КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397946 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 168975
Пользователей - 90495
Загрузка...

Впечатления

argon про Бабернов: Подлунное Княжество (СИ) (Фэнтези)

Редкий винегрет...ГГ, ставший, пройдя испытания в неожиданно молодом возрасте, членом силового отряда с заветами "защита закона", "помощь слабым" и т.д., с отличительной особенностью о(отряда) являются револьверы, после мятежа и падения государства, а также гибели всех соратников, преследует главного плохиша колдуна, напрямую в тексте обозванным "человеком в черном". В процессе посещает Город 18 (City 18), встречает князя с фамилией Серебрянный, Беовульфа... Пока дочитал до середины и предварительно 4 с минусом...Минус за орфографию, "ь" в -тся и -ться вообще примета времени...А так -забавное чтиво

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про серию Горец (Старицкий)

Читал спокойно по третью книгу. Потом авторишка начал делать негативные намеки об украинцах. Типа, прапорщики в СА с окончанем фамилии на "ко" чересчур запасливые. Может быть, я служил в СА, действительно прапорщики-украинцы, если была возможность то несли домой. Зато прапорщики у которых фамилия заканчивалась на "ев","ин" или на "ов", тупо пропивали то, что можно было унести домой, и ходили по части и городку военному с обрыганными кителями и обосранными галифе. В пятой части, этот ублюдок, да-да, это я об авторе так, можете потом банить как хотите! Так вот, этот ублюдок проехался по Майдану. Зачем, не пойму. Что в россии все хорошо? Это страна которую везде уважают? Двадцатилетие путинской диктатуры автора не напрягают? Так должно быть? В общем, стало противно дальше читать и я удалил эту блевоту с планшета.

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
Serg55 про Сердитый: Траки, маги, экипаж (СИ) (Альтернативная история)

ЖАЛЬ НЕ ЗАКОНЧЕНА

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Караулов: Геноцид русских на Украине. О чем молчит Запад (Политика)

"За 23 года независимости выросло поколение людей, которое ненавидит Россию."

Эти 23 года воспитания таких людей не смогли сделать того, что весной 2014 года сделал для воспитания таких людей Путин, отобрав Крым и спровоцировав войну на Донбассе :( Заметим, что в большинстве даже те, кто приветствовал аннексию Крыма, рассматривая ее как начало воссоединения России и Украины, за которым последует Донбасс и далее на запад - сейчас воспринимают ее как, в самом мягком случае, воровство :(, а Путина - как... ну не место здесь для матов :) Ну вот появился бы тот же закон о языках, если бы не было мотивации "это язык агрессора"? Может, и появился бы, но пробить его по мирному времени было бы куда сложнее...

А дальше, понятно, надо объяснить хотя бы своим подданным, почему это все правильно и хорошо, вот и появляется такая, с позволения сказать, "литература" - с общей серией "Враги России". Уникальное явление, надо сказать - ну вот не представляю себе в современном мире государства, которое будет издавать целую серию книг о том, что все вокруг враги... кстати, при этом храня самое дорогое для себя - деньги - на вражеской территории, во вражеских банках, и вывозя к врагам детей и жен (в качестве заложников или как? :))

Рейтинг: -2 ( 4 за, 6 против).
plaxa70 про Сагайдачный: Иная реальность (СИ) (Героическая фантастика)

Да-а, автор оснастил ГГ таким артефактом, что мама не горюй. Читать, как он им распорядился, довольно интересно. Есть и о чем подумать на досуге. Вобщем вполне читабельно. Вроде есть продолжение?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
ANSI про Климова: Серпомъ по недостаткамъ (Альтернативная история)

Очень напоминает экономическую игру-стратегию. А оконцовка - прям из "Золотого теленка" (всё отобрали))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Интересненько про Кард: Звездные дороги (Боевая фантастика)

ISBN: 978-5-389-06579-6

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
загрузка...

