КулЛиб - Классная библиотека!
Всего книг - 385586 томов
Объем библиотеки - 483 Гб.
Всего авторов - 161910
Пользователей - 87230
Загрузка...

Впечатления

argon про Басов: Закон военного счастья (сборник) (Боевая фантастика)

Тяжеловато читается, но желания бросить процесс нет... История одного человека, который человек...как то так...и еще, хорошо что автор не остановился, скажем, на трилогии. Мало про какие произведения такое сказать без лукавства можно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Xamat про Яхина: Зулейха открывает глаза (Современная проза)

Прочитал в "бумаге". Очень понравился стиль автора. Несмотря на столь тяжёлую тему, книга читается очень легко, не оторваться...
Детализация в сюжете весьма подробная, но не напрягает. Скорее помогает полнее ощутить ситуацию. Буду знакомится с творчеством Яхиной подробнее.
Рекомендую к прочтению.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Гекк про Ясный: Здравствуйте, я Лена Пантелеева! (Альтернативная история)

Букв стало больше, но смысл по прежнему не появился. Бойко написанный туповатый боевичок с потугами автора что-то невнятное поведать граду и миру.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Орлов: Гонщик (Научная Фантастика)

Данную книгу (но в другом варианте издания) я приобрел совершенно случайно и фактически «не имея умысла на это» (придя в магазин с просьбой обменять только что приобретенную вещь, которая как позже выяснилось уже была у меня в другом издании). Продавец любезно предложил мне «стопку книг на выбор», и немного подумав я «вытянул» эту... Автор мне был ранее не знаком, единственно — были какие-то «ассоциации» с А.Орловым (которого я спутал... тот впоследствии оказался «Алексом», а не «Антоном»). Взял книгу фактически только из-за издательства конца 90-х «Перекресток миров» (сейчас специально порой и «не купишь») и «благополучно забыл на полке», до времени... Потом (так же случайно и не читая первой части) в другом магазине (конечно на распрожаже) приобрел вторую часть данной СИ... , так что «когда дошли руки» и появилось время — стал их вычитывать (о результатах чего я собственно здесь и пишу)).

Знаете — очень часто купив книгу, понимаешь что «это совсем не то», уже с первых страниц... И вот ты «честно пытаешься» ее прочесть, попутно сожалея о потраченном времени и деньгах... А бывает совсем наоборот! Начав читать — уже прикидываешь «где-бы достать продолжение»)) Эта книга как-раз из последних!

Сюжет чем-то неуловимо напоминает героиню книги Д.Болтон «Вирус смерти», а так же «попутных миров» Л.М.Буджолд (из СИ «Барраяр»). И хотя к финалу первой части читателя «может несколько наскучить, ворох» постоянных «перемещений туда и обратно» (а так же «суперсила» второго персонажа), тем не менее (лично меня) это не заставило разочароваться «в первоначальном порыве». Фактически в книге действуют 3 основных персонажа: 2 из которых пытаются играть «на стороне добра» (главгероиня и ее неведомый спутник), а вот третий... так отчаянно напоминает «представителя высшей цивилизации» («либерастус сапиенс») что порой все же хочется сказать автору «доколе!»... и продолжить повествование, но уже без этого надоедливого «гуманиста». В общем — прочтение первой части, «плавно перешло», в прочтение второй... Моя субъективная оценка «отлично!»

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Гекк про Михайловский: Имперский союз: В царствование императора Николая Павловича. Разминка перед боем. Британский вояж (Альтернативная история)

Сотрудники спецслужб России берутся помочь коллегам из прошлого: в Лондон с деликатной миссией отправится группа силовиков для поимки Дэвида Уркварта...

Знаем, знаем! Накурились травы, сняли проститутку, зачем - сами не знали, ведь они педерасты. И заблудились, ища шпиль...

Как много на сайте родственников славных нашенских шпионов, обиделись за родню, минусы ставят...
Вы в следующий раз с ними в Англию поезжайте, будете ледорубом выживших добивать, это скрепно и надежней ядов там всяких...

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
kiyanyn про Цинберг: Седьмая симфония (Детская проза)

Попался фильм "Крик тишины" по этой книге, так что бегом прочел ее.
Не хочется спойлерить и писать, о чем книга/фильм - но это тот редкий случай, когда современное российское кино я смотрел без особого содрогания (разве что при жуткого качества компьютерных съемках (лучше бы обойтись вовсе без них), да моментах, которые современные актеры, особенно дети, сыграть не в состоянии - просто потому, что это нужно не просто представить, а прочувствовать... поколение, у которого при музыке "Священная война" не встают дыбом волосы - им это очень трудно, если вообще возможно..)

Поэтому просто - кто не хочет - смотрите фильм, кто хочет - читайте (а иначе для чего вы оказались в библиотеке?)

P.S. Но как хотелось объединить развязки из фильма и книги в одну...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Юдковски: Гарри Поттер и методы рационального мышления (Главы 1-122) (Фэнтези)

Присоединяюсь к Colourban'у - пожалуй, лучше оригинала :) Хотя к концу уж чересчур круто и неправдоподобно замешано, но в целом ничего.
Согласен с предыдущим рецензентом - да, это отнюдь не детское чтение. А чтоб продраться через все политические перипитии, нужно еще и очень своеобразное мышление. Так что лично я, несмотря на возраст :), просто плюнул на все эти рекурсивно-вложенные решения о том, по какой дороге убегать преступнику (кто не понял, о чем я - ну, и не важно...) и просто получал удовольствие от чтения.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Поступь бога (fb2)

файл не оценён - Поступь бога (пер. Валерия Двинина) (а.с. Кенцират-1) (и.с. gold collection / Золотая коллекция) 979K, 285с. (скачать fb2) - Пэт Ходжилл

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Пэт Ходжилл Поступь бога (Кенцират – 1)

Моему отцу,

Роберту О. Ходжиллу (1922-2000),

истинному художнику

Книга первая КЛУБЫ ПЫЛИ

Глава 1. ИЗ ГИБЛЫХ ЗЕМЕЛЬ

Холмы катились под луной, подставляя ее призрачному свету поросшие жухлой травой гребни, и круто обрывались в переплетение колючих теней. Вверх и вниз, и так без конца. Только ноющие мышцы помогали Джейм различать подъемы и спуски, взлет и падение… Где-то над головой крикнула ночная птица. Джейм остановилась, пытаясь разглядеть ее, безумно завидуя тем, у кого есть крылья. Какое-то мгновение силуэт птицы был отчетливо виден на фоне посеребренных луной облаков, но затем вырастающая на западе стена гор поглотила его. На исходе ночи Хмарь показалась угрожающе близкой. Нечто огромное надвигалось на девушку, занимая полнеба, гася звезды. Джейм шла две недели и вышла наконец за пределы Гиблых Земель, сюда, в предгорья, но легче от этого не стало. Чистая здесь земля или нет, она все еще оставалась дикой глухоманью. Как хотелось выйти сейчас к человеческому жилью, пусть хоть к пастушьей хижине, все равно, куда угодно, но только скорее!

Тонкие, высокие голоса перекликались за ее спиной. Джейм почти не дыша вслушивалась, считала. Семеро. Мерлоги, они опять вышли на ее след.

Она подобралась, приготовившись бежать, но потом заставила свои уставшие мышцы расслабиться. Бег только ослабит ее. Кроме того, мерлоги, кажется, решили держаться поодаль, что было странно после стольких дней близкого преследования. Может, в конце концов встретиться с ними лицом к лицу? Они бы не упустили такой возможности, но ей-то какой смысл убивать того, кто и так уже мертв. Что ж, она сделает еще одну попытку выжить. И Джейм пустилась дальше. Только бы достичь какого-нибудь укрытия, прежде чем ее измученное тело окончательно откажется повиноваться ей и станет добычей преследователей.

И вдруг, внезапно, ей открылся город.

Джейм бросилась к нему по склону, веря и не веря своим глазам. Город раскинулся прямо перед ней, изгибаясь у подножия гор и уходя на юго-восток. Даже отсюда он выглядел огромным. Внешнее кольцо городской стены растянулось на мили, а внутреннее, казалось, вот-вот лопнет под напором заполнявших его домов. Серый и молчаливый, он лежал в объятиях гор, каменный город, залитый холодным лунным светом, больше похожий на творение природы, чем рук человеческих.

– Тай-Тестигон! – прошептала Джейм.

Позади снова раздались вопли, но ветер унес их. В наступившей тишине робко подал голос сверчок, раз, другой, и застрекотал. Мерлоги убрались прочь. «Еще бы, ведь город так близко», – подумала Джейм, потирая перевязанное предплечье. Они гнались за ней по всей своей территории, следуя за запахом крови. Она вздрогнула, вспомнив первую встречу с ними в Гиблых Землях, во время пожара. Ошарашенная, отупевшая от огня и дыма, она оглянулась и обнаружила темную фигуру позади. На один счастливый миг Джейм поверила, что это был Тори. Но тут же оказалась сбита с ног гнойной, вонючей тварью, зловонно дышащей ей в лицо…

Джейм смотрела на свои руки, на длинные, тонкие пальцы, на изорванные в клочья перчатки. Ногти, когда-то белевшие, как слоновая кость, обломаны под корень, некоторые сорваны с мясом, кончики пальцев саднят от боли.

«Да уж, выглядят они замечательно», – подумала она с горечью. Но видят Трое, тот мерлог вполне прочувствовал, что такое хорошие коготки, впивающиеся в гниющую плоть его лица!

Конечно, это не то, что может остановить этих тварей надолго. Даже если б она убивала их – никто не остается навеки мертвым в Гиблых Землях. И никто не останется живым… Любой обычный человек превращается в мерлога, просто не может не превратиться. Это проклятие кенциратов, народа, к которому принадлежала и Джейм, – давным-давно они впустили эту напасть в свои земли. Больше не поддерживаемый ничьей волей, Барьер между Ратилленом и Тенями слабел. Жители Темного Порога, давнишние враги, прогрызли дыры между мирами, отравили землю, высосали здоровье из воздуха. «Что ж, все могло бы быть куда хуже, если бы народ не встал на защиту Кенцирата», – думала Джейм. Хотя куда уж хуже: все эти люди теперь мертвы, а она, самая молодая и, скорее всего, последняя, не скоро выберется отсюда.

Не так скоро, как следовало бы. Хотя Гиблые Земли уже позади, она чувствует их гнилое дыхание каждой клеточкой своего израненного тела.

Джейм потребовалось какое-то время, чтобы понять, что ее раны заражены. Зараза редко приставала к таким, как она. Как правило, кенциры либо тотчас погибали, либо быстро и полностью излечивали себя – но для этого им был необходим глубокий, крепкий сон – двар, – во время которого они становились абсолютно беспомощными. Джейм плохо спала последние две недели. Выносливость тоже была присуща кенцирам, но и у нее есть предел – и он близко, слишком близко. Еще немного – и будет слишком поздно, но она найдет помощь в этом городе… под горой… если, конечно, город…

Вот он лежит, Великий Тай-Тестигон, точно такой, как рассказывал бродяга Анар, ее старый наставник. С одним лишь отличием: в этом городе, здесь и сейчас, не виднелось ни единого проблеска – ни караульных огней на стенах, ни уличных фонарей, ни даже тусклого огонька свечи в каком-нибудь пыльном окне. Все было темным, все было… Мертвым?

Воспоминание обожгло Джейм. Две недели назад, был другой холм, и другой город раскинулся под ним – без огней, без жизни. Башни. Дома. И ни единой живой души. Только ЕГО мертвое воинство, и страх, гнавший ее прочь, и стыд за свой страх… Но… «Но ведь должны были пройти годы», – подумала она в смятении, потирая лоб рукой, чтобы заглушить боль упрямой памяти. Где же она была все это время, что случилось с ней? Джейм не могла вспомнить. Она бежала будто в тумане по скалам, бежала словно испуганный, брошенный ребенок… Или это она оставила кого-то, чтобы найти… Что? Мертвых.

Неужели они все мертвы?

Вдруг Джейм резко сбросила заплечный мешок и стала рыться в нем, разбрасывая по сторонам нехитрый скарб, пока внутри не остались только три вещи – книга, обернутая куском старого полотна, обломок меча с полустертой эмблемой на рукояти и маленький сверток, хранящий кольцо ее отца. Кольцо, до сих пор надетое на его палец… «Тори, брат, тебя не было среди убитых. Если тебе удалось спастись, а я безумно надеюсь на это, я вложу Кольцо и Меч в твои руки, и лишь тогда, и только от тебя, приму приговор, только от тебя – и ни от кого больше».

– Нет, господин и отец мой, даже не от тебя! – произнесла она с неожиданным вызовом в голосе, оглядываясь на пройденный путь.

Далеко на севере зеленая зарница стремительно пробежала по плоскости Барьера. Поднявшийся ветер дул все сильнее, унося пепел сгоревших башен, – ветер словно преследовал Джейм. При этой мысли она побледнела. Девушка поспешно собрала мешок, вскинула его на плечо и отправилась вниз по склону прямиком к городу, стараясь верить в то, что Тори прошел этим же путем чуть раньше нее. Джейм шла, глотая золу, гонимую ветром.

Пологий склон холма наконец уткнулся в земляной вал внушительных размеров, но заросший сорняками и прорезанный множеством глубоких трещин. С другой его стороны земля круто поднималась к подножию внешней стены города. Справа булыжный пандус взбирался к воротам, расположенным высоко в стене. Все это сооружение говорило о том, что однажды город решили надежно укрепить. Валы и стены успокоили жителей – те посчитали их вполне достаточными. «Напрасная самоуверенность, – думала Джейм, тяжело взбираясь по пандусу. – Эти гордые башни, которые замечаешь первыми, сходя с гор, теперь всего лишь оболочка, гулкая и пустая, приют крыс, вместилище заплесневевших костей. Анар, бродяга, ты никогда не говорил о том, как человека лишает присутствия духа город без огней, – я расскажу тебе при случае». Зев ворот перед ней был темен и безжизнен. Ничто не двигалось за ними, лишь трава, пробившаяся между булыжниками, кивала, соглашаясь в чем-то с ветром.

Пандус резко оборвался в широкий, давно высохший крепостной ров, берега которого соединял шаткий подвесной мост. Джейм прошла по нему, и городские ворота уставились на нее зияющей пустотой.

На первый взгляд путь был чист. Дорога, прямая, широкая, тянулась вдоль высоких стен, пройти сквозь которые можно бы было через многочисленные железные калитки и воротца, ведущие в маленькие дворики и садики, темные и пустынные. Джейм прислонилась к камням древней стены, за которой простирался великий лабиринт Тай-Тестигона. Постояв так немного, она вошла в город.

После шести поворотов Джейм окончательно потерялась. Этот город словно вышел из кошмара безумного архитектора, улицы переплетались, извивались, пересекались под самыми неожиданными углами, ныряли в туннели под здания, неожиданно упирались в тупики. Дома были не лучше: узкие стены взлетали к небу, но видели лишь друг друга, встречаясь на углах, замыкаясь на самих себе, безразличные ко всему происходящему внутри или снаружи.

Джейм брела мимо этих домов, чувствуя себя все хуже и хуже. Ветер завывал, будто оплакивал ее, перебирал мусор в придорожных канавах, ломал ветви деревьев, осыпая Джейм трухой. И ни единого луча света, ни малейшего признака жизни. Но внимательный взгляд говорил о том, что попала она все-таки на кладбище. На городе лежала печать времени, но не разрухи. Кое-где в окнах стояли цветочные горшки, а у одного дома ветер трепал золотистый флажок, словно приветствуя луну. Да, если люди покинули это место, то это случилось внезапно, а если они все еще здесь, значит, умышленно сидят тихо-тихо.

Кто знает. Когда она огибала углы, пронизывающий ветер нес не только пыль и мусор, но и какие-то звуки. Несколько раз Джейм останавливалась, напряженно пытаясь уловить мелодию, или обрывок тихой песни, или чей-то голос далеко-далеко – кто-то рассмеялся или вскрикнул – слов не разобрать. Вот почудился быстрый топот чьих-то маленьких ножек, еще какие-то звуки прошелестели в ушах, но все они были неотделимы от гудения ветра. «Нервы», – решила Джейм и пошла дальше.

Она подумала о городских воротах, оставшихся далеко позади, открытых надвигающемуся шторму, Гиблым Землям. Ей бы приметить обратный путь, но как, и главное – зачем? Боль пульсировала в руках. Силы скоро совсем иссякнут. Конечно, глупо было надеяться, что городские стены защитят от ветра, а уж тем более от мерлогов. А больше за ней некому гнаться, она твердо это знала. Совсем некому. Просто погоня за ней была такой долгой, такой жестокой, что и сейчас Джейм не чувствовала себя свободной.

Она пошла на звук льющейся воды. В маленьком сквере струи фонтана весело играли друг с другом. Джейм давно не видела такой вот мирной, чистой воды. Она зачерпнула пригоршню прохладной влаги, напилась, сполоснула горящее лицо. Затем осторожно размотала тряпки, прикрывавшие рану на предплечье. Следы зубов были прекрасно видны: они белели на фоне расходящейся от них черной подкожной опухоли. Пальцы мелко подрагивали, и Джейм уже не полностью владела ими. Ей было трудно глотать, волны лихорадки окатывали ее. Она вдруг ясно поняла, что если в самое ближайшее время не сможет воспользоваться целительной силой сна, то ей придется выбирать – или потерять руку, или прожить нежизнь среди мерлогов. Ей просто необходимо поспать, но не здесь же, не на этом открытом пространстве. Она должна найти пристанище, должна найти… Свет?

О Трое! Джейм вскочила, страстно желая, чтобы этот свет не оказался порождением ее бреда. На другой стороне площади, под затворенным окном, лежал узкий луч. Джейм пересекла показавшееся огромным пространство и тихо поцарапалась в ставень. Свет мгновенно погас. Только сейчас она заметила, что все другие щели плотно законопачены тряпками изнутри – и в этом окне, и во всех соседних окнах и дверях. Похоже, подобное творится по всему городу – люди сидят, затаившись в своих домах, забаррикадировав входы и выходы. Значит, то, чего боятся горожане – что бы это ни было, – витает где-то здесь, на улицах, рядом с ней.

Джейм замерла на мгновение, с губ ее слетело проклятие – безмозглая недотепа, как она могла быть такой невнимательной! Впервые с момента входа в город она насторожилась, начав воспринимать окружающее всеми шестью чувствами. И то, что они сказали, охладило жар, льющийся по ее жилам. К ней подкрадывалось нечто, не имеющее ничего общего с Гиблыми Землями, с мерлогами. Появилась новая угроза и встала близко, слишком близко.

Где-то вновь раздался стук. Вначале далекий, он ненавязчиво вплетался в песню ветра, но потом вырос, стал громче – не приблизился, но зазвучал отчетливее, словно капли дождя, барабанящие по крыше. Джейм не могла точно определить, откуда он доносится. Звук бился уже над самой головой, когда краешком глаза девушка заметила что-то белое, мелькнувшее у самой земли. Она рванулась всем телом, пытаясь разглядеть существо, но оно уже скрылось, словно провалилось сквозь землю. В наступившей тишине пара желтых глаз блеснула из глубоких теней улицы, лежащей справа.

«Кошка», – вздохнула Джейм с облегчением.

Она собралась уже идти дальше, когда заметила трещины, потянувшиеся к ней от тех самых желтых глаз. Они пересекли лунную дорожку, сдвигая булыжники мостовой, кроша и вырывая их из кладки. Вначале они двигались медленно, неуверенно, но, достигнув площади с фонтаном, множество мелких трещин резко соединились в пять крупных расщелин и устремились к Джейм, сокрушая все на своем пути.

Джейм помчалась прочь. Она не знала, что будет, если хоть одна из трещин настигнет ее, разверзнув землю под ногами, и не хотела знать. Девушка бежала по лабиринту улиц, стараясь придерживаться западного направления. Ее преследовали быстрый топот и грохот раскалывающихся камней.

Она метнулась в какой-то дверной проем, надеясь найти там спасение, но желтый взгляд сверкнул – и балка над головой Джейм треснула и раскололась надвое. Опять бежать. Лабиринт Тай-Тестигона не желал быть ее союзником – поворачивая и петляя, Джейм не могла оторваться от преследователя.

Внезапно желтые глаза зажглись впереди – прямо на ее пути.

Девушка бросилась в боковой проулок и резко затормозила. Перед ней, в ажурной тени кованых ворот, плескался широкий, от стены до стены, бассейн с черной водой. Джейм приготовилась преодолеть его вброд, но тут что-то огромное с масляным бульканьем стало всплывать из глубины. Лунный свет на миг блеснул, отразившись от кожи гигантской спины, и исчез вместе с ней.

Позади стонала мостовая. Сглотнув пересохшим горлом, Джейм отступила на шаг, выжидая, и, когда толща воды вновь стала раздвигаться, прыгнула вперед. Одна нога коснулась гладкой спины, едва не соскользнув, но другая уже встала на противоположный берег. Однако расщелины нырнули и в бассейн. На один удар сердца все было тихо, а затем черные воды взбесились и бросились на стены. Джейм промокла насквозь, пока добралась до арки, ведущей на другую улицу. Поворачивая, девушка увидела, как громадная, слепая морда взметнулась, потянулась к луне и скрылась. Вода с шумом уходила в щель. А бассейн, казалось, был не больше дюйма глубиной.

Шлепая по мокрым булыжникам, Джейм снова наткнулась на желтый взгляд. Несколько мгновений она смотрела в эти глаза не отрываясь, а потом существо повернулось и быстро покатилось прочь. Оно передвигалось не на лапах, а на маленьких, толстеньких, как будто младенческих, ручках, и тень не бежала за ним по омытому луной тротуару.

Когда существо исчезло из виду, Джейм огляделась, выбирая дорогу. В высокой стене она увидела ворота, ведущие в другой район города. За воротами тени от нависающих над улицами домов спокойно лежали под ногами, черные и… не движимые, сзданные неясным слабым светом, растворявшемся во мраке ночи. Воздух, коснувшийся лица Джейм, был пропитан угрозой. Девушка нерешительно двинулась к непонятному свету, осторожно пробираясь между теней.

Здесь оказалось не так темно, как она ожидала. Дома громоздились друг на друге, подпирали друг друга, смыкались самым непредсказуемым образом – ни один не стоял отдельно. А лунный свет струился с высоты, помогая ночному зрению Джейм – наследству всех жителей бессолнечного Ратиллена. Джейм шла вперед, пока не оказалась на улице, у стен домов колебались странного вида огни.

Она заставила себя приблизиться. До сих пор ее шестое чувство лишь слегка трепетало, предупреждая о присутствии странных существ, крадущихся за ней. Сейчас же оно задрожало под волнами необузданной силы, которая нарастала с каждым шагом. Джейм чувствовала, как сотни, тысячи сердец лихорадочно бьются в ночи почти рядом с ней. Гнев, презрение, страх – гигантские, нечеловеческие – разом обрушились на нее, подминая и терзая все чувства. Навалилась паника. Показалось, что содрогнулись земля и небо.

«Я словно мышь, пойманная в медвежий капкан. Эти стены не защитят непрошеного гостя. Равнодушные дома, они превратят тебя в лепешку и даже не узнают, что стали убийцами. Надо убираться отсюда».

Джейм побежала обратно по тому же пути, каким пришла сюда, – стремительно, не глядя по сторонам. Ворота появились как раз в тот момент, когда ей показалось, что она вот-вот умрет, если немедленно не остановится. Задыхаясь, она упала ничком на влажную землю, потом неуверенно села, прислонившись спиной к стене, сжимая раненое предплечье.

Глупо, глупо, глупо так неосмотрительно растрачивать и без того иссякающие силы! Скоро они могут ей понадобиться, но будут ли они у нее? Джейм уже поплатилась своим шестым чувством: безумный шквал, от которого удалось улизнуть, временно оглушил его. Да, бегство – тоже выход, но достойно ли человека носиться очертя голову, толком не имея цели? Проклятие, потерять собственное прошлое… Или позволить его украсть?

Опустив голову, она шептала страшные ругательства, не слыша своих слов.

Нужно быть сумасшедшим, чтобы шутить такими вещами. Потеряно, все потеряно – годы жизни, родина, семья… Даже она сама. Разве она не потеряла и себя? Она уже не была тем испуганным ребенком, который вошел в окутанный тенями город, намереваясь справиться с ним, этот ребенок превратился в кого-то постороннего, неизвестного ей.

Крупицы наследия кенциров – все, что у нее осталось. И прекрасно. Она будет держаться за них, как утопающий за соломинку, и идиотка, коей она сейчас, несомненно, является, станет поумнее и научится беречь силы. Джейм поднялась, еле держась на непослушных ногах.

Ветер переменился. Его порывы, дышащие смрадом Гиблых Земель, царапали лицо, трепали волосы. Северные ворота были открыты. Надвигалась буря, и кто скажет, что придет за ней? Джейм поежилась и повернула на юг. Перешагивая через уже (или пока?) неподвижные трещины, она поспешно шла вдоль стены, и ветер, вцепившись в волосы, ехал у нее на плечах. Джейм не оглядывалась.

Наконец она вышла на край огромной площади, куда, казалось, стекались все городские дороги. Джейм направилась к возвышающемуся в центре мраморному престолу, радуясь такому простору после всех темных переулков, радуясь даже яростному ветру, словно он мог очистить западные горы от отбросов севера. Белый всполох мелькнул перед глазами. Словно листопад, по ветру летели клочки бумаги. Кружась, они промчались мимо – все кроме одного, который прилепился к носку ее ботинка и трепетал, пытаясь вновь обрести свободу. Джейм осторожно сняла его. Листочек был покрыт буквами, вполне знакомыми – так писали в Ратиллене. Надпись гласила:


НАРК ТАИТСЯ ЗА ДВЕРЬМИ


Кто или что этот Нарк?

Забавно, если и остальные летящие бумажки несут то же послание. Джейм поймала их столько, сколько смогла. Да, на некоторых были такие же надписи, но в большинстве своем они различались не меньше, чем языки, на которых они писались. Через пять минут у Джейм были экземпляры на языках Мыса, Страны Капель, Тверрди и еще нескольких менее распространенных наречий.

Слова словно предостерегали ее – держись подальше от улиц, аллей, скверов, площадей, крыш, даже окон и подоконников, – необычный жилец может скрываться там. Если верить листочкам, ни одно место на открытом воздухе нельзя было считать безопасным, хотя Джейм не понимала, чего именно следует остерегаться, до тех пор, пока один мятый клочок не провозгласил:


ОПАСАЙСЯ МЕРТВЫХ БОГОВ


Ветер выхватил бумажку из рук, закружил и унес вслед за остальными. Джейм не стала гнаться за ней. Богов? Бог един, кому могло прийти в голову, что богов может быть больше одного? Каких богов? Может, в Тай-Тестигоне так называют создания вроде той твари на детских ручках или живущего в луже чудовища, но ведь они – всего лишь пара странных, буйных существ с ночных улиц. Как их можно принять за богов? Она рассмеялась было над такой глупостью, но резко осеклась. Дыхание рвало грудь.

Чей-то чужой голос зазвучал одновременно с ее. На мгновение Джейм решила, что это ей лишь почудилось, но голос раздался вновь – далекий слабый крик. Слышен он был недолго, но Джейм уже бежала туда, в ту сторону. В спешке она не заметила маленького грязного беса, который, схватив последний бумажный клочок, неторопливо потрусил вслед за ней по мостовой.

Дома опять сомкнулись вокруг Джейм. Она задержалась на перекрестке под арочным сводом, не зная, куда идти теперь, но пронзительный крик раздался снова, гораздо ближе, и девушка решительно свернула направо. Из окон верхних этажей здесь свисали широкие ленты, они тихо покачивались в воздухе, переплетаясь друг с другом и скрывая проход между домами, – Джейм не замечала его, пока не оказалась совсем рядом.

Там, в узком проулке, стоял старик, размахивая посохом и беззубо огрызаясь на двух молодых парней, подступавших к нему. Когда Джейм вступила на узкую улочку, старик снова крикнул. В его голосе не было страха, лишь чистый, неприкрытый гнев обманутого человека, подкрепленный тяжелой палкой, которой старик орудовал с неожиданной силой, заставляя своих противников отпрыгивать назад. Однако те, молодые и выносливые, непременно добились бы своего. Вопрос времени и терпения. Их престарелая жертва прекрасно понимала это. Понимала это и Джейм.

He раздумывая, она бросилась вперед, как полыхнувшее пламя, умело свалив одного из нападавших. Второй с недоумением глядел на своего напарника, корчившегося на земле. Он не видел Джейм, скрывшуюся рядом в тени, готовую ударить снова. Но удара не последовало. Джейм удивленно застыла, когда человек дико посмотрел сквозь нее, повернулся и понесся прочь, запрокинув мертвенно-бледное, искаженное ужасом лицо. Темный силуэт отделился от стены и ринулся за ним. Оба скрылись за дальним углом дома.

Джейм хотела последовать за ними, но внезапная волна головокружения накрыла ее, камни мостовой словно зашевелились под ногами. Когда сознание прояснилось, она обнаружила, что крепко держится за дверной косяк, а старик радостно колотит ее по плечу.

– Драпайте, негодяи, драпайте! – выкрикивал он снова и снова прямо у нее над ухом. – Ха, ловкая работенка! – Его мутные глаза так и сияли от удовольствия. – Теперь они дважды подумают, прежде чем решат докучать старику Писаке! Но кто ты, парень? Как тебя звать?

– Джейм… Джейм Талисман, – выдавила она, автоматически назвав имя, неуверенная, что оно ее. – Но я не…

– Талисман, Талисман, – ворчливо повторил старик. – Странное имя, но все кенциры странные. Ты же из Кенцирата, а? Ой, пацан, ты не заморочишь мне голову, с твоим-то акцентом! Даже и не пытайся, ага? – Все его морщинки собрались в лукавый пучок улыбки. – Ты кенцир, а это значит, что в беде ты не подведешь. Заходи попозже, мальчик, у меня найдется работа для тебя. – С этими словами он стремительно зашаркал по проулку, оставив Джейм в полубеспамятстве, не дослушав ее слабого протеста.

Джейм отчаянно боролась с головокружением, чувствуя, что тело вот-вот перестанет подчиняться ей. В меркнущем сознании проносились образы – темная башня, безликие фигуры во мраке, хруст… да, так ломались пальцы.

– Нет!

Это был ее собственный крик. Эхо заметалось, ударяясь о стены. Джейм вновь стояла на пороге дома в безмолвном городе, рядом с телом человека, сбитого ею, далеко от северных кошмаров и мстительных мерлогов. О Трое, еще один такой срыв – и она отправится прямиком в иной мир. «Что было, то было, забудь все, – твердила она себе, – прошлое не навредит тебе без твоего согласия, но настоящее… настоящее может убить».

Где-то что-то горело.

Джейм дернула головой. Проулок был полон дыма. В десяти шагах от нее пылало лежащее тело.

В оцепенении Джейм смотрела, как тонкие языки голубого пламени обвивают и лижут туловище. Кожа почернела и облезала клочьями. Волосы вспыхнули и взлетели прозрачным облаком, открыв на секунду прекрасный цветок, вытатуированный за левым ухом, последний раз расцветающий в огне. Одежда, кожа, мышцы, кости – все рассыпалось, превращаясь в черный, жирный дым, страшной спиралью поднимавшийся к небу.

Затем Джейм увидела, как столб дыма постепенно обретает форму. Она вскочила и попятилась назад, в тень дверного проема. Голова неясных очертаний качалась из стороны в сторону на вершине высокого смерча – на уровне закрытых окон третьего этажа. Нижний конец дымной фигуры превратился в длиннющий хвост, бьющийся между стен, пачкающий их копотью. Чудовище быстро обрело плоть, рыгнуло пламенем и поползло по улице, оставляя за собой золу и жирные пятна сажи на булыжниках мостовой.

В тот момент Джейм было все равно, явление ли это божества, галлюцинация или такой местный способ уборки улиц, – она покинула проулок еще до того, как тварь повернула за угол.

Вскоре Джейм остановил ветер. Он срывал яркие ленты со стен, заставляя их воевать в воздухе, – одна сторона улицы с другой. На это стоило посмотреть: рубины и аметисты с золотыми прожилками горели в холодном серебристом свете луны, вспыхивали изумруды и бирюза. Потом все краски потускнели. Рваные облака заслонили диск луны, неся ураган на своих спинах. С севера за ними катились все новые полчища грозовых туч.

Джейм стояла, дрожа на ветру. Летящая зола мешала дышать, оседала серой коркой на лице, превращая его в подобие посмертной маски. «Ничто не остается мертвымнавсегда», – шептал голос в ее сознании. Она вытерла рукавом куртки лицо и внезапно ощутила себя беззащитной, словно обнаженной. Без привычного шестого чувства, все еще не опомнившегося от потрясения, как может она знать, что готовит ей тьма в следующий миг? Ворота на север открыты. Там, за холмами, среди разрушенных башен движутся, волнуясь, тени, ползут, вынюхивая следы крови и вины. Он придет сюда с ними, чтобы забрать то, что у нее есть. Чтобы заполучить это, он не поленится проделать огромный путь. Даже сейчас Джейм казалось, что она слышит его поступь, сотрясающую землю.

«Это бред, горячечный бред», – твердила Джейм, делая еще одну, последнюю попытку вырваться из оков страха.

Но земля действительно содрогалась.

Это было так, словно что-то очень тяжелое падало на землю через равные промежутки времени: мерные, тяжеловесные удары нарастающей силы. Они становились все ближе. Глазам Джейм открылось странное и страшное зрелище – уличные флаги и ленты, как сорвавшиеся с цепи псы, бешено рванулись к ней, натянулись и будто облепили что-то огромное, но невидимое. Балконы четвертого этажа размазало по. стене. Краткий проблеск лунного света – и Джейм увидела облако пыли, взметнувшееся по краям большой круглой отметины на земле, похожей на заплату. Камни под ногами опять зашевелились, и на мостовой, где-то в двадцати футах от Джейм, появился еще один след – выдавленная в брусчатке яма глубиной в добрых три дюйма.

Джейм не успела подумать, что же это за тварь и что с ней делать, как невидимое нечто, с жутким, пробирающим до костей скрежетом, взметнуло пыль и волной понеслось на нее, оставляя за собой разбитые камни.

«О нет», – беззвучно выдохнула Джейм, пошатнувшись.

Она побежала по переплетающимся улицам, огибая углы, пролетая по переходам, и наконец – по каменному мосту через реку, сверкающую стальным блеском. Мост за ее спиной застонал, когда невидимый преследователь ступил на него.

Джейм не могла дышать, воздух обжигал легкие, глаза застилала пелена. Из последних сил, полуослепшая, бежала она, почти теряя сознание. Споткнулась, упала. Автоматически сработали рефлексы, она сделала кувырок, но получилось неуклюже, заплечный мешок больно врезался в позвоночник, и когда Джейм попыталась подняться, ноги ей отказали. Тварь, должно быть, уже нависла над ней. Джейм поползла, задыхаясь, превозмогая боль. Чувствуя, что конец уже близок, она приготовилась с честью встретить смерть, как и подобает воину.

К ее удивлению, ничего не произошло.

Преследователь был здесь – едва ли не в пяти шагах от Джейм, каменная кладка превращалась в песок под его тяжелыми шагами. Но похоже было, что он просто прогуливается туда-сюда, словно какому-то невидимому слону вдруг захотелось поиграть в кошки-мышки. Неожиданно он развернулся и побрел назад тем же путем, что и пришел сюда.

Джейм лежала, уткнувшись лицом в брусчатку, уже не помня точно, как очутилась здесь. Осколки камней царапали щеку, болели ушибленные колени. Будто сама земля набросилась на нее. Джейм чувствовала себя как неопытный ныряльщик, плашмя ударившийся о воду. Бешеный стук сердца затихал, она неуверенно привстала и надолго замерла, обхватив ноющие колени. Потом огляделась вокруг.

Улица была усыпана обломками камней, по бокам ее выстроились в шеренгу полуобвалившиеся здания, а немного дальше разрушение было полным, да и сама дорога исчезала под грудами мусора, покрывшего ее, словно коростой, и дома слепо смотрели в никуда пустыми глазницами выбитых окон.

Джейм находилась как будто на краю огромной раны, нанесенной кем-то несчастному городу невообразимым, оставившим за собой лишь руины и опустошение. И источник этой болезни был очень близко, и он очень-очень силен. Джейм перебрала свои ощущения, шестое чувство все еще не набрало силы, но все вместе они еще кое-что значили. Она знала, что рядом с ней течет какая-то энергия – холодная, глубокая, нечеловеческая, подобная могучей реке, несущейся между скал, истачивая их до гальки, размывая собственные берега. Сейчас эта река пыталась пробить русло к ее сознанию. Не в силах бежать, Джейм один за одним воздвигала барьеры в своем мозгу, пытаясь защититься от непрошеной силы, давящей на разум.

Это усилие почти истощило ее волю. Она заставила себя встать и побрела к источнику энергии, что атаковала ее мозг. Горы мусора маячили перед Джейм. Она стала перебираться через них, чихая от пыли. Щепки, куски штукатурки, разбитая глиняная посуда. И вот она на гребне холма, а внизу – храм.

Он возвышался, застывший и слепой, среди моря руин. Дома в отдалении от него еще ухитрялись стоять, но вблизи царствовало разрушение, и здания, когда-то стоявшие рядом с храмом, превратились в груды щебня. Ничто не вступало в этот отравленный круг. Летучие мыши сворачивали, если подлетали слишком близко. Крысы, кишмя кишевшие в окрестных помойках, не решались поживиться чем-нибудь в этой яме. Ничто не шевелилось, лишь ветер иногда нарушал оцепенение, но и он, казалось, стихал и умирал вблизи зловещей цитадели, одна тень которой, похоже, крошила гранит и превращала толстые дубовые стропила в труху.

Виновник этой разрухи, храм, был сам по себе невелик, но создавалось впечатление, что он занимает огромное пространство. Джейм инстинктивно чувствовала, что и внутри он казался бы беспредельным. Она, которая никогда прежде не видела ничего подобного, знала, кому он посвящен.

Это было обиталище Трехликого бога. Пылающий, Тот, Кто Создает; Мерцающий, Тот, Кто Охраняет; Изрыгающий, Тот, Кто Разрушает. Имена эти редко произносились вслух, и никогда все вместе. Немногие люди могли взывать к Трехликому безнаказанно, а всуе произнесенное, его имя могло породить великую силу разрушения, подобную той, чей след ясно виден здесь, на этом кладбище домов и надежд. Он, и никто другой, был ее единственным богом, тем, кто призвал Троих – аррин-кенов, кендаров, высокорожденных – превратил их в один народ и поставил против вечного врага, Отца Теней. Тридцать тысячелетий, три тысячи лет в одном только Ратиллене, Кенцират сражался и отступал из мира в мир, по Цепи Сотворений, ожидая, когда бог возвратится к ним, встанет во главе войска и поведет eго в последнюю битву. Кенциры были избранными и гордились этим, но бог, по-видимому, предоставил им самостоятельно довершать начатое.

Они были обмануты.

Джейм вдруг осознала, что мощь, разлившаяся вокруг храма, отличается от силы, бурлившей на безумных улицах Тай-Тестигона, среди так называемых мертвых богов, лишь масштабами своего проявления, но не свойствами. Так сколько же в мире богов – один, в которого верил Кенцират, или много? Если много, то ее народ был жестоко обманут и вряд ли сможет с этим примириться. Кто использовал кенциров и зачем? Ладно, они переживут то, что их использовали, но не потерпят лжи. Их честь не вынесет этого, и честь Джейм тут не исключение. Одно лишь подозрение в предательстве – сейчас, когда ей так нужны все силы, весь резерв наследия Кенцирата, – нанесло ей сокрушительный удар. Сжав кулаки, грозила она храму, бросая безмолвный вызов: пусть разразится война, она будет сражаться до тех пор, пока не узнает правду. Безумный вызов, но не безумнее, чем превращенный в жилище призраков город, где она так надеялась найти помощь. Ей не требовалось сейчас никаких причин и оправданий. Хотелось только быть подальше от этого места, пропитанного ядом гнойного божества. Когда Джейм повернула назад, на землю упала тьма и больше не поднималась. Шторм, так долго собиравшийся, наконец разразился.

После люди говорили, что никогда еще ночь в Тай-Тестигоне не была чернее. Ветер, рыдая и хохоча, мчался по городу, сметая все на своем пути, ломясь и царапаясь в дома так, что сидящим внутри казалось, что к утру в городе не останется ни одной целой стены. Они слушали завывания высоко над землей, а решившиеся выглянуть наружу клялись потом, что видели ужасные вещи. Северный ветер, ветер демонов, нес на юг кошмары из мертвых земель.


Джейм шла спотыкаясь, дрожа в лихорадке, не обращая внимания на хаос, клубящийся вокруг нее. Ей казалось, что она вновь в замке, ребенком бредет по спящим коридорам, ища чего-то. Уже очень поздно. Если кто-нибудь заметит ее, утром последуют суровые внушения, особенно если он узнает об этом… Но она же так осторожна. Ей так нужно отыскать… Что? Ноги замерзли, а ночь так темна. Все кругом, должно быть, спят. Джейм заторопилась, удивляясь, почему ей так тревожно, стараясь лишь вспомнить, что же она ищет. И внезапно ей стало ясно. Есть такое место под одной из лестниц, место, где так хорошо можно спрятаться, и она ищет не что-то, а кого-то. Тори. Вот и лестница. Почему она боится заглянуть под нее? Здесь ведь то, за чем она пришла сюда. Вот и темный уголок, а там, ну да – неясная фигура.

– Тори?

Нет ответа. Джейм наклонилась, вглядываясь в тень, и отшатнулась, подавив крик. О мой бог, это Анар. Прижавшись к стене, она боролась с тошнотой. На это у нее нет времени. Она должна обыскать все места, где может быть Тори, отчаянно надеясь, что его не будет ни в одном из них.

Смерть была всюду – стояла в дверях, забивалась в углы, заползала под пол, будто сама искала спасения от самой себя; качалась на натянутых нервах, пряталась в костях, облепленных кое-где кусочками кожи и высохшей плоти. Джейм заставляла себя вглядываться в лица, которые смерть сделала неотличимыми друг от друга. Но она знала их всех и не находила того, кого больше всего страшилась увидеть. Но если Тори здесь нет, то где же он? Однажды Анар рассказал ей, что если идти долго-долго на юг, то можно прийти в страну, где ветер сладок, а земля чиста. Тори тоже слышал эту историю. Может быть, там она и найдет его?

Она все еще искала брата. Но теперь на спине был тяжелый мешок, и она пыталась выбраться из замка. Что-то напугало ее… Нет, это она сделала нечто ужасное и должна бежать. Но где же она? Проходы открывались, как раны, один за другим, раздваивались, петляли, уводили неизвестно куда. Неужели она заблудилась? Нет, нельзя даже думать об этом. Спастись, спасти, спастись, спасти…

Кто-то шел за ней.

«Дитя, куда ты убегаешь, зачем покидаешь нас так скоро?»

Это был голос Анара… Нет, голос только похож на его. Шепот проникал в уши.

«Что? Ты ничего не скажешь своему старому учителю? Посмотри на меня, дитя.»

Она не сделает этого. Никто в замке не был к ней добрее, но она никогда больше не хочет видеть то лицо из темного угла под лестницей.

Тогда она услышала другой голос, раздавшийся в коридоре за спиной. Вначале это было всего лишь невнятное бормотание, звуки перетекали друг в друга, но потом их поток стал расплетаться, становясь яснее. Выражение, интонации… Сердце Джейм ударилось о ребра. Они все пришли сюда. Шаги шаркали по полу, полусгнившие одежды шуршали, тела натыкались на стены, но голоса по-прежнему звучали мягко, вкрадчиво…

«Куда же ты, дитя? Вернись к нам. Мы любим тебя.»

«А ведь однажды они изгнали меня, – горько подумала Джейм. – ОН сказал, что она испорченное существо без чести и совести, и они все позволили ему изгнать меня в пустынные земли. А теперь просят вернуться. Конечно, это ложь, но зачем?» Она знала. Они хотят, чтобы она засомневалась, замешкалась. Им нужно задержать ее до ЕГО прихода… Он придет, чтобы забрать то, что она забрала у него.

Джейм уже различала его шаги.

«Я должна бежать», – думала Джейм в смятении, но не могла пошевелиться. Лязг подкованных сапог становился все громче. Он спускался по лестнице с зубчатой стены замка.

– Это сон, всего лишь сон! – выкрикнула она, осознавая бесполезность этих слов и свою беспомощность.

На мгновение перед ней вновь открылась улица города. Жестяная вывеска высоко над головой билась о каменную стену дома. Улица тут же исчезла, превратившись во внешнюю галерею замка. Черная фигура шла через холл, разметая собравшихся там мертвецов, и плоть их слетала с костей от его прикосновений. Три сломанных стрелы крепко прибили серый плащ к его груди. Он протянул к Джейм искалеченные руки:

– Дитя Тьмы! – Голос – как треск ломающихся костей. – Где МОЙ МЕЧ? Где мое…

– ОТЕЦ!

Ненавистное слово остановило его.

Ничто не остается мертвым навсегда, но…

– Да пройдите же вы сквозь священный огонь! – крикнула она ему, им всем. – Последний обряд, который я еще могу свершить для вас, даже если вы схватите меня. Даже если я увижу, что ваши мертвые глаза открыты. Неужели вы хотели стать мерлогами?!

Они смотрели на нее, но ничего нельзя было прочесть на их лицах. Потом они покрылись пеплом и стали распадаться на части.

– Не-е-ет! – взвыла она, не в силах видеть, как в пламени сгорает все ее детство.

Ветер закружил и унес золу.

Ноги отказали, и Джейм сползла на пол, слишком изнуренная, чтобы помнить о своих истерзанных руках, пока не попыталась опереться на них. Боль пронзила ее, закружила и увлекла в темноту. «Не уходи! – услышала она чей-то крик. – Не оставляй меня снова одну!» Это был ее собственный голос, и не было ему ответа. Еще секунду маячил перед Джейм пустой коридор ее старого дома – такой, каким она видела его в последний раз, – и образ ускользнул.

Камни под рукой были холодны. Капли начинавшегося дождя застывали, покрывая ледяной коркой мостовую. Джейм подставила дождю лицо. Казалось, он сможет смыть все – равнодушную улицу, забитые окна, ее саму. И пусть. Окоченевшая, поднялась она и, оступаясь, побрела как лунатик, ничего не видя вокруг, не чувствуя наконец ни вины, ни горя, и ночь поглотила ее.

Глава 2. ДОМ ПРИНОСЯЩИХ УДАЧУ

Первым, кого увидела Джейм, открыв глаза, был кот. Собственно, увидеть что-либо кроме него было трудновато – большой, толстый, он сидел с весьма солидным видом прямо у нее на груди. Какое-то время они пялились друг на друга, затем кот зевнул, показав белые зубы и широкую розовую пасть, потом потянулся и ткнулся носом в подбородок Джейм, решив устроиться поудобнее в уютной ложбинке у самого горла. Дышать стало тяжело. Джейм подняла руку, собираясь сдвинуть кота, и замерла. Рука была не только все еще при ней, но и совершенно здорова – только тонкие белые шрамы говорили о том, что недавно она была поражена смертельно опасной заразой. Двар, целительный сон, все-таки пришел – и вовремя.

От облегчения даже закружилась голова. Потом настало время удивляться – где же она и как попала сюда?

Джейм лежала на кровати в маленькой комнатке, в дальней стене узкий дверной проем пылал, словно жерло печи, – сквозь него в помещение врывались лучи восходящего солнца. Свет резал глаза. Джейм зажмурилась, потом откинулась на подушку. В изголовье трепетали листья плюща, заглядывающего в окно. А когда порыв ветра отбросил зеленую завесу в сторону, стали видны маленькие каменные фигурки, на лицах которых застыли гримасы безумного веселья.

Что-то шевельнулось в памяти.

Джейм расслабилась, пытаясь вспомнить, что случилось с ней после пробуждения под дождем. Кажется, она снова шла – да, наверное, так и было. Только один образ всплывал в памяти – фасад какого-то дома, весь изукрашенный резными фигурками. Похожие на уродливых детей, они резвились на стенах, толпились вокруг окон, под козырьком крыши, они гримасничали и делали непристойные жесты. Дверь открылась под ее прикосновением. А за дверью?

Думай. Обрывки воспоминаний возвращались – комната, множество широко открытых испуганных глаз. Потом, словно поднимаясь из глубины, всплыли лица, руки, волосы… Трогают, цепляют, тянут к свету, к жизни…

Потолочные балки были выкрашены небесно-голубой краской и расписаны белыми розами. Они явно не были частью сна, грозящего превратиться в кошмар. Почему же тогда так трудно дышать?

Ой, как глупо, ну конечно же, этот наглый кот.

Джейм пыталась спихнуть зверюгу, но тот только негромко мурлыкал в ответ. Это продолжалось до тех пор, пока в комнату не влетела женщина, и с криком «У-у-у-у, паразит такой!» – подхватила кота и сбросила его на пол.

– Вот проныра! – восклицала она, выталкивая провинившегося из комнаты. – Стоило на секунду выйти, а он уже тут как тут! Он тебя не задушил, нет? По-моему, проще остаться в живых на Балу Мертвых Богов, чем после общения с котиком госпожи Абернии. А я Танишент, для друзей – Танис.

Она присела на край кровати и наклонилась к Джейм:

– Ну что? Ты не хочешь спросить, где находишься?

– Я помню столы и людей с пивными кружками, – медленно проговорила Джейм. – Когда я вошла, все прекратили пить. Это, наверное, гостиница или таверна?

– Ага, это «Рес-аб-Тирр», Дом Приносящих Удачу, а насчет прекратили пить – ха-ха! Кое-кто из наших завсегдатаев чуть не помер со страху, когда ты открыла дверь, а кто был поближе – посигали из окон. Если б ты не рухнула прямо на пороге, дом сейчас стоял бы пустой, как мыльный пузырь.

– Извините, я помешала веселью. А что с моими руками?

– Ну, это отдельная история, – Танишент явно доставляло удовольствие вспоминать события той ночи. – Лекарь сказал, что руки придется отрезать, а лучше откусить, если мы, конечно, найдем какого-нибудь подходящего смирного демона. Но пока Тубан решал, что делать, они раз – и начали заживать сами собой! Лекарь сказал, что в жизни такого не видел, ну так он и кенциров никогда не видел. Тринадцать дней прошло… Ну да, тринадцать. Вот сколько ты проспала!

Джейм не успела толком осмыслить это сообщение, когда дверной проем закрыла громадная темная фигура. С трудом, в несколько приемов, она протиснулась в комнату и оказалась лысым толстяком.

– С каждым годом двери становятся все уже! – бодро воскликнул он. – Ну что ж, ты снова среди живых, а то мы уж начали беспокоиться. Я Тубан из Эндискара, хозяйничаю тут. Добро пожаловать в этот дом, и мир всем входящим сюда.

– Я Джейм из Кенцирата. Быть в вашем доме – честь для меня.

– А, Кенцират! Так лекарь не ошибся! Мы редко видим здесь твоих земляков, разве что кто пойдет с востока, из Кеншолда, или с запада, из Хмари. А откуда ты? И почему одна?

– Мои люди мертвы. – Слова упали, плоские, без выражения, без эмоций. Просто констатация факта.

Ночные кошмары растаяли, и Джейм только сейчас почувствовала, что находится в безопасности. «Может быть, это тоже сон?» – промелькнула паническая мысль, и Джейм сконцентрировала внимание на широком приветливом лице Тубана:

– Я пришла с севера.

– Никто не приходит оттуда, – убежденно проговорил толстяк. – У тебя жар, ты что-то спутала. Наверняка ты шла из Восточного Кеншолда. С этой стороны гор, больше неоткуда… неоткуда… неоткуда… неоткуда… – Слово эхом забилось в мозгу, затихая. Джейм снова спала.


В следующий раз ее разбудил не кот, а громкий стук. Открыв глаза, Джейм увидела, как Танишент поднимает с пола маленькое бронзовое зеркальце, бросает его на стоящую рядом кровать и убегает, кутаясь в яркую шаль, не замечая, что ее новая соседка проснулась. Джейм смотрела ей вслед. Когда они впервые увиделись утром, она предположила, что Танис примерно лет тридцать, но кто бы мог дать девушке, вылетевшей сейчас из комнаты, больше девятнадцати? Может быть, двар притупил ее чувства… А может, и нет. После всего, что произошло с ней, Джейм без вопросов приняла бы и куда более странные вещи. У нее еще будет время разобраться во всем. Сейчас же она жутко хотела есть, тринадцать дней двара спровоцировали волчий аппетит.

Джейм осторожно села, спустила ноги на пол и после нескольких попыток наконец встала. Что ж, не так уж это и трудно. С возросшей уверенностью она сделала шаг к двери, и тут обнаружилось, что ночная рубашка, в которую она была одета, мягко говоря, ей не по размеру. Джейм наступила на подол, потеряла равновесие и тяжело рухнула на соседнюю кровать.

Под рукой оказалось зеркало Танис, откуда на Джейм смотрела незнакомка. Неужели она так выглядит? Как заострились черты, какие огромные серые глаза.

«Да уж, сейчас никто не назовет тебя хорошенькой», – уныло подумала Джейм. Она сейчас так похожа на мальчишку, неудивительно, что обманулся тот старик в проулке. Тем более что ее длинные черные волосы были скрыты тогда под шапкой. Юное лицо вызывающе смотрело на нее, и она смотрела на него со смешанным чувством, как на чужое. А эти глаза… они видели то, что она так и не смогла вспомнить.

– Где же ты была, – тихо спросила она. – Что ты видела?

Со внезапным отвращением Джейм отпихнула от себя зеркало. Глупо быть одержимой прошлым, которого она даже не помнит. Все уже позади. Начинается новая жизнь, и… И надо бы все-таки поесть. Подгоняемая растущим голодом, она подобрала подол рубахи и направилась к выходу.

Рядом с дверью, примостившись в тени под нишей, где стояла ваза с цветами, лежал ее заплечный мешок.

Взгляд Джейм уцепился за него. Казалось, что он терпеливо ждет ее, покорно собирая пыль грязными боками. «Я пытаюсь поймать пустоту», – подумала она с горечью. Две недели она тащила на себе, как горб, осколки прошлого, известного и неизвестного. Даже сейчас они преследовали ее, в этой сумке лежали потерянные годы, какими еще ужасами она может быть наполнена? Протяни руку, и узнаешь. Нет, этот мешок со всем его содержимым надо как можно скорее спрятать в надежное место. Заставив себя выкинуть все это из головы, Джейм подобрала подол и неуверенно вышла из комнаты.

Открытая галерея соединяла северное и южное крылья таверны. Этажом ниже лежал двор, обнесенный толстой стеной. Оттуда поднимался едкий запах навоза, слышался звук переступающих по соломе копыт, эти запахи и звуки смешивались с отдаленным позвякиванием посуды и ароматом готовящейся еды. Что бы это ни было – пахло оно вкусно. Джейм попыталась определить, откуда дует такой приятный ветерок, но тут раздались грохот и рассерженный вскрик. Одна из дверей первого этажа распахнулась, на пороге появилась высокая женщина в фартуке, держащая за шкирку облезлого кота, она швырнула его на землю и гордо удалилась обратно в дом.

Ага, кухня там. И как же туда спуститься?

В северном конце галереи Джейм обнаружила широкую лестницу, ведущую вниз. Приподняв юбку, Джейм осторожно пошла вниз по ступенькам. Начиналось все отлично, но на полпути нога попала в щель, и Джейм закувыркалась. Инстинктивно она свернулась клубочком и таким манером, как мячик, завершила свой спуск, ничего не сломав, но с однозначным ощущением, что на нее разом обрушились все удары, которые она получала за всю свою жизнь.

Она села на плиточном полу, тряся головой, чтобы там немного прояснилось после такого болезненного нисхождения, и поглядела наверх, на проделанный путь, но чья-то голова высунулась, заслонив обзор, и поинтересовалась:

– Ну, неужто закончила?

– Д-да, госпожа, – ответила Джейм, глядя в суровые светлые глаза женщины. – Я сорвалась со ступеньки.

– В хорошо управляемом хозяйстве, – произнес гневный голос, – не бывает инвалидов, случайно падающих с лестницы. А я никакая не госпожа, а вдова Клепетания, кухарка и домоправительница.

– А я Джейм из Кенцирата, – ответ был не менее резок, – а вовсе не инвалид.

Вдова фыркнула:

– Что ж, надеюсь, впредь я буду видеть тебя только в вертикальном положении.

Джейм медленно выпрямилась, поморщившись от боли, и поправила ночную рубашку, которая норовила сползти с обоих плеч одновременно.

– Хм-м! – Вдова, похоже, смягчилась. – Если ты можешь гулять, значит, можешь и есть. Иди сюда, юная леди, и подкрепись.

Джейм прошла за ней на кухню, в просторное помещение с высоким сводчатым потолком, где на двух из трех очагов кипели подвешенные над огнем громадные чайники. Справа под лестницей виднелась небольшая судомойня. Горшок над третьим очагом, как раз между кухней и главным холлом, испускал тот самый чудный запах, что Джейм учуяла еще на галерее. Вдова указала ей место рядом, и Джейм села, наслаждаясь теплом, пока вдова наливала похлебку в плошку.

– Береги рот, – буркнула она, протягивая Джейм миску с бурлящим варевом. – Суп горячий.

Джейм глотала, почти не чувствуя вкуса, слишком голодная, чтобы обращать внимание на обожженный язык, а вдова тем временем закончила мыть тарелки и вернулась к птице, которую готовила за центральным столом. Кухня наполнилась ароматами тимьяна, базилика, розмарина. Кухарка резала фиги, когда Джейм отставила тщательно выскобленную миску в сторону:

– Клепетания…

– Зови меня Клепетти, – разрешила вдова, дотягиваясь до бутыли с белым вином. – Так меня все зовут.

– Клепетти, что такое Бал Мертвых Богов?

– Ха! – Кухарка потрясла сосуд, но вовремя вспомнила, что он почти полон, и со стуком поставила его на место. – Говорила я Тубану, что только невежды да слабоумные могут выпустить кого-то из дома в такую ночь. Бал Мертвых Богов – это то, с чем ты столкнулась слишком близко. Раз в год, в Канун Осени, все боги, растерявшие или пережившие своих приверженцев, приходят к нам отовсюду, где бы они ни были, и бродят всю ночь по улицам. Некоторые почти безвредны, но другие голодны и рыщут в поисках жертв. Хорошо, если они удовлетворятся горшком с бегониями, но ведь были идиоты, пичкавшие их кровью младенцев или сердцами девственниц. Говорят, что без приглашения им в дом не войти, но все равно тестигонцы наглухо забивают этой ночью окна и двери – на всякий случай, для пущего спокойствия. Все, но только не Тубан – он говорит, что это было бы негостеприимно.

Она вновь фыркнула, достала ложку и начала натирать индейку смесью пряностей, трав и соли.

– Ох уж это гостеприимство! – продолжала Клепетания. – А если бы той ночью вслед за тобой вошло что-нибудь большое и хищное? Да мы бы давным-давно разорились, если б не госпожа Аберния.

Пока она говорила, пятнистый кот снова тайком проскользнул в кухню и теперь, умываясь, сидел прямо перед Джейм. К нему присоединился другой, а потом третий – Бу. Джейм глядела на них, переваривая еду и рассказ, а вдова набивала фаршем индейку с таким энтузиазмом, будто вколачивала гвозди в гроб злейшего врага.

– Клепетти… – Голос звучал тихо-тихо. – Если тут так много мертвых богов, то сколько же их живет повсюду?

– Ну, сотни, если не тысячи. – Вдова поглядела на нее поверх тушки. – Милое дитя, уж не с луны ли ты упала, если не знаешь, что у каждого бога Восточных Земель в Тай-Тестигоне есть свой храм? Тай-Тестигон – святой город для них всех. Вот почему здесь иногда так странно. Но не только боги ездят на нас, иногда и мы их седлаем. Все это знают, кроме, кажется, тебя. Ну, какой еще прописной истиной мне тебя удивить?

Джейм надолго задумалась, так что вдова, минутку подождав, вернулась к своей птице. Девушке хотелось задать множество вопросов об этих богах, но она не могла их толком сформулировать и, кроме того, боялась ответов, которые могла получить. С вопросами лучше подождать, решила она, а вдова тем временем насадила индейку на вертел и стала вращать ее над огнем.

– Я хочу спросить, – наконец проговорила Джейм, когда женщина разогнулась, поливая птицу жиром, чтобы не подгорела, – о Танишент…

– А что с ней такое? – Вдова замерла, и замерла индейка на вертеле.

Резкий тон поразил Джейм.

– Ну, – нерешительно начала она, – сегодня утром я могла бы поклясться, что ей около тридцати, но сейчас, всего полчаса назад…

Клепетти подскочила. Индейка шлепнулась в огонь, подняв сноп искр, коты взвились и умчались вприпрыжку (все, кроме Бу – он только подтянул под себя лапы), а вдова бросилась наружу с криком: «Танис, чертова дура!» ДжейхМ слышала топот ее башмаков на лестнице и галерее, пытаясь вызволить индейку из пламени, и все еще занималась этим, когда Клепетти вернулась на кухню, схватила пару каминных щипцов и выгребла обгоревшую птицу из очага. Она злобно рассматривала угли минуты две, потом резко повернулась к Джейм.

– Есть такое лекарство, зовется «Драконьей кровью», – напряженно проговорила она. – Оно на время возвращает молодость – или видимость молодости, – но чаще ты берешь куда больше, чем тебе нужно, и потом только быстрее стареешь. Танис стала пить его четыре года назад, когда ей стукнуло двадцать – ей казалось, что с возрастом не сможет танцевать. А теперь у нее завелся этот жалкий любовник, наверняка к нему и побежала. Если не прекратит глотать эту отраву, наверняка погубит себя. Я тебе говорю все это, потому что мы здесь заботимся друг о друге, а это бедное глупое дитя нуждается в нашей помощи. Помни об этом.

В холле раздалась тяжелая поступь и кто-то громко потребовал еды.

– Ну вот, уже посетители! – Клепетти, в отчаянии оглядев кухню, взяла сожженную индейку. На полу все еще лежала россыпь осколков разбившейся посуды, а пятнистый кот, сидя на верхней полке, настороженно выглядывал из-за фарфорового блюда, которое зловеще покачивалось.

– Что ж, время послеобеденное… к тебе это тоже относится. Возвращайся в постель, а я тут займусь спасением оставшегося имущества. И знаешь что, когда ты в следующий раз будешь спускаться по лестнице, – окликнула она Джейм, осторожно шагнувшую вверх по ступенькам, – ПОЖАЛУЙСТА, делай это как все нормальные люди.


Теперь Джейм быстро приходила в себя. За несколько дней она облазила каждый уголок таверны, сверкая глазами от любопытства не хуже кота. Но при всем удовольствии, которое она получала от этой новой, увлекательной ситуации, она не забывала, что привело ее в город. Джейм ходила по Тай-Тестигону, однако уже поняла, что практически невозможно разузнать что-то о своем брате в таком большом, запутанном месте. В любом случае, если Тори был здесь, если он шел этим путем, то, наверное, не оста навливался тут надолго. Он мог идти в Заречье – район Кенцирата в Ратиллене – и ждать по ту сторону Хмари. «Я должна последовать туда за братом, – решила Джейм, – если нам суждено еще встретиться по эту сторону погребального костра».

– Но как мне выбраться из Восточных Земель? – спросила она Клепетти.

– Сейчас это невозможно, – ответила вдова. – Дороги в горах завалило снегом еще неделю назад, и они стали непроходимы.

– Но наверняка есть и другой путь.

– Когда-то был. Люди обходили Хмарь со стороны южных отрогов, но сейчас Тихий Полуостров заполонили мерлоги – и очень злые. И по морю не пройдешь – в этом году рано начались шторма. С каждым годом мы замыкаемся все больше и больше. Однажды дороги на запад вовсе исчезнут, и если ты думаешь, что задержалась тут ненадолго, то, милая, твои представления о времени так же относительны, как и твое умение ходить по лестнице.

Первым порывом Джейм было отправиться куда угодно – может быть, на юг, найти там корабль, готовый рискнуть, огибая мыс Потерь в сезон штормов. Внутреннее влечение, побуждающее кенциров держаться вместе, тянуло ее. Когда-то она подчинялась ему без долгих размышлений, но сейчас не могла решиться. После всего пережитого силы еще не полностью вернулись к ней, и нельзя подвергать опасности кольцо и обломок меча – брат потеряет право первородства, если она не принесет их ему. Нет, она подождет – пока не будет совсем готова, или пока не придет весна, и путешествие станет менее опасным.

Что значат несколько лишних недель, пусть даже месяцев, если ей потребовались годы борьбы, чтобы вернуться домой, в замок? Скоро мир ее народа распахнется перед ней, и она должна подготовить себя к этому.

А жизнь в трактире шла своим чередом, один день походил на другой, время сюрпризов прошло. Клепетти задавала темп. Каждое утро она дочиста отмывала кухню, полы главного зала и боковой комнатки, куда помещали на ночь пьяных, которым было уже не дойти до дома. Потом она давала указания по хозяйству, затем готовила еду, весь день проводя на кухне. К вечеру главный котел был уже полон супа или жаркого, а все пространство стола заставлено острыми сырами, ветчиной, заливным, пирогами с начинкой из угрей и потрохов для охотников, с луком для сладострастников. Мясо, насаженное на вертел, истекало соком, и еще множество разнообразных кушаний – в зависимости от вкусов посетителей и смотря по тому, какой сейчас праздник. После обеда начинали приходить посетители. С раннего вечера до поздней ночи трактир наполнял грохот, песни и непрерывные требования подать вина. Каждые три дня вдова пекла хлеб, мешая тесто так, что мука летала по всему северному крылу дома. Каждую неделю устраивалась большая стирка.

Как только Джейм стала чувствовать себя сносно, она начала помогать Клепетти и остальным чем молсет, сначала на кухне. Вдова немножко умела колдовать и с книгой домашних заклинаний могла делать кое-какие полезные вещи – разжечь на золе огонь, склеить разбитый фарфор, перевернуть вовремя булки. Через две недели эта книга была сунута Джейм в руки.

– Ну, попробуй теперь сама, а мы посмотрим, – сказала вдова, шлепая на стол кусок пресного теста.

Джейм смутилась. Многие, если не большинство ее соплеменников, обладали магическими талантами, но боялись их применять. Напуганная, она прочитала заклинание. Клепетти обычно за полчаса испекала хлеб в духовке – у Джейм он зарумянился через пять минут. Но когда вдова разрезала буханку, они обнаружили у нее странные внутренности.

На этом обучение Джейм кулинарному искусству закончилось. С тех пор она помогала в прачечной, мыла посуду и каждый вечер работала подавальщицей в главном зале.

Тай-Тестигон при свете дня был самым обычным, спокойным городом, но стоило сумеркам опуститься на улицы, странные звуки и запахи выползали из теней. Лавируя между столиками под тремя огромными люстрами, Джейм часто различала отдаленный рокот религиозных шествий, мелькали причудливые костюмы, блестели позолотой лица священников, зашедших в «Рес-аб-Тирр» выпить чарочку на удачу перед какой-нибудь важной церемонией. Однажды они привели с собой молчаливую женщину, наготу которой прикрывал лишь золотой орнамент. Гилли, слуга, указал на нее Джейм, прошептав, что это – будущая жертва. Джейм думала, что это шутка, пока не встретила безумный взгляд женщины за столом.

Так шли дни. Люди в трактире прекрасно относились к ней. Тубан был неизменно вежлив с ней, впрочем, как и со всеми приходящими в дом. Клепетти ворчала, но не могла этим скрыть свою доброту. Ротан, племянник Тубана, был достаточно дружелюбен, но слишком напыщен, как и полагается наследнику владельца гостиницы. Более внимательный или менее тактичный, чем другие, двоюродный братец Ротана Гилли сделал крупную ошибку, пробуя поддразнивать Джейм, расспрашивая о ее руках, и до полусмерти испугался, когда эти самые руки метнулись к его горлу. К счастью, голова у мальчишки была светлая, характер незлобивый – и вскоре он забыл этот неприятный эпизод. А что до Танис, так та с удовольствием развлекала свою соседку по комнате бесконечными историями своих отношений с Бортисом, мужественным забиякой-разбойником, который зимой спускался с холмов в город.

Единственным человеком в трактире, которого Джейм так и не узнала поближе, была госпожа Аберния. Жена Тубана никогда не покидала своих покоев в южном крыле. Джейм изредка слышала, как та громко бранила Тубана за возмутительную щедрость или что-нибудь в том же духе, но видела разве что тень на плотно задернутой занавеске, энергично размахивающую руками. Никто не мог – или не хотел – объяснить Джейм, почему госпожа Аберния живет такой затворницей.

