КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471653 томов
Объем библиотеки - 691 Гб.
Всего авторов - 219910
Пользователей - 102216

Впечатления

Витовт про Щепетнов: Изгой (Боевая фантастика)

Хороший цикл, но недописаный. Возможно в планах автора закончить приключения попаданца в мире фентези.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vovik86 про Кузнєцов: Закоłот. Невимовні культи (Космическая фантастика)

Книга сподобалася. На мою думку, найкраще читати так, як пропонує автор.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Ратникова: Обещанная герцогу (Фэнтези: прочее)

Ознакомительный фрагмент

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Вульф: Вагина (Эротика, Секс)

В женщине красивей вагины только глаза :)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Воевода (Альтернативная история)

надеюсь автор не задержит продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Покидая Эндеву (СИ) (fb2)

- Покидая Эндеву (СИ) 838 Кб, 209с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - (EugeneNef)

Настройки текста:



В это время года Лондон всегда выглядит особенно печально. Суровая октябрьская осень уже воцарилась в городе, диктуя свои правила. Одинокие серые дома стоят посреди пустынных улиц под гнетом черных туч, гонимых холодными порывами ветра. Густой, казалось бы, тягучий туман спустился на крыши и тротуары, окутав все своими объятьями, а немногочисленные деревья, обнажив свои ветви, дрожат и трясутся, стараясь сбить сковывающий их озноб.

Был выходной, и большинство людей еще нежилось в своих постелях, отдыхая после тяжелых будней от бытовой суеты и от повседневных хлопот, которые и без того способны испортить даже самый чудесный день. Оттого дороги были безлюдны, и клубам смога и пыли ничто не мешало разгуливать среди домов, вздымая вверх кучи листьев и мусора.

Птицы уже давно улетели на юг, где не нужно укутываться в толстые слои одежды, дабы не быть застигнутыми врасплох неожиданными морозами. Я и сама была бы не прочь отправиться вместе с ними: здесь меня ничего не держит. Часто сравниваю себя с перелетными птицами: мне всегда казалось, что городская жизнь ─ это не мое. Я должна жить рядом с природой, просыпаться под пение птиц, испытывать полную свободу и не быть никому ничем обязанной. На мой взгляд, общество загоняет человека в такие узкие рамки, что он, в конце концов, замыкается в себе и медленно чахнет. Становится частью серой массы, которая каждый день идет на работу, которую не любит, и трудится до изнеможения, чтобы заработать денег и иметь возможность просто существовать.

Моя мама относится к такой категории людей. Хотя нельзя сказать, что она сильно страдает: мама всегда любила свою работу и полностью ей отдавалась. Будучи деловым человеком, она всегда знает, чего хочет от жизни, и что нужно делать, чтобы достичь поставленной цели. Встает рано утром по первому звонку будильника и собирается на работу. Добросовестно выполнив свои обязанности, возвращается домой ближе к вечеру, ужинает и только тогда позволяет себе немного расслабиться: как правило, читает книги, решает кроссворды или смотрит телевизор. К тридцати восьми годам она смогла самостоятельно устроить свою жизнь в полной мере, и, честно сказать, я ей немного завидую.

Я всегда была полной ее противоположностью: никогда не знала, чего хочу добиться в жизни, и мне не хотелось учиться или работать. Как говорили мои преподаватели, я постоянно витала в облаках и в свои восемнадцать лет оставалась в душе ребенком. Скорее всего, они были правы. У меня, конечно, были подруги, с которыми интересно проводить время, однако, по-настоящему близкими друзьями для меня всегда являлись книги. Если книга достаточно интересная, я могла погрузиться в нее с головой и не отрываться сутки напролет. Книги помогали мне переноситься в дремучие леса и величественные замки, холодные ущелья и засушливые пустыни. Конечно, лишь мысленно: физически я все еще оставалась в задымленном и сером Лондоне. Но мне этого хватало, чтобы ненадолго отвлечься от повседневной рутины и тягот городской жизни.

Одним морозным утром я возвращалась домой из почтового отделения: мама просила отправить несколько писем. Холод пробирал до костей, в этом году зима наступила очень рано. Я в очередной раз пожалела о том, что не захотела надевать теплую куртку: решила, что пару кварталов до почты можно и потерпеть. На мне были только белая футболка и, как мне сначала показалось, достаточно теплая серая кофта. Как часто говорила мама: «Главное чтобы не мерзли ноги ─ с этого и начинаются все простуды». Несмотря на пасмурную погоду, асфальт был сухой, и я не боялась испачкать свои ботинки грязью, которой, как правило, в Лондоне предостаточно.

Я посмотрела на время: было почти десять. Никто, кроме мамы, не заставил бы меня вылезти из постели в такую рань. Однако сегодня почтовое отделение работало только до полудня, поэтому дело не терпело отлагательств.

Как раз в этот момент я вспомнила о книге, которую читала вчера допоздна и о которой не вспоминала до этой секунды. Она была настолько интересной, что только к середине ночи я смогла заставить себя отложить ее и немного поспать. Воодушевившись мыслью о том, что, наконец, узнаю, что же приключилось дальше с книжным героем, я преодолела последние несколько ярдов, отделявших меня от дома. Постучав ботинками о порожек, чтобы сбить с них пыль, я зашла внутрь. В прихожей не стала тратить время на снятие обуви или рюкзака, висевшего у меня за плечами, и быстро взбежала по лестнице на второй этаж.

─ Эми, это ты? ─ донесся мамин голос из ее комнаты. ─ Ты так и не позавтракала. Найдешь пару бутербродов в холодильнике, их лучше разогреть.

─ Хорошо, ─ отозвалась я, уже вынимая из ящика книгу в коричневом переплете. Торчавшая зеленая закладка показывала, на какой странице я вчера остановилась. Положив книгу на кровать, я и сама улеглась рядом, а затем наскоро открыла нужное место:

«Сильный порыв ветра подхватил ее и понес меж деревьев в ту сторону, откуда доносилась прекрасная музыка. Лес наполнился чудесными звуками свирели, а журчание реки и шелест листьев только придавали им удивительную, ни на что не похожую, окраску…»

Я уже мало что слышала вокруг себя, лишь спустя некоторое время меня снова отвлек голос с первого этажа:

─ Эми!

─ Что? ─ я отозвалась так грубо, словно меня отвлекли от чего-то чрезвычайно важного.

─ Мне пора идти, Эми, следи за домом, ─ сказала мама и с этими словами вышла за порог, захлопнув за собой входную дверь. Я проследила за тем, как ее форд описал дугу и, ярко осветив фарами комнату, умчался прочь.

Наконец я осталась одна и могла спокойно погрузиться в книгу с головой, однако не прошло и нескольких минут, как из гостиной послышался какой-то шорох. Сперва решила, что мне показалось, однако звук повторился. Я раздраженно села на кровати и сердито буркнула:

─ Неужели снова кот?

В городе скитается множество бродячих котов, а мы нередко оставляем окна открытыми, поэтому подобного рода визиты ─ частое явление. Обычно после этого приходится подолгу чистить ковры от клочков шерсти, которые намертво втираются в ворс. Тем более мама велела следить за домом, поэтому я, недолго думая, поднялась с постели и отправилась на поиски животного.

Спустившись на первый этаж, я обошла все помещения, но никого так и не обнаружила.

─ Неужели показалось? ─ пробормотала я, и в этот момент снова услышала шарканье, теперь уже на верхнем этаже. ─ Несносное животное!

Никогда не любила кошек: глупые, на мой взгляд, создания, которые только и делают, что спят и едят. В ответ от них ничего не дождешься.

Я стала медленно подниматься на чердак. Не зря до сих пор не сняла ботинки: наверху очень пыльно, так как мы почти никогда там не убираем. Последние ступеньки преодолела с особой осторожностью: не хотелось спугнуть спрятавшееся животное. Еще один шаг ─ и я уже стояла посреди пыльного помещения, полного старых, полуразвалившихся стульев, шкафов и ящиков, оставленных прошлыми хозяевами.

К моему удивлению, тут тоже никого не оказалось. Я прошла вглубь помещения, надеясь, что предполагаемый кот спрятался за шкафом. Однако мое внимание привлекло нечто гораздо более интересное. На грязной полочке шкафа стояла вещица, которую я никогда прежде не видела: небольшая шкатулка, на поверхности которой было вырезано множество чудесных узоров невероятной степени детализации, словно их долго и кропотливо вырезали тоненьким лезвием. Кое-где были даже вкрапления мелких фиолетовых камушков. Очевидно, эту шкатулку оставили здесь недавно: она еще не успела покрыться пылью. Но никто, кроме мамы, сделать этого не мог, а она ничего о ней не говорила.

Я, преодолев некоторые сомнения, взяла шкатулку в руки, и внимательно рассмотрела: крышка была закрыта на небольшую задвижку, которую я не задумываясь отодвинула. Крышка с легкостью распахнулась, представив моему взору небольшой, плоский, квадратный камушек. Он без труда поместился бы в ладони. На его шершавой поверхности было выгравировано что-то, с виду напоминавшее цветок. Я в недоумении повертела его в руках, не понимая, зачем маме хранить подобную вещь у нас на чердаке.

Наверное, это была последняя мысль, промелькнувшая у меня в голове, потому что в следующее мгновение узоры на камне стали светиться, отчего я едва не выронила его из рук. Не успела я еще понять, что происходит, как оказалась охваченной ярким светом со всех сторон. Деревянный пол ушел из-под ног. Еще некоторое время я почти ничего не видела, пока снова не почувствовала под ногами твердую поверхность, а свет не начал постепенно рассеиваться. Я еще не могла внимательно разглядеть место, в котором находилась, но было очевидно, что это больше не чердак моего дома.

Все еще находясь в состоянии потрясения, судорожно осмотрелась вокруг. Помещение, если его можно так назвать, в котором я оказалась, на самом деле было небольшой пещерой. К моему удивлению, она оказалась обставленной множеством бытовых вещей. Рядом стояла кровать, застеленная мешковиной, неотесанный стол, пара деревянных бочек с различными травами, а на стенах висело множество неказистых полочек. Посреди пещеры горел небольшой костер, над которым коптился покрытый гарью котелок с неприятным на вид зеленым варевом. От него исходил кисловатый запах. Последнее, что бросилось в глаза ─ был небольшой круг, выложенный из плоских камней прямо вокруг меня. Камни покрывали узоры, похожие на те, что я видела на камушке из деревянной шкатулки. К слову сказать, я все еще крепко сжимала его в руке.

Я еще точно не знала, где нахожусь, но осознавала одно: мне хочется как можно скорее покинуть эту пещеру, пока не вернулся ее хозяин. Поспешными шагами я направилась к выходу, мысленно поблагодарив судьбу за то, что по счастливой случайности не сняла дома ботинки и теперь уверенно ступала ими по грязному полу. Однако не успела я выйти за пределы пещеры, где уже виднелась яркая сочная зелень, как столкнулась лицом к лицу с кем-то, шедшим навстречу. Меня охватил такой ужас, что, казалось, все внутренности перевернулись с ног на голову. Едва я успела что-либо предпринять, незнакомец воскликнул:

─ Во имя славного Друида!

─ Простите?

─ Мои поиски, наконец, окончены! ─ теперь было ясно, что это отнюдь не человек. ─ Я уже было начал терять всякую надежду. Вы, люди, такие недалекие во всем, что касается магии. Ты единственная, кто смог использовать волшебную руну!

─ Я не понимаю…

─ «Лишь ту, что душой непорочна и сердцем чиста, пропустят в наш мир воротá…», так гласит пророчество. И вот ты здесь. Я действительно сделал это! Я, гоблин Рафи, гений! ─ необычное существо продолжало восклицать и хвалиться.

Мне удалось разглядеть его достаточно хорошо, чтобы отметить несколько особенностей: он был гораздо ниже меня и к тому же покрыт зеленой сухой кожей, а между длинными пальцами его ног отчетливо виднелись серые перепонки. Да и вообще во многом он напоминал лягушку, особенно крупными черными глазками, поблескивающими на солнце. Из одежды на нем были только пыльные штаны и бурая шляпа. Еще он, кажется, сказал «гоблин Рафи»…

─ Простите, но я действительно не понимаю, кто вы такой, ─ я старалась как можно вежливее объясниться. ─ Вы меня, наверное, с кем-то перепутали.

─ Дорогуша, ты именно та, кого я так долго искал, ─ он снисходительно посмеялся. ─ Сейчас ты многого не понимаешь, но не беспокойся, я все тебе объясню. Место, в котором ты находишься, называется Сад фей, который, в свою очередь, расположен в стране под названием Занзара. Когда-то давно Занзара и ваш мир были единым целым, а гоблины, эльфы, гномы и вы, люди, жили в согласии друг с другом. Феи же, являющиеся главной опорой магии, помогали поддерживать мир и спокойствие. Однако шло время, и в людях пробудилась ненасытная жадность. Они начали массовую охоту на фей, используя их силы в корыстных целях. Чтобы спасти Занзару от разрушения, было принято решение отгородиться от людей, и мудрый Белый Друид вместе с гномом-изобретателем Квинлином закрыли Портал между обоими мирами и создали Стража, полумагическое и полумеханическое существо, цель которого ─ охранять Портал.

─ Но при чем тут я?

─ Все было бы хорошо, ─ вздохнул Рафи, проигнорировав мои слова, ─ однако мы не учли важную деталь. Исключив из Занзары существование людей, мы нарушили равновесие, которое феи впоследствии так и не смогли восстановить. В конце концов, магия перестала быть управляемой, а феи одичали. Дороги заросли ядовитыми терновниками, которые изолировали многие окраины Занзары. Наш мир рушится, Эми, и никто не может нам помочь. Когда создали Стража, помимо того, что он физически отгородил миры друг от друга, он также оборвал и связь времен. Поэтому у нас прошло всего несколько сотен лет, в то время как у вас ─ тысячелетия. Те крохи магии, что были у вас, когда Портал захлопнулся, уже давно иссякли. Вы уже и не помните о существовании фей, эльфов и волшебства. Со временем, вслед за остальной магией из-под контроля вышел и Страж, поэтому совсем недавно наши временные линии вновь выровнялись: теперь время вашего мира идет вровень с нашим. Это наша вина: мы не должны были отгораживаться от вас, нужно было найти другой способ решить проблему, теперь из-за нас оба мира под угрозой…

От радости, с которой гоблин встретил меня, не осталось и следа. Было даже неловко спрашивать, откуда ему известно мое имя. Через некоторое время он продолжил тихим голосом:

─ Когда в Занзаре стали происходить неприятности, из своих укрытий вылезли темные эльфы, они принялись грабить наши поселения и сеять еще большую разруху. Когда надежды совсем не осталось, среди народа прошла молва о пророчестве, гласившем об избранном ─ ком-то из человеческого рода, кто придет и поможет восстановить равновесие. Когда я об этом услышал, я понял, чему посвящу всю оставшуюся жизнь. Помимо руны Сада фей у меня сохранилась одна из редчайших рун, позволяющих не просто переместиться в ваш мир, но и вернуться обратно, в то время как все остальные способны перемещать лишь в одну сторону. Это уникальная реликвия гоблинов, которую можем использовать лишь мы. С ее помощью я долгие годы навещал ваш мир, искал того, в ком остались крупицы волшебства, кто смог бы воспользоваться руной Сада фей и явиться в Занзару, чтобы помочь нам. С тех пор я покинул болота и поселился здесь, в пещере, возле рунного круга Сада фей, чтобы лично встретить избранного и помочь ему разобраться с его предназначением.

Я не в силах что-то вымолвить стояла как вкопанная и смотрела на того, кто мне все это рассказывал. Когда дар речи, наконец, вернулся, я протараторила все, что накопилось во мне, за последние несколько минут:

─ Простите меня, но я никакая не избранная. Я всего лишь Эми, официантка, которая совсем недавно не смогла даже сдать университетские экзамены. Что бы вы ни говорили, я вас уверяю, вышла какая-то ошибка, вам нужна не я. И я требую, чтобы вы сию же секунду вернули меня домой. Совсем скоро вернется моя мама, и к этому моменту я должна уже быть дома.

─ Но… но ты ведь должна помочь нам, ─ гоблин изумленно смотрел на меня, ─ так гласит пророчество.

─ Ваше пророчество ─ какая-то чушь, я не имею к этому ни малейшего отношения, сейчас же верните меня домой!

Зеленое существо было так потрясено, что мне стало стыдно за свои слова.

─ Прости, Эми, но я не могу вернуть тебя домой, ─ сокрушенно проговорил он, ─ у меня всего две руны: одна способна перемещать только в Сад фей, а другая предназначена исключительно для гоблинов.

─ Вы хотите сказать, что я останусь тут навсегда? ─ мой голос задрожал.

─ Неподалеку, в часе ходьбы отсюда, есть небольшая деревня эльфов, она называется Эндева, ─ ответил Рафи, ─ я слышал, что у Руфуса, бывалого коллекционера фей, есть особая руна, способная перемещать владельца к месту его рождения.

─ Эльфов? ─ обескуражено переспросила я. ─ В смысле, деревня самых настоящих эльфов?

Гоблин рассмеялся:

─ Конечно, таких же настоящих, как ты и я.

─ Ладно, посмотрим, ─ я почесала затылок. ─ И мне, правда, жаль, что я не могу вам помочь.

─ Ты еще узнаешь о своем предназначении, Эми, ─ добродушно ответил тот. ─ Станешь самым известным и искусным мастером фей во всей Занзаре.

Я немного смутилась от его слов.

─ Она, наверное, принадлежит вам, ─ я протянула руну, которую все еще держала в руках.

─ Оставь себе, ─ гоблин жестом остановил меня, ─ более того, я хочу подарить тебе еще одну очень полезную вещь.

Он забежал в пещеру и вскоре вернулся, держа в руках красивую серую торбу, с множеством вшитых серебряных и золотых нитей:

─ Это эльфийская сумка, она должна быть у любого уважающего себя мастера фей, внутри она гораздо больше, чем кажется. В ней ты можешь носить почти неограниченное количество предметов.

Видимо, добрый гоблин никак не понимал, что я не намерена более оставаться в этом месте и при удобном случае тут же вернусь домой в Лондон. Но я просто не могла отказать ему: черные глазки смотрели на меня с такой надеждой, что я, в конце концов, взяла торбу с твердым намерением вернуть попозже при первой возможности.

─ Спасибо вам. А не подскажете куда мне идти, чтобы попасть в эту самую Эндеву?

─ Просто иди в ту сторону около часа, ─ он указал пальцем в противоположный конец поляны, ─ там сложно свернуть не туда. Если пересекла ручей ─ значит, ты уже близко.

Я еще раз его поблагодарила и отправилась в путь. С виду это было чудесное место, не похожее ни на что из того, что я видела раньше. В то время, пока в Лондоне была холодная осень, здесь, под горячим солнцем, зелень сочилась из всех щелей в полную силу, покрывая мхами и лианами все вокруг. Крупные листья неизвестных мне деревьев шелестели на ветру, а радостные птицы, описывая в воздухе фигуры, подпевали им.

─ Сад фей, значит? ─ проговорила тихо сама себе.

Наклонившись, я сорвала с земли небольшой белый цветок и поднесла к лицу. Его лепесточки были покрыты сетью блестящих золотистых нитей, переходящих затем на зеленый стебелек. Никогда я не видела и даже не читала ни о чем подобном, ни в одной из сотен пролистанных мной книг. Я полной грудью вдохнула аромат цветка и поняла, что мне все меньше хочется покидать этот прекрасный маленький рай.

Продолжительное время я шла по залитой солнечным светом поляне. Всюду ее заполняли папоротники таких размеров, каких в нашем мире, наверное, и не сыскать. Свежий воздух, казалось, заполнял самые дальние уголочки моих легких, куда давно уже не поступал затхлый воздух городского микроклимата.

Я невольно размышляла о недавнем разговоре с необыкновенным собеседником и бранила себя за то, что была такой несдержанной и грубой. Ведь на самом деле мне совсем не хотелось домой, о таком месте, как это я могла только мечтать, читая горы книг, переполняющих шкаф. Все произошло так внезапно, быть может, я просто перепугалась. Все-таки не каждый день тебя переносит с чердака родного дома невесть куда в долю секунды. Тем не менее я твердо решила извиниться перед Рафи, если еще когда-нибудь его увижу.

Размышления прервал неожиданный шум позади меня, в котором я отчетливо различила взмахи тяжелых крыльев. Что-то очень быстро летело прямо на меня. По спине пробежал холодок, а коленки невольно затряслись. Однако, несмотря на это, я постаралась взять себя в руки и, не дожидаясь пока кто-то накинется сзади, покрепче сжала подаренную мне торбу и, резко развернувшись, со всей силы рубанула ею перед собой. Огромное темное существо, подлетевшее уже почти вплотную, попало под удар и с воплем рухнуло наземь. Я закричала что есть мочи и приготовилась было бежать, однако произошло то, чего я никак не могла ожидать.

─ Во имя славного Друида, Эми, зачем же так грубо? ─ возмутилась птица крупных размеров, что лежала у моих ног и, потряхивая головой, пыталась встать на свои лапки.

─ Ты… ты говоришь? ─ сказать, что я была потрясена ─ ничего не сказать.

Этим утром мне удалось повидать много необычного, но говорящие животные ─ было уже слишком.

─ Прости, кажется, я тебя напугал, ─ собеседник рассмеялся, ─ поэтому вполне заслужил такое приветствие.

Я смотрела на птицу и все еще не верила своим глазам.

─ Уж, извини, я не очень комфортно чувствую себя на земле, ─ бурая птица, взмахнув крыльями, направилась к небольшой деревянной изгороди.

На врага он был совсем не похож, поэтому я незамедлительно побежала за ним вдогонку.

─ Так значит ты заметила, что понимаешь нашу речь, ─ продолжил, как мне показалось, филин.

─ Да, нечасто встретишь говорящих птиц.

«Разве что попугаев» ─ пронеслось у меня в голове.

─ Совсем скоро ты поймешь, что можешь понимать отнюдь не только птиц, ─ заметил собеседник. ─ Ты ведь так и не обратила внимания на то, что гоблин, с которым ты недавно разговаривала, тоже говорит совсем не на твоем родном языке.

Я потупила взгляд:

─ Разве Рафи говорил не по-английски?

Я стала напряженно перебирать в голове недавний разговор с милым гоблином, пока не пришла к выводу, что в его речи действительно было что-то странное, хотя никак не могла понять, что именно.

─ Как же так? ─ спросила, наконец, я.

─ Здесь, в Занзаре, все говорят только на одном языке, и ты его понимаешь, Эми, только благодаря тому, что ты избранная.

─ Ну нет, снова вы об этом пророчестве, ─ я тяжело вздохнула. ─ Я пыталась объяснить Рафи, что произошло недоразумение, я совершенно не гожусь на роль избранной. Я и о себе-то толком не могу позаботиться.

─ Эми, когда магия встает под угрозу, она отчаянно ищет пути к спасению, и в этот раз ее единственной надежной оказалась ты. Если бы это было ошибкой, ты никогда не смогла бы воспользоваться магической руной, а уж тем более понимать язык, которого отродясь не знаешь.

Да, мне безумно хотелось помочь, хотелось остаться в этом прекрасном мире и сделать все, что потребуется, но я прочитала достаточно книг, чтобы понимать, что дорога Избранных никогда не бывает простой. Их поджидают опасности буквально на каждом шагу, норовя сбить с ног и погубить, а я была уверена, что даже с одной из них, самой пустяковой, не справилась бы. Я всегда предпочитала выступать в качестве наблюдателя, читателя, смотреть как мужественные герои сражают огромных монстров и свергают подлых узурпаторов. Но понимала, что мне с моим характером никогда не бывать на их месте. Мне было бы куда проще бросить все и убежать, спасая свою несчастную шкуру. Именно по этой причине я всеми силами старалась снять с себя весь груз ответственности, который пытались на меня взвалить. Но отнюдь не ради себя, а ради жителей этого прекрасного места, потому что с такой избранной, как я, им точно придется несладко.

─ Мы, лесные филины, всегда будем готовы помочь тебе. Не знаю, о чем ты сейчас думаешь, но я тебя уверяю, тебе не придется делать все в одиночку. Если ты примешь свою судьбу, то филины по всей Занзаре будут готовы прийти тебе на помощь, и не только филины: эльфы, гоблины, гномы ─ все нуждаются в тебе, Эми, и не отвернутся от тебя, когда тебе понадобится их помощь.

Немного помолчав, он продолжил:

─ Долгое время мы наблюдали за гоблином, что живет на окраине Сада. Изо дня в день, из года в год он покидал Занзару и отправлялся в ваш мир, в поисках надежды на спасение. Нельзя, чтобы его поиски закончились так…

Я молчала, не зная, что сказать. Точнее, знала, но каждый раз отвечая отказом филину или Рафи, я все больше рушила в их душе крохотную надежду на спасение мира, и от этого у меня внутри все буквально сжималось.

─ Я… я подумаю, ─ сказала, наконец, я.

─ Это замечательно, Эми, ─ филин радостно захлопал своими крыльями. ─ К слову, ты уже почти дошла до Эндевы, я буду ждать тебя там.

Он взмахнул тяжелыми крыльями и поднялся в воздух, скрывшись за высокими кронами деревьев. Я грустно провела его взглядом. Не следовало этого говорить, лишь напрасно обнадежила.

Спустя некоторое время я добралась до ручья, о котором говорил Рафи, он пробивался бурными потоками из покрытой мхом скалы и скоротечно пробегал по уже натоптанной дорожке прочь. В холодной воде плавало множество мелких искрящихся на солнце рыбок. Я опустилась на колени, чтобы умыться и немного попить.

Следующий поворот оказался последним, моему взору предстала небольшая, окутанная солнечными лучами деревушка. Нас разделяла широкая река, с которой тот ручей, что повстречался недавно, не идет ни в какое сравнение. Быстрый поток разгонял вращающееся колесо водяной мельницы, чей скрип доносился до меня очень отчетливо. На другом берегу виднелись десятки невысоких белых домиков с коричневыми крышами, среди которых прохаживалось множество маленьких человечков.

Через реку был перекинут каменный мощеный мостик, выстланный множеством плоских булыжничков. Местами его покрывал зеленый мох и влажная тина. А на невысоких каменных перилах уже гордо восседал лесной филин.

─ Снова здравствуйте, ─ я учтиво поклонилась, ─ какое прекрасное место!

Филин рассмеялся:

─ Эндева и правда прекрасна ─ замечательное место для начала путешествия. В основном ее населяют лесные эльфы, хотя здесь можно повстречать и немало болотных гоблинов. В последнее время все они немного взволнованы: темные эльфы еще не добрались до этих мест, однако ходят слухи, что их красные мундиры совсем недавно видели неподалеку.

─ А что это за темные эльфы, о которых все говорят? ─ я уже слышала о них от Рафи, но до сих пор почти ничего не знала.

─ К сожалению, о них мало что известно. Когда-то давно мы уже имели с ними дело, это было много лет назад. Однако совсем недавно темные эльфы снова объявились в Занзаре, они пришли с востока, со стороны Туманных болот, и теперь сеют хаос среди мирного населения. Быть может, больше информации о них ты найдешь в библиотеках Тиралина. Это столица Занзары, она находится прямо посреди Зачарованного леса, к северо-востоку отсюда.

─ Нет, нет, я вряд ли туда пойду, ─ я замахала руками, ─ ну, по крайней мере, пока.

Я стыдливо подумала о том, каково будет удивление филина, когда я тут же сбегу домой, едва получу руну.

─ Пока что можешь осмотреться здесь и пообщаться с жителями Эндевы, может быть, узнаешь много полезного. И, кстати сказать, я уже вижу с десяток пугливых глаз, смотрящих прямо на тебя.

Я огляделась: на другом берегу реки и вправду замерли на своих местах несколько эльфов и завороженно смотрели на меня. На несколько секунд я и сама остолбенела, не зная, что делать, пока не решила, что стоит пойти к ним и объясниться.

Я ступила на мост и пересекла его в несколько шагов ─ он явно предназначался не для таких исполинов, как я. На другой стороне сразу начиналась небольшая полянка, в центре которой высилось огромное дерево, неизвестной мне породы, а окружало ее множество домиков. Построены они были из белых глиняных кирпичей, а крыши выстилали тюки плотно уложенной соломы, покоричневевшей от времени. Стекла на окнах были толстые и мутные ─ через них почти ничего не было видно. Кругом слышался гул торгующихся жителей и смех детей, а в воздухе чувствовался запах сена, кур и свежескошенной травы. В этот момент я испытала такое глубокое и проникновенное чувство полного счастья, какого не испытывала, наверное, никогда в жизни. Подобного ни в коем случае не встретишь в городе, где люди всегда угрюмы, а кругом слышен лишь шум работающих двигателей.

─ Человек? ─ услышала я голос позади себя. ─ Очевидно, пророчество не врет, в Занзаре действительно объявился человек.

Я обернулась и увидела маленького человечка, ростом не выше ребенка. На нем был зеленый камзол с белым воротничком и мягкая кожаная обувь. На голове он носил остроконечный колпак, из-под которого выглядывали такие же острые ушки. Очевидно, именно так и выглядели эльфы.

─ Здравствуйте, ─ сказала я очень учтиво.

─ Зря ты сюда явилась, ─ сказал он вдруг резко, ─ в былые времена вы уже причинили Занзаре немало вреда, лучше тебе уйти и вернуться туда, откуда пришла.

От такой неожиданной грубости я на миг опешила и не могла подобрать нужных слов.

─ Ох, Кеган, уймись же ты, ─ отозвалась приятная на вид, немолодая эльфийка, ─ прекрати хамить юной девушке, она и без того чувствует себя неуютно.

─ Неуютно чувствовали себя мы, когда они истребляли фей, населяющих наш Сад.

─ Тебя тогда даже еще на свете не было, ─ женщина уперла руки в бока. ─ Это все твой папаша, Локи, старый болван, передал тебе о людях только самое плохое и свою ненависть к ним.

─ Ты кого назвала старым болваном? ─ эльф в зеленом камзоле угрожающе направился в сторону моей заступницы, и в этот момент я поняла, что пора было бы вмешаться.

─ Да подождите вы, что с вами? ─ я встала между ними, загораживая женщину. ─ Прекратите.

─ Вот видишь, великанша только явилась к нам, а уже угрожает, ─ проворчал он, разворачиваясь и уходя прочь. ─ Вот увидите, эта девчонка еще натворит бед в наших краях.

─ Спасибо тебе, ─ сказала добрая женщина, ─ не обращай внимания, Кеган очень вспыльчивый, и к тому же недолюбливает людей.

─ Вам спасибо, не знаю, что бы я делала без вас.

─ Ты ведь здесь совсем недавно. Проголодалась, наверное? ─ добродушно поинтересовалась эльфийка, ─ может быть, зайдешь ко мне да поешь?

Я уже собралась было замахать руками и вежливо отказаться от приглашения, но затем с тоской посмотрев на свой живот, поняла, что действительно чертовски сильно хочу есть.

─ Очень проголодалась, если честно, ─ протянула я жалостно.

─ Бедное дитя, идем со мной, ─ она протянула руку, ─ мой дом находится в другой части Эндевы, муж должен вот-вот вернуться с поля, поэтому я как раз готовлю замечательную лиственную похлебку. Возвращаюсь домой с рынка вместе с необходимыми специями.

Я покорно последовала за ней. Окруживший нас народ уже расходился по своим делам, однако весть о том, что в Занзаре объявился человек, уже разнеслась по всей деревне, и, как мне кажется, постепенно расходилась все дальше за ее пределы. Мы шли между домами, а смешные человечки, встречавшиеся нам на пути, каждый раз провожали нас ошеломленным взглядом. Одни выглядывали из окон, другие останавливались как вкопанные с хворостом в руках. Я старалась не докучать женщине с расспросами, поэтому всю дорогу молчала, но только лишь до того момента, пока вдруг не вскрикнула от боли: что-то острое вонзилось мне в лодыжку.

Я резко обернулась ─ прочь убегало маленькое мерзкое полуголое создание, хохочущее на ходу. Оно было невысокого роста, однако его челюсти работали прекрасно: нога остро пульсировала от боли.

─ Кто это, черт возьми, такой! ─ воскликнула я, потирая рукой место укуса.

─ Ах, это пикси, ─ раздраженно протянула женщина, ─ отвратительные создания. Недалеко от деревни живет, Люциус, наш местный охотник. Совсем недавно все пойманные им твари сбежали и разбрелись по всей округе. Теперь они то вырывают саженцы из земли, то нападают на нас, то вредят еще каким-либо другим образом.

─ Это ужасно, надеюсь, скоро их снова поймают. Чего только не встретишь в этих местах…

Мы подошли к небольшому домику почти на окраине деревушки. Под небольшим навесом стояла старая телега, полная самого разного хлама, а рядом с ней находились деревянные ведра с зерном. Из открытого окошка сочился прекрасный дурманящий запах чего-то невероятно вкусного. Эльфийка предложила мне войти внутрь, и я незамедлительно последовала за ней. Мне пришлось немного пригнуться, чтобы пройти в дверной проем.

Внутри домик тоже был очень мило обустроен. Он располагал всего двумя помещениями, которым нельзя было дать точное определение, кухня ли это или гостиная. Больше всего меня удивило то, что вопреки моим ожиданиям увидеть весьма скромное жилище с небольшим количеством старенькой мебели, это оказалась очень уютная обитель с резными столами, книгами и картинами. В одном помещении посредине находился круглый кухонный стол, а в углу ─ камин, над тлеющими углями которого что-то медленно тушилось. В другой комнате стояла кровать и письменный стол с книгами. В обоих помещениях стены украшало множество картин и горшков с цветами, которые висели где только можно и нельзя. Поэтому обилие зелени было не только снаружи, но и внутри. Наверное, эльфы просто не способны жить врозь с природой.

─ Присаживайся за стол, ─ предложила мне женщина.

Она подошла к камину и добавила какие-то травы в чан с готовящейся едой, затем набрала в черпак немного воды из стоявшей в углу большой емкости и тоже вылила ее вслед за специями.

─ Ну все, осталось дождаться мужа, а там и похлебка будет готова.

─ Мы ведь до сих пор не знаем даже имен друг друга, ─ сказала я, ─ меня зовут Эми.

─ Приятно познакомиться, я Лориэль, ─ женщина добродушно улыбнулась. ─ Так откуда же ты идешь, Эми, и куда направляешься?

─ Сложно объяснить, откуда я. Меня совсем недавно перенесла сюда магическая руна, которую дал Рафи. Быть может, вы слышали о нем?

─ Ах, Рафи, конечно, слышала: наша деревня не очень большая, поэтому здесь все друг друга знают. К слову, его многие здесь считают чудаковатым, вся эта затея с поиском избранного многим не понравилась, да и мало кто верит в ее осуществление. А что ты делаешь здесь, в Эндеве?

─ На самом деле я ищу кое-кого по имени Руфус. Рафи сказал, что он может помочь мне.

─ Его дом находится прямо у площади, на которой мы с тобой встретились, однако чаще всего Руфуса можно встретить в его трактире. Бывалый коллекционер фей, когда-то был знаменитым.

─ Коллекционер фей? ─ переспросила я. ─ Я уже слышала это выражение от Рафи, но что оно означает?

─ Неужели правда не знаешь? ─ удивилась Лориэль. ─ Коллекционером фей называют того, кто поставил перед собой цель, обладать как можно большим количеством фей.

─ А сами феи… не против того, что ими кто-то распоряжается? ─ меня несколько обескуражили ее слова.

─ Ты что же, совсем ничего не знаешь о феях? ─ женщина не переставала удивляться. ─ В вашем мире о них не принято говорить?

─ Честно сказать, в нашем мире нет фей.

─ В смысле «нет фей»?

─ Да вот в самом прямом, ─ ответила я. ─ Для нас они всегда были чем-то вроде мифов… мы мало что о них знаем.

─ Как же такое возможно?

Я лишь пожала плечами.

─ Хм, в таком случае мне не составит труда рассказать тебе все, что я знаю. Феи несколько отличаются от эльфов, гномов или людей, являясь неким олицетворением магии. Они служат для того, чтобы поддерживать в Занзаре равновесие и помогать нам, ее обитателям. Поэтому для большинства из них взаимная зависимость от человека, эльфа или другого существа, является частью их естества. Между феей и ее обладателем устанавливается определенная душевная связь, более крепкая, чем просто дружба. Того, кто обладает феей называют ее мастером или реже ─ повелителем. Когда хозяин отказывается от своей подопечной и отпускает ее на волю, эта связь разрывается, и зачастую фея теряет память обо всем, что происходило между ними.

─ Но ведь они обладают собственной волей?

─ Конечно, феи имеют собственный интеллект и волю, однако с тех пор, как равновесие Занзары нарушилось, большинство фей одичало. Многие из них потеряли способность разумно мыслить, они стали нападать на нас, перекрыли множество дорог и троп, грабя беззащитных путников. Передвигаться по Занзаре без надежного сопровождения стало опасно. Однако когда подобных диких фей ловили опытные мастера, те вновь становились прежними.

─ Рафи говорил, что равновесие потому и нарушилось, что на фей стали охотиться, разве они не должны жить на воле?

─ Нет, конечно, нет, ─ Лориэль отрицательно замотала головой, ─ люди охотились на фей совершенно с другими намерениями. Они узнали, что феи содержат в себе больше количество магической энергии, и вместо того, чтобы пользоваться их помощью, люди стали в буквальном смысле вытягивать энергию из них, сами феи соответственно просто погибали.

─ Это ужасно, неужели люди могут быть настолько жестокими!

─ К сожалению, ни на какие уговоры и даже угрозы люди не шли, и на Совете было принято решение отгородить наши миры друг от друга. К слову сказать, ведь раньше Занзарой нераздельно являлись оба мира, они были соединены Порталом, словно широким мостом, и каждый мог свободно перемещаться между ними. Однако когда Портал закрыли и создали Стража, чтобы тот охранял его, Совет издал указ о том, что ваш мир больше не является частью Занзары. Большинство эльфов, гоблинов и гномов были заранее предупреждены и переселены в этот мир. Тех немногих людей, что остались здесь, брали в плен и с помощью рун отправляли отсюда.

Мне было стыдно за людей, за то, что мы все это сотворили. Теперь нас с этим миром разделяли тысячелетия. Занзара полностью стерлась из памяти людей и стала не больше чем далеким отголоском минувших лет. После весьма продолжительного разговора с Лориэль на пороге возник низкорослый коренастый мужчина с короткой, но густой бородой.

─ Здравствуй, родная, ─ он подошел к женщине и обнял ее.

─ Привет. Сегодня у нас гостья.

Я замешкалась и не нашла ничего лучше, чем встать и почтительно поклониться:

─ Меня зовут Эми, приятно познакомиться, ─ протараторила я.

─ Человек, значит? ─ улыбнулся он. ─ Уже наслышан о тебе, сегодня ты главная тема разговоров среди жителей деревни. Мне тоже очень приятно познакомиться.

─ Присаживайся, Ринкер, похлебка уже готова.

Через некоторое время эльфийка поставила передо мной тарелку с зеленым густым содержимым. Я полной грудью вдохнула исходящий от нее аромат, и мне захотелось, чтобы все это как можно скорее оказалось в моем пустом животе.

─ Всем приятного аппетита, ─ произнесла Лориэль, присаживаясь рядом.

После этих слов я тут же отправила первую ложку похлебки себе в рот. Сладковато-кислая масса полностью завладела моим вниманием и не отпускала до тех пор, пока тарелка не опустела. В течение трапезы я успела поближе познакомиться с Ринкером, который оказался не менее приятным собеседником, чем его жена. Он обладал чудесной способностью полностью располагать к себе, поэтому недолгой беседы уже хватило, чтобы мы с ним крепко подружились. Спустя некоторое время я, наконец, встала и сказала:

─ Большое вам спасибо, госпожа Лориэль, все было очень вкусно, но, к сожалению, мне уже пора идти.

─ На здоровье, заглядывай к нам еще, всегда будем рады.

─ Обязательно. Надеюсь, в скором времени я вас еще навещу. Вы говорили, дом Руфуса находится прямо на площади?

─ Да, если заблудишься, попроси кого-нибудь подсказать тебе дорогу, ─ сказала женщина, ─ тебе с радостью помогут.

Стараясь избегать косых взглядов, пялящихся на меня, я добралась до той самой площади с деревом в центре. Оставалось лишь найти нужный мне дом. Я подошла к одному из эльфов:

─ Простите, вы не подскажете, где живет Руфус?

В ответ он лишь посмотрел на меня недоумевающим и испуганным взглядом и молча, не отрывая от меня глаз, указал на один из стоящих рядом домов.

─ Вы его там не найдете, ─ послышался голос со стороны.

Голос принадлежал достаточно юному эльфу, наверное, ребенку. Он сидел на ветке дерева и раскачивал ножками взад-вперед.

─ Недавно я видел, как он вышел из дома, наверняка, направился в трактир, ─ добавил мальчик.

─ А где трактир находится?

─ Если хочешь, могу тебя отвести, великанша, ─ ответил он

Слово «великанша» меня немного задело, однако я постаралась сделать вид, что ничего не случилось.

─ Да, это было бы замечательно, ─ я улыбнулась.

Парень спрыгнул на землю:

─ Иди за мной.

Через несколько минут мы оказались на месте.

─ Он здесь, ─ эльф кивнул головой в сторону двери, ─ родители не разрешают мне туда заходить, так что удачи, великанша.

Мальчик отправился обратно к площади. Я стояла перед строением, гораздо более крупным, чем прочие домики Эндевы, однако внешне оно мало чем отличалось: все те же белые стены и коричневая крыша. Над дверью висела вывеска с какими-то неясными мне рунами, однако постепенно они стали складываться во вполне отчетливые слова.

─ Трактир Руфуса, ─ прочитала я вслух.

Очевидно, это были все те же фокусы, о которых говорил филин: я могу не только говорить на чужом языке, но и читать на нем.

«Открыто» ─ гласила табличка на двери. Старые петли скрипнули, и моему взору предстало полумрачное помещение. В дальнем конце находилась высокая стойка, за которой стояла милая девушка. За ее спиной располагался длинный стеллаж с различными винами, а рядом стоял бочонок с небольшим краником. В помещении находилось множество столиков, однако почти все они пустовали. Лишь за одним из них сидела парочка хмельных эльфов, играющих в карты. Очевидно, это заведение пользовалось большим спросом лишь в ночное время суток.

Я пересекла комнату, стараясь не задеть в полумраке висящие низко масляные светильники, и подошла к молодой девушке в белом платьице за стойкой.

─ Здравствуйте, я ищу Руфуса, ─ обратилась я, ─ мне сказали, что он сейчас здесь.

─ Он в своем кабинете, ─ ответила эльфийка, указывая на дверь в другом конце помещения, ─ господин Руфус не любит, когда его беспокоят посторонние. Но, думаю, к вам он отнесется лояльнее, чем к прочим… нечасто в Эндеве встретишь человека.

─ Спасибо большое, ─ я уже хотела направиться к двери, но девушка добавила полушепотом:

─ Вы ведь та самая избранная из пророчества? ─ она выглядела встревоженной. ─ Вы пришли помочь нам?

Я не знала, что ей ответить.

─ Мы уже не знаем, что делать. Феи сговорились против нас, дороги стали непроходимыми, да еще и эти слухи о темных эльфах, ─ ее голос дрожал. ─ Уже несколько лет почти никто не покидал Эндеву, даже такой уважаемый повелитель фей, как господин Руфус.

Дверь кабинета распахнулась и раздался громкий голос:

─ Добрый день.

Моему взору предстал эльф. Из-под его зеленой шляпы виднелись длинные светлые локоны. Нельзя было не заметить его прекрасный бирюзовый камзол и широкие сиреневые штаны. Однако первое, на что я действительно обратила внимание, глядя на него, ─ было неясное зеленое свечение, исходящее от какого-то маленького существа, парящего в воздухе рядом с ним. Я подошла поближе и смогла различить в нем совсем крохотную девушку, с зелеными сверкающими крылышками, которыми она очень плавно и грациозно размахивала. От удивления я так широко раскрыла глаза, что это не укрылось от внимания эльфа.

─ Что за дурные манеры? ─ эльф все время держал нос высоко задранным кверху, словно показывая этим свое превосходство. ─ Очевидно, поиски Рафи увенчались успехом, он действительно смог найти человека, способного использовать магические руны. Я Руфус, мастер фей, чем могу помочь?

─ Господин Руфус? ─ спросила я, едва ко мне вернулся дар речи. ─ Вас-то я и искала, Рафи сказал, вы можете мне помочь. Вы ведь с ним знакомы?

─ Наверное, даже слишком хорошо, ─ эльф закатил глаза, ─ он мой старый… гм, приятель.

─ Неужели?

─ Когда он начал поиски избранного, многие сочли его безумным. И я, дабы поддержать друга, по глупости своей дал одно обещание. Сказал, что если поиски закончатся благополучно, я непременно снаряжу избранного лучшей феей из своей коллекции, а также окажу любую необходимую помощь, будучи абсолютно уверенным, что его затея заведомо обречена на провал.

─ Мне совершенно ни к чему ваши феи, ─ я замахала руками, ─ все, что мне нужно, это просто вернуться домой, а у вас, насколько я знаю, есть руна, которая может мне помочь.

─ Руна возврата? ─ Руфус издал едкий смешок. ─ Это уж вряд ли, милая.

Тем не менее эльф задумался, а затем добавил:

─ Как бы то ни было, обещание я уже дал и намерен исполнить его, однако многое изменилось с тех пор. Я согласен дать тебе и фею, и руну, но в обмен на услугу…

─ Право, мне нужна только руна! ─ перебила я его.

─ Думаю, ты уже обратила внимание, что нашу прекрасную деревню заполонили толпы пикси, недавно сбежавшие из клеток Люциуса. Если ты хочешь вернуться домой ─ избавь Эндеву от этой жуткой напасти, тогда и получишь свою руну.

─ Невозможно, я уже давно должна быть дома, ─ я задрожала, осознавая, что, скорее всего, мне не удастся вернуться домой.

─ Могу обрадовать лишь тем, что фею я собираюсь дать тебе уже сейчас, ─ равнодушно продолжал Руфус, ─ она может помочь тебе в поимке пикси.

─ Да не нужна мне ваша фея, позвольте мне лишь вернуться домой! После чего я попрошу Рафи вернуть вам вашу руну, даю слово.

─ Слово человека для меня ничего не значит.

У меня нарывались слезы, в подобной ситуации я была впервые.

─ Так ты принимаешь мое предложение или нет?

Немного успокоившись, я вдруг сдвинула брови и, посмотрев Руфусу в глаза, медленно процедила:

─ Да, Руфус, я принимаю твое предложение.

─ Иди за мной, дорогуша.

Он направился к входной двери, и я молча последовала за ним. Всю дорогу Руфус был обращен ко мне спиной и ни разу не повернулся. Однако фея, сидевшая у него на плече, смотрела на меня таким испепеляющим взглядом, полным неприязни, что мне стало, откровенно говоря, не по себе.

Мы подошли к его дому, тогда он опустил руку в карман и достал из него большой железный ключ, который тут же вставил в не менее крупный замок. Эльф повернул ключ и раздался громкий щелчок.

─ Проходи, ─ сказал он, открывая дверь.

Не стоит говорить о той богатой обстановке, что царила внутри. Первое, что бросалось в глаза при входе в домик ─ множество летающих огоньков, мечущихся из стороны в сторону.

«Неужели это все феи?» ─ подумала я изумленно.

─ Тихо! ─ крикнул Руфус, и шум крыльев моментально стих. ─ Тадана, Силлия, Грем ─ ко мне. Остальные ─ марш на место.

Все тут же молча и суетливо направились к сумке, лежавшей на столе, две феи держали ее, чтобы остальным было удобнее забраться внутрь, а затем и сами последовали за ними. Очевидно, это была такая же сумка, как у меня ─ внутри гораздо больше, чем снаружи. К нам приблизилось три существа, окруженных сияющими аурами. Размеры их были сопоставимы со средней длиной человеческого предплечья.

─ Что ж, выбирай, ─ Руфус скрестил руки на груди и закатил глаза.

─ Могу взять любую из них? ─ я растерянно посмотрела на него.

─ Да, и давай побыстрее, пока я не сузил выбор до двух.

Я снова посмотрела на фей, какие же они все-таки были разные и не похожие друг на друга! Первая из них была точной копией той, что сопровождала Руфуса на протяжении всей нашей встречи. За ее спиной торчали зеленые крылышки, совсем как у бабочки. Трудно представить, какой тонкой и воздушной должна быть ткань ее платьица, чтобы оно не стесняло движений. Ее окружала зеленая аура, от которой, казалось, исходило мнимое тепло. Вторая фея была мало похожа на человека, в отличие от предыдущей, а ее тело и крылья покрывала чешуйчатая голубая кожа. Голова с огромными синими глазами очень смахивала на рыбью, да и вообще от окружавшей ее лазурной субстанции, похожей на воду, веяло запахом морской тины. Наконец третья фея оказалась абсолютно каменной: с ног до головы. На лице этого создания все время висела широкая улыбка с маленькими клычками, а кошачьи ушки реагировали на каждый шорох. Удивительно, как такую каменную глыбу держат в воздухе крылья, к слову сказать, тоже каменные.

«Разумеется, дело в магии, ─ подумала я, ─ но к чему тогда ему вообще нужны крылья? Разве что для красоты».

Я некоторое время стояла в растерянности, в голове витало множество противоречивых мыслей. С одной стороны, старалась не ошибиться в выборе феи, а с другой, совершенно не понимала, что буду с ней делать.

─ Я выбираю его, ─ слегка колеблясь, я указала на каменную фею.

─ Грем? Отличный выбор, все равно он необучаемый, ─ язвительно проговорил Руфус. ─ Грем, передаю тебя новому мастеру.

Тот немедля полетел ко мне. Я от испуга пошатнулась и попятилась назад. Однако он, оказавшись рядом со мной, просто молча сел на плечо, которое грузно опустилось под его весом. Я недоумевающе посмотрела на фею, которая, в свою очередь, так же внимательно разглядывала меня своими маленькими белыми глазками с зелеными зрачками, все время не снимая с лица широкую улыбку.

─ Попрошу на выход, юная леди, ─ эльф распахнул входную дверь, ─ у меня еще масса работы.

Я покинула дом с большим удовольствием, у меня вызывало неприязнь все, что было связанно с этим эльфом. Руфус закрыл за моей спиной дверь и снова повесил на нее тяжелый замок, после чего молча ушел прочь. Оказавшись наедине, не считая нового каменного товарища, я начала действительно осознавать свое плачевное положение. Ведь из меня охотник, как из Руфуса ─ джентльмен. Мне никогда не выловить всех этих пикси даже с помощью фей, ведь всю сознательную жизнь я прожила в городе, в каменных джунглях. К таким обстоятельствам жизнь меня не готовила. Говорят, нужно бояться собственных желаний. Думаю, это правда. Вот я, как и хотела, оказалась в окружении природы, вдали от городской жизни и городских проблем. А мой единственный билет домой находился у самого гордого и эгоистичного существа из всех, повстречавшихся мне за мою недолгую жизнь.

