это с глиной у нас проблемы, зато камень вокруг куда ни плюнь. Рич обещал продавать мне этот размягчитель в полцены за идею о его сухой версии закрепителя краски. Я сказала, что и на пасту согласна, не только на порошок из двух компонентов и Рич чуть не задушил меня в объятиях. С пастой было еще проще.

Кер так же писал, что открыл счет на мое имя в банке в Гриноке и когда мне будет нужно выкупать все для красильни, он оформит документы на получение мной денег в Лурдиане. Так же отчитался, что купил формовочный пресс для черепицы и пока его установили в цеху для будущей росписи, все равно он пока пустует. Черепица получается хорошей, Мартин делает для нее какую-то особую глазурь, делающую черепицу гораздо крепче и красивее. Глину пока не нашли, но того, что мы купили хватит до середины лета. Черепица в конце весны для моего дома будет готова, попросил и себе на домик такой же. После того как он увидел хорошую черепицу, на старую он смотреть не может. Я дала добро, но бесплатно ни для него, ни для меня не будет, будем покупать сами у себя, а что делать? Людям нужно заплатить за работу, глазурь для нее тоже дорогая и глина не своя. Но это все равно дешевле, мы ведь заберем ее себе по себестоимости без других накруток. Особая радость, что котельная практически готова и к середине осени ее уже запустят. Местные вякали, что и им это тоже надо, но Кер быстро привел всех в чувство и кому надо отправил за котлами и оборудованием в Стерлинг покупать все за свои деньги, которые у них уже были. Стекло и керамика продавались отлично, и я любовалась на цифры ежемесячных отчетов. Девочки радовались вместе со мной.

По поводу мыловарни я была пока в сомнениях. Делать мыло в принципе выгодно, красители, годные для него у нас свои, отдушка пока только мята, зато тоже своя. Девчонки убеждали, что это все равно выгодно, козье молоко будем покупать у местных недорого, да у у них будет стимул коз развести, у них пух отличный, может что и свяжут на зиму. А, ладно! Пусть будет мятное и на козьем молоке, уже хорошо. Запустим детскую серию. Эрику еще посадить надо, пока она вырастет два года пройдет, а мыло нужно уже сейчас. В Гриноке и Стерлинге мыло было, но посредственное, мое будет лучше. Весной мы со Стретером посчитаем доход за зиму и решим можем мы себе это позволить или еще подождем. С красильней проще, трава вырастит и вперед. Сушить будем естественным способом, на ветерке в теньке, молоть в больших мельницах, которые входят в комплект мастерской — три штуки. Для красного, синего и желтого пигментов. Все остальные цвета получают путем смешивания этих основных, растений, дающих еще какие-то цвета у меня пока, а землях не нашлось. Но я и не искала их намеренно, а теперь поищу, может и глину найду сама. За одно поищу еще эфироносы или просто душистые растения их, которых можно извлечь запах. Да вот хоть хвоя сосновая и еловая, туя, которую так любят в Стерлинге, и другие варианты хвойников. Очень душистые масла, пусть не мыло так соль для ванных можно делать и в чистом виде продавать. На одной эрике свет клином не сошелся. Ох, и когда это все успеть?

Время летело быстрее пули. Мы с девочками учились и трудились кто на мыловарнях, кто в мастерских, кто в оранжереях. Софи мне рассказывала, что, бегая по моим холмам видела, а вернее унюхала очень перспективные травки и когда она снова отправится со мной, мы обязательно с ними поэкспериментируем. Она уже отпросилась у родителей на все лето со мной, якобы для помощи, но по большому счету так и было, так как Дон и Рич тоже ехали ее отпустили без проблем. Стефи тоже собиралась, из Дальгора пока не ее счет не было никаких поползновений, и она обиделась на принца Стюарта. Типа раз она ему не нужна, то он ей тем более. Сны меня не беспокоили и ничего на это я ей ответить не могла, хоть девочки меня и спрашивали. Никки, само собой, ехала с нами, Рич же едет, барон Кроули паковал вещички, он близко к сердцу принял не достроенный дом и собирался завершить начатое, к тому рыбка подросла. Так что отправляемся прежним составам. Матушка Эстер подсуетилась и выкупила огромную партию некрашеного хлопа за сущие копейки, то есть в пол цены. Я обещала за это монастырю найти в Дальгоре хороший лен и дешево для формы учениц и ряс для монахинь, обещала даже покрасить бесплатно, матушка с благодарностью меня обняла, и мы расстались. Но я еще вернусь в Лурдиану и навещу монастырь святой Анны, который стал мне домом на долгие годы.

Циничных жителей земных мегаполисов может удивить, что это со мной все так носятся, будто я особенная? А вот и нет! Так носятся со всеми детьми, особенно с девочками и особенно с будущими хозяйками. Все знали, как поступила со мной семья и это был нонсенс для аристократов, поэтому семьи подруг и взяли меня под крыло, стараясь компенсировать отсутствие помощи и поддержки родной семьи. А помогали выпускницы и ученицы монастырской школы друг другу всегда и везде, куда бы их не забросила жизнь, даже в Дальгор. Сестринство святой Анны было самым сильным и даже могущественным в Лурдиане. Монастырь был удостоен особых привилегий и был, по сути, государством в государстве, но это всех устраивало. К власти монахини не рвались, а польза для государства была огромной. Товары, производимые в мастерских и цехах монастыря святой Анны, всегда были гарантом качества и своеобразным эталоном для сравнения с другими товарами.

И вот настал день возвращения на новую Родину. Мы выходили из портала у Морены, как я переименовала Хромую Лошадь и всем это понравилось, огромным обозом. Мы везли полотно для красильни, оборудование для красильной мастерской, прессы для эфирных масел, закрепитель Ричи в виде пасты и его усовершенствованный размягчитель для камня, который будет проходить испытание в моих мастерских. Жители Морены ахнули, увидев огромное количество груженых телег, Кер сиял как полуденная Зара. Красильня была готова и огромные склады к ней тоже, куда и выгрузили все полотно. Пресс для мяты оставили там же в небольшой мастерской, переоборудованный из старого сарая, но больше пока и не нужно.

Ребята поехали инспектировать дороги, а мы занялись установкой красильного оборудования. На специальные подставки над каменными очагами с трубами, уводящими дым из мастерской, были установлены огромные котлы, в цех покраски была выведена вода, которая очищалась и смягчалась в соседнем цехе. В сухом цехе для производства красок были установлены мельницы для измельчения высушенной травы и очищенных корней красильных растений. Точные весы, как большие, так и маленькие. Мастерская была огромной и состояла из трех цехов и больших сухих и чистых складов, в одном из них хранилась не окрашенная ткать, а в другом после просушки будут на стеллажах хранить рулонами уже яркую окрашенную.

Мы поняли, что дальгорцы предпочитают насыщенные цвета и не любят постельные оттенки. За неделю мы управились и осталось ждать созревания трав, которые росли в огромных количествах, на ближайших холмах и лугах. У каждой травы был свой срок для сбора и это было удобно. Вайду будем возить сюда уже сухой и доводить до ума в Морене. Со временем можно будет купить станки наносящие рисунки, но это в следующем году. Кер обнес мастерские, которые можно было назвать небольшим заводиком, высокой стеной и снабдил массивными воротами, выделил даже охрану на всякий случай. Староста Шон сиял не меньше Кера и благодарил за честь. Он был подробно проинструктирован о правильном сборе трав и ее тщательной просушке. Деньги за травы будут получать жители, собирающие ее и платить им, будут за вес качественного сырья. Пятеро сыновей Шона были готовы взять на себя проверку сырья, чтобы нам не подсунули сорняков по незнанию или второпях собирая травы. Они же должны были следить за работами в полях. Осталось найти и обучить людей работать на давильном прессе для получения эфирного масла из мяты. Флаконы мы будем делать на стеклодувне из коричневого стекла, присадку для которого еще нужно будет купить в Стерлинге, а для мыла набирать большими бутылями из него же.

Мы отправились в Эрику. Там следовало так же оборудовать мастерскую для получения эфирного масла из эрики, которую еще следовало рассадить по холмам, а пока пусть стоит под замком. Караван для мыловарни ушел в Богемию, Кер был загодя предупрежден о новом предприятии и фундамент уже был готов. Осталось поднять стены, установить оборудование, сильные вытяжки и большой склад для вызревания мыла. Щелочь купим в том же Стерлинге вместе с маслами и присадками для темного стекла. Мы предупредили хозяек, что будем выкупать излишки козьего молока, и чем больше, тем лучше, те обрадовались и оставили еще козочек для будущего доходного дела. Овец у них стало в два раза больше, их уже постригли и хозяйки даже перемыли всю шерсть.

Ткань на матрасы и одеяла решили покупать в Гриноке, там можно было взять его не дорого и Кер уже договорился о поставках. Ткань привезут сами, но можно и самим съездить, заодно и мэра Гордона повидаем, картон для коробок закупим у них же, он красивый и не дорогой, для мыла тоже нужны будут коробочки. Кер рассказал, что переговорил с мастером картонной мастерской и тот готов для нас выпускать картон нужного нам цвета и даже с рисунком, это будет чуть дороже, но зато гораздо наряднее. Следует создать свой стиль и дизайн. Никки обещала взять это на себя, как и мыловарню в целом. Я обещала помогать, как и остальные. Стефи собиралась вернуться на красильню, когда будут готовы первые краски в порошке, я собиралась я ней, за одно и мятой займусь. Закрепитель для ткани от Мейфордов Кер запер в отдельном сарае на три огромных замка, что бы не было искушения у местных, ключи отдал Шону, тот готов был носить их у сердца и не расставаться с ними даже ночью, что на наш взгляд было излишним.

Мастерская по производству оконных стекол процветала, деньги у нас уже были на все прихоти. Все оборудование оплачено полностью. Эрика из питомников Мейфорда практически покрыла мой долг перед леди Мирандой за оборудование моих мастерских. Оборудование для мыловарни и красильни я уже купила на свои собственные деньки от продажи стекла. Заказ герцогини был выполнен полностью еще прошлой осенью, заказы графини Дормейн и баронессы Кроули тоже были готовы и ребята отправили их порталами по домам. Я привезла еще целый список заказов от дворян Лурдианы. Золотистое стекло на зимних балах герцогини Мейфорд и графини с баронессой пришлось аристократкам по вкусу. Качество было отличным, и они заказали себе тоже комплекты, пусть и не в таких бешенных количествах, зато заказов было много, на год бесперебойной работы хватит. Партию оконного стекла заказали в столицу Дальгора Абердин и караван готовился к выезду в такую даль, но цена была хороший и Кер решил сопровождать его лично. Фергус отлично справлялся с управлением мастерской и собирал заказы, разослав письма бывшим однополчанам и знакомым во все города Дальгора. Вывозить предлагалось самим из Богемии или из Гринока или Стерлинга. Жалование у него, по местным меркам, было огромным, и он задумался о постройке собственного дома в Богемии. Мне пришлось остудить его пыл.

— Фергус, дорогой, подожди немного. Мы разберемся с мыловарней, и я начну проектировать целый новый район в Богемии для мастеровых. Если хочешь отдельный коттедж — не проблема, но строить будешь там, где я покажу. Богемия превращается в городок и застройка без планирования уже не возможна. Наша Богемия будет красивым городом. Я привезла чертежи и рисунки красивых коттеджей и таунхаусов на любой вкус. Ты сможешь выбрать себе то, что тебе придется по вкусу, выбор большой, ты не пожалеешь, просто потерпи. К зиме у нас будут свои коттеджи с водопроводом и центральным отоплением как это делают в Лурдиане. Мартин тоже дозрел до своего дома, да и его подмастерье устал жить в общаге, парень жениться собирается. Кер тоже не сможет постоянно торчать на озере, это от сюда далековато, будет у нас свой элитный коттеджный поселок с газонами, клумбами, фонарями и садами. Все будет хорошо!

Я показала своим мастерам проекты коттеджей, полученные мной в Лурдиане у друга Донована. Тот был отличным архитектором и очень увлекся идеей таунхаусов, за что бесплатно выдал мне целую стопку готовых проектов с чертежами, а это были приличные деньги. Мне, как всегда, везло. Гончары наши не халтурили, зарабатывали прекрасно и были довольны жизнью. Юэн меня не подвел, черепица на мой дом была просто шикарной. Барон Кроули некуртуазно присвистнул и сказал, что это то, что надо, загрузил всю черепицу и повез ее доводить мою озерную резиденцию до ума. Мы разгрузили оборудование для мыловарни под замок под присмотр Фергуса и разделились с девочками. Я и Софи отправлялись в Стерлинг закупать масло и щелок, а Стефи и Никки отправились в Гринок за льняными тканями и картоном, заодно решили выкупить ткани для одеял и матрасов, чтобы не гонять караван порожняком два раза. Ну и еще все что надо там прикупим.

С нашим приездом у моих людей дальгорцев будто открылось второе дыхание и дела закрутились с бешенной скоростью. Жизнь била ключом и это всем дико нравилось! Особенно нам!

Глава 19

Ранним утром, с караваном груженным оконным стеклом и керамикой, в сопровождении охраны, которую снова нам выделил герцог Мейфорд, мы въезжали в Стерлинг. За одно зашли и к Эдме, поесть знаменитых пирогов с сыром и зеленью, которые полюбились нашим гвардейцам. Ребят с нами не было, они начали доводить дороги до приличного состояния, кое-где заставляя исправлять огрехи. Камень на них был уложен и дело шло быстро, новый размягчитель был эффективнее прежнего и пресс работал почти круглосуточно, наши каменщики не простаивали. Камня нужно было много, не только на дороги, но и на строительство мастерских и коттеджей с таунхаусами. Мы планировали докупить еще десяток прессов, деньги возьмем с продажи этой партии стекла и керамики, хватит и еще много останется.

Кер, ехавший с нами говорил, что испытание я уже прошла и могу подавать прошение на полное владение землями, но я не торопилась. Зачем? Пока я на испытательном сроке от налогов мои земли освобождены, вот доведу все до ума через год и девять месяцев, тогда и налоги буду платить. Стретер одобрил такой подход, но предупредил, что мне могут навязать еще земель после вступления в права на вечное владение. Я отмахивалась, до этого еще далеко, но Софи проявила свою знаменитую смекалку и чутье и предложила за это время определиться, какие земли брать под свою руку, а от чего отказываться. Зачем мне каменные пустоши или еще какая-нибудь гадость во владение, только зря налоги платить. Кер согласно кивал.

— Вдруг на новых землях хорошую глину найдем или там будут земли годные для садов из питомника леди Миранды. Так чего тогда отказываться? Фрукты в Дальгоре любят, а у тебя и алкогольное производство намечается. Яблочный бренди всем нравится, да и сидр штука вкусная. Варенье, мармелад, пастила, все это деньги. Не корзинами же на рынке торговать?

— Ты совершенно права, подруга. Но пока леди Миранда снабдит нас саженцами, пока сады вырастут, пройдет лет пять, а это значит три года мне просто так дарить налоги короне. Обойдутся! К тому же это снова вложения на открытие цехов, банки сами сделаем, а где столько людей брать, если они в своих доменах почти в рабстве. А вот глина дело хорошее.

— Земли можно будет взять в аренду, — посоветовал Кер. — На это у нас денег хватит, пока мы глины у себя не нашли, сплошной камень. С людьми проблема, но земли могут быть и с деревнями, к вам многие захотят под крылышко, да и наши дети растут. Про нас уже все соседние домены болтают. Когда дела пойдут еще лучше к нам могут проситься с других свободных земель и переезжать могут не по одной семье, а целыми деревнями. Такое случается, когда хозяин хороший и налогами не душит. Свобода хорошо, но хорошо жить еще лучше, чего в нищете куковать? А вот про сады мы уж и не мечтаем.

— А вот это ты зря. Плохо ты знаешь выпускниц нашего монастыря! У нас и на камнях будут цвести деревья, — смеялась Софи.

Поторговали мы хорошо, прессы купили отличные и еще мощнее прежних. К нам подошла приятная девушка и попросила принять от нее спецзаказ из нашей керамики. У них был свой семейный трактир, и они хотели нашу посуду для полного комплекта блюд, подаваемых в их едальне. Мы согласились, заказ был большой и интересный. Я уточнила чего и сколько надо и есть ли предпочтения по дизайну. Нетта сказала, что ей и так все нравится, но хотелось бы название их трактирчика на посуде, трактир назывался "Мейгрид", что в переводе значило жемчужина. Я предложила особый дизайн для такого красивого названия. Мы сходили в ее заведение, и оно нам очень понравилось, чисто, уютно и готовят отлично. Трактир держала она с мужем и у нее работали ее сестра и братья, а также родня супруга. Народ был приветливый и я пообещала все сделать в лучшем виде к концу месяца. Нетта согласилась, полагаясь на мой вкус в дизайне. Радостная хозяйка накормила нас отличным обедом и довольные друг другом мы отчалили в родные пенаты. Масло и щелочь мы закупили в промышленных масштабах, за что получили приличную скидку. Присадки для темного стекла тоже не забыли, а для цветного купят девочки в Гриноке и сусальное золото тоже для наших фигурок. Про своих зверюшек мы не забыли, фигурки спрашивали в каждом караване и сейчас Кер порадовал коллекционеров, что в следующем месяце будут новинки.

Вместе с прессами мы купили для гончарной мастерской машинки для раскатки глины, я не оставляла надежду выпускать свою керамическую плитку типа изразцов. Да и для коттеджей и таунхаусов плитка была нужна для кухонь и ванн. Каменные столешницы можно делать из формованного камня, да по большому счету и фартуки для кухонь тоже, но серый камень это не яркая плитка с рисунком. Так же мы закупили партию гипса для создания форм, которые понадобятся нам для изготовления оригинальной посуды, которую мы будем не лепить, а прессовать по типу черепицы. Мысль о искусственных материалах сверлила мне мозг, и я собиралась снова озадачить Рича своей идеей. Если идея с производством искусственного камня выгорит, то мы будем первые, кто сможет отливать каменные раковины, ванные, даже унитазы и столешницы любой формы, да и для черепицы это будет возможным выходом. Нужно подумать, как это все провернуть и как следует просчитать, а то, как бы искусственный камень не стал дороже натурального. Надеюсь, мой лучший друг меня не подведет и снова выдаст что-нибудь гениальное.

В Богемии мы установили прессы для камня под очередным навесом, помещений катастрофически не хватало. Народ уже прочухал о предстоящей стройке нового поселка и женщины подбивали своих мужчин переехать в новые дома. Почти все мои селяне уже успели смотаться осенью на Серебряное озеро и размах моего летнего дома их впечатлил. На такую площадь они не рассчитывала, а домик Стретера с огромными окнами вызывал зависть. Свои дома уже не казались хорошими, хотелось жить еще лучше. Народ приохотился к зарабатыванию денег и смотрел в будущее с оптимизмом.

Я размножила рисунки предполагаемых коттеджей и элегантных таунхаусов, и мы установили большой стенд в массивной раме у ворот в мастерскую стеклодувов, закрыв его толстым стеклом. Вверху красовалась надпись: "Будущая Богемия" под которой разместили крупные красочные картинки, а под ними планировка с указанием размеров и названиями комнат, сделанные Никки. Картинки вызвали ажиотаж и там постоянно толпился народ, всем хотелось такие дома. Отличная мотивация для тех, кто хочет жить лучше. Женщины спорили до хрипоты какой дом красивее и удобнее. Особенно всех впечатлила надпись внизу, что в таких коттеджах и таунхаусах будет водопровод с горячей и холодной водой, канализация и центральное отопление, а печи будут не нужны. К коттеджам были положены участки земли. Чем больше по площади коттедж, тем больше участок. Мы обещали потом нарисовать поселок целиком и даже сделать большой макет всем на обозрение, когда выберем место и впишем постройки в ландшафт. Новость что улицы будут освещаться фонарями вызвала дополнительную волну восторгов.

Ко мне подходили и интересовались стоимостью, я объясняла, что мы пока не просчитывали стоимость каждого коттеджа, но дешево не будет, к тому же за отопление и воду придется вносить ежемесячный платеж, хоть и не большой. Я обещала подумать над продажей домов в долговременную рассрочку, но сразу оговаривала, что минимум треть придется вносить сразу, копите деньги. Люди чесали в затылках, но картинки были такими завлекательными, что внутренне каждый был уже готов к таким тратам. Все понимали, что они могут и сами себе построить такой дом, но это вряд ли выйдет дешевле, да и водопровода с отоплением им не видать, если только в каждый дом не устанавливать собственную котельную, а это дорого, с водой опять же напряг, придется бегать к колодцу. Проще заплатить раз в месяц и просто открывать кран с водой.

Девчонки смеялись надо мной и моими будущими горожанами. И хочется, и колется, но строить хибары я не собиралась. Не хотят, как хотят, коттеджи можно будет сдавать в аренду, как и таунхаусы тем же мастеровые моей стеклодувни, они были только за и всем об этом сказали. Но большинство объявило, что будет копить деньги на хороший дом и перевозить семью сюда в город. Город! Вот как они воспринимали бывшую деревушку с идиотским названием Лысые Холмы. Агитацию и пропаганду оставим на время, когда будет готов макет, а пока у нас в планах запуск производств. В первую очередь мыловарня, для этого цеха у меня все уже было кроме самого помещения. Камень был готов в нужном количестве, черепицу сделали самой простой, но облили ее глазурью, чтобы крыша не текла.

Я вызвала ребят на очередную стройку, те прибыли к обеду и доложили, что дорога от села Озерное до Эрики готова. Вообще из всех деревень со старым названия было только Большое Болото, жители слегка обижались и с нетерпением ждали переименования, новые названия соседей им очень нравились. Про Большую Грязь и Гнилые Мостки с Хромой Лошадью лучше было при жителях не упоминать, можно было и в лоб получить. Кер ждал очередного своего друга для вступления в должность мастера рыбного хозяйства. К счастью, того ничему учить было не нужно, тот прекрасно умел коптить и солить рыбу сам, но так как с рыбой в Дальгоре был дефицит, а жалование предлагалось хорошим, то Грир Костер был готов возглавить это нелегкое дело. Жить он собирался на озерах. Коптильни будут установлены там же на берегу, как и остальное производство. В этом году рыбы будет пока не много. Копченая рыба стоила дороже соленой, но коптильни стоили денег, а солить можно бочками, и мы отложили копчение до следующего лета, когда рыбы будет в разы больше. Пока посолим и промаринуем. Соль и уксус не проблема. Рецепты маринадов подбросим, а пряные травы росли буквально под ногами.

Сидя за ужином в наших апартаментах и врубив глушилку, я озадачила Рича новой идеей искусственного камня. Тот завис часа на три. На меня смотрели вытаращенными глазами, первым очнулся Дон:

— Знаешь, Анни, твой отец просто идиот. Ты уж извини меня за такое грубое высказывание, но это так. Он лишил Лурдиану сокровища. Дальгорцы похоже еще не до конца осознали, как им повезло.

— Да что уж теперь. Я от своего бати тоже не в восторге. А искусственный камень для меня скорее необходимость. Судите сами. С глиной у меня плохо, зато камня завались. Раздробить его на мелкие кусочки не проблема. Главное, что бы Рич придумал искусственные смолы и загустители с закрепителями для камня. Еще нужна будет хорошая полироль для такого материала. Куски кварца у меня по всем полям валяются его даже закупать не нужно. Жаль у меня мраморной крошки нет, но и так будет хорошо. Если в смолы добавлять минеральные красители, то можно получать всю палитру для изделий, делать любую форму раковин и столешниц, даже столы и мебель самой невообразимой формы, которую не получишь из дерева и натурального камня. Материал должен быть практически вечным, это не керамика и фаянс, которые бьются стоит сильнее на них нажать. Идея может и хорошая, но вся надежда на гений нашего друга.

— Это займет не один год, Анни. Но если получится, это буквально взорвет рынок. Мраморной крошки у нас в Лурдиане полно и ей просто засыпают дорожки в парках, а здесь такая перспектива, — продолжил Дон.

— Да я и не тороплюсь. Мне пока и не потянуть такое производство, небольшой цех это все на что я смогу рассчитывать и то большей части для своих нужд, а в Лурдиане можно будет строить огромные мастерские под производство искусственного камня. Может и Дальгор очнется, но мы будем первые.

— Мейфорды с тобой не расплатятся, — хихикали Никки и Софи.

— Да ладно вам. Какие счеты у семьи. Я многим обязана всем вашим семьям, так что я не в претензии.