И это была не единственная загадка «Рес-аб-Тирра». Напряженными были отношения с обитателями гостиницы, стоящей напротив через площадь, – ее основал уроженец округа Тенко из Тверрди, Марплет, и назвал «Твердыней». С самого своего прибытия Джейм оказалась вовлечена в несколько небольших, но неприятных событий в заведении Тубана. Например, однажды утром Джейм обнаружила Ротана и Гилли, соскребающих навоз с фигурок на стене «Рес-аб-Тирра». В другой раз кто-то бросил через стену во двор запечатанный кувшин, который разбился и обдал свежевыстиранные простыни содержимым выгребной ямы. Джейм бы не связала эти происшествия с «Твердыней», если бы однажды днем нечто не влетело в окно и не приземлилось на стол, который она отмывала. Это был тот самый пятнистый кот. Шерсть на морде сгорела, три лапы были сломаны… впрочем, как и шея. Затем Джейм услышала под окнами смех марплетовского управляющего.

Волна черной ярости захлестнула ее. Она отшвырнула тряпку и рванулась к дверям, да только рука Клепетти схватила ее за воротник и втащила обратно.

Полузадушенная, чувствовала она около своего уха тяжелое, злое дыхание вдовы, а протерев глаза, увидела в комнате явно разгневанных Ротана и Гилли, старающихся делать вид, что не замечают несущихся с площади насмешек. Тубан так просто растворился во тьме винного погреба. Потом голоса с улицы удалились, и Клепетти отпустила ее.

– Но почему? – хрипло спросила Джейм, потирая рукой горло. – Мы должны догнать их. Почему мы не побежали следом?

– Дитя, если ты нам хоть чуточку доверяешь, не спрашивай ни о чем. И не вмешивайся, что бы ни случилось, – сказала вдова, повернулась и ушла в кухню.

Джейм смотрела ей вслед. Связанная законами кенцирского гостеприимства, она должна была подчиниться; но другой закон – закон чести Дома – гнал ее защищать и мстить. Но как она может защитить от того, чего не понимает? Неожиданное бездействие ее новых друзей, которых она совсем не считала трусами (ну разве что Тубана), поставило ее в тупик и заставило нервничать. И это еще не самое худшее. Клепетти и остальные точно знают, что происходит, поняла Джейм, и знали задолго до ее появления тут. Но ей не сказали. Почему? Может быть, несмотря на свое дружелюбие, они все еще не доверяют ей? Потому что она посторонняя. Опять.

Сперва она притворилась, что это не имеет никакого значения. В конце концов, у людей могут быть свои секреты, и ни у кого из них пока еще нет веской причины доверять ей. Но дни шли, необъяснимая агрессия Марплета росла, объединяя остальных в их пассивном сопротивлении, и Джейм чувствовала себя так, будто ее исключили из их тесного круга. Это слишком ярко напомнило ей жизнь в замке. Она впервые осознала, что значат для нее здешние люди, как они нужны ей.

«Я должна прижиться где-нибудь, стать частью какого-то места, и если не здесь – то где?»

Она лежала на теплой черепице крыши северного крыла, над четвертым этажом, озирая с высоты город. Острые шпили цвета слоновой кости поднимались вдалеке, касаясь вершинами заходящего за Хмарь солнца. Ночь в Тай-Тестигоне всегда наступала быстро, и лишь только тьма опускалась, город пробуждался к жизни. Джейм тянуло нырнуть в переплетение этих изогнутых улиц, разнюхать все их секреты. Она не забыла неуловимого соблазна лабиринта, богов Тай-Тестигона и вызова, произнесенного перед храмом. Но Тубан просил ее не покидать трактир. Ему казалось, что как только она выйдет за его стены, то немедленно и безвозвратно заблудится. Ну что касается лабиринта улиц, то, усмехнулась Джейм, может быть, он и прав, но придет день, когда она все-таки рискнет. Ей очень нравились здешние люди, и поэтому она не могла оставаться тут бесконечно, просто ожидая чего-то. Если вскоре дела не наладятся, она разорвет шелковый поводок заботы Тубана и растворится в ночи, в одиночестве – уйдет так же, как и пришла сюда.

Снизу раздался пронзительный вопль – полубульканье, полувизг. Посмотрев вниз, Джейм увидела на галерее, рядом с комнатой Танишент, Тубана, глядящего на нее с таким ужасом, что она немедленно прыгнула и, уцепившись за карниз, перелетела прямо на пол галереи, представ перед Тубаном.

– Что случилось? – Голос ее прерывался от волнения. Может быть, ее наконец решили посвятить в тайну?

– Да ты свернешь себе шею! – Ответ был довольно непоследовательный. – Что ты делала там, наверху?

– Ох. Я просто смотрела на город. Кому пришло в голову так запутать улицы?

– Ну, – Тубан явно пытался вновь вернуть себе самообладание, – отчасти это намеренно, отчасти нет. Видишь ли, мы все здесь стараемся избегать неприятностей – реальных и надуманных. Старые дома всегда разбирали, отмывали и очищали площадь, и на их месте вырастали новые. Но немного. Тай-Тестигон был заложен во времена Старой Империи, тогда люди любили головоломки. Вся их культура основывалась на этом, и высшей формой искусства стал лабиринт. Конечно, с тех пор многое изменилось, но традиции так быстро не уходят. Ну вот, например, когда господин Свят-Халва, из Гильдии Воров, пришел к власти, то превратил часть Дворца в настоящую путаницу; а старый Писака до сих пор живет в доме, где заблудился сам архитектор – вошел и с той поры никто его больше не видел.

Джейм встрепенулась:

– А Писака… кто это?

– Он величайший вор в истории Тай-Тестигона, притча во языцех, и единственный, кто знает все улицы города. Округ Храмов – его вотчина, но сейчас он отошел от дел и не показывается на люди. Тебе уже приходилось слышать о нем?

Джейм, поколебавшись, рассказала трактирщику, что случилось в проулке. Тубан слушал, выпучив глаза.

– Пятьдесят шесть лет, с тех пор как этот человек похитил Око Абарраден, что было не просто сложно, как ты можешь подумать, – это было физически невозможно, так вот, с тех пор каждый воришка в Гильдии спит и видит себя его учеником. Пятьдесят шесть лет! А ты только вошла в город – и он делает тебе такое предложение. Да во Дворце все лопнут от зависти, и Свят-Халва – первый!

– Уж не хочешь ли ты сказать, что он предложил научить меня воровать? – ужаснулась Джейм.

– Ну конечно, что же еще! И почему бы нет? Чуть ли не каждый в Тай-Тестигоне если не ворует, то умеет, а если не умеет, то хочет. Это неплохая работа, как я слышал, а уж если попадется хороший учитель, ну и, конечно, если сам не бездарь…

В этот момент Клепетти позвала Тубана из кухни. Он извинился и заспешил к выходу, приговаривая:

– Писака, а? Нет, вы только подумайте.

И Джейм думала, долго и серьезно, несколько дней.

Она все еще жила в комнате с Танишент, но там становилось все более неуютно. Клепетти все-таки удалось вырвать у танцовщицы обещание, что та не будет больше пить Драконью Кровь. Это принесло какое-то облегчение, но не спасало Джейм от жалких улыбок Танис днем и ее истерического плача ночами, когда становилось ясно, что действие зелья прошло, и женщине приходится тяжко расплачиваться за короткое возвращение юности. С другой стороны, Джейм прекрасно знала, что не годится на роль мальчика на побегушках. Во снах к ней все еще приходили ужасающие образы, и она просыпалась с криком. Тогда она брала одеяло и уходила досыпать на крышу, в голубятню, а утром, замерзшая, обнаруживала рядом с собой уютно примостившегося Бу.

Эта большая пустая голубятня стала ее убежищем от напряженной жизни гостиницы. Никто не тревожил ее там – место было слишком открытое, чтобы стать кладовкой или гостевой комнатой. Здесь она наконец спрятала свой мешок в углубление от выпавшего камня в углу, и здесь было достаточно просторно, чтобы тренироваться.

Джейм удивлялась, что ей откуда-то известны приемы Сенеты. Когда много лет назад, в замке, ее брата Тори стали обучать боевым искусствам, она умоляла научить и ее. Последовал категорический отказ. А теперь знание было при ней – девушка обнаружила это еще в Гиблых Землях. Это, конечно, здорово, но и пугающе – ведь она даже не знает, когда и как научилась этой технике и какие еще умения вложили в нее годы, скрытые за пеленой забвения.

Случай с хлебом глубоко потряс Джейм. Она – другая, она всегда отличалась от обычных людей. Джейм смотрела на свои руки и не видела их. Отец так и не смог принять это. Выродок, шанир, нечисть… Слова доносились из прошлого, из ворот замка. Это, должно быть, случилось вскоре после того, как ее ногти нашли себе путь на поверхность. Как зудели кончики пальцев, и какое это было облегчение, какая радость, когда острые пластинки наконец пробили кожу. До сего момента лишенная ногтей, не похожая на всех живущих в замке, как она гордилась таким приобретением! Ужас и отвращение окружающих сбили ее с толку. Сейчас Джейм понимала, что они боялись того, чем она была или могла стать, хотя никто точно и сам не знал и не говорил этого ей. Всегда ли ее люди так относились к ней? Если так, то какой же идиоткой она была, стремясь к ним, грустя о несчастливом доме, потерянном для нее. Кенцирская дура. Что ж, теперь у нее есть месяцев шесть, чтобы попробовать жить самостоятельно, отдельно от Кен-цирата.

Но дни шли, а Джейм оставалась посторонней в «Рес-аб-Тирре» и вроде как узницей в его стенах. Ограничение свободы становилось все более обременительным, и все больше времени она проводила в старой голубятне, отрабатывая танец Сенеты, связующий четыре вида боя. Земля вертится, огонь пылает, вода течет, ветер дует… Джейм еще была слаба, путь огня пока закрыт для нее, а ветер и вовсе недостижим, но для начала неплохо, решила она. Она раскрывала пределы своих знаний и выносливости и достигала их, часто доводя себя до изнеможения. Вымотанная, она быстрее засыпала, и дурные сны все реже терзали ее.

Однажды в Канун Зимы, проходя четвертый уровень текущей воды, она, стоя вниз головой, увидела Гилли, который наблюдал за ней, открыв рот и вцепившись в перила винтовой лестницы.

– Ух ты! – воскликнул он, когда она резко остановилась, изогнув спину такой дугой, что это казалось совершенно невероятным для человеческого тела. – Почему ты не сказала, что была танцовщицей?

Джейм выпрямилась и обернулась.

– Сам ты ух, – улыбнулась она. – Не сказала, потому что не была. Это такие приемы боя. Но что ты делаешь здесь в столь ранний час? Я не ожидала увидеть тебя раньше полудня после вчерашней ночной гулянки.

– Тетушка Клепетти послала меня, – уныло ответил мальчик, – и прочла нотацию – что значит исчезать до того, как все гости отправятся ко сну. Она просила передать тебе, что собирается за покупками, и просит тебя пойти с ней… Эй, глянь-ка!

Но Джейм уже пробежала мимо него. Босиком, с ботинками в руках, перепрыгивала она со ступеньки на ступеньку, спускаясь к парадной двери, где уже в нетерпении стояла Клепетти с корзинкой в тощей руке.

Они пересекли площадь – Джейм подскакивала на одной ноге, пытаясь обуться на ходу и не упасть, слишком занятая этим, чтобы обращать внимание на насмешливое улюлюканье, доносящееся из дверей «Твердыни», откуда наблюдали за представлением. У юго-западного угла гостиницы валялись груды кирпичей, отделочного камня и бревен, они были разбросаны по тротуару, частично перегораживая боковую улицу. Клепетти шла прямо по обломкам, не глядя ни вправо, ни влево, а уж тем более вверх – где тяжелая балка со скрипом покачивалась на легком ветерке. В этом было все отношение Марплета сен Тенко к окружающим – оставить висеть такую штуковину, наверняка не закрепленную, но также и отношение вдовы к Марплету – полное пренебрежение. Гордое упрямство Джейм вело ее вслед за Клепетти в зловещую тень, а любой порыв ветра мог обрушить на голову непрочную конструкцию.

Когда опасность осталась позади, они свернули на маленькую улицу под названием Дорога Слез, идущую вдоль западной стены «Твердыни», через двор гостиницы, огибая ее заднее крыло – жилище прислуги. Худенькая черноволосая девочка высунулась из окна пристройки, глядя на них сверху вниз. Джейм, все еще думая о шаткой балке, недоверчиво посмотрела на нее, но заметила, что руки незнакомки пусты, а в глазах светится любопытство. На секунду взгляды их пересеклись. Потом дорога свернула за гостиницу, разрушив недолгую связь.

Дневной Тай-Тестигон и тот, который Джейм помнила по своей первой ночи здесь, были двумя разными городами. Сейчас улицы наполнены жизнью, люди заняты своими делами. Женщины выглядывают из окон, чтобы посплетничать с соседками, и белье, сохнущее на веревке, вяло шлепает между ними. Дети, играющие в канаве, хихикают над дворнягой, задравшей лапу у горшка с геранью. Все загадочное и зловещее исчезло с улиц, спряталось вместе с луной от яркого света раннего утра.

Клепетти и Джейм вошли под арку старых ворот в запутанный клубок задних улочек. Главные улицы и те сбивали с толку, а здесь даже местные жители предпочитали полагаться на членов Гильдии Проводников, предлагавших свои услуги на каждом перекрестке. Не хочешь платить – петляй сам куда угодно, все равно не выберешься. Вот один господин привязал себя за веревочку к собственной дверной ручке, и нитка тянется за ним по тротуару пять кварталов, пока внезапно не обрывается прямо посреди дороги – видимо, став жертвой какого-нибудь возмущенного проводника.

Только Джейм успела подумать, что дорога не может быть более запутана, как вдова потянула ее в лабиринт в лабиринте – промозглый, сырой, с невероятно узкими проходами. Борясь с клаустрофобией, Джейм уже почти готова была вернуться обратно (если, конечно, сумеет сориентироваться, в чем не была уверена), как вдруг они вышли из щели между двух зданий на маленькую площадь, заполненную народом. Почему надо пробираться на овощной рынок такими потайными путями?

Пока Клепетти торговалась, Джейм прогуливалась между лавками и подводами, восхищаясь обилием продуктов. Она заметила, что два городских стражника, вооруженные дубинками с железными наконечниками, тоже бродят вокруг, наверное в поисках воров. Ей не приходило в голову, что они и впрямь могут найти кого-то, пока не увидела мальчишку – он промелькнул перед прилавком, и картошка как по волшебству испарилась с лотка и появилась в его мешке. Джейм подумала о дубинках и, не сказав ни слова, перешла к другой лавке.

За исключением этого случая, ничто не нарушало спокойствия – если, конечно, можно говорить о спокойствии на рынке, да и воришка по-своему вполне вписывался в обстановку. Сидя на краю фонтана в центре площади, пошевеливая пальцами в прохладной воде, Джейм размышляла, насколько созданный ею образ Тай-Тестигона отличается от реальной жизни города – просто ничего общего. Пусть раз в год камни здесь и сходят с ума, но если все остальное время жизнь течет так, как сейчас, прочно и размеренно, приправленная ночными пирушками, то кто может пожелать лучшего?

И тут раздался вопль.

Джейм вскинула голову. Какой-то фермер отбросил репу, которую показывал покупателю, и выхватил из-под своей повозки косу. Бог-прародитель, он бежал прямо на нее! На рукаве у него была повязана синяя лента. Вскочив на ноги, Джейм оглянулась в поисках путей отхода и увидела грузного мужчину, обвитого синими лентами, указывающего на нее пальцем. Он размахивал коротким острым мечом.

Целую секунду Джейм стояла, окаменев от изумления. Потом встрепенулась, подпрыгнула над телегой с помидорами и опустилась с другой стороны. Клепетти, стоявшая в дверях лавки, высунулась наружу и утащила Джейм в укрытие. Вместе они наблюдали сражение.

Двое столкнулись на том самом пятачке, где только что сидела Джейм, но не остались там надолго. Шаг за шагом фермер с косой вынужден был отступать. Он умело пользовался своим импровизированным оружием, выписывая ужасающие свистящие дуги, лезвие вспыхивало на солнце нестерпимым блеском. Но фермер был в невыгодном положении – его противник, меченосец, явно был взбешенным берсерком.

Повозка фермера стояла сейчас прямо за его спиной. Стражники с интересом издали наблюдали за происходящим.

Фермер зацепился ногой за одну из реп, споткнулся и опрокинулся на телегу. Весу в нем было немало, так что одно из колес соскочило с оси.

Овощи посыпались на мостовую. Человек с мечом рванулся вперед с победным криком, но пошатнулся и упал сам. Он вновь и вновь пытался подняться, пена вскипала на его губах и капала с подбородка, безумие сидело уже столь глубоко, что он не помнил ни об оружии, ни о том, где его руки и ноги.

Фермер медленно, осторожно встал, поднял косу. Прикоснулся к лезвию, словно желая убедиться в его остроте, и шагнул к упавшему противнику. Тот уже стоял на коленях, пронзительно вопя. Крик резко оборвался, когда коса сверкнула у него под подбородком. Что-то пронеслось в воздухе и с влажным чавканьем приземлилось на кучку помидор прямо перед Джейм. Полуопущенные веки еще трепетали. Подошел фермер, взял эту вещь за волосы и ушел вместе с ней.

Клепетти покинула лавку, свирепо бормоча что-то под нос и волоча Джейм за руку к проходу, через который они вышли на площадь. Оглядываясь, Джейм видела, как торговец помидорами стал перебирать свой товар, что-то бросая в сточную канаву, что-то в фонтан. Он как раз начал мыть помидоры, когда стена заслонила обзор. Торговля возобновилась, и ее мирный гул был еще слышен некоторое время на узких сырых улочках.

– Клепетти…

– Кое у кого, выходящего на люди, должно быть побольше самоуважения, – проворчала вдова с непомерным отвращением. – У некоторых совершенно нет никакого понятия о пристойности. Такой беспорядок…

– Клепетти!

– Никакого уважения к другим, ни малейшего! Накупила всякой всячины, вместо…

– КЛЕПЕТТИ!

Джейм дернула вдову, резко остановившись, та повернулась и уставилась на нее:

– Ну, что на этот раз?

– Клепетти, что произошло там, на рынке?

– Если я тебе отвечу, ты перестанешь тявкать на меня и мы пойдем дальше? А то мы и так потеряли кучу времени. Кроме того, ты стоишь в луже.

Да, действительно. Башмаки громко хлюпали, когда Джейм шла за вдовой по запутанному лабиринту, несколько раз от нетерпения наступая ей на пятки. Но Клепетти молчала до тех пор, пока дорога не стала шире, давая возможность идти рядом.

– Ах, эти! – внезапно взорвалась Клепетти. – Их секта вовлечена в храмовую войну. Ленты – это знак законного статуса, они платят пошлину, после чего имеют право делать все, что хотят – или могут – с кем угодно, в любом месте, в любое время.

– Законный? Платят? Кому?

– Ну, конечно, Пятерым, нашему правящему консулату. – Вдова искоса взглянула на Джейм. – Да ты наверняка уже слышала о них.

Джейм кивнула. Гилли упоминал об этом пару раз. Но никогда в связи со схватками на улицах, что было странно, принимая во внимание тягу мальчишки ко всяческим авантюрам.

– Там полномочный представитель короля Селлика, архигон Тверрди и трое избранных городскими гильдиями, да?

– Точно. И им нужны деньги. Им самим, стражникам, и особенно – для оплаты льгот города. Тай-Тестигон наполовину находится в Металондаре, а наполовину – в Тверрди. Из-за Поющей реки, ну ты знаешь – а кстати, знаешь? – кто-то же должен платить, чтобы город не принадлежал никому. Вот Пятеро и взимают плату, выдавая лицензии на насилие. Ну а битвы у нас бывают четырех видов.

Клепетти стала загибать узловатые пальцы перед лицом Джейм:

– Частные, друг с другом, между семьями – раз. Торговые, для купцов – два. Храмовые, для религиозных фанатиков, вроде тех двух уродов, – три. Гильдиевые, жутко они все там буйные, – четыре. Да сама смотри, сколько людей потерял Сирдан Свят-Халва из Гильдии Воров из-за этого выскочки, Сардоника. Хорошо еще, что сын моей племянницы в это время был далеко отсюда.

– Твой… Ух ты, ты бабушка вора?!

– Ну да, и не самого плохого, надеюсь… А домой мы так никогда не придем, если будешь останавливаться на каждом шагу.

– Извини, – протянула Джейм, ускоряя шаг. – Но как же горожане мирятся с этим – с отрезанными головами, разбросанными товарами? Те двое могли убить кого угодно – ну хоть меня.

– И убили бы. Ты достаточно «везучая», чтобы оказаться как раз между ними, и достаточно глупая, чтобы стоять, раскрыв рот, глядя, как на тебя несется вооруженный придурок. На этот раз ты вроде как ловко вывернулась, но на будущее, уж пожалуйста, не зевай. А что до нас – так чем больше драк между ними, тем меньше мы платим налогов. Да, риск есть, но небольшой и редко. Такая система, бывает и хуже.

Тут они свернули за угол, и Джейм узнала Дорогу Слез и стену «Твердыни», растянувшуюся по левую руку. Кле-петти, как лошадь, почуявшая стойло, набрала скорость. Джейм вприпрыжку неслась за ней. Мокрый правый ботинок свалился с ноги, и она вылетела на площадь так же, как и покинула ее, – прыгая на одной ноге и пытаясь натянуть несчастный башмак. Клепетти уже ушла вперед и пробиралась через завалы кирпичей. Служанка, которую Джейм видела недавно в окне, стояла у фонтана, крепко сжимая кувшин с водой. Она взглянула на двоих из «Рес-аб-Тирра», и сосуд выскользнул из ее рук.

Время словно замедлило свой бег. Джейм следила за бесконечным полетом кувшина и за лицом девочки, искажающимся от ужаса. Взгляд ее был прикованы не к Джейм и не к вдове, а к чему-то над их головами. Одновременно Джейм почувствовала колебание воздуха и увидела тень, легшую на плечи Клепетти. Кувшин падал, падал, а Джейм рванулась вперед. Босая нога ударилась о брусчатку. Руки оттащили вдову назад, и они рухнули вдвоем, корзинка отлетела… И мостовая впечаталась в лицо Джейм.

Кувшин разбился, черепки брызнули в стороны. Небо опустилось на землю.

Кирпичи сыпались смертельным градом, раскалываясь от ударов, наполняя воздух летящими осколками. Один задел локоть закрывающей голову руки, и та онемела. Где-то далеко закричала женщина. А слишком близко что-то звучно врезалось в землю, заставив содрогнуться тротуар, прилипший к лицу. Снова грохот, совсем рядом – и тишина.

Джейм решила, что, должно быть, оглохла. Но тотчас же, сквозь звон в ушах, различила плеск воды в фонтане и ворчание Клепетти, не более возмущенное, чем обычно.

Она осторожно отвела руки от головы. Правая болела, но двигалась без труда. А вот нога… Посмотрев назад, Джейм увидела то, что упало последним. Десятифутовая балка лежала на земле. Один конец выбил углубление в булыжниках, второй угодил в груду кирпичей. Босая нога Джейм была заклинена между мостовой, балкой и кирпичами.

Вдова стояла перед ней на коленях, но слова ее сливались для Джейм в невнятный шум. Но она слышала и другой звук, там, высоко, звук, от которого кровь застывала в жилах, а руки тянулись снова прикрыть голову. Нигген, неуклюжий сынок Марплета, выглядывал из окна третьего этажа – там, где раньше крепилась балка, – и хихикал.

Смешок оборвался, как только он увидел лицо Джейм.

На нее накатила жажда убийства. Такой волной нельзя управлять, ее не остановишь. Мысли были ясны и отчетливы – но только о том, как добраться до окна, вытащить эту гадину и сделать с ним то, от чего обагрятся руки и содрогнется разум. Но прежде надо хотя бы сдвинуться с места. Джейм попыталась вытянуть захваченную ногу. Что-то в лодыжке хрустнуло, и она освободилась. Попыталась встать. Там, за яростью, маячила боль, но сейчас Джейм не замечала ее. Кто-то безустанно твердил: «Остановись, остановись, остановись». Чья-то рука ухватила ее за волосы и развернула голову.

В дюйме от ее глаз оказались другие глаза, и чей-то голос отчетливо произнес: «Ты хочешь погубить нас всех?»

Джейм моргнула. Лицо Клепетти было перепачкано и исцарапано. За спиной вдовы виднелись спешащие к ним через площадь Ротан и Гилли.

– Ты в порядке? – Вдова легонько встряхнула ее. – В порядке?

Джейм молча кивнула.

Клепетти вздохнула и откинула прядь волос.

– Хорошо. Теперь идем домой, дитя. Здесь больше нечего делать, а ты ушиблась.

Братья уже добежали до них. Вместе они подхватили Джейм и довели ее, сильно хромающую, до гостиницы. Никто не произнес ни слова, даже слуги, вышедшие из дверей «Твердыни». И никто не смеялся.

Только перед «Рес-аб-Тирром» молчание было нарушено. Джейм медленно раскладывала по полочкам свои смятенные чувства и, чуть успокоившись, обнаружила, что сидит на кухне, Клепетти склонилась над ее лодыжкой, а остальные, гневно переговариваясь, толпятся вокруг.

«Нет, вы видели… вы слышали…» Чей-то лепет из-за спин. «Чуть-чуть не убило…» Злой голос поближе. «А я давно говорил, в это время они слишком возбуждены…», «всего лишь ушиб и растяжение связок…»

Ага, это Клепетти и Тубан – вошли в поле зрения.

– Странные эти кенциры. – Голос вдовы теперь звучал отчетливо. – А эта девочка странная даже для кенциров. Только посмотри сюда…

Джейм сжала руки так, что хрустнули кости.

– Почему ты сказала, что я хочу погубить вас всех?

Все уставились на нее.

«Тело возложено на погребальный костер, – подумала она, – обратной дороги нет».

– Почему ты сказала так?

– Ну что? – Клепетти бросила взгляд на Тубана. – Ты расскажешь ей? Она заслужила право знать.

Трактирщик приподнял свои могучие плечи и уронил их в жесте полной беспомощности.

Клепетти презрительно фыркнула и сказала:

– Что ж, прекрасно. Если не хочешь ты, говорить буду я. Все, что ты видела, – результат необъявленной торговой войны, в которую вовлек нас Марплет сен Тенко. Началась она где-то год назад, когда он приступил к строительству «Твердыни», на что у него не было права – привилегией обслуживать весь этот район обладал Тубан, он оплатил ее. Мы отправились на совет Пятерых искать защиты, и нас послали к представителю Тверрди, Харру сен Тенко. Он нас даже не принял.

– Даже если бы он не был самым большим взяточником в магистрате, – перебил Ротан, – его жена ни за что бы не допустила разговора. Мы только потом узнали, что она – сестра Марплета.

– Поживее пошло, – раздался мрачный голос из-под буфета, куда закатился Гилли, чтобы его не раздавила Клепетти.

Вдова хмыкнула:

– Можно сказать и так. После этого начались подстрекательства. Для нас это было дико, мы поначалу сдерживались – и правильно, потому что вскоре выяснилось, что каждый раз, когда Марплет начинал нас провоцировать, где-то рядом рыскали один-два подкупленных Марплетом стражника. Если бы мы ответили ему, они донесли бы Пятерым, что это мы начали необъявленную торговую войну, и как зачинщики должны платить. Войны дороги. Один штраф – и мы уничтожены, и будем уничтожены, если попадемся в ловушку Марплета. Теперь ты понимаешь?

– Думаю, да, – проговорила Джейм. – Но почему вы не рассказали мне раньше?

– Это вот он, – ответила вдова, ткнув пальцем в Тубана, – он не хотел втягивать тебя. Тубан предпочитает думать, что если ни на что не обращать внимания, то все неприятности прекратятся и улетучатся. Но они никуда не деваются, и ни один бог не знает, что последует дальше. Теперь ты понимаешь, что все серьезно? – спросила она, поворачиваясь к трактирщику. – Теперь-то ты признаешь, что надо что-то делать?

На протяжении этой речи Тубан стоял, закрыв глаза, прислонившись к дверному косяку, как маленький мальчик, притворяющийся спящим в темной комнате, полной неведомых ужасов. Теперь, когда все домочадцы смотрели на него, он открыл глаза и произнес с величайшим достоинством, не обращаясь ни к кому лично:

– Пойду-ка я лучше проверю те новые бочки, – и удалился в погреб.

– Он даже не хочет говорить об этом! – Клепетти охрипла от возмущения. – Вы представьте, этот человек – хороший человек, один из лучших, а не может посмотреть в лицо очевидной опасности, а нам всем что, легче от этого? Если ты останешься здесь, детка, будь особенно осторожна, ты словно притягиваешь насилие, и кому-то от этого рано или поздно будет худо. Тут и к гадалке не ходи. Прими то, что происходит. Но помни, что Тубану трудно будет оставаться гостеприимным, если таверна рухнет ему на голову. Вот и весь сказ. – Клепетти всплеснула руками. – А теперь все брысь отсюда! У нас куча работы, а время не терпит.

Все разошлись, а Джейм осталась на кухне, держа ногу в тазу с холодной водой, вдыхая ароматы корицы, имбиря и прочих пряностей, которыми Клепетти заправляла пирог. Тут в кухню ворвалась Танис, до сих пор отсутствовавшая, и стала так порывисто обнимать и хвалить Джейм, что та вынуждена была спасаться бегством. Боль в лодыжке жестоко отдавалась по всей ноге при каждом шаге, голова кружилась от облегчения. Ожидание закончено. Она не покинет гостиницу. Теперь у нее есть дом.

Но, так или иначе, этого недостаточно.

Сидя на подоконнике и глядя на город, Джейм размышляла. Да, дом, но трактир никогда не заменит ей весь мир. У нее накопилось слишком много вопросов к Тай-Тести-гону, вопросов, на которые ни один чужак не может ждать ответа. Только узнав город, она узнает его богов. Необходимо найти путь к сердцу здешнего народа – так, как случилось это тут, в «Рес-аб-Тирре», – а как сделать это, не присоединившись к самой могущественной гильдии города?

Но стать вором! Ни один истинный кенцир никогда не допускал такой мысли. Но сколько раз ей говорили, что она недостойна называться кенциром, и никогда не станет им?! Ей пришлось идти с этим по жизни – по той жизни, что началась в замке. Одна лишь честь – так, как ее понимают в Кенцирате, – была ей защитой, и только летописец или священник могли бы сказать, возможно ли быть честным вором. Буква закона будет, без сомнения, грубо нарушена, но если не трогать дух…

Джейм внезапно усмехнулась. Кажется, она уже решилась. Утром она в первую очередь испросит благословения священника (ха!) и пойдет в тот гиблый лабиринт, который Писака называет домом. И если останется в живых, то Кен-цират обзаведется первым собственным настоящим вором.

Глава 3. В ЛАБИРИНТЕ

Той ночью Джейм спала глубоко и спокойно и утром с радостью обнаружила, что ее лодыжка почти здорова. Еще чуть-чуть – и с ногой можно уже не церемониться. Джейм спустилась в кухню рассказать домоправительнице о своих планах. Она ожидала, что ее будут отговаривать, но…

– Я давно предчувствовала, что ты уйдешь, – сказала вдова, запихивая в ее заплечный мешок необъятные куски хлеба с сыром. – Сладкая жизнь в клетке не для тебя.

Тубан тоже не возражал, но явно огорчился, а после перехватил Джейм у двери и украдкой сунул ей в руку три серебряных монеты. С улыбкой она поблагодарила его и покинула таверну.

Марплет сен Тенко сидел у окна «Твердыни», покуривая длинную трубку. Его большой полосатый кот, Клык, примостился рядом на подоконнике. Пока Джейм пересекала площадь, оба глядели на нее с одинаковым выражением – оценивающе, самоуверенно, немного удивленно. Ни тот, ни другой не любят убивать быстро – неожиданно поняла она. Этот человек будет играть с «Рес-аб-Тирром» до тех пор, пока его это забавляет – ни минутой дольше. Его насмешливые глаза вызывающе подмигнули на ее ответную улыбку, а она официально отсалютовала ему – поднятым кулаком и открытой ладонью, – как признанному врагу накануне битвы. И покинула площадь.

Она шла к дому своего бога – спросить священника, можно ли вступить в Гильдию Воров, не потеряв при этом чести безвозвратно. Множество богов Тай-Тестигона заставили ее задуматься о том, что составляло фундамент религии Кенцирата, об их вере в Трехликого бога. Но прошлой ночью она поняла, что неотделима от своего мира, даже стоя на самом его краю. Ей было ясно – к несчастью, слишком ясно, – как найти храм. Повинуясь порыву, она повернулась к восходящему солнцу.

Улицы разворачивались перед ней, извиваясь взад-вперед под ясным зимним небом. Большинство их вело на восток. Осознав, что если будет спешить, то не дойдет никогда, Джейм без суеты принялась распутывать клубок переплетенных дорог. Одни улицы лежали спокойно, опоясывая богатые дома или ограды садов, другие были заполонены ярко одетой толпой, в которой слонялись разносчики с лотками, предлагая желающим перебродившее кобылье молоко или засахаренную саранчу, а мимо проходили группами кающиеся, монотонно распевая о своих грехах. Но лучше всех, по мнению Джейм, был квартальчик переплетавшихся спиральных тропок, каждая из которых была посвящена разным отделам Гильдии Перчаточников. Здесь были перчатки из кожи, льна, шелка, окрашенные во все цвета земли и моря, обшлага их искрились драгоценными камнями или сияли золотой нитью. Одну особенно элегантную черную пару из кожи козленка Джейм в конце концов купила, благополучно потратив подарок Тубана. Перчатки скрывали ее отличие от людей, и это радовало.

За этими улочками дома выросли, стали больше и беднее. «Выглядит многообещающе», – подумала Джейм, вспомнив заброшенные развалины вокруг храма, но пока ничего, кроме сгущавшейся в воздухе тьмы, не напоминало окрестности жилища ее бога. Она взошла на невысокий холм, и с него открылся вид на узкий канал, бегущий по обугленным руинам Нижнего Города.

В городе, битком набитом богами, как Тай-Тестигон, нормальная жизнь для простых смертных только так и возможна – запирать некоторые существа в святилищах. А если вдруг кто-то сбежит, выйдет из стен храма – случится то, что случилось с Нижним Городом. Во всяком случае, шесть лет назад это стало очевидно – тогда нечто, чему не было имени, оказалось на свободе, и его не удалось загнать обратно. В конце концов жители, которым удалось выбраться, подожгли собственные дома за своей спиной. Но и эта последняя попытка очищения огнем провалилась, бедность и разруха поселились навсегда в этих местах.

Эту историю ей рассказывал Гилли. Джейм не знала, верить ли всему, но, без сомнения, что-то здесь было не так, даже после стольких лет. Чем дальше она шла, чем больше проплывало мимо нее угольно-черных зданий, изрытых трещинами и тенями, словно ранами и опухолями, тем более осторожной становилась. Шестое чувство пощипывало кожу и говорило, что Джейм в отсутствие хозяина вторглась в логово какого-то неизвестного, невообразимого… существа.

В таком месте странно было услышать плеск бегущей воды. Идя на звук, по-прежнему на восток, Джейм подошла к невысокому участку стены в конце улицы. За стеной вода падала на мостовую Обода, сравнительно нового района города, выросшего между внешней и внутренней стенами. Десятью футами ниже поток воды с ревом уходил в отверстие в мостовой, и радуга билась, но не могла вырваться из плена летящих капель.

– Это Поющая река? – спросила Джейм старика, что стоял рядом и глядел на водопад.

– Нет. Это канализационный слив.

– Но вода чистейшая!

– Ну, за этим, – он указал вниз, – присматривают старикашка Грязевик и его служители. Мы выбрасываем, они собирают. Кушать всем надо. Дерьмо для Грязевика деликатес, хотя жрет он все. А коли не веришь, пойди погляди с той стороны стены на его задницу.

Джейм подумала, что когда бы она ни расспрашивала о богах Тай-Тестигона, то всегда получает информации больше, чем ей хотелось бы знать. Но если уж этот старик настолько осведомлен…

– А не скажете ли, где мне найти храм Трехликого?

Плечи его так и подпрыгнули. Он развернулся, а Джейм отступила на шаг, опасаясь, как бы старику не пришло в голову ее ударить – такой злой вид у него был. Но тот, поспешно шаркая, удалился.

«Странная реакция», – подумала Джейм, провожая его взглядом. Некоторые, похоже, любят ее бога даже меньше, чем она сама. Она попыталась расспросить других жителей Нижнего Города, но большинство испугались и не говорили ни слова, а некоторые злились и тоже молчали. До сумерек она бродила, не видя ничего, кроме враждебных взглядов, немыслимой нищеты и самых болезненных и уродливых детей, каких только можно представить. Некоторые из этих маленьких калек увязались за ней, и к концу дня она обнаружила себя во главе оборванной хромающей процессии, не зная, идти ли ей помедленней, чтобы ее эскорт не утомился, или бежать, пока их не стало еще больше.

Однако проблема исчезла вместе с детьми, как только солнце закатилось за Хмарь. Каждый ищет пристанища, поняла Джейм, когда все вокруг нее погрузилось во тьму. Да, это не то место, где можно безмятежно гулять по улицам после захода солнца.

Блуждая, она все-таки вышла к Поющей реке, быстро бегущей по черному руслу, и, услышав неясную музыку вдали, отправилась вдоль левого берега, погружаясь в наступающий мрак.

На противоположной стороне реки тянулась вереница одинаковых, ярко освещенных домов – таких, как в Верхнем Городе. За ними, выше по течению, на маленьких, разделенных каналами островках, приютившихся между рукавами реки, были владения самых богатых.

С одного из сверкающих островков доносилась музыка, но это была не та яростная мелодия, прилетевшая к ней сквозь темноту Нижнего Города. Джейм шла, пока тянущиеся друг к другу руки реки не встретились и в пожатии большая поглотила меньшую. Последний остров, длинный и узкий, был окружен мраморной стеной и похож на корабль. Подобные мачтам шпили возносили к небу полощущиеся ало-золотые флаги. Множество людей, в масках и без, празднично одетых и оборванных, танцевали, охваченные безумием карнавала, пьяные орали хвалебные песни Сирдану Свят-Халве и великим, могучим и прекрасным ворам Тай-Тестигона.

Джейм шла по берегу, вслушиваясь, всматриваясь, вдыхая пьянящие ароматы. Остров был длинным. Фигура женщины венчала этот недвижный корабль, женщины, триумфально протягивающей зрителям полный подол отсеченных голов. Их каменные бороды обвивали ее руки, а быстрая вода Поющей пенилась у голых ног, словно статуя поднималась вместе с островом из стремнины, чтобы покорить город.

Джейм дошла почти до «кормы» острова, когда краем глаза уловила падение чего-то белого. Раздался громкий всплеск, а за ним сразу же другой – какой-то юноша, не раздеваясь, бросился в воду. Джейм видела его лицо, руки, обхватившие что-то, наблюдала, как он борется с течением, выплывая на ее сторону реки. Поющая река побеждала, увлекая пловца в струящуюся могилу, но человек на пристани ниже по течению бросился наперерез, да и другие сбегали по ступенькам, чтобы помочь вытащить утопающего.

– Ну что, Тоб, еще один? – выкрикнул последний спасатель.

Никто не ответил ему – у людей не было времени на разговоры, они с трудом выволакивали бледный предмет и вцепившегося в нее молодого человека на доски пристани. Предмет оказался обнаженным телом мальчика. Его мертвенно-белая кожа была покрыта странными узорами: словно кто-то расчертил ее ромбами и половину их закрасил черным. Потом Джейм разглядела, что темные участки не были кожей. На них кожи просто не было, она была содрана.

– Э-хе-хе, – с горечью произнес кто-то из группки столпившихся вокруг. – Еще один.

И все повернули головы к дворцу.

Там, на балконе, вырисовывалась смутная фигура человека, склонившегося над перилами. Он смотрел вниз, на людей.

Пловец, вынесший тело, вместе со всеми уставился на дворец. Его белая рубашка прилипла к телу так, что были видны ребра. На мгновение живая картина замерла. Потом один из мужчин закашлялся и начал стаскивать с себя куртку. Люди завернули тело мальчика и унесли его вверх по лестнице, оставив юношу в одиночестве. Он постоял еще минуту, после чего последовал за всеми. Слепой от гнева, он не заметил Джейм. Она еще видела его переходящим один из узких мостиков на дальней стороне острова, а потом развернулась и ушла.

Музыка позади смолкла, огни растаяли во мраке. Леденящий ветер дул с гор, подталкивая в спину. Джейм внезапно почувствовала себя очень замерзшей и смертельно усталой.


Остаток ночи она провела, бредя вдоль Поющей к внешней стене, через трущобы и ветхие особняки, и вздремнула пару часов на чьем-то балконе на втором этаже.

Совсем рядом с убежищем Джейм на стене висел один из тех непонятных светящихся шаров, которые она видела в свою первую ночь в Тай-Тестигоне. На рассвете Джейм проснулась от звука голоса и обнаружила, что шар уже не светится. Внизу человек, одетый в черное, остановился под следующим и гасил и его, монотонно и скучающе мурлыкая себе под нос: «Ардвин Блаженный идет, блаженный денек настает». Человек растворился в утренней дымке, гася по дороге огни.

Джейм перекусила, чем послала Клепетти – хлебом и сыром, и спустилась на улицу.

Она решила не возвращаться в Нижний Город. Хотя враждебная реакция людей на расспросы о местонахождении храма ее бога и убедила ее в том, что святилище где-то поблизости, но дальше искать вслепую она не хотела, не слишком уже доверяя чутью. Лучше восстановить ход событий той первой ночи… если, конечно, она сможет. Подумав, Джейм пошла вдоль древней стены к Вратам Солнца. Еще два часа кружения по кривым улочкам Обода – и она у наглухо запертых Врат Воина, от которых дорога бежит прямиком в Гиблые Земли. А Бал Мертвых Богов давно прошел.

Как и все кенциры, Джейм в детстве училась тренировать память. Она знала бесконечные саги своего народа и могла бы повторить родословные вождей и знаменитостей, уходящие в глубь тысячелетий. Но все это, увы, не слишком-то помогало зрительной памяти. Было уже далеко за полдень, когда она отыскала маленький сквер с фонтаном, да и узнала она его только по избороздившим камни глубоким трещинам. Они тянулись на запад, и Джейм шла следом, пока трещины не оборвались у знакомых ворот.

Теперь у нее был выбор. Перед ней лежали улицы-головоломки, больше известные как Округ Храмов, куда она один раз так опрометчиво вошла и откуда так поспешно вышла. Придется сделать усилие и проверить снова. Может быть, она все принимает слишком близко к сердцу? Может, эти так называемые боги не столь уж опасны, как ей показалось тогда? В любом случае, из тех людей, кого она спрашивала о своем боге, ни один не был священником. Довольно обидно. Подбадривая себя, она шагнула за ворота и вошла в Округ Храмов.

В нос ударил густой запах ладана, в уши – гул песнопений, в переплетении зданий не мог разобраться глаз. С неохотой пришлось признать, что хотя сейчас лихорадочные удары энергии превратились в ровную, устойчивую пульсацию, она, несомненно, была все еще тут. И опасность тоже. Проклятие.

На ступенях небольшого храма толстенький маленький человечек в одежде жреца неистово спорил с такой же округлой старушкой.

– Нет? Что значит «нет»? Что это за ответ? – яростно кричал он.

– Ответ как ответ, честный, – возразила женщина, размахивая перед носом толстяка рукой с зажатыми в ней косточками летучей мыши, инкрустированными серебром. – Сам смотри, я же не придумываю все это ради развлечения. Ты спросил: «Будет ли все хорошо?» – а кости сказали мне, что не будет. Вот и все послание. А как предсказательница я кое-что добавлю: смертельная угроза все еще висит над тобой, готовясь обрушиться на твою голову. Ты сам вызвал ее. Как только она проснется, тебе конец. Вот так, жрец. Ты хотел услышать глас судьбы, ты его услышал. А теперь всего хорошего, наслаждайся пророчеством.

С этими словами гадалка отвернулась и засеменила вниз по лестнице.

Возмущение чувствовалось даже в ее походке. Гадалка еще не спустилась, когда Джейм встретила ее озабоченный взгляд.

– Он бывает дураком, но человек неплохой, – вполголоса произнесла старушка. – Береги его, если сможешь.

С этими словами она удалилась.

Джейм удивленно посмотрела вслед и пожала плечами. Ясновидцы и предсказатели никогда не пользовались особым уважением среди здравомыслящих людей. И, помня о своей цели, она взбежала по ступенькам.

– Извините меня, господин, – обратилась она к жрецу, который уже одной ногой стоял в святилище. – Не поможете ли мне, я ищу храм Трехликого бога.

Коротышка так и подскочил. Джейм успела заметить выражение глубокого отчаяния и горя на его лице, прежде чем он выкрикнул: «Еретик!» – и замахнулся на нее. Она отшатнулась, чтобы избежать удара, и ее еще не совсем оправившуюся ногу свело от боли. Без раздумий она пошла путем наименьшего сопротивления, который привел ее прямиком в лужу под лестницей – полет кувырком не меньше чем на пять футов. Такое представление встретило взрыв смеха со стороны собравшихся на улице зевак, один из которых выкрикнул священнику, уже скрывшемуся:

– Здорово проделано, Балдан! Всех благ Горго Плачущему!

– Значит, Балдан, да? – задыхаясь, проговорила Джейм, вставая на ноги, красная от злости. И, прихрамывая, пошла туда, откуда пришла, не обращая внимания на гогот зевак.

Она уже немного поостыла, когда вышла на площадь Правосудия – огромное открытое пространство с Троном Милости посреди. Сейчас здесь было полно народу. Прокладывая путь через толпу, отгоняя разносчиков, она изумлялась, до чего же изменилось это место с ее первого «посещения». Приблизившись к Трону Милости, она обнаружила, что оно недолго простояло пустым. Вначале Джейм подумала, что развалившаяся на нем фигура – это какая-то кукла, но это был человек, втиснутый в черные одежды, которые, казалось, шевелились сами по себе. Только подойдя совсем близко, Джейм обнаружила, что чернота эта – корка запекшейся крови и мух. Кожа человека, еще держащаяся на шее, свисала со спинки Трона бесформенной мантией. Под правой рукой кто-то небрежно накарябал мелом:

Спер ты персик, стибрил куру,
Ну и где же твоя шкура?

Совершенно спокойная и не испуганная, Джейм пошла дальше. С ней никогда такого не случится. Вдруг ударила шальная мысль – вор в каменном кресле тоже однажды говорил себе так.

С той стороны площади она нашла улицу, которая вывела ее к шумному перекрестку. Поющая река была совсем рядом, Джейм перешла ее по знакомому мосту. На другом берегу неприятности начались снова – в ту ночь она неслась, ничего не замечая вокруг, и теперь улицы казались неотличимыми одна от другой. На город ложились сумерки, предвещая начало еще одной мрачной ночи. Удрученная, усталая, с гудящими натертыми ногами, Джейм присела на край маленького фонтана в грязном скверике, чтобы подкрепиться остатками пайка. Без еды, без денег – так ей придется скоро вернуться в трактир, чтобы, возможно, предпринять следующий поход чуть позже. Но Джейм было ясно – по этим улочкам можно плутать до конца жизни, ни на шаг не приближаясь к цели. Может, пора признать, что лабиринт победил ее и разрушил все планы.

На западе солнце опять закатывалось за Хмарь, разжигая закатный огонь в трещинах заснеженных ущелий. Джейм уныло разглядывала горные вершины и вдруг вспомнила голубятню «Рес-аб-Тирра», как она смотрела оттуда на город. Вот что ей сейчас нужно – залезть повыше. Она вскочила и обвела нетерпеливым взглядом ломаную линию крыш окружающих домов. Несколько зданий было довольно высокими, но одно просто взмывало к самым небесам, его верхние этажи еще сияли в лучах солнца, как маяк среди растущего моря теней. То, что надо.

Секундой позже Джейм уже оглядывала полуразрушенный фасад. Дверной проем замурован. Она подтянулась, взобралась на крышу портика и отодрала трухлявые доски от окна второго этажа. Внутри лучи солнца, проникая сквозь щели, падали в лестничные колодцы, бесстыдно предъявляя глазу гниль и запустение. Быстро, но осторожно взбиралась Джейм по скрипящим шатким ступенькам, пока ее не остановил провал на высоте седьмого этажа. Тогда она выбралась в окно и преодолела последние двадцать футов, карабкаясь по стене, выдалбливая какой-то деревяшкой углубления для пальцев в размякшей штукатурке.

Джейм дотянулась до верхнего карниза, перемахнула через бортик на крышу и ползком взобралась по крутому скату к коньку. Она осматривала черепицу, опасаясь гнилых участков, когда прямо перед носом возникла чья-то ступня. Толчок в плечо – и она заскользила вниз по наклонной, скребя ногтями в поисках опоры. Наконец ноги уперлись в водосточный желоб, и падение прекратилось. Сердце Джейм неистово колотилось, она взглянула наверх. Молодой мужчина, весь в белом, плавно шел вниз по скату. Двое других выглядывали из-за конька крыши.

– Если ты еще раз сделаешь так, – она услышала свой необычайно вежливый голос, – я могу и упасть.

– А это мысль, – отозвался спускающийся с ангельской улыбкой и снова потянулся к ней.

Джейм перехватила его запястье и потянула. Потеряв равновесие, он стал падать, и свалился бы вниз, если б Джейм не вцепилась в его одежду, когда парень пролетал мимо. Они оба висели на самом краю. Правой рукой Джейм держалась за желоб и чуть не выпустила его, когда вес незнакомца чуть не вывернул левую. Она пришла сюда не для того, чтобы убивать или быть убитой. Джейм размышляла, какое плечо оторвется первым, и проклинала глупую случайность, из-за которой такое может произойти. Ее «компаньон» тихо висел, и она не удивится, если случайно придушит его же собственным воротом.

Две лопоухих головы возникли на фоне неба.

– Ну? – выдохнула Джейм.

Через минуту все четверо, запыхавшись, уже сидели на крыше, упираясь ногами в желоб. Двое спасателей, казалось, были потрясены больше, чем первый напавший на Джейм. Он, как зачарованный, смотрел на пустоту внизу.

– Так близко к грани я еще никогда не был, – с благоговением вымолвил он. – Я почти хотел, чтобы ты меня отпустила.

– Ну, полагаю, мы можем попробовать еще раз, – съязвила Джейм, но злость уже уступила место любопытству. – И часто тебе приходится спихивать людей с крыш?

– Ох, да каждый день. Только жители Королевства Туч вхожи сюда, ну и, конечно, их гости. Нет, невероятно… просто немыслимо… – Он наклонился вперед так, что Джейм и сидящий с другого бока парень одновременно ухватили его за рукава. – Я видел сотни, тысячи падений, и каждый раз они, кажется, тянутся дольше и дольше. Секунды, минуты, часы… крутятся, кувыркаются, танцуют в воздухе… изумительно!

– И, полагаю, очень грязно, когда они долетают до земли.

– Ну так долго я не смотрю. – Он отодвинулся и посмотрел на нее широко распахнутыми восхищенными глазами. – И никто еще не был так близок к тому, чтобы отправить ТУДА и меня. Ты просто обязана быть необыкновенным человеком. Нет, ты правда уверена, что не позволишь мне сбросить тебя? Ну что ж, в таком случае никто не получит удовольствия. Приходи в этот двор через пару дней, и я достану для тебя разрешение дядюшки – ты получишь свободный доступ к нашим небесам.

С этими словами он поклонился ей, разогнулся и словно поплыл по скату. Все трое уже скрылись за гребнем крыши, когда Джейм вспомнила, зачем взобралась сюда. Жадно вглядывалась она в квадратики города внизу, но нигде не замечала и следа пустынного круга за холодными белыми стенами.

– Эй! – крикнула она вслед уходящим, и белокурая голова высунулась из-за конька, будто у нее и не было туловища.

– Да? – откликнулась голова с надеждой.

– Я ищу храм Трехликого бога. Ты знаешь, где он?

– Ох. – И сколько разочарования в голосе. – А вот Воробушек покажет. – И снова исчез.

– Эй!!! А когда я приду снова, как мне сказать, кто пригласил меня?

– Как это «кто», принц Одуван, конечно, – донеслось уже издали. – Племянник Короля Туч.


– Нет, я не знаю, почему эти землеползы не захотели говорить с тобой о твоем боге или его жреце Иштаре, – говорил Воробей, сидя на изломе крыши, пока Джейм взбиралась к нему. – Самые большие болваны, каких я только видел. Правда, не так уж часто я с ними и сталкивался. Я родился в облаках, тут и помру – бывают и такие неприятные штуки, – но до земли вашей и не дотронусь.

Без предупреждения маленький, но жилистый тучник отбежал к дальнему концу крыши, встал на самый край выступа, прыгнул – и с легкостью преодолел восьмифутовую щель, перелетев на крышу соседнего дома. Джейм решительно последовала за ним. Они уже прошли значительное расстояние по крышам, и, по сравнению с ее блужданиями внизу, довольно легко. Конечно, путешествие это было не для слабонервных, и спазм страха все-таки пробежал по телу, когда в сорока футах под ней мелькнула улица.

– Эти люди, – продолжал Воробей несколько часов спустя, подхватывая Джейм, – стараются относиться к тому, что им не нравится, так, словно этого и вовсе не существует. Я думаю, эти городские за что-то недолюбливают твоего бога, – ну то есть известно за что. Мы, тучевики, тоже не слишком обрадовались, когда наши крыши в один непрекрасный день рухнули. Не поверишь, но шесть лет назад тут был цветущий район. А теперь смотри под ноги, мы уже рядом.

Предупреждение было своевременным. Они достигли края зоны, зараженной замком, о чем нетрудно было догадаться по состоянию крыши под ногами. Джейм пошла первой, осторожно пробуя дорогу, слыша треск отваливающейся от стен штукатурки и стоны прогибающейся под ее весом черепицы. Вот и храм – высокий, окостеневший, призрачно-бледный под нарождающейся луной. Сила, испускаемая им, опять накрыла Джейм, но в то же время она чувствовала притяжение чего-то самоуверенного, надменного – силы, живущей в стенах, в теле и душе. Теле и душе кенцира. На секунду Джейм засомневалась. Но, отчаянно махнув рукой, она обрушила все барьеры, воздвигнутые ею в собственном мозгу. Сила тотчас охватила ее целиком. Джейм забыла о своем проводнике, о своих обидах, ей хотелось одного – спуститься с крыши в это кладбище пыли и войти в черные двери.

Лишь только Джейм переступила порог, водоворот силы подхватил ее. Ошеломленному разуму представились два потока, льющиеся по переплетенным коридорам к сердцу храма. Джейм швырнуло на мозаичный пол.

Она оцепенело смотрела на плитки под руками, которые спиралями уходили к центру зала. Взгляд проследил за их изгибами и остановился на подножии статуи, возвышающейся на постаменте. Три лица ее бога, высеченные в черном граните. Изрыгающий, Тот, Кто Разрушает, смотрел прямо на нее, его каменные черты покрывала тонкая вуаль. Одна рука вытянута вперед, словно приманивает кого-то. Каждый длинный, выгнутый дугой палец оканчивался когтем из слоновой кости, заточенной и блестящей.

Иштар, жрец, высокорожденный из Кенцирата, стоял в тени своего бога, глядя на Джейм из-под капюшона. Его бескровные губы кривились в подобии улыбки. Джейм быстро вскочила на ноги.

– Кто ты? – Тонкий, хриплый голос, похожий на скрип ржавых дверных петель.

– Джейм из клана Троих, – ответила она на благородном языке кенциров.

– Это лишь часть имени. Назови полное.

– При всем уважении, господин мой, вас это не касается.

Вихрь энергии, кружась, ворвался в зал, сдавливая мозг.

Становилось трудно думать.

– Ну ладно… ПОКА ладно, – сказал жрец. – Так зачем ты пришла?

Джейм попыталась ответить, борясь с непривычно грубым натиском на сознание, чтобы быть готовой защититься и от этого человека. Утаить имя еще недостаточно.

– Й-й-я хочу вступить в Гильдию Воров, – выдавила она, ненавидя себя за заикание.

– Ты, кенцир, хочешь пойти воровать? Ты дешево продаешь свою честь.

– Я ничего не продаю!

– Тогда ты глупа, – холодно ответил жрец. – Все имеет свою цену… даже наша беседа.

У Джейм перехватило дыхание, когда порыв силы промчался мимо ее лица. Другая волна толкнула в плечо – больно, до онемения, – заставив развернуться. Еще два сильных удара чуть не сбили с ног. Куртка Джейм начала тлеть, она сбросила ее, отчаянно крутясь в тщетной попытке увернуться от невидимых потоков силы. Иштар наблюдал, презрительно улыбаясь.

– Пляши, глупышка, пляши, – приговаривал он тихо. От злости Джейм потеряла голову. Вызывающе подняла она сжатые кулаки и погрозила – нет, не жрецу, а нависающей над ним статуе:

– Мой бог, я прошу правосудия! – выкрикнула она в три темных лица.

Иштар отшатнулся, шипя от возмущения. Но вдруг его лицо исказилось. Губы жреца против его воли выговаривали слова. То был глас божий.

– НИЧЕГО НЕ ВОРУЙ У СВОЕГО НАРОДА. С ДРУГИМИ ДЕЛАЙ ВСЕ, ЧТО ХОЧЕШЬ, НО ДЕЛАТЬ ЭТО ТЫ БУДЕШЬ С ЧЕСТЬЮ, ПОКА ТВОЕ БЕЗРАССУДСТВО НЕ ПОЛОЖИТ КОНЕЦ ВСЕМУ.

Голос умолк. Утирая слюну с непослушных губ трясущимися руками, Иштар сипло сказал:

– Вот так, приставала. Ты получила ответ. Теперь уходи.

Джейм поклонилась и пошла, не решаясь больше заговорить. Да, она получила ответ, хотя и двусмысленный. А теперь пора домой.

Джейм шла на запад, думая о событиях последних дней, и луна освещала ей путь. Дважды за последние несколько часов священники оскорбили ее. Никогда она особо не любила это племя, еще с детства, когда поняла, что жрецы довели ее Анара до сумасшествия. Защита замка от Гиблых Земель требовала постоянных усилий. До некоторых пор это было обязанностью старшего брата Анара, летописца, жреца огромных знаний и силы. Но однажды ночью его застали с женщиной, и неопытному родственнику пришлось одному взвалить на себя эту тяжкую ношу. Ко времени, когда Анар стал наставником близнецов, его разум уже начал рассыпаться от перенапряжения. Вскоре он стал еще большим ребенком, чем Джейм и Тори, но все еще продолжал ограждать дом от напастей, до тех пор пока лезвия мечей и наконечники стрел не сокрушили все то, ради чего он пожертвовал столь многим.

Конечно, это ужасная ответственность – нести бремя силы жреца Кенцирата, стоять между людьми и их богом. Лучшие, такие как Анар, как правило, погибали, а других служение так калечило, что им приходилось назначать содержание – даже при суровом устройстве Кенцирата.

Джейм никого не могла простить – особенно теперь, после встречи с Иштаром. Старое горе и новая обида заставляли ее кипеть от возмущения весь долгий путь к дому, пока она не свернула на Дорогу Слез у гостиницы Марплета сен Тенко.

Ее встретил взрыв хриплого смеха со двора «Твердыни», а когда она приблизилась к воротам, оттуда на улицу вылетела тощая фигура и пронеслась мимо. Ее преследовали. Одежда затрещала, когда преследователь нагнал жертву. Худенькая девочка прижалась к стене, вцепившись руками в остатки платья и пытаясь прикрыть маленькие грудки. Это была та черноволосая служанка. Нигген стоял посреди дороги с оторванным куском ткани в руках и гоготал.

Он даже не успел осознать, что Джейм рядом, когда она развернула его к себе. Тыльной стороной ладони она ударила его под подбородок, голова парня с хрустом откинулась назад, а сам он, нелепо подпрыгнув, шлепнулся навзничь. Секундой позже уже трудно было сказать, кто больше удивлен и испуган – мужчина в воротах, Нигген на земле, выплевывающий зубы, или сама Джейм, действовавшая совершенно инстинктивно.

– Если ты еще раз прикоснешься к этой девочке, – сказала она сыну Марплета, – я с удовольствием выбью тебе все оставшиеся зубы.

Еще до того, как она пересекла площадь и подошла к «Рес-аб-Тирру», до того, как услышала, как кто-то зовет стражников, Джейм поняла, что натворила. Марплет наконец-то получил повод.

– Простите меня, – произнесла она с раскаянием, стягивая шапку, обращаясь к изумленному Гилли, встретившему ее в дверях. Потом повернулась к людям, бежавшим за ней из «Твердыни».

Группу возглавлял Марплет, за ним следовали два дородных стража, а рядом вприпрыжку трусил Нигген. Однако хозяин гостиницы тотчас остановился, едва увидел лицо Джейм, обрамленное гривой черных волос. И, побелев от злости, обратился к своему неуклюжему сыну.

– Уж не хочешь ли ты сказать, – прошипел он, указывая на Джейм, – что тебя поколотила эта… эта ДЕВЧОНКА? Бесхребетный болван!

Не сказав больше ни слова, он повернулся и удалился обратно в «Твердыню».

Стражники поглядели на Джейм, друг на друга, синхронно пожали плечами и тоже ушли.

– Что-то подсказывает мне, что ты вернулась, – раздался за спиной голос Клепетти. – Ну входи, будем ужинать.

Час был уже поздний. Вдова до прихода Джейм, несомненно, уже была в постели, но не похоже было, что она собирается опять улечься, хотя Джейм закончила пиршество, доев разогретое тушеное мясо.

– Не могу уснуть, – ответила она на вопрос Джейм. – Я кое-чего жду.

– Чего?

– Если повезет, ты никогда этого не узнаешь.

Пронзительный крик поднял обеих женщин на ноги. Визг доносился с противоположной стороны площади. Джейм была уже на полпути к дверям, когда вдова грубо удержала ее, схватив за руку.

– Пусти меня! – крикнула Джейм, пытаясь высвободиться. – Я пообещала, что выбью все его гнилые зубы, если он еще раз полезет к той девочке, и, видит бог, я это сделаю!

– Это не Нигген, – сказала вдова. – Неужели ты думаешь, что Марплет позволит так себя унизить, не сорвав потом на ком-нибудь злость? Погоди.

Они стояли, вслушиваясь в крики. Наконец дверь «Твердыни» распахнулась, и оттуда кого-то выпихнули. Клепетти не отпускала Джейм, пока фигура, шатаясь, не прошла полдороги к «Рес-аб-Тирру». Только тогда они вдвоем кинулись к рыдающей полуголой девушке и помогли ей добраться до кухни, где Клепетти, достав резко пахнущую мазь, принялась смазывать раны от ударов кнутом на спине бедняжки. К счастью, та была больше напугана, чем избита, но кровотечение было сильным, девушка стонала и плакала. На шум пришел Тубан.

– Туби, – твердо произнесла Клепетти, – мы должны дать ей приют.

Тубан чувствовал себя как уж под вилами, стараясь извернуться и незаметно выскользнуть обратно. Но под взглядом Клепетти он перестал пятиться и впервые взглянул прямо на плачущую девушку.

– Ну конечно должны, – подтвердил он.

Джейм не удивилась – ведь и ее саму приняли в этом доме при схожих обстоятельствах.

После перевязки Гилли и Джейм отвели новую обитательницу гостиницы в комнату Танишент, уложили ее и тихонько удалились. На обратном пути они встретили и саму Танишет, которая вошла во внутренний дворик через боковые ворота. Гилли разок взглянул на нее и убежал. С танцовщицей было что-то не так. Джейм, встретившаяся с Танис у подножия лестницы, сразу узнала что. После пары недель довольно прохладных отношений Бортис в конце концов назвал Танишент старой ведьмой и выгнал прочь. Предпочел пятнадцатилетнюю шлюшку из другого района.

Джейм чуть не сказала – «тем лучше», но, сочувствуя страданиям подруги, только проводила ее до спальни, хотя это было нелегко. Она собралась уже отругать танцовщицу, чтобы та успокоилась, когда снизу донесся сердитый крик вдовы:

– А ну всем слушать меня – немедленно все замолчали и легли спать!

– Да, Клепетти, – раздался хор из шести голосов со всех концов темной таверны.

Танишент прикрыла глаза. Тушь и тени для век расплылись от слез и размазались по щекам, и выглядела Танишет сейчас если и не как ведьма, то как старый клоун. Не на свои двадцать четыре, а на все сорок.

Джейм взяла одеяло, расстелила его на полу галереи. Трудно поверить, что этот тяжелый день закончился. Приковылял Бу и с громким мурлыканьем взобрался на плечо. Зная, что, если не приласкать его, кот и вовсе усядется на лицо, Джейм приподняла краешек одеяла, и Бу юркнул ей под бок. Заря уже забрезжила на востоке, когда она уснула.

Глава 4. СЕРДЦЕ КЛУБКА

– Писака!

Эхо отразилось от каменных стен у входа и прилетело назад, не запутавшись ни в одной из ловушек.

– Где ты? Это я, Джейм… Талисман!

Что-то прошуршало в дальнем углу, всколыхнув тишину оыстрым цоканьем коготков. Другого ответа не было.

– Проклятие.

Джейм стояла напротив дома Писаки, огромного, круглого строения, которое в городе называли Клубком. С крыши увидеть его было достаточно просто, но теперь, приблизившись к цели, Джейм поняла, что проблемы только начинаются. Многие воры до нее приходили сюда испытать мастерство, и лишь немногих видели после этого. Вот почему ей придется рискнуть, если уж старый вор не хочет сам выйти, поприветствовать и пригласить ее. Она со вздохом покорилась неизбежности.

Три двери вели из холла. Джейм привязала кончик нитки с большой катушки к ручке одной из них, зажгла принесенный с собой факел и переступила порог. За ним потянулась череда комнаток и узких коридоров, поглотивших свет и шум улицы. Эти закоулки могли стать неплохой могилой – а кое-кому, наверное, и стали. Неровный свет факела отгонял тьму, но казалось, что сами стены смыкаются, чтобы затушить огонь.

К удивлению Джейм, по дому кое-где текли ручейки, и несколько лестниц уводили вверх – но не вниз. Джейм плутала по нижнему этажу, иногда окликая хозяина, но не получала ответа. Потом решила карабкаться вверх. Чем выше она взбиралась, тем менее запутанными становились уровни, хотя все еще невозможно было точно сказать, где она находится. Тайные комнаты Писаки могли быть где угодно. И когда Джейм достигла пятого, последнего, этажа, ее нить, голос и терпение уже подходили к концу. Она почти решила сдаться, когда под ногами вдруг открылся проход.

Она провалилась туда, нить оборвалась, факел полетел рядом, как падающая звезда. Потом он зашипел и погас. А через секунду вода сомкнулась и над ней.

Темнота, удушье… и не только… здесь был кто-то еще. Рука нащупала край бассейна, и Джейм подтянулась, глотнув наконец воздуха, готовая удариться в панику, и даже не заметила, как выбралась на бортик. Вслед за ней что-то всплыло на поверхность то ли с тихим хихиканьем, то ли просто с плеском и вновь скрылось.

Джейм прижалась к земле, дрожа и вслушиваясь. От чего ей только что удалось уйти? И где ОНО теперь? Оно живет только в бассейне? Шуршание, скрежет чешуи по камням… оно идет за ней!

Джейм вскочила и попятилась. Далеко уйти не удалось – стена. Глаза были бесполезны в этой плотной, непробиваемой тьме, но уши различали, как что-то большое, тяжелое медленно выволакивает свою необъятную тушу из воды. Воздух заполнился множеством звуков, мечущихся между стенами. Со сдавленным криком Джейм развернулась и прыгнула. Пальцы цеплялись за грубую каменную кладку, а она, ничего не видя, карабкалась вверх, пока одной рукой не нащупала деревянную балку. Девушка повисла в воздухе, держась за балку, когда в помещение ворвался ослепительный свет.

– Неплохо! – раздался чей-то голос. – ТАКОГО у нас еще никто не делал.

Когда глаза немного привыкли, Джейм разглядела Писаку, стоящего под ней с факелом в руках. Свет отражался от огромного туловища за его спиной – белого, свернувшегося, трясущегося. Розовые, лишенные век глаза смотрели на Джейм через плечо старика.

– Что ж, мальчик, тебе повезло, – произнес Писака, – в этом месяце Уродец плоховато охотится.

– Ну, насколько мне отсюда видно, у Уродца нет зубов.

– Это лунный питон, ему зубы не нужны. – Тон Писаки был скорее примирительный, чем искренний. – Лет двадцать назад у него была прекрасная стойка.

– Извините за опоздание. – Джейм была довольно непоследовательна. – Болезнь… Ух… если я спущусь, меня не съедят?

– После того как ты исцарапал беднягу до полусмерти? Да его после этого просто тошнит от тебя… а вырвет на меня, – добавил он, недоверчиво покосившись на качающуюся голову.

