КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 592043 томов
Объем библиотеки - 898 Гб.
Всего авторов - 235611
Пользователей - 108223

Впечатления

Влад и мир про Шабловский: Никто кроме нас (Альтернативная история)

Что бы писать о ВОВ нужно хоть знать о чем писать! Песня "Землянка" была сочинена зимой при обороне Москвы. Никаких смертных жетонов на шее наших бойцов не было, только у немцев. Пограничник - сержант НКВД имеет звания на 2 звания выше армейских, то есть лейтенант. И уж точно руководство НКВД не позволило бы ими командовать военными. Оборона переправы - это вообще шедевр глупости. От куда возьмется ожидаемая колонна раненых, если немцы

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Анин: Привратник (Попаданцы)

Рояль в кустах? Что вы... Симфонический оркестр в густом лесу совершенно невозможных ситуаций (даже разбирать не тянет все глупости), а в качестве партитуры следовало бы вручить учебник грамматики, чтобы автор знал, что существуют времена, падежи, роды... Запятые, наконец!

Стиль, диалоги и т.д. заслуживают отдельного "пфе". Ощущение, что писал какой-то не очень грамотный подросток, и очень спешил, чтоб "поскорее добраться до

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Побережных: «Попаданец в настоящем». Чрезвычайные обстоятельства (СИ) (Альтернативная история)

Как ни странно, но после некоторого «падения интереса» в части третьей — продолжение цикла получилось намного лучшим (как и в плане динамики, так и в плане развития сюжета).

Так — мои «финальные опасения» (предыдущей части) «оказались верны» и в данной части все «окончательно идет кувырком», несмотря на (кажущуюся) стабилизацию обстановки и окончательное установление официальных дипломатических контактов.

Что можно отнести к

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Политов: Небо в огне. Штурмовик из будущего (Боевая фантастика)

Автор с мозгами совсем не дружит. Сплошная лапша и противоречия. Для автора, что космос, что атмосфера всё едино. Оказывает пилотировать самолет проще пареной репы, тупо взлетай против ветра. Ещё бы ветер дул всегда на встречу посадочной полосе. И с чего вдруг инопланетянин говорит по русски, штурмует колонну фашистов, да ещё был сбит примитивным оружием, если с его слов ему без разница кто есть кто. Типа в космосе можно летать среди

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Минин: Камень. Книга Девятая (Городское фэнтези)

понравилось, ГГ растет... Автору респект...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Нежный взгляд волчицы. Мир без теней. (Героическая фантастика)

непонятно, одна и та же книга, а идет под разными номерами?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Велтистов: Рэсси - неуловимый друг (Социальная фантастика)

Ох и нравилась мне серия про Электроника, когда детенышем мелким был. Несколько раз перечитывал.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Бургер и Гномм. Ловцы 2 [Платон Абсурдин] (fb2) читать онлайн

- Бургер и Гномм. Ловцы 2 754 Кб, 40с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Платон Абсурдин

Настройки текста:



1

– Может, снимешь повязку с носа? – спросил Гномм. – Ты с ней слишком приметен!

– А разбитый нос не приметен?

– Твой – нет. А повязку видно издалека!

– Поехали! – сказал Бургер водителю и стянул бинт.

– Куда едем? – спросил водитель.

– Пока вперёд. А там – посмотрим! – сказал Гномм. – Вскрывай!

Бургер достал из кармана конверт, который детективы получили от Директора.

– Волнительный момент…

– Да уж… Не томи, Бургер! Быстрее отстреляемся – быстрее вернёмся. Мне понравилось на базе! Кормят хорошо, а бумага – просто чудо!

– Бумага как бумага. Ничего особенного.

– Не поверишь, рифма сама на неё ложится!

– Что ты несёшь? Как сама?

– А вот так! Я ещё не успел её придумать, смотрю, а она уже на бумаге!

– Здесь поворот! Поворачиваем? – спросил таксист.

– Зачем? Дружище, тебе же сказали ехать прямо! – сказал Бургер. – Зачем спрашиваешь?

– Но прямо – тупик!

– Тогда поворачивай! – сказал Гномм. – Зачем спрашиваешь?

– Направо или налево?

– Налево! – сказал Бургер.

– Направо! – сказал Гномм.

Водитель остановил машину и повернулся к детективам.

– Это ваше первое дело? – спросил он.

Бургер и Гномм переглянулись.

– А ты…

– Да! Бросьте валять дурака и говорите куда ехать! И возьмите себя в руки! Лишитесь жизни в два счёта, если будете много болтать! Они этого не любят!

– Кто? – спросил Гномм.

– Они! Те двое, что были до вас, тоже любили потрепаться! Мы их потом в ведро собирали!

– Одно на двоих! Мы помним! – сказал Гномм.

– Да! В этом деле нельзя расслабляться! Это вам не офисная работёнка!

– Это он нам говорит, Гномм?

– Похоже на то!

– Дружище, если бы ты знал, кто мы такие, то не стал бы чесать языком про офисных трудяг. И лишь врождённая скромность не позволяет мне сказать, что ты имеешь дело с лучшими детективами полушария. Так что крути баранку и помалкивай! Нам твои проповеди ни к чему!

– Да пёс с ним, Бургер! Чего ты разошёлся?!

– Не люблю, когда извозчики учат меня жизни!

Машина тронулась.

2

Они вышли из автомобиля у гостиницы в одном из самых мрачных районов большого города. Серые многоэтажные дома без следов косметического ремонта, редкие и тусклые фонари и мусор на улицах подействовали на начинающих ловцов удручающим образом.

– Мда, – сказал Бургер.

– Да уж, – сказал Гномм.

Водитель развернул автомобиль и, когда проезжал мимо детективов, показал им средний палец руки.

Бургер и Гномм проводили машину взглядом.

– Как ты думаешь, надолго мы здесь застряли? – спросил Гномм.

– Постараемся не задерживаться! Не думаю, что нам здесь понравится!

– Я в этом уверен!

– Нам следует поторопиться, Гномм! Африканцы нами уже заинтересовались!

– Какие? Я вижу только нищего африканца у гостиницы. И он один.

– Не туда смотришь! Те, что на другой стороне улицы! – сказал Бургер и кивнул на группу молодых чернокожих парней.

Они смотрели на детективов и плевали себе под ноги.

– Пойдём скорее в отель! – сказал Гномм и зашагал ко входу в гостиницу.

– Стой, Гномм! Подожди!

Гномм остановился, а Бургер достал конверт. Из конверта выпала банковская карта.

– Бургер, карта!

– Я вижу, Гномм! Спокойно! – сказал Бургер, поднял карту и сунул её в карман. – Этот клоповник называется «Лас-Вегас». А в задании написано: «отель Африка».

– А что ты таксисту сказал?

– Я сказал «Африка»!

– Точно? Ты не путаешь? Дай посмотреть!

Гномм взял у Бургера бумагу с заданием.

– Да. «Африка».

– Вот гад! Нарочно, видать, привёз нас к другому… «отелю»…

– Он мне сразу не понравился. Надо искать «Африку». Давай спросим у кого-нибудь?

– Потерялись, чуваки? – донеслось с другой стороны улицы. – Мы вам поможем!

Молодые африканцы направились к детективам.

– Спрячемся в «Лас-Вегасе»? – спросил Гномм.

– Нет. Мы не будем прятаться.

– Их пятеро, Бургер!

– А мы – отважные ловцы, спасители человечества! И лучшие детективы полушария! Не забывай об этом, Гномм!

– Твоя бравада меня всегда пугает!

– Положись на меня, дружище!

Африканцы подошли к детективам и обступили их с трёх сторон.

– Привет, чуваки! – сказал Бургер. – Как жизнь?

– Чего ищете? – спросил самый маленький африканец с большой цепью на шее.

– Да вот заблудились! Дылда адреса перепутал!

Бургер кивнул на Гномма.

Гномм возмутился, но не нашёл подходящих слов и промолчал.

– Дылда?

Африканцы загоготали, кроме самого маленького. Он лишь протёр глаза рукой.

– Что в карманах? – спросил африканский главарь смешным голосом.

– У Дылды?

– У тебя, болван! До него ещё доберёмся!

– У меня карманы зашиты! Знаете, чтобы не носить лишнего…

– Не бзди, толстый! Я видел, что ты доставал деньги! Ты нас провоцируешь? Да?

– Как можно?! Такие ребята… замечательные. Но разве мы похожи на тех, у кого могут быть деньги? Чуваки, вы нас с кем-то путаете! У меня даже нос разбит!

– Нос? Ты свою харю видел? На какие шиши разъел? Выворачивайте карманы, бледномордые, а не то мои парни выпустят вам кишки!

Африканцы достали ножи и направили их на детективов.

– Что теперь? – спросил Гномм тихим голосом. – Мы не можем лишиться оборудования! Я нажму тревожную кнопку!

– Не вздумай! Нас на базе засмеют! Что скажет Выдра? Испугались, мол, каких-то африканцев.

– Не каких-то, а пятерых. С ножами.

– Чего шепчитесь? Глухие, что ли? Не расслышали меня? – спросил маленький африканец. – Вам конец, белые свиньи! Ха-Ха! Ха!

Африканец протёр глаза и взмахнул рукой.

– Кончайте их, чуваки!

– У вас не найдётся пара баксов? – сказал кто-то хриплым голосом. – Жрать охота!

Африканцы обернулись. Позади них стоял тот самый чернокожий нищий, который сидел у гостиницы. Он был в лохмотьях и в большой женской соломенной шляпе с цветком.

– Ты кого спрашиваешь? Нас или их? – спросил маленький африканец.

– А вы разве не вместе?

– Вместе? С этими бледномордыми? Ты обкурился, чувак?

– Нет. Просто жрать охота.

– Мы заняты, чувак! Не мешай! Приходи позже!

– Жрать охота сейчас.

– Ты чего? Не понял? Что за день такой? Непонятливые хмыри кругом! Пошёл вон, старый хрен!

Маленький африканец хотел толкнуть нищего, но тот с неожиданной для пожилого человека ловкостью увернулся. Африканец оторопел.

– Дружище, я дам тебе пару баксов! Только отведи нас к «Африке»! – сказал Бургер нищему.

– По рукам! – прохрипел нищий.

– Какое «по рукам»? Мы ещё не закончили! Куда собрались? Стоять! – сказал парень с цепью. – Чувак, мы ещё не видели, что у них в карманах!

Нищий сплюнул.

– Давай-ка лучше я покажу, что у меня в кармане! – сказал он.

– Ты чего, старик? Что у тебя может быть в кармане? Косячок? Хе-хе!

Нищий помотал головой.

– Не угадал.

Старик достал большой пистолет и направил его на молодого африканца.

– Бегите, чуваки! – сказал нищий. – Да побыстрее!

– Чёрт! Старик, ты охренел!

– Быстро! Считаю до трёх! – крикнул нищий.

– Бежим, чуваки! Он обкуренный! Пальнёт! – крикнул африканец с цепью и припустил.

Его приятели побежали за ним, а нищий спрятал пистолет в карман.

– Идёмте! – сказал он.

– Но кто ты такой? Если нищие уже вооружаются, то стране конец! – сказал Бургер.

– Я не нищий. Я прикрываю новичков, – сказал чернокожий человек и пошёл по улице.

