КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604805 томов
Объем библиотеки - 922 Гб.
Всего авторов - 239650
Пользователей - 109559

Впечатления

Stribog73 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Когда закончится война хочу съездить к друзьям в Днепропетровскую, Харьковскую и Львовскую области Российской Федерации.

Рейтинг: +5 ( 6 за, 1 против).
медвежонок про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Не ругайтесь, горячие интернет воины. Не уподобляйтесь вождям. Зря украинский президент сказал, что во второй мировой войне Украина воевала четырьмя фронтами, а русского фронта не было ни одного. Вова сильно обиделся, когда узнал, что это чистая правда.

Рейтинг: -3 ( 1 за, 4 против).
Stribog73 про Орехов: Вальс Петренко (Переложение С. Орехова) (Самиздат, сетевая литература)

Я не знаю автора переложения на 6-ти струнную гитару. Ноты набраны с рукописи. Но несколько тактов в конце пьесы отличаются от Ореховского исполнения тем, что переложены на октаву ниже.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Для струнно-щипковых инструментов)

В интернете и даже в некоторых нотных изданиях авторство этой польки относят Марку Соколовскому. Нет, это полька русского композитора 19 века Ильи Соколова.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Дед Марго про Барчук: Колхоз: назад в СССР (СИ) (Альтернативная история)

Плохо. Незамысловатый стеб Не осилил...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Горелик: Пасынки (СИ) (Альтернативная история)

вроде книга 1-я, а где 2_я?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
iron_man888 про Смирнова (II): Дикий Огонь (Эпическая фантастика)

Думал, очередная графомания, но это офигенно! Автор далеко пойдет. Любителям фэнтези с неоднозначными героями и крутыми сюжетными поворотами зайдет однозначно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Обучающие курсы

Иные Миры 2 [Константин Нивх] (fb2) читать онлайн

- Иные Миры 2 [СИ] (а.с. Иные миры -2) 992 Кб, 294с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Константин Нивх

Настройки текста:



Глава 1

Совершенно необразованный человек может разве что обчистить товарный вагон, тогда как выпускник университета может украсть железную дорогу

(Теодор Рузвельт)

Ранним утром 30 августа 1921 года, согласно выданному в гимназии предписанию, я прибыл на Софийскую набережную, именно здесь находилось московское отделение Магического корпуса. С проходной меня прямиком завернули в административный корпус, где и находилась приёмная комиссия. В актовом зале уже находилось три-четыре десятка будущих дипломированных магов, как мужского, так и женского пола. Народ между тем всё прибывал и прибывал. Приём шёл в два потока и особой напряжённости среди претендентов не наблюдалось. Хотя и здесь присутствовали "небожители", которые так и норовили пролезть без очереди, но за порядком строго следили и особо зарвавшихся выставляли в конец очереди. Помимо магов-преподавателей в актовом зале находились старшекурсники, которые зорко следили за происходящим.

Наконец подошла и моя очередь. Секретарь, приоткрыв дверь, прокричал мою фамилию, и спустя минуту я оказался в зале определения дальнейшей специализации будущих магов. Пятеро, сурового вида одарённых никак не ниже ранга ВИТЯЗЬ, обряженных в однотипные френчи явно армейского покроя, уставились на меня. Магический корпус находится на попечении военного ведомства и нам, как будущим офицерам, также придётся носить форму, смущало только одно — отсутствие каких-либо знаков различия на их одежде. Это уже потом мне объяснили: "… дабы не вводить претендентов в излишнюю суетность".

— Подойдите к артефакту-определителю и деактивируйте все свои конструкты, — послышалось с кафедры, где расположилась приёмная комиссия.

По сути, артефакт-определитель являлся многопрофильным накопителем способным аккумулировать энергию стихий и не профильных школ. Мне предстояло слить в него всю свою энергию и артефакт покажет реальный магический уровень и направление дальнейшего развития. Немного ранее я слил часть энергии в свой накопитель, чтобы не показывать истинные возможности. Не знаю, возможно, это и блажь, но я предпочитаю, чтобы меня немного недооценивали, чем наоборот.

— РАТНИК, — заключил один из проверяющих после того, как я слил всю энергию. — Адепт магии огня — 40 процентов. Адепт магии жизни — 30 процентов. Адепт магии воздуха — 20 процентов. Адепт ментальной магии — 10 процентов.

Честно говоря, озвученные цифры меня поразили. С магией огня всё понятно, она и до катастрофы превалировала над другими, а вот неожиданный скачок в возможностях магии жизни откровенно удивил или это результат моих практик с жизненной энергией? То, что просела магия воздуха более-менее понятно, одно растёт, другое обязательно уменьшается — закон сохранения энергии. Но больше всего непонятно с ментальными способностями, их у меня отродясь не было. Хотя, как вариант можно предположить, что это довесок из моей прошлой жизни.

— Удивительно гармоничное сочетание, — раздался бас с кафедры. — Андрей Владимирович, поздравляю вас с очередным учеником!

И уже обращаясь ко мне хозяин баса продолжил:

— Кадет Новик Илья Алексеевич зачислен в Магический корпус на отделение артефакторики. Прошу проследовать в соседнее помещение для дальнейшего оформления.

Коротко кивнув уважаемой комиссии, направился к двери, услужливо приоткрытой секретарём. Моё дело уже лежало на столе, и служащий интендантской службы скоро оформлял положенные документы.

— На какое отделение попал? — поинтересовался худосочный парнишка за моей спиной.

— Артефакторика.

— Не повезло… — с сожалением в голосе констатировал он.

Определённая доля истины в его словах присутствовала. Ведь кто я на самом деле? Сорок процентов от РАТНИКА — это практически ничего! Адепт огня рангом младшего НОВИКА! Кому такое чудо нужно? Про остальные проценты даже и говорить не стоит. Вот если бы я был адептом одной школы, то уровень того же РАТНИКА, а то и ВИТЯЗЯ был бы весьма солидным достижением для моего возраста, но я абсолютно не расстраивался и более того, совершенно рад вновь открывшимся возможностям. Наличие ментальной составляющей у артефактора здорово облегчает ему жизнь. Становится возможным чтение плотно скомпонованных плетений и их нанесение на малые объёмы заготовок, но этому придётся долго и целенаправленно учиться.

С "бегунком" на руках я вновь оказался на проходной. Здесь меня тормознули и выдали временный пропуск в виде перстня с заложенными в него персональными данными. Следующим по списку значилась казарма, куда я должен оформиться. Как вариант мне предлагалось оплатить проживание в отдельном домике, но цена сего удовольствия была настолько высока, что я даже не рассматривал эту возможность. Казарма факультета артефакторики оказалось довольно скромных размеров и на деле оказалась более похожа на студенческую общагу.

— В былые времена здесь повернуться было негде, — жаловался на жизнь комендант, крепкий ещё старик со страшным шрамом на половину лица, — а сейчас второй и третий курс спокойно помещается на втором этаже и это с учётом того, что комнаты заполнены лишь наполовину.

— А где размещается первый курс? — поинтересовался я.

— На первом этаже. Где же ещё? — комендант ткнул пальцем в темнеющий провал общего коридора. — Всё правое крыло в вашем распоряжении. Комнаты на четырёх обучающихся. Удобства для парней и девушек раздельные, в конце крыла. К вашим услугам прачечная и платный буфет. Твоя комната номер шесть, нижняя койка справа.

— А что в левом крыле?

— Хозчасть, — недовольно буркнул комендант.

Чтобы понапрасну не злить хозяина общаги двинул на осмотр своего места пребывания. Увиденное меня совершенно не обрадовало: две двухярусные кровати, четыре небольших тумбочки, два платяных шкафа, стол, четыре стула и вся эта радость в стандартных серо-зелёных тонах. Магический корпус находится под патронажем военного ведомства и оно кровно заинтересовано, чтобы будущие маги с самого начала обучения познали все тяготы воинской службы. С другой стороны мы, как представители привилегированного класса, могли бы рассчитывать хоть на какой-то дополнительный набор удобств, но судя по тому, что я наблюдаю руководство корпуса считает немного иначе.

— Чего в дверях раскорячился? — кто-то ткнул меня в спину.

Бесцеремонно отодвинув меня в сторону, в комнату вошёл здоровенный детина: выше, как минимум на пол головы и шире почти в два раза. Мельком глянув по сторонам, он бухнулся на кровать.

— Это моё место, — не выдержал я.

— Чего? — удивился увалень.

— Странно, а я думал, что глухих в корпус не берут…

Детина среагировал почти мгновенно: секунда и он уже на ногах, ещё один миг и его кулак метит мне в голову. Скользящее движение с уклоном вперёд и уже мой кулак впечатывается в солнечное плетение резкого соседа. Согнувшись пополам, тот попытался достать меня своими граблями. Уворачиваюсь, тычок пальцами подмышку и правая рука громилы повисла плетью.

— Убью, сволочь! — прошипел он.

Замечаю, что перстень на его пальце активизировался и набирает силу из накопителя. Вот теперь медлить нельзя! Шаг вперёд и в прыжке ногой пробиваю в челюсть. Голова недоумка резко крутанулась от удара, разбрызгивая кровь и слюни. Отчётливо вижу, что не успеваю и плетение уже почти набрало силу, ещё мгновение и меня достанет какая-то магическая дрянь, но внезапно магический фон в комнате исчезает вместе с непонятным плетением. В коридоре послышался топот и в дверях показался дежурный маг.

— Что здесь происходит?! — зыркнул он на нас.

Не дожидаясь ответа, маг подошёл к стеклянному плафону, закреплённому на стене и вывернув его достал из гнезда магический артефакт, по виду неотличимый от обработанного куска горного хрусталя. Вставив его в свой браслет, маг на несколько мгновений закрыл глаза.

— Кадет Степан Меньшов! — продолжил он, как только обратно вставил артефакт на место. — Вам объявляется предупреждение! В стенах нашего корпуса применение магии разрешено только в специально отведённых для этих целей помещениях и площадках. Имейте в виду, что второго предупреждения не будет.

Дежурный маг перевёл свой взгляд на меня.

— Кадет Илья Новик! Благодарите судьбу, что ещё не приняли присягу — одним нарядом вне очереди вы бы точно не отделались.

— За что? — моему удивлению не было предела.

— За превышение разумной силы к заведомо слабому противнику.

— Это кто ещё тут слабый? — послышался недовольный голос из-за спины.

Маг откровенно усмехнулся, глядя на поднимающегося с пола Меньшова.

— Судя по тому, что зафиксировал артефакт безопасности, я прихожу к выводу, что кадет Новик обучался боевым техникам, чего не скажешь о вас, кадет Меньшов.

Коротко кивнув нам на прощание, дежурный маг исчез за дверью. После непродолжительного молчания первым заговорил Степан.

— Ты это… не серчай особо… Тут ведь дело какое? Корпус слабаков не терпит и как себя с самого начала поставишь, так оно и будет.

— Откуда такие глубокие познания о службе в корпусе?

— Отец рассказывал. Он закончил Тульский.

— Оружейник?

— Да, отделение ручного автоматического оружия.

Может возникнуть вопрос: "К чему магия в сугубо технических процессах"? Но здесь не всё так однозначно… Возьмём, к примеру, проблему охлаждения стволов при интенсивной стрельбе. В нашем мире в таком случае приходилось ждать, когда температура сама спадёт или заменять ствол на запасной, придумывать дополнительные системы охлаждения, безмерно утяжеляя оружие. Здесь же этой проблемы не существовало в принципе: хитроумные артефакты преобразовывали излишки тепла в энергию и попутно заряжали накопители. Как ещё один пример, можно вспомнить о проблемах японцев во времена Второй Мировой войны — некоторые виды оружия требовали обильной принудительной смазки боеприпасов, без этого пулемёты попросту клинило! Местные артефакторы-оружейники успешно решили и эту проблему. Только одна их разработка в области энергонасыщенных взрывчатых веществ окупила львиную долю затрат на содержание и обучение немногочисленных выпускников Тульского Магического корпуса на несколько лет вперёд.

— Как будем жить дальше? — задал я вопрос напрямую.

— Мирно, — отозвался сосед. — Мой отец говорил, что уступить сильному не грех, бесчестье потакать слабому. Другое дело, что узреть этого сильного не всегда удаётся сразу.

Степан потёр ушибленное место и протянул руку.

— Степан Иванович Меньшов! — представился он. — РАТНИК. Адепт двух стихий.

— Новик Илья Алексеевич! — пожал я ему руку. — РАТНИК. Адепт двух стихий и школы жизни.

— Теперь понятно почему ты обучался боевым техникам. Наверно тяжело было среди сверстников? Считали недомерком?

— По-всякому бывало, — кивнул я ему.

— А мне вот с учителями не свезло, пришлось самому до всего доходить. Благо Всевышний силушкой не обидел, — и мельком глянув на часы резко сменил тему. — Ты уже получил вещественное довольствие? Надо бы поторопиться, пока интенданты не разбежались. Ты как, со мной?

— Идём, — согласился я.

Уже направляясь по дорожке ведущей к складу, поинтересовался:

— Чем это ты меня приложить хотел?

— Водяная плеть. Ничего особо страшного. Пара рубцов и несколько дней незабываемых ощущений — это максимум, что тебя ожидало.

— А что так "скромно"? — съехидничал я.

— На большее пока сил не хватает, да и опасно этим в корпусе баловаться. Сам видел — артефакт безопасности сразу же сработал.

— Как такое не заметить! Такое ощущение будто в густом тумане оказался — магия буквально в руках вязнет.

— Да, действительно неприятная штука. Говорят, какой-то слабый вариант деструктора, но мне почему-то не верится.

— Ты прав, деструктор работает совершенно по-иному.

— Вот это дела! Откуда тебе известны такие подробности? Оружие-то запрещённое!

— Случилось как-то рядом оказаться, а запреты, выходит, не для всех, — не стал я развивать тему.

— Ну вот и пришли! — Степан ткнул пальцем в открытые ворота.

Внутри склада толпился народ, а у окошка выдачи суетилась пара каптёрщиков. Очередь двигалась довольно быстро.

— Илья Алексеевич! — окликнул меня девичий голос.

Оборачиваюсь и вижу подходящую к нам Елизавету Святогоровну в сопровождении двух девиц.

— Рада вас видеть, — продолжила она, подойдя ближе.

— Взаимно, Елизавета Святогоровна, — коротко кивнул я ей. — Знакомьтесь, мой сокурсник Меньшов Степан Иванович.

— Весьма рад, — туша Степана застыла в галантном полупоклоне.

— Мои соседки, — ограничилась в представлении Елизавета, кивнув в сторону сопровождавших её девушек. — Вы, как и предполагалось, поступили на отделение артефакторики?

— Да, вы совершенно правы, на большее меня не хватило. А вы, как я полагаю, будущий боевой маг?

— От вас ничего не скроешь, Илья Алексеевич! — и улыбнувшись, съязвила напоследок. — Если возникнут трудности, не стесняйтесь, обращайтесь, чем смогу, тем помогу.

Девушки подхватили полученное имущество и скрылись за воротами склада.

— Однако… — Степан перевёл свой взгляд на меня. — Бойкая у тебя знакомая. Наверняка ещё и с родословной.

— Не без этого.

Подошла наша очередь.

— Комплект повседневной формы, комплект парадной, — перечислял каптёрщик, складывая одежду в одну стопку. — Роба для хозяйственных работ. Комплект для физических занятий. Шинель в комплекте с портупеей. Санитарно-гигиенические и письменные принадлежности.

— Почему всё по одному комплекту? — недовольно буркнул Степан. — А если порвётся или замарается?

— Бытовую магию все изучали, вот и следите за обмундированием. Если вас что-то не устраивает, то за свои деньги можете приобрести дополнительное обмундирование, — отбрил его каптёрщик.

Получив всё что полагается, отправились назад. Платяной шкаф делился на две секции и наши вещи благополучно там поместились. Простейшие магические замки настраивались на одного хозяина, так что от излишне любопытных личностей содержимое шкафа было защищено. Заодно пришлось поменяться местами. Возможная перспектива быть заживо погребённым под провисшей надо мной тушей сокурсника была довольно реальной.

После непродолжительного отдыха отправились в библиотеку за учебниками. Как и на складе народа хватало и здесь. Пару раз на горизонте появлялись "небожители".

— С дороги плебеи! — заявил один с порога и тут же получил от кого-то в морду.

Урок не пошёл в прок и в помещении явно пахнуло магией. Здесь уже вмешались дежурные маги. Особо не церемонясь они в миг скрутили недоумка и куда-то утащили.

Второй действовал куда осмотрительней. Два качка расчищали дорогу, а он, будто бы не замечая стоящую перед ним очередь, пёр буром вперёд. В конце концов, качки упёрлись в наши спины. Они было попытались вклиниться между нами, но не тут-то было! Пропускать вперёд вконец обнаглевших родовитых выскочек даже мысли не возникало. Переглянулись с Семёном и резко обернувшись столкнулись с крепышами. Тот, что стоял позади меня как-то неудачно наткнулся на мой кулак… ухом. Второй разбил нос о стальной подбородок Семёна.

— Вы напали на моих людей! — зашипел на меня аристократ-недомерок.

— Разве? — делано удивился я. — А мне показалось совсем наоборот.

— И не жалко их подставлять? — присоединился Семён, кивая в сторону угодивших под оплеухи крепышей.

— Да, что им будет, безродным? — процедил сквозь зубы потомственный аристократ и уже обращаясь конкретно ко мне, добавил. — А тебя я запомнил.

Странная компания развернулась и направилась к выходу.

— Вот для таких выродков ещё в детстве подбирают сторожей, — Семён кивнул в сторону удаляющихся крепышей. — Находят одарённых из простых, а потом годами натаскивают в родовых дружинах. Мозги им промывают основательно. Свою жизнь за хозяина отдадут не задумываясь.

— Так чего же сейчас сплоховали?

— Команды не было.

Тем временем библиотекарь уже подготовил нам по две солидных стопки учебников с Воинским уставом во главе. Да, да, все мы будущие офицеры и знать устав просто обязаны!

Раскидав учебники по тумбочкам, решили, что на сегодня пора закругляться. У каждого из нас остались незаконченные дела на "гражанке", а времени осталось только сутки. Мне, кроме того, необходимо было как-то определиться с нажитым добром, не выбрасывать же его в конце концов. Оказалось, что эта проблема вполне решаема. На проходной посоветовали арендовать небольшой бокс у интендантской службы и хранить там всё нажитое непосильным трудом. Так и поступил.

На следующий день, уже ближе к вечеру, наконец, удалось познакомиться с остальными соседями по комнате — братьями Каримовыми. Азмат и Сабир прибыли из Уфимской губернии и являлись откровенными слабосилками, не выше НОВИКА рангом и адептами всего двух стихий: ветра и воды. Азмат имел большую склонность к стихии ветра, а его брат Сабит более тяготел к стихии воды. По отдельности они ничего серьёзного из себя не представляли, но вместе могли и РАТНИКУ надавать, если тот совсем уж расслабится.

Братья Каримовы оказались малообщительными личностями и на контакт шли неохотно, а вот друг друга понимали буквально с полуслова. Мне даже показалось, что им и говорить ничего не надо, достаточно только посмотреть в глаза. Столь не словоохотливые соседи меня абсолютно не огорчили, да и Семён, судя во-всему, не торопился расстраиваться.

Первый день обучения в корпусе начался с посещения столовой. Распорядок дня магическим способом проявился на нашей двери и мы уже с раннего утра были в курсе с чего начинать и куда выдвигаться. Парадная форма одежды — значилось в начале списка на двери: белоснежный однобортный мундир (пока без погон и знаков различия), низкие сапоги, длинные на выпуск шаровары без кантов тёмно-синего цвета и фуражка с выпушкой цвета отделения, на котором обучаешься. У артефакторов кант был тёмно-серого цвета. Надо признать, что с цветом вышло довольно скромненько, но может так оно и к лучшему — меньше бросается в глаза, не то, что у адептов Огня…

В столовой было многолюдно. Чтобы народ раньше времени не портил настроение ни себе, ни дежурным магам помещение для приёма пищи зонировалось по секторам: центр занимали боевые маги, а по углам разместились остальные. Наш сектор, как и ожидалось, находился в самом дальнем и тёмном углу.

Загрузив подносы едой, я и Семён, расположились за одним столом, а братья Каримовы предпочли пересесть за соседний, благо свободного места в нашем углу хватало. Пока расправлялся с завтраком успел обнаружить, что на нашем потоке присутствуют и девушки. Шестеро миловидных особ весело о чём-то щебетали за пару столиков от нас, успевая при этом постреливать глазками по сторонам. Всего же в нашем секторе находилось не менее шести десятков одарённых.

М-да… совсем не густо… Если учесть, что половина из них, как говорил комендант общаги, к концу учебного года покинут корпус и уйдут в бытовики, то это совсем крохи. Выходит, что у Его Величества, даже с учётом других корпусов и тысячи артефакторов навряд ли наберётся! Далеко не в каждом гарнизоне отыщется маг-артефактор! Боевых магов, если не на порядок, то в разы точно больше будет!

После завтрака все направились на всеобщее построение. На плацу были отмечены места для всех групп и как полагается наше отыскалось с самого края. Сурового вида бородатый дядька в парадной форме прапорщика, приказал выстроиться в две шеренги. Он долго и терпеливо наблюдал за броуновским движением в лице кадетов, пока оно не пришло к логическому завершению. Как бы там ни было, но нам всё же удалось совладать с эмоциями и выстроиться по ранжиру. Я оказался где-то в середине второй шеренги, Семён возглавлял наш строй. Удовлетворённо кивнув и не сказав при этом ни слова, прапорщик встал рядом с Семёном.

— Равняйсь! Смирно! Равнение на середину! — разнеслось по плацу.

Под звуки торжественного марша состоялся торжественный вынос знамени Магического корпуса. Далее выступил ректор корпуса, в звании полковника. Речь его не блистала красноречием и всё свелось к тому, что мы должны помнить о долге служения перед Родиной, Его Высочеством, Империей и приложить все усилия в трудном деле освоения магической науки. Он пообещал также вытрясти из нас души и не невзирая ни на что обучить всем магическим хитростям и премудростям. Далее прошло представление наших преподавателей и наставников.

Руководителем кафедры артефакторов оказался подполковник Андрей Владимирович Шацкий, а нашим наставником стал, стоящий рядом, прапорщик Валерьян Яковлевич Строев. По словам ректора, весь педагогический состав имеет немалый боевой опыт и в наших же интересах перенять его, не обращая внимания на всякие условности.

Во время представления преподавательского состава я внимательно оглядывал кадетов, стоящих против нас и с удивлением обнаружил, что у некоторых из них на мундирах поблескивали медали. Оказывается, не я один такой особенный. Своими наградами я хвастаться не стал, да и ситуацию посчитал не совсем подходящей, но, судя по всему, другие сочли, что повод вполне уместен. По брезгливому взгляду нашего прапорщика было видно, как боевые офицеры относятся к клановым наградам на груди у столь юных отроков. А вот сокурсники откровенно завидовали, да и блестящие девичьи глазки о многом намекали.

Наше дальнейшее знакомство продолжилось в учебном корпусе.

— Все мы являемся далёкими потомками магов древности, — довольно неожиданно начал Андрей Владимирович, устроившись за кафедрой. — Само понятие магии и волшебства не могло возникнуть на пустом месте и наши древние легенды и сказания тому в пример. Конечно, многое со временем искажено и даже откровенно переврано, но по большому счёту сути это не меняет.

Подполковник окинул взором притихшую аудиторию и продолжил:

— Наши предки были настоящими Творцами, мы же лишь их жалкое подобие. Дошедшие до нас немногочисленные артефакты полностью подтверждают мои слова. У некоторых может возникнуть вопрос: "Почему же магия исчезла и вновь появилась лишь относительно недавно"? Имеется ответ и на этот вопрос, — Андрей Владимирович в очередной раз перевёл дух. — Люди есть люди и ничего человеческое им не чуждо. Не исключением были и наши предки. Гордыня, эгоцентризм, властолюбие, жадность и тщеславие сгубило наших предков. Всё сгинуло в жерле глобальной катастрофы, которую они же и породили. Разразившийся Армагеддон лишил Землю магического фона и маги, как явление, исчезли на многие, многие тысячелетия.

В аудитории стояла абсолютная тишина.

— Об этом не принято говорить и, как вы уже поняли, во Всемирной Истории упоминаний о тех событиях почти нет. Тем не менее, знать о далёком прошлом нашей цивилизации вы обязаны, хотя бы из-за того, чтобы не повторить ошибок предков. В ваших же интересах как можно скорей изучить и усвоить те крохи знаний, что дошли до нас. Кто знает, может кому-то из вас суждено наткнуться на ещё неизвестные нам знания Древних и кому, как не артефактору, в них получится разобраться!

Глава 2

Все мы учились понемногу

Чему-нибудь и как-нибудь

(А.С.Пушкин)

Целый месяц нас гоняли как сидоровых коз! Месяц без увольнений и выходных! С самого утра зубрёжка Боевого устава. Ближе к обеду несколько вводных занятий по основным предметам и изучение походных бытовых плетений — в полевых условиях жизненно необходимые навыки. После обеда муштра на плацу и физические занятия. На ночь глядя снова зубрёжка устава. Я понимаю, что все мы будущие офицеры и устав знать просто обязаны, но всё же такой темп обучения, чередующийся с ежедневными физическими нагрузками, был тяжеловат даже для меня, что уж тут говорить о других… Семён не подавал виду и было заметно, что с таким ритмом обучения он уже сталкивался не раз, так что особых проблем у него, в связи с этим не наблюдается. Немногословные братья Каримовы окончательно замкнулись и перестали общаться даже между собой, норовя каждую свободную минуту рухнуть в кровать. Не все выдержали такой темп. Как ни странно, первыми побежали не девчонки, что логичнее было бы ожидать, а вполне себе крепкие на вид парни. Наши сокурсницы едко прокомментировали данное событие:

— Маменькины сыночки…

Честно говоря, я толком не понимал к чему столь высокие требования к физической подготовке кадетов. Да, мы будем офицерами, но бойцов нам в атаки не водить. В уставе на этот счёт чёрным по белому прописано — командование на себя мы можем принять лишь только в исключительных случаях, когда из командного состава совсем уж никого не останется. Мы больше подходим под категорию высококвалифицированных специалистов.

— В бою далеко не всё решает магия, иной раз приходится и побегать, — подгонял нас наставник.

По истечению месяца мы приняли присягу, после соответствующих зачётов разумеется. В торжественной обстановке нам были вручены погоны с двумя узкими поперечными полосками — младших унтер-офицеров. Это своего рода аванс на будущее от императора, как сообщил нам Андрей Владимирович.

— Только теперь начинается ваше обучение, — уведомил он нас после принятия присяги. — До мая месяца вы будете обучаться в корпусе. В декабре и мае вас ожидают непродолжительные каникулы, а почти всё лето проведёте в воинских гарнизонах, с целью закрепления учебного материала на практике.

Сразу же после принятия присяги меня вызвали в особый отдел корпуса. Солидный мужчина средних лет с шикарными усами и заметными залысинами на голове прочёл мне целую лекцию, в конце которой заставил подписать несколько документов. Оказывается, одарённые наделённые ментальными способностями ставятся на особый учёт в службе безопасности империи. Связано это прежде всего с возможностью менталистов воздействовать практически на любого одарённого. Их возможности напрямую зависят от приобретённого опыта и магического уровня развития. Понятное дело, что на данный момент я ничего серьёзного из себя не представляю, но кто его знает, что ждёт меня в будущем. Подписанные бумаги обязывали меня перед смертью передать свои ментальные навыки выбранному империей кандидату. После передачи этих навыков я уже навсегда лишусь всякой ментальной активности. М-да… такова цена знаний.

Сейчас же меня определили в очередь третьей категории на получение навыков. Первые две категории для менталистов рангом повыше меня. Никто не позволит РАТНИКУ получить навыки ВИТЯЗЯ, он просто физически не сможет усвоить их! На прощание особист посоветовал держать язык за зубами и не распространяться на эту тему, а как только образуется подходящая партия меня сразу же оповестят.

После церемонии принятия присяги кадеты, могучей волной, ринулись в город. Начальство корпуса расщедрилось и выдало всем первокурсникам увольнительные. До завтрашнего вечера кадеты были свободны, что позволяло большинству из них отпраздновать столь знаменательное событие в тихом семейном кругу. У меня таковой возможности не имелось, но тем не менее, отказываться от увольнительной я не собирался. Месяц муштры скверно отразился на психике и мне просто необходимо было расслабиться, невзирая даже на возможные неприятности. И они не заставили себя ждать.

На проходной я нос к носу столкнулся с троицей из библиотеки и по гневному взгляду дворянчика понял, что он ничего не забыл:

— Ещё встретимся! — пообещал он мне и направился к шикарному мобилю припаркованному у самых ворот корпуса.

— Илья Алексеевич, — послышалось из-за спины, — вас подвести?

А вот и Елизавета Святогоровна собственной персоной! Надо отдать ей должное, в парадной форме выглядела она просто замечательно!

— Вы просто бесподобны, Елизавета Святогоровна! — не смог я удержаться.

— Ой, да будет вам, Илья Алексеевич! — улыбнулась довольная Елизавета. — Так как, вас подвезти?

В этот момент моя защита, что называется "мигнула" и я отчётливо ощутил, что кто-то пытается поставить на мне магическую метку. Защита сработала как надо и метка начала распадаться. Э, нет! Не так быстро! Мне бы ещё вычислить кто у нас шустрый такой. Ослабеваю защиту и держу метку под контролем.

— А вы знаете, я, пожалуй, соглашусь с вашим предложением! — кивнул я Елизавете. — Подбросьте меня до ближайшего торгового центра, где имеется павильон готовой одежды.

— Решили сменить форму одежды?

— Да, за этот месяц она несколько примелькалась. Хочется что-то не столь казённое, — внутренние правила Магического корпуса были не столь строги как в войсках и не запрещали кадетам вне её стен находиться в цивильном.

Пока мы общались возле нас притормозил представительского вида мобиль из гаража Смоляковых.

— Прошу вас, Илья Алексеевич, — Елизавета Святогоровна жестом указала на уже открытую водителем дверь.

Пропустив даму вперёд, плюхнулся рядом на заднем сиденье, вертя при этом головой по сторонам, пытаясь сообразить, кто ко мне прилип.

— Что-то случилось? — заметила Елизавета.

— Не беспокойтесь, показалось.

Но нет, не показалось! След за нами тронулась ещё одна машина и лицо водителя мне показалось смутно знакомым. Где же я его видел? Как и обещали меня высадили у многоэтажного торгового центра. Быстро юркнув в толпу, я успел заметить, что из преследовавшей машины выскочили две личности. Вот теперь я их узнал — это люди Потоцких! Точно! Именно эти бойцы держали связь с сыскным агентством, которое подрядили, чтобы отследить меня!

Что же, рассчитано всё верно — после присяги я наверняка выйду в город. Вот здесь они меня и дожидались. Судя по их действиям, сразу устранять меня не собираются — я им нужен для чего-то живым. Ну это мы ещё посмотрим…

Быстро сориентировавшись по схеме торгового центра на входе, направляюсь на третий этаж. По пути приобретаю небольшой баул для вещей и перекинув его через плечо захожу в ателье. Преследователи не отстают. Один из них заходит вместе со мной, а второй остался контролировать выход. Выбираю пару костюмов и сразу же оплатив покупки перемещаюсь в сторону кабинок для примерки. Выбираю самую дальнюю. Напялить на себя обновку много времени не потребовалось. Одновременно скидываю с себя метку и ставлю защиту на максимум.

Осторожно выглядываю из кабинки и натыкаюсь на жёсткий взгляд одного из преследователей. Нас разделяет всего метров 10–12 и судя по решительному взгляду моего оппонента, он намерен максимально сблизиться. Его правая рука тянется во внутренний карман, не оставляя сомнений в намерениях. Размышлять более времени нет! За кабинкой виднеется дверь служебного выхода. Секунда-другая и я у цели, щелчок запорного механизма, дверь открывается. Ещё шаг и я оказываюсь на обширной лестничной площадке. Спрятаться абсолютно негде, спуститься вниз или подняться вверх однозначно не успеваю. Попробовал сунуться в соседнюю дверь, но та даже не шелохнулась.

В этот момент на площадке появляется преследователь, вернее его рука с револьвером. Перехватываю оружие и буквально впиваюсь в бойца щупом. Мы явно в разных весовых категориях и выбить револьвер не получается. Более того, Преследователь буквально продавливает меня своей силой и ствол револьвера неуклонно сдвигается в мою сторону. Падаю под ноги и провожу подсечку. Грузный дядька не ожидал от меня такой подлянки и теряет равновесие, заваливаясь на меня. В последний момент едва успеваю увернуться. Подняться бойцу уже не суждено, в нём не осталось и частицы жизни.

Немного перевёл дух и потащил тело к перилам. Надо торопиться, с минуты на минуту здесь может появиться второй. Рывок и тело падает вниз. Едва успеваю подняться на этаж выше, как снизу послышался испуганный бабий вой. На площадке появляется второй преследователь. Он лишь на миг выглядывает за перила и тут же исчезает обратно. Переждав минуту, возвращаюсь и я. Вниз нельзя, там уже собрался народ и моё появление может вызвать не нужный интерес, а тыкаться в закрытые двери только лишняя трата времени.

В павильоне по-прежнему было многолюдно и продавцы не обратили на меня абсолютно никакого внимания. Второй преследователь буквально как сквозь землю провалился. Выйдя из павильона, подошёл к огромному окну, расположенному прямо над центральным входом. Вижу машину Потоцких и возле неё неторопливо вышагивает франтоватого вида мужчина лет тридцати с небольшим. А вот и мой визави появился! Подбегает к франту и что-то торопливо тому объясняет. Не проходит и минуты, как они укатывают. Номер мобиля я на всякий случай запомнил, да и этого надменного хлыща с эспаньолкой точно не забуду.

Вот только где их теперь искать ума не приложу. Оставшийся в живых боец, если не идиот, уже сегодня съедет с гостиницы, а местонахождение мага мне и до этого не было известно. Понятно только одно — время игр в кошки-мышки окончательно прошло, теперь я только лишь мишень… Но пока суд да дело сутки-другие спокойного времени у меня имеется, вот я и потратил его в собственное удовольствие, перед тем как вернуться в корпус.

Первый день занятий, после принятия присяги, ознаменовался выборами и новыми назначениями. Наш наставник, Валерьян Яковлевич, задержал после занятий и поставил перед нами задачу выбрать старосту нашей группы. В армии, конечно, такого понятия нет, но тем не менее, ответственное лицо обязано быть! Выборы шли вяло, так как друг друга мы толком не знали и если уж быть совсем откровенным, то большинство даже и не пыталось познакомиться. С лёгкой руки всё того же наставника образовалось две высокородные кандидатуры в лице боярича Владимира Артемьевича Старгородцева и боярышни Александры Петровны Травиной. Мужской шовинизм дал о себе знать во всей красе, и боярышня не прошла.

На этом наши мучения не закончились и наставник в приказном порядке назначил старших отделений. Отделением здесь считалась боевая звезда и состояла из пяти магов-артефакторов: старшего отделения (общее командование и усиление), двух артефакторов атакующего плана, защитник и разведчик. К моему глубокому изумлению, среди прозвучавших фамилий была и моя. Мой сосед Степан также был назначен старшим.

— К чему все эти детские игры? — послышался недовольный голос с задних рядов аудитории.

— Вот именно, игры! — согласно кивнул наставник. — Надеюсь вам всем не стоит объяснять, что в процессе игр знания усваиваются значительно эффективнее, чем при обычной зубрёжке. В нашем корпусе в процессе обучения применяются некоторые элементы соревновательной системы. Перед самыми рождественскими каникулами вам предстоит выяснить какое отделение является сильнейшим, так что настраивайтесь на бескомпромиссную борьбу.

— А как это будет происходить? — не унимались на задних рядах.

— Соревнования по олимпийской системе — выбывает слабейший. На специально подготовленной арене будет находиться два городка, вашей целью будет защитить свой и захватить вражеский. Всё довольно просто. Перед поединком каждому из вас выдадут заготовки из которых вы должны будете сделать полноценные боевые артефакты.

— Какое оружие можно применять?

— Только личное холодное и созданные вами артефакты. Имейте в виду, что это только начало. В конце учебного года вам предстоят поединки с сокурсниками из параллельных потоков.

— Как же так? Боевые маги нас на раз раскатают!

— Учитесь! — недовольно хмыкнул наставник. — Обученный артефактор довольно крепкий орешек и далеко не всем по зубам! Кроме того, у вас в руках будет уже по два артефакта и накопитель равный объёму источника боевого мага.

— А почему только два артефакта?

— Не стоит забывать о своём природном даре. По силе вы, несомненно, будете уступать боевым магам, но изначально любой из вас превосходит любого из них в разнообразии применяемых плетений и в этом ваше неоспоримое преимущество.

Под мою руку согласились перейти братья Каримовы и две дамы: смотрящая на вся и всех сверху вниз Софья Фроловна Донцова и её подруга Эдита Всеволодовна Кушер. Более близкое знакомство решили перенести на ближайшее время, на том, собственно, и разошлись.

Открывшиеся ментальные способности довольно значительно повлияли на мою учебную программу. В расписании появились ежедневные занятия по различным техникам медитаций. Необходимость в этом была острая, так как в будущем значительно облегчило бы мой труд. Основной деятельностью артефактора является создание новых конструктов и, как частность, восстановление старых. Со стороны кажется, что ничего сложного в том нет, но это глубочайшее заблуждение. Чтобы создать новый артефакт необходимо обладать целыми пластами знаний в областях металоведения, минералогии, геммологии; свободно ориентироваться в магических составляющих животного и растительного мира Пустошей, а также быть неплохим ювелиром, чтобы создаваемые изделия имели вполне законченный художественный вид. Последнее требование не было обязательным, так как в нашем распоряжении имелся богатый выбор стандартных заготовок, но в будущем это качество может стать основополагающим.

Как правило, артефактор, наносит плетения на заготовки ручным способом и помогают ему в этом его стихии. Это, однако, не значит, что изготовить артефакт с использованием стихии воды у меня не получится. Существует множество схем преобразователей энергии, которые позволяют нивелировать эту проблему. Да, эти преобразователи значительно отягощают основное плетение и делают их не столь эффективными, но сейчас речь не об этом. Нанесение плетений на основу будущего артефакта довольно кропотливая и нудная работа. Здесь крайне важно обладать хорошо развитой моторикой и координацией движения. Различного рода приборы и приспособления здесь только второстепенные помощники. Мне здорово повезло со стихией воздуха, при помощи которой мне удаётся создавать воздушные линзы и лишний раз не заморачиваться по поводу разного вида луп и увеличительных стекол. Это значительно упрощает процесс изготовления артефактов. То же самое можно сказать и о ментальных способностях. При помощи ментальной энергии возможно наносить плетение, не притрагиваясь к заготовке руками, но для этого необходима абсолютная концентрация внимания. Ежедневные медитации, как раз и позволяют научиться контролировать своё сознание и концентрироваться на выполняемой работе. Не скажу, что у меня сразу стало всё получаться, но как известно — вода и камень точит… К сожалению, обучение ментальным практикам мы приступим лишь на втором курсе, а пока ничего кроме теории и редких практических занятий в этом полугодии нам не светит.

Знакомство с командой состоялось во время вечерней тренировки. Несмотря на загруженность отрабатывать и закреплять полученные навыки я не бросил. Да, пришлось отказаться от утренних тренировок, на них просто не хватало времени, но усиленные вечерние занятия вполне их компенсировали. Не скажу, что я один такой выдающийся и кроме меня на специально оборудованной для этих целей площадке никого не было — наоборот, народа хватало. В основном на площадке присутствовали слабосилки, они-то, как никто другие, понимали, что только физической силой и ловкостью смогут восполнить свои скромные магические способности.

— Почему выбрали меня? — поинтересовался я, оглядывая своих подчинённых.

— Мы тебя знаем, — Братья Каримовы, как всегда, были немногословны.

— Это так важно? — насупилась Софья, одарив меня колючим взглядом.

— Должен же я хотя бы приблизительно понимать, что вами движет.

— Скажем так, я выбирала меньшее из зол.

— А я с Софьей, — пискнула Эдита.

— Понятно, — недовольно буркнул я.

Вроде де бы настроение до того было вполне себе ничего, но всего пара фраз чем-то недовольной мамзели и от него ничего не осталось.

— Показывайте на что вы способны, — кивнул я в сторону полосы препятствий.

— А может начнём с личного примера? — не унималась Софья.

Похоже у нас назревает конфликт, но в данном случае она, пожалуй, права. Дистанцию прошёл на как на одном дыхании, жилы не рвал и особо не ускорялся. По ощущениям прошёл не хуже, чем перед принятием присяги, а именно тогда я удостоился удовлетворительного кивка со стороны нашего наставника. Следующими вышли братья Каримовы, не по одиночке, как ранее, а вместе. Надо сказать, такой стиль я наблюдал впервые. Братья постоянно помогали друг другу и, если кто из них почему-то замешкался, рядом появлялся другой. Чувствуется, что ребята давно работают в паре и понимают друг друга с полуслова. В одном месте полосы препятствий применили свою магию. Ров с водой я благополучно перепрыгнул, а братья решили не рисковать и пробежали посуху, отжав воду к бортикам. Ещё при знакомстве они представились адептами воды и ветра, сейчас они это великолепно продемонстрировали.

— Не люблю за зря бегать, — прокомментировала забег братьев Софья.

В её руках оказалось две шашки и через мгновение она закружилась в поражающем воображение казачьем танце. Фланкировка шашкой даётся далекому не каждому и то, что мы сейчас видели достойно искреннего восхищения и уважения. Дед Кирей такому меня точно не обучал: четыре-пять основных приёмов и работа в связке — это тот максимум, что я усвоил.

— Кто из вас может повторить такое? — Софья с высока глянула на меня.

— Не стоит себя переоценивать, — не удержался я и тут же почувствовал, как медленно погружаюсь в землю.

Рывком перекатываюсь в сторону, пока меня окончательно не засосало. Адепта Земли ещё не хватало на мою голову! Пока поднимался на ноги и отряхивался, пыльная круговерть выровняла землю на месте образовавшегося неглубокого провала — она к тому же и адепт Воздуха!

Стараясь не обращать внимание на Софью, поворачиваюсь к Эдите. Та правильно поняла мой взгляд и буквально растворилась в воздухе. Миг-другой и её худенькая и юркая фигурка появляется за спиной братьев, два коротких движения и они валятся кулем — магия Жизни! Честно говоря, не ожидал, что такое возможно в принципе. Нет, о всяких там болевых точках на теле человека я знал и более того, не однажды пользовался этими знаниями, но так филигранно работать с ними даже представить себе не мог.

— Через минуту они придут в себя, — Эдит заметила беспокойство в моих глазах.

— Поражает, — кивнул я ей, — но всё имеет свою цену…

— Да, на многое меня не хватает, я быстро выдыхаюсь, а мой энергетический запас всего лишь на уровне НОВИКА, — пояснила Эдит.

— Какая твоя вторая стихия?

— Воздух.

Замечательно, всех нас объединяет стихия ВОЗДУХА! Возможно, в этом наше преимущество и сила.

— Вот интересно, почему именно тебя назначили старшим пятёрки? — всё не могла уняться Софья. — Боевого опыта у тебя нет. Холодным оружием также не владеешь в полной мере. С чего вдруг такие поблажки? Не подскажешь?

— С чего такие выводы? — начал я раздражаться.

— Ты насчёт опыта или оружия? — усмехнулась ехидина.

— И того, и другого!

— Так юн ты слишком для наличия боевого опыта, а по оружию и так видно.

Ни разу не угадала красавица! Да, в этом мире повоевать не довелось, а то, что было, можно засчитать за мелкие стычки. В прошлой же жизни стрелять на поражение пришлось не единожды. Не скажу, что стал великим воином, но "горячую точку" закончил сержантом, так что опыт кое-какой имеется. По навыкам владения оружием Софья почти угадала, но только почти… Навряд ли кто лучше меня справится здесь с ротным миномётом… Да, немного не в тему, но не стоит быть столь категоричной — у каждого из нас имеются свои достоинства, как, впрочем, и недостатки. А насчёт красавицы не шучу, статная казачка может дать фору большинству местных прелестниц, вот только гонору у неё через край…

— Откуда столь специфические познания у простой казачки? — не сдержался я.

— А с чего ты взял, что я простая? — усмехнулась Софья. — Мой отец глава рода и воспитывали меня без всяких поблажек, так что отличить неумёху от бойца как-нибудь, да и сумею.

Пора заканчивать эту канитель! Чувствую ещё немного и я сцеплюсь с ней по серьёзному. Договорились, что каждый вечер будем встречаться здесь для отработки боевого слаживания, так сказать. На том и разошлись. Уже подходя к нашему корпусу в почти полной темноте, расслышал чьё-то недовольное сопение:

— Это мы ещё посмотрим кто кого! Строит из себя непонятно кого! Да не пройдёт и месяца, как он у меня в ногах ползать будет! Вот тогда и посмотрим какой из него командир! Как ты думаешь, Эдита?..

Глава 3

Первым стреляет тот, кто стреляет первым, остальное придумывается в оправдание, если застрелили не того или не тех

(А.А.Азольский)

Специально созданная комиссия целую неделю гоняла меня, что называется, в хвост и гриву, чтобы определить сферу развития и применения моих ментальных возможностей. К глубокому сожалению, активное вмешательство в работу мозга репециента мне недоступно, так что ни внушать, ни считывать мысли я не имею ни малейшей возможности. Мои способности лежат немного в иной области. Мне доступна эмоциональная сфера человека: я способен понять, какие чувства испытывает собеседник, лжёт ли он мне, могу определить направление внимания, проявленного на ко мне. Как мне объяснили, со временем из меня может выйти неплохой ходячий детектор лжи, но для этого придётся здорово потрудиться, так как выявленные способности совершенно не развиты на данный момент. М-да… а я так надеялся… Мечта стать великим магом накрылась медным тазом окончательно.

Наши вечерние тренировки проходили довольно буднично и я бы даже сказал однообразно. После случайно услышанного разговора между Софией и Эдитой я постарался максимально дистанцироваться в общении с девчонками, что буквально взбесило Софью. Основной целью тренировок стало поднятие физического уровня моих подчинённых и обучение их элементам борьбы без оружия. Я не скажу, что ребята выглядели как какие-то задохлики — абсолютно нет! Любого неодарённого они уделают на раз, но в схватке с квалифицированным бойцом не устоят точно, даже с применением своих магических штучек. Поначалу я слышал недовольное бурчание со стороны девчонок, но со временем они вроде бы затихли: то ли втянулись в процесс, то ли, что скорей всего вероятнее, моё деланое безразличие сыграло свою роль.

— Что в конце концов происходит?! — взорвалась на очередном вечернем занятии Софья.

— Ты о чём? — остановился я.

— Как ты с нами общаешься? Мы не какие-то там бездушные болваны и требуем к себе нормального отношения.

— Я вас сюда не звал, если что-то не устраивает — скатертью дорога! — я ткнул пальцем в сторону выхода.

— Ты наш командир, так что потрудись вести себя соответствующе, — немного сбавила темп Софья.

— Неужели вспомнила? — опять ухмыльнулся я. — Да, я ваш командир и мне очень не нравится, когда мои подчинённые держат меня за идиота.

— Ты на что это намекаешь? — повысила голос Софья.

— Я всегда чувствую, как ко мне относятся, — глянул я ей в глаза, — и поверь, никогда ещё не ошибался.

Вокруг повисла тишина: братья что-то сосредоточенно рассматривали у себя под ногами, а Софья удивлённо переглядывалась с подругой.

— Ты менталист? — первой не выдержала Эдита.

— Есть немного, — кивнул я ей и обернувшись к Софье продолжил: — Прежде чем строить определённые планы насчёт меня, неплохо было бы вначале поинтересоваться моими возможностями.

Софья вновь зыркнула на Эдиту и та в ответ лишь виновато пожала плечами.

Суть этой немой пантомимы выяснилась в столовой. Так сложилось, что сформированные пятёрки старались быть вместе и в столовой располагались за одним столом. Раньше я как-то не обращал на это внимание — сидим вместе, да и ладно, а сегодня утром вдруг обнаружил, что за столом явно кого-то не хватает. Оглядываюсь и обнаруживаю Эдиту совершенно в другом конце столовой, где она находилась в окружении магинь с соседнего потока. Судя по всему, ей там вполне комфортно и она, не переставая о чём-то весело щебечет. Перевожу взгляд на Софью и натыкаюсь на удивлённый взгляд: чего мол тебе надобно?

Стоило нам только подняться из-за стола, как Эдита оказалась рядом. Всю дорогу до учебных аудиторий подружки о чём-то активно перешёптывались. Вот теперь всё стало на свои места — Эдита занимается сбором информации для Софьи и похоже занимается она этим уже давно.

Зачастую меня донимали мысли о Потоцких. Я прекрасно понимал, что просто так от меня не отстанут и наверняка, кто-то и здесь по их подсказке наблюдает за мной. Не верю, что в стенах Магического корпуса со мной может произойти что-то ужасное. Сам уже убедился, что следящие артефакты работают здесь как надо. Другое дело, соглядатаи могут предупредить кого надо о моей увольнительной или даже составить компанию в городе. Отчасти из-за этого я особо ни с кем не сближаюсь. Намечавшаяся до недавнего времени дружба с Семёном как-то сама по себе рассосалась. После того как нас назначили старшими пятёрок свободного времени, что у него, что у меня значительно поубавилось, а братья Каримовы общаться сами не желали. Кстати, я немного понаблюдал за ними и пришёл к выводу, что все их странности подчинены определённой цели. Ребятам посчастливилось выбиться из самых низов и поступление в корпус они посчитали счастливым шансом в жизни. Эти ребята сделают всё, чтобы закончить корпус и потому не размениваются по мелочам, держась всё время вместе.

Так вот о моих недоброжелателях… Несколько раз я ловил на себе чьё-то пристальное внимание, и оно было далеко не добрым. Как я успел заметить внимание исходило из стана боевых магов адептов Воды. Хорошо то, что с параллельными потоками мы почти не сталкиваемся: учебные корпуса у всех разные, полигоны также оборудованы каждый под свою стихию. Единственным местом пересечения является столовая, да ещё, возможно, площадка для вечерних тренировок, но там я со злопыхателями пока не сталкивался.

Остро встал вопрос, связанный с увольнительными. Пару раз я уже их пропустил и если так дело пойдёт и дальше, то могут возникнуть ненужные вопросы. На месте Потоцких я решил проблему кардинально — пристрелил бы прямо на проходной, но к счастью, таковой возможности у них не имеется. Центральный выход Магического корпуса расположен на набережной и спрятаться там особо негде, если только не стрелять прямо из мобиля. Такой вариант развития событий вполне возможен, но уж слишком он несуразен — я ведь не глава рода и не финансовый воротила, чтобы вот так, посреди бела дня устраивать на меня публичное покушение. Другое дело заманить куда надо, да задавить потихонечку в тёмном углу…

В моём положении вечно прятаться в корпусе не лучшая затея, да и не выход это из положения. К сожалению, сам я до Потоцких не дотянусь, да и нет такой возможности, а вот кто-то из их людей рядом может оказаться в любую минуту. Придётся рисковать…

— Попрошу предоставить ваши документы! — послышалось за моей спиной, как только я свернул с набережной.

Сегодня я решился выйти в город. Особых планов на день не было потому на проходной в первые ряды не рвался. Когда схлынула волна особо страждущих, спокойно отметил увольнительную у старшего дежурного наряда и спокойно вышел за ворота. Как и следовало ожидать, все средства передвижения на конной и магической тяге отсутствовали — набережная в районе Магического корпуса была чиста. Ничего страшного, на примыкающей улице извозчик обязательно найдётся. И вот не успел я свернуть как за спиной образовались два городовых.

— А что, собственно, случилось? — протянул я им свою увольнительную.

— Ничего особенного, — прогудел тот, что был повыше. — Молодёжь балует. Переодевается в форму кадетов и пугает прохожих. Потому и проверяем.

— Давайте пройдём к нашей машине, — махнул рукой второй городовой. — Господин старший унтер-офицер сделает отметку и вы будете свободны.

Во взгляде городового чувствовалась некоторая напряжённость, но особого негатива к себе не почувствовал, да и у второго эмоциональный фон был относительно ровный. Здоровяк услужливо приоткрыл заднюю дверь и предложил присесть рядом с унтером. Не успел я пригнуться, как в боку почувствовал, что-то острое.

— Шевели копытами, кадет! — пробасил над ухом здоровяк.

Абсолютно не церемонясь меня запихнули в салон автомобиля и тут же нацепили наручники. Связь со стихиями тут же исчезла — не простые "браслетики" мне нацепили.

— А говори-то! — хмыкнул мелкий, плюхнувшись на переднее сиденье рядом с водителем. — Поосторожнее с ним… Будьте предельно внимательны…

— Закрой рот, пустомеля, — подал голос унтер. — Тебе слова не давали. Приедем, вот тогда и поговорим.

Всю оставшуюся дорогу никто так не проронил и слова, а я лихорадочно размышлял, что мне делать дальше. Проверил всех своим щупом и удостоверился, что убрать их могу в любой момент. Вот только стоит ли так торопиться или всё же стоит несколько рискнуть и разобраться куда на этот раз вляпался. Остановился на последнем варианте.

После получасовых петляний по городским улочкам и переулкам мобиль притормозил у каменного двухэтажного частного дома. Машина зарулила во двор и остановилась у чуть приоткрытых ворот гаража.

— Этого обыскать и в подвал, — кивнул в мою сторону унтер. — И смотреть за ним в оба! Я за заказчиком.

Верзила вытащил меня из салона и сноровисто прошёлся по карманам. В его руках оказалась печатка дворянина и кольцо-пропуск в Магический корпус. Снял с шеи перстень на цепочке с лечебным плетением. С удовлетворением покопался в портмоне, там у меня было чуть больше трёхсот рублей. Напоследок попытался избавить меня от браслетов накопителей, но для этого вначале пришлось снять наручники.

— Не плохой улов, — сгрёб всё в свой карман унтер.

Вернув наручники на место, верзила отвесил мне леща и поволок в направлении гаража. Мелкий уже открыл одну створку ворот и довольно щерясь, поглядывая на меня. В полумраке я не сразу заметил открытый люк и едва не рухнул подпол, но меня вовремя придержали. Ступеньки, ведущие в подвал, были довольно крутые и спускаться по ним с наручниками за спиной было сродни цирковому представлению эквилибриста, хорошо, что впереди спускался щуплый с фонарём в руках.

— Устраивайся! — швырнул меня на широкую скамью под лестницей верзила и обернувшись к подельнику продолжил. — А ты, балабол, сходил бы в дом и принёс чего-нибудь перекусить, да выпить. Думается, ждать придётся не менее часа, а то и двух.

Как только щуплый прошмыгнул по лестнице вверх, бугай стал выкладывать всякую мелочь из своих карманов, среди прочего по столешнице звякнули ключи от наручников.

— Бисова одёжа! — бубнил себе под нос верзила, скидывая с себя полицейскую униформу.

Рядом на скамейке лежал комплект цивильной одежды. Занятый переодеванием, громила совершенно не обращал на меня внимания — такой момент упускать не стоило! Дотягиваюсь до него щупом и спустя пару мгновений, тот валится на скамью. Я не стою на месте и в моих руках уже ключи от наручников. Пришлось проявить чудеса гибкости, прежде чем освободился от этих магических браслетов. Сверху послышались шаги щуплого.

— Герасим! Принимай тару! — на лестнице появились его ноги. — Ты, что заснул там?

Подскакиваю и схватив того за мундир дёргаю на себя. Мимо пролетел поднос со снедью и следом за ней, мордой о деревянный пол, навернулся щуплый. Заваливаюсь на него и перехватив рукой шею придавливаю сонную артерию — он мне нужен живым, а с верзилой я, кажется, перестарался, признаков жизни тот упорно не подаёт. Цепляю на щуплого наручники для страховки и приступаю к осмотру подвала.

Обитая досками яма, примерно 6⤫6 метров, мало походила на домашний погребок с припасами на зиму. На двух стенах расположились полки с заваленными на них запчастями к мобилю и инструментами. По третьей стене спускалась лестница, а у четвёртой стены примостился столик со скамьёй и стульями. Ничего интересного для себя я здесь не видел. В карманах "полицейских" также ничего существенного не нашлось: пара наганов, финка у щуплого да 20 рублей мелочью.

Времени у меня в обрез, пора приводить в чувство щуплого и поговорить с ним, что говорится, по душам. Закрыл крышку люка, чтобы сверху нас не было слышно и поделился немного жизненной энергией с моим будущим "собеседником".

— Кто такие? Зачем я вам нужен?

До меня донеслась слабая волна раздражения и злости, а ещё немного погодя эмоция радостного предвкушения. Всё ясно — гад надеется потянуть время до прибытия унтера с заказчиком.

— Быстро снял наручники, пока не поздно, — цыкнул на меня щуплый. — Ты крупно попал парень, если не сделаешь этого!

— Руки на стол! — начал я заводиться от такой наглости. — На стол, я говорю!

Для ускорения мыслительного процесса пару раз прошёлся по его рёбрам. Щуплый скрючился и вытянул руки перед собой. Не мешкая, со всего маху всаживаю финку в кисть его правой руки. В подвале раздаётся оглушающий визг. Не сильный удар в ухо приводит голосистого в чувство.

— Не слышу ответов на свои вопросы, — напомнил я ему.

— Заказ на тебя пришёл, — быстро затараторил щуплый. — На Аркадия Митрофановича вышел какой-то типчик и предложил две сотни за твою поимку. Полста дал авансом и вот эти браслетики подогнал.

— Кто такой Аркадий?

— Старший унтер-офицер, который с нами в машине был.

— Тоже ряженый?

— Нет. Самый настоящий, а мы у него на подхвате, грехи свои прежние отрабатываем.

— Кто в доме?

— Сестра его старшая — Глафира Митрофановна с челядью. Главная она у нас. Что скажет, то Аркадий и делает.

— Оружие, ценности?

— Под лестницей, — щуплый кивнул в сторону лавки, куда меня пристроил верзила. — Что находится в доме мне неведомо.

Пора заканчивать с разговорами, вскоре должен объявиться заказчик, да и навряд ли щуплый знает многое. "Выпиваю" его досуха. Опять противное чувство переполнения энергией. Немного разрядился "Светляками", заодно осветил полумрачный подвал.

Под лестницей действительно отыскался неприметный со стороны ларь, внутри которого находился целый арсенал: четыре карабина, два обреза, восемь револьверов и пистолетов, патроны к ним и гранаты. Самой ценной находкой оказался пистолет "Люгер" калибром 7,65 мм с глушителем. Цена такого пистолета в оружейной лавке не выше 45 рублей, а сколько стоит глушитель даже затрудняюсь представить. Насколько я помню, первый отечественный глушитель БраМит появился в 1929 году, а в этом мире аналогичные изделия уже имеются. Весьма интересно… Очень полезная находка.

Теперь необходимо определиться с местом ожидания заказчика. Мысль убраться подобру-поздорову даже не рассматривалась. Честно говоря, надоело уже бегать и прятаться — пришло время хоть как-то решать эту проблему. После недолгого осмотра гаража решил устроиться на одной из полок, почти под самой крышей. Обложился какими-то ящиками и стал дожидаться делегацию.

Вскоре послышалось тихое урчание мобиля и характерный хруст гравия под колёсами. На сей раз машина не осталась во дворе, а целиком заехала в гараж. Из машины вышло трое: водитель, унтер и знакомая личность, которая сравнительно ещё недавно пыталась укокошить меня в торговом центре.

— Герасим! Выводи добычу, — крикнул в зево люка довольный унтер. — Чего вы там копаетесь?

Беру на мушку явно встревожившегося боевика Потоцких. Лязгнули два приглушённых выстрела. Есть попадание! Ещё два выстрела в не успевшего понять, что к чему унтера, а до водителя я дотянулся щупом, он ближе всего оказался ко мне. Не теряя времени, оказываюсь у тел и делаю контрольные выстрелы — мне нежданчики совершенно ни к чему.

У унтера реквизировал своё добро и бумажник. Боевик поделился своими наличными, а у водителя ничего не нашлось. Скинул тела в подвал. В гараже нашлось несколько канистр с маслом и керосином. Обильно полил подвал, стены гаража и машину. Перед уходом осмотрел двор и убедившись, что всё спокойно, поджёг мобиль и незаметно прошмыгнул на улицу. Задерживаться и наблюдать за в миг разгоревшимся пожаром не стал — мало ли… Уже на соседней улице услышал, как ухнул сдетонировавший боезапас. Теперь полиции придётся разбираться, как у обыкновенного унтера в гараже оказался целый арсенал и, что за непонятные личности собрались в его подвале.

Теперь не стоит сомневаться, что ставленник Потоцких в Москве вскоре сообразит кто устроил весь этот бедлам, заодно убрав его человека. Надеюсь, что в ближайшем будущем ему будет не до меня. Непосредственных исполнителей, организованной на меня охоты, я убрал и новым лицам, если таковые появятся, потребуется определённое время, чтобы войти в курс дела. Всё же надеюсь, что на мне свет клином не сошёлся и Потоцким есть ещё чем заняться в Москве.

Что же касается прибыли, то она весьма незначительна: наручники-блокираторы, пистолет с глушителем и около четырёхсот рублей наличными. Произошедшие события показали, что я весьма уязвим в плане применения и использования лечебных плетений. Необходимо срочно приобретать комплексный артефакт на "Малое" и "Среднее исцеление"! В связи с этим придётся основательно потратиться, но это вполне обоснованные расходы — жизнь, знаете ли, дороже!

По поводу приобретения лечебного артефакта я обратился к нашему декану.

— Вы же вскоре будете изучать техники копирования и дублирования, вот тогда и сделаешь, то, что тебе нужно, — удивился Шацкий.

— Дело в том, Андрей Владимирович, что мне необходим комплексный артефакт с несколькими плетениями, а такие мы будем изучать только в следующем учебном году.

— Н-да… задал ты задачку. Как я понимаю, стандартные армейские образцы тебя не устраивают, — уточнил декан.

— Именно.

— Тогда тебе может помочь только ваш преподаватель по основам артефакторики Станислав Карлович Дворжецкий. Договариваться с ним придётся самому, тут я тебе не помощник.

Станислав Карлович слыл занудой и крючкотвором, кадеты его недолюбливали и на его занятиях откровенно скучали. Лично я не был согласен со столь нелестной характеристикой нашего преподавателя. Да, возможно, Станислав Карлович испортил жизнь не одному кадету, но в его требованиях не было ничего сверхъестественного. Дворжецкий добивался истинного знания своего предмета, а не поверхностного усвоения некоторых тем. Педант по жизни и дотошный до мелочей он не отступал пока учащийся не усваивал необходимую тему или не подавал документы о переводе на другой факультет. Проходных тем у него не было.

Как ни странно, но именно эта дотошность помогала мне усваивать его лекции. Я был на неплохом счету и отношения с преподавателем складывались вполне доброжелательные. Поговаривали, что в свою время Дворжецкий заведовал кафедрой артефакторики в столичном университете Магии, но чем-то провинился перед властями и с понижением был переведён в Москву, где уже более десятка лет преподавал в Магическом корпусе.

— Откуда такая спешка, молодой человек? — поддел меня Станислав Карлович, выслушав мою просьбу, сидя за основательным преподавательским столом в своей аудитории, где я задержался после очередных занятий. — Через год-другой вы вполне сами сможете изготовить нужный артефакт.

— За этот срок со мной может случиться всякое, Станислав Карлович, — гнул я свою линию. — Неприятности они ведь не выбирают, когда явиться.

— Откуда у столь юного отрока могут быть неприятности? — преподаватель уже в открытую улыбался.

— Неприятности были у моей семьи и достались мне в наследство…

— Да, да, я что-то слышал о вашей потере, — профессор в миг стал серьёзным. — Погодите, я, кажется, припоминаю… Прошлогодняя катастрофа посыльного шлюпа…

Станислав Карлович вопрошающе посмотрел на меня.

— Да, вы правы. Тогда погибла вся моя семья, а мне лишь чудом удалось выжить.

— Много всяких слухов ходило тогда в связи с крушением дирижабля, — профессор задумчиво посмотрел в окно, нервно тарабаня пальцами по какому-то фолианту, и обернувшись ко мне поинтересовался. — Илья Алексеевич, а вы в курсе предмета ваших э-э… неприятностей?

— Да, я догадываюсь кому отец перешёл дорогу.

— Недавно в столице произошёл некоторый инцидент, повлекший опалу нескольких довольно влиятельных лиц… — осторожно начал он.

— Я в курсе тех событий, — мой уверенный взгляд привёл профессора в некоторое замешательство.

— Даже так? — и будто, что-то решив для себя уже более уверенно продолжил. — Хорошо, я помогу вам, Илья Алексеевич, но должен заранее предупредить, что потратиться вам придётся основательно. И давайте уже объясните мне наконец, что конкретно вы от меня хотите!

— Деньги не проблема, — успокоил я его, — а насчёт самого артефакта, то мне хотелось бы приобрести нечто подобное, только с лечебными плетениями.

На стол профессора лёг мой защитный артефакт, который я заранее деактивировал.

— Штучная работа, — удовлетворённо кивнул профессор, разглядывая артефакт в своих руках. — Такое вам ещё долго будет не под силу. Здесь чувствуется рука настоящего мастера.

Повертев ещё немного в руках творение неизвестного мага-артефактора, он произнёс:

— Я берусь за этот заказ. Ранее мне уже не раз доводилось делать нечто подобное, но вот именно в такой конфигурации не случалось. Будет весьма интересно попробовать, — в глазах профессора зажегся огонь исследователя. — Почти все необходимые заготовки у меня имеются. Если вы заинтересованы в скорости исполнения заказа, то вам придётся побеспокоиться о накопителе. У меня, к сожалению, сейчас свободных камней не имеется.

— Есть не обработанные алмазы, — припомнил я о своих запасах.

— Несите. Возможно, что и для себя приобрету — вам всё дешевле выйдет.

Глава 4

Легко в учении — тяжело в походе, тяжело в учении — легко в походе

(А.В.Суворов)

Время неумолимо мчалось вперёд, кажется, только вчера приняли присягу, а на дворе уже почти зима. Меньше месяца осталось до зачётных соревнований. За прошедшие два месяца каждый из кадетов нашего факультета должен был изучить по одному атакующему и защитному плетениям. Понятное дело, что в связи со слабыми возможностями личных источников, изучаемые плетения не превышали уровень РАТНИКА, тогда как боевые маги нашего потока ничего ниже ВИТЯЗЯ даже и не рассматривали.

Так как я являлся адептом двух стихий и школы Жизни мне пришлось изучать ещё одно плетение. Из атакующих плетений я предпочёл стандартный "Файербол", "Воздушный щит" выбрал защитным, а "Малое исцеление" пошло от непрофильной школы. Моему примеру последовали ребята из моего отделения, выбрав "Воздушный щит" как базовое средство защиты нашей команды. По моим расчётам, защитное плетение, применённое в качестве коллективного щита, значительно повысит наши возможности нежели бы мы применяли их порознь. Именно в этом я видел преимущество перед остальными отделениями.

