КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605181 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239742
Пользователей - 109675

Последние комментарии


Впечатления

Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ирина Коваленко про серию Академия Стихий

Самая любимая серия у этого автора. Для любителей этого жанра однозначно рекомендую.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Pes0063 про серию Переигровка

Как всегда-Шикарно! Прочёл "на одном дыхании". Герой конечно " весь в плюшках",так на то и сказка.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Корпорация «Жизнь» [Аделина Тёмная] (fb2) читать онлайн

- Корпорация «Жизнь» 1.46 Мб, 25с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Аделина Тёмная

Настройки текста:



Аделина Тёмная Корпорация «Жизнь»

Просторный скоростной лифт бесшумно сомкнул двери и понесся ввысь, неся в себе толпу людей, разодетых в дорогие вечерние наряды. Звеня и поблескивая тяжелыми драгоценностями, они недовольно переговаривались между собой.

– Служба безопасности совсем не следит за посетителями, – заявила чрезвычайно стройная пожилая женщина своему спутнику.

– Не волнуйся, дорогая. Я обязательно потребую объяснений у организаторов, – успокаивающе похлопывая ее по руке, заявил мужчина.

– Возможно, это просто уборщица и она перепутала лифт, – сказала другая присутствующая, брезгливо кривя ярко накрашенный рот.

– Думаю, вы правы, – ответил мужчина. – Я всегда считал, что люди из низшего класса крайне глупы.

Остальные пассажиры одобрительно закивали головами и замолкли, презрительно косясь на простенько одетую худенькую девушку, стоящую у стены в самом углу. Линда Воскобойникова, нервно теребя в руках удостоверение прессы, грустно смотрела через стеклянные стены лифта на вечерний мегаполис. Наполненный разноцветными неоновыми огнями, город был похож на сложный абстрактный рисунок художника-авангардиста. С длинных многоэтажных автострад, опутывающих все районы, доносилось укачивающее монотонное жужжание автомобильных моторов. Многочисленные вывески ресторанов и магазинов, игриво подмигивая потенциальным клиентам, манили своими товарами и услугами на любой вкус и банковский счет. На этом фоне буйных городских красок и света сильно выделяются трущобы, занимающие настолько обширные территории, что кончаются где-то за горизонтом. Их беспорядочно стоящие полуразрушенные дома черным кольцом окружают престижный фешенебельный квартал, в центре которого возвышается гигантская башня корпорации «Жизнь». Сюда, в сытый мир богатых и могущественных, простые люди не допускаются. Исключения делаются только в крайних случаях, например, для прессы, чтобы каждый нищий рабочий знал, какие возможности есть у его правителей. Удивительно, но еще тридцать лет корпорация была простым научно-техническим центром приборостроения, но все изменилось, когда совет директоров решил заняться трансплантацией органов для состоятельных клиентов. С тех пор все вокруг начало меняться, толстосумы со всего мира понесли туда свои капиталы, желая во что бы то ни стало продлить свою жизнь, а корпорация начала стремительно богатеть и подминать под себя правительства городов и стран.

Двери лифта открылись, и люди вальяжно потянулись в сторону больших позолоченных дверей, из которых вышел гладко прилизанный швейцар и, заискивающе улыбаясь, впустил гостей внутрь. Линда вошла в роскошный зал для приемов с ломящимся от редких деликатесов столом, который вышколенные официанты постоянно пополняли. Гости с удовольствием лакомились изысканными блюдами, запивая их ароматными золотистыми винами и ведя оживленные беседы о своих богатствах и капиталах. Сглотнув голодную слюну, Линда прошла в оцепленную зону для прессы, уже заполненную другими журналистами.

Она едва успела достать свою рабочую камеру, как зал наполнился энергичными звуками гимна корпорации, и на высокую сцену вышел ее президент – Адьян Брехунов, коротконогий толстый мужчина в дорогом бордовом костюме.

– Мой дорогие дамы и господа, – начал он, слащаво улыбаясь аплодирующей публике. – Я счастлив видеть вас в этот вечер нашего очередного, я не побоюсь этого слова, технологического триумфа. С искренним восторгом и радостью я представляю вам нашу новейшую разработку, опережающую время. Прошу!

Брехунов сделал взмах рукой, и двое мужчин в медицинских халатах выкатили на сцену большой стеклянный куб, наполненный мутной жидкостью. Публика взволнованно замерла под ритмичные щелчки фотоаппаратов. Выдержав театральную паузу, Брехунов продолжил:

– Знакомьтесь, это куб жизни. Наши биоинженеры создали его специально для вас. Теперь вам не придется страдать, ожидая подходящего донора. Куб может вырастить вам любой орган или даже часть тела, с которыми у вас не случится отторжения. Ведь это будут ваши родные органы, только молодые. Ну? Еще не догадались? Куб способен выращивать клонированные органы…

Зал взорвался аплодисментами и криками «Браво!». Брехунов по-хозяйски гладил куб и приторно улыбался, – ему явно нравилось быть в центре внимания.

Линда, сделав несколько фотографий издалека, протиснулась через толпу коллег ближе к сцене, чтобы лучше рассмотреть чудо биоинженерной мысли. «Потрясающе!» – подумала она, скользя взглядом по правильным граням из прозрачного стекла, за которым находилось сложное цифровое устройство с множеством тонких металлических проводов, раскинувшихся по всему периметру, словно осьминожьи щупальца. В центре куба висел какой-то знакомый предмет кипенно-белого цвета. Подключенный к проводам, он судорожно надувался, грозясь лопнуть, но в следующий момент успокаивался.

– И как вы можете видеть, – Брехунов продолжил свою речь. – Куб не пуст. Там бьется новое сердце нашего уважаемого господина Утробина.

Президент указал на стареющего мужчину, которого держала под руку ослепительная молодая блондинка.

– Я вас обожаю! За вас! – Утробин поднял вверх бокал.

Гости радостно засмеялись и, последовав его примеру, подняли вверх свои бокалы, чтобы в очередной раз осушить их в честь великого события.

– Спасибо, спасибо! Совсем скоро у вас будет сердце двадцатилетнего юноши, – заговорщицки подмигнул Брехунов старику. – Ну, и, если пожелаете, то что-нибудь еще.