Бургер и Гномм переглянулись и принялись догонять старика.

– Извини, дружище, но вон… пахнет от тебя как от бездомного, – сказал Бургер.

– Это ароматизатор. Наши химики – лучшие в мире!

– Круто! – сказал Гномм. – Но как ты узнал, что нас привезут не к тому отелю?

– Это Цуцик. Он вёз вас в той машине. Всегда привозит ловцов не к тому месту. Шутка у него такая.

– Не смешно, – сказал Гномм.

– Согласен.

– А я думал, это он мне мстит, – сказал Бургер. – Ловко ты с этими… африканцами… Но будь у меня пистолет, я бы тоже…

Африканец остановился и посмотрел на Бургера.

– Сорок лет в спецназе! Чёрные котики! Второй батальон! – сказал он и зашагал дальше.

– Как тебя зовут? – спросил Бургер, когда догнал опытного бойца.

– Бодрячок.

– Я – Бу… Пузырь. А это – Дылда.

– Я знаю. А вот и «Африка».

Они подошли к гостинице, которая находилась в доме с трещинами в старых стенах. Фанерная вывеска «Отель Африка» болталась на одном гвозде.

– Идите! Вы меня не знаете! Удачи! – сказал Бодрячок.

– Спасибо за помощь! – сказал Гномм.

Детективы направились к гостинице.

– Эй, чуваки! – крикнул Бодрячок на всю улицу.

Детективы обернулись.

– Гоните два бакса! Как договаривались!

Бургер посмотрел на Гномма.

– Дай ему два бакса, дружище!

– У меня нет денег, ты же знаешь! А карта на расходы у тебя! – сказал Гномм.

– У нас нет наличных, дружище! Где здесь банкомат? – спросил Бургер старика.

– Ха-ха! В пяти кварталах отсюда! Будете должны десятку! Завтра зайду! – сказал Бодрячок и пошёл по улице.

– Да… Он точно не нищий, – сказал Бургер.

3

Детективы вошли в гостиницу. Дверь едва поддалась, над ней звякнул колокольчик, и она с силой захлопнулась.

– Зашибить может! – сказал Бургер.

– Да уж. Дверь качественная, – сказал Гномм.

Детективы подошли у стойке, но там никого не было.

– Спят, что-ли? Эй! Кто-нибудь! Мы хотим заселиться! – крикнул Бургер.

– Не сильно хотим! Ты только посмотри, в каком состоянии этот… отель, – сказал Гномм. – Эта «Африка» совсем не та Африка, к которой мы привыкли. Здесь золотых унитазов мы не увидим… Это точно!

– Ничего страшного. Фаянсом обойдёмся. Не в первой!

– Тут и бумаги, наверное, нет. На чём я буду писать? Нужно было на базе прихватить!

– Не хватало бумагу с собой по отелям таскать! В магазине купишь!

– Здесь и в магазин выходить опасно!

– Закончим дело, и будет тебе бумага! И слава, и почёт! Эй! Где кто-нибудь?

– Чего орёшь?! – крикнул кто-то откуда-то мужским голосом.

– Мы хотим поселиться у вас! Мы – постояльцы! – крикнул Бургер.

– Ты на часы смотрел?! Уже одиннадцать!

– Вот именно! Не на улице же нам ночевать!

– Ладно. Уговорил. Спускаюсь!

Послышался механический скрежет, и с потолка над стойкой начал спускаться чернокожий человек. Он сидел на каталке, которая стояла на платформе, прикреплённой к тросам. У африканца не было ног, и ему было за сорок. На голове его была вьющаяся шевелюра в форме шара, а в зубах человека дымилась сигарета.

Когда он увидел детективов, его лицо скривилось недовольной гримасой.

Платформа опустилась, и скрип прекратился.

– Здорово придумано! – сказал Гномм. – Моя бабка скатывалась по лестнице!

Африканец посмотрел на Гномма и затушил сигарету.

– Вы уверены, что хотите пожить в нашем районе? Не ошиблись? – спросил человек.

– Не ошиблись. Нам нужен седьмой номер, – сказал Бургер.

– Это люкс.

– Прекрасно! То, что нужно!

– Один на двоих?

– Да.

– Вы из «этих» что ли?

– Из каких? – спросил Гномм. – Мы ничего не продаём!

– Вы – пара? Хочу вас предупредить, что в нашем районе о толерантности не слышали. Не дошла ещё благая весть. Хе-хе. А слухи разносятся со скоростью света. Могут и скальп снять.

Африканец показал на волосы Гномма.

– Вы неправильно поняли, мистер. Мы…

– Возьмите два номера – мой вам совет! Так надёжнее. У меня как раз два свободных осталось.

Гномм отвёл Бургера в сторону.

– В самом деле, почему один номер? – спросил он тихим голосом.

– Так написано в задании.

– Пёс с ним! Давай возьмём два! На карте достаточно денег! Не обеднеет контора!

– Может, не стоит отходить от плана?

– Снимем два, ночевать будем в одном! Кто узнает? Мне мой скальп дорог! Густые волосы сейчас – редкость! Это тебе – нечего терять!

– Хорошо. Не поверишь, но я своими волосинами тоже дорожу!

– Правильно делаешь!

– Мы снимем два! – сказал Бургер африканцу и снова подошёл к стойке. – Седьмой и… ещё какой-нибудь.

– Восьмой! – сказал Гномм.

– В гостинице всего семь номеров.

– Тогда шестой!

– Он занят.

– Пятый.

Хозяин гостиницы посмотрел в большой журнал.

– Первый свободен. Рядом с моей квартирой. Он попроще седьмого – туалет на этаже, но жить можно.

Бургер улыбнулся.

– Давайте первый, мистер…!

– Гогенцоллерн. Так меня зовут.

– Гоген…

–Цоллерн! А ваши имена?

– Бургер и Гномм.

– Кто из вас гном? Хе-хе!

– Гномм! С двумя «м»! – сказал Гномм.

– Мне плевать! Хоть с пятью!

Африканец записал имена в журнал.

– Вот ключи. Пятьдесят баксов за два номера в сутки. Деньги – вперёд!

– Без проблем! – сказал Бургер и достал банковскую карту.

Хозяин посмотрел на Бургера как на идиота.

– Беру наличными, – сказал он.

– Но у нас только карта, мистер Гогенцолен!

– Гогенцоллерн! Буква «р»! Цоллерн! Цоллерн!

– Цоллерн! Цоллерн! Я понял! Но всё равно только карта! Где можно снять деньги?

– Банкомат в пяти кварталах!

– Отлично. Гномм, прогуляйся до банкомата, а я пока номера посмотрю.

– Я… Я…

– Ему лучше не ходить. Может не вернуться, – сказал мистер Гогенцоллерн.

Гномм снова отвёл Бургера в сторону.

– Ты с ума сошёл, Бургер! Сам иди!

– Может, Бодрячка позовём?

– Ты взял у него номер телефона?

– Нет.

– Мой сынишка может сгонять, – сказал хозяин гостиницы.

– А ему… не опасно? – спросил Гномм.

– Он на прыгунках! В него не попасть!

– Прыгунках? – спросил Гномм.

– Да. Прыгучие ходули. На них можно передвигаться вдвое быстрее! И от выстрелов проще уворачиваться. Я и сам могу допрыгать, но малыш быстрее.

Хозяин достал одну ходулю из-под стойки и показал её детективам.

– Я где-то видел такие, – сказал Бургер.

– Хорошая штука, – сказал Гномм. – Надо будет попробовать попрыгать.

– Людвиг! Сынок! Ты не спишь? – рявкнул мистер Гогенцоллерн так, что детективы вздрогнули.

– Нет, папа! – ответили сверху басом.

– Спустись, малыш! Нужно до банкомата допрыгать!

– Поздно папа! Придётся отстреливаться!

– Я купил патроны! Возьми в маминой сумке!

– Двадцать баксов!

– Хорошо! Вы ведь не против? – спросил хозяин детективов.

– Нет, ну что Вы! Двадцать – хорошая цена! – сказал Бургер.

Послышались тяжёлые шаги и скрип дерева.

– Спускается, малыш, – сказал африканец и подмигнул.

Дверь слева от стойки распахнулась, и в комнату вошёл здоровенный молодой африканец в белой футболке с надписью «Людвиг» и с такой же причёской, как у отца. Из-за пазухи у него торчал пистолет.

– Где карта? – спросил он.

Бургер закрыл рот и протянул «малышу» карту.

– Чего вылупился? Код какой? – спросил Людвиг.

– Секундочку! У меня записано! – сказал Бургер.

– Быстрее! Спать хочу!

Бургер достал листок, но выронил его из рук и быстро поднял.

– Четыре нуля! – сказал Бургер.

– Все снимать?

– Да, сынок. Сними все!

– Но… – начал было Бургер.

– А вдруг вам здесь так понравится, что решите остаться подольше? У меня некоторые постояльцы годами живут.

Бургер кивнул.

– Деньги – не проблема! – сказал он.

Людвиг взял у отца прыгунки и направился ко входной двери.

– Если можно, то побыстрее возвращайтесь, Людвиг. Нам в полночь уже нужно спать. Режим, знаете ли, – сказал Бургер.

– Да. Не задерживайся, сынок! Уже поздно! Но тела на улице не оставляй! Ты помнишь? Приберись!

– Да помню я, папа! По мусоркам рассую, если что.

Людвиг распахнул дверь и вышел на улицу, а дверь с силой захлопнулась.

– Какая у Вас дверь… крепкая, – сказал Бургер.

– Да. Пружину для доводчика я выбрал самую упругую. Это для того, чтобы разная шваль не болталась. Ходят – деньги клянчат. А с такой пружиной доходяги дверь открыть не могут. Все силы на виски растратили!

На улице послышались выстрелы.

Детективы переглянулись.

– Малыш хорошо стреляет! Сам его учил! – сказал мистер Гогенцоллерн.

– Может, мы пока в номера пойдём? – спросил Гномм.

– Дождёмся малыша! А что, если карта «пустая»? А вы успеете в комнатах наследить! Брунгильда только сегодня полы помыла! Это моя жена. Она уже спит. Выпьете?

– Да. Коньяк, – сказал Бургер.

– Да? А вина палермского не желаете, господа?

– Я буду вино! – сказал Гномм.

– Я пью только виски! – сказал мистер Гогенцоллерн и достал из-под стойки бутылку и три стакана.

Он наполнил стаканы и сделал из одного глоток. Бургер тоже выпил, а Гномм не решался.

– Чем занимаетесь? – спросил хозяин. – Боксом?

– Почему боксом? – спросил Бургер.

– У Вас нос разбит. Хороший удар. Профессиональный.

– Нет. Это.. это… Мы занимаемся…

– Отловом, – сказал Гномм и посмотрел в глаза мистеру Гогенцоллерну.

Тот глазом не моргнул, и выпил ещё виски.

– У нас здесь собак уже давно нет. Съели всех, – сказал хозяин.

– Съели?

Гномм глотнул виски и сморщился.

– Да. Тут и корейцы живут, и нищих много. А кошек мы специально разводим, чтобы крыс поменьше было. Так что кошек отлавливать не дадим!

– Да мы и не…

– Не дадим! Не надейтесь! Иначе крысы нас сожрут! Сначала съедят носы и уши, а потом откусят х…

– Не беспокойтесь, мистер Гоген… Цоллерн, мы не тронем ваших кошек, – сказал Бургер.