Я подошла к дереву в центре площади и, не обращая ни на кого внимания, села рядом с ним. Ком подкатил к горлу, и я заплакала: сдерживать слезы глупо. Я почувствовала, что кто-то слегка дергает меня за волосы, я обернулась ─ это оказалась фея, что отдал мне Руфус.

─ Грем, ─ прошептала я.

На его лице больше не было улыбки, он с глазками, полными грусти, понимающе смотрел на меня.

«Что ты можешь понимать? ─ грустно подумала я и, закрыв лицо руками, заплакала еще сильнее. ─ Прощай, Лондон, прощай, мама. Вряд ли я вас еще когда-нибудь увижу».

Комментарий к Глава I. Сад фей

Большое спасибо за прочтение главы!

Прокомментируйте, пожалуйста, работу! Любой ваш отзыв, даже негативный, лучшая для меня награда!


========== Глава II. Охота на пикси ==========


Комментарий к Глава II. Охота на пикси

Убедительная просьба нещадно пользоваться «публичной бетой», чтобы подмечать все, даже самые мелкие, ошибки и недочеты.

Я подошла к реке, чтобы умыть заплаканное лицо и привести себя в порядок. Моя каменная фея тут же вылетела из-за шиворота и радостно плюхнулась в воду.

─ Грем! ─ обеспокоенно воскликнула я.

Никакой реакции в ответ с его стороны не последовало, поверхность воды тревожно вздрагивала, расходясь волнами в разные стороны. Я уже хотела прыгать следом, чтобы спасти его, ведь как известно: камни не плавают, а стремительно идут ко дну. Однако в этот момент над водной гладью появилась довольная морда. Кажется, он был абсолютно счастлив.

Я смотрела на него и все думала, почему же выбрала именно его. Остальные феи, предложенные Руфусом, тоже были очень милыми и приветливыми, а на их лице, по правде сказать, отражалось гораздо больше интеллекта, нежели у этого парня. За тот непродолжительный отрезок времени, что мы были вместе, Грем только и делал, что молчал и улыбался. Я смотрела, как его массивное тельце разрезало водяные потоки реки и с легкостью преодолевало быстрое течение. Вряд ли хрупкие Силлия и Тадана способны на такое, потому что течение реки было слишком уж стремительным. Уверена, что даже я не устояла бы на месте, если бы зашла в воду по пояс.

Я задумалась: может быть, поэтому я и отдала Грему большее предпочтение ─ с самого рождения у меня никогда не было отца, всю жизнь рядом была лишь мать. А порой так хотелось ощутить рядом сильное крепкое плечо, на которое можно было бы опереться и положиться в трудные моменты жизни. Еще будучи ребенком в школе, когда ко мне приставали парни-задиры, я всякий раз говорила, что мой отец военный, что он придет и проучит их, если они не оставят меня в покое. Какое-то время это помогало, но после подобного я обычно приходила домой, закрывалась в комнате и плакала от одиночества. Однако вскоре, ребята каким-то образом узнали о том, что у меня отец не только не военный, но и то, что он бросил меня, когда я еще не появилась на свет. Вслед за этим последовала еще бόльшая волна насмешек и издевок, которая стихла ближе к средним классам.

Еще неосознанно, выбрав Грема, я понимала: по-настоящему спокойно я буду чувствовать себя в этом незнакомом мне мире, только если за спиной будет такая крепкая и надежная защита, которой мне так не хватало в родном мире.

Однако нельзя было уходить от насущных проблем: я все еще не знала, что делать дальше. В Лондон путь был закрыт, а здесь как такового дома у меня не было. К тому же я еще переживала за маму: ведь не было никакой возможности сообщить ей, что со мной произошло.

Решение проблемы явилось само собой:

─ Наконец-то я тебя нашел, Эми, ─ послышался за спиной знакомый голос, который теплой волной окатил все тело.

Не думала, что еще когда-нибудь буду так рада услышать его.

─ Здравствуй, Рафи! ─ воскликнула я, еще не успев обернуться. ─ Как я рада тебя видеть!

Болотный гоблин явно не ожидал подобной реакции, особенно учитывая обстоятельства нашей последней встречи, однако было ясно, что он совершенно счастлив.

─ Ты так быстро умчалась, ─ пропыхтел Рафи, ─ когда я спохватился, ты была уже далеко.

Он снял с плеча небольшой мешок.

─ Дело в том, что я так и не передал тебе кое-что важное. Вернее, я думал, что передал, а на самом деле нет. Держи, ─ гоблин протянул мешок мне.

─ Что это?

─ В ожидании тебя, избранной, я понемногу откладывал небольшую часть денег, которые должны были помочь тебе на первых порах. Кажется, иногда я подкидывал в мешочек немного зелий для фей. Не знаю, правда, сколько всего там накопилось, но, думаю, тебе не помешает.

Гоблин широко улыбался и смотрел на меня. Кажется, он получал особое удовольствие от оказания помощи.

─ Ох, право, что ты, Рафи, ─ я изумленно смотрела на протянутый мне мешок, ─ не стоит!

─ Я думал, что он лежит в эльфийской сумке, которую я тебе дал, но, оказывается, сегодня утром я его достал, чтобы добавить еще несколько монет, а обратно так и не положил.

Разумеется, мне сейчас, как никогда, были необходимы деньги, но я просто не могла принять их от Рафи. Я понимала, что если сейчас возьму этот мешок, то обратного пути уже не будет: если до этого момента я лишь играла в избранную, ради того, чтобы вернуться домой, то теперь мне придется полностью взять на себя эту ответственность. Поэтому переломный момент произошел именно сейчас, когда я крепко сжала рукой протянутый мне мешок.

─ Спасибо, Рафи, я у тебя в долгу, ─ медленно проговорила я, опустив глаза.

─ Смотрю, ты уже получила первую фею? ─ гоблин удовлетворенно посмотрел на Грема, показавшегося из-за моего плеча.

─ Да, я уже встретилась с Руфусом, как ты мне советовал. К сожалению, разговор оказался совсем не таким, как я ожидала.

─ Что случилось?

Я сделала небольшую паузу.

─ Руфус хочет услугу в обмен на руну: чтобы я изловила всех пикси в Эндеве.

─ Мне следовало ожидать подобного от него. Я попробую с ним поговорить, но это вряд ли что-то изменит.

─ Ничего страшного, я готова остаться здесь на некоторое время, но в таком случае у меня для тебя большая просьба.

─ Все что угодно, Эми!

─ Уверена, тебе уже осточертело путешествовать в наш мир, но можешь ли ты сделать это еще раз ради меня? В моем мире у меня остались родные, которые будут жутко беспокоиться и переживать обо мне, а я даже не могу сообщить о том, что со мной случилось. Для меня путь в Лондон пока что закрыт, но не для тебя. Ты говорил, у тебя есть руна, позволяющая путешествовать между мирами?

─ Да, есть, она действует исключительно на гоблинов.

─ Я хочу, чтобы ты оставил у меня дома записку, которую я напишу. Мне только нужно найти, на чем ее написать.

─ Разумеется, нет проблем! А пергамент с пером мы отыщем в два счета.

─ Пергамент? С пером?


«Мама, недавно друзья предложили мне съездить в Хейлшем. Говорят, холода туда еще не добрались, поэтому можно отдохнуть последний раз перед долгой зимой. Поначалу я отказалась из-за работы, но сегодня мне сообщили, что с радостью дадут небольшой отпуск. Ребята уезжали как раз сегодня, поэтому у меня не было толком времени собрать вещи, но, думаю, что это не проблема: если что возьму у подруги. Увидимся через неделю, целую»

Я мысленно краснела от того, сколько пришлось писать неправды, чтобы оправдать не только свое отсутствие, но и тот факт, что все вещи остались лежать в шкафу. Пером я никогда не писала раньше: с виду было похоже, будто кто-то не очень аккуратный писал черной пастой и размазывал ее направо и налево после каждой второй буквы. Впрочем, это было на меня похоже. Я сложила желтоватую бумагу пополам и протянула ее гоблину.

─ Положи записку на видное место, только не туда же, где оставил руну, а то мама вовек не найдет ее, ─ проконтролировала я.

─ Хорошо, Эми, сделаю все, как ты скажешь, ─ Рафи улыбнулся и достал из-за пазухи небольшой камешек размером со спичечный коробок.

Разглядеть его достаточно хорошо не удалось, потому что в следующее мгновение гоблин с яркой вспышкой исчез.

Я осталась в помещении наедине с низкорослым эльфом, к которому мы постучались несколько минут назад и попросили воспользоваться пергаментом и чернилами.

Еще раз поблагодарив его за оказанную помощь, я вышла на улицу и принялась ждать Рафи. К счастью, ждать пришлось недолго: спустя несколько минут рядом со мной снова возникло свечение, а вслед за ним и болотный гоблин. Кажется, я уже окончательно привыкла к разного рода странностям, потому что подобные фокусы уже не вызывали у меня ни малейшего удивления.

─ Я все сделал, как ты просила, Эми, ─ произнес Рафи.

─ Спасибо, ты очень сильно выручил меня.

─ Не стоит. В конце концов, это из-за меня ты оказалась здесь, в Занзаре.

Теперь, когда можно было сильно не беспокоиться о том, что меня, скорее всего, долго не будет дома, я могла спокойно подумать, что делать дальше. Хоть сейчас был и самый разгар дня, вечер рано или поздно наступит, и тогда я окажусь одна на улице без крова и пищи.

─ Рафи, а в Эндеве, случайно, нет постоялого двора? Мне нужно где-то поселиться на какое-то время.

─ Хм, ─ гоблин задумался, ─ есть, конечно. В былые времена он пользовался большим спросом, но теперь, когда по Занзаре почти никто не путешествует, туда редко кто заселяется.

─ Но все же он есть?

─ Его содержит гоблин по имени Регор, но он жутко любит задирать цену.

─ Ты знаешь, где его найти?

─ Я думаю, он сейчас на злаковых полях с остальными. Если раньше основная его выручка была от постоялого двора, то теперь ему, как и всем, приходится трудиться руками, чтобы заработать на жизнь. Он вернется ближе к вечеру.

─ Ладно, Рафи, спасибо за помощь, думаю, еще встретимся. Я пока что осмотрюсь здесь, в Эндеве.

─ Хорошо, если понадобится помощь, ты всегда сможешь найти меня в моей пещере. Руна Сада фей моментально тебя туда перенесет.

Рафи шатающейся походкой, свойственной всем болотным гоблинам, направился прочь, в сторону дома. Я осталась одна, поэтому первое, что мне захотелось сделать ─ это заглянуть в мешок, подаренный Рафи, потому что он был уж слишком увесистым. Развязав льняную веревку и заглянув внутрь мешка, на миг опешила. Он был доверху наполнен мелкими золотыми монетами. Даже не зная точной здешней валюты, я ясно понимала, что это очень крупная сумма. Я огляделась по сторонам, чтобы убедиться, что никто на меня не пялится. Хотя это было достаточно глупо, учитывая, что я ─ первый человек в этой деревне за долгие годы ─ сижу около дерева на центральной площади. На меня то и дело глазели прохожие эльфы, отвлекаясь от своих рутинных дел и забот.

«Что ж ты, Рафи, творишь? ─ мысленно застонала я. ─ Как можно так просто дарить столько денег?»

Этот добрый гоблин безумно верил в пророчество, безумно верил в меня. Ни в коем случае нельзя было подвести его. Я должна была оправдать его ожидания, чего бы мне это ни стоило. Больше не было злости на него за то, что он оборвал привычный ход моей рутинной жизни и повернул ее в совершенно другое русло. Напротив, я была даже благодарна за это: прошлая жизнь была мне в тягость. Но никто не говорил, что перемены даются легко. Поэтому теперь нельзя было расслабляться и понапрасну лить слезы, необходимо было стать сильнее: как телом, так и духом.

В поле моего зрения попал мальчик, эльф, который недавно помог найти дорогу к трактиру.

─ Эй ты, парень, ─ я быстрым шагом направилась к нему, ─ тебя как звать?

Тот на миг опешил.

─ Гил, ─ выпалил он.

─ Скажи мне, Гил, как попасть на злаковые поля?

─ Э, а тебе какое дело, великанша? Вдруг тебя подослали темные эльфы? ─ прищурился он. ─ А для нас, знаешь ли, поля очень важны, туда посторонних не пускают.

─ Если отведешь меня на поля, дам тебе это, ─ я достала из мешочка золотую монету, которая, без сомнения, заинтересовала парнишку.

─ Ладно, великанша, нам топать около получаса, так что не отставай.

─ И перестань называть меня великаншей!

Мы покинули Эндеву через небольшие ворота в высоком частоколе, который окружал всю деревню кроме того места, где протекала река. Сразу после этого мы оказались в небольшом подлеске, через который нас повела широкая дорога, натоптанная десятками ног и, очевидно, не одной парой тележных колес. Временами подлесок сменялся опушкой, а затем обратно. На пути нам встречались коренастого телосложения эльфы, идущие в противоположную сторону, и каждый раз они сопровождали нас удивленными взглядами. Грем не отставая летел рядом, иногда он пытался поймать ртом летящих рядом мошек, а иногда просто садился мне на плечо.

Гил не соврал: прошло действительно около получаса, когда за следующим поворотом показался такой же частокол, как тот, что окружает деревню. Однако тут перед воротами стояла пара часовых, за спинами которых парили две феи.

─ Стой, кто идет? ─ остановил нас один из них. ─ Гил, зачем ты привел сюда эту чужестранку?

Тот лишь пожал плечами и, не обращая на них внимания, вытянул ко мне ладонь, требуя обещанную монету.

─ Ты ни о чем подобном не говорил! ─ я зло стиснула зубы.

─ Уговор был, лишь отвести тебя сюда, ─ легкомысленно усмехнулся мальчик, ─ тем более я предупреждал, что посторонних сюда не пускают.

Сдерживая злобу, я достала из кармана монету и кинула парню, Гил ловко поймал ее и, насвистывая, направился в обратную сторону.

─ Что все это значит? ─ спросил часовой.

─ Простите, мне нужно найти Регора. Мне сказали, что он сейчас работает на поле.

─ Уходи отсюда, мы не пускаем посторонних.

─ Прошу вас, я совсем не долго, ─ я подошла к воротам поближе.

─ Мэм, еще один шаг, и мы будем вынуждены применить силу.

Я растерялась, видя, что у обеих фей в руках появилось нечто светящееся и что они приготовились кинуть это в меня при первой необходимости. Их суровый взгляд заставил сердце мое сжаться в комочек.

─ Знаете, у меня, кажется, завалялась пара лишних монет, ─ я потянулась рукой к мешочку с деньгами, ─ не знаю даже, что с ними делать…

─ Ты что, ─ охранник нахмурился, ─ пытаешься нас подкупить? Как ты смеешь!

Часовые вместе с феями угрожающе двинулись в мою сторону, а Грем отважно замахал своими маленькими кулачками. Осознав, что моя несуразная идея, подкупить охранников, не оправдалась, я стала пятиться назад. Однако в этот момент на помощь пришел тот, кого я совсем не ожидала встретить:

─ Парни, ─ со стороны лесной опушки к нам быстрыми шагами приближался уже знакомый мне эльф, ─ что тут происходит?

─ Не твое дело, Ринкер, ─ ответил один из часовых.

─ Очень даже мое, эта девушка ─ мой друг.

─ Эта девушка ─ мерзкая шпионка темных эльфов.

─ Кто-кто? ─ возмутилась я.

─ Мы уже наслышаны о твоих угрозах по отношению к Кегану. Может, ты и появилась здесь совсем недавно, однако Эндева ─ деревня маленькая, новости здесь распространяются быстро.

От подобных заявлений у меня в голове начал закипать маленький чайничек. Сплетни ─ дурная штука, особенно когда ты их главная тема.

─ Я беру ее под свою личную ответственность, ─ сказал Ринкер, ─ пропусти нас.

─ Тебя мы, разумеется, пропустим, но ее ─ ни в коем случае.

─ Линос, ─ знакомый мне эльф подошел к часовому вплотную, ─ у тебя ко мне должок, помнишь? Или ты забыл, что произошло в прошлом месяце на седьмом поле?

─ Нет-нет! ─ часовой замахал руками. ─ Не забыл, разумеется.

─ Значит, будь добр, пропусти девушку на злаковые поля.

Глазки обескураженного эльфа забегали по земле, а затем он, нахмурив лицо, сказал:

─ Под твою ответственность, Ринкер.

Его напарник немало удивился происходящему, однако, последовав пример Линоса, отошел в сторону, освобождая нам путь. Ринкер подал мне знак, чтобы я следовала за ним. Мы прошли через высокие ворота, и перед нами тут же открылись бескрайние просторы, засеянные золотыми колосьями. Если посмотреть сверху, то можно было заметить, что они поделены на прямоугольные участки огромных размеров, на которых работали десятки эльфов. Они вспахивали землю, орошали и всячески ухаживали за всходами. Между полями тянулись широкие дороги, по которым ехали телеги, загруженные снопами пшеницы и мешками.

─ Спасибо, Ринкер, ─ сказала я, ─ не знаю, что бы делала без тебя.

─ Не стоит благодарности, Эми, ─ добродушно ответил он. ─ Я как раз возвращался после обеда на поле.

─ А что же все-таки произошло в прошлом месяце на седьмом поле?

─ Этот болван Линос едва не выжег все наши поля. На территории полей действует множество правил и запретов, одно из которых категорически воспрещает даже мысли об огне. А этот идиот додумался раскурить чадящую траву во время обхода! Разумеется, одной нечаянной искры хватило, чтобы сухие колосья вспыхнули. К его и к нашему общему счастью, мимо проходил я. В то время как Линос столбом стоял в оцепенении, мне удалось вымочить мой жилет водой из фляги и, накрыв им пламя, заглушить огонь. Даже более того ─ я помог выкосить все подгорелые колосья, чтобы об этом никто не узнал.

─ Ты очень отважный, Ринкер.

─ Чего уж там, ─ он смущенно улыбнулся. ─ А зачем тебе, собственно говоря, понадобился Регор?

─ Я решила ненадолго остановиться в Эндеве, а Регор, как мне сказали, владеет постоялым двором.

─ Он сейчас работает на третьем пшеничном поле, это недалеко.

─ Все поля пронумерованы?

─ Да, на пшеницу у нас выделено двенадцать полей, а на рожь ─ шесть, больше мы ничего не выращиваем. Благодаря феям Сад устроен таким образом, что здесь круглый год сохраняется теплый климат, поэтому мы можем заниматься земледелием постоянно. Каждый месяц мы собираем урожай с одного пшеничного поля, в то время как остальные еще дозревают. Затем принимаемся за следующее поле, а скошенное засеваем вновь. Рожь используется в хозяйстве реже, поэтому ее мы собираем лишь раз в два месяца. Таким образом, мы обеспечиваем себя беспрерывным потоком зерна.

─ Получается на каждом поле пшеница сейчас на разной стадии зрелости? Надо же, никогда еще о подобном не слышала. Значит, урожай с одного поля способен обеспечивать деревню пропитанием целый месяц?

─ Да. Сейчас, когда феи в Занзаре взбунтовались и торговые отношения с другими поселениями нарушены, мы можем всецело тратить весь урожай только лишь на себя. А раньше даже удавалось и продавать что-то.

─ А кто владеет всеми этими полями?

─ У этих полей нет конкретного владельца, они принадлежат всей деревне. Весь урожай поровну делится между всеми работниками. Более того, в Эндеве нет вышестоящих чинов или должностей. Все решаемые вопросы выносятся на обсуждение на всеобщем Собрании, которое мы устраиваем в конце каждого месяца.

Я слушала Ринкера и не могла поверить своим ушам: неужели где-то действительно существует место с подобным укладом жизни, где все равны и счастливы. Для людей это что-то вроде утопии, несбыточной мечты. Думаю, все дело как раз в том, что жители Эндевы отнюдь не люди. Каждый участвует в общем деле, у каждого своя роль, а если кто-то ничем не занят, то просто становится изгоем среди своих.

─ А вот и Регор, ─ сказал эльф.

Я посмотрела туда, куда он указывал, и увидела гоблина в соломенной шляпе. Он набирал в ведро воду из большой деревянной бочки, стоявшей неподалеку на телеге, а затем щедро выливал ее на молодые росточки.

─ Регор, здравствуй, ─ сказал Ринкер, когда мы подошли ближе.

Гоблин, тяжело дыша, взглянул на нас из-под соломенной шляпы, а затем вновь принялся за работу:

─ Что тебе надо, человек?

─ Я хотела снять номер в постоялом дворе.

─ Вот как? ─ гоблин как ни в чем не бывало отправился к телеге за очередным ведром воды. ─ И что ты можешь мне предложить?

─ У меня есть деньги.

Регор остановился и снова посмотрел на меня, но теперь уже совсем другим взглядом. Было видно, что мои слова его очень заинтересовали.

─ Деньги говоришь? В последнее время золотых монет в Эндеве очень поубавилось, мы все больше переходим к обмену товарами, нежели к их покупке. Это раздражает.

Я задумалась, деревня маленькая и изолированная от других населенных пунктов, значит, все деньги крутятся исключительно внутри, среди ее жителей. Вероятно, монет потому и стало меньше, что кто-то так же, как Рафи, просто откладывает их или, быть может, теряет. А извне новых денег не поступает уже много лет, так что это естественно, что постепенно жители Эндевы переходят к обменной торговле.

─ Ладно, тогда сотня монет за ночь, ─ сказал гоблин.

─ Ты сдурел, Регор? ─ воскликнул Ринкер. ─ Что это за цены?

─ Не твое дело, ─ проскрипел он зубами.

─ Не перегибай палку, не смей брать с нее больше тридцати монет!

─ Ладно-ладно, как насчет девяноста?

─ Жулик!

─ Да подождите же вы! ─ возмутилась я. ─ Вообще-то я все еще здесь, и могу сама за себя решать.

Они оба посмотрели на меня.

─ Я согласна на двадцать монет за ночь. Тебе, Регор, сейчас, как никогда, нужен дополнительный источник дохода, а кроме меня твоему постоялому двору не светят посетители еще очень и очень долго. Поэтому либо ты соглашаешься на эту цену, либо я поживу в другом месте.

Я не знала здешних расценок, так что могла полагаться исключительно на информацию, полученную из их разговора. Можно сказать, я просто ткнула пальцем в небо, надеясь на лучшее.

─ И где же ты будешь жить? ─ ехидно улыбнулся гоблин.

─ У меня, ─ тут же ответил Ринкер, поставив в ступор не только нашего собеседника, но и меня.

Наступило неловкое молчание.

─ Ладно, ─ сказал, наконец, Регор, ─ двадцать так двадцать. Я вернусь в деревню ближе к закату, но если ты хочешь, можешь уже сейчас взять ключ у моей жены, объяснишь ей все.

Я облегченно вздохнула:

─ Надеюсь, нас обоих сделка оставит довольными.

Мы с моим другом отошли в сторону.

─ Этот гоблин ─ бессовестный жулик, ─ сказал Ринкер, ─ мне становится не по себе от мысли, что ты будешь каждый день платить ему такие деньги.

─ Ничего страшного, деньги у меня есть, ─ сказала я спокойно, ─ огромное спасибо тебе за помощь. Думаю, я буду чувствовать себя очень неловко, если займу еще хоть минуту твоего времени.

─ Эми, я бесконечно рад быть тебе полезным. Ты сейчас планируешь возвращаться в деревню? Может быть, тебя проводить?

─ Нет, что ты, я найду дорогу. Ты лучше занимайся своей работой, а я уж как-нибудь сама.

Мы попрощались. Я самостоятельно добралась до деревни, где у местных жителей удалось узнать, местоположение дома Регора. Дверь мне открыла милая молодая женщина, невысокого роста, как и все жители деревни. Я объяснила ей всю ситуацию, и она с радостью отвела меня к большому дому неподалеку. Всего в постоялом дворе сдавалось три отдельные комнаты, вход в каждую был с улицы. Я попросила самую большую комнату, и женщина вручила мне старый увесистый ключ.

С трудом провернув его в замочной скважине, я услышала громкий щелчок. Дверь со скрипом отворилась, и в нос ударил резкий, но приятный пряный запах. Помещение, в котором мы с Гремом оказались, было просторным и мало чем отличалось по стилю от домов Руфуса или Лориэль. Оно совмещало в себе сразу и спальную, и столовую, и прихожую. Здесь было все, что нужно для жизни: резная кровать, камин, массивный стол и прочая утварь.

Я вздохнула и села на край постели, мне было просто необходимо немного посидеть и перевести дух. Рядом положила сумку, из которой тут же выбрался Грем. Он просидел в ней большую часть обратного пути. Ленивое создание. Хорошо, что эльфийская сумка обладала прекрасным свойством уменьшать большую часть веса всего, что находится внутри. В противном случае, не думаю, что я смогла бы долго тащить эту каменную глыбу.

Я извлекла из сумки мешок, подаренный Рафи, и высыпала его содержимое на постель. Помимо денег в нем оказалось и некоторое количество склянок с розовым содержимым. Рафи, кажется, говорил, что подкидывал сюда и какие-то зелья. Однако что меня поразило, так это ─ реакция Грема, который тут же вскочил с места и схватил лапками одну из пробирок. Мне ничего не оставалось, кроме как помочь открыть ее. Едва я сделала это, как Грем не мешкая вылил все ее содержимое себе в рот, после чего стал метаться по помещению, словно укушенный. Как мне показалось, даже его аура стала светиться сильнее. Безусловно, надо было подробнее расспросить Рафи об этих зельях.

Заурчал живот, давно пора было поесть. В деревне обязательно должен быть магазин или рынок, где можно было купить еду, поэтому я взяла горсть монет и сунула их в карман, после чего перекинула через плечо эльфийскую сумку и вышла из дома.

Совсем скоро мне повстречался эльф, который добродушно объяснил, как добраться до рынка. Как оказалось: он располагался в другом конце деревни, поэтому прошло немало времени, прежде чем я до него добралась. На рынке толпилось множество народу, все норовили обменять свой товар на более выгодный или нужный. Помимо всего прочего здесь было открыто несколько лавок, где продавали овощи, травы, мясо и прочее.

─ Что-то хотите? ─ любезно спросила продавщица одной из них.

─ Да, наверное, ─ промямлила я, все еще не зная, что именно собираюсь купить.

Помимо знакомых мне овощей на прилавке лежали и те, которые я видела впервые в жизни. Поэтому глаза разбегались в разные стороны.

─ Вы уже решили? ─ снова спросила женщина.

─ Я бы хотела купить фунт картофеля, ─ я показала на вымытые клубни, аккуратно уложенные в корзине.

─ Фунт? ─ удивленно спросила женщина. ─ Что это такое?

Ее слова ввели меня в полнейший ступор.

─ Ну, фунт это… ─ я даже не знала, что ей ответить, ─ это примерно вот столько.

Я руками показала горсть картофеля.

─ А, я поняла, ─ рассмеялась продавщица, ─ так вы называете количество товара?

─ Да, именно.

─ Мы измеряем все в сулах, ─ сказала она. ─ То, сколько вы показали, это примерно три сулы.

─ Три сулы, ─ повторила я сама для себя.

Все-таки Занзара ─ это совсем другой мир. Было бы глупо предположить, что здесь те же самые единицы измерения, что и в Англии.

─ Чем будете расплачиваться? Травами или, быть может, чем-то еще? Мне бы сейчас очень не помешала земляника: ее в последнее время совсем нигде не найдешь.

─ Нет, золотыми монетами, если можно.

─ Монетами? Надо же, ─ удивилась продавщица, ─ тогда с вас три золотых.

Я достала из кармана нужное количество монет и протянула женщине.

─ Вам больше ничего не требуется? Это все? ─ спросила она.

Я отошла от лавки минут через десять, неся в сумке и картофель, и немного зелени, и соль, и другие продукты, которые могли бы пригодиться в первые дни моей новой жизни. Солнце было уже совсем низко, поэтому я заторопилась домой. Не успела я покинуть рынок, как столкнулось лицом к лицу с незнакомым эльфом, за спиной которого парила фея: девушка с желтовато-зелеными крылышками и челкой, закрывавшей пол лица. У него из рук тут же высыпались все яблоки, которые он старательно нес.

─ Простите меня, ─ я стала лихорадочно собирать рассыпанные фрукты, ─ я не нарочно.

─ Ничего страшного, ─ рассмеялся эльф, помогая мне вместе с феей, ─ значит, ты и есть тот самый человек?

─ Хм, ─ я растерялась, ─ думаю, да. Меня зовут Эми.

─ Ты совсем не такая, как о тебе говорят. Меня зовут Люциус, я местный охотник на пикси. ─ сказал он, а затем указал на фею. ─ А это Витерия, моя помощница.

─ Вы правда охотитесь на пикси? ─ радостно воскликнула я. ─ Мне как раз нужна была ваша помощь.

─ Вот как? ─ улыбнулся Люциус. ─ Тогда мне доставит большое удовольствие выручить тебя.

─ Я хотела бы, чтобы вы научили меня ловить пикси. Мне это просто жизненно необходимо, поэтому я готова заплатить вам столько, сколько потребуется.

─ Заплатить? Что за глупости. Меня больше интересует, зачем такой прелестной девушке, как вы, понадобилось охотиться на пикси?

─ Скажем так, меня вынуждают обстоятельства. Я слышала, совсем недавно все пойманные вами пикси сбежали из клеток?

─ Не просто сбежали, ─ охотник зло щелкнул зубами, ─ им помогли это сделать. Все замки на их клетках были сорваны с петель. А на полу я нашел лоскут красной ткани, как раз такой, какую используют темные эльфы для своих мундиров. Чертовы бледнолицые.

─ Я хочу помочь вам снова запереть пикси под замок. Что мне для этого потребуется?

─ Для начала нужен мешок, но не простой: эти твари прогрызут все что угодно. У меня дома, кажется, был запасной. Кроме того, что ему не страшны их зубы, этот мешок способен вместить в себя гораздо больше тварей, чем кажется на первый взгляд, как и эльфийские сумки. Я бы предложил тебе зайти за ним завтра, но боюсь, это будет неправильно подвергать тебя такому большому риску: мой дом находится вдали от деревни, а по дороге к нему ты можешь наткнуться на дюжину злобных фей. Так что будет лучше если я сам принесу тебе завтра мешок, а потом и поговорим о поимке пикси.

─ Спасибо большое!

─ Это тебе спасибо. Эх, был бы мой сын, Сиамус, таким же, как ты. Он помешан на этих глупых феях, не хочет идти по стопам отца. Единственное, на что согласился этот самолюбивый лентяй ─ стоять у ворот и охранять деревню от пикси.

Мы договорились встретиться на следующее утро, под деревом на центральной площади.

К тому моменту, когда я добралась до постоялого двора, начало смеркаться, поэтому первое, что сделала, зайдя в дом ─ нашла масляную лампу. Рядом с ней на столе лежали кресало и кремень. К счастью, я была очень начитанной, поэтому примерно представляла, как ими пользоваться. Пару раз чиркнула кресалом о кремень ─ и нескольких искр хватило, чтобы фитиль вспыхнул.

Я заглянула в камин: в нем уже были аккуратно уложены бревна, мне оставалось лишь заставить их разгореться. Они пролежали здесь несколько лет и были очень сухими, поэтому вспыхнули очень быстро. Я взяла небольшой котелок и набрала в него воды из бочки, что стояла на улице, и подвесила над пламенем.

Единственное, на что у меня еще оставались силы, это сварить картофель. Я вывалила на стол все купленные продукты, включая картофельные клубни, и даже не стала утруждать себя чисткой их кожуры ─ она и без того была удивительно чистой. Несколько картофелин мне хватило, чтобы наесться. Грем от моей еды отказался: наверное, феи такое и не едят.

После этого я завалилась на кровать, а каменная фея улеглась у моих ног, словно кот. Не хотелось ни о чем думать, за день со мной приключилось столько всего, что уже ни на что не оставалось сил. В конце концов я просто провалилась в глубокий сон.


Я уже проснулась, но глаза еще не открывала. В голове роем крутились мысли о гоблинах, о маленькой деревушке, населенной низкорослыми эльфами, о говорящих филинах и крохотных феях. Мне приснилось, будто бы я стала избранной, которой предстоит спасти волшебный мир от неминуемой гибели.

С трудом приподняла тяжелые веки. Я ожидала увидеть до боли знакомую картину: старый серый комод около кровати, светлые обои, белые шторы. Но моему взору предстала отнюдь не моя комната, в которой так привыкла просыпаться каждое утро: это был постоялый двор болотного гоблина Регора. В голове постепенно всплывали события минувшего дня, пока не пришло осознание: визит в Эндеву приключился со мной наяву.

За окном уже ярко светило солнце. Я поскорее подошла к окну и настежь распахнула ставни, прохладный и свежий утренний воздух тут же ворвался в комнату. Было очень непривычно, что уличный воздух не отдает гарью и городскими выхлопами, а вместо шума машинных моторов до ушей доносится приятный щебет птиц и стрекотание цикад.

Грем все еще нежился в кровати и тихо посапывал, а его маленькое тельце неуклюже подергивалось во сне.

─ Вставай, лентяй, ─ я легонько толкнула каменную тушу, которая в ответ только раздраженно заерзала.

Я взяла несколько яиц, которые купила вчера у торговки, и разбила их в миску. Яйца на вид куриные, точно такие же, какие покупаю дома, в Лондоне. В любом случае, пусть даже их снесли какие-нибудь фиолетовые ящерицы, не знакомые доселе науке моего родного мира, мне до этого не было никакого дела. Главное, чтобы на вкус они были приятными.

Подкрепившись омлетом, я стала готовиться к выходу. Не хотелось заставлять охотника ждать ни минуты. В который раз уже пожалела, что при мне не было часов, когда руна Сада фей перенесла меня в Занзару. Туго зашнуровав ботинки, я вышла из дома и направилась в сторону площади.

Подходя к уже знакомому большому дереву, я увидела Люциуса, который радостно махал мне рукой.

─ Доброе утро, Люциус, ─ сказала я, когда подошла поближе, ─ я не сильно опоздала?

─ Нет, ты как раз вовремя, ─ улыбнулся он, ─ готова получить несколько уроков по ловле пикси?

─ Конечно, для этого я здесь. Ты сегодня без Витерии?

─ Да, не люблю брать ее с собой на охоту. Да она и сама этого не переносит.

Эльф повел меня в ту часть деревни, в которой я еще не была. Совсем скоро мы дошли до частокола с калиткой. За ней шла длинная извилистая тропинка, которая проходила через серию долин и опушек.

─ Тебе следует знать, Эми, что пикси крайне умны и опасны. ─ сказал Люциус. ─ Для их ловли не подойдет ни одна из ловушек, предназначенных для животных. Простыми силками и сетями ты мало чего добьешься. Знаешь любимое занятие пикси?

─ Пакостить? ─ неуверенно спросила я.

─ Не просто пакостить, Эми. Они просто обожают сбивать с тропы одиноких путников. Нередко они уводили путешественников так далеко с верной дороги, что тем так и не удавалось найти обратный путь. Зачастую они погибали где-нибудь в лесной чаще или тонули в болотах. Поговаривают, что пикси ─ это феи, которые когда-то давно перестали следить за равновесием магии Занзары и ступили на путь вредительства. Хотя я считаю, что все это вздор. Когда феи одичали, и путники в страхе перед ними перестали странствовать по Занзаре, пикси заскучали. Дороги пустовали, и эти твари стали подбираться все ближе к нашим поселениям, досаждая уже в хозяйстве.

Мы остановились около узкого прохода между двумя невысокими скалами, который через несколько ярдов оканчивался тупиком.

─ Лучшее место для ловли пикси ─ это тропы, ─ продолжил эльф. ─ Пикси многое отдадут за то, чтобы снова, как в былые времена, сбить с толку и запутать нерадивого путника.

─ Зачем мы здесь?

─ Ты можешь найти пикси и даже загнать его в ловушку, но все это не имеет никакого смысла, если ты не сможешь его поймать.

Он сунул руку в карман и достал баночку с розовым содержимым. Она очень напоминала одну из тех скляночек, которые подарил мне Рафи. Грем тут же оживился и не задумываясь метнулся к Люциусу, стараясь отобрать у него баночку.

─ Грем! ─ воскликнула я, оттаскивая его от эльфа. ─ Держи себя в руках! Что это такое, Люциус? Он каждый раз теряет голову, когда видит эту розовую жидкость.

─ Это волшебный бальзам, ─ ответил эльф, ─ для фей это энергия в чистом виде. Но пикси… они его на дух не переносят. Они скорее предпочтут быть пойманными, чем подойдут к нему ближе, чем на пару синнитов. Может быть, им не нравится его запах, а быть может, он для них ядовит, я не знаю. Знаю только, что их неприязнь к бальзаму может оказать нам большую услугу.

Он открыл пузырек с волшебной жидкостью и стал выливать ее на траву, очерчивая полукруг, преграждающий выход из ущелья.

─ Нет, Грем! ─ я крепче обхватила фею. ─ Не вздумай есть этот бальзам. Когда придем домой, я дам тебе другой.

Тот поник и грустно опустился на землю. Люциус повел меня вглубь ущелья, после чего он опустил руку в свою сумку и извлек из нее мешок:

─ Это мешок для пикси. С виду похож на обычное тряпье, но это не так. Кроме того, что внутрь себя он вмещает гораздо больше, чем кажется на первый взгляд, он еще сделан не из обыкновенной мешковины. Пикси славятся тем, что могут прогрызть что угодно: будь то дерево, металл и даже камень. Но дело в том, что этот мешок был неоднократно вымочен во все том же бальзаме. Поэтому пикси в жизни не станут даже пытаться его укусить. Держи.

Эльф кинул мне мешок, и я его с легкостью поймала.

─ А теперь вытряхни содержимое на землю, ─ приказал Люциус.

Я недоверчиво на него посмотрела, но затем все-таки медленно расстегнула ремешок, который перетягивал горловину мешка. Вытряхивать ничего не пришлось, потому что едва я это сделала, как из него вывалилось отвратительное создание, похожее на крохотного лысого человечка. Это был пикси. Я невольно вскрикнула и отскочила в сторону, а Грем оскалился и принял боевую позу. Уверена, будь у него шерсть, она непременно встала бы дыбом.

─ Не беспокойся, Эми, ─ рассмеялся Люциус, ─ пикси очень пугливы. Держу пари, он испугался тебя еще больше, чем ты его.

Пикси помчался прочь от нас, однако, приблизившись к разлитому на траве бальзаму, замер, как истукан и стал невольно пятиться назад. Розовая жидкость действительно не давала ему покинуть ущелье.

─ К этому мешку в комплекте идет перчатка, ─ продолжил охотник, ─ она обыкновенная, с той лишь особенностью, что так же вымочена в бальзаме. Перчатка не позволит этим зверюгам укусить тебя, когда ты будешь ловить их. Смотри, как это делается.

Эльф направился в сторону пикси, а тот лишь испуганно вжался в землю. Когда Люциус подошел к нему уже вплотную, зверек резко дернулся, стараясь проскочить между ног. Однако бывалый охотник не растерялся и таким же резким движением схватил тварь за горло. Маленькое лысое существо беспомощно завизжало и замахало лапами. В этот момент мне даже стало его немного жаль. Визг прекратился, как только эльф сунул пикси в мешок и крепко затянул ремень.

─ Надо же, ─ выдохнула я, ─ не думаю, что у меня так же получится.

─ Попробуй, это не так сложно, ─ с этими словами Люциус снова вытряхнул пикси из мешка.

Надев на руку перчатку, я стала неуверенно приближаться к пикси. Он, хоть и был загнан в тупик, не стоял на месте, а все время маячил из стороны в сторону.

«Да стой же ты смирно, ─ мысленно простонала я, ─ чего тебе не сидится на месте?»

Когда до него осталась всего пара ярдов, я резко рванулась вперед, а лысое существо ловко проскочило мимо меня и помчалось в противоположную сторону ущелья.

─ Чтоб тебя!

─ Эми, не переживай, с первого раза ни у кого не получается. Это их классический маневр.

Я снова направилась к пикси и попыталась его схватить. Однако, и в этот раз, этому дьяволенку удалось ускользнуть. Разозлившись, я помчалась за ним что есть мочи.

─ Бессмысленно, Эми, ─ медленно проговорил Люциус, ─ эти пикси быстрее тебя и меня. Так ты его никогда в жизни не поймаешь.

Я продолжала мчаться за маленьким существом, а оно все так же от меня увиливало, снова и снова. Это продолжалось еще некоторое время, пока я измотанная и изрядно вспотевшая не оставила всякую надежду поймать его.

─ Это невозможно, Люциус! ─ я уселась на землю. ─ Это может продолжаться бесконечно!

─ Это будет продолжаться бесконечно, если ты не перестанешь бегать за ним из стороны в сторону.

Я некоторое время лежала на земле и переводила дыхание. В это время эльф сел рядом со мной и раскурил трубку, выпуская в воздух густые клубы зеленоватого дыма.

─ Чадящая трава, ─ сказал он, ─ лучшая во всем Саду фей. Я ее сам собираю в лесной чащобе строго в определенное время года. Мне известны лучшие места ее произрастания, которые показал мне еще отец. Он же научил меня, как правильно приготавливать ее для курения. Такой травы ты в Эндеве не сыщешь, разве что жалкое подобие.

Пока я его слушала, Грем незаметно от нас подобрался к разлитому на траве бальзаму и принялся с невероятной скоростью поедать его. Прежде чем я опомнилась, бальзама на земле почти не осталось.

─ Грем, что ты наделал? ─ воскликнула я.

Но было уже поздно: пикси, прошмыгнув мимо феи, уже мчался прочь от нас.

«Ну уж нет!» ─ пронеслось у меня в голове. Я вскочила с места и, схватив Грема, метнула его в сторону убегающей твари словно булыжник. Будь это простой камень, я, разумеется, промахнулась бы. Однако фея, спланировав в воздухе с помощью крыльев, попала точно в цель. Сбив пикси с ног, он крепко зажал его в своих лапах словно тисками. Я подбежала к ним и, раскрыв мешок пошире, крикнула:

─ Давай его сюда, Грем!

Тот без особых усилий впихнул тварь в мешок, и я крепко затянула ремешок.

─ Молодец, ─ сказала я радостно, ─ ты заслужил сегодня маленькую бутылочку бальзама.

─ Так держать, Эми, ─ к нам приблизился Люциус, ─ такого способа ловли пикси я еще не видел, но ведь главное ─ результат, верно? Ты отлично справилась. Полагаю, на сегодня урок окончен, встретимся завтра на том же месте, в то же самое время.

─ Большое тебе спасибо.

─ Не стоит, ─ улыбнулся он, ─ мне это только в радость. Моему сыну, Сиамусу, бы твои способности и твой потенциал. Я пойду, у меня еще есть дела: нужно проверить, расставленные утром силки. А тебе не помешало бы еще немного потренироваться.

Когда охотник ушел, я достала из эльфийской сумки бутылочку с волшебным бальзамом и подобно Люциусу очертила им полукруг на траве. После чего строго-настрого наказала Грему не приближаться к нему. Тот немного приуныл, но понял, что сейчас я как никогда серьезна. Потренировавшись несколько часов, я поняла, что страшно устала. Может быть, первый пойманный пикси придал мне уверенности в себе, а, может быть, я просто приловчилась, но после того, как охотник ушел, я успела уже пару десятков раз поймать пикси. Яблоки, которые я взяла с собой, уже давным-давно были съедены, поэтому я измотанная, но довольная собой, направилась обратно в деревню.

Следующим утром мы снова встретились с Люциусом на центральной площади Эндевы. На этот раз он повел меня в сторону леса.

─ Мы идем в Зачарованный лес? ─ спросила я и, поймав недоумевающий взгляд охотника, добавила:

─ Я слышала о нем от лесного филина.

─ Лес, в который я тебя поведу, ─ ответил он, ─ это скорее небольшой подлесок рядом с Эндевой по сравнению с Зачарованным лесом. Туда я бы и не подумал тебя повести: это крайне опасное место, особенно в нынешние времена. Туда даже я хожу в самой крайней нужде. Феи, населяющие его, гораздо опаснее тех, что живут в Саду фей.

─ А зачем мы, собственно, идем в лес?

─ Я хочу показать тебе, как устанавливать силки и сети для пикси, а также как готовить правильную приманку. Потому что сделай ты даже самую искусную ловушку, в нее не поймается ни один пикси, без нужной приманки.

Деревья стали попадаться на пути все чаще, пока и вовсе не превратились в густой лес. Большие камни и деревья ─ все было покрыто сплошным мхом, усеянным множеством мелких белых цветочков. Солнечные лучи с трудом пробивались сквозь толстый слой листвы и падали на тропу впереди нас. Тропа, к слову сказать, была почти не видна и сливалась с окружающей нас порослью и большими папоротниками. Очевидно, сюда мало кто наведывался среди жителей Эндевы.

─ Такую тропу недолго и из виду потерять, ─ сказала я задумчиво.

─ Да, эльфы в последнее время мало шныряют по лесам: предпочитают спокойные поля и опушки. Не любят лишних неприятностей. А ведь эльфы ─ это некогда бравый народец, но, к сожалению, изменившийся в худшую сторону после одичания фей. Забились в свои домики и не высовываются лишний раз, и Сиамус тому подтверждение. Я охотник уже в пятом поколении, но, видимо, по совместительству и в последнем: мой сын совсем на меня не похож. Только и грезит о феях, думает, что смелый, а на самом деле выискивает фей послабее и нападает на них. Потом еще и хвастается. Мечтает собрать непобедимую команду фей, но ведь здесь, в Саду, водятся лишь феи природы, воды и камня ─ из них ухи не сваришь.

─ А много других таких видов фей? ─ неуверенно спросила я.

─ Ты имеешь в виду стихий? Не помню точно, примерно с десяток. Есть еще феи огня, воздуха, энергии и прочие. Я таким не интересуюсь, вот если ты спросишь меня о разновидностях силков или капканов ─ вот тут я могу тебе много чего рассказать, и дня не хватит. Собственно, для этого мы сюда и пришли, поэтому слушай внимательно и старайся ничего не упустить. Как я уже сказал, основа ловли пикси ─ это правильно подготовленная приманка. Пикси в какой-то мере ─ хищники, но простой крольчатиной их не прельстишь. Тем более что на твою наживку скорее клюнет лиса, бродящая неподалеку, или изголодавшаяся лесная крыса. А крысы тут, будь уверена, размером с крупную кошку.

─ Чем же их ловить?

─ Отец когда-то показал мне несколько видов приманок, а потом я и сам парочку додумал. Я покажу тебе две наиболее простые в изготовлении. К сожалению, они и наименее эффективные, но остальные приманки или делаются не одну неделю, или ингредиенты для них так редки, что за ними нужно топать в Зачарованный лес.

Мы подошли к быстротечной лесной речке, которая убегала куда-то далеко и скрывалась за толстыми стволами деревьев. Ширина ее не превышала двух ярдов, да и была она не очень глубокая: примерно по колено. А вода текла такая прозрачная, что можно было разглядеть на дне каждый камушек, покрытый зеленоватой тиной.

─ Тебе известен такой вид рыб, как илиганы? ─ спросил Люциус крайне загадочным тоном.

─ Боюсь, что нет.

─ Удивительные рыбы, ─ словно промурлыкал охотник с довольным лицом, ─ вкуснее илиганов ты не найдешь никакой другой рыбы. Так уж сложилось, что и пикси это понимают, поэтому они не устоят перед соблазном полакомиться ими. Даже если пикси поймут, что лежащий перед ними илиган ─ это всего лишь приманка, они во что бы то ни стало постараются урвать добычу, оставив капкан пустым, а охотника ─ с носом.

─ Неужели они и впрямь такие вкусные?

─ Более чем, уж поверь мне, ─ заверил меня эльф, ─ для любой семьи в Эндеве это праздник, если на столе у них лежит здоровенный илиган. К сожалению, в наших краях водятся илиганы втрое, а то и вчетверо меньше по размерам, чем в остальной части Занзары, но от этого они не становятся менее вкусными.

─ А как они выглядят? ─ спросила я, подумав, что, может быть, у нас этих рыб просто называют иначе.

─ С виду они красные с золотым брюшком и плавниками. Но что самое интересное ─ их мясо бледновато-зеленого цвета, поэтому с первого взгляда ты можешь решить, что оно не совсем свежее. Как бы то ни было, запах не обманет, и ты всегда сможешь определить ─ илиган ли это или просто протухшая рыбешка.

Люциус снял с плеча большую торбу и опустил на землю. Запустив в нее руки, он принялся перебирать содержимое. Наконец, охотник извлек аккуратно сложенную рыбацкую сеть.

─ К сожалению, а, может быть, и к счастью, илиганы сколь вкусны, столь же и умны. Поэтому не каждому, даже самому опытному рыболову, удается его поймать. Они могут с легкостью выпутаться из любой сети и уплыть восвояси. Эми, помоги мне, пожалуйста.

Люциус протянул мне один конец сети, а сам взял противоположный и перемахнул через ручей. На той стороне он принялся с большим мастерством, видным невооруженным глазом, крепить рыбацкую сеть. Попутно он рассказывал, как нужно ее правильно фиксировать, какой узел нужно для этого использовать, чтобы потом можно было с легкостью его развязать. Рассказывал о том, какое должно быть натяжение сети, чтобы улов был максимально гарантированным, о том, в какое время дня лучше всего затевать рыбалку. По ходу поучительных наставлений охотник успевал рассказывать короткие и даже смешные истории из личного опыта.

Через какое-то время сеть, наконец, была установлена. Она, словно решето, пропускала через себя весь поток воды.

─ Теперь нужно просто ждать? ─ спросила я простодушно.

─ Просто ждать? ─ изумленно спросил Люциус и рассмеялся. ─ Конечно, нет! Если бы все было так просто! Илиганы, если ты не знала, плывут всегда против течения, поэтому простой сетью ты мало чего добьешься.

Он достал из торбы маленький мешочек и высыпал часть содержимого себе в ладонь. Я вгляделась: это были маленькие красные горошины.

─ Это ягоды? ─ спросила я.

─ Да, но я бы не советовал тебе их есть. Это не простые ягоды ─ это чернь-ягоды. Они не сильно опасны: у человека или эльфа просто вызывают временное помутнение рассудка. А вот рыбку способны на некоторое время обездвижить.

─ Значит, мы будем ловить рыб на ягоду?

─ Верно, а илиганы очень любят ягоды.

Люциус велел мне нанизывать ягоды на нить, словно бусы, чем я и занималась последующие полчаса, пока он сидел у дерева и медленно раскуривал чадящую траву. Когда я закончила, мы с ним поднялись немного вверх по течению и натянули между двумя берегами толстую бечевку, а уже к ней по центру подвязали несколько нитей с ягодами. Они опустились в воду, и река тут же растянула их вдоль течения. По нашей задумке илиган должен плыть против течения, миновать натянутую нами сеть, а затем, проплывая мимо ягод, полакомиться ими. А течение уже вернет обездвиженное тельце обратно к сети. Нам лишь останется вынуть рыбу из воды до того, как действие чернь-ягоды закончится.

