КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 424130 томов
Объем библиотеки - 577 Гб.
Всего авторов - 202033
Пользователей - 96179

Последние комментарии

Впечатления

poruchik_xyz про Крапивин: В ночь большого прилива (Детская фантастика)

Для всех, кто ищет "грязненькие" мысли в произведениях Крапивина: педофил - это не тот, кто детей любит, а тот, кто их трахает! Поэтому говорю всем любителям клубнички: не пачкайте, пожалуйста, своими грязными липкими ручками имя и произведения замечательного детского писателя! С детства зачитывался его произведениями и ни разу у меня не возникло таких гнилых мыслей. Не судите по себе, господа!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Андрианов: Я — некромант. Часть 1 (Альтернативная история)

Отстой, кстати и стиль изложения такой же. Добила реакция ГГ на эльфов: "так и хочется подойти и зарядить в красивую дыню, чтоб сбить спесь. А чё? Россия, щедрая душа!"(с) Вот так просто. И довольно показательно. В общем,после прочтения около тридцати процентов книги, дальше ее читать пропало все желание. Стиль подачи событий просто раздражает.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
каркуша про ДжуВик: Мой любимый монстр (Любовная фантастика)

Аннотация производит такое впечатление, что книгу читать как-то стремно. Особенно поразила фраза "огонь из внутри"...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
владко про серию Неизвестный Нилус [В двух томах]

https://coollib.net/modules/bueditor/icons/bold.jpg

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Солнцева: Коридор в 1937-й год (Альтернативная история)

Оценку "отлично", в самолюбовании, наверное поставила сама автор. По мне, так бредятина. Ходит девка по городу 1937 года, катается на трамваях, видит тогдашние машины, как люди одеты, и никак не может понять, что здесь что-то не то! Она не понимает, что уже в прошлом. Да одно отсутствие рекламных баннеров должно насторожить!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Углицкая: Наследница Асторгрейна. Книга 1 (Фэнтези)

вот ещё утром женщина, которую ты 24 года считала родной матерью так дала тебе по голове, что ты потеряла сознание НА НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ! могла и убить, потому что "простая ссадина" в обморок на часы не отправляет. а перед тем, как долбануть (чем? ломиком надо, как минимум) тебе по башке, она объяснила, что ты - приёмыш, чужая, из рода завоевателей, поэтому отправишься вместо её родной дочери к этим завоевателям.
ну и описала причину войны: мол, была у короля завоевателей невеста, его нации, с их национальной бабской способностью - действовать жутко привлекательно на мужиков ихней нации.
и вот тебя сажают на посольский завоевательский корабль, предварительно определив в тебе "свою", и приглашая на ужин, говорят: мол, у нас только три амулета, помогающие нам не подвергаться "влиянию", так что общаться в пути ты и будешь с троими. и ты ДИКО УДИВЛЯЕШЬСЯ "что за "влияние"???
слушайте две дуры, ггня и афторша, вот это долбание по башке и рассказ БЫЛО УТРОМ! вот этого самого дня утром! и я читаю, что ггня "забыла" к вечеру??? да у неё за 24 тухлых года жизни растением: дом и кухня, вообще ничего встряхивающего не было! да этот удар по башке и известие, что ты - не только не родная дочь, ты - вообще принадлежишь к нации, которую ненавидят побеждённые, единственное, что в твоей тухлой жизни вообще случилось! и ТЫ ЗАБЫЛА???
я не буду читать два тома вот такого бреда, никому не советую, и хорошо, что бред этот заблокирован.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
кирилл789 про Ивановская: От любви до ненависти и обратно (Фэнтези)

это хорошо, что вот это заблокировано. потому что нечитаемо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Роман на Рождество (fb2)

- Роман на Рождество (пер. И. К. Веркина) (и.с. Очарование) 1.06 Мб, 314с. (скачать fb2) - Элоиза Джеймс

Настройки текста:



Элоиза Джеймс Роман на Рождество

Пролог

Сен-Жермен-де-Пре

Париж, 1778 год

Блеск сосулек, гроздьями свисавших с подоконников, соперничал с сиянием оконных стекол, а свежевыпавший снежок превратил закопченные улицы в реки. Разглядывая город с колокольни аббатства Сен-Жермен, молодой английский Герцог Флетчер видел ярко освещенные окна лавок и ветви омелы[1] на дверях домов. Хотя до него не доносился запах готовившегося повсеместно гусиного жаркого, все вокруг ясно говорило о том, что мысли парижан были обращены к предстоявшему пиршеству – с имбирными пряниками, густым вином, пряностями и сахарными пирожными. Радостное предвкушение торжественного момента читалось во взглядах прохожих, звенело в детском смехе. Время от времени тишину нарушали страстные переливы церковных колоколов то на одной колокольне, то на другой, наполняя вечерний город магией любви сродни той, что таится в веточках омелы, когда под ними целуются влюбленные.

Это было Рождество, Рождество в Париже… Если на свете существовал город, созданный для любви, то им, несомненно, был Париж в рождественскую пору, пьянивший не меньше крепчайшего красного вина.

Склонные к философствованию люди годами спорили о том, можно ли жить в Париже и не влюбиться – если не в прелестную женщину, то в парижские колокола, багеты (вкуснейший французский хлеб) и невероятно притягательную атмосферу чего-то запретного, перед которой не мог устоять никто, даже добродетельные английские джентльмены. Герцог Флетчер без колебания ответил бы на этот вопрос – нет! Париж покорил его сердце с первого же взгляда на Нотр-Дам, а желудок – с первого же кусочка багета. К тому же герцог безоглядно влюбился в юную прелестницу, которую встретил в этом городе.

С колокольни аббатства были видны Новый мост, сладострастно изогнувшийся над Сеной, море припорошенных снегом крыш и лес шпилей.

Восседавшим на фасаде Нотр-Дам горгульям иней посеребрил носы. Казалось, собор царственно плыл среди тонких церковных шпилей, которые изо всех сил тянулись к Богу, моля обратить на них внимание. Равнодушный же к их суетным усилиям Нотр-Дам как будто считал себя более прекрасным и более преданным Господу, чем все они, вместе взятые. «Рождество принадлежит мне», – словно говорил он.

– Наши чувства друг к другу иначе, чем чудом, не назовешь, правда?

Вздрогнув, Флетчер посмотрел на свою юную невесту, мисс Пердиту Селби, стоявшую возле него. На какое-то мгновение мысли о Нотр-Дам, возлюбленной и Рождестве смешались у него в голове, наделяя древний собор чувственной женской прелестью, а женщину – священной чистотой церковного праздника.

Пердита, или Поппи,[2] как ее все звали, улыбнулась Флетчеру. Ее лицо обрамляли мягкие завитки волос цвета белого золота с прядями более темного оттенка, а полные зовущие губы напоминали о вкусе сладчайшего местного чернослива.

– Тебе ведь не кажется, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой, Флетч? – продолжала Поппи.

– Разумеется, нет! – быстро ответил герцог. – Ты самая прекрасная женщина в этой стране, Поппи. Единственное чудо – то, что ты полюбила меня.

– Ну, уж в этом-то нет никакого чуда. – Она с нежностью прижала свой тонкий пальчик к ямочке у него на подбородке. – С первого взгляда на тебя я поняла, что лучшего мужа мне не найти в целом свете.

– Чем же я тебе так понравился? – Герцог обнял Поппи, не боясь нескромных глаз. Ведь они в Париже, и хотя в городе полно британских аристократов, правила поведения здесь намного либеральнее лондонских.

– Ну, во-первых, ты герцог, – игриво заметила девушка.

– Как, ты влюбилась в мой титул? – Флетчер наклонился и поцеловал Поппи – ах, какой бархатистой была ее белоснежная кожа! Герцог почувствовал, что его охватывает страстное желание. Наверное, не обошлось без влияния парижских чар: ему хотелось покрыть поцелуями все тело невесты, ласкать ее, вдыхать ее аромат, наслаждаться ею, вкушать ее, как если бы Поппи была каким-то невиданным деликатесом, превосходившим даже французские трюфели (что, по сути, так и было).

Это желание имело совсем иной характер, нежели то, что он испытывал в Англии – там мужчины по большей части смотрят на женщин, как самцы на самок. Флетч чувствовал, что любовь и Париж меняют его: ему хотелось поклоняться красоте Поппи, осушать поцелуями ее счастливые слезы после того, как она испытает высшее блаженство в его объятиях.

– Разумеется, я влюбилась в твой титул! – рассмеялась Поппи. – Больше меня ничего не волнует – ни твоя красота, ни уважение, с которым ты относишься к женщинам, ни умение превосходно танцевать, ни даже твоя ямочка на подбородке…

– Ямочка? – Флетч наклонился, чтобы поцеловать ее. Он старался заставить Поппи говорить как можно дольше, чтобы она расслабилась и охотнее согласилась на ласки. О, малышка Поппи – прелестнейшая девушка, но сорвать у нее поцелуй чертовски трудно. Всякий раз, когда Флетчу удавалось застать ее одну, она находила причину, чтобы отказать ему в поцелуе и объятиях. Если так пойдет и дальше, то им придется ждать первой брачной ночи, чтобы испытать те головокружительные удовольствия, мысль о которых ни на миг его не покидала.

– Да, у тебя на подбородке, – кивнула она. – По правде говоря, именно эта ямочка все и решила.

– Но я ее ненавижу, – с легким неудовольствием проговорил Флетч, отодвигаясь от возлюбленной. – Готов даже отрастить бороду, чтобы закрыть это уродство!

– Нет, не делай этого, – вздохнула Поппи, поглаживая его подбородок. – Твоя ямочка восхитительна. Глядя на нее, сразу скажешь, что за человек ее обладатель.

– И что же он за человек? – проговорил герцог, вновь склоняясь к ней для поцелуя. В тот миг он даже не мог себе представить, сколько раз в дальнейшем, через много лет, он будет вспоминать эти слова возлюбленной.

– Ты честный и верный, в тебе есть все, что каждая женщина мечтает видеть в своем муже. С этим согласны наши дамы, и слышал бы ты графиню Пеллонье! Она называет тебя восхитительным!

Флетчер подумал, что Поппи, вероятно, не поняла истинной причины восхищения графини.

– Неужели все дамы разделяют ее мнение? – спросил он, придвигаясь к невесте. Ее губы были уже так близко! Он приник к ним, и на мгновение ему показалось, что Поппи уступает. Но когда Флетч пустил в ход язык…

– Ой! Что это ты делаешь?! – возмутилась Поппи, ударив его муфтой.

– Целую тебя, – с обреченным видом ответил он, снимая руки с ее плеч. Что ж, поделом ему!

– Это отвратительно, отвратительно! – возмутилась Поппи. – Неужели ты думаешь, что леди могут себя так вести?

– То есть целоваться? – Он почувствовал себя совершенно беспомощным.

– Не просто целоваться, а так, как это делаешь ты! Твоя слюна попала ко мне в рот! – Похоже, Поппи испытывала неподдельный гнев и ужас. – Как ты осмелился думать, что я позволю тебе подобную вольность?! Это отвратительно!

– Но, дорогая, это же обычный поцелуй, – попробовал оправдаться Флетчер, почувствовавший холодок тревоги. – Разве тебе не доводилось видеть, как влюбленные целуются под омелой? В конце концов, спроси об этом у кого-нибудь из подруг.

– Как я могу? – Поппи перешла на возбужденный шепот: – Тогда все узнают об извращении, которым ты страдаешь! Нет, я никогда не опозорю подобными расспросами своего будущего мужа!

В ее глазах мелькнуло странное выражение – восхищенно-осуждающее.

Флетч облегченно вздохнул: значит, Поппи не собирается его бросать.

– О, я знаю, что делать! – воскликнул он. – Поговори с герцогиней Бомон, ей известно все о том, что я имею в виду.

– Мама называет герцогиню самой беспринципной английской дамой в Париже, – нахмурилась Поппи. – Поверь, я очень люблю Джемму, но не уверена, что…

– Неодобрительное отношение твоей мамы как раз и свидетельствует, что герцогиня именно тот человек, который сможет разрешить нашу маленькую проблему.

– Но Джемма ни с кем не целуется, – возразила Поппи, поднимая на Флетча поразительно невинные голубые глаза. – Мама рассказывала, что герцог бывает у бедняжки очень редко – последний раз прошлым летом во время парламентских каникул. Как же я могу расспрашивать Джемму о поцелуях? Она наверняка расстроится, вспомнит о своей неудавшейся супружеской жизни, в то время как наша обещает быть такой счастливой!

С этими словами Поппи погладила Флетча по щеке, и от его тревоги не осталось и следа.

– Можешь никого ни о чем не расспрашивать, – пробормотал он, вновь привлекая возлюбленную к себе. По крайней мере она позволяет ему себя обнимать, до свадьбы и этого достаточно. – Мы сами во всем разберемся в нашу первую брачную ночь. Позволь, я покажу тебе, как сладок может быть поцелуй, – нежно проворковал Флетч.

О, когда в его голосе появлялись такие интонации, Поппи была готова исполнить любое его желание, хотя, разумеется, никогда бы не призналась ему в этом. «Мужчинам нельзя показывать, какую власть они имеют над нами», – частенько повторяла ее мать и была, как всегда, совершенно права.

Однако Поппи послушно подняла голову, и герцог коснулся губами ее рта.

– Это действительно приятно, – ободряюще проговорила она. – Знаешь, я…

В следующее мгновение он так крепко прижал ее к себе, что край корсета впился ей в грудь, а украшавшая лиф брошь раскрылась и упала на каменный пол.

– Флетч! – воскликнула Поппи и тотчас ощутила у себя во рту его язык, скользнувший по нёбу и внутренней поверхности щек. – Фу-фу! – Она оттолкнула герцога с недюжинной для столь субтильного создания силой.

– Но, милая… – попытался возразить Флетч.

Однако даже его умоляющий взгляд не подействовал на строптивицу.

– Я люблю тебя, Флетч, ты знаешь… – Поппи прищурилась и замолчала.

– И я очень тебя люблю… – откликнулся он с просительной улыбкой.

– Ты должен знать, – отчеканила она, не отвечая на улыбку, – что есть вещи, которые английская леди не будет делать никогда!

– Что ты имеешь в виду?

Флетч выглядел немного сконфуженным, и Поппи не без гордости подумала, что наконец-то и она может кое-чему его научить.

– Мама говорит, что в любви леди не должны вести себя как, скажем, прачки, – объяснила она, старательно подавляя нотки торжества в голосе.

– То есть леди не должны целоваться? Но это неправильно! Все леди целуются, и прачки целуются независимо от того, француженки они или англичанки.

Флетч пристально посмотрел ей в глаза, и Поппи едва не вздрогнула: неужели в его взгляде мелькнуло разочарование? Она терпеть не могла разочаровывать кого бы то ни было.

– Ты понял? – спросила Поппи с легким беспокойством.

– Кажется, да, – ответил он задумчиво.

– Ты убедишься сам, Флетч, если сравнишь наш королевский двор и французский. Наш двор – образец добродетели, тогда как при французском дворе – что ни день, то скандал. Мама говорит…

– Уверяю тебя, английский двор точно также погряз в скандалах, как и французский, просто с континента он кажется чище и лучше, чем на самом деле. Из-за естественной преграды – Ла-Манша – сюда не доходят сплетни из Лондона, а парижские сплетни остаются достоянием французов.

– То есть ты считаешь, – немного подумав, продолжала Поппи, – что весь этот шум на прошлой неделе по поводу флирта леди Серрар с Л'Ану…

– Вот именно. В Англии о нем ничего не слышали, в то время как в Париже мы несколько дней только и делали, что обсуждали слухи о прегрешениях леди Серрар, хотя скандал улегся сам собой. Мы точно так же остаемся в неведении относительно событий при английском дворе, как англичане – относительно предполагаемого падения леди Серрар.

– Ты прав, – сдалась Поппи.

Он ухмыльнулся, и у нее перехватило дыхание – как он все-таки красив! Поппи не покидала мучительная мысль, что для нее он слишком хорош.

Она помнила, как устремлялись к Флетчу взгляды всех французских дам, включая саму графиню Пеллонье, стоило ему появиться на светском рауте. Герцог же, казалось, совсем не замечал их восхищения, но Поппи-то все прекрасно видела. Сейчас, на колокольне, она просто умирала от любви – так невероятно красивы были глаза возлюбленного и его стройное, грациозное тело. Флетч вообще славился умением красиво двигаться. Однажды Поппи услышала, что одна из дам со вздохом сказала: «Как приятно смотреть на герцога Флетчера, когда он отвешивает поклоны! Его тело – образец совершенства». Удивительно, что такой красавец мог влюбиться в нее, коротышку Поппи, столь же нелепую, как и ее уменьшительное имя.

Эта мысль волновала не только ее. Дамы-француженки частенько бросали на молоденькую англичанку оценивающие взгляды и шептались, прикрывшись веерами. Вслух же они осыпали Поппи похвалами за «ловкость и сообразительность» и называли mignonne,[3] по сути, намекая на ее юный возраст.

Прошлым вечером герцогиня Орлеанская давала бал. Флетч появился на нем с волосами, заплетенными в косу, в черной бархатной накидке, расшитой бусинами черного же янтаря.

Простая прическа и элегантный туалет придавали молодому герцогу столь соблазнительно-бесшабашный вид, что французские дамы разом опустили веера и сложили губки в особого рода кокетливую улыбку, какой всегда приветствовали красивых кавалеров. С замиранием сердца Поппи наблюдала, как Флетч одарил француженок ответной улыбкой, затем подошел к графине д'Аржанто и с поклоном пригласил ее танцевать. За первым танцем последовал второй.

– Сядь прямо! – велела леди Флора дочери. – Замуж он возьмет тебя, а не эту выскочку д'Аржанто. И не пялься на них, как влюбленная дурочка, – где твоя гордость? Не подавай виду, что замечаешь, как она с ним флиртует.

– Но, мама, графиня гораздо красивее меня, – возразила Поппи, от отчаяния ударившись в самокритику. – И декольте у нее гораздо больше моего.

– Ты одета именно так, как подобает девушке-дебютантке, впервые вышедшей в свет, – парировала леди Флора, с удовлетворением оглядывая дочь. – Пусть твои лицо и фигура не так совершенны, как хотелось бы, зато о нарядах можешь не беспокоиться: ни один пенс, который я выложила за них, не потрачен впустую.

Действительно, леди Флора не скупилась: там, где было достаточно одной оборки, она требовала сделать две, а то и все пять: юбки Поппи украшали целые россыпи мелкого жемчуга, а лиф – дорогой горностаевый мех.

Но в глубине души Поппи считала, что гораздо больше ей подошло бы что-нибудь попроще. В кринолинах с фижмами и длинными тренами, с нарочито высокой, по последней моде, прической она чувствовала себя нелепо разряженным ребенком.

– Я и не предполагал, что эта мысль так тебя поразит, – вывел ее из задумчивости Флетч. – Вот, возьми, я поднял твою брошь. Боюсь, что булавка погнулась. Но ты не беспокойся, я починю.

Как глупо волноваться, решила Поппи, ведь любимый здесь, рядом!

– Спасибо, – улыбнулась она.

– Какая странная камея, – заметил герцог, рассматривая брошь. – На ней изображен летящий журавль с короной на голове.

– Я больше ни у кого такой не видела. Ее изготовила компания «Веджвуд» в честь королевы Шарлотты.

– Интересно, почему именно журавль? Какое отношение он имеет к королеве?

– Глупо, правда? – согласилась Поппи. – Но ты лучше взгляни сюда. – Она указала на крылья птицы. – Какая тонкая работа! Можно разглядеть каждое перышко.

– Из-за короны птица кажется рогатой, – возразил Флетчер.

– Да, небольшое упущение мастера. Но я все равно люблю эту камею. – Поппи взяла жениха под руку. – Не пора ли нам вернуться? Я озябла и не хочу тревожить маму. – Ей показалось, что из-за неудачи с поцелуем Флетчер все еще немного холоден, и она добавила: – Не волнуйся, я спрошу у Джеммы, что могут и не могут позволить кавалерам дамы, когда дело доходит до поцелуев.

Через несколько мгновений они уже выходили из дверей аббатства. Вокруг в морозной утренней дымке раскинулся спящий Париж… Вдруг тишину вновь разорвал радостный перезвон колоколов – словно водопадом лился сверху, с колокольни аббатства, эхом отдаваясь от посеребренных инеем кирпичных стен и высоких шпилей.

– Ой, сегодня же Рождество! – с восторгом воскликнула Поппи. – Это мой самый любимый день в году. Я обожаю Рождество!

– А я обожаю тебя, дорогая, – ответил Флетчер, останавливаясь. – Посмотри туда. Видишь ли ты то же, что и я?

– Что? – переспросила Поппи, глядя на любимого, а вовсе не туда, куда он показывал.

– Гирлянду из омелы, которая парит над нами… – проговорил герцог, обнимая ее.

Поппи потянулась к нему и запрокинула голову, закрыв глаза. На этот раз поцелуй был таким, какого она ждала, – быстрым и сладостно-нежным.

Влюбленная пара двинулась в обратный путь. Поппи смотрела под ноги, боясь поскользнуться на покрытых тонким ледком булыжниках.

Навстречу им попалась молодая женщина, которая брела по Улице с опущенной головой и багетом под мышкой. Флетч уловил аромат свежевыпеченного хлеба, и ему тотчас представилась восхитительная женская грудь, касающаяся теплой аппетитной корочки. О, как бы он хотел…

Но герцог оборвал свои нескромные мысли. Зачем мечтать о незнакомке? Когда они с Поппи поженятся, он распорядится каждый день доставлять в их апартаменты свежайшие, еще теплые багеты и будет разламывать их на куски и есть с прекрасного тела любимой, как с блюда, достойного самих богов.

– Чему ты так странно улыбаешься? – спросила Поппи. – О чем думаешь?

– О тебе, дорогая, я всегда думаю только о тебе.

Она тоже не смогла сдержать улыбки, и проходивший мимо пожилой парижанин, большой ценитель женской красоты, решил, что никогда еще не видел более прелестной девушки. Действительно, от англо-французских предков Поппи достались красивые фигура и лицо; все в ней, выросшей по большей части во Франции, – манера держаться, каждая деталь туалета – было «a la mode».[4] Но не это, а ее лучившийся счастьем взгляд придавал ее облику то особое очарование, которое даже дурнушку превращает в красавицу.

– L'amour![5] – со вздохом проговорил прохожий, провожая ее глазами.

Глава 1

Четыре года спустя

«Вот уже несколько дней общество взбудоражено известием о вызове, посланном графом Гриффином герцогу Вильерсу. По-видимому, столь решительный шаг связан с тем, что граф отбил у герцога невесту. Мы не можем ничем подтвердить достоверность этого известия, но считаем своим долгом напомнить, что наш милосердный король строго запретил дуэли…»

«Морнинг пост» от 22 апреля 1783 года

Особняк герцога и герцогини Бомон

Утренний прием в честь победы графа Гриффина на дуэли

– Герцогиня Флетчер, – звучно объявил осанистый дворецкий. Поскольку он не упомянул герцога Флетчера, Поппи оглянулась – мужа позади нее не было. По-видимому, он направился в другую часть дома Бомонов, не позаботясь о том, чтобы гостей и хозяев известили о его прибытии, и даже не посчитав нужным предупредить жену.

Улыбка застыла на лице Поппи. Подобрав юбки, она спустилась по трем мраморным ступеням и оказалась в бальном зале. Как всегда, кринолин с фижмами очень мешал движению, в дверной проем ей пришлось буквально протискиваться. Положение усугубилось тем, что в то утро французская горничная Поппи превзошла себя и украсила голову хозяйки огромным сооружением из завитых локонов с целым каскадом рюшей, бантиков и завитушек, перевитых нитями грушевидных жемчужинок. Ходить с такой прической было чрезвычайно трудно, а спускаться по лестнице – по-настоящему опасно. Но риск был не напрасен – Поппи решила во что бы то ни стало стать такой же элегантной, как ее муж. Флетч славился отменным вкусом, и герцогиня боялась, что свет сочтет ее недостойной парой такому моднику. Никто и никогда не должен относиться к ней со снисходительным презрением!

В карете по пути к Бомонам Флетч не проронил ни слова о ее туалете, хотя наверняка понял, что она облачилась в новое платье. Поппи глубоко вздохнула. После замужества она стала думать, что мыслей мужчины не угадаешь, однако теперь пришла к выводу, что мысли мужчин кристально ясны.

– Ваша светлость, – послышался низкий голос, – позвольте мне сопроводить вас в другой конец зала? Там гораздо свободнее, и к тому же там герцогиня Бомон.

Это был сам хозяин дома, герцог Бомон.

– Сочту за честь, – ответила Поппи, приседая в реверансе ровно настолько, сколько требовалось, чтобы засвидетельствовать почтение столь знатной персоне и в то же время не повредить прическу.

Герцог был одет в простого покроя зеленый бархатный камзол с отложными манжетами светло-зеленого цвета, и Поппи подумала, что мужчины редко одеваются столь же нарядно, как и дамы. Она подала ему руку, и они пошли через зал, кивками отвечая на приветствия.

– Я не ожидала вас увидеть на этом приеме, – сорвалось с языка Поппи прежде, чем она осознала свою бестактность.

Герцог грустно улыбнулся.

– Видите ли, – пояснил он, – этот прием, несомненно, станет скандалом недели, поскольку посвящен дуэли. По правде говоря, в обычных обстоятельствах я бы предпочел на нем не появляться. Но поскольку прием дает моя супруга в моем собственном доме, то отсутствие хозяина вызвало бы еще больше кривотолков.

Искусный политик, его светлость герцог Бомон был известен презрительным отношением к дурной славе вообще и к испорченной репутации своей жены Джеммы в частности. Поппи почувствовала симпатию к бедняге. Он был одним из самых влиятельных членов палаты лордов, его убежденность, красноречие, энергия снискали ему славу во всех уголках Англии. Последнее, чего бы он хотел в жизни, – это скандала. Хотя Поппи нежно любила Джемму со времени их пребывания в Париже, она была вынуждена признать, что жизнь подруги вполне заслуженно стала излюбленной темой для сплетен: похоже, все, что бы Джемма ни делала, вызывало ажиотаж. Наверное, трудно быть мужем такой женщины.

Почти так же трудно, как быть женой Флетча…

Эта мысль заставила Поппи даже приостановиться.

– Вы утомились, ваша светлость? – забеспокоился герцог Бомон. – Не хотите ли присесть?

– О нет, благодарю, – ответила Поппи, отгоняя непрошеные сомнения. – Я так хочу встретиться с Джеммой! Мы не виделись со дня моей свадьбы в Париже. Должно быть, ваша супруга очень рада, что ее брат вышел из поединка победителем.

– Конечно, мы испытываем облегчение, что дуэль закончилась без жертв, – проговорил Бомон, и по его голосу было ясно, что он совсем не в восторге от идеи отпраздновать счастливое завершение авантюрной выходки шурина. – А вот и герцогиня! – Он поклонился и отошел.

Джемма выглядела еще элегантнее, чем четыре года назад в Париже. Хотя она тоже носила фижмы, ее юбки в отличие от юбок Поппи были мягче, воздушнее, и если прическу герцогини Флетчер украшали тугие завитки в форме улитки, то ее подруга носила мягкие локоны с таким тонким слоем пудры, что сквозь него просвечивал их натуральный золотистый цвет. Красота Джеммы стала более зрелой и еще более чувственной, чем раньше.

– Джемма, какая ты красавица! – не удержалась от восклицания Поппи.

Радостно ахнув, герцогиня Бомон обернулась и заключила ее в объятия, затем отстранилась и, прищурив глаза, оглядела юную гостью с головы до ног:

– Что случилось с маленькой мадемуазель, которую я так хорошо знала в Париже? Ты восхитительна! Твое появление заставило нас устыдиться – ты единственная из женщин одета подобающе случаю.

У Поппи екнуло сердце – только теперь она поняла, что сделала досадную ошибку в выборе туалета. Неудивительно, что Флетч ничего о нем не сказал.

– Прошу прощения, – повернулась она с извиняющейся улыбкой к собеседнице Джеммы, – я не поздоровалась, но я не думаю, что мы знакомы…

– Да, до этого мы никогда не встречались, – проговорила та, делая легкий книксен. – Меня зовут леди Исидора дель Фино.

На ней было великолепное платье из нежнейшего темно-розового крепдешина. Если Джемма была воплощением элегантности, то Исидора походила на спелую вишню, источавшую соблазн и негу. Сердце Поппи сжалось еще сильнее.

– Исидора, это герцогиня Флетчер, – представила подругу герцогиня Бомон и снова с нежностью пожала ей руку. – Дорогая Поппи, Исидора почти герцогиня. Она вышла замуж за герцога по доверенности и сейчас ждет только его возвращения из путешествия.

– Должна заметить, что ожидание длится уже десять лет, – добавила сама Исидора с такой забавной гримаской, что Поппи не удержалась от смеха. – Очень рада нашей встрече, леди Флетчер. Я весьма наслышана о вашей благотворительной деятельности.

– К которой я никогда не присоединюсь, – заметила Джемма. – Говорю это сразу, чтобы в дальнейшем не разочаровать тебя, милая Поппи. Сейчас я склонна к благотворительности не больше, чем в нашу бытность в Париже. Вернее, даже гораздо меньше, чем тогда.

– Разве это возможно? – удивилась Исидора. – Знаете, леди Флетчер, последние три года я жила в Италии, но часто бывала у Джеммы. И я ни разу не видела, чтобы она утруждала себя какими-то благотворительными хлопотами.

– Каждому свое. Моя стезя – милосердное отношение к джентльменам, – ответила герцогиня Бомон с таким озорным видом, что Поппи вновь рассмеялась.

– Так странно видеть Поппи замужней женщиной, – продолжала Джемма, обращаясь к Исидоре. – Глядя на нее сейчас, не скажешь, что в Париже она была очаровательной девочкой, только вышедшей в свет. Она смотрела на французский двор круглыми от удивления глазами.

– И все надо мной насмехались, – порывисто раскрыв веер, заметила Поппи, обращаясь к Исидоре. – Да, сказать, что я тогда была наивной, значит не сказать ничего. Я просто оцепенела от изумления.

– О, над вами никто и не думал насмехаться, дорогая! – ободрила подругу Джемма. – Просто французские дамы были вне себя от ревности. Понимаете, – она повернулась к Исидоре, – Поппи в сопровождении своей матушки только-только появилась в Париже, как к ее ногам пал самый завидный жених в городе, герцог Флетчер.

– Я видела его, – улыбнулась Исидора. – В Италии таких мужчин называют bellissimo.[6]

Поппи сухо улыбнулась в ответ. В конце концов, сколько можно слушать комплименты в адрес Флетча? Они заставляли ее чувствовать себя дурнушкой, каким-то чудом заполучившей в мужья Аполлона.

– Поппи вырвала его из объятий парижского двора, – продолжала Джемма. – Наверное, герцогиня де Гиз до сих пор поносит молоденьких английских аристократок.

– Скажите, вы влюбились друг в друга с первого взгляда? – спросила Исидора у Поппи. – Я бы очень хотела так влюбиться, но, похоже, моя мечта никогда не сбудется. Возможно, ваш муж мог бы меня очаровать, хотя не стоит думать, что я сейчас же брошусь искать его расположения.

– Не говорите глупостей, Исидора, – вмешалась герцогиня Бомон. – Флетч без ума от своей женушки, и она не из тех, кого мысль о соперничестве с вами может вывести из равновесия. Видишь ли, – Джемма снова повернулась к Поппи, – леди дель Фино оказалась в довольно неловком положении…

– По закону я замужем, – перебила ее Исидора, – но мужа видела в последний раз, еще когда была ребенком.

– Не мудрено, что Исидора заставляет нервничать наших дам, – добавила Джемма.

– С женатым мужчиной я не могу даже словечком перемолвиться, – пожаловалась итальянская красавица.

– Если хотите, то можете побеседовать с моим мужем, – предложила Поппи.

– Вот видите, Исидора, я же говорила, что вы с Поппи подружитесь, – обрадовалась герцогиня Бомон. – Флетч так беззаветно любит жену и она так в нем уверена, что и внимания не обратит, даже если вы вздумаете с ним пококетничать. Понимаешь, милочка, – Джемма повернулась к Поппи, – у Исидоры есть неприятная привычка влюблять в себя мужчин, хотя, уверяю тебя, она с ними только беседует, не более того.

– Обещаю не кокетничать с вашим герцогом, – Исидора ослепительно улыбнулась. – Мы с вами подружимся. По правде говоря, на мой вкус герцог Флетчер чересчур утонченный джентльмен, меня привлекают мужчины погрубее.

– Понимаю, – кивнула Поппи, – например, пираты.

– Ах, пиратов любят все, – грустно заметила Джемма. – Иногда я ропщу на судьбу, по милости которой оказалась замужем за политиком.

– Увы, при английском дворе нет пиратов, – заключила Исидора. – Но я бы отдала свое сердце даже более мирному джентльмену, если бы он также искренне восхищался мной, как ваш супруг, герцогиня Флетчер.

– Пожалуйста, зовите меня просто Поппи. Я уверена, что ваш супруг тоже будет искренне восхищаться вами.

– Если сможет меня узнать, – хихикнула Исидора.

Глава 2

«Правдивость этого известия еще требует подтверждения, однако мы не можем не задаться вопросом: неужели герцог Бомон будет следующим, кто пошлет вызов Вильерсу? По слухам, герцогиня Бомон, недавно вернувшаяся из Парижа, весьма по-свойски играет с Вильерсом в шахматы…»

«Морнинг пост» (продолжение)

– Что тебе действительно нужно, старина, так это завести любовницу, – проговорил Фредерик Огастус Гилл, будущий граф Гласе, – иначе ты вконец зачахнешь и перестанешь быть мужчиной. Если не примешь меры, у тебя самого скоро отрастет грудь, как у бабы.

– Тогда я обязательно позову тебя, чтобы ты наконец увидел, как выглядит женская грудь! – поджав губы, парировал Флетч.

Будущий граф Гласе беззлобно чертыхнулся, и они оба продолжили, стоя у стены, наблюдать за бурной сценой, развернувшейся перед ними: собравшиеся в комнате титулованные джентльмены обсуждали победу графа Гриффина над герцогом Вильерсом, то и дело срываясь на крик. Среди них был и виновник всеобщего волнения.

– Пять минут, и все кончено! – прокричал один краснолицый джентльмен другому. – Вот как надо драться!

Вздрогнув, Гилл сделал большой глоток бренди.

– Ты видел, как Вильерс пасовал в третьей позиции? – спросил он. – Я был уверен, что Гриффин капитулирует.

– С самого начала превосходство было на стороне графа, – не согласился Флетч. – Он только выжидал удобный момент, чтобы нанести решающий удар.

– Говорят, Вильерс потерял много крови.

– Он поправится – рана чистая, сквозная.

– Ну и счастливчик этот Гриффин, – с легким вздохом заметил Гилл. – Ты только взгляни, как на него смотрит невеста.

– Как романтично, – хмыкнул Флетч.

– Раньше ты не был таким бездушным, – с осуждением проговорил его друг. – Ты ведешь себя так, словно у тебя палка в одном месте. Ради Бога, заведи себе любовницу! Что, твоя жена не испытывает никакого интереса к супружеской постели? Практически каждый мужчина в этой комнате – твой товарищ по несчастью. Наши женщины холодны по природе. Ты можешь раз пятнадцать подмигнуть английской даме, но не увидишь даже пятнышка румянца на ее щеках.

– Кстати, о совете, который ты мне дал, – со смертельной усталостью в голосе заметил Флетч. – Удивительно, что тебя так интересует моя интимная жизнь.

Гилл вспыхнул и, пробормотав ругательство, ушел.

Флетч тяжело вздохнул и сделал очередной глоток бренди. Какую глупость он сделал, что женился! Его несчастье длится уже несколько лет… Ему действительно нужна любовница, ведь его брак не удался. И еще он должен…


По противоположной стороне зала грациозно проплыла Поппи – ее грудь соблазнительно вздымалась над тесным лифом. Флетч мгновенно почувствовал острое желание. Это было сродни танталовым мукам – страстно желать ту, которой ты безразличен. Он чувствовал себя так, как, должно быть, чувствует себя умирающий от жажды, привязанный возле колодца, до которого он не может дотянуться.

И все же при мысли о посещении спальни Поппи от его желания не осталось и следа. О, разумеется, герцогиня Флетчер не отказывала мужу – ее матушка хорошо проинструктировала дочку на этот случай. Поппи болтала и улыбалась, но ее напускная веселость не могла обмануть Флетча, потому что в глазах жены ясно читалась только настороженная покорность долгу. Не говоря уже о том, с каким видом она снимала ночную рубашку, вытягивалась на постели и смиренно терпела его ласки… Впрочем, одной маленькой победой Флетч мог бы гордиться – Поппи больше не закрывалась от него простыней.

Он снова отпил бренди.

Вот именно, она только терпела его ласки.

Что бы он ни делал, она просто лежала на постели, и все. Поначалу он с особым старанием ласкал ее грудь, надеясь, что Поппи начнет тяжело дышать и извиваться под ним, как когда-то француженка Элиза, стоило ему только коснуться ее груди. Элиза руководила им, как опытный тренер новичком на спортивной площадке. «Потрогай там, – шептала она, потом: – Еще, еще! – И наконец: – О да!»

Господи, мысли об Элизе так и роились у него в голове. Как он от них устал!

С другой стороны, Поппи иногда гладила его по голове, целовала, порой даже позволяла его языку проникнуть в рот. Но она никогда не отвечала на ласки Флетча.

Поначалу он относил это на счет неопытности своей юной жены, но прошел год, затем второй, а Поппи по-прежнему оставалась совершенно безразличной к сексу. В постели она ни разу не шевельнулась, ни разу даже не порозовела, не говоря уже о том, чтобы выкрикнуть «Да, да!» в любовном экстазе. И Флетч изменил свое мнение. Теперь он был абсолютно уверен, что Поппи не нужна его любовь. Поэтому несколько месяцев назад он перестал бывать в ее спальне. Жена промолчала, он тоже ничего не сказал. Наверное, в глубине души она была рада, что избавилась от надоевших ласк, и даже изрядно повеселилась по этому поводу с подружками.

Тем не менее Флетч все еще ее любил. Поистине он жил, как в аду.

Чему-то смеясь, мимо вновь продефилировала Поппи. По наблюдению герцога, она пользовалась всеобщей симпатией. Да и как можно не любить юную герцогиню Флетчер с ее прелестными добрыми глазами и готовностью выслушать глупые сетования, которые на нее изливали все, кому не лень. Наконец, она не послала к черту свою бессердечную мать, даже когда та, желая видеть ее герцогиней, таскала бедняжку по балам и раутам, выставляя напоказ, как дрессированную мартышку.

Да, Поппи ни разу не попрекнула мать.

Словом, она была настоящий ангел.

Но черт возьми, как скучны ангелы в постели!

Прибегнуть к услугам продажной любви? Все во Флетче восставало против этого. Завести любовницу, как посоветовал Гилл? «Наверное, придется все-таки заплатить, – решил Флетч, – чтобы вновь услышать, как женщина тяжело дышит и стонет от страсти».

Однако и в свете были такие дамы, которые проявляли интерес к постельным играм и даже, может быть, к самому Флетчу, – например, герцогиня Бомон, только что вернувшаяся из Парижа. Все знали, что Джемма и ее муж уже много лет спят раздельно. Более того, она сыграла в шахматы со скандально известным герцогом Вильерсом, а он, как говорили в свете, своего не упустит – призом в той игре была, несомненно, сама герцогиня.

Ну, теперь Вильерс не конкурент – по слухам, он потерял много крови и будет лежать в постели несколько недель, если не месяц.

Флетч рывком оторвался от стены и поднял воротник камзола, продолжая размышлять. Герцогиня Бомон обладала отменным вкусом – Вильерс пользовался славой самого известного модника в Лондоне. Но Флетч привез из Парижа собственного французского портного, таким образом, у него было некоторое преимущество.

Он выпрямился, поставил опустевший стакан и пошел вперед. Сейчас вряд ли кто-нибудь смог бы узнать в нем молодого румяного англичанина, шагавшего по Новому мосту через Сену. Тогда, четыре года назад, он был «само очарование», как говорила Поппи, прикасаясь к его ямочке на подбородке.

А сейчас…

Его волосы собраны сзади в тугой пучок, подбородок и щеки покрывает аккуратная, коротко подстриженная бородка, которую Флетч отпустил в порыве злости на Поппи, чтобы закрыть ее любимую ямочку. А в напряженной походке и во всей фигуре читается вожделение и решимость изголодавшегося по нормальному сексу мужчины, который наконец осознал, что с этим нужно что-то делать.

Он видел, как нелепо все складывалось, но что он мог поделать? По мере того как число его визитов в спальню жены сократилось до одного в месяц, а то и еще меньше, он стал тщательно заботиться о своей внешности и наконец добился того, что где бы он ни появлялся, взгляды всех дам притягивались к нему, как железо к магниту.

Разумеется, за исключением взглядов его собственной жены.

Он носил только черную одежду, раз и навсегда решив, что экстравагантные камзолы и сюртуки светлых тонов, как у франта Вильерса, не для него. Флетч считал, что одежда должна подчеркивать не значимость хозяина, а его привлекательность для особ противоположного пола. Поэтому тонкие, гладкие, как шелк, панталоны Флетча (которые зачастую и шились именно из шелка) тесно облегали его мускулистые ляжки, натренированные долгими прогулками верхом, камзолы делали его плечи и грудь еще внушительней, а жилеты открытого покроя подчеркивали плоский живот.

Единственное, что осталось в облике герцога от того скромного юноши, который, приехав в Париж, незамедлительно влюбился в молоденькую англичанку, была его привычка не пудрить волосы. Он по-прежнему не желал пудриться, не столько от нелюбви к этому косметическому средству, сколько оттого, что черные локоны, в беспорядке рассыпавшиеся по плечам, придавали ему вид человека, которого только что хорошенько ублажили в постели.

Короче говоря, Флетч сознательно надел маску, и только Гилл знал, что эта маска скрывала на самом деле. Только старый друг понимал, как потрясены были бы дамы, провожавшие Флетча взглядами и мечтавшие провести с ним ночь, узнай они, что он практически девственник.

Что касается Поппи, то она отлично справлялась со своей ролью, надо отдать ей должное: она даже иногда вспыхивала в его присутствии. Как у нее это получалось, герцог не имел понятия. Должно быть, благодаря природному двуличию…

Флетч мельком взглянул на жену – к своей досаде, он никак не мог избавиться от привычки всегда держать Поппи в поле зрения, – но вместо того чтобы подойти к ней, направился в совсем другую сторону.

«Мне действительно нужна любовница, – решил он, – и как можно скорее».

Глава 3

«Герцогиня Бомон в интимной обстановке играет в шахматы с герцогом Вильерсом, а также, по слухам, и… с собственным супругом. Предположительно обе партии проходят в спальне, более того, прямо в постели! Мы задаемся вопросом, какое влияние оказывает на состояние морали в стране эта патронесса блудниц, недавно вернувшаяся из Парижа?..»

«Морнинг пост» (продолжение)

– Что не так с моим приемом? – вопрошала Джемма Бомон. – Вроде бы здесь нет обнаженных певичек, да и у меня самой нет ни малейшего желания обнажиться… Впрочем, если бы утро не было столь холодным, я бы еще подумала над этим – исключительно для того, чтобы позлить Бомона, поскольку он наконец снизошел до нас и явился сюда со всей своей парламентской компанией.

– Это первый на моей памяти прием в честь противозаконной дуэли, – ухмыльнулся ее брат Деймон. – Боюсь, некоторые могут обвинить тебя в дурном вкусе.

Дурной вкус? Джемма была абсолютно уверена, что ее можно было обвинить в чем угодно, только не в дурном вкусе.

– Ты ошибаешься, – заметила она. – Мой маленький праздник будут критиковать только те, кого я на него не пригласила.

– Как ты могла кого-то пригласить? Я думал, все эти люди пришли просто проводить нас с места дуэли до дома.

– Давай быстренько перейдем в другой конец зала. – Джемма взяла брата под руку. – Сюда направляется леди Шоссинан-Ногаре, а я не выношу ее нотаций по поводу моего пристрастия к французским туалетам.

– А по мне, она сама – вылитая француженка, – ответил Деймон, как обычно, проявляя полную неосведомленность во всем, что касалось моды. На самом деле леди Шоссинан-Ногаре, хоть и облаченная в платье цвета «французская фиалка», нисколько не напоминала француженку – ни одна дама в Париже не надела бы к этому платью атласную пелерину ужасного синего цвета, не говоря уже о шляпке, украшенной перьями марабу в тон пелерине.

Джемма спешно отвела брата в сторону.

– Разумеется, эти люди вовсе не наши провожатые, – пояснила она. – По моему распоряжению секретарь чуть ли не полночи писал приглашения, которые были доставлены по адресам за час до начала твоей дуэли.

– Что же он там написал? – посмеиваясь, спросил Деймон. В этот момент перед ним остановился мистер Кэшмир и поздравил с отлично проведенным туше.

– Ты обратил внимание на его парик? – фыркнула Джемма, когда мистер Кэшмир двинулся прочь, оставляя за собой облачко пудры и густой аромат духов.

– Не меньше двух фунтов накладных волос, – кивнул Деймон. – Но ответь же, что было написано в приглашениях?

– Что я приглашаю всех отметить твой успех. – Джемма похлопала брата по руке сложенным веером. – Видишь, как велика моя сестринская любовь – ты еще не добрался до места дуэли, а я уже была уверена в твоей победе. Надеюсь, Вильерс поправится?

– Конечно! – заверил Деймон. – Я был очень аккуратен – лезвие вошло именно в то место, куда я планировал, кость не задета. Беда в том, что твой прием вызовет гораздо больший скандал, чем моя дуэль. Бедный Бомон!

Все утро дворецкий Бомонов Фаул распахивал двери большого зала перед прибывавшими пэрами и объявлял их имена, что не привлекало особого внимания публики. Однако на сей раз было иначе. Дворецкий возвысил голос, все, включая Джемму и Деймона, замерли и посмотрели на дверь, и в наступившей тишине имя нового гостя прозвучало как гром среди ясного неба:

– Его милость герцог Вильерс…

Глава 4

«К сожалению, когда речь заходит о закоренелых распутницах, герцогиней Бомон дело не ограничивается, хотя она и пользуется самой дурной репутацией. По сообщениям, ее товарки, занимающие в свете столь же высокое положение, не менее необузданны и беспринципны, чем герцогиня. Более того, сии дамы сумасбродны, безрассудны и не подчиняются воле мужчин…»

«Морнинг пост» (продолжение)

Флетч точно знал, какую женщину ему следует найти, – жаждущую не любви, а наслаждений, лишенную эмоциональных уз и достаточно привлекательную, чтобы тронуть его сердце.

Эта мысль укрепила его решимость. Черт возьми, он провел достаточно одиноких ночей в холодной постели, грезя о прелестном теле своей миниатюрной жены, как какой-нибудь жалкий юнец… С этим надо покончить!

Да, ему, как воздух, необходимо любовное свидание с кем-нибудь, кто бы его возжелал…

Поймав на себе заинтересованный взгляд лорда Рэндалфа, Флетч сообразил, что его чувственные устремления не оставляли равнодушными и ценителей мужской красоты его же пола, поэтому уточнил для себя: с любой женщиной, которая пожелала бы ему отдаться.

Миновав две комнаты, Флетч наконец понял, кто ему нужен, – леди Невилл!

Немного старше его, соблазнительная, с более пышной, чем у Поппи, грудью, эта дама отличалась той французской элегантностью, которая покорила его сердце четыре года назад в Париже. Поскольку лорд Невилл стал инвалидом после несчастного случая с каретой, никто не бросил в его жену камень, когда она начала позволять себе романы на стороне. Сочувствие светского общества было столь велико, что леди Невилл ни разу не отказали в приглашении на рауты и приемы, хотя все знали, что она уже давно перестала заботиться о своей репутации.

Герцог представил себе ее стройную, гибкую фигуру, подумав, что такая женщина может с легкостью закинуть свои длинные ноги на плечи мужчины и отдать ему столько страсти, сколько он в состоянии выдержать.

Леди Невилл беседовала с лордом Кендриком, по возрасту годившимся ей в отцы. Флетч остановился, чтобы понаблюдать за ней, и тотчас понял, что она почувствовала его взгляд, – по ее позе, жестам и всем тем непроизвольным милым ужимкам, которые свидетельствуют об интересе к мужчине. Когда дело касалось таких вещей, Флетч становился самым наблюдательным человеком на свете, потому что уже давно стремился найти признаки такого интереса в своей жене. Увы, напрасно…

Иное дело леди Невилл. Она обернулась к Флетчу и встретилась с ним взглядом – никаких ухищрений, заигрывания, легкомыслия.

Он оставался серьезным, улыбались только его глаза.

Сказав что-то лорду Кендрику, леди Невилл двинулась к Флетчу. Тот сделал пару шагов и поклонился.

– Мы знакомы? – спросила леди Невилл со смешком.

– Думаю, нет.

– Так даже лучше. Разговоры со старыми друзьями навевают скуку, тогда как беседа с незнакомцем может быть неотразимо привлекательной, – проговорила она, не сводя с Флетчера карих глаз странного золотистого оттенка. Эта женщина просто излучала чувственность, словно мурлыкающая в темноте кошка.

– Я сделаю все, чтобы стать для вас неотразимым, – ответил Флетчер, подхватывая словесную игру своей собеседницы. К его большому сожалению, они с Поппи никогда не вели подобных двусмысленных разговоров.

– Больше всего на свете каждая женщина хочет… – Леди Невилл замолчала и кокетливо ударила его веером по руке.

– Чего же? – придвинулся к ней Флетчер.

– Быть желанной, – многозначительно продолжила она с легкой хрипотцой в голосе.

Флетчер опять подумал о Поппи – наверное, она все-таки исключение из правила, поскольку совсем не стремится быть желанной… Он постарался отбросить грустные мысли. В конце концов, Поппи его жена, а леди Невилл…

– И как же дамы выбирают себе поклонников? Ведь имя страждущим – легион.

– Вы имеете в виду то место в Библии, где упоминаются взбесившиеся свиньи? – Леди Невилл раскрыла веер и спрятала за ним лицо, так что остались видны только ее смеющиеся, красиво подведенные сурьмой глаза. – Поверьте, все просто: мы ищем среди страждущих тех, кто меньше других походит на свинью.

– А если счастливчики только притворяются, а сами ловко прячут под одеждой свои маленькие хвостики?

– Мы, светские дамы, не приемлем ничего «маленького», – понизив голос, с многозначительным видом ответила леди Невилл.

Улыбнувшись одним уголком рта, Флетч выразил ей свое одобрение: эта женщина и впрямь была то, что ему нужно, поскольку всячески подчеркивала свой интерес к нему как к мужчине и к тому удовольствию, которое он мог ей дать.

– Я уже давно вырос из коротких штанишек, – заметил он.

– И все же вы еще очень молоды.

Ее глаза жадно обшарили его с головы до ног, задержавшись в тех местах, которые Поппи никогда не удостаивала внимания. Флетчу вспомнилось, как восхищенно вскрикивали его французские возлюбленные, когда он раздевался. Что ж, он, несомненно, не разочарует леди Невилл.

– Увы, уже не так молод, как хотелось бы… – ответил он не без грусти.

– Быть вечно молодым невозможно. – В глазах леди Невилл тоже мелькнула печаль, но только на мгновение.

– Тем не менее вы свежи и прекрасны, как восемнадцатилетняя девушка, – польстил Флетч, поднося ее руку к губам.

– Я вовсе не тоскую по ушедшей юности. Если бы мне было восемнадцать, то вы бы видели перед собой юную новобрачную. Кажется, вы тоже недавно вступили в брак?

– Нет, я женат уже четыре года, а это совсем не то, что быть новобрачным.

– Давайте перестанем говорить о реальной жизни, – запротестовала дама, хотя глаза ее смеялись. – Нет ничего более обескураживающего и скучного, чем правда.

Но Флетчу нравился этот разговор, где правдой было их желание, а слова ничего не значили.

– Самая скучная беседа – та, в которой правда остается невысказанной, – заметил он.

– Да, теперь я вижу, что вы не новобрачный, однако семейная жизнь – весьма утомительная тема. – Леди Невилл снова похлопала его веером по запястью. – Поскольку нас некому представить друг другу, давайте окажем себе эту честь сами.

Флетча охватил восторг – прекрасная дама явно при каждом удобном случае старалась коснуться его, словно веер был продолжением ее пальцев.

– Погодите, я постараюсь угадать… – остановил он ее. – Вы – богиня?

– Только не называйте меня Венерой, пожалуйста. Во-первых, на мой взгляд, эта милая леди весьма скучна, а во-вторых, люди чрезмерно злоупотребляют ее именем.

– Я думал о другом, но если уж речь зашла о мифологии…

– Неужели Елена Прекрасная?

– Надеюсь, нет. Бедная Елена – юный Парис забрал ее прямо с ложа пожилого супруга…

– Неужели прямо с ложа?

– Уверяю вас, именно так. Парис прибыл к берегам… к каким, бишь, берегам он прибыл?

– К греческим, – подсказала леди Невилл с низким горловым смешком, не имевшим ничего общего с невинным девичьим хихиканьем. Напротив, в ее голосе была страсть, заставившая Флетча ощутить волнение плоти. – Как я понимаю, мы говорим об «Илиаде» Гомера, не так ли? В этой эпической поэме Парис отправляется из Трои в Грецию, чтобы похитить царицу Елену.

– Но ведь он, по сути, не похитил ее, поскольку она была ему обещана?

– Ох, эти мужчины! Они всегда убеждены, что та или иная женщина им обещана…

– Неужели мы такие требовательные?

– Конечно. Я же вижу – мужчины живут в лихорадочном ожидании исполнения обещаний, которые им якобы были даны.

– Например?

– Ну, что жены будут их любить до конца дней своих, а они, мужчины, навсегда останутся достойными этой любви, а их дыхание с годами не утратит свежести.

– То же самое можно сказать и про женщин! Да, мы, мужчины, нарушаем обещания, хотя даже не догадываемся, что их давали, а вот женщины постоянно, направо и налево, нарушают свои, отлично это осознавая.

– Скажите, – с восхитительно невинным выражением заглянула ему в глаза леди Невилл, – разве я нарушала данное вам обещание?

– Еще нет, – ответил Флетч, понизив голос, чтобы он звучал более интимно. – Но обязательно нарушите.

– Вот как? – подняла она тонкую бровь.

– Увы, – вздохнул Флетч. – Мужчина признается женщине в любви, и она верит, что он ее боготворит. Однако сильный пол не слишком расторопен, когда дело доходит до коленопреклоненных признаний. Мы идем на это, но без особой уверенности в своих чувствах.

– И все же, – меланхолично покачала головой леди Невилл, – мужчина всегда ждет, что женщина с восторгом бросится перед ним на колени.

Флетч с воодушевлением подумал о том, что могла бы сделать она, стоя перед ним на коленях. Улыбка, заигравшая на пухлых губах прелестницы, подсказывала, что это занятие, возможно, придется леди Невилл по душе.

– Вы так и не угадали, как меня зовут, – напомнила она.

– Мне известно, что вы – леди Невилл, – сдался Флетч. – Но я не знаю самого главного.

– Чего же?

– Вашего имени. – Он снова взял ее за руку. – Имя женщины может сказать так много. Надеюсь, вы не Мери – это имя слишком пуританское.

– Нет, я не Мери. – Она снова издала низкий горловой смешок, и Флетч затрепетал от возбуждения.

– Многие имена рождают в воображении образ типичной англичанки, – продолжал он, проводя пальцами по ее запястью. – Но мне трудно представить себе вас как Люси или Маргарет.

– Конечно. Разве я выгляжу как типичная англичанка?

Воспользовавшись этим приглашением, Флетч оглядел собеседницу с головы до ног: раскосые глаза с чуть приподнятыми уголками, подчеркнутыми сурьмой, щедро напомаженные, почти пунцовые губы, обильно расшитый кружевами лиф с глубоким вырезом, над которым вздымалась, словно стремясь вырваться из заточения, пышная грудь – гораздо пышнее, чем у Поппи.

– Нет, – проговорил он, с трудом сдерживая вожделение, – вы совсем не кажетесь мне типичной…

– Я помогу вам – мое имя начинается на «Л».

– Лили?

– Слишком добропорядочно, – покачала она головой.

– Леттис?

– Вот еще! Похоже на сорт салата.

– Простите. У меня была пожилая тетушка, которую так звали, и это имя мне всегда нравилось. Тогда Летиция?

Леди Невилл снова отрицательно покачала головой.

– Лорелея?

– Мило, но я не Лорелея.

– Лилиан?

– Луиза! – наконец не выдержала она.

– Луиза… – повторил Флетч, словно пробуя ее имя на вкус. – Отлично.

Его дама ответила ему своим волнующим смешком.

Рядом с ними неожиданно появилась Поппи в сопровождении Гилла и Сент-Олбана.

– Здравствуйте, – сказала она. На ее лице не было улыбки.

Глава 5

«Таково уж нынешнее положение в свете, что взращенные на Континенте герцогини дурного нрава – подверженные необузданным страстям, не непокорные воле мужчины – вернулись к нашим берегам. Остается только надеяться, что столь юная и добродетельная особа, как досточтимая герцогиня Флетчер, широко известная своей благотворительной деятельностью, не окажется втянутой в круг вышеупомянутых амазонок».

«Морнинг пост» (продолжение)

При виде Вильерса Джемма почувствовала, будто камень упал с души. Только теперь она поняла, как волновалась, – брат Деймон остался цел и невредим, а вот что с ее милым другом и партнером по шахматам…

Герцог остановился в дверях, не обращая ни малейшего внимания на пристальные взгляды сотен глаз. Он был немного бледен, но, как всегда, необычайно элегантен.

Обычно слово «плащ» ассоциируется с черным бархатом, но плащ, прикрывавший в тот вечер плечи герцога, был из розового шелка, отороченный темно-лиловой тафтой с изумительной вышивкой, которая напоминала кованый узор – даже во Франции, при Версальском дворе, Джемма ни разу не видела такого великолепия, хотя провела там не один год. Черные с сединой волосы Вильерса были собраны сзади и перевязаны бархатной лентой, идеально подобранной под цвет плаща.

– Плащ прикрывает его раненое плечо, – пробормотал Деймон. – Умный парень.

– Второго такого нет, – ответила Джемма улыбаясь.

В своем стремлении к элегантности Вильерс вплотную подошел к опасной черте, разделяющей мужественность и женственность, но, как ни странно, в яркой, подчеркнуто модной одежде он выглядел больше мужчиной, чем многие другие в заурядной. Разумеется, этому способствовали и черты его лица, которые никак нельзя было назвать женственными (например, крупный нос и квадратный подбородок), особенно в сочетании с природной сдержанностью герцога и его всегдашним скучающим выражением лица.

Действительно, в Англии больше не нашлось бы никого, кто надел бы такой плащ, вернее, осмелился бы надеть. Но при всем этом Вильерс выглядел великолепно, как какой-то сказочный принц, счастливый обладатель целого гарема прелестных женщин.

Боком протиснув кринолин между двумя дамами, остолбеневшими при виде нежданного гостя, Джемма присела перед Вильерсом в глубоком книксене.

– Ваш приход – огромная честь для нас, ваша светлость, – приветствовала она герцога.

– Я пропущу прием у герцогини Бомон только в тот день, когда с меня будут снимать мерки для гроба, – ответил Вильерс с не менее глубоким поклоном и продолжил, покосившись на Деймона: – Хотя ваш братец приложил все силы, чтобы я оказался на этом весьма неудобном ложе, я остался жив и готов к новому поединку.

Поклон, который отвесил ему Деймон, сделал бы честь и императору.

– Только не со мной, ваша светлость, – проговорил юный дуэлянт. – Я больше не хочу с вами драться.

– Разумеется, я вам не верю, – ответил раненый герцог с улыбкой. – Я нахожу положение побежденного весьма неудобным и не желаю новых неудач, Гриффин. Представьте, в какие-то два дня я проиграл дважды – вам и вашей сестре.

– Если вы имеете в виду наш шахматный поединок, – тоже улыбнулась Джемма, – то вы проиграли всего лишь одну, самую первую партию.

Вильерс обвел взглядом притихших гостей, жадно ловивших каждое слово, и они тотчас отвернулись, безуспешно пытаясь придать себе равнодушный вид. На губах герцога снова заиграла улыбка, но на сей раз в ней было что-то дьявольское.

– Думаю, нам надо сегодня начать вторую партию, герцогиня, – сказал он. – Мне известно, что несколько глупцов заключили пари относительно исхода нашего шахматного матча, поставив больше двух тысяч фунтов. Было бы невежливо заставлять их ждать.

По залу пробежал шумок, похожий на шелест волнуемой ветром пшеницы: в последние несколько недель ставки спорщиков сильно возросли, а с известием о проигрыше Вильерса, считавшегося лучшим шахматистом Англии, они должны были взлететь до небес, не говоря уже о том, что…

Появившийся возле Джеммы супруг, герцог Бомон, как и подобает тонкому дипломату, отвесил Вильерсу глубокий поклон.

– Счастлив видеть вас, ваша светлость, – приветствовал он гостя, и в его голосе не было ни неприязни к Вильерсу, ни волнения из-за участия Бомона в параллельном шахматном поединке с женой. А ведь злые языки поговаривали (и половина Лондона этим слухам верила), что призом победителю в поединке Джеммы Бомон с Вильерсом и собственным мужем была она сама. Естественно, герцогиня рассчитывала выиграть и у того, и у другого. – Я с большим сожалением узнал о вашем ранении, – продолжал Бомон так, словно его шурин не имел к этому происшествию никакого отношения. – Не лучше ли было вам отдохнуть, ваша светлость?

– Ах, этот отдых, – со скучающим выражением произнес Вильерс. – Не стоит преувеличивать его значение, особенно сейчас, когда появился шанс сыграть в шахматы. Видите ли, – добавил он, – я не люблю проигрывать.

– Но мы делаем не больше одного хода в день, – с наигранной серьезностью возразила Джемма, – и сегодня вы не сможете определить, проиграете вы или победите.

– Я приложу все силы, чтобы привести вас в трепет своим искусством шахматиста. Испуг лишит вас способности логически мыслить, и вы сами бросите игру.

– Такая перспектива меня действительно пугает. Я согласна с мужем, вам нужен отдых, но раз вы настаиваете… Если вы соблаговолите сопровождать меня в библиотеку, то мы можем начать игру.

– Окажите мне честь, – поклонился Вильерс.

Джемма взяла его под руку, и они двинулись сквозь толпу. Шушукавшиеся пэры расступились перед ними, словно перед всходившей на трон королевской четой.

– Признаться, мне гораздо больше пришлась по душе камерная обстановка, в которой прошла наша первая встреча, – сказал Вильерс.

– Если вы настаиваете на продолжении игры, когда в доме полно народа, то вас не должна смущать публичность. Я ни за что не приглашу вас в свою спальню во время приема.

Поприветствовав лорда Сосни кивком, Вильерс снова повернулся к Джемме.

– Я кое-что понял во время поединка с вашим братом, – сказал он.

– Что вам было бы неплохо взять несколько уроков фехтования? – предположила Джемма с самым невинным выражением лица. Заметив, что леди Рапсфеллоу с выпученными от напряжения глазами прислушивается к их разговору, герцогиня с улыбкой обратилась к ней: – Да, миледи, мы намерены начать вторую партию. Не хотите ли к нам присоединиться?

Издав восторженный возглас, почтенная дама засеменила за ними.

– Вы слышали старую легенду о дудочнике, который уводит крыс из города? – шепнул Вильерс, наклонившись к Джемме.

– Я рассчитываю, что леди Рапсфеллоу помешает вам сосредоточиться, – рассмеялась герцогиня. – Так что же вы поняли во время дуэли?

– Будучи человеком неглупым, – продолжал с улыбкой Вильерс, – я сразу сообразил, что моя жизнь в руках вашего брата. В голове наступила особая ясность, как бывает, когда вдруг оказываешься на краю пропасти…

– Деймон никогда бы не пошел на убийство, – попыталась успокоить герцога Джемма, одновременно кивая двум дамам, которых даже не знала по имени.

– Правда, я решил, что доброе имя невесты значит для Деймона меньше, чем моя грешная жизнь, но ведь я мог и ошибиться, не правда ли? Вы думаете, этот случай изменил меня? Увы, этого не произошло.

– Понимаю, – ответила Джемма. – Однажды в Париже я попала под карету, и когда пришла в себя, то первая мысль была не о том, что станет с моей душой, а цела ли моя пелерина.

У распахнутых дверей библиотеки стоял наготове лакей, ожидавший приказаний. Сопровождаемые примерно сорока гостями Джемма и Вильерс прошли внутрь и уселись за шахматный столик. За спиной картинно завернувшегося в свой великолепный плащ герцога маячил лорд Рэндалф.

– Кажется, недавнюю партию у Парсло вы начали с пешки на е-4, – напомнил лорд. – Сегодня вы атакуете с другого направления?

– Нет, – буркнул Вильерс, ставя пешку на е-4.

– Новшества всегда рискованны, – улыбнувшись Рэндалфу, резюмировала герцогиня и сделала свой ход.

– И это все? – взвизгнула леди Рапсфеллоу. – Больше ничего не будет?

– Шахматная партия – довольно скучное зрелище, миледи, если игроки делают по одному ходу в день, – умиротворяющее заметил лорд Рэндалф, подхватывая ее под руку и направляя к двери.

– Не следует ли им еще подумать? – артачилась почтенная дама.

Джемма поймала взгляд Вильерса – его глаза под тяжелыми веками смеялись.

– Я как раз собираюсь последовать совету этой леди, – сказал герцог, – поэтому не считайте себя победительницей раньше времени.

– Недооценивать противников не в моих правилах, – ответила Джемма.

Нетерпеливые наблюдатели начали покидать библиотеку столь же стремительно, как и вошли.

– Вы недоговорили, ваша светлость, – напомнила Джемма герцогу. – Что же вы поняли во время дуэли с моим братом?

Оглядев опустевшую комнату, он откинулся на спинку стула и произнес:

– Что совершил ошибку.

– Только одну? – Герцогиня не смогла скрыть разочарования. – Я своим давно счет потеряла.

– Тогда у вас преимущество, потому что на моем счету не так уж много ошибок.

– Это вы так думаете, – уточнила Джемма.

– Вот именно. Но если уж я совершаю ошибки, то стараюсь это делать элегантно, – продолжал Вильерс. – Одной из моих ошибок стал Бенджамин, герцог Берроуз.

Джемма удивленно подняла на него глаза, но он предвосхитил ее вопрос:

– Я знаю, вы наслышаны о самоубийстве Бенджамина и о моей роли в этом деле. Мы с вами решили стать друзьями, но, боюсь, после смерти Бенджамина многие сомневаются, что я способен на искреннюю дружбу.

– Я с вами не согласна. Действительно, Бенджамин предпочел умереть…

– После того как проиграл мне в шахматы.

– …но его смерть не может бросить тень на вас. Бенджамин то и дело совершал необдуманные поступки, о которых после жалел.

– Вы правы…

Вильерс опустил взгляд, и его длинные ресницы скрыли от Джеммы выражение его глаз. Внезапно он снова взглянул на нее, и теперь в его глазах было нечто такое, что заставило ее слегка покраснеть.

– Я принял решение больше никогда не допускать ошибок в отношениях с друзьями, – проговорил герцог.

– Не бойтесь, я не убью себя в случае вашей победы, – ответила Джемма. – Можете даже меня критиковать. Во мне столь силен боевой дух, что я скорее убью вас, чем себя.

– Вот дрянь! – выругался Вильерс, впрочем, лицо его оставалось совершенно бесстрастным.