Наши тренировки, после нечаянно услышанного мной разговора Софьи с Эдитой, шли своим чередом. Я старался не обращать внимание на очередные придирки Софьи, чем только сильнее заводил её. Тренировки зачастую заканчивались на взводе и бесконечно долго это продолжаться не могло — рано или поздно Софья или я должны были сорваться. Братья Каримовы совершенно безразлично относились к выпадам стервочки и их интересовал лишь сам процесс тренировок. Эдита всецело была на стороне Софьи, но даже она порой смущалась неуёмному напору своей подруги.

— Чем будете заниматься на каникулах? — поинтересовалась Эдита, после очередных тренировок.

— Поедем домой, — ответил один из братьев.

— Мне ехать некуда, — отчитался я после того, как все взгляды скрестились на мне.

— Мы с Эдитой тоже останемся в Москве, — продолжила Софья. — Приезжает отец и он нам снимет квартиру в городе.

— А что так? Общага факультета вас уже не устраивает? — попытался съязвил я.

— Ты не понимаешь! Время каникул — это новые знакомства, нужные связи. Именно за этим приезжает мой отец. Он как глава рода приглашён на один из новогодних балов.

— Что за балы такие? — удивился я.

— Сразу видно — из деревни! — не удержалась Софья и принялась объяснять. — Каждый год знатные аристократические роды организуют новогодний бал, где собираются ближайшие родственники, сподвижники, союзники и по специальным приглашениям "нужные" люди. На таких мероприятиях, как правило, заводятся новые знакомства и заключаются предварительные деловые соглашения. Именно поэтому пребывание будущего мага на таком балу значительный шаг в его будущей карьере. Здесь его могут заметить, оценить и даже возможно, предложить сотрудничество с одним из присутствующих родов.

— И куда можно податься бедному кадету? — поинтересовался я.

— Понятное дело, что на княжеский новогодний бал нас с тобой никто не пригласит, — несколько смутившись ответила Софья, — а вот на бал аристократов рангом попроще попасть вполне возможно. Наш род является союзником рода Шустовых, а они в последнее время здорово поднялись. Кстати, если ты меня хорошо попросишь, то я так и быть, замолвлю за тебя словечко.

На лице Софьи появилась торжествующая улыбка. Ей так и хотелось, чтобы я показал свою слабость и бросился её упрашивать.

— Ну, если так надо, — бросил я в задумчивости, — то так и быть — посещу данное мероприятие. Вот только от твоего содействия, пожалуй, воздержусь, как бы оно боком потом не вышло.

Эдита старательно пыталась спрятать свою усмешку, но у неё не очень-то получалось. Разъярённая таким поведением своей подруги, Софья бросила:

— Ну, ну… смотри не разорись. Такие приглашения меньше полутора тысяч не стоят! Ставлю сотню, что ты там не появишься!

— Идёт! — согласился я. — Вот только стоит ли так мелочиться? Ставлю триста!

— Да откуда такие деньги у нищеброда без рода и племени, — взвилась Софья. — Нечего мне голову дурить!

Достаю свой бумажник и демонстративно отсчитываю триста рублей двадцатипятирублёвыми ассигнациями. После чего вручил их Эдите.

— Ты не против, если они побудут у тебя? — и вызывающе посмотрел на Софью.

— У меня с собой таких денег нет, — пристыжено пискнула та.

Это ей за нищеброда! В следующий раз пусть сначала крепко подумает, прежде чем что-либо говорить! М-да… ну просто детский сад какой-то… Смотрю на себя и удивляюсь — с чего это меня так заносит?

Не знаю с чем связано, но в последнее время стали раздражать соседи по комнате. Нет, никаких наездов нет и в помине! Просто иногда хочется побыть одному, повозиться со своими артефактами, кстати там действительно есть над чем подумать, но это невозможно по причине постоянного присутствия кого-либо из сокурсников. В один момент мне это порядком надоело и я направился к коменданту общежития.

— Чего надобно? — сверкнул он свои шрамом.

— Мне бы комнатку… отдельную, — осторожно начал я.

— Я смотрю у вас губа не дура, господин хороший, — офигел тот от моих хотелок.

— Так ведь я не за просто так, могу чем и подсобить…

— Подсобить говоришь? — неожиданно заинтересовался старик. — А ну, пойдёмте со мной…

Комендант прямиком направился в хозяйственную часть здания.

— Вот! Пришли, — нырнул в одну из секций. — Значится так! По плану у меня до конца года стоит восстановление двух комнат под вещевой склад. Здесь в секции раньше числились две гостевые комнаты и сушилка с кухонькой. Потянешь ремонт двух комнат отдам тебе взамен сушилку и совмещённый с ней санузел. Так как, договорились?

Вот ведь хитрец! Я ему ремонт, а он выделенные на то деньги в свой карман! С другой стороны, он мне ничем не обязан и в праве блюсти свои интересы.

— И во сколько мне обойдётся всё это счастье?

— Сто пятьдесят рублей, — не моргнув глазом выдохнул он.

— Уж больно шикарный ремонт выходит, уж не позолотой ли собираетесь комнаты отделывать? — засомневался я.

— Не сомневайтесь! Цена в самый раз! — попытался успокоить меня старик. — Мы ведь и вашу комнатку обставим как полагается, и дополнительный выход сделаем — будет у вас отдельный вход со двора.

А вот это предложение уже совсем интересное — эдак можно гостей приглашать и никто про то не прознает!

— Согласен! — протянул я руку коменданту. — Где мне искать людей для ремонта?

— Так никого искать и не надо, все уже здесь. Нужны только деньги.

Вот ведь прохиндей — всё у него на мази! Отсчитал ему нужную сумму.

— Когда можно будет заселяться?

— Через два дня, — твёрдо пообещал довольный комендант.

После памятного разговора с нашим преподавателем по основам артефакторики он буквально через пару дней предложил оставаться после основных занятий на дополнительную пару. Кроме меня на нашем факультете значилось ещё два ментальных слабосилка, вот он из нас попытался создать группу по интересам. Я согласился, тем более, что это предложение полностью совпадало с моими ближайшими планами. Первое вступительное занятие оставило неизгладимое впечатление.

— Главное различие между артефактором-стихийником и артефактором-менталистом заключено в том, что первые без своих стихий не способны создать что-либо достойное, а вторым стихии не нужны в принципе! — ошарашил нас Станислав Карлович. — Всё дело в том, что артефакторы-менталисты наносят плетения ментальной производной своего дара и этого вполне достаточно для создания многопрофильных артефактов, в которых могут использоваться все возможные стихии. Кроме того, из артефакторов-менталистов получаются отличные реставраторы. Об этом особо не распространяются, но вы обязаны знать — всякое плетение, даже если оно уже частично распалось, оставляет свой ментальный след, по которому вполне возможно восстановить целостность уже давно неработоспособного конструкта. Более того! Вы сможете создавать артефакты, назначение которых не сможет определить любой из магов-стихийников, потому как просто не сможет увидеть и распознать ментальное плетение, заключённое в нём.

Профессор обвёл нас суровым взглядом и продолжил:

— Но для этого придётся много и целеустремлённо заниматься. Вам необходимо изучить множество техник, основными из которых будут техники концентрации, создания и хранения образов плетений, нанесения или по-другому, выжигания плетений на различного рода носителях. Скажу сразу, не всем это по силам. Только из пяти-шести артефакторов-менталистов выходит один высококвалифицированный специалист, но в любом случае, те знания, что я предлагаю для освоения не будут вам лишними.

После столь пламенной речи профессора мы договорились встречаться три раза в неделю и, если будет на то желание заниматься в субботу, при этом Станислав Карлович многообещающе посматривал в мою сторону. Когда все разошлись я решил поинтересоваться столь странной благосклонностью преподавателя.

— Зачем вам это нужно, Станислав Карлович? — спросил я на прямую.

— Это нужно прежде всего вам, молодой человек.

— Тут я с вами полностью согласен. И все же — почему?

Немного помявшись, профессор наконец решился:

— По долгу своей службы, как, впрочем, и любой из преподавателей, я должен ознакомиться с личными делами учащихся. Ваше дело меня заинтересовало, вернее оно напомнило одну историю из давно ушедших лет. Дело в том, что я родом из тех мест, где служил ваш батюшка и наверняка знаю в чём причина его гибели. В своё время я бежал из родных пенатов, боясь быть втянутым в те мерзости, что порой там творятся. Мне повезло довольно неплохо устроился в столице, и я некоторое время считал, что побег вполне удался, но это была всего лишь иллюзия — из рода убежать невозможно. Меня отыскали и попытались посадить на цепь, шантажируя семьёй. Вы никогда не задавались вопросом, что делает сугубо гражданское лицо, пусть даже в звании профессора, в военном учебном заведении? Вижу, что даже не задумывались… А всё дело в том, что мне просто не оставили выбора и я пришёл сюда, в надежде, что меня и мою семью защитит император, так как теперь состою на его службе. Я старый, слабый человек, не смог в должной мере ответить своим обидчикам и я не хочу, чтобы вы повторили мои ошибки…

Недели за три до зачётных соревнований за нас взялся классный наставник. Под его руководством мы оттачивали вызубренные на зубок атакующие и защитные плетения на специально оборудованном полигоне. Командиры пятёрок, помимо прочего, должны были подготовить несколько тактических наработок для предстоящих игр. Понятное дело, что никто не горел желанием раньше времени показывать свои задумки и демонстрация приёмов ограничилась консультациями с наставником

Я сделал основной упор на коллективную защиту, надеясь, что этот тактический приём станет неожиданностью для наших соперников, а потому гонял своих едва ли не до потери пульса. Каждый из них вполне справлялся с постановкой личных щитов, а вот при работе парой уже возникали проблемы. Суть коллективного щита довольно проста — один разворачивает щит, а другой его подпитывает. Пара братьев Каримовых работала наиболее гармонично, по силе они были примерно равны и разницы кто из них держит, а кто подпитывает особой не было. В паре Софья — Эдита полноценно держать щит могла лишь Софья, Эдита слишком быстро "сдувалась". Другие варианты пар я даже не рассматривал, так как Софья сразу же высказалась в том плане, что ни под кем "ходить" не собирается.

Честно говоря, меня от её закидонов уже начинает конкретно подташнивать. Больше всего мне хочется плюнуть на всё и послать всех подальше… К сожалению, это невозможно по двум причинам. Во-первых, мой срыв будет расценен весьма негативно и несомненно ударит по репутации. Во-вторых, во мне не угасла надежда показать этой заносчивой особе чего она стоит на самом деле, а это серьёзный мотив для дальнейшей работы.

Основную свою заготовку мы никому не показывали и аккуратно отрабатывали на своих вечерних тренировках. Суть её заключалась в том, что щиты поднимал я, а остальные их подпитывали, также отрабатывались частные варианты, когда я работал с одной из пар. Коллективный щит получался значительно мощнее, чем при работе в паре и по моим расчётам находился где-то на верхней границе ВИТЯЗЯ, а это уже уровень боевого мага.

Мои личные достижения в атакующем плане были довольно скромны, впрочем, как и у любого другого артефактора. Мой файербол был способен лишь напугать боевого мага и рассчитывать на то, что я смогу снести его щиты было бы совершенно неразумно. Другое дело, я могу отвлечь внимание, чем может воспользоваться моя команда, а против пятерых артефакторов боевой маг не устоит точно даже если он МАСТЕР по рангу!

Глядя на мои страдания с файерболом свой класс показал Валерьян Яковлевич, наш наставник. Я впервые увидел стрельбу очередями! Нет, это совершенно не похоже на автоматную дробь, но тридцать огненных шаров с отсечкой по два файербола за раз, мало чем уступали штурмовой винтовке из мой прошлой жизни. Наставник использовал файерболы малой мощности. По его словам, это самый подходящий и экономный режим использования своих энергетических запасов. Частый беспокоящий огонь сбивает концентрацию внимания у противника и он, как правило, уже не столь активен в атакующем плане. Да, в прямом противостоянии с боевым магом, рассчитывать на нечто серьёзное при использовании такого режима не стоит, но если ты работаешь с кем-то в паре, то преимущество будет уже на вашей стороне. Файерболы повышенной мощности довольно неторопливы и неповоротливы и эффективны лишь против стационарных, хорошо защищённых целей.

Азмат Каримов оттачивал своё мастерство во владении плетением "Воздушный кулак". Довольно эффективное средство для просаживания щитов, а при отсутствии оных может превратить врага в хорошую отбивную. Сабит сосредоточился на плетении "Водяная плеть". Очень хороший инструмент для тонких манипуляций, например, найти слабые зоны в щитах, а если плеть слегка подогреть или охладить, то в местах соприкосновения с кожей остаются долго незаживающие шрамы. Софья мудрила с "Зыбучими песками" и у неё неплохо получалось. Самым слабым звеном стала Эдита. Её школа Жизни предполагала тактильный контакт с вероятным противником, а в бою это далеко не всегда возможно. Эдит брала своей природной скоростью и гибкостью, она могла пробраться сквозь такие преграды, куда никто из нас даже не рискнул бы сунуться.

Мой переезд на новую "квартиру" прошёл довольно буднично. Братья равнодушно кивнули, узнав об этом, а Степан, ободряюще хлопнув меня по плечу, умчался к коменданту. На обстановку старый хрыч, как и обещал, не поскупился, даже бытовой проигрыватель красовался на столике. Остался от прежних кадетов, как объяснил комендант. Единственное, что выбивалось из канвы стандартного гостиничного номера улучшенной категории — стандартная двухярусная кровать. Ну тут уж выбирать не приходилось, ничего другого на складе общежития просто не нашлось. По мне так даже лучше — будет где передохнуть запоздавшему гостю, хотя для этих целей можно было использовать и небольшой диванчик с двумя довольно объёмными креслами. Санузел вообще был выше всяких похвал, потому как был оборудован помимо стандартного душа ещё и ванной, что в условиях общаги казалось непозволительной роскошью.

Накануне зачётных соревнований подоспел мой заказ с лечебным артефактом. Помимо реквизированных алмазов профессор озвучил сумму в две тысячи рублей за заготовку и работу, при этом брал, как он выразился, по самому минимуму. Я предполагал, что придётся хорошо потратиться, но такой ценой был несколько выбит из колеи. Немного поразмышляв пришёл к выводу, что ничего страшного в том нет — за качественную работу, а я в этом даже не сомневался, можно немного и переплатить. Чтобы хоть как-то минимизировать расходы предложил профессору выкупить у меня перстень с лечебным плетением, но он мне посоветовал не торопиться с этим, так как нам в конце учебного года предстоит практика в одном из гарнизонов, вот там можно будет продать артефакт за вполне приличную цену. Напоследок поблагодарил Станислава Карловича за работу и дельный совет.

Зачётные игры начались за шесть дней до Нового года. Восемь команд были готовы к битве. Среди этих восьми только одна была чисто девичья и ещё две смешанного состава, так что на общем фоне мы ничем особым не выделялись. Претендентами на победу считались две пятёрки под командованием отпрысков глав родов. Им буквально с детства вдалбливали родовые техники и, откровенно говоря, рядом с ними мы точно не стоим. Техники техниками, но всё же стоит учитывать и тактическое мастерство, а также личные возможности каждого бойца (не только в магическом плане), кроме того, не стоит списывать со счетов и обыкновенное человеческое везение.

Полигон для соревнований представлял собой довольно грандиозное сооружение, не меньше двух футбольных полей по размерам. Основное поле было заставлено небольшими коробочками одноэтажных строений и напоминало ландшафт типичного пригорода. В крайних точках полигона стояли флагштоки, которые необходимо было защищать от нападений. Кроме того, ровное поле предстоящих боевых действий в некоторых местах пересекали складки не глубоких оврагов и ям, заполненных мутной водой.

Процедура жеребьёвки прошла довольно быстро и в соперники нам досталась команда из таких же, как и мы разнонаправленных адептов. Только тройка адептов Воздуха совпали у них по направлениям. За час до сражения всем нам выдали стандартные заготовки для создания артефакта. Небольшой кусочек обыкновенного кварца, заправленный в костяную оправу, на многое не годился, но для организации локальной западни подходил как нельзя лучше. Я специально для этой цели изучил плетение адептов Земли "Шипы". После активации заклинания, на небольшом участке земли (8⤫8 метров) формируется своеобразное минное поле. Стоит только вступить на этот клочок земли, как из неё буквально выскакивают тонкие каменные шипы длинной 15–20 см. Чем выше плотность земли, тем прочнее шипы, правда площадь действия плетения при этом значительно уменьшается.

Какие конкретно артефакты будут изготавливать мои подчинённые я не в курсе, могу лишь догадываться, судя по приверженностям к стихиям. Любая информация, связанная с созданием артефактов, считается личной и даже ближайшее окружение зачастую не в курсе возможностей артефакторов своих родственников.

Всем известно, что в прямом противостоянии с боевым магом артефактор всегда будет уступать, но вот такие неожиданные личные и клановые наработки дают ему неплохой шанс выжить или даже победить. Всё это имеет быть место только лишь при одном условии — противник не должен догадываться о твоих возможностях. Вот и берегут артефакторы свои разработки как зеницу ока.

Пока занимались изготовлением артефактов на соседнем полигоне гремели взрывы и мелькали молнии, но мы были заняты и не обращали на это особое внимание. Я лишь изредка поглядывал на противоположный край нашей полосы препятствий, где также усердно корпели наши противники. Час пролетел незаметно. Подошли судьи и проверили наши творения (не дай Всевышний, если мы что-нибудь напутали!), лишили нас накопителей и попросили деактивировать личные артефакты. После этой процедуры зычный удар гонга возвестил о начале сражения.

Все мы расположились у своего флагштока и теперь решали, что предпринять дальше. На то чтобы преодолеть полигон по прямой достаточно минут двадцати-двадцати пяти, но здесь в хаотическом порядке раскидано много всякого рода строений и препятствий, которые заметно снижают скорость. Именно эти места наиболее подходят для организации засад. С самого начала, как только я увидел полигон, решил, что особо рисковать не стоит и будем играть от обороны.

— Что-нибудь известно о командире наших противников? — поинтересовался я, так сам особой дружбы ни с кем из сокурсников не водил.

Софья вопросительно посмотрела на Эдиту.

— Решителен, нетерпелив, любит быть в центре событий, — отчиталась она.

Понятно, такой долго отсиживаться точно не будет и наверняка в самое ближайшее время двинет в атаку, а исходя из наблюдаемого мной профиля полосы препятствий пойдёт напрямки (по краям полигона виднелись ямы с мутной жижей).

Как я и предполагал наши противники после непродолжительного совещания двинули в нашу сторону: впереди ударная тройка, ведомая командиром, а немного позади и ближе к внешним границам полигона страхующие их бойцы. Воздушная линза работала не хуже бинокля и все перестроения на той стороне площадки были видны, как на ладони.

— Азмат и Карим выдвигаются вперёд. Ваша задача не уничтожить противника, а отвлечь его внимание на себя. Софья, за спинами братьев устраиваешь несколько ловушек с зыбучим песком. Как только сработает одна из твоих ловушек братья обходят противника и работают по ним с тыла. Почаще поглядывайте по сторонам, за вашими спинами остаются ещё два противника, но скорей всего атаковать будет только один. Думаю, они не решатся оставить свой флагшток совсем уж без прикрытия. Мы с Софьей работаем по центру, немного позади братьев. На мне прикрытие Софьи и общий щит, если возникнет реальная необходимость.

— А я? — послышался тонкий голосок Эдит.

— А ты у нас будешь главной ударной силой, — улыбнулся я ей. — Что хочешь делай, но ты должна незаметно добраться до вражеской базы. Спрячься где-нибудь развалинах и не высовывайся оттуда пока не пройдёт ударная тройка, а дальше действуй по обстоятельствам.

— Командир, давай лучше я выдвинусь вперёд, — всё же не удержалась Софья. — Меня точно никто не остановит!

— А здесь мне одному за вас отдуваться прикажешь?

— Но ты же с братьями остаёшься! — не унималась Софья.

— Отставить пререкаться! — гаркнул я. — У них своё задание! Да и не выстоят они против ударной тройки. Всё, конец разговорам! Выдвигаемся вон к тем строениям…

Глава 5

Неподдельная, искренняя гордость, или самоуважение, если только она хорошо скрыта и в то же время действительно обоснована, безусловно должна быть характерна для человека чести…

(Дэвид Юм)

Выбранное место как нельзя лучше подходило для организации засады. Слева от нас виднелся не глубокий овраг и в плане препятствия он ничего особого не представлял, но уверен, что никто туда не сунется: скользкая глинистая почва и тёмная жижа на дне не лучшее место для прогулок на воздухе, особенно для будущих "великих" магов. Справа "благоухали" несколько заболоченных луж, что также не соответствует стандартам эстетики юных дворян. Прямо перед нами громоздилось несколько полуразрушенных строений непонятного назначения. Узкая дорога петляла между этими руинами. Азмат и Сабит расположились ближе к одному из таких загибов, а я с напарницей немного позади. Софья сразу же стала мудрить со своими заклинаниями, организовывая засаду на дороге.

Противник тем временем подошёл почти вплотную. Их поисковые плетения периодически фиксировались нами, а это примерно за 25–30 метров от нас. Судя по всему, братьев Каримовых они уже нащупали и приготовились к бою. Через пару минут из-за поворота выскочило две фигуры и тут же саданули "Воздушными кулаками". Азмат и Сабит среагировали моментально, выставив свой коллективный щит. Противник усилил напор, вот уже и третий подключился к атакам. Братья медленно отходили, даже не помышляя об ответном огне — все силы уходили на щит. Чего только не прилетало им с той стороны! Было заметно, что силы их на пределе и такого напора они долго не выдержат. Десять, семь метров до ловушки — братья держатся. Четыре, два — Азмат и Сабит держатся из последних сил. Метр, ещё немного… Есть! Один из них попал в зыбучие пески его медленно и неотвратимо стало засасывать. стремительно погружается в землю. Его напарник кинулся на помощь, чем немедленно воспользовались Каримовы, уйдя с линии атаки и бросившиеся врассыпную.

Теперь наступила наша очередь. Высовываюсь из-под какой-то кирпичной кладки и на пределе своих возможностей кидаю парочку файерболов. "Убить" ими довольно проблематично, но отпугнуть может и получится. Напарник, бросившийся на помощь, остановился и попятился назад. Идущий вслед за ним старший пятёрки накинул на него щиты и они уже вдвоём бросились на подмогу, но время было уже потеряно… Внезапно взвыл ревун и барахтающийся в земле бедолага оказался в защитном энергетическом коконе — это сработали судьи-наблюдатели, обезопасив парня, посчитав его выбывшим из игры. Уже хорошо — минус один!

Противник сделал правильные выводы и уже не несётся сломя голову, а теперь тщательно обследует близлежащую территорию на предмет магических ловушек. Численное превосходство было уже за нами, но… Братья Каримовы почти пусты и способны максимум на одну атаку. Софья также выжата до предела и отошла немного назад, прикрывая меня и наш флагшток. В тылу врага загрохотало. Скорей всего, оставшаяся парочка противников бросилась на помощь и наткнулась на братьев Каримовых или Эдиту.

Под непрекращающимся огнём противника понемногу отступаю к укрывшейся невдалеке Софье. Щиты не ставлю — это бесполезная трата времени и ресурсов, меня в миг продавят. Верчусь как белка в колесе, огрызаясь, как только появляется малейшая возможность. Соперники совершенно не стеснялись в средствах и пуляли в меня всякой гадостью, пару раз даже умудрились сверкнуть молниями. В очередной раз, делая пару шагов назад, оставляю на дороге свою заготовку. Противник, наученный горьким опытом, прежде чем сделать шаг вперёд скрупулёзно сканируют поверхность земли. За артефакт я особо не волнуюсь — без активации он мало чем отличаются от тех камней, что в обилии разбросаны по дороге.

Снова взвыл ревун и за спинами врага вспыхнуло два защитных купола. Боюсь, что у братьев не хватило сил отбить очередную атаку. Где же Эдита? Противник всё напирал и напирал, приближаясь к моей закладке. Шаг, другой и ещё один… Пора! Активация и ближайший ко мне неприятель с криком валится на землю. Внезапно возникшие из земли каменные шипы пробили ему в ступню и при падении ещё парочка впилась в бок. Тут же вспыхнула защитная сфера и к поверженному бросилась пара дежурных магов с заранее заготовленными лечебными плетениями. Теперь у нас по потерям счёт равный: два — два.

Не успел я сменить позицию, как над полигоном раздались частые удары гонга.

— Прекратить боевые действия! — раскатисто разнеслось над полигоном. — Победа в соревновании присуждается команде Алексея Новика, в связи со взятием флагштока противника!

— А-а…!!! — радостно завизжала за спиной Софья. — Мы победили!!!

Молодец Эдита! Всё же сумела остаться незамеченной и добраться до базы противника, а вот она и сама, несётся нам навстречу размахивая стягом над головой. Софья буквально сгребла в объятья свою подругу и те задорно заверещали, абсолютно не обращая ни на кого внимания и подпрыгивая как молодые козочки.

Братья отыскались в лазарете при полигоне, куда мы тут же нагрянули, как только улеглись первые страсти. Ничего страшного у них не обнаружили, всего лишь небольшое магическое истощение, немного перестарались парни. Час-другой и их выпустят. У меня также ощущалась слабость, но я уже активировал свой лечебный артефакт и небольшое недомогание исчезало буквально на глазах.

Кому-то может показаться, что все эти игры через чур уж опасные, но по мне, лучше уж набивать шишки на учебных полигонах, чем сгинуть в первом же реальном бою. Да, согласен, временами здесь бывает жарко, травмы и ранения заполучить можно даже очень запросто. Однако, каждая полученная царапина — это приобретённый опыт. Опыт того, что в настоящем бою делать категорически не стоит или наоборот…

Смотреть бои оставшихся команд я не остался. Полученных эмоций и так было выше крыши, а на завтра у нас ещё одно сражение намечается. Девчонки предложили отметить победу праздничным ужином, но желания, если честно, на то не было совершенно. Мне бы сейчас залечь в горячую ванну и расслабиться на часок. В общем, я отболтался…

Следующий бой мы проиграли подчистую. "Повезло" нарваться на клановых ребят. Их домашние наработки кромсали нашу защиту, как белка орешки. Действовали двумя парами. Сначала задавили своей мощью Азмата и Сабита, а потом принялись за меня с Софьей. Долго мы не продержались, не помог даже общий щит. Эдита попалась в ловушку уже у самого вражеского флагштока. Нам же посчастливилось достать лишь только двоих.

После боя все ходили насупленными и искоса поглядывали на меня. Честно говоря, меня такой ход событий не устраивал в принципе. Зашли перекусить в столовую.

— В чём проблема? — решил я прояснить ситуацию.

— Проблема в тебе, — не стала сдерживаться Софья. — Из-за твоего бездарного командования мы проиграли.

М-да… а девушка проигрывать-то не умеет… Решила, что я именно тот козёл отпущения, на которого можно перевести все стрелки.

— Что я, по-твоему, сделал не так?

— Надо было атаковать первыми!

— И кто бы это сделал? — удивился я и посмотрел на понуренные лица. — Кто у нас силён в атаке? Братья или может быть ты, Софья?

За столиком воцарилось гробовое молчание.

— Азмат и Сабит хороши на средних дистанциях боя, — продолжил я, больше обращаясь к Софье, нежели к остальным. — Их тактика: ударил — беги. Действуя наскоком, они добьются гораздо большего нежели в прямом противостоянии. Эдита вообще не боец, она типичный диверсант-разведчик. Так может ты великий боевик? И здесь промашка. Адепты Земли, заметь чистые адепты, а не какие-то там артефакторы, числятся в инженерных частях и в бою используются только в крайних случаях. Так чего я, по-вашему, не так сделал?

В ответ мне было всё то же гробовое молчание.

— Понятно, — подвёл я итог. — Делить на всех мы можем только победы. В поражении виновен только командир.

Скользнув взглядом по поникшим головам, встал из-за столика и не сказав и слова вышел из столовой. К еде я так и не притронулся.

На следующий день у нас был бой за третье место. Очередной жребий свёл нас с крайне неудобной командой, четырёх её участников объединяла стихия Воды. На это противник и сделал ставку. Да и правда, чего им там ещё выдумывать, когда на руках такие козыри? За старшего у них числился Степан Меньшов, бывший мой сосед по комнате.

Перед самым боем мои подчинённые, наконец, вспомнили обо мне и с недовольством на лицах стали ожидать указаний по тактике предстоящего боя:

— Командуйте сами, вы же ещё вчера добивались этого, выразив мне недоверие. Согласен постоять у флагштока.

Развернулся и направился к нашей базе. Да, со стороны мой поступок смотрелся не очень, но другого способа проучить зарвавшихся ребят я так и не придумал. В том, что я остаюсь на базе определённый резон был. Наш противник также оставлял одного бойца в тылу. Мои действия будут зависеть от хода сражения основных сил. Шансы у моей команды были. Водяные не очень-то выносливые бойцы и, если использовать общие щиты, то вполне возможно отсидеться, дождавшись подходящего момента для контратаки. Как сложится бой на пока никому не известно, нельзя сбрасывать со счетов и артефакты противника, которые могут повернуть чашу весов, как в ту, так и в иную сторону.

Судя по активной жестикуляции командование группой на себя взяла Софья. Она что-то с усердием втолковывала братьям, часто советуясь при этом с Эдитой. У нового командира хватило соображения не разбивать команду по парам и встретить соперников всеми силами используя коллективный щит. Водяные несколько опешили от столь мощной защиты и несколько растерялись, чем воспользовались мои ребята одновременно атаковав ближайшего адепта Воды. Тот только чудом уцелел, а дальше начались обыкновенные бессмысленные "пулялки"…

Всё это безобразие продолжалось до определённого момента. Соперникам как-то удалось достать Эдиту, которая уже несколько раз покидала общий щит и быстро перемещалась по полю, отвлекая на себя внимание и давая возможность немного передохнуть своим напарникам. В ответ братья атаковали вывалившегося вперёд адепта Воды, но недостаточно быстро ушли под щиты, чем поплатился Азмат. Сейчас на полигоне виднелись три защитных купола судей-наблюдателей, эвакуирующие пострадавших.

Похоже настала моя очередь. Стараясь чтобы меня не заметили подбираюсь к месту боя, заходя противнику немного со стороны. Силы водяных были на исходе и они ринулись в последнюю атаку. Всю свою мощь они направили на Софью. Сабит видя, что ничем не может ей помочь кинулся на линию атаки и воспользовался своим артефактом. На поле что-то громко бабахнуло и Сабит вместе с одним из адептов Воды оказались в защитных сферах судей. Софья осталась одна против двух соперников. Сил у неё уже практически не осталось и её здорово водило из стороны в сторону.

Тем временем я оказался за спинами нападавших. У тех дела были также не лучше и попусту размениваться поисковыми плетениями никто не собирался. Я в полной мере воспользовался этим моментом и почти вплотную приблизился к противнику. Не торопясь, достаю с перевязи метательный нож и резко метаю в дальнего от меня бойца. Не дожидаясь результата, бросаюсь на последнего соперника. В прыжке достаю его ногами и перевернувшись бью по корпусу. Краем глаза замечаю возникший рядом защитный купол — всё-таки попал! Мой противник почти не сопротивляется — у него попросту не осталось сил. Похоже, я опять отмутузил Степана… Рядом появляется судья и жестом просит отойти от него.

Остаётся ещё один соперник и он где-то впереди, полон сил и ненависти. Ныряю в ближайший овражек и продвигаюсь по нему вглубь полигона. Поисковые плетения в данном случае пройдут у меня над головой и засечь меня будет довольно сложно, пока я сам не подставлюсь, а сделать мне это придётся по любому, чтобы определиться с целью. Присел немного передохнуть, сам весь в грязи и какой-то слякоти. Как определить, где мой враг, при этом не высовываясь? Чувствую, как поисковые плетения проскакивают над оврагом и промежутки между ними довольно значительные, оно и понятно — плетение довольно энергоёмкое. Выглядываю в один из таких промежутков и замечаю метрах в десяти от себя медленно бредущего соперника. Скрываюсь и жду следующего плетения. Сразу же после него выглядываю опять и наблюдаю цель, но уже гораздо ближе. Активирую заготовленный артефакт и бросаю точно под ноги противнику. Пара мгновений и передо мной срабатывает защитный купол судей.

— Прекратить боевые действия! — разносится над полигоном. — Победа присуждается команде Алексея Новика ввиду полной нейтрализации соперника.

Слов благодарности от своей команды я в тот день так и не услышал. После того как их всех выпустили из лазарета, мы собрались в столовой. Братья делано равнодушно поглядывали по сторонам, Эдита стыдливо прятала глаза, а Софья с недобрым прищуром поглядывала на меня.

— Без нашей помощи тебе бы ничего не удалось, — не выдержала она затянувшееся молчание.

Да кто бы с этим спорил? У меня и мысли не было присваивать победу.

— Ты нас использовал! — пришла к заключению Софья.

Это уже через чур… Не знаю, что она там себе понавыдумывала, но это уже явный перебор — она командовала, а я использовал… Где логика? Встаю и молча ухожу. Мне кажется, она бы радовалась и поражению, попади я под конкретный замес соперников. Откуда у неё такая ненависть ко мне или она вне себя от того, что я не пляшу под её дудку? Ничего, я ещё отыграюсь… Впереди новогодний бал у Шустовых!

30 декабря наш наставник, после окончания занятий, поздравил всех нас с окончанием первого учебного полугодия и отметил отличившихся. Среди прочих прозвучала и моя фамилия. Валерьян Яковлевич особо отметил участников в прошедших зачётных соревнованиях, победителем в которых стал наш староста, боярич Владимир Артемьевич Старгородцев. Поощрением для него стало присвоение очередного воинского звания. Несколько покоробила лёгкость с присвоением звания, но если учесть, что все мы отсюда выйдем в звании никак не ниже прапорщика, то столь значимое поощрение вполне встраивается в общий учебный процесс. Остальным призёрам были вручены нагрудные знаки отличников боевой подготовки.

Когда знаки вручали нашей пятёрке кто-то из команды Степана Меньшова попытался опротестовать нашу победу.

— Новик играл не честно! Он вместо магии воспользовался ножами!

— Надо было более внимательно изучать правила соревнований, — осадил его Валерьян Яковлевич. — Любой из вас был в праве воспользоваться личным холодным оружием!

Весь последующий день готовился к новогоднему приёму. Я заранее побеспокоился относительно своего статуса и по всему выходило, что свободный проход на предстоящее мероприятие для меня вполне рабочий вариант. 31 декабря в 22:00 я стоял у дверей городского особняка Шустовых. Приём начинался с девяти вечера и на приезд всех приглашённых уделялось два часа. Сам праздник длился до восьми утра, но я на столько не рассчитывал. Мне главное встретить Новый год в кругу молодёжи и утереть нос одной зазнайке.

— Ваше приглашение, господин кадет, — вежливо попросил один из швейцаров.

Я небрежно распахнул полу своей шинели. Швейцар быстро пробежался взглядом по наградам и дал знак слугам открыть двери. В обширной гардеробной ко мне тут же подбежал кто-то из прислуги и быстро избавил от шинели. Как оказалось, среди присутствующих немало людей в различного рода мундирах, так что мои опасения стать белой вороной на этом празднике жизни были вполне безосновательными.

— Как вас представить, господин кадет, — послышалось из-за спины.

— Мне бы хотелось избежать всего этого официоза, — обернулся я к дворецкому.

— Вы не так меня поняли, — проявил он настойчивость, внимательно разглядывая жидкий "иконостас" на мой груди. — Я должен доложить о вас хозяину дома.

— Младший унтер-офицер Новик Илья Алексеевич, кадет Магического корпуса.

— Прошу вас, Илья Алексеевич, — дворецкий проводил меня до общей залы.

М-да… огромный бальный зал был уже почти заполнен. В общей толчее туда-сюда сновали слуги с подносами, а народ, особо не обращая внимания друг на друга, степенно перемещался с одного места на другое, не забывая при этом заглядывать и в другие открытые комнаты особняка. В глубине зала в надстройке устроился настоящий оркестр, который радовал всех живой музыкой. Мажордом периодически выкрикивал фамилии и титулы всё ещё прибывающих гостей.

— Илья Алексеевич! — послышался в стороне звонкий девичий голос. — Вы ли это?

Оборачиваюсь — Елизавета Святогоровна Смолякова, собственной персоной! Она, как и я обучается в Магическом корпусе, но на факультете боевой магии. Сейчас её трудно узнать — шикарное бальное платье, умопомрачительная причёска, броский макияж делают её неотразимой.

— Рад вас видеть Елизавета Святогоровна, — подошёл я к её компании. — Не ожидал вас здесь увидеть.

— Скучно у нас и молодёжи почти нет, вот я и упросила отца отпустить меня к Шустовым, — прояснила она ситуацию, быстро окинув меня взглядом. — А вы почему один? Присоединяйтесь к нам!

Компания у Елизаветы оказалась шумной и весёлой, но поначалу ко мне отнеслись настороженно, особенно её мужская половина. Когда же выяснилось, что я никоим образом не претендую на главу компании, то отношение ко мне резко изменилось. В друзья никто не набивался, да и я не лез ни в чью душу, сошлись на ничего не значившим предпраздничном трёпе и веселье. В сопровождении громкой компании несколько раз заглядывали в залы с закусками на столах и периодически перехватывали слуг с напитками на подносах.

Так незаметно прошёл час с небольшим, а примерно за час до наступления Нового года хозяин дома вместе со своей супругой начали торжественный обход бального зала, приветствуя прибывших гостей. Дородный дядька с абсолютно лысой головой и столь же крепких пропорций его супруга неторопливо двигались по кругу довольно часто останавливаясь и разговаривая с гостями. Дойдя до нашей компании, Шустовы остановились.

— Елизавета, девочка моя, — прижала к себе душу нашей компании хозяйка дома. — Правильно сделала, что сбежала от своих стариков.

В этот момент к главе дома подошёл дворецкий и что-то шепнул ему на ухо.

— Рад вас видеть, Илья Алексеевич, — обратил своё внимание на меня глава. — Надеюсь, вам у нас понравится. Кстати, дня через два-три должен подъехать Никита из столицы, уж очень он просил о встрече.

— Непременно буду! — был я краток.

Как только процессия двинулась дальше на меня посыпался град вопросов: что, как, да почему? Всех очень удивило моё заочное знакомство с главой дома и его роднёй в столице. Кое-как отбился общими фразами.

Обойдя зал, хозяин со своей супругой возвестил об открытии новогоднего бала и удалился в компании серьёзных дядек. Его супруга осталась в зале руководить балом. Громко заиграл оркестр и на танцевальном поле появились первые пары из особо молодых и нетерпеливых. Основная масса гостей ринулась к накрытым столам, накрытых в соседних залах, что называется, заморить червячка. Не стала исключением и наша компания.

— Надеюсь, вам не слишком пришлось потратился? — насмешливо прозвучало со спины.

Оборачиваюсь и вижу перед собой двух умопомрачительных девиц в шикарных бальных нарядах — Софью и Эдиту. Эдита первая оценила ситуацию и выражение непомерного удивления застыло на её лице. Софья не сразу поняла в чём дело, но спустя несколько мгновений проняло и её.

— Чего это мы застыли, красавицы? — послышался раскатистый голос за их спинами. — В чём дело?

Между подругами возник крепкий высокий мужчина, типичный донской казак с небольшой бородкой и шикарными усами.

— Знакомься, папа, — кое-как выплыла из прострации Софья. — Это старший нашей пятёрки, Илья Новик.

— Это тот который совсем не соображает и толком ничего не умеет? — усмехнулся мужик, многозначно подкручивая усы. — Или может я чего не понимаю?

— Как можно, папа… — внезапно покраснела Софья.

— Фрол Фадеевич, — протянул мне руку отец Софьи. — Дочь нас толком так и не представила.

После энергичного рукопожатия он продолжил:

— Вы тут разбирайтесь дальше сами, а у меня имеется здесь ещё парочка неотложных дел, — подмигнул он мне на прощание.

Вслед за Фролом Фадеевичем также спешно ретировались Софья с Эдитой. Как я ни старался, но больше увидеть их на балу мне так и не довелось. А потом было веселье, встреча Нового года, танцы (пришлось вспомнить уроки Натальи и Таисии). Долго задерживаться на балу, как и планировал, не стал и уже ближе к четырём часам был в расположении Магического корпуса. Честь мундира и незнакомая обстановка не позволили повеселиться, что называется, от души.

Не обошлось и без ложки дёгтя. Уже выйдя во двор, столкнулся с явно подвыпившей троицей своих сокурсников.

— А вот на ловца и зверь бежит! — ткнул в меня пальцем самый задиристый из них. — Я узнал тебя. Ты посмел оскорбил меня, а значит теперь должен!

В пошатывающейся на ветру фигуре я узнал парня, который пытался нахрапом пробраться мимо очереди в библиотеке в первый день вселения в Магический корпус и которого мы со Степаном не пропустили.

— С тебя тыща, — продолжал бубнить заплетающимся языком юный баронет. — Можешь выплатить сразу или частями, но тогда накинешь ещё три сотни сверху!

— А харя не треснет? — усмехнулся я.

— Нарываешься! Может выйдем за ворота и поговорим?

— Я тебе не пацан, чтобы по подворотням бегать! — начал он меня доставать.

— Смотри, с огнём играешь! Я тебя предупредил! Не будет денег разговор будет другим!

— И что ты мне сделаешь?

— Я — ничего! А вот они, — барчук обернулся к своей охране, — будут бить тебя каждый день, пока всё не выплатишь.

— Не боишься, что их выгонят?

— Нет! Уйдут эти, придут другие. У меня этого добра хватает!

Наш разговор прервал подъехавший мобиль, который я заказал, выходя из особняка Шустовых. Уже в дороге, размышляя над произошедшим, я так и не понял — то ли это был бред подвыпившего юнца, то ли мне стоит готовиться к очередным неприятностям.

Глава 6

Алчное корыстолюбие кругом: кто может — грабит; кто не может — крадёт

(Денис Фонвизин)

Проснувшись, ближе к обеду, позволил себе немного поваляться в кровати, благо сегодня никуда спешить не надо. Не торопясь, привёл себя в порядок и после посещения столовой принялся за насущные дела. Решил разобраться с подарком отца Елизаветы. Родовые маги Смоляковых так и не смогли разобраться с этим артефактом, а это значит, что обычные методы изучения здесь не работают. Пришлось применить свои ментальные способности и здесь меня ждало полное изумление. Во-первых, я увидел ментальный след рунных цепочек, а во-вторых, такой рунный алфавит мне точно никогда не встречался!

Магия, как таковая, условно делится на четыре основные составляющие: магия стихий, рунная магия, ментальные практики и непрофильные, специализированные направления (некромантика, магия Крови и т. д.). В магии стихий используются разнообразные плетения, представляющие собой трёхмерные энергетические конструкты, которые в свою очередь состоят из отдельных блоков, комбинируя которыми мы и получаем нужное плетение. В рунной магии в принципе то же самое, только вместо энергетических конструктов маги используют рунные цепочки и этот процесс сродни программированию. Руны позволяют более тонко "настраивать" плетения, что выгодно отличает это направление магии от стихийных конструктов, но к глубокому сожалению, рунный маг всегда будет уступать в скорости создания плетений тем же стихийникам. Ментальные практики, в принципе, особого отношения к магии не имеют, так как они основываются на внутренней энергетике менталиста, используя при этом силу мысли.

К изучению рунной магии мы ещё не приступали, она у нас значится на втором курсе, но уже сейчас нас общим порядком ознакомили с основными понятиями и у каждого имеется небольшой учебник со всеми известными рунными алфавитами. Так вот, нужного алфавита, сколько бы я его ни искал, так и не обнаружил! Местами определённое сходство имеется, но всё равно — не то! В истории человечества таковой рунный алфавит не значится… Боюсь даже делать выводы по этому артефакту, но факты упрямая вещь и по всем статьям это скорее продукт неземных технологий, чем творение Древних. Да и слишком уж он свежо выглядит для многовековой поделки…

Встретиться со своим бывшим одноклассником по нижегородской гимназии Никитой Шустовым мне так и не удалось. На второй день новогодних каникул меня подняли по тревоге. Рано утром ко мне в комнату с грохотом ворвался комендант с приказом срочно явиться к дежурному магу-преподавателю. Тот встретил меня чуть ли не с распростёртыми руками.

— Ну хоть кого-то нашли! — облегчённо выдохнул он и тут же последовал чёткий приказ. — Через сорок минут с посадочной площадки на Ходынке отходит транспортный дирижабль. Тебе необходимо быть там. Капитан корабля в курсе и тебя уже ждут. Через семь-восемь часов будешь в Курске. Тебя там встретят.

Переведя дух и сунув мне в руки котомку с сухпайком и дорожным набором, продолжил:

— Один старик-менталист надумал срочно помирать, видно не рассчитал своих сил на праздники. Пока его поддерживают, но надолго его не хватит и, как назло, все претенденты разъехались кто куда, так что считай тебе здорово повезло. А теперь руки в ноги и вперёд! На проходной ждёт машина.

Через полчаса бешенной гонки по городу я оказался на Ходынке. Меня быстро запихнули в гондолу и дирижабль тут же отчалил. В рубку меня не пустили и я расположился в крохотной кают-компании, благо иллюминаторы здесь тоже имелись. Не успели толком подняться, как корабль попал в болтанку. Жёсткий встречный ветер бил по корпусу дирижабля с нещадной силой, скорость упала до минимума. Эдак мы и за 12 часов не доберёмся до места. Решил немного поэкспериментировать, всё же какой ни есть, а адепт Воздуха. Расслабился и попытался понять, что творится вокруг. Плотные потоки воздуха кружили вокруг меня. Всё пространство ниже нас было затянуто густыми облаками и там разразился настоящий небесный потоп. Похоже мы двигались внутри циклона. Глянул выше и обнаружил почти чистое небо и попутный воздушный поток. Пусть он дул немного в сторону от нашей конечной цели, но это гораздо лучше, чем ветер в харю…

— Выше нас попутный поток воздуха, — на автомате озвучил я свой эксперимент.

Дежурный по камбузу замер и всмотрелся в мои петлички. Не торопясь, сложил ветошь, которой надраивал бронзовую окантовку стола и исчез за дверью рубки. Через минуту он вновь появился.

— Господин кадет, вас вызывает капитан, — отрапортовал он и услужливо придержал дверь.

Как только оказался в довольно небольшой, я бы даже сказал тесной рубке, услышал басовитое рокотание:

— Так что ты там говорил про попутный ветер, кадет?

— Выше нас, примерно на 600 метров, господин капитан третьего ранга, — отчеканил я.

— Не пыжься, не на плацу, — хмыкнул он. — В картах разбираешься?

И увидев мой утвердительный кивок продолжил:

— Ну если разбираешься, то помоги штурману разобраться с маршрутом.

В памяти прежнего Ильи крепко засели уроки отца, в своё время начинавшего помощником штурмана на примерно таком же транспорте. Местный навигатор быстро понял, что я не плохо ориентируюсь в его хозяйстве и мы довольно быстро закончили.

— Новый маршрут готов, господин капитан, — доложился он.

— Как? Уже?

— Кадет вполне владеет штурманским делом.

— Даже так? Впрочем, об этом немного позже. Что там по маршруту?

— Подъём до высоты 3400.

— Будем пробовать, — кивнул капитан. — Пойдём на грани наших возможностей. Выше из-за груза навряд ли поднимемся.

Натружено заурчали моторы и уже минут через двадцать дирижабль перестало болтать.

— Есть попутный ветер! — доложил штурман.

— Н-да… адепт Воздуха на борту дирижабля это что-то… — едва слышно пробормотал капитан себе в усы и уже в голос поинтересовался. — Откуда такие познания в штурманском деле, кадет Магического корпуса?

— Отец был капитаном посыльного бота Имперского военно-воздушного флота.

— Теперь понятно. А почему был?

— Погиб, — не стал я распространятся.

— Н-да… — после минутного молчания вымолвил капитан, — такова наша служба, кадет…

Больше меня ни о чём не расспрашивали и вскоре отправили отдыхать в кают-компанию, вежливо попросив зайти ещё раз через пару часиков, чтобы, так сказать, скорректировать маршрут. Благодаря счастливому стечению обстоятельств и моей небольшой помощи в Курск мы прибыли на час с небольшим раньше положенного времени, но ни смотря на это меня уже дожидался дежурный сотрудник имперской службы безопасности.

Несмотря на вечернее время служебный тарантас быстро доставил нас на Цыганский бугор, где располагался особняк умирающего артефактора-менталиста. По пути его в комнату нам на глаза не попался ни один из домочадцев.

— Ни к чему домашним знать, кому достанутся знания хозяина дома, — ответил на мой немой вопрос молоденький офицер. — Были преценденты, понимаете ли… нехорошие. Некоторые родственники пытались вытребовать себе денежную компенсацию за переданные знания. Именно поэтому не советую знакомиться и с донором, он, кстати, также в курсе правил.

В комнату к старику мы вошли вместе. Офицерик сразу же прошмыгнул в угол и тихо там устроился, предварительно активировав перед собой на столике регистрирующий артефакт.

— Ну, проходи, не стесняйся… наследничек… — тяжело дыша просипел хозяин дома. — Устраивайся поближе.

Старик полулежал на солидном диване, а комната, в которой мы оказались, была, судя по всему, его рабочим кабинетом. Возле дивана стояло кресло, в нём я и устроился.

— Уж больно молод, — с сомнением посмотрел на меня старик, который внешне весьма походил на нашего Хоттабыча.

— Молодость — это мгновение, — ни к месту припомнился монолог Костика из "Покровских ворот".

— Сам-то понял, что сказал? — тут же съязвил дед и закашлялся.

Старик действительно умирал, от его ауры почти ничего не осталось и у меня сложилось такое впечатление, что держался он из последних сил.

— Разрешите? — встал я перед ним с намерением поделиться своей жизненной энергией.

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь… — прикрыл он устало глаза.

Распахнул роскошный восточный халат и приложил руку к его груди. Осторожно нащупал щупом его почти потухший источник и влил немного энергии Жизни. Можно было вообще не вставать с кресла, но за нами с интересом наблюдал офицер безопасности и весь этот цирк был предназначен только для него.

— Ну, хоть не совсем дурня прислали, — удовлетворённо кивнул старик и как бы прислушавшись к себе продолжил. — Что-то уже умеешь. К сожалению, твоя помощь всего лишь отсрочка, но всё равно спасибо…

Я опять устроился в кресле и вопросительно посмотрел на старика.

— Да, ты прав, пора приступать, — кивнул он мне. — Отключай все свои артефакты и постарайся мне не мешать. Сил ломать твою защиту у меня нет и в твоих же интересах, чтобы у меня всё получилось с первого раза. Второй попытки может уже и не случиться.

Какого-то особого воздействия на себя я не почувствовал, только порой возникали какие-то неясные образы, совершенно не связанные с моими прежними воспоминаниями. Со временем появилось ощущение давления на мозг, как будто ты зубришь что-то уже далеко не первый час. К счастью, ни во что большее эти ощущения не переросли, да и старик закончил с переносом знаний. Его трудно было узнать — буквально за несколько минут он осунулся и стал больше похож на обтянутый кожей скелет. По моим ощущениям, ещё минута-другая и старик точно отдаст Богу душу.

Подскакиваю и ещё раз "подзаряжаю" деда. Приходил он в себя долго, только спустя четверть часа приоткрыл глаза. Всё это время офицер безопасности молча наблюдал за нашими действиями и даже не пытался чем-либо отвлечь.

— Думал уже не переживу, — на грани слышимости прошептал старик. — Всё о чём было договорено со службой безопасности, я тебе передал и даже немного сверху. Благодарность за чуткость, так сказать. Что передал не скажу, будешь проходить службу в Пустошах — поймёшь… А сейчас уходите… дайте проститься с семьёй.

Я кивнул старику на прощание и направился к двери, следом за мной подскочил и мой сопровождающий. Уже находясь в машине, я поинтересовался на предмет переданных мне знаний.

— Чем конкретно он со мной поделился?

— В его деле значатся навыки по архивации знаний и магических плетений, рунной магии, а также основы работы с артефактами используя ментальные возможности носителя. Кроме того, каждый менталист обязан передать любую другую способность, но уже на своё усмотрение. Сейчас нам предстоит заехать в управление и в письменном виде оформить обязательство на аналогичную передачу знаний, но уже от вашего имени.

— Он что-то говорил про Пустошь, я так толком и не понял…

— В своё время ему по долгу службы приходилось в составе боевого звена егерей не раз и не два совершать рейды в самое сердце Пустошей. Был довольно известной личностью в тех кругах. Считался неплохим специалистом по рукопашному бою.

Только глубокой ночью я оказался в ведомственной гостинице. Пришлось заполнить кучу анкет, написать гору объяснительных и подписать кипу обязательств, прежде чем офицер безопасности сжалился надо мной. Теперь в моём личном деле имеется скрытый раздел и о моих ментальных возможностях будут знать лишь только те лица у которых имеется соответствующий допуск.

Подняли меня ранним утром и тем же спешным порядком сопроводили до железнодорожного вокзала, определив в купе второго класса. Оказии на дирижабль на этот раз не оказалось. До Москвы добрался без каких-либо приключений, так как практически всю дорогу проспал.

Распаковка вложенных знаний всегда происходит по-разному. Те области знаний, которые тебе были знакомы и близки усваивались буквально за несколько дней, а то и часов. Если же информация была далека от понимания и не лежала в области ваших интересов, то её понимание растягивалось на довольно длительный период, а то вообще затиралось в глубинах памяти, если в ней так и не возникло необходимости. В моём случае полученные знания тесно переплетались с тем, чему нас обучали в Магическом корпусе и её потеря мне точно не грозила.

Как ни странно, первым себя проявил пакет знаний, доставшийся в нагрузку, лично от старика-менталиста. Во время очередной тренировки я вдруг внезапно понял, что некоторые движения и связки можно делать иначе, при чём эффективность новых элементов значительно выше, а в упражнении "Бой с тенью" я внезапно провалился в ускорение. Нет, мне и раньше удавалось работать на пределе своих возможностей и со стороны это действительно напоминало весьма скоротечный бой. Новая способность в корне отличалась от уже знакомого мне ускорения — я мог действовать гораздо быстрее, но вот проблема! Тело не поспевало за сознанием, выкидывая меня в реальность, при этом все мышцы и связки болели так, что терпеть не было сил — оно было слишком слабым для таких нагрузок. В моих же интересах как можно быстрее разобраться с новыми возможностями. К сожалению, простым увеличением физической нагрузки здесь не обойтись — мне срочно нужно побывать в одной из магических лавок и приобрести необходимые укрепляющие зелья.

С приобретением магических зелий затягивать не стал, тем более, время позволяло. Необходимые зелья нашлись почти сразу. Я не стал рисковать и искать, где товар подешевле — ринулся сразу ближе к центру города. Да, цены здесь, конечно, кусаются, но и товар того стоит! На окраинах в магических лавках можно найти и подешевле, вот только уверенности в том, что зелья там нужного качества абсолютно нет.

Молоденькая продавщица, видимо ученица зельевара, с увлечением объясняла о достоинстве того или иного магического снадобья. После получасового обсуждения я остановился на двух пузатых флакончиках, внутри одного из которых плескалась загадочная зеленовато-голубая жидкость — вытяжка из печени уж очень какого-то ужасного зверя из Пустошей и янтарного цвета тягучий раствор из особо ядовитых растений того же происхождения. Покупка обошлась мне в 1260 рублей. Действительно — цены кусаются…

Пока продавщица оформляла заказ я обратил внимание на припаркованный рядом с магической лавкой старый потрёпанный мобиль. Сквозь широкие панорамные окна было великолепно видно, как трое крепких бородатых мужиков нагло пялятся в мою сторону. Кажется, этот же тарантас я видел на выходе из Магического корпуса, но не обратил на него внимания — мои прежние "доброжелатели" на таких развалюхах не передвигаются! Решил проверить бородачей на "вшивость" и доплатив немного "чаевых" расторопной девице, воспользовался служебным выходом. Как ни странно, но такой пассаж с моей стороны очень не понравился здоровякам в машине, двое из них тут же выскочили из неё и ринулись за мной.

Выйдя из лавки, я оказался в небольшом внутреннем дворике. Прошмыгнув за приоткрытую воротину, выхода со двора на улицу, затаился там. Через пару мгновений мимо меня промчались два рассерженных носорога и кинулись куда-то вглубь улицы. Немного выждав, выхожу вслед за ними, но направляюсь в противоположную сторону и через пять минут был рядом с потрёпанной мобилем. Подхожу, дверь резко на себя и я уже на заднем сиденье с ножом в руке.

— Поехали! — негромко командую я и для убедительности тыкаю ножом в бочину водиле.

— Куда? — нервно вздрогнул тот.

— Прямо! — и как только немного отъехали продолжил разговор. — Кто такие? Зачем нужен?

— Так Глафира Митрофановна послала!

— Это ещё кто такая?

— Сестра Аркадия, того полицейского, что тебя поймал и в подвал определил.

Вот и очередные недоброжелатели определились!

— Чего ей надо?

— Да как же?! Аркадий Митрофанович вас словил, потом вдруг помер, а вы живы-здоровы… Вот Глафира Митрофановна и послала за вами, чтобы разузнать, что к чему… — молотил под дурачка водила.

— Поговорить значит захотела…

— Да, да! — энергично затряс головой мужик.

Всё бы хорошо, да только несло от него злобой лютой, а ещё дорогу выбрал явно в городские трущобы, где надеялся избавиться от меня или на худой конец сбежать. Не я выбрал этот путь… А насчёт незабвенной Глафиры Митрофановны помнится мне, что именно она ходила заводилой в той компании. Похоже, решила, что настало время рассчитаться по долгам.

На очередном ухабе водила попытался перехватить мою руку с ножом. Силищи в нём было немеряно и, если бы не мой щуп-удавка, лежал бы на заплёванном днище мобиля с вывернутой рукой. Мобиль съехал с дороги и заглох в неглубоком кювете. Водитель мёртв, последняя выходка стоила ему жизни. Вышел из машины и огляделся. Мы где-то на отшибе, хотя и недалеко от центра, вон за присыпанным снегом холмом и Москва-река виднеется. На узкой дороге никого.

Перекидываю тело водителя на заднее сиденье и пытаюсь разобраться с управлением машины. Вроде ничего сложного: педали всего две (газ, тормоз), вместо коробки передач виднеется ползунковый рычаг с четырьмя фиксированными положениями. На приборной панели присутствуют только указатели скорости, уровня воды, состояние заряда накопителя и всё… Активизирую накопитель и немного переждав, задним ходом выруливаю на дорогу. Накопитель почти пуст, но мне много и не надо. Примерно через километр по обочине дороги показались заросли кустарника. Остановился и избавился от тела водителя. Через час я был на одном из рынков на окраине города. Машину оставил у входа. К утру от неё ничего не останется — разберут на запчасти.

По пути в корпус забежал в бакалейную лавку, приобрести вместительную, литров на пять-шесть, деревянную флягу. Заскочил ещё в пару лавок, где приобрёл древесную смолу и кое-какие ингредиенты для создания нечто наподобие напалма. Сегодня вечером мне предстоит посетить дом Глафиры Митрофановны и уладить с ней все спорные вопросы.

Как только стемнело я был на проходной. Благодаря каникулам пропускная система не была ограничена какими-то временными рамками. По дороге заглянул в трактир и немного перекусил, заодно подгадал время, чтобы не явиться раньше срока. К дому Глафиры Митрофановны подошёл когда там уже укладывались спать. Забраться на крышу не составило особого труда и буквально через пару минут после того, я осторожно по дымоходной трубе спускал флягу с напалмом. До самой топки фляга не опустилась, очевидно упёрлась в духовую заслонку, но это в принципе не так уж и важно. Минута-другая и напалм вспыхнул, медленно просачиваясь во все попадающиеся по пути щели.

К этому моменту меня уже не было на крыше и вырывающееся из печной трубы пламя я наблюдал стоя рядом с соседним домом. Напалм сделал своё дело и языки пламени появились в окнах кухни и столовой.

— Пожар! — заверещали в доме.

— Пожар! — послышалось в ответ из соседних дворов.

Народ кинулся на помощь и в этой толчее на меня никто не обращал внимания. Тем временем из горящего дома стали выбегать его жильцы. Среди них выделялась крупного телосложения женщина, которая зычным голосом командовала своей челядью. В её руках виднелся небольшой кожаный саквояж, который ей очень мешал. Отозвав в сторону одного из своих людей, она вручила ему саквояж и наказав строго-настрого никуда не уходить, кинулась дальше командовать своими домочадцами.

Что выносят из огня в первую очередь? Вот и я думаю, что самое ценное и дорогое… Добраться незамеченным до охранника с саквояжем не составило труда, тем более что вокруг нас носился народ. Точный, размеренный удар по затылку и дядька без чувств валится на снег. Придерживаю его, будто помогаю человеку, которому стало плохо и аккуратно пристраиваю к стволу рядом стоящего дерева, после чего в моих руках оказывается драгоценный саквояж.

По большому счёту, мне стоило бы, пользуясь всеобщей неразберихой, прикопать, где-то поблизости и саму хозяйку дома, но, если честно, от этой мысли меня нереально коробит. Ладно мужик, он может и постоять за себя, а что делать с женщиной? Думаю, она сможет сложить два плюс два и сделает правильные выводы. Если же не случится, то придётся повторить…

До корпуса добрался уже глубокой ночью. На проходной саквояж прикрыл полой шинели, чтобы не приметили и со вздохом облегчения направился к себе. Только раздевшись и приведя в порядок одежду и обувь позволил себе заглянуть в саквояж. Бинго! Я угадал, из сумки вывалилось несколько пачек с купюрами достоинством в три и пять рублей, а внутри виднелись золотые червонцы вперемежку с ювелиркой. М-да… а не плохо живут простые обыватели…

Подсчёт денег занял примерно с четверть часа. Всего вышло что-то около трёх с небольшим тысяч и это без учёта стоимости ювелирных изделий. Столь ценный приз пришёлся как нельзя кстати. Моё финансовое состояние здорово пошатнулось в связи с приобретением лечебного артефакта и магических зелий. Мои общие накопления теперь приближались к шести тысячам. Это радовало и придавало чувство уверенности в будущем.

Глава 7

Глупость и мудрость с такой же легкостью схватываются, как и заразные болезни. Поэтому выбирай себе товарищей

(Уильям Шекспир)

Новогодние каникулы заканчивались и сразу же после Рождества всем нам предстояло вновь окунуться в дебри магических наук. В Магический корпус стали съезжаться кадеты. На вечерней тренировке ко мне неожиданно подошла Этита.

— Добрый вечер, Илья, — поздоровалась она, опустив глаза. — Софья просила передать свой проигрыш.

В руке Эдиты показалась пачка ассигнаций.

— А что сама? — усмехнулся я.

— Приехали только, дел невпроворот, — попыталась прикрыть свою подругу.

Ну что же, этого и стоило ожидать — кто же любит признавать свои поражения?

Перед сном я как обычно крутил в руках всё тот же подарок Смоляковых. Теперь я точно знал, как его можно восстановить, но одно дело знать, а другое — уметь! Для того, чтобы раньше времени не угробить столь драгоценный подарок мне необходимо, что называется, набить руку, а для этого необходима практика. Кстати, резко возросший уровень моих знаний, буквально на первых же начавшихся занятиях, был замечен нашим преподавателем по основам артефакторики.

— Попрошу объясниться, — остановил меня после занятий Станислав Карлович.

Молча киваю на перстень. По поводу произошедшей процедуры передачи знаний с меня взяли расписку о неразглашении, взамен поставив метку от СБ на перстень-пропуск, уверив, что этого будет вполне достаточно. Профессор сразу же сообразил в чём дело.

— Рад за вас, Илья Алексеевич. Должен заметить, вам несказанно повезло, — и будто о чём-то задумавшись продолжил: — В свете новых возможностей нам необходимо пересмотреть программу дополнительных занятий с большим уклоном в практическую деятельность. Как вы на это посмотрите, Илья Алексеевич?

— Крайне положительно, Станислав Карлович. Всем известно, что теория без практики мертва.

— Полностью с вами согласен, молодой человек!

Тем временем объявился "оскорблённый" однокашник. Угрозы обиженного аристократа-малолетки не оказались пустым трёпом. Буквально на второй вечер после начала занятий по дороге к нашему общежитию меня нагнали два цербера из его окружения. Надо сказать, место встречи выбрали удачно: следящих конструктов поблизости не наблюдалось, а если учитывать позднее время, то и вечно снующие туда-сюда кадеты также отсутствовали.

— Деньги гони! — навис надо мной один из громил.

Ситуация настолько однозначна, что иной трактовки, как вымогательство не требует, но думается, что именно в этом случае придётся крепко попотеть, доказывая сам факт наезда, если конечно они сами не решатся на более решительные действия. Необходимо их как-то спровоцировать…

— Руки убери, недоумок! — увернулся я от одного и прибавил шаг.

Второй, не раздумывая попытался заломить мне руку, с другой стороны, а вот это уже можно расценивать как нападение! Уворачиваюсь и тут же проваливаюсь в ускорение. Шаг, другой и я уже за спиной бугая, по ходу движения успевая садануть локтем по рёбрам. Из ускорения вышел прямо перед заводилой и сразу же отрабатываю двоечку в корпус, тот явно не ожидал от меня такой резвости и не успел среагировать, согнувшись пополам из-за сбившегося дыхания. Коленом в лицо добиваю громилу. В этот момент подоспел, очухавшийся напарник. Ухожу от его удара в голову и с разворота пробиваю ногой. Добить его не позволил сверкнувший воздушный щит и сразу же, будто из ниоткуда, рядом нарисовались два дежурных мага, которые сразу же оттеснили меня от пострадавших.

— Убрать щиты! — последовал приказ громилам. — Что здесь происходит?

— Он напал на нас, — пришёл в себя тот, который попытался заломить мне руки.

— Ложь! Это они первые начали, — не стал я отмалчиваться.

— Всех в карцер! — не стал разбираться старший маг. — С утра будет кому вами заняться.

Хорошо ещё, что раскидали нас по разным камерам. Боюсь, что в ином случае кто-то точно до утра не дотянул. Злость так и клокотала в груди — мало того, что на меня наехали, так ещё и пострадал практически ни за что. Заснуть удалось лишь после того, как дважды переписывал объяснительную.

Как и полагал дежурный маг, разбирательство откладывать в долгий ящик не стали. После утренних процедур и стакана чая с жидким бутербродом нас повели в административный корпус. В зале, где ранее заседала приёмная комиссия нас встречало почти всё руководство корпуса. Ещё бы! Такое ЧП — несанкционированное применение магии, вкупе с разборками на физическом уровне. За дисциплиной здесь следили строго!

Первым слово дали "безвинно пострадавшим". По их словам, выходило, что злыдень (в моём лице) жестоко поглумился над сиротками и, если бы не своевременное вмешательство дежурных магов неизвестно, чем бы этот инцидент ещё закончился. Начальство хмуро их выслушало, задав лишь один вопрос.

— С какого отделения будете?

— Боевая магия. Первый курс.

— Артефакторика. Первый курс, — добавил уже я.

— Н-да… дожили… — хмыкнул особист. — Два боевых мага не смогли справиться…

— Господин Савицкий, оставьте свои суждения при себе, — перебил его заместитель начальника корпуса и тут же обратился ко мне:

— Что вы скажете по поводу предъявленных вам обвинений.

На столе секретаря, записывавшим наши показания, заметил знакомый мне уже по кабинету городского пристава артефакт снятия образов.

— Разрешите воспользоваться? — кивнул я в его сторону.

— Почему бы и нет? — удивился один из замов.