Мы принялись ждать. Молчание нарушало лишь журчание воды в реке и поскрипывание толстых стволов деревьев, чьи кроны гнулись под натиском мощных порывов ветра. Здесь, внизу, ветер ограничивался лишь слабым дуновением, уносящим зеленоватые клубы дыма, выпускаемые Люциусом, куда-то вдаль.

─ Слушай, Люциус, ─ спросила я неуверенно, ─ Рафи говорил мне, многие дороги в Занзаре поросли ядовитым терновником. Ты об этом что-нибудь знаешь?

Эльф приложил трубку ко рту и глубоко вдохнул, заполняя свои легкие дурманящим дымом:

─ Да, это правда, встречался мне один из них… к сожалению.

─ Неужели они действительно так опасны? Разве нельзя их просто выкорчевать с корнем да и сжечь?

─ Ты не понимаешь, о чем говоришь, ─ сказал охотник. ─ Это не простой колючий кустарник, каких у меня в огороде множество.

─ Что же тогда в них такого особенного?

─ Спроси это у Листочка, ─ эльф громко харкнул и плюнул куда-то в сторону, тем самым подводя к концу наш разговор.

Разумеется, я не поняла, о чем он говорит, но больше расспрашивать его не рискнула. Люциус указал пальцем на реку:

─ Смотри.

Я обернулась и увидела, как в воде мелькнуло что-то красное. Примечательно было то, что это «что-то», в отличие от всего прочего, упорно двигалось против течения. Оно подплыло к нашей сети, а за тем, осознав, что та мешает плыть дальше, метнулось вверх и, выпрыгнув из воды, перемахнуло через преграду. Моему взору предстала сверкающая на солнце красная рыбья тушка, которая, грациозно махнув золотистым хвостом, юркнула обратно под воду.

─ Это же… ─ я смотрела на проделанный маневр с широко раскрытыми глазами.

─ …илиган, ─ закончил фразу Люциус.

Рыбка двигалась дальше и, проплывая мимо ягод, немного задержалась рядом с ними. Ее движения стали вдруг медленными и неуклюжими. Она еще несколько раз беспомощно дернулась и, в конце концов, размякла. Течение подхватило обездвиженного илигана и понесло обратно к натянутой сети. Охотник ловко вытащил рыбу из воды и сунул в мешок.

─ Смотри, Эми, в сети набралось еще с дюжину рыбешек. Это, конечно, не илиганы, но в Эндеве их можно обменять на что-то полезное. Собери-ка их в мешок.

Мы с Люциусом до вечера бродили по лесу, он показывал, какие травы нужно собрать и добавить в приманку. Как и сколько нужно тушить их на огне, чтобы усилить аромат, который впоследствии будет дурманить проходящего мимо пикси. Охотник рассказывал о тонкостях установки силков и их маскировки. Сказать, что у меня голова шла кругом от количества новой информации ─ ничего не сказать.

Я вернулась домой ближе к вечеру и буквально валилась от усталости. Ноги болели от того, что никак не могли привыкнуть к такому переизбытку физической активности, которой я подверглась, оказавшись в Занзаре.

Пока вода закипала в чане, а Грем посапывал на кровати, я обвела комнату взглядом. Мой взор задержался на полке с книгами. Хоть Эндева и была лишь маленькой деревушкой, в каждом доме, в котором я успела побывать, мне встречалось как минимум несколько книг. Вероятно, здешний народ был очень образованный. Я подумала, что если мне придется стать той самой избранной из пророчества, то я должна знать культуру страны, которую мне предстоит спасать. В помещении было уже темно, поэтому я, отыскав все свечи, которые смогла найти, поставила их на стол и зажгла. Мама всегда говорила, что не стоит читать при плохом освещении ─ это портит зрение, однако другого источника света у меня не было. Я подошла к книжной полке, выбрала книгу потоньше и, усевшись за стол, погрузилась в чтение.

Комментарий к Глава II. Охота на пикси

Большое спасибо за прочтение главы!

Прокомментируйте, пожалуйста, работу! Любой ваш отзыв, даже негативный, лучшая для меня награда!


========== Библиотека Занзары: Путешествие Ареля Фернеки ==========


Комментарий к Библиотека Занзары: Путешествие Ареля Фернеки

Убедительная просьба нещадно пользоваться «публичной бетой», чтобы подмечать все, даже самые мелкие, ошибки и недочеты.

Арель, неуверенно ступая, подошел к самому краю утеса и посмотрел вниз. Пропасть, открывшаяся перед ним, оказалась такой непроглядно глубокой, что на мгновенье он потерял равновесие и едва не сорвался вниз.

─ Мастер, что вы делаете! ─ крохотная бледно-серая фея отчаянно вцепилась своими острыми коготками в воротник камзола хозяина, стараясь изо всех сил оттащить гнома от пропасти.

─ Не волнуйся, Псироу, ─ улыбнулся Арель, ─ просто закружилась голова, только и всего.

─ Вы совсем не цените себя, ─ фея зло щелкнула своим желтым клювом и скрестила на груди лапки, покрытые оранжевыми узорами, ─ а что было бы со всеми нами, если бы вы погибли?

Гном невольно посмотрел на сумку, висевшую на плече: из нее на него уставилось несколько пар любопытствующих глазок.

─ Не беспокойтесь, обещаю впредь быть осторожнее, ─ сказал мужчина, ─ вы ведь моя команда, я в ответе за вас, а вы ─ за меня.

Арель посмотрел назад. Тропа, по которой он вышел к утесу, извиваясь, уходила глубоко в горы.

─ Они уже близко, ─ вполголоса проговорил мужчина, ─ совсем скоро они нас догонят, и тогда придется дать им бой.

─ Позвольте, ─ из сумки вылетела худощавая каменная фея и опустилась на землю, ─ я попробую их отследить.

─ Не нужно, Стобат, ─ возразил Псироу, ─ ты потратишь слишком много сил на это и не успеешь восстановиться к тому моменту, когда Акома настигнет нас. А ты нам просто необходим в бою ─ каждая фея на счету. Придется потратить еще один флакон бальзама, чтобы ты пришел в себя, а у нас и без того волшебного настоя почти не осталось.

Из торбы гнома показалось личико крохотной юной девушки, которая, сделав небольшое усилие, перекинула свои хрупкие ножки через край сумки и уселась поудобнее. Она заправила небрежно свисавшие на лицо пряди исчерна-синих, словно ночное небо, волос за роскошную золотую диадему и многозначительным тоном, словно мать, сказала:

─ Он прав, Стобат, что нам пользы от того, что мы узнаем, где сейчас плутает Акома со своей шайкой? Идти быстрее мы уже все равно не сможем: и так днем делаем один лишь короткий привал, а все остальное время бредем без остановки. Не думаю, что они к нам ближе, чем в трех-четырех днях пути. А бальзам лучше поберечь для крайней нужды: он действительно уже на исходе.

─ Мы уже неделю их не отслеживали, Бонерия, ─ возразила каменная фея, нахмурив свои зеленоватые глазки, ─ а мы обязаны знать, как близко Акома уже подобралась к нам. Нельзя недооценивать лесных эльфов Криволесья, они не похожи на тех, что живут в остальной части Занзары. А подобной возможности отследить их может уже не представиться: эта местность особо каменистая, мне будет легче найти неприятелей.

Стобат и все остальные посмотрели на Ареля, ожидая, что он скажет: все-таки окончательное решение, безусловно, будет за мастером. Гном сдвинул густые брови и погрузился в тяжелые раздумья: выбор предстоял действительно не из легких. В конце концов он медленно поднял глаза на своих спутников и коротко кивнул. Каменная фея облегченно вздохнула и, заправив назад свои фиолетовые волосы, приложила обе крохотные ладошки к земле. С губ Стобата одно за другим начали срываться, на первый взгляд, бессмысленные слова:

─ Валуны и камни, вы видите то, что сокрыто от нас. Вы слышите то, что не ведомо нашему уху. Вы есть там, где нас нет. Станьте моими глазами, чтобы мне увидеть, станьте моими ушами, чтобы мне услышать. Помогите найти то, что мы ищем.

Аура феи засияла еще ярче, а глаза, теперь уже совершенно белесые, уставились в пустоту.

─ Что ты видишь? ─ спросил, немного погодя, Арель.

─ Камни, трава, ─ ответил тот, ─ вижу речушку, что пробивается через ущелье. Я чувствую, как корни горных сосен врастают в землю, и слышу, как она стонет под их натиском. Совсем скоро мы выйдем широкой реке, она стремительно сходит с горного склона и бушующим потоком срывается в бездну с утеса. За ней есть удобная полянка, поросшая кустарником ─ на ней мы сможем устроить ночлег, если доберемся туда затемно.

─ Все не то, Стобат, ─ проворчал Псироу, ─ ты видишь не то, что нужно.

─ Я ищу их, ─ возразила каменная фея, ─ я ищу шайку Акомы, но это не так-то просто: в поле зрения постоянно попадает не то, что нужно, однако и эта информация может оказаться для нас полезной. В следующий раз будешь искать сам.

Арель с упреком посмотрел на фею хаоса, и та виновато отвела глаза в сторону. Некоторое время все просто молчали и ждали новой информации от своего товарища, в этот момент мысленно рыскающего по горным хребтам и склонам. Вдруг тело Стобата напряглось, а аура засияла с новой силой:

─ Я нашел! Их всего четверо, видимо, пятому путешествие по Горному миру оказалось не под силу: наверняка сорвался в глубокий овраг или лежит бездыханный под каменным завалом. Акома с тремя спутниками сейчас переходит через узкий ручей под каменной аркой.

─ Мы ведь там были только сегодня утром! ─ воскликнула Бонерия. ─ Я и подумать не могла, что они уже так близко!

─ Мастер, ─ из сумки вдруг вылетела синяя фея, покрытая рыбьей чешуей, ─ что же нам делать?

Арель молчал и смотрел куда-то вдаль, размышляя над непростой ситуацией.

─ Они идут быстрее, чем мы думали, ─ сказал, наконец, гном, ─ бой дать нам все равно придется. Я надеялся, что горы вымотают их, однако они потеряли одного лишь спутника и все так же уверенно приближаются. Скоро наступит ночь, Акома достаточно умна, чтобы не бродить по скалам в темноте, поэтому и у нас будет время, чтобы перевести дух. Стобат, ты сказал, что рядом есть река?

─ Да, ─ ответил он, ─ поток очень широкий и пенистый.

─ Мы должны перебраться через реку сегодня же и обязательно до темноты: переправляться в сумерках ─ самоубийство.

─ Мастер, может быть, оставить эту затею на завтра? ─ предложил Псироу.

─ Нет, Стобат сказал, что за рекой есть очень удобное место для ночлега, а в горах это большая редкость. Мы сможем там по-настоящему отдохнуть и набраться сил, ведь завтра нам предстоит очень тяжелый день.

─ Тогда нам лучше уже выдвигаться, ─ сказала фея, махнув роскошными зелеными крыльями, которым позавидовала бы любая бабочка, ─ вы сами знаете, мастер Арель ─ в горах темнеет быстро.

─ Да, ты, безусловно, права, Бонерия, ─ согласился гном. ─ Иди сюда, Стобат, тебе необходимо выпить бальзам, чтобы восстановить силы после заклинания.

─ Нет необходимости, ─ возразил он, ─ я просто посижу в сумке и немного отдохну.

─ Не спорь, заклинание очень сложное, оно отняло у тебя почти всю энергию.

─ Ну ладно, ─ невольно согласилась каменная фея, ─ но только чуть-чуть: мне много бальзама не нужно.

Мужчина извлек из сумки небольшой пузырек с розовой жидкостью и протянул Стобату. Тот, совершенно измотанный, откупорил скляночку и, тяжело дыша, вылил часть содержимого себе в рот. Серая аура на мгновение вспыхнула и снова потускнела, однако всякая отдышка и усталость пропали, и фея, бодро расправив крылья, взмыла в воздух.

─ Нам нужно идти дальше, ─ сказал Арель. ─ Псироу, ты уже весь день на крыльях, посиди в сумке и отдохни, а тебя пусть заменит кто-то другой.

─ Не нужно, мастер, ─ замахала ручками фея, ─ я в полном порядке.

─ Ну хорошо, ─ кивнул гном и усталым тоном добавил, ─ тогда выдвигаемся.

Гном и его команда фей стали неспешно продвигаться вперед. Теперь тропа сужалась и шла прямо по краю обрыва: с одной стороны каменная стена, уходившая далеко вверх, а с другой ─ непроглядная пропасть. Арель понимал, что любой неаккуратный шаг мог стать последним, поэтому тщательно продумывал каждое движение. Как правило, ширина тропы была не меньше синнита, поэтому он легко помещался на ней, однако иногда дорожка сужалась так сильно, что мужчине приходилось становиться боком и очень медленно проходить такие участки пути приставным шагом. В эти моменты все феи выбирались из сумки и, цепляясь за одежду мастера, придерживали его, чтобы тот не сорвался вниз. Сырой горный воздух только усугублял положение, покрывая влагой уступы и камни: они становились такими скользкими, что Арель несколько раз едва не поскользнулся.

Однако даже такая смертельно опасная тропа имела свои достоинства: с края утеса открывалось настолько красивое и завораживающее зрелище, что ради него можно было и жизнью рискнуть. Перед гномом раскидывалась огромная низменность, испещренная множеством рек и озер. Необъятные зеленые прерии простирались так далеко вширь, что не было возможности окинуть их взором целиком. Где-то вдалеке виднелся густой буро-зеленый лес, называемый Зачарованным, а из него выходила широкая голубая лента ─ река Бренора. Она пересекала лес от края до края и вскоре впадала в Алмазное озеро ─ самое крупное во всей Занзаре. В глубине лесной чащи на водах Бреноры в свое время был построен огромный город Тиралин, ставший впоследствии столицей. Строительством его занимались все народности, населяющие страну: эльфы, гоблины, гномы и люди.

С двух сторон тянулась длинная горная цепь, которая кольцом замыкалась вокруг Занзары, образуя подобие огромной котловины. Этот длинный хребет и назывался жителями страны Горным миром, по той причине, что он действительно был настолько огромен и непохож на остальную часть Занзары, что и впрямь походил на совершенно иной мир со своими законами. Сюда совались лишь самые отчаянные путники и искатели приключений, потому что эта область страны была самой малоизученной и дикой, а потому и вызывала столь бурный интерес. Впрочем, с гор мало кто возвращался живым, а если и возвращался, то наверняка изувеченным. Одним из таких безрассудных путешественников и был Арель Фернеки.

Однако самое прекрасное, что можно было увидеть с этого утеса ─ огромные каменные массивы, нависшие над землей, словно тучи. Царство Облаков. Пожалуй, одно из самых грандиозных и удивительных мест Занзары, оно вызывало трепет и восторг даже у самых заядлых путешественников и бывалых скитальцев, которых, казалось, уже мало чем удивишь. Однажды и Арелю посчастливилось там побывать, но это было давным-давно: он тогда еще был ребенком. Тем не менее увиденное им навсегда запечатлелось в детской памяти и не раз еще всплывало потом в самых прекрасных снах и грезах: высокие мраморные колонны, величественные арки, изящные статуи и скульптуры ─ все это вызывало лишь восхищение.

Солнце побагровело и опустилось к самому горизонту, когда до ушей гнома стали доноситься первые отголоски бушующего потока горной реки. Вскоре тропа стала стремительно расширяться, а на ней появилась редкая серо-зеленая поросль. Дорога еще раз завернула вбок, и перед Арелем предстал широкий пенистый поток: грязные серые воды каскадом стекали с горного склона и, пересекая тропу слева-направо, срывались с утеса. Шум стоял такой оглушительный, что гному приходилось кричать, чтобы феи могли хоть что-то услышать:

─ Река шириной синнитов семь, не меньше! Есть только один способ перебраться на ту сторону!

Он снял с плеча торбу и, запустив в нее руки, принялся что-то искать. Сумка была эльфийской работы, поэтому вмещала в себя гораздо больше, чем обыкновенная ─ незаменимая вещь в долгих путешествиях. Мужчина извлек из нее аккуратно смотанный канат, молот и пару длинных металлических штырей. Размотав веревку, Арель подал один ее конец фее, напоминавшей огромного белого медведя с длинными желтоватыми клыками:

─ Гриз, возьми остальных и хорошенько закрепи канат на той стороне ─ ты знаешь, как это делать! Поторопитесь, потому что солнце уже заходит, совсем скоро ничего не будет видно!

Феи схватили веревку и полетели к противоположному берегу реки. Когда они оказались там, Стобат обвязал трос вокруг штыря особым узлом, которому научил его мастер, а Гриз парой мощных ударов кулаком намертво вбил металлический стержень в землю. К этому моменту Арель уже прикрепил свой конец веревки таким же образом к каменному уступу. Он пару раз дернул за канат, чтобы проверить прочность креплений, и, нервно сглотнув, обвился вокруг него руками и ногами, повиснув над землей.

─ Мастер, будьте осторожны! ─ крикнула ему Бонерия с другого берега, однако тот из-за шума ничего не услышал.

Гном, перебирая руками, стал медленно продвигаться по натянутому канату, который то и дело качался из стороны в сторону. Когда он прополз несколько синнитов, берег кончился и мужчина оказался прямо над грохочущим потоком. Стараясь не думать о том, что будет, если его руки вдруг соскользнут, Арель продолжал ползти. Однако когда половина пути осталась уже позади, что-то вдруг начало происходить: канат тревожно задрожал, а воздух словно завибрировал. Гном уже слишком много повидал на своем веку, чтобы понимать ─ тут, без сомнения, замешана магия.

─ Ребята, осторожно!

Это последнее, что он успел крикнуть, потому что в следующее мгновение раздался оглушительный треск, и скала, прямо в том месте, где он закрепил канат, раскололась. Каменные глыбы, отделившиеся от нее, с грохотом покатились вниз, а Арель Фернеки успел лишь покрепче ухватиться за веревку, прежде чем с головой ушел в свирепствующий поток. Ледяная вода моментально проникла под одежду и сковала мышцы так, что невозможно было пошевелиться ─ даже вдохнуть. Гнома понесло по течению, однако, благодаря тому, что руки продолжали мертвой хваткой держаться за трос, он так и не достиг того места, где поток срывался с утеса в бездну: длина каната не позволяла. Крепление, установленное феями, осталось невредимым, поэтому мужчину прибило течением к противоположному берегу, где он и оставался до того момента, пока не почувствовал, как несколько крохотных лапок изо всех сил вытягивают его тело на сушу. Арель старался помочь им, отчаянно цепляясь дрожащими руками за малейшие выступы и неровности.

В конце концов ему удалось выбраться на берег, и он едва живой ничком рухнул на землю, изредка вздрагивая от болезненных судорог. Свора фей тут же окружила его и принялась приводить в чувства: кто-то просто тормошил, а кто-то накладывал целительные и согревающие заклинания. Однако на этом все не закончилось: воздух снова завибрировал, а, откуда ни возьмись, вдруг возник пылающий багровый шар, стремительно понесшийся в сторону путников. Бонерия и Стобат едва успели создать магический барьер ─ вражеское заклинание отскочило от него и с оглушительным грохотом врезалось в стену.

─ Враг рядом! ─ крикнула фея природы и, создав атакующее заклинание, крепко сжала его в руке, готовая метнуть в противника, едва тот появится в поле зрения.

Остальные феи тоже приготовились к атаке и сомкнулись кольцом вокруг своего мастера. В этот момент что-то пунцово-красное пронеслось над рекой и скрылось за огромным валуном. Тотчас в это место посыпался непрекращающийся град заклинаний, подняв в воздух огромное облако пыли.

─ Стойте! ─ закричал Стобат, и остальные феи моментально прекратили свою атаку.

Пыль стала постепенно рассеиваться и оседать. Булыжник, за которым прятался враг, вдруг содрогнулся, приподнялся над землей и устремился в сторону фей. Те не ожидали ничего подобного, поэтому единственное, что успели сделать ─ это создать еще один магический защитный барьер, чтобы уберечь своего хозяина от удара. Барьер получился очень мощным: валун отскочил от него и укатился в противоположную сторону. Однако из-за него тут же показался и сам противник: каменная кожа, испещренная глубокими трещинами, величавая корона с множеством крупных красных рубинов и багровые глаза, полные чистого безумия и злобы ─ все это не могло не обескуражить путников. Враг, воспользовавшись моментом, взмахнул своими пунцовыми бархатными крыльями и в следующее мгновение уже повалил Гриза на землю. Белый медведь хотел было дать отпор, но все, что он мог сделать ─ это смотреть в исчерна-красные светящиеся глаза врага, абсолютно безразличные, но в то же время безумные.

Каменные кулаки поочередно били обмякшее тело Гриза, однако тот продолжал просто смотреть в глаза своего противника, не в силах пошевелиться. Наконец фею с красной короной в спину ударило мощное заклинание, заставившее ее оставить тело ледяной феи и отскочить в сторону. За ним последовала еще одна атака, затем еще одна. В конце концов последние заклинания пробили каменную броню, оставив на месте противника лишь облако искр.

─ Гриз! ─ воскликнула Бонерия, когда все закончилось. ─ О, Гриз, скажи что-нибудь!

Она трясла тело товарища, стараясь добиться хоть какого-нибудь ответа.

─ Эти… глаза, ─ единственное, что смог вымолвить тот.

Прошло некоторое время, солнце уже окончательно скрылось из виду, оставив после себя лишь непроглядный мрак. Ни Арель, ни Гриз так и не пришли в себя. Остальные феи сидели рядом и обеспокоенно беседовали, решая, как поступить дальше.

─ Ребята… ─ послышался вдруг дрожащий и хриплый голос.

─ Мастер! ─ воскликнул Псироу и помчался к нему. ─ Как вы себя чувствуете?

─ Холодно, ─ грустно улыбнулся гном, ─ вся одежда промокла насквозь.

─ Ах, если бы я только могла вас согреть! ─ воскликнула Бонерия.

─ Мы не можем оставаться здесь, ─ сказал мужчина, вставая на ноги. ─ Во что бы то ни стало, мы обязаны дойти до места, о котором говорил Стобат.

─ Нет, мастер Арель! ─ вскрикнула фея природы. ─ Вам нельзя вставать!

─ Если я останусь здесь, то замерзну, ─ хрипло проговорил он, ─ а на той поляне, по словам Стобата, есть из чего сделать костер.

─ Да, там растет огромная горная сосна и множество мелких кустарников, ─ сказала каменная фея, ─ да и идти осталось совсем недолго: около пятидесяти синнитов. Несколько поворотов ─ и мы на месте.

─ Отлично, ─ гном окончательно поднялся на ноги, и с него ручьями потекла вода. ─ Чем быстрее мы пойдем, тем скорее окажемся на месте.

─ Но уже совсем стемнело, нельзя идти по ночи: это опасно, ─ не унималась природная фея.

─ Сейчас у нас выбора нет, ─ твердо сказал Арель. ─ Прекрати спорить, Бонерия, мне самому эта затея нравится не больше твоего, но надо идти.

Она поджала губу и отвернулась, а мужчина взял на руки Гриза, еще не пришедшего в себя, и коротко буркнул:

─ Идем.

Компания стала неспешно продвигаться по каменной тропе в полной темноте. Феи летели перед Арелем, освещая ему своей аурой дорогу. Света от них было не сильно много, но это лучше, чем брести в полном мраке. Ноги гнома двигались медленно и неуверенно, а тело не переставало дрожать, словно лист на ветру. Никто ничего не говорил. Гробовое молчание сопровождало путников до того самого момента, пока они обессиленные не добрались до желанной поляны. Она действительна была покрыта густой для этих мест порослью, а в диаметре достигала десяти синнитов. С одной стороны лужайка упиралась в каменную стену, а с другой заканчивалась все тем же обрывом. В центре, как и говорил Стобат, высилось огромная сосна, чьи толстые корни уходили глубоко под землю, а вершина, казалось, доставала едва ли не до небес.

─ Давайте, ребята, ─ крикнула Бонерия остальным, ─ нужно насобирать много хвороста: чтобы согреть мастера, понадобится очень большой костер!

Феи дружно отправились на поиски сухолома: кто-то рыскал в кустарниках, а кто-то поднялся повыше, чтобы достать с дерева сухие сосновые ветви. Вскоре на земле уже лежала огромная куча хвороста.

─ Все вещи промокли, ─ с досадой проговорил Арель Фернеки, перебирая содержимое сумки, ─ хорошо, что я храню огниво в непроницаемой банке.

Дрожащими руками он сложил вместе несколько прутьев, подсунул под них немного сухой травы и чиркнул пару раз кресалом о кремень. Две-три травинки тут же вспыхнули и принялись скоротечно тлеть, испуская густые клубы дыма. Гном дунул на них, и пламя тут же передалось на соседние веточки. Совсем скоро перед ним уже полыхало яркое горячее пламя. Мужчина снял с себя всю намокшую верхнюю одежду, потому что та не только более не согревала, но даже охлаждала его тело. Он уселся поближе к огню и вытянул к нему холодные руки, потирая ладошки. В это время вокруг Ареля вовсю суетились крохотные подопечные: голубая фея воды, Тадана, и Стобат перебирали мокрые вещи и развешивали их у костра, Псироу отправился за хворостом, а Бонерия отыскала в сумке завернутый в ткань кусок мяса и принялась медленно обжаривать его со всех сторон. Это некогда была пухленькая горная крыса, которую Стобат в свое время ловко пришиб огромным булыжником.

Прошло чуть более получаса. Гном сидел уже плотно укутанный в теплый плед и жевал горячий ломоть мяса. Пледом этим феи занялись в первую очередь, чтобы мастер мог хоть чем-то согреться: они туго его выжали и растянули над пламенем, чтобы скорее высушить. Одеяло в некоторых местах подкоптилось и почернело. За спиной мужчины высилась огромная гора самого разного хлама: вилки, ножовки, комплекты одежды, бечевка, крюки, разного рода скляночки и бутыли, масляный светильник и даже табурет. Все это и многое другое было извлечено из сумки, чтобы и ее можно было хорошенько просушить: все-таки внутри этой торбы десятки отсеков и более сотни кармашков, и каждый из них нужно было избавить от малейших признаков влаги, во избежание плесени в будущем. Феи, выполнившие всю имеющуюся работу, тоже растянулись на траве.

─ Как вы? ─ спросила мужчину фея воды.

─ В порядке, Тадана, ─ улыбнулся тот, ─ могло быть гораздо хуже.

─ Куда уж хуже, мастер Арель? ─ проворчала Бонерия. ─ Я еще в начале путешествия предупреждала вас, что не стоит идти в горы: трудно себе представить место опаснее.

─ Да, большинство гномов любит сидеть в мастерской дни напролет и возиться с разными механизмами, придумывать что-то новое. Однако гномы ─ это не только отличные мастера и изобретатели, но еще и неплохие путешественники. Моя душа жаждет приключений, Бонерия. Я не могу сидеть на одном месте, поэтому мне и приходится брать вас с собой в дорогу, чтобы было безопаснее и сподручнее в пути.

─ Мастер Арель, ─ отозвалась Тадана, ─ я почитаю за счастье путешествовать с вами. До того, как вы выкупили меня из рук этого подлого гоблина, я не знала покоя. Вы взяли меня к себе, такую неумелую, и научили всему. Поэтому я рада идти за вами куда угодно.

Какое-то время царило молчание, тишину нарушало лишь потрескивание бревен, пожираемых языками пламени. Стобат уже вовсю сопел, лишь изредка похрапывая. Голова гнома тоже начала клониться набок, как вдруг произошло то, что заставило всех подскочить со своих мест. Сначала белая шерстка крохотного медведя слегка вздрогнула, а затем зашевелились и лапки. Раздался тяжелый вздох, больше похожий на рычание.

─ Гриз, ты в порядке? ─ спросил Псироу.

─ Думаю, да, ─ немного погодя ответил тот, ─ только голова раскалывается.

─ Тадана, скорее принеси бальзам, ─ приказал Арель.

Та отыскала розовую бутыль среди наваленной горы вещей и вернулась к костру.

─ Держи, Гриз, ─ фея воды протянула флакон товарищу.

Тот его откупорил и в один глоток выпил все содержимое.

─ Ну как? Лучше? ─ обеспокоенно спросил гном.

─ Да, гораздо лучше, ─ ответил медведь, а вскоре и сам спросил. ─ Что это было там, у реки? Все случилось так быстро, я толком и не помню ничего.

─ Я тоже мало что помню. Я почти сразу отключился после того, как чудом выбрался из воды, ─ почесал за ухом гном.

─ На нас напали, ─ прошептала Тадана.

─ Да, напали, ─ сухо повторила Бонерия. ─ В жизни не помню более безумной атаки. Было похоже, что вражеская фея напрочь лишена рассудка. Готовая умереть она шла напролом, совершенно не дорожа своей жизнью.

─ А что за стихия? ─ поинтересовался Арель.

─ Камень, кажется, камень, ─ ответила девушка.

─ Очень непохоже на них, ─ поднял брови мужчина, ─ обычно феи этой стихии очень спокойны, с ними всегда можно договориться. Атакуют они в крайней нужде, когда защищают свою территорию или близких.

─ Может быть, мы вторглись в его земли? ─ задумался Стобат. ─ Но опять-таки, он даже не пытался поговорить с нами ─ сразу напал.

─ А глаза, ─ прошептал Гриз, ─ вы заметили его глаза?

─ Я не заостряла свое внимание на таких мелочах, ─ закатила глаза Бонерия, ─ как-то не до того было ─ нас, кажется, убивали в это время.

─ А я видел, ─ сказал Стобат, ─ красные как кровь, и буйные, как рой танготских пчел.

─ Думаете, это дело рук Акомы? ─ спросил у товарищей Арель.

─ Нет, не думаю, ─ ответила ледяная фея, щелкнув клыком. ─ Наши преследователи еще слишком далеко, поэтому нападающий вряд ли принадлежит одному из них. Да и на гипноз пси-фей не похоже. Мне показалось, что эта каменная фея была словно животное ─ дикая.

Тадана нервно сглотнула, остальные тоже почувствовали себя неуютно. Молва о том, что на кочующих торговцев без причины и повода стали нападать феи, пошла совсем недавно: незадолго до того, как путники покинули Монагам. Выжившие говорили, что те не стремились ограбить их или получить с этого какую-то выгоду: они просто атаковали. Правда, в эти басни мало кто верил, все в основном отмахивались: «Придумают ведь ─ дикие феи. Это то же самое, что начнут дичать эльфы или гоблины».

Ночи в горах очень холодные, поэтому гном плотнее укутался в теплый плед и улегся на траву. Ночное небо здесь всегда усыпано бесчисленным количеством звезд, словно кто-то опрокинул на него миску с алмазами. Такого неба не увидишь ни в Тиралине, ни в любом другом городе: только здесь, только в Горном мире.

─ Этот вечер очень тихий и безмятежный, ─ сонно проговорил Арель Фернеки, ─ думаю, завтра все уже будет иначе.

Ночь прошла незаметно. Когда мужчина открыл глаза, костер все еще горел, однако звезды уже пропали. Солнце лениво поднималось над горизонтом, освещая холодными лучами всю округу. Немногочисленные горные птицы уже завели свои утренние трели и летели по своим птичьим делам. Гном громко зевнул и подсел поближе к огню: утренний мороз все норовил забраться под одеяло.

─ Мы поддерживали костер всю ночь, ─ сказал Гриз, подлетая с большой охапкой веток, ─ поэтому все ваши вещи успели высохнуть.

─ Неподалеку мы нашли птичье гнездо, ─ подхватила разговор Бонерия, попутно разбивая несколько яиц, ─ поэтому завтрак у вас будет хороший.

─ Спасибо, ребята, ─ улыбнулся Арель, ─ не представляю, что бы я без вас делал.

─ Как вы себя чувствуете? ─ осведомилась Тадана.

─ Как нельзя лучше, ─ добродушно ответил мужчина. ─ Гномы славятся своим крепким здоровьем, поэтому я уверен ─ отделаюсь от падения в реку одним лишь насморком. Сегодня нам предстоит трудный день, поэтому вам тоже нужно подкрепиться прежде, чем мы двинемся дальше. Разделим между вами весь оставшийся запас бальзама.

Совсем скоро компания уже продолжала свой путь. На этот раз за спиной мужчины летел Гриз. Он не поддавался ни на какие убеждения отдохнуть после вчерашней схватки.

─ Я в порядке, ─ повторял он упорно, ─ я крепкий малый, и не в таких передрягах бывал.

В то самое время, пока Арель преодолевал очередной горный перевал, остальные его феи сидели в сумке и горячо обсуждали сложившуюся ситуацию.

─ Страшно подумать, что будет, когда Акома настигнет нас, ─ с дрожью в голосе говорила Тадана. ─ Мастер Арель не учил меня сражаться вне магических арен. Вчера я едва ли от страха не умерла, когда на нас напал этот… дикий.

─ Не нужно его так называть, ─ отозвалась Бонерия, ─ от одного слова «дикий» уже становится не по себе. Я не верю в эти слухи, что ходят по Занзаре. Нет, конечно, одна-другая фея может повредиться рассудком, мало ли что случается в жизни. Но мы ведь не животные, чтобы «дичать».

─ Ты это Гризу скажи, ─ усмехнулась фея хаоса, ─ вчера весь день об этих глазах говорил. Твое счастье, что он сейчас снаружи.

─ Только из уважения к нему и к его состоянию я не стала спорить, ─ закатила глаза фея природы. ─ Но сами подумайте, ведь нельзя делать такие серьезные выводы, на основании, гм, глаз.

─ Да, просто попался буйный малый, ─ поддержал Псироу. ─ Наверное, не любит переговоры, вот и напал без предупреждения.

─ Акома вряд ли согласится на аренный бой, ─ сказал вдруг Стобат таким тоном, словно не слушал предыдущую часть разговора.

─ Чего это ты? ─ удивилась девушка.

─ Я слышал, она любит битвы в реальном мире, где можно действительно убить фею, ─ продолжал тот спокойно. ─ Ведь Древние Законы Занзары не позволяют убивать на арене.

─ Да не робей ты, ─ возмутился Псироу, ─ крылышки, небось, поджал?

─ Когда тебе угрожает смерть, боятся все, ─ заступилась за товарища Тадана.

─ А вот и не все, ─ гордо ответила фея хаоса. ─ Я вот готов умереть за мастера.

─ Я не боюсь, ─ перебила каменная фея. ─ В том то и дело ─ мы все готовы умереть за него. Но если погибнем мы, то и хозяину Акома вряд ли позволит уйти живым.

Наступило напряженное молчание.

─ Феи Акомы научены драться в реальном мире гораздо лучше нас. Тем более с ней еще несколько прихвостней. Если они нападут все разом ─ у нас нет шансов, ─ твердо подытожил Стобат.

Арель Фернеки бодро продолжал свой путь, преодолевая пологие долины и отвесные склоны. Местность менялась так быстро, что гном не успевал привыкнуть к одной, как та тут же сменялась другой, совсем непохожей на предыдущую. В конце концов, он остановился у распутья: одна тропа продолжала подниматься высоко в гору, а другая уходила в сторону и ныряла под скалу, в пещеру.

─ Что ты думаешь, Гриз? ─ поинтересовался мужчина у товарища. ─ Я, честно сказать, в замешательстве.

─ Если нам придется сегодня сражаться с Акомой, ─ ответил тот, ─ то в пещеры нам лучше не соваться: уж очень мало там места, ее феи победят нас шквальным огнем.

─ Да, ─ задумался гном, ─ но в то же время в пещерах мы сможем спрятаться. Кто знает, какие лабиринты они в себе таят.

─ Даже не знаю, мастер. По-моему, не очень хорошая затея.

Арель серьезно задумался. С одной стороны, Гриз был прав: в узком пространстве победит лишь тот, у кого феи сильнее и у кого их больше. А с другой ─ силы и так не равны. По правде сказать, даже на открытом пространстве шансов у них немного, а пещерные лабиринты могут помочь вообще избежать схватки. Тем более что он ─ гном: как бы то ни было, пещеры ему всегда будут роднее и ближе, чем горные пики. Окончательное решение он принял в следующий момент, когда кое-что вдруг привлекло его внимание.

─ Смотри, Гриз, ─ мужчина указал в сторону пещеры, ─ ты видишь?

─ Что именно? ─ прищурился медведь.

─ Там, прямо у входа что-то блестит, ─ с этими словами Арель быстрым шагом направился туда.

Фея льда поспешила за ним и вскоре нагнала. Гном наклонился и поднял с земли какой-то предмет.

─ Надо же, ─ изумленно протянул он.

─ Что там, ─ спросила фея, выглядывая из-за плеча.

─ Не думал, что найду подобную вещь здесь, так далеко от дома, ─ мужчина протянул поднятую вещь товарищу.

Тот взял ее в руки и внимательно рассмотрел.

─ Это фляга.

─ Это не просто фляга, ─ довольно проговорил Арель, ─ это гномья баклага. Видишь, на ней выгравирована монагамская символика?

─ Ну допустим, и что с того? ─ спросил Гриз недоверчиво.

─ А то, что с такими никто, кроме нас, не ходит.

─ Но она уже проржавела: видимо, давно здесь лежит.

─ Это неважно, ─ возразил мужчина, ─ если она здесь лежит, значит, гномы уже бывали в этих краях. А я думал, что через этот горный хребет до меня никто еще не пытался пройти.

Фея сделала паузу:

─ Хорошо, и какой из всего этого вы делаете вывод?

─ А такой, что я положусь на опыт сородичей и пойду через пещеры, ─ ответил Арель гордо.

─ Мастер, фляга пролежала здесь очень долго, ее обладатель может быть уже мертв. Полагаться на опыт мертвеца ─ не слишком хорошая идея.

─ Не фляга, а баклага, мой дорогой друг, ─ добродушно ответил тот, уверенно направляясь в расщелину в скале, а Гриз, покачав головой, полетел за ним.

Прошел уже не один час с тех пор, как Арель оказался во чреве горы. Любые звуки, которые можно было бы услышать днем в горах, давным-давно уже стихли: ни пения птиц, ни шелеста травы, ни шумных порывов ветра. Единственное, что нарушало безмолвие ─ неторопливое шарканье ног. К несчастью гнома, за все время пути подземный ход хоть и извивался из стороны в сторону, но ни разу не разветвился.

«Какая-то неправильная пещера, ─ повторял он без конца, ─ где же подземные лабиринты?»

Мужчина держал перед собой старую масляную лампу, которая тускло сияла в кромешной тьме. Блики отражались от стен и терялись где-то далеко, в глубине пещеры. Впрочем, нельзя было сказать, что здесь царил полный мрак: дорогу впереди освещали изредка встречавшиеся кристаллы, бледно мерцающие розоватым светом. Они торчали из стен по три-четыре за раз.

─ Какие красивые, ─ проговорил Гриз восхищенно.

─ Только аккуратно, не трогай, ─ предостерег его гном. ─ Это ориандовы кристаллы, они светятся в темноте, но очень хрупкие. Ненароком можешь разбить, а как только в пещере раздастся звонкий хруст кристалла, все остальные разом погаснут на долгое время. Света лампы нам будет недостаточно.

─ Вы уверены, что сделали правильный выбор? ─ спросила вдруг фея. ─ Если пещера заканчивается тупиком, тогда мы точно окажемся в ловушке.

─ Если честно, то уже начинаю сомневаться, ─ покачал головой Арель. ─ Но другого пути у нас все равно уже нет: если повернем назад, столкнемся лицом к лицу с Акомой.

─ У нас ведь в любом случае не будет шансов, если она нас настигнет, верно, мастер? ─ спросил тихо Гриз.

Гном опустил глаза и закусил губу:

─ Нет, шансов нет, ─ сказал он. ─ Но пока она не догнала нас, я сделаю все, чтобы спасти вас.

Дальнейший путь они продолжили молча. Пещера уходила все глубже и глубже, пока, наконец, Гриз не воскликнул:

─ Смотрите, мастер Арель, ─ указал он пальцем, ─ там впереди свет.

Гном внимательно вгляделся ─ впереди действительно маячил яркий свет. Можно было даже подумать, что это выход из пещеры, однако в отличие от солнечного, этот свет был все такой-же розовато-фиолетовый, как и весь предыдущий путь. Тем не менее мужчина ускорил шаг. Совсем скоро дорога вывела его к весьма обширному гроту, чьи стены были сплошь покрыты ориандовыми кристаллами, которых здесь было великое множество. В диаметре он достигал пятнадцати-двадцати синнитов, а в высоту и того больше. В центре находилось небольшое озеро, чье дно также было покрыто кристаллами, отчего вода завораживающе мерцала.

─ Как красиво, ─ выдохнул Арель. ─ И никакая лампа не нужна.

─ Ребята, посмотрите, ─ окликнул Гриз остальных фей, открыв сумку.

Те гурьбой вывалились наружу.

─ Надо же, ─ протянула крылатая девушка, поправляя прядь волос, ─ когда вы сказали, что пойдете через пещеру, я не думала, что все будет так.

─ Да уж, довольно живописно, ─ согласился Стобат.

─ Но что делать дальше? ─ осведомился Псироу. ─ Я не вижу отсюда выхода, кроме того, которым мы пришли.

Едва он это сказал, как все кристаллы один за другим, вереницей, принялись гаснуть. Спустя пару мгновений путников окутала кромешная тьма.

─ Что случилось? ─ воскликнула Тадана.

─ Я думаю, здесь только одно объяснение, ─ покачал головой гном, ─ Акома уже в пещере. Она или кто-то из ее прислужников случайно или нарочно задели один из кристаллов, и те погасли.

─ Неужели они так близко! ─ воскликнула фея природы.

─ Так, ─ твердо сказал гном, ─ грот очень большой, здесь может быть другой выход. Давайте разделимся и поищем, времени у нас совсем мало. Вам будет светить ваша аура, а мне ─ лампа.

Гриз принялся обшаривать стены, а Бонерия и Псироу взлетели повыше: если расщелина и существовала, то она могла быть где угодно, даже на потолке. Тадана нырнула под воду, в надежде отыскать путь наружу там: ведь должна же вода в озеро как-то поступать, а затем уходить. Подземные реки куда обширнее, чем пещеры. Стобат же приложил ладошки к земле и постарался мысленно прощупать каменную пещеру, но на этот раз ─ без применения заклинания.

─ Эй, ребята! ─ крикнул Гриз. ─ Вы только посмотрите на это!

─ Ты нашел выход? ─ обрадовалась Бонерия.

Все побежали к нему в надежде на самое лучшее, однако, когда они собрались вокруг ледяной феи, он угрюмо буркнул, указывая в угол:

─ Смотрите.

Все посмотрели туда, куда указывал их товарищ и разом обомлели. Тадана вскрикнула и закрыла лапами лицо. Перед ними у самой стены лежало тело гнома, а скорее то, что от него осталось. Кости, обтянутые сухой кожей, неказисто лежали на каменном полу, а поверх них был надет старый, обветшалый гномий камзол. Лежавший рядом со скелетом рюкзак покрылся толстым слоем пыли и кое-где прогнил от влажного воздуха.

─ Что же это такое, ─ Арель схватился за голову, его коленки невольно задрожали, а сердце в груди заколотилось так сильно, что, казалось, вот-вот выпрыгнет.

─ Какой ужас, ─ прошептала Бонерия. ─ Что с ним могло произойти?

─ Что бы с ним ни приключилось, ─ ответил Псироу, ─ мне бы очень не хотелось, чтобы это повторилось и с нами.

Наступило молчание.

─ Думаю, это конец, ─ печально проговорил Арель, ─ нам придется разделить здесь участь этого гнома. Зря я тебя не послушал, Гриз, прости меня. Не стоило соваться в эту пещеру.

─ Мы еще можем сразиться с Акомой, ─ возразила Бонерия.

─ Можем сразиться, ─ ответил мужчина, ─ а можем и не сражаться. Думаю, итог все равно один: они превосходят нас численно, да и их феи прекрасно научены убивать.

─ Не говорите так, мастер, ─ воскликнул Стобат.

─ Как не говорить? Не говорить очевидные вещи? Пора признать, что я подвел вас, ребята. Не надо было вообще связываться с этой шайкой.

─ Вы не подвели нас, ─ возразила Тадана. ─ Мы пошли за вами по доброй воле, потому что сами захотели того. Когда вы меня выкупили, то дали свободный выбор: остаться или идти куда пожелаю. И я выбрала вас, мастер Арель.

─ А я сам напрашивался в путешествие, помните? ─ вспомнила каменная фея. ─ Когда я узнал, что вы направляетесь в горы, мне захотелось воочию увидеть дом своих сородичей: скалы, горные пики и утесы. Поэтому не вините себя.

─ Спасибо, ребята, ─ грустно улыбнулся гном.

Мужчина сел недалеко от тела своего соплеменника и вздохнул, но мгновение спустя он оживился и потянулся за своей сумкой.

─ Самое время, чтобы раскурить немного чадящей травы, ─ сказал Арель довольно и достал из торбы деревянную трубку. ─ Куда теперь спешить?

Он поджег ее, сделал глубокую затяжку и испустил большое облако дыма.

─ Знаете деревушку Эндеву на краю Занзары? Прекрасное место, просто райский уголок среди всего этого оживленного мира. Однажды я познакомился там с местным охотником, мы подружились, и он научил меня готовить настоящую чадящую траву. Нигде такой травы я больше не встречал.

─ Да, я слышала об этой деревне, ─ ответила Бонерия. ─ Я, конечно, жила в противоположной части Зачарованного леса, но слухи о Саде фей доходили и туда. Говорят, местные феи круглый год поддерживают там солнечную летнюю погоду. Не представляю, сколько они тратят сил на это. Наверное, этот Сад просто источает энергию, раз они на такое способны. Никогда не любила зиму в нашем лесу, хотелось бы перебраться поближе к Эндеве.

─ А я не представляю, что бы делал без зимы, ─ возразил Гриз. ─ Наверное, не покидал бы никогда заснеженные горные вершины.

Пока остальные разговаривали, Тадана решила подойти поближе к телу мертвого гнома и еще раз на него посмотреть. Ее внимание вдруг привлекла сумка, лежавшая рядом со скелетом.

«Может быть, там внутри есть что-нибудь полезное?» ─ подумала фея и потянулась за ней.

В этот момент что-то начало происходить, присутствующие ощутили это кожей. Арель вскочил на ноги и воскликнул:

─ Это магия, осторожно! Вероятно, Акома уже здесь!

Феи наскоро создали атакующие заклинания и уже готовы были метнуть их в сторону входа в грот. Однако опасность была совсем в другой стороне: из груди мертвого гнома вдруг вырвалось ярко-фиолетовое пламя и поразило Тадану, которая в этот момент была к нему ближе всего. Та, вскрикнув, рухнула на землю.

─ Тадана! ─ крикнула Бонерия и вмиг оказалась рядом с ней.

Краем глаза фея природы заметила очередную вспышку, направлявшуюся в ее сторону, и едва успела создать защитное заклинание, как та, достигнув преграды, отрикошетила в сторону и пролетела всего в паре дюймов от лица гнома. Этого хватило, чтобы на его коже остался багровый ожог. Вслед за этим из груди скелета вылетело нечто: словно летучая мышь, оно расправило свои черные крылья и сокрушило воздух неистовым криком:

─ Кто вы такие?

В эту же секунду в него направился град боевых заклинаний, которые он одно за другим, отбивал своими мощными кожаными крыльями. Однако создать свое заклинание никак не успевал.

─ Так мы ничего не добьемся, ─ крикнул Гриз, а затем добавил. ─ Псироу, давай свою особую атаку!

С этими словами он вдруг накинулся на противника врукопашную. Тот от неожиданности опешил и, зашипев, принялся отчаянно отбиваться, однако вместе с этим потерял и бдительность ─ заклинание, созданное феей хаоса, проскочило вдруг меж крыльев и угодило рогатой фее прямо в голову. Только тогда Гриз оставил врага и отскочил в сторону. А тот повалился на землю и попытался взлететь, но вместо этого снова упал. Движения его стали спутанными и нелепыми, он создавал заклинания, но метал их совершенно не в ту сторону.

─ Что со мной? ─ завопил он.

─ Обожаю это заклинание, ─ улыбнулся Гриз и похлопал Псироу по спине.

Тот в ответ ухмыльнулся и, тяжело дыша, уселся на пол:

─ Оно всегда отнимает у меня столько сил ─ надо больше тренироваться.

─ Да, что, черт подери, происходит, ─ напавшая фея все еще извивалась, лежа на земле.

─ Это, дорогой мой друг, «Дух Хаоса» ─ хмыкнул Псироу, ─ неприятные ощущения, правда? Все твое мироощущение сейчас полностью инвертировано: лево ─ теперь справа, а потолок ─ под ногами. Даже глубина изменила свои свойства ─ если ты захочешь вытянуть руку вперед, то, наоборот, прижмешь ее к себе. Не старайся привыкнуть к этому: все равно не сможешь.

─ Черт бы тебя побрал!

─ Заклинание очень сложное, ─ продолжала хвастать фея хаоса, ─ важно, чтобы оно угодило прямо в голову противника. Да и сражаться я после него пока не способен, нужно укреплять свои навыки. По этой причине использую этот прием исключительно когда сражаюсь бок о бок с напарниками, и только в крайней нужде.

Пока длился этот диалог, присутствующие смогли внимательнее разглядеть нападавшего: это было человекоподобное существо, из головы которого торчало два огромных рога, а из спины росли черные крылья. Его серая кожа лоскутами свисала с тела, открывая красные участки обнаженной плоти. Но самое ужасающее было то, что прямо из его чрева на присутствующих смотрело еще одно молчаливое отвратительное красное лицо, скалящееся острыми клыками.

Арель обратился к Бонерия:

─ Как себя чувствует Тадана?

─ Тяжело дышит, но жива, ─ ответила та, нежно поглаживая ее по голове.

Мужчина облегченно вздохнул, а затем с суровым тоном обратился уже к нападавшему:

─ Живо отвечай, кто ты такой?

─ Да гори ты огнем, ─ прошипел тот.

─ Почему ты напал на нас?

─ А зачем вы побеспокоили тело моего хозяина?

─ Твоего хозяина? ─ переспросил гном. ─ Так этот гном был…

─ Он был моим мастером, ─ проскрежетал тот. ─ А вы пришли и хотели осквернить его останки.

─ Мы не хотели ничего подобного, ─ ответил гном.

Тот не ответил, тогда мужчина решил представиться:

─ Меня зовут Арель, Арель Фернеки, я родом из Монагама.

─ Меня не интересует, откуда взялся ты и твои вонючие феи!

─ Эй, а вот так не надо, ─ воскликнул Гриз.

─ Тише, ─ гном жестом заставил его замолчать, а затем снова обратился к собеседнику. ─ Тадана просто слишком любознательна, нельзя ее за это винить. А из-за тебя она теперь лежит без чувств, едва живая.

─ Тем лучше, так будет с каждым, кто посмеет прикоснуться к телу мастера Кергаста!

─ Как ты сказал? ─ удивленно переспросил Арель. ─ Мастер Кергаст?

─ Именно так.

─ Не может быть.

─ А что такого? ─ поинтересовался Стобат.