Сергей Донатович Довлатов

RSS канал автора
Поделиться:

ДОВЛАТОВ, СЕРГЕЙ ДОНАТОВИЧ (наст. фамилия – Мечик) (1941–1990), родился 3 сентября 1941 в Уфе – известный прозаик, журналист, яркий представитель третьей волны русской эмиграции, один из наиболее читаемых современных русских писателей во всем мире. С 1944 жил в Ленинграде. Был отчислен со второго курса Ленинградского университета. Оказавшись в армии, служил охранником в лагерях Коми АССР. После возвращения из армии работал корреспондентом в многотиражной газете Ленинградского кораблестроительного института «За кадры верфям», затем выехал в Эстонию, где сотрудничал в газетах «Советская Эстония», «Вечерний Таллинн». Писал рецензии для журналов «Нева» и «Звезда». Произведения Довлатова-прозаика не издавались в СССР. В 1978 эмигрировал в Вену, затем переехал в США. Стал одним из создателей русскоязычной газеты «Новый американец», тираж которой достигал 11 тысяч экземпляров, с 1980 по 1982 был ее главным редактором. В Америке проза Довлатова получила широкое признание, публиковалась в известнейших американских газетах и журналах. Он стал вторым после В.Набокова русским писателем, печатавшимся в журнале «Нью-Йоркер». Через пять дней после смерти Довлатова в России была сдана в набор его книга Заповедник, ставшая первым значительным произведения писателя, изданным на родине. Основные произведения Довлатова: Зона (1964–1982), Невидимая книга (1978), Соло на ундервуде: Записные книжки (1980), Компромисс (1981), Заповедник (1983), Наши (1983), Марш одиноких (1985), Ремесло (1985), Чемодан (1986), Иностранка (1986), Не только Бродский (1988).
В основе всех произведений Довлатова – факты и события из биографии писателя. Зона – записки лагерного надзирателя, которым Довлатов служил в армии. Компромисс – история эстонского периода жизни Довлатова, его впечатления от работы журналистом. Заповедник – претворенный в горькое и ироничное повествование опыт работы экскурсоводом в Пушкинских Горах. Наши – семейный эпос Довлатовых. Чемодан – книга о вывезенном за границу житейском скарбе, воспоминания о ленинградской юности. Ремесло – заметки «литературного неудачника». Однако книги Довлатова не документальны, созданный в них жанр писатель называл «псевдодокументалистикой». Цель Довлатова не документальность, а «ощущение реальности», узнаваемости описанных ситуаций в творчески созданном выразительном «документе». В своих новеллах Довлатов точно передает стиль жизни и мироощущение поколения 60-х годов, атмосферу богемных собраний на ленинградских и московских кухнях, абсурд советской действительности, мытарства русских эмигрантов в Америке.
Свою позицию в литературе Довлатов определял как позицию рассказчика, избегая называть себя писателем: «Рассказчик говорит о том, как живут люди. Прозаик – о том, как должны жить люди. Писатель – о том, ради чего живут люди». Становясь рассказчиком, Довлатов порывает с обиходной традицией, уклоняется от решения нравственно-этических задач, обязательных для русского литератора. В одном из своих интервью он говорит: «Подобно философии, русская литература брала на себя интеллектуальную трактовку окружающего мира… И, подобно религии, она брала на себя духовное, нравственное воспитание народа. Мне же всегда в литературе импонировало то, что является непосредственно литературой, т.е. некоторое количество текста, который повергает нас либо в печаль, либо вызывает ощущение радости». Попытка навязать слову идейную функцию, по Довлатову, оборачивается тем, что «слова громоздятся неосязаемые, как тень от пустой бутылки». Для автора драгоценен сам процесс рассказывания – удовольствие от «некоторого количества текста». Отсюда декларируемое Довлатовым предпочтение литературы американской литературе русской, Фолкнера и Хемингуэя – Достоевскому и Толстому. Опираясь на традицию американской литературы, Довлатов объединял свои новеллы в циклы, в которых каждая отдельно взятая история, включаясь в целое, оставалась самостоятельной. Циклы могли дополняться, видоизменяться, расширяться, приобретать новые оттенки.