Появилась возможность воспользоваться новыми знаниями, переданных мне стариком-артефактором. Ещё утром я заархивировал произошедшие события и сейчас просто слил их в информационный кристалл. Оказывается, не такая уж это и сложная процедура. Для того чтобы всем ознакомиться с моим "произведением" потребовалось некоторое время. Мои оппоненты заметно сникли и поглядывали на меня с неприкрытой злобой. Чего-чего, а такого шага они от меня точно не ожидали… Со стороны комиссии было задано ещё несколько малозначащих вопросов, после чего был озвучен её вердикт.

— Кадеты отделения боевой магии целенаправленно пытались ввести в заблуждение следственную комиссию, не гнушаясь откровенным лжесвидетельствованием. Помимо этого, было зафиксировано применение ими магии, что в стенах Магического корпуса разрешено только на специально оборудованных полигонах. К сожалению, установить по своей ли воле действовали нарушители или по принуждению со стороны не удалось. Проходить процедуру добровольного сканирования они отказались, прикрываясь тем, что являются носителями родовых техник. Исходя из всего вышесказанного следственная комиссия Магического корпуса постановила исключить данных кадетов отделения боевой магии из своего состава и отправить их в дальний гарнизон для продолжения обучения практическим способом.

Не скажу, что совсем уж не обрадовался этому вердикту, но решение действительно было очень жёстким. Император не любит разбрасываться своими людскими ресурсами и даже такому откровенному хламу в его империи найдётся местечко, где они могут попытаться искупить свои прегрешения. Отпускать в род двух потенциальных боевых магов просто так никто не собирался. Теперь им предстоит продолжить обучение, где-нибудь рядом с Пустошью, под руководством квалифицированного мага и дворянами им теперь не стать, если же конечно не совершат уж совсем героический поступок. Такова цена лжи…

Не скажу, что я стал звездой корпуса, но несколько дней подряд моё появление в столовой привлекало внимание большинства. В эти минуты хотелось провалиться сквозь землю, но как говорится, голод не тётка, пирожка не поднесёт. Многие просто из любопытства поглядывали в мою сторону, но хватало и тех, кто взирал с осуждением, а то и вовсе с ненавистью.

— Теперь тебе необходимо проявлять особую осторожность в общении с сокурсниками, — внезапно расщедрилась на комментарий сидящая рядом за столом Софья.

— С чего бы это? — не понял я её.

Софья посмотрела на Эдиту и та продолжила:

— Всем известно кто стоит за теми бедолагами, которых исключили из корпуса. Отец того парня далеко не последнее лицо в Белом городе и он очень не любит когда обижают его наследника.

— Так я его и пальцем не тронул, да и к тому мы находимся в Магическом корпусе, а не в каком-то там городе.

— На твоём месте я не была бы столь оптимистично настроенной, — вклинилась Софья. — Ты сам видел, как запросто можно оказаться в дальнем гарнизоне. Исключить тебя из корпуса может и не получится, а за зря сгубить карьеру можно с лёгкостью. Сделает папаша благотворительный взнос корпусу и попросит о незначительной услуге. Не думаю, что начальство будет особо противиться.

— Так что же мне делать?

Братья Каримовы, сидящие с нами за столом, равнодушно пожали плечами.

— В своих кругах, тот кому ты перешёл дорожку, слывёт заядлым интриганом. Он никому не прощает обид, — добавила информации для размышления Эдита.

— Не поделишься, с чего он в тебя вцепился? — поинтересовалась Софья.

— Парень с чего-то решил, что я его оскорбил и требует денежную компенсацию.

— Сколько? — не удержалась Эдита.

— Тысячу.

— Охренеть!.. — со стороны Софьи полыхнуло удивлением и сочувствием.

А вот это действительно охренеть! Наша неприступная казачка проявила ко мне сострадание! Пытаюсь поймать её взгляд, но тщетно. Софья с Эдитой резко засуетились и не прощаясь направились к выходу. Надо сказать, что наше общение в последнее время скатилось к минимуму. Мы по-прежнему собирались за одним столом, где хоть как-то ещё контактировали, а всё остальное время проводили врозь, даже ставшие традиционными совместные вечерние тренировки после каникул так и не возобновили: Софья с Эдитой после известных событий на балу старались избегать меня, а братьям Каримовым было всё равно. Я также не настаивал и уговаривать никого не собирался — у каждого своя голова на плечах.

Моё развитие в магическом плане, похоже, достигло своего естественного предела и остановилось на уровне уверенного РАТНИКА, хотя по всем документам я значусь на ступень ниже (НОВИК). Свои реальные возможности стараюсь не афишировать и в ближайшее время официальный статус мага менять не собираюсь. Пока меня всё устраивает.

Успехи в усвоении полученных знаний от старика-артефактора значительны и я бы даже сказал — сногшибательные! На уроках основ артефакторики мы, обложившись с ног до головы магическими инструментами и приспособлениями, скрючившись как не знаю кто, корпели над заготовками нанося на них плетения или рунные вязи. Далеко не сразу стало что-то получаться и порой хотелось плюнуть на всё и смыться отсюда куда подальше. Наши первые артефакты больше походили на поделки корявого ученика ювелира, чем на полноценно работающие магические конструкты.

Самое интересное, по крайней мере для меня, начиналось на дополнительных занятиях с профессором. На них он меня учил ментальным техникам создания артефактов. Именно здесь как нельзя кстати пригодились переданные мне знания. Если обычным способом, используя школы Стихий, артефактор накладывал плетения просто на поверхность заготовки, то используя ментальные техники возможен вариант нанесения тех же плетений непосредственно в структуру материала заготовки, а сами плетения строить в объёме, что весьма благотворно влияет на размерность получившихся в итоге артефактов.

Звучит несколько замысловато, но на практике этот процесс выглядит довольно просто. Первым делом берём магический талмуд и "срисовываем" себе в память необходимое плетение, дорабатываем его если необходимо и архивируем. Дальше ещё проще: напитываем архив ментальной энергией (не путать с активацией!) и тем же ментальным импульсом отсылаем архив на заготовку. В зависимости от приложенных усилий плетение выжигается на поверхности или внутри структуры заготовки. Запитываем накопитель и артефакт готов к использованию!

Конечно же не всё так радужно как я описал. Ментальной энергии уходит прорва и моих сил хватает максимум на два-три артефакта в день, а если наносимые плетения выше моего естественного уровня, то вообще получается только один. Мой сегодняшний предел артефакты не выше класса ВИТЯЗЬ, но и этого я не могу показать, боясь проколоться.

Кроме того, профессор учил меня стирать свои ментальные "отпечатки". Дело в том, что маги, притронувшись к тому или иному предмету, неизбежно оставляют на нём частицу своей ауры и по ней вполне возможно обнаружить спрятанный артефакт. К примеру, создаём магическую мину, "прячем" плетения, чтобы враг не обнаружил конструкт раньше времени, но в итоге наша хитрость не срабатывает, так как артефакт отсвечивает магическими отпечатками артефактора. Вся сложность стирания засветок заключается в том, что при чрезмерном усилии можно затереть само и плетение.

Последние события сделали меня довольно известным лицом среди кадетов первого курса и я стал замечать, что на мои вечерние тренировки стали заглядывать совершенно не знакомые мне личности. В начале я даже попытался найти другую площадку или вообще временно прекратить вечерние занятия, но в конце концов понял, делать этого не стоит, ещё немного и волна любопытства сойдёт сама собой.

— А у тебя не плохо получается! — из вечерней тьмы на полуосвещённую площадку вышла весьма импозантная личность: длинноногая жгучая брюнетка, со жгучим, целеустремлённым взглядом весьма бесцеремонно разглядывала меня.

— Чем обязан? — был я сбит напором незнакомки.

— Да, собственно, ничем, — мило улыбнулась она. — Просто захотелось посмотреть на виновника событий, взбаламутивших весь корпус.

— Ну и как? Оправдал надежды? — протянул я ей руку. — Илья Новик, кадет кафедры артефакторики.

— Верона Самбурская, адепт стихии Воздуха.

— И что же вас конкретно заинтересовало? — не удержался я от вопроса.

— Даже не знаю, как и ответить, — брюнетка ещё раз оценивающе скользнула по мне. — Вот решила посмотреть на человека, который идёт до конца и не боится возможных неприятностей…

— А кто сказал, что не боюсь? — усмехнулся я.

— Так почему же тогда?.. — Верона неопределённо взмахнула рукой, так и не закончив фразу.

— Бываю моменты, что по-иному просто нельзя, — пожал я плечами и посмотрел на гостью. — Разочаровал?

— Почему же? Прямые и честные ответы тоже много чего стоят.

Наш ничего не значащий трёп набирал обороты и очнулся я только спустя час у общежития Вероны. М-да… как-то я несколько увлёкся. Явно сказывается отсутствие полноценного общения с кем бы то ни было. Верона поблагодарила за то, что я её проводил и быстро исчезла за дверью. А на следующий вечер она появилась вновь. Я был рад безмерно. По большому счёту стоило бы призадуматься по поводу столь странного и скоротечного знакомства, но какой там, ежели работает совсем не та голова…

Ближайшую увольнительную решили провести вместе. С самого утра направились в сторону центра города. Верона, как истинная москвичка, знакомила с местными достопримечательностями и историей центра города. Впечатлений была масса и я опомнился только тогда, когда что-то недовольно заурчало в животе. Время ближе к обеду, а я даже не догадался пригласить девушку, куда-нибудь перекусить, ну да она сама виновата — раскрасневшиеся на лёгком морозце щёчки, горящие глазки и завораживающая улыбка лишат разума любого.

— Может заглянем куда, где можно слегка перекусить и выпить горячего кофе? — предложил я.

— Было бы неплохо, — кивнула Верона. — Здесь как раз рядом неплохая кофейня. Пошли скорее.

Моя спутница схватила меня за руку и потащила на соседнюю улицу, а я как баран тихо млел и беззастенчиво пялился на неё. Кофейня действительно оказалась вполне уютным местечком. Небольшой зал оформлен вполне себе по-домашнему и без всяких там бросающихся в глаза новомодных штучек. Места у окон были заняты и нам предложили место в углу, спрятавшийся в романтическом полумраке. Ждать практически не пришлось и уже через пару минут за нашим столиком было не развернуться от обилия сдобы и выпечки.

Не успели толком ополовинить сделанный заказ, как Верона резко подскочила "попудрить носик". С её уходом мне вдруг резко поплохело: голова кружится, живот скрутило, тошнота… Мне явно что-то подсыпали. Магические фильтры на месте, значит траванули какой-то натуральной дрянью. Активирую малое лечебное плетение. Вроде немного полегче, но туалетную комнату посетить точно не мешает. Не успел добраться до уборной как меня опять скрутило и это было уже совершенно не смешно. Активирую лечебное плетение помощней. Меня буквально вывернуло наизнанку, желудок избавился от своего содержимого, благо к этому моменту я успел уже добраться до кабинки.

Состояние мерзкое: руки дрожат, слабость во всём теле и очень хочется спать. Кто же это так постарался? Официантка? Верона? Но зачем? Не хочется даже об этом думать. Если это всё подстроено, то меня уже должны искать. Надо где-то притулиться и посмотреть, как всё обернётся. В общей комнате, рядом с умывальником, нашёлся приступок в виде широкой ступеньки, где я и приземлился, изображая внезапно уснувшего.

— Куда он пропал? — послышался приглушённый голос.

— Да вот он же! — кто-то приоткрыл дверь.

В уборную зашло сразу несколько человек.

— В подсобку его! — послышался знакомый голос. — С Вероной расплатиться и выставить, пока я не передумал.

Через мгновение в уборной, кроме меня и двоих охранников, никого не осталось.

— Ты прежде, чем браслетики надевать, накопители с него сними, — что-то звякнуло возле моего уха.

Меня тут же довольно бесцеремонно обшманали, пройдясь по карманам и лишив заодно почти всех магических принадлежностей. На руках клацнули до боли знакомые магические подавители. Что-то уж больно часто в последнее время я встречаюсь с этими "украшениями", как бы не вошло в привычку… Немного погодя меня подхватили под руки и куда-то поволокли. Из-за очередной двери пахнуло прохладой и смесью тягучих запахов колбас и сыров.

— Тащим в дальний угол, — прогрохотал кто-то над ухом, — чтобы с прохода не было видно.

Пристроили меня прямо на деревянном полу, бросив между двумя пузатыми бочками. Сами же охранники устроились неподалёку за грубо сколоченным разделочным столом.

— Раньше, чем через час не очнётся, — промямлил один из них, ловко стругая небольшую головку сыра. — Наше высокородие уже не впервой использует эту дрянь.

— А что за дрянь-то? — поинтересовался второй, нарезая колбаску.

— Да откуда мне знать? То ли снотворное какое, то ли ещё какая гадость…

М-да… пока не поздно нужно определяться, что делать дальше. Уйти сейчас проблем особых не вижу, но как показывает опыт — бегать от проблем далеко не лучший способ их решения. А разобраться было в чём. Больше всего в этой истории огорчало участие Вероны.

Итак, что же меня ожидает, останься я здесь? Скорей всего, уже меньше, чем через час здесь объявится "высокородие" и обязательно с сопровождением. Сколько их будет? Судя по двум неодарённым, что находятся рядом, меня особо не опасаются и охрана будет состоять из одного-двух таких же лоботрясов или, что вероятнее, одного слабого одарённого. Чтобы справиться с ними мне необходимо как-то заранее нейтрализовать этих двух чудиков и я, кажется, знаю, как это сделать.

После передачи знаний стариком-артефактором ко мне пришло понимание, как пользоваться "волной", случайно случившейся ещё в Муроме неконтролируемым выбросом ментальной энергии. На вечерних тренировках, когда поблизости никого не было, я заканчивал занятия именно этой новой для меня техникой. Ничего сложного в её применении теперь для меня не было. Прежде всего нужно было сосредоточиться на нужной в данной момент эмоции (страх, ужас, ненависть, злость) и пропустив её через себя "выплеснуть" наружу.

Энергии эта техника забирает массу, примерно от четверти моего запаса, но достигаемый эффект того стоит. В зоне действия "волны" не устоит ни один неодарённый. Да, существуют разнообразные защитные артефакты от ментального воздействия, но они чрезвычайно дороги и это удел состоятельных лиц. В моём исполнении "волна" получается на уровне РАТНИК и для гарантированной защиты требуется конструкт не ниже ранга ВИТЯЗЯ, а это уже довольно серьёзные деньги, далеко не каждый может позволить себе такую сумму. Вполне возможно, что у выскочки-аристократа такой артефакт имеется, а вот у его подельников навряд ли — не по Сеньке шапка! Единственный недостаток "волны" — ограниченный радиус действия, всего пять-семь метров, но это в любом случае лучше, чем ничего. Была надежда также ещё на то, что такой всплеск магической энергией засекут и вскоре здесь объявится полиция.

Остаётся только разобраться с браслетами, но и здесь проблем не предвидится. Наученный горьким опытом, я освоил заклинание ментальной отмычки. На амбарные замки моих сил точно не хватит, а вот с такими маленькими и неказистыми я справлюсь вполне.

— Ну, что? Очнулся? — в подсобку ввалилась молодая аристократическая поросль в сопровождении одарённого.

Я не стал притворятся и открыл глаза.

— Удивлён? — довольно хмыкнул парнишка. — Укатал моих людей неизвестно куда и думаешь, что всё сойдёт с рук? Даже не надейся!

Парень подошёл ближе и остановился у самых моих ног.

— Сам пришёл, мне даже напрягаться лишний раз не пришлось. Повёлся на смазливую мордашку…

— Верона работает на тебя?

— Отрабатывает… Эта сучка здорово мне задолжала, вот и расплачивается как может: когда телом, а когда таких же дурачков приводит. К делу это, впрочем, не относится. Тебе бы стоило сейчас больше о себе побеспокоиться.

— И стоило устраивать этот спектакль? Удавили бы в углу потихоньку и дело с концом…

— А зачем мне твой труп? — рассмеялся парнишка. — Ты теперь просто так от меня не отделаешься. Сейчас мы с тобой немного поговорим, а если выйдут какие непонятки, то и подлечим немного, а потом снова поговорим — до тех пор, пока не ответишь на все вопросы и не поделишься своими сбережениями. Ребята, если нужно, смотаются куда надо и принесут все твои заначки. Ну, а затем ты свободен и гуляй себе с миром до следующего раза…

— Не боишься, что я не буду молчать?

— А чего бояться-то? — снова заржал молодчик и протянул ко мне кулак. — Видишь перстенёк? Не простой он. Стоит лишь прикоснуться им к твоей головке и активизировать его, как тебя вырубит, а когда очнёшься, помнить ничего не будешь. Сейчас он не полностью заряжен, но часов на двенадцать твоего сознания хватит. Потом твоя голова будет раскалываться, но тут уж ничего не поделаешь — всему своя цена. Сразу хочу тебя огорчить — не стоит уповать на то, что кто-то сможет засечь здесь проявление магии. Пришлось немного потратиться и соответствующе оборудовать это помещение, благо отец передал мне это кафе в полное владение.

Всё что я хотел узнать, мне сообщили и теперь настала моя очередь…

Глава 8

Можно влюбиться из одной только ревности

(Станислав Ежи Лец)

Концентрирую в себе эмоции ужаса и страха — "волна"! Неодарённые, выпучив глаза и пуская сопли, рухнули на пол и забились под стол. Охранник малолетнего отпрыска аристократа схватился руками за голову и мотал ею из стороны в сторону. Сам же вожак компании застыл, в изумлении пялясь на меня. Мгновение и я уже рядом. Наручники полетели в голову охранника, а малолетний аристократ ловит грогги от мощного удара в челюсть и дёрнув головой заваливается на спину. Пользуясь моментом всеобщей неразберихи, перемещаюсь вперёд и ногой в корпус пробиваю начинающего приходить в себя охранника. От боли того моментально скрючивает и завершающий удар коленом в лицо лишает его сознания. Подхватываю на ходу наручники и с ноги бью под рёбра поднимающегося с пола малолетку. Цепляю на него "браслеты" и оборачиваюсь к охраннику, тот пока признаков жизни не подаёт. Из-под стола затравлено выглядывает парочка неодарённых, их всё ещё не отпустило.

Немного перевёл дух и принялся доделывать работу: связал охранника, из-под стола пинками выгнал двух обгадившихся придурков и также их связал. М-да… кажется я немного переборщил с эмоциями, такого эффекта я точно не ожидал, но это наверняка от скопившейся во мне злости. Пока компания приходила в себя пробежался по их карманам. Деньги были только у охранника и одарённого юнца, с последнего снял также перстенёк, которым он так хвалился. Остальные магические цацки и украшения брать не стал, уж очень они приметные, да и колечко наверняка из родового хранилища папаши малолетки.

Дожидаться, когда все придут в себя, не стал — ни к чему это. Приложил перстень ко лбу юнца и активировал, тот дёрнулся всем телом и сник. Непонятно, сработало или как? Надо бы зарядить артефакт и пройтись по остальным, но для этого нужны мои накопители. Кажется, я их видел на столе, когда выбивал из-под него обгадившихся придурков. Точно, все мои вещи лежали аккуратной стопкой. Заряжаю перстень и не жалея энергии трачу на каждого полный заряд, а для юнца, после недолгого раздумья, зарядил ещё одну порцию. Перед уходом развязал всем руки и снял наручники. Перстенёк я поначалу хотел также оставить, но здраво рассудив, что такая вещь в хозяйстве ещё точно не раз сгодится, припрятал у себя во внутреннем кармане. Будет время разберусь с плетением…

По дороге в корпус размышлял о вероятно-возможных вариантах развития событий. То, что меня рано или поздно вычислят даже не подвергалось сомнению. Хотелось бы как можно позже, но это уже каким боком повернётся фортуна. Несколько часов потерянного времени довольно легко восстановить, пройдясь по вероятному маршруту движения и опросив свидетелей. На прямую связать меня с произошедшим в кафетерии может только Верона. Кстати, её-то я как раз и упустил из виду. Мне срочно надо найти эту аферистку и чем быстрее я её увижу сейчас, тем меньше вероятность преждевременных разборок с малолетним аристократом в будущем. Чем обернётся для меня вся эта история пока не понятно, но перспективы, если быть честным, совершенно не радужные.

— Илья, постой! — перехватила меня уже у самых ворот корпуса Эдита. — Есть разговор.

Схватив меня под руку, развернула в сторону парапетов вдоль набережной.

— Что случилось? — удивился необычно долгому молчанию.

— Софья ранена, — Эдита тут же замолкла и сконфужено посмотрела себе под ноги.

— Не понял, — начал я заводиться. — Из тебя слова клещами выдёргивать надо?

— Тут такое дело, Илья, — бросила на меня взгляд Эдита и опять опустила взгляд. — Мы совершенно случайно повстречались с Вероной, и София с ней немного повздорила.

— Это как так случайно? — начало до меня доходить. — Вы, что следили за мной?

— Ты и Верона вчера вечером так громко договаривались о совместной увольнительной, что об этом знает половина Магического корпуса.

— Так вы ещё по вечерам возле меня отираетесь!? Эдита, ты ничего не хочешь мне сказать!?

Подруга Софии залилась краской и по-прежнему не поднимала глаза, но видя, что моё терпение подходит к концу решилась.

— А что я могла сделать? Софья после новогоднего бала сама не своя, только о тебе и думает. Мало того, она вбила в свою голову, что общение с девчонками тебе противопоказано. Я же не виновата, что ты такой дубина и не замечаешь, как по тебе девка сохнет. Вот мы вместе по вечерам и отшивали особо страждущих — не оставлять же мне подругу одну.

— Ладно, с этим разберёмся потом, — кое-как проглотил я эту новость. — Что с Софьей?

— Верона кольнула её стилетом. Задела лёгкое. Хорошо у нас с собой были два свитка малого лечебного плетения — кровотечение остановили, но рана глубокая и боюсь, что наши свитки не особо помогут.

— Где она?

— Тут недалеко. Я быстренько сняла комнатку и они сейчас там обе.

— Что с Вероной?

— Софья её хорошенько приложила и пока та была без сознания, перевезли её на квартиру.

— И никто не поинтересовался в чём дело? — махнул я рукой останавливая мимо проезжавшее такси.

— А что тут такого? Загуляли девки немного — выходной же…

Через пятнадцать минут мы были на снятой квартире в каком-то замызганном одноэтажном кирпичном жилом доме, больше похожим на обыкновенный склад или барак. Софья лежала на кровати без сознания и едва заметно дышала, а крепко связанная и с кляпом во рту Верона нашлась на деревянном полу в углу комнаты.

— Рана открылась, — подбежала к Софье Эдита. — Наверно, пока тащили эту сучку она и надорвалась.

— Отойди, — отвёл рукой Эдиту и уселся на краешек кровати.

Да, дела у её подруги были не ахти. Лёгкое действительно пробито и, если бы не лечебные свитки уже бы изошла кровью. Абсолютно не таясь активирую среднее лечебное плетение. Софья вздрогнула всем телом и тут же расслабилась.

— Как же так? — Эдита удивлённо уставилась на меня. — Ты же по всем документам НОВИК, а здесь плетение уровня ВИТЯЗЬ.

— Ты ничего не видела, — нахмурил я брови. — Мало ли чего тебе показалось…

— Мне может и показалось, — кивнула Эдита, — а как быть с ней?

Верона затравлено выглядывала из своего угла, пытаясь избавиться от пут.

— С ней я сам разберусь.

Минут через пять очнулась Софья. Обведя нас мутным взглядом, она резко подскочила и сотрясаемая неуёмным кашлем, скрылась в уборной — лёгкие избавлялись от натёкшей в них крови. Вслед за ней юркнула Эдита.

— Все вопросы потом, — остановил я жестом появившуюся через некоторое время Софью. — Сейчас ловите такси или извозчика и ждёте меня внизу, я скоро подойду.

Как только девчонки исчезли подошёл к Вероне и избавил её от кляпа.

— Что, даже не развяжешь? — поинтересовалась она, как только отдышалась.

— А должен? — взглянул ей в глаза, присев рядом на корточки.

— Значит всё знаешь, — с сожалением промолвила она, опуская взгляд.

— Зачем?

— К чему тебе чужие проблемы. Подумай лучше о себе, — с вызовом ответила она.

— Как знаешь… — и приложил перстень к её лбу.

Во дворе стоял довольно потрёпанный мобиль и при моём приближении открылась передняя дверца — Эдита и здесь сработала на удивление быстро. Всю дорогу провели в угрюмом молчании. Лишь у самой проходной Софья не выдержала:

— Что ты с ней сделал?

— Ничего страшного, — усмехнулся я. — Завтра-послезавтра появится. Только вот с памятью у неё проблемы. Всё что произошло сегодня навряд ли вспомнит — переволновалась, стресс и всё такое… Я бы на вашем месте даже не приближался к ней, чтобы не вызвать очередной рецидив.

Софья и Эдитой многозначительно переглянулись и одновременно кивнули, соглашаясь со мной. На проходной пришлось немного подсуетиться, чтобы на Софью особо никто не обратил внимания — правый бок у неё был в крови и это было весьма заметно. Прошли, вроде бы спокойно, не засветились, но самое сложное было впереди — общага! Там просто так не прикроешься, кругом рыщут толпы любопытных сокурсников и бдительный комендант на посту. Ничего лучшего как зайти в общагу через мою берлогу не придумал.

— Так вот куда ты перебрался! — Софья оживала буквально на глазах. — Мы, значит, комнату делим на четверых, страдаем по чём зря, а он один, да ещё в таких хоромах.

Осмотр моей комнаты почти закончился.

— Эдита, ты только посмотри на это! — София добралась до санузла. — У него не только душ, но и шикарная ванна имеется!

Подружки тут же запёрлись там, при этом о чём-то громко перешёптываясь. Через мгновение из санузла выпорхнула Эдита, прикрыв за собой дверь.

— Я быстро! — сообщила она мне и выбежала из комнаты.

Из ванной послышался шум воды. Не успел я согреть чайник и расставить кружки на столе, как на пороге вновь объявилась Эдит с вещевым пакетом в руке. Стукнув пару раз в дверь ванной, быстро туда прошмыгнула. К появлению девчонок чайник пришлось подогревать ещё раз…

Ни на следующий и даже через день Верона с малолетним аристократом в корпусе так и не объявились. По словам Эдиты у них случился нервный срыв и, как всем известно, такие болячки лечатся с трудом, даже при здешнем уровне медицины. Будем надеяться, что их появление не будет для меня фатальным. Уверен, отпрыск аристократа сейчас носом землю роет в надежде разобраться, что же такое с ним произошло. Боюсь, что необъяснимая потеря памяти у Вероны будет хорошей подсказкой для него.

Тем временем учёба шла своим чередом и почти всё своё свободное время я посвящал изучению трофейной печатки и восстановлению браслета-артефакта. Наши отношения с Софьей перешли на новый уровень. Я помнил, что в запале сказала мне Эдита и пришлось признаться самому себе, что симпатия всё же у нас взаимная. Нет, о любви и прочей чепухе речи пока не шло — к этому я отношусь серьёзно и прекрасно понимаю разницу между пылкой страстью и жаждой вожделения, да и София совершенно не походила на влюблённую дурочку, готовую пуститься во все тяжкие… По молчаливому согласию, мы не стали изображать счастливую парочку, хотя София наверняка знала, что Эдита проговорилась, а постарались как бы "притереться" друг к другу и посмотреть, что из этого выйдет. До встреч на едине она так и не решилась и её всегда сопровождала Эдита. Мало того, теперь эти наглые девицы, явно сговорившись нарушить мою хрупкую и ранимую натуру, каждый вечер оккупируют мою ванну!

Наконец-то мне удалось разобраться с браслетом-артефактом. Несколько последних вечеров я засиживался до глубокой ночи, восстанавливая бесконечные вереницы рунной вязи. Можно было бы управиться и быстрей, но сами руны мне были незнакомы, мало того, в обширной библиотеке Магического корпуса также не нашлось хотя бы малейшего намёка на происхождение этих рун. У нашего преподавателя основ артефакторики имелась своя профильная литература, но и там я ничего близкого не обнаружил, а спрашивать самого Станислава Карловича не стал — побоялся привлечь к себе внимание. Это была не первая несуразность этого артефакта. Второй загадкой являлся материал браслета. Не скажу, что артефакт прямо пышет инородностью, но аналогов ему я пока точно не встречал.

Мои ночные бдения сказывались днём — я откровенно отсыпался на занятиях. Преподаватели уже сообразили, что мой уровень знаний явно перерос первый курс и не знали, чем меня занять на своих уроках и потому старались не обращать внимание на мои выходки. В принципе можно было подать рапорт о досрочной сдачи экзаменов, но Станислав Карлович отсоветовал меня от этой идеи — здесь это не приветствуется. Положено обучаться три года, вот сиди молча, даже если ты всё давно знаешь! Другое дело, если высокая учебная комиссия сама выдаст такую рекомендацию.

После восстановления и активизации браслета-артефакта с него полностью слетела прежняя привязка и сейчас он был девственно чист. На всякий случай снял с руки накопитель и только после этого нацепил браслет. Что-то кольнуло в запястье и далее не последовало абсолютно никакой реакции. Как помнится, бывший хозяин данного артефакта утверждал, что он как-то связан с хранением вещей. Надо попробовать. Беру первое, что попало под руку — кружку и представляю, отправляю её в воображаемое хранилище. Кружка моментально исчезла! М-да… так и заикой недолго заделаться…

С минуту переваривал произошедшее, представил обратный процесс — кружка вновь оказалась в руке! А дальше я уже не мог остановиться и завис со своей новой игрушкой часа на два. Опытным путём удалось установить, что в моих руках оказался своего рода пространственный карман, именуемый в нашей литературе "сумкой путника". Больше всего меня озадачил тот факт, что по всем определениям сей артефакт не является магическим продуктом, от слова "совсем" и скорее походит на высокотехнологичный девайс из совершенного иного мира. Цепочки рун здесь используются, скорей всего, как средство управления и на саму работу артефакта особо не влияют. Сам процесс работы артефакта предполагает наличие ещё какого-то управляющего центра, более высокотехлогичного, техногенного по своей сути. Мои догадки основывались на том, что возможности отслеживать содержимого пространственного кармана не было никакой, оставалось надеяться только на свою память, а это весьма нерационально при работе с таким артефактом.

Судя по всему, пространственный карман не имеет определённых границ. Верне не так, он скорей всего "растягивается" в зависимости размеров попавших в него вещей. Ограничивающим фактором "кармана" является вес носителя и возможности его источника и сейчас он ограничен моим весом в 80 кг. Положить в "карман" возможно абсолютно любую вещь, до которой может дотянуться моя рука.

Вдоволь наигравшись артефактом, решил вернуть на прежнее место накопитель и тут меня ждало новое потрясение. Буквально в течение нескольких секунд его поглотил загадочный артефакт. Ещё несколько мгновений на руке было два браслета, а сейчас всего один и в размерах он ни на миллиметр не увеличился. Более того, он приобрёл цельную, монолитную структуру и снять с руки его теперь возможно лишь по моему желанию. Как оказалось это были не все изменения, произошедшие после поглощения накопителей — на четверть повысилась "грузоподъёмность" "кармана"! Никаких сомнений в том, что этот артефакт является высокотехнологичным продуктом из иной реальности, теперь не осталось. В связи с этим возникает вполне сакраментальный вопрос: "А как он здесь оказался?". К глубокому сожалению, ответить на этот вопрос некому…

Утро следующего дня ознаменовалось всеобщим построением. Глядя на явно поредевший строй первого курса, убедился, что обучение далось далеко не всем. Глава кафедры артефакторов подполковник Андрей Владимирович Шацкий в краткой и доходчивой форме объяснил суть происходящего.

— Господа кадеты! В Москве объявлено Особое положение. На её окраинах объявилась нежить. Согласно этому положению, наш Магический корпус переходит в резерв первой очереди и по требованию городских властей должен обеспечить поддержку поисковых групп.

Я понимаю, что краткость сестра таланта, но всё же… Немного ясности внёс наш наставник, Валерьян Яковлевич.

— Такое периодически случается, — попытался он разъяснить ситуацию уже на кафедре артефакторики, куда мы переместились сразу же после построения. — Что случилось в этот раз не скажу, а в прошлые разы бывало всякое: то маг какой возомнит из себя великого некроманта и и попутает берега, то заграничные недруги привет таким образом передают. В основном нежить появляется в местах старых захоронений и не обязательно это дело рук магов-некромантов. Достаточно и артефакта уровня ВИТЯЗЬ с мощным накопителем, чтобы после его активации из земли повылазила всякая нежить.

— А мы тут при чём? — кто-то выкрикнул из зала.

— Правильный вопрос, — обернулся на голос Валерьян Яковлевич. — Практика предыдущих нашествий убедительно показала, что борьба с нежитью армейскими подразделениями малоэффективна. Развёрнутые воинские части приносили больше вреда инфраструктуре города, особенно при уничтожение одиночных целей. Боевые маги также оказались не на высоте. Их плетения оказались через чур мощными и зачастую задевали ни в чём не повинных горожан. Местные власти научились бороться с нежитью с помощью поисковых групп, которые по сути являются поисково-ударными подразделениями. Как правило во главе такой группы находится слабоодарённый, который работает с поисковым артефактом, а остальные двое осуществляют роль огневой поддержки.

— А если обнаруженная нежить передвигается не в одиночку?

— Вы правы, возможности поисково-ударного подразделения ограничены и за раз они могут справиться максимум с двумя целями. После чего им необходимо время, чтобы "перезарядить" имеющиеся артефакты. В этом и будет заключаться наша помощь. Кроме того, в случае чрезвычайной ситуации вам разрешено задействовать щиты и прикрывать ими, как поисковиков, так и местное население, ежели возникнет в том необходимость, — Валерьян Яковлевич обвёл кафедру строгим взглядом и продолжил. — В случае совсем уж тяжёлой обстановки на помощь придут ваши товарищи с боевой кафедры. После них, как правило, в радиусе с версту остаётся ровная пустыня. Именно поэтому городские власти не приветствуют участие боевых магов в уничтожении нежити. Хочу сразу же ответить на ваш следующий вопрос. Умение боевых магов первого года обучения вполне достаточны для решения подобных задач. Как вы уже заметили на построении кроме них нам особо рассчитывать не на кого — курсы второго и третьего года обучения сейчас находятся на стажировке в строевых частях.

Ближе к обеду нас обрядили в полевую форму и выдали сухпайки, сформировали боевые тройки. Под мою руку попали братья Каримовы. По негласному приказу девчонок на задание не брали, те попытались было возмутиться, но Валериан Яковлевич быстро их приструнил, отправив в помощь факультету Жизни.

После того, как прибыли в пункт сбора нас быстро распределили. Нашу тройку прикрепили к поисковикам под командованием околоточного надзирателя, седоусого Семёна Ивановича Гаврилова. Дядька оказался не промах и сразу же обозначил диспозицию.

— Под ногами не путаться, уперёд батьки в пекло не лезть, быть ниже травы и тише воды, и не отсвечивать на пустом месте!

— Так зачем мы вам вообще сдались? — поинтересовался я на правах старшего тройки.

— А это ты у начальства поинтересуйся, — Семён Иванович кивнул в сторону офицеров. — Вы нам без надобности. Нежить редко бродит толпой, а ото всех других мы уж как-нибудь отобьёмся.

— Так вроде говорят, что сейчас именно такой случай.

— Поживём — увидим, — хмыкнул в свои усы околоточный надзиратель. — А сейчас пошли грузиться, вон уже и транспорт подошёл.

Подчинённые Семёна Ивановича, два крепко сбитых парня лет 25-ти, были столь же немногословны, как и братья Каримовы. Пока размещались в крытом брезентом кузове грузовика обратил внимание на оружие полицейских. Из огнестрела у них наблюдалось лишь табельное ручное оружие в виде револьверов системы Наган, но вот колюще-режущим снаряжением были обвешены буквально с головы до ног: за спиной по два огромных тесака, на боку казачья шашка, а на перевязи несколько егерских ножей с насечкой.

— Огнестрелом нежить особо не взять, — заметил мой взгляд Семён Иванович. — Порой приходится на одного по несколько обойм тратить. Тут главное разбить черепушку, а без того нежить никак не упокоить. Самоё подходящее оружие — шашка. Голова слетает в раз! Правда, делать это надо умеючи, нежить тоже на месте не стоит и по-всякому норовит в тебя вцепиться. Вот поэтому и говорю — не лезьте уперёд! Ежели начальство не перегибает палку, то и вам работа найдётся. Поисковый артефакт рассчитан всего на три активизации, а там его заново заряжать придётся. Энергии он жрёт прорву! А за вами ещё и щиты, ежели на гнездо "повезёт" нарваться.

Тем временем мы добрались до какой-то городской окраины и настала наша очередь выходить.

— Здесь неподалёку старое кладбище. Нежить любит такие места, — окинул взглядом заснеженное поле наш командир. — Выдвигаемся по этой тропинке и смотрим по сторонам. Особое внимание обращайте на следы, нежить обычно не разбирает дорог и прёт куда глаза глядят.

— А что за гнёзда такие? — пристроился я вслед Семёну Ивановичу.

— Сам я на них ни разу не нарывался, слава Всевышнему, но знающие люди говорят, что это вроде как ватага, заправляет которой нежить со стажем, из бывших одарённых. Такому голову за просто так уже не снесёшь, он и колдануть в ответку может, а ежели у него ещё и какие артефакты из прошлой жизни остались… — Семён Иванович сделал многозначительную паузу. — Придётся здорово всем потрудиться, чтобы завалить такую компанию.

— Не понял, — удивился я, — магичить могут только одарённые. У них источник для этих целей имеется, а у нежити его в принципе быть не может.

— А зачем он им? Им хватает магического фона, а вместо накопителей используют свой скелет. От того кости нежити всегда в цене. Да, энергии таким образом много не накопить, но какая разница простому люду, от чего они будут погибать — от острых клыков или бесовской ворожбы?

— Семён Иванович! — поднял руку один из его подчинённых. — Слева от нас следы. Шли группой. Вижу куски истлевшей одежды и характерные пятна на снегу.

— Доплизделись… — вырвалось у околоточного.

Глава 9

Безумство храбрых — вот мудрость жизни

(Максим Горький)

— Готовьте площадку! — отдал приказ околоточный.

Один из его бойцов сноровисто выхватил из-за плеча треногу, второй уже утрамбовывал снег под ногами, а Семён Иванович немного покопавшись у себя в вещевом мешке осторожно достал артефакт размером с хороший кулак и мало чем отличавшийся от обычного куска обсидиана.

— Всем отойти на пять метров! Запускаю!

Я заметил слабый отблеск активирующего плетения, а потом из камня вырвалась волна непонятной энергии. Пройдя сквозь нас, волна растворилась в ближайшем пролеске.

Семён Иванович подошёл к артефакту и внимательно осмотрев его пришёл к заключению:

— Пусто! В радиусе полверсты никого нет. Двигаемся дальше.

Уже шагая вслед быстро собравшейся команды поисковиков, поинтересовался:

— Такими же артефактами вы контролируете магический фон в городах?

— Интересуешься, как отслеживается незаконное применение магии? — усмехнулся в усы Семён Иванович. — Тут всё довольно просто. В той же Москве установлено несколько тысяч детекторов, фиксирующих концентрированное проявление магии, что само по себе является неоспоримым признаком применения боевой магии. На бытовую и промышленную магию эти детекторы не реагируют.

Пройдя ещё метров триста-четыреста, околоточный снова просканировал местность и опять ничего не обнаружил.

— Впереди заброшенная заимка. Прежнему хозяину не понравилось близкое соседство с кладбищем и толком не успев обустроиться сбежал отсюда. Поговаривали, что к нему по ночам частенько заглядывала всякая нечисть, вот он и не сдюжил.

— А в чём разница между нежитью и нечистью? — не унимался я.

— И чему вас только учат в ваших академиях? — изумился Семён Иванович, осуждающе покачав головой. — Нежить — это поднятые мертвецы, вампиры. Нечисть — духи, начиная от домовых и заканчивая лешими. С нечистью бороться проще — не особо жалуют они Святой Дух, да и договориться с ними вполне возможно. С нежитью этот номер не пройдёт! Они поднимаются с неуёмной жаждой крови, без которой не могут существовать. Это только в дурных книжках расписывают бродячие скелеты, а в жизни всё больше попадаются "ожившие" мертвецы с полуразложившейся плотью — не может скелет передвигаться без мышц и сухожилий, если, конечно, это не полностью магическое создание. Чтобы окончательно не сгнить нежити необходима свежая кровь. Поговаривают, что одарённая нежить со временем перевоплощается в личей, а потом меняют свою личину, превращаясь в истинных вампиров.

— Кто поговаривает? — не выдержал я.

— Вот и я говорю — брехня всё это! "Живого" вампира ещё никто толком не видел, а тем, кому "посчастливилось" — уже ничего никому не расскажут. Вот только трупов без крови находят всё больше и больше.

Третье по счёту сканирование местности также не принесло никаких результатов и лишь после того, как я успел перезарядить накопитель артефакта, практически у самой заимки, Семён Иванович встрепенулся.

— Множественная засветка! Направление цели на 10 часов, расстояние 150 саженей. Перед нами личь со свитой, господа маги!

Вид при этом у околоточного был совершенно не радостный, более того, мне показалось, что рядом проскользнула едва слышимая волна неуверенности и даже страха.

— Готовьтесь к бою, нас заметили, — и обернувшись к нашей тройке продолжил. — Вперёд без команды не соваться. На вас щиты и постарайтесь не дать нежити обойти нас. Минут через 30–40 подойдёт помощь. Нам необходимо продержаться всё это время и не упустить лича.

Нежить не заставила себя долго ждать и ринулась в атаку, личь остановился невдалеке и наблюдал за ходом боя. Девять недавно поднятых мертвецов выглядели ужасно. По мере приближения нежити до нас всё отчётливее и отчётливее стали доноситься мерзкие волны вони.

— Нам ещё повезло, что сейчас зима, — вполголоса пробормотал околоточный, наблюдая за приближающейся толпой. — Летом они куда резвее…

В руках нежити виднелись сабли, шашки, у кого-то ножи, а у парочки заметил даже шипастые дубины. Тяжело нам придётся… Околоточный со своими бойцами вышел немного вперёд и встретили нежить тесаками и шашками. Я надеялся, что профессионалы с лёгкостью одолеют врага, но глубоко ошибался в своих надеждах. Нежить оказалась на редкость живучей и действовали они на удивление слаженно и чётко.

На каждого бойца навалилось по три покойника. Семён Иванович, стоя по центру принял на себя основной удар. В воздухе стоял невообразимый звон стали. Минута-другая и стало понятно, что, работая в таком темпе, полицейские долго не выдержат.

— Готовьте щиты! — выкрикнул околоточный. — Как только отойдём сразу же выставляйте!

Пару раз махнув шашкой он отдал команду своим бойцам:

— Отходим! — и тут же уже нам. — Щиты!

Через мгновение на том месте, где они только что стояли образовались два воздушных щита. Нежить упёрлась в них и бессильно скребясь, надеялась продавить щиты массой. Команда околоточного пыталась отдышаться и прийти в себя. У бойцов кровью были залиты лица и виднелись порезы, а у околоточного был распорот рукав шинели и по левой руке стекала тонкая струйка крови.

Потери нежити оказались минимальными, только одна безголовая тушка валялась на дороге. Ещё у парочки были отрублены части рук и ног, что, впрочем, на них особо не сказалось. Тот, что оказался без кисти, просто перехватил оружие другой рукой и продолжал биться, а который оказался без ноги, настойчиво загребал руками по снегу и полз на подмогу своим, скаля свои клыки.

Минутное затишье не понравилось личу и взмахом руки раскидав свою свиту по сторонам, освободил пространство перед нами. Стало немного не по себе — личь явно готовил какую-то гадость.

— Усилить щиты! — быстро сориентировался околоточный.

Братья Каримовы поделились своей силой и я выставил коллективный щит. Вовремя! От лича скользнуло какое-то плетение и в мгновение ока "слизало" нашу защиту, не оставив от неё и тени. Это какая же в нём мощь!? Лич никак не ниже уровня МАСТЕРА! Нам точно не устоять…

Семён Иванович не растерялся и со своими бойцами ринулся на барахтающуюся в снегу нежить, снося им черепушки. Личь не обратил на это абсолютно никакого внимания, он смотрел лишь на нашу тройку и готовил новое заклятье. Мой резерв был почти пуст и я потянул энергию из накопителей. Братья Каримовы повторили тот же манёвр.

— Назад! — крикнул я изо всех сил, осознавая, что команда околоточного вырвалась вперёд и прикрыть их щитами уже не смогу.

Со стороны лича неслось очередное плетение. На этот раз нам досталось конкретно: мой щит не успел толком развернуться и схлопнулся, а нас крутануло воздушной волной. Меня отбросило метров на пять, протащив по ледяной наледи, сдирая кожу с рук и лица. Братьям Каримовым досталось не меньше, но им посчастливилось оказаться в сугробах на обочине дороги. Совсем не повезло полицейским, я их вообще не видел, впрочем, как и свиту лича — заклятие закинуло их неизвестно куда.

Личь тем временем и не думал останавливаться, творя очередное заклятие. На этот раз я успел выставить щит перед собой, но толку с того почти не было. На этот раз меня основательно приложило головой о наледь и я на некоторое время потерял сознание. Когда очнулся увидел раздвоенную фигуру лича, быстро приближающуюся к нам. Активирую среднее лечебное плетение и пытаюсь подняться на ноги. Накопители на четверть пусты. У братьев с энергией дела должны быть ещё хуже, их накопители с моими и близко не стоят, да и самих я что-то не наблюдаю. Без их помощи полноценный щит мне не выставить, а от заклятий лича далеко не убежишь… Остаётся только одно — вперёд! Настала пора применить своё последнее оружие. Надежда "поглотить" лича слабая, но она всё же есть. Главное сейчас не дать ему сосредоточиться на создании очередного заклятия.

Выхватываю из кобуры пистолет и стреляю в него. О! Ему не нравится, и он окутывается защитным полем. Пробую кинуть файербол, но он также не долетает до цели, растворяясь в щитах. Тем не менее, цели своей добиваюсь — личь заметно притормозил с формированием очередного плетения. На бегу расстреливаю всю обойму и перезарядив пистолет продолжаю беглый огонь по нежити. До лича осталось метров восемь, когда у меня заканчиваются патроны. Пистолет долой, в руках оказывается кинжал. Шаг, ещё один и щуп дотягивается до нежити. Серебряные нити, окутавшие мой источник, внезапно расплелись и вонзились в щиты лича, круша их в мгновение ока.

Энергия мощным потоком хлынула в меня. Быстро перенаправляю энергию в накопители. Мгновение-другое и они полностью наполнены. Дотягиваюсь до валяющегося на тропе поискового артефакта и заполняю его накопитель. Личь тем временем застыл истуканом, лишившись всей своей защиты. Энергия нежити заполнила личный резерв и с каждой секундой мне становится всё хуже и хуже. Голова идёт кругом, а избыток энергии грозит вырваться наружу, разорвав меня буквально на части. Из последних сил дотягиваюсь до лича и вонзаю ему в глазницу кинжал. Свет меркнет и я теряю сознание.

— Вам не велено двигаться, вашбродь, — пришёл я в себя от невыносимой тряски.

С трудом приподнимаю голову и осматриваюсь. Судя по всему, нахожусь в кузове грузовой машины, которая куда-то мчала на огромной скорости. Рядом, без сознания, лежат братья Каримовы. У бортов расположились двое полицейских в годах, с любопытством поглядывающие в мою сторону. Голова буквально раскалывается от боли. Активирую среднее лечебное плетение. Волна приятной прохлады приносит заметное облегчение.

— Что с ними? — киваю я на братьев Каримовых и пытаюсь перебраться на скамью у борта.

— Магическое истощение, — ответил мне всё тот же полицейский.

Действительно, их аура едва видна — выложились ребята по полной. Кидаю по малому исцелению и немного подкачиваю энергией. На то, что мои манипуляции могут кого-то заинтересовать не обращаю внимания, рядом только неодарённые. Через пару-тройку минут ребята стали понемногу приходить в себя.

— А где Семён Иванович с бойцами? — не сразу заметил их отсутствие.

— Так это… — запнулся всё тот же мужик. — Нету его и бойцы его сгинули. Всех личь положил. Он и остатки своей свиты не пожалел.

— Что с личем?

— Не знаю, чем вы там его приложили, но, когда мы подъехали он даже не пошевелился — снесли ему головёнку махом. Наш маг всё удивлялся, говорит, никогда не видел такой техники упокоения нежити. Видать в вашем роду не раз приходилось сталкиваться с такой мерзостью.

Мне такое предположение только на руку — пускай все считают, что это одна из моих родовых техник. Вопросов точно меньше будет. А Семёна Ивановича и его ребят жаль… Кто же мог предположить, что мы нарвёмся на лича со свитой?

— С нежитью-то мы разобрались, — продолжал словоохотливый дядька. — Лич-то не местный оказался. С запада пришёл. При нём несколько призывных камней оказалось — мертвецов, стало быть, ими поднимал. Камни не наших мастеров. Вот начальство теперь будет голову ломать — откуда они взялись и с чего это личь вдруг в наших краях решил объявиться.

— Куда вы нас везёте? — перебил я балагура.

— Так велено свезти в ваш корпус, на факультет Жизни. Там вас целители уже дожидаются.

Пока из одарённых рядом никого нет, а братья Каримовы ещё окончательно не пришли в себя решил немного определиться, что же со мной произошло? Вроде бы никаких особых изменений не замечаю, разве что мой источник опять несколько уменьшился. У всех нормальных одарённых он с годами увеличивается, а у меня всё норовит наоборот сделать. Серебряные нити плотно оплели источник, почти не давая засветок в магическом плане — эдак меня запросто можно спутать с "перегоревшим", а это в мои планы пока не входит. Ослабляю путы и пытаюсь посмотреть на источник сквозь щель. Яркая засветка резко резанула по глазам, будто словил "зайчика" от сварочного аппарата. Похоже структура источника вновь уплотнилась и теперь по энергетике я больше соответствую ВИТЯЗЮ, чем РАТНИКУ, что для простого артефактора небывалая высота, да и для любого родового боевика довольно солидная степень. Чтобы не привлекать к себе излишнего внимания свернул засветку источника до обыкновенного НОВИКА, дабы соответствовать всем прежним документам.

Ради интереса заглянул в пространственный карман и с удивлением обнаружил, что он также изменился! Ещё когда разбирался с его возможностями и объёмом, переправил в него все свои ценности: ларец с золотыми червонцами, шкатулку с ювелиркой, кофр с пистолетами (7,65-мм Люгер с глушителем и 9-мм Кольт со снаряжением скрытого ношения), казачью шашку от деда Тимофея, пару клинков поскромнее и небольшой ящичек с магической лабудой, что досталась мне от прежних экспроприаций. Так вот теперь я точно вижу, что "карман" где-то на четверть увеличил свою "грузоподъёмность" и это весьма радует. Накопитель пространственного кармана также заполнен полностью и, скорей всего, именно из-за этого улучшились возможности артефакта.

Тем временем нас довезли до Магического корпуса. Машина остановилась и наши сопровождающие кинулись опускать задний борт. В кузове тут же появилось несколько крепких парней, которые переложили братьев Каримовых на носилки и спустили их вниз. Я попытался было сам выбраться из кузова, но был остановлен и бережно опущен на землю. В лазарете на нас тут же накинулись местные светила.

Как я и предполагал, ничего серьёзного у меня не обнаружили, но целители решили немного перестраховаться и обещали отпустить только завтра утром, проведя ночь под их неусыпным контролем. С братьями Каримовыми всё вышло гораздо хуже и им предстоял полный курс восстановительных процедур, а это как минимум пара недель, не меньше.

Поздним вечером у дверей моей палаты возникла непонятная суета и через пару минут на пороге появилась София, а за ней виднелась Эдита, которая что-то энергично втолковывала будущей целительнице, не давая той возможности перехватить подругу.

— К тебе пробраться оказывается не так-то и просто, — прикрыла за собой дверь Софья. — Днём собрался целый консилиум и к госпиталю вообще было не подступиться. Вечером, у каждой палаты по первокурснице выставили и это не считая дежурного мага-целителя и охраны на входе.

— И как же вы здесь всё-таки оказались? — улыбнулся я ей, наблюдая как она примостилась на краешке кровати.

— К чему тебе наши секреты? — нахмурила бровки Софья. — Ты лучше о себе расскажи. Что целители говорят?

— Так вы зашли разузнать о моём здоровье? — съехидничал я.

— А что в этом зазорного? От этих целителей всё равно ничего толком не добиться, талдычат одно и тоже: "Состояние стабильное", вот и понимай их как хочешь.

— Да всё нормально, — не стал я обижать девчонку. — Завтра обещали выпустить.

— Вот и ладненько, рассказывай тогда, что там у вас произошло, а то по корпусу такие слухи ходят — один другого ужаснее.

— А вот со слухами придётся потерпеть. Буквально пару часов назад пришлось подписать бумаги о неразглашении, околоточный уж очень настаивал. Вот когда следствие закончится… — развёл я руками.

Ещё минут десять мы болтали о всякой ерунде, а потом в дверях появилась головка Эдиты.

— Нам пора! Дежурный маг-целитель уже на подходе! — Софья тут же подскочила, быстро чмокнула меня в лоб и скрылась за дверью.

На следующий день, как и обещали, меня выпустили из лазарета с напутствием особо не напрягаться в магическом плане ближайшие дни и заглянуть к ним через пару дней на очередной медицинский осмотр. Уж очень целителей заинтересовал мой уровень регенерации внутреннего источника. Я и раньше замечал, что источник наполняется энергией несколько раньше положенного срока, но не обращал на это особого внимания, полагая, что это некоторая, не особо существенная особенность моего организма. А вот маги-целители посчитали мою исключительность достойной изучения и задержали меня со своими осмотрами до самого обеда. Нормой для полного восстановления источника считается 24 часа (плюс-минус полтора часа), а у меня, по данным тех же целителей, это время составляет 18–20 часов. Благо, что с такими показателями я не являюсь каким-то исключением, попадаются маги и покруче, но сам факт того, что мои возможности несколько отличаются от остальных, привлекает ко мне излишнее внимание, что в принципе меня не устраивает.

После обеда у столового корпуса ко мне неожиданно подошла Верона.

— Здравствуй, Илья! — подхватила она меня под локоток. — Ты так неожиданно исчез, я даже не знаю, что и подумать…

— Разве? — моя правая бровь дёрнулась в деланном изумлении. — А мне показалось, что именно ты куда-то запропастилась.

— Да, в нашу последнюю увольнительную со мной что-то случилось и я потеряла память. Очнулась поздним вечером в какой-то ужасной квартире, вокруг никого… Ты не подскажешь в каком часу мы с тобой расстались?

Нет, пускай она дурака в другом месте поищет! Тут даже тупому видно, что сейчас её интересует сам факт нашего совместного времяпровождения, а всё остальное домыслит юный аристократ. Понимаю, что в кафе я засветился и тот же гардеробщик меня наверняка опознал, но ведь он мог и ошибиться! Мало ли людей похожих на меня шляется по Москве? Нет у них полной уверенности, что именно я был в кафе!

— А мы с тобой в тот день так и не встретились. Я два часа прождал тебя у проходной! — заявил я ледяным тоном, разыгрывая из себя невинно обиженного и оскорблённого.

— Я даже не знаю, что и ответить, — донеслась до меня слабая волна разочарования и раздражения.

— Не надо ничего отвечать и объяснять, — остановился я и убрал руку Вероны. — Не терплю лжи. Прощайте, госпожа Верона.

— Но я действительно… — раздалось за спиной, но я не стал дослушивать и скрылся за дверью учебного корпуса.

Мне необходимо было найти нашего наставника и узнать насчёт учёбы и заодно последние новости по поводу проводимой полицией операции по зачистке нежити. Валериан Яковлевич отыскался у себя в кабинете.

— А вот и наш герой объявился! — поднялся он из-за тяжёлого канцелярского стола и приглашающим жестом махнул в сторону пары кресел в углу. — Проходите, Илья Алексеевич. С чем пожаловали?

— Узнать по поводу занятий и поинтересоваться насчёт последних событий в городе.

— Особое положение в городе снято. Занятия в корпусе начнутся завтра согласно штатному расписанию. По поводу ликвидации нежити ничего толком не скажу — сам не знаю, но судя по вчерашней сводке от полиции, ими уничтожено ещё одно гнездо нежити. Кстати, из Департамента полиции пришла благодарность за оказанную помощь, — Валериан Яковлевич с интересом поглядывал на меня.

И это всё!? Честно говоря, я рассчитывал на более весомую благодарность. Обидно, однако…

— Я понимаю тебя, — хмыкнул наставник, — но, к сожалению, они в своём праве. Кто расправился со свитой лича? Околоточный со своими подчинёнными. Кто снёс голову личу? Подоспевшая группа поддержки. А то, что без вашей помощи не было ни первого, ни второго — так это мало кого интересует. Мало того, Департамент настоятельно требует поделиться родовым секретом упокоения нежити.

Ну это уже ни в какие ворота… У наглости точно нет границ. Мало того, за счёт меня и братьев поднялись, так ещё и тайну свою отдай!

— Не переживай ты так сильно, — хлопнул меня по плечу Валериан Яковлевич. — Господа полицейские несколько поторопились со своими желаниями. Да, так как вы сейчас не состоите ни в каком роде они вправе, потребовать все магические наработки, доставшиеся вам по наследству. Но эти господа не учли, что вы сейчас обучаетесь в Магическом корпусе и находитесь под нашим покровительством.

— Свои наработки теперь я должен отдать корпусу? — усмехнулся я.

— У Магического корпуса и своих конструктов хватает, — иронично взглянул на меня наставник. — Неужели вы думаете, что с нежитью до сих пор не научились бороться? Это для Департамента полиции нежить проблема. Мы же учим вас бороться магами-боевиками и уничтожать тварей из Пустошей, а это поверь мне, гораздо опаснее и сложней. Да, надо признать, личь тоже не подарок, но, чтобы умудриться встретиться с ним один на один надо очень и очень постараться. Другое дело, совершенно непонятно, как ты обыкновенный НОВИК, оперируя плетениями уровня ВИТЯЗЬ и до сих пор не выгорел?

— У меня хорошие накопители! — попытался я съехать с темы, но видя ироничную реакцию наставника, понял, что мой лепет не ввёл его в заблуждение. — Я заметил, что после катастрофы у меня развились очень мощные энергоканалы и я могу работать с энергиями, превосходящими мой естественный уровень.

— А вот это уже ближе к истине, — хлопнул себя по коленке Валериан Яковлевич. — Наши маги-целители также склоняются к этой же версии, но это тема отдельного разговора. А сейчас можешь быть свободен, надеюсь я ответил на все твои вопросы.

Уже походя к двери, наставник немного притормозил меня:

— А насчёт благодарности не беспокойся, у Магического корпуса имеются свои формы поощрения!

Глава 10

Чем честнее человек, тем менее он подозревает других в бесчестности

(Цицерон)

Вечером мою комнату оккупировали София и Эдита. Предвидя это пришлось забежать в продуктовую лавку у проходной и затариться сладостями и сдобой к чаю. Почти три часа меня пытали бесконечными вопросами. Благо у девчонок языки были не плохо подвешены и на большинство своих же вопросов ответили сами. София на этот раз не шарахалась от меня, а вполне благосклонно отнеслась к моим ухаживаниям.

Так кстати случившийся разрыв отношений с Вероной имел весьма неожиданное продолжение. На следующий день, после обеда, ко мне подошла франтоватая троица с боевого отделения.

— Господин Новик! — остановил меня окрик одного из них. — Вы позволили себе оскорбить девушку. Как дворянин я не могу пройти мимо столь вопиющей несправедливости и вызываю вас на дуэль!

— Позвольте уточнить, господа, — съехал я на откровенно издевательский тон, — когда свершилась сия несправедливость и по отношению к кому?

— Похоже, что дурной тон для вас норма жизни, сударь, — ответил краснощёкий крепыш. — Вы даже не помните кого вчера оскорбили?

— И тем не менее?

— Я, Гришин Аркадий Прохорович, имею честь защищать доброе имя Вероны Яковлевны Самбурской! — с пафосом изрёк отрок.

Компания малолетнего боярича решила сменить тактику и подкатить ко мне, с другой стороны, предварительно накрутив одного из вздыхателей по Вероне.

— И чем же я её оскорбил, позвольте узнать?

— Своим невежеством и пренебрежением!

— Неужели!? А вам не кажется, что обвинения слишком уж расплывчаты? Для вызова на дуэль необходимо иметь более весомые причины!

— Трус! — взвился крепыш. — Что может быть весомей честь оскорблённой девушки! Выбирайте оружие и место, сударь!

— Что же, вы похоже добились своего, даже более того — вы умудрились оскорбить меня! А насчёт оружия, пусть будут кинжалы!

До меня донесся всплеск разочарования и откровенного удивления. А что же вы хотели? Кого зря под меня подводить не будут, и я на все сто процентов уверен, что крепыш на голову выше меня в навыках владения шпагой. Выбора мне практически не оставили. А вот ножевой бой наверняка даже не рассматривался как средство проведения дуэли и в данном случае с выбором оружия смог удивить, судя по округлившимся глазам не столь уже весёлой компании

Дуэли, проводимые среди аристократов, особо не отличались процессом — всё действо длилось до первой крови. Император в этом вопросе был категоричен и не прощал глупых смертей, особенно среди одарённых. Необходимость дуэлей была обоснована недопущением "урону чести" и за этим здесь следили строго. Стоило только дать повод для сомнений и с тобой переставали общаться и вести дела. Восстановить прежний статус могла только дуэль.

В Магическом корпусе проведение дуэлей категорически возбранялось. Мои оппоненты предложили в ближайшую увольнительную посетить Нескучный сад и уже там решить все наши проблемы. Понятное дело, что девчонкам я ничего сообщать не стал, но избавив себя от ненужных девичьих эмоций, тем не менее не решил главную проблему — у меня нет секундантов. Братья Каримовы в лазарете и ничем помочь не могут, остаётся искать среди одногруппников и здесь обратиться я могу лишь только к Степану Меньшову, моему первому знакомцу. Сейчас он, как и я, старший пятёрки и думаю в моей просьбе не откажет.

— Дуэль? — сразу же взял быка за рога Степан. — И с кем же тебе "повезло" повздорить?

— Некий Гришин Аркадий Прохорович с факультета боевой магии. По его мнению, я оскорбил девушку, но, честно говоря, наше общение с "пострадавшей" происходило без свидетелей и откуда у него информация по этому поводу не совсем понятно.

— А чего тут голову ломать? — усмехнулся Степан. — Тут и коню понятно, что от девицы от тебя что-то нужно было, а не получив нужного пожаловалась воздыхателю. Угадал?

— Скорей всего, так оно и есть, — согласился я с ним.

— Какое оружие выбрал?

— Кинжалы.

— Ну ты даёшь! — удивился Степан. — На моей памяти такое впервые. Аристократы не очень-то любят марать руки, а на дуэли на ножах без крови точно не обойтись.

— У меня выбора практически не было. Увидишь его сам поймёшь. Он из тех, кого с самого раннего детства приучают к клинку, да и огнестрелом он наверняка владеет не хуже. Согласен быть секундантом? Если придёшь с другом буду рад и ему.

— Умеешь ты заинтересовать! Будут у тебя секунданты!

В назначенное время я вместе со Степаном и его товарищем подошли к одному из укромных мест Нескучного сада. Нас уже ждали. После проверки оружия секунданты дали отмашку на начало дуэли. Мой оппонент был настроен решительно и как только увидел отмашку секундантов сразу же бросился в бой.

Сражения как такового не вышло… Было заметно, что Гришин всё же имеет кое-какие навыки ножевого боя, но они не шли ни в какое сравнение с боевым опытом моих стариков-доноров! Уже через пару мгновений у оппонента был распорот правый рукав и на белый снег брызнула первая капля крови. Секунданты Гришина тут же оказались рядом и бросились ему помогать. Полагая, что дуэль окончена я обернулся и направился к Степану, чтобы уточнить последующие действия. Внезапно за спиной полыхнуло магией. На автомате выставил щит и за спиной, тут же, что-то сверкнуло. Не разбираясь, что к чему, с разворота метнул кинжал. Не самоё удобное оружие для метания надо сказать, но попал удачно, как раз затыльником в переносицу. Гришин завалился на снег, а его секунданты потянулись к оружию, но не тут-то было! Степан и его товарищ стояли уже рядом с револьверами в руках.

— Нечисто играем, господа! — остановил я своих секундантов.

— Вы всё не так поняли! — пискнул один из сообщников Гришина. — Аркадий Прохорович хотел всего лишь активизировать лечебное плетение.

— Я в некотором роде являюсь магом Жизни и отличить боевую магию от другой смогу уж точно. Не знаю, что на уме у этого радетеля девичьей чести, — кивнул я в сторону Гришина, — но вы, как секунданты, со своей задачей не справились и не смогли его остановить. С вас причитается, господа… Впрочем, вы можете меня проигнорировать, но тогда я не гарантирую, что о ваших "успехах" не прознают в корпусе.

— Пятьсот рублей вас устроит? — быстро сориентировался один из секундантов.

— Неужели ваша честь стоит такой мелочи?

К этому моменту очнулся Гришин. Его секунданты тут же с ним переговорили и вынесли вердикт.

— Имеем честь предложить вам тысячу рублей отступных и давайте быстрее покончим с этим делом.

— Тысячу так тысячу, — согласился я с ними. — К вам у меня претензий больше нет, а вот Аркадий Прохорович мне по-прежнему должен.

— С чего это ещё? — взвился он.

— За оскорбление и несдержанность! Аккуратнее надо быть при вызове на дуэль.

Наличности у Гришина больше не было, и он попросил отсрочку в три дня. Полученную же от его секундантов тысячу я сразу же поделил: половину оставил себе, а вторую отдал Степану и его товарищу — имеют на то полное право, не бросили в трудную минуту!

— Ежели что, Илья, имей нас в виду, — расплылся в довольной улыбе Степан. — Можешь рассчитывать на нас в любое время суток!

Уже в ресторанчике, куда мы завернули отпраздновать победу, он признался:

— Мне отец на весь первый год обучения выделил всего 200 рублей, а с твоей лёгкой руки я теперь едва ли не богач. Мой товарищ также оказался в схожей ситуации и с трудом представлял, как дотянет до летних каникул.

Трудовая неделя началась со всеобщего построения в корпусе. Если учитывать тот факт, что второй и третий курсы находились на стажировке в воинских частях, то на плацу присутствовали только первогодки. Меня и ещё не пришедших в норму братьев Каримовых выставили на всеобщее обозрение и под звуки оркестра, после непродолжительной хвалебной речи, наградили денежной премией в размере 50-ти рублей на каждого, нацепив на плечо серебряную нашивку, указывающую на личное участие в уничтожении нежити. Кроме того, за успехи в учёбе и проявленную храбрость мне присвоили внеочередное воинское звание. Теперь я старший унтер-офицер.

Честно говоря, я предпочёл бы награду, целиком состоящую из звонких монет, но в имперской армии не особо приветствуются денежные поощрения среди нижних чинов, так что приходится довольствоваться малым. Хотя, чего уж тут скрывать, присвоение внеочередного звания весьма лестно, тем более что в обычном порядке оно присваивается только на втором году обучения. По уровню знаний я уже сейчас, благодаря переданным мне знаниям, соответствую выпускнику Магического корпуса, другое дело, что у меня нет практически никакого опыта и толком не отработаны полученные навыки. Тем не менее, командование корпуса сочло необходимым признать тот факт, что я вполне соответствую уровню кадета второго года обучения.