— Лорд Майкрофт все равно выделит тебе долю в прибыли, если дело выгорит.

— Ну и отлично! Лишь бы у Рича все получилось!

— Я думаю к тому времени у тебя будет достаточно средств для крупного производства. И ты можешь стать монополисткой. Мейфорды смогут отказывать другим дальгорцам.

— И меня все возненавидят. Я буду согласна на хорошие скидки, но монополия это не выход. Первое время у меня будет монополия на производство виски. Лорд Дормейн, ваш отец, высоко оценил перспективы и даже намекнул на сотрудничество в дальнейшем, так что еще и камень это будет слишком. Конечно, мою технологию все равно раскусят, шила в мешке не утаишь, но я буду первой, а это уже хорошо.

— Может ты и права, — задумчиво сказал Дон.

— Конечно она права, зачем ей настраивать против себя весь Дальгор. Думаю, ей и так выскажут претензии почему эта идея ушла в Лурдиану, но мы ничего никому не скажем. Пусть думают, что эта идея Рича, а ты просто получаешь хорошие скидки по старой дружбе, — поддержала меня Стефи и девочки.

— И то верно! Рич! Отомри уже! — окликнул друга Дон.

— А? Что? Анни! Я должен немедленно взяться за это дело. Это просто потрясающая идея!

— Что я вам говорил? Мы потеряли друга, — заржал Дон.

— Я должен немедленно вернуться домой в лабораторию, — подорвался Ричард.

— Обойдешься! Можешь начинать записи свои вести, сначала теория, затем практика. Пока дороги не закончим, домой не вернешься, — отрезал Дон, а Рич посмотрел на него жалобными глазами. Дон отрицательно покачал головой. Рич вздохнул, схватил свою толстую тетрадь и застрочив в ней стилусом быстрее печатной машинки.

На следующий день началось возведение большой мыловарни. Дело шло быстро, но Рич витал в облаках и делал все на автомате. Дон периодически спускал его с небес на землю, но здание было простым прямоугольником, так что испортить что-то Рич не успел. Крышу крыли мастера без магии, но отсутствие крыши не мешало нам начать установку оборудования.

Что такое мыло? Если кто не знает, объясняю. В сущности, это жиры, в нашем случае смесь растительных масел, щелочь, красители и ароматизаторы. Не нужно быть Эйнштейном, чтобы сварить нормальное мыло. Я этим с удовольствием занималась на Земле на своей кухне за месяц до Нового Года и восьмого марта, готовя подарки сотрудницам и подругам. Есть хорошие рецепты, есть ингредиенты, есть точные весы, градусники, есть щелочь, ледяная вода, емкости для перемешивания с погружным блендером, правда на ручной тяге, маг-кристаллы для приведения их в движение пока были для меня недоступны. Защиты очки для глаз и маска для дыхательных путей. Все же щелочь не шутка. Все отмеряем, нагреваем, перемешиваем и разливаем в формы. Потом, когда мыло в формах, выдержим в тепле сутки, нарезаем, ставим штампик "Богемия" и убираем в коробки дозревать на месяц, чтобы не обжечься щелочью. После вызревания упаковываем в красивые коробочки и вперед на ярмарку. Главное не нарушать технологию и рецептуру. Все! К моменту, когда наша крыша была уже готова, оборудование было установлено и можно было начинать.

Мы наняли несколько мужчин не занятых на других производствах, они заливали масла в емкости и вращали ручки блендеров. Мы лично отмеряли ингредиенты, щелочь и добавляли красители. Отдушки мы купили пока готовые с цветочными запахами, производила их одна из наших лурдианок, угодившая в Дальгор лет семь назад, и мы были уверены в качестве. Масла нагревались на печах, градусники измеряли, мужики с удовольствием крутили ручки блендеров, красители добавлялись. Мыло из пяти емкостей было успешно разлито по длинным прямоугольным деревянным формам с прослойкой их дешевого пергамента. За день мы получили на выходе пять вариантов простого, но приятного банного мыла хорошего качества. Розовое с запахом розы, голубое с запахом герани, светло-зеленое с запахом мяты, желтое с запахом меда и сиреневое с запахом фрезии. Фомы с мылом отвезли на теплую часть склада, укрыв его бумагой и холстиной. Ничего хитро мудрого мы пока не делали, примеряясь к оборудованию и своим помощникам.

На следующий день мы решили делать двухцветное мыло, что так же было делом простецким и незатейливым. В формы с двух противоположных длинных сторон наливали белое мыло и цветное одновременно, а посередине оно уже перешивалось само, давая интересные завихрения. Стефи, выгнутой буквой "П" проволокой, делала волны, а я длинной тонкой палочкой зигзаги, Никки петельки, а Софи ничего не делала. Она организовала любопытных подростков на нарезку вчерашнего мыла и вдавливание штампиков. Нарезанное мыло унесли в закрытых коробках с дырочками на дозревание на склад, а свежее утеплили и отправили застывать в теплый цех. И так день за днем, пока склад был не заполнен под завязку разными вариациями мыла. Дети были в восторге, им нравились разноцветные душистые брусочки, и они напросились на упаковку мыла по коробочкам.

— Коробочки еще сделать надо. Приходите завтра, будем резать картон и собирать коробочки для мыла. Вам понравится, — пригласили мы ребятню в кружок "Умелые ручки", за работу обещали заплатить тем же мылом.

Мужчинам тоже понравилось варить мыло, и парочка из них вполне могла со временем заниматься этим всерьез, их следовало как следует натаскать, чем и занялась Никки, взявшая на себя мыловарню.

— В нашем деле главное точность и аккуратность, — строго поучала Никки здоровенных лбов, выше ее наголову. Те слушали ее как родную маму. Та прохаживалась между ними, заложив руки за спину.

— Главное соблюдать рецепт. Все точно взвешивать на весах. Мыло подогревать до нужной температуры, это очень важно, для этого у вас есть большие градусники для масла. Вот эти маленькие, но очень точные весы для щелочи, большие весы для масел. Щелочь следует заливать очень холодной водой из этого холодильника, чтобы она не закипела, — и она показывала им на небольшой, но мощный холодильник, входящий в комплект. Мужики кивали.

— Красители взвешиваем тоже на маленьких весах. Как все перемешивать и до какой густоты вы уже поняли. Отдушки так же взвешиваем на маленьких весах. Их добавляют когда мыло слегка остыло, прямо пред тем как разливать его по формам, а то выдохнутся и вся работа и деньги на ветер, — сурово инструктировала своих работяг Никки.

Ну и так далее. Мы ей не мешали муштровать своих подопечных и свалили в гончарные мастерские. Пора было браться за заказ госпожи Нетты для ее "Жемчужины". Ребята в гончарной мастерской уже вовсю пользовались валиком для раскатки глины, что здорово облегчало им работу. Эскизы мы уже сделали. Чашки, блюдца и миски с пиалами оставались нашей фирменной формы, но на боку каждой чашки, миски и соусника штампиком выдавливался рисунок открытой раковины с крупной жемчужиной внутри. Средние тарелки и блюдца были со штампиками по краю с названием едальни. А вот с большими тарелками, тарелками для хлеба и блюдами для пирогов мы заморочились. Сначала мы вылепили образцы из глины имитируя большие раковины-жемчужницы. После их просушки и обжига из них мы отлили из гипса формы. В гипсовые формы мы залили расплавленное олово, воспользовавшись тиглями стекольной мастерской, формы для пресса для черепицы были готовы, но теперь в нем можно штамповать такие тарелки. Ребята радовались новому развлечению. Шустро наштамповав большой заказ. Изделия были обожжены и облиты знаменитой красной глазурью. Потом жемчужинки и надписи подкрасили белой глухой глазурью и заказ был готов к сроку. Кер только головой качал.

К началу ярмарки в Стерлинге мы везли туда заказ для "Мейгрид", еще керамику, оконное стекло и снова своих зверюшек и еще партию мыла, которое уже дозрело, пора было закупаться еще. В следующий раз поедем в Гринок. Посмотрим, как там наше мыло понравится горожанам. Госпожа Нетта стояла, распахнув глаза и забыла как дышать глядя на свою новую посуду, сбежались все домочадцы, работавшие у нее же и посетители.

— Оооо! — наконец выдохнула она. — На такую красоту я даже не рассчитывала. У меня будет лучшая посуда в Стерлинге.

— Это где ж такую красоту делают? — встрял купец из соседнего города.

— Да в Богемии, вы что не знаете? Это их посуда такого ярко-красного цвета с золотым отливом. Вот же штампик стоит на обороте, — и Нетта перевернула тарелку и сунула ее поднос купцу.

— Аааа! Наслышан, я оттуда стекло для дома покупал, хорошее стекло, прозрачное и видно через него отлично, а не волнами, как на моих прежних окнах.

— Мы еще мыла привезли, Нетта. Если хочешь, сходи купи, а то разберут. Хорошее мыло, мягкое, руки не сушит и душистое.

— Да? Ой, уже бегу! Стив, расплатись с миледи, — крикнула она мужу уже убегая. Стив отдал нам все до медяшки и оставил на обед. Посуду бережно унесли мыть и сразу же решили заменить старую на новую, так что ели мы уже из своих тарелок.

Торговля удалась, мы снова затарились маслом и убыли домой. Мыло разобрали за день, про стеклянных зверюшек и говорить нечего, к обеду их уже не было. В Стерлинге это стало предметом коллекционирования и подарками для девочек и женщин. Мыловары нас ждали с новым маслом для мыла и отдушками, а мы ждали мяту.

Глава 20

Через несколько дней мы оставили Никки в Богемии и дальше муштровать мыловаров под ее чутким руководством, парочка из них подавала хорошие надежды. Один из них, Кам, вполне годился в мастера после обучения, а его младший брат Кеит в подмастерья. Ники лютовала, драла с них по семь шкур, но те не жаловались, а просто боготворили эту мелкую траншу. Ребята закончили дорогу между Богемией и Хромой Лошадью, те есть Мореной, и мы с девчонками с легким сердцем отправились на красильные и мятные работы.

Софи рвалась проверить травки, а Стефи хотелось опробовать новое оборудование, передовое в Лурдиане. В Дальгоре такая красильня вообще хай-тек, как я ее и обозвала сдуру, иногда расслабляясь в близком кругу и выдавая земные перлы.

— Откуда ты это только берешь? — смеялись подружки.

— А что, мне нравится. Высокие технологии! Здорово придумано, — похвалила подругу Стефи.

— Отличная дорога получилась! Тоже хай-тек от Ричи и Дона. Пять телег с темными бутылями для масла везем, а нигде даже не звякнуло! — радовалась я.

— Чего им звенеть, они же в оплетке из лозы. Кстати, Дон умотал к барону на озера, помогать с домом. Там почти все закончено. Может в следующем месяце родители приедут погостить, — доложила Софи о планах родителей и старшем братце.

— Рич смотался в Лурдиану, бедная Никки. Вот она и лютует, а ее мыловары крайние, — хихикала Стефи. — Да уж, мой братец совсем повернут на своей алхимии. Ты ему еще задачку подкинула, он теперь несколько лет из своих подвалов вылезать не будет. На осень помолвка назначена, как его будут оттуда вытаскивать даже не знаю. Свадьба через два года, надеюсь к тому времени у него уже что-то получится, а то будет у нашей Никуси первая брачная ночь без мужа или среди реторт в лаборатории. Романтика!

— Да ладно уж тебе! — заступилась за лучшего друга. — К свадьбе он по любому очухается, перейдет к стадии экспериментов. Никки ему будет ассистировать, все наладится.

— Ага! И будут все прокопчённые из лаборатории вылезать в клубах дыма, как ты с Ричи в детстве. Помнишь?

— Забудешь такое! — смеялась Анни. — Думала там мой смертный час и придет!

В Морене нас уже ждали. Шон сразу повел нас показывать качество травы, за которой коршунами следили его сыночки. Сырье было отличным, качественно просушенное и прямо просилось в мельницы, о чем и объявила Стефи.

— Ну что же, дорогие друзья и подруги! Считаю новую красильню "Морена" открытой! Начинаем работу!

— Ура! — откликнулись мастеровые которых еще в прошлом году натаскала Стефи.

Работа завертелась. Шон загодя отфильтровал несколько огромных бочек воды и все закрутилось. Большие мельницы, правда на ручной тяге, как и блендеры на мыловарне, начали свою работу, ручки крутились легко. Траву молоть не камни дробить. Стефи учила Шона и его старшего сына Норри четко отмерять количество краски в виде растительного порошка. Строго отмерянная вода была вылета в огромные котлы и туда добавляли тщательно взвешенный порошок из растений. Потом туда опускались холсты, их вращали длинными деревянными палками дюжие селяне, стоящие на возвышениях у котлов, когда мастер и Стефи сочли цвет удовлетворительным, ткани доставали, полоскали в холодной проточной воде и снова в котлы, только уже с растворенным в воде фиксатором краски. За несколько часов мужчины вошли в ритм, Шон четко знал, когда ткань пора извлекать из краски, Норри лихо работал с весами отмеряя красильный порошок и разводя в больших стеклянных кувшинах закрепитель, и через недельку мы поняли, что мастерская отлично работает и без нас.

— Уфф! Молодцы ребята. Хорошо работают и головы светлые. Хороший у тебя народ, Анни. Умный и не ленивый. Отличные деньги будут зарабатывать. Наверное, со временем захотят дома как в Богемии, — не догадываясь, что у всех ушки на макушке хвалила моренцев Стефи.

К нам стали относится еще благожелательней, хотя куда уж больше. Поденщики, а это были в основном подростки и даже дети, собиравшие корни морены и дрок отлично заработали. Старшие женщины и девушки усиленно возились с шерстью, готовя товар на ярмарки в Гринок и Стерлинг, надеясь на барыш. Я давала народу возможность заработать, и моя "господская доля" была минимальной, а ткани они выкупали без наценок. Сейчас хозяйки с нетерпение ждали окрашенную ткань, чтобы приняться за разноцветное постельное белье, которое так полюбилось народу. Они и себе собирались оставить комплекты из полюбившихся цветов и платья нашить и детишкам одежду. Караван наш приедет на ярмарку как цыганский табор, пестря одеждой самых пронзительных оттенков красного, желтого и синего цветов. Вайду мы тоже привезли в Морену. Ее насушили в Богемии, а мы везли это сено в мешках. Стефи собиралась завтра отрабатывать рецептуру палитры, стараясь достичь зеленого и фиолетового цветов. Оранжевый она получила еще в прошлом году.

Мы с Софи собирались заняться мятой, она тоже уже было готова к отжиму. С утра ребята побегут в поля за душистой травой. Даже слишком душистой, мы с девочками скривились. Работа с мятными леденцами навсегда отвадила нас от этого лакомства.

— Жаль у меня тут барбарис не растет. Вот уж какие леденцы вкусны, так барбариски, — вздыхала я.

— Точно! Растет у тебя барбарис! Правда дикий, но тоже хорош, вполне для леденцов пойдет.

— Так и придется беде леденцовый цех открывать, смеялась Стефи, я философски пожала плечами. Делов-то, нужен сахар и формочки.

Дам задание Юэну наделать конфетниц-шкатулок виде шайбочек и вперед. Мои дамочки скоро закончат со своей шерстью. Не все хотят гнуть спину над шитьем круглый год, кто-то захочет варить леденцы, дело простое, а доходное, для барбариса даже краситель не нужен, впрочем, для мяты тоже.

— Как раз после первых морозов и соберем, — решила я. — А пока мятой займемся. Как думаете на мыло это масло пойдет или лучше на леденцы.

— Посмотрим сколько надавим. Из жмыха можно сироп сварить, как заготовку под леденцовый цех, — решили мы посовещавшись.

Пресс уже стоял в небольшом, но крепком сарайчике. Наши будущие помощницы, девушки из Морены, уже перемыли наши бутыли, и они сохли на солнышке насаженные на колышки. Когда я только начинала обучение в монастыре, я была удивлена огромным количеством эфирных масел, производимым в наших мастерских. Особенно меня удивила местная мята, которая у меня в голове звучала как мята, но, по сути, не имела ничего общего с земной травкой. Нашу земную мяту не выжмешь, то есть, конечно, выжмешь, но ничего путного не получишь, уж точно не эфирное масло. На земле эфирное масло получали перегонкой дистиллятов. А тут! Толстые жирные стебли с такой же толстой кожурой почти как у цитрусов, сочащихся эфиром. Я долго привыкала называть это растение мятой, но запах был мятным, на вид больше напоминал толстый кактус, даже скорее агаву без колючек. Так что за местной мятой дети и подростки шли не с корзинами и коробами, а с тележками и тачками, которые толкали перед собой.

Жмых мы собирались использовать для сиропа, потом решим что с ним делать, но я склонялась к производству мятного ликера. Осталось только спирт гнать, но с этим пока плохо. Для леденцов достаточно нескольких капель мятного масла или эссенции. Я решила делать леденцы абсолютно натуральными, даже без пищевых красителей. Барбариски и так будут красными, а местная мята давала легкий зеленовато-голубой оттенок, бледно ментоловый. Я этот цвет обожаю и уже напрягла Стефи составить мне сухую смесь из красителя именно этого цвета, буду красить лен для своего летнего дома. Места у меня там много, оторвусь с текстилем. К следующему лету основные производства будут запущены, я буду посвободней и наконец займусь дачей. Планы у меня на нее были огромные и текстиля будет нужно много. Стефи, зная мою любовь к холодным оттенкам, ментоловым или мятным обещала набрать целую палитру моих любимых цветов. Особенно мне нравилось его сочетание с чистым белым цветом в интерьере. Зимой такой интерьер смотрелся бы холодновато, а для летнего дома то, что надо. От других цветов я тоже не собиралась отказываться. Но ментоловый цвет любимый, что уж себе отказывать.

Подростки и даже детишки помладше с удовольствием нам помогали. И интересно и денежку дадут. В принципе работа на прессе сезонная. Мяту на несколько дней соберём и пресс будет стоять до следующего года. Софи сосредоточенно сопела, соображая, как бы пристроить пресс к делу в остальное время года.

— Никак, если только другие растения не найдем, но таких здесь нет. Мята исключение, если еще что путное найдешь, то все равно из дистиллятов получать, а это еще куча техники. Мне это уже не нужно. Будешь свое испытание проходить, то вперед и с песней! А мне с этим бы разобраться. Пойдём с хозяйками поболтаем, будут они леденцы делать или снова в Богемию цех переведем, а может в Эрику? Хватит с них и красильни?

Мы поговорили с женщинами, девушками и даже мальчиками постарше. Конфет хотели все, работать в цехе не многие, но даже десятка было достаточно. Процесс-то простой. Формочки придется в Лурдиане заказывать, и я написала настоятельнице Эстер, прося совета, где лучше брать. Та ответила, что может отдать нам свои старые, для деревни и Дальгора сойдет, а они уже новые купили. Святая женщина! Софи тут же написала Дону и тот отправился порталом в Лурдиану. Форм из монастыря была целая подвода и их должно хватить на кустарные мастерские в каждой деревне. Пусть не будет большого цеха, зато в каждой деревеньке будут свои умельцы и свои рецепты, свои коробочки для леденцов.

— Знаете, девочки, я тут подумала. У меня все деревни при деле, даже городок намечается, одно Большое Болото не охвачено. Может съездим и посмотрим повнимательнее что там, а то они обижаются как дети, вроде я их меньше люблю.

— А давай. Здесь все работает отлично. Шон с сыновьями прекрасно справляется, для леденцов сахар нужен. Отправим мятное масло на мыловарню к Никки и махнем на твои болота. Может там кроме торфа еще есть что-то ценное.

— Вообще-то на торф у меня большие планы и не только для алкашки. Это и топливо, и удобрение и формованные горшочки для рассады и оранжерей, и мульча, — завелась я.

— Вот и поехали! Остынь, мы все это прекрасно знаем, вместе учились!

Мы приехали к Никки спросить не хочет ли она прогуляться по болотам, развеять тоску по любимому, так сказать. Она решила, что мы издеваемся и надулась. Ее ученики смотрели на нас с осуждением, любовь они уважали.

— Жалко такое хорошее масло на мыло переводить, — оттаяла подруга, когда мы ее убедили что нам нужна помощь в Большом Болоте, вдруг она что-то углядит новенькое. — Давайте его в разлив продавать в бутылочках и с аромалампой в комплекте. Глины полно. Кер еще обоз пригнал, на пару лет хватит.

— На пару лет не хватит. Поселок же строить будем, но идея с аромалампами хорошая.

— Никки права. Луше в следующем году ты жмых насухо не выжимай, а заливай его базовым маслом для мыла. Сюда из Лурдианы оливковое бочками везут, им и зальем, оно и пойдет на мыло. А чистое в продажу! — решила я.

Наших гончаров озадачили новой поделкой, тем понравилось, обещали к ярмарке штук сто налепить. Флаконов у нас была куча. Потом разольем пробки нарежем. Станочек есть и вперед за деньгами. На мыловарне уже сложился хороший коллектив, Никки отбирала народ, как будто в армию. Все здоровые, дисциплинированные и аккуратные. Девушка Сенга возглавила работу по нарезке и упаковке душистых брусочков. За мыловарню мы были спокойны. Мужики четко работали по рецепту и боялись отступить от него на шаг. Отлично, эти рецепты освоят, можно будет новые внедрять для разнообразия. Что одно и тоже возить? Будем чередовать. Оставив мыловарню, мы с легким сердцем отправились на болота.

Между Богемией и болотами был хвойный лес из северных сосен и Софи подпрыгнула в седле.

— Вот же! Елки и иголки! Можно эфирное масло получать! — завелась на любимую тему Софи.

— Отстань ты от меня с эфирными маслами! У меня перегонного аппарата нет! — отбрехивалась я от подружки.

— И вправду Софи, давай посмотрим сначала, что там на Болотах, а потом уже будем решать, — вмешалась рассудительная Стефи. Никки хмыкнула, еще один алхимик на ее голову, мало ей Рича.

В Большом Болоте нам обрадовались, как родным.

— Вои и ладно, миледи, что Вы к нам с подругами пожаловали. А то все при деле, одни мы на болотах как жабы сидим, скоро квакать начнем, — улыбался староста Рамси, его женушка Айли потащила нас обедать.

— Спасибо на добром слове. Вот приехали к вам посмотреть, что к чему. Планы у меня на вас большие, но в болота вам все одно лезть придется, — улыбалась я в ответ.

— Да что там делать? Ягодки только собирать, но уж больно они кислые.

— Ягодки тоже хорошо. Посмотрим, что тут у вас растет. Клюква, наверное, ягода хорошая, дорогая. Можно варенье варить, можно сушить, можно в сахаре делать. Дети любят, да и взрослые не откажутся. Может еще что хорошее найдем. А травка у вас здесь отличная, такие луга — загляденье. Чего коров не разведёте? Был бы и сыр твердый, и масло со сметанкой.

— Да уж больно они дороги. А так-то да, дело хорошее. Твёрдые сыры здесь редкость, это овечьего и козьего полно.

— Козье молоко можете на мыловарню в Богемию возить. Дороги теперь хорошие будут, прокиснуть не успеет, — подбодрили мы народ. В Морене хозяйки молодых козочек побольше оставили под это дело и овец еще больше оставят в том году. В следующем будут сыр варить, мясо коптить. А у вас как с шерстью?

— Да как у всех. Шести много настригли, наши женщины работаю не покладая рук. А мы вот не знаем, чем себя занять, — признался староста.

— Ну дело мы вам найдем, не печалься Рамси, — рассмеялись подружки. — Если ничего кроме торфа не найдем, то как вы насчет стада? Деньги в долг я выделю, в рассрочку. Потихоньку расплатитесь. Сыр дело дорогое, но как телочки станут хорошо молоко давать, то откроем сыроварню. Козий и овечий ваши женщины и так варят по домам, там оборудование не нужно, а с твердыми сырами нужно будет повозиться, но вы уж своим женщинам с дойкой помогайте. Корова не коза, молоко по ведру дает, сильные руки нужны.

— Да мы тока за! — загомонили подвалившие на разговор в саду сельчане. — На лошадках много не заработаешь, но их маловато уже будет. Наши обозы все чаще уходят, вот думаем жеребят оставить побольше.

