КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615035 томов
Объем библиотеки - 955 Гб.
Всего авторов - 243079
Пользователей - 112826

Последние комментарии

Впечатления

Влад и мир про Первухин: Чужеземец (СИ) (Фэнтези: прочее)

Книга из серии "тупой и ещё тупей", меня хватило на 15 минут чтения. Автор любитель описывать тупость и глупые гадания действующих лиц, нудно и по долгу. Всё это я уже читал много раз у разных авторов. Практика чтения произведений подобных авторов показывает, что 3/4 книги будет состоять из подобных тупых озвученных мыслей и полного набора "детских неожиданностей", списанных друг у друга словно под копирку.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Поселягин: Погранец (Альтернативная история)

Мне творчество Владимира Поселягина нравится. Сюжеты бойкие. Описание по ходу сюжета не затянутые и дают место для воображения. Масштабы карманов жабы ГГ не реально большие и могут превратить в интерес в статистику, но тут автор умудряется не затягивать с накоплением и быстро их освобождает, обнуляя ГГ. Умеет поддерживать интерес к ГГ в течении всей книги, что является редкостью у писателей. Часто у многих авторов хорошая книга

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Мамбурин: Выход воспрещен (Героическая фантастика)

Прочитал 1/3 и бросил. История не интересно описывается, сплошной психоанализ поведения людей поставленных автором в группу мутантов. Его психоанализ прослушал уже больше 5 раз и мне тупо надоело слушать зацикленную на одну мысль пластинку. Мне мозги своей мыслью долбить не надо. Не тупой, я и с первого раза её понял. Всё хорошо в меру и плохо если нет такого чувства, тем более, что автор не ведёт спор с читателем в одно рыло, защищая

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Телышев Михаил Валерьевич про Комарьков: Дело одной секунды (Космическая фантастика)

нетривиально. остроумно. хорошо читается.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Самет: Менталист (Попаданцы)

Книга о шмоточнике и воре в полицейском прикидке. В общем сейчас за этим и лезут в УВД и СК. Жизнь показывает, что людей очень просто грабить и выманивать деньги, те кому это понравилось, никогда не будут их зарабатывать трудом. Можете приклеивать к этому говну сколько угодно венков и крылышек, вонять от него будет всегда. По этому данное чтиво, мне не интересно. Я с 90х, что бы не быть обманутым лохом, подробно знакомился о разных способах

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Dce про Яманов: "Бесноватый Цесаревич". Компиляция. Книги 1-6 (Альтернативная история)

Товарищи, можно уточнить у прочитавших - автор всех подряд "режет", или только тех, для которых гои - говорящие животные, с которыми можно делать всё что угодно?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Аникин: В поисках мира (Попаданцы)

Начало мне по стилистике изложения не понравилось, прочитал десяток страниц и бросил. Всё серо и туповато, души автора не чувствуется. Будто пишет машина по программе - графомания! Такие книги сейчас пекут как блины. Достаточно прочесть таких 2-3 аналогичных книги и они вас больше не заинтересуют никогда. Практика показывает, если начало вас не цепляет, то в конце вы вряд ли получите удовольствие. Я такое читаю, когда уже совсем читать

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Записки ласточки [Денис Державин] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Денис Державин Записки ласточки

Мне 20. У меня нет кумиров и каких-то осязаемых целей. Сегодня я просто есть, а завтра уже может не настать. Люди, которых я уважаю, давно мертвы и я не могу спросить их совета. Да и, вероятно, не стал бы. Этот рассказ будет ни о чём и обо всём на свете. Читайте или идите нахуй, для меня это не имеет никакого значения.



Двадцать восьмое ноября две тысячи двадцать второй год. Половина двенадцатого ночи. Я пью остатки вина, которое скорее украл, чем приобрёл честным путём. В любом случае деньги за него не были отданы, а значит украл. Испытываю ли я хоть малейшие душевные тяготы? Нет. Это вино было куплено богатыми уёбками, которые нажили свои капиталы обманом и игрой на человеческих слабостях. Так почему я должен испытывать хоть, что-то по отношению к ним?