Слабое утешение, но Джейм спрыгнула на пол. Оставив гигантскую змею приходить в себя от потрясения, Писака пошел впереди, показывая Джейм дорогу к сердцу Клубка. К ее изумлению, это была одна большая комната, занимавшая всю внутреннюю часть здания, от фундамента второго этажа до потолка пятого. Винтовая лестница вела от пола, где они стояли, к закрытому алькову и книжным полкам и вилась дальше, скрываясь во мраке. Огромный канделябр с чадящими свечами был единственным источником света. Свечи истекали воском, монотонно капая на красно-золотой узор ковра и широкий стол, заваленный манускриптами. Убранство комнаты было богатым, но тусклым, покрытым слоем пыли.

Писака показал несколько входов в центральную комнату и провел Джейм по Клубку, показывая, как выбираться наружу разными путями. Он, вероятно, ожидал, что она с первого взгляда запомнит каждый поворот, каждый закоулок. И, протащив ее от подвала до чердака и обратно, старый вор выудил из кармана хламиды маленькую затертую монетку и протянул ее Джейм со словами:

– Так. А теперь пойди купи свинью Уродцу на ужин.

Несколько следующих дней Джейм приходила в Клубок по утрам – ночами она помогала в гостинице и шесть-семь часов была на посылках у Писаки. Она начинала удивляться, не видя большого смысла в заданиях, поручаемых ей Писакой. Но на пятый день старик, прихватив свой посох, отправился вместе с ней. У ворот они повернули на север, у Поющей реки – на восток и вскоре подошли ко Дворцу Сирдана, спрятавшемуся в тени торжествующей статуи с отрубленными головами в подоле.

Внутренний двор был залит огнями, которые на этот раз освещали ночной воровской базар – здесь продавали или обменивали дневную добычу, громко и отчаянно торгуясь. Джейм ловила на себе множество взглядов, следуя за Писакой сквозь толпу. Слух, должно быть, опередил их – когда они вошли в Зал Гильдии, все взгляды обратились в их сторону, а голоса смолкли. Секретарь Гильдии сидел на возвышении за столом, рядом с ним небольшая группа людей ждала приема. Писака растолкал всех и встал в голову очереди, протащив за собой Джейм.

– Это Талисман, – громогласно представил он ее. – Я хочу внести его в список как своего ученика.

Секретарь вгляделся в Джейм, на его лице мелькнули замешательство и подозрение:

– Уважаемый Писака, но это не…

– Кенцир? Ну да, он кенцир. А ты думал, я раскрою свои секреты кому-то из нашего сброда? Давай-давай, чернильная душа, запиши это. По закону Гильдии никто ничего не может навязать мне и вмешиваться в мой выбор тоже, хотя кому-то, может, очень уж не терпится.

Ликование в его голосе было неприкрытым, а решение – непоколебимым. Секретарь пожал плечами и открыл лежащий перед ним фолиант.

– Талисман, – обратился он к Джейм, – клянешься ли ты повиноваться законам Гильдии Воров Тай-Тестигона, выполнять все указания, вести себя согласно правилам и слову твоего учителя?

– Клянусь.

– Прекрасно. Обнажи плечо… э-э-э-э… парень.

«Это последний шанс, – подумала Джейм. – Если это провал, я отступлю». И она сорвала с себя разом и плащ, и рубаху.

Секретарь замер, ошеломленный. Однако Писака, после минуты нетерпеливого ожидания, подхватил клеймо, красное от чернил – к счастью – не от пламени, – и прижал его к коже девушки, бормоча что-то о дурацких казенных формальностях.

«Ну вот и все. Он слишком слепой, а я слишком худющая», – уныло подумала она, натягивая одежду обратно.

Формальности, по-видимому, были исчерпаны – все, что заботило Писаку, свершилось, он уже был на полпути к выходу, и Джейм повернулась, чтобы идти за ним. Но чья-то ладонь легла на ее руку.

Указательный и средний пальцы были испещрены мелкими крапинками. Человек с блестящими серыми глазами на темном лице смотрел на нее сверху вниз.

– Кое-кто хочет видеть тебя, – негромко сказал человек. Рука сжала сильнее, причиняя боль, и потянула. – Сейчас.

– Иди с ним, Талисман, – крикнул из дверей новый учитель, – и передай мое почтение Свят-Халве!

И испарился, тихо побулькивая от какого-то тайного веселья.

Темный человек отпустил руку Джейм и дал знак следовать за ним. Они прошли через дверь за секретарским столом по узкому, продуваемому коридору. Здание было похоже на Клубок, только залы богаче обставлены. Джейм шла с этим… человеком, нагло шарящим взглядом по ее телу, чувствуя себя неуютно. Коридор привел их в маленький, увешанный гобеленами приемный кабинет. Сирдан Свят-Халва стоял у дальней стены и ждал. Даже без прощальных слов Писаки и тяжелой цепи – символа власти, которую носил этот старый человек со шрамами на лице и руках, Джейм узнала бы его по тому, как он держался, – многие бы сказали, высокомерно. Джейм осторожно поприветствовала его – низко держа скрещенные запястья, а не открытой рукой дружбы.

– Итак, – произнес Свят-Халва холодным, безжизненным голосом, не спрашивая, не здороваясь, – Писака наконец взял ученика. Будем надеяться, что он сделал мудрый выбор, для себя… и для Гильдии.

– Надеюсь, что буду достойно нести свою службу, мой господин, – сказала Джейм. Неужели ее вызвали только для пустых разговоров. Почему-то ей так не казалось.

– Служить можно по-разному. У кого-то больше способностей, у кого-то меньше.

Ага, вот оно.

– И каких же способностей, господин?

– Умный человек сам знает.

Беседа текла, чуть ли не замерзая от ледяного тона Свят-Халвы. Сорок лет власти и легких побед научили его пренебрежительной уверенности, что он может купить что угодно – или кого угодно – по первому желанию.

– Есть тайны… – начал он, но в этот момент одна из шпалер откинулась, и в комнату быстро вбежал молодой парень со свитком в руках.

– Дедушка, посмотри сюда, – горячо выпалил прибывший.

Джейм на миг поразилась, стараясь понять, почему бледные черты юноши так знакомы ей. Потом вспомнила – это его испуганное лицо она видела в ту ночь, когда двое напали на Писаку. Парень почувствовал ее взгляд. Он повернулся, увидел Джейм, и лицо его потеряло даже те немногие краски, которые на нем еще теплились.

Сирдан, однако, был слишком зол, чтобы заметить этот обмен взглядами. Неожиданное вторжение, похоже, вывело его из равновесия, он нервно мерил шагами комнату.

– Мы продолжим разговор позже, – бросил Свят-Халва Джейм, свирепо глядя на внука. – А теперь иди.

– Слушаюсь, господин. Да, кстати, – добавила она, стоя в дверях, – мой учитель передает вам наилучшие пожелания.

Гневные глаза сверлили ей спину, пока она была в пределах видимости.

Идя обратно через залы, Джейм обдумывала сложность и запутанность ситуации. Теперь было ясно, почему Писака выбрал ее, кенцира, себе в ученики. После десятилетий давления и требований раскрыть свои секреты, он решил отомстить всем разом, взяв не просто чужака-пришельца, а того, кто по самой природе своей будет неподкупным. Вот и сейчас он подкинул ее Свят-Халве в надежде, что тот обломает зубы о такой твердый орешек. Но все будет не так-то просто, как кажется ее новому учителю. И кем считать этого прелестного мальчика, внука Свят-Халвы, который стоял и смотрел, как два звероподобных подонка убивают старика?

Джейм уже вышла во двор, когда почувствовала слежку. Темный человек спускался по лестнице за ней, с ним шли еще трое, одетые, как и он, в платья мягких серых тонов.

– Через час будет встреча в «Хромой собаке», – сказал он ей, проходя мимо. – Будь там.

Они уже были на несколько ступенек ниже Джейм, когда она спокойно ответила:

– Нет.

Невозмутимые яркие глаза повернулись к ней, недоверчиво сверкнули.

– Что ты сказала?

– Я сказала «нет». – Автоматически она отметила положение и позы всех четверых, рукоятку ножа, торчащую из-за голенища одного, кинжал, висящий на поясе у другого, и отступила на шаг вверх. – Я теперь принадлежу к Гильдии, значит, повинуюсь ее законам и своему учителю. Но никто не говорил о том, что надо вставать на задние лапки по ВАШЕМУ первому свисту.

– Верно, весьма верно, – раздался голос от подножия лестницы. Юноша, облаченный в голубое, стоял там и смотрел на них. – Никто не может отказать Отраве ни в чем, особенно под угрозой применения силы, – он говорил, обращаясь к Джейм, но глядел на тех четверых.

Двое вышли из толпы и встали за его спиной. «Неужели я под защитой?» – Джейм была сбита с толку, но решила, что стала скорее предлогом, чем причиной этой стычки. Не слишком привлекательная роль.

– Продолжайте, джентльмены, – обратилась она ко всем и скользнула в суматохе базара так быстро, что никто не успел среагировать.

Молодой человек в голубом поймал ее в нескольких кварталах от рынка, на южном берегу Поющей реки.

– И что особенно примечательно, – сказал он, возникая в шаге от нее, – не так уж часто кто-то перечит Отраве, тем более не имея поддержки. Ты или необычайно храбра, или феноменально глупа.

– Должно быть, последнее, да вдобавок я еще и кенцир.

– Серьезно? Кто-то мне говорил, но я не поверил. А правда, что твои люди не выходят из Ратиллена вовсе, и вы умеете читать мысли животных, и можете забрать любую душу?

– Более или менее, – Джейм улыбнулась его любопытству. – К тому же некоторые из нас не переносят солнечный свет, а я ничего; большинство левши, а я нет. Кстати, ты, может, и не помнишь, но мы уже встречались. Где-то неделю назад, это ведь ты бросился в реку за мальчиком? – Его лицо омрачилось. – Да, думаю, ты. Кто это был?

– Никто не знает. – В его словах была горечь. – Так много мальчишек приходят из деревень, ищут, кто бы их пригрел в Гильдии. Отрава осматривает их и отбирает. Если честно, не думаю, что Сирдан одобряет это, но он не особо держит в руках своих так называемых людей. Приказ Свят-Халвы о неприкосновенности твоего учителя выполняется так долго только потому, что Писака никогда особенно не интересовал Отраву. Но с твоим появлением все может перемениться.

– Погоди, не забегай вперед. Почему Сирдан должен защищать Писаку? Мне показалось, что они недолюбливают друг друга.

– Это так, но Свят-Халва хочет быть уверенным, что никто не выпытает секреты твоего старичка без его участия. – «Да Писака скорее умрет, чем скажет что-то», – подумала Джейм. – И, кроме того, несмотря на все различия, они все-таки братья, тянет их друг к другу, как нас с Сардом.

– Так, надо разобраться. Значит, Писака – брат Свят-Халвы…

– Угу, старший.

– А ты – брат Сардоника?

– Ага, младший. Все верно. И звать меня Сандал, для тебя – просто Санни. – Впервые после воспоминания о погибшем мальчике он улыбнулся, и лицо его помолодело еще больше. – И ты действительно не знаешь, что у нас тут сейчас происходит? Подозреваю, ты даже не представляешь, в какую историю впуталась?

– Если б я не захотела, то не оказалась бы здесь. А кстати, скажи, мы идем куда-то конкретно или ты просто ищешь подходящее местечко, чтобы сбросить меня в реку?

Он засмеялся:

– Не думаю, что у меня получится, даже если б я и захотел. Нет, просто мне показалось, что сейчас подходящий случай представить тебя другим ученикам-подмастерьям в «Сияющей Луне» – нам по дороге. Держись пока нейтрально. И вообще, пока твой учитель не примет чью-либо сторону, не вздумай сделать это раньше него.

– Ты имеешь в виду, не раньше, чем ты получишь шанс переманить меня к твоему брату?

– Ну естественно, – сказал он с невинной улыбкой.


«Луна» была большой, ярко освещенной таверной, обращенной фасадом к Поющей реке и Речной улице. Внутри стоял оглушительный шум. Просторный зал, казалось, был вымощен головами учеников, среди них затесались несколько старших подмастерьев, а в углу воздавали почести одному молодому мастеру. Спутник Джейм был встречен приветственным ревом, и не одна пара глаз явно или тайно следила за ней самой. Она чувствовала косые взгляды, и это не обнадеживало. За центральным столом им очистили места на лавках.

– Я не вижу тут ни одной женщины, – тихонько сказала она Санни, осторожно присаживаясь на край.

– Очень немногих допускают в Гильдию, с тех пор как Свят-Халва пришел к власти. Он не лучшего мнения о воровках. Ну не глупость ли? В прошлом кое-кто из них был просто гением по этой части. В любом случае, тебя никто не обвинит, что ты обманом проникла сюда.

– Надеюсь, это так, но если хоть кто-нибудь начнет настаивать на чистосердечном признании – может случиться кровавая баня.

В этот момент маленькая обезьянка вскарабкалась на стол, разбросала пивные кружки и, пошатываясь, поднялась на ноги. Выходка вызвала взрыв веселья, кое-кто начал хлопать.

– Нет-нет-нет! – хрипло взвизгнул мальчик, владелец обезьянки, всплеснув руками. – Н-никаких танцев, п-пока мы не п-поздороваемся с новым т-товарищем. Ты, Талисман, встань. Братья лунатики, новый уч-ченик мастера Писаки!

Новый хохот, еще более громкий, чем раньше, и какой-то подозрительный. «Они невысокого мнения обо мне», – подумала Джейм, кланяясь собравшимся.

– Чарку, полную чарку! – выкрикнул кто-то из глубины комнаты, хор голосов азартно подхватил это предложение.

Принесли «полную чарку» – большущую бутыль, в которой плескалось галлона полтора крепкого эля. Джейм взглянула и ужаснулась:

– А нету чего-нибудь другого?

– Ха! А что другое мы можем еще п-п-предложить, а? – Мальчик подмигнул «зрителям». – Что-нибудь совсем простое… разве что стащить для нас штаны Короля Туч?

– Годится, – ответила Джейм.

Санни поперхнулся пивом:

– Талисман, не валяй дурака, – выдавил он между приступами кашля. – Огрызь просто дразнит тебя.

– Значит, я польстила ему, отнесясь к этому серьезно. И весьма серьезно. Увидимся.

И она выбежала на улицу, оставив Санни в недоумении.


Позади «Сияющей Луны» стоял дом одиноких членов братства, которые по каким-то, понятным только им причинам проводили жизнь за достойнейшим занятием – подбрасывали камни и наблюдали, как они катятся по склону и падают с высоты на курятник. Таким манером они в иной день подбивали девятнадцать-двадцать птиц. Звуки не разносились далеко, но в «Луне» тряслись стекла, а иногда тарелки падали с полок.

Санни тревожно отметил два таких толчка, покачнувших кружки на столе, с момента ухода Талисмана. Он злился на себя за то, что привел ее в это место, а не в свое логово, где она хотя бы была защищена от всяких типов из Нижнего Города, вроде Огрызя. Если с ней что-то случится – а он уже считал ее другом, – он отыграется на шкуре этого наглого мальчишки. И еще Санни очень хотелось бы знать, где же бродит сейчас эта кенцирка.

Большинство тестигонцев ничего не знают о Кенцирате и считают его жителей странными. Они смеются над тягой кенциров к родине, над их верой в одного бога, – какому ж разумному человеку может такое прийти в голову? – над их предупреждениями, что злые чудовища шатаются по Восточным Землям, только и выжидая, чтобы сожрать всех. Смешные люди, последние воины в округе, разве можно принимать их всерьез?

Однако Санни так не считал. Кенцират с детства восхищал его. Он мечтал увидеть хоть одного кенцира, и сегодня это наконец случилось. И что? Он через минуту уже потерял ее. Эта Талисман так не похожа на величественную, мрачную фигуру, созданную его воображением, так, может быть, кенцир не слишком отличается от любого другого человека? Санни отчаянно надеялся, что видел ее не в последний раз.

– Смотрю, ты ждал меня. – Джейм шлепнулась на скамью, которую Санни держал свободной для нее. – Лови. – Она кинула тряпичный сверток через стол Огрызю. Это была пара штанов из прекрасной материи, но сильно потертых и местами заштопанных. – Боюсь, что единственным доказательством того, кто их владелец, будет эта заплата на заднице, – сказала она, пока мальчишка вертел штаны, демонстрируя их на вытянутых руках так, чтобы народ в задних рядах, уже взобравшийся на лавки, мог лучше видеть. – Но если кто-либо из достопочтенных джентльменов считает, что у меня было время выткать здесь королевский герб, то он ничего не смыслит в искусстве вышивки. И все-таки… – Возбужденный гомон почти заглушил ее голос. – И все-таки я скажу вам, что не воровала эти подштанники. Король Туч сам отдал их мне.

А случилось вот что. Взобравшись на крышу трактира, изумленная Джейм обнаружила там поджидающего ее Воробья – когда она через несколько дней не пришла в условленный двор, принц Одуван разослал всюду разведчиков на поиски. Ее давешний проводник первым обнаружил Джейм, пройдя в «Луну» вслед за Санни. Он довел ее до Зимнего Квартала, находящегося на чердаке заброшенного дома за рекой. Здесь Его Несметное Величество с радостью пожаловал ей не только долгожданную свободу в своих небесах, но и старые штаны, – стоило ей только объяснить, зачем они нужны.

Джейм попыталась рассказать все, как было, но Огрызь, секунду недоверчиво послушав, внезапно прыснул со смеху, прервав повествование. Покатились в хохоте и прочие. Один только Санни заметил, как бледнеет лицо Джейм, и догадался почему.

– Огрызь, дорогуша, – поспешно затараторил он, с неприкрытой тревогой в голосе, – когда говоришь с кенциром, то никогда, слышишь, никогда не смей сомневаться, что он или она говорит правду. А то тебе не поздоровится.

Огрызь внял предупреждению – вряд ли воспринял его всерьез, но по крайней мере сел и на время замолчал. Гомон и суета понемногу улеглись – стали не больше, чем обычно в битком набитых трактирах. Джейм было сложнее прийти в себя. Она сама удивлялась, почему так оскорбилась. Удивлялась и тому, что новые соратники не готовы принять без смеха ее саму и ее понятие чести. Рано или поздно это приведет к неприятностям, и надо будет встретить их лицом к лицу.

– Как вы думаете, – жалобно обратилась она ко всей компании, – может, мне сейчас можно выпить? Немного?

В ту же секунду перед ней возникло семь разнокалиберных кружек и бессчетное количество на подходе.

– Добро пожаловать в Гильдию Воров, – ухмыльнувшись, сказал Санни.

Книга вторая ВЕНЕЦ НОЧЕЙ

Глава 5. ЗИМНИЕ ДНИ

Санни скользнул вправо, сделал ложный выпад и прыгнул. Джейм извернулась и встретила его. Ее левая рука дернулась, когда она попыталась перехватить нож, длинный рукав затрещал. На секунду клинок вонзился в жесткую подкладку плетеной кольчуги, потом Санни выдернул лезвие и отскочил. Со злым шипением Джейм нанесла ответный удар, распоров его рубаху на груди.

– Неплохо! – воскликнул Санни, удерживая ее на расстоянии вытянутой руки. – Ты достаточно быстро двигаешься, но всегда сдерживаешь себя. Вперед, дай волю ярости!

Отступая и нападая, кружились они друг вокруг друга по мощеным плитам дворика «Ресаб-Тирра», огибая колодец, обходя навозную кучу, которую Гилли только что выгреб из коровника. Три с половиной недели прошли с Кануна Зимы, воздух становился все холоднее.

– Давай атакуй, нападай! Да что с тобой такое? – Санни тяжело дышал, вынужденный постоянно атаковать. Джейм легко парировала, но ни разу не перешла в нападение.

– Ну не нравятся мне ножи!

– Ну и что? В любом случае, ты должна уметь с ними обращаться, если, конечно, не хочешь, чтобы все клинки города вонзились в тебя. Ты не справишься с ними со всеми голыми руками…

Джейм с обиженным рычанием воткнула нож в щель между камнями и бросилась на Санни. Через секунду он, поверженный, лежал лицом вниз, нос в дюйме от благоуханной кучи, а правая рука вывернута за спину. Это было очень неуютно.

– А с другой стороны, – его голос звучал приглушенно, – может, и справишься.

– Я… э-э-э-э… вам не помешал? – осторожно спросил незнакомый голос.

– Да вот, знаете ли, тут кое-кто задумал сунуть меня головой в кучу дерьма. – Санни тщетно извивался. – Так что, пожалуйста, мешайте на здоровье!

Он освободил руку, с трудом поднялся на ноги и замер, недоверчиво рассматривая мальчика, стоящего в воротах.

– Цукат, внук Сирдана Свят-Халвы, не так ли? – обратилась к нему Джейм. – Знакомьтесь, это Сандал, брат мастера Сардоника.

Родственники двух самых непримиримых соперников в Гильдии осторожно раскланялись друг с другом.

– Клепетти только что испекла сливовый пирог, – преувеличенно бодро сказала Джейм. – Идемте, вы оба, попробуете по кусочку.

– Это действительно была ты тогда, той ночью, в переулке? – спросил Цукат, прислонившись к каменной плите возле очага и робко вертя в руках отрезанный кусок. – Я решил, что ты призрачный бог. Ты до смерти напугала меня и тогда, и потом, уже во Дворце.

– Спорю, что так и было, и судя по тому, что мне известно, ты это заслужил. Клянусь всеми именами бога; почему ты прятался в тени, когда те гады пытались убить твоего дедушку… дядюшку… ну неважно!

– О, они бы не причинили ему вреда. – Цукат бросил на Санни быстрый нервный взгляд. – Видишь ли, все было подстроено. Через минуту я бы выскочил из дверей и спас его, заслужил благодарность и, может быть, даже получил бы шанс стать его учеником… ну, по крайней мере, на это рассчитывал дед. Я говорил ему, что это не сработает, но он никогда меня не слушает. А теперь он бесится из-за моего провала и твоего успеха, но мне плевать. Мне и так хорошо. – В голосе его вдруг зазвучал вызов, он перестал следить за пирогом, и тот выскользнул из его рук на пол. – Я не хочу быть вором, не хочу выманивать у дядюшки Писаки его секреты, не хочу становиться очередным Сирданом, когда дед умрет. А меня, кажется, никто не понимает.

– Погоди минутку, – Санни прервал свое подозрительное молчание. – Я думал, что Отрава – избранный преемник Свят-Халвы. Он же единственный ученик старика.

– Ну да, так оно и было, но его навязал деду отец Отравы, Аббатир с Золотого Двора, – шесть лет назад, на Большом Сборе Гильдий, – чтобы получить политическую поддержку. Самое смешное, что и Отрава совершенно не хочет быть вором. У него свои интересы, свои… развлечения. Три недели назад, на именинах деда, его приспешники заставили меня смотреть, как он калечит того мальчика. Что они делали с ним до того, как он умер… и после… – Он содрогнулся и внезапно поднял глаза. – Я все равно вскоре пришел бы сюда – так велел дед. Чтобы шпионить, выведывать… Мы не сможем дружить теперь, да?

Санни, сперва слушавший недоверчиво, потом смущенно, посмотрел на детское, умоляющее лицо и сердечно сказал:

– Конечно, сможем.

В этот момент в дверях появилась Клепетти. Она замерла, уставившись сперва на полупустое блюдо из-под пирога, а потом – на липкую грязь под ногами Цуката. В середине этой затянувшейся паузы Санни шагнул к старушке и с серьезнейшим видом чмокнул ее в самый кончик крючковатого носа. После чего, словно сговорившись, они с Джейм одновременно рванулись на улицу, волоча за собой Цуката.

– Итак, – сказала Джейм через несколько кварталов, когда они все-таки остановились, – если уж вы, джентльмены, все устроили так, что мне нельзя появляться дома минимум несколько часов, какие предложения будут выдвинуты по поводу проведения остатка дня?

– Я слышал, что храм Омовения на ремонте, – взволнованно выпалил Цукат. – Они могут разрешить нам посмотреть… если, конечно, у вас нет каких-нибудь более интересных планов.

– А чем плох этот? – Санни улыбнулся мальчишке. – До вечера мы совершенно свободны и можем засвидетельствовать почтение моему папаше.

– Он жрец?

– Нет, он Сан-Сар, солнечный бог Нового Пантеона.

Джейм усмехнулась, вспомнив, как сама узнала об этом. Когда Санни сказал ей, она глуповато уставилась на него и спросила: «Как такое могло случиться?» На что Санни безмятежно ответил: мол, вполне обычным способом. «Моя мать была служанкой в Тай-Абендре, и я родился не прежде, чем она вышла замуж за местного купца, но она договорилась, что меня усыновят, тогда-то мы с Сардом и стали братьями, а он-то взаправду сын бога». «Служанками» церковники обычно называли храмовых продажных женщин.

Они побывали в храме Омовения, а потом и в храме отца Санни. Джейм почти ничего не разглядела из-за ослепительного света, испускаемого боевой колесницей Сан-Сара. А сегодня что-то особенно ярко, и это плохо, как сказал Санни, потому что в золотой повозке стоит сам бог.

– И будет еще хуже, – добавил он, – если он повернется лицом к нам. Сейчас он сияет, так сказать, спиной. И так уже добрых шесть лет, и никто не знает почему.

Но Джейм из-за блеска не видела ни бога, ни колесницы. Она подняла руку, чтобы прикрыть источник сияния, и тут ей показалось, что за колесницей божества нет ничего – ни стены храма, ни самого Тай-Тестигона. Она словно глядела с огромной высоты, и только детали Нижнего Города вырисовывались со сверхъестественной четкостью.

Но святилище было наполнено не только сиянием. Волны гнева сотрясали воздух – равномерный, мощный прибой, словно гул проснувшегося вулкана, проникал в тело, скрежетал костями, но оставался неслышным. Словно бы темнота притаилась в сердце света.

Санни как-то гордо сообщил Джейм, что, как и все божества Нового Пантеона, Сан-Cap когда-то был человеком, более того – кенциром. Джейм тогда посмеялась тому, что верящий в единого бога сам стал богом. Сейчас, однако, холодная темная ярость, так похожая на ее собственную в тот день, когда упала балка, не оставила места для сомнений. Дрожа, покинула она храм, и Санни вел ее за руку, потому что она на время совсем ослепла.

Но и снаружи на нее давила враждебная сила. Джейм никогда не чувствовала это так ясно, как сейчас, когда шла, ничего не видя и еле дыша, между двух юношей. Все боги Тай-Тестигона столпились вокруг нее. Волны их силы проникали в ее сознание, окутывая мозг красной пеленой. Если любой из них, пусть даже Сан-Сар, окажется таким же реальным, как ее бог, она признает, что вся история ее народа – тридцать тысячелетий невзгод, жертвоприношений, благородства – была самообманом. Возможно ли доказать целому городу, что он ошибается? И если она рискнет пойти на это, то что станет с ее собственной верой, верой в свое наследие и себя? Разве останется она невредимой?

Они шли мимо храма Горго Печального. Джейм взглянула на него, прогоняя остатки красной пелены.

Цукат покинул их у ворот Округа Храмов, а Джейм и Санни вошли внутрь, обсуждая нового знакомца. Санни хотел поймать внука Сирдана на лжи, помня о наставлениях брата подозревать всех и каждого. Джейм, еще не очень разбирающаяся, но уже не слишком одобряющая политику Гильдии, смеялась над излишней осторожностью своего друга.

Был ранний вечер, когда они пришли в штаб-квартиру Новой Волны, дом-крепость у Солнечных Ворот в районе Золотого Звона.

– Главное – произвести хорошее впечатление, – сказал Санни, ведя ее по роскошным коридорам. – А это не просто, особенно когда соревнуешься с человеком, для которого казна Гильдии что собственный кошелек.

Сардоник встретил их в своем кабинете. Лидер Новой Волны и ученик мастера Писаки встретились впервые. Санни напряженно вглядывался в обоих, отметив изящество, с которым они обменялись приветствиями. «Все идет хорошо», – решил он.

Джейм тоже сперва так подумала. Санни был белобрысый, а его брат – черноволосый, глаза сверкали синевой, как сапфиры, плавности движений позавидовал бы танцор. Да, Сардоник был самым привлекательным мужчиной из всех, кого она видела в своей жизни. Богато обставленная комната, выдержанная в синих и серебристых тонах, подчеркивала его красоту. Никто не мог усомниться, что вот он – сын Сан-Сара, бога на золотой колеснице.

Он стал говорить о своих планах в Гильдии, если Большой Совет присудит ему господство наступающей зимой. Джейм уже слышала все это от Санни, но он не рассказывал так подробно и ярко. Красноречие оратора обволакивало слушателя и уводило его мысли в светлое будущее, по сравнению с которым сорок лет правления Свят-Халвы казались жалким прозябанием.

Но внезапно ее словно ударило чем-то, возвращая в настоящее. За плечом Сардоника показалось лицо. В темном углу комнаты, устроившись на краю стола, словно выпущенный из клетки стервятник, сидел маленький человечек, с лицом, больше напоминавшим череп. Его полупрозрачные ручки были скрещены на притянутых под острый подбородок костлявых коленях. На его лице – насколько взгляд кенцира мог различать в темноте – отражалась неприкрытая злоба.

Вскоре монолог Сардоника завершился, и они также грациозно распрощались. Обернувшись в дверях, Джейм увидела, что лидер Новой Волны уже погрузился в тень, склонившись к человечку, который, как она внезапно поняла, мог быть только главой шпионской сети, раскинутой по всему Тай-Тестигону, где он был известен не иначе как Подполз.

– Санни… – сказала она, выйдя из дома. – Очень заметно, что я боюсь?

– О боги, нет, а что?

– Твой брат напугал меня. Мне кажется, он способен на все.

Санни недоуменно взглянул на нее и рассмеялся:

– Ну конечно! – и вновь стал восторженно говорить о всех замечательных вещах, которые сделает Сардоник, придя к власти.

Джейм пыталась слушать, но перед глазами неотступно стоял лишь красивый, невероятно, сверхъестественно мужественный лик, щекой к щеке с маской смерти, чей взгляд, переполненный ненавистью и завистью, ни на миг не отрывался от лица Санни.


Сардоник не попросил Джейм заходить еще. Ясно, что он не придавал ей большого значения, полагая, что ее преданность обеспечит Санни.

Свят-Халва также держался на расстоянии, но с меньшим равнодушием. От Цуката Джейм знала о стародавнем соперничестве Сирдана и ее учителя. Свят-Халва всегда и во всем ревновал Писаку и бесился, что тот не завидует ни его положению, ни власти. Всю жизнь младший брат пытался превзойти старшего – в мастерстве, тайных науках, славе – и всегда терпел поражение. Сейчас, на закате своих дней, самым важным для него стало выведать тайны Писаки. Свят-Халва не мог до конца поверить в то, что Писака решил передать семейный секрет – каковым Сирдан всегда считал его мастерство – какому-то чужаку. В результате Джейм оставили в покое – по крайней мере, на время.

И сейчас она, Цукат и Санни прекрасно проводили время. Санни, с его легким характером, не мог долго хранить подозрения и проявлял поистине братские чувства к Цукату, а Джейм подкупило одиночество мальчишки – она слишком хорошо помнила свое собственное нерадостное детство. Она разглядела в Цукате тот же дух исследователя, что и у нее, и очарование вытеснило недоверие.

– Ты знаешь, какое самое старое здание в Тай-Тестигоне? – однажды спросил Цукат Джейм. – Храм твоего бога. Кажется, он стоял здесь еще до того, как возвели стены города, до того, как образовалась Старая Империя, даже до того, как появился сам Кенцират. Как такое вообще возможно?

– Может быть, летописцы и аррин-кены знают, кто его построил, – ответила Джейм. – А я не знаю. Мы перемещаемся по миру, а храмы всегда ждут нас. Здешний, наверное, действительно столь же стар, как и Ратиллен. Прочие жрецы Тестигона не хотят признавать его существования.

– Поэтому они выбрали другое место в городе для Округа Храмов, – глубокомысленно произнес Цукат. – Я слышал, что есть еще один большой кенцирский храм на юге, среди руин Тай-Тена.

Он много говорил об этом затерянном городе, великой южной столице Старой Империи, чьих ветхих стен уже пять столетий не видел ни один человек. Именно сейчас на поиски собирается экспедиция, и Цукат непременно хочет в ней участвовать. Как раз об этом он хотел говорить с дедом в ту ночь, когда прервал его попытку подкупить Джейм. Свят-Халва никогда бы не позволил внуку никуда уйти, к тому же сейчас он слишком зол из-за случая в проулке, чтобы вообще что-то обсуждать. Джейм почему-то чувствовала себя ответственной за это. Чтобы что-то сделать для мальчика, а заодно и умиротворить Свят-Халву, она показала Цукату кое-что из того, чему ее научил Писака.

Ничто из этих штучек нельзя было назвать «секретом». Да и все прочее не было таким уж таинственным, и Джейм уже подумывала, что старик все-таки решил оставить знания при себе. Конечно, ее это расстраивало, но с другой стороны, те уроки, что он давал ей, не оставляли времени и поводов для неудовольствия.

Писака засыпал Джейм правилами новой профессии, но ей хотелось, чтобы обучение двигалось в каком-нибудь другом направлении. Она узнала, что все, похищенное учеником, становится собственностью его учителя, а уж он посылает добычу в одну из пяти Гильдий, каждая из которых торгует разными товарами. Там награбленное добро оценивают и прячут, потому что хранение краденого преследуется по закону. Самый опасный и ответственный момент – так называемый рисковый период – начинается с той минуты, как вещь попадет в руки ученика. В Тай-Тестигоне обладание – уже доказательство вины. Соучастие иногда также карается, но только если обвиняемый успел дотронуться до похищенного предмета. В наказание отрубают пальцы кисти, сдирают кожу с одной руки или с обеих. При этом провинившихся избивают стражники. Худшая казнь – публичное сдирание кожи с расчленением. Участвовать могут все заинтересованные горожане. Такое наказание следует за покушение на одного из Пяти или члена Гильдии Лордов.

Когда Джейм услышала это, темнота наползла на глаза – она вспомнила. Не так давно молодой озлобленный подмастерье набросился на самого Сирдана прямо в зале Гильдии. Немало времени пройдет, прежде чем она забудет ту раздавленную фигуру – без глаз, без языка, оскопленную, извивающуюся под ножом и каленым железом на Троне Милости.

Поняв, что его уже не слушают, Писака завершил лекцию сердитым окриком. Зачерпнув пригоршню самоцветов из ящика стола (среди драгоценностей было несколько мраморных шариков и пара мышиных черепов), он швырнул их перед ней, немедленно сгреб обратно и потребовал сказать точно, что она видела. Это было их старое упражнение, и Джейм обычно прекрасно справлялась с ним. Однако сегодня она назвала лишь восемнадцать из тридцати – или около того – камней. Разные вещи отвлекали ее, и не в последнюю очередь – Уродец, заснувший, положив голову на ее плечо.

Писака, теперь совершенно разгневанный, схватил большой прозрачный кристалл, который он использовал как пресс-папье, и швырнул, едва не размозжив головы и змее, и девушке. Только выпутавшись из колец сонного питона и возвращая камень учителю, Джейм вдруг поняла, что это не кусок кварца, как ей всегда казалось. Она держала в руках громадный необработанный алмаз. Око Абарраден.

Сегодняшний урок закончился поручением Писаки пройти Клубок из конца в конец и перечислить по возвращении каждый замеченный поворот. Джейм пошла, зная, что старик непременно обнаружит малейшую неточность в ее описании. Точно так же он посылал ее запоминать участки города. Он называл улицы и спрашивал, как пройти от одной к другой, иногда утверждая, что она идет по крышам или даже прямо сквозь дома. В этих играх Джейм поняла одну странную вещь – ее учитель запомнил город таким, каким он был пятьдесят лед назад, до того как Писака удалился от мира. Это понимание несколько развеяло ее замешательство, однако не слишком помогло, когда она описывала дорогу, идущую по району, когда-то разрушенному до основания одним из многочисленных городских бедствий и позднее заново перестроенному. Но сегодня, к счастью, пройти надо было всего лишь по Клубку, и Писака, удовлетворенный, позволил ей удалиться.

Стоя на пороге, подставив лицо вечернему ветерку, Джейм осознала, что уроки Писаки пусть иногда и преподносятся весьма необычно, но дают превосходные результаты.

Высокая фигура мелькнула в дальнем конце улицы – ее можно было безошибочно узнать по ярко-желтой куртке. Джейм окликнула, прося подождать, и через минуту уже шла на запад вместе с Дерзцом, учеником мастера Буршана. Дерзец – один их лучших в Гильдии, истинный умелец, за которым стояла семейная традиция, а впереди ждала слава. Знатоки предрекали, что вскоре он станет самым молодым мастером Гильдии. Джейм всегда восхищалась его талантом, стилем и прямотой. Таким вором и она бы хотела стать, если задержится в Тай-Тестигоне надолго, и Джейм в свою очередь льстило, что и Дерзец ей вроде бы симпатизирует. Они шли и обсуждали грядущие выборы.

– Нет, я об этом еще не думал, – говорил Дерзец, – да и не хочу. Свят-Халва, на мой взгляд, слишком много думает о деньгах, а Сардоник – о власти. Мой учитель, наверное, поддержит Сардоника, если, конечно, ненадолго оторвет свой взгляд от леди Мелиссанды, но мы с тобой, Талисман, должны только радоваться, что не имеем сейчас права голоса.

– Ух. Иногда удивительно, что кто-то еще это понимает.

– Твое положение слишком своеобразно, не так ли? – с улыбкой сказал он. – Честно говоря, у Писаки сил не больше, чем у Буршана, – только ведь один идет против сотни, а другой колеблется, и ты – единственный человек в городе, кто хоть как-то может повлиять на него. Настают плохие времена. Нет, Талисман, я совсем тебе не завидую.

Они распрощались у Гадючьего Фонтана.

– Да, кстати, – подмастерье внезапно остановился и обернулся к ней, – идет молва, что с тех пор, как тебя внесли в списки Гильдии, Отрава оставил в покое молоденьких мальчиков. На твоем месте, Талисман, я был бы сейчас очень, очень осторожен.

Она проводила его взглядом, желтая куртка была долго видна в темноте.

Ветряные бесы крутились вокруг фонтана, переплетали его струи с прозрачными нитями начавшегося дождя. Джейм огляделась. Наверняка кто-то следит за ней. За последние несколько недель она не раз вздрагивала, ощущая на себе чей-то холодный взгляд, но никогда не видела лица наблюдавшего. И сейчас ничего. Однако слова Дерзца распахнули дверки памяти. Вот она впервые идет по коридору Дворца Сирдана, и за спиной звучат приглушенные шаги. О Трое, как же натянуты нервы! Она с беззаботным видом пошла дальше, к дому, заставляя себя не оглядываться – нечего доставлять кому-то такое удовольствие.

Джейм вернулась в «Рес-аб-Тирр» вечером, запыхавшаяся после игры в догонялки с троицей облачных друзей на скользких от дождя крышах. Первое, что налетело на нее, лишь только она открыла дверь кухни, был ужасающий гвалт, второе оказалось большим, полузажаренным гусем. Джейм подумала, что кто-то кинул птицу в нее. Но потом она увидела, что существо, у которого уже не было головы, двигается само по себе, в весьма целенаправленных попытках сбежать. После нескольких минут лихорадочного метания по дворику Джейм наконец ухватила перепачканную бьющуюся тушку за крыло и торжественно водворила ее обратно на кухню.

Там Китра – бывшая горничная из «Твердыни» – сражалась с крышкой котла, из-под которого высовывались, отчаянно сопротивляясь, ощипанные куриные крылья. Клепетти с веником гонялась за сбежавшей перепелкой, а Гилли, забившись в угол, шевелил губами, читая из книги домашних заклинаний.

– Ищи дичь, а не деликатесы! – задыхаясь, кричала вдова. – Ты притащил это в дом, ты и избавляйся!

Гилли перелистнул несколько страниц и начал бормотать:

– Аванси, алисон, ансел, асгингел… ай!

Ветер с плачем новорожденного пронесся по кухне и вылетел в три ее трубы. Птица Клепетти плюхнулась на пол, котелок Китры перестал прыгать, и гусь обмяк в руках Джейм.

– Ну наконец-то, – выдохнула вдова с удовлетворением. – Но что за разгром! – Она уныло осмотрела свою когда-то безукоризненно чистую кухню, забрызганную теперь тестом, фаршем, с валяющимися повсюду недоваренными птицами.

– Так вот как вы развлекаетесь, пока меня нету, – сказала Джейм, кладя свою теперь неподвижную добычу на стол. – Что тут произошло?

– Привидения, – кратко ответила Клепетти. – Это еще ничего – ты пришла уже после того, как взбунтовался пирог с голубями. А теперь иди-ка ты отсюда к себе наверх, вымазалась ты не хуже этой проклятой птички.

Большинство богов Тай-Тестигона обычно сидели в своих храмах, но иногда язычки силы вырывались наружу. Они цеплялись к прохожим и уносились из Округа, чтобы стать привидениями – злобными, вредными или просто безумными импульсами, несущими разорение и хаос. Развеять их мог только оклик по имени. К Джейм пока ничего не цеплялось, а вот Гилли, похоже, оказался менее удачлив.

Переодеваясь на чердаке, Джейм услышала доносящиеся с площади хлопки и одобрительные возгласы. Еще не до конца обставленный первый этаж «Твердыни» был ярко освещен. Гул стих, сменившись задумчивыми трелями волынки, Джейм слушала, затаив дыхание. Играл великий мастер – играл не ради славы или денег, которые заплатит ему Марплет сен Тенко за приезд из Эндискара. Теперь ясно, почему «Рес-аб-Тирр» пуст сегодня, почему так мало посетителей последние две недели. Музыка смолкла, взвилась последняя нота – и тишина вновь взорвалась аплодисментами.

В темных окнах третьего этажа «Твердыни» возникла фигура и насмешливо отсалютовала Джейм. Она ответила и спустилась в кухню.

– За нами все еще приглядывают, – сказала она, вновь входя в зал, – кажется, сам Марплет. Как вы думаете, зачем?

– Только боги знают, – ответила Клепетти, соскребая остатки еды со стен. – А зачем они составили список наших постоянных клиентов и что делает сейчас в «Твердыне» наш драгоценный Бортис?

– Бортис? – Джейм не сразу поняла, что речь идет о бывшем любовнике Танишент.

– Он самый. – Гилли принес ведро воды и вылил его в котел, под которым Китра разводила огонь. – Если ты еще не знаешь, он практически живет теперь там.

– Да, похоже на то, – сказала вдова, садясь на корточки. – И что? Марплет на прямом пути к победе, вон какого таланта нанял. Конечно, тот не останется у него навсегда, даже несмотря на поддержку его свояка, но мы уже так долго без дела, что Тубан не сможет весной восстановить наши грамоты… А коли так, Марплет сразу ухватится за них всеми руками и ногами. Без этого клочка бумаги «Рес-аб-Тирр» не сможет существовать – у нас не будет законных прав. Тут нам и конец. А Марплету того и надо, вот уж он будет доволен.

– Нет, не будет, – внезапно произнесла Китра твердым голосом. – Он играет с вами в кошки-мышки. После того, что случилось с Ниггеном, его гордость тоже требует отмщения. Просто разорить вас ему будет мало, он этим не удовлетворится.

Джейм готова была ей поверить. Если кто-то и знал, что думает Марплет, то это его бывшая служанка. Китра прибыла из Тенци год назад, чтобы работать в гостинице, и посредством весьма умелых уловок вскоре оказалась в постели хозяина. Это должно бы было сильно упрочить ее позицию в доме и на социальной лестнице, но она не учла, каким яростным женоненавистником был Марплет. Ее ухищрения заслужили только его презрение. И сейчас сила ненависти девушки к бывшему хозяину пугала, хотя и не усмирила ее природных желаний. Джейм считала, что Китра до сих пор решает, что выгоднее – женить на себе Ротана, стать любовницей Тубана или то и другое одновременно. Джейм не одобряла таких поползновений, но не могла не оценить обычную, спокойную, домовитую хозяйку.

А Марплет сен Тенко… Постепенно Джейм начинала понимать его лучше – любовь к безупречности, из-за которой он так медленно строил свою гостиницу, используя только лучшие материалы; изворотливый ум, получающий удовольствие от плетения множества интриг; стыд за то, что этот болван Нигген – его сын, плоть от плоти. Она чувствовала его злость и подозрения в измене, которые грызли Марплета всякий раз, когда ему на глаза попадался этот неуклюжий мальчишка. Чего она никак не могла понять – это ненависть лично к ней, с которой Джейм столкнулась, когда их взгляды пересеклись на площади.

Джейм засучила рукава и принялась помогать остальным скоблить кухню, разговоры текли мимо ушей, девушка думала о своем. Наконец трактир затворил ворота на ночь.

Джейм уже почти спала, когда внезапный холод пронзил тело, заставил отбросить одеяло и вскочить, оглядываясь. «Твердыня» была погружена во тьму. Джейм была одна и все-таки вновь, как перед Гадючьим Фонтаном сегодня вечером и как много раз до этого, чувствовала – кто-то смотрит на нее.

«Ты думаешь обо мне, палач, убийца детей?» Ночь безмолвствовала. «А я о тебе думаю». Мысль столкнулась с мыслью, будто два сверкающих меча в темноте. «Почему ты не оставишь меня… и почему я боюсь, что это случится?»

Дождь превратился в снег. Белые хлопья падали на черные волосы Джейм, на обнаженные руки и грудь. Дрожа, улеглась она вновь, закуталась в одеяло, но сон не шел к ней, пока не порозовело небо на востоке и не закукарекал первый петух на окраине, возвестив начало нового дня.

Глава 6. ВОДА ТЕЧЕТ, ОГОНЬ ПЫЛАЕТ

Настал День Середины Зимы, холодный и ясный. Джейм, Санни и Цукат пришли на площадь Правосудия поглядеть на прославление Короля Мороза, но оказались затертыми между двух группировок, столкнувшихся в храмовой войне, еле выбрались и залезли на крышу. Взбираясь по черепице, Джейм радовалась, что спасла друзей от неминуемой гибели под ногами обезумевшей толпы, и тому, что познакомила их с принцем Одуваном, который со своей свитой пришел посмотреть на обряд. Кровопролитие внизу, однако, весьма расстроило принца, он почувствовал себя больным и вскоре удалился, а дружная троица вскоре последовала за ним.

Их трио сложилось прочно, в Гильдии уже поняли это. Но если они там что-то и понимали, то Джейм еще не совсем. Сейчас она могла открыть любой замок в городе, проникнуть куда угодно, словно ночная тень, войти хоть в зал правителя Гильдии, хоть в убежище последнего попрошайки. Но ее новые таланты тревожили ее.

Чем ближе она подходила к собственно воровству, тем неуютнее себя чувствовала – как это можно, не теряя чести, взять чужую вещь и скрыться с ней? Несмотря на то что когда-то ей говорил ее бог устами Иштара, Джейм колебалась. Торговец яблоками не нашел самого гнилого товара на дне кучи; аристократ, окруженный охраной, вдруг обнаружил, что маленькая пуговка на его штанах бесследно исчезла. А богатый купец идет своей дорогой, не подозревая, что ловкие пальцы, скользнув в его кошелек, нашарили самую мелкую монетку. Можно гордиться – монета похищена!

– Все-таки, – сказал Санни, с сомнением глядя на медную монетку, протянутую ему Джейм, – в «Луне» этого никогда не поймут.

Джейм жалобно улыбнулась. Она хорошо знала, что говорят о ней в Гильдии. За эти недели с тех пор, как с таким триумфом притащила штаны Короля Туч, она не сделала больше ничего. Прочие молодые воры быстро забыли, что никто из них не свершил чего-то достойного восхищения в первые полгода, а то и год ученичества. Но ученик Писаки – особая статья. У такого учителя не может быть посредственных учеников.

Обучение подходило к концу. Зима катилась к весне, пора было подумать о том, как покинуть Тай-Тестигон. Улыбка Джейм увяла. Она вдруг поняла, что не хочет никуда уходить отсюда.

Она могла бы назвать кучу причин. Во-первых, она не может уйти, так или иначе не доказав себе, что достойна учения Писаки. Во-вторых, она не подобралась к решению загадки множества богов. А еще был «Рес-аб-Тирр». Решение Пяти, кому обслуживать район, должно последовать в Канун Весны, и в любом случае она должна быть рядом и помочь. И если Марплету не повезет в этот раз, он пустит в ход другой план, и еще, и еще, и так далее, пока не добьется своего… Или пока кто-нибудь его не остановит.

Но даже не в этом были главные сомнения. Джейм уже не была уверена, что непременно должна возвратиться в Кенцират. Она все больше вспоминала о жизни в замке – гнев отца, осуждение брата, и лишь за то, в чем она не виновата, – за жестокую шутку наследственности. Говорят, что нет в Кенцирате худшей кары, чем изгнание, ее люди не принимают никакого другого места. Но разве это так плохо – сидеть в тепле чужого очага? Она не знала. То, что было правдой в отгородившемся от мира замке, могло обернуться ложью в другом месте.

Джейм сидела на своем подоконнике, перед ее мысленным взором нескончаемой вереницей проплывали лица кен-циров. Они любили ее, но были непоколебимы, и тяжесть их предубеждения не давала ей дышать.

Раздался взрыв рукоплесканий в гостинице через дорогу. Волынщики были популярны в Тай-Тестигоне, но не так, как хорошие танцоры. Джейм подумала о Танишент в ее одинокой комнатке внизу, прячущей свое морщинистое лицо и преждевременно состарившееся тело даже от самых доброжелательных глаз. Ее талант мог бы спасти таверну. Как мучила теперь эта мысль бывшую танцовщицу – одни боги знают.

Жестокий, жестокий город с его мерцающими, манящими ловушками, с острыми коготками на мягких лапах, это его глаза сейчас уставились прямо на Джейм, осматривают, выжидают. И это то самое место, которое она готова была назвать домом? Да. Его нрав ей под стать. Она сможет идти своей дорогой, никогда больше не оглядываясь на прошлое.

Но разве это возможно? Может быть… Если бы она действительно знала, что стоит у нее за спиной! Однако несколько лет жизни выпали из ее памяти, недавно она поняла, что не знает ничего из недавней кенцирской истории.

Например, оказалось, что около тридцати лет назад Кенцират потерпел серьезное поражение, вылившееся в изгнание Серого Лорда Ганса, величайшего из высокорожденных. Санни и тот знал об этом больше. Много воды утекло с тех пор, как новости свободно перелетали через Хмарь, наверное, поэтому, решила Джейм, ее народ никогда ничего и не узнавал о событиях вокруг. Но, услышав сейчас такие «новости», она как никогда сильно почувствовала себя отрезанной от родины, и ей еще меньше захотелось покидать здешние края, не узнав, от чего она отказывается.

Но если за знание она заплатила болью, то на какую прибыль можно рассчитывать?

А как насчет кольца и обломков меча? Они во что бы то ни стало должны быть доставлены ее брату. Найти посланника? Может быть, Тори и сам желал бы этого. Но кому она может поручить такое, если даже себе не слишком доверяет.

Мысли бежали по замкнутому кругу – уйти, остаться, уйти, остаться. Чтобы не потерять рассудок, надо решать быстрее. Перевалы в горах станут проходимы вскоре после Бала Паяцев, это сразу после Кануна Весны, дороги останутся свободными до конца лета – до Бала Мертвых Богов. Однако в этом году гадальщики на костях предсказали необычайно краткий сезон – тепло отстоит не больше двух недель. Как только очистятся верхние перевалы, она должна спешить – или не идти вообще.

Джейм и не заметила, как рассвело, а решение так и не было принято. Клепетти, спустившаяся в этот день пораньше, чтобы испечь хлеб, обнаружила Джейм уже по локоть в тесте. Девушка взбивала квашню так, слово боролась не на жизнь, а на смерть сама с собой.

Мудрая Клепетти без слов приступила к работе, и вскоре между ними встала стена мучного тумана, не развеявшаяся до полудня. Потом они пекли пироги, потом отмывали все до блеска, и все в полном молчании, и с такой скоростью, что даже неутомимая вдова начала спотыкаться. Она уже подумывала, не принялись ли они на два месяца раньше за большую весеннюю уборку, когда Джейм вдруг сорвала передник и выбежала из трактира.

Вдова без сил упала в кресло.

– Ничего не спрашивай! – бросила она и так уже онемевшей Китре.

Джейм шла на восток, не понимая зачем. Оружейный ряд сверкнул перед ней блеском клинков, лежащих на черном бархате, напомнив о ее отвращении к ножам. Еще одна загадка, корни которой таятся в прошлом. Неужели она так никогда и не поймет причины? Неожиданно Джейм подхватила ближайший кинжал, зажмурилась и попыталась вспомнить.

Ничего не приходило в голову.

Ее охватила злость. Проклятие, она не может жить вот так, без прошлого, чужая сама себе. Она нечеловеческим усилием собрала всю свою волю и яростно швырнула ее на барьер, нерушимо стоящий в мозгу. Уличный шум стал едва слышным гулом. Бесконечное мгновение Джейм была одна в пурпурном взрыве, бьющемся под дрожащими веками, а потом перед ней возникла комната.

Это было громадное помещение, стены его терялись в тенях. Расплывчатые фигуры двигались вокруг, щелкая сверкающими зубами. Одна из них держала плащ из черных змеиных кож, прошитый серебряными нитями. Они накинули его на ее голые плечи… О, как тяжело, и хвосты дергаются, обвиваясь вокруг подбородка, шеи… Она поднимается по лестнице. Змеиные головы при каждом шаге бьются о ноги. Он ждет в нише, тень маской закрывает опустошенное лицо. Клинок с ослепительно белым лезвием порхает из одной холодной руки в другую. Она идет дальше, сжимая нож, к дверному проему, в котором колышутся красные ленты, в ту темноту…

– Эй!

Она резко открыла глаза. Перед ней, задиристо хмурясь, стоял мальчишка из магазина.

– Ты хочешь купить это? – требовательно спросил он.

Она кинула кинжал на прилавок и слепо зашагала обратно. В голове стучало. Этот зал, этот человек на лестнице! Красные ленты, как она смутно помнила, вывешивались в дверях брачных покоев лордов, но Плащ из Гадючьих Шкур и Костяной Нож – это же вещи из легенд! Джейм подумала о своей матери, об этой странной, прекрасной женщине, которую однажды ее отец привел в замок Гиблых Земель, из ниоткуда. Ее считали немой, она никогда не говорила днем, но ночами дочь часто просыпалась от голоса матери, рассказывающей древние истории или поющей песни, которые были старыми еще до того, как был заложен первый камень Кенцирата. Тогда-то Джейм и услышала о Ноже, о Плаще и о Книге в Бледном Переплете.

«Это не пригодится, – подумала она, – правду не отделить от вымысла». Но все же… Что это был за зал и к кому, во имя всех имен бога, пробиралась она с ножом в руке?

Перед ней растянулся парапет внешней стены. Там, за ней, внизу, собирались караваны, чтобы по весне отправиться на юг, через Хмарь. Покинет она Тай-Тестигон или останется – все равно, но вреда не будет, если она кое-что разузнает.

Остаток дня не избавил ее ни от растущей головной боли, ни от душевного смятения. Первый караванщик, с которым она поговорила, предупредил, что плата за то, чтобы присоединиться к каравану, – тридцать пять золотых алтырей.

– Если бы цена была меньше, – сказал он, пронизывая ее взглядом, – нас бы затопила волна воришек, которые непременно хлынули бы сюда за поживой. А идти в одиночку лучше и не пытайся – горы кишат разбойниками, вылезающими из своих нор с оттепелью. Нет, без моей помощи – ну или кого-то из моих товарищей – тебе никогда не увидеть той стороны склонов.

– А как насчет морских путей? – спросила Джейм, уязвленная его самодовольным тоном.

– Они для тех, кто не знает, чем будет расплачиваться. Впрочем, еще вопрос, доберется ли корабль когда-нибудь до берега. Слыхал о мертвой воде? Наткнешься темной ночью на такую лужицу – и камнем на дно. Проливы гниют. Не веришь? Пойди спроси в любом порту, разузнай цены, пока я здесь, а потом возвращайся, авось и договоримся.

– А нельзя отработать плату в пути? Я могу быть первоклассной кухаркой или замечательным конюхом.

– Все эти места расхватаны неделю назад, – засмеялся караванщик, – но если ты, парень, готов поработать кое-чем другим… – Его рука потянулась к ее колену. – Подумай хорошенько, костлявый ублюдок! – завопил он ей вслед через секунду. – Никто не предложит тебе лучшего! – и заковылял под свой тент, осторожно ощупывая челюсть, подсчитывая утраченные зубы.

К несчастью, караванщик не врал. Другие запросили сорок и сорок пять алтырей и посмеялись над ее вопросом о работе. Обескураженная, Джейм отправилась домой по внешней стороне вала. Ей никогда не приходило в голову, что путешествие стоит так дорого и что честную работу так трудно найти, и ругала себя за нерасторопность, хотя понимала, что немалую роль сыграл как никогда короткий сезон. У нее совершенно не было денег. Другой бы вор украл все, что ему нужно, но Джейм, даже если б решилась стащить что-то более ценное, чем безделушки, не смогла бы нарушить клятву и не отдать все Писаке. И хотя и он, и Тубан давали ей карманные деньги, никто не платил ей за работу – да оно и понятно, ведь один согласился учить ее, не взяв за это обычной платы, а второй предоставил комнату, ночлег и пищу.

Если не думать о гнусном предложении караванщика, остается или найти деньги, или поменять план, если она действительно хочет отбыть этой весной.

Джейм подошла к ручью, прорезающему вал, и сообразила, что сбилась с дороги. Но наверняка в город ведут и другие пути. Она пошла по течению, пока ручей не скрылся за решеткой внешней стены, тогда Джейм взобралась по крутым, заросшим мхом ступенькам бокового входа и оказалась на гребне вала. Внутри над высохшим рвом тянулась канатная дорожка, ведущая к маленьким воротам во внутренней стене. А внизу, по обеим сторонам стремительного ручейка, стояли собачьи конуры, кошачьи и птичьи клетки – в таких городские богатеи держали своих питомцев.

Джейм прошла уже две трети пути, когда, взглянув под ноги, увидела человека, идущего к небольшой заводи с тяжелым мешком, который, казалось, шевелится. Мужчина бросил мешок в воду. На Джейм тотчас же накатила волна паники, она чуть не упала, почувствовав все словно на своей шкуре. Тесно, мокро, душно… Она отпустила веревочные перила и неловко полетела вниз. Вода толкнула ее, словно ударила кулаком, воздух рвался из груди сквозь стиснутые зубы наружу. «О боже! – подумала Джейм, погружаясь на дно. – А умею ли я плавать? Ну тонуть-то точно умею, и весьма быстро». Заводь оказалась глубокой и ужасно холодной. На дне колыхались водоросли. Среди них виднелось множество небольших мешков… и только один из них еще дергался. Борясь со страхом, колотящимся в сердце, Джейм выхватила нож – Санни все-таки настоял, чтобы она носила его с собой, – и полоснула по горловине. Маленькое тельце, облепленное мокрым мехом, отчаянно извиваясь, выбралось из прорези. Они всплыли одновременно, на поверхности закачались две задыхающиеся мордашки. Человек на берегу тупо смотрел с отвисшей челюстью, как Джейм бредет к берегу, прижимая к груди дрожащую крошку.

– Во имя всего святого, ты хоть соображаешь, что делаешь? – она кричала, дрожа от холода, от шока и ярости.

– Как «что», топлю его, – удивленно ответил мужик.

– Зачем?!

– Да ты в глаза ему посмотри.

Джейм посмотрела. Глаза были широко распахнуты от страха и мутны, как молочно-белый опал.

– Слепой, – сказал человек с сожалением. – Таким и родился, бедняга. Мы подождали лишний месяц, а вдруг да прозреет, но сегодня мастер сказал: «Пора с ним кончать». Ну, я и пришел сюда, и оно вона как обернулось.

– Сколько?

Мужчина недоуменно взглянул на нее. Джейм постаралась взять себя в руки:

– Сколько ты, хочешь за него?

– Ну коли так, – он потирал подбородок, – хотя он сейчас и не в лучшей форме, но это королевский барс, очень редкий зверь. Мастер бы запросил за него две сотни, а то и больше, но он слепой… нет, мастер – тяжелый человек. Он скорее убьет его, чем согласится на меньшее.

– Я достану деньги, – вырвалось у Джейм, хотя она понимала, что несет чушь. Двести алтырей – это больше половины того, что Тубан заработал за семь лет торговли, на такие деньги трактир мог бы безбедно существовать сезона три. Но отчаяние заставило ее повторить: – Я достану их во что бы то ни стало.

Человек еще раз взглянул на нее, на трепещущего котенка в ее руках.

– Коли так, – снова сказал он медленно, – сдается мне, что этот котенок может исчезнуть в городе не хуже, чем в воде, и хотя мастер наверняка прибьет меня, если этот барсик где-нибудь всплывет… Вот что я тебе скажу: пообещай, что никому не проговоришься, как он тебе достался, и он твой.

Сейчас Джейм могла бы пообещать все, что угодно. Она поспешила прочь, заворачивая на ходу свое приобретение в кофту, чтобы хоть чуточку согреть, и тут поняла, что никогда не сможет доказать, что не украла этого маленького барса.

Солнце уже садилось за горы, и Джейм зашагала быстрее по кривым улочкам Обода. Одежда была еще мокрая, и холод тестигонских внезапных сумерек пробирал до костей, а дрожащий голодный котенок жался к ее груди. Цепочка, связавшая их сознания в страшную секунду, готова была лопнуть, маленькие коготки больно царапали кожу через рубаху. Но, может быть, контакт вернется. А сейчас Джейм чувствовала только холод и еще нечто смутное, преследующее так давно, что она уже почти перестала обращать внимание. Трактир был уже совсем рядом, по ту сторону вот этих ворот в Старой Стене. Скоро они будут обогретыми и сытыми, среди добрых людей…

Из темной арки, преграждая дорогу, выступили трое. В одном из них, самом высоком, Джейм узнала Бортиса. Он плотоядно ухмыльнулся, увидев ее, и сказал:

– У меня послание для тебя, воришка. Ты не пойдешь сегодня домой… и вообще не пойдешь туда, если печешься о своем здоровье.

– Да ну? – сказала Джейм, пытаясь выиграть время, тормоша свое полузастывшее остроумие. – И кого же мне благодарить за такую нежную заботу?

– Считай, что неизвестного друга, больше тебе знать не положено, можешь не донимать нас расспросами. И не пытайся свернуть – этой ночью все дороги для тебя закрыты. Твой друг не хочет причинять тебе вреда, но если ты будешь так неблагодарна, что не прислушаешься к его доброму совету, что ж, с тобой может случиться что-нибудь очень неприятное. – Его ухмылка растянулась еще шире. – Хотя, – почти мягко сказал он, – что-нибудь может произойти с тобой в любом случае.

Джейм отступила назад. Правая рука занята котенком, она не сможет сейчас сражаться в полную силу. Единственный выход – бежать. Но в тот же миг она заметила, что Бортис глядит через ее плечо. Она обернулась, и ей улыбнулся Отрава.

– Так, так, прекрасно, – произнес он, разглядывая малютку-барса. – Мать и дитя. Очень мило. Джентльмены, эта дама хочет пройти. У вас есть возражения?

Бортис оскалился и прыгнул. Отрава оттолкнул Джейм с дороги и сам отступил в сторону. Левой рукой он вцепился в запястье нападавшего, вывернул его и оказался позади Бортиса, сжимая его горло правой рукой, раньше, чем бандиты успели опомниться. Левая рука Отравы, теперь свободная, выхватила из-за пояса кинжал, затем она плавно, изящно поднялась, и клинок выколол Бортису правый глаз.

Бортис, шатаясь, привалился к стене, прижимая руки к лицу. Двое других отпрянули от него, слишком напуганные, чтобы нападать.

– Мы можем идти? – Отрава поклонился Джейм. – Шпионы донесли Свят-Халве, что сегодня тут будет небезопасно, – продолжил он, провожая ее к воротам «Рес-аб-Тирра». – Я подумал, а не поглядеть ли, какая заварушка тут готовится. Может быть, мне стоит остаться, если вдруг случится что-то еще?

– Нет! – вскрикнула Джейм. Все внутри у нее перевернулось при мысли, что Отрава вмешается в дела трактира или даже просто ступит ногой во дворик. – Нет, спасибо, – повторила она, стараясь быть повежливее. – Мы справимся… Отрава, я совершенно не понимаю тебя.

– Это тебе только так кажется. – Он лениво улыбнулся. – Ты знаешь меня так же хорошо, как и себя. Идите, юная леди. Ваши губки уже посинели от холода. – Он провел кончиками пальцев по ее щеке, и за острым ногтем к подбородку протянулась узкая, наливающаяся кровью царапина.

Клепетти за кухонным столом рубила мясо. Секунду она оцепенело глядела на испачканное смущенное видение, возникшее в дверях, с одежды которого капала вода, а с лица – кровь. Потом кинулась к Джейм. Через минуту маленький барс уже уютно свернулся у огня в гнездышке из старого фартука, а Джейм, вытряхнутая из мокрой одежды и завернутая в одеяло, сидела рядом.

Вдова сунула ей в руки чашку подогретого вина с пряностями, подождала, пока Джейм отопьет половину, и только тогда потребовала:

– Выкладывай!

Джейм рассказала все. Только она закончила, появились Гилли и Ротан. Ротан сверкал налитыми кровью глазами, из горла его вырывалось хриплое рычание. Гилли, наоборот, лучился каким-то диким весельем, хотя его губа была разбита и сильно кровоточила.

– Если б вы его только видели! – ликовал он. – Они сказали, что мы не пройдем, один толкнул меня, а Ротан как кинется на них, как начнет бодаться, словно бык, которого в задницу ужалила пчела! То-то славно!

– Не части, – прервала его Клепетти. – Кто это «они»?

– Да кто-то из марплетовских кретинов, кто ж еще, да слишком далеко от дома, чтобы услышали их разлюбезные стражнички. Ох, как давно мы этого ждали! Тебя бы туда с твоей сковородкой, тетушка Клепетти! Для полного счастья не хватает только пары пробитых черепов!

– Это я могу устроить, – сказала вдова, мрачно глядя на резвящегося мальчика, – да боюсь, тебе это не слишком понравится. – Она подошла к дверям и стала звать Тубана, Китру и Танишент.

– Китры нету, – пропел Гилли, пытаясь втянуть Джейм в свою пляску. – И Танишент. Я видел, как она уходила с Бортисом.

– Бортис! – воскликнул Тубан, входя со двора. – Когда они снова стали встречаться?

– Примерно тогда, когда он поселился в «Твердыне», – ответила вдова. – Я думала, ты знаешь. Гилли, чертенок, успокойся. Что подумают клиенты?

– Да никого же нет.

– Что?! – Клепетти угрожающе надвинулась на мальчика. – Никого?

– Да сама посмотри! – крикнул он, скрываясь за спиной все еще неподвижного Ротана. – Зал пуст.

В этот момент в кухню с улицы влетела Китра.

– Они останавливают всех! – выдохнула она. – Они пытались задержать и меня, но я вывернулась и убежала.

– Кого они останавливают? – Клепетти была в бешенстве. – Мы все здесь, кроме Танис.

– Как «кого», посетителей… всех наших постоянных клиентов.

– Так вот он, список Марплета! – поняла Джейм. – Но где тут смысл? Не может же он перекрывать все улицы каждый день до Кануна Весны.

– Это и не потребуется, – мрачно сказала вдова, – Гилли, Ротан… Да очнись ты, болван! Идите осмотрите все подходы с площади. Туби… О боги, да где же он?

– Он вышел через ту дверь во двор, мадам, – смиренно проговорила Китра. – Наверное, пошел предупредить свою жену.

– Хм-м-мпф! Ладно, пускай, боги с ним. В наших краях вождей не привязывают к дереву посреди поля боя. Китра, оставайся со мной. Надо наносить воды, на всякий случай. Ты, детка, – она повернулась к Джейм, – быстренько натяни что-нибудь сухое и возвращайся – у меня и для тебя найдется работа.

Джейм скинула одеяло и нагишом взлетела к себе на чердак. Когда она спустилась обратно, поспешно подпоясывая запасную кофту, Клепетти ждала ее с Бу и спящим барсом на руках.

– Вот. – Она протянула ей обоих. – Отнеси их к госпоже Абернии. Там они будут в безопасности, пока цело южное крыло.

Джейм пересекла внутренний дворик и взбежала по лестнице, осторожно прижимая к груди свою живую ношу, ощущая с каждым шагом усиливающееся волнение. Наконец-то, после пяти месяцев жизни в таверне, она увидит эту сварливую госпожу.

Свет пробивался из-под дверей комнаты Абернии. Джейм сперва легонько поцарапалась, потом постучала костяшками пальцев.