Публика смущенно захихикала над пошлым президентским намеком и начала подходить к кубу, чтобы полюбоваться им как можно ближе.

– Уважаемая пресса. Прошу вас пройти в конференц- зал, где наши ученые подробно расскажут об устройстве куба.

Журналисты недовольно поплелись в соседний зал и расселились там на мягких кожаных креслах. С трудом выслушав лекцию, полную непонятных научных терминов, Линда отправилась домой. Часы показывают почти полночь, и приходится перейти на бег, чтобы успеть на последний трамвай, идущий в самую глубь трущоб.

Несмотря на позднее время, в квартире Линды было шумно и оживленно. Мать девушки, только что пришедшая с тяжелой смены на заводе, активно хлопотала по хозяйству, а из ванной комнаты доносился низкий голос отца, помогавшего мыться младшему сыну.

– Садись ужинать, – скомандовала мать, ставя на стол тарелку с несколькими вареными картофелинами.

Линда устало плюхнулась на скрипучий стул. После увиденной в башне роскоши, бедняцкий ужин ее семьи вызывал только раздражение и тошноту.

– А где Марта?

– В комнате твоя сестра, – махнула рукой мать. – Пришла какая-то загадочная, никому ничего не сказала. Наверное, работу нашла хорошую. Боится раньше времени говорить.

– Ванна свободна, – заявил глава семейства, выкатывая на инвалидной коляске маленького мальчика лет пяти.

Линда подошла к брату и нежно поцеловала его в макушку, слегка потрепав сухие соломенные волосы. Мальчик недовольно закряхтел, смешно вытягивая вперед пухлые губки.

– Знаю, знаю, – улыбнулась Линда, погладив его по тощей искривленной ручке. – Ты уже большой для таких нежностей. Что сказал врач?

– Да, все тоже самое, – уставшим голосом ответил отец. – Нужна операция, пересадка костного мозга. Ждем подходящего донора.

– Но ведь его можно прождать десятилетия. Неужели нельзя ничего сделать?

– А на что мы можем рассчитывать, если инвестиций не делали? – отозвалась мать. – В последних поправках к Конституции сказано, что результатами научного прогресса могут воспользоваться только те, кто принимал участие в его финансировании.

– А другим, наверное, нужно сразу умирать.

– Ну, ладно тебе, не заводись, – отец погладил дочь по плечу. – Все образуется, вот увидишь.

– Я мыться и спать, – вздохнула Линда. – Ужинать не буду. Аппетита нет.

Смыв с себя остатки усталости и городскую пыль, она завалилась на старую промятую тахту в своей комнате и посмотрела на сидящую напротив сестру.

– У тебя есть новости?

– Мою кандидатуру одобрили, – широко улыбаясь ответила Марта. – Сказали я подхожу по всем параметрам.

– Здорово! Поздравляю! – Линда впервые за день улыбнулась.

– Они назвали сумму, которую мне заплатят. Там вполне хватит на лечение Нестору, даже останется.

– Это все хорошо, – задумчиво протянула Линда. – А как ты будешь себя чувствовать, отдавая ребенка, которого выносила, неизвестным людям?

– Ты у нас с образованием, а не понимаешь, что это не мой ребенок. Я его выношу для богатых бездетных людей.

– И ты даже не будешь знать их имена?

– Нет. Все полностью анонимно.

– И к ребенку ничего не будешь чувствовать?

Марта, снисходительно улыбаясь, покачала головой.

– Как ты вообще узнала об этом? – спросила Линда.

– О проекте «Наполни семью счастьем»? Мне позвонил один из кураторов проекта и предложил стать участником.

– Тогда почему мне не позвонили? И они что, всех женщин детородного возраста обзванивают? Странно как-то.

– «Наполни семью счастьем» – проект корпорации «Жизнь», а у них есть доступ ко всем нашим данным. Может, ты им не подходишь просто.

– Наверно, ты права, Марта. Извини, я сегодня очень устала. Спокойной ночи.

Будний день, как обычно, начался в старом вонючем трамвае, плотно набитом потными рабочими, спешащими на свои смены. Прибыв в офис редакции журнала, Линда первым делом зашла в кабинет к своему другу Виктору, работавшему техническим консультантом.

– Привет гуманитарию, – весело улыбнулся рыжий парень в растянутой футболке.

– Привет. У меня опять много непонятных терминов.

– Попробуем разобраться, но сначала нужно выпить кофе, – сказал Виктор, подходя к кофейному автомату. – Тебя угостить?

Линда кивнула и достала диктофон с записью вчерашней лекции.

– Корпорация «Жизнь» создала очередное чудо, – отпивая глоток пряного напитка, пояснила она. – Куб, выращивающий клонированные органы.

– По… Повтори, – от неожиданной новости Виктор закашлял, подавившись кофе.

– Вот, послушай, – Линда включила диктофон, из которого зазвучал гнусавый голос лектора.

– Итак, после того, как будет получена первая клетка будущего органа, ее поместят в куб, наполненный раствором, идентичному по составу крови человека. Там она подключается к микроскопическим проводам, который будет обеспечивать ее кислородом, питательными веществами, а также отслеживать ее состояние. После этого куб герметически запечатывается, чтобы избежать негативного воздействия микробов окружающей среды на развитие нашего клона.

– Скажите, а для чего тогда остальные провода? – прервал лекцию чей-то голос.

– Они подключаются по мере роста и развития органа. Какие-то обеспечивают необходимую физическую нагрузку, какие-то доставляют дополнительное питание, какие-то берут анализы. Все они круглосуточно управляются нашими биоинженерами через компьютеры, подключенные к кубу.

– Как быстро можно получить тот или иной орган?

– Теоретически срок выращивания столько же, сколько нужно для роста внутри обычного человека. Но! Как известно, клоны быстрее стареют, для человеческих органов время ускоряется примерно в три раза. Например, сердце для господина Утробина было выращено за шесть лет.

– То есть, через двадцать лет, он и его новое сердце станут одного возраста?