Утро. Телефонный звонок прерывает сон.


— Здравствуйте, вы приедете?

— Да


— Будем ждать. Всего доброго.

С той стороны положили трубку.

Экран телефона ослепил. На часах 11:24. Прошлую ночь я провёл в каком-то баре, в поисках любви всей своей жизни или хотя бы одноразовой затычки, которая подарила бы мне чувство нужности. Осмотрел комнату. Штаны, вместе с подштанниками, свитером и носками валяются на полу. Стул опрокинут. Пустая бутылка вина в ногах. Совершенно не помню, как вернулся домой и что тут происходило. Проверил мессенджеры. Ничего нового, значит ни с кем не спал или делал это не дома. Через два часа нужно быть в колледже, но это место окончательно наскучило и потеряло всякую радость. Замкнутое пространство полное беснующихся дебилов разных мастей, тёток с климаксом, которые возомнили из себя длань господню, имеющих право вершить судьбы и судить и, конечно же, маленьких девочек. Женщины единственное к чему я ещё не испытываю тотального безразличия. Сколько месяцев уже прошло после разрыва с П.? Около 8, думаю. За это время через меня прошла огромная орда человеческих тварей с ХХ хромосомами. Каждая из них была по своему уникальна и неповторима, но ни одну я не смог полюбить так как любил раньше.



— Вот поэтому никто и никогда не зовёт тебя с нами.

— Думаю, я смогу пережить это.


Я так и не понял, что испытал в ту секунду, когда он произнёс это. Для меня эти люди просто массовка, ни больше и ни меньше, но у него получилось напомнить моему сознанию, что через пару часов оно снова останется одно и начнёт разрушаться в рефлексиях. В последние несколько месяцев весь мир превратился в тупую и серую ширму, за которую я никак не могу заглянуть. Чувство того, что что-то важное где-то совсем рядом и я вот-вот открою истину постоянно преследует, но это «что-то» постоянно ускользает и засасывает разум в бесконечную погоню за тенью. Возможно это всего лишь осенняя хандра из-за недостатка солнечного света и моей ебучей бессонницы. Точного ответа у меня нет и сомневаюсь, что когда-то будет, но это и не особо важно.

Уснуть стало реальной проблемой. Каждую ночь, фантомы прошлого врываются в комнату недалеко от метро Выхино, которую я снимаю за 18 тысяч русских рублей у неплохой женщины средних лет. Берут меня за волосы и бьют головой об стену. Каждую ночь они вынуждают меня проживать всё то, что я старательно пытаюсь забыть. Каждую ночь я возвращаюсь в прошлое и стараюсь поступить иначе. Но даже там ход судьбы неумолим. Когда-нибудь это чувство вины и беспомощности убьёт меня, но пока есть буквы и бутылка вина, я остаюсь на плаву.


Второе декабря, на часах 14:51. Я не писал несколько дней. Всю прошлую ночь, как и прошлые три или четыре дня, я пил и целовался с малознакомой женщиной в квартире моей близкой подруги М., находящийся у метро «Академическая». М. живёт одна, за исключением мужиков из тиндера, которые иногда приходят к ней, огромной, чёрной собаки и старого кота. Люблю это место. Почти половину прошлого января мы прожили у неё вместе с П. Эти две недели были прекрасны. Никакой работы и забот. Хорошие люди вокруг, бесконечный запас еды, алкоголь и секс три раза в день. Идеальная жизнь.

— Привет, всё в силе?

Кажется, в тот момент, я только проснулся и не сразу понял о чём речь.


— Да, во сколько?

— Давай часов в 7–8. Дежурка на арбате.