– Кто там? – раздался знакомый визгливый голос.

– Госпожа, это Джейм. Меня послала Клепетти. – Она слышала дыхание у замочной скважины, а снизу резкий голос Клепетти настойчиво отдавал приказания. – Пожалуйста, госпожа, у меня на руках дети.

Дверь резко распахнулась, лучи обрисовали контур стоящей на пороге фигуры. Сильная рука сгребла разом кота и барса, и дверь захлопнулась перед носом Джейм.

– Полагаю, вы встретились, – сухо сказала вдова, когда обескураженная Джейм вернулась на кухню.

– Д-думаю, д-да… Клепетти, я, наверное, схожу с ума, но мне показалось, что это был Тубан, только одетый в…

– Тс-с-с! – Вдова бросила поспешный взгляд на дверь, чтобы убедиться, что Китра все еще у колодца. – Госпожа уже была здесь, когда Тубан впервые привел меня в «Рес-аб-Тирр». Я случайно раскрыла ее секрет и с тех пор помогаю сохранять его, ведь ясно, что Тубану она нужна. Она видит то, что не хочет замечать он, и не боится ничего – она просто лев. Никто больше не знает, даже Ротан, но сегодня стало понятно, что кто-то еще должен узнать – на крайний случай. А ты среди них самая здравомыслящая.

– Я польщена… наверное.

– Ну еще бы. – Вдова вдруг улыбнулась. – А теперь помоги мне наполнить эти котлы.

Но времени уже не было. Гилли ворвался в кухню, Ротан вслед за ним.

– Люди Марплета идут сюда! – закричал мальчик. – Все! Ротан насчитал тридцать, а я думаю, скорее пятьдесят. Мы запрем дверь?

– Нет, – на секунду задумавшись, ответила вдова. – Что бы они ни замышляли, они не готовы к тому, как мы их встретим. А чем меньше поводов для жалоб мы дадим им, тем лучше.

– Так что же нам делать?

– Ждать.

Они стояли у дверей кухни, прислушиваясь. Снаружи раздались голоса, выкрики, хриплый смех, звуки становились все ближе. Джейм и Гилли подбежали к центральному окну. Люди выходили на площадь со всех сторон, насмешливо приветствуя друг друга так, словно бы встретились здесь случайно. Меховая одежда на некоторых говорила о том, что это разбойники, спустившиеся с гор, – без сомнения, соратники Бортиса, а в некоторых Джейм узнала наемников Тай-Тестигона, людей, не входящих ни в одну гильдию, готовых на все ради денег. Громкие, издевательские разговоры предназначались специально для сидящих в таверне. Гилли и Джейм стремительно отступили в кухню, когда передняя дверь с грохотом распахнулась и первый «посетитель» ввалился в зал, требуя лучшего вина в этом доме.

– И что теперь? – побледнев, спросил Гилли.

– Мы обслужим их, – сурово ответила Клепетти, – вы трое – вперед. Китра остается тут со мной. У них могут быть особые инструкции относительно нее. – Вдова спрыгнула со скамьи, куда залезала, чтобы дотянуться до верхней полки, и протянула Джейм небольшую черную бутылочку. – По три капли в каждую кружку. Это должно смутить их.

«Смутить, какое мягкое слово для происходящего», – подумала Джейм, спускаясь с остальными по крутой лесенке в погреб с первой порцией пока пустых сосудов. Не так давно подружка Гилли подбила мальчика попробовать какую-нибудь из особых лечебных смесей Клепетти, и остаток дня он провел, разглядывая зеленых мартышек, резвящихся под потолком. Но три капли на кружку – это совсем немного, а бутылочка такая маленькая. Джейм взбиралась по лестнице, зажав в каждой руке по две высокие кружки, и ее решимость немного поколебалась от рванувшегося навстречу рева.

Следующие два часа были кошмаром. Джейм, Ротан и Гилли не останавливались ни на секунду, торопливо разносили еду и выпивку галдящему требовательному сброду, и со всех сторон на них сыпались щипки, пинки и оскорбления. Вторгшиеся в дом люди все еще играли роли буйных, но практически нормальных посетителей, не упуская повода обругать пищу или обслуживание, и особенное удовольствие им доставляло уверять Джейм и других, что все счета в конце вечера будут оплачены. Черная бутылочка давно опустела. Некоторые посетители сидели, тупо уставившись в пространство, но на большинство это зелье никак не повлияло.

– Когда же оно подействует? – пробормотал Гилли, столкнувшись с Джейм на лестнице.

Кто-то в зале принялся звать Танис.

– Сейчас все и начнется, – сказала Клепетти, высовываясь из дверей кухни, когда гомон перерос в ритмичные, глухие выкрики.

– Госпожа, все в порядке! – крикнула Китра из задней двери. – Я только что видела, как она идет сюда.

– И что в этом хорошего? – спросила Джейм вдову. – Она же не может танцевать.

В этот миг сама Танишент появилась из-за занавеси, прикрывающей вход в галерею. Огни свечей мерцали на ее прозрачном одеянии, на коже, умащенной благовонными маслами, и толпа ахнула, взглянув на нее. Джейм застыла с раскрытым ртом. Она никогда не видела танцовщицу такой красивой. И такой юной. Вдова что-то проворчала про себя.

– Шестнадцать, максимум семнадцать, – сказала она. – Сколько же тут понадобилось Драконьей Крови и кто дал ее ей?

Танишент вспорхнула на стол под центральным канделябром, и аплодисменты зала радостно вскружили ей голову. Ох, она действительно прекрасна – Бортис не обманул. Она часть всего этого, и она навсегда останется здесь – такой. На секунду она удивилась, где же ее возлюбленный, почему он оставил ее одну в этот миг славы. Но его можно расспросить и потом. А сейчас она будет танцевать так, как не танцевала никогда, упиваясь своим искусством и молодостью, которая вновь кипит в ее жилах…

Джейм наблюдала. Она уже забыла, как хороша была Танис, какой восторг она может вызвать у публики. Но хотя люди вокруг приветствовали ее, в их криках была тень издевки, эхо выжидания, скрытой жестокости. Поворот, изгиб, скольжение… Чувственный танец тек, будил, погружал всех в мерцание света…

И тут началось изменение.

Джейм моргнула. Что стало с чертами чудного лица, что это за серые пятна во тьме, где блестящие волосы? Клепетти яростно стиснула руки. Казалось – да нет, так оно и было, – талия Танис на глазах раздавалась, стройные ножки – тоже. Груди, лоснящиеся от масла, обвисли под воздушной тканью. И напев толпы поменялся. Шипение и насмешки вплелись в рукоплескания, издевки звучали громче и громче. Эти звуки вывели Танишент из танцевального транса. Она споткнулась, в недоумении посмотрела вниз, на море злобных лиц, и вдруг ее взгляд упал на собственные руки, прорезанные синими венами, вздувшимися буграми под кожей. Со скорбным воплем ужаса она упала на колени. Гилли и Джейм подбежали помочь ей и повели, взявши под руки, сквозь хохочущую толпу на кухню. За их спиной шум и крики усиливались.

Клепетти надела шляпу и плащ.

– Отведи ее в комнату, – велела она Китре и повернулась к Джейм. – Гилли говорил, что ты умеешь танцевать.

– Это был бой Сенеты… Н-не хочешь ли ты сказать, что мне надо…

– Верно. Я пойду за подмогой, и надо выиграть время, пока я не вернусь или пока они не вольют в себя побольше вина для усиления снадобья. Благодари богов, что они решили выпить все, что смогут, до того, как поджечь трактир, а то бы нам давно уже пришел конец.

– Н-но, Клепетти, что, если я им не понравлюсь?

– Надо рискнуть. Надевай какой-нибудь костюм Танис, и хоть стой потом на голове, но займи их. – С этими словами вдова исчезла за уличными дверьми.

Джейм секунду изумленно смотрела ей вслед, потом помчалась в комнату Танишент, подталкиваемая нарастающим воем толпы.


Китра уложила танцовщицу в постель и старалась удержать ее там. Не обращая внимания на обеих, Джейм зарылась в сундук, стоящий возле кровати Танис, выбрасывая из него яркие тряпки направо и налево. Есть тут хоть что-то, что не свалится с нее при первом же шаге? Длинный черный шарф, пара просвечивающих шаровар… Джейм сорвала кофту, натянула найденные штаны поверх своих, чтобы держались, обернула шарф вокруг шеи, перекинула его крест-накрест поверх маленьких грудок, завязала узлом на спине. Быстро шагнула к дверям и остановилась, словно врезавшись в стену, – никто не должен демонстрировать танец Сенеты на людях с открытым лицом. Кто-то твердил ей это множество раз. В памяти мелькнуло лицо и исчезло во вспышке боли. Она схватила еще один газовый шарфик, обернула его вокруг головы и вышла наружу, на галерею. Ветер донес до нее возмущенный ропот.

В главном зале воцарился хаос. Половина народу все-таки пала жертвой маленькой черной бутылки Клепетти: люди или замерли с широко открытыми невидящими глазами, или дико озирались по сторонам. Домоправитель Марплета пытался привести в чувство своих бойцов. Но кто-то еще оставался в более-менее ясном рассудке. Один уже вскочил на центральный стол, размахивая пылающей головней. Джейм вбежала в комнату. Прыгнув на стол, она пнула человека с огнем прямо в живот. Он свалился на пол, скрючившись в воздухе от боли, а факел еще летел. Настала секунда удивленной тишины, будущая исполнительница и зрители уставились друг на друга. Потом, глубоко вдохнув, Джейм отвесила головорезам низкий, почтительный поклон. И, запинаясь, начала танцевать.

Дрожащая мелодия флейты полилась с галереи – это играл Гилли. Никогда раньше он не играл для нее, не знал, какая мелодия нужна сейчас, и остановился на любимой песне Танишент. Все хуже и хуже, в отчаянии подумала Джейм, пытаясь подстроиться. Все, что ей нужно сейчас, – это отвлечь публику, но как ее выступление не похоже на вызывающие, соблазнительные танцы Танис. Да бой Сенеты и не предназначен для услаждения взоров, марплетовские задиры смотрят на нее только потому, что еще не поняли, что, собственно, она делает.

Но сущность танца крепла. Долгие тренировки вскоре заставили Джейм забыть о страхе, она уже летала, выполняя привычные упражнения, чувствуя, как внутри и вокруг нее растет сила. Никогда еще она не испытывала такого, тренируясь одна на своем чердаке. Энергия текла к ней со всех сторон, от всех людей, глядящих на нее, раскрыв рты. Неприкрытая жажда светилась на каждом лице. Джейм увидела это, и у нее перехватило дыхание, но что-то внутри нее отозвалось. Жестом беспечным и торжественным, она, повинуясь общему желанию, сбросила одежду. Такое случалось и раньше, такое случится еще не раз. В крайней интимности танца она давала каждому мужчине то, чего он хотел больше всего, и забирала у него все, что он мог дать, – не прикасаясь ни рукой, ни губами.

Потом поднятые кверху лица одно за одним стали исчезать. В нахлынувшей тьме вместе с ней кружились тени с золотыми глазами. «Жрица, – шептали они ей, – Избранная Владыкой, накорми нас, дай нам пищу. Танцуй!» И она танцевала – в веселье, в страхе, прикасаясь и чувствуя касания, – пока все звуки не смолкли, и она осталась одна.

Джейм очнулась и обнаружила, что стоит на коленях на столе. Комната была пуста, только вдова сидела и пристально смотрела на нее.

– Который сейчас час? – спросила Джейм, потягиваясь, ощущая что-то непривычное во всем теле.

– Скоро рассвет. Ты сидишь так несколько часов.

Память частично вернулась к Джейм, ударила в голову, остановив движение на полпути.

– Что случилось? Ты привела помощь… или мое выступление было так отвратительно, что они все с визгом повыпрыгивали из окон?

– Я встретила пару стражников, они пришли сюда верно, – сказала вдова, – но когда мы вошли, им нечего было делать тут. Все таращились на тебя. И когда ты в конце согнулась и уселась вот так, казалось, что у них больше нет сил смотреть. Самая странная вещь – ужасная, дьявольская, – какую я только видела. Мы должны были проводить их до дверей. Они шатались и звали тебя, мне пришлось пообещать, что следующей ночью ты снова будешь танцевать.

– Ох, Клепетти, нет!

– Ох, детка, да, если ты не хочешь еще одного бунта. Но не огорчайся, – яростно добавила она, – мы подольем им еще немного черного макового молочка, хотя я сомневаюсь, что с тобой это потребуется. Ты удивила меня, девочка. Не знаю, как ты это делаешь, что тут – кожа да кости, но ты соблазнила каждого мужчину в этой комнате… и кое-кого из женщин тоже. Даже Танишент никогда не вытворяла такого.

– Танис! Я совсем забыла о ней. Как она?

– Ушла. Китра оставила ее без присмотра, чтобы поглядеть на тебя, она и ускользнула. Измена, старость, конкурентка – для одной ночи многовато, не удивительно, что она сбежала. Думаю, мы вернем ее. Будет она танцевать здесь или нет – неважно, тут ее дом, и сейчас он нужен ей как никогда. А тебе нужно поспать. Завтра – да нет, уже Сегодня – мы подыщем для тебя костюм получше, который не свалится так быстро. Не смотри на меня так, детка. Нравится тебе это или нет, но ты сейчас на взлете, и твой успех в твоих руках… И в этих цыплячьих ножках, – добавила она.

Глава 7. БАЛ ШУТОВ

Послание было написано летящим почерком на куске дорогого пергамента.


Танцовщице Абтирр надлежит присутствовать на Балу Шутов в Эдор Тулиг и дать представление перед Его Высочеством Принцем Металлондара Озимарденом.


– Замечательно, – печально сказал Тубан, заглянув в бумагу через плечо Джейм. – Я предполагал, что рано или поздно это случится. Его высочество всегда интересовался всем необычным, а тут как раз ты.

– Это очень лестно. – Джейм скорчила рожу. – Но если уж на то пошло, мне совсем не нравится его тон. Он что, думает, я, как собачонка, побегу к нему, высунув язык от усердия, едва он соблаговолит свистнуть?

– Волей-неволей станешь высокомерным, когда ты богатейший человек в Тай-Тестигоне, а может, и во всех Восточных Землях, – сказала Клепетти, стоя на верхней ступеньке лестницы. – На вот, лови.

Она кинула Джейм сверток лент, который в воздухе раскрылся и полетел вниз трепещущим и переливающимся разноцветным потоком, и все это великолепие приземлилось на Тубана, Джейм и ближайший стол, угодив в миску с супом для раннего посетителя.

– Вот дьявол! – воскликнула Клепетти и стала спускаться, громко топая каблуками.

– Нет, какая досада. – Тубан все еще печально смотрел на записку, словно и не заметив своего нового блестящего убранства. – А ведь все шло так хорошо.

– О чем он говорит? – спросила Джейм вдову, помогая ей сматывать ленты. Что, принц развлекается после обеда карточными фокусами или он всего-навсего голодный людоед?

– Хуже, – мрачно ответила Клепетти. – Он коллекционер. Драгоценности, меха, слоновая кость… люди. В прошлом году, например, он взял в жены прекраснейшую девственницу Восточных Земель и, говорят, даже не дотронулся до нее. Сама понимаешь, в такой коллекции, как у него, нет места экземплярам с изъяном.

– Какое разочарование для девушки.

– Может, и так, но учти, если ты слишком хорошо станцуешь, он наверняка захочет приобрести и тебя. – Она окликнула Гилли и попросила его помочь. – Во всяком случае, – сказала она, взбираясь наверх с охапкой развевающихся лент, – у тебя есть время подумать до завтра. Он может неплохо заплатить, но приготовься, что тебя могут и выгнать ради экономии.

Вдова поднялась на галерею с резными фигурками и принялась завязывать им глаза лентами. Они были вроде оберегов, и Джейм покоробила эта зловещая процедура. Но по всему городу даже с самыми маленькими оберегающими статуями поступали так же, лишь в Округе Храмов жрецы приступали к своим вечерним службам так, словно ничего не происходит. Они, как и все, дожидались полночи, когда наступал Бал Шутов, день, не отмеченный ни в одном календаре, – чтобы боги не узнали о нем и не спугнули веселье. Казалось неучтивым не посвятить верных каменных стражей в тайну, но ни для кого не было сделано исключения. Абтирр, или Талисман – теперь ее звали «приносящей удачу» на двух языках, ни один из которых не был ее родным. Джейм печально улыбнулась. Как непохоже это на ее настоящее, полное имя, которым она не пользуется.

– Гоп! – В дверях появился Санни. – Ну что, идем или ты еще нужна тут?

– Клепетти?

– Иди, иди, – раздалось сверху. – В такой работе лишние руки только помеха.

– Поднимемся ко мне за курткой, – сказала Джейм Санни, – увидишь, как вырос Жур, – не дожидаясь ответа, она взбежала по ступенькам.

Санни догнал ее на последнем повороте винтовой лестницы, и они, хохоча, протиснулись на чердак вместе. Из угла, рядом с тем местом, где до сих пор лежал спрятанный заплечный мешок, вопросительно поднялись две головы, за круглой мордочкой Бу матово блестели невидящие опаловые глаза барса.

– Ну да, подрос, – Санни присели и погладил Жура, который выразил удовольствие совершенно не кошачьим чириканьем. – Скоро ему будет маловат этот чердак. Жалко, что тебе пришлось его перекрасить, у него были такие забавные пятнышки.

– Так тоже неплохо, – возразила Джейм. – Обычного рыжего барса я еще могу понять, но не королевского. В минуту опасности он позвал меня, затем наша мысленная связь оборвалась. Может, она еще восстановится, а может, и нет. И это, наверное, будет к лучшему.

– Почему ты так говоришь? Нет ничего постыдного в таком даре.

Губы Джейм изогнулись в горькой улыбке. Действительно, почему? А почему ее народ так боится талантов, которые, как гласят легенды, когда-то были присущи всем кенцирам? Разве не из-за этого ее изгнали из замка? Она попыталась представить себя на месте своего отца, стоявшего тогда в воротах и посылавшего ей вслед проклятия.

– Полагаю, – проговорила она, – это потому, что мы больше никому не верим, особенно тем, кто использует свой дар. Конечно, способность прикасаться к сознанию животных не так уж опасна, но как насчет плетущих мечты или тех, чья кровь, раз испробованная, навечно связывает тело и душу человека? Наша история знает много странных людей, Санни, с необычными способностями. И один из них – мастер. Когда он пал, мы все словно умерли, даже те, кто спасся бегством из Ратиллена. Мы были одержимы кодексом чести… и стали бояться тех, кто, подобно мастеру, имел особый дар, который мог бы пригодиться и Врагу.

– Погоди минутку, – запротестовал Санни. – Все это было три тысячи лет назад, тогда, когда Кенцират еще только появился в нашем мире. А сейчас ты говоришь об этом мастере, кто бы он ни был, так, словно он все еще жив.

– Очень может быть. Он предал свой народ и продался Темному Порогу, променял честь на бессмертие.

– Да, это нехорошо. – Санни покачал головой. – Но вообще-то или ты рассказывай все с начала до конца или не начинай вовсе.

Джейм застыла в нерешительности. Очень немногие чужаки знали всю историю вероломства, чуть не уничтожившего навсегда дух Кенцирата, но это же Санни, пасынок Сан-Сара, он почти что член рода. Джейм опустилась на колени, закрыла глаза и начала рассказ, медленно, словно читая невидимую книгу.


Благородный Геридон, Мастер из Норфа, был горд. Три Народа были под его пятой – аррин-кены, высокорожденные, кендары – по праву рождения и власти сильного. Он был здоров и могуч, и разум его был безбрежнее Звездного Моря. Но боялся он смерти. «Грозный господин,обратился он к Ползущей Тени, древнему врагу, Темному Порогу,мой бог не ценит меня. Если я буду служить тебе, сделаешь ли ты так, чтобы увядание не коснулось меня до скончания времен?» Ночь склонилась над ним. Слова были сказаны. Тогда взошел Геридон к сестре своей и супруге, жрице Джеймсиль, Плетущей Мечты, и сказал ей: «Танцуй, переверни души, дабы тьма могла проникнуть в них». И танцевала она. Две трети народа пали той ночью, высокорожденные и кендары. «Поднимайся, благородный лорд, – сказал аррин-кен Глендару, – брат твой поплатился всем. Беги, спасайся, и мы последуем за тобой». И бежал он в новый мир, оставив Плащ, Нож и Книгу. Барьеры поднялись за ним, и люди стали почитать их священными. «Мы будем пристально следить и охранять,сказали они,и честь наша однажды будет отмщена. Позор жадности мужчин и хитрости женщин!»


– Ох, – выдохнул Санни, – извини, что спросил. А что это за три вещи, которые он оставил?

– Плащ из Гадючьих Шкур, Костяной Нож и Книга в Бледном Переплете. Последняя – это величайшая потеря. Никто никогда не осмеливался выучить ее наизусть, с тех пор как жрец Антробар буквально испепелил свой мозг, пытаясь всего лишь переписать проклятую книгу. Обрывки его записей, которые мы использовали, чтобы добраться до Ратиллена, исчезли вскоре после нашего прибытия.

– Другими словами, в нашем мире этой Книги нет?

– Мы и без нее такие тихие, мирные соседи, что любо-дорого поглядеть. – Джейм ухмыльнулась. – Каждый день кровопролитные стычки, каждую неделю войны, а наш жалкий бог сидит на вершине этой кучи. А если повезет, можно даже дожить до Тир-Ридана.

– До чего?

– До Тир-Ридана. Вот тебе и еще одна причина, почему телепатия и все такое прочее считается зловещим. Видишь ли, чем больше у человека древних способностей, тем ближе он к божеству.

– И что тут не так? Чем ближе – тем лучше. Я так думаю.

– Ха, только не при нашем боге. Помни, мы ничему не даем имена и ничего не обсуждаем последние двадцать тысяч лет. Если наш бог хочет что-то сделать, то просто проявляется в каком-нибудь несчастном шанире. Созидание, сохранение, разрушение… Иногда какое-то из лиц бога отражается в человеке, порой два, а при определенных условиях и все три. Вокруг шанира все время что-то случается. Три шарнира, в каждом из которых воплотится одна из трех ипостасей бога, составляют Тир-Ридан. Он примет последнюю битву с Темным Порогом, которая когда-нибудь случится.

– Но ты ж наверняка ждешь этого, – возразил Санни. – Это же кульминация, исполнение предначертания!

– После падения Мастера, – сказала Джейм, – наш народ не верит в судьбу и предначертания. И вообще, Санни, нам пора идти. – Она вытянула свою куртку из-под котов. – Цукат подумает, что мы по пути провалились в какую-нибудь дырку.

Они спустились вниз, пробежали по залу.

– Не забудь, – раздался с галереи голос вдовы, – у тебя здесь представление в ночь Бала. В любое время, но уж постарайся.

Санни заметил гримасу подруги.

– Ты все еще имеешь что-то против танцев? – спросил он на площади.

– И чем дальше, тем больше. Я не могу избавиться от ощущения, что злоупотребляю великой и ужасной способностью, хотя не знаю, как использовать ее по назначению. Я слышала раньше, что искусство Сенеты предназначено для притягивания энергии – кенциры так собирают силы перед битвой, но такое! Санни, это пугает меня. Я чувствую себя вампиром, высасывающим жизни у зрителей – и мужчин, и женщин. Мне не нравится то, что творится со мной… и то, что мне это нравится.

– Да уж, никто после твоего танца не помнит четко, что он видел. Я так точно не помню. Согласись, твой талант выбрал подходящее время, чтобы дать знать о себе.

Да, действительно, это было правдой. Ее танец спас трактир тогда, восемь недель назад, с тех пор финансовое положение «Рес-аб-Тирра» значительно окрепло. Два дня назад Тубан обновил грамоты, вновь получив право на обслуживание района, и вернулся с мешочком, в котором позвякивали пятьдесят золотых алтырей, которые он грустно протянул Джейм, зная, для чего они предназначены.

Марплет – невероятно! – неделю донимал ее предложениями работать у него. Джейм выставила его, но с искренней благодарностью и несказанно вежливо. Она знала, что это ему, трактирщику-конкуренту, должна сказать спасибо за отсутствие Бортиса. Говорили, что искалеченного одноглазого разбойника прогнали, потому что он не выполнил задания, но Джейм была уверена, что Марплет сделал это, чтобы защитить ее, – Бортис винил ее больше, чем Отраву. К сожалению, Марплет поступал подобно своему бывшему приспешнику, направив теперь всю свою враждебность на беднягу Тубана.

– И почему все так сложно? – тихо произнесла она, прервав болтовню Санни.

– Ну да, запутанная системка, – сказал он и добавил, наткнувшись на недоуменный взгляд: – Я имею в виду нашу воровскую Гильдию.

Джейм только сейчас осознала, что не слышала, 6 чем он говорил до сих пор.

– Большинство людей не понимают, что фактически у нас двое выборов, – продолжил Санни. – Во-первых, этой осенью землевладельцы избрали двух представителей в Консулат Гильдии. Во-вторых, в следующий Канун Зимы Консулат провозгласит нового главу. Взяточники уже процветают. Даже Сард заключает какие-то соглашения о займах с какими-то очень влиятельными господами. Хотя не думаю, – примирительно добавил он, – что он купит больше людей, чем Свят-Халва. Но все это прибавляет работы шпионам, а вчера вот Подполз сказал, что у него нет лишних людей, чтобы искать твою подругу-танцовщицу. Боюсь, что мы больше ничего не можем сделать. Наверняка она уже умерла от старости. Я сожалею.

– Ну, ты хоть попытался. Может, мы еще что-нибудь узнаем о Танис. И вообще, это не должно испортить нам праздник. Кроме того, приходит время – на следующей неделе я, наверное, отправлюсь в путь.

Санни разлепил губы, но ничего не сказал.

Вскоре они встретили Цуката в ряду Старьевщиков, около штаб-квартиры экспедиции Тай-Вена, и пошли на север вместе. Цукат с энтузиазмом и в подробностях рассказывал, как они изучают карты, какую пользу он приносит главе похода, известнейшему исследователю, Насмешу из Лефа, раскладывая бумаги. Джейм решила, что Насмеш поручил это мальчишке, только чтобы заставить его помолчать, и опасалась, что нерастраченная молодая энергия сейчас обрушится на них.

Они спустились к Поющей реке и пошли вдоль берега, покупая у лоточников свежие жареные креветки и оленину в миндальной стружке. Заходящее солнце протискивалось между двумя снежными вершинами – Тимором и Тинна-бином, заливая вечерним пурпуром невидимые пока тропы, по которым через неделю потянутся первые караваны. Впервые неотвратимость ухода обрушилась на Джейм. Казалось невозможным, что придется покинуть этот город так скоро, когда еще не решено столько вопросов, когда ее исследования в Округе Храмов только начались. Она еще даже не решила наверняка, хочет ли вернуться к своему народу. С той ночи, когда чуть не начался бунт в таверне, события подхватили и понесли ее по течению, расчищая путь к отъезду, который вдруг оказался так близко. Она почти хотела, чтобы что-то помешало ей.

А тем временем Эдор Тулиг, Башня Демонов, показалась по левую руку от них. Она возвышалась на самом большом частном острове, расположившемся между Поющей и рекой Тенетой. Верх опоясывающей его высокой стены был усеян заостренными наконечниками, между которыми пылали факелы, отбрасывающие пляшущий свет на бурлящую внизу воду. Ворота были распахнуты, обнаруживая широкую замусоренную лестницу, протянувшуюся от берега Поющей до самого порога Башни, которая тоже зияла открытым входом. Обсидиановые стены Эдор Тулиг взмывали к когтистым лапам четырех демонов, восседающих на высоте стопятидесяти футов, их сцепленные крылья образовывали парапет балкона, обнимающего здание. Над вздернутыми головами статуй ярко сверкал ряд высоких, прозрачных окон, за ними галерея, потом еще окна, теперь из разноцветных стекол, и, наконец, ажурный каменный купол, под которым и хранилась коллекция Озимардена.

– Пожалуй, здесь сегодня будет вечеринка, – сказал Санни, глядя на освещенные окна.

– Да, пожалуй, – отозвалась Джейм, – и мне велено присутствовать на ней.

Она рассказала им о записке с вызовом. Ее приятели согласились, что хоть это и заманчивая возможность, но разумнее было бы отказаться. Джейм только задумчиво качнула головой, и Санни, посмотрев на нее с неожиданной заботой, предложил понаблюдать за Балом, сидя в «Луне» за кружечкой пивка.

Таверна буквально ломилась от наплыва посетителей, но Непуть позвал всю троицу к себе за боковой стол, где сидели он и несколько учеников мастера Буршана, в том числе Огрызь Дерзец.

– Ясно, как день, и доступно, как шлюха, – сказал один вор, долговязый и прыщавый. Джейм узнала в нем Висельника, ученика одного бесчестного мастера, орудующего на востоке от Нижнего Города. – Он дурачит нас! Башня Демонов, придумал тоже! Он сам почище любого демона!

– Ясно одно, – Непуть усмехнулся. – Тридцать лет прошло с основания Башни, а ни один вор не вынес оттуда и черепка.

– А правда, что у принца живет домашний дьявол? – спросил какой-то подмастерье.

– Пожиратель душ, – коротко ответил Дерзец.

– Как так?

– А ты как думаешь? Погляди-ка туда. – И Дерзец показал на маленький столик в углу, за которым одинокий человек сидел лицом к стене. Его черная тень лежала на камнях перед ним, и не было у нее головы. На этом месте была пустота. Волосы незнакомца, казалось, спадают вместе с лоскутьями кое-как держащейся кожи. Открытые участки тела были коричневыми и морщинистыми, как гнилая картофелина.

– Бедный старик Джубар, недолго ему осталось, – невозмутимо сказал подмастерье. – Он забрался в Эдор Тулиг во время прошлогоднего Бала Шутов. Этот идиот решил, что если все боги спят, то задремал и Тулигса.

– А почему он не уснул? – спросила Джейм.

– Этого демона так просто не перехитрить, да и любого другого, в ком когда-то теплилась человеческая душа. У богов ее никогда не было, их почитателям это известно. А настоящим демонам нужны только жертвы, а значит, душа им необходима, как нам – скелет. Некоторые хватают любую тень, до которой могут дотянуться, как Тулигса, другие высасывают человека досуха, капля за каплей, как монстр из Нижнего Города. Но в любом случае их жертве грозит неминуемая, медленная и мучительная смерть.

– Ну, иногда не такая уж медленная, – сказал прыщавый ученик с коварной улыбкой. – Вспомни мастера Дубяка.

– Об этом, – оборвал его Дерзец, – здесь не говорят, ничего не доказано. Так что ты не забывайся, Висельник.

Все посмотрели на Цуката, не отрывающего взгляда от своей кружки.

– Как раз после прошлого сбора Гильдии, – прошептал Санни на ухо Джейм, – главный соперник Сирдана внезапно умер. Подозревали, что Свят-Халва воспользовался колдовством – точнее, помощью Сумеречного Вора, – но, как сказал Дерзец, это не было доказано. Кстати о душах, – негромко продолжал он, – разве кенциры не считают их тем же, что и тени?

– Более-менее. Для нас и те, и эти легко… как бы это сказать… отделить. Некоторые из высокорожденных, да и большинство аррин-кенов способны забирать и носить с собой души других кенциров. Единственное преимущество тут такое – человека, добровольно отдавшего свою душу кому-то на хранение, очень трудно убить.

– Звучит заманчиво.

– Но выглядит, как правило, погано.

– Ваши слова начинают смущать меня, – перебил Дерзец. – А что такое аррин-кен?

– Он первый из Троих. Жрецы дают нам законы, летописцы заносят их в свитки, кендары следят, чтобы их исполняли… а аррин-кены придают всему гармонию… они привыкли. Две тысячи лет назад им все опротивело и они удалились на совещание. Насколько мне известно, они все еще там.

– Советуются две тысячи лет?

– Время не имеет значения – они почти что бессмертны. А почти или совсем – разница невелика. Я не сказала, что они были людьми. Аррин-кены выглядят как большие кошки, размером с тигра, могут двигать вещи, не прикасаясь к ним и, при случае, проходить сквозь каменные стены. Наши предки были больше похожи на них – физически и духовно, чем мы сейчас.

– Чудеса! – захохотал Огрызь. – Люблю сказки с плохим концом. А ты когда-нибудь видела хоть одного из них?

– Кажется, я видел, – неожиданно произнес новенький, – по крайней мере следы. Любой, живущий на склонах Хмари расскажет вам о тиморском коте, как тот морочит головы охотникам. Еще говорят, он иногда помогает караванам пробираться сквозь снега.

Огрызь фыркнул:

– Первая история мне понравилась больше. Она звучала более… убедительно.

Джейм внимательно смотрела на маленького задиру из Нижнего Города. Она ясно понимала, что он хочет завоевать всеобщее признание, поэтому уже которую неделю дразнит ее, более чужую здесь, чем он сам. Джейм старалась быть терпеливой. Но у всего есть предел.

– Кому-то может показаться, – мягко сказала она, – что ты не веришь сказанному мной.

Огрызь бросил на нее быстрый испуганный взгляд. Он никогда не понимал эту странную девчонку с серебристыми глазами, но также знал, что, добравшись до какого-то уровня наглости, надо держаться на нем, а то потеряешь все, чего добился. И сейчас он чувствовал, что на него из всех углов смотрят люди, безмолвно поощряя и подталкивая продолжать.

– А какая разница? – спросил он и тут же удивился, неужто этот тонюсенький голос – его собственный. – Да и кто ты такая? Копеечный воришка, спец по гнилым фруктам.

Наступила мертвая тишина. Все глядели на них, с лиц исчезло показное равнодушие. На миг глаза Джейн жестко блеснули. И медленно прояснились.

– Не слишком выдающиеся достижения, да? – сказала она хрипло. – Что ж, у нас есть немного времени, чтобы это исправить. Твой учитель Буршан держит район вокруг притоков Тенеты? – Дерзец, ставший очень серьезным, кивнул. – Прекрасно. С вашего разрешения, я поохочусь завтра ночью…

– Молчи, ни звука, не произноси и даже не думай! – взмолился Санни.

– …в Башне Демонов.

Брат Сардоника со стуком уронил голову на стол и застонал. Снаружи зазвенели колокола, закричали люди, заискрились фейерверки. А внутри «Луны» все, кроме Джейм и ее компании, встали и с величайшей серьезностью, к ужасу трактирщика, принялись бить посуду.

Бал Шутов начался.


Тай-Тестигон сверкал. На полночном небе распускались алые цветы, вились изумрудные змеи, золотые фонтаны осыпали огненными искрами крыши домов. В каждом окне стояли свечи. Отблески уличных костров метались по стенам, прыгали на причудливые фигуры фасадов, обвивали их, сплетая новые образы. По Речной улице вопящие верующие на плечах несли статую бога плодородия и богатства. Жрец шествовал впереди, подоткнув полы балахона, выхватывал цветы у прохожих, плел из них венки и спешил обратно – набросить свое изделие на колыхающийся фаллос фигуры. Остальные члены процессии громко вели счет попаданий и промахов. Во всем огромном, ликующем городе лишь Округ Храмов оставался темным, да и в Нижнем Городе никакое веселье не выживало с наступлением ночи.

Двое стояли в тени на берегу Тенеты, напротив Эдор Тулиг.

– Если что-то с тобой случится, – с неприкрытой злостью сказал один, – я сверну шею этому сопляку из Нижнего.

– Ты не сделаешь этого, – ответил другой, – ты же прекрасно знаешь, что он не спровоцировал бы меня, если б у меня и без того давно не крутилась мысль попытаться. Санни, у меня хороший учитель. Он требует только уважения, и его не волнует, что остальные обзывают его глупцом за то, что он связался со мной. А раз так, человек, похитивший Око Абарраден, заслуживает большего, чем наворованная мелочь, притаскиваемая другим их учениками. И вообще, может быть, мне будет легче покинуть Тай-Тестигон, если я сделаю это с музыкой.

– Да уж, хорошая будет песенка, когда Тулигса запустит в тебя когти… Главное, громкая, – угрюмо усмехнулся Санни. – Если, конечно, Его Высокомерное Высочество не доберется до тебя первым – выпотрошит, набьет чучело и поставит в рядок таких же.

– Не волнуйся, – улыбнулась Джейм. – И вообще, я ничего не слышу под этот трезвон. Ты просто передай мое послание Воробью, если найдешь его и… Санни, если все-таки что-то пойдет не так… не трогай Огрызя, будь с ним поласковей. Ты даже не представляешь, что такое – быть чужаком.

Джейм не успела сообразить, что происходит, когда Санни обнял ее. Его поцелуй был таким внезапным и пылким, что на секунду ей показалось – сейчас он проглотит ее зубы. Он повернулся и ушел. Она ошеломленно глядела ему вслед, а потом загнала свои эмоции поглубже, нацепила маску танцовщицы и перешла мост.

За стеной, по ту сторону раскрытых ворот, нежно мерцали белые бутоны дикого шиповника. Джейм прошла по вьющейся между кустов мозаичной тропинке к неохраняемой лестнице. «Да, есть что-то зловещее во всей этой доступности, – думала она, взбираясь по ступеням, – какой-то презрительный вызов безумному городу, кружащемуся сейчас в вихре последних часов карнавала». Дорожка была около тридцати футов длиной, мозаики на ней изображали дьяволов Металондара, творящих неописуемые вещи с незваными гостями. Из центрального колодца башни взмывал ввысь язык пламени. Не было видно ни единого человека – ни гостей, ни слуг, – пока она шла до верхних этажей, когда спустилась во внутренние покои, расположившиеся, подобно сотам, между внешней и внутренней стенами башни.

Джейм стала осторожно подниматься по винтовой лестнице. Ветер, со свистом влетавший в распахнутые двери, путался в одежде, холодными пальцами пощипывал кожу там, где костюм танцовщицы оставлял ее неприкрытой.

Костюм… Сколько времени потребовалось, чтобы сделать его! Тесно облегающая полупрозрачная ткань, немного замши и много тела, проглядывающего в самых неожиданных местах… Как была довольна результатом Китра и как шокирована вдова! Но Джейм знала, что должна сделать платье сама, только тогда оно будет служить так, как ей нужно. Когда-то она носила нечто подобное. Джейм была уверена, что когда она танцует, то знает, где и для чего, но это знание всегда испарялось вместе с трансом. Да, этот транс беспокоил ее. А сейчас он накатывает снова, и она потеряет над собой всякий контроль, и может случиться все, что угодно… Но уже поздно волноваться, вот конец лестницы, вот порог – здесь начинаются владения демонов.

Потолки сияли в вышине, ступени вырастали из ниоткуда, ослепительно белые тропки разбегались кругами и свивались в кольца. Здание не было лабиринтом по тестигонским представлениям, но строилось так, чтобы смутить любого, заставить спешить и ошибаться.

Бродя здесь, отмечая каждую мелочь, Джейм несколько раз слышала, как что-то украдкой движется за ее спиной, но старалась делать вид, что не обращает на это внимания. В ее руках было приглашение принца, и ничего из его имущества, так что опасности нет. Пока нет.

Обычно гостей проводили через это место с завязанными глазами. Широкая лестница уводила наверх, и, судя по звукам, празднество в самом разгаре; однако прохода в нижние комнаты, где жили слуги, не было. Он должен находиться в стене. Джейм удостоверилась, что не ошиблась местом, и, вытащив из многочисленных мешочков, прикрытых накидкой, пару кусочков металла, хитро сцепила их, размотала тонкий прочный трос, служивший ей поясом. Пора плести паутинку. Потом она растворила окно и ступила наружу, на широкие плечи каменного демона, глядящего на юг.

Жестокий порыв ветра хлестнул ее, оставил прореху в плаще и унесся прочь бесплотной ночной птицей. На мйг стало трудно дышать. Потом пришло спокойствие. Джейм аккуратно взмахнула крюком, выпустила нить и метнула. Якорь зацепился за перила балкона над головой. Джейм подергала веревку, проверяя на прочность, и крепко ухватилась за нее. Как только ноги оторвались от каменной спины статуи, ветер вернулся и закачал Джейм из стороны в сторону. Где-то очень далеко внизу была стена, лестница, река. Девушка начала карабкаться. Прошли, казалось, годы, прежде чем рука коснулась парапета. Джейм перевалилась через него и встала на узорчатый пол галереи. Черные тени метались за величественными окнами, совсем близко. Внутри громыхнул взрыв смеха и аплодисментов. Джейм подтянула веревку. Узкий карниз следующего этажа нависал в двадцати пяти футах над головой. Джейм забросила крюк, на этот раз подъем пошел быстрее. Как она и предполагала, и внешний купол, и внутренние стены были оснащены здесь раздвижными панелями, одна из которых, на северной стороне, стояла полуоткрытой. Джейм проскользнула в сокровищницу принца.

Помещение напоминало тускло освещенную пещеру, размерами оно превосходило храм, а содержимым могло поспорить с любым музеем. Слабый свет мягко падал на роскошные гобелены, озарял тянущиеся из мрака руки статуй, скользил по их бледным мраморным телам, переливался на мехах и перьях, вспыхивал в драгоценных камнях, украшавших рукоятки мечей и щитки лат, пробегал по костяным миниатюрам, покоящимся на черном бархате, пламенел в золотых чашах… Вещи застыли в ожидании руки своего господина. Джейм бродила среди роскоши, восхищаясь великолепием, на которое можно было бы глядеть часами, но для ее дела хватило бы и минуты. На маленьком столике у дивана, на котором лежала статуя – совсем как живая, – Джейм увидела то, за чем пришла. Павлиньи Перчатки.

Все знали историю о том, как один старик расшил их тончайшим, изысканным узорохм. Нитки для работы он всю жизнь подбирал на полу лучшего текстильного магазина города, и когда работа была закончена, принц купил перчатки в подарок своей невесте. На полученные деньги вышивальщик в роскоши проводил остаток своих дней, но по сравнению со всем, что хранилось под этим куполом, его шедевр был сущей безделицей. К тому же невесте они вскоре наскучили и с тех пор, всеми забытые, валялись здесь, среди разбросанных флакончиков, в которых когда-то были духи.

Однако для Джейм они были самой замечательной вещью на свете. Она примеряла их, когда за спиной послышался чей-то вздох. Резко обернувшись, девушка увидела, что фигура на диване изменила позу. Это была принцесса, невеста-девственница, вздремнувшая среди скелетов воинов и чучел чудовищ.

«А почему бы и нет? – поймала Джейм собственную лихорадочную мысль. Ведь она тоже часть коллекции, не так ли?»

Она замерла, ожидая, что сейчас глаза раскроются и раздастся первый крик. Но ничего не случилось. Осторожно зашла она за спинку ложа и взглянула на лежащую. Принцесса спала, свернувщись клубочком, как озябший ребенок. Ее губы были полуоткрыты, веки трепетали, длинные ресницы казались влажными. А над принцессой стоял вышедший из ночи хищник, напряженный, настороженный… но вскоре успокоившийся. Очень осторожно склонилась Джейм над спящей и натянула сползшее одеяло на ее озябшие плечи, потом повернулась и тихо-тихо вышла.

Спустившись на главный балкон, Джейм отцепила крюк от верхних перил и перекинула его через нижние так, чтобы все сто сорок футов веревки свисали свободно. Рассвирепевший ветер вновь набросился на Джейм. Она проверила, что рукава ее костюма надежно скрывают расшитые обшлага перчаток, и, сотрясаемая накатившей нервной дрожью, начала спуск.


Казначей Озимардена был в ярости. Разве не он превратил безликие верхние покои в цветущую лесную опушку? Разве не сидели лучшие куртизанки и грациознейшие актрисы Тай-Тестигона в шелковых беседках под золотистыми ветвями, в которых прятались невидимые птицы, услаждающие слух дивными мелодиями? Разве это не самое великолепное празднование Бала Шутов? Так нет, его высочество сидит на бархатной травке у резвого ручейка из охлажденного вина, мрачный, скучает. Так трудно найти что-то поистине новое, чтобы усладить этот пресыщенный вкус. Если эта трактирная плясунья, как там ее – Стирка, Бирка, все-таки придет, то еще есть какая-то надежда. А может, и нет. Чего он хочет, сам дьявол не разберет. Наверное, чуда. А чудес-то в наше время – днем с огнем…

Раздался грохот, словно ударил гром, ветер распахнул окно – на подоконнике стояла тонкая фигурка, выглядящая весьма испуганно. На противоположной стороне зала сквозняк захлопнул три других бесценных окна, два из них при этом разбились вдребезги. Ветер с воем пронесся по залу, нещадно раскачивая фальшивые деревья, сбрасывая с веток заводных птиц, срывая засахаренные фрукты, сметая карликов-музыкантов с их скамеек, гася свечи.

– Это не женщина, это какое-то стихийное бедствие! – вскричал помощник казначея, тщетно пытаясь спасти марципановые заросли. – Эй вы, быстро держите дуб!

Вошедшая через окно пробиралась между сбившимися в кучки визжащими куртизанками. Она остановилась перед принцем, поклонилась и, без всякого вступления, начала танцевать. Ветер все еще надрывался, пламя факелов билось как припадочное, но люди вскоре затихли, завороженные зрелищем. Казначею казалось, что он вовсе не в Башне Демонов, а в какой-то другой, огромной комнате, вязкая тьма обступила его, душит липкими руками, подталкивает к окнам. Там была кровать, занавешенная алыми лентами. Кто-то с белым клинком в руках танцевал перед ложем, и по полу к нему медленно ковыляло что-то бледное, похожее на пятиногого паука. Потом видение исчезло, растворилась и память о нем. Танцовщица подошла к окну, из которого появилась. Его высочество, выйдя из транса, неистово захлопал. А казначею стоило больших усилий взять себя в руки.

– Потушите огонь, – приказал он стражникам, – и кто-нибудь задержите эту женщину!


Джейм, стоя на галерее, слышала этот крик. Она не могла вспомнить, танцевала она или нет, и не знала, что с ней сделают за разбитые прекрасные окна. В любом случае, ей надо бежать, и как можно быстрее. Она схватила трос и перелезла через перила. Спустилась еще на пятнадцать футов, когда порыв ветра снова швырнул ее в окно. Веревка выскользнула из пальцев. Джейм упала на пол, оглушенная, усыпанная осколками разбитых стекол.

Где-то поблизости раздался невнятный говор множества голосов. Джейм, в синяках и царапинах, шатаясь, встала на ноги. Трос исчез – или порвался, или кто-то сбросил крюк с перил. Первый путь к побегу был перекрыт.

Голоса стали ближе.

Ей нужно добраться до винтовой лестницы, что ведет вниз, но спасительные ступеньки там, откуда доносится этот омерзительный звук. «Надо было оставить душу Иштару, – в панике подумала Джейм. – Но нет, ему нельзя доверять, он мог бы и не вернуть ее. И что теперь, ждать, когда сюда явится стража принца? Что ж, это может стоить ей кожи – перчатки-то украдены. Думай, дурная башка, думай… Здесь есть еще один лестничный пролет, на западной стороне башни. Она пошла туда, нервно бормоча песенку о блаженном деньке Блаженного Ардвина. Голоса звучали то громче, то тише, слышались то позади, то впереди.

Все-таки они были впереди. Джейм повернула и увидела несущегося к ней по кривому проходу Тулигсу, похищенные тени метались в его чреве, демон был зол и голоден. Пронзительные голоса летели за ним, крича: «Беги, вор, беги!»

Она побежала. Темный коридор поглотил ее и ее тень, ставшую сейчас такой ценной. Джейм бросилась в боковую нишу и, дрожа, остановилась, прижавшись спиной к холодной стене. Демон в темноте промчался мимо, стоны его жертв сопровождали его. Джейм выбралась из ниши, рванула к западной стене и скатилась по ступеням. Не было времени на раздумья, не было времени уже ни на что; оставался только один путь – бежать без оглядки, без раздумий и страха.

Раскрытое окно возникло перед ней, и Джейм с разбегу нырнула в него, коснулась плеча каменного демона – и стала падать.

Это был долгий полет. Ветер трепал ее, как сорванный осенний лист, и Джейм видела то острые верхушки стен, то ступени, то свою тень, прыгнувшую ей навстречу из подернутой рябью реки.

Джейм словно врезалась в каменную стену.

Глубина не отпускала, воздуха в легких не осталось, течение несло ее. Джейм всплывала на поверхность, задыхаясь, хватала глоток воздуху, погружалась и всплывала снова.

Над головой пронесся один мост, потом другой. Теперь в любую минуту она могла налететь на статую у острова Гильдии и разбиться или пронестись мимо в белую воду канала. Кто-то бежал по берегу и звал ее. Санни. Конечно, это должен быть он. Если он сейчас прыгнет за ней, они утонут оба. В этом бурлящем аду…

Что-то плеснуло в воде прямо впереди. Джейм судорожно рванулась, кончики пальцев коснулись каната, скользнули по нему и ухватились за пробковый поплавок. Балансируя на мосту Лилий, Воробей (значит, он все-таки получил ее послание!) издал победный клич и стал вытягивать веревку, другой конец которой был закреплен у него на поясе. Через минуту Санни уже выволакивал Джейм на берег. Опираясь на него, она закатала рукава, подняла руки в Павлиньих Перчатках, и ее затрясло в припадке истерического смеха.

Если можно сказать, что неожиданное появление в «Сияющей Луне» штанов Короля Туч вызвало суматоху, то трудно описать словами прием, оказанный Павлиньим Перчаткам. Секунду все ошарашенно молчали, потом началось столпотворение. Словно была наконец отомщена кровная обида, унижен заклятый враг, все воры ликовали в едином порыве – все, кроме одного.

Джейм исподтишка поглядывала на Огрызя, чье отверженное молчание оглушало ее сильнее торжествующего гвалта. Она сейчас так желала ему быть благоразумным, понять, что впервые за несколько месяцев никто ни к чему его не подстрекает… Но она же была единственная, кто не удивился, когда Огрызь оттолкнул свою кружку, встал и сказал дрогнувшим голосом:

– Я не верю!

Все оглянулись на него – кто-то недоуменно, кто-то начиная ухмыляться.

– Я не верю, – повторил он громче, стараясь перекрыть смех. – Или это не настоящие Павлиньи Перчатки, или ты взяла их не в Башне Демонов. – Он глубоко вдохнул и отчеканил: – Ты лжешь.

По лицу Джейм пробежала боль, будто ее ударили.

– Нет, Огрызь, – сказала она очень тихо. – Нет. Не вынуждай меня.

– ТЫ ЛЖЕШЬ!

Это был отчаянный визг маленького зверька, попавшего в капкан. Огрызь отпрыгнул от стола, в руке был нож.

– Ну же, ты… ты… трус!

Джейм медленно двинулась к нему, ей было тяжко. Столы уже перевернуты и сдвинуты, кто-то очистил им пространство, а кричащие зрители образовали круг. Джейм нерешительно ступила в него, перебросила нож из правой руки в левую. Санни пришел в ужас. Она же не только будет сражаться вполсилы, это лишит ее возможности использовать левую руку для защиты.

Огрызь сделал выпад. Ткань затрещала, когда Джейм отшатнулась. Забыв о необычности своего наряда, она попыталась прикрыться ничем не защищенной правой рукой. Нож мальчишки прошел в волоске от ее лица, а она вновь уклонилась, словно огонек свечи под дуновением ветра.

– Да сделай же что-нибудь! – закричал Санни. Ее нежелание драться было так очевидно, что несколько голосов стали вторить Огрызю: «Трус, трус!»

– Черт бы вас всех побрал, – с отвращением сказала Джейм и отшвырнула кинжал.

Огрызь прыгнул на нее, сверкнула сталь. Она поймала его руку и крутанула – лезвие выпало, а Огрызь упал. Прижатый к полу, он отказался от своих слов и вдруг залился слезами. Зрители разразились приветственными криками, прославляя Джейм, а она в этот момент была готова уничтожить их всех.

– Неплохо сработано, – безрадостно сказал Санни, делая шаг, чтобы помочь поверженному подняться, и перехватил его дикий взгляд. Мальчик побрел за ним через толпу, уцепившись за рукав. Санни наклонился, прислушался к настойчивому шепоту и быстро обернулся к Джейм.

– Скорее уходи отсюда, – тихо сказал он ей, – кто-то донес стражникам о перчатках, сейчас они будут в «Луне». В Клубке ты будешь в безопасности – если сможешь добраться туда. Я останусь тут и постараюсь сбить их с толку.

– Как хочешь, – холодно ответила она. – Только убедись, что этого мальчика оставили в покое.

И она исчезла за дверьми, запихивая перчатки в сумку.

До дома Писаки было всего ничего, Джейм обычно добиралась туда от «Луны» минут за пять – вначале вверх по течению, потом резко свернуть к югу. Но, едва выйдя из трактира, она наткнулась на цепь стражников и торопливо заскочила за угол таверны. Раздались крики – ее узнали, затем тяжелый топот сапог. Началась погоня. Лабиринт улиц за таверной был одним из самых неспокойных и грязных в городе, и все, кроме вынужденных там жить и стражников, предпочитали обходить его стороной. Но Джейм никогда еще не была здесь и вскоре оказалась в каком-то туннеле, отрезавшем ей путь к крышам. За спиной слышались крики преследователей, судя по всему, стражники разделились на две группы.

Впереди показался узкий грязный переулок, он изогнулся как-то очень уж необычно и странно. Это напомнило Джейм о таком же местечке в Клубке – она часто шла по нему к Точке Отсчета, мастер Писака по каким-то понятным только ему одному причинам очень любил задавать ей именно эту задачку. Если она пойдет сюда, то от развилки надо свернуть направо, пропустить три прохода, взять левее… А почему бы и нет? Она последовала по этому маршруту, с каждым шагом понимая, что все вокруг ей знакомо. Взглянула на второй, третий, четвертый этажи – как четко прослеживается знакомая структура!

Преследователи были слишком близко, чтобы она могла чувствовать себя в безопасности. Вдруг, повернув за угол, врезалась во что-то, что сперва показалось ей стеной. Потом у стены выросли мускулистые руки – они аккуратно и крепко обхватили и отстранили ее. Где-то высоко над головой маячило бородатое лицо, смущенно глядящее на Джейм сверху вниз.

– Прошу прощения, – вежливо прогудел гигант. По-кенцирски.

– Н-ничего страшного, очень приятно. – Слова родного языка вырвались у нее автоматически.

– Кто ты, говорящий со мной?

– Тот, у кого есть о чем с тобой поговорить… – толпа стражников показалась в дальнем конце проулка; громыхая латами, они двигались прямо к ним, – …но позже. Ты найдешь меня в «Рес-аб-Тирре», в Округе Красных Свечей.

Джейм проскользнула под рукой незнакомца и помчалась дальше. Позади раздался грохот столкновения, потом два голоса – один страшно ругался, другой рокотал извинения.

Кендар! Она помнила их присутствие в замке, их суровую доброту, так отличающуюся от раздражительности отца. Как здорово сейчас встретить одного из них, подружиться!.. Если, конечно, он не будет против. Эта ночь может стать особенной. И тут, словно в подтверждение ее мыслей, за последним углом встал во всем своем нерушимом великолепии Клубок – Точка Отсчета, – она знала, что так оно и будет.

Писака сидел за своим столом, когда она влетела на галерею.

– Мой господин! – воскликнула она. – Теперь я знаю тайну Клубка! Он точное повторение старого города – все пять уровней плюс подвал, и сточные канавы, и стены домов! Это ведь так? ТАК?

– Талисман, – Писака был невозмутим, – можешь посчитать еще. А сейчас спускайся и поведай старику, как вы, молодые бездельники, проводите праздник.

Она рассказала все, не упустив ни малейшей подробности, и в завершение выложила на стол перчатки. Но не добыча, а история доставила удовольствие старому вору – и Джейм знала, что так и будет. Поэтому она и не удивилась, когда, отхихикав свое, он дал ей указания насчет трофея.

– Отнеси их на Блестящий Двор, пусть мастер Клажан их оценит. Скажи, пусть снимет с моего счета то, что положено Гильдии… И не красуйся в этом на публике, пока не будет безопасно, слышишь, парень?! Не забудь!

Она оставила ухмыляющегося старика, восторженно напевающего «Мне в храм, тебе в тюрьму».

По счастью, Блестящий Двор был недалеко. К ее изумлению, мастер Клажан уже ждал ее, в халате, накинутом поверх ночной рубахи.

– Думаешь, среди этой суматохи можно спать? – сказал он, ведя ее в освещенный рабочий кабинет. – Юноша, ты снова поставил на уши всю Гильдию. Что ты, не извиняйся. Этого следовало ожидать. Что ж, давай посмотрим на наш трофей.

Он взял перчатки, укоризненно, но не сердито сетуя, что они мокрые, растянул и поднес к свету. Пока он изучал краденое, Джейм с любопытством разглядывала его самого. Она никогда прежде не видела этого худого, преждевременно облысевшего молодого человека, но, как и любой в Гильдии, много слышала о нем. Он, наверное, был единственным из нынешних людей Свят-Халвы, кто не пострадал бы после смещения Сирдана – Сардоник не так глуп, чтобы потерять такого великолепного специалиста. И никто не знал, за кого будет голосовать сам Клажан – работа была его жизнью, он получал чистое удовольствие от созерцания драгоценных вещей, каждый день проходящих через его руки, – и был совершенно вне политики.

– Цена им пятьдесят один, нет, пятьдесят три алтыря, – сказал он наконец, разгибаясь. – Пять алтырей идут Гильдии. Говоришь, твой учитель заплатит? Прекрасно. Ты или он, не важно, зависит от того, кто примет на себя владение – ну, тот и будет рисковать следующие тридцать дней. А теперь, если принц захочет вернуть их – какой будет выкуп?

– Никакого, – твердо ответила Джейм. – Торговли не будет.

– А как насчет вознаграждения? Идет молва, что принцесса неплохо бы заплатила, чтобы получить их обратно, речь шла о семидесяти пяти алтырях. Нет? Что ж. Не могу сказать, что осуждаю тебя. Достаточно поглядеть на это шитье, на цвета… тебе достался прекрасный приз, парень, я сам бы не отказался от такого.

После еще нескольких минут – одна сторона рассыпалась в восхищениях, другая – в благодарностях – Джейм ушла. Путь домой лежал через шумные, продуваемые ветром улицы, она краем глаза следила, не появится ли где стража. Предложение принцессы удивило ее. Неужели бы она отдала столько денег – не говоря ничего мужу и не прося его помощи, как намекал мастер Клажан? Это больше, чем все ее приданое. Семьдесят пять алтырей – не говорит ли это о слишком страстном желании вернуть похищенное? Джейм было неприятно думать, что она лишила малышку чего-то столь дорогого ей, она собиралась взять лишь безделицу, но разве настоящий вор станет страдать из-за такого? Конечно нет. «Пора действовать, как профессионал, – говорила она себе. – Но, мой бог, что бы обо всем этом подумал тот гигант-кендар?»

Что-то необъятное шагнуло из темноты, преградив путь. Сначала Джейм подумала, что это снова кендар, потом, со вспыхнувшей тревогой, что это стражник. Но нет.

– Леди Мелиссанда хочет видеть тебя, – сказал появившийся, чудовищно коверкая язык Востока. – Идем.

И что, во имя всех имен бога, хочет от нее самая знаменитая куртизанка Тай-Тестигона? Джейм безумно хотела попасть домой, она отлично знала, что сегодня ей не место на улице, но бесцеремонное приглашение, больше смахивающее на приказ, разожгло в ней любопытство.

– Идем, – ответила она и последовала за неуклюжим проводником на север, в район, известный как Шелковая Тьма.

Леди Мелиссанда держала маленькое, очень фешенебельное заведение на самой улице Лент, где ее доступные сестры усердно занимались своей работой. Снаружи это был обычный, ничем не примечательный дом, а внутри под резным куполом в пышном саду били фонтаны, цвели благоухающие деревья, порхали яркие сладкоголосые птицы. Взрывы смеха и сладострастные стоны доносились из кустов и комнат, пока Джейм и ее сопровождающий шли через сад.

Комнаты Мелиссанды выходили на задний двор. Когда Джейм подошла, из дверей вылетел мужчина и пробежал совсем рядом с ней. Он одарил ее яростным взглядом и исчез среди кустов. Было слышно, как он, спотыкаясь, ломится сквозь заросли к воротам. Как и все в Гильдии, Джейм посмеивалась над страстной влюбленностью мастера Буршана в леди Мелиссанду, но только сейчас ей открылось, сколь мучительно должно быть для такого гордого и ревнивого человека так безнадежно любить женщину, чью благосклонность может купить любой. Она бы многое отдала сейчас за то, чтобы мастер не видел ее, не знал, что простой воришка стал свидетелем его разочарования и стыда. Двери остались распахнутыми. Джейм легонько постучалась и вошла.

Леди Мелиссанда возлежала на груде атласных подушек, в заученной изящной позе, плохо вязавшейся сейчас с ее раздраженным видом. Но при виде гостя она согнала гнев с лица и грациозно указала на кресло напротив, на подносы со сладостями и чаши с медовым вином. Завязалась светская беседа, плавно перетекшая в серьезный разговор.

– Но как вы узнали, что перчатки у меня? – спросила Джейм.

– Ах, золотко, – игриво промурлыкала собеседница, – мои шпионы везде. Я знаю все.

А знает ли она, что предмет разговора лежит сейчас в сумке Джейн? Вроде бы нет. Цена возросла от тридцати до пятидесяти, от пятидесяти до семидесяти пяти.

– Знаешь, мне всегда хотелось иметь их. – Мелиссанда отщипывала кусочки от деликатеса, засахаренной лягушки. – С тех пор как я их впервые увидела. Да, тот старик сначала предложил их мне, но потом его высочество посулил ему больше – у меня за спиной. Сто алтырей… Дорогуша, у тебя такое необычное лицо – что за прелесть эти тонкие черты, живые глаза! Сто двадцать пять.

– Миледи… – Джейм пыталась задержать поток ненужных излияний. – Вы ошеломили меня. Мне нужно время, чтобы обдумать все.

– Ох, ну конечно! Как бестактно с моей стороны. Думай, сколько тебе будет угодно, но помни, я обратилась к тебе первая, и дам больше, чем любой другой. И вообще, – она оценивающе, с томной улыбкой, оглядела Джейм, – приходи в любое время, вне зависимости от того, что ты решишь.

– Миледи, – в отчаянии произнесла Джейм, – вы будете разочарованы. Вопреки тому, что думают многие… я не мальчик!

– Глупышка, – Мелиссанда распахнула глаза, взмахнув длинными ресницами, – а разве кто-то сказал, что считает тебя им?


«Да, что-то витает в воздухе, – думала Джейм, выбираясь на улицу. – Сперва Клажан, теперь эта дама. Кто следующий? Бу?»

С этими перчатками что-то не так. Не верится, что интерес Мелиссанды чисто эстетический, нет, видимо, тут дело в принцессе. Надо бы самой разглядеть добычу получше… только отойти подальше от этого дома.

Через несколько улиц, избавившись от одного недотепы-соглядатая и от другого, весьма умелого, Джейм остановилась под фонарем и вытащила перчатки. Да, это шедевр вышивки. Даже в этом тусклом свете обшлаги переливались всеми цветами радуги, каждый «глазок» неуловимо отличался от другого – полутоном, строчкой, каждая нить сплетала свой узор, созвучный целому. Такая красота стоит больших денег – и это может быть и единственной причиной… Но что это вот тут, внутри, что-то жесткое. Внутренний шов был надорван, и Джейм вывернула перчатку. Из нее выпало несколько клочков очень тонкой бумаги, сложенной в несколько раз. Чернила кое-где были размыты, но многое можно было разобрать… Слишком многое.

– Вот дура, – пробормотала Джейм про себя, глядя в сторону Эдор Тулиг. – Невероятная маленькая дура.


Сад с розами был все так же открыт и пустынен. Джейм припрятала сумку с перчатками под кустом и пошла к задней стене башни. Как она и ожидала, здесь была дверь для слуг. Джейм барабанила в нее, пока за решеткой не показалось лицо.

– Я хочу видеть стражника, присматривающего за сокровищницей, – выпалила она. – Скажите ему, это насчет кой-какой одежды.

Лицо исчезло. Через пару минут дверь открылась и появился стройный молодой человек. Он схватил Джейм за горло и прижал ее к стене.

– Ты, гнусный маленький ворюга, – выдохнул он прямо ей в лицо. – Где они?

– А ты проклятый идиот. – Джейм пыталась глотнуть воздуха. – Зачем тебе лишние проблемы?

Он отпустил ее и отступил, сверля Джейм свирепым взглядом.

– Я хочу говорить с тобой и принцессой. Лучше проводи меня внутрь.

Парень провел ее задними коридорами, ни разу не оглянувшись. Он шел, обхватив себя своими большими руками. Немало неприятных секунд пережила Джейм – она только надеялась, что Тулигса не набросится на вора с пустыми руками, пусть даже и виновного. К счастью, ее надежды оправдались. Празднество наверху завершилось, и его высочество ушел к себе, оставив слуг отмывать покои до блеска. Один раз Джейм слышала его дребезжащий голос, декламирующий что-то кому-то – или самому себе, пока она и стражник поднимались по последнему лестничному пролету.

Сокровищница под куполом была больше, чем запомнила ее Джейм, правда, теперь вокруг дивана горели свечи, а на нем, обхватив руками колени, сидела принцесса. При их появлении она вскочила и попыталась принять властный вид.

– Вот деньги. Вознаграждение, – указала она на маленькую шкатулку, стоящую там, где раньше лежали перчатки. – Вы принесли их?

– Нет, ваше высочество.

Глаза девушки наполнились слезами, напускное величие оставило ее. Охранник тяжело дышал. Он шагнул к принцессе, нежно положил руки на ее поникшие плечи.

– Ваше высочество, – поспешно проговорила Джейм, – я пришла не за деньгами и не за тем, чтобы вернуть перчатки. Я сыграла в опасную игру, и выиграла, и, думаю, могу оставить их у себя в качестве приза. Но ничто не дает мне права на это. – Она вытащила из рукава записки. Стражник и принцесса, не отрываясь, смотрели на нее. – Наверное, будет лучше, если вы сами уничтожите их. – Она положила бумажки на крышку шкатулки. – Верьте мне, я не хотела причинить вам боль, поставить под угрозу ваше положение, тем более саму вашу жизнь, но если уж вы решились на такое под самым носом его высочества, – закончила она с неожиданной злобой, – то лучше не доверять все свои секреты бумаге.


Это было самое простое, думала Джейм, пробираясь сквозь толпу, запрудившую и без того душные улицы, направляясь наконец домой. Как легко бывает заварить кашу. Клепетти не ошиблась, у нее какой-то талант навлекать на себя несчастья. Наверняка это еще не конец. Огрызь все еще беспокоил ее – она-то убедилась в его мужестве после поединка, а вот другие могут опять не понять и не принять его. А тот великан-кендар! Это же было верхом глупости – сказать незнакомцу, чужаку, чтобы он искал какой-то там трактир ночью в лабиринте улиц. Если его не будет там, когда она доберется до дому, надо будет идти самой искать его.

Джейм срезала путь, свернув на маленькую зловонную улочку, где жили многие начинающие воры, и неожиданно наткнулась на Непутя, который сидел на пороге, съежившись и прикрыв лицо руками.

– Что случилось, приятель? – спросила она, останавливаясь перед ним. – Перебрал молодого эля?

Он вздрогнул, поднял безумные глаза:

– Ох! Это ты, Талисман, привет… Нет, при чем тут… Случилось ужасное. Через полтора часа после твоего ухода из «Луны» явился мастер Буршан, белый, что накидка жреца. Конечно, ему было доложено все о тебе, Огрызе и перчатках еще до того, как он переступил порог. Он выволок Огрызя из угла, тряс его, как лиса кролика… В общем, кончилось тем, что он отрекся от него.

– Ох… – Джейм запнулась. – Мне так жаль. И как Огрызь принял это?

– Как, как… – Непуть вздрогнул. – Он и не принял. Он пришел в нашу комнату и… и… и повесился.

Где-то вдалеке хор нестройно затянул песню. Напев нарастал, становился громче, по улице проковыляла группа пьяных гуляк, они скатились к Поющей.

– Его семья знает? – спросила наконец Джейм после долгого молчания.

– О боги, нет. – Непуть невольно взглянул на темное окно. – Надо ж хоть чуточку соображать, Талисман, я же только что снял его!

– А ты знаешь, где они живут?

– Ну, знаю. А что?

– Отведи меня к ним.

– Сейчас? Идти в Нижний Город ночью? Ха, а почему бы и нет? – С истерическим смешком он поднялся на нетвердые ноги. – Не домой же мне, смешно даже.

Карнавал подходил к концу. После двадцатичетырехчасового веселья и попойки только самые стойкие были еще на ногах, и они праздновали из последних сил, выплясывая среди уже неподвижных тел. Но Нижний Город оставался таким, как и всегда после заката, – темным, безмолвным, зловещим. К счастью, цель была неподалеку, рядом с канавой, обозначающей западную границу территории. Ни луча света не пробивалось сквозь закрытые ставни. Джейм и Непуть стучали в дверь, сначала тихо, потом громче, потом кричали в замочную скважину, и наконец дверь со скрипом отворилась, и в проеме показалось сухое личико – копия Огрызя, только чуть помладше.