— Оставляйте! Лошадки у нас хоть и неказистые, а трудяги породистым на зависть, — согласилась я. — И подумала, что надо у Кроули купить себе свою лошадь, а то третий год на лошадях Мейфорда катаюсь, как и подружки, у одной Никки только своя Тучка. Серая в яблоках красавица была предметом восхищения Дальгорцев.

— Никки, а у вас лошади очень дорогие? Я как-то не интересовалась. У вас ведь жутко породистые рысаки.

— Да, не дешевые. Но, думаю папа тебе продаст по сходной цене, а может и подарит. Он вроде приглядел для тебя жеребёнка, сейчас он еще маленький, но в следующем году подрастет, двухлетка тебя выдержит, ты легкая. А может себе ландо купишь? Карета или дорожный зимний дормез тебе, наверное, не нужны, а легкая повозка с откидным верхом удобно. Дороги у тебя теперь замечательные. Будешь кататься с ветерком, пару местных лошадок пошустрей впряжешь и вперед!

— Ну почему местных, брать так уж быстрых, — возразила Стефи. — Наши мамули приедут, захотят прокатиться, а верхом они ездить не любят, не солидно. Им удобства подавай. Можно и фаэтон взять, он только на лето, или ты и зимой мотаться по деревням будешь? Тогда карету нужно брать легкую.

— Дааа, дело-то хорошее, но пока на такую роскошь не потяну. Если сюда коров брать, все деньги на лошадей и карету отдам. Ладно может в следующем году….

— Да и вправду. Наши все равно на своих каретах явиться, с гербами и багажом с нарядами. Так что год и вправду подождет. Потом у Кроули закажешь. У них кареты хорошие, мягкие, на рессорах, по хорошим дорогам ездить одно удовольствие.

Мы облазили болота и постановили: стадо из молодых тёлочек и бычков покупать, клюкву и найденную голубику собирать, варенье варить. В следующем году открываем молочный цех, ориентированный на сыр в первую очередь, но и масло со сметаной делать будем. Маги в Лурдиане придумали интересный вид перевозного холодильника для перевозки молочных продуктов. Та же большая телега, но не такая убогая как наши, а на ней большой короб с холодильными артефактами внутри. Можно хоть в столицу ехать продавать, но я дальше Гринока и Стерлинга не собиралась. Такой холодильник на колесах стоил прилично, но затраты были обоснованы, и я решила разориться. На стекле мы отлично зарабатывали. И к зиме наши доходы перекроют расходы. Вот тогда и прикупим. Да хотя бы для того, чтобы объезжать деревеньки и скупать остатки козьего молока для мыловарни. Такое мыло здесь было в новинку, а качество у него отличное, я сама его люблю, а если еще и мед добавлять, то не мыло, а десерт получается. Дети и женщины это оценят. Такое мыло можно будет развозить во все окрестные города в больших количествах.

— Если мыла будет много и разного, можешь свои лавки открыть в Гриноке и в Стерлинге. А там у тебя купцы будут оптом его заказывать. К нам не наездишься, а те города торговые.

— Может и открою, и не только для мыла. Я думала открывать лавки с названием "Богемия" и торговать там всем, что мы производим, но в разных отделах одной лавки. И ткани, и керамику, и мыло, масла эфирные с аромалампами. Можно будет открыть и продуктовые лавки, зачем ограничиваться только ярмарочными днями. Холодильник на колесах будет, буду возить туда молочку, рыбу с озер и мясо копченое, колбасы. Под алкашку потом отдельные лавки открою, в них и стеклянные бокалы под него продавать буду наборами. Как вам идея?

— Отличные планы, думаю через пару лет вполне осуществимо. Под керамику и мыло хоть сейчас открывай.

— Нее, пока рано. Мощности не те. Когда выйдем на полную катушку, тогда и открою. Своих приказчиков посажу, а продавцов и там нанять можно.

— И то дело! — поддержали верные подруги.

Мы озадачили старосту торфяными работами. Скоро зима, а котельные нужно топить. Уголь дорогой, а хороший торф свой.

— Можешь поставишь им пару прессов для торфяных горшочков? Мама бы себе все у тебя закупала в оранжереи и торф бы брала, — спросила Стефи.

— Да пока мы их отсюда в Лурдиану довезем, они по цене золотые будут, — возразила я.

— Ты ей напиши. Если будешь делать большими партиями, мы будем портал открывать и забирать, тогда вопрос перевозки отпадет. У нас торф дорогой, болот мало, а у тебя тут такие торфяники, что любо-дорого, — настаивала Стефи.

— Если портал, то конечно можно. В Гринок поедем посмотрим, что там, а может для такого дела снова в Стерлинг сгоняю, там прессы хорошие делают. Что для гончаров, что для камня. Простенькие правда, но нам на болоте хай-тек пока и не к чему.

Рассказали о новых возможностях старосте, тот обрадовался. Люди на прессы готовы хоть сейчас встать. Торф добудем, дело не хитрое. Себе в Больших Болотах давно для печек брали. Брикеты резали, сушили в пирамидках и все дела. Сгорает он быстро, но жара дает чуть меньше угля. Зато зола — отличное удобрение, что и прочухали местные.

— Хозяйка, мы готовы работать. Только разреши торф добывать, а мы не подведем! Жаль у нас опилок нет. Брикетики бы крепче были и жарче горели, — отчитался староста.

— Да, с опилками у нас беда. Лес мы весной сажать будем, да пока от вырастет. Опилок я вам привезу целый караван, у меня после стройки дома осталась куча опилок. Мужики их в мешки собрали барон Кроули выбрасывать запретил, как знал, что понадобятся. Я вам сразу заказ на торфяные брикеты с опилками делаю. Мне для котельной и стекольной мастерской топливо нужно. Богемию расстраивать дуем, для городка топлива много нужно будет.

— Наслышаны! Разбогатеем, может и мы отстроимся. Уж больно там картинки завлекательные, мне сын все уши прожужжал, — ухмыльнулся староста. — Когда за стадом выдвигаться?

— А когда телочек и бычков продавать будут?

— Да уж скоро. А чего только телок-то? Давайте бычков на мясо купим, они растут быстро, а мясо дают много.

— А давай! Я в Богемию вернусь, отправлю к вам Кера Стретера, вместе и поедете в Трун, Кер говорил там скот хороший продают, большой рынок.

— Это да. Животинка там отменная, но дорого!

— Нам только хорошее нужно, про плохое забудьте! Скупой платит дважды! — важно изрекла я, подняв указательный палец к небу, а эти заразы-подруженции захихикали, селяне тепло посмеивались. Весь пафос на смарку!

Глава 21

Все шло по плану. По возвращению в будущую столицу моих маленьких владений мы озадачили Кера планами на торфяники, тот обрадовался, что удастся сэкономить на угле. Никки написала отцу и тот выслал десяток подвод с опилками на болота для получения топлива на зиму. Так же Керу дали задание прикупить стадо в Труне, там же посмотреть прессы для торфяных горшочков, покупку которых одобрила леди Миранда, и целый караван с сахаром. Тот чесал в затылке, но сказал, что денег достаточно для такого вложения. Торф свой не дорогой будет, опять выгода. Прессы для торфяных горшочков окупятся за лето, в крайнем случае осенью, и дальше будет только прибыль. Староста в Больших Болотах мужик дельный, дело пойдет. Порадовался, что будет сыр и масло со сметаной, молочку он любил не меньше рыбы. Идея со своими лавками его порадовала, обещал приглядывать помещения для лавок во всех трех городах, в Гриноке, Стерлинге и Труне, Перт мы по-прежнему игнорировали. Потрясла его новость о холодильных каретах, это давало нам огромное преимущество пред другими хозяйствами. Твердые сыры были дороги и редкие, закваски для начала возьмем в Лурдиане, а там и сами разберемся что к чему. Оборудование для сыроварни обещал смотреть везде, но говорил, что есть у него чуйка, что снова в Лурдиане закупаться. Мы благословили его на поездку в Трун, и он поехал за старостой, а оттуда с его людьми и отправится. Перегонять стадо дело долгое и муторное. Недели на две мы его теряем.

Пришло письмо от управляющего моим рыбных хозяйством Грира. И я чуть не расплакалась. Оказывается, эта рыба нетта действительно жутко дорогая, но долго растет, зараза. Ей всего год и ждать нам ее взросления еще минимум два, а то и три года, зато она огромная по размерам, с нашего осетра. Тот спрашивал, что ему делать. Домой обратно отправляться? Ну уж нет! Мне хорошие управленцы нужны позарез, не разорваться же мне! Я написала ему, что пока следует организовать охрану озер, на всякий пожарный, а его я жду в Богемии. Пора приниматься за стройку и прораб мне нужен не меньше мастера копчения. Пока отстроимся, и рыба подрастет!

А ночью мне приснился сон. И нет, это был не король, а биологический отец Анни.

— Прости меня, девочка! Я очень виноват перед тобой, Анни, — каялся папаша. — Я умираю малышка, а наследника от Роззери так и не дождался. Хочу предать тебе свою силу, силу нашего рода. Это конечно не принято в Лурдиане. Ты ведь у меня девушка, но так я хоть как-то искуплю свою вину перед тобой. Денег я тебе не оставлю, дела наши плохи. Ты уж прости меня, старого, но наша родовая магия одна из сильнейших в Лурдиане, род у нас древний от самого первого короля. Тебе моя сила в Дальгоре пригодится. Будет легче жить, но и охотников на тебя найдется, да только и защитить ты себя сможешь. Ничего не бойся, родная! Я проведу ритуал, расстояние для родной крови не помеха. Как только я скажу тебе: "Все мое — твое!", ты просто ответь: «Все твое — мое!" и сила нашего рода перейдет к тебе. Роззи будет в ярости, но я хочу хоть как-то искупить свою вину перед тобой, детка. Будь счастлива! Я был плохим отцом, но надеюсь, что это тебе поможет выжить в суровых горах. Люблю тебя, родная! Будь счастлива, Анни! Все мое — твое!

— Спасибо отец! Я прощаю тебя! Все твое — мое!

Я проснулась рыдая навзрыд. Девчонки перепугались.

— Что Анни? Что случилось?

— Ты что так из-за рыбы расстроилась? Да наплюй, у тебя и так все отлично!

— Да какая рыба! У меня отец умер! — и я снова разрыдалась.

— Лорд Виндор умер?

— Как ты узнала?

— Сон, — ответила я.

Самая сообразительная из нас Стефи сразу врубила глушилку, Никки потащила меня умываться, а Софи бросилась готовить успокаивающий чай.

— Рассказывай! — попросили подружки, когда я смогла внятно говорить. Я рассказала все в мельчайших подробностях, сон я помнила дословно. У меня не было тайн от подруг детства, ставших мне ближе родной семьи в обоих мирах.

— Ну и делаааа! — протянула ошарашенная Стефи.

— Нужно срочно вызывать Дона! Он знает, как быть. С силой рода шутки плохи, ты ее приняла и что теперь с тобой будет я не знаю, — всполошилась Софи и срочно застрочила брату письмо в самых панических выражениях. По ее словам, я была при смерти и жить мне оставалось час максимум.

Перепуганный Дон явился практически немедленно, ни на шутку озабоченный барон Алекс с ним.

— Что случилось, детки? Что с Анни? — взволнованно спрашивал названный отец, один из трех правда. Было бы смешно, если бы не было так грустно. Девочка Анни потеряла одного отца, а я приобрела троих, да каких. Дон с беспокойством всматривался в мое зареванное лицо и у него расширялись глаза и открывался рот.

Мы врубили глушилку и мне снова пришлось пересказывать сон.

— Да уж, удружил тебе отец! Такая ответственность и сила огромная, — выдохнул Дон. — Как бы тебе не перегореть, подружка.

— Анни сильная, она справится! С ней Рич с детства занимался! Они даже медитировали вместе, правда Анни иногда спала, но не всегда! — заголосили подруги.

— Справится! А мы поможем! — поддержал подружек барон Кроули. — Случай это редкий, но не уникальный. Бывали у нас женщины маги, но как себя сила поведет, даже я предположить не могу. Иногда такие выверты бываю. Род Виндоров действительно древнейший, постарше Мейфордов будет. Магия у них уникальная, она как бы подстраивается под нужды владельца и его характер. Один из Виндоров был сильнейшим боевым магом, дугой гениальным алхимиком, что выйдет из тебя, посмотрим.

— Самой интересно. Главное выжить!

— Сила была отдана добровольно, так что о смерти речь не идет. Ты старшая наследница рода, это тоже многое значит. Младшая твоя сестричка не выжили бы, что бы там себе леди Роззери не придумывала. А ты сможешь и принять ее полностью и жить с ней припеваючи. А теперь никаких работ! Забираем тебя на озеро! Девочки справятся, а там спокойнее, Кер уехал, дом его в нашем распоряжении, мы с Доном поможем обуздать силу. Не трусь, детка, мы с тобой!

— А что было с женщинами магами?

— Да ничего с ними не было. Сила им эта была ни к чему, как родили первенцев и те подросли до нужного возраста, лет до пятнадцати, так и передали ему свою силу. Они все прекрасно вышли замуж. Одна даже королевой была. А ты хочешь? — спросил Дон.

— Быть королевой? Да сохрани меня от этого святая Анна! Мне и здесь хорошо. Если бы еще вы все поближе были, то вообще было бы прекрасно.

— Мы с Софи останемся с тобой на год. Я уже предупредил семью, что буду здесь тебе помогать, Софи тоже останется. Тебе пригодится ее помощь. Никки и Стефи на долго не отпустят, но может до сезона зимних балов и задержатся. Вы как девочки?

— Мы только за! Как же мы ее теперь бросим? — взволновались подружки.

— Скоро наши семьи прибудут на Серебряное озеро, нас навестить, посмотреть, как ты. Может наш отец и не сможет прибыть на долго, да и у Мейфорда забот много, но на пару недель останутся. А это еще два сильных мага. Справимся с твоей силой, не тушуйся.

— Спасибо вам! Думаете это все же правда?

— Я не думаю, я вижу, как у тебя меняется аура и расширяются магические каналы. Хорошо, что ты не изнеженная барышня, справишься, — подбодрил меня Дон.

Мы оставили Стефи за главную, а сами ушли порталом в домик Кера. Хорошо мой управляющий устроился. Мой дом тоже ничего, но огромный! Вот же Рич! Хотел как лучше, а получилось как всегда! Сила моя, по мнению опытных магов, усваивалась на удивление легко. Ночами меня бросало то в жар, то в холод, но со мной дежурили поочередно то Дон, то лорд Алекс и к утру я была в порядке. Большую часть для я проводила в медитации, найдя уютное место на берегу, Дон меня страховал, а барон спешно заканчивал стройку и уже написал графу и герцогу, что те могут собираться на новоселье. Написал, что дом пустой, пусть сами озаботятся о мебели для своих комнат. Он послал людей на закупку продуктов в Гринок, все же народу будет много. Слуг лорды привезут своих, поваров тоже. С бытом проблем не будет.

— Ты должна думать о том, что для тебя самое важно и магия построится под твои нужды, — объяснял мне Дон.

Это было для меня новость. Когда я слушала Ричи, то думала, что все силы универсальны или, как пишут в земном фэнтези разделяются на стихии и прочее, но в этом мире все было с подвывертом. Наверное, поэтому и не существовало общей школы, все слишком индивидуально.

— Больше всего я хочу защитить себя, свих близких и свои земли, — честно ответила я Дону.

— Ты решила стать боевым магом? — опешил друг.

— Нет, конечно, но защита это защита, а не нападение. Воевать ни с кем не собираюсь. Меня больше волнует безопасность. Как ни крути, а я все равно останусь одна в чужой стране. Не торчать же вам со мной тут вечно, — вздохнула я.

— Это другое дело. Еще что?

— Хорошо было бы уметь строить порталы и самой заряжать кристаллы это здорово бы облегчило мне и моим людям жизнь. Расстояния здесь большие. Благодаря вам у меня хорошие дороги, но все равно добираться в тот же Гринок два дня.

— Это очень здравая мысль. Ты и к нам сможешь приходить в любой момент. Еще что?

— Пока не знаю, — пожала плечами.

— Тогда за медитацию, твое подсознание само покажет, что для тебя важно, — решил Дон, и мы медитировали аж до ужина, пока нас не потащил в дом барон.

— Стройка закончена! Можно приглашать гостей! — заявил он через неделю.

— Отлично, скоро Кер вернется и мы заберем девочек сюда. А то мы только и делаем что работаем. Пусть хоть отдохнут нормально до конца лета. Всего-то полтора месяца осталось, — сказала я. Никки со Стефи вернутся в Лурдиану, зато Софи с Доном останутся. На целый год! Ура!

— Ну нашим дамам еще собраться нужно. Пока все платья отберут, пока драгоценности выберут, — заулыбался барон.

— Да куда здесь наряжаться-то? Рыбу очаровывать, так она еще маленькая, — хихикала я.

— Найдут куда! Как у тебя с медитацией и планами на свою магию?

— Анни хочет быть защитницей, открывать порталы и работать с кристаллами, это пока все, — отчитался Дон.

— Маловато для такой силы. Продолжай медитировать, может осенит еще, — посоветовал барон.

— Да что-то пока без озарений. Мерещится всякое. Сегодня весь день леса грезились, то сосновые, то дубовые. Фигня какая-то, — повинилась перед старшими товарищами.

— А вот и нет! — обрадовался Дон. — Твоя сила тебе намекает что ты хороший природный маг! Для тебя вырастить леса будет простой задачей. Не за один день, конечно, но ты же видела, как работают природников у леди Мейфорд в питомниках. Значит и тебе туда дорога. В природные маги, — порадовал дон, а я обрадовалась.

— Мне еще бы рыбу побыстрей вырастить и вообще отлично было бы! — размечталась я.

— Это уже другая магия, но кто знает, может и она откликнется, — рассудил барон Кроули. — Я этим часто пользуюсь, когда вывожу новую породу лошадей. Если такая сила проснется, я тебе покажу основы, и ты дальше сама сообразишь как ей пользоваться. Единого рецепта для всех нет, все очень индивидуально.

— Можно написать герцогине, чтобы прихватила с собой одного природника с той же целью. В теории магии Анни и так сильна. Ей только попрактиковаться, — решил Дон.

— Верно! Сейчас напишем, она не откажет, — согласился барон и после ужина засел в кабинете Кера за письма.

А через неделю мы встречали гостей. В сопровождении моего управляющего тянулся длинный караван из трех карет с гербами и более трех десятков подвод, груженных мебелью, посудой, люстрами и еще Бог знает чем. Похоже там были отрезы дорогих тканей на шторы, ковры и украшения для интерьера типа зеркал и ваз со статуэтками. Я ахнула от масштабов каравана. Из карет выскочили подруги и защебетали:

— Анни, представляешь, наши родители решили сделать тебе подарок и полностью обставить твой летний дом! Здорово, да?

— Дааа! — протянула я, наблюдая как толпы слуг разгружают телеги. Семьи моих подруг были всегда щедры ко мне, но такова размаха я не ожидала даже от них. Леди Мейфорд, Дормейн и Кроули выплыли мне на встречу и обняли как родную дочь.

— Миледи! Я так счастлива вас всех видеть! Милорды и вас тоже! Добро пожаловать на Серебряное озеро! Мой дом — ваш дом! — радостно встречала я родных для меня людей.

— Анни, детка! Мы счастливы тебя видеть, родная! Какой прекрасный дом! — любовалась баронесса, уже обнявшись с мужем.

— Наша мебель будет прекрасно в нем смотреться! И не вздумай отказываться! — строго предупредила герцогиня.

— Да он весь из дерева! Как оригинально! — радовалась графиня, проживающая всю жизнь в родовом замке из камня.

— Это лиственница! Не будет гнить, насекомым не по зубам и не горит! Отличный выбор, — хвалился барон.

— Барон Кроули, наше восхищение. Дом роскошный! — поддержали его мужчины оглядывая окрестности.

Вся толпа ввалилась внутрь и дом не уже не казался таким уж больших. Дамы отправились выбирать апартаменты, супруги прогуливались по пустым залам с каминами и другим комнатам, барон проводил экскурсию по моим владениям, которые я знала хуже него. Леди занялись обстановкой, гоняя слуг, повара отбыли на кухню. Аристократы прихватили с собой любимые продукты, фрукты и овощи, которых не было в Дальгоре. лорд Дормейн отправился в погреба понукая своих людей. Те заносили ящики с вином и напитками покрепче.

Вечером мы уже восседали в большой столовой всеми семействами кроме Рича, которого не удалось выцепить из его лаборатории. Повара постарались на славу. Давно мы с подружками такого не ели. Питались мы урывками или у деревенских в гостях или что-то быстренько готовили сами в своем таунхаусе, который мы общими усилиями потихоньку обставили. Простенько без изысков, а здесь просто дворцовая мебель, герцогиня постаралась. Фарфор опять же, не наша керамики. В бокалах играли красные и белые вина. Мы наслаждались десертами уже в малой гостиной у камина, который никто не разжигал, но привычка у всех осталась.

— Значит лорд Виндор передал родовую магию тебе? Кхм, король Альфред будет расстроен, — заговорил герцог.

— А кому бы он ее еще передал? Анни старшая наследница, — возразил Кроули.

— Ну есть один ритуал, — проговорил Дормейн. — Если нет наследников по мужской линии, то король может назначить приемника.

— Обойдется! — сказала я. — Я теперь подданная Дальгора, до меня здесь не доберутся, я под защитой короля Конрада, а добровольно силу своего рода я не отдам.

— И правильно! — поддержали меня леди почти хором. — В Лурдиане и так магов много, а тебе здесь сила понадобится. Это очень облегчает жизнь.

— Ну в общем-то да, но выйдя замуж ты будешь и так защищена. Дон говорил тебя это беспокоит в первую очередь?

— Да. Браслет от короля хорошо, но своя магия еще лучше. В самом крайнем случае всегда можно сбежать порталом. Я не воин, а девушка.

— И то верно! А какие еще предпосылки? Какие способности просыпаются? — спросил граф у сына.

— Скорее всего Анни будет еще и природным магом, — отчитался Дон.

— Это просто прекрасно! А я-то думала зачем он тебе тут понадобился? Как только будет ясно, я пришлю тебе учителя. Не волнуйся, детка, — обрадовалась герцогиня.

— Леди Миранда решила украсить твои окрестности. Завтра же будем гулять вдоль озера. За одно и травки рассмотрим, — порадовала меня Софи.

— Может еще шиповники найдем, — размечталась Стефи.

— Ваша светлость! — обратилась я к Мейфорду. — А что от принца Стюарта никаких новостей? Сны мне больше не снятся. Король так настаивал на этом браке и уже год тишина. Как-то обидно за Стефи, если честно.

— Ну почему же тишина? Переговоры идут полным ходом! — довольно заулыбался лорд Майкрофт.

— Что?! И вы молчали? — взвилась Стефи.

- А о чем пока говорить? Принц от тебя без ума. Как только мы с королем Конрадом придем к согласию, так и объявим о твоей помолвке.

— Вот еще! Я за Стюарта замуж не выйду! Без ума он! Вранье! Его просто брат заставляет! — разозлилась Стефи.

Да с чего ты взяла?! — возмутился отец такой выходкой родной кровиночки.

— Если бы я ему хотя бы нравилась, он бы нашел способ повидаться. Или хотя бы письмо прислал. Да хоть одну розочку! А от него год ни-че-го! Я ему не нужна! — разорялась подруга. Мы с ней были в целом согласны, но у родителей было другое мнение.

— Да кто бы пропустил его письма к тебе в монастырь?! Это же запрещено! И неприлично! — занялась воспитанием леди Миранда.

— А подарки тебе может дарить только жених, а ты детка еще не помолвлена, — укорила ее леди Дормейн.

— Я был категорически против его встреч с тобой без присутствия семьи, — припечатал герцог. — Вот теперь когда мы все здесь, то может и нанести нам визит. Анни против не будет, правда девочка?

— Ради счастья подруги потерплю этого нахала в нашем доме, — развеселилась я глядя на красную от смущения Стефи.

— Ну и когда нам ждать, величайшего визита? — хмыкнула Никки.

— Как обживемся немного. Через пару дней напишем. Король Конрад в курсе что мы все здесь. Не мог же он не знать о прибытии лурдианских дворян нашего статуса на свои земли? Мы его конечно известили, думаю его высочество Стюарт готовится к выезду для знакомства с семьей невесты в непринужденной обстановке, — решили родители Стефи, остальные предки их поддержали.

— А он один приедет или с королем? Это уже совсем другой прием нужно будет устраивать. За ним же пол дворца припрется! — перепугалась я.