— Договорились


Включил музыку и отложил телефон. По утрам мне нужно около сорока минут тупого залипания в точку, чтобы войти в кондицию. Подкурил мальборо красный. Шёл третий день, как потерял работу, но искать новую не было никакого желания. Денег хватило бы на несколько месяцев, практически ни в чём себе не отказывая, но внутри всё равно что-то сосало и дергало кишки. Собрался. Вид был крайне посредственный и будто всё что я делаю это пью и страдаю. Метро «Таганская». Встречаю Милу. Ей около двадцати, в прошлом она книжный червь без какой-либо социализации. Типичный ботан из маленького города, которого травят стервятники-сверстники. Мы знакомы с ней пару раз и я не испытываю к ней каких-то определённых эмоций. У неё неплохое тело, но это всё, что привлекает в ней.

— Ты в глаза долбишься, что ли? — рявкнул я

— О, привет.

Мы сели на гранитную лавочку, которыми упичкано метро. Час пик.

— Я потерял работу.

— Да, в курсе. М. рассказала. Переживаешь?

— По большому счёту нет. Чувствую себя неплохо.

— А что случилось?

— Я слишком трезвый, чтобы иметь желание говорить об этом.

Она хихикнула.

Дежурная рюмочная. Обычный бар, который пытается казаться необычным. Людей не так много и никого интересного. Типичный сброд: увядшие женщины, старающиеся скрыть это, мужики с залысинами и их дорогие пассии, малолетки-фрики и алкоголики вроде меня. Если кто-то из вас бывал там, то сразу представил эту картину. Мы поднимаемся на третий этаж. Зал абсолютно пустой и полностью в нашем распоряжении. Желания и настроения веселиться не было, поэтому ограничился белым русским. Мои спутницы взяли несколько настоек и ерши.


— Вам так мало нужно для счастья?

— Денис, это очень важно.

— Но это же настолько незначительно, что не имеет никакого значения.

— Да, но мало кто делает даже такую малость.

Женщины очень странный и непонятный народ. Не знаю, что меня привлекает в них, ведь по большому счёту это просто кучка нерациональных и истеричных тел. Но есть в этом абсурде, что-то родное и нужное. Хотя было бы гораздо выгодней быть геем или фригидным, но что уж теперь поделаешь.

— Мне надоело тут, когда уедем? — сказал я

— К часу.

— У кого я останусь? Ехать домой нет никого желания, оплачу такси и возьму ещё алкоголя.

Они начались спорить друг с другом.

Останавливаемся недалеко от точки назначения. Беру бутылку вина в круглосуточном и выхожу.

— Бля, пошли в сексшоп — сказала М.

— Да, давайте.

Пьяные головы часто попадают в странные места и с ними происходят непонятные вещи, но зайти в сексшоп довольно безобидно, по сравнению с остальным миром.

Нас встречает девушка около двадцати трех лет. Безумно худая и уставшая. У неё покрашенные волосы: чёрное каре с красной прядью у чёлки. Какие-то странные линзы цвета земли. В целом выглядит она неплохо, хотя и немного фриковато.

— Молодой человек, тут нельзя пить.

— Ладно-ладно, не буду.

Захожу в раздевалку и делаю глоток.

— Молодой человек.

— Уже всё кончено, расслабьтесь.

Допиваю бутылку, на часах три утра. М. погуляла с собакой и ушла спать. Я и Мила остаёмся вдвоём и ложимся в кровать.

— Когда-нибудь я буду рассказывать внукам о том, что спала в одной кровати с гением.

— Считаешь меня гением?

— Уверена.

Мы проговорили до пяти или шести утра. Говорили обо всём на свете. Жизнь, политика, революция — абсолютно всё. Она довольно неплохой собеседник, во всяком случае, когда ты пьян.

— Хочешь поцеловать меня?

— Я хочу этого с того момента, когда ты наливал вино.

— Можешь сделать это сейчас.

Мы сходимся. Не могу назвать этот поцелуй чем-то особенным и неповторимым. Он был как пельмени, которые простояли сутки на верхней полке. Вроде съедобно, но эмоций совершенно никаких. Холодное тесто, которое ты ешь за не имением других вариантов. Она одёргивает меня.

— Всё нормально?

Непродолжительное молчание.