Африканец достал серебристый пистолет и показал его детективам.

– Я вас предупредил. Увижу, что на кошек смотрите – лично бубенцы отстрелю! Стреляю я метко – не сомневайтесь! Одним выстрелом оба снесу!

Из-за стойки вышла чёрная кошка и принялась потягиваться.

Бургер и Гномм уставились на свои стаканы с виски.

– Матильда! А я тебя весь день искал! – сказал хозяин. – Давай-ка, я дам тебе молока!

Кошка услышала знакомое слово и запрыгнула хозяину на колени.

Мистер Гогенцоллерн достал бутылку молока, наполнил блюдце и поставил его на стойку. Кошка с жадностью начала пить молоко, а хозяин гладил её.

Детективы с деликатностью отвернулись. И в этот момент входная дверь распахнулась, и в гостиницу влетел Людвиг. Он выглядел возбуждённым и бросил прыгунки на пол.

– Что случилось, малыш? – спросил мистер Гогенцоллерн.

– Меня ограбили, папа! И ствол отобрали!

– Бывает. Их было много? Человек десять?

– Нет. Он был один!

– Что ты мелешь? Тебя ограбили? Кто посмел?

– Нищий мужик со стволом! – сказал Людвиг и хихикнул.

– Выверни карманы!

Людвиг выполнил просьбу отца, но карманы оказались пустыми.

– Какой нищий? Кто из них?

– Этого я раньше не видел! Новый появился! Дерзкий!

– В женской шляпке из соломы? – спросил Бургер.

– Да! Нищая морда! – сказал Людвиг и на глазах его появились слёзы.

– Не реви! – сказал мистер Гогенцоллерн. – Вы его знаете, мистер?

– Нет, мы… мы…

– Он показал нам дорогу к вашему отелю! – сказал Гномм.

– Значит, он следил за нами! – заключил хозяин гостиницы. – Всё забрал?

– Оставил сотню на печенье в виде человечков!

– А сколько денег было?

– Штука!

– Собака! Вот, кого нужно отлавливать! Нищих развелось, как собак! Почему ты не пристрелил его, Людвиг?

– Я не успел вытащить ствол. Он был быстрее, папа!

– А я тебе говорил, что нужно тренироваться каждый день! Говорил?

– Говорил! – сказал Людвиг и уставился в пол.

– Давай сюда сотню! – сказал мистер Гогенцоллерн.

– А моя двадцатка? Я же рисковал!

– Совсем обнаглел, малыш! Знаешь, сколько тот ствол стоил?! Будешь отрабатывать в баре! Иди к себе и ложись спать! И мать не разбуди!

Здоровенный детина опустил глаза и зашагал наверх. Хозяин и детективы проводили его взглядом.

– Сотню беру в зачёт сегодняшней ночи! – сказал мистер Гогенцоллерн, когда шаги Людвига стихли.

– Но Вы говорили пятьдесят за ночь! – сказал Гномм.

– Говорил! Но моего сынишку ограбили, по вашей милости! А могли и убить! Это – психологическая травма! Рубец на всю оставшуюся жизнь! Нужна компенсация! Вы согласны?

– Но это…

– Вы видели, что у него тряслись руки и дёргался правый глаз?! Теперь, чтобы ему вернуться к нормальной жизни, нужно будет купить печенье в виде человечков! Много печенья! Ох… Но так и быть… Завтрашняя ночь встанет вам в пятьдесят, как и договаривались. Надеюсь, деньги найдёте. Вот ключи. Номера один и семь.

Мистер Гогенцоллерн выложил ключи на стол.

– Первый – на втором этаже, седьмой люкс – на четвёртом, – напомнил он.

– Понятно, – сказал Бургер и взял ключи.

– Третий этаж лучше пробегать.

– Как пробегать? – спросил Гномм.

– Бегом по лестнице.

– Почему?

– Потому, что на третьем живёт миссис Хадсон. Милая старушка, но опасная. И силой обладает невероятной.

– И что? Пускай себе живёт! Если не будет докучать нам рассказами о ревматизме, газах и катаракте, – сказал Бургер.

– Она выжила из ума лет десять назад. Родственники, чтобы не платить за лечебницу, упрятали её ко мне – так дешевле. И теперь она обитает здесь. Чудит.

– Бургер, пойдём, уже почти двенадцать, – сказал Гномм.

– Да. Мы учтём Ваши советы, мистер Гогенцоллен, – сказал Бургер.

– Цоллерн! Буква «р»! Не забывайте!

– Я постараюсь, мистер Гогенцоллерн!

Детективы направились к лестнице.

– Доброй ночи, господа! – сказал хозяин гостиницы, налил себе виски и ухмыльнулся.

4

Лестница скрипела и, казалось, что она проломится под тяжестью ловцов. Бургер и Гномм поднялись сначала на второй этаж.

– Надо включить свет! Ни черта не видно! – сказал Бургер. – Где тут первый номер?

– Я сейчас посвечу! – сказал Гномм и достал серебряную ручку. – Сейчас испытаем чудо инженерной мысли в деле!

Гномм перевёл переключатель режимов в другое положение.

– А ты уверен, что…

Гномм нажал на кнопку.

– Ай! – воскликнул он.

– Что такое?

– Она рассыпалась! И обожгла меня!

– Ты перевёл переключатель не на тот режим!

– На третий, как и говорил Мао!

– Но на сто двадцать градусов не нужно было переводить!

– А я не переводил!

– Чего орёте? Кто такие? – послышался низкий прокуренный женский голос.

Включился свет, и детективы увидели грузную чернокожую даму с округлыми формами. Она была в ночной сорочке.

– Собрались обнести дом? Не выйдет!

Женщина направила на Бургера с Гноммом большой револьвер.

– Что Вы, мадам! Мы – постояльцы. Заселяемся, вот, – сказал Бургер.

– А почему так громко? У нас принято заселяться в тишине!

– Простите! Так получилось. Нам не найти первый номер. Темно было!

– Вот он!

Женщина показала револьвером на дальнюю дверь.

– Ещё раз разбудите – вылетите из отеля в два счёта! Ясно?

– Ясно.

– На пол не блевать, в номере курить по очереди! Мочиться строго в унитаз! Ясно?

Детективы кивнули.

Грузная женщина развернулась и выключила свет. Скрипнула дверь, щёлкнул замок.

– Кто это? – спросил Гномм шёпотом.

– Полагаю, это жена хозяина Брунгильда, – ответил Бургер тоже шёпотом.

– Какая большая женщина.

– Да. Одна задница чего стоит!

– Пойдём быстрее наверх! Опоздаем!

– Ты прав дружище!

Детективы вышли снова на лестницу и пошли наверх.

– Хорошо, что на лестнице есть свет. Тут шею сломать недолго! – сказал Бургер.

– Хозяин сказал, что третий этаж нужно пробегать, – сказал Гномм, когда они поднялись на третий этаж.

– Стану я пугаться старушек, Гномм! Не на того напали!

В этот момент что-то свистнуло и Бургер почувствовал боль в плече. Он вскрикнул, посмотрел на плечо и увидел застрявший в нём дротик для игры в дартс.

В тёмном коридоре послышался мерзкий смех, и хлопнула дверь.

Бургер достал дротик и кинул его обратно в темноту.

– Чёртова старуха! Могла бы и в глаз попасть! – воскликнул он. – Мы ещё не начали, а я уже ранен!

– Иди быстрее! Вдруг она пальнёт!

Детективы поднялись на четвёртый этаж. Коридор на этаже освещался тусклой лампочкой.

– Это люкс, надо полагать. Со светом, – сказал Бургер.

– Да уж. Тут и картины на стенах.

На стене висела большая картина, на которой была изображена обнажённая женщина в объятиях чудовища.

Детективы нашли дверь, на которой красной краской была выведена цифра семь.

Гномм посмотрел на часы.

– Успели! Ещё целых пять минут! – сказал он.

Бургер достал из кармана ключ и вставил его в замок.

Отворилась дверь напротив, на которой было написано «6», и из неё вышла маленькая китаянка в нижнем чёрном кружевном белье. Один её глаз был закрыт чёрной кружевной повязкой.

– Привет, мальчики! – сказала она.

– Здравствуйте! – сказал Бургер.

– Не желаете развлечься? У меня есть домино.

– Спасибо, но мы спешим! Нам пора спать! – сказал Гномм.

– Вы из «этих», что ли?

– Мы из «тех»! – сказал Бургер. – Просто мы сейчас очень заняты, мадемуазель.

– Это потому, что у меня нет глаза?

– Ну что Вы! Всё, что нужно для игры… в домино – при Вас! Это сразу видно!

– Тогда заходите!

– Бургер, хватит болтать! Открывай! – сказал Гномм. – Простите, мы зайдём позже! Хорошо?

– Хорошо. Я жду вас, мальчики.

Детективы улыбнулись девушке, но её лицо исказилось гримасой.

– И попробуйте только не прийти! – крикнула китаянка, топнула ножкой, развернулась и скрылась в своём номере. Дверью она хлопнула так, что картина с грохотом упала со стены.

Бургер поспешил повернуть ключ. Он открыл дверь, и они с Гноммом вошли в номер. Гномм закрыл дверь на замок.

Бургер потянулся к выключателю на стене, но Гномм одёрнул его и показал на окно. В окне был виден силуэт человека, который пытался проникнуть в номер с улицы. Его освещали уличные фонари.

– Кто это? Вор? – спросил шёпотом Гномм.

– А я почём знаю? Давай-ка встретим его!

Детективы встали у окна по обеим сторонам, а Гномм вооружился стулом.

Наконец, незнакомцу удалось справиться с окном, и он спустился в комнату.

– Добро пожаловать! – сказал Бургер.

Гномм размахнулся и опустил стул гостю на голову. Тот свалился на пол.

Бургер включил свет, и детективы увидели мужчину в маске на глазах и в чёрном плаще. Рядом с ним лежала чёрная шляпа. Мужчина схватился за голову и с испугом смотрел на детективов.

– Ты кто такой? – спросил Бургер.

– Он похож на Зорро, – сказал Гномм.

– Зорро грабит богатых. Здесь ему делать нечего! – сказал Бургер.

– Да уж.

– Мандарины в этом году сочнее, чем в прошлом! – воскликнул незнакомец в маске. – Я хочу купить две тонны!

– Что он говорит? Он тоже безумен? Куда мы попали, Бургер? Это какой-то…

– Гномм, по-моему, эту фразу я где-то… читал.

Бургер достал из кармана конверт и развернул бумагу с заданием.

– Точно! Это пароль!

– А я и забыл о нём!

Бургер повернулся к незнакомцу.

– Вы ошиблись. Мандарины не дозрели. Могу предложить строганный брус в неограниченном количестве! – сказал он.

Гость кивнул, а Бургер протянул ему руку и помог встать на ноги.

– Это наш связной, Дылда. С ним мы и должны встретиться здесь. Как тебя зовут?

– Зорро.

– Хм. Но зачем ты полез через окно, а не постучался в дверь?

– Меня никто не должен видеть!

– Бур… Пузырь, у тебя кровь! – сказал Гномм и показал на плечо.