– Не совсем. Мы решили эту проблему. Теперь после пересадки клонированного органа, его стремительное старение прекращается…

– Как вы это сделали? Как? – захрипел динамик от возбужденных возгласов.

– Коммерческая тайна! – голос лектора звучал насмешливо. – Извините.

– Последний вопрос. Все ли органы можно клонировать? Как насчет головного мозга?

– Мы можем клонировать и его, но, думаю, вряд ли кому-то нужен пустой мозг без какой-либо информации.

Из динамика вырвался дружный смех толпы, и Линда выключила диктофон.

– Мне нужно написать статью об этом кубе, добавив в нее восторженный отзыв о том, как он улучшит мир вокруг.

– То есть сделает богатых еще богаче, а бедных еще беднее, – съязвил Виктор. – С тех пор, как корпорация заняла лидирующие позиции, технологии стали доступны только состоятельным людям, а остальной мир живет словно во времена детства наших бабушек, в далекие двухтысячные.

– Я знаю, – грустно согласилась Линда. – Ты мне поможешь с написанием технической части?

– Конечно. Зайди сегодня вечером ко мне домой.

– Спасибо, – Линда послала Виктору воздушный поцелуй и вышла из кабинета.

Проведя весь день за работой, она не заметила, как офис опустел, а за окном стало темно. Покинув здание редакции, Линда отправилась домой; нужно проведать сестру с братом, прежде чем идти к другу за статьей.

– Есть кто дома? – тихо спросила она, вглядываясь в темноту в квартире, в которой стояла подозрительная тишина.

Осторожно проскользнув в гостиную, она наткнулась на брата, мирно спящего на диване среди самодельных игрушек. Поцеловав его в щечку и поправив одеяло, она прошла в свою комнату, где застала сестру, трясущуюся от беззвучного плача.

– Что случилось? – Линда села на кровать рядом с ней.

– Представляешь… – заикаясь от всхлипываний, начала Марта. – Он… Он мне сказал, что в проект многие хотят попасть… И… Он ждет от меня благодарностей…

– Сколько?

– Десять тысяч, – ответила Марта, пытаясь унять слезы. – Где я возьму такую сумму? А я уже Нестору сказала, что скоро он будет ходить. И родителям! Хотелось, чтобы у них в этой жизни хоть какой-то повод был для радости. Вот я дура!

– Не расстраивайся, – Линда крепко обняла сестру. – Ладно? Вытри слезы. Я сегодня вечером вернусь от Виктора, и мы вместе что-нибудь придумаем.

Оставив расстроенную Марту, она вышла из дома и пошла по длинному узенькому тротуару, ведущему в другой конец улицы. Квартал, где живут семьи Линды и Виктора, практически не освещается в темное время суток. Тусклый голубоватый свет идет только от редких фонарей, висящих на углах зданий. Переступая через многочисленные дыры в асфальте, даже во время жаркого лета всегда наполненных грязной вонючей водой, Линда шла по знакомой дороге, периодически поглядывая вверх, чтобы успеть увернуться от падающих на голову крыс, мусора и отваливающейся штукатурки.

– Открыто! – услышала она приглушенный голос друга, постучав в облупленную деревянную дверь.

Войдя в дом и сняв ветровку и обувь, она прошла на кухню, где ее уже ждал свежезаваренный цветочный чай.

– Присаживайся, – пригласил Виктор. – Держи печенье к чаю. Техническое обоснование я почти дописал, осталось совсем немного. У меня тут только пара вопросов… Не понял… А ты почему такая грустная?

Линда попыталась отмахнуться от дружеской заботы, но не сдержала эмоций и заплакала, беспомощно опустившись на стул.

– Это неправильно! Так не должно быть! Это бесчеловечно! Понимаешь? – повторяла она обиженным тоном.

– Пока не понимаю… – растерялся Виктор. – Расскажи подробнее.

– Марта должна была участвовать в проекте суррогатного материнства для богатых бездетных людей. Эти деньги – шанс для Нестора, наши родители никогда не заработают на операцию.

– Ей отказали?

– Благодарность хотят, – ответила Линда, сделав многозначительный акцент на первом слове.

– А если пожаловаться?

– Тогда Марта точно ни в какой проект не попадет. Ладно, извини, что вывалила тебе на голову свои проблемы. Какие у тебя вопросы по статье?

– И много хотят?

– Десять тысяч.

– Да, не мало, – задумчиво произнес Виктор. – Знаешь, если ты поможешь мне в одном деле, у тебя будет нужная сумма.

Линда сделала из кружки несколько неторопливых глотков, обдумывая услышанное, потом вопросительно посмотрела на друга.

– Говори.

– Этот куб, – начал Виктор. – На самом деле он появился в очень удачное время для корпорации и ее президента. Дело в том, что Брехунов мутными схемами тайно выводит оттуда капиталы, сделав ее фактически банкротом за последние несколько лет.

– У корпорации нет денег? – округлила глаза Линда.

– У них огромные долги и у самого Брехунова тоже.

– Тогда на какие цели он выводил деньги?

– Он является почетным членом всех элитных покерных клубов мира. Ну и статус одного из самых богатых людей обходится недешево. Сейчас ему срочно нужно заткнуть все свои финансовые дыры, пока о них не стало известно. Таким образом, внезапное появление куба, способного принести миллиарды, если не триллионы, более чем подозрительно.

– Я что-то не могу сообразить…

– Куб, – Виктор понизил голос до шепота. – Вполне возможно, является муляжом. Такой технологии не существует.

– Что за глупая шутка!? – возмутилась Линда. – Я почти поверила.

– Мой осведомитель давно сведет слежку за Брехуновым. И сейчас самое время показать его мошенничество народу, живущему в нищете, без нормальной еды и медицины. Если окажется, что куб – фикция, то богачи и правительство ликвидируют корпорацию, а у простых людей появится шанс на лучшую жизнь.

– А я что могу сделать?

– Слушай. Наименее защищенное здание корпорации – это их расчетно-кассовый центр, где они обрабатывают платежи от поставщиков. План такой – проникнуть туда под видом уборщицы и установить прослушку. Ты пойдешь в клининговую компанию и устроишься там на работу. Потом, мы…

– Подожди! Мой электронный трудовой табель находится в редакции. Мне что, уволиться?