— Я девственница.

В этот момент моё сознание схлопнулось и ощутило себя полнейшей мразью и гнилью. В ту секунду я ощутил, будто меня сбила машина на полном ходу, протащила на капоте пару десятков метров и со всей дури скинула на холодный асфальт.

— Бля. У тебя же был парень.

— Да, но он не обращал на меня внимания и был со мной довольно недолго.

— Ладно, расслабься. Первый партнёр очень важная и сакральная вещь. Девственность не порок. Всё в порядке.

— Да, но мне 20.

Говорить более не было сил и желания. Хотелось исчезнуть и сделать вид, что этого всего не было. Я закрыл глаза и ушёл в другой мир.

Утро. Просыпаюсь от дикой головной боли и сушняка. Её уже нет рядом. Ещё пару минут на то, чтобы подготовиться и вот я уже на ногах. Доковылял до кухни. М. и Мила уже собраны.

— Доброе утро.

— Денис, мы уже уходим. Вернёмся часа в 4. Ты можешь остаться, но с условием не пожирать всю мою еду.

— Я уеду с вами. У меня встреча через пару часов.

— Мы спешим и не можем ждать, возьмёшь красный ключ.

— Ладно.

Они уезжают и я снова возвращаюсь в кровать. На часах 13:02. Вечером приглашён на сеанс парной йоги. Богатство всегда было для меня чем-то абсурдным и тупым. Как в здравом уме можно воспринимать серьёзно такие вещи? Возможно я слишком критичен и мне не хватает веры, а возможно богатенькие девочки, которые не работали и дня в своей жизни, просто мусор, который настолько заполнился говном, что уже не знает куда себя деть.

Приезжаю в свою смешную комнатушку на Выхино, иду в душ и завтракаю. Практически проблевался, но в последний момент остановился. Звоню Марку и рассказываю о прошедшей ночи.

— Денис, ты реальный идиот.

— Да, наверное так и есть.

— Почему у всех твоих женщин так или иначе какие-то проблемы с головой? Одна вешалась, другая приезжала рано утром. Кто там ещё был?

— Да заебал, я всё прекрасно понимаю.

— Ладно мужик, всякое бывает. Ты конечно Казанова ещё тот. А что с той голубоглазой?

— Ничего.

— Как?

— Вот так.

— Расскажешь?

— Давай в другой раз. Мне уже пора.

— Ладно, удачи. Только позвони вечером, расскажешь об этой тусовке.

— Хорошо.

Он отключился.

Открываю чат и читаю требования. Явиться к половине шестого. Дресс код тёмные тона и удобная одежда. Ещё немного полежал. Нашёл какие-то странные штаны, в целом подходящие под описание, побрился и вышел. Пить не было никаких сил и желания, но явиться в эту богодельню трезвым было бы невыносимой мукой. Захожу в пятёрочку и беру красное.

— Паспорт нужен?

Он осмотрел меня, начиная с ног и заканчивая головой.

— Нет, не нужен.

Открываю уже на выходе. Первый глоток, который провоцирует рвотный рефлекс. Продолжаю пить. Подходя к метро, половина бутылки уничтожена.

Пишу Шарафу. Безумный и гениальный тип, подписавший меня на это мероприятие.

— Ты где?

— Еду, опаздываю где-то на час.

— Мужик, да ты охуел. Я не могу явиться туда один.

— Не ссы, нормально всё будет.

Это место находиться в максимально странном месте. Путь состоит из двадцати поворотов, переулков и грязных углов. Перед глазами предстаёт железная дверь на ключ-карте и звонком. Из окон льётся неоновый фиолетовый. Замечаю силуэт довольно неплохой женщины. Захожу.


— Здравствуйте.

— Здравствуйте. Вы на тантру?

— Не имею малейшего представления о чём вы, но видимо да.

— Проходите. Раздевалка на втором этаже.

Неплохое место. Приятный свет и ходить босиком в публичном доме довольно приятно. Создаёт иллюзию безопасности. Надеваю свои синие штаны с странным узором, ставлю бутылку в шкафчик под номером пять и выхожу.