– Видите, мы действительно можем стать добрыми друзьями, – со смехом констатировала Джемма. – Я столь же страстная поклонница шахмат, как и Бенджамин, но когда проигрываю, то стремлюсь только к одному – отыграться.

– Шахматы – ваша единственная страсть?

Она замолчала, обдумывая ответ, но потом решила быть искренней до конца:

– Думаю, да. Я очень ценю своего мужа, друзей, обожаю брата, но мое сердце принадлежит шахматам. По моим наблюдениям, у таких, как я, других увлечений практически не бывает.

– Пожалуй, я – подтверждение вашей теории, – ответил Вильерс. – Но у меня нет семьи, которую я мог бы любить, поэтому мои чувства направлены на противоположный пол, хотя отношения с ним весьма непостоянны.

– Как и мои, – призналась герцогиня. – Это серьезный недостаток, который часто приводит к большим скандалам.

– И все же я бы не отрицал возможность любви столь категорично, как вы. Несколько недель назад, когда вы предложили мне свое расположение, я сказал, что никогда не пойду на связь с женой моего старого друга Бомона…

Джемма замерла – действительно, тогда, сердясь за что-то на мужа, она предложила Вильерсу себя, но он отказался.

– Так вот, я передумал, – продолжал герцог. – В те пять минут, когда моя жизнь висела на кончике клинка вашего брата, я вспомнил, что никогда по-настоящему не любил женщину. А ведь именно об этом я мечтал много лет! Не могу объяснить, почему столь опрометчиво пренебрег своей мечтой.

Лицо Джеммы напряглось.

– Надеюсь, вы не хотите сказать, что любите меня? – спросила она.

– Нет, конечно, – заверил герцог. – Но я могу вас полюбить. Уверен, из всех знакомых женщин вы единственная, кто может воспламенить мое сердце. Понимаете, для любви всегда нужна решимость. Обожая шахматы, я чувствую, что одной этой страсти мне недостаточно. Возможно, мы с вами найдем друг в друге то, чего нам не хватает.

– Если только мы способны на истинную любовь…

– Думаете, вы не способны? А вот у меня была любовь, правда, не в общепринятом, плотском смысле этого слова.

– Бенджамин?

– Да. И еще, – Вильерс снова поднял на Джемму глаза, и этот взгляд заставил ее вздрогнуть всем телом, – Элайджа Бомон, ваш муж.

– Вы же были друзьями детства…

– Он был прекрасен уже в ту пору.

– Мой муж?

– Он хотел переделать мир, строил различные планы и без устали делился ими с другими.

– Элайджа до сих пор полон планов, – с симпатией заметила Джемма. – Похоже, он уверен, что без него палата лордов не сможет работать.

– Он думал так и раньше, и, возможно, был прав. Элайджа не только умен, он честен, а это большая редкость среди политиков.

– Что же погубило вашу дружбу?

– Что обычно губит мужскую дружбу? – криво усмехнулся Вильерс.

– Женщина? – догадалась Джемма.

– Ее звали Бесс. Я хотел бы в красках описать ее красоту, но, на беду, слишком плохо помню ее лицо, хотя искренне любил ее или думал, что любил.

– И Бомон тоже? – не удержалась от смешка Джемма. – Представляю, как вы с ним соперничали друг с другом в борьбе за внимание этой Бесс. Судя по имени, она не принадлежала к нашему кругу и вы не могли на ней жениться, да?

– Имя ничего не значит: одну из моих высокородных кузин тоже звали Бесс – Вильерс встал и предложил собеседнице руку. – Но вы, разумеется, попали в точку, потому что наша Бесс занимала вполне достойное положение в обществе – она разливала пиво в деревенском трактире.

– Представляю, как вы с Бомоном просиживали там день и ночь, надеясь привлечь взгляд ее голубых глаз.

– Нет, я сидел там один. Видите ли, в юности мой огромный нос казался еще больше…

– Но вы все же завоевали Бесс, – предположила Джемма, думая о том, что в молодые годы Вильерс, вероятно, был чудо как хорош. Она бы и сама на месте Бесс не устояла перед ним.

– Да, но только до тех пор, пока Бомон не решил ее у меня отнять.

– Это несправедливо и совсем на него не похоже.

– О, на свете много непонятного, – со вздохом заметил герцог, открывая дверь библиотеки. – Я только хотел сказать вам, Джемма, – он произнес ее имя нарочито медленно, с нежностью, – что я совершил ошибку, отвергнув ваше великодушное предложение.

Джемма растерялась, не зная, что ответить.

К ее удивлению, Вильерс отвесил глубокий поклон и продолжил:

– Хочу честно предупредить, ваша светлость, я сделаю все, чтобы вас соблазнить.

Он развернулся и зашагал прочь, шурша своим великолепным шелковым плащом.

Остолбеневшая герцогиня осталась стоять в коридоре, провожая герцога взглядом.

Глава 6

«Страшно подумать, что произойдет, если сии амазонки откроют дружеские объятия юным нимфам, целомудренным, добродетельным дочерям наших самых родовитых семей! Увы, молодые леди весьма уязвимы, да, уязвимы для источающего соблазн греха…»

«Морнинг пост» (продолжение)

При появлении Поппи смех тотчас смолк, уступив место учтивым улыбкам и церемонным поклонам.

– Ваша светлость, – приветствовал Флетча Сент-Олбан, острый на язык молодой человек, питавший прискорбную страсть к сплетням; именно на его руку опиралась Поппи. Разукрашенная лентами, бантами, с высокой, тщательно завитой прической она напоминала французскую бонбоньерку.

– Ваш покорный слуга, леди Невилл, – поклонился Гилл.

Флетч тоже поклонился, раздумывая, как представить жену своей новой знакомой. А потом произошло самое худшее из того, что могло случиться.

– Здравствуйте, ваша светлость, – к изумлению Флетча, проговорила леди Невилл, обращаясь к его жене. – Как вы себя сегодня чувствуете, душечка?

– Спасибо, Луиза, отлично, – бодро ответила маленькая герцогиня. – Хотя, признаться, я опасалась, что наше вчерашнее шитье окажется слишком утомительным.

– Что еще за шитье? – упавшим голосом поинтересовался герцог.

– Вчера я участвовала в заседании кружка кройки и шитья в поддержку больницы королевы Шарлотты, – пустилась в объяснения Поппи. – Мы с Луизой весь день только и делали, что шили, да еще пили чай чашку за чашкой.

– Вам следует получше присматривать за женой, Флетч, – постарался перевести возникшую неловкость в шутку Сент-Олбан.

– Я всегда пребываю в полном неведении о том, где она находится, – сказал Флетч. – На мой взгляд, выслеживать жену, как какую-нибудь куропатку на охоте, просто отвратительно. Лучше уж вообще не знать, где она и что делает.

– Но я всегда сообщаю тебе, куда направляюсь, – строго напомнила герцогиня.

– Вы все, должно быть, считаете меня не слишком сообразительной, – сказала леди Невилл, глядя на Флетча. – Но я догадалась, Поппи, что этот джентльмен и есть ваш любимый супруг, о котором вы мне столько рассказывали.

– Ах, извините, Луиза, я вас не представила, но мне казалось, что вы уже знакомы. Итак, позвольте представить вам моего супруга, герцога Флетчера. Флетч, познакомься, это моя близкая подруга, леди Невилл.

Герцог низко поклонился. Теперь его очаровательная собеседница смотрела на него совсем иначе, чем раньше. И надо же было ей оказаться подругой Поппи!

– Рада познакомиться с вами, ваша светлость, – сделала книксен леди Невилл. – Надеюсь, вы с вашими друзьями простите меня: я заметила на том конце зала свою подругу, с которой обязательно должна поздороваться. До встречи!

Флетч снова поклонился. Теперь она держалась так, будто и не флиртовала с ним только что. Будто он какой-то заурядный, совершенно неинтересный ей кавалер… Досадно.

Несколько мгновений после ее ухода никто не произнес ни слова.

– Вы с леди Невилл так громко смеялись, – сказала наконец Поппи. – Расскажи, над чем?

– Ты не поймешь, – буркнул Флетч. В нем закипал гнев – на жену, на жизнь…

– Раз ты скрываешь, значит, вы смеялись над какой-нибудь непристойной шуткой, – обиделась Поппи. – Я уверена, что в состоянии понять все, что доступно пониманию Луизы.

– А вот я сомневаюсь, – не в силах сдержаться, бросил герцог с презрением, почти с отвращением. Остальные кавалеры продолжали сконфуженно молчать.

Поппи озадаченно моргнула, потом ее лицо снова осветилось веселой улыбкой:

– В таком случае доставь себе удовольствие, объясни мне соль вашей шутки.

– Ты, должно быть, сама шутишь. Есть проблемы, которые женщины твоего типа понять не в состоянии.

– Женщины моего типа? – обиженно переспросила Поппи, невольно расправляя плечи.

– Вам знаком этот тип, Сент-Олбан, не правда ли? – обратился было Флетч к приятелю, но тот отвел взгляд. – Образец добродетели до мозга костей, почти святая, и где? У нас, в Лондоне!

– Флетч, пожалуйста, не говори так со мной, – попросила Поппи, бледнея.

– Почему? – не унимался герцог. Теперь он смотрел ей прямо в глаза. – Мы с тобой уже давно не говорили серьезно. Наверное, за целый год не сказали ни одного стоящего слова!

– Неправда! – воскликнула Поппи.

– Приведи хоть один пример, – презрительно хмыкнул Флетч.

– Не далее как на прошлой неделе я сказала, что люблю тебя, – гордо подняв голову, напомнила маленькая герцогиня. – Учитывая нынешние обстоятельства, достаточно стоящие слова!

Она резко отвернулась и пошла прочь.

Гилл чертыхнулся. От волнения забыв про парик, он попытался пригладить волосы – парик соскочил и упал на пол. Щедро напудренный, он напоминал тушку убитого зайца.

На щеках Флетчера заиграли желваки.

– Как я устал от ребячливости Поппи! – воскликнул он. – Терпеть не могу эти ее бодрые сентенции по каждому поводу! Мне кажется, упади я замертво на улице, она и тогда от них не удержится – встанет возле меня на колени и начнет нести всякую чушь вроде того, что мне будет хорошо на небесах.

– Она тебя любит, хоть ты этого и не заслуживаешь, – попробовал урезонить его Гилл.

– Кому это нужно? Мне – нет! – продолжал бушевать Флетчер. – Наш брак – сплошное надувательство! По мне, нам обоим пора понять, куда это нас завело, но нет, моя жена продолжает притворяться, что мы – нормальная семейная пара, что у нас все хорошо в постели!

– Почти никто не может похвастаться, что у него все хорошо в постели с женой, – вновь обретя дар речи, заметил Сент-Олбан. – Но это отнюдь не означает, что мы вправе столь бессердечно обращаться со своей половиной, как это делаешь ты.

– Она видит мир в розовом с позолотой свете, – возразил герцог. – Наверное, до сих пор убеждена, что мы – счастливая пара.

– Теперь уже нет, – покачал головой Гилл.

– Вот и хорошо, – насупился Флетчер.

Глава 7

«Нет ничего более опасного для общественной морали, чем группа женщин, которые, не внемля увещеваниям, заняты исключительно потаканием своим страстям и погоней за удовольствиями. Мы, сотрудники редакции, страшимся за души всех герцогинь Лондона…»

«Морнинг пост» (продолжение)

До замужества Поппи никогда не плакала, но когда стала герцогиней, глаза у нее постоянно были на мокром месте: она заливалась слезами и по ночам в постели, пока не забывалась сном, и днем, при самых неподходящих обстоятельствах, например, в перерывах между заседаниями Благотворительного общества в поддержку раскаявшихся блудниц и Попечительского совета родильного дома под патронатом королевы Шарлотты. Вот и в день приема, устроенного Джеммой, юной герцогине Флетчер пришлось утирать слезы.

Как Флетч посмел бросить ей в лицо такие слова, да еще в присутствии своих друзей! Правда, нельзя не согласиться, что в последнее время она действительно перекинулась с ним не больше, чем парой фраз. Ах, что-то в их семейной жизни пошло совсем не так, как хотелось…

Поппи изо всех сил старалась понять, что именно. Каждое утро она просыпалась, преисполненная решимости снова разжечь в муже любовный огонь, каким он пылал до свадьбы. Она ни разу не выказала ни малейшего раздражения, заметив, как Флетч украдкой пробирался к себе, чтобы избежать общения с ней, законной женой, и никогда не пеняла ему, боясь навлечь на себя его гнев, что они могут остаться бездетными, поскольку Флетч посещал супружескую спальню не чаще одного раза в месяц, а то и реже. И даже нелепая эспаньолка, остроконечная бородка, которую он отпустил, чтобы спрятать так нравившуюся ей ямочку на подбородке, не заставила Поппи выйти из себя. Хотя, надо признать, эта козлиная бородка Флетчу необыкновенно шла.

Вообще, перемены, которые произошли с Флетчем в последние годы, превратили его в утонченного, невероятно красивого незнакомца – Поппи ловила себя на мысли, что перестала его узнавать. Помимо глупой бородки, он стал носить одежду, которая одновременно поражала юную герцогиню и пугала ее, а также нанял себе слуг-французов, камердинера и повара, и частенько болтал с ними на их родном языке.

Когда-то мать заставила ее научиться музицировать на фортепьяно, говоря, что это поможет сделать хорошую партию, и Поппи неплохо овладела этим инструментом. Однако когда теперь она предлагала Флетчу поиграть для него после ужина, тот усаживался в гостиной с самым скучающим видом и, пока жена играла, неподвижно сидел, скрестив руки на груди. Стоило же ей закончить, как он поднимался, с вежливым поклоном желал спокойной ночи и уходил, даже не поцеловав ее на ночь.

Когда же Флетч перестал целовать ее на ночь? Поппи не могла вспомнить. Слезы с новой силой хлынули по щекам. Она порылась в ридикюле, нашла платок, приложила его к глазам и постаралась взять себя в руки. Разве могла она тогда знать, что это был их последний поцелуй?

Наверное, Флетч больше никогда ее не поцелует…

Поппи почувствовала, что кто-то погладил ее по щеке, услышала женский голос, что-то ей говоривший, и только тогда осознала, что стоит, прислонившись к стене, и в голос рыдает.

– Я… я… – с трудом проговорила Поппи, стараясь сфокусировать взгляд на собеседнице. Перед ней была Джемма. – О, дорогая! Я так… несчастна!

– Молчи, милая, – посоветовала герцогиня Бомон и поцеловала ее, потом оглянулась и сказала: – Вы правильно поступили, Исидора. – Еще раз с нежностью поцеловав подругу, словно та была маленькой девочкой, Джемма объяснила ей: – Милая. поняв, что ты очень расстроена, Исидора тотчас поспешила ко мне. Пойдем с нами, и мы с Исидорой о тебе позаботимся.

Поппи безропотно позволила уложить себя на диван, и леди Исидора дель Фино устроилась напротив нее на стуле.

Слезы вновь наполнили глаза Поппи. Нет, она больше не желала соблюдать это правило, особенно теперь, когда Джемма села рядом (или по крайней мере настолько близко, насколько позволяли их кринолины) и спросила:

– Что с тобой, Поппи?

– Это все из-за Флетча. – икнув, проговорила юная герцогиня. Ее платок уже совсем промок от слез, и она с благодарностью приняла другой от Джеммы. – Наша семейная жизнь… Нет, я не могу говорить! – Она снова разразилась рыданиями.

– Семейная жизнь, – заговорила Джемма, давая Поппи время успокоиться, – подобна маленькой декоративной собачонке: все нахваливают своих шпицев и болонок, но я еще не видела ни одной, которая бы не портила когтями деревянных панелей и не прыгала бы на людей. На мой взгляд, эти собачонки не приносят ничего, кроме огорчения.

Поппи снова громко икнула.

– Прошу прощения, – извинилась она. – Я всегда икаю, когда плачу. Мама говорит, что для дамы нет ничего отвратительнее, чем икота, но я ничего не могу с собой поделать.

– Уверяю тебя, это гораздо лучше, чем привычка царапать панели. А теперь расскажи, что происходит в вашей семейной жизни? Вернее, что могло в ней произойти такого, что еще не произошло в моей?

– Боюсь, послушав вас, – вступила в беседу Исидора, пока Поппи пыталась побороть слезы, – я вознесу хвалу Господу, что мой супруг до сих пор избавляет меня от своего присутствия. Кстати, герцог Флетчер питает склонность к румянам?

– Нет, что вы!

– Я спросила только потому, что виконт Сент-Олбан, несомненно, румянит щеки, а ведь он – близкий друг Флетчера, не так ли?

– Но это не означает, что они делят одну баночку румян на двоих, – вступилась за герцога Джемма. Она снова сжала руку своей юной подруги: – Ты почувствуешь себя лучше, дорогая, если все нам расскажешь.

– Я боюсь, что Флетч мне… – Поппи не нашла в себе сил произнести ужасное слово «изменяет», но ее томило столь тяжкое подозрение, что она больше не раздумывала. – Он проявил непозволительную грубость ко мне в присутствии своих друзей – сказал, вернее, дал понять, что наши супружеские отношения не отвечают его желаниям… Но что же я могу сделать, ведь он перестал приходить в мою спальню!

– Он сказал тебе все это в присутствии своих друзей? – переспросила Джемма. От возмущения ее голос зазвучал выше, чем обычно, на целых две октавы.

Поппи немного приободрилась.

– Bastardo![7] – прошипела Исидора.

– Правильно! – поддержала ее герцогиня Бомон. – Какая гнусность с его стороны! Повтори в точности его слова, Поппи.

– Я подошла к нему с… – забормотала она, но от нахлынувших воспоминаний ее голос предательски дрогнул.

– С кем же? – нетерпеливо спросила Джемма.

– С виконтом Сент-Олбаном и с Гиллом, – борясь с собой, продолжала юная герцогиня. – И еще там была…

– Флетч разговаривал с женщиной, когда вы подошли? – сообразила Исидора. – Надеюсь, ее уже не было, когда он высказал свои претензии?

– Нет, она вскоре ушла, – кивнула Поппи и осеклась, пораженная страшной догадкой.

– Понимаю. – Джемма опять ободряюще пожала ей руку. – Дорогая моя, похоже, у Флетча есть любовница.

Поппи почувствовала, как к горлу вновь подкатил комок.

– Мы очень любили друг друга, – прошептала она. – Всего несколько лет назад он был от меня без ума… А потом все пошло не так…

– По крайней мере он имел деликатность выждать некоторое время, – вздохнула Джемма. – А вот мой Бомон… Всего через несколько недель после свадьбы я зашла в его кабинет в Вестминстере и увидела, как он на столе ублажал свою любовницу.

Поппи и Исидора ахнули в один голос.

– Нет, не может быть! – воскликнула герцогиня Флетчер.

– Вы никогда мне об этом не рассказывали! – изумилась Исидора.

– Такими новостями вряд ли стоит делиться с подругами, – натянуто улыбнулась Джемма.

– А кто была его любовница? – поинтересовалась Поппи.

– Ее звали Сара Коббетт, что совершенно не важно, поскольку Бомон вскоре дал ей отставку или как еще это называется, когда мужчины избавляются от надоевших любовниц.

– Но вы по крайней мере не были с ней знакомы, – заметила юная герцогиня.

– Хорошо, что мужья не могут дать отставку нам, – задумчиво проговорила Исидора.

– Да, они обречены оставаться с нами до конца своих дней, – кивнула Поппи, – хотя, думаю, Флетч с удовольствием избавился бы от меня. О, как он на меня смотрит! – У нее задрожат голос, но она с усилием продолжала: – Мне только хотелось бы знать, в чем моя ошибка. Я что-то не так сказала или сделала? Он меня просто терпеть не может, правда.

– Бомон тоже законченный bastardo, – вставила Исидора.

– Проблема в том, что я все еще люблю Флетча, – добавила Поппи, – и не могу разлюбить. Поняв, как сильно его отвращение ко мне, я пыталась изгнать его из своего сердца, но это выше моих сил.

– «Изгнать из своего сердца»? Да ты поэтесса! – воскликнула Джемма.

Поппи громко икнула.

– Ты уверена, что не можешь его разлюбить? – спросила герцогиня Бомон. – Знаешь, в первые недели после свадьбы я по глупости сильно увлеклась мужем, но после происшествия в Вестминстере и, надо признать, после того, как Бомон заявил, что влюблен в Сару Коббетт, я без особого труда избавилась от этого увлечения. Сейчас он флиртует с мисс Шарлоттой Татлок, и для меня его шашни не более чем повод для легкого раздражения.

– Неужели? – удивилась Поппи. – А я весь год пыталась подавить свою любовь к Флетчу, но не смогла. Я все еще его люблю. Если он входит в комнату, я чувствую себя счастливой. А если я не знаю, где он, – ее глаза снова наполнились слезами, – я сразу начинаю предполагать худшее: что он ухаживает за другой. А ведь когда-то мне и в голову не приходило, что такое возможно! Сегодня он флиртовал с леди Невилл, с Луизой. Он хочет разрушить наш брак!

– Ты будешь удивлена, дорогая, узнав, как много времени требуется для того, чтобы разрушить брак, – усмехнулась Джемма. – Посмотри на меня – моей семейной жизни пришел конец много лет назад, но вот я снова здесь, в Лондоне, и собираюсь зачать наследника.

– Неужели? – удивленно подняла брови Исидора.

– И когда же это произойдет – во время или после шахматных партий с герцогом Вильерсом и собственным мужем? – поинтересовалась Луиза.

– После, – со вздохом ответила Джемма и добавила: – Поппи, твои отношения с Флетчером вовсе не кончены, просто они перешли в другую стадию.

– А если выиграет Вильерс, вы не откажетесь от своих планов? – поинтересовалась Исидора, которую, похоже, очень взволновало признание подруги.

– Разумеется, нет, – покачала головой герцогиня Бомон. – Впрочем, не думаю, что он выиграет, – я готовлюсь нанести ему весьма чувствительное поражение. Есть только одно «но»: мой супруг и я прекратили интимные отношения восемь лет назад, и я отнюдь не жажду их возобновить.

– Нет, все-таки моя семейная жизнь, как я ее себе представляла, ушла в прошлое… – прервала их Поппи. Дамы не ответили, и юная герцогиня, посчитав их молчание знаком согласил, решила закончить свою мысль: – Мой муж меня разлюбил. Он хочет соблазнить другую женщину, и пусть Луиза не попалась в его сети, он, возможно, прямо сейчас ищет ей замену.

– Терпеть не могу ставить под сомнение собственную репутацию, – проговорила Луиза, слегка нахмурившись, – но все-таки скажу: у Флетчера мало шансов на успех, если только он не обратится к леди Ратледж.

Поппи содрогнулась.

– Осторожней, Луиза, – недовольно поморщилась Джемма. – По сравнению с нашей юной подругой мы с тобой закаленные в боях бойцы, поэтому должны щадить ее чувства.

– Мой муж только что рассказал всем, кто не поленился его послушать, что наш брак – сплошное лицемерие, – возразила герцогиня Флетчер. – Поэтому для меня лучше побыстрее привыкнуть к реальному положению дел.

Обстановку разрядил приход дворецкого Фаула с подносом в руках.

– Имбирные пряники, ваша светлость, – проговорил он, отдуваясь. – Горячий чай, конечно, и горячий шоколад с лимонными пирожками, которые, как считает наш повар, придутся вам сейчас очень кстати.

– Прекрасно! – похвалила Джемма.

Поппи с тяжелым вздохом приняла из рук хозяйки сдобный, сочившийся маслом пирожок.

– Мне просто надо привыкнуть к своему новому положению, вот и все, – пояснила она. – Ты согласна, что всегда лучше знать правду? Я так скверно чувствовала себя весь прошлый год, пытаясь наладить отношения с мужем, – как выяснилось, напрасно.

– Это не твоя вина, дорогая, – попыталась успокоить ее Джемма. – Жены не виноваты в неверности мужей.

– Виноваты женщины вроде Луизы, – заметила Исидора.

– Я люблю вас, мои дорогие! – выпалила Поппи, шмыгнув носом от вновь подступивших слез.

– Похоже, вы опять собираетесь заплакать? – заметила смешливая Исидора. – Я тоже люблю вас, милая, по крайней мере настолько, насколько успела узнать за время нашего знакомства, но у меня есть условие – если вы не будете плакать.

– Мы тоже тебя любим, – сказала Джемма.

– Раз так, – сказала герцогиня Флетчер, – то, как своим подругам, я хочу вам сообщить: я ухожу от Флетча и мне надо знать, что делать дальше.

Последовавшее за этим заявлением потрясенное молчание Джеммы и Исидоры доставило Поппи истинное наслаждение.

Глава 8

«Если души всех герцогинь Лондона находятся в опасности, мы не вправе смотреть сквозь пальцы на то, что происходит с душами их досточтимых супругов, герцогов. В наше время, когда колонки светской хроники переполнены рассказами о пьянстве и супружеской неверности столпов общества, еще остались достойные уважения представители высших слоев общества, например, герцог Бомон, который воистину делает честь своему сословию. Тем не менее из заслуживающих доверия источников нам стало известно, что даже этот достойнейший политик питает предосудительный интерес к одной молодой особе, мисс Т., – мы не сообщаем ее имени в надежде, что этот слух окажется ложным».

«Морнинг пост», продолжение

– Наедине вы всегда обращались ко мне по имени, – остановил жену герцог. – Ваш прием закончился, к чему сейчас звать меня «Бомон»?

По неведомой ей самой причине Джемма смотрела на мужа с чувством, близким к жалости, – он выглядел смущенным и даже нелепым.

– Я вернулась в Лондон ради вас, Элайджа, – сказала она и замолчала: как выразить то, что невозможно передать словами?

– Потому что мое сердце может вскоре не выдержать, – уточнил он, и глубокая морщина залегла у него между бровей.

– Я тоже с годами не молодею, – заметила Джемма не без игривости. Она и сама не понимала почему, но ей хотелось, чтобы Бомон улыбнулся. – Поэтому сейчас самое время завести ребенка, иначе потом будет поздно.

– Вряд ли у нас получится. – Он скривил губы, но назвать это улыбкой было трудно.

– Разве есть ясные симптомы сердечного недуга?

– Если верить докторам, то нет, но у меня такое впечатление, что врачи не имеют никакого представления о больном, слабеющем сердце. – Он наконец улыбнулся, но в его глазах была печаль.

– Кто может знать наверняка? – твердо сказала Джемма. – Вы могли бы умереть в тот день в палате лордов, помните? Вы тогда слишком много выпили на званом обеде.

Во взгляде герцога читалось несогласие.

– Ну хорошо, вы никогда не позволяли себе напиваться, – сдалась Джемма. – Господи всемогущий, Элайджа, да есть ли в вашей жизни что-нибудь, что вы сделали неправильно?!

Заметив странное выражение, мелькнувшее в его глазах, она приосанилась и добавила:

– За исключением вашей женитьбы на мне, конечно.

– Я думал совсем не об этом.

– Ладно, оставим это, – согласилась Джемма. К своему удивлению, она почувствовала, что больше не может видеть печаль в его глазах. – Вы наверняка будете счастливы услышать, что мой брат увозит из столицы свою ославленную на весь свет невесту. Ваша репутация спасена.

Она наклонилась к нему и ободряюще похлопала по руке – та казалась такой сильной, надежной, что слова Бомона о слабеющем сердце показались совершенной бессмыслицей.

– Моя репутация вне опасности, – пожал плечами герцог. – Я только что получил от премьер-министра Питта официальное приглашение выступить в палате общин и подготовить депутатов к обсуждению его проекта относительно налога на огораживание общинных земель. На мой взгляд, сейчас гораздо важнее вопрос о том, когда мы начнем нашу следующую шахматную партию. Может быть, завтра?

– Вы проявили тактичность, не упомянув о том, что выиграли у меня в первой партии.

– А какой смысл об этом напоминать? К тому же я полон решимости выиграть и вторую.

– Тогда третьей партии не будет.

– Правильно. И общество наконец успокоится. А то все только и говорят, что о нашей третьей партии – как мы должны ее играть? С завязанными глазами и в постели? – спросил Бомон, не сводя с жены пристального взгляда.

– Да, таковы условия нашего матча, – подтвердила Джемма, поднимая глаза.

Их взгляды встретились.

– Вы нанесли Вильерсу поражение в первой партии, – продолжал герцог небрежным тоном. Незнакомому с ним человеку могло бы показаться, что тема разговора его не очень интересует, но Джемму, знавшую мужа слишком хорошо, его тон не обманул.

– Сегодня мы с ним начали вторую, – сообщила она.

– Ваша игра занимает сейчас всех, от молоденькой горничной до самого высокородного герцога, – заметил Бомон.

– Но, милорд, самый высокородный герцог в стране – это вы! – воскликнула Джемма, до которой не сразу дошел смысл о слов.

Бомон поднялся. Во время разговора он снял парик, прикрывавший его коротко остриженную голову, и его лицо с изящными скулами и усталыми глазами казалось по-детски незащищенным.

– Пожалуйста, не думайте, что меня ее результат оставляет равнодушным, – произнес он и с поклоном удалился.

Глава 9

«Мы завершаем свое сообщение предупреждением всем безрассудным герцогиням: вы можете продолжать безудержную погоню за удовольствиями, если хотите, но помните, что ваши супруги будут делать то же самое. А герцоги, погрязшие в погоне за удовольствиями, будут идти по этой стезе и дальше, пока под угрозой не окажется и ваше благосостояние!»

«Морнинг пост» (продолжение)

Девять часов вечера того же дня


Уже стемнело, а Флетч так и не вернулся домой. Поужинав в Полном одиночестве. Поппи не пошла спать – она сидела, вытянувшись в струнку, как учила леди Флора, и безучастно смотрела в стену. Единственным положительным моментом было то, что леди Флора, отказывавшаяся идти куда бы то ни было, если там могла находиться герцогиня Бомон, пропустила злосчастный прием и не стала свидетельницей позора дочери. Но она завтра же обо всем узнает, поэтому у Поппи оставалось очень мало времени, чтобы обдумать свое положение.

Обдумать самой, а не слушать, что по этому поводу думает ее мать.

Разница между тем и другим была огромна. После свадьбы с Флетчером Поппи и не заметила, как снова оказалась в полном подчинении у своей родительницы – так было легче иметь с ней дело, не раздражать ее, потому что если леди Флора оказывалась недовольной…

Поппи поежилась, вспоминая ее вопли, – они сопровождали жизнь юной герцогини с самого детства. Не то чтобы леди Флора не любила дочь, нет, любила, причем истово. Частенько Поппи даже приходилось себе об этом напоминать, потому что мать относилась к ней как к вещи, которая целиком и полностью является ее собственностью.

Ребенком Поппи долгие часы сидела, не шевелясь, мечтая превратиться в маленькую подушечку или скамеечку для ног – чем меньше и неподвижнее будет она, тем скорее мама забудет о ее существовании и перестанет крикливо обличать недостатки всего и всех на свете.

Воспоминания пробудили в герцогине чувство вины. Бедная мама! На самом деле она ведь не кричала на Поппи, во всяком случае, по большей части, просто на нее время от времени накатывали приступы ярости, от которых атмосфера вокруг Поппи сгущалась так, как бывает лишь в эпицентре страшной бури. При этом леди Флора впадала в обличительный раж, стоило только Поппи оказаться в ее поле зрения, поскольку, по мнению почтенной леди, у дочери была масса недостатков, от которых ее требовалось немедленно избавить.

Поппи почувствовала, что устала от людей, которые ее не одобряли и не одобрят никогда, что бы она ни делала. Это из-за них она казалась себе глупенькой, нелепой девчонкой. Но она больше не желает с этим мириться, не желает слушать нотации матери и видеть отвращение в глазах Флетча, даже если бы для этого пришлось перестать видеть его самого!

По щеке ее скатилась слеза.

Возможно, с Флетчем действительно придется перестать видеться…

Виновник горьких раздумий Поппи явился домой около девяти вечера. Как всегда, сразу засуетилась прислуга – один лакей принял шляпу герцога, другой помог ему снять плащ.

Губы Поппи сами собой сложились в улыбку – Флетч наконец вернулся!

Разумеется, герцог пришел в ее комнату сразу, как только горничная Куинс передала ему, что госпожа желает его видеть, ведь до размолвки молодые супруги старались вести себя предельно вежливо. Увидев в дверях мужа, похожего на картинку из журнала мод, Поппи почувствовала, что язык ее плохо слушается. Так бывало всегда, когда она смотрела на Флетча, особенно в последний год, с тех пор как он стал уделять своей внешности повышенное внимание, причем прямо пропорционально этому вниманию росла и скованность герцогини.

– Входи, прошу тебя, – пригласила она. – Нам нужно поговорить.

Флетч выполнил просьбу и встал перед женой, устремив на нее серьезный взгляд.

– Прости мне мою утреннюю выходку, – попросил он. – Я не должен был так говорить с тобой в присутствии своих друзей.

– Напротив, это даже хорошо, что ты высказался. Но я заметила, что Гилла твой поступок нисколько не удивил, значит, вы с ним уже обсуждали наш брак. Ты должен повторить мне все то, что говорил Гиллу.

– Он мой старый друг. – Глаза Флетча сразу стали непроницаемыми. – И потом, Гилл принял мою выходку в штыки и как следует отчитал меня, когда ты ушла.

– Передай, что я ему очень благодарна, – проговорила Поппи, сжимая руки. От слов Флетчера веяло враждебностью, и в глубине души герцогине снова, как в детстве, захотелось превратиться в крошечную мышку и бежать со всех ног туда, где на нее никто не будет кричать. Нет, надо быть храброй, решила она и, собрав всю свою волю, продолжала: – Сядь, пожалуйста, Флетч.

Он сел.

– Я хотела бы знать, что ты думаешь о нашей семейной жизни, но не потому, что собираюсь с тобой спорить или…

Герцог вздохнул. Он вдруг показался ей таким усталым, измученным, что у Поппи сжалось сердце, и она чуть не бросилась звонить, чтобы приказать подать его светлости горячего чаю и приготовить ему ванну. С трудом поборов в себе это желание, герцогиня прикусила губу и осталась сидеть.

– Я думаю, – ответил Флетч, глядя на жену, как ей показалось, с некоторым сочувствием, – что наша семейная жизнь ничуть не хуже, чем у других английских герцогов и герцогинь. И она определенно лучше, чем у герцога и герцогини Бомон. Я вел себя как дурак, Поппи, прости меня.

Похоже, он действительно сожалел о своем поступке, но это уже не имело значения.

– Все же скажи, что бы ты хотел изменить в нашей жизни? – настаивала Поппи.

– Нас всех иногда посещают глупые идеи…

– Я их не понимаю. Ради тебя я все время стараюсь измениться, но не знаю как.

– Выброси это из головы, ты – само совершенство, Поппи. Я поступил глупо. Давай оставим этот разговор.

Она судорожно сглотнула.

– Я знаю, Флетч, ты недоволен нашими интимными отношениями…

В воздухе повисло молчание, мерзкое, словно черствый заплесневелый хлеб с вонючим тухлым яйцом, и Поппи показалось, что храбрость не такое уж похвальное качество.

– Неужели ты думал, что я не замечаю твоего недовольства? – спросила она. – С самой первой нашей встречи ты хотел, чтобы я стала немного другой. Хотя, на мой взгляд, я хорошая жена, но я готова измениться, вот только не знаю, как это сделать.

Наблюдая за мужем из-под опущенных ресниц, она заметила, что он сжал челюсти.

– Без сомнения, я стал требовать от тебя слишком многого, – проговорил он.

– Каких изменений ты хочешь?

Флетч молчал. Поппи понимала: пришел момент истины, когда все должно быть высказано до конца, ведь сил на еще один такой разговор ей не хватит. Поэтому, собрав всю свою храбрость, она продолжила наступление:

– Я действительно должна знать, Флетч. Чем я тебя разочаровала? Что я делаю неправильно? Я всегда выполняла все твои просьбы, молчала, когда мне казалось, что ты этого хочешь, и вообще старалась во всем следовать твоим правилам.

– Ты меня вовсе не разочаровала…

От волнения у Поппи так свело желудок, что она испугалась, как бы ее не стошнило прямо здесь, в спальне. Стараясь преодолеть приступ дурноты, она незаметно для Флетча еще сильнее сжала спрятанные в складках платья руки, при этом ее лицо оставалось абсолютно спокойным.

– Чего ты ждешь от меня? Или, вернее, что я должна сделать, чтобы ты был доволен? – вопрошала она.

– Помнишь, ты как-то сказала, что между светскими дамами и прачками большая разница?

– О, в последние два года, работая в больницах, я убедилась, что на самом деле разница не так уж и велика. Неужели я и впрямь тебе такое сказала? А в какой связи?

– Ты требовала, чтобы я целовал тебя только с закрытым ртом.

Во взгляде Флетча мелькнул яростный огонек.

– Но я же позволила тебе такие поцелуи, – поспешила Поппи оправдаться, поглубже загоняя свой страх, чтобы у нее, не дай Бог, не задрожал голос. – Раз мы поженились, я очень старалась идти навстречу твоим желаниям и никогда не говорить тебе «нет».

– Мы все-таки зря завели этот разговор.

– Почему?

– Потому что ты действительно очень старалась, Поппи. Просто я был слишком наивен.

– Но чего же ты ждал от меня? – настаивала она.

Флетч вздрогнул от ее резкого тона, но промолчал.

– Ты всегда выглядишь разочарованным, требуешь, требуешь чего-то, но не говоришь, чего именно. Так что же тебе нужно? – не унималась Поппи.

– Я хотел, чтобы ты… – наконец решился Флетчер, – чтобы ты…

– Ну же, говори! – воскликнула герцогиня, не веря собственным ушам, в ее голосе появились стальные нотки.

– Чтобы ты познала счастье сама и сделала счастливым меня, – ответил Флетч печально. – Впрочем, это, по сути, одно и то же.

– Но я и так счастлива, – возразила Поппи. В волнении она так закусила губу, что почувствовала во рту привкус крови.

Герцог встал со стула и отошел к окну.

– Прости, я требовал от тебя того, что ты не в состоянии мне дать, – сказал он, не глядя на жену. – Это несправедливо.

Она уставилась в его спину. Теперь-то их браку конец, это точно, потому что она не могла дать Флетчу то, чего он хотел. Они никогда не будут счастливы, и ее уделом станут сплошные разочарования.

Поппи почувствовала, что больше не может это выносить.

Глава 10

Два дня спустя

24 апреля

Его светлость герцог Вильерс лежал в постели. Пронзенное рапирой плечо жгло огнем, унять который не могли никакие охлаждающие компрессы.

– От бренди мне только хуже, – пробормотал раненый сквозь стиснутые зубы.

После дуэли Вильерс сделал одно ужасное открытие: оказывается, он с огромным трудом переносил боль. Сейчас, например, он притворялся, что остается в постели единственно по настоянию врачей, но на самом деле он боялся, что не сможет встать – кровопотеря привела к страшной слабости.

– Бренди уничтожает инфекцию, ваша светлость, – в который раз, как для слабоумного ребенка, повторил камердинер Финчли.

– Я не против спиртного, – покачал головой герцог, – просто оно усиливает дискомфорт.

Разумеется, как всем известно, мужчины вообще плохо переносят боль. Но пронзенное рапирой плечо доставляло Вильерсу гораздо больше страданий, чем обычное ранение, – подчас герцогу казалось, что в его тело воткнули раскаленную кочергу.

– Еще ячменного отвару, ваша светлость? – предложил Финчли и направился к столику, на котором стояла чашка с отваром.

Вильерс прищурился, наблюдая за своим слугой. Из Финчли вполне мог бы получиться отличный герцог под стать хозяину, и они оба это знали. Вильерс обладал внушительной внешностью, высокомерием и родословной. Финчли тоже выглядел внушительно, держался высокомерно, с аристократической элегантностью носил парики и высокие каблуки, но, увы, у него начисто отсутствовала столь необходимая в высшем обществе родословная.

Камердинер обернулся и бросил на хозяина вопросительный взгляд – только тогда Вильерс сообразил, что не ответил на его вопрос. Странное дело, черты лица Финчли вдруг сдвинулись, поплыли, и сквозь них проглянуло широкое лицо старой няни герцога, на котором ясно читалось неодобрение. Вильерс потрясенно наблюдал, как носы обоих, поколебавшись, наложились друг на друга и застыли, словно наконец обрели долгожданную пару.

– Так как насчет отвара, ваша светлость? – повторил слуга.

– Скажи, Финчли, у тебя есть родственники в Сомерсете? – не слушая его, спросил Вильерс. Носы няни и камердинера опять разошлись, и герцог, прищурив глаза, старался их вновь совместить, поскольку пребывал в уверенности, что для Финчли двух носов многовато.

– Ни одного, ваша светлость, – ответил камердинер, – а почему вы спросили?

– У тебя много общего с няней, которая была у меня в детстве, – пробормотал герцог, не желавший признавать, что общего у няни и Финчли был только нос.

Однако, как ясно видел Вильерс, его слова пришлись камердинеру не по вкусу – тот еще выше поднял подбородок, выпятил грудь и приосанился. Вылитый герцог, несмотря на двойной нос!

– Да, чуть не забыл, у няни на носу была бородавка, – добавил герцог почти мечтательно. – Но я все равно ее очень любил. Кто знает, может быть, из-за нее я так и не женился – не смог найти женщину с похожей бородавкой… Как ты думаешь, Финчли, мог я остаться в холостяках по этой причине? А если бы ты был женщиной с бородавкой на носу, я бы на тебе женился?

От изумления у Финчли отвисла челюсть, но, как подобает вышколенному слуге, он сразу взял себя в руки.

– Пожалуй, я пошлю за хирургом, ваша светлость, – сказал он.

– Да-да, пошли! – не унимался герцог, не сводя глаз с его лица. – На твоем месте я бы отрезал себе один из носов. Зачем тебе два? Да и твой собственный достаточно хорош – настоящий герцогский нос!

– Разумеется, я так и сделаю, ваша светлость, а теперь позвольте мне удалиться. – Финчли двинулся было к двери.

– Нет, еще не все, – остановил его герцог. – Принеси мне стекло.

– Как, ваша светлость?

– Стекло, вернее, небольшое зеркало. Хочу посмотреть, сколько носов у меня.

Опешивший поначалу Финчли поспешил выполнить приказ хозяина. Сунув Вильерсу в руку зеркальце, он выскочил из комнаты так, словно за ним гнались летучие мыши из преисподней. Герцог проводил его сочувственным взглядом – со своим раздвоенным носом бедняга камердинер и сам походил на нечистую силу, но не на адскую летучую мышь, а на горгулью.

А что он, Вильерс, увидит в зеркале? Неужели и у него вырос второй нос?

Помедлив в нерешительности, герцог со страхом взглянул в зеркальце – нет, к счастью, нос один, его собственный крупный нос, все остальное тоже в порядке. Но разве так должны выглядеть настоящие герцоги? Где аристократическая бледность, изящная продолговатость черт, как у породистых борзых? Где красота, которой мог похвастаться, например, Элайджа? Но он не должен думать об Элайдже! И Вильерс тотчас прогнал мысль о старом друге, как делал уже несколько лет.

В отличие от Бомона в Вильерсе не было ничего аристократического: внешне он напоминал рабочего из доков. Его красили только блестящие черные волосы, да и в тех уже пробивалась седина. Наверное, скоро он станет совсем седым… Предаваясь размышлениям, герцог и не заметил, как боль в плече утихла. Вильерса охватило ощущение блаженного покоя, и он подумал, что это хороший знак.

По крайней мере брови еще не потеряли свой естественный черный цвет. Одна женщина как-то сказала ему, что у него глаза змеи. Закрыв один глаз, Вильерс решил, что знает, что она имела в виду. Оставшийся открытым глаз был черен, как безлунная ночь – правда-правда!

Пусть у него и один нос, но как мужчина он безобразен.

Дверь распахнулась, и Вильерс увидел этого безнадежного дурака хирурга Бандерспита в сопровождении Финчли. Камердинер избавился от второго носа и выглядел уже вполне нормально, но хирург… Из его головы торчали красные перья! Это было ужасно странно.

– Ваша светлость, у вас началась лихорадка, – заявил Бандерспит, пощупав лоб герцога. Вид у хирурга был очень встревоженный. – Нам придется пустить вам кровь.

– Опоздали! – рассмеялся Вильерс. – Кровь мне уже пустили, ведь я дрался на дуэли, помните? И проиграл. Проклятие! – Он сел в постели. – Мне нужно к Бомонам, пора сделать следующий ход.

В следующее мгновение он обнаружил, что сражается с Финчли и Бандерспитом, которые пытаются удержать его в кровати.

– Какого черта вы делаете?! – взревел герцог. – Сейчас же отпустите меня!

– Господи, ваша светлость, вы снова стали самим собой? – спросил Финчли дрожащим голосом, так не похожим на его обычную величавую речь.

– Я всегда остаюсь самим собой, – быстро ответил Вильерс. – Иногда это неприятно, но у меня нет выбора.

– Мы должны начать немедленно, – сказал камердинеру Бандерспит, вытирая потный лоб.

– Что начать? – переспросил герцог.

– Кровопускание, ваша светлость, – пояснил хирург.

– Вот чертовщина! – выругался Вильерс, снова вспомнив о партии в шахматы. – Я должен сделать свой ход, свой ход, понимаете?

Он хотел встать с кровати, но камердинер буквально пригвоздил его к ложу своим телом, стараясь не задеть раненое плечо.

– Я действительно всегда относился к тебе с симпатией, Финчли, – холодно осадил его герцог. – Но ты не должен заходить слишком далеко, я вовсе не желаю делить с тобой постель.

– Что это за ход, который он так рвется сделать? – поинтересовался Бандерспит.

– Вы, конечно, слышали, что его светлость играет в шахматы с герцогиней Бомон?

– Да, играю, – подтвердил Вильерс. – Она выиграла у меня первую партию, черт побери!

– Вот он и хочет продолжить вторую партию, которую они с герцогиней только что начали, – не обращая внимания на слова хозяина, пояснил Финчли.

– Один ход в день, – продолжал Вильерс. – А третью партию будем играть в кровати с завязанными глазами. И вы, разумеется, понимаете, что уж эту партию выиграю я. – Он ухмыльнулся дородному доктору. – Если только у герцогини будут завязаны глаза.

– Неужели речь идет о супруге герцога Бомона? – переспросил неприятно пораженный доктор.

– Да уж не о его вдове, – не унимался Вильерс, хотя чувствовал, что у него начала кружиться голова. – Мне не довелось ни спать с ней, ни выиграть у нее в шахматы. Впрочем, два этих дела не так уж и разнятся между собой, как вы, должно быть, думаете.

– Не мое дело судить о нравственной стороне вашей игры, ваша светлость, – возмущенно ответил Бандерспит, – но не могу не отметить, что герцог Бомон – уважаемый член парламента, который денно и нощно трудится на благо Англии, стремясь дать ей достойное правительство!

– Мне так нравятся красные перья, которыми вы украсили свой парик, доктор, – сощурил глаза герцог. – Я встречал женщин с подобным украшением, но мужчин – никогда.

Бандерспит вздрогнул, испуганно провел рукой по своему парику и коротко распорядился:

– Моего помощника сюда. Мы приступаем немедленно!

Глава 11

Городской дом герцога Флетчера

30 апреля

– Все эти годы я только и делала, что слушала тебя, мама, – спокойно сказала Поппи. – Люси, пожалуйста, поаккуратней с моими любимыми эмалевыми щетками.

– Сейчас же перестань паковать вещи, Люси! – рявкнула на горничную леди Флора. Люси замерла – когда почтенная матрона начинала командовать, никому и в голову не приходило ослушаться, словно ее зычный голос был гласом небесным. – Дамы нашего положения не сбегают от мужей столь постыдным образом! Я воспитывала тебя не для этого!

– Знаю, знаю, мама, – ответила Поппи. – Ты воспитывала меня для того, чтобы я стала герцогиней.

– А герцогиня – это жена герцога, – с неумолимой логикой продолжала леди Флора.

– Понимаю.

– Уж не осмеливаешься ли ты мне дерзить?

– Что ты, мама, – ответила Поппи, поднимая на леди Флору открытый вопрошающий взгляд. Многолетний опыт подсказывал, что такой взгляд придавал ее лицу самое невинное выражение.

– Жена не должна покидать мужа ни при каких обстоятельствах, даже если он законченный болван, каким был твой отец. Я никогда не думала уйти от него.

Поппи послушно кивнула. Разочаровавшись в браке чуть ли не через час после венчания, леди Флора считала своим долгом делиться мудрыми мыслями в этой области с единственной дочерью, причем не делая скидки на возраст. «Замужество имеет смысл только при условии, что жених – герцог, – вдалбливала она в светловолосую головку Поппи, когда малышка, едва научившись ходить, ковыляла по детской. – Запомни, детка, герцог».

Как это часто случалось в жизни леди Флоры, ее желание выдать дочь за герцога исполнилось.

– Я всегда хотела, чтобы ты стала герцогиней, – продолжала почтенная матрона. – И ты в кои веки раз поступила так, как я просила.

– Я же всегда так поступаю, – возразила Поппи, беря лежавший возле матери молитвенник и передавая его горничной.

– Но не сейчас! Ты хотя бы немного подумала, к чему приведет уход от мужа?

– Я всю неделю только об этом и думаю.

– Ты всегда была маленькой дурочкой, – холодно заметила леди Флора. – То ты несла какую-то чушь про любовь к Флетчеру, то вдруг собралась от него уйти. Подумай хорошенько, ведь само провидение уготовило тебе роль герцогини. Я вырастила тебя не для того, чтобы ты навлекла на себя позор!

Мать действительно вырастила ее для другого, подумала Поппи. Фактически ее роль как герцогини сводилась к тому же, что и раньше, когда она еще не была замужем, – оказывать всяческую поддержку, говорить комплименты и служить украшением самой леди Флоре, матери герцогини Флетчер.

– Я же велела тебе прекратить сборы, негодница! – снова набросилась леди Флора на горничную. – Ты, я вижу, не только уродлива, но и глуха!

Поппи выпрямилась – она была чуть выше леди Флоры – и сказала, глядя прямо в ее голубые, со стальным отливом, глаза:

– Люси продолжит работу, мама, потому что она моя горничная и выполняет мое поручение. И она вовсе не уродлива.

– Как ты смеешь мне перечить?! – завопила леди Флора, выкатывая глаза, некогда удостоенные в сонетах сравнения с летним небом и нежными незабудками. Если бы доморощенным поэтам довелось увидеть свою музу в гневе, то они, возможно, переписали бы свои стихи.

Поппи струхнула и, чтобы скрыть это, потянулась за журналом, который собиралась отдать Люси. Она уже набрала в грудь воздуха, чтобы ответить, когда услышала окрик матери:

– Повернись ко мне лицом, когда я с тобой разговариваю, Поппи! А тебе, – снова набросилась леди Флора на горничную, – лучше выйти, а не тереться возле хозяев, как плохо выдрессированная собачонка!

Бедняжка Люси потрясенно посмотрела на молодую госпожу – та кивком разрешила ей уйти, и девушка выскочила из комнаты, хлопнув дверью так, что Поппи вздрогнула.

– Точно, ты ее плохо выдрессировала, – констатировала леди Флора. – Я бы уже давно прогнала эту дрянную девчонку, если бы не ее умение укладывать волосы. У нее наглый вид, и она дурнушка, что бы ты ни говорила! Да и как может быть иначе с ее-то носом картошкой? Я считаю, что людям низшего сословия нельзя лгать, им же самим будет хуже. Поэтому твоя горничная должна знать свое место.

– Я ухожу от мужа и покидаю его дом, мама, – наконец решилась сказать самое главное герцогиня. – Ты можешь принимать это или не принимать, но я не отступлю.

– Разумеется, я не принимаю и не приму никогда! Ты же герцогиня!

– Я хочу ею остаться, но только не ценой брака, превратившегося в сплошной обман.

– Герцогиня должна жить в доме своего супруга! Разве я когда-нибудь осмеливалась даже подумать об уходе от твоего отца, хоть он и был полным идиотом? Все мужчины идиоты, и твой отец не стал исключением. Да, мы с ним друг друга терпеть не могли, но это не повод для расставания. Если после свадьбы женщина не испытывает антипатии к мужу, значит, она наивная простушка. Ты знаешь, сколько времени я любила своего мужа?

Поппи отрицательно покачала головой, в который раз сожалея, что не помнит отца. Он рано умер, поэтому она не знала, любил ли он свою дочь. Если да, значит, Бог дал ей хотя бы одного любящего родителя.

– Я считала его дураком еще до свадьбы, – продолжала откровенничать маман. – Но после первой брачной ночи я начала его еще и ненавидеть. Я ведь тебе уже об этом рассказывала, правда?

– Да, мама.

– Мой муж был мерзким развратником. От него шла вонь, как от хорька, а вел он себя как распаленный бык. Но ведь тебя-то я подготовила к этому испытанию должным образом, не так ли, дочь моя?

– Спасибо, мама, – проговорила Поппи, чувствуя, что ее сотрясает дрожь отвращения, как бывало всегда, когда леди Флора заводила речь об интимных отношениях.

– Я всегда старалась рассказывать тебе самое худшее, с чем мне довелось столкнуться, полагая, что это подготовит тебя к брачным отношениям. Например, я говорила тебе, что мужчины скучны, даже если от них есть прок, я рассказывала тебе об их омерзительных привычках в постели. Если бы ты вышла не за герцога или же мне не удалось бы должным образом подготовить тебя к браку, то я бы сочла это свидетельством своей несостоятельности как матери, да, полной несостоятельности.

Во время своей речи леди Флора поймала в зеркале свое отражение и немного подвинулась, чтобы улучшить обзор, но, поскольку ее прическа имела целых три яруса (нижний украшали голубые бантики, средний – жемчужные нити, а верхний – голубая же атласная лента), то, даже согнув колени, почтенная леди не смогла увидеть ее всю. Столь внушительное сооружение на голове больше годилось для приема при дворе, нежели для обычного утреннего визита к дочери.

Поппи села на стул, хотя это было невежливо по отношению к матери. «Но ведь я, в конце концов, герцогиня, – устало подумала она, – значит, имею право сидеть в присутствии менее титулованных особ».

Словно услышав ее мысли, леди Флора разразилась гневной обвинительной речью в адрес собственных родителей за то, что они отдали ее за мистера Селби, хотя она могла сделать куда более выгодную партию. Эх, если бы отец с матерью верили в ее возможности!

– Посмотри на меня! – потребовала она. – Ты только посмотри на меня!

Поппи повиновалась.

– Я никогда не лгала тебе, дочь моя, – продолжала леди Флора, – не солгу и сейчас. Хоть ты в отличие от меня и стала герцогиней, но я гораздо красивее тебя даже сейчас, в не столь юном возрасте. Если бы мне попался подходящий герцог, я бы вышла за него, если бы пожелала, разумеется. – Она выпрямилась и пригладила чуть сбившуюся ленту в волосах. – Я считаю, что ты сделаешь большую глупость, если уйдёшь от мужа. Чего ты добьешься? Ты не станешь свободной до тех пор, пока твой герцог не умрет, а он, похоже, отличается отменным здоровьем.

– Я вовсе не желаю ему смерти, – поспешно сказала юная герцогиня. Ей показалось неприличным сожаление, прозвучавшее в голосе матери, но ведь собственный муж леди Флоры скончался вскоре после свадьбы, поэтому, наверное, она считала такой ход событий нормальным.

– Тогда почему ты уходишь? Объясни, Пердита, – настаивала мать. – Я не вижу ни одной причины, по которой ты вправе бросить Флетчера. Не делай этого, просто позволь ему следовать своей дорогой, а сама иди своей. Или, – тут леди Флора нахмурилась, – у вас сложности в постели?

Поппи почудилась симпатия в ее голосе. Это было так необычно…

С выражением, которое можно было бы принять за сочувствие, будь на ее месте другая женщина, леди Флора уселась на краешек кровати.

– О, я знаю, как это отвратительно! Я все помню, Пердита, все! Да и какая женщина может забыть боль и унижение, пережитые в первую брачную ночь?!

– Но у меня…

Однако леди Флора уже вошла в раж.

– А этот багровый от прилившей крови, омерзительный во всех смыслах мужской «инструмент»! – воскликнула она. – Едва я его увидела, меня стошнило прямо на постель. Но даже это не остановило моего мужа, он только рассмеялся и продолжил свои грязные домогательства! Ты не поверишь, я только через три месяца смогла собраться с силами, чтобы отвадить его от своей спальни.

– Неужели ты ему отказала? – удивилась Поппи. – Но раньше ты говорила, что отец приходил к тебе раз в неделю.

– Да, приходил, но потом, когда я вновь допустила его к себе. А поначалу он даже не принял мой отказ всерьез, представляешь?

Поппи покачала головой. Действительно, как можно было не принять всерьез ее матушку?

– Так вот, я надела твоему отцу на голову ночной горшок со всем содержимым, – сообщила леди Флора. – К тому же в тот день у меня были месячные. Я все очень удачно спланировала, – не скрывала удовлетворения матрона.

Поппи почувствовала, что ее сейчас стошнит, как леди Флору в первую брачную ночь.

– После того как лорд Селби понес заслуженное наказание и до него наконец дошло, какова его роль в супружеской спальне, я разрешила ему посещать меня раз в неделю. Его визиты продолжались до тех пор, пока я не зачала тебя. После этого, поскольку земли твоего отца могли наследоваться по женской линии, я заявила ему, что больше не потерплю его мерзких домогательств.

Поппи заставила себя улыбнуться.

– Но пожалуй, твоего мужа поставить на место будет не так легко, как лорда Селби, – задумчиво проговорила леди Флора.

– Я…

– До сих пор я уделяла тебе слишком мало внимания, дочь моя, – перебила ее мать. – Как часто твой Флетчер посещает любовницу?

– Не думаю, что у него есть любовница, – покачала головой герцогиня.

– Как, у него нет любовницы? – ахнула леди Флора. – Не хочешь ли ты сказать, что вынуждена сама удовлетворять его плотские желания? Постой, сколько лет это продолжается?

– Уже четыре года, но ты…

– Это омерзительно! – возмутилась леди Селби. – Герцог, а ведет себя так низко! Впрочем, возможно, он хочет обзавестись наследником? Но если столь длительные попытки не приносят успеха, значит, Флетчер определенно бесплоден. – И леди Флора ободряюще потрепала дочь по плечу.

– Наверное, это я бесплодна, – с горечью заметила юная герцогиня.

– Это исключено, – твердо заявила маман. – В тебе течет моя кровь, а женщины нашего рода всегда отличались плодовитостью. Мы с твоим отцом достаточно быстро справились со своей задачей. Если Флетчер бесплоден, ты легко найдешь ему замену и произведешь на свет наследника. Таков уж долг дочерей Евы, не всегда приятный, к сожалению. Когда придет время, я сама выберу тебе спутника, как четыре года назад выбрала мужа.

– Мы с Флетчем сами выбрали друг друга, мама, – поправила ее Поппи.

– Чушь! – воскликнула леди Флора. – Это я наметила его тебе в мужья, едва он приехал в Париж. Не скрою, мне было приятно наблюдать за вашей прелестной игрой в любовь, но, боюсь, именно эта игра заставляет тебя страдать теперь, когда открылась неприглядная правда.

– Что за правда, мама? – судорожно сглотнув, спросила Поппи.

– Брак – это всего лишь условность, удобная обеим сторонам, – сразу, без экивоков, перешла к сути леди Селби. – Мы, женщины, никогда бы не стали мириться с порочными наклонностями сильного пола, если бы не брак. В браке мужчина фактически покупает женщину, и она берет на себя обязательство подарить ему детей. Вот за что выплачивают вдовью долю в наследстве, вот почему ты, Поппи, подписав брачное свидетельство, получила право на одну треть имущества Флетчера. По этой же причине ты не должна бросать мужа. Не беспокойся, дочь моя, – тут она снова потрепала Поппи по плечу, – мама обо всем позаботится. Я бы не хотела, чтобы ты скрывала от меня свои затруднения.

– Но это совсем… – Разумеется, Поппи опять не удалось закончить фразу. Иногда ей казалось, что она по несколько дней кряду не может вставить в монологи маман ни одного законченного предложения.

– Подумать только, – продолжала леди Флора, уставившись в пространство, – мне было невдомек, что ты целых четыре года терпела этот кошмар! Разумеется, я сделала все возможное, чтобы подготовить тебя к интимным отношениям с мужем, но мое материнское сердце сжимается при мысли о том, что тебе, бедняжке, пришлось перенести! Пожалуй, ты права – ты должна уйти от Флетчера.

– Вот как?

– Это заставит его завести любовницу, ведь мужчины не в состоянии справиться со своими пороками и руководствуются только желаниями плоти. Вообще проявлять интерес к одной и той же женщине в течение пяти лет для мужчин не характерно… Возможно, Флетчер уже созрел для любовницы и его надо только немного подтолкнуть. Но ты не должна его ненавидеть слишком сильно – он хотя бы принимает ванну.

– Да, принимает, – пробормотала Поппи.

– Вот что: я перееду в ваш дом, – решила леди Селби, – и заставлю Флетчера понять, как низко он себя ведет. Ты еще слишком молода и уступчива, Поппи, и у тебя нет той твердости характера, какая была у меня, когда я надела ночной горшок на голову твоему папаше. Господи, ты целых четыре года страдала от домогательств мужа! Я, должно быть, никудышная мать, раз не почувствовала, как тебе тяжело!

К изумлению Поппи, у матери влажно заблестели глаза.

– Все в порядке, мамочка, – поспешно сказала она. – Это было не так уж…

– Я беспокоюсь о тебе, Пердита. Знаю, временами ты считаешь меня слишком властной, у нас с тобой разные характеры, к тому же я не умею лгать, когда знаю правду, но я твоя мать, Пердита, я всегда заботилась и буду заботиться о тебе.

– Я никогда об этом не забываю, мама.

– Этот Флетчер у меня узнает, как человеку его положения подобает вести себя с женой! – посуровела леди Флора.

– Но…

Мать прервала ее, воздев руку, словно генерал, останавливающий наступающую армию.

– Не волнуйся, – сказала она, – вопреки своему обыкновению я не пойду напролом, а буду действовать тонко, хитростью. Поверну все так, что твой дурачок сам сделает нужные выводы. И когда я решу, что он достаточно хорошо осознал свои права и обязанности, ты к нему вернешься, и вы снова заживете в полной гармонии.

– Но если ты останешься здесь…

– Понимаю, куда ты клонишь, – нахмурилась леди Флора. – Где ты будешь жить, уйдя от мужа? Действительно, если ты вернешься ко мне в мое отсутствие, это будет выглядеть странно.

– Тогда я перееду к подруге, – осенило Поппи.

– К какой именно?

– К герцогине Бомон.

– К этой шлюхе? – возмутилась леди Флора. – Бога ради, почему именно к ней?

– Потому что она мне нравится.

– Погости лучше у леди Вартли. Она такая милая! К тому же много работает в Попечительском совете больницы и к тебе относится с искренней симпатией.

– Нет, мне будет удобнее у Джеммы.

– Зря я позволила тебе с ней познакомиться тогда, в Париже, – сокрушенно вздохнула леди Селби. – Там-то все было прекрасно, но кто мог знать, что эта вертихвостка надумает вернуться в Англию?

– Джемма – моя подруга, и я прошу тебя не…

– Я всегда называю вещи своими именами. Если герцогиня Бомон вертихвостка, то я ее так и называю. Ее мужа можно только пожалеть. Но с другой стороны, она все же герцогиня… Пожалуй, я разрешу тебе нанести ей визит, – сдалась леди Флора.

– Извини, мама, но мне надо идти. – Поппи встала и сделала книксен, только чуть менее почтительный, чем это было бы на людях. – У меня назначена встреча. Скажи слугам, и они подадут чай, шоколад и все, что тебе будет угодно.

– А знаешь, наша затея может оказаться весьма занимательной, – сказала леди Флора с задумчивым видом. – Мне всегда казалось, что, сложись моя жизнь по-другому, я могла бы преуспеть на театральных подмостках.

«Бедный Флетч», – почти с симпатией подумала Поппи.

– Для начала я закачу твоему мужу истерику – как известно, мужчины ненавидят это больше всего. Поверь, я заставлю его одуматься. – Леди Селби взяла лицо дочери обеими руками, и в душе Поппи шевельнулось беспокойство, потому что взгляд маман вновь затуманился. – Ах, я была ужасной матерью, которая бездумно отдала тебя в этот дом на годы страданий!

– На самом деле…

– Молчи, – леди Флора торжественно поцеловала дочь в лоб, – и предоставь все маме. К тому моменту, когда я подам знак к твоему возвращению, Пердита, твой муж станет другим человеком. – В глазах леди Флоры зажегся веселый огонек, что бывало крайне редко. – Представь, что я – та самая ночная ваза, которая приведет его в чувство.

Поппи уже спустилась по лестнице вниз, в холл, когда ее одолели сомнения. Остановившись, она оперлась на перила и стала размышлять. Стоит ли подвергать Флетча наказанию, как задумала маман? Перед глазами возникла флиртующая парочка – Флетч и Луиза. Стоит, решила Поппи. Он должен получить урок.

Еще одна проблема заключалась в том, что хотя Поппи и считала Джемму доброй подругой, в Лондоне было немало дам, которых герцогиня Флетчер знала гораздо лучше, чем Джемму Бомон, – главным образом дам-благотворительниц, работавших во всевозможных попечительских советах и комитетах. И в отличие от герцогини Бомон репутацией они пользовались незапятнанной.

Весь Лондон судачил о любовных приключениях Джеммы во время ее пребывания в Париже (где она жила одна, без мужа), весь Лондон следил за ее шахматными матчами с Бомоном и Вильерсом – она, несомненно, была «дурная женщина». Именно поэтому ее дом так подходил в качестве убежища для Поппи: Джемма не стала бы ни осуждать ее поступок, ни уговаривать вернуться к мужу.

Еще одно преимущество: леди Флора ни за что не переступит порог ее дома. Она считала Джемму дамой с запятнанной репутацией. Если мужчин почтенная матрона называла презренными дураками, то женщины, которые добровольно якшались с ними, по ее глубокому убеждению, были еще хуже. «Потаскуха!» – шипела леди Флора, когда слышала очередную сплетню о какой-нибудь даме. В Париже она разрешила дочери дружить с Джеммой только из-за собственного снобизма: презренная «потаскуха» все-таки носила герцогский титул…

Собравшись с духом, Поппи отпустила перила – ладони были влажными от пота. Выпрямившись, она попросила дворецкого принести ее пелерину.

– Поручаю вам, Куинс, – добавила она, когда он выполнил просьбу, – сообщить герцогу, что я покинула его дом.

– Что вы сказали, ваша светлость? – округлив глаза, переспросил дворецкий.

– Я решила жить отдельно, – объяснила она, застегивая пелерину. Для конца апреля погода стояла довольно холодная. – Не думаю, что это сильно расстроит герцога, но если он захочет со мной поговорить, то в конце недели я буду на балу у леди Весси.

От изумления у Куинса отвисла челюсть, но в следующее мгновение он взял себя в руки и проговорил с поклоном:

– Позвольте от лица всех слуг выразить сожаление, ваша светлость.

– О чем же вам сожалеть? – удивилась Поппи. От ощущения свободы у нее шла кругом голова – теперь можно было говорить все, что думаешь! – Без меня вам будет только легче. Герцога тоже большую часть времени не будет дома, вот как сейчас, поэтому вам не придется много работать. – Заметив, что ее речь лишь усилила замешательство дворецкого, она ободряюще похлопала его по плечу и попросила: – Пожалуйста, прикажите подать мне карету.

Герцогиня уселась на стул и стала ждать, мурлыкая себе что-то под нос. Холл был огромный, гулкий, мрачный. Поппи его терпеть не могла, но сейчас она смотрела на его суровые стены даже с некоторым удовольствием – ее грела мысль, что она их скоро покинет.