– Линда, – снисходительно улыбнулся Виктор. – У тебя есть безработная сестра, которая по счастливой случайности выглядит точно также как ты.

– Нам может грозить тюрьма, если поймают. В этом случае под удар попадет и Марта. Родители этого не переживут, – покачала головой Линда.

– Подумай, я не требую ответа прямо сейчас.

Линда кивнула и встала из-за стола.

– Уже поздно. Спасибо за чай. Провожать меня не нужно.

– Техническая часть статьи о кубе у тебя на почте, – ответил Виктор вместо прощания.

С тяжелой головой и напряженными нервами Линда вернулась домой, в котором все было, как всегда. Уставшая мать готовила ужин из полусгнивших продуктов и стирала руками на всю семью; отец, ослабленный перенесенным инсультом и ежедневным двенадцатичасовым рабочим днем, заботился о больном сыне; и сестра-близняшка, за гроши моющая подъезды и решившая рискнуть здоровьем ради благополучия семьи. На этом фоне безысходности особенно выделялась широкая улыбка Нестора, радующегося тому, что скоро его мечта осуществится и он будет ходить. Семья Воскобойниковых живет так, как все остальные трущобные жители, отчаянно хватающиеся за любую возможность, способную хоть немного улучшить их бедственное положение. Поэтому Виктор не был удивлен, увидев на следующее утро у себя на пороге Линду, держащую в руках документы сестры.

– Что такого важного мы должны найти в этом центре? – спросила она, когда они возвращались из клининговой компании после оформления трудового договора.

– Все, что может быть доказательством мошенничества Брехунова. Копии договоров, бумажные счета, распечатанные счет-фактуры…

– А как мы попадем в офис? То, что я умоляла кадровую службу меня туда отправить, еще не значит, что я туда попаду.

– Центр работает до восьми вечера. Будь к этому времени там, – сказал Виктор.

Весь день Линда провела как на иголках, ей одновременно было любопытно и страшно, от волнения по рукам и спине бегали колючие мурашки. Чтобы хоть немного отвлечься, она вышла из дома и пошла гулять по старым горбатым улочкам, рассматривая потускневшие граффити. Побродив несколько часов, Линда дошла до границы между трущобами и деловым центром, застроенным красивыми стеклянными зданиями, среди которых был и расчетно-кассовый центр корпорации «Жизнь». Одноэтажное кирпичное строение мрачного серого цвета больше напоминало промышленный склад, чем офис богатой компании. Смотря на ее большие панорамные окна, за которыми прилежные клерки с усердием вели бухгалтерию, Линда думала о том, как она будет искать нужные документы среди множества шкафов и полок. А если они в сейфе? А если в кабинетах есть видеонаблюдение? Размышляя об этом, она сильно нервничала и постоянно поглядывала на часы, ожидая Виктора.

– Давно ждешь? – неожиданный вопрос друга заставил вздрогнуть.

– Не знаю, – пожала плечами Линда, все еще находясь в своих мыслях.

Виктор сел на скамейку под деревом и достал из внутреннего кармана куртки пакетик с влажной салфеткой.

– Смотри. Мне ее дали люди, которые следят за Брехуновым. Ткань обработана редким веществом, способным выключить любого. Если оно попадет на кожу, то через несколько минут будешь валяться на полу, как пьяный. При этом почти безопасен для здоровья.

– Интересная штука. Зачем она нам?

– С помощью нее мы подставим уборщицу, чтобы ты заняла ее место.

– Что?! – Линда вскочила на ноги. – Ты понимаешь, что говоришь? Человек лишится работы, а у нее семья, дети…

– Успокойся! – Виктор повысил голос. – Мы это делаем не ради развлечения. У нас серьезная цель – сделать мир лучше, в том числе и для этой бедной уборщицы. Смотри!

Виктор указал на вошедшую в знание невысокую щуплую женщину с рыжей гулькой на голове и прозрачным пакетом, в котором угадывались чистящие средства.

– Надо будет сходить в хозяйственный магазин, – буркнула Линда и села обратно на скамейку.

Через пару часов уборщица вышла из здания и направилась в сторону трущоб неторопливым прогулочным шагом. Остановившись около алкогольного киоска, она купила бутылку самой дешевой и крепкой браги.

– Какая удача! – ухмыльнулся Виктор, доставая салфетку. – Нам и делать почти ничего не надо. Значит так, когда останешься с ней наедине, отвлекай как можешь.

Ускорив шаг и поравнявшись с уборщицей, он резко развернулся и толкнул ее плечом. От неожиданного сильного удара женщина оступилась и, потеряв равновесие, растянулась на асфальте под звонкий звук бьющегося стекла.

– Аааа! – возмущенно замычала женщина и подняла на обидчика мутные глаза. – Вы кто? За что? А?

– Господи! – Виктор кинулся поднимать ее с земли. – Простите, пожалуйста. Я не нарочно. Позвольте, я компенсирую вам вашу потерю. Одну минуту.

– Повернитесь, я вас отряхну, – сразу же засуетилась Линда, увидев, как Виктор убегает обратно к киоску. – Мне так неловко.

Женщина все это время стояла, раскачиваясь из стороны в сторону, и, кажется, была не совсем трезва; возможное алкогольное амбре полностью растворялось в едком запахе чистящих порошков.

– Вот, держите, – Виктор протянул пакет с бутылкой спиртного. – Точно такая же.

Женщина что-то недовольно пробурчала, взяла пакет и продолжила свой путь.

– Ее бы все равно уволили за пьянство на работе. Это всего лишь вопрос времени, – произнес Виктор, провожая взглядом уборщицу.

По дороге домой Линда решила задать другу несколько вопросов.

– Кто тебя завербовал?

– Конкуренты корпорации «Жизнь», – уклончиво ответил Виктор.

– Почему они наняли постороннего человека, а не пошли сами?

– У Брехунова есть личные данные всех сотрудников конкурирующих фирм. Другие туда и за километр не подойдут.

– А почему ты согласился?

– А ты почему? Посмотри вокруг. Для обычных людей нет жизни, мы рождены как ресурс для обогащения власть имущих.