Нравственный смысл своих произведений Довлатов видел в восстановлении нормы. «Я пытаюсь вызвать у читателя ощущение нормы. Одним из серьезных ощущений, связанных с нашим временем, стало ощущение надвигающегося абсурда, когда безумие становится более или менее нормальным явлением», – говорил Довлатов в интервью американскому исследователю русской литературы Джону Глэду. «Я шел и думал – мир охвачен безумием. Безумие становится нормой. Норма вызывает ощущение чуда», – писал он в Заповеднике. Изображая в своих произведениях случайное, произвольное и нелепое, Довлатов касался абсурдных ситуаций не из любви к абсурду. При всей нелепости окружающей действительности герой Довлатова не утрачивает чувства нормального, естественного, гармоничного. Писатель проделывает путь от усложненных крайностей, противоречий к однозначной простоте. «Моя сознательная жизнь была дорогой к вершинам банальности, – пишет он в Зоне. – Ценой огромных жертв я понял то, что мне внушали с детства. Тысячу раз я слышал: главное в браке – общность духовных интересов. Тысячу раз отвечал: путь к добродетели лежит через уродство. Понадобилось двадцать лет, чтобы усвоить внушаемую мне банальность. Чтобы сделать шаг от парадокса к трюизму».
Стремлением «восстановить норму» порожден стиль и язык Довлатова. Довлатов – писатель-минималист, мастер сверхкороткой формы: рассказа, бытовой зарисовки, анекдота, афоризма. Стилю Довлатова присущ лаконизм, внимание к художественной детали, живая разговорная интонация. Характеры героев, как правило, раскрываются в виртуозно построенных диалогах, которые в прозе Довлатова преобладают над драматическими коллизиями. Довлатов любил повторять: «Сложное в литературе доступнее простого». В Зоне, Заповеднике, Чемодане автор пытается вернуть слову утраченное им содержание. Ясность, простота довлатовского высказывания – плод громадного мастерства, тщательной словесной выделки. Кропотливая работа Довлатова над каждой, на первый взгляд банальной, фразой позволила эссеистам и критикам П.Вайлю и А.Генису назвать его «трубадуром отточенной банальности».
Позиция рассказчика вела Довлатова и к уходу от оценочности. Обладая беспощадным зрением, Довлатов избегал выносить приговор своим героям, давать этическую оценку человеческим поступкам и отношениям. В художественном мире Довлатова охранник и заключенный, злодей и праведник уравнены в правах. Зло в художественной системе писателя порождено общим трагическим течением жизни, ходом вещей: «Зло определяется конъюнктурой, спросом, функцией его носителя. Кроме того, фактором случайности. Неудачным стечением обстоятельств. И даже – плохим эстетическим вкусом» (Зона). Главная эмоция рассказчика – снисходительность: «По отношению к друзьям мною владели сарказм, любовь и жалость. Но в первую очередь – любовь», – пишет он в Ремесле.
В писательской манере Довлатова абсурдное и смешное, трагическое и комическое, ирония и юмор тесно переплетены. По словам литературоведа А.Арьева, художественная мысль Довлатова – «рассказать, как странно живут люди – то печально смеясь, то смешно печалясь».
В первой книге – сборнике рассказов Зона – Довлатов разворачивал впечатляющую картину мира, охваченного жестокостью, абсурдом и насилием. «Мир, в который я попал, был ужасен. В этом мире дрались заточенными рашпилями, ели собак, покрывали лица татуировкой и насиловали коз. В этом мире убивали за пачку чая». Зона – записки тюремного надзирателя Алиханова, но, говоря о лагере, Довлатов порывает с лагерной темой, изображая «не зону и зеков, а жизнь и людей». Зона писалась тогда (1964), когда только что были опубликованы Колымские рассказы Шаламова и Один день Ивана Денисовича Солженицына, однако Довлатов избежал соблазна эксплуатировать экзотический жизненный материал. Акцент у Довлатова сделан не на воспроизведении чудовищных подробностей армейского и зековского быта, а на выявлении обычных жизненных пропорций добра и зла, горя и радости. Зона – модель мира, государства, человеческих отношений. В замкнутом пространстве усть-вымского лагпункта