Ей вдруг подумалось, что для Джеммы ее визит может стать неприятным сюрпризом, но она тотчас прогнала эту мысль. Зачем думать о плохом? Главное, что теперь, после всех тревог и волнений, она наконец почувствовала облегчение.

Когда добродушный Фаул, дворецкий Джеммы, предложил ей снять пелерину, Поппи чуть не расплакалась от радости – вот она, свобода! Несколько минут спустя в гостиную вошла Джемма.

Гостья поднялась с места, но ничего не сказала – от волнения слова застряли у нее в горле.

Герцогиня Бомон остановилась в дверях – от кончиков завитых локонов до каблучков шелковых домашних туфель само воплощение французской элегантности.

– Как я рада тебя видеть! – воскликнула она.

– Я собиралась вернуться к маме, но она хочет переехать к Флетчу и заботиться о нем! – вновь обретя дар речи, выпалила Поппи.

– Ты сказала – «заботиться о Флетче»? – переспросила Джемма.

– Да, – кивнула гостья.

– Не могу себе представить никого в этой роли, тем более леди Флору.

– Я могу остаться у тебя на некоторое время?

– Конечно, дорогая, я буду счастлива! – Джемма поцеловала Поппи в щеку. – Само провидение привело тебя ко мне – сейчас я совсем одна, потому что мой братец увез свою возлюбленную из страны.

– Это правда, что они поженятся по специальному разрешению – без оглашения?

Герцогиня Бомон вздохнула. Правда заключалась в том, что брата и девушку, ее собственную подопечную, застигли буквально в момент интимной близости в открытой лодке, так что поспешная свадьба была шагом, разумным во всех отношениях. Но вслух осторожная Джемма сказала:

– Похоже, брат воспылал такой страстью к новой возлюбленной, что просто не может ждать.

– Боюсь, не смогу составить тебе хорошую компанию, – с грустью заметила Поппи, и ее глаза вновь наполнились слезами. – Просто мне не хочется…

– Когда я ушла от Бомона, то проплакала несколько недель, представляешь? – помрачнев, ответила Джемма.

– Как бы мне не пришлось пойти по твоим стопам, – пробормотала юная герцогиня сквозь душившие ее рыдания.

– Тогда ты пришла именно туда, куда нужно. Я не буду тебя беспокоить, но если соскучишься по моему обществу, то позови, и я приду. А сейчас не стесняйся, поплачь вволю.

Поппи не смогла сдержать улыбки, хоть по щекам ее текли слезы.

Глава 12

– Кровопускание – единственный способ справиться с жаром, – обеспокоенно заявил Бандерспит. – Еще в таких случаях помогают банки. Герцога ведь лихорадит уже целую неделю…

Камердинер Финчли посмотрел на мирно лежавшего в постели хозяина. Тот вдруг открыл глаза и снова попытался встать, Финчли рванулся вперед и удержал его в лежачем положении.

– Я должен продолжить игру! – взревел раненый.

– Но даже если жар спадет, герцог может навсегда остаться в состоянии душевного расстройства, – продолжал хирург, скорчив неодобрительную гримасу. – Очевидно, что человек с подобными моральными наклонностями и так находится на грани помешательства, ранение же может усугубить болезнь, сделав его буйнопомешанным до конца дней.

– Нет! – вскричал верный камердинер. Он ослабил хватку, поскольку герцог опять затих, как будто задремал. – Его светлость совершенно здоров и телом и духом! Просто у него жар.

– Где фигура? Я должен сделать ход… – прошептал Вильерс. Услышав в его голосе хрипотцу, Финчли поднес к губам хозяина стакан с водой – бедняга больше расплескал, чем выпил. У камердинера дрогнуло сердце, потому что он еще никогда не видел герцога таким жалким и беспомощным.

– Ему нужен священник, – бросил хирург. – Как я уже сказал, человек, презревший мораль, в таком состоянии вряд ли сможет выжить, потому что у него нет иного стимула, кроме низменных желаний, которые не прибавляют силы духа.

– Это не так! – возмутился Финчли.

– У него есть родные?

– Нет.

– Так я и думал, – презрительно фыркнул Бандерспит. – Он был слишком занят разрушением чужих семей, чтобы создать свою.

Вильерс опять зашевелился, открыл глаза и уставился на камердинера:

– Ты, Финчли?

– Да, ваша светлость, – наклонился к нему слуга.

– Я должен сделать ход, ты знаешь. Пусть она придет сюда, потому что я не могу подняться, – пошли ей записку.

Герцог снова откинулся на подушку.

– Бредит, – констатировал Бандерспит. – Боюсь, кровопускание уже не поможет. Время упущено, вы слишком поздно послали за мной.

У Финчли были сомнения в действенности излюбленного метода Бандерспита – разве помогло кровопускание второму лакею, который спустя месяц после этой процедуры зачах у себя в мансарде? Камердинер был уверен, что больной поправился бы, если б изрядная порция его крови, спущенная хирургом, осталась при нем.

– Согласен с вами, доктор, – кивнул Финчли. – Кровопускание делать уже поздно.

Бандерспит с подозрением покосился на него.

– Я – хирург, избранный самим герцогом, вы не имеете права приглашать к нему другого врача, – предостерег он.

– У меня и в мыслях нет ничего такого, – заверил Финчли, снова прижимая к кровати патрона, который в очередной раз попытался отправиться на свою шахматную партию.

– Я вернусь после полудня, – объявил доктор. – Если его светлости не полегчает, и я не увижу никаких обнадеживающих признаков, то я пущу ему кровь, что бы ты ни говорил. Хотя с точки зрения нравственности люди такого склада, как его светлость, мне претят, мой долг согласно данной перед Богом клятве – делать все, что в моих силах, и для праведников, и для грешников.

«Вот именно, – подумал Финчли, – особенно когда грешники отлично платят за услуги».

Он проводил хирурга к двери и вернулся к герцогу, возбужденно метавшемуся на кровати.

Как прекратить его мучения? Финчли не знал. Вот разве что герцогиня приедет, чтобы сделать очередной ход…

Камердинер подошел к дверям и позвал дворецкого.

Глава 13

Выйдя из экипажа, Флетчер направился к дверям своего дома. Скучный день, проведенный в компании Гилла, настроил его на созерцательный лад. Со времени ссоры с Поппи на приеме герцогини Бомон прошла уже неделя, но Флетчер все еще не мог избавиться от смешанного чувства обиды и стыда, как какой-нибудь мальчишка, разбивший окно. Эх, не надо было тогда так резко говорить с женой! Оставалось только надеяться, что за неделю она успокоилась, а если нет, то на этот случай у Флетчера в кармане лежало бриллиантовое колье – его он собирался положить на туалетный столик в спальне как знак своего раскаяния.

Впрочем, потрясение, которое герцог заметил в глазах Поппи во время ссоры, свидетельствовало о том, что добиться примирения будет непросто. Эта мысль заставила Флетчера поморщиться – теперь Поппи уже не казалась ему такой привлекательной, его влекла только любовная игра.

– Если позволите, ваша светлость… – сказал вдруг дворецкий, которому Флетчер протянул свой плащ.

Удивленный герцог остановился.

– Я хотел бы поговорить с вами наедине, – добавил дворецкий.

Флетчер едва не заскрежетал зубами от досады – он надеялся как можно скорее увидеть жену, а потом выпить чего-нибудь покрепче.

– Это не может подождать, Куинс? – раздраженно бросил Флетч. – Мне надо поговорить с герцогиней, а потом…

– А вот и вы, ваша светлость! – раздался женский голос, увы, столь хорошо знакомый Флетчеру.

Он поднял глаза и понял, что ужасно проведенный день грозит закончиться настоящей катастрофой: на верхней площадке лестницы стояла его теща, леди Селби.

– Через минуту я вернусь, чтобы поздороваться с вами, леди Флора, а сейчас у Куинса ко мне срочное дело, прошу меня извинить, – коротко поклонившись, произнес герцог и, не дав теще времени для ответа, направился в западную гостиную.

– У нас минут пять, не больше, прежде чем она настигнет меня здесь. Так что, Куинс, сразу перейдем к делу, – сказал он» когда за ним и за дворецким закрылась дверь. – Что, опять шеф-повар уволил всю кухонную прислугу? Обратись с этим к герцогине. Я-то зачем тебе понадобился?

– Как раз насчет герцогини…

– Да? – удивленно поднял бровь Флетчер.

– Она оставила послание для вас…

– Вот как? – еще больше удивился герцог, поскольку в руках у Куинса не было записки.

– Ее светлость просила вам передать, что будет жить в другом месте.

– В другом месте?.. О чем, черт побери, ты говоришь? Разве она не наверху с этой ведьмой, своей матерью?

– Нет, – покачал головой Куинс, – леди Флора здесь одна. До вашего приезда у нее был истерический припадок – в течение часа, а то и дольше. Да, пожалуй, дольше, – с чувством добавил дворецкий.

Разволновавшийся было Флетчер ощутил ледяное спокойствие. Похоже, Поппи заняла выжидательную позицию. Но как она смогла вырваться из дома, оставив свою мать?

– Вам следует знать еще кое-что, ваша светлость, – жалобным голосом проговорил Куинс.

– Что? Выкладывай! – Флетчер направился к двери.

– Леди Флора велела своей горничной сходить домой за вещами, – сообщил Куинс, понизив голос.

Потянувшийся было к двери Флетчер замер.

– Признайся, что пошутил, Куинс, и я удвою тебе жалованье! – сказал он.

– Если мои опасения сбудутся, вам придется удвоить жалованье всем слугам, чтобы они не уволились.

Флетч вышел в коридор как раз в тот момент, когда леди Флора уже спустилась вниз. Взволнованный, сердитый, он смотрел, как она направилась к нему. О, эта женщина принесла ему много зла. Поппи убежала, и чтобы ее вернуть, придется затратить немало сил, – а кто в этом виноват? Леди Флора. Кто виноват в том, что Поппи так холодна в постели? Леди Флора. А в том, что юная герцогиня Флетчер проводит большую часть времени в больницах и благотворительных обществах? Опять же ее мать.

Внешне в леди Селби не было почти ничего, что выдавало бы ее истинную натуру. Пожалуй, единственным, что могло бы навести на размышления, была ее манера одеваться с королевской роскошью и привлекать к себе всеобщее внимание, словно она королевская особа. Однако мать Поппи заслуживала такого внимания – она была необыкновенно красива: с восхитительной фигурой (что большая редкость для женщин за сорок) и прекрасным лицом, которое делало ее особенно опасной. Даже злясь на нее, Флетчер не мог не признать, что ее лицо – с правильными чертами и безукоризненно белой кожей – было чарующе прекрасным, даже прекраснее, чем у дочери. Это было лицо женщины, привыкшей делать то, что она хочет, как хочет и когда хочет, женщины, чей напор редко встречал сопротивление. Короче говоря, леди Селби держалась с таким видом, будто она была особой королевских кровей. Флетчер резко поклонился:

– Мое почтение, леди Флора. Сожалею, что вы застали нас с женой в не самый благополучный момент.

Мать Поппи подплыла к нему и, коснувшись его руки, сказала.

– Ах, мой бедный, я так вам сочувствую!

Флетчер растерянно моргнул – до сих пор теща относилась к нему как ко всем остальным джентльменам, то есть как к лакею, лишь по странной случайности одетому роскошнее своих собратьев.

– Я чувствую себя виноватой, – проворковала она. Именно проворковала, и Флетчер, заскрежетав зубами, едва удержался, чтобы не отпрянуть назад. – По-видимому, я не смогла воспитать свою дочь, как должно, и тем самым подвела вас. Уже целый час я пребываю в мучительнейших раздумьях о своей вине – поймите, материнское сердце страдает, как никакое другое!

Флетчер открыл рот, чтобы ответить, но леди Флора продолжила:

– Потом я сообразила, что на свете есть только один человек, который в силах исправить положение, вернуть мне покой, которого я лишилась из-за неслыханного поступка дочери, умиротворить мою душу, страдающую из-за всепоглощающего чувства вины. И этот человек вы, ваша светлость. – На мгновение Флетчу показалось, что ее голубые глаза приобрели стальной отблеск. – В это трудное время я буду рядом с вами, мой бедный зять, раз моя дочь совершила этот опрометчивый поступок…

– Леди Флора, – прочистив горло, перебил ее герцог. – Я не сомневаюсь, что моя жена вернется домой, когда стемнеет, поэтому нахожу ваше волнение излишним.

– Ах, если бы это было так, я была бы счастлива! – ответила леди, слегка повысив голос. – Но позвольте вам заметить, свою дочь я знаю лучше, чем вы. Она очень послушна, терпелива, но до поры до времени… – Флетчер заметил ослепительный оскал белых зубов. – Это свойство характера моя девочка унаследовала от своего отца, упокой Господи его душу. По правде говоря, я очень сомневаюсь, что Пердита вернется в ваш дом.

– Нет, она вернется! – рявкнул Флетчер и дернулся назад, сбросив руку тещи, державшую его за рукав. – А теперь позвольте, мадам, ввиду вашего расстроенного состояния я велю Куинсу самому проводить вас домой.

– Не беспокойтесь, я поговорю с экономкой, – словно не слыша его, продолжала леди Флора с улыбкой, – и возьму все распоряжения по дому на себя. Вы не почувствуете ни малейшего неудобства из-за нелепой выходки моей дочери.

Она произнесла это, не моргнув глазом, словно в ее предложении заменить дочь не было ничего неподобающего. Флетчер подумал, что обеих, должно быть, роднит еще и полное равнодушие к супружескому долгу. У него было только одно желание – бежать!

– Прошу меня извинить, леди Флора, но мне нужно идти на одну очень важную встречу! – выпалил Флетч первое, что пришло в голову.

– Можете спокойно отправляться, куда вам угодно. – Почтенная леди улыбнулась зятю с любезностью тигра, поймавшего добычу. – Уверяю вас, когда вы вернетесь, в доме будет полный порядок.

Она повернулась к Куинсу и принялась визгливо выговаривать ему по поводу неправильного, на ее взгляд, ведения домашнего хозяйства, меню, горничных и простыней. Удивительно, как быстро испарялся ее светский лоск, когда она разговаривала со слугами.

– Ах да, ваша светлость, – снова заворковала леди Флора, когда лакей уже открыл перед герцогом двери. Флетчеру пришлось снова повернуться к ней. – Если встретите Пердиту, передайте ей мои наилучшие пожелания.

Флетчер поклонился. Странно, что у этой женщины прелестная белокуро-золотистая шевелюра, а не клубок извивающихся змей.

– Куинс. – подождав, пока леди Флора удалится, спросил Флетчер у дворецкого, который стоял в дверях с плащом в руках, – как звали ту древнегреческую богиню, у которой на голове были змеи вместо волос?

– Медуза, ваша милость, – ответил тот. – Она одним взглядом обращала людей в камень.

– Вот именно, – задумчиво пробормотал герцог и направился к экипажу. Поппи не может не понять, что она просто обязана вернуться домой.

Глава 14

1 мая


Дамский парик оказался чертовски тяжелым, однако голова под ним чесалась не больше, чем под собственным париком Финчли, а вот пройтись в кринолине с обручами камердинер Вильерса смог с большим трудом.

– Как же вы, бедняжки, в этом сидите? – сочувственно спросил он экономку миссис Феррерс.

– Господи, да на вас только небольшие боковые обручи, – ответила она, оглядывая Финчли. – Попробовали бы вы походить в кринолинах двадцатилетней давности – вот уж были неудобные! Но обручи под юбкой по крайней мере делают вашу фигуру более женственной.

Взглянув на свой плоский корсаж, Финчли фыркнул.

– Есть еще одно место, которое надо сделать более женственным, миссис Феррерс, – сказал он.

– Не лучше ли предоставить это дело одной из горничных? – предложила экономка, еще раз с сомнением оглядев его нелепую фигуру. – Например, Бетти – настоящая артистка, ей-богу.

– Нет, – покачал головой Финчли. – Герцог никогда не простит мне, если я позволю женщине увидеть его в нынешнем состоянии.

– Да, Бетти не должна лишиться работы, – обиженно поджав губы, ответила миссис Феррерс. – У нее на руках три сестры, мал мала меньше.

– Вот видите! Значит, я должен сделать все сам.

– Надеюсь, вы не рассердитесь на мое замечание, мистер Финчли, но у вас очень волосатые руки.

– Не прикрыть ли их шалью? Я пытался натянуть на себя то красное платье с длинными рукавами, но оно мне безнадежно мало.

– Что ж, для мужчины, переодетого женщиной, вы выглядите наилучшим образом. Я дам вам шаль, а грудь вы прикроете кружевной косынкой, тогда не будут заметны и черные волосы, выбивающиеся из-под корсажа.

– Может быть, их лучше сбрить?

Миссис Феррерс сделала шаг назад и окинула камердинера оценивающим взглядом.

– У его светлости страшная лихорадка, он едва в состоянии открыть глаза… – добавил Финчли для убедительности.

– А ему много и не надо. Углядит ваши ручищи и подумает, что ему привиделся кошмар.

Застонав от отчаяния, камердинер сдался на милость миссис Феррерс.

– Готово, – угрюмо произнес он через несколько минут, выполнив все ее указания.

– Шали подходящего размера не нашлось, – с этими словами экономка накинула ему на плечи кусок какой-то ткани. – Но не волнуйтесь, мистер Финчли, пасхальная скатерть из малой столовой на вас будет выглядеть ничуть не хуже. Вот теперь все действительно готово!

Даже не посмотревшись в зеркало, камердинер двинулся к двери.

– Старайтесь идти легкой походкой, мистер Финчли, – напутствовала его женщина. – Вы же не хотите растревожить его светлость своим топотом, правда? И не забудьте, что вы должны говорить высоким женским голосом и негромко.

Распахнув дверь герцогской спальни, Финчли объявил своим обычным голосом:

– Ваша светлость, герцогиня Бомон прибыла к вам с визитом, чтобы сделать свой ход в шахматной партии.

– Отлично! – воодушевился раненый. Он сбросил ночной колпак и сел в кровати. – Да здесь темно, как у волка в глотке! Как, по-твоему, мы будем играть в темноте, Финчли? Принеси лампу!

– Ах, не надо лампы, я и так все прекрасно вижу, ваша светлость, – проворковал женским голосом камердинер. Вобрав голову в плечи, чтобы казаться меньше ростом, он приблизился к кровати Вильерса. – Мы можем продолжить игру?

Герцог уставился на Финчли, тот занервничал и немного отступил назад. Но волновался он напрасно – раненый явно принял его за герцогиню Бомон, потому что сказал:

– Вы похожи на привидение, Джемма! Зачем вы завернулись в эту белую шаль? По-моему, ваш нынешний наряд вряд ли воспламенит воображение лондонских джентльменов.

Лакей подал Финчли шахматную доску.

– Я поставлю свою пешку вот сюда, ваша светлость, – прощебетал камердинер. – Делайте ход, милорд, и я отправлюсь домой.

Но герцог вдруг закрыл глаза, по-видимому, утомленный столь длительным усилием. Финчли чуть-чуть пододвинул шахматную доску поближе к нему. Раненый снова открыл глаза и стал смотреть на фигуры.

– Джемма, – проговорил он наконец, – когда вы смотрите на ладью, она не встает на задние лапы и не ластится к вам?

– Нет, никогда, ваша светлость, – тонким голоском проговорил дворецкий, обменявшись многозначительным взглядом с лакеем.

Вильерс уже потянулся к доске, как вдруг его рука замерла в нескольких сантиметрах от шахматных фигур.

– Ваша светлость? – пискнул Финчли.

Вильерс медленно-медленно повернул к нему голову и оглядел от макушки завитого парика до кринолина, чуть задержавшись на чисто выбритом подбородке и на красноватой коже над вырезом платья.

– Финчли, – произнес он ясным, совершенно нормальным голосом, – мне кажется, я теряю рассудок. Признайся, ты приложил к этому руку?

– Я не Финчли, а герцогиня Бомон. – попытался исправить положение камердинер.

– Вот как? Тогда вы разительно переменились, герцогиня. Может быть, вы пережили какое-то сильное потрясение, которое стало причиной столь резких изменений?

Финчли судорожно сглотнул – неужели герцог пришел в себя?

– Вы так беспокоились, что пропустите следующий ход в партии с герцогиней… – несмело забормотал он.

– Я весь потный, – прервал его признание герцог. – Немедленно приготовь мне ванну. Я же не могу развлекать герцогиню, пока не приведу себя в порядок, не правда ли?

– Я тоже так думаю, – согласился верный слуга и не удержался от вопроса: – Но каким образом…

– Ко мне вернулся разум? – снова перебил его Вильерс. – Видишь ли, Финчли, герцогиня Бомон начала эту партию, двинув пешку от ферзя на два поля. Мысль о том, что она хочет пойти королевским конем на край доски, так меня поразила, что я вышел из лихорадочного забытья. Она никогда не сделает такой ход в этом дебюте. Полагаю, я был лишен способности ясно мыслить?

– Да, ваша светлость.

Вильерс огляделся вокруг:

– Какой сегодня день?

– Суббота, милорд, – ответил камердинер и с видимой неохотой добавил: – Вы прикованы к постели уже десять дней.

– А что они говорят по этому поводу? – спросил герцог, закрыв глаза.

– Кто?

– Доктора, болван!

– Болезнь может продлиться еще некоторое время, – пустился в объяснения камердинер. – Бандерспит говорит, что иногда такая лихорадка затягивается на месяцы.

– Что значит «затягивается»? А потом?

– Больные выздоравливают, – заверил слуга, мысленно кляня себя за неудачное слово.

– Напиши записку герцогине с просьбой отложить на время нашу партию, – продолжал Вильерс, не обращая на него внимания. – И вот что – пошли за моим поверенным, пока я еще в своем уме.

– Конечно, ваша светлость. Обычно вы приходите в себя по утрам.

– Я ничего не помню, – герцог с досадой потер лоб, – как будто та проклятая дуэль состоялась вчера.

Опытный взгляд Финчли заметил приближение нового приступа безумия.

– Пожалуй, я приведу поверенного завтра утром, – сказал он.

Вильерс пристально посмотрел ему в глаза:

– Пожалуйста, перед его приходом напомни мне, что я умираю, на случай если я забуду о цели его визита.

У Финчли сжалось сердце, но он как ни в чем не бывало поклонился хозяину:

– Как вам будет угодно, ваша светлость.

Глава 15

Две недели спустя

15 мая

Джемма перечитывала трактат «О благородной игре в шахматы», когда ее горничная Бригитт, тихонько постучав в дверь, сказала, что герцогиня Флетчер просит позволения войти. Джемма тотчас поднялась.

– Поппи, дорогая, ты прелестно выглядишь! – приветствовала она вошедшую подругу.

– Боюсь, я – наихудшая из ваших гостей, Джемма, – заметила та.

Точнее было бы сказать – самая необычная. Большую часть времени Поппи проводила у себя в комнате, по словам горничных, за чтением книг. И еще, вне всякого сомнения, молодая герцогиня много плакала.

– Нет ничего лучше гостя, который почти не показывается хозяевам на глаза, – пошутила Джемма, чтобы приободрить подругу.

– Не думала, что есть книги, посвященные шахматам, – заметила Поппи, коснувшись рукой трактата, который читала Джемма.

– Есть, и их немало.

– Надеюсь, ты извинишь мое невежество… Я знаю, что ты отличная шахматистка и сейчас играешь одновременно против герцога Вильерса и своего супруга.

Джемма бросила на Поппи взгляд из-под ресниц – возможно, подруге известны и самые предосудительные детали ее пари, так что скрывать их нет смысла.

– Да, играю, – кивнула хозяйка. – Мы делаем по одному ходу в день. Если в каком-либо из матчей дело дойдет до третьей партии, то она будет сыграна вслепую и в постели.

На несколько мгновений в комнате воцарилось молчание.

– Но зачем? – наконец спросила Поппи. Она отнюдь не выглядела потрясенной, только удивленной. – Зачем же играть в постели? Фигуры могут упасть, и ты не будешь знать, где они стояли…

– Не исключено.

– Мне кажется, такие условия предложил твой супруг.

– Нет, герцог Вильерс.

– Как ты думаешь, ты выиграешь?

– Оба матча? По правде говоря, я уже начала бояться, что это как раз тот случай, про который говорят: гордыня до добра не доведет – первый проигрыш Бомону меня довольно сильно расстроил. Но сейчас игра отложена до выздоровления Вильерса.

– Почему бы тебе не проиграть и вторую партию? Тогда ты избежишь третьей и всего, что с ней связано.

Джемма растерянно моргнула.

– То есть ты предлагаешь мне проиграть нарочно? – изумилась она.

– Почему бы и нет?

Это было невероятно! Но за предложением Поппи крылось нечто большее, чем простое желание помочь подруге.

– Ты хочешь сказать, что на моем месте проиграла бы партию только для того, чтобы не оказаться с мужчиной в постели? – уточнила Джемма.

– Согласись, что играть в шахматы в постели довольно неудобно, – зарделась Поппи.

Джемма откинулась на спинку стула и внимательно посмотрела на Поппи. Сидевшая совершенно прямо, будто аршин проглотила, герцогиня Флетчер и впрямь была восхитительно хороша, но вид у нее был такой, словно она вот-вот расплачется.

– Похоже, у вас с мужем не все ладно в спальне, – сделала свое заключение герцогиня Бомон.

– Я очень старалась угодить Флетчу, делала все, чего бы он ни просил, но он был несчастлив со мной, – призналась Поппи. – А я старалась изо всех сил! Если бы мама знала, что мы с ним вытворяли… Но он все равно был недоволен.

Джемма представила себе Поппи с Флетчером в эти моменты в спальне, и ей стало нехорошо – за восемь лет в жизни в Париже она многое узнала о человеческих пороках. Бедняжка Поппи с ее хорошеньким детским личиком, обрамленным золотистыми кудряшками, казалась такой юной, невинной…

– Может быть, это к лучшему, что герцог направился к более тучным пастбищам? – спросила Джемма.

Ответом ей было напряженное молчание, в котором ощущалось несогласие. Но если Флетчер действительно обошелся с женой неподобающим образом, то она должна была бы желать разрыва с ним…

– Расскажи, чего же просил твой муж?

– Ничего… – горестно протянула Поппи. – Боюсь, я и вправду ханжа, как он однажды сказал. После этого-то я и стала делать то, что он просил.

– Что же?

– Снимать ночную рубашку.

– И… – ободряюще кивнула Джемма.

– Снимать ее перед тем, как лечь.

– А дальше?

– Я снимала рубашку и ложилась в постель. Поверьте, я всегда лежала тихо и не мешала ему, что бы он ни вытворял.

– И что же он вытворял? – воскликнула не отличавшаяся терпением Джемма.

– Он… ощупывал меня и делал то, ради чего приходил в мою спальню. Я ему никогда не мешала. Он знал, что может делать это столько раз, сколько ему угодно.

– О Господи! – не удержалась от восклицания герцогиня Бомон.

Поппи разрыдалась.

– Со мной что-то не так, да? – лепетала она сквозь слезы. – Я давно догадывалась… У других женщин все как-то проще, если не считать моей мамы. Я, должно быть, пошла в нее… Луиза, например, флиртовала с Флетчем, но это не значит, что она в него влюблена…

Джемма промолчала, и Поппи переспросила:

– Луиза ведь не влюблена в него, да?

– Ни на йоту! – успокоила ее подруга.

– Вот ты, Джемма, разве тебя не пугает перспектива играть третью партию в постели с мужчиной?

– Нет.

– И если он вдруг отодвинет доску в сторону, тебя и это не смутит?

– О котором из моих соперников идет речь – о муже или о Вильерсе? – спросила Джемма.

– О том и о другом, – ответила Поппи, подавляя слезы.

– Полагаю, я смогу обыграть мужа, – продолжала герцогиня Бомон. – А Вильерс… – Она замолчала, сообразив, что Поппи вела речь не о том, сможет ли она победить, а о том, что будет, если она проиграет. – Когда-нибудь мне все равно придется спать с мужем, потому что я вернулась сюда из Парижа с намерением зачать наследника. А для зачатия нужны двое. Надеюсь, тебе это известно, Поппи?

– Разумеется! – с плачем отозвалась молодая герцогиня. Ее детское личико казалось гневным и горестным одновременно. – Я даже заявила Флетчу: как же мы заведем детей, если ты не приходишь ко мне в спальню? Ты должен выполнять свой супружеский долг! Мама рассказывала, что папа регулярно посещал ее до тех пор, пока она не забеременела. Но Флетч… Его интересуют только…

Рыдания снова заглушили ее слова.

– Удовольствия? – подсказала Джемма.

– Да, если ты это так называешь.

– А как назовешь ты?

– Не знаю… – заплаканное лицо Поппи исказилось страдальческой гримасой. – Просто не знаю. Я старалась… Я делала все, что он хотел, позволяла ему все, что он хотел, разрешала ему целовать себя везде, где он хотел, хотя это очень, очень плохо…

Джемме показалось, что семейные проблемы Поппи слишком серьезны, чтобы можно было надеяться помочь их решить.

– Почему плохо? – спросила она осторожно.

– Мама… – начала было Поппи, но снова разрыдалась.

– Пожалуй, нам нужно выпить по чашке чаю, – решила хозяйка. – А потом я расскажу, что делала сама и что позволяла делать мужчине в постели, поэтому приготовься, ты будешь потрясена.

Каждой из них потребовалась не одна, а две чашки чаю, после которых обе дамы уселись на маленький диванчик у окна, и Поппи с надеждой посмотрела на Джемму.

– Видишь ли, дело не в том, что мы позволяем мужчинам, – начала герцогиня Бомон. – Кстати, дорогая, попробуйте этот слоеный пирожок с яблоком – очень вкусно! Так вот, во главе угла должны быть наши требования к мужчинам.

– Мы должны требовать погасить свет, – подхватила ее мысль Поппи. – Я всегда настаивала на этом.

– Ничего подобного, – покачала головой Джемма. – Главное – помнить, что мужчины очень легко достигают удовлетворения, а женщины – нет. Поэтому на первом месте должно стоять наше удовлетворение.

– Ах, Флетч об этом прекрасно знает, – огорченно заметила гостья. – Он так часто спрашивал меня, нравятся ли мне его ласки, что я однажды чуть не накричала на него. Но ему было все равно, что я говорила. Он продолжал делать то, что делал, нравилось мне или нет. Если же ему приходилось прекращать, то он на меня сердился.

– Значит, Флетч заботился и о твоем удовольствии? Это же прекрасно!

– Даже чересчур заботился, – подосадовала Поппи.

«Похоже, мы подобрались к сути проблемы», – подумала Джемма и сказала:

– Выходит, что бы Флетч ни делал, он не мог тебе угодить?

– Видишь, дело во мне! – нервно кусая губы, воскликнула Поппи. – Со мной что-то не так! Однажды ночью Флетч даже попросил, чтобы я сама направляла его, подсказывала ему, что мне нравится.

– Да, это гораздо проще, чем полагаться на интуицию мужчины, – одобрительно кивнула герцогиня Бомон.

– Я только хочу все делать правильно, – с отчаянием в голосе сказала Поппи. – С самой первой нашей ночи у меня ничего не получалось. Когда Флетч просил меня о чем-то, я даже не понимала, о чем он говорит. К тому же он вел себя так бесстыдно… Похоже, он не имеет ни малейшего представления о том, что может быть по нраву хорошо воспитанной леди.

– Несомненно! Должна сказать, милая, что, судя по твоему рассказу, Флетч намного интереснее большинства английских мужчин.

– О да, – помрачнев, согласилась Поппи. – Он стал таким красавцем! Когда я на него смотрю, мне даже не верится, что я та счастливица, на которой он женат. Но когда я вижу в его взгляде презрение и вспоминаю о своем изъяне, то жалею, что он женат на мне, а не на другой. Выходит, я могу любить его только издалека? Я и этому рада, потому что мне не нужен никто, кроме него. Ах, если бы мы не поженились, он бы сейчас смотрел на меня совсем по-другому.

– Мне кажется, что у Флетча слишком высокие требования, – проговорила Джемма. – Мы с Бомоном никогда не предавались изысканным ласкам в постели, но это нисколько его не тревожило. – Она замолчала, вспомнив о причине, по которой они с мужем разъехались, – о любовнице, с которой она застала Бомона в его вестминстерском кабинете. – Или мне только казалось… Я ведь не знала, что у мужа была любовница.

– Мама еще до свадьбы предупреждала меня, что Флетч непременно заведет любовницу. – Голос Поппи предательски задрожал, но она удержалась от слез и гордо вскинула голову. – Я ей тогда не поверила, потому что он очень сильно меня любил. Думаю, что смогу привыкнуть к новым обстоятельствам и вообще ко всему, что бы ни произошло. Не зря же я же столько лет прожила с мамой…

– Послушав тебя, я должна быть благодарна своей родительнице за ее ранний уход из жизни, – заметила Джемма. – Ее не стало так рано, что я ее почти не помню.

– Мама любит меня, поверь, просто она хочет, чтобы у меня было то, чего лишилась она, когда ее принудили выйти замуж за моего отца. По ее словам, он не отличался умом, к тому же у него не было титула.

– Довольно обидный отзыв о собственном супруге, – резко казала Джемма.

– По ее словам, кончина в молодом возрасте – самый умный его поступок.

– Пожалуй, не столько обидный, сколько жестокосердный.

– Но взявшись за управление отцовскими имениями, мама добилась громадного увеличения прибыли.

– Как ей это удалось?

– Она огородила[8] все земли и развела овец на бывших землях арендаторов.

Несколько мгновений женщины молчали, задумавшись о судьбе согнанных с земли арендаторов.

– Бунт не для меня, – пожала плечами герцогиня Флетчер, признавая свое бессилие что-либо изменить. – Увы, я не могу похвастаться сильным характером.

– О, ты еще удивишь сама себя, – возразила подруга. – Во всяком случае, меня ты удивляешь. И свою мать тоже.

– Ее я скорее пугаю, – сказала Поппи и в первый раз улыбнулась.

– А это неплохо, – ответила Джемма. – совсем неплохо.

Глава 16

5 июня

К началу июня герцог Вильерс болел уже более месяца, но улучшения все не наступало. Он по-прежнему был беспокоен, на щеках пылал вишневый румянец, с губ, словно листья осенью, то и дело слетали бессвязные слова. Финчли чувствовал, что земля уходит у него из-под ног. Он выставил Бандерспита, который настаивал на непременном кровопускании, накричал на экономку, желавшую во что бы то ни стало напоить хозяина свежей петушиной кровью, но пути к спасению не знал.

– Если герцог не придет в себя к утру, – заявил Бандерспит, выйдя из покоев Вильерса, – то он уже не выздоровеет. Запомните мои слова. Больной в лихорадке не может выжить, если он почти не пьет.

Действительно, заставить герцога выпить больше одного малюсенького глотка воды не мог никто. Последний раз он по-настоящему напился воды во время краткого возвращения рассудка, когда Финчли безуспешно пытался разыграть шахматный гамбит.

– У него на уме одни шахматы, – сказал камердинер миссис Феррерс. – Его светлость говорит только о них. Вот сами послушайте!

В это мгновение Вильерс произнес надтреснутым, хриплым от многочасового бормотания голосом:

– Придется пожертвовать пару пешек в обмен…

При этом он помахал двумя пешками, взявшимися невесть откуда – то ли их ему дали слуги, то ли он сам сотворил их из воздуха. Зрелище было настолько странным и пугающим, что миссис Феррерс опешила.

– Пойду к герцогине, попрошу навестить его светлость, – вздохнул Финчли.

– Вы имеете в виду герцогиню Бомон? – удивленно переспросила экономка. – Разве не вы говорили, что хозяин вас никогда не простит, если вы позволите герцогине увидеть его в подобном положении?

– Думаю, теперь это вряд ли возможно, – ответил Финчли, посмотрев на своего господина – мокрого от пота, с красным, изможденным лицом. – Он того и гляди умрет, поэтому я должен попытаться.

Взяв хозяйский экипаж, он в скором времени уже стоял у дверей особняка герцога Бомона. Но ему не повезло.

– Нет, я не могу передать ее светлости вашу просьбу! – отрезал дворецкий Бомонов Фаул, выслушав Финчли. – Герцог Вильерс и так доставил моему господину много беспокойства, а вы вдобавок хотите, чтобы миледи посетила его, раненого, в его собственном доме. Да уже половина Лондона убеждена, что у них чуть ли не любовная связь.

– Он смертельно болен, – в отчаянии возразил Финчли. – Никто не может так думать.

– Не говорите глупостей! Вы отлично знаете, что Вильерс может лежать на смертном одре, а досужие языки будут рассказывать, что он кувыркается в постели с любовницей. Единственный выход для вас – поговорить с самим герцогом Бомоном. Если он согласится сопровождать герцогиню, тогда в этом визите не будет ничего предосудительного.

– Вы думаете, он согласится? Его ведь нельзя отнести к лучшим друзьям Вильерса…

– Его светлость может не одобрять поведения вашего хозяина, но он никогда не оставит человека в беде, – приосанившись, с гордостью заявил Фаул.

Лучшего Финчли и желать не мог. Через несколько мгновений он уже торопливо излагал свою просьбу герцогу Бомону.

– Будь прокляты дуэли, – резюмировал тот, когда дворецкий Вильерса закончил, – и прежде всего будь проклят Гриффин со своим вызовом! Принесите мне пальто, Фаул.

– А герцогиня? – озабоченно спросил Финчли.

– Она уже отошла ко сну. Если Вильерс хочет сыграть партию, я к его услугам.

– Самое главное – он должен выпить воды, – перешел к сути дела Финчли, чувствовавший, что может потерять последнюю надежду. – Я пытался играть с ним, ваша светлость, но ему нужны не шахматы сами по себе. Боюсь, помочь может только герцогиня. Нельзя ли ее разбудить? Очень вас прошу!

Бомон окинул Финчли внимательным взглядом.

– Вы хороший человек, – заключил он. – Давайте договоримся так: если мне в течение часа не удастся уговорить Вильерса выпить воды, то я сам привезу к нему свою жену. Согласны?

– Да, ваша светлость, – с глубоким поклоном ответил камердинер.

За несколько недель, прошедших со времени впечатляющего появления Вильерса на приеме у Джеммы, он ужасно переменился – глаза глубоко запали, обтянутые кожей скулы горели болезненным румянцем, казавшимся еще ярче из-за смертельной бледности, разлившейся по лицу несчастного.

Бомон прошел вперед, к кровати раненого, стянул с плеч плащ и бросил его, не глядя, спешившему за ним лакею. Вильерс держал в руке ладью и что-то бормотал. Прислушавшись, Бомон понял, что речь идет о ферзевой пешке.

– Я сделаю все, что в моих силах, – сказал он Финчли. Но как поговорить с Вильерсом, если в комнате столько посторонних – лакей, смачивавший больному холодной водой лоб, Финчли, с волнением ожидавший дальнейших действий, и экономка, которая с любопытством наблюдала за происходящим со ступенек лестницы? – Прошу оставить нас с герцогом наедине, – добавил Бомон.

Финчли попытался что-то возразить, но Элайджа бросил на него взгляд, которым он обычно осаживал не в меру упрямых законодателей в палате лордов, и камердинер осекся.

Когда слуги вышли, Бомон подвинул стул к кровати и сел.

– Послушайте, Вильерс, – позвал он. Сколько-нибудь заметной реакции не было.

– Ваша светлость! Вильерс! – сказал Бомон громче.

– Белую королеву окружают… – отчетливо произнес Вильерс и помахал своей ладьей, даже не глядя в сторону гостя.

Элайджа взял стакан с водой и хотел поднести его к губам герцога, но едва не выронил – Вильерс попал по нему своей шахматной фигурой.

– Окружают… – прохрипел он, и его речь снова превратилась в невнятное бормотание.

Пожалуй, ему не выкарабкаться, подумал Бомон. Ах, Вильерс, Вильерс… Они уже много лет фактически не разговаривали… Но разве можно забыть, что этот светский хлыщ на самом деле тот Леопольд, Лео, которого Элайджа знал и любил столько лет?! Несчастный больной со спутанными, влажными от пота волосами, красными, воспаленными глазами, и есть дорогой Лео, первый человек на свете, ставший ему другом…

Бомон отставил стакан и выхватил у Вильерса ладью. Это не осталось незамеченным – больной открыл глаза и сказал:

– Черные в безнадежном положении, они не могут объявить белым шах.

– Леопольд, я пришел сыграть с вами, – проговорил Элайджа, используя самые властные нотки из своего арсенала.

Вильерс попытался снова завладеть ладьей.

– Это моя фигура, – отстранил его руку Бомон. – Разве вы не помните, что я всегда играл белыми?

Вильерс впервые перевел взгляд на гостя.

– Кто вы? – спросил он.

– Я – Элайджа.

– Элайджа… – повторил больной как во сне. – Нет, не может быть! Элайджа теперь герцог, и жена у него герцогиня.

– Вы тоже герцог, – твердо продолжал Бомон. – И я пришел сыграть с вами в шахматы.

Вильерс попытался приподняться на подушках, и Бомон ему помог.

– Сначала выпейте воды, а потом сделаете ход, – сказал он.

В больном что-то неуловимо изменилось – казалось, он вновь стал самим собой. Избегая его взгляда, Бомон поднял шахматную доску, проворно расставил фигуры и снова поднес к губам Вильерса стакан с водой. Не сводя с гостя воспаленных глаз, больной с трудом открыл запекшийся рот и сделал глоток.

– Кто вы? – спросил он.

– Элайджа, герцог Бомон, – ответил гость и добавил с усмешкой: – Муж Джеммы.

– У Джеммы нет никакого мужа.

– Вот как? – ухмыльнулся Бомон и двинул пешку на е-4. Вильерс протянул руку, чтобы сделать ответный ход, но гость остановил его:

– Сначала выпейте воды.

Больной отпил из стакана и взялся за черную пешку. Рука сильно дрожала, но он все-таки сделал ход.

Элайджа пошел конем. Его противник, уже без напоминания отпив воды, сделал ход пешкой.

– Джемма не замужем, – сказал он, когда стакан почти опустел. – Я уверен, что она свободна, потому что она совсем не похожа на замужнюю даму.

– Неужели? Почему? – спросил Бомон с интересом.

Залпом допив остаток воды, больной протянул ему стакан:

– Что-то меня сегодня мучит жажда.

С этими словами он двинул вперед свою королеву.

Бомон не без досады отметил, что Вильерс хоть и не в своем уме, но навыков хорошего шахматиста не утратил и мастерски создает ловушку для его белой королевы.

– Так почему же Джемма, по-вашему, не похожа на замужнюю? – переспросил он.

– Потому что в ней чувствуется тоска женщины, которую никто никогда не любил по-настоящему, – ответил Вильерс. – Вы, наверное, не знаете, но она вообще-то замужем за человеком, которого я когда-то хорошо знал.

Элайджа бросил на него быстрый взгляд, но Вильерс не обратил на это внимания – нахмурившись, он сосредоточенно смотрел на доску.

– Мы с ним больше не друзья, – сказал он, делая новый ход и еще один глоток из стакана.

– Может быть, муж Джеммы любит ее, – проговорил Элайджа.

– О нет. По ее словам, он без ума от своей любовницы, что чертовски странно, но он сам ей признался.

Элайджа скрипнул зубами: да, так все и было – он действительно имел глупость сказать это Джемме, но много лет назад! Неужели она помнит до сих пор? Но тогда…

– Я бы и сам был не прочь на ней жениться, – заявил Вильерс, который, видимо, смочив горло, чувствовал потребность выговориться. Он почти допил второй стакан, и Бомон налил ему еще один.

– Неужели? – буркнул он.

– Она весьма сведуща в постельных делах, – продолжал больной. – А вы угрожаете мне ладьей? Опрометчивый ход. – Он быстро убрал с доски поигранную герцогом фигуру. – Так вот, Джемма весьма сведуща в любви и вдобавок очень умна. Я бы охотно уложил ее в постель, но боюсь потерять ее расположение. Глупо, правда?

– Нет, почему же? – сказал Элайджа, стараясь сохранить самообладание. Его королеве угрожала опасность, а он ничего не мог поделать. Даже в лихорадке и безумии Вильерс ухитрился сыграть так, что белая королева оказалась в гибельном окружении пешек противника и под ударом черной ладьи.

– Я хочу ее как женщину, но еще больше мне нужна ее дружба, – пояснил Вильерс. – Боюсь, вы проиграли эту партию. Как, вы сказали, ваше имя? Вы врач, да? Мне уже лучше, доктор, спасибо. – Он взял белую королеву, положил к себе на подушку, закрыл глаза и что-то пробормотал.

– Что вы сказали? – наклонился над ним Элайджа.

– Боже, что за глупцы эти смертные, – повторил больной, не открывая глаз.

Бомон оторопел: как может несчастный, сгорающий от жара, цитировать Шекспира? Он приложил тыльную сторону ладони ко лбу Вильерса – жара не чувствовалось. Тогда самого Бомона бросило в жар, но уже от гнева.

Больной снова открыл глаза.

– Не забудьте выпустить из комнаты Бетси, когда соберетесь уходить, – проговорил он.

– Бетси? Вы сказали «Бетси»? – изумился гость.

– Да, это моя собака, которая скрашивает мне одиночество. Ей нужно погулять.

– Бетси – не ваша собака, Вильерс, а моя, – сдерживая гнев, возразил Бомон. – К тому же она издохла много лет назад.

Глаза Вильерса широко открылись.

– Так это вы, Бомон? – изумился он. – Значит, у вас была и женщина, и собака? А сейчас вы женаты на трактирщице? Ну и везет же этим скотоложцам!

– Нет, я не женат на трактирщице, – покачал головой гость. – Выпейте-ка еще воды.

Видимо, что-то в его голосе подействовало на больного отрезвляюще, потому что тот замолчал и задумался. При этом он выпил целый стакан воды, который ему протянул Элайджа.

Взяв из рук Вильерса опустошенный стакан, герцог Бомон нагнулся и поднял свой плащ.

– Бетси и Джемма, – донеслось с кровати, – разве это не все, что нужно человеку?

И Элайджа уже в который раз за свою жизнь осознал, каким ничтожным может быть это «все».

За дверью его поджидал Финчли.

– Он выпил пять стаканов воды, – сообщил герцог. – Наверное, теперь ему понадобится ночной горшок, но я не готов оказать ему такую услугу, поэтому оставляю это вам.

– О, благодарю вас, милорд! – со слезами на глазах произнес Финчли. – Вы придете к нам еще?

– В случае необходимости – непременно, – сурово поджав губы, ответил Элайджа. – Пошлите за мной, если возникнут осложнения. Так вы говорите, что у него не бывает жара по утрам?

Финчли кивнул.

– Ему нужно выпивать по пять-шесть стаканов воды в день, – продолжал герцог. – Он нуждается в достаточном количестве жидкости.

– Обязательно, ваша светлость! Все сделаем, как надо, – заверил камердинер, умоляюще складывая руки: – Только навещайте его, пожалуйста…

– Если во мне возникнет нужда, я приду.

Глава 17

13 июля

Гневливость была чужда миролюбивой натуре Поппи, но сейчас ярость жгла ее грудь, словно раскаленный уголек. Это чувство вспыхнуло, когда Флетч прислал записку, в которой сообщал о намерении навестить жену.

«Навестить»! Прошло целых два месяца, как Поппи ушла, и вот наконец он решил ее «навестить»!

Что она ему сделала плохого? Ничего – просто всем сердцем любила его.

– И он меня когда-то любил, – сказала молодая герцогиня своему отражению в зеркале.

После свадьбы она старалась поддерживать высокий, соответствующий ее новому положению уровень во всем – она подкрашивала губы, даже выходя к завтраку, и никогда не появлялась на людях dishabille.[9]

Но невысказанные требования мужа давили на Поппи постоянно. «Наверное, во мне слишком мало французского, – решила она, – он хочет, чтобы я была похожа на француженку, хоть я ею не являюсь».

На деле ее отношения с мужем стали напоминать отношения с леди Флорой, но мать требовала от Поппи совсем иного, нежели Флетч. «Будь красивой, будь сильной, будь послушной», словно говорила она дочери. В то же время Поппи внушалось, что самого главного она добиться не в силах. «Ты никогда не будешь столь же красива, как я, – не раз говаривала маман. – Тебе недостает моего обаяния. Это я должна была выйти за герцога».

Вдруг в голову Поппи пришла ужасная мысль: а что, если она никогда не любила Флетча по-настоящему, а просто подчинилась приказу матери выйти замуж за герцога, в то время как Флетч оказался единственным холостым обладателем этого титула? Поппи задумалась – действительно, все остальные герцоги, которых она встретила в Париже после своего первого выхода в свет, были женаты.

Нет, надо признать, что она совсем не понимала мужа, даже, пожалуй, не знала, что он за человек. Как в таком случае она могла считать, что искренне любит его? Неожиданная догадка слегка ослабила то ужасное напряжение, в котором находилась Поппи, – действительно, она только думала, что любит Флетча, а на самом деле обманывала сама себя…

Что касается леди Флоры, то выбора не было: каждая дочь обязана любить свою родительницу, как бы та ее ни разочаровала. А вот Флетч – его можно не любить, и пусть себе сердится и досадует сколько хочет!

«Я должна сделать свой собственный выбор, – подумала Поппи, – должна решить, как поступить со своей жизнью». Оскорбленное сердце подсказывало ей: не возвращайся в дом Флетча, прекрати попытки ему угодить и не старайся его полюбить.

Чего ей хотелось больше всего на свете, так это возможности быть просто Поппи, а не герцогиней Флетчер.

Решено, так и будет!

Тотчас множество идей хороводом закружились у нее в голове – столько дел можно переделать, столько книг прочесть, столько интереснейших мест посетить! От радости у Поппи даже случилось легкое головокружение – ах, она совсем не хочет быть герцогиней, ей достаточно просто быть самой собой.

Она может жить одна – посмотрите на Джемму, которая в свое время оставила мужа и стала жить отдельно! Поппи наверняка справится не хуже. И еще можно путешествовать!

В ее воображении замелькали волнующие виды Парижа, берега могучего Нила, дикие просторы обеих Америк…

Размышления Поппи прервал негромкий стук в дверь, и заглянувшая в комнату горничная сказала:

– Его светлость герцог просит его принять.

Поппи привычно потянулась к помаде, чтобы подкрасить губы, но отдернула руку. Зачем краситься, стараться быть красивой, ведь она никогда не любила Флетча?..

Спускаясь по лестнице в гостиную к мужу, Поппи поймала себя на том, что улыбается. Как давно она уже не улыбалась в его присутствии? Наверное, больше года. Подумать только, сколько времени она отчаянно пыталась понять, как угодить Флетчу, как вернуть его любовь!

Однако даже в ее новом душевном состоянии Поппи было нелегко переступить порог гостиной – помня, как Флетч красив, она с трудом сохраняла присутствие духа, хоть и убеждала себя, что теперь красота Флетча не имеет для нее никакого значения.

С черными, как эбеновое дерево, блестящими волосами, прямым носом и миндалевидными глазами, придававшими ему немного экзотический вид, Флетч действительно был чертовски хорош собой. Наверное, зная это, он сразу взял требовательный тон.

– Поппи! – увидев жену, строго сказал он и нахмурил брови.

Это облегчило ей задачу – она была сыта по горло его хмурыми взглядами.

– Да, Флетч? – ответила герцогиня с улыбкой, в которой уже не было обычного для прежней Поппи подобострастия щенка, вымаливающего ласку у хозяина.

– Ты должна сейчас же вернуться домой.

– Не хочу, – спокойно сказала она и села в кресло. – Я собираюсь остаться у Джеммы по крайней мере еще на несколько месяцев. Она не уедет за город до декабря, потому что Бомон принимает участие в заседаниях палаты лордов, вот я и составлю ей компанию.

– Перестань, пожалуйста, Поппи. Неужели нельзя обойтись без скандала? Мы достаточно давно знаем друг друга, чтобы ты могла просто простить мне мой проступок и вернуться домой.

– Я тебя прощаю.

– Вот и хорошо, – произнес Флетчер с таким видом, будто нисколько не сомневался в великодушии жены.

– Хотя ты при всех вел себя со мной ужасно грубо.

– Я ведь уже извинился! Уверяю тебя, это больше никогда не повторится.

– И ты заигрывал с одной из моих подруг.

– Но я не имел ни малейшего понятия… – начал оправдываться Флетчер, но осекся.

– Да, для этого случая тебе трудновато найти оправдание, – задумчиво сказала герцогиня, постукивая пальцем по подлокотнику кресла. – Луиза действительно моя подруга, причем одна из лучших, к несчастью для тебя. Но в Лондоне очень много женщин, с которыми я не знакома.

– Да уж, – подтвердил он, и ей показалось, что он впервые смутился.

– Поэтому я считаю, и ты, наверное, согласишься со мной, что сейчас нам обоим следует подумать о будущем, – мягко продолжала Поппи.

К ее удовольствию, у Флетчера от удивления отвисла челюсть.

– Нам надо составить план, – пошла в наступление молодая герцогиня. – Очевидно, когда-нибудь нам снова придется начать совместную жизнь – скажем, лет через пять или около того. Когда ты почувствуешь, что рождение наследника больше нельзя откладывать, уверяю тебя, я тотчас откликнусь на твой призыв. Сразу после нашей свадьбы мне очень хотелось завести ребенка как можно скорее, но сейчас я понимаю, что гораздо, гораздо разумнее подождать, ведь у меня столько дел!

– Вот как? – ошеломленно пробормотал Флетчер.

– Да. Так вот: поскольку мы с тобой расстались вполне по-дружески, то можем спокойно, без взаимных обид все как следует спланировать. Я предлагаю пожить отдельно пять лет, а затем мы могли бы снова сойтись.

– Что-что?

– Можно, конечно, пожить отдельно и дольше, но, боюсь, в таком случае мы рискуем остаться бездетными, ведь мы женаты уже четыре года, однако до сих пор не обзавелись потомством.

Флетчер не сводил с жены изумленного взгляда.

– Детали мы можем обсудить позже, – снова ободряюще улыбнулась Поппи. – Ты хочешь что-нибудь сказать? – Она ждала ответа, но Флетчер, казалось, потерял дар речи. – Джемма уверяет, что с удовольствием возьмет меня с собой в загородное имение на Рождество, – снова заговорила герцогиня. Внешне очень бодрая и оживленная, она, однако, по-прежнему чувствовала раскаленный уголек у себя в груди. – О, с нами будет большая компания. Потом я могла бы провести несколько лет во Франции. Впрочем, я еще не уверена, что хочу этого. Я собираюсь изрядно попутешествовать. Но не волнуйся, Флетч, – подстегиваемая сердечной болью, с сарказмом добавила Поппи, – я буду держать тебя в курсе относительно своих передвижений, ведь не знать о местонахождении собственной жены так неловко! Муж не должен выслеживать жену, словно охотник куропатку.

– У меня такого и в мыслях не было, – вновь обретя дар речи, ответил Флетчер.

– Я обязательно сообщу, куда собираюсь поехать, так что тебе не придется беспокоиться. Ах да, совсем забыла, ты же у нас никогда ни о чем не беспокоишься, не правда ли?

– Прежде ты никогда так не разговаривала со мной, Поппи, – нахмурился герцог. – Я искренне сожалею, что разозлил тебя.

Он казался таким смущенным, выбитым из колеи, что она не выдержала и хихикнула, как прежняя Поппи:

– Да, я злюсь, Флетч, но не только на тебя, а на нас обоих. Мне не следовало выходить за тебя замуж.

– Ты так думаешь?

– Я думаю, что вышла за тебя по настоянию своей матери.

– Нет, ты любила меня!

– Ты ошибаешься, Флетч. – Она снова не смогла сдержать улыбки – как все-таки приятно говорить правду ему в лицо! – Моя мать внушала мне с семилетнего возраста, что мой долг – стать женой герцога. Ты был первым английским герцогом, прибывшим в Париж во время моего дебюта в свете, вот я и вышла за тебя. Разумеется, тогда я думала, что влюблена, но не так давно поняла, что ошибалась. Впрочем, – она сделала небольшую паузу, чтобы подчеркнуть значимость своих слов, – это даже хорошо, поскольку ты, очевидно, некоторое время назад сделал такое же открытие.

Флетч открыл рот, чтобы возразить.

– Разве нет? – не давая ему солгать, спросила Поппи. – Мне кажется, что ты не только понял, что не любишь меня, но и решил искать любовь на стороне.

Он не ответил, и в комнате повисло молчание. С каждым мгновением оно становилось все невыносимее для Поппи – пусть между ними и не было любви, но разве явная готовность Флетча к измене не унизительна?

– Я не вижу необходимости продолжать обсуждение, – не выдержав, заявила Поппи.

– А мы ничего и не обсуждали, – запротестовал Флетчер.

– Тут нечего обсуждать.

– Ты должна сейчас же вернуться домой, Поппи, – вновь потребовал он с упрямством маленького мальчика, выросшего в сиротском приюте.

– И не подумаю.

– Это твой долг!

– С какой стати? – На мгновение слова застыли у нее в горле: несмотря на ее решимость, браваду и все, в чем она уверяла мужа, крошечная частичка ее сердца сопротивлялась.

– Видишь ли, твоя мать…

– Ах вот как, дело в моей маме… – Протестующий голос сердца умолк, и Поппи, подавив нахлынувшие слезы, взяла себя в руки. – Что ты хотел сказать о маме?

– Ты прекрасно знаешь, что леди Флора переехала в наш дом, – мрачно сверкнув глазами, сказал Флетчер. – Прошло уже два месяца, но она, похоже, и не думает перебираться обратно.

– Уверена, ты найдешь с ней общий язык, – пожала плечами Поппи, с удовольствием отмечая, что отчуждение в его взгляде ее больше не пугает.

– Что ты задумала? – прищурился герцог. – Кто состряпал этот безумный план? Признайся, тебя подучила герцогиня Бомон?

– Она ничего не знает о моем плане, уверяю тебя, – честно призналась Поппи. – Единственное, о чем я с ней говорила, – это совместная поездка за город на Рождество. И уж конечно, я не посвящала ее светлость в свои умозаключения о нашем с тобой браке. Но она знает, что о нем думаешь ты. Должно быть, сейчас об этом наслышана большая часть Лондона.

– А ты стала злой, – заметил Флетчер.

– О Господи, не хотела тебя обидеть, – ответила Поппи. – Но я столько времени и душевных сил потратила на безуспешные попытки пробудить в тебе любовь, что поневоле очерствела.

– Твоя мать… – проговорил герцог, ощущая свое бессилие что-либо изменить.

Ярость, тлевшая в груди Поппи, вспыхнула с новой силой – похоже, Флетча волнует только неудобство, связанное с переездом в его дом леди Флоры. Хотя, конечно, его можно понять: маман трудно назвать приятной соседкой.

– Ладно, я поговорю с ней, – снисходительно согласилась Поппи, решив, однако, этим и ограничиться – она просто поблагодарит леди Флору за помощь.

– Поппи! – позвал Флетчер, и в его голосе звучала мольба.

Но герцогиня уже перевернула эту страницу своей жизни. А муж… Он мог отправляться куда угодно, хоть в преисподнюю, со всеми своими изысканными черными одеяниями и неотразимым обаянием! Она развернулась и не прощаясь направилась к двери.

– Поппи!

Она вышла, не удостоив его даже взглядом.

Глава 18

Особняк Бомонов

Тем же вечером

– Рада, слышать, что Вильерсу лучше, – сказала Джемма, расставляя шахматные фигуры на доске.

– Я бы не сказал, что намного, – ответил сидевший напротив герцог Бомон. – Из записки, полученной сегодня утром от его камердинера, ясно, что большую часть дня у него по-прежнему держится жар. Возможно, непосредственная опасность миновала, но бедняге предстоит еще долгая борьба с болезнью. Ну что, мы начинаем вторую партию нашего матча?

– Не думаю, что это стоит делать до выздоровления Вильерса.

– Но почему? Только потому, что первые две игры – со мной и с Вильерсом – вы сыграли одновременно? Но это не обязывает нас поступать так и дальше. Именно тот факт, что первые партии состоялись одновременно, и породил досадное предположение, что вы делали выбор между мной и Вильерсом.

Джемма внимательно посмотрела на мужа, но тот, спрятав глаза в тени густых ресниц, разглядывал черную шахматную королеву.

– Вы вызвали меня на матч, едва до вас дошло известие о моем матче с Вильерсом, – напомнила герцогиня. – Так что предположение, о котором вы говорите, возникло сначала у вас, а уж потом – у всех остальных.

– Если мы сыграем партию, пока Вильерс пребывает в беспомощном состоянии, то нездоровый интерес к следующему претенденту на ваше ложе несколько поутихнет.

Должно быть, в нем говорил политик, ибо кто иной мог бы абсолютно бесстрастно обсуждать столь деликатный вопрос? Разумеется, его волновала только собственная репутация.

– Есть опасность, что Вильерс не выживет? – спросила герцогиня, вертя в руках шахматного слона.

– Он в тяжелом состоянии. Герцогу повезет, если он останется в живых.

– Боже! – прошептала подавленная Джемма.

– Его смерть разобьет вам сердце? – по-прежнему не глядя на нее, задал вопрос Бомон. – Если так, то я глубоко сожалею о его болезни.

– С чего вы взяли? Конечно, нет. Я знала его совсем недолго, хотя между нами уже начали складываться дружеские отношения. Мне нравилось с ним общаться. Бедный Вильерс!

– Возможно, вас связывали более чем дружеские отношения, – бесстрастно предположил герцог.

– У меня исключительно крепкое сердце, – заметила герцогиня. Разговор начал ее раздражать – слишком бесцеремонно муж пытался вторгнуться в запретный мир ее чувств. – Оно не выдержало только один раз, много лет назад, и разбили его вы, Элайджа. С тех пор оно принадлежит только мне.

– Вы говорите, я разбил вам сердце? – удивился Бомон.

– А вы так не думаете?

– Нет. Я думал, что отчуждение между нами возникло только потому, что у нас было мало общего.

– Это и есть самое ужасное, – печально кивнула герцогиня. – У нас действительно было мало общего, но даже из этого малого я ухитрилась выстроить себе огромный воздушный замок. Слово «замужество» иногда лишает женщин здравомыслия. Но вы дали мне хороший урок.

– Я прошу у вас прощения.

Джемма бросила на мужа испытующий взгляд из-под ресниц – разумеется, герцог выглядел уставшим, но не казался изможденным, как бывало иногда, когда он являлся домой бледным, с тенями под глазами, с запавшими щеками.

– Чем вы сейчас занимаетесь в палате лордов? – рискнула она спросить.

– Шотландцами и бренди.

– Шотландцами? Ах, это, видимо, связано с церемонией представления шотландцев в палате?

– Так вы читали в газетах об этом сумбурном событии? – удивленно поднял брови герцог. – Мне казалось, вы не интересуетесь политикой.

– Не столько политикой, сколько политиками, как людьми здравомыслящими, – сказала Джемма, задетая замечанием мужа. – У меня, конечно, нет времени читать все газеты, но я стараюсь быть в курсе событий. Разумеется, – не удержавшись, добавила она, – я понимаю в политике гораздо меньше, чем ваша мисс Татлок.

– О, мисс Татлок действительно выдающаяся женщина, – согласился Элайджа даже с некоторой гордостью. – Она обладает уникальным для своего возраста и пола политическим чутьем. Представляете, сегодня на заседании Королевского общества[10] она внесла предложение, на которое обратил внимание даже лорд Роллинс!

– Неужели? – удивилась Джемма, решив, что мисс Татлок ей совершенно несимпатична. – И как же это произошло?

– Сегодня я читал там лекцию, поэтому и не пошел в парламент, – пустился в объяснения Бомон. – Мисс Татлок руководит женской секцией. Обычно лекции проводятся для действительных членов общества, но иногда мы приглашаем на них и дам.

Джемма размышляла, стоит ли признаться, что она знает о его лекции, но решила, что не стоит, поскольку никто не удосужился ей сообщить об этом выступлении.

– Мисс Татлок поступила весьма смело, придя на вашу лекцию, – проговорила она. – Позвольте спросить, не по вашей ли инициативе ее пригласили?

– Пожалуй, слово «смело» здесь неуместно, – возразил герцог.

– Вы находите? Но на прошлой неделе «Морнинг пост», как вы помните, снова писала о ваших отношениях с этой девицей. И вы прятали глаза после приватной беседы на музыкальном представлении у лорда Рочестера. Интересно, что, по мнению мисс Татлок, произойдет со мной, если ей удастся прельстить вас своими многочисленными достоинствами?

К удивлению Джеммы, Элайджа не стал притворяться, что не понимает, о чем идет речь.

– Вероятно, она надеется, что вы зачахнете от какой-нибудь тяжелой болезни, – сказал он. – Молодые влюбленные женщины готовы поверить во все, что угодно.

– Но я совершенно здорова, – без тени беспокойства заметила герцогиня. – Так мы играем?

– Если вы не хотите возобновить матч, мы могли бы сыграть партию просто так.

Ни Джемма, ни Элайджа не произнесли то, что было очевидно для обоих, – если Вильерса не станет до завершения матча с герцогиней, то вместе с ним умрет и интерес к поединку супругов Бомон.

– Замечательная идея! – обрадовалась герцогиня. – Сыграем одну-две партии просто так, для удовольствия, а матч продолжим после выздоровления Леопольда.

– Леопольда? – удивленно переспросил Бомон.

– Так зовут Вильерса, – пояснила Джемма с самым невинным видом. – Разве вы не знаете? Я думала, вы с ним друзья детства.

– Оказывается, и вы с ним настолько близки, что даже называете друг друга по имени. Я и не подозревал об этом.

Герцогиня двинула вперед пешку. Обдумывая ходы, переставляя фигуры, она постепенно с головой ушла в игру, и тревожные мысли о Бомоне, несносной выскочке мисс Татлок и тяжелом состоянии Вильерса отлетели прочь.

Через час она сказала мужу с торжествующей улыбкой:

– Вот теперь мне стало легче.

– А мне наоборот, – кисло заметил он.

– Зато вы выиграли первую партию матча. Нынешняя же партия, в которой победа досталась мне, значения для матча не имеет. И все же я очень довольна выигрышем.

– Давайте все-таки начнем вторую партию матча, – предложил Элайджа. – Пожалуйста, не заставляйте меня дожидаться смерти Вильерса, это слишком отвратительно.

Кивнув, Джемма быстро расставила на доске фигуры и двинула ферзевую пешку на d-4.

Бомон сделал аналогичный ход на d-5. Для первого дня очередной партии этого было достаточно.

Герцог поднялся со стула. Как он все-таки удивительно красив, подумала Джемма, невольно залюбовавшись им. Неудивительно, что он приобрел такое влияние в парламенте.

– По правде говоря, я зашел к вам, чтобы кое о чем вас спросить, Джемма, – сказал Бомон.

Герцогиня промолчала, всем своим видом выражая удивление.

– Ваше возвращение из Франции имеет целью зачатие наследника, – продолжал он. – Имеете ли вы какой-либо конкретный план на этот счет?

«Другими словами, не желаете ли вы отправиться со мной в постель?» – мысленно расшифровала смысл его слов Джемма. Неожиданно для нее самой предложение герцога показалось ей интересным.

– Я спросил потому, что если Вильерс вдруг поправится и выиграет матч, это изменит наши планы.

Джемма напряглась.

– Вы полагаете, что я стану призом для победителя? – спросила она. – Уверяю вас, что никогда не сделаю ставкой в игре ни себя, ни свое тело.

– Проблема не в том, одариваете ли вы кого-либо своей благосклонностью или нет и кого именно, – без тени волнения ответил Бомон. – Поймите, доведись Вильерсу выиграть матч, весь Лондон будет убежден, что вы делите с ним постель. Правда это или нет, не будет иметь никакого значения.