— Визит не официальный, будет только принц, — успокоила меня герцогиня.

Два дня герцогиня изящно лазила по ближайшим холмам, прикидывая как облагородить мою территорию. Я попросила ее выбрать место для будущего сада из карликовых деревьев, она, заблестев глазами, снова ускакала в холмы, прихватив подруг. Мужчины торчали на новеньком пирсе с удочками, ловя и сразу же отпуская рыбешку, но вели счет кто поймает больше. Графиня Дормейн и баронесса Кроули доводили дом до ума, готовя его к прибытию принца и что бы мне в будущем не возиться. Обставили и мое крыло, оставили комнаты для высочества и его сопровождения. С ним прибудет всего лишь пяток дворян, дабы не привлекать внимания. Девчонки носились по дому и окрестностям как сайгаки. То помогали с обстановкой, то обсуждали что где посадить, а я медитировала то под присмотром Дона, то под присмотром названных отцов. Ночами я спала прекрасно, меня больше не лихорадило и мужской совет поставил что силу рода я приняла полностью.

Конечно, приезд принца путал мне все карты. Я бы лучше магией побольше позанималась с милордами или хозяйством. Это интереснее, чем пустые разговоры с дальгорскими лордами, которые начнут окучивать нас с Софи. Уж король не упустит шанса прибрать к рукам еще лурдианок. Но что не вытерпишь ради счастья любимой подруги. Софи жутко нервничала, но и вся светилась от предвкушения встречи с запавшим ей в сердце принцем.

Глава 22

Мы с Доном сбежали из общего дурдома аж на другой берег озера помедитировать в тишине и покое. Пришло письмо от принца, что он вот-вот прибудет порталом со свитой. Я спихнула должность хозяйки дома на герцогиню Миранду, в конце концов это к ней зять пребывает. Она не возражала, так как была выше статусом из всех дам, да и понимала, что именно от не зависит как пройдет встреча высокой делегации. В теории нас этому обучали в монастыре, но практиковаться мне было негде. Вот и посмотрю со стороны как это делают профессионалы. Графиня Дормейн так же была не против взглянуть на потенциальных женихов дочери. Она уже была наслышана как хорошо здесь относятся к лурдианским хозяйкам и даже писала нашим сёстрам в Дальгоре интересуясь что и как.

— Дон! Я смотрю твои родители вовсе не против сосватать Софи в Дальгор? — удивлялась я.

— А почему они должны быть против? У нас в Лурдиане свободных герцогов не осталось, а тут такой выбор, целых десять штук, — рассмеялся друг. — Она не успокоится, пока не переберет всех.

— Дааа? А я была уверена, что ваша семья будет против выпустить Софи из-под крыла, — продолжила я.

— Ну не прямо сейчас. Речь о замужестве не идет. Пока выберут жениха, пока помолвка, через пару лет и до свадьбы дойдет, — философски пожал плечами Дон.

— А что говорит лорд Майкрофт по поводу твоей дипломатической карьеры в Дальгоре?

— Он только за. Как раз через год наступит время смены состава нашего посольства и мое место освободится, так что расстанемся мы не на долго. И мое назначение еще больше укрепило матушку в мысли, что горный лорд отличная партия для дочурки Софи, — ухмылялся Донован.

— А знаешь! Я так рада! Надеюсь, Софи будет жить поблизости. Главное не Грэхем. О них очень дурные слухи. Нужно намекнуть миледи, что бы его кандидатура даже не рассматривалась.

— Мамуля в курсе, — успокоил меня друг.

— Могу дать подсказку. Софи страшно понравился Стерлинг, я имею в виду город. Ты же помнишь какой он уютный и зеленый. Я собираюсь продавать им кашпо и вазоны из формованного камня. Думаю, дело пойдет, они обожают маленькие деревца у входа в свои заведения. Мне Стерлинг тоже нравится, как и Гринок. Правда местных хозяев мы в глаза не видели, но мадам Эдме утверждала, что Стерлинг обожает темноволосых красавиц и Софи нацелилась на него, — хихикала я сдавая подругу с потрохами.

— Думаю маман устроит знакомство со всеми ближайшими соседями, а ее подруги ей помогут. Готовься Анни, про тебя они тоже не забудут и будут таскать тебя на все приемы, — в свою очередь сдал свою матушку друг.

— А работать когда?! У меня еще дел не впроворот! Да и магию я еще не освоила!

— Вот и осваивай! Не отвлекайся давай, за медитацию, — призвал меня к порядку мой гуру.

Я улеглась на травке поудобней и расслабилась, входя в транс, через какое-то время мы услышали шум, раздающийся от дома. По воде звук расходится быстро, а мы были прямо напротив, переплыв узкое место озера на лодке, которое под руководством барона смастерили мои умельцы по дереву.

— Ну что там опять такое? — недовольно проворчала я.

— Принц со свитой явился. Придётся возвращаться, Анни, — со вздохом объяснил суету Дон.

— Тьфу, ты! Я только расслабилась, ладно давай к лодке спускаться, — и мы пошли к воде с невысокого холмика, на котором валялись.

Перебрались мы быстро. Я выбрала для дома очень удачное место, в озеро выдавался круглый пологий мыс и озеро в этом месте было не широким, противоположный берег был как на ладони. Я уже поделилась идеей с леди Мирандой, что противоположный берег хочу засадить горными соснами, между них раскидать цветущие азалии и рододендроны и засадить пологие берега разноцветной эрикой. Ее привели в восторг местные стелящиеся породы можжевельников голубых оттенков, и она одобрила мой план. Мы даже написали Жустинианне о готовности приобрести посадочный материал для леса, она ответила, что к весне все будет готово. Сосны с красной корой и темно зеленой хвоей, дубы для бочек и мебели и лиственные растения, которые были хороши в первую очередь для копчения, древесина у них была так себе.

— Это прекрасно детка. Когда ты освоишь природную магию тебе не нужно будет ждать десятилетиями, пока лес вырастет, лет за пять справишься и то не торопясь. На свободные деньги можно будет пригласить на лето несколько магов-природников из Лурдианы, чтобы ускорить процесс и помочь тебе с посадками. Все же леса это не сад, который мы наметили. С садом ты и сама справишься, а леса это большие площади, одной будет долго, какой сильной ты бы не была.

— Я совершенно с вами согласна, миледи. Я скажу Керу чтобы отложил деньги на магов. Лес нам жизненно необходим, — соглашалась я с Мирандой.

Мы вышли на пирсе у дома и отправились переодеваться. Принца и его друзей уже разместили. Нас ожидал торжественный обед. Мы с девочками принарядились, с платьями у нас проблем не было, хитрые родственницы навезли нам нарядов, зная о предстоящих смотринах. Стефи выглядела великолепно, ну и мы тоже ничего. Такой нарядной стайкой мы и выплыли к обеду. Все, кроме меня были уже представлены друг другу. "Два блондина и три брюнета на любой вкус", — хихикали подруги. Я была знакома только с принцем. Гости, увидев лурдианских невест во всей красе приосанились и начали представляться уже мне.

— Лорд Бернард Гамильтон, — представился блондин с золотистым отливом.

— Лорд Алпин Вестон, — второй блондин, платиновый.

— Лорд Гевин Грэхем, — брюнет с тяжелым неприятным взглядом темных глаз смотрел на меня как на добычу, я с трудом удержала лицо.

— Лорд Дермид Кемпбел, — еще один брюнет с голубыми глазами.

— Лорд Росс Форбес, — снова брюнет с серыми глазами.

Соседей среди них, кроме Грэхема, которому мы были не рады, не было. И чего принц пригласил сюда этого противного типа? А смотрит на меня так, будто я у него уже в кармане, мерзавец.

— Ну а я с леди Анни уже знаком, — приветливо заулыбался принц, все же улыбка у него хорошая.

Обед прошел в теплой атмосфере, почти дружеской, если бы не липкие взгляды Грэхема, от которых захотелось помыться. Девчонки стойко держали лицо, но иногда бросали на меня обеспокоенные взгляды. Когда мы уже расселись в парадной гостиной, Дон незаметно пожал мне руку в знак поддержки, я мило ему улыбнулась.

— Прекрасный дом, очень оригинально. У нас не строят дома из дерева. Слишком накладно, — вступил в разговор Грэхем. С трудом прикусила язык, я ведь теперь аристократка, но так и хотелось сказать, твое какое собачье дело, не за твои деньги строила жлоб. Но меня опередил барон Кроули.

— Вообще-то это и для Лурдианы редкость, но Анни всегда была оригинальна. Ее выбор дерева очень продуман. Лиственница не многим уступает дубу по крепости, а на озере, рядом с водой и превосходит его по свойствам. Вам, наверное, известно, что она не подвержена гниению. Дом легкий, но прочный, да и магией мы его укрепили, несмотря на изящный вид, можно сказать, что это маленькая крепость, — вступился за свое детище Кроули, убивший почти два лета на эту махину.

— Очень необычная черепица, — вступил в разговор лорд Кемпбел. — Где покупали? Я бы тоже приобрёл такую для своего замка.

— Это работа моей мастерской в Богемии. Сделана специально для моего дома. Очень дорогой строительный материал получился, но, если цена вас устроит, я прикажу начать изготовление. Можно даже выбрать цвет, — вежливо ответила я.

— У леди Анни прекрасная стекольная и гончарная мастерские, — похвалил меня принц и переключился на будущую невесту. — Леди Стефания, а вам нравится этот дом?

Стефи изогнула бровь. Он что, думает она скажет: "Нет не нравится! Он ужасен, я хочу во дворце жить!"

— Конечно нравится. Эта летняя резиденция прекрасна. Вид на озеро великолепен и станет еще лучше, когда следующей весной Анни засадит берега соснами. Это будет красивейшее место в Дальгоре, я в этом уверена. Мы с семьей намереваемся гостить здесь регулярно, надеюсь Его Величество Конрад не будет возражать. Ведь Анни член нашей семьи, — обозначила свою позицию верная подруга. И ведь ни словом не соврала, дом ей вправду очень нравился, особенно когда обзавелся мебелью и вообще приличным интерьером.

— Может вы хотите и себе такой же? — с улыбкой спросил Росс Форбес.

— Нам здесь не тесно, резиденция просторная. Но я уверена, что, если я захочу поселиться рядом и отстроить себе такой же, Анни не будет возражать, — парировала Стефи.

— Я буду только рада, дорогя сестра, но ты права. Дом большой и нам здесь вполне комфортно, — поддержала я Стефи.

— Вы намерены высаживать леса? — поднял бровь противный Грэхем.

— Да, а что тут особенного? Леса у меня мало, пусть себе растет. И красиво и польза на будущее.

— Леса в Дальгоре растут гораздо медленнее чем в Лурдиане, леди Анни, — предупредил меня принц, как будто я не знаю. Странно, что они не заметили изменения в моей ауре, может не видят? Было бы прекрасно, если бы моя родовая магия оставалась секретом подольше!

— А я никуда и не тороплюсь. Мне нравится Дальгор, нравятся мои земли, так почему бы не сделать их не только богатыми, но еще и красивыми? — принцу мой ответ понравился.

— Леди Анни, я знаю, что ваши люди возят свой товар в Гринок и Стерлинг, но почему-то обходят стороной Перт. За что такая немилость? — со змеиной улыбкой спросил Грэхем.

— Наши товары не по карману жителям Перта, — глядя прямо в глаза без единой эмоции ответила лорду. — В первый раз мы приезжали туда с караваном и результат торговли мне не понравился. Я не могу позволить себе торговать в убыток. Моим людям нужны деньги и мне тоже, чтобы выиграть испытания.

Грэхема едва заметно перекосило, крыть ему было нечем и я поняла, что с завтрашнего дня начну тренировать защиту.

— Ну почему бы и не сделать скидку соседям, — мягко пожурил меня принц, миротворец липовый.

— Если только лорд Грэхем предложит что-то интересное и со тоже скидкой взамен, — пожала я плечами с таким видом, что всем стало понятно — ничего интересного мне Грэхем предложить не может в принципе.

— Кхм, а не прогуляться ли нам по окрестностям? — предложил принц.

— Может рыбалка, Ваше Высочество? — оживился барон Кроули и другие мужчины.

— Почему бы и нет? — пожал плечами высочество и мужчины удалились дружной толпой, мы выдохнули.

— Вы были правы девочки, лорд Грэхем пренеприятный тип, — выдала вердикт герцогиня Миранда, когда лорды вышли на пирс. — Вам следует держаться от него подальше, особенно тебе Анни.

— Я и держусь. Мы в Перт не ездим. Не знаю зачем его принц сюда пригласил, друзьями они не выглядят, — успокоила я старших леди.

— Я так поняла из писем Даниэллы, что он какой-то дальний родственник короля. Видимо принцу Стюарту пришлось его взять с собой. Политика, — вздохнула леди Дормейн.

— Поэтому я ее терпеть не могу! Бедная Стефи, а ведь у тебя таких будет полный дворец, ну половина так уж точно! Неизвестно, что там еще за дамочки в Абердине, — посочувствовала я подруге, та скривилась.

— Я сама буду набирать себе свиту из фрейлин. Кого попало не возьму. Даже немного жаль, что ты так привязалась к своим землям, но может будешь приезжать хотя бы на зиму? Купим тебе дом в столице или я тебе выделю апартаменты во дворце поближе к своим, это еще лучше, — попросила Стефи.

— Ну может года через два, когда здесь все наладится и буду перебираться к тебе поближе зимой, — обнадежила я подругу. — Свадьба ведь не скоро?

— Принц привез на подпись все документы. Еще до ужина Майкрофт их подпишет, он уже все изучил, условия нас утраивают. Пункт о назначении фрейлин лично Стефи указан особо. Дату свадьбы обговорим, а помолвка будет осенью в Лурдиане в нашем родовом замке. Ты ведь приедешь? — спросила герцогиня Миранда.

— Конечно! Разве я пропущу такое событие! — заверила я, Стефи и подруги расцвели.

— Будет прекрасно. Мы дадим несколько балов, за платья не волнуйся, я закажу сразу Стефи и тебе, — радовалась леди Миранда.

— Нужно нанести визиты вежливости соседям. Я так поняла, что лорда Стерлинга и лорда Гринока среди гостей нет, — резюмировал графиня, искоса поглядывая на дочь, Софи лишь кивнула.

— Анни, тебе непременно нужно познакомиться с соседями и по возможности подружиться. Лорд Грэхем исключение, неприятный тип и не вызывает доверия, — повела плечами баронесса.

— Да я не против. Дружеские связи это прекрасно, — согласилась я уже поняв, что мне от визитов не отвертеться и уже дни считала когда отсюда свалит высочество со своей компашкой.

Рыбная ловля шла очень оригинально. Мужчины сидели на террасе около воды на мягких подушках в плетеных креслах и попивали что-то из бокалов для крепкого алкоголя. Рыбаки! Я вспомнила старый анекдот про рыбалку и рассказала его дамам. На фразе: "Да что там уметь, наливай да пей!", леди разразились смехом.

Так прошла неделя, визит принца подходил к концу, все документы были подписаны и Стефи сияла, получая милые подарки от жениха. Остальные лорды увивались за нами, но не видя особой заинтересованности не наглели. Софи присматривалась к блондинам, но авансов не давала, собираясь прежде взглянуть на владетеля Стерлинга, да и на остальных горных лордов. Я ее успокоила, что не обязательно зацикливаться на Стерлинге, я научусь делать порталы и расстояния нам будут не помеха.

Я мысленно перекрестилась, когда женишки отвалили и всерьез взялась за освоение магии. Лорд Мейфорд натаскивал меня на построение порталов, Дон научил работать с кристаллами, это было самым легким для меня. Родовая магия ластилась ко мне как кошка и легко отзывалась на мои желания. Я, наконец, поняла, почему здесь нет академий. Все действительно было слишком индивидуально. Были основные схемы и пассы, а потом начиналось творчество, далее все зависело от фантазии и желания мага. Как себе представляешь процесс так он и идет. Порталы я себе представляла в виде жидкого стекла, через которое просто нужно пройти и уже через неделю легко переходила на другой берег озера. На лодке мы катались для удовольствия, Дон катал нас время от времени и сказал, что чувствует себя извозчиком. Мы над ним посмеивались, но по-прежнему приставали с просьбами покататься. Купаться здесь было не принято, но я собиралась оборудовать себе и подругам купальню со временем, а когда буду одна можно и с пирса понырять. Плавала я хорошо, умение передалось мне из моей прежней жизни.

Работать с кристаллами оказалось еще легче. Нужно было просто взять в руки кусок кварца и под действием магии он менял форму и структуру, подстраиваясь под нужные мне свойства. Осветительные кристаллы у меня получались особенно хорошо, куски кварца валялись на берегу ручья, впадающего в озеро. Мы с Дони набрали целый мешок для моих тренировок. Дон спросил, можно ли ему набрать их себе домой для личных нужд.

— Да хоть телегу набирай. Видишь сколько его тут? На всех хватит! — щедро предложила я, радуясь, что теперь мои мастера не дадут работать под неверным светом масляных ламп.

Следующим этапом я освоила кристаллы, на которых работала все оборудование, производимое в Лурдиане. Я была счастлива, ручной труд на стекольне и красильне приказал долго жить. Мартин и Шон будут рады. Прессы изготовленные в Дальгоре были ручными, но как разбогатею обязательно приобрету более продвинутую версию

— Знаешь, Дон. Я никак не пойму почему дальгорцы делают такое отсталое оборудование. Если ничего не могут придумать, купили бы патент в Лурдиане. Что здесь такого страшного?

— Да просто дальгорцы не умеют работать с кристаллами вот и все. Они покупают их у нас, а наполнить их магией вполне способны, подзарядить, так сказать. Представляешь перспективы? Ты на кристаллах можешь сделать себе состояние, кварца у тебя в избытке.

— Но почему? Что здесь сложного? Я же научилась, а маг я без году неделя.

— Думаю у них просто другая магия. Какая не знаю, это большой секрет Дальгора. Узнаешь, буду признателен если расскажешь, — улыбнулся Дон.

— Эй, я не шпион! Даже если узнаю не смогу сказать. После прохождения испытания мне придется присягнуть на верность королю Дальгора. А за измену здесь казнь! — одернула я друга.

— Да я пошутил. Время придет все равно все станет известно. Ни одну тайну невозможно хранить вечно, — спокойно ответил друг.

— Не понимаю зачем вообще из этого делать тайну. Лурдианцы свои способности не скрывают и прекрасно живут, а эти все в тайнах и живут хуже нас. Где логика? — покачала я головой заряжая очередной кристалл для стекольной мастерской. — Ну вот, полный комплект, можно открывать портал в Богемию и отдать их Мартину. Подстрахуешь? Я так далеко еще не переходила своим порталом.

— Давай, подруга! Я рядом, действуй как я тебя учил, — потирал руки Дон, ему очень нравились темпы моего роста как мага. — Никогда не видел, что бы так быстро учились.

— Это потому, что мне все детство Рич лекции читал, ты же знаешь как нам в монастыре тренируют память? — Дон кивнул, и я начала строить портал в Богемию в свою комнату.

Через пару минут мы уже выходили их таунхауса и шли к мастерской.

— Ура! Получилось! — верещала я бросившись на шею другу.

— Отлично, Анни! Осталось освоить хождение по координатам и для тебя не будет препятствий.

— А где их брать? Координаты эти. Помню сюда мне их выдал король.

— Должен быть королевский реестр с привязками к выходу. Не все будут рады если ты заявишься к ним в спальню, например. Свои координаты выхода мы тебе дадим, а координаты Дальгора придется просить у короля или принца. Думаю, принц тебе точно не откажет. Он же оставил тебе адрес своей почтовой шкатулки?

— Да, оставил. Просил его не забывать, писать и так далее. Другие лорды тоже. Не плохие, в сущности, мужчины, но у меня пока голова другим забита. Не до женихов мне, сам понимаешь. А ты когда женишься? Странно что Софи собираются сватать, а ты даже не помолвлен. Вон ты у нас какой красавец!

— Да что-то не хочу пока связывать себя ни с кем. Может позже, — пожал плечами Дон.

— Может Стефи тебе свою фрейлину подберет? — подколола я друга, входя в мастерскую и ища глазами Мартина.

— Вот еще! Они никудышние хозяйки, она же мне все поместье развалит, — фыркнул Дон.

— Мартин! Здравствуй! А я подарками! Смотри что у меня есть!

— День добрый миледи! Оооо! Кристаллы!!! Наконец-то! Ух мы теперь развернемся! — чуть не запрыгал мастер.

— А это для освещения, нечего в темноте сидеть! — продолжала радовать я своего приятеля.

— Леди, а как со стройкой? Когда начнем? К зиме хотелось бы заселиться. Многие спрашивают.

— Сегодня же и займусь, — успокоила я мастера. — Удачи! Я на тебя надеюсь.

— Всегда готов! — ответил рыжий Мартин, пионер блин.

Я построила портал прямо на террасу перед домом и нас встретили аплодисментами, мы с Доном шутливо раскланялись.

— Где были, — с любопытством пристала к нам Софи.

— В Богемии, относили кристаллы Мартину. Для станков и освещения стекольных цехов, — ответил сестре Дон.

— Здорово! Какие новости? — это уже Никки.

— Мартин просит дом, другие тоже. Дон, а как там твои подопечные? Нам камень нужен! Точно! Мне нужно освоить строительство! Лорд Алекс, научите управляться с фундаментами, а Дон с камнем поможет для стен.

— И вправду, что-то мы засиделись без дела! Девочки, тащите-ка ваши проекты с чертежами. Сейчас прикинем что почем. Камень свой, рассчитываем себестоимость, это декокт Ричи по размягчению камней плюс рабочие руки. Стефи уже мчалась с большой папкой. — Так-так! Очень красиво. Дорогие проекты тебе Роджер подсунул.

— Зато красивые. У меня ведь не только камень свой, но и стекло, черепица и кирпич! Получится не дорого, поэтому я и готова отдавать их в рассрочку на десять лет для своих людей. Я им сказала, что это треть стоимости. Но ведь стоимость и себестоимость разные вещи, — фыркнула я.

— И правильно, пусть не распускаются. Будет стимул работать еще лучше, — похвалил меня герцог, уже взявшись за расчеты самого большого коттеджа.

Такой я и собиралась построить себе. Мне нужны были гостевые комнаты для подруг и просторные помещения для своих лабораторий. Это было основными критериями. Мы засели за расчеты, барон время от времени пояснял нюансы.

— Анни, с подвалами тут не получится, сплошной камень. Или ты собираешь прорубать его магией. Детка, не советую, лучше предусмотреть кладовые около кухни, мы слегка подправим проекты. Эх, вспомню молодость, — улыбался барон.

— Нам бы еще грамотно вписать поселок в ландшафт, у меня же сплошные холмы, хоть и пологие, придется делать террасированную застройку, а это тоже затраты, лестницы между террасами, дороги нужно будет замостить между домов, фонари поставить. Я теперь могу сама кристаллы для освещения улиц делать, экономия на масле будет, зимы здесь темные. Нужно предусмотреть газоны и озеленение, кашпо из камня наделаем, но я очень рассчитываю на карликовые сады от леди Миранды, — делилась я планами, все меня поддержали мол строить так строить, хватит этих хибар, мимо которых проезжали лурдианцы.

Следующим утром мы с подругами и мужчины вышли у Богемии прикидывая, где начинать стройку. Чтобы и до мастерских недалеко было и место было подходящим для наших планов. Барон сразу указал на самый выигрышный вариант, мне понравилось, осталось переработать проекты под местные реалии и можно начинать. Впрочем, начинать можно и сейчас, хоты бы огородив место стройки разметив колышками будущие коттеджи. Лорд Кроули сказал, что нужны длинные измерительные ленты, а еще нужнее точная топографическая карта моих земель с указаниями высот холмов, что можно взять во дворцовой канцелярии. Пришлось писать принцу.