– Что так расшумелись! – прошипело оно и скрылось. Джейм вошла, дверь захлопнулась за ней, звякнул замок. Она оказалась в большой комнате, чадили тусклые свечи. Шестеро детей, один другого младше, – самым старшим был тот, кто открыл двери, – сидели в одной кровати и глядели на нее. Мать, бедно, но опрятно одетая женщина, тоже не отводила глаз, но в лице ее ничего нельзя было прочесть. Джейм неловко откашлялась. Семь одинаковых лиц, лиц Огрызя, – вот таким он был, когда родился и рос, – смотрели на Джейм, пока она рассказывала им о брате. Закончив, она смахнула невидимые крошки с совершенно чистого стола и вытащила перчатки.

– Вы можете сделать с ними две вещи, – обратилась она к старшему из детей, – только сейчас она поняла, что это девочка. – Продайте их леди Мелиссанде, ее последняя цена была сто двадцать пять алтырей, или отдайте мастеру Буршану, если он пообещает взять одного из вас на освободившееся место… вашего брата. Леди Мелиссанда хочет перчатки, а он хочет ее. Скажите, чтобы не выставляла их напоказ ближайшие тридцать дней… и, будьте уверены, вы получите деньги.

Девочка кивнула:

– Я пойду завтра к мастеру.

И голос был голосом Огрызя.

– Хорошо. Так будет лучше… и, видит бог, если кто-то тронет тебя, он будет иметь дело со мной.

Забарабанили в дверь.

– Талисман! – кричал Непуть снаружи. – Во имя Эрна, откройте!.. Он идет!

– Он? – спросила Джейм у девочки, но та ответила лишь безумным взглядом.

Захныкал ребенок, затем другой. Джейм взглянула на лежащие в колеблющемся круге света перчатки, потом откинула засов и шагнула наружу. Дверь захлопнулась за спиной. Непуть с разбегу налетел на нее – без толку. Дверь больше не откроется этой ночью, даже если сам Огрызь приползет сюда с почерневшим лицом и вывалившимся языком, чтобы поцарапаться в родные, сколоченные собственными руками доски. Непуть стиснул руку Джейм, пролепетал что-то, потом повернулся и побежал. Джейм осталась стоять посреди улицы, наблюдая за приближением чудовища Нижнего Города.

Наползала темная туша, огромная, неуклюжая, бесформенная. Камни мостовой виднелись сквозь нее, и стены домов просвечивали сквозь шарящие пальцы, жадно ощупывающие каждое окно, каждую дверь, любую выбоинку – а нету ли где щели, не выпала ли где доска или камень? Тварь казалась плоской, как упавшая тень, но вот она задержалась, собралась – и это уже словно распростертая на земле фигура, приподнявшаяся на локтях. Вот смутные очертания головы, лица, словно покрытого плесенью, загадочного, неузнаваемого.

Оно глядело на Джейм.

Джейм ответила на взгляд, удивляясь отсутствию страха. Оно словно хочет что-то сказать. Стой, стой, позволь прикоснуться… Но его прикосновение – гибель для души. Медленно, очень медленно, Джейм начала отступать. Оно потекло за ней.

В жуткой тишине двигались они по улицам Нижнего Города. У края канавы преследователь остановился. Джейм, стоя на другом берегу, видела, как к ней над водой потянулись жаждущие пальцы – и исчезли, будто смытые невидимой волной. А потом и чудовище безмолвно скрылось во мраке Нижнего Города, и навстречу ему поднимался детский плач.

– Немного вещества, много тени, – Джейм тихо говорила сама с собой, – но чья в тебе душа, демон?

В своем районе она оказалась только около полуночи. Город затих, праздник кончился, улицы были почти пустынны. Скоро проснутся боги, и никто, в ком еще сохранилась хоть капля разума, не захочет навлечь на себя их подозрение в нарушении заведенного порядка жизни.

«Рес-аб-Тирр» закрывался. Дождь из лент, которые Гилли торопливо сбрасывал с галереи, на секунду заслонил последнего одинокого посетителя за дальним столиком.

Он был даже больше, чем запомнила Джейм. Широченные плечи, мускулистые руки, – из одной такой можно сделать две, а то и три ее, огненно-рыжие волосы, в бороде мелькает седина… Да, ему около восьмидесяти пяти, поздний средний возраст для кендаров. Он невидяще смотрел в полную кружку перед собой, не обращая внимания ни на каскад разноцветных лент, ни на нее – вообще ни на что.

– Он сидит так с тех пор, как пришел, – произнесла вдова, выплывая из кухни. – Как думаешь, он не болен?

– Н-нет, я так не думаю, – ответила Джейм. – Скорее, он просто очень устал. Взгляни на его одежду. Он проделал долгий-долгий путь, вероятно, пешком.

Джейм подошла к посетителю.

– Все врата и объятия раскрыты тебе, – произнесла она на кенцирском и добавила по-восточному: – Войди в сей дом, и да пребудет с тобой мир в этих стенах.

– Считаю за честь быть с вами в вашем доме, – прогудел он в ответ.

– Прошу тебя, – она прикоснулась к его щеке кончиками пальцев в перчатке, – идем со мной. Я покажу, где ты сможешь отдохнуть.

Он взглянул на нее, синие брызги плеснули из-под сросшихся бровей, и тяжело поднялся на ноги. Подхватил мешок и боевую секиру, оба лезвия которой были аккуратно зачехлены, и молча последовал за Джейм на чердак. Согнав котов со своего соломенного ложа, она взбила тюфяк и предложила ему лечь. Он уснул мгновенно. Джейм накинула одеяло на могучее тело, отошла в другой угол и уселась на полу, со свернувшимся клубочком Журом на руках. Барс начал мурлыкать, мужчина – храпеть.

Вскоре она спустится и поможет остальным, но позже. События последних суток вымотали ее. Она не хотела разбирать, в чем действительно виновата, а что произошло по слепой воле случая. Она винила себя за все. Что достойного или благородного в том, чтобы принять вызов Огрызя, а потом унизить его на глазах у всех? Почему рушатся судьбы, к которым она прикасается? Бортис имеет право винить ее в своем увечье, Огрызь – в своей смерти, Тани-шент – в разбитой жизни. Джейм не знала, можно ли было предотвратить случившееся. И вот – да хранят ее предки – появляется этот человек, символ ее народа, ее прошлого. Что теперь делать? «Я расскажу ему все, все страхи, все секреты. Он рассудит. И тогда, может быть впервые в жизни, я пойму, как надо судить себя».

Ударил колокол, к нему присоединился другой, третий – и вот уже весь Тай-Тестигон наполнен звоном. Бал Шутов окончился. Снизу поднимался куда менее музыкальный, дребезжащий звук. Стоя в дверях кухни, барабаня по котелку жестяным черпаком, Клепетти приветствовала наступление нового года.

Глава 8. ГОЛОСА ИЗ ПРОШЛОГО

Через три дня, когда ушел первый караван, кендар все еще спал. На четвертые сутки он наконец открыл глаза, но окружающее интересовало его еще меньше, чем в тот вечер, когда Джейм впервые встретила его. Он ел то, что ему давали, но, казалось, не слышал обращенных к нему вопросов; большую часть времени он спал или сидел, механически и бездумно полируя лезвия своей огромной секиры.

– Он тревожит меня. – Джейм, нахмурившись, смотрела, как Клепетти готовит бальзам, растирая побеги лимона в горячем вине. – Словно его душа разрушена.

– А может, он просто слабоумный, – сердито предположила Клепетти.

– Нет, я бы заметила раньше. Я уже видела такое много лет назад, в замке отца. Жизнь была трудная, и через какое-то время люди ломались. Многие бродили и спрашивали каждого о кинжале с белой рукоятью, но некоторые – немногие – вот так же вот сидели в углу и оставались там до самой смерти.

– Ты говоришь, что если наш друг не встряхнется и не придет в себя…

– То он может умереть. – Джейм взяла чашку. – Отрешенное самоубийство.

На десятый и четырнадцатый дни ушли второй и третий караваны. С чердака Джейм видела, как они тянутся вдоль Поющей и растворяются в тенях Хмари. Вскоре прошел слух, что они наткнулись у Голубого перевала на остатки первого каравана, раздавленного горной лавиной, растасканного потом вороньем и разбойниками. Вскоре снег вновь покрыл вершины. Несколько повозок, опоздавших к назначенному времени, собирались у южных ворот, рассчитывая пробиться через горы вместе, но никто не верил, что им удастся хотя бы выйти из города. Предсказания сбылись – сезон продолжался всего лишь две недели.

Для Джейм это было странное время. Все ее планы пошли вкривь и вкось, новых не появлялось. Сиди жди – выживет кендар или умрет. Нужна любая встряска, чтобы привести его в чувство – пока не стало слишком поздно. Но если он действительно решил умереть, она не вправе мешать ему. То, что он при всех-таки ест, давало надежду, и Джейм продолжала делать все, что в ее силах, надеясь на лучшее.

Тем временем с Башней Демонов еще не было покончено. На следующий день после Бала Шутов посланник принца принес не только шелковый кошель с десятью золотыми алтырями – плату за выступление Абтирр, но и приказ танцовщице прибыть вновь пред очи его высочества. Когда стало ясно, что танцовщица не намерена повторять представление, агенты обшарили все углы и попрятались вокруг гостиницы, наверное выжидая случая, чтобы похитить ее. К счастью, никто из них даже не догадывался, что Джейм и плясунья – одно и то же лицо. Она не появлялась на публике до тех пор, пока принц не потерял интерес и не отозвал своих людей.

Всю неделю каждый день Талисману приходили надушенные записки от леди Мелиссанды, чей интерес, очевидно, взял верх над хитростью.

Менее регулярными и гораздо более обременительными были визиты стражников, каждый раз перерывающих весь трактир сверху донизу в поисках Павлиньих Перчаток – так что Джейм была счастлива, что они сейчас не при ней. Плохо только, что стражники могут наткнуться на припрятанный мешок – Джейм передвинула тюфяк кендара в угол, так, что никто бы не пробрался бы к тайнику, не потревожив его, – а немногие стражники были столь отважны. Один из них, в котором Джейм узнала того, кто чуть не поймал ее в переулке за «Луной», рассматривал спящего так внимательно, что она даже испугалась – вдруг рискнет?

– Выглядит неважно, да? – сказал он наконец. – Бедный старина Марк.

– Ты знаешь его?

– Конечно, это Маркарн из Восточного Кеншолда. Я встречался с ним шесть, нет, семь лет назад – его и кое-кого еще из кендаров послали помочь нам во время бедствия, обрушившегося на Нижний Город. Тогда, в ночь Бала, в проулке я сперва и не узнал его, вид у него был какой-то… пятнистый. Я хотел взять его на постой к нам, в бараки охраны, но он сказал, что ему нужно добраться сюда. Ну, я проводил.

– Как это мило с твоей стороны. А… а ты сказал ему, почему вы гонитесь за мной?

– Нет. – Он внимательно посмотрел на нее. – Но как только он проснется, скажу, если, конечно, ты сейчас не откроешь, где эти перчатки.

– Тебе не придется, – твердо ответила Джейм. – Если он проснется, я все расскажу ему сама. Но ты же знаешь, что перчаток тут больше нет. Слово чести!

– Да, это уж что-то да значит. – Стражник как будто обрадовался. – Не сердись на старого пса за то, что он хочет кость побольше. Талисман, тому, кто схватит тебя с поличным, обещано неплохое вознаграждение. Ты же не забудешь старого друга, если что? Сарта Девятипалого, меня значит.

Он неловко поклонился и, громко топая сапогами, сбежал по винтовой лестнице вниз.

Джейм решила заняться делом, которое давно не давало ей покоя. Она переоделась, проверила, как там ее кендар, подхватила старый плащ и выбежала из гостиницы, направляясь к Округу Храмов.

Эту территорию держал Писака, и Джейм хорошо знала ее. Как ученик старого вора, она могла красть здесь все, что ей вздумается, но, к великому облегчению священников, она пока еще не злоупотребила этой привилегией. Ее несколько раз останавливали и проверяли, но руки ее были чисты. Однако жрецы не были бы так беззаботны, если бы знали, зачем она продолжает крутиться среди них день за днем. Джейм начала раскрывать тайну богов Тай-Тестигона.

Еще в самом начале своих блужданий по району Джейм заметила, что самые могущественные боги те, у которых самые преданные поклонники. Это навело ее на мысль, что вера может создавать реальность. Такой простой вывод был одновременно ужасающ для любого кенцира. Если такой принцип действует в Тестигоне, может, то же самое справедливо и для ее народа? Создал ли Трехликий бог Кенцират или все было как раз наоборот? Значит, Трое в течение тридцати тысячелетий бились с призраками, созданными их же собственными ночными кошмарами? Тогда это не только сводит на нет основные постулаты, оправдывающие их существование, это значит, что именно они, а не какой-то жестокий бог, в ответе за кровавый хаос, в который погрузился Кенцират.

Джейм не хотела этому верить. Что-то подсказывало ей, что она споткнулась о то, что было лишь частью правды, до остального еще надо докопаться. Тогда она начала проводить кое-какие опыты в Округе Храмов, на самом безобидном боге – Горго Плачущем. Его храм был всего в получасе ходьбы от трактира – и вот Джейм уже взлетает по ступенькам, набрасывая на ходу капюшон, скрывающий лицо.

Зал был пуст, как и крошечный дворик, открывавшийся за ним. Протяжные, жалобные возгласы вяло текли сквозь стены. Что ж, пора приступать к делу. Джейм отдышалась и тихо проскользнула в молельню. Это была маленькая комнатка с очень высоким потолком, почти всю ее занимала статуя Горго, стоящая, точнее сидящая, в самом центре. Бог выглядел тучным, скорченным старичком со скорбным, искаженным болью лицом и невероятно длинными ногами – согнутые колени были фута на два выше головы. Тонкие струйки воды равномерно сочились из дырочек в уголках зеленых стеклянных глаз. Верховный жрец Балдан стоял рядом, перед небольшой группкой смиренных прихожан, одетых, несмотря на раннее утро, в плащи с капюшонами. Джейм скромно устроилась на задней скамейке, стараясь даже не дышать. Читали всего лишь четвертую песнь Оды Созданию – она не опоздала.

Обрывки заунывных песнопений влетали в одно ухо и вылетали из другого. Что-то было совершенной бессмыслицей, но встречались и прекрасные баллады – они наверняка были древними, пришедшими из старых ритуалов. Горго, без сомнения, был одним из старейших богов – тем унизительнее для него было иметь такого жреца, как Балдан, который каждым жестом своим, каждым нелепым словом словно преднамеренно вел к развалу религии. Однако крупицы силы все еще витали в этом помещении. Джейм решила, что Горго вполне подходит для ее целей. Она уже подпустила пару шпилек жрецу и его пастве, пытаясь точно установить существование Горго и зависимость оного от веры в него, но не один из ее уколов до сих пор не был столь остер, как тот, который она затеяла сегодня.

Ох… Балдан перешел к десятой песне, гимну, прославляющему сострадание Горго скорбям рода человеческого. На этом месте помощник жреца, спрятавшийся за статуей, должен был потянуть рычаг, открывающий трубы, ведущие к резервуару на крыше, – и на молящихся потекла бы вода. Раздался слабый скрип. Балдан выжидающе поглядел на потолок, воздел руки и воззвал к благословению слезами. Ничего. Взволнованное братство тревожно наблюдало за священником, который опасливо повторил условную фразу. Снова заскрипел рычаг – и опять ни капли. Джейм тоже пристально смотрела вверх. Был ли какой-то намек в собравшемся под потолком тумане? Неизвестно. Опять неудача.

Балдан устало уронил руки и повел службу к концу – так, словно он получил ожидаемое. Джейм направилась к дверям, и тут маленький жрец увидел ее. Удивление смешалось на его лице с гневом – ясно, что, несмотря на капюшон, она узнана. Джейм поспешно выскользнула из молельни.

На крыше девушка вытащила из трубы слипшийся ком мха – она забила его туда вчера, чтобы заклинить механизм. Глупая шутка. В следующий раз она попробует что-то более убедительное и впечатляющее, но сейчас почему-то все эти дела отозвались горьким привкусом во рту. Она спустилась на улицу и отправилась в «Луну», чтобы заглушить его кружкой пива.


– Слыхали новость? – прокричал Непуть сквозь шум, пока Штопка, младшая сестра Огрызя, освобождала для Джейм место за столом. – Этот идиот, сынок Серебряной госпожи, опять попался с чужим кошельком. В третий раз с Середины Лета!

– И Сирдан снова выкупит его? – спросил новичок.

– Ха, он-то попытается, от матушки этого недоноска зависят два голоса, но Пятеро могут и не позволить. Молва говорит, что один из них – вроде Харр сен Тенко – основательно раздосадован, и кто ж его осудит? Нет, ну один раз, но трижды!

– Что, дойдет до Трона Милости? – поинтересовался Висельник.

– Да нет, дело скорее ограничится высылкой, как считаешь, Дерзец?

– Наверное, – спокойно ответил ученик мастера Буршана. – В этом городе громче всего говорят деньги. Но даже при этом Карбиния с Серебряного Двора не поблагодарит Свят-Халву, сколько бы он перед ней не извинялся. Она теряет остатки разума, когда речь заходит о ее сыне. Нет, пока Пятеро непреклонны, положение Сирдана под угрозой.

– А что, она так уж ему необходима? – спросила Джейм.

– Сейчас на счету каждый голос. Гляди. За Свят-Халву сейчас Аботирр с Золотого Двора и, наверное, мастер Клажан. С другой стороны, Сардоник без сомнения получит четыре голоса от провинций. Пока ничья. Туликан с Ювелирного Двора пойдет за тем, кто ему приглянется, – причем в последнюю минуту. Одалиана, стекольного мастера, можно купить, куда уйдут два его голоса – неясно. Всего у нас шестнадцать голосов – десять с пяти Дворов, четыре от провинций, два от мастеров, – и за шесть из них будут торговаться. Деньги – ключ к любой дверце, я уже говорил.

– Тогда победит Свят-Халва, – Непуть даже вздрогнул от отвращения, – вон как он крутит казной Гильдии.

– Но он еще и скряга, – успокоил его Дерзец. – Его карта будет бита, особенно если раскошелится загадочный покровитель Сардоника. Не удивлюсь, если мы так никогда и не узнаем, кто же стоит за его спиной.

– Кто-то из Пяти уже помог Сардонику, отказавшись простить сыночка госпожи Серебряной, – вдруг сказала Штопка.

Джейм и Дерзец одобрительно глянули на нее, но Висельник презрительно хмыкнул:

– Говори, когда к тебе обращаются, девчонка. И вообще, кто тебя сюда звал?

– А кто, собственно, звал тебя? – мягко вмешалась Джейм.

Висельник поймал ее взгляд и понял, что проиграл. Он невнятно пробормотал какие-то извинения и поспешно выбрался из-за стола, подгоняемый насмешками. Его всегда недолюбливали, а когда долговязый вор еще и попытался втереться в окружение Отравы, то потерял всякие остатки уважения собратьев. Что ж, в «Луне» никто не будет по нему скучать.

– А ты опасный человек, Талисман, – прошептал Дерзец. – Но твоей юной подружке не поможет, если ты все битвы будешь проводить за нее.

– Я и не собираюсь. Если кто заденет ее в следующий раз – его может ждать оч-чень неприятный сюрприз.

Штопка усмехнулась. У нее еще не зажили синяки после последнего урока Сенеты, но она уже рвалась опробовать новые умения на ком-нибудь.

– Кроме того, – сказала Джейм, ероша рыжеватые волосы девочки, – она уже выпила полкружки, а с этого не стоит начинать самостоятельный путь. Вдобавок ко всему, – она обвела затвердевшим взглядом комнату, – чем больше они меня боятся, тем лучше. Мне надоело, что меня недооценивают. А теперь, джентльмены, простите, но мне пора выгуливать кота.

Дерзец тоже поднялся.

– Нам по пути, – сказал он и зашагал рядом.

– Что такое, боишься нападения?

– Я – нет, но тебе стоит остерегаться. Бортис в городе.

– Да? – Джейм ничуть не обеспокоилась. – Я не знала, что он вернулся.

– А должна бы знать. Помни, он горный разбойник. А сейчас сезон закончился, и он снова в Тай-Тестигоне. Бахвалится резней у Голубого перевала, это его банда поработала там. А еще он поклялся отомстить тебе за свой глаз. Ему даже в голову не приходит винить Отраву.

– Хм-м-м. Ну, собака лает – ветер носит. Словом кость не перешибешь.

– Так-то оно так, – мрачно возразил Дерзец, – но это дело пойдет дальше слов. Пару минут назад ты сказала, что устала быть недооцененной – значит ли это, что тебя не устраивает быть целью только половины всех задир города? Да, это, наверное, проблема… Но один из них угрожает тебе всерьез. И есть только одна причина, почему Бортис не может принять случившееся с ним, – пусть и не ты изуродовала его, но ты была там… И была поводом. А для таких, как он, ты – приманка в ловушке. Такие, как он, никогда не отступают и терпеть не могут, когда кто-то или что-то угрожает им. С другой стороны, пугливые шестерки, вроде несчастного Висельника, никогда не будут твоими друзьями.

– Думаешь, мне нужны такие, как он?

– Нет. Тебе повезло с союзниками, и если уж на то пошло, то и с врагами. После той стычки с Отравой на ступеньках Дворца половина Гильдии была уверена, что через неделю тебя уничтожат. А сейчас… Тем не менее никогда не недооценивай людей… особенно тех, что поклялись отведать твоей крови. Ух! – внезапно воскликнул он с горестным смешком. – Я совсем не хотел поучать тебя, Талисман, только посоветовал быть поосторожней, но, боюсь, толку от моих слов…

– Извини, Дерзец. Если тебе будет легче – я могу идти отсюда по крышам. Так безопаснее.

– У тебя странные представления о безопасности, – произнес подмастерье, глядя, как Джейм легко вскарабкивается по плющу на крышу. – Гляди там, не провались.

Джейм собиралась идти по верхам, как только выбралась из таверны. Она любила прогулки по крышам поздней ночью, особенно в полнолуние, как сейчас. Лунный свет превращал крыши города в неизведанную горную страну, не имеющую ничего общего с нижним миром. Здесь ветер вольно гулял среди водостоков и печных труб, ворочался в стогах соломенных крыш, посвистывая, вертел флюгерами. Соломинки, шелестя, кружились в воздухе. Черепицы со скрипом расступались под ногой, открывая зияющую пустоту. Одинокий тучник припал к противоположному карнизу, словно филин, выслеживающий добычу. В его руках был крюк – точно такой же Джейм теперь всегда носила в рукаве – конечно, в разобранном виде. Внизу подмигивали огни, сиял мишурой ночной город. И никто в этой суетливой толпе не глядел на небо, никто не видел этой дикой и свободной страны на крышах – Королевства Туч, освещенного полной луной.

Жур нетерпеливо ждал хозяйку. Проверив еще раз Марка, она с барсом спустилась по задней лестнице. Они повернули направо и по кольцевой дороге пошли к Горным Воротам, за которыми склоны Хмари возносились к самой луне.

Джейм каждую ночь приводила сюда Жура вот уже две недели подряд. Невидимые летние цветы наполняли тьму благоуханием, шиповник тянул повсюду свои колючие ветви, ягоды под хрупкими белыми цветками уже налились и поблескивали в лунном свете, словно капли густой крови. Эти капли привлекали птиц, и те порхали среди колючих веток и исступленно пели – пока их сердечки не спотыкались о шипы и не останавливались навсегда. Косули, привлеченные сладкой травой, спускались с холмов, заставляя Жура настораживать уши и напряженно ворчать. Что-то в горах тревожило его еще больше, но Джейм не удалось уловить ничего, кроме смутной тени этого присутствия. Но она была готова к случайной встрече и помнила историю о тиморском коте – может быть, аррин-кене, – который жил высоко в горах. Она даже попробовала мысленно позвать его, но в ответ на нее обрушилась тишина, словно взрослые презрительно поглядели на влезшего в разговор ребенка. Джейм смутилась и больше не повторяла попытки.

Кроме того, они с Журом приходили сюда совсем по другому делу – они учились охотиться. Ночь за ночью они преследовали кроликов, перепелок, косуль. Нюх и слух слепого барса были достаточно остры, чтобы найти цель, но испуганная добыча обнаруживала его и начинала метаться гораздо раньше, чем барс мог занять позу для броска. Тогда Джейм, выжидающая до того с противоположной стороны, вскакивала и старалась повернуть зверюшку навстречу коту. Оба возбужденно рычали, и иногда им удавалось зажать добычу в тиски, но гораздо чаще пища ускользала. Сегодня зайчиха наткнулась прямо на Жура, перепрыгнула через него и стремглав умчалась в темноту, преследуемая слепым барсом. Через минуту он рысцой вернулся обратно, запыхавшийся и весьма довольный собой. Для него гонка была игрой – жажда убийства еще не проснулась в нем. Они напились из горного ручья и взошли на ближайший высокий холм – полюбоваться восходом.

Небо окрасилось в цвет дикого меда. Лучи пронзали воздух, превращая колышущиеся травы в бронзовые джунгли, населенные крошечными зверями и насекомыми, пробуждающимися после долгой ночи. Где-то далеко на юге по сияющему небу плыли серые гроздья туч. Свет вспыхивал на их боках, иногда долетало глухое рокотание грома. Город, стоящий как корабль на якоре в море тумана, всеми шпилями тянулся к чистым лучам солнца.

Пора возвращаться домой.

Они быстро шли бок о бок по просыпающемуся городу. Барс в такие минуты жил только ожиданием завтрака, а для девушки они всегда были пугающими – вдруг в окошко выглянет какой-нибудь знаток, узнает ее котенка по проступающим пятнам на шкуре и заорет: «Держи вора!» Но этим утром они не могли бы встретить ничего более страшного, чем человек, преградивший им путь перед старыми воротами.

Джейм успела заметить только повязку на глазу и широкий, свирепый оскал. Ее рука взлетела навстречу удару, но не смогла полностью блокировать его. Железный наконечник дубинки скользнул по правому виску, Джейм упала на землю. Она лежала на мостовой, голова раскалывалась, кровь бежала на камни, просачиваясь сквозь пальцы. Испуганный Жур припал к земле рядом с ней. Кто-то засмеялся. Темная фигура подалась вперед, нагнулась, взяла котенка за загривок. Сверкнуло лезвие… нож…

Джейм закричала и прыгнула. Древний боевой клич заметался под сводами арки. На лице Бортиса мелькнул ужас, и вот он уже съежился у дальней стены, издавая булькающие звуки, прижимая руки к лицу.

Джейм не слышала, как подошел кто-то еще, не чувствовала его присутствия, пока затылок не взорвался болью. Брусчатка опять оказалась перед глазами. И еще – два ботинка. Человек стоял над ней, готовясь к смертельному удару.

Камни мостовой донесли до нее эхо быстрых тяжелых шагов. Что-то легкое ткнулось в левую руку.

– Прошу прощения, – прогремел низкий, озабоченный голос откуда-то с высоты, и чужие ноги у ее головы вдруг разом оторвались от земли. Клацнули зубы, раздался хриплый визг. Дубинка упала, едва не угодив лежащей Джейм по руке. Через секунду что-то большое шлепнулось на землю в добрых двенадцати футах от нее. Пронзительный крик, сопровождающий полет, резко оборвался при падении. Большие, бережные руки аккуратно повернули ее. Это движение освободило боль, и мир исчез в красной тьме.

Ее несли… нет, она лежала на полу кухни. Те же руки сняли с нее шапку и осторожно ощупывали пульсирующую шишку.

– …проломил бы череп, если б не эта копна волос, – произнес густой голос.

Над ней маячило бородатое нахмуренное лицо, вокруг толпились люди, кто-то спросил:

– А видали, что этот кот сделал с его лицом?

– Это не Жур! – Как хрипло и невнятно звучат ее слова. – Это…

Ладонь кендара мягко прикрыла ей рот. Поверх нее она разглядела стоящего на пороге Марплета.

– Извините, – сказал он отчетливо. И мир вновь погрузился во тьму.


– Это сделал твой клич, старинный призыв к битве, – сказал Марк, сидя рядом на полу. – Он поднимет любого, кто когда-либо сражался с Серым Лордом и еще не угодил на погребальный костер. Он выдернул меня из тумана, в котором я чуть не потерял сам себя.

– Что ж, ты добрался очень и очень быстро. Выпрыгнул из чердачного окна?

– Нет, – серьезно ответил кендар. – Я прошел два этажа, а потом, чтобы было быстрее, падал.

Джейм принялась смеяться, но остановилась, схватившись за голову. Это движение тоже вырвало у нее приглушенный крик боли. Джейм не знала, что пострадало больше, голова или рука. Рука от локтя до запястья была черно-синей – должно быть, не только ушиб, но и перелом. С нападения прошло четыре дня. Джейм проспала все худшее, осталась только мучительная головная боль, в глазах иногда двоилось, и у самой кромки волос по лбу от виска протянулся шрам. Она легко отделалась.

– Может, еще поспишь? – Марк с беспокойством глядел на нее. – Мы поговорим позже.

– Нет, сейчас, если не возражаешь. У меня накопилось столько вопросов, какой тут сон! Сперва скажи, куда ты шел той ночью, когда я налетела на тебя в проулке?

– Кажется, я искал стоянку каравана, – медленно проговорил он. – Хотел перейти с ними Хмарь. Еще одно путешествие. Милостивая Троица, сколько же их было!..

Он умолк на мгновение, и взгляд его стал нездешним. Джейм смотрела на кендара, понимая, что ее вопрос отбросил его далеко в прошлое.

– Да, я прошел долгий путь, – сказал он наконец. – Миля за милей, лига за лигой. Когда я вышел, то думал: всего на пару дней, поохотиться да отдохнуть от насмешек других мальчишек. И было это восемьдесят лет назад. Даже тогда я был на голову выше их всех и шире в плечах – слишком крупная мишень, чтобы избежать острот. Ворота были открыты. Страж лежал на пороге с перерезанным горлом. А внутри все были мертвы, совсем мертвы. Мой господин, моя семья… Преданные гостем дома, открывшим одной темной ночью ворота своим соплеменникам с гор. Я выследил его, – слова словно пробуждали в его памяти событие за событием, – вырвал из его рук секиру прадеда, которую он украл, и расколол ему череп. Его родня половину зимы гонялась за мной по горам. Многих я убил. То время было красным. Кровавым. Потом я пошел на юг, в Страну Рек, вырос там, возмужал. Я искал высокорожденного, того, кто дал бы мне место у очага, новый дом взамен утраченного.

– Наверняка многие захотели бы взять тебя, – возразила Джейм. – После такой потери жизнь должна наладиться, это было бы справедливо.

Марк печально покачал головой.

– Справедливости больше нет, – сказал он, – по крайней мере не для кендаров. Слишком много владений разрушено за последние годы, слишком многие лорды убиты, их люди остались без крова. Любой из выживших высокорожденных мог теперь диктовать свои условия. Единственным выходом для многих из нас было – стать угонами, обивать пороги какого-нибудь лорда, который получал деньги, сдавая нас в наем – как воинов, ремесленников, даже ученых. Мы годами не видели двора, к которому прибились, и не слышали ни слова обещания, что можем остаться там надолго. И я был таким. Тридцать шесть лет я прошагал солдатом весь Ратиллен из конца в конец как угон лорда Каинрона. Я не усердствовал в битвах – та зима в горах истребила во мне всякий вкус к кровопролитию. Редко встречал я в бою человека моего роста, а с моей комплекцией не так сложно производить впечатление отчаянного берсерка. Ох, я принес немалую прибыль своему лорду и рассчитывал все-таки в итоге получить постоянное место в его землях. Но падение Серого Лорда Ганса изменило все.

– Ганса из Норфа? Санни немного рассказывал о нем, но что-то в его словах было не так. Кто он?

– Наследник Глендара, высокорожденный лорд из Кенцирата. Он воздвиг центральные крепости, пошел под своими знаменами на битву Семи Королей и победил бы, если б его поддержали приграничные замки. Его соратники доказали истину… И он не был сумасшедшим… Но за сокрушительным поражением последовало изгнание Серого Лорда.

Мой лорд Каинрон пал в бою, и мне опять пришлось забрасывать удочки в реку случая, но кто же возьмет человека средних лет? Лорды Страны Рек, едва взглянув, отсылали меня прочь, и я пошел на восток. Лет тридцать утекло с той поры. Харс из Восточного Кеншолда взял меня к себе. О, он был прекрасным человеком, лордом в старом смысле этого слова. Он отсылал нас от себя только раз, когда Пятеро запросили помощи во время краха Нижнего Города. Старый Иштар был тогда верховным жрецом.

– Он до сих пор… – начала Джейм.

Марк уставился на нее:

– Но это было семь лет назад и он уже тогда просидел здесь добрых двадцать лет! Не думаю, что любой другой жрец захотел бы оставаться в этом кишащем богами месте сверх положенного срока. Ему в конце концов прислали в помощь прислужников?

– Не думаю. А что случилось с теми из наших, кто был здесь?

– Все погибли, утонули, пытаясь обойти мыс Потерь в сезон штормов, – не хотели пробираться через Хмарь. Мы застали их бегущими из города как раз тогда, когда сами входили сюда, но они ни слова нам не сказали. Никогда не видел таких напуганных кенциров.

– Это очень странно. Конечно, чудовище из Нижнего Города существует, но я не ударилась в панику при виде его, – и они бы не должны. Ты не знаешь другой причины?

– Никакой. – Он в недоумении покачал головой. – Можешь быть уверена, мы глядели во все глаза, но не заметили ничего страшнее пожаров и уличных потасовок. Гильдия Воров стояла на ушах после последнего Сбора и убийства мастера Дубяка, главного соперника Сирдана. Нет, все, что мы вынесли из того путешествия, – ожоги да темы на пяток лет бесед у очага долгими зимними вечерами.

А потом как-то ночью с севера прискакали всадники, из Гиблых Земель. Их было десятков шесть, все в черном, все кенциры, хотя таких, как они, я никогда прежде не видел. Их доспехи были из кожи и стали, все в зарубках и вмятинах, а мечи черны от крови. Они без разговоров окружили нас. Мы сражались за свои жизни – хотя многие еще не проснулись до конца, и не суждено им было пробудиться. Страшную битву освещала в ту ночь луна. И долгую. Их было чертовски трудно убить. Ранишь их, хлынет черная кровь, попадет на нас – и разъедает латы и тело под ними. Они проникли в каждую комнату замка, огляделись… И ушли. Все это время их предводитель недвижимо сидел на коне на вершине холма. Потом закричали петухи. Когда нападавшие уносились прочь, мы разглядели их знамя – вороной конь в красном поле.

Джейм присвистнула:

– Это герб Геридона, Мастера из Норфа. Вы не думали, кто же это в действительности был?

– Если Геридон обрел бессмертие, то это мог быть и он сам. Но тогда бессмертие не распространяется всецело – у него не было левой руки.

В любом случае, тогда я в последний раз сражался за лорда Харса. Он был смелым стариком, стоял плечом к плечу с нами всю эту длинную ночь. Кровь пришельцев погубила его. Я видел много погребальных костров – тела на них обгорают меньше. Здесь было страшнее. Oh прожил еще два года, и плоть медленно сползала с его живых костей. Он умер, и его сын отказал нам от дома. Шестеро из угонов направились в Тай-Тестигон. Добрался один я.

Тишина пролегла между ними. Марк глядел' в пол, а Джейм – на него, не зная, что сказать.

Потом он встряхнулся, как собака, выбравшаяся из воды на берег, и улыбнулся девушке:

– Довольно об этом. Мне тут сказали, что ты тоже из Восточного Кеншолда, хотя я мог бы поклясться, что знаю там каждую собаку.

«Безусловно, знаешь, – подумала Джейм, – так же как и то, что я никогда не была там». Он хочет, чтобы у нее остался путь к отступлению, если она не намерена говорить всей правды. Очень мило с твоей стороны, Марк, но не стоит.

– Они сказали так потому, что иначе не могут объяснить себе, откуда я могла взяться. На самом деле я пришла из Гиблых Земель, из замка рядом с Барьером.

Марк изумленно взглянул на нее:

– Но ведь единственное место там – это Северный Кеншолд, да и тот жители покинули триста лет назад.

Теперь пришел черед смутиться Джейм.

– Ты хочешь сказать, что мой народ – не коренные жители, а переселенцы? Тогда, во имя всех имен бога, кто же мы?

– Возможно, я знаю, – промолвил гигант-кендар после минуты тяжелого раздумья. – Видишь ли, когда Серый Лорд отправился в изгнание, он шел к Восточным Землям. Идет молва, что он погиб при переходе Хмари. Тогда большинство его людей повернули обратно. А немногие продолжили путь, прошли через Тай-Тестигон в новолуние, и никто больше не слышал о них – до сегодняшнего дня. Вот кто твои люди.

– Но если это правда, почему никто не рассказал мне об этом?

– Так хотел Ганс. Когда кенцирские лорды, его же сподвижники, позволили Семи Королям лишить его силы, он сбросил с себя и свое имя, как сбрасывают старое платье, оставил его вместе с позором в Стране Рек. А его люди – среди них и твой отец – чтили его желания и после смерти. Сколько ваших выбралось?

– Только я и, может быть, мой брат Тори. Как и ты, я пришла в мертвый замок. Марк, что такое раторн?

– Ну, это зверь вроде лошади, только у него два рога, чешуя на груди и брюхе и ядовитые клыки. Некоторые из них любят полакомиться человечинкой. Чудные создания, злобная шутка природы, недаром Глендар поместил такого на свой герб, когда стал наследником Геридона.

Джейм выдвинула камень из стены и вытащила свой заплечный мешок из ниши. Достала продолговатый сверточек, осторожно размотала его.

– Это он? – спросила она, протягивая кендару кольцо.

Марк внимательно рассмотрел гравировку на изумруде.

– Ай да тварь, – сказал он наконец, – а ведь это, похоже, печать самого Серого Лорда, давным-давно утерянная. А что за штука в кольце?

– Палец, – не глядя, ответила Джейм. – Моего отца. Я пыталась снять кольцо, чтобы отдать его брату. Все пальцы на другой руке отвалились, стоило мне вытащить рукоятку меча. Я взглянула ему в лицо – а он смотрел на меня, хотя глаз у него не было.

Она содрогнулась. Марк прикрыл перстень широкой ладонью так, чтобы Джейм больше не видела его.

– По традиции кольцо и меч должны были перейти к сыну Ганса, Черному Лорду Торисену, – задумчиво сказал он. – Твоему отцу, наверное, очень доверяли, раз отдали на хранение такие вещи. Не уверен, что тебе следовало забирать эти… э… реликвии. Лучше бы им сгореть… Ладно, а это у тебя что за сверток – большой, плоский?

– Всего лишь книга, я где-то подобрала ее. Но что там насчет сына? Ты не говорил о нем раньше.

– Подозреваю, это стало сюрпризом для многих. Торисен объявился много позже смерти отца. Как он заставил их поверить, не имея ни печати, ни меча, – не знаю, но это ему удалось. Сейчас он самый могущественный лорд Кенцирата. Конечно, до Восточного Кеншолда доходят лишь слухи, да и то с большим опозданием, но кажется мне, он принял на себя работу отца. Значит, жизнь кипит.

– Этот Торисен… сколько ему лет?

– Тридцать, тридцать пять, а что?

– Да так, одна безумная мысль.

С новой силой вспыхнула боль, Джейм осторожно поднесла руку к голове.

– Ну, на сегодня довольно, – твердо сказал Марк и поднялся. Что-то выскользнуло у него из-за пояса и со стуком упало на пол.

– Твой друг Сарт кое-что забыл здесь? – Джейм подняла дубинку стражника.

– Кто?.. А, Девятипалый. Нет. – Марк забрал оружие. – Это мое.

– ЧТО?!

– Ну, поскольку мы, кажется, задержимся тут надолго, я подумал, что неплохо бы найти работу. Сарт посоветовал идти в стражники, помог устроиться.

– Вот как, – мрачно произнесла Джейм. – Весьма ему обязана за это. – И сразу же, гораздо скорее, чем намеревалась, она рассказала Марку о мастере Писаке, словах Иштара, Талисмане, с тревогой ожидая реакции кентара.

– Говоришь, жрец одобрил? – Он выглядел озадаченным. – Странно. Тогда у нас могут возникнуть проблемы. У меня есть обязательства перед Пятью, их не так просто нарушить, а у тебя наверняка – перед твоим учителем. Если б мы были благоразумными людьми, нам следовало бы разделиться и не попадаться друг другу на глаза, пока мы не уйдем из города. Ты как, благоразумная?

– Вряд ли.

– А я уж тем паче. – Он улыбнулся. – Мы придумаем что-нибудь, когда ты отоспишься, а я буду не при исполнении… И, кстати, твои перчатки будут сидеть лучше, если ты сделаешь прорези вот тут, у пальцев. Доброй ночи.

Джейм слышала, как он спускается по лестнице, медленно восстанавливая дыхание. Момент, которого она ждала с таким трепетом, остался позади. Марк теперь знал о ней худшее – и, похоже, это ничуть не взволновало его. Либо он необычайно тактичен, либо… Либо все не так ужасно, как казалось ей. Надо подумать об этом попозже.

Мешок лежал рядом, продолговатый сверточек, вновь запакованный Марком – сверху.

«Сожги мертвых или присоединись к ним.»

– Отец, уходи и отпусти меня, – произнесла Джейм тихим, ликующим голосом. – Пусть прошлое станет золой.

Глава 9. ЧТО ЕСТЬ ЧЕСТЬ

Вдова Клепетания готовила мясной пирог. Коржи уже подрумянились. Запечатанные кувшины с вином, пряностями и всякой всячиной стояли наготове. Хотя заклинания позволяли сократить время приготовления некоторых кушаний с десяти часов до пяти, на кухне стояла невыносимая жара. Нынешним летом ни одно блюдо не должно подаваться дважды. Госпожа Аберния особенно настаивала на этом, и дом ходил ходуном.

Вдова посоветовала ей гавкать поменьше.

Сейчас, с приходом честолюбивой Китры, Клепетти ловила себя на том, что всеми силами старается поддерживать обычное дурное настроение Абернии, чтобы уберечь Тубана от притязаний служанки. Клепетанию тошнило от перепективы когда-нибудь назвать кухонную девчонку «госпожой». Нет, если Китре не терпится замуж, пусть берет Ротана – он и так по уши влюблен в нее – и вертит им как хочет, пока тот не унаследует таверну. Тогда Клепетти и Аберния отступят – но не раньше!

– Морочь голову кому-нибудь другому, – пробормотала вдова под нос, – а тут я безобразий не допущу.

Она сняла глиняный горшок с углей и засыпала в его горячее нутро фарш. Бу примчался со двора и заорал, выпрашивая вкусненькое. Клепетти отложила пару лакомых кусочков на его блюдце, повернулась к другому очагу, яростно шуруя кочергой, и не заметила, как подошла Джейм.

– Ты! – взвизгнула вдова. – Хочешь, чтобы у меня припадок со страху случился? Почему ты не можешь топать, как все нормальные люди?

– Извини, Клепетти.

– Что-то ты бледная. – Вдова одарила ее тяжелым взглядом. – Голова опять болит?

– Нет, не поэтому. Я только что видела Танишент. В Нижнем Городе. Какая-то старуха переходила улицу, на ней был любимый наряд Танис – ну тот, ярко-оранжевый с пурпурными разводами, – и я узнала в ней Танишент. Она выглядит на все восемьдесят, вся в морщинах, язвах… И она заметила меня. Заскулила и убежала.

– А ты чего ждала? – спросила вдова, уперев осыпанные мукой кулаки в тощие бока. – Любой из нас напоминает ей о том, что она потеряла. Но даже если та взбучка, что ты задала Ниггену, и подтолкнула дело, – ты не вливала ей в глотку Драконью Кровь. Эта дурочка сама во всем виновата. Но она была и будет одной из нас. А что случилось дальше?

– Я ее потеряла, – с досадой сказала Джейм. – Этот район так изуродован пожарами и разрухой, что только тот, кто родился там, может разобраться, что к чему. Штопка и ее друзья из Нижнего взялись за поиски. Если они найдут Танис, а та не захочет вернуться домой, Штопка сказала, что ее мать позаботится о танцовщице. Почему-то эта семья считает, что чем-то обязана мне.

– Что ж, для Танис это неплохо, – оживилась Клепетти, возвращаясь к пирогу. – Ты сделала доброе дело, детка, пусть теперь все идет своим чередом. Рано или поздно она вернется домой… хотя может и не узнать его. Многое изменилось с приходом Китры и Марка… Кстати, о Марке, как вы с ним ладите? Не так-то просто вору и стражнику делить одну крышу, не говоря уж об одной комнате.

– Ох, это не самое трудное. Я могу ждать от него неприятностей, только когда украденное при мне, – а я ничего не приношу на чердак, тем более на его половину. Думаю, он свыкся с мыслью о воре-кенцире.

– А почему бы и нет? Достойная уважения профессия – особенно когда за нее взялась ты. Кстати, вдова Цибет шлет тебе благодарность и благословения. Храм забрал бы ее крестника, если б ты не отняла выкуп за него у этого мерзавца Висельника.

– Ненавижу воров, грабящих стариков. Много ли для этого надо умения, какое тут искусство? Ох, знаю, что все воры не могут быть такими, как Дерзец, но типы вроде Висельника… Противно. Предел его мечтаний – подбирать, подобно помойной крысе, объедки со стола Отравы… Талисман не смущает Марка, его смущает Абтирр. Клепетти, ты заметила, он всегда выходит из комнаты, когда я танцую? Это огорчает меня. Он лучше меня, честнее, порядочнее, мне так неприятно делать что-то, что ему не нравится. Но Абтирр все еще нужна Тубану, так что пока выхода нет.

Джейм на миг замолкла. Вдова, искоса поглядев на нее, уловила взгляд, полный страдания.

– Клепетти, – Джейм резко подняла голову, – помнишь, что ты сказала в тот день, когда рухнула балка? «Рано или поздно ты погубишь кого-то». Этим кем-то была Танис, или я все еще опасна для тебя, Тубана, для всех, кого люблю?

Вдова не успела ответить, раздался крик Китры:

– Мадам, скорее! Тут беда с Марком!

Джейм вскочила и вылетела из кухни раньше, чем Клепетти успела сдвинуться с места. В зале раздались тяжелые шаги и неясные голоса. Кендара поддерживал Сарт, седая голова Марка была обвязана пропитанной кровью тряпкой.

– И я туда же, – ухмыльнулся он Джейм. – Спорю, голова у меня болит больше – ну так я и сам покрупнее!

Его провели в кухню, усадили на стул, размотали повязку.

– Не так уж и плохо, – бросила Клепетти, заглянув через плечо Джейм.

– Да, – с облегчением ответила та. – Выглядит страшновато, но не опасно. До свадьбы заживет.

Они промыли рану и перебинтовали, приложив примочку с болеутоляющим бальзамом. Потом Джейм отвела Марка на чердак. Сарт двинулась было за ним, но Клепетти остановила его, наступив неуклюжему стражнику на ногу, а когда он раскрыл рот, чтобы вскрикнуть, запихнула туда пирожок. Через несколько минут Джейм вернулась.

– Ты каждый раз приводишь Марка домой, – сказала она Сарту, – прими очередную благодарность. Что же случилось на этот раз?

– Засада, вот что, – дожевывая, ответил стражник. – Мы были в патруле, и тут из переулка раздался крик о помощи. Это было рядом со стеной Округа Храмов, из нее же камни выпадают от одного взгляда. Ну, я-то неплохо знаю те улицы, сразу заподозрил неладное, вот и задержался, а Марк – тот понесся прямо туда прежде, чем я смог его остановить. Тут-то кирпичи и начали падать. Гляжу вверх, вижу – вся стена уже перекосилась. Я завопил. Хорошо еще, там как раз был дверной проем – а то бы старина Марк не отделался только пробитой головой. И это не было случайностью. Когда пыль осела, я заметил ублюдка с ломом в руках – хотел, гаденыш, убедиться, что все прошло гладко. Ан нет, уж теперь-то он покорячится на Троне Милости за покушение на стражника – пусть только попадется в наши руки.

– Кто?

– А я не сказал? Этот ничтожный червяк, Висельник. Не так-то просто его будет найти, забился в какую-нибудь канаву, зарылся своей пустой головенкой в помои, но каждый страж города и половина воров пойдут по его следу. Как он додумался до такой глупости?

– Я знаю как, – мрачно усмехнулась Джейм. – Жди здесь, Сарт. Никто лучше меня не знает укромные местечки этого города, разве что мой учитель. Будь наготове, когда я пришлю за тобой.

– Талисман, погоди минутку, – запротестовал он, становясь между ней и дверью. – Этот выродок – наша добыча, мы должны устроить показательную казнь. Если этого не будет, то стражники города никогда больше не будут в безопасности, ведь нарушено соглашение между ворами и охранниками – не нападать.

Холодные серые глаза пронзили его насквозь.

– Я сказала, что пришлю за тобой. Жди.

Сарту оставалось только отступить и тупо смотреть ей вслед.

– Если б я была на твоем месте, – сухо сказала ему Клепетти, – я бы делала то, что она сказала…

Сарт Девятипалый захлопнул рот, сел перед очагом и стал ждать.


Краски дня померкли. Опустились сумерки, близилась ночь. Когда пришло сообщение, в гостинице уже ждали четверо стражников.

В сырых катакомбах, бывших когда-то канализационными трубами, на краю Нижнего Города, ждал еще один человек, ждал в страхе, вздрагивая от каждого шороха, пролетающего в этих подземных туннелях. Где-то капала вода, потрескивали факелы, доносились невнятные голоса других людей, скрывающихся здесь. Что это?! Кто-то окликнул его по имени? Да здесь я, здесь, здесь… Нет, показалось. Висельник вновь уселся на кирпичный пол, пошмыгивая носом.

Вновь и вновь повторял он себе, что тут ему будет безопаснее, чем в любом другом месте. Хотя все достойные воры восстанут теперь против него, но ведь есть и другие – те, кто делят сейчас с ним эти темные, промозглые подвалы, такие же отщепенцы, как он, нарушившие законы Тестигона или Гильдии. Ни гласный, ни тайный кодексы не дозволяли покушения на стражников. Висельник никогда оы не решился на эту жалкую месть, если б не был уверен (ох, как ошибочно!), что выберется потом отсюда и один человек в городе, тот, кого он больше всего хотел бы впечатлить, одобрит его. Даже сейчас, когда все пошло наперекосяк, он отчаянно надеялся, что этот один оценит его поступок и пришлет помощь. Он должен знать, что все это сделано, чтобы угодить ему. Ну почему же все пошло наперекосяк? Для всех это был обычный несчастный случай, кроме тех немногих, кому бы он похвастался. И если бы не тот второй стражник, черт его подери… Как же он не заметил его? А потом уже было поздно, слишком поздно… Кто-то закричал. Под сводами заметалось эхо.

– Стража! – вопил мальчишка во тьме. – Стража!

Висельник вскочил на ноги, сердце его готово было разорваться. Они все-таки пришли сюда. Он тоже побежал, пробираясь сквозь груды мусора, увязая в грязи, поворот за поворотом, только бы спрятаться. Где-то здесь должен быть выход на поверхность. Он искал его весь день, чтобы быть готовым к такому непредвиденному случаю, не нашел, совсем сбился с ног, и теперь у него в голове вертелась лишь одна безумная мысль – вдруг некто вспомнит о нем и пошлет человека показать ему дорогу.

Камень заскрежетал о камень. Над головой из прямоугольника света выступила фигура. Радостный крик вора застрял в горле.

Это была Талисман.

– Ну, приятель, – она говорила мягко, почти приветливо, – ты все-таки добился своего. Если б ты сражался со мной лицом к лицу, как Огрызь, мы, может, и пришли бы к взаимопониманию, но покушение на стражника… Не слишком умно придумано, как считаешь?

Висельник отшатнулся, навалилась паника. Надо что-то сказать, все равно что.

– Я не виноват! – услышал он свой визг. – Он заставил меня! Это из-за него пострадал твой друг!

– Кто виноват, дорогуша?

– Отрава!

– М-да. – Ее тон заставил его забыть о приближающейся погоне. – Значит, вот как ты хотел прилепиться к нему… Я не трону тебя, золотко, сберегу в целости для Трона Милости. Кроме того, я дам тебе выбор… шанс. Видишь эти ступеньки? За ними сточный колодец, а там – спасение. Все, что тебе придется сделать, – просто пройти мимо меня.

Крики раздались уже совсем рядом, у самого входа в туннель. Висельник бросил дикий взгляд через плечо, заскулил, как затравленный зверь, и взгляд вернулся к тонкой темной фигуре, преграждающей дорогу.

– Ну иди же, малыш. – Ее голос превратился в низкое, утробное рычание. – Я жду, без ножа… с голыми руками.

На ней не было перчаток. С придушенным криком он развернулся и угодил прямо в руки подбежавшего Сарта.


Площадь Правосудия лоснилась в лунном свете. Торговые ряды, теснившиеся на ней днем, исчезли вместе с их владельцами, треугольные плиты мостовой были чисты, ветер скользил по ним, и лишь небольшая группа людей собралась у Трона Милости. Мастер Милосердия спорил с четырьмя охранниками, а его помощники суетились, присматривая за жаровней, в которой игриво мерцали угольки. Мастер был недоволен. Он давно заработал право называться лучшим в своем деле, что же эти неповоротливые стражники заставляют его работать в таких условиях?! Что они понимают в его искусстве? О чем беспокоятся? Для них важен только результат, вот вам и пока еще живой пример. Наконец мастер, пожав плечами, раскрыл сумку с инструментами, а его помощник снял с огня железный прут, плюнув на него для проверки. Скорчившаяся на Троне бледная фигура не двигалась, замерли и двое склонившихся над ней. Пилюли сделали свое дело, пора и мастеру оправдывать звание.

На южной стороне площади возвышался особняк богатого купца, украшенный башенкой, имитирующей Эдор Тулиг, три гигантские летучие мыши венчали ее. На голове одной из них сидела Джейм. Она не глядела на разворачивающуюся внизу сцену. Она рассматривала свои руки, покоящиеся на коленях. Перчатки она так и не надела. Подняла одну руку к лицу, на котором смешались отвращение и восхищение, и стала изучать ее словно неизвестного дикого зверька, изловленного в глухом лесу. Неестественно длинные пальцы сгибались и разгибались. И на конце каждого хищно поблескивал острый как бритва коготь.

Неужели она действительно испробовала бы их на Висельнике? Да. Ей вновь слышался ее голос, тягучий, как вязкий черный мед, полный дикой, неистовой жажды крови. Ей пришлось напрячь все свои силы, чтобы дать несчастному хоть малый шанс на спасение.

Белые когти, черная ярость… Она шанир, предсказатель безжалостно раскрыл это ей. Так ужасно – и так необъяснимо. Но если над ней чья-то воля, отвечает ли она за свои действия? «Помни об Иштаре, – твердила она себе, – он тоже шанир, как и любой жрец. И он не был богом, когда говорил его голосом, он был орудием. Может, и ее кто-то использовал, когда накатывалось это яростное желание убийства? И если так, то для каких целей?

– Нет, – негромко сказала она. – Нет. Меня нельзя использовать. Лучше я буду чудовищем сама по себе, чем куклой в руках непонятного чертова бога. Я отвечаю за свои поступки, никто меня не подталкивает. Я свободна.

«Такой свободой нелегко обладать, но, может быть, это продлится недолго», – подумала она с внезапной злостью. Сказанное ею в подвале предназначалось не только Висельнику, но и тем, кто скрывался в тенях, и через них – тому, кто породил этих жалких тварей. Он скоро узнает, на что она способна. Пренебрежение, сопротивление, обида, вызов – он не потерпит ничего из этого. Тяжелая, непостижимая дружба между ними подходит к концу, война объявлена. И у нее нет иллюзий относительно своих шансов в этой сватке.

Тем временем уже не было смысла смотреть на грустный спектакль внизу. Джейм спустилась и направилась к дому.

«Рес-аб-Тирр» лучился огнями, но странная тишина окутывала его. Стройный юноша в богатых темных одеждах ждал у дверей, отступил при ее появлении и отвесил насмешливый поклон. Внутри она обнаружила еще семерых, выстроившихся у стен или вольготно рассевшихся на лучших креслах. Отрава собственной персоной сидел за центральным столом, вытянув длинные ноги в элегантных ботинках, у локтя стоял кубок с золотистым вином. Он взглянул на Джейм и улыбнулся:

– Я получил твое послание.

Джейм знала, что их встреча должна была состояться, но ей даже не приходило в голову, что это произойдет здесь, в ее доме. Один из приспешников Отравы оперся о косяк двери, ведущей в кухню, другой перекрыл вход с улицы. Клепетти с белым от гнева лицом стояла у кухонного стола, обнимая одной рукой за плечи Китру, словно пытаясь защитить ее. Медленная, смертельная ярость вновь стала нарастать в Джейм.

– Убери своих людей, – тихо сказала она Отраве. Руки уже похолодели, тело пульсировало в неистовом ритме, предшествующем взрыву.

– Не глупи, – резко отозвался он, почувствовав ее состояние. – Я могу убить тебя.

– Убери их или уходи сам. Сейчас же.

Секунду он пристально вглядывался в нее, потом вдруг рассмеялся и махнул рукой эскорту. Удивление пересилило растущую, возможно, самоубийственную злость Джейм. Она и не думала, что сможет шантажировать его собственной смертью. Когда все ушли, Отрава указал на место напротив:

– Присаживайся, располагайся. Попробуй это чудное вино и, пожалуйста, перестань так сердито глядеть на меня. Я пришел не обвинять и не мстить. Этот недоносок Висельник действовал по собственному усмотрению. Что он знает о моих желаниях! Я бы сам разделался с ним, но ты добралась первой.

– Но почему? – спросила Джейм, осторожно усаживаясь. – Если ты не отдавал приказа, какое отношение все это имеет к тебе?

– Не хочешь ли ты сказать, – он поднял брови, – что все еще не догадываешься? Тогда я расскажу тебе одну историю, может, она кое-что и прояснит. Около тридцати лет назад горстка беженцев перешла Хмарь, спасаясь от войн и междоусобиц, следуя за своим безумным предводителем. Он умер в горах. А они продолжили путь, прошли Тестигон ночью и свернули к северу, в безымянные земли. Спустя год двое приползли обратно. Один священник, он вступил в храм Трехликого бога и не покинул его до сих пор. Другая, когда-то бывшая возлюбленной старого лорда, стала женой одного из высоких покровителей Гильдии Воров. И никто не знал тогда, да и до сих пор мало кто знает, что она переступила порог брачных покоев уже с ребенком под сердцем. Ага, теперь ты начала понимать.

– Ты говоришь, что тоже из Кенцирата, – медленно проговорила Джейм. Почему-то она не слишком удивилась. – Но ни один кенцир из всех, кого я знала, не вел себя так, как ты.

– Неужто? – Он бросил на нее быстрый взгляд. – Вспомни Трон Милости. Ты знаешь не хуже меня, какая темная сила сокрыта в нас. Я боролся с ней многие годы, как ты сейчас. Я глушил в себе голос нашей крови, рискуя, что он уничтожит меня. О Трое, как это было тяжко! А семь лет назад мой приемный отец сказал, что я должен поступить в ученики Сирдану и стать вором. Вором! Ха, я не стремился в Гильдию, как иные! – Он горько усмехнулся. – Иштар подтолкнул меня. «Честь должна быть сохранена любым путем», – сказал он. Я в долгу у Абботира, своего благодетеля. Ни он, ни жрец не понимали, что, если я встану на этот путь, неважно, украду я что-то или нет, дороги назад не будет. Вот тебе задачка – как спасти душу, потеряв ее? Это именно то, что предстояло сделать мне.

Я опять смутил тебя? Любишь сказки? Тогда вот еще одна, более древняя, чем первая.

Давным-давно, во времена великой опасности, один воин пришел к своему господину и сказал: «Мастер, враги окружили нас, через сто дней мы все умрем. Я могу освободить всех, но стану проклят во веки веков в глазах своего народа и своего бога. Возьми мою душу. Пусть она останется незапятнанной, и пошли меня на неприятеля». Так и сталось. Трое были спасены, но ценой такого позора, что никто не рискнул замарать этим летописи. А потом в большом зале воин потребовал свою душу обратно. Ее чистота поглотила его, словно он живьем возлег на погребальный костер. Так он и умер, с честью… Понимаешь, о чем я?

– Даже больше, чем ты думаешь, – выговорила Джейм, глядя на его руки и дробящийся свет свечей, отраженный в отполированной столешнице, на которой они лежали. – У тебя нет тени. А у Иштара их две. Но ты уверен, что можешь доверять этому жрецу, останется ли твоя душа в сохранности?

– У меня есть причины считать так. Кроме того, кто еще способен на такое для меня?

– Я.

Он взглянул на нее, медленно выдохнул.

– Ох, моя юная леди. Да, ты можешь… И сделаешь, если еще не слишком поздно. Но сейчас послушай меня. Брось сражаться, пусть все идет своим путем. Разве так не будет лучше и для чести, и для нас? Эта тяжесть корежит нас. Сдаться легче. Да, сперва это ужасает. Жизнь теряет опору и рушится, но потом поднимается и начинает искать новый стержень. А ты никогда его не найдешь. Никто не скажет, где нужно остановиться. Честь сейчас не в чести, прости за каламбур, кому она нужна. А потом, в конце, ты заберешь свою душу обратно и позволишь ее чистоте уничтожить себя и свои грязные поступки. Честная смерть искупит все. Но до того, леди, – свобода. Делай что хочешь, будь тем, что ты есть, не скованной цепями законов. Ни люди, ни боги не смогут навредить тебе, – вот твой путь. Такой же, как и мой. А что до этого увальня кендара или щенка Сандала, сукиного сына, так они тебе не ровня и не пара. В конце концов ты поймешь это и придешь ко мне. Так что до скорого, миледи.

Он взмахнул рукой в небрежном прощальном салюте и вышел из таверны в ночь. Если бы Висельник слышал такие слова, отсрочило бы это его смерть? Несчастный дурак пытался измерить необъятную гордыню Отравы своими комариными мерками.

Но она тоже недооценивала Отраву, да еще как. Не стоило посылать сообщение, само это действие привлекло его как запах свежепролитой крови. Марк, наверное, теперь в безопасности, но что спасет ее? А может, ей и не нужна защита. Кто еще может предложить Отраве теснейшую связь, возможную лишь между двумя кенцирами… Это ли основа ее силы? Ее голос вторил ему, тьма говорила с тьмой. Она может умереть, уничтоженная жаждой жизни; но разве это ее лицо отражается сейчас в глади стола, ей ли принадлежат эти ужасные серебристые глаза?

– Матерь Теней, – вздохнула она. – Что же будет потом?

– Будет полный зал рассерженных посетителей, – раздался громкий голос Клепетти. Остальные, запертые до этого в подвале, толпились за ней, все кроме Тубана, которому вдруг приспичило пересчитать запасы розового вина. – Эти головорезы за час перевернули все вверх дном и вылакали наши лучшие вина, а на стойке не лежит ни медяка. Я спрашиваю, – заключила вдова, выплеснув разом все запасы возмущения, – ты что, хочешь сейчас сбежать из таверны?

– Да ничего не случится, – сказала Джейм. – Ну, может, я и виновата. Но сейчас нам с Журом пора идти. Он слишком вырос, а я слишком страшная.

Собравшиеся громко запротестовали.

– Черта с два! – Клепетти могла перекричать любой гвалт. – Это твой дом. Когда уйдешь из города – покинешь и нас, но не раньше. Ты борешься за нас по-своему, мы за тебя – по-своему. А Абтирр обещала танцевать сегодня. Судя по началу вечера, если она откажется, только боги помогут нам.

В конце концов Джейм уступила, но далось ей это непросто. Наконец она направилась в свою комнату, но вдова окликнула ее, потрясая свернутым листом бумаги, взятым со стола, за которым сидел Отрава.

– Записка, – сказала Клепетти, протягивая ее девушке, и резко спросила: – Что-то еще?

– Н-не знаю. – Джейм, нахмурившись, разглядывала восковую печать. – Надеюсь, что нет.

И чтобы избежать дальнейших расспросов, быстро взбежала по ступенькам.

Кендар лежал на своем тюфяке и храпел. Она уселась рядом на пол, сломала печать и прочла. Тень набежала на ее лицо. Долгие секунды сидела она с запиской в руках, покусывая нижнюю губу, глядя на стражника. Если его не трогать, он проспит в дваре еще двенадцать часов. Было бы разумнее передать сообщение через Клепетти, но что-то в ней противилось замыслу. Это дело кенциров, оно не для чужих глаз. Джейм склонилась над спящим и стала расталкивать его. Наконец он медленно поднял веки.

– Марк, слушай меня внимательно. – Она ухватила его за прядь седых волос. – Меня вызывают в храм нашего бога, лишь Трое знают зачем. Если я не вернусь к тому времени, когда ты проснешься, думаю, тебе лучше самому прийти за мной. Понимаешь?

– Ишшшштар?.. – Марк приподнялся на локте. – Не делай этого. Он ненавидит тебя.

– Он ненавидит всех. Теперь спи.

– Ха! – воскликнул Марк, усмехнулся, будто она сказала что-то веселое, и, пошатываясь, поднялся на ноги. – Ты разбудила зверя, и сделала это вовремя. Вот и возись теперь с ним. Я иду с тобой.

Конечно же, он должен был так сказать! Марк же считает себя ее защитником, хотя она вовсе не нуждается в охране. Джейм вздохнула, помогла гиганту найти его дубину (на которую, естественно, улегся барс), и они отправились в путь.


Они подошли к храму своего бога с западной стороны – южные пути лежали через выжженный Нижний Город. Звуки живого Тай-Тестигона вскоре затихли, остался лишь шорох ветра в руинах, когда они достигли пыльного круга.

– Сколько грязи, – сказал Марк, глядя на разруху вокруг храма. – Народ уже начал разбегаться отсюда, когда я был тут в последний раз, но кто бы мог подумать, что Иштар позволит всему зайти так далеко.

Он легонько постучал Джейм по макушке – на удачу, словно они были товарищами по оружию, выходящими сейчас на бой с врагом. Джейм последовала за гигантом, осторожно потирая голову.

В храм она вошла первой. Хотя она уже знала, чего ожидать, и привела в готовность все мысленные барьеры, но потоки силы налетели так стремительно, что трудно было идти, не шатаясь. Не память, а инстинкт толкал ее вперед. Вот дверь, в которую она влетела тогда, а за ней – Иштар.

Жрец стоял, как и прежде, в тени бога, словно и не двигался с места с той далекой ночи.

Его желтые глаза тоже остались такими же жестокими и надменными, но на этот раз взгляд Джейм встретился с ними. Так вот он, высокорожденный, которому Отрава доверил свою душу. Будет ли она в сохранности? Отрава думает так, но что бы он сказал, если б ему поведали, что этот человек однажды уже предал собственного брата, обрек его на безумие в Гиблых Землях. После разговора с Отравой Джейм уже не сомневалась, что Иштар был тем самым жрецом, покинувшим их замок до ее рождения. Она никогда не простит ему Анара, но поскольку Иштар не бросил своего лорда (который к тому времени был уже мертв), то честь его осталась пока незапятнанной.

Джейм сдержанно поклонилась и спросила:

– Ты хотел видеть меня, мой господин?

– Тебя. Не его.

Джейм напряглась. Во что он играет? У нее не было времени размышлять над этим, к тому же Марк, несмотря на столь резвое пробуждение полчаса назад, внезапно стал качаться. Она обхватила его за пояс, чтобы удержать, и стукнула пару раз по ребрам, чтобы разбудить.

– Простите, господин, – сказала она жрецу, подставляя Марку плечо и возвращая кендару вертикальное положение. – Мы пришли вместе. А если ты попытаешься выставить его сейчас, я уроню его прямо на тебя.

Иштар секунду хмуро смотрел на шатающегося гиганта, и слабая, тонкая, загадочная улыбка мелькнула на его лице.

– У меня есть поручение для тебя, вор.

Джейм уставилась на него:

– Ты хочешь, чтобы я что-то украла? Ты, чуть не надававший мне пощечину, когда я пришла просить совета перед вступлением в Гильдию? Жрец, у тебя странное чувство юмора.

– Ханззззаг, – пробормотал Марк.

– Что?

– Не обращай внимания. Ему кажется, что он не спит, распространенная иллюзия.