– Я не согласна, что это не имеет значения, – с обидой возразила герцогиня. – Говоря так, вы допускаете, что ваш наследник может оказаться ребенком Вильерса!

– Вы меня неправильно поняли, Джемма. – Бомон, как всегда, оставался спокоен и терпелив. – Я прекрасно знаю, что вы не из тех дам, которые готовы понести от кого угодно.

У нее сжалось сердце – это было уже явное оскорбление, нанесенное с холодным расчетом и прямо в сердце противника. В своей частной жизни Джемма никогда не ладила с реальностью и логикой. Реальность заключалась в том, что, живя в Париже, герцогиня изменяла мужу, хотя, разумеется, ее временные союзы не приводили к рождению детей. В понимании Джеммы тот факт, что Бомон открыто изменял ей как в прошлом, так, по-видимому, и теперь с той или иной своей любовницей, был гораздо более тяжким прегрешением.

– Если наш ребенок будет зачат сейчас, когда столь силен интерес к вашему матчу с Вильерсом, – гнул свою линию Бомон, – многие сочтут его незаконнорожденным. Самое малое, дитя рискует потерять право на наследство, что поставит под удар его будущее счастье.

– Вы правы, – согласилась Джемма.

– Было бы разумнее просить вас прекратить матч, но я взял себе за правило никогда не просить у других политиков того, что они не могут мне дать, такого же правила я придерживаюсь и в домашних делах.

– Если вы плохо себя чувствуете, я тотчас откажусь от игры с Вильерсом. Что, у вас опять был обморок?

– Слава Богу, нет.

– Тогда лучше все-таки подождать с… близостью до окончания матча, как вы и сказали.

Герцог поклонился:

– В таком случае…

– Но это не означает, что вы можете заигрывать с многоуважаемой мисс Татлок. Не забывайте, я нахожусь в добром здравии и отнюдь не собираюсь зачахнуть от неизлечимой болезни.

– Рад это слышать.

– Боюсь, мисс Татлок не разделила бы вашей радости.

– Подумать только, герцогиня Бомон ревнует! – рассмеялся Элайджа, и его смех порадовал Джемму еще и потому, что смеялся Бомон чрезвычайно редко. – Я уж и не надеялся дождаться этого дня! Должен признаться, это побуждает меня относиться к мисс Татлок более снисходительно.

– Я никогда не умела делиться, Элайджа, как вы убедились вскоре после нашей свадьбы, не правда ли? – парировала Джемма, поднимаясь со стула.

Он хотел ответить, но герцогиня не желала больше слышать ни гладких дипломатичных объяснений, ни извинений – бросив на него загадочный многообещающий взгляд, какими обычно одаривают любовников, она привлекла мужа к себе и приникла к его губам.

О, как свеж и сладостен был их вкус! Поцелуй должен был стать для Бомона предупреждением, обещанием, знаком ее власти над ним. Но в тот момент, когда ее рука обвила шею мужа и они сильнее прильнули друг к другу, Джемма вспомнила то, о чем совершенно забыла за годы жизни в Париже: поцелуи Бомона имели совершенно особое воздействие на нее – они снова превращали ее в юную, ранимую и беззащитную женщину, проплакавшую многие месяцы напролет после разрыва с мужем.

Джемма отскочила от герцога, едва не опрокинув шахматный столик, и постаралась придать своему лицу безмятежное выражение, чтобы Бомон не заметил ее смятения.

– Это предупреждение? – спросил он, испытующе глядя на нее темными непроницаемыми глазами.

Ах, как хорошо он ее знал… На мгновение сердце Джеммы снова болезненно сжалось, но она нашла в себе силы улыбнуться:

– Именно так, Элайджа, именно так.

Глава 19

Тем же вечером,

в значительно менее фешенебельном районе Лондона

Когда мисс Шарлотта Татлок обдумала события последних недель, у нее от восторга закружилась голова. Увы, не такова была реакция ее сестры Мей – обуреваемая сомнениями и дурными предчувствиями, та пришла в ужас от появившихся в газетах намеков на теплые отношения Шарлотты с герцогом Бомоном.

– Нет, я не верю! – в который раз принялась кричать Мей. – Как ты допустила? Слава Богу, что наша бедная мамочка не дожила до этого времени, слава Богу!

Слушая ее причитания, Шарлотта уже почти начала желать того же своей единственной оставшейся в живых родственнице, то бишь самой Мей.

– Ты должна держаться от него как можно дальше, слышишь, как можно дальше! – не унималась сестра.

Разумеется, Шарлотте всегда приходилось скрепя сердце соглашаться с ней. А нудный мистер Маддл, жених Мей, даже посчитал своим долгом сообщить будущей свояченице, что репутация женщины – ее самое ценное достояние Проглотив вертевшуюся на языке колкость, Шарлотта только кивнула в ответ. Похоже, никому и в голову не могло прийти, что на самом деле герцог Бомон не делал ничего такого, что бы могло бросить тень на ее репутацию.

Как бы то ни было, сама Шарлотта считала свое поведение превосходным, за исключением, пожалуй, того случая, когда она оказалась с герцогом Бомоном один на один. Как только Шарлотта увидела его лицо, ее сердце забилось так, словно хотело выскочить из груди, и в порыве восторга она принялась высказывать его светлости, что думает о репортаже «Газетт», посвященном его недавней речи в парламенте. По привычке мило склонив голову набок, он не только серьезно выслушал Шарлотту, но и услышал! Он действительно ее услышал!

Они слишком много разговаривали друг с другом, она это понимала.

И еще ей было совершенно ясно то, что, похоже, кроме нее, не понимал никто – как к женщине герцог не испытывал к ней ни малейшего интереса. К примеру, он никогда не бросал на нее особенные, «мужские» взгляды. Трезвомыслящая Шарлотта не принадлежала к числу женщин, склонных обольщаться на свой счет: ее нос был слишком длинен, а состояние слишком ничтожно, чтобы она могла предаваться фантазиям о своей неописуемой красоте и привлекательности, хотя бы финансовой.

– Разве ты не понимаешь, что твои подозрения заставляют меня страдать? – оборвала она сестру, – Думаешь, герцог Бомон только и мечтает, как бы меня поцеловать? Мы обе понимаем, что это не так – герцоги не целуют женщин с моей внешностью и почти нищих. Герцоги никогда не флиртуют со старыми девами!

– Но ты не такая, – возразила оробевшая Мей.

– Нет, я именно старая дева, – ответила Шарлотта. – И еще «синий чулок». Правда заключается в том, что я никому не нужна, Мей, и когда ты начинаешь разглагольствовать о посягательствах герцога на мою честь, ты сыплешь соль на мои раны! – Голос ее задрожал, казалось, она вот-вот расплачется.

Мей, обычно несклонная к открытому выражению добрых чувств, крепко обняла сестру и заявила, что на месте герцога она бы мечтала о поцелуе такой барышни, как мисс Шарлотта Татлок.

– Ах, Мей, – грустно усмехнулась Шарлотта, – если бы ты оказалась на месте герцога Бомона, скажи, стала бы ты мечтать о поцелуе старой девы Шарлотты Татлок, зная, что дома тебя ждет одна из красивейших женщин Лондона, герцогиня Джемма Бомон?

– Разумеется! – решительно ответила Мей, но Шарлотта знала, что на самом деле этот довод ее сразил.

Действительно, герцогиня Бомон слыла образцом красоты. Роскошная фигура и светившееся умом лицо.

– Герцогиня – лучшая шахматистка Франции, по крайней мере так говорят, – напомнила Шарлотта и прекратила спор.

Неужели герцог, обладая таким сокровищем, обратит внимание на какую-то мисс Татлок?

Нет, в это Шарлотта никогда не поверит.

Глава 20

1 августа

После визита Флетча в июле Поппи полагала, что он больше не заедет к ней, так и случилось.

Несколько недель подряд после той встречи с ним она засыпала в слезах, но каждое утро тщательно одевалась, стараясь выглядеть как можно лучше на случай, если муж все-таки заедет – в конце концов, леди Флора все еще оставалась в его доме, должен же был Флетч попытаться вернуть ее, Поппи, чтобы уцелеть?

Но он все не ехал – видимо, притерпелся или нашел другой способ выжить. И в одно прекрасное утро молодая герцогиня отпустила горничную, оставив свои волосы не уложенными и не напудренными, свернулась калачиком в кресле у окна и стала наблюдать за стайкой скворцов в саду Джеммы. Попрыгав по веткам, весело чирикавшие птицы внезапно срывались с места и взмывали в небо, как подброшенная высоко вверх горсть камешков, чтобы через несколько мгновений вновь вернуться в гостеприимный сад и продолжить звонкую беседу о своих делах. Поппи провела у окна весь день, гадая, как скворцы ведут себя в гнездах, о чем переговариваются.

Маман терпеть не могла подобных размышлений. «Зачем ты тратишь свое время на эти глупости? – говорила леди Флора, если дочь решалась с ней поделиться. – И зачем ты тратишь мое?» – добавляла она, величественно удаляясь из комнаты.

Джемма проявила полное понимание относительно решения Поппи не одеваться дома согласно этикету.

– Я и сама частенько одеваюсь к выходу далеко за полдень, – объяснила она.

Но увлечение гостьи скворцами ее сильно удивило.

– Дорогая, я разбираюсь только в шахматах, – призналась она как-то, наблюдая вместе с Поппи за птицами, и изумленно добавила: – Они как будто разговаривают друг с другом, не правда ли? Похоже, они друзья.

– Как хорошо иметь друзей, – ответила Поппи. – У меня не было настоящих друзей до тебя, Джемма.

– Спасибо за комплимент, но это не совсем так. Гора визитных карточек на подносе для почты свидетельствует о том, что у тебя много друзей и не все из них интересуются только твоим нынешним сложным положением. Например, дамы из вашего кружка кройки и шитья для каюшихся грешниц…

– Вообще-то это кружок для нуждающихся матерей, – пояснила Поппи. – Мы, его попечительницы, встречаемся в доме леди Клеланд. Но мы вовсе не шьем, – добавила она с унылым видом, – а разговариваем об аморальности проституток.

– Засвидетельствовать свое почтение тебе заходили все – и швеи, и просто сплетницы, – заметила Джемма. – Практически каждая дама-благотворительница, собравшись с духом, пересекла порог моего дома. Так что не говори мне, что у тебя нет друзей.

– Я не это имела в виду, – сказала Поппи. – Бывают друзья особого рода, которые бы с неодобрением отнеслись к тому, что я целые дни просиживаю у себя в комнате в ночной рубашке.

– Таково их понимание добродетели, – ответила Джемма. – Поскольку я страдаю врожденным отсутствием добродетели, то меня совершенно не волнуют жесткие правила, которые устанавливают для себя остальные.

– Ты страдаешь отсутствием добродетели? – недоверчиво усмехнулась Поппи.

– Таково проклятие семьи Рив, – вздохнула Джемма. – Это моя девичья фамилия. Мы, Ривы, – прирожденные буяны, лжецы, грубияны. У меня есть дядя – законченный безумец. А мой брат? Его поведение тоже вряд ли назовешь образцовым, ведь дуэль с Вильерсом у него уже четвертая. Но оставим это. Может быть, тебе что-то нужно, милая Поппи?

– Книги. Я неосмотрительно не захватила с собой из дома свои, а в твоей библиотеке я уже перечитала все труды о природе.

– О природе… То есть о деревьях, птицах и тому подобном? Удивительно, что у меня нашлись такие книги.

– Живая природа – моя любимая тема, – заметила Поппи, – хотя дома я увлеклась очень интересным трактатом о природе воздуха, содержащегося в воде. Увы, я не взяла его с собой.

– В нашей библиотеке определенно нет ничего в этом роде. Какое любопытное и редкое у тебя пристрастие, дорогая. Но почему ты до сих пор не послала слугу за своими книгами?

– Я собираюсь заказать нужные издания в книжной лавке, – пояснила герцогиня Флетчер и, чуть помедлив, добавила: – Мне хочется прочесть все то, что я раньше откладывала в сторону из-за нехватки времени. И не просто прочесть, а законспектировать, хоть мама назвала бы это пустой тратой времени.

– Ты станешь настоящим книжным червем! – воскликнула Джемма, вскакивая с кресла. – Знаешь, оказывается, женщины могут стать членами Лондонского шахматного клуба, потому что в его правила забыли включить пункт о запрете принимать дам. Я подумываю, не вступить ли мне в этот клуб, просто потому, что, по общему мнению, только мужчины способны стать Мастерами шахматной игры.

– Раз так, ты непременно должна вступить в клуб, – посоветовала Поппи. – Кстати, считается, что только мужчины могут стать натуралистами.

– Значит, твой долг – опровергнуть это заблуждение.


Спустя месяц

1 сентября

– Милая, тебе известно, чем занимается твой муж? – спросила Джемма, просматривая за завтраком газету.

– Чем же? – осторожно поинтересовалась Поппи. Поскольку ее муж тратил свое время не на визиты в ее пристанище, а на что-то другое, она не была уверена, что хочет знать подробности.

– Вот, здесь пишут, что он произнес яркую речь в палате лордов, которую положительно восприняли обе партии, и тори, и виги. Вообще-то это очень странно, потому что обычно одна из партий хотя бы для виду выступает с критикой. Не пойти ли нам сегодня вечером к леди Уингстед?

– Может быть…

– Я знаю, что ты думаешь, – сказала Джемма, бросив на подругу внимательный взгляд. – И это никуда не годится. Хватит предаваться унынию, дорогая! Я дала тебе достаточно времени, чтобы ты оплакала свою любовь. Но уже сентябрь, со времени твоего ухода от мужа прошло пять месяцев – пора прийти в себя. Именно столько времени понадобилось когда-то мне, а ведь я воображала, что безумно люблю Бомона. Хотя мы поженились не по любви, как вы с Флетчером.

– Это я считала, что по любви… – поправила ее Поппи.

– И все-таки что ни говори, но просыпаться по утрам рядом с мужчиной очень приятно.

– Вы с герцогом провели вместе всю ночь? – изумилась Поппи.

– Да. Откровенно говоря, то, что мы делаем в постели, нельзя назвать особенно интересным. Кстати, так было и раньше. Но я любила просыпаться с самыми первыми лучами солнца и расспрашивать Элайджу о том, какие дела ему предстоят днем. Ах, до чего же я была наивна!

– Почему?

– Я думала, что ему тоже нравится со мной разговаривать, что мои советы помогают ему в делах, что он внимательно меня слушает…

– А он не слушал?

– Нет, слушал, конечно, но на самом деле ему было неинтересно. Однако врожденная учтивость и воспитание не позволяли ему меня оборвать, ведь он самый учтивый джентльмен из всех, кого я встречала. Мне только один раз довелось увидеть его по-настоящему грубым – когда я застала его с любовницей.

– Ужасно! – поежилась Поппи. – У Флетча наверняка уже тоже есть любовница, но всякий раз, когда я думаю об этом, меня просто тошнит от отвращения.

– Меня тогда тоже тошнило – в карете, по пути домой. И даже сейчас, когда вспоминаю, как свешивались со стола волосы его любовницы, у меня комок подкатывает к горлу.

– Ты, конечно, сразу уехала в Париж?

– Нет, я жаждала объяснений, извинений, обещаний, словом, всего, что бывает в таких случаях. Но Бомон при всех его недостатках кристально честен. Разумеется, он пообещал мне бросить любовницу, извинился за сцену, невольной свидетельницей которой мне пришлось стать, но когда я спросила, любит ли он ту женщину, мисс Сару Коббетт, герцог замялся и отказался отвечать. Я поняла, что он ее любит, и потом он все-таки в этом признался.

– И он действительно ее любил? Мама говорит, что мужчины заводят любовниц исключительно ради удовлетворения своих потребностей.

– К суждениям твоей уважаемой родительницы следует относиться с некоторой долей скептицизма, – заметила Джемма. – Сара быта очень хороша собой. К моменту нашей свадьбы с Бомоном их роман, если это подходящее слово, продолжался уже три года. Сейчас Элайджа уверяет меня, что между ними все кончено, но мне неизвестно, как произошел их разрыв. Знаю только, что он любил ее гораздо сильнее, чем меня, и, наверное, не без основания, если вспомнить наши не слишком страстные интимные отношения и мою глупую болтовню в постели.

– Мы с тобой товарищи по несчастью, – взволнованно предположила Поппи.

– Не совсем так, – возразила Джемма. – Ты всего лишь видела, как Флетчер с кем-то флиртовал, а мой муж, покинув супружескую постель после близости со мной, у себя в кабинете занимался любовью с мисс Коббетт. Между нами огромная разница, дорогая.

– Она не так уж велика, – не согласилась юная герцогиня. – Если бы Луиза не оказалась моей подругой, то скорее всего Флетч бы сейчас уже занимался с ней любовью на каком-нибудь столе. Кстати, это что, любимое место наших джентльменов для подобных занятий?

– Отнюдь нет, дорогая, – усмехнулась хозяйка дома и добавила: – Мы не должны предаваться унынию, хотя многие браки действительно распадаются по тем или иным причинам. Представь себе, целых три года я тщетно ждала в Париже, что Бомон одумается и приедет за мной. К тому времени, когда он наконец снизошел до меня, я тоже нашла для себя способ развлечься, хоть для этого и не потребовался стол.

– Понимаю, – кивнула Поппи, – ты считаешь, что в следующий раз Флетч заедет ко мне через три года?

Джемма наклонилась и молча пожала ей руку.

– Он не придет, да? – воскликнула Поппи. Она испытала даже некоторое облегчение оттого, что может произнести это вслух.

– Трудно сказать, – уклонилась от прямого ответа Джемма. – Я не уверена, что наши истории настолько схожи. Но мне кажется, Флетчер удивлен тем, что до сих пор не встретил тебя на одном из светских вечеров.

– Как, он посещает вечера? – изумилась Поппи.

Джемма перевернула страницу газеты и показала ей колонку под названием «Заметки о светской жизни». Прочтя место, на которое указывал пальчик герцогини, Поппи совершенно пала духом. В заметке говорилось:

«Герцог Ф. появился вчера вечером на балу в доме дю Морье без своей супруги. Пикантность этого факта заключается в том, что, по слухам, герцогиня неожиданно направилась в Венецию. Равнодушный к всплеску интереса к своей особе герцог Ф. провел большую часть времени за беседой со сторонниками премьер-министра Питта, которые были очень обрадованы присоединением к их рядам этого юного законодателя моды».

– Как, должно быть, Флетчу претит, когда его так называет! – вздохнула Поппи. – А я, значит, уехала в Венецию?

– Газетчики вечно пишут всякие глупости о таких вещах, – сказала герцогиня Бомон. – Когда они чего-то не знают, то просто выдумывают.

– Пожалуй, мне следует посетить кружок кройки и шитья у леди Клеланд, – немного подумав, решила Поппи.

– Только без меня, дорогая, – воспротивилась Джемма.

– Почему?

– Кройка и шитье – это так скучно.

– Но благотворительность – наш долг, мы обязаны заботиться о бедных и поддерживать нуждающихся в помощи.

– Боюсь, у меня это плохо получается. Предпочитаю просто делиться деньгами, принадлежащими Бомону, конечно. Уверяю тебя, это даже лучше – бедняки возьмут щедрое пожертвование звонкой монетой гораздо охотнее, нежели криво сшитую простыню – единственное, на что хватит моего таланта швеи.

– Кстати, насчет монеты… – спохватилась Поппи. – Как мне быть с деньгами?

– Что ты имеешь в виду? Флетчер, несомненно, очень богат, во всяком случае, я ничего не слышала об обратном.

– Но у меня нет ни гроша.

– Разве ты не договорилась с мужем о деньгах на твое содержание?

Поппи отрицательно покачала головой.

– Флетч предлагал, – сказала она, – но мама велела мне просто посылать ему все мои счета, чтобы он сам решал финансовые вопросы. Она дала мне множество советов, как я должна себя вести, если он сочтет счета чрезмерными. Но Флетч ни разу не сказал мне по этому поводу ни слова, даже когда я в течение месяца купила себе две безумно дорогие шляпки.

– Почему леди Флора считает, что тебе не нужно денежное содержание?

– Не знаю, – покривила было душой Поппи, но тут же призналась: – Мама думает, я недостаточно умна, чтобы мудро распоряжаться деньгами. Поверьте, она вовсе не хочет меня обидеть, но в ее понимании только очень немногие женщины обладают этим даром.

– Леди Флора говорит так о тебе, натуралистке, погруженной в изучение воды, воздуха и птиц? Не хочешь ли ты сказать, что за все четыре года своего замужества ты не купила ни одной вещи без оглядки на мнение Флетчера?

– Да.

– А до замужества все решала твоя мать?

– Конечно, – призналась Поппи, только теперь осознавая, как глупо она себя вела. – Знаешь, милая Джемма, после Рождества, которое я надеюсь провести с тобой, я хотела бы подыскать себе жилье. И еще я собираюсь вволю попутешествовать.

Джемма удивленно подняла бровь.

– Позволь, я, кажется, знаю, куда ты хочешь отправиться. На дикие равнины Африки? – спросила она.

– Да, именно, – усмехнулась юная герцогиня. – Для начала подумываю о путешествии по Нилу.

– О, для того, чтобы такое путешествие было достаточно приятным и безопасным, нужно прямо-таки купаться в деньгах, – рассудила собеседница. – Кажется, твой супруг хранит свои капиталы в банке «Хоарз»? Что тебе сейчас нужно, дорогая, – предложила Джемма, – так это снять с его счета побольше денег и потратить их по своему усмотрению, не думая о том, две шляпки ты покупаешь или сорок. А потом мы пошлем твоему супругу письмо с просьбой переводить деньги на твое содержание на твой личный счет в банке «Хоарз». Поверь, это облегчит жизнь вам обоим. Ты сможешь зажить своим домом, путешествовать, сколько душе угодно, и Флетчеру не придется беспокоиться о твоих проблемах.

Воплощение ее плана в жизнь оказалось на удивление простым делом.

При виде улыбающихся, очень уверенных в себе герцогинь Бомон и Флетчер клерк банка «Хоарз» мистер Пезнер выдал огромную сумму, затребованную ими, без единого вопроса.

– А что я мог сделать? – чуть позже объяснял он управляющему мистеру Фиддлеру. – Это была герцогиня Флетчер собственной персоной, и деньги были ее.

Мистер Фиддлер сочувственно покачал головой – объяснение хоть и не совсем грамматически правильное, зато абсолютно ясное.

– С ней пришла герцогиня Бомон, – продолжал мистер Пезнер. – Похоже, эти дамы – подруги, их водой не разольешь. А потом она говорит, герцогиня Флетчер то есть, что хочет у нас открыть счет, чтобы муж переводил туда деньги на ее содержание.

– Мир катится в преисподнюю, – заключил мистер Фиддлер. – Мужчины больше не в силах держать в узде свои половины. Если герцоги не в состоянии совладать с женами, то что уж говорить о нас, простых смертных?

Мистер Пезнер промолчал, подумав, что лучше выпить яду, чем жениться на такой особе, как миссис Фиддлер, и оба вернулись к своему занятию – подшиванию квитанций за прошлый месяц.

В это время сидевшая в карете Поппи, не веря своим глазам, смотрела на толстую пачку банкнот, которую сжимала в руке.

– Джемма, Флетчер будет вне себя от злости, – наконец проговорила она.

– Вот как? – ответила ее подруга, припудривая носик. – Тогда давай завтра утром снимем с его счета еще денег!

Поппи задумалась.

– Почему ты считаешь, что он разозлится? Он не похож на скупца.

– Он вовсе не скуп, – отмела сомнения подруги юная герцогиня.

– Скорее всего он даже не заметит пропажи.

В этом Поппи сомневалась. Но что она знала о своем муже? Почти ничего… Удивительно, как поздно к ней пришло прозрение.

– А теперь давай приобретем для тебя что-нибудь, что тебе всегда хотелось, но ты не решалась купить, – предложила Джемма.

Глава 21

В тот же день,

1 сентября

Герцог Вильерс развернул красивый, с тиснением, листок почтовой бумаги, бегло просмотрел его до середины, и листок выпал из его ослабевшей руки – герцог страдал от ужасного упадка сил, вызванного болезнью. В таком состоянии ему было нелегко читать длинный перечень светских сплетен, присланный одним из друзей. В письме упоминалось и о том, что герцог Бомон позволил себе флирт с мисс Шарлоттой Татлок – их замечали оживленно беседующими на каждом приеме, суаре и балу.

Он, должно быть, сошел с ума, подумал Вильерс. Флиртовать с этим «синим чулком», Шарлоттой Татлок, когда есть возможность проводить время с Джеммой! Однако дыма без огня не бывает – Элайджа и правда проговорил с этой Татлок почти весь столь памятный Вильерсу прием в доме Бомонов, последний, который герцог посетил до болезни.

К своему стыду, Вильерс почувствовал, что у него не хватит сил даже на то, чтобы дочитать письмо до конца.

Под рукой у него была шахматная доска, на которой верный Финчли по просьбе хозяина расставил фигуры для одной из партий, описанных Филидором в его «Анализе шахматной игры». Но герцог не мог заставить себя думать о шахматах.

Его взгляд блуждал по комнате, по его полупустой, скучной комнате. Два года назад он распорядился отделать ее в любимых светло-серых тонах – такой оттенок приобретает небо поздней осенью, когда не за горами зима. Вильерсу по-прежнему нравился этот цвет, но серые стены делали одиночество герцога еще ужаснее, еще безысходнее…

Он даже стал жалеть о потере невесты, оставившей его ради брата Джеммы, хотя вначале ее измена оставила герцога совершенно равнодушным.

– Не изволите ли откушать перлового супа, ваша светлость? – спросил камердинер Финчли, бесшумно, словно ангел смерти, возникший в дверном проеме.

– Нет, – ответил больной, потом добавил: – Спасибо, Финчли.

– Сегодня утром у нас было несколько посетителей, – радостно улыбаясь, объявил камердинер. – Не желаете ли взглянуть?

Взяв из рук лакея поднос для почты, он с гордостью, словно счастливая мамаша младенца, продемонстрировал хозяину небольшую кучку визитных карточек с именами аристократов, светских знакомых и просто любопытствующих, заезжавших засвидетельствовать свое почтение больному.

– Нет, спасибо, – пробормотал Вильерс.

Что проку в этих визитерах? Как тяжело на душе…

– Полагаю, – проговорил герцог, когда Финчли уже собрался уходить, – что у меня не были с визитом ни герцогиня Бомон, ни герцогиня Берроу?

– Среди посетителей не было дам, ваша светлость, – с поклоном ответил камердинер. Он произнес эту фразу терпеливо, очевидно, думая, что хозяин забыл правила светского этикета. Но Вильерс все помнил – разумеется, дамы не могли его посетить.

Хотя в глубине души он надеялся, что Джемма, возможно, решится приехать – ведь она говорила, что они друзья. Хотя, видимо, их дружба не настолько сильна…

– А мой поверенный в делах приходил?

– Приходил. Разве вы не помните, что составили завещание?

– Разумеется, помню, – процедил герцог сквозь зубы. Конечно, это была ложь. Потом, пожалев неловко переминавшегося с ноги на ногу камердинера, он добавил: – Вы свободны, Финчли.

Тот исчез. Вильерс уставился на свои исхудавшие пальцы – они стали очень тонкими, почти прозрачными… Безусловно, Джемма не могла его навестить – это было бы равнозначно публичному признанию, что у них роман, причем, что хуже всего, это было бы неправдой. Как глупо он поступил когда-то, проигнорировав то, что могло стать приглашением к их роману…

– Дурак, дурак, – прошептал он едва слышно. Лихорадка снова брала свое – у герцога начала кружиться голова. По утрам она оставляла его в покое, но сейчас, когда день клонился к вечеру, он опять чувствовал ее приближение: его словно подхватило каким-то мощным течением и начало засасывать в темную бархатную глубь.

«Я действительно могу умереть, – в первый раз подумал Вильерс. – И что за дурацкий способ отправиться на тот свет – умереть от раны, полученной на дуэли из-за невесты, которую не любишь! Расплатиться жизнью за необдуманное слово, за один укол шпагой!»

Однако много ли он теряет? Есть ли что вспомнить? Только несбывшиеся надежды и потеря друзей… Бенджамин мертв, Элайджа… Элайджа женат на Джемме… Но как разболелась голова… И все же есть кое-что, что он должен помнить, есть одна вещь, которую он обязан успеть сделать.

Свет перед глазами начал постепенно меркнуть, но герцог нашел в себе силы позвать:

– Финчли!

Камердинер тотчас явился.

– У меня опять начинается жар, – сказал он своим надтреснутым от слабости голосом. – Принесите воды, а также перо, чернила и бумагу – мне надо написать записку. Побыстрей, пожалуйста, пока не начался бред.

Но к тому времени как камердинер вернулся, герцог уже не мог вспомнить, что же он хотел написать.

– Та женщина, – с трудом произнес он. – Адресуйте это ей…

– Какая женщина? – терпеливо спросил Финчли, усаживаясь на стул возле кровати.

Вильерс широко раскрыл глаза: тощая фигура его камердинера закачалась, удлинилась, у него выросли рога… Веки герцога отяжелели и опустились.

– Мы все были друзьями, конечно, – пробормотал он. – Как ее зовут? Шарлотта, наверное. Да, Шарлотта. Так и напишите – поздравление от его светлости, герцога Вильерса…

Он замолчал, забыв, что именно хотел написать и что вообще собирался что-то писать, – вокруг него плескался невесть откуда взявшийся пруд с приятно согревавшей тело водой, и герцог поплыл, чувствуя себя легко и свободно. Вдруг до него донесся приглушенный, размытый, но настойчивый голос Финчли:

– Ваша светлость, скажите мне ее фамилию!

– Чью?

– Шарлотты. Той женщины, которой вы хотите отправить письмо.

– Я хочу отправить письмо? – удивленно переспросил Вильерс, чувствуя, что вопрос звучит нелепо. – Шарлотте? Вы имеете в виду Шарлотту Татлок, довольно странную особу, старую деву?

Утомленный тирадой, он обессиленно откинулся на подушки. «Что еще за письмо, черт возьми?»

– Нет, нет, не письмо, я хотел сказать… сообщите ей… – с трудом ворочая языком, проговорил он и умолк – у его ног снова разверзлась теплая, зовущая глубь пруда, где наверняка обитали прекрасные светлоглазые русалки с зелеными чешуйчатыми хвостами, готовые раскрыть ему свои объятия, окружить заботой… – Попросите ее навестить меня, Финчли, – прохрипел Вильерс.

До него донесся скрип пера по бумаге, который тотчас отозвался в его мозгу болезненной пульсацией.

– Теперь уходите, – собрав последние силы, приказал он. – Отправьте записку с посыльным.

Когда за Финчли затворилась дверь, герцог с облегчением закрыл глаза и нырнул в пруд. К его разочарованию, там не оказалось ласковых светлоглазых русалок, только мелькали какие-то тени и было ужасно жарко, словно внизу клокотало огненное жерло подводного вулкана.

Вильерс набрал в легкие воздуха и погрузился в раскаленную бездну – до следующего рассвета.

Глава 22

Лавка редкостей Груднера располагалась далеко от проезжей части, в самой глубине квартала. «Редкости», в изобилии выставленные в ее остроконечных готических окнах-витринах, по виду больше всего напоминали принесенный с ближайшей свалки хлам.

Сгорая от нетерпения, Поппи торопливо выскочила из экипажа – ей уже много лет хотелось побывать в таинственной лавке, но ее мать, леди Флора, всегда была категорически против. Уайтфрайерз, район, где разместился со своим товаром Груднер, относился к «свободным территориям», которые почтенная леди Селби называла не иначе, как «беззаконными». По мнению же Поппи, улица, открывшаяся ее взору, ничуть не отличалась от остальных – закопченных и заполненных толпами горожан – и совершенно не походила на сердце бандитской вольницы.

Джемма последовала за подругой гораздо медленнее, стараясь не задеть краем кринолина забрызганную грязью дверцу кареты.

– Похоже, мистер Груднер с подозрением относится к мылу и воде, – пробормотала она, оглядев запыленную витрину.

– Ты только посмотри на это, дорогая! – воскликнула Поппи, указывая на одну из выставленных за стеклом вещий.

Герцогиня Бомон наклонилась, чтобы рассмотреть ее сквозь слой пыли.

– Старая перчатка для верховой езды? – удивилась она. – Что в ней особенного? Уж не летает ли она, как птица?

– Она принадлежала самому Генриху Восьмому! Видишь – это написано на табличке.

– А где доказательства, что это правда? – хмыкнула Джемма. – Мы с тобой тоже можем взять какую-нибудь старую перчатку и написать на табличке, что она принадлежала хоть самому царю Соломону – поди проверь!

Лавка оказалась довольно тесным помещением со стенами, покрашенными в приятный темно-красный цвет. Это было настоящее царство стекла – всюду банки со стеклянными крышками, стеклянные полки, и даже подставки для особо ценных экземпляров тоже были сделаны из стекла.

– Вы оказали мне великую честь, миледи, – выступил навстречу посетительницам высокий человек с буйной копной седых волос, из-за которой голова его казалась слишком большой для тощего тела. – Мое имя – Людвиг Груднер. Позвольте предложить вашему вниманию какую-нибудь вещицу, к примеру, перчатку Генриха Восьмого, которой вы изволили любоваться.

– Нет, спасибо, – улыбнулась Поппи. – Меня больше интересуют природные редкости. Если не возражаете, мы хотели бы взглянуть на них.

– У меня есть африканская птица ланао – размах крыла десять футов, чучело прекрасной работы. Я держу его в другом месте, но смогу доставить его к вам уже завтра утром.

– Нет, чучел не надо, только редкости в полном смысле этого слова, – объяснила Поппи. – Мне хочется создать свой собственный кабинет диковинок. Я видела ваше объявление о продаже рога неизвестного животного.

– Замечательный экземпляр, – сказал мистер Груднер, – настоящее чудо. Увы, я уже продал его за триста фунтов.

– Целых триста фунтов! – не удержалась от восклицания Джемма. – Невероятно!

– Но второго такого нет, – возразил хозяин лавки. – Он стоит гораздо больше, уверяю вас, и я отдал его всего за триста фунтов только из уважения к лорду Стрейнджу, одному из лучших моих покупателей.

– Лорду Стрейнджу? – изумилась Джемма.

– О, он великий натуралист! – восхищенно заметил мистер Груднер. – Кроме того, что немаловажно, он может себе позволить столь дорогостоящее увлечение. У него одна из лучших коллекций редкостей в Англии, и большая ее часть приобретена в этом самом магазине у вашего покорного слуги.

– Ах, как жаль, что мне не удалось увидеть рог до того, как вы его продали, – огорчилась Поппи.

– Мой магазин просто ломится от изумительных вещей, – поспешил успокоить ее хозяин. – В наше время каждая дама должна иметь свое собрание всевозможных диковин. Позвольте мне показать вам еще что-нибудь, например, конечность русалки.

Оставив подругу, с интересом осматривавшую жутковатые экспонаты из коллекции мистера Груднера, Джемма принялась прохаживаться вдоль полок в поисках чего-нибудь более приятного для глаз. Очень скоро она обнаружила небольшую картину, целиком сделанную из перьев, и попыталась определить, что на ней изображено – обезьяна, взбирающаяся человеку на спину, человек, поднимающийся по лестнице, или корова под деревом. Когда это наскучило, она продолжила осмотр, и неожиданно ее взгляд упал на одинокую шахматную фигуру, водружению на невысокую подставку.

Белая королева в виде женщины, мастерски вырезанная из слоновой кости, с царственным высокомерием взирала со своего возвышения на разложенный вокруг хлам. Ее голову венчала огромная корона в форме полой ажурной сферы весьма искусной работы. Присмотревшись, Джемма увидела внутри еще одну такую же сферу, поменьше, а в той – еще одну.

– Великолепно, правда? – заметил мистер Груднер, заглядывая посетительнице через плечо. – К сожалению, у меня только одна такая фигура. Остальные принадлежат лорду Стрейнджу, и я до сих пор не смог убедить его с ними расстаться.

– А почему же, скажите на милость, он расстался с королевой?

– Не могу сказать с уверенностью.

– Комплект шахматных фигур без королевы совершенно бесполезен. С какой стати лорду Стрейнджу отдавать ее вам?

– Он мне ее продал, представляете? – хохотнул мистер Груднер. – Один из первейших богачей Англии, а наживается на торговле подобными безделушками.

– Но почему он вам ее продал?

– Полагаю, решил покончить с игрой в шахматы. Как бы то ни было, уверяю вас, что фигурка очень хороша и сама по себе. Внутри короны целых пять сфер, располагающихся одна в другой, в последней же находится самый крошечный шарик из слоновой кости, какой я когда-либо видел.

– Джемма, иди скорей сюда, – позвала подругу Поппи. – Ты должна на это взглянуть!

Герцогиня Бомон подошла к ней с шахматной фигурой в руке – непонятно почему ей хотелось смотреть и смотреть в восхитительное маленькое личико королевы, взиравшей вокруг с высокомерным безразличием, не поколебленным даже потерей короля и всего двора.

– Посмотри, какую я нашла чудесную статуэтку мальчика с бабочкой! – радостно воскликнула герцогиня Флетчер, протягивая подруге свою находку.

– Копия древнегреческой статуи, – тотчас прокомментировал хозяин лавки, – и очень хорошая копия, если вам угодно знать мое мнение.

– Обратите внимание на бабочку, – не унималась Поппи.

Джемма так и сделала, но ее больше заинтересовала не бабочка, а обнаженная фигурка юноши, стоявшего на коленях перед насекомым.

– Кто здесь изображен? – спросила герцогиня Бомон у владельца.

– Эрос, он же Купидон, со своей возлюбленной Психеей. «Психея» значит по-гречески «бабочка».

– А что это? – спросила Джемма, глядя на странный камень в руке подруги.

– Жеода,[11] – радостно сообщила Поппи, возвращая Эроса на полку. – Ее можно открыть. Вот так.

Одним движением она разъяла камень на две половинки, и взгляду Джеммы предстала полость, усыпанная блестящими аметистами.

– Он похож на маленькую пещеру, правда? – восхитилась Поппи. – На волшебный грот!

– Я не мог бы выразиться лучше, – поспешил высказаться мистер Груднер, хотя выражение его лица свидетельствовало, что о волшебных гротах он не имел ни малейшего понятия, зато отлично осознавал, сколько прибыли сулило ему вовремя вставленное слово.

– Я нашла еще кое-что, – не обращая на него внимания, добавила юная герцогиня и показала небольшую фруктовую косточку, видимо, абрикосовую. Одного осторожного нажатия было достаточно, чтобы косточка раскрылась, и Джемма увидела множество тонюсеньких маленьких ложечек, в беспорядке наполнявших пустую сердцевину.

– Мило, – сказала она. Ей вспомнился миниатюрный игрушечный сервиз, который она в детстве ставила на игрушечный стол для своих давно забытых кукол.

– Целых двадцать четыре ложечки внутри вишневой косточки, представляете? – восторженно сообщила Поппи.

– Самые маленькие ложечки в мире, – вставил хозяин.

– Это не вишневая косточка, а скорее абрикосовая или персиковая, – возразила Джемма.

– Нет, ваша милость, вишневая, – заупрямился мистер Груднер.

Герцогиня Бомон огорченно вздохнула – ясно, что Поппи очень скоро растратит все деньги, снятые со счета мужа. Но с другой стороны, почему бы и нет, если ей это по душе? Не в традициях семьи Рив предостерегать других от ошибок. В таком случае вишни ли, персики – какая разница?

Но подруга удивила Джемму. С очаровательной улыбкой она принялась о чем-то беседовать с мистером Груднером, и через несколько минут тот принес для нее стул, предварительно стерев с него пыль, и даже любезно предложил чаю. К тому моменту, когда Поппи уселась и, стянув перчатки, выпила предложенного чаю, Джемма уже ясно видела, к чему ее подруга ведет дело. Минут через сорок дамы покинули магазинчик, оставив обескураженного хозяина размышлять, почему он практически даром отдал молоденькой герцогине «вишневую» косточку. Потому что ее светлость… само очарование! – решил мистер Груднер, не сразу подобрав подходящее слово.

– Хуже всего, что мне пришлось заплатить полную цену за свою шахматную королеву, – усмехнулась Джемма, когда они с Поппи уселись в карету, – в то время как ты отдала за свои безделушки меньше половины той суммы, которую запросил мистер Груднер. Это несправедливо!

Улыбнувшись, Поппи заметила с видом нераскаявшейся грешницы:

– Мама считает, что леди не пристало торговаться.

– Как тогда назвать неравноценный обмен, который только что произошел? Бедняга запросил с вас за косточку пятьдесят фунтов, а вы заплатили, кажется, всего четыре?

Герцогиня Флетчер довольно ухмыльнулась:

– Я называю это…

– Определим ваше поведение как «неповиновение», – сухо перебила ее Джемма. – Похоже, вместе с мужем вы бросили и свою маман.

– Именно так, – согласилась Поппи, откидываясь на подушки и открывая мешочек со своим только что приобретенным сокровищем.

– Да ты настоящая бунтарка. – Голос Джеммы был по-прежнему сух.

– Мистер Груднер сказал, что твоя шахматная фигура раньше принадлежала лорду Стрейнджу, это правда? – спросила Поппи. – Ах, как бы я хотела посмотреть его коллекцию!

– Это скандально известная личность, дорогая, – возразила Джемма. – Даже я с моей репутацией не могу себе позволить визит в Фонтхилл, имение лорда Стрейнджа. Как ты думаешь, почему он продал не весь комплект шахматных фигур, а только белую королеву? Странное, какое-то бездушное решение.

– Почему ты не можешь поехать в Фонтхилл? Я намереваюсь это сделать.

– Репутация, которой пользуется лорд Стрейндж, в десять раз хуже моей. Его отвергли даже самые терпимые члены общества, в чьих глазах я – просто ангел.

Поппи наклонилась вперед.

– Я хочу осмотреть его коллекцию, – упрямо повторила она. – И еще – пойти в музей Ашмола[12] и в Королевское общество. Мама никогда не позволяла мне посещать его заседания, хотя туда регулярно пускают дам.

Изумленная Джемма по-новому взглянула на свою юную спутницу. Лицо Поппи было, как всегда, прелестно, но теперь от внимательного взгляда герцогини Бомон не укрылись ни твердая линия подбородка, ни решительный огонек очаровательных глаз.

– Мисс Татлок – секретарь женского отделения Королевского общества, – заметила она.

– Та самая молодая женщина, которая флиртует с твоим мужем?

– Мысленно я называю ее «мисс Синий Чулок».

– Как бы я хотела придумать какое-нибудь хлесткое прозвище для Луизы, – улыбнулась Поппи. – Но для этого я ее слишком люблю.

– У нас с мисс Татлок совсем другой случай. Я ее терпеть не могу, хотя признаю, что это абсолютно несправедливо по отношению к ней. Насколько мне известно, бедняжка влюблена в Бомона платонически, а он из страха за свою драгоценную репутацию никогда не решится ни на что более интимное, чем простая беседа.

– Тогда нужно направить внимание мисс Татлок в другом направлении, – уверенно предложила Поппи. – На этот случай я знаю одного замечательного молодого ученого, доктора Лаудена.

– Но она не может стать женой простого ученого из Оксфорда, каким бы замечательным и умным он ни был, – возразила Джемма. – Мисс Татлок попала в ловушку наших светских устоев, поскольку она из этих, ну, ты знаешь, – бедных, но гордых пэров.

– Доктор Джордж Лауден тоже не последний человек – у него тоже есть титул «достопочтенный». К тому же в будущем он может стать следующим виконтом Хоувиттом.

– Тогда твоя идея великолепна, дорогая, – похвалила Джемма.

– Решено – я пойду на следующее заседание Королевского общества, на котором разрешено присутствие дам, и представлю мисс Татлок доктору Лаудену.

– Но как ты сама познакомилась с этим ученым, Поппи?

К удивлению герцогини Бомон, ее собеседница слегка покраснела.

– Я написала ему письмо, – призналась она. – Понимаешь, он опубликовал научную статью о трехпалых ленивцах в журнале «Труды Королевского общества». Некоторые его наблюдения показались мне очень интересными, но я обнаружила, что он оставил без внимания один важный аспект, связанный с когтем на тыльной стороне лапы, о котором писал доктор Хемблтон в своей более ранней статье.

– Ты написала ему письмо? О трехпалых ленивцах? – не поверила своим ушам Джемма. Она ожидала чего угодно, но такого…

Поппи кивнула.

– Так, тайная переписка с замечательным молодым человеком, – ухмыльнулась Джемма, откидываясь на спинку сиденья, – Ты, кажется, так его отрекомендовала?

– Но я писала доктору только как ученому… – принялась было оправдываться еще больше смутившаяся любительница природы.

– Ну разумеется, – фыркнула герцогиня Бомон, – как же иначе? Только как ученому. Он тебе ответил?

– Ты все неправильно поняла…

– Так он ответил? И сколько же писем ты ему послала, мисс Безупречная Репутация?

– Неужели ты всерьез полагаешь, что он мог подумать… – переменившись в лице, пробормотала Поппи.

– Кто знает, что он мог подумать? Для меня ход мыслей мужчины – тайна за семью печатями. Будем считать, что ты общаешься, правда, только в письмах, с одним из величайших ученых мира.

– Доктора Лаудена вряд ли можно назвать великим ученым, – покачала головой Поппи. – Он прекрасный знаток трехпалых ленивцев, но в статьях о своих исследованиях делает много ошибок. И я подозреваю, что он сентиментален и хранит все письма и записки. – Видя, что Джемма продолжает посмеиваться, она поспешила добавить: – Поверь, я и не думала переписываться с ним тайно.

– Вот как? Ты показала письма Флетчеру?

– Он только отмахнулся, ведь его совершенно не интересуют ленивцы.

– Ничего удивительного, твой муж совсем не похож на знатока двупалых ленивцев.

– Трехпалых ленивцев, дорогая Джемма, трехпалых, – поправила подругу Поппи. – Уверена, ты бы ими заинтересовалась, потому что доктор Лауден умеет увлекать.

– Сомневаюсь.

– А вот у меня так устроена голова, что я не могу забыть даже крошечной детали из того, что меня увлекло.

– А я вечно все забываю, – посетовала Джемма.

– Все, кроме сыгранных тобой шахматных партий, не правда ли? Моя память работает так же, когда речь идет о статьях, посвященных ленивцам, мартышкам или еще чему-то в том же роде. Ах, она доставляет мне ужасные неудобства.

– Почему?

– Потому что из-за этого свойства я веду себя неподобающим образом, – ответила Поппи, огорченно сморщив хорошенький носик. – Но я ничего не могу с собой поделать. Как увижу книгу или статью об интересующем меня предмете, меня охватывает прямо-таки необоримое желание ее прочесть. Мама ненавидит мое увлечение.

– Откровенно говоря, оно престранное, – сказала Джемма. – Не хочу тебя обидеть, но такой интерес к ленивцам, не важно, трехпалые они или двупалые, действительно весьма необычен для светской дамы. Ты сама должна это понимать.

– Потому-то я и держу его в секрете, и ты обещай никому не рассказывать.

– Удивительно, почему твой оксфордский умник не обнял тебя и не прижал к груди вместе со всем твоим изощренным интеллектом?

Поппи бросила на герцогиню Бомон обескураженный взгляд.

– Понимаешь, выяснилось, что ученые очень не любят, когда им напоминают о каких-то упущенных деталях, – начала она торопливо объяснять. – Но я считаю, что точность – непременное условие научных исследований! Ты бы поразилась, дорогая, узнав, сколь небрежны и непоследовательны бывают некоторые в подобной работе. Доктор Лауден, например, чрезвычайно неохотно отказывается от научной идеи даже в том случае, если все данные против нее.

– Мне трудно судить об этом, – призналась герцогиня Бомон. – Я еще не имела удовольствия беседовать ни с одним натуралистом, поскольку в Париже их было немного. Так ты думаешь, что достопочтенный Джордж Лауден заинтересуется мисс Синий Чулок?

– Не понимаю, почему ты так хочешь оградить своего супруга от ее общества? С одной стороны, по твоим же словам, он никогда не станет рисковать своей репутацией, а с другой, мисс Татлок – слишком хорошо воспитанная молодая леди, чтобы совершить неподобающий поступок. Мне кажется, твоя семейная жизнь вне опасности.

– Понимаешь, мне уже довелось увидеть Элайджу влюбленным в другую женщину, – ответила Джемма. – Я бросила все и бежала в Париж, потому что не могла этого вынести. Бомон никогда не понимал, что брак и репутация – не самое главное в жизни.

– И не он один, – задумчиво добавила Поппи. – Моя мама тоже этого не понимает.

Глава 23

2 сентября

Когда горничная подала Шарлотте конверт с герцогской печатью, бедная девушка так разволновалась, что схватила письмо, словно оно могло обжечь ей пальцы, и опрометью бросилась к себе наверх, подальше от глаз сестры Мей. Оказавшись в безопасности, мисс Татлок рассмотрела печать и, к своему великому разочарованию, обнаружила, что она принадлежала герцогу Вильерсу, а не Бомону. Ну разумеется, такой серьезный и респектабельный джентльмен, как Элайджа Бомон, ни за что бы ей не написал, никогда…

Отбросив горькие мысли, Шарлотта прочла письмо. Написанное явно рукой слуги, оно содержало в себе просьбу посетить герцога Вильерса. Но Вильерс холост – как она, Шарлотта Татлок, может отправиться с визитом в дом неженатого мужчины? Это немыслимо! И с какой стати он возомнил, что к ней можно обращаться с подобными просьбами? Да и зачем? Они едва знакомы – впервые увидели друг друга и обменялись парой ничего не значащих фраз на приеме у герцогини Бомон. И кто такой этот Бенджамин, который упомянут в письме?

«Проблема в том, что моя жизнь слишком скучна и безотрадна», – решила Шарлотта. Она давно уже распрощалась с мечтой о замужестве. Конечно, у нее «умное лицо», как любила повторять покойная мама, вдобавок она честна, добродетельна и целомудренна. Правда, ей еще не довелось доказать это на деле, но добродетель есть добродетель, даже если она не подверглась испытанию. Однако ни одно из неоспоримых достоинств Шарлотты не делало ее жизнь хоть чуточку интересней.

– Где письмо Бомона? – прервала ее размышления вошедшая в комнату Мей. – Дай мне его.

– Откуда ты знаешь про письмо?

– От горничной, конечно, – нетерпеливо ответила старшая сестра. – Будь уверена, мистер Маддл возьмет на себя труд сообщить его светлости, что, посылая тебе письма, он самым предосудительным образом бросает тень на твою репутацию.

– Мистер Маддл и близко не подойдет к герцогу! – воскликнула Шарлотта. Она представила себе, что может сказать герцогу этот косноязычный увалень, и пришла в ужас. – Ты не посмеешь просить его об этом!

– Еще как посмею! – ответила Мей, принимая суровый вид. – Мама бы не одобрила ваши с герцогом отношения. И заруби себе на носу, что никто в мире не печется о твоем счастье больше, чем мой будущий супруг мистер Маддл!

Шарлотта терпеть не могла благоговейную дрожь, с которой Мей произносила слово «супруг», и не только зависть к более удачливой сестре была тому причиной.

– Это письмо не от Бомона, – сказала она, желая прекратить бесполезный спор.

От неожиданности Мей ахнула и опустилась на стул.

– Бомон никогда мне не писал и не напишет, Мей. Я устала повторять: он и не думал со мной заигрывать.

– Зато ты не прочь пофлиртовать с ним, не так ли? – спросила Мей со свойственной сестрам проницательностью. – Иногда это даже более опасно для репутации женщины, Шарлотта!

Младшая сестра была слишком подавлена, чтобы ответить, и несколько минут они не говорили ни слова.

– От кого же тогда письмо, если не от Бомона? – наконец спросила Мей.

– От герцога Вильерса.

– Боже! Неужели предсмертная исповедь?

– Исповедь? А в чем ему исповедоваться?

– Откуда мне знать? – воскликнула Мей, в волнении сжимая пальцы. – Похоже, он уже покинул этот мир, и, может быть… – ее голос понизился до шепота, – это письмо мертвеца!

– Так Вильерс умер?

– Да, – кивнула Мей. – Сегодня утром об этом рассказывал разносчик угля, а он слышал от торговца рыбой с Гатрелл-стрит.

– Ужасно! – От испуга Шарлотта выронила письмо.

– Но что Вильерсу могло от тебя понадобиться? – проговорила Мей, поднимая упавший листок. – Я и не знала, что вы знакомы.

– Он посетил прием герцогини Бомон весной, где была и я, но мы с ним сказали друг другу не больше двух-трех фраз. Думаю, письмо просто отправили не по адресу.

– Ничего подобного, – возразила Мей, всегда отличавшаяся железной логикой. – Письмо адресовано тебе, это ясно написано и на конверте, и на листке.

Пробежав глазами послание, она добавила:

– Очень странно, но я, безусловно, догадываюсь, что Вильерс имел в виду. И ты тоже, Шарлотта, признайся.

– В чем?

– Ну как же! Разве ты не помнишь безумца Рива, с которым ты все эти годы танцевала на балах? Ты еще надеялась, что он попросит твоей руки, а Рив покинул страну, растеряв остатки разума, как мартовский заяц.

– Хватит насмехаться надо мной, Мей!

– Что было, то было, дорогая. Очевидно, что его светлость имел в виду Рива. Должно быть, они были друзьями, и герцог хотел сообщить об этом тебе на своем смертном одре.

– Но Рива зовут Барнаби, а не Бенджамин.

– Имена схожи, вот Вильерс и перепутал, – парировала Мей. – Все ясно!

– Теперь, когда герцога нет в живых, это уже не имеет значения.

– Дорогая, ты должна отправить в его дом свою визитную карточку. Герцог думал о тебе, Шарлотта, практически на пороге смерти, и тебе следует отдать ему последний долг.

– Я никогда не понимала, в чем смысл этого обычая, – с досадой заметила Шарлотта. – Скажи на милость, что проку мертвецу от моей визитной карточки? Когда кто-то умирает, возле его дома тут же выстраивается вереница экипажей и на подносе для почты вырастает кучка картонных квадратиков, но разве покойник поднимется из гроба, чтобы посмотреть, кто приехал к нему с последним визитом?

– Ты необычайно странная девушка, – констатировала Мей, которая произносила эту фразу по десять раз на дню. – Единственное, что я могу сделать, так это возблагодарить Бога за то, что не Бомон вспомнил о тебе на смертном одре. Ты бы, наверное, не пережила такого счастья.

– Сколько же раз тебе повторять, Мей… – процедила сквозь зубы Шарлотта.

– Да-да, помню, – спохватилась старшая сестра. – Но согласись, все это так странно! Ты уже потеряла надежду найти себе спутника жизни, ты – практически уже старая дева, – не обижайся, пожалуйста, ты сама признаешь, что это так. Ни ты, ни я никогда не вызывали ни малейшего интереса в великосветских кругах. И вдруг ты становишься объектом внимания сразу двух герцогов. Это очень, очень странно, не правда ли?

Шарлотта сложила письмо.

– Я завезу визитную карточку в дом Вильерса по дороге на рынок, – сказала она. – У одной из горничных опять распухла щека, и кухарка просила купить горчицы, чтобы приготовить для бедняжки припарку.

– Может быть, лучше послать Робертса? – предложила Мей. – Леди не пристало бродить по рынкам.

– Но я же старая дева, – не без раздражения напомнила Шарлотта сестре. – Моей репутации поездка на рынок не повредит. К тому же мне нужно подышать свежим воздухом, успокоиться, ведь не каждый день получаешь письма от только что умершего человека.

– Не представляю себе, что скажут люди! Надеюсь, они не подумают, что с Вильерсом у тебя столь же близкие отношения, как, по общему мнению, с Бомоном. – Мей рассмеялась – сама мысль о подобных предположениях показалась ей нелепой – и вышла.

Шарлотта не стала переодеваться – она была в простом, но чистеньком и аккуратном синем платье с треном, не очень модном, которое к тому же не особенно ей шло, но оно вполне годилось для поездки с визитной карточкой. Оглядывая свой скромный наряд, Шарлотта вспомнила роскошные изумительно расшитые одежды покойного герцога. Даже на приеме после роковой дуэли он был великолепен, хотя его несколько портила мертвенная бледность лица.

Как это печально, подумала Шарлотта, сожалея не только о покойном герцоге, но и о втором дуэлянте, графе Гриффине: теперь, когда его противник мертв, бедному графу придется бежать из страны.

Какая глупость эти дуэли, и какие болваны эти мужчины, раз они до сих пор дерутся на дуэлях! Шарлотта вздохнула и направилась в прихожую. Дворецкого поблизости не оказалось, поэтому Шарлотта послала за наемным экипажем лакея Робертса – у нее не было настроения дожидаться, пока заложат и подадут их древнюю проржавевшую карету, а потом тащиться в ней по улице, выставляя напоказ свою благородную бедность.

– Пиккадилли, пятнадцать, – назвала она адрес подъехавшему извозчику. Когда через непродолжительное время они прибыли к особняку Вильерса, Шарлотта вдруг поняла, что оказалась в довольно затруднительном положении, ведь с ней не было лакея, который бы отнес карточку в дом.

– Не могли бы вы отнести мою визитную карточку в этот ном? – обратилась она к извозчику.

Стянув шапку, тот послушно взял карточку и направился к дверям особняка. Шарлотта наблюдала в окошко, как он ковыляет по дорожке, придерживая на голове извозчичью шапку, которую норовил сдуть ветер. Конечно, это было не по правилам, потому что карточку должен доставлять лакей, но, в конце концов, какая разница? Вильерс-то мертв, а мертвецам все равно.

Дверь открылась, дворецкий герцога принял карточку, но, к удивлению Шарлотты, из дома тут же вышел лакей, который вместе с извозчиком подошел к экипажу.

– Вас нижайше просят зайти, – открыв дверцу, с поклоном сообщил он пассажирке.

– Боюсь, это какая-то ошибка, – ответила Шарлотта в крайнем смущении. Кто знает, что наболтал слугам герцога глупец извозчик? – Я приехала просто оставить визитную карточку, я ведь понимаю, что в столь трудное время посещения неуместны. У меня и в мыслях не было кого-либо беспокоить, поэтому я сейчас же еду домой.

– Ваше присутствие весьма желательно, мадам, – еще раз поклонился лакей.

Шарлотта не знала, что делать. Но разве есть что-то неподобающее в посещении дома холостяка, если тот только что скончался? Досужие языки вряд ли обвинят покойника в покушении на ее добродетель.

Решившись, она вышла из экипажа и быстрым шагом направилась в дом, ежась от не по сезону холодного, пронизывающего ветра. У дверей она с неудовольствием отметила, что обветренные щеки горели, а одежда пришла в беспорядок.

– Мы очень благодарны вам за визит, – с поклоном сказал ей дворецкий.

– Это не визит, – начала было объяснять Шарлотта, но прежде, чем сообразила, что происходит, заботливые руки уже сняли с ее плеч меховую пелерину и повлекли посетительницу вверх по лестнице. – Я не хочу видеть тело! – воскликнула девушка. Поскольку дворецкий никак на это не реагировал, Шарлотта решила, что он не слышит, и повторила: – Подождите, пожалуйста! Я не хочу это видеть!

– Вы хотите видеть? – не расслышав, удивленно воззрился на нее шедший чуть впереди дворецкий. – Что?

– В том-то и дело, что не хочу! – громко ответила Шарлотта.

– Что именно, миледи?

Шарлотта вздохнула – это было безнадежно – и продолжила путь. Дворецкий был явно глух, да еще на нем, похоже, сказалось волнение, связанное со смертью хозяина. Бедняга даже не подумал о подобающем случаю убранстве дома – венках, траурных лентах и так далее, что, безусловно, следовало как можно скорее исправить.

– Я не хочу видеть покойного герцога! – еще раз как можно громче повторила Шарлотта, когда они поднялись на самый верх. – Я пришла сюда с другой целью!

Дворецкий раскрыл от изумления рот, а из отворенной двери справа донесся приглушенный смех, и низкий голос произнес:

– Меня еще не выставили на всеобщее обозрение.

Голос, несомненно, принадлежал герцогу Вильерсу. Шарлотта в ужасе прижала ладонь к губам.

– Позвольте сообщить вам, мисс Татлок, – сказал вновь обретший невозмутимость дворецкий, – что сегодня у его милости приемный день.

– Нет, не может быть… – прошептала испуганная девушка и попятилась назад.

В тот момент, когда Шарлотта уже готова была броситься по лестнице вниз, из герцогской комнаты выскочил человек с встревоженным кроличьим лицом и схватил ее за локоть.

– Мисс Татлок, я вынужден настаивать на вашем присутствии, – горячо проговорил он. – Его светлость, будучи тяжело больным, выразил желание вас видеть.

– Но я его совсем не знаю, – возразила Шарлотта, понизив голос и поглядывая на дверной проем. – И приехала только потому, что поверила слухам о его кончине.

– Я еще жив, – послышался голос герцога. – И раз уж вы приехали, то могли бы зайти. Сейчас я как раз в здравом уме, слава Богу.

– Нет! – воспротивилась Шарлотта.

Но человек с кроличьим лицом наклонился к ней и прошептал:

– Пожалуйста, мисс Татлок, выполните его просьбу хотя бы из милосердия. Он целых две недели не желал никого видеть.

Почему бы и нет, подумала Шарлотта, раз бедный герцог уже при последнем издыхании? Помощь страждущим и умирающим, конечно, не ее стезя, но отказывать в подобной просьбе – грех.

– Я скажу вашему кучеру, чтобы он ждал за парком, – продолжал неизвестный, по-видимому, камердинер герцога. Похоже, он понимал, что, посещая одинокого мужчину, да еще в спальне, Шарлотта становится злостной нарушительницей светских приличий.

– Я приехала на извозчике, – уточнила Шарлотта. – Если вам нетрудно, просто отпустите его.

И она решительно прошла мимо камердинера в герцогскую спальню.

Глава 24

Флетч не мог заставить себя пойти домой. Возвращение под родную крышу давалось ему день ото дня все труднее и труднее – ведь там обосновалась его теща, леди Флора, которая практически не покидала насиженное место. Гостиную теперь всегда наполняли ее многочисленные светские приятельницы, ароматы их крепких духов и негромкий смех. Если герцог отваживался ужинать дома, то всякий раз поражался обилию непривычных блюд и прислуживавших за столом незнакомых слуг. У него даже сложилось впечатление, что большая часть старой прислуги уволилась. Дом теперь даже пах по-другому – благовониями.

– Все дело в ароматизированных свечах, – объяснил Куинс, когда Флетч спросил его об этом. – Леди Флора желает, чтобы каждая комната пахла по-своему.

Таким образом, в доме невозможно было нормально дышать – выходя из удушливой приторной атмосферы одной комнаты, Флетч сразу же оказывался во власти других ароматов, не менее удушливых и приторных.

Еще одним неприятным открытием стала поразительная осведомленность тещи о его делах и встречах. Однажды он отправился к премьер-министру Питту в «Судебные инны»,[13] а вечером того же дня леди Флора уже выступила с комментарием на тему политики премьер-министра в Индии. В другой раз Флетч совершил конную прогулку с Гиллом, и что же? Вечером леди Флора заявила, что Гилл уже староват для своих коротких штанишек.

– Он не носит никаких коротких штанишек! – оборвал ее Флетч, гадая, уж не сошла ли она с ума.

– Это всего лишь деликатный намек на то, что графу пора повзрослеть, – улыбнулась леди Селби. – Я слышала, что он, словно девица, пробует силы в живописи, пишет портреты. Простите мою неделикатность, но создается впечатление, что у него даже нет женщины.

Флетчер не желал прощать неделикатность тещи, хотя, разумеется, не мог об этом сказать. По правде говоря, он был бы рад совсем не видеть леди Флору – ни за завтраком, ни за обедом, ни за ужином. А как надоела ему привычка тещи с самым озабоченным видом поджидать его по вечерам! Причем, как заметил герцог, лицо почтенной леди всегда выражало именно озабоченность, и никогда – любопытство, наверное, потому что леди Флора отлично знала, где он был и что делал.

Иногда она мимоходом говорила Флетчу, куда направляется и какие изменения внесены по ее инициативе в убранство той или другой комнаты.

– А вы посоветовались с Поппи? – спросил он однажды, когда леди Флора сообщила, что собралась менять портьеры в маленькой гостиной в восточной части дома на более яркие.

– Поппи? – переспросила почтенная дама с таким испугом, как будто Флетч упомянул самого короля Георга. – Разумеется, нет.

И она удалилась с таким видом, словно ей только что явился призрак дочери.

Неудивительно, что ее поведение казалось герцогу очень странным.

Сам он не видел жены уже несколько месяцев. Занятый самоутверждением в качестве члена палаты лордов, он не искал с ней встреч специально, но бывал на каждом достойном внимания вечере, на каждом приеме, где должна была быть и Поппи, однако они ни разу не встретилась. Похоже, она по-прежнему жила у Джеммы… А может быть, и нет. В общем, Флетчер ничего точно не знал – слухи о ней до него не доходили.

Лишь однажды он получил осторожное письмо от своего банкира, извещавшее об открытии в банке отдельного счета ее светлости. Разумеется, Флетч тотчас распорядился перевести на этот счет кругленькую сумму, полагая, что таков долг каждого джентльмена, покинутого женой. Вообще-то никого из его друзей жены не бросали, но он чувствовал, что правила приличий требуют от него материально поддержать беглянку.

Перед ним со всей настоятельностью встал вопрос – как жить дальше? Он знал: Поппи уверена, что он не отказывает себе в дамском обществе. Но на деле все было иначе – Флетч проводил большую часть времени в палате лордов, обуреваемый стремлением не только сделать себе имя, но и добиться изменений в правительстве, обеспечить лучшее будущее для всей страны.

А его жена в это время пребывала в уверенности, что он резвится с куртизанками, и ее это нисколько не волновало…

Мысль о безразличии жены была особенно мучительной.

Действительно, с какой стати Поппи беспокоиться? Ведь ей никогда не нравились любовные игры, и, бросив его, она ясно дала понять, что никогда его не любила.

Так зачем ему волноваться о том, где она и что с ней?

Как раз сегодня Фокс пригласил его пообедать у миссис Армистед – говорили, там весьма сговорчивые красотки.

Но нет, лучше об этом не думать…

Глава 25

В полутьме герцогская спальня выглядела так, словно от внешнего мира ее отделяли не стены, а серебристые потоки водопада. В середине просторной комнаты, освещенной лишь несколькими свечами, высилась роскошная кровать, вся в нежно-серых шелках, расшитых синими колокольчиками.

Вильерс лежал на подушках, мертвенно-бледный, невероятно худой. У него всегда было бледное лицо и впалые щеки, из-за чего когда-то Мей даже объявила, что он «волнующе красив», и Шарлотта посчитала это мнение справедливым. Но сейчас его бледная кожа приобрела мертвенный оттенок, истончилась и стала почти прозрачной. Когда больной приветствовал гостью слабым взмахом руки, Шарлотта заметила его исхудавшие пальцы с выпиравшими костяшками. От жалости у нее перехватило дыхание.

– Окажите мне честь, присаживайтесь, – пригласил герцог. – Благодарю вас за визит.

Слуга проворно поставил для посетительницы стул, и она села, ожидая продолжения разговора.

Но Вильерс молчал и только смотрел на гостью. Под его пристальным взглядом она особенно остро почувствовала, что выглядит далеко не лучшим образом, – с растрепанными волосами, покрасневшими от ветра щеками, в убогом платье со скучной оборкой по подолу. В комнате явственно ощущался запах мяты и лимона.

– Что я могу для вас сделать, ваша светлость? – спросила Шарлотта спокойно и негромко, как и подобает у постели умирающего.