─ Я знаю это имя. Собственно, его знают многие жители Монагама.

─ Кто это такой? ─ спросил Гриз. ─ Благодаря чему он так известен?

─ Давным-давно Кергаст покинул город и отправился путешествовать в горы, но так и не вернулся домой. Прошло уже много лет, а его жена до сих пор оплакивает супруга.

─ Его жена? ─ спросила вдруг фея с ободранной кожей, а свирепая гримаса на миг сошла с ее лица. ─ Вы знали его жену? Вы знали Иуру?

─ Да, ─ ответил гном, ─ она живет в северном округе Монагама в небольшом двухэтажном домике, что выходит на Медную площадь. У нее двое детей: Нассе и…

─ Окиру, ─ закончил собеседник и поник, а потом вполголоса проговорил. ─ Они, наверное, уже совсем взрослые, столько лет прошло.

─ Когда я покидал город, Нассе уже хотел открывать собственную кузницу, ─ улыбнулся Арель, ─ пошел по стопам деда.

─ Да, это так на него похоже, ─ прошептал тот и замолчал.

─ А кто ты такой? ─ неуверенно подала голос Бонерия. ─ И что произошло с мастером Кергастом?

Он больше не пытался встать и просто лежал на земле, а его голос теперь был очень спокойным:

─ Меня зовут Турнокс, я фея тьмы. Когда-то давно, еще до встречи с мастером, я участвовал в уличных боях, что устраивали в подворотнях Тиралина, и таким образом зарабатывал на жизнь. Феи тьмы, конечно, живут в основном вдали от крупных городов ─ предпочитают одиночество и тихое, размеренное существование. А наши жилища покажутся большинству даже немного мрачноватыми: пещеры да ущелья. Однако мне такая жизнь была не по нраву, я любил шумные улицы и оживленные города. Мне было по душе веселое и беззаботное времяпровождение. Но когда я встретил Кергаста, он полностью перевернул мою жизнь. Он искал в столице достойного напарника для опасного путешествия и, в конце концов, нашел меня. «Я обещаю тебе горы алмазов в конце путешествия» ─ сказал он. Алмазов я в результате не получил, но приобрел куда больше ─ ценного друга и напарника.

Присутствующие слушали и проглатывали каждое услышанное слово, они не ожидали такой личной истории. Действие заклинания постепенно уменьшалось, поэтому Турноксу удалось, наконец, кое-как сесть. Затем он продолжил:

─ Это было его первое приключение. После этого мы с ним через многое прошли: через огонь и воду, можно сказать. Мы исследовали самые дальние уголки Занзары, такие далекие, что и не каждый гном решился бы там побывать. В одном из таких путешествий он и познакомился с Иурой, а вскоре они сыграли свадьбу, ─ грустно улыбнулась фея тьмы. ─ А потом мастер задумал этот чертов поход в горы. Не только я его отговаривал: весь Монагам старался удержать его от глупой затеи, но тот был упрям и никого не слушал. Кергаст попрощался с женой, взял с собой самых сильных фей и покинул город. Через несколько месяцев, мы добрались до этой пещеры. На улице разбушевалась стихия, и нам пришлось укрыться от бури внутри. И вот тогда на нас напали эти… феи пси. Самые безумные феи, каких я когда-либо встречал. Феи пси применяют в бою абсолютно неприемлемые, подлые заклинания: все они построены на том, чтобы исказить восприятие реальности и времени. Заклинания эти дурно влияют на рассудок. Этот твой хваленый «Дух Хаоса» слишком уж напоминает мне их пси-атаки, а потому ты бы постыдился разбрасываться им налево-направо.

Псироу хотел было возмутиться, но Арель остановил его.

─ Нам удалось расправиться с нападавшими, но они успели очень серьезно ранить нашего мастера. Кергаст оказался обездвиженным и истекал кровью: рана была слишком серьезной. Тогда мы достали из его рюкзака руну перемещения и вложили ее в ладонь мастера. Но, видимо, заклинание обездвижило не только его тело, но и рассудок ─ он никак не мог активировать руну. Мы надеялись, что действие заклинания прекратится прежде, чем он окончательно истечет кровью, но этого не произошло. Все закончилось слишком быстро…

─ Нам так жаль, Турнокс, ─ прошептал гном.

─ Когда мастер погиб, остальные феи погоревали некоторое время, а затем, распрощавшись друг с другом, покинули пещеру и разлетелись по разным уголкам Занзары. Представляете, так просто ─ раз и забыли его. А я не смог его оставить… не смог. Я остался рядом с ним, охраняя его тело и покой здесь, в пещере.

─ Ты очень храбрый, ─ сказала Бонерия. ─ Не часто встретишь такую искреннюю дружбу между мастером и феей.

─ Но, постой, погоди, ─ оживился Псироу. ─ Ты сказал, у Кергаста была руна перемещения? Она до сих пор здесь?

─ Да, его рука до сих пор ее крепко сжимает, как и в последние дни жизни.

По спинам присутствующих пробежала дрожь, и они медленно опустили глаза. Костлявая кисть мертвого гнома была зажата в кулаке, а между костяшками проглядывалась шероховатая поверхность небольшого камушка.

─ Не может быть, ─ едва слышно промолвил Гриз.

─ А что такое? ─ осведомился Турнокс.

─ Дело в том, что мы имели неосторожность досадить одной очень опасной шайке, что наводит ужас на дороги Занзары, ─ объяснил Арель. ─ И досадили мы им весьма серьезно: похитили у них одну очень ценную вещь, которая является реликвией и достоянием гномов.

─ И что же это?

Мужчина достал из сумки небольшой сверток и, развернув полотно, извлек бурый камешек округлой формы, подвешенный на серебряной цепочке. Внутри него что-то слабо мерцало и переливалось.

─ Это стихийный Ключ Земли, ─ сказал гном, ─ он принадлежит нашему народу, а Акома со своей шайкой украла его.

─ А вы в ответ украли Ключ у нее? ─ усмехнулась фея тьмы.

─ Именно. Мы направлялись в горы и случайно наткнулись на их лагерь. О том, что Ключ у них мы знали давно: все в Монагаме об этом знали. Поэтому мы не удержались от соблазна вернуть украденное. Мои феи прокрались ночью и забрали Ключ. Пропажа обнаружилась не сразу, но когда это случилось, за нами отправились в погоню ─ Акома лично возглавляла ее. Преследование длится уже около месяца, даже горы не помогли избавиться от него. Мы нашли эту пещеру и хотели укрыться в ней, но она оказалась для нас тупиком.

Собеседник задумался и медленно спросил:

─ Так значит, вы надеетесь, что я так просто отдам вам руну моего хозяина, чтобы вы спасли свои шкуры?

─ Нет, ─ ответил Арель, ─ мы не смеем надеяться на такое, но мы бы очень этого хотели.

Турнокс некоторое время молчал. Было похоже, что он оскорблен до глубины души и вот-вот возмутится на такую несказанную дерзость, однако его черты лица вдруг смягчились, а сказанные им слова чрезвычайно удивили присутствующих:

─ Знаешь, Арель, ты, кажется, хороший малый. Очень напоминаешь мне мастера Кергаста, вам бы познакомиться. Эх, жаль не судьба. Бери руну и уходи отсюда.

─ В самом деле? ─ удивленно воскликнул тот. ─ Ты не против? А как же ты?

─ Я не оставлю тело хозяина, ─ твердо проговорил собеседник. ─ Я не уподоблюсь этим предателям, что так легкомысленно бросили его.

─ Турнокс, но Акома уже в пещере, ─ возмутился Арель, ─ скоро она нагрянет сюда со своей бандой, и тогда они убьют тебя.

─ Пусть так, ─ фея развернулась и побрела к телу Кергаста.

─ Пошли с нами, у тебя ведь есть шанс спастись!

─ Я останусь здесь, ─ твердо сказал тот, ─ а вы можете идти.

─ Да как же так? Почему ты совсем не дорожишь своей жизнью?

─ Честь для меня важнее жизни.

Мужчина поник, осознав, что Турнокс непреклонен, но мгновение спустя его лицо неожиданно просветлело:

─ А знаешь, мы ведь можем забрать отсюда и тебя, и останки твоего хозяина.

─ Правда? ─ рогатая фея вдруг обернулась.

─ Да, руны способны переносить лишь одно живое существо, не считая фей: вы ведь по своей сути и есть олицетворение магии. Но Кергаст ведь мертв, мне не составит труда забрать с собой и его. И тогда семья Кергаста сможет достойным образом похоронить его тело.

На мгновение лицо Турнокса просветлело и засияло улыбкой, как вдруг, словно ножом по сердцу, в пещере раздался злобный звонкий смех:

─ А вот и я, милый!

В грот ворвалось несколько эльфов, окруженных дюжиной фей. Не проронив ни слова, они помчались в сторону Ареля и его команды. Град заклинаний обрушился на путников. А те в ответ один за другим создавали блокирующие и защитные заклинания. Тело же Таданы, которая в этот момент была без сознания и никак не могла защититься, вмиг разорвало в клочья.

─ Тадана! ─ прохрипел гном, ужас исказил его лицо.

─ Нет времени! ─ прокричал Турнокс. ─ Бери своих фей и уходи! Ну же!

Мужчина, хотел было возразить, но понял, что уже не в силах, что-либо предпринять, кроме бегства. Он судорожно, словно в бессознательном состоянии, схватил одной рукой рюкзак Кергаста, а второй ─ руну перемещения. Арель буквально вырвал камень вместе с костяшками, что крепко сжимали его. Гриз, Псироу, Стобат и Бонерия прижались к нему как можно ближе, продолжая отбиваться от заклинаний.

─ Спасибо тебе, друг! ─ крикнул гном и мгновение спустя исчез вместе со своими феями.

Последнее, что он заметил ─ крохотную фигурку Турнокса, храбро, но тщетно сражавшуюся с ордой вражеских фей.

Солнце, тускло сияющее над Туманным болотом, уже опустилось к самому горизонту. Его лучи с силой пробивались сквозь толстую пелену смога, окутавшего все вокруг, и падали на покрытую мокрой тиной землю. Живность, кишащая здесь, ни на секунду не смолкала, издавая всевозможные жужжания, стрекоты и кваканья. Неожиданно болотная трясина покрылась рябью, а сухие травинки закачались из стороны в сторону. Топь осветила яркая вспышка, вслед за которой раздался громкий всплеск: из ниоткуда в воздухе вдруг возник грязный гном и несколько фей. Они лежали по колено в трясине и молчали: никто из них не решался заговорить первым.

Комментарий к Библиотека Занзары: Путешествие Ареля Фернеки

Большое спасибо за прочтение главы!

Прокомментируйте, пожалуйста, работу! Любой ваш отзыв, даже негативный, лучшая для меня награда!


========== Глава III. Первые опасности ==========


Комментарий к Глава III. Первые опасности

Убедительная просьба нещадно пользоваться «публичной бетой», чтобы подмечать все, даже самые мелкие, ошибки и недочеты.

Свечи давно уже превратились плоские лужицы и погасли. Вместо них пожелтевшие от времени страницы книги освещались теперь утренними лучами солнца, что пробивались сквозь мутные стекла. Ночь промчалась до того незаметно, что, казалось, и вовсе не наступала. Так всегда: стоит найти по-настоящему интересное чтиво, как время начинает лететь с такой скоростью, что едва за ним поспеваешь. Кое-что мне не давало покоя, поэтому, чтобы развеять тревожные мысли, я решила как можно скорее поговорить с Рафи.

Я покинула постоялый двор. Местные жители уже свыклись с тем, что по улицам их селения расхаживает человек: количество косых взглядов значительно уменьшилось, а маленькие дети перестали прятаться по домам при виде меня.

─ Так-так, ─ услышала я высокий, даже писклявый, голосок позади себя, ─ вы поглядите-ка ─ человек собственной персоной.

Я обернулась и увидела юного эльфа в бардовых трико, скрестившего на груди руки. Острый носик был высоко задран, а глазки, жирно подведенные черной тушью, надменно смотрели прямо на меня. Его шея была увешана бусами и цветными камушками. Сначала я даже подумала, что передо мной стоит девушка, однако голос явно указывал на то, что это был представитель мужского пола.

─ Доброе утро, ─ сказала я, стараясь быть как можно более доброжелательной, хотя в глубине души и не надеялась на подобную любезность в ответ.

─ Утра перестали быть добрыми с тех пор, как ты появилась в наших краях, ─ продолжил эльф в прежней манере. ─ Как Рафи мог быть таким наивным, чтобы привести человека в наш прекрасный мир? Люди всегда приносят только горе и разрушение.

Я уже привыкла к подобного рода отношению к себе в Эндеве, поэтому давно перестала удивляться.

─ По-моему ваш мир и так находится на грани разрушения, ─ я, подобно собеседнику, скрестила на груди руки и закатила глаза, стараясь быть равнодушной к очередным обвинениям в свой адрес.

─ На грани разрушения? ─ усмехнулся тот. ─ Милая, ты разве видишь треснувшее небо над головой?

─ Нет, но я вижу до смерти перепуганных жителей Эндевы, дрожащих от страха перед дикими феями и темными эльфами, и толпы пикси, заполонивших деревню.

─ Ах, эти трусливые гоблины, эльфы, ─ протянул собеседник. ─ Стоило паре торговцев подвергнуться разбою, как все забились в истерике, словно дети малые. А что касается пикси, так они всегда нам вредили, это еще не повод говорить о конце света.

─ Тогда почему бы тебе не взять мешок и не отловить пару-тройку пикси, если это для тебя такой пустяк?

Лицо эльфа покраснело и слегка перекосилось от злости. Очевидно, я надавила ему на что-то больное ─ это не могло не заставить меня улыбнуться.

─ Пикси ─ это просто маленькие глупые твари, ─ проскрежетал он зубами, ─ с ними не интересно иметь дело. Но феи… феи совсем не такие. Только лучшие мастера фей сражаются друг против друга в поединках. И однажды я стану наилучшим из них ─ мастер Сиамус, Великий и Могучий!

─ Сиамус, значит? ─ ахнула я, а затем самодовольно добавила. ─ Так ты и есть горе-сын, не оправдавший надежд своего отца?

─ Да как ты смеешь? ─ воскликнул сын охотника, хрустнув маленькими кулачками.

─ Люциус будет крайне удивлен, когда какой-то человек отловит в деревне всех пикси, пока его сын играется с феями, ─ не унималась я, наслаждаясь тем, как эльф кривится от злости.

─ Ах ты маленькая… ─ тело Сиамуса судорожно затряслось.

─ Маленькая? А остальные называют меня великаншей, странно, ─ демонстративно задумалась я.

─ Тебе это не сойдет с рук, ─ пропищал, наконец, эльф, ─ твое счастье, что я оставил своих фей дома. Кеган был более чем прав насчет тебя.

Сиамус развернулся и, бормоча что-то под нос, направился прочь. А я всерьез задумалась над последней его репликой: значит, он товарищ того самого Кегана, который так отвратительно встретил меня в день моего прибытия в Эндеву. Сегодня я позабавилась над этим эльфом, но впредь лучше остерегаться и его самого, и дружка Кегана.

Белые домики уже остались позади и скрылись за густой листвой и толстыми стволами деревьев. Я большими шагами преодолевала одну опушку за другой, отмахиваясь от навязчивой мошкары и прочей живности. Грем едва за мной поспевал, работая изо всех сил маленькими крылышками. Солнце, как и в прежние дни, ярко сияло над головой, но что-то все-таки изменилось. Воздух стал как будто тяжелее, ощущалась неприятная мучительная духота ─ в городе это был верный признак приближавшегося дождя. Я с тревогой обратила внимание на то, что небо впереди, у самого горизонта, потемнело, приняв синюшный окрас.

Ускорив шаг, я, наконец, вышла на небольшую полянку, ту самую, которая самая первая встретила меня по прибытии в Занзару своим приветливым видом. У кромки леса в противоположной стороне располагалась небольшая пещерка, из которой в небо поднималась едва заметная ниточка дыма. Я подошла к ней поближе и, преодолев некоторое смущение, заглянула внутрь. Там, у самого костра, сидел Рафи и медленно помешивал непонятное варево в котле, которое в этот раз было отнюдь не зеленого цвета и не источало того кислого запаха.

─ Рафи, ─ окликнула я его неуверенно.

─ Эми! ─ болотный гоблин поперхнулся. ─ Какой неожиданный и крайне приятный визит!

─ Спасибо, я хотела с тобой поговорить, ─ я вошла внутрь и присела на небольшой ящик.

─ А почему ты не воспользовалась руной Сада фей? Она моментально привела бы тебя прямиком сюда. Я ею частенько пользовался, когда возвращался домой из деревни.

─ Но ведь здесь живешь ты. Это как минимум неприлично столь бесцеремонно врываться в чужой дом.

─ Да брось, Эми, ─ гоблин замахал руками, ─ для тебя двери моего дома всегда открыты. Тем более сейчас погода очень неладная: с минуты на минуту должен начаться дождь, а в это время года дожди приходят так внезапно, что опомниться не успеешь, как будешь застигнута врасплох.

─ Я, честно, еще не очень дружу со всеми этими волшебными примочками: руны, эликсиры, ─ я поежилась. ─ Гораздо надежнее пользоваться давно проверенными вещами ─ своими ногами, например.

─ Хочешь чего-нибудь горячего? Я как раз готовлю отвар из лекарственных трав, его можно пить даже феям ─ прекрасно укрепляет и их, и наше здоровье.

─ Да, пожалуйста.

Рафи с удовольствием зачерпнул миской бурлящее варево и протянул мне:

─ Аккуратно, не обожгись, дай отвару остыть. Ты, кажется, хотела о чем-то поговорить?

─ Да, очень хотела. Знаешь, прошлой ночью я наткнулась на очень интересную книгу об одном гноме.

─ Неужто об Ареле? ─ усмехнулся гоблин.

─ Да, именно, ─ я немало удивилась. ─ Ты что-то о нем знаешь?

─ Как же тут не знать? ─ собеседник издал смешок и взял с полки точно такую же книгу. ─ О приключениях Ареля Фернеки любой недотепа если не читал, то хотя бы слышал. Эти гномы безнадежные мечтатели и изобретатели: непрестанно мастерят что-то новое. То магические подъемники, способные поднять тебя до самого Царства Облаков, то эти магические сферы для ловли фей. Поговаривают, они даже вывели новый вид фей, доселе не существовавший. В свое время они изобрели так называемую печатную машину, которая может с удивительной скоростью самостоятельно копировать текст, представляешь? Больше никакой писанины от руки!

Я мысленно посмеялась, ведь в моем мире печатание книг уже сотни и сотни лет было в порядке вещей и даже стало чем-то обыденным. Но меня очень удивило, что здесь, в Занзаре, появляются устройства до такой степени похожие на устройства моего мира. Быть может, и гномы иногда наведываются к нам. Быть может, и у них, как у Рафи, остались обходные лазейки в наш мир.

─ Арель Фернеки ─ заядлый путешественник, ─ продолжал гоблин, ─ побывал, наверное, во всех уголках страны. А в те редкие дни, когда возвращался домой в Монагам, он вываливал горы своих рукописей, содержащих подробные описания приключений, которые пережил, и мест, в которых побывал. Затем его хороший знакомый на основе этих рукописей писал полноценные повести, которые мы теперь и читаем. Несмотря на то что многие считают эту писанину вздором и околесицей, книги о приключениях Ареля всегда пользовались спросом не только в Тиралине, столице Занзары, но и в небольших деревеньках вроде Эндевы. Поэтому торговцы всегда старались набить свои тюки как можно большим количеством экземпляров его книг. Правда, поговаривают, что Фернеки пропал незадолго до того, как в Занзаре стали происходить эти разрушительные события.

─ Больше всего в его историях меня поразило то, как он общался со своими феями. Они вели себя совсем как разумные существа!

─ Что ты имеешь ввиду?

─ Ну, они рассуждали, имели свою точку зрения и высказывали ее. Просто пока я нахожусь здесь, я еще ни разу не слышала, чтобы фея что-то говорила. А для Фернеки они были напарниками, он мог полностью на них положиться.

─ О, Эми, ─ протянул Рафи, ─ сколь многого ты еще не знаешь. Порой они не просто умеют здраво мыслить ─ очень часто можно встретить фей поумнее некоторых эльфов или гномов. Многое зависит от мастера ─ в правильных руках даже самая заурядная фея может стать жемчужиной команды. Но на самом деле они стали настолько примитивными только после своего одичания. Раньше можно было встретить даже в глуши леса фей, которые не только не напали бы на тебя, но и помогли бы найти дорогу домой.

Я с тоской посмотрела на Грема, который в этот момент жевал башмак.

─ Даже он смог бы заговорить? ─ спросила я.

─ Еще бы! ─ воскликнул болотный гоблин. ─ В твоих руках даже камень заговорит! Я уверен, что ты очень способный мастер фей. В свое время у тебя будет по-настоящему крепкая и непобедимая команда, на которую ты сможешь положиться в любой ситуации.

Мне показалось, что мои щеки от смущения слегка порозовели, но я постаралась не придавать этому значения и сделала небольшой глоток, предложенного мне отвара: к этому времени он уже немного остыл. Вкус оказался на удивление приятным, хоть и слегка отдавал горечью.

─ В книге было написано и про какие-то аренные бои, ─ сказала я. ─ Вскользь были даже описаны некоторые из них.

─ Дуэли ─ это давняя традиция, закрепленная еще Древними Законами Занзары. Зачастую эта традиция используется для разрешения острых конфликтов, но далеко не всегда: например, в свое время в Царстве Облаков величайшие мастера устраивали такие незабываемые сражения, ух! Туда стекались жители со всех концов страны, чтобы хоть одним глазком посмотреть на это зрелище. Дело в том, что феи, как и мы ─ смертны. Они, конечно же, не стареют, но если получат достаточно сильную травму, то рассыпятся на сотни искр. Чтобы этого не происходило, как раз и придумали битвы на аренах. Они проходят в особом измерении, в которое не может попасть никто кроме самих фей: ни эльфы, ни люди, ни гоблины. В этом измерении феи погибнуть не могут, что позволяет им сражаться в полную силу, не сдерживая свою мощь. Но самая главная особенность аренных битв в том, что в эти моменты фея и ее мастер как никогда близки: их сознания переплетаются так крепко, что мастер может видеть происходящее глазами своей подопечной и даже управлять ею при необходимости.

─ Звучит жутковато, если честно, ─ протянула я.

─ Да, наверное, но битвам на аренах мастера очень долго учатся, прежде чем сходиться с противниками в серьезных поединках.

─ И все же, надеюсь, мне не придется участвовать в подобного рода вещах.

─ Не думай, что это обойдет тебя стороной, ─ ответил Рафи с серьезным выражением лица. ─ Пока ты живешь в Эндеве, советую тебе освоить хотя бы азы дуэлей, потому что потом времени учиться уже не будет. Рядом с водяной мельницей живет эльф по имени Данио, который за небольшую плату может помочь тебе освоиться на аренах. К слову сказать, он является родным братцем Руфуса, с которым ты уже имела довольно неприятный опыт общения.

─ Ну уж нет, ─ я замахала я руками, ─ последнее, что мне захочется делать в этой жизни ─ знакомиться с семейством этого надменного трактирщика.

─ Данио совсем не такой, как его младший брат. Уж поверь, он тебе понравится ─ крайне приятный эльф.

Я еще некоторое время провела в компании Рафи, пока не заметила, что на улице уже стемнело. Это было очень странно, учитывая, что солнце совсем недавно только встало. Выйдя наружу, я ахнула: тяжелые свинцовые тучи уже заволокли все небо и уверенно двигались в сторону Эндевы.

─ Уже поздно возвращаться в деревню, Эми, ─ сказал Рафи, выбежав из пещеры вслед за мной, ─ лучше оставайся у меня и пережди грозу, а вечером, когда погода немного успокоится, отправишься в путь.

─ Вечером? ─ воскликнула я. ─ Нет, что ты. Мне не хочется без веской на то причины занимать твое драгоценное время. Если я выйду прямо сейчас, то успею добраться до постоялого двора еще до того, как упадет первая капля.

─ Да брось ты, сколько можно повторять, что мне только в радость помогать тебе? ─ возмутился гоблин.

Однако я уже приняла решение и, перекинув сумку через плечо, окликнула Грема.

─ Спасибо тебе за интересный рассказ, Рафи, надеюсь, скоро еще увидимся.

Я развернулась и побежала в сторону деревни. За то время, пока я гостила у Рафи, погода успела так сильно испортиться, что если бы еще утром кто-то сказал мне, что к полудню над землей сомкнется такая непроглядная завеса грозовых облаков, то я бы, несомненно, рассмеялась. Кожей я ощущала, как холодный ветер пробегался по мне, прыгал на траву и мчался дальше. Кроны деревьев нервно шелестели и стонали под сильными порывами дыхания природы, словно возмущались такому неожиданному и бесцеремонному его появлению. Меня насторожило то, что вокруг, кроме меня, не было ни души: в небе не летали птицы, по деревьям не прыгали белки, которых обычно здесь бесчисленное множество, даже насекомые попрятались в свои укрытия. Что-то явно надвигалось, что-то очень нехорошее.

Первая капля упала мне на нос, я быстро вытерла ее рукавом. Однако следом упала еще одна, затем еще несколько, и вскоре все вокруг меня превратилось в огромный оркестр ударных инструментов: дождь барабанил по крупным листьям деревьев, по огромным валунам, покрытым мхом, и по мелким камушкам. Спустя мгновение землю осветила яркая вспышка ─ сверкнувшая молния буквально расколола небо надвое и быстро исчезла, а за ней последовал сокрушительный раскат грома.

─ Грем! ─ крикнула я. ─ Держись рядом: в такую грозу может произойти что угодно!

Каменная фея послушно прижалась ко мне, и я помчалась еще быстрее. Вскоре мы вышли к реке ─ раньше это был просто небольшой ручей, но теперь он разлился вширь и вышел из берегов. Гроза уже разбушевалась во всю: шум дождя сменился оглушительным грохотом, не стихающим ни на секунду, а некогда спокойная водная гладь превратилась в бурлящий, пенящийся поток.

─ Мы должны перебраться на ту сторону! ─ я постаралась перекричать царившее вокруг безумие. ─ Поможешь мне?

Грем посмотрел на меня глазами, полными страха, словно стараясь отговорить от глупой затеи, но я, не обращая на это внимания, стала уверенно входить в воду. Намокнуть я не боялась по той простой причине, что уже давно была мокрая насквозь. Река была шириной всего несколько футов, однако глубина оказалась неожиданно большой: несколько шагов хватило, чтобы я оказалась почти по пояс в воде. Мое тело начало сносить в сторону, но в тот момент, когда дно стало уверенно уходить у меня из-под ног, Грем крепко вцепился в мою ладонь и помог удержаться на месте.

─ Спасибо! ─ крикнула я.

Уверенно держась за парящего рядом спутника, я продолжила движение вперед. До противоположного берега оставалось всего несколько шагов, как вдруг мощный удар в бок отбросил меня в сторону, вперед по течению. Мое тело тут же с головой погрузилось в шумящий поток, а ноги потеряли дно. Меня закружило из стороны в сторону. Лишь мельком удалось заметить огромное бревно, гонимое речным потоком вслед за мной. Я в ужасе замахала руками, но перед глазами мелькали лишь быстрые картинки, сменяющие одна другую: небо, деревья, Грем, старавшийся угнаться за мной. От меня уже не зависело ровным счетом ничего. Временами мое тело кидало под воду, а иногда, когда моя голова оказывалась над бушующим потоком, мне удавалось сделать небольшой вдох. Руки и ноги то и дело ударялись о подводные камни, вынуждая стонать от боли.

Наконец, голова ударилась об очередной камень, и в глазах потемнело. Смутно я ощутила, как крохотные лапки вцепились в мой рукав и с силой потащили к берегу. Когда я почувствовала под собой твердую землю, то нашла в себе силы на то, чтобы хоть как-то помочь выволочь свое тело на берег. В конце концов нам это удалось.

Я лежала ничком на мокрой, пропитанной водой, траве и смотрела на небо. Я старалась замереть и не двигаться, потому что ушибленные места то и дело напоминали о себе, отдаваясь острой болью. Тело дрожало: то ли от холода, то ли от ужаса, который никак не сходил с меня. Со лба стекала густая красная кровь, тут же размываемая дождем.

─ Как же ты был прав, Рафи, ─ шептала я. ─ Как же ты был прав.

До Эндевы было еще далеко, а дорогу назад преграждала река, в которую я больше никогда в жизни не полезла бы.

─ Что же делать, Грем? ─ я тяжело посмотрела своего спутника. ─ У меня уже нет сил идти.

Вопрос был скорее риторический: я не ожидала от него никакого ответа, однако тот вдруг юркнул в мою сумку.

«Наверное, до смерти испугался» ─ подумала я.

Но спустя мгновение он выполз наружу, сжимая в лапках квадратный камушек с рисунком, напоминавшим цветок.

─ Руна Сада фей, ─ радостно выдохнула я, ─ ну конечно же.

До деревни мне было уже не добраться, однако было самое время, внять совету Рафи, и воспользоваться руной. Дрожащей ушибленной рукой я потянулась за ней, но в этот момент прямо над нами что-то промелькнуло. Я вскинула голову кверху, но ничего не увидела. Каменная фея, однако, зашипела и оскалилась. Я с тревогой стала оглядываться по сторонам, надеясь заметить хоть что-то, но в такую непогоду мало что можно увидеть. Подождав еще некоторое время, я тяжело вздохнула.

«Наверное, птица или кто-то вроде того» ─ промелькнула мысль.

Едва я снова потянулась за руной, как что-то ударило меня в бок и повалило на землю. Вслед за этим я почувствовала, как острые челюсти впились мне в спину и, прокусив кожу, стали медленно, но верно смыкаться. Я завопила и покатилась по траве, однако существо уверенно поползло выше, перебирая когтистыми лапами.

─ Прочь! Слезь с меня, тварь!

Непонятное создание переметнулось ко мне на грудь, и тогда я, наконец, увидела его: зеленовато-голубое со скользкой кожей нечто, смотрело на меня исчерна-синими глазами.

─ Тадана? ─ только и успела прошептать я прежде, чем фея воды обнажила когти и со всего маху оцарапала мое лицо.

На глазах выступили горячие слезы, а зубы скрипнули от боли. Фея не успела нанести второй удар, потому что ее тут же снесло тяжелое тело Грема. Они, яростно шипя и вопя, покатились по земле. Тадана свирепо впивалась в соперника зубами и острыми как ножи когтями, однако не могла пробить прочную каменную броню. А тот, в свою очередь, наносил сильные и четкие удары крепким кулаком. В конце концов феи взмыли в воздух и закружили из стороны в сторону, ни на секунду не прекращая драку. Вдруг что-то стало происходить: соперники кружились все быстрее и быстрее, а вокруг них стали собираться мелкие пучки света, сходящиеся в самом эпицентре схватки. Их становилось все больше и больше, пока они не превратились в один яркий ком света, который внезапно, с ослепительной вспышкой, исчез вместе с феями.

В этот самый момент и река, и деревья, и дождь пропали следом за ними. Некоторое время я видела лишь непроглядную черноту, которая спустя пару мгновений стала рассеиваться. Хоть и очень смутно, но я стала различать что-то, напоминавшее морское дно: вокруг меня медленно покачивались из стороны в сторону огромные водоросли, из-под песка выглядывали скрюченные кораллы, покрытые морской тиной, а воду то и дело рассекали стайки поблескивающих рыбок. Однако мое внимание привлекло нечто другое: прямо передо мной парила огромная каменная постройка. Она напоминала большую площадку, заполненную разного рода башенками и арками, имеющими причудливое расположение и форму. Вокруг этой площадки находилось множество каменных платформ, с которых комьями свисал бурый ил.

Мое сердце бешено заколотилось, я мало что понимала из происходящего, но знала одно ─ ни в коем случае нельзя терять из легких драгоценный воздух. Последнее, что я помнила ─ это яркая вспышка, а затем ─ пустота. Но эта вспышка напомнила мне то сияние, которое озарило чердак моего дома за мгновение до того, как меня перенесло в пещеру Рафи. Быть может, это действие очередной руны, которая на этот раз отправила меня на дно моря.

Все эти раздумья заняли одно лишь мгновенье, а в следующее мое тело само собой вдруг дернулось в сторону, а на том месте, где я была только что, пронеслась обжигающая струя воды. На одной из башен, скрючившись, стояла Тадана. Ее черепаший панцирь выпирал словно горб, а синие глазки свирепо смотрели на меня. Сделав молниеносное движение лапой, она выпустила еще одну искрящуюся голубоватым светом струю воды. Мое тело снова дернулось, но на этот раз слишком поздно: атака попала прямо в цель, ошпарив мою руку словно кипятком. Я вскрикнула, но вместо этого раздался протяжный хриплый вой.

И тут до меня начал доходить смысл происходящего ─ ошибки быть не могло. Дрожа, я посмотрела на свои руки и увидела вместо них короткие, каменные лапки, которые вдруг сжались в кулачки. За спиной я почувствовала крылья, свои собственные ─ они неожиданно зашевелились и понесли меня в сторону одной из башен этой жуткой парящей постройки.

Дуэль. Я попала на аренный бой между Гремом и Таданой, во время которого наши с каменной феей сознания соединились, поэтому я все видела глазами своего напарника, однако телом в основном управлял все еще он. Эти атаки Таданы ─ не что иное, как заклинания, которые она создавала одно за другим. Но я никак не понимала, как так случилось, что мы оказались здесь. Страх завладел моим сознанием и не позволял мыслить здраво.

Из-за угла снова возникло сгорбленное тело врага, но мой напарник вдруг, напрягшись всем телом, сделал резкий выпад кулаком: из него тут же вылетел сверкающий булыжничек, который, оставив за собой сияющий след, молнией метнулся прямо промеж глаз Тадане. Она, взвизгнув, исчезла из виду. Грем сразу помчалась вслед за ней, но мне этого хотелось меньше всего, поэтому я, наоборот, рванула в противоположную сторону, дабы спрятаться в каком-нибудь укромном уголочке. В результате ноги запутались между собой, а руки, неуклюже дернувшись, ударились друг о друга. Грем, тряхнув головой, снова попытался погнаться за противником, но я схватилась его собственной рукой за угол, превратив все в неказистый кувырок, закончившийся ударом о стену.

«Мастер, не мешайте мне, пожалуйста!» ─ промелькнуло вдруг у меня в голове.

Мысль. Может быть, но уж точно не моя: она будто имела какие-то грубые, неровные очертания. Словно ты прикладываешь свою руку к чужой и понимаешь, что хоть у нее так же пять пальцев, и внешне она не отличается от твоей, но в ней есть что-то не родное, что-то чужое. Ты чувствуешь совсем не привычные тебе поры и линии, даже мелкие шрамы и изъяны, дают знать, что получены они кем-то другим и принадлежат не тебе. Я не сомневалась, что эта мысль принадлежала Грему, и она позволила краешком пальца коснуться его сознания. Это прикосновение перевернуло с ног на голову все мои представления о нем: я и представить не могла, что у него настолько сложный и богатый внутренний мир. Я вдруг поняла, что феи ─ это не просто домашние животные, которых можно приручить и жить с ними: они действительно имеют собственный характер, мотивы и цели, с которыми мы просто обязаны считаться.

Я вдруг почувствовала бесстрашие и отвагу своего напарника, и мне стало стыдно за свою трусость. Но что я могла поделать. Собрав силы, я помчалась что есть мочи в глубины построек в поисках надежного укрытия. Сопротивления в теле я больше не чувствовала: наверное, Грем решил больше не мешать моему трусливому побегу и отдал свое собственное тело в мое полное распоряжение.

«Прости меня, прости, ─ мысленно стонала я, ─ я такая трусиха».

В спину вдруг ударило обжигающее заклинание, но я даже не оглянулась. Другой удар пришелся на крыло, еще один ─ на ногу. Мчаться больше не было сил, и я просто рухнула на каменную плиту. Грем почувствовав, что я оставила его тело в покое, резко развернулся и принялся метать в Тадану один булыжник за другим, однако ни разу не попал в цель: я уже окончательно истратила все его силы, поэтому удивительно, что он вообще способен был еще сражаться. Увернувшись от очередного камня, фея воды злобно оскалилась и создала последнее заклинание, которое, мелькнув, молнией ударило моего напарника прямо в грудь. И все ─ темнота.

Я снова услышала бушующий речной поток, грозу, барабанящую по кронам деревьев, почувствовала мокрую траву под собой и все те многочисленные ушибы, которые получила по собственной глупости в реке. Приоткрыв веки, я увидела Грема, лежащего рядом со мной. Глаза его были закрыты, а сам он не двигался.

─ Что же я наделала? ─ всхлипнула я. ─ Что я наделала?

Тут я заметила темную фигуру, нависшую надо мной, все ту же: согбенную и когтистую. В лапе Таданы начал собираться голубоватый пучок света, уже хорошо мне знакомый.

─ Да оставь же ты нас в покое! ─ прохрипела я, закрывая своим телом каменного друга.

Спину тут же ошпарило кипятком, словно на меня только что полили из чайника, едва снятого с плиты. Я завопила голосом, искаженным от боли и страха. В этот момент в траве рядом с собой я заметила знакомый до боли квадратный булыжничек.

«Бежать, ─ подумала я, хватаясь за руну, ─ только это я и умею»

Все вдруг стихло: и гроза, и речной поток, ─ все звуки уплыли куда-то далеко. Сначала я почувствовала знакомый запах, сладкий аромат пряностей и трав, затем тело обдало теплым воздухом, и, наконец, я оказалась в хорошо известной мне пещере, в которой все еще тихо потрескивал костер. Я постаралась удержаться на ногах, но, почувствовав, что мне это не удается, схватилась за деревянную полку рядом с собой. Та оказалась слишком хлипкой и не выдержала тяжести моего веса, и я вместе с ней грязная и мокрая рухнула на землю, прикрываясь руками от глиняных горшков и соломенных корзин, посыпавшихся на меня следом.

─ Эми! ─ услышала я обеспокоенный голос, такой знакомый и такой приятный.

Ко мне подбежал болотный гоблин и принялся разгребать гору черепков, наваленную на меня, но я лишь крепко сжимала Грема и навзрыд повторяла:

─ Прости меня, Рафи, я должна была тебя послушать. Прости меня!


*


Я притаилась в густых зарослях еще несколько часов назад, но до сих пор ни разу не шевельнулась. Ноги давным-давно затекли и больно покалывали. Впрочем, это была полностью моя вина: стоило изначально выбрать позу удобнее, ведь знала, что здесь надолго. Я перевела взгляд на свои руки, покрытые засохшей сизой слизью, и невольно закатила глаза, старалась сдержать настойчивые позывы рвоты. До сих пор не могла поверить, что действительно сделала это.

В памяти всплыли слова Люциуса:

«Водится в этих краях одна очень интересная рыбешка, дуганом зовется. Внешне не примечательная, но стоит ее разрезать, как мало не покажется: зловоние будет стоять такое, что даже птицы умолкнут в округе. Поэтому животные никогда их не трогают, если, конечно, не считать несмышленых детенышей ─ да и те ловят их один раз и на всю жизнь. Но вот какая штука ─ пикси едят дуганов и носом не воротят, хотя ты знаешь ─ нюх у них острее нашего. Мой отец решил исследовать этот момент и опытным путем узнал, что они не только не чуют зловония дугановых тушек: оно даже может маскировать и многие другие запахи. Может быть, ты придумаешь, как это применить в ловле пикси, однако ни я, ни мой отец не смогли извлечь из этого никакой практической пользы».

Вдруг среди птичьих трелей и стрекота цикад послышался негромкий хохот, сначала совсем тихий, но по мере приближения становившийся все более и более отчетливым. Смешки сопровождали звуки ломающихся веточек и хруста сухих листьев: пикси никогда не умели ходить бесшумно. Вскоре на опушке показалось голое полусогбенное создание, его хитрые глазки с интересом разглядывали окрестность, а маленький нос что-то вынюхивал. Он подошел к большому дереву и, обнюхав землю рядом с ним, принялся уверенными движениями раскидывать ее в разные стороны. Пикси сидел совсем рядом с тем кустом, где, затаив дыхание, замерла я. Но его беспечность можно было понять: как правило, пикси целиком полагаются на свой нюх, который и помогает им избегать опасности задолго до того, как окажутся к ней слишком близко. Чутье помогает им определять хищных животных и легкую добычу еще издали, с его помощью они выстраивают на местности целые сцены событий, происходивших здесь задолго до их прихода.

И вот что он «увидел», очутившись на этой лесной опушке: некий человек пришел сюда со стороны дальнего края леса, подошел к дереву и надолго у него задержался. Длинная ниточка запаха протянулась к самому подножию ствола и накрепко пропитала собой сырую землю на пару десятков дюймов вглубь ─ человек явно намеревался спрятать здесь что-то ценное. После этого он вернулся обратно той же самой дорогой: след запаха скрывался за густой порослью. Пикси и предположить не мог, что этот человек додумается обмазаться зловонными внутренностями дуганов, вернуться обратно и притаиться в зарослях. Вся эта затея была основана лишь на моих догадках, которые, к счастью, оправдали себя.

Я молниеносно вытянула руку из кустарника и крепко схватила тварь за шею. Та завизжала и задергалась, но я, нисколько не растерялась и уверенным, натренированным долгими днями движением сунула ее в мешок.

─ Еще один! ─ победоносно воскликнула я.

Из-за куста вылетел Грем и взмыл под кроны деревьев, разминая затекшие крылышки и лапы. Ну еще бы, заставила его измазаться пахучей слизью, а затем несколько часов сидеть без единого движения.

Пора было возвращаться в деревню. Я, закинув мешок за спину, побрела сквозь высокие лесные кустарники ─ о тропинках и мечтать было нечего. Вскоре мы вышли к широкой реке, той самой, что протекала через поселение эльфов. Как я узнала, местные жители не нашли ничего умнее, чем назвать ее просто Эндева-рекой. Грем жалобно посмотрел на меня, словно спрашивая: «Ну можно уже смыть с себя эту гадость?».

Вместо ответа я просто улыбнулась и сама прыгнула в воду. Я была не меньше рада, наконец, избавиться от этой слизи. Такой способ ловли пикси, конечно, эффективный, но требует от охотника слишком много жертвенности. Лучше я потрачу время на ловлю илигана и использую его как приманку, чем столько же просижу в зарослях, источая отвратительный смрад.

Я хорошенько отмылась от внутренностей дуганов, но запах все равно остался. В такие моменты я грущу о том, что здесь в Занзаре не сыскать таких полезных вещей, как гель для душа. Но все это издержки моего пребывания в этом маленьком раю. Грем, очевидно, тоже не был доволен результатом своего омовения и тер брюхо здоровенным булыжником, тщетно пытаясь отскрестись от зловония.

─ Брось ты, ─ крикнула я ему, ─ только живот исцарапаешь. Я предлагаю добраться до деревни вплавь ─ река приведет нас прямо домой, в обход этих жутких лесных джунглей.

Очевидно, каменной фее понравилось моя идея, поэтому она довольная нырнула под воду и, обогнав меня, уверенно поплыла вперед. Я же перевернулась на спину и просто расслабилась. Поток подхватил мое тело и стремительно понес вдоль русла реки. Мимо проносились колючие шиповники, надоедливые бересклеты и амфоры. Я была искренне рада, что мне не пришлось возвращаться обратно через этот колючий зеленый ад, который за дни моего пребывания в Занзаре успел исцарапать мне все голени.

Неуверенно я нащупала на спине легкую бугристость ─ шрам, еще совсем свежий. Закрыв глаза, я мысленно снова отправилась в тот день, когда заполучила его.

«Прости меня, Рафи! ─ прозвучало эхом у меня в голове. ─ Я должна была тебя послушать, я не хотела ничего такого!»

Гоблин, не обращая внимания на мою истерику, пытался усадить меня на кровать, чтобы осмотреть, но я не поддавалась. С моих волос, мокрых от дождя и крови, стекали красные капли, а спина горела так, словно прямо сейчас к ней приложили раскаленный кусок железа и не отнимали.

─ Эми, успокойся, пожалуйста! ─ тон Рафи был на редкость властным, но в то же время все такой же мягкий и заботливый, как и всегда. ─ Все будет хорошо, только дай мне осмотреть твои раны.

─ Сначала меня ударило бревно, а потом… а потом, ─ от ужаса я стала заикаться, ─ на нас напала она…

─ Ты теперь в полной безопасности, здесь тебя никто не тронет.

─ Ты не понимаешь, ─ продолжала рыдать я, крепко сжимая руку друга, ─ она скоро будет здесь, она идет за нами. Если бы не руна, то я…

─ Эми, пожалуйста!

─ Я была там! Мы были!

─ Где вы были?

─ Под водой, на дуэли. Грем хотел спасти меня, но я мешала ему. А теперь она преследует нас! ─ как я ни пыталась, я не могла сформулировать ничего вразумительного, поэтому Рафи крепко зажал мне рот рукой.

─ Послушай меня, ─ сказал он, когда я нехотя замолчала, ─ на вас напала дикая фея, вы сражались с ней на арене, но руна перенесла тебя сюда, и теперь ты в безопасности. Нападавшая понятия не имеет, куда вы отправились, поэтому и не знает где вас искать. Грем, насколько я могу судить, жив, но очень слаб, а ты истекаешь кровью. Поэтому успокойся ненадолго и позволь мне перевязать твои раны. Хорошо?

Я, нервно всхлипывая, коротко кивнула, и только тогда гоблин убрал руку от моего рта.

─ Сначала я займусь тобой, а уже потом ─ твоей феей.

─ Нет, сначала помоги Грему!

─ Не спорь, Эми, с ним все будет хорошо.

Он внимательно осмотрел мою голову, отодвигая в сторону слипшиеся от крови волосы.

─ Ничего не разглядеть, нужно сначала все хорошенько промыть.

Рафи поставил рядом со мной ведро воды, и, обильно смочив тряпку, выжал ее мне на голову. Красные струйки потекли вниз. Он повторил процедуру много раз, пока стекающая вода не стала более-менее чистой. Удостоверившись, что рана совсем не глубокая, гоблин достал из корзины большой лоскут ткани и, оторвав от нее длинную полоску, туго обвязал ее вокруг моей головы. Затем он осмотрел руки, ноги и сказал:

─ Полно ушибов, ну и угораздило же тебя. Сейчас главное ─ остановить кровь, а с серьезным лечением придется повременить.

─ Спина болит, ─ простонала я.

─ Спина? Возможно что-то с позвоночником. Наклонись-ка аккуратно вперед, я посмотрю, ─ он заглянул мне за плечи и присвистнул. ─ Милая, да тут одной лишь перевязки будет мало. У тебя ожог, причем не простой.

Рафи подбежал к полочке и принялся рыскать на ней в поисках чего-то. Спустя мгновенье он вернулся с голубоватой бутылочкой в руке.

─ Тебе нужно лечь на живот. Кофту сними, а футболку можешь просто закатить.

Я, корчась от боли, сделала так, как он сказал. Сняв кофту, я обнаружила, что в ней зияет большая дыра, прямо в том месте, где она прилегала к ране.

─ Эми, врать не стану ─ сейчас будет очень больно, ─ гоблин серьезно посмотрел мне в глаза. ─ Заклинание, которым тебя ранила фея, очень мощное. Оставленный ожог за счет магии заклинания продолжает тебя обжигать. Если все так и оставить, то к вечеру рана станет такой глубокой, что наружу покажутся оголенные кости. Средство, которое находится в этой бутыли, уничтожает любые следы магии, а потому может прекратить ее губительное действие. Процедура крайне болезненна, но она необходима, чтобы ты поправилась. Постарайся потерпеть.

Мое сердце колотилось, готовое в любой момент проломить грудь и выпрыгнуть наружу. Руками я схватилась за бортики кровати и приготовилась к худшему, однако боль, которая последовала далее, превзошла все мои даже самые страшные ожидания. Мне показалось, что Рафи выливает мне на спину не какое-то лечебное снадобье, а самое настоящее расплавленное железо, вдобавок к той муке, которую и так причинял ожог. Это железо растекалось по спине и капало на соломенный матрац. Я отчаянно кричала и била ногами по кровати. Хотелось сорваться с места, выбежать из пещеры под дождь, холодный и освежающий, чтобы тот заглушил боль, но мои руки, руководствуясь здравым смыслом, продолжали мертвой хваткой держаться за постель, не позволяя сдвинуться с места.

─ Рафи хватит! Пожалуйста, не надо! ─ кричала я, не помня себя от боли; слезы застилали мои глаза и градом скатывались вниз по щекам.

Полная луна поднялась над Садом фей, но не сильно высоко: краешком своего диска она заглядывала в пещеру и освещала холодным светом мое бессознательное тело, которое теперь лежало без единого движения. Дождь уже закончился, пропитанная насквозь трава была усыпана множеством капель, искрящихся в лунном блеске. Свежий ночной воздух входил в помещение и охлаждал собою мой горячий лоб, покрытый испариной. Я в полубредовом состоянии стонала и ворочалась, не находя покоя. Даже сквозь сон боль просачивалась в мое сознание и заставляла страдать.

Наконец наступило утро. Я с трудом открыла глаза и осмотрелась ─ все та же обитель гоблина. Снаружи виднелась уже знакомая мне полянка. Прямо у входа стоял Рафи и разговаривал с каким-то эльфом. До меня доносились совсем тихие обрывки их беседы:

─ Да, она в полном порядке, ─ говорил эльф, ─ ей повезло, что рядом оказался ты, Рафи. Даже моя помощь уже не сильно нужна, просто продолжай ее поить настоем уллы и она поправится.

─ Спасибо, Леки, ─ отвечал тот, ─ я буду держать тебя в курсе.

─ И не забывай вовремя менять повязки, это тоже очень важно.

─ Хорошо, спасибо.

Они пожали друг другу руки, и гость удалился, а гоблин вернулся в пещеру. Увидев, что я проснулась, он несказанно обрадовался:

─ Как ты себя чувствуешь, Эми?

─ Я в порядке, а кто это приходил? ─ спросила я, стараясь приподняться на локтях.

─ Не нужно вставать! ─ воскликнул Рафи и вынудил меня вернуться в лежачее положение. ─ Это был доктор, он у нас единственный на всю деревню. Говорит, что все могло быть гораздо хуже, но твой организм отлично справляется. Дождь не переставал вчера до самой ночи, поэтому привести помощь я смог только сейчас. Дождевые воды исчезли также быстро, как и появились: ручьи и реки вернулись в прежние русла, а намытые бурей лужи наскоро впитала в себя рыхлая земля. Так что путь в Эндеву снова открыт, однако я не отпущу тебя раньше, чем через несколько дней.

Я нахмурилась, стараясь вспомнить события минувших суток. На память тут же пришло очень много пережитой боли и страданий. Я вспомнила, как вокруг меня не переставая суетился Рафи, то обрабатывая мои ушибы неизвестными мне средствами, то заставляя пить горькие настои и тинктуры. Весь прошедший день я провела в полубессознательном состоянии, лишь изредка приходя в себя, но только для того, чтобы снова забыться.