Я просила прощение за беспокойство и сетовала на то, что выданная мне карта не удовлетворяет моим нуждам. Так как я собираюсь начинать строительство поселка, а потом и перестройку других деревень…. Ну и так далее. Вечером я уже получила подробную карту с точными замерами высоты каждого холмика. Молоток принц, уважаю. Мы засела за планировку поселка. Подруги не могли остаться в стороне и начали делать огромный макет, леди им помогали, развлечение не хуже вышивки. Древесина была мягкой, Дон притащил из Лурдианы маленькие станочки для дерева специально для таких игрушек и дамы принялись за дело, сверяя размеры с проектами. Размер был 1:20 и домики были совсем не маленькими, зато было прекрасно видно внутреннюю планировку в больших окнах. Мои гончары принялись за черепицу, Кер привез для нее еще пять станков и еще четыре валика для раскатки глины. Дон сходил порталом к каменщикам и доложил, что на три коттеджа камней они уже наделали, а для стройки готовы были работать круглосуточно, взяв в бригаду еще людей. Кер просил, может еще прессов подкупить, теперь не нужно покупать уголь для стекольной мастерской и у нас образовались свободные деньги. Я согласилась, была у меня внутренняя уверенность, что после Богемии мы примемся за Морену, там Эрика захочет новые дома и остальные подтянуться. Кер укатил за прессами, проекты были доработаны, план "Новой Богемии" готов, и мы начали стройку первого городка на моих землях.

Глава 23

Богемия гудела как рой растревоженных пчел. Началось строительство. Мой дом был самым большим и красовался на верхушке пологого холма, половину первого этажа занимали лаборатории и мастерские для меня лично, а половину второго гостевые спальни для подруг и друзей, вдруг зимой хоть на денек приедут. Предполагалась и просторная жилая мансарда, как ей распорядиться я еще не придумала, но озадачила барона Кроули мансардными окнами. Тот поднял брови, это было что-то новое даже для Лурдианы. Идея его увлекла, и он переделал чертеж крыши с учетом новшества. Территория вокруг дома для сада тоже была большой, хозяйка я или кто? Мне нужна была еще конюшня с сенником, необходимость в карете отпала, спасибо магии, но ездить верхом я любила. Лорд Кроули готовил мне лошадку в подарок, об этом проболталась Никки. Другую живность я держать не собиралась, кроме пары собак, которых она сама выбрала для меня в Эрике. Что бы не ломать голову с именами назвала их Чук и Гек, в память о земной детской книжке. Щенки были прелестны, и старшие леди вовсю забавлялись с милахами, пока мы вспахивали на стройке.

Никки усвистела в мыловарню проконтролировать учеников, Стефи ушла в стеклодувню ваять зверят для ярмарки в Гриноке, а Софи к гончарам, проверить как там дела с аромалампами и посмотреть на новые прессы для черепицы. Цех для росписи посуды опять был занят гончарами, прямо хоть еще один достраивай, впрочем, так и надо сделать. Строить еще долго и много. Для черепичных работ пристрою отдельную мастерскую, нужна печь для обжига черепицы, одна, которая для посуды, уже не справляется. Цех для росписи я все равно хотела оставить для художников, такой светлый и уютный, еще и кристаллами освещу и вообще, как бальный зал будет. Обучение росписи пока откладывалось, но зимой может займусь, когда закончу со своим коттеджем.

Дела у меня и так шли отлично, стекольная мастерская и гончарня уже давали чистую прибыль. Красильня окупится быстро, сами ткани уйдут в лёт, да еще и краску можно продавать в другие красильни. Конечно, самые интересные краски я продавать на сторону не намерена, а простые запросто. Мыловарня тоже радовала, я собиралась и ее перевести на кристаллы и осветить по-человечески. В Гриноке нужно будет купить хороший лён и исполнить свое обещание матери настоятельнице Эстер, отправив подарок в монастырь.

Ко мне обратился Кер с просьбой от старосты Большого Болота. Мол коровок пригнали, а как же коровник? К зиме нужен большой коровник для деревенского стада. Я разрешила рубить лес рядом с селом. Сосны там были так себе, кривоваты, строевой лес для домов фиговый, а для коровника сойдет, а им и опилки пригодятся для торфяных брикетов. Заодно пусть Кер выберет деревья для оконных рам и дверей на коттеджи и озадачит мастеров, что строили нам с ним дома их изготовлением, ну и брус на стропила само собой. И люди заработают и нам выгода. Мужички обрадовались новому заработку и принялись за дело, мечтая и себе такие домики отстроить. Бог в помощь! Но паркетные доски для себя я собиралась брать в хорошей мастерской в Гриноке. Цена не дешевая, но мне по карману, если другие хотят мы им тоже привезем, не бесплатно, конечно. А так в комплекте шла каменная плитка на кухне и в ванной и деревянная доска на пол, правда хорошего качества. Захотят переделать или сделать ремонт, то уже сами.

У нас были готовы фундаменты под первые пять коттеджей, мой и под ним, на линию ниже, еще четыре. Мартин со своим другом подмастерьем и Фергус сразу их застолбили. Приехал Кер и, почесав в затылке, забрал себе четвертый, согласившись, что с озера в Богемию не наездишься. Я-то могла туда теперь и порталом ходить, но что мне там одной делать? Да и Дон с Софи тоже хотели жить зиму в деревне, а не на выселках, каким бы прекрасным дом на озере ни был. Я сказала, что совершенно с ними согласна, дом строю большой и втроем нам места хватит. Леди Дормейн сразу же решила оставить нам пару служанок и повара, мы не возражали, комнаты для прислуги предусмотрены проектом, жалование им я платить уже в состоянии, но лорд настоял, что оплатит жалование своим людям сам. У нас на зиму были грандиозные планы и торчать у плиты нам было просто некогда, до кровати бы доползти.

И вот когда я до нее, наконец, доползла, уяснив все тонкости строительства высокого фундамента, зимой здесь все же снег, мне снова приснился сон. А я уж было расслабилась.

— Я смотрю ты доволен, братец? Невеста тебе явно по вкусу! — ухмылялся король Конрад.

— Очень по вкусу, я даже выставил Моррен из спальни, видеть ее не могу. Как Стефи представлю и все как отрубает, — пожаловался принц.

— Все с тобой ясно. А как другие девочки? Леди Николетта просватана за младшего Мейфорда, но Дормейн и Виндор свободны. Как там твои друзья, не оплошали?

— Оплошали, — ухмыльнулся принц а король выгнул вопросительно смоляную бровь. — Девушки были приветливы и предельно вежливы, но не было и намека на симпатию. А вот Грэхема невзлюбило все семейство, то есть все три. У лурдианцев просто нюх на мерзавцев, — радовался Стюарт.

— Пришлось отправлять его с тобой, он сам навязался. Не хотелось обострять и так шаткий мир с их кланом. А что же остальные? Ты же отобрал в сопровождение красавцев, можно сказать, на любой дамский каприз.

— Даже не знаю в чем дело, ребята старались. Девушки им и впрямь понравились, хоть завтра на обряд, они действительно красивы. Утонченные аристократки с идеальными манерами и, главное, все как одна выпускницы монастырской школы и лучшие подруги моей невесты. А она будущая принцесса. Может поэтому носики воротили? Хотят взглянуть на весь ассортимент, как выражается леди Анни. У нее, похоже голова вообще своим забита. Ей явно не до женихов. Она открыла отличную красильню и мыловарню. Мы туда заехали и, хочу сказать, что малышка Анни не скупится, вкладываясь в оборудование. Такой красильни у нас точно нет. И краски уникальные, моя Стефи разрабатывала, у них целый альбом цветов и оттенков с образцами выкрашенной краской ткани. Мои дружки уже сделали себе заказы у Анни на стекло и ткани заодно. Братец моей Стефи гениальный алхимик и по просьбе леди Виндор разработал прекрасный закрепитель для окрашенных тканей. Они у нее не линяют и не выгорают, так сказал ее мастер Шон, вроде бы.

— Н-даааа… Я так понимаю, что испытание она уже фактичекски прошла. А почему не подает прошение и передачи земель ей в полное владение? Я бы ей еще землицы подкинул, раз она такая ушлая.

— Поэтому и не подает, что ушлая. У нее большие планы на эти земли и что самое главное, она эти земли действительно любит и дальгорцы ей нравятся. Те это чувствуют и преданны ей полностью. Ты бы видел одну интересную доску под стеклом, прямо у входа в мастерскую, мы аж залюбовались. Она такие дома своим людям строить собралась, что у нас в Абердине таких нет. Лурдианские эскизы, но я так понял, что у нее все чертежи в наличии и стройка вот-вот начнется. Так зачем ей сейчас распылять силы? Она явно еще что-то задумала, но не признается, поганка мелкая. Ну а подруги ее конечно не выдадут, у них сестринство такое, что не дай Бог кто сестру обидит. Они вовсю переписываются с нашили леди-хозяйками доменов. Про рыбу знаешь?

— Какую? Что-то я уже подзабыл что за рыба.

— Леди Даниэлла ей прислала нетту в озера, а их у нее пять. В долг, но леди Анни с ней уже расплатилась стеклом. И оконным и посудой. Леди Жустиниана готовит ей саженцы для высадки молодого леса. Дуб и сосну тех пород, которых на ее землях нет. Так что, в перспективе этот маленький клочок бросовой земли, как мы ее считали, станет одним из богатейших. Может земли она и возьмет, но точно уже не абы что, а с дальним прицелом. Продуманная девица. Впрочем, они все такие из монастыря святой Анны.

— А знаешь, братец, я пойду этой девочке навстречу! Так как она, никто не справится с окрестными землями. Пусть выбирает, главное, чтобы граница была общей хотя бы на ширину дороги! Эх! Нам бы еще Софи Дормейн здесь оставить!

— А теперь хорошая новость! Дормейны вовсе не против отдать свою лучшую дочь за одного из владетелей домена. НО! Только за того, кто ей понравится, и чтобы обязательно взаимно! Приданое дают отличное, да она и сама сокровище. Более романтична чем леди Анни, но тоже умница редкостная. Кстати, они с братцем остаются в помощь подруге на целый год. С нас приглашения на все балы, пусть девушка выберет, она как-то болтала как ей понравился город Стерлинг и какой отвратительный Перт. Мол жители нищие, озлобленные, не то что в милом зеленом Стерлинге.

— Вот как? — радостно осклабился король. — Значит лорд Стерлинг первая кандидатура. Прекрасно, просто прекрасно! И ее подруга Анни рядом! Просто отлично!

— Знаешь брат, нужно что-то делать с Грэхемами. Мы специально доехали до Перта, так вот подруги моей Стефи ни словом не солгали. На фоне того же Гринока это просто унылая тюрьма. Что-то надо делать!

— Что делать, что делать? Не знаю я что делать! Будь моя воля, я бы Перт со всеми окрестностями леди Анни подарил на веки вечные. Уж она бы придумала как устроить лучшую жизнь жителям и казну пополнить, но не могу. Все эти наши законы! Нужно их менять, но не могу я развязать войну кланов! Мы только жить нормально начинаем!

— Я все понимаю, брат! Мы обязательно что-нибудь придумаем, — пожал руку Стюард Конраду.

И тут я проснулась от того, что Чук и Гек запрыгнули ко мне в кровать и теперь скакали по мне, требуя прогулку.

— Уууу! На самом интересном месте! Поганцы! — и я выставила мелких нахалов в коридор, где их подхватили служанки и потащили на улицу гулять.

За завтраком расположились все три семейства. Завтракали мы на огромной открытой террасе перед домом, доходящей до самого озера. Я намекнула подругам на новый сон. Те шустро доели и мы, прихватив Дона, ушли порталом в наш таунхаус в Богемии и врубили глушилку.

— Ну?! Что там тебе приснилось? Говори уже, сил нет терпеть! — теребили меня подруги.

— Рассказываю! — хищно улыбнулась я. И во всех подробностях пересказала все слово в слово.

— Значит, Грэхемов не любит и сам Стюард с братом. Это радует, — просветлела Стефи. — Я уж боясь, что мне этого скорпиона и дальше во дворце терпеть.

— Война кланов говоришь? Это важно. Нужно лорду Мейфорду сказать. Анни, а ты все-таки шпион! — заржал верный друг. — Да ты всем шпионам шпион! Такая информация бесценная и главное уже ясно, что совершенно точная, можно сказать из первых рук, от самого агента Конрада, — загибался от смеха Дон.

— Да тьфу на тебя! Я же по дружбе! Это нас с девочками касается, нам здесь жить, а тебе работать. А ты мне — шпион! — надулась я.

— Да не обижайся ты! Это действительно важно для нас всех. Но лорд Мейфорд отец Стефи и дипломат. Ему лучше знать такие нюансы. Эх, а договор о браке уж подписали! — хлопнул себя по лбу Дон и рванул к начальству по будущей дипслужбе.

Мы только плечами пожали, в чем-то Дон был прав, но нам здесь жить, всем кроме Никки. Софи радовалась, что теперь будет шастать по балам и меня с Доном с собой потащит. Я кривилась, танцы здесь дурацкие. Два притопа, три прихлопа, как в яслях, ей-богу. Но от королевского предложения не отказываются и раз уж король мне благоволит, придется помирать там от скуки и прятаться от женихов.

— Все-таки, ты с приветом, как ты говоришь. Ее на королевские балы собираются приглашать, а она скисла как простокваша.

— Да что там может быть хорошего? Пойдемте лучше на стройку взглянем, это гораздо интереснее, — потащила подруг на улицу.

Те покрутили пальцами у виска и пошли все в стеклодувню развлекаться со стеклянными зверюшками для ярмарки. Никки уже поручила своей любимой ученице Линдси разливать эфирное масло мяты по бутылочкам из темного стекла и торжественно вручила ей станочек с заготовками для пробок, та, прижимая его к сердцу и ушла гордая важным заданием. Другие девушки сели за новый вариант упаковок из картона. "Два в одном", так я их назвала. Это просто коробочка с двумя отделениями, в большом аромалампами, в другом флакон с маслом. Штампы "Богемия" на всех местах: и на лампе, и на пузырьке, и на коробке. Аромалампы были очень красивыми, Софи постаралась и ребят научила, да и наша ярко красная глазурь делала выигрышным любое изделие.

Я прискакала на стройку, барон был уже здесь, тыкая пальцем с баронской печаткой в чертеж перед носом Грира, тот кивал головой. Я уставилась на барона с вопросом во все лицо, тот успокаивающе кивнул. Я уже научилась работать с фундаментом, общими усилиями трех магов, включая меня, основа для моего дома была готова.

— Грир не справляется? — прямо спросила барона.

— Почему? Все хорошо у него с сообразительностью. Но стройка не коптильня. Я, конечно, объясняю ему попутно что куда, но лучше бы нанять профессионала. Строительства у тебя будет много, думаю и Богемия твоя будет разрастаться и другие деревни за ними потянутся.

— Да где ж его взять-то? Да и Грира куда девать? Я ему зарплату плачу, не дарить же ему деньги.

— Можешь сама следить за стройкой каждого коттеджа. Пока их у тебя пять, я и Дон тоже здесь. Проблем нет, но на будущее нужен будет такой человек.

— На будущее и найду, но не теперь. Стройка-то не такая уж и большая десяток коттеджей и два ряда таунхаусов. Больше до зимы все равно не успеем.

— А почему зимой не строить? Я знаю, что здесь снег и все такое. Но нужно до дождей возвести все фундаменты, прикроем их досками от воды, чтоб не заливало и можно строить всю зиму. Переведи формовщиков своих в место потеплее и под крышу с освещением, они тебе камень всю зиму клепать будут. Черепица и так в цехе делается, о стекле и не говорю, у столяров свои мастерские, хоть и плохонькие, но на твоем доме они хорошо заработали, я им сказал, чтоб инструмент в первую очередь купили, а уже потом портки.

— И правда. Нужно у Кера спросить, может еще осталось помещение для прессов под камень. Места ни на что не хватает, — вздохнула я, барон хмыкнул.

Рабочие, которые уже наловчились на строительстве цехов и мастерских вовсю выкладывали каменные блоки, согласно плану барона. Я вертелась рядом, слушая умного человека и походу спрашивая или делая замечания. Каменные блоки были тяжелей кирпича, не глина же, да и размер больше раза в четыре и складывали их в сухую стену сразу по два человека, правда довольно споро. Когда стена была собрана, ее проверяли по уровню и по отвесу и барон сплавлял магией камни между собой. Я про себя хмыкала, прямо монолит-кирпич, по-лурдиански. Но дело шло просто огромными шагами вперед, так через дня четыре можно поднимать кровлю. А вот кровельщиков пришлось приглашать по контракту из Гринока. Наши не справлялись со сложными изломами крыш, да и с черепицей никогда не работали. Привыкли крыть соломой сараюхи и все. Сейчас кровельщики отдыхали дома в Гриноке, после стройки моего дома на озере, а потом барон вызовет их снова. Бригада большая. Будут крыть по два коттеджа одновременно.

Через четыре дня мы стали поднимать стены еще трех коттеджей сразу, каждый из нас следил за стройкой одного дома. Дела пошли еще быстрее, эти четыре коттеджа были меньше моего дома на треть, еще ниже под ними пять еще меньше, значит закончим и вызовем кровельщиков, и установим фундаменты еще на один ряд коттеджей, потом еще один уже в самом низу холма и на этот год коттеджей хватит. Другой холм чуть ближе к мастерским будет застроен таунхаусами также в три ряда сверху вниз по длинному и довольно низкому холму. В теории его вообще можно было сравнять с землей силами трех магов, но мне нравились такие уютные террасы. Было в них что-то от средиземноморья на Земле, и холм мы оставили как есть. Я это объяснила оригинальным решением, мол не везде есть маги, а народ к нам все равно будет приезжать, вот пусть и смотрят как можно красиво строить и жить на холмах. Мне поверили, да я и вправду так считала. Холмы тянулись до самых гор, а в такой застройке была своя изюминка.

Грир с людьми, сверяясь с планом каждую минуту, набивал колышки для следующего ряда коттеджей, поражаясь скоростью стройки. После того как накроют кровлей, можно вызывать людей ставить двери и вставлять окна, настилать полы. Отверстия в стенах под трубы отепления уже были готовы. Позже соберем котельную, я хотела заказать оборудование в Лурдиане на маг-кристаллах, чтобы не тратиться топливо. Удобно быть магом, сплошная экономия. Барон написал знакомым, я просила учесть, что поселок будет расти, барон сказал, что понадобятся еще небольшие котельные, так как у меня не земля а сплошной камень одна большая котельная будет забирать слишком много сил на долбёжку камня для укладки труб, а на поверхности их оставлять нельзя, зимой замерзнут, искусственные утеплители здесь еще не придумали. Проще ставить маленькую, но мощную котельную на каждый холм, чем долбить камень до потери пульса, даже магией это тяжело. Я согласилась, Лорд Кроули профессиональный строитель, не то, что я.

Мы заказали две котельные, которые не только грели воду и отапливали дома, но насосами гнали холодную воду по коттеджам, какое счастье, что я маг и кристаллы для меня теперь не проблема. Воду насосы брали из водного резервуара, который сделал Дон и барон Кроули, он пополнялся ручьем и теперь между холмов у меня было еще одно озеро. Это можно назвать небольшим водохранилищем, запертым между трех холмов и одной каменой стеной. Эту стену мы укрепляли на совесть, пушкой не пробьешь, а то смоет весь мой городок на фиг, хоть и расположено немного в стороне. Зато дети и взрослые, особенно работающие у печей, были счастливы. Есть где искупаться в жару. Насосы воду качали, потом ее фильтровали и уже чистую отправляли по домам. В коттеджах мойка на кухне прилагалась, а вот ванная нет. Слишком дорого. Захотят пусть сами покупают, а пока самая простая, но надежная душевая кабина. Впрочем, у моих деревенских друзей и такого не было. Другие холмы пока застраивать не видела смысла. Скоро народ будет каждый день смотреть на наши красивые дома и сравнивать со своими овчарнями и быстрее дозреет до покупки, вот тогда и начнем. Наши леди усердно делали макет "Новой Богемии" и я прикидывала, где его установить, что бы все видели, но не сломали. Конечно, мы его накроем стеклянным колпаком, покрасим, подсветим и будет красивая картинка, леди Миранда делает деревца из веточек и зеленого шелка, остальные дамы домики, фонарики и скамеечки с клумбами, миленькие садики с ажурными беседочками. Милота! Когда закончат, воссоздадим точный ландшафт и установим макеты домиков на места. Причем не только тех, которые уже построены, а всего будущего не маленького городка.

Я решила потом построить еще один такой же коттедж как у меня под мэрию, построить школу и открыть отделение королевского банка в Богемии. Думаю, всем будет удобно не таскаться с деньгами через всю страну, а то, что к нам будут наведываться купцы это точно. Они уже приезжаю и и делают заказы на стекло и керамику, скоро возить это по ярмаркам вообще перестанем. Купцы будут приезжать сами, в Гриноке, Стерлинге и Труне откроем свои лавки. Да и жители у меня становятся все богаче. Можно будет переводить мастеровым жалование сразу на счета в банке и не выдавать наличкой, как на Земле.

Мы заканчивали уже третий ряд коттеджей, когда приехали кровельщики, поцокав языками, они разместились в нашей общаге и принялись поднимать стропила на моем доме. Кер меня как-то подколол, мол не хотели вы хозяйка на холме жить, а все равно пришлось, и рассмеялся гад. А я ему ответила, что раньше он жил в господском доме, а теперь строит второй личный для себя любимого, тот расплылся в улыбке. Хромать он перестал вообще, как и Фергус. Какую-то чудо мазь для него матушка Акулина делала, Фергус тоже ходил гоголем, забыв о болях в ноге. Мы любовались на рождающийся поселк с красивыми светлыми домами, с панорамным остеклением и эркерами на кухнях, когда подвалила жена старосты и стала просить себе домик пониже моего.

— Те дома уже куплены, где ж ты раньше была? Их себе забрали мастера стекольщики и управляющие Кер и Фергус. Бери те, что пониже на один ряд, они не на много меньше.

— Да как же, — голосила Морин. — Ты же знаешь, миледи! У нас же семья большая, два сына, две дочери, внуки уже. Нам большой дом нужен. Не выгонять же мне детей на улицу.

— А чего вы в одном доме толочься собрались? У тебя у сыновей уже свои дети. Что вы там сидите друг на дружке как хрен на петрушке? Пусть сыновья себе сами по дому купят, а тебе с мужем и дочерями и такой в самый раз. Дочери к мужьям уйдут жить, так вам с супругом на двоих и такого дома много будет, — посоветовала я матери семейства.

— Да где ж столько денег брать-то?!

— А работать твои сыновья не пробовали? На твоих сынках пахать можно! Пусть к каменщикам идут или в стеклодувню, если их Мартин возьмет конечно, таких одаренных. Да пусть хоть дома сыр варят да продавать ездят. Я-то в Перт караваны не вожу, но вам не запрещаю. Хотите там торговать, торгуйте.

— А дорога?

— А дорогу я для своих караванов делала, — отрезала я. — Ездили же вы раньше в Перт по старой дороге, и сейчас доедете, чай сыр не стекло, не разобьется!

Та стояла, вытаращив глаза, видимо вариант отселения чадушек не приходил ей в голову, а ведь старшему сыну под сорокет, а он все около мамки. Я покачала головой, барон фыркал от смеха, работяги рядом тоже веселились. Старостиха говорила громко, ну и я на автомате с той же громкостью отвечала. Так что наш базар слышали все. Я тряхнула головой, завтра начнем таунхаусы, это важнее чем семейные дела старосты. Чужая семья потемки. Пусть как хотят, так и живут, у меня свои дела не сделаны еще, не до чужих проблем.

Глава 24

К концу лета были отстроены все коттеджи и таунхаусы. Столяры подгоняли оконные рамы и двери, качество так себе, но леса своего мало и хороший мебельный цех со столяркой откладывался лет на пять. Мебель, впрочем, местные навострились делать из лозы, Джок был признанным авторитетом и многие покупали у него приличную мебель, вынеся из домов лавки и даже покупали кровати. Народ искренне радовался таким, казалось бы, мелочам, но я по себе знала, как важно хорошо выспаться в удобной кровати после тяжелого трудового дня. Магию камня я освоила в совершенстве, теперь и фундаменты, и стены не были для меня сложностью, но, если строительство будет продолжаться в таких темпах по деревням не набегаешься, придется моим каменщикам самим класть блоки на хороший раствор. Я попросила бригаду из Гринока взять на обучение моих ребят. Те задрали цену до небес, но что я сказала, что мне проще своих отправить в школу мастеров в Лурдиану, дешевле обойдется и сама задумалась, а почему, собственно, нет? Денег им на стипендию хватит, а в Лурдиане учили на отлично.