– Боюсь, что ничего, – отозвался герцог.

Удивительно, но он говорил совсем не так, как в представлении Шарлотты должны разговаривать умирающие, – в его голосе ощущались интерес и некоторая усталость. И девушка отважилась еще раз взглянуть на больного.

Он снова закрыл глаза – ей показалось, что болезнь сделала его еще красивее, чем раньше: ресницы по контрасту с очень бледными щеками казались почти черными и изумительно длинными.

– Уверена, что могла бы что-то для вас сделать, раз вы написали мне письмо, – сказала Шарлотта.

– Вот как? Я написал вам?

Неужели он забыл о письме? Уязвленной Шарлотте захотелось сейчас же уйти.

– Прошу меня простить, ваша светлость. Письмо, наверное, попало ко мне по ошибке, – пробормотала она, вставая.

– Пожалуйста, останьтесь, – поспешно сказал герцог. – Извините меня. Я действительно вам написал, теперь припоминаю.

Она подчинилась, размышляя, что еще сказать умирающему.

– О чем вы думаете? – спросил Вильерс.

– Если вы действительно послали это письмо мне, то почему написали, что скучаете по Бенджамину, хотя в действительности имели в виду Барнаби?

– Барнаби? Я не знаю никакого Барнаби. Я имел в виду именно Бенджамина, герцога Берроуза. Признаться, на самом деле я хотел отослать письмо вдове Бенджамина, но каким-то образом адресовал его вам. К вечеру меня начинает лихорадить, рассудок совершенно затуманивается, к тому же тут слишком много «Б» – Барнаби, Бенджамин, Берроуз, не говоря уже о Бомоне. Мы ведь встречались с вами у герцогини Бомон, не правда ли?

– Да, и я с радостью доставлю герцогине вашу записку, если пожелаете. Я постараюсь не утомлять вас и быстро запишу все, что вы сочтете нужным сообщить герцогине. Вы позволите послать слугу за писчей бумагой?

– Вы – та самая молодая особа, за которой приударил Бомон? – неожиданно спросил Вильерс. – Лорд Траш как-то написал, а потом и рассказал, что вы переработали одну из парламентских речей герцога, и, по мнению Траша, от переработки речь только выиграла.

– Это трудно назвать переработкой, – ответила Шарлотта, медленно заливаясь румянцем. – Просто я подала его светлости идею, как лучше построить выступление.

– Оставьте, пожалуйста, все эти «ваши светлости», – недовольно скривился Вильерс. – Мой слуга, конечно, сказал вам, что я умираю?

Шарлотта открыла рот – так удивил ее неожиданный поворот в их беседе.

– Да вы и сами сейчас похожи на рыбу, выброшенную на берег, – съязвил больной. – Знаете, что меня удивляет? Что на пороге смерти я не стал более милосердным и снисходительным к людям, чем раньше. Я не испытываю совершенно никакого желания предаться воле Всевышнего и творить добрые дела. Мои доктора уже многие недели твердят, что я не жилец, но мне до сих пор не довелось услышать никаких ангельских песнопений.

– Мне кажется, вы с большим доверием относитесь к мнению врачей, – заметила Шарлотта.

– Мой доктор будет чрезвычайно сконфужен, если я вдруг задержусь на этом свете, – ответил герцог со слабой улыбкой. – Он убежден – если врач заключил, что больной преодолеет недуг, то больной обязан выжить, в противном же случае он обязан умереть.

– Рискну предположить: вы держитесь только ради того, чтобы посрамить своего врача?

– Блестящая догадка. Я бы принял ее всерьез, если бы не был так утомлен. Увы, я не привык к посетителям – за несколько прошедших месяцев вы первая меня навестили. Я ведь практически никого не видел, кроме своего камердинера.

– А ваша семья? – отважилась спросить Шарлотта.

– У меня никого нет, но это даже к лучшему. Мне кажется, умирать в одиночестве как-то спокойней, чем в окружении плачущей родни. А вы, похоже, не отличаетесь сентиментальностью – это радует.

– Уверяю вас, я бы обязательно заплакала, если бы мы были лучше знакомы, – улыбнулась Шарлотта. Спокойствие, с которым герцог рассуждал о собственной смерти, не могло не вызвать симпатии.

– В таком случае нам лучше отказаться от близкого знакомства. Пожалуйста, расскажите что-нибудь интересное.

– Вы просите меня как незнакомку?

– Вот именно. Нет рассказчиков лучше незнакомцев – они выкладывают вам как на духу самые сокровенные тайны и исчезают из вашей жизни навсегда.

– Мне такие не встречались, – призналась Шарлотта.

– Это потому что вы дама и не бываете на людях одна. Я провел несколько лет на континенте – удивительно, чего только не наговорят друг другу незнакомцы, застигнутые вместе, скажем, песчаной бурей.

– С вами такое случалось?

– Нет, но если бы случилось, я бы выболтал все свои самые важные секреты, будьте уверены.

– А у меня нет никаких секретов, – не без грусти призналась Шарлотта. – Жаль, иначе бы наш разговор стал намного интересней.

– Ну, не скромничайте, у вас же «роман» с Бомоном. Вы его любите?

Шарлотта внимательно посмотрела на своего собеседника – в его глазах не было осуждения, только усталость и любопытство.

– Немного, – сказала она. – Кроме него, любить просто некого. Он единственный, кто ко мне прислушивается.

– Бомон – политик до мозга костей, и если он к вам прислушивается, то только ради собственной выгоды.

– Понимаю. Но я рада хоть кому-нибудь быть полезной.

– А вот мне ваше желание совершенно чуждо. Увы, это ведет к одиночеству в постели. Наверное, если бы мне захотелось быть полезным для общества, я бы женился, и сейчас мой дом кишел бы детишками…

Шарлотта огляделась вокруг – герцогская спальня, поражавшая пышностью и изяществом убранства, хранила следы исключительно мужского присутствия, если не считать щетки для волос с рукояткой того же изысканного серебристо-серого оттенка, что и стены.

– Понимаю ваше тактичное молчание, – снова раздался низкий голос. Шарлотта перевела взгляд на кровать: Вильерс опять закрыл глаза и расслабленно привалился к подушкам. – Трудно представить рядом со мной детей или меня рядом с детьми. А как вы относитесь к детям? Хотите завести семью?

– Разумеется, ведь я живой человек, – не удержалась от восклицания Шарлотта, раздосадованная его бесцеремонностью.

– В глазах света, наверное, уже нет, – продолжал больной. – Сколько вам лет? Лет двадцать шесть?

– Да, – едва слышно ответила гостья.

– Вот видите! В двадцать шесть лет вы не замужем, да еще флиртуете с безнадежно женатым кавалером… Разве что вы решили родить герцогу внебрачного сына…

– Надеюсь, это не предложение, – негодующе бросила Шарлотта. Безжалостная правда его слов обжигала, как огонь.

– Увы, мой факел совсем угас, и даже ваше несомненное очарование бессильно зажечь его вновь…

– Мое очарование? Грубость вас не украшает, ваша светлость, и пребывание на смертном одре не дает вам права надо мной насмехаться!

Удивленный гневной тирадой гостьи, больной широко раскрыл глаза:

– Поверьте, у меня и в мыслях не было вас обидеть!

– Нет, вы оскорбили меня намеренно! Думаете, я не знаю, что у меня длинный нос, заурядное лицо, убогая немодная одежда? Именно так и должна выглядеть старая дева с жалким приданым, у которой никогда не будет детей!

С этими словами она разрыдалась.

– О, черт! – донеслось с кровати.

Глава 26

Крессида была само очарование – сдобная, с соблазнительными округлостями в нужных местах и с прелестной ямочкой на правой щеке, притягивавшей мужские взгляды, как магнит.

И еще – в отличие от Поппи она не была блондинкой, иначе Флетч и не подумал бы о любовной связи с ней: в сходстве жены и любовницы он усматривал что-то порочное. На его удачу, очаровательная пышка, приходившаяся кузиной подруге Фокса миссис Армистед, имела темные волосы.

«Подруга» – это слово нравилось Флетчу гораздо больше, чем «проститутка». Миссис Армистед, тоже очень привлекательная женщина, отличалась от кузины внушительностью форм.

На противоположном конце комнаты Фокс обсуждал с другими джентльменами вопросы стратегии. Флетч почти никого из них не знал, что облегчало ему задачу. Он отхлебнул из бокала, и крепкое, отменного вкуса вино обжигающим ручейком устремилось в желудок. Оно было темным и пьянящим, как глаза Крессиды.

– А я замужем, – сообщила красавица, немного поболтав с Флетчем о том о сем.

– Я тоже несвободен, – ответил он.

– Знаю, – рассмеялась чаровница. – Кто не слышал сплетен о семейной жизни герцогов? Мне известно все о вас и вашей герцогине.

– Что же ты о ней слышала? – с неожиданным для себя неудовольствием поинтересовался Флетч.

– О, она весьма уважаемая леди. Да и мой муженек не последний человек – он портной. Живет в Суффолке, делает вид, будто не знает, чем я тут занимаюсь. На Рождество я всегда езжу домой, а иногда и летом, если хватит духу выдержать вторую поездку.

– Ты давно не живешь дома?

– Давно. Мы поженились девять лет назад, – сказала Крессида, допивая свой стаканчик. – Нас обручили сразу после рождения. Но в один прекрасный день я поняла, что не могу больше слушать бесконечные разговоры о нитках и атласе, и уехала в Лондон, в Сент-Эннз-Хилл. Думаю, меня можно назвать «леди на службе у джентльменов».

– Здесь красиво, – заметил Флетч, оглядывая обтянутые узорчатой тканью стены.

– Да уж, Фокс не жалеет денег на содержание моей кузины. Но если уж об этом зашла речь, предупреждаю сразу: я не соглашусь пойти на содержание ни к одному мужчине, даже самому знатному. Я служу, а не ищу покровительства.

Флетч рассмеялся – в ее устах это звучало забавно. Крессида с ее странными густыми черными бровями нравилась ему все больше – конечно, она не могла похвастаться идеальной красотой, но откровенности и остроумия ей было не занимать.

– Не хотите ли осмотреть дом? – предложила куртизанка. На секунду Флетчу показалось, что все вокруг затаили дыхание, ожидая его решения. В следующее мгновение он услышал, как его голос произнес: «Да, конечно, с большим удовольствием», и Крессида с улыбкой повлекла его к двери. Все произошло так просто, буднично… Они оказались в спальне, красиво отделанной в розовых и бледно-зеленых тонах. Крессида все смеялась, отпускала шутливые замечания, и вдруг до Флетча дошло, что он, словно помимо своей воли, принялся целовать прелестницу.

Впечатление было совсем иным, чем от поцелуев с женой. Ничего удивительного – рот у Крессиды был большой, влажный и с ним определенно было что-то не так…

Флетч понимал, что у него ничего не получается. Разумеется, Крессида этого не знала, и ему не хотелось, чтобы она догадалась о его состоянии, поэтому всякий раз, когда она тянулась к его брюкам, он поспешно отодвигался и с удвоенным старанием предавался любовным ласкам.

Вскоре она осталась в одной сорочке, а Флетч все ласкал ее и покрывал поцелуями.

Он чувствовал себя жалким и совершенно несчастным.

Отвратительное ощущение. А ведь с момента ухода Поппи прошло несколько месяцев, и все это время у него не было женщины…

Крессида в очередной раз потянулась к его брюкам, он не успел откатиться к краю постели, и куртизанка замерла, поняв, что нащупала ее рука. Или, вернее сказать, чего не нащупала.

– Ну и ну, – сказала она, отдергивая руку. – Что происходит, скажите на милость?

– Я не знаю, – пробормотал он.

– Зачем вы затеяли со мной эту игру? – Крессида сердито уставилась в потолок. – Мне было так хорошо с вами, весело, а теперь из-за вас я чувствую себя потрепанной и старой. В чем дело?

– Поверь, к тебе это не имеет никакого отношения.

– Наверное, вы из тех, кто предпочитает мальчиков? – спросила она угрюмо, садясь и подбирая корсет.

– Нет.

Саркастическая ухмылка на ее лице свидетельствовала, что немногие клиенты имели смелость признаться в своем пороке.

– Я уже говорил, что я – женатый человек…

– Глупец!

– Согласен.

– Бьюсь об заклад, вы решили изменить жене в первый раз, – заметила Крессида, принимаясь подкалывать шпильками волосы. Она смирилась с неудачей, и в ее голосе уже не было злости.

– Ты права.

– Уму непостижимо! Многие джентльмены, которых я встречала, начинали изменять женам прежде, чем успевали высохнуть чернила на их брачном контракте. Почему же вы не смогли?

– Не знаю…

– Должно быть, вы были по-настоящему влюблены в свою жену, – догадалась куртизанка, глядя на Флетча со странной смесью жалости и осуждения.

– Она не любит со мной спать, – ответил Флетч, чувствуя облегчение оттого, что смог высказать наболевшее вслух. – Она не отказывает мне, но ложится со мной в постель только из чувства долга.

– Есть такие женщины. Учтите, временами это случается с каждой из нас: иногда мы становимся недотрогами.

– Но моя жена никогда мне этого не говорила.

– Некоторые женщины вообще не любят спать с мужчиной, – заметила Крессида, вынув изо рта шпильку и заколов очередную прядь. – У нас была одна такая девица – продержалась совсем недолго и в один прекрасный день просто убежала.

– Но ведь здесь не публичный дом, почему же ей пришлось бежать?

Не ответив на вопрос, Крессида сказала:

– Если передумаете и твердо решите, что вам нужна женщина, которая может доставить вам удовольствие в постели, вы знаете, где меня найти. Поверьте, я – настоящее сокровище по сравнению с другими здешними шлюхами.

– Но ты сказала, что не ищешь покровителя…

– А вы и поверили! – рассмеялась она.

У Флетча будто пелена упала с глаз – теперь он смотрел на куртизанку по-другому.

– Сами подумайте, ваша светлость, – продолжала Крессида, – как женщине моих уже не юных лет обеспечить свое существование? Или вы считаете, что я могу вернуться к мужу в любой день, когда захочу, и он гостеприимно распахнет передо мной дверь? Да когда я приезжаю туда на Рождество, он позволяет мне войти в дом только чтобы не расстроить детей!

– У вас есть дети?

– Да, двое чудесных мальчуганов, – пояснила она, посерьезнев. – Они уже начинают задавать вопросы. Поэтому мне нужен покровитель, такой, как Фокс, который бы купил мне дом. Тогда мои дети смогли бы меня навещать, или я навешала бы их в своем экипаже, а муж стал бы меня уважать.

Флетч счел такую перспективу весьма сомнительной – вряд ли суффолкский портной когда-нибудь разрешит сыновьям навестить их падшую мать.

Вероятно, прочтя сомнение в его глазах, Крессида отвернулась и быстро заколола шпильками последние оставшиеся пряди.

– Я вижу, что вы не тот человек, который мне нужен! – отрезала она и вышла из комнаты прежде, чем Флетч смог что-то сказать.

Ноги сами принесли его к дому прежде, чем он вспомнил о теще. Навстречу вышла леди Флора, как всегда, поджидавшая его возвращения.

– Добрый вечер, ваша светлость, – поздоровалась она.

Герцог склонился к ее руке для поцелуя.

– Гм… От вас пахнет розами… Это женский аромат, – констатировала почтенная дама, понюхав воздух.

Флетч поспешно выпрямился, но было поздно – всем своим видом она выражала восхищение, как будто Флетчу удалось сделать что-то очень важное.

Ничего не понимая, герцог опасливо попятился назад.

– Надеюсь, моя откровенность вас не обидела? – проговорила она, сверля его взглядом. – Я убеждена, что каждый джентльмен в расцвете лет должен найти для развлечений женщину нестрогого нрава. К сожалению, чтобы понять эту истину, некоторым господам требуется больше времени, чем обычно.

Флетч судорожно сглотнул. Неужели он не ослышался, и она действительно это сказала? Он пристально посмотрел на тещу – она стояла перед ним со своей как всегда несоразмерно высокой прической, украшенной к тому же страусовыми перьями, и была совершенно серьезна. Перья, чрезвычайно длинные, едва не задевали подвешенные к потолку люстры. «Жаль, что огонь в люстрах зажигают только во время приемов и балов», – подумал Флетч, представив себе, с какой легкостью могли бы загореться перья, а потом и сама теща…

Отогнав жестокую мысль, он растянул губы в подобии любезной улыбки.

– Я рада видеть свидетельство того, что вы не из тех джентльменов, которым недостает мужественности, – усмехнулась леди Флора. – У каждого мужчины нашего круга должна быть своя амазонка.

Флетч стиснул зубы.

– Вы ведь понимаете меня, ваша светлость, не так ли? – улыбнулась леди Флора, и герцог подумал, что в красивом холеном лице этой женщины было что-то волчье. – Моя дочь не может выносить тех страданий, на которые ее обрекают ваши разнузданные плотские желания. Надеюсь, леди, которой изначально принадлежал принесенный вами аромат роз, станет вашей постоянной привязанностью. Этот аргумент может убедить мою дочь вернуться к вам.

Подавив гнев, Флетч в очередной раз поклонился.

– Я и не предполагал, что моя супруга столь озабочена тем, чтобы я не страдал от отсутствия женского общества, – сказал он.

– Ах, мужчины такие эгоисты, не правда ли? – воскликнула леди Флора и сделала многозначительную паузу, приглашая к ответной реплике.

– Я так не считаю, – возразил герцог.

– Вот как? – Она удивленно подняла бровь. – О, это естественно, потому что самые большие эгоисты обычно не замечают за собой этого недостатка, не так ли?

– Не могу ничего сказать на этот счет, мадам. Вот вы, к примеру, согласились бы признать себя эгоисткой?

– Конечно, и в самом полном смысле слова! – широко улыбнулась леди Флора. – Быть эгоистом – значит во всем преследовать свои собственные интересы. Да, я эгоистка! Есть только одна сфера, в которой я не признаю заботу об интересах другого человека слабостью и безумием, – это дела моей дочери. Ради нее, и только ради нее, я решилась на такое неудобство, как пребывание под одной крышей с вами… – она снова сделала многозначительную паузу и добавила: – ваша светлость.

«Она меня ненавидит, – подумал Флетч. – Что ж, это чувство взаимно».

– Надеюсь, ваша подвижническая миссия не затянется навечно? – язвительно поинтересовался он.

– Ради дочери я готова пожертвовать своим благополучием, – театрально проговорила леди Флора и устало опустилась в кресло, должно быть, войдя в роль несчастной, которая вынуждена нести тяготы жизни в герцогском особняке. И это в окружении десятков слуг, готовых исполнить ее малейшее пожелание!

– В таком случае позвольте спросить, что может убедить вас вернуться к прежней благополучной жизни в собственном доме? – спросил Флетч.

– А вы сами не догадываетесь? – ответила леди Флора, любезно улыбаясь, как будто они вели светскую беседу на званом чаепитии. – Тогда я объясню. Интимные отношения с вами противны моей дочери. Вы до сих пор не смогли произвести на свет наследника, но я настоятельно советую отложить решение этой проблемы на год или около того. Несчастная Пердита и так настрадалась, стараясь удовлетворить ваши извращенные желания. Было бы слишком жестоко просить ее подыскать подходящего джентльмена, который бы исполнил за вас ваши супружеские обязанности, чтобы вы могли стать отцом. О Господи, кажется, я была неделикатна, да? – с деланной озабоченностью спохватилась она, очень довольная собой. – Это потому, что, помимо самого искреннего сострадания к бедной Пердите, я, как всякая мать в подобной ситуации, испытываю весьма кровожадные чувства…

– Вот как? – Флетч сел в кресло. – Кажется, дело гораздо серьезней, чем я думал. Значит, заведи я любовницу, моя жена будет только рада? Интересно, почему она сама не сказала мне об этом?

– Вы еще спрашиваете? – удивилась леди Флора. – Думаете, моя дорогая Пердита в состоянии быть с вами столь откровенной? Нет, конечно. Пердита для этого слишком слабохарактерна и мягкосердечна – она ни за что не признается вам, как вы ей отвратительны. Но я, ваша светлость, я привыкла называть вещи своими именами. Кроме того, поставить вас в известность о ее чувствах – мой материнский долг. Вы просто не осознаете, что такое ваша семейная жизнь на самом деле. Я ведь говорила об этом Пердите!

Флетч онемел. Он знал, что Поппи не в восторге от их супружеских отношений, но ему и в страшном сне не могло присниться, что она обсуждала их со своей матерью. От одной мысли об этом у него по спине поползли мурашки.

Однако леди Флора была не из тех собеседников, которые могли позволить молчанию затянуться.

– Да, такие проблемы недоступны пониманию большинства мужчин, – продолжала она вещать. – Мужское тело не может не вызывать отвращения у прекрасного пола, ведь сама природа наделила нас, женщин, тонкостью чувств и любовью к прекрасному. Наши формы восхитительны – все поэты воспевают красоту женского тела. Как вы осмелились думать, что леди могут желать близости с такими грубыми волосатыми созданиями, как вы, мужчины? Впрочем, оставляю чувства Поппи вашему воображению.

Флетч поднялся из кресла и поклонился:

– Прошу извинить, миледи, но я…

– Вам придется попросить мою дочь вернуться, – добавила леди Селби, явно наслаждаясь эффектом, который произвели ее слова.

– Но я…

– Умоляйте ее вернуться назад, скажите, что вы наконец нашли себе любовницу и не станете больше мучить бедную жену своими домогательствами в постели, как какую-нибудь прачку.

– Хорошо, я обязательно поговорю с Поппи, – согласился Флетч, борясь с сильнейшим желанием придушить тещу или жену. Кого именно, он пока не знал.

– Когда Пердита вернется в ваш дом, я, естественно, уеду к себе, – любезным тоном продолжала леди Флора. – Это вас немного ободрит, разве нет? Наверное, вы удивлены тем, что я так пекусь об интересах дочери?

– Конечно, ведь вы сами сознались в своем эгоизме…

Разумеется, леди Селби не дала ему закончить.

– Я считаю, что Пердита не должна проводить слишком много времени с герцогиней Бомон, – перебила она зятя. – Помните, как однажды моя бедная девочка вообразила, что влюбилась в вас?

Флетч молчал. Ни один мускул не дрогнул на его лице.

– Ну, помните? – нетерпеливо повторила леди Флора. – Вы не могли забыть, ведь все произошло не так давно. Как ни трудно мне, матери, это говорить, но я вынуждена признать: моя дорогая Пердита немножко слаба на голову. Если она еще на какое-то время останется в доме такой проворной дамы, как герцогиня Бомон, то, боюсь, моя девочка опять влюбится, и ее возлюбленным будете отнюдь не вы, герцог. Вы меня понимаете?

Флетч кивнул.

– Она очень романтична, ей кажется, что мужчины гораздо интереснее, чем они есть на самом деле. И еще это странное увлечение наукой… Вы знаете, что она посещает заседания Королевского общества?

– Неужели?

– Похоже, вы не слишком утруждали себя общением с Пердитой. Неужели вы не знаете о ее увлечении наукой и натуралистами? Впрочем, зачем я спрашиваю, и так все понятно.

– Вы хотите сказать… – проговорил герцог, холодея с головы до пят.

– Да, именно так. Этого еще не произошло, но я пока не слышала, чтобы Пердита съехала от Бомонов. А ведь там к прелюбодеянию относятся как к простительной человеческой слабости, к тому же весьма распространенной.

– Я поговорю с Поппи.

– Когда она вернется в этот дом, я вас сразу же покину, – бодро повторила леди Флора. – Хочу только заметить, что ваша неспособность дать жизнь хотя бы одному ребенку за четыре года после бракосочетания может привести к тому, что очередным побегом на вашем фамильном древе станет отпрыск какого-нибудь молодого натуралиста!

Жгучая ненависть захлестнула герцога. Еще никогда он не жаждал крови так сильно, как в этот момент. У него задрожали пальцы – эх, схватить бы мерзкую тварь и…

Леди Флора проворно поднялась на ноги и засеменила к двери.

– Желаю вам спокойной ночи, ваша светлость, – не без ехидства сказала она, не замечая, что одно из ее страусовых перьев уперлось в дверную раму, рискуя сломаться. – Надеюсь, вы сохраните этот разговор в тайне от Пердиты. Ах, Пердита, мой бедный ангелочек! Она считает, что ей удастся прожить жизнь, избегая неприятных тем. Но отношения между мужчиной и женщиной – это всегда неприятно, не правда ли? На мой взгляд, откровенно говорить о них – единственно разумный способ справиться с трудностями.

Закончив тираду, она наконец вышла, но Флетч успел заметить, что два пера из трех, украшавших ее прическу, по-прежнему гордо реяли высоко над головой хозяйки, тогда как третье бессильно повисло над ухом, придавая почтенной даме нелепый вид.

«Поделом, тебе, старая ведьма!» – подумал Флетч.

Глава 27

Снова в доме герцога Вильерса

– Надеюсь, вы сожалеете о своих словах, – всхлипывая, проговорила Шарлотта. – Вы – злой человек, и то, что вы на пороге смерти, вас не извиняет. Я даже начала сомневаться, действительно ли вы умираете, ведь на смертном одре люди ведут себя иначе: заботясь о своей бессмертной душе, они не мучают других.

– Наверное, моя бессмертная душа изменяет мне так же, как разум, – ответил Вильерс. – Ведь я, очевидно, отправлюсь прямым ходом в ад, чтобы бросать уголь в печи Вельзевула.

Мисс Татлок шмыгнула носом и вытерла его платочком.

– Мне надо идти, – сказала она. – Спасибо, что приняли меня. Я рада, что смогла поддержать вас в ваши последние часы.

– Послушайте, вы не можете так уйти. – Герцог начал с усилием приподниматься, пытаясь сесть.

– Не делайте этого, вы слишком слабы! – воскликнула Шарлотта. – Я вас почти не знаю, но, поверьте, мне очень жаль, что вы умираете. Мне надо идти, ведь вы вряд ли захотите, чтобы я почитала вам Библию…

– Вы же мне этого не предлагали…

– Послушать Библию обычно предлагают всем пациентам в вашем состоянии, – сказала Шарлотта, поднимаясь. – Желаю вам всего самого хорошего, ваша светлость.

– Постойте, не уходите!

– Я совершила большую ошибку, придя сюда, потому что вы хотели видеть другую женщину. Вдобавок позволила себе расплакаться, поставив себя в еще более глупое положение. С меня хватит унижений на сегодня. Всего доброго.

Она выскочила из комнаты прежде, чем герцог успел что-то сказать, и, сбежав по лестнице, бросила одному из четырех лакеев, стоявших в передней:

– Извозчика!

В ожидании экипажа Шарлотта принялась рассматривать мраморные статуи, украшавшие подножие лестницы. Но перед глазами у нее стояло мертвенно-бледное, странно привлекательное, даже трогательное лицо Вильерса – наверное, такое впечатление производят все обреченные на неминуемую гибель. Но даже на смертном одре герцог не имел права ее мучить. Из-за него она почувствовала себя такой жалкой и несчастной!

Хотя в его словах была только правда.

Шарлотте захотелось вернуться и сказать это Вильерсу, но открылась входная дверь, и лакей сообщил, что прибыл экипаж.

Глава 28

Заседание Королевского общества проходило в Сомерсет-Хаус. Даже оказавшись у его беломраморных стен с целым лабиринтом сводчатых переходов, Джемма продолжала протестовать против решения посетить заседание.

– Поверь, там будет очень интересно, – увещевала ее Поппи. – Я уже несколько лет по газетам и книгам слежу за путешествиями мистера Мурхеда. Он побывал на самом краю света!

В ответ Джемма только издала бессильный стон. Через мгновение она застонала гораздо громче – у входа в помещение Королевского общества посетителей приветствовала мисс Татлок собственной персоной! Героиня светских сплетен непринужденно улыбнулась приехавшим дамам.

– Очень рада вас видеть, миледи, – проговорила Шарлотта. – Уверена, беседа мистера Белсайза произведет на вас неизгладимое впечатление, это своего рода феномен.

– Феномен? – переспросила шепотом Джемма, когда они с Поппи входили в большую залу, уже полную народу. – Что за лексика! Да мисс Татлок просто ослица.

– Джемма! – одернула ее Поппи.

– Она омерзительна, ты не находишь?

– Вовсе нет. Мисс Татлок – самая умная молодая особа из всех, кого я знаю.

– А по мне, она омерзительна, – сказала Джемма, с отвращением передернув плечами. Усевшись на место, она открыла программку, полученную от предмета своей неприязни, и прочла вслух: – «Заседание открывает дискуссия о самцах обезьян вида Leontocebus, или "когтистая обезьяна"». Отлично! Меня всегда волновали низкорослые волосатые особы противоположного пола.

– Перестань, пожалуйста! – толкнула ее локтем Поппи.

– «За сим последуют оживленные дебаты с участием мистера Браунинга и мистера Прингла на тему, имелись ли пупки у наших прародителей Адама и Евы», – не унималась Джемса. – Неужели это всерьез, Поппи?

– Гм… Вообще-то тема интересная… Но подожди, вот мистер Мурхед начнет рассказывать о своих недавних поездках в Африку – заслушаешься!

Скептически хмыкнув, Джемма обвела взглядом зал.

– Господи, сколько народу! – удивилась она. – И лорд Стрейндж здесь. Как ты думаешь, дорогая, может быть, мне стоит подойти к нему, попросить продать остальные шахматные фигуры?

– Где он?

– У окна, беседует с изящной молодой женщиной, видишь?

Поппи посмотрела в указанном направлении – действительно, у красиво отделанного камнем стрельчатого окна стоял, привалившись к стене, человек с лицом хищной птицы, худой и нервный. Взглянув на его собеседницу, юная герцогиня не без зависти отметила и ее прекрасные золотистые волосы, и алые, словно зовущие к поцелую губы.

– Да-а… – пробормотала Поппи.

– Помнишь, я тебя предупредила, – весело заметила Джемма. – Как ты думаешь, продаст он мне остальные шахматные фигуры?

В этот момент Стрейндж повернулся и обвел взглядом зал – его глаза скользнули по герцогиням, не задержавшись ни на миг, как по пустому месту.

– Нет, этот не продаст, – ответила Поппи.

– Неужели?

– Только если ты пообещаешь ему интимное свидание.

– Ты удивляешь меня, дорогая! Я считала тебя такой неопытной и наивной.

– Но я не слепая и знаю, что некоторые мужчины всеми правдами и неправдами стремятся обзавестись любовницами из общества.

– Как бы то ни было, лорд Стрейндж обожал свою жену. Она умерла, дав жизнь их единственному ребенку.

– У него была жена?

Джемма кивнула. В следующее мгновение, увидев знакомое лицо, она оставила подругу, и Поппи принялась размышлять о лорде Стрейндже. У нее просто не укладывалось в голове, что этот светский человек, имевший дурную репутацию из-за многочисленных внебрачных связей, оказывается, преданно любил свою жену. Вот как бывает. Значит, и Флетч… Нет, ничего это не значит! Не желая больше думать о муже, она подняла глаза – перед ней стоял, приветствуя ее вежливым поклоном, сам предмет ее терзаний.

– Что ты здесь делаешь, скажи на милость? – изумленно воззрилась на мужа опешившая Поппи.

– Тот же вопрос я хотел задать тебе, – ответил Флетчер. – Я и не догадывался, что тебя интересуют научные вопросы.

Спохватившись, что она не ответила на приветствие мужа, Поппи встала и сделала книксен, мысленно умоляя Джемму поскорее вернуться. Но герцогиня Бомон проплыла мимо, окруженная целым сонмом весело болтавших джентльменов.

– Я здесь впервые, – объяснила Поппи и добавила: – Пожалуйста, уйди, Флетч!

– Уйти? – удивился он. – С какой стати?

Пробормотав: «Боже, как неловко!», Поппи села на свое место. Флетчер тут же опустился на рядом стоящий стул.

– Здесь сидит Джемма! – возразила Поппи.

– Так почему я должен уйти?

– Потому что в отличие от меня тебя наука не интересует.

– Вот как? А тебя, значит, интересует?

– Интересует. И я буду чувствовать себя очень неловко, если ты останешься. Пожалуйста, очень тебя прошу, уйди.

– И не подумаю, сколько бы ты ни просила, – с вызовом ответил Флетчер и скрестил на груди руки. – В конце концов, ты говорила, что мы должны остаться друзьями.

Заметив его раздражение, Поппи решила действовать иначе.

– Что ж, если хочешь, оставайся, – сказала она бодрым голосом. – Надеюсь, твой друг Гилл подойдет ко мне поздороваться?

– Его здесь нет. А почему ты думаешь, что он здесь?

– Ты же никогда и ничего не делаешь без него. Я подумала, раз ты вдруг заинтересовался научной деятельностью, то скорее всего из-за того, что ею заинтересовался твой друг.

– Ты меня оскорбляешь, – ответил Флетчер ровным голосом.

– Извини, не хотела тебя обидеть. О, доктор Лауден уже пришел! Мне придется тебя на несколько минут оставить: я специально пригласила его на это заседание, поэтому просто обязана подойти к нему и поздороваться. Прошу прощения. – С этими словами Поппи поднялась и двинулась прочь.

Флетч ошарашенно смотрел ей вслед. Накануне, рисуя в воображении встречу с женой, он даже не мог себе представить, что она вот так бросит его, с улыбкой подойдет к какому-то молодому человеку, кстати, совершенно заурядной внешности, с довольно длинным носом, и будет о чем-то с ним беседовать… Флетч сжал кулаки и, не отдавая себе отчета, вскочил на ноги. Нет, он этого так не оставит!

Пробравшись сквозь толпу все прибывавших любителей науки поближе к Поппи, он устроился на свободном стуле за ее спиной, чтобы она не могла его видеть – он прекрасно понимал, что его повышенное внимание ей бы наверняка не понравилось.

– Я прочла ваши заметки о задних лапах ленивца, доктор Лауден, – сказала Поппи своему собеседнику. – Очень, очень интересно!

«Да он коротышка», – заметил про себя Флетч. Вообще-то доктор не был коротышкой по общим меркам, просто он уступал в росте герцогу. «Я бы легко с таким справился», – презрительно подумал Флетч. Потом, окинув взглядом плечи ученого, решил, что поединок был бы на равных.

«Я могу с ним справиться, и я с ним справлюсь», – билась в его мозгу мысль, когда он смотрел на Лаудена, улыбавшегося его жене. Они беседовали уже о морских выдрах. Поппи, к удивлению мужа, оказавшаяся настоящим знатоком по этой части, углубилась в те свойства морских выдр, которые отличали их от обычных, речных сородичей.

А потом слово взял доктор Лауден, и Поппи минут пять не отрывала глаз от его лица, пока он говорил и говорил об этих животных.

Флетч осторожно поднялся и двинулся назад, уверенный, что жена не заметила его маневров. Сев на место Джеммы, он скрестил на груди руки и стал ждать.

Вскоре публика начала рассаживаться по местам, и Поппи вернулась. Обеспокоенная отсутствием места для Джеммы, она принялась оглядываться в поисках свободного стула.

– He волнуйся о своей спутнице, – успокоил ее Флетч. – Она подружилась с лордом Стрейнджем. Вот погоди, дай только узнать об этом Бомону!

– У лорда Стрейнджа великолепная коллекция редкостей, – просветила мужа Поппи. – Насколько мне известно, он собирает в основном предметы искусства, но у него есть и удивительные природные редкости. Ах, я отдала бы все на свете, чтобы только взглянуть на это богатство!

– Да я тебя на пушечный выстрел не подпущу к его имению! – возмутился Флетч. – Ты не представляешь, что там происходит.

– А я знаю – то, что принято называть «оргиями». Я читала о них в книгах по истории Древнего Рима.

– Поппи!

– Надеюсь, ты не думаешь, что я рискну стать их участницей? – спросила она с улыбкой, но ее взгляд оставался серьезным.

Флетч хотел ответить, но он только беззвучно открыл рот.

– У меня никогда и в мыслях такого не было, – сухо продолжала Поппи. – Пожалуй, это единственное, чем я тебя могу порадовать, Флетч, – я не собираюсь наставлять тебе рога.

В ее глазах было столько холода, что у герцога упало сердце.

– Ты… – пробормотал он.

Она отвернулась и, заметив на другом конце зала Джемму. помахала ей рукой.

– Дело не в том, что я боюсь за свою честь, просто Стрейндж… э-э… распущенный человек, – сказал герцог, тщательно подбирая слова.

– Ах вот как. – В голосе Поппи слышалась горечь. – Я-то думала, что распущенный человек – это тот, кто заводит любовницу. Но столь наивные взгляды для того и бывают необходимы, чтобы жизнь показала их несостоятельность, не так ли?

Между тем заседание началось. На сцене перед публикой появился мистер Мурхед, который начал дискуссию об африканском племени карамаджон. Поппи и Флетч молча сидели рядом.

– Боже, какая скука! – пожаловался Флетчер, когда дискуссия закончилась.

– Не согласна, – холодно возразила Поппи. – Было интересно. Мистер Мурхед – замечательный ученый. Я при первой же возможности куплю его книгу «В ковчеге нет больше места»

– Название очень похоже на строчку из детского стишка.

– Да будет тебе известно, что у меня постоянная подписку в лавке Лакингтона на все книги о путешествиях и о природе. Кстати, оплачиваешь ее ты.

– Прежде мы с тобой никогда не говорили о книгах.

– Господи, о чем же мы могли говорить? Если, конечно, ты не скрывал от меня своего интереса к науке и открытиям?

Он хотел ответить, но Поппи язвительно продолжила:

– Уверяю, если бы мне попалась статья о новых фасонах стрелок на чулках или революции в области вышивки по атласу, то я бы немедленно дала тебе знать.

– Мне всегда казалось, что ты мало похожа на свою мать, но сейчас сходство бросилось в глаза, – огрызнулся герцог.

– Думаю, теперь у тебя больше возможностей для сравнений, поскольку вы с мамой обитаете под одной крышей. Ну, и как поживает моя дражайшая родительница? Я сразу поняла, что разговор зайдет о ней, ведь ты явился здесь неспроста, правда?

– Я пришел совсем не для того, чтобы говорить о твоей матери! – чуть ли не в голос вскричал Флетч.

– Ты меня удивляешь, – спокойно ответила герцогиня. В это время на сцене «оживленные дебаты» между господами Браунингом и Принглом о пупках Адама и Евы стали быстро превращались в яростный словесный поединок, в котором бородатые ученые мужи отнюдь не лезли за словом в карман.

Поскольку Поппи вопрос о пупках прародителей, похоже, интересовал не больше, чем самого Флетчера (хотя с учетом ее скрытности кто мог знать наверняка?), он решил продолжить разговор, воспользовавшись поднятым на сцене шумом.

– Бог никогда бы не поместил на теле Адама ложный знак! – вещал мистер Браунинг с таким самоуверенным видом, словно на прошлой неделе консультировался с самим Господом.

– У леди Флоры все в порядке, – тихонько сообщил жене Флетч. – А как живешь ты?

Поппи, внимательно слушавшая гневную отповедь мистер» Прингла оппоненту, повернулась к мужу с ослепительной улыбкой.

– Замечательно! – сказала она. – Мне еще никогда не было так хорошо. Надеюсь, ты тоже доволен жизнью?

– Конечно, – пробормотал герцог.

– Господу не нужна история, построенная на лжи! – не отставал от мистера Прингла мистер Браунинг.

– Адам был создан из глины и не мог иметь ни шрамов, ни пупка! – во всю силу легких провозгласил со сцены один из ученых мужей.

– Кажется, они близки к завершению, – прошептала Поппи.

– Откуда ты знаешь? Похоже, они могут продолжать всю ночь. Удивительно, как эти джентльмены ненавидят друг друга!

– Что ты! Думаю, они просто играют на публику.

На сцене ученые мужи в пылу научного спора в последний раз попытались испепелить друг друга взглядами, после чего благополучно покинули поле боя. Наблюдая за ними, Флетч решил, что Поппи была права, сомневаясь в искренности их взаимных нападок, и оба джентльмена не преминут пропустить по стаканчику бренди за общий успех в одной из задних комнат здания. Их выступление странным образом напомнило Флетчу дебаты в палате лордов.

– Почему ты никогда не рассказывала мне, что тебя интересуют ленивцы и тому подобное? – спросил он жену.

Она нахмурилась – очевидно, вопрос ее озадачил.

– Но тебе же все это неинтересно, правда? – чуть подумав, ответила Поппи.

– Нет, нисколько.

– Вот поэтому я и не рассказывала о своих увлечениях.

– Но ты же так меня любила! – не выдержал Флетч, которому уже давно и страстно хотелось произнести эти слова, напомнить Поппи, заставить ее сожалеть о том, что она ему наговорила.

– На самом деле я тебя не любила, – проговорила Поппи, устремив на него ясный взгляд своих голубых глаз. – Мы это уже обсуждали. Стоит ли повторяться? Ни ты, ни я не любили по-настоящему. У моего пристрастия к ленивцам нет ничего общего с той жизнью.

– Какой жизнью? – Флетч чувствовал себя утопающим, хватающимся за соломинку, иностранцем, пытающимся понять незнакомый язык.

– Видишь ли, это, – Поппи обвела взглядом зал, – доставляет мне удовольствие. Неужели ты не понимаешь, как увлекательна наука?

Флетч огляделся – помещение выглядело убого. Среди многочисленных посетителей преобладали мужчины, представительниц же прекрасного пола было немного. Справа от герцогской четы расположилась кучка натуралистов, которые, воспользовавшись перерывом в заседании, заинтересованно обсуждали повадки белок-летяг.

– На самом деле эти белки вовсе не летают, – серьезно рассуждал толстый коротышка, выпятив круглый жирный подбородок. Его волосы цвета ржавчины покрывали только полголовы. Вот кому пригодился бы парик, подумал Флетч.

– Нет, летают! – возразил крупный широкоплечий мужчина.

– Это профессор, – шепнула Поппи. Заметив, как загорелись ее глаза, герцог досадливо хмыкнул.

– Доктор Фиббин представил неоспоримые свидетельства того, что белки-летяги могут преодолевать расстояние в сорок– пятьдесят футов, – настаивал профессор.

– Фиббин – болван, – заявил лысоватый коротышка.

Флетч не мог с ним не согласиться, хоть это ему и претило.

– В оксфордском музее Ашмола есть чучело летяги, – сообщила Поппи, откидываясь на спинку стула. – Я уже послала туда письмо с просьбой разрешить посещение и в декабре поеду в Оксфорд.

– Значит, ты этим и занималась все время? – озадаченно поинтересовался Флетч. – Ты не появлялась на балах и вечерах, потому что проводишь время на заседаниях Королевского общества и в музеях?

– Совсем нет, то есть пока нет, но очень хочу, чтобы так было. Понимаешь, мама разрешила мне посетить Сомерсет-Хаус только однажды, да и то лишь для того, чтобы послушать лекцию о правилах этикета. А ведь в то же самое время здесь проходило очередное заседание!

– Но ты замужняя дама, Поппи, и можешь посещать музеи в любые дни, когда заблагорассудится, не спрашивая разрешения у леди Селби.

– Да, сейчас я могу себе это позволить, – согласилась герцогиня. – Но тише, Флетч, кажется, мистер Белсайз начинает свое выступление.

Действительно, новый оратор взял слово и принялся долго и подробно о чем-то рассказывать – герцог его не слушал. Он погрузился в размышления, почему раньше его жена не могла пойти в музей, когда ей хотелось, и почему он даже не знал о том, что у нее есть такое желание?

– В Оксфорд ты, конечно, отправишься с Джеммой? – спросил герцог, воспользовавшись тем, что оратор прервался, решив выпить воды.

– Разумеется. С кем же еще?

– Я не могу позволить своей жене выехать из Лондона без моего сопровождения.

Поппи бросила на Флетча изумленный взгляд.

– Откуда такая щепетильность? – спросила она. – Флетч, если мне захочется в одиночестве посетить Париж, то я уеду завтра же, не спрашивая ни у кого разрешения.

– Я сам отвезу тебя в Оксфорд, – ответил герцог, снова складывая руки на груди.

– Нет, не отвезешь.

– Если будешь упрямиться, я скажу леди Флоре, что ты плохо себя чувствуешь из-за редкой болезни крови и нуждаешься в материнской заботе.

– Я должна была догадаться, что все-таки дело в моей матери! – ехидно прищурившись, заметила Поппи.

– Даже больше, чем ты думаешь, – пробормотал Флетч, откидываясь на спинку стула.

Мистер Белсайз, освежившись, с новыми силами приступил к очередному продолжительному пассажу.

Глава 29

При ближайшем рассмотрении Джемма обнаружила, что лорд Стрейндж одевался с не меньшим вкусом, чем Флетч, и даже более элегантно.

– Мое почтение, ваша светлость, – поклонился он, увидев герцогиню.

– Здравствуйте, милорд, – ответила она, сделав книксен.

– Я польщен честью, которую вы мне оказали, подойдя поговорить со мной. В последнее время мне доводится прискорбно мало общаться с дамами из общества, – посетовал лорд.

– Я знала вашу жену, – продолжала Джемма. – Мы были с Салли добрыми друзьями.

Взгляд Стрейнджа мгновенно изменился.

– Но вы, конечно же, не ходили вместе с ней в школу? – спросил он.

– Нет, но крестная мать Салли, леди Фибблсворт, дружила с моим семейством, и мы с Салли в детстве часто гостили друг у друга. Как мы радовались этим встречам!

– Леди Фибблсворт была замечательной женщиной.

– О да, – согласилась Джемма. – Салли постоянно приезжала к нам до того, как я вышла замуж и уехала в Париж. Меня не было в Лондоне, когда она впервые вышла в свет.

– На самом деле это нельзя назвать дебютом в полном смысле слова. Все произошло очень быстро. Я был слишком буйным юношей, и меня поспешили поскорее женить от греха подальше. День нашей свадьбы – счастливейший в моей жизни.

– Так жаль, что Салли больше нет с нами, – сказала Джемма, и ей показалось, что лорд вздрогнул.

– Разделяю ваши чувства, – ответил он.

Решив, что вступительная тема исчерпана, герцогиня перешла к делу.

– Вы играете в шахматы, милорд?

– Да.

Джемме понравилась сдержанность Стрейнджа – хорошие шахматисты редко хвастают своими способностями.

– Однако, – добавил ее собеседник, – когда я в последний раз играл с Филидором, он сказал, что единственным противником, одолевшим его три раза кряду, были вы, ваша светлость. Я же нанес ему поражение всего лишь раз или два, так что вам, наверное, не захочется терять время на такого соперника, как я.

– Вы играли с самим Филидором?

Лорд Стрейндж кивнул:

– Да, прошлым летом в Париже.

– Мы обязательно должны сразиться!

– Я играю только в Париже или в Фонтхилле.

Джемма прекрасно знала, что Фонтхилл – славившееся своими красотами имение Стрейнджа. По слухам, превращение трехсот акров английской земли в сады Эдема обошлось хозяину в сумму, которая могла бы разорить менее богатого джентльмена, но лорду Стрейнджу были по карману любые расходы. Тем не менее герцогиня Бомон спросила:

– Фонтхилл? Это то место, где вы живете? Простите мое невежество – последние восемь лет я жила за границей.

– Это мое имение. А вы весьма интересная особа – для своего пола, конечно.

– Я стараюсь никогда не отвечать на комплименты такого рода, милорд. Мужчины склонны обольщаться на свой счет, считая себя лучше других своих собратьев, хотя на самом деле они так же заурядны, как остальные.

– Полагаю, я заслужил вашу отповедь, – одобрительно проговорил лорд Стрейндж.

– Мы все заслуживаем многого, но не всегда по заслугам получаем.

– Я бы очень хотел с вами сыграть партию-другую, мадам, но это возможно только в Фонтхилле или Париже. Мне неловко признаваться, но такова уж одна из моих слабостей.

– В таком случае мне придется отказать себе в этом удовольствии, – ответила Джемма с ноткой раздражения в голосе, призванной дать понять нахалу, как она относится к его «слабостям» и тщеславию.

К ее удивлению, Стрейндж рассмеялся и предложил:

– Разумеется, я могу пригласить вас приехать в Фонтхилл.

– Очень любезно с вашей стороны.

– О, как правило, добропорядочные замужние дамы отказываются от моего приглашения. Позвольте, кажется, до меня доходили слухи о том, что вы… не так уж добропорядочны. Неужели они верны?

– Ах, эти слухи… – мило улыбнулась Джемма, переведя взгляд на золотоволосую молодую леди, застывшую возле лорда Стрейнджа, как истукан. – Иногда они оказываются совершенно безосновательными.

– Но часто – весьма точными, – ухмыльнулся Стрейндж, не сводя глаз с герцогини. Он мог быть поистине очаровательным, когда хотел. – Я отбываю в Фонтхилл завтра. Может быть, ваша светлость удостоит меня своим визитом? Уверяю, недостатка в развлечениях не будет, особенно на Рождество.

Нет, визит в Фонтхилл положительно невозможен, решила Джемма, политическое реноме бедняжки Бомона не переживет такого удара.

– Увы, милорд, вынуждена отказаться от приглашения, – ответила она. – Но я по-прежнему льщу себя надеждой когда-нибудь сразиться с вами в шахматы. А пока давайте обсудим другой вопрос. Недавно я приобрела в лавке мистера Груднера одну шахматную фигуру.

– Неужели вы купили мою Африканскую Королеву, как я ее называю?

– Я бы очень хотела купить и остальные фигуры.

Стрейндж расхохотался и отвесил герцогине церемонный поклон.

– Разве вас не предупреждали, что я необычайно упрям и неуступчив? – сказал он. – Без этого качества невозможно занять то место в жизни, которого добился я. Вы получите полюбившиеся вам шахматные фигурки в подарок, ваша светлость, когда приедете ко мне в Фонтхилл. Пока же рекомендую вам свести знакомство с миссис Паттон, – он кивнул в сторону дамы, окруженной группкой людей. – Она – единственная особа женского пола, допущенная на заседания Лондонского шахматного клуба. Вы могли бы присоединиться к ней в этом славном заведении и наслаждаться игрой, сколько душе угодно.

– Я непременно последую вашему совету.

– Знаете, что говорят про репутацию?

– Ах, люди говорят так много, что знать все просто невозможно.

– Верно! Так вот, мне нравится мысль, что репутация – вторая девственность.

– Ее больно терять, но зато потом наслаждайся жизнью, сколько хочешь, да? – с усмешкой продолжила его мысль Джемма.

– Именно. Я потерял свое доброе имя много лет назад. Но что такое доброе имя? Пустой звук, не более. Он исчез, но осталось море удовольствий.

С этими словами Стрейндж еще раз поклонился Джемме, показывая, что разговор окончен.

Лорд действительно был чертовски обаятелен. Если бы не реноме Бомона и не данные ею обещания, Джемма уехала бы в Фонтхилл хоть сейчас. Стрейндж бросил ей перчатку, но герцогиня не могла принять его вызов, и это ее сердило.

Конечно, негодник знал, что она не решится поехать. Она поняла это по его глазам, в которых читалось и некоторое пренебрежение, и даже совершенно бесполезное для нее одобрение.

Джемме страстно захотелось забыть об этикете, о пресловутой репутации и поехать к Стрейнджу. Но… Уехать в имение, пользовавшееся столь скандальной славой, значило бы подвести Бомона. Нет, герцогиня решительно не могла себе это позволить.

Конечно, ее французские подруги разразились бы смехом, узнай они о ее дилемме. Они полагали, что забота о мужьях и чести – удел жен третьего сословия, буржуазии. Да, жизнь в Лондоне оказалась гораздо сложнее, чем в Париже, при французском дворе.

Когда-то, много лет назад, переезд в Париж совершенно избавил Джемму от робости. Она появилась во французской столице совсем юной, одна, без мужа, ее приняли в Версале, и она сразу стала обыгрывать местных любителей шахмат. Любого из этих обстоятельств было бы достаточно, чтобы смутить большинство дам, но не женщину из семейства Рив, как с гордостью думала Джемма.

Однако, разглядывая миссис Паттон, Джемма, даже будучи не робкого десятка, почувствовала некоторую растерянность, причем без всяких видимых причин. Более того, костюм миссис Паттон, невысокой хрупкой шатенки, выглядел довольно эксцентрично, и одно это должно было породить у Джеммы чувство превосходства.

В отличие от большинства присутствовавших в зале дам, одетых в платья с короткими оборками и боковыми турнюрами разнообразных размеров, миссис Паттон не украсила себя ни завитыми локонами, ни оборками, ни турнюрами: на ней были длинный, до бедер, камзол, подогнанный по фигуре, и голубая расклешенная юбка, собранная сзади в крупные складки. Но самое поразительное, что из-под отворотов камзола выглядывал жилет! Эта женщина носила жилет! Джемма внезапно ощутила себя помпезно разукрашенной рождественской елкой.

Обступившие миссис Паттон люди обсуждали какие-то экслибрисы и гарнитуру, о которых Джемма не имела ни малейшего понятия. Наконец невразумительная беседа закончилась, и миссис Паттон повернулась к Джемме.

– Мне уже давно хотелось познакомиться с вами, ваша светлость, – с лукавой улыбкой сказала она. – Я весьма наслышана о вашем мастерстве шахматистки.

– А я – о вашем, – с легким поклоном ответила герцогиня.

– Боюсь, мне до вас далеко. Филидор не дал мне ни одного шанса на победу, когда мы с ним сыграли в прошлом году здесь, в Лондоне. Но он рассказал мне о вас, причем отзывался о вашем мастерстве в таких превосходных выражениях, что я загорелась желанием видеть в вашем лице коллегу по Лондонскому шахматному клубу. Надеюсь, мне не придется уступать вам свое место там, и мы обе сможем стать единственными женщинами в избранной сотне.

– Должно быть, одна среди мужчин вы чувствуете себя неловко?

– Нет, я не испытываю никакого дискомфорта. Иногда, правда, члены клуба принимаются обсуждать что-то, мне неинтересное, например, достоинства какой-нибудь танцовщицы из оперы, тогда мне приходится приводить их в чувство. Я, к примеру, подаю реплику о том, как увеличивается женская грудь в период вскармливания детей, и этого бывает достаточно, чтобы напомнить джентльменам о моем присутствии.

– Поскольку я еще не вскармливала детей, мне придется вам только поддакивать.

– Уверена, вы найдете свой собственный способ воздействовать на чувствительные мужские сердца. Джентльмены действительно невероятно чувствительны, их очень легко сбить с толку. Разумеется, за шахматным столом я стараюсь не прибегать к подобным методам, но, знаете, иногда бывает очень трудно удержаться, чтобы не воспользоваться их слабостью.

– Я бы с удовольствием посмотрела, как вы приведете в замешательство моего мужа. Вам обязательно надо с ним сыграть, – заметила Джемма.

– Но герцог Бомон – политик, а политики – люди особой породы, – саркастически улыбнулась миссис Паттон. – Вряд ли он согласится сыграть с простой смертной. К тому же если утверждения газет о его занятости правдивы хотя бы наполовину, то у него просто не должно оставаться времени на шахматы.

– Я подумываю пригласить гостей к себе в имение на Рождество, – сообщила Джемма. – Надеюсь, тогда-то мне и представится случай самой сыграть с вами и увидеть, как вы разгромите моего мужа. Я поставлю на вашу победу.

– Большое спасибо за приглашение… – пробормотала миссис Паттон, похоже, собираясь ответить отказом.

– О, прошу вас, не отказывайтесь! – не дала ей договорить Джемма. – Конечно, до Рождества еще несколько месяцев, и если вы отвергнете мое предложение, я вас пойму. Но вы знаете, я лишь недавно вернулась из Парижа после восьмилетнего отсутствия и очень страдаю от нехватки партнеров по игре.

– Боже, а у меня сложилось впечатление, что вы просто монополизировали наши шахматы. Ваш двойной матч с мужем и герцогом Вильерсом стал поистине притчей во языцех.

– Но я еще никогда не играла с женщиной и, сознаюсь, просто умираю от любопытства.

– Представляю себе, в какую ловушку я угожу, если соглашусь, – улыбнулась миссис Паттон.

– Так что же вы решили?

– Видите ли, я никуда не езжу без своих детей. Ох, совсем забыла, и без мужа, конечно.

– Вы все будете желанными гостями в моем доме. С детьми Рождество встречать даже приятнее, так что ваше потомство станет украшением нашего праздника. На Крещение мы устроим роскошный вечер и положим по бобу в каждый кусочек пудинга.

– Сразу видно, что у вас пока нет детей, – ухмыльнулась миссис Паттон. – Да мои отпрыски устроят новое избиение младенцев, чтобы заполучить самый большой боб и стать Бобовым королем.

– В таком случае я сделаю так, что вы станете Гороховой Королевой, миссис Паттон, – с улыбкой пообещала Джемма. – Только приезжайте!

– От предложения сыграть в шахматы и стать, хоть и не совсем честно, королевой, трудно отказаться, – рассмеялась миссис Паттон. – Думаю, мой муж согласится на эту поездку, но если нет, то я завтра же сообщу вам об этом.

Восхищенная ее прямотой и полным отсутствием заискивания. Джемма склонилась перед новой знакомой в книксене, какого обычно удостаивала только равных себе, и сказала:

– Надеюсь на продолжение нашего знакомства.

Глава 30

От герцога Вильерса мисс Шарлотте Татлок

20 ноября, десять часов утра

«Вы все еще сердитесь на меня за мою грубую выходку? А ведь это произошло несколько месяцев назад! Я по-прежнему привязан к постели, поэтому в отчаянии обращаюсь к Вам с просьбой приехать и почитать мне Библию. Использовать свой ум и очарование во благо ближнего – Ваш христианский долг. Уверен, присутствие божественного духа в Вашем лице окажет на меня поистине чудодейственное влияние. Мой лакей подождет вашего ответа».


От мисс Шарлотты Татлок герцогу Вильерсу

«Вы самый странный и недобрый человек на свете, раз продолжаете издеваться надо мной. Советую Вам подумать, как отнесется к Вашему поведению наш небесный Спаситель.

P.S. Искренно сожалею о Вашем плохом самочувствии».


От герцога Вильерса мисс Шарлотте Татлок

Половина двенадцатого

«Я совсем не желал Вас обидеть. Пожалуйста, поскорее приходите поговорить. Со мной никого нет, кроме дворецкого, камердинера и нескольких мышей, которые громко пищат по ночам».


От мисс Шарлотты Татлок герцогу Вильерсу

«Ваше одиночество – воздаяние за неправедно прожитую жизнь».


От герцога Вильерса мисс Шарлотте Татлок

Час пополудни

«Вы слишком добры, чтобы быть такой самодовольной резонеркой, какой хотите казаться. Увы, похоже, мне придется оставить этот мир не столько от болезни, сколько от банальной скуки. Остается добавить, что недостатка в досужих визитерах, горящих желанием заглянуть в мою спальню, нет».


От мисс Шарлотты Татлок герцогу Вильерсу

«Примите их. Вы ничего не потеряете, а я могу многое приобрести».


От герцога Вильерса мисс Шарлотте Татлок

Два тридцать пополудни

«Шарлотта, Вы сама жестокость! Не заставляйте меня искать утешения в этом убогом развлечении. Все мои визитеры с их неискренним сочувствием приходят просто поглазеть на умирающего, чтобы потом расписывать знакомым мою смертельную бледность, предсмертные вздохи и жалобы на судьбу. Убежден, ни у кого из них язык не повернется бросить мне в лицо, что я – надоедливый негодяй, как это сделали Вы».


От мисс Шарлотты Татлок герцогу Вильерсу

«Невежливость одних не должна становиться причиной неудобства для других. Не говоря уже о том, что мой повторный визит к Вам окончательно погубил бы мою репутацию».


От мисс Шарлотты Татлок герцогу Вильерсу

Девять дней спустя, 29 ноября, десять часов утра

«Я рискнула написать эту записку только потому, что получила печальную новость о Вашей кончине сегодня утром. Я так надеюсь, что эти слухи ошибочны, что не могу не написать Вам. Вдруг Вы действительно живы?»


От герцога Вильерса мисс Шарлотте Татлок

«Я продолжаю жить главным образом назло судьбе и обстоятельствам. Слуга сказал, что меня уже три раза во всеуслышание объявляли мертвым и один раз даже «похоронили». Я боялся, что Вы больше не желаете меня знать. Это не так?»


От мисс Шарлотты Татлок герцогу Вильерсу

Одиннадцать часов утра

«Разумеется, я больше не желаю Вас знать, но на сердце останется камень, если я не воспользуюсь возможностью облегчить Ваш уход в мир иной, почитав Вам Библию».


От герцога Вильерса мисс Шарлотте Татлок

30 ноября десять часов утра

«Вчера после полудня у меня снова был жар, помешавший мне сразу ответить. Мой экипаж ждет, пожалуйста, не откладывайте свой визит надолго, так как, боюсь, лихорадка не оставит меня в покое. Не могли бы Вы, если это возможно, приехать немедленно?»

Глава 31

30 ноября

Флетч велел кучеру ехать в Гайд-парк – возвращаться домой не хотелось. Там его, как всегда, поджидала леди Флора со своим неизменным приветствием «ваша светлость», в которое она ухитрялась вкладывать всю силу своей неприязни. Хуже того, иногда теща называла его просто «герцог», как будто они закадычные друзья. Домашняя война изматывала Флетча. Иногда у него даже возникала мысль, что Поппи, которая, кстати, не сказала ему ни слова упрека по поводу натянутых отношений с леди Флорой, из мести уговорила мать переехать в их дом на столь длительное время. Что ж, если так, то месть оказалась чертовски удачной.

В парке герцог, не в силах больше оставаться в замкнутом пространстве, вышел из кареты на свежий воздух. День выдался пасмурный, моросил мелкий дождик, но герцог решил, что прогулка принесет ему облегчение. Он побрел по берегу Серпантина, глядя на испещренную рябью уныло-серую поверхность воды. Дождевые капли неприятно холодили щеки.

Неужели Поппи его не любила? Никогда? Значит, ее ужасная мамаша просто заставила бедняжку выйти за него замуж. Подумать только, его прелестная невеста не разделяла с ним то счастье, которое он испытал по время свадебной церемонии! Эта горькая правда, открывшаяся Флетчу, объясняла причины их неудачи в постели. Поппи не любила его, вот почему она не испытывала желания близости с ним.

Герцог почувствовал, что влага на щеках уже не холодит – капли дождя мгновенно нагревались на его пылавшем лице.

– Но я-то ее любил, – вслух произнес он, обращаясь к серой пелене дождя. – Любил всей душой!

То удивительное Рождество в Париже, когда они с Поппи полюбили друг друга, осталось в памяти Флетча как время ни с чем не сравнимого блаженства.

– Я любил ее, – повторил он. – Я… я…

Он осекся, не найдя в себе силы признаться, что любовь все еще жила в его сердце.

Ясно, что он был совершенно безразличен жене как мужчина. Иначе почему она потребовала, чтобы он завел любовницу?

Флетч шагал и шагал вперед, но облегчения не наступало, напротив, он помрачнел под стать пасмурному зимнему небу над головой – впервые он со всей ясностью осознал то, в чем раньше упорно отказывался признаться даже самому себе.

Проклятие! Пусть безответно, но он все еще любил Поппи.

Это означало, что он не выдержит в разлуке с ней целых пять лет, как она предложила. И вообще, он больше не мог по ночам лежать в постели без сна, думая о том, как Поппи проводит свои дни, с кем танцует. А эти ее натуралисты? Из всех обидных гадостей, которые наговорила ему леди Селби, слова о натуралистах уязвили Флетча сильнее всего.

К примеру, Поппи увлеклась этим доктором Лауденом – худосочным слабаком, резавшим ради своих исследований дохлых грызунов. Что в нем такого интересного?

А Флетч несколько лет вопреки своим истинным наклонностям тщательно следил за модой – только ради того, чтобы заинтересовать Поппи, понравиться ей. Но оказалось, ее привлекает совсем другое… Он снял шляпу и поднял лицо к небу – дождь тотчас забарабанил по щекам, лбу, глазам, намочил аккуратно взбитые букли, рубашку, обдал холодом пальцы.

«Я должен изменить свою жизнь, – решил Флетч, – стать таким, чтобы она могла мной восхищаться».

Любить его как мужчину Поппи уже не будет – что ж, Флетч смирился с этим. Он вспомнил презрение, с которым посмотрела на него жена, сравнивая его с профессором… Герцог и сам презирал себя не меньше.

Безусловно, со временем придет опыт, продолжал размышлять он, и их с Поппи неловкие соития изменятся в лучшую сторону, но, увы, неистовая страсть, бурлившая в его крови, обречена оставаться неудовлетворенной.

Тем не менее он был не способен на измену. Он не мог лечь в постель не только с куртизанкой, но даже с просто понравившейся женщиной. Правда заключалась в том, что он не желал обзаводиться любовницей.

Флетч опустил голову и вновь двинулся вперед, подставляя затылок под освежающие струйки дождя.

Он сможет существовать, не имея отношений с Поппи в постели.

Но его жизнь кончится, если любимая уйдет от него. Она должна вернуться домой. Он пообещает ей, что никогда больше не будет заходить в ее спальню, пока они не решат завести детей. И еще он пообещает перестать хандрить.

Он провел в унынии последние несколько лет – леди Флора, надо отдать ей должное, была одной из немногих, кто это заметил. Флетч хандрил, потому что жизнь складывалась совсем не так, как он рассчитывал. Пора, пора перестать вспоминать искусных в любви француженок и думать о том, какие желания могут испытывать другие женщины. Да пропади все это пропадом!

Монахи же обходятся без женщин, правда? Ему не нужен секс ради того, чтобы считать себя мужчиной. Ему нужна только Поппи. По какой-то странной, непонятной причине она стала ему необходима, как воздух, как утренняя чашка кофе.

Да, она ему нужна.

Флетч развернулся и пошел обратно к карете. Решено, он станет другим человеком, интересным не только покроем камзола или фасоном прически. Поппи будет им гордиться.

«Если уж говорить себе всю правду, – подумал герцог, – то я хочу не просто участвовать в жизни страны, но и стать одним из самых влиятельных членов палаты лордов, чьих суждений одни бы боялись, другие – с восторгом ждали. Словом, пойти по стопам отца».

И тогда придет время сделать Поппи очередной подарок – распрощаться с леди Флорой.

А там – кто знает? Может быть, еще до следующего Рождества Поппи согласится на уговоры и вернется в их дом…

А потом он умолит жену снова полюбить его, как тогда, в рождественском Париже, когда она смотрела на него так, словно в нем для нее заключался целый мир.

Когда она любила его.

Глава 32

Розовый салон в доме Бомонов

6 декабря

– Нет, раз у тебя такой замечательный муж, который вызвался сопровождать тебя в Оксфорд, то я не поеду с тобой, дорогая, – сказала Джемма. – Не хочу тебя обидеть, но меня совершенно не интересуют трехпалые крысы, или что там еще ты собираешься осмотреть.

– Понимаю, – ответила Поппи. – С моей стороны было жестоко заставлять тебя посещать скучные заседания и музеи.

– Милая Поппи, я бы не стала этого делать, если бы мне не доставляло удовольствия твое общество. Но что касается Оксфорда – ехать так далеко я не хочу. Да и не могу, потому что миссис Паттон согласилась взять меня завтра с собой в Лондонский шахматный клуб. Я имею твердое намерение в него вступить, если меня примут, конечно.

– О, ты непременно должна в него вступить! И посрамить мужчин, наголову разбив их в шахматных поединках!

– Ты становишься кровожадной, дорогая.

– Я всегда была такой, – возразила Поппи. – Было в кого – посмотри на мою мать. Это из-за мамы Флетч вызвался ехать со мной в Оксфорд: он готов на все, лишь бы быть от нее подальше.