– Чёрт побери! Надо перевязать! Где взять бинт?

– Я схожу к китаянке! – сказал Гномм. – У неё точно есть!

– Не нужно никуда ходить, – сказал Зорро. – У меня есть. Работа, как видите, опасная. Всегда ношу с собой. Заодно и голову мне перевяжите.

Гномм перевязал плечо Бургеру и голову Зорро.

– Извини, друг, что я тебя стулом, – сказал Гномм связному.

– Ничего. И не такое бывает!

Посреди комнаты стоял стол, но стул был один. Кровать с желтоватым постельным бельём стояла в углу, а у стены находился пыльный шкаф.

– Я сяду на стул, а вы садитесь на кровать, – сказал Бургер и поднял стул.

По столу пробежал таракан.

– Пузырь, что это?

– Это номер Люкс, дружище. Не удивляйся! Жаль только, коньяка нет.

– У меня есть. Всегда ношу с собой бутылочку, – сказал Зорро.

Бургер нашёл в шкафу два стакана и протёр их остатком бинта.

Зорро налил в стаканы коньяк, а сам сделал глоток из горла.

– Да. Местечко – то ещё! – сказал он. – Но такая у нас работа, парни. Придётся потерпеть.

– Курить охота! – сказал Гномм. – Ты не носишь с собой, случайно, сигареты?

– Выпали из кармана, пока я полз сюда по трубе, – ответил Зорро.

– Давайте о деле! – сказал Бургер. – Уже поздно.

Гномм и Зорро сели на кровать, а Бургер занял стул. Выпили коньяка.

– Феромоны вируса обнаружены нами в этой гостинице и в баре «Лимпопо». Он – в этом здании, вход с другой стороны, – сказал Зорро.

– Вирус любит пропустить стаканчик? – сказал Бургер.

– Вероятнее всего. Там бывает много народу. Вам поручено вычислить этого Low-V и уничтожить его.

– За нами не заржавеет! Работать в барах – одно удовольствие! А, Дылда? Мы справимся!

– А хозяин в том баре Гоген.. Гоген… Пузырь, как его?

– Гогенцоллерн.

– Да. Он что-то говорил про бар, – сказал Гномм.

– Не знаю, но руководство имеет на вас большие планы, так что не подкачайте! – сказал Зорро. – Просили передать, что, если справитесь – вас премируют.

– Отлично! – сказал Гномм и засиял.

Бургер кивнул.

– А если нет, то…

– Позабудете обо всём на свете! Таковы правила! – сказал Зорро.

– Я так и думал, – сказал Бургер.

– Ну, мне пора. Ещё спускаться по этой чёртовой трубе! Выключайте свет и ложитесь спать! Никто не должен ничего заподозрить!

– Зорро, нам нужны деньги! – сказал Бургер.

– И руч…

– Дылда, помолчи!

– Но всем на задание выдаётся значительная сумма! – сказал Зорро.

– Мы знаем. Но мы потеряли карту! – сказал Бургер.

– Это не предусмотрено…

– Но, может, можно что-нибудь придумать? Нам нечем платить за жильё! Да и в баре деньги наверняка пригодятся!

– Хорошо, я поставлю вопрос перед руководством! А пока – держите!

Зорро протянул Бургеру сотенную купюру. Потом он встал и вылез в окно.

– С вами свяжутся, – сказал связной и исчез в темноте.

Бургер закрыл окно и погасил свет.

– В номер первый сегодня не пойду! Ну его к дьяволу! И раздеваться я здесь не буду! – заявил Гномм. – Брезгую. Буду спать в одежде!

– Я тоже, пожалуй.

Детективы легли на кровать в одежде.

– А не заглянуть ли мне к китаяночке на домино? – спросил Бургер. – Вдруг она обидится? Пообещали ведь!

– Брось, Бургер! Ещё не известно, что это за штучка! Видел, как она топает ножками? Как всадит тебе отвёртку между рёбер! Или отравит цианистым калием – будешь корчится в агонии, пока я сплю! Здесь не принято церемониться, если ты заметил! Лучше вообще из номера не выходить!

– Ты прав, дружище! Но завтра нам нужно идти в бар.

С улицы послышался металлический скрежет, а потом звук падения на землю чего-то тяжёлого.

– Ай! Долбаные трубы! – донеслось снизу.

– Зорро спустился, – сказал Бургер.

– Приземлился, – сказал Гномм.

– Главное, чтобы он про деньги не забыл. На сотню не особо разгуляешься!

– Да уж. А почему ты не дал рассказать мне про ручку? Чем я буду стрелять?

– Моей пальнём! Хватит одного выстрела! Получается, только приехали, а уже и деньги потеряли, и ручку… Нас спишут за профнепригодность – не пройдём испытательного срока! И забудем обо всём на свете… А зачем?

– Ты прав.

Бургер закрыл глаза и уже начал засыпать.

– Бургер, я вот всё думаю… А будет ли карьера Анджелины такой же… блестящей, какой была до того дня? Может, это был талантливый вирус, а не она сама?

– Не знаю, – пробормотал Бургер. – Посмотрим. Да и какая разница?

– Она нравится мне в роли…

– Гномм, давай спать! Нам завтра в бар идти! Нужно хорошенько выспаться! – сказал Бургер и отвернулся к стенке.

– Да. Посмотрим. Но, может быть, зря Мао тот вирус убил…

5

Бургер и Гномм проснулись с восходом.

Они распугали сонных тараканов в ванной комнате и умылись, но полотенцем вытираться не стали.

– Сразу в бар пойдём? – спросил Гномм.

– Да. Чего тянуть?! Хочется побыстрее закончить и поехать на базу!

– Я согласен!

Бургер открыл дверь и хотел сделать шаг в коридор, но его нога повисла в воздухе.

– Ты чего встал? Выходи! – сказал Гномм.

Бургер вернул свою ногу в номер и показал Гномму на то, что лежало у порога.

– Капкан? Бургер, надо что-то делать!

– Это наша милая соседка!

– Думаешь, она?

– Конечно! Надо было всё же к ней сходить!

Бургер взял стул и сунул его в капкан. Механизм сработал, и капкан захлопнулся.

Дверь китаянки приоткрылась, и из-за неё появилась голова девушки. Она увидела, что в капкане стул, и закрыла дверь.

– Вот стерва! – сказал Гномм.

– Да, дружище. Женщины мстительны. Расскажем Гогенцоллерну – пускай разбирается!

Он затащил капкан со стулом в номер и закрыл дверь на ключ.

Картина, которая ночью свалилась со стены, висела на своём месте. Детективы удивились и вышли на лестницу.

Там они встретились с молодым чернокожим мужчиной, который поднимался на четвёртый этаж.

– Я – Боб из пятого, – сказал он и протянул детективам руку.

Бургер с Гноммом пожали руку соседу.

– А вас как сюда занесло? – спросил Боб. – Это место проклято!

– Проклято? Кем? – спросил Бургер.

– Как «кем»? Сам не понимаешь? Или ты безумен?

Пока Бургер думал, что ему ответить, Боб уже начал что-то насвистывать и пошёл в свой номер.

Он открыл дверь ключом и посмотрел на детективов.

– Проклято, говорю! Сматывайтесь, ребята! Или он придёт за вами!

Мужчина зашёл в номер и закрылся.

– Бургер, такие… интересные соседи у меня впервые, – сказал Гномм.

– Пойдём поскорее в бар, дружище!

Третий этаж они пробежали, как и советовал им мистер Гогенцоллерн. А на втором этаже они встретились с ним самим. Мужчина сидел в своей каталке и беседовал с женщиной-мулаткой.

– Мистер Гогенцоллерн, наша соседка из шестого ставит капканы! – сказал Бургер.

Хозяин гостиницы развернулся к детективам.

– Ваша? Вы ночевали в одном номере? – спросил он.

Женщина-мулатка посмотрела на детективов с подозрением.

– Ну… просто сегодня… так получилось. Мы не…

– Не нужно оправдываться. Это ваше лично дело. Но не все люди так считают. Не так ли, Розалинда?

Женщина кивнула головой.

– Вот видите! Я Вас не обманул.

– Сегодня мы будем ночевать в разных номерах. Розалинда может не беспокоиться! – сказал Бургер.

– Вы нашли деньги?

– Деньги будут! Но мы… Я бы не хотел, чтобы перед моим порогом ставили капканы!

У меня Люкс, мистер Гогенцоллерн, а не какой-нибудь вшивый Стандарт!

– А зачем Вы кричите? Вы же не пострадали… Ноги Ваши, как я вижу, целы. И ноги вашего… приятеля тоже. А ничего иного попадать в капканы не должно!

– Вы находите это достаточным объяснением?

– Хорошо. Я поговорю с ней. Но лучше ей не отказывать, если она о чём-то просит. В прошлый раз она сожгла соседу дверь. Хорошо, что успели затушить. В конце концов, партия в домино – не самая нелепая просьба! Тем более, когда просит красивая девушка, не так ли?

– Так. Но в моём номере Люкс – тараканы!

– И что?! Не бизоны же! Чем вам тараканы не угодили? Они вас не съедят – не бойтесь! И не размажут по стенке! Хе-хе! И спать они не мешают!

Бургер вздохнул и махнул рукой.

– Пойдём, Гномм! – сказал он.

Они спустились на первый этаж и вышли на улицу.

– Что думаешь, Гномм? – спросил Бургер.

– Что мы попали в переплёт! Кругом какие-то безумцы! Даже не верится, что такое может быть!

– Как это верно, дружище! Но мы справимся, не сомневайся! Ведь мы – лучшие детективы полушария, как нас ни покрути, и как нас ни назови!

6

Бар «Лимпопо» был небольшим, и его убранство мало чем отличалось от гостиничного. Десяток исцарапанных столиков, тусклый свет и стены с наполовину отвалившейся штукатуркой, которые были выкрашены в ядовитый оранжевый цвет, навевали грусть.

Играла музыка в стиле рэп, а за барной стойкой детективы увидели Людвига, сына мистера Гогенцоллерна. Он смотрел телевизор и не обращал внимания на посетителей.

Впрочем, посетителей было всего трое – кроме Бургера с Гноммом, в баре находился какой-то потрёпанный жизнью китаец, который, несмотря на ранний час, уже не вязал лыка. Он лежал на барной стойке со стаканом в руке.

Детективы подошли к стойке. Китаец с трудом поднял свою голову, посмотрел на детективов, выругался и принял исходное положение.

– Привет, Людвиг! – сказал Бургер. – Отличный сегодня день!

Людвиг молчал и не отрывался от телевизора.

– Нальёшь нам выпить?

Бармен с неудовольствием посмотрел на детективов.

– Есть виски, – сказал он и отвернулся.

– А коньяк?

Людвиг снова посмотрел на детективов, но уже с удивлением.

– Не держим, – сказал он.

– Бургер, давай поедим! Я голоден! – сказал Гномм.

– Что из еды? – спросил Людвига Бургер.

– Доги и бургеры.

– Два дога и два бургера!

– По два дога и по два бургера! – поправил Гномм.

– Сколько виски?

– По стаканчику! – сказал Гномм.

– Бутылочку! – поправил Бургер.

Людвиг посчитал на счётах сумму заказа.

– Сорок восемь! – объявил он.

– А подороже виски нет? – спросил Бургер.