Я посоветовалась с подружками, Софи сказала, что ее дядя Морган держит целую сеть таких школ для строителей. У него и кровельщики и каменщики и отделочники, выбор рабочих специальностей большой, даже сантехники. Можно написать ему, и она написала дядюшке, сможет ли он принять моих студентов. Тот быстро ответил любимой племяннице, у дяди Моргана были только сыновья. Тот написал, что, конечно, я могу присылать к нему дальгорцев, проблем нет, он даже сам им будет платить небольшую стипендию и выделит места в общежитиях, но может я захочу открыть его филиал школы на своих землях? И у него расширение бизнеса и мне хорошо. Я пошла советоваться с мужчинами. Общим решением было эту идею иметь в виду, но отложить на два года, пока не получу документы на земли. А ребят можно будет отправить на учебу хоть сейчас, тем учиться минимум два года. Я вызвала Кера и озадачила его выбором ребят поспособнее на учебу в Лурдиану. В Дальгоре таких школ не было, все учились у мастеров, Лурдиана была в этом плане самым прогрессивным государством. Через пару недель, объехав все деревни он отобрал в каждой по десятку крепких парней, я заключила с ними договор, к счастью, читать-писать они с трудом, но могли, там доучатся. Я написала барону Моргану, что школу обязательно откроем, но года через два. Я приеду в Лурдиану, и мы с ним все обсудим лично, что для этого нужно, помещение меньшее из проблем, а остальное выясним. Школа дело дорогое. Я перевела ему деньги за первый год обучения пять десятков недорослей и впихнула из в портал вместе с котомками под причитания мамаш. Ну чисто проводы в армию в России.

Жадный бригадир кровельщиков подвалил ко мне с просьбой на закупку нашей черепицы, да еще с большой скидкой, я обозначила цену, в скидке отказала, тот чуть не упал.

— Побойся Бога, хозяйка! Чать у тебя черепица-то не из чистого золота!

— Почти. Ты глазурь видел? Знаешь сколько она стоит? А я тебе этого не скажу, это секрет моих мастерских. Если моя черепица дорогая, покупай в Гриноке как раньше.

— Да твоя-то всяко лучше, такой и в Абердине нет, — чесал репу мастер-хапуга.

— Дешевле не могу, себе в убыток не торгую, а ты мне не родня, чтоб такие подарки делать, — отрезала я.

Черепицу я ему не хотела продавать не столько из вредности, сколько, потому что самим мало. Кер уже мотался за прессами в Стерлинг еще раз. Пришлось строить еще один цех и закупать глины еще больше, пришло три каравана, ребята зделали большие ямы на краю деревни для отслеживания глины, и мы огородили наши владения забором, чтобы в ямах не лазила ребятня, а то и до несчастных случаев недалеко. Пришли большие заказы на оконное стекло и ткани из Абердина, я порадовалась снова что маг, на угле бы разорились, а так мои кристаллы исправно работали, я их подзаряжала раз в месяц и все. В красильне тоже установила кристаллы, которые грели котлы с краской и механизмы, которые двигали ткани по направляющим на просушку, полоскание и к емкостям с закрепителем. Работа ускорилась в разы. Краски было много, но продавать ее не стали, пока самим в самый раз, с такими заказами как бы к весне красильня не встала, а то придется краску покупать, а это траты. Для доставки партий товара в столицу, я собиралась открыть портал сама. Заказчики по привычке вписали в письма координаты порталов и завела свою книжку с такими адресами. Просить короля пока не хотелось, меньше знает крепче спит, а я так особенно. Меня, конечно, радовал настрой короля ко мне, но кто знает, что там во дворце может случиться. Сегодня я в милости, а завтра в опале, пусть и лучшая подруга будущей принцессы.

От большей части визитов, устроенных нашими мамулями, я отбрыкалась, но к ближайшим соседям ехать пришлось. Об этом стоит сказать отдельно. Первый визит был в Гринок. К разочарованию Софи владетель отсутствовал, по уважительной причине, лорд Даниел отбыл еще год назад с какой-то миссией на южные острова, что там понадобилось Конраду мне было не понятно. Встречала там нас его родня и в целом мне они понравились, ну разве кроме его кузины Блейр, которая невзлюбила именно меня по непонятным мне причинам. Причина выяснилась позже. Ее родители прочили ее в невесты одному из лордов, а она нацелилась на троюродного братца Дениэла. Ну понять ее можно, то лорд, а то владетель домена, тут сразу бац! и в дамки. Девица была красива какой-то стервозной красотой и была яркой брюнеткой, а все знали тягу Дениэла к блонду. Она быстро выяснила что Стефи уже просватана, а я еще нет, вот и цеплялась ко мне как блоха к кошке. Мне это было фиолетово, замуж я пока не собиралась, о чем ее и уведомила.

— Ну как же так, леди Анни! — пропела это мелкая змеюка. — Все хотят за муж на моего кузена, а Вы нет?

— А я особенная. А если вам так не нравится ваш жених, то просто пройдите испытание, как его прохожу я и у вас будет свобода выбора супруга.

— Вот еще! — фыркнула эта коза. — Леди невместно работать, пусть делами занимаются управляющие, дело настоящей леди блистать в обществе. Я вот слышала, что принц Стюарт собирается жениться, и собираюсь участвовать в отборе фрейлин у принцессы. Во дворце гораздо веселее, чем в наше глуши.

Стефи скривилась, и мы поняли, что места фрейлины Блейр не видать, как своего затылка без зеркала. Софи и Никки потихоньку злорадствовали, а мне было все равно. Видала я таких как Блейр на Земле толпами, не удивительно, что и здесь их полно. Правда в Лурдиане девушки в общей массе были поумнее, но и там таких была толпа. Мы отбыли порталом обратно, а через неделю меня потащили в Стерлинг. Владетель был на месте и ждал нас с нетерпением, и похоже Софи ждал особенно, наверное, принц ему написал или сам король. Владетель домена закатил целый бал в нашу честь, он-то в курсе кто будущая принцесса, а на Софи ему было ужасно интересно посмотреть самому. Он был наслышан о ее красоте от собственных горожан и был в предвкушении. Софи его не разочаровала. Мы все были нарядными, но намерено одели Софи так, чтобы она выделялась среди нас, и лорд Стерлинг пропал с первого взгляда, это было заметно по тому ступору, в который он впал, узрев это чудо. Видно по его горячему взгляду, который не отпускал Софи, где бы она не находилась, по тому что всегда оказывался рядом, если кто-то из лордов пытался приударить за яркой красавицей в наглую забирая все танцы и разгоняя кавалеров одним движением бровей. Софи ликовала, лорд Камерон был красив как Бог, обходителен умен и прекрасно танцевал. Не прошло и трех дней, как тот заявился в мой дом на озере с ответным визитом и сразу же сделал предложение руки и сердца и попросил разрешение на официальное ухаживание за невестой. Софи, как и положено приличной девушке, недельку поломалась, тот носом землю рыл, чтобы не упустить наше сокровище, но в конце недельного визита Софи милостиво согласилась на брак. Родители дали свое согласие, Стерлинг всем понравился и было ясно, что замужество у подруги будет удачным. Мы все радовались за сестренку. Помолвка будет осенью, сразу после помолвки Стефи, где лорд Стерлинг так же будет, как ближайший друг короля и принца, а свадьба через год.

По отбытию жениха Софи мы закатили девичник, а потом снова принялись за дела. Леди доделывали макет будущей Богемии. Барон Кроули занялся макетом всерьез. Слуги натаскали песка и камней, сколотили огромный ящик, куда тот насыпал песок, поглядывая на карту раскладывал камешки, а потом с помощью магии все это превратилось почти в точную уменьшенную копию земель вокруг Богемии, даже мини-водохранилище было. Он расставил домики в соответствии с нашим планом застройки и с помощью магии домики встали как влитые. Леди Миранда занялась «озеленением» и вскоре макет был готов, вызвав восхищение у всех нас. Красота! Осталось решить куда его девать. Он был огромный и тяжелый и занимал половину малой столовой. Мы чесали затылки, Я предложила специально для макета построить легкую открытую беседку, считай навес с подсветкой, чтобы макет светился круглосуточно, а само место предложил барон на площадке перед коттеджным поселком. Все равно все будут ходить смотреть дома, пока они не заселены, вот и оценят перспективы. Мы занялись беседкой и быстро поставили четыре высоких каменных столба накрыв крышу стеклом, которое зачаровали на прочность. Под макет был сооружен монолитный каменный постамент в самом центре навеса высотой по колено взрослому человеку, я впаяла в столбы осветительные кристаллы, свет которых был направлен на макет, его мы тоже накрыли огромным стеклянным зачарованным колпаком.

На открытие местной достопримечательности собралась вся деревня и с соседних приехали, лорд Кроули толкнул прочувствованную речь и был поддержан громкими радостными криками населения. Народ около макета толпился почти круглосуточно. Купцы, приезжавшие за товаром, тоже любовались и подходили ко мне спрашивая нельзя ли и им здесь осесть. Я разрешила, кроме того, предложила открывать торговые ласки на улице Мастеров, и показала им на макете, где она будет располагаться. В широкой ложбине между двух пологих холмов была спроектирована длинная улица, дома вдоль которой были пригодны для открытия магазинчиков и едален, там же было предусмотрено открытие четырех постоялых дворов повышенной комфортности, с водопроводом, душевыми, канализацией и хорошими ресторанчиками на первом этаже, с открытыми террасами, выходящими в предполагаемые сады. Купцы насели, когда начнем стройку. Я завела список желающих поселиться у меня торговцев, те указали на выбранные ими солидные дома. Я назвала цену, те крякнули, но обещали внести предоплату. Я сказала, что летом все будет готово. Теперь никто мою Богемию не называл деревней. Перед въездом красовался огромный подсвеченный стенд с названием поселения, считай города. Кроули мне намекнул, что мэрию придется строить побольше, тот дом, который я планировала под нее отдать купцам под гильдию, те с удовольствием его заберут себе и аренду будут платить. Я задумалась, в его словах была огромная доля истины, но пака я решила это отложить. Макет быль лишь частью будущего городка, и начиная новый районы, я там и помещу целый административный центр с отделениями банка и с гильдиями мастеровых, которые все равно образуются, хочу я того или нет. Мастерские расширять я планировала в сторону деревни, часть моих богемцев уже внесла предоплату за коттеджи, а молодёжи нравились таунхаусы.

Я уже закончила внутреннюю отделку своего коттеджа, когда утром ко мне пришли ходоки. Примерно треть жителей Богемии не хотела расставаться с деревенским бытом. Свои огороды и стада овец им были дороже водопровода. Я внимательно из выслушали и признала, что у них есть право жить так как им нравится, но Богемия все равно станет городом и их деревенские домики уже сейчас смотрелись нелепо, как бедный пригород около столицы. Я предложила варианты, со временем отстроить им деревню чуть дальше или выделить им деньги на переселение в другие деревни, например в эрику или на Озера, можно и на Болота.

— Вы подумайте, где вам будет лучше. Я вас не гоню, можете жить, где живете, но скоро вы окажетесь в кольце мастерских, поэтому пара лет у вас есть на размышления. Я помогу, не волнуйтесь, выгонять вас из собственных домов никто не собирается, — объяснила свою позицию деревенским.

— Да как же, морена тоже будет городом, куда податься-то? — кручился староста, сыновья которого свинтили из родного гнезда и купили себе по небольшому коттеджу.

— В Морене только красильня, ну еще мы там масло из мяты добываем, но это небольшой сарайчик. Можете смело туда перебираться, если хотите. Домики я ваши тогда выкуплю, а там себе что-нибудь построите.

— Да разве ж такое как здесь построишь? — бубнили мужики.

— Не такое так другое. Морена, конечно, тоже будет расти, но как деревня, трактир и постоялый двор откроем и все. Будем строить просторные дома с большими подворьями. Ладно по секрету скажу, только никому! — и я сделала страшные глаза. Мужики поклялись, что никому ни гу-гу!

— Через пару лет будем сажать сады! — выдала я страшную тайну.

— Да разве ж на камнях что вырастет? — усомнился один Фома неверующий, но другие смекнули, что просто так я ничего не говорю и толкнули его в бок, чтобы заткнулся.

— У меня все вырастет. Во-первых, я маг, — мужики ахнули, все до сих пор были уверены, что это Дон и лорд Алекс магичат, а я стою рядом для красоты. — Во-вторых, специально для моих земель лурдианские маги выращивают деревья, которые у нас будут прекрасно расти, а урожай будет гораздо выше и плоды в разы вкусней. В Большом Болоте теперь ферма, вы же знаете? Можете и туда перебираться. Там мужики на торфяниках хорошо зарабатывают. Будем маслобойню и сыроварню открывать, но это все равно будет деревней, с огородами садами и лугами. Вы думайте, время есть.

— А Эрика какой будет?

— В эрике будем масло их цветов добывать, дорогое, но тоже останется поселком. Там в основном все ей и будет засажено, но овечек будет где пасти, дома с садами тоже отстроим, не прямо сейчас, но если самостроем, то хоть сейчас начинайте. Ставьте фундаменты, к весне они отстоятся, покупайте камень или кирпич, черепицу, секло, для своих домов у нас цены ниже, вы же знаете. Я своих не обижу.

— Мы такие красивые хотим как здесь, но с большими садами и овчарнями.

— Тогда немного подождите. Будут вам и дома, и сады. Я еще проекты в Лурдиане у своего приятеля закажу, красивые будут дома, просторные и теплые. Если будем деревню планово застраивать, то и водопровод будет и общая котельная. А если каждый сам по себе, то тут уж все сами и без меня.

— Водопровод и котельная дело выгодное, мы подождем хозяйка. Денег накопим и купим себе красивые дома. Хоть на старости лет поживем как господа.

— Да какие же вы старые? Вы у меня еще орлы! Молодым фору дадите! — подбодрила я дедов, и успокоенные они отбыли к своим овцам, по дороге переговариваясь куда лучше перебираться.

Здесь им становилось не уютно, слишком шумно и многолюдно. Какие проблемы, деревню можно же еще одну выстроить, мне не возбраняется их отстроить хоть десяток. И я как в воду глядела. Осенью ко мне прибыла делегация аж с другого конца свободных от доменов земель, с самого севера. Я с Софи и Домом уже перебралась в полностью готовый дом в Богемии. Мои мастера тоже заселились по соседству, остальные домики выкупали мастеровые в кредит, таунхаусы заселяла молодёжь, кто в кредит, а кто и полностью выкупал жилье, в основном гончары и стекольщики, которые уже давно работали и накопили приличные деньги. Мебель они себе везли из соседних городов и покупали полюбившуюся у Джока, который набрал учеников и расширил свой сарайчик до размеров приличной мастерской. Он с братом тоже подумывали о новом доме, но на лозе столько не заработаешь, как на стекле.

Так вот направляясь на мыловарню с проверкой, я увидела у нашего макета целую делегацию здоровенных мужиков, одетых слишком тепло для нашей осени. Они красовались в распахнутых тулупах и бурно обсуждали наши домики, поглядывая на оригиналы и сравнивая их с моделями. Мне стало любопытно.

— От куда вы, любезные к нам прибыли? Вам не жарко? — спросила я поздоровавшись.

— Жарковато, миледи, — сразу распознали во мне благородную гонцы с севера.

— Нам бы хозяйку повидать, — пробасил самый здоровый и бородатый. — Не ты ли будешь леди Анни?

— Я и есть леди Анни. Какие дела вам ко мне привели, гости дорогие. Торговать с нами хотите? М будем только рады.

— Ты это, хозяйка, — стушевался гигант. — Нам бы переговорить, просьба у нас к тебе. Дело важное, сурьезное.

— Ну если сурьезное, то милости прошу ко мне. Пойдемте у меня во дворе в беседке посидим, чаю попьем, перекусите чем Бог послал, — предчувствуя что-то необычное повела я гостей обратно на холм.

По широким ступеням мы добрались до моей калитки, были и пандусы для телег и лошадей, но по лестницам путь был короче. По дороге здоровенные северяне вертели головами, любуясь фонарями с кристаллами, газончиками и клумбами с эрикой, которая будет цвести до заморозков, особый сорт нашла неугомонная Софи и мы уже отправили три корзины саженцев леди Миранде, которая отбыла домой в коне лета. Лорд Майкрофт уехал еще раньше, королевская служба не давала долго расслабляться, чета Дормейнов отчалила вслед за ними, а семейство Кроули пока гостило на озере, я была только рада, попозже они правда уедут, следовало готовиться к помолвке Никки. Помолвка будет двойной, принц со Стефи и Рич с Никки объявят о своих намерениях на большом осеннем балу в родовом замке Мейфордов.

Мы не торопясь дошли до моих владений и я провела гостей в большую застекленную беседку-мангал с красивой плетеной мебелью и огромным столом. Я позвала служанку Ниту и она отправилась за чаем и угощением. Мужики топтались не пороге таращась на огромный очаг, отделанный красивым камнем и стеклянные стены, роскошь невиданная.

— Да вы не тушуйтесь, уважаемые, прошу к столу. Сейчас нам Нита и чайку принесет. Вы сняли бы свои тулупы, у меня здесь тепло, а замерзните очаг запалю.

— Эк у тебя все богато тут. А кто ж в тех домах живет? — снова пробасил главный.

— Те, что сразу под мои участком, занимают мои управляющие и мастера из стекловарной. А дальше кто купил тот и живет.

— Что любой может купить?

— Любой. Деньги отдал, документ на ом получил, у меня все честно. Ну а вы какими судьбами-то?

Северяне стащили тулупы и сложили их прямо на чистый пол у стены, в сами расселись в креслах за стол и, кресла скрипнули под такими тушами, но с честью выдержали испытания. Прибежала Нита с огромным подносом с посудой, за ней пришел повар Дик с огромным блюдом пирогов с разными начинка.

— Руки можно помыть там, — указала я гостям на раковину с куском душистого мыла и полотенцем на крючке. Те послушно пошли мыть руки, принюхиваясь к пирогам и чаю. Я уже была сыта и просто налила себе чайку для поддержания компании, вернулся Дик теперь уже таща корзинку с нарезанным хлебом, сыром и бужениной, которую я покупала в Гриноке. Нужно и себе поросят завести, решила я, глядя как гости уплетают огромные бутерброды, я ждала пока громилы перекусят, до еды о делах здесь не говорили.

— Ну спасибо, тебе хозяйка, уважила, — крякнул Петер, глава делегации.

— Мы к тебе вот по какому делу, миледи. У нас на севере совсем жизни не стало, лютуют северные лорды, чуть не палками к себе в домены загоняют, а жизнь там не сахар, отправят на рудники и каменоломню и вся недолга. Мы о тебе прослышали, что хозяйка ты хорошая и к людям своим со всем уважением. Работу даешь хорошую, платишь честно, зазря людишек не гробишь, вот мы и пришли просить тебя о милости. Прими нас пол свою руку, мы народ полезный, много чего умеем, и охота и рыбалка и камень рубить горазды, за скотиной опять же ходить приучены чуть не с пеленок. Возьмешь нас к себе? — по-простецки провел презентацию Петер.

— Возьму, почему не взять мне люди нужны. С охотой у меня не важно, а вот рыбалка через пару лет будет богатая. Скотина дело тоже хорошее, поросят разводить хочу, стадо коров я своим людям уже купила, будем масло бить и сыр варить. А вот хрюшек у нас нет, одни овцы да козы были.

— Свинок мы не обидим, миледи, не извольте беспокоиться. А рыбку мы и ловить, и коптить горазды, не сумлевайся, такие травки знаем, что слюнки текут токмо от запаха.

— Я и не сумлеваюсь, — рассмеялась я. — Когда перебираться-то будете? И сколько вас вообще? Мне же вас поселить надо. У меня здесь дома освобождаются, я их ломать хотела по весне, но раз такое дело погожу.

— Да нас и не много, хозяйка, три сотни всего, одна деревенька.

— Вы пока чай пейте, а я своих управленцев позову, поговорим предметно, — те закивали и принялись за чай, доедая пироги и счастливо переглядываясь.

Пришлось писать Керу и Гриру, те пришли минут через двадцать. Грир намечал торговую улицу, бегая с колышками, а Кер был у Фергуса в стекловарне. Увидев мою компанию, вытаращили глаза на гостей, а потом уставились на меня.

— Это Петер, староста деревни с севера. Хотят к нам перебрать. Говорят рыбу ловить и коптить умеют, свиней разводить готовы и с камнем работать умеют. Я дала согласие на их переселение к нам. Где селить будем три сотни человек, зима скоро? — кратко обрисовала ситуацию своим управляющим.

— Поселить не проблема, пока они до нас доберутся общежития пустые будут, туда и заселим, до весны поживет, дома есть пустые в деревне, те кто в коттеджи переехали их закрыли пока, но дают за недорого сдадут семьям с севера, — пришел в себя Кер.

— Ну что, мужики, давайте знакомится. Я мастер рыбного хозяйства леди Анни, меня зовут Грир. Ну и сколько у вас рыбаков и коптильщиков? Я их к себе заберу на озера.

И мои управляющие взяли гостей в оборот прикидывая кого куда отправить на работы, жить общим кагалом северяне не настаивали легко согласившись расселиться по деревня, часть уйдут к озерам, а часть на фермы в Большое Болота, названия которому я никак не могла придумать и Софи видя мои мучения предложила назвать его "Голубика", и красиво и ягода редкая в этих местах. Селянам понравилось, и они шустро вкопали столб с дощечкой на въезде в деревню столб с коряво выведенным названия. Глядя на это убожество Кер, озадачил мастеров сделать такие же стенды как на въезде в Богемию для каждого села с новым названием. Я одобрила инициативу друга. К середине зимы мы ожидали первых переселенцев. Интересно от куда они обо мне узнали?

Глава 25

В узком семейном кругу мы отмечали мое новоселье в коттедж в Богемии, позвали и Кера с Мартином. Идея беседки для мангала очень понравилась лорду Кроули, и он собирался отстроить себе такой же садовый домик для барбекю. Помимо красивого камина, дающего тепло зимой, в нем был сам здоровенный мангал и печь под большой казан, который я собиралась заказать из чугуна в Лурдиане. Здесь чугун был плохо качества, слишком хрупкий. Мужчины жарили маринованное мясо, а служанки накрывали на стол, выставляя посуду и бутылки с красным лурдианским вином. Баронесса была в отличном настроении, стеклянная беседка пришлась ей по вкусу, зимы в Лурдиане теплые, но такое помещение было не лишним для семейных посиделок. Кет и Мартин загорелись идеей и так же собирались украсить сад похожими строениями.

— Анни, когда ты благоустроишь сад деревьями и красивыми кустарника здесь будет просто прекрасно. Миранда говорила, что часть карликов можно будет высаживать весной. Правда это декоративные растения, но тебе и это пригодится.

— Я обязательно себе куплю что-нибудь красивое. Один газон и клумбы с эрикой скучновато. Уверена, что леди Миранда, как всегда, на высоте. Весной начнем лес сажать, она уже договорилась с тремя магами, думаю вчетвером мы справимся. Придется, конечно, побегать месяц-два, зато будем с лесом. Интересно, как северяне обо мне узнали. И ведь не поленились в такую даль тащиться, почти через весь Дальгор. Сильно, наверное, их там припекло, раз готовы сорваться на кануне зимы.

— Думаю это все купцы со своими караванами. Северяне, наверняка продавали что-нибудь в городе и услышали разговоры. Наверняка купчишки обсуждали выгоду проживания у нас, а деревенские народ смекалистый. Сразу сообразили куда бежать с каменоломен. Хорошие мужики, думаю приживутся у нас. Здоровые как горные медведи, но не злобивые. Мы их с Гриром уже поделили, — ответил Кер крутясь около мангала.

— Я бы себе тоже с десяток отобрал, силища у них что надо, и стекло таскать и выдувать легкие у них ого какие, — вступил в разговор Мартин, открывая бутылки и разливая вино по бокалам собственного изготовления.

— Думаю это первые ласточки. Как бы они с собой еще пару деревень не прихватили, — рассмеялся барон. На севере без взаимовыручки не выжить, увидишь, по весне еще народ подтянется.

— Нужно срочно что-то решать с жильем. Может еще деревню заложим, новую. Я все про пасеки мечтаю, — вздохнула я.

— Дело хорошее, мед здесь душистый будет и дорогой. Может и бортники у северян есть. Мы что-то об этом не спросили, — задумался Кер.

— Мне не бортники нужны, а пасечники. У меня здесь диких пчел нет, чтобы мед добывать. Буду культурных пчел в Лурдиане брать, в монастыре.