– Посмотри, я получила письмо. – Джемма показала лист бумаги. – Моя невестка Роберта пишет, что на имение ее отца напал взбесившийся медведь и сожрал двух редких уток. Мне придется оставить тебя, чтобы написать ответ. Ты ведь отлично со всем справишься без меня, дорогая?

– Конечно, вот только Флетч…

– А что такое? Он – твой муж. Вы ведь женаты уже несколько лет, ты не забыла?

– Сейчас все по-другому, я начала себя чувствовать в его присутствии неловко. Мы можем сильно поссориться… А что, если он попробует…

– Нет, исключено, – решительно покачала головой Джемма. – А если вдруг попробует, ты можешь выкинуть его из кареты. Ты же стала такой кровожадной, дорогая! Вспомни – в кого!

Поппи подумала о своей матери. Если бы Флетч предпринял какие-то предосудительные действия, то леди Флора не только бы выставила его вон, но и запустила бы вслед ночным горшком.

– Ты права, мне не стоит волноваться, – согласилась юная герцогиня.

– Мужчины могут быть очень полезны в подобных поездках, – заметила Джемма. – На случай поломки колеса или еще чего-нибудь в том же роде.

Она послала подруге воздушный поцелуй и вышла.

Покинув гостеприимные стены дома Бомонов, Поппи размеренным шагом подошла к карете мужа. Она изо всех сил старалась вести себя как леди Флора.

Оторвавшись от бумаг, Флетч с небрежной улыбкой поздоровался. В ответ Поппи выдавила нечто, только отдаленно напоминавшее улыбку, – она дала себе слово ни за что не улыбаться ему, как подлизывающийся к хозяину щенок.

– Что с тобой, Поппи? – удивился Флетч. – Ты будто аршин проглотила.

– Я хочу еще раз попытаться тебя переубедить – не езди со мной, Флетч! У тебя наверняка много работы.

– Да, хватает.

– В таком случае давай я довезу тебя до дома, а потом поеду в Оксфорд одна.

– А я останусь с твоей матерью? Ни за что. Свою работу я взял с собой. – И Флетч показал ей кипу документов.

Поппи уселась напротив мужа, который тут же снова углубился изучение бумаг, и окинула его внимательным взглядом. Ах, он по-прежнему был невероятно привлекателен. Чтобы отвлечься от мыслей о Флетче, она стала думать о докторе Лаудене. Он всегда так внимательно ее слушал, по-видимому, считая достаточно компетентной. Не далее как сегодня утром Поппи написала ему письмо, в котором выразила сомнение относительно определения недавно найденного на Цейлоне грызуна как мускусной крысы. Согласно исследованиям доктора Фартинга, опубликованным три года назад, зверек не мог быть мускусной крысой, как утверждал доктор Лауден. Представив себе лицо молодого ученого, когда он прочтет ее письмо, Поппи невольно улыбнулась.

– Чему ты улыбаешься? – не поднимая головы, спросил Флетч.

– Так, ничему.

– О чем ты думаешь?

– О докторе Лаудене.

Флетч не ответил, только хмыкнул, но его явная досада дала Поппи маленький повод торжествовать – пусть его светлость герцог Флетчер Великолепный знает, что на свете есть мужчины, для которых мускусные крысы важнее самых дорогих и модных камзолов!

– А что ты так внимательно изучаешь? – спросила герцогиня. – Я, например, совершенно не могу читать в дороге – укачивает.

– Это исключительная по глупости статья о законопроекте относительно торговли с Францией. Единственная мысль, перепеваемая на разные лады на двенадцати страницах, – что французский коньяк слишком дорог.

– И что же автор намерен делать?

– Плакать и жаловаться на судьбу, – ответил Флетч. – я поражаюсь, сколько бумаги изводят зря эти люди в палате, бесконечно обсасывая какие-то мелочи. Если бы я выступал по поводу этого законопроекта, то прежде всего привлек бы внимание пэров к положению английских фермеров. Знаешь, я собираюсь выплачивать субсидии людям, которые работают на землях вокруг моего имения, потому что при нынешних ценах на зерно им просто не выжить. В билле о торговле надо забыть о проблемах с коньяком, главное – не пускать в страну французскую пшеницу.

Когда ужин в гостинице «Лиса и колибри» подошел к концу, Поппи объявила, что отправляется в свою комнату спать.

– Хочешь знать правду? – вдруг выпалил Флетч. – Устроила ли наш брак твоя мать, или мы сами придумали себе эту любовь, но я люблю тебя и, безнадежный упрямец, никак не могу заставить себя разлюбить!

От изумления Поппи, которая уже начала подниматься со своего места, села опять. «Представляю, как я сейчас, должно быть, комично выгляжу», – подумала она.

– Я понимаю, это звучит глупо, принимая во внимание твое душевное состояние, – продолжал Флетч сердито, как обычно говорят мужчины, когда разговор заходит о чувствах. – Но я не могу позволить тебе думать, что я тебя не люблю, потому что это не так. Я люблю тебя и очень хочу, чтобы ты знала: я тебя понимаю. Наверное, тебе всегда будет чужда физическая близость, по крайней мере со мной, но я готов это принять.

– О Боже, – прошептала Поппи.

Сердце у нее ухнуло куда-то вниз, будто провалилось в черный колодец. Сколько себя помнила, она старалась жить так, чтобы оправдать надежды, которые на нее возлагались, но все-таки подвела Флетча. Какая мука снова переживать свою вину… Она сжала кулачки – ей захотелось выпрыгнуть в окно и бежать, бежать, куда глаза глядят.

Он взял ее руки в свои и разжал пальцы:

– Это не твоя вина, дорогая. И не моя. Просто так распорядилась судьба. Неужели ты этого не понимаешь, Поппи?

– Мне ясно одно – нужно было прилагать больше усилий, – проговорила она тонким безжизненным голоском, как бывало всегда, когда она боролась с подступавшими слезами.

– Но ты ведь старалась, разве нет? – В глазах Флетча было столько тепла, что Поппи уже с трудом удерживала слезы.

– Да, старалась…

Он пожал плечами:

– Что ж, теперь мы прекратим эти попытки.

– Но ты не можешь!

– Почему бы и нет?

– Мужчине необходима близость с женщиной.

– Ты думаешь, что мужчина не может без этого, а женщина может? – проговорил он с улыбкой, легонько барабаня пальцами по ее руке, чтобы она успокоилась и улыбнулась.

– Ты очень добр ко мне, Флетч, но я думаю, тебе лучше некоторое время пожить отдельно. А когда мы решим завести наследника, то мы опять съедемся и выполним задуманное.

– Ты меня не слышишь, – вздохнул он.

– Нет, слышу.

– Я люблю тебя, Поппи, понимаешь?

Поппи судорожно сглотнула.

– Я не хочу проводить время в обществе куртизанки, – продолжал Флетч, – которая будет прикидываться любящей и страстной. Мне не нужен и адюльтер с женщиной вроде твоей подруги Луизы.

– Нет, нужен.

– Действительно, было время, когда я об этом задумался. Но когда представил себе, как ложусь в постель с другой женщиной – Луизой или еще какой-нибудь, не важно, – то не смог переступить черту. Черт возьми, да мне было бы гораздо легче, если бы я смог тебе изменить! Я бы тотчас отправился в Фонтхилл на рождественские праздники и вдоволь порезвился бы с половиной продажных женщин королевства.

– Да, так было бы легче для тебя, – отважно согласилась Поппи, – и для меня тоже. За чем же дело стало?

Взгляд Флетча померк, и на мгновение герцогине показа лось, что он оскорбился, но в следующий миг Флетч сжал ее руку и сказал:

– Мы с тобой уже не принадлежим себе, дорогая. К несчастью, делая тебе предложение руки и сердца, я не знал, что оно не будет иметь срока давности.

У Поппи голова пошла кругом, сознание раздвоилось – с одной стороны, ее переполняла радость, хотелось кричать от счастья, пуститься в пляс; с другой стороны, ее охватил страх; все вернулось на круги своя, опять придется ложиться с Флетчем в постель, где его ждет только разочарование, потому что с ней, Поппи, что-то не так…

Герцог как будто прочел ее мысли, потому что покачал головой и сказал:

– Я вовсе не прошу тебя снова лечь со мной в постель, Поппи. Мы будем делать только то, что ты захочешь. Без супружеской близости, дорогая. Если ты не хочешь заниматься любовью, я как-нибудь обойдусь.

– Ты не будешь требовать у меня выполнить супружеский долг? – Поппи не верила своим ушам – его слова в корне противоречили тому, в чем ее уверяла мать.

– Я все больше прихожу к убеждению, что супружеская близость нужна мне не так сильно, как я предполагал. Суди сама: ты уехала от меня несколько месяцев назад, а я до сих пор ни разу не нарушил свои брачные обеты.

Поппи окинула мужа внимательным взглядом – Флетч был очень серьезен. Неужели он сказал правду? Почему бы и нет? Раз она, Поппи, прекрасно чувствует себя без близости с мужем, может быть, и Флетчу целомудрие не повредит?

– Мы просто будем игнорировать эту сторону жизни, пока не решим обзавестись потомством, – добавил герцог.

– Я не уверена, что у нас получится, – с сомнением проговорила Поппи. – Мы женаты уже четыре года.

– Это ничего не значит, – пожал плечами Флетч. – Мои родители прожили в браке десять лет, когда я родился, и потребовалось еще восемь лет, чтобы на свет появился мой брат, а за ним еще последовали близнецы. То есть всего мои отец и мать дали жизнь четверым детям.

– А если у нас вообще не будет детей, тебя это очень расстроит?

– Не особенно. Моим наследником станет один из братьев. Видишь, дорогая, я все обдумал. Единственное, что нам нужно, – сделать вид, что альковные дела для нас не существуют. Уверяю тебя, хоть мы не занимались любовью уже много месяцев, я чувствую себя очень хорошо.

Однако Поппи не разделяла его оптимизма – во Флетче ощущалось какое-то напряжение, как будто внутри его пела туго натянутая струна. Но ей не хотелось об этом думать. Больше всего на свете Поппи жаждала одного – верить ему.

– Если только ты хочешь, чтобы я был рядом… – не совсем к месту добавил Флетч, видимо, обеспокоенный затянувшимся молчанием.

Герцогиня не спешила с ответом – пусть Флетч не думает, что она с радостью бросится выполнять его просьбу, полная рабской благодарности за любое проявление внимания. Он сидит с несчастным видом, уставившись в пол? Вот и хорошо.

– Надеюсь, – наконец прекратила его мучения Поппи, – ты просишь меня вернуться не из-за того, что тебя тяготит присутствие моей матери в твоем доме. Хотя догадываюсь, что твоя просьба в немалой степени связана именно с ней.

– Твоя мать не имеет к моей просьбе никакого отношения.

Разумеется, Поппи ни на йоту ему не поверила, но не стала возражать, потому что собиралась сказать нечто гораздо более важное.

– Понимаешь, – сказала она, – мои чувства отличаются от твоих. Я не люблю тебя, хотя признаю, что ты мне очень нравишься, Флетч.

Он кивнул, и ему на лоб упала прядь блестящих черных волос – в этот момент он был так очарователен, что Поппи стоило большого труда не броситься ему на шею и не надавать кучу глупых обещаний. Может быть, она могла бы еще постараться и пересилить свое отвращение к супружеским ласкам…

Нет, так не пойдет.

Живя у Джеммы, Поппи впервые в жизни почувствовала себя совершенно свободной, ведь теперь она могла не заботиться о туалетах и не думать о том, как выглядит, не считает ли ее Флетч глупой мотовкой из-за покупки редкостей, придет ли он ночью к ней в спальню.

– Я не вернусь домой, – добавила она. – По крайней мере пока.

Ее слова ошеломили Флетча.

– Но почему? – недоуменно спросил он.

– Просто не хочу, и все.

– Это из-за того мальчишки, доктора Лаудена? – насупился герцог.

У Поппи замерло сердце – ах, как он стал похож на красавца пирата!

– В каком-то смысле да, – честно призналась она. – Я всегда считала, что не имею права посещать заседания Королевского общества, прятала свои книги, в общем, старалась быть идеальной герцогиней, чтобы ты был доволен. Это меня очень тяготило. Теперь я могу открыто делать то, что мне нравится. Я даже заказала себе специальный шкаф для коллекции редкостей, кстати, очень дорогой, поскольку сделан по образцу шкафа шведского короля. А вчера я купила древнегреческую монету. И еще мне попалось на глаза объявление о продаже нитки вирджинских вампумов.[14]

– Но я же никогда не запрещал тебе делать покупки! Ты можешь накупить себе столько вампумов, сколько хочешь, что бы это ни было.

– Мне пока не хочется снова становиться герцогиней.

– Но ты герцогиня, – не сдавался Флетч. – А я – твой герцог, и ты должна жить со мной в моем доме!

– Значит, дело все-таки в моей маме, да?

– Ничего подобного! Дело в тебе. И во мне. Я не хочу больше завтракать в одиночестве и бывать без тебя на раутах и балах. Мне не хватает наших с тобой разговоров…

– Не понимаю почему. Мы все годы нашей совместной жизни говорили только о каких-то скучных пустяках.

– А мне было интересно. Может, мне нравится разговаривать с тобой о скучных пустяках.

– Я не хочу возвращаться в твой дом.

– На деле теперь это дом твоей матери, – мрачно заметил Флетч. – Вот погоди, увидишь новые шторы, которые она распорядилась повесить!

– Наверное, очень помпезные?

– Не то слово! Мне кажется, я живу в Версале.

– Подумай сам, как я могу лишить маму такого удовольствия? – ухмыльнулась Поппи. – Ей всегда хотелось быть герцогиней.

Флетч издал стон.

– Не мог бы и я некоторое время пожить у Джеммы? – спросил он.

– Тебя там не ждут.

– Даже на рождественские праздники? Как насчет вечера, который собирается устроить Джемма? О нем судачит уже пол-Лондона. Ты ведь не бросишь меня одного с леди Флорой на все праздники?

– Я посмотрю, что можно сделать, – с напускной важностью ответила Поппи. – Но вообще-то Джемма хотела позвать только близких друзей. Не лучше ли тебе съездить за город с Питтом или другим знакомым политиком?

– Нет, мне будет лучше с тобой. Рождество всегда напоминает мне, как четыре года назад мы стояли на колокольне аббатства Сен-Жермен-де-Пре и любовались Парижем. Ты помнишь?

– Конечно, помню, – ответила Поппи, чувствуя, как участились удары ее сердца.

– Теперь, когда я вспоминаю о том вечере, мне кажется, я уже тогда по твоей нелепой броши должен был догадаться, что в один прекрасный день мы с тобой будем разговаривать о речных выдрах или еще о чем-нибудь таком. Но я был слишком влюблен, чтобы мыслить здраво.

– Просто мы оба потеряли голову, – твердо сказала Поппи. – В Рождество так бывает.

Они встретились глазами.

– Рождество здесь совершенно ни при чем, Поппи, – возразил Флетч. – Во всяком случае, для меня.

Герцогиня не нашлась, что ответить, и притворилась, будто пропустила его слова мимо ушей. Он терпеливо ждал ее решения, сдвинув брови и не сводя с нее взгляда.

Нет, он не должен чувствовать себя одиноким в Рождество!

– Хорошо, я попрошу Джемму, – согласилась она.

– О чем?

– Чтобы она послала тебе приглашение.

Благодарная улыбка мужа вознаградила Поппи за доброту, и герцогиня с легким сердцем отправилась спать.

Глава 33

На следующий день

7 декабря

Музей Ашмола оказался скучнейшим местом. Побродив среди множества выставленных там чучел животных, Поппи принялась увлеченно рассматривать белку-летягу, Флетч же с сочувствием подумал, что еще не видел более жалкого зрелища, чем этот пришпиленный к доске зверек с вытянутыми вперед когтистыми лапками.

– Посмотри, белка будто молит о пощаде, – заметил герцог. – Просит: «Отпустите меня, пожалуйста!»

– Лучше обрати внимание на ее пятый палец, – проигнорировав его шутливые слова, посоветовала Поппи. – Он немного отстоит от остальных, как большой палец у человека. Правда, интересно?

Флетч уже начал бояться, что несчастное животное будет являться ему во сне.

– Неприятное зрелище, – с отвращением сказал он. – Летяга должна прыгать по деревьям, перелетая с ветки на ветку, хотя, по-моему, без крыльев она не может летать по-настоящему. Ее же, бедняжку, прибили к доске и водрузили на стену. А какой здесь мерзкий запах!

– У таксидермии есть свои недостатки, – признала Поппи, но ей самой, как заметил Флетч, здешнее амбре было нипочем.

Ничего удивительного, что хранитель музея, придя в полный восторг от столь очаровательной и заинтересованной посетительницы, начал с готовностью открывать для нее всевозможные шкафы с табличками «Только для научных сотрудников», а потом даже привел чету в цокольный этаж и принялся копаться то тут, то там, поднося даме-натуралистке футляры с самым отвратительным на вид содержимым.

– Да это высушенная человеческая голова! – не удержался от восклицания Флетч, заглянув в один такой футляр.

– Только не надо повышать голос, – одернула его герцогиня и склонилась над жутким экспонатом с таким видом, будто он был из золота.

Провожаемый презрительным взглядом хранителя, герцог ретировался на лестничную площадку, где запах ощущался слабее, и вытащил из кармана листки с выступлением Линчберри. Пока Поппи занимается изучением экспонатов, есть время поправить свой доклад, а то он оставляет желать лучшего.

Перечитав его, Флетч попросил у хранителя пузырек чернил перо.

С трудом оторвавшись от очаровательной посетительницы, хранитель выполнил просьбу, и герцог, закатав обшлага камзола, взялся исправлять свою речь.

К тому времени, когда начало темнеть, Флетч написал пять полных страниц. Он был очень доволен. Более того, он чувствовал, что может выступить, не заглядывая в записи, хотя именно изложение текста на бумаге помогло его запомнить. Речь получилась простой, ясной и, Бог свидетель, весьма впечатляющей. Из-за угла вышла Поппи. Но в каком виде! Она словно побывала в драке – розовое платье фасона «полонез» помято, все в каких-то коричневых пятнах, кружевная оборка разорвана.

– Господи, что с тобой случилось? – испуганно воскликнул Флетч, вскочив на ноги.

Поппи непонимающе воззрилась на него, и он тотчас сообразил, что с ней все в порядке. Больше всего его удивило, что из ее высокой изысканной прически выпали несколько локонов – прежде за Поппи такой небрежности не водилось. Даже занимаясь с ним любовью, она старалась держать голову прямо, чтобы не растрепать волосы.

Видно, посещение музея внесло коррективы в ее привычки.

– Мистер Мансон любезно позволил мне осмотреть коллекцию капитана Кука, привезенную из второго путешествия, – поведала герцогиня. – Мне посчастливилось увидеть даже не внесенные в каталог экземпляры, размещенные в цокольном этаже.

– Опять летяги? – без энтузиазма спросил Флетч.

– Нет, там было одно удивительное животное, раза в два больше крупной крысы… – с восторгом принялась рассказывать Поппи.

Флетч незаметно передал хранителю кошелек с вознаграждением и стал смотреть на увлеченную рассказом жену. Он еще никогда не видел ее такой возбужденной – она была так хороша! Ее возбуждение передалось и ему – герцог с ужасом почувствовал, что под напором его проснувшейся плоти панталоны уже готовы лопнуть. К счастью, Поппи никогда не обращала внимания на его тело. Ах, как горели ее глаза, как красиво лежали на плечах белокурые локоны, какой нежный румянец выступил на щеках – совсем немного, только на высоких скулах. Флетча так и подмывало расцеловать эти нежные щечки, может быть, даже легонько укусить за ушко…

Он опомнился, поймав удивленный взгляд жены.

– Ты хорошо себя чувствуешь, Флетч? – спросила герцогиня.

– Вполне. Я просто задумался, не хватит ли удар твою горничную, когда она увидит, во что превратились твои платье и прическа?

Не удостоив его ответом, Поппи продолжала:

– Самое удивительное, что это животное носит детенышей в подобии сумки у себя на животе, представляешь?

– Неужели?

– Да! Оно называется опоссум или сумчатая крыса, хотя капитан Кук отнес его к семейству собачьих.

– Ах вот как, – пробормотал с умным видом Флетч, направляя жену к выходу.

– Я с его мнением не согласна, – заявила Поппи. – Поэтому сразу же напишу доктору Лаудену, а потом и поговорю с ним на эту тему. Видишь ли, хоть голова опоссума действительно напоминает собачью, наличие у него сумки говорит о его принадлежности к другому, совершенно особому виду. Ты меня понимаешь, Флетч?

– Конечно, дорогая, – поддакнул он, подсаживая ее в карету. – В гостиницу «Собака и куропатка»! – приказал он кучеру.

Герцогиня не замолкала и в карете. «Пожалуй, с тех пор, как мы покинули музей, она говорит не переставая», – подумал флетч.

– По словам мистера Мансона, капитан Кук, предположив, что эти животные любят фрукты, угостил одного из них апельсином. Но собака не станет есть апельсин!

– Определенно не станет, – устало подтвердил герцог. Наконец карета подъехала к гостинице, и Флетч, открыв дверцу кареты, выбрался в сырой вечерний сумрак. Промозглый холод недвусмысленно предрекал приближение снегопада. Герцог протянул руку жене, молча помог ей спуститься и повел в дом.

Судя по гулу голосов и пьяным крикам, доносившимся из общего зала, не говоря уже о типе, прикорнувшем на полу в коридоре, гостиница была переполнена. Вышедший навстречу новым постояльцам хозяин улыбался довольно кисло, видимо, озабоченный чересчур большим притоком гостей.

– Прошу меня извинить, милорд, – поклонившись, нервно сказал он, – боюсь, мы не сможем предложить вам ночлег…

– Но мы заранее заказали комнаты, – возразил Флетч. – Мой слуга должен был приехать сюда несколько часов назад. Я – герцог Флетчер.

– Боюсь, ваш человек не прибыл, ваша светлость, – покачал головой хозяин. – Свободных комнат нет – у меня пирует Эндрю Уинстон, и, как видите, он ведет себя довольно шумно.

В это мгновение дверь общей залы распахнулась, оттуда вывалились несколько сцепившихся в драке разгоряченных спиртным мужчин и со всего маху врезались в стену. Хозяин гостиницы даже не вздрогнул.

– Значит, не прибыл… – задумчиво протянул Флетч. – Как это возможно? Второй экипаж выехал одновременно с нами сегодня рано утром из Чалгроува.

– Думаешь, произошел несчастный случай? – встретилась Поппи.

– Не исключено, – согласился хозяин. Он щелкнул пальцами, и тотчас к нему подскочили два форейтора, сидевшие неподалеку.

– Поезжайте с людьми его светлости, проверьте дорогу на Чалгроув, – приказал им хозяин и повернулся к Флетчу: – Возможно, карета с вашими слугами застряла в грязи. К несчастью, до ближайшей гостиницы отсюда не меньше часа езды. Но не беспокойтесь, я сделаю все возможное, чтобы устроить вас у себя.

– Естественно, я возмещу неудобство всем постояльцам, которые пострадают из-за нашего приезда, – заверил хозяина Флетч.

Еще один посетитель с грохотом выскочил из дверей общего зала и тут же принялся блевать, не успев добежать до выхода. Поппи содрогнулась от отвращения.

– Кто этот Эндрю Уинстон? – спросила она.

– Мы называем его Король Нищих, – ответил хозяин. – В нем только двадцать дюймов росту,[15] но он знаменитость в наших местах. Приезжает раз в год из Лондона покрасоваться перед нами.

– Это известный карлик-пьяница, – добавил Флетч. – Когда он в Лондоне, то каждый вечер проводит в винных подвалах Сюрра.

– Да уж, винцо он любит, – ухмыльнулся хозяин. – А ребята любят выпить с ним, как говорится, за компанию. Поверьте, ваша светлость, я сделаю все, чтобы вам и вашей леди было удобно. Могу сейчас же поселить вас в хорошей комнате – моей собственной, – надо только отдать распоряжение приготовить там все, что нужно.

– Нам нужны две комнаты! – воскликнула Поппи. – И еще одна для моей горничной.

В глазах хозяина появилась паника.

– Ваша светлость, поверьте, в моей гостинице не осталось свободных номеров! – взмолился он. – Я мог бы освободить для вас еще одну комнату, попросив двоих постояльцев переночевать в одном номере, но не больше, иначе мне пришлось бы выгнать людей на улицу.

Флетч взял руку жены в свою:

– Согласись, дорогая, не выгонять же более удачливых постояльцев на холод, в темноту, правда?

– Почему бы и нет? – запальчиво бросила герцогиня. – Заплати им двойную цену, и они будут только рады уступить нам свои комнаты.

Что ж, ее слова не удивили Флетча, он всегда знал, что женщины – жестокосердные создания, но вот нервная нотка в ее голосе показалась ему необычной.

– Бессердечная, – сказал он, – я не собираюсь никого выставлять за дверь, тем более что вот-вот пойдет снег. Это было бы жестоко!

Поппи обиженно поджала губы, но Флетч уже повернулся к хозяину:

– Ее светлость милостиво согласилась на ваше не слишком заманчивое предложение.

В ответ хозяин поклонился так низко, что едва не достал носом колен.

– Обещаю, я приготовлю для вас комнату и самый лучший ужин, какой только можно найти в Оксфорде, – пробормотал он, провожая их к лестнице. – Дайте мне только час, ваша светлость, и я обеспечу вас всем необходимым.

Лестница оказалась узкой и темной.

– Ты бы мог отправиться спать в отдельную комнату, – шепнула Флетчу Поппи.

– И не подумаю! – отрезал Флетч. – Я покрыт пылью с головы до ног, ты – еще хуже. Нам обоим срочно нужны ванна, ужин и хороший сон. Не забудь, дорогая, что я дал обещание больше не думать о сексе, а я – человек слова.

К его радости, Поппи кивнула. «Если она поверила, – подумал Флетч, – у меня найдется целая армия белок-летяг, чтобы заморочить ей голову». Он не понимал, что изменилось, но его опять охватило страстное желание обладать ею, такое же необоримое, как четыре года назад.

Он взял жену за руку – ему захотелось прижать ее к стене и так сильно поцеловать, чтобы у нее задрожали колени. Наверное, страсть вернулась потому, что он впервые увидел Поппи с распущенными волосами – прежде она всегда старалась выглядеть комильфо и даже обнаженная казалась затянутой в невидимый корсет.

Комната находилась в мансарде под самой крышей, просторная, с большой кроватью под скошенным потолком.

– Наша лучшая комната, ваша светлость, – робко заметил хозяин, – очень уютная.

Чистота и белоснежные простыни очень обрадовали Флетча: помимо хорошей выпивки, конечно, это было единственное, что его по-настоящему заботило.

– Приготовьте нам с герцогиней горячую ванну, но для начала принесите мне бренди, а ей – стаканчик вина, – распорядился он.

– Вина? – удивленно переспросила Поппи, оторвавшись от заметок, которые сделала в музее.

– Да, именно вина, – твердо повторил герцог. – А потом ты примешь ванну.

Хозяин гостиницы поспешно вышел, а Поппи решила наконец прояснить ситуацию.

– Не лучше ли тебе выйти? – спросила она мужа. – Разумеется, если ты уступаешь мне право принять ванну первой.

Вместо ответа Флетч, уже с облегчением стянувший с ног сапоги, подошел к кровати и рухнул на нее, как подрубленное дерево.

– Ты шутишь, дорогая, – проговорил он, утопая в целом ворохе подушек. – Я совершенно выбился из сил, ведь мы уже два дня в пути. К тому же провели семь часов в музее, будь он неладен. У меня до сих пор во рту мерзкий вкус музейной пыли.

Между тем Поппи подошла к зеркалу. Увидев свое отражение, она вскрикнула от ужаса и попыталась вернуть на место выбившиеся локоны. Бесполезно.

– Даже не пытайся, – посоветовал Флетч, с трудом выбираясь из подушек, чтобы сесть. – Ты выглядишь ужасно.

– Раньше ты мне никогда такого не говорил, – сердито посмотрела на него герцогиня. Ее попытки поправить прическу привели только к тому, что черное липкое вещество, которым было измазано ее платье, оказалось на волосах.

– Ну, тогда мы были нормальными мужем и женой, а сейчас все иначе, – ответил герцог.

Поппи опять повернулась к зеркалу и попыталась привести в порядок волосы.

– Ты только пачкаешь их, – заметил Флетч через несколько мгновений.

Герцогиня досадливо охнула.

– Просто вычеши эту гадость щеткой, – посоветовал он.

– Но я не умею! Уверена, что ты тоже не сам расчесываешь и укладываешь себе волосы.

– Ничего подобного. Я не прибегаю к помощи камердинера: терпеть не могу, когда ко мне прикасаются мужские руки. И одеваюсь я всегда сам, разве что сапоги помогает надеть слуга.

– Но нам, женщинам, слишком трудно самим одеваться и раздеваться, – возразила Поппи. – Без помощи горничной я не могу справиться даже с боковыми турнюрами.

– Не знаю, заметила ли ты, но сейчас здесь твоей горничной нет. Так что тебе придется раздеваться самой, – ответил Флетч, мысленно возблагодарив Бога за пышные складки стеганого одеяла, скрывшие от ее глаз предательскую выпуклость на его панталонах.

– Разумеется, я постараюсь раздеться сама, – решительно заявила Поппи.

– За чем же дело стало? – попробовал подзадорить ее Флетч. – Сними свои турнюры, тебе сразу станет легче двигаться, – ухмыльнулся герцог. Сам он уже снял камзол, жилет и краги.

Бросив на Флетча подозрительный взгляд, Поппи попросила:

– Не смотри на меня!

Он откинулся на подушки и закрыл глаза.

– Мои любовные поползновения остались в прошлом, дорогая, разве ты забыла? – напомнил Флетч. – Кроме того, меня не тянет к замарашкам.

Но к этой замарашке его тянуло, и еще как! Не в силах устоять, он наблюдал за ней из-под ресниц.

Поппи беспомощно шарила руками вокруг себя, пытаясь найти тесемку от каркаса кринолина. «Как слепой опоссум в ночи, – подумал Флетч, вспомнив заинтересовавшего жену зверька, – Нет, так она никогда не разденется!»

– Тебе помочь? – спросил он.

Поппи резко обернулась и с негодованием воскликнула:

– Как тебе не стыдно за мной подглядывать?!

Флетч спустил ноги с кровати, и Поппи тотчас опустила свои юбки.

– Дорогая, тебе никогда не справиться одной, – принялся увещевать ее Флетч. – Я уже видел тебя обнаженной, так какая разница?

Поппи пробормотала что-то о супружеской бесцеремонности.

– Милая, о чем речь? Я много раз видел тебя в нашей постели совершенно голой! – Не слушая ее возражений, Флетч снова поднял юбки. – Чего ты боишься? Мы же пожилая супружеская чета, помнишь? Скоро я, наверное, возьму в привычку пускать при тебе ветры на сытый желудок.

– Ты не посмеешь!

– Еще как посмею! Представь, как однажды на званом обеде, издав неприличный звук, я сделаю вид, что виновата ты. – Герцог нашел тесемки от бокового турнюра и стал их развязывать. – Толкну тебя локтем и нарочито громко заявлю: «Не беспокойся, дорогая, я всем скажу, что это сделал я!»

– Ну, тогда я убью тебя, Флетч! – В голосе герцогини слышалась нешуточная решимость.

– Каким же образом? – спросил герцог, переворачивая Поппи другой стороной, чтобы развязать тесемки второго турнюра. Он должен был отвлечь ее разговором, чтобы она не заметила, как у него дрожат пальцы. Ирония судьбы – глядя сейчас на одетую жену, он просто умирал от безумного желания, хотя всего несколько месяцев назад сам отказался от обладания ею, обнаженной, покорной.

– В наказание я напою тебя слабительным!

Флетч поднял голову – Поппи с озорным огоньком в глазах показала пальчиком на тесемки – вместо того чтобы развязать, он каким-то образом ухитрился затянуть их в узел.

– Да-да, я дам тебе слабительное, – весело продолжала она, – а сама просверлю в твоем горшке дыру!

– Проклятая штуковина! – пробормотал герцог, стараясь развязать узелок. – И как только твоя горничная со всем этим справляется?

Поппи посмотрела через плечо на неподдающиеся тесемки:

– Они должны развязаться, ведь с другой стороны у тебя получилось.

– А с этой нет. – Флетч уже хотел попросить жену нагнуться, чтобы ему было удобнее дотянуться до узелка, но прикусил язык: если Поппи нагнется, он наверняка потеряет голову и набросится на нее. Нет, так рисковать нельзя.

Он накинул юбки жены себе на левую руку и попытался разорвать узелок.

– Что за отвратительная идея пришла тебе в голову насчет моего ночного горшка? – продолжал герцог, стараясь не смотреть на округлые очертания ее ягодиц, соблазнительно просвечивающие сквозь тонкую сорочку.

– Моя мама… – пробормотала Поппи, но сразу осеклась.

– Мне трудно представить леди Флору, атакующую мой горшок.

– О, она может преподнести тебе сюрприз.

Наконец второй турнюр вместе с проволочным хитросплетением упал на пол. Раздосадованный трудностями Флетч пнул его ногой.

Поппи вскрикнула от ужаса:

– Осторожно, ты можешь его повредить!

– Мне твои бедра нравятся без всяких искусственных накладок, – ответил он, поспешно возвращаясь в постель, чтобы скрыть от жены свое возбужденное состояние.

– Вот уж от кого не ожидала услышать такое признание, так это от тебя, Флетч. Кринолины с турнюрами нынче в большой моде, а мода всегда была для герцога Флетчера самым главным.

– Пожалуй, с этим я немножко переборщил, – заметил герцог, удобно откидываясь на спинку кровати. – Но только потому, что очень старался привлечь твое внимание.

Поппи всем телом повернулась к нему.

– Что ты сказал? – изумленно спросила она.

– Я хотел, чтобы ты меня заметила. Но теперь, когда я смирился с тем, что ты никогда не будешь любить меня как мужчину, уже нет нужды так стараться.

Герцог думал, что его признание обрадует Поппи, но вместо этого ее глаза наполнились слезами.

– Господи, как же это печально, Флетч! – пробормотала она.

– Мои трудности уже в прошлом, дорогая! – поспешил он утешить жену. – Сейчас это не проблема.

Поппи вернулась к зеркалу и снова занялась волосами. Но как она ни старалась, становилось только хуже.

– Боюсь, как бы эта черная гадость не оказалась смолой, – понаблюдав за ее усилиями, сказал герцог. – Ты уже довольно сильно испачкалась.

Флетч прекрасно помнил, с какой замечательной прической начинала день жена. На это украшенное массой завитых локонов и лент, четырьмя перьями (одним длинным и тремя покороче) чудо парикмахерского искусства с шиньоном на макушке ушло, должно быть, не меньше целой коробочки пудры. Теперь же оно являло собой жалкое зрелище – перья повисли, а уж волосы… Герцог потрогал пальцем черное пятно на плече жены.

– Точно, смола, – констатировал он.

– Ты можешь ее счистить щеткой? – спросила Поппи, стараясь увидеть пятно в зеркале. – Я вижу что-то черное, но, боюсь, мне самой не достать.

– Для начала давай снимем с твоей головы все лишнее – перья, ленты и так далее.

Поппи задумалась.

– Как ты думаешь, мою Люси скоро найдут? – через минуту спросила она, видимо, надеясь на скорое возращение горничной, которое избавило бы ее от забот.

– Дорогая, ты должна знать, как убирают волосы на ночь.

Герцогиня уперла руки в бока и сердито напустилась на мужа:

– Неужели ты не понимаешь, что женские волосы привести в порядок гораздо труднее, чем мужские?! – Она была так прелестна в гневе, что Флетч едва не бросился ее целовать. – Вам всего-то и надо, что немножко попудрить волосы… – продолжала Поппи.

– Только не мне. Я не пудрю волос, – вставил Флетч.

– …и завязать их сзади лентой. Это и я смогла бы.

– Тогда почему не делаешь, хотя бы изредка?

– Выйти на люди причесанной, как пятилетняя девочка? – хмыкнула она. – Ни за что!

В дверь постучали, и в комнату вошел хозяин гостинцы с оловянной ванной в руках, за которым следовали трое слуг, тащивших по два ведра горячей воды. Хозяин со стуком поставил ванну у окна и повернулся к постояльцам.

– Мы нашли ваших слуг, милорд, – сообщил он.

– Вот и хорошо! – обрадовалась Поппи. – Моя горничная Люси скоро приедет?

– К несчастью, их карета свалилась в канаву, – сказал хозяин. – Насколько мне известно, мужчины, находившиеся снаружи, не пострадали, но камердинер его светлости герцога и горничная миледи были внутри, вот им досталось: камердинера выбросило из кареты, и он пришел в себя только около часа назад, а девушка сломала руку.

– О нет! Бедная Люси! Я сейчас же еду к ней! – воскликнула герцогиня.

– Не волнуйтесь, миледи, с ней все в порядке – я распорядился перевязать ее и доставить обратно в «Лису и колибри». Мой человек уверяет, что девушке дали поссет,[16] чтобы успокоить боль, и теперь бедняжка спит, как младенец.

– Мой камердинер тоже там? – спросил Флетч.

– Да. Поверьте, им сейчас хорошо, как клопам в перине, – ответил хозяин. – А я придумал, как помочь герцогине: ей могла бы временно прислуживать наша Элси, которая работает на кухне.

С этими словами хозяин отошел в сторону, пропустив вперед здоровенную девицу с волосатыми, как у мужчины, руками. Она смущенно улыбнулась, обнажив щербатые зубы.

Бросив взгляд на остолбеневшую жену, Флетч поспешно сказал:

– Раз уж так сложились обстоятельства, то этим вечером мы с ее светлостью предпочли бы наслаждаться прелестями сельской жизни без слуг. Даже не думайте возражать: я решительно не желаю отрывать вашу служанку от ее обязанностей на кухне.

Поппи открыла было рот, собираясь что-то сказать, но Флетч выпроводил незадачливых посетителей раньше, чем она успела выплеснуть на него свое негодование.

Глава 34

Шарлотта вытащила Библию и села, стараясь скрыть свое волнение: ей показалось, что герцог Вильерс стал выглядеть чуть-чуть лучше, чем во время предыдущего визита, и она пыталась понять, насколько верно было первое впечатление. Мысль о возможном улучшении его состояния заставила ее сердце забиться сильнее, и Шарлотта корила себя за безрассудство, ведь она едва знала этого человека. Разве можно назвать знакомством четыре визита к одру умирающего?

– Я все так же плох, – сказал герцог, угадав ее мысли. – И, как всегда, несносен, брюзглив и невосприимчив к христианским наставлениям.

– Я опять принесла Святое Писание, – строго сказала Шарлотта, – которое, безусловно, послужит вашему утешению.

– Вы не могли бы прочесть то место, где царь Давид наблюдает за купающейся Вирсавией? Мальчиком я очень любил эту сцену.

– Ни в коем случае. Лучше послушайте Евангелие от Луки.

И мисс Татлок принялась читать чудесное предание о рождении Иисуса Христа:

– «Во время правления Ирода, царя иудейского…»

К ее удивлению, Вильерс даже не пытался роптать.

Через некоторое время вошел слуга, подал больному стакан воды, и герцог стал пить.

– Настоящая рождественская история, – насмешливо сказал он между глотками. – Вы считаете, мне полезно послушать про чудеса?

– Во всяком случае, вам это не повредит. К тому же Рождество уже не за горами.

– Ребенком я любил Рождество, – мечтательно заметил Вильерс, протягивая слуге пустой стакан. – Особенно мне нравилось загадывать желания.

– Чего же вам хотелось больше всего?

– Летать. И еще знать язык животных. А вам?

– У нас этот обычай не поощрялся, во всяком случае, на Рождество. Но я все равно сохранила о рождественских праздниках чудесные воспоминания.

– Вы сегодня какая-то чопорная.

– Я всегда такая. Вы позволите мне продолжить чтение, ваша светлость?

– Конечно, только, пожалуйста, больше никаких «ваша светлость».

– «И выросло сие дитя, и обрело великую силу духа, – прочитала Шарлотта. – И был велик его разум, и пребывала с ним милость Господня…»

Она читала, не вдумываясь в значение слов, которые произносила, потому что ее голова была занята Вильерсом. Как он худ, как туго обтянуты мертвенно-бледной кожей его скулы… Неудивительно, ведь он умирает… От этой мысли у Шарлотты заныло сердце. Но разве она не знала с самого начала, что герцог – не жилец?

Она снова умолкла и отодвинула книгу. Через мгновение Вильерс открыл глаза – у него действительно были замечательно длинные ресницы – и попросил:

– Пожалуйста, читайте дальше.

– Мне показалось, вы устали…

– Я хочу знать, чем закончится история, – серьезно ответил он и разразился смехом, увидев, как изменилось выражение ее лица.

– Вы должны попить, – напомнила она.

Герцог послушно взял стакан, а Шарлотта стала лихорадочно думать, как вернуть в его глаза только что промелькнувшую в них искорку жизни.

– А почему вам хотелось летать? – спросила она.

– А кому бы не хотелось? Иметь за спиной крылья и целый небосвод, чтобы лететь, куда душе угодно, парить в потоке воздуха, как птица, а потом, налетавшись вдоволь, усесться на ветку, чтобы поболтать с друзьями. Несомненно, такие разговоры намного интересней тех, что ведутся в лондонских особняках.

– Чудесное желание!

– Вам тоже наверняка чего-нибудь хотелось, – сказал герцог.

Решив, что неискренний ответ только испортит дело, Шарлотта ответила честно:

– До шестнадцати лет я ничего особенно не загадывала.

– А в шестнадцать, наверное, влюбились? – предположил герцог.

– Нет, но мне захотелось встретить человека, который бы меня полюбил. Я была уверена, что смогу ответить на его чувство, каким бы он ни был.

– Бедная Шарлотта! – пробормотал герцог с некоторым оживлением. – И что же, такого мужчины не нашлось?

– Однажды мне показалось, что мое желание исполнилось. Это случилось, когда я встретила лорда Барнаби Рива.

– Лорда Рива звали Барнаби? Никогда не знал. Так вот, значит, какого Барнаби мне надо благодарить за то, что вы откликнулись на мою записку.

– На одном балу мы протанцевали с ним всю ночь, – продолжала Шарлотта. – Я надеялась… Но он через несколько дней покинул Лондон и, говорят, сошел с ума.

– Не хочу портить милые вашему сердцу воспоминания о первой любви, но я считаю, что лучше остаться в одиночестве, чем связать свою жизнь с безумцем. Уверяю вас, со мной многие согласятся.

Его руки лежали на стеганом покрывале пугающе неподвижно, и Шарлотта торопливо ответила:

– Вы совершенно правы. После того случая я перестала просить о любви, просто хотела встретить какого-нибудь слепца, чтобы он хоть по ошибке принял меня за женщину, которую мог бы полюбить.

– Милая, не принижайте своих достоинств, – со слабой улыбкой заметил герцог. – Когда в споре со мной вы гневно сверкаете глазами, я понимаю, что находит в вас Элайджа.

– Элайджа?

– Герцог Бомон. Полагаю, я мог бы на вас жениться.

– Вы же… – с ужасом посмотрела на Вильерса Шарлотта. Он был обречен, но как ему об этом сказать?

– Да-да, я умираю, умираю, – легко, без отчаяния согласился он. – Что печально сказывается на моем социальном положении. Быть полуживым так же ужасно, как быть полоумным вроде Рива: в обоих случаях тобой начинает пренебрегать общество и женщины не желают брать тебя в мужья.

– Нет, на самом деле вы вовсе не хотите на мне жениться, – опомнилась Шарлотта. – К тому же вы гораздо выше меня по положению. Я бы никогда не осмелилась даже думать о такой партии.

– А мне казалось, что женщинам нравится выходить замуж за тех, кто выше их по положению, ведь это обеспечивает лучшее будущее потомству.

– Как вы однажды подчеркнули, у меня нет детей, – напомнила Шарлотта. – Так с какой стати мне беспокоиться об их будущих титулах?

– Думаю, вы удивитесь, но прошлой ночью, когда я корил себя за то, что не побеспокоился о наследниках, мне вдруг пришла в голову мысль, что они у меня есть.

– Неужели?

– Незаконнорожденные, разумеется. Так иногда бывает.

Шарлотте показалось, что герцога снова стало лихорадить, поэтому она предложила:

– Давайте вернемся к Библии, хотя, наверное, спасать вашу душу уже поздно.

– А если бы я нашел вам мужа – это бы искупило мои грехи?

– Лучше позаботьтесь о своих несчастных детях, – посоветовала Шарлотта и с некоторым трепетом спросила: – Сколько их у вас?

– Не так много, чтобы составить хор, но и не так маю, чтобы ограничиться солистом. Кстати, вы поете?

– Нет.

– Жаль. У меня есть на примете один славный молодой человек, которому нужна жена, но он любит петь.

– К сожалению, у меня нет особых музыкальных талантов.

– А как насчет лошадей?

– Что именно? Лошади они и есть лошади.

– Понятно, вы не любительница верховой езды. Но зато, как мы знаем, у вас есть ораторский талант и вы дали Бомону несколько хороших советов насчет его речи… Что вы думаете по поводу молодого, подающего надежды политика? В Лондоне их множество.

– Но им всем нужно большое приданое, – без энтузиазма заметила Шарлотта.

– Вы можете его получить.

– Нет, если речь идет о том, как это обычно делается.

– Я могу дать вам приданое, – уточнил герцог, глядя на нее широко раскрытыми черными глазами, которые показались Шарлотте бездонными.

– С какой стати?

– Вы мне нравитесь. Имеет же умирающий право на слабости и причуды?

– Спасибо, – поблагодарила она и с грустью добавила: – Не кажется ли вам, что это противно – покупать мужа, даже если эти деньги – щедрый подарок от души?

– Но ваш жених ничего не узнает! Вы купите себе новые красивые платья, подрумяните щеки, приведете в порядок волосы. О, ваша прическа – ничего ужасней я еще не видел.

Шарлотта не стала оправдываться – зачем рассказывать, что утром, боясь не застать его в живых, она сама торопливо, дрожащими от волнения руками уложила себе волосы и под возмущенные крики сестры выскочила из дома.

– Даже в новых платьях я останусь той, кто я есть, – только и сказала она.

– Не будьте столь категоричны, потому что под моим влиянием вы уже несколько раз изменяли себе. Но политик, похоже, и впрямь не самый удачный выбор – уж больно они жестокие и жадные. Вы правы: молодой человек из политиков может жениться на вас ради денег и политического влияния, поскольку все политики отличаются такими неприятными качествами, как алчность и честолюбие. Думаю, вам больше подойдет интеллектуал.

– Кто-кто?

– Философ, как Рив. О, тот был настоящий мыслитель, пока не сошел с ума. Он постоянно, с маниакальным упорством, рассказывал о своих идеях, не заботясь, желают его слушать или нет. Но зато с ним никогда не было скучно.

– Никогда, – кивнула Шарлотта.

– Кажется, Рождество совсем скоро?

– Завтра День святого Николая.

– Боже, – прошептал Вильерс, помрачнев. – А у меня такое чувство, что я дрался на дуэли только вчера… Неужели прошло столько времени?

– Да.

– Если мне до сих пор не стало лучше, значит, я уже не поправлюсь, да?

– Вы слишком несносны, чтобы смерть пришла за вами, – съязвила Шарлотта. – Если не поостережетесь, я воспользуюсь вашими приступами беспамятства, выйду за вас замуж и отниму все деньги.

Лицо Вильерса просветлело, он хрипло рассмеялся, но тут же закашлялся. Отдышавшись, спросил:

– Что же вы будете делать с деньгами? Сошьете новый гардероб?

– Нет, отдам вашим детям.

– Ну конечно! Они спят и видят, как бы заполучить мои деньги. Отец им не нужен, только его состояние. Я составил завещание. Ирония судьбы – пока я жив, у них, считайте, нет отца, но моя смерть принесет им неплохие дивиденды.

– Чепуха! У них есть отец, только плохой.

– Придется найти вам глухого мужа, чтобы он не слышат ваших колкостей, – ехидно прищурился герцог. – Вот мое условие: вы должны приезжать ко мне все то время, пока я буду устраивать вашу судьбу.

– С какой стати мне рисковать своей репутацией ради ваших сомнительных способностей свахи?

– О, я еще могу вас удивить! Поверьте, когда я берусь за дело, то всегда довожу его до конца. Увидите, я найду вам такого жениха, от которого вы не сможете отказаться.

– Если я соглашусь выйти за него, то и вы пообещайте выполнить мое условие.

– Что? Я берусь выполнить ваше самое заветное желание, а вы осмеливаетесь ставить мне условия?

– Да, мое условие заставит вас держаться за жизнь, чтобы его выполнить, – объяснила Шарлотта. – Иначе вы сойдете в могилу только потому, что ваш доктор сочтет вас неизлечимым. В Лондоне никто и не догадывается, как вы на самом деле мягки и уступчивы.

– Да вы настоящая мегера! Итак, каково же ваше условие?

– Если вы найдете мне мужа – такого, чтобы пришелся мне по душе, – я стану женой, а вы должны стать настоящим отцом.

– Уверяю вас, я ничуть не хуже своего собственного родителя, а может быть, даже лучше, потому что хоть не ору на своих детей.

– Но вы наверняка могли бы, если бы знали их имена.

– Нет, вы даже хуже мегеры! – заявил герцог. – Пожалуй, только чудо поможет выдать вас замуж.

– Теперь вам придется бросить привычку лежать в постели и научиться по крайней мере сидеть, – возразила Шарлотта. – Иначе как вы собираетесь найти мне мужа?

Вильерс с грустью посмотрел на нее:

– Когда возвращается лихорадка, у меня просто нет выбора.

– Но я не могу окончательно загубить свою репутацию, посещая ваш дом. Посудите сами, какой порядочный человек женится на женщине, с которой встретится в вашем присутствии да еще в вашей спальне?

– Разумная мысль, – пробормотал герцог. – Полагаю, вы хотите сказать, что я должен встать с постели?

– Видите ли… – заколебалась Шарлотта.

– Я всегда считал, что генералами нужно назначать женщин, – сонно проговорил герцог и закрыл глаза. Решив, что его сморила усталость, Шарлотта положила Библию в ридикюль и уже собралась осторожно выйти из комнаты, как вдруг Вильерс вновь открыл глаза и сказал: – Большой рождественский прием, вот что нам нужно.

– Спите, спите, – поспешно сказала девушка, – у вас усталый вид.

– Если нас пригласят куда-нибудь на рождественский прием, – продолжал Вильерс, – вы сможете прочесть мне хоть весь Ветхий Завет, и никто даже не заподозрит о наших своеобразных взаимоотношениях. Я займусь этим вопросом завтра утром, а сейчас извините, я очень устал, но, как ни странно, не от своей лихорадки. Вы просто творите чудеса, мисс Шарлотта, как бы вас ни звали на самом деле.

Шарлотта не нашлась, что ответить, и только неопределенно хмыкнула.

В коридоре ее ждал верный Финчли.

– Думаю, герцог погрузился в здоровый сон, – прошептала она. – Я не заметила признаков лихорадки.

– Хвала Господу! – пробормотал камердинер, и от радости его глаза наполнились слезами. – Извозчик уже ждет вас, мисс Шарлотта.

Глава 35

– Ну и что ты теперь собираешься делать? – сердито воскликнула Поппи, когда за Элси и остальными закрылась дверь. – Как мне теперь привести себя в порядок перед сном, не говоря уже о ванне? Я не могу спать с облепленными пудрой волосами!

– Неужели ты каждый вечер моешь голову?

– Разумеется!

– А мне казалось, что дамы ради сохранения своих роскошных причесок спят по ночам на специальных подставках. Я ведь никогда не видел тебя с распущенными волосами, даже в спальне.

– Конечно, не видел.

– Но почему? – Флетч подошел к жене сзади и стал трогать растрепанные волосы. – Даже когда ты надевала пеньюар, волосы у тебя всегда были зачесаны наверх. Я решил, что ты не распускаешь их на ночь.

– Просто после твоих посещений я еще раз принимала ванну, и горничная распускала мне волосы. Ой, что ты делаешь?! – испуганно воскликнула Поппи.

Флетч вел себя как-то странно – зачем-то трогал ее растрепанные волосы… Конечно, он пообещал отказаться от интимных отношений, но кто знает… Они остались совершенно одни, рядом не было даже горничной, которая могла бы помочь с ванной, не было вообще никакой прислуги женского пола.

– Я вытаскиваю твои шпильки, что же еще? – отозвался герцог.

– Та молодая служанка справилась бы гораздо лучше!

– Ты видела ее фартук?

– Да, на ней был фартук – что тут удивительного? Ведь она работает на кухне. Я тоже иногда надеваю фартук, когда делаю что-нибудь по дому.

– Разве ты не заметила на ее фартуке кровь? Нет? А я заметил. Похоже, наша милая Элси сворачивала головы цыплятам.

Поппи охнула – мысль, что ее могли бы купать руки, обагренные кровью бедных цыплят, не вдохновляла.

– Послушай, длинное перо не вытаскивается! – с досадой сообщил Флетч.

– Не дергай его! Дай-ка я сама. – Поппи потянулась к перу, но Флетч легонько шлепнул ей по рукам и продолжал возиться с волосами. – Ну вот, я вытащил много шпилек, – через минуту сказал он. – А перо ни с места.

– Я вытащу его, когда буду принимать ванну.

– Как же ты это сделаешь без посторонней помощи?

Обернувшись, герцогиня бросила на мужа гневный взгляд.

Злополучное перо тут же упало ей на глаза, и она, досадливо морщась, смахнула его рукой.

– Разве ты не знаешь, что перья приклеены к волосам? Должно быть, горничная утром приклеивает их, а вечером срезает.

Этого Поппи не знала. Она вообще многого не знала о тайнах парикмахерского искусства, поэтому-то и платила Люси весьма щедрое жалованье.

– Проблема в том, что у нас здесь нет ножниц, – озабоченно заметил Флетч. – Пойду попрошу у хозяина. – Поппи не успела ответить, как он уже выглянул в коридор и позвал: – Эй, хозяин!

Через минуту в его руках были ножницы.

– Дорогая, сейчас я срежу волосы с прилипшей смолой и перо, – сказал он. – Постарайся не шевелиться.

– Ты что, шутишь? – отпрянула Поппи. – Не смей резать волосы! Я все смою в ванной.

– Хорошо, поступай, как знаешь. – Флетч остановился и скрестил руки на груди. Высокий, мускулистый, он выглядел так… по-мужски, что Поппи ощутила смутное беспокойство. Ей почему-то захотелось провести рукой по его бугрившимся под рубашкой бицепсам.

– Я все моментально удалю, – повторила она. – По-этому, если не возражаешь, тебе пора оставить меня одну.

– Куда же мне идти? Вниз, в общую залу, глазеть на Короля Нищих?

– Мне абсолютно все равно, куда ты пойдешь, но здесь ты определенно не можешь оставаться, когда я принимаю ванну.

– Почему, дорогая? Или ты забыла, что мы женаты уже четыре года? Я же много раз видел тебя нагой. – С этими словами он снял с головы Поппи нитку и неодобрительно покачал головой. – Тебе не справиться. Разве ты когда-нибудь принимала ванну самостоятельно?

– Нет, как и прочие наши дамы, – сердито парировала герцогиня, которой послышалось осуждение в его голосе. – Ну, хорошо, оставайся, – сдалась она. – Но я буду купаться в рубашке.

– Как знаешь, – пожал плечами Флетч.

Поппи попыталась расстегнуть платье, но крючки не поддавались. И помощь Флетча оказалась очень кстати. Когда он начал расстегивать крючки, она вспомнила напутствие Джеммы и не удержалась от смешка.

– Что, снова думаешь о своем докторе Лаудене? – спросил Флетч.

– Нет, просто на память пришли напутственные слова Джеммы, – ответила Поппи. – Она считает, что во время путешествий мужчины могут быть очень полезны. Как она была права!

Наконец Флетч справился с крючками и стянул тяжелое, с тремя нижними юбками платье вниз. Оно упало на пол, Поппи переступила через него. Теперь оставалась только шнуровка корсета. Пытаясь ее распустить, герцог то и дело вполголоса чертыхался. Время шло, но результатов не было – из Флетча получился неважный помощник.

Неожиданно послышался треск, и корсет упал к ногам Поппи. Она повернулась – в руках у Флетча остались обрывки шнуровки.

– Никак не хотела развязываться, – с глупой ухмылкой объяснил он.

– Ну и что же мне теперь делать без шнуровки? – возмутилась Поппи.

Она подняла глаза – муж уставился на ее грудь. Проследив за взглядом, Поппи со стыдом поняла, что тонкая ткань рубашки просвечивает и можно даже рассмотреть розовые соски.

Она хотела прикрыться руками, но Флетчер уже отвел взгляд с таким видом, словно под ее рубашкой не было для него ничего интересного.

– Ну, теперь залезай в ванну, дорогая, и я попробую смыть с твоих волос эту прилипшую гадость, – сказал он.

Глава 36

Джемма и Бомон приближались к концу партии. Если бы герцогине пришлось заключать пари, она бы могла уверенно поставить на собственную победу, причем довольно легкую. Во время первой партии их матча Бомон играл очень внимательно, тщательно обдумывая каждый ход, словно от него зависела судьба правительства. Вторая же партия проходила совсем иначе.

Бомон делал ходы небрежно, постоянно заводил разговоры о том о сем.

– Мы устраиваем рождественский прием, – сказала Джемма. – Я только что разослала приглашения.

Складывавший шахматные фигуры Бомон на мгновение замер, потом со словами «Отличная идея!» сделал очередной ход.

– Не пригласить ли и мисс Татлок? – спросила Джемма. раздосадованная столь сдержанной реакцией мужа.

Предложение повисло в воздухе. «Господи, зачем только я его дразню?» – подумала она.

– Буду рад, – спокойно проговорил герцог, ответив разом и на ее немой вопрос.

– Но только не ее сестру, – добавила Джемма. – Это совершенно невыносимая особа.

– Согласен, – кивнул герцог. – Она так противно трясется, когда волнуется.

– Разумеется, будут Поппи и Флетч.

– Но только не ее мать, – на этот раз возразил герцог. – Я терпеть не могу леди Селби.

– Да уж, она не сахар, – с чувством согласилась Джемма.

– Она просто исчадие ада.

Джемма рассмеялась, потом сказала:

– Еще я хочу пригласить этого милого юношу, доктора Лаудена из Королевского общества. Его присутствие поможет держать в тонусе Флетча. – И поведала Бомону о сложностях во взаимоотношениях Поппи с мужем.

– О, Джемма Бомон в роли свахи – это что-то новенькое, – резюмировал герцог, с интересом выслушав жену. – Поистине ты не перестаешь меня удивлять.

– Мы не можем позволить Поппи и Флетчу расстаться, ведь они по-настоящему любят друг друга.

– Но если их интимная жизнь так ужасна, как ты говоришь, то…

– Наша была не лучше, – пожала плечами герцогиня. Она слишком поздно поняла, что сама попалась в ловушку.

– Ах, да, наш брак… – задумчиво произнес Бомон. – Мы должны с ним что-то делать…

– Мне пора одеваться! – вскочила Джемма, надеясь уйти от разговора. – Игру закончим завтра.

Герцог тоже встал.

– Может быть, пригласить Вильерса? – предложил он.

– Вильерса? Но он же…

– Он совсем один. С ним, конечно, слуги, но…

У Джеммы сжалось сердце – перед ней неожиданно снова предстал тот Элайджа, которого она полюбила много лет назад.

– Если мы пригласим Вильерса, сплетники будут вне себя от радости, – заметила она. – Никто не поверит, что он действительно на пороге смерти. Пойдут разговоры, что я изменяю тебе с ним под самым твоим носом.

– Когда я думаю, что он умирает, то почти жалею, что это не так.

На миг у Джеммы перехватило дыхание. Потом она сказала:

– Это говорит о том, какое место я занимаю в твоей жизни.

Герцог, который в это время ставил на место стул, поднял на нее непонимающий взгляд:

– Что ты имеешь в виду?

Осознав, как она могла его понять, поспешно добавил:

– Это совсем не то, что ты подумала.

Но Джемма не желала больше слушать: на сегодня с нее уже хватит сердечных мук.

– Ах, тебе так жаль Вильерса? – усмехнулась она. – Тогда пеняй на себя. Я буду за ним ухаживать, он выздоровеет, и я заберусь к нему в постель, чтобы у сплетен наконец появилось основание.

В глазах Бомона мелькнуло выражение, похожее на печаль. Только похожее, убеждала себя Джемма.

– Знаешь, я загляну в замочную скважину, чтобы это увидеть, – совершенно серьезно завил он.

– С чего бы это?

Он сделал шаг к ней:

– Потому что ты моя герцогиня, Джемма.

– Ну и что? Я герцогиня уже много лет!

Он коснулся ее подбородка:

– Ты поцеловала меня на днях, помнишь?

– Минутная слабость, – пробормотала Джемма еле слышно.

– Поцелуи – это подтверждение права собственности, не так ли?

Бомон был так близко, что она чувствовала его тепло. Ей вдруг вспомнилось, какой он высокий и сильный по сравнению с ней, как отличаются друг от друга их тела. Не дожидаясь от нее очередной колкости, герцог наклонился к жене и поцеловал так крепко, что на несколько мгновений она лишилась возможности дышать.

– Запомни: права собственности, – повторил он низким грудным голосом и вышел.

Глава 37

Флетч стоял у окна, боясь повернуться и разрушить чарующую, удивительно уютную атмосферу полного покоя, возникшую в комнате. Снег за окном отгородил герцогскую чету от внешнего мира, как дикие заросли ежевики – дворец Спящей красавицы. «Вот если бы у нас с Поппи, как у заснувшей волшебным сном принцессы, было бы впереди сто лет без слуг, без леди Флоры, без всех этих «миледи», «милорд» и «ваша светлость»»! – подумал Флетч.

От стекла пошел легкий пар – похоже, непогода усиливалась; снежные хлопья закружились в стремительном танце. «Может быть, и вправду гостиницу отрежет от внешнего мира, – мечтал Флетч, – и мы с Поппи останемся вместе коротать время в этой чудесной постели…»

В стекле отражалась плавная округлость плеча герцогини, которая, конечно же, повернулась к Флетчу спиной. Из копны ее густых и длинных, ниже пояса, волос торчали два оставшихся пера.

Хозяин оставил герцогской чете немного жидкого мыла, но Флетч сомневался, что оно поможет отмыть волосы. Тем не менее он налил в миску воды и подошел к жене.

– Давай, я намочу тебе голову, – сказал он. Испуганно прикрыв обеими руками грудь, Поппи кивнула. Он стал лить воду понемножку, плавно, играя – сначала немного на правую сторону, чтобы вода, стекая, намочила рубашку и та прилипла к лопатке, а потом тонкий ручеек устремился бы по спине. После этого Флетч налил немного на левую сторону, чтобы полюбоваться нежно-розовой кожей жены, просвечивавшей сквозь тонкую ткань. Поппи начала дрожать.

– В мокрой рубашке ты замерзнешь, – заметил он. – Как ты собираешься в ней мыться, не понимаю.

– Пожалуйста, начни с волос, – попросила Поппи, наклоняя голову.

Он набрал еще воды, но для такой копны этого было слишком мало. От сильного запаха лавандовой пудры герцога даже слегка замутило, поэтому он поспешно вылил на голову жене еще воды, добавил жидкого мыла и принялся тереть волосы. Просидев тихо не больше минуты, Поппи не выдержала и начала давать советы и указания.

– Поппи! – одернул Флетч.

Она умолкла.

– Признайся, ты мыла кому-нибудь голову?

– Нет.


– Значит, у меня больше опыта: я мыл свою. Так вот, сейчас я делаю то же самое, что и тогда.

– Но мне больно! – воскликнула герцогиня. Теперь вместо того, чтобы прикрывать себе грудь, она обеими руками держалась за края ванны. – Осторожней, не то ты сейчас опрокинешь ванну вместе со мной.

– Мне приходится прилагать силу, чтобы очистить тебе волосы. Слишком много пудры, – объяснил Флетч, с сомнением глядя на одну из слипшихся прядей. – Не лучше ли их просто отрезать?

– Нет! – испуганно вскинулась Поппи. – Не смей ничего отрезать! Я лучше сама попробую вымыть голову. Уверена, что справлюсь!

– Ты могла бы носить парик, пока волосы не отрастут. Поверь, так будет проще всего. Я просто не могу себе представить, что твоя горничная ежедневно смывает все это с твоей головы.

– Нет, она действительно моет мне голову каждый вечер, только иногда на это уходит довольно много времени.

– Сколько?

– Обычно не больше двух часов, – ответила Поппи и тут же болезненно охнула – это Флетч попытался пальцами, как гребешком, разделить спутанные пряди.

– Целых два часа! – ахнул он, оставив ее волосы в покое. – Ты тратишь на это целых два часа каждый вечер? Так было и тогда, когда я приходил к тебе в спальню? После моего ухода ты целых два часа мыла голову?

– Да, – ответила Поппи, бросив на мужа недоуменный взгляд. Мокрые пряди крысиными хвостиками падали ей на глаза. – Иногда я так уставала, что слипались глаза, но спать с пудрой в волосах я все равно не могла – к вечеру голова начинала ужасно чесаться. Временами к ужину я просто с ума сходила от зуда, и мне было трудно усидеть на месте.

Флетча осенило.

– Дорогая, не хочешь ли ты сказать, что когда мы занимались любовью, у тебя чесалась голова? – медленно, еще не веря в то, что услышал, спросил он.

– Только иногда, – тоном провинившегося ребенка ответила Поппи, чувствуя, что была слишком откровенной.

Флетч уставился на нее, не в силах произнести ни слова. У него появилось ощущение, что он долго-долго скитался в кромешной тьме, но над ним наконец-то забрезжил спасительный рассвет.

Неужели Поппи так странно вела себя в постели из-за неудачной прически?

– Ты дрожишь, дорогая, – опомнился он. – Пожалуйста, сними рубашку, иначе замерзнешь. Не бойся, я не буду смотреть.

Он подошел к камину, подкинул в него еще дров. Позади послышался мокрый шлепок. Герцог пошевелил кочергой угли, напряженно размышляя. «Прежде всего нельзя торопиться. Надо действовать очень медленно и молиться о продолжении непогоды. И еще: пусть Поппи увидит, что мне неинтересно ее тело, убедится, что может мне доверять…»

Это значило, что ночью не стоит ждать от нее уступок… Флетч чуть не застонал от досады – каждая мышца его тела, включая и самую для него главную, протестовала против вынужденного воздержания. Но что делать, придется взять себя в руки, тем более что в дальнейшем воздержание грозило стать постоянным. Флетч наконец начал осознавать, до какой степени он не знал Поппи. Как он мог не понимать, что все те часы, пока он наслаждался ее телом, бедняжка томилась от отчаянного желания вымыть голову?

Он вспомнил, что Поппи всегда возражала, когда он хотел коснуться ее волос. И он всегда сдавался – кто же из мужчин не знал, сколько времени требовала дамская прическа?

Вода в ведре, стоявшем у камина, была еще теплой. Флетч зачерпнул ее ковшиком и, не глядя, вылил на Поппи. Взвизгнув от неожиданности, она обернулась, желая узнать, не подсматривает ли он за ней.

Герцог не подсматривал. Если бы он хоть раз взглянул на это прелестное розовое, блестящее от воды тело, похожее на леденец (о, это был самый вкусный леденец в его жизни!), то набросился бы на нее, как голодный зверь на долгожданную добычу.

Но вместо этого Флетч спокойно, как человек, совершенно равнодушный к сексу, обошел Поппи, полил ее волосы жидким мылом, взял гребень и принялся за вычесывать пудру и смолу.

Пятнадцать минут активных усилий не принесли никакого результата.