─ Спасибо, ─ проговорила я, ─ спасибо за вчерашнее. Я очень плохо помню, что было, но твердо понимаю, что без тебя я бы пропала.

─ Не нужно благодарить, Эми. Я не мог иначе: оберегать тебя ─ моя задача. Я бы не простил себе, если бы с тобой что-то случилось.

Я помолчала, а затем спросила:

─ Где ты всему этому научился? Ты так уверенно обрабатывал раны ─ без сомнения, уже делал это раньше.

─ Мой отец был врачом в Данморе, ─ улыбнулся гоблин, но следом поправил себя, ─ хотя правильнее сказать, что он и сейчас там является врачом, но его уже давно заменили в этом деле более молодые лекари ─ его ученики. А ему самому уже настала пора отдохнуть: отец столько натрудился за свою жизнь. В детстве мне приходилось помогать ему, вот и научился некоторым вещам.

─ У тебя отлично получается, ─ я восторженно посмотрела на своего друга, ─ почему ты тоже не выучился на доктора?

─ Конечно, мой отец хотел сделать из меня достойного преемника, и без хвастовства могу сказать, что это ремесло действительно мне очень легко давалась. Но я так не люблю смотреть на то, как другие страдают, ─ Рафи с грустью посмотрел на меня, было видно, что его слова основаны не на пустом месте, а на определенных переживаниях прошлого, ─ а врач тем и врач, что к нему обращаются исключительно с болью и страданиями.

─ Да, ты очень ранимый, такая работа погубила бы тебя.

Я вдруг огляделась:

─ А где Грем? ─ воскликнула я. ─ Рафи, где он?

─ Не беспокойся, с ним все в порядке, ─ ответил он. ─ Я старался помочь Грему как мог, но он так и не пришел в себя. Когда наступило утро и я пошел в Эндеву за доктором, то взял его с собой, чтобы занести к Данио. Я рассказывал тебе о нем вчера, он большой знаток по части фей и сможет помочь твоему другу.

─ Ах, это все из-за меня, ─ воскликнула я раздосадовано, ─ нужно было остаться у тебя и переждать грозу.

─ Что сделано, то сделано, Эми. Не нужно бранить себя за то, что уже произошло. Просто нужно извлечь урок из своих ошибок и жить дальше. К слову сказать, вчерашний ливень был совсем не случайностью.

─ Что ты хочешь сказать?

─ Ты знаешь ─ основным источником продовольствия для нас являются наши поля, которые мы не перестаем бережно возделывать и охранять, поэтому мы очень внимательно следим за особенностями погоды каждого времени года. Как тебе известно, в нашем Саду, если так можно выразиться, царит вечное лето благодаря феям, однако это не значит, что климат остальной части Занзары никак на нас не влияет. Зимой и осенью с гор сходят холодные потоки воздуха, которые мы, быть может, и не чувствуем, но растения ощущают их очень остро; весной с востока ветер приносит частые дожди и орошает ими наши поля и сады. Да, дожди, как правило, столь же неожиданны, как и вчерашняя гроза, но они гораздо более нежные и теплые. А вчера вдруг подул западный ветер, который и привел с собой этот шторм. Такие резкие перемены совершенно не характерны для нынешнего сезона. И причиной тому, по мнению многих, являются феи.

─ Феи? ─ переспросила я. ─ Думаешь, это они привели сюда грозу?

─ Именно. Магия Занзары все больше и больше выходит из-под контроля, а вместе с ней и сами феи. В преддождевом воздухе я чувствовал примесь магии и еще тогда заподозрил что-то не ладное. А когда узнал о нападении на тебя, все сразу встало на свои места. Феи, способные создавать такие мощные заклинания, как то, что ранило тебя, давным-давно уже не водятся в наших краях. А значит, что тот, кто напал на тебя, пришел сюда издалека вместе с остальными.

─ Остальными?

─ Эми, чтобы создать такую бурю, фей должно быть огромное множество. Дела в Занзаре приобретают действительно серьезный оборот.

─ Но зачем им это нужно? ─ все еще не понимала я.

─ Думаю, точный ответ на это тебе никто дать не сможет. Магия теперь пагубно влияет на их рассудок, отравляет его, по неизвестной причине она настраивает фей против нас. Вчерашняя гроза затопила огромную часть наших полей, поэтому уже сегодня или завтра пройдет срочное всеобщее Собрание, на котором решится дальнейшая судьба оставшейся провизии и потопленных полей.

─ А мне можно будет присутствовать? ─ спросила я, в надежде побывать на таком чрезвычайно интересном для меня мероприятии.

─ Очень вряд ли, Эми, ─ покачал головой гоблин. ─ Разумеется, я не против и даже очень поддерживаю твое решение, но, к сожалению, остальные не согласятся. Как бы то ни было, ты здесь всего несколько дней ─ даже те из жителей Эндевы, что относятся к тебе благосклонно, не захотят, чтобы ты присутствовала. Да и в любом случае я не позволю тебе вставать на ноги ближайшие несколько дней. Уверяю тебя, на Собрании не будет ничего, достойного твоего внимания.

Ближе к вечеру Рафи отправился в деревню, он обещал зайти к Данио и осведомиться о самочувствии моей феи. Обратно он вернулся, когда на небе уже светили звезды. Он нес с собой совсем бодрого Грема, который при виде меня встрепенулся и, вырвавшись из рук, помчался в мои объятия. Я ответила ему такой же радостью: за эти дни я так к нему привязалась, что уже не представляла свою жизнь без него. Каменная фея еще некоторое время побродила по кровати, а затем, устало зевнув, забралась под мое одеяло и моментально уснула.

Следующие несколько дней тянулись для меня мучительно долго. Редко вставала с постели, а из пещеры вообще почти не выходила. Рафи продолжал ухаживать за мной: готовил отвары и настойки, каждый день менял повязки, под которые подкладывал неизвестные мне мази, изготовленные им собственноручно. Иногда приходил доктор Леки и справлялся о моем самочувствии, которое с каждым разом становилось все лучше и лучше. В конце концов, я окончательно оправилась от всевозможных травм и ушибов и была готова возвращаться в Эндеву. Грем тоже полностью выздоровел, причем гораздо быстрее, чем я, поэтому целыми днями от безделья кружил у пещеры, развлекая самого себя ловлей насекомых и бабочек.

Обстоятельства минувших дней заставили меня серьезно переосмыслить положение, в котором я находилась. Хоть в первые дни пребывания в Занзаре у меня и были какие-то трудности, нападение феи стало первым событием, поставившим на чашу весов мою жизнь. Прежде жизнь в Занзаре казалась безмятежным и увлекательным приключением, теперь же я понимала всю серьезность сложившихся обстоятельств, и что любая ошибка или оплошность может повлечь за собой очень серьезные, даже жизнеугрожающие, последствия. Феи ─ это не просто милые маленькие создания, наполняющие волшебством все вокруг: они столь же опасны, как хищники посреди джунглей. Могут напасть откуда угодно средь бела дня, внезапно и бесцеремонно, или же подкрасться ночью и умертвить во сне.

Подобные мысли заставили меня всерьез усомниться в своих силах и задуматься над тем, чтобы бросить все и вернуться домой, при первой возможности. Но я и представить не могла, что после всего пережитого в Занзаре мне пришлось бы вернуться в Лондон и снова жить своей прежней жизнью. Как бы я смогла ходить на работу, обслуживать клиентов кафе, зная, что в то же самое время, где-то в другом мире посреди волшебного Сада стоит одинокая деревушка, наполненная чудесными эльфами и феями, от дружбы с которыми я отказалась. От одной только мысли об Англии меня передернуло: нет, исключено.

Однако остаться в Занзаре ─ значит, изо дня в день подвергаться тем же опасностям, что я пережила. Значит, что не удастся отвертеться от роли избранной, что бы я ни делала и куда бы ни пошла.

«Но так ли это ужасно? ─ подумала я. ─ Не лучше ли умереть за правое дело, в попытках сделать мир лучше, чем отказаться от всего этого и навсегда окунуться с головой в свою прежнюю рутинную жизнь?»

Я приняла окончательное решение продолжать свой путь, и когда выбор был, наконец, сделан, почувствовала несказанное облегчение. Я поняла, что это был единственно правильный выход из того лабиринта дум, созданного мною самой, чтобы убежать от действительности. А причина, по которой я создала этот лабиринт, всего одна ─ страх. Страх перед ответственностью и перед теми опасностями, которые неизбежно будут поджидать на протяжении всего пути.

─ Эми, ─ обратился ко мне Рафи, когда я уже собрала свои вещи и была готова отправляться в путь, ─ я тебе сразу не сказал, но Данио хотел встретиться с тобой, как только ты выздоровеешь. Зайди к нему, когда будет время.

─ Хорошо, ─ ответила я, перекидывая через плечо сумку. ─ Еще раз огромное тебе спасибо за то, что спас мне жизнь. Слов не хватит, чтобы описать мою благодарность.

Тот скромно махнул рукой, словно не придавая этому значения, а я, усадив Грема на плечо, отправилась в деревню.

Эндева предстала предо мной не в самом лучшем виде: усеянная поломанными ветками и мусором она сильно отличалась от того состояния, в котором я застала ее впервые. Некоторые домики покосились и накренились пуще прежнего, а улицы были как никогда пустынны. Жители в первую очередь бросились спасать поля, чтобы предотвратить еще большее их разорение наводнением, поэтому никто еще не успел привести деревню в порядок.

Найти дом Данио не составило никаких трудностей. Подойдя к входной двери, я робко постучала ─ та тут же отворилась, и на пороге показался пухлый эльф с редкой сединой в волосах.

─ Что вам угодно? ─ спросил он, а затем, увидев меня, радостно прибавил. ─ А, это ты? Наконец я тебя дождался, заходи.

Грем, очевидно, узнав дом, тут же влетел внутрь, а я поспешила за ним:

─ Как твой дружок? ─ поинтересовался эльф у меня, глядя на фею. ─ Выглядит гораздо лучше, чем раньше.

─ Да, спасибо вам большое, без вас он, вероятно, погиб бы.

Мужчина поставил на стол большое блюдо с печеньем и сказал:

─ Угощайся, приготовил сегодня утром, ─ затем он подвесил над огнем чан с водой и прибавил. ─ А горячий чай скоро будет.

─ Нет, спасибо, я не сильно голодна, ─ возразила я, а потом призадумалась. ─ А хотя знаете, я очень даже хочу есть.

Я взяла угощение и откусила большой ломоть:

─ Как вкусно! ─ протянула я довольно. ─ Вы сами приготовили печенье?

─ Да, ─ эльф улыбнулся и уселся за стол, ─ жены у меня нет, поэтому таким вещам рано или поздно приходится учиться.

─ У вас отлично получается, ─ улыбнулась я, хватая второе печенье.

─ Для тебя у меня тоже кое-что есть, ─ сказал Данио, обращаясь к Грему, и поставил на стол небольшую тарелку с голубоватыми горошинами. ─ В тот раз они тебе очень понравились, поэтому я приготовил еще.

Каменная фея взвизгнула и принялась горстями закидывать содержимое тарелки себе в рот.

─ Что это такое? ─ спросила я, несколько озадаченная и удивленная реакцией Грема.

─ Небольшое угощение для фей, ─ ответил мужчина. ─ Они не сильно любят нашу еду, вместо этого они питаются частичками магии, витающими в воздухе и содержащимися в некоторых растениях. Они никогда не станут отказываться от предложенного лакомства, если оно для них съедобно.

Эльф, ухмыльнувшись, посмотрел на уже пустую тарелку:

─ Здесь содержится пыльца луноцвета, цветки фангоры, тычинки онипса и вязкий сок норулы для придания шарикам формы.

─ Вы очень много знаете о феях и их образе жизни, ─ восхищенно проговорила я.

─ Еще бы, ─ усмехнулся тот, ─ всю жизнь дружбу с ними вожу. Хочешь познакомиться с одной из моих?

─ Конечно! ─ мне было крайне интересно посмотреть на фей такого опытного мастера.

─ Силлия, ─ окликнул Данио, ─ покажись гостям, будь добра.

Из шкафчика на стене послышался тихий шорох. Дверца приоткрылась, и сквозь образовавшуюся щель просочилось легкое зеленоватое свечение. Вскоре наружу показалась крохотных размеров девушка, окруженная малахитового цвета аурой, она лениво свесила ноги с полки и устало посмотрела на нас. Я сразу узнала ее: точно такая же фея была среди тех трех, что предложил мне Руфус в день нашего знакомства. Вот только та Силлия показалась мне на много более аккуратной, в то время как эта особа выглядела менее опрятно: черные густые волосы были небрежно взлохмачены, а зеленовато-желтое платьице местами помялось. Мне даже показалось, что она была несколько более упитана, чем близняшка. Очевидно, даже феи одного вида не всего выглядят, как копии друг друга, и могут в значительной степени отличаться друг от друга. Тем не менее движения девушки были столь же утонченны и грациозны.

─ Да, мастер, ─ устало произнесла она.

─ Тебе не стыдно показываться в таком виде? ─ упрекнул ее мужчина. ─ Хоть причесалась бы, для чего я тебе гребешки мастерю?

─ Ничего страшного, ─ засмеялась я, стараясь оправдать девушку-фею, ─ это очень на меня похоже.

Та посмотрела на меня и улыбнулась, очевидно, увидев во мне очень простого человека.

─ Я слышала о вас, ─ сказала она, плавно спорхнув с полки, ─ вы человек, что совсем недавно поселился в нашей деревне. Вам нравится здесь?

─ Еще бы! ─ воскликнула я. ─ Этот Сад ─ самое чудесное место, из всех, что я видела в своей жизни. А эти несколько дней, проведенные здесь, без сомнения, самые красочные и удивительные из всех, прожитых мною.

─ Приятно слышать, ─ улыбнулась та, усаживаясь на плечо эльфа. ─ А как твоя рана? Мастер Данио говорил, что на тебя напала одна из диких.

─ Все в порядке. Рафи очень хороший лекарь, быстро поставил меня на ноги, ─ махнула я рукой, а затем обратилась к мужчине. ─ Он сказал, что вы хотели меня видеть.

─ Так и есть, ─ ответил эльф. ─ Я разговаривал с Рафи, он рассказал мне, что произошло. В целом твоего подопечного постигла та же участь, что и тебя: его ранило тем же самым заклинанием. Однако дело в том, что людей и фей нельзя лечить одинаково, поэтому у Рафи ничего и не получилось. Он использовал экстракт изандриса, чтобы помочь тебе ─ очень ценная вещь, к слову сказать. Цветки изандриса растут далеко отсюда и распускаются лишь раз в несколько лет, поэтому торговцы ставят на них весьма приличную цену. Как ты уже знаешь, экстракт этого растения вступает в противление с любым видом магии, а потому одной из областей его применения является лечение подобных ран:. Но дело в том, что феи совсем не такие как мы, эльфы или люди: они есть само олицетворение волшебства и состоят из мельчайших магических частичек.

─ Это значит, что экстракт изандриса вместо того, чтобы помогать им, напротив ─ вредит? ─ выдохнула я.

─ Именно, ─ кивнул Данио, ─ чтобы этот препарат можно было применять для их лечения, его нужно готовить иначе: должна быть другая концентрация сока изандриса, а также множество других добавок, чтобы направить его действие именно на отравляющий вид магии, содержащийся в ране пострадавшего.

─ Оказывается, все гораздо сложнее, чем я себе представляла!

─ Я сейчас очень подробно изучаю поведение одичалых фей и именно поэтому пригласил тебя. Если тебе не сложно, не могла бы ты рассказать, что произошло с вами в тот день, когда на Эндеву опустилась гроза?

Я нахмурилась: вспоминать события минувших дней очень не хотелось, потому что они вызывали лишь терзания и беспокойство.

─ Я попробую, но я не знаю с чего начать?

─ Давай с самого начала, ─ попросил эльф.

И я начала свой рассказ от того момента, как рано утром отправилась к Рафи за советом. Рассказала о том, как пробыла у него слишком долго и была застигнута врасплох грозой, как пыталась пройти через разлившуюся вширь реку и едва не утонула, как на нас напала обезумевшая Тадана и мы с Гремом сражались против нее на арене, и, наконец, о том, как руна чудом спасла нас от верной гибели. Данио временами кивал или хмурился, иногда даже вскидывал кверху брови, но ни разу не перебил меня и терпеливо выслушал рассказ до конца.

Когда я, наконец, закончила, мужчина некоторое время посидел в раздумьях и только спустя пару минут заговорил:

─ Интересно, ─ протянул он, ─ очень интересно. Причем интерес вызывает не столько одичалая фея и ее нападение, сколько вы двое.

─ Мы? ─ изумилась я. ─ А какой интерес для тебя можем представлять мы?

─ Рафи ведь что-то рассказывал тебе об аренных боях, верно?

─ Да, но не очень много, самую малость.

─ И что же тебе о них известно? ─ спросил мужчина.

─ Например, то, что аренные бои проходят в отдельном измерении, недоступном никому, кроме фей, в котором противники не могут погибнуть.

─ Но известно ли тебе, что попасть в него не так-то просто, и что это происходит исключительно по обоюдному согласию соперников?

─ Так подробно Рафи мне об этом не рассказывал.

─ Традиция сражений на аренах зародилась давным-давно и тянется испокон веков, мало что известно об их происхождении. Дуэли использовались в разных целях: иногда для разрешения конфликтов между феями или их мастерами, иногда для тренировок, изредка даже просто для забавы. Но, я повторюсь, они были возможны, только если оба соперника были согласны на поединок: либо требовалось согласие самой феи, либо мастера, если она принадлежала ему. Однако в последнее время все сильно изменилось. Феи обратились против нас и потеряли самих себя, даже магия Занзары стала иной. Все чаще я слышу о том, как сильнейшие мастера, защищаясь от диких фей, насильно вынуждали их на аренные бои.

─ Но зачем?

─ Ты сама сказала, что пока сражение происходит в другом измерении, никто из соперников погибнуть не может. А какую цель преследуют дикие феи?

─ Да никакой, ─ протянула я, ─ разве что умертвить.

─ Вот именно! А, сражаясь на арене, они этого сделать не могут, ─ объяснил Данио, ─ поэтому мастера не переживают за жизнь своих подопечных. Но, Эми, я ведь сказал, что лишь сильнейшим мастерам удавалось вынудить диких фей на бой в другом измерении против их воли, а тебя трудно назвать даже опытным.

─ В случившемся мало моей заслуги, я лишь беспомощно лежала на земле, пока Грем защищал меня.

─ Однако это не самое удивительное, ─ сказал мужчина. ─ Чего я уж действительно никогда не слышал, так это, чтобы такому юному и неопытному мастеру, как ты, удавалось с первого раза войти в такую крепкую связь со своей феей. Многие другие долгие годы учатся тому, чтобы хоть немного совладать с телом феи, а ты в первый же бой так лихо с этим справилась.

─ Да и тут я, собственно, ни при чем, ─ я почесала затылок. ─ Я просто появилась на арене, ну и помчалась.

─ Это-таки и удивительно! ─ воскликнул эльф.

─ Но, ─ я растерялась, ─ как же это можно объяснить?

─ У меня, конечно, есть свои догадки по этому поводу, но они толком ничего и не объясняют.

─ Но все-таки, расскажите хоть что-то, ─ попросила я.

─ Хм, я постараюсь, ─ Данио задумался. ─ Между собой коллекционеры называют процесс образования связи между мастером и феей «слиянием». Прочность слияния зависит от многих факторов, одним из которых является степень доверия феи своему хозяину. Чем больше она уверена в своем мастере, и чем сильнее верит ему, тем крепче связь, и тем проще ему совладать с телом своей подопечной.

─ Но мы с Гремом знакомы лишь несколько дней, ─ возразила я. ─ Как у него успело созреть такое доверие ко мне?

─ Вот именно, ─ ответил эльф, ─ отношения, достаточно крепкие для такого слияния, чтобы можно было самостоятельно управлять феей, зреют не один год. Даже у нас Силлией не всегда все получается гладко, хоть мы и знакомы много лет.

─ Да, ─ вступила в разговор девушка-фея, ─ я, конечно, доверяю мастеру Данио и знаю, что в бою можно полностью на него положиться, но очень часто, когда мы сражались на арене и передо мной возникал противник, в мое сознание пробирались крохи страха, порождающие сомнение. И в такие моменты наша связь слабла, и мастер терял власть над телом.

─ Значит ли это, что Грем до такой степени во мне не сомневался, что даже свирепая и дикая Тадана не была ему помехой? ─ я изумленно посмотрела на него. ─ А ведь у меня самой перед глазами темнело от страха.

─ Но не только это влияет на прочность слияния, ─ продолжил мужчина. ─ Сила духа мастера так же имеет большой вес.

─ Ну нет, ─ я засмеялась, ─ о моей силе духа и речи быть не может. Дело в том, что ее у меня как таковой и нет: я ведь говорила, что только и думало о том, как бы поскорее удрать с арены. Я по жизни большая трусиха.

─ Это не показатель, ─ ответил Данио, ─ очень часто мы не достаточно хорошо себя знаем. За маской трусости может скрываться кто-нибудь покрепче.

Мы долго разговаривали о сражениях на аренах, феях и мастерах. В конце концов Данио предложил провести мне и Грему несколько практических тренировок:

─ Мы с Силлией в свое время натренировали многих фей, ─ сказал он, ─ поэтому у нас весьма большой опыт. Тем более подобного вам случая у нас еще не было.

Я задумалась, первой же мыслью было вежливо отказаться, но почему было бы не попробовать. Ведь не вечно мне сидеть в Эндеве: рано или поздно придется покинуть ее, а тогда кто знает, какие опасности встанут на пути.

─ Было бы замечательно, ─ ответила я наконец. ─ Но мне хотелось бы некоторое время отдохнуть и прийти в себя. Хоть я несколько дней и пролежала в кровати, это был совсем не отдых. Мне хочется освоиться здесь, поохотиться на пикси, поближе познакомиться с жителями деревни.

─ Конечно, ─ улыбнулся Данио.

─ Мне уже пора идти, ─ сказала я, ─ хотела еще к Лориэль заглянуть.

─ В таком случае не смею больше тебя задерживать.

С момента этого разговора прошло много дней. Я, как и сказала, старалась окончательно освоиться на новом месте. Вспоминая уроки Люциуса, я охотилась пикси: выслеживала их, расставляла силки и ловушки, как он учил. За это время успела отловить с дюжину этих тварей, но их все равно еще было полно в округе.

«Когда два дня подряд от сельчан не будет слышно ни слова о пакостях этих пикси, считай, что уговор выполнен» ─ сказал Руфус, когда я пришла к нему за, казалось бы, заслуженной руной возврата.

В той части Сада фей, где жил Люциус, могли встречаться дикие феи, так как эта область граничила с Зачарованным лесом: не редко они забредали далеко за его пределы. По этой причине я еще так и не была у него дома, а за отловленными мною пикси он приходил сам.

─ Замечательный ученик, ─ повторял он без конца, ─ столько пикси за такой короткий срок.

У него было полно других забот, вот он и не успевал самостоятельно разобраться с этой напастью. Впрочем, я быстро вошла во вкус ─ заниматься охотой оказалось интереснее, чем казалось вначале.

Многие лица в деревне стали мне уже родными: одни были торговцами на рынке, другие ─ соседями, а третьи ─ просто хорошими ребятами.


*


За поворотом реки уже показалась Эндева, поэтому я выбралась на берег и пошла дальше пешком. Оказавшись в деревне, я сразу же обратила на себя внимание окружающих:

─ Эми, ну ты даешь, ─ сказал улыбающийся эльф, проходя мимо. ─ Неужели хотела позавтракать дуганом?

─ Нет же, Ронед, ─ я засмеялась и показала ему мешок, ─ ловила с их помощью пикси. Но, вероятно, в первый и последний раз.

Тот добродушно покачал головой и прошел мимо.

Прежде чем добраться до дома, я успела несколько раз объясниться перед соседями, почему от меня так дурно пахнет. Когда я все-таки вышла к постоялому двору, то обнаружила очень неприятный сюрприз: окно моей комнаты было выбито, а на двери висела записка, прибитая ножом.

На ней неровным почерком была написана всего одна строчка: «Убирайся из деревни!».

─ Кеган, ─ вздохнула я.

Все-таки не все в деревне были рады моему присутствию. Я сорвала лист и скомкала его, а затем, отперев дверь ключом, вошла в дом.

Комментарий к Глава III. Первые опасности

Большое спасибо за прочтение главы!

Прокомментируйте, пожалуйста, работу! Любой ваш отзыв, даже негативный, лучшая для меня награда!


========== Глава IV. Тренировка фей ==========


Комментарий к Глава IV. Тренировка фей

Убедительная просьба нещадно пользоваться «публичной бетой», чтобы подмечать все, даже самые мелкие, ошибки и недочеты.

Жители деревни, усталые и сонные, нехотя покидали уютные домики и неспешно плелись в сторону полей. В это же время Данио и я шли в противоположную сторону. Мы пересекли мост и оказались на дальнем от деревни берегу Эндевы-реки.

─ Ну что, Эми, ты готова к первому тренировочному сражению? ─ спросил эльф.

Я утвердительно кивнула.

─ Тогда давай приступим, ─ сказал мужчина. ─ Какие боевые заклинания Грем уже знает?

─ Заклинания? А какие они бывают?

─ Самые разные. Боевых атак бесчисленное множество.

─ Понятия не имею, на что Грем способен, ─ я развела руками.

─ Но ты ведь видела его в бою.

─ Да, это было похоже на метание камней, что ли. Больших таких, со светящейся аурой, ─ я с трудом подбирала слова, чтобы описать то, что видела во время сражения с Таданой.

─ Насколько больших?

─ Хм, они едва помещались в его ладони.

─ Очень похоже на «Летящий валун», ─ задумался Данио, ─ но, возможно, это усиленная форма «Маленького камня». Конечно, весьма сомнительно, что Грем сумел усовершенствовать это заклинание, но от вас обоих можно ожидать чего угодно. Давай переместимся на арену, покажете, что вы оба умеете.

Настроение тут же приподнялось:

─ Согласна!

─ В таком случае с обоюдного согласия обоих мастеров феи могут…

Силлия и Грем, не дослушав фразу до конца, взмыли вверх и закружили в воздухе.

─ Они это делают не просто так, ─ сказал эльф, ─ это необходимо для того, чтобы сгенерировать вокруг себя магические частички, требуемые для перемещения на арену.

В этот момент яркий свет окутал фей с головы до ног, и они исчезли. В глазах тут же потемнело, но ненадолго ─ мрак быстро рассеялся, представив взору место, отдаленно похожее на то, где проходило сражение с Таданой. Это была каменная постройка, или скорее площадка, парящая в воздухе. Она представляла из себя причудливую пирамиду, огромными ступенями поднимающуюся к центру. Однако если смотреть сверху, то форма ее была не квадратной, а крестовидной. На вершине этой пирамиды, высился большой цилиндрический пьедестал, над которым парил яркий пучок света, окруженный вращающимися металлическими кольцами, подобно армиллярной сфере.

Я посмотрела на свои руки ─ теперь это уже были короткие каменные лапки ─ и глубоко вздохнула: привыкнуть к новому телу было непросто. Крылья за спиной громко рассекали воздух, удерживая мое тело над пирамидой. Я окинула взором окружавшее арену пространство: это был дремучий густой лес. Земли внизу не было: корни деревьев свободно развевались над черной пропастью, совершенно голые. Кроны же вздымались вверх, полностью заволакивая собой небо. Эти деревья, хоть и обступали место сражения со всех сторон, все же были неестественно далеко. Казалось, что даже если буду лететь к ним целую вечность ─ даже тогда не приближусь ни на дюйм.

На другом конце арены показалось тусклое зеленоватое пятнышко ─ это светилась аура Силлии. Движения ее теперь уже не были такими плавными и изящными: несомненно, ее телом управлял Данио. Мы приблизились друг к другу и плавно опустились на каменный пол.

─ Неплохо, Эми, ─ произнес Данио нежным и хрупким голоском Силлии. ─ Ты действительно очень хорошо управляешься с телом напарника.

─ Немного непривычно, но не так уж и сложно, ─ ответила я грубым и бархатным голосом и тут же воскликнула. ─ Вот он какой, голос Грема!

В этот же самый момент я почувствовала смущение, которое принадлежало отнюдь не мне: это Грем смутился от моих слов. И в который раз я пришла в изумление от удивительной степени близости сознаний мастера и феи, в которой они находятся здесь, на аренах.

─ Данио, а что это такое светится на вершине пирамиды? ─ я указала на яркий пучок света.

─ Это выход из арены, но сейчас он закрыт: видишь эти металлические кольца, окружающие его?

─ Да.

─ Они блокируют выход. Если бой начался с обоюдного согласия противников, то покинуть арену нельзя до тех пор, пока одна из сторон не потерпит поражение.

─ А бывает иначе?

─ Вспомни свое сражение с Таданой. Я ведь тебе говорил, что очень часто сильным мастерам удавалось завязать с дикими феями бой против их воли. Так вот, в таком случае всегда есть возможность покинуть сражение до его окончания: выход в реальный мир тогда не прегражден блокирующими кольцами.

─ Понятно, значит, это лазейка для побега в том случае, если проигрываешь бой? ─ спросила я.

─ Что-то вроде того, но помни, что твой противник также может сбежать, ответил Данио. ─ А теперь я хочу, чтобы ты создала заклинание. Не нужно его никуда метать: просто попытайся сформировать его в своей ладони.

─ Но я не знаю как, ─ возразила я.

─ Ты ведь уже делала это.

─ Я? Нет, это был Грем.

─ Тогда, позволь создать заклинание Грему. Мне важно увидеть его своими глазами, чтобы понять, что это за заклинание.

Я замерла, позволяя напарнику вернуть власть над собственным телом. Однако прошло несколько секунд ─ ничего не происходило.

─ Я что-то делаю не так? ─ я нахмурилась.

─ Просто расслабься, Эми, ─ ответил Данио, ─ как раз сейчас делать ничего не нужно.

─ Так я и не делаю ─ просто стою.

«Я не могу, мастер, ─ пронесся у меня в голове голос Грема, ─ вы слишком крепко вцепились мое тело»

─ Но я ведь даже не напрягаюсь, я просто стою на месте! ─ воскликнула я.

─ Что такое? ─ спросил эльф.

─ Грем говорит, что не может пошевелиться.

Подвижная мимика Силлии выразила крайнее изумление. Нельзя было сказать точно, принадлежало оно Данио или непосредственно ей самой.

─ Как это так? ─ удивленно спросил мужчина. ─ Обычно мастерам требуется немалая концентрация для того, чтобы удержать контроль над телом, а ты, наоборот, не можешь ослабить его?

Я беспомощно развела руками.

─ Ладно, ─ сказал он смятенно, ─ с этой проблемой мы разберемся попозже, а сейчас смотри внимательно.

Данио поднес ко мне свою ладонь, и в следующее мгновение в ней вспыхнуло зеленое пламя. Густые огненные языки бились друг о друга, шипя и испуская раскаленные искры.

─ Это самое простое атакующее заклинание природной стихии, ─ пояснил эльф, ─ оно называется «Легкое потрясение».

─ Какое нелепое название, ─ усмехнулась я. ─ И почему его так прозвали?

Лицо Силлии расплылось в саркастичной гримасе:

─ Вот почему.

Зеленое пламя тут же уменьшилось до размеров крошечной искры, и легким щелчком пальца фея природы метнула его прямо в меня. Без сомнения, это сделала именно Силлия: движение было слишком тонким и женственным для Данио. Сверкающая искра рассекла воздух и взорвалась, врезавшись о мой нос. Ноги, словно пронзенные электрическим током, подкосились, и я рухнула на каменный пол.

─ Силлия, прекрати! ─ прикрикнул Данио ее же голосом.

С трудом оправившись от шока, я медленно поднялась.

─ Что ж, благодаря этой выходке, ты на собственной шкуре узнала эффект «Легкого потрясения», ─ улыбнулся эльф.

─ Не такое уж и легкое, ─ проворчала я.

─ Я немного усилил это заклинание, ─ горделиво произнес он, ─ а это не всем под силу: только опытные сильные мастера фей способны на подобное видоизменение стандартных боевых атак. А сильнейшие мастера могут создавать свои собственные, уникальные заклинания.

─ Почему Грем не может вернуть контроль над своим телом?

─ Я не знаю, ─ Данио развел руками. ─ Я тебе уже говорил, что два самых главных фактора, от которых зависит прочность слияния ─ это степень доверия феи своему хозяину и сила духа самого мастера. Быть может, так совпало, что эти два показателя возведены в абсолют.

─ То есть…

─ То есть Грем уверен в тебе так сильно, что в его сознание не может пробраться даже малейшая тень сомнения, и в то же время ты сама ─ человек редчайшей крепости духа.

Мы вернулись в реальный мир. Было непривычно снова оказаться в своем теле, в таком огромном и неуклюжем.

«Стоит отдать должное Гилу, ─ пронеслось у меня в голове, ─ я и впрямь великанша»

─ Что ж, планы немого поменялись, ─ сказал эльф. ─ Мне кажется, мы слишком рано приступили к практике. Давай сперва займемся теорией.

Я раздосадовано вздохнула:

─ Наверное, ты прав.

Данио привел меня к себе домой. Он достал с полки потрепанную старую книгу и протянул мне. Я бегло пролистала ее, страницы были сплошь исписаны рунами, однако довольно часто среди них встречались изображения фей или заклинаний.

─ Давай поговорим о том, как феи создают заклинания, ─ мужчина открыл нужную страницу и указал на большой рисунок, схематично изображавший фею природы. ─ Видишь этот пучок света в груди? Это источник сил феи, он питает все тело.

─ Как он называется? ─ я внимательно разглядывала картинку.

─ Точно ответить не могу, у него нет конкретного названия. Анатомию фей очень сложно изучать, потому что после смерти они тут же распадаются на магические частицы, как и их отсеченные части тела. К тому же феи разных видов, а тем более разных стихий, очень сильно отличаются друг от друга. Одни из них ─ гуманоиды, другие ─ звероподобные. Тело одних состоит из воды, других ─ из древесины, а третьих ─ вообще из лавы и раскаленных камней.

─ Но все же что-то общее у них есть?

─ Да, ─ ответил Данио и снова указал на пучок света, ─ к примеру, это самое сердце.

─ Все-таки название у него есть? ─ заметила я.

─ Не совсем. Это исключительно мой термин, его ты больше нигде не встретишь. Однако он как нельзя лучше характеризует этот орган.

─ Он перекачивает кровь в их телах? ─ я задумчиво почесала затылок.

─ Нет, далеко не у всех фей она есть, ─ добродушно ответил эльф. ─ Сердце скорее перекачивает в их телах энергию, а точнее является ее источником и резервуаром.

Данио подошел к камину и снял с огня котелок с закипевшей водой. Затем он кинул в деревянную кружку несколько пучков сухой травы из разных тар, стоявших на полочке с чаем и специями, и доверху залил все это кипятком.

─ Держи, ─ он протянул кружку мне, ─ попей.

─ Что это? ─ я взглянула на плавающую на дне траву. ─ Пахнет приятно.

─ Чай, ─ ответил эльф, ─ очень полезный.

Я сдула с поверхности воды пар и отпила немного, вкус был слегка кисловатый.

─ Вкусно, ─ улыбнулась я, ─ как называется эта трава?

─ Шестиперышник, ─ сказал Данио, придвигая книгу ближе. ─ Давай вернемся к изучению. Силу на создание заклинаний каждая фея черпает из своего сердца. Магическая энергия перетекает в руку к самым кончикам пальцев и материализуется в виде того или иного заклинания.

─ А как она выбирает, какое заклинание создать? Энергия ведь одна и та же.

─ А как ты выбираешь, какое слово произнести? ─ усмехнулся мужчина. ─ Ведь воздух, который ты при этом выдыхаешь тоже один и тот же.

─ Ну да, ─ я смутилась и слегка покраснела от глупости своего вопроса.

─ В создании заклинания очень много мелочей и тонкостей: движение кистей, пальцев, мыслей и энергии в теле. Очень часто даже необходимо произнести нужные слова, чтобы сотворить определенный вид магии. Для овладевания любым заклинанием необходимо учитывать все эти нюансы.

─ Ну вот, а ты хотел, чтобы я вот так без подготовки «Летящий валун» тебе создала, ─ я скрестила на груди руки.

Данио засмеялся:

─ У каждой стихии есть некоторые заклинания, условно доступные абсолютно всем их представителям, ─ пояснил эльф, ─ для фей камня ─ это заклинание «Летящий валун». Другими словами, любая каменная фея уже на уровне подсознания умеет метать магические булыжники. Однако эти атаки можно усилить, и вот для этого уже необходимо определенное мастерство.

─ Значит, есть какие-то учебники по изучению заклинаний?

─ Не совсем, ─ мужчина почесал подбородок, ─ подобных книг ты нигде не найдешь, руководства по созданию заклинаний хранятся исключительно в виде отдельных свитков. Но не думай, что ты найдешь в любом домике Эндевы по десять подобных манускриптов. Их распространением занимается особый народ Занзары, они посвятили себя этому делу много поколений назад и до сих пор сохраняют верность ему.

─ И что это за народ такой? ─ поинтересовалась я.

─ Дракарины, ─ ответил Данио, ─ их еще называют торговцами заклинаний. Давным-давно они нашли для себя укромный уголок в Занзаре и поселились там. Уголок этот укромный настолько, что до сих пор ни одна душа не смогла отыскать его.

─ Интересно было бы там побывать.

─ Когда-нибудь слышала имя Рупи Сигилард? ─ поинтересовался вдруг Данио.

─ Уверена, что нет.

─ Это был славный мастер фей. Не могу, конечно, сказать, что выдающийся, но как минимум слияние с феей у этого эльфа получалось на ура. Он был участником десятков турниров по сражениям на аренах, в большей части которых занимал призовые места. Но один из турниров запомнился зрителям особо хорошо.

─ Чем же? ─ спросила я.

─ В том же самом турнире участвовал один гоблин, не самая честная персона, звали его Гриф Гирси. Это был его первый турнир, и он жутко хотел выйти из него победителем. Любыми, самыми честными и нечестными способами.

─ Но все-таки выбрал способ нечестный, ─ угадала я.

─ Зришь в корень, ─ улыбнулся Данио. ─ Когда Рупи и Гриф сошлись в дуэли, то вдруг оказалось, что Сигилард не может толком управлять телом своей феи. Конечно, она и сама была не промах, это был не первый ее турнир, она бы справилась с противником и самостоятельно. Однако Сигилард со своей подопечной растерялись и, как следствие этого, потерпели скорейшее поражение.

─ В чем же была причина?

─ Причина стала известной далеко не сразу. Рупи с позором занял почти самое последнее место, в то время как Гриф Гирси гордо получил приз победителя. Сигилард и сами зрители свели все на простую усталость и недостаточно хорошую подготовку. Однако подобные случаи стали повторяться вновь и вновь: особо сильные противники Грифа в самый ответственный момент вдруг теряли контроль над своими феями. Им заинтересовались учредители турниров и, в конце концов, докопались до правды. В юношестве Гриф работал у одного старика садовода, специализирующегося на особо редких растениях. Он ухаживал за его палисадниками, а по вечерам вместе выпивал. И вот в одну из таких посиделок, старик рассказал ему, что совсем недавно открыл интереснейшее свойство одного из растений: оно способно, будучи заваренным, слегка помрачать сознание. Совсем чуточку, ты даже этого и не заметишь, однако главное его действие заключалось в другом: если попытаешься в этом состоянии выйти на арену со своей феей, то совершить слияние с ней будет ох как непросто.

─ Значит, он подсыпал своим соперникам эту траву в чай? ─ догадалась я.

─ Именно!

─ И что тогда сделали распорядители?

─ Ну, лишить Грифа уже полученных наград они не могли, а вот не допустить его к дальнейшим турнирам ─ запросто. Так вот скоропостижно и закончилась карьера одного из начинающих мастеров.

─ Да уж, ─ протянула я, ─ каких только жуликов на этом свете нет. А что это за растение было то?

Данио загадочно улыбнулся и ответил:

─ Шестиперышник.

Мы снова вернулись на арену. Едва оказавшись в теле Грема, я сразу почувствовала, что что-то не так. Отсутствовала былая легкость и непринужденность движений, которая присутствовала в прошлый раз.

─ На то, что ты не сможешь управлять телом Грема, я, конечно, не рассчитывал, ─ сказал эльф голосом Силлии, ─ такую связь, как у вас сложно разорвать. Однако, как бы то ни было, она слегка ослабла.

─ Повторяю, что ты не имел права опаивать меня чем-либо без разрешения, ─ проворчала я недовольно.

─ Эми, брось, ─ засмеялся Данио, ─ это всего лишь шестиперышник.

─ Ну, и что теперь?

─ Теперь расслабься и позволь Грему самостоятельно создать заклинание.

Я, закатив глаза, уселась на каменный пол и предоставила тело в полное распоряжение Грему. Прошло несколько мгновений, и я вдруг почувствовала, как невольно медленно поднимаюсь на ноги.

─ Ты видел, Данио, ─ воскликнула я, ─ видел? Получилось!

Я всплеснула руками и тут же поняла, что снова взяла тело под свой контроль.

─ Ой! ─ я глуповато улыбнулась и села обратно под пристальным неодобрительным взглядом Силлии.

Грем тут же подскочил, но уже гораздо увереннее, чем мгновение назад. Вдруг я ощутила в груди сильный жар, усиливающийся с каждым мгновением. Не успела я испугаться, как этот жар, словно вспышка, волной разлился по всему телу. Однако основная его часть горячим потоком устремилась в правую руку, и тогда из самых кончиков пальцев вырвалось яркое свечение, которое тут же преобразилось в окутанный светлой аурой булыжничек.

─ Ого, ─ прошептала я себе под нос очень тихо, чтобы не сбить концентрацию Грема.

─ Замечательно! ─ воскликнул Данио. ─ У нас получилось. Как я и ожидал, это самый что ни на есть обыкновенный «Летящий валун». Спасибо Грем, можешь убирать заклинание.

─ Это невероятные ощущения! ─ протянула я восторженно, когда камень исчез из руки.

─ Понравилось? ─ довольным тоном поинтересовался эльф. ─ Теперь ты знаешь, как это происходит, и тебе будет проще самой создать свое первое заклинание.

─ Я даже представить не могла, что это так здорово, ─ продолжала я восхищаться. ─ Все как ты и говорил, я действительно почувствовала, как энергия устремилась из груди прямо в ладонь. Во время сражения с Таданой я была так напугана, что совсем этого не замечала.

─ Я тоже помню, когда впервые сам оказался в теле феи и испытал это ощущение, когда магическая энергия проходит через все твое тело. Ну что, попробуем создать заклинание самостоятельно?

─ Давай! ─ мне не терпелось скорее приступить. ─ Что нужно делать?

─ Сперва запомни главное ─ заклинание исходит не из руки, а из сердца. Рука ─ это всего лишь проводник, не более.

─ Ясно.

Я вытянула перед собой руку и сконцентрировалась. Если в этом каменном теле и были мышцы ─ все они напряглись, силясь создать в ладони хотя бы один единственный, крохотный камушек.

«Давай, ─ мысленно говорила я сама себе, ─ ну же»

«Вы неверно все делаете, мастер», ─ так же мысленно сказал Грем.

─ Эми, о чем я тебе говорил, ─ Данио опустил мою руку. ─ Заклинание создается не силой твоих мускулов, а усилием воли, мысли.

─ Я не понимаю как это! ─ я разочарованно всплеснула руками.

─ Давай попробуем иначе. Закрой глаза и представь, что у тебя в груди есть большая емкость с водой.

─ Да ничего не получится.

─ Просто сделай, как я сказал, ─ сурово повторил эльф.

Я глубоко вздохнула и закрыла глаза:

─ Ну допустим, резервуар воды у меня внутри, ─ иронично повторила я.

─ Да, а теперь без каких-то физических усилий ─ мысленно ─ отлей немного этой жидкости в свою правую руку. Аккуратно.

Я сделала, как мне велели, но ничего не произошло.

─ Данио, это бессмысленно, ─ я раздосадовано открыла глаза и обомлела ─ над моей ладонью плавно парил белоснежный валун, окруженный светящейся дымкой. ─ Что? Как это? Это я сделала?

─ Ты, кто ж еще? ─ ответил мужчина удовлетворенно, а затем тревожно добавил. ─ Осторожно, не отвлекайся!

Но было уже поздно: булыжник в руке вдруг задрожал, потускнел и с оглушительным хлопком взорвался.

─ Ай! ─ воскликнула я, падая на пол.

─ Заклинания ─ это чистая энергия, собранная в хрупкую структуру, ─ сказал Данио, помогая встать. ─ Структуру, созданную и поддерживаемую исключительно силой твоей мысли. Стоит тебе ослабить контроль, как эта энергия тут же вернется в привычное ей состояние ─ хаос.

─ Я поняла, буду аккуратнее.

─ И, Эми, ─ добавил эльф серьезно, ─ многим мастерам так не хватает доверия со стороны фей, чтобы брать под контроль их тела. Твоей же фее не хватает твоего доверия, чтобы иметь контроль над своим собственным телом. Доверяй Грему, он на многое готов ради тебя.


─ Помогите! ─ Эндеву сотряс истошный вопль. ─ Помогите же кто-нибудь! Прочь, отстань от меня!

Крик исходил из домика с вывеской «Магические предметы». Деревянная дощечка давным-давно выцвела, а черная краска местами облупилась: было видно, что за благосостоянием заведения уже давно не следили. Дюжина эльфов и гоблинов тут же побросали свои дела и устремились к источнику переполоха. Они обступили магазинчик со всех сторон, и двое самых смелых и коренастых из них недолго думая вломились внутрь.

На какое-то время шум в домике стих, зеваки тоже умолкли, внимательно вслушавшись в тишину. Однако не прошло и нескольких секунд, как из магазина раздалось два еще более громких вопля, и оба мужчины, буквально вывалившись на порог, помчались что есть мочи прочь.

─ Ай, как больно! ─ причитали они наперебой. ─ Тварь! Бестия проклятая!

Собравшиеся, осознав, что проблема оказалась не по зубам даже самым крепким и мужественным из них, пустились врассыпную.

─ Это темные эльфы! ─ кричали одни.

─ Дикие феи, наконец, добрались до наших домов! ─ перекрикивали другие.

─ Спасайся кто может!

Я была как раз неподалеку, когда все началось, и все это время наблюдала за происходящим.

─ Грем, приготовься, ─ сказала я сурово напарнику, направляясь к домику.

Мне было страшно даже представить, что могло поджидать нас внутри, но верный и надежный Грем за спиной придавал сил и уверенности. Сжав кулаки, я переступила порог магазина и оказалась в весьма скромном по размерам помещении. В дальнем его конце располагался прилавок, на который взобралась до смерти перепуганная молодая эльфийка. Она с ужасом уставилась в противоположный угол комнаты, словно ожидая, что оттуда вот-вот выпрыгнет нечто ужасное.

─ Он… там, ─ дрожащим пальцем девушка указала на груду хлама, из глубины которой слышалось сиплое дыхание.

Осторожно переступая через разбросанный по комнате мусор, валяющийся повсюду, до самой входной двери, я стала медленно приближаться к источнику звука. Перевернутые стеллажи и полочки были усыпаны всем тем, что еще недавно было на них аккуратно расставлено: склянками, баночками, тинктурами, порошками и многим другим.

─ Приготовь «Летящий валун», ─ шепнула я Грему, ─ и будь начеку.

Сама же я подобрала с пола какой-то тяжелый предмет и даже не стала вдаваться в подробности, что это: как оружие оно было весьма недурственно. Шорох в углу прекратился, а спустя мгновение, свергнув острыми зубами, оттуда выскочило нечто прямо на меня. Я не растерялась и, замахнувшись самопальной дубиной, бесстрашно отбросила его мощным ударом, а затем, неожиданно для эльфийки и самой себя, громко рассмеялась:

─ Планы меняются, Грем, ─ крикнула я, ─ я поняла, кто это. Живо закрой дверь!

Фея метнулась назад и захлопнула дверь как раз в тот момент, когда мятежное существо было уже готово юркнуть наружу: вместо этого оно врезалось в нее и, развернувшись, побежало в другую сторону, круша и ломая все на своем пути и в то же время не переставая хихикать и гоготать.

─ Ну уж нет! ─ воскликнула я, смеясь громче, чем тварь, устроившая погром, и перегородила окно, к которому та устремилась. ─ Сюда тебе путь заказан, многоуважаемый пикси.

Лысое создание снова развернулось и помчалось обратно. Я подняла с пола розовую бутыль, которая чудом уцелела, упав с какого-то стеллажа.

─ А вот это нам как раз пригодится, ─ сказала я, разбивая ее об подоконник. ─ Ну вот и все, теперь тебе бежать некуда. Теперь только ты, я и это крохотное помещение.

Без особого труда я загнала пикси в один из углов комнаты и схватила его за шею как раз в тот момент, когда тот попытался проскочить между ног. Этот навык я уже отработала до совершенства, даже не понадобилась специальная перчатка. Пикси тут же перестал хохотать и истошно завизжал.

─ Ты ж мой хороший, ─ приговаривала я, запихивая его в подготовленную сумку, ─ кто ж виноват теперь? Все хорошо, Грем, можешь открыть дверь, мне необходимо отдышаться.

─ Вы ненормальная, ─ воскликнула эльфийка, слезая с прилавка, ─ просто ненормальная!

─ Извините, ─ улыбнулась я, пожимая плечами, ─ род деятельности такой.

─ Сумасшедшая и совершенно чокнутая!

Я не отвечала. Девушка тщательно отряхивала от пыли свою сиреневую блузу и приводила себя в порядок, продолжая приговаривать и причитать.

─ Хоть вы и чокнутая, но я вам очень признательна, ─ сказала она, наконец. ─ Не знаю, что бы я без вас делала.

В дверях показалось несколько любопытствующих эльфьих голов. Они внимательно осматривали погром, учиненный пикси, и удивленно переговаривались, гадая, кто же мог такое устроить.

─ Ну чего уставились, ─ воскликнула эльфийка раздраженно, направившись к ним, ─ что-то интересное увидели? Прочь из моего магазина. Прочь, уходите!

Она замахала руками, выпроваживая нескольких уже переступивших порог ротозеев.

─ Магазин не работал несколько лет и сейчас все также не работает, ─ кричала она. ─ Если я вдруг захочу его открыть, обязательно вам сообщу.

Зеваки попятились назад, ворча на грубую хозяйку заведения.

─ Магазин не работал так долго? ─ спросила я, наблюдая, как народ нехотя расходится. ─ Почему?

─ А кому ты сейчас продашь волшебный бальзам или настой сивой лазурницы? ─ спросила девушка, поднимая с пола уцелевший товар и раскладывая его на полке. ─ Наш товар по большей части пользуется спросом лишь среди коллекционеров фей, а ты разве видишь толпы мастеров, шастающих по нашей деревне?

─ Нет, ─ улыбнулась я, ─ не вижу.

