КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 447342 томов
Объем библиотеки - 632 Гб.
Всего авторов - 210643
Пользователей - 99116

Впечатления

Stribog73 про Свенсон: Вода и трубы (Технические науки)

Полезная книга для тех инженеров, которые имеют дело с пластиковыми трубопроводами.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Серебряков: Война (Фэнтези: прочее)

еще не окончание? автор пишет продолжение? Хочу почитать...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Лакина: Так нестерпимо хочется в Питер (СИ) (Современные любовные романы)

А мне показалось: "Так нестерпимо хочется ПИТИ!"

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про серию Группа Свата

напоминает "Мир реки" Фармера, но наша и куда занимательнее

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Вишневский: Съедобные грибы и их несъедобные и ядовитые двойники: сравнительные таблицы. Расширенное издание (Справочники)

Одним из важных факторов при определении несъедобных и ядовитых грибов является их запах. Большинство несъедобных и ядовитых грибов или пахнут неприятно, или вообще не имеют запаха. Так, несъедобные виды шампиньонов пахнут карболкой.
Но и запах - не ста процентный показатель безопасности. Так, смертельно ядовитые виды паутинников имеют приятный мучной запах.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Ильина: Грибы. Атлас-определитель (Справочники)

Возрадуйтесь, о грибники и грибоводы!
У меня около 700 книг по грибам (не считая грибной кулинарии).
Жив буду - все выложу на КулЛиб.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Чтоб ты сдох, или Три желания до... (fb2)

- Чтоб ты сдох, или Три желания до... 966 Кб, 291с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Лена Лорен

Настройки текста:




Глава 1. Александра

И что мы имеем? Развратный купальник? И это всё? Да вы издеваетесь?

— Рамона, я не собираюсь надевать эту вульгарщину! Это же самая настоящая тряпка тореадора! — бушую я, всплёскивая руками перед носом своего букера.

Я возмущена. Нет! Я в бешенстве!

— Дорогая, это всего лишь боди-корсет, — трясёт у лица этим тряпьём, увешанным сверкающими камнями. — Хорошо! Раз не хочешь его надевать, иди так!

Смотрю на своё обнажённое отражение в зеркале, и вся с головы до ног вспыхиваю ярким пламенем неуправляемой ярости.

— Вот именно! Это всего лишь, чёрт бы тебя побрал, боди! Кусок грёбаной ткани, из-под которого будет видно всё, в том числе мою причёску, ту что снизу! Мы так не договаривались! Я тебе напомню: моё дело — рекламировать шмотьё по уценёнке, а быть шлюхой расписной в мои планы совсем не входило!

— Лекси, это же Gucci! Как ты можешь говорить нечто подобное о святом?

— Да мне плевать на Gucci и на всю эту шушеру, что собралась на этой идиотской вечеринке! Я сказала, не выйду! Переодевайся и иди развлекай богатеньких придурков сама! — пристраиваю свою нравственно непорочную задницу на мягкий диван и складываю руки. В недовольстве качая ножкой, я прячу свою и без того скромную грудь.

Озадачившись, Рамона активно выписывает круги по комнате, предназначенной для моделей в качестве гримёрки.

Ха! Её планы рушатся, как карточный домик. А мои? Как я и сказала, в мои планы не вписывался весь этот каламбур. Рамона ясно дала мне понять, ещё с утра предупредив, что сегодня мне предстоит воспевать азартные игры и раздавать афиши за сотню баксов в час. АФИШКИ КАЗИНО, а не свою рожу и прочие части тела, ни коим образом не относящиеся к делу.

— Хорошо! Две тысячи долларов! Может быть это тебя хоть как-то взбодрит? — вскидывает она бровь, сверля меня недовольным взглядом.

Ох ты ж бл…

Модели «Fashion Girls» не продаются? Тогда что же это? Какой идиот будет платить обычной модели два куска лишь за то, что она потрясёт своей филешкой перед высокопоставленным чинами?

— Стесняюсь спросить, мне точно нужно будет просто улыбаться мужикам и красоваться перед ними? В прайс не входит…скажем… функция «глубокой глотки» и раздел «шаловливые пальцы в моём анусе»?

— Ле-е-е-е-кси? — вытянув физиономию, Рамона разливается соловьём в притворном удивлении. — Что ты такое говоришь? Нет! Конечно, нет! Здесь собрались добропорядочные сливки общества Атлантик-Сити и не только! Весь Нью-Джерси съехался сегодня сюда, чтобы поближе познакомиться с хозяином «W&K-казино».

— Тогда зачем этим, — изображаю в воздухе жест, обозначающий кавычки, — добропорядочным, как ты говоришь сливкам, полуголые девки? Ну знакомились бы себе спокойно друг с дружкой!

— Как зачем? Для отвода глаз, разумеется. Вам нужно будет всего лишь провожать мужчин к игровым столам! Желательно бы через бар.

Что ж…

Если на одну чашу весов положить две тысячи баксов, а на другую мои железобетонные моральные принципы, то ясно же что перевесит. Мне крайне необходимы деньги. За учёбу ведь никто не заплатит, да и за дом набежал приличный должок, ведь на своего брата я давно уже не могу положиться, а родители….

Давайте не будем о грустном.

— Окей! Так и быть! — грозясь, выхватываю из рук жгучей брюнетки боди. — Но учти, если хоть один мужик начнёт распускать свои руки, тебе будет очень стыдно. Ты знаешь на что я способна! Я разнесу весь этот сабантуй к чертям собачьим!

Уверив в том, что всё пройдёт без недоразумений, Рамона предоставляет мне время на сборы. Она в спешке покидает комнату, нагромождённую вульгарной мебелью, как в самом дешёвом стрип-клубе.

Господи, когда же это закончится? Когда я смогу жить спокойной жизнью обычной девушки-студентки, а не носиться с показа на показ, чтобы заработать на жизнь?

Я непрофессиональная модель и никогда ею не буду. Мир моды и всё, что с ним связано точно не для меня. В настоящий момент я согласилась рекламировать одежду масс маркетов и изредка посещать тусовки, посвящённые модной рекламе, изображая при этом роль симпатичного «дерева». Денег, вырученных с этого мне не хватает, чтобы покрыть все имеющиеся долги, поэтому я вынуждена выходить на подработку «ночной» официанткой.

А сон?

Я забыла, что такое безмятежный сон ещё год назад. Год назад моя жизнь разделилась на «до» и «после». Год назад не стало моих родителей и если бы не Ник, то я давно бы уже наложила на себя руки. Ник — мой старший брат. Тот ещё разгильдяй, но только он остался у меня. Он — моя единственная поддержка.

Нанося завершающий штрих своего вызывающего макияжа, я стою перед зеркалом и рассматриваю себя с головы до ног: безупречная смуглая кожа на скульптурном лице мерцает, благодаря