— Куда дальше?

— Вот туда.

Она указывает на огромную раздвижную дверь.

— Вы уверены?

— Да, абсолютно.

Четыре часа. Пару раз чуть не уснул, когда дикторша рассказывала про любовь и силу наших энергий. Десяток довольно неплохих женщин, в диапазоне от двадцати пяти до тридцати двух. С неплохими телами, ровными ногами и худыми лодыжками. Я целовал их шеи и они еле слышно постанывали.

Перерыв. Я, Шараф и его друг, имя которого я не запомнил, выходим на улицу. Кто-то из них достаёт свёрнутую пополам картонку и деревянную трубку. Таких длинных трубок я в жизни не видел. Клянусь, она была, по меньшей мере, с мою руку. Королева всех трубок мира. Под стать моему гениальному психу. Скуриваем и возвращаемся. Всё что происходило далее, походило скорее на оргию. Все трутся друг об друга, стонут и извиваются в странных позах. Самое забавное, что за всё это время, я словил эрекцию всего пару раз. В остальном было скорее странно, чем возбуждающе.

Я навис над девушкой, которую заметил ещё в начале. Она безумно худая, но эта худоба только красит её. Сухое и безжизненное тело. Она танцевала, так будто в неё вселился сам дьявол. Хаотичные, резкие и выразительные движения, наполненные каким-то сакральным смыслом, который известен только ей. Вокруг беснующаяся толпа, ублажающая друг друга, лес двигающихся рук и ног, странная музыка и человеческие эмоции. Сам воздух был пропитан чем-то адским. Я смотрю в её глаза. Они безумны. Истинное безумие. Когда смотришь в такие глаза, кажется, что смерть пришла за тобой. Она смотрит на меня не отводя взгляда и улыбается. Почему ты улыбаешься? Чувствую эти глаза ещё долго буду приходить ко мне во снах.

— Куда дальше?

— Поехали на Покровку, я страшно хочу есть.

Кто-то из них вызывает такси и мы усаживаемся. Ехать буквально пять или семь минут. Я на переднем, Шараф, его друг и чья-то пассия, кажется её звали Паулина, на заднем. Ей около 25. Горящие, карие и бездонные глаза. Каштановые волосы, аккуратно сложенное лицо и практически идеальное тело. Она сохранила в себе детский задор и лёгкую наивность. Звонкий и заразительный смех. Даже когда наблюдаешь за ней, ощущаешь, что что-то теплое и доброе вливается в твою душу. Такие люди всегда вызывали во мне смешанные чувства. Вероятно, я испытываю страх. Их беспричинная доброта пугает и заставляет чувствовать опасность. Но в то же время ты хочешь наблюдать за ними, как на что-то инопланетное и необычное.


— Как твоё имя? — она обратилась ко мне.

— Денис Державин.

— Это твоя настоящая фамилия?

— Скорее да, чем нет.

— Денис такой Денис. — она еле слышно вздохнула и обратила свой взор куда-то в самую глубину своей черепной коробки.

Думаю, в её жизни был Денис. И вероятно, он бросил её или умер. Одно из двух.

Ресторан среднего класса в центре Москвы. Заурядный дизайн, заурядные блюда и заурядный, уставший персонал. Заказал бокал темпранильо, салат из свежих овощей с яйцом пашот и ризотто с кремом из чернил каракатицы. Я порядком устал от людей и от этого вечера. Хотелось скорее свалить, взять ещё вина и побыть одному. Мимо пробежала официантка.

— Ты видел?

— Видел что?

— Только что мимо прошла. Она прекрасна.

— Не обратил внимание.

Я смотрел на неё весь оставшийся час. Мягкие черты лица, бледная кожа и приятная улыбка.


— Добрый вечер, как вас зовут?

— Ангелина.

— Очень приятно, Я Д.Д.

— Рада познакомиться.

— Как вам тут?

— Ну. неплохо, пока что.