– Хм. Так слушай меня, ты, дерзкая молодая… язва. Я не говорил – украсть. Смотри сюда. – Иштар отступил. За его спиной находился маленький алтарь, на котором обычно лежала храмовая копия Закона. Сейчас там было пусто. – Видишь? Свитка нет. Без него лишь я, жрец, стою между людьми Кенцирата и их богом, да будут благословенны его имена. Я хочу, чтобы ты нашла и вернула пергамент.

Джейм пришлось приложить усилие, чтобы ответить. Внезапно вихри энергии обмотались вокруг, протискиваясь в мозг, тело цепенело от их прикосновений. Кошмары первой встречи повторялись… но было и что-то еще. На миг Джейм увидела жаждущие лица зрителей в таверне. Поклон, первый шаг танца, и все они – ее. Теперь Джейм окутывала не дымка желания, а языки льда и пламени. Вес Марка не давал ей двигаться, но сознание выбралось из-под него, инстинктивно следуя начальным движениям танца. К ее изумлению, энергия отступила, вернулась в привычное русло на мозаичном полу.

Первичная сила, первичный танец. Джейм наконец нашла источник своего странного таланта.

Жрец смотрел на нее.

– Шанир, – прошептал он, но ничто не отразилось на его лице. Однако Джейм показалось, что впервые он взглянул на нее не как на игрушку или орудие, но как на опасного человека, подобного ему самому, несущего угрозу.

Сейчас между ними стояло нечто большее, чем взаимная ненависть. Ее просили послужить не жрецу и не богу, но кодексу чести и Закону, который его воплощает. За ее спиной бездна, уже поглотившая Отраву. Если она сейчас повернется к пустому алтарю, – а Иштар наверняка надеется, что так и произойдет, – пропасть ляжет у самых ее ног.

– Где свиток? – громко спросила она.

– Поищи в храме Горго. Думаешь, можно подшучивать над священником – любым священником – и не заплатить за это? Клянись перед лицом нашего бога, что принесешь мне свиток, лежащий сейчас в руках ложного идола. Твое слово, вор.

– Жрец, – мрачно молвила Джейм, – пусть смерть заберет меня и накроет тьма, свиток сегодня же будет у тебя. Даю слово.


Всю дорогу она пыталась уговорить Марка вернуться. Не только потому, что он болен, доказывала она, но не подобает такому достойному, честному, мужественному человеку ввязываться в предстоящее мутное дело. Кроме того, жрецы Тай-Тестигона не подчиняются стражникам, и Марк не сможет пользоваться своей властью. Очевидно же, что самое подходящее место для него сейчас – дома, в постели, а то без него котам не на ком спать.

Марк только смеялся.

Так они шагали по улицам, через квартал куртизанок, разукрашенный лентами, через Поющую, мимо Башни Демонов, и остановились, только когда стал виден храм Горго. Джейм со вздохом приняла неизбежное.

Когда они притаились в тени здания напротив, до них донеслись звуки ритуальных причитаний.

– И как мы проберемся туда? – спросил Марк, глядя на освещенный вход.

– Самым обычным способом, – ответила Джейм, – надвинь капюшон, как правоверный почитатель, и попробуй постенать немножко.

Они вместе поднялись по ступеням и присоединились к молящимся, которые собрались во внешних покоях, дожидаясь вечерней церемонии, стараясь настроиться на плач. Сам верховный жрец взгромоздился на колонну у дверей во внутреннюю комнату, и его серебристо-серые одежды ниспадали волнами до самого пола. Со стороны его можно было принять за очень высокого человека с малюсенькой головой или за балаганного клоуна на ходулях. Громкие горестные крики в сочетании с размахиванием руками в попытке удержать равновесие чрезвычайно оживляли собрание.

Джейм принялась прокладывать путь сквозь толпу, Марк чуть не наступал ей на пятки, изо всех сил стараясь при своих семи футах роста быть как можно незаметнее. Она не была в храме Горго после того фокуса с трубами, который, безусловно, еще больше разжег желание Балдана отомстить. Джейм удивлялась только, почему он ждал так долго и где нашел столь смелого вора, решившегося ограбить дом бога, само существование которого Балдан так яростно отрицает. На первый взгляд ничего особенного, но какой бы еще жрец решился на такое? Но у каждого свой, прямой или извилистый, склад ума, сила заложена глубоко в мозгу, она течет как река по своему руслу. Даже у этого клоуна Балдана должна быть часть ее мощи. А сознание Иштара так изъедено властью, что трудно сказать, осталось ли в нем что-то от простого человека. Неудивительно, что его кодекс чести отличается от ее и что Джейм не могла защититься от его хитростей, приведших теперь ее в логово врага. Люди толпились вокруг, завывая. С большим трудом Джейм добралась до внутренней двери, когда вдруг вспомнила, с какой легкостью узнал ее Балдан в прошлый раз. Жрец оборвал вопли. Джейм опрометчиво задрала голову и встретила прямой взгляд жреца, согнувшегося на вершине колонны. Маленький человечек с визгом выпрямился.

– Богохульник, осквернитель храма! – Он тыкал пальцем в тонкую ненавистную фигуру. – Взять ее, взять! Отдать в жертву великому Горго!

Искаженные гневом лица повернулись к Джейм. Десятки рук потянулись к ней. Набившиеся в комнату люди, казалось, превратились в волну прилива, нависшую над головой и готовую рухнуть, сметая все на своем пути.

– Милостивые Трое, – услышала она ворчание Марка, а потом его боевой клич громыхнул под самым ухом.

Волна людей заледенела. Балдан на своем пьедестале зашатался. Дверь во внутренние покои приоткрылась, оттуда выглянул помощник жреца, напуганный резким криком. Марк протянул руки из-за спины Джейм и, бормоча «прошу прощения», ухватил мальчишку за грудки и перекинул через плечо. Тотчас же в комнате начался кавардак. Балдан с визгом рухнул вниз головой с колонны. Яростная толпа молившихся рванулась к чужакам.

Кендар схватил свою подругу за шиворот и втащил ее во внутреннюю комнату. Обернулся, захлопнул дверь, накинул засов.

– Что ж, – сказала Джейм, – вот мы и пришли.

Святая святых храма осталась прежней – высокой, темной, сырой. Скамьи, затянутые плесенью стены, громадная статуя Горго, казавшегося еще печальнее, чем прежде, пергаментный свиток в его руках. Прекрасно, пусть теперь взбешенная толпа ломится в двери… Но что это? Длина свитка, цвет бумаги…

– Марк, поищи какой-нибудь выход. Что-то здесь не так.

Пока гигант-стражник медленно обходил комнату, Джейм вынула пергамент из каменных ладоней и осторожно развернула его.

– ЧИТАЮЩИЕ ГЛАЗА, БЕРЕГИТЕСЬ, – негромко начала она, с усилием разбирая руны, – МОЛЧИ, ЯЗЫК…

Она отпрянула, клацнув зубами. Слова Забытого взбаламутили мысли и память. Джейм вновь осторожно взглянула на свиток в своих руках, уже не пытаясь прочесть, знаки на нем стали просто линиями, смертельная сила застыла в них. Джейм стояла, кусая губы, потом огляделась в поисках своего товарища. Его не было видно.

– Марк, ты где?

Из-за статуи послышались скрежет и приглушенное ворчание.

– Что ты там делаешь?

– Тут какой-то рычаг. Может, это ручка потайной двери. Мне кажется, я могу…

Раздался резкий треск, затем бульканье. Джейм отпрыгнула, когда стеклянные глаза идола вывалились из своих впадин и оттуда забили тонкие сильные струйки воды.

Марк робко выступил из тени. В руках он держал металлический стержень.

– Сломалось, – виновато произнес он.

– Неважно, посмотри лучше сюда. – Она протянула ему пергамент.

Он глядел на него, пытаясь сосредоточиться. Как многие кендары, он всегда доверял своей памяти и никогда не учился читать.

– Это Свиток Закона?

– Вряд ли он был бы написан Словами Мастеров и Высшими Рунами. Нет, это что-то другое, оно древнее всех храмовых копий и гораздо смертоноснее. Смотри, вначале буквы были ровными и разборчивыми, а вот тут, посередине, начали спотыкаться. Писец стал понимать выползающие из-под его пера слова и начал торопиться, чтобы закончить строку. Он спешит, чернила брызжут, строчки разъезжаются… а здесь просто все обрывается на полуслове. Как тебе это? – Джейм пристально посмотрела на Марка, не обращая внимания ни на воду, бурлящую уже вокруг их коленей, ни на глухие удары в двери, тяжелые и мерные, – судя по всему, разъяренные прихожане приволокли таран.

– Теперь скажи, что это выдумка бродячего певца! Скажи, что история Кенцирата кишит такими сказками. Скажи, что это не свиток Антробара, единственная неполная копия Книги в Бледном Переплете! Ну же, скажи!

Марк, как сова, выпучил глаза на пергамент:

– И как это попало сюда?

– Бог знает! – Нет, она с ним все-таки потеряет всякое терпение. Они столкнулись лицом к лицу с реальной опасностью, а этот кивающий гигант с повязкой, сползшей на один глаз, никак не может проснуться! – Потом разберемся, если – я говорю ЕСЛИ – выберемся отсюда, но неужели ты не понимаешь, в каком положении мы оказались сейчас? Отрывок из самой Книги, самого опасного документа, когда-либо попадавшего к Троим. Созидание, сохранение, разрушение – это ключ к силе, скрытой в нас, доброй или злой. Сколько раз мудрейшие жрецы и благороднейшие лорды едва не гробили всех и вся во имя высшей цели, используя эти письмена? И кто теперь хочет наложить на это лапы? Иштар! Этот человек никогда не мог использовать данную ему силу во благо. Марк, я не могу отдать ему это.

– Это не Свиток Закона. – Марк снова начал медленно покачиваться. – Ты и не должна.

– Но я поклялась принести ему свиток – любой свиток, который будет в руках идола! Я связана словом чести!

Марк свирепо встряхнулся:

– Рррррауууу! Слушай, если бы это был свежеукраденный Свиток Закона, ты была вправе вернуть его. А теперь… Сколько лет эта вещь считалась пропавшей? Больше двух тысяч? Так для любой, даже самой драгоценной вещи период риска истек столетия назад. Было ли это когда-то собственностью кенциров или нет – теперь оно принадлежит Балдану, и если ты его похитишь, то я буду обязан отвести тебя к Пятерым…

– …которые с удовольствием посадят меня на Трон Милости. Они же говорят, что если ты вор, то не держись слишком крепко за свою кожу. Хорошую ловушку подстроил мне жрец и ведь не сказал ни слова лжи! Если я отнесу ему свиток, он приобретет невиданную силу; если меня убьют, у него будет оправдание; если откажусь, то нарушу слово и он объявит меня предателем. Может, это то, на что рассчитывал Отрава, он ведь согласился стать почтальоном Иштара? Замечательный у меня выбор – бесчестие или смерть. Прелестно! Единственное утешение, что хуже уже некуда.

В эту секунду три вещи случились почти что одновременно – у бога отвалилось лицо, и поток воды хлынул в и так уже полузатопленную комнату; петли, удерживающие дверной засов, прогнулись от ударов и с одной стороны отскочили; и Марк внезапно уснул стоя.

Джейм недоуменно оглядела комнату, потом свиток в своих руках. С одной трудностью можно справиться, две – это уже беда, три – совсем смешно, но четыре? Самое время сжечь манускрипт и утопиться, но здесь был Марк, и он не заслужил смерти. Она потянулась и стукнула шатающегося гиганта.

– Лучше присмотри за дверью, а то у нас скоро будет веселая компания.

– Уаааа-ах! – зевнул Марк и, моргая, поглядел на нее. Затем развернулся и побрел по пояс в воде к противоположной стене.

Пока Джейм старалась найти убежище на правом колене статуи, кендар водрузил засов на место и принялся прибивать петли своей дубиной. Внезапно он замер, обескураженный, потом развернулся и с плеском и брызгами зашагал обратно через комнату.

– Женщина! – прокричал он сквозь шум воды. – Я нашел выход! Ты не можешь украсть свиток, но я-то могу!

Джейм уголком глаза видела, как его руки протянулись к ней. Она толком не расслышала, что говорит ее друг, и автоматически увернулась от объятий – этот жест у кенциров всегда расценивался как угрожающий. Камень у ее ног сорвался и плюхнулся в воду, а она вместе со свитком полетела туда же со своего насеста.

Марк выловил ее и поставил, отплевывающуюся, на ноги.

Она откинула прилипшие ко лбу волосы, встряхнулась – и застыла.

– ЧТО ты сказал?

Казалось, он готов смущенно шаркнуть ногой, если б не было столько воды.

– Я ведь украл бы не у кенцира, – почти просительно проговорил он, – и это не было бы нарушением Закона, мы бы только немножко… это… обогнули его. И потом, если б это было бесчестно, ты бы не занималась этим сама все эти недели.

Джейм, ошарашенная, глядела на промокший пергамент. У нее перехватило дыхание, потом она откинула голову и захохотала. Марк уставился на нее. Джейм протянула ему свиток. Струйки чернил сбегали по нему и собирались в грязную лужицу у края. Ни одна буква не осталась разборчивой.

– Видят Трое, господин Иштар, может, и проницателен, но он не всеведущ, – сказала она. – Это единственное, чего он не предвидел. На, возьми. Раз такое дело, можешь украсть ее для меня. А теперь, во имя всех имен бога, давай выбираться отсюда.

– Ух, женщина… тут недалеко до бойни, а как иначе? Что-то не жажду я крови этих людей.

– До этого не дойдет. Взгляни, здесь жгли огонь. – Джейм указала на мокрый пепел в ладонях статуи. – Значит, был дым. А где дым, там и вентиляция. – Ее палец провел черту от рук статуи до потолка, на котором выделялся квадрат, сквозь который можно было видеть звезды.

Джейм вытащила из рукава кусочки металла и хитро сцепила их в знакомую форму крюка тучников. К нему она пристегнула обмотанную вокруг пояса веревку. С третьей попытки крюк угодил точно в отверстие и прочно зацепился за что-то на крыше.

Марк вылез первым, каким-то чудом не заснув на полпути. Джейм, следуя за ним, слышала, как дверь наконец сорвалась с петель. Но яростные крики прихожан Плачущего стали испуганными, когда распирающая стены вода обрушилась на них. «Это судьба, – подумала Джейм, вскарабкиваясь на крышу, – так или иначе, они промокли, а разве не этого они добивались?»

С Балдана довольно. Теперь надо доставить Марка невредимым домой и вплотную приступать к Иштару.


– Дура, ты хоть знаешь, что натворила?

Джейм приготовилась к гневу жреца, но его сила заставила ее вздрогнуть и отступить.

– Ключ к нашему будущему был в твоих руках, а ты потеряла его! Выкинула! Сколько лет ты добавила к нашему изгнанию? Сколько эпох сменится, пока не падет на нас ночь?

Ночь? Изгнание? Джейм думала, Иштар разъярен тем, что она помешала ему бежать из Ратиллена в следующий мир, если падут здешние барьеры между ними и Темным Порогом. Почему же он говорит об уже потерянных землях?

Старик осекся и замолк, словно вдруг понял, что сказал что-то лишнее. Затем сморщенные губы задвигались снова. Теперь с них слетали не слова, а грубая сила, которая набросилась на Джейм, разорвала мысли, связала движения. Джейм знала, что ей уготована смерть.

МОЛЧИ, ЯЗЫК, КОТОРЫЙ ГОВОРИТ… ВЫБРАВШИМ УХОД – СКРЫТЫЕ ПУТИ.

Позже, сидя рядом со спящим Марком на чердаке, Джейм прикасалась к саднящему горлу. Да, так и было, одна рука вскинулась, чтобы защитить лицо… или, возможно, в тщетной попытке заслониться от силы. Что заставило ее тогда вытянуть длинный, изогнутый палец, увенчанный когтем, и поманить им жреца – так, как делал это Изрыгающий, Тот, Кто Разрушает? Опасно повторять жесты бога, но оно того стоило – увидеть, как побледнел Иштар. Он не помешал ей уйти.

Жур бродил из угла в угол. Ей не нужно было проникать в его мысли, чтобы узнать, о чем он думает, поворачивая к ней невидящие глаза. «В горы? Сейчас? Пойдем?» Скоро, котик, скоро. Было ясно, насколько он перерос тесную комнатку – придется уводить его.

Мешок лежал у нее на коленях. Все это время он был тут, и все это время она пыталась не замечать его, будто надеясь, что он как-нибудь испариться, или она придумает какую-нибудь причину засунуть его в тайник, не раскрывая. Нет такой причины, нет оправдания. Джейм вздохнула, отогнала тревоги и вытащила на свет большой плоский пакет.

Она осторожно развернула его, аккуратно, слой за слоем, пока наконец не показалась простая старая книга, отличающаяся от прочих книг разве что неожиданным теплом запачканной грязно-белой обложки. Держа в памяти символы, которые она собиралась найти внутри, – но не их значение! – Джейм раскрыла книгу. Первая страница была покрыта совершенно незнакомыми иероглифами, как и вторая, и третья, и четвертая, написанные на неизвестных ей языках. Жестокая шутка.

«Остановись!» – приказала себе Джейм, хлопая по книге костяшками пальцев.

Пятая страница была от кенцирского мастера Слов. На ней она нашла вторую часть того, что искала, и, возвратившись назад, определила, где начинаются первые руны, которые были для нее всего лишь переплетением линий. Потом закрыла том, переплет которого был тонким, к тому же теплым, с коротенькими белыми волосками и бледно-голубыми прожилками, лежащими у поверхности.

Итак. Теперь она была совершенно уверена, что свиток из храма Горго – это рукопись Антробара. Знала она и то, что сможет процитировать Иштару обе части.

Потому что оригинал был у нее.

Голос Марка пробился в ее память сквозь плеск воды. «Как оно попало сюда? – спрашивал он. – Как?»

Возможно только одно объяснение. Когда рушился старый мир, изменник из Норфа забрал Книгу с собой в глубину теней, посвятив ее, как и себя, и свою сестру-супругу Джеймсиль, Темному Порогу; и там он оставался незнамо сколько времени, превратившись в легенду для спасшихся бегством кенциров. И если Книга сейчас в руках Джейм, это значит, что она сама вынесла ее из тьмы. Все потерянные годы, ставшие загадкой для нее, она, должно быть, провела там, в Доме Мастера, за Темным Порогом.

– Ну и? – тихо сказала она. – Кто бы мне сказал, куда еще они могли послать тебя из самого сердца Гиблых Земель – на юг, в Ратиллен, или на север, через Барьер? Вот дура, решение-то все время было перед глазами.

Но она его не видела, а может, не хотела видеть. Там, за Темным Порогом, ее, по-видимому, и научили танцевать, сражаться, читать и разбирать руны, да Трое знают, что еще! Даже сейчас память о своих умениях еще не вернулась к ней. Джейм не знала, как завладела Книгой. Ясно, что она знакома с ее содержимым, может быть, даже использовала что-то оттуда, чтобы переступить Темный Порог, но все воспоминания были безмолвны… до сегодняшнего дня. Теперь Книга в Бледном Переплете вновь вернется в Кенцират, Джейм придется позаботиться об этом – как сказала бы вдова, за неимением никого более здравомыслящего. А может, и нет. Вещи, обладающие такой силой, могут иметь и свои намерения. Еще вопрос – кто кого выкрал из Дома Мастера. Пока ясно одно: Геридон из Норфа не обрадуется, обнаружив пропажу.

А возможно, он будет так раздосадован, что сам отправится на ее поиски?


…мертвы, все мертвы под полуночным небом, внутри разрушенных стен: Лиар, отец… Демоны-воины скакали с севера к Восточному Кеншолду, и кровь на их клинках была еще свежа, они что-то искали – или кого-то…


– Джейм!

Она встрепенулась. В люк просунулась голова Гилли.

– Что с тобой стряслось? Ты что, не слышишь их? Тетушка Клепетти сказала, немедленно спускайся, пока они не принялись ломать вещи, а то она сама кое-кому кое-что сломает!

Когда мальчик скрылся, Джейм поднялась, прислушалась к ритмичному стуку внизу, – это не подковы грохочут по камням, а барабанят нетерпеливые кулаки по столам. Год назад, в такой же вечер, она дала обещание; сейчас люди пришли посмотреть, как она его сдержит. Пусть мертвые подождут, решила она, поспешно засовывая Книгу в мешок и сбрасывая уличную одежду. Живые-то ждать не будут.

С первой минуты полуночи, когда довольный Марк похрапывал на своем тюфяке, а храмы Тай-Тестигона еще и не думали возвещать начало нового дня колокольным звоном, песнопениями и смехом, Абтирр спустилась к жаждущим зрителям под приветственные крики.

Тубан, уже обдумывающий возможность бегства через винный погреб, взглянул на девушку счастливыми глазами. Доверяй кенцирам, они всегда держат слово!

Глава 10. БАЛ МЕРТВЫХ БОГОВ

Голова кролика вздернулась вверх, зеленые стебельки свисали изо рта. Джейм замерла. Чуть заметное колыхание травы указывало на местонахождение притаившегося в зарослях Жура. Джейм и барс крались и терпеливо ждали больше часа, но все-таки заняли удобные позиции, – столько возни из-за одного глупого кролика!

Джейм вскочила. Кролик кинулся влево, но ее дикий бросок заставил его повернуть обратно в ромашки. Жур вырвался из зарослей и чуть-чуть не вонзил в добычу когти. Кролик отпрыгнул, теперь туда, где раньше была Джейм. Она развернулась, пытаясь преградить ему путь. Нога зацепилась за что-то в траве, и Джейм упала, кончиками пальцев коснувшись короткого белого хвостика убегающей дичи.

Она лежала ничком на земле, от удара было тяжело дышать, подошел Жур и осторожно лизнул ее в левое ухо.

– А тебе никогда не приходило в голову, – раздраженно произнесла она, разворачиваясь, чтобы видеть его морду, – что тебе когда-нибудь придется обходиться без меня?

Конечно нет. Барс примирительно хрюкнул и шлепнулся рядом с ней. Смягчаясь, Джейм погладила его по спине, чувствуя, как переливаются мускулы под его роскошной летней шкурой, которая только начинала золотиться, тогда как у его обычных коричневых собратьев она сейчас линяет и лезет клочьями. Жур потянулся, замурлыкал и перекатился на спину, как Бу, который хочет, чтобы ему почесали животик. Джейм со смехом села и сделала ему такое одолжение. Потом стала ворошить траву, чтобы нащупать то, что сбило ее с ног.

Это был ржавый старинный шлем. Они весь день спотыкались об остатки древнего оружия, а один раз наткнулись на череп, в котором свило гнездо семейство змей. Такие вещи часто попадались тут, на Поле Костей, где произошла последняя ужасная битва Тверрди и Металондара. Джейм считала удачей, что не наткнулась еще на чей-нибудь меч или булаву, прикрытые травой. Нет, удачу надо испытывать не больше раза в день. И они с барсом отправились на запад, в тени холмов.

День катился к вечеру – последний день лета.

Трое суток прошло с тех пор, как они сбежали в Горы от духоты и суматохи города в города. Ни капли дождя не выпало этим летом. Земля пересохла, листья съежились и почернели, но ветры с Хмари шелестели в траве, и вечера были прохладными. Джейм и Жур устроили лагерь в неглубокой пещере на берегу Тенеты. Но, несмотря на растущее мастерство, охотничья удача не улыбалась им. Джейм решила проверить, не пойдет ли дело получше на востоке. Ан нет. Теперь она отведет барса обратно на стоянку и вернется в город, а он останется на природе.

Не просто далось ей это решение. Но она уже не могла смотреть на то, как он беспокойно кружит по чердаку. Ему нужно больше свободы. Она будет приходить к нему, приносить еду – так часто, как только возможно, но насколько было б лучше, если бы он научился сам заботиться о себе. Одно убийство, только одно – могло бы подтолкнуть его.

– Ну, мы сделаем все, что сможем, да, котик? – посмотрела она на своего спутника.

Его треугольные ушки дернулись, но не ее голос насторожил барса. Девушка замерла и тоже прислушалась, вновь жалея об утерянной мысленной ниточке, которая позволила бы слышать ей то же, что и он. В высокой траве стрекотали кузнечики, в зарослях свистнул одинокий дрозд, и тут, откуда-то с юго-востока ветер донес звуки охотничьего рога.

На вершине холма показался взмыленный красавец олень с дикими глазами, хлопья пены падали с его губ. Он очутился в ложбине прежде, чем заметил их. Джейм видела, как он прыгнул в сторону, потом пошатнулся, когда Жур всем весом рухнул на его хребет. Острые, как иглы, кончики рогов, раздвоенные копыта – если барс потеряет хватку…

Она покатилась по откосу за ними, вцепилась в оленьи рога – и все трое рухнули. Только бы удачно приземлиться… Переворачиваясь в воздухе, Джейм увидела землю, потом кусок неба между разветвленными рогами.

Что-то громко треснуло.

Она долго боялась пошевелиться, потом поняла, что и олень не двигается. Голова его была вывернута под неестественным углом.

Джейм выбралась из-под туши мертвого зверя. Она заработала пару внушительных кровоподтеков, но вроде бы ничего не сломано. Жур осторожно принюхивался к поверженному рогачу, словно поражаясь тому, что натворил, и не зная, что делать дальше. Вдруг он напрягся и зарычал. Джейм быстро вскочила на ноги. Секундой позже трава на соседней вершине расступилась, и из нее выскользнули два леопарда, ищущие свою жертву. Это были великолепные животные, с ухоженной лоснящейся шерстью и золотыми ошейниками. И им не понравилось, что кто-то уже успел убить их добычу.

Рога зазвучали вновь, уже ближе.

Джейм вытащила из-за голенища нож, приготовившись к худшему.

Кто-то карабкался по дальнему склону холма, свистел и хрипло кричал. Наконец он взобрался на гребень, худой, изнуренный мужчина, в одной руке у него было две свернутых цепи, в другой – короткий хлыст.

– Убирайся от этого оленя! – рассерженно закричал он Джейм. – Это земли моего лорда и его добыча!

Все четверо внизу зарычали на него. Вслед за егерем на вершине холма возник всадник на серой кобыле.

– В чем дело? – поинтересовался он, увидев сцену в лощине.

Ответ был длинным и взволнованным.

Тем временем на вершине показался еще один охотник, потом еще и еще, и вот уже все ущелье окружено ими. Джейм почувствовала себя очень неуютно.

– Ладно-ладно, – прервал первый наездник тираду егеря. – Я допускаю, что это не твоя вина… на этот раз. Эй ты, внизу, олень твой. Но не уделишь ли моим кошечкам чашку крови? Они без этого не успокоятся.

– Мой лорд, – Джейм быстро соображала, – позволь отдать тебе всю добычу. Я не знала, что мы вторглись в чужие владения.

– Что ж, очень любезно с твоей стороны. – По его голосу, пронзительному и раздраженному, Джейм никак не могла определить, издевается он или нет. – Подобное благородство должно быть вознаграждено. Следуй за мной в мой лагерь, выпьем чарку доброго вина.

Не дожидаясь ответа, он развернул лошадь и ускакал.

Было ясно, что его приятели не позволят Джейм отказаться от приглашения. Она подобрала слетевшую при падении шапку, отряхнула от грязи перчатки и набрала в горсти столько сочащейся оленьей крови, сколько вместилось. Жур вылакал все до капли и дочиста облизал ей пальцы, пока угрюмый егерь сдерживал своих подопечных. Потом один из всадников нетерпеливо протянул руку, поднял Джейм в седло, и они поскакали за человеком на серой лошади.

Лагерь был небольшой, но хорошо охраняемый – междоусобицы и кровная вражда обычны для Тверрди. Последние годы стояло затишье, которым люди были обязаны новому архигону, Аррибеку сен Тенци, но в этих горах спокойствие никогда не воцарится надолго.

Сидя на низком табурете в комнате, стены которой украшало множество охотничьих трофеев, Джейм наблюдала за хозяином. Кто же он? Судя по одежде из дорогой ткани, но со множеством заплат, он, должно быть, обнищавший местный аристократ. Его быстрые взгляды начинали внушать тре-вогу Очевидно, что ее пригласили – нет, приказали прийти – не просто для того, чтобы она выслушала монолог о местных правилах охоты. Охранник у дверей забрал ее нож.

Джейм положила руку на голову Жура, прижавшегося к ее коленям. Человек резко повернулся к ней.

– Довольно, – сказал, как отрезал. – Признавайся! Это связь, не так ли? – Джейм уставилась на него. – Неважно, куда я иду или на что показываю, твои глаза следят за мной, и глаза твоего кота тоже, а любой дурак скажет, что он слеп, как кирпич!

– Да будь я проклята! – Джейм изумленно посмотрела на барса. – Не хочешь ли ты, чертенок, сказать, что все это время… Неудивительно, что наша охота заканчивалась, как только я оказывалась позади! Ты не можешь преследовать то, чего не вижу я.

– Односторонняя? – Мужчина взгромоздился на табурет напротив. – Это может измениться. Я слышал, что таким связям иногда нужны годы, чтобы установиться прочно, а иногда достаточно и мгновения. А я вот до сих пор ломаю голову… Для чего так ужасно перекрашивать королевского барса? Можно даже предположить, – голос уже был не резким, а вкрадчивым, – что этот ценный зверек достался тебе нечестным путем.

Джейм сглотнула, помня об обещании человеку, который принес топить котенка:

– Боюсь, что не могу объяснить, но я не украла его, – осторожно сказала она. – Даю слово.

– А если я не приму это твое слово?

– Тогда я буду вынуждена защищать честь своей жизнью… хотя, я думаю, вы не сочтете это необходимым.

– Безусловно, – сухо ответил он. – Все кенциры повернуты на понятии чести, но только они могут создавать мысленные связи. А теперь расскажи, как там дела в Тай-Тестигоне, кенцир.

Расплывчатый вопрос, но Джейм догадывалась, какие новости хотят услышать здесь, на холмах. Она кратко изложила, что делают Пятеро. Собеседник перебивал ее резкими вопросами о своем соотечественнике, Харре сен Тенко.

– Можешь ли ты сказать, – внезапно спросил он, – что это достойный человек?

Джейм помедлила. Ее хозяин мог оказаться родственником и Харра, и Марплета сен Тенко.

– Ходят всякие слухи, – проговорила она, – не знаю, насколько они достоверны, и не могу судить ни о чем, кроме разве что стычки между «Твердыней» и «Рес-аб-Тирром».

– Да, я слышал об этом, – сказал лорд и раздраженно добавил: – Не делай такое удивленное лицо, НЕКОТОРЫЕ новости все-таки доходят в эту глушь, особенно когда замешаны наши люди. По слухам, там была необъявленная торговая война. Побили мальчишку, ослепили слугу, а еще повредили кое-что в «Твердыне» – всыпали соль в бочки с вином, раскололи какие-то кирпичи и тому подобное.

Кирпичи? А, это, должно быть, тогда, когда Нигген сбросил балку. Джейм описала этот случай, а также события, приведшие к увечью Бортиса. Она не могла объяснить только испорченное вино – наверняка это дело рук кого-то из конкурентов, но «Рес-аб-Тирр» тут никак не замешан!

– А Харр сен Тенко позволил всему этому произойти? Почему?

– Милорд, ты не знаешь? Его свояк – владелец «Твердыни».

– Ага! – отреагировал собеседник и быстро сменил тему.

Вскоре разговор увял. Джейм получила несколько кусков оленины и вернулась вместе с Журом в их пещеру. Когда они прибыли, начинался вечер.

Джейм оставила мясо в пещере и выскользнула наружу, пока Жур наслаждался пиршеством. Она старалась не думать о том, как барс поведет себя, когда поймет, что она ушла.


Тай-Тестигон суетливо готовился к Балу Мертвых Богов. Делались последние покупки, матери сзывали детей с улиц. Многие дома уже являли позднему прохожему запечатанные окна фасадов – чтобы ни один луч света не промелькнул в наступающих сумерках. Тишина заполняла город, затопляя узкие тропки и главные улицы. Лето кончи-лось Скоро, скоро начнется Бал Мертвых Богов. Цукат и Санни ждали Джейм в гостинице. Готовя зал для постоянных посетителей, традиционно проводящих эту ночь в «Рес-аб-Тирре», она рассказала друзьям о приключении в горах.

– Милорд Харр в эти дни у всех на глазах, – сказал Санни, когда она закончила историю, – странно, что этот твой взъерошенный дворянин так интересовался им.

– Политики, – Китра, протирая столы влажной тряпкой, услышала последнюю фразу. – Все они живут как под лупой. Любой деревенщина знает, что если этот жалкий Харр купит себе достаточную поддержку, то может стать серьезной угрозой для Архигона… Да, мадам, иду!

– Итак, опять деньги, – задумчиво произнес Санни, когда служанка унеслась прочь. – Сейчас Харр имеет доступ к городской казне, но это лишь пока он при должности.

– Но он сможет нагрести еще до отставки? – спросила Джейм.

– Полагаю, он возьмет все, до чего дотянется, и его никто не схватит за руку. Да, пока он делает запасы и обеспечивает пути к отступлению, – продолжил Санни. – Стоит вспомнить и о том, что он задел Свят-Халву, настаивая на казни сына госпожи Серебряной. Теперь не знаю, как она будет голосовать, ведь Сирдан не добился оправдания мальчишки, его отправили в ссылку.

– А когда выберут Сардоника, – с неожиданной силой выкрикнул Цукат, – что будет с дедом?!

Джейм и Санни переглянулись. Они лишь строили предположения, забыв о том, кто сидит с ними рядом, и о том, что сами они – пешки в этой игре.

– Он удалится на покой и проживет остаток своих дней в мире, – добродушно сказал Санни. – Кроме того, он же старый человек. Он устал, но все еще цепляется за власть.

– И ты действительно думаешь, что он будет… жить? Да, говорят, что убийства, пытки, интриги теперь не в ходу в Гильдии, мы теперь стали цивилизованными, да. Но ни ты, ни твой брат не были на прошлых выборах. Спроси об этом семью мастера Дубяка… Тех, кто остался…

– Цук, дорогой! – запротестовал Санни. – Извини, даже если весь этот вздор о воре теней – правда, это же было тогда, когда твой дед победил! А когда придет Сардоник – все будет совсем по-другому!

Что-то в лице Цуката заставило его умолкнуть. Его идеализм выглядел идиотским на фоне тех вещей, на которые насмотрелся мальчик, выросший во Дворце Гильдии.

– В любом случае, – Санни отчаянно пытался вернуть хорошее настроение, – что бы ни случилось, не думаю, что тебя утопят в Поющей. Но если хочешь, могу дать тебе пару уроков плавания.

– Да, это ты можешь, – печально сказал Цукат. – Но если твой брат не победит, я все равно не окажусь в почете. Я не могу повлиять на Дворец, Гильдию, семью, даже за самого себя не отвечаю. Я ничего не могу сделать… Ничего.

– Я уверен, никаких ужасов не будет. – Санни было неловко, его смущали чужие страдания. – Сард получит нужные голоса – с Серебряной или без, – а потом все будет хорошо. Вот увидишь. Уже поздно. Давай, Цук, я провожу тебя до Дворца.

– Нет… Иди, Санни, пожалуйста. Мне надо поговорить с Джейм.

– Ох. Ладно… Тогда пока, спокойной ночи, да благословит вас Сан-Сар.

И он ушел.

– Не возражаешь, если мы поговорим на ходу? – спросила Джейм Цуката. – Мне еще надо кое-что сделать на другом конце города.

– Ночью? ЭТОЙ ночью? Разве это разумно?

– Нет, но когда это меня останавливало?

Цукат рассмеялся, и они вместе вышли в ночь.

Их шаги гулким эхом отдавались на пустынных улицах. Хотя Бал начнется лишь через два часа, никто из горожан не хотел носа высовывать на улицу. В этот час, год назад, Джейм, спотыкаясь, вошла в Тай-Тестигон.

Цукат откашлялся и поглядел на нее.

– Экспедиция к Тай-Тану отправляется через две недели, – сказал он. – Мастер Насмеш предложил мне идти с ними.

– Вот здорово! А ты уже сказал своему дедушке?

– Я пытался. Но он не слушает. Джейм… Я д-думаю, что уйду все равно.

На мгновение Джейм замерла, потом пошла дальше, не сказав ни слова. Он не кенцир. Его никто не учил, что непростительно покидать лорда в минуту смертельной опасности. С другой стороны, если Цукат останется – что он сможет сделать? Как он сам сказал – ничего. Она слышала истории о немыслимой жестокости, расправах, сопровождавших большинство Сборов Гильдии, когда проигравший уже не защищен Законом. Впервые она со всей ясностью осознала, что если ее друзья будут тут во время выборов, то один из них скорее всего погибнет.

Поющая была рядом. Цукат бросал на Джейм косые взгляды, и она вдруг поняла: что бы она ни сказала сейчас, это будет иметь для него решающее значение.

Как, во имя всех имен бога, ей, кенциру, решить эту проблему? Среди ее людей такой вопрос даже не возник бы. Гибкость мышления ушла из Кенцирата вместе с аррин-кенами – распутывать загадки было их делом. И достаточно вспомнить о таких, как Отрава, который не обладает даже ее сомнительными талантами, но умеет отыскивать прорехи в Законе. И теперь этот мальчик просит увязать его кодекс чести с возможностью выжить. Сможет ли она сделать это?

Цукат остановился, когда она резко повернулась к нему и сказала с жаром, поразившим даже ее саму:

– Иди! Не думай о деде, о Гильдии и Тай-Тестигоне. Я беру на себя ответственность за любые последствия. Уходи, пока можешь, – и будь счастлив.

Через минуту Джейм глядела вслед мальчику и размышляла, что заставило ее произнести эти слова. Взвалить на себя ответственность за то, что еще и не произошло, так же неразумно, как согласиться принять незнакомую душу. Но она чувствовала, что поступила правильно. И прекрасно, если прошлое наконец отступит от мальчика.

Она подарила ему будущее. И уже завидовала, хотя не была уверена, что когда-нибудь узнает, что Цукат сделает с ним.

А тем временем и впрямь наступила ночь. Джейм еще раз посмотрела вслед мальчишке, радуясь живости его походки, чего не было прежде, потом повернулась, перешла через мост и отправилась на поиски своей судьбы, которая ждала ее сейчас в Округе Храмов.


После того беспокойного вечера в доме плачущего бога Джейм честно рассказала Марку, почему верховный жрец Горго так страстно желал увидеть их обоих мертвыми. В первый раз она говорила с кендаром о своих экспериментах и сомнениях, и ее задевало то, что он слушал ее столь хладнокровно.

– Неужели ты не понимаешь, – сердито сказала она, – если я не ошиблась и вера создает реальность в этом городе, то это истинно и для нас, и для нашего бога. Мы верим в него, потому что он есть, или он есть потому, что мы верим в него? А как насчет других богов? Если хоть один из них существует, то весь наш священный страх – обман, и мы, как кенциры, не можем принять ложь. Почему же ты так спокоен, когда фундамент всей нашей веры и культуры может рассыпаться под нами в любой момент? Неужели за все месяцы, что ты здесь, твоя вера ни разу не пошатнулась?

Марк подумал минуту и медленно ответил:

– Нет, не могу сказать, что это случилось. Я никогда не считал нас, кенциров, избранными, да и не знаю, верил ли я когда-нибудь в старика Трехликого. Один прислужник как-то сказал мне, что каждый человек сам решает, верить ему или нет. Он называл это свободой воли и говорил, что с ней вера крепче, чем без нее, хотя я не вполне понимаю, как это. Но ты умная, может быть, ты поймешь.

– Умная! – Джейм вздрогнула. Сегодня днем она ходила в Нижний Город повидать Танишент, и бывшая танцовщица, рыдая, спряталась от нее под покрывалом. – Если бы я была умной, разве я поступала бы так, как сейчас? Все, что я делала с тех пор, как пришла сюда, оканчивалось бедой. Марк, мы столько времени провели вместе, а ты совсем не знаешь меня. Ты даже не знаешь моего имени.

Он недоуменно посмотрел на нее:

– Разве ты не Джейм?

– Нет. Джеймсиль.

– Ох. – Он словно проглотил что-то очень горькое и замер, опасаясь, что организм не согласится принять такую пиШУ. – Ох, – снова выдохнул он. – И о чем только думали твои родители? Лучше сразу проклясть ребенка при рождении, чем дать ему такое имя!

– Насколько я их знаю, похоже, именно так они и сделали, – криво усмехнулась Джейм. – Но хоть какое-то разнообразие, ведь никто не носил это имя с тех пор, как Джеймсиль из Норфа была объявлена изменницей вслед за Мастером. Три тысячи лет назад, да?

– Ловящая Души, Плетущая Мечты, Око Бури, – он быстро перечислял имена, загибая пальцы, – Яд Жреца. Говорит само за себя. У служителей бога, любого бога, будут неприятности с тобой, а у тебя с ними. На твоем месте я бы обходил их всех стороной, особенно таких, как Балдан. Он слишком уязвимый.

Джейм обещала постараться.


С тех пор прошли недели, и вот она снова в Округе Храмов, готовится к очередному походу в дом Горго. Слова Марка тревожили ее, но загадка Свитка Антробара мучила еще больше. Как манускрипт, давным-давно потерянный для всех миров, попал в храм Горго? Этот вопрос она намеревалась решить сегодня, в единственную ночь в году, когда, как она думала, в ее дела не вмешаются ни священники, ни боги.

Однако Округ был не так уж спокоен, как она ожидала. Бормотание наполняло воздух, слышалось отовсюду и ниоткуда – низкое, неразборчивое, настойчивое. Быстрые шаги за спиной. Человек поспешно прошел мимо и проскользнул в дверь скромного храма. Двери захлопнулись. Верующие молились за сохранность людей и богов, пока мертвые бродили снаружи.

Джейм такого не ожидала. Год назад она вошла в Округ позднее и ошибочно решила, что он пустынен. Сейчас улицы копили лихорадочную энергию, которая будет пульсировать здесь чуть погодя. Будет ли предприятие успешным, когда здесь плещется столько скрытой силы?

Но все равно, вот он – храм Горго. Джейм прикоснулась к дверям – те были не заперты. Петли пронзительно взвизгнули. Джейм замерла, прислушиваясь. Холодный воздух промозглого помещения встретил ее, но изнутри не донеслось ни звука. Неужели никто не пришел в эту долгую ночь бодрствовать здесь? Внешние покои были пусты, Джейм прошла через них и приложила ухо к внутренней двери. Ничего. Толчок, скрип – и она в святилище.

Здесь всегда было темно и зябко, но никогда еще это место так не напоминало могильный склеп. Грязь засохла на камнях, толстый слой пыли покрывал ряды скамеек. Вот что можно натворить, осушив храмовый резервуар.

Статуя Горго маячила в дальнем конце святилища, ее плечи сгибались под тяжестью навалившейся тьмы. Чья-то заботливая, но неумелая рука с помощью извести вновь скрепила осколки разбившегося лица. Если б тут было немножко воды, то изваяние выглядело бы так, словно из его искривленного рта сейчас потечет струйка слюны. Джейм приблизилась и заметила что-то в руках идола. Еще один свиток. Размышляя, с каким еще утерянным манускриптом она может столкнуться на этот раз, девушка осторожно вытащила бумагу и развернула ее. Чей-то список покупок.

Она все еще смотрела на свиток, когда дверь в молельню отворилась. На пороге стоял Балдан.


Верховный жрец в своей комнатке над внешними покоями штопал лучшую тунику. Этим должен был бы заняться его помощник, но он так боялся остаться в храме в эту ночь, что не мог держать иголку, и Балдан отослал его домой. Да и, честно говоря, уже несколько недель служке не находилось занятия. Скоро, наверное, отец мальчика разорвет его контракт. Ну и ладно, пусть он уходит, пусть уходят все… нет, нет, он совсем не то имел в виду. Что такое жрец без прихожан? Но кто теперь придет в храм, когда тут завелся демон в образе девчонки? Или это мальчишка? Вылезает непонятно откуда и сеет хаос. Дорогой Владыка Слез, да что же он такого сделал, чем заслужил такое наказание? Не это ли напророчила ему гадалка в тот черный день, когда эта сероглазая чертовка впервые влезла в его жизнь? Но даже гадалка не в силах предсказать, чем все кончится. Придет ли сегодня кто-нибудь из верующих?

Они ДОЛЖНЫ прийти. Балдан не был уверен, что его бог переживет Бал без них.

Что это? Скрипнула входная дверь (надо бы смазать петли) – Наконец-то кто-то пришел!

Балдан поспешно перекусил нитку, натянул тунику, потом все, что положено цеплять на шею, все эти расшитые накидки (милостивый бог, когда же он наконец научится с первого раза надевать что-то не наизнанку?), орарь, шерстяную ризу с приподнятыми плечами, в которой моль проела очень оригинальный орнамент, и, наконец, полный набор позвякивающих колец, цепочек, амулетов, скопленных его предшественниками. Ах да, еще венец. Он схватил тиару и заторопился вниз, вот ступеньки, вот открытая дверь – и кто же стоит у алтаря? – эта негодница, его проклятие!

На секунду Балдан онемел от изумления, потом вцепился в высокий канделябр, стоявший у двери, и, не замечая, что из него выпала половина свечей, закричал:

– Вот тут ты и попалась, нечестивая воровка!

– Почему ты всегда меня так называешь?

Голос был тихий, почти извиняющийся. Балдан остановился, заморгал. Он никогда не мог оставить обращенный к нему вопрос без ответа.

– Потому что ты и такие, как ты, распространяете богохульную ересь.

– Что это такое?

– Вера в то, что все создания, которые мы считаем божественными, не что иное, как тени некой высшей силы, которая их и не замечает, – жрец автоматически цитировал тезисы свода Нового Пантеона.

– А откуда ты знаешь, что эта вера ложна?

– Потому что боги существуют.

– Докажи.

Жрец уставился на нее. Потом машинально отбросил канделябр и выкликнул пронзительно:

– Хорошо, я докажу!

Требовались кое-какие приготовления, и Балдан торопливо приступил к ним, стараясь не думать, какие необычные и опасные события может повлечь за собой его отчаянный шаг. Но ведь его паства не собирается в храм, а эта хитрая искусительница пришла… Что ж, он им покажет, им всем… но, бог скорбящих, сколько же времени прошло с тех пор, как этот ритуал проводился в последний раз? Едва ли не в дни дедушки Бредгора. Балдан раздвинул скамейки, не замечая, что ему помогает еще одна пара рук. Теперь пространство перед богом было очищено, и на треногах по сторонам стояли два таза с водой. Балдан в последний раз обвел мятущимся взглядом святилище, потом опустился на колени и начал петь.

Вначале ничего не происходило. Мелодия взлетала, набирала скорость, словно ребенок, торопящийся прочесть стишок, пока не забылись слова. Но постепенно, сперва над правой, потом над левой чашей воздух стал сгущаться, как легкая дымка. Язычки тумана потянулись друг к другу. Они встретились перед идолом и слились в медленно клубящуюся спираль. Фигура обретала форму. Она судорожно двигалась, туман все уплотнялся. Балдан пел с закрытыми глазами, пот бежал по его круглому лицу. Один раз он сбился, и привидение перед ним вздрогнуло. Потом продолжил, все громче и звонче, так, словно до последней секунды не осознавал, как близок конец. И только после того, как замер последний звук, жрец осторожно открыл глаза.

Съежившаяся у подножия громадной статуи фигура была ростом с самого Баддана. Та же одежда, те же цепочки качались над землей. Пальцы, унизанные кольцами, беспомощно теребили огромный венец. Широкий кривой рот со стекающей из уголка струйкой слюны открылся…

– Нет! – услышал Балдан собственный крик. – Нет, нет, нет!

Горго с болью взглянул на своего жреца, издал тонкий, писклявый вопль, опустился на пол – и растаял.

Балдан и не почувствовал, что упал в обморок, пока вода из одного из тазов не брызнула ему в лицо. Он дико посмотрел на ладони, плеснувшие ее, на далекое лицо, на кровь из прокушенной губы. Потом его взяли под мышки и с трудом поставили на ноги.

– Я убил его, – недоуменно пробормотал жрец, глядя в эти странные, серебристо-серые глаза. – Я убил своего бога.

– Нет… мы убили. Но не думай сейчас об этом. Тебе нужно выпить, и я собираюсь найти кое-что для тебя. Идем.


Рядом с Округом Храмов была гостиница, открытая, подобно «Рес-аб-Тирру», всю ночь Кануна Осени. Через минуту Джейм уже устроила своего подопечного в отдельной комнате, влила в него две кружки неразбавленного вина, еще одна стояла наготове.

Лишь только священник пришел в себя, он начал говорить – торопливо, не прерываясь, словно страшась тишины. Вскоре Джейм поняла, что он совсем не такой болван, каким она его всегда считала. В этой круглой, лысой голове скрывался недюжинный ум. Но годы нелепых ритуалов убедили его в том, что единственное достоинство – подчиняться, не размышляя. Теперь все это самоотречение, кажется, свалилось с него.

– Я позволил пропасть всему, всему! Моему богу, моим помощникам, самому себе, – он чуть не кричал, – ну и пусть, пусть они идут, пусть идут все!

– Потише! – прошипел трактирщик, высунувшись из-за занавеси. – Или вы хотите созвать сюда мертвых богов со всего города?

– Нет, только одного, – ответил жрец.

Заметив, что свеча на столе превратилась в огарок, Джейм быстренько заплатила по счету. Балдан пытался вырваться от нее и выйти в город на поиски Горго. В конце концов ей удалось довести жреца до храма и насильно уложить его в постель. Не успела она отвернуться, Балдан уже захрапел.

Дверь храма с треском захлопнулась за ней, Джейм, подрагивая, стояла на лестнице, глядя в никуда. Где-то в ночи, среди переплетенных улиц Округа, ударил колокол, его одинокий звук эхом разнесся над городом. Потом к нему присоединился другой, затем третий, пока хор колоколов не заполнил небо. Камни под ногами отозвались дребезжанием. Затем первый колокол смолк, хотя его голос еще тревожил воздух, но и он, и остальные наконец замерли. Вот последний серебряный звук прорезал тьму и затих.

Бал Мертвых Богов начался.


Джейм покинула Округ Храмов и пошла по крышам. Глухой гром пророкотал в горах на западе, тускло серебрились подбрюшья туч, несущихся над вершинами. Ветер набрасывался на них из-за хребтов и разрывал в клочья. Расплывчатые фигуры бродили по улицам, иногда останавливаясь, чтобы поскрестись в дверь или заглянуть в замочную скважину, шепча что-то изголодавшимися, сухими, мертвыми голосами. Болотные огоньки мерцали в призрачной процессии, перескакивали на крышы. Обрывки песен и причитаний причудливо переплетались с воем ветра.

Джейм не останавливалась. Тучники, наблюдающие ее прогулку из укрытий, думали, что надо быть сумасшедшим, чтобы разгуливать в такую ночь. Она даже не попыталась сократить путь. Один раз от стены с лязгом оторвалась водосточная труба, как будто кто-то слишком тяжелый пытался вскарабкаться по ней. Затем бесформенная тень шлепнулась на фронтон позади. Джейм не обращала внимания. Было уже далеко за полночь, ближе к рассвету, когда она наконец перепрыгнула на крышу «Рес-аб-Тирра».

Она перелезала через подоконник, когда заметила закутанную фигуру на крыше неподалеку. Думая, что это какая-нибудь старушка из Королевства Туч, не успевшая добраться до дому с сумерками, она махнула ей рукой, приглашая разделить сомнительную безопасность открытого чердака. Потом Джейм добралась до своего тюфяка, уселась там и погрузилась в мрачные размышления.

Когда она подняла глаза, закутанная в покрывало фигура сидела напротив. Странно, Джейм не слышала, чтобы кто-то влезал сюда. Вглядевшись пристальнее, Джейм поняла, что смотрит не столько на своего гостя, сколько сквозь него. В Ночь Мертвых Богов смерть по ее собственному приглашению вошла на чердак.

Тянулись секунды, перетекая в минуты. Чужак не двигался. Склоненное лицо было скрыто тенью капюшона, плечи ссутулены. За это короткое время искривленные руки, покрытые кожей, больше напоминающей кору дерева, безвольно висящие вдоль острых коленок, стали еще тоньше и прозрачнее. А за спиной неподвижной фигуры начала осыпаться штукатурка. Несчастное создание угасало даже в своей смерти, но дыхание гибели оно принесло с собой сюда, в гостиницу.

Как далеко это зайдет? Джейм видела тонкие трещины, ползущие по стене. Девушка чувствовала, что незнакомка не в силах удалиться без чьей-то помощи, и сознавала, что никогда не отважится притронуться к ней. Долгие мгновения Джейм сидела, наблюдала и напряженно думала, прикусив нижнюю губу. Потом она быстро поднялась и, стараясь не касаться своей необычной гостьи, проскользнула мимо нее к винтовой лестнице.

Комнаты постояльцев на третьем этаже были пусты, их обитатели наверняка внизу, в зале, с остальной компанией. Джейм спустилась еще на этаж, выбралась на галерею и незаметно пробралась в дверям кухни. Тайком от Клепетти Джейм взяла то, что ей было нужно. Конечно, вдове не жалко было бы отдать все это, но, наверное, лучше, если никто не будет знать, кто сейчас на чердаке, как оно туда попало и что Джейм собирается с этим делать. Зажав углы большой салфетки, в которую она завернула добычу, Джейм вернулась на свою голубятню.

Сутулая фигура не изменила положения. Камни сквозь нее стали видны еще отчетливее.

На чердаке не было камина, но Марк сложил у северной стены небольшой очаг из кирпичей – для обогрева. Джейм торопливо развела в нем огонь. Потом развернула салфетку и стала раскладывать ее содержимое. Перед ней легли рядком кусочки недоваренной оленины, говядины, свинины, заскорузлый кусок сыру, две устрицы, жареные артишоки, печеная груша с чечевицей, фаршированный каплун, засахаренная жаба и, наконец, огромная краюха хлеба. Джейм взяла то, что подвернулось под руку – ломоть свинины – и положила его на решетку очага. Затем погрузилась в наблюдение.

Мясо, облизываемое язычками пламени, начало шипеть, и аромат жареного напомнил Джейм, что с самого утра у нее во рту не было и крошки – не считая чаши вина в охотничьем лагере на холмах. Мясо стало обугливаться. Руки привидения разок дернулись – но не более. Несколько камней вывалились из стены и покатились по полу. Кусочек свинины, превращаясь в золу, провалился сквозь решетку и исчез. На его место Джейм положила оленину.

Весь процесс занял около часа. Скоро рассвет, но Джейм не была уверена, что чердак продержится. Крыша трещала и стонала, провисая над молчащей, едва видимой фигурой. Сыпалась пыль. Потолочные балки стали расходиться. Горя желанием убежать отсюда прочь и отыскать место побезопаснее, Джейм все же старалась понять, что она делает не так.

– Конечно же! Вот дура, все у меня задом наперед! Действительно, умирающие боги тосковали по жертвам, но их убивало не отсутствие пищи, а отсутствие веры. Внезапная кончина бедняги Горго тому доказательство. Следовательно, подношения для этих существ имеют ценность только в сочетании с преданностью верующих. Вот почему так мало пользы им приносят скитания по улицам и пожирание всего, что они могут найти и ухватить, вот почему у ее гостьи такой, мягко говоря, не цветущий вид. Что ж, это всего лишь еще одна трудность.

– Богиня, – после тяжелого раздумья обратилась Джейм к фигуре, – думаю, я поняла, что тебе нужно, но не знаю, как дать это тебе. Я кенцир, у меня один бог, хочу я этого или нет. Если бы это было не так, я давно бы приняла этот город таким, каков он есть. А сейчас ты для меня, живая или мертвая, всего лишь ночной кошмар. Я все еще думаю, что когда-нибудь мне удастся найти вам объяснение и оправдание. Каким-то странным путем вы наверняка можете существовать. В это я верю. Значит, в некоторой степени я верю и в тебя, богиня. Надеюсь, это тебе подойдет.

С этими словами она бросила остатки провизии – ломоть хлеба – в огонь.

Вспышка ослепила Джейм. Задыхаясь, она отшатнулась. Воздух наполнился запахом жженного волоса. Сквозь языки пламени Джейм разглядела закутанную фигуру, склонившуюся над огнем. Клубы дыма окутывали ее. Руки перестали дрожать, обрели плоть, на них проступили вены. Ряд камней теперь был едва виден сквозь тело, когда богиня в последний раз обернулась к Джейм. Та съежилась, испуганно подумав, что опять перехитрила саму себя. Но нет. Привидение лишь взмахнуло рукой – это мог быть и жест благодарности, – и прошло мимо. Где-то закукарекал петух и поперхнулся на середине утренней песни. Обратив лицо к уже заметному, но еще купающемуся в море тумана солнцу, богиня приветственно воздела руки и исчезла.

Джейм долго сидела неподвижно, как совсем недавно – ее гостья, потом резко вскочила и перевалилась через подоконник. Последующего она совершенно не помнила. Она мчалась по крышам через весь город и остановилась только перед храмом Горго, когда стремительный полет души и тела столкнулся с суровой реальностью – двери храма были заперты.

Но через пятнадцать секунд замок был взломан, а Джейм, прыгая через ступеньку, спешила к комнате Балдана.

После всех событий минувшей ночи на больную, затуманенную голову Балдана обрушилось еще и внезапное пробуждение от крика в самое ухо:

– Вставай, лежебока! У нас много работы!

– Прекрати, пожалуйста, – жалобно проныл он, – у меня сейчас голова отвалится… Какой работы?

– Откупоривай лучшее вино, старик! – кричала Джейм, делая двойное сальто назад. Балдан подумал, что он еще спит и все это ему снится. – Мы будем воскрешать твоего бога!

Глава 11. ГРОЗОВЫЕ ПОРЫВЫ

– Пожалуйста, – взмолился Балдан, – не могла бы ты повторить еще раз?

Джейм повторила. День после Бала был уже в самом разгаре. В третий раз она объясняла, что привело к безвременной кончине Горго и какие теории толкнули ее на изыскания. Потом поведала о своих приключениях на чердаке.

– И как только я поняла, что мертвым богам можно помочь, – заключила она, – мне стало ясно, что нечто подобное, но с большим результатом можно сделать для Горго. Я думаю, твоего бога можно воскресить, если растормошить в людях веру в него.

– Все это замечательно, – ответил Балдан, – но как это сделать, если я не смог поддержать и то малое, что было у прихожан?

– Да, проблема, – согласилась Джейм, – но я чувствую, что способ есть. К тому же Горго был довольно важным богом, раз ему выделили храм в Округе – пусть и маленький. Возможно, ответ на наш вопрос лежит в прошлом. Каким он был в самом начале?

– Звучит глупо, но я не знаю. Во время войны Тверрди и Металондара, когда верховным жрецом был мой дедушка Бредгор, кажется, произошли какие-то кардинальные изменения в доктрине. И тогда, чтобы отрезать пути назад, он уничтожил прежние записи и запретил помощникам и поклонникам молиться как раньше.

– Неужели все старые документы были уничтожены? А как насчет тех двух, что я нашла в руках идола?

– А, эти, – протянул он. – Они почти не связаны с Горго. Бумажки интересовали тебя с самого начала или только с тех пор, как ты опорожнила наш резервуар? Они – часть тайны, которую положено знать только верховным жрецам, но ведь сейчас это не имеет значения, не так ли? Нет бога, нет жрецов, нет секретов. Идем со мной. – И он зашагал вниз по лестнице – приземистая, но странно величественная фигурка в штопаной тунике.

Они прошли через внешние покои в маленький задний дворик с онемевшим фонтаном. Кусочки голубого неба проглядывали между крыш. В дальнем углу, среди самых густых теней, Балдан наклонился и запустил пальцы в щель между камнями мостовой. Плита легко поднялась, открыв первые ступени винтовой лестницы. Они стали спускаться.

Это был головокружительный путь, Джейм даже не могла себе представить, что улицы Тай-Тестигона таят под собой такое. Стены шахты были испещрены могильными нишами, а грани наросших кристаллов поблескивали недоброжелательно, как лезвия ножей. Внизу, у подножия лестницы раскинулась большая коническая комната, заставленная теряющимися в вышине полками со свитками.

– Это, – сказал Балдан с мрачной гордостью, – древнейший архив Тай-Тестигона. Он был спрятан здесь во время последней войны Тверрди и Металондара. Жрецы боялись, что по6едители – кем бы они ни были – отпразднуют победу так, что разрушат город до основания. Знали о переезде лишь господин Архивист (он был одним из нас) и Великий (пра – пять раз) дедушка Бредгор, ну и еще послушники, которым пришлось перетащить все на собственных спинах, – этим в награду за труды достались уютные местечки в стенах шахты. А битва внезапно кончилась, когда архигон Тверрди и король Металондара решили, что пусть лучше Тай-Тестигон будет проходным городом и платит обеим сторонам за право принадлежать всем и никому, чем они перебьют друг дружку и камня на камне не оставят. Сеньору Архивисту случайно размозжило голову цветочным горшком.

Вот тогда-то мой предок и принялся за перемены. Его преследовала мысль, что если никто больше не будет знать о документах, то переделку будет труднее обнаружить. Хотя это, наверное, служило оправданием всех его дел. И его расчеты вроде оказались верными. Ты первый чужак, вошедший в эту комнату за двести лет.

– Но если это такая тайна, – спросила Джейм, – зачем рисковать, вынося манускрипты наверх, в храм?

– Пришлось, – ответил жрец, пожимая плечами. – Чтобы они могли находиться тут, надо регулярно совершать обряд очищения. Чем я и занимаюсь. Двадцать два года, день ото дня. Хочешь оставаться – оставайся. А я отправляюсь обратно в постель.

Он ушел. Джейм слышала шарканье его тапочек, потом – мертвая тишина земляного склепа. Она была одна, в самом центре богатейшей – для тех, кто понимает, – сокровищницы Тай-Тестигона.


Тяжелое покрывало заката накрыло южную равнину, придав ей сходство со старым гобеленом. Птицы проносились между порыжелой землей и оловянно-серым небом. Дорога в Тай-Абендру, серебряной лентой поблескивающая в сумерках, протянулась на юг, повинуясь изгибам темной Хмари. Небольшой караван недавно двигался по ней. Джейм и Санни стояли у бойницы внешней стены и наблюдали за едва различимой цепочкой.

– Как думаешь, – спросил Санни, – вот Цукату удалось благополучно уйти, но разве его старик все так просто оставит?

– Сомневаюсь. У него, возможно, есть дня два отсрочки, до того, как дед обнаружит, что он сбежал, и еще часа два, если шпионы Сирдана не поторопятся взять след.

– Тогда мы должны как-нибудь сбить их с толку. Многие будут рады насыпать перца под нос Сирдановым ищейкам! Черт! – внезапно воскликнул он зло и удивленно. – Ох уж эти интриги, хитрости, увертки и обманы! Конечно, все это закончится после выборов – ну, в основном, – но Цукат-то вывернулся уже сейчас. Я почти жалею, что не отправился с ним.

– Знаешь, я тоже, – сказала Джейм.

Санни быстро взглянул на нее, надеясь что-то обнаружить в ее лице, но столкнулся с выражением, смутившим и расстроившим его. Что же сказать теперь?

– Ладно, пора нам двигать отсюда. – Джейм отошла от парапета. – Если уж мы хотим выиграть время, не стоит торчать тут и махать платочком на прощание.

Они пошли к внутренней стене по тому же веревочному мосту, с которого прыгнула Джейм, спасая Жура.

Вот клетки, вот пруд, но на этот раз никто никого не тащит топить. Там, у подножия холмов, барс наверняка недоумевает, куда подевалась хозяйка. В это время она обычно приносит ему еду – в дополнение к тому, что он, может быть, поймает. Что ж, придется ему подождать еще немного.

– Какая ночь! – сказал Санни. – Я думал, они никогда не соберутся, то-то работенки было у Цуката!

Он обнаружил, что говорит сам с собой. Обернувшись, услышал шорох в переулке, мимо которого только что прошел, а затем – приглушенный вскрик. Побежав назад, Санни обнаружил Джейм, сидящую на спине маленького человечка с лицом суслика, завернув его руку ему за спину в крепком захвате.

– Гляди, кого я поймала, – сказала она Санни и обратилась к жертве: – Скажи, дружок, если я пообещаю прибивать к ближайшей двери уши каждого следящего за мной шпиона, то меня оставят наконец в покое?

Человек под ней отчаянно дергался – видимо, был не согласен с подобной перспективой. Уже никто в Тай-Тестигоне не считал, что кенциры бросают слова на ветер.

– Эй, Джейм, да все в порядке! – запротестовал Санни, – Это всего лишь один из людей Подполза.

– ЧТО?!

Шпион, воспользовавшись на секунду ослабевшим захватом, извернулся, выскользнул и оттолкнул Джейм к стене, вскочив на ноги. Она даже не посмотрела вслед улепетывающему человечку.

– И давно эта тварь подсылает к тебе соглядатаев? – потребовала она ответа. – Брат знает?

– Полагаю, да. Это же, в конце концов, для моей же безопасности. Сард беспокоится обо мне. Не смотри так – это правда. Слушай, у нас была долгая ночь. Пойдем в «Луну», выпьем. А затем можешь продолжать то, чем занимаешься последние две недели в Округе Храмов. Давай пошли.


– Посмотрим, – хлопая глазами, говорил Непуть, – кого еще продвинут после Сбора Гильдии? Ну, во-первых, Дерзец, конечно, тебя. Выпьем за всех кандидатов в мастера!

– Включая Отраву? – едко спросила Штопка.

– Негодяй, – отрезал Непуть, покачиваясь на стуле. Он озирал общий зал, который, как обычно в этот ранний час, был полон отдыхающего после ночных трудов ворья. – Негодяй и мерзавец! Купил себе звание. Каждый знает!

– Знает, старик, знает, – успокаивающе проговорил Дерзец. – И не надо так кричать. Полагаю, – продолжил он, пытаясь вернуть беседу в изначальное русло, – что Талисман тоже будет в списках подмастерьев.

– Все-таки разница, – отозвался новичок из Обода. – Ученик Свят-Халвы пользуется деньгами папаши, а ученик Писаки – секретами учителя. Какая-то неравная борьба.

– Ой, брось. Секреты…

– Ты знаешь, что я имел в виду, – настаивал упрямец. – Погляди на его работу – штаны Короля Туч, Павлиньи Перчатки и полдюжины других вещиц, к которым никто не мог до того даже прикоснуться, не то что взять. Это не мелкие кражи, это сравнимо с похищением Писакой Ока Абарраден. Тут или колдовство, или того хуже. Может, для него это только игра… То есть для нее, – с гримасой поправился он, – но, во имя всех богов, она играет честно и побеждает.

– Выпьем за Талисмана! – вскричал Непуть, эхом поддержала его Штопка.

– А я говорю, что это неправильно, – ворчал ободник, – и, более того, – на него вдруг нахлынул кураж, – если она придет сюда сегодня, я выскажу все это ей в лицо!

– Тогда будем надеяться, что она не явится, – мягко сказал Дерзец, помня о гибели Огрызя. – Ради вас обоих.


– А давай не пойдем в «Луну», – сказала Джейм, – мы почти у дома. И если мы очень хорошо попросим, может, Клепетти приготовит на завтрак медовые пирожки.


Сардоник расхаживал из угла в угол по голубой комнате, мерцающей серебром. Куда бы он ни повернул, свет следовал за ним, путаясь в волосах и складках одежды, – свет истинного сына Сан-Сара. В тысячный раз Сардоник пересчитывал шансы.

Мастера Золота и Блеска будут за Свят-Халву, отсюда помощи ждать не следует. Госпожа Серебряная пока молчит, но, по слухам, она безумно зла на Сирдана из-за сына. Жаль, что мальчишку всего лишь выслали. Четверо из провинций, конечно, за него. (Как бы не выяснилось, что один из них против, когда уже будет слишком поздно.) Ювелир? Этот может податься в любую сторону. Для него доверие может значить больше, чем взятка, чего не скажешь о Мастере Стекла. Вот в чем главный вопрос, эти четыре голоса могут решить исход выборов. Свят-Халва рассчитывает, что купит их. Но при соответствующей поддержке карта старого скряги будет бита, а такая поддержка у Сардоника будет, хоть и не раньше самого дня Сбора. Его сторонник в этом вопросе был непоколебим. Его честность вне подозрений, он сам так сказал да и доказал: надо иметь немалое мужество, чтобы изъять столько денег из городской казны. Еще что-то там было про справедливость, про необъявленную торговую войну в Канун Зимы…

Вздрогнув, Сардоник обнаружил, что в комнату уже вошел Подполз и шагает рядом, головой чуть не касаясь головой колена. Тонкий, скрипучий голос стал вышептывать отчет. Большую часть новостей Сардоник выслушал молча, потом задал пару вопросов и вдруг резко повернулся к шпиону и громко, слишком громко переспросил:

– Что? – Тот повторил. Хмурясь, Сардоник вновь начал мерить шагами комнату. – Хорошо, и что из того? Если Санни помогает кенцирской девице провести Свят-Халву – тем лучше. Хотя досадно, что внучок старикашки сбежал, мы могли бы как-нибудь использовать его после… Да, да, я знаю, что ее учитель – старший брат Сирдана. Думаешь, их соперничество – всего лишь уловка? Если это так, то Талисман – неплохой агент для Свят-Халвы. Никто ее не заподозрит при такой давней вражде стариков… Санни? Мальчик не слишком умен, но ему можно доверять – я так думаю. Кроме того, может, они поговорят о секретах Писаки. Если бы Санни выведал их у Талисман, это была бы ценная жемчужина в нашей короне… ВЛЮБЛЕН в нее? Гм-м, что ж, я не знаю…

Так он мерил шагами комнату, разговаривая будто сам с собой, но его собеседник стелился рядом, как тень, не поднимая жадного лица. Шепот не умолкал, комната постепенно погружалась во мрак.