Линда на минуту задумалась, переваривая услышанное. Она не была полностью согласна с другом, но видя его плотно сжатые губы и гуляющие по скулам желваки, решила пока не вступать в дискуссию.

– Если нас поймают…

– Не думай об этом. Сначала нужно установить прослушку.

– Я не знаю как.

– Все в порядке. Я расскажу, как это сделать.

Они подошли к дому Виктора и быстро прошмыгнули на кухню. Налив гостье чая, он положил на стол металлический кубик, размером со спичечную коробку.

– Что это? – с интересом спросила Линда, покрутив его в руке и не найдя ни одной щели или выемки.

– Шпион, – улыбнулся Виктор. – Нужно незаметно положить его куда-нибудь на полку. Он подключается к местной беспроводной сети, это нужно для взлома. Дальше будем действовать исходя из полученных данных.

– Хорошо. Тогда до завтра, – Линда посмотрела на часы. – Пожелай мне удачи.

На следующий день, как и планировалось, она позвонила в клининговую компанию, чтобы попробовать взять заказ на уборку. Высказав недовольство о том, как сложно в наше время найти непьющую уборщицу, диспетчер продиктовала несколько компаний, среди которых был и офис расчетно-кассового центра.

– Сюда! – выкрикнула Линда. – Бухгалтерия корпорации.

– Думаете, вам там будут горы золотые? – уныло ответила диспетчер. – Они экономят. Чистящие средства за ваш счет. Оплата по минимальной ставке.

– Я согласна.

Диспетчер неопределенно хмыкнула, оформила пропуск и провела краткий инструктаж.

– Сегодня в восемь приступаете к уборке, – строгим голосом закончила она и повесила трубку.

В назначенное время Линда, предъявив документы угрюмому охраннику, вошла в здание, внутри которого, как оказалось, было также серо и уныло, как и снаружи. На одинаковых пластиковых столах и стульях, расставленных кривыми рядами, лежали неряшливые папки с документами. Высокие и узкие деревянные стеллажи, битком набитые всяким хламом, начиная от запасной канцелярии и заканчивая подарочными бутылками коньяка, стояли около стен, забирая дефицитное пространство. Линда сделала глубокий вдох и недовольно поморщилась, – весь офис был пропитан смесью стойких ароматов кофе и дешевых духов. Грустно оглядев помещение, она поставила ведро с водой на пол и принялась за уборку. Подойдя к самому дальнему шкафу и стараясь не поворачиваться к видеокамерам, она достала из кармана металлический кубик Виктора и, вытирая пыль, незаметно положила его как можно дальше на полку.

– Ну? И что ты здесь делаешь? – окликнул ее незнакомый мужской голос.

Линда вздрогнула и окаменела, по телу начал медленно расползаться мерзкий липкий страх, лоб покрыла испарина, а ноги налились слабостью.

– Отойди в сторону! – вновь приказал мужчина и бесцеремонно оттолкнул ее от шкафа.

– Так…Так… Что тут у нас? – он провел пальцем по одной из полок и ткнул им Линде в нос. – Ты как вообще моешь? Тут же везде грязь!

– Я… Я… Я уберу… – заикаясь пролепетала девушка.

Лицо мужчины скривилось в гримасе презрения, он грубо вытер палец об кофту Линды и вышел из офиса. Простояв несколько минут и придя в себя, она посмотрела по сторонам, пытаясь понять откуда появился этот незнакомец. До выхода было далеко, а в других стенах дверей не было. Прополоскав тряпку в ведре, она поспешила быстрее закончить уборку и покинуть это неприятное место.

Поздно вечером, уставшая морально и физически, она пришла домой к Виктору, который был не один. Продрогнувшая от вечерней прохлады, Линда была удивлена приятным сухим теплом в квартире, вызванным не внезапно появившимся отоплением, а большим количеством компьютеров и периферийного оборудования, расставленного по всей квартире и соединенного проводами. С любопытством разглядывая прыгающие строки с программным кодом на мониторах, она не сразу заметила двух молодых мужчин, сидящих на диване и ловко скользящих пальцами по клавишам сенсорных клавиатур.

– Пришло время вас познакомить, – обратился Виктор к присутствующим. – Линда, это мои, скажем так, единомышленники. Эльдар и Артур. Они будут анализировать всю информацию, которую передаст нам шпион.

Парни, не отрываясь от мониторов, синхронно помахали руками в качестве приветствия.

– Кажется, в офисе есть тайный ход, – сказала Линда.

– Мы знаем, – отозвался Артур. – Это, в принципе, не является убойным секретом. Многие предприятия пользуются заброшенными ветками метро или бомбоубежищами в качестве складов, например. Но тут не все так просто. Дело в том, что все помещения должны быть занесены в картотеку жилищной инспекции. Мы видели документы офиса, для него никаких дополнительных помещений не указано.

– Если корпорация не хочет, чтобы об их тайных подвалах стало известно, значит, там что-то действительно важное, – заметил Виктор.

– И компрометирующее, – азартно произнес Эльдар, потирая руки. – Ух, не терпится, наконец, там полазить.

– Ладно, ребята, – произнесла Линда. – С меня сегодня достаточно информации и стресса. Приятно было познакомится. Я домой, а то скоро упаду без сил.

– Подожди, – Виктор взял ее за руку. – Уже поздно. Ложись в моей спальне, а я с парнями тут побуду.

Из-за свинцовой усталости, бьющей по всему телу, желания вступать в спор не было, поэтому она молча прошла в предложенную комнату. К тому же, ей хотелось как можно раньше узнать всю информацию, которая станет доступна после взлома.

Эльдар и Артур оказались настоящими мастерами, так как уже через пару часов Линда проснулась от их победных выкриков. Вернувшись в зал, она увидела на мониторах офис расчетно-кассового центра, полный людей, таскающих какие-то коробки.

– Камеры видеонаблюдения под моим полным контролем, – самодовольно заявил Артур и указал пальцем на единственную стену без окон, часть которой была отодвинута. – А вот и наш ход.

– Миха, завтра во сколько смена начинается? – послышалось из динамиков.