— Это довольно неспокойный район, вы же в курсе?

— Я всего пару месяцев в Москве, поэтому это временно.

— Откуда вы?

— Ессентуки.

— Значит мы с вами земляки.

— Правда? Откуда вы?

— Я жил недалеко от Георгиевска.

— Ого, я бывала там каждые выходные.

— Здорово.

Она и вправду приглянулась мне, но всё что я смог сделать это оставить записку со своими контактами на баре.

— Передайте это Ангелине.

— Ладно.

Она так и не написала. Только посмотрела мои истории и на этом всё кончилось. Ну что ж, значит не судьба. К тому же, с большой долей вероятности, она быстро бы наскучила.

Выхожу и двигаю к метро. На улице свежо и не так много народа, учитывая, что был выходной день. На душе зародилась лёгкая меланхолия и снова захотелось выпить.


Вспомнил о прошлой ночи и решил рассказать об этом М. Я знал, что она будет не в восторге, но в моей жизни практически нет правды и искренности, поэтому врать единственному другу было бы предательством и тотальным дном.

— Мила рассказала тебе?

— О чём?

Стало понятно, что ничего она не рассказала.

— Мы целовались прошлой ночью.

— Блять, Денис. У нас с тобой был единственный уговор — не трахать моих подруг. Ты можешь ебстись с кем угодно, но только не они.

Я практически лишён чувства стыда за свои действия. Чаще всего мне абсолютно плевать на чувства других людей, даже если они были смертельно обижены и их жизнь разделилась на до и после. Но не в этом случае. Впервые за долгое время испытав вину, ты начинаешь разгонять её до вселенских масштабов и это всё о чём ты способен думать следующие несколько дней или даже недель.


— Ты всё испортил.

— Я всё решу.

Решил насколько это было возможно. Хотя стало понятно, что я серьёзно облажался.


Утро следующего дня. Уснул около пяти, потому что всю ночь писал. На часах около десяти. Обычно я не просыпаюсь раньше полудня, но сегодня нужно было явиться на учёбу, чем и обусловлен такой ранний подъем. За дверью какой-то шум. Нахожу более или менее чистый свитер, натягиваю штаны и выхожу. Выпал снег, но вчера его вроде не было? Сколько я спал?

Бреду по занесённой тропинке. Довольно холодно и лицо обдувает пронизывающий, зимний ветер. Подъезжаю и как обычно рассчитываю поглазеть на девочек. Абсолютно пустой холл, только еле живой охранник в своей каморке, два моих одногруппника и какой-то незнакомый тип на пуфиках.


— А где все? — спрашиваю я

— В смысле?

— Где все люди?

— Сегодня суббота, мужик.

— Блять.

Преподаватель мужик лет тридцати пяти. Все волосы на месте, да и зубы вроде тоже. Неплохой мужик средних лет. Он не особо притязателен и прекрасно понимает, что большенство из нас, научить ничему не способен.

— Я ухожу.

— Куда ты уходишь. Прошла только половина.

— Мне плевать. Находиться тут, тем более в субботу, совершенно невыносимо. Я хочу домой. Скажите, что уехал на работу или застрелился в туалете.

— Ладно.

Когда-нибудь, когда стану старым и в моей жизни не останется ничего, я буду вспоминать эти времена с грустью в глазах. Как вспоминают о погибшем друге или потерянной любви. Но сегодня я бреду по снежной, грязной и одинокой Москве. В наушниках играет Френк Синатра. Я не имею малейшего представления, как проведу этот вечер и всю оставшуюся жизнь. У меня нет ничего в чём я бы мог быть уверен на сто процентов. Существует ли сегодняшний день? Есть руки, ноги и сознание. Но завтра и этой крохи может не остаться. А может и этого на самом деле нет? Но какая разница? Жизнь одним днём заставляет испытывать отчуждённость и некую бесформенность по отношению к остальному миру, но в тот же момент дарует свободу, которой многие из нас лишены.

— Как ты?

— Всё нормально.