На этом "поздравления" не закончились. После обеда меня пригласили в кабинет особиста, где кроме него находились руководитель нашей кафедры подполковник Андрей Владимирович Шацкий и наставник прапорщик Валерьян Яковлевич Строев.

— Проходите, садитесь, — кивнул хозяин кабинета, после моего рапорта о прибытии.

Все присутствующие молча разглядывали меня, расположившись за тем же столом, но по другую сторону.

— У нас к вам имеется несколько вопросов, кадет Новик, — прервал молчание абсолютно лысый особист.

Надо сказать, полное отсутствие растительности его на голове отнюдь не обескураживало, а даже скорее придавало сурово-мужественное выражение этому уже совершенно не молодому мужчине.

— Я весь в вашем распоряжении, — согласно кивнул я, присаживаясь на стул.

— Имеете ли вы знакомство с боярином Лебедевым Мироном Георгиевичем? — подал голос подполковник Шацкий.

— Никак нет, Ваше Высокоблагородие! — гаркнул я, подскочив со стула.

— А с его сыном, бояричем Владиславом, кадетом боевого отделения?

— Сталкивался несколько раз накоротке, — не стал я скрывать.

— С этого места подробнее, пожалуйста, — в разговор вновь вступил особист. — Когда? Что происходило?

— Первый раз в библиотеке в день поступления, когда он хотел воспользоваться своими родовыми привилегиями. Второй — на Новогоднем балу у Шустовых, тогда он пытался меня уверить, что я якобы оскорбил его и в связи с этим сильно ему задолжал. Последний раз я столкнулся с его подельниками, которые пришли за долгом и которых потом исключили из корпуса.

Начальство многозначно переглянулось между собой и подполковник Шацкий продолжил:

— Мирон Георгиевич утверждает, что сравнительно недавно вы посетили кафетерию его сына и жестоко там его избили. Что можете сказать по этому поводу?

— Даже если бы я там и был, то как мне удалось избить кого-либо? Куда тогда смотрела охрана? Почему не вызвали полицию? Да и сам Владислав где? Почему он не снял образ произошедшего?

— В том-то и беда, — недовольно буркнул особист, — память он потерял, а прислуга говорит только то, что нужно Лебедевым.

— Я арестован? — не удержался я.

— Не моли чепуху! — стукнул по столу подполковник Шацкий. — Там в кафетерии, кроме самого боярича, была ещё пара-другая накачанных лбов и как ты справился с ними большой вопрос. Ты, конечно, парень у нас видный, но на профессионального бойца откровенно не тянешь, так что претензий к тебе пока нет. Другое дело, что Лебедев-старший ходит у нас в меценатах и его мнение мы просто обязаны учитывать.

— А требует он твоего изгнания из Магического корпуса! — подхватил особист.

— И что же мне делать?

— Продолжать обучение, — подал голос Шацкий после непродолжительной паузы. — Теорию тебе посчастливилось получить в полном объёме, так что корпус в том плане уже пройденный этап. В первых числах марта к нам прибывает офицер из пехотного полка, что расположен в Пинске, вот вместе с ним и отправишься обратно.

— Вы отправляете меня в Топь? — я был крайне удивлён.

— Согласен, место далеко не из приятных, но и искать тебя там точно никто не станет, — закончил разговор подполковник.

Вот это наградили! Заслали в одно из самых гиблых мест империи! Всё среднее течение реки Припять являлось сплошным болотным месивом, называемым в народе — Великая Топь. Эти болота веками собирали свои бесчисленные жертвы и в конце концов превратились в одну из разновидностей Пустошей. В её сердцевине с ужасающей скоростью видоизменялось всё живое, превращаясь в магически изменённых монстров. Не отличался миролюбием и растительный мир Топи. Объединяющим признаком флоры и фауны болот являлось доминирующее положение хищников, другие здесь просто не выживали.

Обширные территории Великой Топи со всех сторон были обложены деструкторами, но порой случается, что твари находят лазейку и просачиваются на обжитые земли. Благо, что эти районы слабо заселены и больших жертв среди населения удаётся избегать. Единственно чем славится Топь, так это поистине бесчисленным запасом магически активного биоматериала, необходимого для изготовления разнообразных эликсиров, вытяжек и настоек. Несколько профессиональных команд охотников ходят в рейды за особо ценными представителями растительного и животного мира. Возвращаются далеко не все, но желающих побродить по Топи не переводится. В народе укоренилось поверье, что мол, если посчастливится, то из болот можно вернуться настоящим богачом и всю оставшуюся жизнь уже не беспокоиться о поисках хлеба насущного. Вот и прёт народ на болота, множа собой магическую нечисть. Воинские кордоны отсекают особо страждущих, но перехватить удаётся далеко не всех.

Моя служба будет заключаться в планомерном обходе всех этих кордонов с целью обновления плетений боевых артефактов и их подзарядке. Понятное дело, что новичкам и практикантам в корпусе ничего хорошего не светит, и потому не стоит особо удивляться, если меня сразу же отправят в места совсем уж отдалённые и пропащие. Моим конечным пунктом является город Пинск, где находится штаб пехотного полка, в штате которого значится отделение магической поддержки, к которому я и приписан. Перед самым уходом из кабинета особиста с меня взяли расписку о неразглашении.

Перед отъездом оставалось всего несколько дней и мне необходимо крайне оперативно разобраться с возникшими проблемами. Перво-наперво необходимо что-то срочно решать с накопившимся личным имуществом. Всё с собой не утащишь, а потому возьму только самое ценное и оружие. В сущности, весь этот набор уже давно находится в пространственной сумке, но пересмотреть ещё раз её содержимое стоит, вдруг чего забыл по мелочи… Необходимо также разобраться с моей комнатой в общежитии. Боюсь, что в моё отсутствие ушлый комендант сдаст её кому ни попадя и на следующий год придётся заселяться вновь на общих основаниях. Опять же, необходимо переговорить с девчонками… А начать я решил с посещения преподавателя по основам артефакторики.

— Станислав Карлович, не подскажете отчего вполне современные на вид артефакты оцениваются как весьма древние? Кстати, некоторые из них и классифицировать до сих пор толком не удаётся, — поинтересовался я у профессора в его кабинете, куда он пригласил меня после занятий.

— Действительно, такая проблема существует, — кивнул мне Станислав Карлович, устраиваясь за рабочим столом. — Об этом не принято говорить и я, надеюсь, сами поймёте почему. То, что я вам расскажу не является общепринятой истиной и в моей теории имеется множество спорных моментов, но это хоть как-то объясняет суть нахождения в нашем мире столь загадочных артефактов.

Профессор на минуту замолк и собравшись мыслями продолжил:

— В древнейшие времена существовал Союз Трёх Миров: Ореи, Мидгарда и Мерцаны. Я понимаю, что звучит это как эпиграф к какому-то фантастическому роману, но тем не менее… После гибели самого могущественного Мира Деи, Союз Трёх Миров стал последним из Великих союзов.

— Погодите, профессор! Мне кажется, я догадываюсь о чём вы хотите сказать. Если мне не изменяет память, то Мир Деи — это Фаэтон, Орея — Марс, Мидгард — наша Земля, а Мерцана — Венера.

— А вы весьма догадливы, молодой человек! — добродушно усмехнулся профессор и продолжил. — Связующим звеном этого союза являлись порталы. Они позволяли беспрепятственно перемещаться среди этих миров. К глубокому сожалению, со временем магический фон стал неумолимо уменьшался и первым "пропал" Мир Ореи. Порталы продолжали исправно работать, вот только обратно с Ореи уже никто не возвращался. Затем наступила очередь Мидгарда… Некоторое время к нам ещё попадали исследователи с Мерцаны, но обратно вернуться им было также не суждено. Наступили Тёмные времена и всё, что было связано с Союзом Трёх Миров было уничтожено, и в первую очередь это касалось порталов.

— И как же это связано с древними артефактами? — не выдержал я.

— Напрямую, — развёл руками профессор, — но это лишь мои догадки.

— Не томите, Станислав Карлович, поделитесь своими мыслями!

— Если предположить, что не все порталы были уничтожены и некоторые из них до сих пор в рабочем состоянии, то вполне возможно, что нас посещали и до сих пор посещают маги из миров Ореи и Мерцаны. От них и загадочные артефакты.

— Но как же быть с магическим фоном? Он ведь фактически исчез в те далёкие времена, — не согласился я.

— В том-то и дело, что почти исчез! На Земле всегда хватало аномальных зон, где сохранялись источники магической энергии. Да, они чрезвычайно слабы и чтобы зарядить тот же накопитель портала требовались десятилетия, но тем не менее это вполне возможно! Думается, что и на той стороне сложилась схожая ситуация.

— И куда же подевались все эти посланцы?

— Очевидно погибли. В Тёмные времена это было проще простого — незначительный намёк на магию и тебя уже тащат на виселицу. В понимании простолюдинов именно маги довели мир до катастрофы и нищеты. Даже если посланцам удалось избежать казни, то поиск аномальных зон и заряд накопителей стоил несколько десятков лет жизни — далеко не всякий выдержит этот тяжкий груз.

— Значит порталы всё же есть, — я задумчиво затарабанил пальцами по столу.

— Не стоит себя тешить пустыми надеждами, Илья Алексеевич, — тут же отреагировал профессор. — Если они и есть, то находятся в таких дебрях, куда нога человека не ступала уже несколько столетий, а то и тысячелетий.

— Как вариант — Пустоши, — предположил я.

— Вполне возможно, — согласился со мной Станислав Карлович. — Надеюсь вы понимаете, что риск погибнуть в Пустошах не в пример выше вероятности обнаружить там работающий портал.

— Здесь с вами не поспоришь.

— Если вас всё же заинтересовала эта проблема, то можно поискать и поближе. Наверняка в Великих семейных родах кое-что сохранилось с тех времён, вот только делиться с кем попало своими знаниями они не станут. И хочу предупредить вас сразу, — профессор неопределённо ткнул указательным пальцем вверх, — там такой интерес не приветствуется, от слова "совсем". Это зона интересов спецслужб. Надеюсь, теперь вы понимаете почему о порталах и древних артефактах стараются особо не распространяться.

— Спасибо, Станислав Карлович, за информацию, — поблагодарил я его, выходя из кабинета.

Ревизия пространственной сумки прошла довольно быстро. Убирать ничего не пришлось, а вот доложить кое-чего из походного снаряжения и одежды пришлось. В итоге сумка заполнилась почти до предела.

Предстоящий разговор с девчонками я окладывал как мог — всё никак не мог сообразить, чего я, собственно, хочу. Да, мне нравилась Софья, но в то же время о женитьбе даже и мысли не возникало — рано об этом ещё думать. В то же время она не из тех, кого можно поматросить и бросить. Такая дивчина, не моргнув глазом с лёгкостью отбивную из тебя сделает или какой другой салатик настругает, тем более что с колюще-режущим инструментом она знакома не понаслышке. Судя по её эмоциональному фону, я ей тоже небезразличен. Вот и пойми, что делать? В чужой род я точно не пойду и ходить ни под кем не собираюсь! Хочу основать свой, а для этого нужно обзавестись не одним десятком преданных людей и заиметь кучу денег. Ни того, ни другого у меня пока нет…

— Как вы смотрите на переезд в эту комнату? — поинтересовался я у девчонок на очередных вечерних посиделках с чаем и свежей сдобой.

— Ты предлагаешь нам здесь жить втроём, — София в удивлении приподняла бровь.

Эдита, стараясь быть серьёзной попыталась сдержать усмешку. Богатое воображение у подруги, раз её так не по-детски колбасит.

— Зачем же втроём? — хмыкнул я. — У меня на днях организуется длительная командировка, вот и предлагаю переселиться, чтобы место куда зря не ушло.

— Стажировка в строевых частях? — быстро сообразила Эдита.

— С чего бы это вдруг? — удивилась Софья.

— На зимних каникулах мне несколько повезло с донором знаний, — пояснил я.

— И ты молчал? — возмутилась Софья.

— А что я мог сделать, когда с меня подписку о неразглашении взяли? Это сейчас, когда документы о дальнейшем обучении в части подписаны, смысл молчать пропал, а раньше я об этом даже заикнуться не мог.

— Куда тебя посылают? — подскочила Эдита и глядя на мою ироничную улыбку сама себе кивнула. — Понятно, и здесь подписка…

Внезапно она сорвалась с места и исчезла за дверью. Буквально через пару минут она появилась вновь с солидным атласом Российской империи в руках. Быстро его развернув и рукой на две половины, поинтересовалась:

— В левой или правой части?

Уже через минуту девчонки знали примерный район моей дальнейшей службы.

— Другого места для тебя не нашлось? — разочаровано поинтересовалась Софья.

— На то есть причины и я очень прошу вас не распространяться на эту тему. От этого зависит моё дальнейшее благополучие.

— С кем это связано? — тут же сообразила Эдита.

— Единственное на что могу намекнуть, так это то, что ваша стычка с Вероной Самбурской часть этой головоломки.

— Понятно, — кивнула Эдита, похоже она о чём-то уже догадывается.

Софья с интересом наблюдала за нашей перепалкой.

— А мне вы ничего не хотите сказать?

— Потом, — сжала её руку Эдит. — Там действительно разговор серьёзный.

— Надо было ещё тогда удавить эту стерву, — недовольно пробурчала Софья.

Перед самым отъездом меня пригласили в лазарет, где после обследования местные эскулапы, не без моей помощи. конечно, подтвердили, что отныне я полностью соответствую магическому уровню РАТНИК.

Глава 11

Праздность — корень всему злу, особливо военному человеку

(А.В. Суворов)

Ну вот, я наконец в вагоне. Позади неизбежная бумажная волокита и несколько сумбурные, скоротечные проводы. Уже у ворот корпуса София, уткнувшись мне в плечо пообещала, что она всеми правдами и неправдами добьётся прохождения летней стажировки в той же части, где проходить службу предписано мне.

— И не дай Всевышний, узнаю, что ты там с кем-то шашни крутишь… — прошипела она мне на ухо напоследок.

Пока размещался в купе, а у нас с прапорщиком Еремеем Акимовичем Журавченко, командиром связной команды полка, в распоряжении оказалось комфортабельное двухместное купе. Что ни говори, а военных в империи уважают.

— Ты пока обустраивайся, а я выйду на перрон. Должны передать посылку для начальства, — мы с Еремеем Акимовичем по обоюдному согласию сразу же перешли на ты.

Прапорщик был уже далеко не молодым парнем, но в то же время солидными сединами ещё не обзавёлся. Роста он небольшого, но косая сажень в плечах придавала ему основательности. Разобравшись со своими вещами, я краем глаза заметил, как на перроне к прапорщику подошла довольно колоритная личность — типичный ловелас с котелком на голове и тростью в руках. Но не только это привлекло моё внимание, в глаза бросилась холёная эспаньолка. Вот так неожиданность! Журавченко знаком с магом-боевиком Потоцких?

Стараясь не попасться им на глаза, спрятался за шторкой окна. Ставленник Потоцких по-дружески хлопнул Журавченко по плечу, передав ему в руки небольшой кожаный саквояж, перекинулся напоследок парой фраз и быстро попрощался. Уже через минуту Еремей Акимович был в купе.

— А вот и посылочка, — кивнув на саквояж, улыбнулся он. — Хорошо, что долго ждать не пришлось.

— Так надо было самим за ней заехать, — закинул я удочку, — и волноваться бы не пришлось.

— В том-то и беда, — Еремей Акимович примостил саквояж на верхнюю полку. — Сказано было дожидаться на перроне, а кто и когда подойдёт мне было неведомо.

Ну хоть так… По всему, мой сопровождающий ни при делах.

Наш путь лежал через Минск до Брест-Литовска, а там уже на попутном транспорте или тыловым обозом снабжения, если повезёт. Ничем особым дорога не запомнилась. Несколько раз пытался понять, что же находится в переданном саквояже, но безрезультатно. Магические замки не позволяли безнаказанно ознакомиться с содержимым, а кожа, из которого был изготовлен саквояж, не пропускала щуп. Несколько раз мне удалось притронуться к нему и даже пощупать содержимое. Утверждать не буду, но первое, что пришло в голову, так это пачки банкнот. Честно говоря, даже примерно не могу понять, как возможно связать Потоцких и Пинск, куда я направляюсь. Очередная загадка. Ладно, поживём — увидим…

В Брест-Литовске действительно повезло и нас пристроили к обозу с продовольствием, прямиком направляющимся к месту моей службы. Еремей Акимович всю дорогу учил меня уму-разуму и многое из того было в новинку. По его мнению, меня ожидает необременительная, но довольно суетная в плане частых разъездов служба. Кордоны раскиданы на обширной территории и ближайшие находятся под контролем штатных магов, а на дальние отсылают, как правило, провинившихся или таких же как я — практикантов. Придётся помотаться, но имеются и плюсы — подальше от начальства, поближе к котелку.

В составе команды магической поддержки пехотного полка числятся четыре боевых мага, не считая командира подразделения и трёх артефакторов (универсал, оружейник и инженер). Кроме них в подразделении проходят стажировку два кадета-боевика второго курса и артефактор-оруженик — третьего. Поговаривают, что все они из проштрафившихся. Моим непосредственным начальником является поручик Мещерский Аркадий Юрьевич, артефактор-универсал. Как командир требовательный и дотошный, любит порядок во всём. Правда, по словам всё того же Журавченко, водится за ним грешок — при грозном начальстве заметно робеет и не может отстоять свою точку зрения.

В Пинск прибыли поздним вечером. В штабе полка уже никого из начальства не было и дежурный офицер отправил меня в казарму, где выделили место в отдельном закутке. Добив сухой паёк, полученный ещё в Брест-Литовске, улёгся спать.

После утренних процедур направился прямиком в штаб. Хотелось бы заглянуть перед этим в столовую, но идти туда бесполезно — пока меня не поставят на довольствие здесь я никто. У дверей кабинета командира подразделения магической поддержки полка пришлось проторчать около часа, прежде чем не объявился его хозяин. К этому моменту я уже досконально изучил все завитушки на кабинетной табличке, где значилось: "Капитан Чернов Антон Игоревич".

— Новик Илья Алексеевич? — сверкнув погонами капитана, поинтересовался мужчина лет сорока.

— Так точно! — гаркнул я в ответ, на что офицер заметно поморщился.

— Субординацию, конечно, никто не отменяет, но среди своих тянуться, как на плацу не следует, — сделал он мне замечание, открывая кабинет. — Проходите.

Подойдя к основательному канцелярскому столу, капитан положил на него папку, которая была в его руках.

— С вашими документами я уже ознакомился, — кивнул он на стол. — Сейчас подойдёт ваш непосредственный командир, Мещерский Аркадий Юрьевич, и будем решать, что делать с вами дальше.

В это момент в дверь кто-то робко постучал.

— Открыто! — разрешил Чернов.

В дверях показался довольно тучный мужчина средних лет, с погонами штабс-капитана на плечах.

— Здравия желаю, Антон Игоревич! — козырнул вошедший.

— Проходите, Аркадий Юрьевич! Вот, знакомьтесь, ваш новый подчинённый — курсант первого курса отделения артефакторики Московского Магического корпуса, старший унтер-офицер Новик Илья Алексеевич.

В глазах Мещерского промелькнула искорка интереса.

— Сам удивлён, — кивнул ему Чернов. — Ему посчастливилось раньше положенного срока получить необходимые знания. Кадет боевой, успел поучаствовать в уничтожении нежити. Что скажете, Аркадий Юрьевич?

— Если всё так как вы говорите, то мне лишь остаётся проверить уровень знаний и если всё с этим будет благополучно, отрядить на самостоятельную работу.

— Пожалуй так и поступим, Аркадий Юрьевич! У нас наконец-то появилась реальная возможность разобраться с дальними кордонами. Проверяйте его побыстрее и пускай сразу же приступает к делу. Не смею вас больше задерживать, господа, — кивнул нам напоследок капитан Чернов.

Целую неделю я не выходил из походной мастерской. Мещерский оказался принципиальным человеком, дотошно выясняя границы моих знаний и возможностей. За это время я успел переселиться в офицерское общежитие и познакомиться с одним из кадетов. Им оказался артефактор-оружейник, довольно угрюмая и неприветливая личность, к тому же он оказался ещё и соседом по комнате. В общем, общий язык с ним я так и не нашёл.

Через неделю, весьма чем-то довольный Мещерский, выдал мне предписание, в котором указывалось, что мне поручено произвести ревизию защитных артефактов на трёх дальних кордонах. К предписанию был приложен подробный маршрут движения и приказ о всяческом содействии.

— Я не хотел бы, чтобы у вас, Илья Алексеевич, сложилось впечатление, что выданное вам предписание какое-то наказание, — не совсем искренне начал Аркадий Юрьевич. — Во-первых, мы в армии и приказы здесь не обсуждают. Во-вторых, вам крайне необходима практика, которую мы и предоставляем. Понимаю, что вы будете испытывать определённые трудности и неудобства, но вам есть к чему стремиться. По результатам вашей работы будет составлен отчёт и вы, при благополучном исходе, можете рассчитывать на перевод сразу же на третий курс в Магическом корпусе, необходимые знания для этого у вас имеются. Кроме того, вышестоящее командование не имеет ничего против приобретения вами природных артефактов для личных нужд. Имеется только одно ограничение — класс артефактов должен соответствовать вашему магическому уровню. Все остальные находки обязательны к сдаче.

М-да… как-то неуверенно меня агитирует Мещерский. Создаётся такое впечатление, что сам он на такое точно бы не повёлся…

— Цены здесь на артефакты весьма умеренные и продавать их здесь я бы вам не советовал, но вы можете попытать счастья в Москве. Поверьте мне, там такой товар у вас с руками оторвут.

Тут я с Мещерским полностью согласен, вот только особо на этом не заработаешь — товар хоть и ходовой, но, по сути, копеечный. Только после того, как его обработают и приведут к определённой кондиции он обретёт значимую ценность, а до той поры их и артефактами-то назвать сложно — обычная магическая заготовка.

Как бы то ни было, приказ есть приказ и выполнять его необходимо. Да, для одарённых в имперской армии имеются значительные поблажки, и я отчётливо понимаю, что Аркадий Юрьевич всеми силами пытается подсластить горькую пилюлю. Отвыкли одарённые работать без комфорта. Честно говоря, я вообще не вижу какой-либо проблемы. Мне главное что? Начальство чтобы над душой не стояло, да время было, чтобы заниматься своими делами и с миром Топи ознакомиться. Не буду против, если в процессе, в мои руки попадёт что-то интересное и ценное.

Перед отбытием наведался к каптенармусу и получил необходимое снаряжение. Отдельно под роспись шёл невзрачный кулон на цепочке.

— Без него в болота никак, — объяснил каптенармус. — Комарьё и гнус в миг сожрут. Всем хорош артефакт, вот только возле самой Топи пользоваться им не советую. Зверьё с той стороны чует его за версту, могут и на прорыв ринуться. К своей магии они привыкшие, а наша им, как вишенка на торте. Как почуют, так сразу голову теряют.

В проводники мне выделили рядового Михася Кожуренко. Парень был родом из этих мест и хорошо знал все тропинки в местных лесах и болотах. Возрастом он был лет на пяток постарше меня, да и выглядел покряжистей. Кроме дороги на нём оказалась организация походного быта и уход за приданным нам лошадьми.

— Дорога будет долгая, ваше благородие, — пробасил Михась, как только выбрались из города. — Расстояние между кордонами как раз в дневной переход, но в дороге всякое может случиться, так что будьте готовы к ночёвке в лесу.

— Значит на месте будем через четыре дня? — именно с четвёртого кордона начиналась моя инспекция.

— Будем надеяться, если в пути ничего серьёзного не произойдёт — не совсем уверенно откликнулся мой проводник.

— А что в принципе может случиться? — удивился я.

— Да всё, что угодно! — недовольно хмыкнул Михась. — Зверьё дикое может напасть, местная нечисть вдруг вздумает побаловать, бурелом какой, а то и хозяева Топи могут попробовать прорваться.

М-да… недолюбливает мой проводник местную флору и фауну, но будем исходить из того, что в этом плане он явно поопытней меня будет и его проявление излишнего пессимизма имеет на то основание. Дорога оказалась вполне себе приличной и накатанной, пару раз нам даже встречались мужики на телегах из близлежащих хуторов. Всё изменилось, как только мы покинули третий кордон. Накатанная дорога вдруг куда-то пропала, оставив вместо себя едва заметную тропу. Массивные сосны и дубы сменились низкорослыми елями, да колючим кустарником. Под копытами лошадей всё чаще и чаше стала проступать болотная жижа. Для середины марта зелёной растительности уже было с избытком, что несколько шокировало. Надо сказать, что местный климат значительно отличался от привычного в этих широтах и чем ближе мы подходили к основному массиву Топи, тем заметно становилось теплее.

Как мы ни старались, но даже несмотря на то, что отправились в дорогу с первыми лучами солнца, в дневной переход мы не уложились.

— Надо искать место для ночлега, ваше благородие, — пришёл к заключению Михась. — До кордона ещё вёрст 10–15 будет и до захода солнца нам никак не поспеть, а по темноте только лошадей загубим.

— Останавливаемся, — согласился я.

Михась довольно быстро отыскал небольшой сухую полянку, где мы и расположились. Он сноровисто принялся за обустройство лагеря, а я занялся приготовлением ужина. Пока на костре доходила каша с мясом и заваривался чай в котелке, Михась обиходил лошадей и натаскал лаптёжника. Ужинать сели, когда уже окончательно стемнело.

Перед сном пробежался по полянке и установил охранную систему, которая шла в походном комплекте. Михась попытался было назначить себя дежурным на ночь, но я на корню пресёк его инициативу.

— Мне завтра нужен полностью адекватный проводник, а не полусонное создание. А насчёт охраны можешь не беспокоиться, магический контур я уже активизировал.

— Не доверяю я вашей магии, — махнул рукой Михась. — Здесь от неё лишь одни беды.

Ранним утром нам повезло наткнуться на патруль и ещё задолго до обеда мы были на кордоне. Сам кордон ничего особого из себя не представлял: несколько хозяйственных построек, казарма и сторожевая вышка (хотя для чего она в лесу до сих пор не понимаю). Все эти строения спокойно разместились на средних размеров полянке и были обнесены частоколом из брёвен. Казарма была рассчитана на 50 человек, что соответствовало численному составу стрелковой роты. Командовал всем этим хозяйством молодцеватый старший унте-офицер.

Проверив мои бумаги, он с радостью проводил до оружейки, где в отдельном помещении находились магические артефакты и амулеты. Стандартный набор включал в себя до сотни боевых конструктов (преимущественно одноразового применения), полусотни защитных и такого же количества лечебных. Мне предстояло проверить каждый из них, подправить, если необходимо магическое плетение и зарядить артефакт по максимуму. Понятное дело, что моих возможностей для подзарядки не хватит, но мудрое начальство, предвидя эту ситуацию, выделило мне во временное пользование полностью заряженный накопитель размером со спичечную коробку. Честно говоря, когда я его впервые увидел, то сильно удивился — мой браслет-накопитель пространственного кармана в разы был мощнее и гораздо компактнее. Тем не менее, мне гарантировали кары небесные, если с выданным накопителем что-либо случится.

Двое суток, почти не поднимая головы, я разбирался с артефактами. Одноразовые конструкты не предполагали использование качественных заготовок, а потому в ход шло всё, что под руку попадётся. В итоге получался дешёвый и столь же не практичный в хранении артефакт, который требовал к себе довольно частого внимания мага-артефактора. Как бы там ни было, но я справился с этой задачей и ранним утром третьего дня мы отправились к следующему кордону.

Без особых приключений нам удалось добраться до следующих двух кордонов, а вот с последним не повезло…

— Будьте осторожны! — наставлял нас перед дорогой очередной унтер-офицер. — В прошлом годе здесь случился прорыв с той стороны. Прибывший на помощь маг-воздушник особо не церемонился и теперь на тропе три версты сплошного бурелома. Объезжать долго, в дневной переход точно не уложитесь. Рекомендую заранее выбрать место для ночлега, а не тянуть до последнего.

Совет был действительно дельный — искать в потёмках дело гиблое и лучше остановиться немного раньше, чем потерять зрение, наткнувшись в темноте на какой-то куст или колючую ветку. Добравшись до бурелома, поразились его масштабам. Это какую же силищу надо было выпустить, чтобы так знатно перепахать всё в округе!

В лучах заходящего светила удалось отыскать небольшую пригорок, где мы тут же и остановились. Часа через полтора, когда уже подоспел ужин на полянку внезапно вывалилась парочка бородатых мужиков с огромными вещмешками за плечами. Первым среагировал Михась, потянувшись за своим карабином, а потом резко всё завертелось, как в том калейдоскопе.

Из леса грянул выстрел и у меня над головой вжикнула пуля. Мгновенно упал на землю и выхватил свой "Люгер" из кобуры. Михась уже во всю куда-то палил из карабина. Сканирую поляну и пытаюсь понять, где спрятались эти бородачи. Нашёл почти сразу — спрятались за кустами метрах в 15–20 от нас. Немного отполз в сторону и осторожно выглянув из-за лопуха пару раз выстрелил в ближайшего. Попал! Второй к этому моменту также замолчал, поймав "гостинец" от Михася, но стрельба тем не менее не прекращалась — кто-то ещё палил из леса. Отползая вглубь леса отчётливо услышал, как ойкнул мой проводник, завалившись на кучу притащенного им же валежника. Хреново дело! Надо срочно разбираться со стрелками и спешить ему на помощь.

Сканирую ближайшую кромку леса и натыкаюсь на ещё три засветки аур. До них метров 40–45. Пистолетом не достать, остаётся только магия. Три небольших файербола метнулись в чащу леса. Стрельба тут же прекратилась и засветки стали быстро удалятся. Уже не прячась подбегаю к Михасю. Быстро осматриваю — сквозное ранение лёгкого, пуля вышла под правой лопаткой. Крови набежало уже достаточно и надо было поторапливаться, пока проводник не отдал душу Всевышнему. Активирую малое исцеление — кровь в ране останавливается. Подхватываю Михася и перекладываю его на расстеленную плащ-палатку. Теперь настала очередь следующего лечебного плетения. Тело выгибает дугой. Наблюдаю за состоянием Михася — дыхание постепенно выравнивается, исчезают хрипы в лёгких, на щеках появляется лёгкий румянец. Вроде бы всё в порядке, час-другой и он окончательно придёт в себя.

Теперь настало время разобрать с бородачами, что подстреленные лежат неподалёку от нас. Подхожу и освобождаю их от увесистых вещевых мешков за плечами. Уже достаточно стемнело и, хотя в сумерках я достаточно хорошо вижу, света для того, чтобы разглядеть мелочи уже не хватает. Активирую над головой "Светляк".

Бородачи явно не один день в походе — заросли донельзя, да и амбрэ от них довольно специфичное. Набор оружия абсолютно одинаков: карабин, огромный тесак на боку, два ножа с широким и узким лезвиями в ножнах на поясе. За пазухой обнаружились свитки малого исцеления и кошели со всякой мелочью. Больше ничего интересного я не обнаружил. Куда содержательнее оказалось содержимое вещевых мешков. В аккуратно уложенных пакетах оказались органы зверья из Топи! Похоже нам "повезло" наткнуться на местных старателей. Несколько пакетов с органами были пробиты пулями и превратились в мерзко пахнущее кровавое месиво.

Пока я разбирался с содержимым вещмешков мне всё не давала покоя одна мысль — как, судя по всему, опытная и готовая ко всему группа охотников столь незамысловато нарвалась на неприятности? Ну не может быть так, чтобы в Топи, где опасность буквально на каждом шагу, удалось избежать все смертельные риски, а перейдя границу по-глупому наткнуться на двух ненужных свидетелей. Хотя… может быть в этом и загвоздка? Вернулись с богатой добычей, конец многодневному напряжению, расслабились немного мужики… В итоге случилось то, что произошло.

— Скоро подойдёт патруль, — послышалось из-за спины.

Я уже давно заметил, что Михась пришёл в себя и наблюдает за мной.

— Как самочувствие? — поинтересовался я обернувшись.

— За мной должок, — кивнул парень. — Спасибо.

— Как же по такой темени патруль доберётся?

— Это нам по темноте голову сломать раз плюнуть, а эти здесь каждый кустик знают.

— Почему ты думаешь, что патруль уже в пути?

— Стреляли… — односложно ответил Михась. — Опять же магия… Ваши файерболы наверняка изменили магический фон, а за ним здесь следят строго.

— Понятно. Ты бы поднялся, посмотрел, что в хозяйстве сгодится. Чего за зря добру пропадать?

Михась с кряхтеньем поднялся.

— Странно… — поделился я своими сомнениями. — Почему охотники так быстро ушли? Численное превосходство было же на их стороне…

— Кто же в здравом уме вздумает с магом тягаться? К тому же с ценным грузом шли, а тут ещё и патруль может в любую минуту объявиться.

Не успел Михась толком припрятать добро, как на поляне появился конный патруль.

— Кто такие? — тут же послышался командный окрик.

После предоставления документов и краткого пересказа произошедшего к нам потеряли всякий интерес. Обложившись магическими фонарями, командир патруля и его люди приступили к осмотру убитых и близлежащих окрестностей. Уже сидя у костра, я размышлял куда же опять я вляпался? Картина действительно складывалась довольно неприглядная.

Охотники шли с добычей из Топи. Они без особых проблем смогли пересечь охранный контур не потревожив его, что говорит о наличии пропуска. Разрешение на проход выдают только профессиональным группам охотников, но те обязаны выходить из Топи к ближайшему кордону. Здесь же на лицо команда пусть и профессионалов, но явно работающая без лицензии. Получается, что эти бородачи работают не на себя, а на дядю, имеющего доступ к этим пропускам и за процент от добычи. Причастных к выдаче пропусков можно отыскать только в командном составе полка. Совершенно некстати припомнился саквояж, набитый пачками денежных купюр.

М-да… у меня просто талант на пустом месте натыкаться на неприятности. В том, кто виноват в провале охотников вычислят быстро. В этом я совершенно не сомневался. Сделают запрос кто, где находился в этом районе и вуаля — подозреваемый найден! Что меня ждёт дальше — не знаю, но будь я на их месте, постарался бы избавиться от ненужного свидетеля (так, на всякий случай). Кстати, думается, что и про Михася не забудут…

Глава 12

В молодости думаешь, что самое малое, чего ты вправе ожидать от других, это справедливость.

В зрелом возрасте убеждаешься, что это самое большее

(Лоис Буджолд)

Пребывание на последнем кордоне ничем особым не запомнилось, разве что, сходил глянуть на деструктор. Зрелище, надо сказать, довольно впечатляющее. Ещё на подходе почувствовал какой-то непонятный дискомфорт, который с приближением к деструктору только увеличивался. Меня как будто обволокло ватой, сквозь которую не пробивалось ни одно магическое воздействие, даже щуп увяз в этом киселе, не пройдя и метра. Все неприятные ощущения были связаны лишь с магической составляющей, а в остальном плане всё было в порядке. Сам деструктор был вмурован в громадный валун. Каменюка высотой в два моих роста и основанием метров в пять смотрелась внушительно. Здесь явно проработал маг Земли уровнем не ниже МАСТЕРА.

Обратный путь в полк прошёл довольно буднично и без всяких там неожиданностей. По прибытию я почти на сутки зарылся в бумагах, составляя рапорты о проделанной работе и произошедшем столкновении с "чёрными" охотниками. Начальство осталось довольным и предоставило мне несколько дней отдыха за трёхнедельный рейд. Кроме того, в местной канцелярии меня дожидалось два письма от Софьи. Первое было полно полуромантических намёков и признаний, а второе сквозило арктическим холодом. Ну да, виноват — за всё время так и не удосужился отписаться, но особой вины за собой не чувствую. А когда мне было писать? Первую неделю гоняли чуть ли не как сидорову козу, проверяя знания, а потом почти на месяц загнали в лес, где до ближайшего почтового отделения многие и многие десятки, если не сотни вёрст. Пришлось тут же написать ответ и нижайше просить простить непутёвого отрока.

Первым делом, покинув военный городок, я направился на рынок, чтобы разобраться с ценами. В походе мне удалось приобрести несколько клыков. Патрульным иногда доводится натыкаться на костяки зверья из Топей, вот и проторговывают ими потихоньку, не светясь перед начальством. Оказалось, что моё приобретение далеко не столь прибыльное, как я предполагал. Да, купил, можно сказать, совсем по дешёвке. Однако и продать задорого этот товар здесь не получится, в чём я сразу же и убедился. Это где-нибудь в столицах цена вполне себе подходящая, потому как спрос соответствующий, а на местном рынке этого добра с избытком… Мелкие торговцы в принципе тем и занимаются — здесь закупают товар, а там продают, но навар не велик — заметную часть съедает дорога, да и всякого рода чиновники требуют к себе внимания.

Мои планы быстро обогатиться накрылись, что называется, медным тазом. Действительно, стоящий товар можно принести только из Топей, а то что находят с этой стороны стоит сущую мелочь. Помимо всякой там травы-муравы, очень ценятся ингредиенты животных (начиная с внутренних органов и заканчивая рогами с копытами), непомерно высокую цену имеют камни Силы, но этот товар штучный и за него запросто могут скрутить голову. Поговаривают, что в Топях находят развалины древних поселений и там, порой, находят весьма редкие и от того ценные артефакты. На счёт последнего я сомневаюсь, так как торговцы на рынке говорят об этом только полушёпотом, испуганно озираясь по сторонам. Вот и получается, для тех, кто хочет обогатиться дорога только одна — в Топь. Как я понял, пройти охранный контур не проблема — плати и с пропуском проблем не будет! За небольшую таксу любой торговец магической мелочью с радостью сведёт тебя с нужными людьми. Похоже "чёрный рынок" дарами из Топи здесь процветает во всю.

Упомянутые камни Силы товар действительно дорогой. Появляются они благодаря выходу из земли потоков магической Силы. На территории империи они достаточно редки и каждый из них является собственностью монарха. Эти природные разломы своего рода стратегический резерв государства, позволяющий заряжать артефакты особого могущества. Понятное дело, что такие разломы не вечны и со временем их мощь ослабевает, от того их ценность только увеличивается и простого мага к ним точно не подпустят, а вот в Пустошах и Топи такого контроля нет…

Случается, что на пути выброса Силы встречается каменное русло какой-нибудь реки. Под многолетним воздействием магической энергии камни меняют свою структуру и превращаются в своего рода накопители этой энергии. Такие "камешки" очень ценятся среди магов. Ценятся эти камни прежде всего за то, что им не страшен деструктор. В зоне его действия эти природные артефакты не только не теряют накопленную энергию, но и частично нейтрализует направленное воздействие. Чаще всего встречаются камни размером с фалангу мизинца, гораздо реже в две и уж совсем в исключительных случаях встречаются камни размером с ладонь.

Внезапно моё внимание привлёк разгоравшаяся перепалка в соседнем торговом ряду. Невзрачный тип неопределённого возраста, что-то требовал с продающей лечебные травки и какие-то настойки молодухи. Подошёл поближе. Как оказалось, рэкет — это не порождение девяностых нашего мира, он и здесь прекрасно себя чувствовал. Позади требующего мзду пристроились два мордоворота и демонстративно потирали кулаки. За юбку молодухи уцепился пацанёнок лет 8-10 и со страхом поглядывал на громил.

— Опять к Олеське прицепились, — послышалось рядом. — Мало того, что с мужем не повезло, так ещё эти чуть ли не каждую неделю что-то требуют.

— Поговаривают она нашему Никифору приглянулась, — поддержала трёп соседняя торговка, — вот он таким образом и напоминает о себе.

— Ты посмотри, — откликнулась первая, — гордую из себя строит! Муж в доме уже всё пропил, а дитё каждый день поить-кормить надобно. Много ли с травок навару?

— Никуда она не денется, — поддакнула соседка. — Никифор всегда своего добивается…

— Говорят вы сдаёте комнату? — решил я вмешаться в перепалку.

Невзрачный тип тут же обернулся, а мордовороты, как по команде, переключили своё внимание на меня.

— Шли бы вы, ваше благородие, по своим делам. Не видите, заняты мы…

— Кто ты такой чтобы указывать, что мне делать? — напрягся я.

— Не стоит так бурно реагировать, — не стушевался вышибала. — У каждого из нас есть своё начальство и здесь я выполняю свою работу.

Это он сейчас намекает, что у него всё схвачено и я могу получить по шапке от своего непосредственного командира или даже повыше? Однако!

— Пшёл вон! — процедил я сквозь зубы.

— Как бы не пожалели, ваше благородие, — компания вышибал развернулась и тут же затерялась в торговых рядах.

— Спасибо вам, господин маг, — послышалось из-за плеча. — Только зря вы вмешались, теперь у вас точно будут неприятности из-за меня.

— Это мы ещё посмотрим, — улыбнулся я молодухе. — Так как насчёт комнаты?

Вот теперь, вблизи, я смог рассмотреть девицу: довольно симпатичная особа лет 25-27-ми, среднего роста, шатенка с густой косой, уложенной на голове короной.

— Мы люди простые, — с сомненьем в голосе ответила торговка, — живём по-простому, без излишеств.

— Человек я военный, мне излишества ни к чему. Была бы кровать, да стол со стулом, а без всего остального я как-нибудь обойдусь.

— Тогда пойдёмте смотреть комнату, — кинулась собирать свой товар молодуха. — Всё равно торговли сегодня уже не будет.

Насчёт комнаты я не шутил. Жить вместе с чудаковатым и через чур уж молчаливым соседом было невмоготу, что у него на уме совершенно не понятно. Тренировки опять же… Изгаляться у всех на виду не очень-то и хотелось, а найти укромное местечко в военном городке практически нереально. Пока шли до дома молодухи успели обзнакомиться — просила называть себя просто Алесей, без всяких там отчеств. Немного рассказала о себе. Дочь ватажника. В последние годы её отец ходил в Топь. Работал официально. Пристрастил к этому делу будущего зятя, который был старше Алеси на десять лет. Год назад ватага нарвалась стаю хищников в Топях. Отец с того похода не вернулся, а покалеченного и едва живого мужа успели дотащить. С тех пор он из дому не выходит, а Алеся выбивается из последних сил, чтобы прокормить семью.

Заодно узнал кто таков Никифор. Оказывается, он присматривал за всеми рынками в городе. Под его пристальным вниманием находились также магические лавки и торговцы всякого рода эликсирами и лечебными настойками. Несколько команд вышибал работали на него, контролируя рынок магического сырья в городе и облагая данью ватаги охотников.

Брусовой дом моей хозяйки выглядел основательно и солидно. Видно было, что строился он из расчёта на большую семью: капитальная веранда, пристроенная к дому, стены в три окна, высокая крыша. Небольшой сад во дворе, а за домом банька с пристроенным сараем, заросший бурьяном огородик. Неплохо жил, судя по всему, отец Алеси, раз сумел отгрохать такой домище, вот только сейчас выглядело всё это хозяйство заброшенным.

— Комнату предложить могу как в доме, так и на веранде. Она у нас тёплая. Можно поставить переносную печь, ежели пожелаете, — соловьём заливалась хозяйка. — В доме тоже есть свободная комната, так что уж сами определяйтесь, где вам лучше будет.

Заглянул в комнату на веранде — светло, чистенько, в наличие диван и небольшой столик с тремя стульями. А вот в доме мне сразу не понравилось. Во-первых, как только открылась дверь в нос ударил запах застоявшегося перегара. Во-вторых, косматое, заросшее до нельзя косматое существо в засаленной рубахе абсолютно не вызывало желания проходить дальше и осматривать дом.

— Ты кого это привела? — заплетающимся языком рыкнуло создание, хватаясь за пузатую бутыль на столе. — При живом-то муже хахаля в дом тащишь!

— Типун тебе на язык, Фёдор! Постоялец это наш. Ты бы шёл, приляг, пока мы комнату посмотрим.

— Смотрите, я вам не мешаю, — Фёдор вылил остатки самогона в стакан и запрокинул в горло. — Водки принесла?

— Пожалуй, я остановлюсь в комнате на веранде, — сделал я свой выбор и глянул на Фёдора: на правой руке не хватало двух пальцев, а левой ноги по самое колено…

Выйдя из дома на веранду Алеся, тяжело вздохнула.

— Фёдор-то, как только немного оклемался запил с горя. Сама-то я травница, этим и живу, да только много ли на тех травах и настойках заработаешь?

Сразу же сговорились о цене, выдал червонец авансом. Счастливая хозяйка пообещала занавесить окна, а то прямо как в аквариуме. Стась, её сын, бросился было за переносной печью (типа "буржуйка"), но я остановил — на дворе середина апреля и уже вполне тепло, а с утренней прохладой и так справлюсь, опыт имеется. С переездом затягивать не стал и в тот же день перебрался на новое место.

Надо сказать, что снимать жильё в городе офицерам вполне разрешалось. Необходимо было лишь сообщить непосредственному командиру адрес своего нового пребывания и на том собственно дело и заканчивалось. Многие офицеры пользовались этой возможностью улучшить свой быт, особенно отличились в этом плане семейные, правда за всё это удовольствие приходилось платить из собственного кармана.

Не успел я толком обустроиться на новом месте, как ранним утром ко мне примчался вестовой со срочным вызовом к начальству. Пришлось закругляться с разминкой и не позавтракав бежать к Мещерскому.

— Что же это вы, молодой человек, людям работать не даёте? — с укоризной в голосе встретил он меня на пороге своего кабинета.

— А в чём собственно дело? — не понял я.

— Да вот, жалоба на вас пришла, — в руках Аркадия Юрьевича появился листок бумаги. — Наш маг-целитель утверждает, что вчера вы воспрепятствовали осмотру рынка на предмет контрабанды из Топи.

Вот это оперативность! Быстро сработали!

— Позвольте поинтересоваться, а какое отношение наш маг-целитель имеет к контрабанде?

— Ну как же, это его прямая обязанность: выявлять, конфисковать и проверять всю магическую продукцию в округе. Вы уже надеюсь в курсе, что на свой страх и риск местные шастают по Топи. Благодаря им на рынке появляются ингредиенты различных животных, которые охотно скупают разного рода шарлатаны. Задача полкового мага-целителя проста — не допустить на рынок контрафактную продукцию из органов тварей из Топи. Все изъятые эликсиры и настойки проверяются в его лаборатории и в зависимости от результатов перерабатывается в сертифицированный продукт или утилизируется.

М-да… это же какой простор для деятельности! Одно списал, другое переработал, третье припрятал… А если к тому иметь каналы сбыта в столицах, то это просто золотое дно!

— Так как же насчёт жалобы? — напомнил о себе Мещерский, видя, что я задумался.

— Да не было там ничего такого, — развёл я руками. — Поинтересовался не сдаёт ли кто комнату, а рядом стоящий неодарённый вдруг отчего-то стал возмущаться.

— Ну не знаю, — как-то неуверенно продолжил Аркадий Юрьевич, — я вас предупредил, а дальше вы уж как знаете. Только не советую вам не переходить дорогу целителю — он весьма в хороших отношениях с командованием.

Интересная петрушка получается. Мещерский сам того не ведая выложил предполагаемую цепочку местного криминального сообщества. Маг-целитель кроме официальной продукции от официальных поисковиков в своей лаборатории перерабатывает "конфискат" от ватажников. Сбывает продукцию, скорей всего, капитан Чернов Антон Игоревич, а приглядывает за всей этой компанией кто-то из замов командира полка. Как-то не хочется приплетать в эту компанию самого полковника, уж больно дядька серьёзный и внушающий доверие. Непонятным остаётся только одно: на кого работает Никифор — на капитана или всё же мага-целителя?

В принципе, мне абсолютно до одного места, кто и чем здесь промышляет — главное, чтобы меня не цепляли. К глубокому сожалению, последние события показали, что моим мечтам уже не сбыться. Я умудрился влезть не в свои дела и теперь наверняка нахожусь под пристальным вниманием. Будем надеяться, что вслед за этим ничего существенного не произойдёт и я отделаюсь простым предупреждением.

По пути к моему новому месту обитания завернул в трактир и плотно позавтракал. Настроение заметно улучшилось. Во дворе дома я наткнулся на зарёванного Стася — через весь его лоб проступал кровавый рубец. На автомате активировал лечебное плетение, кровь тут же остановилась. Смыл кровь с его лица, благо бочка с дождевой водой стояла рядом.

— Что случилось? — поинтересовался я.

— Ба-тя косты-лём зае-хал, — всхлипывая объяснил Стась. — Он меня за само-гоном пос-лал. А кто мне без денег даст?

В этот момент с рынка примчалась Алеся и накинулась на сына, ощупывая его со всех сторон.

— Ты цел? Где больно? Ты упал? — наконец она увидела остатки рубца.

— Нет. Батя костылём…

— Господи, да когда же всё это кончится? — едва слышно прошептала Алеся, уткнувшись в сына.

Впрягаться в чужие семейные передряги я не собирался, а потому направился к себе на веранду. Чуть погодя услышал, как хлопнула дверь — Алеся с сыном зашли в дом. Буквально минуты через две-три послышался грохот и женский визг. Ну это уже совсем ни в какие ворота! Похоже Фёдор совсем слетел с катушек!

Без стука вхожу в дом. Алеся, прикрывая собой сына зажалась в углу кухни, а её муж, сидя за столом, швырял в них всё, что под руку попадётся.

— А вот и ухажёр объявился! — зло зыркнул он на меня, размахивая передо мной костылём.

Уклонившись от деревяшки, зарядил леща алкашу, тот слетел с табурета и грохнулся на пол. Алеся с сыном застыли в углу, не проронив и слова.

— Ты поднял руку на инвалида, — пришёл в себя Фёдор.

— Я ударил мразь, которая подняла руку на жену и ребёнка.

— Это ещё надо посмотреть от кого она его нагуляла! — стал подниматься забулдыга.

— Что ты такое несёшь! — не удержалась Алеся.

— Молчать, стерва! Тебе слова никто не давал! — Фёдор стал вновь "заводиться".

Кинул щуп и избавил его от излишка энергии. Мужик завалился за стол и обдав всех крепким перегаром, громко захрапел.

— Чей дом? — присел я на лавочку возле окна.

— Мой, — вышла из-за угла Алеся и присела напротив. — Батюшка, как чувствовал, перед последним походом переписал всё хозяйство на меня.

Утерев набежавшую слезу, непонятно откуда-то взявшимся платочком она продолжила.

— Хозяйство… раньше в доме был достаток и даже кое-что имелось в кубышке. Все деньги ушли на его лечение, — Алеся кивнула в сторону мужа. — А потом он запил… Почитай уже месяца три не просыхает. Раньше хоть перерывы делал, неделю-другую отходил…

— Родные, близкие у него имеются? — поинтересовался я.

— А как же! И мать с отцом ещё живы-здоровы, с дочерью и её мужем неподалёку на хуторе обитают, и старший брат в городе имеется. Вот только к нам он видно дорогу совсем позабыл.

— Значит на хуторе, говоришь…

— Ты, что? Собрался его к родителям отвезти? — быстро сообразила Алеся. — Даже и не смей об этом думать!

— Ты предпочитаешь быть насмерть забитой при очередном приступе этой твари? Если себя не жалко, то подумай хотя бы о сыне.

Алеся на несколько минут замолкла и внезапно всхлипнув прошептала:

— Что люди скажут?

— А не всё ли равно? Тебе кто-нибудь помог в трудную минуту? Так чего о них думать? Живи своей жизнью и пусть тебя не волнует мнение совершенно чужих людей!

Стась подошёл к матери с прижавшись к ней стал гладить её по голове.

— Я сейчас выйду, буду примерно через час. Ты к этому времени собери ему вещички, — кивнул я в сторону храпящего Фёдора.

Проблем с транспортом, как я и предполагал, не случилось. Заплатил в полковую кассу два с полтиной рубля и помимо запряжённой подводы обзавёлся ещё и конём — не буду же я всю дорогу трястись на колдобинах. Водителем кобылы вызвался быть Михась. Мы с ним не то, чтобы подружились, но после дележа трофеев ватажников отношение ко мне изменил в лучшую сторону.

К нашему приезду всё было уже готово. Стась перетащил на подводу вещички отца, а мы подхватили его самого и забросили на подстилку из сена, о которой заранее побеспокоился Михась. Соседи молчаливо наблюдали за "переселением", а Алеся во двор так и не вышла.

До хутора добирались чуть больше трёх часов. За всю дорогу Михась так и не поинтересовался: кого везём, куда? Такое "безразличие" надо будет поощрить. Фёдор стал приходить в себя уже ближе к хутору. За поворотом резко упёрлись в изгородь, за которой на широкой поляне виднелись какие-то деревянные строения.

— Тпру… — притормозил кобылку Михась. — Кажись приехали.

— Кого там нелёгкая принесла? — послышался недовольный голос из-за плетня.

— Открывай ворота! — соскочил я с коня. — Принимай родственника на постой!

— Шли бы от селя подобру-поздорову, — у ворот появился бородатый мужик с берданкой наперевес, а немного позади мелькнула баба с вилами в руках.

— Фёдор! Никак ты? — заголосила она, узрев родственничка.

— Он это, он! — подтвердил я. — Забирайте его да мы поехали.

— С чего бы это? — удивился мужик. — У него жена с сыном имеются, вот они пусть его и забирает.

— Ещё день-другой и не будет ни её, ни его. Чтобы у него совсем мозги от запоя не усохли, доктор прописал ему свежий воздух и здоровую пищу, так что поскорее забирайте и без лишних разговоров.

— А с чего его кормить? — почесал заросшую репу мужик. — Работник из него никакой.

Сестра Фёдора тем временем была уже у подводы, заботливо поглаживая брата по плечу и как бы ненароком прощупывала узел с вещичками. Вся эта мутатень мне уже порядком надоела, и я чтобы ускорить процесс достал из кармана червонец.

— Думаю, этого хватит, — сунул деньги бородачу.

— Не маловато будет, господин хороший?

— До конца лета хватит! И не думай через неделю его привезти назад, — я зажёг над собой "Светляк". — Спалю заживо!

После моего предупреждения дело сразу же пошло на лад и спустя несколько минут мы отправились в обратную дорогу. До города добрались уже в сумерках. Михась с моим конём, подводой и тремя рублями в кармане направился в расположение полка, а я прямым ходом к себе на веранду. У дверей обнаружил кринку с молоком и нехитрую снедь в чугунке от хозяйки. Заходить и благодарить в дом не стал — время было уже позднее.

Встав рано утром, направился в сад немного размяться. Спустя какое-то время заметил, что за мной внимательно наблюдает сосед — солидный дядька с длинными усами, возрастом лет пятидесяти.

— Не тяжело с самого утра шашкой махать, да ножички кидать, вашбродь? — первым заговорил он.

— В самый раз, — вопросительно глянул на него.

— Панас Силантьевич, — представился он.

— Новик Илья Алексеевич, — не остался я в долгу.

— Н-да… а хозяина, стало быть, к родственникам отправили? — осторожно продолжил он.

— Да, доктор прописал побольше находиться на свежем воздухе.

— А здесь он не слишком чистый выходит?

— Здесь люди слишком сердечные, по доброте душевной не дают выйти из запоя.

— Да, сердешных хватает, — хмыкнул сосед. — Так может этот доктор взял бы и вылечил его, а мы чем помогли?

— Что в том толку? Доктор лечит тело, а не душу.

Панас Силантьевич шумно вздохнул и кивнул головой, как бы соглашаясь. В этот момент мимо нас промчалась Алеся, очевидно спеша на рынок.

— Я к чему веду разговор — дом-то совсем остался без присмотра. Баба она-то больше по хозяйству, а кому плетень поправить, за банькой да дровником приглядеть? К тому же, куда приятнее глазу, когда вокруг порядок и чистота.

— Как в городе с работой? — начал догадываться к чему завёл этот разговор сосед.

— Плохо, совсем плохо… А с моей болячкой и вовсе не найти, — покосился на свою спину дядька Панас. — Иной раз так вступит, что и вздохнуть мочи нету. А вот с такой работой справлюсь.

— И сколько возьмёшь за то, чтобы всё здесь поправить?

— Рублей двадцать пять работа выйдет.

Ничего себе цены! Я хоть человек не бедный, но в последнее время дебит с кредитом хронически не сходится и это несколько напрягает.

— Червонец и я помогу со спиной.

— Вашбродь, да там только материала не меньше, чем на пятнадцать рублёв выйдет, — затараторил сосед, не совсем поняв, что я ему предложил. — Погоди, погоди, что про спину-то сказали?

Спустя пару минут мы оказались в соседской баньке, где дядька Панас разлёгся на полке. Осмотрев его, обнаружил проблему немощи Панаса Силантьевича — застарелый радикулит хронической формы. Напитав позвоночник энергией Жизни, активизировал лечебное плетение. Сосед крякнул от неожиданности и тут же подскочил, прислушиваясь к себе. Через несколько мгновений на его лице появилась довольная улыбка. В общем, сторговались за червонец.

Глава 13

На старости лет обнаруживаешь, что месть — всё-таки самый надёжный вид правосудия

(Анри Бек)

Ближе к обеду появилась чем-то явно недовольная Алеся. Плюхнувшись на завалинку, она не сразу заметила чинившего её плетень соседа.

— Что здесь происходит?

— Да вот, Панас Силантьевич утверждает, что, когда вокруг порядок, живётся лучше, да и глазу куда приятнее, — выглянул я в открытое окно веранды.

— У меня на ваш порядок денег сейчас точно не найдётся, да и в ближайшем будущем не предвидится, — помрачнела Алеся и внезапно всхлипнула.

— Что, опять приходили? — послышался голос соседа из-за плетня.

— Весь товар забрали. Теперь в лес идти надо, а на кого я Стася оставлю?

— Если не секрет, сколько в месяц выходило с торговли? — поинтересовался я.

— Да какой тут секрет — рублей шесть-восемь выходило, да ещё рубля два-три с соседей имела, ежели, что надо было срочно.

— Так может, ну её такую торговлю? Всё одно, с моего постоя больше выходит.

— Так-то оно так, а ежели съедите, чем жить буду?

— Найдёшь другого постояльца, а съезжать до конца лета я точно не планирую.

Немного успокоившись Алеся, зашла в дом, а я решил немного пройтись по городу и взглянуть на реку Пина. Сам городок не казался совсем уж маленьким, одного население под сорок тысяч. Самое примечательное, что кроме местных в городе хватало и поляков и, что совсем уж стало неожиданным — евреев. В остальном он мало чем уступал любому другому населённому пункту средней полосы Российской империи. Пина по дуге огибала город и вливалась в более полноводную Припять.

Неприятности Алеси, к сожалению, заканчиваться не собирались. Уже вечером, в сумерках в окно дома постучали. Хозяйка выскочила во двор, а вслед за ней и я — люди добрые по ночам в гости не ходят… С нежданными гостями я угадал, во дворе виднелась знакомая троица: два амбала и невзрачный вышибала.

— Тебе ещё днём было сказано вечером подойти к "Грегоровичу"! Никифор ждать не любит! — угрожающе зашипел он.

— Никуда я пойду! — отрубила Алеся.

— Шли бы в дом, господин маг, — обернулся ко мне вышибала. — У нас важный разговор, а вы нам мешаете или вам мало неприятностей?

А вот это он зря! Не стоит столь откровенно хамить одарённому! Над моей головой возникло сразу три "Светляка" и они тут же устремились к незваным гостям, застыв буквально в десятке сантиметров перед головой каждого. Если "Светляки" сейчас рванут, то даже закрыв глаза их не уберечь — пострадавшим грозит длительное и дорогостоящее лечение. Вышибала это понял и в примиряющем жесте вытянул руки перед собой.

— Понял! Мы уходим.

Напоследок я навесил на каждого по магическому маячку, так, на всякий случай. Как только "гости" скрылись в темноте, Алеся всхлипнула:

— Никифор, просто так не отступит, а у вас теперь точно будут неприятности.

— Он такой всесильный?

— Насчёт этого ничего не скажу, но в друзьях у него вся знать города ходит.

М-да… кажется действительно вляпался по самое не хочу… Что же делать? Алеся уже давно зашла в дом, а я всё стоял у плетня.

То, что троица побежала "ябедничать" сомнений не вызывало и Никифор вскоре будет в курсе произошедшего. Нейтрализация вышибалы ничего уже не изменит, он всего лишь мелкая сошка на побегушках у хозяина. Чтобы обезопасить себя и Алесю надо валить Никифора, а потом уже вышибалу и именно в этой последовательности. Думается, Никифор не будет трындеть на каждом углу об очередной своей прихоти и об очередном его увлечении знает лишь эта троица, хотя амбалов можно в расчёт не брать — с мозгами у них явная напряжёнка. А то, что об этом судачат почти все торговки на привозе, так это работа у них такая — дай только повод! Чужие сплетни к делу не пришьёшь.

Быстро оделся по гражданке и направился взглянуть на ресторан Грегоровича, куда так активно зазывали Алесю. Ещё на подходе услышал многоголосый шум, а подойдя ближе увидел безвкусно оформленную (на мой вкус) иллюминацию, обрамляющую ресторан. Внутри его было столь же сверкающе ляписто. В общем зале гремело всеобщее веселье, а по кабинетам шустро сновали официанты и девицы с низкой социальной ответственностью. Весь второй этаж занимал Никифор и его компания, с балюстрады поглядывающая вниз.

Подобраться к Никифору было достаточно сложно: на двух боковых лестницах околачивалось по три охранника, а среди его компании отчётливо выделялись два одарённых уровнем не ниже РАТНИКА. Плюс к тому масса любопытных, которые то и дело пытались проявить своё почтение "сильным мира сего". Предпринимать что-либо здесь полная бессмыслица, да и слишком уж опасно. Недолго думая, направился к дому Никифора, благо его местонахождение не являлось для местных каким-то уж особым секретом и за медный пятак меня быстро просветили как быстро до него добраться.

Основательное каменное двухэтажное здание больше напоминало крепость, чем частную жилую постройку. Столь же солидно выглядела ограда, состоящая из длинных, трёхметровых железных пик и внушительных каменных тумб. В ограждение было вплетено несколько контуров магической охранной системы и преодолеть её по-быстрому навряд ли у кого получится. Остаются только соседи и я уже сейчас вижу, что кроны некоторых деревьев с их стороны распростёрлись над некоторыми хозяйственными постройками во владениях Никифора. Без проблем преодолев охрану соседей, которая и близко не стояла с той, что я уже видел, и взобравшись на одно из таких деревьев и стал осматривать дом.

Надо сказать, Никофор на своей безопасности точно не экономил. Пробраться в дом было столь же проблематично, как и добраться до него в ресторане. Как вариант можно было воспользоваться всеобщей неразберихой при его появлении. Наверняка он будет навеселе и далеко не один. Само собой, охранный контур в этом случае или отключат на время, или на его "вопли" просто никто не будет обращать внимания. Допустим мне удастся сыграть роль одного из дружеской компании и попасть в дом. Что ждёт меня дальше?

Как я полагаю, ничего хорошего… За общий стол я не сяду по объективным причинам, а праздно шататься по дому мне не позволит охрана. Как вариант можно попытаться где-нибудь спрятаться, но не зная планировки дома это довольно проблематично, да и на отходе, шанс столкнуться с поднятой по тревоге охраной почти стопроцентный. Надо срочно придумать что-нибудь не столь рискованное!

Ещё раз внимательно оглядел территорию владений Никифора. На этот раз взгляд зацепился за хозяйственные постройки, особенно меня заинтересовал гараж. Чем, в принципе, не вариант? Торопиться всё же не стоит и лучше дождаться хозяина.

Как я и предполагал, Никифор заявился с шумной компанией. Около двух часов ночи к воротам подъехало два мобиля. За рулём первой сидел сам хозяин в окружении девиц лёгкого поведения, а вторая была сплошь забита охранниками. Кое как выбравшись из машины компания гурьбой направилась в дом.

Как выясняется, Никифор не прочь и сам порулить, можно сыграть на этом. Когда во дворе стихло, осторожно спрыгнул с ветки, на которой примостился и стараясь не отсвечивать стал пробираться к гаражу. Ворота оказались закрыты, пришлось отжимать фрамугу окна, благо та особо не сопротивлялась. Если во дворе ещё хоть что-то было видно, то в гараже, что называется, хоть глаз коли. Слабо помогала даже моя способность видеть в темноте, но, как бы то ни было, я всё же определился с машиной Никифора.

Достал из пространственного кармана по паре мин и термических шашек. Это богатство досталось мне от поверженных ватажников. Буквально минут через десять под водительским и пассажирским сиденьем были установлены "гостинцы". Если Никифор с утра или когда он там проснётся, не сядет за руль, то наверняка примостится рядом, что абсолютно не убережёт его — мина достаточно мощная, а термитная шашка с лёгкостью испепелит всё в радиусе пары метров. Для пущей надёжности ту же процедуру повторил и со вторым автомобилем. Пассивный взрыватель мины был настроен на срабатывание приближающейся ауры.

Уже возвращаясь к себе, внезапно вспомнил о вышибале. Тот точно знает об интересе Никифора к Алесе и в случае его гибели может запросто сопоставить факты. Доказать он, конечно, ничего толком не докажет, но и лишние слухи мне совсем ни к чему. Пришлось немного побегать по городу пока не отыскался маячок, что я навесил на вышибалу несколько часов назад.

Обитала столь неприметная личность в таком же сером и ничем не приметном трёхэтажном жилом здании. Мне повезло — "клиент" отыскался на первом этаже. Захожу в пошарпанный подъезд, на лестничной площадке всего две двери, мне нужна та, что справа. Решительно кручу ручку дверного звонка. К моему удивлению, почти сразу из-за двери послышался приглушённый знакомый голос:

— Кого черти носят по ночам?

— Срочная телеграмма! — басом рыкнул я.

Да, дорогостоящие связные артефакты в этом мире доступны лишь магам и очень состоятельным гражданам, а в помощь простому обывателю — обыкновенный телеграф.

— Минуточку!

До моего слуха донеслось клацание открываемых замков. А дяденька оказывается тот ещё параноик! Левой рукой дёргаю на себя едва приоткрывшуюся дверь, а правой хватаю за халат — рывок на себя и голова вышибалы с хрустом прилаживается о косяк. Пара мгновений и я уже в квартире. Осматриваюсь, в доме никого больше не наблюдаю, а сам хозяин всё ещё в отключке у порога. Неплохо устроился гад: плотно обставленный зал, спальня, рабочий кабинет — ширпотреб с претензией на аристократический вкус или что-то около того. А вот и причина почему хозяину не спалось — на кухне обнаружилась початая бутылка водки со скромной закуской на столе. Видать грехи не дают бедолаге спокойно расслабиться.

Насчёт грехов я не ошибся. На рабочем столе в кабинете обнаружился открытый "гроссбух", в котором его хозяин отмечал все свои деяния. Весь не читал, но пары последних страниц хватило с лихвой: здесь и поборы, вымогательство, шантаж, как по указке Никифора, так и на собственный карман. Больше всего поразило то, что вся эта компания не брезговала заниматься работорговлей. Вышибала отыскивал молоденьких, симпатичных торговок, вгонял их в долги, а Никифор сдавал их в бордели. Понятное дело, что о таком бизнесе местным было знать ни к чему, потому девиц продавали подальше отсюда. А чтобы народ сильно не шумел кормили их байками, что девицы сами подались за длинной деньгой, незнамо куда.