Вначале Джейм показалось, что у нее начались галлюцинации. В этой безмолвной подземной комнате время словно остановилось. Сколько часов прошло с тех пор, как она рассталась с Журом в холмах и с Санни у ворот? Два? Десять? И бессонные сутки до того – надо же было собрать Цуката в путешествие. Да, тут может всякое померещиться. Она опять перечитала манускрипт, свернула его и, со свитком в руках, побежала наверх.

Балдан сидел на ступенях своей комнаты.

– Что ж, свершилось, – мрачно проговорил он, – отец моего служки явился в Жреческую Гильдию и аннулировал контракт сынишки. Не могу сказать, что не ждал этого.

– Да ну, сейчас это неважно. Слушай: «День и ночь бушевала битва, огненные колеса сталкивались над высохшей землей, небеса пылали. Копья света были в руках Гелиота и Сан-Сара, луна служила щитом. Мечи их были языками неистового пожара, доспехи скрепляли хвосты летящих комет. Земля содрогнулась при их встрече, и старые боги, трепеща, спасались бегством, ища глубокие темные укрытия».

– И зачем ты мне все это читаешь? – устало сказал Балдан. – Что это может изменить?

– Слушай же, черт тебя побери! «Тот, кто остался один, видел сквозь зеленую крышу своего дома ужасную схватку, чувствовал судороги земли, дым сожженных лесов, кипение рек. И когда Сан-Сар победил, поднялся из морских глубин Горгрил, чтобы защитить опаленную землю. Пожалел новый бог солнца черные поля и взял Горгрила на небеса, дабы слезы его, падая вниз, наполнили пересохшие водоемы и принесли жизнь обугленной пашне». Разве это не дословная расшифровка девятой песни твоей вечерней службы?

– Да, – растерянно ответил жрец, – но имя-то другое.

– Мелочь! Это самое то. Я уже две недели вчитываюсь в религиозные трактаты из твоей коллекции и до сих пор не находила ни одной ссылки на Горго. Это же нелепо, учитывая его очевидную древность! А Горгрил – это уже что-то, он один из немногих божеств, перепрыгнувших из Старого Пантеона в Новый, почти не изменившись. Теперь вспомним твоего прапра-сколько-там-деда Бредгора. Он изменил только имя, или… Что ты стоишь столбом? У тебя глупый вид. Я говорю слишком быстро?

– Н-нет. Я предупреждал, что всегда выгляжу так, будто меня только что закидали тухлыми яйцами.

– Лучше думай о кремовом торте – так же грязно, но более съедобно. Так вот, старые атрибуты вроде сохранились, но с другим значением… это-то и сослужило плохую службу бедному старому Горго – точнее, Горгрилу. Вместо слез жизни – дождя – мы имеем бесплодную соленую воду. Вместо спасения мира – бескрайнюю скорбь. Миф был искажен так, что все встало вверх тормашками. А каким простейшим способом мы можем развернуть несложную и очень достойную веру и вложить ее в сердца людей? Нет, ты не понимаешь. Пойдем, я покажу на примере, так будет лучше всего.

Джейм схватила Балдана за руку и почти насильно вта-тила во внутренние покои. Никто не переступал этого порога с тех пор, как скончался их обитатель. Тазы все еще были здесь, и свиток высовывался из перепончатых пальцев идола; но еще свежа была память о скорченной, жалкой фигуре в пышном наряде, которая, дрожа, недавно явилась им.

– То, что придумал Бредгор, – сказала Джейм, – смотрелось нелепо. – Затем она показала на черную холодную статую, неясно вырисовывающуюся во мраке. – Но если гигантская лягушка…


Был ранний вечер третьей недели осени. Марк отложил крошечную фигурку, которую вырезал из дерева, – голова в монашеском капюшоне, вытянутые ручки, даже несколько складок на одеянии. За мелкие дела сейчас браться не стоит – почти ночь. Но как же хорошо наконец поработать руками! Он почти забыл, какое это удовольствие – создавать маленькие, изящные вещицы, забыл и о своей давнишней мечте сделаться искусным ремесленником. Обстоятельства не способствовали занятиям столь деликатным мастерством. А если он хочет иметь когда-нибудь свой дом – надо тренироваться и возрождать умения. Что он приобрел после долгой жизни в услужении? Честь да нескольких друзей, хотя и это может осветить путь сквозь годы.

Но может и навредить.

Прошуршав над головой, по балке пробежала мышка. Бу совсем разленился, подумал Марк, созерцая плод своего труда. Они с Ротаном потратили немало времени, чтобы отремонтировать чердак после визита ночной гостьи. Все могло быть еще хуже – если б не Джейм, два верхних этажа легко могли бы провалиться в зал.

Она умна, эта девчонка, но очень уж странная. Марк знал, как кенциры бояться таких, как она, но он слишком многое повидал в жизни, чтобы пугаться кого-то. Мысли его текли неторопливо – интересно, сколько в ней крови высокорожденных? У всех шаниров обязательно найдется ее след. Бедные женщины-высокорожденные, даже полукровки! За ними бдительно следят, изолируют, а потом прикрепляют к правящим домам Кенцирата «для мужских нужд». А те, в ком капли высокой крови сопровождаются чертами шанира, обречены на куда более грубое обращение. Это объясняет враждебность Иштара к Джейм.

Иштар. «Странные вещи происходят с кенцирами в этом городе», – подумал Марк, покачав головой. Вот он вырезает изображение мертвого бога для одного небольшого храма, Джейм стала чуть ли не служкой при храме Горго, а жрец Трехликого расставляет ловушки своим соплеменникам. А еще Отрава, он поступает как шанир, но, насколько можно судить, им не является. А старого кенцира Сан-Сара вообще обожествили.

«Так что же ты сам делаешь тут, старина?»

Вопль прорезал тишину, оборвав нить его раздумий. Ребенок? Нет, кот, на площади перед гостиницей, прямо под ним. Как раз под рукой прикрытый ночной горшок. Марк откинул крышку и выплеснул содержимое через перила, даже не удосужившись взглянуть вниз.

– !!! – раздался полный протеста знакомый голос.


Днем Джейм была в Нижнем Городе, навещала Танишент. Когда она покинула дом Штопки, уже спускались сумерки, и улицы быстро пустели. Чтобы срезать путь, Джейм свернула на узкую боковую улочку, которая должна была вывести ко рву, ограничивающему район. Однако через несколько поворотов тропа уткнулась в завал высотой в человеческий рост. Джейм взобралась по нему и продолжила путь, перепрыгивая с обломка на обломок, предполагая, что где-нибудь впереди дорога расчистится. Это наконец произошло, но вышла она на пустошь, окруженную выгоревшими домами. К собственному удивлению, Джейм поняла, что заблудилась. Она легкомысленно решила, что уже досконально знает этот город, стала рассеянной, а здесь, где не было привычных ориентиров, нужно было быть особенно внимательной. Она забыла, что Тай-Тестигон мстит тем, кто несерьезно относится к его загадкам.

Темнело. Тьма цеплялась за обуглившиеся стропила, разбухала и переливалась через края каменных дебрей. В руинах скреблись и пищали крысы. Куда же идти, вперед или назад, возвращаться к центру Нижнего Города или пробираться через мертвый круг к своему храму? Ночь дышала в затылок, готовая наброситься и вцепиться в добычу.

– Приветствую.

Джейм вздрогнула. Элегантный силуэт возник на вершине полуразрушенной стены.

– О, посмотрите-ка, какое у нас высокое положение. – Голос ее звучал хрипло. – Спускайся, петушок, с насеста, только не каркай.

– С удовольствием, – отозвался Отрава и прыгнул.

Джейм отпрянула назад и заняла оборонительную позицию. А потом вода схлестнулась с пламенем, противники столкнулись и отскочили друг от друга, раз, другой, снова и снова. Они прервали бой, кружа, следя друг за другом, и теперь, когда первый шок прошел, чувствовали даже какое-то удовлетворение. Давно не сходились столь достойные, равные по силам противники. Вторая схватка не была безумной каруселью, обе стороны искуснее и тоньше атаковали и внимательнее защищались. Темнота сгущалась вокруг двух гибких черных фигур, двигающихся в танце старой ритуальной битвы, столь же древнем, как и раса бойцов.

Джейм не могла сказать, когда кончился бой и начался танец. Не было нужды отыскивать в ночи партнера, его движения были отражением ее собственных. Позы перетекали одна в другую, вода и воздух смешивались с темным пламенем, теплящимся на кончиках нервов, пальцы покалывало от близости, которая никогда не перейдет в прикосновение.

Где она делала это прежде и с кем?

Обширные покои, горящие по кругу треножники, постель под пологом, танцующий мужчина, его лицо… Нет!

Затрещала ткань, Отрава отпрыгнул с испуганным восклицанием. Левый рукав его кафтана был разрезан от локтя до запястья. По голой руке тянулась черная в лунном свете полоска крови. Он смотрел на нее, и по лицу его расплывалась медленная, таинственная улыбка. У Джейм перехватило дыхание. Не говоря ни слова, она повернулась и вскарабкалась на груду искореженных балок. Пробираясь через завалы, она обнаружила, что Отрава идет следом.

– Старик знает, что ты помогла сбежать его внуку, – сказал он так, словно меж ними ничего не произошло. – Никогда не видел его в такой ярости.

– Проклятие. Это значит, что теперь убийцы прячутся за каждым цветочным горшком?

– Ох, он не был бы так зол, если б все решалось столь просто. Сейчас он вообще боится связываться с тобой. Гадалки предостерегли его: если он собирается выиграть выборы, то ты как-то в этом замешана, и трогать тебя пока не следует.

– Вот тебе раз, каким это образом?

– На твоем месте я бы не останавливался здесь, – сказал Отрава. – Оно нас преследует.

– Оно? – Джейм оглянулась, но не увидела ничего, кроме теней и краешка восходящей луны. Впрочем, здесь, в Нижнем Городе, существовало только одно «оно». – Ты не кажешься очень уж обеспокоенным, – заметила она.

– Иштар говорил, что оно того не стоит, – загадочно ответил он. – Что я должен ему доверять, и все будет в порядке. Но я почему-то так не думаю, даже сейчас. Если этот человек предаст меня, родственник он там или нет, но когда он в следующий раз соизволит отдать мне приказ, то результат может очень сильно его удивить.

– Отрава, я даже предположить не могу, о чем ты говоришь. А теперь не будешь ли ты столь любезен объяснить, как, по предположениям, я могу помочь Свят-Халве удержать власть?

– Если бы он только знал, как избавиться от тебя, не подвергая опасности собственное будущее… И как остановить ночные кошмары. Помнишь статую на носу Корабельного острова? Вот уже месяц старику каждую ночь снится, что у нее твое лицо, и размахивает она его головой. Ты заметила, – он посмотрел на свои руки, – что каждый раз, как мы встречаемся, дело заканчивается кровопролитием?

– Заметила. Не слишком благоприятный знак, а?

– Как знать. – Он двусмысленно улыбнулся. – В общем, сейчас ясно как никогда – если ты останешься в Тай-Тестигоне после выборов, то будут проблемы. Вне зависимости от того, кто победит. Не доверяй Сардонику больше, чем Свят-Халве, невзирая на его малолетнего братца. Там затевается что-то грязное, хотя никто точно не может сказать, что. Опасайся Подполза, и Иштара тоже. Наш достопочтенный жрец ненавидит тебя не только потому, что ты женщина, ходят слухи, что он как-то связан с Сирданом.

– О Трое, но как?

– Свят-Халва большой грамотей, прекрасно знает кенцирский, и у него в библиотеке хранится парочка наших «утерянных» документов, которые Иштар не отказался бы увидеть. Верно и обратное: помни о Сумеречном Воре. А теперь, – он внезапно рассмеялся, – мое время накаркивать беды истекло, и я, хлопая крыльями, лечу в ближайшее гнездо. А тебе вон туда, вдоль канавы – и домой. Думаю, наш темный дружок, как обычно, последует за мной. Уж не знаю, что во мне его так привлекает.

На другом берегу узкого ручейка Джейм внезапно обернулась.

– Эта ваша статуя… – окликнула она его. – Я только что вспомнила. Она держит не одну голову, а две. Во сне Свят-Халвы – чья вторая?

Отрава остановился, черный силуэт на сером небе.

– А разве я не сказал? – В голосе звучала знакомая насмешка, хотя лицо было сокрыто тенями. – Моя.


Китра окунула в воду кувшин и потянула его обратно, тяжелый, наполнившийся. Делая вид, что проверяет, нет ли в сосуде трещин, она поверх его округлых боков взглянула на «Твердыню».

Что же стало с Марплетом? Он растянул строительство своего распрекрасного трактира на два года, и вдруг, раз – все должно быть завершено немедленно. Даже в этот поздний час кипит работа, мастера прилаживают на стены мозаичные плиты. К чему такая спешка? Китра перебрала в уме все предстоящие события – сбор Гильдии Воров, несколько празднеств в Округе Храмов, встреча архигона Тверрди и короля Металондара, которая проходит раз в два года… Ну конечно же! Каждый знает, что пока герольды обмениваются ритуальными колкостями, двое правителей ускользают и проводят Канун Зимы, бродя по тавернам. Марплет надеется, что они почтят его своим визитом.

Ax, если б она могла завладеть вниманием архигона хоть на полминуты, каких бы историй она понарассказывала ему об этом «достойном» гражданине! Боги, боги, какой шанс выпустить кишки этой жирной свинье!

Нигген с воем вылетел из переулка. И хотя он напустил на себя испуганный вид, Китра распознала отвратительное хихиканье в его воплях и остро пожелала, чтобы что-нибудь заставило Джейм выбить ему еще пару зубов.

И тут же, словно в ответ на ее мечты, – вот она, стоит руки в бока на выходе из переулка, откуда только что выкатился Нигген. А мальчишка уже у «Твердыни», громко умоляет слуг о защите, кидая назад взгляды, полные поддельного ужаса. А причина суматохи, высоко подняв брови, наблюдает за сценой со смесью недоумения, изумления и отвращения на лице. И Китра в который раз поймала себя на мысли – ах, если бы Талисман и вправду была мальчиком!

В этот момент к воплям присоединились еще два голоса, в них звучала неприкрытая ненависть. Клык настиг Бу у самого порога «Рес-аб-Тирра».

– Ох, как некстати. – Джейм поспешила на помощь. В последний момент что-то заставило ее взглянуть вверх.

Она увидела, ЧТО падает с чердака, и с возмущенным воплем скользнула за дверь, успев подхватить Бу. Клыку повезло меньше. Промокший насквозь, он, тряся головой, отскочил назад, потом повернулся и умчался прочь.

– Прошу прощения, – сказал Марк, свесив голову вниз.

Джейм поволокла Бу на чердак, надеясь уберечь его от дальнейших неприятностей. Кот продолжал свирепо пыхтеть все три лестничных пролета. Создавалось впечатление, что, если опустить его на пол, он будет еще какое-то время подпрыгивать, как заводная игрушка.

После Джейм рассказала Марку о предостережениях Отравы, и великан-кендар ответил:

– Знаешь, а он прав. Иногда я думаю, что тебе небезопасно находиться тут, да и вообще… Слишком уж быстро завариваются здесь каши, а я становлюсь слишком стар, чтобы получать удовольствие от приключений. Что мы делаем тут, женщина? Мы не принадлежим этому городу, но запутались в нем, как мухи в паутине. Нам пора домой.

Домой… К разрушенным стенам, сорванным с петель воротам, ждущим мертвецам… Нет. Образы только на секунду мелькнули в сознании Джейм и тут же исчезли. Дом – это не только место, но и лица, пусть едва знакомые, но она вдруг захотела увидеть их. Блики солнца на копьях, на щитах, боевой клич и атака, заставляющая содрогнуться землю; летописцы, сидящие по своим кельям, берегущие в умах тридцать тысячелетий холодного глубокого знания; горящий очаг зимней ночью, у которого собрались друзья; Тори… «Вот оно – твое место». Оно манило ее сейчас к себе из тьмы, волновало кровь, как луна тревожит море, и наконец она ответила на зов:

– Да, пора. Трое знают, что случится с нами там, но мы должны идти. Скоро.

– Через Хмарь? Перевалы не откроются еще долгие месяцы.

– Правда. Но как насчет того, чтобы отправиться на юг? Или пересечь страну, спустившись по Поющей до Эндискара? Сезон штормов скоро закончится. А там сядем на корабль, обогнем мыс Потерь и придем в Срединные Земли морским путем.

– Ты не знаешь, как оно там, – с гримасой сказал Марк. – Земля там такая же гнилая, как и вода, а мерлоги так и кишат. Но тем не менее это, может быть, лучшее, что нас ждет. Когда отправляемся?

– Сразу после выборов, как только управимся. До отъезда мне надо кое-что исправить здесь, а это может занять время…

«Если вообще удастся завершить все удачно», – добавила она про себя, и тень тревоги легла на ее лицо.


Вечерняя служба закончилась. Джейм у дверей смотрела, как прихожане выходят по одному, потом подошла к Балдану, который приводил в порядок свои молельные карточки. Каждый клочок бумаги был густо исчеркан – они исправили ритуал, по крупицам собрав кусочки из дюжины разных источников. С их помощью, при поддержке энергичной пантомимы, производимой Джейм в дальнем конце комнаты, ему удалось заменить старые неверные слова, накрепко врезавшиеся в память за тридцать лет ежедневного повторения, новыми.

– Все прошло хорошо, – сказала Джейм, подходя к жрецу. – Я хочу сказать, что людям понравилось. Они восприняли изменения намного лучше, чем я ожидала. Горго (они решили оставить прежнее имя), должно быть, многие годы не был так популярен.

– М-да, но не так-то просто быть богом дождя в разгар засухи, – отозвался Балдан. – К тому же, знаешь ли, у людей с Дальних Островов был король-жрец, который мог вызвать дождь. Он плохо кончил.

– Другими словами, впечатляющего представления недостаточно. Но ведь все изменилось, когда люди вернулись сюда?

– Нет, – тяжело произнес Балдан. – Горго мертв, как и прежде, бедняга, и все, что мы делаем во имя и именем его, тщетно. Сейчас ему может помочь только чудо.

– Тс-с-с!

На пороге стоял незнакомец, его плечи почти закрывали дверной проем.

– Ты тут верховный жрец? – потребовал он ответа. Балдан встряхнулся, к нему вернулось кое-что из былого достоинства.

– Да, я. Чем могу служить?

– Хы! – Мужчина обвел скромное убранство храма быстрым презрительным взглядом. – Я представляю фермеров из Бенара. Мы пришли по реке, чтобы обратиться ко всем богам, отвечающим за дождь. Дождь нам нужен до Кануна Зимы, не то засохнет на корню весь урожай зерна, и Восточным Землям придется туго. Я слыхал, что ваш этот Гургул – дождевой бог. Сколько надо заплатить, чтобы вы тут помолились хорошенько?

– Сударь, – чопорно ответил Балдан, – когда затронуты интересы общества, разговоры о деньгах неприемлемы.

– Что ж, мы рассчитывали на это, – сказал собеседник, удовлетворение в его голосе смешалось с презрением. – К тому же это и в ваших интересах.

С этими словами он развернулся и удалился. Джейм и жрец слышали стоны половиц под тяжелыми шагами, потом хлопнула входная дверь.

– Какой неприятный человек, – с отвращением сказал Балдан. – Почему у тебя такой веселый вид? С чего бы?

– Есть идея. Ты хотел чуда? Думается мне, я знаю, как его обеспечить!

За три недели до Сбора Гильдии Воров девяносто девять из ста землевладельцев – по одному от каждого района города – собрались в Зале Гильдии, чтобы выбрать двух представителей. Одиннадцать кандидатов бились за это достойное и потенциально прибыльное место, шестеро обещали отдать голос за Сардоника, пятеро – за Свят-Халву. Каждому требовалось две трети голосов для победы, а если подано меньше половины – они выбывали из борьбы. В конце каждого раунда, не выявившего победителя, все бюллетени собирались, прикреплялись к древку стрелы, поджигались и запускались в небо – чтобы сообщить остальному воровскому сообществу о несостоявшемся избрании.

Это тянулось с самого утра. К вечеру состоялось двадцать шесть туров, восемь кандидатов исключили (одного и вовсе убили), двое горожан были ранены падающими стрелами. Нервы у всех были натянуты, раздражительность нарастала. Тай-Тестигон тлел, одной неосторожной искры было достаточно, чтобы вспыхнул пожар – и в прямом, и в переносном смыслах.

Джейм еще прошлой ночью ушла в холмы, после того как узнала, что ее учитель не собирается участвовать в выборных игрищах. Она всегда полагала, что в конце концов Писака поддержит Сирдана, несмотря на прошлые дрязги. Однако он остался дома, и Джейм временно удалилась, не желая объяснять действия старика прочим ученикам. Ее привязанность и уважение к нему не изменились, но характер не позволял ни понять, ни объяснить вражду братьев, каким бы подлецом ни был один из них.

Еще одна стрела прочертила в ночном небе сверкающую дугу. Да, сейчас на каждой крыше сидят угрюмые тучники с ведрами воды, но неужели же эти дураки во Дворце не понимают, что легко могут спалить дотла весь город?

Здесь, в иссушенных холмах, она не осмелилась бы развести костер, даже если бы им с Журом было что на нем готовить. Неважно, у них достаточно пищи. Прибыв вчера в пещеру, Джейм обнаружила в дальнем углу останки оленя, такого крупного, что Жур никак не мог бы завалить его сам. Кроме того, у жертвы было разорвано горло – такой способ убийства добычи несвойственен барсам с их короткими клыками. Джейм предположила, что ее котенок утащил трофей другого хищника, но какой же зверь в этих холмах столь велик, чтобы оставить такие отметины на теле жертвы?

Трава под ногами сухо потрескивала. Горы окрасились в золотистые цвета шкуры барса, лежащего рядом. Когда же пойдет дождь?

«Это должно случиться в Канун Зимы, – говорила она Балдану, – чтобы можно было спасти посевы. Помни, что ты должен говорить людям: если они верят, что Горго пошлет им дождь, то он сделает это. Страх грядущего голода должен подтолкнуть их. Если вера действительно создает реальность или если дождь пойдет сам собой, по воле природы, этого, наверное, будет достаточно, чтобы воскресить Горго».

«Но если будет дождь, не заявят ли на него права и остальные боги?» – спросил Балдан.

«Пускай. Горго все равно самый подходящий кандидат. Это будет такое же чудо, какое выдвинуло его в Новый Пантеон. Его приверженцы будут помнить об этом. Они должны…»

Пламя как клубок неистово извивающихся красных змей. Нет, эти идиоты решительно вознамерились спалить город. И начали с собственного дома – эти фантастические ломаные линии могут принадлежать только Дворцу. А вот и звук, совсем слабый, не заглушающий трескотни кузнечиков. Крики, аплодисменты. Итак, представители наконец выбраны. Теперь-то и начнется самое веселье.


Новичок из Обода навис, сверкая глазами, над сидящим Непутем.

– Возьми свои слова обратно, – процедил он сквозь зубы.

– А что такое? – нахально усмехнулся тот. – Каждый знает, что это правда. Может, твой мастер и выбран как человек Свят-Халвы, но все мы знаем, что он будет голосовать за того, кто заплатит больше.

– Лжец! – прохрипел новичок, и в его руках появился нож. Непуть отпрянул и грохнулся со скамьи на пол.

Дерзец перехватил руку с ножом и вывернул ее. Драчун перевернулся в воздухе и опрокинулся на спину. Во все стороны полетели кружки. Сторонники обеих партий (некоторые уже обнажили клинки) застыли.

– Позвольте кое-что напомнить, – негромко произнес Дерзец во внезапно наступившей тишине. – Открытая стычка между партиями может быть понята как необъявленная внутригильдиевая война. Сторону, которая начнет первой, Пятеро будут счастливы обобрать до нитки. Если они не смогут решить, кто виновен, то пострадают все. Если же, несмотря на это, кто-то из вас еще хочет драться, то пусть начнет с меня – и я, во имя всех богов, быстро покончу с ним.

Последовало неловкое молчание. Потом, один за другим, воры вновь расселись по местам. Дерзец оглядел всех, поигрывая отобранным ножом. Убедившись, что все успокоились, он кинул клинок обратно владельцу, вежливо проговорив:

– На твоем месте я бы убрался отсюда. Сейчас.

Новичок послал ошеломленному Непутю последний ядовитый взгляд и, протискиваясь сквозь толпу, направился к дверям. Дерзец потребовал новую кружку пива взамен той, что валялась сейчас где-то под столом. Медленно, очень медленно его сердце перестало колотиться и застучало в обычном ритме.

В десяти разбросанных по городу тавернах три его младших брата, два племянника и пять кузенов (все – члены Гильдии) ждали так же, как и он сейчас, – с кинжалами наготове. Немного удачи и нахальства – и они уберегут Тай-Тестигон этой ночью от хаоса.


«Нет, – думала Джейм, – не так уж много в городе осталось здравомыслящих людей. Но всегда найдутся те, кто видит дальше остальных и не даст Гильдии распасться – ради будущего».

Жур дремал, положив голову на ее колено. Вдруг он встрепенулся, вздернул голову, насторожил уши. Джейм тоже напряглась. Она чуяла какой-то дикий, мускусный запах, не то чтобы неприятный, но необычно волнующий. Никакой аромат не пробуждал в ней прежде ничего подобного. Она бы не удивилась, если б узнала, что это ощущение просочилось к ней через обоняние Жура. Потом она вспомнила об олене и вскочила на ноги.

Склон был покрыт непроходимыми зарослями кустарника с острыми, ломкими шипами. И в гуще переплетенных ветвей сияли две точки – где-то в пяти футах над землей. Они двигались. Двигались и темные заросли, из них выплыл громадный, неясный силуэт и плавно заскользил по гребню горы. Жур с возбужденным ворчанием устремился по склону навстречу. Гигантская голова наклонилась, потерлась носом о нос барса, потом вновь поднялась и повернулась к Джейм. И подмигнула. Оба зверя исчезли, оставив за собой пустую ночь.

Джейм глядела им вслед.

– Аррин-кен, – сказала она себе, в ее голосе звучало благоговение. – Я только что видела аррин-кена.


Той ночью произошло еще несколько мелких столкновений между сторонниками Свят-Халвы и Сардоника, но стражники не были свидетелями ни одной драки, и ни одна стычка не окончилась смертью какого-либо заметного человека.

Штопка по дороге домой обнаружила в проулке недалеко от «Луны» Непутя. Тело можно было опознать только по одежде. Было мало надежды, что первый же удар оказался смертелен.


– Извини, – сказал секретарь, – но мастер Сардоник не сможет принять тебя сегодня.

– Я это слышу уже неделю. Ты уверен? Я просто хочу поговорить с ним минутку.

– Извини, – вновь повторил чинуша и стал рыться в своих бумагах. – Ты же знаешь, мы все здесь очень заняты. Выборы через две недели. Приходи завтра, может, что и получится. Доброго дня.

Санни задержался на лестнице штаб-квартиры своего брата. Ему показалось или кто-то только что шмыгнул за угол? Наверное, еще один агент Подполза. «Будь осторожен с этим человеком, – говорила ему Джейм. – Думаю, ему нужен твой брат, а ты стоишь на его пути». Теперь он знает, что за ним всюду следят. Сард не сказал, по его это приказу или нет. Сард не хочет даже видеть его. Какая кошка пробежала между ними? Но, может, когда пройдут выборы, все опять станет хорошо. Да, конечно, только напряженная обстановка заставляет брата так поступать с ним. Но почему стало вдруг так страшно?


Кто-то закричал внутри «Твердыни», ему ответили, возбужденные голоса перекликались друг с другом.

– Что теперь? – спросил Гилли у Ротана, они, прислушиваясь, стояли на пороге «Рес-аб-Тирра».

– Пахнет дымом, – сказал Ротан. – Погляди, не горит ли чего на кухне.

В ужасе заржала лошадь.

– Нет, – резко ответил Гилли. – Горит у них на конюшне. Эй, ты! – окликнул он слугу, бегущего с кувшином к фонтану. – Нужна помощь?

– От вас? – презрительно бросил тот, поспешно наполняя свой сосуд. – Вы, кажется, уже и так сделали достаточно. И заплатите за это, заплатите!

– Заплатим? – повторил Гилли в смущении. – За что?

– Спокойно, – сказала Клепетти. Она незаметно появилась за их спинами и теперь стояла, скрестив руки на тощей груди и хмуро глядя на суету. – Что-то мне все это не нравится. Совсем не нравится.


И вот наконец настал рассвет Кануна Зимы. Джейм спала у себя на чердаке. Серый утренний свет лег на резкие линии ее скул и подбородка, но не смог стереть темных теней под глазами. За последние недели, когда ей приходилось играть сразу нескольких ролей – вора, танцовщицы и церковного служки, – они стали еще глубже. Она худела и плохо спала, опасаясь погрузиться в свои видения. Решающий день наступил, а дождя все не было.

А сейчас она дремала.

Образы являлись и исчезали, кружились вокруг, бились, как тонущие в реке крысы. Огрызь, Висельник, Непуть, Свят-Халва и Сардоник, Марплет и Тубан, Горго и Балдан пляшут вместе, как они похожи друг на друга! Вот они замерли, переглянулись, затряслись – и одновременно растаяли. «Богопротивная ересь! – прокаркал идол. – Кто меньше знает, крепче спит. Извините, вот всходит мое созвездие». И он прыгнул в беззвездную дыру в небе. Трещали балки, росли курганы мусора. На фоне полной луны прошла темная изящная фигура, к ее пяткам прицепилась неестественно раздутая тень. Она обернулась – у нее было лицо Тори. «Шанир! – закричал он. – Яд Жрецов, погляди, что ты наделала!» Кто-то скорчился на земле перед ней, кольца, цепочки, амулеты сыпались с него градом; но это не был толстяк Балдан. Согнутая спина, узкие плечи, скрытое капюшоном лицо… А вот и алтарь, мозаичный пол, ее руки без перчаток воздеты в вызове. Противник поднимает голову. Иштар. Миг узнавания, за ним – ненависть и что-то похожее на страх. Ничего человеческого в его лице – лице черепа.

Джейм с криком проснулась, хватая воздух побелевшими губами.

Сколько же сейчас времени? А, восход… но почему же свет так быстро меркнет? И что это за отдаленный звук? Камнепад в горах? Она отбросила одеяло и поднялась. Солнце действительно поднималось, но ежесекундно его закрывали несущиеся от Хмари тучи. Вновь, уже ближе, раздался гром. Накатывалась тьма. Джейм стояла у парапета, когда ветер пронзил насквозь чердак, взметнул ее волосы, как два черных крыла, и первые холодные капли дождя упали на обращенное к небу лицо.

Сперва было трудно поверить в происходящее. Потом Джейм запрокинула голову и во весь голос прокричала победный клич, разбудивший всех в доме. И еще до того, как постояльцы задались вопросом, что же такое они услышали, Джейм уже была далеко – мчалась по крышам на север, к Округу Храмов, натягивая на ходу одежду.

Дождь усилился. Черепица стала скользкой, а в каждой трубе бурлил неистовый поток. Скоро сквозь ливень ничего нельзя было разглядеть, стало трудно дышать. Джейм добежала до Поющей, затем спустилась на улицу напротив Эдор Тулиг. Оба рукава реки бушевали вокруг острова, на котором стояла Башня Демонов, ее верхние этажи скрылись за пеленой дождя. Достигнув первого моста, Джейм обнаружила, что высокие ворота, через которые она всегда выходила на боковые улицы, сейчас закрыты. Озадаченная, она перебралась на северный берег и вприпрыжку поскакала на запад, к следующему перекрестку.

В мансарде одного из домов человек сражался с вырывающимся ставнем. Поглядев вниз, он увидел одинокую фигурку, прокладывающую себе путь по почти затопленной улице, и закричал:

– Убирайся под крышу, ты, дурак! Хочешь утонуть, что ли?

Ставни с грохотом захлопнулись.

Джейм перевела дыхание, осознав наконец то, о чем могла бы догадаться и пораньше. Она побежала. У следующего поворота ее встретили еще одни закрытые ворота, но к этим была прибита шаткая лесенка. Джейм кинулась к ней и услышала нарастающий гул. Она стояла на первой ступеньке, когда из-за угла выкатилась двадцатифутовая волна. Джейм рванула наверх, слыша, как вода бьется о стены домов. Одной ногой девушка уже была на козырьке, когда поток врезался в ворота.

Все содрогнулось. Веер взметнувшихся брызг окатил Джейм с ног до головы, стряхнув ее с неустойчивого насеста. Она упала по другую сторону ворот на жесткие булыжники мостовой.

Жалкая, грязная, хромающая фигура показалась наконец на пороге храма Горго – вот уж действительно плачущего бога. Балдан выбежал из внутренней комнаты, схватил Джейм за руку и втащил ее, прыгающую на одной ноге, в дверь молельни. Здесь почти такой же ливень, как и снаружи, и низвергался он из маленькой тучки под потолком. Гротескная, расплывчатая фигура скакала в центре комнаты, прыгала по скамьям, поднимая фонтаны брызг.

– Он… Ох… Не очень-то большой, а? – сказала Джейм.

– Нет, – согласился Балдан, ухмыляясь. – Но он очень, очень зеленый!

И они торжественно выпили из горстей дождевой воды за здоровье новорожденного бога.

Книга третья ДНИ, ПОКРЫТЫЕ САВАНОМ

Глава 12. ПОДНИМАЕТСЯ ПЛАМЯ

В этот день ликовал весь город. Дождь закончился к полудню, выглянуло солнце и озарило улицы. Грязь и пыль вымыло напрочь. Позолоченные шпили сияли в лучах, влажно блестела красная черепица, на мозаичных стенах посверкивали бирюза и халцедоны. Старые враги сталкивались на улицах и расходились, смеясь; воры, принципиально не разговаривавшие неделями, пили в тавернах за здоровье друг друга. Главные улицы были полны народа, гуляющего, поющего, танцующего. Что бы ни принес завтрашний день, сегодняшний единодушно был объявлен всеобщим праздником, отогнавшим на время мысли о бедах и горестях.

Джейм и Балдан отправились праздновать с остальными.

Издалека они услышали звуки труб и барабанов – на площади Правосудия встречались архигон Тверрди и король Металондара Селлик XXI во всем великолепии. Джейм хотела пойти туда и посмотреть, но ушибленное колено болело слишком сильно. Несмотря на это, при поддержке Балдана, они перемещались из трактира в трактир и выпивали в каждом. День незаметно подошел к концу. В сумерках Джейм обнаружила себя в той самой таверне, куда она привела Балдана в достопамятную ночь гибели Горго. Жрец только что налил ей очередной кубок, когда за его плечом появился Гилли.

– Они насмехались надо мной у фонтана, – выпалил он, пропустив мимо ушей предложение сесть и выпить. – Они больше не собираются хранить это в секрете, они так уверены в себе, и тетушка Клепетти говорит, у них есть для этого причина…

– Гилли, погоди, у меня от твоей трескотни звон в ушах. Кто «они» и что «это»?

Мальчик глубоко вдохнул, выдохнул и продолжил:

– Харр сен Тенко приведет архигона в «Твердыню» сегодня ночью, будто бы случайно, – он старательно выговаривал слова. – Если обслуживание будет хорошим, а видят боги, так и будет, архигон по традиции спросит Марплета, какую плату он хочет за это. Марплет намерен требовать наказания «Рес-аб-Тирра». Он обвинит нас в порче его вина, издевательстве над слугами, поджоге конюшни – короче, что мы начали против него нелегальную торговую войну. Его подпол забит тюками промасленной соломы, которыми обложат наши дома и подожгут огонь. Архигон не будет беспокоиться о городе – ведь только что прошел дождь. Нас спалят дотла… Джейм, пожалуйста! – воскликнул он, теряя всякий контроль над речью. – Перестань так глазеть на меня и пойдем. Ты нам нужна!


Джейм задержалась во дворе «Рес-аб-Тирра», зачерпнула ведром воды из колодца и вылила ее себе на голову. Что-то в мозгу прояснилось, и она вошла в кухню. Клепетти повернулась и поглядела на нее.

– К чему бы это, – заметила она, – каждый раз, когда мы попадаем в переделку, ты являешься мокрая насквозь?

– Наверное, по привычке. Что случилось?

– Будь я проклята, если знаю, – произнесла вдова с отвращением. – Притом, как этот дьявол Марплет обустраивает свои делишки, у нас связаны руки-ноги, да еще и рот заткнут. Даже если мы сможем рассказать о ловушках, которые он нам всюду подстраивал, кто нам поверит? Нет, это его игра, и безошибочная…

– А он справится?

– Откуда мне знать? – снова яростно закричала Клепетти. – Я похожа на оракула? Гилли уже отправился разыскивать Марка, Тубан наверху с Абернией. Если случится худшее, ты, Джейм, в ответе за них обоих – выведи их. Ротан, позаботься о коровах и лошадях; Китра, проследи, чтобы никто не остался наверху. Спасайте все, что сможете, но главное выберитесь сами. Это все, что мы можем сделать. А теперь – быстро – все в зал и чтобы все было в полном порядке! Что бы ни случилось, я не хочу, чтобы гостиница потеряла лицо!

Они отправились наводить чистоту. Слухи о неминуемом пожаре наверняка распространились по окрестностям, и только несколько постоянных клиентов заглянули сюда этой ночью, несмотря на карнавальное настроение улиц. Джейм помогала скрести столы, мыть пол, полировать кружки, попутно мучаясь последствиями дневной гулянки и болью в разбитой коленке.

– А не кажется ли вам, что нечто подобное мы уже проходили? – внезапно спросила Китра.

– Хм-м-м. Но это ведь будут не головорезы Марплета. Не можем же мы опоить два королевских двора?

– Тихо! – резко вскинулась служанка. – Слушайте.

Звуки внешнего мира проникли в таверну. Смех, пение, возбужденные голоса. Пляшущие огни факелов стекались с главной улицы. За факельщиками следовало ослепительное шествие, в центре которого находились три человека: один – облаченный в алый бархат, у другого на груди вспыхивала эмблема Пяти, третий был одет в заплатанный камзол и кожаные штаны.

– Ой, – сказала Джейм, – а это же мой лорд-оборвыш с холмов.

Китра остолбенела:

– Твой кто?! Глупая, это же сам Аррибек сен Тенци, архигон Тверрди!

– Смотрите, – перебил ее Ротан. – Они спорят о чем-то. Харр показывает на «Твердыню», а архигон качает головой. Да хранят нас боги, они идут сюда!

Все стремительно отступили от передних дверей, и когда вошел первый гость, каждый был на своем посту, кроме Джейм, которую послали за Тубаном. Объяснение с Абернией через замочную скважину заняло больше времени, чем разговор с Тубаном, появившимся в более-менее обычном своем облачении. Наконец до него дошло, что происходит. Джейм проводила хозяина вниз, по пути сдирая с него части женского туалета, которые тот не успел снять. К счастью, под платьем у него была собственная одежда, и он достойно разрешил спор между королем Селликом и Тенци о том, кому входить первым, ухитрившись провести обоих одновременно в главный зал.

После того как ввалились вассалы правителей, последовало некоторое замешательство. Затем гости расселись и стали кричать, требуя медового вина. Большинство уже были изрядно навеселе. Включая и монарха Металондара, который при ближайшем рассмотрении оказался молодым заикой с лицом придурка. Трезвыми казались лишь архигон и Харр, глава клана сен Тенко, хотя оба подбивали остальных пить как можно больше. Сквозь завесу учтивой беседы явственно проглядывало, что сен Тенко чрезвычайно чем-то раздосадован, а Аррибеку это доставляет радость.

Тубан попробовал разрядить эту ядовитую атмосферу, осведомившись, все ли было к полному удовольствию гостей.

Ответ архигона, произнесенный ясным, резким голосом, отчетливо донесся до Джейм, стоящей рядом с Клепетти у кухонных дверей:

– Нам сообщили о какой-то исключительной танцовщице по имени Абтирр. Она выступает в этой таверне, и я, и мои спутники зашли сюда в надежде, что ее можно убедить сплясать для нас. Это можно устроить?

Тубан кинул взгляд на Джейм, а та – в отчаянии – на Клепетти.

– Знаю, знаю, – сказала вдова более мягко, чем обычно. – Ты устала, тебя ноги не держат, и, говоря по совести, ты сегодня выпила лишку. Но, может, ты все-таки попробуешь? От этого может зависеть все.

Джейм удрученно согласилась, и Тубан поспешил сообщить гостям приятную новость.

Наверху, на чердаке, Джейм расчесала свои длинные черные волосы, уже почти сухие, и натянула костюм. Потом осторожно проделала несколько танцевальных па, оступилась и ударилась больным коленом о стул. Слезы боли и досады хлынули в три ручья, и она уселась на пол, пытаясь удержать их. Она никогда больше не будет пить, никогда, никогда. Но этот зарок ничего не даст ей сейчас. Она позволит пропасть им всем – Клепетти, Тубану, Гилли… Всем – после того, что они для нее сделали.

Память о временах, когда она так замечательно танцевала, всколыхнулась и больше не отступала. Вот первая ночь здесь, в гостинице, вот Эдор Тулиг, вот храм ее бога; но сейчас все по-другому. Она не может манипулировать двумя десятками пьяных клиентов, но, каким-то малопонятным образом, может управлять божественной силой. Джеймсиль, ее тезка, танцевала однажды перед самим богом – в ту ночь, когда погибло две трети кенциров. Конечно, ее талант был опаснее, извращеннее, но тоже удивителен. Если она сейчас поймает нужный ритм… то плевать на последствия.

– Ох, браво, браво. – Она горько хихикнула. – Дурочка, ты же даже встать не можешь.

Но тогда, в храме, она не двигалась. Танец Сенеты, собирающий энергию, происходил только в ее сознании. Непонятно, как это может помочь ей сейчас, но, кажется, косвенно это означает, что подобные мысленные усилия способны подготовить ее к работе, которую она обязательно должна выполнить. Джейм с трудом встала на колени, закрыла глаза и сконцентрировалась.

Это было несказанно трудно. Не только представить движения танца, но и ощутить их – чувство равновесия, игру мускулов, ритм… Пытаешься собрать их все, а они размываются, сосредоточиваешься на одном – другие ускользают.

В бесконечности и тьме сражалась она с ними, и тут пришла музыка. Сквозь закрытые веки Джейм видела винтовую лестницу, третий этаж, каждую ступеньку, каждый шаг вниз, следующий за флейтой Гилли. Уверенность наполнила тело и мысли, концентрироваться стало легче. Теперь она просто танцевала, за гранью боли и ощущений, плетя древнюю вязь видений, снов и мечтаний. И когда цикл завершился, она поклонилась, открыла глаза и обнаружила, что стоит на центральном столе под ярким канделябром, а король Селлик, архигон и Харр сен Тенко, не отрываясь, смотрят на нее.

Последовали мгновения тишины, а потом – взрыв. Джейм с трудом поверила, что это всего лишь аплодисменты. Представление окончено. А в коленную чашечку словно налит расплавленный свинец.

– Что ж! – сказал архигон, его карим глазам возвращался привычный блеск. – Мне говорили, что это что-то необычное, но ТАКОЕ! Почтенная Абтирр, я намеревался спросить твоего хозяина, но ты сегодня оказала нам такую честь, что, с позволения своих товарищей, – он взглянул на короля, все еще сидящего с раскрытым ртом, – я спрашиваю тебя. Какую плату ты потребуешь за такое исключительное обслуживание?

Джейм посмотрела на него. Она все еще пыталась разобраться, как попала с чердака в зал.

– Ну? – произнес архигон. – Говори, девочка. Что я… Мы можем дать тебе?

– Правосудие, – прошептала она.

Харр сен Тенко уставился на нее.

– Какая наглость! – гневно воскликнул он. – Господа, это же оскорбление всем нам. Такие запросы должны проходить через совет Пятерых. Обращаться с этим персонально к вам – значит показать, что они не верят в справедливость правления… Вашего правительства, в котором заседают ВАШИ представители! Они, значит, не способны разобраться с сутью дела!

– А мне почему-то казалось, что твой родственник намеревался просить о чем-то подобном, – мягко возразил Аррибек. – Подумай, какая благоприятная возможность – продемонстрировать свое мастерство в судебных разбирательствах перед лицом двух влиятельнейших людей. Давай начинай. Процесс объявляется открытым.

Во время этой краткой речи Харр краснел все больше и больше, но взял себя в руки и поступил согласно приказу. Из кухни спешно доставили соль и свежий каравай, а из соседнего курятника – петушка. Это была символическая жертва безымянным богам гор и холмов.

– Мы собрались, чтобы определить виновного в развязывании необъявленной торговой войны, – провозгласил Харр сен Тенко, держа трепыхающуюся птицу за ноги. – Пусть обвинитель выскажется первым.

В зал вошел Марплет, видимо предупрежденный о том, чего ожидать. Прежде чем кто-либо из «Рес-аб-Тирра» успел сообразить, что происходит, он залез на выдвинутый стол, поклялся на хлебе и соли говорить одну только правду – и незамедлительно начал лгать. Что ж, в его распоряжении было достаточно времени, чтобы подготовить убедительную историю. Все пошло немного не так, как он предполагал, но что из того? Здесь те же судьи, которых выбрал он сам, нужные свидетели ждут, включая двух флегматичных стражников, которых он позвал, когда поколотили Ниггена. Марплет представлял их одного за другим, выслушивал излагаемые факты и отпускал. На лице его отражалось возрастающее удовлетворение. Что бы он ни делал – он любил делать это хорошо.

Персонал «Рес-аб-Тирра» слушал в смятении. Они никогда еще не сталкивались с такой гладкой ложью и чувствовали себя беспомощными.

Джейм словно оказалась внутри кошмара. Чтобы свершить правосудие, которого она просила, архигон должен убедить двух своих сопровождающих, а Харр, как и Марплет, клятвопреступник и лжец. Ей не поверят без доказательств. У Аррибека достаточно острый ум, чтобы понять, кто прав, но как он найдет к ней дорогу через дебри лжи?

Внезапно Джейм поймала взгляд и осознала, что все это время архигон краем глаза наблюдает за ней.

«Поэтому, установив твою правдивость…» О Трое, он делает выводы из ее реакции. Опять, как и там, в холмах, ее происхождение стало гарантией правдивости. Сглотнув, она начала внимательнее следить за процессом.

Вскоре после этого Марплет закончил и отступил с легкой, самодовольной улыбкой.

– Пусть говорит ответчик.

Смущенный шепот пронесся по залу. Титулованные особы вытянули шеи, любопытствуя, в чем заминка, но Джейм сразу догадалась: Тубан снова сбежал. Принимать высоких лиц было частью его профессии, но чтобы ему задавали вопросы – этого он вынести не мог. Значит, гостиница потеряла человека, могущего выступать от ее имени с полным на то правом.

– Пусть говорит ответчик, – нетерпеливо повторил Харр сен Тенко.

Марк оказался за спиной Джейм и наградил ее легким, обнадеживающим подзатыльником. Он встал рядом, когда Китра без спросу выступила вперед, чтобы защитить свой новый дом.

С самого начала всем стало ясно, что девушка испытывает сильнейшую личную неприязнь к Марплету. Ее враждебные нападки выглядели совсем невыигрышно рядом с оскорбленной невинностью, которую воплощал собой Марплет. Стало только хуже, и многие присутствующие начали освистывать Китру. Однако архигон, а теперь и сам Марплет скрытно следили за Джейм, которая отсеивала зерна правды от плевел злости Китры плавными жестами согласия или отрицания. Несмотря ни на что, она старалась быть честной даже по отношению к сопернику-трактирщику.

Наконец Китра завершила свою обличительную речь и отступила.

– Прекрасно, – безмятежно произнес архигон. – Что же мы имеем? Две абсолютно различные версии. Которой верить?

– Ну это же очевидно, – с удивлением, искренним или наигранным, сказал Харр сен Тенко. – Решение должно быть принято в пользу нашего соотечественника – его слова подтвердили слуг и двое стражников свидетельствовали в его пользу.

– И какое же наказание должен понести обидчик?

– По нашей древней традиции – пусть его выберет жертва.

Архигон, подняв бровь, взглянул на Марплета.

– Я требую отмщения огнем, – спокойно произнес тот. – Пусть этот дом сгорит дотла и пепел его развеется.

«О мой бог, – подумала Джейм, – неужели я ошиблась? А если сен Тенко намеревается на этом распустить всех?» Она не предполагала, что судилище значит для него что-то большее, чем возможность слегка уколоть политического противника, но сейчас было задето его честолюбие. Комната полна его соратников, на глазах которых он не может потерять лица.

Заговорил архигон. Он перечислил, один за одним, все инциденты, случившиеся в процессе необъявленной войны между тавернами, так, как описала их Китра, пропустив только те, с которыми была не согласна Джейм.

– А теперь, – произнес он наконец, внезапно повернувшись к ней, – клянешься ли ты, что все сказанное сейчас – правда?

– Клянусь.

– И я, – неожиданно выступил Марк, обводя всех взглядом.

– О, замечательно, – тонко улыбнулся архигон. – Ты ведь тоже кенцир, не так ли? Знаете, у кенциров есть одна странная особенность: они никогда не лгут. И готовы сражаться не на жизнь, а на смерть, чтобы доказать свою правоту. А вы, там, у дверей, вы-вы, стражники, можете ли то же сказать о себе? Будете ли вы сражаться за свою честь?

Стражники поглядели на Джейм и Марка, потом друг на друга.

– Нет, милорд, – уныло ответил тот, что был повыше ростом. – Нам столько не заплатили.

Они развернулись и, тяжело ступая, покинули гостиницу.

– Каков же теперь твой приговор? – промурлыкал архигон Харру сен Тенко. – «В соответствии с древней традицией» судья в ответе за свидетеля, чьи слова он решил принять во внимание. Ты лживый и продажный чиновник, раз позволил завариться этой каше. Ты лишился своего места. Убирайся. Честным людям противно глядеть на тебя.

Харр сен Тенко не соизволил ответить. В сопровождении своих людей он вышел из таверны, пройдя мимо Марплета, не удостоив того ни словом, ни взглядом. Опять начнется война в холмах, но каков бы ни был ее исход, его роль в делах Тай-Тестигона сыграна.

– А что касается тебя, – сказал архигон Марплету, – ты сам выбрал свой жребий. Эй, кто-нибудь принесите огня.

Под одобрительные крики свиты вперед выступил факельщик. Аррибек взял у него факел, поманил Джейм и сунул его ей в руку.

– Охота твоя, – вполголоса сказал он. – Иди нацеди крови.

Она вышла на площадь, оглушенная шумом, с трудом веря в Столь быстрый поворот событий. Люди Металондара и Тверрди следовали за ней. Обреченный трактир стоял освещенный, открытый – и пустой. Огонь каминов и канделябров бросал отблески на кубки, расставленные на столах, играл на мозаике новых стен гостеприимного главного зала. Подул ветер, подтолкнув Джейм в спину. Язычки факела метнулись, словно в предвкушении поживы. Несомненно это все сон. Ни звука не раздавалось теперь позади, ни слова не произнес Марплет, выступивший вперед и стоящий сейчас в дюжине шагов от Джейм. Их взгляды встретились. Она ничего не смогла прочесть в его глазах, и он наверняка в ее. Хрупкий мостик понимания, связывавший их, обрушился.

Они все еще глядели друг на друга, когда у Джейм вырвали факел. Китра. Она кинулась к «Твердыне» и швырнула огонь между решетками подвального окошка. Полыхнуло оранжевое сияние, потом показалось и пламя, оно росло, становилось ярче и ярче, пожирая тюки промасленной соломы, приготовленной для «Рес-аб-Тирра». Огонь быстро охватил сухой подвал, а над еще влажной после дождя внешней стеной заклубился дымок. Одну долгую секунду заблудившийся огонь до мельчайших подробностей озарял главный зал. Потом вспыхнули затканные гобеленами стены.

Марплет смотрел на происходящее, и на его лице блуждала странная улыбка. Когда занялись верхние этажи, он повернулся к Джейм, вскинул руку в насмешливом приветствии и вошел в пылающий дом. Рухнувшие потолочные балки сомкнулись за ним.


«Твердыня» выгорела за одну ночь. На следующее утро один из шпионов Подполза на пороге зала Гильдии передал Сардонику записку:

«Талисман, действуя в интересах Свят-Халвы, способствовала падению Харра сен Тенко. Спроси своего брата, чем она отплатила ему за то, что он предал тебя и выдал твоего покровителя».

Сардоник посмотрел на юго-запад, туда, где над городом еще поднималась тонкая струйка дыма. Потом отвернулся и молча вошел в зал.


Уже было довольно поздно, когда во внутренних покоях дворца Гильдии Воров наконец собрались все избиратели. Одалиан выглядел раздраженным – он рассчитывал получить гораздо большую прибыль. Абботир, приемный отец Отравы, явился при всех регалиях. Провинциалов распирало от чувства собственной значимости и благоговейного страха. Клажак, с несчастным видом взбираясь по лестнице, услышал, что госпожа Серебряная вовсе не пришла, предпочтя воздержаться, чем отдать голос «за» или «против» человека, который спас жизнь, но не свободу ее сына.

– И как я сам до этого не додумался? – пробормотал Клажан и радостно удалился в свою любимую рабочую комнату.

Наконец кабинет был опечатан, а собрание открыто. Через полчаса все было кончено. Восемью голосами против четырех Свят-Халва победил Сардоника в первом голосовании.

Глава 13. ТРИ ПОГРЕБАЛЬНЫХ КОСТРА

На следующий день после пожара Джейм пришла в Нижний Город – Штопка прислала ей сообщение. В районе царил дикий хаос. Ворота у реки остались открытыми, и Город сильно пострадал от наводнения. Хлипкие домики вдоль Поющей смыло, и другие здания были серьезно повреждены и могли рухнуть в любой момент. Бездомные заполонили улицы, люди были вынуждены проводить ночи на улице, будучи не в состоянии найти убежище, потому что оставшиеся четверо из Пяти распорядились воздвигнуть баррикады, опасаясь бунтов и мародерства. А тем временем все больше и больше детей с рассветом заболевали или умирали. У крадущегося во тьме существа было много пищи.

Марк патрулировал территорию с раннего утра, помогая охранять порядок и вытаскивая из-под заносов мертвецов. Когда Джейм разыскала его, он отложил лом и, с разрешения капитана, отправился с ней.

Дом Штопки выстоял, но был по самую крышу облеплен илом. Штопка, ее братья и сестры помогали матери выгребать грязь. Хотя все промокли, никто не простыл – никто, кроме Танишент, которая получила воспаление легких. Из-за нее Джейм с Марком и пришли. Танцовщица возвращалась в «Рес-аб-Тирр».

Марк нес ее, завернув в одеяло, а Джейм хромала следом. Они уложили Танис в ее прежней комнате. Она не помнила ничего из того, что случилось с ней с той ночи, когда чуть не начался бунт, – а прошел почти год, – и была очень смущена. Вид ее собственных рук, с узловатыми костяшками, вздутыми венами, расстраивал ее. Она тонким, жалобным голосом просила дать ей зеркало, но никто не был настолько глуп и жесток.

Джейм находилась рядом весь день и всю ночь, ее сменила Китра, затем Клепетти, все ухаживали за больной. После полуночи Джейм оторвалась от ее постели и, с кусочками мясных обрезков, отправилась через площадь на поиски Клыка.

На пепелище шевелилась какая-то куча. Луна высветила опухшее от слез лицо Ниггена. Он вскочил на ноги, отшатнувшись от протянутой к нему руки, шатаясь, пробежал мимо и скрылся в ночи.

Джейм не преследовала его, и ни одна из копающихся в мусоре кошек не отозвалась на зов – как и прошлой ночью. Город поглотил и кота Марплета, и его сына.

Джейм положила мясо на землю – кому надо, тот подберет, – и вернулась в «Рес~аб-Тирр». У дверей кто-то окликнул ее по имени. Обернувшись, она увидела устремившуюся к ней темную фигуру. Санни.

– Что ж, все кончено, – сказал он. – Мы проиграли.

Она не сразу вспомнила о выборах в Гильдии.

– Я сожалею. И что теперь будет?

– Не знаю. Даже сейчас не могу поверить, что все так повернулось. Тайный покровитель Сарда покинул его в последнюю минуту. Если б это не было безумием, я бы решил, что он винит за это тебя. А сейчас… просто не знаю. Мой брат привык получать то, что хочет. Через семь лет он может попытаться вновь, или когда Свят-Халва умрет, если, конечно, его наемники раньше не доберутся до Сарда. Цукат был прав, – горько усмехнулся Санти. – Не так-то просто побежденному остаться в живых. Сард чуть не погиб сразу после Совета, спускаясь по ступеням Дворца Гильдии.

– Сирдан работает быстро.

– Ох нет, не думаю, что это было по его приказу. Всего лишь какой-то ученик пытался пробиться в фавор. Я убил его. – Лицо Санни исказилось. – Я никогда никого не убивал прежде. Мне это не нравится. Но прошел слух, что у Свят-Халвы есть кое-что гораздо более верное и безошибочное. Снова говорят о Сумеречном Воре.

– Ой ли? – удивилась Джейм. – Когда упоминали это имя, ты всегда сомневался, что его обладатель существует.

– Я и сейчас не уверен, но очень многие убеждены, и кое-кто из них – Цукат, например, – далеко не дураки. Свят-Халва – приверженец традиций, он не угрожал Сарду до выборов, но теперь… Если уничтожат Сарда, то его оставшиеся соратники кинутся спасать в первую очередь себя, не останется никого, кто взял бы на себя руководство.

– А ты?

– Кто будет меня слушать? – Санни был в отчаянии. – Без Сарда я никто, даже не вор. Я не могу помочь ни брату, ни себе… ни тебе.

– Мне? – вновь поразилась Джейм. – Зачем? Думаешь, я в этом нуждаюсь?

– Да… если то, что я слышал, правда. Дошли слухи, что у Сумеречного Вора есть еще одно поручение. Ты.

– Я польщена.

– Джейм, пожалуйста! Будь посерьезней. Это не обычный убийца. Мы говорим о… «временно отделенной душе для причинения вреда», или, как сказал мне архивариус Гильдии, «психическом вампире, похищающем души и убиваюшем прикосновением». Никто не знает, кто это был семь лет назад, но имя твоего приятеля Отравы упоминалось, и ты сама говорила, что он передал свою душу Иштару примерно в это же время. Наверное, жрец ссудил ее Свят-Халве. Он и Сирдан уютно чувствовали себя на последнем Сборе. Не рассчитывай, что дружба с Отравой – если она вообще между вами существует – спасет тебя. У Сумеречного Вора нет воли, кроме воли его хозяина, а в данном случае это Свят-Халва.

– Санни, когда уходил Цукат, я сказала ему, что беру на себя ответственность за последствия. Если они затеяли игру «раз-два-три-скорей умри», смею думать, что смогу от них отделаться. Но как же ты? Какие у тебя планы?

– Это имеет значение? – В его голосе прозвучало отчаяние. – Я буду ждать и посмотрю, какую роль предназначил мне Сард.

– Таким образом, сейчас быть его братом не слишком полезно для здоровья. Оставайся пока тут, в гостинице достаточно безопасно.

Он взглянул на нее с благодарностью, потом обернулся, и свет, на миг коснувшийся его лица, исчез.

– Если бы я только мог, – медленно сказал он, – но я не должен оставлять его одного, тем более сейчас, когда остальные его бросили. Мне надо вернуться – вдруг понадоблюсь ему сегодня.

– Ну тогда прими хотя бы меры предосторожности. – Она прикоснулась к рукаву его голубого камзола. – Тебе не следует носить эти цвета, тем более сегодня ночью. Давай поменяемся куртками. Моя должна быть тебе впору.

– Н-нет… хуже, чем сейчас, не станет. Со мной все будет в порядке. До свидания, Джейм. Да светит тебе мой отец.

Он сжал ее руки и секунду стоял рядом, потом повернулся и зашагал прочь. Джейм глядела вслед. Потом ее позвала Китра – помогать по хозяйству.


Санни пересек площадь, думая об убитом им мальчишке. Худенькая фигурка, внезапная драка на лестнице, изумленное лицо мальчика, когда нож вошел ему между ребер… и Сардоник, стоящий над еще дергающимся телом, холодный, далекий.

Что же пошло не так?

Он повернул на запад по узкой улице, несказанное отчаяние глодало его сердце, прокусывало насквозь. Угловой фонарь осветил его голубой камзол.

Двое людей, закутанных в плащи, выглянули из тени дверного проема.

– Да, это он, – тяжело произнес один, тот, что был выше, когда Санни прошел мимо, – водит компанию с главным агентом врага, как ты и сказал. Теперь я верю всему.

Он вышел на улицу, за ним, не отставая, семенил компаньон-карлик.

Что-то заставило Санни обернуться. Он увидел и сразу узнал обоих, несмотря на маскировку, – и брата, и Подполза. Чувство безнадежности и нереальности происходящего охватило его. И когда другие выступили из темноты и приблизились к нему, он не стал кричать и сопротивляться.


Танишент прожила еще два дня. Поначалу, уносясь памятью в далекое прошлое, она иногда просила свой костюм танцовщицы, вина, звала Бортиса, но потом наступила тишина, изредка прерываемая лишь хриплым бульканьем.

Штопка несколько раз приходила в гостиницу, приносила новости из внешнего мира. Гильдия Воров так и не успокоилась после волнений выборов. Проигравший должен был или спасаться бегством, или пасть от руки наемного убийцы, но Сардоник не собирался делать ни того, ни другого. Он замкнулся в своей крепости и скликал оттуда своих сторонников. Он как будто не собирался отказываться от своих претензий на руководство. Цельность Гильдии была под угрозой, в воздухе витали напряжение и страх.

– Одно неверное движение – и ба-бах! – такими словами завершила Штопка свой последний визит. – Внутри-гильдиевая война. И при таком раскладе победителей не будет.

– Да. Самое время спрятаться получше. А как Санни? Что с ним?

– Не знаю. Его никто не видел после выборов. Полагаю, он заперся в крепости со своим братом. Ой, пока не забыла, это тебе от твоего учителя. – Она протянула Джейм сложенный квадратик бумаги, замаранный дюжиной рук, через которые он прошел. Печать, естественно, была сломана.

– Пора мне удирать. – Девочка встала. – Талисман, если собираешься выходить сегодня ночью, будь осторожна. У тебя много врагов, и Сирдан не последний, кто ждет, когда ты выползешь из дому.

Она ушла. Джейм прочла записку и улыбнулась – и письму, которое очень удивило ее, и тому, что неграмотная Штопка все-таки нашла способ ознакомиться с посланием.

Ранним вечером умерла Танишент. Они оставили ее лежать в той же комнате вместе с ее изображением – по традиции, но в спешке вырезанным из куска мыла, и зажгли огонь, заложив листами железа двери и окна. Тот, Кто Забирает Мертвых, придет за ней утром. Китра отыскала шкатулку танцовщицы с косметикой и постаралась придать покойной более приличный вид, но ничто не могло скрыть паутину морщин, запавшие глаза с синими веками, ссохшиеся губы. Никто бы не поверил, что Танишент было всего двадцать пять.

Рядом с усопшим полагалось бодрствовать целую ночь, но Джейм поняла, что не вынесет этого зрелища.

– Если вы сможете обойтись без меня, – сказала она Клепетти, – то я пойду. Днем Писака прислал мне письмо. Кажется, несмотря ни на что, меня сделали подмастерьем, и он хочет отпраздновать.

– Думаешь, это разумно?

– Нет, но это, может быть, единственный шанс попрощаться с городом. Марк сегодня дежурит последнюю ночь. Через день-два, когда я узнаю, что случилось с Санни, мы отправимся вниз по Поющей, к Восточному морю.

– А я и забыла, что вы покидаете нас так скоро. Без вас здесь будет скучно. Я уже и забыла, что такое тишина и спокойствие.

Джейм рассмеялась и убежала.

Писака стоял на раскладной лестнице в центральных покоях Клубка, с плеч его и до земли свисали развернувшиеся старинные манускрипты – учитель яростно искал какой-то древний пергамент, наверняка уже четверть века как съеденный мышами. Он не соглашался признавать опустошительное действие времени. Когда Писака с грохотом стал спускаться, Джейм внезапно вспомнила, что у нечасто используемой стремянки сломано несколько верхних перекладин. Но до того, как она успела крикнуть и предупредить, старый вор уже миновал опасное место, не пропустив ни одной ступеньки и ни разу не споткнувшись. Это, наверное, другая лестница, подумала Джейм, помогая старику отыскать его плащ, из которого Уродец попытался устроить себе гнездо. Потом они отправились наружу.

Писака не был за пределами Клубка с тех пор, как отводил Джейм во Дворец Гильдии, чтобы внести ее в списки. По большому счету он жил вполне комфортно, припасы еженедельно подвозили к одному из входов в Клубок, и там было все, что нужно. За исключением редких случаев (вроде того, когда в ночь Бала Мертвых Богов у Уродца разболелось горло и понадобилось лекарство), Писака не покидал Клубок. И теперь, ковыляя вместе с ним по улицам, Джейм раздумывала, существует ли еще та таверна, к которой они сейчас направляются. Но вскоре девушка убедилась, что опасалась зря. Впереди замаячила вывеска «Скрещенных звезд», гостиницы, стоящей здесь добрых два века.

Внезапное появление Писаки вызвало переполох. Он же быстренько обосновался за одним из главных столов, раскланиваясь с друзьями, которых не видел десятки лет.

Джейм примостилась поблизости, чуть позади учителя. Как «Луна» обслуживала учеников, «Звезды» были местом сбора мастеров и высших чинов Гильдии. В зале не было других подмастерьев, большинство людей за столами были отъявленными приверженцами Свят-Халвы, который со своей стороны сделал все, чтобы не допустить продвижения Джейм. Неплохой получится праздничек.

Она уже придумывала предлог, чтобы ускользнуть отсюда, когда начались неприятности.

Кто-то поздравил Писаку с успехом Свят-Халвы, он ответил в своей обычной язвительной манере, и один из помощников Сирдана со стуком опустил свою кружку.

– Все это чушь! – взвизгнул он. – Что же это за брат такой, который не помог старику, когда тот так в этом нуждался? Что это у него за секреты? «Величайший вор Тай-Тестигона», – ха! Если ты когда и умел что-то, то давным-давно уже все позабыл!

– Ты хочешь сказать, – опасный голос у Писаки, опасный, – что я не заслуживаю своей репутации?

– Чер-р-ртовски верно! Назови хоть одну вещь, которую ты украл за последнее время, «величайший вор».

Старик нахмурился:

– Это ты назови любую вещь, слышишь, любую, – и я украду ее. Сейчас же. Сегодня.

– Господин мой, нет! – прошипела Джейм в спину Писаке.

– Прекрасно! Второе Око Абарраден. Если осмелишься.

– Заметано! – возликовал Писака.

– О мой бог, – выдохнула Джейм, пряча лицо в ладонях.


Спор, все больше накаляясь, продолжался всю дорогу к Округу Храмов.

– Гляди. – Джейм схватила старика за руку и остановила его в тени ворот. – Даже если тот человек в «Звездах» настолько пьян, как кажется, посмотри, во что ты позволил ему себя втянуть: нет времени разведать территорию, подготовить пути к бегству, и нас слышало столько народу, что для полного триумфа не хватает только шагающих впереди герольдов. Думаешь, стражники глухие? Одно лишнее слово – и тебя, многоуважаемый, тотчас же схватят.

– Я знаю, что делаю, – раздраженно ответил Писака. – Мне не впервой – ты еще помнишь? Кроме того, никто не выдаст меня. Такое просто-напросто невозможно.

– Но кто-то же в «Луне» донес на меня, когда я стащила Павлиньи Перчатки. Ладно, раз так – я иду с тобой.

– Xe! Ты просто хочешь вынюхать мои тайны!

– Если я еще раз услышу подобное, то просто полезу на ближайшую стенку. Неужели не ясно, что я просто не хочу, чтобы ты свернул свою тощую шею? Преданность – мое единственное достоинство; и перестань отворачиваться.

– А ты с норовом, парень, – вгляделся он в нее. – Ну идем, идем. Полагаю, ты заслужил это право.