Проснулся китаец и заговорил. Его речь была медленной и едва понятной.

– Подороже… же? – сказал он. – Куда дороже… же? И так на него все бабки уходят! Дороже… же!

Скряга икнул.

– А не угостят ли джентльмены старину Кима? – спросил он.

– Какого Кима? Ким Чен Ина? – спросил Гномм. – Это же нелепо! Абсурд! Бургер, я уже устал от этого безумия!

– Какого Ина… Чена…? Я – Ким! Старина….

– Кореец? – спросил Бургер.

– А то! Самый настоящи… щий! Могу паспорт показать!

Ким принялся шарить по своим карманам, но паспорта не нашёл.

– Нету… Куда я его дел?…

– Ты его выменял на собаку ещё месяц назад! – сказал Людвиг.

– Да и плевать! Собака стоила того! А джентльмены не верят, что я кореец?!

– Честно говоря, мы думали, что китаец, – сказал Бургер.

– Кто?! Я?!

Ким вскочил на ноги, но качнулся и чуть не свалился на ближайший стол. Бургер подхватил его под руку и усадил на стул.

– Ты что, не умеешь отличать корейца от китайца?

– Не приходилось.

– Посмотри на мои уши! Ты видишь, какие это уши?

– Большие, – сказал Гномм.

– У китайцев таких у-у-ушей не бывает! Не растут! Хе-хе!

– Это ценное знание! Оно нам пригодится! Ты заслужил стаканчик виски, приятель! – сказал Бургер.

– Два! – сказал Ким. – Два уха – два стаканчика! И точка!

– С этим не поспоришь. Два стаканчика этому… джентльмену, Людвиг.

– Браво! – воскликнул кореец и похлопал в ладоши.

– Бургер, у нас и так со средствами беда! Зачем разбрасываешься баксами? А если Зорро не выбьет нам бюджет? – спросил Гномм тихим голосом.

– Не волнуйся, Гномм. У нас останется полсотни на оплату апартаментов. А там…

– На еду не хватит!

– Пятьдесят! – сказал бармен.

Бургер расплатился, получил сдачу, и они с Гноммом сели за дальний столик.

Людвиг налил два стакана виски для Кима, разогрел доги с бургерами в микроволновой печке и отдал их детективам вместе с бутылкой виски и двумя треснувшими стаканами.

Кореец выпил оба стакана сразу и уснул, а Гномм полил доги кетчупом.

– Не догрел! – сказал он. – Да и пёс с ним! Я так хочу есть, что съем любые!

Бургер налил виски в стаканы.

– Давай-ка выпьем за наш успех, дружище! – сказал он.

– Вообще-то… сейчас утро! Я не…

– Не ворчи!

– Курить охота!

– Если купим сигареты – выбьемся из бюджета. Давай уже бросим, наконец!

– А зачем бросать, если нравится?

– Сохраним здоровье… Может быть.

– С нашей работой – вряд ли. Да и какая разница, помрёшь ты больным или здоровым? Всё равно конец у всех один…

– Конец один, но дожить до него можно по-разному. Вот от чего я никогда не откажусь, так это от коньяка!

– Алкоголь тоже вреден! – сказал Гномм и сунул в свой рот хот-дог.

– Тот, что подают в «Лимпопо», – однозначно! – сказал Бургер и глотнул виски.

– Смотри-ка, Брунгильда зачем-то пришла.

– В этом нет ничего удивительного, Гномм. Она – жена хозяина, как-никак.

Африканка стояла за барной стойкой, смотрела на детективов и что-то говорила Людвигу.

– Похоже, не нравимся мы ей, Бургер.

– Это нормально. А кому мы здесь нравимся? Все нас в чём-то подозревают…

– Да уж. И мы тоже.

Пискнул коммуникатор Бургера. Пришло сообщение от Выдры: «Привет, Пузырь! Как успехи? Не пора ли готовить Мадам?»

Бургер вздохнул.

– От Выдры? – спросил Гномм.

– Ты догадлив, Гномм. Надо бы нам подсуетиться! А то как-то… неудобно.

Бургер написал ответное сообщение: «Готовьте Мадам! Мы близки к разрешению дела как никогда!», отправил его, и убрал коммуникатор в карман.

– Давай строить предположения! – сказал он. – Что мы имеем?

– Пятьдесят баксов, два дога, четыре бургера, с тобой – пять! Хе-хе!

Бургер посмотрел на Гномма и сделал глоток.

– Сколько у нас подозреваемых? – спросил он.

– Мне кажется, подозревать здесь можно всех до одного!

– И даже Гогенцоллерна?

– Его – в первую очередь!

– Аргументируй!

– Заправляет гостиницей и баром! По местным меркам – удачный бизнесмен! Стал бы вирус поселяться в нищего?! Зачем такой дискомфорт?

– Но у Гогенцоллерна нет ног! Как он станет прыгать, когда мы припрём его к стенке? По-твоему, вирус – самоубийца?

– Ты забыл о прыгунках! Он сам говорил, что может на них прыгать!

– Верно, Гномм… Верно. Можно предположить, что его безногость – для отвлечения внимания. Надо бы проверить его на эмоции…

– А ты заметил, что Людвиг хихикнул, когда рассказывал, что его ограбили? – спросил Гномм и хлебнул виски.

– И что с того?

– А тебе было бы смешно, если бы тебя ограбил нищий в соломенной шляпке?

– Ты прав. Тут не до смеха, пожалуй. У нас есть второй подозреваемый! Отлично! Ты сегодня в ударе, дружище! Я тебя не узнаю! Продолжай! – сказал Бургер, допил виски и снова наполнил стакан.

– И тот африканский предводитель бандитов всё время протирал глаза, когда грабил нас! Наверняка, он бывает в этом баре!

– Ты думаешь, он плачет при ограблениях?

– Льёт слёзы!

– Хорошая версия! Уже три! Неплохо, Гномм! Все трое – не нищие и имеют вес…

– Людвиг весит фунтов триста!

– Нет. Здесь ты преувеличиваешь. Двести пятьдесят – не более!

– Я так не думаю… Моя бабка весила двести, а ростом была с гулькин…

– Чёрт с ним и с бабкой! Мы отвлекаемся! Кого ещё подозреваешь?

Гномм задумался, а потом выпил виски. Бургер наполнил его стакан снова.

– Ты же знаешь, что я предпочитаю подозревать самых незаметных.

– Знаю. И что можешь сказать?

– Что мы познакомились ещё не со всеми постояльцами «Африки».

– Значит, среди тех, кого знаем, нет незаметных? Что насчёт китаянки? Живёт себе в номере шесть и приглашает соседей поиграть в домино!

– Она вряд ли бывает в этом баре!

– Вряд ли.

– А что, если пойти к ней на домино и проверить её номер феромоновым детектором?

– А я совсем забыл о нём, представляешь?!

– Это потому, что думаешь не о деле, а о Выдре! Амурные мысли сбивают с толку и мешают работать!

– Ты прав, дружище, но с ними нелегко совладать.

– Плюнь! Нам не мешало бы пройтись с детектором по всем номерам.

– Да. Так мы сможем сузить круг подозреваемых!

В бар зашла та самая компания африканцев, которая пыталась ограбить Бургера с Гноммом. Они сбросили спящего Кима на пол и сели за его столик. Их маленький руководитель пнул корейца ногой, что-то спросил у Людвига и исчез на кухне.

– А, давай-ка, я проверю бар детектором! – сказал Бургер, встал и направился к барной стойке.

– Осторожнее, Бургер! – сказал Гномм.

Бургер подошёл к лежащему Киму и помог ему сесть за другой столик.

– Эй, чувак! Зачем ты трогаешь китайца? – спросил один из парней.

– Он хочет его ограбить! – сказал другой.

Африканцы загоготали.

– Он кореец! – сказал им Бургер.

– Что? Кто он? Куреец? Что это? Ты что нам вешаешь? Ты нас провоцируешь? – наперебой стали спрашивать африканцы и повскакивали с мест.

Бургер не отходил от Кима.

– Что он делает? Что он делает? – спрашивал себя Гномм вполголоса. – Он же провалит всё дело!

Маленький предводитель вернулся с кухни.

– Что за беспредел, парни? – спросил он.

– Этот чувак поднял китайца и назвал его курейцем! – сказал один из африканцев. – Он нас провоцирует!

– Это опять ты, толстяк? Ты чего сюда припёрся? Хочешь, чтобы мы тебя пощипали? Сегодня тебя никто не спасёт!

Гномм уже нащупал на коммуникаторе тревожную кнопку, но в бар вошёл Бодрячок. Он был в тех же лохмотьях и в той же соломенной шляпке с цветком.

– Эй, расступись! Он должен мне десятку!

Африканцы расступились и пропустили нищего к Бургеру.

– Привет, Пузырь! Про должок не забыл? – спросил Бодрячок.

– Не забыл. Но, похоже, эти парни сегодня в плохом настроении! Мешают сосредоточиться на долгах!

– Это не проблема! – сказал Бодрячок. – Они сейчас оставят нас! Ну-ка, шпана, пошли вон!

Бодрячок достал пистолет, направил его в потолок и пальнул. На Бургера посыпалась потолочная штукатурка. Африканцы подняли своего главаря на руки и покинули «Лимпопо».

– Давай деньги! – сказал Бодрячок и улыбнулся.

– Я тебе сейчас объясню, – сказал Бургер и отряхнулся.

Он отвёл Бодрячка от стойки.

– Понимаешь, дружище, у нас остались последние полсотни, а нам ещё за жильё платить… Мы же с тобой одно дело делаем – спасаем человечество! Потерпи до завтра!

– Пузырь, так дела не делаются! Вчера у нас был уговор. А сегодня ты вынудил меня снова вступить в неравную схватку с бандитами, и теперь заявляешь, что денег нет! Я вижу, длинный виски потягивает! И жрёт в три горла! Нет, так дела не делаются. Сначала отдай долги, а потом покупай бутерброды! Так что – гони полсотни!

– Договаривались о десятке!

– Компенсация за риск! Или гони полсотни, или я позову тех парней и скажу им, чтобы они больше не стеснялись в общении с вами. Они вас порежут, как пить дать! И не видать вам карьеры ловцов! Выбирай!

Бургер не стал долго думать.

– По рукам! – сказал он и расстался с купюрой.

– Молодец! Уважаю! – сказал Бодрячок. – С деньгами нужно расставаться легко! Правда, Людвиг?

Сын мистера Гогенцоллерна вылез из-под стойки и кивнул головой.

– Налей-ка мне стаканчик! – сказал ему Бодрячок и подошёл к стойке.

Людвиг налил виски в стакан. Бодрячок выпил одним глотком, сплюнул и разбил стакан об пол.

– Эй, длинный, как ты можешь пить это дерьмо?!

Гномм замялся.

– Ладно. Мне пора! Чао, парни! Дерзайте дальше! – сказал Бодрячок и вышел из бара.

Бургер вернулся к Гномму и сел.

– Ты отдал ему последние деньги? – спросил Гномм.

– Да, дружище. Мы без денег.

– Зачем, Бургер? Зачем?

– Затем, что мне нужно вернуться на базу!

– А я думал, что ты испугался тех африканцев, которых он грозился позвать!

Бургер посмотрел на Гномма с осуждением.