Была мысль оставить в живых эту мразь — стереть память на сутки-другие и довольствоваться этим, но теперь в живых его точно нельзя оставлять! В полицию не сдашь, наверняка у Никифора там свои люди имеются, а оставлять в живых такую квалифицированную сволочь смысла точно нет. Притащил его тушку в кабинет и открыл сейф, без контакта с аурой хозяина тот совершенно не желал открываться. Ничего особо ценного не обнаружил: шкатулка с дешёвыми цацками, небольшая коробочка парой-другой драгоценностями, портмоне с парой сотней мелочью и двумя-тремя сотнями бумажными ассигнациями разного достоинства, какие-то долговые обязательства и прочие непонятные мне бумаги. В отдельном боксе отыскался пистолет Браунинга М1910 под 7.65-мм патрон в эксклюзивном исполнении и несколькими пачками патронов к нему. Интересно, у кого отжали это явно сделанное на заказ оружие? Всё, кроме бумаг, отправилось в пространственный карман. Взамен в сейфе появилась термитная шашка. Вот будет радости, когда его вскроют!

Перед уходом по полной воспользовался артефактом стирания памяти. Решил всё же не брать лишний грех на душу, да и невыгодно это мне сейчас — полиция может связать гибель Никифора (пока ещё живого) и его человека. Особо не блещущие умом подельники вышибалы могут показать на меня, а так — перепил бедняга, приложился с устатку о косяк и умом тронулся… В жизни и не такое бывает.

Когда добрался до дома начало светать. Засыпал едва ли не на ходу, но с отдыхом придётся повременить — подавать повод для лишних пересудов не стоит. Каждое утро у меня начинается с лёгкой разминки, вот и сейчас не стоит её откладывать. Переоделся и собрав волю в кулак пошёл заниматься в сад. Через час закончил и под зорким взглядом соседей побрёл к себе. Быстрый завтрак и, наконец, добираюсь до своего диванчика…

Выспаться мне так и не удалось. Пару часов спустя примчался вестовой со срочным приказом явиться в часть. Видать случилось уж что-то совсем нехорошее — мало того, что вестовой на коне, так ещё и для меня лошадку пригнал. Уже находясь в расположении части услышал, как в городе что-то бабахнуло и в северо-западной его части в небо поднялся густой столб чёрного дыма…

Полк был поднят по тревоге, правда взрыв в городе не имел к этому никакого отношения. У штаба меня перехватил Мещерский.

— Вовремя! — обрадовался он. — По всему южному берегу Припяти массовое нашествие зверья. Вы, Илья Алексеевич, переходите под командование нашего мага-боевика и отправляетесь с отрядом поддержки вниз по реке к четвёртому форту. Поторопитесь получить снаряжение. Через 40 минут вы должны быть на борту речного монитора "Варшава".

Про массовые нашествия внутри Топи я уже знал и связаны они были в основном с сезонными миграциями магических тварей: осенью они устремлялись на юг, а весной наоборот. Мигрировали далеко не все, но те, кто собирался в стада и стаи, а потом пускался в путь, создавали видимость какого-то нереального нашествия. В принципе, магическое зверьё недолюбливает открытых водных пространств и к рекам без особой надобности старается не подходить, но во время гона буквально теряет голову и не обращая особого внимания на речных монстров, всеми силами пытаясь преодолеть водные преграды.

Особенностью обороны фортов является запрет на применение деструкторов на внутри Топи. На границе — пожалуйста и даже необходимо, а внутри никак нельзя! В чём конкретно заключается опасность я так и не понял, но в "талмудах", что изучали в корпусе, упоминалось о реальной возможности образования блуждающих порталов, что крайне опасно и чрезвычайно нежелательно. В отсутствии защитного контура образуемым деструктором обороняться фортам приходилось по старинке: по большей части стрелковым оружием, лёгкой артиллерией и организацией инженерных заграждений.

Река Припять судоходна и довольно активно используется для перевозки грузов. Ночью по ней стараются не ходить, а днём она сравнительно безопасна: магическое зверьё к воде не подходит, а чтобы познакомиться с речными тварями необходимо как минимум сигануть за борт, но таких идиотов стараются на борт не брать. В местах ночных остановок на реке организованы форты, которые и обеспечивают свободный проход кораблей. Кроме того, через те же форты частенько ходят охотники, значительно экономя по времени, если их целью являются центральные районы Топи, где добыча гораздо богаче.

У интендантов вышла небольшая заминка — операция-то намечается боевая и кроме положенного в таких случаях снаряжения необходимо получить оружие. Выбор был невелик: трёхлинейка Мосина и автоматическая винтовка Фёдорова. Выбрал последнюю, но пришлось немного задержаться пока доставят усиленный боекомплект, оказалось, что патроны калибра 6,5 мм хранятся на другом складе. В общем, на монитор я едва успел.

Моим командиром оказался прошлогодний выпускник столичного Магического корпуса. Интересно, за какие грехи его сюда упекли или всё же наоборот — дали шанс неплохо подняться? Прапорщик с явным пренебрежением принял выданный Мещерским приказ о моём назначении и так не сказав ни слова исчез в направлении боевой рубки корабля. Ну да, куда там — рылом не вышли рядом с дипломированным боевым магом стоять! Судя по петличкам, прапорщик является адептом стихии Огня. Между тем, мой груз, подхваченный одним из матросов, исчез где-то в глубинах трюма, а меня самого разместили в тесном кубрике с категорической просьбой не шляться по палубе, пока не дойдём до места.

Первые два часа прошли довольно спокойно, а потом внезапно заухали корабельные трёхдюймовки и с приближением к форту стрельба только усиливалась. Спустя ещё два с половиной часа была объявлена высадка. Поднявшись на верхнюю палубу едва не оглох и не ослеп — сумеречное небо прошивали вспышки трёх орудий и многочисленных пулемётов. По ком вёлся огонь мне было не видно, но наверняка комендоры не просто так палили в темноту. По сходням быстро переправился на не внушающий доверия причал и припустил за бойцами отряда поддержки. В форте меня уже ждали и сразу препроводили в каземат, где находился основной запас магических артефактов.

— Необходимо срочно зарядить все имеющиеся в наличии боевые артефакты, — приказал мне подошедший поручик. — Если зверьё ближайшие три-четыре часа не успокоится, то боюсь останемся совсем без магической поддержки. Один маг-боевик со всеми не справится, так что вся надежда на вас, господин младший унтер-офицер.

М-да… судя по количеству разряженных артефактов здесь была настоящая бойня. Ещё по пути в каземат заметил, что в радиусе полутора вёрст вокруг форта тлели одни головешки — это всё, что осталось от леса ранее почти примыкавшего к стенам форта. Ночь выдалась бессонной — работал на износ. Здорово помог выданный мне накопитель. Вырубило уже под самое утро, так и заснул за рабочем столом. Разбудил меня всё тот же поручик, заскочивший за артефактами.

— Вот теперь точно не пропадём! — осмотрел он результаты моего труда.

— Как там? — поинтересовался я, потирая виски внезапно разболевшейся головы.

— Вроде бы понемногу стихает, — не совсем уверенно ответил поручик, внимательно наблюдая за парой бойцов, раскладывающих артефакты в переносные боксы. — Прапорщик ночью показал всю свою силу. Несколько волн зверья он сжёг особо не напрягаясь, а под утро силы были уже не те, пришлось и нам немного поработать. Сейчас, пока затишье, он отдыхает и вам бы стоило немного передохнуть. На сколько затянется эта передышка непонятно, так что силы стоит поберечь.

— И часто у вас такое?

— Не особо. В следующий раз у нас будет почти спокойно, а вот уже кому-то другому форту точно не повезёт.

Вместе с прапорщиком и его бойцами вышел из каземата. Объяснили, где можно привести себя в порядок и заодно, как пройти в столовую. Кое-как справившись с завтраком, решил вернуться в каземат, там в одном закутке я заприметил оборудованную лежанку — это именно то, что мне сейчас необходимо. Уснул практически мгновенно.

Проснулся от непонятного шума. Практически напротив меня стала осыпаться кирпичная кладка стены каземата. Не успел я толком продрать глаза, как стена рухнула и в образовавшемся проёме показалось нечто омерзительное, напоминающее то ли змею-переростка, то ли червя-мутанта. На миг замерев оно как бы осмотрелось и ринулось на меня. От неожиданности я немного затупил и едва успел увернуться. Червь-мутант на миг застыл и вновь безошибочно определив, где нахожусь раскрыл пасть, обнажая насколько рядов острозаточенных треугольных зубов. Ещё миг и из пролома появилось основная часть твари. И это точно не змея, а стопроцентный мутант дождевого червя!

Выхватываю из кобуры "Люгер" и расстреливаю всю обойму — абсолютно никакой реакции! Ни одна пуля так и не пробила шкуру червя. Нырнул в мастерскую и схватил первый попавшийся в руку боевой артефакт. Оборачиваюсь и едва успеваю его активировать — тварь была уже рядом! Два файербола припечатали червя, обдав меня смрадом палёной плоти и непонятной копотью. Когда рассеялся дым я с удивлением обнаружил, что тварь жива и более того, особого вреда файерболы ей не причинили, за исключением опалённой пасти. Похоже магия на эту тварь особо и не действует!

Почти мгновенно перезаряжаю "Люгер" и всаживаю обойму в подпаленную пасть. Червь тут же отреагировал, угрожающе приближаясь ко мне и раскрыв пасть. Вновь активизирую артефакт и пара файерболов устремляются в раскрытое зево. На этот раз громыхнуло так, что с потолка и стен каземата посыпались кирпичи. Голову твари или что там было вместо неё разорвало на мелкие части. Меня осыпало кровавым крошевом и ошмётками непонятно чего.

За спиной послышался топот подкованных сапог — пятеро бойцов во главе со знакомым поручиком спешили на помощь.

— С почином вас, господин маг! — удовлетворённо кивнул он, закидывая винтовку за плечо. — Это надо же в одного завалить дождевика! Магия его почти не берёт, и чтобы изничтожить эту тварь как минимум необходима пара гранат и отделение солдат.

— Не знал об этом, — съехидничал я, обернувшись к подошедшей подмоге.

Поручика отчего-то передёрнуло, а пара бойцов откровенно шарахнулась в сторону.

— Вы бы шли, умылись, ваше благородие. Уж больно жутко выглядите.

М-да… не дело защитников форта своим видом пугать, хотя наверняка здесь все уже давно пуганные. На верху, тем временем, шла своя битва: трещали сухие выстрелы из винтовок, частой дробью отзывались станковые и ручные пулемёты, маг-боевик расшвыривал во все стороны огненные смерчи, со стороны реки доносилась канонада артиллерийских орудий. Рядом с казематом обнаружилось несколько бочек с водой, к ним я и направился. Пока чистился и обмывался стрельба заметно приутихла.

— Что-то на этот раз они быстро выдохлись, — выскочил из подземелья боец. — Видать дело идёт к концу.

Залихватски свистнув, он махнул кому-то рукой и через минуту рядом стояло отделение солдат. Похоже поручик решил вытащить червя на свет божий. В принципе решение верное — подкоп необходимо проверить и замуровать.

Глава 14

Истинное мужество немногоречиво: ему так мало стоит показать себя, что самое геройство оно считает за долг, не за подвиг

(А.А.Бестужев-Марлинский)

Немного приведя себя в порядок (бытовая магия тому в помощь), направился в столовую. Уже на подходе к ней пересёкся с парой бойцов, нёсших на носилках раненого.

— Куда вы его? — поинтересовался я.

— В казарму, медчасть у нас там.

Быстро осмотрел раненого. Не повезло парню — множественное ранение в районе ключицы и правого лёгкого. Как он умудрился попасть под осколки корабельной артиллерии не понимаю. Если ему не оказать срочную помощь долго не протянет. Разворачиваюсь и направляюсь вслед за бойцами. Раненых в медчасти оказалось не так уж и много — всего семеро, вот только все они оказались тяжёлыми.

— Легкораненые здесь особо не задерживаются, — приступил к осмотру бойца уставший фельдшер. — Благо антидотов и свитков малого исцеления в достатке. А вот с тяжёлыми просто беда! Вот что мне прикажите делать с ним? Ладно, с теми осколками, что засели в костях и мясе справиться можно — вырезать и заштопать. А что делать с теми, у кого пробито лёгкое или какой другой внутренний орган? Свитки в этом случае точно не помогут — здесь маг-целитель нужен или хирург!

Фельдшер, дядька уже в годах, с сожалением посмотрел на совсем ещё молоденького раненого бойца.

— У меня таких ещё парочка. К обеду должна подойти канонерка и забрать всех раненых, но уж сильно я сомневаюсь, что этих довезут…

Вид истекающего кровью парня не оставлял сомнений.

— Дай попробую, — отодвинул я фельдшера.

Напитал раны энергией Жизни и активировал "Среднее лечебное плетение". Через несколько мгновений из ран показались осколки, мне осталось только подцепить их пинцетом и вытащить. Фельдшер тут же обработал раны каким-то эликсиром и сделал повязки.

— Вот это я понимаю! — удовлетворённо хмыкнул он. — День-другой и побежит как миленький!

Посмотрев на отдельно лежащих тяжёлых, он тяжело вздохнул, неуверенно предложил:

— Может ещё кого посмотрите, ваше благородие?

Рискованная затея, очень рискованная. Как потом оправдываться? По документам моего внутреннего запаса на активацию такого лечебного плетения однозначно не должно хватать. Накопитель позволяет провести такую активизацию, но его характеристики должны превосходить все армейские образцы. Спрашивается, каким образом у мальца без роду и племени появились дорогущие накопители. Ладно, потом как-нибудь отбрешусь, сейчас это не главное.

— Под стрекалу попал, — фельдшер на каталке подвёз следующего раненого. — Вчера, перед самым вашим приходом, форт накрыл рой стрекал. Несколько гадов как-то умудрилось пробраться сквозь защитный купол.

Перед глазами возник образ стрекозы размером с руку и ядовитым жалом на длинном хвосте. Яд у стрекал особенный, если в течении часа не принять антидот, то смерть гарантирована, но это далеко не главные последствия укуса. В течении суток необходимо удалить жало, оставленное в ране. В противном случае пострадавший сначала превращается в инвалида, не способного пошевелить даже пальцем, а в дальнейшем его ожидает медленное угасание до состояния полного дауна.

Использую уже отработанную технику и уже через десяток секунд подцепляю пинцетом едва видимое жало. Фельдшер с надеждой смотрит на следующего раненого.

— Нет, не получится, — не даю сбыться его мечтам. — Я выжат насухо. Запасов абсолютно никаких, а использовать стационарный накопитель не по назначению не имею права.

— Понимаю, — кивнул тот, — у самого такой же лечебный артефакт имеется, но использовать его могу только по прямому приказу командира форта.

Перед уходом всё же взглянул на третьего: ноги в лубках, по всему телу рваные раны.

— На пристань по берегу прорвалось несколько хряков. Парнишка в охранении значился. Не успел добежать до укрытия, вот они его своими клыками и подрали. Хорошо ещё, что отбили его сразу не дали разорвать на части. Держится на лечебных свитках, каждый час активирую. Как долго продержится даже не представляю.

Взглянул на раненого внимательнее: многочисленные переломы костей ног (но там под лубками вроде бы всё уже не плохо), гораздо хуже выглядели рваные раны, оставленные клыками хряков. Заливаю их энергией и активирую плетение "Малого исцеления".

— Часов восемь он ещё продержится, — выдал я свой вердикт.

— Будем надеяться, что этого ему хватит, — с явным облегчением выдохнул фельдшер и взглянув на меня продолжил. — Первых двух я обязан оформить официально, любой маг-целитель заметит применение лечебных плетений среднего уровня. Для последнего, как я понял, таких документов не требуется.

Мне ничего не оставалось как согласно кивнуть в ответ. Больше меня здесь ничего не держало и я собрался всё добраться до столовой. На этот раз народу там было — не протолкнуться. Хорошо ещё в офицерском зале присутствовали свободные места. Все спешили воспользоваться образовавшейся передышкой.

После обеда меня перехватили:

— Ваше благородие! Вас срочно просят в штаб форта, — навис надо мной здоровенный детина.

Похоже настало время познакомиться с командованием поближе. В тесном кабинете набилось пять человек: поручик — командир форта, три подпоручика — его замы и прапорщик, в лице моего непосредственного начальства.

— Проходите, старший унтер-офицер, — без предисловий начал поручик. — Пожалуй можно начинать.

Обведя всех суровым взглядом, заставив всех примолкнуть, он продолжил:

— Господа! Благодаря всеобщим усилиям, в сложнейших боевых условиях, нам удалось отстоять форт. По всему, пик нашествия пройден и со дня на день обстановка нормализуется. Неоценимую помощь оказали моряки, к сожалению, их представитель отсутствует в связи с прибытием канонерки, но тем не менее факт их участия в отражении нашествия тварей будет высоко оценён в предстоящем итоговом рапорте. Хочу также поблагодарить наших магов, без помощи которых отстоять форт удалось бы с гораздо большими потерями. Заодно извиняюсь, за то, что не нашлось времени лично вас поприветствовать по прибытии. Сами понимаете, момент был довольно напряжённый… Я рад, что вы самостоятельно включились в работу и приложили все силы для обороны форта. Несомненно, этот факт также будет отмечен в рапорте.

Поручик немного перевёл дух, глотнув чего-то из стоящего на столе стакана продолжил:

— А сейчас, господа, переходим к текущим делам…

По сути меня пригласили для оглашения будущий преференций и настроить тем самым на дальнейшие боевые подвиги. Спустя час я снова оказался в каземате и занялся своим обычным делом — зарядкой артефактов. К этому времени дождевика уже вытащили и сгрузили на канонерку. Говорят, в нём дюже ценные железы, весьма востребованные магами-целителями. В этот день на форт накатила ещё одна волна тварей, но на этот раз их активность не шла ни в какое сравнение с предыдущими нашествиями, и их атака была с относительной лёгкостью отбита.

Отсыпался решил в казарме, в выделенном мне в единоличное пользование двухместном спальном помещении. Можно было остаться и в каземате, но там замуровывали лаз и шум стоял невообразимый. Выспаться мне снова не удалось.

— Ваше благородие! — кто-то ломился в дверь. — Вас срочно требует к себе господин прапорщик!

Моё непосредственное начальство уже давно было на ногах и дожидалось меня в каземате. Дыру в стене заделали и кроме нас здесь никого не было.

— Проходи к столу, унтер, — в весьма вольной форме заговорил маг-боевик. — Есть разговор.

— А до подъёма он не мог подождать? — проявил я недовольство.

— Не мог. Дело весьма срочное.

Дождавшись пока я усядусь за стол он разлил по кружкам крепкого ароматного чая, продолжил:

— Ночью пришёл гонец от команды охотников. Они уже два дня отсиживаются неподалёку, подойти к нам не было никакой возможности.

— Так в чём же дело? — не удержался я. — Ситуация сейчас вроде бы вполне подходящая — руки в ноги и вперёд!

— Так бы и сделали, только из их пятёрки всего трое на ногах, а остальные тяжёлые — на обратном пути "повезло" нарваться на зверьё, едва ноги унесли.

— И к чему весь этот разговор? — начал я догадываться.

— Надо сходить туда и "поднять" раненых. Я читал отчёт фельдшера и знаю, что с этой задачей тебе справиться вполне по силам.

— Вы что с ума все посходили?! — вырвалось у меня. — Всем известно, что всякому одарённому находиться в Топи смертельно опасно — я же как новогодняя лампочка буду там сверкать!

— Ты много на себя не бери, — скривился прапорщик. — Это боевому магу там опасно быть, а тебе с своей блеклой аурой и едва видимым источником почти ничего не грозит.

— Согласно Боевому уставу любой одарённый может быть отправлен в Топь только с личного добровольно согласия, — попробовал я зайти с другой стороны.

Не горел я желанием идти в Топь. Зверьё там сейчас явно не в себе и любое магическое возмущения для них как красная тряпка для быка, и что бы там сейчас не говорил прапорщик, моя засветка по любому их заинтересует.

— Вот сейчас ты и подтвердишь своё согласие или не заинтересован в благоприятном отзыве по окончании стажировки?

Вот гад, бьёт по больному! С чего это он так вцепился в охотников? Я так понимаю, если рядом нет командира форта, то весь этот разговор личная инициатива прапорщика. И в чём его интерес?

— А не проще будет выслать отделение бойцов и по-быстрому эвакуировать раненых? — закинул я удочку.

— Могут не успеть донести раненых.

И откуда вдруг взялось такое человеколюбие у мага-боевика к неодарённым? Он же их даже за людей не считает.

— Твоя задача активировать лечебное плетение на месте и с максимально возможной скоростью вернуться в форт, — продолжил прапорщик. — Зверьё наверняка не успеет отреагировать и догнать вас.

Ну да, здесь-то оно хорошо рассуждается, только в Топи всё по-иному. Если бы зверьё было таким тормознутым, как утверждает этот мечтатель, то по этим землям шатались все кому не попадя, а пока всё наоборот — это зверьё рвётся оттуда и из десятка профессиональных охотников за год выживает всего лишь четверо.

— Стоит цепляться за этих раненых? Или у вас напряжёнка с охотниками? — сделал я последнюю попытку.

— Среди раненых проводник, — прапорщику явно надоело со мной препираться, и он даже не пытался скрыть своё раздражение. — Только он знает дорогу в центр Топи.

Наконец-то! Похоже охотникам попалось что-то весьма ценное в и этот рейд в тот район уже не первый. Остаётся только узнать, ради чего всех гонят на убой? В том, что на убой — сомнений не осталось. Пусть бойцы форта уже не раз сражались с магическим зверьём, но их навыки не идут ни в какое сравнение с опытом охотников. Я и не верю, что из похода вернутся все — было бы здорово, чтобы вернулась хотя бы половина! Про себя уже молчу — меня списали или почти списали. Прапорщик до сих пор нервно сжимает в руке связной артефакт, а это значит, что принятое им решение согласовано как минимум с командиром подразделения магической поддержки полка.

— В общем, слушай приказ! — встал прапорщик. — Через 30 минут выйти вместе с группой сопровождения в Топь с целью эвакуации раненых охотников. К исполнению приказа приступить немедленно! Разрешаю воспользоваться стационарным накопителем для восполнения собственного резерва.

Зря он так. В таком деле не имеет он права мне приказывать, здесь и командир полка ему не в помощь. Судя по всему, прапорщик даже не листал моего личного дела, чтобы так откровенно подставиться. Хотя, по большому счёту, действительно, чего такого можно ожидать от первокурсника? Теперь мне необходимо приложить все усилия, чтобы вернуться из Топи живым.

Отряд из 12 бойцов, меня и проводника выдвинулся в район болот немного загибая влево от конечной точки нашего рейда. Как только форт скрылся из видимости актировал свои защитные артефакты и "спрятал" свой источник, плотно обмотав его серебристо-стальными нитями. Теперь я точно ничем не отличаюсь от обычного человека и весьма кстати, что в нашей команде некому заметить все произошедшие со мной изменения.

— Можно было бы и напрямки рвануть, — прояснил ситуацию проводник-охотник, — но боюсь, что на обратном пути там будет уже не пройти — за нами увяжется всё зверьё с ближайшей округи. По болоту будет идти и подольше, и потяжелее, зато обратная дорога наверняка окажется не столь опасной и трудной.

Как и обещал проводник дорога вышла тяжёлой. Хорошо, что тропинка, по которой мы пробирались, оказалась относительно сухой и нигде выше колена мы не проваливались. Однако это утешало мало, болотная жижа противно чавкала в сапогах, полы шинели были пропитаны жидкой грязью, а сами мы были измазаны непонятно чем буквально с головы до ног. Появились первые жертвы. Один из бойцов неудачно оступился и соскользнул с тропы. Трясина буквально вцепилась в него, не отпуская из своих цепких объятий. Шедший рядом напарник не растерялся и протянул ему ствол винтовки. Казалось бы, ещё несколько секунд и боец выберется на тропу, но случилось неожиданное. Рядом с ним всколыхнулась болотная масса и в следующее мгновение из его груди выскочило окровавленное жало, ещё миг и обвитое змеёй тело ушло на дно.

— Не останавливаться! Быстрей! — послышался окрик проводника. — Гремучник никогда не ходит один! Где-то его рядом его напарница.

Пятиметровая змея Гремучник не являлась особо ядовитым представителем своего рода-племени, но менее смертоносного гада надо было ещё поискать. На конце хвоста вместо трещотки, как у не столь его далёких предков, в процессе магических мутаций, появилось смертоносное жало, которое с лёгкостью пробивало защитное снаряжение.

Следующим испытанием оказалось скопище мерзких, склизких жаб, размером с голову взрослого человека. Ядовитая слизь, выделяемая ими, при соприкосновении прожигала плоть до костей. Выручили бойцы, вооружённые дробовиками, стрелять по резво прыгающим целям из карабинов было полнейшей бессмыслицей. Двое солдат всё же не убереглись и получили сильнейшие ожоги и теперь мало чем могли нам помочь. Командир отделения отправил их назад, благо мы отошли не так далеко. Не знаю как другие, но я сильно сомневаюсь, что они дойдут…

Сильно досаждали комары и прочие кровососы. Атимоскитные сетки, прикрывающие наши головы и плечи, помогали плохо. Мошкара как-то умудрялась пробраться свозь щели и лезла в глаза. У впереди идущего бойца на скуле образовался кровавый рубец. Командир отделения заметил это, как только мы остановились немного передохнуть на сухом островке и приказал принять антидот.

— Скорей всего какой-то клещ, — пригляделся проводник. — Сейчас всё равно ничего не сделать, а так хоть не сдохнешь в ближайшее время.

Пройдя ещё с версту по болоту, вышли на сушь. Легче не стало. Дороги практически не было, а пробираться по буеракам то ещё удовольствие. Из-за очередной складки местности внезапно выскочил выводок клыкастых кабанов. Вожак не растерялся и ринулся в бой. На этот раз спасли карабины. Стрелял и я. Пару раз попал в хряка, но без особого результата (всё же слабоват патрон в отличие от трёхлинейки), а вот не столь мощные самки и подсвинки были в самый раз. К сожалению, и на этот раз не обошлось без потерь. Несколько заторможенный после принятия антидота боец не успел увернуться от секача и был зверски растоптан.

— Ещё немного, — подбодрил нас охотник. — Переберёмся через эти заросли кустарника, а там до развалин рукой подать.

До развалин действительно добрались быстро, но возникла проблема в виде четырёх матёрых волков, бродящих между руинами.

— Наши там! — охотник указали на полуразвалившуюся двухэтажную постройку.

Без стрельбы не обойтись, иначе добраться до руин никак не получится. Смущало то, что перед нами была не вся стая. По уверениям того же охотника меньше семи их быть не должно. Где прячутся остальные? Только после тщательного осмотра удалось обнаружить недостачу — пять особей дрыхли под навесом полуразвалившегося строения. Охотнику удалось связаться со своими и передать знак, чтобы те хорошенько укрылись. Теперь пора и нам начинать, проблема только в том, что дробовики против волков оружие довольно сомнительное, а их у нас шесть всего четыре винтовки, не считая моей. Выручили гранаты. Скрываться больше смысла не было, так что их мы не жалели.

Как бы не старались, но волки оказались достойными противниками. Даже смертельно раненые они из последних сил бросались на врага. Мы лишились ещё одного бойца и трое было ранено. Пока бойцы добивали подранков, я вместе с проводником забрался на руины, где прятались охотники. Торжественной встречи не намечалось и меня сразу же подвели к двум раненым.

Результаты осмотра не радовали: у первого перебита нога и наблюдается существенная кровопотеря, а второй, весь покрытый коростой, фактически уже при смерти. Заряжаю ещё живого энергией Жизни и активирую лечебное плетение. Раненого заметно тряхнуло — хороший знак, жить будет, если донесём. А второму лечение уже не поможет — слишком поздно. Пока счастливчика устраивали на носилки, которые мы захватили с собой, более внимательно осмотрел умирающего. За голенищем правого сапога заметил слабую магическую засветку. Пользуясь тем, что рядом никого нет пошарил рукой и вытащил небольшой плоский пенал, такие же я видел в нашей полковой мастерской. Он предназначен для скрытого хранения магически активных артефактов.

Очень интересная находка! Открывать не стал и сразу же спрятал у себя в пространственном кармане. Думается искать пенал никто не будет. Для чего же его прятали? Спустя пару минут охотник тихо умер.

Обратный путь запомнился бешенным марш-броском. Активация лечебного плетения вызвала многоголосый рёв в округе и нам только и оставалось, как можно быстрее убраться из развалин. Четверо бойцов, вцепившись в носилки, задавали темп, чуть впереди бежали охотники, показывая путь, а все остальные прикрывали тыл. Первыми огонь открыли охотники — они наткнулись на какое-то мелкое зверьё и отогнали его. Позади нас творилось что-то невообразимое: слышался душераздирающий вой и приближающийся топот многочисленных "поклонников".

Пару раз пришлось останавливаться, чтобы сменить бойцов у носилок. В эти моменты было нелегко — мелкое зверьё буквально набрасывалось на нас. После очередной остановки в прямой видимости показались наши преследователи и мы, отстреливаясь с максимально возможной дистанции, прибавили в шаге. Кого за нашими спинами только не было: свирепые зубры-переростки, лоси с бритвенно острыми рогами, бурые медведи с внушительными клыками и столь же впечатляющими когтями, пару раз мелькнули тени саблезубых кошек, а про мелочь и говорить не стоит. Пака нас спасала кровавая бойня в стане зверья, что образовывалась после каждого нашего залпа: подранков тут же раздирали свои же, а на сражённых насмерть набрасывались хищники помельче. Добычи всё равно на всех не хватало и погоня за нами продолжалась.

Возле самого форта нас нагнали и взяли в кольцо. Я уже ничего толком не соображал и действовал на автомате: выстрел, другой, третий… граната, смена магазина; опять выстрел, другой, третий… А зверью конца так и не было видно. От самых опасных — зубров и медведей отбились гранатами, но внезапно проявили себя клыкастые кошки! Едва видимые тени появлялись буквально ниоткуда и рвали своими когтями всех, до кого могли дотянуться. Чтобы попасть в такую подвижную цель приходилось ускоряться, а сил становилось всё меньше и меньше…

Атака с форта спала тех немногих, кто к этому моменту был ещё на ногах. Уцелела пара охотников, командир отделения, двое бойцов и тот раненый, ради которого вся эта вылазка и затевалось. Все без исключения в той и или иной степени были ранены. Я также в некоторых местах был порезан, но, к счастью ничего существенного, задето не было. Уже на подходе к воротам форта успел себя подлечить, заодно сбросив маскировку, чтобы потом ко мне не было лишних вопросов.

Буквально через пару часов всех раненых и меня в том числе погрузили на монитор и тот сразу же отчалил. Маг-боевик также находился на борту, но ко мне подошёл лишь раз — поздравить с благополучным выполнением порученного мне задания, ни словом не обмолвившись о моём здоровье. Только шесть человек из 17-ти (считая вместе с охотниками) уцелело в этой мясорубке и это он считает успешным рейдом?! Как ни горько сознавать, но для большинства магов жизнь обычного неодарённого особой ценности не представляет…

В Пинск пришли далеко за полночь. Из расположения части меня не выпустили, потребовав прежде обстоятельный рапорт по факту прибывания в Четвёртом форте. Ну я и написал… На следующий день, перед самым обедом меня вызвали к командиру полка. Адъютант в приёмной полковника Вербицкого, едва заметно кивнул при моём появлении и лёгким движением головы указал на дверь кабинета. Понятно, ждут. Захожу, в кабинете двое — сам хозяин и мой непосредственный командир, капитан Чернов Антон Игоревич и совершенно неизвестная мне личность в форме капитана имперской службы безопасности.

— Здравия желаю, ваше Высокоблагородие! — гаркнул я с порога. — Старший унтер-офицер Новик по вашему приказанию прибыл!

Глава 15

Достоинство человека определяется тем, каким путем он идет к цели, а не тем, достигнет ли он ее

(Абай Кунанбаев)

— Проходите, Илья Алексеевич, присаживайтесь, — указал мне полковник на стул в дальнем углу стола, за которым уже расположились два капитана.

Сделав небольшую паузу, хозяин кабинета продолжил:

— Как вы уже наверняка поняли, собрались мы здесь по поводу вашего рапорта. После тщательного его изучения у нас возникло несколько вопросов. Надеюсь, вы не будете против ответить на них.

Я молча кивнул, соглашаясь с полковником. Надо сказать, эмоциональный фон за столом был ещё тот… Капитан Чернов особо и не скрывал свой негатив и многообещающе поглядывал на меня. Эмоции СБшника были значительно сдержаннее и даже угадывался какой-то интерес ко мне. Сам же полковник особо и не скрывал своего раздражения, вынужденный заниматься разбирательством из-за рапорта какого-то стажёра. Похоже, чего-то опасается полковник, предчувствуя возможные неприятности.

— В своём рапорте вы утверждаете, что в Топь вы пошли по прямому приказу прапорщика Нефёдова. Чем вы можете подтвердить столь смелое обвинение? Имеются ли свидетели, которые могли бы подтвердить ваши слова? — приступил к делу полковник.

— Разговор происходил без свидетелей, один на один. Что же касается ваших сомнений, то слово будущего офицера и одарённого будет тому порукой.

— Я же вам говорил! — встрепенулся капитан Чернов. — Мальчишка невесть чего себе понапридумывал и пытается опорочить честь боевого офицера. Даже ему должно быть прекрасно известно, что в Проклятые земли и Топь маги ходят только по собственной инициативе.

— Да, в Магическом корпусе нас тщательно ознакомили с этим разделом Боевого устава и тем не менее своего добровольного согласия я не давал.

— Да как же!? — вскипел капитан Чернов, выхватывая лист бумаги из рядом лежащей папки. — Вот рапорт прапорщика Нефёдова, где он чёрным по белому пишет, что вы сами вызвались помочь попавшей в беду команде охотников!

— Что вы на это скажете? — присоединился к разговору СБшник.

— Могу скинуть образ произошедшего, между нами, разговора, — спокойно ответил я, глядя ему в глаза.

— Даже так?! — ухмыльнулся капитан.

— Это с каких таких пор первокурсники стали изучать работу с образами, — презрительно усмехнулся Чернов, — или перед нами очередной папенькин сынок?

— Если вас интересует мой уровень возможностей, то достаточно было ознакомиться с моим личным делом, — вернул я ему усмешку.

Полковник тяжёлым взглядом посмотрел на Чернова и тут же с кем-то связался. Через пару минут на пороге появился адъютант с папкой в руках. Скользнув взглядом по бумагам, он передал папку СБшнику. Пока тот копался в документах, полковник нервно постукивал костяшками пальцев по столу, многообещающе поглядывал на капитана Чернова.

Как теперь выясняется, создавшаяся ситуация не из тех, что можно спустить на тормозах. Было очевидно, что вся эта компания собралась с целью "пожурить" меня, наставить на путь истинный и благополучно покончить с этим делом. Теперь же полковник поставлен перед нелёгким выбором — встать на стороне боевого офицера или вступиться за какого-то мутного стажёра. На лицо грубое нарушение Боевого устава, к тому же ставится под сомнение честь офицера, а это совсем не те факты, на которые можно закрыть глаза.

— Вы согласны пройти процедуру снятия образа? — положил папку на стол СБшник, с интересом разглядывая меня.

— Да, конечно, — я согласно кивнул головой.

— Прошу следовать за мной, — капитан встал из-за стола.

В кабинете представителя имперской службы безопасности мне быстренько нацепили на голову обруч и сбросили на инфокристалл созданный мной образ.

— Могу я поинтересоваться вашими дальнейшими действиями, — притормозил меня у дверей СБшник.

— М-м… — промычал я, не зная с чего начать. — Если честно, то усугублять ситуацию совершенно не хочется, моя стажировка заканчивается ближе к августу и находится в натянутых отношениях с командованием полка не самый лучший выбор. В то же время я прекрасно осознаю, что расположения капитана Чернова ко мне окончательно утрачено и с его стороны в любой момент можно ожидать необоснованных претензий. Что же касается прапорщика Нефёдова, то вы и сами можете просчитать его реакцию.

— Я вас понял, старший унтер-офицер. Можете быть свободны.

На этом, собственно, всё и закончилось. Хотя нет… Буквально через пару дней Нефёдова срочно куда-то перевели, а мне официально назначили наставника в лице поручика Мещерского Аркадия Юрьевича. Это назначение было вызвано, скорей всего, нежеланием начальства лишний раз сталкиваться со мной. Такой расклад вполне меня устраивает. Остаётся правда осадочек в виде оскорблённого достоинства, но если я правильно понял СБшника, то и эта проблемка вскорости должна решиться…

Дворик у дома Алеси заметно изменился. Первое, что бросилось в глаза, так это ровный, обновлённый плетень. Небольшой сад стал заметно ухоженнее, появились грядки, а на заднем дворе виднелся вспаханный огород. Вторая неожиданность встретила меня у самого крыльца — щенок непонятной породы изображал из себя хозяина двора, звонко тявкая на меня. Из дома выбежал Стась.

— Цыц, Баламут! Свои! — прикрикнул он на щенка.

— Я смотрю, стали хозяйством понемногу обзаводиться, — потеребил за ушами подошедшую пёсину.

— Да, мамка ещё курей прикупила, — с серьёзным видом кивнул Стась. — Говорит, всё дешевле чем на рынке каждый раз яйца покупать.

— Вот и пропажа объявилась, — на крыльцо вышла Алеся. — Исчезли и словом не обмолвились.

— Служба… — пожал я плечами. — Иной раз и сам не знаешь, где ночь тебя застанет.

— Там вас письмо дожидается, — хитро улыбнулась Алеся и уже вполне серьёзно продолжила. — Ждём вас на обед.

Против обеда я ничего не имею, тем более что он совсем не за горами, да и последние новости разузнать было бы не худо. Письмо лежало на столике и сразу стала понятна ехидная улыбка хозяйки — конверт буквально благоухал. Судя по количеству истраченных на него духо — я явно прощён. Так оно и вышло, Софья даже изобразила нечто вроде извинений за свою несдержанность в предыдущем письме. Теперь мне предстоит подробное описание своих похождений — Софья в категорической форме потребовала письменный отчёт (ну интересно же!). В конце письма передавала привет и Эдита.

До обеда оставалось ещё немного времени и я решил проверить пенал, доставшийся мне от почившего охотника. Достав его из пространственного кармана и ещё раз внимательно осмотрел. Вроде де бы всё нормально — каких-либо ловушек не наблюдается. Открыв его, застываю не месте. Передо мной два, довольно крупных камня Силы стихии Воды! Вот теперь становится понятна вся эта суета с вызволением охотников, тем каким-то образом посчастливилось наткнуться на источник Силы и, скорей всего, кроме проводника дорогу в те места никто толком не знает.

Что же касается самих камней Силы, то куш за них слишком велик, вот и не устоял усопший, прибрал несколько себе в карман. Вот только интересно, как он собирался их сбывать? По самым скромным прикидкам стоимость камней никак не ниже двух тысяч! Здесь продать такой товар практически невозможно — уже через пару часов об этом будут знать все заинтересованные лица и тогда велика вероятность лишиться не только камней, но и полученных за них денег. В Брест-Литовске вполне возможно, но нужно знать кому — не у всякого перекупщика найдётся такая крупная сумма. Гораздо легче продать камни в Минске, ну а в идеале лучше было бы добраться до столиц.

В моём случае светиться камнями сейчас крайне неразумно. Вычислить откуда они у меня взялись особого труда не составит. Лучшим вариантом было бы немного их попридержать и избавиться от них во время летних каникул. Оставлять их себе я не собирался — уж больно приметные вещицы. Какой в них толк, если я не могу ими воспользоваться? Стоит мне только открыть пенал, где-нибудь в столице, как рядом образуется толпа одарённых, привлечённых столь характерной магической засветкой, и доказывай потом, что камни твои — товар-то не из простых и далеко не всякий дипломированный маг может себе позволить такое приобретение, а тут какой-то смазливый малец… Ну и к чему мне весь этот геморрой?

Будто сговорившись, за обеденном столом ни о чём серьёзном не говорили, но я отчётливо видел, что Алеся едва сдерживает себя. Стась оправдал наше ожидание и быстренько похлебав щи, схватив тарелку с кашей умчался во двор — подкармливать Баламута.

— Что интересного в городе? — не выдержал первым я.

Казалось, Алеся только и ждала этого вопроса.

— В аккурат, как вы направились в полк, в городе что-то громыхнуло, а потом ещё раз! Небо было полно дыма и собаки завыли в каждом дворе! Немного погодя ко мне примчалась соседка — она в это время на рынке торговала. Говорит, в городе такая суета поднялась! Народ с рынка в момент разбежался, торговли никакой. Скинула она свой товар подруге на хранение, а сама на шум побежала. Оказалось, горел дом Никифора. Уже немного погодя выяснилось, что сам дом уцелел, а вот гараж с машинами сгорел дотла. Самого Никифора собирали потом по частям — разорвало его.

— М-да… — изобразил я удивление. — Весело тут у вас. И что на это народ говорит?

— Всякое говорят, — усмехнулась Алеся, наливая мне чай и пододвигая сдобу. — Сошлись на том, что перешёл кому-то дорогу Никифор, через чур жадным стал.

— Может прав народ? — посмотрел я в глаза Алеси, та не смутилась и ехидно сощурившись продолжила.

— Только это не всё! В тот же день полиция отыскала ещё одного мертвеца. И знаете кто это был?

— Да откуда же? Я в это время в Топи был.

— Тот самый тип, что вечером заходил ко мне вместе со своими мордоворотами. Он ещё вам пытался угрожать.

— Надо же! Оказывается, есть справедливость на земле! Его-то за что порешили?

— Пил он по-чёрному, видать ещё не всю совесть потерял. Говорят, по пьяни о косяк приложился неудачно. Ко мне потом полиция приходила, всё интересовалась зачем я ему понадобилась. Объяснила, что домогался до меня, а про Никифора и слова не сказала — ни к чему мне лишняя головная боль.

Смотрю я на Алесю и всё больше и больше поражаюсь её сходству с двоюродной сестрой из прошлой жизни. Та тоже постарше меня была, бойкая такая, статная… Всю жизнь маялась со своим мужем-алкашом, боялась бросить — что люди скажут? Вот и домаялась… Муж в очередном запое насмерть зашиб дочку. Той и пяти лет отроду не было. Сестра как-то сразу осунулась и ушла в себя, а на кладбище, как только стали закапывать могилку, окончательно лишилась разума.

Я понимаю, что всех обиженных не осчастливить, да и чревато это. И тем не менее, если в моих силах немного помочь человеку, к которому испытываю симпатию, то почему бы не сделать этого? Не знаю, чем аукнется моя блажь в будущем, но на данный момент я точно ни о чём не сожалею.

Наступившая тишина и подозрительно-настойчивый взгляд хозяйки вернули меня в реальность.

— Илья, — Алеся впервые назвала меня по имени, — ты не находишь все эти события довольно странными?

— А что тебя так смущает? — не повёлся я.

— Да так… — так и не решилась Алеся.

— Вот и отлично! — я встал из-за стола. — И не переживай попусту, всё будет хорошо. Спасибо за обед.

Уходя, почувствовал на себе долгий взгляд. Алеся далеко не пустышка и наверняка сообразила, что без моего участия здесь не обошлось. Ни опровергать, ни тем более подтверждать её догадки я не собираюсь. Сейчас именно тот случай, когда меньше знаешь — лучше спишь, да и мне будет гораздо спокойнее. Женщины натуры увлекающиеся и в пылу спора или минуту откровений могут такого наговорить…

На следующий день мне пришло официальное приглашение на торжественное мероприятие, посвящённое отражению нашествия из Топи. Офицерское собрание организовало этот приём в городской ратуше. Мне было предписано через два дня появиться там при полном параде. Честно говоря, я не страстный любитель вот таких столпотворений, но в данном случае отказаться не имел права.

Эти два дня буквально пролетели, даже не заметил как. Первые сутки тупо отсыпался и отъедался. С утра второго дня немного потренировался и направился в часть сменить обмундирование на летнюю форму одежды — в конце апреля здесь уже временами припекает. Во второй половине дня меня навестил местный околоточный — дядька с шикарными усами и полным пренебрежения взглядом.

Видя, что перед ним не умудрённый опытом жизни одарённый, а непонятный малолетка, сразу же пошёл в атаку. Я даже не сразу сообразил, что передо мной одарённый, который самым бессовестным образом использует свои возможности. Очевидно, околоточный решил, что мой ранг НОВИКА (свой официальный уровень я демонстрировал только в расположении полка) для него не проблема и оттого совершенно не стеснялся давить на ментальном уровне.

— Где вы находились на момент гибели господина Никифора?

— А с чего это вдруг ко мне такой интерес? — вопросом на вопрос ответил я.

— Вы обязаны мне отвечать! — побагровел от злости околоточный.

— Ничего я вам не обязан. И если вам так необходимо знать, где и когда я находился, то обратитесь в полк. Там, если сочтут возможным, — съязвил я, — вам в подробностях всё ответят.

— Я настаиваю на необходимости ваших ответов. В противном случае вас ожидает принудительное снятие образа интересующего нас дня, — гнул свою линию полицейский.

— А какие на то у вас основания? — начал закипать уже я.

— У вас нет алиби на момент преступления!

— Я должен засыпать и просыпаться в присутствии полицейского?

— Не ёрничайте, молодой человек! Вы прекрасно поняли о чём я.

— Так кого же я, по-вашему, должен приглашать к себе на ночь, чтобы вы были полностью удовлетворены и чем, собственно, вас не устраивают показания моей хозяйки?

— Она лицо заинтересованное! — взвизгнул околоточный.

Меня окатила волна злости и едва контролируя себя прошипел:

— Прошу впредь меня не беспокоить по пустякам! Где находится дверь, вы надеюсь помните.

Видать меня сильно прихватило и эмоции несколько вырвались из-под контроля, так как околоточный резко побледнел, а на его лбу проявилась испарина. Немного отойдя, он резко подскочил и хлопнув дверью, поспешно покинул дом. Больше этого поганца я не видел. Уже потом, немного отойдя, я сумел признать, что в изобретательности околоточному не откажешь. Пользуясь своими способностями, он запросто может "запудрить мозги" любому неодарённому и тот с радостью бежал в полицейский участок, писать донос на себя. Не удивлюсь, если на вверенной ему территории стопроцентная раскрываемость преступлений. Со мной это номер не прошёл, чем и вызвана его столь бурная реакция.

В городскую ратушу я прибыл за десять минут до назначенного времени. К своему удивлению, обнаружил, что в торжественном зале кроме офицеров полка присутствует множество гражданских и судя по покрою и качеству одежды далеко не из последних людей в городе. Мужчины в возрасте, как правило, сопровождали своих разнаряженных жён, а их отпрыски обеих полов кучковались по углам огромного зала, совершенно не обращая внимание на то, что творится в зале.

Пробежавшись взглядом по толпе, отыскал в ней своего наставника, тот тоже заприметил меня и махнул рукой, приглашая подойти. Пока добирался до него несколько раз едва не столкнулся со шныряющими туда-сюда девицами на выданье, совершенно не стесняющиеся проявлять свой интерес. Их понять вполне возможно — среди офицеров полка холостяков почти не наблюдается, да и те молодостью уже не блистают.

— Я смотрю вы, Илья Алексеевич, зря время не теряли, — добродушно хмыкнул Мещерский, поглядывая на мою грудь.

— Да и вы, Аркадий Юрьевич, как я посмотрю, в полковых мастерских не очень-то и засиживались, — на его мундире поблескивали боевые ордена.

— Да, было дело… — с грустью выдохнул Мещерский, но тут же переключился в режим наставника. — Стоять рядом, от меня никуда не отлучаться.

Долго скучать не пришлось, буквально через несколько минут прозвучали фанфары и на середину зала в сопровождении своих замов вышел командир полка.

— Господа! Сегодня мы все здесь собрались по знаменательному поводу — в очередной раз нам удалось отбить нашествие на наши форты в Топи. К глубокому сожалению, не обошлось без потерь. Вечная память тем, кто сложил головы сражаясь с нечистью!

После недолгой паузы он продолжил:

— Тем не менее жизнь продолжается и сегодня мы чествуем особо отличившихся в этих, не побоюсь этого слова, кровопролитных сражениях!

Ещё минут пятнадцать полковник возвеличивал непроходящую роль командования и личный героизм офицеров при отражении нашествия. После него выступило несколько командиров подразделений, по сути, не сказав ничего нового. Я уже подумывал как бы незаметно затеряться в толпе гражданских, которые с любопытством поглядывали на бравых офицеров, как внезапно объявили процедуру награждения. Честно говоря, я совсем не понимаю зачем меня сюда пригласили: никакого отношения к офицерам полка я не имею, да и званием не вышел — числюсь в нижних чинах. Тем сильнее было моё удивление, когда в самом конце церемонии прозвучало моё имя.

— Старший унтер-офицер Илья Алексеевич Новик! — раздался зычный голос адъютанта командира полка.

Рядом стоящий Мещерский ободряюще ткнул в плечо. Пришлось вспоминать занятия по строевой подготовке и печатным шагом продефилировать к центру зала.

— Старший унтер-офицер, будущий маг-артефактор, проходит у нас стажировку и непосредственно участвовал в боевых действиях по отражению нашествия в одном из фортов, проявив при этом незаурядное мужество, — не унимался адъютант.

Командир полка с плохо скрываемым удивлением прикрепил на мундире Георгиевский крест 4-й степени. Не скрываю, было приятно — всё же первый боевой орден! По сути, вручение ордена должно было происходить непосредственно в части, так как крестом 4-й степени награждают только нижние чины, но, судя по всему, командование полка решило сделать ответный шаг за моё нежелание раздувать скандал, да и в скором будущем стану полноценным офицером, так что на этом празднике не совсем уж я и чужой.

После небольшого фуршета начались танцы. Молодёжь резвилась в торжественном зале, а офицеры в возрасте и гражданские лица со значимым выражением лица растворились в прилегающих помещениях. Ради интереса я заглянул в некоторые и обнаружил там компании по интересам: кто-то предпочёл шумной компании кабинетную тишину и степенный разговор, кто-то толпился у бильярдных столов, немногочисленное женское общество, разбившись на несколько кучек, активно перемывали кому-то косточки…

Долго шляться без дела мне не позволили. Две наиболее смелых девицы перехватили меня возле очередных дверей и сразу же потащили в тожественный зал. Как выяснилось, сёстры Даша и Маша просто мечтали со мной потанцевать. Между прочим так и сказали… Пришлось вспоминать всё, что знал по части танцев. Вроде бы не опозорился…

Сестрички плотно насели на меня и не выпускали из своих цепких ручек, попутно отсекая всех других претенденток на предмет познакомиться и танцев. Двойняшкам только-только исполнилось по шестнадцать и считали себя невероятно взрослыми.

— Илья Алексеевич, а вам не было страшно в форте?

— А скольких тварей вы убили? — щебетали девчонки в перерывах между танцами.

Я как мог отнекивался, но всё было бесполезно. На своё несчастье, я попал на болтушек, которым совершенно не важно было, что я им отвечу. Зачастую, на вопрос одной отвечала вторая, а я лишь обозначал непонятные междометья и как ни странно, такой стиль общения моим напарницам пришёлся по душе.

Когда выпадала свободная минута между танцами меня чинно водили по залу. Вид, при этом у девиц был горделиво-величественный. Неоднократно замечал иронично-сочувствующий взгляд парня, который неявно следил за нами и каждый раз обозначал себя, как только рядом появлялись слуги с подносами полными бокалов с "веселящими" напитками.

— Кто это? — не удержался я от вопроса.

— Братец наш, Вацлав, — наморщила носик Даша…

— Папенька с маменькой наказали следить за нами, — вторила ей недовольная Маша, — будто мы дети малые.

— А кто у нас папенька?

— Коллежский асессор Сигизмунд Павлович Лыщинский, — с гордостью произнесла одна из сестёр.

М-да… попал… Такой ведь и оженит, ежели ему что-то покажется. Вот и сочувствующий взгляд Вацлава тому в доказательство. Надо же так вляпаться! Линять от сюда нужно и как можно быстрее, но похоже, я опоздал! Сестрички будто что-то почувствовали и вцепились в меня мёртвой хваткой. Пришлось до самого закрытия торжества изображать из себя галантного кавалера. Напоследок двойняшки взяли с меня слово, что я непременно в ближайшее время должен появиться у них в доме, так как мне просто необходимо влиться в местное высшее общество. Стоящий рядом Вацлав ухмыльнулся и пожав мне руку, прошептал на ухо:

— Даже не надейся… Просто так они от тебя уже не отстанут.

Глава 16

Некто спросил: «Правильно ли говорят, что за зло нужно платить добром?»

Учитель сказал: «А чем же тогда платить за добро?

За зло надо платить по справедливости, а за добро — добром»

(Конфуций)

Довольно неприятно, когда за спиной ощущаешь чей-то взгляд. Уже второй день кто-то не спускает с меня глаз. Нет, у себя дома всё спокойно, но стоит только выйти за околицу, как кто-то опять утыкается мне в спину. Придётся с этим разбираться…

Сегодня я решил немного побродить по городу, перекусить в каком-нибудь ресторанчике, может быть даже забреду в синема, если настроение появится… Но, этим планам, судя по всему, сбыться не суждено — непонятные наблюдатели сегодня уж очень настырны. Резко ускоряюсь и ныряю в первый попавшийся пустынный переулок. Наплевав на приличия, прячусь за густым кустарником, разросшимся вдоль водосточной канавы. Лежать на влажной земле, да ещё рядом с давно не чищенным стоком то ещё удовольствие, благо ждать долго не пришлось. В проулке нарисовался запыханный малец, а спустя ещё минуту появился и второй. Так вот почему я не смог вычислить любопытствующих! Я больше высматривал среди подозрительных, как мне казалось, мужиков, реже обращал внимание на женщин, а на ребятню вообще не смотрел.

Между тем, подростки лет 10–12, что-то активно обсуждали, махая во все стороны руками. И без слов было понятно, что мальцы выясняют, кто виноват в потере "клиента". Так толком ничего и не выяснив, они дружно припустили в другой конец переулка. Когда мои "топтуны" поравнялись со мной, то я с удивлением понял, что лица их мне знакомы. Где-то я их уже видел, вот только где? Как ни пыжился вспомнить, так и не смог. Ничего кроме рынка в голову не лезло. Вот только там их такая орава, что сразу не сообразишь, когда и в каком месте они могли на глаза попасться.

В синема я так и не заглянул, а пообедать в небольшом уютном ресторанчике всё же удалось. Побродив немного вдоль побережья реки, вернулся к себе. Во дворе резвился сын хозяйки со своим четвероногим другом.

— Стась! — пришла мне в голову мысль. — А не приметил ли ты рядом чужих парней примерно твоего возраста или чуть постарше?

— Чужих нет, — не раздумывая ответил он, — а вот Василь и Ян второй день поблизости отираются.

— Кто такие? — обрадовался я.

— Да, на рынке они промышляют, — замялся Стась. — Гурый у них за главного.

М-да… а этим-то, что от меня надо? Сам по себе я им точно не интересен, разве что на рынке пощипать, а так… Да и территория здесь чужая — запросто можно на неприятности нарваться. Выходит, что ребята работают по заказу. Вот только кто заказчик — свои или со стороны кто-то?

После недолгих размышлений решился на провокацию. Ранним утром отправился на рынок. Народ только начал подтягиваться, так что заприметили меня сразу. Один из двух мальцов, что вели меня от дому сразу же куда-то запропастился, а второй особо не скрываясь плёлся позади. Я же делал вид, что ищу какой-то товар. Долго бродить не пришлось. Из соседнего ряда вырулила парочка амбалов — это те, кто работал с безвременно покинувшим смотрящим на рынке. За их спинами прятался второй малолетний "топтун".

Не понял… Так это и есть заказчики? Да этим двум и мысль такая не могла прийти в голову! Утрирую конечно, но мысль "обнести" одарённого им точно кто-то подкинул. Дальнейшие действия качков вообще не поддавались никакой логике. Я понимаю, если бы они попытались оттеснить меня в какой-нибудь закуток и по-тихому прибить там, но нет же… Эти двое с благодушным видом разошлись в разные стороны и издали стали приглядывать за мной. Чистой воды подстава! Кто-то посчитал, что я не сдержусь и сотворю какую-нибудь глупость, на чём меня и возьмут…

М-да… не думаю, что они сами до всего этого додумались. Кто-то стоит над ними, дёргает за верёвочки и использует в своих целях втёмную. К чему меня подталкивают? Самое очевидное — разобраться с громилами, забраться к ним в дом и поговорить, что называется, по душам. "Брать" сразу не станут, подождут пока "завязну" с разговором и возьмут на горячем.

А может это всё бред сивой кобылы и игра моего больного воображения? Перенапрягся в последнее время, вот и лезет в голову всякая дурь. Надо как-то расслабиться — с девчонками может поболтать, они, вроде бы как, обещали с "высшим" обществом обзнакомить… В дом к ним, конечно, не пойду, чревато это. Не дай кому из них в голову, мысль какая взбредёт, потом не докажешь, что заходил просто по-дружески. Зато можно наведаться в одну кафетерию, где сестрички бывают каждый день, как по секрету они со мной поделились. Что же касается моей разыгравшейся паранойи, то, как мне кажется, недруги вскоре сами дадут о себе знать, вот тогда и будем решать, что делать дальше.

Посиделки в кафешке вполне себе удались. Сестрички уже были на месте и вполне искренне обрадовались, увидев меня. Не знаю какие у девиц дальнейшие планы на мой счёт, но им крайне не нравилось, что я уделяю внимание и их подружкам. Кстати, присутствующие здесь парни сразу определили меня в ранг нежелательного соперника, ибо только я являлся одарённым в этой компании. В общем, общение с ними у меня не заладилось.

Спустя час я засобирался. Пустая болтовня ни о чём стала меня немного напрягать, и чтобы окончательно не испортить впечатление о себе сослался на срочные дела и отбыл. Своё обещание перед сестричками я посчитал выполненным и с чистой совестью покинул кафетерию.

Ближе к вечеру во дворе дома появился качественно побитый Стась. Охая и морщась от боли, он едва добрался до завалинки. Парню крепко досталось, помимо в кровь разбитого лица у него распухла левая рука и с рёбрами не всё было в порядке. Стася явно пинали. Отодвинув запричитавшую и пытавшейся натереть сына какой-то мазью Алесю, принялся за лечение. Малое исцеление здесь поможет мало, активировал более сильное плетение, без накачки энергией Жизни — малец может и не пережить такой ударной смеси.

Минут через пять Стась пришёл в себя и смог внятно объяснить, что же с ним произошло. Оказывается, его отловили беспризорники с рынка и от души накостыляли, без какой-либо предъявы. Кажется, догадки начинают сбываться… Мне явно дают понять, что следующей может стать Алеся. Кто же это такой умный, что смог меня просчитать? Здесь ведь нужно связать не только смерть Никифора и смотрящего за рынком, но и знать, что нарыла по этому поводу полиция… Ясно лишь одно — от меня ожидают ответных действий, на чём, собственно, и будут ловить. Из этого следует, что соваться в дом амбалов для меня смертельно опасно. Впрочем, их можно прихватить прямо на рынке и этот вариант мне нравится более остальных. К сожалению, придётся импровизировать, так как времени остаётся в обрез, а откладывать на завтра глупо и опасно. Кто знает, что может случится завтра с тем же Стасем или его матерью.

Почему мне так целенаправленно подставляют рыночных амбалов? Ответ на этот вопрос прост — они знают настоящего заказчика, что несомненно (по мнению кукловода) должно меня заинтересовать. Нерешительность действий со стороны недоброжелателя можно объяснить некоторыми сомнениями на мой счёт, а это значит, что дальнейшие провокации неизбежны, пока заказчик не убедится в своих подозрениях. Вполне возможно, что следующей целью может стать моя Алеся и на благополучный исход дела надеяться не стоит — для таких сволочей чья-то смерть всего лишь досадное недоразумение. По существу, выбора мне не оставили.

Идею "поговорить" амбалов на дому я даже не рассматривал, если мои догадки верны, то именно там меня и дожидаются. Можно попытаться перехватить их в забегаловке, в которой они зачастую задерживались после тяжёлого трудового дня. К сожалению, в этом случае должно совпасть несколько моментов и с первой попытки навряд ли у меня получится, а время между тем идёт, и я попросту могу не успеть…

Поздним вечером, когда окончательно стемнело, а добропорядочные граждане уже легли спать, я отправился на рынок. Моей целью являлась небольшая глухая одноэтажная каменная постройка типа склад, где вышибалы организовали свою контору. Моя догадка оказалась верна, кроме большущего амбарного замка на дверь была накинута простейшая магическая сторожевая система. Стоит мне её потревожить и минут через 10–15 здесь объявятся качки. На это я и рассчитываю. Что же касается полиции, то появление их здесь маловероятно — меня ждут в другом месте, да и не вездесущие же они, в конце концов!

Внимательно осмотрев прилегающую территорию, убедился, что на рынке никого нет. Сбить амбарный замок особого труда не составило — слабым местом оказались петли, на которые он навешивался. Бытовое плетение глубокой заморозки и удара булыжником хватило, чтобы крепления рассыпались. Сторожевое плетение сработало штатно. Пока время есть можно немного осмотреться внутри. Само хранилище интереса не представляло, тем более что оно было почти пустым. Другое дело небольшой огороженный закуток, в котором обосновались братья. Ничего примечательного внутри не нашлось: стол, несколько стульев, двухярусные нары и в самом углу набор хозяйственной утвари. К своему удивлению, в том же углу на каменном полу обнаружилась крышку люка. Здесь и подвал присутствует? Интересно, что же там прячут местные рэкетиры?

Лучше бы я туда не спускался… В самом дальнем углу прикованная цепями к стене на подстилке из соломы сидела молодая женщина. Судя по внешнему виду, находится она здесь достаточно долго, но не это самое страшное — она совершенно не реагировала на моё появление и "Светляк" над головой. Женщина явно не в себе, и её равномерное покачивание из стороны в сторону лишь подтверждало мою догадку. Вот сволочи! Не знаю за какие грехи она здесь оказалась, но так издеваться над женщиной… Пора наверх, встречать гостей, а с ней я разберусь немного позже.

Метрах в восьми от склада стоял кряжистый дуб, в его тени я и спрятался. Ночь выдалась безоблачной и свет от Луны прекрасно освещал местность. Как я и предполагал, вскоре появились братья. Вернее, в начале я услышал громоподобный топот, а уж потом из-за торговых рядов показались запыхавшиеся вышибалы. Возле едва приоткрытых ворот они остановились и в их руках показались револьверы. Один из них на миг заглянул в щель и тут же отпрянул. В глубине склада я оставил активированный магический светильник, его-то и заприметили.

Вышибалы стали активно жестикулировать, распределяя роли, совершенно не обращая внимания на то, что творится у них за спиной. Лучшего момента трудно представить! Два взмаха рукой и метательные ножи торчат в телах амбалов. Не издав и звука, те завалились у ворот склада. Применять стрелковое оружие я не стал. Что-то внутри противилось этому и я решил довериться предчувствию.

Окидываю взглядом гору мяса и с удивлением обнаруживаю, что один всё ещё жив. Успел мерзавец среагировать и немного сместиться. У первого нож торчал точно под лопаткой, а второму сравнительно повезло — клинок пропорол правый бок, пробив лёгкое. Щупом проконтролировал его состояние, чтобы у раненого не возникло желания даже голос подать.

Подхватив первого, потащил в подвал. Перед тем как сбросить его, опустил вниз магический светильник. Пленница всё так же безучастно смотрела в пустоту, мерно покачиваясь. Ключи от цепей нашлись тут же на столе и я осторожно освободил её от кандалов. Лишь только после этого я сбросил труп вышибалы. Когда дотащил второе тело, то услышал внизу характерные звуки. То, что я увидел повергло меня в шок — пленница кинжалом тыкала лежащий рядом с ней труп. Её руки были в крови, а на лице сверкал безумный оскал. Что хотите со мной делайте, но вниз я больше ни ногой! Больного можно вылечить, но что делать с безумцем?

Быстро поднялся и прикрыл люк. Настало время разобраться с ещё живым и качнул немного энергии раненому.

— Вижу, что узнал, — амбал дёрнулся всем телом едва увидев меня. — Кто надоумил избить мальчонку? Только не делай вид, что не в курсе. Сейчас внизу ваша подруга мелко шинкует твоего братца и, если ответ мне не понравится, следующим будешь ты. Кстати, кто она?

— Долг за ней, а отдавать не хотела, — явно испугался бугай.

Это, что же они с ней вытворяли, что его так пробрало? Для убедительности своих намерений я пнул амбала по рёбрам.

— Не слышу ответ на свой первый вопрос!

Вышибала зашипел и на меня хлынул поток словесного народного творчества. Пришлось ещё раз пройтись по рёбрам.

— Всё одно смерть, так чего лясы точить? — прошипел он.

— Это ты правильно заметил, что кроме смерти ты ничего не заслужил. Только и умирать можно по-разному… Кому посчастливится уйти быстро и безболезненно, а кому умирать мучительно долго.

— Околоточный наш, всё хлопочет за тебя.

Больше мне ничего от него не нужно… Ничего из карманов вышибал брать не стал, единственное — прихватил свои метательные ножи. Револьверы и кинжалы трогать не стал. Подтёр свои следы и открыл люк. Через мгновение вниз упало второе тело. После моего ухода в подвале остались два трупа и безумная женщина с кинжалом в руках…

Выспаться мне так и не удалось. Ранним утром раздался стук в дверь.

— Илья Алексеевич, к вам пришли, — послышался взволнованный голос Алеси.

— Сейчас буду, — отозвался я, догадываясь о личности визитёра.

Через пару минут, выйдя во двор, я буквально наткнулся на околоточного. Рядом с ним прохлаждалось два крепких городовых.

— Что-то вы сегодня разоспались, Илья Алексеевич, вот и тренировку утреннюю пропустили, — прищурился околоточный надзиратель. — Может на то были причины?

— Да, что вы! — не повёлся я. — Просто решил сегодня немного побездельничать. Надеюсь, вы заскочили ко мне не по поводу пропущенной тренировки?

Околоточного передёрнуло от моего вопроса и зло прищурившись он ответил:

— Вы правы, меня интересует совершенно иное. Где вы провели сегодняшнюю ночь, и кто это сможет подтвердить?

— Если, по существу, то здесь. Ваши вопросы настолько однообразны, что я начинаю подозревать о нездоровом интересе к моей личной жизни.

Кажется, я всё же рассердил околоточного. Тот повернулся к городовым и кивнул в мою сторону. Два рослых полицейских тут же оказались за моей спиной.

— Я арестован?

— Да что вы! — околоточный просто источал злобное удовлетворение. — Всего лишь задержаны, до выяснения обстоятельств.

— Хочу напомнить, что я дворянин, к тому же нахожусь на службе и для столь решительных действий с вашей стороны требуются веские основания. У вас имеются на то соответствующие документы?

— Не беспокойтесь, все документы оформлены и дожидаются вас в полицейском участке.

— Довольно странно всё это, — оглянулся я на городовых.

— Ничего странного не наблюдаю, — подал голос околоточный. — Просто мы очень спешили застать вас и забыли прихватить с собой необходимые документы.

— Сообщите на проходной, что меня задержали, — кивнул я стоящей рядом Алесе и направился к стоящему у ворот мобилю.