Храм Абарраден был одним из самых солидных в той части Округа, которая еще принадлежала Старому Пантеону. Он возвышался над маленькой, выжженной солнцем площадью, от которой разбегалось восемь улиц, две из которых смыкались под углом у внешней стены, образуя границу между старыми и новыми богами. Многие храмы были сожжены дотла в прошлом году, во время последней вспышки храмовой войны, начавшейся еще с противостояния Гелиота и Сан-Сара два с половиной тысячелетия назад; некоторые еще действовали, здорово потрепанные в борьбе.

Храм Абарраден был могущественным, он перестраивался семь раз, становясь все величественнее и прихотливее. А теперь пыль заглушала шаги Джейм, идущей вслед за Писакой по тропинкам. После безвременной кончины Горго она узнавала все больше и больше о богах Тай-Тестигона, представляя их сообществом с собственными правами, зависящим от веры их создателей и личных черт каждого, иногда способных и к независимым действиям. И Джейм чувствовала, что и они узнают ее и обходят стороной. Частично поэтому она и пошла за своим мастером, рассчитывая спугнуть Абарраден или хотя бы отклонить гнев ее служителей. Богиня спала, ее глубокое дыхание проносилось по пустым залам. Она, как Танишент, никогда больше не проснется.

Вор и ученица достигли молельни без происшествий, встретив только пару монахов-уборщиков и легко ускользнув от них. Самые дальние внутренние покои являли собой истинное убранство храма. Высокую, тускло освещенную комнату на треть заполняло гигантское изваяние Абарраден, когда-то полностью зрячей, а теперь одноглазой. Как и многие божества Старого Пантеона, богиня сочетала в себе черты человека и животного, в данном случае – коровы. У ее копыт лежало широкое кольцо черной воды – обычный барьер против демонов. От заговоренного моста, который должен быть перекинут через лужу, остались только дырки от болтов. Созвездие мерцающих дисков покачивалось на поверхности воды. Джейм потянулась, чтобы разглядеть их поближе, но Писака быстро отдернул ее назад. Он вынул из мешка обгрызенный кусок колбасы и подбросил его над водой. Дюжина тонких щупальцев взметнулась и схватила кусок на лету. Глаза моргнули разок и замерли в ожидании. Караульные приходят и уходят, а хранители остаются.

– Это настолько просто, – прошептал старик, – что мне почти стыдно. Но вызов есть вызов. Иди присмотри за дверью.

Джейм отошла. Когда она оглянулась, Писака был над бассейном, щупальца тщетно тянулись к его ногам, он прошел уже половину несуществующего моста.

Она все еще смотрела на него, разинув рот, когда донесся какой-то звук. Люди, много людей в храме. Секунду она слушала их тяжелую поступь, гудение голосов, спорящих о том, кому идти первым, потом прошипела через всю комнату:

– Учитель, стража!

– Как не вовремя, чтоб их, – не сдержался Писака. Он стоял на одной из грудей Абарраден, держа в руках белый камень, вынутый из глазницы. Старик указал на дверь в дальнем углу. – Вверх по лестнице и на крышу, быстро, но сперва потуши свет.

Джейм делала то, что было приказано, слыша, как голоса становятся все ближе и громче. Она задержалась у последнего светильника, ожидая, пока старик доберется до лестницы, потом бросилась через темную комнату, лишь только в нее ворвался первый стражник. Остальные, судя по звукам, сгрудились за ним, потом по одному стали протискиваться в помещение, громко бранясь. В итоге кто-то все-таки свалился в бассейн.

Несмотря на хорошее ночное зрение, Джейм видела в этом непроглядном мраке так же мало, как и все остальные, но у нее было преимущество – она знала планировку комнаты. Девушка почти достигла ступеней, когда, к ее изумлению и ужасу, крепкая пара рук внезапно сомкнулась вокруг нее. Набрав полную грудь воздуху, она во всю мочь издала боевой клич – убийственная штука в закрытом пространстве. Руки немедленно разжались. Рванувшись к двери, Джейм врезалась лбом в косяк, встряхнулась, пришла в себя и полезла наверх. Внизу закипела бурная деятельность, стражники тоже нащупали лестницу. Девушка выскочила на крышу, толкнув люк в потолке, захлопнула его, задвинула затвор и рухнула сверху.

– Что тебя задержало? – поинтересовался Писака, подняв украденный камень в лунном свете, держа его так нежно, словно руки видели больше, чем ослабевшие глаза.

– Такая куча хлопот, – хихикнул он, – из-за куска стекла.

– Что?!

– Пятьдесят лет прошло, а ничего не изменилось. Тогда я проверил оба глаза и взял подлинный. Представь себе, это не было такой уж шикарной работой, понятия не имею, почему люди подняли такую шумиху. Дураки они все. Или почти все. Ну, правда, с тех пор никто не выходил оттуда с этой побрякушкой («Да кто же в состоянии пройти по отсутствующему мосту?» – подумала Джейм.), вот эти недоумки и убедили себя, что это невозможно. В этом городе верят в странное. В чем ты, наверное, и сам убедился.

– Да, учитель. Но откуда же у Абарраден взялось стеклянное око?

– Кто знает. Наверняка какой-нибудь жулик-жрец подменил его много веков назад.

Створка люка стала прогибаться под ударами дубинки. Джейм поспешно спрыгнула со своего места.

– Ох, учитель, стекло это или нет, но те господа внизу все еще охотятся за нами. Как вы предполагаете решить этот вопрос?

– Конечно же, слиняем по-быстрому. – Писака встал. – Хороший вор никогда не засиживается в гостях.

– И куда курс держим? – спросила Джейм, предчувствуя подвох.

– А что, у нас большой выбор? – Писака начал сердиться. – Естественно, по крышам.

Он показал за храм, туда, где зияла выжженная пустота.

Мост был реален для него, наверное, как и те ступеньки на стремянке, и сейчас – видимо, не лучшее время колебать его уверенность, но мой бог…

– А вы – мм-м… уверены, что все в порядке?

– Конечно уверен, – раздраженно сказал он и шагнул в пространство. Скользнул на несколько футов вниз, с трудом удерживая равновесие. – Совершенно уверен. Но тут есть пара гнилых дощечек. За мной, мальчик, и помни о дырках.

Она смотрела, как он осторожно нащупывает путь над бездной, тыча перед каждым шагом в пустоту своим посохом. Он не падал, проблема – его проблема – была решена. Но как насчет нее?! Джейм пробежала по краю крыши, видя только гладкие, отвесные стены. Здания на той стороне слишком далеки, и до земли ее страховочный трос не достанет. Да, не самая благоприятная ситуация.

– Ну же, идем. – Писака уже стоял на противоположной крыше и притоптывал от нетерпения. – Думаешь, они провозятся с этой дверцей всю ночь?

«Бьюсь об заклад, что нет». От дерева отлетали щепки. В зазубренную дыру просунулась рука, нащупывая щеколду. Теоретически у нее нет причины бежать от них. Она не прикасалась к похищенному и по законам города была невиновна, но что-то подсказывало ей, что этой ночью такие тонкости особой роли не сыграют.

– Эй? – Писака уже охрип от крика. – Если уж я смог, то ты и подавно!

Может, он и прав. Очевидно, для этого старика вера – очень могущественная вещь. Джейм постояла секунду, отключившись от звуков со стороны двери, не обращая внимания на Писаку, забыв обо всем, кроме того, что она узнала за этот год насчет веры и создания реальности в Тай-Тести-гоне. И, зажмурив глаза, с величайшей осторожностью шагнула через край.

Там что-то было, потому что ее нога соскользнула. Как и Писака минуту назад, Джейм проехалась вниз по какой-то гладкой, наклонной поверхности. Не раскрывая глаз, она затормозила на спуске и, еле передвигая ноги, поползла на четвереньках вдоль склона. На ощупь шла она по чему-то, что не имело определения, плотность таяла, стоило только отвлечься на шум позади. Это, в свою очередь, заставляло нервничать и колебаться. Джейм отчетливо вспомнила, как часто Писака заставлял ее в воображении проходить по дорогам над домами, которых она никогда не видела, – хотя бы потому, что самих домов уже не существовало, – и какая сила воображения была необходима для такой работы. Право, не так уж это отличается от перехода по воздуху через стофутовую пропасть. Ага, вот тут как будто дранка на кровле. Ощупав одну, она с шипением отдернула руку.

– Ну что еще? – совсем рядом раздался голос Писаки.

– Во имя всех… ой… вроде заноза. Что ты скажешь о…

– Талисман!

Вопль раздался сзади, недоверчивый, протестующий, и, несомненно, издать его могли только мощные легкие Девятипалого. Вздрогнув, Джейм открыла глаза. Под ней была пустота, и девушка стала падать. Руки беспорядочно замахали, словно жили своей жизнью, и вцепились в карниз противоположного здания.

– Я же предупреждал тебя – следи за дырками, – сказал Писака, втаскивая ее за шкирку наверх.

Потом Джейм настояла на том, чтобы проводить своего мастера до дому задними улочками. Хотя добыча была только стекляшкой и ничего не стоила, период риска распространялся и на нее, причем все уверены, что это подлинная вещь, и будут поступать соответственно. Ведь кто-то предал Писаку, и теперь за ним – да и за ней – гонятся. Сирдан бы не остановился перед тем, чтобы обогнуть Закон. Ведь он уже нарушил кодекс воров – никогда не выдавать собратьев стражникам. При сложившихся обстоятельствах лучшее место для Писаки сейчас – Клубок, а для нее – холмы на юго-западе. Надо переждать, пока все не успокоится или пока к ней и Журу не присоединится Марк, чтобы отправиться на юг. Джейм распрощалась с учителем у входа в его дом и торопливо зашагала по крышам к «Рес-аб-Тирру», намереваясь собрать вещи и убраться из города как можно быстрее.


Джейм влезала к себе на чердак, взгляд ее упал в комнату. Пол усыпан клочками одежды, два тюфяка распороты, очаг разворочен. В дальнем углу вынутые из стены камни обнажали ее потайную нишу. Вывернутый мешок лежал на кровати. Обломки меча были здесь, и маленький сверток с кольцом тоже – вот он, завалился между складками скомканного одеяла. А Книга в Бледном Переплете исчезла.

Джейм попыталась осознать случившееся. Потом быстро спустилась по лестнице вниз. Лишь только она появилась в кухне, в дверях возник Сарт Девятипалый.

– Погоди-ка минуту, Талисман, – выпалил он, заметив, что она готова дать стрекача назад. – Верь не верь, я ищу не тебя, а Марка.

– Марка? – Ее голос стал визгливым от нахлынувшей тревоги. – С ним что-то случилось?

– Это я и пытаюсь выяснить.

Пока он говорил, Клепетти поднялась из погреба и теперь целенаправленно наступала на них. Но прежде, чем она успела что-то сказать, Сарт сам шагнул к ней и зажал ей рот своей рукой.

– Мы патрулировали Округ Храмов, – продолжил он, игнорируя вдову, – когда прискакал капитан с дюжиной наших и сказал: «Кто-то грабит Абарраден. Всем построиться». Ну, мы строем пришли в этот улей, но кто-то… Дорогая, одну минутку… потушил свет, едва мы приблизились к комнате с идолом. Я вцепился в рукав Марка, зная, что вы, кенциры, можете находить дорогу в темноте, и он проволок меня через всю комнату. Вдруг кто-то испустил душераздирающий вопль над самым моим ухом, и в следующий миг Марк покачнулся, развернулся и прошел сквозь строй наших ребят, как летний тайфун. За компанию и я стукнул по нескольким головам, а потом мы с теми, кто остался, полезли наверх, на крышу.

Он сделал паузу, с сомнением глядя на Джейм.

– Ты действительно шла по воздуху, а? Мне не почудилось? И вот когда я хотел показать на тебя Марку, его там не было. Я его больше не видел… Ой!

Клепетти, окончательно потерявшая терпение, укусила его за руку.

– Может, ты и не видел, зато я видела, – мрачно сказала вдова, разглаживая свой фартук. – Где-то с час назад он заходил сюда. И что бы ни происходило, боюсь, это серьезно. Джейм, он просил меня передать тебе, что «достойная смерть стирает все пятна».

– О боже. Да, это серьезно. Я должна бежать за ним. Сарт, ты не мог бы подождать здесь, пока я… пока мы не вернемся. Мне почему-то кажется, что этой ночью нельзя оставлять гостиницу без присмотра.

– Буду рад, – сказал он, осклабившись в сторону Клепетти.

А вдова залилась румянцем.


Ясно, что произошло: это Марк схватил ее в темноте. Узнав ее, предполагаемого вора, и отпустив, великан кендар нарушил присягу стражника. Для него это означало потерю чести, а кенциры не могут жить после этого. Значит, он отправился возвратить свое доброе имя единственно возможным способом – приняв смерть от рук высокорожденного кенцира согласно древнему обычаю. В Тай-Тестигоне из высокорожденных имелся только Иштар. Она должна остановить Марка до того, как он придет к храму, или каким-то образом прервать ритуал, губящий как виновных, так и невинных.

И опять замелькали крыши – нет более прямого и безопасного пути. Джейм мчалась, периодически оглядывая улицы в поисках Марка. Может, и Санни где-то там.

Она не покинет город, пока не повидается с ним, даже если для этого придется проникнуть в крепость Сардоника; но надо сначала обеспечить безопасность Марка. Остальное сейчас не имеет значения.

Ничто? Даже Книга? О Трое, она совершенно забыла о ней! «Ну и хранитель из меня», – подумала Джейм, перепрыгивая через ненадежный, крытый соломой участок.

Она провалилась, ноги болтались в пространстве, руки вцепились в чью-то бельевую веревку. Джейм раскачалась, оттолкнулась, дважды перевернулась в воздухе, оказалась на чьем-то балконе и оттуда вскарабкалась обратно на крышу.

– В следующий раз захвати с собой голубя! – крикнули ей снизу.

Этой ночью все будет расставлено по местам. Будь проклята Книга, будь проклята она сама, если потеряет Марка.

Наконец она увидела его – эту высокую фигуру ни с кем не спутаешь, он быстро шагал по улице и был совсем близко к кольцу праха, окружавшего храм. Джейм спустилась на землю, окликая его. Он, казалось, не слышал. Еще минута – и она его догонит…

И тут в полной тишине из темноты выскользнула фигура с поднятой рукой и встала между ними.

Джейм, покачнувшись, резко остановилась. Ночь была темна, но девушка могла бы разглядеть лицо чужака или хотя бы одежду. Но это был лишь черный силуэт, лишенный черт… нет, тень – плоская, тянущаяся к ней…

Значит, Джейм не вторая часть поручения посланца Свят-Халвы, а первая; и убийца рядом – безымянный, безликий, готовый привести приговор в исполнение.

Она отступила и снова позвала Марка. Тот не остановился и не сбился с шага. Он должен был слышать, но она не могла сказать ничего, что вернуло бы ему честь и спасло жизнь – нужно было объяснить очень многое, но на ее пути стояла смерть. Нет, мимо не проскользнуть, слишком опасно… Джейм бросилась в боковую улочку и припустила что есть духу.

И две тени мчались за ней – собственная и Сумеречного Вора. Тропки раздваивались и поворачивали, каменные стены душили, земля предательски вырывалась из-под ног. Ей не удастся запутать след. Что же может остановить убийцу? Ага, вот между двух перекошенных стен блеснула вода западного канала Нижнего Города. Туда. Прыжок – и она на другом берегу и уже устремилась на север, к храму. Преследователь, не отставая, двигался по другой стороне рва. Они приближались к мосту. Если он перейдет… Джейм прибавила ходу. Он перешел. Она краем глаза видела его протянутые руки и неслась напролом, только бы не попасть в эти объятия, продираясь через обваливающиеся груды мусора, поднимая за собой лавину пыли. Наконец, упав на колени и кашляя, она увидела, что тень остановилась на самом краю отравленного круга, как и в том далеком кошмаре первой ночи. Девушка поднялась и направилась к храму. Волна паники накатила на нее, когда она заметила, что двери широко распахнуты. Марк уже вошел.

Джейм нашла его в центральных покоях, коленопреклоненный, стоял он перед алтарем, смиренно сложив большие, огрубелые руки, не отвечая ни на зов, ни на прикосновение.

– Ты опоздала, – продребезжал тонкий сухой голос. Иштар стоял перед изваянием Трехликого, словно белый нарост плесени на граните. – Он уже глубоко погрузился в смертельный транс и будет опускаться все ниже и ниже, пока не достигнет дна – и конца. Никогда прежде не встречал я человека, столь страстно жаждущего забвения.

– Но он не должен! Это ошибка, он не сделал ничего, чтобы ритуал стал необходимым!

– Так говоришь ты. Но я следую его желаниям, а не твоим. Все твои умения и хитрости не спасут его от самого себя, как не помогли тебе удержать Книгу в Бледном Переплете. Ах да, я догадывался, что она у тебя. – Жрец спускался по ступеням, триумф оживил его лицо. – «Молчи, язык, который говорит… Выбравшим уход – скрытые пути». Ты помнишь эти слова, не так ли? Первая часть действительно из свитка Антробара, который ты умудрилась уничтожить, но вторая-то – нет. Только тот, кто видел оригинал, способен воссоздать целое. Лишь горстка жрецов и летописцев обладает этим знанием… Только немного им от того пользы без самих рун. И никто из них не был даже рядом с Восточным Кеншолдом, твоим домом, куда направлялся сам Мастер, разыскивая нечто столь ценное, что не побрезговал гнилым воздухом этого мира, пытаясь вернуть принадлежащее ему. Я оказался прав, не так ли? А ты упустила Книгу, и скоро она будет в более достойных руках.

– Твоих, полагаю, – сказала Джейм, пытаясь скрыть смятение. – Смею ли я осведомиться, каким образом?

– Поблагодари своего друга, – ответил Иштар злорадно. – Послание Писаки было перехвачено, Свят-Халва разработал свой план, а я свой. Отрава в ответе за твою потерю.

– Возможно, за твою тоже, – произнесла Джейм. – Когда мы виделись с ним в последний раз, он не слишком уважительно отзывался о тебе и сказал, что когда ты в следующий раз прикажешь ему что-нибудь, то сильно удивишься.

– Он никогда не предаст меня, – Иштар говорил больше себе, чем ей. – Он не посмеет, пусть даже в последнее время он стал менее покорным, чем раньше. Тоже из-за тебя, – яростно взглянул он на девушку. – Но такое… Это будет изменой всему нашему народу. Нет, нет, невозможно, немыслимо.

– Для него сейчас Кенцират – это ты, и он говорил о мщении, поскольку думал, что его самого могут предать. Ты лучше меня знаешь, есть ли у тебя причина бояться.

– Я отвергаю все причины! – Жреца уже трясло. – Но признаю, что было глупо доверять кому-то столь непостоянному. Этот мальчишка способен вообразить что угодно. Если предположить худшее – что он сделает дальше?

– На его месте, – медленно проговорила Джейм, – я бы сделала что-то очень дерзкое, что принесло бы максимум вреда. Я бы отдала Книгу Свят-Халве.

Иштар тяжело дышал, шипение вырывалось из его груди.

– Ученый человек, я имел случай убедиться в этом. И достаточно честолюбивый и самоуверенный, чтобы суметь уничтожить мир. Если Книга у него, мы должны вернуть ее. Ты должна.

– Я, милорд? А что будет с моим другом – вот с ним? Если я выполню твое задание, клянешься ли ты вывести его из транса, чтобы он смог услышать правду и изменить свое мнение?

Жрец брезгливо махнул рукой – согласен. Джейм была уже у дверей, когда вдруг вспомнила:

– Ой, милорд… маленькая проблема. Там, снаружи, меня ждет Сумеречный Вор, хочет убить. Как избавиться от демона?

– Проще простого, – раздраженно ответил Иштар. – Все, что тебе нужно, – это его истинное имя и много воды или огня. Для тебя, избранная, это должно быть легко.

«Ну, с водой будет несложно, – думала Джейм, выжидая подходящего момента. – А имя… Вот он, прошел мимо… немного же видно сквозь дверную щелку… Жди, жди… сейчас». Она вылетела наружу и помчалась к каналу.

Противник двигался немного быстрее, но Джейм удалось перебраться на ту сторону ручейка раньше, чем он приблизился к ней. Так она и шла всю дорогу к Поющей, сопровождаемая враждебной тенью, скользившей за ней по другому берегу, пока не появился мост, через который преследователь смог перейти на ее сторону – и оказался впереди. Она свернула, пронеслась по украшенной лентами улице района Шелков и быстро вскарабкалась на крышу.

Погоня закончилась на коньке дома, чьи верхние этажи нависали над игривыми водами Поющей. Джейм оказалась в безвыходном положении. Она обернулась, чтобы увидеть скользящую к ней смерть. Теперь у нее есть только один шанс.

– Отрава? – осторожно сказала она.

Сумеречный Вор бросился на нее. Она едва успела увернуться от его рук и нащупала что-то похожее на ошейник. Ухватившись за него, она одной ногой уперлась в живот – живот тени? – и перебросила нападавшего через себя. Что-то твердое, отскочившее от смутной фигуры, ударило ее по лицу, слезы боли ослепили мгновенно. Когда зрение вернулось к ней, она увидела только крышу, Поющую и что-то темное на ее поверхности, уносимое течением.

Джейм присела, пытаясь отдышаться. Она рисковала, поверив словам Санни, что только руки твари смертельны. А имя… Даже сейчас она сомневалась, что ее догадка верна. Отрава доверил свою душу и тень Иштару семь лет назад, в то время, когда жрец «обменивался информацией» со Свят-Халвой, как раз перед тем, как давешний соперник Сирдана, мастер Дубяк, пал жертвой Сумеречного Вора. Если Иштар, который предположительно должен держать душу Отравы в сохранности, одолжил ее для такой грязной цели, то он предатель. Хорошо, она положит этому конец, но как?

Сердитые голоса снизу прервали ее раздумья. Группа людей, одетых в голубые цвета Сардоника, насильно удерживала одного из своих, а последователи Свят-Халвы насмехались над ними.

– Спокойно, приятель, – прошипел кто-то своему вырывающемуся другу. – Ты что, хочешь начать войну?

Джейм вдруг осознала, что улицы внизу полны воров – их было много, слишком много. Вместо того чтобы залечь на дно, как их мастер, люди Сардоника рвались в бой, к вящему удовольствию своих врагов, не упускавших случая уколоть их. Если они сумеют хорошенько раздразнить соперников, тем лучше – необъявленная гильдиевая война разорит ту сторону, которая нанесет первый удар. Но почему на улицу вышли люди Сардоника? Они словно ждали чего-то, точно не зная, чего именно.

Что там такое?

Низкий, хриплый гул, почти стон, шел с севера. Воры внизу переглянулись и пошли, вначале медленно, потом все быстрее и быстрее, направляясь к линии огней, окружившей площадь Правосудия.

Встревоженная, Джейм спустилась на мостовую и присоединилась к потоку. На мосту она заметила знакомую фигуру в желтом камзоле, слепо шагающую прямо на нее.

– Дерзец! – окликнула она, прокладывая себе путь через толпу. – Что случилось?

– Талисман? – Кажется, он все еще не видит ее. – Не спрашивай. Не ходи. Не смотри. Убирайся с улиц. Теперь ничего не поделаешь… ничего.

Она, недоумевая, глядела ему вслед. Потом развернулась и побежала к площади.

Та была полна народу, все сгрудились вокруг Трона Милости. Языки факелов вздымались над головами, озаряя потрясенные лица светом преисподней. Со спинки Трона свисало что-то голубое. Джейм задержалась у края толпы, мучимая предчувствием. Потом начала пробираться вперед, сперва просто расталкивая и раздвигая плотно стоящих людей, а затем пустив в ход когти. Наконец девушка оказалась в первом ряду.

– О мой бог… Санни!

Мир сузился, в нем не осталось никого, кроме них двоих – одного, неуклюже скорчившегося на мраморном Троне, и другой, упавшей перед ним на колени и сотрясаемой волнами накатывающейся рвоты. Пустота ее сознания наполнялась жужжанием мух, облепивших труп. Зудение насекомых превращалось в слова, повторяемые вновь и вновь, требующие ответа.

– Это работа Отравы! – выкрикнул человек в голубом. – Это война!

«Что же мертвые могут сделать с живыми», – тупо удивилась Джейм. Но даже если она только что уничтожила душу Отравы в Сумеречном Воре, это не изменит того, что произошло здесь. Медленная, мучительная, иссушающая смерть, как сказал однажды Дерзец.

Сторонники Свят-Халвы отступали, напуганные реакцией толпы. Джейм догадалась, куда будут направлены гнев и ненависть, еще до того, как подстрекатели указали место. Поток подхватил и понес ее, она кричала с остальными, но остановилась от внезапного сомнения. Бросила последний взгляд на Трон Милости и проскользнула сквозь толпу, унося с собой этот образ. Выбравшись на более просторное место, она побежала, потом полезла вверх.

– А, Талисман! – воскликнул кто-то, появившийся на крае крыши. Занесенная для удара рука опустилась и помогла ей взобраться. – Что происходит?

– Ой, Воробей, нет времени объяснять. Слушай – вон те люди направляются ко Дворцу Гильдии Воров, а я хочу прибыть туда первой. Ваши люди могут их задержать?

– Ко Дворцу? Они наверняка пойдут туда по Неуклюжей улице… Ну, мы можем что-нибудь сделать, если, конечно, ты не против того, чтобы сбросить им на головы быка.

– Да сбрасывайте что хотите, только дайте мне пять минут.

– Ты их получишь. – И Воробей упорхнул.

Джейм помедлила секунду, глядя вниз. Улица шевелилась, изрытая какие-то нечеловеческие звуки. Смерть Санни спустила город с привязи. Джейм стянула перчатки и уронила их в темноту. Пусть будет так, она ничего не станет скрывать.

Крыши Неуклюжей улицы украшали выстроившиеся в ряд многочисленные каменные головы различных животных, чтобы умилостивить души зверей, продававшихся разрубленными на части в бессчетных мясных лавках внизу. У одного из изваяний чрезвычайно массивной головы быка на углу Речной улицы возилась дюжина тучников, отколупывающих куски весьма качественного раствора, крепящего скульптуру к зданию. Джейм подождала, пока толпа подойдет к Поющей. Тучники предостерегающе закричали, когда она вспрыгнула на широкую голову быка, чувствуя, как та качнулась под ее весом, и, оттолкнувшись, перелетела на соседнюю крышу – весьма вовремя. Она не обернулась на звук падения огромной каменной глыбы на землю и последовавшие за этим вопли.

Корабельный остров лежал тихий и мирный, спрятавшись за спину мстительной статуи.

Джейм ворвалась в зал Гильдии, выкликая Отраву, и скоро наткнулась на одного из его сподвижников, который провел ее по Дворцу в роскошные апартаменты, из которых когда-то, давным-давно, выпало тело мальчика.

Отрава оторвался от созерцания огня в камине.

– Итак, ты наконец-то пришла ко мне, – улыбнулся он.

– Прекрати. Ты сделал это?

– Честно говоря – я. Забудь о Книге, моя дорогая госпожа. Это мерзкая вещь. Тебе без нее будет лучше.

– К черту Книгу! Санни там, на Троне Милости, с него содрана кожа – твоим, особым, любимым манером и люди его брата идут сюда, чтобы заставить тебя расплатиться!

Прихвостень Отравы негромко вскрикнул и поспешил вон из комнаты – проверить. Но улыбка его хозяина не померкла.

– В тебе больше жестокости, чем в ком-либо еще, – продолжила Джейм, пытаясь пробить стену его хладнокровия, – но, во имя когтей бога, ты же не идиот! Это первый удар необъявленной гильдиевой войны, и сейчас ты выглядишь зачинщиком. Скажи, что ты не настолько глуп, не только ради меня, скажи же!

Уходивший вернулся:

– Девчонка сказала правду, – он задыхался. – Они идут! Что будем делать?

– Что хочешь. Я глуп, несомненно, – обратился Отрава к Джейм и шагнул, оказавшись между ней и дверью, – но не настолько и не в этом, милая.

– Проклятие, тогда сделай что-нибудь! Я не хочу в одну ночь потерять вас обоих… о боже. – Она резко побледнела. – Отрава, м-м-мне кажется, что я только что убила тебя.

– Что, скажи на милость, это значит? – Он выглядел озадаченным.

Она объяснила. К ее изумлению, он рассмеялся:

– Зря ты ломала голову. Нет, все с твоим Сумеречным Вором гораздо проще и лежит под самым носом, леди.

– Что ты имеешь в виду… и почему называешь меня так?

– Знаешь ли, мне нравится, да и тебе идет. Кроме того, это же наименьший из твоих титулов.

– Что?

– Не хочешь ли ты сказать, что не знала? – Он наконец удивился. – Никто тебе не говорил? Как странно.

– Погоди минуту, – запротестовала Джейм. – Но как ты все это узнал? Что, у меня на лбу написано: «Я высокорожденная»?

– И ты могла бы принять мою душу. Все шаниры каким-то боком происходят от высокорожденных, но хранители душ, такие как ты и Иштар, должны быть чистокровными. К тому же кто из кенциров, даже высокорожденных, наделен твоими талантами и умениями? Для такой умной девочки ты чрезвычайно несведуща. Как жаль, что у меня не будет возможности заняться твоим образованием.

С треском вылетела дверь зала Гильдии. Раздались крики. Множество ног затопали по переходам, множество голосов вопили в страстной жажде крови.

– Знаешь, – Отрава с улыбкой повернулся к Джейм, – я не совсем так представлял нашу последнюю встречу, что-то она не очень для нас характерна. Прощай, моя дорогая госпожа. Помни меня.

Он обнял и поцеловал ее. Через внезапную вспышку боли Джейм услышала щелчок за спиной, потом Отрава оттолкнул девушку. Стены рядом с камином не было, Джейм по инерции влетела в нишу, ударившись обо что-то, потом панель вновь опустилась – девушка оказалась в узком проходе.

Из комнаты снаружи донесся скрежет – ломали входную дверь.

Джейм царапала стену, не замечая заноз, сознавая всю безнадежность. Лучик света упал на ее плечо. Она подтянулась и стала глядеть в узкое потайное окошко.

Они уже были в комнате, стояли полукругом почти перед ней, задние напирали, жертва была загнана в угол. Но хотя нападающих было многим больше, она внушала им страх. В этот краткий миг оцепенения и тишины Джейм слышала дыхание Отравы, прижавшегося к стене с другой стороны. Потом он засмеялся, словно услышал одному ему понятную шутку, и все набросились на него.

У него были нож и Сенета, виртуозное мастерство и дикая жестокость. Через минуту несколько трупов лежали у его ног, а живые ошеломленно отступили. Джейм снова услышала его короткий смешок.

– Псы, – мягко сказал он, надвигаясь на них, отводя их взгляды от секретной панели. – Ну как, сладка ли смерть? Идите, шакалы, лижите кровь.

Что-то пошевелилось на полу позади него. Джейм видела, как рука упавшего вора украдкой нащупывает нож мертвого соседа. Она закричала, но слишком поздно. Мужчина вскочил, схватил Отраву сзади рукой за горло и погрузил нож ему под ребра. Отрава встряхнулся и освободился. Молниеносным движением – даже Джейм его не заметила – он сломал нападавшему шею. Потом презрительно выдернул нож. Полилась кровь. Вздох пронесся по комнате. Все ждали, когда же он упадет, а он вновь наступал, шаг, другой, потом опустился на колено, зажав рану рукой. Взглянул на потайное оконце и улыбнулся. А потом все навалились на него.

Его били долго, и не было человека, не приложившего руку, ногу или клинок к агонизирующему телу, но Джейм слышала неровное дыхание Отравы, как свое собственное, еще долго после того, как оно должно было прерваться. И когда его поволокли к выходу, он все еще дышал. Человек, потерявший душу, умирает очень, очень тяжело; тем более кенцир.

Джейм сидела на полу, прислонившись к стене. Боль напомнила о себе, и девушка очнулась. Словно в тумане, подняла она руку к лицу, затем протянула ее к лучу, падающему из смотрового отверстия. Кончики пальцев матово блестели.

Она все еще глядела на свою руку, когда что-то проскользнуло между ней и ее лицом. С криком ужаса Джейм отпрянула. Чужие пальцы едва не коснулись ее щеки. «Никакой воды не хватит, если имя было неверным», – пронеслась в голове дикая мысль. Джейм вскочила. Он вновь выследил ее, и теперь она одна во мраке с Сумеречным Вором.

Джейм побежала. Потайные проходы вились по всему Дворцу, образуя лабиринт в лабиринте, огибая почти каждую комнату. Темноту прорезали тонкие лучи из многочисленных секретных глазков. Джейм мчалась очертя голову, а сзади ее настигала молчаливая чернота, поглощающая каждое пятнышко света на своем пути. Это не Башня Демонов, и преследует ее не глупый Тулигса, которого так просто было провести. Как бы его не звали, тварь хочет схватить ее и очень близка к исполнению задуманного его хозяином. Джейм прибавила ходу, обогнула угол – и врезалась в стену.

Оглушенная, смотрела она на нависшую темную фигуру в ореоле света из потайных щелей.

И тут, далеко, кто-то закричал.

Сумеречный Вор оцепенел, его рука застыла в дюйме от лица Джейм, потом – невероятно! – он ушел. Ему, плоскому, не надо было разворачиваться. Она слышала, как он быстро продвигается по коридорам.

Какой-то инстинкт поднял ее на ноги и послал вслед за ним. Добыча стала охотником, и оба шли на звук ужасающего, не прерывающегося ни на миг крика. О Трое, кто же может издавать такой жуткий вопль, ни разу не прервавшись, чтобы набрать в грудь воздуха?

На полу в конце коридора лежало кольцо света, моментально погасшее, лишь только Сумеречный Вор прошел сквозь него. Крик, теперь совсем близкий, перешел в отвратительное бульканье. Джейм нащупала мягкую, податливую поверхность – изнанку висящего на стене гобелена. Она отдернула его и вступила в личный рабочий кабинет Свят-Халвы.

Сирдан сидел за столом, его искривленные руки вцепились в края столешницы. Голова была запрокинута, а глаза открыты широко-широко. Глаза? Их не было – черные дыры под кустистыми бровями вглядывались в великую тьму. Тонкое шипение все еще прорывалось сквозь стиснутые зубы. Хилая грудь под тяжелой цепью – символом власти – еще вздымалась, пока со слабым хрустом не стали распадаться ребра. А возвратившаяся тень Сирдана улеглась, становясь чернее, на страницы раскрытой перед ним Книги в Бледном Переплете.

«Достаточно ученый» – называл его Иштар. Что ж, он сумел призвать Сумеречного Вора и разобрать руны, но слова вырвались из-под его контроля. Антробар, наверное, выглядел так же, когда Книга покончила с ним.

– Это конец? – обратилась Джейм к неподвижной фигуре. – Если мои слова хоть чего-нибудь стоят – мне жаль, что все так обернулось. Прости.

Она закрыла Книгу и осторожно завернула ее в ту самую льняную тряпицу, стараясь не прикасаться к теплой коже. Прижав к груди сверток, Джейм выскользнула в главный коридор.

Переходы Дворца были полны мечущихся людей, каждый старался избежать надвигающегося истребления. Никто не обратил внимания на худенькую фигурку с плоским белым пакетом, присоединившуюся к потоку бегущих наружу, в прохладу ночи. Они и так охвачены безумием, каково же им будет тогда, когда разнесется слух о смерти Сирдана.

На носу острова-корабля статуя держала над беспечной водой свои ужасные трофеи, а за ее спиной небо окрашивалось багровым заревом пожара.

Глава 14. БОГИ ВЫХОДЯТ ИЗ ХРАМОВ

В тишине храма Джейм помедлила, глядя на неподвижную фигуру Марка. Потом протянула Книгу в Бледном Переплете Иштару.

– Теперь сдержи свое слово, – сказала она. – Разбуди его.

Но жрец, казалось, забыл и о ней, и о своей жертве. Трясущимися руками развернул он книгу и, неуклюже удерживал ее на одной руке, другой переворачивал тяжелые страницы, пожирая их глазами.

– Наконец-то она у меня, – пробормотал он, едва сдерживая возбуждение. – Сила и власть, власть сменить ход вещей, сломать Барьеры, вернуть людям их законного господина, погребенного в тенях. Я заполучил ее, заполучил, заполучил…

– Почему ты упомянул о Пороге? Ты разбудишь его или нет?

– Разбудить его? – Жрец свысока холодно посмотрел на нее. – Ты маленькая мелочная дура, какое это имеет теперь значение? Ты что, не понимаешь, что произошло? Тогда я растолкую, если твой слабый разум сможет это вместить. Ты все еще веришь в то, что Кенцират избран богом для сражения с древним врагом, Темным Порогом, Пожирателем Миров. Как и все, ты плюешься при имени Геридона, Мастера Норфа, которого называют предателем и изменником, потому что он отказался от вашего бога-монстра и пришел к Повелителю теней. Но у него было право на это. Я ушел в ссылку с Серым Лордом. Я видел лик тьмы и знаю, что во всей Цепи Сотворений нет ничего равного этому.

– Подожди минуту… Ты говоришь, что Серый Лорд остался в живых после перехода Хмари?

Иштар уклонился от ответа.

– Ничего равного, ничего подобного! – повторил он, его тонкий голос задребезжал.

Джейм почувствовала, как поток энергии, текущий воруг них, начал распадаться. Жрец терял контроль над силой.

– Милорд… – резко начала она.

– Когда я пришел в Тай-Тестигон, – торопливо перебил ее жрец, – о, что это было, боги, боги везде, сотни, тысячи, а нас учили, что бог един… Ты, дерзкая самонадеянная девчонка, думаешь, что была первой, кто задался вопросами и экспериментировал с созданием реальности в этом городишке? Ты еще не родилась, а я уже был здесь и боролся с загадкой. И семь лет назад я нашел ответы на все.

Он вновь потянулся, и зловещая дрожь пробежала по комнате. Снаружи застонал сам воздух.

– Сила, воплощаемая Трехликим, которого нас учили бояться и почитать, который последние тридцать тысячелетий держал под контролем веру нашего народа, который претендовал на то, что он единственное божество во всех мирах – эта сила не уникальна! Триста веков он нас использовал, надувал, уводил от правды. Я доказал все это. – Иштар дико рассмеялся. – Я! Чего стоит Кенцират, если служит мошеннику? И чего стоит бог, если его может создать любой?

Двери покоев заскрипели. Под ногами зарябили плитки пола.

Джейм уставилась на жреца. Его сомнения были созвучны ее собственным, но как он пришел к такому выводу?

– Значит, Нижний Город прав, виня кенциров за свою напасть? Свят-Халва вызвал Сумеречного Вора, а ты таким же способом создал Монстра Нижнего Города. Но, Иштар, он не бог, он демон! Он существует за счет жизненной силы детей, а насчет души… Трое! Неудивительно, что он следовал за Отравой, как тень, – это и впрямь было так. Время совпадает, и черты…

«Убийца детей, ты думаешь обо мне?» Образ мелькнул в ее мозгу – мрамор Трона, черный от запекшейся крови, кружащиеся мухи.

– Свят-Халва не умер, пока его тень не вернулась к нему, – сказала она, испытывая нарастающий ужас, – и Отрава не сможет. Иштар, мы должны ему помочь! Он все еще жив, его повели к Трону Милости!

– Там ему и место, – злобно ухмыльнулся жрец. – Не стоило предавать меня.

– Ты сделал это первым, взявшись хранить душу и используя ее в своих гнусных целях! – Джейм уже кричала, в ярости перейдя на благородный кенцирский. – Он верил тебе, потому что ты привел его мать, подругу Серого Лорда, из Гиблых Земель! Он думал – и ты позволял ему так считать, – что ты его отец. Но Серый Лорд Ганс был все еще жив, когда ты бросил его, не так ли? Ты предал не только Отраву и Анара, своего младшего брата, но и своего господина! Ты трус и маловер, изменник, пытавшийся ослабить Кенцират, и можешь прятать свой позор в этих руинах!

– Кто ты? – Иштар трясся, слюна летела с его дрожащих губ. – Кто ты, чтобы выносить мне приговор? Воришка, трактирная шлюха, выгнанная из Восточного Кеншолда!

– Я не с востока! – Она утратила всякий контроль над собой. – Как и ты, я пришла с севера. Лорд, которого ты предал, был моим отцом, человек, обреченный тобой на мучения на Троне Милости, – мой сводный брат, а я… Я Джеймсиль, Яд Жрецов…

– КТО БУДЕТ ТВОЕЙ СМЕРТЬЮ…

С полными ужаса глазами Иштар захлопнул Книгу и зажал рукой рот, словно пытаясь вернуть только что произнесенные им слова. Но глас бога тек беспрепятственно сквозь сплетенные тонкие паучьи пальцы, пророчество рокотало изо всех углов зала.

Джейм почти не слышала его. Неистовство постепенно ослабевало, и она стала замечать, что происходит вокруг. Раздался вой попавшей в ловушку энергии, громче и громче, языки крутились быстрее и быстрее. Стены заскрежетали, по их гладкой поверхности побежали трещины. Три кенцира стояли в центре шторма, защищенные лишь дверью, в которую билась сила. Мозаика на полу опять сдвинулась, сбив Джейм с ног. Треугольники зеленого малахита, лазури и слоновой кости шевелились под рукой.

– …КТО МОЖЕТ СПАСТИ ЦЕПЬ МИРОВ ИЛИ РАЗРУШИТЬ ЕЕ… – кричал изменившимся голосом Иштар.

Жрец уже стоял на коленях, вцепившись ногтями в лицо, глаза его видели пустоту. Сила, которой он пренебрегал, взяла его за горло. Помощи теперь от него ждать не приходится.

А Марк так и не пошевелился. Джейм подобралась к нему и прильнула к его широкой спине, как к утесу в бушующем море. Его плечи были теплыми. Замутненное сознание Джейм постепенно прояснилось и стало концентрироваться на дальнейших действиях. Когда самоконтроль полностью вернулся, она осторожно вышла из-за спины Марка, поклонилась образу бога и начала танцевать.

Она будто ткала огонь, чувствовала темную радость от возможности лепить мучительные мысли, от полета тела и души. В этом вихре встретились бог и человек. Всепоглощающее божество текло сквозь нее. Она пыталась управлять им, безжалостно, отчаянно.

– …ИЗБРАННИК, БРАТОУБИЙЦА, ТИР-РИДАН…

Тир-Ридан?

Нет, соберись, сконцентрируйся… Столько энергии, а деть ее некуда, некуда отвести. Это трясется пол? Они все погибнут тут, если она сейчас же не найдет для этого потока выход наружу… ой, ведь место есть, много мест, ждущих, голодных… Нет времени спрашивать, где они, что они такое, нет времени ни на что, кроме как направить туда движениями танца вращающиеся струи.

– …ПЫЛАЮЩИЙ…

Тот, Кто Создает.

Шум нарастает…

– …МЕРЦАЮЩИЙ…

Тот, Кто Охраняет.

Все громче, все быстрее…

– …ИЗРЫГАЮЩИЙ…

Тот, Кто Разрушает.

Сделано.

Иштар закричал уже своим голосом. Звук неотступно преследовал ускользающее сознание Джейм, пока не замерло последнее эхо. Наступила тишина.


Марк тоже слышал этот крик. Вначале он раздавался словно издалека, проникая в его ушедшее в глубину сознание, но постепенно становился отчетливее. Потом вернулась память и он забыл о вопле. Если он умер, то почему никто не позаботился о погребальном костре? Пока цело тело, цела и тень, и обнаженная душа не сможет предстать перед Трехликим – так его учили. Обескураженный Марк в страхе открыл глаза.

Книга лежала перед ним, матово сияя мертвенно-бледной обложкой. Мозаика из кости и самоцветных камней рядом с ней выпала из своих гнезд. Марк смутно помнил какое-то землетрясение. Чьи-то крики, иногда прерываемые всхлипами, оглашают воздух. Марк быстро огляделся.

Первое, на что наткнулся его взгляд, была скорчившаяся фигурка в нескольких ярдах от него, лежащая в центре большой, резко очерченной спирали, которой до того на этом месте не было.

Марк узнал ее, и тревога немедленно очистила его сознание. Он поднялся, скривившись от боли в занемевших ногах, и упал на колени перед неподвижной девушкой. Через секунду веки Джейм затрепетали.

– С тобой все в порядке? – спросил кендар, помогая ей сесть. – Выглядишь ты довольно погано.

Она слабо рассмеялась, утирая кровь с лица:

– Наверное, как мышка, которую потрепала кошка. Я думала, что уже умерла.

– Я тоже.

Джейм тряхнула головой, вспоминая, и погрузилась в толкование причин ночных несчастий.

– Ну, почти все ясно, – заключила она, – но кто, во имя Троих, производит эти нечеловеческие вопли?

Они нашли Иштара, забившегося в дальний угол между алтарем и стеной, – совершенно безумный, он грыз руки, прикасавшиеся к страницам Книги в Бледном Переплете.

– И что нам с ним делать? – Марк с сомнением посмотрел на жреца.

– Ничего. – Холодная ненависть в ее голосе поразила его. Он же не слышал, как она в том же тоне разговаривала с Висельником. – Он сам виноват в том, что случилось. Давай убираться отсюда, пока не случилось еще что-нибудь.

Джейм подхватила Книгу, вздрогнув от прикосновения к ней. На обложке, в том месте, которым книга ударилась об пол, темнело пятно.

– Один человек умер из-за нее, другой сошел с ума, а ей хоть бы что – синяком отделалась, – сказала Джейм с отвращением. – Я собиралась швырнуть ее в первый же костер на пути, но нет. От нее так легко не отвяжешься, проклятая вещь наверняка найдет способ приползти обратно.

Они вышли из храма через сорванную с петель дверь. Хотя влияние жреца исчезло, силе понадобятся недели, чтобы сосредоточиться и вновь стать опасной. Джейм надеялась, что она направится в Кенцират к тем восприимчивым, кто наверняка чувствовал этой ночью каждый толчок.

– Что-то не так с горизонтом, – задержался Марк на пороге. – Отсюда мы должны были бы видеть Башню Летучих Мышей рядом с площадью Правосудия и Бормочущую Прихоть… Гляди, Эдор Тулиг исчез.

Да, действительно, в силуэте города зияло много новых брешей, а кольцо праха вокруг храма значительно расширилось. Страшно было подумать, чего стоила эта ночь Тай-Тестигону. Странные огни взлетали в небо, вырвавшись из лабиринта улиц, и быстро и беззвучно затухали. Вдалеке слышались удары, их было трудно описать словами. Ветер доносил запахи ладана, пожара и смерти.

Два кенцира расстроенно переглянулись и зашагали к изменившемуся городу. Вдруг Марк вскрикнул. Непонятный свет разгорался все ярче. Через секунду они уже различали между крыш летящие искры и видели вздымающийся кверху столб дыма. Джейм сжала руку друга:

– Сан-Сар!

До того как Марк успел ответить, она сунула ему обернутую Книгу и побежала, перескакивая через груды мусора, сквозь клубы пыли туда, где нарастало сияние. Кендар следовал за ней так быстро, как только позволяли ему еще не вполне окрепшие ноги. Джейм свернула за угол. Когда Марк вновь увидел ее, она была уже в дальнем конце улицы – силуэт на фоне яростного света. Марк увидел медленно вращающиеся гигантские огненные колеса, услышал рев пламени и крик Джейм, повторяющий вновь и вновь:

– Отрава! Его имя Отрава!

Свет стал удаляться на юг. На его пути горело все – дома, камни… и тонкая, темная фигурка, обхватившая голову руками.

Марк бросился к ней, но на улице появилось еще что-то. Оно было вполовину меньше первого видения и объявило о своем присутствии не больше не меньше как маленькой грозовой тучей, изрыгающей крохотные молнии и тихий гром. Дождь погасил огонь, зажженный Сан-Саром. Когда Марк добрался до Джейм, та была уже на ногах и топтала лохмотья своей мокрой, дымящейся куртки. Глядя вслед странной процессии, Марк различил в центре удаляющегося облака нечто, беспечно прыгающее под собственное воинственное кваканье и бывшее, несмотря на то что смотрел он на него против света, несомненно, ярко-зеленым.

– Горго? – Марк был в недоумении. – Но как? Что, во имя всех имен бога, здесь происходит?

– Они идут к Нижнему Городу, уничтожить Монстра. – Джейм все еще топталась в обрывках тлеющей одежды. – Вооруженные огнем, водой и истинным именем. У них все должно получиться. Сан-Сар ждал этого так долго. Думаю, он с самого начала чувствовал, что это дело кенцирских рук, но, заключенный в храме, ничего не мог предпринять. А Отрава… он теперь наконец сможет умереть. Полагаю, это достойная смерть… Наверное, это все, чего он действительно хотел от меня. Но я уже никогда не узнаю.

Марк все еще смотрел на удаляющихся богов.

– Но как они вышли из храмов? – спросил он в замешательстве. – Я слышал, что иногда один бог может вырваться, но двое сразу?!

– Думаю, я знаю, – ответила Джейм, – но лучше пойдем домой. Если я права, тут скоро будет не протолкнуться от богов.

Она споткнулась, сделав первый же шаг. Марк, поспешно поддержав ее под руку, понял, что свет колесницы Сан-Сара, обжегший его даже издали, практически ослепил девушку – конечно, на время. Если она не хочет говорить об этом – не надо. Всему свое время. Они отправились к «Рес-аб-Тирру», рука Марка лежала на плече Джейм.

Улицы Тай-Тестигона представляли собой любопытное зрелище. Во-первых, большая часть повреждений была вызвана естественными причинами – возможно, землетрясением, повалившим здания, разломавшим мостовые, и пожарам. Жильцы бежали из распотрошенных домов. Но это еще не все.

Множество фигур, лишенных теней, бродили по оживленным улицам. Одни испускали свет, другие являли собой словно вырезанные в пространстве дырки, третьи – такие туманные и расплывчатые, что о них нельзя было сказать ничего, кроме того, что они двигались и каким-то образом жили. Там, где они проходили, из стен выпадали камни, превращаясь в сверкающие кристаллы, из всех щелей прорастали цветы или происходили еще какие-нибудь мелкие превращения. Необычайное, безобразно-смешное создание ползло по стене, оставляя за собой фосфоресцирующий след, горделиво выписывая на кирпичах, как это делают школьники: «Эдольф Рукокрылый был тут… и тут… и еще здесь».

Но встречались и менее забавные сцены. Одно расплывчатое существо дико скакало вокруг квартала, превращая в стружку угловые дома – несчастные их обитатели… другое, придавленное рухнувшим храмом, выползло лишь наполовину и неистово извивалось; необъятная туша третьего обустроилась посреди улицы, перекрыв ее, и хныкала. Теперь было совершенно ясно: ВСЕ боги вырвались из храмов. Последствия были очень тревожны.

– Все существа, которых мы называем божествами, – лишь тени некоей высшей силы, которая поддерживает их теперь, – внезапно сказала Джейм, толкнув Марка, уставившегося на мерцающую огромную бабочку в конце улицы, преследуемую жрецом с гигантским сачком. – Вот Антибожественная Ересь в действии, – заключила она. – Я направила сегодня энергию из храма наружу, и она вошла в богов Тай-Тестигона. Они живут благодаря ей. Держу пари, что они и возникли в первый раз из-за того же, а вера их почитателей придала им форму и поддержала жизнь. Они не больше чем паразиты, такие ничтожные, что даже собери их всей толпой – неважно, есть они или нет. Жрецы наверняка поняли это и объявили ересью, чтобы сохранить власть. Не думаю, что сами «боги» до сегодняшней ночи знали правду… Они получили больше энергии, чем смогли проглотить. Бедняги, то-то они так суетятся.

– Гляди, – резко сказал Марк.

Они подошли к маленькой площади перед «Рес-аб-Тирром», и кендар указал на гостиницу. Джейм недоверчиво уставилась на дом. Золотистый свет лился из каждого окна и столбом поднимался из внутреннего дворика в предутреннее небо.

Вся таверна столпилась у открытых дверей кухни. Клепетти, вздрогнув, окинула вновь появившихся взглядом.

– Окровавленная, обожженная и, конечно, промокшая, – констатировала она, уперев кулаки в костлявые бедра. – Теперь я точно знаю, что мы попали в переделку.

Джейм проскользнула под рукой Сарта, обогнула Ротана и прошмыгнула между Китрой и Гилли, которые расступились, давая ей место, не отрывая взглядов от происходящего снаружи. Знакомая фигура ходила по кухне взад и вперед. Черное покрывало с капюшоном не изменилось, но сквозь него пробивались золотые лучи, обрисовывая маленькое тело внутри и переливаясь вокруг прекрасных рук, раскинутых словно в желании обнять все вокруг. Под капюшоном не было лица, только свет, становящийся ярче и ярче. Она дотрагивалась до статуэток на стене, и они плясали от радости, каменные губы растягивались в беззвучном смехе, увитые плющом руки изгибались, разрывая зеленые путы.

– У меня только один вопрос к тебе, девочка. – Воинственный голос вдовы раздался над ухом Джейм. – Когда нас в последний раз посещала эта леди, то чуть не рухнула крыша. И что она намерена поджечь теперь?

– Наверное, ничего, – медленно ответила Джейм. – Она вернулась отдать долг гостеприимства. Думаю, вы только что обзавелись собственной богиней.

– Смотрите! – закричал Гилли. – Она исчезает!

Сияющая фигура становилась все более прозрачной. Вероятно, так сейчас происходило по всему городу – к всеобщему облегчению. Будем надеяться, что сытые боги вернулись в свои храмы. Но безымянной богине, посетившей «Рес-аб-Тирр», идти было некуда. Даже когда она полностью растворилась в воздухе, было ясно, что она здесь, потому что стены внутреннего дворика продолжали светиться – и так будет долгие годы.

Пока все обменивались впечатлениями, Джейм постаралась объяснить вдове, что произошло.

– Замечательно, – наконец сказала та, – раз Свят-Халва не стоит больше на дороге, тебе ни к чему так спешить. Пара дней отдыха не будут лишними после сегодняшней ночки.

– Согласна, но все не так-то просто. Слишком многие знают, что я была во Дворце и забрала что-то у Сирдана перед самой его смертью. Нет, я должна идти прямо сейчас, пока Гильдия не очухалась.

– Талисман права, – сказал Сарт. – Если Сардоник сейчас захватит власть, ему понадобится отвлечь людей от странной истории с его братом. Охота за убийцей Сирдана сослужит ему хорошую службу, тем более что он так ненавидит тебя. Это могло бы быстро вновь сплотить Гильдию. Чего я не знаю, – продолжил он, почесывая ухо, – так это как тебе удастся уйти достаточно далеко и достаточно быстро. Они последуют за тобой, как стая волков.

– Остаются еще горы.

– В середине штормового сезона? Ты не найдешь проводника, – возмутилась вдова. – И у тебя нет приличной одежды…

– Снаряжение есть в магазинчике рядом с Горными Воротами, я заскочу туда. А что насчет проводника… один из моего народа, аррин-кен, живет в горах. Он может помочь… если я смогу его найти.

– Если мы сможем, ты хочешь сказать, – подал голос Марк.

Она оценивающе поглядела на него:

– Ты уверен?

– Не имею привычки совершать самоубийство дважды за ночь, – улыбнулся кендар. – Мы пойдем вместе. Не хочу, чтобы в домах Кенцирата потом говорили, что тебе удалось удивить меня.


Два часа спустя он все еще улыбался, когда они повернули от Поющей и начали углубляться в Хмарь. Втиснутый в нелепую куртку горца (самую большую из имевшихся в наличии), он посмеивался над собой и над Джейм, которая, напротив, утопала в своей новой одежде. Горка монет, оставленная на прилавке, была слишком большой платой за такой сомнительный комфорт, но Джейм махнула на это рукой и досыпала еще. Она никогда больше не намерена воровать.

Жаль, что ничего подходящего не нашлось для Жура. Он трусил рядом, прибежав на ее беззвучный, тревожный зов из логова у подножия холма. Джейм погладила его по зимней шубе – нет ничего богаче. Что ж, возможно, он экипирован лучше любого из них.

А воздух становился все холоднее.

На склоне Джейм обернулась, чтобы последний раз взглянуть на город; на мир людей, которых она узнала. Где-то там Писака, с которым даже не попрощалась. Он поймет, почему она ушла. Она вспомнила каждый уголок «Рес-аб-Тирра», каждое слово, сказанное второпях в последний момент. Самое яркое впечатление – Клепетти, которая с вызовом сообщила, что Сарт Девятипалый, с которым они прободрствовали целую ночь в ожидании, сделал ей предложение и она согласилась. Это прекрасно, и Джейм верила, что Ротан и Китра тоже наконец придут к подобному решению.

Одно прощание, две помолвки и три – нет, четыре – погребальных костра. Джейм не знала, смеяться ей или плакать.

Она сказала «до свидания» в замочную скважину запертой двери в комнаты «жены» Тубана. К ее изумлению, и трактирщик, и Аберния ответили ей изнутри одновременно. Танишент, конечно же, не сказала ничего. Стоя в дверях, Джейм окинула последним прощальным взглядом тесную комнату. Много дней назад она впервые прошла через Врата Воина, очень много.

Сейчас ее обуревали самые разные чувства, она оставляла позади Тай-Тестигон, удивительный город, выжженный огнем и сломленный ужасом. Огромная трещина прорезала площадь Правосудия, поглотив Трон Милости и сидящего на нем – Санни или Отраву. Она устала чувствовать ответственность за вещи, которые не могла контролировать, и злилась на тех, чьи козни дали волю хаосу, особенно на того, кто вышел сухим из воды, спровоцировав братоубийство. Но это ему не сойдет с рук. Когда-нибудь за все придется расплачиваться сполна, и если она выживет, то призовет мерзавца к ответу.

В темноте скрывались последние огни. Был ли действительно Серый Лорд ее отцом, а она – высокорожденной? В храме она была почти уверена в этом, но по здравом размышлении… Если это правда, тогда Черный Лорд Торисен, глава Кенцирата, может быть тем, кого она так долго ищет, – ее Тори, ее братом-близнецом, который загадочным образом стал старше ее на десять лет. Странные вещи происходят, и последний час – не исключение. Может быть, время движется по-разному за Барьером или рядом с ним. Возможно, она попала из Темного Порога куда-нибудь еще до того, как очутилась в Ратиллене, – ведь Мастер начал искать свою драгоценную Книгу за два года до того, как она пришла с ней в этот мир.

Вопросы, одни только вопросы. Кое-какие ответы уже начали всплывать. И она найдет их все, ей надоело быть чужой для самой себя.

Марк шел выше по тропе. Бросить еще один взгляд на город, поправить мешок на спине – и за ним. Внезапное ощущение счастья сделало легкой ее поступь. Несмотря на неопределенность, ожидающую их обоих, несмотря на огонь, руины и начавшийся снегопад, они наконец-то шли домой.

ПРИЛОЖЕНИЯ

ГИЛЬДИЯ ВОРОВ

Гильдия Воров – наиболее могущественная профессиональная организация Тай-Тестигона, могущественная настолько, что ее представитель обычно входит в совет Пятерых, правящий Консулат города. Члены Гильдии обязаны почитать как свои, так и муниципальные законы (последние – несколько специфическим образом) и в большинстве своем являются уважаемыми гражданами – до тех пор, пока их не поймают с поличным. Наказание варьируется от отрубания пальцев – на первый раз – до полного сдирания кожи – обычно за вооруженный грабеж или покушение на стражника.

Главой Гильдии в данное время является Сирдан Свят-Халва. За ним – пять представителей, по одному от каждого Двора. Дворы разделяются в соответствии с видом похищенных товаров, они оценивают стоимость добычи, чтобы определить налог, взимаемый с вора в казну Гильдии, и назначают период риска, в течение которого наличие на руках украденного преследуется по закону. Дворы подразделяются на Золотой, Серебряный, Ювелирный и Стекольный (стеклянная посуда высоко ценится в Восточных Землях). Пятый двор специализируется на мехах, тканях и предметах искусства. Во времена, к которым относится повествование, Дворы контролировали следующие лица:


Золотой Двор – Абботир

Серебряный Двор – Карбиния

Ювелирный Двор – Туликан

Стеклянный Двор – Одалиан

Блестящий Двор – Клажан


Этих людей назначает Сирдан, и они должны поддерживать его – до тех пор, пока кто-нибудь не сделает более выгодное предложение.

Следующие по значимости – сто воров-мастеров, каждый из которых контролирует один из районов города. Существуют и безземельные мастера, но они не могут брать учеников и не имеют права голосовать.

Каждые семь лет в Канун Зимы проходит Сбор Гильдии, на котором выбирается новый глава или переизбирается старый. За три недели до этого мастера собираются, чтобы назначить двух представителей на Сбор. У каждого из них по одному голосу. Еще четыре голоса идут из провинций, отделений воровской гильдии в Эндискаре, Тай-Абендре, Тай-Вере и Тай-Сондре. Но реальная сила остается за главами пяти Дворов, у каждого из которых по два голоса. Кандидат, проигравший на выборах, больше не защищен законом.

КАЛЕНДАРЬ ТАЙ-ТЕСТИГОНА

Даты


Канун Весны (начало года) – 1 марта.

Канун Лета – 1 мая.

Середина Лета – 1 июля.

Канун Осени – 1 сентября.

Бал Мертвых Богов – начинается в полночь Кануна Осени и длится до рассвета.

Канун Зимы – 1 ноября.

День Середины Зимы – 1 января.

Бал Шутов – 29 февраля.


Год = 360 дней (фактически 361, но Бал Шутов нигде и никогда не учитывается).

Осень = 60 дней.

Зима = 120 дней (60 до Середины).

Весна = 60 дней.

Лето = 120 дней (60 до Середины).

Неделя = 10 дней.


Роман охватывает промежуток времени, примерно равный году, начинается с Бала Мертвых Богов и заканчивается несколькими днями позже Кануна Зимы.

КЕНЦИРАТ

Около тридцати тысячелетий назад сущность, известная как Темный Порог, впервые пробила брешь в барьере между внешней пустотой и серией параллельных миров, называемых Цепью Сотворения. Она начала поглощать вселенную за вселенной, проникая в каждую через пороговый мир. В разных измерениях используются разные слова для обозначения этого явления, но миры частично перекрывают один другой, так что одна часть бывает принадлежит двум расположенным рядом вселенным.

Все, к чему прикасается Темный Порог, начинает изменяться. Одушевленное и неодушевленное, живое и мертвое смешиваются друг с другом, сближаясь по внутренней природе. Добро и зло начинают разрушать друг друга. Многие люди переходят на сторону Тьмы, отчего она расширяется все больше и больше. Другие спасаются бегством или становятся рабами.

Трехликий бог восстал против темного захватчика. Столь же непостижимый, как и Порог, взял он три расы из различных пороговых миров, назвал их избранными и поместил в Кенцират.

Урожденные кенциры – сами себя они назвали высокорожденными – возглавили новый народ. Они обладали острым умом и были горды и счастливы (конечно, в те дни) великой близостью к своему богу. Среди них выделялись шаниры, обладающие странной силой и часто безумные. Многие из них становились жрецами.

Воинами и ремесленниками были сильные, сдержанные кендары. Этим искусным, самоуверенным мужчинам и женщинам бог так изменил характер, что они стали вынуждены либо служить лордам-высокорожденным, либо испытывать невыносимые душевные страдания. Это давало уверенность в дальнейшем существовании Кенцирата. Как бы Трехликий ни манипулировал людьми – в данном случае он поступил наиболее жестоко.

Аррин-кены, напротив, сохранили свою независимость. Богу нелегко вмешаться в судьбу народа, который сам практически бессмертен. Кенциры и кендары были людьми, а аррин-кены, скорее, походили на больших кошек. В Кенцирате они служили судьями, толковали законы, провозглашаемые жрецами-высокорожденными, когда бог соизволял говорить через них.

Таковы были защитники Цепи, избранники бога – желали они того или нет. Но в первой же битве со слугами Темного Порога Кенцират обнаружил, что сражается за свою жизнь один. Трехликий бог покинул своих людей, предоставив им самим заботиться о себе. Никто не знал почему. Потерявшие силу духа кенциры были разгромлены.

Началось долгое отступление. Один пороговый мир за другим. Три Народа делали остановку, защищались, сколько могли, и их вытесняли снова. Боевое искусство росло, но число кенциров сокращалось, и росла горечь. Они чувствовали себя преданными собственным богом, но были не в силах отказаться от навязанной им роли. Лишь упрямая гордость и неистовая честь поддерживали их.

Восстал лишь один – Геридон, Мастер из Норфа. Лодр Кенцирата продал свою душу и души своих соратников Темному Порогу в обмен на бессмертие. Он заставил свою сестру и супругу, Джеймсиль, Плетущую Мечты, исказить сакральный храмовый танец. Вместо того чтобы проводить божественную энергию, она высосала ее из всех, кто стал свидетелем ужаса. В ту ночь погибли две трети кенциров. Остальным удалось бежать в следующий пороговый мир, Ратиллен.

Там остатки Кенцирата начали борьбу за восстановление. Они преисполнились идеей о чести, обуреваемые чувством, что предательство Геридона кладет пятно на них всех. В первую очередь пострадали шаниры, которых многие винили за то положение, в котором оказался народ, разве Мастер и его Госпожа не были старых кровей? Из-за Джеймсиль, Плетущей Мечты, под подозрение попали все женщины-высокорожденные. Их лишали всякого образования и держали в заточении в специальных комнатах.

Аррин-кены не одобрили такие перемены, но их влияние на Кенцират уменьшалось вместе с их, числом. Оставшаяся горстка удалилась в неизведанные места Ратиллена, чтобы решить, что делать дальше.

Во время долгого отсутствия аррин-кенов росли раздоры среди высокорожденных. Прошло три тысячи лет с прихода Кенцирата в Ратиллен, а ни одной значительной стычки с Темным Порогом не было. А барьер между незанятыми территориями Ратиллена и частями, на которые через Мастера предъявлял требования Темный Порог, слабел год от года, и пограничные территории заражались ядом Тьмы – как Гиблые Земли. Но это казалось мелочью на фоне постоянных схваток с исконными правителями, которые все еще считали Кенцират захватчиком.

Высокорожденные не признавали их преимуществ. Они не могли самовольно оставить свое место хранителей Цепи, но могли переключить часть энергии на создание себе места в Ратиллене – так говорили многие. Споры были на самом пике, когда Ганс из Норфа облек себя полномочиями Верховного Лорда. Он собрал войско и повел его на врагов в Ратиллене, но был предан, а его воинство разбито. Предположительно, Серый Лорд Ганс умер на пути в ссылку.

За этим последовало время анархии, когда оставшиеся лорды стали биться за власть.

Потом из Восточных Земель пришел молодой человек, назвавшийся сыном Серого Лорда. Имя его было Торисен. И хотя у него не было ни меча, ни кольца Ганса, чтобы доказать свои слова, измученные войной лорды провозгласили его своим главой, так что наконец настал временный мир. Никто не думал, что это продлится долго. Но Черный Лорд Торисен проявил себя таким превосходным лидером, что его противники не устояли. Они, так презрительно отпущенные Торисеном, удивились бы, узнав, что он боится лишь одного соперника, хотя и не видел его – ее – почти двадцать лет. Где-то жила его сестра-близнец, Джеймсиль, проклятая при рождении именем предательницы, изгнанная ребенком в Гиблые Земли их отцом Гансом.

Но она вернется. Она уже в пути. Торисен ждал, размышляя, что же случится, когда они наконец встретятся лицом к лицу.


Оглавление

  • Книга первая КЛУБЫ ПЫЛИ
  •   Глава 1. ИЗ ГИБЛЫХ ЗЕМЕЛЬ
  •   Глава 2. ДОМ ПРИНОСЯЩИХ УДАЧУ
  •   Глава 3. В ЛАБИРИНТЕ
  •   Глава 4. СЕРДЦЕ КЛУБКА
  • Книга вторая ВЕНЕЦ НОЧЕЙ
  •   Глава 5. ЗИМНИЕ ДНИ
  •   Глава 6. ВОДА ТЕЧЕТ, ОГОНЬ ПЫЛАЕТ
  •   Глава 7. БАЛ ШУТОВ
  •   Глава 8. ГОЛОСА ИЗ ПРОШЛОГО
  •   Глава 9. ЧТО ЕСТЬ ЧЕСТЬ
  •   Глава 10. БАЛ МЕРТВЫХ БОГОВ
  •   Глава 11. ГРОЗОВЫЕ ПОРЫВЫ
  • Книга третья ДНИ, ПОКРЫТЫЕ САВАНОМ
  •   Глава 12. ПОДНИМАЕТСЯ ПЛАМЯ
  •   Глава 13. ТРИ ПОГРЕБАЛЬНЫХ КОСТРА
  •   Глава 14. БОГИ ВЫХОДЯТ ИЗ ХРАМОВ
  • ПРИЛОЖЕНИЯ
  •   ГИЛЬДИЯ ВОРОВ
  •   КАЛЕНДАРЬ ТАЙ-ТЕСТИГОНА
  •   КЕНЦИРАТ