– Послушай, Поппи, смола не поддается, – забеспокоился Флетч. – Придется ее срезать вместе с волосами, хотя бы частично. Особенно вот эту длинную прядь.

Он взял один из крысиных хвостиков, лежавших на спине жены, – кроме того, что в спутанных волосах смешались смола и пудра, из них торчало еще и перо.

Поппи подняла голову, и Флетч с ужасом заметил у нее на щеке слезу.

– Ты уверен, что иначе нельзя? – спросила герцогиня.

– Мне очень жаль. Посмотри сама.

Она взглянула на безнадежный колтун, в который превратился локон, и из ее глаз выкатилось еще несколько слезинок.

– Не расстраивайся, дорогая, – попытался успокоить ее Флетч. – Ты можешь носить парик. В конце концов, зачем тебе столько волос? Из-за них только зудит кожа. Поверь, без них тебе будет лучше.

– Но без волос… – Она с прелестной гримаской шмыгнула носом, и Флетч тотчас протянул ей свой платок. Зарывшись в него лицом, она что-то пробормотала.

– Что ты сказала? – спросил герцог.

– Я стану такой уродливой – повторила она громче, опустив платок, и Флетч заметил, что у нее дрожит нижняя губка. – И не модной. А ведь ты терпеть не можешь женщин, которые не следуют моде.

«Если бы ты только знала, глупышка, если бы ты только знала!» – подумал герцог, изо всех сил стараясь не опускать взгляд ниже ее ключицы, и сказал:

– Это уже не важно, Поппи. Твоя мама права, когда говорит, что мужчины быстро охладевают к возлюбленным. Но ты мне дорога, и я хочу, чтобы тебе было хорошо. Мне совершенно безразлично, как выглядят твои волосы.

Поппи опять шмыгнула носом и смахнула набежавшие слезинки.

– По твоим словам не заметно, что я тебе дорога.

– Нет, дорога, – ответил он, берясь за ножницы.

По щекам Поппи побежали слезы, но она покорно опустила голову, молчаливо давая согласие на стрижку. Флетч взялся за дело.

– Поппи? – позвал он через несколько минут жену, которая сидела, уткнувшись лицом в колени.

– Да? – откликнулась та.

– У тебя тут несколько колтунов находятся очень близко к голове, придется стричь совсем коротко.

– Что? – не поняла Поппи.

Он срезал один волосяной комок и показал:

– Видишь? Здесь все свалялось. Сомневаюсь, чтобы твоя горничная действительно каждый день расчесывала тебе волосы на затылке.

Поппи задрожала и заплакала в голос.

– Пожалуйста, выстриги эти комки! – сквозь слезы попросила она. – Мне уже безразлично, что будет с волосами!

Флетч так и сделал. Некоторое время он активно работал ножницами, подрезая слипшиеся пряди, выстригая колтуны и стараясь сохранить все, что можно было расчесать. Однако пряди, на которые попала смола, спасти не удалось.

– Мне кажется, беда в том, что твоя горничная приклеивала перья к волосам и просто состригала их, когда не могла удалить с помощью мыла и воды.

– Как это отвратительно! – поморщилась Поппи.

– Мне попадаются кончики срезанных перьев. Их, пожалуй, хватило бы на целый зверинец.

– Вернее, на птичник, – с горечью поправила она.

– Я поражен. Меня всегда интересовало, как женщины ухитряются делать себе такие высокие прически. Теперь-то я знаю.

– Иногда Люси для объема кладет внутрь прически подушечку, – объяснила герцогиня. – Если не использовать клейкое вещество, как еще заставить перья стоять на голове? Я, например, для приемов и балов использую перья длиной целых шестнадцать дюймов. Наверное, я зря виню Люси – она привыкла к тому, что многие дамы оставляют волосы между укладками нерасчесанными и даже вместе с приклеенными перьями. Вот она и не прикладывала особых стараний, хотя я настаивала на регулярном мытье головы.

– О, я нашел великолепную заколку, – сообщил Флетч. – С бриллиантом!

– Люси ее только вчера заколола. – обиженно ответила Поппи. – Ты так говоришь, что я начала себя чувствовать страшной грязнулей.

– Ты сама произнесла это слово, – сурово возразил он. Но жена выглядела такой подавленной и несчастной, что Флетч смягчился: – По крайней мере ты никогда не благоухала свиным жиром, как многие другие дамы. Ненавижу этот запах.

– Понимаешь, пудра пристает к свиному жиру слишком прочно, и под ней начинается ужасный зуд. Поэтому я использую свечное сало.

– Свечное сало?! – изумился Флетч. Это обстоятельство объясняло обилие колтунов. Он безжалостно состриг еще несколько штук – действительно, в них было свечное сало.

– Я найму другую горничную, – решила Поппи. – Честно говоря, Люси мне никогда не нравилась.

– Тогда зачем, скажи на милость, ты держала ее столько времени?

– Ее порекомендовала мне мама. Люси – француженка. И она делает мне чудесную завивку. Помнишь бал у леди Сэлсбери?

– Да, у тебя еще была прическа размером с Вавилонскую башню.

– Очень красивая!

Несколько состриженных Флетчем комков упали Поппи на грудь. Она собрала их и, содрогнувшись от отвращения, бросила на пол.

– Не понимаю, почему ты не замечала, что делает, а вернее, чего не делает твоя горничная? – спросил он.

– А как бы я узнала? – рассердилась Поппи. – Леди никогда не расчесывают себе волосы сами!

– Леди не делают того, не делают этого… – проворчал герцог. – Я рад, что родился мужчиной.

– Если бы я была мужчиной, то пошла бы учиться в Кембриджский университет и стала бы знаменитым натуралистом!

– Могу себе представить: доктор Поппи, самый знаменитый в мире специалист по опоссумам из семейства собачьих, – ухмыльнулся Флетч. – Все, кажется, я закончил.

С этими словами он провел гребнем по оставшимся локонам.

– А я не закончила, – возразила герцогиня. – Надо сменить воду, в этой мыться невозможно.

Флетч подобрал с пола ее платье и благоразумно набросил его на висевшее в углу зеркало, потом подал жене купальную простыню.

Поппи с сомнением посмотрела на простыню – она была совсем небольшая – и перевела взгляд на мужа.

– Ты помнишь, что интимные отношения меня больше не интересуют? – сказал он. – Все в прошлом.

Но она не отводила от него требовательного взгляда. Флетч заставил себя улыбнуться.

– Хорошо, я пойду вниз, попрошу хозяина сменить воду в ванной, – сдался он.

Из-за безумного возбуждения спуск по лестнице прошел довольно болезненно, но в душе Флетч ликовал: начало было положено.

Глава 38

Герцог оставался внизу все время, пока его жена второй раз принимала ванну. Воспользовавшись предоставленной ей свободой, Поппи первым делом открыла зеркало. Вид неровно выстриженных прядей заставил ее разрыдаться. Однако она быстро взяла себя в руки, забралась в наполненную чистой водой ванну, от которой шло приятное тепло, и тщательно вымылась. На сей раз она могла быть уверена, что действительно освободилась от пудры, перьев и прочего, потому что не сидела сложа руки, предоставив все служанке, а сама промыла голову, пройдясь по каждой из оставшихся прядей.

«Никогда больше не доверюсь ни одной горничной!» – поклялась себе Поппи.

Она уже вытиралась у огня, когда ей в голову пришла мысль, что слово «никогда» должно относиться и к лавандовой пудре. Какой смысл каждый день пудрить волосы, чтобы привлекательно выглядеть, если ее муж больше не желает ее как женщину?

Очень странно, но эта мысль задела Поппи.

– Собака на сене, – обругала она себя, стряхивая с волос воду и откидывая их за спину. Казалось, теперь они почти ничего не весили, но ощущение легкости пришлось Поппи по душе. Увы, ей очень хотелось, чтобы Флетч ее желал, пусть даже она не собиралась заниматься с ним любовью.

«Переживать из-за того, что он больше меня не хочет, очень глупо», – убеждала себя Поппи. Она целых четыре года умирала от смущения и, конечно, от ужасного зуда, терпя домогательства мужа, молясь про себя, чтобы он скорее закончил и ушел. С какой стати теперь тосковать по его ласкам?

Разумеется, она совсем не тосковала.

Только почему-то эта просторная комната в присутствии Флетча казалась тесноватой – такой он был рослый, и Поппи то и дело ловила себя на том, что любуется его широкой грудью с буграми мышц, особенно заметными под мокрой рубашкой. Он был теплый, твердый, мускулистый, тогда как ее тело было мягким и, конечно, не имело такой мускулатуры, как у Флетча.

«Так вот оно что! Наверное, он интересует меня именно с научной точки зрения, – решила Поппи, – ведь я, в конце концов, изучаю природу». Тело Флетча отличалось от ее тела так сильно, как если бы он был белкой-летягой. Какие у него прекрасные шелковистые волосы! А вот у нее… Она поежилась от отвращения. Как можно было столько времени не замечать, что творилось с ее шевелюрой? Неудивительно, что муж ее больше не хочет.

Она бы и сама ни за что не захотела иметь дело с мужчиной, у которого омерзительные колтуны в волосах. А вот у Флетча волосы на ощупь нежнее атласа…

Поппи облегченно вздохнула: теперь она чувствовала себя абсолютно чистой – кожа, которую она нещадно терла мочалкой, покраснела, голове было легко. Отныне никакой пудры, никакого свечного сала, перьев, завивки. И никаких французских горничных.

Из-за двери послышался шум, и Поппи нырнула в кровать, прикрывшись одеялом. В комнату заглянул Флетч, осмотрелся, удивленно поднял брови и вошел внутрь, сопровождаемый лакеем с оловянной ванной в руках. Лакей, имевший довольно усталый вид, поставил новую ванну на пол, а старую вынес из комнаты.

– Там внизу все просто сбились с ног, – сообщил герцог жене. – На здешней кухне вряд ли когда-нибудь греют так много воды, как сегодня, разве что в приходской банный день. Я распорядился прислать нам на ужин несколько блюд в закрытых судках, поскольку мы не можем переодеться и спуститься в общую залу. Чемоданы-то вернулись в «Лисицу и колибри».

– А я тут отлично вымылась, – сказала Поппи. К собственному удивлению, она совсем не чувствовала себя униженной.

– Я не очень побеспокою тебя, если приму ванну? – спросил Флетч, вытащив рубашку из брюк и принимаясь расстегивать пряжки на коленях. – Ты достаточно часто видела меня голым и ни разу даже глазом не моргнула, – продолжал герцог, снимая рубашку.

– Это не так, – усмехнулась Поппи, отводя взгляд от мужа. – После свадьбы я очень нервничала и даже боялась, что меня стошнит, когда ты придешь ко мне в спальню.

Флетч пристально посмотрел на нее и взялся за пояс, чтобы снять брюки. Поппи почувствовала, что краснеет. У нее было ощущение, что между ними происходит что-то очень интимное, ведь она никогда раньше не видела, как Флетч раздевался. Он приходил к ней в спальню в халате, сопровождаемый горничной, как и подобает джентльмену в подобных случаях. Сейчас же все было совершенно иначе – Поппи окинула взглядом обтянутые брюками узкие бедра Флетча, широкий разворот его груди с темной порослью посредине, не скрывавшей, однако, могучие мышцы, бугрившиеся под кожей…

– Опять боишься, что тебя стошнит? – спросил Флетч.

– Маму стошнило в первую брачную ночь, – объяснила Поппи. – Ох, ну и жара же здесь! Ты не чувствуешь? – Она помахала рукой, словно веером.

– Неужели леди Селби стошнило? – удивился Флетч. – Не знал.

– Потому что интимные отношения для женщин – сильное нервное потрясение. И еще они так…

– Неприятны? – помрачнев, закончил герцог и одним плавным движением стянул брюки.

У Поппи противно засосало под ложечкой, но все обошлось. Флетч был прекрасен: отлично сложен, золотистая кожа, длинные мускулистые ноги. К счастью, герцог стоял к Поппи боком и она не видела его паха – эта часть мужского тела, разумеется никак не могла вызывать восхищение, о чем столько лет твердила дочери леди Флора.

Флетч опустился в ванну и откинулся назад. Черные ненапудренные волосы упали на спину – теперь и Поппи собиралась тоже носить простую, без парикмахерских ухищрений, прическу. Он был так хорош, что у нее пересохло во рту. Эти могучие мышцы, золотистая кожа и… что это там, между ногами?

Она не понимала, как он умудрялся все время скрывать этот орган, явно не желавший оставаться незамеченным. Герцог должен каким-то образом держать его в узде – надевает же она корсет, чтобы стянуть грудь. Глаза у Флетча были закрыты, поэтому Поппи откинулась на подушки и стала, не таясь, рассматривать мужа.

В нем удивительно гармонично сочетались красота и сила.

Поппи начала мелко дрожать – ей вспомнилось, как он, приходя в ее спальню, спрашивал: «Дорогая, ты готова?», и она всегда кивала, потому что хотела побыстрее освободиться от этой тягостной повинности. После этого он принимался ласкать ее, прижимался к ней и иногда…

Почувствовав, что внизу живота стало горячо, герцогиня отвернулась.

Флетч зажмурился сильнее и про себя улыбнулся – кажется, дела идут хорошо. В его душе забрезжил тоненький лучик надежды.

– Дорогая, ты не помоешь мне голову? – позвал герцог, прислоняя колени к стенкам ванны, чтобы предоставить жене полный обзор своих сокровищ. – Ты можешь надеть мою рубашку, она уже высохла.

Разумеется, Поппи не могла ответить отказом, ведь он тоже помог ей вымыть голову, поэтому она осторожно приблизилась к ванне сзади и взялась за дело. Флетч выгнул спину, наслаждаясь ее прикосновениями, и глухо застонал.

Ее руки замерли.

– Что с тобой? Тебе нехорошо?

Флетчу показалось, что жена затаила дыхание.

– Нет, что ты, мне очень хорошо, – проговорил он низко, с хрипотцой, но так, чтобы не испугать Поппи.

– Тогда продолжим, – сказала она, и с удвоенным рвением принялась тереть ему голову.

К тому времени, когда она закончила, у него возник еще один план.

– Дорогая, ты не могла бы помыть мне ноги? Я такой большой, боюсь, переверну ванну, если начну это делать сам.

Для убедительности он несильно качнул ванну, немного расплескав воду на пол.

– Осторожнее! – воскликнула Поппи. – Не хватает только, чтобы сюда опять явились здешние лакеи. Они и так думают, что мы с тобой не в своем уме!

– Тогда, если не возражаешь… – Флетч вытянул перед ней правую ногу. Он всегда гордился своими ногами, но сейчас ему хотелось, чтобы жена обратила внимание не на них, а на его главное сокровище. Зарумянившись, как пасхальный пирог, Поппи принялась тереть мочалкой его лодыжку. Флетч согнул ногу в колене, чтобы жене было легче достать до бедра.

Она продолжала украдкой рассматривать его, поэтому он сделал ей одолжение – откинул голову назад (это было очень кстати, потому что от напряжения у него уже заболела шея) и закрыл глаза.

– Спасибо, моя конфетка, – пробормотал он.

Мочалка медленно продвигалась вверх по его бедру. Флетч даже не отваживался смотреть на Поппи из-под ресниц: если бы она как-то проявила к нему интерес, то герцог не удержался бы, выскочил из ванны и набросился бы на жену. А это не входило в его планы.

Он подождал, пока она приблизится к его главному сокровищу, но не настолько, чтобы его можно было потрогать.

– Теперь, пожалуйста, другую, – попросил Флетч, убирая вымытую правую ногу и вытягивая левую.

Он ожидал мягких неторопливых прикосновений, но Поппи начала тереть его с такой скоростью и силой, что он, наверное, лишился половины волосков, покрывавших ногу. Через несколько секунд в него полетело полотенце. Что-то пошло не так, но что? Флетч не понимал.

«Наверное, все дело в сокровище», – решил он.

Проклятие! Если большинство женщин не может смотреть на мужское достоинство без тошноты (хоть Флетч никогда о таком не слышал, но кто знает?), то Поппи, возможно, неважно себя почувствовала, тем более что природа одарила Флетча в этом отношении куда щедрее, чем большинство мужчин.

«Правда, пока столь щедрый дар не принес мне особого счастья», – с горечью подумал Флетч.

– А в чем мы будем спать? – спросила Поппи. – У нас же нет ночных рубашек.

Пока герцог вытирался у камина, она забралась в постель и лежала, уставившись в стену. «Наверное, чтобы не видеть меня, – решил Флетч. – Проклятие!»

– Пойду поищу что-нибудь, – сказал он, натягивая брюки и рубашку.

Спускаясь по лестнице вниз, Флетч внушал себе, что он совсем не испытывает никакого желания. «Ну хорошо, – думал он, чувствуя безнадежность своих внушений, – даже если это не так, все равно сегодня ночью ничего не произойдет, ничего. Сегодня я – бесполое существо. Буду думать о святом Албании[17]». Но разве святой Албаний разгуливал в таком возбужденном состоянии?

Флетч совсем упал духом, однако его буйная плоть по-прежнему не желала успокаиваться.

Ему стало немного лучше только тогда, когда они с Поппи облачились в мужские ночные сорочки, выданные хозяином гостиницы. Поначалу этот любезный человек предложил для герцогини халат Элси, но герцог отверг одеяние служанки, засомневавшись в его чистоте, а вот две постиранные и выглаженные ночные сорочки лакеев его вполне удовлетворили.

Постепенно Флетчу стало казаться, что справиться с бушевавшим внутри его демоном не так уж трудно. Отведав присланного хозяином ужина, Поппи разговорилась и посвятила мужа в свои идеи относительно опоссума и его странного большого пальца. Флетчер же рассказал ей о речи, которую написал, пока ждал ее в музее, и Поппи это так понравилось, что ему даже пришлось встать и произнести свою речь перед ней, причем для этого не понадобилось заглядывать в подготовленные записки. Должно быть, это было забавное зрелище – Флетч ораторствовал, расхаживая взад и вперед перед камином, и подол ночной сорочки с чужого плеча бил его по коленям.

Сначала Поппи хихикала, но вскоре посерьезнела и начала слушать – Флетч отчетливо видел, когда это произошло. Заметив, что ее внимание стало ослабевать, он опустил два абзаца в своем мысленном конспекте и сразу перешел к заключению.

Когда он закончил, Поппи захлопала в ладоши. Светясь от гордости, Флетч расплылся в улыбке.

– В палате не будет ни одного лорда, который не согласится с тобой! – вскликнула она. – Замечательная речь!

– Это все благодаря совету Бомона. Он считает, что нужно обязательно включать в свои выступления какую-нибудь реальную историю, а не ограничиваться одними аргументами и анализом.

Он осекся, увидев, что Поппи хихикнула.

– Что такое? – удивленно спросил Флетч.

– Это… твой орган, – снова хихикнула она и смущенно прикрыла рот рукой. – Когда ты не прячешь его под брюками, он выглядит очень странно. Прости, Флетч, но я… – И она, не в силах больше сдерживаться, расхохоталась.

Флетч глянул вниз – подол этой проклятой ночной сорочки победно оттопыривался. Однако ничего иного ждать и не приходилось – вся в восхитительных завитушках золотых волос, Поппи была самой соблазнительной, самой прелестной и желанной женщиной на свете.

Флетч вздохнул.

– Увы, это проклятие для нас, мужчин, – сказал он.

– Я знаю, – опомнилась Поппи. – Мне не стоило смеяться. Ты же не смеешься над моей грудью, правда?

– Никогда, – совершенно искренне ответил он.

– Но женская грудь тоже весьма странная часть тела. Я хочу сказать, если у меня будут дети, то из груди пойдет молоко… И еще она довольно непослушна – прыгает, иногда даже вываливается из платья.

– Да, странная, очень странная часть тела, – проговорил Флетч. Поскольку он не мог придумать, что еще сказать, не прибегая к непосредственному контакту с этой частью тела жены, то предложил отойти ко сну.

Задув свечу, он забрался в кровать. Снегопад за окном прекратился, и герцог с сожалением подумал, что утром им придется двинуться в обратный путь – прощай, мечта о блаженном столетии вдвоем за стеной из снежного бурана.

Он лежал на спине, уставясь в низкий потолок, когда неожиданно почувствовал в своей руке маленькую ручку жены.

– Я так рада, что ты поехал со мной в Оксфорд! – прошептала Поппи.

Флетч тоже был доволен, но боялся сказать почему, чтобы не разрушить свой план.

– Я ведь несу за тебя ответственность. – Его ответ прозвучал, пожалуй, грубовато. – Поэтому всегда буду о тебе заботиться.

– Спасибо.

Ему показалось, что она была немного разочарована, но, возможно, он принял желаемое за действительное?

Глава 39

На следующий день, выйдя из наемной кареты у дома Вильерса, Шарлотта обнаружила, что забыла положить в свой ридикюль Библию. Само по себе это не имело большого значения, но теперь Мей (которая считала визиты Шарлотты к герцогу неприличными) могла засомневаться, что сестра действительно ездит поддержать умирающего чтением Святого Писания, в чем ее постоянно убеждала Шарлотта.

– Понимаешь, Мей, герцога тревожит, что его бессмертная душа потеряна для Бога, – объясняла она.

Старшая сестра начинала трястись от волнения: с одной стороны, она считала, что помочь страждущему – долг каждого христианина, а с другой – ее обуревали сомнения и подозрения.

– Но почему именно ты должна ему помогать? – резонно спрашивала она. – Пусть лучше кто-нибудь другой почитает ему Библию.

– Поверь, если о нас с герцогом станет известно, никто не додумает ничего плохого.

– Конечно, подумает!

– Нет, не подумает, если герцог умрет, – возражала Шарлотта.

– О Господи, похоже, он действительно обречен… – сокрушалась Мей.

Младшая мисс Татлок и сама была в этом уверена. По ночам она подолгу лежала в постели без сна, взвешивая шансы Вильерса остаться в живых.

– Да, он вряд ли выживет, – с грустью соглашалась Шарлотта. – Он уже несколько месяцев мучается от приступов жестокой лихорадки, от него остались только кожа да кости. Какая страшная смерть!

– Милостивый Боже! – охнула Мей.

– Если я могу ему хоть чем-то помочь, то просто обязана это сделать.

Старшая сестра опять в отчаянии заломила руки, но они обе понимали, что у Шарлотты не было выбора. Младшая мисс Татлок, хоть и говорила об обреченности Вильерса, обдумала один план, который мог спасти несчастного больного. Она заметила, что Вильерс оживлялся, когда она с ним спорила и препиралась. Вот средство к спасению! Когда он спокойно лежал в своей серой, навевавшей сон комнате, то не сопротивлялся подступавшей смерти, просто тихо плыл туда, откуда не возвращаются. Но когда Шарлотта нападала на него, даже оскорбляла, он возвращался к жизни.

Наверное, это не сработает, думала она. Но ей больше ничего не приходило в голову.

Шарлотта вошла в спальню Вильерса, готовая сразу приступить к исполнению своего плана, но, к ее удивлению, герцог был не один.

У окна, с самого дальнего от входа края кровати, стоял, прислонившись к стене, худой человек с грубыми чертами лица, черными, как ночь, глазами, обведенными темными кругами, как если бы этот человек не спал предыдущую ночь. Но даже следы крайнего утомления на его лице не могли скрыть семейного сходства с Вильерсом – у незнакомца были точно такие же четко очерченные скулы, как у герцога. Шарлотта взглянула сначала на хозяина, потом на гостя, потом снова на хозяина.

– Вы только посмотрите, – растягивая слова, проговорил незнакомец, даже не потрудившись встать как следует. – Ваша церковница явилась, и будь я проклят, если она не заметила сходства между мной и самым экстравагантным кавалером в Лондоне!

Вильерс, лежавший на кровати с опущенными веками, пошевелился, открыл глаза и посмотрел на посетительницу. Шарлотта с сожалением отметила, что он по-прежнему мертвенно-бледен. Глаза у него были точь-в-точь такие же, как у родственника.

– А вот и вы, мисс Татлок, – сказал Вильерс с милой улыбкой, которая, к сожалению, появлялась у него на губах все реже и реже.

Шарлотта подошла к кровати.

– Я приехала с намерением прочитать вам оставшуюся часть библейского предания, но, к сожалению, забыла Святое Писание дома, – сказала она.

– Ну-ка, я сейчас угадаю, что вы читали, Вильерс, – оживился человек у окна. – Песню песней?

Он отвратителен, подумала было Шарлотта, но странное напряжение в его голосе навело ее на другую мысль: вдруг незнакомец тоже решил подтрунивать над больным, чтобы заставить его очнуться и бороться за жизнь?

– Это история рождения Иисуса, – ответила она за герцога. – Его светлость пожелал узнать, чем она закончилась.

– Плохо, – произнес Вильерс, – эта история закончилась плохо, как часто бывает в жизни. Моя дорогая мисс Татлок, сегодня я ужасно утомлен.

Шарлотта растерялась, не зная, что сказать.

– Это мой родственник. – Худая, почти прозрачная рука герцога еле заметно махнула в сторону окна. – Видите, у меня тоже есть семья. Мне нужно кому-то передать титул, и мой поверенный потратил несколько месяцев, чтобы найти этого господина.

Будущий герцог Вильерс улыбнулся Шарлотте – зубы на его бронзовом от загара лице показались ей ослепительно белыми – и небрежно заметил:

– Его злит, что титул достанется такому мужлану, как я.

Действительно, в незнакомце трудно было бы признать будущего герцога: черный камзол нараспашку был сильно измят; галстук присутствовал, но он ничем не напоминал те великолепные куски материи, которые обыкновенно повязывали себе на шею герцоги.

– Какая несправедливость, – сокрушенно вздохнул Вильерс. – Отдать мой изысканный дом, не говоря уж о коллекции тростей, в руки этой удручающей пародии на джентльмена!

– Как ваше имя, сэр? – поинтересовалась Шарлотта у родственника Вильерса.

– Майлз Даутри, – ответил гость. – Не хочу показаться невежливым, мисс Татлок, но мне кажется, сейчас Вильерсу лучше поберечь силы и отдохнуть.

Вот как, этот Даутри ее прогонял! Но Шарлотта не могла уйти, не попытавшись встряхнуть герцога.

– Как его светлость может отдохнуть, если герцогство того и гляди попадет в руки такому, как вы? – спросила она, усаживаясь на стул, как будто не слышала слов Даутри. – Имя герцога Вильерса – это символ тонкости суждений, изысканного стиля, великолепного вкуса… Неудивительно, что сейчас его светлости не до отдыха.

В комнате на несколько мгновений воцарилось потрясенное молчание, потом герцог рассмеялся – слабо, еле слышно, но рассмеялся. Он открыл глаза и пристально посмотрел на родственника.

– Он ужасен, не правда ли? – сказал Вильерс. – Очень рад, что вы согласны со мной, мисс Татлок. Я должен был взять его к себе и придать ему нужный лоск, когда еще был на ногах.

– Еще не поздно это сделать, – быстро сказала Шарлотта.

Даутри скептически фыркнул, но промолчал, из чего Шарлотта заключила, что он понял ее намерение. Когда в следующий миг он бросил на нее вопросительный взгляд, девушка, слегка нахмурившись, дала понять, что ему пора вступать в игру.

– Нет, я безнадежно опоздал, – снова махнул рукой герцог. – Да и как сделать настоящим герцогом человека, который, похоже, ни разу в жизни не полировал ногтей. У него, наверное, всего одна пара чулок.

– Неправда, больше, – подал голос Даутри.

– И все, конечно, не шелковые, а шерстяные, – со вздохом отозвался Вильерс. – А какой у него камзол! Вы только взгляните, мисс Татлок! Я смертельно болен, но даже я заметил этот ужасный камзол! Остается только радоваться тому, что я покину этот жестокий и несправедливый мир до того, как человек, надевший такой камзол, станет герцогом.

Шарлотта посмотрела – камзол Майлза Даутри, такого же широкоплечего, как и Вильерс, не отличался ничем особенным, если не считать того, что он был сшит из грубой черной шерсти и имел помятый вид.

– Я получил письмо поверенного и скакал сюда всю ночь, – объяснил будущий герцог.

– Я понимаю, что вы имеете в виду, ваша светлость, – заявила Шарлотта. – Это просто позор, позор всему вашему роду.

– А как насчет вас, мисс Татлок? – язвительно прищурился Даутри. – Вы ведь здесь потому, что надеетесь стать герцогиней?

Она ответила ему негодующим взглядом.

– Мне знакомы такие дамы, как вы, – продолжал наследник, складывая руки на груди. – Они охотятся за титулом и только притворяются благодетельницами. Полагаю, вы надеялись, что Вильерсу станет лучше, и он на вас женится?

– Нет, – нашлась Шарлотта, – я планировала заполучить в мужья наследника, то есть вас. Но теперь, взглянув на вас, решила пересмотреть свои планы!

Вильерс снова рассмеялся слабым голосом.

– Помогите-ка мне сесть, Даутри! – попросил он. – Надо признать, мисс Татлок вас уела. Ни одна порядочная женщина не выйдет за вас замуж, пока вы выглядите как докер, а не как герцог. И потом, что станет с моим несчастным имением, если оно будет передаваться от одного мужчины к другому, лишенное женской руки?

Даутри, который так и стоял со скрещенными на груди руками, обозрел спальню и неодобрительно скривил губы.

– Не хочу вас обижать, ваша светлость, но в вашем доме явно чувствуется присутствие женщины, хоть вы так и не удосужились жениться, – резюмировал он свои наблюдения.

– Быть мужланом не значит быть мужчиной, – парировал Вильерс, оживавший прямо на глазах. – Решено, Даутри, вами займется мой портной. Это последняя воля умирающею, так что не вздумайте возражать!

Шарлотта не могла не улыбнуться.

– Не забудьте про парикмахера, – елейным голосом посоветовала она. – Ни одна дама не согласится выйти замуж за столь косматого кавалера.

– Мне кажется, мисс Татлок тоже нуждается в вашей заботе, – съязвил наследник. – Посмотрите на ее платье – гладкая саржа, фасон двухлетней давности. Я поражен, что такой утонченный человек, как вы, терпите ее в своем доме!

– Кстати, хорошо, что вы напомнили, – заметил Вильерс. – Я собираюсь выдать мисс Татлок замуж. Ей нужен муж-философ. Нет ли у вас такого на примете?

– Ну и везет же этой маленькой любительнице псалмов! – воскликнул Даутри, скользнув взглядом по саржевому платью Шарлотты. – Но, боюсь, философы редко выходят в море. У нас в чести те, кто не только думает, но и много делает.

– Мисс Татлок должна носить наряды из цветных тканей, – мечтательно продолжал герцог, – ярких, блестящих, как драгоценные камни. Они так красивы!

Он начал розоветь, в словах появилась лихорадочная торопливость, увы, хорошо знакомая Шарлотте.

Девушка закусила губу и посмотрела на Даутри. Тот подошел к Вильерсу, пощупал его лоб и направился к двери.

– Пожалуйста, принесите холодный компресс, – попросил он у лакея, ждавшего в коридоре.

Вильерс снова закрыл глаза.

– Мисс Татлок… – начал Даутри. Что ж, теперь она может уйти.

– Цвет фрез… расшитая тафта… – продолжал бормотать герцог.

Шарлотта чувствовала на себе взгляд наследника. Взяв ридикюль, она хотела пойти к двери.

– Надеюсь, на самом деле вы не рассчитывали стать герцогиней? – остановил ее вопрос Даутри.

На сей раз Шарлотта не стала притворяться, что не слышит его, и обернулась, не скрывая слез, наполнивших глаза.

– Я даже почти незнакома с ним, сэр, – призналась она. – Будучи в жару, он по ошибке послал мне со своим камердинером письмо с приглашением прийти. Я надеялась, что Священное Писание поможет ему выжить.

– Согласен, это могло бы помочь, – ответил Даутри с печальной улыбкой.

– Герцог болеет уже несколько месяцев, – продолжала Шарлотта. – Почему все это время вас не было рядом? Он так одинок.

– Я ничего не знал о его болезни. Мы и виделись-то всего один раз в жизни, когда мне было семь лет. Я почти не помню эту встречу. И, разумеется, мне не было ничего известно о дуэли Вильерса. Как глупо драться на дуэли в его возрасте!

– Он не так уж стар, – возразила Шарлотта.

– Бархат с разрезным ворсом, расшитый розами… – донеслось с кровати.

Шарлотта и Даутри посмотрели на герцога – на его щеках горел румянец.

– Нет, для дуэлей он все-таки староват, – покачал головой наследник.

– Почему я никогда не видела вас ни на балах, ни на раутах? – спросила Шарлотта.

Даутри вновь прислонился к стене у окна и скрестил руки на груди.

– Значит, вы не просто добрая самаритянка, случайно оказавшаяся в доме герцога, а дама из так называемого общества, да? – спросил он.

– Так распорядилась судьба, и вы, сэр, такая же жертва своего происхождения, как и я.

– Если честно, то нет.

– Но вы же будущий герцог!

– По чистой случайности. Правда, я не слишком задумываюсь об этом. Честно говоря, я стал наследником только благодаря младшему сыну очередного герцога Вильерса два поколения назад, который влюбился в дочку моряка и ушел в море.

– Он стал моряком! – воскликнула Шарлотта.

Наследник из семьи моряка и тоже, наверное, моряк. Теперь понятно, почему у него обветренное лицо и морщинки в уголках глаз, хотя на вид ему не могло быть больше тридцати. Неужели когда-то герцогский сын стал моряком? Ну и скандал, должно быть, тогда поднялся! Губы Шарлотты невольно раздвинулись в улыбке.

– Девушка тоже ушла с ним в море?

– А вы злорадствуете, как положено милой молодой светской даме?

Шарлотта снова взяла в руки ридикюль и направилась к двери. Даутри пошел за ней, однако остановился в дверях и прислонился к косяку.

– Послушайте, вы что, не можете стоять прямо? – строго опросила она.

– Просто по привычке ищу опору.

– Вы не у себя на корабле.

– И очень об этом жалею.

– Не поддавайтесь герцогу в его стремлении сделать из вас достойного преемника. Вы должны бороться за каждый дюйм, понимаете?

– Будь я проклят, вы сейчас в точности, как моя мать, – проговорил Даутри.

Его слова больно ударили Шарлотту – она снова всей кожей ощутила себя никому не нужной старой девой.

– Прощайте, мистер Даутри!

– Подождите минутку, мисс Татлок! – воскликнул он. – Вильерс и вам хочет помочь измениться в лучшую сторону.

– Он забудет обо мне, – обернулась Шарлотта, уже спускавшаяся по лестнице. – Вам нужно поближе его узнать, тогда вы поймете, что из-за болезни у него плохая память. Теперь вы будете о нем заботиться.

– Он собирается одеть меня в бархат, расшитый розами… – сказал будущий герцог Вильерс с таким отвращением, что Шарлотта не могла не улыбнуться.

– Вам пойдет, – ответила она. Но подумала совсем иное: вряд ли герцогский портной успеет сшить полное облачение для Даутри до того, как Вильерс покинет бренный мир. С этой грустной мыслью Шарлотта вышла из особняка.

Услышав новость, что у постели умирающего Вильерса появился родственник, Мей вздохнула с облегчением.

– Разумеется, у герцогского титула должен быть наследник! – с благоговейным трепетом воскликнула она. – Но как доверить его человеку, который впервые появился только у смертного одра?

– Тут все не совсем так, – возразила Шарлотта. – У меня сложилось впечатление, что он не очень-то хочет стать герцогом. Думаю, он моряк, и ему вряд ли было известно о болезни Вильерса. До этого они и виделись-то лишь раз в жизни.

– Моряк! – от изумления Мей открыла рот. – Новым герцогом Вильерсом станет моряк?! Это ужасно!

– Да, – кивнула Шарлотта, и в ее глазах блеснули слезы.

Мей бросила на сестру проницательный взгляд.

– Ты должна забыть Вильерса, Лотти, – сказала она, назвав Шарлотту ее детским именем, как бывало только в самые трудные минуты. – Я знаю, это нелегко, но в жизни всегда так – приходится держать себя в руках. Кстати, у меня есть чем тебя порадовать! – Мей с торжественным видом фокусника, вынимающего из цилиндра кролика, достала из кармана письмо. – Помнишь, мы думали, что письмо, которое на самом деле послал Вильерс, пришло от Бомона?

– Неужели на этот раз действительно от Бомона? – спросила Шарлотта скорее с удивлением, нежели с каким-либо другим чувством.

– Нет, от герцогини Бомон! Наверное, это новое приглашение на обед!

Шарлотта вскрыла конверт и пробежала глазами письмо.

– Герцогиня приглашает меня в свое имение на прием по случаю Рождества.

– Прием в герцогском имении! – ахнула Мей. – Ты обязательно должна туда поехать! Хотя такие приемы начинаются в самый канун Рождества.

– Это потому, что перерыв в заседании парламента объявляют в последнюю минуту, – объяснила Шарлотта. – Странно, что ты советуешь принять приглашение. Мне казалось, ты не хочешь, чтобы я встречалась с герцогом.

– Прием в имении – совсем другое дело.

– Почему же?

Мей смутилась.

– Вспомни свои доводы, дорогая, – сказала она.

– Что я не привлекаю Бомона как женщина?

– Приглашение, присланное герцогиней, доказывает, что ты права. Иначе она ни за что бы тебя не пригласила.

– Я ведь тебе тогда говорила, а ты не хотела слушать, – устало заметила Шарлотта.

– Обязательно поезжай к Бомонам, – сказала Мей, усаживаясь рядом с сестрой. – Ты считаешь, Вильерс скоро умрет?

Шарлотта печально кивнула.

– Обязательно поезжай, – повторила Мей.

Глава 40

Поскольку Поппи вернулась из Оксфорда похожей на стриженую овечку и без горничной, Джемма распорядилась послать за блестящим молодым парикмахером, месье Оливье, о котором была весьма наслышана от других дам.

На следующий день герцогиня Флетчер уже являла собой самую приятную для глаз картину – на ее голове был красиво повязан шарф, вокруг которого очаровательно вились короткие мягкие локоны.

– Ты станешь основоположницей нового стиля, милая, – констатировала Джемма, оглядев результаты трудов месье Оливье.

– У меня совсем нет такого намерения, – ответила юная герцогиня, – поскольку я решила навсегда отказаться от этой ужасной пудры, перьев и тому подобного.

– Я слышала, что пудра иногда плохо влияет на кожу и некоторые люди покрываются от нее красными пятнами. Например, Вильерс никогда даже не притрагивается к пудре.

– Наверное, меня будут считать ужасно старомодной, но мне все равно, – заметила Поппи, – ведь я замужем.

– Это так, – согласилась Джемма, – хотя я не понимаю, какую связь ты видишь между внешностью и семейным статусом.

– Я всегда старалась за собой следить и модно одеваться, чтобы произвести впечатление на Флетча.

– А я одеваюсь ради себя самой, – ответила Джемма. – Иногда могу весь день проходить в пеньюаре, но уж если одеваюсь, то делаю все, чтобы стать неотразимой, потому что начинаю чувствовать себя такой.

– Не могу сказать этого о себе.

– Но ты неотразима, дорогая Поппи, к чему отрицать очевидное? Вот, взгляни. – Джемма протянула подруге лист бумаги. – Это список гостей, которые приняли приглашение на мой рождественский прием. Что ты о нем думаешь? Я составляю план битвы за дворецкого для загородного дома – меня раздражает, когда прислуга подбирается без моего согласия. Терпеть не могу полагаться на незнакомых лакеев и горничных.

– Боже мой, – взглянув на список, ахнула Поппи, – сколько же гостей ты пригласила?

– Не так много, – ответила Джемма. – Мне хочется, чтобы это был милый домашний праздник. Кроме того, с больным Вильерсом в верхних апартаментах мы не сможем предаваться безудержному веселью – это было бы нехорошо.

– Нехорошо? Это был бы настоящий скандал.

– О, скандалов я никогда не боялась. Меня беспокоит одно: чтобы мы не слишком предавались унынию из-за Вильерса. Если он будет достаточно хорошо себя чувствовать, мы устроим потрясающий вечер в Двенадцатую ночь.[18]

– Даже герцог Вильерс согласился приехать?

– Согласился. И знаешь, что дает мне надежду на улучшение его здоровья? Он прислал мне множество подробнейших инструкций относительно своего участия в нашем празднике. Начать с того, что он попросил пригласить мисс Татлок. Ну не странно ли?

– Ту самую мисс Синий Чулок?

– Да, именно.

Поппи нахмурилась.

– Понимаю, о чем ты подумала, – заметила Джемма, делая пометку в своем списке. – Что Бомон попросил Вильерса обратиться ко мне с этой просьбой, поскольку хотел, чтобы его возлюбленная наверняка получила приглашение, да? Самое любопытное – Бомон знал, что я хочу пригласить мисс Татлок. Я сама ему сказала.

– Зачем же ты это сделала?

– Чтобы проверить его. Или себя, – с иронией ответила Джемма. – Как бы то ни было, но он выразил удовольствие по поводу моего намерения. Таким образом, моя проверка провалилась, как ты считаешь?

– Очень глупо и с твоей, и с его стороны, особенно с твоей, Джемма.

Герцогиня Бомон улыбнулась:

– Несколько месяцев назад ты бы так не сказала, дорогая.

– О чем еще попросил Вильерс?

– Он написал, что очень беспокоится за свою бессмертную душу, что, как я понимаю, дурно влияет на его физическое состояние. Поэтому герцог попросил пригласить из Оксфорда нескольких философов – хочет устроить диспут и обсудить с ними вопросы бытия.

– Как странно!

– По-моему, он вовсе не так болен, как говорят, если намеревается устроить у себя в спальне диспут. Что еще более странно, его почему-то интересуют только холостые философы! И еще он собирается привезти с собой скорняка, портного и модистку. Модистку, Поппи! Может быть, он окончательно сошел с ума?

Поппи ничего не могла ответить Джемме – ее голова была занята совсем другим вопросом, единственным, который ее волновал.

– Как ты думаешь, – решилась она, – не следует ли мне послать записку Флетчу? Я не видела его уже два дня, и, хотя меня, конечно, не интересует, что он будет делать на Рождество, я подумала, что могла бы показать ему свои редкости. Я могла бы их привезти.

– Мне кажется, будет лучше, если он не узнает, где ты. То же даже в большей степени касается леди Флоры. Кстати, на рождественский прием она не приглашена.

– Мама хочет, чтобы я приехала повидать ее как можно скорее, – помрачнев, сообщила юная герцогиня.

– Вынуждена повторить, дорогая, – встревожилась Джемма, – что я скорее отменю прием, чем допущу, чтобы твоя родительница оказалась под одной крышей со мной и Вильерсом. В Париже, во время нашей последней встречи, она назвала меня «Дщерью игры». Мне кажется, это отнюдь не комплимент, не правда ли?

– Мама никогда не говорит комплиментов, – вздохнула Поппи. – Я могу объяснить тебе смысл этого выражения, если хочешь.

– Ни в коем случае! Предпочитаю думать, что леди Флора имела в виду мою любовь к шахматам. Знаешь, оскорбления утомляют.

– Дорогая, ты вовсе не такая испорченная, какой хочешь казаться, – сказала Поппи, обнимая подругу.

– По правде говоря, я в два раза хуже, – поспешила разуверить ее Джемма. – Ты просто слишком наивна, чтобы взглянуть правде в глаза. Спроси лучше, что думает о моей добродетели мой многострадальный муж.

– Мужья для того и существуют, чтобы страдать, – озорно улыбнулась Поппи. – Так сказала мне однажды одна мудрая женщина.

Выйдя из экипажа возле особняка Флетчеров, своего собственного дома, Поппи почувствовала нечто, похожее на ностальгию. Это ее удивило, ведь для ностальгии не было особых причин: в особняке мужа она только обитала, но никогда не считала его своим настоящим домом.

Странным образом это здание напоминало Поппи ее собственную жизнь: иногда ей казалось, что она вообще еще не жила, просто существовала, подчиняясь воле матери, как марионетка кукловоду.

Эта мысль заставила ее сжать зубы, и Поппи решительно вошла в дом. Дворецкий Куинс провел ее в гостиную, и Поппи тотчас поняла, что ее мать не просто жила в доме Флетча, а до неузнаваемости его изменила.

Стены гостиной были обтянуты парчой с мелким красным рисунком; возле камина висели огромные, блестевшие медью и золотом бра с торчавшими во всех направлениях свечами. Сам камин едва можно было разглядеть из-за экрана, расшитого махровыми розами и отороченного бахромой из похожих на пену золотых завитков. Довершала картину золоченая мебель.

Поппи улыбнулась дворецкому, давая понять, что отпускает его, и позвала:

– Мама!

Со стоявшего в глубине комнаты парчового дивана с царственным изяществом Марии Антуанетты, принимавшей высоких гостей, поднялась леди Флора. С обнаженными, несмотря на утро, плечами, с высоченной прической, украшенной целым лесом перьев, в роскошном платье подстать раззолоченной гостиной, она походила на парадный портрет герцогини.

– Дочь моя! – радостно сказала почтенная дама, протягивая руку для поцелуя.

Сделав книксен, Поппи поцеловала ее.

Леди Флора оперлась рукой на спинку дивана и села. Надо сказать, в своем широком кринолине она только на диване и могла уместиться. Поппи устроилась напротив и молча ждала, что скажет мать.

Внезапно раздался пронзительный вопль, совсем непохожий на женский – казалось, будто взревела во всю глотку испуганная обезьяна из тех, о которых Поппи читала в своих ученых книжках.

– Твои волосы! – Это леди Флора заметила новую прическу дочери.

– Я их подстригла, – ответила Поппи.

Почтенная дама с тревогой потрогала свою прическу, как будто боялась, что к ней сейчас подкрадется человек с ножницами.

– Глупая девчонка! – взвизгнула она. – Кто тебе позволил?! Теперь ты похожа на торговку креветками! Только не говори, что к этому безобразию приложила руку Люси!

– Я ее уволила.

– Как ты посмела? Подумать только, уволить Люси – одну из лучших французских горничных в Англии!

Похоже, безрассудство дочери потрясло леди Флору до глубины души. Поппи подавила улыбку.

– Люси приклеивала перья к моим волосам, мама, а потом просто состригала их ножницами. Я больше не могла это терпеть, – объяснила она.

– Что она делала – не твоя забота, главное, она искусно укладывала волосы! Ты должна была просто любоваться ее работой. Если бы Люси увидела тебя сейчас, она бы упала в обморок от ужаса. Когда она служила у тебя, ты всегда была причесана по моде!

– Мне пришлось остричь волосы, чтобы удалить колтуны, – сказала Поппи, окидывая взглядом башню из завитых локонов, высившуюся на голове матери. – Ты представляешь, сколько колтунов может быть в волосах у тебя, мама?

– Ты говоришь, как простолюдинка! – возмутилась леди Селби, не обращая внимания на вопрос. – И так же выглядишь! Отличные французские горничные, которые умеют делать прически, на дороге не валяются. Ты должна срочно найти такую, замену Люси. А я еще собиралась тебя похвалить за то, что ты не афишируешь свое пребывание у герцогини Бомон! Кстати, я тоже сохранила его в тайне от большинства своих знакомых.

«Хорошо, что мама не знается с людьми, посещающими лекции Королевского общества», – подумала Поппи и напомнила:

– Ты хотела со мной поговорить, мама?

– Тебе пора вернуться домой, Пердита. Завтра я устраиваю суаре, чтобы отметить твое возвращение на законное место. Я привела в порядок твой дом и наставила на путь истинный твоего мужа. Молодой глупец наконец завел любовницу и впредь не станет беспокоить тебя своими домогательствами.

У Поппи болезненно сжалось сердце, но только на мгновение. Нет, Флетч не мог солгать!

– У Флетча нет любовницы, мама.

– Ради Бога, не оскорбляй собственного и моего слуха словечками, куцыми, как твои волосы! Только и слышно: Флетч, Флетч! Словно речь идет о каком-то несмышленом дитяти. Впрочем, твой муж действительно сущий ребенок. Я обращалась к нему «ваша светлость», и ему это льстило. Поверь, мужчины падки на такие вещи. Я хочу сказать тебе, Пердита: хватит делать глупости, пора возвращаться на законное место герцогини Флетчер.

– Но мне казалось, тебе здесь нравится, мама, – сказала Поппи.

В гостиной, повисла тишина.

Леди Флора прищурилась и в первый раз посмотрела дочери прямо в глаза.

– Теперь я понимаю, в чем дело, – мягко и негромко проговорила она. – Ты ревнуешь меня к своему титулу?

– Вовсе нет, – поспешила разуверить ее Поппи.

О, как она не любила этот тон! Слишком уж хорошо она знала, что он означал: леди Флора в любой момент могла начать кричать, разум подсказывал Поппи, что надо попытаться исправить ошибку, уговаривать мать, просить прощения, ползать в ногах…

Леди Флора встала с дивана, перья в ее прическе качнулись, как головы светских сплетниц.

– Что именно означает твоя реплика? – спросила она.

Поппи тоже встала. Собираясь с духом, несколько секунд расправляла юбку, потом выпрямилась и встретилась глазами с матерью.

– Я думала, что тебе нравится жить в этом доме, мама. Ты определенно сделала его более герцогским.

– Я всего лишь внесла необходимые коррективы в его убранство.

Поппи молчала.

– А тебе, Пердита, похоже, не нравится? Я потратила несколько месяцев своей жизни, украшая дом, который ты по глупости и трусости не сумела превратить в достойное герцогини жилище, а ты еще воротишь нос? – горячилась леди Флора.

Поппи хотела сделать шаг назад, потому что брызги слюны попали ей на щеку, но не решилась, только вытерла лицо рукой. Голос леди Флоры становился все громче и визгливее:

– Ты завидуешь моей красоте и утонченности! Ты пошла в своего отца, и не моя вина в том, что ты превратилась в жалкую пародию на герцогиню! Я сделала для тебя все, что могла. Это благодаря моим усилиям ты достигла своего положения в обществе!

И тут рука леди Флоры взлетела вверх и влепила Поппи пощечину.

Удар был очень сильный, но, как ни странно, Поппи было не очень больно, может быть, потому, что она ожидала удара.

Леди Флора упала на диван и начала театрально рыдать. Каждый, кто ее достаточно хорошо знал, к примеру, как прислуга Флетча, которая, надо думать, за несколько месяцев узнала тещу хозяина преотлично, сказал бы, что на подходе полномасштабный истерический припадок.

Наклонившись, Поппи подняла свою парчовую сумочку и позвала:

– Мама!

Леди Флора подняла голову и бросила на дочь полный горечи взгляд:

– Ты так много для меня значишь! Ах, за что Господь послал мне такой печальный удел?

– Я ухожу, мама, – сказала Поппи. – Я тебя люблю. Но больше не хочу тебя видеть. Ты можешь еще какое-то время пожить у Флетча, если хочешь, и, конечно, устраивай завтра свой суаре. Но потом я прошу тебя переехать к себе.

– Я запрещаю тебе возвращаться в дом Бомонов, эту обитель греха! – завизжала леди Флора, мгновенно осушив слезы. – Герцогиня Бомон позорит свое звание, как и ты! Она шлюха и должна бродить по улицам под покровом темноты, ища клиентов, вместо того чтобы разрушать уважение к своему титулу. Я слышала из самых надежных источников, что она в это Рождество собирается посетить Фонтхилл, имение лорда Стрейнджа! Неслыханно! Никто из порядочных людей его не посещает, только прелюбодеи!

– Всего хорошего, мама, – сказала Поппи. От нервного напряжения у нее задрожали руки, но она пошла к дверям, не останавливаясь, даже когда мать стала ее звать. Не оборачиваясь, Поппи толкнула дверь и вышла в коридор. У нее было странное двойственное ощущение – отрешенности и тихого ликования.

Она сделала все, что было в ее силах.

От одного взгляда на юную хозяйку дворецкий Куинс начал заикаться. Поппи осторожно потрогала щеку – она саднила и горела.

Из гостиной послышались громоподобные рыдания.

– Вы не могли бы оказать леди Флоре помощь… – начала было Поппи.

В этот момент входная дверь распахнулась, и в холл в сопровождении лакея вошли Флетч и его друг Гилл.

Рука Поппи метнулась вверх, чтобы закрыть покрасневшую щеку, но, встретившись глазами с мужем, герцогиня поняла, что это бесполезно – он уже обо всем догадался. Флетч в один прыжок подскочил к ней и заставил опустить поднятую руку.

Лакеи и дворецкий, казалось, мгновенно куда-то исчезли, и в холле остались только Поппи и Флетч. Герцог обнял жену и, не говоря ни слова, с нежностью поцеловал в пострадавшую щеку.

– Не беспокойся, все в порядке, – прошептала Поппи, уткнувшись в его грудь.

Флетч немного отстранился, заглянул ей в лицо и с тревогой указал:

– Нет, не все в порядке, дорогая.

– Я знала, что мама ударит меня, – призналась Поппи.

– Ты знала?

– Мама – человек крутого нрава, и я, конечно, не могла не понимать, что она меня ударит, если начать на нее давить. Мама не умеет сдерживаться, впадая в ярость. А мои слова ее вывели из себя.

– Я ее убью! – взорвался Флетч. Его лицо исказилось от гнева – от «очаровательного мальчика», как говаривала леди Флора, не осталось и следа. Он превратился в воплощение ярости и неистовства, как человек, готовый идти с голыми руками против целой толпы.

– Нет, не надо, Флетч, – поспешно сказала Поппи и попыталась улыбнуться, хотя это заставило ее поморщиться отболи – щека уже немного опухла. – Я сама виновата.

– Это абсурд!

– Понимаешь, в эти несколько месяцев я задумалась о своих отношениях с мамой и решила: если она больше никогда меня не ударит, я останусь ее дочерью. Видишь ли, пока я не переехала к Джемме, у меня даже не было возможности задуматься об этом.

– Но как ты могла утаить от меня, что она поднимала на тебя руку?! – Его голос дрожал от гнева. Но не на Поппи.

– О, мама не била меня со дня нашей свадьбы, – сказала герцогиня, – и еще некоторое время до того. Я ведь делала все, что она требовала, и, поскольку я вела себя хорошо…

– И вышла замуж за герцога, – продолжил Флетч, снимая руки с ее плеч.

– Да, – кивнула Поппи. – Но я действительно была уверена, что люблю тебя.

– Но ты вряд ли была в состоянии трезво мыслить в это время.

– Наверное, не была.

На обоих будто повеяло холодом, так безобразна была истинная подоплека их брака.

Из-за двери гостиной доносились громкие рыдания леди Флоры.

– Твоя мать должна покинуть мой дом, – сказал Флетч.

– Не беспокойся, она уедет, – поспешно ответила Поппи. – Мама чувствует себя униженной. К тому же я велела ей уехать. Господи, раньше я никогда бы не посмела ей указывать!

– Я прослежу, чтобы она это сделала, – кивнул Флетч. – Полагаю, ты не захочешь остаться? – Она не успела ответить, как он бросил: – Зачем я спрашиваю, и так все ясно! – Потом он поднял голову и закричал: – Куинс!

– Да, ваша светлость! – тут же выглянул из-за обитой зеленым сукном двери дворецкий. Быстрота, с которой он откликнулся, наводила на мысль, что все время он стоял под дверью, ловя каждый звук.

– Мой экипаж ждет на улице. Проводите ее светлость, – распорядился герцог и кивком указал на дверь гостиной. – И ради Бога, пошлите кого-нибудь прекратить этот кошачий концерт!

Поппи судорожно сглотнула.

– Позволь маме остаться еще на два-три дня, – попросила она. – Так она сможет показать, что игнорирует мои команды. К тому же она устраивает завтра суаре. После этого сразу съедет, вот увидишь. Я хорошо ее знаю.

– Я тоже, – сурово произнес Флетч. – Поезжай, Поппи. Я… – Гримаса гнева на его лице исчезла, уступив место страданию: – Мне так жаль, что здесь, в собственном доме, я не сумел тебя защитить.

– Поверь, Флетч, мама не всегда такая. Просто сейчас она в дурном расположении духа.

Он опять сжал зубы.

– Я больше никогда не хочу ее видеть, ни в дурном, ни в хорошем расположении духа. Ты уверена, что с тобой все в порядке?

Чувство вины отняло у Поппи почти все силы, но она сказала:

– Да. – И упрямо повторила: – Да!

Это помогло ей взять себя в руки. Теперь она будет жить своей жизнью, она больше не марионетка, которую дергает веревочки кукловод.

Она повернулась, дворецкий накинул ей на плечи шубку, и Поппи вышла.

Она считала, что оставляет позади свои прошлые унижения, и поэтому шла, не оглядываясь, с гордо поднятой головой. Но она забыла, что у медали всегда две стороны. Если бы Поппи оглянулась, то увидела бы полное отчаяния лицо Флетчера. «Она не попрощалась со мной, – думал он, – ушла, словно я пустое место».

Действительно, с какой стати ей обращать на него внимание? Может быть, уродливая подоплека их брака не ограничивалась ее отвращением к интимной жизни, а имела гораздо более глубокие корни?

Поппи уходила с таким видом, словно больше не желала его видеть. Ничего удивительного, ведь она вышла за него не по своей воле, а под угрозой насилия…

Флетч рывком распахнул дверь библиотеки. Гилл, сидевший с раскрытой книгой в руках, поднял голову.

– Я собираюсь в Сент-Эннз-Хилл! – бросил герцог. – Ты со мной?

– Где твоя жена? – спросил Гилл, вставая.

– Уехала.

– Ты едешь в Сент-Эннз-Хилл, к Элизабет Армистед? Но…

– Да, я хочу встретиться с куртизанкой, о которой тебе уже рассказывал. Ее зовут Крессида. Она очаровательна, тебе понравится.

Гилл бросил на друга внимательный взгляд. На лице Флетча было такое выражение, какого Гилл еще никогда не видел и надеялся не видеть впредь. Что ж, если благодаря визиту к Крессиде это выражение исчезнет с лица Флетча, то Гилл сам с радостью кинет к ее ногам свой кошелек.

Глава 41

На пути в загородную резиденцию герцога Бомона

15 декабря

– Как вы себя чувствуете, ваша светлость? – должно быть, в пятисотый раз спросил Финчли.

Вильерс заскрипел зубами. «Вот бы вытащить из бокового кармана кареты пистолет и застрелиться – тогда, наверное, этот болван уймется. Но к чему лишнее беспокойство?..»

Герцог был слишком умен, чтобы обманывать себя, – ему еще никогда не было так плохо. Даже то, что он всю дорогу в этой проклятой карете лежал, не приносило облегчения. Похоже, действительно помочь ему мог только пистолет.

– Я умираю! – прорычал он. – Как еще, черт подери, я могу себя чувствовать?

– Вы просто раздражены, – кротко возразил камердинер. – Но вы не умираете, нет! – Бедняга, он был одним из немногих, кто отказывался посмотреть правде в глаза. – Вы ведь едете на рождественский прием, ваша светлость, совсем как в былые времена, – выложил свой единственный козырь Финчли.

– Давай, рассказывай свои сказки, – пробормотал герцог.

Он чувствовал приближение очередного приступа лихорадки. О, Вильерс теперь отлично знал ее повадки. Она накатывала на него неумолимо, как могучий океанский прилив, и, накрыв с головой, уносила на глубину, в багровую мглу. Он из последних сил барахтался, пытаясь выплыть, но его только бросало из стороны в сторону, как балласт, выброшенный с тонущего корабля.

– Где мисс Татлок? – спросил больной.

– Она присоединится к нам в имении.

– А Бенджамин?

Финчли молчал.

– Барнаби?

– Кто такой Барнаби, ваша светлость?

– А где Даутри, мой кузен?

– Он тоже будет позднее, – постарался успокоить хозяина Финчли.

Но прилив уже подхватил Вильерса и увлек в багровую глубь. Однажды он останется там навсегда… Внезапно карета накренилась, ее сильно тряхнуло, и раненое плечо герцога пронзила такая адская боль, что он очнулся и закричал.

– Ах, простите, ваша светлость! – чуть не плача запричитал Финчли, и Вильерс окончательно пришел в себя. – Мы уже скоро приедем, обещаю, ваша светлость. Пожалуйста, потерпите еще часок-другой, и все. Господи, почему я только не отговорил вас ехать!

Как раз решение о поездке было совершенно правильным, подумал Вильерс, но, обессилев от боли и жара, не стал ничего объяснять. За всю жизнь у него было всего двое друзей – Элайджа и Бенджамин. Элайджа стал герцогом Бомоном, напыщенным политиком, Бенджамин умер…

Вильерс решил, что обязательно попросит у Элайджи прошения, будь тот хоть самым важным политиком на свете. Но за что? Герцог не знал. Он не мог вспомнить, из-за чего они поссорились. Это произошло много лет назад и как раз в доме Бомона, так что поездка туда имела смысл.

«Надо попрощаться, – подумал Вильерс, – все исправить…» С этой мыслью он перестал сопротивляться и позволил багровому приливу унести его туда, где он не ощущал душевных и телесных мук.

Через несколько часов герцог очнулся уже не в карете, а на кровати, между двумя полотняными простынями. Сначала его вывел из забытья чей-то громкий голос, а потом холодное лезвие ножа вонзилось в его раненое плечо.

– Господи Иисусе! – вскрикнул Вильерс, дергаясь и пытаясь открыть глаза. Его должна была ждать багровая глубина, а не ледяная волна боли! Это несправедливо! Нож повернулся в ране. – Проклятие! – взревел герцог и наконец открыл глаза.

Он увидел склонившегося над ним звероватого вида детину с косматой бородой, похоже, сельского жителя. Одной здоровенной ручищей детина удерживал герцога на кровати, а второй делал что-то с его плечом, отчего тело Вильерса пронзала такая боль, что он мог только вопить благим матом. Герцог попытался вырваться, но, к своему стыду, не сумел даже пошевелиться – так сильно его придавили к кровати.

– Держитесь, – произнес детина с сильным шотландским акцентом. – Я должен очистить вашу рану, не то вам несдобровать.

Вильерс должен был что-то сказать, как-то выразить свой протест, но не смог – на этот раз ему помешал не багровый прилив, а черная волна, застлавшая ему глаза и сбросившая с утеса вниз.

– Слава Богу, потерял сознание, – сказал доктор Треглоун, ибо сельский увалень был местным доктором. – Ну и запущенная же у него рана! Какой идиот его лечил?

– Хирург, доктор Бандерспит, – ответил Финчли. – Скажите, это из-за того, что я не позволил делать герцогу кровопускание? Доктор Бандерспит настаивал на кровопускании, а я не разрешил. Значит, это моя вина, что его светлости так плохо?

Доктор Треглоун выкатил глаза и начал лить на рану какую-то жидкость с кислым запахом, от которой поднимался легкий дымок.

– Кровопускание точно убило бы его светлость, так что не волнуйтесь, вы ни в чем не виноваты, – успокоил он слугу. Но, доложу я вам, чтобы несколько месяцев мучиться от такой заразы и не помереть, нужно быть здоровым, как бык.

– Что вы сейчас делаете? – прошептал Финчли.

– Очищаю рану, что ж еще? Ох и противное же зрелище.

– Но мы же ее уже очистили, – забеспокоился Финчли, – с помощью бренди, в точности, как сказал хирург, и делали это до тех пор, пока она не зажила.

– Бренди? Ха!

Финчли не понял, что означало это «ха», но ему было не до расспросов – хозяин, его дорогой хозяин, лежал на постели бледный и неподвижный, как покойник.

– Вы уверены, что он жив? – дрожащим голосом спросил камердинер. – Он плохо выглядит.

– Потому что ему сейчас действительно плохо, – ответил врач, отворачиваясь, чтобы помыть руки. – Видели, сколько заразы вышло из раны? Она-то и убивала вашего герцога.

– Но сверху рана выглядела так, как будто уже зажила… – горестно недоумевал Финчли. – А я ни о чем не догадывался!

– Еще бы, вы же не называете себя хирургом, как некоторые! – с пугающей ухмылкой ответил доктор. – На этот раз мы оставим рану открытой, будем промывать ее четыре раза в день терпентиновым спиртом. – Он со стуком поставил на бюро возле кровати бутылку черного цвета и продолжал: – Ваш герцог будет орать, как ненормальный, когда придет в себя. Так что приготовьтесь, это будет нелегко. Я пробуду тут до завтрашнего вечера. Если он доживет до того времени, то, наверное, сможет выжить. Или умрет.

– Святые угодники, сейчас же Рождество! – застонал Финчли.

– Еще нет, – поправил его Треглоун. – До Рождества осталось несколько дней. Думаю, вскорости вы сами поймете, испортит его светлость праздники своей кончиной или нет. Еще раз промойте рану через шесть часов. Это надо делать и ночью.

– Да, сэр, – ответил камердинер, – все будет исполнено.

– Интересно, когда приедут хозяева и остальные гости? Мы, здешние жители, еще не видели супругу нашего герцога. Восемь лет назад она уехала в Париж, так и не побывав в загородных владениях. Все мои пациенты вне себя от нетерпения, так хотят ее увидеть.

– Через несколько дней увидят, как я понимаю.

Треглоун хмыкнул.

– Этот рождественский прием – просто из ряда вон, доложу я вам, – сказал он. – Представьте себе – внизу веселятся гости, наверху – больной герцог кричит от боли. Просто как в каком-то романе, не иначе.

Финчли оглядел красиво обставленную старинную спальню. Герцогиня Бомон распорядилась поместить герцога Вильерса в королевские апартаменты. Герцог непременно оценил бы иронию судьбы, если бы пробыл в сознании достаточно долго, чтобы увидеть, куда его поместили.

– И еще: давайте ему много жидкости, если сможете заставить ее проглотить, – посоветовал Треглоун, направляясь к двери. – Я постараюсь заехать сюда позже, если смогу. У нас тут то и дело роды, а повитуха сама недавно родила. Так что у меня нет времени на исправление ошибок лондонских эскулапов! – Он презрительно фыркнул и вышел.

Финчли посмотрел на своего господина. Тот лежал на кровати неподвижно, вытянувшись во весь рост, словно уже приготовился к приходу гробовщика.

Глава 42

20 декабря

Имение Бомона находилось в Дорсете, возле городка Стеринстер-Ньютон, по меньшей мере в трех днях пути от Лондона. К концу третьего дня путешествия, уже в сумерках, карета, в которой ехали Джемма и Поппи, остановилась у гостиницы «Кольцо из роз». Навстречу тут же выбежал хозяин, сиявший от счастья, что удостоился посещения не одной, а сразу двух герцогинь.

– Ваши светлости, госпожи герцогини, – затараторил он, довольно потирая руки. – Ваши слуги уже все приготовили, чтобы удобно вас разместить!

– Чудесно, – ответила Джемма.

– Его светлость тоже уже изволили прибыть, – сообщил ей хозяин.

– Вот как? – удивилась она. – Я думала, Бомон еще занят на последнем в этом году заседании парламента, и уже начала бояться, что оно никогда не кончится. Должно быть, он мчался как ветер, чтобы догнать нас.

Однако когда обе дамы вошли в гостиницу, стало ясно, что хозяин имел в виду совсем не Бомона. Проходя мимо открытой двери общей залы, Поппи заглянула внутрь и остановилась как вкопанная: в конце залы за одним из столов сидел, привалясь спиной к бревенчатой стене, молодой человек – высокий, одетый во все черное, с зачесанными назад волосами, чей облик неопровержимо свидетельствовал о благородном происхождении.

Это был Флетчер. Он заметил приросшую к месту Поппи и в знак приветствия поднял пивную кружку.

Просто растаяв от радости, юная герцогиня восторженно помахала мужу рукой, как пятилетняя девочка. Он сидел, вытянув вперед ноги, и не казался таким элегантным, как обычно: камзол нараспашку, на шее простой шейный платок.

От восторга у Поппи даже немного закружилась голова, и юная герцогиня чуть ли не бегом бросилась по узкому коридору догонять Джемму.