– Шпион еще и звук передает?! – обалдела Линда.

– Не знаю еще, – ответил важный, явно начальственный голос. – Если сейчас все доделаем, то завтра у всех выходной.

– Слышали, мужики? Давайте, постараемся!

Рабочие в мониторе начали двигаться быстрее, разбирая и унося в подвал остатки коробок.

– А что они таскают? – спросил Виктор.

– Не видно, – с досадой в голосе ответил Эльдар. – Ничего, завтра узнаем.

– Каким образом?

– Слышали, что главный сказал? Завтра их там не будет, самое время проникнуть внутрь. Если действовать, то сейчас. Кроме того, их системные администраторы могут заметить подозрительную активность на своих серверах.

– Я иду с вами, – неожиданно для самой себя выпалила Линда.

– Само собой, – согласился Артур. – Во-первых, ты обезвредишь охранника, вручив ему пропуск, смазанный нашей сывороткой. А во-вторых, ты журналистка, поэтому будешь вести оттуда прямой репортаж.

– Не поняла…

– Запись с камеры будет поступать сюда, – Артур постучал по одному из компьютеров. – Так безопасно и надежно.

– Мы ничего не знаем об этих помещениях, ни размер, ни сколько там людей, – начал рассуждать Виктор. – Мы пойдем туда наудачу?

– Об этом не волнуйся, – поспешил успокоить Эльдар. – Для выяснения всех этих нюансов есть целый день. Кроме того, у нас будет соответствующая экипировка.

– Какая?

– Например, очки с тепловизором и ночным видением, рабочие инструменты, мелочевка для хакерского взлома, ушные рации, ну, и так далее. Установим так прослушку и разведаем обстановку. На все это у нас есть минут сорок, так как охранник каждый час отсчитывается о ситуации своему начальству. Если он этого не делает, то приезжает группа немедленного реагирования. Все ясно?

Виктор и Линда молча закивали, как заводные болванчики.

– Тогда объявляю отбой, – широко улыбнулся Эльдар и продолжил стучать по клавиатуре.

Линда и Виктор ушли на кухню, чтобы не мешать взломщикам. Несмотря на позднюю ночь, спать не хотелось, точнее, не получалось из-за роящихся в голове тревожных мыслей.

– Я знаю, тебе страшно, – Линда решила поддержать друга.

– Я боюсь не за себя, – ответил Виктор. – Прости, я сейчас очень жалею, что решил втянуть тебя в эту историю.

– А я, наоборот, очень благодарна тебе за это. Когда делаешь что-то важное, жизнь наполняется смыслом.

– Жизнь… – Виктор горько усмехнулся. – Упыри в башне осквернили саму ее суть.

– Мы это исправим. Обещаю, – прошептала Линда и крепко обняла Виктора.

Напряженные часы, проносящиеся один за другим, завершили день, и вечером трое парней подъехали на старенькой машине к офису, ожидая Линду, решившую напоследок проведать свою семью. Через несколько минут, ровно в восемь вечера, она подошла к зданию. Стараясь не навлечь подозрения трясущимися от волнения руками, Линда вручила охраннику пропуск, смазанный отравленной сывороткой. Войдя в помещение, она нехотя приступила к уборке, то и дело поглядывая на часы. Минут через десять она выглянула в коридор и, увидев лежащего на полу охранника, сразу же открыла входную дверь ожидающим Эльдару и Виктору.

– Прости, приятель, – насмешливо произнес хакер, ставя на стол охранника две полупустые бутылки из-под крепкого спиртного пойла.

– Ребята, – в ушных рациях раздался бодрый голос Артура. – Можно заходить в лазейку. Пароль 1111.

– Ну ты и оригинал, – усмехнулся Эльдар и ввел четыре цифры в кодовый замок, расположенный за одним из стеллажей.

Раздался неприятный электронный писк, и часть стены беззвучно отъехала в сторону, открывая неосвещенную металлическую лестницу, ведущую в длинный коридор с дверями.

– Я деактивировал датчики включения света, чтобы вас не обнаружили, – вновь раздался в ушах голос Артура. – Одевайте очки ночного видения.

Бесшумно спустившись по лестнице, они, опустившись на корточки, пошли по темному коридору, заглядывая в попадавшиеся двери, за которыми были либо пустые комнаты, либо подсобные помещения с непонятным хламом.

– Смотрите, – шепнул Виктор, заглянув одну из дверей. – Кажется, это те самые ящики, которые таскали рабочие.

Линда включила камеру для записи и зашла в комнату, неаккуратно заставленную картонными коробками.

– Не это я ожидала тут увидеть… – удивленно протянула она, достав из коробки упаковку детских подгузников.

– А тут вообще присыпка и смесь для кормления, – разочарованно произнес Эльдар, приоткрыв другую. – Здесь подпольные ясли, что-ли?

– Тихо, – настороженно прошептал Виктор, направляя тепловизор в сторону смежной комнаты. – Там кто-то есть.

Все испуганно замерли, стараясь от страха дышать через раз.

– Их много, но они не двигаются.

– Я осторожно посмотрю, кто это, – сказала Линда и, присев на корточках, медленно, по-крабьи, пошла в соседнюю комнату.

– Дети? – ахнула она, заглянув за угол. – Что они тут делают?

Несколько минут все трое прохаживались между аккуратными рядами одинаковых детских кроваток, в которых сладко посапывали младенцы.

– Ой, – воскликнул Виктор. – Смотрите, полный тезка Рыгалова Альберта, нашего электрического короля.

– Хм…А тут Щуплый Никанор, тезка владельца алмазного холдинга, – заметил Эльдар.

– Вряд ли это все совпадение, – покачала головой Линда.

– Справа через дверь находится серверная, – вновь появился в эфире Артур. – Ставьте туда жучка и выметайтесь. Время истекает.