– Ты же знаешь, старина Гномм, что Бургера не напугать какими-то африканцами!

– Да уж. Но ты не проверил воздух детектором. Схожу-ка я сам проверю.

– Гномм, ты меня снова недооцениваешь. Я всё сделал. Здесь нет вирусных феромонов.

– Когда ты успел?

– Когда поднимал корейца.

– Это путает наши карты! Придётся отказаться от нескольких подозреваемых!

– Это хорошо. Круг сузился! Мы теперь можем проверять всех в гостинице. Сдаётся мне, скоро мы выйдем на вирусный след! Я его подстрелю и вернусь на базу… героем!

– А я кем вернусь?

– Настоящим ловцом!

7

Они допили виски, доели бургеры и отправились обратно в отель.

– До трёх часов оплатите сутки! – сказал мистер Гогенцоллерн, который сидел за стойкой и чистил пистолет. – Брунгильда говорит, что вы сломали стул.

– Какой стул? – спросил Бургер.

– В седьмом номере!

– А… откуда она знает? – спросил Гномм.

– Бельё меняла!

– Мы возместим! – сказал Бургер.

– До трёх!

– Да! Спасибо, что напомнили! До трёх часов оплатим! Не беспокойтесь!

Детективы прошли на лестницу.

– Нужно искать деньги! – сказал Гномм.

– К чёрту деньги! Если мы его вычислим до трёх, то и денег не нужно. Поедем на базу есть перепелов и пить Клико!

– Точно! Хорошо бы! Я приму душ! И напишу оду, пожалуй!

– Кому оду?

– Лучшим детективам полушария, конечно…

Бургер похлопал Гномма по плечу.

– За дело, Гномм! Я пройду по четвёртому этажу, а ты по третьему! По три номера на брата, встретимся здесь, у первого!

– Постой, Бургер! Во-первых, один номер на четвёртом – наш! Получается, тебе проверять на один меньше. А во-вторых, меня смущает миссис Хадсон… Может, нам вдвоём с ней поговорить?

– С каких пор тебя смущают выжившие из ума старушки, дружище? Не бери в голову!

– И тогда в неё прилетит дротик!

– Смелее, Гномм! Ловцы мы или твари дрожащие?

– Ловцы, конечно, но…

– Тогда вперёд! Так и быть, беру на себя хозяйскую квартиру! И включай детектор не у порога, а в номере! Но так, чтобы они тебя не заподозрили, разумеется.

– Я понимаю, Бургер! Ты говоришь со мной, как с мальчишкой! Забыл, что я – лучший детектив полушария?!

– Не обижайся, дружище!

Бургер поспешил на четвёртый этаж, а Гномм с неохотой поплёлся на третий.

Китаянка открыла Бургеру дверь. Девушка была всё в том же нижнем кружевном белье чёрного цвета. Но на глазу у неё не было повязки. Оба глаза смотрели на Бургера с удивлением. Китаянка сообразила, что забыла надеть повязку, схватила её с тумбочки и закрыла ей глаз.

– Что Вам нужно? – спросила она.

– Играете в домино только по ночам?

Китаянка улыбнулась.

– В домино я могу играть в любое время суток! Обожаю домино! – сказала она и жестом пригласила Бургера войти.

Номер был чистым и почти пустым. Бургер заметил, что в нём не было шкафа. Посередине комнаты стоял стол со стульями, а у стены – кровать. На столе лежала коробка с домино.

– Это всё, что у Вас есть? – спросил Бургер и показал на кружевное бельё. – Больше одежды нет?

– Нет. И поэтому я не выхожу на улицу! Зато в номере есть туалет!

– А тараканы?

– Они умерли, – всхлипнула китаянка. – Брунгильда усыпила их, когда прибиралась. Сучка!

– Хм. Сочувствую.

– Вы обиделись на меня?

– За что?

– За… капкан…

– Нет, ну что Вы! Я же не попался в него! Хе-хе!

Бургер улыбнулся самой дружелюбной улыбкой на свете. Китаянка улыбнулась в ответ.

– Тогда начнём? – спросила она.

– Конечно! Зачем тянуть?!

Девушка села за стол и высыпала домино из коробки на стол.

– Садитесь же! Только кричите «рыба» не очень громко. У меня чувствительный слух – могу в два счёта оглохнуть!

Бургер сел за стол, но он не умел играть в домино. Детектив принялся на ходу придумывать повод для отказа от игры.

Китаянка отсчитала себе семь костяшек и посмотрела на Бургера. Он сделал то же самое и снова улыбнулся.

Потом он достал из кармана детектор и выронил одну костяшку из руки. Детектив нагнулся под стол и нажал на кнопку прибора. Загорелась красная лампочка, Бургер выдохнул.

– Что Вы там делаете? – спросила китаянка. – С виду Вы – порядочный джентльмен!

Бургер появился из-под стола и показал костяшку.

– Искал эту… штуку.

– Ходите!

– Уходить? Да, Вы правы, мадемуазель! Мне пора!

– Но мы…

– Пора! Пора! Очень много дел! – Бургера понесло. – Гномм заболел! Врачи говорят, что долго не протянет! Нужно посетить гробовщика, передать ему размеры! Мой приятель нестандартной длины, знаете ли! Извините, что так получилось, мадемуазель!

Бургер встал, поклонился и попятился к двери.

Китаянка сжала кулачки, а потом схватила костяшки и швырнула их в Бургера.

Детектив успел открыть дверь и выскочить из номера девушки до того, как домино долетело до него. Он спрятался в своём номере.

В дверь стукнули.

– Буду ставить капканы! Каждый день! Свинья! – послышалось из-за двери.

Тем временем Гномм, наконец, собрался с духом и постучался в дверь под номером четыре.

– Сейчас, сейчас! – послышался из-за двери старушечий голос. – Кто там?

– Я – постоялец с четвёртого этажа!

– А что Вам нужно?

– Мне нужно поговорить с Вами, миссис!

– Я мисс! И горжусь этим!

– Нашла, чем гордиться, старая грымза! – сказал про себя Гномм.

– Что Вы сказали?

– Я сказал, что Вы правильно делаете! – крикнул Гномм.

Дверь открылась. Перед Гноммом стояла старенькая и сухонькая женщина. Она была в белом платье и с белой и морщинистой кожей.

– Вы находите? – спросила она.

– Это несомненно! Я думал, Вы – миссис Хадсон!

– Я – мисс Хадсон! Миссис Хадсон – моя родная сестра. Она живёт за стенкой! В третьем!

– Вот как? – сказал Гномм и задумался.

– Да. А она Вам нужна?

– Нет… я… А если она Ваша сестра, а она – миссис, то почему вы обе – Хадсон?

Женшина посмотрела на Гномма с подозрением.

– Вы – сыщик?

– Нет. Я… дирижёр.

– Обожаю музыку! Не зайдёте ко мне послушать пару-тройку пластинок? У меня есть граммофон!

Гномм осмелел и порадовался удаче.

– Конечно! – сказал он и шагнул за порог.

Старушка закрыла дверь.

Номер был светлым. Вся мебель и все вещи в комнате были белого цвета. Кроме постельного белья – оно было пожелтевшим.

– Мой отец играл на баяне! Он был виртуозом! – сказала женщина и сунула в руки Гномму старую чёрно-белую карточку с бородатым человеком, который держал в руках баян и расплылся в глупой улыбке.

– Красавец! – сказал Гномм.

– Да. Женщины с ума по нему сходили! Но он так и помер холостым… В прошлом году.

Старушка вставила пластинку в граммофон и завела его.

Граммофон чихнул и заскрипел. Музыка напоминала писк летучей мыши.

Гномм подошёл к окну, незаметно достал детектор и нажал на кнопку. Загорелась красная лампочка, и Гномм насторожился.

– Это моя любимая симфония, – сказала мисс Хадсон, достала белый платок и вытерла слёзы.

– Мне тоже… нравится, – выдавил Гномм. – А Ваша сестра тоже любит музыку?

– Вы с ума сошли! Она?! Но мне кажется, Вы всё-таки больше интересуетесь сестрой, а не музыкой. Хоть Вы и дирижёр. Неужели эта старуха может кого-то интересовать?! Эта мерзкая тварь с внешностью ангела!

– Нет-нет! Вы меня не так поняли! Я…

Старушка выключила граммофон.

– Если безумные старухи для Вас важнее музыки, то я прошу Вас уйти! Знаете, а ведь я всегда не доверяла дирижёрам. Скользкие типы во фраках и с палкой!

– Простите меня, если я обидел Вас, мисс.

– Пошёл вон, мерзавец! – процедила старушка, достала пластинку из граммофона и сломала её пополам.

Гномм поспешил удалиться. Мисс Хадсон захлопнула за ним дверь и заперла её на замок.

Детектив выдохнул и постучал в соседнюю дверь, на которой был была нацарапана цифра три.

– Кто? – спросили тем же голосом, которым только что прогнали Гномма.

– Сосед сверху! – сказал Гномм.

– Чё надо?

– Мне нужно поговорить с Вами, миссис Хадсон!

– Иди в четвёртый к сестре! Она любит болтать своим дряблым языком!

– Я с ней уже имел удовольствие говорить!

Дверь открылась. Перед Гноммом стояла точно такая же старушка, только одета она была в чёрное платье. Она осмотрела Гномма с ног до головы.

– Какой ты… длинный.

Гномм не нашёлся с ответом.

– В тебя попасть – раз плюнуть!

Детектив, на всякий случай, сделал шаг в сторону. Какое-то время он колебался.

– Не пригласите меня в номер? – сказал он, наконец.

– На кой?

Гномм не стал долго думать.

– Ваша сестра сказала, что Вы не любите музыку. Я и сам её не люблю! Ненавижу! – сказал он.

– Проходите! – сказала старушка и впустила детектива.

Гномм прошёл в номер. У миссис Хадсон, напротив, все вещи были чёрного цвета. Кроме постельного белья.

Гномм задержал на нём взгляд, и старушка это заметила.

– Да. Брунгильда принесла! Я прошу её приносить чёрное, а она всегда меняет жёлтое на жёлтое! Толстожопая дура!

Гномм заметил, что повсюду были разбросаны части граммофонов и обломки пластинок.

– Ваша сестра меня не обманула! – сказал он.

– Да. Больше всего на свете я ненавижу музыку! И музыкантов! Вы не музыкант?

– Нет. Я – поэт!

– Вы – красавчик! Выпьете? У меня есть водка! Поэты любят водку! Чтобы рифма складывалась!

– Конечно! – сказал Гномм и потёр ладони.

Пока старушка наливала в стопки водку, он успел включить детектор. Снова загорелась красная лампочка и сбила Гномма с толку.

Старушка протянула ему полную рюмку.

– За мир без музыки! – сказала миссис Хадсон.

– За поэзию! – сказал Гномм.

Они выпили.

– Папаша заставлял меня играть на баяне! Целыми днями! И ночами! И тогда я возненавидела его! И музыку вместе с ним!

– А Вашу сестру?

– Что сестру?

– Тоже заставлял… музицировать?

– Тоже. Она с детства была слабой и не могла постоять за себя! Играла на баяне и не смела перечить папаше! Ничтожество!

– А Вы?