– Попробую угадать, что случилось, – сказала та, окинув взглядом подругу. Похоже, Бомон все еще дискутирует в парламенте по поводу конца цивилизованного мира.

– Флетч приехал, – прошептала Поппи. – Он здесь, в этой гостинице.

– И проведет ночь в твоей комнате? – озорно посмотрела на подругу Джемма.

– Не знаю…

– Скажите, любезный, – повернулась герцогиня Бомон к хозяину, – сколько комнат зарезервировано для наших гостей?

– Сейчас вы, ваша светлость, ваша спутница и герцог занимаете три моих лучшие комнаты, – кланяясь, ответил тот. – Еще шесть предназначены для вашего окружения. Я надеюсь, что у меня вы найдете все необходимое для удобного ночлега.

При мысли о предстоящей ночи у Поппи упало сердце – любовные утехи с Флетчем ее по-прежнему страшили. Так с какой стати ей желать, чтобы он провел ночь у нее?

– Я ему прискучила, – прошептала она с грустью.

– В таком случае почему бы тебе не войти к нему в комнату обнаженной? Посмотришь, что будет. Спорим на мою лучшую шахматную доску, что ты проведешь с ним ночь?

– Это было бы слишком неловко, – пробормотала Поппи, ужаснувшись, что могла даже подумать о таком бесстыдстве.

За ужином Флетч и Джемма поддразнивали друг друга и напропалую кокетничали, а Поппи все время молчала, словно глупенькая младшая сестренка, которой разрешили составить компанию взрослым.

Герцог захватил с собой номер «Тэтлера».[19]

– У меня не было времени его прочесть, – сказал он, – но, думаю, там вряд ли одобрительно высказываются о вашем рождественском приеме.

– Позвольте мне взглянуть! – Джемма выхватила газету у него из рук и стала быстро просматривать. – Но тут пишут не о моем приеме, а о вас, Флетч. О, ваша недавняя речь в палате произвела большое впечатление.

– С каких это пор «Тэтлер» занялся политикой? – удивился Флетч.

– Поздравляю. – Поппи коснулась его руки, и на мгновение их глаза встретились.

Джемма перевернула страницу.

– А вот и заметка о моем приеме, – сказала она. – Но кажется, не столько о приеме, сколько о моем брате. Ввиду приближающейся кончины герцога Вильерса предлагается высылать завзятых дуэлянтов во Францию вместе с сестрами, которых обвиняют, цитирую, «в таком преступлении, как крайняя вульгарность» Ну уж вульгарность мне совершенно не свойственна.

– По-вашему, это слово применимо только к другим людям? – спросил герцог.

– Естественно. Кстати, я вкладываю в него самые разнообразные значения.

– Например?

– Целомудренность.

Флетч расхохотался. Занятый игривым разговором с Джеммой, он почти не смотрел на жену, а она просто не могла отвести от него глаз. Он уже не выглядел записным франтом, как раньше, хотя камзол по-прежнему идеально сидел на его ладной широкоплечей фигуре.

– В вашем лексиконе наверняка есть такие слова, которые вы никогда не применяли к собственной персоне, – заметила Джемма. – Правда, Поппи? Помоги-ка мне, дорогая! Ну, скажем, слабый, вялый?

– Да, это слово может относиться к кому угодно из мужчин, но только не ко мне, – быстро сказал Флетч.

Поппи ничего не поняла из их разговора, но на всякий случай улыбнулась.

– В отношении себя я бы применил слово «феникс», – продолжал герцог. – Как бы ни был силен жар пламени, феникс, сгорая, всегда возрождается к жизни.

– О чем вы говорите? – не выдержала Поппи.

Джемма только хихикнула в ответ, а Флетч бросил:

– О вульгарных вещах, дорогая.

Мать всегда внушала Поппи, что леди не должна замечать вульгарных вещей. Но почему Джемма и Флетч о них заговорили?

– Не могли бы вы объяснить мне, в чем дело? – попросила она. Слышавшая их беседу служанка тоже прыснула, отчего любопытство Поппи только усилилось.

– Эту честь я предоставляю вам, – ответила герцогу Джемма.

Флетч посмотрел на жену.

– Феникс, о котором идет речь, – это мужской орган, – сказал он.

– Ну конечно! – сообразила Поппи. – А пламя – это сифилис?

– Нет! – поспешно ответил герцог. – Я тебе потом объясню.

– Мне кажется, я и так все поняла, – пожала плечами Поппи. – Шекспир писал: «Растают замки, как мираж в пустыне». А ты хотел сказать, что твой феникс не тает.

Джемма рассмеялась, а Флетч только изумленно посмотрел на жену.

– Удивлены? – спросила Поппи. – Недаром же я уже четыре года замужем! К тому же я много времени уделяю работе с раскаявшимися блудницами в нашем Благотворительном обществе.

– Ты вызываешь у меня беспокойство, – усмехнулась Джемма.

– А вы видели новую гравюру Джорджа Таунли Стаббза «Его высочество у Фиц»?

– У Фиц – то есть у миссис Фитзерберт? – уточнила Джемма.

– Да, – кивнула Поппи. – На этой гравюре его высочество одет, а на миссис Фитзерберт ничего нет.

Флетч принялся рассказывать о гравюре с изображением принца под названием «Утро после бракосочетания», и Поппи, решив, что достаточно продемонстрировала им свою осведомленность, после чего они вряд ли будут считать ее наивной дурочкой, вновь стала наблюдать за мужем.

Он по-прежнему носил маленькую бородку, закрывавшую ямочку на подбородке, но теперь даже эта эспаньолка начала герцогине нравиться. Бородка придавала Флетчу более мужественный вид – герцог вовсе не был «хорошеньким мальчиком», как любила повторять леди Флора.

Нет, подумала Поппи, его совсем нельзя так назвать. Взять хотя бы его глаза – черные в центре, серо-голубые по краям, они совсем не напоминали глаза херувима. И вообще, Флетч, высокий, широкоплечий, с густыми, стянутыми в косу волосами, казался таким же диким и неистовым, как первопроходцы в Америке, которые рыскали по лесам, охотясь на аллигаторов и опоссумов…

Из задумчивости герцогиню вывела служанка, приносившая еду: девушка явно пыталась обратить на себя внимание Флетча. Она то и дело задевала его грудью и, предлагая отведать того или иного блюда, наклонялась так, что не только герцог, но и Поппи могли видеть ее грудь, и герцогиня не без зависти отметила, что бюст у служанки намного больше, чем у нее. Кроме того, девица то и дело демонстративно облизывала губы, что было совсем уж отвратительно.

Наконец служанка оторвалась от герцога и обратила внимание на Поппи: она подошла к герцогине и не слишком почтительно предложила пирожные со взбитыми сливками. Холмики сливок подрагивали, как ее пышные груди.

Задумчиво посмотрев на них, Поппи отпила вина из бокала Девица тем временем отвлеклась, начав отряхивать крошки, якобы упавшие на бедро Флетчу, который и не подумал возражать. Эта бессовестная посмела коснуться его бедра!

Служанка снова повернулась к Поппи и налила ей чаю, всем своим видом демонстрируя свою неприязнь. Но за что? За то что Поппи не сразу поняла шутку про феникса? Служанка вновь наклонилась, и ее огромная грудь оказалась прямо перед глазами юной герцогини.

В следующее мгновение кусок пудинга, лежавший на тарелке Поппи, оказался в вырезе нахалки.

Служанка завопила и аж подпрыгнула.

Поппи с извиняющейся улыбкой поднялась со своего места.

– Ах, какая я неловкая, – проворковала она. – Выронила свой пудинг!

Прибежал встревоженный хозяин. Одним взглядом оценив обстановку, он схватил служанку за руку и потащил прочь. Из коридора донесся его гневный голос:

– Прибереги свои штучки для тех, кому они по душе! Сколько раз я просил тебя не приставать к гостям! Ты позоришь мое заведение!

– Если бы на моих глазах здесь явился феникс, я была бы меньше удивлена, – расхохоталась Джемма.

Флетч встал со стула и потянулся – при желании он мог бы достать до потолка.

– Жена, – проговорил он неторопливо, – ты меня пугаешь.

Поппи тряхнула головой, с удовольствием ощутив, как всколыхнулись не обремененные клеем и пудрой волосы, и, обогнав Флетча, быстро двинулась вперед по коридору. Через мгновение большая теплая рука мужа обвила ее талию, и он сказал ей на ухо своим глубоким голосом:

– Ты плохо вела себя, Пердита.

– Девица получила по заслугам, – через плечо ответила герцогиня.

Флетч рассмеялся, и она ощутила, что кровь быстрее побегала по жилам.

– Жаль, что в твоем декольте маловато места для пудинга, – заметил он, глядя на ее грудь. – Было бы интересно использовать твой бюст как тарелку.

Проследив за взглядом мужа, Поппи тоже посмотрела вниз – сверху ее грудь вовсе не казалась маленькой. К своему удивлению, она почувствовала легкое возбуждающее покалывание во всем теле – ей показалось, что Флетч сейчас прикоснется к ее груди.

Но вместо этого он взял Поппи под руку и двинулся дальше, как будто ничего не произошло.

«Боже, какой же я была глупой», – осенило ее. Возбуждающее тепло, разлившееся внизу живота, и означало желание! Да, она желала Флетча! Как ей хотелось предложить ему угоститься пудингом у нее на груди!

Теперь-то она понимала, что такое желать мужчину так, как говорила Джемма. Но не слишком ли поздно пришло это понимание?

У Поппи горестно сжалось сердце – из-за ее глупых предрассудков потеряно целых четыре года!..

Глава 43

Шанс, что Флетч придет к ней в комнату, все-таки был, пусть и небольшой. Может, он хотя бы захочет пожелать ей спокойной ночи? На всякий случай Поппи достала свои недавние покупки – показать ему, если Флетч все-таки постучит в ее дверь. Но время шло, а он все не приходил. Лежа в кровати, она рассматривала свои сокровища – сначала аметистовую жеоду, потом статуэтку Амура и Психеи.

Сон все не шел. В голове крутились самые странные мысли. Она представляла себе комнату Флетча: вот он сидит без рубашки, как тогда, в Оксфорде, когда принимал ванну… Потом в ее воображении возникла другая картинка – как он поднялся на ноги и отряхнулся, во все стороны разбрызгивая воду…

Поппи крутилась в постели юлой, пытаясь устроиться поудобнее и успокоиться, но где там – Флетч не выходил у нее из головы.

Поппи снова и снова вспоминала, как он вставал из ванны и струйки воды бежали по его груди и животу вниз, к паху. Да ведь прежде она редко смотрела на мужа, особенно в первый год после свадьбы – боялась, что ее стошнит, о чем предупреждала леди Флора.

Раньше ощущения Поппи от его прикосновения были совсем иными, а сейчас ей даже хотелось, чтобы он прикоснулся к ней, она просто таяла от одной мысли о том, что Флетч может…

Поппи снова перевернулась на другой бок. Что с ней происходит? Она вся горит, она облизывает губы, но даже от прикосновения собственного языка ее бросает в пот.

Поппи скинула с себя одеяло, но это не помогло – внутри все кипело. Тогда она подняла и собрала у шеи ночную рубашку, подставляя ночной прохладе обнаженное тело.

С любопытством оглядев себя в лунном свете, Поппи решила, что она выглядит уже немного иначе, чем раньше, как дитя из старинной легенды, похищенное колдуньями и замененное другим, волшебным. Ее груди стали пышнее, соски – розовее и нежнее. Ей было с чем сравнивать – глубокий вырез развязной служанки открывал достаточно большой обзор, но теперь Поппи была уверена: ее грудь гораздо красивее.

А как длинны и красивы ее ноги! Поппи села, чтобы осмотреть их. Ей вспомнилось, что прежде Флетч любил целовать ее бедра. Жаль только, что в это время от страшного зуда у нее горела голова и хотелось лишь одного – чтобы Флетч побыстрее закончил и ушел.

А теперь… Поппи слегка раздвинула ноги. Ах, если бы Флетч поцеловал ее прямо сейчас!

Если бы Флетч целовал ее сейчас, то, наверное, начал бы снизу, потом поднялся бы выше, к колену. Она слегка поежилась, представив себе эту картину, обхватила грудь обеими руками, тотчас почувствовала легкое покалывание. Нет сомнения, что Флетч будет целовать ее все выше и выше и наконец не дойдет до груди. Представляя себе эту картину, Поппи потрогала пальчиком места, куда он будет целовать. А потом Флетч…

К концу второго часа этих мечтаний ночь стала казаться Поппи огромной черной раковиной. Она даже начала вспоминать, как однажды, когда зуд в голове не был таким сильным, Флетч целовал ее страшно сказать куда.

В то время Поппи считала это не поцелуем, а чем-то гораздо более грубым и вульгарным. Но сейчас она решила, что это был как раз поцелуй, и она принялась снова и снова вспоминать, что она в тот момент ощущала и как однажды едва не застонала от наслаждения.

Она не удержалась и начала тихонько постанывать – в конце концов, она была одна во мраке ночи и ощущала себя вовсе не Поппи, а одной из тех женщин, на которых Флетч поглядывал в Париже.

В конце концов, она тоже жила в Париже! Ей ли не знать, как выглядят женщины, которые не принадлежат к числу леди, – их всегда можно было отличить по мурлыкающим интонациями в голосе и по призыву в глазах.

Поппи еще никогда не представляла себя в роли такой женщины.

Она не удивилась, когда вдруг поняла, что в самый прекрасный миг этой ночи думает по-французски.

Глава 44

Бомон-Мэнор, загородное имение герцога Бомона

21 декабря

Шарлотта очень смутилась, сообразив, что приехала в имение Бомонов раньше хозяйки. Она понимала, как это получилось: герцогине со слугами и багажом требовалось больше времени на дорогу, тогда как сестры Татлок выбрали самый дешевый способ добраться до имения, который оказался и самым быстрым: Шарлотта с горничной доехали до ближайшей почтовой станции на дилижансе, а там наняли экипаж, который довез их непосредственно до Бомон-Мэнора.

Дворецкий, разумеется, не сказал ни слова о слишком раннем приезде гостьи. Он только поклонился и спросил, не будет ли мисс Татлок против, если ей придется провести вечера в одиночестве, поскольку другие гости и хозяева еще не приехали. Шарлотта гордо подняла голову и прошествовала мимо с таким видом, словно вина за неловкую ситуацию лежала не на ней, а на припозднившейся герцогине.

Чтобы добраться от ворот имения Бомон-Мэнор, пришлось проехать не одну милю по огромному парку. Дом оказался под стать парку – он был размером с собор, во всяком случае, так показалось Шарлотте. Внутри все тоже поражало воображение: потолки, терявшиеся где-то в сумеречной высоте, бесчисленное количество дверей и запутанный лабиринт коридоров.

Не был исключением и дворецкий, мистер Блант, – одетый в ливрею, сплошь расшитую красными галунами, с высокой напудренной прической, нависавшей надо лбом наподобие козырька, он походил на епископа в митре.

– Полагаю, герцогиня еще не успела распорядиться относительно комнаты для меня? – робко спросила Шарлотта, едва поспевавшая за мистером Блантом. – Я прошу прощения за то, что причинила вам беспокойство.

Дворецкий немного наклонился к гостье:

– Ее светлость прислана нам все инструкции заранее. Она чрезвычайно организованная и предусмотрительная особа.

Они шли по коридору третьего этажа, когда по дому разнесся ужасный крик. Так могло бы реветь от боли какое-нибудь животное, но кричал явно человек. Шарлотта ахнула и выронила ридикюль.

Дворецкий остановился.

– Чрезвычайно сожалею, мисс, что вам пришлось это услышать, – величественно произнес он, – но дело в том, что один из гостей тяжело болен.

– Герцог Вильерс? – спросила Шарлотта, чувствуя, что губы сами раздвигаются в улыбке. – Он уже здесь?

– Да мисс, – ответил мистер Блант, всем своим видом выражая неодобрение.

Герцог снова закричал, и Шарлотта поняла, что он находится совсем рядом, за следующей дверью. Его голос подействовал на нее как призыв к оружию – она не могла остаться равнодушной. Прежде чем дворецкий успел ее остановить, она распахнула дверь и вбежала в комнату.

Ее взору открылось страшное зрелище: двое лакеев держали лежавшего на кровати обнаженного по пояс Вильерса, а Финчли лил из бутылки какую-то темную, курившуюся дымком жидкость на ужасную рану у него на плече.

Камердинер обернулся и увидел Шарлотту. Его рука дрогнула, и темная жидкость пролилась Вильерсу на грудь.

Герцог, с отрешенным видом уставившийся в потолок, зарычал от боли.

– Ради Бога, уберите Финчли, я больше не могу это терпеть! – крикнул он.

– Мисс Татлок! – запинаясь, проговорил камердинер.

– Что вы делаете? – воскликнула Шарлотта, выхватывая из его рук бутылку. – Сейчас же признавайтесь, что вы делаете с его светлостью?

Финчли хотел было ответить, но его перебил сам герцог:

– Я бы предпочел сказать, что он меня убивает, но на самом деле он выполняет предписание доктора.

– Что за доктор мог предписать лечить больного этим? – Шарлотта потрясла в воздухе черной бутылкой. От ее робости не осталось и следа – в ней закипал гнев. Обернувшись к дворецкому, она потребовала: – Сейчас же говорите, что это за доктор!

Допросу с пристрастием положил конец смех Вильерса – слабый, но все же смех.

– Проклятие! – задыхаясь, проговорил герцог. – Прекратите меня смешить – очень болит плечо.

– Ему уже намного лучше, мисс Татлок, поверьте, – успокоил ее хранивший самый серьезный вид Финчли. – Доктор Треглоун настоящий чудотворец, правда. Он вскрыл уже зажившую рану милорда, а там – страшное воспаление. Вот уже несколько дней мы стараемся ее залечить.

– Теперь я могу выжить, – снова подал голос Вильерс. – Надеюсь, вы готовы к любви, мисс Татлок?

Мистер Блант, дворецкий, оскорбленно втянул ноздрями воздух и расправил плечи.

– Что такое? Любовь? – возмущенно вскричал он – Я еще удивлялся вызывающей смелости этой молодой особы которая позволила себе ворваться в спальню мужчины, позволила себе…

Поднятая рука и ледяной взгляд Вильерса остановили его гневную тираду.

– Мисс Татлок не является моей любовницей, Блант, – сказал герцог. – И не собирается ею становиться. Вам следовала бы лучше подготовиться к встрече с хозяйкой и расстаться со своими пуританскими замашками, ведь ваша госпожа сама герцогиня Бомон, не забыли?

На лице дворецкого отразилась борьба чувств – гордости и страха.

– Мы все только и думаем, как бы угодить ее светлости, – заявил он, почтительно вытянувшись.

– Ну и отлично. Мисс Татлок – самая важная для герцогини гостья.

– Мне это известно, – ответил Блант с низким поклоном. – Позвольте отвести мисс Татлок в ее покои. Я как раз сопровождал ее туда, чтобы она могла стряхнуть с себя дорожную пыль.

«О, я нажила себе врага», – подумала Шарлотта. Она заметила, что Вильерс недовольно разглядывает ее потертый дорожный костюм, и вдруг осознала всю нелепость и неприличие только что разыгравшейся сцены. Она, Шарлотта Татлок, действительно ворвалась в спальню герцога, который к тому же до пояса обнажен!

– Я привез с собой портниху, – сообщил Вильерс. – Мисс Татлок должна немедленно увидеться с ней. Помните наш план, Шарлотта?

На лице дворецкого выразилось крайнее неодобрение – молодая незамужняя девушка позволяет герцогу платить за свою одежду! Какие еще нужны доказательства, что мисс Татлок – блудница вавилонская?

– А как мистер Даутри? – рискнула спросить Шарлотта. – Его преображение гораздо важнее, не так ли, ваша светлость.

– Ох и устал же я, – пробормотал Вильерс, снова закрывая глаза. – Я заставил Даутри пойти к портному – мой бедный кузен протестовал, как агнец, отправляемый на заклание. Но моим шедевром станете вы, мисс Татлок. Кстати, я принял все меры, чтобы на прием пригласили много молодых людей, – у вас должен быть выбор.

Финчли взглядом показал девушке, что пора заканчивать, и она покинула герцогскую спальню. Почтенный мистер Блант ществовал впереди, и Шарлотта кожей ощущала переполнявшее дворецкого негодование, даже его «епископская митра» дрожала от возмущения.

Остановившись у нужной двери, мистер Блант обернулся.

– Я передам портнихе просьбу посетить вас, если она сейчас свободна, – с презрительным видом сказал он, глядя поверх плеча Шарлотты.

– Будет очень любезно с вашей стороны, – пробормотала она.

Глава 45

Флетч с трудом сдерживал радость. За прошедшие несколько дней состояние его духа совершенно изменилось: сначала он рухнул в пропасть отчаяния, потом заставил себя вылезти из нее. И принял решение последовать за Поппи в имение Бомонов, пусть даже она не любит его и никогда не полюбит. Сейчас же происходило и вовсе что-то удивительное – с того момента, как герцогиня Бомон, Поппи и Флетч сели в экипаж, его жена боялась даже встретиться с ним глазами. От его взглядов и прикосновений она тут же вспыхивала, как маков цвет, оправдывая свое имя. Разумеется, герцог не удержался, нарушил свой зарок. И якобы случайно провел рукой по ее бедру, когда подсаживал в экипаж.

В прежние времена Поппи сделала бы вид, что не заметила эту вольность или ответила бы сердитым взглядом, тут же замаскировав его любезной улыбкой. Но в этот раз все было иначе: герцогиня тихонько ахнула и, заливаясь румянцем, искоса посмотрела на Флетча. Он подумал, что ничего восхитительнее разрумянившихся щечек жены еще не видел. Неужели женщины до сих пор не утратили способность вот так вспыхивать от смущения?

И Флетч принялся размышлять над своими действиями на следующие двадцать четыре часа, как будто планировал военную операцию. Тем временем Джемму не оставляло беспокойство относительно того, сколько времени уйдет на дорогу с учетом ремонта сломавшейся колесной оси.

– Боюсь, что меня, хозяйку дома, опередят не только гости, но и Бомон, – сокрушалась она.

– Это даже хорошо – герцог будет встречать гостей, – попыталась утешить ее Поппи.

Джемма, видимо, уже хотела объяснить, что ее так беспокоит, но передумала и сказала только:

– Дело не в этом. Ты кое-чего не понимаешь, дорогая.

– Даже самые хорошие хозяйки иногда опаздывают, – продолжала Поппи. – Не стоит волноваться, ты же заранее послала слугам очень подробные инструкции прислуге. Я уверена…

– Но я никого из них ни разу не видела, – с тревогой возразила Джемма – Более того, я никогда не была в Бомон-Мэноре. Таким образом, я впервые устраиваю рождественский прием в незнакомом доме с совершенно незнакомыми слугами. А сейчас еще и мой секретарь меня покинул.

– И все-таки тебе будут помогать три горничных из Бомон-Мэнора, твоя собственная и еще я. Плюс Исидора, которая, наверное, уже там.

– Да, приедут все, – все еще волнуясь, кивнула Джемма. – Луиза, должно быть, тоже уже приехала, и Харриет, конечно.

– Луиза?! – воскликнули в один голос Флетч и Поппи.

В следующее мгновение герцог с радостью вырвал бы себе язык, потому что Поппи как-то съежилась и померкла, снова став чопорной английской леди. Флетч выругался про себя. Джемма же, как будто ничего не замечая, продолжала прикидывать, кто из гостей ее опередит:

– Вильерс, конечно, он уже несколько дней как приехал. Решил отправиться в путь сразу, как получил приглашение. Мне остается только надеяться, что дворецкий сделал все так, как я распорядилась.

– Он все так и сделал, не сомневайтесь, – ответил Флетч, которому не терпелось приступить к осуществлению своего плана.

– Кстати, этот натуралист, доктор Лауден, наверное, тоже приехал, – добавила герцогиня Бомон.

Хотя Флетч изо всех сил старался держать себя в руках, при упоминании доктора он не смог скрыть своего неудовольствия. Искоса взглянул на Поппи: к счастью, она не улыбнулась и вообще не проявила к доктору Лаудену никакого интереса. К счастью – потому что иначе Флетчу пришлось бы остановить карету для серьезного разговора с женой.

Он больше не мог мириться с таким положением – после двух недель крайнего возбуждения он все еще не получил удовлетворения. Да им с Поппи необходимо возобновить свой брак, хотя на первый взгляд это казалось бессмысленным. Но перемены, происходившие с Поппи, внушали надежду: она вспыхивала от прикосновений Флетча и украдкой на него поглядывала. Изменился даже ее запах – теперь, входя в комнату, Флетч чувствовал присутствие жены по исходившему от нее аромату. Но теперь Поппи пахла не лавандовой пудрой, как раньше, а персиком, налитым сладким соком и согретым солнцем.

Насладиться неземным вкусом этого персика – вот что собирался сделать Флетч грядущей ночью. Но для этого ему требовалась помощь Джеммы.

Когда до Бомон-Мэнора оставался примерно час пути и путешественники в последний раз остановились сменить лошадей, Флетчеру удалось остаться с герцогиней наедине. Поскольку Джемма была из тех женщин, которым не лгут – а это качество герцог очень ценил, – он отказался от куртуазного вздора и сразу перешел к делу.

– Пожалуйста, поместите нас с Поппи в одной комнате, – попросил он.

Герцогиня насмешливо улыбнулась.

– Я дала дворецкому другое указание, – сказала она.

– Пожалуйста!

Джемма усмехнулась, и Флетч с удовольствием заметил, что у нее чисто мужская, без дамских ужимок, манера улыбаться.

– Нет. Если вы хотите провести с ней ночь, вы должны сделать так, чтобы она сама этого захотела, – ответила герцогиня и со значением посмотрела на Флетча. В ее глазах плясали озорные огоньки. – Думаю, у вас может получиться.

– Если бы я не любил свою жену, то уже поскуливал бы у ваших ног, вымаливая объедки, – ухмыльнулся Флетч.

Джемма неторопливо оглядела бренную обитель его бессмертной души – от подвала до чердака, особенно внимательно – входную дверь, и ответила:

– Если бы вы не были женаты, я бы, так и быть, бросила вам кость. Или две.

Она была столь восхитительна, что Флетч наклонился и поцеловал ее. Все произошло как нельзя лучше: в этот самый момент из гостиницы вышла Поппи и увидела их. Флетч ликовал, он надеялся, что его порыв поможет вновь завоевать жену. Он выпрямился и помахал Поппи рукой. И вдруг понял, что уже несколько месяцев не целовал ее, даже в щечку.

Поппи наверняка думала, что она его больше не интересует. Да разве это было возможно?! В семи графствах не нашлось бы ни одного мужчины, который бы устоял перед такой красавицей, особенно теперь, когда ее глаза лучились мягким светом, и она так мило вздрагивала и заливалась краской.

«Этой ночью, – сказал себе Флетч, – все случится этой ночью».

Непременно этой ночью.

Когда карета наконец подъехала к Бомон-Мэнору, навстречу вышел дворецкий, а за ним сам герцог Бомон, которого сопровождала мисс Татлок.

Флетч и Поппи обменялись взглядами, безмолвно спрашивая друг друга, как Джемма воспримет слишком раннее появление мисс Татлок?

«Как будто мы и не расставались вовсе», – подумал он, и эта мысль согрела ему душу.

Внутри дом в изобилии украшали ветки деревьев с ягодами, и Флетч должен был признать, что пахли они замечательно. Мисс Татлок завела речь об омеле, и у Джеммы сразу испортилось настроение, наверное, она представила себе, как в ее отсутствие Бомон и мисс Синий Чулок вдвоем исследовали чудесные свойства этого растения. Флетч же, напротив, пришел в прекрасное расположение духа и постарался запомнить, в каких местах висели небольшие белые гирлянды.

Потом он отпустил Поппи наверх привести себя в порядок с дороги, при этом он сделал вид, что ему совершенно неинтересно смотреть, как она умывается, или переодевается, или принимает ванну, или…

Выругавшись вполголоса, он усмирил разыгравшееся воображение, отошел к окну и стал любоваться парком. Шел снег, и пока Флетч разглядывал открывшийся вид, мириады снежинок ускорили свой полет и закружились в бешеном хороводе.

– Настоящая метель, – сказал незаметно подошедший Бомон, заглядывая Флетчу через плечо.

– Да уж, – кивнул Флетч. – Надеюсь, все гости приехали?

– Все, кроме мистера Даутри, который должен прибыть сегодня вечером, если его не задержит плохая погода.

Поднявшись наверх, Флетч прочел пришедшие на его имя письма и присоединился к остальным гостям. На его губах играла довольная улыбка. В голове все время стучала приятная мысль: ночью, ночью, ночью…

При появлении Флетча в гостиной мгновенно воцарилось молчание.

Поппи вскочила со своего места и бросилась навстречу мужу, Флетч даже подумал, что она хочет прижаться к его груди, и с трудом удержался, чтобы не открыть ей объятий, но Поппи неожиданно остановилась и помахала перед ним листком бумаги:

– Флетч, с мамой произошло что-то ужасное!

Герцог удивленно поднял брови:

– Она захлебнулась своим ядом?

– Флетч! – нахмурилась его обожаемая, слишком добрая маленькая женушка. – Я серьезно. С ней действительно что-то случилось. Вот посмотри, какое она прислала письмо, и скажи, что ты о нем думаешь.

Поппи протянула мужу листок.

– «Моей дочери герцогине Флетчер, графине Фулк, баронессе Рискамп…» – прочел вслух герцог и поднял недоуменный взгляд на Поппи.

– Ты же знаешь, мама обожает титулы, – ответила Поппи. – Пропусти это и читай дальше.

– «Со мной случилась беда. Хотя моя душа в ней неповинна, как прекрасный чистый цветок, нет таких слов, которые б восстановили истину и помогли бы мне обрести спасение. Истина – это бесценное сокровище, украшающее пингвинов…» Бессмыслица какая-то, Поппи!

– Не пингвинов, а пилигримов, Флетч. «Истина украшает пилигримов».

– Дальше тут про дьявола… Ничего не понимаю. Она пишет: «Его истинный враг». Что леди Флора имеет в виду? Кто истинный враг дьявола, она сама? – спросил он, решив про себя, что его теща, скорее, лучший друг дьявола.

– Я не понимаю, – призналась Поппи. – Лучше перейди к следующему абзацу, в нем мама выражается более осмысленно.

– «Кривотолки подобны коварному убийце, они, словно чума, поражают самый мозг истины, разъедают внутренности», – прочел Флетч. – Гм… Это только моя догадка, но не хочет ли леди Флора сказать, что кто-то про нее сплетничает?

– Дальше, пожалуйста!

– «Хуже, чем отрава, принятая из рук рыжеволосого». Ну вот, наконец что-то проясняется, – воодушевился герцог. – Какой-то рыжеволосый человек сплетничает про леди Флору, да?

– Нет, – разочаровала его Поппи. – Я просто не в силах понять, о чем она пишет.

– Кажется, у Аксминстера волосы с рыжиной, – вспомнил Флетч. – Я не думал, что он проявляет большой интерес к твоей матери, но, возможно, Аксминстер начал оказывать ей знаки внимания?

– Пожалуйста, шутки в сторону, Флетч. Посмотри, что она пишет дальше!

Герцог бегло просмотрел письмо.

– Такое впечатление, что она уехала куда-то в провинцию, – сообщил он. – Как еще можно понять вот эту строчку: «Я удалилась в убежище, неприступный оплот угнетенной добродетели»?

– Она имеет в виду совсем не провинцию, Флетч.

– Неужели? – испугался герцог. – Значит, леди Флора по-прежнему в Лондоне?

– Нет, мама действительно удалилась в убежище. Она ушла в монастырь.

– Но у нас нет женских монастырей!

– Я слышала, в Шотландии есть. Но мама уехала во Францию. Посмотри, в ее письме есть про епископа Мо, который всегда ею восхищался. Она уехала во Францию!

– Леди Флора уехала во Францию? – не веря своим ушам, повторил Флетч. По его телу горячей волной разлилась радость, как после доброго глотка самого лучшего бренди. – Твоя мать уехала во Францию!

– Поппи, – позвала Джемма, – я получила письмо на ту же тему.

Пряча счастливую улыбку, Флетч вместе с женой присоединился к ожидавшим их хозяевам и остальным гостям.

– Послушай, что написала мне леди Смолли, – предложила герцогиня Бомон. – Мы с ней едва знакомы, это значит, что она отправила такие письма всем, кого хоть сколько-нибудь знает. Вначале она упоминает о незапятнанном имени леди Флоры и подчеркивает, что никто не верит слухам. А вот главное: «На днях мы с леди Купер, посещая леди Флору в доме герцога Флетчера, расположились в гостиной, новое помпезное убранство которой, по меткому выражению леди Купер, пристало скорее королевскому борделю. Ах, леди Купер – само остроумие».

– Если уж терять свое доброе имя, то не на глазах этой злой на язык мегеры леди Купер, – констатировала миссис Паттон.

– Пожалуйста, читайте дальше, – попросил радостный Флетч, усаживаясь на диван. – Я изнемогаю от нетерпения!

– Не забывай, что речь идет о моей маме и твоей теще, – недовольно заметила Поппи.

– Вот именно, вот именно! – продолжал радоваться Флетч.

– «Неожиданно в дверях появился молодой человек, статный, весьма привлекательный, хотя по виду и не джентльмен. Не заметив присутствия посторонних, он самым нежным образом приветствовал леди Флору. Когда же он обнаружил, что они с леди Флорой не одни, то замолчал, но его мимика и жесты не оставляли сомнения в том, что он пришел в крайнее смущение и даже отчаяние от своей неосторожности».

– У нее был любовник! – ахнула Гарриет и испуганно перевела взгляд на Поппи. – Разумеется, это всего лишь моя догадка, в которую невозможно поверить, зная несгибаемый характер леди Селби и ее неколебимую приверженность высоким моральным принципам.

– Разумеется, невозможно, – пробормотал Флетч.

– Немыслимо, – озадаченно посмотрела на Джемму Поппи. – Я же знаю свою маму! Пожалуйста, читай дальше.

– Я лучше расскажу своими словами, опуская ненужные подробности. Красивый молодой человек поспешно ретировался, но было уже поздно – репутации леди Флоры был нанесен невосполнимый урон. У вашей родительницы, Поппи, начался нервный припадок, который сделал невозможным продолжение ее беседы с дамами. Леди Купер взяла на себя труд сходить к дворецкому за нюхательными солями и, конечно, воспользовалась этой возможностью, чтобы его как следует расспросить. – Джемма посмотрела на Поппи и добавила: – Какое несчастье, что леди Флора именно в тот день пригласила на чай леди Купер.

– Леди Купер – одна из лучших маминых подруг, – ответила Поппи. – Но это не имеет значения. Я не могу поверить в то, что здесь написано. Это невозможно.

– Но только не для леди Купер, – продолжала Джемма. – Твой собственный дворецкий, дорогая, сразу же сообщил, что молодой человек первоначально посещал дом, помогая леди Флоре подбирать декор для комнат, но через несколько месяцев дворецкий заметил, что пара начала проводить вместе все больше и больше времени.

– Невероятно! – воскликнула Поппи.

– Увы, милая, семья обычно узнает о таких вещах последней, – сказал Флетч, беря руку жены.

Поппи бросила на него сердитый взгляд, и Флетч осекся. Как она иногда напоминает леди Флору, подумал он.

– В письме есть что-нибудь еще, Джемма? – поинтересовалась Поппи.

– Только то, что молодой человек был действительно весьма хорош собой и что при виде посторонних он грудью встал на защиту реноме и добродетели леди Флоры, утверждая, что она всего лишь его великодушная патронесса, не более того. Это цитата. Естественно, его поведение только дало новую пищу для толков, потому что нет ничего хуже, когда мужчина пытается спасти репутацию женщины. Если бы у этого молодого человека не было любовных отношений с леди Флорой, он бы так и сказал, а не болтал бы о защите ее чести.

– Вот именно, разговоры о чести дамы – все равно что похоронный звон по ее репутации, – заметила миссис Паттон.

– Нет, – покачала головой Поппи. – Я не могу в это поверить. Не могу, и все.

Флетч хранил молчание.

– Поскольку колокольчик на ужин уже прозвонил, я предлагаю отправиться в столовую и поужинать, чтобы не пришлось давиться холодным мясом, – сказала Джемма, поднимаясь с места. – Дорогая Поппи, тебе сегодня выпало столько переживаний! Не хочешь ли поужинать в своей комнате?

– Нет, спасибо, – ответила Поппи. – Можно, я возьму письмо леди Смолли? Хочу прочесть его еще раз. Мне просто не верится, что это могло произойти с мамой.

– Помните, как Бюсси д'Амбуаз был уличен в любовной связи с графиней де Монсоро, когда он притворялся, что ухаживает за герцогиней де Гиз? – спросила Джемма. – Уверена, для графа де Монсоро это стало таким же потрясением, как для вас теперь поступок леди Флоры.

– Кажется, эта история закончилась печально, – вставил Флетч. – По-моему, граф сошел с ума.

– Нет, он убил жену, – поправила его Джемма, – утверждая, что должен защитить свою честь.

– Боюсь, найдутся такие, кто будет утверждать, что связь с матерью бросает тень на твою репутацию, – сказал Флетч жене, перечитывавшей письмо леди Смолли.

– Вздор, – ответила Поппи.

– В таком случае в отличие от графа де Монсоро мне не стоит идти на крайние меры, – проговорил Флетч с некоторым разочарованием.

Поппи послала ему негодующий взгляд. Он ответил ей со спокойной улыбкой:

– Что ж, все хорошо, что хорошо кончается, не правда ли? Я уверен, что через некоторое время леди Флора станет аббатисой в любом монастыре, куда бы ее ни поместил друг-епископ.

– Конечно, станет, – согласилась Поппи, возвращая письмо Джемме.

Всю дорогу до столовой и почти весь обед юная герцогиня болтала без умолку. Самое печальное, что Поппи напряженно думала над этой историей, как и граф де Монсоро в свое время. Тем не менее к тому моменту, когда на стол подали грушевый компот и яблочные пирожные, она была вынуждена примириться с правдой.

– Подумай сама, если это клевета, зачем твоей матери уезжать во Францию? – повторял Флетч. – Достаточно было бы просто опровергнуть свидетельство леди Купер и Смолли.

Потом выяснилось, что Бомону, который вскрыл свою почту позже всех, пришло письмо, описывавшее те же события. В нем содержались несколько живописных подробностей о том, что молодой любовник леди Флоры упал на колени и в отчаянии стал целовать ей ноги. Ни у кого не возникло сомнений, что эти детали слишком неправдоподобны.

– Но факт остается фактом, Поппи, – заметил Флетч. – Твою мать не оставила равнодушной красивая мордашка юнца. Значит, она все-таки человек.

– Нет, она… – проговорила Поппи и осеклась.

– Она – человек, – радостно повторил Флетч. – Всего лишь слабая представительница рода человеческого, как и все мы.

Глава 46

Мысль, что ее мать имела любовника, просто не укладывалась у Поппи в голове, так чудовищно выбивался этот поступок из ее представлений о леди Флоре. Герцогине пришлось выпить за ужином немало вина, чтобы попытаться пробудить в своем сердце хоть немного сочувствия к пострадавшей стороне.

Но этим попыткам мешали факты: леди Флора уехала во Францию и укрылась там в монастыре. Значит, когда Поппи с Флетчем вернутся в Лондон, не будет ни ее язвительных писем, ни случайных встреч с ней на балах с потоком едких замечаний по поводу платья или прически Поппи. Никаких встреч вообще.

Сказать, что на сердце у Поппи полегчало, значило бы ничего не сказать – от пьянящего ощущения свободы герцогиня Флетчер чувствовала себя так, словно выпила целый ящик шампанского.

После ужина мужчины остались в столовой выпить по стаканчику портвейна, Гарриет и миссис Паттон направились в детскую, а остальные дамы вернулись в гостиную. Джемма уселась на диван с Исидорой и, к неудовольствию Поппи, с Луизой. Герцогиня Флетчер, собиравшаяся попросить у Джеммы совета по поводу своих отношений с мужем, решила, что в присутствии Луизы это делать неловко.

Однако потом, подумав, что Луиза и так знает о них с Флетчем самое худшее, Поппи собралась с духом и подошла к подругам, сидевшим со стаканчиками пунша в руках. Их живописная группка напоминала картинку из модного журнала для леди. Поппи тоже была одета по моде – пышная юбка с оборками и складками, чудесный круглый кружевной воротничок, красиво зачесанные вверх волосы, приподнятые изнутри лишь маленькой подушечкой, ненапудренные, но выглядевшие даже лучше, чем раньше. Поппи знала, что она хороша, но на душе у нее скребли кошки, ведь она не могла выглядеть так же, как Луиза.

Леди Невилл была весела, шаловлива и необычайно соблазнительна, и не только из-за глубокого выреза декольте – чувственность ощущалась в каждом ее движении, в алых губах, в низком грудном смехе.

– Присаживайся к нам, дорогая! – обрадовалась Джемма, увидев Поппи. – Выпьешь пуншу? Откровенно говоря, для меня он немного крепок. Я не уверена, что смогу им насладиться.

– Я пока не пробовала, – ответила Поппи, – но с удовольствием это сделаю.

– Обязательно попробуйте, – хихикая, посоветовала Исидора.

Она раскраснелась, и румянец щек в сочетании с ее черными блестящими волосами выглядел прелестно. Она, похоже, уже изрядно опьянела.

Луиза потянула Поппи за руку.

– Пожалуйста, садитесь рядом со мной, – пригласила она. – Как у вас чудесно уложены волосы. Возьмите мой стакан, я из него не пила, только понюхала – не выношу крепкие напитки.

– Не знаю, смогу ли это выпить, – сказала Поппи, но все же отпила из стакана. Напиток оказался замечательным: он пах корицей, вином и Рождеством. – Понимаете, мне нужна помощь.

Исидора немного осоловело покосилась на нее.

– Хотите, чтобы мы выставили отсюда вашего мужа? – предположила она и повернулась к хозяйке: – Джемма, зачем вы так непредусмотрительно позволили герцогу приехать на этот прием после того, что он натворил на предыдущем?

– Его пригласила я, – поспешно сказала Поппи.

Исидора раскрыла рот от изумления:

– Вы?!

– Да, потому что я хотела… потому что я изменила свое мнение.

– О чем?

– О нем.

– Ты решила, что синица в руках лучше, чем натуралист в кустах, да? – с улыбкой пошутила Джемма.

– Да, – ответила Поппи.

– Так чем мы можем вам помочь? – спросила Исидора, отпив из стакана.

– Осторожно, дорогая, не то у вас завтра будет ужасно болеть голова, – предупредила ее Луиза. – И еще – только, пожалуйста, без обид – вы уже порядком разрумянились.

– Я всегда от спиртного краснею, как свекла. Но кому до этого есть дело? Муж бог знает где, путешествует то ли по Индии, то ли по Китаю, так что я могу заливаться краской сколько душе угодно, он не будет возражать… – Исидора сделала еще один глоток.

– Ваш муж просто ничтожество, – прямо, без экивоков заявила Джемма. – Милая, если хочется, краснейте, сколько душе угодно, никто и слова не скажет.

– Кажется, скоро я устрою какую-нибудь сумасбродную выходку, – проговорила Исидора немного невнятно.

– Несомненно, – живо откликнулась на ее реплику Луиза. – Когда придет время, мы приведем вас в чувство. На нетрезвую голову лучше не сумасбродить.

– Я тоже хочу выкинуть что-нибудь безрассудное, – заявила Поппи, сделав большой глоток пунша. Она явно считала, что небольшое опьянение сумасбродным выходкам не помеха.

– И вы? – повернулась к ней Исидора. – Что, ваш муж тоже уезжает в Индию?

Воспользовавшись моментом, Луиза забрала у нее стакан.

– С вас на сегодня хватит, дорогая Исидора, – сказала она. – Выпитого вами достаточно для того, чтобы проспать сочельник и все рождественские торжества.

– Не уверена, что мы сможем отметить празднике размахом, – встревоженно заметила Джемма. – Дворецкий сообщил, что Вильерсу совсем плохо. Я поднялась было наверх его проведать, но мне сказали, что он снова спит. Похоже, он проспал весь день.

– Вот бедняга, – с сочувственной гримаской проговорила Исидора. – Я тут подумала, не выйти ли мне замуж за него вместо своего вечного путешественника? Увы, это возможно только при условии, что Вильерс выживет.

– А я и не знала, что он вам нравится, – удивилась Джемма.

– По правде говоря, я его едва знаю. Но он герцог! Мне только и надо, что стереть на брачном свидетельстве имя мужа и вписать имя герцога. Выгодный обмен. Один герцог в Англии стоит двоих в Индии.

– Кстати, о герцогах, – вспомнила Джемма. – Что мы можем для тебя сделать, Поппи?

– Видишь ли, – ответила Поппи, которая уже прикончила свой стаканчик пунша и наслаждалась разливавшимся по телу приятным теплом, – Флетч говорит, что после нескольких лет брака мужчина теряет интерес к жене. Я больше не интересую его как женщина.

– Bastardo![20] – презрительно бросила Исидора.

Она взяла из рук Джеммы стакан и отпила из него.

– Я хочу заманить его в свою постель, – призналась Поппи.

– О, да вы такая же красная, как я! – заметила наблюдательная Исидора.

– Поппи, ты станешь настоящей роковой женщиной, – ухмыльнулась Джемма и, взяв младшую подругу за руку, скомандовала: – Луиза, Исидора, наверх!


Сидя за карточным столом, Флетч размышлял о том, что странноватого вида дворецкий должен знать, в какой комнат остановилась Поппи. Из задумчивости его вывело многозначительное покашливание сидевшего напротив Бомона. Флетч взглянул на хозяина дома – тот положил карты на стол и смотрел на партнера смеющимися глазами.

– Что такое? – удивился Флетч.

– Оглянитесь, – посоветовал Бомон, вставая со стула. – Думаю, это зрелище предназначено для вас, а не для меня.

Флетч тоже встал и повернулся к дверям.

В них входила Поппи. Но как она преобразилась!

За ужином она со своей обычной высокой прической без пудры была, как всегда, прелестна. Теперь же в гостиную вошла настоящая красавица куртизанка, достойная внимания принца крови. Собранные наверху локоны, перехваченные нитью сверкающих драгоценных камней, венчали ее голову, как корона, при этом несколько локонов падали на плечи. Густо подведенные черным голубые глаза казались гораздо больше и выразительнее, алые губы насмешливо улыбались.

Вырез темно-красного, почти черного платья Поппи был очень глубок, и саму белоснежную грудь скрывал от нескромных взоров лишь небольшой кусочек тончайшего кружева. Эффектное ожерелье с подвеской, лежавшей в ложбинке между грудей, довершало картину.

Гости и слуги, находившиеся в гостиной, остолбенели.

Флетч двинулся вперед, сдерживая себя, чтобы не броситься перед женой на колени.

Поппи остановилась, поощряюще приподняв уголки алых губ.

– Добрый вечер, мадам, – проговорил Флетч, склоняясь в низком поклоне.

– Bon soir,[21] – ответила она, и ее голос не напоминал нежные переливы колокольчика, как раньше, нет, это был хриплый, требовательный голос искушенной в любви француженки.

Переговариваясь и смеясь, в гостиную вслед за Поппи вошли Джемма с подругами, но Флетч не сводил глаз с жены. В ее глазах не было даже тени сомнения, потому что она точно знала, чего хочет. А хотела она его, Флетча.

– Я здесь всего на один вечер, – продолжала Поппи.

– Вы приехали в гости? Откуда?

– Из Франции.

– Не желаете ли пунша или еще чего-нибудь, мадемуазель?

– Увы, – сказала она, опуская ресницы, такие возмутительно черные и длинные, что Флетч ощутил томление плоти, – я не мадемуазель.

– Вы замужем, не так ли? – спросил он, беря ее руку и поднося к губам. – А я одинок.

Поппи пожала плечами:

– Почему? Я нахожу брак весьма интересным состоянием.

– Вот как?

– Конечно! Только брак дает женщине возможность понять, чего она на самом деле хочет.

Джемма рассмеялась, но Флетч остался серьезным – он был слишком взволнован, чтобы смеяться. Сердце в его груди билось, как бешеное: он превратился в неистового охотника, преследующего добычу, в первобытного дикаря, который жаждет бросить женщину на свое убогое ложе и овладеть ею. Ах, как ему хотелось перекинуть Поппи через плечо и унести наверх, такую соблазнительную, такую желанную! Он посмотрел на грудь жены в вырезе платья.

– И что же вы еще поняли в браке? – спросил он. – Каково ваше желание, мадам? – Ее глаза на мгновение утратили игривость, взгляд стал серьезным. – Чего ты хочешь, Поппи? – повторил Флетч, вновь поднося к губам руку жены. Даже от легкого прикосновения к ее коже по его телу пробежала дрожь.

– Я хочу тебя! – тихо ответила Поппи и обожгла его еще одним пленительным, опасным для мужских сердец взглядом. – Я хочу тебя.

Единственным оправданием для Флетча могло послужить то, что он совершенно потерял голову. Прямо в гостиной, в присутствии множества посмеивавшихся пэров и по меньшей мере двоих-троих лакеев, не говоря уже о дворецком, герцог Флетчер заключил в объятия свою супругу, а потом бросился с ней вон из гостиной, наверх, туда, где находились комнаты для гостей.

Глава 47

Уход из этого бренного мира оказался делом нелегким и затяжным. Вильерс считал, что уже приготовился к неизбежному концу, но тот оказался слишком долгим и мучительным. Врач-шотландец распорядился прекратить орошение раны терпентином, но при последовавшем затем осмотре у него разочарованно вытянулось лицо. Вильерс и сам предчувствовал недоброе: хотя приступы лихорадки мучили уже меньше, страшный упадок сил убивал в нем последнюю надежду, как бывает, когда неудержимый отлив уносит потерпевшего кораблекрушение прочь от спасительного берега.

– Думаю, мне уже недолго осталось, – сказал герцог сидевшей подле него Шарлотте. Явившись к нему без предупреждения после ужина, девушка рассказала новость о леди Флоре и ее молоденьком слуге. Новость была настолько неожиданной, что в первую минуту изумленный герцог не поверил Шарлотте. Теперь же мисс Татлок читала больному один из романов Филдинга. Вильерс не слушал – он просто тихо лежал, с наслаждением наблюдая, как двигаются губы Шарлотты, как ее пальцы перелистывают страницы.

– Почему бы вам не спуститься в гостиную к философам? – добавил больной. – Специально для вас я попросил хозяев пригласить философов.

– Но герцогиня Бомон уверяла, что в кругу ее знакомых нет философов, – подняла на него глаза Шарлотта. – И вы будете жить. Доктор считает, что воспаление проходит.

– Кажется, вы сами советовали мне не слушать докторов, – со слабой улыбкой возразил Вильерс.

Он оказался совершенно прав, полагая, что на этом рождественском приеме не будет соблюдаться так называемый политес. Действительно, презрев светские условности, Джемма предложила ему сыграть партию в шахматы, и он даже сделал несколько ходов, прежде чем осознал, насколько безразлична стала ему игра.

Затем Вильерсу показалось, что Джемма расстроилась и даже надула губки, словно собиралась расплакаться, поэтому он закрыл глаза и притворился спящим. Вообще-то закрывать глаза в его положении было небезопасно: открыв их, он часто обнаруживал, что день уже прошел и за окном ночь или что ночь прошла, а вместе с ней и добрая половина дня.

Никому, конечно, не было дела до того, что с больным подолгу оставалась Шарлотта, которая никогда не выглядела расстроенной. Вот и сейчас девушка смотрела на Вильерса скорее сердито, чем сочувственно.

– Вы что, собираетесь умирать в таком непрезентабельном виде? – язвительно спросила она.

Если бы не слабость, герцог бы расхохотался.

– Попытка воззвать к моему тщеславию вряд ли удастся, – проговорил он. – Можно, я буду называть вас по имени, о мудрейшая мисс Татлок?

– Обращение по имени слишком интимно, – возразила Шарлотта.

– А я как раз и хотел бы привнести интимность в наши отношения, – ответил герцог. В комнате повисло молчание, потом Вильерс добавил: – Хотя, увы, я не задержусь на этом свете достаточно долго, чтобы успеть на вас жениться.

– Не выдумывайте, вы вовсе не хотите на мне жениться, – покачала головой Шарлотта и снова взялась за книжку: – Продолжим?

– С удовольствием, – согласился Вильерс, решив, что отказываться нет резона. – Вы мне нравитесь, Шарлотта. Я думал, что могу полюбить только Джемму, но теперь совершенно уверен, что со временем мог бы влюбиться в вас…

– И очень глупо с вашей стороны! – оборвала его девушка.

– Да, – проговорил Вильерс, наблюдая за ней из-под ресниц.

В глазах Шарлотты блеснули слезы, и герцог, вовсе не желавший ее расстраивать, запаниковал.

– Подумайте о моих словах, – поспешно добавил он. – Мне стыдно, но ничего не поделаешь – я умираю. Вы могли бы унаследовать целое состояние!

– Не торопитесь, а то как бы я не передумала, – не удержалась от иронии Шарлотта. – Вот попрошу позвать священника и сегодня же вечером стану вашей женой!

– Не возражаю.

У нее задрожали губы, нежные и розовые. Вильерс был, как никогда, далек от грешных мыслей о плотском, но ее губы он отметил. И с этих прелестных губок слетали горькие для него слова.

– Ну конечно, вы не возражаете, – горячо воскликнула Шарлотта. – Да только я ни за что не выйду за вас ради вашего состояния, зарубите себе это на носу!

– Может быть, вы захотите стать моей женой ради чего-то другого? – спросил Вильерс, продолжая исподтишка наблюдать за ней. Герцог был уверен, что услышит «нет» – глупец, развалина и вообще не жилец, зачем он нужен ей, такой молодой, умной… – Но только не потому, что вам просто очень хочется замуж, – поспешно добавил больной, решив, что сейчас, когда на него уже пала смертная тень, он имеет право говорить прямо.

– Не знаю, – медленно ответила Шарлотта, и он почувствовал на своей руке ее теплые пальцы.

Вильерса опять охватила ужасная усталость. Снова навалилась боль– невыносимая, изнуряющая боль во всем теле. Ах, она так его утомила!

– Кто бы мог подумать, что глупая маленькая ранка доведет меня до смерти, – печально произнес он.

Шарлотта сжала его руку.

– Пожалуйста, не умирайте, – тихо попросила она.

Увы, это было не в его власти.

– Знаете, как я себя сейчас чувствую? – пробормотал герцог.

– Нет.

– Как факел на ветру, – ответил он и провалился во тьму.

Оставшись возле Вильерса, Шарлотта смотрела, как он спит.

В донельзя исхудавшем, белом, как бумага, лице герцога еще ощущалось биение жизни, говорившее о присутствии в этой бренной оболочке бессмертной души, но как слабо и эфемерно оно было!

Дверь отворилась, и в комнату стремительно вошел Даутри. В первый момент Шарлотта даже его не узнала, так сильно он изменился. Перед ней стоял уже не бывалый моряк в простой потрепанной одежде, а настоящий джентльмен в великолепном нежно-голубом камзоле, без единой складочки сидевшем на его широких плечах, и в рубашке тончайшего полотна. О прежнем Даутри напоминали только рассыпавшаяся по плечам, как у пирата, грива черных волос и старые потертые башмаки.

– Господи, да вы и впрямь превратились в настоящего герцога! – понизив голос, сказала Шарлотта.

– Вернее будет сказать, что я превратился в настоящего павлина, – ответил Даутри. Быстро обойдя кровать с другой стороны, он взял Вильерса за руку. – Проклятие! – вырвалось у него.

Шарлотта не стала притворяться, что не поняла, к чему относится его возглас: Вильерс выглядел так, что любой бы понял – конец совсем близок.

– Завтра сочельник, – печально сказала она. – Я так надеялась, что он не покинет нас в Рождество.

– Он еще может вас удивить.

– Уже удивил, – ответила Шарлотта и, когда Даутри недоуменно поднял на нее глаза, пояснила: – Он сделал мне предложение.

На мгновение лицо будущего герцога Вильерса потемнело, как туча, но тут же снова приняло бесстрастное выражение.

– Вот как? – спросил Даутри. – И вы поддержали эту идею?

– Извините, но вы просто осел, – осадила его Шарлотта, вставая и расправляя юбку.

– Что за вульгарное слово в устах светской дамы! – съязвил Даутри.

– Да, вы осел, – повторила Шарлотта, с удовольствием прислушиваясь к звуку своего голоса. Приезд в Бомон-Мэнор и вообще история ее знакомства с герцогом Вильерсом изменили и саму Шарлотту, сделали ее такой же бесстрашной и дерзкой, как он. Девушка бросила на больного благодарный взгляд, пощадила его худые руки, лежавшие на покрывале.

Даутри подошел к ней.

– Я вижу, вы его очень любите, – сказал он.

Он стоял так близко, что Шарлотте, отвечая, пришлось слегка закинуть голову.

– Мистер Даутри, вы… – заговорила она.

– Знаю, знаю, вы уже говорили, – перебил он.

В его глазах было столько осуждения, что Шарлотта затрепетала от восторга: он думает, что она, Шарлотта Татлок, способна соблазнить герцога! Это можно считать комплиментом.

– Итак, вы полагаете, что я собираюсь воспользоваться тяжелым состоянием умирающего, чтобы выйти за него замуж и стать герцогиней?

– А разве нет?

О, как подобное подозрение могло бы ее порадовать, если бы не предполагало смерти Вильерса!

– Его зовут Леопольд, вам это известно? – запальчиво спросила Шарлотта.

Лицо Даутри снова потемнело от гнева.

– Как вы с ним познакомились? – не отвечая, продолжил он допрос, и вдруг его руки оказались у нее на плечах.

Шарлотта не испугалась, напротив, она с трудом сдерживала смех – похоже, Даутри и впрямь принимает ее, несчастную старую деву, за роковую соблазнительницу!

– Как давно вы знакомы?

– Достаточно давно, – ответила она, чтобы продлить удовольствие.

Внезапно Даутри наклонился и, не дав Шарлотте сообразить, что происходит, приник к ее рту.

Его губы были твердыми и теплыми, и Шарлотта ощутила чуть солоноватый вкус морского ветра с примесью гвоздики – именно таким и должен был быть на вкус поцелуй моряка. «Вот так сирены соблазняют путников», – пронеслось в ее мозгу. И эта мысль показалась ей столь восхитительной, что Шарлотта сделала то, чего добивался Даутри, – приоткрыла губы.

В следующее мгновение она лишилась способности ясно мыслить – не прерывая поцелуя, Даутри заключил ее в объятия и прижал к груди. От прикосновения к его теплому, пахшему пряностями, мускулистому телу Шарлотта окончательно потеряла голову. Она обвила обеими руками его шею, и пол ушел у нее из-под ног.

Неистовый поцелуй прервал легкий шум, донесшийся с кровати. Шарлотта отстранилась и оглянулась – Вильерс пошевелился, но не проснулся.

Шарлотта протянула руку и поправила больному покрывало.

– Что говорит здешний врач? – понизив голос, чтобы не нарушить сон Вильерса, спросил Даутри.

Увы, врач не сказал ничего такого, о чем бы Шарлотта и так не догадывалась.

– Если герцог переживет сегодняшнюю ночь… – вздохнула она. – Но доктор Треглоун сомневается. А что думаете вы?

Даутри молчал, однако она прочла ответ в его глазах, и он болью отозвался в ее сердце.

– Что вы будете делать, когда он умрет? – спросил будущий герцог Вильерс. Он по-прежнему растягивал звуки, но сейчас подавленное желание сделаю его голос резче, чем раньше.

– Я буду его оплакивать, – смело посмотрела ему в лицо Шарлотта.

– Сегодняшнюю ночь я проведу рядом с ним, – сказал Даутри, поворачиваясь к двери. – Но мне нужно поесть. Вы составите мне компанию?

Шарлотта оглянулась на Вильерса – забывшись глубоким сном, как часто бывало во время болезни, он дышал так, словно каждый вздох давался ему с огромным трудом и мог стать последним в его жизни. Это было поистине душераздирающее зрелище.

– Пойдемте, посидите со мной, – уже чуть мягче предложил Даутри, протягивая Шарлотте руку. – Вы можете вернуться позже. Мы оба вернемся.

Глава 48

Поппи больше не принадлежала самой себе. Она перестала быть кроткой, недалекой дочерью леди Флоры, которая позволяла матери на себя кричать и указывать, что ей делать.

Она превратилась в свою противоположность и сама при необходимости могла бы кричать и указывать другим.

О, теперь Поппи чувствовала себя безгранично могущественной. Она позволила Флетчу отнести себя в комнату, потому что ей было приятно, когда он ее нес, но, оказавшись в спальне, освободилась из его объятий. Теперь все было в ее руках – предстоящая ночь должна была пройти так, как она задумала.

Поппи медленно отошла от Флетча, оперлась на один из кроватных столбиков и приняла соблазнительную позу, выпятив грудь. У оставшегося возле двери Флетча в глазах вспыхнули огоньки, заставившие сердце герцогини забиться быстрее.

У нее получилось!

Но у Поппи был план, о котором Джемма и Луиза прожужжали ей все уши во время подготовки, и молодая герцогиня собиралась воплотить его в жизнь без отступлений, по крайней мере сейчас. Правда, после повторной отработки плана Исидора в изнеможении упала на кровать и заснула, пробормотав, что ни один мужчина на свете не стоит таких усилий…

Герцогиня призывно улыбнулась Флетчу.

– Говорят, вы устали от своей жены? – сказала она.

– Я…

– Bien,[22] – перебила она, не давая ему ответить, – потому что я попала в такое же положение.

– Вы?!

Флетч был потрясен. Довольная произведенным эффектом Поппи подняла руки над головой и взялась за кроватный столбик, наслаждаясь свободой, чувствуя возбуждающее прикосновение к соскам тонкой кружевной вставки на лифе. До нее донеслось тяжелое дыхание мужа. Распаленный, с блестящими от желания глазами он совсем не походил на прежнего лощеного законодателя мод.

– Поппи… – медленно произнес Флетч.

– Да, месье? – Она провела рукой по своему горлу и потом по груди, как ее научила наверху опытная Джемма. «Это просто сведет Флетчёра с ума, – заверила ее герцогиня Бомон. – Мужчины обожают смотреть, как женщина трогает себя».

Поппи снова улыбнулась мужу, давая понять, что начинает наступление.

– Почему бы вам не подойти поближе? – проворковала она.

Один прыжок – и Флетчер стоял прямо перед ней.

– Не прикасайтесь ко мне! – предупредила герцогиня.

Флетч, собравшийся было ее обнять, остановился.

– Je n'y touche pas, madame,[23] – церемонно произнес герцог.

Но она хотела убедиться, что он действительно понял, поэтому сказала с вызовом:

– У таких женщин, как я, есть свои требования.

– Неужели? – Он сделал шаг вперед. – Расскажите какие.

Собираясь с духом, Поппи прижала руку к груди, гордо откинула назад голову, но спокойствие давалось ей с трудом – озноб хватил все ее тело, истомившееся по ласке. Те несколько дней, что прошли со времени открытия, сделанного ею в гостинице, Поппи изучала себя и теперь она прекрасно знала, что ей нравилось и что должен делать Флетч, чтобы дать ей наслаждение, которого так ждала ее плоть. Надо только произнести это вслух…

– Ну же, рассказывайте, – настаивал герцог.

Он едва сдерживал страсть, и от этого Поппи возбуждалась еще больше.

Ах, как трудно быть откровенной! Смущение моментально сорвало с нее маску сластолюбивой француженки. Но потом она взглянула на стоявшего перед ней Флетча и подумала, что ей по-настоящему хочется только одного – чтобы он прикоснулся к ней. И еще она сама хочет прикоснуться к нему. Это немного успокоило Поппи, ведь она хотела того же, что и он.

– Я хочу прикоснуться к вам, – твердо и негромко, но не шепотом, сказала Поппи, чувствуя, как все ее тело изнутри заливает горячая волна.

Не сводя глаз с ее лица, Флетч сбросил камзол. Поппи снова оперлась о кроватный столбик. Снедаемая желанием, она стала казаться себе выше, прекраснее, соблазнительнее.

Флетч расправил широкие плечи и вытащил рубашку из брюк.

«Продолжайте», – хотела попросить Поппи, но, к ее смущению, из горла вырвался какой-то сиплый вскрик.

– Но чего конкретно вы от меня хотите, мадам? – спросил с улыбкой герцог, усугубляя ее смущение.

– Снимите рубашку, – трепеща, сказала Поппи.

Флетч медленно стянул с себя рубашку. Взору Поппи открылись сначала бугрившийся мышцами живот, потом мускулистые плечи с золотистой кожей. О, теперь она смотрела на мужа совершенно иначе, чем раньше. Если прежде она считала его хорошеньким юнцом, то сейчас он совсем не производил такого впечатления. Он был такой мужественный…

Поппи захотелось лизнуть его. «Какое счастье, – подумала она, заливаясь краской еще больше, – что он не может подслушать мои мысли!» Оставалось надеяться, что он не догадается об ее постыдной прихоти.

– Что теперь? – спросил Флетч.

Но Поппи онемела – она просто не могла попросить его снять брюки, хотя ясно видела, что он возбужден до предела. Она только покачала головой. Флетч шагнул к ней – теперь они почти касались друг друга.

– Все в порядке, дорогая, – прошептал он и осторожно поцеловал ее в щеку. – Я вовсе не собирался снимать брюки, поверь, я хочу только целовать тебя.

Он принялся целовать ее в губы так легко, так нежно, что у Поппи задрожали колени.

– Нет никакой необходимости снимать брюки, – умиротворяюще бормотал он.

– Нет, сейчас же сними их! – воскликнула Поппи, оттолкнув Флетча. Ей было трудно находиться так близко от него, вдыхая чудесный аромат его кожи, – она начинала терять решимость и свой французский шарм. Но Флетч потеряет к ней интерес, если она вновь даст волю живущему в ней маленькому робкому существу. Нет, все должно идти так, как задумано!

Удивленный Флетч даже чуть отступил назад, но потом, похоже, понял, что она задумала, и обрадовался.

– Immediament![24] – приказала Поппи только для того, чтобы подтвердить его догадку.

Флетч ухмыльнулся и начал медленно, чтобы подразнить жену, стягивать с себя брюки.

Поппи почувствовала некоторую слабость. Конечно, она уже много раз видела раздетого Флетча, особенно после того, как по его настоянию они стали заниматься любовью при свете, для чего в спальне зажигались все канделябры, а Поппи должна была лежать в постели поверх покрывала. Однако вопреки устоявшемуся мнению леди Флоры о мужской наготе юная герцогиня никогда не считала тело мужа ни нелепым, ни противным.

Тем не менее в прежней жизни Поппи старалась на него не смотреть, да и сейчас при виде обнаженного Флетча ее начала сотрясать дрожь. Он стоял перед ней, упирая руки в бока, большой, гладкий, казалось, только протяни руку…

– Что теперь? – спросил он своим низким обольстительным голосом с таким видом, будто они с Поппи сидели за чаем и он интересовался, сколько кусочков сахара бросить ей в чашку.

Она лихорадочно пыталась придумать такой ответ, чтобы остаться для него страстной искушенной француженкой. Что бы сделала на ее месте настоящая французская любовница?

Поппи думала, не сводя с мужа глаз, но вообще-то ей хотелось только одного – чтобы он…

Нет, это нельзя произнести вслух, как бы ни соблазняла ее такая идея. Но, увы, ничего другого в голову не приходило.

– Дорогая… – пробормотал Флетч.

Его глаза светились добротой, и Поппи поняла: ее затея наверняка провалится, потому что о