─ «Магические предметы» открыл мой отец, ─ вздохнула эльфийка, ─ он был очень хорошим травником и многое знал о природе фей. Когда-то давно Эндева была гораздо оживленнее, чем сейчас. Множество народу со всей Занзары съезжалось в Сад фей, чтобы отдохнуть в нашем теплом климате, особенно в холодное время года. А в те дни у многих были собственные феи, даже среди жителей Эндевы. Не успевали мы закупаться товаром, как его весь разбирали. Я тогда совсем еще девчушкой была, но хорошо все помню.

Она немного помолчала, а затем улыбнулась и протянула руку:

─ Меня, кстати, Номи зовут.

─ А меня Эми, ─ ответила я так же добродушно.

─ Да знаю я, ─ махнула рукой эльфийка, ─ кто ж не знает.

Я немного смутилась от ее слов.

─ Теперь уже, как видишь, ─ сказала она, ─ совсем другие времена настали. Многие населенные пункты, включая Эндеву, изолированы: дикими феями ли, ядовитыми терновниками ли. Только особо крупные тракты находятся под пристальной охраной, но даже по ним путешествовать без сопровождения очень опасно. Поэтому нашу деревню почти перестали навещать гости, да и сами ее жители растеряли своих фей. А новых, как ты знаешь, сейчас получить очень сложно. Дикие они стали, не хотят водить с нами дружбу.

─ Поэтому вы закрыли магазин? ─ с грустью спросила я.

─ Да, конечно. Отец умер несколько лет назад, оставив хозяйство на меня. Раз в год в Эндеву приезжает повозка из Тиралина с товарами для фей. Те немногие коллекционеры, которые остались здесь, закупаются у них на год вперед и ожидают следующую доставку. А ко мне обращаются только тогда, когда запасы все-таки преждевременно иссякают. Да и у меня то, почти ничего уже не осталось. Раз в месяц прихожу сюда навести порядок, и сегодня утром пока занималась уборкой, в открытую дверь проникло это чудовище и уничтожило большую часть оставшегося товара. Ты только посмотри на это.

Она взяла метлу и показала на пол, устланный разбившимися пробирками и мензурками вперемешку с драгоценными порошками и различными настоями.

─ Мне очень жаль, ─ я покачала головой. ─ А что это за товары такие для фей здесь продавались?

─ Да разные, ─ протянула Номи, ─ и настойки из репии и одуванчика, и волшебные бальзамы, и хоамавы зелья, и экстракты из цветков фангоры и тычинок онипса…

─ Поняла-поняла, ─ я замахала руками.

Я достала из торбы склянку с розовой жидкостью и спросила:

─ А это что такое?

─ А, это как раз и есть волшебный бальзам, ─ не задумываясь ответила девушка.

─ Да, знаю. Но для чего он? Из чего сделан?

Номи перестала мести и уселась на табурет.

─ Тебе ведь известно, что феям, как и всем нам, необходима энергия для жизнедеятельности, а также для создания заклинаний. Мы берем ее из еды: перевариваем пищу и тем самым подкрепляем организм. Феи же, как правило, не едят: они поглощают магические частички всем телом из воздуха. Это процесс не быстрый, он требует времени. Заклинания расходуют огромное количество энергии, поэтому очень часто необходимо восполнить ее в быстрых темпах. Особенно это актуально сейчас, когда вокруг шныряют толпы одичавших фей ─ нужно постоянно быть начеку. И вот тогда приходит на помощь волшебный бальзам.

─ «Для фей это энергия в чистом виде», ─ я вспомнила слова Люциуса, глядя на пузырек.

─ Да, так и есть. В Занзаре ты порой можешь встретить особые озера. Вода в них необычная: как по составу, так и по внешнему виду. Она розоватого цвета. Иногда темно-фиолетовая, если в ней совсем уж высокая концентрация магической энергии.

─ Так этот бальзам ─ всего лишь вода из этих озер? ─ спросила я.

─ Нет, не совсем, ─ Номи покачала головой. ─ Процесс приготовления бальзама очень сложный. Дело в том, что хоть в такой воде действительно повышенное содержание энергии, этого недостаточно, чтобы быстро восполнить ее в истощенной фее. Я сама до конца не знаю технологии приготовления бальзама, но точно знаю, что вода из этих озер там главный ингредиент.

─ Ладно, я думаю, нам уже пора. Мы еще можем чем-то помочь?

─ Нет, что ты. Даже наоборот, я хотела бы вас отблагодарить.

Номи прошла по комнате, собирая с пола уцелевшие товары.

─ Держи, ─ она вывалила в мою сумку кучу баночек, внутри которых были жидкости самых разных цветов и оттенков, ─ здесь есть и хоамово зелье для повышения скорости феи на короткое время, и экстракт цветков фангоры для ускоренного восстановления энергии, и настойка фрадии от насморка…

─ Ладно, спасибо, ─ засмеялась я, ─ право, не стоило.

Мы с Гремом попрощались и покинули заведение.

─ Знаешь, ─ обратилась я к фее, ─ сегодня ведь Данио занят, поэтому у нас с тобой тренировки не будет и до самого вечера мы совершенно свободны. В связи с этим у меня появилась весьма глупая затея. Отговори меня, пожалуйста, если сможешь.

Вскоре Эндева осталась позади ─ мы теперь находились в той части Сада фей, в которой еще не бывали.

─ Да не переживай ты, ─ успокаивала я Грема, который все еще тревожно метался из стороны в сторону, ─ мы просто отнесем пойманного пикси Люциусу и вернемся обратно. Я не думаю, что нам на пути повстречаются какие-то опасности. В случае чего ты всегда сможешь за меня постоять, правда ведь?

Каменная фея нервно сглотнула.

В этой части Сада было множество долин, окруженных со всех сторон отвесными каменистыми уступами, словно стенами. Невольно возникало ощущение, словно когда-то давно их намеренно кто-то возвел, чтобы разбить местность на отдельные области, связанные друг с другом лишь узенькими ущельями.

Меня всегда в Саду фей удивляло то, как в одной местности уживается флора самого разного рода. Здесь росли деревья различных, даже несочетающихся пород: высокие гимнокладусы и величественные буки, пышные лапины и раскидистые дубы. Причем все они были гораздо крупнее и сочнее чем те, что росли в моем мире. Если опуститься пониже к земле, то здесь она была устлана еще гораздо большим разнообразием кустарников и порослью: гаультерия, гибискус, дереза и амфора. Довелось даже забрести в небольшую рощу, густо поросшую сочным, ярко-желтым дроком, совершенно отличным от того, который я видела в книгах. У местного дрока цветки были в полтора, а то и в два раза крупнее, а в ширину один куст раскидывался не на один метр. Поэтому среди зелени Сада эта роща сильно выделялась своей позолотой.

Я подошла к краю очередной долины, которая, как и прочие, заканчивалась каменной стеной, и протиснулась в широкую расщелину, ведущую в соседнюю низину. Оказавшись на другой стороне, я увидела перед собой небольшой водопад, срывающийся с отвесной скалы. Речушка, что начиналась от него, уходила в противоположный конец долины. Она была не глубокой, но достаточно широкой. От кристально чистой и холодной воды так и веяло прохладой и свежестью. К счастью, через реку был перекинут каменный мостик, поросший мхом и плющом.

Грем вдруг дернул меня за рукав и указал куда-то вдаль. Я пригляделась и увидела, что на другом берегу за толстым деревом притаилась юная эльфийка. У ее плеча парила голубая фея, чей внешний облик воскресил во мне тревожные воспоминания. Меня невольно передернуло.

«Тадана» ─ пронеслось у меня в голове.

Я понимала, что это совсем не та Тадана, которая напала на меня во время грозы, однако отделаться от неприятных ощущений при виде ее я не могла.

Девушка была повернута к нам спиной: источник ее интереса находился в другой стороне, поэтому видеть нас она не могла. Я направилась к ней, стараясь идти не сильно тихо, чтобы не напугать ее, но и без лишнего шума. Тадана услышала шелест травы под моими ногами и постучала хозяйку по плечу, привлекая ее внимание. Увидев испуганные глаза эльфийки, я тут же сделала знак, что все хорошо, в ответ на что та приложила палец к губам. Я стала ступать еще более тихо и аккуратно и в конце концов достигла дерева, за которым они прятались.

─ Что там такое? ─ спросила я шепотом и выглянула из-за ее плеча.

─ Смотри, ─ она указала пальцем на соседнее дерево, а точнее на что-то поблескивающее на земле рядом с ним, слегка зарытое в землю, ─ видишь?

─ Что это такое? ─ я пыталась разглядеть неизвестный предмет ─ Какой-то шар?

Эльфийка насупилась и посмотрела на меня:

─ Это сфера, ─ сказала она, ─ магическая сфера.

─ А, ясно. И для чего она?

Девушка еще более выразительно приподняла бровь:

─ Для ловли фей. Ты разве не знаешь?

─ Вот дубина, ─ буркнула Тадана.

─ Не обращай на нее внимания, ─ тут же сказала мне эльфийка. ─ Тадана почти не говорит, а если и говорит, то что-то короткое и вредное.

─ Ладно, ─ я улыбнулась, ─ так а зачем тебе эта магическая сфера? И почему ты ее просто не возьмешь?

Она указала пальцем на крону дерева. Краем глаза я уловила легкое движение: кто-то перепрыгивал с ветки на ветку подбираясь все ближе к птичьему гнезду.

─ Кто это? ─ нахмурилась я. ─ На животное это явно не похоже.

─ Ты права. Это совсем не животное, а нечто худшее. Это Коргот.

─ Коргот? ─ переспросила я. ─ Фея, что ли?

─ Да. Я увидела издалека эту сферу ─ она поблескивала на солнце, а когда подошла ближе, то заметила и эту тварь сверху. Уже около часа караулю, жду, когда он уйдет. Не хочется нарываться на неприятности.

Я наблюдала за тем, как фея похожая на человека, но покрытая корой с ног до головы, подобралась, наконец, к гнезду и, навалившись на него всей силой, столкнула с ветки. Гнездо рухнуло на землю, яйца, находившиеся в нем ─ тоже. Коргот, довольный своей работой, со скрещенными на груди ручками наблюдал за тем, как желток медленно вытекал на траву. Он гордо размахивал крыльями, похожими на две большие ветви, густо поросшие листвой.

─ Нам неприятности тоже не нужны, ─ сказала я и повернулась к Грему. ─ Идем, дружище. А вам ─ удачи.

Мы медленно поползли в обратную сторону, стараясь не привлекать внимания. Несмотря на то что местные феи больше не вселяли в меня ужас, лезть на рожон я не собиралась. Поэтому драка с Корготом мне была ни к чему.

─ Какая смелая эльфийка, ─ сказала я Грему, когда мы отошли достаточно далеко. ─ Мало кто рискует сейчас отходить от деревни на такое большое расстояние. А тем более иметь дело с дикими феями.

Мы продолжили шагать к дому Люциуса, хоть теперь и настороженно оглядывались по сторонам. Как бы то ни было, я уже не боялась диких фей так сильно, как раньше. После тренировок с Данио я стала чувствовать себя гораздо уверенней. Он научил меня многим тонкостям и механикам сражений с феями на арене ─ последняя неделя не прошла даром. Если верить Данио и Рафи, та Тадана, которая напала на нас во время дождя, была уникальным явлением для Сада фей. Она пришла издалека и была в числе тех, кто намеренно нагнал тот сильный ливень, затопивший Эндеву. По их словам, это кочующие феи, которые наверняка уже покинули здешние края.

─ Эми! ─ послышался голос откуда-то сверху.

Я вскинула голову и улыбнулась.

─ Здравствуйте, мистер филин! ─ воскликнула я.

Большая бурая птица приземлилась рядышком на большой пень.

─ Меня зовут Теш, а не филин, ─ сказал он. ─ Но можешь называть меня, как тебе угодно.

─ Мне больше по душе «мистер филин», ─ засмеялась я.

─ Пусть будет так, ─ добродушным тоном ответил тот. ─ Ты куда направляешься?

─ К Люциусу, ─ ответила я и почесала затылок, ─ но с каждым шагом все больше сомневаюсь в том, что иду в нужном направлении.

─ Нет же, почему? Еще немного и ты достигнешь полянки, на которой он живет. Идешь в нужном направлении.

─ Ну и здорово, ─ я облегченно вздохнула.

─ У тебя все хорошо? ─ поинтересовался филин.

─ Да вроде неплохо. Переживаю только о том, что меня не было дома так долго, в Лондоне. Не представляю, как сильно переживает мама. Черт бы побрал этого Руфуса.

─ Не переживай, ты ведь, на сколько я знаю, пишешь ей письма?

─ Да, у Рафи есть руна. По моей просьбе он раз в несколько дней навещает Лондон и оставляет в почтовом ящике письма, которые я пишу. Мама думает я с друзьями в Хейлшеме. Как видишь, Рафи еще и комплект одежды мне из дома взял.

Я показала белую блузу и синие джинсы, которые были на мне надеты.

─ Больше никакого зеленого, ─ сказала я.

─ Вот видишь, все не так плохо, как могло бы быть, ─ утешающе сказал Теш.

─ И то верно, ─ я улыбнулась, ─ а вообще я не унываю. Все у меня хорошо. Гораздо лучше, чем было в Лондоне.

─ Это здорово, что ты так настроена!

─ Теш, у меня вопрос. Что ты знаешь о магических сферах?

─ О магических сферах? ─ птица задумалась. ─ А что конкретно тебя интересует?

─ Я повстречалась с одной девушкой, она сказала, что магические сферы нужны для поимки фей.

─ Да, так и есть.

─ А как именно ими пользоваться?

─ На сколько я знаю, магические сферы ─ изобретение совсем недавнее. Их разработали гномы в своих мастерских, когда феи одичали. Эти сферы содержат в себе магический вакуум, который стремится как можно скорее быть заполненным магическими частицами.

─ Из которых как раз и состоят феи, ─ заметила я, понимая к чему тот ведет.

─ Именно. Магические сферы просто затягивают в себя фею и не позволяют ей вырваться на свободу. Но та должна быть сильно ослабленной, в противном случае ничего не получится. Чтобы разорвать устойчивую структуру из магических частичек, составляющих тело феи, та должна быть истощена.

─ Тогда почему таким способом не борются с одичавшими феями? ─ спросила я.

─ Легко сказать, ─ ответил Теш, ─ ты попробуй измотать в бою дикую фею. К тому же, производство сфер ─ очень трудоемкий процесс. Тебе ведь известно, что Монагам уже много лет находится в изоляции?

─ Правда? ─ изумилась я.

─ Да, произошел обвал в пещерах, который заблокировал все пути входа и выхода из города.

─ Я не знала об этом, очень грустно.

─ Совет до сих пор прикладывает множество сил на раскопки завала, но все безуспешно. Вероятно, город откопают еще очень нескоро. Но поговаривают, что гномы там не сильно горюют: у них есть целые плантации подземных культур, которые смогут прокармливать их еще очень долго.

─ Да, я наслышана о том, что гномы те еще изобретатели. Мне кажется, гораздо вероятнее, что они сами откопают завал изнутри.

─ Возможно, ты права, ─ усмехнулся филин. ─ Мне пора. Хорошего пути, Эми.

─ Вам тоже! ─ ответила я.

Птица взмыла в воздух и скрылась за кроной дерева.

─ Так много друзей, как здесь, у меня никогда не было, Грем, ─ сказала я, провожая филина взглядом.

Очередная долина осталась позади. Я оказалась перед узким ущельем, вход в которое украшала прекрасная деревянная арка, опутанная чудесным декоративным плющом. Он густо оплетал арку и поднимался вверх по стенам ущелья.

─ Какая красота! ─ восхищенно протянула я. ─ Нет сомнений, что мы уже почти пришли.

Мой восторг прервал хриплый писк Грема. Я резко обернулась и увидела, как со стороны долины прямо на нас летит непонятное существо. По мере приближения оно хаотично дергалось из стороны в сторону, словно муха, и чем ближе оно становилось, тем отчетливее слышалось жужжание крыльев.

─ Кажется, у нас гости, ─ прошептала я.

По спине пробежали мурашки. Меня вдруг удивил тот факт то, что при виде дикой феи в мое сердце вкрался отнюдь не страх, а чувство, которое, без сомнения, можно было бы назвать радостью. Радостью или, скорее, азартом. Мне до смерти хотелось завязать бой. Я поняла, что именно для этого на самом деле и выбралась из Эндевы. Обманула и Грема, и саму себя необходимостью отнести пикси Люциусу. А на самом деле просто хотела испытать себя в бою на арене. Хотела снова испытать те чувства, которые ощутила во время сражения с Таданой, но в этот раз будучи гораздо более подготовленной. Полезла на рожон.

Фея приблизилась. Это оказалась самая странная фея из всех, что мне доводилось встречать: огромная жирная муха, размером с кулак, держала в своих лапках не менее толстую зеленую личинку или гусеницу. Магическая аура имелась, но очень тусклая, зеленоватая.

Я запустила руку в сумку и извлекла из нее длинную, толстую палку, больше похожую на дубину.

─ Да, гадина, я подготовилась! ─ процедила я.

Разумеется, в первую очередь я рассчитывала не на какую-то дубинку: моей главной защитой был Грем, а это так ─ меры предосторожности, если вдруг неприятель окажется слишком близко. Грем парил прямо передо мной и готовился к атаке: в его руке уже сиял булыжник.

Насекомое оказалось слишком резвым: оно с легкостью увернулось от «Летящего валуна», и таким же ловким маневром обогнуло Грема. Когда оно оказалось на расстоянии вытянутой руки, я махнула дубиной, но так же, как и напарник, промазала. Фея вцепилась в мою руку острыми клыками и оторвала кусок кожи. Я взвизгнула:

─ Черт тебя побери!

По плечу побежала струйка крови. Насекомое снова отлетело на безопасное расстояние и теперь сохраняло дистанцию.

Перед зеленой гусеницей вдруг возник пучок зеленоватого пламени, и уже в следующее мгновение оно метнулось прямо в меня. Я упала как подкошенная, пораженная заклинанием.

─ «Легкое потрясение», ─ прошептала я.

Дикая фея, описав в воздухе дугу, пустилась в очередную атаку, попутно уворачиваясь от летящих булыжников. Я уверенно махнула перед собой дубиной и на этот раз попала ─ противник отлетел на несколько футов. Мне казалось, что едва я задену личинку, как ее мягкое тело тут же разлетится на кусочки, однако не тут-то было: та оказалась крепкой, как камень.

─ Пора с этим кончать, Грем! ─ крикнула я напарнику. ─ Лети сюда, жучок.

Насекомое метнулось в мою сторону, но на этот раз я не стала размахивать дубиной и позволила снова укусить себя. От боли из глаз прыснули слезы. Однако теперь существо потеряло свое главное преимущество ─ скорость, и я, крепко вцепившись в него, прижала тварь к себе.

─ Хватай его, Грем! ─ взвизгнула я. ─ Ну же!

Муха забилась в конвульсиях, пытаясь вырваться, однако я держала ее очень крепко. Каменная фея не стала медлить и выхватила насекомое из моих рук.

─ Давай на арену! ─ крикнула я

Грем все понимал и без подсказок. Вцепившись в противника мертвой хваткой, он закружил в воздухе, собирая вокруг себя магические частички. Спустя несколько мгновений они оба с ослепительной вспышкой исчезли.

Мы снова оказались на арене. Но теперь все было по-настоящему: теперь поле сражения делила со мной не Силлия, управляемая добродушным Данио, а сумасшедшее насекомое, движимое желаниями, известными лишь ему одному. Никого, кроме нас, здесь больше не было, и некому было прийти на помощь.

─ Ладно, Грем, ─ сказала я, ─ давай смотреть, где мы оказались.

Арена была большой, но довольно пустой. Единственное, что находилось на огромной парящей платформе, было невысокое здание: массивная плоская крыша, поддерживаемая множеством колонн. Она имела в центре небольшое квадратное отверстие, которое, в свою очередь, было прикрыто сверху своей собственной небольшой крышей конической формы. Однако эта крыша уже не имела никаких несущих колонн, она просто парила над отверстием. Где-то на краю арены на небольшой платформе сиял яркий сгусток света.

─ Металлическими кольцами не окружен, ─ заметила я.

Вдруг из-за колонны выскочила муха с личинкой, держа перед собой пылающий зеленый шар, и швырнула его прямо в меня ─ тот пролетел в дюйме от моей головы. Я слегка опешила, но тут же взяла себя в руки.

«Я пока сама, Грем» ─ мысленно сказала напарнику и устремилась к каменной постройке, чтобы скорее найти укрытие, потому что находиться на открытом пространстве было не безопасно.

Я спряталась за толстой колонной и тут же почувствовала, как она сотряслась от оглушительного взрыва с другой стороны. В моей руке материализовался белоснежный булыжник, который я, выглянув из укрытия, быстро кинула в нападающего. Насекомое ловко увернулось и скрылось за соседним столпом.

«Меняй укрытие как можно чаще, ─ пронеслись у меня в голове слова Данио. ─ Чем дольше ты находишься в одной позиции, тем опаснее эта позиция становится»

К тому моменту, пока я мысленно договорила фразу Данио до конца, я уже была совсем в другом месте, но краем глаза заметила, что каменная колонна, за которой пряталась мгновение назад, разлетелась в дребезги. Я чувствовала, как насекомое рыщет по закоулкам, выслеживая добычу, поэтому продолжала менять убежище за убежищем даже тогда, когда была уверена в том, что противник не знает моего местоположения. Громкие взрывы продолжали сотрясать арену, а зеленые вспышки не угасали ни на секунду.

«Каменная кожа защитит меня от сильных повреждений, ─ сказал Грем, ─ не бойтесь попасть под удар. Страх получить царапину не позволяет вам самой прицелиться, мастер»

«Но я не могу…» ─ ответила я.

«Булыжник, попавший в насекомое, опаснее, чем природный огонь, опаливший в камень» ─ возразил Грем.

Я глубоко вздохнула и создала в ладони «Летящий валун». Поменяв укрытие в последний раз, я выскочила на центр пустой залы, намеренно подставляя себя под удар. Противник не стал долго ждать и тоже показался из укрытия. От него полетел целый град заклинаний, но я, стараясь сохранять спокойствие, уворачивалась от них, изредка пропуская единичные удары. Однако это не мешало мне создавать свои собственные заклинания и метать их во врага в ответ. Насекомое успешно от них всех увернулось и скрылось за колонной. Я спряталась тоже, потирая ушибленные места ─ они словно пылали.

«Все в порядке, мастер, ─ сказал Грем. ─ Нужно подобраться поближе»

Я перебежала к другому столпу и, создав очередное заклинание, снова выскочила на врага. Тот не ожидал, что я покажусь так скоро, ибо привык к тому, что я только прячусь. Белоснежный булыжник угодил прямо в зеленую личину, сжимаемую мухой в лапах, и рассек ей область лба. Потекла желтоватая слизь. Насекомое пискнуло и метнулось в сторону, но потеряв контроль врезалось в стену. Его настиг очередной камень, отчего оно завопило еще громче и скрылось в каменном проеме.

Я не собиралась оставлять противника в покое и направилась следом. Жертва превратилась в охотника: теперь уже мы выслеживали дикую фею.

«Займись им» ─ сказала я мысленно и отдала тело во власть Грема.

Тот подхватил темп и продолжил погоню. Безусловно, создавать и метать заклинания у него получалось гораздо лучше, чем у меня. Я получала наслаждение от того, что видела, как моя каменная фея ловко создает булыжник за булыжником и метко кидает во врага.

Насекомое скрылось за очередным углом, но, когда мы его обогнули, там никого уже не оказалось. Грем облетал колонну за колонной, однако личинки с мухой и след простыл. Здание было пустым.

До меня начало доходить, что происходит.

«Грем, прости» ─ я с усилием переняла на себя власть над телом ─ Грем тут же ослабил хватку.

Я взлетела вверх под самый потолок, вылетела через квадратное отверстие в нем и оказалась на крыше. Подойдя к краю, увидела в отдалении сияющий пучок света на небольшой платформе и испуганное насекомое, которое на всех парах мчалось к нему. Местность абсолютно голая, спрятаться ему было негде. В моей ладони начал материализовываться сияющий камень.

«Направив энергию из сердца в руку, ты способна создать заклинание, ─ вспоминала я нравоучения Данио, продолжая накапливать энергию в ладони даже тогда, когда уже почувствовала в ней булыжник, ─ однако если после этого ты не перекроешь поток энергии, то сможешь усилить созданное заклинание. Только будь осторожна: чем оно сильнее, тем сложнее удержать его под контролем. Постепенно заклинание дойдет до той точки, когда ты не сможешь его контролировать и оно взорвется».

Булыжник в руке становился все тяжелее и вскоре начал подрагивать ─ верный признак того, что его структура стала нестабильна. Я почувствовала, что дошла до предела своих сил и, наконец, метнула заклинание. Искрящейся молнией оно рассекло воздух и поразило обоих, насекомое и личинку, в шаге от выхода из арены. Они разлетелись на сотни светящихся искр.

Арена исчезла, мы снова оказались на полянке. На земле едва шевелилась побежденная фея: насекомое старалось притянуть к себе тяжело дышащую гусеницу. Это зрелище вызвало во мне чувство глубочайшей жалости.

─ Убить на арене невозможно, ─ сказала я вслух. ─ Оклемаются и уйдут восвояси. Пошли, Грем.

Я развернулась и направилась к деревянной арке, окутанной зеленым плющом. Сердце продолжало бешено колотиться, а грудь распирало от гордости за победу, давшуюся с таким трудом.

Ущелье, в котором мы оказались, было довольно длинным и темным, однако, чем дальше я продвигалась, тем в большей безопасности себя чувствовала. В конце концов темная расселина закончилась, и мы вышли на залитую солнечным светом восхитительную полянку.

В центре стоял уютный домик, из трубы которого поднимался густой серый дым. Рядом с ним высилось огромное дерево, которое своей кроной защищало его от палящего солнца. Вокруг шныряло множество курочек, поклевывающих зеленую траву, а позади домика виднелся небольшой загончик для какого-то животного, но он почему-то пустовал. Однако самое чудесное, что было на этой поляне ─ аккуратные грядки моркови, помидоров и других овощей, которые придавали общей картине вид полнейшей идиллии.

Комментарий к Глава IV. Тренировка фей

Большое спасибо за прочтение главы!

Прокомментируйте, пожалуйста, работу! Любой ваш отзыв, даже негативный, лучшая для меня награда!


========== Глава V. Настоящий дом ==========


Комментарий к Глава V. Настоящий дом

Убедительная просьба нещадно пользоваться «публичной бетой», чтобы подмечать все, даже самые мелкие, ошибки и недочеты.

Я хотела уже постучать в дом Люциуса, как вдруг услышала за спиной приглушенный шепот:

─ Пс-с. Эй, ты!

Я резко обернулась и забегала глазами в поисках собеседника, но никого не увидела: только ровные ряды моркови. Стоило мне отвернуться обратно, как голос повторился:

─ Куда же ты?

Я раздраженно воскликнула:

─ Кто здесь?

─ Я, ─ ответил голос, чьего владельца мне снова не удалось определить.

─ Кто? ─ я направилась вдоль рядов моркови в сторону причудливого пугало.

─ Ну я, Эрмигель, ─ повторил кто-то, прямо перед моим носом.

─ Где ты? ─ озадаченно спросила я, заглядывая за садовое чучело.

─ Ты издеваешься? ─ воскликнул кто-то так громко, что Грем от испуга подскочил и спрятался за мою спину.

Я отшатнулась и покрутила мизинцем в оглохшем ухе. Оказалось, что голос исходил из самого соломенного пугала.

─ Какого черта! ─ выругалась я.

─ Это я должен спросить, ─ чучело обиженно отвернулось, ─ ведешь себя так, словно меня здесь нет.

─ Откуда мне было знать, что ты живой?

─ Ну я ведь как-то понял, что ты жива, ─ съязвил собеседник.

─ Ну так я человек.

─ А я пугало.

Мы на миг замолчали, глядя друг другу в глаза, которые у чучела были нарисованы черной краской прямо поверх мешка, набитого соломой. Этот мешок являл собой подобие головы, макушку которой венчала остроконечная шляпа.

─ И куда ты направляешься, позволь спросить? ─ спросило, наконец, пугало.

─ К Люциусу, если ты не заметил, ─ съехидничала я.

─ Отчего-то не припомню тебя здесь раньше.

─ А меня здесь раньше и не было.

─ Что-то зачастили гости к хозяину в последнее время, ─ сказал задумчиво собеседник, набитый соломой. ─ Сначала торговец, потом ты.

─ Что за торговец?

─ А тебе скажи, ─ тот снова отвернулся.

Я заметила, что если пугало и могло двигаться, то это были совсем незначительные движения, ибо он был крепко прикручен к деревянному крестообразному каркасу.

─ Ты что-то от меня хотел? ─ спросила я.

─ Хотел, но уже не хочу, ─ собеседник продолжал смотреть в сторону.

─ Хватит дуться, ─ закатила я глаза, ─ что случилось?

Чучело медленно повернулось ко мне, держа нарисованный нос так высоко, как только могло.

─ Я смотрю, у тебя есть феи, ─ произнес он неспешно.

─ Фея, ─ поправила я.

─ С учетом этого хотел попросить об одолжении. Коллекционеров тут не часто встретишь, вот и решил не упускать возможность.

─ Что за одолжение? ─ спросила я.

─ Как видишь, я не так уж и часто покидаю свое место, ─ пугало скользнуло взглядом на балку, вбитую в землю, которая служила ногой, ─ да и шевелиться могу не так уж активно. В связи с этим появилась небольшая проблема в лице нескольких докучливых фей.

─ А поподробнее?

─ Неподалеку живет шайка фей хаоса, которые совершают периодические набеги, ─ ответил собеседник. ─ До Эндевы они не добрались пока, а вот хозяйство хозяина под удар попало. Выкорчевывают несозревшую морковь и картофель, поедают кур, бьют стекла, выдергивают из меня солому. Пару раз даже утаскивали мою шляпу. А сделать я ничего не могу.

На меня нахлынула волна негодования и даже злость. Совсем не за несчастное пугало, а за своего друга Люциуса. Он долгое время страдал от напастей диких фей, но ни разу со мной об этом не обмолвился.

─ Знаю, хозяин слишком горд, чтобы просить кого-то о помощи и беспокоить своими проблемами, ─ продолжило пугало. ─ Поэтому вместо него прошу я: если у тебя достаточно опыта и смелости, не могла бы ты помочь разобраться с неприятелями? Или хотя бы найти кого-то среди жителей деревни, кто смог бы нам помочь.

─ Как там тебя зовут?

─ Эрмигель.

─ Эми, ─ я пожала прикрученную к балке неподвижную тряпичную руку, ─ очень приятно. Хорошо, я попробуй что-нибудь сделать. Хозяин сейчас у себя?

─ Да, но у него гости. Если он тебя не звал, то даже и не знаю, не помешаешь ли ты ему.

Дверь домика за спиной внезапно с шумом распахнулась.

─ Эми! ─ с порога донесся радостный возглас охотника. ─ Это ты? Какой неожиданный сюрприз!

─ Люциус, добрый день! ─ крикнула я, стремительно приближаясь и доставая из-за пазухи шевелящийся мешок. ─ Поймала еще одного проказника и решила принести его лично.

─ Какая ты молодец! А чего не заходишь? Проходи.

Мы зашли внутрь.

─ Присаживайся и знакомься, ─ сказал Люциус, указывая на противоположный конец стола.

─ Здравствуйте, ─ некто протянул ко мне розоватую когтистую лапу. ─ Меня зовут Этмар.

Прежде чем пожать лапу, я внимательно разглядела ее владельца. Это было весьма полное создание, с виду напоминавшее помесь дракона и черепахи. Сухую мозолистую кожу сплошь покрывали розоватые чешуйки, а из-за спины выглядывали когтистые перепончатые крылья. Его хитрые зеленые глазки пристально смотрели на меня.

─ Добрый день, ─ сказала я, пожимая протянутую кисть. ─ Эми.

─ Давненько я не видывал таких, как ты, ─ протянул он. ─ Человек. И как вам живется там, в вашем мире?

─ Недурственно, ─ ответила я.

─ Добрый день, Эми, ─ поздоровалась крохотная девушка, что влетела в помещение на своих желтовато-зеленых крылышках.

─ Здравствуй, Витерия, ─ воскликнула я. ─ Как давно тебя не видела.

─ Да, я все хлопочу здесь на хозяйстве, пока Люциус отлавливает пикси по всей округе.

Хозяин поставил на стол кружки с горячими напитками и блюда с угощениями.

─ Это мой старый друг, ─ сказал охотник мне, присаживаясь рядом и указывая на Этмара. ─ Мы познакомились давным-давно при очень забавных обстоятельствах. Он дракарин.

─ Вот как! ─ удивленно воскликнула я. ─ Значит, вы торгуете заклинаниями для фей?

─ Да, так и есть, ─ ответил тот. ─ Хотели бы приобрести парочку?

─ Этмар, пожалуйста, давай рабочие дела отложим на потом? ─ недовольно протянул Люциус.

Дракарин пожал плечами:

─ Как скажешь.

Я раздосадовано вздохнула, потому что предложение Этмара мне очень понравилось.

─ Люциус, почему ты никому ничего не говорил о нападениях?

─ О каких нападениях?

─ Фей хаоса, каких же еще.

─ Эрмигель, ─ протянул тот, поняв от кого я об этом узнала. ─ Я бы не сказал, что прям уж-таки никому. Руфус осведомлен о проблеме во всех подробностях.

─ Руфус? Почему он?

─ Как это почему? ─ переспросил охотник. ─ Он самый опытный мастер фей в нашей деревне, кроме того, мы с ним давние приятели. После того, как мне не удалось справиться с преступниками своими силами, я обратился к нему.

─ Может быть, я могла бы как-то помочь?

─ Нет, ─ твердо отрезал эльф. ─ Это очень опасно.

─ Но я уже сражалась с дикими феями, ─ возмутилась я, ─ и очень успешно. Та муха с личинкой…

─ Дело вовсе не в феях, а в…

Охотник резко замолк и отвернулся. Вскоре он снова посмотрел на меня, но уже взглядом, полным непонятной мне грусти.

─ Не в феях, а в чем? ─ спросила я осторожно.

─ Ни в чем, ─ ответил он. ─ Я запрещаю тебе вмешиваться в это.

─ Эми, ─ отозвался Этмар, ─ я бы тоже не советовал.

─ Ладно, ─ сказала я обескуражено, ─ не буду.

─ Я отнесу пока пикси в клетку, ─ сказал Люциус и, взяв мешок, направился в подвальное помещение.

Мы остались с дракарином одни.

─ Ну что, ─ обратилась я к нему, ─ предложение насчет заклинаний еще в силе?

─ Вполне, ─ отозвался тот, ─ поможешь освободить стол?

Мы раздвинули по краям блюда с едой так, чтобы в центре осталось пустое пространство

─ Мы не обычные торговцы, поэтому и торгуем своим товаром не совсем обычно. Любое заклинание ты сможешь забрать совершенно бесплатно.

Я приподняла бровь:

─ Очевидно, есть некие «но»?

─ Разумеется, ─ ответил тот. ─ Деньги ты все же заплатишь. Но не за сам товар, а за возможность увидеть часть его ассортимента.

─ Хватит загадок, давай говори прямо, ─ возмутилась я.

─ Как скажешь, ─ ответил Этмар и протянул ладонь. ─ Сто.

─ Сто монет? ─ воскликнула я. ─ Ты серьезно?

─ А ты думала? Я тут не морковью торгую.

─ Но это грабеж!

Дракарин продолжал молча держать передо мной раскрытую ладонь.

─ Жулик, ─ проворчала я и полезла за мешочком с золотом, раздраженно бормоча ругательства под нос. ─ сто монет, а почему не тысяча?

Отсчитав нужную сумму, я подвинула полученную горсть монет торговцу. Тот, в свою очередь, запустил лапу в свою сумку и принялся извлекать один за другим какие-то предметы.

─ Я предлагаю тебе на выбор пять свитков, в которых хранятся обучающие руководства по созданию магических заклинаний. Ты можешь взять только один из них ─ остальные уйдут обратно в сумку.

Он выложил в ряд пять свитков, и я принялась внимательно их разглядывать. Внешне они были совершенно идентичны, однако на одном из них виднелась некая надпись. Руны, которыми она была написана, постепенно сложились в понятное для меня слово.

─ «Клинок» ─ прочитала я вслух.

─ Весьма недурственное заклинание для фей природной стихии, ─ сказал Этмар.

─ У меня Грем, ─ ответила я. ─ Мне нужно что-то для стихии камня.

Я рассмотрела остальные свитки, но все они оказались безымянными.

─ А почему на них ничего не написано? Как понять какому заклинанию обучают эти руководства?

─ А никакому, ─ отозвался тот, ─ они пустые.

─ Как это пустые! ─ воскликнула я. ─ А за что я тогда деньги плачу?

─ За возможность увидеть часть ассортимента.

─ Но внутри здесь нет никакого ассортимента! ─ закричала я.

─ Как это? А это тогда что? ─ дракарин указал на первый футляр.

─ А зачем мне заклинание для природной стихии?

─ Значит, оно тебе не нужно? Я могу убирать?

─ Убирай, конечно. Стану я еще платить за ненужное барахло.

─ Странно, не такое уж и барахло, ─ ответил тот, убирая футляры обратно в сумку. ─ Ты ведь планируешь в дальнейшем иметь фей природной стихии? Забрала бы инструкцию ─ потом пригодилась бы. Забрать товар ведь совершенно бесплатно.

Меня словно облило холодной водой:

─ Как не стоит? ─ воскликнула я. ─ Подожди, не убирай. Достань обратно, я его заберу.

Но было уже поздно, все пять свитков уже вернулись в сумку.

─ Не могу, ─ развел руками Этмар, ─ там сотни инструкций. Почем мне знать где из них та, которая тебе нужна.

─ Ну так поищи.

─ Извини, не положено.

─ Но это не честно!

─ Как не честно? ─ удивился тот. ─ Ты заплатила деньги за возможность увидеть часть товара, потом от него отказалась, хотя была возможность забрать один любой свиток.

От злости я так сильно стиснула зубы, что те скрипнули.

─ Сто монет, ─ прошептала я. ─ Сто монет в никуда.

─ Попробуем еще раз? ─ спросил дракарин.

Я гневно на него посмотрела и воскликнула:

─ Ты серьезно думаешь, что я снова буду участвовать в этом надувательстве?

─ Никакого надувательства нет, ─ возразил Этмар. ─ Тем более твой Грем никогда не сможет стать по настоящему сильным, используя одни и те же заклинания. Феям нужно развиваться, а без инструкций до конца жизни ему пуляться одними камушками.

Я тяжело вздохнула и свесила голову:

─ Ладно, сейчас отсчитаю еще сто.

На столе снова появилось пять свитков. К этому времени подошел Люциус, он уже не выглядел таким грустным. Хотя, возможно, только делал вид.

─ Что тут у вас? ─ спросил Люциус, улыбаясь. ─ Все таки занялись торговлей. Я смотрю, у тебя много лишних денег, Эми?

─ Ой, не говори, ─ отмахнулась я. ─ Грабеж средь бела дня.

Три свитка снова оказались пустыми, но два других были подписаны. «Березовая кожа» и «Град иголок» ─ гласили они.

─ Это что? ─ осведомилась я у Этмара.

─ «Березовая кожа» ─ это защитное заклинание для фей природной стихии, а «Град иголок» ─ атакующее для водной стихии.

─ Снова нет ничего подходящего, ─ простонала я. ─ Ну давай заберу этот, чего уж теперь поделаешь.

Я развернула свиток и стала читать:

─ «Березовая кожа. Одно из самых распространенных защитных заклинаний среди фей, принадлежащих к стихии природы. Особо опытные феи способны поддерживать подобную защиту не только во время сражений, но и в течение всей жизни, приравнивая ее к чему-то обыденному и не требующему усилий…»

─ Потом почитаешь, ─ сказал дракарин.

Я убрала свиток и снова достала мешочек с монетами:

─ Давай еще раз. Если и сейчас не повезет, то к черту эти заклинания.

Однако в следующий раз мне действительно повезло: все предложенные свитки были подписаны.

─ «Заживление», «Водная стена», «Колючая броня», «Каменное копье» и «Опутывающие узы», ─ прочитала я вслух. ─ Ну наконец что-то, связанное с камнем. Расскажешь подробнее об этих заклинаниях?

─ Что ж, «Заживление» говорит само за себя: это заклинание для заживления ран. Обученная фея сможет лечить любых живых существ от поверхностных ран. Им ты не сможешь срастить кости или остановить внутреннее кровотечение, а вот заживить ссадину или порез ─ запросто. Однако все зависит от мастерства самой феи. Если она еще неумело управляется с этой техникой, то сможет разве что ускорить регенерацию, а весьма опытная фея ─ залечит рану в считанные минуты. Но это должен быть действительно очень высокий уровень мастерства, наработанный годами.

─ И для какой стихии предназначено заклинание? ─ поинтересовалась я.

─ Для любой. Это заклинание не имеет стихийной принадлежности.

─ Такое бывает?

─ А почему нет? Я тебе больше скажу, очень опытные феи способны использовать даже заклинания других стихий. Как правило это не самые сложные заклинания, но все же. Представь фею тьмы, пускающую огненный шар, или фею природы, замораживающую воду. Да-да, и такое бывает, не удивляйся. А раз уж мы заговорили за лечащие заклинания, то от себя добавлю, что, пускай все они и универсальны, лучше всего к ним приспособлены феи воды. Почти все знаменитые феи-лекари принадлежат к водной стихии.

─ Бывают феи-лекари? ─ удивилась я.

─ Разумеется? В Тиралине находится самая крупная лечебница Занзары и часть персонала в ней ─ феи. Там прекрасно совмещают магические и немагические методы лечения.

Видя мои округлившиеся глаза, Люциус и Этмар рассмеялись.

─ А ты думала, что феи только для сражений пригодны? ─ спросил охотник. ─ Феи воды часто занимаются в городах тушением пожаров, а камня ─ поддержанием порядка на улицах. И большинство из них ─ одиночки, не находящиеся в союзных отношениях с людьми или эльфами.

─ Тогда почему в Эндеве нет такого? ─ поинтересовалась я.

─ Потому что сейчас почти все феи, не находящиеся в союзе, одичали. Видимо, душевная связь с владельцем помогает им сохранить рассудок.

─ Что касательно лечебной магии, ─ сказал дракарин, ─ то я советую всегда иметь при себе фею-лекаря, и желательно пускай это будет фея водной стихии. Им эта магия, повторюсь, дается легче всего. Для лечения существует «Заживление», «Тихая боль», «Сращение» и десятки других заклинаний.

─ Хорошо, спасибо, ─ кивнула я. ─ Что там насчет других свитков?

─ «Водная стена» как ни странно помогает создать стену из воды, ─ продолжил Этмар. ─ Чем сильнее фея владеет техникой, тем выше и шире стена. Бывает пригождается в различных ситуациях. Но уже это заклинание предназначено в первую очередь для представителей водной стихии. «Колючая броня» ─ заклинание для фей природы: та покрывается множеством шипов, которые при комбинировании с другими техниками можно даже сделать ядовитыми или металлическими.

─ Что насчет «Каменного копья»? ─ поинтересовалась я.

─ Это не отдельный вид атакующего заклинания, ─ ответил торговец, ─ а скорее дополнение к любой атаке, ее преобразование.

Из сумки появилась любопытствующая голова Грема. Я рассмеялась:

─ Похоже, Грем заинтересован.

─ В основном феи камня метаются магическими булыжниками или валунами. Да, это больно, но представь, что будет, если их при этом заточить. Атака становится во много раз смертоносней и опасней.

─ «Маленький камень», которым, скорее всего, пользуется Грем в сражениях, превратится из небольшого валуна в самое настоящее каменное копье ─ чем выше уровень мастерства, тем острее и крепче атакующий снаряд. А «Каменный град» скорее превратится в град каменных стрел.

─ Вы умеете предложить товар так, что его хочется купить, ─ рассмеялась я в то время, как Грем буквально истекал слюнями.

Этмар улыбнулся:

─ И «Опутывающие узы» это заклинание природной стихии. Позволяет кого-то или что-то опутать с ног до головы крепкими лианами. Если фея будет хорошо тренироваться, то научится создавать по-настоящему крепкие путы и даже покрывать их острыми шипами. Есть еще какие-то вопросы?

─ Думаю, что нет, ─ ответила я. ─ Можно уже выбирать заклинание?

─ Конечно, любой из этих свитков твой.

─ Выбор очевиден, ─ сказала я. ─ Грем, он твой.

Не успели слова соскочить с моих губ, как каменная фея вихрем метнулась и на лету схватила футляр с надписью «Каменное копье».

─ Но запомни, Эми, ─ сказал дракарин серьезно, ─ инструкция не дает вам силу заклинания, а лишь позволяет ей научиться. Это не быстрый процесс: Грем не будет метаться каменными копьями уже завтра или послезавтра. Я продаю семена, плоды в должны вырастить самостоятельно.

Наступило недолгое молчание, которое, в конце концов, нарушил Люциус:

─ Раз уж вы покончили со всеми своими делами, давайте все же вернемся к обыкновенной светской беседе.

После продолжительного разговора я попрощалась и покинула домик, оставив Люциуса наедине с Этмаром. Прежде чем отправиться в Эндеву, решила поговорить с пугалом:

─ Эрмигель, расскажи мне подробнее о нападениях фей хаоса.

─ Что ты хочешь знать? ─ спросил он.

─ Да все, что ты только знаешь.

─ Ну что ж, ─ собеседник задумался, ─ все началось около двух месяцев назад. Однажды рано утром, когда солнце еще даже не встало, я проснулся от непонятного шума. Он доносился с дальнего края поляны и сопровождался яркими рыжеватыми всполохами.

─ На что он был похож?

─ Сложно сказать. Сперва шум доносился откуда-то издалека и был больше похож на смесь непонятного рокота и клокотанья. Но по мере того, как он приближался, я все отчетливее различал в нем смех, или скорее гогот. Сумасшедший и совершенно неуравновешенный. Вместе с тем к домику стремительно приближались три феи, окруженные красноватой аурой. Сперва я даже решил, что это птицы, потому что они имели огромные клювы, острые когти и размашистые крылья. Вихрем они пронеслись над грядками, на лету выдергивая все растения, которые попадались под руку, а затем ворвались в курятник и выпотрошили из него всех курочек. Те в страхе ринулись во все стороны. В гневе и некотором замешательстве я крикнул бандитам, чтобы те убирались прочь, и вот тогда они обратили внимание на меня.

─ И что тогда?

─ Феи окружили меня. «Так-так, кто тут у нас» ─ сказал первый, выпуская из зубастого клюва дохлую курицу. «Если б я только знал, Расроу» ─ ответил ему другой. «Надо бы преподать этому чудику урок, парни. Как думаете?» ─ спросил третий, самый крупный из них. Они хитро переглянулись и стали приближаться ко мне, я закричал и стал звать на помощь хозяина. Один из них принялся выдергивать из брюха солому, а двое других опустились к основанию жерди, на которой я стоял, и начали читать какое-то заклинание. Вскоре из дома выскочил хозяин с Витерией. Она кинула несколько мощных заклинаний ─ земля вокруг меня взлетела на воздух, а бандиты пустились врассыпную, хихикая и клокоча. Когда они улетели, я вдруг почувствовал, что кренюсь вбок, а в следующее мгновение жердь переломилась и я упал на землю.

─ Отчего же она переломилась?

─ Хозяин позже осмотрел место перелома. «Сгнило напрочь» ─ заключил он.

─ Но как так? ─ удивилась я. ─ За несколько секунд?

─ Как позже сказал Руфус, исходя из описания, эти феи принадлежат стихии хаоса. Ты ведь знаешь характерную особенность их магии? Разрушают и приводят в запустение все, чего касаются.

─ Что было потом?

─ Этим же утром хозяин снарядил своего любимого пони по кличке Листочек и отправился вслед за неприятелями. Выследить их не составило никакого труда ─ за ними остался след из выцветшей травы и иссохших кустарников. Через некоторое время хозяин вернулся, но уже один. Я окликнул его несколько раз, но тот, полностью проигнорировав меня, направился в дому, из которого не выходил потом несколько дней. Изредка до меня доносился звон битой посуды или громкие ругательства. На утро следующего дня, когда я весь уже извелся, он, наконец, вышел из дома и направился в сторону Эндевы. Потихоньку хозяин стал приходить в норму, но до сих пор полностью оправиться он не смог.

─ Что же случилось с Листочком? ─ спросила я.

─ Не знаю. Однажды я задал ему этот вопрос, но тут же об этом пожалел.

─ Набеги фей хаоса, на этом не прекратились?

─ Нет, ─ покачало головой пугало, ─ когда я думал, что все позади, бандиты вернулись. И не единожды. Последний налет был пару дней назад.

─ Ясно, ─ кивнула я, ─ спасибо за подробности. Еще увидимся, Эрмигель.

─ До встречи, ─ ответил тот, а потом замешкался. ─ Стой погоди, погоди же! Ты куда? Эндева в другой стороне.

─ Знаю, ─ ответила я, не сбавляя шаг.

─ Ты идешь прямо туда, откуда приходят они! ─ воскликнуло пугало.

─ Я догадалась ─ в этой стороне полно лысых, сухих кустарников.

─ Стой, погоди! Это опасно, ─ не унимался Эрмигель, ─ не ходи туда!

Но было уже поздно, я уходила все дальше и дальше. Тогда из сумки выскочил Грем, который слышал весь разговор, и, схватив за рукав, принялся тащить меня в обратную сторону.

─ Нет, дорогой, мы не пойдем назад, ─ я покачала головой. ─ Я должна во всем этом разобраться, Люциус ведь мой друг.

Но каменная фея пищала все громче и не унималась ни на секунду. Я остановилась.

─ Послушай, я не планирую затевать драку. Всего лишь хочу побольше узнать обо всех этих набегах. Пройду немного вперед, а затем вернусь назад, честно. В случае чего у нас всегда есть путь к отступлению, ─ я достала из кармана руну.

Домик охотника остался далеко позади. Мы шли по заросшей кустарником нелюдимой тропе и внимательно смотрели по сторонам в поисках чего-либо, что могло представлять для нас опасность или интерес. Но пока что все было тихо. Это место отличалось от того Сада фей, к которому я привыкла. Здешняя листва и трава потеряла свою сочность и зелень, она выглядела уставшей и болезненной. И чем дальше мы продвигались, тем яснее это проявлялось.

Грем не летел за спиной, а сидел на плече, крепко вцепившись своими лапками и дрожа всем телом. Моя смелость тоже куда-то улетучилась, и теперь я нервно перебирала в потных ладонях квадратный камушек, вздрагивая от каждого шороха.

─ Может быть, ты и был прав, Грем, ─ сказала я неуверенно, ─ может быть, и стоило повременить с этим походом.

Тот, приспустив веки, со скепсисом посмотрел на меня, словно говоря: «Ты издеваешься?». Но дороги назад уже не было. Нужно было узнать хоть что-то, прежде чем поворачивать домой.

