КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402925 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171486
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Ван хее: Стихи (Поэзия)

Жаль, что перевод дословный, без попытки создать рифму.
Нельзя так стихи переводить. Нельзя!
Вот так надо стихи переводить:
Олесь Бердник
МОЛИТВА ТАЙНОМУ ДУХУ ПРАОТЦА

Понад світами погляду і слуху,
Над царствами і світла, й темноти —
Прийди до нас, преславний Отче Духу,
Прийди до нас і серце освяти.

Під громи зла, в годину надзвичайну,
Коли душа не зна, куди іти,
Зійди до нас, преславний Отче Тайни,
Зійди до нас, і думу освяти.

Відкрий нам Браму, де злагода дише,
Дозволь ступить на райдужні мости!
Прийди до нас, преславний Отче Тиші,
Прийди до нас, і Дух наш освяти.

Мой перевод:

Над миром взгляда и над миром слуха,
Над царством света, царством темноты —
Приди к нам, о преславный Отче Духа,
Приди к нам и сердца нам освяти.

Под громы зла, в тот час необычайный,
Когда душа не ведает пути,
Сойди к нам, о преславный Отче Тайны,
Сойди к нам, наши мысли освяти.

Открой Врата нам, где согласье дышит,
Позволь ступить на яркие мосты!
Приди к нам, о преславный Отче Тиши,
Приди к нам, наши Души освяти.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Бабин: Распад (Современная проза)

Саша Бабин молодой еще человек, но рассказ очень мне понравился. Жаль, что нашел пока только один его рассказ.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Балтер: До свидания, мальчики! (Советская классическая проза)

Почитайте, ребята. Очень хорошая и грустная история!

P.S. Грустная для тех, кому уже за сорок.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Быкова: Любовь попаданки (Любовная фантастика)

Вот и хорошо , что книга заблокирована.
Ранее уже была под названием Маша и любовь.
Какие то скучные розовые «сопли». То, хочу, люблю одного, то любовь закончилась, люблю пришельца, но не дам ему.. Долго, очень уныло и тоскливо , совершенно не интересно.. Как будто ГГ лет 13-14..Глупые герои, глупые ситуации.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Сидоров: Проводник (СИ) (Альтернативная история)

Книга понравилась. Стиль изложения, тонкий юмор, всё на высоте. Можно было бы сюжет развить в сериал, всяческих точек бифуркации в истории великое множество. С удовольствием почитал бы возможное продолжение. Автору респект.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
Шляпсен про Бельский: Могущество Правителя (СИ) (Боевая фантастика)

Хз чё за книжка, но тёлка на обложке секс

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
Шляпсен про Силоч: Союз нерушимый… (Боевая фантастика)

Правообладателю наш пламенный привет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Особые запросы (СИ) (fb2)

- Особые запросы (СИ) 392 Кб, 53с. (скачать fb2) - (Ie-rey)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:




В жизни всякое бывает ― паршивое и нелепое тоже, но каждому всегда кажется, что уж с ним-то ничего подобного не произойдёт. А потом жизнь больно учит не зарекаться и не считать себя самым умным и ушлым.

Подающий большие надежды журналист Лу Хань тоже имел наглость считать себя самым умным и везучим, потому что, во-первых, он был талантливым; во-вторых, он мог переболтать кого угодно и даже заболтать до смерти; в-третьих, ему не грозила участь подкаблучника ― против гея все дамские уловки бессильны; в-четвёртых, он не умел любить по словам всех его бывших, совершенно не ценил трепетное и нежное к себе отношение и просто убивал своими сумасшедшими запросами; в-пятых, он обладал чувствительной к неприятностям и сенсациям задницей и необъяснимым обаянием. С таким набором уникальных способностей ему просто ничто не могло угрожать ― по его собственному мнению.