— Да, у матушки Февры пчелы отличные, — поддержала меня Софи и рассмеялась. А помнишь, как ты от них в пруду пряталась?

— Для тебя старалась, между прочим, — хихикнула я и рассказала о своих злоключениях.

Все дружно посмеялись, мясо было готово и обед удался. На следующий день мы провожали семейство Кроули, осень была в разгаре и нужно было готовиться к помолвке, Стефи забрали еще раньше. Главный аргументом было то, что ее шиповники скоро одичают без хозяйки и та скрепя сердце рассталась, взяв обещание с мня обязательно быть на помолвке. Куда же я от них денусь. Скоро и у Софи помолвка намечается, правда здесь. Старшие Дормейны прибудут за неделю до события, сразу от Мейфордов. Пока Софи и Дон оставались у меня. На помолвку мы явимся дня за три. Впереди еще месяц.

Еще до отъезда мы с бароном наметила места для стройки торговой улицы. Грир научился лихо работать с планом застройки и у него появились верные помощники. Он и за поставкой материалов следил четко, чтобы дела не простаивали. Кер мотался по деревням с проверками работы, контролировал заказы и их исполнение в Морене, проверял коровники и стада.

В Голубике решили начать стройку свинарника до холодов, народ обрадовался такому пополнению, но хрюшкам нужна еда поплотнее, чем сено и силос для коров и овес для лошадей. Будем решать проблему, за зиму что-нибудь придумаем. Раз свинарник к весне будет готов, Кер рванул в Гринок на самую большую свиноферму и договорился о закупке молочных поросят и корма для них, хотя бы на первое время им нужна будет болтушка, а потом уже посерьёзнее еда. К счастью свиньи, быстро растут. Бычков откармливать еще год как минимум, а свинок можно будет к зиме и забивать на мясо. Мы с Кером решили там же ставить колбасный цех и цех для копчения и производства других мясных деликатесов. Он сразу сказала, что в Дальгоре с этим плохо, пришлось опять беспокоить матушку Эстер. Та помогла, дав координаты хороших мастерских, я ориентировалась на магические кристаллы, забивать и разделывать из будут вручную, а уже коптить будем по монастырским рецептам, а колбаса там, вообще лучшая в Лурдиане. Можно будет мясную лавку открыть прямо здесь, а избыток возить в ближайшие города. Вопрос с открытым там наших лавочек был пока открытым, но Кер уже все облазил и присмотрел варианты на торговых улицах рядом с рынками.

Мы с Доном, проводив гостей решили не тянуть кота за причинное место и начали закладывать фундаменты первого десятка домов для купцов. Первый этаж помещения для просторных торговых лавок с большими витринами и подсобок, второй жилой. Купцы не жались, а выбрали себе очень солидные здания, торговый люд всегда чуял выгоду и раз они решили обосноваться здесь, это решало множество наших проблем. Не нужно будет самим гоняться с караванами, а переложить это дело на них, средние и младшие сыновья с удовольствием начнут торговую науку. Решили заложить и первую гостиницу, их здесь называли постоялыми дворами, но я ввела новое слово в обиход. Гостиницы были довольно большими, помимо самого здания к ним прилагалась большая конюшня и склады для товара, там же можно и телеги хранить, если они пустуют. Пока фундаменты отстаивались, мы нагнали людей готовить подушку для широкой дороги между рядами, с тротуарами и местами оставленные для посадки декоративных деревьев, которые я собиралась купить у леди Миранды весной, потом подумала и сделала приподнятые квадратные клумбы в которые высадили красивые молодые туи, нарытые прямо в моем лесу, а вокруг них посадили долго цветущую эрику. Еще не было ни одного дома, а улица радовала глаз. За десять дней был поднят первый дом и кровельщики из Гринока принялись за дело. Весной прибудет и мой учитель по природной магии, будем тренироваться на моем саде, а затем за леса примемся.

Купец, который внес за него предоплату, каким-то образом прочухал, что дом почти готов и вертелся под ногами, пока я его не шуганула. Тот смиренно принял мою отповеди и отправился за отделочными материалами и красивыми дверями. Остекление было на нас, а остальное он хотел сделать на свой вкус. Да и пожалуйста. Торговать купец собирался скобяными изделиями, что нам было только на руку. Его дом мы подсоединила к своей котельной и водопроводу. Для остальных следовало наладить еще одну и подвести трубы с водой от нашей ветки. Пока он прибыл с караваном с пожитками, крыша была почти готова, он с важным видом прохаживался с супругой и детьми, та радовались новому дому, купчиха рванула в Морену за тканями для обустройства гнездышка, старший сын на стекольную мастерскую и к гончарам делать заказ на всю посуду. Они, конечно, привезли кое-что, но решили не переплачивать за всякую ерунду, а сразу купить все на новом месте. Его товарищи жутко завидовали и поторапливали нас с Доном. К моменту, когда кровля была полностью готова, купец расплатился с Кером. Тот выдал зарплату кровельщика, которые так и жили в нашей общаге и нашим каменщикам. Мы бы дальше строили, но пришло гневное письмо от леди Миранды, он взывала к нашей совести, и мы оставили все на Кера и отбыли в Лурдиану. Помимо приятного время препровождения у Мейфордов в гостях, я собиралась встретиться с дядей Софи и переговорить о том, что нужно для хорошей школы мастеров, дело это не простое и я собиралась подготовиться основательно. Кер просил долго там не рассиживаться, купцы наседали на него днем и ночью, тот собирался завести собаку отпугивать гостей, припиравшихся к нему перед самым сном. Мои Чук и Гек росли как на дрожжах, и я ему оставила своих собаченций на время отсутствия.

Обе помолвки были событием века. Рича все же вытащили из лабораторий, Никки слегка поскандалила с женихом, но как водится простила. Свита принца блистала, наши дамы тоже, аристократы Лурдианы не отставали в роскоши. Гуляния затянулись дня на три, свадьба будет уже в Дальгоре и продлится неделю. Счастье что до этого еще год. Софи любезничала с лордом Камероном, который не отпускал ее ни на шаг, пока вокруг такое количество холостых мужчин. Еще уведут такое сокровище. Мы посмеивались над ревнивым горным лордом. Принц был счастлив, Стефи и Никки светились внутренним светом и всем было ясно, что браки не договорные, а по любви. В Лурдиане это очень одобряли. После всех застолий и торжеств горцы отбыли по домам, мы решили задержать и все же встретиться с лордом Морганом. Тот был на помолвке у Мейфордов, но мы решили посмотреть, как у него все это устроено своими глазами и отправились соседний со столицей город Фортрезе, где у него была самая большая школа в Лурдиане.

— Мне, наверное, такая огромная школа и не нужна. У меня не такие уж большие земли, — засомневалась я.

— Анни, девочка, это будет единственная приличная школа в Дальгоре, неужели ты думаешь, что в нее не отправятся другие ребята на учебу. Да я уверен, что они просто бросятся к тебе в Богемию. Софи наша будет принцессой и уж она поспособствует, что бы наша школа не пустовала. У тебя еще год впереди, а потом я не собираюсь перекладывать на тебя все финансовые расходы. Я буду в доле, отправлю к тебе лучших учителей и наставников. С грамотностью у твоих людей не очень, но мы их натаскаем. Главное, чтобы руки были золотыми и считали хорошо, ну а с ошибками писать не страшно. Они же не дворяне, — уговаривал меня дядя Морган. Дон и Софи его поддерживали, и я согласилась. — Но нужны будут общежития, мастерские, это целый городок получится.

— Ну и что? Богемия твоя разрастется, мне лорд Кроули рассказывал, да и я хочу летом наведаться. Ты ведь не против?

— Я всегда вам рада, лорд Морган. Летом у меня на озере очень красиво, барон Алекс приедет обязательно порыбачить. Приезжайте всей семьей, место у меня много.

— Ну вот и договорились, а на месте уже решим, где строить твой город мастеров, — разулыбался пожилой, но все еще очень крепкий барон.

— Уффф, ну и дела. И все на меня одну. Что-то я разогналась, не надорвать бы, — пыхтела я забираясь в седло лошадки подаренной мне бароном Кроули, она была той же масти что и у Никки, серая в яблоках и барон назвал ее Арджент, серебро.

— Справишься, нужно нанять руководителя строительства. Главного архитектора твоих земель. Самой на пять деревень не разорваться, нужен человек для этого дела. Я поищу среди молодых ребят, может кто захочет поработать по контракту в Дальгоре лет пять. А там у тебя и свои специалисты будут. Вберешь себе лучшего и все дела. А за зиму мы торговую улицу отстроим, не волнуйся, — успокоил меня Дон.

— Я же с тобой возвращаюсь, не переживай, а летом девочки с родителями подъедут, снова будем вместе, — поддержала меня Софи.

— А как там наши мыловары, справляются?

— Они молодцы. Все четко по рецепту. Можно еще новенькое добавить для поднятия интереса у покупателей. Купцы выкупают большими партиями, возят в Абердин даже.

— Да, знаю, Кер докладывал. Ткань тоже туда возят и стекло. Мы уже в плюсе. Нужно строить полноценный цех по производству черепицы. С такими объемами строительства нам на сторону и продавать нечего, — хмыкнула я.

— Кер собирался снова ехать за прессами для камня, нужно докупить у Рича размягчитель, а скоро останемся без строительного материала, — напомнил Дон.

— Да, я уже оставила заявку у управляющего герцога. Тот отправит нам большую партию порталом, я ему кристалл за это подарила, взятки он берет только ими, — хихикнула я.

— А ты переживала, что полей нет и ячмень сеять негде, погоди еще пару лет и на твоих холмах и лугах камней не останется, все подростки соберут для каменной мастерской, — рассмеялась Софи.

— Отлично, будет где поля засаживать и не только ячменем. Нам овес для лошадей нужен, просо для кур и свиней кормить нужно. Хорошо бы еще пшеницу выращивать для хлеба, а то покупаем в центральных доменах дорого. Нам бы только для своих нужд для моих людей, а если останется, то на спирт. Я все же надеюсь спихнуть строительство на профессионалов, а сой занятья через пару лет алкогольным производством. Ваш отец приглашает в партнеры, это большая честь и огромные перспективы. Что бы я без вас всех делала?

— Была бы замужем за этим уродом Поришем, — хмуро сказал Дон. Кстати, он умер. Его труа нашли в реке и его забили до смерти.

— Жуть какая, — ахнули мы с Софи.

— Это кто же так постарался?

— Наверное кто-то из близких его жертв. У всего есть предел. Его рудники конечно важны для короны, но то он творил было слишком бесчеловечно. Куда наш король только смотрит. В Дальгоре эту свинью уже давно бы казнили на столичной площади, — негодовал друг.

Втроем мы снова вернулись в мою Богемию, Кер чуть ли не на шею нам бросился. Купцы вцепились в него клещами. Торговля в скобяной лавке шла отлично. Туда ездили из наших деревень за покупками, три часа до Богемии по отличным дорогам это не день до Перта и не два до Гринока и Стерлинга. Один из самых торопливых торговал разной галантереей, второй бакалеей. Оба были нам нужны, и мы с Доном принялись за строительство, купцы внесли по половине стоимости лишь бы въехать до зимы. С обоими домами мы управились за две недели и настало очередь кровельщиков, те торопились закончить работу до сезона дождей, которые здесь лили по месяцу, а потом холодало, но снова светило солнце. На дождливый месяц они собирались домой, а потом обещали вернуться. Тут заявились Дормейны, готовиться к помолвке и забрали Софи в замок к жениху. Мы обещали прибыть за день до праздника.

Мы с Доном решили поднатужиться и до начала дождей забацать еще пяток фундаментов, потом месяц будем отдыхать от стройки, а затем снова в гастарбайтеры. К нашему общему счастью откликнулся один из строителей Лурдианы, готовый переехать в Дальгор на пять лет. М ему выделили под проживание последний пустующий коттедж. Парень был холостым и ему одному этого домика было вполне достаточно. Домиком я его называю по сравнению со своим домом. На самом деле он был двухэтажным, правда второй этаж был мансардным, но с новинкой из окон, встроенных прямо в скаты крыши. В мансарде были две просторные спальни, внизу гостиная, кухня и кабинет, ну и ванная комната с душевой кабиной и раковиной с унитазом. Дон на радостях сходил за ним порталом, и мы оставили его знакомиться с хозяйством при содействии моего управляющего Кера и Грира, а сами смылись на помолвку Софи.

Замок Стерлингов светился огнями, благоухал цветами. Семья лорда нам было частично знакома, а теперь мы перезнакомились со всем многочисленным кланом. Нам так искренне радовались, что становилось даже неудобно. Ну ладно Софи, она их будущая хозяйка, Дон ее брат. Стефи будущая принцесса, принц тоже был здесь, как и вся семья Мейфордов. А я-то, чем им так угодила? Оказалось, что ушлые соклановцы надеялись на то, что я себе присмотрю кого-нибудь из родни. Одна хозяйка хорошо, а две лучше, я вцепилась в Дона, пока меня не выдали замуж без моего ведома. А то заснешь тут у них девицей и проснешься уже супругой и не отвертишься потом. А на следующий день вообще переселилась к Стефи, к принцессе точно не сунутся, принц им головы открутит голыми руками. Девчонки посмеивались, а я негодовала.

— Вот наглые морды! бушевала я, пока подружки катались от смеха по ковру. Как же они меня достали. В Гриноке такого безобразия нет, а тут шагу ступить невозможно.

— Наверное я немного перед тобой виновата, — покаялась Софи. Я как-то говорила Камерону что хотела бы чтобы ты была всегда рядом, вот он и нагнал всю неженатую родню. К тому же ты красавица, блондинка, вот они и липнут.

— Да они в большинстве тоже блондины! рявкнула я.

— Ну и что? Это не отменяет твоей привлекательность, — отрезала подруга.

— Моей или моих мастерских? подозрительно прищурила я глазки.

— Ну и это тоже, они же не дураки. Все про твою Богемию уже знают. Мы же сами сюда товар два лета возили. Ты у нас невеста с приданным, — торжественно объявила Стефи, а я застонала под смех этих поганок.

Наконец главное событие в жизни Софи состоялось, и мы с Доном вернулись ко мне, а Софи с родителями осталась гостить у жениха.

— И предупреди этих своих обормотов, что бы я их и близко от себя не видела. Если попрутся за мной в Богемию, я не знаю, что с ними сделаю!

Злая как оса я вернулась домой и оторвалась на стройке выплескивая свою злость на камень, отстроила новый дом еще быстрее прежнего, Дон смеялся, но не отставал. Еще два дома были готовы, кровельщики работали круглосуточно, купив у меня кристаллы для освещения, а мы побыстрее принялись за фундаменты до дождей, накроем их старыми досками, а после дождей займемся снова за стройку. Мой новый архитектор Жак Моне уже все облазил, обнюхал, полюбовался макетом, изучил планы будущей застройки и принялся за дело. С Кером и Гриром они, несмотря на разницу в возрасте сразу подружились. Жак сделал для них чертежи красивых домиков для барбекю, и они даже обмыли это дело, правда в меру. Моне воспринял мансардные окна и беседки для барбекю как дальгорскую традицию и пришел в восторг от такого интересного подхода.

Вскоре начались дожди, и мы с Доном только и делали, что ели и спали, спихнув остальные работы на людей, которым я платила деньги из своего кармана. Надо с этим заканчивать, решила я. Так и ноги протянуть не долго. Достроим торговую улицу, а остальная стройка пусть идет как у всех с помощью раствора для камней, а не моей силы. Я уже натренировалась до обури, хватит с меня. Нужно взять Дона за жабры и заняться защитой, а то родственнички Софи меня доведут до ручки. Так я ему и сказала через неделю лежания и усиленного питания. Тот был совершенно со мной согласен.

— И правильно не мотаться же тебе по деревням и строить дома каждому пастуху. Включишь в стоимость цену хорошего раствора с магической составляющей и займемся магией. Я напишу барону Кроули у кого лучше покупать. Деньги у тебя уже есть, — на том и порешии.

Барон порекомендовал своего хорошего приятеля, с которым они еще служили в бытность военными строителя. Мы написали ему письмо, ссылаясь на лорда Алекса. Ответ пришел быстро, лорд Огюст был готов поставлять нам раствор в любых количествах. Мы посоветовались с Жаком сколько брать и какой, тот назвал сорт специально для нашего климата, и мы отправили Кера вместе с Жаком порталом в Лурдиану, заключать от моего имени договор. Обещали забрать из через три дня. Те вернулись сразу с десятком подвод со смесью. Мы убрали их на склады в стекольную мастерскую. Они были самыми большими, сухими и надежными. А так как стекло у нас не залеживалось, то и пустовали частенько. Тут к нам вернулась Софи, Родители отбыли домой, а она захотела к брату. Долго гостить у жениха до свадьбы не прилично, а тут он все равно ближе к ней. Я обрадовалась и засадила ее вместе снами пересчитывать стоимость коттеджей. Та скривилась, но уступила под нашим напором. К окончанию дождей у нас на руках была новая смета и мы ее торжественно вручили Жаку, хоть это было и его делом. Но мне хотелось самой знать, что сколько стоит. Мне еще вискокурню строить, так что лишний навык не помешает.

Глава 26

Проливные дожди никак не сказались на работе наших тружеников, дальгорцы привыкли к своему климату и не обращали на него внимая. Главной головной болью были Чук и Гек, которые рвались гулять и заявлялись домой, грязные как чушки. Служанки ругали их последними словами, думая, что я не слышу и тащили мыть им лапы, пузо, хвосты и в итоге приходилось мыть их целиком в санитарной комнате. Там была установлена широкая большая низкая, но глубокая раковина, нужная для уборки и другой работе по думы. Там этих свинтусов мыли, насухо вытирали, сушили артефактами и потом те гордо задрав хвосты и перекусив на кухне неслись по лестнице к нам с Доном, мешая занятиям и требуя играть.

— Дрессировать их надо. А то они тебе скоро на шею сядут и поедут, — качал головой Донован, глядя на это безобразия.

— Надо, но этому нас не учили. На лошадях ездить, это пожалуйста, а что с этими наглыми мордами делать не знаю, — вздыхала я, вытолкав из комнаты подросших щенков к Софи, что бы не мешали учиться ставить защиту.

В общем-то дело двигалась быстро, медитации учили концентрации, Дон показал основу, а дальше уже развлекалась я сама. Друг меня хвалил, особенно ему нравилось мое «зеркало», которое не просто возвращало удар нападающему, но и увеличивало его силу без особых усилий с моей стороны. Тот взял идею вогнутого зеркала на вооружение. Каменные стены вокруг себя я строила еще легче, даже огненные воронки умудрялась делать, Дон ликовал:

— Ну, подруга, теперь ты защищена от всего на свете.

— От всего не защитишься. На каждого хитреца найдется еще кто-то похитрее.

— И все равно, у тебя хорошо получается, весной займешься природной магией. Больше ни к чему тяги нет?

— Да вроде нет. Да куда уж мне еще больше? Хотя меня всегда интересовали артефакты.

— Тут я тебе не помощник, — вздохнул Дон. Это долгое и нудное занятие, но могу научить делать простые почтовые шкатулки. В пределах твоих земель точно будут работать.

— Дон, ты просто чудо! Давай их наделаем и побольше. Раздам их мастерам и старостам, а остальные могут покупать. Пусть народ общается, а то для того, чтобы друг другу привет сказать, надо полдня на телеге тащиться. Бред какой-то!

— Ты что всем деревенским из продавать собралась? выпучил глаза Дон.

— А что такого? Они что не люди? К тому же сейчас они уже не живут семьями в одном доме. У меня здесь мужчины и ребята со всех деревень работают, нужно же с родней общаться!

— Ты их сначала писать научи, — спустил меня на землю Дон.

— Точно, они же у меня в большинстве своем не грамотные, — скуксилась я. Ну и что? К соседям сходят, к старосте, те им письмо от чада прочтут!

— И зачем им тогда личная шкатулка? Пусть твои сразу старосте и пишут, — не сдавался махровый землевладелец, далекий от СМС и сотовой связи.

— А я в каждую деревню найму по учителю! Пусть всю зиму всем селом учатся читать и писать! А за это можно будет покупать такие шкатулки! Чем не мотивация ко всеобщей грамотности?

И зачем тебе это?

— Дон, у тебя что склероз ранний? Барон Морган будет здесь со мной школу мастеров открывать, и он непрозрачно намекал, что мои пеньки деревенские не грамотные! Хоть и в интеллигентной форме. Я не хочу позориться и не хочу, чтобы мои люди упустили шанс жить лучше и зарабатывать больше. Только по тому, что не разучили двадцать пять букв! Это же нелепо! Мне нужны специалисты, управляющие, руководители, счетоводы наконец! Кер уже еле справляется! Мне казначей хотя бы нужен. Зачем тащить к себе кого попало, каких-нибудь шпионов, если можно вырастить свои кадры?

— Это займет уйму времени, Анни, но твою мысль я понял, — согласился Дон.

— Научить людей читать и писать можно за одну зиму. Не идиоты же они. К тому же время у меня есть, я же теперь маг, у меня триста лет впереди, а не сто двадцать- сто пятьдесят если повезет. Я все успею. Так! У меня пять деревень, пока, значит нужно пять учителей не мотаться же им по холоду по деревням. А теперь главный вопрос, где их взять нормальных и терпеливых, чтобы они моих учеников не поубивали в сердцах?

— У того же Моргана, где же еще. Те уже привыкли таких лбов учить, опыт есть. Я ему сейчас напишу, — и Дон засел за письма, а я пошла к Софи играть с Чуком и Геком.

Они ушли на пустую мансарду и носились там как подорванные. Я постояла в дверях трясясь от смеха. И это будущая герцогиня! Два мохнатых клубка повалили мою подругу на толстый ковер и валяли ее по нему как тюк с шерстью, пытаясь отобрать мяч. Софи визжала Чук и Гек тявкали и скакали по ней от радости. Дурдом на выезде.

— Софи! Как ты собираешься быть хозяйкой домена, если впала в детство. Мы так лет с семи не веселились, — рассмеялась я.

— Да что там управлять. У Камерона и так все хорошо, я конечно начну свою любимое дело займусь всерьез эфирными маслами, раз тебе это не интересно.

— Мне это не интересно. Мне интересна только эрика и мята. а остальные буду покупать у тебя, — заверила я подругу.

— Вот и отлично, а темное стекло для моих пузырьков сделаете? спросила Софи, переключившись на любимую тему и стряхнув с ебя нахалят, те рванули за мячом и уже не обращали на нас внимая.

— А почему тебе самой не открыть маленькую мастерскую специально для этого, мы же собирались делать косметику, для нее нужны красивые баночки, флакончики и прочая фигня. А у меня поток, на такую мелочь и разменивать не хочу. Песок у меня купишь, не вопрос.

— И то правда. Так, с меня цех по производству косметики. С тебя песок, рецепты продукции вместе будем составлять исходя из местных горных трав. Это будет уникальная косметика, — и Софи закатила в экстазе глаза.

— Вот и хорошо, пойдем чай пить. Нитта уже звала, повар сегодня в ударе и у нас торт, — видимо заедает депрессию от бесконечного дождя, бедняга. Привык к лурдианскому солнышку.

— Наверняка захихикал Никки. Мы зашли за Доном и позвали его на чай в малую столовую. Я любила ее больше всего за огромный эркер, в котором и стоял чайный столик с уютными креслами. В камине потрескивал огонь. Чук и Гек увязались за нами услышав слово чай, значит будут вкусняшки.

Мы смотрели сквозь стекла эркера на серю хлябь и наблюдали за жизнью поселка. Обзор был отличным.

— Смотри-ка купцы уже заселяются. Мебель затаскивают и тюки какие-то.

— Прекрасно, будет своя бакалейная лавка. Не все же возить самим караванами.

— У второго вроде галантерея?

— Да, тоже полезно. Хозяйки рады, уже прогуливаются по торговой улице между двух открытых лавочек и представляют, как здесь будет красиво летом, мне Нитта рассказывала, рассмеялась Софи.

— И они совершенно правы, летом здесь будет красиво. Лавки мы к лету с Доном закончим не торопясь. За одно на них защиту жилья отработаю, ка Дон учил. От воровства и взлома.

— А мне что делать? скуксилась Софи.