– А я взяла дротик и засадила ему в глаз! Хотите покажу как? Встаньте к стенке и откройте глаза пошире! Как будто Вы сильно удивлены! Ну, удивись же, красавчик!

Старушка достала из-за уха дротик. Гномм удивился стремительному ходу событий, метнулся к двери и открыл её. Дротик воткнулся в наличник.

Детектив выскочил из номера и закрыл за собой дверь.

– Куда же Вы? Может, сыграем в дартс? – услышал он голос миссис Хадсон.

– Да уж. В другой раз. Как-нибудь, – сказал он и постучал в дверь под номером два.

8

Бургер открыл дверь – у порога стоял капкан. Детектив переступил через него, подошел к двери с номером «5» и постучал по ней ногой.

Бургер не успел ничего сказать, как дверь открылась и чья-то рука затащила его в номер. Дверь закрылась.

В темноте Бургер разглядел Боба. Тот стоял со свечой в руке и смотрел на Бургера.

– Он уже здесь? Ты видел его? – спросил парень.

– Кого?

– Сам знаешь кого! Хватит валять дурака!

Окна номера были завешаны какими-то плотными тряпками, а комнату освещали несколько свечей, которые были расставлены по углам.

– Садись, раз пришёл! – сказал Боб.

Они сели на пол, так как стола в комнате не было. Боб поставил подсвечник перед собой.

– Помолимся? – предложил он Бургеру.

– Зачем?

– Ты совсем тупой?! Не знаешь, зачем молятся?! Чтобы нас спасли! Он уже здесь! Я чувствую это!

– Кто здесь и кто должен спасти? Извини, дружище, но я запутался.

Парень посмотрел на Бургера с пренебрежением.

– Ты кто? – спросил он.

– Сосед из седьмого.

– Тупой сосед из седьмого!

Бургер хотел было возразить, но Боб показал ему жестом, что нужно промолчать.

– Слышишь? – шёпотом спросил Бургера парень.

– Нет, – ответил шёпотом детектив.

– А я слышу!

Бургер с пониманием кивнул головой.

– Он зовёт тебя! – прошептал Боб и улыбнулся. – Не меня, а тебя! Хе-хе!

– И что?

– Не пойдёшь к нему?

– Пойду! Только сделаю вот это!

Бургер достал детектор и нажал на кнопку. Загорелась красная лампочка.

– Я так и думал, – сказал Бургер.

– Что думал? – спросил Боб.

– Что ты обычный сосед! – сказал детектив.

Боб заплакал. Он вытирал слёзы рукавом и вздрагивал.

– Ты чего? – спросил Бургер.

– Ты меня обидел.

– Чем?

– А разве может обычный сосед слышать то, чего не слышат другие?

– Извини, приятель. Конечно, не может. Ты – самый необычный сосед!

Боб улыбнулся.

– Необычнее кружевной китаянки из шестого? – спросил он.

– Намного! Но мне пора! – сказал Бургер и встал.

– Не торопись! – сказал Боб и тоже встал. – Он настаивает! Он зовёт тебя! Я слышу!

– Ничего! Обойдётся! – сказал Бургер.

Он подошел к двери и дёрнул за ручку. Дверь не поддалась.

– Ключ у меня, – сказал Боб.

– Открой, дружище!

– Но он зовёт тебя!

– Открой, говорю!

– Я помогу тебе! – сказал Боб и достал из-за пазухи нож.

– Ты чего?

– Он сказал, чтобы я помог тебе встретиться с ним!

Боб сделал шаг к Бургеру.

– Не подходи, приятель! Зашибу!

– Не бойся! Я хорошо умею вскрывать! Три года работал помощником прозектора! В секции равных мне не было!

Бургер достал серебристую ручку. Он попытался вспомнить в каком положении должен находиться переключатель, чтобы из ручки выскочило лезвие, но не вспомнил. Боб сделал ещё один шаг.

Бургер принялся колотить в дверь.

– Эй! Кто-нибудь! – крикнул детектив.

9

Дверь отворилась, и Гномм увидел светлую девочку лет десяти.

– Позови маму! – сказал он.

– Её нет, – сказала девочка тоненьким голоском.

– Тогда папу!

– Я живу одна, – сказала девочка и пожала плечами.

– Как… одна?

– Я отстала от поезда, когда мне было три года. Так говорит мистер Гогенцоллерн. И с тех пор я здесь живу. Мистер Гогенцоллерн всегда был добр ко мне. И его жена тоже. Только вот миссис Хадсон, сварливая старуха, норовит попасть в меня своими дротиками, когда я выхожу в коридор! Но ещё ни разу не попала! Ха-ха!

– А её сестра? Она швыряется пластинками? Хе-хе!

– Какая сестра?

– Ну, та, что живёт в третьем номере. Сестра-близнец миссис Хадсон.

– У миссис Хадсон нет сестры. Просто она живёт в двух номерах.

– Как… в двух?

– Она переходит из одного в другой по карнизу! Мистер Гогенцоллерн говорит, что у неё… «расслоение личности»! Смешно, правда? Миссис Хадсон расслоилась! Ха-ха!

– Да уж.

– Что Вам нужно от ребёнка? – услышал Гномм голос Брунгильды.

Он обернулся и увидел, что жена мистера Гогенцоллерна стояла у него за спиной.

– Я… я… просто зашёл познакомиться.

– Вы что-то вынюхиваете, мистер? – спросила женщина.

– Нет, я…

– Вы живёте на втором этаже? Или на четвёртом?

– Я… И там, и там… Мы…

– Это третий этаж! Не второй, и не четвёртый! Третий! Вы меня понимаете?

– Понимаю!

– Идите, мистер, на свой этаж! Так будет лучше всего!

Гномм кивнул и пошёл на лестницу.

– До свиданья, дядя! – крикнула девочка ему вслед и заплакала.

10

– Ты здесь, Бургер? – спросил Гномм.

– Здесь, Гномм!

– Я закончил!

– Отлично! Ломай эту дверь!

– Зачем?

– Наш необычный сосед хочет меня профессионально вскрыть!

Боб засмущался, спрятал нож за спину и протянул Бургеру ключ.

Гномм отошёл назад, чтобы разбежаться.

– Не надо ломать, дружище! Сосед передумал!

Бургер открыл дверь, вышел из номера и бросил ключ Бобу.

– Пойдём к нам! – сказал Бургер.

Детективы переступили капкан, закрылись в седьмом номере и сели за стол.

– Ну, что у тебя? – спросил Бургер Гномма.

– Я был в четвёртом и третьем. Там живёт одна и та же старуха – миссис Хадсон. Это она метнула в тебя дротик.

– Одна в двух номерах?

– Ну, да. Говорят, у неё – раздвоение личности. Похоже на правду…

– Что показал детектор?

– Что и в том, и другом номере есть феромоны.

– Так. Ещё один подозреваемый! Отлично! А что во втором?

– А во втором живёт странная девочка. Причём живёт одна уже несколько лет. Я не успел войти к ней – помешала эта… как её… Брунгильда.

– Думаешь, девочка…

– Она и плачет, и смеётся. Я её подозреваю!

– Хорошо. Правильно! Только много как-то у нас подозреваемых получается.

– А у тебя что?

– У китаянки феромонов нет. У Боба – тоже. Но оба они – невменяемые. Честно говоря, мне иногда кажется, что мы с тобой в сумасшедшем доме.

– А я тебе сразу так и сказал! Вокруг одни психи!

– Ладно, Гномм. Уж ты-то не психуй! Как-нибудь разберёмся!

– Хорошо. Что теперь?

– Надо зайти к Гогенцоллернам!

– Но мы же их и так подозреваем!

– Если мы не найдём феромоны в их квартире, то эту семейку можно будет вычеркнуть из списка!

– Точно! Пошли к Гоген… Гоген… к Гогенам!

11

Бургер и Гномм спустились на второй этаж и подошли к двери квартиры Гогенцоллернов.

– Что мы им скажем? – спросил Гномм.

– Не знаю, дружище. Что-нибудь придумается, – сказал Бургер и постучал в дверь.

Но никто не открыл.

– Бургер, Людвиг в баре, его папаша, скорее всего, внизу, а мамаша…

– Мамаша может быть где угодно! Но мы не можем терять время! Вскрывай, Гномм! Войдёшь и проверишь, а я постою на шухере.

– Ты уверен, Бургер? Это ведь…

– У нас нет времени за каждым ходить! И денег нет! До трёх мы должны всё успеть!

– Да. Зорро нас подвёл!

– Чёрт с ним, с этим Зорро! Вскрывай, и не болтай!

Гномм достал из кармана кусок проволоки и просунул его в замочную щель. Через минуту замок поддался.

– Из меня мог бы получиться отличный воришка, Бургер!

– Еще не поздно сменить профессию, Гномм…

– Я ловец! Роль спасителя человечества со сказочным окладом мне больше по душе, нежели мелкие квартирные кражонки! Я пошёл!

– Я жду тебя здесь!

Гномм с осторожностью перешагнул порог и поразился. Квартира Гогенцоллернов отличалась от номеров отеля своим богатым убранством. Она ни в чём не уступала шикарным квартирам самых лучших домов в мире. Мебель в квартире была самого высшего качества, а пол был устлан дорогими коврами.

Гномм прошёл в уборную и удивился ещё больше, потому что увидел золотой унитаз. Детектив достал детектор и нажал на кнопку. Загорелась красная лампочка.

А тем временем Бургер услышал на лестнице шаги.

– Шевелись, Гномм! Что так долго?! – крикнул он.

Гномм выскочил из квартиры, и как только Бургер закрыл дверь, в коридоре появилась Брунгильда.

Бургер постучал ударил по двери ладонью.

– Что вам нужно? – спросила женщина и подошла к детективам.

– Мы хотим попросить Вас поменять нам постельное бельё! Оно у нас какое-то… – сказал Бургер.

– Жёлтое! – сказал Гномм.

– Я сегодня утром уже поменяла! И вам в том числе! Или вы думаете, что Вам я буду менять трижды в день?!

Брунгильда достала ключ и вставила его в замок, но он не повернулся.

Женщина посмотрела на детективов с подозрением.

– Ну, раз не хотите менять бельё, тогда мы пойдём! – сказал Бургер.

Он взял Гномма за рукав и потащил его к лестнице.

Детективы вернулись в свой номер и заперлись в нём на ключ.

– Ты бы видел хозяйскую квартиру, Бургер! Глазам бы своим не поверил!

– Ты заметил на глазах Брунгильды слёзы?

– Живут эти Гогены с шиком!

– Чёрт с ними!

– Но у них есть даже золотой унитаз! Как у африканского тирана во дворце! У того Мгабанги! Помнишь? Хе!

– Они же Гогенцоллерны! С такой фамилией нелепо пользоваться фаянсом!

– Кто бы мог подумать!

– Подумай лучше о том, Гномм, что уже половина третьего! У нас осталось всего полчаса! Если мы не уложимся, у нас есть все шансы с треском вылететь из конторы! С позором!

– Да. Выдре это не понравится.

Бургер посмотрел на Гномма.

– Что показал прибор? – спросил он.

– Красная.

– Значит, с них можно снять подозрения, – сказал Бургер и задумался.

– Почему снять? Красная же! Кто-то из них!

– Что ты говоришь, Гномм? Красная – это значит, что феромоны есть. Ты опять всё перепутал!