В полицейском участке мне действительно показали приказ о скорейшем задержании всех причастных лиц к убийству произошедшем на рынке. Вот только имени моего там не было и подписан он был губернским секретарём, что говорило о строго служебном применении документа. Мои подозрения о типичном разводе меня-малолетки вскоре подтвердились.

— В камеру его, — кивнул околоточный служивому.

Если сейчас он не хочет со мной разговаривать, то надо полагать, впереди меня ожидает нечто такое, что развяжет, по его мнению, мой язык. Судя по всему, ломать меня будут! Вся стратегия околоточного построена на том, что я сознаюсь раньше, чем меня отсюда вытащат. Что же, посмотрим, всё ли он предусмотрел?

В общую камеру, как ожидалось, я не попал. Две двухярусных шконки, раковина с холодной водой и параша у входа — можно считать люкс… Общую картину здорово портили антимагические браслетики мою руках, но от них точно не избавиться — удел всех одарённых. К сожалению, долго "счастье" не продлилось — звякнула железная дверь и на пороге появились трое: Трус, Балбес и Бывалый. Именно в такой комплекции, как в нашей старой доброй комедии.

— И кто это у нас тут такой грозный? — хмыкнул Балбес.

— А молоденький-то какой… — пискнул вслед Трус.

Бывалый промолчал, нахмурив кустистые брови. Молчал и я.

— Не уважает он нас, — сделал вывод Балбес.

— Не воспитанный какой-то, — поддакнул Трус.

— Будем учить, — вынес свой вердикт Бывалый, потирая кулаки.

Кроме слабого ментального воздействия и энергетического щупа противопоставить троице было нечего — с "браслетами" на руках кулаками особо не помашешь. "Воспитатели" тем временем время не теряли и обступили нары, где я расположился.

Что же это творится вокруг? Почему всякая тварь считает своим долгом ткнуть меня побольнее? Когда же все эти безобразия прекратятся? На душе стало так погано… Чувства буквально выплёскивались наружу. Добавил к ним злости и ненависти, а потом не стал сдерживаться и выпустил их…

Трус покачнулся и осел на бетонный пол кулем. Балбес в страхе замер и боялся пошевелиться, а вот на Бывалого моя психическая атака почти не подействовала и он с рёвом обрушился на меня. Увернувшись от кулачища, взбрыкнул ногами и пяткой заехал по его причиндалам. Здоровяка тут же сложило. Спрыгнув со шконки, коленом заехал в морду, тут же боднув головой в живот. Туша Бывалого стала заваливаться назад, прямо на приходящего в себя Балбеса, так вдвоём и свалились. Воспользовался моментом, пока все были в замешательстве и прошёлся по "воспитателям" щупом. После этого ни у кого из троицы сил подняться не было.

Немного переведя дух принялся за работу. Образовавшаяся куча-мала не позволяла добраться даже до раковины и хотя бы немного освежиться. Затаскивать на нары Бывалого было одно сплошное мучение. Некоторое удовлетворение принёс тот факт, что в процессе перетаскивания его голова несколько раз существенно прикладывалась к разным частям "мебели" камеры. С Балбесом получилось всё гораздо проще. Труса я трогать не стал. Он так и остался лежать у параши — от него ощутимо смердело… Кстати, он оказался самым опасным из всех троих, из рукава его левой руки торчала заточка.

Подошло время обеда, но в камере так никто и не появился. Понятно, "воспитательный процесс" продолжается. Шум за дверьми послышался лишь ближе к вечеру. Клацнула задвижка глазка и немного погодя открылась дверь.

— Что здесь происходит? — гаркнул усатый смотритель в чине унтер-офицера.

— Сам не пойму, — включил я "дурака" и спрыгнул с верхних нар. — Эти двое, как только вошли, сразу же спать завалились, а тот, что у параши — вдруг непонятно с чего обосрался и, похоже, до сих пор мается животом.

— На выход! — зажал нос смотритель.

На этот раз меня привели в совершенно другой кабинет с замысловатыми вензелями на прибитой к двери табличке. Кроме солидного, с пышными седыми бакенбардами и столь же внушительного вида усами, мужчины в гражданском, в кабинете находился околоточный и мой наставник Мещерский Аркадий Юрьевич. Судя по всему, разговор тут до меня был, что говорится, на повышенных тонах: околоточный весь в краске, наставник пышет праведным гневом, а мужик в гражданском, сидящий за огромным канцелярским столом, взглядом едва не метает молнии.

— Арестованный Новик, доставлен! — гаркнул в ухо смотритель.

— Всё же арестованный!? — как ужаленный подскочил Мещерский.

— Успокойтесь, Аркадий Юрьевич! — махнул рукой хозяин кабинета. — Это просто оговорка.

И уже повернувшись ко мне продолжил:

— От лица всего полицейского управления приношу вам, Илья Алексеевич, глубочайшие извинения за столь досадное недоразумение. Будьте уверены виновные будут выявлены, — он демонстративно пристально глянул на околоточного, — и понесут заслуженное наказание. Если у вас нет претензий, то можете быть свободны. На проходной вам вернут личные вещи, изъятые при обыске.

Интересно девки пляшут! У меня ещё и обыск был? Перевожу взгляд на наставника, тот едва заметно отрицательно качает головой. Похоже, качать свои права сейчас не самое лучшее время. Что же доверимся мнению наставника и молча протягиваю руки с наручниками. Только оказавшись во дворе он заговорил.

— Ну и дров вы наломали, Илья Алексеевич! И когда вы успели перейти дорогу этому околоточному? Он про вас такие страсти по насочинял, что впору детективный роман писать. Вот только с доказательствами у него совершенно не вышло…

Что я на это мог ответить? Неопределённо пожал плечами и поплёлся за наставником к припаркованному армейскому мобилю.

— Думаю, не в ваших интересах возвращаться сейчас на снимаемую квартиру. Кто его знает, что ещё взбредёт в голову господам полицейским. Едемте в часть, а поутру отправитесь по дальним кордонам — и вам больше толку будет, и нам меньше головной боли…

Глава 17

Ошибок не бывает. События, которые вторгаются в нашу жизнь, какими бы неприятными для нас они ни были,

необходимы для того, чтобы мы научились тому, чему должны научиться

(Р. Бах)

Вот уже третью неделю мы блуждаем по лесным дебрям. Мещерский оказывается не шутил, когда обмолвился, что ждёт меня рейд по дальним кордонам. Буквально на следующий день после того, как он вытащил меня из полиции я в сопровождении верного Михася отправился в путь. Снарядили нас быстро, выдали бегунок с маршрутом движения и не дав даже отобедать быстренько вывели из расположения части.

Годовщину появления в этом мире отметил в пути. Середина мая в этих широтах почти лето: солнышко припекает, воздух свеж. Единственно нет ягод и грибов, но, с другой стороны, уже во всю лезет другая полезная зелень. Комары, опять же, пока не слишком докучают. Побывали уже на четырёх кордонах, сегодня дошли до последнего — пятого. Наши лошадки несмотря на то, что мы особо никуда не торопились заметно приустали — больше двадцати дней по лесным тропам дают о себе знать. По совету Михася решил задержаться здесь на пару дней и устроить небольшой отдых.

Работа сама по себе не была тяжёлой и мне хватало дня, чтобы управиться, но всякий однообразный труд рано или поздно приводит к унынию. Вот и до меня добралась хандра, и что с ней делать я понятия не имею. Как-то вдруг померкли краски, навалилось унылое безразличие, не хотелось думать ни о будущем, ни о настоящем.

Вывел меня из этого состояния Михась. Уже на обратном пути он внезапно свернул с набитой тропинки и свернул свою лошадку в едва заметный проход между зарослями кустарника. Спустя час с небольшим мы были у небольшого лесного озера, на берегу которой, расположилась охотничья избушка, где мы и остановились. Михась занялся хозяйством, а я застыл у костра, наслаждаясь видом. Так и просидел до полуночи, ощущая как меня потихоньку "отпускает".

У каждого мага наступает момент, когда скопившийся негатив и отрицательная энергетика начинает давить на психику. Нормальный человек, что делает в таких случаях? Правильно, самый распространённый способ расслабиться — хорошая компания и бутылочка чего покрепче. Кто-то пускается в путешествие, а другой, наоборот, старается побыть в одиночестве. Вариантов расслабиться хватает. Вот только с магами не всё так просто… Один только вид вусмерть упитого одарённого в дрожь бросает! Это простолюдин побуянит немного и успокоится, а одарённый? Самое простое сравнение, что приходит на ум — обезьяна с гранатой! Вот и получается: спасение утопающих дело рук самих утопающих, но здесь к тому же нужно ещё постараться не зацепить кого ненароком.

Выходы из этого положения, конечно, имеются, но у каждого они свои. Большинство пропадает на полигонах, "высушивая" себя без остатка. Другие — идут к целителям и те выравнивают им ауру, а если уж совсем невтерпёж, то можно и выпить, но будьте добры нацепить перед этим на себя блокирующие браслеты. В моём же случае помог слабый природный источник жизни, расположенный в самом центре лесного озера.

— Сюда даже зверьё лечиться заходит, — разливая по кружкам наваристый чай, пояснил Михась. — Покудова отец был жив мы сюда часто хаживали.

Весь следующий день я не вылезал из озера. Удивительно, в озере не наблюдалось ни малейшей живности. Вода кристально чистая и лишь у самого дна заметна какая-то минеральная взвесь. Уже к вечеру я полностью пришёл в себя и наконец обратил внимание на мнущегося целый день Михася.

— Давай уже рассказывай, что случилось?

— Тут ведь дело какое… — осторожно начал он. — Перед самой смертью отец поведал мне одну историю. В былые времена промышлял здесь знатный ватажник — Антон Турчин. Зверя бил в нонешних лесах, в Топь не редко заглядывал. Как говорил отец, водилась за ним одна странность — не доверял он никому насчёт денег, ни банкам, ни друзьям. С добычи оставлял себе немного, а остальное переводил в камешки драгоценные, да и носил при себе на поясе в потайных карманах. Много народа повелось на эту байку… У Антона косая сажень в плечах — не одному голову скрутил, а до пояса его так никто и не добрался.

Отхлебнув из кружки крепкого чая Михась продолжил:

— Погиб Антон тут недалече, на той стороне, — Михась кивнул в сторону Топи. — В той ватаге ходил мой отец. Уходили с шумом — наткнулись на вепрей. И всё бы ничего, да на последней ночёвке обложило зверьё их со всех сторон. Оставался только один путь — через топкие болота, а там лишний груз смерть верная. Вот и оставили всю добычу на месте. Из того болота вышло лишь двое — мой отец и тяжело раненый Антон. Пока добрались до людей, тот почитай уже при смерти был — не помогли ни зелья, ни эликсиры… Отец после того зарёкся на ту сторону ходить. Перед самой смертью он поделился своей тайной — где всё добро с похода припрятали. По его словам, Антон в болота уходил без своего знаменитого пояса. Стало быть, и его он там же припрятал.

Михась налил себе ещё кружку чая.

— Я к чему всё это? Сходить бы… Если напрямки, то часа за полтора доберёмся. Добыча пополам, — и посмотрев на меня, словно бы повинился. — Один я наверняка не дойду, опыту совсем нет, а вы как я погляжу уже и с нежитью сталкивались, и с местным зверьём повоевать успели. Так как, Ваше Благородие?

А почему бы и нет? Закис я основательно и мне просто необходима встряска! Собственно, что я теряю? В пути всего полтора часа, зверьё сейчас (после гона) более-менее спокойное, да и уйти я наверняка смогу. Другое дело, что надо будет приглядывать за Михасём, но он уже не маленький и должен понимать, что в крайней ситуации жизнью своей ради него я рисковать не буду.

— Дорогу-то знаешь? Плутать не придётся?

— Что вы, Илья Алексеевич! Я тот разговор с отцом запомнил, как "Отче наш" и дорогу он описал в подробностях.

— Раз такое дело, то давай готовиться и с раннего утра двинем…

Перед самым выходом снял с себя все артефакты и накопители. Зону действия деструктора просто так не пройти — все магические навороты моментально разрядятся и толку потом от них никакого. На руке остался только браслет-накопитель пространственного кармана. Работа древних мастеров оказалась стойкой к воздействию деструктора, это я проверил ещё по дороге.

Стреноженных лошадок и имущество оставили на полянке. Сторожевую систему перевёл в режим отпугивания и теперь сюда крупнее медведя навряд ли кто сунется, да и тот прежде подумает — стоит ли? Из оружия взял с собой автоматическую винтовку Фёдорова, с которой в последнее время не расстаюсь. Я её несколько подшаманил, установил пару артефактов и накопитель. Воздушные линзы на прицельной планке превратили её в оружие снайпера, а глушитель значительно снижает звук выстрела. В кобуре на поясе расположился 9-мм "Люгер", можно было бы достать из пространственного кармана и пистолет с глушителем, но его 7,65-мм патрон для зверья всё равно, что шарик от страйкбола. Метательные ножи также остались в кармане, а вот широкий крепкий кинжал в ножнах нашёл своё место на поясе, как и последняя пара гранат. Михась был вооружён значительно скромнее: карабин с примкнутым штыком, топориком за поясом и всё той же парой гранат.

Защитный рубеж прошли спокойно, зверья поблизости не было, единственное, что изменилось, так это в миг окружившая нас туча летающих кровососов. Единственное спасение от них — прибавить в скорости. Как только вышли из зоны действия деструктора активизировал все защитные артефакты и "пригасил" ауру. Кровососов стало заметно меньше.

Наш путь пролегал по относительно сухому участку местности. С двух сторон окружали болота, а звериная тропка замысловато петляла по редколесью. Нам очень повезло добраться до нужных развалин почти без происшествий. Не считать же, выползшего погреться на солнышке ужа-переростка размером с анаконду, за через чур большую проблему. Пары выстрелов из моей винтовки хватило, чтобы змей резво скрылся в болоте.

— Пару веков назад здесь было поселение, — кивнул на остовы разрушенных строений Михась. — По крайней мере, так говорят наши старейшины. Тогда в округе этих болот здесь не было, да и самой Топи тоже.

— Куда нам? — поторопил я его.

— Крайний дом по левой стороне.

— Что-то домов я не вижу…

— Восемь лет назад были, где-то же ватага останавливалась на ночёвку.

— Похоже нам туда, — махнул я рукой, в сторону не самого разрушенного остова.

— Отец говорил, что всю добычу оставили в подвале, а Антон перед самым уходом зачем-то лазил на крышу.

— И где теперь эта крыша? — от дома осталась лишь печь с торчащей полуразрушенной трубой и полуистлевшими брёвнами, наваленные кучей вокруг неё.

Чтобы добраться до подвала пришлось немного потрудиться и перетащить пару этих брёвен в сторону. Из открывшегося зева пахнуло затхлостью и сыростью. В руках Михася, непонятно откуда, оказался зажжённый факел и спустя мгновение он скрылся в подвале или вернее в то, что от него осталось. Ещё через пару минут на поверхности стала появляться какая-то полусгнившая рухлядь.

Пока Михась копался в подвале я пытался понять зачем Антон лазил на крышу. Если он там что-либо припрятал, то искать это уже бесполезно — от крыши уже давно и следа не осталось. Разве что печная труба… Подошёл к печи и попытался отыскать заслонку на дымоходе. Есть такая! Дымоход перекрыт. Выдвигаю заслонку на себя и отчётливо слышу грохот в печи. В зияющей темнотой топке ничего не разглядеть. Возвращаюсь к Михасю и беру факел, он к тому времени уже разобрался с подвалом.

В свете факела в топке печи отчётливо поблескивают металлические заклёпки широкого кожаного пояса. Ничего другого, кроме обломков кирпичей и сажи видно не было. Пока доставал пояс, весь измазался и стал походить на трубочиста.

— Почти всё сгнило, — с сожалением выдохнул Михась, — но кое-что всё же уцелело: несколько десятков клыков и когтей, есть даже пара окаменелых яиц — для целителей и зельеваров нет ценнее товара. — А что у вас?

— Поторапливаться нам надо. Зверьё уже знает, что мы здесь. Разбираться с находками будем на той стороне, — не стал я хвалиться.

Использовать активные поисковые плетения я не могу, но и в пассивном режиме отчётливо вижу, как со всей округи к нам лезет всякая мерзость. Пока в основном по мелочи, но вскоре стоит ожидать зверя и покрупнее. Быстро рассовали хабар по вещевым мешкам и скорым шагом направились в обратный путь.

Спустя версту нас нагнала стая диких псов. С волками они, конечно, и рядом не стоят, но своё берут числом. Вначале пытались отстреливаться, но быстро поняли, что таким макаром далеко не уйдём. Ещё немного и пожалует более опасное зверьё, а с винтовки по псам стрелять, всё равно как из пушки по воробьям. Забросали псин гранатами и во всю прыть рванули к границе. За полверсты до неё нас всё же нагнали.

Стадо зубров взяло нас в клещи. С трёх сторон слышался характерный приближающийся топот. Издали зубры больше походили на мамонтов, только без хобота, но бивни у них имелись, размерами только немного поскромнее и не такие изогнутые, больше напоминая копья. Судя по свирепому виду зверья, травка в их рацион не входит уже давно. Оглянувшись назад, в зарослях кустарника, заметил промелькнувшие серые тени. Волков ещё на наши головы не хватало!

Винтовка уже не поможет, пробить пулей крепкую шкуру и гору накачанных мышц почти невозможно. Дело принимает совсем скверный оборот и без магии здесь точно не обойтись. Магичить в Топи смерти подобно, но в нашем случае риск оправдан — до границы всего ничего. Пока зверьё будет разбираться с моими "подарками" у нас есть шанс проскользнуть. Из пространственного кармана достаю гость камешек с нанесённым плетением каменных шипов и разбрасываю по сторонам, не зря корпел над ними весь вчерашний вечер. Через десяток-другой метров повторяю… Активизирую, а теперь руки в ноги и вперёд!

Внезапно позади раздаётся душераздирающий рёв — кто-то напоролся на шипы. Со всех сторон в ответ послышался торжествующий вой — зверьё почуяло магию, теперь их не остановить, но и нам осталось всего-ничего. Всё чаще и чаще зубры стали натыкаться на шипы из-за чего они немного приотстали, но тут проявили себя волки. Две тени пронеслись совсем рядом со мной и устремились за Михасём. На ходу выхватываю Люгер и разряжаю обойму. Кажется, кого-то задел, судя по раздавшемуся визгу. Тут же перезаряжаю пистолет запасной обоймой.

Чувство крайней опасности буквально сковало и я со всего маху рухнул оземь. Надо мной пролетела серая туша. Вскакиваю на ноги и всаживаю все восемь патронов в успевшего развернуться ко мне волка. Сегодня явно мой день — одна из пуль попала точно в глаз, добравшись до содержимого черепной коробки. Но радовался я явно преждевременно. Ещё один волк в прыжке успел зацепить меня и левая рука тут же повисла плетью. Кидаю на себя лечебное плетение и хватаюсь за кинжал — быстро заменить обойму одной рукой просто невозможно.

Волк тем временем приготовился к новой атаке. Время вдруг замедлилось и движение зверя стали заметно медленнее. Мне удалось нырнуть под его бросок и вогнать кинжал в брюхо. По ушам ударило визгом и какофонией звуков — это время вернулось к прежнему темпу. Бросаю взгляд назад и замечаю, что особо нетерпеливые бизоны добрались до подраненного волка и рвут его на клочья. Вскакиваю и бегу вперёд. Где Михась? Почему я его не вижу? Буквально через пару десятков шагов натыкаюсь на него. Вроде бы живой, но без сознания. Перекидываю через плечо тело, благо рука успела немного отойти, и напрягаясь из последних сил бегу к границе Топи.

Сколько продолжалась эта свистопляска не помню, но внезапно поймал себя на том, что за спиной тишина. Оборачиваюсь и за зарослями внезапно обступившего нас леса не вижу наших преследователей. Надо же! Не заметил, как выбрался из Топи. Опускаю на землю Михася — вся спина в крови, видно когтистая лапа волка всё же достала его. Всматриваюсь, кроме рваных ран на спине и пары треснувших рёбер ничего серьёзного не нахожу, правда крови потерял не мало, но это сейчас не столь критично. Напитываю раны энергией жизни и активирую "Малое лечебное плетение".

Почему не "Среднее"? Мне вдруг в голову пришла одна интересная мысль и совершенно здоровый Михась мне пока не нужен. Придётся ему немного "поболеть". Ещё раз тащить Михася на себе я не собирался и привёл его в чувство. Так и шли, покачиваясь и цепляясь за деревья до самой нашей стоянки. Надо сказать, что откат и меня не плохо зацепил, но заплетался ногами я больше для вида и в основном для Михася.

Добравшись до озера, до самого вечера отлёживались. Я периодически избавлял моего сопровождающего от излишков жизненной энергии, иначе бы он уже вечером встал на ноги. Для видимости наложил ему повязку и строго запретил ему пониматься, что, впрочем, не помешало ему ознакомиться с нашей добычей.

— Клыки и когти уйдут влёт, есть у меня на примете один скупщик, — просвещал он меня, перетряхивая вещмешки. — С яйцами также всё не плохо выйдет. А как быть с остальным? Золотые мы, конечно, поделим, но вот кому предложить камешки, даже не знаю, да и голову положить за них можно запросто. Нет, здесь их точно не продать.

— Сколько стоят камни из пояса Антона? — поинтересовался я.

— Даже не скажу… — повёл плечами Михась. — А вот за весь остальной хабар можно выручит не меньше тыщи, а то и более.

— Я так понимаю, что с камнями ты связываться не хочешь?

— Нету у меня такой возможности, — согласно кивнул Михась.

На мой взгляд, камешков здесь никак не меньше чем на две — две с половиной тысячи. Если их и продавать, то делать это следует в столицах, там реальную цену за них предложат. Провернуть это дело мне гораздо проще, чем тому же Михасю. Нужно пользоваться моментом.

— Так забирай себе всю добычу, а камни оставь мне.

— Что, даже от золотых откажетесь? — прищурился Михась.

— Не буду тебя обманывать, но наследство Антона подороже выйдет. Правда придётся немного потратиться, чтобы продать это добро. Однако даже с учётом этого прибыток выйдет больше, чем у тебя.

Михась довольно хмыкнул и глядя мне в глаза ответил:

— Я так и думал, но мне хватит и этого. Да и в долгу я перед вами — сам бы я из Топи точно не вышел, — на том и порешили.

Весь оставшийся путь я тщательно следил за состоянием напарника, не давая тому окончательно выздороветь. Понимаю, что выглядит это кощунственно, но выбирать мне приходится — на кону моя жизнь. После каждого дневного перехода Михась выглядел совершенно убитым. Его хватало только на то, чтобы слезть с лошади и немного помочь у костра, всё остальное свалилось на мои плечи. Можно было остановиться на ближайшем кордоне, но мы решили, что не стоит искушать судьбу — уж больно у Михася груз объёмный. Мало ли кто на него позарится пока мы отдыхать будем.

Последнюю остановку на ночёвку мы сделали у родственников мужа моей хозяйки. Я специально сюда зарулил. Признали меня сразу. Понятно радости с того ни у кого особой не было, а вот самого Фёдора я так и не увидел. Поинтересовался в чём дело.

— Никакого сладу с ним нет, — посетовала его сестра. — В первую же седмицу вылакал всё, что горит, а потом всё грозился поубивать всех. Вот мой муж и свёз его в охотничью сторожку недалече отсюдова. Через день продукты возит, да проверяет заодно.

Понятно, на перевоспитание отправили… Немного переговорив с хозяйкой, договорились, что за постой и пригляд за раненым я заплачу вдвойне. Опять же намекнули насчёт Фёдора — и за него бы стоило добавить… Муж хозяйки тут же кинулся в сенницу, обустраивать нам место. В дом нас не пригласили, и я этому был даже рад — не пришлось стеснять их престарелых родителей, а Михасю и вовсе всё равно — он и не такое видывал… Благо на дворе середина мая и ночи уже тёплые.

На хуторе спать ложатся рано, как солнце зайдёт, так и отбой. Вставали также по солнцу. Как только стемнело я уже был готов: на околицу набросил охранное отпугивающее плетение — в ближайшую ночь навряд ли кто из зверья рискнёт сюда сунуться; собрал излишки энергии у хозяев — крепче спать будут; оседлал свою лошадку, переоделся в цивильное и направился в город. В прошлый раз мы добирались около четырёх часов, не особо торопясь и на телеге. Сейчас хватило и часа — навесил "Светляк" чуть впереди лошади, чтобы в потёмках ноги не сломала и неспешной рысью отправился в дорогу.

Не доезжая до города, притушил "Светляк", чтобы не привлекать внимание и в полутьме шагом добрался до ближайшего придорожного трактира. Заходить не стал, прямиком направившись в конюшню. На звук копыт из неё выбежал заспанный парнишка лет четырнадцати.

— Напоить, обтереть, накормить, но не распрягать. Скоро буду… — в воздухе сверкнул серебряный четвертак, который тут же оказался в руке сообразительного мальчишки-конюха.

Теперь меня ничто не ограничивало в действиях, и я отправился в сторону своего съёмного жилья. Примерно через полчаса я был на заднем дворе, к себе заходить я не собирался, меня интересовало совершенно иное — следит ли кто за домом… Надо бы не шуметь особо, как я помню во дворе злющая малолетняя псина, если услышит — залижет до смерти. Внимательно осматриваюсь вокруг. Псины в будке нет, зато в хозяйском доме три засветки. Похоже, Стась и на ночь не расстаётся со своим блохастым другом. А вот и тот, кого я ищу! В хозяйственной постройке типа сарай притаилась ещё одна засветка. Судя по слабой активности, её хозяин сейчас крепко спит. Через пару минут в моих руках оказался малолетний парнишка.

— Чего здесь делаем? — поднял я его за шкирку.

— Отпустите меня дяденька. Заплутал я. Сейчас уйду, — меня окатило волной страха и слабой надежды.

— Не стоит мне врать, — я зажёг над головой "Светляк", — и не думай даже пикнуть, а то сделаю ещё что не то.

Мальчонка заметно съёжился.

— Я всё расскажу, господин маг, только не превращайте меня в лягушку, — захлюпал носом парнишка.

— Говори! — изобразил из себя жутко недовольного одарённого.

— За домом приглядывать меня приставили, а ежели появится постоялец, то сразу же сообщить старшему на рынке или бежать до нашего околоточного.

М-да… а меня, оказывается, всё же ждут. Активизировал плетение — теперь парнишка за последние несколько часов ничего вспомнить не сможет, заодно и отоспится. Что же, пора навестить настырного околоточного надзирателя, адресок и как быстро добраться мальчонка мне сообщил.

Глава 18

Долг каждого — любить родину, быть неподкупным и смелым, хранить ей верность, даже ценою жизни

(Ж.Ж.Руссо)

— Кого ещё там черти принесли? — послышался недовольный голос.

— Срочное сообщение с рынка! — прошипел я в дверь.

До дома, где проживал околоточный, я добрался без проблем. Само жилище представляло собой каменное трёхэтажное строение с двумя подъездами. Во дворе находилось несколько мобилей далеко не самой дешёвой комплектации. Не простые люди проживают в этом доме. По словам мальца мой "благодетель" обитает на втором этаже в первом подъезде и судя по тёмным окнам домочадцы спят, свет горит лишь в рабочем кабинете хозяина. Активирую свою защиту и поднимаюсь на второй этаж. Теперь я совсем не отличаюсь от простолюдина.

За дверью раздался приглушённый звон ключей. Как только заклацал открываемый замок перехожу в ускорение. В руках пистолет с глушителем — на этот раз я рисковать не собираюсь. За дверью одарённый и вполне возможно ожидать от него какой-нибудь магической пакости. Дверь медленно открывается, и я тут же открываю огонь, стараясь не целить в голову и область сердца. Лишь на пятом выстреле защита околоточного сдалась и мигнув бледно-синим сполохом исчезла. Вонзаю в полицейского щуп и лишаю его возможности магичить, хотя ему сейчас явно не до этого — две пули в брюхе дают о себе знать. Единственное, что успел околоточный так это активизировать лечебное плетение, но моими стараниями оно полностью не развернулось и сейчас он испытывал все "прелести" огнестрельных ранений. Впрочем, долго он не мучился, так как потерял сознание.

Достаю магические браслеты и перехватываю руки, заодно сдёрнув с вешалки какой-то шарф, используя его вместо кляпа. Одновременно осматриваю квартиру: в одной из комнат наблюдаю две засветки, судя по всему, это дети; ещё одна засветка находится в спальне и может принадлежать супруге. Подбираю раскиданные под ногами гильзы и закрываю за собой дверь.

Пройдясь по комнатам, собрал излишки жизненной энергии у домочадцев и теперь они нас точно не побеспокоят. Подхватываю околоточного и затаскиваю его в рабочий кабинет, прикрыв за собой двери для пущей уверенности. Грузное тело примостилось на небольшом диванчике. Осмотрев раненого, пришёл к выводу, что того всё же стоит немного подлечить, иначе загнётся раньше времени, а мне с ним надобно бы ещё переговорить. Минут через десять околоточный пришёл в себя.

— Вы хотели меня видеть? — присел я за канцелярский стол.

— Ты понимаешь на кого руку поднял?! — прошипел хозяин квартиры, морщась от боли.

— И на кого же? — решил я уточнить.

— На представителя правоохранительных органов!

— А мне сдаётся, со мной пожелал встретиться один продажный чиновник, который кормится с рук криминальных дельцов этого города.

— Да как ты смеешь, щенок!

Надо как-то сбить спесь с этого надутого индюка. Собираю в себе всю скопившуюся за последнее время злость и отпускаю эмоции на волю. Околоточного заметно передёрнуло и тот с удивлением и страхом глянул на меня.

— Что, такого не было в моём личном деле? — вежливо поинтересовался я.

— Теперь всё понятно… — прошептал он, обречённо повесив голову.

— Ну раз вам всё стало предельно понятно, то постарайтесь удовлетворить моё любопытство.

— Детей и жену не трогай, они тут ни причём.

— Теперь всё зависит от вас, — пожал я плечами.

— Хорошо, с чего начинать?

— Вопрос не главный, но очень уж меня интересующий — как в полицейском управлении появилась столь одарённая личность?

— Ты о моих ментальных способностях? Помогла случайность, такое иногда случается. Мои магические возможности как адепта Воды были настолько низки, что ничего кроме бытовика мне не светило. Решил податься в полицию. Отучился и в процессе проверки на лояльность открылась слабая предрасположенность к ментальным техникам. Маг-менталист, который проверял меня, не обратил на этот факт никакого внимания, настолько незначительны были мои возможности. От знающих людей прознал, что при помощи магических эликсиров можно немного усилиться в ментальном плане. Сразу же перевёлся в Пинск.

М-да… теперь понятно столь неуёмное служебное рвение околоточного. Эликсиры стоят недёшево, а со служебного оклада особо не пошикуешь. Остаётся только продаться сильным мира сего и пользуясь своим даром, не забывая про собственный интерес, "бороться с преступностью". Околоточный тем временем продолжал:

— Здесь меня сразу же заприметили. Предложили присматривать за всеми городскими рынками, контролировать их на предмет контрабанды из Топи. С этого имел процент.

— Выходит, вся добыча ватаг проходила через вас?

— Почти вся. Что-то успевало осесть в карманах заезжих купцов. Трогать их мне запретили. Но всё это мелочь, по сравнению с тем, что проходит через полк. Несколько команд охотников и ватажников напрямую работают на ваших магов.

— Каких именно? — удивился я.

— Врать не буду — точно не знаю, но уверен, что твой непосредственный командир и его заместитель в курсе, как и командование полка.

— Что же не перевёлся, если доставались крохи?

— А мне хватало! И желания поменять шило на мыло совершенно не имел.

— Чего прицепился ко мне?

— Уж больно ты подходишь на роль убийцы Никифора и тех двух придурков с рынка. Правда с доказательствами не сложилось, но мне не в полиции отчитываться, а новый хозяин города обещал довольно кругленькую сумму за поимку убийцы его предшественника.

Говорить больше не о чём, всё что надо я узнал. Кивнул в сторону встроенного в стену сейфа.

— Откроешь? — околоточный отрицательно покачал головой.

— Ты обещал не трогать семью.

— А это тут причём?

— В сейфе имеются кое-какие сбережения. Я не хочу, чтобы мои дети бедствовали и мыкались по свету в поисках куска хлеба, как довелось мне в своё время.

Открыть сейф было действительно проблематично — кроме настройки на ауру хозяина там имелся и кодовый замок. Ладно, обойдёмся малым, тем более не за деньгами я сюда пришёл. Подошёл к хозяину кабинета и "выпил" его досуха. Никаких угрызений совести я не испытывал — будь на его стороне чуть побольше везения и вполне вероятно, что именно я сейчас отдавал концы. Единственно, что меня смущало, так это три пули в его брюхе. Не знаю, как у них тут дела с криминалистикой, но в моём мире таких улик стараются не оставлять.

Чисто из любопытства стал проверять ящички и шкафы в комнате. После недолгого осмотра наткнулся на весьма любопытную вещицу — налобный обруч для снятия образов и внедрения гипнопрограмм. Помимо него в кожаном саквояже обнаружились информационные кристаллы. Кроме этого, в верхнем ящике канцелярского стола обнаружилась начатая пачка ассигнаций десятирублёвого достоинства и ещё какая-то мелочь — очевидно, заначка на мелкие расходы. Уже уходя, остановился у вешалки и прошёлся по карманам весящей одежды. К рукам прилипли два пухлых портмоне. На этом и остановился, ничего другого брать не стал.

Хотелось бы прибрать к рукам защитный артефакт, умудрившийся остановить пять пуль, но присмотревшись к массивному перстню со столь же значительных размеров сапфиром пришёл к выводу, что сей трофей вызовет больше проблем, чем пользы — конструкт явно ведомственный и по нему довольно легко вычислить истинного владельца. Перед уходом затёр все свои следы, в том числе и ментальные.

На хутор вернулся под самое утро и сразу же залёг спать. Ближе к обеду меня разбудил Михась.

— Может подадимся до города, тут всего ничего, — предложил он.

— Нет, тебе необходимо отлежаться. Сам понимаешь, нам лишние вопросы ни к чему. Денёк-другой подождём, а там можно и в город.

— В части наши целители меня в миг поднимут, — не унимался Михась.

— Поднять-то поднимут, а как ты объяснишь полученные ранения? У меня совершенно нет желания описывать наши похождения в рапорте. Да и неприятностей потом не миновать. А так свалим всё на твоё неудачное падение с лошади. От того и задержались на хуторе.

Михасю ничего не оставалось, как молча согласиться. Чтобы не мозолить хозяевам глаза, на день уходил в лес — неподалёку нашлось небольшое озерцо, где я и пропадал с удочкой. За эти дни разобрался с хабаром, доставшимся от околоточного. Больше всего меня интересовали информационные кристаллы. Больше всего удивил тот факт, что у него оказалась довольно обширная коллекция кристаллов с иностранными языками, в наличии имелись почти все европейские, не исключая и русский. Интересно, где он собирался осесть после службы? Судя по всему, явно не в Российской империи.

Нашлись и довольно специфические знания навроде "Счетовод-бухгалтер" или "Навыки музицирования на клавишных инструментах". К чему они? Или околоточный собирал всё до кучи? Скорей всего это конфискат, который прилип к его рукам после досмотров. Нашлось и кое-что интересное — пенал с семью кристаллами под общим наименованием "Пластун". Если мне не изменяет память, то это, своего рода, казачий спецназ. Пластун много чего должен знать и уметь. Из основных навыков — это мастерское владение холодным оружием, умение постоять за себя в рукопашной схватке, скрытное перемещение в различных условиях, про выносливость и силу, думаю, даже не стоит упоминать, и много, много чего ещё …

С некоторыми из этих навыков со мной поделились старики-доноры, но то были обрывочные знания и довольно среднего уровня. Сейчас в моих руках оказалось настоящее боевое учение, которое стоит целое состояние. Откуда оно у околоточного, даже не представляю, но учитывая разнообразие его коллекции не трудно предположить, что достался ему этот пенал ему совершенно случайно.

Хотелось бы сразу приступить к изучению доставшегося мне богатства, но здраво рассудив решил немного повременить. Для полноценного усвоения знаний необходимо создать соответствующие условия и без тренировочного полигона здесь точно не обойтись. Ради интереса решился попробовать освоить навыки музицирования на клавишных инструментах. Оказалось, что информационный кристалл с подковыркой и содержащаяся там информация разбита на несколько пакетов. В моём случае их оказалось пять. Если учитывать, что больше одной гипнограммы в сутки активировать не рекомендуется, то процесс обучения явно затянется.

Через два дня, как и рассчитывал, выдвинулись в город. Хозяева получили компенсацию за причинённые неудобства в размере пятидесяти рублей и судя по их виду остались довольны.

В части нас уже потеряли и собирались организовывать поиски, по времени мы давно уже были вернуться, но быстро успокоились узнав причину задержки. Михась к этому времени выглядел как огурчик и посещать целителей не пришлось, а у тех могли бы возникнуть вопросы…

Разобравшись с бумагами, отправился к Мещерскому, своему куратору.

— Хочу порадовать вас, Илья Алексеевич! — пожал он мне руку. — В связи с тем, что в Магическом корпусе сейчас объявлены каникулы, вам предоставляется краткосрочный отпуск для сдачи отчёта о результатах стажировки по месту обучения. Завтра я предоставлю вам отчёт и ближайшим обозом можете отправляться в Брест-Литовск.

Не скрою, новость приятная. Здешние красоты и разборки с местными "доброжелателями" успели поднадоесть. К тому же у меня скопилось кое-какое добро, от которого избавиться возможно только в столице. Порадовала ещё одна новость, София в своём письме сообщала, что на каникулах останется вместе с Софией в Москве и будет рада если я вырвусь к ним в гости. У моей хозяйки дела также шли неплохо, судя по её шальному взгляду, она явно на кого-то запала. Портить настроение ей не стал и о муже ничего не сказал. В конце концов это не мои проблемы — не маленькая, пускай сама разбирается.

На следующий день, после утренней разминки, стал собираться в дорогу. Хотя чего там, собственно, собираться? Всё своё ношу с собой! Пространственный карман забит почти до отказа и стоит провести ревизию пока позволяет время. После неё в комнате осталось всё походное снаряжение и почти вся цивильная одежда — вырос я из неё. Теперь появился повод заглянуть в салон готовой одежды, но с этим придётся повременить, пока не доберусь до столицы. Вчера, в части выкупил и оформил на себя выданную винтовку, уж очень она мне понравилась, тем более разрешение от полиции у меня имелось. Так что винтовка ушла в карман, осталось только прикупить к ней патронов, но это также пока не к спеху. В итоге, после устроенной ревизии, в пространственном кармане появилось немного свободного мета.

Ближе к обеду примчался вестовой с приказом явиться в часть. Быстро собрался, заплатил хозяйке за месяц вперёд и с внезапно навалившимся тяжёлым чувством покинул приютивший меня дом. Предчувствие того, что я сюда больше не вернусь было невероятно отчётливым.

Аркадий Юрьевич выполнил своё обещание и к условленному сроку у меня на руках был обещанный отчёт. Дело осталось за малым — оформить отпуск и получить проездные документы. За час управился. Попутный обоз ушёл ещё в обед, и догнать его у меня никак не получалось. Пришлось, за свои деньги, воспользоваться гражданским транспортом — бомбил хватает и здесь.

Успел на ночной экспресс Варшава — Москва. Проходя мимо почтового вагона, заприметил своего бывшего сопровождающего, доставившего меня в Пинск, прапорщика Еремея Акимовича Журавченко. Подходить не стал, тем более что тот был занят довольно ответственным делом — руководил погрузкой обшитых рогожей ящиков.

— Осторожнее, медведи! — восклицал он каждый раз, как кто-то из грузчиков делал резкое движение. — Не уголь грузите — почту! Понимать надобно.

Странно чего это он так о ней печётся, да и тара для почты не совсем подходящая. Обычно обходятся обыкновенными мешками, а тут больше похоже на обшитые снарядные ящики. М-да… довольно странно всё это. Весьма похоже на очередную партию эликсиров и зелий из лаборатории полковой лечебницы.

Проезд мне оформили в вагоне третьего класса и, честно говоря, возможность провести всю дорогу в многолюдном обществе меня откровенно не прельщала. С доплатой перебрался во второй класс, благо свободные места имелись. Знакомиться с соседями не стал, сразу же залёг спать, да и те не горели особым желанием общаться.

А с прапорщиком мне всё же довелось столкнуться, ближе к обеду следующего дня в вагоне-ресторане. Как только проснулся и привёл себя в божеский вид, сразу же туда и направился. Прапорщик заметил меня сразу и пригласил за свой столик. Пока ждал заказ разговорились. Оказывается, в Москву он путешествует довольно регулярно — раз в месяц точно. С такой же регулярностью наведывается в Варшаву, а в Брест-Литовске бывает почти каждую неделю. Довольно оживлённый выходит график работы у "почтальона". Получается, каждый солдат должен писать по два-три письма в день, чтобы обеспечить прапорщика вот таким плотным трафиком. Интересно, он сам понимает этот факт или только прикидывается дурачком?

В Москву прибыли ранним утром. Хотел сразу же отправиться в корпус, но внезапно взыграл интерес — кому же передаст "почту" прапорщик? Затаился на дальнем углу перрона и издали наблюдаю. За грузом подъехала новенькая полуторка с крытым брезентом. Четверо дюжих ребят, выскочив из кузова, в один момент разобрались с грузом. Прапорщик подошёл к кабине и передал открытое окно папку с документами. Дверь кабины открылась, и я узрел до боли знакомую личность: всё та же эспаньолка, котелок на голове и дорогая трость в руках — представитель интересов рода Потоцких собственной персоной!

Вот колечко и замкнулось! Далеко не все секреты рода Потоцких попали в руки моего отца. После немилости императора род должен был неминуемо разориться, но он устоял. Более того, судя по тому, что я наблюдаю их бизнес процветает и поныне. Эти сволочи должны ответить за смерть родителей…

На привокзальной площади нанял мобиль и издали проследил куда отвезли груз. Теперь я знаю, где находятся склады Потоцких и только после этого отправился в Магический корпус. Сдав документы, получил приказ явиться через сутки, а пока мог быть свободен. Дежурный офицер-преподаватель предложил место в гостевом корпусе, но меня от казёнщины уже конкретно коробило. Хотелось просто побродить по городу, зайти в ресторан и снять наконец с себя эту форму.

Решил, что лучше будет остановиться в гостинице, опять же к салонам готовой одежды поближе будет. На то и потратил весь остаток дня. Можно было бы дать о себе знать Софье, но пока не решу все дела в корпусе этот шаг преждевременен. Кто знает, что начальству взбредёт в голову? В связи с этим, завтрашний день у меня совершенно свободен, и я решил немного понаблюдать за складами Потоцких. Чем чёрт не шутит, может и на самих удастся выйти…

В промзоне оказался ранним утром. Изображая торопящегося на службу клерка прошёлся вдоль трёхметрового ограждения запримеченного вчера склада. Ворота оказались наглухо закрыты, а по верху ограждения натянута сторожевая система. Как заглянуть во внутрь и остаться при этом незамеченным даже близко не представляю.

Обходя склад в очередной раз, заметил приближающийся со спины "чёрный воронок", сбавил шаг, пытаясь изобразить заплутавшего прохожего. Номер не прошёл — мобиль остановился прямо рядом со мной.

— Кадет Новик, прошу проследовать в машину, — послышался командный голос.

Сканирую мобиль — водитель и пассажир на заднем сиденье обыкновенные неодарённые, а вот на переднем сиденье расположилась довольно неординарная личность. Мало того, что я не смог определить является он одарённым или нет, так и количество на нём всяких артефактов и амулетов превышало все разумные пределы.

— Не заставляйте себя ждать, Илья Алексеевич, — в опущенном окне передней дверцы появилась рука с зажатой в ней корочкой имперской службы безопасности.

Примерно через час я находился в кабинете со скромной надписью на табличке — Гедда Артемий Яковлевич. За массивным канцелярским столом восседал молодцевато выглядевший мужчина средних лет.

— Проходите, — капитан дружелюбно махнул в сторону стоящего напротив примыкающего стола со стульями.

Подождав пока я устроюсь и из кабинета выйдет сопровождающий он продолжил:

— Новик Илья Алексеевич, кадет первого года обучения отделения артефакторики Магического корпуса, — всмотрелся он в бумаги у себя на столе и подняв голову посмотрел на меня. — Что же это вы, Илья Алексеевич, людям работать не даёте, лезете туда куда вас не просят?

— Я даже и не предполагал, что мои интересы могут пересечься с интересами имперской службы безопасности, — попытался я изобразить полнейшее удивление.

— М-да… — с явным сомнением во взгляде капитан уставился на меня. — Хотя я могу вас понять. У вас вполне обоснованный интерес к роду Потоцких, но тем не менее… Вы хоть понимаете, что ваша самодеятельность может принести больше вреда, чем пользы?

— Ничего существенного предпринимать я не собирался. Мне необходимо было только узнать, где обосновался представитель рода Потоцких. — попытался я разрядить обстановку.

— Чтобы впоследствии от него избавиться… — не повёлся капитан и перелистнув ещё пару страниц добавил. — Вам ведь это не впервой, кадет?

Похоже меня хотят прижать к стенке. Не пойму только зачем?

— Не понимаю о чём вы…

— Хотите расскажу вам одну интересную историю? — и не дожидаясь моего согласия капитан продолжил. — В одном городке появляется молодой человек и сразу же умудряется влезть в неприятную историю — на его глазах обидели его будущую хозяйку. Вскорости погибает как сам обидчик, так его заказчик. Спустя некоторое время погибают двое вышибал, отдавшие приказ избить сына хозяйки. Правда, там нашлось место одной местной сумасшедшей, но вот кто освободил её от оков так до сих пор не выяснено. Дальше — хуже, погибает полицейский, а это заметьте, лицо, находящееся на службе Его Величества. Как вы думаете, что ожидает этого молодого человека, если его разоблачат?

— Не понимаю, какое отношение эта история имеет ко мне? — пожал я плечами.

— А это уже вам решать, Илья Алексеевич, — сделал многозначительную паузу Гедда. — Нашему ведомству крайне необходимы энергичные и разумно мыслящие кадры.

Ё-моё, да он меня вербует! Не знаю, что они там в Пинске нарыли насчёт меня, но улик им явно не хватает, иначе бы разговор вёлся в совершенно ином ключе.

— А если я откажусь? — решил я проверить серьёзность намерений капитана.

— Смерть полицейского вам не простят. Пускай он и был порядочной дрянью, но карать или миловать всё же прерогатива Его Величества… Вас не осудят, однако вашей участи мало кто позавидует — вечная служба на окраинах империи, вот ваш удел. Впрочем, мы не торопим, а как только закончите Магический корпус мы вернёмся к этому разговору.

Гедда поднялся из-за стола, давая понять, что разговор окончен и уже возле самой двери я услышал ещё одно предупреждение.

— Надеюсь, теперь вы понимаете, что к Потоцким приближаться вам категорически запрещено. И ещё, если у вас есть, что-то дополнительно сообщить по этому делу, то изложите свои мысли в письменном виде. Вас проводят, — указал он на появившегося адъютанта.

Я молча кивнул и вышел из кабинета. Похоже у службы безопасности на этом направлении какая-то своя игра и соваться туда действительно опасно.

Адъютант проводил меня до комнаты с письменными принадлежностями на небольшом письменном столике и просил вызвать его, когда закончу. Примерно с час я страдал муками творчества и описал все свои догадки по поводу организации переработки и транспортировке ингредиентов из Топи. Историю с убийствами я принципиально не затрагивал — не хватало ещё собственноручно подписать себе приговор. Перед самым уходом адъютант ознакомил меня с документом в котором чёрным по белому было написано, что так как я являюсь носителем ментальных техник и нахожусь на особым учёте в имперской службе безопасности, то в любой момент могу быть привлечён к работе в интересах этого ведомства, как, впрочем, и все остальные менталисты, согласно там какого-то указа Его Величества.

Как я понял, с этим документом меня должны были ознакомить сразу же после полного совершеннолетия или по окончанию Магического корпуса. В моём случае это случилось несколько раньше, но вполне из-за объективных причин. М-да… даже не предполагал, что судьба каждого менталиста в империи, по сути, уже предопределена.

Глава 19

С постоянством все ясно — напрягают отдельные случаи неверности

(В.Л.Гавеля)

Остатки дня я провёл в раздумьях и выводы, к которым пришёл, меня откровенно не радовали. Во-первых, всю оставшуюся жизнь я буду находиться под незримым контролем службы безопасности. Во-вторых, право выбора у меня практически нет — куда укажет СБ, тем и буду заниматься, во благо империи, так сказать. В-третьих… да мало ли ещё что можно придумать! Единственно о чём уже сейчас жалею, так это то, что по собственной глупости изложил свои мысли на бумаге! Судя по всему, у службы безопасности не всё так гладко с доказательствами против компании Потоцких и вполне возможно, что моя писулька может где-то неожиданно всплыть и я тут же автоматически перейду в категорию живца, даже и не догадываясь об этом.

На следующий день, ранним утром, направился в Магический корпус. На проходной меня завернули к подполковнику Шацкому. Руководитель нашей кафедры встретил меня радушно.

— Очень рад видеть вас в добром здравии, Илья Алексеевич, — подошёл он ко мне, как только я появился в его кабинете.

— Здравия желаю, Ваше Высокоблагородие! — отделался я казёнщиной.

— Проходи, — Андрей Владимирович кивнул в сторону мягкого уголка в глубине кабинета и как только я устроился он продолжил. — Мы изучили ваш отчёт по стажировке и руководство корпуса вполне довольно её результатами. Вам удалось не только качественно выполнить свою работу, но и проявить себя в ратном деле, что весьма и весьма похвально. Командование полка также высоко оценило ваши результаты. Исходя из этого с радостью сообщаю, что по результатам стажировки и уровню продемонстрированных знаний вам присвоено внеочередное воинское звание подпрапрщик. Поздравляю вас, Илья Алексеевич.

Подполковник встал и крепко пожал мне руку. Я не остался в долгу и молодцевато щёлкнул каблуками:

— Рад стараться, Ваше Высокоблагородие!

— Что же касается прохождения летней практики, то на это счёт пришло предписание сверху, перевести вас поближе — в Ревель. Практику будете проходить по программе второго года обучения. Полученные вами знания и навыки позволяют с лёгкостью справиться с этой несложной задачей. Более того, уже сейчас рассматривается вопрос о переводе вас на третий год обучения.

На этом наша беседа, собственно, и завершилась, и всё бы хорошо, но меня смутило пришедшее со стороны предписание на мой счёт. Тут и голову особо ломать не стоит из какого ведомства оно пришло. А убирают меня из Пинска специально, чтобы я там невзначай не наломал дров.

Кажется, все вопросы теперь решены и впереди меня ждут три недели каникул. Настало время разыскать Софию, но перед этим написал два письма. Первое Алесе с извинениями и просьбой выслать мои вещи, а также Михасю, чтобы он помог с этим делом. Надеюсь, они не откажут мне в такой малости.

Дом, где снимала квартиру Софья с Эдитой разыскал довольно быстро, но на этом моё везение закончилось — по словам домохозяйки, барыни отправились в северную столицу посмотреть на празднование именин Великой княжны Марии Николаевны. М-да… и что мне теперь делать? А почему бы, собственно, и мне не отправиться в Санкт-Петербург? Не факт, что отыщу там Софью, но вполне реально повстречаться с Никитой Шустовым и его компанией. Кроме того, через того же Никиту возможно свести знакомство с их родовым магом и избавиться наконец от скопившегося магического барахла.

Столица встретила меня предпраздничной суетой. Именины Великой княжны не входили в разряд государственных праздников, но семью императора почитали и каждый более-менее значимый род считал своим долгом проявить своё уважение к царствующей династии. Помимо основных торжеств, организованных в Зимнем дворце, на которые можно было попасть только по именным приглашениям, отцы города побеспокоились и о своём приёме, уже не с таким жёстким дресс-кодом. Кланы из первой сотни, также не оставались в стороне и устраивали торжества в своих имениях, надеясь увидеть у себя, пусть совершенно ненадолго и саму именинницу (есть такой обычай у семьи императора, как бы "невзначай", заглядывать на "огонёк"). Понятное дело, что абы кого Великая княжна не почтит своим вниманием, такую благосклонность надо ещё суметь заслужить! Однако торжества на Невском проспекте княжна посетит обязательно, по пути заехав в пару других мест на свой выбор, осчастливив тем самым тот или иной род.

То, что моя спонтанная поездка в столицу оказалась совершенно безумным шагом я понял почти сразу. Свободные места в гостиницах были забронированы ещё задолго до торжеств. Цены на сдаваемое жильё подскочили буквально до небес. Водитель (дядька в годах) нанятого мной на вокзале мобиля так прямо и сказал:

— Свободные места есть только в ночлежках на рабочих окраинах.

И какого лешего я сюда сунулся? На северную столицу, видите ли, ему захотелось взглянуть… И что теперь делать? Внезапно взвизгнули тормоза и наперерез нам сунулся роскошный мобиль, пытаясь прошмыгнуть перед самым носом. Не удалось… Наша машина врезалась в заднюю часть, частично снеся крыло и выгнув дверь, разбив при этом стёкла по всей правой стороне.

— Твою мать… — вырвалось у водителя.

Из разбитого мобиля выбрался парень с порезами на лице и сразу же начал качать права:

— Ты что, слепой? — сверкнул печаткой на мизинце. — Не видишь, кто перед тобой?

— Правила для всех едины, — буркнул в ответ водила.

Из помятой машины выбралась расфуфыренная молодая девица. С её появлением у молодого совсем снесло крышу:

— Да как ты разговариваешь с дворянином, смерд?!

— Господа, господа, попрошу вас успокоиться и воздержаться от оскорблений, — до нас наконец-то добрался полицейский. — Сейчас подъедет дежурная группа и во всём разберётся.

Молодой с озабоченным видом отошёл в сторону и на эмоциях стал общаться со своей спутницей. Мой водитель с тихой грустью рассматривал покорёженный мобиль.

— Что его ожидает? — подошёл я к полицейскому, кивнув в сторону грустящего водилы.

— Если найдутся серьёзные свидетели, то ничего серьёзного. Судя по всему, нарушил не он. Вот только я не уверен, что завтра эти самые свидетели не откажутся от своих показаний.

— А что так? — удивился я.

— Да вы сами посмотрите, — полицейский кивнул в сторону кучки "свидетелей", собравшихся у подъехавшего мобиля дорожной группы. — Они же за пять рублей мать родную продадут! Здесь без образа произошедшего вашему водителю точно не обойтись, в противном случае ожидают его большие финансовые неприятности.

— Могу посодействовать с образом, — по сути, водитель попал в этот замес "благодаря" мне и надо его выручать.

Полицейский с интересом взглянул на меня и приглашающим жестом руки указал на подъехавший мобиль.

— Прошу!

Образ сняли без проблем, не затратив на это и пяти минут. Просмотрев получившуюся "картинку", дорожные полицейские разогнали взашей страждущих стать свидетелями и… нас тут же отпустили. Взъярённый виновник аварии напоследок пообещал нам организовать кары небесные и поклялся, что никому спуску не даст.

— Благодарю, вашбродь, — завёл машину водитель. — Можем ехать. Это только с виду мой мобиль неказистый, за то довезёт куда надо. Это сейчас машины делают будто из картона, а старый, добрый "Руссо-балт" только танком остановить. Так куда мы едем?

— Да я уже сам не знаю. Вроде бы уже все гостиницы объехали, — пожал я плечами.

— Так и быть, поможем вашему горю, — усмехнулся мне старый шофёр.

Через минут тридцать мы оказались в небольшом дворике четырёхэтажного кирпичного жилого дома.

— Здесь мой старый приятель обитает, — водитель кивнул на угловые окна на третьем этаже. — Семья у него погибла, родных почти не осталось, вот и живёт бобылём в трёхкомнатной квартире. Сам он моряк, рулевым на канонерке ходил. Надеюсь, не прогонит.

Сговорились. Седоусый сухонький старичок с резким пронзительным взглядом упрямился не долго:

— На сколько планируете остановиться? — задал он мне вопрос.

— На неделю.

— 25 рублей и деньги вперёд!

М-да… с ценой дедушка явно загнул. За такие деньги однокомнатную квартиру на целый месяц сдают! Хотя чему тут удивляться — дешевле сейчас навряд ли что можно найти.

— Макар Осипович Покатый, — представился старичок после того, как в его руке оказались деньги. — В вашем распоряжении комната моего сына. Просьба в вечернее время особо не шуметь.

Мне вручили ключи и указали на нужную дверь. Сами же старики тут же исчезли в направлении кухни. Комната оказалась весьма просторной. Судя по обстановке, здесь обитал подросток старших классов гимназии, это с лёгкостью угадывалось по учебникам на стеллажах. Похоже, с тех пор как погибла семья хозяина в комнате ничего не трогали, убрали только личные вещи. Постараюсь особо не наглеть и оставить всё как есть, мне необходима лишь кровать.

Проходя общую залу, наткнулся на сиротливо прижавшееся к стене фортепиано. Похоже, кто-то в семье Макара Осиповича прежде увлекался музыкой. В голову пришла нелепая идея. Осторожно подошёл к инструменту и убедившись, что рядом никого нет, открыл крышку и присел на рядом стоявший стул. В памяти всплыла мелодия "Лунной сонаты" Бетховена, а пальцы сами легли на клавиши…

Музыка стихла, а недоумение так и не проходило. Сбылась мечта идиота! С самого раннего детства ещё той, прошлой жизни, меня влекло к прекрасному, но увы — не судьба! Я так и не научился толком играть ни на одном инструменте, хотя не скрываю — попытки были. И вот теперь, чёрт-те знает где мечта детства сбылась. Оборачиваюсь и замечаю два удивлённых взгляда. Мужики отреагировали моментально, исчезнув за дверью, не проронив ни слова.

Оказалось, что квартира имеет два выхода: во внутренний дворик, откуда мы заявились, и на неширокую улицу с однорядным движением. Весьма полезный бонус надо сказать, да и в остальном квартира меня полностью устраивала — главное, что от центра совсем недалеко.

На следующий день отправился к Шустовым. М-да… а не плохо устроились коньячных дел мастера, есть на что посмотреть. Родовой особняк больше походил на дворец, чем на современный жилой комплекс из нескольких строений. Управляющий всем этим хозяйством быстро сообразил кто мне нужен и по его указанию меня проводили к одному из флигелей, пристроенных к основному зданию.

Встреча вышла бурной. Никита не стал строить из себя столичного аристократа и запросто обнял меня. Честно говоря, я даже не ожидал такой искренности (к глубокому сожалению, плохому учатся быстро).

— Ты даже не представляешь как я рад тебя видеть! — всё не мог успокоиться Никита. — Временами так хочется встретиться с кем-нибудь из гимназии и просто поболтать, вспомнить былое.

— А мне казалось, что теперь у тебя новые интересы и о старых друзьях вспоминать некогда, — ухмыльнулся я.

— Какие здесь могут быть друзья?! Когда попал в этот серпентарий думал сдохну. Если не ребята точно сбежал бы из столицы. Сейчас, правда, немного пообвыкся, но один чёрт, приятного в здешней жизни мало. А тут ещё деды за воспитание взялись — наследник и всё такое… Будь они неладны, — рубанул рукой Никита.

— Как Анджей, Лавр?

— Да здесь все они. Я их сразу за собой переманил. Сейчас носятся по столице, готовятся к празднику. К обеду появятся. Ты-то как? На Новый год встретиться так и не удалось.

— Да, там срочные дела образовались, — кивнул я, — и мои желания, никого не интересовали. Когда появился в Москве тебя уже не было. Потом немного повздорил с местным выскочкой и благодаря стараниям его папаши меня упекли в Топь.

— Я смотрю ты совершенно не меняешься, — хлопнул меня плечу отчего-то довольный Никита. — Вечно возле тебя что-то происходит. Что в Топи-то делал?

— Проходил стажировку.

— Это как? На первом же году обучения?

— Повезло, — многозначительно повёл бровью.

— Даже так? — догадался Никита. — Просто удивительное везение…

— Сам до сих пор удивляюсь.

К обеду, как и говорил Никита, подтянулись ребята. Рука едва не отсохла от крепких рукопожатий, а на плечо точно придётся накладывать исцеляющее плетение.

— Вот такие дела, — подвёл итог нашей встрече Никита, — когда учились вместе не ценили, а как разбежались наши дорожки, так стало доходить, чего лишились. Пусть, к сожалению, друзьями мы не стали, но пакостей друг другу никогда не делали, не врали и не подставляли. По нынешним временам это дорого стоит.

Незаметно подошло время обеда и меня пригласили к столу. Вернее, даже не пригласили, а просто привели в обеденный зал не спрашивая хочу ли я или нет. После того, как был доеден последний десерт Никита поинтересовался моими планами.

— Как планируешь провести время, где остановился? Я к чему, собственно… Ты не забывай, что являешься соратником рода и, если возникли определённые трудности, не стесняйся, чем сможем, поможем! В этом доме всегда рады видеть тебя.

— Не стоит беспокоиться, с проблемами всё в порядке, — пошутил я, — а вот насчёт дальнейших планов ещё не определился.

— Вот и великолепно! Зимний я тебе не обещаю, туда практически не попасть. На Невском также не погуляешь, там списки приглашённых за полгода вперёд утверждали. А вот побывать на нескольких частных приёмах, организованных одними из знатных родов, я тебе обещаю.

В общем, дело закрутилось… Первым делом Никита посетовал на отсутствие у меня подходящего костюма. От парадной формы кадета я отбрыкался — это ему, как официальному представителю своего рода, должно выглядеть согласно протоколу. Полдня потерял на всякие там примерки и прикидки в одном из престижных ателье, куда был доставлен Анджеем, по указанию Никиты. Другая половина дня была потеряна у сапожника и цирюльника. Весь следующий день меня знакомили со столицей, причём акцент делался на многочисленных кафешках и домашних ресторанчиках, где можно было перекусить и поболтать со знакомыми и не очень знакомыми девчонками.

Кстати, Никита устроил встречу с родовым магом. Тот оказался на удивление угрюмым дядькой, всем своим видом показывающий, что он весьма занятый человек. На мои трофеи, которые я специально сложил в довольно объёмный саквояж, он посматривал без особого интереса. Всё изменилось, как только в моих руках оказался пенал с камнями Силы — глаза у мага сразу загорелись, а его руки хищно потянулись ко мне. Узрев, что в пенале не один камень, он едва не потерял дар речи, но быстро взяв себя в руки, галопом умчался в хозяйскую часть особняка, оставив меня в полном недоумении. Впрочем, долго удивляться не пришлось, так как маг столь же внезапно появился в сопровождении ещё одной весьма недовольной личности. Хмурый мужчина, цепким взглядом осмотрев мой товар, молча выписал мне чек на сумму четыре с половиной тысячи.

М-да… довольно неплохо вышло, даже несколько лучше, чем ожидал. Надо сказать, что продал я не весь свой хабар, кое-что оставил, так сказать, на чёрный день: парочку особо магически насыщенных клыков для заготовок, да горсть камней покрупнее.

Несколько дней предпраздничной суеты пролетели незаметно и наконец настало время долгожданного торжества. Честно говоря, мне эти именины Великой княжны глубоко безразличны — менталитет не тот, а местные носятся как угорелые — настолько велико в них почитание царской фамилии. В некоторых моментах приходилось даже сдерживать себя, чтобы откровенно не лыбиться над энтузиазмом окружающих.

Первый день празднований начался с посещений знатных родов столицы, приславших приглашения. Столичные маги сегодня расстарались и на синем небе не было ни облачка. Ровно в полдень мы были у Юсуповых во Дворце на Мойке. Пока Никита рассыпался в благодарностях перед хозяевами, я с ребятами расположились поблизости, стараясь особо не отсвечивать. Не смотря на столь раннее время (здесь ходить по гостям ранее обеда не принято) зал для приёмов был почти полон. Стариков и лиц среднего поколения почти не наблюдалось, а вот молодёжи было даже с избытком — от 14 и выше. М-да… сиё мероприятие уж больно напоминает детский утренник.

— Такие "визиты вежливости" общепринятая форма общения между дружественными родами, — просвещал меня Лавр. — Молодёжь знакомится, налаживает контакты, которые могут пригодиться в дальнейшем. Ну и не нужно забывать, что это своего рода смотрины. Заметил, как девчонки постреливают глазками?

Заметить-то заметил, вот только "стреляют" в основном мимо меня. Нет, невесту подыскивать мне ещё рано, но честное слово обидно, когда на тебя не обращают абсолютно никакого внимания. Среди этого нашествия парадных мундиров и знаков отличия, поблёскивавших почти у каждого на груди, парни в гражданском успехом особо не пользовались. Только родовитым отпрыскам забвение не грозило, их знали в лицо и от одиночества на этом празднике им точно не придётся страдать.

— Я смотрю ты стал большим человеком, — поддел я Никиту, кивнув на его фельдфебельские погоны. — Звание второго года обучения.

— Да брось ты, — отмахнулся он от меня, — можно подумать ты не понимаешь, что звания в корпусе по большей части ничего особо не значащая фикция. Всё равно по окончанию все мы выйдем прапорщиками.

— Не скажи, — не согласился Анджей, он, кстати, как и Лавр ходил в старших унтерах. — Чем выше звание, тем больше авторитет — так было всегда.

— Только если так, — тут же согласился Никита. — Вот и мои старики решили, что мы не хуже других и подсуетились по этому поводу. Теперь в погребах корпуса всегда имеется несколько ящиков коньяка десятилетней выдержки.

— Что Юсуповы? — кинул я в сторону хозяев.

— Как обычно: справились о здоровье предков, похвалили за прилежание в обучении, поблагодарили за визит и пожелали хорошего веселья. Что ещё в таких случаях можно сказать?

И обернувшись в Анджею продолжил:

— Что-нибудь интересное наблюдается?

— Пока тишина, то ли ещё не все подъехали, то ли предпочли другие приёмы. Здесь в основном не особо родовитые малолетки и не блистающие красотой девицы.

— Что-то я не вижу их родичей.

— Так они разбрелись по соседним залам, здесь им не интересно, — вклинился Лавр.

— Что будем делать? — поинтересовался я.

— У нас ещё два визита впереди, но уходить сразу здесь не принято. Придётся с часик-другой позаигрывать с нимфетками, чтобы время не тянулось. Да и хозяевам надо показать, что нам у них нравится.

В соседнем зале зазвучала музыка.

— Вот и танцы подоспели, — хищно улыбнулся Анджей, — три-четыре выхода и почитай пора выдвигаться дальше.

— Горбатого только могила исправит, — махнул рукой Лавр. — Я предпочитаю вначале ознакомиться с кухней этого дома. Судя по доносящимся запахам столы накрыты где-то поблизости. Кто со мной?

— Немного позже, — заприметил кого-то в толпе Никита.

— Пойдём, — поддержал я Лавра.

Отдав должное множеству закусок и заедок, в бальном зале мы появились лишь спустя три четверти часа. Анджей и Никита пользовались успехом и резвились во всю. Вскоре и Лавр закружился в вальсе с какой-то подружкой. Я до танцев так и не дошёл, благополучно переждав всеобщее веселье в самом тёмном углу зала.