— А тебе леденцы варить. Это была твоя идея вот и начинай. Хозяйки с детьми уже от скуки помирают, сама говоришь между двух лавок в дождь гуляют, пусть делом займутся, еще вся зима впереди, и в гончарной дай задание на коробочки-конфетницы для них. Сахара мы закупили прорву. Мятного эфирного масла полно. После морозца барбарис соберем и по новой.

— Мята! Фууу! Но что ни сделаешь ради любимой подруги, — и Софи стала выписывать самые простые монастырские рецепты в отдельную тетрадь для работниц. Она решила повесить доску с самыми простыми рецептами в маленькой мастерской, которую мы забрали у каменщиков, те переехали на большой склад в стекольной мастерской, который по большей части пустовал, Кер перестраховался и вот пригодилось. Там была небольшая печь, чтобы не мерзнуть и окно, помещение квадратов двадцать, но больше и не нужно. Мы с Доном выползли из дома под дождь, чтобы довести нашу леденцовую до ума. Вдоль одной стены из камня мы сделали длинную столешницу, оборудованы ее рядом длинных конфорок для варки сладости, а вдоль помещения выстроили длинные и гладкие каменные столы, идеально ровные, на которых будут раскладывать формы для заливки их расплавленным на печи сахаром с добавлением мяты. На одном разливать по формам на другом остужать и сушить, еще один стол для упаковки, благо гончарная мастерская рядом. Яркие глиняные шкатулки будут раскладывать сразу по большим плетеным коробам, перестилая их сено, чтобы не разбились. Полные короба с продукцией ребята будут относить на склад, где хранилось все что мы готовили для ярмарок. После сезона дождей, когда просохнут дороги народ потянется в Гринок и Стерлинг торговать. Женщины от леденцового дела отказались, подсев на шитье, с большими масляными лампами это было возможно до позднего вечера.

Как народ разбогатеет будут у меня кристаллы для освещения покупать, и будет вообще отлично. Ниши фонари у колледжей вызывают нездоровую зависть, — посетовала я.

— Ты знаешь, что хозяйки, переехавшие в коттеджи, забрали себе по комнате под свои швейные мастерские? — спросила меня Никки.

— Нет, откуда? Мы же с Доном на стройке вкалывали, не до сплетен.

— А я вот была в гостях у Эбби. Она все здорово устроила, большой стол в центе для шитья постельного белья и одеял, по стенам стеллажи с рулонами и готовой продукцией, над столом большая лампа, которую она выкупила у гончаров, ты ведь их теперь кристаллами освещаешь. Молодец девушка! Подлы на первом этаже правда так и остались каменными, я спросила, почему деревянные делать не стали, та говорит так мыть легче. Дома полно плетенной мебели, даже кровать. Все же дерево пока слишком дорогое удовольствие, зато Джок с Каллумом расширяются. У них отлично получается, подумывают купить большой коттедж на следующем холме и во дворе сделать большую светлую мастерскую с печкой, чтоб зимой не мерзнуть, матушка счастлива, отец ведь у них сгинул где-то в горах, одна ребят тянула, а это не легко. Зато сейчас у них красота. Милли покупает только нашу посуду, постель красивая, занавеси нашила, кружевные шторки на кухню связала, очень мило. Ждет не дождется переезда, ребята уже записались в очередь у нашего Жана. Список растет.

— Это очень радует, значит народ уверен в своем будущем, раз готов влезть в долги на жилье. Джоку ведь только семнадцать, а Каллум еще младше, еще до тридцати они выкупят дом, но вдвоем думаю еще быстрее. А кто же здесь работать будет? Женщины ведь отказались.

— Да девушки, кому шитье по поперек горла, ну и мальчишки постарше. Но те думаю больше прельстились сладким, — хихикнула Софи.

— Ну-ну, через полгода они на леденцы смотреть не смогут, как и вы, — рассмеялся Дон.

— А что ты там со шкатулками навертела, я не видела еще твой дизайн, — спросила я подружку.

— Все просто, кругленькие шкатулки с ладонь, на крышке оттиск "Богемия" в венке из луговых цветов. Очень мило получилось. Зимой займемся росписью?

— Обязательно. Для красок у нас все есть. Будут тренироваться сначала на браке и черепках от разбитой посуды, а потом уже начнем с малого. Сначала шкатулки, потом тарелки и так далее. Можно придумать новый дизайн посуды под роспись, а этот так и оставим, все же узнаваемый стиль получился.

— Знаешь, нашу посуду пытаются копировать, но без яркой глазури она выглядит бедно, не берут ее у других гончаров, если только совсем по бедности.

— Да мой народ уже немного разбогател. Особенно, конечно, Богемия и Морена, за счет мастерских, но и в других деревнях ушами не хлопают. Овец много себе оставляют на шерсть. Наши одеяла пришлись по вкусу, особенно постельное белье, в каждой деревне свой стиль, неплохо у наших женщин с фантазией. Может и до швейных артефактов доживут, это здорово им упростит работу. Я тоже себе такой хочу, — поделилась я мыслями.

— Швейные артефакты дорогие, но я знаю принцип их работы. Может займемся? У тебя здорово голова работает. Вполне можем вместе придумать альтернативу лурдианских аналогов.

— Дон! Ты просто сокровище! Сейчас вернемся и начнем!

— А я тут одна буду торчать?! рявкнула Софи.

— У тебя помощников полдеревни. Начинай дорогая, не затягивай с неизбежным, — посоветовали мы сестрёнке и смылись домой. Софи грозно смотрела нам в след.

Мы с Доном расположились в просторной лаборатории, одной из трех пустующих пока комнат. В одной из них дожидался своего часа виски, расставленный в больших колбах на широком стеллаже.

— Ну-с, с чего начнем?

— С зонтов!

— С чего?! опешил Дон.

— С раскладных зонтиков по типу трость! Меня достал этот дождь, а ведь весной они снова начнутся! Так вот. Я предлагаю следующее, — и я описала Дону принцип самого простого зона.

— Анни! Да как тебе это в голову пришло?! Это же просто бешенные деньги, когда мы доведем дело до ума! вскочил Дон и забегал по пустой просторной комнате, я захихикала.

— Что? не понял веселья друг.

— Ты сейчас Рича напоминаешь. Сразу видно, что вы друзья, — рассмеялась я.

— А я теперь его тоже прекрасно понимаю! Но Анни, мы одни не справимся. Это же простая механика. Спицы нужны тонкие из легкого сплава, ткань не промокающая, твои зонты будут жутко дорогими!

— Ну первое время да, пока не наладят выпуск в большом количестве, но в любом случае не дороже золота, — ответила я.

— Нужно оформить патент, подружка. Нам вдвоем не потянуть. Кого бы привлечь к твоему новому изобретению?

— Может лорду Мейфорду напишем? У него огромные связи, — предложила по привычке я.

— У Дормейнов связи не меньше! отрезал Дон и застрочил отцу. Когда письмо было отправлено, он сурово на меня взглянул, ожидая возражений, я лишь пожала плечами. Какая разница, кто займется производством, уж точно не я, мне нужны зонты, и кто их будет делать без разницы!

— Ну что? Шкатулки или швейные артефакты? подвел итог нашем переглядывания Дон.

— Давай швейные артефакты, — решила я. Пока мои еще читать научатся, а шьют уже сейчас.

— И правильно. Вот что я знаю об этом артефакте, — и друг изложил теорию.

— Нам бы образец, — протянула я.

— Никах образцов! Ты сама что-нибудь придумаешь, я в тебя верю, — и уставился на меня как будто я прямо сейчас выдам гениальный план.

Я подняла брови и уставилась на Дона в ответ. Тот сурово нахмурил брови, я вздохнула и подтянула себе ближе альбом для рисования, так думалось легче. Ничего путного в голову не приходило. Лурдианские артефакты воздействовали магией на ткань и ее волокна намертво переплетались между собой, для одежды прекрасно, швов не оставалось, поэтому их и покупали в дорогие ателье. Но у меня-то просто постельное белье! Какая может быть альтернатива ниткам?

— Боюсь без Рича не обойтись, — вздохнула я.

— Почему? нахмурился Дон, мне иногда казалось, что он меня к нему немного ревнует.

— Потому что вместо ниток мне в голову приходит только клей, а Рич алхимик. Нужен особый состав, который можно наносить тоненькой полоской между тканями, затем их как следует прижать вместе, а потом подвергнуть нагреву, можно просто утюгом прогладить. Клей должен быть прочным, но пластичным и не растворяться в воде и щелочи при стирке. Ничего другого в голову не приходит. Ну и изделие должно при этом быть таким же мягким, а не стоять колом на месте склеивания.

— Если будет такой клей, то и артефакты будут не нужны, — хмыкнул Дон.

— Ну почему же? Для дорогой одежды, да и одежды вообще это актуально, а вот для постельного белья, парусов, чехлов на мягкую мебель, ну и еще чего-нибудь в этом роде, вполне годиться.

— Рича трогать не будем, пока он не придумает твой искусственный камень его не оторвешь от этого проекта. Но нас работает не плохой алхимик, сын папиного друга по академии, можно озадачить его. Тот придумал клей для склеивания стекла, может и для ткани что-то изобретет, просто ему не приходило в голову, что клей можно нагревать. Думаю, тут в первую очередь важен температурный режим, так что артефакт нагревающий клей все равно будет нужен, но это ерунда. Такие уже есть, достаточно отрегулировать нагрев, нам будут нудны небольшие легкие ручные артефакты, а не гладильные артефакты, для которых они используются, но это ерунда. Анни, ты не против, если мы этим займемся. Мейфордам все равно не до этого, у них королевская свадьба на носу.

— Не против, конечно. Возьми этот проект на себя Дон, а я буду у вас это покупать. Все равно ведь будет дешевле швейных артефактов.

— Раз в десять дешевле!

— Вот и отлично! А теперь за шкатулки! Ну, показывай, как их делать?

Глава 27

Зима прошла в хлопотах. Мы с Софи не вылезали их художественной мастерской обучая девушек расписывать посуду, часть из них пришлось уволить, а остальные справлялись. Пока только простенькие узоры и цветочки, но потенциал был. У Кера уже был целый список с заказами на новые дома. Часть из них выкупали коренные жители Богемии, часть выкупали мастеровые их стекольных цехов, гончары и работающие там жители других деревень, собирающиеся перевозить сюда семьи. Стройка шла без нас с Доном. Торговая улица была давно готова, и купцы вовсю торговали в своих лавках кто чем придется. Жители любили прогуливаться по ней даже поздно вечером под светом фонарей.

Подмастерье Мартина Стив женился и для нас был сюрприз, что его женой оказалась та самая хозяйка кафе в Пете с вкусными пирожными. Встретились они у нас здесь, когда та приехала заказать себе посуду и стаканы в наших мастерских и теперь Стив выкупал женушке первое кафе-кондитерскую под названием «Сластена». На свадьбу мы им подарили большой комплект посуды с красивым дизайном и росписью, которую потихоньку осваивали наши девушки, но даже с непритязательными веточками цветов она смотрелась очень мило.

Я освоила все же почтовые шкатулки, но не смогла не добавить кое-что от себя. Выглядели они как небольшие, но дорогие записные книжки на металлических петельках и обтянутые тесненной кожей с надписью «Богемия», сбоку было крепления для карандаша, а внутрь вкладывался небольшой блокнотик для записок. Я торжественно вручила их мастерам, в том числе и Юэну, который несмотря на свои восемнадцать лет лихо руководил гончарами.

Леденцы пользовались успехом и их выкупал на вес местный купец в свою лавку со сладостями и пряностями. Барбариски пользовались особым успехом, и мы получили заказы из Гринока и Перта. Мятные леденцы никого не удивляли, а барбарисовые были в новинку. Купцы, увидев записную книжку-шкатулку попросили себе такие же. Я честно сказала, что те работают только на небольшие расстояния в пределах моих земель, те и этому были рады, и я продала им целую партию за приличные деньги, приложив к каждой пять маленьких кристаллов для подзарядки. Те ходили, раздувшись от гордости, оказывается в Дальгоре такие шкатулки было вообще не покупные из-за дороговизны. Пожалуй, стоит наладить личную мастерскую из пары человек, понижать цены на свои изделия для почты я не собиралась. Изготовить основу для них и обтянуть кожей, да просто украсить может любой мастер, а плетения наложу сама.

Софи гуляла по лавочкам и доводила купцов до ручки требованием украшать витрины, те уже не знали куда от нее прятаться, но ее тяга к красоте победила лень и жадность купчиков. Софи настояла на освещении витрин маг-кристаллами в темное время суток и подсветку вывески, те сопротивлялись, но сдались и только от этого выиграли, выручка увеличилась. Жители моих земель зимой приезжали просто погулять по ровной освещенной улице с красивыми витринами и зелеными туйками, разглядывая уже отстроенные дома и любуясь ярко освещённым макетом будущего городка. Приезжали к нам и из Пета, Гринока и Стерлинга, естественно с женихом Софи во главе, с которым та сидела в «Сластене» и уплетала вкусности под умильными взглядами лорда Камерона.

Грир выкупил для матушки первую гостиницу, та была в восторге. Еще бы! Мадам Костер держала небольшой постоялый двор на тракте из Перта в Стерлинг, но новая гостинца «Астория» поразила ее воображение. Туалеты и душевые были общими на этаже, но они были! Чистые светлые комнаты с большими окнами, выходящими на торговую улицу и будущий сад, радовали глаз. Просторная кухня, большой зал для ресторана, холл со стойкой для администратора и личный кабине вызвали бурю эмоций. Конечно, вся посуда, постель и ткани на шторы были куплены Гриром прямо в мастерских. С мебелью пока были проблемы, но мадам Костер стала патриоткой Богемии и большая часть мебели, такая как кровати, стулья и кресла была закуплена у Джока в мастерской. И дешево, и красиво. Софи подсказала ребятам, что неплохо бы чтобы дно кроватей было не их жёстких досок, а из гнутых ламелей, спать будет мягче, те помудрили, но не смогли все же освоить этот нелёгкий труд. Столы и полки для кухни сделали для нее наши столяры. Кер выделил место под вырубку леса негодного для стоек, но вполне приличного для мебели и те расстарались. Они же и подсказали Джоку и Каллуму как правильно гнуть дерево, пропитывая его клеем между тонкими слоями для изготовления ламелей на кровати. Ребята договорились просто покупать у них такую важную запчасть. У столяров было для этого все необходимое, так почему не подзаработать еще немного?

В самом начале весны по доехал обоз переселенцев с севера, с ними приехали еще люди своими глазами посмотреть, что тут такого хорошего в Богемии, что вся деревня сорвалась в начале зимы и четыре месяца шла на новое место жительства. Так медленно обоз шел, потому что перегоняли скот, а корова и овца не лошадь, быстро не ходит. Коровок вообще сохранили с трудом, укрывая их огромными попонами. Мы с Софи поразились таким трудностям, видно там совсем плохо, что люди совершили такой тяжкий переход, да еще зимой. Шли-то они на юг, но юг Дальгора это не юг Лурдианы, где даже зимой деревья не сбрасывали листву полностью. А тут, женщины, дети, старики, просто всем селом снялись с места и рванули посреди зимы в голубую даль, да еще и прятались часть дороги, что бы их не поймали. Мрак.

Мы расселили северян в свободные домики Богемии, которые пустовали, так как жильцы уже живут в новых домах, часть поселили в полупустые по той же причине общаги. Часть отправили в Морену, часть в Озерное, а часть в Голубику. Мартин отобрал себе еще рабочих из переселенцев, некоторые влились в гончарное дело, кто-то ушел на стройку коттеджей и таунхаусов. Женщины взялись за шитье, подростки за леденцы и варку и нарезку мыла. Семьи с коровами отправились в Голубику.

В середине весны Кер с моей помощью привез наконец поросят. Чистеньких розовых хрюшек встречали всем селом и сразу поселили в теплом свинарнике. Те задорно хрюкали и с удовольствием наворачивали болтушку, женщины с умилением поглядывали на будущих свиноматок, а мужчина на будущую колбасу и копченые окорока.

За осень поля рядом с Богемией практически полностью расчистили от камня. Мы с Доном и Софи решили, что нечего добру протопать и пора засевать свои поля. Лошади для пахоты в Голубике были, даже пара плугов и одна борона. Маловато будет и Кер снова был отправлен порталом с Стерлинг. Софи написала своему ненаглядному о нашей проблемы и тот посодействовал. Товар Кер получил на герцогской кузне в замке лорда Стерлинга. Забирал его оттуда Дон, я к Стерлингам не совалась, хватит с меня приключений на помолвке Софи.

Мы задумчиво осматривали фронт работ и решили, что нам с Доном вполне по силам выровнять землю, холмики были не высокие, справимся. Пахать и сеять на них, конечно, можно, но это удлинит работы, а весной день год кормит. Поднапрягшись за неделю, мы сравняли с землей большую территорию, если ее засеять, то своим зерном мы будем полностью обеспечены, все пять деревень. Кер ахнул и нагнал народ еще раз собрать камни с огромных полей. Работала в основном молодёжь, даже детишки собирали небольшие камешки забрасывая их в телеги. Кер нарезал наделы, и мы с Доном отправились в Лурдиану за посевным материалом. Нам нужна была пшеница, устойчивая к нашему климату, овес и ячмень, на который как вы понимаете у меня были свои далеко идущие планы.

Мы вышли у поместья барона Кроули, который растил овес и ячмень для своих табунов и сразу попали в крепкие объятия, Никки заявила, что поедет в Дальгор с нами. Мы не возражали. Поболтав о жизни и описав все наши приключения уже лично, а не из писем, я подарила барону и баронессе по мини-шкатулке, подарок им понравился. Барон посоветовал закупить зерно новых сортов, дающих более высокий урожай у своего поставщика. Дело было не дешёвым, но одноразовым, следующей весной мы будем засевать поля уже своим зерном. Очинка стоила выделки. Барон отправился с нами на переговоры лично, пока Никки паковала багаж с нарядами. Мы получили приличную скидку и заверили, что и впредь будем закупать новые сорта, особенно морозостойкие и засухоустойчивые, тот обещал проработать наш заказ. Я собиралась ввести систему посева озимых на своих землях, идея его заинтересовал и тот обещал выложиться на все сто, но создать такой интересный заказ за пару лет. Граф Морис сразу смекнул выгоду, весь Дальгор будет у него в кармане, если его новые сорта выдержат испытания на моих землях. Мы обещали держать его в курсе и пригласили летом в гости на озеро, тот с радостью согласился.

Большим обозом мы вышли прямо у Богемии. Король Конрад позволил мне строить порталы на своих землях куда мне удобно. Ну спасибо ему, что ли? Увидев обоз груженый зерновыми, народ воспрянул духом и взялся пахать в прямом смысле от зари до заката, пока земля влажная, зерновые были высеяны в срок. Дон сказал, что, пожалуй, здесь можно и деревеньку заложить, все равно часть жителей из Богемии не хотела жить в городке, их уже даже водопровод и отопление не привлекало. Они хотели жить без суеты, на природе в том ритме, к которому привыкли.

Я вытащила Жака Моне со строек и вышла порталом с ним к полям. Тот наметанным глазом определил хорошее место для поселения, недалеко от дороги между Богемией и Мореной. С одной стороны дороги тянулись поля, а с другой невысокие холмы, где можно спокойно пасти овец. Мы с Доном поручили ему набросать план поселения и просчитать цену на новые дома. Тот сказал, что подходящие дома у него уже есть и все просчитано с учетом ен на наши материалы. Я отправилась в Богемию к будущим жителям новой деревни Просторы, как ее назвала Софи.

Никки по приезду сразу рванула к ней, и они уже оббежали все мастерские и лавки, наелись в «Сластене» и нагулялись по окрестностям. Я пришла к старосте и предложила ему вариант для переселения показав картинки с просторными одноэтажными домами в форме буквы «Г» и с широкими подворьями, где легко помещались сараи овчарни и овины. Оставалось место и для больших садов. Огороды деревенские всегда разбивали на берегах ручьев, чтобы не мучить с поливом. Я провела порталом всех желающих осмотреть будущее место жительства, и оно пришлось им по вкусу, недалеко протекал широкий мелкий ручей и овечками будет где попить и огородик полить есть чем. Мы с Доном пообещали несколько колодцев в самом селе и те были готовы начинать стройку своими силами, но мы все же прислали Грира с разметчиками и мастеров по фундаментам и одного мастера, который будет присматривать за поднятием стен из формованного камня.

Наши мастерские по камню и черепице работали уже круглосуточно, конвейер для производства оконного стекла еле справлялся, но работал в первую очередь на внутренние нужды. Строительный бум в Богемии не будет продолжаться вечно, так что перетерпим, остальные деревни отстраивать в авральном режиме и не нужно. Мы с Доном помогли ускорить фундаментные работы и откланялись. Ниши кровельщики всю зиму работали на мастеровых из Гринока и заявили, что такие простые крыши им по силам. Как бы не скрывали свои знания хитрые гринокцы, но наши мастера работали у них не с завязанными глазами и кое-чему научились. От мансардных окон жители Просторов отказались, жить под крышей никто не хотел, первого этажа было достаточно.

Мы засобирались к леди Жустинианне в лесные питомники за саженцами свих лесов, леди Миранда выполнила обещания и к нам порталом вышел мои новый учитель господин Фред Стейси. К леди Жули Артэйр прямо к фамильному замку мы прибыли верхом кавалькадой из пяти человек. Жули нам дико обрадовалась, сразу пять лурдианцев, двое которых только что с Родины, а три ее сестры по монастырской школе. Мы проболтали до самого обеда, потом до вечера гуляли по питомникам и остались на ночь. Лорд Бенет был тот самый рыжий здоровяк и с любовью смотрел на свою супругу-брюнетку. Жустинианна была на ранних сроках беременности, но над ней тряслись всем замком, та только глаза закатывала от такой опеки, но признавалась, что ей это жутко нравится. Сирота с детства не была избалована вниманием и теперь отрывалась по полной.

Мы расплатились за саженцы хороших сосен, которые годились на строевой лес, белых дубов, которые отлично шли на бочки и несколько местных пород лиственных деревьев, быстрорастущих и не прихотливых, для мебели они вполне годились, не люкс, конечно, зато щепа у них прекрасно подходила для коптилен это и решило вопрос в их пользу. Я спросила, что еще есть для мебели, та посоветовала взять кедр и новый сорт лиственницы и я заплатила и за них тоже. Кедровник я собиралась высадить вокруг своего Серебряного озера, красота и орехи вкусные, на эти деревья я сил не пожалею, ну ее мебель, а вот кедровые орешки это да! Дорогие, правда, заразы.

Саженцы сосен и дубов были для нас приготовлены еще с осени, а кедры и лиственницы Жули выделила мне из своих запасов, кедров было немного, но на рощу вокруг озера хватит. С них мы решили и начать. Фред оказался отличным учителем, с юмором и учеба шла настолько легко, что он сам поражался.

— То ли я гениальный учитель, то ли Вы леди Анни уникум, — посмеивался он. Пока мы с ним носились с кедрами вокруг озера, Дон привел из Лурдианы еще трех магов. Кер нагнал народ со всех деревень на посадку будущих лесов, те шустро копали ямки и опускали туда комья земли с корешками будущего леса. Народ искренне радовался. Теперь у нас будут свои леса, а значит хорошая мебель, да и просто деньги дополнительные никому не мешали. к тому же я не возражала против сбора даров леса, пусть себе собирают травки, ягоды и грибы, что мне жалко, что ли?

К началу лета все саженцы были рассажены в самых благоприятных для них местах. Мы с магами вливали силы в посадки для того, чтобы каждое деревце прижилось. Маги получили свою щедрую оплату и предупредили, что все лето и осень следует повторять эту процедуру. Я не стала жадничать и пригласила их еще через месяц поработать и порыбачить, те сказали, что если я продлю контакт с ними до конца осени, то здорово сэкономлю, мы подписали бумаги. Деньги есть, зачем одной надрываться, учитель Фред решил остаться на все лето, намекнув, что леди Миранда все равно ему уже заплатила, а у нее для меня большой сюрприз. О сюрпризе я догадывалась и ждала Мейфордов с нетерпением. Леди Миранда меня не обманула в ожиданиях за ее каретой тянулся обоз с декоративными деревцами, кустарниками декоративной эрикой всех цветов и оттенков. Учитель мне сказал, что кедры можно подпитывать хоть каждую неделю по чуть-чуть. Маги вливают сразу много силы, чтобы не возиться, а мне торопиться некуда, так мои ке