сгущаются, концентрируются обычные для человека и жизни в целом парадоксы и противоречия. В художественном мире Довлатова надзиратель – такая же жертва обстоятельств, как и заключенный. В противовес идейным моделям «каторжник-страдалец, охранник-злодей», «полицейский-герой, преступник-исчадие ада» Довлатов вычерчивал единую, уравнивающую шкалу: «По обе стороны запретки расстилался единый и бездушный мир. Мы говорили на одном приблатненном языке. Распевали одинаковые сентиментальные песни. Претерпевали одни и те же лишения… Мы были очень похожи и даже – взаимозаменяемы. Почти любой заключенный годился на роль охранника. Почти любой надзиратель заслуживал тюрьмы». В другой книге Довлатова – Заповедник – всевозрастающий абсурд подчеркнут символической многоплановостью названия. Пушкинский заповедник, в который главный герой Алиханов приезжает на заработки, – клетка для гения, эпицентр фальши, заповедник человеческих нравов, изолированная от остального мира «зона культурных людей», Мекка ссыльного поэта, ныне возведенного в кумиры и удостоившегося мемориала. Прототипом Алиханова в Заповеднике был избран Иосиф Бродский, пытавшийся получить в Михайловском место библиотекаря. В то же время, Алиханов – это и бывший надзиратель из Зоны, и сам Довлатов, переживающий мучительный кризис, и – в более широком смысле – всякий опальный талант. Своеобразное развитие получала в Заповеднике пушкинская тема. Безрадостный июнь Алиханова уподоблен болдинской осени Пушкина: вокруг «минное поле жизни», впереди – ответственное решение, нелады с властями, опала, семейные горести. Уравнивая в правах Пушкина и Алиханова, Довлатов напоминал о человеческом смысле гениальной пушкинской поэзии, подчеркивал трагикомичность ситуации – хранители пушкинского культа глухи к явлению живого таланта. Герою Довлатова близко пушкинское «невмешательство в нравственность», стремление не преодолевать, а осваивать жизнь. Пушкин в восприятии Довлатова – «гениальный маленький человек», который «высоко парил, но стал жертвой обычного земного чувства, дав повод Булгарину заметить: «Великий был человек, а пропал, как заяц». Пафос пушкинского творчества Довлатов видит в сочувствии движению жизни в целом: «Не монархист, не заговорщик, не христианин – он был только поэтом, гением, сочувствовал движению жизни в целом. Его литература выше нравственности. Она побеждает нравственность и даже заменяет ее. Его литература сродни молитве, природе…». В сборнике Компромисс, написанном об эстонском, журналистском периоде своей жизни, Довлатов – герой и автор – выбирает между лживым, но оптимистичным взглядом на мир и подлинной жизнью с ее абсурдом и ущербом. Приукрашенные журналистские материалы Довлатова не имеют ничего общего с действительностью, изображенной в комментариях к ним. Довлатов уводит читателя за кулисы, показывая, что скрывается за внешним благополучием газетных репортажей, обманчивым фасадом. В Иностранке Довлатов начинает выступать как летописец эмиграции, изображая эмигрантское существование в ироническом ключе. 108 - я улица Квинса, изображенная в Иностранке, – галерея непроизвольных шаржей на русских эмигрантов. Ленинградской молодости писателя посвящен сборник Чемодан – история человека, не состоявшегося ни в одной профессии. Каждый рассказ в сборнике Чемодан – о важном жизненном событии, непростых обстоятельствах. Но во всех этих серьезных, а подчас и драматичных, ситуациях автор «собирает чемодан», который становится олицетворением его эмигрантской, кочевой жизни. В Чемодане вновь проявляет себя довлатовский отказ от глобализма: человеку дорога лишь та житейская мелочь, которую он способен «носить с собой». Умер Сергей Довлатов 24 августа 1990 в Нью-Йорке. В творчестве Довлатова – редкое, не характерное для русской словесности соединение гротескового мироощущения с отказом от моральных инвектив, выводов. В русской литературе ХХ века рассказы и повести писателя продолжают традицию изображения «маленького человека». Сегодня проза Довлатова переведена на основные европейские и японский языки.