Всё в точности повторилась у Разумовских, там же на Мойке и лишь у Румянцевых общий ход событий дал сбой, для меня по крайней мере. Пока Никита общался с хозяевами мимо нас прошествовала компания немного подвыпивших мужчин, среди которых я узнал Фрола Фадеевича, отца Софьи. Вот так новость! По логике вещей и сама Софья должна находиться где-то поблизости. Всматриваюсь в толпу и спустя некоторое время обнаруживаю Софью и Эдиту в обществе весёлой компании и, что самое интересное, от них ни на шаг не отходят два кадета корпуса лейб-гвардии.

— Будущие гвардейцы Его Императорского Величества, — заметил мой взгляд Анджей. — Нам рядом не стоять.

— Это почему же? — удивился я.

— Чтобы попасть в лейб-гвардию нужно иметь богатую родословную. Простых смертных там не держат. И пусть среди них нет ни одного одарённого, но в противники себе их не пожелал бы.

— Всё так серьёзно?

— Они с ног до головы обвешаны артефактами и амулетами, — с возмущением присоединился Лавр. — От того промеж нас вражда — мы берём знанием и способностями, а этим накачанным болванам даже думать особо не надобно, знай только как шпагой махать, всё остальное за тебя сделают артефакты.

Интересно, зачем Софьи и Эдите понадобились эти красавцы или действительно погнались за длинной родословной? Судя по их вполне счастливому виду, обществом сопровождающих их кавалеров они вполне довольны. Вот только Эдита временами бросает быстрый взгляд в толпу, будто стараясь там кого-то отыскать. Уж не меня ли?

Использую технику отвода глаз. Да! Не удержался и после того, как удостоверился, что обучение с помощью инфокристаллов вполне эффективно, решился на изучение базы "Пластун". Среди прочего нашлись там знания и по техникам "скрыта". Сам по себе навык отвода глаз довольно прост и относится к условно пассивным воздействиям. В магическом плане фон вокруг меня меняется незначительно и мало чем отличается от работы защитных артефактов, а потому интереса к себе не привлекает. Я как бы создаю зону пониженного внимания вокруг себя и уже с расстояния пяти-семи шагов моя аура становится нечитабельной, а черты лица и фигура, как бы "размазываются". Конечно, у любого одарённого глядя на меня может возникнуть мысль: "А что это за хрень, собственно говоря"? Но всё дело в том, что такая мысль может возникнуть только у менталиста или мага уровнем не ниже ВИТЯЗЯ, а таких здесь единицы. Да и кто будет рыскать в толпе в поисках всяких несуразностей среди гостей, если все они прошли магический контроль на входе.

Так и наблюдал за девчонками издалека, пока Никита не решил, что пора закругляться. Почему не подошёл? Да потому как там меня точно никто не ждёт, а прилюдно выяснять отношения — это, извините, моветон…

Глава 20

Недоверие дает право на неверность; часто мы подталкиваем к обману, боясь быть обманутыми

(Жозеф Саньяль-Дюбе)

Я не скажу, что вечер был напрочь загублен (не настолько серьёзными были наши отношения — взаимная симпатия, не более), но какой-то дискомфорт всё же ощущался. Великая княжна так и не посетила Шустовых, а всё остальное действо мало чем отличалось от предыдущих "визитах вежливости". С шести до семи в особняке собирались приглашённые гости. Ровно в семь сели за столы. В течении часа народ наливался, а в восемь начались танцы для особо нетерпеливых. Солидные дядья и их матроны не спешили покидать столы и задержались там ещё на парочку часов, периодически вспоминая великосветскую именинницу. Те, кто помоложе и энергичнее в это время уже во всю резвились в бальном зале или разбежались по интересам в игральные комнаты.

Пришлось постараться и поглубже заныкать паршивое настроение — не обижать же хозяев своим хмурым видом, не дай Бог, примут ещё на свой счёт… Пару раз пригласил кого-то на танец, сыграл партию в бильярд, в обществе многочисленных подружек Никиты полюбовался в летнем саду на иллюминации и фейерверки.

Ушёл сравнительно рано, на часах ещё не было одиннадцати. Чем больше пил, тем меланхоличнее становился и, чтобы совсем уж не заснуть засобирался домой. Сослался на усталость и меня с неохотой отпустили, а может быть только сделали вид, что сожалеют… В общем, настроение действительно совсем ни к чёрту.

К себе заходил со двора, так было ближе. В вечерних сумерках можно было запросто сломать ноги, тем более дворик совершенно не освещался, но, когда тьма останавливала одарённых? Активизировал плетение "Кошачий глаз" и спокойно двинул в сторону подъезда. Не прошёл и десятка шагов как до моего слуха донеслись чьи-то разборки.

— Получай, сволочь! Будешь знать как на чужих девиц рот открывать.

— Бей, суку!

— Ты у меня сейчас сдохнешь, тварь!

Осторожно ступая, подхожу ближе и вижу, как три худосочные тени охаживают лежащего на земле здоровяка. Это как же они умудрились его положить? Громила вполне мог справиться с этой не шибко крепкой троицей. Посмотрел по сторонам и неподалёку от себя обнаружил две брошенные дубины. Теперь понятно, чем приголубили бедолагу, как говорится, против лома — нет приёма. Думал уже пройти и не влезать в чужие дела, но паршивое настроение дало о себе знать, уж очень захотелось кому-нибудь наподдать, да и неправильно это — втроём на одного!

Захожу со спины, ускоряюсь. Удар, другой, третий… и это всё? С явным неудовлетворением рассматриваю поле боя — четыре бессознательные тушки. Кажется, я со злости не рассчитал силу ударов и вырубил троицу с некоторым перебором.

— Ты как? — подошёл я к здоровяку и потряс его за плечо.

— Да чтоб он сдох, падла, — зашевелился один из нападавших.

— С чего же так? — я настороженно поглядел на поднимающуюся со стонами фигуру.

— Этот гад мою невесту за долги продал!

— Вот как?! — удивился я и уже сильней тряхнул здоровяка. — Что скажешь приятель?

— Да чего спрашивать подонка? — зашевелилась вторая фигура. — Мать у нас заболела сильно. Лекарство в аптеке пришлось брать в долг. Работы нет, сунулся на станцию разгружать вагоны, да там копейки платят. Подошло время отдавать долг, а денег почти нет. Вот эта сволочуга со своим дружком и надоумила сестру отработать долг в трактире у Трофима, а оттуда выхода нет! Её даже домой не отпускают! Сейчас пока работает посудомойкой, а ежели я не верну деньги с процентами, отдадут в бордель!

— Он правду говорит? — я ткнул пальцем под рёбра здоровяка.

— Зараза! — попытался он меня лягнуть в ответ.

Не удержался — саданул по рёбрам. Бугай взвыл от боли. Ещё пара ударов и он отключился.

— Прошу прощения, судари. Ошибочка вышла, — извинился я.

— Да чего уж там, — поднялся третий, — сами виноваты. Надобно было почаще по сторонам смотреть.

— Что собираетесь с ним делать?

— С ним ничего, а сестрицу надо срочно вызволять пока поздно не стало.

— В полицию обращались?

— А как же? Только пустая трата времени вышла. Меня потом околоточный с полчаса в хвост и гриву чихвостил, мол по пустякам служивых от дел отвлекаю. А сестрица будто бы заявила, что в услужение пошла по свое воле и претензий к трактирщику не имеет. Вот такие дела… — махнул с досады брат.

— Запугали они её там, — тяжело выдохнул жених.

— Морды им набить всем надобно, — пришёл к заключению друг то ли брата, то ли жениха.

— Ждём меня здесь, никуда не уходим. Сейчас вернусь, — сделал я выбор.

Один хрен, пока пары не спущу не будет мне покоя, а так есть шанс проверить мои новые способности. Быстро поднялся к себе и переоделся в более подходящую одежду. Боюсь, появись я в трактире в смокинге, меня бы не так поняли. Насчёт смокинга я, конечно, загнул — здесь такую одежду никто не носит, а в остальном сущая правда.

— Показывайте, где этот ваш трактир, — присоединился я к троице.

— Тут недалеко, — обрадовался жених и кивнул в сторону здоровяка. — А с этим, что делать?

— Ничего. Отлежится сам поднимется. Пара трещин в костях и ушибы сущая мелочь по сравнению с тем, что его ожидало не останови я вас.

Ребята хмуро повесили головы. Моя догадка оказалась верна — забили бы до смерти. На всякий случай навесил на бугая маячок. А вдруг понадобится срочно?

— Где он живёт?

— Здесь он и обитает, — друг жениха кивнул на соседские окна другого подъезда.

— Ладно, чего время за зря терять, пошли.

По дороге троица всё пыталась разузнать, как у меня так ловко получилось сразу с тремя управиться. Правду говорить я не собирался и отбрехался тем, что мол отец у меня из казаков, вот он меня с раннего детства и натаскивает потихоньку. Надеюсь, в этой темноте меня особо не разглядеть и, если ребята попадутся в руки полиции, толком описать мою внешность не смогут.

Трактир действительно оказался рядом. Заведение располагалось в шестиэтажном жилом доме, занимая первые два этажа, а если учитывать подвал, то и все три. Два зала предназначались для обывателей, что попроще и горожан с определённым достатком. На втором этаже были оборудованы комнаты для приватных встреч и служебные помещения, включая кабинет хозяина. Оставив ребят у запертых дверей подвала, где трактирщик оборудовал небольшой склад продуктов, поднялся в зал для более-менее состоятельных посетителей.

Моё появление прошло почти незамеченным. При открытии двери над головой звякнул колокольчик и на его звон обернулось всего пара человек, да и те сразу же отвернулись, потеряв ко мне всякий интерес. Бармен за стойкой по долгу службы было попытался сосредоточить на мне своё внимание, но спустя несколько мгновений бросил это дело не понимая, что это вдруг взбрело в его голову. Техника отвода глаз ещё раз подтвердила свою эффективность. Зал был почти полностью заполнен — простые горожане также желали отметить именины Великой княжны.

Двухстворчатая стеклянная дверь, ведущая на кухню, находилась в постоянном движении — официанты так и шныряли сквозь, торопясь выполнить заказы. Похоже, мне надо именно туда. По словам ребят, девушку по вечерам ставят мыть посуду и её место где-то за кухней. Пройти двери оказалось не так-то просто. С одной стороны на неё поглядывал бармен, а с другой два крепких парня, устроившихся за маленьким столиком, на котором кроме кувшина с квасом ничего более не было — охрана, куда же без неё…

Как бы невзначай роняю на пол червонец. Звук золотой монеты ни с чем не спутаешь и уже спустя несколько мгновений у двери возникла сутолока, каждый претендент на добычу утверждал, что монета выпала именно из его кармана. Воспользовавшись неразберихой, проскользнул за дверь. На кухне мне делать нечего, быстрым уверенным шагом прохожу сквозь неё и выхожу в коридор. Через дверь по левой стороне доносятся звуки льющейся воды и звон посуды. За дверью справа должен быть выход в подвал и воротам с улицы, где дожидаются ребята — именно туда и сворачиваю. Вслед за мной пытается протиснуться ещё одна фигура и буквально натыкается на меня.

— Что вам здесь надобно, сударь? — недовольно прошипело она мне в ухо.

О! Вот и ключи пришли! Судя по всему, передо мной местный завхоз и на его поясе болтается небольшая связка ключей. Резкий удар под дых и толстяк с гнилыми зубами, жадно хватая воздух валится на пол. Активизирую артефакт и ближайшие два-три часа в его памяти безвозвратно растворяются. Заодно избавляю толстяка от излишка жизненной энергии, чтобы раньше времени не очнулся. Ещё пара минут и двери открыты.

— Дверь по правой стороне, — уточняю в какую сторону двигаться парням.

Те тут же исчезли. Выхожу на улицу и жду парней. Из подвала послышался приглушённый женский визг, а спустя пару мгновений появились ребята вместе с девушкой небольшого росточка. Не останавливаясь, кинулись в первый же проулок.

— Дело сделано, разбегаемся, — кивнул я в сторону темнеющего провала. — Советую вам на некоторое время исчезнуть из этого района, пока всё не утихнет.

— Спасибо, тебе, — пожал мне руку счастливый жених. — Мы уже подумали об этом. Погостим немного у тётки на окраине города, тем более есть на что.

Жених хлопнул рукой по внутреннему карману на груди. Похоже здоровяк, которого они запинали, успел поделиться своими доходами.

— Прощайте, — махнул я рукой и первым растворился в темноте.

На самом деле далеко я не ушёл, решил поглядеть, что происходит после нашего набега. Ребята гурьбой отправились своей дорогой, а я, немного переждав, отправился обратно. В принципе, ничего интересного я так и не увидел, единственное, что привлекло моё внимание, так это матерящаяся кучка охранников у ворот подвала. Внезапно позади меня мелькнула засветка маячка. Ё-моё! А про здоровяка-то я совсем забыл. Он хоть меня толком и не видел, но зато великолепно слышал, а это уже не мало. Судя по всему, здоровяк успел немного прийти в себя и сразу же поспешил с жалобой к боссу. Надобно бы его перехватить пока не поздно и зайти в гости, посмотреть на его житьё-бытьё…

Здоровяк подходил к трактиру со стороны хорошо освещённой улицы, но это не помешало мне тихо появиться у него за спиной и с ходу ткнуть пальцами ему под лопатку и в бочину — правая рука теперь у него не работает.

— Обернёшься, сверну голову, — прошипел я ему на ухо. — Сворачиваем на право и идём домой.

Здоровяк вздумал было взбрыкнуть, но я отчётливо "услышал" его задумку и ещё раз прошёлся по рёбрам.

— Не дури! Предупреждаю в последний раз.

Спустя полчаса мы поднялись в его квартиру. В двухкомнатных хоромах никого не оказалось. Судя по убранству и чистоте, здоровяк живёт не один. Сам он уже мирно посапывал за хозяйским столом на кухне. Воспоминаний о том, как он провёл прошедшие сутки в его голове не осталось. На столе в беспорядке громоздились тарелки с закусью, несколько рюмок и опрокинутая бутылка водки, под стол закатилось ещё несколько косушек (всё это я отыскал в холодильном шкафу). Проснётся завтра человек и сразу всё станет понятно — весело проводил время в дружеской компании, а то, что ничего не помнит и бумажник исчез, так это его проблемы. Пить надо меньше!

А вот с хабаром не повезло совершенно. Не считать же заначку в полтораста рублей, припрятанных под днищем бельевого ящика комода, за деньги. Даже трогать их не стал. Не то, чтобы пожалел здоровяка (за его проделки за яйца нужно подвешивать), просто на прикроватной тумбочке наткнулся на изображение счастливой молодой пары с малолетним ребёнком на руках. Очевидно, жена с наследником сейчас где-то у родственников, а муж на праздники работает без выходных — вышибалы в трактире необходимы каждый вечер. Кроме того, велика вероятность, что полиция, куда наверняка кинется здоровяк, поняв, что его обокрали, начнёт шмонать соседей, а значит рано или поздно доберётся и до меня. Такого счастья мне точно не надо.

Ну не верю я, чтобы у здоровяка ничего не припрятано на чёрный день. По любому к его ручонкам должно было, что-то прилипнуть. Прошёлся по квартире ещё раз. Под ванной отыскал ещё одну заначку. В прорезиненном мешке лежал широкий кожаный пояс с солидной серебряной пряжкой. М-да… когда это был неплохой артефакт, а теперь обыкновенный хлам: накопитель выдран, руны плетения почти затёрты, кожа потрескалась и скукожилась. На ценную заначку эта находка явно не тянет. Скорей всего этот мешок когда-то засунули в дальний угол и благополучно о нём забыли. А ценностей я так больше и не нашёл. Тут одно из двух: или деньгами в этом доме заведует жена, или здоровяк предпочитал хранить всю свою наличность в бумажнике.

Второй день празднования именин Великой княжны был не таким суетным как прежний. В этот день не намечалось никаких балов и "визитов вежливости". Вернее, "визиты" как таковые никуда не делись, но на сей раз они не выходили за рамки клановых особняков — главы родов принимали у себя своих соратников и вассалов из провинции, показывали им празднично украшенную столицу, садили за общий стол и вообще оказывали им всяческое внимание для укрепления, так сказать, верноподданнических связей.

На этот раз согласно своему статусу, я должен был явиться в парадной форме кадета Магического корпуса. Никита меня заранее об этом предупредил и посоветовал особо не мудрить на этот счёт. Пришлось подчиниться и явиться в особняк Шустовых, что говорится, при полном параде.

Реакция ребят была ожидаема. Лавр добродушно хмыкнул и по-дружески хлопнул по плечу. Анджей, не удержавшись присвистнул и крепко пожал руку.

— Да ты у нас герой! — и оценив нашивки добавил: — И с нежитью успел столкнуться, и в Пустоши умудрился побывать. Когда ты всё успеваешь, Илья?

— Не в Пустоши, а на Топях, — поправил я его.

— Не ожидал… — удивление Никиты выглядело бы вполне искренним, если не донёсшееся до меня лёгкое чувство досады и раздражения, не привык Никита находиться на вторых ролях.

Старики Никиты узрев меня в новом обличии поставили в пример и посоветовали внуку быть столь же энергичным в достижении своих целей. На приёме удалось повстречаться с нижегородским воеводой дружины Кошелевых, Семёном Ивановичем Донским. Тот сразу же меня признал и крепко пожав руку, ограничился фразой:

— Далеко пойдёшь!

Его сына, к сожалению, здесь не оказалось. Ничего не поделаешь — служба! Шествуя в компании друзей по огромному залу, часто ловил на себе заинтересованные взгляды девиц и даже некоторых молоденьких дам, держащихся рядом со своими великовозрастными мужьями. Никита буквально на глазах становился всё угрюмее и мрачнее. Услышав, что его кто-то окликнул из толпы, моментально исчез.

— Не обращай внимания, — заметив моё недоумение, хмыкнул Лавр. — Он должен это переварить…

— Да, надо сказать, что ты здорово здесь всех удивил, — вторил ему Анджей.

Если бы всё так было просто… Последние полчаса Никита транслировал не только досаду и раздражение, но к этим чувствам добавилась зависть. Не та светлая и добрая вместе с которой можно порадоваться за близкого, а чёрная, приправленная непонятной злостью и зарождающимся неприятием. Хорошо, что ещё за столом не пришлось рядом сидеть, а то я бы точно не выдержал и сбежал раньше времени, но всё равно при первой же возможности сделал это. Оставаться здесь дальше просто не имело смысла — чужой я на этом празднике.

Сославшись на срочные дела, попрощался с Анджеем и Лавром. Попросил передать свои извинения Никите и ушёл. Сам Никита так и не подошёл…

Возвращение в Москву вышло невесёлым. За ситуацию с младшим Шустовым я особо не переживал — у нас с ним разные пути-дорожки и возникшее недопонимание скорее его проблема, чем моя. Гораздо сильнее меня задело поведение Софии. Да, она мне не невеста и требовать с неё отчёт я не в праве. Другое дело, что всё последнее время она всячески намекала на возможность более глубоких отношений между нами и я не скрываю, строил даже некоторые планы на этот счёт. В итоге, я как тот старик остался у разбитого корыта… Весьма неприятная история вышла, надо сказать. Ладно, посмотрим, как будет выпутываться сама виновница, хотя иллюзий на этот счёт я уже точно не строю.

По приезду в Москву остаток дня потратил на поиски жилья. Деньги есть, так чего ютиться в казарме Магического корпуса? Выбрал двухкомнатную полностью мебелированную квартиру поближе к центру. Совершенно рядом оказался небольшой семейный ресторанчик, где с удовольствием и отужинал.

Ближе к обеду следующего дня был на проходной корпуса. Необходимо было забрать свои вещи, находящиеся здесь на хранении и заодно договориться о разрешении посещения полигона. Он необходим мне для отработки навыков по изучаемой базе "Пластун".

— На ловца и зверь бежит! — протянул мне руку чем-то проштрафившийся знакомый однокашник, которого в наказание на каникулы оставили дежурить на проходной. — Оказывается, ты здесь пользуешься успехом. Вчера тебя спрашивала магиня с боевого отделения, а сегодня утром и вовсе две.

Судя по описанию первая, скорей всего, Верона, а две другие — София с Эдитой. Как только разберусь с вещами, надо навестить последних, послушать что они мне скажут… А с вещами вышло всё довольно быстро — на железнодорожном вокзале сгрузил весь груз в выкупленный окованный железом ларь и отправил его до востребования в Ревель. По большому счёту, от скопившегося хлама давно стоило бы избавиться, но стоящей цены здесь никто не предложит, а по месту летней стажировки есть шанс всё продать с прибылью.

Что же касается Вероны, то даже предположить не могу зачем я ей вдруг понадобился. Ясно только одно, что её хозяин помнит обо мне и, судя по всему, не прочь свидеться. У меня таковое желание отсутствует в принципе, но, к сожалению, не всё от меня зависит. Придётся теперь почаще оглядываться, чтобы не вляпаться в очередную дурацкую историю.

Вечером, как и задумывал, появился на квартире у девчонок.

— Илья, рада тебя видеть! — открыла мне дверь Эдита. — Проходи в гостиную, сейчас будем пить чай.

— Здравствуй, Илья! — в коридоре появилась Софья. — А мы только сегодня справлялись о тебе в корпусе. Хозяйка говорила, что ты к нам заходил, но мы в это время были в Санкт-Петербурге. Отца пригласили на отпраздновать именины Великой княжны в столице, вот он и взял нас с собой.

М-да… как-то неуверенно она себя чувствует и подойти то ли стесняется, то ли боится, а помнится на проводах повисла на шее…

— Да ты проходи, не стой в пороге, — опомнилась Софья, приглашая в небольшую гостиную.

Вслед за мной с огромным подносом в руках прошмыгнула Эдита.

— Что ты всё молчишь и молчишь? — София бросилась помогать подруге. — Как провёл время?

— Да я тоже подумал, чего зря киснуть в Москве и на недельку перебрался в северную столицу.

— Вот даже как? — удивилась Эдита. — И где же ты там остановился? Последнее время там был такой ажиотаж насчёт жилья, цены взлетели просто неимоверно.

— Да, я в курсе, но мне повезло. Снял комнатку недалеко от центра.

— Действительно повезло, — Софья поставила передо мной чашку с чаем. — А где провёл праздники?

— В особняке Шустовых. С "визитами вежливости" побывал и в других имениях.

— И где же, если не секрет? — присели за стол девчонки.

— У Юсуповых был, у Разумовских, к Румянцевым заезжали.

Софья с Эдитой перекинулись быстрыми взглядами, но ничего не сказали.

— А вы где веселились? — поинтересовался уже я.

— Да я уже и не помню, куда нас возил отец. Кажется, у Румянцевых мы тоже были, — как-то неуверенно поделилась Софья.

— Да, я там видел вас, — кивнул я и глотнул чая.

— Что же ты не подошёл? — не совсем уверенно поинтересовалась Эдита.

— Вы были столь увлечены общением со своими бравыми кавалерами, что я решил не стоит портить настроение своим присутствием, — поставил чашку чая на блюдце.

— Что ты такое выдумываешь, Илья? — опустила глазки Софья. — Мы всегда рады видеть тебя.

М-да… а я всё ещё помню то жаркое: " И не дай Всевышний, узнаю, что ты там с кем-то шашни крутишь…", что прошипела ты мне на ухо перед отъездом в Пинск. А, что я слышу сейчас? "Мы всегда рады видеть тебя"… Песни из двух совершенно разных опер получается. Похоже, внезапно вспыхнувшая страсть не выдержала испытания временем… Скучно девчонке стало.

А я даже рад! Чего раньше времени забивать голову разной чепухой? Рано ещё думать о женитьбе, пока не встану на ноги и думать на эту тему не стоит. Тем более убиваться и страдать непонятно по ком. Да и Софью можно понять, она сейчас в таком возрасте, что влюбляться может почти в каждого встречного. Опять же родителей и тёток-надзирательниц рядом нет — не жизнь, а малина! Увидела смазливую мордашку и поплыла крыша…

— Я был рядом и прекрасно всё видел.

— Ты неправильно понял, — не сдавалась Софья.

— Не забывай, что немножечко маг и неплохо ориентируюсь в окружающих меня эмоциях. Даже сейчас ты пытаешься убедить меня в том, в чём сама толком не уверена. Давай просто останемся друзьями и покончим с этим разговором.

Софья опусти голову, а Эдита стрельнув хитрым взглядом улыбнулась.

— Поздно уже. Я, пожалуй, пойду, — встал я из-за стола.

— Будет время — заходи, — пискнула мне в спину Эдита, закрывая дверь.

Глава 21

Горький привкус обиды исчезает после глотка мести

(Белинский)

У меня внезапно образовалась масса свободного времени. Для пользы дела решил занять себя тренировками на полигоне, тем более разрешение у меня имелось. Особо себя не истязал, но в общем выходило довольно солидно: три часа до обеда и столько же после него. В базе "Пластун" основной упор делался на физику тела и владение колюще-режущим "инструментом" с уклоном изучения техник бесшумного проникновения. Присутствовали, конечно, и магические техники, куда же без них, но в целом их объём был незначителен по сравнению с общим массивом. Вот я и отрабатывал навыки параллельно с дальнейшим изучением самой базы, при этом не забывая поглядывать по сторонам.

Моя не в меру разыгравшаяся паранойя преподнесла сюрприз — последние пару дней я чувствую на себе чьё-то неявное внимание. Судя по всему, за мной ведётся наблюдение, причём издалека, чтобы не привлекать внимания и не дать возможности обнаружить себя. На территории корпуса вроде бы всё спокойно, но стоит только выйти за ворота, как на меня нападает раздражение и необъяснимое беспокойство. Как я ни старался засечь наблюдателя, всё без толку. Сей прискорбный факт наводит на грустные мысли — со мной работает профессионал.

Думается этих пары дней ему хватило, чтобы определиться с моим режимом дня и подходами к снимаемому жилью. Если я правильно понимаю, то предполагаемым заказчиком может выступать малолетний аристократ, не зря же мной интересовалась Верона. Бояричу крайне необходимо вернуть перстень менталиста — это не тот артефакт с потерей, которого можно смириться. Сам по себе я ему особо не нужен, а это означает, что валандаться со мной никто не собирается. Как только наблюдатели поймут, что искомого артефакта на квартире нет, меня сразу же уберут. Рисковать с захватом никто не будет, гораздо проще обыскать труп.

И надо же такому случиться, что именно сегодняшним вечером я понял, что в моё отсутствие в квартире "гости" уже побывали. Нет, все вещи лежали на местах и никакого беспорядка не наблюдалось в принципе. Смущало лишь одно — магический фон в квартире был едва ли не стерильным, как будто я неделю здесь не появлялся. Кто-то тщательно подтёр свои следы, заодно затерев и мои. Похоже, сегодняшняя ночь будет длинной и насыщенной.

Неплохо бы вычислить, кто всё-таки меня ведёт. Выглянул из окна — ничего подозрительного не обнаружил. Нужно подтолкнуть моих топтунов к более активным действиям. Выскакиваю во двор и энергичным шагом выскакиваю на прилегающую улицу. В сгущающихся вечерних сумерках замечаю, как из рядом припаркованного мобиля выскользнула тень и направилась вслед за мной. Немного притормозив, сворачиваю к ближайшему гастроному. Преследователь не стал заходить вслед за мной, а остановился у широких окон, сквозь которые и наблюдал за мной. Краем глаза попытался рассмотреть и его — совершенно не примечательная личность: парень лет тридцати без особых примет. Прикупив сдобы и потолкавшись для вида в толпе, вернулся на снимаемую квартиру. Топтун вернулся в машину.

В том, что следят именно за мной, теперь я убедился. Кроме топтуна в машине находился ещё один человек и это скорей всего был водитель. Хотя кто его знает, кем он там является на самом деле? Не удивлюсь, если он подрабатывает убийством… По всему выходит, что ребята уже вышли на "тропу войны" и дожидаются, когда жильцы в доме немного угомонятся.

Выключаю везде свет, оставив лишь светильник в спальне. Активизировав сторожевое плетение выхожу на лестничную площадку и по лестнице забираюсь на чердак. Немного поплутав во тьме, перебрался в соседний подъезд. К этому времени окончательно стемнело и выбраться незамеченным не составило труда. Спрятался за могучими тополями, откуда прекрасно просматривалась стоянка. Ждать долго не пришлось и буквально минут через двадцать из знакомой легковушки вышло два тёмных силуэта. Как только они скрылись за дверями подъезда, перебрался на стоянку и спрятался за соседней машиной.

План мой был прост — ещё какое-то время налётчики провозятся с немудрёной сторожевой системой и только потом попадут в квартиру, а когда убедятся, что там никого нет вернутся назад, где я их и встречу. Водила особых вопросов не вызывает — обычный неодарённый, обучен воинскому делу, скорей всего, из бывших служивых. С топтуном не всё так ясно. Он определённо пользуется одной из техник отвода глаз, но не понятно то ли это врождённая способность, то ли он из слабосилков. Ничего, "познакомимся" поближе — разберусь, но уже сейчас ясно, что первым валить нужно водилу, как наиболее опасного из них.

Не прошло и получаса как парочка выскочила из дома. Я скрючился у капота соседнего мобиля, прикрываясь им. Если у топтунов имеется поисковый артефакт, то на фоне движителя машины моя засветка не будет видна.

— Говорил же тебе, пошли уже. Нет давай ещё немного подождём… — шёпотом разорялся водила. — Дождались, мать твою!..

— Что будем делать? — огрызнулся невзрачный топтун.

— Доставай из машины поисковый амулет. Может он где поблизости притаился…

Парочка уже в паре шагов от меня. Пора! В руках "Люгер" с глушителем. Падаю на землю и стреляю по ногам из-под днища машины. Кто-то вскрикнул и завалился на брусчатку. Добиваю выстрелом в грудь. Второго не видно. Осторожно поднимаюсь и активизирую поисковое плетение. Слабая засветка виднеется у выхода со двора. Шустрый какой! И ведь наверняка ранен! Несколько прыжков и я уже почти рядом. Только сейчас стал виден расплывчатый тёмный силуэт на фоне светлой стены дома. Точно слабосилок! Стреляю навскидку. Попал!

Подхожу вплотную. Топтун без сознания. Пуля прошла под правой ключицей. Брючина в районе икры левой ноги также в крови. Обрабатываю его щупом и перекидываю через плечо. Закидываю его на заднее сиденье легковушки, под ноги ему затаскиваю труп водилы. Вот теперь можно немного прокатиться, а ещё через три часа на одном из пустырей в промзоне на окраине Москвы сгорела машина с двумя трупами.

Я оказался прав — меня заказал юный боярич. Непосредственно мной занималось частное сыскное агентство "ГамаюнЪ", состоящее всего из трёх человек: двух безвременно погибших и секретарши, находящейся в офисе. Слабосилок перед смертью поделился со мной кое-какой информацией. Каких-либо сомнений и угрызений совести не испытывал — они пришли за моей жизнью, я оказался проворнее… Перед тем как умереть топтун открыл сейф в офисе, куда мы заглянули мимоходом. Я прихватил с собой все документы, где фигурировало моё имя и всю наличность. Кстати, за меня и печатку-артефакт обещали 800 рублей. Триста рублей выдали авансом.

Утром я съехал со съёмной квартиры. Сыщики хоть и не сообщили мой адрес заказчику, но мало ли… Снял почти такую же в другом районе. Остаток дня потратил на обустройство. Спускать на тормозах заказ боярича я не собирался. Наказать нужно обязательно, вот только как? Убить? К глубокому сожалению, этот вариант не прокатывает. Папаша малолетки мне этого точно не простит и рано или поздно сотрёт в порошок, а если учитывать его связи, то найдут меня очень быстро, в волю поиздевавшись перед смертью.

Выбор у меня не особо велик: или покалечить, или опустить на деньги. Наилучшим выбором было бы совместить эти два варианта, но это уж как жизнь покажет… Жаль только времени у меня в обрез. С возмездием необходимо поторопиться, пока боярич не надумал передать заказ ещё кому.

Приятным довеском к папочке с данными на меня, в сейфе сыскного агентства оказались документы и на заказчика — предусмотрительные ребята оказались. Внимательно ознакомившись с бумагами, пришёл к неутешительному для себя выводу — "достать" боярича мне навряд ли удастся. Помимо того, что он сам неплохо упакован родовыми магическими техниками, так рядом с ним постоянно находятся ещё два цепных пса из одарённых. Мало того, папаша малолетки буквально помешан на безопасности наследника, превратив небольшой особняк, который подарил сыну, в настоящую крепость. В своём кафетерии боярич теперь появляется редко и всегда с усиленной охраной. Единственное место, где его можно попробовать достать — элитный ресторан, где он любит отдыхать по вечерам, но там такая система безопасности, что даже думать об этом не хочется. В общем, без шума здесь не никак не получается. Жаль, очень жаль. Придётся с местью повременить, возможно со временем что-то и изменится…

Себя я на некоторое время обезопасил, перебравшись на новую квартиру и бояричу придётся здорово напрячься, чтобы вновь отыскать меня. Вот только в корпусе теперь лишний раз появляться не стоит, так, что с полигоном я пролетаю. Ничего, не велика потеря, в городе хватает и частных площадок.

Как и предполагал с выбором места для тренировок проблем не возникло. Недалеко от снимаемого жилья как раз находился небольшой частный полигон с дополнительно оборудованным стрельбищем. Записался на поздний вечер, в надежде, что не буду привлекать внимания к себе, да и в сумерках не так-то просто рассмотреть, чем я там занимаюсь. Своим статусом не светился, дворянскую печатку перед посещением полигона снимал, даже записался под вымышленным именем, благо паспорт никто не спрашивал.

С отсутствием внимания к себе я всё же поторопился — присматривали за мной, не явно, но почти постоянно. Видимо владельцы полигона таким образом таким образом страховались от возможных неприятностей.

Принятое решение не трогать боярича не давало покоя. Нельзя прощать эту сволочь, ни в коей мере! Мне всё казалось, что я что-то упустил и поторопился с выводами. Ради интереса несколько раз прогулялся под окнами дома, где он проживал. В подъезд даже не пытался войти, ещё с улицы было заметно, что жильцы далеко не последние люди в этом городе — дом буквально сверкал от обилия охранных и защитных артефактов. Не добавил настроения и охранник, расположившийся в фойе из какого-то агентства. С этой стороны к бояричу точно не подобраться.

Ради интереса прогулялся до его кафетерия. Заходить не стал — может кто ещё припомнит невзначай. На другой стороне улицы находился небольшой книжный магазин, вот оттуда я и понаблюдал немного, перелистывая страницы книг. Пришлось даже купить парочку для отвода глаз. К сожалению, и здесь ничего хорошего не вырисовывалось. Кафетерием заведовал нанятый управляющий и боярич наведывался сюда лишь за деньгами. С прежними своими делишками он или завязал, или передал их в другие руки, что вернее всего. Учёба в корпусе не оставляет времени на прежние забавы.

Остаётся только ресторан, но и здесь без особых вариантов. Элитное заведение озаботилось безопасностью своих клиентов и безнаказанно вытащить оттуда наследника именитого аристократа не получится. А может я захожу не с той стороны и стоит начать с его цепных псов, постоянно находящихся рядом с ним? Один из них остаётся в машине у ресторана. Второй сопровождает хозяина и наблюдает за ним из-за барной стойки, не мозоля особо глаза. Если у меня получится нейтрализовать этих двоих, то их хозяин сам придёт ко мне. А что, вполне может получиться!

Едва дождался окончания трудовой недели, чтобы приступить к намеченному плану. Бояричь в последнее время особо не шиковал, но каждую пятницу ходил в ресторан как на работу. Ближе к полуночи я расположился вблизи стоянки. Приближалось время смены караула. Каждые два часа охранники аристократа менялись: первый пересаживался за баранку мобиля, а второй заменял его у барной стойки.

— Огонька не найдётся? — подошёл я к машине боярича.

Вот и пригодился прихваченный в сыскном агентстве гримировочный набор. Теперь меня не узнать: парик, щёгольские усики и приклеенные баки чуть ли не во всю скулу. Охранник, не почуяв подвоха, приотпустил стекло. Резкий, отточенный удар в висок не оставил ему и шанса. Заранее приготовленные магические браслеты оказываются на его руках. Быстро сдёргиваю с безвольного тела все магические прибамбасы и накопители, не забываю и про оружие. Напоследок прохожусь щупом и почти досуха опустошаю его источник. Вроде бы всё спокойно, никто ничего не заметил.

Обхожу все ближайшие машины и работаю щупом. После моего рейда все обнаруженные водители мирно дремали. Оставленный мной охранник боярича, навалившись телом на дверцу мобиля, также изображал ярого почитателя Морфея. Спрятавшись в салоне соседней машины, стал дожидаться появления второго охранника.

Буквально минут через двадцать он появился, пылая праведным гневом. Понимаешь ли, он там работает, не опуская рук, а этот и в ус не дует — самым наглым образом дрыхнет на боевом посту. Ситуацию усугубил не один стакан принятого на грудь мудрёного коктейля — трудно сдержать себя, когда все вокруг предаются безудержному веселью.

Моё появление сзади осталось незамеченным. Удар в основание черепа прервал кровожадные планы охранника. Подхватываю его за плечи и заталкиваю на заднее сиденье. Повторяю операцию с наручниками и конфискацией имущества. Переталкиваю водителя на соседнее место и сажусь за руль. Теперь самое время отъехать ненадолго, чтобы избавиться от охранников. Поплутав по пустынным ночным улицам, остановился в ближайшем закоулке, рядом с какой-то забегаловкой и скинул тела в дренажную канаву, предварительно лишив их памяти на ближайшие сутки. После чего вернулся на стоянку, дожидаться боярича. От нечего делать "притушил" пару магических светильников, находящихся рядом, чтобы не слепили глаза.

На горизонте молодой аристократ появился лишь спустя полтора часа. С боевым трофеем под ручку, и нетвёрдой походкой направился к стоянке, отчаянно вертя головой, пытаясь сообразить, где же его машина.

— Куда запропастились эти бездельники? — донёсся заплетающийся говор. — То шагу не дадут ступить спокойно, то ищи их как ветер в поле.

Выскакиваю из машины и открываю дверь в салон. На мне фирменная тужурка и фуражка, позаимствованная у одного из охранников. В полутьме меня не разглядеть.

— Прошу вас, Лизонька, — боярич пропустил вперёд свою спутницу, совершенно не обращая на меня внимания.

— А поедемте кататься! — радостно взвизгнула Лизонька, устраиваясь на заднем сиденье.

— Как скажете, дорогая, — согласился боярич, — а потом обязательно заглянем ко мне! Вы знаете, у меня чудная коллекция пасхальных яиц! Вам обязательно нужно взглянуть на них…

Последняя фраза была последней — рукоятка пистолета впечаталась в его затылок. Быстро перехватываю руки и цепляю на них наручники. Девица к этому моменту уже сомлела, почти полностью лишённая жизненной энергии. Бросаю на заднее сиденье тело боярича и спешу за руль. В любую минуту здесь могут оказаться и другие посетители ресторана, так что лучше будет побыстрее убраться отсюда.

Разговор с аристократом вышел быстрый. На мои вопросы он отвечать наотрез отказался, пугая связами отца и всеми карами небесными. Пришлось прибегнуть к помощи одного средства. В своё время, ещё в Пинске, из сейфа оборотня-полицейского я прихватил несколько склянок с зельем. Немного позже я выяснил, что в моих руках оказался своего рода эликсир правды. Растёт в Топи один странный грибок, после употребления которого рот не закрывается. Местные умельцы добавили к нему ещё несколько травок и у пациента словесный понос переплетается с частичной потерей воли. В таком состоянии он уже не контролирует себя и может рассказать даже то, о чём раньше и сам не догадывался. Был и минус у этого препарата — два дня жуткой головной боли…

Мои догадки были полностью подтверждены. Действительно, молодой боярич заказал меня. Уж очень батенька осерчал, узнав о пропаже столь ценного артефакта из сокровищницы рода. Как долго ни скрывал потерю перстня ментального мага, но всё пришлось сознаться. Отец пригрозил прекратить финансирование отпрыска, если тот не вернёт пропажу. Бояричу ничего не оставалось, как открыть свою кубышку и обратиться к профессионалам. Но и здесь он свалял дурака, решив сэкономить расходы выбрав самое дешёвое агентство. В результате мы пришли к тому, что имеем.

В ходе "беседы" отпрыск аристократа лишился всех ценностей и магических артефактов, вплоть до дворянской печатки. С его шеи была снята массивная золотая цепь с интересным ключиком на нём. Заодно боярич поделился и шифром от банковской ячейки, которая открывалась этим ключом.

Отъехав подальше от центра, я оставил парочку в машине. Утром им будет точно не до разговоров, так как о прошедшем вечере ничего вспомнить не смогут. Но это уже не мои проблемы…

Визит в банк откладывать не стал, мало ли когда придёт в себя барич. Прикорнул у себя пару часов и ранним утром был у дверей банка, благо они здесь работают шесть дней в неделю. Грим не снимал, поменял только одежду. С изъятием содержимого ячейки проблем не возникло — всё отправилось в мой безразмерный карман. Ничего особо интересного там не было, только деньги и бумаги.

Теперь в моих же интересах необходимо как можно быстрее покинуть столицу нашей Родины, уж очень беспокоюсь за своё здоровье. Перед самым отбытием предпринял некоторые меры предосторожности, переслав по почте отцу боярича инфокристалл с образом допроса его сына, а он много чего там наговорил. Папаша наверняка сообразит, что во избежание утечки информации трогать меня пока не стоит. Я отлично понимаю, что это всего лишь отсрочка и глава рода всё равно пытается добраться до меня, вот только теперь он будет действовать весьма осторожно и бить будет только при стопроцентной уверенности в успехе. Будем надеяться, что я не предоставлю ему такого шанса.

На обратном пути из банка посетил Магический корпус и забрал документы, ссылаясь на то, что у меня появились срочные дела в Ревеле и не хотелось бы несколько раз мотаться туда-сюда. Мою просьбу удовлетворили, уведомив, что через восемь дней я должен быть в комендатуре Адмиралтейства. На проходной меня ожидало сообщение от Софьи. Моего нового адреса никто не знал и для неё этот вариант связи был единственным. Просила о встрече.

Если просит, стоит уважить. Успел в последний момент, девчонки уже куда-то "намылились" и высматривали на дороге подходящий транспорт. Поздоровавшись, предложил им отобедать в ресторане. Подружки переглянулись и благосклонно приняли моё приглашение.

Обед сопровождался добродушным трёпом на ничего не значащие темы. Пару раз заметил напряжённый взгляд Софьи, всё остальное время она старательно изображала беззаботную болтушку, что совершенно ей не шло. Лишь когда Эдита исчезла "припудрить носик", на меня смотрела прежняя София.

— Нам необходимо переговорить, Илья!

— Говори, нам сейчас никто не мешает.

— Может стоит выбрать другое место и время? — обвела взглядом зал ресторана София.

— И рад бы, но, к сожалению, уже сегодня вечером отбываю к новому месту службы.

— Как так? — удивилась она. — Ещё неделя каникул впереди!

— Надоела вся эта городская суета, отдохну на новом месте. Заодно будет время осмотреться.

— Куда тебя отправляют, если не секрет?

— В Ревель.

— Вот как? — бровки Софии в удивлении взлетели вверх. — Тогда можно немного повременить с разговором.

— Как знаешь, — пожал я плечами.

— Единственное, о чём мне хотелось бы попросить сейчас, так это не судить меня строго. Ничего предосудительного я не сделала и вины за собой никакой не чувствую!

— А я ни в чём тебя и не обвинял. Я лишь дал понять, что не терплю возню за своей спиной и если уж быть совсем откровенным, то перспектива отношений с увлекающимися натурами меня не прельщает от слова "совсем"!

Тут внезапно возле столика "нарисовалась" Эдита. Софья в ответ лишь кивнула, дав понять, что меня услышали.

— Илья сегодня уезжает, — сообщила она Эдите. — Ему, наверняка, необходимо время чтобы собраться. Не будем мешать. Спасибо за приглашение, Илья. Обед вышел чудесным.

На том и распрощались. Честно говоря, я так ничего и не понял. Хотела поговорить, а толком ничего так и не сказала, лишь какие-то неясные намёки, на то, что разговор ещё не окончен. М-да… как-то отвык я от всего этого.

До отхода поезда время ещё было, решил разобраться, что там перепало мне с трофеями. В плане финансов меня можно поздравить, теперь я действительно богат — 15 тысяч на счету и наличными, не считая горсти камней и ювелирных изделий. Были ещё какие-то купчие на недвижимость, но не доверяю я им, вернее, не разбираюсь. Пусть пока полежат, есть они не просят и то ладно. Время придёт — разберусь. В магическом плане также прибыток. Наиболее ценный трофей — защитный полог класса ВИТЯЗЬ. С нечто подобным мне уже пришлось столкнуться в Пинске. Помнится защита оборотня в погонах выдержала несколько выстрелов из "Люгера" практически в упор. Эта печатка будет явно помощней. М-да… а с колечками надо, что-то делать. У меня скоро пальцев на руках хватать не будет, да и не привык я щеголять перстнями. В рукопашке, опять же, сам себе больше урону нанесёшь, чем противнику.

Накопитель у боярича из неплохих. Атакующих артефактов у него не нашлось, надеялся на собственные силы, а вот у охранников они имелись. Все уровня РАТНИКА. Неплохие по качеству и исполнению, но воспользоваться ими будет довольно проблематично из-за всё той же проблемы — отсутствия лишних пальцев на руках. Надо будет подумать и на эту тему, может, что умное и взбредёт в голову. На крайний случай, покупатель на этот товар всегда найдётся.

Глава 22

Нет ничего полезнее доброго имени, и ничего не создает его так прочно, как достоинство

(Л.Вовенарг)

До Ревеля добрался без приключений. Остановился в гостинице неподалёку от Балтийского вокзала, а затем мне пришлось побегать по городу. Я с самого начала решил, что буду снимать комнату — к чему ютиться в казарме, когда есть возможность обосноваться в городе. К сожалению, поиски съёмного жилья затянулись. Центр мне не подходил по одной простой причине — абсолютно негде тренироваться. Начал методично обследовать окраины, но и тут не очень-то всё складывалось: то это не там, то цвет не той системы. Только спустя четыре дня на юго-восточной окраине, рядом с озером Оберъ-Зе удалось подыскать удачное местечко. Далековато, конечно, будет добираться до Адмиралтейства, но ничего, что-нибудь ещё придумаю по этому поводу.

Светлый домик, овитый плющом и с рыжей черепицей на крыше мне сразу же пришёлся по душе. Местная пацанва утверждала, что хозяин уже как с десяток лет то ли погиб в бою, то ли утонул в страшной буре вместе с кораблём, на котором служил офицером. Его вдова, женщина с крепким характером и крутым нравом, в одиночку воспитала сыны, который пошёл по стопам отца и дочь, студентку местного педагогического университета.

— Вы что-то хотели, молодой человек? — хозяйка дома оторвалась от одной из цветочных клумб, как только я подошёл к изгороди.

— Ищу где-бы снять комнату на лето. Не поможете моему горю?

Есть женщины, возраст над которыми не властен, вот и хозяйка этого дома из этой же плеяды. На лице минимум косметики, копна волос аккуратно уложена на голове, пронзительно оценивающий взгляд и суровое выражение лица. Чувствуется непреклонная мощь характера.

— Может вы представитесь, наконец? — повела она бровью.

— Ах да! Прошу простить! Кадет Магического корпуса, Илья Алексеевич Новик. Прибыл в ваш города на летнюю стажировку.

— Будущий офицер, стало быть… — окинула меня оценивающим взглядом хозяйка. — Ну что же, проходите, посмотрим комнату. Только предупреждаю — порядки у меня строгие и нарушать их я никому не позволю!

— Дом — это святое! — согласился я с ней и вопросительно посмотрел ей в глаза.

— Можете называть меня тётушкой Эльзой, — правильно поняла она мой взгляд.

Комнатка была хоть и небольшая, но уютная. Необходимая мебель присутствовала, а большего мне и не надо. Сразу же сговорились о цене. Тётушка Эльза затребовала три червонца в месяц и судя по её взгляду, торг был совершенно неуместен. Сказать, что это через чур дорого, всё равно, что ничего не сказать. В Москве мебелированная двушка обходится в четвертак! Но как оказалось не всё уж так и плохо — в цену входил полный пансион с четырёхразовым питанием. Заплатил сразу за месяц вперёд.

— Хочу сразу вас предупредить, — строгий голос тётушки Эльзы остановил меня у калитки. — Здесь проживает и моя дочь, примерно вашего возраста, сейчас она гостит у своей подруги. Мне бы не хотелось, чтобы вы уделяли ей какое-то особое внимание.

— На этот счёт не беспокойтесь, тётушка Эльза, — искренне улыбнулся я ей. — Имеется у меня такое предчувствие, что времени на отдых у меня почти не будет. Так, что не стоит беспокоиться.

В тот же день я съехал с гостиницы. Чем мне ещё понравилась комнатка, так это тем, что у меня имелся отдельный выход во двор и я тем самым лишний раз не побеспокою хозяйку, особенно после вечерней тренировки. Кстати, она сама мне присоветовала неплохое местечко на берегу озера, куда я теперь наведывался каждое утро и вечер, когда позволяло время, конечно.

Весь следующий день посвятил знакомству с городом. Некоторое время назад здесь проходил службу мой отец, но о тех временах я почти ничего не помню. В памяти остались лишь какие-то узкие улочки и нависающие со всех сторон серые стены домов. Центр города отличался чистотой и порядком и если бы не вечная небесная сырость, то впечатления были бы вполне себе приятные.

Ближе к обеду остановился в небольшом домашнем ресторанчике. Сделал заказ и стал его дожидаться. Сел специально в глухом углу, чтобы не привлекать к себе особого внимания, но не помогло… Я уже не раз раздумывал по поводу всех тех неприятностей, что постоянно обрушиваются на мою голову и к более-менее объясняющим суть происходящего выводам, так и не пришёл. В голове крутилась совсем уж несуразная чушь, будто этот мир считает меня чужаком и он старается всеми силами избавиться от меня. Моя энергетика просто притягивает к себе разного рода неприятности, не оставляя особого выбора: покориться и бесславно погибнуть, или продолжать гнуть свою линию, изменяя реальность. Хорошо ещё, что в наследство от прошлой жизни мне достались определённые способности. Без них было бы совсем невмоготу… Не знаю, возможно, всё это бред сивой кобылы, но ничего иного в голову не приходит.

За пару столиков от меня, у самого окна сидела молодая парочка чуть постарше меня возрастом и о чём-то весело переговаривалась. Эту идиллию нарушило появление у их столика разодетых по последнему писку столичной моды троицы высокомерно поглядывающих по сторонам "вьюношей", недавно встретивших своё второе совершеннолетие. Не знаю о чём они там разговаривали, но результат общения был на лицо — на столе лежала брошенная кем-то перчатка. Трое отроков тут же развернулись и покинули ресторан, а оставшийся стал пристально оглядываться по сторонам пока не наткнулся взглядом на меня. Я к тому времени уже справился с обедом и наслаждался чашечкой крепкого, душистого чая.

— Баронет Олаф фон дер Ляйен, — представился подошедший незнакомец, скользнув взглядом по дворянской печатке. — Разрешите присесть?

— Прошу вас, — кивнул я ему и привстав, протянул руку. — Новик Илья Алексеевич.

— Не хочу отнимать у вас много времени, потому перейду сразу же к делу, — с едва заметным акцентом продолжил Олаф, как только мы уселись за стол. — Как вы наверно заметили, у меня возникли некоторые проблемы. Не могли бы вы поучаствовать в их разрешении в качестве секунданта. Мои "друзья" очень торопятся и не намерены долго ждать. Сделайте одолжение…

— А в чём, собственно, суть проблемы? — поинтересовался я.

— Затронута честь девушки, — был краток мой собеседник.

Вроде бы не лжёт, да и эмоциональный фон соответствует. Судя по доносящимся обрывкам переживаний со стороны столика, где находилась подруга Олафа, досталось именно ей.

— Условия поединка?

— Шпага, до первой крови.

— Можете на меня рассчитывать, — кивнул я соглашаясь.

Мобиль Олафа был припаркован у самого ресторана. Как только я устроился рядом с ним, рядом стоящая машина, где находилась троица недовольных отроков, тронулась и мы направились вслед за ней.

— Катрин и этот дрыщь обвенчаны с малолетства, — решил немного прояснить ситуацию Олаф. — Отцы решили породниться: одному захотелось заиметь древнюю фамилию, а другому — выгодного торгового партнёра.

— Род Катрин знатен? — догадался я.

— Рода, как такового, уже несколько поколений нет, но фамилия действительно древняя и уважаемая, — кивнул мне Олаф. — Недавно решили сыграть свадьбу, вот только Катрин жених совсем не по душе. Уж больно тот заносчив вырос, да строптив. Уважение к ней никакого. А всё дело в том, что родитель её за эти годы здорово задолжал своему партнёру и от того отношение к Катрин как к вещи. В общем, отказала она ему. Отец в бешенстве. У них вроде бы как уговор был, что после свадьбы весь долг будет прощён. Катрин убежала к тётке и теперь скрывается у неё.

— А ты каким боком в этой истории оказался? — перешёл я на ты.

— Познакомились совершенно случайно, начали встречаться… Нравится она мне, — признался Олаф. — Наш род не столь богат, как у малолетнего строптивца, но мало кто из местных сравнится с нами родословной. Сами мы корнями из Нижней Саксонии. Пришли сюда, когда позвал Пётр. В семье я младший сын и в плане наследования ничего серьёзного мне не светит. Одно хорошо — жену себе могу выбрать сам.

— С этим понятно. Что по поединку?

— Не хочу раньше времени тебя расстраивать, но ходят упорные слухи, что малолетний выскочка не всегда чисто играет, но за руку его пока никто не поймал. За секундантами надобно присмотреть, пока я буду с ним разбираться. Справишься?

— Не вижу проблем, — пожал я плечами.

— Ты так в себе уверен? — с явным сомнением глянул на меня Олаф.

Остановились за городом, посреди прибрежных дюн. После представления, дуэлянты, не церемонясь, сразу же приступили к делу. У каждого из них в руках сверкнули шпаги. Такое статусное оружие каждый дворянин получает в день своего 18-летия. Мне только 17 и свой статус я могу подтвердить лишь только кинжалом или кортиком. Впрочем, их ношение не является обязательным и внешне я мало чем отличаюсь от обычного обывателя, если, конечно, не обращать внимание на качественный покрой одежды и дворянской печатки на мизинце левой руки.

Помня о сомнениях Олафа, сосредоточил своё внимание на секундантах. Тот, что постарше не отрываясь наблюдал за поединком и в его взгляде читалась решимость вмешаться, помочь своей шпагой, если в том возникнет необходимость. За его спиной расположился, судя по отсутствию длинного клинка, мой одногодка и именно его действия насторожили меня больше всего. Нет, он не пытался броситься на подмогу своему другу, но его эмоциональный фон был крайне напряжён, как будто он готовился к чему-то и ждёт какого-то сигнала. Кроме того, я заметил в нём магические задатки слабосилка. Приглядевшись, обратил внимание на то, что он всё время теребит браслет на левой руке и, судя по всему, это магический артефакт! Наплевав на осторожность, просканировал слабосилка, но тот даже не обернулся! Да, он необученный к тому же! Артефакт оказался довольно редкий конструкт, принадлежащий школе Жизни. Любой лесовик или агроном с радостью отдал бы за него половину того, что имеет.

Особенностью этого артефакта являлась возможность привязки объекта подпитки энергией, причём как в ту, так и в обратную сторону. Сейчас я отчётливо видел, как тонкая нить жизненной энергии исходила от Олафа прямиком в артефакт. Ещё несколько мгновений и тот резко "устанет" и перестанет адекватно реагировать на выпады своего соперника. Придумали же хитрецы! Похоже, они специально выбирают себе противников из неодарённых, чтобы не попасться на своих "шалостях".

Юнец настолько увлёкся управлением артефакта, что не заметил, как я возник за его спиной. В моей руке Браунинг, выхваченный из системы скрытого ношения.

— Не так быстро, господа! — "успокоил" я в миг обернувшихся секундантов и направил пистолет на юнца. — Деактивируем артефакт и передаём его мне.

Рядом стоящий секундант было дёрнулся в мою сторону, но мой выстрел в воздух охладил его порыв. Олаф, тем временем, дожал своего противника и приставив к его груди шпагу с интересом наблюдал за происходящим действием.

Юнец начал приходить в себя и осторожно протянул мне артефакт. В его глазах плескался страх, он не хотел умирать. Другой секундант также не собирался геройствовать, видя в моей руке пистолет.

— Чтобы у вас не возникло и мысли обвинить нас в нарушении правил дуэли, знайте, что я всегда могу доказать обратное, — перед каждым из троицы возник "Светляк".

М-да… удивление было явным и всеобщим. Даже у Олафа правая бровь поползла вверх, но он быстро справился со своими эмоциями и быстро переговорив с соперником направился к машине.

— Если у вас возникнет вопрос по поводу выкупа артефакта, вы знаете где меня можете найти, — сообщил напоследок юнцу и отправился вслед за Олафом, не переставая сканировать окружающую обстановку.

— Ты полон неожиданностей, мой друг! — Олаф вырулил на тракт. — Так кто же ты, если не секрет?

— Никакой тайны — я кадет Магического корпуса.

— Так ты прибыл на стажировку в Адмиралтейство? — мгновенно сообразил Олаф.

— Угадал. Маг-артефактор. Так ты сумел договориться со своим противником? — решил я перевести тему разговора.

— Я не совсем в этом уверен… — закусил губу Олаф. — Сам же видел на что способны эти парни. Боюсь, что сегодняшние обещания завтра же будут забыты, а нас обвинят, в чём-то совсем уж неприличном.

— А где же дворянская честь и достоинство?

— О чём ты говоришь? — поморщился Олаф. — Откуда им взяться, если всё куплено: и звание, и уважение, и достоинство. А про честь вообще можно не вспоминать, как были дельцами, так ими и остались.

— Значит стоит ожидать неприятностей?

— Без них точно не обойдётся. Мне-то особо ничего не грозит. Отец сам недолюбливает всех этих выскочек, а тебе предстоит испытать немилость командиров, если эти узнают кто ты таков на самом деле.

— Они и там успели обзавестись связями?

— И не только там…

— Не стоит раньше времени вешать нос. У меня есть чем ещё "обрадовать" строптивца и всю его семейку.

— Как знаешь, — недоверчиво глянул на меня Олаф, — но я тебя предупредил.

Расстались мы с ним в центре города. Олаф пригласил к себе, но я, сославшись на срочные дела, отказался. Взяв с меня слово, что я в ближайшие дни обязательно загляну в дом его отца, он упылил на своей тарантайке.

История, как и полагал Олаф, на этом не закончилась. Обедая на следующий день в знакомом ресторанчике, я обнаружил на себе чьё-то пристальное внимание. Бармен, особо не скрывая своего интереса, созвонился с кем-то и стал вполглаза приглядывать за мной. Мне, конечно, такой ход событий не совсем по нраву, но предъявить бармену фактически нечего — не будешь же поднимать шум из-за того, что на тебя лишний раз косо посмотрели.

Десерт был прерван появлением в зале решительно настроенной женщины, которая, переглянувшись с барменом, сразу же направилась к моему столику.

— Новик Илья Алексеевич?

— Чем могу быть вам полезен? — привстал я.

— Я по поводу оказавшегося в ваших руках артефакта.

— Присаживайтесь, — предложил я место напротив. — Вам что-нибудь заказать?

— Спасибо, я очень тороплюсь. Так как на счёт артефакта? — присела всё же она.

— А что вы, собственно, хотите? — поинтересовался я.

— Как что? — удивилась дама. — Да будет вам известно этот артефакт является семейной реликвией, и я требую, чтобы вы его вернули.

— С какой стати, позвольте узнать?

— Да как вы смеете?! — возмутилась дама. — Воспользовались минутной слабостью моего сына и просто украли нашу реликвию. Если мы сейчас не договоримся по-хорошему, то я немедленно обращусь в полицию и буду требовать с вас помимо возврата артефакта ещё и моральную компенсацию.

— Не надо так горячиться… — я вопросительно посмотрел на взвинченную до предела собеседницу.

— Серафима Яковлевна Саянова, — представилась она. — Мой муж сейчас в отъезде и не может присутствовать. Вы я вижу здесь человек новый и наверняка не знаете, что он весьма влиятельная фигура — в Купеческой гавани его знает каждый!

— Всё это конечно интересно, но с чего вы решили, что должен отдать вашу семейную реликвию?

— Да как же?! — Серафиму Яковлевну едва не хватил удар. — Вы обманом завладели артефактом! Да как вам не стыдно, а ещё дворянин…

— Откуда у вас такая информация? Её сообщил ваш сын? — по мне прошлись полным презрения взглядом. — Давайте не будем торопиться с выводами, и вы в начале посмотрите один интересный образ.

Я предполагал, что подобный разговор может случиться и потому заранее озаботился создания образа произошедшей дуэли. На столе появился информационный кристалл и артефакт воспроизведения образов. Серафима Яковлевна с опаской закрепила обруч на голове и принялась за просмотр, к концу которого выражение её лица приобрело весьма задумчивый вид.

— Я вижу, мой сын, не всё рассказал мне, — положила она обруч на стол. — И тем не менее я по-прежнему настаиваю на возврате семейной реликвии.

— Мне кажется вы, Серафима Яковлевна, не совсем верно оцениваете сложившуюся ситуацию. Не вы пострадавшее лицо, а Олаф фон дер Ляйен. Действия вашего сына нанесли урон чести и появись этот образ на столе Дворянского Собрания о дальнейшей карьере вашего мужа и тем более сына можно смело забыть.

Вот теперь до моей собеседницы стало что-то доходить. Праведный гнев куда-то запропастился и на её лице отобразились нотки уныния. Впрочем, она довольно быстро взяла себя в руки и уже без прежнего апломба продолжила разговор.

— Прошу простить моего сына. Как оказывается, временами, он весьма несдержан и подвержен дурному влиянию. Надеюсь, вы не станете лишний раз распространяться по этому поводу, — Серафима Яковлевна бросила свой взгляд на инфокристалл.

— Только если меня не принудят к этому шагу, — напомнил я о других фигурантах дуэли.

— Не беспокойтесь по этому поводу, их семейства будут проинформированы об ошибочности утверждений их чад. — Серафима Яковлевна встала из-за стола. — И всё же мне хотелось бы надеяться на возврат семейной реликвии.

— Всё в ваших руках… — дал я ей повод для размышлений.

Уже не столь решительная дама, встала из-за стола.

— Я могу забрать этот кристалл? — спросила она напоследок.

— Да, конечно. Распоряжайтесь им как вам заблагорассудится.

Добраться до особняка семейства фон дер Ляйен мне в тот день так и не получилось. Едва выйдя из ресторана, как тут же натыкаюсь на тётушку Эльзу в сопровождении юной леди.

— Добрый день, тётушка Эльза! — приподнял я фуражку, здесь вообще не принято ходить с непокрытой головой и снимают головные уборы лишь в помещениях.

— Ханна, — обратилась моя хозяйка к своей спутнице, — позволь тебе представить нашего квартиранта, Новик Илья Алексеевич.

И уже обернувшись ко мне продолжила:

— Моя дочь, Ханна. Только, что вернулась из пригорода, где гостила у своей подруги.

— Весьма рад знакомству, — обозначил поцелуй на протянутой мне девичьей ручке.

Подняв голову тут же, натыкаюсь на недовольный взгляд тётушки. М-да… надо как-то поосторожнее с этим великосветскими замашками иначе точно без крыши над головой останусь. А девушка отреагировала вполне адекватно и даже мило улыбнулась в ответ.

— Вы не составите мне компанию, Илья? — прощебетало белокурое создание. — Матушке крайне необходимо попасть на рынок, а у меня неотложное дело в деканате университета.

— Почту за честь сопровождать вас, — и вновь натыкаюсь на суровый взгляд. — Тётушка Эльза, не беспокойтесь.

— Мы скоро будем, — подхватила меня под локоток Ханна и отойдя немного от места нашей встречи поинтересовалась: — О чём это вы?

— Пообещал вашей матушке поменьше обращать внимания на вас и давай уже перейдём на ты, а то изображаем из себя непонятно кого. Ты не против?

— Совершенно. Так что ты там говорил на счёт внимания?

— Так вроде бы уже сказал, — и взглянув в глаза Ханны добавил. — Вот только теперь понимаю, что сдержать данное слово будет совсем непросто.

— Льстец! — улыбнулась она и тут же нахмурила бровки. — Все вы так говорите, а как дело к свадьбе, так рядом никого!

— Я не такой! — выгнул я грудь колесом. — Вот закончу корпус, отработаю положенный мне 25-летний контракт и сразу же женюсь!

Ханна буквально повисла у меня на руке, стараясь сдержать вырывающийся из неё смех.

— Да кому я нужна буду, через эти 25 лет? — немного отдышалась она и тут же перешла в атаку. — А ты и впрямь из одарённых?

— Не похож?

— У нас в университете тоже есть несколько одарённых, но к ним не подойти. Ходят с вечно задранными носами, на обычных студентов смотрят как на чернь какую-то. У вас в корпусе все такие, как ты?

— Великосветской шелухи хватает и там. А на счёт отношения к простым людям, так это нужно спрашивать больше с родителей. Как воспитают тебя папа с мамой, таким и будешь… Не всегда, правда, так случается, но в большинстве случаев.

— А покажи какую-нибудь магию. Ну пожалуйста, очень прошу… — Ханна остановилась и как маленький ребёнок в нетерпении захлопала в ладоши.

Мне не жалко, тем более, когда тебя просит такое милое создание. Мгновение и над нашими головами возникает воздушная линза (плетение "Зонтик") и зарядивший было мелкий дождь перестал раздражать своей сыростью.

— Ещё! Ещё!

Пять мелких разноцветных "Светлячков" выпорхнуло из моего кулака и уселись на ноготки удерживаемой мной руки Ханны. Вспышка и от "Светлячков" ничего не осталось, а вот ноготки окрасились в их цвета.

— Ничего подобного в своей жизни не видела!

М-да… а ведь и правда, большинство обыкновенных людей до конца своей жизни так и не осознают в каком мире они живут. Мир магии, который большинству её обитателей, так и остаётся тайной за семью печатями и лишь немногим одарённым он раскрывается во всём цвете. Конечно, в этом мире полно разнообразных магических артефактов, которыми могут пользоваться и обыкновенный люд, но отношение к этим конструктам точно такое же как у нас к обычным бытовым приборам. Народ даже не задумывается на каких принципах он работает, да и далеко не всякий может себе позволить приобрести такую дорогую вещь. Увидеть магию "вживую" могут немногие, вот и Ханна, впечатлённая "Зонтиком" и "Светляками", притихла и всю дорогу любовалась разноцветными светящимися ноготочками.

Глава 23

Женщина — слабое, беззащитное существо, от которого невозможно спастись

(Ричард Длинные руки)

Весь вчерашний остаток дня был посвящён тётушке Эльзе и её дочери. После того, как Ханна уладила дела в университете, где обучалась, меня провели по самым значимым местам в исторической части города. После чего направились домой, где намечалось, нечто похожее на семейный ужин.

Общение с Ханной давалось с лёгкостью, но суровые взгляды, бросаемые тётушкой Эльзой, будто замораживали и напрочь отбивали желание попусту трепать языком. М-да… а с тётушкой надо быть повнимательней, иначе точно придётся искать новое жильё.