– Я перепутал? У меня всё записано!

Гномм достал из кармана кусок туалетной бумаги, на котором каракулями были выведены какие-то слова.

– В отличие от тебя, я всё записал! Красная – опасность есть, зелёная нет! Принцип светофора! Слепень перепаял провода, Бургер!

Бургер вспомнил и схватился за голову.

– А я-то, дурак, забыл! Тогда у китаянки в номере тоже есть! И у безумного Боба! У всех постояльцев!

– Рассадник? Их всех нужно будет подстрелить? Но у нас остался один заряд!

– Вряд ли они все… Хотя, всё может быть.

– Может, приборы неисправны? Или Слепень их не перепаял? Они не могут все до одного быть этими… ну, этими…

– Давай мыслить, Гномм!

– Я не против…

– Уличную шпану можно в расчёт не брать!

– Но их главарь постоянно вытирал глаза!

– Будем считать, что у него коньюктивит!

– Что?

– Не бери в голову! Далее…

– Кореец…

– Все, кто не живут в отеле, автоматически выбывают. Нет времени разбираться с каждым!

– Пожалуй… А вот Людвиг…

– Гномм!

– Что?

– К чёрту Людвига!

– Почему? Он смеётся ни к месту!

– Подумай! Кто бывает во всех номерах?

– Ну, не знаю… Жена? Брун…

– Гильда!

– Она прибирается в номерах и меняет бельё – жёлтое на жёлтое.

– Это она, Гномм!

– Ну, я не уверен… Мне кажется, ты к ней предвзято относишься! Ты сразу сказал, что у неё слишком большая…

– Нет, дружище. Она – наш самый вероятный кандидат! Будем стрелять!

– А если ты ошибаешься? Если мы подстрелим не вирус, то тоже вылетим с позором! И Выдра перестанет тебя уважать!

– Да, но придётся рискнуть.

– Давай не будем торопиться! Какие ещё есть доказательства?

– Во-первых, я видел слёзы на её глазах, когда она заметила, что дверь в квартиру открыта…

– Ну и что? Просто расстроилась…

– А во-вторых, мы прямо сейчас можем проверить мою версию.

– Как?

– Брунгильда сказала, что меняла сегодня у нас постельное бельё. Пока мы были в баре, вероятно. Мы поищем феромоны здесь.

Бургер достал детектор. Они с Гноммом уставились на лампочки.

– Ставлю пятёрку на зелёную! Жми, Бургер! – сказал Гномм.

Бургер нажал на кнопку и загорелась красная лампочка.

– Чёрт! – сказал Гномм. – Ну, ничего… Пятёркой больше, пятёркой меньше…

Бургер достал серебристую ручку и протянул её Гномму.

– Если у тебя всё записано, установи переключатель в режим стрельбы. Не хочется опозориться…

– Хорошо! Сейчас сделаю! – сказал Гномм и принялся изучать свои записи.

Потом он выставил переключатель и отдал ручку Гномму.

– Уверен, Гномм?

– К бабке не ходи!

– Тогда пойдём… к Брунгильде!

Детективы спустились на второй этаж и подошли к двери квартиры Гогенцоллернов.

Заскрипели тросы и на этаж поднялся мистер Гогенцоллерн. Он выехал на своей каталке в коридор.

– Вы принесли деньги, надо полагать? – спросил он. – А почему сюда?

– У нас есть дело к Вашей супруге, мистер Гогенцоллерн, – сказал Бургер.

– Что Вы говорите! Дело к Брунгильде?

– Да.

– А вам не кажется, что к моей жене дела могут быть только у меня? Что за дело?

– Это вас не касается. Гномм, дружище, придержи каталку мистера Гогенцоллерна!

Гномм сначала растерялся, но потом схватил каталку за колесо.

– Ты что себе позволяешь, длинный? – спросил мистер Гогенцоллерн и попытался снять руку Гномма, но тот вцепился в колесо железной хваткой.

– Давай, Бургер! Я держу его!

Бургер вдохнул и постучал в дверь ногой.

Дверь отворила Брунгильда.

– Чего? Опять бельё поменять? Уходи! Поспишь на этом!

– Мы нашли тебя! Или ты думал, что от лучших детективов полушария можно спрятаться в жене подпольного миллионера?

– Что ты несешь? Какого миллионера?! – воскликнул мистер Гогенцоллерн.

– Нам всё известно про твои золотые унитазы, Гоген… Гоген… Гоген! – сказал Гномм.

– Они были в нашей квартире, дорогой! – сказала Брунгильда.

– Набей им морды, дорогая! – сказал мистер Гогенцоллерн. – Я разрешаю!

Бургер сделал шаг назад и достал ручку, а Брунгильда переступила порог и вытерла слёзы.

– Жми, Бургер! Жми! – крикнул Гномм. – Или она расквасит тебе нос!

Бургер вспомнил Выдру, улыбнулся, зажмурился и нажал на кнопку.

На ручке зажёгся фонарик.

Бургер открыл глаза и посмотрел на Гномма. Тот отпустил каталку Гогенцоллерна и пожал плечами.

В этот момент что-то хлопнуло, и Бургер почувствовал своим лицом сладкую струю, которая била его по пухлым щекам. В лицо Гномма такая же струя ударила снизу.

– Мадам Кли-ико-о! – хором пропели супруги Гогенцоллерны.

Кто-то захлопал в ладоши и засвистел.

Удивлённые детективы протёрли слипшиеся от шампанского глаза и увидели рядом с собой Директора филиала в окружении других ловцов. Они все улыбались и аплодировали.

– Отличная работа! – сказал Директор и пожал детективам руки. – Вы сделали правильные выводы! И проявили чудеса сообразительности и смелости! Поздравляю!

Детективы застыли от удивления и не верили своим глазам.

– Вы сдали экзамен! И по этому поводу у нас… запланирован банкет! – сказал Директор. – Столы в «Лимпопо» уже накрыты! Пойдёмте, друзья!

К Бургеру подошла Выдра и незаметно для других взяла его за руку.

– Привет! – сказал Бургер и улыбнулся. – Я… Я…

– Я знаю, – сказала Выдра и сжала руку Бургера.

Простачок и Бледный подхватили под руки Гномма и понесли его к лестнице. Выдра с Бургером, Гогенцоллерны и Директор последовали за ними.

12

«Лимпопо» уже не был тем дешёвым баром, в котором побывали Бургер с Гноммом утром. Теперь он походил на дорогой ресторан с огромным столом, белоснежными скатертями, свечами и бодрыми официантами. А на стене висел огромный плакат, на котором было написано: «Добро пожаловать в семью!»

Здесь уже были и Бордрячок, и Зорро, и кореец Ким, и Цуцик, и банда африканцев, и все постояльцы «Африки» – все они стоя аплодировали Бургеру и Гномму!

Директор дал команду, и все участники праздничного банкета расселись по местам. Посередине стола сел сам директор, слева от него посадили Бургера, а справа – Гномма. Выдра села рядом с Бургером.

– А если бы мы не сдали этот экзамен? – спросил её Бургер. – Тоже накрыли бы праздничный стол?

– Конечно! Деньги на банкет выделены ещё перед началом экзамена. Если бы вы провалились, мы бы вас провожали. На другой стороне плаката написано : «Нам очень жаль, друзья!» Но тоже было бы весело!

– Не сомневаюсь! – сказал Бургер.

– Но я очень рада, что плакат висит этой стороной! – сказала Выдра.

– А я просто счастлив! – сказал Бургер и положил свою ладонь на руку женщины.

Официанты разнесли блюда и налили шампанское по бокалам.

Директор встал и взял бокал в руку.

– Друзья! – сказал он.

Все замолчали.

– Я в очередной раз убеждаюсь в том, что хороший… правильный бюджет творит чудеса! Я счастлив, что нам удалось построить такую прекрасную экзаменационную площадку! И меня радует то, что мы можем себе позволить привлекать к нашей работе звёзд мировой величины! Они – профессионалы, им не нужно объяснять…

– О чём это он? – спросил Бургер Выдру.

– Это всё – голливудские актёры.

– Где?

– Ну.. вот! – сказала Выдра и кивнула. – Те, кто разыгрывали для вас Дылдой спектакль… Они в гриме, поэтому ты их не узнал!

– Им это интересно?

– Им хорошо платят. Ты же знаешь, что контора не скупится. А для актёров – это хорошая подработка!

– … Брюс, и Том, и Джон, и Дженнифер, Уилл, Сандра, я всех вас люблю! – сказал Директор и сорвал аплодисменты. – Я счастлив, что вы с нами! И моя любимая, несравненная Эмма!

Директор отправил воздушный поцелуй девочке из второго номера. Девочка послала поцелуй Директору в ответ.

– Эмма? – спросил Бургер.

– Да. Та, что из Гарри. Ей особенно хорошо удаются детские роли, – сказала Выдра.

– Отличный грим! – сказал Бургер.

– У нас работают лучшие гримёры в мире! – сказала Выдра.

– Выпьем, друзья! – закончил Директор свою длинную речь.

Заиграла музыка, все встали, даже безногий мистер Гогенцоллерн, выпили шампанское и сели.

– Я вижу, наш неутомимый Джеки хочет что-то сказать! – сказал Директор.

Встал кореец Ким и со смехом снял свои большие уши. Все засмеялись вместе с ним.

– Это моя лучшая роль! Спасибо, что пригласили меня, господин Директор! – сказал Ким.

– Это же Джеки! – сказал Бургер. – Это ему я покупал виски и поднимал его с пола!

– Да. Если бы ты знал, какой у него здесь гонорар, думаю, ты бы не стал угощать его выпивкой.

13

Банкет закончился ближе к полуночи.

Бургер, Гномм и Выдра прогуливались по пустынной улице.

– Какой чудесный вечер! – сказала Выдра.

– Да уж. Эти звёзды… Я напишу про них стихи! – сказал Гномм.

– А что с феромонами? Откуда они? – спросил Бургер. – Если это был спектакль, то почему приборы их находили?

– Их специально распыляли.

– Как?

– Из баллончика. У нас есть синтетический аналог вирусных феромонов. Наши химики…

– Лучшие химики в мире! – сказали Бургер с Гноммом хором.

– Да. Откуда Вы знаете?

Детективы рассмеялись.

– А пойдёмте-ка я угощу вас хорошим коньяком! С такой премией я могу теперь три месяца не работать и пить каждый день Энси!

– Ходят слухи, что вас скоро отправят на юг, – сказала Выдра.

– Отлично! – сказал Гномм. – Значит, будут и наши проводы! Что ни говорите, а лучший в мире повар отменно готовит!

– На банкете почему-то не было коньяка! – сказал Бургер. – Я весь вечер страдал и давился Мадам Клико. Безобразие!

– Директор больше всего любит шампанское, – сказала Выдра.

– Вот пусть сам его и пьёт!

– Он и пьёт…

– Я знаю один хороший ресторанчик… Здесь недалеко, – сказал Бургер. – Там всегда есть отличный коньяк! Зайдём?

Гномм и Выдра кивнули головами.

– У меня родился стих! – сказал Гномм. – Я вам сейчас его прочитаю!

– Читай, Гномм, читай, – сказал Бургер и обнял Выдру за плечи.

– Я сам, друзья, томим Мадам, И жизнь моя – не сахар! …………………..