Показывать:   Сортировать по:

    Массовая выкачка в формате:

Показываем книги: (Автор) (все книги на одной странице)

Количество книг по ролям: Автор - 90.
Всего книг: 90. Объём всех книг: 42 Мб (43,590,013 байт)

Средний рейтинг 4.45Всего оценок - 29, средняя оценка книг автора - 4.45
Оценки: нечитаемо - 0, плохо - 4, неплохо - 0, хорошо - 4, отлично! - 21

Автор

Современная проза  

Записные книжки
- 1. Соло на ундервуде [windows-1251] 94 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- 2. Соло на IBM 196 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов

Современная проза  

С. Довлатов. Собрание сочинений в 4 томах
- 1. Собрание сочинений в 4 томах. Том 1 1.16 Мб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- 2. Собрание сочинений в 4 томах. Том 2 1.5 Мб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- 3. Собрание сочинений в 4 томах. Том 3 1.35 Мб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- 4. Собрание сочинений в 4 томах. Том 4 1.11 Мб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов

Классическая проза ХX века  

- Чемодан [litres] 778 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов

Современная проза  

- Голос 980 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Жизнь коротка (сборник) 402 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Заповедник (и.с. Собрание сочинений в 3-х томах-1) [windows-1251] 167 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Заповедник 492 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Зона: Записки надзирателя (и.с. Собрание сочинений в 3-х томах-1) [windows-1251] 262 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Зона: Записки надзирателя (и.с. Собрание сочинений в 3-х томах-1) [windows-1251] 262 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Зона. Записки надзирателя 614 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Иная жизнь [windows-1251] 52 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Иностранка 502 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Интервью 98 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Компромисс [windows-1251] 293 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Представление (сборник) 423 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Соло на ундервуде. Соло на IBM 375 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Третья мировая Баси Соломоновны (и.с. Проза еврейской жизни) 731 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Василий Павлович Аксёнов - Алексей Николаевич Варламов - Юрий Петрович Вронский - Людмила Стефановна Петрушевская - Сергей Юрьевич Юрский
- Филиал [windows-1251] 184 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Филиал 402 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Чемодан 392 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Чемодан 606 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов

Биографии и Мемуары   Критика   Публицистика   Современная проза  

- Малоизвестный Довлатов. Сборник 3.56 Мб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов

Публицистика   Современная проза  

- Блеск и нищета русской литературы: Филологическая проза 682 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Речь без повода... или Колонки редактора 4.43 Мб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов

Современная проза   Юмористическая проза  

- Наши 370 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов

Русская классическая проза  

- Антология смеха 9 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Блеск и нищета русской литературы 47 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Блюз для Натэллы 11 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Будущее русской литературы в эмиграции 10 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Бывальщина 13 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- В жанре детектива 14 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Верхом на улитке 7 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Виноград 31 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Встретились, поговорили 50 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Дальше [windows-1251] 11 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Дар органического беззлобия (Интервью Виктору Ерофееву) [windows-1251] 14 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Две литературы или одна 9 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Девять писем Тамаре Уржумовой 54 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Достоевский против Кожевникова 11 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Жизнь коротка 26 Кб  (читать)  (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Записки чиновника 11 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Как издаваться на западе [windows-1251] 19 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Когда-то мы жили в горах 13 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов
- Конец прекрасной эпохи 12 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Донатович Довлатов


Зарегистрируйтесь / залогиньтесь для выкачки нескольких книг одним файлом.


Впечатления

Joel про Довлатов: Зона: Записки надзирателя (Современная проза) в 14:54 (+04:00) / 17-08-2013

Хорошо, но очень грустно. Для любителей вспоминать, какую страну (речь об СССР) потеряли, думаю, будет небезынтересно. Для прочих сгодится в качестве очередного образца современной прозы.

4 балла.

p.s. Что характерно, текст вполне себе растащили на цитаты - народ небезосновательно считает их вполне подходящими под ситуацию современности...

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
загрузка...