Обедать в домашнем ресторанчике стало уже традицией и появление в зале Серафимы Яковлевны Саяновой не слишком меня удивило.

— Приятного аппетита, Илья Алексеевич, — присела она рядом, положив на стол перед собой папку с какими-то документами.

— Вам что-нибудь заказать? — протянул я ей буклетик с менюшкой.

— Благодарствую. К сожалению, дела не ждут.

— Чем могу быть вам полезен? — перешёл я на деловой тон.

Серафима Яковлевна слегка пододвинула ко мне папку.

— Здесь документы на права владения мобилем. Мы с мужем решили сделать подарок сыну на первое его совершеннолетие, но видимо несколько поторопились. Примите от нас этот скромный знак внимания и надеемся на ответный жест доброй воли.

М-да… вот как завернула — не захочешь, а последнее снимешь. Пришлось отдавать семейную реликвию. Мне она совершенно ни к чему, а для Саяновых это святыня. Честно говоря, меня несколько смутил столь неравнозначный размен. Мобиль, по моему мнению, стоит куда больше магического артефакта, но факт остаётся фактом — у меня в руках документы на легковушку, а счастливая Серафима Яковлевна, прижимающая к груди магический артефакт, уже у выхода из ресторана.

Что же за мобиль достался мне? М-да… не ожидал — "Руссо-Балт" С24/45 не из последнего модельного ряда, конечно, но до старичка ему ещё как минимум с десяток лет бегать! Машина вышла немного перетяжелённой, но крепкой и почти неубиваемой, что для наших дорог немаловажный аргумент. Открытый кузов с откидным мягким верхом, не совсем подходит для местного климата, но как говорится, дареному коню в зубы не смотрят. Тем более, что мобиль с его скоростью за 80 км/ч с лёгкостью обгонит не один десяток резвых скакунов.

Покопавшись в бумагах, нашёл ответ и на возникшие подозрения о неравнозначности обмена. Оказывается, все документы были заверены печатями Купеческой гавани, а это значит, что семейству Саяновых мобиль достался со значительной скидкой. В порту частенько проходили продажи конфиската должников порта.

С регистрацией нового имущества и выдачей водительских прав проблем не возникло. В Городской управе мне быстро выправили документы на мобиль, а для получения прав вождения достаточно было предъявить свидетельство о прохождении обучения в Магическом корпусе. Помимо всего прочего, в корпусе отдавали должное современным технологиям и нас, как будущих офицеров, обучали всем этим нововведениям, в число которых входило и умение вождения современным транспортом. В моём же случае пригодились навыки ещё и из прошлой жизни.

Ближе к вечеру я закончил со всеми бумажными делами и решил прокатиться до особняка фон дер Ляйен — обещал всё же. Машину оставил у ворот, а сам скромно остановился у массивных ворот, являвшихся продолжением столь же внушительной ограды. Моё появление не вышло незамеченным и из открывшегося окошка в воротах поинтересовались:

— Чего изволите, сударь?

— Я по приглашению Олафа фон дер Ляйен.

— Как изволите доложить?

— Новик Илья Алексеевич. Этого будет достаточно.

Не прошло и минуты, как дверь распахнулась.

— Проходите, вас ожидают, — возник передо мной кто-то из прислуги. — Я провожу.

Нигде не останавливаясь, длинными коридорами и узкими лестницами, меня провели на третий этаж особняка. На пороге большого зала меня встречал Олаф.

— А я уж и не надеялся, что вспомнишь о своём обещании, — протянул он мне руку.

— Извини, Олаф. Совершенно внезапно образовалась куча дел. Как только с ними разобрался, сразу же сюда.

— Интересные у тебя дела, друг мой, — кивнул в сторону окна Олаф. — Ещё пару дней назад, мне помнится, ты был совершенно безлошадный. Может подскажешь, как и мне обзавестись подобным?

— Неужели в вашем гараже машин не хватает? — улыбнулся я. — Вроде бы там не меньше двух, как мне показалось.

— К сожалению, к ним я никакого отношения не имею — это личный транспорт отца и старшего брата. Меня иногда балуют, конечно, но вот чтобы просто так взять мобиль не получится. Так как же ты всё-таки обзавёлся собственностью на колёсах?

— Да всё благодаря твоей дуэли, — Олаф приглашающе махнул в сторону столика с креслами. — Помнишь того парня, что попытался применить артефакт?

— Ещё бы! Именно благодаря твоей реакции, мне удалось тогда избежать худшего. Впрочем, я тебя несколько перебил, продолжай.

— Буквально на следующий день его мамаша прибежала требовать доставшийся мне трофей. Без угроз не обошлось. Пришлось показать один занимательный образ с участием её сына. Посовещавшись со своим мужем, они предложили мне этот мобиль за молчание и возврат семейной реликвии.

— Теперь становится понятным, безмолвие жениха Катрин. Однако, я бы не рассчитывал на его лояльность. Поверь мне, в скором будущем неожиданно окажется, что именно мы нарушили кодекс дуэли.

— Я же всегда могу доказать обратное, — изумился я.

— Да кому будут нужны эти доказательства! — пожал плечами Олаф. — Мой соперник хоть и молод, но точно не дурак. Он не станет качать права перед Дворянским Собранием, ему вполне хватает своего окружения. Со временем детали дуэли забудутся и все будут повторять лишь то, что будет говорить по этому поводу их кумир.

— Надеюсь, к тому времени меня здесь уже не будет, — ухмыльнулся я.

— Кстати, мой отец изъявил желание познакомиться с тобой лично, — решил сменить тему Олаф. — Как ты к этому относишься?

Покинуть особняк фон дер Ляйен мне удалось лишь поздним вечером. Вначале я был представлен главе рода, отцу Олафа. Дядька оказался старой европейской закалки, в хорошем понимании этого слова. Поблагодарив меня за поддержку сына, был милостиво отпущен. С матерью Олафа познакомился чуть позже, когда она в категоричной форме настояла остаться и составить компанию сыну за ужином. За общий стол нас не посадили, у отца семейства намечался деловой ужин с партнёрами, чему я был только рад.

Моё появление на четырёхколёсном монстре тётушка Эльза встретила с видимым неодобрением, чего нельзя было сказать о Ханне, которая тут же забралась в мобиль и стала тщательно его осматривать.

— Не порть мою девочку, — напомнила мне тётушка, о данном мной слове.

— Я помню о своём обещании.

Ранним утром стал собираться в Адмиралтейство. Появившись на завтрак в обмундировании Магического корпуса, произвёл благоприятное впечатление на дам.

— Надо сказать, форма вам к лицу, Илья Алексеевич, — пришла к заключению тётушка Эльза.

Ханна предусмотрительно промолчала, но разгоревшимся искоркам в глазах было понятно, что она полностью согласно с мнением своей тётушки.

Идею припарковаться у центрального входа в Адмиралтейство посчитал полнейшей глупостью. Не думаю, что у большинства офицеров имеется свой личный транспорт и плодить зависть с первых шагов своего появления было бы весьма опрометчивым шагом. Зарулил в ближайший проулок и остальной путь проделал, как и подобает кадету, едва ли не строевым шагом.

Немного побродив по коридорам, наткнулся на нужную мне кабинет.

— Проходите, — кивнул на соседнюю дверь адъютант вице-адмирала, перед которым мы должны отчитаться о прибытии и получить из его рук назначение к месту прохождения стажировки.

Открыв дверь, я с удивлением обнаружил довольно многочисленную компанию из восьми кадетов. Судя по форме, трое являлись выходцами столичного, Санкт-Петербургского Магического корпуса, ещё трое прибыли из Тулы, а две, стоящие ко мне спиной фигуры были со знаками различия Московского корпуса. На моё появление никто не отреагировал, и я решил подойти к своим сокурсникам. К моему изумлению, ими оказались Софья и её подруга. Эдита первая заприметила меня и незаметно одёрнула Софью, весело щебетавшую со столичными франтами. Картина немого замешательства была прервана появлением адъютанта.

— Господа! В связи с внезапно возникшими проблемами и необходимостью личного участия в их решении, вице-адмирал не сможет принять вас. Ваше распределение он просил передать через меня.

Окинув присутствующих суровым взглядом, он продолжил:

— Господа кадеты столичного Магического корпуса стажировку будут проходить на кораблях флагманской эскадры, под наставничеством штатных боевых магов. Местом прохождения стажировки кадетов из Тульского Магического оружейного корпуса назначен корабельный арсенал, где займутся восстановительными работами вышедшего из строя вооружения и оборудования. Кадеты из Московского корпуса остаются на базе флота и занимаются штатным обновлением магических артефактов и укреплением инженерных сооружений.

Внезапно адъютант обернулся ко мне:

— Вам подпрапорщик предписано проходить стажировку в Моодзунском укрепрайоне. Опыт работы в фортах у вас уже имеется. Завтра в 10:00 из Купеческой гавани отходит посыльное судно "Курьер", вам необходимо быть на его борту. Пакет необходимых документов получите на выходе, — и уже обернувшись ко всем, закончил:

— На этом у меня всё. Можете быть свободны.

В приёмной немного задержался, дожидался пока самые нетерпеливые получат документы. За это время успел немного поразмышлять по поводу своего назначения. Интересно, это случайное совпадение или меня опять по чьей-то настоятельной "рекомендации" отправляют в эту тьму тараканью?

Моонзундские острова находятся в восточной части Балтийского моря и имеют стратегическое значение, позволяя полностью контролировать Рижский залив и подходы к Финскому. На двух основных островах (Эзель и Даго) флотские создали укрепрайон, куда вошли соединения миноносных кораблей и заградителей. С берега их поддерживали артиллерийские форты, также разведывательные части воздушного флота, включающие в себя до десятка дирижаблей. Вот где-то там мне и предстояло провести всю стажировку.

Как нетрудно догадаться, на ступеньках Адмиралтейства меня дожидались девчонки.

— Тебя можно поздравить с очередным повышением? — с некоторым сарказмом поинтересовалась София.

— По-твоему, я его не достоин? — честно говоря, меня уже достали её подколки, нет чтобы нормально поздравить, так она…

— Нет, что ты, — Эдита, как всегда, попыталась разрядить обстановку. — Просто твоё появление внесло некоторое возмущение в рядах столичных кадетов, невольными свидетелями которого стали. Они до сих пор не могут понять за какие такие подвиги, обучаясь на первом курсе, ты так поднялся. Утверждают, что ты бастард какого-то великосветского вельможи.

— И вы поверили?

— Трудно не поверить. О себе-то ты не очень любил рассказывать… — недовольно буркнула София.

— Ладно, с этим более-менее разобрались, — кивнул я, — но у меня к вам возник вопрос. Сдаётся мне, что вы заранее знали о совместном прохождении стажировки.

— Распределение состоялось ещё в конце мая и нам сразу же об этом сообщили. Тебя в тех списках не было, но неделю назад ты сам сообщил, где будешь проходить практику.

— Могли бы хотя бы намекнуть…

— Мы решили устроить тебе сюрприз, — хихикнула Эдита.

— М-да… устроили, — нахмурил я брови. — И что мне теперь с вами делать?

— Как что? — удивилась Эдита. — Ухаживать, баловать и тому подобное.

— А это ничего, что я буду чёрт знает где? Да и с кавалерами у вас всё в порядке. Насколько я понимаю, вон та парочка столичных франтов вас только и дожидается.

— Не обращай внимания, — махнула рукой Эдита. — Девушки всегда должны быть в центре внимания. А на счёт свободного времени, так для этого существуют выходные дни. Насколько я понимаю, ты вполне можешь проводить их здесь.

София всё это время молчала, даже не пытаясь поддержать разговор, лишь изредка поглядывая в мою сторону, всячески пыталась показать, что сильно обижена на меня. Вот только я совершенно не понимаю, с чего бы это собственно? Пора закругляться, иначе мои мозги закипят от всех этих дамских "штучек". Сослался на срочные дела и развернулся к знакомому проулку.

— Никуда он от меня не денется, — донеслась до меня знакомая фраза в исполнении Софии.

Я точно чего-то не понимаю! Вот зачем было разыгрывать весь этот спектакль и строить из себя оскорблённую невинность, если, простившись с одним, тут же спешить на встречу с другими?! Или одно другому не мешает? Нет, такой "хоккей" нам не нужен! Девочка явно переоценивает себя и, наверняка считает, что я просто обязан вести себя более решительно, пытаясь оградить её от излишнего мужского внимания. Вроде бы мы уже обговорили эту тему и вполне мирно разошлись… Неужели она так и не успокоилась?

Сворачиваю в знакомый проулок и застываю на месте, узрев дымящийся остов своей машины. Рядом с этой кучей металлолома суетился городовой, опрашивая свидетелей. Очевидно, моё выражение лица было столь однозначно, что у городового не возникло сомнений.

— Это ваша машина? — осведомился он, подойдя ко мне.

Я молча кивнул.

— Весьма сожалею, но по долгу службы я обязан установить вашу личность и опросить.

Покончив с бумагами, я поинтересовался:

— Уже известно чьих это рук дело?

— Трудно сказать, — неопределённо пожал плечами городовой, — некоторые свидетели вроде бы кого-то видели, но по долгу службы я не имею права разглашать…

Его речь была прервана десятирублёвой ассигнацией, появившейся на его планшете, где он заполнял бумаги.

— А как частное лицо?

— Не наши это, — не стал кочевряжится городовой. — Тех сразу бы взяли.

— Значит кто-то из "неприкасаемых"?

— По долгу службы… — опять замялся предприимчивый городовой и после появления очередного червонца, продолжил: — На днях к начальнику порта из Москвы прибыли дорогие гости — пять парней крепкого телосложения, со специфическими навыками… Нас начальство уже предупредило, чтобы особо не обращали на них внимания.

М-да… похоже отец молодого боярича не забыл обо мне. Интересно, он таким образом предупреждает меня или всё же решился на более серьёзный шаг? Похоже, что о машине мне придётся забыть, так как никто, как я понял, преступников искать не собирается и требовать компенсацию мне не с кого. Покатался, блин…

Из городского полицейского управления, куда необходимо было заскочить, меня отпустили только после обеда. Наскоро перекусив в ближайшем ресторанчике, направился к себе. Настроение было ниже плинтуса и, что характерно, чем ближе вечер, тем невыносимее становилось.

Моё появление "на своих двоих" тётушка Эльза восприняла с одобрением, а вот Ханна прилипла как банный лист: что, да как? Пришлось сочинять сказку о срочном ремонте машины — правду говорить почему-то не хотелось. В конце концов от меня отстали и сразу после ужина я засобирался на вечернюю тренировку.

Чем ближе подходил к озеру, тем отчётливее понимал, что делаю что-то не так. Нацепил на себя отвод глаз и свернул с тропинки, заходя к своему обычному месту немного со стороны, обходя не высокие песчаные дюны. Засаду я обнаружил, едва ли не в последний момент — опытные гады попались. Два крепыша спрятались в редких зарослях калины. Замаскировались так, что визуально не обнаружить. Заметил лишь благодаря магии, их засветки отобразились при очередном сканировании местности. Стараюсь особо не магичить, работаю в пассивном режиме, иначе сразу же засекут. До ближайшего было всего метров семь, другой оказался чуть подальше. Не обнаружили меня только потому, что я оказался у них за спиной.

И что мне теперь с ними делать? Ребята явно нацелились на площадку, где я обычно тренируюсь и боюсь, что брать живым меня никто не собирается — расстояние не то. Нападающих с 15 метров я засеку в любом случае, а если учесть, что во время тренировки у меня в руках постоянно находятся разные колюще-режущие "инструменты", то уложить одного из них смогу наверняка. Спрашивается, зачем так рисковать? А вот если предположить, что в меня будут стрелять, то дистанция для этого, что ни на есть, самая подходящая.

Единственно, что меня смущает, так это то, что наёмников только двое. Сколько бы я ни приглядывался, никого больше так и не обнаружил. Это плохо, придётся учитывать вероятность внезапного нападения со стороны. Вариант бегства даже не рассматриваю. Наверняка, кто-то из этой пятёрки дожидается меня у домика тётушки Эльзы, а оставлять за спиной двух профессионалов очевидная глупость. Где же всё-таки находятся ещё двое?

На мушке Люгера дальний ко мне наёмник. До ближайшего дотягиваюсь щупом и начинаю откачивать энергию. Её оказалось неожиданно много, парень оказался буквально напичкан защитными артефактами. Второй подозрительно зашевелился, очевидно почувствовав, что-то неладное. Больше медлить нельзя. Выстрел, другой, третий — пули вязнут в защите. Наёмник резво подскочил и уже мчится мне навстречу беспорядочно паля с двух рук. Несколько маневров уклонения не очень-то помогают, моя защита на пределе. Последняя пуля в обойме всё же пробивает защиту бойца и впивается ему в грудь. Бесполезный Люгер исчезает в "кармане", в руке появляется кинжал. Скользящий шаг навстречу и наёмник сломанной куклой он валится у моих ног. В то же мгновение острая боль пронзает моё плечо. Краем глаза замечаю быстро расползающееся кровавое пятно. Ныряю за ближайший холмик. Стреляли явно со спины.

Защита окончательно сдохла. Наполняю энергией артефакт, попутно осматривая рану — ничего страшного, пуля прошла по касательной, лишь немного задев. Перебираюсь метров на десять левее и замечаю, как на то место, где я только что был, падает граната. Вжимаюсь в землю и активизирую артефакт. Ударная волна и осколки в очередной раз сносят защиту. Дожидаться второго "подарочка" я не стал и выскочил из-за насыпи. Успеваю сменить оружие и на два 9-мм Браунинга. Стреляю по мелькнувшей тени, но кажется безрезультатно — та успевает исчезнуть за ближайшим кустарником. Кидаю вслед гранату, в моём "кармане" такого добра хватает. Падаю на землю и буквально кожей чувствую, как надо мной со свистом проносятся осколки.

Не поднимаясь, сканирую ближайшую местность — чисто. Ушёл гад! Надо валить отсюда, пока подмога не подошла. Добиваю кинжалом первого наёмника, заодно лишая его защитных артефактов и оружия. Ненадолго останавливаюсь и у второго. После чего свернул на малозаметную тропинку и направился на другой край озера — необходимо немного передохнуть и привести себя в порядок.

Добравшись до укромного места, скинул с себя одежду и забрался в озеро, смыть с себя пот и кровь, не забыв перед этим активизировать лечебное плетение. В принципе можно было обойтись и без лечения, повышенная регенерация организма уже сделала своё дело, но решил перестраховаться на всякий случай. Переоделся в чистую одежду из имеющегося в запасе и стал думу думать.

Результаты произошедшего столкновения меня откровенно не радуют. Я ещё раз убедился, что в открытых боевых действиях мало, что из себя представляю. Полученные мной знания больше подходят для разведчика-диверсанта и отчасти охотника. Внезапный удар и столь же молниеносное исчезновение, вот моя идеология. Если бы эта троица не мудрила и просто ударила с разных сторон, то от меня и мокрого места не осталось бы. Не знаю, куда делась ещё пара бойцов, но их участие стопроцентно гарантировало успешное выполнение задания. Возможно, меня недооценили и сочли, что хватит и этих. Возможно, у отсутствующей пары какое-то другое задание… Но факт остаётся фактом — мне сегодня сильно повезло!

Хорошо ещё, что в запале боя не воспользовался магией. Примени я какое боевое плетение (не слишком-то и много их в моём арсенале), неизвестно что ещё из этого вышло. Мало того, что понабежали бы маги со всех окрестностей, так и третий мог по моей засветке лупануть чем-нибудь убойным.

Ладно, с этим более-менее разобрались, теперь о делах более приземлённых. На носу ночь, куда податься? К тётушке Эльзе идти не стоит — мало того, что сам неоправданно рискую, так и хозяйку с её дочерью могу под пули подставить. Остаётся только город. Ночь перекантуюсь где-нибудь в гостинице, а утром бегом в Купеческую гавань. Благо, что с вещами проблем нет, как говорится, всё своё ношу с собой!

С гостиницей особых проблем не возникло. Остановился рядом с портом, чтобы утром меньше бегать. Уже в номере разобрался с трофеями: четыре Кольта М1911 калибром 11,43 мм с запасными обоймами, два кинжала, четыре ножа и две гранаты. Урожай магических приблуд оказался значительно скромнее: два защитных артефакта в виде перстней, и две ладанки с лечебным плетением "Малого исцеления". Ни документов, как, впрочем, и денег, при обыске я не обнаружил.

Глава 24

В жизни всё временно. Если всё идёт хорошо — наслаждайся, это не будет длиться вечно.

Ну а если всё паршиво — не кисни, это тоже не навсегда

(Дэвид Лоуренс).

За полчаса до отхода посыльного судна я был на пирсе.

— Доброе утро, Илья Алексеевич! — вышел из рядом стоящей машины знакомый мне офицер из имперской службы безопасности.

— И вам того же, Артемий Яковлевич, — недовольно буркнул я. — Какими судьбами?

— Умеете вы, Илья Алексеевич, на ровном месте проблемы создавать, — усмехнулся капитан. — Вчера на озере обнаружили два трупа. Не ваших ли рук дело?

— С чего вы это взяли? — вытаращил я глаза.

— Неужели, вы в серьёз думаете, что мы оставим вас без присмотра? С вашим-то талантом везде находить себе врагов, да и договорённость заключённую, между нами, необходимо время от времени проверять.

— Ну раз вы всё знаете, так чего спрашиваете?

— Чтобы лишний раз удостовериться в искренности ответов. Хотя, впрочем, это не столь важно. По словам Ханны, всё случилось во время вашей вечерней тренировки. Она ещё с обеда заметила наблюдение за домом, — усмехнулся капитан. — Кстати, перспективная девочка. Местные её нахваливают.

Обложили гады, кругом обложили… М-да… уж на Ханну никогда бы не подумал.

— Вот никогда не поверю, чтобы капитан имперской СБ мотался бы по таким пустякам или местное отделение СБ не справляется со своими обязанностями?

— Это вы намекаете на то, что не были предприняты меры по предотвращению покушения на вас? Так ведь всё обошлось! Кто же мог предположить, что у вас тут боевые действия намечаются? — развёл руками Гедда. — И вообще, с чего вы решили, что СБ должно защищать от каждого, кто косо глянет в вашу сторону?

— Вы сами как-то обмолвились, что я вроде бы как внештатный сотрудник.

— Вот именно — внештатный! Если реально смотреть на вещи, то при желании во внештатники можно записать каждого второго подданного Его Величества. И поверьте мне, они будут искренне рады этому факту. Как всем известно, количество сотрудников нашей службы крайне невелико и к каждому внештатнику человека не приставишь. В рамках закона, обеспечение вашей гражданской безопасности, целиком зависит от действий полицейского ведомства. Нет, если бы с вами что-либо случилось, то мы не остались в стороне и оказали посильную помощь в поимке преступников. Другое дело, если такая неприятность случилась со штатным сотрудником…

— Ситуация понятна, — кивнул я, — но ведь не ради этой нравоучительной беседы вы прибыли из Москвы.

— Вы правы, Илья Алексеевич, — нахмурился капитан. — При проведении спецоперации по ликвидации сети контрафактных поставок из Топи нам не удалось задержать координатора Потоцких. Более того, как оказалось, он в курсе ваших показаний по этому поводу.

— Вот значит, как, — не слишком удивился я, подозревая о нечто подобном. — Действительно, чего за меня впрягаться, если я и так уже ходячий труп. Потоцкие мне этого не простят в любом случае и всё благодаря какому-то длинному языку из службы безопасности.

— Мы понимаем ваши опасения, — хмыкнул капитан, — именно поэтому по нашей рекомендации вы отправляетесь на Моонзундские острова. Там следить за вашим окружением будет гораздо проще. Зона закрытая, попасть туда довольно проблематично, да и местные приблудных заприметят сразу.

— Вы это всерьёз или только чтобы успокоить меня? Тут до вотчины Потоцких рукой подать, а здесь каждый третий так или иначе связан с ними.

— Не стоит напрасно сгущать краски. В этом вопросе необходимо учитывать и мнение самих Потоцких, которые утверждают, что знать не знают этого самозванца и, что тот специально прикрывался их честным именем. А без официальной поддержки бывший координатор крайне ограничен в своих возможностях, да и возвращаться сюда было бы сущей глупостью с его стороны.

— И вы поверили Потоцким? — изумился я.

— Они поклялись, что никаких противоправных действий против действующей власти не предпримут, а уличить их в обратном мы не имеем возможности из-за отсутствия аргументов.

Похоже, моё мнение не учитывается в принципе. У СБ свои игры и я по-прежнему выступаю в роли наживки.

— Что по трупам на озере? — решил я сменить тему разговора.

— Не беспокойтесь, уладим, — заметно оживился капитан, — а заказчику посоветуем сменить объект своих забав.

— Уж больно высоко полёта птица — прислушается ли?

— Да куда он денется! Не хочет же он, чтобы его отпрыск всю жизнь провёл на дальних границах…

На рядом стоящем судне раздались трели свистков, а корабельная команда заметно засуетилась.

— Похоже, вам пора, Илья Алексеевич, — протянул мне руку капитан. — Не беспокойтесь, местный отдел СБ уже проинформирован. И поверьте мне, вас, как ценного свидетеля, нам защитить вполне по силам.

Мне бы его уверенность…

До острова Эзель дошли довольно быстро. В порту меня пересадили на грузовой транспорт и к концу дня я был на месте — в одном из фортов в южной оконечности острова. В этом районе значилось три артиллерийские батареи, контролирующие Ирбенский пролив. Арсеналы этих батарей мне и придётся обслуживать, мимоходом подправляя защитные инженерные сооружения. Как мне объяснил комендант форта, на острове всего три мага, из них два боевых, а третий из дипломированных целителей. Командовать мной, как оказалось, особо некому, фронт работ уже давно обозначен и утверждён, так что стажировка намечается беспроблемной, но довольно скучной.

Определили меня в офицерской казарме в двухместном кубрике. Обозначения здесь морские, так как форты являются неотъемлемой частью имперских военно-морских сил. С соседом мне повезло, вернее с его отсутствием, так что устроился вполне себе ничего. Вечером вышел оглядеться и с прискорбием обнаружил, что подходящего места для тренировок на территории форта не имеется. Как таковые площадки для тренировок новобранцев имелись, но всё было на виду. И каким образом мне отрабатывать техники из базы "Пластун"? Будем думать.

В тот же вечер произошла встреча с представителем местной службы безопасности. Усатый, краснощёкий дядька в чине поручик бодро отрапортовал, что все указания на мой счёт получены и его ребята уже приступили к выполнению своих прямых обязанностей. Поинтересовавшись, что, собственно, он имеет в виду, узнал, что и за пределами форта я буду находиться под неусыпным наблюдением. Оказывается, любой офицер или приравненное к нему лицо (я в том числе) может свободно покидать территорию форта в свободное от службы время. Многие пользуются этим и снимают жильё в близлежащей деревеньке. СБшник крайне негативно отозвался о такой практике, намекая, что в данном случае не сможет своевременно прикрыть меня от возможных неприятностей. В этом вопросе я с ним был полностью согласен.

Следующим утром я был представлен командиру арсенала и согласовав с ним график работ был отправлен к непосредственному месту прохождения практики. В помощь мне назначили паренька, только что закончившего военное училище и отвечавшего за хранение магических артефактов. Спустившись в подземелье арсенала, с удивлением обнаружил разветвлённую сеть подземных сообщений.

— Так это ходы в соседние форты, — пояснил мне Аким Гаврилович, мой помощник. — Нам прямо.

Оборудованное помещение для хранения боевых артефактов не поражало своими размерами. По сравнению с запасами фортов в Топях, здесь хранился сущий мизер, но он поражал своей мощью. В Топях использовались артефакты в основном уровня НОВИК, реже РАТНИК и этого вполне хватало. Конструкты уровня ВИТЯЗЬ были уже избыточны по своей мощи и весьма негативно влияли на окружающий фон. Здесь же тактика применения боевых артефактов была совершенно иная и рассчитана на более значительные дистанции боя, что и требовало повышенной мощи. Ничего ниже уровня ВИТЯЗЬ в арсенале не хранилось. В отдельной опечатанной каморке хранилось несколько боевых конструктов класса МАГИСТР и моего допуска явно не хватало, чтобы туда попасть. В форте вообще никто не мог воспользоваться этими артефактами и примяться они могли только в исключительных случаях, специально обученными магами не ниже уровня МАСТЕР.

Суть моей работы заключалась в восстановлении, подтёртых временем, плетений и зарядке боевых конструктов. В принципе, я тем же самым занимался и в Топях, только теперь в моих руках артефакты значительно серьёзнее. Кроме того, мне поручили обновить защиту нескольких подземных ходов, чтобы они не завалились в случае боевых действий. Кстати, подземные коммуникации оказались весьма подходящим местом для тренировок.

Между делом, переговариваясь с Акимом, выяснил, что рядом с фортом, буквально в нескольких километрах, находится небольшой прибрежный городок, где ведётся довольно бойкая торговля иноземными товарами. Земли у местных уже давно поделены и на всех не хватает, рыбалкой не разбогатеешь, вот и остаётся, на свой страх и риск, заниматься контрабандой. Как оказалось, здешние власти довольно лояльно относятся к данному виду деятельности, если же, конечно, о них не забывают и объёмы контрабанды не превышают определённого уровня.

На городском рынке можно не просто купить необходимый тебе товар, но и обменять его на что-то своё. Очень ценятся среди перекупщиков магические артефакты, которые здесь крайне редки. Понятное дело, что торговля боевыми конструктами строжайше запрещена, но если проявить настойчивость, то и этот товар вполне возможно отыскать.

У меня скопилось кое-какое барахло и хотелось бы от него избавиться, чтобы оно зря не занимало место в "кармане", трофейное оружие опять же… Да и развеяться было бы весьма кстати, и так уже почти полную неделю не выхожу из форта. Заранее предупредил безопасника, тот было попытался отговорить меня, но быстро понял, что все его увещевания бесполезны и быстро сник. По его словам, в городке меня встретят и будут следить, особо не попадаясь на глаза.

До города добрался в кузове грузовика, на котором доставляли продукты в форт. Уже в городе возникла неожиданная проблема: мне необходимо было где-то переодеться — не попрусь же я на рынок в форме. Заранее переодеться в форте не было никакой возможности — на его территории хождение в гражданской одежде было категорически запрещено. Пришлось искать трактир, по словам Акима, там сдаются номера. С трактирщиком договорился быстро, правда комнатка мне вышла с оплатой за сутки, до почасовой оплаты здесь дело ещё не дошло.

Переодевшись, быстро перекусил и прямиком направился в сторону пристани, именно там и находилась торговая площадка. Сам по себе рынок меня не впечатлил, то ли сегодня день не базарный, то ли ещё чего, но народа почти не наблюдалось. Да и откуда ему собственно взяться, если в самом городке и десяти тысяч не наберётся.

— Это в торговый день здесь не протолкнуться, — заметил мой недоуменный взгляд хозяин рядом стоящего ларька.

— И когда столь благостный день наступает? — поинтересовался я у совершенно седого и сухощавого старичка.

— Да почитай каждый последний выходной месяца. С материка приходят купцы с товаром, из-за моря возвращаются ватажники, с ближайших деревень и хуторов собирается народ, да и служивые не обходят, вашбродь, — раскусил меня дедок.

— Так заметно? — удивился я.

— Уж больно молодой вы, а держитесь независимо, с достоинством. Среди местных недорослей таких точно нет, остаётся только форт, а там люди служивые…

— Угадал дед, — улыбнулся ему в ответ. — Так что ты мне можешь присоветовать?

— Купить? Продать?

— В начале хотелось бы разузнать на счёт цен. Есть у меня несколько безделушек на продажу, довольно специфического характера…

— Безделушки говоришь, — старик окинул меня оценивающим взглядом. — Тогда заходи, посмотрим на твой специфический товар.

В ларьке оказалось довольно тесновато.

— Ну, показывай, что там у тебя, — кивнул мне старик, как только я взобрался на высокий табурет.

По прилавку звякнул перстень. Дед, не торопясь стал разглядывать его и только спустя пару минут взял его в руки.

— Если я не ошибаюсь, магический артефакт не ниже уровня РАТНИК, — зыркнул он в мою сторону и достал из-под прилавка какую-то загогулину. — Знакомая вещица?

— Нет. Ни разу не встречал, — честно признался я.

— Это вам, магам, достаточно лишь взглянуть на артефакт, чтобы определить его ценность, а что нам, неодарённым делать? — тяжело вздохнул старик и поднёс загогулину к перстню. — Вот смотрите, зажегся огонёк белого цвета — это значит, что наложенное плетение школы Воздуха. Следующий огонёк горит на второй позиции и всего их здесь четыре, которые соответствуют уровням НОВИК, РАТНИК, ВИТЯЗ, МАСТЕР. Уровень МАГИСТР отсутствует, оно и понятно почему. Дале мы обращаем внимание на заготовку и накопитель. И то, и другое явно не ширпотреб, а довольно хорошо обработанный материал. Это уже говорит в пользу того, что артефакт, скорей всего, клановой работы. На обратной стороне кольца имеется магическая метка. Мне она недоступна, но в обычном плане я вижу, что это печать одного из московских родов. Последнее на что необходимо обратить внимание, так это на держатель накопителя. Видите, вот эту отметку? Если бы она была, с другой стороны, то я был бы уверен, что артефакт боевой направленности, а так — это защитный артефакт школы Воздуха уровня РАТНИК.

— Лихо у вас получается! И сколько вы можете за него предложить?

Старик посмотрел куда-то мимо меня, беззвучно шевеля губами.

— 500 рублей, — ответил он немного погодя.

— В Москве ниже 800 никто бы и не предложил, — возразил я.

— Так то там! — дед ткнул пальцем вверх. — А кому я перепродам его здесь? Надо тратиться и везти товар знающим людям. Про риск опять же не стоит забывать.

Вроде бы не врёт старик и особо не наглеет, но чувствуется в его словах некоторая недосказанность. В общем поторговались ещё немного и остановились на цифре 650. Можно было предложить ещё парочку артефактов, но боюсь цена на них резко бы упала.

— В чём предпочитаете оплату: золото, серебро, платина?

— Ассигнациям, значит, не доверяете? — поинтересовался я.

— Я человек старой закалки и к этим бумажкам у меня полное недоверие. Они ведь и сгореть могут, порваться, да и с водой не дружат.

— А давайте платиной! — в окне лавки промелькнула чья-то тень.

Золото и серебро у меня есть. Немного платины в слитках также имеется, а вот в монетах нет совершенно. Надо сказать, что Российская империя в этом вопросе первая в мире и монеты из платины чеканит с 1828 года.

— Надеюсь, это не последняя наша встреча, — кивнул мне напоследок дедок, явно намекая на дальнейшее сотрудничество.

— Уверен, мы ещё не раз встретимся, — обнадёжил я его.

Немного побродив по полупустому рынку, почувствовал сильное направленное внимание к моей особе. Попробовал определить вектор проявленного внимания и взглядом уткнулся на хилого парня в соседнем торговом ряду, беззастенчиво пялящегося на меня. Что-то не слишком он похож на профессионала из СБ. Ещё раз мельком взглянув на парнишку, пришёл к заключению, что несколько поторопился, приняв его за сотрудника столь грозной организации, уж слишком не блистало его выражение лица интеллектом. Скорей всего, это кто-то из местных, решивший "пощипать" заезжего франта.

На выходе с рынка образовался небольшой затор — на одной из телег сломалась задняя ось и она перегородила выход (цивилизация ещё толком не дошла до здешних мест). Народ просачивался сквозь узкий проход, толкаясь и бранясь на возницу. Худосочный парень, наблюдавший за мной, проскочил впереди и я немного расслабился. Как оказалось зря…

Перед самым затором, в людской толчее, внезапно почувствовал, что сзади что-то кольнуло в спину, а с боков меня зажали крепкие парни.

— Если пикнешь, прирежу! — прошипел один из них мне на ухо.

— Давай, шевели копытами! — донеслось с другой стороны.

Не успели мы выбраться с рынка, как к нам подкатила пролётка. Меня подхватили под локотки и не церемонясь затолкали во внутрь. Как только крепыши устроились рядом пролётка тронулась. Кучер пару раз хлестанул плетью лошадку и весело глянул на меня.

— Откуда ты такой залётный взялся?

— Пасть закрой! — буркнул один из крепышей. — Если надо будет, Савелий тебе всё обскажет.

Как ни странно, но опасности я не чувствовал. Адреналин бурлил — это да, даже нездоровый интерес присутствовал, уж очень интересно было, чем этот сюжет закончится. От того, наверно, решил не торопить ход событий, а дождаться естественного его развития, тем более что справиться с этими ребятами мне ничего не стоило.

Через четверть часа мы притормозили у ничем неприметной избушки, в довольно глухом проулке. По всему, я не впечатлил своих охранников и те даже не соизволили связать руки. Единственное на что они обратили внимание, так это на пистолет в кобуре скрытого ношения и кинжал, который сейчас находился в руках кучера-весельчака. Один из бугаёв схватил меня за шиворот и швырнул в распахнутые двери дома. Пролетев сени и лбом протаранив дверь, оказался в небольшой кухоньке. За крепким дубовым столом сидел бородатый мужик с побитой оспой рожей. Один из крепышей молча положил на стол мой Кольт М1910.

— Кто таков? Откуда оружие?

— Культурные люди вначале представляются, — буркнул я, выворачивая на пальце дворянскую печатку.

— А мы не в дамском салоне, — заметил мой жест рябой. — Да и ватажники не тот народ, который перед каждым встречным обязан голову гнуть.

— Ты-то себя с ними не ровняй, — ухмыльнулся я. — Норовом не вышел.

— А я смотрю, ты умный слишком, — внезапно напрягся мужик. — Откуда у тебя это кольцо?!

— Попробуй сам догадаться!

И так не слишком спокойный эмоциональный фон буквально взорвался. Мужик резко подскочил, заваливая на меня стол. Увернувшись, я со всей силы зарядил в висок рядом стоящему крепышу и тот не успев увернуться завалился на пол. Второй крепыш успел среагировать и оказался у меня за спиной. Прыжок и ногой с разворота пробиваю ему грудь. Противник дёрнулся всем телом и приложился головой о полку с посудой, разбив её вдребезги. Рябой, тем временем зря времени не терял о оказался в шаге от меня, уже занеся кулак для удара. Нырок под руку, подсечка и ещё один противник на полу. На шум, из соседней комнаты, появился ещё один "ватажник" и тут же словил метательный нож, который успел достать из "кармана". Хозяин "ватаги" не собирался сдаваться и подхватив рядом стоящий табурет запустил в меня. Уворачиваюсь и ногой бью в район солнечного сплетения. У мужика спёрло дыхание и его сложило пополам.

— Вам помощь не нужна, Илья Алексеевич? — послышался голос из-за двери.

Очень интересно, кто бы это мог быть?

— Входите, я уже справился, — не стал я отмалчиваться.

В дверях показался силуэт офицера полиции и двух нижних чинов. Вслед за ними в дом проникло ничем не примечательное гражданское лицо, которое коротко кивнув мне тут же исчезло.

— А мы рядом проходили, слышим — шум. Решили заглянуть, — офицер, присев на лавку и наблюдал, как городовые управляются с задержанными.

— Откуда знаете моё имя?

— Так люди добрые подсказали, — полицейский посмотрел в окно, где промелькнул силуэт неизвестного. — Пистолет ваш?

— Нет, конечно.

У меня разрешение только на Люгер и винтовку Фёдорова, лишние проблемы мне ни к чему.

— Метательный нож? — указал он на труп "ватажника".

— Вынужден был применить в целях самозащиты.

— Претензий нет, — махнул рукой офицер. — Я к тому, что нож вы сможете получить после проведения всех следственных действий.

— Ничего страшного. Мне не к спеху.

В углу зашевелился рябой.

— Предупреждал я тебя, Савелий — по краю ходишь, — взглянул на него полицейский. — Теперь точно не отбрешешься. Нападение на дворянина, к тому же ещё и будущего дипломированного мага. Рудники тебе светят, Савелий.

— Да кто же его знал, что он маг? — закряхтел рябой. — В наших краях сроду их не видовали…

Офицер махнул рукой. Ну чего с убого взять — горбатого только могила исправит…

— Вам, Илья Алексеевич, надобно заглянуть к нам, бумаги всякие оформить, — обратился он уже ко мне. — Давайте не будем здесь мешаться и проедем к нам.

Местное полицейское управление я покинул спустя пару часов, но зато меня обеспечили транспортом, так что до форта я добрался с комфортом. А там меня дожидался разгневанный СБшник. Пришлось выслушать лекцию о юношеском безрассудстве и наплевательском отношении к договорённостям. Я понимаю дядьку: жил себе не тужил, нарабатывал выслугу, чтобы пораньше уйти на заслуженный отдых, а тут появляюсь я такой красивый и хана тихой, спокойной службе. Понимаю, но не собираюсь плясать под его дудку. Будь его воля, запер бы он меня в арсенале и не выпускал оттуда до конца стажировки. Столичный капитан службы безопасности ни словом ни обмолвился об ограничениях в передвижении. Разговор был лишь о том, что его служба за мной присмотрит, ну и чтобы я сам попусту ворон не считал. Нотации местного СБшника я пропустил мимо ушей — работа у него такая, но и обострять ситуацию не стал. В общем, каждый остался при своём.

Чтобы занять себя чем-то в свободное время, решился сделать для себя лечебный артефакт уровня МАСТЕР. Замахнулся на "Полное исцеление". Из доставшихся мне знаний, я в подробностях представлял это плетение, но создать его в реале мне не хватало ни сил, ни опыта. Вся надежда была на накопители. Мучился больше двух недель, нанося плетение на заготовку частями и скрупулёзно контролируя работу уже нанесённых блоков. За основу взял клипсу с защитными плетениями. Полученные знания в области ментальных практик позволяли мне с успехом обходится теперь собственными силами, так что надобность в данном конструкте отпала сама собой. Проверить артефакт, к глубокому сожалению, было не на ком, но запитка самого плетения без его активации показывала, что конструкт работоспособен и огрехов в его работе не предвидится. Теперь я ходячий эскулап широкого профиля — в одном ухе у меня клипса с двумя плетения "Малого" и "Среднего исцеления", а в другом — клипса с плетением "Полного". Из неподвластных мне лечебных плетений остаётся "Высшее" с возможностью полного омоложения организма, но подвластно оно только магам уровня МАГИСТР.

Глава 25

Βcё идeт cвoим чeрeдoм… нe тopoпиcь, будь cпокоeн… жизнь мудрее нaс… Всё идёт тaк кaк дoлжнo…

(Кристина Раскошная)

Все эти две недели я не сидел безвылазно в форте и к глубокому неудовольствию штатного СБшника пусть и изредка, но выбирался в городок. Удалось "избавиться" ещё от парочки колечек. Предложил дедку выкупить весь магический хабар оптом, но тот не рискнул — товар штучный, редкий и такая партия может привлечь к нему совсем ненужное внимание. Присоветовал придерживаться пословицы: тише едешь, дальше будешь…

В преддверии субботы, уже в вечернее время, пришёл срочный вызов из Ревеля. СБшник как ошпаренный носился вокруг меня, всячески торопя и подгоняя со сборами. Пока я копошился он успел связаться со штабом укрепрайона и договориться с местом на уходящем с оказией в Ревель патрульном дирижабле. Ещё около часа я трясся на ухабах в кабине грузовика, доставившего меня к месту базирования воздушного флота. Полёт до пункта назначения также много времени не занял и уже в сгущающихся сумерках я был на месте.

На ночь меня определили в служебной гостинице, а рано утром в номер постучали.

— Доброе утро, Илья Алексеевич! — в дверях стоял капитан имперской службы безопасности Гедда Артемий Яковлевич.

— И вам того же, — не остался я в долгу.

— Завтрак уже заказан, экипаж дожидается внизу. Нам надобно поторапливаться, — обозначил он ближайшие планы.

— В чём хоть дело? — поинтересовался я.

— Координатора Потоцких взяли. Вам необходимо опознать его. Сами-то мы в полной уверенности, но сами понимаете, протокол и прочие мелочи необходимо соблюсти. На всё про всё у нас не более двух часов. Поторапливайтесь Илья Алексеевич. Жду вас в машине.

Не прошло и часа как мы оказались в одном из кабинетов городского Управления службы безопасности. Передо мной в ряд выстроились пятеро личностей с "браслетами" на руках. Примечательную эспаньолку и обладателя пренебрежительного взгляда я узнал сразу и кивнул в его сторону.

— Это он!

Арестованный скривился в усмешке и проходя мимо меня едва слышно пробормотал:

— Не спеши радоваться, щенок!

Следующие пару часов посвятил заполнению всяких бумажек, которые организовал Артемий Яковлевич.

— Ну вот и всё! — вышел проводить меня капитан. — Конец твоей истории.

— Вы в этом уверены? — усомнился я.

— А что, по-вашему, не так?

— Зачем-то он здесь появился, хотя наверняка догадывался, что здесь его будут ждать.

— Не стоит торопить события, Илья Алексеевич, — нахмурился СБшник и протянул мне пакет с документами. — Об этом можно будет рассуждать лишь после допроса арестованного, а пока у службы безопасности нет повода для сомнений. Так что, расслабьтесь и оставайтесь в городе. Хватит вам бегать по периферии, да и с нашим представителем вы как-то не сошлись… С флотским начальством этот вопрос уже согласован. В понедельник явитесь по месту прохождения стажировки ваших сокурсниц.

— Что на счёт гостей из столицы? — поинтересовался я напоследок.

— Уехали и с той стороны неприятностей ожидать более не стоит.

Все вопросы заданы, настала пора прощаться. Надеюсь, что в ближайшем будущем наши дорожки не пересекутся. Коротко козырнул и направился в сторону центра искать себе прибежище на выходные. Можно вернуться к тётушке Эльзе, тем более что было уплачено, но такового желания почему-то не было. Я действительно несколько одичал в подземельях форта и пора выходить на свет божий, окунувшись в неспешную городскую суету Ревеля.

Определившись с гостиницей, прошёлся по близлежащим салонам готовой одежды, сменив гардероб, из которого несколько вырос. Заглянул к цирюльнику и избавился от копны волос, оставив минимум, на военный манер. Зашёл в пару обувных лавок… В общем, привёл себя в полный порядок. Вечером отправился в ресторан, чтобы приятно провести время и заодно оценить местную кухню — армейский рацион, не блистал разнообразием и стоял уже поперёк горла.

Не смотря на сравнительно ранний час (только недавно пробило восемь вечера) в вестибюле уже толпился народ, а сквозь полуоткрытые двери в зал было видно, что большинство столиков уже заняты. Как только появился в обеденном зале ко мне подскочил половой и поинтересовавшись один ли я или следует ожидать ещё некоторое количество посетителей, предложил мне место на две персоны в самом дальнем и тёмном углу. Я был совершенно не против, оттуда было удобно наблюдать за посетителями, не вызывая при этом лишних подозрений. Вручив мне меню ресторана, половой застыл рядом, ожидая, когда я определюсь с заказом. Чтобы не расстраивать беднягу и соответствовать образу отпрыска богатенького аристократа, заказал малознакомые, но совсем не дешёвые блюда, изредка с ним консультируясь. Официант проникся уважением и на полусогнутых умчался выполнять заказ.

Минут через двадцать, когда на столе начали появляться первые блюда, в зале свободных мест почти уже не наблюдалось. Сквозь многоголосый шум пробились первые аккорды живой музыки, а по залу от столика к столику суетливо носились шустрые официанты. Просторный зал постепенно наполнялся мягким приглушённым светом.

В самый разгар несколько запоздалого ужина ко мне обратился полотёр на предмет свободного места — ещё один страдалец жаждал приобщиться к местной кухне. Я ничего не имел против.

— Селивёрстов Игнат Павлович, — представился тут же подошедший мужчина слегка за тридцать.

— Прошу, присаживайтесь, — махнул я рукой в сторону свободного места, после того, как и сам назвался.

— А я смотрю, вы ценитель! — взгляд Игната Павловича остановился на бутылочке марочного шустовского коньяка.

— В своё время довелось попробовать коньяк в домашних погребах производителя, вот и проникся. Угощайтесь, — разлил я коньяк в хрустальные коньячные стопочки и пододвинул блюдце с тонко нарезанным лимоном, — когда ещё ваш заказ появится…

— Благодарствую, Илья Алексеевич. Не в укор юности, но вы производите благоприятное впечатление в отличие от большинства ваших сверстников.

— Были прецеденты?

— Довелось. Сам я из белокаменной, а здесь по торговым делам, почитай второй месяц уже. Народ местный неторопливый, основательный. Прежде семь раз отмеряет, чем что-либо сделает и уклад жизни такой же — чинный и спокойный. А последний месяц по вечерам в городе сплошная чехарда: то гонки на машинах по узким улочкам старого города устроят, то шумное ночное шествие образуется. Говорят, что всё началось с того, как в городе объявились кадеты из столиц. Безобразничают по чём зря, прохожих задирают. Мало того, среди них и девицы присутствуют!

Понятно, что мужичок несколько привирает — не допустила бы полиция таких безобразий. Но как всем известно, слухи на пустом месте не рождаются. Судя по всему, София и Эдита не плохо проводят здесь время, да и кавалеры подобрались им под стать — все сплошь выходцы из высшего света северной столицы, а они в проказах толк точно знают! Ладно, это не мои проблемы, хотя чего скрывать, в груди неприятно кольнуло.

Поговорив ещё немного и окончательно расправившись с ужином, решил закругляться, тем более в ресторане началось шумное веселье с танцами и безудержным галдежом повышенной тональности. Распрощавшись с Игнатом, направился в фойе, где находился гардероб. Пока накидывал на себя плащ, краем глаза заметил выскочившую из зала парочку разнаряженных франтов.

— Здесь свободных мест нет, — сообщил один другому. — Говорил же, давай закажем заранее!

— Ничего страшного, — отмахнулся от него сотоварищ. — Поехали в старый город, там посвободнее будет, да и девчонкам те места больше нравится.

Парочка резво кинулась к дверям. Точно утверждать не буду, но этих парней я уже где-то видел. Выхожу немного погодя и совершенно неожиданно сталкиваюсь с Софьей и Эдитой.

— Добрый вечер, сударыни, — приподнимаю шляпу.

Девушки застыли от неожиданности, не в силах что-либо вымолвить.

— Не стоит заставлять себя ждать, господа аристократы могут и обидеться, — кивнул я в сторону призывно махающих из машины франтов и не удержавшись, съязвил напоследок. — Приятного вам провести вечер, Софья Фроловна, Эдита Всеволодовна.

Не успел я сделать и сотни шагов, как позади послышался топот и недовольный голос:

— Эй, ты! Остановись! Я тебе говорю!

— В чём дело? — обернулся я.

— Вы оскорбили девушек, сударь! — рядом со мной остановились те самые два франта, что выбежали из ресторана.

Один из них был коренаст и гораздо ниже меня ростом, едва достигая моего подбородка. Второй навряд ли был выше меня, но его худосочная фигура создавала видимость высокого роста.

— Вы в этом уверены? — я вопросительно приподнял бровь.

— Что значит уверены? — мой вопрос сбил с толка одного из них. — Да они после общения с тобой слова вымолвить не могут!

— Вам не кажется, что вы довольно бесцеремонны? Возможно, вы пропустили уроки этикета, которые должен знать каждый уважающий себя дворянин, — поддел я невысокого торопыгу.

— Не тебе меня учить! — взвился он.

— Как мне кажется, вы ищете повод, судари.

— А нам и не нужно его искать, — прорезался второй, тот, что повыше. — Нам достаточно того, что видим.

— Я узнал его! — очнулся недоросток. — Он из Московского корпуса, это тот самый выскочка, которого отправили на Моонзунд.

— За свои слова нужно уметь отвечать, судари, — я многообещающе оскалился. — Я к вашим услугам, господа болтуны. Жаль только, что с возрастом вышла небольшая промашка и полноценной дуэли не получится.

— Но нас такая мелочь не остановит? — усмехнулся в ответ долговязый. — Для таких случаев у нас всегда найдётся шпага-другая.

— Где будем выяснять отношения? — поинтересовался я.

— За рестораном находится небольшой дворик, там нам не помешают, — опять влез коротышка.

Дорога много времени не заняла, долговязый ненадолго свернул к машине и догнал нас уже с двумя шпагами в руках. Затем последовали официальные вызовы на дуэль с перечислением всех регалий и статусов. Я, как всегда, вляпался по самое не хочу, так как один из франтов оказался младшим сыном сиятельного князя, а второй — наследник древнего боярского рода. Кинули монетку, кому первому выходить против меня — выпало долговязому.

— До первой крови или как? — съязвил он.

Его показная самоуверенность понятна, таких как он к шпаге приучают едва ли не с пелёнок. У меня вся надежда на знания стариков и базу "Пластун". Там и близко нет навыков красиво махать шпагой, но в изобилии присутствуют приёмы и способы быстрого умерщвления разнообразными видами оружия. Коротышка быстро очертил на земле круг, в котором должен происходить поединок. Приступивший черту признаётся побеждённым.

Долговязый встал в классическую стойку и картинно вскинул над головой левую руку. Я обошёлся без выпендрежа и просто приподнял остриё шпаги. Противник не стал расшаркиваться и быстро сблизился, скрестив шпаги. Несколько осторожных касаний, как бы проверяя готовность соперника, шаг влево, ещё один… Резкое ускорение, обманный финт и мгновенный укол! Но меня там уже нет! Успеваю отвести шпагу и с разворотом слева бью кулаком в челюсть. Что-то хрустнуло под печаткой и долговязый, не вымолвив и звука, оказывается на земле.

Окидываю его взглядом: явно без сознания и похоже, что без перелома челюсти не обошлось. Коротышка застыл в ступоре, напрочь забыв о своих обязанностях — как сотоварищ, он в данном случае, должен оказать первую помощь. Ладно, возьмём эту обязанность на себя и активирую "Малое" лечебное плетение. Пострадавшему это сильно не поможет, но боль снимет на некоторое время, когда тот придёт в себя.

— Продолжим? — я обернулся к маломерке.

— Может стоит вначале вызвать целителя, — кивнул он в сторону лежащего напарника. — Я не тороплюсь и могу подождать.

— Мне кажется, или вы пытаетесь оттянуть время и избежать тем самым поединка? — поддел я его. — Всё бы ничего и в другом случае я бы пошёл на встречу, но вы оскорбили меня, а такого я не прощаю никому. В круг, сударь!

Наследнику рода ничего не оставалось, как поднять, обронённую долговязым, шпагу. На этот раз поединок пошёл по другому сценарию. Навыки коротышки были не столь впечатляющие, как у его сослуживца и оттого он не спешил ринуться в бой. Как только наши шпаги соприкасались, и я приближался он резко разрывал дистанцию. В конце концов мне это надоело и я резко ускорился. Шаг вперёд, скрещиваю шпаги, немного смещаюсь вправо и резким выпадом достаю остриём клинка противника — в районе ключицы расползается кровавое пятно. Недоросток тут же бросил шпагу, признав себя побеждённым.

На этот раз мне не пришлось оказывать помощь, побеждённый справился собственными силами, а с долговязым надо, что-то делать — не нравится мне его состояние. Не хочется, чтобы меня потом осуждали за излишнюю жестокость. Активизирую "Среднее" лечебное плетение, этого уже вполне достаточно, чтобы раздробленные кости челюсти встали на место и срослись.

— А это возьму с собой, в виде компенсации за потраченное на вас время и лечение, — я подхватил вторую шпагу и ножны. — Всего вам хорошего, судари.

Ранним утром я был на контрольно-пропускном пункте Западной батареи, где сейчас проходили стажировку мои сокурсницы.

— У меня нет никаких указаний на ваш счёт, — отбрил меня вызванный наставник Софии и Эдиты. — Обратитесь к дежурному офицеру.

Сопровождавший меня солдат довёл до неприметного каменного строения, которое являлось наземной частью командного пункта, где располагалось командование батареи. Дежурный офицер, прапорщик по званию, довольно долго вертел в своих руках мои документы, пока не додумался кому-то перезвонить.

— Вам надлежит явиться к капитан-лейтенанту Лацису Яну Карловичу. На время стажировки переходите под его командование.

Команда Яна Карловича занималась строительством подземных коммуникаций. Батарея переоборудовалась, поэтому здесь потребовалось участие военного инженера. Пока спускались в подземелье, сопровождающий меня солдат успел предупредить о крутом нраве капитан-лейтенанта.

— Кадет первого курса московского Магического корпуса прибыл для прохождения стажировки! — гаркнул я, войдя в небольшое помещение, оборудованное под рабочий кабинет.

— И где же вас столько носило, кадет? — брезгливо поморщился хозяин кабинета, перебирая мои бумаги. — До конца вашей стажировки осталось всего-ничего и тут такое счастье!

Старомодное пенсне, на вытянутом бледном лице, вкупе с коротким ёжиком седых волос, придавали ему вид умудрённого жизнью старого вампира. В кабинете присутствовало ещё один офицер в чине штабс-капитана, который расположился в дальнем углу и с интересом поглядывал на меня.

— В документах всё указано, господин капитан-лейтенант, — недовольно буркнул я в ответ.

— Вы как отвечаете старшему по званию?! — неожиданно подскочил с кресла штабс-капитан.

— Как и положено, согласно Уставу, — повернулся я к нему.

Похоже, моё знакомство с начальством не вышло. Если судить по эмоциям, то по отношению ко мне ощущается устойчивый негатив и возник он не вдруг и не сейчас. Эти двое явно, что-то знают или слышали обо мне ранее.

— Из молодых да ранних значит, — уставился на меня "вампир" и недобро усмехнулся. — По документам выходит, что вы уже занимались укреплением сводов подземных коммуникаций, вот этим здесь и займётесь. Сегодня обустраивайтесь, а с завтрашнего дня и по окончанию срока стажировки работаете внизу. А сейчас можете быть свободны.

Бумажная волокита заняла время до самого обеда. В офицерской столовой, куда меня приписали, заметил девчонок. Те обедали за одним столиком с двумя молоденькими офицерами и весело переговаривались. Даже здесь своего не упустят! Хотя, возможно, это инициатива самих офицериков — как пройти мимо таких красавиц? София демонстративно не замечала меня. Эдита вторила ей, но в то же время несколько раз почувствовал, как она скользнула по мне взглядом. Свободных мест хватало, и я приютился в другом углу столовой. Ближе подходить не стал, не хотят признавать меня, так значит тому и быть.

Быстро расправившись с обедом, заметил, как весёлая кампания засобиралась на выход. Не стал задерживаться и я — мне ещё в казарму заселяться. За дверью столовой столкнулся с Эдитой, которая усердно что-то поправляла за голенищем своих яловых полусапожек.

— И как мне следует понимать это представление? — не удержался я.

— Извини, Илья, — обернулась ко мне Эдита. — Мы не думали, что дело так обернётся и дойдёт до поединка.

— И поэтому делаете вид, что я дух бестелесный…

— Всё не так! София через чур гордая и первая не пойдёт на встречу, тем более на счёт тебя у неё конкретный заскок. Ну что тебе стоило ещё в корпусе изобразить, что попал под влияние её чар? Поиграла бы тобой немного, да и успокоилась. А теперь даже не знаю, чего от неё ожидать.

— Давно работаешь сиделкой?

— Мы уже больше десяти лет вместе. Фрол Фадеевич приставил к этому делу, сразу же, как погибла её мать.

— Мне в принципе всё равно, что за тараканы в голове у Софии. Единственно в чём я теперь твёрдо уверен — друзьями мы уже не будем никогда. Вчера вы дали добро на моё убийство, даже не попытавшись остановить своих ухажёров. И напоследок запомни: гордость и сумасбродство разные понятия. Так и передай ей.

В солдатской казарме меня прописали в специально предназначенной для таких случаев секции, состоящей из четырёх двухместных кают. С соседями опять повезло. Похоже, что незваные гости в части довольно редкое явление.

Утром, после завтрака, меня перехватил мутный штабс-капитан, тот, что присутствовал в кабинете Лациса. Оказывается, он являлся сотрудником местной службы безопасности. Довольно неприятное известие. Столь открытое неприятие выглядит довольно странно, особенно если учитывать проявленный ко мне интерес столичной СБ. Ни за что не поверю, что у местного СБшника нет на сей счёт никаких указаний.

— Вам необходимо подписать некоторые бумаги, связанные с неразглашением государственных секретов, — подтолкнул меня к выходу из столовой штабс-капитан.

— Неужели работы по укреплению сводов настолько секретны? — удивился я.

— Причина столь серьёзных мер безопасности заключается в другом, — СБшник продолжил наш разговор уже у себя в кабинете. — От первых строителей подземных коммуникаций нам в наследство досталось несколько магически запечатанных ходов. Ранее там хранился золотой запас Эстляндской губернии и кое-что из магических артефактов. Пару десятков лет назад все эти богатства вывезли, а хранилища запечатали, на всякий случай, так сказать. Мы сами туда не лезем, но всяких охочих до наживы хватает.

— Так у вас же военный объект! Откуда здесь "охочие"?

— В том-то и дело! Желающих здесь послужить хоть пруд пруди. В народе до сих пор слухи ходят, что не всё вывезли!

— А вы, стало быть, здесь особо неблагонадёжных вылавливаете?

— Так ведь не только свои попадаются! Несколько завербованных агентов уже взяли.

— Всё это конечно интересно, но зачем мне об этом рассказываете?

— А чтобы лишних соблазнов не возникло…

Темнит, что-то штабс-капитан. Вон и эмоции совершенно не в тему. Злорадство ощущаю и преддверие какой-то потехи. Не предупреждает меня СБшник, а задницу свою прикрывает! Случись что-либо со мной — я его информировал! А сгину бесследно, так сам виноват — не послушался старших. Что можно ожидать от первогодка, когда здесь работали профессионалы?

В груди явственно заныло от предчувствия надвигающихся неприятностей. Дождавшись пока я подпишу все бумаги, штабс-капитан вызвал провожатого.

— Фельдфебель, сопроводи господина подпрапорщика до подземелий и укажи какие тоннели нуждаются в укреплении, — отдал приказ Сбшник и едва заметно кивнул ему.

Не нравятся мне эти перемигивания, но тут ничего не поделаешь и я бодрым шагом направился вслед за фельдфебелем. Перед самым спуском в подземелье за моей спиной появились два угрюмых типа с карабинами за спиной. Глянул на сопровождающего, но тот лишь повёл плечами — так положено. В первом же тоннеле к нам присоединилось ещё двое.

— А не слишком будет? — не выдержал я.

— Что вы, господин подпрапорщик, в самый раз! — криво усмехнулся хмурый фельдфебель. — Тут иногда из проломов нечисть всякая вылезает, приходится отстреливать. А вот и ваш тоннель!

И всё бы ничего с этим проходом, но совершенно невдалеке видится магическая засветка, вполне похожая на ловушку, а ещё чуть подальше, за поворотом, на грани видимости, множественная засветка живых объектов. Провожатый тем временем направился к магической засветке и поманил за собой. Четвёрка охранников осталась у развилки, пристально наблюдала за нами.

— Обращайте внимание вот на такие знаки, — фельдфебель ткнул пальцем в едва заметную, выбитую в камне метку. — Не стесняйтесь, подойдите ближе.

Во мне внезапно проснулся параноик — ни в коем случае не поворачиваться спиной к фельдфебелю! Сделал шаг вперёд, как будто стараясь рассмотреть знак и краем зрения замечаю, как сопровождающий вытаскивает из кармана револьвер. Резко ускоряюсь и перехватываю его шею рукой, прикрываясь телом от четвёрки с карабинами в руках. Заламливаю руку с револьвером и тот вываливается из его руки. Со стороны четвёрки послышалась команда:

— Огонь!

Тело фельдфебеля сработало как щит. Слышится как клацают затворы. Активизирую все свои конструкты. Залп! Защита опасно просела. Отбрасываю тело и активизирую плетение отвода глаз — в полутьме должно сработать безотказно. Ползком отползаю к противоположной стене и буквально вдавливаюсь в неё. Просвистели пули третьего залпа. Вроде бы не попали. Замечаю, что активизировались отметки с той стороны и стали быстро приближаться к нам. Необходимо, что-то предпринять иначе меня напичкают пулями с двух сторон.

— Вали нечисть! — послышался четвёртый залп.

Теперь понятно, как стрелки будут отчитываться — приняли меня за порождение бездны. Ничего страшного, с кем не бывает…

Присматриваюсь к стене с магической ловушкой. Плетение запитывается из накопителя. Сам он вмурован в потолок и прикрыт куском камня. Всё это блеф, а не работа квалифицированных магов. Такую "ловушку" и я с лёгкостью могу сотворить! Впрочем, не о том я сейчас думаю… Выкачиваю энергию из накопителя и как только схлопнулась магическая защита, ныряю в образовавшуюся темноту. На излёте прикладываюсь лбом о каменную поверхность. Из глаз сыплются искры, но раскисать не время! До меня донёсся топот приближающихся бойцов. Быстро заряжаю накопитель и активизирую ловушку. Теперь сюда точно никто не сунется, если же, конечно, среди толпы не найдётся хоть плохонький, но маг.

Рассиживаться не стоит, сквозь мерцающую пелену ловушки вижу неясные силуэты моих преследователей и направленные в мою сторону стволы карабинов. Встаю и окидываю взглядом стоящую передо мной стену. Никаких зацепок! Стихийная магия молчит. Пробую осмотреться в ментальном плане. Есть! Немного в стороне вижу крохотную ментальную печать. По какому-то наитию прикладываю к ней свою дворянскую печатку и отсылаю посыл на открытие.

Прямо напротив меня в стене образовался узкий проход, в который прошмыгнул не раздумывая. Почти полная темнота. Зажигаю над собой "Светляка". Прохода за спиной уже нет. Осматриваюсь. Нахожусь в небольшом помещении с довольно низким потолком. Посередине комнаты расположена круглая монолитная плита из какого-то тёмного камня с вкраплениями мерцающих точек. Именно они давали слабый отсвет. Больше ничего интересного в помещении не увидел. И куда меня на этот раз занесло?

В прошлой жизни, повстречайся мне такая находка, не задумываясь обозвал бы её портальным камнем. Здесь же, эта плита может быть чем угодно… Ради интереса становлюсь в самый центр и всматриваюсь в монолит. Выкинул свой щуп и попытался передать через него немного энергии. Внезапно что-то произошло и через щуп из меня ринулся поток энергии. С каждой секундой этот поток всё нарастал и нарастал. Боясь быть "выпитым" до дна, в спешке стал подключаться ко всем своим накопителям. Мои энергоканалы работали на пределе. В голове резко потемнело и я проваливаюсь в небытие…

Голова буквально раскалывается, невыносимо болит буквально каждая мышца тела, во рту всё пересохло… Приоткрываю глаза и ничего не вижу — кругом полнейший мрак. Осматриваю себя — внутренний резерв почти пуст, все накопители также без капли энергии, пространственный карман ещё держится на каких-то крохах. Где-то в одном из карманов должна быть мензурка с эликсиром как раз для таких случаев. Нашёл! Какая же всё-таки это гадость…

Минуты через три чувствую ощутимый прилив сил. Активизирую над головой "Светляк" и с удивлением наблюдаю как он неторопливо гаснет. Пробую ещё раз. Эффект такой же. Что за хрень здесь творится? Тщательно осматриваюсь.

Где я?! От окружающего магического фона остались какие-то жалкие крохи. Магия стихий молчит. Ментальные посылы вроде бы проходят, но ощущения совершенно иные. Я явно не в своём мире…


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25