Словно почуяв неладное, дети начали сначала недовольно кряхтеть, а потом плакать, разгоняясь с каждой секундой все громче и громче. В коридоре послышался звонкий цокот женских каблуков, и через минуту в комнату вошла высокая полноватая медсестра в медицинском халате. Включив свет, она стала давать малышам пустышки, напевая при этом спокойную ласковую колыбельную. Закончив успокаивать детей, она подошла к пеленальному столику и, заметив троих незнакомцев, на мгновение остолбенела, но взяв себя в руки, широко открыла рот, чтобы закричать. Издав приглушенный хриплый стон, она схватилась за живот и мягко осела на пол. Неуклюже раскорячившись на спине, она продолжала невнятно чвакать ртом, давясь бурой кровью, а ее белоснежный халат становился ярко-алым.

– Ты… – Линда в ужасе закрыла лицо руками. – Ты убил ее! Что теперь будет…

– Нужно было, чтобы она закричала и подняла всех на уши?! – грубо ответил Эльдар, убирая пистолет обратно в кобуру. – Мы бы тогда отсюда живыми не ушли!

– Не кричи на нее, – Виктор угрожающе положил руку на плечо хакера.

– Народ! Что там у вас происходит? – раздался в ушах взволнованный голос Артура. – Все в порядке? Не тяните время!

– Все нормально, – успокаиваясь ответил Эльдар. – Небольшая заминка.

Быстро забежав в серверную, Виктор встал около приоткрытой двери, наблюдая за коридором, пока Эльдар устанавливал жучка.

– Не стой без дела, – Эльдар сунул Линде небольшой фонарик. – Посвети.

Слабый луч света разбавил густую темноту и показал пыльные серверные стойки, в которых словно магические светлячки мигали светодиодные индикаторы. «Мобильный центр обработки данных 30-60. АО «Заслон», – гласила выцветшая запись на стальной табличке.

– Они еще пользуются серверами, оставшимися от Заслона? – спросила Линда.

– Угу, – буркнул Эльдар, копаясь в одной из стоек. – На этих ЦОДах хранится много важной информации.

– Но ведь прошло почти сто лет…

– Умели делать. Я все!

– В коридоре никого нет, – доложил Виктор. – Пошли.

Забыв о том, что могут обнаружить, они изо всех сил побежали на выход, громко топая по полу. Коридор, лестница, офис, и, наконец, улица. Все трое облегченно вздохнули, радуясь удачному окончанию авантюры.

– Никогда бы не подумал, что буду ликовать от запаха нашего вонючего города, – заявил Эльдар, садясь в машину. – Я установил жучка.

– Да, да, – закивал Артур, не отрываясь от монитора ноутбука. – Я его уже вижу.

– Тогда поехали домой, посмотрим, что там прячут, – сказал Виктор и завел машину.

Вернувшись домой, Артур и Эльдар, несмотря на уговоры отдохнуть и хоть немного поесть, сразу же приступили к анализу данных, которые стали доступны. Разблокировав свой компьютер, Артур вывел на монитор список директорий взломанного сервера. Виктор и Линда, как зачарованные, с интересом следили за каждым кликом мышки, хотя и ничего в этом не понимали.

– Так… – прервал продолжительное молчание Эльдар. – Судя по всему, мы на сервере базы данных проекта «Наполни семью счастьем».

– Дети в подвале, стало быть, рождены от суррогатных матерей для богатых клиентов, – сделал очевидный вывод Виктор.

– Да и тут хранится о них вся информация, – сказал Артур, выводя на монитор список таблиц.

– Ты можешь посмотреть карту моей сестры? Ее зовут Марта Воскобойникова, – оживилась Линда.

– Сейчас поищем, – ответил Артур, набирая SQL-запрос. – Последняя запись: третьего числа осуществлена успешная подсадка эмбриона. Заказчик: Адьян Брехунов. О, как!

– Вчера?! Почему так внезапно…

– Бред какой-то, – заявил Виктор. – У него и так пятеро детей!

– Ну значит шестого с женой хотят, – пожал плечами Эльдар.

– Нет, тут что-то не так, – в голосе Линды зазвучала тревога. – Там дети не новорожденные, выглядят на несколько месяцев. Почему их не забирают? И зачем прячут?

– Подождите, – Артур начал с помощью SQL-запросов искать информацию в таблицах базы данных. – Нет… Не может такого быть…

– Что там? – испугалась Линда.

– Это клонированные младенцы… – ужаснулся Артур.

– И что? – не понял Виктор.

– Этих детей потом разберут на органы для богатых клиентов. На органы, не вызывающие отторжения! – почти выкрикнул Артур.

– Господи! Какой ужас! – завопила Линда. – Марта!

Подбежав к телефону, она набрала домашний номер. Гудки безостановочно следуют один за другим, болезненной вспышкой отдают в мозг и сливаются с бешеным ритмом сердца. Соединение.

– Марта!

– Незачем так кричать, – насмешливо произнес голос, который до этого она слышала только один раз. На презентации куба жизни.

– Урод! – захлебываясь от злобы, прорычала Линда. – Если ты хоть что-нибудь сделаешь с моей сестрой…

– Как я могу навредить той, которая носит мои будущие сердце, печень и так далее? – мерзко заявил Брехунов своим слащавым голосом. – Создание клона, дело сейчас хоть и простое, но найти подходящий инкубатор очень проблематично. Давай сделаем так. Ты сдаешь мне своих друзей-подельников, а я оставляю в живых твою семью. Можешь подумать. Только не долго.

– Да я…

Протяжные гудки оборвали Линду на полуслове. Она положила трубку и, прислонившись к стене, сползла на пол. От пережитого у нее потемнело в глазах и появилось неприятное чувство, словно она наблюдает за всем этим кошмаром со стороны, как будто она смотрит примитивный фильм ужасов, по окончании которого включится яркий свет кинотеатровских люстр и развеет все страхи. Но вместо этого ее вернул в реальность испуганный Виктор, трясущий ее за плечи.

– Ты в порядке? – спросил он встревоженно.

– Моя семья в заложниках у Брехунова, – сказала Линда абсолютно спокойным отрешенным голосом. – Он хочет, чтобы я вас предала в обмен на их жизни.

В квартире наступила напряженная тишина.

– И как ты поступишь? – решился робко спросить Виктор.

– Я не могу предать свою семью, – опустила глаза Линда.

– Ну, мы не имеем права требовать от тебя обратного, – понимающе ответил Эльдар. – Что собираешься делать?