А ещё Хань обожал свою работу вплоть до того момента, когда она завершалась по факту. Потом Хань свою работу ненавидел, потому что нельзя взять и просто уйти, получив желаемое. Уйдёшь ― потеряешь доброе расположение и возможность в следующий раз провернуть нечто подобное. Люди вообще любят внимание, а внезапный уход подрывает доверие. Поэтому Хань торчал на вечеринке после показа, мусолил в руках всё тот же стакан с виски, изображал милого собеседника, обменивался улыбками и пустыми фразами с людьми, от которых его тошнило, и терпел. Он знал, что грядёт вскоре закрытая вечеринка для узкого круга, и он в этот узкий круг включён. Если уйдёт, перед ним захлопнется с десяток “дверей”, ведь определённым персонам не отказывают и их приглашениями не пренебрегают.

Хань тоскливо обвёл взглядом гостей и моделей, сделал вид, что глотнул виски из стакана, и помолился кому-то неопределённому, чтобы этот неопределённый кто-то спалил к чертям тот дом, в котором предстояло продолжить “веселье”.

Разумеется, дом не сгорел, а Хань спустя полчаса ехал в салоне лимузина на закрытую вечеринку. Под нос ему сунули косячок, пришлось затянуться на совесть. Хотя можно было и не затягиваться ― в салоне стоял такой кумар, что и без косячка бы отлично торкнуло.

Напротив Ханя расположилась златокудрая модель из Европы, она сжимала бёдрами руку продюсера, томно ахала, дурашливо хлопала ресницами и успевала мило улыбаться Ханю. Пару минут назад она призналась, что не носит нижнего белья, вот продюсер и проверял, так ли это. Судя по всему, проверить хотел не он один, а дама ничего против не имела.

Хань всегда был невысокого мнения о моделях ― вне зависимости от их происхождения и пола. Впрочем, он такого мнения придерживался в отношении всех звёзд, ведь прекрасно знал всю эту кухню. Когда-то он сам мечтал быть звездой, даже стал, но продержался недолго, когда понял, что от него уже ничего не зависит. Всё зависело от людей “в тени”. Угодишь какой-нибудь “тётушке” или же “дяденьке” с большим кошельком и внушительным весом в сфере шоу-бизнеса ― ты звезда в верхних строках топа, не угодишь ― ты никто, даже в рекламе никому не нужен. И всем плевать, насколько звезда талантлива или бесталанна. И если звезде говорят: “Раздевайся и ублажай”, то звезда раздевается и ублажает так, как скажут, и того, кого скажут. Ну а если звезда решит, что может права качать, то… Хань однажды решил права покачать, потом провалялся в больнице два месяца и звездой быть перестал. Но он-то хотя бы сознательно на это пошёл, не то что некоторые.

Впрочем, у блондинки, сидевшей напротив, явно в голове отсутствовали подобные мысли ― её и так всё устраивало. А Ханя устраивало то, что он имел в данный момент: хорошую и интересную работу, с которой не заскучаешь, деньги и свободу, когда он сам выбирал, кому позволить засунуть руку себе в штаны, а кому ― не позволить. Разумеется, свобода была условной, но разве она бывает полноценной хоть когда-нибудь? Хань не хотел ехать ни на какую вечеринку, но приходилось себя принуждать. Но он хотя бы ехал в качестве гостя, а не “эскорта”, как та же блондинка.

Через четверть часа гости бродили по роскошной вилле и наслаждались обстановкой в стиле девятнадцатого века: тяжёлые портьеры, вычурные подсвечники с ароматными восковыми столбиками, никакого электричества и прочих современных прибамбасов, и вместо телевизора натуральный спектакль с живыми актёрами. Хань лениво начал подсчитывать в уме, сколько же на всё это великолепие потрачено денег ― краденых, но быстро сдался, подытожив: “Очень много ― у меня столько никогда не будет”.

Чтобы его лишний раз не дёргали, Хань забился в самый дальний и тёмный угол зала в компании бутылки скотча. Поначалу он просто пил, не обращая внимания на спектакль, втихаря делал снимки компрометирующего характера и сочинял убойные комментарии к ним. После то ли третьего стакана, то ли четвёртого ему надоело, и он уставился на сцену. Сюжет благополучно проскочил мимо, зато отдельные сцены худо-бедно укладывались в голове. Особенно сцены вроде нынешней,