Вскоре впереди замаячило что-то, напрочь выбивающееся из общей картины ─ нечто, преграждающее дорогу, стоящее прямо посреди тропы. А точнее ─ растущее посреди тропы. Это был огромный куст, превышающий меня по росту. Его крупные и сочные зеленые листья так сильно контрастировали с окружающей средой, что я невольно задумалась: «А не искусственный ли он?». Было еще несколько вещей, которыми куст привлекал к себе внимание: темные, почти черные, веточки сплошь покрывали острые, длинные и такие же черные шипы, а на самих веточках покачивались яркие, наливные желтые плоды размером с кулак.

─ Что это такое? ─ нерешительно спросила я вслух.

Грем посмотрел на меня и пожал плечиками, а потом взглядом дал понять, что пора было бы повернуть назад.

─ Давай посмотрим поближе, ─ предложила я, ─ а потом будем возвращаться. Этот куст так широко разросся, что пройти дальше все равно почти невозможно. И почему на него не действует магия хаоса?

Листочки кустарника нервно покачивались, хотя ветер здесь особо и не гулял. Я сделала несколько шагов, и тут же об этом пожалела. Земля вдруг задрожала, а потом и вовсе ушла из-под ног. Я рухнула на бок и в ужасе увидела, как ветви куста зашевелились. Ветер тут определенно был ни при чем, теперь это было ясно абсолютно точно.

Несколько гибких покрытых колючками прутьев словно щупальца взметнулись в воздух и с ужасающей скоростью направились в мою сторону. Чудом оцепенение не овладело всем телом, и мне хватило сил и скорости отскочить в сторону. Колючие ветви пронеслись мимо, но достаточно близко, чтобы острые шипы распороли бедро. Зияющие раны запылали мнимым огнем. Я закричала и попятилась назад. Пекущая боль стремительно усиливалась.

Длинные ветви тут же изменили свою траекторию и снова понеслись на меня, не давая времени на передышку. В это время Грем взмыл в воздух и принялся кидать в кустарник валуны, которые, впрочем, не могли причинить тому никакого вреда, но этого было достаточно, чтобы переключить внимание противника, что позволило мне увернуться от очередной атаки щупалец.

Хищный кустарник теперь выглядел ужасающе, весь его вид внушал трепет всему живому. Он ощетинился, казалось, что разросся еще больше и угрожающе направил все свои шипы прямо на нас. Грем едва успевал уворачиваться от смертоносных щупалец: времени метать заклинания не было совершенно. Куст махнул одной из коротких веточек, на которой рос желтый плод, и тот, легко оторвавшись от плодоножки, полетел в меня. Он угодил в нижнюю челюсть, моментально лопнув и оставив после себя ядовитую желтую дымку.

В горле запершило, а глаза, казалось, полезли из орбит от боли и ужасающей рези. Сквозь пелену слез я увидела, как одна из ветвей схватила меня за лодыжку и потащила. Впрочем, даже если бы и не увидела, уж точно почувствовала бы: сотни ножей впились в ногу.

Я попыталась заорать, но глотка отекла. Хватаясь за малейшие корешки, торчащие из земли, я пыталась бороться с утягивающей меня силой, но тщетно. Тогда мне удалось выдавить из себя едва слышный хрип, скорее шепот:

─ Грем… сюда.

Или он действительно услышал, или просто как раз в этот момент решил вернуться ко мне, но теперь я могла, наконец, воспользоваться руной. Нащупав в кармане квадратный камушек, я крепко сжала его в руке, надеясь, что тот успеет унести нас прочь прежде, чем станет слишком поздно.

Вокруг меня начали собираться пучки света, но ужасающе медленно, а ядовитый куст тем временем подтащил меня уже достаточно близко, чтобы вонзиться всеми имеющимися шипастыми веточками.

«Ну же, черт подери! ─ простонала я мысленно. ─ Давай же!»

Наконец свет окутал меня с ног до головы, но перед этим я успела заметить, как куст уже раскрыл свои смертоносные объятья, готовый поглотить добычу, а среди шипастых веток разглядела поблескивающие на солнце мраморные обглоданные кости. И я поняла, кому они принадлежали.

Вспышка. Все исчезло.


Рафи возвращался домой и что-то задумчиво напевал себе под нос. В руках он нес корзинку с выпечкой, которую приобрел на рынке в обмен на лечебные травы, собранные на днях на опушке. Уже давно сгустились сумерки. Он абсолютно счастливый вошел родную пещеру, но уже спустя мгновение его лицо вытянулось и приняло болезненный оттенок. Корзинка выпала из рук, и свежеиспеченные пирожки рассыпались по полу.

─ Эми! ─ воскликнул он и помчался ко мне.

─ Привет, Рафи, ─ я невесело помахала и продолжила растирать опухшую ногу.

Я сидела у костра и сосредоточенно разглядывала израненную щиколотку. Чувствовала себя отвратительно, а выглядела, наверное, и того хуже. Отек с лица уже пропал, но боль никуда не делась. По крайней мере, глаза уже не так сильно слезились и не так болезненно реагировали на яркий свет.

─ Что случилось? ─ Рафи отбросил в сторону мои руки и принялся сам осматривать ногу.

─ Дежавю, правда? ─ улыбнулась я. ─ Помнится, я уже вваливалась вот так к тебе домой, потрепанная. Правда на этот раз приводить себя в порядок мне пришлось самой.

─ И давно ты здесь? ─ гоблин уже помчался к полочке за необходимыми мазям.

─ Пару часов, наверное, ─ я пожала плечами. ─ Не переживай так, я в порядке.

─ В каком порядке? ─ возмутился Рафи, раскладывая вокруг меня кучу баночек. ─ Если для тебя это порядок, боюсь представить, чем для тебя является его отсутствие. Рассказывай, что случилось.

─ На меня напал куст, ─ я усмехнулась, ─ так глупо.

Гоблин выпучил глаза.

─ Терновый куст! ─ воскликнул он. ─ Где ты на него наткнулась?

─ Искала кое-что другое, а нашла его, ─ развела я руками.

─ Неприятности, очевидно, искала. Ты не представляешь, какой опасности себя подвергла, ─ Рафи уже крепко бинтовал обмазанную мазями, разорванную шипами лодыжку.

─ Поверь, представляю, ─ меня передернуло, когда снова вспомнила дюжину шипастых щупалец, готовых сомкнуться вокруг меня. ─ Значит, это и есть те терновые кусты, о которых все говорили. Я их себе иначе представляла. И все не понимала, что в них такого ужасного ─ выкорчевать с корнем, да и дело с концом.

Гоблин закончил с лодыжкой и добрался до распоротого бедра, попутно не переставая качать головой.

─ Терновые кусты появились в Занзаре, когда магия покатилась коту под хвост. Вместе с дикими феями и темными эльфами. Это не просто кустики, мешающие огородничать. Это самые настоящие хищники, хозяйничающие практически повсеместно. Благо, что они не могут передвигаться. Потерпи, будет больно, ─ Рафи вылил на рассеченную рану какую-то жидкость, и та защипала со страшной силой. ─ А ты взяла и додумалась сама прыгнуть к нему в объятия.

─ Я ведь не знала, ─ процедила я, сконфузив лицо от боли. ─ Хорошо, что рядом был Грем. Вон он спит, приходит в себя.

Гоблин посмотрел на фею и в очередной раз вздохнул.

─ Терновые кусты раздавливают фей в два счета, ─ сказал он, доставая нити с изогнутыми иголками. ─ Благо, что куст до него не добрался. Пускай он и каменный, но приложив немного усилий, кустарник смог бы раскрошить его на магические частички. Странно, что нога твоя не превратилась в кровавое месиво от его хватки.

─ А зачем ты достал иголки? ─ опасливо спросила я.

─ Вышивать буду. Крестиком, ─ равнодушно ответил тот и проткнул кожу, игнорируя мои крики. ─ Не дергайся, такую рану нужно зашить. Терновые кусты наполнены ядом по самую макушку. Пускай он не смертельный, но весьма болезненный и трудно выводимый из организма. Пекущая боль в ранах будет донимать тебя еще много дней.

На пару мгновений он отвлекся, чтобы осмотреть мое лицо, а затем снова вернулся к шитью:

─ Смотрю еще и плодом угодило по физиономии? Ну тогда и с першением в горле и резью в глазах ты тоже распрощаешься не скоро. Ты легко отделалась, ты это понимаешь, Эми?

─ Понимаю, ─ кивнула я. ─ Случись со мной подобное в первые дни после прибытия, я бы не вынесла.

─ Да, ─ протянул Рафи, ─ пребывание здесь закалило тебя, Эми. Ты стала гораздо сильнее. Я горжусь тобой.

Я расплылась в улыбке. Пускай вся в ссадинах и крови, едва не погибшая, но я сидела абсолютно счастливая и смотрела, как друг ловко работает иглой и стягивает разошедшиеся края кровоточащей раны. Я знала абсолютно точно, Занзара ─ лучшее, что случилось со мной в жизни.


Я постучала в дверь. Открылась она не сразу, но, когда это все же произошло, на пороге возник сонный эльф, потирающий заспанные глаза.

─ Эми? ─ промямлил он, зевая, но в то же время не скрывая удивления. ─ Что ты здесь делаешь? И почему вся перебинтованная. Снова.

─ Доброе утро, Руфус. Солнце уже высоко, я войду? ─ спросила я и, прихрамывая, уверенно направилась внутрь ─ тому оставалось лишь отскочить в сторону.

─ Что за манеры, ─ раздраженно проворчал он, закрывая за мной дверь. ─ Ты по делу?

─ По делу, ─ ответила я. ─ Расскажи мне про фей хаоса.

─ Про кого? ─ переспросил эльф.

─ Про фей хаоса, ─ повторила я, ─ в частности про тех, что докучают Люциусу.

─ Вот оно что, ─ протянул Руфус, присаживаясь за стол. ─ Тайнзард! Живо сюда!

Из камина послышался шорох, угли зашевелились. Кто-то в нем медленно и неохотно перевалился с бока на бок, поднимаясь на ноги. Неизвестное создание отряхнулось подобно животному, сбрасывая с себя толстый слой золы, и вспыхнуло ярко-красной аурой.

─ Не заставляй нас ждать, ─ проворчал Руфус и обратился ко мне. ─ Не стесняйся, присаживайся.

Неизвестная фея покинула свой укромный уголок и аккуратно спланировала на стол рядом с нами. Это оказался красный, похожий на крохотного динозавра, ящер с большими перепончатыми крыльями. Он стоял на крупных задних лапах: передние лапки были слишком малы для того, чтобы на них опираться. К его спине крепилось крошечное седло, на котором гордо восседало еще одно неизвестное создание. Оно было зеленое с ног до головы и больше походило на лягушку с длинными человеческими конечностями. Одной ручкой оно держал поводья, а другой ─ потирало сонные глазки.

─ Приготовь нам чай, Тайнзард, ─ приказал эльф.

─ Почему ты так груб с ними? ─ спросила я, наблюдая, как фея покорно отправилась исполнять задание.

─ Ах, Эми, ты еще столь многого не знаешь. С феями нельзя по-другому, иначе они начинают забываться.

─ Но ты ведь им не хозяин, ─ возразила я, ─ они такие же вольные существа, как и мы с тобой. Ты должен быть с ними на равных, только тогда они проникнуться к тебе уважением.

─ Да много ли тебе известно о феях. Чем мягче к ним относишься, тем наглее они себя ведут. Нет, только строгостью можно достичь уважения, в этом я убедился за долгие годы.

Тайнзард поставил перед нами кружки с чаем и направился за угощениями. Я хотела уже отпить немного, но с удивлением обнаружила, что вода совершенно холодная. Трава даже не заварилась толком. Руфус, заметив мое недоумение, окликнул подчиненного:

─ Тайнзард, сперва разогрей, а затем все остальное. Да что с тобой сегодня такое?

Зеленый наездник потянул за поводья и направил красного ящера обратно. Подойдя к моей кружке, он коснулся ее одной рукой, и вода в ней мгновенно вскипела. То же самое он повторил с кружкой хозяина.

─ Как здорово, ─ восхищенно проговорила я.

─ Давай ближе к теме, ─ сказал Руфус. ─ Это феи хаоса тебя так?

─ Нет, терновый куст.

Эльф поперхнулся и быстро поставил кружку на стол.

─ Терновый куст? ─ воскликнул он. ─ Тот, что за домом Люциуса? И ты пережила его нападение?

─ Как видишь, ─ ответила я спокойно. ─ Я крепкий орешек. Простым кустиком меня не возьмешь.

─ В том-то и дело, что это не «простой кустик». Ты не перестаешь удивлять, Эми.

Я рассказала о своей вылазке в дальнюю часть Сада, чем в очередной раз привела в замешательство Руфуса.

─ Так ты хочешь в одиночку пойти и расправиться с шайкой фей хаоса? ─ скептически улыбнулся он.

─ Нет, я всего лишь хочу хоть как-то помочь Люциусу в этой ситуации, ─ возразила я. ─ Ты ведь не хочешь.

─ С чего ты взяла, что не хочу?

─ С того, что уже два месяца прошло с тех пор, как все началось, ─ воскликнула я. ─ С тех пор, как куст по их вине убил Листочка. А ты до сих пор со всей своей сворой фей так и не разобрался с ними.

─ Ты думаешь я ничего не пытался предпринять? Что я неделями не выжидал их у Люциуса дома, оставив свой трактир и свое хозяйство? Они чувствуют присутствие сильных фей рядом с его домом и не приближаются к нему. А выследить их невозможно, потому что куст преграждает дорогу к логову. И черта с два я приближусь к нему ближе, чем на сотню синнитов.

─ Так возьми меньше фей, чтобы те их не учуяли, пока ты караулишь.

─ Меньше фей? ─ переспросил эльф. ─ Сколько? Одну-две? Да, может быть, столько фей они не заметят, но какой в этом толк? Идти на фей хаоса нужно как минимум с тремя бойцами, иначе ─ это самоубийство.

─ Ты просто трусишь, ─ возмутилась я. ─ Если ты не поможешь Люциусу, то это сделаю я.

─ И каким образом? ─ расплылся в улыбке Руфус. ─ С помощью Грема? Даже если не брать во внимание то, что он слабак, он не той стихии, которая нужна, чтобы бороться с хаосом.

─ Не той стихии?

─ Конечно. Против фей каждой стихии нужно знать свою тактику. Камень против хаоса не эффективен. А фей природы или огня у тебя нет. Я уже не говорю о стихиях воздуха и света.

─ А что, они смогли бы победить этих тварей? ─ спросила я.

─ Один на троих ─ нет, ─ покачал головой бывалый мастер фей. ─ Я же говорю, нужно чтобы на каждого противника было хотя бы по одному бойцу. В противном случае шансы на победу стремятся к нулю. Феи хаоса тем и славятся, что любят набрасываться толпой.

─ Ладно, и что ты предлагаешь?

─ Ничего, просто доверь дело профессионалам.

─ А если профессионалы сидят сложа руки?

─ Прекрати, Эми, у меня все под контролем.

─ Вижу, ─ вздохнула я.

Мы некоторое время помолчали, пока Руфус вдруг не сказал:

─ Кстати, я слышал о вчерашней потасовке в магазинчике снадобий. Ты молодец.

─ А, да, спасибо, ─ я смущенно почесала затылок.

─ Должен признать, что я сильно ошибался насчет тебя. Ты не такая, как прочие люди, по крайней мере, не как те, с которыми мне довелось столкнуться в свое время.

─ Спасибо, ─ снова повторила я, покраснев еще сильнее.

«Руфус, да что на тебя нашло?» ─ подумала я.

─ Эми, видишь вон ту шкатулку на окне? ─ спросил он, указывая на нее пальцем.

─ Ну да, ─ ответила я, ─ вижу.

─ Открой ее.

─ Ладно, ─ я нерешительно направилась к окошку.

Деревянная шкатулка оказалась точно такой, как та, что лежала на чердаке в Лондоне. Я медленно приоткрыла крышку.

─ Это же… ─ ахнула я.

─ Да, ─ прервал меня эльф, ─ она твоя.

─ Но, Руфус, а как же твои слова о том, что отдашь ее только тогда, когда два дня не будет слышно о пикси. Вчера ведь…

─ Эми, возьми руну и все. Ты начинаешь действовать на нервы.

«Ну вот, ─ подумала я, улыбаясь, ─ это больше похоже на того Руфуса, которого я знаю».


Я внимательно разглядывала квадратный камушек, потягивая из кружки теплый чай. Медленно проводила пальцем по выгравированному узору, напоминавшему рисунок двери.

«Руна возврата ─ особенная, ─ вспоминала я слова Рафи, ─ она способна отправить владельца к месту его рождения».

Мне по-прежнему не верилось, что в любой момент, даже прямо сейчас, я могла оказаться дома. Ради этого момента пришлось пройти так много трудностей и испытаний.

─ Ты готов, Грем? ─ спросила я напарника.

Тот кивнул.

─ Ну что ж, ─ я залпом выпила остатки чая, ─ тогда полетели.

Вспышка. Постоялый двор исчез.

Место, в котором мы оказались, я узнала прежде всего по запаху, и только потом уже по внешнему виду. Это была моя комната. Такая родная и уютная, полная теплых воспоминаний. Я медленно обвела ее взглядом: все лежало на своих местах. Старенький компьютер, не менее ветхий телевизор, помятая постель, на которой все еще лежала брошенная мной книга.

─ Мы дома, ─ сказала я Грему.

Вышла из своей комнаты и заглянула в соседнюю ─ мамину. Та оказалась пустой.

─ Мама! Я вернулась! Ты где? ─ крикнула я, но в ответ послышалась лишь тишина.

Мы спустились на первый этаж ─ там тоже никого не оказалось.

─ Наверное, уехала по делам, ─ сказала я, присаживаясь в кресло в гостиной. ─ Здесь я провела всю свою жизнь, Грем. Теперь это и твой дом, можешь осмотреться.

С ноткой какой-то ностальгии я продолжала рассматривать дом, словно была здесь впервые. Никогда не думала, что буду по нему так скучать. В гостиной стояли два кресла, обшитых мягкой кожей, телевизор и резной, покрытый матовым лаком, стол. На пианино, которое располагалось у стенки, никогда никто не играл. Оно стояло здесь еще до того, как сюда въехала моя мама и простоит, наверное, еще долгое время. Камин в углу, обложенный серым мрамором, придавал помещению некоторую архаичность. Зимой, по вечерам, когда в нем разжигали огонь, он помогал немного забыть о житейских трудностях и просто насладиться потрескиванием сухих бревен, поедаемых языками пламени.

Я не заметила, как постепенно голова стала клониться на бок, а глаза ─ медленно, но верно, слипаться.

Входная дверь громко хлопнула, моментально выдернув меня из дремы. За окном уже стемнело. В прихожей зажглась лампочка, кто-то в ней устало и лениво стягивал с себя верхнюю одежду. Послышался протяжный вздох.

─ Мама, ─ прошептала я и, вскочив на ноги, помчалась к ней.

Она стояла у двери и, опершись спиной о стенку, старалась стянуть с себя высокий сапог. Услышав звуки, она посмотрела прямо на меня. Глаза, которые я увидела, определенно принадлежали маме, но узнавались они с трудом. Они постарели на десяток лет, в уголках прибавилось морщинок, а взгляд был уставший и замученный.

Мамины ноги подкосились. Если бы она не опиралась в этот момент о стенку, то определенно бы упала.

─ Мама! ─ я ринулась вперед, чтобы помочь.

Поспешно усадив ее на кушетку, я легонько подула ей в лицо.

─ Ты слышишь меня? ─ взволнованно проговорила я. ─ Это я, Эми.

Матушкин взгляд бесцельно бегал по потолку. Только спустя минутку он стал, наконец, фокусироваться на моем лице.

─ Эми, ─ сказала она тихо. ─ Где ты была?

─ Я же оставила записку, я была…

─ Перестань, ─ раздраженно отрезала она. ─ Не надо мне врать.

─ Почему врать?

─ Потому что я подняла на уши полицию всего города. Они опросили всех твоих друзей ─ никто из них не собирался в Хейлшем.

─ А ты не могла просто на веру принять мои слова? ─ обидчиво спросила я.

─ Эми, дорогая, ─ мама пошатываясь встала на ноги, ─ тебя не было без малого месяц. Что мне оставалось думать?

«Месяц…» ─ подумала я, и сердце сжалось.

Я совсем потерялась во времени, находясь в Занзаре. Даже перестала считать количество проведенных там дней. И подумать не могла, что провела там почти месяц.

─ Что с тобой произошло? ─ спросила матушка, оглядывая меня с головы до ног. ─ Ты вся изувеченная и перебинтованная. Выглядишь потрепанной, и от тебя дурно пахнет.

─ Позже расскажу, сейчас тебе надо передохнуть.

─ Первую неделю я еще держалась, но, когда начали приходить письма, я запереживала еще больше, ─ мама направилась на кухню.

─ Я думала они тебя, наоборот, успокоят, ─ ответила я, поспешив за ней.

─ Письма в почтовом ящике без марки и адресата, разве такое бывает? Почему ты не отправила письмо по электронной почте, ─ она набрала себе стакан воды и выпила.

─ Там не было интернета.

─ А позвонить? Телефона тоже не было?

─ Тоже.

─ Где ты была, Эми? ─ мать строго посмотрела мне в глаза. ─ Что за глупые игры?

─ Какие игры, мама?

─ Мы ведь с тобой договорились. Ты вступаешь во взрослую жизнь, хватит жить в мире из облаков. Мы узнавали в том кафе ─ тебя уволили. Ты пропала на месяц и даже не удосужилась предупредить работодателей.

─ Все совсем не так, как ты думаешь.

─ А как? Тебя похитили? ─ воскликнула она. ─ Похитили и заставили писать письма, чтобы отбить подозрения? Право я так и подумала, именно поэтому и обратилась в полицию.

«Похитили. Ну можно сказать и так» ─ я мысленно грустно улыбнулась.

─ Ты мне не поверишь, если расскажу, ─ я закусила губу.

─ Хватит юлить, отвечай же.

─ Ладно, ─ я закатила глаза и присела за стол. ─ Садись рядом, иначе мне снова придется тебя ловить.

Мама нахмурилась, но сделала так, как я сказала.

─ Ты меня пугаешь, ─ протянула она, ─ рассказывай, наконец, где ты пропадала?

─ В Занзаре, ─ ответила я спокойно.

─ В Занзаре? Это какой-то новомодный молодежный притон?

─ Это страна.

─ Ну да, разумеется. Хочешь сказать, что ты летала на материк? ─ ухмыльнулась мама. ─ На материк в воображаемую страну, потому что могу тебя заверить, что такой страны не существует.

─ Да, в нашем мире не существует.

─ Эми, ну прекрати же изворачиваться. Скажи прямо! Это какой-то интернет-проект? Компьютерная игра?

─ Мама, я говорю тебе прямо и честно. Я была в другом мире, населенном феями и эльфами. Там я жила в небольшой деревушке, что находится в волшебном саду.

Она на миг замерла и потупила взгляд, а потом вдруг вскочила.

─ Посмотри на меня, ─ она оттянула мне верхнее веко, ─ ты ведь что-то принимала? Покажи зрачки. А теперь руки, покажи мне локтевые сгибы.

─ Мама! ─ воскликнула я. ─ Прекрати!

Вдруг в комнату влетел Грем, который почувствовал опасность, и принялся оттаскивать маму от меня. Та, увидев фею, взвизгнула и отшатнулась назад. Рухнув на кресло, она замахала руками и закричала:

─ Отстань от меня! Эми, тут летучая мышь, чудовище!

Я раздраженно зарычала и, покинув помещение, поспешно направилась в свою комнату. Громко топая ногами по ступенькам, старалась выместить на них всю злобу. А когда переступила порог спальни, громко хлопнула дверью.

─ До чего невозможная женщина! ─ воскликнула я, прыгая на кровать.

Грем остался внизу с мамой, но за нее можно было не переживать ─ он не способен причинить никакого вреда близким. Грем прекрасно понимает кто враг, а кто ─ просто взбаламученная женщина.

Суматоха внизу вскоре прекратилась. Я услышала, как мама взбежала на второй этаж и затарабанила в дверь.

─ Эми открой, ─ сказала она взволнованно.

─ Не открою, ─ ответила я спокойно.

─ Эми открой, оно где-то здесь.

─ Это не «оно», а Грем ─ моя каменная фея.

─ Твоя кто? ─ обеспокоенно переспросила мама. ─ Эми, пожалуйста, открой дверь, давай поговорим.

Я не отвечала, лежала с закрытыми глазами и ждала, пока мать успокоится. Прошло несколько минут. Наконец наступила тишина.

─ Эми, ─ тихо сказала женщина, прислонившись к двери.

─ Да, мам, ─ ответила я, все еще не открывая глаз.

─ Расскажи мне, пожалуйста, что происходит.

─ Ты обещаешь спокойно выслушать меня?

─ Да.

─ И не станешь лезть своими пальцами мне в глаза?

─ Не стану.

Я нехотя отперла дверь и вернулась на кровать. Мать вошла, взяла стул и поставила напротив меня.

─ Я внимательно слушаю, ─ сказала она.

─ Грем, подойди сюда, ─ окликнула я громко друга.

Он незамедлительно влетел в комнату и уселся рядом со мной.

─ Не бойся, ─ сказала я маме, видя ее испуганные глаза. ─ Это фея. Таких, как он, полно в том месте, где я была. То место называется Занзара, и находится оно в другом мире, куда можно попасть лишь с помощью магии.

─ Подожди, ─ матушка взяла себя за переносицу и нахмурилась. ─ Я стараюсь поверить в то, что ты говоришь, но у меня с трудом выходит.

─ Давай я начну с самого начала, а ты уже решишь, верить мне или нет.

Я рассказала о том дне, когда нашла руну Сада фей на чердаке, о том, как получила Грема и охотилась на пикси, как сражалась с феями и хищными кустами. Попутно я показывала большие и уродливые шрамы и раны, покрывающие мое тело: на спине ─ от Таданы, на руках и ногах ─ от куста. Несколько раз я видела, как мамины глаза закатываются, а сама она медленно клонилась в бок. Тогда я останавливалась, позволяя ей перевести дыхание.

Когда я закончила, мама закрыла лицо руками и просидела так несколько минут.

─ Я не знаю, что сказать, ─ проговорила она медленно, ─ все как будто во сне.

─ Знаю, очень знакомое ощущение.

─ Что ты намерена делать дальше?

Я пожала плечами:

─ Передохну денек, а затем вернусь в Занзару.

─ Серьезно? ─ воскликнула мама. ─ Да я в жизни не позволю тебе вернуться в этот ад. Ты посмотри на себя. На эти шрамы, на эти ужасные раны и кровоподтеки.

─ Вижу.

─ А как же твоя работа? Учеба?

─ Мама, ты ведь понимаешь, что университет ─ это не то место, в котором я буду счастлива.

─ А рискуя своей жизнью, ты будешь счастлива? ─ выкрикнула матушка. ─ Получая увечья и калеча саму себя.

Я улыбнулась и посмотрела ей в глаза:

─ Знаешь, да. Я счастлива каждый день сражаться ради жителей Эндевы. Будь то пикси или дикая фея, хищный куст или темный эльф. Пускай это и стоит мне таких серьезных травм.

─ Даже если это причиняет боль мне? ─ спросила мама.

─ Даже если и так, ─ ответила я. ─ Но уверена, ты скоро примешь мою новую жизнь.

Мы помолчали.

─ Я думала, что буду счастлива вернуться домой, ─ сказала я. ─ Думала, что смогу вздохнуть с облегчением, когда, наконец, сообщу тебе лично, что со мной все хорошо. Но от этой встречи мне не легче, от этого места мне не легче. Я скоро вернусь, матушка. Буду навещать тебя, но с этого момента мой дом ─ Занзара.

─ Эми, подожди! Что это такое? ─ воскликнула мама, видя, как меня окутывает свет.

Но было поздно. В следующее мгновение она осталась в комнате одна.

Комментарий к Глава V. Настоящий дом

Большое спасибо за прочтение главы!

Прокомментируйте, пожалуйста, работу! Любой ваш отзыв, даже негативный, лучшая для меня награда!


========== Глава VI. Покидая Эндеву ==========


Комментарий к Глава VI. Покидая Эндеву

Драгоценные читатели, это заключительная глава повести «Покидая Эндеву».


Большое спасибо тем, кто верно ждал ее окончания. Раньше повесть называлась «Занзара: Переосмысление», и планировался перенос на бумагу сюжета всей игры! Но с течением времени я стал понимать, что такой большой объем не потяну,потому что события, происходившие в одной только Эндеве, составили объем в 60.000 слов – что больше половины первого тома «Войны и мира»!


Тем не менее я вовремя одумался и подвел все к логическому завершению – выходу Эми из Эндевы. К этому же событию подвел все начатые сюжетные линии.


Помимо всего прочего я перелопатил всю работу, заново ее перечитал и внес множество правок и исправлений. Если у будет желание, советую заново перечитать всю работу – залпом. Ведь я писал не один год, вы наверняка забыли множество деталей.


Буду с нетерпением ждать вашего отзыва!

Я подняла с земли грязную, покрытую мхом, металлическую сферу. Немного потерев ее о штанину, увидела сбоку небольшое углубление, забитое грязью, и тщательно ее выковыряла.

─ Что скажешь, Грем? ─ осведомилась я у товарища. ─ Не в курсе, как этим пользоваться?

Каменная фея помотала головой.

─ Ну тогда придется учиться на ходу.

─ Скотина, ─ прошипел кто-то рядом. ─ Что ты собираешься делать?

Я посмотрела на обессилевшее существо, покрытое древесной корой, что лежало поодаль от меня на земле. Оно тяжело дышало и едва могло шевелиться. Несколько минут назад я и Грем сражались с ним на арене.

─ Мне в команду требуется фея природы, но ты вряд ли согласишься добровольно, а, Коргот?

─ Черта с два я стану тебе помогать! ─ прорычал тот.

─ И вот тут мне эта штука как раз пригодится, ─ я поднесла сферу к нему, и та слегка завибрировала.

─ Ты не засунешь меня в этот шар, ─ фея природы поползла прочь, хватаясь лапками за траву.

─ Как там говорил филин: «эта сфера наполнена магическим вакуумом, который изо всех сил старается заполнить себя волшебством ─ фея должна быть ослабленной, чтобы затянуть ее вовнутрь». Думаю, ты прекрасно для этого подойдешь.

Я развернула серебристую сферу углублением к противнику, и та завибрировала еще сильнее. От Коргота отщепилось несколько магических частичек, и их тут же засосало внутрь шара. Затем с него, словно чешуйки, начали слетать все новые святящиеся искры. Крылья и туловище стали буквально рассыпаться на тысячи и тысячи частичек, которые мигом утягивались в магическую сферу. Тот заорал что было сил, но в конце концов крик просто растворился в воздухе вместе с телом и умолк.

Шар вдруг стал таким тяжелым, что я едва не выронила его из рук. Углубление теперь ярко светилось голубоватым светом.

─ И это все? ─ я слегка потрясла шар. ─ И что дальше?

Грем нырнул в сумку и извлек из нее руну Сада фей.

─ Ты прав, нужно посоветоваться с Рафи.

Вскоре гоблин уже внимательно рассматривал сферу со всех сторон.

─ Давно я уже не видел подобных вещиц, ─ сказал он, возвращая ее мне. ─ Гномы продавали сферы за очень большие деньги. Мало кто мог их себе позволить.

─ Не знаешь, что с ней делать дальше? Как заставить фею сотрудничать?

─ Магические сферы не предназначены для того, чтобы переманивать фей на свою сторону, ─ ответил Рафи. ─ Это средство исключительно для их поимки. Большое распространение они получили после того, как феи одичали.

─ И что с феями делали потом? ─ спросила я.

─ Когда фей ловили, разум к ним вновь возвращался, поэтому держать их в неволе не было никакого смысла. Фей отпускали на свободу. Хоть и стоило им пожить некоторое время вдали от цивилизации, как разум их вновь помрачался.

─ Тогда как другие мастера находят своих фей?

─ Большинство коллекционеров заключали союз с феями во времена, когда те еще не одичали. Происходило это за кружкой пива в кабаке или во время странствий. Точно так же, как знакомятся люди.

─ Значит, теперь уже мне вряд ли удастся собрать собственную команду фей?

─ Ну почему же? ─ улыбнулся Рафи. ─ Ты очень способная и изобретательная девушка, Эми. Попробуй поговорить с Корготом. Быть может, он захочет стать твоей феей добровольно.

Я рассмеялась:

─ Вряд ли. Он скорее крылья себе оторвет.

─ А ты попробуй, есть в тебе некое располагающее к себе очарование, ─ гоблин подмигнул.

Возвращаясь в Эндеву, я крутила в руках серебряную сферу.

─ Ну и как тебя теперь отсюда достать? ─ я потрясла ее. ─ Сотрудничать будешь или нет?

Неожиданно Грем выхватил шар из рук и закружил в воздухе. А уже пару мгновений спустя, на меня накатило до боли знакомое чувство. Оно возникает, когда переносишься в другое измерение.

Сад фей растворился, и я очутилась в совершенно ином месте, отдаленно напоминающем боевую арену. Но ареной оно не являлось. По крайней мере, предназначалось явно не для сражений. Это была тюрьма.

«Мы внутри сферы» ─ догадалась я, разглядывая металлические стены шара, окружавшие огромную площадку, парящую под нами.

«Вы правы, мастер, ─ также мысленно сказал Грем. ─ Но мы не буквально внутри нее. Это, скорее, особое измерение, в которое переносится пойманная фея»

Будучи в теле Грема, я опустилась на край парящей платформы. Кроме нее здесь ничего не было. Лишь одинокая фея, окруженная зеленоватой аурой, сидела на противоположном краю. Коргот свесил ноги и смотрел вдаль. Он не пытался убегать или сражаться со мной.

Я подошла к нему и осторожно села рядом:

─ Мне нужна твоя помощь.

Собеседник промолчал.

─ Мой друг попал в тяжелую ситуацию. Я хочу помочь ему, но одни мы с Гремом не справимся.

─ А мне какое до этого дело? ─ Коргот даже не повернулся.

─ Но я поймала тебя не только поэтому. Хочу создать команду фей, сильнейшую. И вместе с ней отправиться в Тиралин, чтобы разобраться со всей этой неразберихой, творящейся в Занзаре.

Собеседник глухо рассмеялся:

─ Я бы посмеялся еще громче, да сил нет: все потратил на наше сражение.

Я осмотрела свод сферы, а затем взглянула на Коргота. Только сейчас заметила, что тот дышал с большим трудом. Его грудная клетка медленно поднималась, а потом грузно опускалась.

─ Это место не позволяет тебе накапливать силы, ─ поняла я.

─ Да неужели? ─ раздраженно рявкнул тот. ─ Там, снаружи, мы поглощаем магические частицы из воздуха, тем самым восстанавливая силы. А здесь нет ни крупицы магии! Я выдохся в том сражении, а набраться сил не могу.

─ Прости, я не нарочно. Все, что я хотела, это помочь другу, поэтому искала помощь отовсюду.

─ Весьма жестокие методы для такой благородной цели. Думаешь, я захочу помогать тебе после этого? ─ Коргот резко встал и пошел к другому краю платформы.

─ Что мне сделать для того, чтобы ты согласился помочь мне? ─ развела я руками.

─ Я не сотрудничаю ни с людьми, ни с кем бы то ни было еще, кроме фей, ─ ответил собеседник.

─ Почему?

─ Я вам не доверяю. Все мастера фей одинаковые, вас интересует лишь жажда наживы. У всех вас есть какая-то цель: победить на Турнире Царства облаков, добраться до соседнего города, помочь другу, ─ не важно. Ведь когда цель достигается, то ты оказываешься совершенно ненужным. Вот тогда открывается истинное лицо мастера.

─ Не правда.

─ Но знаешь, что самое страшное? Что зачастую удается разглядеть истинную сущность хозяина раньше. Да вот беда: вы связаны магическими узами, которые расторгнуть по неясным мне причинам может только мастер. И ты вынужден быть с ним, находиться рядом и помогать, зная, что случись беда ─ он и пальцем о палец не ударит ради тебя. Впрочем…

Коргот замолчал. Он смотрел куда-то и готовился еще что-то сказать. Какие-то слова, которые по некой причине было труднее вытянуть из себя, чем предыдущие.

─ Впрочем, потом я узнал еще об одном способе расторгнуть узы. Об одном весьма неприятном способе, но работающем безотказно. Ведь когда один из участников союза мертв, то второму уже не с кем быть связанным.

По спине пробежала дрожь. В голове сразу возник образ Коргота, нависшего над бездыханным телом эльфа. Я потрясла головой, вытряхивая неприятные мысли.

─ Ты ошибаешься на мой счет, ─ я подошла к собеседнику, ─ я не такая, как прочие коллекционеры.

─ Все так говорили.

─ Я очень постараюсь сделать так, чтобы тебе было со мной так же комфортно, как и мне с тобой.

─ А с чего ты взяла, что со мной комфортно? ─ усмехнулась фея.

─ Просто знаю, ─ я положила руку ему на плечо, ─ знаю, что ты гораздо добрее, чем хочешь показаться.

─ Да что ты можешь знать, ─ рявкнул тот, одергивая плечо. ─ Как же мне хочется разодрать в клочья всех вас! Всех коллекционеров!

Коргот создал шар ярко-зеленого пламени и обрушил на меня. Тело Грема слегка покачнулось, но с легкостью устояло на ногах. Пламя хоть и было горячее, но недостаточно для того, чтобы обжечь.

─ Я тебя просто задушу, ─ фея природы кинулась на меня, поняв, что на заклинания сил не осталось, ─ но не стану снова прихвостнем ни одного из вас!

─ Грем! ─ крикнула я, и власть над телом тут же перехватил напарник.

Он отпрыгнул вбок, уворачиваясь от противника, и, схватив того за крыло, откинул в сторону. Я успела ощутить движение мысли Грема ─ его желание вместо проделанного приема ударить Коргота головой о каменный пол со всей силы. Но он послушно отказался от своей затеи в пользу менее травматичной и жестокой.

─ Уходим, Грем, ─ приказала я.

Арена и налитые злостью глаза Коргота, обессиленно лежавшего поодаль, исчезли. Мы снова оказались посреди опушки. Тогда я подняла с земли сферу и стала крутить в руках:

─ Как же это делается? ─ ощупывая шар, я погрузила палец в светящееся углубление. ─ Вот оно!

Из углубления тут же вырвался сноп искр, который закружил в воздухе, и стал принимать образ феи. Я бросила сферу на землю и пошла прочь. Вскоре Коргот сидел уже рядом с опустошенной сферой и смотрел мне в спину.

─ Почему освободила? ─ крикнул он вслед.

─ Мне не нужны союзники против их воли, ─ ответила я, не оборачиваясь. ─ Приношу извинения за случившееся.

─ Извинения не приняты. Ты ведь знаешь, я тебя найду, как только восстановлю силы.

─ В таком случае буду ждать. Тебя ждет не самый радушный прием, ─ я помахала рукой.

Мы добрались до Эндевы и направились отнюдь не в сторону своего дома.

─ Хочу навестить кое-кого, ─ объяснила Грему.

Оказавшись перед дверью одного из домиков, я постучала. Та распахнулась и на пороге возникла улыбчивая женщина.

─ Эми! ─ воскликнула она. ─ Как давно я тебя не видела!

─ Здравствуйте, госпожа Лориэль, ─ сказала я, обнимая ее. ─ В последнее время я слишком занята охотой на пикси. Совсем нет времени на себя.

─ А что это с тобой такое? ─ ахнула та, разглядывая перебинтованные ноги.

─ Ничего страшного, ─ махнула я рукой, ─ небольшие ссадины.

─ Заходи скорее в дом, расскажешь, что случилось.

Вскоре мы уже сидели за столом и пили горячий чай.

─ Что у вас нового? ─ спросила я. ─ Тысячу лет не была в этом доме.

─ Да что у нас может быть нового, ─ протянула Лориэль. ─ Муж от зари до зари на поле, а я вожусь с хозяйством. Завела себе курочек, если заметила. Опека о ком-то хоть немного скрашивает будни.

─ Кроме мужа у вас больше никого нет?

─ Наша дочь живет в Тиралине, ─ ответила женщина. ─ Но уже несколько лет она нас не навещала. Все, конечно, из-за всей этой чертовщины, что творится в Занзаре. А мне бы так хотелось вновь увидеть своих внуков, они уже совсем взрослые, поди.

─ А я со своей мамой на днях разругалась, ─ сказала я невесело. ─ В итоге испарилась прямо у нее перед глазами с помощью руны и все тут.

─ Не может быть, ─ удивилась собеседница.

─ Она всегда слишком меня опекала, а сейчас, когда я вырвалась из-под ее контроля, то совсем уж…

─ Уверена, что все совсем не так, как ты говоришь. Давай ты мне расскажешь, как все было.

Я тяжело вздохнула и начала свой рассказ от того момента, как Руфус отдал мне руну возврата. Женщина слушала и не переставала качать головой. При чем не в те моменты, когда я рассказывала о действиях мамы, как мне хотелось, а тогда, когда речь заходила обо мне. Обиженно прикусив губу, я продолжала говорить, но с гораздо меньшим энтузиазмом.

─ Ну вот, ─ рассмеялась эльфийка, ─ как я и думала. И я прекрасно вижу твой обиженный взгляд. А ты, наверное, искала поддержки, кто бы смог разделить с тобой твое негодование по отношению к маме.

─ Да нет, ─ возмутилась я, а затем вздохнула. ─ Ну, собственно, да.

─ Эми, связь матерей и дочерей ─ особенная. Ты никогда не сможешь этого понять, пока сама не станешь мамой. Даже я слушаю о твоих приключениях, и у меня сердце замирает. А представить, каково было твоей матери, когда ты пропадала неделями и вдруг вернулась вся искалеченная, я и вовсе не берусь.

─ Но она всегда меня так сильно от всего отгораживала, что буквально душила своей опекой. Лишь книги позволяли мне хоть немного вырваться на волю: хотя бы мысленно.

─ Я тоже была для Майи излишне заботливой матерью. Это мне ясно только теперь, спустя многие годы. Но Майя выходила из-под моего крыла очень осторожно, нежно. Она вышла замуж за купца из Тиралина, который часто закупался у нас в деревне. Он забрал ее с собой под нашим благословением. Но даже тогда мне было невыносимо тяжело и больно ее отпускать. Сейчас меня успокаивает лишь то, что я убеждена в ее благополучии: она под опекой мужчины, в котором я уверена, живет в столице Занзары, которая охраняется как нельзя лучше, и раз в несколько месяцев от нее всегда приходит письмо на несколько страниц, в котором Майя подробно описывает все, что у них происходит.

─ Но я…

─ А теперь представь каково приходится твоей маме, когда ее опека так внезапно оборвалась. Когда ты, ручная девочка, израненная ввалилась в домой и рассказываешь о том, как бродишь по дремучим лесам и наперебой сражаешься то с дикими феями, то с хищными терновниками.

─ Просто мне всегда так хотелось ее признания и ее поддержки. Я безумно сильно рвалась домой, чтобы рассказать ей, что со мной все хорошо, что я, наконец, нашла свое место в жизни и могу постоять за себя. А в ответ едва не получила прямой рейс в больницу для душевно больных.

─ Она примет эти перемены. Рано или поздно. Ведь даже я временами хочу помчаться в Тиралин на всех парах и вернуть свою девочку домой. Но я понимаю, что дала ей все, что только можно. А теперь у нее полным ходом идет новый этап жизни, в котором мне отведена совершенно иная роль. Возможно, к твоей маме тоже придет это понимание, хоть и намного позже.

Я долила себе еще немного чая из фарфорового чайничка. Разговоры с Лориэль всегда такие долгие, что обойтись одной чашечкой мне никогда еще не удавалось.

─ Что вы думаете насчет всей этой ситуации с Люциусом? ─ спросила я.

─ А что я могу думать? ─ переспросила женщина. ─ Мне его очень жаль, но чем я могу помочь?

─ Когда кустарник подтащил меня достаточно близко к себе, я успела разглядеть в глубине ветвей кости. Я почти уверена, что они принадлежат лошади, совсем маленькой.

─ Пони Люциуса, ─ грустно покачала головой хозяйка.

─ Листочек, ─ кивнула я.

─ Не представляю, какая это потеря для него. Он очень любил своего пони. Постоянно приезжал на нем в деревню и оставлял его у дерева на главной площади с корзинкой яблок.

─ Вероятно, когда Люциус отправился в погоню за феями в ту ночь, то в темноте не разглядел кустарник. Ему уйти от нападения удалось, а вот пони…

─ Да уж…

─ Я очень хочу помочь Люциусу, ─ протянула я жалостливо. ─ Вернуть Листочка я не в силах, но могу попробовать расправиться с феями хаоса.

─ Эми, это безумие! ─ покачала головой Лориэль. ─ Даже Руфус, повелитель фей, не смог с ними справиться.

─ Но, госпожа Лориэль, как я смогу покинуть Эндеву, оставив друга в беде? Я останусь здесь, пока Люциус и его хозяйство не будет в полной безопасности.

Женщина вздохнула.

─ Тогда придумай что-нибудь, ─ сказала она. ─ Но не кидайся в бой сломя голову. У тебя уже есть опыт в сражениях с феями, но поверь: все это ничто по сравнению с тем опытом, который имеют эти бандиты.

─ Хорошо, ─ кивнула я.

─ Ты мне обещаешь, что не будешь лезть на рожон? ─ обеспокоенно спросила женщина.

Я отрицательно покачала головой:

─ Нет, госпожа Лориэль, не могу.

На следующий день я решила навестить место, которое обязана была посетить в любом случае, если планировала идти в Тиралин. Ведь, как бы то ни было, в путешествии через Зачарованный лес требовалось соответствующее снаряжение ─ магическое снаряжение.

─ Магические предметы, ─ прочитала я громко надпись на деревянной табличке, висевшей у самого входа в магазин. ─ Номи должна совсем скоро подойти, Грем. Ты ее нигде не видишь?

Мы с товарищем осмотрелись по сторонам и, удостоверившись, что хозяйки магазина поблизости нет, уселись на ящик, лежавший у самого входа.

─ Как думаешь, что нам делать с феями хаоса? ─ спросила я Грема, а затем поспешно добавила, видя его беспокойство. ─ Да не переживай ты. Не планирую я лезть в самое пекло. По крайней мере, без подготовки.

Каменная фея сначала успокоилась, но после последней фразы снова нервно захлопала крыльями.

─ Люциус ведь мой друг, ─ я развела руками. ─ Я в любом случае что-то предприму, и тебе в любом случае это не понравится. Ты же знаешь. А в этом магазине, быть может, мы найдем что-то полезное.

─ Эми! ─ крикнула молодая эльфийка в дальнем конце улицы и помахала рукой.

Я подскочила на ноги и помахала в ответ.

Вскоре мы уже были внутри магазина.

─ Я была так рада, когда ты подошла ко мне на рынке и попросила о помощи. В последнее время мне все больше хочется ощущать себя кому-то нужной. Ведь с тех пор, как магазин моего отца потерял свою актуальность, я все никак не могу найти себя. Торговля была для меня всем в жизни.

─ Тут все изменилось после нашей последней встречи, ─ протянула я осматриваясь.

Помещение действительно было не узнать. В прошлый раз оно было сплошь усыпано хламом и мусором, который состоял из товара и мебели этого заведения. Теперь же весь оставшийся ассортимент аккуратно стоял на полочках: порошки с порошками, тинктуры с тинктурами и так далее.

─ Здесь так здорово, Номи, ─ восхищенно сказала я. ─ Не могу представить, как здесь было чудесно, когда шкафы полнились товаром, а заведение ─ посетителями.

─ Да уж, ─ грустно кивнула эльфийка. ─ Так что ты хотела? Желаешь что-то конкретное?

─ Да нет. Ты ведь знаешь, что я чужая в этом мире. Я почти не знакома со всем этими волшебными вещицами. Я была бы благодарна, если бы ты рассказала мне что-нибудь полезное. С радостью заплачу тебе за оказанную помощь и часть товара.

─ Забудь о деньгах, ─ возмутилась девушка, ─ я помогаю исключительно из добрых побуждений. С чего ты хочешь начать?

─ Что может пригодиться в бою с дикими феями?

─ Хм, таких товаров у меня мало осталось. Его почти весь раскупили после того, как феи одичали. Давай для начала посмотрим настойки и бальзамы. Вот, к примеру, хоамово зелье для повышения скорости феи. ─ Номи сделала паузу, чтобы уточнить. ─ Объяснять состав нужно?

─ Нет, ─ я рассмеялась.

─ Чудесно, ─ девушка продолжила деловитым тоном, свойственным любому продавцу, знающему свое дело. ─ Если быть точным, то это зелье кратковременно увеличивает скорость реакции. На фей разных стихий действует с разной долей эффективности. Конкретно на фей камня оказывает средний эффект. Осталось пара бутылочек.

─ Беру, что есть еще?

─ Экстракт цветков фангоры ─ замечательная вещь, но для боя не подойдет. Он в два-три раза ускоряет процесс накопление энергии, что бывает полезно для ускоренного восстановления феи после тяжелого сражения. Но зато эффект сохраняется длительно, почти сутки. Далее ─ бальзам на основе сока луноцвета, вот он как раз очень тебе пригодится, если ты собираешься идти через Зачарованный лес. Ты знаешь, что феи очень чувствительны к присутствию других фей, а также к прочим обитателям Занзары ─ людям, эльфам, гоблинам ─ хоть и значительно меньше. Если нанесешь бальзам на тело, то сможешь почти полностью скрыть свое присутствие до тех пор, пока враг тебя не заметит.

─ Надо же! А если нанести его на фею? Поможет? ─ я почти впилась глазами в собеседницу.

─ Эффект будет гораздо-гораздо меньше, но тем не менее сохранится. Противник учует твою фею, но, скорее всего, решит, что она дальше, чем есть на самом деле.

─ Несомненно, беру. Остался один флакон? Какая жалость, ─ протянула я.

─ Не расстраивайся, достаточно даже очень тонкого слоя, чтобы эффект подействовал. На некоторое время флакона тебе хватит. Будешь меньше привлекать к себе внимания диких фей в лесу. А когда доберешься до столицы, то сможешь накупить столько бальзама, сколько потребуется.

Мы перешли к соседнему стеллажу.

─ Здесь у меня порошки для приготовления суспензий. Хранить их в готовом виде нельзя, потому что у них очень маленький срок годности ─ нужно принимать сразу после приготовления. Вот, например, порошок из сивой лазурницы и репии ─ временно усиливает мощность заклинаний феи. А вот порошок из листьев фригии и крылышек ниарских бабочек, он действует как снотворное средство.

Эльфийка очень долго рассказывала о самых разных экстрактах, бальзамах, зельях и прочих магических средствах. Мы двигались от одной полочки к другой, от стеллажа к стеллажу. Многие средства были невероятно полезными, но большая часть, все же, была пригодна в слишком уж редких ситуациях. Когда мы закончили осмотр всего ассортимента, мой мозг уже кипел от того обилия информации, которую обрушивала на меня хозяйка заведения. И это не скрылось от ее внимательного взгляда.