– Пойду домой и все ему расскажу. Другого выхода нет. Может удастся договориться.

– Я иду с тобой, – решительно заявил Виктор.

– Это моя семья и мое дело, – покачала головой Линда.

– Ошибаешься. Ему нужны те, кто был с тобой, так что это наше дело. Пошли!

Всю дорогу до дома Воскобойниковых Линда и Виктор бежали, не останавливаясь ни на секунду. Задыхающиеся от непривычно быстрого бега и обливающиеся потом, они попытались войти в квартиру, но та была заперта изнутри. Линда отчаянно забарабанила в дверь, и через минуту из дома вышел здоровенный мускулистый мужчина с лысой головой и злым лицом, один из личных телохранителей Брехунова.

– А это кто? – громоподобным голосом спросил он, указывая на Виктора.

– Один из шпионов, – с легкой дрожью в голосе ответила Линда.

Амбал широко открыл дверь, впуская их внутрь.

– Стойте здесь, – приказал он и включил портативный рентгеновский сканер.

Несколько раз тщательно просветив обоих, он, наконец, разрешил им пройти к своему хозяину. Милая сердцу скромная, но уютная гостиная сейчас выглядела как рабочий кабинет криминального босса. Пятеро свирепого вида здоровенных охранника, в одинаковых черных костюмах, пристально наблюдали за каждым движением визитеров. Стоящее во главе стола вычурное кресло, обтянутое золотым бархатом, специально доставленное для такого важного человека, выглядело нелепо среди нищенского интерьера. Сам Брехунов восседал на этом импровизированном троне с видом могущественного монарха, с легкостью вершащего судьбы людей.

– Проходите, садитесь, – любезно пригласил он, словно это был его дом.

– Где моя семья? – спросила Линда, садясь за стол.

Брехунов сделал знак одному из охранников, и тот приоткрыл дверь комнаты, в которой находились родители, Марта и Нестор. Линда вскочила со стула, чтобы подойти к ним, но охранник захлопнул дверь прямо перед ее лицом.

– Неа, – Брехунов покачал указательным пальцем. – Сначала информация.

– А какой смысл нам ее сообщать? – внезапно влез в разговор Виктор. – Учитывая то, что мы все про вас знаем, вы нас в любом случае убьете.

– Ой, да что вы можете знать, жалкие мыши?

– Например то, вы обманываете своих инвесторов и призываете их вкладывать деньги в куб, который на самом деле является муляжом. А необходимые органы вы берете у специально выращенных клонов.

– Что поделаешь? – развел руками Брехунов. – У корпорации финансовые проблемы, из которых нужно срочно выбираться, иначе конкуренты поднимут головы и, как голодные пираньи, вцепятся в нас зубами.

– А клиенты знают откуда действительно берутся органы? – спросила Линда.

– Боже упаси! В наш век объявленного всеобщего человеколюбия о таком и думать нельзя. Но что мы все обо мне? Давайте о вас. Сколько еще человек знает о моих секретах?

– Где-то около пятидесяти миллионов, – раздался на всю квартиру бойкий голос Артура. – По крайней мере, так показывает счетчик прямой трансляции.

– Да как ты посмела?! – лицо Брехунова исказила гримаса злобы и ненависти. – Да ты хоть понимаешь, что я с тобой сделаю? А с твоей семьей?

– Они меня поймут. Знаете, мы с вами находимся в одинаковых ситуациях. Мы оба загнаны в угол сложными обстоятельствами и вынуждены идти ва-банк.

– Убейте! Убейте их! – забрызгал слюной Брехунов.

– В этом нет сейчас никакой необходимости, – попытался успокоить его Виктор, закрывая Линду своим телом. – Вас разоблачили. Не берите грех на душу.

– Убейте! – вновь заорал президент корпорации.

Боевые псы Брехунова обменялись взглядами и кинулись исполнять приказ. Линда бросилась к выходу, но была сбита с ног тяжелым ударом по голове. Здоровый мускулистый охранник одним резким движением перевернул ее на спину и стальным обручем сомкнул свои руки на тоненькой женской шее. Последнее, что услышала Линда, прежде чем потеряла сознание – оглушающий крик отчаянно сопротивляющегося Виктора. Глаза начал застилать вонючий малиновый дым.

* * *

Марта, шумно вздохнув, присела на скамейку и вытянула вперед ноги, распухшие от отеков.

– Водичку будешь? – заботливо спросила Линда.

– Нет, а то скоро лопну, – ответила сестра, поглаживая свой огромный живот.

Линда достала из рюкзака бутылку холодной воды и сделала несколько жадных глотков; это лето выдалось особенно жарким.

– Девочки, держите мороженое, – внезапно подошедший Артур, вручил сестрам по сливочной вкусняшке.

– Мне начинает казаться, что это твой дар – появляться и спасать всех в самый нужный момент, – рассмеялась Линда, откусывая лакомство. – Как тогда с усыпляющим газом. Чем он так отвратительно пах?

– Дурианом, когда-то существовал такой фрукт. Виктор с Эльдаром сказали, что присоединятся к нам попозже. У них очередной мозговой штурм.

– Все еще бьются над информацией о кубе? – спросила Марта.

– Куб, кстати, оказался не муляжом. Он реально способен выращивать отдельные клонированные органы, но из-за воровства Брехунова финансирования не хватило. Сейчас группа биоинженеров и технологов завершает последние этапы тестирования.

– Главное, чтобы результаты их работы были доступны простым людям. Ну, идем на оглашение приговора? Вроде, пожизненное должны дать.

– Пошли, – ответила Марта, неуклюже вставая со скамейки. – Хочется еще раз в его глаза посмотреть. Может удастся увидеть там хоть каплю сожаления.

– Такие люди, как правило, раскаиваются только в том, что их поймали, – покачала головой Линда. – Я сильно удивилась, когда ты сказала, что ты решила оставить ребенка.

– Пусть это будет его вторым шансом, – улыбнулась Марта. – И у других малышей тоже. Здорово, что все суррогатные матери с радостью забрали их к себе. Так у них будет шанс вырастить нормальными людьми.