─ Слишком сложно, не так ли? ─ рассмеялась она.

─ Точно, ─ улыбнулась я в ответ. ─ А ты говорила, что товара осталось совсем мало.

─ Была бы ты здесь в былые времена, когда наш магазин процветал! Все это ─ ничто по сравнению с тем ассортиментом, что мы имели, когда этим местом управлял мой отец. Так ты для себя что-то уже приметила?

─ Конечно, но всего так много всего. Как бы ничего не упустить?

Я закидывала в свою бездонную эльфийскую сумку один флакон за другим, попутно уточняя их свойства. В конце концов на полках появилось очень много пустых пространств.

─ Спасибо, Номи, ─ сказала я, перекидывая сумку через плечо, ─ я тебе так признательна.

─ Пожалуйста, ─ довольно ответила девушка.

─ Возьми, ─ я вынула из кармана увесистый мешочек с золотыми монетами и протянула хозяйке.

─ Что ты! Мы же договорились, Эми, никакой платы, ─ замахала ручками эльфийка.

─ Номи, пожалуйста, ─ я поймала ее ладонь одной рукой, а другой пыталась вложить в нее деньги. ─ Ты так много сделала для меня. Если не примешь эти деньги, я буду чувствовать себя так, словно ограбила тебя. Не заставляй меня бросать этот мешочек на прилавке и убегать.

Девушка еще некоторое время поколебалась, а затем ее рука обмякла и крепко сжала мешочек.

─ Спасибо, этого слишком много даже для того товара, что ты набрала.

─ Когда Занзара придет в норму, потрать эти деньги на закупку нового товара, ─ подмигнула я.

Когда я распрощалась с Номи и покинула магазин, то не смогла сдержать эмоций и от радостно подпрыгнула.

─ Невероятно, Грем, ─ воскликнула я. ─ Ты хоть представляешь, как много новых возможностей нам открывают эти магические вещи?

Грем редко видел меня такой воодушевленной, поэтому с широкой улыбкой и любопытством молча наблюдал за мной.

─ Пока у меня нет четкого плана действий, но клянусь: я чувствую, что он вот-вот появится. Стоит лишь чуточку поднатужиться.


Я лежала в глубине кустарника, окруженная увядшей, потерявшей цвет листвой, и старалась шевелиться как можно меньше. Прямо перед моим носом пролегала одинокая тропа, бродить по которой мало кто рисковал. Тропа, ведущая к хищному терновому кусту. В этом месте почти полностью отсутствовала какая бы то ни было живность. Сама зелень и растительность выглядела жутко болезненной, а жучки и паучки ─ и вовсе бежали отсюда как можно дальше. Будь я в любой другой части Сада фей, мне бы пришлось постоянно стряхивать с себя надоедливых насекомых. Здесь же в этом не было никакой необходимости, что играло мне на руку ─ было проще поддерживать скрытность и осторожность.

Я перевернула очередную страницу книги, которую недавно одолжила у Руфуса. Он оказался отнюдь не таким противным эльфом, каким хотел показаться на первых порах. «Энциклопедия фей» ─ гласил корешок книги. Мои глаза увлеченно бегали по ее страницам, разглядывая всевозможные схемы и картинки. Погрузившись в чтиво, я нещадно поглощала орешки и ягоды из рядом лежавшего мешочка, не переставая удивляться миру фей, который все шире для меня открывался.

Спустя некоторое время я тяжело вздохнула и перевернулась на спину. На небе уже сгущались сумерки, день неумолимо клонился к концу. Уже не первый закат я встречала вот так, затаившись в гуще листвы. Последние несколько дней я приходила сюда во второй половине суток и ожидала незваных гостей, что должны были явиться с дальнего конца тропы. По словам Эрмигеля, феи хаоса приходили ближе к вечеру или поздней ночью, хоть и бывало, что посещали они охотничью усадьбу и средь бела дня. Прежде всего было необходимо узнать откуда они приходят: среди этой непроглядной гряды зарослей, что тянулись по обе стороны тропы, была тайная лазейка, которая вела к самому логову разбойников. Потому что иначе преступникам пришло бы прыгать в объятья тернового куста. Узнать место расположения лазейки было стратегически необходимо. Я выбрала место вдоль тропы, наиболее удаленное от хищного кустарника, и стала приходить сюда каждый день, в надежде, что феи-бандиты проявят себя. Однако время шло, но ничего так и не происходило.

В очередной раз вздохнув, я от безделия стала растирать те участки кожи, что были слишком густо намазаны бальзамом из сока луноцвета, распределяя его на те участки, где бальзама почти не было. По словам Номи, бальзам должен был скрыть мое присутствие от диких фей. Если бы прежде я не опробовала подобный вид слежки во время охоты на пикси, то вряд ли бы рискнула проворачивать его с феями. Но в тот раз все было гораздо хуже: вместо приятного пахнущего бальзама приходилось обмазываться зловонной слизью рыб дуганов, чтобы скрыть свой собственный запах от пикси. В целях экономии я смывала бальзам лишь раз в пару дней, чтобы тот не расходовался слишком быстро. Благо, бутыль была довольно объемной.

Мне стоило больших усилий уговорить Грема на этот план. Уговорить его сидеть в Эндеве, пока я рискую своей жизнью на другом конце Сада. Ведь мы даже не были уверены в эффективности сока луноцвета. Вполне могло статься так, что он не так хорошо скрывает присутствие человека от диких фей. Единственная причина, по которой Грем все же согласился на столь опасный и рискованный план, заключалась в том, что я пообещала всегда держать при себе руну и воспользоваться ей при малейшей опасности.

Вскоре уже совсем стемнело, поэтому единственное занятие, которое мне оставалось ─ это думать. В тысячный раз обдумывать сражение, план которого я неоднократно старалась выстроить в голове. Но всякий раз приходила все к той же неминуемой развязке, которая пророчила нам не самые радужные перспективы. У противников был перевес как по части опыта, так и по численности. А единственный козырь, который был у нас ─ какой-никакой эффект неожиданности. Безусловно, сражаться необходимо было на арене, где противники не смогут смертельно ранить. Но их еще надо было как-то туда завлечь.

В эту ночь, как и в предыдущие, ничего не произошло. Поэтому, когда солнце оторвалось от горизонта, я медленно выползла из зарослей и лениво размяла затекшие бока и суставы. Покидав в сумку свои вещи, нехотя направилась в сторону дома Люциуса.

Когда вдалеке стала видна крыша хижины, я прижалась к зарослям. А когда из-за угла показалось пугало, то я подобрала с земли камушек и метко бросила его прямо в тыкву, что росла рядом с ним. Эрмигель встрепенулся, посмотрел на меня и поднял вверх большой палец, означающий, что Люциус с Витерией ушел в деревню.

Тогда я облегченно вздохнула и без опаски направилась прямо к нему.

─ Есть что-то на этот раз? ─ спросило пугало.

Я развела руками:

─ Ты бы знал, ведь если эти твари пройдут мимо меня, то несомненно явятся сюда.

─ Ты еще не передумала? Все же это занятие не безопасное.

─ Об этом не может быть и речи, ─ замотала я головой.

─ Тогда будь осторожна. Может быть, следующей ночью повезет?

─ Может быть, ─ вздохнула я. ─ Удачи, Эрмигель. Грем наверняка меня уже заждался.

Следующей ночью мне действительно повезло. Не успели опуститься сумерки, как с дальнего конца тропы послышались голоса, тоненькие и писклявые. Я замерла и, широко раскрыв глаза, наблюдала, как ко мне приближаются три рыжевато-красных пучка света. Среди гогота и смешков я с трудом различала осмысленную речь.

─ Мне начинает наскучивать эта усадьба, ─ ворчал один, ─ курицы слишком сухие и черствые.

─ Не переживай, Молроу, ─ спокойно отвечал другой грубым голосом, ─ еще немного и мы переключимся на дома других жителей деревни. Их полным-полно живет на окраине.

─ Поскорее бы уже, ─ говорил самый писклявый из них. ─ Если бы решал я, а не ты, Псироу, то мы бы каждый день навещали новый эльфий дом.

Он вместе с первым залился безумным смехом.

─ Так веселее! ─ добавил Молроу. ─ Хоть какое-то разнообразие.

─ Идиоты, ─ рявкнул тот, которого звали Псироу. ─ Так мы привлечем к себе слишком много внимания и быстро настроим всю деревню против себя. Нужно начинать с самых дальних домов и постепенно двигаться к деревне. Взять хотя бы этого охотника: остальным жителям плевать, что у него происходит, потому что живет он у черта на рогах.

«Хоть бы бальзам подействовал, ─ мысленно стонала я, сжимая в кармане руну. ─ Хоть бы подействовал»

Три сгорбившиеся фигуры, окруженные красноватыми аурами, проплыли в воздухе мимо меня, не обратив никакого внимания. Как и говорил Эрмигель, они чертовски сильно походили на птиц. Все трое имели худощавые фигуры и длинные конечности, оканчивающиеся острыми когтями. Из их спин росли размашистые крылья, прочно удерживающие их тела в воздухе. Вместо ртов у них были клювы, острые и зубастые ─ они щелкали ими каждый раз во время разговора. А над головами возвышались рога, больше похожие на короны.

Не смотря на явные сходства, феи также заметно разнились друг от друга. Это проявлялось в градации их размеров и, вместе с тем, атрибутики: их главарь, Псироу, был значительно крупнее собратьев, имел самые большие крылья и самые, на вид, роскошные рога, которые одним только своим видом давали понять ─ я тут главный. Второго звали Молроу, он был несколько меньше главаря. А третьего, если верить Эрмигелю, звали Расроу, и он был самым мелким среди всей шайки и, очевидно, самым глупым.

─ А что мы будем делать с этим чучелом? ─ пищал Расроу. ─ Меня он так бесит, так бесит!

─ А вот тут я с тобой согласен, ─ рассмеялся Псироу. ─ Но его мы оставим на закуску. Сегодня еще немного припугнем, а в следующий раз распотрошим так, что этот охотник в жизни не соберет его в кучу.

─ Раскидаем ошметки по всему Саду фей! ─ завизжал Молроу.

И все трое залились громким хохотом. Постепенно феи уплывали все дальше. Когда голоса стихли, я еще пару минут не могла заставить себя пошевелиться.

─ Давай, Эми, ─ шептала я с пересохшим от страха горлом, пытаясь выбраться из зарослей. ─ Шевелись, тряпка.

Трясущиеся коленки и обмякшие руки совсем не слушались. Но усилием воли мне удалось заставить их работать. Феи вышли из зарослей на тропу гораздо дальше от того места, где я их поджидала. Значит, чтобы узнать, где именно находится их лазейка, мне нужно было спрятаться в другом месте, поближе к кусту.

Мне не хотелось думать о том, насколько опасно то, что я делала. О том, что если феи неожиданно захотят вернуться, то, несомненно, обнаружат меня. Мне было хорошо известно, что, если дам волю мыслям и рассуждениям, то они заведут меня в пучину страха, из которой мне не удастся выбраться так просто. Поэтому просто бездумно делала то, что должна. Я пробежала по тропе в сторону куста несколько десятков футов и решила остановиться тогда, когда до хищного растения оставалась совсем немного. Здесь заросли, казалось, были еще гуще, однако, приложив немало усилий, мне удалось зарыться в них поглубже.

Я замерла. Наступила полная тишина, нарушаемая лишь моим прерывистым дыханием.

Издалека, со стороны усадьбы, вдруг стал доноситься неясный шум: там творилась какая-то неразбериха. Хотя мне было совершенно ясно, что именно там происходило.

─ Прости, Люциус, ─ шептала я. ─ Это в последний раз. Больше они тебя не потревожат. Я об этом позабочусь. А пока потерпи последнюю ночь.

Сердце разрывалось от того, что прямо в этот момент грабители переворачивали вверх дном хозяйство моего друга, а я не могла ничего с этим поделать. Время тянулось нескончаемо долго и мучительно. Казалось, налет преступников никогда не прекратится.

Но, наконец, все стихло. Я вытерла испарину и облегченно выдохнула. Спустя несколько минут стал слышен стремительно приближающийся гогот.

─ Вы видели его лицо? ─ хохотал Расроу.

─ Вот это гримаса! ─ подхватил Молроу. ─ Мне она еще долго будет сниться в счастливых снах.

─ Этот эльф еще тупее, чем я думал. Неужели он думал, что капкан в курятнике как-то ему поможет?

─ Мы что, зверье для него какое-то?

─ А чего вы не взяли по курице? ─ спросил довольный Псироу. ─ Своей я делиться не собираюсь.

В этот момент я с ужасом заметила в его лапах большой ком перьев. Местами на перьях виднелось что-то красное.

─ Я не голоден, ─ ответил Расроу. ─ Я потрошу куриц для удовольствия.

─ А я слишком увлекся терзанием чучела, ─ сказал другой. ─ Но ты прав, черт побери. Я ужасно хочу есть.

─ Возвращаться уже поздно, ─ покачал головой Псироу. ─ Но как мы и условились ─ завтра навестим усадьбу в последний раз. Тогда-то и подкрепишься как следует: сразу на несколько дней вперед.

Я вдруг поняла, что феи стремительно приближаются прямо ко мне. Не просто пролетают мимо по тропе, а движутся именно к зарослям: туда, где пряталась я. Голова закружилась от ужаса, затошнило.

«Они меня заметили» ─ думала я в полуобморочном состоянии.

Не могла до конца понять: вокруг стало темно, потому что сгустились сумерки, или это потемнело в глазах. Как бы то ни было, держа руну наготове, я продолжала наблюдать за тем, как феи приблизились ко мне почти вплотную ─ между нами оставалась всего какая-то пара футов ─ и слегка замедлились. Но не остановились: вместо этого они юркнули в какую-то щель, что скрывалась среди плотного переплетения ветвей и листвы, и продолжили свой путь уже в глубине зарослей.

Я облегченно выдохнула.

─ А вы не чувствуете странный запах? ─ Молроу вдруг остановился, заставив мое сердце забиться еще быстрее, хотя мне казалось, что это уже невозможно: оно и без того трепыхалось как птица в клетке.

─ Да, мне еще на пути туда что-то почудилось, ─ протянул Псироу, принюхиваясь в мою сторону, ─ но я был слишком поглощен предстоящим шоу.

─ Знаете, ─ пропищал Расроу, медленно пробираясь через заросли ко мне, ─ а ведь пахнет совсем как…

Вдруг со стороны тропы послышалась ругань:

─ Эй, сволочи! ─ слышался голос Луциуса. ─ Ну, идите сюда! Мерзавцы, подонки!

─ Расроу! ─ шикнул главарь. ─ Приглуши ауру, уходим. Нельзя, чтобы этот идиот узнал дорогу к нашему убежищу.

─ Секунду, я просто… ─ тот, не слушая собрата, продолжал подкрадываться ко мне.

─ Расроу! ─ прошипели теперь оба товарища.

─ Ладно, ─ раздраженно вздохнул он и нехотя повернул назад.

Я нервно сглотнула, и медленно убрала руну в карман.

─ Это было близко… ─ сквозь силы вымолвила я, наблюдая, как три светящиеся точки растворялись в темноте.

Едва я выкарабкалась на тропу, как меня тут же кто-то схватил за шкирку.

─ Люциус, ─ воскликнула я, ─ успокойся! Это я ─ Эми!

─ Эми? ─ ахнул охотник. ─ Какого черта ты здесь делаешь?

Он вместе с Витерией смотрел на меня круглыми от удивления глазами.

─ Просто хотела помочь тебе, ─ тараторила я, медленно поднимаясь на ноги. ─ Следила за нападающими.

─ Я же велел тебе не вмешиваться! ─ возмутился мужчина. ─ Ты хоть представляешь, какой опасности себя подвергла?

Я пожала плечами:

─ Вполне. Мне прекрасно известны все риски, и я иду на них осознанно.

─ И что ты узнала такого, ради чего стоило рисковать жизнью? ─ спросил Люциус, гневно сдвинув брови.

─ Почти ничего, ─ солгала я, закусив губу. ─ Шайка фей пролетела мимо, я от страха почти ничего не успела разглядеть.

─ Эми, ─ вздохнул охотник. ─ Я ведь забочусь в первую очередь о твоей безопасности. Позволь мне самому разобраться со своими проблемами. А что это такое? В чем ты вся измазана?

─ Лучше не спрашивай.

Нельзя было посвящать его в какие бы то ни было подробности своего плана. Несмотря на то что Люциус действительно мог бы оказать большую помощь, я знала: он никогда не согласится ни на какую затею, в которой на кону моя жизнь и благополучие. А когда речь идет о феях хаоса, иначе и быть не может.

Хозяйство охотника предстало перед нами в крайне плачевном состоянии. По разрушенной территории бродили испуганные курицы, часть грядок была выкорчевана с корнем. В центре всего этого хаоса стояло накренившееся на бок пугало.

─ С каждой атакой все хуже и хуже, ─ покачал головой Люциус. ─ Боюсь, что в следующий раз они и камня на камне не оставят.

«Ты чертовски прав» ─ подумала я, вспоминая слова Псироу.

Эту ночь я провела у Люциуса. Он настоял на этом. И на том, чтобы я хорошенько вымылась.

До самого утра не могла сомкнуть глаз. Тревожно обдумывала все случившееся на тропе. Новой информации было так много, что никак не удавалось разложить ее по полочкам. Теперь мне было известно гораздо больше о том, что из себя представляет вся свора преступников. А энциклопедия, что я читала на днях помогла мне больше понять с кем мы имеем дело.

Все представители шайки были из одной эволюционной ветви. В каком-то роде они ─ братья. Некоторые феи в Занзаре способны в течение своего существования последовательно превращаться из одного вида в другой, но исключительно в рамках одной так называемой эволюционной ветви. Это происходит спонтанно и неожиданно: нельзя предугадать, когда произойдет превращение. И произойдет ли оно вообще. Бывает и так, что десятки лет фея проводит в одном и том же облике без каких-либо намеков на скорейший эволюционный скачок. Эволюционные формы отличаются друг от друга как по внешнему виду, так и по своим способностям. Тем не менее все представители одной ветви, как правило, схожи между собой.

Расроу, очевидно, ─ самый младший представитель своей ветви. Среди своих собратьев он не выделялся ни мощью, ни сообразительностью. Молроу же, как я успела заметить, гораздо более опасный противник. Оба они безоговорочно подчиняются своему главарю ─ Псироу, который значительно превосходит их как по размерам, так и по силе. Уверена, что прежде он эволюционировал из Расроу в Молроу, а затем и в свою нынешнюю форму.

С первыми лучами я покинула дом Люциуса и поспешила в деревню. Грем встретил меня крепкими объятиями, какими встречал каждое утро всю последнюю неделю. Он жутко переживал каждый раз, когда я отправлялась на очередную вылазку.

─ Наша миссия подходит к концу, ─ сказала я. ─ Правда не могу сказать наверняка: к хорошему или плохому.

Я пересказала все события минувшей ночи, на что Грем сильно разозлился. Он считал, что мне стоило воспользоваться руной едва заслышала неприятелей издали.

─ Грем, ума не приложу, что нам делать, ─ сказала я горестно. ─ Если мы завтра не вмешаемся, то феи разгромят ферму Люциуса, а вместе с ней распотрошат и Эрмигеля. Мы должны помешать им, пока они не добрались до других жителей Эндевы.

После долгих размышлений я решила отправиться на тропу вместе с Гремом, чтобы показать ему место, из которого вылезают бандиты. Быть может, ему в голову пришла бы какая-нибудь идея.

Когда мы уже покинули деревню и прошли значительную часть пути, Грем вдруг начал вести себя чересчур тревожно: взволнованно оглядываться и прислушиваться к малейшему шороху.

─ Что такое, дружище?

Едва я произнесла эти слова, как перед нами в воздухе зловеще нависла чья-то фигура.

─ Ты? ─ подавляя изумление, я зло стиснула зубы.

Грем же не стал церемониться и тут же кинулся вперед на противника, сжимая в руке заколдованный булыжник. Тот ловко увернулся от атаки и, пока не последовала еще одна, поспешно произнес:

─ Я здесь не для того, чтобы драться!

Я подала напарнику знак, чтобы тот остановился.

─ Тогда зачем ты здесь? ─ недоверчиво спросила я. ─ А, Коргот?

Фея природы медленно опустилась на землю.

─ Я хочу поговорить.

Видя, мой пытливый взгляд, Коргот поспешно продолжил:

─ Хочу предложить свою помощь.

─ Правда? ─ удивленно спросила я, не веря в услышанное.

─ Правда, ─ кивнул тот.

─ Но почему? Не то чтобы я была против, просто еще неделю назад ты был готов разорвать меня в клочья за то, что я с тобой тогда так поступила. И о чем до сих пор жалею.

─ Просто… ─ Коргот старался подобрать слова, ─ просто ты другая. Ты не похожа на других мастеров, с которыми мне доводилось встречаться. Ни один из них ни за что не отпустил бы меня на волю. Попытавшись договориться со мной ласковыми речами, они, несомненно, перешли бы к более жестким методам, и, поверь, так просто я бы не покинул ту сферу. Поэтому твой поступок меня очень удивил и заставил задуматься.

─ Вот как, ─ я не знала, что сказать в ответ. ─ Мне очень приятно.

Мы неловко помолчали.

─ А еще мне действительно стыдно за то, что засунула тебя в сферу…

─ Давай уже забудем об этом, ─ поспешно вставил Коргот. ─ Ты говорила, что хочешь помочь другу. В этом я смогу вас выручить, даю слово, но отправиться в Тиралин ─ увы, нет. Покидать Сад фей в мои планы не входит.

─ Ладно, ─ кивнула я, ─ о большем просить и не стану.

─ Так в чем, собственно, заключается проблема? Что за беда приключилась с твоим другом?

Не прошло и минуты, как настрой нового товарища кардинально поменялся:

─ Что? ─ воскликнул он. ─ Сражаться с феями хаоса? Что за безумие! Я полагал, что дело обстоит в поиске потерянных животных или сборе урожая. Зачем я только дал слово!

─ Тогда жаль, что ты не сможешь нам помочь, ─ пожимая плечами, я с продолжила путь к дому Люциуса. ─ Я освобождаю тебя от твоего обещания.

─ Эй! ─ Коргот увязался следом. ─ Я своих слов назад не беру. Расскажи мне все, что известно о противниках.

Вскоре мы прошли арку, предваряющую вход на поляну охотника.

─ Полнейшее безрассудство, ─ качал головой Коргот, осматривая погром. ─ У нас нет ни единого шанса. Ты только посмотри, что сотворили всего три феи.

─ Мы сможем победить, если будем действовать сообща, ─ возразила я.

─ Безумцы, ─ вздохнул тот. ─ Покажите мне, с какой стороны приходят враги.

Мы направились к терновому кусту.

─ У нас есть преимущества, ─ сказала я. ─ Если мы правильно рассредоточим свои силы, то сможем погнать в шею фей хаоса.

─ Какие преимущества? ─ безынициативно осведомился Коргот.

─ Во-первых, они не знают о готовящемся сопротивлении. Они пойдут сегодня в атаку, как на праздник, не имея понятия, что против них готовится целая кампания.

─ Это не имеет значения, когда речь идет подобной шайки головорезов. Они профессиональные разбойники, поэтому готовы к любым неожиданностям. Тем более что они учуют нас за сотню синнитов.

─ И тут мы переходим к еще одному преимуществу: у нас есть это, ─ я показала сумку, набитую различными снадобьями. ─ Мы сможем усилить вашу реакцию, вашу силу. Минимизировать ваше присутствие для фей хаоса, в конце концов.

─ А вот это уже что-то, ─ присвистнул Коргот, разглядывая наши пожитки.

─ А еще у нас есть ты ─ фея природы, ─ воскликнула я. ─ Стихия природы ведь крайне эффективна против стихии хаоса. Я читала об этом в книге и слышала от Руфуса. Природа ─ олицетворение порядка и естественного хода вещей. Хаос всегда отступает перед ней, обращается в бегство. Прошу тебя, Коргот, поверь мне. Мы справимся.

Тот в ответ только вздохнул.

Мы подошли к тому месту, куда свернули с тропы феи хаоса прошлой ночью. Это был слабо приметный со стороны лаз среди густо разросшейся листвы.

─ Дальше к ним не подобраться? ─ осведомился новый союзник.

─ Нет, ─ я покачала головой. ─ Мы, конечно, можем попытаться пробраться к ним сквозь заросли, но это потребует больших усилий. И мы привлечем к себе их внимание еще издали.

─ А обходного пути нет?

─ Нет.

─ А куда ведет эта дорога? ─ спросил Коргот направляясь дальше по тропе.

─ Коргот, подожди, ─ воскликнула я. ─ Не ходи туда, это опасно.

─ Опасно? Почему? ─ удивился тот, не сбавляя ход.

Но уже спустя мгновение он замер как вкопанный, впившись взглядом в дальний конец тропы.

─ Что это… ─ глухо вымолвил он.

─ Терновый куст, ─ ответила я.

─ Терновый куст? ─ яростно переспросил Коргот и попятился назад. ─ Вы в своем уме? О таких вещах нужно предупреждать заранее! О силы, зачем я только на все это согласился.

─ Все в порядке, ─ успокоила я его. ─ Нам не придется подходить к кусту ближе, чем сейчас.

─ Не важно. В мире почти нет вещей, которых феи боялись бы больше, чем тернового куста. От него веет магией, совершенной чуждой и необузданной. Магия эта опасна и разрушительна. Только феи хаоса могли решиться обосновать свое логово рядом с такой чертовщиной.

─ Это сильно все меняет? ─ осведомилась я.

Коргот хмуро взглянул на меня:

─ Для кого-то другого ─ без сомнения, но не для меня. Разберемся с шайкой, и больше я в этот конец Сада фей ─ ни ногой.

Вернувшись в Эндеву, мы решили посетить таверну Руфуса для обсуждения плана сражения. В это время суток она ожидаемо пустовала, поэтому никто нам не мешал.

─ Почему ты не говоришь? ─ спросил Коргот у Грема, потягивая сок из большой железной кружки.

─ Он не может, ─ ответила я за напарника, видя, как тот растерялся. ─ С самого начала нашего знакомства он еще не проронил ни слова.

─ Это очень странно.

─ Только во время сражений на арене мне удается слышать его мысли. Однако в повседневной жизни это нам не мешает, мы друг друга отлично понимаем и без слов. Да, напарник?

Тот широко улыбнулся.

─ Я слышал об особых заклинаниях фей стихии пси. Тот, кто попадал под их чары мог на долго лишаться дара речи и даже памяти.

─ Вполне возможно, что так и было. Грем помнит, что когда-то давно мог говорить, но самого момента лишения дара речи, вспомнить не может. Большой отрезок его жизни вспоминается, как в тумане.

─ Бывает ведь, ─ пожал плечами Коргот. ─ Будем надеяться, что это не навсегда.

─ Последние отчетливые воспоминания касаются его пребывания у Руфуса, другого мастера. Все что было до этого ─ очень смутно.

Спустя какое-то время я спросила:

─ А какие заклинания умеешь создавать ты? Есть какие-то особенные или только магическое пламя?

─ Разные, ─ усмехнулся тот. ─ Я бывал в самых разных передрягах с самыми разными мастерами. Я был напарником и у эльфа, что патрулировал улицы Тиралина, и у гоблина, что грабил повозки путников. Помогал также одному эльфу с поиском стихийного камня воздуха ─ стал свободен, когда поиски завели его высоко в горы, где он и замерз намертво. Еще был десяток других мастеров и сотня других приключений, в которых мне приходилось учиться многому. Поэтому будет проще, если мы начнем обсуждать план, а я буду говорить, чем смогу помочь в данном конкретном случае.

─ Понятно. Я планирую дождаться преступников у тропы и, когда они не будут ожидать, напасть на них.

─ Браво, ─ скептически похлопал Коргот

─ А что такое?

─ Это не план. С таким же успехом ты могла сказать, что твой план заключается в том, чтобы победить негодяев. Оно и так понятно, нет никакого смысла это озвучивать.

─ Тогда что ты от меня хочешь, ─ я возмущенно уперла руки в бока

─ Я хочу от тебя услышать конкретный порядок действий, который будет учитывать все наши преимущества и все слабости врагов. Затаиться на тропе? Хорошо ─ я не говорю, что это плохая идея. Но где именно затаиться, в каком участке тропы? Должно ли это место учитывать то, что нам известно, откуда на тропу выходят противники? Если да, то каким образом?

─ Ладно, я поняла.

─ Должны ли мы затаиться в одном месте или распределиться на каком-то участке дороги. Кто, в конце концов, нападает первым ─ я или Грем? Или одновременно? И каким заклинанием атаковать?

─ Я поняла, поняла! ─ протянула я раздраженно. ─ Да, ты прав. У меня совершенно нет никакого плана, я не имею понятия, что делать. Но я знаю одно ─ если мы что-то не предпримем, то этой ночью шайка фей разорит дом Люциуса, а затем примется за остальных жителей Эндевы. Если мы упустим эту возможность сегодня, то еще долго преступники будут неуловимы, потому что только сейчас мы знаем их действия наперед.

─ Может быть, нам стоит найти еще пару союзников? В деревне есть еще мастера с феями?

─ Исключено. Руфус говорил, что большое количество фей противники учуют издалека, даже бальзам из луноцвета не поможет. Присутствие еще хоть одной феи все нам испортит.

─ Ладно, есть хоть какие-то детали плана, которые ты уже утвердила? ─ вздохнул Коргот. ─ Кроме того, что мы нападем из-за засады.

─ У нас с Гремом есть особая способность, ─ сказала я. ─ Мы можем насильно вытягивать противников на арену, чтобы там с ними сражаться.

─ И как это нам поможет? ─ удивился собеседник, а затем схмурил брови. ─ Подожди. Ты хочешь сражаться на арене?

─ Ну разумеется, ─ я недоумевающе посмотрела на него, ─ на арене никто не сможет нас убить. Это гораздо безопаснее.

─ Какая разница сможем мы на арене умереть или нет?

─ В каком смысле?

─ Ты знаешь как устроена архитектура арен? ─ спросил Коргот. ─ Она устроена так, чтобы у обоих противников не было никаких преимуществ, чтобы в бою решала исключительно сила и мастерство. Мы помещаемся на совершенно случайную арену, о которой совершенно ничего не знаем. Мы не сможем заранее подготовиться к сражению, разработать план. Придется сражаться вслепую, действуя по ситуации.

─ Ты хочешь, чтобы мы сражались вживую? Рискуя жизнями?

─ А ты думаешь, что выживешь, если будешь сражаться на арене? Думаешь, после победы над вами на арене феи хаоса пощадят вас, когда вы обессиленные рухнете наземь по возвращении в реальный мир?

Я не знала, что ответить, и просто молчала.

─ Пойми, что наше главное преимущество заключается в том, что феи хаоса о нас не подозревают, и мы сами решаем, где будет происходить сражение. И мы можем подготовить это место так, чтобы у нас было больше шансов. Мы подготовить ловушки, решить кто, откуда и когда нападает, разработать стратегию. Всего этого мы не сможем сделать там, на арене.

─ Да, ты прав, ─ невесело сказала я, ─ об этом я не подумала. Именно поэтому я рада, что у нас есть ты.

─ Брось, ─ рявкнул недовольно Коргот. ─ Делаю то, что умею.

Но на его лице абсолютно точно промелькнула тень смущения.

Вдруг мои глаза округлились от сошедшего на меня озарения, и губы невольно расплылись в улыбке.

─ Коргот, ─ воскликнула я, ─ ты гений! Нам нужно воспользоваться местностью, как я раньше до этого не додумалась! Но боюсь, тебе наш план очень не понравится.


Тьма сгустилась над Садом фей. Полная луна всеми силами старалась рассеять ее, но это у нее получалось плохо. В окнах охотничьего дома ярко горел свет. Внезапно тишину нарушил громкий крик:

─ Что с вами, мастер? ─ голос принадлежал Витерии. ─ Что это значит, Эми?

Я держала в руках тело Люциуса, которое подхватила мгновение назад, чтобы тот не упал из-за обеденного стола.

─ Он всего лишь, уснул, ─ сказала я, аккуратно опуская тело на пол. ─ Не переживай.

─ Это ты сделала? ─ воскликнула фея.

─ Я всего лишь добавила немного порошка из листьев фригии и крылышек ниарских бабочек ему в чай. Не переживай, на утро проснется, как новенький.

─ Как ты смеешь! ─ не унималась Витерия. ─ Кто тебе дал право опаивать моего хозяина?

─ Послушай, ─ сказала я как можно более ласково, ─ через несколько часов сюда снова явится шайка фей хаоса. Мы с друзьями подготовились к атаке, но Люциус ни за что на свете не дал бы нам осуществить задуманное. Я всего лишь подсыпала немного снотворного. Так будет спокойнее и ему самому, и нам.

Фея не могла найти себе места и не знала, что сказать. В конце концов она просто вздохнула и спросила:

─ Я могу вам как-то помочь?

─ Нет, ─ покачала я головой, ─ ты останешься здесь и будешь следить за хозяином и Эрмигелем. Люциус мне не простит, если с тобой что-то случится.

Вскоре я тихонько выскользнула на улицу.

─ Ну что? ─ поинтересовался Эрмигель, когда я подошла ближе.

─ Все хорошо, ─ ответила я в пол голоса, ─ уснул. Правда, Люциус все равно в последний момент заметил, что чай слегка горчит.

─ Эми, это очень плохой план, ─ простонал Коргот, подлетая к нам. ─ У нас еще есть время придумать другой.

─ Нет, ─ ответила я твердо, ─ чего-чего, а времени как раз-таки уже нет. Сумерки уже сгустились, а значит совсем скоро придут они. Просто делай все так, как запланировали, и все будет хорошо. Это единственный план, при котором у нас есть хоть какие-то шансы.

─ Всю жизнь попадал в самые разные передряги, но никогда так сильно не нервничал.

─ Эрмигель, не шевелись, ─ я потянула за шест, на котором тот стоял, и вытащила из земли. ─ В доме тебе будет безопасней: Псироу обещал тебя выпотрошить при следующей встрече. Если у нас с ребятами ничего не получится, то, по крайней мере, ты не будешь в центре всего этого хаоса, что обрушится на ваше хозяйство.

Вскоре мы с Корготом притаились у того места, где начиналась тропа, и принялись ждать.

─ Грем где-то там один, ─ вздохнула я, вглядываясь в темноту. ─ Не представляю каково ему.

─ Он справится, ─ сказал напарник. ─ Он молчаливый, но храбрый малый. До сих пор бока болят: так он мне их отбил во время нашей первой встречи.

Я усмехнулась.

─ Ты, кстати, хоамово зелье выпил?

─ Выпил, редкостная гадость. Но меня больше бесит эта жижа, которой мы измазаны.

─ А порошок из сивой лазурницы и репии?

─ Не переживай, Эми. Сила заклинаний действительно возросла. Я попробовал сотворить небольшой язычок магического пламени и чуть лицо себе не обжог.

Время шло, я начала нервничать. Уже давно перевалило за полночь, но ничего так и не происходило. Не смотря на наши периодические перемолвки с Корготом, тишина продолжала упорно давить на рассудок. Наконец, я не выдержала и простонала:

─ Коргот, может они обнаружили Грема и теперь…

─ Тихо, ─ шикнул тот. ─ Слышишь?

Издали действительно послышались голоса: кто-то яростно спорил. Тьма в дальнем конце тропы начала рассеиваться, и вместо нее дорогу озарило еще более жуткое рыжеватое зарево. Это свечение я не могла перепутать с чем-то другим.

─ Это они, ─ прошептала я.

Три светящиеся фигуры стремительно приближались. Уже было слышно, о чем они спорили.

─ Я тебе говорю, что это невозможно, ─ рявкнул в очередной раз Молроу.

─ А я говорю, что там определенно кто-то был, ─ отвечал писклявый голосок Расроу.

─ Где? Со стороны куста? ─ раздраженно спросил тот. ─ Ты в своем уме? Какая фея в здравом уме подойдет к кусту ближе, чем были мы?

─ Значит, эта фея, была не так близко к кусту.

─ Расроу, заткнись, ─ сказал наконец Псироу свирепым басистым голосом. ─ Мы все чувствовали присутствие какой-то феи, но она была где-то далеко. И уж точно не по эту сторону куста, иначе мы бы это поняли. А все, что происходит на той стороне, нас мало интересует.

─ А что вы скажете еще об одной фее, раз вы такие умные, ─ огрызнулся Расроу. ─ Там, со стороны дома.

─ Он прав, ─ опасливо сказал Молроу. ─ Я чувствую присутствие еще одной феи: на этот раз впереди нас. И это не хилая Витерия, а кто-то другой ─ тоже природной стихии.

─ Отставить, трусы, ─ рявкнул главарь. ─ Действуем так, как запланировали. В этом Саду мы не единственные феи: ничего удивительного, что в округе шныряют и другие.

Когда противники подлетели достаточно близко, я судорожно шепнула:

─ Пора, дружище.

Коргот прорычал и усилием воли собрал вокруг себя столько магической энергии, сколько смог. Его глаза засияли зеленым пламенем, а тело охватила яркая, концентрированная, словно осязаемая, магическая аура.

─ Призрачное войско! ─ заревел он.

Бальзам из луноцвета, покрывавший тело Коргота, мгновенно вспыхнул и испарился, раскрыв его присутствие, которое и без того было теперь очевидно противникам. Перед ним возникло четыре фигуры, охваченных зеленым полымем. Их пустые черные глазницы были обращены прямо на фей хаоса и испускали концентрированную ярость.

─ Что за чертовщина! ─ завопил Молроу.

─ Здесь целая армия, ─ воскликнул Расроу, ─ я чувствую их присутствие!

Феи попытались остановиться, но по инерции их понесло вперед. Они ударились о землю и захлопотав крыльями, попятились обратно. В это время четыре феи, что появились перед нами, под предводительством Коргота, который выглядел теперь не менее устрашающе, двинулись вперед. Тогда преступники и вовсе обезумели от страха и помчались прочь.

─ Помогите, убивают, ─ пищал Расроу.

─ Как мы могли их не учуять издали, ─ кричал Молроу.

Псироу не стал спорить с напарниками и тоже побежал. Я отчетлива видела ужас в его глазах, ярко освещенных зеленым пламенем.

Коргот научился основам этого заклинания, давным-давно и с тех пор время от времени его практиковал. В изначальной задумке «Призрачное войско» призывало несколько помощников природной стихии ─ лесных духов, которые сражаются на стороне призвавшего. Однако Коргот был слишком неопытен для столь сложного заклинания, поэтому все, что ему удавалось ─ призвать одного-двух духов, после чего те сразу исчезали, не успев атаковать врага.

Но сейчас, благодаря действию порошка из сивой лазурницы и репии, сила заклинания возросла ─ удалось призвать аж четырех духов. Но, как бы то ни было, пробыли они не сильно дольше обыкновенного. На большее мы и не рассчитывали: нашей целью было лишь припугнуть нападавших.

─ Бежим за ними, ─ крикнула я, срываясь с места.

Призрачное войско исчезло, и мы помчались следом. Было видно, что заклинание отняло много сил у Коргота, но он не отставал и даже время от времени выпускал одно-два заклинания, чтобы поддерживать ужас в сердцах противников, пока наш обман не раскрылся.

Наконец показалось место, куда всякий раз сворачивали с тропы преступники.

─ Не подведи, Грем, ─ прошептала я.

Феи хаоса хотели уже юркнуть в тайный проход, как вдруг оттуда в них с грохотом вылетел огромный булыжник. Преступников откинуло в сторону, кому-то даже придавило камнем ногу. Грем спрятался там, когда феи хаос направились к ферме охотника ─ до этого он притаился в опасной близости к кусту, измазанный толстым слоем бальзама из сока луноцвета.

В страхе они хотели уже помчаться обратно, навстречу к нам, но увидели фонтан искр, выпущенных в этот момент Корготом. Дорисовав в разуме целую свору фей, они попятились назад.

«Ну же, ─ думала я на бегу, ─ вы ведь феи хаоса. В книге было написано, что открытые пространства вы не любите и предпочитаете держаться ближе к земле. А значит, вверх не полетите: у вас только один путь к отступлению».

И действительно, забыв о всякой опасности в лице тернового куста, они помчались прямо к нему ─ прочь от преследователей.

─ Что за безумие здесь творится! ─ вопил Молроу.

─ Куда нам бежать, Псироу? ─ кричал самый меньший из шайки.

─ Нам отрезали все пути, ─ тяжело выдохнул тот. ─ Спасайтесь как можете.

Они летели что есть мочи, не замечая, что шипастые ветви уже потянулись в их сторону. Но и нам нельзя было останавливаться, потому что необходимо было подогнать противников к самому кустарнику. В этот самый момент Расроу обернулся и на миг замер: у Коргота больше не было сил на создание заклинаний, поэтому взору преступника предстала лишь хрупкая девушка и запыхавшаяся фея природы. На Расроу вдруг сошло озарение, он взглянул на куст, чьи желтоватые плоды угрожающе мерцали в темноте, и тогда понял, что мчатся они навстречу смерти.

─ Псироу, ─ прохрипел он. ─ Ребята, стойте!

Но было поздно, в этот самый миг щупальце схватило Молроу и сжало его с такой силой, что тот успел лишь выдохнуть, а в следующую секунду рассыпался на сотню светящихся искр. Псироу успел это заметить, поэтому увернулся от шипастой лапы, предназначенной для него. В ответ на слова Расроу, он тоже обернулся и, взглянув прямо на меня, все осознал. На этот раз его глаза были налиты гневом.

─ Ублюдки, ─ прошипел он и помчался обратно.

В скорости и реакции ему было не занимать, поэтому ни один шип не успел задеть жертву. Они с Расроу покинули опасную зону и набросились на нас. Главарь кинулся на меня, а его приспешник ─ на Коргота. Когтистыми лапами Псироу вцепился мне в грудь:

─ Дрянь, ─ рычала фея. ─ Ты за все мне ответишь!

В свободной руке он уже сотворил какое-то заклинание, от которого веяло таким жаром, что даже на расстоянии оно обжигало мне лицо. Псироу хотел уже обрушить заклинание на меня, как вдруг его снесло тяжелое тело Грема.

─ Не смей трогать мою хозяйку! ─ прогремел он, сопровождая каждое слово мощным ударом кулака.

Я тут же подняла с земли тяжелый камень и бросилась на подмогу Корготу. Тот сражался из последних сил, потому что потратил их все на преследование.

─ Держись! ─ крикнула я и ударила Расроу по спине.

Тот завизжал и отскочил в сторону.

─ Человек, ─ оскалился он. ─ Кровь человека я еще не пробовал.

Позабыв о предыдущем противнике, фея хаоса, хотела наброситься на меня, но не успела: Коргот последним рывком успел его перехватить.

─ Безумие, ─ прошептала я, осматривая побоище, посреди которого находилась, ─ безумие, безумие.

Все вокруг меня озаряли яркие всполохи света: рыжие, зеленые, белые. Друзья рядом сражались не на жизнь, а на смерть. Грем грызся с Псироу, а Коргот на последнем издыхании отбивался от Расроу. Я должна была что-то предпринять.

─ Грем! ─ крикнула я, вцепившись в Псироу. ─ Помоги Корготу!

─ Но, Эми, ─ вымолвил тот ошарашенно, глядя, как я окровавленными руками сдерживаю противника.

─ Не смей спорить! Делай, что говорю! ─ рявкнула я.

Грем обернулся и, увидев напарника, вокруг шеи которого уже сомкнулись когти, помчался что есть мочи к нему.

─ Вот и все, девчонка, ─ прорычал Псироу, ─ теперь ты покойница!

─ Как бы не так, ─ ответила я и побежала к кустарнику.

Противник, осознав, что я делаю, содрогнулся и распустил когти. Но я в ответ еще крепче обхватила его тело своими руками.

─ Нет, ─ сказала я с улыбкой, ─ это не ты в меня вцепился, а я в тебя.

─ Сумасшедшая! ─ закричал тот. ─ Отпусти меня!

Я уже давно была в зоне досягаемости для кустарника, но не останавливалась, потому что хотела быть уверенной в том, что мой план сработает как надо. Несколько шипастых ветвей были уже готовы схватить меня. В этот момент я, наконец, остановилась и со всего маху швырнула Псироу так далеко, как только могла.

─ За Люциуса, ─ крикнула я.

Тот не успел что-либо выкрикнуть, как в его тело налету вонзилось сразу с десяток шипов. Мне же удалось увернуться от приготовленной для меня шипастой атаки и помчаться обратно.

─ Дважды на одни и те же трюки я не куплюсь!

Впереди меня оба напарника пытались справиться с последней феей хаоса, а сзади терновый куст готовился к очередной атаке.

─ Ребята, пора уходить! ─ крикнула я, сжимая в руке каменную руну. ─ Скорее!

Тогда Грем собрал в руке всю оставшуюся магическую энергию и обрушил ее на противника. Этого хватило чтобы оглушить Расроу и чтобы они с Корготом что есть мочи бросились ко мне. Свет охватил меня уже с головы до ног в тот момент, когда феи врезались в мои объятья. А в следующую секунду щупальца тернового куста вопреки своим ожиданиям схватили лишь пустоту.


*


Чтобы проводить меня собралась вся деревня. Здесь был и Руфус с братом Данио, и Номи, и госпожа Лориэль с мужем, и драгоценный Рафи, и Люциус, и даже его несносный сынок Сиамус с Кеганом. Я стояла у ворот частокола, ведущих в Зачарованный лес, и смотрела на эту толпу эльфов и гоблинов, что с такой надеждой и великодушием глядели в ответ на меня.

─ Грем, ты веришь, что мы это сделали? ─ спросила я, отирая слезы с щек.

─ Нет, мастер, ─ ответил тот. ─ До сих пор никак не получается.

─ А ты, Коргот, ─ поинтересовалась я у еще одного напарника.

─ Прекращайте, ─ протянул тот раздраженно.

Я рассмеялась. Ко мне подошла Лориэль, чтобы попрощаться.

─ Будь осторожна в пути, дорогая, ─ сказала она, обнимая. ─ Я так привязалась к тебе за эти недели, что боюсь у меня не хватит сил отпустить тебя.

─ Я тоже. Но скоро мы снова встретимся. Обещаю, что навещу вас так скоро, как только смогу.

─ Все будет хорошо, ─ сказал Ринкер. ─ Ты здесь такого нахлебалась, что путешествие через Зачарованный лес будет для тебя прогулкой.

─ Несомненно, ─ засмеялась я.

─ Можно попросить тебя об одолжении? ─ спросила женщина, протягивая желтый конверт. ─ Это письмо для моей дочери. От нее так давно не приходило никаких писем ─ вероятно, какие-то проблемы с доставкой. Уверена, что и мои письма не находили адресата, но через тебя я, наконец, смогу еще раз сказать дочери как сильно ее люблю.

─ Конечно, ─ ответила я, ─ с радостью передам письмо.

─ На конверте написан адрес. Спасибо тебе.

─ Я, кстати, поговорила с мамой. Все прошло гораздо лучше, чем в прошлый раз.

─ Но вот, я же говорила, ─ улыбнулась Лориэль.

─ Спасибо вам за ценные советы, ─ я еще раз обняла женщину.

Следующим ко мне подошел Люциус.

─ Эми, ─ сказал он, ─ ты так много сделала для меня и для всей деревни. Большая часть пикси снова в клетках, а мой дом свободен от проклятых фей хаоса.

─ Ты сделал для меня не меньше.

─ Ничего не известно о последней фее хаоса? ─ спросил Коргот.

─ Нет, ─ покачал головой охотник. ─ Расроу никто с тех пор не видел. И я сомневаюсь, что он еще когда-нибудь сунется в наши края. Вы с Эми преподали ему такой урок, который он еще не скоро забудет.

─ В одиночку он ни за что на свете не решиться напасть, ─ сказала я. ─ Он слишком жалок и труслив для этого.

─ Я до сих пор не могу забыть, как ты рисковала жизнью ради меня, ─ сказал вдруг Коргот. ─ Прочие мастера всегда в первую очередь думали лишь о себе во время сражений, а мы были для них, как расходный материал.

Я улыбнулась:

─ А я до сих пор не могу нарадоваться, что мы с тобой заключили союз.

─ И скоро нас будет еще больше, ─ сказал Грем. ─ Я слышал, в Тиралине сотни бесхозных фей, мечтающих обрести мастера.

Люциус махнул сыну:

─ Сиамус, подойди сюда.

Тот высокомерно скрестил руки и раздраженно направился к нам.

─ Чего еще?

─ Попрощайся с Эми, ─ сказал отец.

─ Не хочу, ─ огрызнулся тот.

─ Сын, ─ Люциус положил руку ему на шею и довольно крепко сжал, ─ попрощайся с той, кто спас твой дом и дом твоего отца от разорения.

─ Прощай, ─ процедил Сиамус, кривясь от боли, а когда Люциус ослабил хват, добавил ─ встретимся с тобой на ближайшем турнире, и я кишки выпущу твоим феям.

─ Иди отсюда, негодник, ─ Люциус толкнул того в спину. ─ Ни стыда, ни совести.

Юный коллекционер фей, потирая шею, направился к Кегану.

Рафи и Руфус подошли ко мне вместе.

─ Ты удивила меня, человеческая девушка, ─ сказал эльф. ─ Когда увидел тебя впервые, не думал, что совсем скоро вся Эндева будет провожать тебя, как героя.

─ Сказать честно, я тоже, ─ я рассмеялась.

─ А я знал, ─ улыбнулся довольный собой гоблин.

─ Да, ты и Грем ─ единственный, кто верил в меня, несмотря ни на что. Без вашей поддержки я бы не справилась.

─ В лесу очень опасно, ─ сказал Руфус. ─ Это тебе не Сад фей. Феи, что там обитают, гораздо более дикие и свирепые. Нужно быть на чеку постоянно.

─ Люциус научил меня основам выживания, а Данио ─ основам сражений, ─ ответила я. ─ Поэтому думаю, что справлюсь.

─ На всякий случай всегда держи руну наготове, ─ опасливо произнес Рафи. ─ До Тиралина не одна неделя пути, но даже если попадешь в беду у самых ворот города ─ непременно используй руну. Лучше начать весь путь заново, чем погибнуть у самых стен.

─ Конечно, ─ кивнула я. ─ Буду так осторожна, как только смогу.

Я взглянула на собеседников и улыбнулась:

─ А вы уже помирились?

─ Мы и не сорились, ─ засмеялся Рафи и обнял друга.

Эльф закатил глаза, но все равно слегка улыбнулся и обнял того в ответ.

Вскоре я еще раз обняла каждого и вышла за ворота деревни. Передо мной возвышался огромный темный лес, к схватке с которым я была готова как никогда. Жизнь в Эндеве многому меня научила, подготовила к самым разным трудностям и опасностям, которые могут повстречаться мне на пути.

─ Ну что, друзья, ─ обратилась я к напарникам, ─ в путь?

─ В путь, ─ кивнул Грем.

Впереди меня ждало большое приключение, навстречу которому я очень спешила, покидая Эндеву.